КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615224 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243144
Пользователей - 112846

Впечатления

kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Мой милый плут [Элис Дункан] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Элис Дункан Мой милый плут

1

Южная ночь раскинула над землей черный бархат и щедрой рукой рассыпала по нему пригоршни звезд – крупных, холодно мерцавших, словно сказочной красоты алмазы. Высоко поднялась в небо полная луна и засияла жемчужным светом – далекая, загадочная, полная тайн и тем похожая и на прекрасную женщину, и одновременно на неведомого странника, бредущего своим, одному только богу известным путем.

Адриенна устроилась на подоконнике, положив подбородок на сплетенные ладони, и сама себе казалась сейчас принцессой, сидящей в своем заколдованном замке. Ночь плыла за окном – роскошная, чарующая, и Адриенна невольно подумала о том, что, случись бежать из дома, – лучшей ночи и желать не стоит.

Впрочем, куда ей бежать?

Адриенна вздохнула и подняла глаза к матовому диску луны. Очевидно, не она одна любовалась в этот час ночным светилом, потому что из тьмы донесся заунывный вой койотов. Воображаемый сказочный замок вдруг показался ей западней, а сама Адриенна почувствовала себя в эту ночь всеми покинутой, забытой богом и такой одинокой… Да, жизнь, к сожалению, не баловала ее разнообразием, а ведь ей – как и каждой, впрочем, девушке – так хотелось романтики, приключений, любви, наконец!

Ах, какая дивная ночь! Кажется, еще немного, и совершится нечто очень важное, жизнь круто повернется, и сама луна раскроет перед Адриенной свои тайны, стоит только… Да, стоит только…

Одри Хьюлетт внезапно покинула призрачный мир ночных грез, заслышав далекий топот копыт и лошадиное ржание.

– Боже праведный, кто и зачем может спешить в такую ночь в наше Ничто, расположенное прямо посередине Нигде? Надеюсь, что на сей раз это настоящие всадники, а не свиньи старика Стивенсона, – как тогда, когда они взбесились, объевшись белены?

Однако, сидя в комнате, не узнаешь, кто там на самом деле скачет во тьме, и Одри, легко расставшись с ролью принцессы, спрыгнула на пол и сунула ноги в свои старенькие, разношенные туфли. Прихватила на ходу халат, свечу и поспешила на кухню. Здесь она зажгла от своей свечи керосиновую лампу и, быстро проскочив через коридор, выбежала на открытую веранду.

Одри поставила горящую лампу на перила и принялась напряженно вглядываться в темноту, даже руки приложила козырьком к глазам. Поза, в которой застыла девушка, была настолько же эффектной, насколько и бесполезной, – подноси руку к глазам, не подноси, все равно в этой неприглядной тьме ничего не увидишь.

Хотя весна и была уже не за горами, ночи здесь, на юго-восточной окраине Нью-Мехико, стояли холодные, и Одри поплотнее запахнула халат, продолжая всматриваться в чернильную ночную мглу. Мысли ее снова сорвались с поводка и помчались вскачь.

Впрочем, жизнь Одри, заброшенной судьбой на эту пустынную окраину Америки, была такой одинокой, что мечты давно заменили девушке и друзей, и учителей, став ее постоянными и верными собеседниками и спутниками. Вот и сейчас, размышляя о том, кто это может мчаться сквозь ночь на своем верном коне, дала волю фантазии.

Итак, он спешит к ней сквозь мрак – ее герой, ее мечта, ее идеал. Но кто он?

Наверное, это рыцарь. Одержав много славных побед, он спешит к своей возлюбленной принцессе Адриенне и не останавливается на своем пути даже ночью, не желая терять ни одной лишней минуты. Спешит, чтобы разрушить коварные планы ее опекуна, разлучившего их когда-то.

Нет, не так.

Пусть лучше это будет моряк. Ну конечно, это моряк – отважный покоритель морей. Он столько лет бороздил волны, служа Ее Величеству, выполняя ее тайное поручение, ради которого и был призван на флот буквально за два дня до их свадьбы с Одри. А теперь он спешит к ней, и в перекинутых через седло мешках позвякивают золотые и серебряные украшения, которые он отобрал у жестоких пиратов. Через несколько минут могучий жеребец примчит ее героя сюда, на двор фермы, и красавец-моряк ринется к ногам Адриенны, умоляя ее стать его женой.

Одри улыбнулась, слишком уж наивными были эти ее фантазии.

Вот что, пожалуй, будет гораздо лучше: пусть ее герой окажется просто воспитанным и добрым человеком. И непременно – уроженцем юга. Да, разумеется, это самое лучшее из всего, что можно придумать.

И мысли Одри снова устремились по привычным, давным-давно проложенным колеям. Эти колеи возникли не на пустом месте – их долго и старательно прокладывала в голове Одри тетушка Айви. Сколько трогательных и романтических историй рассказала она своей племяннице за эти годы!

Сейчас Одри понимала, что все эти истории тетушка Айви придумывала и рассказывала затем, чтобы им обеим не одичать и не сойти с ума в этом забытом богом уголке земли, но, даже зная это, она не переставала любить эти истории и героев, которые были их непременными участниками.

Одри продолжала гадать, кто это мчится там в ночи.

Бесстрашный воин, раненный в бою, – именно он прикрыл своим телом самого генерала Ли и получил причитавшуюся командиру пулю, а затем попал в плен к этим проклятым северянам-янки. Но герой на то и герой, чтобы совершать подвиги всегда и везде Ему и из плена удалось бежать – освободив при этом, разумеется, всех своих товарищей, и теперь он торопится к своей любимой и погоняет верного коня, низко склонившись к его гриве…

Тут Одри очнулась от своих мечтаний, поскольку в голове у нее промелькнула вполне здравая и трезвая мысль о том, что, кем бы ни был этот загадочный ночной странник, ему не миновать фермы Хьюлеттов, и он раньше или позже все равно окажется здесь, ведь не станет же он сворачивать с единственной тропы в дикую прерию, где полно ям и кочек? А если он не свернет с дороги, то она непременно приведет его мимо жиденького леска и яблоневого сада прямехонько во двор Адриенны.

Словно подтверждая ее умозаключения, конский топот стал явственно приближаться. А вскоре послышались и голоса. Слов, правда, еще нельзя было разобрать, но уже было ясно, что разговаривают как минимум двое.

Итак, он не один! Сердце Одри забилось от нетерпения. Она вслушалась повнимательнее и с удовлетворением отметила, что оба голоса – мужские.

Одри вся обратилась в слух, напряженно вглядываясь в темноту. Наконец ей удалось разобрать первые слова, которые произносил ее галантный рыцарь, и слова эти несколько смутили Одри.

– Сукин сын! – донеслось до нее. – Проклятие!

– Сумеешь продержаться, Чарли?

– А черт его знает. Надеюсь, что они продырявили меня навылет. Но болит, скотина, так, что мочи нет.

Он в самом деле ранен! Одри не сомневалась в том, что ранен именно ее герой, а не его спутник. Голос раненого был таким, какой и должен быть голос настоящего рыцаря – низкий, бархатный, звучный баритон. Второй голос герою ее мечты не мог принадлежать никоим образом – он был для этого слишком писклявым и гнусавым.

Одри мысленно простила своего рыцаря за некоторую вульгарность в выражениях, списав ее на боль от раны, и подняла горящую лампу высоко над головой, указывая путь странникам, мчащимся во мраке ночи.

– Проклятие! – сразу же донеслось из темноты. – Посмотри-ка, там свет! Неужели эти сволочи выставили здесь засаду? Ну, тогда мы влипли по уши!

От неожиданности Одри едва не выронила лампу из рук. Слова, произнесенные звучным, глубоким голосом, должны были бы зародить в Одри беспокойство, но она не встревожилась, а, напротив, еще выше подняла над головой лампу и закричала:

– Сюда! Сюда!

Она услышала, как замедляется стук копыт. Но прежде чем окончательно остановиться, лошади фыркнули, тяжело дыша, и Одри поняла, что животные очень устали от долгой скачки.

Голос – тот самый, что так понравился Одри с той секунды, когда она его впервые услышала, – спросил из темноты:

– Кто здесь?

В тоне его явно сквозила настороженность. Одри откашлялась, словно певица перед выходом на сцену, и постаралась, чтобы голос ее прозвучал музыкально и нежно.

– Меня зовут мисс Адриенна Хьюлетт, сэр, и я с радостью готова помочь вам в эту нелегкую для вас минуту.

Очевидно, тот стиль, которым изъяснялась Одри, произвел впечатление, потому что там, в темноте, сначала немного помолчали, а затем гнусавый голос негромко спросил:

– О чем это она, черт побери?

Что ему ответил второй голос, Одри не слышала. Зато она поняла по звуку, что один из незнакомцев начал медленно приближаться, и сердце ее замерло. Наконец из ночного мрака показалась еще неясная фигура всадника. Одри повыше подняла свою лампу, освещая дорогу.

Возникший перед нею всадник был сказочно хорош. Свою шляпу он где-то потерял во время бешеной скачки, и его темные, слегка вьющиеся волосы растрепались от ветра, ниспадая на высокий аристократический лоб незнакомца. Глаза его в свете лампы показались Одри черными – и такими бездонными! – в обрамлении удивительно длинных густых ресниц. Свет и тени причудливо переплетались на лице всадника, и Одри успевала рассмотреть скорее отдельные черты лица, чем все лицо в целом. Глазам ее представал то волевой, четко очерченный подбородок незнакомца, то его тонкий, с горбинкой, нос.

Когда же в круге света показался весь всадник, Одри даже затаила дыхание, обнаружив, что таинственный ночной гость не только красив, но к тому же высок, строен и прекрасно сложен.

Невероятно, но возникший из мрака всадник полностью отвечал идеалу мужской красоты, который Одри столько раз рисовала в своем воображении.

И она поняла: наконец-то он появился – ее верный рыцарь, воплощение ее мечты.

Чарли Уайлд раздраженно откинул прядь волос, упавшую ему на лицо. Какого черта эта идиотка так сильно размахивает своей дурацкой лампой? Чего доброго, еще уронит ее и спалит весь дом дотла.

– Мы не тронем тебя, – пробурчал он, полагая, что девчонка просто дрожит от страха. Простреленная рука нестерпимо ныла от плеча до самых кончиков пальцев. – На нас напала шайка разбойников, – продолжил Чарли, размышляя при этом, не слишком ли много крови потерял он за последние часы. – И один из них подстрелил меня.

Ему и самому стало стыдно за свою ложь, да что поделаешь? В нынешних обстоятельствах у него просто не было выбора. Впрочем, к чести Чарли Уайлда нужно заметить, что прожженным лжецом он никогда не был.

– Боже милосердный, – раздался из темноты тонкий женский голосок.

Саму девчонку Чарли так до сих пор и не сумел рассмотреть – слишком уж далеко от своего лица она держала эту чертову лампу. Сейчас он, правда, прищурился, пытаясь все же понять, кто перед ним – то ли простушка, то ли совсем чокнутая, – но опять не разобрал.

Впрочем, какая ему разница?

Сдерживая нетерпение, готовое прорваться наружу, Чарли спросил по возможности учтиво:

– Скажите, мэм, для вас не будет слишком обременительно, если мы остановимся здесь и посмотрим, что там у меня с рукой?

– Разумеется, входите! – послышалось из темноты. – Мой дом к вашим услугам.

У нее был певучий, мягкий южный говор – такого нежного говора Чарли не слышал давным-давно, с тех пор как покинул свою родную Джорджию. Так могла бы говорить только девушка, родившаяся и выросшая на южных плантациях.

Затем она повернула лампу, и Чарли впервые увидел ее лицо, правда, не совсем четко, поскольку неяркий желтый свет и резкие черные тени делали его черты размытыми, неопределенными. По-настоящему, пожалуй, Чарли удалось рассмотреть только глаза девушки – огромные, темные. И еще он успел прочитать в них удивление и восторг. Действительно, очень странная особа. Она должна была испытывать страх. Или, по крайней мере, быть настороже. Странно.

– Подожди меня здесь, – обратился Чарли к Лестеру Фроггу, своему другу и спутнику. Затем двинулся вперед, ожидая, что же дальше скажет им эта странная леди. Чарли знал, что первым делом нужно позаботиться о лошадях, нельзя оставлять взмыленных животных на ночном холоде.

Девушка словно прочитала мысли Чарли и сказала своим певучим голосом:

– Почему бы вашему другу не отвести пока лошадей на конюшню? А я тем временем занялась бы вашей рукой, сэр.

И она улыбнулась Лестеру так, словно предложить в этом диком пустынном краю нечто подобное первым встречным – самая обычная вещь.

Чарли услышал, как Лестер громко сглотнул, а затем присвистнул:

– Ну и ну, чтоб мне сдохнуть!

Девушка удивленно посмотрела на него, но ничего не сказала. Чарли скрестил руки на передней луке седла и раздраженно заметил:

– И при этом вы даже не спрашиваете о том, кто мы такие, мэм? Но ведь приглашать в свой дом бог знает кого опасно, зарубите это себе на носу.

Лестер пребольно ткнул Чарли под ребра, и тот сердито покосился на приятеля. Черт побери! Если у этой дурочки не хватает собственных мозгов, чтобы подумать о своей шкуре, то должен же хоть кто-то наставить ее на путь истинный?

Однако дурочка только рассмеялась в ответ:

– К чему все это, сэр? Я же знаю, что вы добрые люди. Для этого достаточно услышать, как вы говорите. Точь-в-точь как парни из моей родной Джорджии.

Чарли хотел было объяснить этой глупышке, что южный говор ровным счетом ни о чем не свидетельствует в этом бандитском краю, в этом затерянном на краю вселенной Нью-Мехико. О том, что за люди обитают в здешних проклятых местах, можно судить, посмотрев хотя бы на них с Лестером. Ведь не далее как нынешней ночью в них стреляли. Так что лучше быть настороже и не торопиться пускать на свой порог местных ангелов.

Впрочем, нежелание оставаться на ночь под открытым небом пересилило благородный порыв Чарли, и своей назидательной речью он так и не разразился.

“Лестер прав, – подумал он. – Нам нельзя упускать свой шанс. К тому же до сих пор не ясно, что там у меня с рукой, – может быть, я истекаю кровью. Вот и голова уже понемногу кружится – верный признак”.

– Отлично, мэм, – сказал он вслух. – Но позвольте нам по крайней мере представиться. Меня зовут Чарли Уайлд. А это мой друг Лестер Фрогг.

Воздушное создание, стоявшее перед ними на веранде, ответило, склонясь в изящном реверансе:

– Очень рада познакомиться с вами. А я – мисс Адриенна Евангелина Хьюлетт.

– М-мэм, – неуклюже кивнул головой Лестер и засмущался.

Впрочем, он всегда смущался в женском обществе. Несколько успокаивало Лестера только то, что Чарли считал это едва ли не единственным его недостатком.

Сам же Чарли с глухим стоном скатился с седла на землю, схватился за раненую руку и проскрипел сквозь стиснутые зубы:

– Нам тоже приятно познакомиться с вами, мисс Хьюлетт.

И мисс Адриенна Хьюлетт двинулась к дому, указывая путь своему новому знакомому. Чарли походя отметил, что дом был сложен из чего попало – обычное, впрочем, дело в здешних безлесных местах. До чего же все-таки гиблое местечко – штат Нью-Мехико! Здесь гораздо легче ноги протянуть, чем выжить, – уж об этом-то Чарли знал не понаслышке.

– У вас здесь ферма, мэм? – вежливо поинтересовался он.

– Совершенно верно, сэр, – откликнулась Одри и, повернув через плечо головку, одарила его ослепительной улыбкой.

– А живете вы, разумеется, с родителями? – продолжил свои расспросы Чарли, заранее прикидывая свою линию поведения с папашей этой юной мисс. Сама-то она была настроена более чем дружелюбно, однако из своего опыта Чарли давно усвоил, что чем лучше к нему относятся дочери, тем подозрительнее – их отцы. Судя по всему, папаша мисс Адриенны Хьюлетт просто обязан возненавидеть его с первого взгляда.

Одри тем временем распахнула перед Чарли дверь, ведущую на кухню, и только потом ответила:

– Нет, на сей раз вы не угадали. Мой папенька два года назад отправился, как говорится, счастья искать. С тех пор мы с тетушкой Айви так вдвоем здесь и крутимся.

Чарли с трудом подавил вздох облегчения. Ну, слава богу, проблема отца, кажется, отпала.

– Вот, значит, как, – протянул он, и только теперь до него дошло самое главное. – Так вы что, здесь совсем одни? Две женщины посреди этой пустыни?

– А что в этом такого?

Она так спокойно говорила об этом, словно две женщины, живущие в одиночестве на краю Нью-Мехико, не такое же диво, как и снег, выпавший в августе.

– Должно быть, тяжело вам приходится, мэм.

– Да, иногда даже чертовски тяжело. Впрочем, нам помогают. Мы нанимаем работника, чтобы вспахать землю по весне, а осенью он же присылает своих сыновей – помочь с жатвой, с яблоками, ну и так далее.

Две женщины и один временный работник! Это звучало невероятно даже для Чарли, привыкшего, кажется, ко всему. Впрочем, если что и занимало по-настоящему его мысли сейчас, так это рука.

Чарли что-то нечленораздельно промычал, надеясь, что это сойдет за проявление его неподдельного интереса. На самом же деле приближалась страшная минута, когда откроется вся правда о его раненой руке, и Чарли из последних сил старался сохранить спокойствие. Он не имеет права раскисать, сколько бы ни била его жизнь в последнее время. Ведь поди же, по милости божьей он прошел всю войну без единой царапины, а сегодня ночью так глупо попался.

Интересно, что сталось с его товарищами? Да что угодно! Каждого из них он любил как брата, и при этом был не настолько глуп, чтобы не понимать: без него команды не будет. Тревога за судьбу товарищей отвлекла на время мысли Чарли от тупой боли в руке.

– Садитесь сюда, – сказала ему Одри повелительным тоном и указала на стул рядом со столом.

Чарли уселся и обвел взглядом кухню.

Да, чистота здесь была как в настоящей операционной – нигде ни пылинки. Впрочем, это не слишком удивило Чарли – ведь идеальная чистота на кухне – дело чести для каждой женщины. Разумеется, кастрюли и сковородки выстроились над очагом стройными рядами. Блестела на полках посуда, сверкали из глиняного кувшина надраенные ножи и вилки, а сам стол, за которым сидел Чарли, был покрыт дешевенькой вытертой клеенкой. На столе не было ничего, кроме двух кувшинчиков: яблоневые веточки в одном и букетик полевых цветов во втором.

“У мамы на кухонном столе тоже всегда стояли цветы, – невольно подумал Чарли. – Она всегда говорила, что они ее успокаивают”.

Сентиментальные воспоминания вдруг нахлынули на Чарли, и он не без труда справился с неожиданным приступом ностальгии. К чему эти грустные мысли? Те дни прошли, миновали навсегда, и ничего уже нельзя изменить и поправить. Прошлое уже состоялось, оно невозвратимо, и самое лучшее, что может сделать человек, так это перестать оплакивать его.

– Хотелось бы знать, что же произошло с вами и вашим другом? – спросила Одри. – Если я правильно поняла, на вас напали разбойники? Какой ужас!

Чарли смотрел в спину Одри, наблюдая, как двигаются ее плечи, когда она наливает воду в тазик, и думал о том, какой элегантной оказалась его ложь в ее изложении.

– Э-э… так оно все и было, – подтвердил Чарли.

– Господи, какой ужас! – повторила Одри. – А где это случилось, в каком месте? И что вас погнало в пустыню посреди ночи? Ведь это так опасно – скакать в темноте по бескрайней равнине.

– Э-э-э… Д-да, – неуверенно согласился Чарли. Он уже раскрыл было рот, готовясь сдобрить свою изначальную ложь новой порцией вранья, как вновь заговорила стоявшая перед ним фея:

– Я уверена, что тот человек, который стрелял в вас, мистер Уайлд, настоящий негодяй. – Продолжая говорить) Одри водрузила на стол таз с горячей водой. – А теперь я вынуждена попросить вас, сэр, снять рубашку. Я понимаю, что моя просьба может показаться вам нескромной и даже неприличной, но без этого я, к сожалению, не смогу осмотреть вашу рану.

Ее плавная тягучая речь снова отбросила Чарли на много лет назад, и он снова представил себя мальчишкой, набегавшимся за день под жарким южным солнцем.

– Ну, конечно, – разомлевшим тоном протянул Чарли и принялся расстегивать пуговицы.

В следующий миг глаза его широко раскрылись.

Мираж исчез. Пусть голос Одри и продолжал звенеть колокольчиком из далекого прошлого, но то, что окружало Чарли сейчас, наверняка не было штатом Джорджия – хотя бы потому, что в его родной Джорджии не водятся рогатые жабы.

– Э-э-э, мэм, – осторожно начал Чарли. – Мне кажется, что к вам на кухню забежала ящерка.

И он втянул голову в плечи, приготовившись услышать пронзительный визг.

– Вот как? – спокойно откликнулась мисс Адриенна Хьюлетт.

Она с явной неохотой оторвала взгляд от раны на обнаженной груди Чарли и посмотрела туда, куда указывал ее пациент. Там, в углу, действительно сидела – только не ящерица, а рогатая жаба. Ну и стоило ли отвлекаться на это безобидное создание?

И тут мисс Адриенна Хьюлетт в очередной раз удивила Чарли. Она не завизжала, не затопала ногами, а просто подошла к жабе и вз?па ее голыми руками.

– Это наши первые помощницы в саду, – улыбнулась Одри и понесла жабу к входной двери. – Они поедают любых жучков. Но вот в доме им делать нечего.

Одри на секунду скрылась в ночи, притаившейся прямо за дверью кухни, но тут же вернулась – уже с пустыми руками. Чарли, изумленный тем, как эта леди управляется с рогатыми жабами, позабыл обо всем на свете, и продолжал сидеть в расстегнутой рубашке, не сводя с Одри восхищенных глаз.

– Мистер Уайлд, – строго окликнула его Одри. – Если вы не снимете рубашку, я не смогу обработать вашу рану.

– Что? Ах, да. – Чарли моментально скинул рубашку, и теперь уже восхищение промелькнуло в глазах Одри.

– Вот это мускулы! – протянула она. – Чем это вы занимаетесь, раз у вас такие мускулы? Может быть, вы ковбой?

Ковбой! Самая обычная профессия в Нью-Мехико. Чарли готов был уже утвердительно кивнуть, как что-то вдруг подсказало ему, что в данном случае лучше будет сказать правду.

– На самом деле я музыкант, мэм. Мы направлялись в Альбукерке, и тут как раз начались эти неприятности.

Теперь, разглядев Одри при ярком свете, Чарли мог сказать, что внешне она была самой обыкновенной девушкой – с большим ртом и вздернутым, усыпанным веснушками носиком. Острый подбородок выдавал в ней человека дерзкого и упрямого.

Что в ней было по-настоящему прекрасным, так это глаза. Огромные сами по себе, они от последних слов Чарли раскрылись еще шире и казались совсем темными.

На самом деле глаза у Одри были серыми, и это Чарли увидел только теперь. Раньше, на улице, они показались ему черными. Блестящие, словно мокрый сланец, глаза Одри были обрамлены ресницами – такими густыми и темными, каких Чарли в жизни своей не видел. И все это великолепие еще больше оттенялось матовой кожей, покрытой на щеках нежным розовым румянцем.

Чарли тут же пожалел о сказанном, но было уже поздно.

– Так вы музыкант? Боже, как интересно!

Она сказала это так, словно музыканты – самые редкостные и интересные люди на свете. Она даже прекратила намыливать губку и уставилась на Чарли. Ему снова захотелось одернуть ее.

– Играть на трубе не такое уж интересное занятие, мэм, – сказал Чарли, но тут же подумал о том, что говорить таким тоном, пожалуй, невежливо, особенно с женщиной, которая так искренне стремится помочь ему. Он откашлялся и начал заново: – Я хотел сказать, что у нас просто обыкновенный духовой оркестрик. А родом мы все из одного города – Америка-Сити, в Джорджии.

– Святые небеса! – ахнула Одри. – Так вы и в самом деле из Джорджии. И я тоже родом из Джорджии. Здорово, да?

И она одарила Чарли еще одной ослепительной улыбкой.

Чарли на это ничего не ответил. Он изо всех сил старался не застонать, когда Одри принялась обрабатывать его рану мокрой губкой.

– Довольно неприятная царапина, мистер Уайлд, – донесся до него голос Одри, – но чистая. Уверена, что при должном уходе воспаления не будет.

– Будем на это надеяться, – сквозь зубы процедил Чарли, стараясь не извиваться от боли.

– А на чем вы играете, мистер Уайлд?

– На корнете, мэм. Это такая труба. Нужно заметить – ведущая в ансамбле. Так что в оркестре я вроде как самый главный.

“Самый главный, – мрачно подумал он. – Да уж, если бы не я, ребята давно уже умерли бы с голоду”.

– Корнет! Это потрясающе, мистер Уайлд. Он издает просто волшебные звуки!

– Ну, не знаю, мэм. По мне, так не настолько уж корнет и отличается от звука других труб.

Одри яростно тряхнула головой, так, словно Чарли не свое мнение о корнете высказал, а, по крайней мере, предложил Одри переспать с ним.

“И это не такая уж плохая идея”, – усмехнулся про себя Чарли, но поспешил отбросить эту мысль как явно бесперспективную.

– Нет-нет, мистер Уайлд, – горячо запротестовала Одри – у корнета совершенно необыкновенный звук.

Как-то раз я слышала парня, который играл на корнете “Диксиленд”, так можете поверить, я плакала навзрыд.

Это сообщение не слишком-то удивило Чарли. За недолгое время знакомства с Одри он уже понял, что имеет дело с существом романтичным и восторженным. Да и много ли она видела в своей жизни, эта девчонка?

Послышался стук в дверь, и Чарли был несказанно рад поскорее сменить тему разговора.

– Я полагаю, это Лестер, мэм, – облегченно выдохнул он. – Лестер Фрогг.

– Входите! – крикнула, не оборачиваясь к двери, мисс Хьюлетт.

Чарли едва не свалился со стула. Он даже не мог предположить, что такое хрупкое на вид и нежное создание может издавать подобные звуки.

Одри заметила, как вздрогнул Чарли, и виновато посмотрела на него.

– Прошу прощения, мистер Уайлд, – пропела она своим прежним нежным голоском. – Просто я привыкла общаться только с тетушкой Айви, а она глуха как тетерев.

– Все в порядке, мэм, – соврал Чарли, хотя в ушах у него все еще звенело от крика Одри. – Но боюсь, что Лестер перепугался и забился теперь куда-нибудь в кусты.

– Я приведу его, – хихикнула Одри, поднимаясь с места.

Чарли проводил ее задумчивым взглядом.

Несмотря ни на что, мисс Адриенна Хьюлетт очаровала его. Чем и как? – этого Чарли понять не мог. Девушка, которая поначалу показалась ему восторженной дурочкой, оказалась прелестной нежной феей. К тому же весьма неглупой. Впрочем, разве можно выжить в этом проклятом Нью-Мехико, не имея мозгов в голове!

“Кстати, о мозгах, – подумал Чарли. – Интересно, не могла ли та пуля, продырявив руку, шарахнуть меня еще и по голове?”


Мистер Уайлд не ошибся в своих предположениях. Когда Одри удалось наконец разыскать Лестера, он сидел на веранде, забившись в самый дальний ее уголок.

– Пойдемте со мной, мистер Фрогг, – сказала Одри. – Я провожу вас на кухню. Я обрабатываю руку вашего товарища. Он рассказал мне, что вы тоже музыкант. Это так интересно!

– Н-ну, я-а-а…

Лестер все еще мучился над первой фразой, когда Одри просто взяла его за рукав и повела за собою к дому.

– Ну вот, – сказала она, входя вместе с Лестером на кухню и усаживаясь на свое прежнее место. – Продолжайте, мистер Уайлд, прошу вас. Итак, вы говорили об оркестре. Моя тетушка рассказывала, что в ее родном городе тоже был оркестр, причем один из лучших во всей Джорджии. Оркестр из Пичтри. Знаете этот городок?

Если бы Чарли и Лестер даже захотели бы что-то сказать, им это не удалось бы, потому что Одри немедленно продолжила, не переводя дыхания:

– Да, тетушка говорила, что тот оркестр был что надо! Они играли в парке по воскресеньям. Мне очень хотелось бы, чтобы и здесь, в Розуэлле, был оркестр, только боюсь, что в этих краях не сыщешь настоящих музыкантов. Здесь если и есть музыканты, то в основном мексиканцы, а мексиканцы разве умеют играть на духовых? Нет, конечно. Они только и умеют, что бренчать на своих гитарах.

К этому времени Одри закончила бинтовать руку Чарли, которой продолжала заниматься во время всего разговора. Она критическим взглядом окинула свою работу и сказала:

– Ну вот и все, мистер Уайлд. Мне кажется, что теперь ваша рана срастется сама по себе, и ее не нужно будет зашивать.

– Ну и прекрасно, – откликнулся Чарли.

Он был бледен, и Одри понимающе улыбнулась, глядя ему в лицо.

“Я должна чем-то отвлечь его, – подумала она. – Поговорю-ка я с ним еще о музыке”.

Тетушка Айви всегда говорила, что мужчину можно отвлечь только разговором о том, что ему по-настоящему интересно.

– Вот что я вам еще скажу, – начала Одри. – Мне кажется, что у каждого человека есть своя мелодия – та самая, что однажды входит в его кровь и становится его частичкой. Такая мелодия уже никогда не покинет его. И у меня такие мелодии есть: “Послушай песенку дрозда”, например, или “Старый колодец”. Ведь даже если я никогда больше не услышу, как их кто-то играет, все равно они всегда будут звучать у меня в голове. А что вы об этом думаете, мистер Уайлд?

И она взглянула на Чарли своими огромными серыми глазами, опушенными густыми ресницами. Чарли же был просто зачарован ее певучей речью и впал в состояние, похожее на транс, покачиваясь на стуле в такт словам Одри, словно змея под дудочку индийского факира. Он с трудом очнулся и заморгал, пытаясь собраться с мыслями.

– Э-э-э… М-м-м… Д-да, мэм, я тоже так думаю, – невпопад выдавил он.

Очаровательная улыбка осветила лицо Одри.

– Рада слышать это. А еще больше рада тому, что у нас с вами одинаковый взгляд на музыку. Не правда ли, в этом что-то есть? Мне кажется, что мы с вами могли бы найти много общего и помимо музыки. Да, что же вы еще говорили о своем оркестре? Кажется, вы рассказывали о том, что бандиты напали на вас, когда вы направлялись в Альбукерке. Но помилуйте, зачем вас понесло в Альбукерке в такую ночь?

Чарли мысленно поблагодарил бога за то, что рядом с ним остался именно тугодум Лестер, а не кто-нибудь другой. Ведь любой другой поспешил бы сунуться вперед со своим ответом, и тогда…

Лестер не обманул ожиданий Чарли. Он продолжал сидеть на стуле, слегка приоткрыв рот и не сводя глаз с мисс Хьюлетт, которая своей болтовней и Лестера превратила в дрессированную кобру.

– Мы спешили туда, потому что нас пригласили поиграть на городском празднике, – осторожно пустился в плавание по морю лжи Чарли. Это было очень рискованное плавание, потому что лжецом он был неумелым. – А перед этим мы… мы закончили одну работу в Эль-Пасо.

Работа в Эль-Пасо… Ну, что ж, можно, конечно, и так назвать попытку ограбления в салуне, после чего их всех едва не перестреляли. Трудно сказать, какие они все музыканты, но вот налетчики из них пока что неважные. Но ведь не от хорошей жизни они взялись за это. А все проклятые переселенцы – именно они толкнули их на это. Заполонили после войны их родной город, Америка-Сити, и оставили без работы. Если бы не они, все парни продолжали бы заниматься каждый своим делом, а по воскресеньям собирались бы в городском парке поиграть для души, и все было бы ладно и мирно.

Мисс Хьюлетт осторожно наложила повязку, пропитанную какой-то мазью. То ли от нежных прикосновений мисс Хьюлетт, то ли от ее волшебной мази боль сразу же утихла.

Одри тряхнула головой, отчего ее волосы блеснули в свете лампы, словно тяжелая волна расплавленного золота. Только сейчас Чарли как следует рассмотрел этот удивительный оттенок ее волос, прежде казавшихся ему просто каштановыми, и ему вдруг захотелось прикоснуться к ее волосам, зарыться в них пальцами, ощутить их нежную тяжесть.

Он стиснул кулаки, чтобы удержаться.

– Ах, господи боже мой, – нараспев протянула Одри. – И каким только ветром занесло вас в наши края? Лучше вам было бы оставаться дома, в Джорджии. Тетушка Айви всегда говорит, что на всем белом свете нет места лучше Джорджии.

Она с такой нежностью произносила слово “Джорджия”, что всякий раз у Чарли замирало сердце, а на губах появлялся вкус меда.

– К сожалению, уже нет, – коротко возразил он. Одри посмотрела на него с недоумением, и Чарли поспешил объяснить:

– Я хотел сказать, что Джорджия стала совсем не та, что была до войны.

– Но почему, мистер Уайлд?

Она застыла в такой изящной позе, что Чарли не мог оторвать восхищенного взгляда от точеной фигурки Одри. На секунду он увидел себя со стороны – голый до пояса, с простреленной рукой, застывший от восхищения перед деревенской девчонкой.

Если его парни когда-нибудь узнают об этом, они лопнут от смеха.

– Да потому, мисс Хьюлетт, – ответил Чарли, – что после войны в Джорджию нахлынули переселенцы.

Как он ни старался, а слово “переселенцы” прозвучало в его устах злобно.

У Одри был такой вид, словно сказанное Чарли поразило ее в самое сердце.

– О боже! – воскликнула она. – Это просто ужасно! А чем вы занимались, пока жили в Джорджии? Только играли?

Одри взяла со стола грязную рубашку Чарли и пошла с нею к лохани с мыльной водой с явным намерением постирать ее.

– Нет, не совсем. – Чарли завороженно следил за девушкой.


При каждом движении ее тонкая блузка отчетливо демонстрировала восхитительные полушария, и Чарли не мог отвести глаз от этой соблазнительной картины. Он провел кончиком языка по пересохшим губам и с трудом заставил себя продолжить:

– Мы играли только по воскресеньям в парке да еще изредка, если нас куда-нибудь приглашали. А так у каждого из нас была постоянная работа. Лестер, например, работал в ювелирной лавке, наш басист был кузнецом, а сам я – плотник.

Одри бросила на Чарли кокетливый взгляд через плечо.

– Ну, тогда я понимаю, откуда у вас такие мускулы, – улыбнулась она.

– Пожалуй, – согласился Чарли и опустил глаза, уставившись на старенькую клеенку, покрывавшую стол.

– Баритон, – неожиданно подал голос Лестер.

Это было первое слово, которое он произнес за все время своего пребывания на кухне.

Одри непонимающе моргнула. Что, черт побери, он хочет этим сказать? Она вопросительно посмотрела на Чарли.

– Да, – решил он расшифровать сказанное товарищем. – Лестер играл у нас на баритоне.

Лестер скрипнул стулом и попытался изобразить на лице подобие улыбки. Правда, улыбка его не красила, потому что обнажала зубы – редкие, словно штакетины в старом заборе.

– О, это очень интересно, мистер Фрогг, – вежливо заметила Одри.

– Лестер не очень разговорчивый человек, мисс Хьюлетт, – пояснил Чарли. – Но музыкант он классный, можете мне поверить.

– Конечно, конечно. Чувствуйте себя как дома, мистер Фрогг, – откликнулась Одри. – И зовите меня просто по имени – Адриенна.

И она снова занялась стиркой.

– П-премного благодарен, мэм, – выдавил Лестер.

– И вы меня зовите тоже просто по имени – Чарли, – добавил пациент мисс Хьюлетт.

– Отлично, так и договоримся. Чарли, мне кажется, что ваша рубашка нуждается в починке. Смотрите, какая на ней дыра. – И Одри, просунув ладонь в прореху, пошевелила пальцами.

– Буду очень признателен, мэм… то есть мисс Адриенна.

– Знаете, Чарли, – доверительно улыбнулась Одри. – Мой папа и тетушка Айви переехали сюда еще до войны. Папа увез меня из Джорджии, считая, что здесь будет тише. Он так хотел, чтобы меня не коснулись ужасы, которые несет с собою война. Тем более, что росла я без матери – моя бедная мамочка умерла за несколько лет до этого.

– Ваш папа – мудрый человек, – пробормотал Чарли.

– Да, возражать я не стану. Нужно признаться, нам часто его не хватает, – сокрушенно вздохнула Одри.

– Конечно, я понимаю, как вам трудно жить здесь без мужской поддержки, мэм, – согласился Чарли.

– Действительно, тяжеловато. Да и надежных друзей у нас здесь так и не появилось. Честно говоря, я частенько думаю о нашей Джорджии. Сама-то я, правда, плохо помню ее, но тетушка Айви часто мне о ней рассказывает.

Ах, если бы вы только знали, как я рада увидеть в своем доме земляков, воспитанных и галантных джентльменов с юга!

Одри лучезарно улыбнулась Чарли, но ее улыбка тут же погасла при виде хмурого выражения на его лице.

– В чем дело, Чарли? Рана беспокоит?

– Нет, мэм.

– Смотрите, если вам станет хуже, немедленно скажите, и я дам вам немного лауданума, чтобы успокоить боль. Или заварю травы, снимающие воспаление.

– Хорошо, мэм. Спасибо, мэм.

Одри снова погрузила руки в мыльную воду и принялась тереть рубашку Чарли. Затем, возвращаясь мыслями к предыдущему разговору, она продолжила:

– Правда, здесь очень немногое может напоминать о Джорджии.

– Это уж точно.

– Меня зовут Лестер, – вдруг ни с того ни с сего брякнул Лестер.

Одри и Чарли дружно повернули к нему головы.

– Хорошо, Лестер, – кивнула Одри. – Именно так я и стану вас называть.

Лестер густо покраснел, еще раз обнажил в улыбке свои редкие зубы и смущенно потупился.

Считая объяснение с Лестером исчерпанным, Одри вновь обратилась к Чарли:

– Впрочем, не так уж здесь и страшно. Ведь мы живем совсем неподалеку от Розуэлла. Конечно, Розуэлл не бог весть какой большой город, особенно по вашим понятиям, но все же нам не приходится слишком опасаться за свои драгоценности.

Чарли не смог скрыть вспыхнувшего в нем интереса.

– Д-драгоценности, мэм?

– Ну да, фамильные рубины Хьюлеттов. Они просто великолепны. – Одри вопросительно посмотрела на Чарли. – Что с вами? Вы не поперхнулись? Может быть, стукнуть вас по спине?

Чарли с трудом сглотнул и попытался улыбнуться.

– Н-нет, нет, мэм. Спасибо, все в порядке. Одри задумчиво посмотрела на голую грудь Чарли.

– Пойду поищу в сундуке какую-нибудь отцовскую рубашку. Ваша не высохнет до утра, да ее еще и починить нужно. Вы не против?

– Нет, мэм, я не против, только не знаю, когда смогу вернуть вам рубашку. Дело в том, что нам вскоре надо отправляться в Розуэлл…

– Нет, нет! – запротестовала Одри.

Как же так! Рыцарь, ее рыцарь, который наконец-то примчался к ней сквозь ночь, минуя все преграды, не может так быстро исчезнуть вновь. И какое имеет значение то, что он всего-навсего плотник! Нет, она не отпустит его, не расстанется с ним так просто. Ведь еще неизвестно, какая роль на самом деле предназначена ему в ее жизни!

– Я никуда не отпущу вас, Чарли, – сказала она. – По крайней мере, до тех пор, пока ваша рука не заживет. Оставайтесь у нас. Заодно поможете нам с тетушкой Айви по хозяйству, когда будете чувствовать себя получше. И вы, Лестер, вы тоже можете остаться.

– Но, мэм, а как же мои парни?

– Ваши парни?

Одри подняла на него глаза, и на секунду Чарли утонул в их глубине.

– Да, мисс Адриенна, они пропадут без меня. Как я могу оставаться здесь, зная, что они будут мыкаться где-то, не имея даже крыши над головой?

– Пусть вас это не тревожит, Чарли. Я позабочусь о них.

Ничего не скажешь, характера этой девушке не занимать. То, как она сказала это, остановило поток возражений.

Остаться здесь? Заманчивая идея, что и говорить, но все же…

Одри прервала его размышления:

– Завтра же утром я займусь этим, Чарли. Я переговорю кое с кем в городе, и мои знакомые мигом отыщут ваших друзей.

– Но, мэм…

Чарли не успел довести до конца начатую фразу, потому что его внезапно перебил Лестер, загадочно проронивший единственное слово:

– Пичтри.

Одри и Чарли вновь повернули головы к Лестеру, а тот опять покраснел как рак и уставился в пол.

– Помнится, однажды в Пичтри мне доводилось видеть рубины Хьюлеттов.

Наступило молчание, после чего Одри рассеянно спросила:

– Вот как?

Лестер еще ниже наклонил голову и смущенно пробормотал:

– В ювелирной лавке. Мне поручили почистить их.

– До чего же мир тесен! – заметила Одри.

Чарли перестал пристально изучать лицо Лестера и перевел взгляд на нее.

– А знаете, мэм, пожалуй, это неплохая мысль – остаться здесь на какое-то время, – сказал он. – Кроме того, мы действительно должны немного помочь вам и вашей тетушке, чтобы хоть как-то отблагодарить за гостеприимство.

– Ну, наконец-то, Чарли. Если бы вы только знали, как мне приятно иметь дело с таким джентльменом, как вы.

– Благодарю вас, – машинально откликнулся Чарли.

– Но только учтите, я не позволю вам делать ничего тяжелого до тех пор, пока ваша рука окончательно не заживет. Смотрите, мистер Чарли Уайлд, обещайте мне… – Тут Одри неожиданно вспомнила кое о чем и с тревогой спросила: – Да, но как же быть с Альбукерке?

– С Альбукерке, мэм? – непонимающе переспросил Чарли.

– Ну да. Ваша работа в Альбукерке. Когда вас там ждут?

Чарли снова пришлось проявить свою находчивость:

– Ах, Альбукерке! Ну, с этим, я думаю, проблем не будет, мэм. Я… Я… Да, я пошлю им письмо!

– Тогда не стоит с этим медлить, – озабоченно нахмурилась Одри. – Кстати, в Розуэлле есть телеграф. Отправьте им телеграмму, так будет быстрее.

Чарли просиял. Его ложь прошла, и с души у него словно камень свалился.

– Телеграмма! Конечно же, я пошлю им телеграмму! Спасибо за подсказку.

И в этот момент Лестер пробурчал, не поднимая головы:

– Айви.

2

– О-о-одри-и-и!!! У нас в гостиной мужчи-ина-а-а!! Вопль тетушки Айви прервал сон Одри, прозвучал, словно залп из полкового орудия. Она накинула халат, сунула ноги в туфли и побрела в гостиную – и все это с закрытыми глазами, по-прежнему во сне, который был таким волнующим и сладким.

Черт бы побрал тетушку Айви! Такой сон испортила! Ведь Одри снился Чарли Уайлд, и они были с ним в каком-то цветущем саду и целовались, а потом он начал делать с Одри что-то такое, чего она толком не понимала, но интуитивно догадывалась, что именно это и называется заниматься любовью…

Бог знает, приснится ли ей еще когда-нибудь такой чудесный сон?

– Все в порядке, тетушка Айви, – начала Одри, входя в гостиную. Голос ее со сна прозвучал хрипло и тихо, поэтому она откашлялась, набрала в грудь побольше воздуха и прокричала как обычно: – Все в порядке, тетушка Айви!

Но Айви, стоявшая спиной к Одри, и теперь не услышала ее – ведь тетушка Айви, как уже отмечалось, была глуха как табуретка.

Итак, тетушка Айви стояла как изваяние возле дивана, на котором съежился несчастный Лестер Фрогг. Дикий рев Айви напугал беднягу до полусмерти, и теперь Лестер свернулся клубочком на диване, натянув одеяло до самых глаз.

Затем тетушка Айви брезгливо поддернула юбку – так, словно заметила притаившуюся под нею мышь, – и решительно шагнула к дивану.

– Да все в порядке, тетушка Айви! – снова гаркнула Одри и на этот раз обняла бабушку за плечи, подойдя к ней сзади.

От неожиданности Айви взвизгнула. Обернувшись к племяннице, она вцепилась в нее, словно им грозило кораблекрушение и тяжелая волна готова была смыть их обеих за борт.

– Это же мужчина, – драматическим шепотом заявила Айви. – Ты слышишь меня? Мужчина!

Тетушка Айви задохнулась – то ли от гнева, то ли от волнения, и Одри, пользуясь моментом, завопила прямо ей на ухо:

– Все в порядке, тетушка Айви. Я сама пригласила его сюда.

На сей раз ей, похоже, удалось докричаться, потому что лицо тетушки Айви сначала вытянулось, затем покраснело, и она завизжала громче прежнего:

– Ты его… что ты сказала?

– Его товарищ ранен, Айви! – крикнула Одри. От утреннего общения с тетушкой уже звенело в ушах.

На этот раз Айви ее не услышала. Она оторвалась от Одри, ухватила с кресла увесистую подушку и с самым решительным видом направилась к дивану. Лежащий на нем Лестер испуганно моргнул и с головой спрятался под одеяло. Занесенную вверх руку тетушки Айви с зажатой в ней подушкой Одри удалось перехватить лишь в последнюю секунду.

– Погодите, тетушка! – в который уже раз крикнула Одри. – Все в порядке! На них с товарищем вчера ночью напали бандиты!

Но тетушка Айви опять не услышала ее – а может быть, просто не захотела услышать, ведь у глухого человека есть свои преимущества, – и завизжала что есть мочи:

– Негодяй! Разбойник! Насильник! Развратник! – Она все-таки сумела вырваться из объятий Одри и теперь сопровождала каждое свое слово увесистым ударом подушки по съежившемуся под тонким одеялом Лестеру. – Мерзавец! Наглец! Кобелина!

Одри растерялась, не зная, как помочь бедняге Лестеру. Тут ее посетило счастливое озарение, и она громко закричала:

– Тетушка Айви! Он из Джорджии!

Вот это Айви услышала немедленно и немедленно же остановилась. Еще бы! Ведь прозвучало волшебное слово, слово-пароль – “Джорджия”! Она прижала к своей пышной груди злополучную подушку и перестала визжать. Затем тетушка Айви сделала нечто такое, что повергло Одри в изумление, а именно – отбросила подушку в сторону и принялась кокетливо поправлять свои растрепавшиеся локоны.

– Из Джорджии, говоришь? – улыбнулась Айви, убирая за ухо непослушную прядь.

Укрытая одеялом голова утвердительно кивнула. Одри вздохнула и громко объявила:

– Да. Они с товарищем из Америка-Сити. Оба они – известные музыканты. Вчера они направлялись из Эль-Пасо в Альбукерке, когда на них напали бандиты. В жестокой схватке тот, второй, был ранен. Я положила его в папиной спальне – ведь раненым необходимы покой и тишина.

– Америка-Сити? Ну как же, как же, я была однажды в этом городе, – сказала Айви, и лицо ее, сделавшись задумчивым и грустным, при этом удивительным образом помолодело – разгладились морщинки возле губ, заблестели глаза, и Айви осторожно присела на краешек стула, превратившись в слабую, тихую женщину. Разве можно было подумать, что всего минуту назад это был кипящий расплавленной лавой вулкан?

– Вы были в этом городе? – переспросила Одри, подходя к тетушке и обнимая ее за плечи. – В таком случае это просто неприлично – так обходиться со своим земляком. Этого джентльмена зовут Лестер Фрогг. Знаете, тетушка, он играет в оркестре на баритоне!

– Э-э-э… Мистер Фрогг, – осторожно начала тетушка Айви. – Позвольте сказать, что мне… Одним словом, добро пожаловать, сэр. Дом Хьюлеттов всегда открыт для парней из Джорджии, особенно для таких способных музыкантов, как вы.

Да, когда тетушка Айви хотела, она умела объясниться на высшем уровне.

Из-под одеяла показался один глаз Лестера. Судя по судорожному подергиванию головы, он, по всей видимости, кланялся в знак благодарности.

– Итак, еще раз – добро пожаловать, мистер Фрогг, – сказала Айви. – Отдыхайте, а когда встанете – приходите на кухню. Мы с Одри приготовим на завтрак лепешки и мясо. Да, и еще овсянку, разумеется. Так что все будет так, как у нас на родине, в Джорджии!

Из-под одеяла выглянул второй глаз и вместе с первым принялся внимательно изучать лицо Айви.

У нее был фамильный рот Хьюлеттов – чувственный, щедрый, улыбчивый. Впрочем, он и улыбался в эту минуту. За спиной Айви стояла Одри и тоже улыбалась таким же точно ртом. А в комнате стояла блаженная тишина.

Затем Одри нарушила молчание, негромко сказав:

– Боюсь, что моя тетушка напугала вас, мистер Фрогг. Но не сердитесь и постарайтесь понять ее – ведь она и сама перепугалась, обнаружив в нашей гостиной незнакомого мужчину.

После этих слов одеяло поехало вниз, и Лестер наконец предстал перед дамами во всей своей красе – с царапиной на лбу и какими-то перьями, застрявшими в волосах.

Впрочем, было в лице Лестера и кое-что привлекательное. Например, густые брови. Или линия подбородка – несколько смазанная по причине покрывавшей лицо Лестера щетины. К носу Лестера – длинному, тонкому, с приплюснутым кончиком, – можно было, конечно, и придраться, но где это сказано, что нос у мужчины непременно должен быть миниатюрным и правильным?

В целом же лицо Лестера можно было назвать тоже по-разному: либо открытым и широким, либо плоским и ровным, словно пустыня, раскинувшаяся прямо за стенами дома Хьюлеттов, – это уж кому как нравится.

– Я не насильник, – прозвучали первые за это утро слова Лестера.

За спиной Одри раздался смешок, и она обернулась к двери.

Чарли Уайлд стоял, прислонившись к косяку. Рубашка его была расстегнута на груди и открыта не только для утреннего ветерка, но и для взгляда Одри. Неизвестно, коснулся ли груди Чарли ветерок, но что касается взгляда Одри, то он прилип к его широкой груди, словно притянутый магнитом.

Впрочем, справедливости ради, признаем, что посмотреть и в самом деле было на что, природа над Чарли потрудилась на славу.

Да, большого труда стоило Одри отвести глаза от фигуры Чарли, однако она сумела сделать это и, потупившись, прошептала:

– Д-доброе утро, Чарли. Позвольте представить вам мою тетушку – мисс Айви Мэделин Хьюлетт.

Она подошла к Айви, взяла ее за руку и силой развернула лицом к Чарли.

– Дорогая тетушка, это мистер Чарли Уайлд. Он играет на корнете, а вчера ночью подвергся разбойному нападению на дороге, и его ранили. В руку.

– Да, мэм, это так… – Пронзительный крик Айви не дал ему договорить.

– О, мистер Уайлд! Какой ужас!

Она подскочила к Чарли и ухватила его за здоровую руку.

– Но почему вы встали с постели, мистер Уайлд? – озабоченно спросила Айви. – Ну, ладно, раз уж встали, тогда по крайней мере извольте присесть в кресло.

Айви бережно повела Чарли к креслу и усадила раненого героя. Затем осмотрела его повнимательнее и нахмурилась.

– Одри, почему ты не одела мистера Уайлда как следует? Ну-ка, марш наверх, и принеси для нашего гостя отцовский халат и домашние тапочки.

– Конечно, тетушка, я сейчас! – откликнулась Одри, проклиная себя за несообразительность. И в самом деле, как это она не додумалась до таких простых вещей? Раненый джентльмен должен быть одет так, как подобает раненому джентльмену. Разве тетушка не рассказывала ей об этом? Рассказывала, и не раз.

– Я сейчас вернусь, Чарли, – сказала Одри. – Пожалуйста, простите меня за то, что я не подумала обо всем этом раньше.

Одри успела заметить, как начинает открываться рот Чарли, который явно хотел что-то ответить ей, но самого ответа уже не слышала, поскольку неслась наверх, перепрыгивая через ступеньки. Наконец взбежала, бросилась к гардеробу и вытащила на свет божий халат отца и домашние тапочки. Немного подумала и прихватила еще на всякий случай его трубку – ей почему-то подумалось, что такой импозантный молодой человек, как Чарли, будет выглядеть просто неотразимо, если, ко всему, закурит еще и трубку.

Вернувшись в гостиную, Одри застала любопытную картину: покрасневший от смущения Лестер продолжал бревном лежать на диване, а тетушка Айви хлопотала вокруг него, то поправляя ему подушку, то подтыкая одеяло. Одри невольно хихикнула.

Затем она тревожно повела глазами, проверяя, здесь ли ее рыцарь, и тут же успокоилась, обнаружив Чарли в том же кресле, где оставила его.

– Надевайте халат, тапочки и сидите спокойно, мистер Чарли Уайлд, – строгим тоном распорядилась Одри. – Не забывайте о том, что вы раненый и вам необходим покой.

Затем она склонилась над Чарли с тапочками в руке, помогая ему переобуться.


– Теперь посидите немного, а мы с тетушкой принесем вам завтрак. Чувствуйте себя как дома. Если хотите курить – вот трубка. Чтобы табак не отсырел, я всегда добавляю в него немного яблочных долек. Попробуйте.

– Но я не курю.

Одри совершенно растерялась и резко отдернула руку. Чарли стало жаль ее, и он поспешил сгладить неловкую ситуацию:

– Не сердитесь, мэм. Это здорово, что вы принесли мне табак и трубку, просто я не курю… Спасибо.

Он извинялся непонятно за что, а Одри продолжала стоять неподвижно, тупо уставясь на зажатую в руке трубку. Было похоже, что только что поколебались устои придуманного ею мира. Чарли вздохнул и продолжил, найдя на этот раз, пожалуй, самые удачные слова:

– Курение вредно для нас, трубачей. Оно сбивает дыхание.

Одри воспряла духом после этих слов. Наконец-то все встало на свои места и оказалось предельно простым и понятным.

– Конечно, Чарли, – кивнула она. – Я понимаю.

С просветлевшим лицом она отложила трубку в сторону, взяла с дивана подушку и принялась хлопотать вокруг Чарли. Тому даже стало неловко из-за такого внимания к собственной персоне.

Чарли взглянул на товарища, возле которого продолжала хлопотать Айви, и с улыбкой заметил:

– Мне кажется, что было бы неплохо отозвать вашу тетушку куда-нибудь хоть ненадолго, чтобы бедняга Лестер мог встать. Вы же знаете, как он робеет в присутствии женщин. Ну а когда леди, подобная вашей тетушке, оказывает ему столько внимания, он и вовсе может копыта отбросить.

Одри понимающе кивнула и подошла к Айви.

– Пойдемте, тетушка, – сказала она. – Нам пора заняться завтраком – надо как следует накормить проголодавшихся мужчин.

Айви охотно согласилась с племянницей, и обе дамы покинули гостиную. Они ушли, и без них в гостиной вдруг стало мрачно и пусто. Словно из комнаты вместе с их смехом и щебетанием ушло что-то очень важное – может быть, душа гостиной отлетела прочь? Чарли тряхнул головой, отгоняя эти странные мысли, и направился к дивану, на котором съежился Лестер.

– Можешь вылезать, старина, – сказал он, трогая Лестера за плечо.

Заботы мисс Айви Хьюлетт и впрямь едва не довели Лестера до кондрашки. Он лежал под одеялом, свернувшись в тугой клубок, – совсем как еж перед лисой. Одеяло, укрывавшее Лестера с головой, было плотно подоткнуто со всех сторон.

На обращение Чарли он не откликнулся – ни словом, ни движением.

– Лестер, старина! – еще раз тряхнул его за плечо Чарли.

“Черт побери! – подумал Чарли. – Неужели эта сумасшедшая тетушка Айви и в самом деле уморила Лестера своими ухаживаниями?”

Но нет, все обошлось, и Чарли вздохнул с облегчением, когда одеяло шевельнулось и из-под него блеснул настороженный глаз.

– Она ушла, Лестер, – поспешил успокоить своего друга Чарли.

Одеяло съехало ниже, и вот уже показался второй глаз, за ним нос… До рта дело, правда, не дошло, он так и остался пока под одеялом, но зато послышалось приглушенно:

– Овсянка?

“Ну что ж, похоже, что Лестер начал приходить в себя”, – отметил Чарли.

Несмотря на запрет своего лечащего врача, мисс Адриенны Хьюлетт, Чарли легко подхватил стул здоровой рукой и подсел к дивану. Затем наклонился ниже и негромко сказал:

– Лестер, ты помнишь, что говорила вчера ночью мисс Адриенна по поводу фамильных рубинов?

Чарли знал о том, что Лестер все слышал прошлой ночью – ведь он даже прокомментировал рассказ мисс Адриенны – правда, на свой лад. Но знал Чарли и о том, что Лестер с великим трудом расстается со словами, все равно как скряга – с золотыми монетами. Нечего, кстати сказать, надеяться и на то, что Лестер ответит немедленно, нет, ответ он даст минут через пятнадцать, когда разговор уйдет далеко вперед, и его ответ, как всегда, прозвучит неожиданно и даже диковато.

Итак, не дожидаясь ответа, но зная, что механизм запущен, Чарли спокойно продолжал:

– Я вот что надумал, Лестер. Давай-ка воспользуемся гостеприимством этих леди и поживем у них какое-то время. Они – очень милые женщины, только болтают много, да уж что с этим поделаешь? Поможем им по хозяйству, а там между делом, глядишь, и приберем к рукам эти камешки. Если они действительно настолько хороши, как о них говорят, то мы сможем обеспечить всех ребят и завяжем наконец с этим опасным промыслом, тем более что грабители-то из нас никудышные. Как ты думаешь?

Несколько секунд друзья провели в молчании, а затем Лестер, по-прежнему не произнося ни слова, откинул одеяло и спустил ноги с дивана. Тревожно оглядевшись по сторонам, он наконец нарушил тишину, обратившись к Чарли:

– А где Айви?

– Они обе ушли на кухню готовить завтрак, – ответил Чарли. – Слушай, Лестер, я, конечно, понимаю, что это гнусно – ограбить двух женщин, которые к тебе всей душой, но, с другой стороны, что нам остается? Опять идти грабить? Нет, спасибо, с меня и одной простреленной руки довольно.

– Они не здесь, – сказал Лестер.

Чарли понял, что мысль Лестера работает с невиданной скоростью и ему не нужно больше пришпоривать своего друга. Из сказанного вытекало и признание того, что рубины Хьюлеттов на самом деле представляли собой большую ценность – впрочем, в этом вопросе Чарли полностью полагался на Лестера, познания которого в сфере драгоценных камней были на порядок выше, чем у него самого.

– Скажи, ты согласен с тем, что преступники из нас не получились? – спросил Чарли не столько для того, чтобы услышать ответ, сколько для того, чтобы подвигнуть Лестера на дальнейшую беседу.

– Нужно искать, – сказал Лестер, и Чарли кивнул.

– И что ты предлагаешь, Лестер? – спросил он. – Может быть, ты поработаешь пока на ферме вместе с Айви и Адриенной, а я тем временем перерою здесь все, пока не найду камешки?.

Лестер наморщил лоб от непосильных раздумий, но ответить не успел, поскольку в гостиную впорхнула Одри с тяжелым подносом в руках. Чарли невольно вскочил со стула, чтобы помочь ей.

– Сидите спокойно, Чарли Уайлд, – строго одернула его Одри. – Не с вашей больной рукой таскать подносы.

Строгость ее была наигранной, но тем не менее Чарли послушно опустился на сиденье.

– Я вижу, вы еще и стул таскали, – укоризненно сказала Одри.

Она со стуком поставила на стол поднос и грозно подбоченилась, глядя на Чарли. Он вдруг почувствовал себя провинившимся мальчишкой. Уголком глаза Чарли успел заметить, как его приятель Лестер проворно укрылся с головой и снова свернулся под одеялом калачиком.

– Рука почти не болит, мисс Адриенна, – сконфуженно пробормотал Чарли. Затем, удивляясь самому себе, решил задобрить Одри комплиментом и добавил: – А все благодаря вашему лечению, мэм.

Комплимент достиг цели. Одри немедленно смягчилась и даже порозовела от удовольствия. К тому же свои слова Чарли сопроводил такой улыбкой, что любое женское сердце растаяло бы, не только такое мягкое и доброе, как сердечко Адриенны Хьюлетт. Глядя на покрасневшие щечки Одри, Чарли вдруг испытал удовлетворение – довольно циничное, надо признать, – от того, что, оказывается, не все забыто и не все потеряно и что под маской жестокого грабителя по-прежнему живет прежний, старый добрый Чарли Уайлд, сводивший своей улыбкой с ума всех девушек в округе. Ах, сколько женских сердец разбила эта ослепительная улыбка в городке под названием Америка-Сити!

Чарли решил, что смутил Одри вполне достаточно для того, чтобы она больше не докучала ему своими придирками. Одри и впрямь замолчала и принялась разгружать поднос, а Чарли тем временем исподтишка любовался соблазнительными округлостями, хорошо просматривающимися под тонкой тканью облегающего платья.

Вряд ли мисс Адриенну Хьюлетт можно было назвать красавицей, но уж чем господь не обидел ее, так это фигурой. Ради таких прелестей можно многое простить, даже привычку болтать без передышки, словно стучащий на стыках рельсов поезд.

– Ну хорошо, Чарли, только не вините меня, если рана ваша откроется и воспалится, – недовольно пробормотала Одри, выпуская остатки пара.

– Не стану, мэм.

Пока варилась овсянка, Одри успела переодеться. Ей очень хотелось произвести впечатление на Чарли, поэтому она выбрала бело-голубое платье, обшитое по рукавам и подолу тонким белым кружевом. Кусочек этого кружева с давних пор сохранился у Одри – она и сама не знала, зачем тогда оставила его, – и вот он пригодился для того, чтобы заплести его в волосы. Прежде чем бежать на кухню за лепешками, мясом и овсянкой, Одри успела покрутиться возле зеркала и спустилась на кухню, будучи полностью уверена в том, что выглядит наилучшим образом, и даже белый фартучек, повязанный поверх платья, не способен был испортить общего впечатления.

– Прошу к столу, Чарли, – позвала она. – Если вам будет трудно управляться с ножом, позовите меня, я буду рядом. – Она озадаченно покосилась на казавшийся необитаемым диван и добавила: – Попробую поискать Лестера.

Чарли едва не прыснул от смеха, но сдержался и ответил как можно серьезнее:

– Вы так добры, мэм.

Одри вышла за дверь, и только тогда Лестер осторожно выглянул из-под своего одеяла. Он посмотрел на Чарли, улыбнулся и торжественно объявил:

– Я согласен.

Чарли задумчиво посмотрел в потолок и ответил:

– Отлично, Лестер. А теперь вылезай есть овсянку.


Мужчины закончили завтракать и теперь умывались в маленькой ванной, примыкавшей к кухне, а Одри, мывшая посуду, услышала стук копыт. Кто-то въехал к ним во двор.

– И кого это принесло? – Одри бросила на стол мокрое полотенце и громко крикнула: – Выйду посмотрю, кто это приехал, тетушка Айви!

Чуть раньше Одри битых полчаса уговаривала тетушку достать свой слуховой рожок, но куда там! Разве могла Айви позволить себе появиться со слуховым рожком перед таким деликатным джентльменом, как Лестер Фрогг! Что он о ней тогда может подумать? Одри пыталась было объяснить Айви, что пугать окружающих своим криком куда хуже, но Айви прикинулась, что ничего не слышит, и даже плечом не повела.

Одри выскочила на веранду и тут же узнала в одном из всадников Фермина Смолла, шерифа из Розуэлла. Второй всадник был ей незнаком. Это был толстяк – такой огромный, что лошадь под ним казалась игрушечной.

Одри окинула приехавших взглядом и нахмурилась. Не по нраву ей были такие визитеры.

Нужно сказать, что ни Одри, ни тетушка Айви ни в грош не ставили своего шерифа Смолла и считали его тем самым человеком, на чью помощь следует рассчитывать лишь в самом крайнем случае и в самую последнюю очередь.

Если бы нужно было описать Фермина Смолла одним словом, то лучше всего подошло бы прилагательное “длинный”. И правда, все в нем было длинным – и вытянутое лицо, и нос, и подбородок. Длинные руки свисали вдоль длинного тела и заканчивались длинными пальцами. Длинные ноги были обуты в длинные, до колен, сапоги.

Шериф Смолл даже передвигался как-то длинно, словно перетекая с места на место. Так же длинно он мыслил и говорил.

Длинный человек, одним словом.

Тетушка Айви не раз говорила, что даже глаза шерифа напоминают ей глаза одной собаки – страшно длинной и медлительной, которая жила когда-то у ее отца в Джорджии. Ту собаку Одри, разумеется, не знала, да и не могла знать, однако всегда соглашалась со своей тетушкой.

Напоследок скажем и о волосах шерифа – они были длинными, до плеч, слегка волнистыми и отливали на солнце тем особым красноватым оттенком, что присущ ирландскому сеттеру.

И все же, как ни относись к Фермину Смоллу, а он – шериф, в некотором роде хозяин здешних мест, и потому терять дружбу с ним не стоит, так что Одри ничем не выдала своего разочарования, помахала рукой и приветливо крикнула:

– Привет, Фермин! Вы по поводу вчерашней перестрелки?

Одна из длинных бровей шерифа дрогнула и медленно поползла вверх, а на губах появилось подобие улыбки.

– Вполне возможно, мисс Одри. А что вам известно об этом? – неторопливо произнес Смолл.

– Да уж кое-что известно, шериф. У нас в доме двое из тех, на кого напали эти бандиты. Один из них даже ранен, бедняга, и я ухаживаю за ним. Они позавтракали и сейчас умываются.

Фермин и тот, второй, молча обменялись выразительными взглядами. Это ужасно не понравилось Одри. В конце-концов, это ее двор, и нечего здесь переглядываться.

Шериф Смолл принялся стекать со своего серого жеребца на землю, долго стекал и наконец перетек весь целиком. Затем он неторопливо отвел жеребца к крыльцу и долго привязывал поводья к перекладине, и только потом обернулся к Одри.

– Перестрелка, мисс Одри? – протянул он. – Но мне не известно ни о каких перестрелках по эту сторону от Арлетты.

– Вот как?! – воскликнула Одри. – Хорошенькое дело! Но если у меня в доме есть раненый, значит, все-таки была какая-то перестрелка, как вы думаете? Или вы считаете, что перестрелка если и была, так в городе?

– Пожалуй, нет. В городе тоже ничего не произошло, если не считать обычных драк и грабежей, мэм.

Впрочем, чему тут удивляться? До шерифа Смолла новости и те долго доходят. Дольше, чем до жирафа. Кстати, если новости и доходят до него наконец, то сколько же ему нужно времени, чтобы хоть как-то на них отреагировать?

Одри хмуро повела глазами, наткнулась взглядом на незнакомца, приехавшего вместе со Смоллом, и спросила без особого интереса:

– А кто это с вами, шериф?

Незнакомец грузно колыхнул своим необъятным животом, свисавшим через ремень брюк, вежливо приподнял шляпу и представился сам:

– Меня зовут Уиллис Микер, мэм, и я – шериф Арлетты.

Одри вмиг заинтересовалась, забыла, казалось, о раздражавшем ее шерифе Смолле и оживленно заговорила:

– Арлетта? Как интересно! В Арлетте живет еще одна моя тетка, Пэнси Хьюлетт. Неужели вы не слышали о ней, шериф? Они родные сестры с моей тетушкой Айви, понимаете? Тетушка Пэнси умеет печь такие пирожки – да вы и в самой Джорджии таких не найдете! Тетушка Айви, правда, с этим не согласна, но это она так, из упрямства. Сами знаете, как это бывает иногда между сестрами, верно, шериф? – И она лучезарно улыбнулась представителям закона.

Уиллис Микер и Фермин Смолл снова переглянулись, и Микер принялся исподтишка присматриваться к Одри. К тому моменту, когда ее красноречие иссякло, у него, похоже, созрело окончательное мнение относительно нее. Он деликатно кашлянул и сказал:

– Э-э-э, да, мэм, вы совершенно правы. Я знаю мисс Пэнси, и, собственно, из-за нее-то отчасти и нахожусь здесь. Она, по правде сказать, неважная рассказчица, верно?

Одри постаралась вспомнить тетушку Пэнси – вечно чем-то недовольную, надутую, и согласилась:

– Да, пожалуй. Рассказчица из нее и впрямь никудышная.


Чарли и Лестер слышали приближающийся топот копыт, но не слишком-то интересовались тем, кто это приехал, до того момента, когда до их ушей впервые долетело ужасное слово – “шериф”. Услышав его, они в ужасе прижались спинами к стене, словно желая стать невидимыми.

– Господи, Лестер, что же нам теперь делать? Лестер ничего не ответил.

– Черта с два отсюда убежишь, – продолжал Чарли. – Здесь же пустыня – ровная как блин. Ни деревца, ни кустика. Нас тут же обнаружат. Да нам даже оседлать лошадей не удастся – тут же заметят.

Лестер отрицательно покачал головой, в то время как его губы шевельнулись и с них слетело многозначительное: “да”.

Впрочем, Чарли не стал заниматься расшифровкой этого сообщения, сделанного Лестером, – у него и без этого в голове царил кавардак. Мысли его суетились, прыгали и перекатывались быстрее, чем шарик под пальцами шулера-наперсточника. Наконец он сказал:

– Ну что ж, Лестер, бежать нам не удастся. Все, что мы можем сделать, это пойти ва-банк. Мисс Адриенна поверила в нашу сказочку? Поверила. Значит, она будет на нашей стороне. Нужно держаться этой истории и дальше, а там посмотрим. Во всяком случае, я надеюсь, что нас с тобой не станут арестовывать прямо сейчас.

Не дожидаясь ответа, который мог у Лестера созреть только к обеду, Чарли подхватил друга под руку и потащил за собой. Так они и вышли во двор – сначала Чарли, а за ним Лестер, похожий на грустного воздушного змея, которому совершенно не хочется никуда лететь. Чарли широко улыбнулся, чтобы каждому стало понятно: перед ними ни в чем не замешанный, честный и законопослушный гражданин.

– Еше раз доброе утро, мисс Адриенна, – дружелюбно сказал он, обращаясь к Одри, а затем равнодушно кивнул гостям: – Доброе утро, джентльмены.

Одри поспешила все объяснить:

– Это Чарли и Лестер. А это – шериф Смолл из Розуэлла и шериф Микер из Арлетты. Они заехали сюда по пути, поболтать немного. Я полагала, – растянула последнее слово Одри, – что они захотят расспросить вас о вчерашнем ужасном происшествии, случившемся с вашим оркестром, но я ошиблась.

И она презрительно фыркнула, демонстрируя полнейшее свое неверие в умственные способности блюстителей закона. Последнее обстоятельство вселило в Чарли некоторый оптимизм. Он понял, что в лице Одри имеет сильного помощника. Помощницу, точнее. К тому же Хьюлетты – люди известные в здешних краях, и их слово будет для шерифов гораздо весомее, чем слово никому не известного Чарли. Итак, если Одри на его стороне – а это, несомненно, так, – значит, еще не все потеряно.

Пока, во всяком случае.

– Шериф Смолл, – коротко кивнул головой Чарли. – Шериф Микер.

Лестер, само собой, ничего не сказал.

Фермин Смолл хмуро уставился на Чарли и спросил:

– Могу я задать вам пару вопросов, джентльмены? Чарли очень не понравился тон, которым это было сказано, – подозрительный, холодный, словно заранее обвиняющий. Так уж устроен свет, что подобным тоном всегда разговаривают блюстители закона и ревнивые жены.

Чарли нарочито бодро улыбнулся и ответил:

– А почему бы нет, шериф?

В это время на веранде появилась Айви. Она окинула сердитым взглядом фигуры Смолла и Микера и спросила – громко, так, как она говорила, когда хотела услышать саму себя:

– А этому что здесь надо?

– Он ведет расследование! – заорала в ответ Одри.

– Насчет того, кто подстрелил этого симпатичного трубача?

– Во-первых, он играет не на трубе, а на корнете, тетушка Айви, а во-вторых, шерифа Смолла вовсе не интересует это преступление. Его больше волнует что-то другое.

Одри еще раз окинула Смолла полным презрения взглядом, и от этого взгляда у Чарли полегчало на душе.

“Похоже, что здесь меня в обиду не дадут”, – подумал он.

Айви тоже смерила взглядом фигуры шерифов. Смолл и Микер с каждой минутой выглядели все более раздраженными и одновременно растерянными.

– А почему это, черт побери, он не хочет заниматься этим делом? – сердито загремела Айви. – Ведь этого парня подстрелили, разве нет?

Одри демонстративно пожала плечами.

– Вот этого я, тетушка Айви, не знаю, – ехидно ответила она. – Мне тоже казалось, что шерифа Смолла должно заинтересовать преступление, которое совершено прямо у него под носом, но его, похоже, больше интересуют происшествия, случившиеся в других местах. В Арлетте, например.

– Это не совсем так, мисс Одри, – возразил Фермин. – И вы сами прекрасно об этом знаете.

– Тогда за каким чертом вы приперлись сюда, Фермин? – спросила Айви своим трубным голосом.

В словах ее прозвучало деликатное предложение проваливать.

– Зачем?! – крикнул Фермин. – Я объясню, зачем я здесь, если, конечно, вы наконец позволите мне вставить хоть слово!

Одри скрестила на груди руки, расправила плечи и пристально уставилась на Смолла и Микера, нетерпеливо пристукивая носком туфли. Вид ее был столь воинственным, что Чарли с трудом подавил улыбку, несмотря на всю напряженность момента.

– Мы ждем ваших объяснений, – ледяным тоном напомнила Одри.

– За каким чертом мы здесь? – раздраженно повторил Смолл. – Да за таким, что ваша тетушка Пэнси, которая живет в Арлетте, вчера вечером пережила налет на свое заведение. Или, скажем точнее, ее пытались ограбить. Шайка бандитов после неудачной попытки ограбления скрылась в пустыне.

– Тетушка Пэнси? – ахнула Одри и взмахнула руками. – Боже, какой ужас!

Айви озадаченно приложила ладонь к уху и крикнула:

– Что он сказал?!

Одри громко прокричала в ответ, размахивая руками:

– В Арлетте было ограбление, тетушка Айви!

– Что было?

– О-граб-ле-ни-е!

– А-а… А где?

– В Арлетте, тетушка. В Ар-лет-те!

– Ну, и какое нам дело до какого-то ограбления в этой Арлетте?

– Пытались ограбить тетушку Пэнси! Глаза Айви вспыхнули ярким огнем.

– Что? Пэнси? Ограбить? Да только последний идиот мог попытаться ограбить Пэнси! Уж я-то знаю свою сестру! Несчастные кретины! Бьюсь об заклад, ни один из них целым не ушел от нее!

Шериф Микер слегка смутился.

– Уйти-то они ушли, но…

– Им повезло! – тряхнула головой Айви и снова обернулась к Одри: – Но все равно я не понимаю, почему они занимаются этим неудавшимся ограблением в Арлетте, Koгдa буквально у них под носом орудует шайка бандитов? Одри набрала в грудь побольше воздуха и закричала:

– Не знаю, тетушка Айви! Айви сердито хмыкнула.

Фермин продолжил свои объяснения:

– Грабители скрылись по этой дороге, мисс Одри, потому-то мы и приехали к вам. Преступники наверняка двигались мимо вашей фермы, поэтому наш долг – проверить все. Кстати, ваша тетушка Пэнси уверена в том, что ей удалось подстрелить одного из грабителей.

– На что вы намекаете, Фермин Смолл? – звенящим от негодования голосом спросила Одри. – Уж не на то ли, что я могла приютить под своей крышей людей, которые пытались ограбить мою родную тетку? Да вы в своем уме?

– Но…

– Никаких “но”, – возразила Одри, не давая Ферми-ну Смоллу сказать ни слова. – По всей видимости, те незадачливые грабители и напали вчера ночью на ваш оркестр, Чарли.

Одри торжествующе посмотрела на шерифа Смолла.

Чарли тоже посмотрел на шерифа и понял, что тот уже по горло сыт тетушкой и племянницей. Длинное лицо Смолла, казалось, вытянулось еще сильней и выражало смертную тоску.

– Так, так, – сердито проворчал Фермин. – Ну, хорошо. Тогда расскажите-ка вы мне сами обо всем, что случилось прошлой ночью, а я посмотрю, можно ли верить вашему рассказу.

И он указал своим длинным пальцем на молчавшего до сих пор Чарли.

У Чарли мгновенно пересохло во рту. Обвести вокруг пальца шерифа будет куда труднее, чем Одри и ее тетушку. Черта с два Смолл поверит хоть одному его слову! Но сдаваться без боя он не собирался.

Чарли набрал в грудь воздуха, приготовился повторить свою вчерашнюю сказочку про напавших на них разбойников, но его опередила Одри:

– Ах, Фермин, это было ужасно. Просто ужасно!

Все они – Чарли, Лестер, Фермин и Уиллис Микер обернулись и уставились на Одри. Ее серые глаза стали круглыми, совсем огромными, руки были сложены под бурно вздымающейся грудью, отчего Одри стала похожа на приготовившуюся петь оперную диву. Она заговорила, и Чарли в первую минуту даже удивился тому, что Одри говорит прозой.

– Мистер Уайлд поведал мне вчера эту историю. Я сейчас перескажу ее вам. Итак, музыканты мчались сквозь ночь из Эль-Пасо в Альбукерке, где их ждали горожане, собравшиеся на праздник, посвященный началу лета. Оркестр, приглашенный из Эль-Пасо, должен был стать украшением этого праздника. Руководил этим оркестром Чарли Уайлд.

Одри перевела дыхание, успев в эту секунду бросить на Чарли восхищенный взгляд.

– Музыканты были уже совсем недалеко отсюда, может быть, в паре миль, когда путь им преградили бандиты. Что оставалось делать оркестрантам? Только спасаться бегством. Что еще остается делать честному человеку, попавшему в лапы разбойников в этих краях, где царит насилие и безмолвствует закон?

Одри снова окинула насупившегося шерифа презрительным взглядом.

– Итак, бандиты напали на беззащитных музыкантов; блюстителей закона, как всегда, не было видно, и несчастным оркестрантам оставалось лишь спасаться бегством. Ведь у них не было иного оружия, кроме их музыкальных инструментов. – Одри тяжело вздохнула. – Ночная тьма разлучила музыкантов. Чарли и Лестер остались вдвоем, и счастливая судьба вывела их к нашей ферме. Ах, это была ужасная картина!

В эту минуту Фермин пристально посмотрел на Чарли и явственно пробурчал себе под нос:

– Преступники…

Одри расслышала бурчание Фермина и истолковала его на свой лад.

– Преступники? – повторила она. – Да, преступники, Фермин. Преступники орудуют под самым вашим носом и нападают на ни в чем не повинных людей. Только сам господь спас Чарли и Лестера от их грязных лап, спасибо ему за это! Ведь в наших краях честному человеку не на кого уповать, кроме бога!

– Как ты сказала, Одри? – переспросила Айви, напряженно вслушивавшаяся в рассказ своей племянницы.

– Говорю, что на все воля божья, тетушка! – во все горло заорала Одри.

При столь громогласном упоминании имени господнего Чарли вздрогнул, а в дальнем сарае всполошились и закудахтали разбуженные голосом Одри куры.

3

Пока разочарованные Фермин Смолл и Уиллис Микер покидали двор, Чарли не переставал гадать о том, кто же на самом деле Одри – гений, специализирующийся на заговаривании зубов, или просто идиотка? Впрочем, кем бы она ни была на самом деле, шкуру она им спасла обоим – и Чарли, и Лестеру.

Но до каких же высот удалось ей развить ту жалкую историю, которую выдумал прошлой ночью Чарли. Это же целый роман, поэма! С каким мастерством она добавила в свой рассказ немного ужаса, немного пафоса, немного мистики – и что получилось в итоге?

Алмаз! Чистейшей воды алмаз!

Потрать Чарли целый год, и тогда ему не выдумать бы лучшей истории. Черт побери! Ведь он готов был сам поверить в то, о чем рассказывает Одри!

Впрочем, и обольщаться тоже не следует. История, конечно, была хороша, но вот поверили ли в нее Смолл и Микер – вопрос. Во всяком случае, Чарли собственными глазами наблюдал за тем, как шерифы что-то обсуждают, энергично размахивая руками, оказавшись за воротами негостеприимной для них фермы Хьюлеттов. По всему было видно, что шерифы недовольны собой. Да и ходом своего следствия тоже, надо полагать.

А раз так, то нужно быть готовым к новым проверкам и не терять бдительности, решил Чарли. И ничем не выдавать себя.

– Лестер, тебе придется съездить в Розуэлл и разыскать всех парней, – сказал Чарли, обращаясь к своему товарищу. – Сможешь сделать это? Наши хозяйки думают, что мы музыканты. Нужно подтвердить это делом. К тому же и мы сами извлечем из этого двойную пользу: порепетируем – раз, у меня будет время для того, чтобы заняться рубинами Хьюлеттов, – это два. А кроме того, у меня все еще очень болит рука, и мне пока не выдержать долгой скачки в седле.

Лестер пожевал губами и буркнул:

– Чудесно.

– Чудесно, – согласился Чарли. – Особенно если учесть, что пулю я получил не от кого-нибудь, а от ближайшей родственницы Одри. Ну, давай собирайся, Лестер. И не забудь зайти и спросить у дам, не нужно ли им что-нибудь в городе. Будем галантными джентльменами, старина!

На лице Лестера отразился ужас. Чарли понял свою вину, сам себя мысленно обругал дураком и поспешил успокоить друга.

– Ладно, ладно, Лестер, – сказал он, похлопывая Лестера по спине. – Я сам спрошу, не волнуйся. Иди седлай свою Прунеллу.

Прунеллой звали кобылу Лестера, которую он назвал этим именем в честь своей любимой тетушки. Впрочем, Чарли не касалось – в честь кого названа кобыла Лестера.

Лестер отправился на конюшню, а Чарли – в дом. Одри он нашел на кухне. Увидев Чарли, она прекратила резать хлеб и улыбнулась своей прелестной улыбкой.

– Спасибо вам за все, мисс Адриенна, – начал Чарли. – Если бы вы знали, как трудно говорить честному человеку с представителем закона, который только и ждет, чтобы этот человек оклеветал самого себя.

– Я-то знаю! – гневно воскликнула Одри и так энергично взмахнула рукой, что задела краюху хлеба, отчего отрезанная уже горбушка подпрыгнула, а затем свалилась на пол.

– А я знаю, мэм, что все, о чем вы рассказали этим шерифам, – чистая правда, – с пафосом добавил Чарли.

Одри порозовела от удовольствия, а Чарли в который уже раз залюбовался ею.

– Лестер собрался в город, мэм, – сказал он. – Мы решили разыскать своих парней, которых потеряли прошлой ночью.

– Пусть порасспрашивает у лавочников, – посоветовала Одри. – Я послала соседского мальчишку предупредить в городе, что если ваши друзья объявятся, то им нужно подыскать жилье.

– Вот как? – удивился Чарли, не ожидавший от мисс Хьюлетт подобной прыти.

– Разумеется. Не спать же им под открытым небом, правда? – И Одри ответила ему не менее удивленным взглядом.

– Да… Конечно… Это так любезно с вашей стороны, мэм.

– Ах, Чарли, что вы. Какая ерунда.

Нет, это была вовсе не ерунда, но Чарли решил не вступать в долгие объяснения с Одри. Вместо этого он повторил еще раз:

– Спасибо. – И добавил: – Скажите, а если нам удастся разыскать их, вы позволите им приехать на вашу ферму? Было бы славно, если бы мы смогли немного порепетировать здесь. Нам для этого сгодился бы любой сарай. Вон у вас сколько места. – Он сделал широкий жест здоровой рукой. – Надеюсь, мы не слишком помешали бы вашим курам и собакам, если бы сыграли для них пару маршей и квикстепов?

Одри восторженно ахнула. Можно было подумать, что Чарли предлагает ей луну с небес.

– Это просто блестящая идея! Великолепная! А уж сколько вы этим мне самой удовольствия доставите, если бы вы только знали! Я сгораю от желания послушать вашу музыку.

Что ж, разрешение собраться всем на ферме получено, превосходно! Чарли вспомнил о том, с чем пришел на кухню, и сказал:

– Еще раз спасибо, мэм. Скажите, вам ничего не нужно в городе? Лестер может привезти все, что вы закажете.

– Я должна спросить у тетушки Айви.

Одри озадаченно посмотрела на свои испачканные в муке руки, и Чарли поспешил предложить ей свою помощь:

– Хотите, я сам разыщу ее? Ведь вы сейчас заняты.

– Спасибо, Чарли.

Она посмотрела на него с такой благодарностью, что Чарли почувствовал даже легкое раздражение. Черт побери, да ведь он всего-навсего вызвался пойти поискать ее тетушку, зачем же смотреть на него такими коровьими глазами? Знала бы она, что он только и думает о том, как бы стащить ее рубины!

Обо всем этом Чарли размышлял, пока занимался поисками тетушки Айви. Наконец он нашел ее, выяснил все необходимое и отправился на задний двор, где его поджидал Лестер, успевший уже оседлать свою верную Прунеллу. Старый добрый Лестер! Если ему велели ждать, он с места не стронется и будет стоять хоть до скончания века.

– Им нужна катушка ниток такого вот цвета, Лестер, – сказал Чарли и протянул другу синюю нитку. Лестер взял ее, внимательно осмотрел, словно запоминая оттенок, и положил нитку в нагрудный карман.

– Ты понял, что тебе нужно делать, Лестер?

– Она спасла наши шкуры, Чарли, – ответил тот, кивнув головой. – Она спасла наши шкуры.

В голосе Лестера звучало обожание. Так он мог бы говорить разве что о своей матери. Или о Деве Марии.

– Да, она спасла нас, – согласился Чарли. – И при этом чертовски ловко.


В два часа пополудни на дороге, ведущей к ферме Хьюлеттов, показались пятеро всадников – духовой оркестр из Америка-Сити, штат Джорджия. Одри готова была встретить их коржиками и домашним сидром. Чарли, правда, пытался удержать ее от такого жеста – слишком щедрого, по его мнению, но она и слушать его не стала.

– Ну что вы, Чарли, – с придыханием сказала Одри. – Ведь это же музыканты!.

Сначала Чарли посмотрел на нее как на сумасшед-шую, но потом вдруг представил себе, насколько скучна жизнь в этом забытом богом уголке, и больше не возражал. Сама же Одри не могла найти себе места от волнения и восторга. Еще бы, ведь не каждый день и не на каждую ферму прибывает знаменитый оркестр, да к тому же из самой Джорджии. Репетировать. Творитъ музыку! Да это ж с ума сойти можно от счастья! Сердце в груди Одри стучало громче любого барабана.

– Знаете, Чарли, – сказала она, подхваченная неожиданным порывом. – Если вы и ваши друзья-музыканты устали от бесконечных странствий, можно было бы подумать о том, чтобы осесть в Розуэлле.

Она сказала это и тут же смутилась. И дернул же ее черт за язык! Нашла что предложить! Разве можно надеяться на то, что такие известные музыканты захотят остаться в каком-то Розуэлле, в этом занюханном городишке на краю земли! Нет, таким талантливым людям нужна столица, им нужен весь мир!

Конечно, был в ее словах и второй, потаенный смысл. Ведь Одри так хотелось бы постоянно быть рядом с Чарли, со своим рыцарем, посланным ей из ночи рукой самой судьбы. Как ей хотелось удержать его! Ведь Одри понимала, что, как только Чарли уедет, вокруг нее снова сомкнутся душные стены повседневной жизни, а ей так хотелось праздника. Да и кто знает, появится ли когда-нибудь другой рыцарь в ее жизни?

– А в Розуэлле нашлась бы работа для плотника? – оторвал ее от размышлений голос Чарли.

Работа для плотника! Какая проза! Одри настолько трудно было переключиться с романтических мыслей на мысли приземленные, что она ответила не сразу:

– Э-э-э… Право, не скажу наверняка.

– Ну а ювелирные лавки? В Розуэлле есть ювелиры? Одри решила, что Чарли задает эти вопросы только для того, чтобы она сама поняла всю абсурдность своего предложения, и смутилась.

– Не знаю.

– Хм-м-м…

Одри не могла знать, к чему относится “хм-м-м…”

Чарли, и от этого почувствовала себя полнейшей идиоткой.

– Я понимаю, это была глупая мысль, Чарли, – грустно сказала она.

В этот момент всадники достигли их двора, и Одри поспешила спрятать свое смущение подальше.

– Вот они! – Одри молитвенно сложила на груди руки и принялась всматриваться в лица прибывших – тех самых музыкантов, которые окажут честь их ферме тем, что проведут здесь первую в истории Розуэлла репетицию оркестра. Немедленно голову Одри заполнили ее обычные фантазии. Она представила себе Чарли в белом фраке, дирижирующего блистательным оркестром.

Но Чарли вернул ее на грешную землю, тронув за локоть, чтобы предложить спуститься вниз с веранды Он спешил обняться со своими потерявшимися и так счастливо нашедшимися друзьями.

– Добро пожаловать, парни! – Чарли постарался придать своему голосу уверенности, которая необходима каждому лидеру, и веско добавил: – Мисс Хьюлетт предлагает вам распрячь лошадей и отогнать на огороженный луг. Пусть пасутся, пока мы будем репетировать.

То, что Чарли назвал лугом, было на самом деле огороженным клочком пустыря, заросшего редкими кустиками колючки и жалкими островками жесткой травы. Оградой же, охранявшей этот райский уголок от диких зверей, служили тесно стоящие плечом к плечу кактусы. Правда, здесь же росли знаменитые яблони Хьюлеттов, дававшие пусть жиденькую, но все же тень. Лужайка не пустовала – по ней с утра расхаживала Принцесса, меланхоличная и дружелюбная корова. Она посмотрела на приехавших музыкантов, на их лошадей, и на ее жующей морде промелькнуло подобие улыбки. Нет, право же, на этой ферме улыбались все без исключения – и люди, и животные.

– Мисс Хьюлетт здорово помогла нам, Чарли, – сказал Пичи Джилберт, отправляя легким шлепком ладони на луг своего жеребца.

– Каким образом, Пичи? – спросил Чарли, чувствуя укол ревности. Ему хотелось быть единолич-ным начальни-ком, и вмешательство Одри в дела оркестра не входило в его планы.

– Она послала мальчика переговорить кое с кем в городе, и для нас тут же нашлось местечко, где остановиться.

Чарли недовольно поморщился и спросил:

– Интересно, как ей удалось провернуть это дельце так быстро?

Пичи только пожал плечами, оставив Чарли в неведении о том, какими магическими приемами владеет мисс Хьюлетт.

“Да она проворная девушка, черт побери!» – раздраженно подумал Чарли.

Он посмотрел на Одри, та перехватила его взгляд и улыбнулась в ответ.

“И все-таки она очаровательна”, – вынужден был признаться самому себе Чарли.

Его отвлек голос Харлана Льюиса, басиста.

– Привет, Чарли. Лестер сказал, что ты подхватил пулю. Черт, я и не предполагал, что та тетка окажется таким метким стрелком.

– Ради всего святого, заткнись, Харлан, – прошипел Чарли и покосился на Одри. Та, похоже, не слышала их разговора.

Харлан безропотно замолчал. Это далось ему безо всякого труда, поскольку он был парнем спокойным и даже флегматичным. Харлан просто пожал плечами и повел своего коня на лужок.

– Хозяйки фермы предоставляют нам свою конюшню для репетиций, парни! – громко воскликнул Чарли. – Наконец-то мы сможем заняться своим любимым делом!

Он боялся, что парни могут поднять его на смех при упоминании о конюшне, но этого не произошло, а поймав восторженный взгляд Одри, Чарли вновь почувствовал себя руководителем знаменитого оркестра.

– Ты привез нитки, Лестер? – спросил Чарли.

Он был уверен, что Лестер ничего не забыл, но ему очень хотелось и впредь набирать очки в глазах Одри и Айви – по крайней мере, до тех пор, пока он не найдет способ добраться до их камешков.

В ответ Лестер вынул из бокового кармана объемистый пакет, набитый катушками ниток всех цветов – голубыми, синими, белыми, красными, желтыми и бог знает какими еще – и сказал:

– Ведь они спасли наши шкуры, Чарли. Спасли, черт побери.

Да, тот разговор Одри с шерифами, видно, крепко запал в душу старины Лестера.

Конюшня оказалась идеальным местом для репетиций. Лошадей на ферме Хьюлеттов было немного. Если говорить точнее, у них была всего одна лошадь, да и та сейчас была отогнана на какое-то дальнее пастбище, и в конюшне находился лишь один жилец – старый мул по имени Герцог, существо молчаливое, спокойное и, что было в традициях этого дома, весьма дружелюбное. Он внимательно осмотрел входящих на конюшню музыкантов, негромко вздохнул и принялся жевать сено, не обращая больше на них ни малейшего внимания.

Музыканты уселись в полукруг на связках соломы, Чарли сел перед ними – совсем как заправский дирижер – и поднял руку, призывая к тишине Он вдруг вспомнил репетиции в своем родном Америка-Сити, и на секунду у него сжалось сердце.

И, как видно, не у него одного.

– Господи, как же давно мы не играли, – громко вздохнул Пичи Джилберт, поглаживая свой тенор. Взгляд у него был смущенный, а глаза предательски повлажнели.

Чехол, из которого он достал свой инструмент, был потертым, немало повидавшим и немало поколесившим по свету, как и его хозяин.

Недоверчиво поглядел на товарищей и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Неужели это не сон? Неужели мы снова будем играть?

Чарли никак не мог начать разговор, для которого, собственно, и собрал своих парней. Сначала ему мешало то, что все они были взволнованы предстоящей возможностью поиграть. Затем ему помешала Одри, которая принесла на конюшню коржики и сидр, чтобы музыканты могли поддержать свои силы.

Потом заявилась Айви. Она пришла для того, чтобы поблагодарить Лестера за нитки, и благодарила его бесконечно долго, не сводя с его лица восторженных глаз.

Лестер, разумеется, засмущался и сделался красным как вареный рак.

Когда все наконец успокоилось, Чарли плотно прикрыл дверь конюшни, уселся на связку соломы и наклонил голову вперед.

– А теперь, парни, придвигайтесь поближе, – сказал он. – Не нужно, чтобы нас слышали.

Музыканты зашуршали соломой и сдвинулись в тесный кружок.


Шериф Фермин Смолл места себе не находил. Надо же, каким дураком выставила его эта Адриенна Хьюлетт! Она при каждой встрече пытается выставить его идиотом – и, надо признать, это здорово ей удается! Она считает его бездарным полицейским, но рано или поздно он докажет ей, что она ошибается.

– На этот раз номер у нее не пройдет, – бормотал себе под нос Фермин Смолл, пробираясь под окна конюшни Хьюлеттов. – Я знаю, что эти парни мошенники, и сумею вывести их на чистую воду.

Нужно признать, что Фермин Смолл был достаточно умным и проницательным человеком. Он чувствовал своим длинным носом, что с гостями Хьюлеттов не все в порядке. Шериф шевельнул своими длинными усами, словно принюхиваясь к чему-то.

“Разве я виноват, что в прошлом году украли тех свиней? – размышлял он. – Нет. И в том, что в пустыне подстрелили Билли Пайка, я тоже не виноват. Как я мог задержать бандитов, если их укрыли апачи? У этих чертовых индейцев разве что-нибудь найдешь? Когда они увели быка у старого Гудлоу, что я мог поделать? Но на этот раз я покажу, что такое шериф в здешних краях!”

Фермин Смолл не зря почти полдня провел в зарослях колючих кактусов. Со своего наблюдательного пункта он видел, как на ферму Хьюлеттов прибыли так называемые музыканты. Да это настоящая банда мошенников! Ну, теперь-то он сумеет их накрыть!

Фермин прильнул к стене конюшни и приложил ухо к окну, чтобы получше слышать, о чем пойдет разговор там, внутри. Слышно было плохо, и, чтобы сосредоточиться, Фермин Смолл зажмурил глаза.


Чарли даже не подозревал о присутствии шерифа и начал разговор, наклонившись к своим парням:

– Итак, ребята, нам нужно кое-что обсудить. Слушайте внимательно. Вы, надеюсь, не забыли нашего основного правила – все решения мы принимаем сообща.

На том, что все решения будут приниматься сообща, Чарли настоял с самого начала, когда их команда только начала свой путь по Дикому Западу. Правда, как правило, именно ему принадлежала инициатива, когда речь заходила об очередной краже, но его предложение должно было быть поддержано большинством голосов – так уж у них было заведено. И, надо заметить, еще не было случая, чтобы предложение Чарли было отвергнуто, – в конце концов, именно он был здесь мозговым центром.

– Давай, Чарли, – подбодрил его Пичи Джилберт и прикрыл глаза, приготовившись внимательно слушать.

– Прошлой ночью я разговаривал с мисс Хьюлетт, пока она обрабатывала мою руку, парни, и узнал кое-что весьма интересное.

Тут Чарли подмигнул с заговорщицким видом и раскрыл было рот, чтобы рассказать о рубинах, но тут Лестер неожиданно толкнул его в бок. Чарли покосился на Лестера и нахмурился, не понимая, в чем дело.

Лестер, по своему обыкновению, не спешил со словами. Вместо этого он еще раз ткнул Чарли в ребро, выкатил глаза и скосил их на окно конюшни.

Чарли много лет знал Лестера и понимал, что тот не стал бы поступать так ни с того ни с сего. Он обменялся молчаливым, но выразительным взглядом с Харланом, и тот осторожно скользнул к окну. Присмотрелся, прислушался, вернулся на место и тихо прошептал, прикрывая для верности рот ладонью:

– Там какой-то длинный, усатый тип, с гривой, как у ирландского сеттера.

Чарли никак не ожидал этого. На мгновение он растерялся, но тут же овладел собой.

“Кто нас выдал? Одри? – подумал он. – Впрочем, нет, она не смогла бы. Не может женщина настолько притворяться!”

– Это шериф, – едва слышно прошептал Чарли. – Он не верит, что мы в самом деле музыканты. Думает, что мы те самые грабители из Арлетты.

Джордж Олден поскреб в затылке, подумал и с подкупающей простотой заметил:

– Так он прав.

– Я-то знаю, что он прав, Джордж, – прошипел Чарли. – Но не нужно, чтобы он узнал об этом.

Джордж еще немного подумал, а затем его лицо расцвело понимающей улыбкой.

Чарли откинулся на своей связке соломы, вытащил из-за спины корнет и призывно взмахнул им.

– Отлично, ребята, на этом закончим деловую часть и будем репетировать. Рванем для начала “Голубой флаг”, – улыбнулся он.

Харлан и Пичи все поняли первыми. Они дружно поднесли свои сверкающие трубы к губам и приготовились начать игру.

Чарли благодарно посмотрел на них, дожидаясь, пока остальные не вооружатся своими инструментами.

– Готовы?

Все как один дружно кивнули.

– Ну, тогда… Раз! Два! Раз-два-три-четыре!.. Фермин Смолл вздрогнул от неожиданности, услышав первые звуки старинной ирландской песни, разорвавшие тишину.

– Чтоб вам лопнуть, – прошипел он и добавил со злобной усмешкой: – Хотите надуть меня? Ничего не выйдет, голубчики. Я человек терпеливый, я подожду.

И шериф опустился на чахлую травку, росшую под окнами конюшни Хьюлеттов.

После “Голубого флага” они сыграли “Девушку моей мечты” и “Диксиленд”. Затем – попурри на темы песен Стефана Форстера.

Когда оркестр доигрывал последние такты “Тихого дома”, Чарли подкрался к окну и осторожно выглянул. Сначала он не увидел ничего и лишь потом разглядел лохматую, свесившуюся на грудь голову Фермина Смолла. Тот спал – сладко, глубоко и негромко похрапывал во сне.

“А все же “Тихий дом” – классная колыбельная”, – подумал Чарли. Для пущей уверенности они сыграли еще пару убаюкивающих сентиментальных песенок – “Когда закончится жестокая война” и “Давным-давно”.

Выглянув в окно еще раз и убедившись, что шериф по-прежнему крепко спит, Чарли тихонько прикрыл створку и обернулся к своим друзьям:

– А теперь слушайте, парни. Времени мало, так что поторопимся.

Он дождался тишины и начал:

– У Хьюлеттов есть фамильные драгоценности. Рубины. Лестер однажды видел их. Он утверждает, что они дорого стоят. Верно, Лестер?

Лестер ничего не сказал, но по его виду было понятно, что он подтверждает слова Чарли.

– Если мы заполучим эти камешки и продадим их, нам всем надолго хватит. И тогда, может быть, мы сумеем добраться куда-нибудь – в тот же Альбукерке, например, – и продержаться до тех пор, пока не найдем настоящую работу.

В ответ раздалось одобрительное гудение. Ведь все они были простыми работягами, были музыкантами от бога, но никак не грабителями. Проклятая война и проклятые янки толкнули их на этот путь, лишив заработка. Поначалу они и грабить-то собирались исключительно этих проклятых янки. Правда, оказавшись на Диком Западе, они обнаружили, что янки здесь водятся в гораздо меньшем количестве, чем у них на родине, и ради куска хлеба им пришлось начать грабить всех подряд – впрочем, почти всегда без особого успеха. Настоящих бандитов из них так и не получилось.

Все они, без исключения, испытывали угрызения совести за свои нынешние поступки. И еще нужно заметить: да, эти парни могли стащить то, что плохо лежит, могли очистить чьи-то карманы, но никогда ни один из них не поднял оружия на человека. Да его и не было у них, этого оружия.

– Чарли, – неожиданно сказал Харлан, – а ты знаешь о том, что банк в Розуэлле – единственный на сотню миль вокруг?

– Что? – переспросил Чарли, с трудом отрываясь от мыслей о рубинах.

– Единственный на всю округу банк расположен в Розуэлле, – спокойно повторил Харлан.

– Отличная мысль, Харлан, – ответил Чарли после секундного раздумья. – Отличная мысль.

– Им пользуются все здешние фермеры, – добавил Харлан.

Чарли немного подождал, выжидая, не захочет ли Харлан добавить что-нибудь еще, не дождался и продолжал свою речь:

– Итак, я собираюсь…

– В следующем месяце скот погонят на летние пастбища, – перебил его Харлан, продолжая развивать собственную мысль.

Все обернулись к Харлану. Тот нервно облизнул губы. Ему было непривычно оказаться в центре внимания.

– Я подумал, что это тоже полезно будет знать всем, – пробормотал он и смущенно уставился на травинку, прилипшую к его сапогу.

Да, Харлан был не из тех, кто много говорит, – под стать Лестеру, и если уж он заговорил, то к его словам стоило прислушаться.

– Почему ты вдруг заговорил про скот, Харлан? – спросил его Чарли.

– Прежде чем перегонять скот, все фермеры положат в банк свои наличные – на сохранение, – пояснил Харлан, ни на кого не глядя.

– О боже, – коротко выдохнул Чарли. – И рубины, и банк.

Все оркестранты посмотрели на него с уважением. Обсуждение заманчивого будущего внезапно прервал оглушительный крик Айви Хьюлетт, от которого задрожали стены конюшни.

– Какого черта вы делаете под окнами моей конюшни, Фермин Смолл? За каким дьяволом вы сюда приперлись?

Чарли вскинул вверх руку и быстро прошептал:

– Закончим наш разговор завтра, ребята. Приезжайте сюда в это же время. Назовем это второй репетицией.

– А приятно было снова подудеть, – пробормотал Харлан.

– Да, “Дикси” у нас прозвучал нормально, а вот над “Флагом” еще работать и работать, – откликнулся Джордж.

– Это точно, – согласился Харлан.

– А вот “Война” зато прозвучала как надо, верно? – вступил в разговор Пичи, и в глазах его появилась грусть.

– Послушай, Чарли, неплохо бы нам было посмотреть завтра увертюру к “Вильгельму Теллю”, как ты считаешь? Мы уже сто лет за нее не брались.

Это сказал Фрэнсис Уотли, бережно укладывая в чехол свой альт.

– Попробуем, – коротко согласился Чарли и потянулся к окну.

Раскрыл его и свесился наружу, улыбаясь Айви Хьюлетт и Фермину Смоллу. Шериф спал на солнцепеке, и от этого его нос заметно покраснел, обгорел и начинал шелушиться.

Чарли очень хотелось надеяться на то, что нос шерифа еще и болит при этом.

– Добрый день, мисс Хьюлетт, – сказал он. – Добрый день, шериф. А что это вы тут делаете? Пришли послушать, как мы играем?

– Шпионить он сюда явился, вот зачем, – неприязненно пояснила Айви. – Что, Фермин, вам больше нечего делать в Розуэлле, а? Жизнь в городе течет спокойно и тихо, и нет там ни пьяных драк, ни грабежей, ничего? И у вас появилась уйма свободного времени, чтобы дрыхнуть здесь на травке?

– Прекратите, Айви, – возмутился шериф. – Я занимаюсь нужным делом. Несу свою службу.

– С каких это пор нести службу – значит дрыхнуть под окнами моей конюшни? – ехидно спросила Айви. – В городе десятки несчастных, попавших в беду людей ищут защиты у закона, а главный представитель закона в это время сладко храпит на травке! Вот уж не знала, что вы такой тонкий ценитель музыки, Фермин Смолл!

Что и говорить, и Айви, и Одри были способны заболтать кого угодно до полного умопомрачения!

Фермин это тоже хорошо знал, а потому не стал вступать в перебранку с Айви, молча поднялся и с покрасневшим от солнца и гнева лицом поплелся к воротам.

Айви проводила его презрительным взглядом, а затем, когда долговязая фигура шерифа исчезла из вида, обернулась к все еще торчащему из окна Чарли.

– А вы погодите, молодой человек. Мне нужно вам кое-что сказать.

Чарли с тоской ожидал появления Айви. Черт, чего ждать на этот раз? Ведь все так хорошо начиналось – неужели теперь сорвется?

Чарли успел привыкнуть к тому, что жизнь его похожа на полосатую зебру: то блеснет короткая светлая полоска удачи, то неожиданно сменится длинной черной полосой невезения…

Он усадил на место своих парней и обернулся к вошедшей на конюшню Айви. Завидев ее, неожиданно занервничал и Лестер, принявшийся жевать свою нижнюю губу. Впрочем, и остальные музыканты выглядели настороженными.

Айви прошла вдоль пустых стойл и остановилась перед Чарли. Подбоченилась и долгим взглядом окинула его лицо.

– Молодой человек, – начала она наконец, – ваш оркестр играл так громко, что даже я смогла услышать. Я в это время стирала, – добавила Айви не интересную никому подробность и махнула рукой, указывая куда-то в сторону.

Чарли замешкался, размышляя, не значит ли это, что он должен извиниться за то, что его парни наделали столько шума.

Однако Айви опередила его.

– Клянусь всеми святыми, мистер Чарли Уайлд, это было просто великолепно, – сказала она. – Я словно перенеслась на время в свою родную Джорджию.

Чарли поспешно закрыл рот, уже готовый произнести слова покаяния, и склонил голову набок, удивленно глядя на Айви. Его настроение поднялось так же стремительно, как и упало перед этим. Будучи теперь абсолютно уверенным в том, что ни ему, ни его парням нечего бояться, он громко и даже слегка развязно спросил:

– Стало быть, наша музыка понравилась вам, мэм?

– Понравилась? – переспросила Айви. – Помилуйте, я просто влюбилась в нее! Вы – лучший духовой оркестр на сйете, вот что я вам скажу, молодые люди. Сейчас Одри принесет сюда сидр и блинчики, и мы с вами отметим это событие.

Чарли оглянулся на своих оркестрантов. Те сидели молча, но по их лицам было видно, как приятно им выслушивать такие комплименты.

– Благодарю вас, мэм, – сказал наконец Чарли.

– Что вы, молодой человек, – ответила Айви. – Это мы с Одри должны быть благодарны судьбе за то, что она привела вас всех сюда. Вы можете репетировать на нашей ферме сколько вам будет угодно. И еще… Скажите, не будете ли вы так любезны поиграть в следующую среду на собрании нашей городской женской лиги любителей литературы? Дамы были бы просто в восторге.

Чарли коротко окинул взглядом своих парней и уверенно ответил за всех:

– Сочтем за честь поиграть для ваших дам, мэм. Честное слово, сочтем за честь.


После ужина Одри отправилась разыскивать Чарли и обнаружила его под яблоней. Прежде чем попасть сюда, Одри успела обежать всю ферму, побывав и на конюшне, и на обоих лужках, и даже на птичьем дворе.

А он, оказывается, сидел под яблоней и задумчиво жевал травинку, подняв к небу свои выразительные карие глаза.

Услышав приближающиеся шаги, Чарли вздрогнул и готов был смыться, но, рассмотрев, что это Одри, со вздохом опустился на место.

Одри услышала его вздох и по простоте душевной приняла его за приглашение присесть рядом. Она танцующей походкой подошла ближе, легко вспрыгнула на изгородь и уселась на ней, болтая ногами.

– Замечательный вечер, правда, Чарли? – начала она разговор с самой безотказной и универсальной темы – погоды.

– Замечательный, – меланхолично откликнулся Чарли. Одри была несколько обескуражена столь коротким ответом, но решила не сдаваться:

– Ваши парни – потрясающие музыканты, Чарли. Никогда в жизни не слышала ничего подобного. Особенно мне понравилась эта песня – “Давным-давно”. Па-пара пам… Па-пам, па-пам… А уж когда вы заиграли “Когда закончится ужасная война”, я вообще чуть не разревелась.

– “Жестокая”, – поправил Чарли.

Одри, задравшая голову к небесам и приготовившаяся напеть любимую мелодию, непонимающе нахмурилась и спросила:

– Что вы имеете в виду?

Тонкая ткань плотно облегала ноги Одри, и Чарли не мог отвести от них глаз. Нет, было все же в этой болтушке мисс Адриенне что-то такое, что делало ее похожей на мед – такой же сладкой и притягательной.

“А сам я в таком случае похож на муху”, – мрачно подумал про себя Чарли, а вслух сказал:

– “Жестокая”. “Когда закончится жестокая война” – так правильно называется та песня.

– А-а-а…

Чарли оторвался наконец от ног Одри, поднял глаза вверх и обнаружил, что взгляд Одри преисполнен счастьем. Лучше бы ему совсем не видеть этого. Восторженная глупенькая девчонка – вечный магнит для любого мужчины. Разве легко удержаться ог соблазна воспользоваться ее доверчивостью и неопытностью?

Однако Чарли был слишком тертым калачом, чтобы совершить подобную ошибку. Ведь больше всего на свете ему хотелось, чтобы все оставалось как есть. Пусть слабый лучик надежды и дальше освещает дорогу его оркестру. А с обитательницами гостеприимной фермы следует держаться учтиво и предупредительно – но не более того.

“К тому же меня подстрелил не кто-нибудь, а ее родная тетушка Пэнси”, – вдруг вспомнил Чарли.

Он снова покосился на ноги Одри и подумал о том, что ему придется держать себя в руках, – ведь зрелище-то, что и говорить, соблазнительное до невозможности!

– Бог с ним, с названием, не в этом дело, – сказала Одри. – Все равно это было просто потрясающе.

– Спасибо.

Одри тяжело вздохнула, а Чарли с трудом подавил в себе желание протянуть руку и погладить ее упругую икру, обтянутую тонкой тканью.

Боясь, как бы его рука не протянулась к ногам Одри помимо его воли, Чарли подсунул ее под себя. В прижатую к земле ладонь немедленно впился острый камешек.

– До чего же я счастлива, даже выразить не могу. Это так здорово, что вы и ваши музыканты оказались у нас на ферме, Чарли! – защебетала Одри. – Нет, конечно, мне очень жаль, что вас ранили в руку, и все такое прочее… Но все же, что вы не попали тогда в Альбукерке и остались здесь! Конечно, там у вас была бы целая толпа поклонников, не то что мы с тетушкой Айви. Но все равно – здорово!

– Спасибо, – повторил Чарли.

– За что же спасибо? Это я должна быть благодарна вам. Клянусь, я еще никогда не встречала таких джентльменов, как вы и ваши парни, Чарли.

Чарли что-то промычал сквозь зубы и покосился на свою прижатую к земле руку. Она продолжала рваться на свободу, и Чарли слегка переместил на нее свой вес, чтобы понадежнее удержать на месте непослушную проказницу.

Одри шумно вздохнула, и все усилия Чарли пошли насмарку, потому что если руку на месте ему и удавалось удерживать, то что он мог поделать со своим сердцем, которое вздох Одри пронзил, словно пуля?

– И знаете что, Чарли? – сказала Одри. – Я так рада, что Лестер остался с нами.

– А вы не боитесь людской молвы, мисс Адриенна? – спросил Чарли. – Все-таки, знаете, две одинокие леди, и двое молодых людей, которые остановились у них в доме…

Чарли имел неосторожность поднять глаза и встретиться взглядом с Одри. Она обдала его такой нежностью, что Чарли поспешил отвести взгляд в сторону.

– В Розуэлле? Вы думаете, что это может взволновать кого-нибудь в Розуэлле!

И Одри закатилась смехом, который пробудил в груди Чарли ностальгические воспоминания о родном доме. Так заразительно умеют смеяться только в его родной Джорджии. И ему нестерпимо захотелось обнять Одри, прижать ее к своей груди, поцеловать…

Но Чарли приказал себе выбросить из головы подобные глупости.

– Господь с вами, Чарли! Неужели вы думаете, что в этих краях людям других забот мало и они интересуются такими вещами? Это вам не благополучная тихая Джорджия, где у человека, помимо работы, остается время и на музыку, и на простое любопытство.

– Ну, если вы так считаете, мэм, – слегка охрипшим голосом откликнулся Чарли.

– Только так и считаю! – воскликнула Одри. “Пора уходить отсюда”, – подумал Чарли.

И на самом деле, неизвестно, какой бы оборот принял их разговор и как далеко он мог бы завести, если бы Чарли еще хоть несколько минут оставался под воздействием чар мисс Адриенны.

Он оторвал взгляд от ног Одри и резко поднялся с земли.

– Мы очень обязаны вам за ваше гостеприимство, мисс Адриенна.

– Вы что, уже собираетесь ложиться спать, Чарли? – удивленно спросила Одри.

– Да.

Ее разочаровал ответ Чарли. Разочаровал своей категоричностью. Но Одри тут же нашла подходящее объяснение. Наверное, рука у него снова разболелась и ему нужен покой.

Чарли прервал затянувшуюся паузу:

– Э-э-э… Пожалуй, мне пора отправляться в постель, мэм.

Он резко повернулся и направился к дому.

Одри хмуро посмотрела ему вслед, затем соскочила с изгороди и поспешила за ним. Чарли шагал широко и быстро, а Одри семенила за ним, но вскоре она догнала своего рыцаря и взяла его за здоровую руку.

– Я понимаю, что вы еще не восстановили силы и должны как следует высыпаться, Чарли, – как ни в чем не бывало сказала она.

– Хм-м-м… – протянул он в ответ, и Одри решила принять этот возглас за согласие.

Она заглянула в лицо Чарли и отметила его напряженное выражение. Увидела прорезавшиеся в уголках рта морщинки, подумала, что Чарли страдает от боли в руке, и сочувственно покачала головой.

Так они дошли до веранды – в полном молчании – и поднялись по ступенькам. Чарли распахнул входную дверь и отступил в сторону, пропуская Одри вперед. Девушка расцвела от счастья от этого истинно джентльменского поступка Чарли.

– Спокойной ночи, Чарли, – нежно прошептала она.

– Спокойной ночи, мэм.

Чарли коротко кивнул и поспешил к себе наверх, перепрыгивая через две ступеньки. Одри смотрела ему вслед, и в голове у нее крутилась глупая мысль: “Могли ли носить такие узкие брюки те старинные рыцари, о которых столько раз рассказывала ей тетушка Айви?”

Впрочем, в этих брюках Чарли выглядел просто восхитительно, и Одри с трудом подавила вздох. Сказать по правде, она была несколько разочарована таким завершением сегодняшнего вечера.

Поднявшись в свою спальню, Одри уселась у окна, уставилась в звездное небо и занялась любимым делом – принялась мечтать.

Бесстрашный рыцарь ее мечты сражался с бесконечными врагами, кроша их как капусту, взбирался по отвесным стенам замка и освобождал Одри из плена. А потом разводил в пещере костер и при его свете начинал медленно, сладострастно раздевать Одри, и она начала дрожать наяву так, словно и в самом деле оказалась обнаженной на ночном ветерке…

“Нет, не так” – сказала самой себе Одри, и перед ее мысленным взором предстала другая картина.

Ей сказали, что ее рыцарь героически погиб в бою. Все поверили в это, но только не Одри, которой любящее сердце твердило об ином. И вот много лет спустя судьба привела ее… ну, скажем, в Индию, и там, среди пестрой толпы, она видит и узнает его – своего возлюбленного героя.

Она идет следом за ним, крадется незаметной тенью и приходит вслед за своим рыцарем в заброшенный сад, поднимается по мраморным ступеням…

Одри вздохнула, оказавшись перед трудным выбором.

Обе истории были хороши, и она просто ума не могла приложить – на которой из них остановиться.

И, что характерно, в обеих историях принц, в которого была влюблена Одри, впервые имел не абстрактное, а вполне конкретное и узнаваемое лицо.

Нетрудно догадаться, кто это был.

4

– Мне вовсе не составит труда постолярничать немного для вас и вашей-тетушки, мисс Адриенна, – сквозь стиснутые зубы сказал Чарли.

Черт побери, его начинало злить то, что с ним носятся здесь, как с фарфоровой вазой. Это смущало и раздражало его. Это было глупо.

Он поднял глаза на Одри и едва не застонал. До чего же она хороша! Как тут можно остаться равнодушным!

И впрямь, есть на что посмотреть и чем полюбоваться.

Одри тряхнула головой, и волосы ее блеснули золотом в лучах утреннего солнца. Затем она нахмурилась и надула свои пухлые губки.

Губы. Это было первое, на что обратил внимание Чарли в ту ночь, когда впервые встретился с Одри. Он не мог не заметить их, несмотря даже на то, что извивался от боли в простреленной руке.

Поначалу ее рот показался Чарли слишком большим, но теперь он таким ему уже не казался. Губы Одри – пухлые, большие, чувственные – рождали в нем только одну мысль, одно желание: припасть к ним и целовать. Долго, страстно, жадно. Порою это желание становилось нестерпимым. Как в эту минуту, например.

– Не говорите глупостей, Чарли Уайлд, – произнесли губы Одри, от которых Чарли не мог оторвать глаз.

Нет, он и впрямь еще не встречал таких девушек. Доверчивых, наивных и… таких соблазнительных. Никогда не встречал, хотя и немало повидал женщин на своем веку.

К тому же у него так давно не было женщины.

Одри отжала намоченную в теплой воде тряпочку и принялась осторожно обтирать руку Чарли.

Он повернул голову и уставился в окно, за которым расстилалась ровная, как тарелка, пустыня. Да что и говорить, унылое местечко выбрали для своей фермы леди Хьюлетт.

Сюда, на веранду, Одри привела его прямо после завтрака, который был подан им с Лестером в столовой. На этом настояли они обе – и Одри, и тетушка Айви. За стол вместе с ними хозяйки не сели – сказали, что уже позавтракали на кухне. О том, чтобы гости завтракали тоже на кухне, они и слышать не пожелали. Разве можно кормить таких гостей на кухне?

Знали бы они, что за джентльмены поселились в их доме!

Одри нахмурила брови, сосредоточенно обрабатывая раненую руку Чарли. Она так увлеклась, что не заметила, как начала напевать “Голубой флаг”. Чарли только вздохнул.

Где-то в глубине дома находились Лестер и Айви. Бедняга Лестер! Каково же ему, такому стеснительному, выдерживать женское общество?

– Посмотрим, посмотрим, – бормотала себе под нос Одри, изучая рану Чарли.

Сегодня на ней было простенькое полотняное платье, застегнутое спереди на пуговки. Она выглядела в нем просто прелестно, особенно если учесть то обстоятельство, что утро выдалось жарким и Одри расстегнула несколько верхних пуговок. Заметив это, Чарли невольно подумал о том, что в его родной Джорджии ни одна девушка не позволила бы себе подобной вольности, а значит, у него не было бы возможности осторожным взглядом оценить скрывающиеся под платьем прелести.

Когда Одри склонялась над его раной, Чарли невольно опускал глаза и жадно рассматривал тугие, мягко перекатывающиеся окружности грудей Одри. Та либо делала вид, что не замечает его взглядов, то ли, по своей наивности, и впрямь ничего не понимала.

Чарли терялся в догадках. Если она выставила грудь напоказ – может, это недвусмысленное предложение? Интересно, неужели ей в самом деле не приходит в голову мысль о том, что Фермин Смолл может оказаться прав и она принимает в своем доме не “воспитанных джентльменов с юга”, как выражается ее тетушка Айви, а обыкновенных бродяг, воров и обманщиков?

А ведь это и в самом деле так.

Проклятие!

Чарли сделал над собой усилие и отвел взгляд в сторону.

– Ну что же, Чарли, все прекрасно. Рана заживает неплохо. Очень скоро вы снова будете здоровы как бык.

Одри лучезарно улыбнулась ему, и Чарли, в который уже раз за эти дни, почувствовал угрызения совести. Ведь что ни говори, а он не был настолько бессердечным человеком, чтобы не испытывать их. Ему было мучительно больно от того, что он собирался воспользоваться доверчивостью этой прелестной девушки, наивной и чистой, словно младенец.

Он невольно нахмурился, и Одри, заметив это, поспешила спросить:

– Что случилось, Чарли? Я сделала вам больно?

– Нет, вовсе нет, – покачал он в ответ головой. Честное слово, лучше боль в руке, чем боль душевная! “Ничего-то она не подозревает, – продолжал думать Чарли. – Ни того, кто я есть на самом деле, ни того, какое впечатление она производит на меня”.

Он опустил глаза к полу и тут же наткнулся взглядо – м на босые ноги Одри, выглядывающие из-под подола платья.

– Ну и слава богу, что я не потревожила вашу рану, – журчал тем временем, как ручеек, голос Одри. – А теперь посидите еще минутку, пока я схожу за мазью.

Одри круто развернулась. Легкое платье взметнулось вверх, мелькнули ее загорелые голые ноги.

Чарли проводил девушку влюбленным взглядом. Когда же за Одри закрылась дверь, он и на дверь продолжал смотреть все тем же взглядом.

Наверное, это нечестно – подсматривать, но у Чарли просто не было сил отвести глаза от прелестей мисс Одри. Он уже и во сне начал видеть их – каждую ночь, да так явственно, что просыпался, чувствуя, что начинает сходить с ума от страсти.

Черт! Найти бы поскорее эти проклятые камешки и прочь отсюда, пока не поздно!

– А вот и я, Чарли! – возвестила Одри, возвращаясь на веранду с банкой мази в руке. Она откинула тыльной стороной ладони непослушную прядь волос со лба и защебетала: – Уф-ф! Сегодня, похоже, будет жаркий денек! Такое здесь часто бывает по весне. Несколько дней стоит адская жара, а потом ни с того ни с сего может и снег снова выпасть. Не верите?

Чарли что-то неразборчиво промычал в ответ.

– Правда, сегодня, я думаю, снега не будет, – продолжила Одри и звонко рассмеялась, по заслугам оценив собственную шутку. Ее смех серебряными колокольчиками рассыпался в прозрачном апрельском воздухе.

Закончив смеяться, Одри расстегнула еще одну пуговку на платье.

Черт побери! Еще немного, и она разденется перед ним догола!

Одри продолжала пританцовывать возле стула, к которому прилип Чарли, чувствуя, как его плоть начинает бунтовать и рваться наружу, оттопыривая туго облегающие брюки.

От смущения Чарли готов был провалиться сквозь землю.

– Начнем, – сказала Одри и принялась наносить мазь на рану.

– Вы сами делали эту мазь, мэм? – поинтересовался Чарли, чтобы отвлечься от похотливых мыслей.

– Что? А, да, конечно, сама. У нас в городе есть, правда, доктор, но он почти всегда занят – лечит лошадей и коров.

Лечит коров? Чарли показалось, что он ослышался. Он хотел было переспросить, но Одри опередила его:

– Пожалуй, после него я в здешних краях самая умелая целительница. Сама не знаю, почему так получилось. Тетушка Айви утверждает, что у меня просто дар божий и легкая рука.

И Одри улыбнулась, явно обрадованная тем, что ей тоже есть чем гордиться.

Она была горда своими способностями, и Чарли разделял ее гордость. Пожалуй, даже сам док Риверз в его родном Америка-Сити не вылечил бы его руку лучше, чем это сделала она.

Все-таки Одри – прелесть. Маленькая щебетунья, легкая как ветерок и светлая, словно звездочка на небе. И все-то на свете умеет она – и ферму на себе тянет, и свою глухую тетушку, и раны лечит – и при этом никогда не теряет бодрости духа и остается неизменно веселой и улыбчивой.

“А я, мерзавец, собираюсь стащить у нее драгоценные камни”, – мрачно подумал Чарли, и от этой мысли у него сжалось сердце.

Одри стояла теперь вплотную к нему, и прямо перед его носом колыхалась ее обнаженная грудь. Он попытался повести себя как джентльмен, за которого, собственно, и принимала его Одри, и… не смог. Ну не мог он отвести глаз от ее груди, не мог, и все тут! Восхитительные полушария упруго покачивались перед его очами в такт движениям Одри. Чарли чувствовал их пленительную тяжесть, ощущал запах чистой, нагретой солнцем плоти.

Интересно, долго ли он сможет вынести эту сладкую муку?

– Порядок, – сказала в это время Одри, закончив возиться с его рукой.

Она потянулась назад, к стоящей на краю стола корзинке, и вытащила из нее широкую ленту чистого полотна. Платье на ее груди натянулось еще больше.

Чарли невольно застонал.

– Вы что-то сказали, Чарли?

– Н-нет.

– Если будет больно, скажите.

Одри снова низко наклонилась и принялась бинтовать раненую руку Чарли.

Он снова не сдержался и заглянул ей в вырез. Под платьем Одри не носила ничего – это он и раньше успел уже заметить. Чарли захотелось отрубить себе руки, сгоравшие от желания обнять это восхитительное тело, захотелось откинуться на стуле и выть, выть от сжигавшей его страсти.

– Ну, вот и все. Рану я обработала, теперь вам нужно немного отдохнуть, Чарли.

– Отдохнуть! Помилуйте! Я и так уже целых два дня только и делаю, что отдыхаю!

Одри нахмурила брови и строго взглянула на Чарли. Тот почувствовал себя последним негодяем и смущенно отвел глаза.

– Понимаете… Понимаете, мисс Адриенна, – начал он. – Клянусь, для меня сидеть без дела – сущая пытка. Мы с Лестером в самом деле хотим помочь вам с мисс Айви по хозяйству, раз уж мы задержались здесь. А вы ничего не позволяете мне делать, словно я какой-то инвалид.

Одри улыбнулась и отрицательно покачала головой.

Она смотрела на Чарли так, словно тот был каким-то нежным фруктом, который необходимо хранить бережно и осторожно, завернув для сохранности в толстый слой ваты.

Таким взглядом можно еще смотреть разве что на божка.

Одри закончила бинтовать руку Чарли и украсила повязку изящным бантом, приспособив для этого нашедшуюся в корзине яркую красную ленточку.

– Но, Чарли, вы же знаете: мы с тетушкой Айви будем бесконечно благодарны вам за помощь – но только тогда, когда вы полностью поправитесь, не раньше. Вы и так натрудили руку во время вчерашней репетиции.

Одри испытующе посмотрела на Чарли, а тот лишний раз удивился ее прозорливости. Вчера после репетиции рука у него действительно разболелась, но как она могла догадаться об этом?

Одри не стала дожидаться ответа. Похоже, что для поддержания разговора ей вовсе и не требовался собеседник, она прекрасно управлялась за двоих. Даже и не заметив того, что Чарли не удостоил ее ответом, она продолжила:

– Что же касается помощи, то мы и так ее получаем. Вот, к примеру, Лестер. Как вы думаете, чем он сейчас занят? Не знаете? А! А ведь он в эту минуту трудится на кухне – помогает тетушке Айви закатывать огурцы. Мы всегда в эту пору закатываем овощи в банки – огурцы, фасоль, перец. Одним словом, все, что к этому времени успевает вырасти на огороде.

Чарли оторвал взгляд от зеленых побегов дикого винограда, видневшихся в рамке окна, на которые он уставился, пытаясь отвлечься от прелестей Одри, и переспросил:

– Чем занят Лестер?

Боже, боже, помоги старине Лестеру выдержать это испытание! Столько времени находиться наедине с дамой! Как бы его удар не хватил!

– Я же сказала, – терпеливо повторила Одри, – Лестер занят на кухне. Помогает тетушке Айви закатывать огурцы.

Она поправила бантик на руке Чарли и отступила на шаг, любуясь своей работой. Затем осмотрела Чарли с головы до ног так, словно он был любимой собачкой, подготовленной к ежегодной выставке.

Впрочем, вряд ли в этом медвежьем углу бывают собачьи выставки.

Чарли понял, что ему нужно хоть на время расстаться с Одри. Если он целый день будет слышать ее болтовню, постоянно видеть перед своими глазами упругое покачивание ее прелестных округлостей, он просто спятит. К тому же долг дружбы призывал его поспешить на помощь Лестеру.

– Ну что же, мэм, – сказал он. – Раз уж вы запрещаете мне заниматься работой, тогда, может быть, я съезжу в город и привезу оттуда все, что вам нужно?

– Спасибо за предложение, Чарли. Это так мило с вашей стороны, – улыбнулась Одри, закрывая свою корзинку. Плетеная крышка никак не хотела закрываться.

А Чарли опять как завороженный не мог отвести глаз от груди Одри, четко обрисовавшейся под тонкой тканью.

Чтобы отвлечься, он снял со спинки стула рубашку, просунул руки в рукава и принялся застегивать пуговицы. Пальцы его заметно дрожали.

– Вы заметили, Чарли, что ваша рубашка стала как новенькая? – спросила Одри.

Она подошла к нему вплотную и принялась помогать справиться с пуговицами.

Рубашка и впрямь стала как новая. Да что там, она и новой не была никогда такой чистой и отглаженной. Что же касается дыры, оставленной пулей, то от нее и следа не осталось. Чарли потянул носом и принюхался. От его рубашки тонко пахло лавандой. Восхитительно. Ему всю жизнь хотелось, чтобы от его рубашки пахло лавандой, именно лавандой – этим удивительным цветком, в котором так причудливо перемешались мед и прохладная горечь.

– Так что, вы разрешите мне съездить в город? Черт, он спрашивает у этой девчонки разрешение съездить в город – ни дать ни взять, маленький мальчик, который просит о чем-то свою строгую мать!

– Чарли, вам нужен покой, отдых – какие могут быть поездки в седле да еще в такую жару?

Одри немного подумала и сказала, пролив каплю бальзама на душу Чарли:

– Вам ездить в город еще слишком рано, Чарли, но вот ваш друг, мистер Лестер… Я, пожалуй, попрошу его съездить за покупками. Тем более что он, наверное, уже устал от моей тетушки. Ведь ваш друг не слишком-то любит дамское общество, верно?

Черт побери, она снова продемонстрировала ему свою наблюдательность, эта мисс Одри!

Не дожидаясь ответа, Одри отправилась на поиски Лестера.

Впрочем, оно и к лучшему – ведь все равно Чарли находился в таком состоянии, что вряд ли смог бы вымолвить хоть слово.

Вскоре они вернулись вместе – Одри и смущенный донельзя Лестер. Мисс Адриенна сдержала свое слово и сумела – хоть и не без труда – вырвать беднягу Лестера из цепких когтей тетушки Айви. Одному богу известно, чего ей это стоило.

Лестер тяжело дышал и то и дело испуганно озирался по сторонам, словно опасаясь, что из-за угла к нему снова ринется неистовая тетушка Айви. Было видно, что он безмерно счастлив улизнуть с фермы. Во всяком случае, Чарли еще никогда не видел, чтобы Лестер так быстро оседлал свою Прунеллу.

Чарли долго провожал взглядом уносящегося по каменистой тропе Лестера. Ему отчего-то стало грустно, но это была легкая, светлая грусть.

Чарли вдруг вспомнил свое детство и свой родной городок в Джорджии. Как же получилось, что все это ушло – и юность, и музыка, и привычная работа, а сам он вдруг оказался на обочине жизни и стал тем, кем стал: лжецом и вором?

Однако если уж жизнь сделала его вором, то он должен вести себя соответственно.

Одри и Айви ушли на кухню заниматься своими делами, и Чарли решил, что настало время заняться поисками этих рубинов, будь они неладны. Он встал и направился наверх.

Как же он ненавидел себя в эту минуту!

Для начала Чарли обыскал спальню Айви и ничего в ней не нашел, хотя и обшарил ее вдоль и поперек. Даже литографии на стенах перевернул – ничего. Если не считать, разумеется, нескольких шариков свалявшейся пыли под кроватью.

Тогда с замирающим сердцем Чарли перешел в спальню Одри. В памяти его сразу же всплыло сегодняшнее утро, а точнее – обнаженная грудь мисс Хьюлетт. Потом воображение Чарли разыгралось и нарисовало ему всю Одри целиком – разумеется, без всякого платья, а просто, что называется, в чем мать родила.

Чарли попытался отогнать навязчивые мысли, но фантазия его создавала все новые соблазнительные образы, особенно когда Чарли наткнулся в шкафу на белье мисс Хьюлетт – тонкое, воздушное, украшенное кружевами и розовыми ленточками.

Собрав в кулак остатки воли, Чарли продолжил поиски. Осматривая кровать Одри, он не сдержался и попробовал рукой пружины – не скрипят ли.

Они не заскрипели.

Затем он быстро перебрал непослушными пальцами немногочисленные безделушки в ее шкатулке, невольно прикидывая при этом, как смотрелся бы тот или иной дешевенький браслет на руке Одри, представляя себе, как цепочка блеснет на нежной коже ее шейки…

Для очистки совести он заглянул под висевшие на стене дагеротипы, изображавшие мужчину и женщину, – как догадался Чарли, это были портреты мистера Хьюлетта и его покойной жены, матери Одри.

Все это время Чарли чувствовал себя последним гадом, подлецом и ничтожеством. Грязной тварью, вот кем он чувствовал себя! И как только он докатился до такой жизни?! Он, Чарльз Уайлд, отличный плотник и талантливый музыкант, храбрый солдат славной армии, и так далее, и так далее… Как же получилось, что он оказался здесь, в чужой спальне, и роется в дамском белье в поисках драгоценных камешков, которые вознамерился стянуть у доверчивых хозяек этой гостеприимной фермы?

Чарли и самому не верилось, что все это происходит именно с ним, и происходит не во сне, а наяву. Какой позор, какой ужас!

Он поспешил покинуть спальню Одри и сбежал на конюшню, надеясь побыть немного в одиночестве. Ему просто необходимо было сейчас заняться хоть каким-нибудь делом.

Чарли подумал о том, как было бы славно осесть где-нибудь в тихом месте и заняться, как прежде, плотницким ремеслом. Да, но как же его парни, ответственность за которых он взял на себя? Ведь они верят ему и надеются, что он не оставит их на произвол судьбы. И, кроме того, они поклялись навсегда остаться вместе и не позволить пропасть такому замечательному оркестру, в который всех их свела сама судьба.

Каждый из них по отдельности немногого стоил как музыкант, и все они знали это. Но вместе… Вместе они сливались в такой мощный коллектив, какому, пожалуй, не было равного в стране. Это они все тоже прекрасно знали – знали с тех пор, как собрались впервые вместе, и было это почти десять лет тому назад. И с первого дня Чарли был их дирижером, их лидером, их командиром – называйте это как хотите. Одним словом, он всегда был их вожаком. Он был им и в родном для них Америка-Сити, он оставался им и позже, когда оркестр покинул свою родную Джорджию, отправившись сначала в полном составе на войну, а затем, когда дела пошли хуже некуда, – на Дикий Запад.

Оркестр заменял им семью. Они поклялись быть вместе до конца своих дней и готовы были исполнить эту клятву. Нет, Чарли никак не мог подвести своих друзей.

Он уселся на вязанку сена, подогнул колени и уперся в них подбородком. Он чувствовал себя словно мышь в мышеловке.

Черт побери, что сотворила с ними жизнь! Какие из них налетчики! Взять хотя бы его, Чарли Уайлда. Вон, какая-то женщина, тетушка Одри, его взяла и подстрелила, как куропатку. А эти рубины… Эти проклятые камешки могут наконец развязать им всем руки, позволят навсегда бросить позорное воровское ремесло и в конечном итоге спасут им если не жизнь, то свободу – точно. Ведь такие недотепы, как они, должны очень скоро попасть либо на мушку, либо за решетку.

А быть убитым или осужденным на пожизненное заключение Чарли вовсе не улыбалось. Хотя, с другой стороны, ему не улыбалась и роль грабителя – ну не хотелось ему красть эти рубины у Одри и ее тетушки, и все тут!

Чарли вздохнул. Заколдованный круг! Что же ему делать?

Он горестно задумался и наконец решил, что мужская клятва все же превыше всего на свете. И раз уж он дал эту клятву, он должен быть верен ей до конца и постараться сделать все, чтобы вытащить своих друзей из той ямы, в которую загнала их жизнь.

“А если со временем дела у нас наладятся, мы сможем рассчитаться с Хьюлеттами”, – солгал он самому себе.

Чарли еще немного посидел, заглушая голос совести, затем решительно тряхнул головой и пробурчал:

– Черт побери! Все равно же у меня нет выбора!

Он поднял голову и тоскливо посмотрел по сторонам. Первым делом надо обнаружить место, где спрятаны рубины. В конюшне, например, есть немало подходящих мест. Скажем, вон на тех полках, уставленных какими-то пыльными банками, бутылками…

Чарли поднялся со своего места и подошел к полкам, прибитым вдоль стен конюшни. Принялся осматривать, одну за другой, ржавые банки. В них он обнаружил сотни старых, гнутых гвоздей, какие-то железки, веревочки и прочий хлам. Под полками обнаружилось также нечто вроде стола с выдвижными ящиками. Похоже, папаша мисс Одри оборудовал здесь для себя настоящую мастерскую.

Примерно через полчаса Чарли оглянулся и увидел целую кучу барахла, которое он выбросил на середину конюшни в процессе поисков. Здесь были гнутые ржавые гвозди, старые подковы, кусочки кожи – одним словом, все, что угодно, кроме рубинов. Тогда Чарли двинулся дальше, и еще через полчаса груда хлама увеличилась вдвое, пополнившись осколками битого стекла, винтиками, гайками, палочками, даже два старых серпа и один почти новый молоток красовались в этой куче.

Не было лишь драгоценных камешков.

Чарли пнул носком сапога земляной пол конюшни. Столько трудов – и все псу под хвост!

Он решил, что на сегодня с него хватит, но прежде чем вернуться на свою вязанку сена, решил напоследок еще разок пройтись вдоль стен конюшни – а вдруг он пропустил что-то любопытное.

Чарли медленно шел вдоль стен конюшни, но ни на чем не мог остановить глаз. Мысли его текли беспорядочно, но тем не менее у него с каждой минутой росла уверенность в том, что две женщины, уединенно живущие на ферме в этом забытом богом краю, не станут держать свои драгоценности в доме.

Чарли поравнялся со стойлом Герцога, и мул дружелюбно кивнул ему, не переставая при этом жевать свою жвачку. Чарли прошел было мимо, затем вернулся и полез в стойло к Герцогу. Переворошил в стойле мула все – начиная с кормушки и кончая слежавшимся слоем навоза у дальней стенки.

Ровным счетом ничего.

Чарли поднял глаза, и ему показалось, что Герцог откровенно усмехается, глядя на него.

– Ч-черт!

Чарли сплюнул и тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения. Затем еще раз осмотрелся вокруг.

Ага! Этого он раньше не заметил!

У противоположной стены стояли в ряд покрытые пылью бочонки. Судя по их виду, они стояли здесь много месяцев, а может быть, и лет, и никто и ничто не тревожили их.

– А почему бы и нет? – спросил Чарли у Герцога. Ответа он, разумеется, не дождался и просто подошел к противоположной стене, опустил руку в пыльное чрево ближайшего бочонка и вдруг услышал:

– Какого черта вы здесь шарите?

Голос Фермина Смолла гулко раскатился в пустой конюшне, отразился от ее стен и обрушился на барабанные перепонки Чарли оглушительным эхом. Даже Герцог перестал жевать и испуганно вздрогнул.

В следующую минуту оба они пришли в себя. Герцог возмущенно заржал, а Чарли отскочил от бочонка и протестующе взмахнул своей здоровой рукой. Помня о том, что лучшая защита – это нападение, он ринулся вперед и воскликнул:

– Сукин сын!

Фермин Смолл вытянул вперед руку с зажатым в ней пистолетом. Увидев это, Чарли застыл на месте как вкопанный и продолжил – уже гораздо спокойнее, чем прежде:

– Какого черта, шериф?

– Что вы искали в том бочонке, Уайлд? – рявкнул Смолл, перебегая своими прищуренными глазками то на бочонки, то на лицо Чарли.

Чарли тоже прищурил глаза и прижал здоровой рукой раненую.

– Я навожу здесь порядок, – сказал он. – Разве это запрещено законом?

Глаза Смолла превратились в узенькие щелочки, и шериф протянул подозрительно:

– Интересно, интересно…

Чарли очень неприятно было смотреть на ствол пистолета, направленный ему прямо в живот. Ему совершенно не улыбалось получить еще одну пулю – он вовсе не собирался коллекционировать эти кусочки свинца.

А что подумают о нем его парни, если он позволит подстрелить себя дважды на протяжении одной недели?

В сотый раз Чарли пожалел в эту минуту, что покинул родной дом. Нет, эти края не для нормальных людей!

– Почему бы вам не обратиться к мисс Адриенне и мисс Айви, шериф? Спросите у них, имею ли я право прибраться на конюшне.

– И не подумаю! – вскинулся шериф, которого вовсе не прельщала встреча с этими леди. – Вы сами должны рассказать мне о том, что вы тут делали.

– Что я тут делал – не ваша забота, – огрызнулся Чарли.

– Что здесь происходит? Что за шум?

Голос Одри заставил обоих мужчин вздрогнуть от неожиданности. Чарли невольно пригнулся, опасаясь, что шериф может ненароком разрядить в него свою пушку.

“От пули не убежишь”, – успел обреченно подумать он.

– Какого черта вам нужно здесь, Фермин? – продолжила Одри. – И почему вы целитесь в Чарли?

Одри стояла в дверях конюшни подбоченившись, с раскрасневшимся от гнева лицом, и серые глаза ее метали молнии. Чарли даже в эту опасную минуту не мог не залюбоваться ею. Яркое солнце освещало ее фигуру и золотистым нимбом горело в волосах. Полные губы Одри были плотно сжаты, грудь высоко вздымалась при каждом вздохе. Она и в гневе была очаровательна, эта маленькая мисс Хьюлетт.

– Этот молодчик шарил у вас на конюшне, мисс Одри, – поспешил отрапортовать Фермин Смолл.

– Что? – воскликнула Одри и одарила шерифа презрительным взглядом.

Она прошла в глубь конюшни и встала перед шерифом, затем спокойно протянула руку и выхватила пистолет из его пальцев. Чарли с восхищением наблюдал за ней.

– Это самое идиотское заявление, которое мне приходилось слышать в моей жизни, Фермин Смолл. Впрочем, с вас станется.

С этими словами Одри откинула в сторону барабан “кольта” и высыпала из него на ладонь все патроны.

– Мэ-эм! – возмущенно воскликнул Фермин.

– Никакая я вам не “мэ-эм”, шериф, – бесцеремонно перебила его Одри. – Вы просто сваляли дурака. Как всегда, впрочем. Заберите вашу игрушку.

И она сунула в руку Фермина Смолла разряженный пистолет.

– Но, мисс Одри…

– Я больше для вас не мисс Одри! – прикрикнула на него Адриенна. – И позвольте мне самой хозяйничать в собственном доме! Забирайте свой пистолет и проваливайте прочь сию же минуту!

Шериф что-то угрожающе пробормотал себе под нос и принялся засовывать “кольт” в кобуру, болтавшуюся у него на поясе. Чарли облегченно вздохнул и с удвоенным вниманием продолжал следить за мисс Хьюлетт. Эта девушка была достойна самого глубокого уважения. Он не смог сдержать улыбку, глядя на то, как Одри пересыпает вытащенные патроны в длинную ладонь Фермина.

– Возьмите, – с презрением сказала Одри, – но с одним условием: заряжать свою пушку вы будете только тогда, когда окажетесь за воротами моей фермы.

Она поучала шерифа так, словно тот был маленьким мальчиком.

– Он говорит, что “наводил здесь порядок”, мисс Одри, – попытался наябедничать Смолл. – Хотел бы я знать, что за порядок он здесь хотел навести!

Голос шерифа сорвался на писк. Фермин замолчал и озадаченно уставился на патроны, маслянисто поблескивавшие у него на ладони.

Одри круто развернулась и сердито посмотрела на Чарли. Тот виновато пожал плечами.

– Вы же ничего не разрешаете мне делать, мисс Адриенна, – сказал он. – Вот я и решил хотя бы в конюшне прибраться немного.

Затем Чарли улыбнулся своей самой обворожительной улыбкой, что сгубила столько девичьих сердец в его родном Америка-Сити, и добавил:

– Надеюсь, вы не станете сердиться на меня за это, мэм.

Он указал рукой на груду хлама, скопившуюся посреди конюшни в результате его поисков. Одри покосилась на эту кучу, и щеки ее порозовели.

– Ах, Чарли, негодник, зачем вы меня не слушаетесь?

– Но, мисс Адриенна, поймите, я просто не могу сидеть без дела. Надеюсь, вы не станете сердиться на меня за то, что я хотел немного прибраться здесь, – продолжил Чарли. – Честное слово, рука у меня не так уж сильно болит…

– Ах, Чарли, вы просто прелесть! – прервала его Одри. Она нежно прикоснулась к здоровой руке Чарли, и он смутился – не столько от этого прикосновения, сколько от мысли о том, что весь этот мусор он выгреб вовсе не для того, чтобы навести здесь порядок, а ради этих проклятых камешков.

Одри снова обратилась к Фермину и сказала ледяным тоном:

– Не лучше ли вам заняться своим делом, шериф? И знайте, что, если вы еще раз сунете нос на нашу ферму, мы с тетушкой Айви предпримем меры.

Шериф что-то пробормотал себе под нос и уныло поплелся к выходу. Следом за ним пошла Одри и последним, замыкающим в этой процессии, – Чарли. Он не переставал восхищаться мисс Одри. Что за девушка эта мисс Одри! Она опять выручила его! Да еще как выручила!

Чарли усмехнулся. Да, с какой стороны ни посмотри, мисс Хьюлетт – потрясающая девушка!

– Позвольте вас спросить, мисс Одри, – негромко спросил Чарли. – Что вы имели в виду, когда говорили, что примете меры против шерифа?

Одри обернулась и улыбнулась так, что у Чарли перехватило дыхание.

– Да просто расскажу всем о том, какой он идиот, и все. – Она улыбнулась еще шире и добавила: – А Фермин и в самом деле идиот. Это стало ясно на второй день после того, как его выбрали шерифом. Какие-то ворюги украли у миссис Рамирес свиней, причем прямо из-под носа Фермина. Более того, он даже сам помогал им открыть ворота. Говорил потом, что принял воров за работников миссис Рамирес. Ха!

Одри покачала головой и продолжила свою обвинительную речь против шерифа Смолла:

– И это не единственный случай, когда Фермин выставил себя идиотом. Однажды он пришел к старику Гудлоу – расследовать дело о похищении у него племенного быка. Лучше бы он не приходил! Вытоптал у Гудлоу все грядки – словно стадо бизонов там пробежало! Оставил старика без урожая. И быка того, разумеется, не нашел. Нет, Фермин Смолл не человек, а ходячее недоразумение!

Чарли молча слушал ее. Сам-то он вовсе не считал шерифа законченным кретином.

– А еще он отказался арестовывать человека, который пристрелил Билли Пайка, – продолжал журчать голос Одри, – хотя тот на каждом углу грозился убить беднягу.

– Господи, боже мой, – вздохнул Чарли. – Это уж действительно ни в какие ворота не лезет. А почему же тогда его выбрали шерифом?

– По ошибке, – категорично отрезала Одри. – И было это в первый и последний раз, можете мне поверить. Второй раз этот идиот не пройдет.

Она посмотрела на Чарли и печально добавила:

– На то, чтобы лазить по чужим фермам и шпионить за честными людьми, у него время находится, а вот на то, чтобы заниматься своим непосредственным делом, – никогда. Торчит здесь целый день, а там, в городе, в это время кто-то кого-то грабит, убивает, а нашему дорогому шерифу на это наплевать!

Чарли тряхнул головой и улыбнулся.

“Проклятие! – подумал он. – Хорошо еще, что мисс Одри на моей стороне. Не хотел бы я оказаться в стане врагов маленькой мисс Хьюлетт!”


После обеда Чарли снова загрустил. Во-первых, Одри категорически запретила ему что-либо делать. По крайней мере, сегодня. Конюшня? Она может подождать и до лучших времен, ничего с ней не сделается.

Во-вторых, Чарли переживал за Лестера. Как только он вернулся с покупками из города, его снова взяла в плен Айви. Она с таким жаром принялась за него, что бедняга Лестер мгновенно сделался пунцовым как рак.

“Как бы его не хватил удар!» – озабоченно подумал Чарли.

А затем был обед – такой обед, о каком Чарли в жизни своей даже не мечтал. Они с Лестером оказались за столом, так густо уставленным тарелками, что на скатерти пустого места не осталось. Того, что было подано, с лихвой хватило бы на весь их оркестр. Лестер чувствовал себя не в своей тарелке и ел необычно мало – быть может, оттого, что ему неуютно было в крахмальной салфетке, заткнутой за воротник рубашки.

Бедный старый Лестер!

Да еще Одри весь обед сидела рядом и без умолку болтала, не закрывая рта даже тогда, когда срывалась с места, чтобы что-то подать или принести. В основном она продолжала поносить Фермина Смолла, и Чарли, слушая ее, не мог согласиться с выводами Одри о полной неспособности шерифа к своей работе. Он-то знал, что чутье Смолла не подвело, и шериф сумел раскусить и его, и Лестера. Смолл сразу понял, кто они такие на самом деле.

Когда обед закончился, Одри настояла на том, чтобы он прилег отдохнуть.

– И не смейте возражать мне, мистер Уайлд, – категорически заявила она и даже демонстративно заткнула пальцами уши, не желая слышать никаких возражений.

Чарли только вздохнул, вступать в пререкание он был просто не в состоянии.

Одри принесла ему отцовский махровый халат и тапочки.

– В этом вам будет удобнее, – сказала она. – Халат я выгладила и надушила лавандой. Вы обидите меня, если не наденете его.

Сказано это было, разумеется, в шутку, но сердце у Чарли болезненно сжалось. Он снова почувствовал себя таким подлецом! После ванны он послушно надел халат мистера Хьюлетта и его тапочки. Тапочки оказались ему малы, но Чарли решил стерпеть это маленькое неудобство.

– Ну вот, Чарли, – улыбнулась Одри, осмотрев его. – Теперь, по крайней мере, ваши уставшие ноги смогут немного отдохнуть. А то вы целыми днями в своих сапогах, а они такие тяжелые. Кстати, я пока почищу их хорошенько, а то на них столько пыли.

– Во-первых, я совсем не устал, – возразил Чарли. – А во-вторых, не нужно ничего делать с моими сапогами.

Напрасный труд! Разве можно остановить мисс Одри, если она что-то задумала! Еще не договорив, Чарли знал, что его сапоги все равно будут вычищены до зеркального блеска.

Затем Одри усадила его на стул, чтобы заново перебинтовать раненую руку, – и Чарли покорно уселся, стараясь не смотреть ни в глаза Одри, ни на ее грудь. Это было непросто, но Чарли по мере сил исполнил задуманное.

После перевязки Одри проводила Чарли в гостиную, озабоченно спросив по дороге:

– Как рука, Чарли, не слишком разболелась после того, как вы дали ей такую нагрузку сегодня? Смотрите, не забывайте, вам просто необходим покой!

– Постараюсь не забыть об этом, мисс Адриенна, – вздохнул Чарли.

Наконец она оставила его одного, широко улыбнувшись на прощание в дверях гостиной. Чарли устроился в большом покойном кресле мистера Мартина Хьюлетта, положил ноги на край стоявшего возле кресла дивана и осмотрел гостиную.

Настроение было паршивым. Никогда в жизни Чарли не было так стыдно за себя, как сейчас. Положение казалось безвыходным. До чего же мерзко обманывать таких славных женщин, как Одри и ее тетушка Айви!

В голове мелькнула мысль о том, что неплохо было бы обыскать и гостиную, но у Чарли на это не осталось ни сил, ни желания. Он прикрыл глаза и через минуту провалился в глубокий сон.

Одри была очень довольна тем, что Чарли вел себя так послушно. Когда она провожала его в гостиную, он показался ей совсем домашним – в махровом отцовском халате, с растрепавшимися после купания волосами. Уложив своего рыцаря отдыхать, она вернулась на кухню и помогла Айви с мытьем посуды. Все это время она не переставала думать о Чарли – с теплотой и нежностью.

– Раненым необходим покой! – прокричала она тетушке, вытирая тарелки.

– Разумеется, – откликнулась Айви.

Лестер, сосредоточенно чистивший в углу картошку, искоса посмотрел на дам, словно на идиоток. Одри окинула его лучезарным взглядом, и Лестер смутился еще больше и засопел, яростно очищая картофельную кожуру.

Закончив дела на кухне, Одри прихватила свою корзинку с вязаньем и тихонько вернулась в гостиную. Чарли спал уже больше часа.

Он прекрасно вписывался в интерьер их гостиной. Одри уселась на стул и, по своему обыкновению, принялась мечтать.

Они с Чарли поженятся, и он займет в ее жизни то место, которое доныне принадлежало отцу. Ей так нужен мужчина, на чье плечо она могла бы опереться в трудную минуту! Ведь дом без мужчины – не дом. Вся жизнь станет иной, когда в нее войдет Чарли, – войдет прочно, навсегда.

Одри прислушалась к его ровному дыханию. Чарли спал крепко и чему-то улыбался во сне. Одри уселась так, чтобы первым, что он увидит, когда проснется, стало ее улыбающееся лицо.

“Невероятно, чтобы мужчина был настолько красив”, – со вздохом подумала она.

Ей вдруг захотелось зарыться пальцами в его густые каштановые волосы, вдохнуть их запах.

Чарли пошевелился и открыл глаза. Увидел Одри и неожиданно застонал.


5.


– Добрый день, мистер Соня! – с улыбкой приветствовала его Одри.

Только теперь, когда она заговорила, Чарли понял, что это уже не сон, а явь.

“Впрочем, – неожиданно подумал он, – разница невелика. Все равно я постоянно ее вижу”.

Это было истинной правдой. Одри постоянно присутствовала во всех снах Чарли.

Он выпрямился в кресле и запахнул на коленях разошедшийся в стороны махровый халат.

“До чего же непривычно в этой штуке!» – мелькнуло у него в голове. Одри сидела перед ним на диване, прямо в центре яркого солнечного пятна, и сияла, как новенькая монетка. Она с улыбкой смотрела на Чарли, а ее проворные пальчики тем временем продолжали перебирать сверкающие спицы.

Самым ужасным для Чарли оказалось то, как его сердце отозвалось на эту картинку, – теплота и покой охватили душу несостоявшегося грабителя. Однако Чарли понимал, что не должен поддаваться таким настроениям. Он должен поскорее разыскать эти рубины, украсть их и поскорее смотать отсюда удочки. Хорошо, если бы перегон скота на летние пастбища начинался не в будущем месяце, а, скажем, со следующей недели. Тогда он украл бы камешки, а грабить банк им с ребятами уже не пришлось бы. Чарли побаивался этого ограбления и чувствовал, что до добра оно не доведет.

– Как вы чувствуете себя, Чарли? Получше? – спросила Одри.

– М-м-м… Пожалуй.

– Вот видите. Я же говорила, что вам необходимо поспать.

– Да, – кивнул Чарли.

– Лестер сказал тетушке Айви, что ваш оркестр соберется на вторую репетицию сегодня около пяти. А еще он сказал, что двоим из ваших музыкантов, похоже, удалось найти себе работу в Розуэлле.

– Вот как?

– Да, так сказал Лестер. Надеюсь, вы тоже останетесь у нас на некоторое время.

Одри смотрела на него с такой надеждой, с такой скрытой мольбой, что Чарли не выдержал и отвел глаза в сторону.

– Д-да, конечно. Мы подождем, пока моя рука не заживет окончательно, прежде чем отправимся в Альбукерке.

Лицо Одри мгновенно помрачнело.

– Так вы все-таки отправитесь в Альбукерке? – спросила она.

Как хотелось бы Чарли сказать ей правду! Сказать, что ни в какой Альбукерке он вовсе не собирается и что самое большое его желание – это поселиться где-то совсем рядом. В том же Розуэлле, например. А еще лучше – навсегда остаться здесь, на этой ферме. Но разве мог он сказать Одри все это?

– Полагаю, что отправимся.

– М-м-м-м, – грустно протянула Одри.

Сердце Чарли тоже готово было разорваться от тоски, и он поспешил сменить тему.

– А что поделывает наш Лестер? – с наигранной бодростью спросил Чарли. – Еще не умер от страха?

И он буквально выдавил из себя кривую улыбку. Одри улыбнулась в ответ, хотя глаза ее по-прежнему оставались грустными.

– Бедняга Лестер, – продолжил Чарли. – Сочувствую ему.

– Он почистил картошку и тут же сбежал, – сообщила Одри со смешком. – И где он сейчас – не знаю.

Она засмеялась, и этот негромкий смех поразил Чарли в самое сердце. Теперь он понимал, что это значит – быть пораженным стрелой амура. Раньше-то Чарли считал, что это все только выдумки и что на самом деле так в жизни не бывает.

Оказалось, что бывает, да еще как бывает.

Чарли резко поднялся на ноги, и голова его закружилась. Чтобы не упасть, он ухватился за подлокотник кресла.

– Осторожнее!

Одри уже оказалась рядом – и когда она только успела? Подбежав к Чарли сзади, она успела поддержать его одной рукой за здоровое плечо, а второй обвила талию Чарли. При этом полная грудь Одри коснулась его спины, вызвав у Чарли дрожь желания.

– Ну вот. Видите? – наставительным тоном сказала Одри. – Вы еще очень слабы, Чарли. Куда слабее, чем вам кажется. И вам нужно отдыхать, а не наводить порядок на грязной конюшне. Вы ведь могли занести в рану инфекцию. Да-да, и не смейтесь!

Не смейтесь! Чарли вовсе было не до смеха. Он с трудом сглотнул и сказал:

– Полагаю, что вы правы, мисс Адриенна.

Чарли в самом деле чувствовал себя слабым – впервые в жизни. Усталость была неведома ему до того дня, когда он получил пулю в плечо. Чарли покачал головой, постарался принять бодрый вид и пошел наверх, в спальню, категорически отказавшись от помощи Одри.

Поднявшись к себе и войдя в спальню, Чарли первым делом заметил Лестера. Тот забился в угол и прикрылся какой-то тряпкой в надежде остаться незамеченным. Когда открылась дверь, он вздрогнул, а затем осторожно выглянул из-под своей попоны и, обнаружив, что это всего-навсего Чарли, облегченно вздохнул.

– Не бойся, Лестер, это я, – в свою очередь успокоил друга Чарли. – И Айви со мною нет.

Лестер снова облегченно вздохнул, и Чарли на этот раз не смог не улыбнуться.

– Что и говорить, женщины в семействе Хьюлетт необыкновенные, верно?

Лестер, как всегда, ничего не ответил. Он лишь выбрался из своего укрытия и обреченно кивнул головой. Затем друзья уселись возле окна и просидели здесь в молчании до тех пор, пока во дворе фермы не появились их товарищи.

Репетиция удалась на славу, шериф не испортил ее своим присутствием. Впрочем, Чарли не сомневался в том, что не скоро теперь ферму Хьюлеттов удостоит своим визитом длиннолицый мистер Смолл.

Чарли так увлекся, что забыл обо всем, – забыл спросить Харлана о том, когда точно начинается перегон скота. Забыл рассказать своим парням о бесплодных поисках рубинов. Он упивался музыкой, тем более что играли они сегодня на удивление хорошо. Да и то сказать, ведь последний раз у них была возможность спокойно репетировать лишь дома, в родной Джорджии.

– Провалиться мне на месте, Чарли, если мы сегодня звучали хуже, чем в Америка-Сити, – сказал Харлан Льюис, шевельнув своими густыми седыми усами. Очевидно, его одолевали те же мысли, что и Чарли.

– Мы никогда еще так здорово не играли “Войну”, – подтвердил стоявший рядом Пичи Джилберт, и на глаза его навернулись слезы. Он полез в карман за носовым платком, а Чарли и Харлан деликатно отвернулись.

После репетиции рука Чарли разболелась так, словно ее ударила копытом лошадь, но он почти не замечал этой боли. Сердце его пело оттого, что они снова играли вместе, и при этом звучали так хорошо, как никогда прежде.

– Знаешь, мне обещали работу в кузнице, Чарли, – сказал Харлан, уложив свой бас в потертый чехол. – Здесь, в Розуэлле.

– Вот как?

– Да, я могу приступить дня через два. – Харлан с надеждой посмотрел в лицо Чарли. – Это неплохо, правда ведь, Чарли?

Чарли поднял голову от своего корнета, который также укладывал в чехол.

– Конечно, Харлан. Очень рад за тебя.

Харлан, с трудом подыскивая нужные слова, продолжил:

– Ну, ты понимаешь… С тех пор как мы начали заниматься… сам знаешь чем… Так вот, я уже и не надеялся на то, что буду когда-нибудь работать на нормальной работе… Понимаешь…

Чарли ободряюще хлопнул Харлана по спине:

– Все в порядке, Харлан. Если тебе удалось найти работу, так это же просто замечательно. Разве каждому из нас не хотелось бы того же?

– Ну-у… Я-то думал, что мы снова примемся граб… Чарли снова хлопнул его по спине, но на сей раз для того, чтобы он замолчал. Харлан подавился и закашлялся, а Чарли заговорил тем временем – громко, чтобы его слышали все:

– Самое лучшее, что может произойти, ребята, это если всем нам удастся найти себе работу. Ведь наша мечта – быть вместе, жить рядом и играть. Верно?

– Верно, – откликнулся прокашлявшийся Харлан. – Самое важное для нас – играть вместе.

– Тем более что мы не расстаемся друг с другом уже много лет, – добавил Чарли, перебивая на всякий случай Харлана, – кто знает, что ему еще в голову может прийти? – И клятва наша остается в силе. Мы будем играть вместе.

Все шестеро членов духового оркестра города Америка-Сити посерьезнели и согласно кивнули. На некоторое время под крышей конюшни воцарилась торжественная тишина.

– Как ты думаешь, не могли бы мы как-нибудь на днях попробовать сыграть “Фейерверк” Хэнди, а, Чарли? – решился нарушить молчание Фрэнсис Уотли, выжидательно глядя в лицо своего лидера. Надо сказать, что Фрэнсис был в оркестре самым амбициозным музыкантом. Он всегда считал, что если уж играть – то непременно великую музыку.

– Ты имеешь в виду “Королевский фейерверк”? – улыбнулся Чарли. – Вспомнил старые деньки?

Дело в том, что много лет назад, когда в их город приезжал из столицы большой оркестр, их пригласили поиграть вместе с ним. Тогда-то они и познакомились с великолепной музыкой Хэнди. Тот концерт навсегда остался в памяти, и его вспоминали часто, и при этом непременно с волнением.

– Не знаю, Фрэнсис, – продолжал Чарли. – Ведь в “Фейерверке” на первом плане струнные, а где нам их взять. Да к тому же у меня и нот “Фейерверка” не сохранилось.

– Жаль. – Лицо Фрэнсиса сразу же помрачнело, и он стал похож на побитого пса.

– Впрочем, идея сама по себе хороша, – сказал Чарли, желая подбодрить друга. – В самом деле, прекрасная идея. Надо подумать. Может быть, мы еще и сыграем этот “Фейерверк”.

– Будем надеяться, – с надеждой сказал Фрэнсис, на глазах воспрянув духом.

А вот Чарли, напротив, вдруг загрусти л. Ему вспомнилась былая жизнь – те далекие счастливые деньки, когда он жил себе припеваючи в своем родном Америка-Сити, поигрывал по субботам на танцах, и, когда начиналось его соло, девушки так и падали к его ногам.

И каждое воскресенье послушать его игру приходили в парк и мать, и отец, и сестренка. Как они гордились им Как…

Чарли резко тряхнул головой, не желая попадать в плен собственных воспоминаний. Слишком уж печальными они были.

– Послушай, Фрэнсис, – громко сказал Чарли. – Я хочу тебя попросить кое о чем. Не мог бы ты разузнать, не найдется ли в Розуэлле местечка, где мы могли бы играть по воскресеньям? Ведь в этом городишке никогда не было своего оркестра.

Фрэнсис посмотрел на Чарли с благоговением, словно на пророка. Чарли заметил это, смутился и добавил:

– Черт, жаль все-таки, что у нас нет скрипок. Ну да ладно, я подумаю, может быть, мне удастся переложить “Фейерверк” на одни только духовые.

На лице Фрэнсиса появилась счастливая улыбка.

– Спасибо тебе, Чарли, – с чувством сказал он. – Спасибо. Великолепная идея.

В этот момент Чарли заметил выражение ужаса на лице Лестера, мгновенно понял его причину, обернулся ко входной двери и не ошибся – там уже стояла Айви Хьюлетт.

Она торжественно внесла на конюшню большой поднос с горячими сдобными булочками. Следом за ней появилась и Одри с огромным кувшином сидра и стопочкой тонких фарфоровых чашек.

– Спокойно, Лестер, – негромко скомандовал Чарли, заметив, как напрягся его друг.

– Вы так прекрасно играли, что мы просто не можем отпустить вас без угощения, – сказала Одри.

Ее улыбка осветила пыльную, грязную конюшню, словно солнечный луч, пробившийся сквозь тучи, а Чарли вдруг нестерпимо захотелось сыграть для нее свой коронный “Лесочек”.

Интересно, она после этого тоже упадет к его ногам, как те, другие?

– Спасибо, мисс Адриенна, спасибо, мисс Айви, – учтиво поблагодарил он.

Одри поставила поднос и принялась разливать сидр. Музыканты тут же сгрудились вокруг нее в тесный кружок. Уж чего-чего, а раздачи сидра настоящий музыкант никогда не пропустит!

– Клянусь, Чарли, – вздохнула Одри, разливая по чашкам ароматный напиток. – Мы с тетушкой Айви – самые счастливые женщины во всей Америке! Подумать только, у нас на конюшне репетирует такой оркестр!

– Рад, что мы вам нравимся, – сказал Чарли, не сводя с Одри очарованных глаз. Сказать по правде, он никого не видел и не слышал, когда рядом с ним появлялась эта девушка.

Тут Одри мечтательно вздохнула, и Чарли до боли сжал кулаки. Пусть хоть боль отвлечет его внимание. Может быть, тогда ему удастся сдержаться и не расцеловать Одри – прямо здесь и сейчас.

А Одри, казалось, ничего не замечала. Она еще раз вздохнула, а потом самым естественным образом взяла Чарли за руку и пошла вместе с ним к дому.

– А теперь вам с Лестером пора поужинать, – заметила она. – Я полагаю, вы успели проголодаться после такой репетиции.

– Проголодаться?

– Ну да. Тетушка Айви всегда говорит, что джентльмена нужно кормить часто и вкусно.

– Вот как?

Чарли мысленно припомнил все, что успел съесть за один только сегодняшний день. Набиралось немало: плотный завтрак, обильный обед да еще пара горячих булочек на конюшне. Так им с Лестером и растолстеть недолго.

– Тетушка Айви хорошо знает, что именно нужно джентльмену, – уверенно заявила Одри.

Чарли покосился на нее, надеясь, что она шутит, но не нашел и намека на улыбку. Тогда, немного рассердившись, он спросил:

– В таком случае надо полагать, что у вашей тетушки богатый опыт в обращении с мужчинами?

– Как не стыдно, Чарли Уайлд! Моя тетушка Айви – девица, и чиста, как первый снег!

Чарли слегка сконфузился, но тем не менее решил держаться до конца:

– Но вы же сами сказали, что ей хорошо известно о том, что на самом деле нужно мужчине.

– Не мужчине, а джентльмену, Чарли! Это большая разница.

Щеки Одри слегка порозовели, но Чарли был уверен, что она, несмотря ни на что, не сердится на него.

– Я не хотел сказать ничего обидного ни для вас, ни для вашей тетушки, мисс Адриенна, – поспешил сгладить неловкость Чарли. – Просто я… я не совсем понимаю разницу между мужчиной и джентльменом.

Одри хихикнула так, словно он рассказал ей какой-то ужасно смешной анекдот.

– Не надо, Чарли, – сказала она. – Вы так здорово умеете притворяться – ведь я чуть было не подумала, что вы это всерьез!

Логика, которой руководствовалась Одри, была неподвластна разуму Чарли. Нет, он определенно не поспевал за мыслями мисс Адриенны Хьюлетт.

Вот и сейчас: ну что смешного он сказал? Да ничего! И при этом он вовсе не шутил!

– Знаете, Чарли, – продолжила Одри уже серьезно, – тетушка Айви рассказала мне обо всем, что должна делать настоящая леди из Джорджии для того, чтобы угодить джентльмену. Так что в теории я сильна. Осталось только найти теперь настоящего джентльмена, на котором можно будет попрактиковаться. Пока что мне такие не встречались.

Она многозначительно посмотрела на Чарли. Тот понял ее взгляд и осторожно сказал:

– Но… Но я не уверен в том, что я – подходящий объект для ваших практических занятий.

– Как только у вас язык поворачивается говорить такое, Чарли Уайлд! – возмущенно откликнулась Одри. – Вы – настоящий джентльмен, Чарли, хотите вы признаться в этом или нет.

Тут способность Чарли поспевать за мыслями мисс Адриенны совсем исчерпала себя, и он впал в молчаливое изумление. О чем говорить дальше, Чарли совсем уже не представлял. На его счастье, они почти подошли к дому, и Одри наконец отпустила его руку.

Слава богу. Неизвестно, смог ли бы он оставаться в глазах Одри джентльменом, пробудь он с нею наедине еще минут десять. Желание поцеловать Одри становилось совершенно невыносимым всякий раз, когда Чарли оказывался рядом с нею.

Ужин, по понятиям Чарли, можно было бы назвать просто роскошным, если бы не Лестер. Он сидел с таким пришибленным видом, так торопливо ел, не поднимая головы от тарелки, что сердце Чарли разрывалось от жалости. Бедняга Лестер был ужасно похож сейчас на голодного койота. Казалось, еще немного, и он завоет, задрав к потолку свою лохматую голову. И это несмотря на то, что за столом в основном щебетала не Айви, а Одри, что же касается тетушки, то та сидела с непроницаемым лицом и, надо полагать, почти ничего не улавливала из разговора, потому что по-прежнему не желала воспользоваться своим слуховым рожком.

Итак, за ужином солировала Одри. Она то прикасалась к руке Чарли, называя его прекрасным музыкантом и истинным джентльменом – воспитанным и галантным, то – изредка – пыталась что-нибудь прокричать для тетушки Айви. Не забывала Одри и про Лестера, которого называла лучшим баритонистом и добрейшим человеком.

Чарли вскоре перестал вслушиваться в речи Одри, позволив им журчать самостоятельно, не задевая его сознания, но даже и при этом среди тысяч произнесенных Один слов ему удалось пару раз выхватить словечко “рыцари”, явно обращенное к ним с Лестером.

Когда же ужин подошел к концу, Чарли, решив избавить беднягу Лестера от дамского общества, потащил его за руку из комнаты, но тот словно приклеился к своему стулу.

“Уж не спятил ли он?» – с тревогой подумал Чарли и прошептал, наклонившись поближе к Лестеру:

– Пойдем, старина.

Какое-то время Лестер сидел неподвижно, и Чарли задался вопросом – услышал ли его старый друг. Затем он едва не свалился со стула, потому что старый друг отрицательно покачал головой и продолжал сидеть, напряженно глядя перед собой. Теперь он больше не напоминал Чарли койота. Скорее уж – спаниеля, учуявшего утку в камышах.

Скверное дело.

Чарли подсел поближе к Лестеру, положил руку ему на плечо и еще раз повторил:

– Пойдем, Лестер. Все будет хорошо, вот увидишь.

Лестер снова отрицательно качнул головой. Он не отрываясь смотрел на женщин, начавших убирать со стола. Затем губы его дрогнули, и с них слетело одно загадочное и оттого пугающее слово:

– Айви.

Чарли недоуменно нахмурился, и вдруг в его голове зародилась мысль – но такая дикая, что он поспешил прогнать ее прочь. Он гнал эту мысль, но она продолжала гудеть и звенеть у него в мозгу, словно идущий на всех парах паровоз.

Наконец Чарли удалось немного успокоиться, и он нашел в себе силы проверить свою догадку:

– Лестер, скажи… Ты в самом деле хочешь остаться с Айви?

Лестер моментально покраснел, потупил взгляд и смущенно, но решительно кивнул.

Чарли уронил свою руку с плеча Лестера и всем телом подался назад – так, словно наткнулся на раскаленную сковородку.

– Боже всемогущий, – прошептал он.

Затем Чарли осуждающе покосился на женщин. Черт побери, ну и штучки эти леди Хьюлетт!

Нет, этого Чарли вынести просто не мог. Он схватил свой корнет и бросился прочь из дома.

Ноги сами привели его в сад, под яблони.

Боже мой! Лестер. И Айви. Это ужасно. Чарли уселся под яблоней, положил подбородок на колени и обхватил голову руками. Корнет выскользнул из его пальцев.

Чарли уставился в вечереющее небо, и ему хотелось завыть.

Лестер и Айви – муж и жена. О господи! Сквозь ветви деревьев он видел небо, окрашенное красными, оранжевыми и желтыми отблесками садящегося солнца. Картина, что и говорить, была величественной и не могла не взволновать сердце любого человека, особенно если этот человек – артист, художник по призванию. Особенный аромат – аромат весны, просыпающейся природы – будоражил все чувства. Скоро, очень скоро эта пустыня превратится, пусть и на короткое время, в цветущий край.

Вскоре Чарли забыл и про Лестера, и про Айви и отдался пленительному, томящему чувству, которое охватывает почти каждого человека при встрече с новой весной. Пусть эта весна не была похожа на весны, которые он встречал в своей родной Джорджии, – там-то они совсем другие: влажные, утопающие в буйной зелени садов и лесов, полные цветов и свежей травы. Здесь, на Диком Западе, они другие – более скромные, что ли, но от этого весна, окружавшая Чарли, вовсе не была хуже. Он и не знал, что в этих краях тоже можно встретить немало чудес, не знал, что здесь тоже есть и деревья, и трава. И фермы.

И такие девушки, как Одри Хьюлетт.

Чарли тряхнул головой.

“А ведь Хьюлетты поселились в прекрасном месте”, – подумал он.

И впрямь, разве не прелесть эта ферма, затерявшаяся среди бескрайней, начинающей зеленеть прерии? Конечно, многое здесь требует ремонта, но ведь он неплохой плотник и мог бы…

А что, разве Чарли не любил работать руками? Любил, и не меньше, чем играть на своем корнете.

“Здесь мало воды, – по-хозяйски принялся прикидывать он. – Но совсем рядом протекает Кэлоун-Крик. Если приложить руки, то можно сделать небольшой канал, и тогда эта ферма превратится в настоящий оазис”.

Закат продолжал пылать на небе – величественный и прекрасный. В воздухе струился тонкий аромат цветущих яблонь. Это был очень нежный аромат, совсем непохожий на тяжелый, дурманящий запах цветущих магнолий, которым пахнут весны в Джорджии.

Чарли был очарован этим закатом и этим запахом, и нет ничего удивительного в том, что спустя минуту его руки сами нащупали корнет, расчехлили его и поднесли к губам сверкающую медь.

В вечернем воздухе потекли плавные грустные звуки – Чарли играл “Влюбленную нимфу”. Привлеченная дивной мелодией, Одри вышла из дома и направилась в сад. Глаза ее повлажнели, когда она увидела Чарли, сидящего под яблоней.

“Влюбленная нимфа”. Одна из самых любимых песен Одри.

Теперь она была уверена, что им с Чарли самой судьбой предназначено быть вместе – навсегда.

Одри остановилась возле своего рыцаря, прижав к груди руки, глядя на него влюбленными глазами.

Когда последние звуки растаяли в темнеющем вечернем небе, Одри печально вздохнула. Чарли услышал ее и резко повернул голову. Увидел, кто перед ним, и смущенно пробормотал:

– Вот…

Пути к отступлению у него не было, и он знал об этом. Наступил час расплаты – за все, что он натворил в своей жизни, за все его ошибки, за то, что он не удержался и встал на ту скользкую дорожку, и…

Но разве лучше было бы ему умереть с голоду, сидя без работы в своей Джорджии? Разве лучше было бы ему бросить своих друзей на произвол судьбы?

– Это было чудесно, Чарли. – Голос Одри слегка дрожал.

– Спасибо.

Она придвинулась ближе.

– Лучшего соло на корнете я не слышала за всю свою жизнь.

Чарли лукаво посмотрел на нее:

– А вам много приходилось их слышать в жизни, мисс Адриенна?

Она смутилась и опустила глаза.

– Нет. Впрочем, это неважно.

– Хм-м.

Одри сделала еще шаг и легко вскочила на перекладину изгороди – ту самую, на которой сидела вчера.

– Чарли, вы самый лучший, я в этом уверена. Неважно, скольких музыкантов мне доводилось слышать, все равно вы – лучший.

Одри вновь, как и вчера, принялась покачивать ногами, и Чарли поспешил отвести взгляд в сторону.

– Спасибо, – повторил он.

– Ну, что вы.

Она настойчиво ловила его взгляд, но Чарли по-прежнему избегал смотреть ей в лицо.

“Какие у него роскошные волосы, – подумала Одри, глядя в затылок Чарли. – И глаза. Такие темные, глубокие. Так и кажется, что можно утонуть в них”.

Одри еще раз вздохнула и закинула голову к бездонному небу. Какой прекрасный вечер! И как хорошо сидеть в такой вечер рядом со своим рыцарем вот так, среди цветущих яблонь.

– А почему у вас на конюшне в потолке торчат стрелы? – неожиданно спросил Чарли.

Одри сначала удивилась, а потом даже рассердилась немного. В такой вечер – и вдруг про какие-то дурацкие стрелы? Впрочем, это даже хорошо, что Чарли хочется узнать о ней как можно больше.

– Я училась стрелять из лука, – ответила Одри. – Ну, и часть стрел так и осталась там торчать.

Наконец-то Чарли перевел взгляд на нее.

– Так, значит, это вы их туда засадили? – спросил он.

– Я не нарочно.

– Хм-м.

– Я правда не нарочно, Чарли. Лук оказался слишком большим и тяжелым для меня – он был почти с меня ростом. Я никак не могла с ним справиться. А человек, который учил – пытался меня учить стрелять из лука, – он плохо говорил по-английски да к тому же скоро разочаровался, поняв, что стрелок из меня никудышный, и бросил занятия. Да мне теперь кажется, что он и уроки-то эти затеял только для того, чтобы подкатиться ко мне.

– Понятно.

Они замолчали. Где-то вдалеке завыл койот, ему откликнулся второй. Затем прокричала сова, и в ответ послышалось такое же уханье. Определенно, сегодняшняя ночь была ночью, созданной для того, чтобы соединять одинокие сердца. Ночь любви.

– А почему на них ленточки? – нарушил молчание Чарли.

– Ленточки?… – переспросила Одри.

– Ну да. Я видел, что к стрелам привязаны ленточки.

– Это… Понимаете, мне показалось, что так будет красивее. Тетушка Айви часто рассказывала мне, что в старину рыцари всегда брали у своих возлюбленных ленточки. Прикрепляли их к своему копью или щиту или повязывали на рукав. Я… Я думала об этом, когда привязывала свои ленточки к стрелам, а потом, когда стрелы остались торчать в потолке, мне это показалось даже красивым. Необычно как-то – ленточки под потолком. Они так весело колышутся на ветерке.

Одри улыбнулась, вспоминая истории, которые ей рассказывала тетушка Айви.

– А еще рыцари писали на щите имя своей дамы сердца, – продолжила Одри. – С этим именем они шли в бой, с этим именем стойко переносили все лишения походной жизни. Когда после свершенных подвигов, покорив толпы неверных, возвращались на своих конях в Англию, то получали в награду поцелуи от своих возлюбленных. Возвращались, покрытые ранами и неувядающей славой.

– Если они покоряли толпы неверных, они не могли возвратиться в Англию на лошадях, – возразил Чарли.

– Да? – удивилась Одри. – А почему, можно узнать?

– Да потому, что если они покоряли толпы, как вы говорите, неверных, значит, дело было на Востоке, а оттуда в Англию попасть можно только морем. Так что вашим рыцарям были нужны не лошади, а корабли.

– А-а.

Чарли подумал несколько секунд и добавил.

– Мне самому приходилось бывать в сражениях, мисс Адриенна. Это вовсе не так романтично, как вам рассказывала ваша тетушка.

– Ну, не надо ворчать, Чарли Может быть, вы просто побывали не в тех битвах.

Чарли с трудом оторвал взгляд от коленок Одри, обтянутых тонким платьем, и хмуро сказал:

– Не думаю.

Одри ужасно не хотелось расставаться с привычными представлениями о войне как о чем-то романтическом и возвышенном. Битва! Настоящее мужское занятие! Ведь это так увлекательно!

Словно прочитав ее мысли, Чарли добавил:

– В войне нет ничего романтического, мисс Адриенна. Совсем ничего.

– О-о…

Одри была явно разочарована. Ведь тетушка Айви всегда говорила, что война – любимое занятие для настоящих рыцарей. Неужели у Чарли недостаточно тонкая натура, чтобы оценить всю прелесть битвы?

– А вечер сегодня прекрасный, правда, Чарли? – решила она сменить тему.

Чарли немного подумал, вздохнул и согласился:

– Прекрасный вечер, мисс Адриенна.

Он помолчал и задал новый, но тоже неожиданный для Одри, как и в случае со стрелами, вопрос:

– А у вашей тетушки есть слуховой рожок, мэм? Одри удивленно поморгала и рассеянно ответила:

– Что? Рожок? А, да. Есть. Конечно, есть.

– А почему тогда она им не пользуется? Одри хихикнула.

– Айви хочет понравиться Лестеру А рожок – это так некрасиво, – она перестала хихикать и нахмурилась. – Хотя без рожка с ней очень трудно разговаривать, с этим я согласна.

Она опустила глаза и увидела, что Чарли пристально смотрит ей в лицо.

– А что, если украсить слуховой рожок ленточками? – спросил он.

Говорил Чарли с потаенной издевкой, но Одри приняла его слова за чистую монету.

– Прекрасная мысль! – восторженно воскликнула она. – Просто прекрасная мысль, Чарли!

– Может быть, – хмуро откликнулся он.

– Нет, правда, отличная идея! Я думаю, что тетушка Айви будет с удовольствием пользоваться рожком, если он станет выглядеть красиво.

Чарли неопределенно хмыкнул. Одри же, решив, что тема рожка исчерпана, вдохнула поглубже густой ароматный воздух и перешла к более романтическим материям:

– У цветущих яблонь замечательный запах, правда? Чарли вновь промычал что-то неопределенное.

– Я уверена, что они пахнут лучше всяких магнолий. При этих словах Чарли перестал обшаривать грустным взглядом темнеющий сад и с интересом посмотрел на Одри. Магнолии? Интересно, что она может знать про магнолии, которые никогда не встречаются в этих краях?

– Но ведь здесь нет ни одной магнолии на сотню миль вокруг, мисс Адриенна.

Она посмотрела на него так, словно он только что убил у нее на глазах ее любимую канарейку.

– Все равно я так считаю.

Лицо у нее стало обиженным, как у прилежной школьницы, ни за что получившей двойку.

Чарли только успел понадеяться на то, что этим и закончится их сегодняшний разговор, как Одри заговорила вновь:

– Вернемся к войне, Чарли. Вы не думайте, я много читала о войне. Когда она была, папа и тетушка Айви постоянно привозили газеты, в которых рассказывалось о ней. Они привозили их из самого Эль-Пасо каждый месяц.

Чарли поднял с земли камешек и запустил им в ствол яблони. Раздался глухой стук, и Чарли с удовлетворением отметил, что глазомер его пока не подводит. Однако и эта победа не улучшила его настроения. В памяти возникли лица товарищей, которых он потерял на той войне. Проклятие! И эта наивная дурочка еще смеет ему рассказывать о том, что такое война? У нее в голове одни только рыцари, герои и прочие романтические бредни.

Он снова покосился на коленки Одри – на сей раз с некоторой неприязнью.

И о чем они, в сущности, говорят? Разве о войне надо вспоминать в такой вечер, сидя под яблоней наедине с хорошенькой девушкой? Особенно если один из сидящих вовсе никакой не джентльмен с юга, а обычный уголовник? Впрочем, обычный уголовник не стал бы, конечно, вести себя так, как Чарли, это точно. Ведь Чарли тоже читал газеты – правда, в них его интересовали не военные сводки, а сообщения полиции.

Он снова отвел взгляд в сторону. Наверное, это даже хорошо, что он не похож на обычного уголовника.

– Что ж, мисс Адриенна, – сухо сказал он. – Вы читали о войне, а я там был. Валялся в грязи и в той же грязи хоронил своих товарищей, погибших от ран. Нет, война – мерзость, скажу я вам. Правда, это мое личное мнение. Кто-то может со мной и не согласиться.

Во время этой тирады он избегал смотреть Одри в глаза.

Черт побери, эта девчонка живет в каком-то придуманном мире. Нужно немного прочистить ей мозги.

– О-о… – разочарованно протянула Одри. Чарли только стиснул плотнее зубы.

Одри снова решила поменять тему разговора.

– Должно быть, вы сильно скучаете по Джорджии, Чарли, – сказала она.

Чарли в очередной раз что-то буркнул.

Джорджия. Да, он действительно скучает по Джорджии, но только по той, старой Джорджии, от которой остались теперь лишь детские воспоминания. По той, довоенной Джорджии, которая действительно была раем земным. Но по нынешней Джорджии – разоренной, грязной, заполоненной беженцами с севера, он ничуть не тоскует.

Одри была несколько обескуражена такой реакцией Чарли и решила продолжить:

– Мне кажется, что нет ничего прекраснее, чем весна в Джорджии. Цветущие сады, теплый, пропитанный их ароматом воздух, пение птиц… Я уверена, что вы мечтаете поскорее вернуться домой, Чарли. Что вам, такому прекрасному музыканту, делать в наших суровых краях? Скоро вернетесь в свою Джорджию и будете продолжать играть на своем корнете…

В голосе Одри было столько тоски, что Чарли не выдержал и вскочил на ноги.

– Черт побери, мисс Адриенна! Что вы можете знать о Джорджии? Ну хорошо, если вам так угодно – я расскажу. Весной там жарко, пыльно и полно комаров. И птицы там не поют все ночи напролет. А еще там грязно, и все запружено этими ушлыми пришельцами с севера, из-за которых нет ни жилья, ни работы. Поверьте, в любое время года здесь, в пустыне, гораздо лучше, чем в этой прекрасной Джорджии!

Он сердито уставился на Одри, а та притихла на своей жердочке. Даже ногами перестала болтать. Глаза у нее стали большими и печальными.

“Ничего, дураков учить надо!» – сердито подумал Чарли.

– О, Чарли! – сорвалось с ее губ, и этот вздох пронзил его сердце – словно одна из тех идиотских стрел с ленточками впилась в грудь. – Простите, что расстроила вас. – Одри соскочила на землю и быстро пошла к дому, не оборачиваясь. Голова ее была опущена, плечи поникли.

– Черт побери, мисс Адриенна! – крикнул ей вслед Чарли. – И вы простите меня, но у вас в голове столько романтической дури! Поймите, нет ничего хорошего ни в войне, ни в Джорджии, ни… Да откройте вы глаза, наконец, посмотрите на мир реально!

Чарли и сам услышал отчаяние, прозвучавшее в его голосе. Услышала это и Одри. Она замедлила шаги и обернулась, и Чарли увидел ее грустное лицо.

– Но, Чарли, если человек не станет стремиться к лучшему, то куда же он скатится в конце концов? – печально спросила Одри.

Он не ответил, просто остановился и протянул руки навстречу Одри. Навстречу этой глупой, романтической идиотке, навстречу несравненной, прекрасной мисс Адриенне.

– Мне очень жаль, что война так ожесточила ваше сердце, Чарли, – неожиданно мягко сказала она. – Впрочем, что в том удивительного? Ведь у вас такая тонкая душа. И вообще, вы – замечательный человек. Лучший на свете.

– Да нет же!

Она улыбнулась и отрицательно покачала головой, и в эту минуту что-то свалилось с души Чарли – то ли камень, то ли толстая отмершая кожура, как на старом дубе.

Он в два прыжка нагнал Одри и подхватил ее на руки.

6

От Одри пахло медом и свежей травой. Она доверчиво прижалась к Чарли, и тот сразу же вспомнил юность и первые свои свидания при луне – еще такие невинные, чистые… Он и не думал, что все это может вернуться вновь. Чарли казалось, что невинность и чистота навсегда остались в других краях и временах.

Но он ошибался.

Страсть его была так сильна, что Чарли и не заметил, как Одри оказалась у него на руках. Она уютно устроилась в его объятиях, прижавшись к его широкой груди.

Еще никогда в жизни Чарли не чувствовал себя таким восторженным и романтичным. Он даже и не подозревал, что может быть – таким.

Грудь Одри тесно прижалась к груди Чарли, и тот пошел на уловку – передвинул раненую руку так, чтобы та словно нечаянно оказалась на нужной высоте и словно случайно обхватила упругие полушария – совсем легонько, разумеется.

До чего же это было приятно!

И мучительно.

– Ах, Чарли, – томно выдохнули сладкие губы Одри.

– Губы, – страстно прошептал Чарли. – Дай мне твои губы… Я хочу поцеловать тебя.

Она послушно подставила губы и страстно застонала, когда Чарли сначала припал к ним, а потом, теряя контроль над самим собой, ворвался языком в медовую глубину ее рта. Одри едва не задохнулась и еще сильнее обняла Чарли за плечи.

Боже, как же он хотел ее!

И в эту минуту Чарли начал трезво соображать, что на самом деле происходит.

“Что я делаю? – промелькнула у него паническая мысль. – Что это со мной происходит?”

Он осторожно опустил Одри, и ее ноги вновь коснулись твердой почвы. На твердую почву постепенно возвращались и мысли Чарли. Он поставил Одри на землю, но не отпускал ее – на это у него еще не хватало решимости. Как, впрочем, не хватало и решимости пойти до конца – отнести Одри на руках в свою спальню… Хотя, черт, ведь это же спальня ее отца!

Ну и пусть!

Итак, отнести ее в спальню, уложить в постель и…

Все равно этим кончится. Он сделает это – не сейчас, так позже. Он еще будет ласкать губами восхитительную грудь Одри, он еще услышит ее страстные стоны, когда она будет лежать под ним…

Одри по-прежнему крепко обнимала Чарли за плечи, словно боялась упасть.

А Одри и на самом деле не чувствовала под собою ног. Они не хотели держать ее, подгибались, и поэтому она никак – ну, никак! – не могла отпустить плечи Чарли.

Первый в жизни настоящий поцелуй – до чего же восхитительным он оказался!

Одри ужасно захотелось повторить его, и она потянулась губами к губам Чарли, но, к своему удивлению, не встретила взаимопонимания. Казалось, он вовсе не хочет еще раз поцеловаться с нею.

Одри еще раз потянулась губами к его губам, но Чарли стоял выпрямившись во весь рост, и маленькой Одри было не дотянуться. Чувствуя слабость в коленях, она страстно шепнула:

– Чарли… Не отпускай меня, Чарли.

– Не хочу, чтобы ты уходила, – напряженным шепотом ответил он.

Одри начала приходить в себя, и к ней возвратилась способность анализировать происходящее. Она и не знала, что целоваться с мужчиной – такое… э-э… захватывающее занятие. От одного поцелуя в душе ее разгорелся пожар. Он перебросился в кровь, разлился пламенем по всему телу – и Одри вдруг почувствовала, как горячо и мокро стало у нее между ног.

А она прекрасно знала, что это значит, – недаром же она всю жизнь провела на ферме!

Одри резко отпрянула назад и вздохнула.

– Ах, Чарли.

– Простите меня, мисс Адриенна.

– Вы извиняетесь… за что? – недоуменно спросила она.

– Я не имел права целовать вас… так целовать.

– Что? – рассеянно переспросила Одри. Мысли ее где-то витали, а глаза пристально рассматривали лицо Чарли.

“Какой он бледный”, – подумала Одри, а вслух сказала:

– Ах, Чарли, какой же вы милый. И воспитанный. Клянусь, таких воспитанных джентльменов я в жизни своей не встречала. Вас мучает то, что вы поцеловали меня, хотя мы еще не помолвлены? И поэтому вы извиняетесь? Успокойтесь, прошу вас. И знаете… Если вам хочется, вы можете снова поцеловать меня. – Одри повела плечами, мечтательно вздохнула и продолжила: – Да, в любое время можете меня поцеловать – я вам разрешаю. Клянусь, я и не знала, что целоваться – это так приятно. Сегодня я впервые в жизни целовалась с мужчиной.

Чарли застонал.

Одри, разумеется, поняла этот стон по-своему и смутилась. Она опустила глаза и негромко сказала:

– Вам не нравится, что я совсем не умею целоваться, да? Конечно, у меня нет никакой практики, и я не могу пока что доставить вам такое же удовольствие, какое получаю от вас.

Чарли с трудом сдержал стон.

Не поднимая головы, Одри сложила на груди руки и шепнула:

– Если бы вам снова захотелось поцеловать меня, Чарли, я бы не возражала. Это хорошая возможность поскорее научиться тому, что я должна уметь.

– О боже, – вздохнул Чарли.

– Скажите, вам хочется поцеловать меня? – дрожащим голосом спросила Одри.

– Да… Конечно, – начал Чарли, с трудом выговаривая слова непослушным языком. Одри улыбнулась и продолжала улыбаться, пока не услышала конец фразы. – Только я не могу.

Улыбка тут же сошла с ее лица, плечи Одри уныло поникли.

– А теперь идите спать, Одри.

Она подняла голову. Чарли стоял смущенный, и выражение его лица живо напомнило Одри сеттера, который жил у старого Стивенсона и выглядел точно так же, как Чарли, когда ему запрещали охотиться за домашними курами.

Смущение – как у Чарли, так и у сеттера – прикрывало одно и то же состояние души: напряженность.

– Вы и правда думаете, что мне лучше уйти, Чарли? – Да.

– В таком случае я пойду. – Одри нерешительно помолчала, а затем спросила: – Я… Я что-то сделала не так, Чарли?

– Нет.

Она подождала, но никакого продолжения не последовало. Ну что ж, в таком случае ей и впрямь лучше пойти спать. А поцелуи… Надо думать, со временем Чарли расщедрится еще хоть на пару уроков.

Одри приподнялась на цыпочки, прикоснулась губами к щеке Чарли и пожелала ему спокойной ночи. На него было больно смотреть. Бледный, несчастный – Одри ни за что не оставила бы его одного в таком состоянии, но он же сам просит…

– Спокойной ночи, Чарли, – повторила она и направилась к дому.

Поднявшись в свою спальню, Одри тут же подошла к окну, выглянула в него и увидела Чарли. Тот долго стоял на том месте, где они расстались, а затем повернулся и медленно побрел назад, под яблони. Одри подумала, что он решил вернуться за своим корнетом, который так и остался лежать на траве под изгородью.

Наконец фигура Чарли растворилась в сумерках. Одри вздохнула, отошла от окна и привалилась спиной к стене. Провела пальцами по пылающим, слегка припухшим губам.

– Святые небеса.

Одри переполняли новые, неведомые прежде чувства. Одним поцелуем Чарли сумел пробудить ее тело, и оно до сих пор пылало огнем разгоревшейся страсти. Сердце Одри гулко стучало, гнало по жилам кровь, превратившуюся в пламя.

До сегодняшнего случая Одри не только никогда не целовалась с мужчиной – она даже не думала об этом. И то сказать – с кем ей было здесь целоваться? Не с Фермином же Смоллом, прости господи!

Чарли. Ах, Чарли!

Одри понимала, что сейчас ей ни за что не уснуть. К тому же сегодняшнее событие было настолько важным, что его нельзя было не вписать в историю, и Одри вытащила из-под подушек свою записную книжечку. Давно уже она ничего не заносила в свой дневник – и вот пришла пора.

Одри вытащила серебряный карандаш, прикрепленный к книжечке, перелистнула страницы, испещренные записями о ценах на пшеницу, о количестве проданных яиц, пометками о лошадиных и собачьих выставках. Но сегодня вечером она доверит этим страницам нечто новое и очень важное.

Одри улыбнулась и склонила голову над дневником.

Чарли в эту минуту тоже склонял свою голову, но, в отличие от Одри, совсем не от переживаемого счастья. По правде сказать, ему хотелось приставить к своему виску заряженный пистолет и спустить курок. Только в этом ему виделось спасение. Да, выстрелить – и положить конец всему: ответственности за судьбу своего оркестра, и разочарованиям, и страстям.

Поцелуй Одри Хьюлетт продолжал пылать у него на губах.

Чарли уселся под яблоней и спрятал лицо в ладонях.

Пальцы хранили медовый запах Одри. Нет, видно, ему никуда уже не скрыться от этой девушки.

– Нет! – твердо, даже злобно приказал себе Чарли.

Это слово прозвучало как клятва – он обещал самому себе, что не поцелует больше Одри. Никогда.

Да и что делать такому человеку, как он, рядом с невинной, романтичной девственницей – мисс Одри Хьюлетт? И никакого опыта обращения с девственницами у него нет.

“И всякой лжи должен быть предел”, – жестко подумал Чарли.

Жизнь – штука непредсказуемая, и превратностям судьбы нет конца. Разве мог он когда-то подумать, что жизнь его сложится так, что будет с каждым днем все дальше и дальше уводить от прямого и широкого пути, на который так старались вывести его бедные мать и отец?

Впрочем, каким бы запутанным ни оказался в конце концов путь Чарли, но соблазнять девственниц ему еще не доводилось. Возможно, это станет новым шагом в пропасть, дополнительным грузом ляжет на его душу.

Да, если он соблазнит Одри, это будет похлеще того ограбления в Арлетте.

“А что хуже – соблазнить Одри или украсть у нее рубины?» – мелькнуло в голове Чарли.

Хм-м-м… Пожалуй, так сразу и не скажешь.

Нет, не должен он был целовать Одри, не должен был. Нельзя быть таким бессердечным – целовать девушку, которую хочешь соблазнить, и при этом прикидывать – где же лежат ее драгоценности, которые ты намерен украсть.

Долго еще сидел Чарли под яблоней, пока не успокоился немного. Только тогда он вернулся в дом.

Он поднялся в свою спальню, разделся и лег в постель, но долго еще не мог уснуть – ему мешала мысль о том, что где-то совсем рядом в своей постели лежит пахнущая медом и свежестью мисс Одри Хьюлетт – ожидающая любви и горячая как пламя.

Наступило утро, пришло время завтрака. Чарли сидел за столом, потупив взор, а Одри хлопотала вокруг, и с лица ее не сходила счастливая улыбка. Чарли старался не замечать этой улыбки, но не мог не видеть ее, и от этого чувствовал себя еще паршивее.

Вором, вот кем он себя чувствовал.

Найти бы ему эти рубины, да прочь отсюда – и поскорей, пока он не натворил чего похуже! Стащить камешки – и ко всем чертям!

Ах, да, еще этот банк с его вкладчиками, которые положат в него свои денежки перед тем, как уйти со скотом на новые пастбища…

Чарли поднял голову, увидел заговорщицкие лица Айви и Лестера, и эта картина еще больше испортила ему настроение. Он снова опустил голову и тяжело вздохнул.

После завтрака Одри снова принялась за раненую руку Чарли, и он снова оказался в том же кресле, с тем же видом на тот же двор. И так же, как вчера, под самым его носом оказалась полуобнаженная грудь Одри.

Чтобы отвлечься, Чарли начал прикидывать в уме аранжировку “Фейерверка” для духового оркестра, но это не помогло.

Он с трудом дождался конца перевязки и тут же сбежал на конюшню. Схватил метлу и взялся за уборку – яростно, быстро, желая работой заглушить свою страсть, заставить себя забыть о прелестях Одри Хьюлетт.

– Батюшки, Чарли! Конюшню просто не узнать! Одри стояла в дверном проеме, и солнце светило ей в спину, золотом горело в ее волосах. Улыбка играла на пухлых губах Одри, и Чарли как завороженный смотрел на них, не в силах отвести взгляд.

Какой каприз судьбы занес его на эту ферму? Он наверняка проехал бы мимо – если бы не пуля, выпущенная, кстати, тетушкой мисс Адриенны Хьюлетт.

– Спасибо, – сказал он.

– Нет, это вам спасибо, – поправила Одри. Он смущенно опустил голову.

– А теперь довольно, Чарли. Вам надо немного отдохнуть, пока мы с тетушкой Айви не сообразим что-нибудь на обед. Боюсь, что вам с Лестером придется обойтись сегодня сандвичами – мы с тетушкой все утро занимались генеральной уборкой, так что…

Чарли быстро вскинул голову и сказал:

– Нет, не стоит волноваться, мисс Адриенна. Тем более, что я… я собираюсь поехать в город. Мне надо повидаться со своими оркестрантами.

Одри была страшно разочарована, но не стала возражать.

Чарли стоял и проклинал себя за то, что снова солгал. Сумеет ли он теперь когда-нибудь отучиться лгать?

– Да, конечно, Чарли, – сказала Одри. – Я заверну вам сандвичей для музыкантов.

– Нет!

Чарли сглотнул и попытался начать еще раз – уже спокойнее:

– Я хотел сказать – не стоит беспокоиться, мисс Адриенна. Готовить сандвичи, упаковывать их…

– Не говорите глупости, Чарли, – улыбнулась Одри. – Я все равно упакую сандвичи для ваших друзей. Кстати, насколько мне известно, Лестер тоже собирается в город. У него есть поручения от тетушки Айви.

– А я с удовольствием куплю все, о чем попросите вы, мисс Адриенна. Буду рад выполнить в Розуэлле ваши поручения.

От улыбки Одри в конюшне стало светлее.

– Спасибо, Чарли. Вот что значит – настоящий джентльмен! Я сейчас напишу список.

Одри выскочила за дверь и побежала к дому. Чарли… А что Чарли? Он только тяжело вздохнул, глядя ей вслед.


Спустя полчаса они с Лестером выехали за ворота фермы, снабженные листками со списком вещей, которые необходимо купить в Розуэлле. Кроме того, к седлу Чарли была приторочена корзинка с сандвичами для “голодных музыкантов”.

Как ни отказывался от этой корзинки Чарли, взять ее ему все же пришлось. Да и то сказать, разве ему удалось бы когда-нибудь убедить Одри не нагружать его едой? Напрасный труд. Одри была уверена, что молодым джентльменам нужно есть много и часто, и никто не мог бы поколебать этой уверенности.

Чарли тоже нужно хорошо питаться, и об этом Одри подумала тогда, когда перевязывала ему раненую руку, исподтишка любуясь при этом его обнаженными мускулистыми плечами и мощной грудью. Она не в первый раз видела Чарли обнаженным сверху до пояса, но сегодня эта картина рождала в ней какое-то новое чувство – томительное и страстное одновременно.

Чарли Уайлд был красив, в этом Одри не сомневалась. Но только теперь она по-настоящему поняла, насколько он красив. Чарли вполне мог дать фору этим знаменитым парням из Древней Греции, чьи мраморные фигуры Одри видела в отцовских книгах. И, разумеется, Чарли ни в чем не уступал тем благородным рыцарям, о которых столько рассказывала ей тетушка Айви. Одри легко было представить Чарли в блестящих доспехах, с копьем и щитом едущим на верном коне сражаться с ужасным драконом.

При мысли о драконе Одри вздрогнула и почему-то подумала о том, что, когда Чарли вернется, нужно будет попробовать уговорить его еще на один урок поцелуев.

Одри улыбнулась, махнула в последний раз полотенцем, зажатым в руке, вслед уезжающим рыцарям и вернулась к тетушке Айви на кухню.

– Подадим это варенье сегодня к чаю, – сказала Айви, доставая с полки слегка запылившуюся банку. – Это абрикосовое. Я думаю, оно понравится нашим мужчинам.

– Прекрасная мысль, тетушка! – крикнула Одри и добавила: – Только, мне кажется, вам не следует так сильно давить на Лестера. Я посмотрела на него сегодня за завтраком – он же сидел совсем зеленый! По-моему, он вас побаивается.

Айви расплылась в улыбке, как полная луна.

– Я знаю, что он меня боится, Одри, но поверь, это скоро пройдет. Я научу его, как вести себя с дамами, вот увидишь. – Она мечтательно вздохнула и повторила: – Вот увидишь.

Одри присмотрелась к тетушке, и внезапная догадка озарила ее.

– Как, тетушка?! – закричала Одри, прижимая руки к груди. – Неужели вы решили, что Лестер и есть тот самый, единственный?

Слово “единственный” Одри произнесла так, словно речь шла по меньшей мере о святом чудотворце.

Тетушка торжественно кивнула и прокричала, улыбаясь во весь рот:

– Да, Одри. Именно так я и думаю!

– Ах, тетушка…

Глаза Одри наполнились слезами. Подумать только – тетушка Айви после стольких лет бесплодных поисков, после стольких лет прозябания в этой пустыне на краю земли наконец-то нашла своего единственного!

Слезы потекли по щекам, и Одри принялась вытирать их кухонным полотенцем.

Айви прекратила улыбаться и внимательно посмотрела на Одри.

– Ну а ты что скажешь, Одри? – спросила она. – Что ты думаешь о мистере Чарли Уайлде?

Одри глубоко вздохнула и прижала к груди влажное полотенце.

Мистер Чарли Уайлд. Какое славное имя! А как замечательно звучит: Адриенна Евангелика Уайлд! Просто превосходно!

– Ах, тетушка, – театрально вздохнула Одри.

К сожалению, Айви не сумела по достоинству оценить актерский талант Одри, и все ее усилия пошли прахом. Тетушка просто приставила к уху раскрытую ладонь и гаркнула:

– Что? Что ты сказала?

Одри снова вздохнула и дала себе клятву сегодня же украсить лентами и цветами слуховой рожок тетушки Айви. Затем набрала в грудь побольше воздуха и заорала в ответ:

– Мне кажется, что мистер Чарли Уайлд – самый лучший мужчина на нашей планете, тетушка Айви!

– Отлично. В таком случае пойди в сад, Одри, и нарви цветов. Мы украсим ими стол к сегодняшнему ужину – получится очень романтично. Еще немного, и наши мужчины останутся с нами навсегда, можешь мне поверить.

– Отличная мысль, тетушка! – крикнула Одри и направилась за цветами.


Чтобы поддержать легенду о том, что они якобы отправились в город по делам оркестра, Чарли и Лестер не поленились приторочить к седлам свои инструменты. Чарли при этом не забыл, разумеется, в очередной раз укорить себя за ложь.

Сейчас, сидя в седле, он вытащил из кармана исписанный лист с поручениями от мисс Хьюлетт. Список был внушительным.

– На покупку всего этого никакого времени не хватит, – процедил сквозь зубы самый элегантный джентльмен планеты.

Лестер вопросительно посмотрел на него, и Чарли вздохнул. Он уже въезжал в Розуэлл. Чарли почесал в затылке и сказал:

– Оставайся здесь и постереги лошадей, Лестер, а я по-быстрому слетаю в лавку, куплю хоть что-нибудь из этого списка, который нам навьючили эти милые леди Хьюлетт.

При упоминании имени Хьюлеттов Лестер тут же побледнел.

“Бедняга Лестер! – подумал Чарли. – Ему, пожалуй, еще трудней, чем мне!”

Он подъехал вплотную, дружески хлопнул Лестера по спине и сказал, соскакивая с седла:

– Не переживай, старина! Просто мисс Айви очень общительная леди, вот и все.

Лестер нервно передернул плечами и побледнел еще больше. Чарли оставил его приходить в себя, а сам направился к самому крупному магазину Розуэлла, над которым красовалась гордая надпись: “Вещи и Продукты”.

Войдя в магазин, Чарли услышал негромкий стук и какой-то писк, но никого не увидел. Он оглянулся, внимательно осмотрелся по сторонам… Нет, никого. Ни одной живой души. Похоже, он оказался один в магазине, и это совершенно не понравилось Чарли. Черт знает, чем это может обернуться.

– Есть здесь кто-нибудь?! – громко крикнул Чарли. Тишина.

Чарли крикнул еще раз, но результат оказался прежним.

Он нахмурился.

– Эй! – сделал он еще одну попытку, помня о том, что бог троицу любит. – Есть здесь кто-нибудь? Я хотел кое-что купить!

Тут его уши уловили какой-то странный шорох. Чарли недаром был музыкантом – он сумел не только услышать едва заметный шум, но и уловить, откуда он донесся. А донесся он из-за прилавка.

Чарли прищурил глаза, всмотрелся в пустоту за прилавком, но, как ни старался, не увидел никого. Тогда он подошел ближе и только теперь заметил роскошную вещь, сиявшую никелем на углу прилавка. Это был новехонький кассовый аппарат – такие только-только начинали появляться в крупных американских городах, а тут – подумать только! – и в глуши нашелся человек, который не поленился выписать для себя эту отнюдь не дешевую игрушку.

– А дела в этой лавочке, надо думать, идут неплохо, – негромко сделал вывод Чарли. Он набрал в грудь воздуха и что есть сил заорал: – Да отзовитесь же хоть кто-нибудь!

Под прилавком опять чуть слышно зашуршало, словно там возилась мышь. Чарли прислушался и разобрал негромкое сопение. Ну, нет, мышь здесь ни при чем! Так сопеть может только человек!

Но если это человек, то какого черта он залез под прилавок?

У Чарли мелькнула тревожная мысль – а что, если там, под прилавком, лежит связанный хозяин магазина? Пойди тогда докажи, что это не он, не Чарли, напал на него с целью ограбления. Черт побери. А что, если там затаился сам грабитель?

Чарли нахмурился и осторожно приблизился к углу прилавка. Рука его потянулась к висящей на поясе кобуре.

– Не стреляйте! Не стреляйте! Я все положу на место! Я не хотел!

Чарли посмотрел на кричавшего и увидел маленькую фигурку, свернувшуюся калачиком под прилавком. Руками человек прикрывал голову, словно он надеялся защитить ее от пули. По высокому тембру голоса и маленькому росту Чарли догадался, что перед ним мальчишка, подросток. Несостоявшийся грабитель медленно опустил руки, и Чарли убедился в своей правоте. Парню было лет четырнадцать, не больше.

– Я не буду стрелять, приятель, – сказал Чарли и презрительно сплюнул. – Какого черта ты здесь делаешь, хотел бы я знать!

Паренек испуганно икнул и молча опустил голову, так что его лицо вновь скрылось под полями нелепой шляпы, косо сидевшей на его вихрах. Чарли посмотрел на руки паренька – грязные, покрытые царапинами, – и в душе его шевельнулась жалость.

– Эй, приятель, да ты никак собирался грабануть эту лавочку?

Паренек поднял голову и снова смущенно опустил ее.

“Хорошая смена у нас подрастает, – подумал Чарли. – Я-то свой первый магазин ограбил, когда мне было далеко за двадцать, а эти-то чуть не с пеленок начинают”.

Паренек стащил с головы шляпу и сказал ломким голосом, комкая ее в пальцах:

– Я… Я не хотел. Честное слово.

– В самом деле не хотел, сынок? Подросток энергично кивнул.

“Пожалуй, и в самом деле не хотел, – подумал Чарли. – Вон он как испугался”.

Однако пареньку нужно было дать хороший урок, и Чарли прекрасно понимал это. Пусть у него навсегда пропадет желание нарушать закон. Должны же на земле остаться и честные люди!

И Чарли уставился на паренька, выбирая слова, с которых ему начать. Паренек тоже смотрел на него – молча, не отрываясь. – своими круглыми, как монетки, глазами.

– Ты живешь здесь, в Розуэлле, сынок? Мальчишка кивнул.

– А как тебя зовут?

– Хомер Хомер Поль.

– Ты знаешь, что ждет тех людей, которые промышляют воровством, Хомер?

Хомер кивнул.

– Неужели тебе хочется всю жизнь оглядываться через плечо: нет ли поблизости полицейского?

Голова паренька отрицательно качнулась и поникла.

– Надеюсь, тебе известно, Хомер, как простые люди относятся к ворам? Они не считают зазорным пристрелить вора, и закон при этом на их стороне.

Еще один кивок.

– А твоя мама знает о том, чем ты занимаешься, сынок?

Хомер отрицательно покачал головой и окончательно сник.

– Так что же мы будем с тобою делать, Хомер? – продолжал Чарли. – Может быть, просто вернем деньги в кассу – и пусть никто никогда не узнает о сегодняшнем?

Чарли протянул руку. Хомер посмотрел на нее с недоумением, словно боясь поверить в то, что ему предлагают помощь. Затем он протянул навстречу свою ладонь, встал с помощью Чарли с пола и оказался лицом к лицу со своим спасителем.

Чарли сказал, не выпуская руки Хомера из своей ладони.

– Меня зовут Чарли Уайдц, и если ты хочешь, чтобы я навсегда забыл о нашей сегодняшней встрече, ты твердо можешь на это рассчитывать, Хомер. Договорились?

Парнишка шумно вздохнул и осторожно пожал протянутую руку.

– Спасибо, мистер Уайлд, – смущенно пробормотал он.

– Можешь звать меня просто Чарли, Хомер. Я слышал, что здесь, на Западе, принято называть друг друга просто по имени. – И Чарли улыбнулся, вспомнив про Одри с ее рассказами о здешних нравах.

– Спасибо, Чарли, – повторил Хомер, продолжая сжимать в левой руке свою добычу – несколько мятых банкнот и кучку серебра. – Только это верно, что вы ничего не расскажете шерифу Смоллу?

Чарли презрительно фыркнул, услышав знакомое имя.

– Даю тебе самое честное слово, Хомер, что ничего не скажу шерифу и даже пальцем не пошевелю, чтобы помочь ему.

Хомер внимательно всмотрелся в лицо Чарли снизу вверх. Он был на голову ниже и, наверное, раза в три легче. Очевидно, Хомер убедился в том, что Чарли говорит правду, потому что шумно вздохнул и сказал:

– Еще раз спасибо, Чарли. Вовек вам этого не забуду.

Затем паренек сунул в раскрытую пасть кассового аппарата все украденные деньги и бегом рванул прочь из магазина. Чарли проводил его долгим взглядом и захлопнул кассу.

“Не проскочил бы Хомер мимо своего дома, если будет так бежать”, – подумал Чарли и добавил вполголоса:

– Дурачок.

Чарли не успел повернуться от прилавка, как послышался страшный грохот, – словно рядом разорвался артиллерийский снаряд. Чарли немедленно пригнулся – сработал инстинкт, оставшийся с военных лет.

Вслед за грохотом раздался пронзительный резкий окрик:

– Руки вверх, черт тебя побери! Руки вверх, я сказал!

– Проклятие, – пробормотал Чарли, поднимая руки над головой и медленно оборачиваясь.

Голос Фермина Смолла он узнал сразу же, но самого шерифа пока не видел. Двигался Чарли очень осторожно, потому что уже знал о том, как шериф Смолл любит забавляться своим “кольтом”, целясь им в невинных законопослушных граждан.

Чарли отчаянно скосил глаза и наконец увидел Смолла в дальнем углу магазина.

– В чем дело, шериф? – громко спросил он. Предчувствия его не обманули. “Кольт” Фермина Смолла был обнажен и смотрел своим тупым рылом прямо в живот Чарли. Снова. Сколько же это может еще продолжаться?

Присмотревшись внимательней, Чарли не смог удержаться от улыбки, несмотря на всю бедственность собственного положения. В пылу охоты за Чарли Фермин Смолл умудрился опрокинуть себе на ноги бочонок с селедкой и задеть полку, с которой свалилась банка с тушеными бобами. Бобы густо заляпали шляпу шерифа, стекали с ее полей и с противным звуком шлепались на пол, украшая собою, как гарниром, несчастную, раздавленную сапогами Смолла сельдь.

“Так тебе, идиоту, и нужно”, – злобно подумал про шерифа Чарли.

– Стой, сукин сын! – прорычал в это время Фермин Смблл.

Чарли покорно застыл на месте, размышляя о том, почему это мать-природа одаряет таким противным тембром голоса только избранных людей – полицейских и армейских сержантов?

– Я стою смирно, шериф, – подал он свой голос, тихий и слабый по сравнению с оглушительным ревом Смолла. – А вы перестаньте целиться в меня и спрячьте вашу пушку. Я ничего такого не сделал, за что вы можете продырявить мне шкуру.

– Я с удовольствием продырявил бы тебе шкуру! – рявкнул Смолл, дрыгая ногой в бесплодной надежде стряхнуть хотя бы часть бобов, начинающих засыхать на брюках отвратительной на вид коркой. – За то, что ты пытался ограбить этот магазин.

– Я? Ограбить? Да ничего подобного! – искренне возмутился Чарли. До чего же приятно бывает иногда говорить правду!

Ствол “кольта” резко дернулся вверх, но тут же вернулся в исходную позицию. Очевидно, слова Чарли ничуть не убедили шерифа.

– Тогда что ты там делаешь, возле кассы? – спросил он. – И где, черт побери, Фиппс?

– Какой еще Фиппс?

– Хозяин магазина, который ты решил грабануть.

Шериф брезгливо отшвырнул ногой раздавленную селедку, поскользнулся, переступил на месте и тут же второй ногой раздавил еще одну рыбину.

– Не знаю я никакого Фиппса, – сказала Чарли, с огромным интересом наблюдая за происходящим. – Я зашел в магазин, чтобы купить кое-что по просьбе леди Хьюлетт. Зашел, а в магазине никого нет.

– Любопытная история, – с издевкой протянул Смолл.

В эту секунду хлопнула входная дверь, и в магазин вкатился кругленький человечек лет сорока. Он проскочил вперед, увидел “кольт” Фермина Смолла и немедленно вскинул вверх свои пухлые ручки. Однако нервы шерифа не выдержали чуть раньше. Палец его, прилипший к спусковому крючку, дернулся, и в магазине гулко прозвучал выстрел. И незнакомец, и Чарли Уайлд одновременно рухнули на пол лицом вниз.

По счастью, пуля никого не задела – никого из живых, имеется в виду. Она продырявила жестянку с оливковым маслом, и оно потекло вниз, явно желая дополнить собой селедочно-бобовую смесь на полу.

Незнакомец громко крикнул, не поднимая головы:

– Что с вами, Фермин? Какого черта вы открыли пальбу в моем магазине? Что, для этого другого места в городе не нашлось? – После этого он отважно вскочил на ноги. – И что вы сделали с моей селедкой? И бобами? И маслом?

– Спокойно, Клетус, спокойно! – ответил шериф. Чарли покачал головой и тоже поднялся с пола. Теперь ему не был страшен этот идиот с шерифской звездой на рубашке. Однако ничего еще не кончилось. Фермин Смолл продолжал не только переминаться в селедочно-бобовой каше, но и целиться в живот Чарли.

– Этот парень хотел ограбить ваш магазин, Клетус, – сказал шериф.

– О боже! – поморщился Чарли. – Это же не так!

– Вы собирались меня ограбить? – с неожиданным интересом переспросил Чарли Клетус Фиппс. – Как интересно!

– Нет-нет, что вы, сэр! Я вовсе не собирался никого грабить, – возразил Чарли. – Я пришел сюда только затем, чтобы купить кое-что по просьбе мисс Адриенны и мисс Айви Хьюлетт. Я зашел, а в магазине никого. Вот я и стал ждать. А к прилавку подошел, чтобы полюбоваться вашим аппаратом.

– Замечательная штука, не правда ли? – горделиво улыбнулся Клетус и протянул Чарли протянутую ладонь со словами: – Позвольте представиться, Клетус Фиппс. Как зовут вас, мистер Уайлд, я уже знаю. Так вот. Этот аппарат я получил только в прошлом месяце. Выписал его аж из самого Огайо. Со специальной защитой от воров. Стоящая вещица, верно?

– Просто потрясающая, – согласился Чарли. – Очень рад познакомиться с вами, мистер Фиппс. Мы с моим оркестром приехали в ваш город несколько дней тому назад. Ехали из Эль-Пасо, а тут нас обстреляли бандиты, вот нам и пришлось задержаться. Один из тех негодяев прострелил мне руку, но, к счастью, не задел кость. Рана скоро заживет.

И он в доказательство своих слов показал мистеру Фиппсу свою забинтованную руку.

– А, да, да, – закивал Клетус. – Припоминаю. Что-то такое говорили в городе. Нужно сказать, что вам повезло. Вы попали прямо в яблочко, туда, куда и нужно было. Мисс Одри в наших краях славится своим умением лечить. Она исцеляет всех – и людей, и животных.

Чарли кивнул, ничуть не удивившись сообщению Клетуса.

– Теперь я знаю по себе, что она это умеет.

– Да, еще я слышал, что один из ваших музыкантов нашел себе работу на кузнице – ну, там, при выезде из города. Это верно?

– Верно, – снова кивнул Чарли. – Его зовут Харлан Льюис.

– Эй, руки вверх! Слышали? Руки вверх, вы, оба! – раздался истошный вопль Фермина Смолла, явно оскорбленного тем, что никто не собирается ни обращать на него внимания, ни, увы, принимать его всерьез.

Он шагнул вперед. Один его сапог намертво прилип к полу, и по магазину шериф зашлепал вперевалочку – одна нога в сапоге, вторая в одном носке, насквозь промокшем от селедочного рассола.

– Руки, руки! – грозно повторил он. – Я продолжаю утверждать, что вы собирались ограбить магазин, Уайлд.

– Побойтесь бога! – ответил Чарли возмущенным тоном.

– А вас почему не было на месте, Клетус? – подозрительно спросил Смолл. Похоже, он и хозяина магазина готов был уже заподозрить во всех смертных грехах.

– Старая леди Рамирес забыла забрать кое-что из своего заказа, вот я и бросился ее догонять, чтобы ей не пришлось лишний раз приезжать в город, – пояснил Кле-тус Фиппс.

– Зря вы так поступили, – холодно заметил Смолл и повел стволом своего “кольта”. – Эти мерзавцы только того и дожидаются.

– Ничего я не дожидался! – крикнул Чарли.

– Зачем кричать? Давайте лучше проверим кассу, и все станет ясно, – предложил Клетус.

– Отличная идея! – подхватил Чарли.

И они направились к кассовому аппарату, не обращая внимания на недовольное гудение шерифа Смолла у себя за спиной. Фермин погудел немного, да и отправился вызволять свой второй сапог.

Клетус прошел за прилавок и жестом пригласил Чарли идти следом. Затем опустил крышку – как раз вовремя, чтобы не дать пройти за прилавок Фермину Смоллу, вернувшемуся из своей экспедиции с сапогом в руке.

– Видите? – спросил у Чарли Клетус Фиппс, показывая на кнопку в кассовом аппарате. – Это надо нажать, чтобы ящик открылся. Он при этом издает такой мелодичный звонок. Слышите?

– Слышу.

Чарли и Клетус склонили головы над раскрывшейся кассой, а затем дружно повернулись к шерифу.

– По-моему, ваша касса полна денег, мистер Фиппс, – сухо заметил Чарли. – Что вы на это скажете?

Клетус быстро пробежал пальцами по банкнотам, звякнул лежащими – в другом отделении серебряными монетками.

– Все на месте, – сказал он.

Фермин Смолл негромко, но явственно выругался.

– А теперь, шериф, я хотел бы получить от вас кое-какие объяснения, – обратился к стражу порядка Клетус Фиппс.

Смолл засунул наконец свой “кольт” в кобуру и мрачно пробурчал:

– Проклятие, – и добавил, погрозив Чарли длинным пальцем: – Все равно я знаю, что вы мошенник, Уайлд. И рано или поздно я выведу вас на чистую воду.

– Я приехал в город, чтобы купить кое-что по просьбе леди Хьюлетт, шериф, – начал Чарли, и уже во время этой фразы ему в голову пришла великолепная мысль. Он живо ухватился за нее. – И еще чтобы порепетировать. Мы с парнями приглашены в следующую среду на заседание местной литературной лиги, мисс Айви сама попросила нас там поиграть.

“Вот ведь как бывает! Лжешь мисс Одри с одной целью, а потом эта же ложь помогает тебе выйти из куда более щекотливой ситуации!”

– Я слышал, что у вас превосходный оркестр, Чарли, – заметил Клетус.

– Спасибо за добрые слова, Клетус, – скромно улыбнулся Чарли. – Вообще-то мы давно играем вместе. Еще до войны начинали. Пожалуй, у нас и впрямь неплохо получается.

– А во время войны тоже были вместе? Служили в одном полковом оркестре, надо полагать?

– Так точно. В четвертом пехотном полку, штат Джорджия. Побывали и в окружении, и в плену.

– Проклятая война, – с чувством сказал мистер Фиппс.

– Да уж, – согласился Чарли. – Когда мы уходили на войну, нас было двенадцать. Вернулось шестеро.

И Чарли нахмурился, вспоминая дым, кровь и грохот сражений.

– Проклятая война, – повторил Клетус Фиппс, печально качая головой. – Проклятая война.

Затем он вспомнил о чем-то и повернулся к Фермину Смоллу:

– А теперь, Фермин, вы бы лучше шли да прислали сюда своего заместителя, Вальдо, чтобы он тут все прибрал за вами. Заодно я передам с ним счет за испорченные продукты.

Фермин Смолл побагровел и вышел из магазина, громко хлопнув дверью. Вместе с ударом дверной створки донеслось его прощальное:

– Тысяча чертей!

7

Лестер Фрогг терпеливо дожидался Чарли, сидя на земле возле привязанных к дереву лошадей. Он жевал травинку, смотрел в прозрачное весеннее небо и, казалось, был вполне доволен жизнью. Добрый старый Лестер. Посади его, прикажи ждать, и он будет сидеть и ждать хоть целый год.

– А теперь ступай собери парней, Лестер, – скомандовал Чарли, подходя к верному другу. – В конце концов, мы же с тобой приехали сюда репетировать.

Лестер кивнул и уже собрался идти, по своему обыкновению, не задавая вопросов. Чарли сам вспомнил нечто важное и успел окликнуть уходящего Лестера:

– Погоди минутку, старина. Давай сначала договоримся о месте встречи.

Лестер остановился, обернулся и принялся молчаливо ожидать, что же предложит Чарли. От самого Лестера никаких предложений не дождался бы никто.

– Что скажешь насчет лужайки возле церкви? – спросил Чарли, окидывая взглядом раскинувшийся перед ним городок.

Лестер молча кивнул. Чарли вздохнул и на сей раз отпустил его окончательно.

“Пока Лестер собирает ребят, я успею купить все, что осталось в списке”, – решил Чарли.


Когда в воздухе растаяли последние ноты увертюры из “Вильгельма Телля”, Чарли удовлетворенно вздохнул и улыбнулся. Хотя разбойников из них не получилось, но что касается музыки… Вне всякого сомнения, так слаженно и профессионально звучали лишь немногие оркестры. Если бы они могли играть регулярно, они вообще скоро стали бы лучшим духовым оркестром во всей Америке.

– Отлично сыграно, парни, – сказал Чарли и потряс в воздухе зажатым в руке корнетом.

– Это точно, Чарли Меня самого чуть до слез не пробрало. Ах, как мы сыграли сегодня “Телля”! Я сразу припомнил старые времена. – Харлан Льюис покачал своей лохматой головой и отрешенно посмотрел куда-то вдаль, словно увидел там давным-давно минувшие дни и почти забытые лица давних друзей.

– А “Война”? Ее мы сегодня сыграли тоже как никогда, – заметил Пичи Джилберт.

Чарли повернулся на его голос и увидел, что сентиментальный Пичи снова вытирает свои глаза несвежим носовым платком. Чарли деликатно отвел взгляд и принялся протирать свой корнет, но от этого занятия его оторвало раздавшееся совсем рядом негромкое хихиканье. Он повернул голову и увидел перед собой девочку – совсем крошку, лет трех, не больше. Она внимательно смотрела на Чарли и хихикала. Чарли широко улыбнулся в ответ – он всегда обожал малышей.

Внезапно девчушка повернулась и бросилась бежать – прямо к реке, протекавшей совсем рядом. Чарли обеспокоенно посмотрел по сторонам, надеясь увидеть родителей девочки Родителей он не увидел, но зато хорошо рассмотрел темную воду со злыми белыми бурунами на гребнях волн, над которой склонилась девочка, подбежавшая к самому краю набережной.

– Проклятие! – воскликнул Чарли, положил корнет на землю и бросился к девочке.

Он успел подхватить ее в самую последнюю секунду, когда вода уже потянула ребенка к себе словно магнитом.

Оказавшись на руках Чарли, девочка сначала вскрикнула от неожиданности, но тут же весело засмеялась. Чарли, собиравшийся поначалу строго отчитать малышку, сразу же растаял от этого смеха и решил не ругать юную леди. Он взглянул вниз, на бурную воду, и несколько передернул плечами Если бы девчушка попала в этот водоворот, она неминуемо утонула бы.

Чарли наклонился к девочке и сказал:

– Малышка, тебе нужно сначала научиться плавать, а уж потом подходить к реке. Да и это лучше пока делать вместе с мамой.


Девочка снова засмеялась и протянула ручонку, чтобы потрогать Чарли за нос.

– Детка моя! – послышалось издалека, и Чарли, обернувшись, увидел спешащую к ним женщину. Юбки ее развевались на бегу, шляпка съехала на затылок и билась на ветру, словно большая бабочка. – Детка моя!

Чарли испуганно вздрогнул и отпрянул от девочки, а та весело помчалась навстречу матери по зеленой лужайке – по той самой, на которой всего несколько минут назад закончилась репетиция оркестра.

Чарли напряженно следил за тем, как мать подхватывает свою дочь на руки и вместе с нею направляется к нему.

Так. Сначала шериф подозревает его в попытке ограбления, теперь еще эта женщина заявит, что он пытался украсть ее ребенка…

Как часто Чарли хотелось перенестись в другое время, в иные века, и жить в мире, в котором нет войн, нет нужды, нет безработицы… Впрочем, что об этом мечтать! Да и были ли когда-нибудь на земле такие сказочные времена?

Женщина подошла совсем близко, и Чарли увидел у нее на глазах слезы.

– О, мистер, благодарю вас! – с чувством сказала женщина и всхлипнула.

Чарли сначала не поверил собственным ушам. Она его благодарит? Невероятно!

Он снял с головы шляпу и смущенно пробормотал в ответ:

– Ну что вы, мэм. Не стоит благодарности, мэм.

– Не стоит? Как это не стоит благодарности! Ведь вы же спасли мою дочку от верной гибели. – Женщина крепко прижала к груди малышку. – Вы спасли ей жизнь!

– Миссис Чавес!

Плачущая женщина и смущенный Чарли одновременно обернулись. К ним приближался невысокий человек в одежде священника.

“Интересно, он не сердится на нас за то, что мы репетировали на лужайке возле самой церкви?» – подумал Чарли.

– Ах, это вы, отец Бернардо! – воскликнула женщина. – Вы знаете, этот мужчина только что спас от смерти мою дочь!

Чарли смутился так, что едва не покраснел.

– Не стоит благодарности, мэм, я же уже сказал, – промямлил он. – Я не совершил ничего героического, просто удержал вашу девочку, чтобы она не свалилась в воду, вот и все.

Женщина энергично замахала на него руками:

– Не скромничайте, сэр! Это было совсем не так! Вы побежали, чтобы спасти ее, и вы спасли ее! Вы просто герой. Герой, слышите?

Чарли не знал, куда деваться. Ему одинаково неловко было ощущать себя как обманщиком, так и героем.

– Благородный поступок, сеньор, – заговорил пастор, и в голосе его явственно проступил испанский акцент. Затем он протянул руку, и Чарли с готовностью пожал ее.

– Да не стоит это благодарности, не стоит, – смущенно пробубнил он.

Справедливости ради нужно заметить, что в глубине души Чарли испытывал гордость, и сердце его радостно пело.

– Меня зовут отец Бернардо, сеньор, – продолжал священник – Я с большим удовольствием слушал сегодня вашу игру. Сказать по правде, в здешних краях нечасто удается насладиться настоящей музыкой.

– Благодарю вас, отец Бернардо. А меня зовут Чарли Уайлд. Я вместе со своими друзьями играю в духовом оркестре. Мы из Джорджии, из Америка-Сити.

Таких добрых глаз, как у отца Бернардо, Чарли еще никогда не встречал.

– Далеко занесло вас от Джорджии, мистер Уайлд.

– Да уж, не близко, святой отец, – согласился Чарли. Тут мать спасенной девочки схватила руку Чарли и поцеловала ее.

– Еще раз спасибо вам, мистер Уайлд. Огромное спасибо.

– Ну, что вы, мэм, – окончательно смутился Чарли, испуганно косясь на собственную руку. Затем на всякий случай спрятал ее за спину.

Женщина подхватила на руки дочь, повернулась и тихо пошла прочь.

– Не знаю, надолго ли вы собираетесь оставаться в нашем городе, мистер Уайлд, – продолжал тем временем отец Бернардо, – но, если это не расстроит ваших планов, я мог бы предложить работу вам и вашим музыкантам.

– Работу?

– Да, сеньор. Я предложил бы вам поиграть.

– Поиграть? Вы не шутите?

Только сейчас Чарли заметил, что его товарищи давно собрались вокруг и с огромным вниманием следят за их разговором.

– Поиграть? – не веря собственным ушам, переспросил Харлан Льюис.

– Черт побери! – воскликнул Джордж Олден. Чарли строго посмотрел на него, и Джордж тут же умолк, смущенно зажав ладонью свой рот, из которого в присутствии святого отца вылетело такое нечестивое слово.

Что же касается самого отца Бернардо, то он только рассмеялся.

– Наша католическая церковь в Розуэлле каждый год устраивает праздник весны, – пояснил он. – Обычно нам удается найти местных музыкантов, но, во-первых, их всего двое, а во-вторых, играют они, конечно, намного хуже, чем вы. Так что было бы просто прекрасно, если бы вы согласились принять участие в нашем празднике. Правда, как вы сами понимаете, церковь не может заплатить много…

Чарли хватило беглого взгляда на лица друзей, чтобы принять решение.

– Когда состоится праздник, святой отец? – деловито спросил он.

– Обычно мы устраиваем его во вторую субботу мая. Там будет весь город, да еще из Арлетты, как всегда, приедут люди, и с ближайших ферм. Там будут все – и не только католики, можете мне поверить, ведь праздник весны – самый любимый праздник в Розуэлле.

– Отлично. Просто отлично.

Впрочем, что отлично, черт побери? Ведь Чарли вовсе не улыбалось оставаться здесь до середины мая. Хотя, с другой стороны, если они возьмутся за эту работу, ему, возможно, не придется заниматься ограблением банка. Конечно, и кроме банка, оставались проблемы, и главная из них – как ему быть с мисс Одри Хьюлетт, которую он не смел соблазнить, но которую он, пожалуй, не сможет не соблазнить, если будет по-прежнему оставаться рядом с нею.

И все же самое главное – оркестр.

Чарли отбросил прочь все посторонние мысли и сосредоточился на одной – связанной с музыкой.

– Мы будем рады принять участие в вашем празднике, отец Бернардо, – сказал Чарли, и все музыканты дружно кивнули. – А об оплате вы не беспокойтесь, не это для нас главное. Нам просто очень важно выступить перед публикой.

Пять голов снова дружно кивнули, подтверждая слова своего лидера.

Пичи Джилберт от полноты чувств стянул с головы потрепанную кепочку и высоко подбросил ее в воздух. Фрэнсис Уотли и Джордж Олден восторженно хлопнули друг друга по плечам. Даже Лестер – подумать только, сам Лестер улыбнулся!

Уж теперь-то Чарли был абсолютно уверен в том, что все сделал правильно.

Позже, выезжая из Розуэлла, они проехали мимо конторы шерифа и перехватили мрачный взгляд Фермина Смолла, которым он провожал их сквозь оконное стекло. Вскоре они оказались в открытом поле и знакомой дорогой направились к ферме Хьюлеттов.

Чарли вспомнил лицо шерифа, ставшее за эти дни еще длиннее, его усы, вытянувшиеся до самого воротничка рубашки, его подозрительный взгляд и в очередной раз подумал, что как бы ни относилась к Фермину Смоллу Одри, но полным идиотом он все-таки не был. Своим полицейским чутьем он распознал мошенников в них с Лестером.


– Праздник весны? Ах, Чарли! Это же у нас самый главный праздник в году! – Одри положила ему на тарелку еще один громадный кусок пудинга и щедро полила его соусом. – Это просто великолепно!

Целый день, проведенный вдали от Одри – с другими людьми и в других заботах, – помог, казалось, обрести контроль за чувствами – во всяком случае, Чарли не испытывал сейчас ничего, кроме небольшого возбуждения, глядя на щебечущую мисс Хьюлетт.

Ну что ж, если дело пойдет так же и дальше, ему, возможно, удастся сдержать охватившее его вожделение.

– Мы все тоже с нетерпением ждем этого праздника, – ответил Чарли, а Лестер пошевелил губами и сказал:

– Две работы.

Все замерли и в полной тишине уставились на Лестера. Еще бы! Ведь каждое его слово всегда превращалось в событие.

Лестер смутился от такого внимания к своей персоне, но все же напрягся и выдал:

– Женская литературная лига и праздник весны.

– Верно! – громко воскликнула Одри, и тут уж бедный Лестер не просто покраснел, а стал каким-то сине-багровым. – Верно! Я же совсем забыла, что вы играете в следующую среду на лиге у тетушки Айви!

Она прижала руки к груди. От этого пришли в движение и мягко колыхнулись упругие полушария под тонким платьем.

Чарли поспешил отвести взгляд в сторону.

– Представляю, как будут довольны эти леди, – продолжила Одри. – Ведь они будут читать под вашу музыку Диккенса. – “Повесть о двух городах”. Ваша музыка будет хорошо сочетаться с Диккенсом.

– Вы полагаете?

Айви поднесла к уху свой слуховой рожок и внимательно слушала их разговор.

Одри последовала совету Чарли и украсила рожок тетушки Айви разноцветными ленточками. Трудно было сказать, на что он теперь походил, но главное, что Одри добилась своей цели – тетушка начала пользоваться столь необходимым предметом.

Айви кивнула головой и сказала:

– И я так полагаю, Чарли. Вообще-то говоря, давно уже известно, что Диккенса лучше всего читать под музыку.

– М-м-м… – Чарли постарался изобразить живой интерес.

– Я уже написала Пэнси о том, что у нас на чтениях будет играть настоящий оркестр, и теперь она просто позеленеет от зависти. Позеленеет! Как кузнечик! – И Айви разразилась громким смехом.

Одри вздохнула и строго заметила:

– Но, тетушка Айви, разве вы забыли о том, что христианин не должен находить удовольствия и утешения в бедах своих близких?

Айви драматическим жестом прижала ладони к груди, и Чарли улыбнулся, отметив, что этот жест Одри переняла именно от своей тетки.

– Речь идет не о ее беде, Одри, а о нашей удаче, – лукаво улыбнулась Айви, ловко, по ее понятиям, обходя возникший перед нею острый угол. – Ведь мы же не виноваты в том, что Чарли и Лестер вместе со своими друзьями подверглись нападению бандитов именно здесь и оказались на нашей ферме. И не наша вина, что они оказались при этом таким прекрасным оркестром.

Одри посмотрела на Чарли и едва заметно подмигнула ему. Он не сдержался и широко улыбнулся в ответ. Однако под этой улыбкой скрывалась тревога, охватившая его при упоминании имени Пэнси Хьюлетт.

– А ваша тетушка… тетушка Пэнси не приедет на собрание литературной лиги, мисс Адриенна? – осторожно спросил Чарли.

– Кто? Тетушка Пэнси? О, нет, она не появится. Ни на заседании литературной лиги, ни вообще в Розуэлле. Это совершенно исключено.

– Отлично, – чуть слышно выдохнул Чарли – и выдохнул, надо сказать, с огромным облегчением. – Отлично.

Потом он спохватился и попытался как-то выкрутиться из создавшейся ситуации.

– Отлично, я имел в виду, в том смысле, что всегда хорошо иметь поблизости родственников.

– Иметь такую родственницу, да еще поблизости, я никому не пожелаю, даже врагу, – мрачно пробурчала Айви.

Одри укоризненно посмотрела на нее:

– Тетушка Айви, я прекрасно понимаю, что вы имеете в виду, но согласитесь, что говорить так. – это не по-христиански. Нужно-же быть добрым.

Затем она наклонилась к Чарли и негромко добавила:

– Тетушка Айви и тетушка Пэнси не виделись уже почти год. Как всегда, не поладили из-за какой-то ерунды. Тетушка Айви права только в одном – тетушка Пэнси и в самом деле позеленеет от зависти, когда узнает обо всем. – И она с улыбкой откинулась на спинку стула.

– Сдается мне, что в этой войне вы выступаете на стороне тетушки Айви, мисс Адриенна, – заметил Чарли.

Одри секунду подумала, вздохнула и ответила:

– Пожалуй. Конечно, я люблю и тетушку Пэнси – все-таки родная кровь и все такое прочее, но… Да, вы, пожалуй, правы, – она положила руку на ладонь Чарли. – Пэнси – старшая сестра, Чарли, и с детства вбила себе в голову, что Айви всегда получала от родителей больше ласки и внимания, чем она. И до сих пор не может простить этого тетушке Айви.

– Однако, даже если это и так, то разве тетушка Айви виновата в этом? Я полагаю, что нет, мисс Адриенна.

– Разумеется, она ни в чем не виновата. Но ведь вы и сами знаете, как долго живут в нас детские обиды. Годы проходят, а они остаются в нашем сердце, и оно постепенно ожесточается все больше и больше. Конечно, это глупо, но что поделаешь?

Чарли внимательно вслушивался в слова Одри, а еще больше – в ее интонацию. Его поразили наблюдательность и рассудительность мисс Хьюлетт. Нет, что ни говори, а, несмотря на всю романтическую чепуху, которой была набита эта прелестная головка, мозгов в ней тоже хватало. Иногда Одри казалась Чарли шкатулкой с потайными отделениями, и отделения эти не так-то просто открыть с первого раза.

– Да, это глупо, – подытожила Одри. – Особенно если учесть то обстоятельство, что живем мы в суровом краю и других родственников или хотя бы близких друзей у нас нет на сто миль вокруг.

Чарли склонил голову и пристально посмотрел в глаза Одри.

– А у вас есть здесь друзья, подруги, мисс Адриенна? – спросил он.

– Нет, – вздохнула Одри. – Здесь вообще мало моих ровесников – среди белых, я имею в виду. Я дружу только с Каролин Монтес, но она плохо говорит по-английски, как и я – по-испански. Так что особо-то с ней не пообщаешься. Она, конечно, хорошая девушка, но вы сами понимаете… Ведь девушкам всегда хочется поболтать. А настоящие друзья… Да, мне всегда очень хотелось, чтобы они у меня были. И чтобы это были непременно уроженцы юга, лучше всего – из нашей родной Джорджии. Понимаете?

– Да. Да, конечно, понимаю, – сказал Чарли и подумал при этом, что даже хорошо, что здесь так мало белых семей. Особенно таких, где есть сыновья.

– Да, есть, конечно, еще Хомер Поль, но он намного моложе меня. Совсем еще мальчик. А остальные… Они еще моложе, чем Хомер, – снова вздохнула Одри.

– Хомер Поль? – переспросил Чарли и усмехнулся.

– А если здесь и есть парни моего возраста, – продолжила Одри, – так все они давно подались в бандиты. Наверняка кто-то из них и стрелял в вас той ночью.

– Понятно.

Одри лукаво улыбнулась:

– Зато теперь здесь появились вы, Чарли.

Он резко откинулся на спинку стула и поспешил сменить тему:

– Ну-ну, мисс Адриенна. Ведь я намного старше вас. Одри нежно провела пальцем по тыльной стороне его ладони и сказала:

– Нет, Чарли, вы вовсе еще не старый.

– Не старый?

Она тряхнула головой:

– Конечно, нет, шалунишка вы этакий. – Одри встала и добавила, озаряя улыбкой не только Чарли, но и Лестера за компанию с ним: – А теперь, дорогие джентльмены, не угодно ли вам будет перейти на веранду? Мы приготовили для сегодняшнего вечера нечто особенное.

Она махнула им рукой и скрылась в направлении кухни.

Чарли и Лестер молча подчинились. Сказать по правде, Чарли был даже рад такой передышке. Все-таки долгое общение с Одри сказывалось на его выдержке, и прежние симптомы влюбленности с каждой минутой начинали все сильнее проявляться, когда он находился рядом с этой очаровательной болтушкой.

Усевшись на веранде, Чарли вновь залюбовался закатом, смотревшим в открытые окна. По небу снова протянулись полосы желтого, красного и оранжевого света – точно такие же, что и вчера, когда они сидели с Одри под яблоней. Закат будил приятные воспоминания, волновал душу Чарли.

“Неужели я становлюсь сентиментальным старым дураком?» – подумал он.

– Красивый закат, верно, Лестер? – спросил Чарли. Он не ожидал услышать что-нибудь в ответ и был немало удивлен, когда Лестер пожевал губами и промолвил:

– Хм-м-м… Да.

Чарли потрясенно посмотрел на своего друга, но Лестер сидел спиной к нему, и выражения его лица не было видно. Чарли еще никогда не доводилось видеть Лестера, любующегося природой, это было что-то из ряда вон выходящее.

Чарли немного помолчал и добавил:

– Мне кажется, что вы с мисс Айви могли бы составить неплохую пару, Лестер.

Внешне Лестер никак не отреагировал на его слова, лишь еще глубже утопил голову в плечи. Затем промычал:

– Хм-м-м…

Такая многословность Лестера подвигала Чарли на продолжение разговора, и он сказал:

– Она хорошая женщина, как мне кажется.

– Хм-м-м…

Чарли выдержал небольшую паузу и спросил:

– Тебе не приходило в голову завести с ней роман, а, Лестер?

Лестер остался верен себе: – Хм-м-м…

Да, для Лестера это было очень выразительным признанием.

Затем открылась дверь веранды, и Чарли прекратил свои расспросы. Впрочем, он и так успел узнать немало.

На веранду вступила Одри с подносом, уставленным бокалами с холодным мятным чаем, в котором позванивали льдинки. Чарли рванулся с места, чтобы помочь ей справиться с тяжелым грузом.

– Сию же минуту сядьте, Чарли Уайлд! – приказала Одри. – Это женское дело – ухаживать за джентльменами. Вы сегодня и так немало потрудились – чистили конюшню, ездили в город за покупками…

– Но поднос-то тяжелый, мисс Адриенна.

– Глупости, Чарли.

Чарли послушно уселся на место и залюбовался Одри, которая двигалась с подносом так грациозно, словно скользила по паркетному полу бального зала. Следом за Одри появилась и Айви с зажженной керосиновой лампой в руках. Она поставила лампу на стол, и ее желтый яркий свет тут же лишил закат всей его прелести. На веранде сразу стало уютно. Причудливые тени побежали по потолку, по прелестному личику Одри, а в углах веранды сгустилась темнота.

– Интригующее начало, леди.

– Да, и это только начало, как вы верно заметили, Чарли, – ответила Одри. – Мы сегодня хотим отпраздновать успех вашего оркестра.

– Приятно это слышать. Спасибо.

– Нет, это вам спасибо, – ответила Одри, протягивая Чарли высокий бокал. – Счастливый случай привел вас сюда, Чарли. Точнее, ночь. Да, конечно, вы были тогда ранены и все такое прочее, но все равно это был счастливый случай. И как славно, что с вами оказался ващ милый друг, Лестер.

Чарли покосился на Лестера и увидел, что тот смущен не меньше, чем он сам.

“Интересно, какого мнения они будут о нас с Лестером, когда я найду наконец их рубины, – подумал Чарли. – И таким ли счастливым им покажется тогда тот случай, что привел нас на их ферму?”

Впрочем, ему совершенно не хотелось сейчас думать об этом.

– Спасибо, – еще раз пробормотал он.

– Ой, Одри! – ахнула вдруг Айви. – А медовые коржики? Мы про них совершенно забыли!

– Я принесу их, тетушка Айви, – сказала Одри.

– Хорошо. И прихвати заодно письмо от Пэнси. Я прочитаю его вам. Она там описывает то ограбление.

– Да? Как интересно!

Одри-то, конечно, это было интересно, а вот Чарли не на шутку встревожился. Одри покинула веранду, следом за ней вышла и Айви, очевидно, вспомнив еще о чем-то, и, оставшись наедине с Лестером, Чарли наклонился к другу и прошептал:

– Как ты думаешь, Лестер, эта леди могла описать тех людей, которые пытались ее ограбить?

Лестер поднял голову, пожевал губами и ответил:

– Возможно.

– Ага!

Голос Фермина Смолла заставил друзей вздрогнуть. Шериф материализовался на веранде из вечерних сумерек, и его длинная мрачная фигура, освещенная пляшущим светом лампы, живо напомнила Чарли одну книжку, которую он читал в детстве. Как же она называлась? Ах, да, Франкенштейн – вот как звали страшилище из той книжки!

– Хорошенькое дельце! – сказал он, глядя на Фермина. – Какого черта вы здесь сшиваетесь, шериф? Неужели честным людям нельзя спокойно посидеть, попить чаю?

– Я поймал вас, негодяи, я поймал вас! – Маленькие глазки Фермина торжествующе блеснули. На плечах шерифа осела пыль. Очевидно, он давно уже сидел под крыльцом веранды.

Пистолет его был направлен в живот Чарли – впрочем, сам Чарли уже начинал к этому привыкать. Во всяком случае, так бывало при каждой его встрече с Фермином Смоллом.

– На чем это вы нас поймали, любопытно было бы узнать? – спросил Чарли.

– Не стройте из меня дурака, Уайлд!

– Да чего уж там строить…

Фермин повел стволом своего “кольта” и ухмыльнулся:

– Не заговаривай мне зубы, приятель. Я поймал вас!

– Ради бога, только поосторожнее со своим пистолетом, ладно?

– Что вам здесь нужно в столь поздний час, Фермин Смолл?

Чарли с облегчением вздохнул, услышав голос Одри. Теперь он чувствовал себя в большей безопасности. Лицо Одри пылало гневом, а из ее огромных серых глаз, казалось, сыплются искры.

– Какой сейчас час – неважно, мисс Одри. Я поймал их!

– Вы… Что вы сделали? – в голосе Одри прозвучало не меньше презрения, чем в голосе Чарли, когда он задавал шерифу подобный вопрос.

Фермин ухмыльнулся от уха до уха.

– Они сговаривались.

– Что?! – Одри прошла вперед и встала перед Чарли, загородив его своим телом. – Вы что, подслушивали?

– Э-э-э…

– Подслушивали, значит? А ну-ка, выкладывайте все начистоту, Фермин Смолл.

– Да. Подслушивал.

– Фи, шериф. Как не стыдно – подслушивать. Нет, вы совершенно несносный человек и бездарный полицейский.

Она посмотрела на Фермина свысока, словно была королевой, а он – проштрафившимся министром, укравшим деньги из казны. Чарли с удовольствием наблюдал за этой сценой.

– Они… Они сговаривались, мисс Одри, – повторил Фермин уже без прежней прыти.

– Какая чушь!

– Они говорили о том ограблении в Арлетте.

– И что из того? Мы с тетушкой Айви тоже о нем только что говорили. Вы что, и нас с тетушкой арестуете за это? Господи, да ведь пытались ограбить мою родную тетку Пэнси, понимаете, идиот? Почему же нам нельзя говорить об этом?

– Все равно. Они сговорились, – с упорством истинного идиота гнул свое Фермин.

– Знаете что, проваливайте-ка вы отсюда, Фермин. То, что вы идиот, и так всем известно.

Одри взмахнула рукой, и шериф невольно попятился. Он зацепился за что-то ногой, всплеснул руками, пытаясь сохранить равновесие, и, конечно, нажал при этом на курок.

Чарли, зная заранее, чего можно ожидать от Фермина Смолла, предугадал события и успел до выстрела схватить Одри за талию и вместе с нею упасть на пол. Одри только взвизгнула от неожиданности. Чарли тоже не удержался от возгласа – но не от неожиданности, а от того, что сильно приложился раненой рукой.

Грохот выстрела эхом отразился от стен веранды, жалобно зазвенели стаканы, со звоном разлетелось оконное стекло.

Айви, входившая в этот момент с коржиками, испуганно закричала и выронила поднос. Лестер кинулся к ней и прикрыл ее собой.

– С-сукин сын, – с чувством сказал Чарли.

Рука его горела, словно в огне. Другой рукой он обнимал тело Одри – тоже горячее, как пламя.

– О, Чарли, – прошептала под ним Одри. – Вы не ранены? Боже мой, какой кошмар!

Чарли осторожно приподнял голову, стиснул зубы, чтобы не дать вырваться наружу тем словам, которые вертелись у него на языке. Если бы не Одри и не Айви, он высказал бы этому кретину все, что он о нем думает.

“Сам я сукин сын, – неожиданно мелькнуло в голове Чарли. – А она еще так заботится обо мне”.

Пожалуй, никто и никогда еще не заботился о нем так, как Одри.

– Чарли! Чарли! – снова заговорила Одри. – Вы живы? Скажите же хоть слово!

– Со мною все в порядке, мисс Адриенна, – пробормотал Чарли сквозь стиснутые зубы.

Ему было стыдно. Он не хотел больше обманывать эту милую девушку. Всему же должен быть предел!

Одри пошевелилась, и Чарли ощутил под рукой изгибы ее упругого тела. Она стала вырываться, и Чарли не сразу догадался – зачем. Он только прижал ее еще сильнее. Ему вовсе не хотелось прерывать это объятие – несмотря ни на что.

– Фермин Смолл, – не могла успокоиться Одри. – Вы законченный идиот! Зачем вы разбили окно? А если бы пуля попала в кого-нибудь из нас? Вы об этом не подумали, кретин несчастный?!

Чарли широко раскрыл глаза. Вот это голосок! Таким голосом только стаканы на спор разбивать! Ему показалось, что от голоса Одри дрогнул даже пол под ними.

Одри снова принялась вырываться, пытаясь встать, и Чарли пришлось отпустить ее и самому подняться на ноги.

– Я убью вас, Фермин Смолл! – крикнула Одри и рванулась вперед. Чарли едва успел ухватить ее за талию. – Я сама убью вас, пока вы всех здесь не покалечили! Убью! Во имя человеколюбия!

– Успокойтесь, Одри, – сказал Чарли.

Боже, как слабо прозвучал его собственный голос после громовых раскатов Одри!

Она не успокоилась. Она рвалась на свободу, как тигрица, попавшая в клетку. Чарли едва сдерживал ее, тем более что ему приходилось делать это только одной рукой – здоровой. Вторая, раненая, разболелась не на шутку.

– Не стану я успокаиваться, Чарли! Этот маньяк всех нас перестреляет!

Фермин опустил голову, словно побитая собака, и смущенно пробормотал:

– Я никого не хотел убивать.

Пожалуй, в иной ситуации Чарли почувствовал бы к нему даже жалость.

– Тупица, кретин, идиот! – продолжала кричать Одри.

– Тс-с, Одри.

И тут в игру включилась пришедшая в себя Айви. Она заорала едва ли не громче своей племянницы:

– Не волнуйся, Одри! Сейчас я его!

Лестер от неожиданности ослабил хватку, и Айви оказалась на свободе. Не мешкая ни секунды, она ринулась в дом.

– О господи! – ахнул Чарли. – Беги за ней, Лестер, а то как бы чего не вышло!

Чарли изо всех сил старался удержать Одри. Пока что ему везло больше, чем Лестеру.

Дверь с грохотом распахнулась, и на веранду вступила Айви с огромной шваброй наперевес.

– Пустите меня, Чарли, – с новой силой рванулась Одри.

Чарли не ответил, он только продолжал держать ее – из последних, признаться, сил. Одри принялась колотить его пятками по ногам. Слава богу, что она еще была босая, – Чарли почти не чувствовал боли.

Айви тем временем накинулась на Фермина Смолла и принялась осыпать его ударами.

– Ай! – взвизгнул шериф, пытаясь прикрыть голову руками. – Прекратите, мисс Айви, прекратите, прошу вас! Вы мне все пальцы отбили! Я же не хотел!

Чарли заметил, что пистолет выпал из рук шерифа и валялся в стороне бесполезным куском металла. Чарли встретился взглядом с Лестером и крикнул:

– На всякий случай подбери его, Лестер. Я не могу – видишь, у меня руки заняты!

– Лучше отпустите меня, Чарли Уайлд! Все равно я его убью!

– Да перестаньте вы, мисс Адриенна, – продолжал увещевать ее Чарли. – Ну что поделаешь, если ваш шериф – идиот?

– Тем более его следует убить!

Лестер немного подумал и сказал, наклоняясь за пистолетом:

– Пожалуй.

Он засунул “кольт” за пояс и сказал, глядя на Айви:

– Попробовать?

И он стал осторожно подбираться к разъяренной обладательнице швабры. Чарли с надеждой следил за Лестером. Он хорошо знал, каким надежным бывает его друг в самых сложных ситуациях.

Лестер подошел ближе, осторожно коснулся руки Айви, и произошло чудо: она немедленно остановилась. Улыбнулась и сказала, опуская свое грозное оружие:

– Что ж… С него, пожалуй, и в самом деле хватит… пока.

Фермин начал бочком, словно краб, пробираться к выходу, стараясь держаться при этом подальше от Айви.

– Завтра привезете нам новое стекло взамен разбитого, Фермин, – напутствовала его Айви. – И тогда я, может быть, верну вам ваш пистолет.

– Я п-привезу стекло, мисс Айви, – выдавил из себя Фермин.

Одри постепенно успокоилась. Чарли был несказанно рад этому, потому что у него совсем не осталось сил сдерживать ее напор. Рука разнылась хуже, чем в ту ночь, когда его подстрелила тетушка Пэнси.

И тут Одри неожиданно повернулась лицом к Чарли и негромко сказала:

– Я так испугалась, Чарли. Простите меня.

Тогда Чарли поступил единственным способом, каким может поступить настоящий джентльмен в подобной ситуации, – он обнял Одри за плечи, прижал к себе и припал губами к ее губам.

8

Если до этой минуты у Одри еще и оставались какие-то сомнения в том, на самом ли деле Чарли – принц, явившийся за нею, как за Золушкой, чтобы увезти ее в свой волшебный дворец, то теперь они исчезли. Его поцелуй развеял их. Одри прижалась к груди Чарли, словно моряк к мачте раскачивающегося на штормовой волне суденышка. Ей было так надежно рядом с этим человеком. Ей было невероятно сладко целоваться с ним.

Не отрывая губ, не прерывая поцелуя, она обняла Чарли, закинув руки ему за шею. Затем пальцы Одри двинулись дальше и вскоре исполнили свою давнишнюю мечту – зарылись в волосы Чарли. Он негромко застонал, а ладони Одри двинулись вниз и скользнули за широко расстегнутый воротник рубашки, чтобы лечь ему на плечи. Одри давно хотелось прикоснуться к обнаженной коже Чарли, ощутить ее на ошупь после того, как она столько раз изучала ее глазами, когда любовалась обнаженной мощной грудью Чарли во время ежедневных перевязок.

А еще Одри вдруг безумно захотелось, чтобы они были обнажены оба – и она, и Чарли, ведь тогда она смогла бы своей кожей ощутить прикосновение его сильного горячего тела. Еще минута, и она, наверное, приступила бы к исполнению своего заветного желания, и ей было бы совершенно наплевать на то, что их кто-то может при этом увидеть. В эту минуту Одри, не задумываясь, легла бы с Чарли в постель.

Чарли и сам с каждой секундой все больше и больше терял голову и все крепче прижимал к себе Одри.

Она буквально повисла на нем, обвила его за ногу своей ногой, словно боялась, что он сбежит от нее, и страстно шептала, умудряясь при этом не прерывать поцелуй:

– Чарли! О, Чарли! Только не останавливайся!

Он застонал так громко, что Одри забеспокоилась. Может быть, у него опять что-то с рукой? На всякий случай она освободила ногу Чарли и слегка отступила назад, не снимая при этом рук с его шеи. Да Одри и не устояла бы сейчас без поддержки на ставших ватными ногах.

Удивительно все-таки, как странно действуют на ее ноги поцелуи Чарли!

– Чарли! – Она озабоченно посмотрела в лицо своему рыцарю. – Чарли, я задела вашу раненую руку?

Сначала он утвердительно кивнул. Затем так же коротко и энергично отрицательно качнул головой из стороны в сторону. При этом он был похож на боксера, пропустившего сильный удар, после которого трудно не только осмысленно ответить на простейший вопрос, но и просто до-тащиться до своего угла, чтобы рухнуть на табурет, приставленный к канатам.

– Простите, я не хотела, – прошептала Одри, нежно проводя кончиками пальцев по его раненой руке.

Чарли разлепил наконец глаза, которые прикрыл еще в ту секунду, когда наклонялся, чтобы припасть к губам Одри, повел ими по сторонам и выдохнул сквозь стиснутые зубы:

– Айви. И Лестер.

Одри не сразу поняла, что он хочет этим сказать. Она и думать позабыла про свою тетушку, самозабвенно целуясь у нее под самым носом. Впрочем, в объятиях такого мужчины, как Чарли, можно забыть не только про тетушку, но и обо всем на свете.

Одри с улыбкой обернулась. Они стояли и смотрели на нее – все трое: и Айви, и Лестер, и Фермин Смолл. При этом только лицо шерифа выражало осуждение. Остальные зрители явно сочувствовали им.

Одри отняла руки от шеи Чарли, отступила на шаг и услышала за своей спиной тяжелый вздох. Это ее рыцарь таким образом выражал свое отношение к прервавшемуся поцелую.

Одри же поправила растрепавшиеся волосы – просто удивительно, как быстро они приходят в беспорядок, когда девушка целуется с мужчиной! – и, приняв строгий вид, заговорила.

– Печально, когда люди начинают подсматривать за тем, что делают другие.

На самом деле Одри была очень смущена, и эта речь просто должна была скрыть ее состояние.

– Посмотрите хоть на этого вот человека! – Она драматическим жестом указала на шерифа. – Он стоит здесь и пялит глаза, хотя ему давно уже пора быть в другом месте. Ну что вы стоите здесь, Фермин Смолл? Идите отсюда, и поскорей. Вы в очередной раз показали себя. Теперь понятно, что вы не просто идиот. Нет, вы – опасный для окружающих идиот. Проваливайте, пока я не передумала и отпускаю вас. Смотрите, в следующий раз я уже не буду такой мягкосердечной. Я просто пристрелю вас – во имя человеколюбия, конечно. Чтобы другие от вас не страдали, да и чтобы вам самому не мучиться.

Фермин выкатил глаза и молча разевал рот, словно выброшенная на берег рыбина. Затем он сумел собрать свою волю в кулак и сказал жестяным голосом, явно кого-то копируя:

– Я ухожу, мисс Одри, но я обязательно вернусь! – Он поднял с пола свою пыльную, затоптанную шляпу. – Я еще вернусь, чтобы посмотреть на то, как чувствуют себя две доверчивые деревенские дурочки в лапах прожженных мошенников и негодяев. Будет время, и вы еще обо всем пожалеете! Очень пожалеете!

Фермин не предусмотрел одной мелочи – он не обратил внимания на то, что Айви не бросила свою швабру, а продолжала держать ее в руках. Не успела Одри ахнуть от гнева, как ее тетушка уже оказалась рядом с шерифом и парой мощных ударов выгнала его за ворота фермы. Шериф Смолл вылетел как пробка из бутылки и зашуршал ногами по гравию. Очевидно, он прятал свою лошадь где-то неподалеку, потому что через минуту шорох шагов сменился звонким цоканьем подков.

– Идиот! – крикнула вслед ему Одри. – Кретин настырный!

– Погодите, мисс Одри, – остановил ее Чарли. – Сначала подумайте. А что, если шериф прав? Может быть, нам с Лестером и в самом деле лучше съехать отсюда?

Слова Чарли ошеломили Одри.

– Нет! – крикнула она. – Нет, Чарли. Вы с Лестером непременно должны остаться здесь. Хотя бы уже потому, что Фермину Смоллу хочется обратного. А потом настанет день, когда поймают тех мерзавцев, которые вас ранили в ту ночь, и нашему дураку-шерифу останется только утереть свой длинный нос. – Тут Одри презрительно фыркнула и продолжила: – Если бы этот придурок хоть на что-то годился, он давно бы уже нашел тех бандитов.

– Согласен, – кивнул Чарли и повел взглядом по полу, густо усыпанному месивом из того, что некогда было коржиками, и того, что когда-то было бокалами тонкого стекла. – Как жаль, что наш вечер закончился несколько… хм-м-м… неудачно.

Одри тоже было жаль пропавшего вечера и несостоявшегося сюрприза. Ведь для того, чтобы приготовить настоящий мятный чай со льдом, они с тетушкой Айви перерыли все кулинарные книги, оставшиеся им еще от бабушки.

А чего стоило потом разыскать лед! Вы-то сами никогда не пытались найти кусок льда в середине мая? Ну то-то! А потом, когда лед наконец нашелся в тенистом углу оврага, его же надо было еще сохранить! И они сохранили его, они сумели, они сделали это! Пусть кусочки льда были темноватыми на вид, но это все равно был настоящий лед! А сколько сил потратила Айви на то, чтобы приготовить крем, чтобы смазывать коржики! И вот…

И вот теперь все это великолепие валялось на полу отвратительной бурой массой – а все из-за Фермина Смолла, чтобы его черти разорвали!

Одри подошла ближе к окну и даже в горшке с геранью заметила осколки стекла от разбитого бокала. Да, удивительные штуки выделывает иногда с нами наша судьба!

– Ну что ж, – философски вздохнула Одри. – Делать нечего, остается только прибраться и ложиться спать. Как говорится, сюрприз не удался.

– Я помогу вам, мисс Адриенна. Позвольте мне забрать у вашей тетушки ее гвардейскую швабру.

– Спасибо, Чарли.

Однако забирать швабру было не у кого. Она просто валялась на полу, а что касается Айви и Лестера…

Они исчезли.

Чарли поднял с пола швабру, лежавшую среди осколков стекла и остатков коржиков, словно раненый солдат на поле боя, а Одри высунулась в окно веранды и принялась всматриваться в ночную тьму, и, разумеется, ничего не увидела.

– Могу поспорить, они ушли целоваться, – сказала она и внезапно смутилась, вспомнив о том, как сама только что целовалась с Чарли на их глазах. Она целовалась – почему же им нельзя?

Стараниями Фермина Смолла работой они с Чарли были обеспечены почти на целый час. Только после этого веранда стала снова походить на веранду, и Одри наконец присела к столу, а Чарли пошел ставить последний, заключительный аккорд во всем этом деле, а попросту сказать – отправился выносить ведро с мусором да заодно поставить на место славно потрудившуюся за сегодняшний вечер швабру.

Одри снова вспомнила Фермина Смолла и нахмурилась. Вот ведь идиот! Вбил себе в голову, что Чарли и Лестер – преступники! Совершенно идиотская мысль, достойная кретина Смолла.

Одри еще раз осмотрела стол. Коржики пропали окончательно, но вот несколько бокалов на подносе чудом уцелели, хотя лед за это время окончательно растаял и уже не звенел так весело в тонком стекле. Мельком Одри вспомнила еще про один бокал – тот самый, которым она запустила на прощание в шерифа и который валялся сейчас где-то возле веранды. Ночью его не найти, но вот завтра с утра нужно не забыть прибрать все осколки и во дворе тоже.

– Уф-ф! – сказала Одри и вытянула перед собой ноги, когда Чарли вновь появился на веранде – уже с пустыми руками. – Клянусь, Фермин Смолл на сей раз очень дешево отделался!

– Это он умеет. – Чарли взял предложенный ему Одри бокал, сделал глоток и удовлетворенно покачал головой: – Прекрасно, просто прекрасно, мисс Адриенна.

– Жаль только, что лед растаял, – нахмурилась Одри. Она отхлебнула из своего бокала и наморщила нос. – Никогда не пила мятного чаю. Странный вкус. Скажите, Чарли, этот чай похож на тот, что пьют в Джорджии?

Она с надеждой уставилась на Чарли, и он ответил:

– Пожалуй. Только знаете, мисс Адриенна, я и сам его пил всего несколько раз за всю жизнь, даже пока жил в Джорджии.

– О-о-о… – По виду Одри было понятно, что она весьма разочарована.

– Но сам по себе чай замечательный, – поспешил подбодрить ее Чарли. – Просто замечательный.

– Никакой он не замечательный, – хмуро возразила Одри, глядя в темноту за окном веранды – Это все вы говорите только потому, что вы – настоящий джентльмен.

– Я вовсе не настоящий джентльмен, мисс Адриенна.

– Джентльмен, джентльмен, я-то знаю. Вы очень вежливый, воспитанный, зовете меня “мисс Адриенна”. Клянусь, Чарли, если бы вы жили лет триста тому назад, вы непременно были бы рыцарем. И сражались бы с врагами, повязав на рукаве шарф, подаренный вам прекрасной дамой, ради которой вы готовы были бы на любые подвиги.

– Все это просто глупые фантазии, мисс Адриенна. Голос Чарли дрогнул. Он кашлянул и сделал большой глоток из своего бокала.

– Никакие не фантазии, Чарли, – возразила Одри, покачивая своим бокалом. – Все, что вы говорите, вы говорите только потому, что вы – настоящий джентльмен. Из Джорджии. Тетушка Айви говорит, что настоящие джентльмены из Джорджии не могут не похвалить мятный чай, если их угощает им приготовившая его леди.

Чарли скривился, словно от зубной боли.

– Ну хорошо, может быть, это не обязательно должен быть мятный чай, может быть, и что-нибудь другое, но вы понимаете, что я имею в виду. Так что я хорошо знаю, какой вы джентльмен, Чарли.

Чарли резко встал и поставил на стол опустевший бокал. Сказал спокойно и жестко.

– Запомните, мисс Адриенна, что я – не джентльмен с юга, точно так же, как и вы – не девушка с плантации, и живем мы с вами вовсе не в Джорджии, а в Нью-Мехико. Я – недавно, а вы – почти всю жизнь.

Он покосился на ее босые ноги, выглянувшие из-под юбки, и Одри впервые подумала о том, что ходить босиком – это неприлично. Она быстро спрятала ноги.

– Чарли… – пробормотала она, разглаживая на коленях платье. Затем спросила, смущаясь и краснея: – Скажите, я… Я вела себя недостойно сегодня вечером?

Здесь голос ее сорвался, и она притихла.

– Если говорить честно, мисс Адриенна, то настоящие леди так себя не ведут, – начал Чарли, а Одри съежилась на стуле и потупилась, сосредоточив взгляд на пустом бокале, зажатом у нее в руке. – Я не помню ни одного случая, чтобы у нас в Джорджии леди порывались кого-то убить или кидались в шерифов стаканами.

– Я… Я понимаю, – кивнула Одри, чувствуя себя при этом одновременно и виноватой, и маленькой, мелкой, недостойной внимания такого человека, как Чарли. Кто – Чарли и кто – она? Полный месяц и тусклая лампа-коптилка – вот кто они, если их сравнивать! Она вздохнула и сокрушенно добавила: – И я полагаю, что все леди в Джорджии всегда носят на ногах обувь?

– Всегда, – коротко и сердито ответил Чарли.

– Я, конечно же, недостойна такого мужчины, как вы, Чарли, – снова вздохнула Одри.

– Перестаньте! Ради бога, перестаньте, – взмолился тот.

Одри вздрогнула от неожиданности, когда Чарли наклонился вперед, протянул руку и зарылся пальцами в ее волосах.

– Я буду стараться, Чарли, – прошептала Одри. – Я буду сильно стараться. Честное слово. Вот увидите, я могу быть настоящей леди, если постараюсь.

– Ради бога, прекратите, Одри, – ответил он. – Вы и так хороши. Вы – прелестная женщина, и не нужно вам стараться стать похожей на моих землячек из Джорджии. К чему это? Живем мы с вами, как я уже говорил, в Нью-Мехико, а не в Джорджии, да и сама Джорджия уже совсем не та, что до войны. Нет там ни былых плантаций, ни былых джентльменов, ни их роскошных леди. Нет ничего этого, нет! Понимаете?

– Но вы-то есть, Чарли, – наивно ответила Одри.

– И меня тоже нет!

Оба они замолчали и мгновенно успокоились. Пальцы Чарли вновь зарылись в волосах Одри, и тут она подумала о том, может ли леди вести себя подобным образом – пусть даже и с настоящим джентльменом.

“Я должна сделать все, чтобы удержать его, – подумала она. – Тем более что одному богу известно, когда еще на нашу ферму забредет странствующий рыцарь? К тому же и этот рыцарь мне очень даже по сердцу”.


Чуть позже, оказавшись наконец в своей спальне, Одри принялась разбирать свою линию поведения по пунктам.

Во-первых, ей необходимо отвыкнуть от старой привычки держать палец во рту. Настоящие леди не держат во рту пальцы и не грызут их. И ногти тоже не грызут.

Одри критически осмотрела свои руки. Даже при слабом свете керосиновой лампы было заметно, какие они шершавые. И ногти на них совершенно неухоженные.

Решено! Теперь по утрам она станет делать маникюр! Да, и еще выпросит у Айви ее глицерин и розовую воду и станет протирать руки каждый раз после того, как они побывают в воде.

Еще Одри дала себе слово, что станет каждый вечер не только усердно молиться богу, но и записывать в дневник все события уходящего дня, чтобы приучить себя к терпению и аккуратности.

Во-вторых, со вздохом решила она, ей придется теперь носить туфли. Всегда. Даже летом.

Да, это будет очень нелегко. Ходить в туфлях – да еще летом! – тесно и жарко, но ради принца из сказки пойдешь и не на такие подвиги!

Тут Одри подумала о том, что ради Чарли ей придется многое пересмотреть не только во внешнем виде, но и в своем поведении. Нужно будет держать в узде свой характер – ведь настоящая леди не может быть такой взбалмошной, как она. Одри припомнила свое сегодняшнее поведение, и щеки ее запылали.

“Бог мой, что он мог обо мне подумать!» – мелькнуло у нее в голове.

И еще, как она с ними обращается – с Лестером и Чарли! Ведь она начала называть их по именам прямо с той первой ночи, когда они появились у них на ферме. Это неправильно. Настоящая леди должна звать их “мистер Уайлд” и “мистер Фрогг”. Они же в ответ будут звать ее либо по-старому, “мисс Адриенна”, либо тоже официально и красиво – “мисс Хьюлетт”.

“Пусть Чарли и обращается ко мне по-прежнему, а не сумеет перестроиться – это неважно, – думала Одри. – Но для меня он до самой свадьбы должен отныне остаться “мистером Уайлдом”.


С тех пор как Одри и Чарли разошлись по своим спальням, прошло не менее часа, а пропавшие без вести Айви и Лестер так и не появлялись. Впрочем, Одри готова была согласиться с тем, что у этой пары были права на подобные вольности – все-таки Айви и Лестер были постарше их с Чарли. К тому же найти в такие годы свою судьбу – это так романтично, так необычно, что ради этого можно многое простить и на многое закрыть глаза.

– Подумать только, – прошептала Одри, садясь на подоконник и глядя в темное стекло. – Быть такой немолодой, как тетушка Айви, и встретить наконец своего единственного…

По черному ночному небу плыли темно-серые, скудно освещенные луною тучи.

В душе Одри все сильнее разгоралось страстное желание вернуться к Чарли, остаться с ним и уже не расставаться никогда. Впрочем, она сдержалась. Ведь Одри была отныне настоящей леди, а настоящие леди всегда умеют смирять душевные порывы и терпеливо ждать.

Ждать… Подождать – так будет точнее. Конечно, она постарается во всем быть теперь настоящей леди, но, с другой стороны, ей вовсе не хочется оставаться одной почти до самой старости, и, как тетушка Айви, годами ждать своего единственного. Да и чего ей, Одри, ждать, когда ее единственный давно уже здесь – под этой крышей, в соседней комнате?! Он уже приехал, ее рыцарь, и Одри не позволит никому разлучить их! И самого Чарли она тоже никуда от себя не отпустит, это решено.

Одри слезла с подоконника и принялась заносить в дневник и все события минувшего дня, и все свои планы на будущее. На то будущее, которое для нее было прочно связано с Чарли. Ну и что с того, что они живут в Нью-Ме-хико? Разве это может быть помехой, если девушка хочет стать настоящей леди, которую невозможно будет отличить от коренных уроженок славной Джорджии?

Решено! Завтра с самого утра Чарли увидит перед собою совершенно новую, незнакомую ему мисс Хьюлетт. Так что держитесь, мистер Уайлд!


– Мы с тетушкой Айви были бы весьма рады, если бы вы и мистер Фрогг согласились сопровождать нас сегодня в церковь, мистер Уайлд. По воскресеньям наш священник, преподобный Топпинг, читает такие замечательные проповеди!

Ноги болели так, что Одри была готова взвыть.

“Терпи, – говорила она самой себе. Не забывай, что дух всегда сильнее плоти”.

Боже, боже! Неужели ей теперь суждено каждое воскресенье испытывать эту муку и отправляться на службу в церковь в туфлях? Как все было славно до вчерашнего дня и ее рокового решения стать настоящей леди и не вылезать из туфель! И ноги у Одри никогда не болели. Сегодня же, всего спустя пару часов после того, как Одри обулась, они ломили, ныли и буквально требовали – либо избавить их от тесных туфель, либо просто-напросто отрезать. А ведь день только начинается!

– Прошу прощения. Вы что-то сказали?

Голос Чарли на минуту помог Одри избавиться от навязчивых мыслей о собственных ногах. Брови Чарли приподнялись, когда он задавал свой вопрос, и стали похожи на две темные арки, перекинутые над светлыми озерами глаз.

Одри ответила с улыбкой:

– Я спросила, не поедете ли вы и мистер Фрогг вместе с нами на воскресную службу в церковь. Нужно заметить, что наш священник, преподобный Топпинг, читает очень поучительные и интересные проповеди, мистер Уайлд.

Чарли пожевал губами, то порываясь что-то ответить, то сдерживая себя. Одри с интересом следила за его поединком с самим собой.

Сказать по правде, Одри немного слукавила, расписывая преподобного Топпинга как несравненного оратора. На самом деле его проповеди всегда были настолько скучны, а самое главное – длинны, что могли и ангела привести в бешенство. Впрочем, разве не может леди слегка слукавить, если ей это очень нужно? И, с другой стороны, разве может настоящая леди не слишком лестно отозваться о священнослужителе?

Чарли с надеждой посмотрел на Лестера, явно ожидая найти в нем единомышленника, готового на все, лишь бы только избежать церковной службы, но не нашел. Его верный друг с головой ушел в свою тарелку и, казалось, ничего не замечал, кроме лежащего перед ним ломтя свинины.

Айви выразительно улыбнулась Лестеру, и сердце Одри кольнула неожиданная ревность – ведь у тетушки, в отличие от нее самой, похоже, не возникало никаких проблем с ее молчаливым рыцарем. Правда, ревность эта была мгновенной и тут же улетучилась, уступив место радости за тетушку Айви, которой посчастливилось наконец найти своего избранника. К тому же сегодня воскресенье, а разве может настоящий христианин в воскресенье плохо думать о ком-либо из своих близких? Ему и в другие-то дни недели нежелательно это делать.

А если уж говорить совсем начистоту, то Одри и не хотелось бы всю жизнь иметь под боком такого мужчину, как Лестер, – но не потому, что он ей не нравился. Просто…

– Мисс Адриенна!

Одри слегка тряхнула головой, возвращаясь к реальности.

– Да, мистер Уайлд?

Чарли прищурился – так, словно хотел получше рассмотреть ее, и Одри мысленно порадовалась тому, что на ней сегодня одно из самых лучших ее платьев – голубое, с белым воротничком и накрахмаленными оборками. Может быть, это платье, по большому счету, и не было очень красивым, но оно было стильным. В нем Одри всегда чувствовала себя девушкой из далекой славной Джорджии. Да и голубой цвет очень шел к ее глазам.

– Э-э… – начал Чарли, затем замолчал, покрутил головой и растерянно закончил: – Н-ничего.

– Так вы едете с нами в церковь, мистер Уайлд? Мы всегда ездим на службу в воскресенье, и всегда – в закрытой коляске, чтобы не запылиться дорогой. А после службы для прихожан всегда накрывают стол с чаем и бисквитами.

– Благодарю за приглашение, мисс Адриенна, однако боюсь, что сегодня мне будет лучше остаться дома.

Одри очень хотелось возразить, переубедить Чарли, но она сумела сдержать свой порыв. Леди никогда не должна уговаривать джентльмена – это неприлично. И не должна никуда тащить его – даже в церковь. Впрочем, почему – даже? Особенно – в церковь, так будет правильнее. Конечно, жаль, что Чарли не услышит проповеди преподобного Топпинга, который, как правило, выбирает для воскресных выступлений темы, связанные с семейной жизнью и счастливым браком, – есть у него такой конек. Но что делать…

– Хорошо, – сдержанно ответила Одри и выдавила на лице улыбку. – Не полЪжить ли вам еще ветчины, мистер Уайлд? Или блинчиков?

Чарли посмотрел на нее с таким изумлением, словно обнаружил на лице Одри невесть откуда взявшийся второй нос. Одри едва сдержалась, чтобы не нахмуриться, однако справилась с собой. Чарли тоже некоторое время сражался с собой – это было заметно по его лицу, и наконец промямлил:

– Нет-нет. Благодарю вас.

Тогда Одри опустила глаза и занялась ветчиной и блинчиками, лежавшими в ее собственной тарелке.

– Ты сегодня просто как картинка, – прервала установившуюся за столом тишину тетушка Айви. – Это платье удивительно идет тебе.

– Спасибо, тетушка, – ответила Одри, не поднимая глаз. Ей не хотелось, чтобы Чарли мог подумать, будто она падка на комплименты.

И все же…

И все же сердце забилось чаще, когда Чарли сказал, присоединяясь к тетушке Айви:

– Действительно, вы превосходно выглядите сегодня, мисс Адриенна. Просто превосходно.

– Благодарю вас, мистер Уайлд, – все также потупив глаза, откликнулась Одри. – Это так любезно с вашей стороны.

– Мисс Адриенна… – начал было Чарли и запнулся, словно не мог найти подходящие слова.

– Да?

Он сделал над собой усилие и выпалил:

– Вы сердитесь на меня, мисс Адриенна?

– Сержусь? Конечно, нет, мистер Уайлд! С чего вы взяли?

– Как вам сказать, мэм… Вы упорно зовете меня мистером Уайлдом.

Теперь замешательство охватило Одри. Она смущенно откашлялась, покачала головой и наконец заговорила – осторожно, тщательно подбирая слова:

– Мне показалось, что я стала слишком забегать вперед, мистер Уайлд. С первой минуты нашего знакомства я позволила себе обращаться к вам с той простотой, которая принята у нас здесь, на Диком Западе. Вчера вечером я обдумала свое поведение и поняла, что с таким воспитанным джентльменом, да еще к тому же южанином, как вы, я должна обращаться на должном уровне. – Одри чувствовала, как начинают краснеть ее щеки, но тем не менее гордо вскинула голову и бодро закончила: – Надеюсь, вы сможете простить мне мои ошибки, мистер Уайлд. Здесь, в своем медвежьем углу, мы никогда не имели счастья видеть воочию настоящих джентльменов – таких, как вы и мистер Фрогг.

Услышав это, Лестер резко откинулся на спинку своего стула и ошеломленно посмотрел на Одри и Чарли.

“Плохо дело, – мелькнуло в голове Лестера. – Ничем хорошим такие разговоры не кончаются”.

– Что с тобой, Лестер? – спросил Чарли.

Лестер покраснел, уставился на протертую клеенку, которой был застлан стол, и пробурчал:

– Церковь.

– Церковь? Ты едешь в церковь? – поразился Чарли. Лестер утвердительно кивнул.

– Он едет со мной, – уточнила Айви, улыбаясь Лестеру. Тот попытался улыбнуться в ответ и состроил при этом невообразимую гримасу, после чего покраснел еще больше и совсем смутился.

– Ах, как приятно это слышать, мистер Фрогг, – проворковала Одри, выразительно глядя при этом на Чарли, и спросила, обращаясь уже напрямую к своему рыцарю: – Вы уверены в том, что не сможете поехать вместе с нами, мистер Уайлд?

На самом-то деле Чарли, пожалуй, был бы даже рад составить им всем компанию. Возможно, именно этого и не хватало его измученной душе – посетить церковь вместе с очаровательной девушкой и старинным другом. Может быть, после этого память отпустила бы его и он перестал бы вспоминать то свое детство, то войну, то своих родных, которых потерял, – и сердце его наконец успокоилось бы и перестало болеть.

Но – нет. Память-то он, может быть, при этом и потеряет, но не потерять бы ему вместе с нею и головы – уж больно опасно для него находиться рядом с этой соблазнительной мисс Одри даже в церкви. “Будь мужчиной, Чарли, – приказал он самому себе. – Будь мужчиной и стой на своем до конца”.

Но выстоять ему удастся только в том случае, если он не поедет в Розуэлл.

К тому же есть дело, которое нужно закончить как можно скорее, – рубины. Он должен найти их и исчезнуть из этих краев вместе со своими друзьями, пока окончательно не потерял голову из-за прелестей мисс Хьюлетт, пока никто из парней ни о чем не проболтался в городе и пока сюда не нагрянула тетушка Пэнси из Арлетты – та самая, которую они пытались ограбить и которая в ответ так метко прострелила ему руку.

Нет-нет. Никакого риска. Никакого промедления.

Нужно действовать. Ведь он, Чарли, как солнце в их оркестре. Он – центр, и пятеро остальных музыкантов держатся на своих орбитах, словно планеты, только пока есть он, Чарли. Не станет его, и все рассыплется, и планеты, лишенные притяжения светила, беспомощно разлетятся в бесконечном ледяном пространстве.

Действовать, действовать! Во имя дружбы, во имя музыки!

Их шестеро, и каждый потерял на проклятой войне все – и дом, и работу, и родных, и друзей. Если записать историю каждого из них – какая получится книжка! Только никто не станет ее издавать: “Простите, – скажут. – Но только такого в действительности не бывает!”

Да, что и говорить, у всех у них жизнь сложилась несладко.

А те, погибшие на войне, – разве не жестоко обошлась судьба с ними? Когда-то их было двенадцать: двенадцать друзей, двенадцать молодых талантливых парней – духовой оркестр из Америка-Сити. Такими они ушли на войну. Вернулась ровно половина. Шестеро парней вернулись домой и не нашли своего дома. И тогда они стали друг для друга и домом, и семьей.

Черт! У него просто нет выбора! Он обязан найти и украсть эти проклятые камни!

– Благодарю вас, мисс Адриенна, и вас, мисс Айви, – учтиво сказал Чарли. – Но все же мне лучше сегодня остаться дома. Я буду счастлив посетить вместе с вами церковь – но только в следующее воскресенье, если, конечно, вы будете так любезны и снова пригласите меня составить вам компанию.

– Разумеется, мы пригласим вас. Можете не сомневаться, – быстро ответила Одри.

Чарли поднял голову, посмотрел на Одри, а та, спохватившись, что опять скатилась на свой обычный тон, поспешила принять важный вид и сказала, тщательно выговаривая слова:

– Я полагаю, что в следующее воскресенье мы снова пригласим вас составить нам компанию, мистер Уайлд. Ведь, помимо всего прочего, это еще и наш христианский долг.

Чарли подавил усмешку, готовую проявиться на его лице, и церемонно поклонился.

– Полагаю, что вы совершенно правы, мисс Адриенна.

– Благодарю вас, мистер Уайлд.

– И я вас благодарю.

“Черт побери, это не разговор, а какая-то патока!» – подумали они одновременно.

– Полагаю, что для вас в самом деле будет лучше ос-таться дома, мистер Уайлд, – тем не менее продолжила Одри. – Ведь ваша рука, очевидно, все еще продолжает беспокоить вас.

– Да, это так, мэм, – охотно ухватился за подходящий предлог Чарли. – Благодарю вас, мэм.

Потом Чарли долго махал рукой вслед коляске и в глубине души очень сожалел, что не находится внутри ее, под брезентовым пологом, рядом с мисс Адриенной. Затем немного посмотрел в голубое небо, запрокинув голову и прищурив глаза. Наконец вздохнул и приготовился к работе. Пора искать рубины – иного ему просто не дано.

Парни верят ему, парни ждут, что он в очередной раз поможет им удержаться на плаву. Вперед!

Интересно, а если бы им удалось разбогатеть – по-настоящему разбогатеть, – смогли бы они тогда обойтись друг без друга? Нет, вряд ли. Конечно, каждый из музыкантов был талантлив. Но, к сожалению, только Чарли, помимо таланта, обладал еще и мозгами, и на эти мозги надеялся весь оркестр.

Правда, и Чарли не был прирожденным преступником, как и все они. Таланта к разбою у него не было, и поэтому из них получилась такая убогая банда грабителей – наверняка самая убогая во всей Америке. Настолько же убогая, насколько великолепным был их оркестр, когда они занимались своим настоящим делом.

Чарли вспомнил недавнее прошлое и недовольно хмыкнул. История их преступления была короткой: два ограбления. И, считай, оба неудавшиеся. М-да…

Он пошел в дом, искренне надеясь на то, что шериф Смолл этим утром тоже находится в церкви, среди богобоязненных прихожан.


Чарли постоял на веранде минут пять, размышляя о том, куда бы он спрятал свои драгоценности, будь он на месте мисс Одри и мисс Айви. Наконец ему припомнилась его собственная тетка, Маргарет Уайлд. Так вот, тетушка Мэгги хранила свои скромные сбережения в сахарнице.

Чарли вздохнул и решил начать с кухни. Он поднял го-лову и отправился туда, негромко напевая себе под нос Итальянское каприччио великого Баха.

Быть может, гениальная музыка поможет в его поисках.

9

Чарли взобрался на стул, чтобы поглубже залезть на полку, уставленную банками, и в эту минуту обнаружил, что шериф Смолл решил в это воскресенье пропустить церковную службу.

– Ага! Теперь-то ты в моих руках, мошенник! Знакомый голос. Знакомое начало. Знакомая песня. Чарли только покачал головой. Затем медленно повернулся и сказал, хмуря брови:

– Я вижу, вы все продолжаете следить за мною, шериф. Пожалуй, если так пойдет, вы скоро сделаете меня заикой.

– И не только заикой, бандит паршивый.

С высоты длинное тело шерифа смотрелось особенно странно, и Чарли не торопился слезать на пол. Нужно ли при этом говорить, что “кольт” Фермина Смолла был направлен прямиком в живот Чарли? Очевидно, такие подробности излишни, поскольку они подразумеваются сами собой.

– Что вам нужно на этот раз, Смолл?

– Не так уж и много. Я хочу, чтобы ты слез со стула и отправился вместе со мной в одно тихое местечко.

– Это еще зачем?

– Не твое дело, ублюдок.

Чарли решил, что ему, пожалуй, и впрямь пора спуститься на землю со своей вершины, и он спрыгнул на пол, сказав при этом:

– По-моему, я имею право узнать, за что меня арестовали. Разве не так, шериф?

– Ты прекрасно знаешь, за что я тебя хочу арестовать, Уайлд.

– За то, что я хотел насыпать сахара в сахарницу? – наивно спросил Чарли, указывая на банку с сахаром, которую держал в руке.

Фермин покосился на пустую сахарницу, стоявшую на столе, на банку сахара в руке Чарли, и стало видно, что его начинают обуревать сомнения.

– Ха! – сказал наконец шериф, и тон его был таким зловещим, что у Чарли пропала последняя надежда спастись. Нет, этот длинный Смолл все-таки добьет его – а уж когда и как, это, как говорится, дело техники.

– Я не верю ни одному твоему слову, Уайлд, – прищурился шериф. – Не верю твоей сказочке про сахарницу.

– Да? А почему?

– Потому что ты мошенник, вот почему. И вор.

– И что же я хотел украсть? – спросил Чарли, пытаясь скрыть смущение. Уж слишком близко к цели подобрался шериф Смолл.

– Неважно, что. Важно, что пытался. – И Фермин взмахнул рукой с зажатым в ней пистолетом. Черт! Это уже становится опасно! Однако на этот раз шериф не выстрелил, лишь спросил, подумав немного: – Где второй?

– Что – второй?

– Ну, второй мошенник. Твой дружок.

Надо было слышать, с каким выражением было сказано это слово – “дружок”! Это надо же, столько яда вложить в одно-единственное слово!

– Вы имеете в виду Лестера Фрогга? – переспросил Чарли. – Нашего баритониста? Вы спрашиваете о Лестере Фрогге, с которым я прошел плечом к плечу всю войну? Вы говорите о человеке, с которым мы дружим вот уже добрых полтора десятка лет? Так это вы о нем, шериф?

– Не заговаривай мне зубы, Уайлд, – мрачно ответил Фермин Смолл. – Ты прекрасно знаешь, кого я имел в виду.

Чарли презрительно фыркнул и торжественно заявил:

– Он поехал в церковь вместе с мисс Одри и мисс Айви.

– В церковь? – На сей раз даже шериф Смолл не смог скрыть своего удивления.

Чарли же сделал вид, что речь идет о чем-то совершенно обычном, и спокойно повторил:

– Да, шериф. В церковь.

Фермин сдвинул брови и подозрительно взглянул на него.

– А ты почему не поехал с ними, Уайлд? – наконец спросил он. – Решил остаться и без помех пошуровать в доме?

– Чего ради? Ради банки с сахаром? – возмутился Чарли. – Хорошенькое дело! Я остался дома только потому, что разбередил больную руку, когда удерживал мисс Адриенну. Помните, она все порывалась убить вас, шериф? Я, можно сказать, спас вам вчера жизнь. И, похоже, напрасно, совершенно напрасно.

Фермину Смоллу нечего было возразить, и Чарли бросился развивать наступление:

– Знаете что, шериф, если уж вы решили арестовать меня, то валяйте. Надевайте мне железные браслеты и ведите в город. А там и объявите всем, что арестовали меня за то, что я хотел наполнить сахарницу.

И Чарли снова продемонстрировал шерифу банку с сахаром.

– Сахар тут ни при чем, Уайлд, – растерянно сказал Смолл, – дело тут в другом…

Тут Фермин поднял глаза, побледнел и прошептал:

– Угодники святые…

В дом Хьюлеттов Фермин вошел с парадного входа и теперь стоял лицом к задней двери, выходящей во двор, а Чарли, соответственно, находился лицом к двери парадной.

По испуганному возгласу шерифа Чарли догадался, что кто-то вошел в заднюю дверь, но кто именно, он видеть не мог, однако догадался, чье появление может вызвать такую реакцию Смолла, и уверенно крикнул, поворачивая голову:

– Мисс Адриенна! Это вы?

– Ложись! – прогремел в этот миг голос шерифа, и Чарли не раздумывая растянулся на полу лицом вниз.

– О, черт, – прошипел он, потирая раненую руку. На сей раз он умудрился задеть ею об угол кухонного стола.

Затем грянул выстрел, и Чарли невольно втянул голову в плечи, не сомневаясь в том, что на этот-то раз ему уж точно не выйти сухим из воды. Однако прошла секунда, другая, а Чарли все еще чувствовал себя живым. Только раненая рука начинала ныть все сильнее. Проклятие! Так ему никогда не вылечиться!

Чарли приоткрыл глаза и тут же распахнул их во всю ширь. Прямо перед ним виднелась ножка стула, и к этой ножке был пришпилен “кольт” Фермина Смолла. Именно пришпилен остроконечной стрелой, прошедшей точне-хонько сквозь дужку курка. “Кольт” тихонько покачивался, безобидно посверкивая хромированными боками в ярких лучах утреннего солнца. Подрагивала и пригвоздившая его стрела, плавно покачивая в воздухе своим оперением.

Не одно, так другое! Чарли захотелось закрыть голову руками и завыть от тоски. Стрела – это значит индейцы, а индейцы – это значит жди самого худшего. А что может быть самым худшим? Самое худшее – поднять сейчас голову и обнаружить на пороге кухни тело Одри со снятым скальпом.

И все же Чарли собрался с духом, приподнял голову и повернул ее к задней двери.

Одри там, слава богу, не было.

Индеец – был.

До сих пор Чарли не доводилось еще видеть краснокожих, но, взглянув на незнакомца, Чарли сразу же понял, что перед ним – самый настоящий, стопроцентный индеец. Обнаженный по пояс, в кожаных штанах с бахромой и с новой стрелой, вложенной в тетиву лука. Сначала Чарли испугался, но тут же успокоился, обнаружив, что стрела эта предназначена не ему, а Фермину Смоллу.

Однако Чарли не представлял, как ему самому следует вести себя в такой ситуации. Он немного подумал и наконец решил начать с вежливого вопроса.

– Можно мне встать? – негромко спросил он. Индеец бросил на Чарли короткий взгляд и так же коротко ответил:

– Можно.

Голос у него оказался мягким, каким-то матовым, под стать обнаженной коже, отливавшей на солнце, словно полированное красное дерево.

– Не стреляй! Не стреляй в меня! – раздался испуганный возглас Фермина Смолла.

Чарли поднялся на ноги и осмотрелся. Шериф распластался на полу, словно длинный побег ядовитого плюща. Чарли удовлетворенно хмыкнул. Пусть это оказалась и не мисс Одри, но и индеец, надо полагать, был на его стороне, а не на стороне Фермина Смолла.

– Мое имя – Чарли Уайлд, сэр, – сказал Чарли, обращаясь к краснокожему. – Мы с моим другом Лестером гостим здесь у мисс Айви и мисс Адриенны. А шериф решил, что мы – преступники.

– Мисс Одри не любит Фермина Смолла, – заявил индеец таким тоном, словно пребывание шерифа на кухне Хьюлеттов оскорбляет его в самых лучших чувствах.

Уголки губ Чарли дрогнули в улыбке, но он на всякий случай решил уточнить детали:

– Да-да. Вы совершенно правы, сэр. Она мне не раз говорила то же самое.

С пола донеслось недовольное сопение.

– С вами все в порядке?

До Чарли не сразу дошло, что индеец проявляет заботу о его здоровье, но когда дошло, он ответил:

– Э-э… Да. Полагаю, что все в порядке. Если не считать того, что шериф постоянно следит за мной и не дает прохода, со мной все в порядке.

– Мисс Одри ухаживает за вами?

– Да, сэр. Она лечит мою раненую руку, а мы с моим другом немного помогаем ей и мисс Айви по хозяйству. Вообще-то мы музыканты.

Индеец недоуменно посмотрел на него, и Чарли решил пояснить:

– Мы с Лестером играем в оркестре. На трубах. Я на одной, он на другой.

– Мошенники, – глухо донеслось снизу.

– Проваливай!

Чарли не сразу понял, что эта команда относится не к нему, а к Фермину Смоллу.

– Отличная идея, – поддержал он и добавил, обращаясь непосредственно к Фермину: – Почему бы вам и в самом деле не уйти отсюда, шериф? Приходите, когда дома будут хозяйки. Я не вправе принимать непрошеных гостей без их ведома. Это просто неприлично.

Фермин Смолл приподнял голову и окинул Чарли злобным взглядом.

– Проваливай, – повторил индеец и пнул Фермина в бок ногой, обутой в мокасины из оленьей кожи.

– М-могу я забрать свой пистолет? – убитым голосом спросил шериф.

– Нет! – отрезал краснокожий. Фермин так и не рискнул подняться на ноги. Он ужом прополз к двери и, только оказавшись за нею, позволил себе выпрямиться во весь рост. Затем он покачал головой и сокрушенно заметил:

– Два пистолета за два дня – это, пожалуй, слишком. С этими словами он поспешил прочь, вскочил на свою лошадь, привязанную возле дома, и бешено погнал ее в пустыню.

После бегства Фермина Чарли остался на кухне с глазу на глаз с вооруженным индейцем и, честно говоря, не представлял себе, о чем говорить и как вести себя с таким гостем.

– Я собирался выпить чаю, сэр, – наконец начал он. – Не хотите ли присоединиться?

Индеец закинул за плечо свой лук и коротко кивнул:

– Можно. С сахаром.

Чарли занялся приготовлением чая, и они понемногу разговорились. Оказалось, что у индейца красивое имя – Солнечный Глаз. Неожиданная догадка промелькнула в голове Чарли, и он спросил:

– Скажите, это вы научили мисс Одри стрелять из лука?

– Нет, – коротко ответил Солнечный Глаз. Тогда Чарли задал свой вопрос несколько иначе.

– Но это вы учили ее стрелять?

– Да, – так же коротко кивнул краснокожий.

– Она оказалась плохой ученицей, да?

– Да, – ответил Солнечный Глаз и уселся на корточки, сложив на коленях руки с длинными тонкими пальцами.

– Так ничему и не научилась?

– Нет. Одни задники на уме.

– Задники?

– Задники.

И тут Чарли все понял, выстроив в уме простую цепочку: рыцари – всадники —…задники.

– А, всадники, – сказал он.

– Да. Задники, – кивнул Солнечный Глаз.


Одри на обратном пути откровенно загрустила. Она чувствовала себя совершенно лишней. Лестер правил лошадьми, Айви сидела рядом с ним на козлах, прижавшись к его боку. Одним словом, каждый был занят своим делом, и только Одри некуда было себя деть. И прислониться не к кому. А ведь как хорошо сказал сегодня преподобный Топпинг: “Человек не должен быть одинок. У него всегда должен быть кто-то, к кому он мог бы прислониться”.

“Неплохо было бы и Чарли послушать сегодняшнюю проповедь”, – подумала Одри. Преподобный был сегодня в ударе. Даже проповедь его не показалась слишком долгой и нудной.

Хорошо бы в следующее воскресенье поехать в церковь вместе с Чарли. И совсем хорошо было бы, если бы преподобный Топпинг в следующий раз выбрал для проповеди подходящую тему. Например, такую: “Добродетельная жена – лучшее украшение для мужа и утешение для него во все дни жизни”.

Одри вздохнула и решила сегодня же поискать подходящее место в Библии. В это время Лестер натянул вожжи, нахмурился и сказал:

– Шериф.

Он наклонил голову и принялся что-то рассматривать на земле. Одри высунулась из коляски.

– О боже! – воскликнула она, рассмотрев предмет, валявшийся в пыли. – Боюсь, что это он возвращался за своим пистолетом.

И снова принялась рассматривать помятую шляпу Фермина Смолла, покрытую слоем придорожной пыли. Одри решила, что Лестер сейчас остановит лошадей и поднимет шляпу, но он и не подумал останавливаться.

“И правильно, – подумала Одри. – Если этот идиот сам потерял свою шляпу, пусть сам же ее и ищет”.

– Думаешь, он все еще у нас на ферме, Одри?! – зычно крикнула Айви.

– Не знаю, тетушка, – прокричала в ответ Одри. – Хочу надеяться, что нет!

– Я тоже хочу на это надеяться, – ответила Айви, и руки ее сжались в кулаки. Она наверняка подумала о швабре.

Когда они въехали во двор и Лестер придержал лошадей возле крыльца, обнаружилось, что входная дверь распахнута настежь.

– О боже! Неужели он арестовал Чарли, пока нас не было рядом?! – испуганно воскликнула Одри. – А что, если… Что, если он убил его?

Лестер тихо охнул.

– Сходи лучше да посмотри, – посоветовала Айви. Одри соскочила на землю и поспешила в дом.

– Добавляем два цента, – сказал Солнечный Глаз.

– Принимаю и ставлю еще один, – ответил Чарли.

– И еще два сверху, – немедленно отреагировал индеец.

Чарли задумчиво посмотрел на него и покачал головой. До чего же непроницаемое лицо у этого краснокожего. Пойди догадайся, блефует он или нет!

– Много, – сказал Чарли. – Не хочу рисковать. Пас. Он кинул свои карты на стол, а Солнечный Глаз с довольной улыбкой принялся сгребать свой выигрыш.

К тому моменту, когда на кухне появилась Одри, он успел обчистить карманы Чарли почти до последней монетки. И это при том, что ставили они по центу!

– Солнечный! – радостно взвизгнула Одри. Картежники подпрыгнули от неожиданности и поспешили убрать с глаз долой свои карты.

Чарли невольно заткнул уши пальцами, спасаясь от голоса Одри, громкого, как иерихонская труба, резко двинул при этом раненой рукой и негромко чертыхнулся от боли. Затем он нежно обнял раненую руку второй, здоровой, стер с лица гримасу боли и попытался изобразить вместо нее радужную улыбку.

Рука продолжала гореть, словно в огне.

– День добрый, мисс Адриенна, – выдавил он сквозь стиснутые зубы.

– Мисс Одри, – улыбнулся Солнечный Глаз.

Одри остановилась в дверном проеме, сложив руки под своей высокой грудью, бурно вздымавшейся от быстрого бега и от волнения. Ее шляпка съехала назад и болталась сейчас за плечами, то ли словно огромная бабочка, то ли словно сложенные крылья ангела.

– До чего же я рада видеть тебя, Солнечный! – воскликнула Одри уже обычным, не рассчитанным на глухие уши Айви голосом. – Мы нашли на дороге шляпу Фермина Смолла и испугались. Решили, что он пришел сюда. Боялись, как бы он не подстрелил Чарли. Я чуть не умерла от страха.

Чарли был поражен, заметив две влажные дорожки, протянувшиеся по щекам Одри от уголков глаз. Она и в самом деле плакала. Плакала от страха за него!

Прекрасные серые глаза Одри понемногу меняли свое выражение. Страх уходил из них, сменяясь радостью.

“Ведь она бы страшно расстроилась, если б Фермин на самом деле подстрелил меня”, – подумал Чарли, чувствуя себя при этом последним мерзавцем. Он подошел к Одри, успокаивающим жестом обнял девушку за плечи своей здоровой рукой и повел ее к столу. Подвинул ей стул и осторожно помог усесться.

– Выпьете с нами чашечку чая, мисс Адриенна? – спросил он. – Это поможет вам успокоить нервы.

– Я прогнал Фермина Смолла прочь, мисс Одри, – сказал Солнечный Глаз, в свою очередь желая успокоить ее.

Чарли улыбнулся индейцу. Один черт, индеец он или нет, все равно Солнечный Глаз – отличный парень! А уж как он в покер играет – просто слов нет!

Одри еще разок всхлипнула и притихла. Внимательно посмотрела в лицо Солнечного и спросила:

– Так, значит, он все-таки был здесь?

– Был, – коротко ответил Чарли.

– Принес новое стекло взамен разбитого?

– Боюсь, что нет.

– А пистолетом своим он опять размахивал?

– Увы, мэм.

На глазах Одри снова появились слезы.

– Значит, он снова приходил, чтобы шпионить за вами, Чарли? – спросила она и тут же поправилась: – Мистер Уайлд, я хотела сказать.

– Боюсь, что у него что-то в голове заклинило, мисс Адриенна. Слава богу, ваш друг Солнечный Глаз появился вовремя… – Чарли немного помедлил и закончил: – Может быть, нам с Лестером и в самом деле лучше перебраться отсюда в другое место? Ведь пока шериф считает нас преступниками, он житья не даст ни вам, ни нам. Зачем вам с тетушкой лишняя головная боль?

Одри даже подскочила на стуле. Глаза ее мгновенно высохли, и в них вспыхнул огонь. Она медленно поднялась на ноги – с пылающими от гнева щеками, с грозным взглядом – маленькая разъяренная фурия.

– Вы никуда отсюда не уедете, мистер Чарли Уайлд, – отчеканила она. – Вы с мистером Фроггом останетесь здесь и будете по-прежнему помогать нам с тетушкой Айви вести хозяйство. Во-первых, вам все равно негде будет остановиться сейчас в городе. Во-вторых, я не позволю этому идиоту, Фермину Смоллу, вмешиваться в мою жизнь.

Чарли был тронут порывом Одри, тем более что и сам больше всего на свете желал остаться здесь и никуда не уезжать.

Ко всему прочему примешивалась неприятная мысль о рубинах, которые он сможет найти и украсть только в том случае, если останется в этом доме. Проклятие! До чего же ему не хотелось их находить! Но он будет вынужден их искать, у него нет выбора. Какие же шутки придумывает иногда судьба, как странно запутывает она все в нашей жизни!

– Э-э… Благодарю вас, мэм. Надеюсь, шериф не будет впредь слишком обременять вас своим вниманием, – ответил Чарли.

Одри сердитым жестом вернула на место свою шляпку и принялась заново завязывать ленты, и до того красиво это у нее получалось, что Чарли не мог оторвать от нее восхищенных глаз.

– Если этот кретин посмеет еще хоть раз сунуть на наш двор свою идиотскую длинную рожу, я расколочу о его голову все стаканы, что есть в доме, – начала Одри и продолжила, распаляясь от собственных слов: – Да я… Я… Я пристрелю его! Собственными руками!

Она говорила это так убежденно, что не оставалось сомнений: она в самом деле может пристрелить длинного Фермина.

Солнечный Глаз, воспринимавший все очень серьезно, улыбнулся и сказал:

– Если захотите пристрелить Смолла, можете взять один из его пистолетов, – и он широким жестом указал на два “кольта”, лежавших на краю стола.

– Один из… Он оставил еще один пистолет?

– Ну-у… Не то чтобы сам оставил… – Чарли с улыбкой посмотрел на индейца. Тот стоял молча, но по лицу его было заметно, что он очень гордится собой. – И еще, к сожалению, должен заметить, что в вашем доме стараниями шерифа появилась еще одна дыра, мэм, – продолжил Чарли. Он подошел к буфету и показал пальцем на отверстие от пули, вокруг которого по дереву разбежалась паутинка трещин.

– Ах, м-мерзавец, – с чувством сказала Одри.

– Эту дырку я заделаю, не волнуйтесь, мисс Адриенна, – успокоил ее Чарли. – Ведь я же плотник.

– Да, да, я помню. Вы говорили об этом, – и Одри, отбросив гнев, одарила Чарли нежной улыбкой.

Какое-то время все трое стояли молча, глядя друг на друга, пока не раскрылась дверь и не вошла Айви.

– Что случилось? – спросила она.

Чарли негромко вздохнул, наблюдая, как волшебное, нежное сияние гаснет в глазах Одри и они начинают обретать свое обычное выражение.

– Этот идиот Фермин Смолл опять шпионил за Чарли, – сказала Одри. – И опять стрелял в него, паршивый койот. По счастью, появился Солнечный и выручил Чарли из беды.

– Спасибо, Солнечный! – пророкотала Айви.

Солнечный Глаз кивнул головой с достоинством короля. Чарли заметил, что громовой голос Айви совсем не пугает индейца. Впрочем, Чарли и прежде много слышал о стойкости краснокожих, так что это только подтверждало истину. За спиной Айви мелькнуло лицо Лестера. Он вопросительно поднял брови, и Чарли понял, что его друг тоже сгорает от желания узнать, что же здесь произошло.

– В доме снова побывал шериф, Лестер, – сказал Чарли. – Я хотел наполнить сахарницу, а он вцепился в меня.

Лестер нахмурился. Айви оглянулась, протянула руку и втащила его внутрь, в кухню.

– Лестер, дорогой, – громко принялась объяснять Айви. – Это старый друг Одри по имени Солнечный Глаз. Он ее научил многим премудростям жизни в пустыне. А сейчас приехал, чтобы взять еще несколько банок моего абрикосового варенья.

Лестер окинул индейца равнодушным взглядом. Солнечный ответил ему точно таким же взглядом, и Чарли вдруг поймал себя на мысли о том, что эти двое молчунов удивительно похожи друг на друга. Правда, один из них белый, второй…

Да не все ли равно, черт побери? Недаром же сказано, что все люди – братья!

– Так ты приехал за вареньем? – спросил Чарли.

– Хорошая штука, – кивнул Солнечный.

– Надо думать, – откликнулся Чарли, провожая взглядом Одри, направившуюся в примыкающую к кухне кладовку.

Кладовка! Вот где еще нужно будет поискать эти проклятые рубины! Сколько полок, и все забиты банками. И в любой банке, на дне, могут оказаться камешки.

Банок в кладовке Хьюлеттов было и в самом деле множество, на любой вкус – и с вареньем, и с огурцами, и с желе, и еще бог знает с чем. Чарли негромко вздохнул, прикинув, сколько же времени ему потребуется, чтобы покопаться в каждой из них.

Одри очень скоро вынырнула из кладовки – на сей раз с четырьмя большими банками варенья в руках.

– Столько хватит, Солнечный?

Индеец внимательно посмотрел на банки, что-то прикинул в уме и ответил:

– Хватит. Сейчас отдам пустые банки. Я их привез. А на обмен сегодня будут шкурки.

– Шкурки? – оживилась Одри. – Чьи?

– Кролик.

– Отлично. А они хорошие?

Солнечный не счел нужным отвечать на такой глупый вопрос. Он просто вышел за дверь и тут же вернулся со шкурками и пустыми банками.

– Меняете варенье на шкурки? – заинтересованно спросил Чарли, обращаясь к Одри.

Ну и порядки у них здесь, в Нью-Мехико! Абрикосовое варенье против битых кроликов.

– Не всегда, – ответила Одри. – В прошлый раз это была антилопа. Мы потом перепродали ее в магазин мистера Фиппса. А еще был случай, когда я меняла варенье на…

Она резко оборвала фразу и густо покраснела.

– На уроки стрельбы из лука. Верно, мисс Адриенна? – улыбнулся Чарли.

– Он рассказал вам? – смущенно спросила Одри.

– Я сам спросил.

– Н-ну… Может быть, Солнечный и прав, и у меня не хватало терпения и внимания, чтобы научиться, но согласитесь – научиться чему-либо можно только в том случае, если у тебя есть полное взаимопонимание с… партнером.

Одри вспомнила о своем желании взять у Чарли несколько уроков поцелуев, подумала о том, что в этом-то случае полное взаимопонимание было бы обеспечено наверняка, и густо покраснела.

Чарли же только покачал головой и ответил:

– Да, индейцу, очевидно, было бы трудно понять ваши романтические чувства, мисс Адриенна. Они – не рыцари.

– Пожалуй, – чуть слышно сказала Одри.

Солнечный, выходивший тем временем во двор, принес вторую связку шкурок, и на сей раз Одри поспешила замять разговор, переключившись на мех.

– О, прекрасно, прекрасно, Солнечный, – оживилась она. – Легкие, теплые, пушистые – то, что нужно для зимы. Тетушка Айви, вы только взгляните!

– Я и отсюда вижу. Превосходные шкурки, – ответила Айви, поворачиваясь к индейцу. – Я дам тебе еще пару банок огурцов, Солнечный. Честное слово, шкурки стоят того.

– Да, твои любимые.

– Как у Пэнси?

Айви сердито посмотрела в лицо индейца, светившееся детским простодушием. Одри расхохоталась и заметила:

– Спору нет, тетушка Айви, твое абрикосовое варенье – лучшее на всем Западе, но по огурцам тетушка Пэнси вас все же забивает. Сейчас принесу, Солнечный!

Она снова нырнула в кладовку и вынесла еще две большие банки.

При упоминании имени Пэнси по лицу Лестера пробежала тень. Чарли ответил ему предостерегающим взглядом. Да, что ни говори, но Лестер умеет быстро соображать – особенно в тех случаях, когда речь идет об опасности. Тетушка Пэнси еще может сыграть роковую роль в судьбе духового оркестра из Америка-Сити.

Чарли вышел во двор, чтобы проводить индейца. Солнечный Глаз ловко приторочил к седлу банки, вскочил на коня и без долгих прощаний скрылся в пустыне.

– Прекрасный парень, – сказал Чарли.

– О, да, Чар… э-э… мистер Уайлд, – улыбнулась в ответ Одри, и они рука об руку направились назад, к дому.

– Мне хотелось бы, чтобы вы называли меня по-прежнему Чарли, мисс Адриенна.

– Нет, лучше – мистер Уайлд. Звать вас по имени было бы неучтиво с моей стороны. Такой джентльмен…

– Да не джентльмен я, мисс Адриенна, не джентльмен, – уныло ответил Чарли.

Одри шутливо махнула на него рукой:

– Перестаньте, мистер Уайлд. Я-то знаю, – и добавила, когда они уже подходили к крыльцу: – Кстати, сегодня в церкви мы встретили ваших друзей, мистера Олдена и мистера Уотли, и они сказали, что оркестр соберется сегодня на репетицию. Около трех, после обеда.

– Они были в церкви? – поразился Чарли.

– Да, конечно. По-моему, они оба работают теперь в газете у мистера Стедлоу.

– Вот как? Одри кивнула.

– Я поняла так, что мистер Уотли стал наборщиком, а мистер Олден механиком. Говорят, что мистер Стедлоу очень доволен ими.

– Джордж всегда хорошо разбирался в машинах, это верно.

Одри выразительно вздохнула и сказала:

– Умелый человек всегда сможет найти себе работу, тем более в городе. Вам должно быть стыдно, если вы снова собираетесь сорвать их всех с места.

Она заглянула в глаза Чарли. О боже„сколько наслаждений обещал этот взгляд! Найти такое сокровище – да где! На краю земли, в пустыне, где встречаются только рехнувшиеся шерифы и индейцы, обожающие огурцы и абрикосовое варенье! Сердце Чарли ускорило свой бег, и он знал, что то же самое происходит сейчас и с сердцем Одри. Чарли попытался унять волнение, но безуспешно. Да и попробуй-ка, останься спокойным рядом с такой девушкой, как мисс Адриенна Хьюлетт!

Да, конечно, она иногда раздражает своими потугами быть похожей на уроженку Джорджии, своей болтовней и детской наивностью. Но, но… Разве мало в ней достоинств, перед которыми бледнеют и становятся незначительными эти ее недостатки? Джорджия! Да разве найдешь сейчас в Джорджии такую девушку?

Чарли чувствовал, понимал, что недостоин такой девушки, как Одри. Нельзя ему надеяться на что-то, строить какие-то планы. Ведь за спиной у него не только оркестр, о котором он не имеет права забывать, но и та проклятая попытка ограбления в соседнем городишке, жертвой которого едва не стала родная тетка Одри.

– Мне и самому не хотелось бы никуда уезжать, мисс Адриенна, – против воли высказал Чарли свое заветное желание и тут же пожалел о сказанном. Такие слова только еще больше отяготят его вину, когда все раскроется. Да и Одри после таких признаний с новой силой начнет пытаться удержать его здесь, бедняжка.

Однако Одри повела себя как настоящая леди. Она не стала ничего говорить и молча преодолела последние метры пути, хотя все внутри нее пело от радости. Но Одри помнила о том, что ни одна настоящая леди не должна уговаривать джентльмена не покидать ее. “Это унижает достоинство леди и делает ее посмешищем в глазах света”, – припомнила она фразу из какой-то книжки и грустно усмехнулась.

Хорошо, пусть так и будет. Пока, во всяком случае. Время у нее еще есть.

– Что ж, мистер Уайлд, – серьезно сказала она, завершая разговор, – вам лучше знать, как поступить.

Как дальше быть ей самой, она не знала. Знала Одри только одно – Чарли должен навсегда остаться здесь. Как этого добиться, как убедить его в том, что он просто необходим ей? Да, это, конечно, задачка не из легких.

Вскоре Одри и Айви принялись накрывать к обеду стол. Сегодня их ждало фрикасе из кур, которых Айви предусмотрительно замариновала еще до отъезда в церковь, а пока Одри и Чарли провожали Солнечного, она успела еще и замесить тесто для коржиков.

– Восхитительно, леди, просто восхитительно, – сказал через полчаса Чарли, откидываясь на спинку стула после того, как разделался со второй порцией курятины.

– Да, фрикасе из кур тетушка Айви готовит просто мастерски, – кивнула Одри. – Куда лучше, чем тетушка Пэнси.

Она улыбнулась Айви, и та, потупив глаза, смущенно и в то же время горделиво повела плечами.

Лестер не сказал ничего – он просто усердно двигал челюстями. Только раз он приподнял голову, оторвавшись от тарелки, и бросил на Айви короткий взгляд, но она успела поймать его – как, впрочем, и Чарли. Перехваченный взгляд был, как уже говорилось, коротким, но он вызвал у Чарли долгие размышления по поводу дальнейшей судьбы его друга. Лестер и Айви. Боже мой!

Чарли подумал еще и о том, что на сегодняшней репетиции недурно будет вспомнить “Лесной квикстеп”. Эта пьеска не может не понравиться Одри с ее романтической душой.

И, кто знает, может быть, после этого она наконец снова назовет его просто по имени – Чарли?

10

– Ах, мистер Уайлд! – страстно воскликнула Одри, найдя Чарли на привычном месте, под яблоней. – Я в жизни ничего прекраснее не слышала, чем та мелодия, что вы играли сегодня днем. Это просто какое-то волшебство.

Репетиция сегодня и в самом деле удалась на славу. Чарли сам такого не ожидал. Оркестр зазвучал слаженно и многообразно – то мощно, то нежно – и, пожалуй, даже лучше, чем звучал когда-то давным-давно, много лет тому назад, когда они жили еще в довоенной Джорджии. Да, звучали они сегодня просто классно, и в этом Чарли был полностью согласен с мисс Хьюлетт.

Понемногу налаживались и личные дела каждого из его друзей. Джордж и Фрэнсис работали в местной газете “Уикли рекорд” и были, казалось, вполне довольны. Харлан по-прежнему работал в кузнице. Только Пичи Джилберт пока оставался не у дел. Правда, и он при последней встрече сказал Чарли:

– Школьная учительница, мисс Пинкли, говорила, что ей нужен человек – поправить крышу. Сказала, что может заплатить пять долларов. Предложила мне взяться за это.

– А ты сможешь справиться с крышей, Пичи? – спросил его Чарли.

– Попробую, – нерешительно ответил Пичи.

– Слушай, Пичи, а когда это нужно сделать? Скажи, и я подъеду в город, помогу тебе.

Глаза Пичи радостно заблестели.

– Правда? – обрадовался он. – Ты поможешь мне? Тогда у нас наверняка все получится. Сам-то я не большой специалист по крышам, сам знаешь.

– Зато я знаю, как их чинить. И с удовольствием помогу тебе, Пичи.

Чарли и самому очень хотелось наконец заняться делом. У него, что называется, руки чесались. Он и на ферме Хьюлеттов уже наметил места, требующие починки. Прежде всего – кузня, пострадавшая от пуль дурака-шерифа, потом конюшня и сарай, да еще окно на веранде.

Кстати сказать, Фермин Смолл сдержал-таки свое слово. Он привез из города стекло взамен разбитого и забрал заодно свои пистолеты, предусмотрительно разряженные Лестером. Уходя, он не сказал ни слова, только окинул Одри хмурым, немигающим, как у совы, взглядом. И хорошо, что он промолчал. Одно лишь слово – и Одри, без сомнения, обломала бы об него швабру.

На минуту Чарли представил себе, как славно все было бы, останься все они в Розуэлле – на постоянном месте, при работе. Представил, но тут же выбросил эти мысли из головы. Нет. Оставаться в Розуэлле нельзя, это слишком опасно. Ведь каждый день может нагрянуть из Арлетты тетушка Пэнси. Приедет, узнает в них грабителей, и что тогда? За решетку?

Чарли грустно вздохнул и перевел взгляд на Одри.

Она стояла под яблоней, сложив руки на груди. Из-под юбки выглядывали кончики туфель, которые она не снимала теперь весь день. Увы, те дни, когда она, босоногая, сидела напротив Чарли на изгороди, похоже, прошли навсегда. Жаль. Ему так хотелось бы вновь увидеть ее обнаженные щиколотки, покачивающиеся на уровне его глаз. Конечно, картина та была опасна для его сердца, но зато сколько радости доставляла она!

– Эта пьеса называется “Лесной квикстеп”, мисс Адриенна, – сказал Чарли. – Я любил играть ее еще тогда, в прежние времена.

– Она просто изумительна, мистер Уайлд. Просто изумительна.

Чарли так и подмывало спросить у Одри, не закружилась ли ее голова, когда она слушала эту мелодию, но он сдержался и ответил дежурной фразой:

– Я рад, что она вам понравилась.

– О, да. Я просто без ума от этой музыки.

– А почему бы вам не присесть, мэм? Ноги-то, наверное, устали.

Одри слегка нахмурилась и поспешно ответила:

– Нет-нет, благодарю вас, мистер Уайлд. К тому же здесь не на чем сидеть, кроме как на изгороди.

– Ну уж на изгородь-то вы никогда не станете садиться, мисс Адриенна, это понятно, – сказал Чарли и тут же пожалел об этом, потому что щеки Одри вспыхнули.

– Я сидела на этой изгороди, мистер Уайлд, и вам это хорошо известно, – ответила Одри. – Но это больше не повторится. Это неприлично, когда леди сидит на изгороди, словно курица на насесте.

“Лучше бы ей и не слышать никогда о правилах приличия”, – подумал Чарли. Ведь как хорошо было раньше, когда Одри вела себя просто и естественно и была самой собой”.

– Мисс Адриенна, мне кажется, что в последнее время вы слишком много внимания уделяете так называемому этикету, – осторожно заметил Чарли.

– Вы так полагаете?

– Да, – кивнул Чарли и продолжил, тщательно подбирая слова: – Давайте посмотрим на вещи трезво, мисс Адриенна. Ну что хорошего, скажите вы мне, если девушка только и знает, что вышивать какую-нибудь чушь да сушить цветы? И что такой девушке делать здесь, в этих суровых краях? Разве такой должна быть девушка, живущая на Диком Западе? Нет. Мне гораздо приятнее смотреть на вас, когда вы занимаетесь настоящим делом – лечите раны, например, или варите варенье, или, на худой конец, торгуете с индейцами.

– Что это значит – сушить цветы? – с любопытством взглянула на него Одри.

– Сушить цветы? – вздохнул Чарли. – Еще раз говорю, не для вас это глупое занятие, мисс Адриенна. Пусть их сушат те девушки, которым больше нечем заняться. Сушить цветы – идиотское занятие, поверьте мне.

– И все-таки, что же это значит – сушить цветы? – продолжала допытываться Одри. – И чем их сушат? Если утюгом, то он же просто раздавит их в порошок.

Чарли с трудом подавил усмешку.

– Нет, мэм, не утюгом. Леди, которым время девать некуда, срывают цветочки, а потом засушивают их между страницами в какой-нибудь книжке. Цветы высыхают, но при этом сохраняют и форму, и цвет.

Его рассказ явно заинтересовал Одри.

– В книжках, говорите? – переспросила она. – Хм-м… Любопытно.

“Дернул же меня черт за язык!» – в сердцах подумал Чарли. Не хватало еще, чтобы Одри всерьез занялась этой дамской чепухой! Делать ей больше нечего, как только засушивать цветочки.

– Боюсь, что цветок кактуса засушить не удастся. Они такие хрупкие, эти кактусы. А вот цветы яблони… Пожалуй, пожалуй. И еще вербена. И маргаритки. М-да, интересно.

Чарли еще раз пожалел о том, что ляпнул про засушенные цветочки. Он поднялся, положил руку ей на плечо.

– Мисс Адриенна, прошу вас, выбросьте эти глупости из головы. Поверьте, и без этих цветочков вы выглядите достаточно… э-э… чопорно.

– Чопорно? – обиделась Одри. – Но все-таки не так, как должна, по-вашему, выглядеть настоящая леди?

Чарли энергично потряс головой, проклиная себя за свое косноязычие.

– Да нет же! – с отчаянием воскликнул он. – Вы ведете себя как леди. Как самая настоящая леди.

– Как настоящая леди? – переспросила Одри. – Это хорошо.

– Но, скажу вам честно, мне больше нравилось, как вы держались поначалу.

И Чарли, не удержавшись, прикоснулся пальцем к ее подбородку. Одри вздрогнула и прерывисто задышала.

– Правда? – задыхающимся шепотом спросила она.

– Правда.

Одри подняла на него свои огромные сияющие глаза. Они были похожи на августовские хрустальные звезды, и эти звезды наплывали на Чарли, манили его к себе, и как-то так получилось, что их губы вплотную приблизились друг к другу.

– Мисс Адриенна, – тихо сказал Чарли. – Мне кажется, что вы должны перестать копировать юных бездельниц из Джорджии. Поверьте, вы и без того прекраснее всех девушек, которых я встречал в своей жизни. И способнее.

Бедняга Чарли! Он-то хотел сделать комплимент, сказать, что Одри гораздо приспособленнее к суровой жизни, чем ее ровесницы из далекой Джорджии, но она истолковала его слова по-своему. Одри неожиданно выпрямилась, врезавшись при этом головой в подбородок Чарли.

У него искры посыпались из глаз.

Одри потерла рукой ушибленный лоб, затем потерла подбородок Чарли. Чарли напрягся от ее прикосновения, но Одри, казалось, и не заметила этого.

– Простите, Чарли… то есть, мистер Уайлд, – сказала она. – Я не хотела вас ударить. Но вы сами виноваты.

– Я виноват?

Она убрала руку, и Чарли принялся самостоятельно массировать ушибленное место. “Однако крепкая же у нее голова!» – подумал он при этом.

– Вы, конечно, очень добры, мистер Уайлд, но, право же, я не заслуживаю таких слов. Да вы и сами думаете обо мне иначе, чем говорите.

– С чего вы взяли?

– А разве не так? – усмехнулась Одри. – Вы – человек воспитанный и хотели сделать мне приятное, но при этом солгали, я же знаю. Не могло вам нравиться то, как я вела себя прежде. Я же совершенно невоспитанная девушка, неотесанная, деревенская. Куда уж мне до настоящих леди!

– Но поверьте, мисс Адриенна, нет ничего лучше… Она приложила пальцы к губам Чарли, призывая его к молчанию.

– Нет, не говорите больше ничего, мистер Чарли Уайлд, или я нарушу свое слово и поцелую вас.

– Вы правда… хотите?

– Очень, – кивнула Одри, не отводя пальцев от его губ. – Хотя и знаю, что вам это неприятно.

– Неприятно? – поразился Чарли.

– Конечно. Какому джентльмену может понравиться девушка, которая сама падает в его объятия? Которая сама лезет целоваться?

Искушение становилось не просто сильным, а совершенно невыносимым. Их разговор распалял Чарли с каждой секундой, с каждой новой фразой.

– Сама, сама, разве не так? – сорвалось с языка Одри, и Чарли немедленно вспомнил про Минни Мейфилд. Та говорила точно с таким же акцентом и похожим выражением на лице.

Память тут же перенесла Чарли на много лет назад, в милую старую Джорджию. Он снова увидел себя лежащим в стогу сена с Минни Мейфилд, женой старого Мейфилда. Старику уже перевалило за восемьдесят, а Минни не было и двадцати. Ее выдали замуж только для того, чтобы не упустить имущества Мейфилда, – какая уж там любовь! А Чарли было тогда всего-навсего семнадцать, и молодая кровь его бурлила в жилах.

Кстати, в первый раз Минни отдалась ему именно после танцев, на которых он играл “Лесной квикстеп”. И тогда, прямо в сарае старого Мейфилда…

Нет-нет, это слишком опасные воспоминания. Особенно в такой напряженный момент.

– Конечно, – донесся до него голос Одри, – какому же джентльмену может понравиться такая девушка?

– Любому, – брякнул Чарли. Одри расхохоталась в ответ.

– Ну, уж вы скажете, мистер Уайлд! – Она отступила назад и добавила с явным сожалением: – Но, признаюсь честно, мне нелегко держать себя в узде. Особенно после “Лесного квикстепа”. В этой музыке есть что-то такое, что разжигает кровь.

Тут уж Чарли не выдержал и спросил:

– Так, что голова начинает кружиться, а ноги – дрожать?

– Точно. Именно так, – прошептала Одри и снова прижалась к груди Чарли.

Он застонал и медленно опустился под яблоню, на теплую землю.


Потом Чарли целых три дня старался держаться подальше от Одри и сходил при этом с ума. Чтобы не пропасть окончательно, он с головой ушел в работу. Починил ставни, подправил стойла в конюшне, привел в порядок простреленный шерифом буфет, вставил новое стекло – одним словом, трудился все дни напролет. Он и в город успел съездить, чтобы помочь Пичи Джилберту починить школьную крышу.

Но, несмотря на все уловки, Чарли все равно не мог избежать встреч с Одри, тем более что она появлялась перед ним всякий раз нежданно, без зова, и тогда он только опускал глаза и вздыхал. Он старался не смотреть на Одри, потому что иначе страсть могла бы перехлестнуть через край, и Чарли не удержался бы от того, чтобы не расцеловать свою красавицу, не утащить ее на сеновал и… И тогда случилось бы непоправимое. Тогда Чарли стал бы куда более страшным преступником, чем мог его представить себе даже Фермин Смолл в своем полицейском бреду.

Нет, если уж и суждено Чарли погубить свою душу, то пусть эта гибель ограничится кражей одних только рубинов. Украсть при этом еще и веру в людей у такой девушки, как Одри, – это, согласитесь, было бы уж слишком.

Рубины, проклятые рубины. Мысль о них не покидала Чарли.

Конечно, почти все его друзья обзавелись работой, но ведь это была временная работа. Кто знает, сколько это продлится? Да, они все вместе – первоклассный оркестр. Но кому нужен такой оркестр в каком-то занюханном Розуэлле?

Но самая большая беда даже не в этом. Ведь рано или поздно обнаружится, что именно они были причастны к тому ограблению в Арлетте. Либо тетушка Пэнси заявится в Розуэлл, либо кто-то из парней случайно проболтается – всякое может случиться.

Нет-нет. У них один выход – добыть эти камешки и поскорее убраться отсюда, подальше от Розуэлла.

Мысль о предстоящей краже изводила Чарли. До чего же не хотелось ему возвращаться на скользкую дорожку после тихого житья-бытья на ферме этих милых леди Хьюлетт, после возвращения – пусть и на короткое время – к самому любимому в жизни занятию – музыке! И что с того, что обе попытки ограбления окончились для них неудачей? Попытки-то были? Были. А значит, все они – преступники, и он, Чарли, самый главный из них.

Однако жизнь текла своим чередом, и наконец настала великая среда – в это утро на ферме Хьюлеттов собиралась Дамская литературная лига славного города Розуэлла. Оркестр был наготове задолго до начала их заседания. Все парни явились подтянутыми, выбритыми, в своих лучших костюмах – у кого что сохранилось за время их скитаний.

– Эх, нам бы сейчас нашу старую униформу, – мечтательно сказал Харлан Льюис, отряхивая пылинку с наглаженных брюк.

– Я свою потерял, когда мы попали в окружение. Тогда, в шестьдесят четвертом, – уныло заметил Пичи Джилберт.

– Со временем у нас с вами будут еще концертные костюмы, парни, – солгал Чарли для поддержания боевого духа.

Все, включая Харлана и Лестера, посмотрели на него с надеждой, безоговорочно веря каждому его слову, и от этого Чарли стало не по себе.

– Темно-синие, а, Чарли? С серебряными пуговицами, – мечтательно протянул Фрэнсис Уотли. Когда-то он прослужил в Америка-Сити пару лет в должности помощника шерифа и с тех пор сохранил приверженность к полицейской форме.

– Темно-синие? – поморщился Джордж Олден. – Ты что, Фрэнсис, хочешь походить на мордоворота с бляхой? Нет, лучше коричневые, с золотым шитьем.

– Коричневые? – подал голос Харлан. – Мрачновато, по-моему.

– Хорошо, – вступил в разговор Пичи. – Пусть не коричневые. Тогда с рыжиной. Как ржавчина.

– Ржавчина? – удивился Харлан. – Да ты что, Пичи, разве мы водопроводчики?

– А ты представь, – продолжал настаивать Пичи. – Такие, знаешь… с оранжевым отливом.

– Нет, парни, – снова взялся за свое Джордж Олден. – Все-таки темно-синий – это здорово.

– Ладно, ребята, – сказал Чарли. – Мы еще вернемся к этому, когда придет время.

“Только вряд ли оно когда-нибудь придет, – тоскливо подумал он. – Самое главное, чтобы им не надеть арестантскую униформу в черно-белую полосочку. И не застрять в этой униформе лет на десять в розуэлльской городской тюрьме”. Впрочем, случись что, Чарли решил все взять на себя. Его парни здесь ни при чем. Если судить, так только его одного. Но и одному ему вовсе не улыбалось до старости сидеть за решеткой.

Тут Лестер пожевал губами и вымолвил:

– Красный. – Все повернулись к нему, и он, смущаясь и глядя в землю, разразился целой речью: – Красный цвет для концертных костюмов. По-моему, здорово.

Музыканты переглянулись.

– Красный, – пробормотал Фрэнсис.

– Темно-красный? – уточнил Пичи. Лестер пожал плечами.

– Красный, но не яркий, а больше к фиолетовому, – предложил Джордж.

– Как вареная свекла, – пожевал губами Харлан. Джордж посмотрел на Чарли, оставляя ему, как всегда, последнее и решающее слово:

– Что скажешь насчет вареной свеклы, Чарли? С золотым шитьем!

Чарли увидел обращенные к нему глаза друзей и глубоко вздохнул:

– А что, ребята? Мне лично нравится, – сказал он. Было в этой минуте что-то особенное, неповторимое.

Наверное, в такие вот минуты и рождается то, что зовется у людей дружбой: вместе, всегда, на всю жизнь, – вот как называется то, что чувствовали они в эту минуту. Особенно остро переживал это ощущение сам Чарли – ведь, кроме всего прочего, он как никогда чувствовал сейчас свою ответственность – за всех своих парней и за каждого в отдельности.

Раскрылась дверь конюшни, и появилась Одри. Она улыбнулась и величественно вошла под своды конюшни – так, как входят королевы на придворный бал. Ее появление было встречено приветливыми улыбками.

– Доброе утро, мисс Адриенна, – сказал за всех Чарли.

– Доброе утро, мистер Уайлд. Доброе утро, джентльмены.

“А она делает успехи”, – подумал про себя Чарли, стараясь сдержать глупую улыбку, готовую расплыться по его лицу.

– Леди дочитывают последнюю главу из “Повести о двух городах”, – сообщила Одри. – А затем ваша очередь. Тетушка Айви решила посадить вас на веранде – это будет похоже на сцену. А зрителей мы усадим на стулья внизу, во дворе.

Она разрумянилась от возбуждения, и Чарли захотелось сыграть сегодня как никогда хорошо – ради нее. Ради прекрасной мисс Адриенны, звездочки, свалившейся с небес в эту забытую богом пустыню. Он тряхнул головой. Господи, неужели же он и в самом деле влюбился?

– Ах, мистер Уайлд, я так счастлива, что вы и ваш оркестр окажете нам честь своей игрой, – продолжила Одри. – Все леди просто сгорают от желания поскорей услышать вас.

Одри прошлась по конюшне, и Чарли пожалел о том, что это всего лишь конюшня, а не роскошный бальный зал. Одри, безусловно, была достойна лучшей оправы. Впрочем, саму ее это, похоже, не слишком-то заботило.

– Я просто жду не дождусь, когда же услышу звуки вашей волшебной музыки! – Она еще раз улыбнулась и направилась к двери, добавив уже через плечо: – Я вернусь через несколько минут, чтобы пригласить вас на сцену.

Чарли проводил ее зачарованным взглядом.

Концерт удался на славу. Чарли был по-настоящему горд за себя и за своих парней. А когда они заиграли “Лесной квикстеп”, “коронку” Чарли, он не сводил глаз с Одри. Купался в свете ее огромных прекрасных серых глаз.

В конце его соло она смахнула слезинку, и сердце Чарли болезненно и в то же время сладко сжалось. Он не мог припомнить случая, чтобы его игра вызывала у женщин слезы. Тем более у таких очаровательных женщин, как Одри.

Выступление они закончили нежной мелодией “Светловолосая Дженни”, и последние звуки музыки унеслись и растаяли в бескрайней прерии, окружавшей их импровизированную сцену.

Зрительницы так бурно выражали свой восторг, что им пришлось сыграть на “бис”.

Потом еще. И еще. И еще. И так – до самого обеда.

Наконец Чарли опустил корнет. Боже, какое это необыкновенное чувство – играть перед зрителями! Такой радости, такого подъема он не переживал уже много лет, с тех пор как отправился вместе со своими друзьями на ту проклятую войну из родного Америка-Сити. Чистая, светлая радость – и совершенно бескорыстная. Ведь они никогда не получали за свою игру больших денег – их платой была признательность зрителей, их горящие глаза и улыбки.

Чарли все еще стоял, с улыбкой наблюдая за дамами из литературной лиги, когда к нему подошла Одри.

– Чар… Мистер Уайлд! – воскликнула она. – Это было волшебно! Просто волшебно!

Стоя на ступеньках веранды, он раскинул руки, и Одри легко впорхнула в них – так, словно это было самым обычным и естественным делом. Она прижалась головой к груди Чарли, а он обнял ее за талию – и тоже так, словно это было для него привычным занятием.

Одного Чарли не посмел сделать перед глазами своих парней и этих литературных леди из Розуэлла – он не поцеловал Одри, хотя, честно говоря, и сгорал от такого желания. Вместо этого он опустил руки, что далось ему не без труда.

– Я рад, что вам понравилось, мисс Адриенна, – слегка охрипшим голосом сказал Чарли.

– Понравилось! Да я просто влюблена в вашу музыку, мистер Уайлд.

Чарли еще сильнее захотелось расцеловать ее – и черт с ними, с этими розуэлльскими дамами, и с его парнями, и даже с тетушкой Айви. Еще секунда, и он, наверное, так и поступил бы, если бы не раздался высокий женский голос:

– Мистер Уайлд!

Чарли с Одри с неохотой оторвались друг от друга и повернули головы.

– А, это вы, миссис Поль! – сказала Одри. – Вы хотите поговорить с мистером Уайлдом?

– Да, Одри! Да, очень хочу.

Миссис Поль стояла возле нижней ступеньки веранды, сложив на животе свои большие натруженные руки. Ветерок трепал легкую шаль, накинутую на ее плечи. По фамилии Чарли тут же догадался, что перед ним мать Хомера Поля, и немного встревожился, не зная, зачем он мог ей понадобиться.

– Вы не против, мистер Уайлд? – нежным шепотом спросила его Одри. – Бедная миссис Поль, ей так тяжело живется.

Чарли заглянул в последний раз в глубину сияющих глаз Одри и тяжело вздохнул. Конечно, он поговорит с бедняжкой миссис Поль, несмотря даже на то, что его плечи уже поникли от груза собственных проблем.

Чарли выпрямился и с достоинством кивнул:

– Я буду рад познакомиться с миссис Поль.

– Спасибо, Чарли! То есть я хотела сказать, мистер Уайлд! – Одри не удержалась, приподнялась на цыпочки и чмокнула его в щеку.

Чарли улыбнулся. Теперь разговор с миссис Поль уже не казался ему таким обременительным. Черт побери, ради поцелуя Одри он готов не только говорить с кем-то, он по углям раскаленным готов пройти.

– Ах, мистер Уайлд, – всхлипнула миссис Поль.

Она стояла, опустив плечи, словно на них лежал непомерный груз. Рядом с нею Одри выглядела легким, беззаботным мотыльком, радостно порхающим над цветущим лугом. Лицо же миссис Поль было страдальческим, прорезанным преждевременными морщинками, и сердце Чарли сжалось от боли. Ему стало очень жаль несчастную миссис Поль.

– Могу я чем-то помочь вам, мэм? – спросил он.

– Ах, мистер Уайлд, – снова всхлипнула она.

Чарли показалось, что она еще больше побита жизнью, чем он сам, чем Лестер, чем все его друзья, и, взяв женщину под локоть, он негромко повторил:

– Чем я могу вам помочь?

Она смутилась и тихо произнесла:

– Могу я поговорить с вами с глазу на глаз, мистер Уайлд?

Чарли покосился на Одри, и та мгновенно все поняла и сказала:

– Простите, но я должна покинуть вас. Мне нужно помочь тетушке Айви накрывать на стол. Миссис Поль, мистер Уайлд. – Она величественно кивнула и отошла, улыбнувшись на прощание ослепительно и слегка загадочно. Чарли провожал ее взглядом до тех пор, пока миссис Поль не вернула его на землю.

– Может быть, нам лучше пройти за дом? – спросил Чарли, услышав новый негромкий вздох, вырвавшийся из груди миссис Поль.

Она молча кивнула, и Чарли взял ее под руку и повел вокруг веранды.

– Ну а теперь рассказывайте, мэм, – попросил он, когда они уединились за домом. – Что же случилось и чем я могу вам помочь?

Он предполагал, что речь пойдет о сыне миссис Поль, о Хомере, но как именно сложится их разговор, он мог только гадать.

– Ах, мистер Уайлд, – в который раз всхлипнула миссис Поль, и Чарли, начинавшему терять терпение, вдруг захотелось хорошенько встряхнуть ее. Она вытерла платочком покрасневший нос и наконец призналась: – Хомер рассказал мне обо всем, что тогда случилось в магазине мистера Фиппса.

Чарли с облегчением перевел дух. Нет, есть все же справедливость на небесах!

– Вот как? Рассказал обо всем?

– О, да. Если бы не вы, он покатился бы и дальше по наклонной плоскости и сейчас, наверное, был бы уже среди тех бандитов, что промышляют в округе. А потом тюрьма, и… и…

Она снова уткнулась в промокший насквозь платочек и зарыдала. Чарли смущенно погладил женщину по спине, затем прижал ее к своей груди и подождал, пока она немного успокоится.

Кто б знал, как неуютно чувствовал себя Чарли в присутствии плачущих женщин!

– Ах, мистер Уайлд!

Чарли глубоко вздохнул и ничего не ответил, терпеливо ожидая продолжения.

– Ах, мистер Уайлд, я прекрасно понимаю, что просто не имею права просить вас о чем-то еще после того, что вы сделали для моего несчастного мальчика, но… Понимаете, он слышал, как вы репетировали тогда возле церкви, после того, как вырвали моего Хомера из лап сатаны, и вот я сама сегодня услышала вашу игру… Я знаю, что у вас доброе сердце, потому что вы так помогли Хомеру… Спасли ему жизнь, можно сказать… Вы такой… такой… И я… я…

Миссис Поль снова зарыдала и никак не могла остановиться.

В иной ситуации все это, наверное, заставило бы Чарли рассердиться, но ему было искренне жаль эту несчастную женщину и ее сына. В конце концов, они не виноваты в том, что принимают Чарли совсем не за того, кем он является на самом деле.

– Успокойтесь, мэм, все будет в порядке… Миссис Поль вдруг резко отстранилась:

– Ах, мистер Уайлд… Я знаю, что прошу вас о невозможном, но… Скажите, вы не согласились бы давать Хомеру уроки игры на корнете? – Миссис Поль молитвенно сложила на груди руки и посмотрела на Чарли как на божка, с последней надеждой во взоре.

Уроки? Хомеру Полю?

Чарли ошеломленно молчал… Черт побери, ведь это было его давнишней и заветной мечтой – учить детей музыке!

Тут же воображение нарисовало ему соблазнительную картину – он, Чарли, руководит духовым оркестром города Розуэлла и каждое воскресенье дает со своими парнями концерты в парке, а в остальные дни занимается с молодежным составом, с подростками из Розуэлла и близлежащих ферм. У него нет отбоя от желающих, и ребята буквально дерутся за место в его оркестре. Всем им хочется играть, и всем им хочется покорять своей музыкой девичьи сердца.

Он представил, как будет целовать по утрам Одри, уезжая на занятия в Розуэлл. А может быть, не только на занятия – что, разве в городе не найдется еще и работы для классного плотника? А вечером, уставший, он будет возвращаться домой, и Одри выбежит навстречу вместе с кучей ребятишек…

Фантастическая картина!

Но тут реальность стукнула по его мечте своим бронированным кулаком, и мечта мгновенно лопнула, словно воздушный шарик.

О чем он размечтался? Нет, этим сладким мечтам никогда не сбыться. Сказок наяву не бывает. Нужно трезво смотреть на вещи и не впадать в искушение.

Ведь даже если им так безумно повезет, что все они найдут здесь постоянную работу… и никто не узнает о том, чем они занимались в прошлом…

А почему, собственно, нет? Кому придет в голову связать воедино появление в Розуэлле духового оркестра из Джорджии с двумя неудавшимися ограблениями в этих краях? Да мало ли их здесь случается, этих ограблений, – и удавшихся, между прочим! Пожалуй, никто до этого не додумается – во всяком случае, пока он, Чарли, не сунется грабить банк и не стащит рубины у леди Хьюлетт.

Впрочем, нет. Это тоже пустая надежда. Судьбы не избежать. Скоро кто-нибудь поумнее Фермина Смолла потянет за кончик ниточку, ведущую к попытке ограбления в Арлетте, и все закрутится – опознание, арест, суд…

Чарли обнаружил, что миссис Поль продолжает терпеливо ожидать ответа, с надеждой глядя ему в лицо. Боже, боже, ну почему все они всегда ждут от него ответа? А если у него нет ответа на их вопросы? В конце концов, кто он такой? Пророк? Маг? Да ничего подобного! Он – просто музыкант, играющий на корнете. И к тому же человек с криминальными наклонностями.

“Сказать миссис Поль всю правду? – мелькнуло в голове Чарли. Он посмотрел в ее глаза и решил: – Нет. Не поверит”.

– Видите ли, мэм, – осторожно начал он. – Я и сам не знаю, как долго еще мы здесь пробудем. Что же касается Хомера, то я… Я, пожалуй, готов давать ему уроки, пока мы остаемся в Розуэлле, а уж потом – не знаю.

Миссис Поль распрямила плечи, словно сбросила с них пудовый мешок с мукой.

– Ах, мистер Уайлд, благодарю вас. – Она схватила руку Чарли своей натруженной ладонью и пылко стиснула ее. Пожатие миссис Поль было крепким, совсем мужским. – Просто не знаю, чем вам смогу отплатить за вашу доброту!

– Не стоит благодарности, мэм, – пробормотал Чарли, освобождая свою руку и незаметно потирая ее. Тут он вспомнил нечто весьма важное и спросил: – Скажите, мэм, а у Хомера есть корнет? Дело в том, что у меня только один инструмент – тот, на котором играю я.

Миссис Поль еще раз промокнула глаза платочком и ответила:

– У нас есть корнет, мистер Уайлд, только старый, правда. Он остался еще от моего деда. Но, думаю, что для занятий сгодится.

– Будем надеяться, мэм, – ответил Чарли с некоторым сомнением.

– Благодарю вас, мистер Уайлд! Благодарю вас! Чарли испугался, что миссис Поль снова разрыдается, но на сей раз ей удалось сдержаться. Она только пару раз всхлипнула, а Чарли, в свою очередь, поспешил вернуться вместе с нею на задний двор к своим друзьям и собравшимся дамам.

11

Розуэллская литературная лига двинулась в обратный путь лишь в три часа пополудни, значительно позже обычного. Сколько же было сказано при этом восторженных слов в адрес оркестра, так блистательно дополнившего своей игрой прозу выдающегося писателя!

Эвстазия Топпинг, жена преподобного Топпинга, дошла даже до того, что заявила:

– Если бы каждому преступнику дать возможность послушать такую музыку, на всей земле не стало бы больше ни насилия, ни грабежей, ни убийств.

Одри было трудно понять логику миссис Топпинг, но она тем не менее охотно согласилась с нею. Она сказала даже, что сам мистер Диккенс, возможно, сделал бы финал своей книги более жизнерадостным, если бы ему посчастливилось побывать на концерте духового оркестра из Америка-Сити.

Миссис Топпинг немного подумала и согласилась с Одри.

Что же касается самих музыкантов, то все они, включая и Чарли Уайлда, предпочитали отмалчиваться. Не слишком-то они были сильны в литературе, чтобы вступать в такие дискуссии. Чарли, если его о чем-то спрашивали, старался свернуть на более знакомую ему тему и говорил о музыке. О том, например, что хотя все и считают самым гениальным композитором всех времен и народов Моцарта, но лично ему все-таки ближе Бетховен. Розуэллские леди слушали его с благоговением и только почтительно кивали головами.

У Одри даже голова закружилась. Теперь она точно знала, что Чарли – настоящий музыкальный гений. Одри так и заявила во всеуслышание, и Чарли надолго замолчал, удивленно приоткрыв рот.

И вот теперь Одри стояла на веранде, провожая отъезжающих гостей. Одна за другой леди скрывались в просторном экипаже, принадлежавшем миссис Топпинг. Айви была уже возле распахнутых ворот фермы и, когда экипаж наконец двинулся в путь, замахала на прощание большим белоснежным платком. О, это был не простой платок. Его подарила ей Одри на прошлое Рождество, вышив на нем фамильный герб Хьюлеттов. Айви очень дорожила этим подарком и доставала свой платок только в самых торжественных случаях. Впрочем, сегодня был именно такой случай.

А музыканты? Что ж, они занимались своим делом – допивали на веранде последнюю бутылочку вина.

Одри была в восторге. Сегодняшнее собрание литературной лиги стало грандиозным, невиданным событием в здешней захолустной жизни. Такого здесь не было много лет. Или десятилетий. А еще вернее – такого здесь не было просто никогда.

Сердце Одри ликующе билось в груди, все нервы ее были напряжены и взвинчены, а когда она бросала взгляд на Чарли, у нее от восторга начинала кружиться голова.

– Одри!!!

Дикий рев тетушки Айви вернул ее на землю, на грешную землю. Одри легко сбежала вниз и вприпрыжку кинулась к Айви, чтобы обнять ее за плечи.

– Ах, тетушка Айви! Такого еще не было никогда, правда? Никогда!

– Я знаю, Одри, знаю.

Они так и направились к дому – в обнимку, с блестящими от слез глазами. Так, не разнимая рук, они поднялись и на веранду, где их поджидал Чарли, глядевший на них со странной улыбкой.

Одри счастливо улыбнулась ему в ответ и сказала:

– Мистер Уайлд, ваш оркестр имел сегодня небывалый успех. Ваша игра была просто великолепна.

– Великолепна? – закричала Айви. – Это слабо сказано, моя дорогая. Она была божественна, вот что я скажу!

Одри слегка повела бровями. Ей редко доводилось видеть свою тетушку в таком состоянии. Как же она разволновалась – это тетушка-то Айви, которая столько раз говорила ей, как важно для настоящей леди всегда сохранять спокойствие! Неужели правила хорошего тона – это одно, а реальная жизнь – совершенно другое?

Впрочем, до этого ли сейчас?

Чарли улыбнулся еще раз, осушил до дна свой стаканчик и сказал:

– Благодарю вас, мэм. Нам всем очень приятно это слышать. Ведь для нас самое большое наслаждение в жизни – играть для зрителей. Особенно для тех, что понимают толк в хорошей музыке.

Музыканты дружно кивнули. Одри вдруг показалось, что все они выглядят слишком спокойными для такой волнующей минуты. Впрочем, может быть, так и должны вести себя настоящие музыканты – тихо переживать свой успех и принимать его как нечто само собой разумеющееся?

Чарли тоже выглядел скорее задумчивым, чем возбужденным или радостным, и Одри пристально всмотрелась в его лицо. На губах Чарли блуждала улыбка, и Одри вдруг стало жарко и почему-то немного стыдно за себя, за свой щенячий восторг.

– Вы были великолепны, – совсем тихо повторила она. – Просто великолепны. Все без исключения.

– Спасибо, мэм. Я тоже думаю, что так хорошо мы еще не играли. Разве что много лет тому назад, в Джорджии, – сказал Пичи Джилберт и смущенно закашлялся. Поймал на себе взгляды своих друзей, покраснел и полез в карман за носовым платком.

– Пичи прав, мэм, – после небольшой паузы кивнул Джордж Олден.

– Музыка – это самая большая наша страсть, – поддакнул Фрэнсис Уотли с застенчивой улыбкой.

– А вино у вас просто необыкновенное, мисс Хьюллетт, – брякнул невпопад Харлан Льюис и в доказательство своих слов опрокинул вверх дном свой пустой стаканчик.

Лестер, само собой, не сказал ничего, только преданно посмотрел на Айви, и в этом взгляде читалась его готовность идти за нею хоть на край света.

– Не вы нас, а мы вас должны благодарить, – прижала руки к груди Айви и продолжила, окидывая восхищенным взглядом сидящих перед нею музыкантов: – Какая музыка! Какая божественная музыка!

– А я хочу особенно поблагодарить вас, мистер Уайлд, – растроганно добавила Одри, – за то, что вы так любезно согласились давать уроки музыки Хомеру Полю. Мальчику очень нужен мудрый и добрый наставник. Это так благородно с вашей стороны.

Чарли засмущался, потупил взгляд.

– Ты будешь давать уроки музыки, Чарли? – Харлан Льюис просиял так, словно нашел на улице слиток золота.

– Наверное, – пробормотал Чарли.

– Отлично, отлично, – закивал Харлан. – А что, может быть, в городе найдется еще один желающий? Я бы с радостью взялся учить его.

– Как здорово было бы снова давать уроки музыки! Прямо как дома, в Джорджии, – сказал Фрэнсис. – Ты помнишь, Чарли? А ты, Джордж?

– Еще бы не помнить, – кивнул Джордж. – Это были лучшие дни в моей жизни. По выходным мы играли в парке, а вечерами учили мальчишек в школе.

– Вот бы снова так, – мечтательно протянул Фрэнсис.

Лестер молча кивнул головой. Одри же улыбнулась и сказала:

– Отлично, джентльмены. Я попрошу учительницу, чтобы она спросила у ребят, кто хочет учиться музыке. А заниматься можно будет как раз в школе после уроков. Я уверена, что мисс Пинкли будет только счастлива.

Музыканты необычайно оживились при этой мысли, а Харлан пробормотал:

– Это было бы просто великолепно, мэм. Я бы даже сказал – грандиозно.

Остальные закивали в подтверждение его слов.

Вскоре и музыканты уехали в город, ведь их ждала работа – на сей раз каждого своя. Одри поцеловала каждого из них в щеку на прощание, что было встречено не без удовольствия, хотя и с некоторым смущением. Вскоре на дороге поднялась пыль, а затем и она улеглась, и на ферме Хьюлеттов все стало как прежде.

– Незабываемый день, – вздохнула напоследок Одри.

И тут обнаружилось, что куда-то исчез Лестер. Впрочем, никто особенно не волновался – все знали, что он собирался после обеда идти чинить изгородь. Нужно сказать, что Лестер всегда мало говорил, но много делал.

– Ну что ж, – сказала Айви, – пойду-ка я, пожалуй, и напишу письмо Пэнси. Пусть узнает о том, что сегодня на собрании нашей лиги играл самый настоящий оркестр. А посуду мы вымоем потом.

– Но вы не станете слишком уж расстраивать в письме тетушку Пэнси? – спросила ее Одри.

– Боюсь, что придется, – злорадно усмехнулась Айви. Одри только покачала головой, глядя ей вслед. Айви удалилась так стремительно, что становилось ясно, как ей не терпится поскорее взять в руки перо и бумагу.

Чарли наблюдал за ними с улыбкой, и улыбка его была грустна.

Он постоял еще немного на веранде, а затем решил, что и ему довольно бездельничать, нужно приниматься за работу. На конюшне его ждут полки, которые пора подправить, да и стойла укрепить было бы неплохо.

Чарли уже двинулся было к ступенькам, но задержался еще ненадолго, поймав на себе восхищенный взгляд Одри.

– Вам понравился сегодня “Лесной квикстеп”, мисс Адриенна? – спросил он.

Глупый, конечно, вопрос, но Чарли очень хотелось задать его. Ведь сегодня он играл этот квикстеп для нее, для Одри.

– Ах, Чарли… То есть, мистер Уайлд! Я никогда не слышала ничего более прекрасного! Клянусь, я не понимаю, как это можно – дуть в трубу и при этом так быстро еще перебирать пальцами?

– Дыхание и тренировка, мисс Адриенна. Дыхание и тренировка.

– Нет, в этом есть какое-то волшебство, мистер Уайлд. Боюсь, мне этого никогда не понять.

– Я играл его для вас, Одри, – негромко произнес Чарли.

Он не хотел этого говорить, но все-таки сказал.

– Правда?

Одри улыбнулась так счастливо, что у Чарли перехватило дыхание.

– О, Чарли! – прошептала Одри. – О, Чарли…

Во взгляде ее светилась любовь. Одри подошла вплотную к Чарли, положила руки ему на плечи. Затем приподнялась на носках и нежно поцеловала его в щеку. Потом в другую. Потом заглянула Чарли в глаза и застыла, приоткрыв для поцелуя губы.

Все, это было уже слишком. Больше терпеть Чарли просто не мог. Он обнял Одри за тонкую талию, наклонился к ее губам и жадно прильнул к ним. Одри восхитительно пахла солнцем, ветром, розами и свежестью.

– О, Чарли, – еще раз прошептала она, и легкий ветерок унес ее слова на своих крыльях.

Чарли продолжал целовать ее – сначала нежно, затем – все более страстно, и Одри вдруг застонала.

– Ча-арли!

Он проник языком в глубину ее рта, прижал девушку к груди. Она была такой маленькой, такой тоненькой, что Чарли, наверное, мог бы поднять ее одной рукой. Он сжал ладонями ее талию, а потом, совершенно теряя голову, двинулся вверх, к упругой соблазнительной груди.

Одри испуганно ахнула и только еще теснее прижалась к нему. Ее грудь при этом ускользнула от ладоней Чарли, и он слегка изогнулся, стремясь все же достигнуть желаемого. Наконец грудь Одри легла ему в руки, наполнила собой горячие ладони, и Чарли впервые ощутил пальцами ее соски. Как хотелось ему припасть к ним губами! А еще он сгорал от желания подхватить Одри на руки, отнести ее в сарай, на мягкое душистое сено, и там…

Чарли снова сумел взять себя в руки, застонал и оторвался от губ Одри.

“Что это со мной?» – с недоумением подумал он.

Чарли прекрасно понимал, что не сможет навсегда остаться здесь, на этой ферме, вместе с Одри. Увезти ее с собой? Но куда, скажите на милость? Что он может вообще предложить этой наивной, молоденькой, романтической девушке? Такой еще глупенькой. И такой сладкой.

– Простите меня, Одри.

– П-п-простить?

Чарли слышал стук ее сердца, и ему нестерпимо хотелось броситься на колени и попросить ее руки. Вот так, не больше и не меньше. Ведь рядом с этой девушкой ему было хорошо и спокойно, как никогда. Может быть, только в детстве было так хорошо.

Да, она была для него всем на свете, его маленькая фея, его чудесная Одри.

“Глупый, глупый я сукин сын”, – одернул себя Чарли.

– Ч-чарли…

– Да, Одри, – вымолвил он в ответ непослушными губами.

– Пожалуйста, не нужно просить прощения.

Чарли глубоко вздохнул. Он прекрасно понимал, что за словами Одри не прячется никакой намек, она была слишком чиста, чтобы так играть словами. Она оставалась наивной, несмотря на все свое желание стать похожей на своих сверстниц из далекой Джорджии. Понимать-то он, конечно, это понимал и все же на какое-то мгновение едва не подумал об Одри хуже, чем следовало бы. Наконец Чарли собрался и ответил – почти спокойно:

– Джентльмену не пристало так целовать девушку, мисс Адриенна.

Она с трудом сглотнула и вскинула на него глаза.

– Да, это просто подло – так целовать вас, мисс Адриенна, – убежденно повторил он.

– Подло? Это еще почему? – удивленно спросила Одри.

– Да уж поверьте мне на слово. Джентльмен не должен целовать девушку так, как это сделал я. Не должен.

Трудно было понять, кого убеждает сейчас Чарли – Одри или самого себя.

Одри отняла голову от груди Чарли, а затем и вовсе отступила. Чарли поднял глаза и встретил ее взгляд – одновременно смущенный и огорченный.

– Но мне было так хорошо, Чарли.

– Мне тоже.

Во взгляде Одри появилось недоумение, и Чарли поспешил пояснить.

– Понимаете ли, мисс Адриенна, таковы правила, – тихо сказал он.

Чарли и самому хотелось бы поверить в эти правила, но все его тело сопротивлялось, не хотело расставаться с телом Одри.

– Правила? – растерянно переспросила Одри.

– Ну да. Правила приличия. Видите ли, как бы ни было приятно целоваться, но это в обществе считается неприличным… И я просто не имею права демонстрировать свои чувства…

– Не имеете права?

– Не имею.

– А почему?

– Потому что мы с вами не женаты, вот почему, мисс Адриенна. К тому же мы не только не женаты, но даже не обручены. И… – Он набрал в грудь побольше воздуха: – И я не могу вам предложить руку и сердце, потому что мне нужно сначала позаботиться о своих друзьях, а уж только потом думать о том, как устроить собственную жизнь. Итак, еще раз повторяю: я вел себя так, как настоящий джентльмен не должен вести себя с девушкой, и потому прошу вас простить меня.

Одри сначала улыбнулась, потом нахмурилась и сказала:

– Чушь.

– Чушь? – поразился Чарли.

– Чушь, – повторила она. – Все, о чем вы говорите, Чарли, – чушь. А о моих чувствах почему вы не подумали? Конечно, я понимаю, что такой джентльмен, как вы…

– Я вел себя вовсе не как джентльмен, Одри.

– Чушь, чушь. Я же сама поцеловала вас. Вы что, забыли? Я же сама, первая поцеловала вас.

Ситуация начинала ускользать из-под контроля, но у Чарли уже просто не оставалось сил, чтобы начать все сначала.

– Мисс Одри… – начал он, но она тут же перебила его:

– Вот что, Чарли… То есть, мистер Уайлд. Я же все понимаю. И вы все понимаете. Вы – настоящий джентльмен, в этом нет сомнений. – Улыбка сошла с лица Одри, ее тонкие брови озабоченно сдвинулись. А мне, конечно, еще далеко до настоящей леди. Ведь, чтобы стать ею, мало лишь носить туфли.

Она опустила глаза, посмотрела на кончики туфель, выглядывающие у нее из-под подола, и нахмурилась еще сильней.

– Да при чем здесь туфли, мисс Одри”? – с отчаянием возразил Чарли.

– Как это при чем? Очень даже при чем, мистер Чарли Уайлд. Стала бы я носить эти колодки, если бы они были ни при чем! Настоящая леди всегда должна быть в туфлях, – отчеканила она, словно библейскую заповедь.

– Да нет же, мисс Адриенна! Вовсе не платье и не туфли делают женщину настоящей леди!

– Чушь!

– Нет, не чушь! – Чарли начинал раздражаться так же быстро, как и Одри. – Поймите же – внешний вид ничего не решает! И что хорошего в вашем желании походить на леди из далекой Джорджии? Да ничего! Глупость это, вот и все!

Одри выпрямилась, подбоченилась и сердито посмотрела на Чарли.

– Глупость? Хорошенькое дело! Сначала вы говорите мне, что я не похожа на леди, а когда я начинаю доказывать вам это, вы утверждаете, что все это глупость! А кто хотел видеть меня похожей на настоящую леди?

– Да уж не я! Я вам такого не говорил!

– Говорил! – Нет! – Да!!!

– Нет!!!

Чарли понял, что запутался, и замолчал. Да и что толку говорить – разве ее переспоришь?

Однако ему очень не хотелось уходить, закончив разговор на этой ноте. Это было бы ошибкой – и серьезной ошибкой.

– Мисс Одри, – снова начал он, – послушайте еще раз. Я сказал только то, что на самом деле хотел сказать. Простите меня за то, что я так поцеловал вас. Я не должен был этого делать. Простите, не сдержался.

Одри какое-то время молча смотрела на него, а потом ее лицо просветлело. Еще секунда, и на губах Одри заиграла улыбка.

– Чушь! – с чувством сказала Одри. Она произнесла это словечко радостно и легко. – И я докажу вам это, мистер Уайлд, – решительно продолжила Одри. Чарли только тряхнул головой. – Конечно, вы, как джентльмен, не можете не соблюдать своих правил, потому и просите прощения, хотя никакой вины за вами нет. Извиняетесь, несмотря на то, что это я первой поцеловала вас.

Чарли понял, что спорить с ней бесполезно.

– И должна вам заметить, что я за собой никакой вины не чувствую, – закончила Одри.

– Н-но почему, мисс Адриенна? – растерянно спросил Чарли.

– Потому, что вы мой сказочный принц, Чарли! Час от часу не легче!

– Да, вы мой сказочный принц, – убежденно повторила Одри. – А я – ваша принцесса.

Она повернулась, собираясь идти в дом, и добавила:

– И я докажу вам это, мистер Чарли Уайлд. Дайте только срок.

Прошло немало времени, пока Чарли доплелся до конюшни, – ноги совершенно не слушались его. Он прислонился к стене и протяжно, глухо застонал.

Стоявший в своем стойле мул Герцог, очевидно, был одарен музыкальным слухом. Он послушал немного, тряхнул головой и принялся вторить Чарли.

Проводив двоих джентльменов, отправившихся выполнять одно деликатное поручение, Фермин Смолл поудобнее устроился на стуле и взялся за перо. Он долго и старательно писал, а покончив с этим занятием, удовлетворенно откинулся на спинку стула. В это время мимо окон его конторы проехали музыканты из духового оркестра города Америка-Сити, и Фермин проводил их пристальным взглядом, в глубине которого затаилось злорадство.

“Давайте, давайте, голубчики, – думал он. – Веселитесь, пока у вас есть время. Да только недолго вам еще гулять на свободе!”

Оркестр возвращался с фермы Хьюлеттов, где играл для Розуэллской литературной лиги. Фермин знал об этом. Ему и самому очень хотелось побывать на том концерте, да только он не решался пока что показать свой нос во дворе Хьюлеттов, опасаясь двух рассерженных фурий, живших там.

А жаль, что он не смог туда поехать.

Фермин огорченно вздохнул, воткнул перо в чернильницу и оставил его торчать там, совершенно позабыв о том, что окна в конторе раскрыты настежь и по комнате гуляет свежий ветерок. Порыв ветра опрокинул чернильницу, и по исписанному листу бумаги потекла темно-синяя струйка.

– Пр-роклятие! – в сердцах выругался Фермин Смолл. – А все из-за этого сукиного сына!

Даже в том, что ветер опрокинул чернильницу, он готов был обвинить Чарли.

– Ну ничего, ты мне и за это заплатишь! – Фермин принялся спасать письмо, но только вымазал в чернилах пальцы.

Он тяжело вздохнул, взял новый лист бумаги, положил рядом с ним испачканное письмо и принялся переписывать его, склонив голову набок и осторожно нажимая на перо. Переписывая текст, шериф негромко повторял его вслух, прикусывая после каждой фразы кончик языка, – от усердия, надо полагать.

Итак, Фермин принялся писать, аккуратно выводя каждую букву и медленно диктуя сам себе:

– Уважаемая мисс Пэнси Хьюлетт! Как мне стало известно…

Он обмакнул в чернильницу перо и повторил:

– Как мне стало известно…


Оркестр. Это было единственное, что удерживало Чарли от того, чтобы не дать отсюда деру. А бежать было пора, он чувствовал это каждой клеткой. Еще немного, и он не справится с собой, овладеет мисс Одри Хьюлетт, и тогда…

О том, что будет тогда, страшно подумать!

Да, бежать отсюда без оглядки – это было бы самым мудрым решением.

Впрочем, таким ли уж мудрым? Ведь если он сбежит один, то нет никакой гарантии, что кто-то из его парней не проболтается о том, чем они занимались в прошлом. Или в городе появится кто-нибудь из Арлетты и узнает в его друзьях налетчиков, пытавшихся ограбить заведение мисс Пэнси Хьюлетт.

Нет, все это глупости. Да и не хочется ему расставаться с Одри, начнем с этого. Но что же тогда ему делать? Вот ведь положение!

С другой стороны, ведь он так и не обнаружил фамильных рубинов Хьюлеттов, несмотря на то, что обшарил уже почти весь дом и двор. Впрочем, он почти все время находится на глазах Одри – какие при этом поиски?

Да, но пойди-ка избавься от нее! Она либо сама от него ни на шаг не отходит, а если отходит, так его самого тянет к ней как магнитом…

Обо всем этом Чарли размышлял на следующее после концерта утро. Он дожевал последний кусочек печенья и направился к двери.

– Может быть, хотите еще чашечку кофе, мистер Уайлд? – окликнула его Одри.

Его “Нет, спасибо, мисс Адриенна!» донеслось до нее уже со двора и растаяло в прозрачном утреннем небе.

Одри пожала плечами и поставила кофейник назад на стол.

– Мы с Лестером собираемся в город, Одри, – сказала в этот момент тетушка Айви.

– Вот как?

Кричать Одри не пришлось, потому что сегодня с утра Айви вновь вооружилась своим слуховым рожком. Надо сказать, что она по-прежнему стеснялась его, несмотря даже на то, что Одри украсила рожок цветными ленточками, по совету Чарли.

Айви посмотрела на Лестера, сосредоточенно жующего печенье, слегка покраснела и пояснила:

– Да. Мы едем с Лестером в магазин мистера Фиппса. Хотим подобрать искусственные розы из шелка для моей новой летней шляпки.

Лестер утвердительно кивнул и, по своему обыкновению, не промолвил ни слова.

– Отлично, тетушка Айви. Отлично, мистер Фрогг.

– Посмотрим, нет ли подходящих цветов и для тебя, Одри.

– Спасибо, тетушка.

Одри всегда считала, что такое занятие, как покупка цветов для шляпки, – дело весьма интимное, и если за ними люди едут вдвоем, это может означать только одно – они любят друг друга. Впрочем, она решила на этот раз промолчать. К тому же отъезд тетушки и Лестера означает, что они с Чарли останутся на ферме вдвоем на целый день… Замечательно! Одри принялась строить планы относительно того, как им лучше воспользоваться этим удобным случаем.

Сначала она подумала о том, что они с Чарли могли бы отправиться на озера. А может быть, и на берег Кэлоун-Крик – там тоже прекрасное местечко. И пикник можно будет устроить, и в пещеры заглянуть.

Мысли Одри уносили ее все дальше и дальше в романтические мечты.

Однако мечты мечтами, но сначала нужно закончить все текущие дела, а их на ферме всегда предостаточно, и Одри перво-наперво решила подоить Королеву. Она надела белый фартук, взяла ведро и отправилась на луг, размышляя по дороге о том, как прекрасно прошел вчерашний концерт, но еще прекраснее то, что они с тетушкой Айви наконец-то нашли своих единственных. В том, что Чарли Уайлд ее единственный, Одри не сомневалась больше ни на секунду.

Она вздохнула и запрокинула голову вверх, глядя на пушистые облака, плывущие в голубом небе. Облака были очень похожи на взбитые сливки. Божественное утро! Тепло, но не жарко, и щеки освежает легкий ветерок. Красота! День обещает быть просто чудесным.

Одри перевела взгляд на землю. Ее внимание привлекли камешки, ярко блестевшие в лучах солнца, и она остановилась, чтобы поднять их.

“Отнесу их в клумбу с петуниями”, – подумала она, опуская камешки в карман.

Одри очень любила возиться с цветами, а этим летом ей хотелось превратить свой цветник в настоящее чудо, чтобы порадовать тонкую артистическую душу Чарли.

Королева паслась на лужке позади фермы. Вообще-то полное имя у нее было Королева Элизабет, но звали корову либо официально – Королева, либо по-домашнему – Бетси. Прежде она жила на конюшне вместе с мулом Герцогом, но с тех пор, как там появились новые обитатели – Прунелла Лестера и Рыжая Чарли Уайлда, Королева большую часть времени проводила на свежем воздухе – благо, погода позволяла.

И вот теперь Королева паслась в полном одиночестве на зеленой травке, а вокруг на много миль раскинулась ровная, как сковородка, прерия.

Одри подумала о том, что до берега Кэлоун-Крик им с Чарли придется отмахать пешком несколько миль. Ну и что же? Они молодые, дойдут.

– Бетси! – окликнула Одри корову, подходя ближе. Бетси повернула голову и, не переставая жевать, уставила на хозяйку блестящий карий глаз.

Одри легонько похлопала корову по упругому боку.

– Прекрасный сегодня денек, не правда ли, Бетси? Бетси вздохнула, и Одри решила принять этот вздох за знак согласия. Она еще раз взглянула на небо и приступила к делу.

– Ну как, мягче у меня стали руки с тех пор, как я стала смазывать их глицерином и розовой водой, Бетси? – спросила Одри. – Боюсь, что ты оценишь это раньше, чем это сделает мистер Уайлд!

Одри негромко хихикнула и принялась доить Бетси. Та стояла, как всегда, смирно, но потом вдруг принялась переступать ногами. Одри удивленно подняла голову. Ведь Бетси никогда не волновалась прежде во время дойки.

– Что с тобой, моя милая? – спросила Одри у коровы. – В последний раз ты так нервничала, когда увидела Фермина Смолла.

Одри присмотрелась, не скачет ли по дороге шериф, и широко распахнула глаза.

Это был не Фермин. Двое незнакомых всадников приближались со стороны Розуэлла. Одри хорошо различала облачка пыли, вылетавшие из-под копыт их лошадей. Облачка беззвучно взмывали в воздух и так же тихо таяли в нем.

“Интересно, кто это может быть?» – гадала Одри.

Всадники приближались, и по мере их приближения Одри ощущала растущую тревогу.

“Как странно, – подумала она. – Когда на ферму прискакали Чарли с Лестером, я совсем не испугалась, хотя тогда была ночь, а сейчас день…”

Одри вспомнила о том, почему Чарли и Лестер оказались в их с тетушкой Айви доме, и ей стало еще тревожнее. Решив поторопиться и закончить дойку до того, как незнакомые всадники подъедут вплотную, Одри быстро вытерла фартуком руки и снова нырнула под круглый живот Бетси.

– А знаешь, ведь это могут быть и гангстеры, Бетси, – шепнула она.

Бетси ничем не выдала испуга, сорвала новый пучок травы и принялась жевать с задумчивым видом. Очевидно, она тоже размышляла над тем, кто же это скачет там вдали по пыльной дороге.

12

Сквозь окно конюшни Чарли видел Одри, идущую доить корову. Сердце его отчаянно колотилось в груди и, казалось, готово было разорваться от тоски и безысходности. Всякий раз, оставаясь один, Чарли ощущал теперь вокруг себя какую-то пустоту, заполнить которую могла одна лишь Одри. И себя самого вдали от этой девушки он ощущал потерянным и никому не нужным.

“Не сходи с ума”, – приказал Чарли самому себе.

Однако ничего толкового от этого приказа не произошло.

Как всегда, впрочем.

Тогда он схватил гвоздь и загнал его в пол с такой яростью, словно перед ним был его злейший враг, а не кусочек стали, ни в чем не повинный.

– Идиот, – негромко прорычал он.

Стоявший в своем стойле Герцог протестующе заржал, и Чарли поспешил успокоить мула:

– Да я не тебя имел в виду, старина.

Потом Чарли энергично тряхнул головой и подумал о том, какие странные осложнения на голову бывают иногда после пулевой раны в руку. Пару недель тому назад его подстрелили, и пожалуйста! – готов! Беседует, понимаешь ли, с мулами. Влюблен, как школьник. Пойди-ка узнай в этой размазне былого Чарли Уайлда!

– Никогда не думал, что могу стать влюбленным идиотом, – пробормотал Чарли, вколачивая еще один гвоздь в пол – он чинил сейчас настил в стойле, где раньше стояла корова Хьюлеттов. Потом он смахнул со лба непослушную прядь и добавил, поднимаясь на ноги: – Правда, стать вором я тоже никогда не рассчитывал.

Слово “вор” немедленно напомнило Чарли про Фермина Смолла, и он невольно подошел к окну – посмотреть, не прячется ли где-нибудь поблизости вездесущий шериф. Чарли нисколько не удивился бы, увидев за окном до отвращения знакомую длинную физиономию Фермина, стоящего, как всегда, с обнаженным “кольтом” в руке.

Фермина Смолла за окном Чарли не обнаружил, но он обнаружил нечто другое, не менее неприятное, чем унылая рожа шерифа.

Двое всадников. Они направлялись прямо к тому лугу, на котором Одри доила свою корову.

– Ч-черт, – пробормотал Чарли, прикинув на глаз дистанцию. – Можно и не успеть.

Конечно, эти двое могли оказаться и друзьями Одри, но чутье подсказывало Чарли, что это не так. Не с добрыми намерениями появились эти всадники на пыльной дороге, и не на чашку чаю они спешат сюда.

Не теряя времени, Чарли выскочил в окно конюшни и побежал что было сил к дальнему лужку.

“Тысяча чертей, – сердито размышлял он на бегу. – Нужно будет завтра же вернуть в конюшню эту проклятую корову. Пусть Одри там ее и доит. А наши с Лестером лошади прекрасно могут попастись на лугу”.

Разумеется, Одри начнет возражать. Будет нести какую-нибудь романтическую ересь о том, что рыцарь всегда должен быть рядом со своим конем… Вернее, что конь должен всегда быть возле своего рыцаря. И что корова может и потерпеть.

Ну, ничего, он выбьет эту дурь из прелестной головки Одри, забитой сентиментальными сказочками.


Двое всадников подъехали вплотную к изгороди, отделявшей лужайку Хьюлеттов от прерии, не на шутку встревожив Одри.

Один из всадников был худым блондином с прямыми редкими волосами – непокрытыми, а потому и запорошенными пылью так же густо, как и его сапоги. Кожаный пиджак был явно велик незнакомцу и болтался на тошем теле светловолосого.

Второй всадник был смуглым и чернявым. Лицо его, не лишенное приятности, казалось высеченным из темного камня. Одежда и сапоги его тоже были покрыты толстым слоем пыли. В отличие от своего спутника, он был в шляпе, подозрительной, надо сказать, шляпе. Она была новенькой, черной, с серебряным шитьем, модной и великоватой для незнакомца. Почему-то при взгляде на эту шляпу сразу же возникал вопрос: не украдена ли она нынешним ее владельцем? Надо заметить также, что всадник и не подумал снять свою шляпу, увидев Одри, – то ли не привык к тому, что у него на голове шляпа, то ли просто был неотесан и груб.

Всадники улыбались, но за их улыбками пряталась напряженность.

Одри встретила незнакомцев улыбкой. Еще бы! Ведь недаром она прочитала в своей жизни столько полезных книжек, в том числе и про бандитов. В этих книжках прямо говорилось: самое правильное – не дать преступнику понять, что ты раскусил его. Старайся до последнего водить негодяя за нос.

– Доброе утро, – сказала Одри, стараясь сохранить беззаботный тон. – Прекрасный денек, не правда ли?

Темноволосый выслушал ее и сплюнул на землю, подтвердив тем самым, что он не джентльмен и даже рядом с джентльменом никогда не стоял.

– Эй, взгляни-ка, Лютер, – сказал он. – Хорошенькая пышечка, верно?

Лютер повернул голову и буквально раздел Одри своими водянистыми, бесцветными глазами, пристально изучив ее с головы до ног. Одри, в свою очередь, рассмотрела остатки синяка под глазом Лютера и по достоинству оценила тупое выражение его лица.

– Милашка хоть куда, Гарланд, – кивнул он, и Одри тут же перестала улыбаться. – Сладкая ягодка!

Они заговорщицки переглянулись, а Одри вдруг почувствовала себя совершенно беспомощной. Однако она поспешила взять себя в руки. Не хватало еще ей показать слабость перед этими мерзавцами. Болваны неотесанные!

Одри почувствовала, как ярость начинает вытеснять тревогу и страх.

– Я задала вам вежливый вопрос, если не ошибаюсь, – с холодным гневом начала она. – И хотела бы получить на него ответ.

– М-м-м? – прищурился темноволосый Гарланд.

С каждой секундой Одри распалялась все больше и больше. Она совсем перестала бояться этих идиотов. Воинственно подбоченившись, она сердито прорычала:

– Я сказала вам “Доброе утро, джентльмены. Сегодня прекрасный день, не правда ли?» – вот что я сказала. А если леди обращается к джентльмену с подобным вопросом, он обязан так же вежливо ответить ей, если он, конечно, джентльмен, а не деревенский придурок. Разве ваши мамы не учили вас тому, Как мужчина должен разговаривать с женщиной?

Лютер и Гарланд обменялись недоумевающими взглядами. Потом Гарланд, более сообразительный из этой пары, нахмурился и сердито проворчал:

– Не смей говорить в таком тоне про мою маму, поняла? Я никому этого не позволяю.

– Да нет мне никакого дела до вашей мамы! Я говорю про ваши ужасные манеры, ясно?

– Послушай, Гарланд, – сердито сказал Лютер. – Тебе не кажется, что она слишком много болтает?

– Кажется, еще как кажется, – ответил Гарланд тоном, который не обещал ничего хорошего.

– Тогда, может быть, нам стоит ее поучить тому, как нужно разговаривать с такими людьми, как мы? Думаю, что стоит, – сказал Гарланд, собираясь слезть с седла.

– Вас сюда никто не звал! – закричала Одри. Гарланд замер в воздухе, опершись одной рукой на седло, второй на изгородь, и прорычал:

– Ну и что с того?

– Проваливайте! – крикнула Одри, отступая назад. Мысль ее работала четко и быстро. Первым делом Одри решила найти себе хоть какое-то укрытие. Она не сомневалась, что у непрошеных гостей было оружие. Одри готова была биться об заклад, что дело обстоит именно так.

И она не ошиблась. В руке Гарланда тускло блеснул пистолет.

Одри спряталась за Королеву и снова закричала:

– Держись от меня подальше, скотина!

Лютер наклонился в седле и заметил с усмешкой:

– Она назвала тебя скотиной, Гарланд. Неужели ты и это проглотишь?

Гарланд нахмурился и ответил, высматривая Одри, скрывшуюся за коровьим боком:

– Ничего я не собираюсь глотать, Лютер. Вот увидишь, сейчас я объясню этой курице, кто здесь хозяин.

– Если будешь трахать ее, Гарланд, чур, я второй!

– Да на здоровье, приятель.

– Как вы смеете?!

Гарланд вытащил “кольт” и прицелился в коровий бок.

Это окончательно переполнило чашу терпения Одри. Поднять оружие на ее корову? Такого она не спустила бы никому.

Одри схватила первое, что попало ей под руку, – а это оказалось ведро с молоком, – и запустила им в Гарланда с громким криком:

– Негодяй! Как ты посмел поднять пистолет на мою корову? Что тебе сделало бедное животное?

Бросок у Одри получился на славу. Ведро угодило прямо в голову Гарланду, оглушило его и окатило молоком. Он пошатнулся, несколько секунд балансировал в седле, пытаясь сохранить равновесие, но все же не удержался и рухнул спиной в заросли верблюжьей колючки и кактусов, буйно разросшихся возле изгороди. Пистолет выскользнул из его пальцев и отлетел в сторону.

Не успокаиваясь на достигнутом, Одри немедленно переключилась с поверженного Гарланда на все еще сидящего в седле Лютера. Тот взялся за кобуру, доставая пистолет, и Одри невольно повторила его жест, засунув руку в карман фартука.

Она нащупала камешки, которые она подобрала по дороге! Отлично!

Первый камень лег не совсем удачно, глазомер в очередной раз подвел Одри. Все-таки Солнечный Глаз был прав: стрелком она была весьма посредственным. Но и совсем неудачной попытку Одри назвать все же было нельзя. Она, правда, не попала в Лютера, но зато попала в его лошадь. Первый камешек ударил ее по шее, второй – по морде, и лошадь попятилась назад, недовольно заржав.

– Я сделала тебе больно? – участливо спросила Одри. – Ну, прости меня, лошадка!

Однако лошадке, как видно, было не до извинений Одри. Она заржала еще громче и еще энергичнее попятилась назад.

Лютер, не ожидавший такого предательства со стороны собственной лошади, вывалился из седла и крепко приложился лбом к сухой, жесткой, как камень, земле. Пользуясь возникшей паузой, Одри бросилась к тому месту, где валялся пистолет Гарланда.

Гарланд, по счастью, еще не успел прийти в себя. Он, правда, уже поднялся на четвереньки, но при этом угодил в кактусы и снова упал, и теперь пытался вытащить застрявшие в ладони колючки.

Одри как раз отыскала пистолет Гарланда и подобрала его, когда на арену боевых действий ворвался Чарли.

Подбегая, Чарли видел, как Одри спряталась за коровой и как Гарланд выхватил пистолет, и на бегу достал свой “кольт”. Конечно, Чарли понимал, что ему не под силу соревноваться в быстроте и меткости с профессиональными стрелками, но разве у него оставался выбор? Да, он, Чарли, – музыкант, а не гангстер, но, если нужно, он не задумываясь выйдет один против целой банды, особенно если речь идет о безопасности Одри. Если у него есть хоть один шанс, чтобы помочь ей, он использует его. Ни единого шанса не оставляют себе только трусы.

Чарли на ходу взвел курок. Эх, только бы ему не задеть Королеву, а еще хуже – Одри. Последняя мысль охладила пыл Чарли, и он опустил свой “кольт”, ограничившись лишь сильным пинком в живот Лютера, мимо которого он пробегал. Убедившись в том, что противник на какое-то время выведен из строя, и прихватив его пистолет, Чарли бросился дальше, туда, где возле изгороди стояла Одри, склонившаяся над Гарландом. Темноволосый негодяй понемногу приходил в себя. Он негромко скулил, пытаясь стереть рукавом молоко с лица. Вид у Гарланда был смешной и даже какой-то жалкий.

– Дубина! – гневно воскликнула Одри. – Как ты смеешь пугать мою корову?

– Одри!

Она искоса взглянула на Чарли, но, похоже, никак не среагировала на его появление, поскольку все ее эмоции, все чувства были поглощены сейчас другим. Она сказала только: “А, привет, Чарли!» – и продолжила отчитывать Гарланда:

– Дикобраз! Койот паршивый! Готова биться об заклад, что вы с дружком из этой шайки, что орудует в наших местах. Петля по вас, мерзавцам, плачет, вот что я скажу!

Она рассеянно посмотрела на Чарли, а затем вдруг, осененная новой мыслью, закричала:

– Точно! Эти двое – из тех, что подстрелили вас в ту ночь, Чарли! Даю голову на отсечение – это они!

Гарланд протестующе фыркнул, затем закатил слипающиеся от молока глаза и умоляюще простонал:

– Умоляю, помогите, мистер!

Чарли с отвращением посмотрел на Гарланда и отчеканил:

– Если я и помогу, то не тебе, а мисс Адриенне. Помогу ей связать тебя, а там пусть тебе помогает хоть сам дьявол, слышишь, ты, кусок ослиного дерьма!

Одри восхитило то, что изрек Чарли.

– Ослиное дерьмо! – подхватила она. – Как точно замечено! Лучше не скажешь! Ослиное дерьмо! Два куска ослиного дерьма! Пожалуй, лучше пристрелить вас прямо тут, на месте. К чему откладывать?

Одри взмахнула пистолетом, но Чарли осторожно придержал ее за плечо.

– Не стоит этого делать, мисс Адриенна. Не нужно вступать в конфликт с законом ради пары каких-то засранцев.

Еще одно меткое словечко, которое можно взять на вооружение. Одри сначала с уважением посмотрела на Чарли, а потом – с презрением – на Гарланда.

– Ты – засранец и кусок ослиного дерьма. Вот кто ты есть на самом деле! – с чувством сказала она.

Чарли посмотрел на застывшее лицо “ослиного дерьма” и подумал о том, что слово и впрямь иногда может сразить человека сильнее, чем пуля.

– Пойду свяжу его дружка, – сказал Чарли. – А вы уж тут присмотрите, мисс Адриенна. Только умоляю вас – не надо стрелять без крайней нужды, обещаете?

– Не волнуйтесь, Чарли. Я постараюсь удержаться от соблазна влепить ему пулю меж глаз, хотя он этого, безусловно, заслуживает.

– Пулю он заслужил, не спорю, – согласился Чарли. – Но пусть его лучше судят по всем правилам и по всем правилам повесят.

Он немного подумал и добавил:

– Кроме того, рыцарский кодекс запрещает добивать лежащего врага. – Это Чарли сказал для того, чтобы окончательно предотвратить убийство.

Последняя фраза, что и говорить, оказала просто волшебное действие, Одри восхищенно посмотрела на него:

– Разумеется, Чарли. Благодарю вас за то, что вы мне об этом напомнили.

– Не стоит благодарности, мисс Адриенна.

И Чарли пошел назад, к Лютеру, не слушая Гарланда, который что-то бубнил ему вслед.

Лютер неподвижно лежал на том же месте. Чарли с кряканьем подтащил его тяжелое тело к изгороди и привязал к ней поводьями, которые отрезал от упряжи, надетой на лошадь Лютера. Покончив с этим делом, он вернулся к Одри и Гарланду.

– Пожалуй, я и этого борова свяжу, мисс Адриенна, – сказал Чарли.

– Пожалуй, – согласилась Одри и нахмурилась, когда Гарланд принялся канючить.

– А как же колючки? Как я их тогда вытащу из ладони?

– Ничего, потерпишь, – хладнокровно отреагировала Одри.

– Так и быть, – сказал сердобольный Чарли. – Я свяжу тебе руки спереди, чтобы ты мог выкусывать колючки зубами.

Не отвлекаясь больше на разговоры, он связал Гарланда остатками упряжи, снятой с лошади Лютера, подтащил его к изгороди и привязал там рядом с приятелем. Заканчивая это дело, Чарли принюхался и заметил:

– Хм-м… Откуда это так молоком несет, интересно?

– Ничего удивительного, – ответила Одри. – Ведь я уложила этого кретина именно молочным ведром.

Чарли представил себе, как Одри бросает в Гарланда ведро с молоком и как он после этого растягивается в кактусах, и ему вдруг стало ужасно весело. Он развеселился до того, что даже дернул за конец привязи, и Гарланд невольно вскрикнул от боли.

– Не дергайся, дерьмо ослиное, – одернула Гарланда Одри.

Затем она подняла с земли пустое ведро. Увы, оно запылилось, и теперь, прежде, чем продолжить дойку, его следовало хорошенько вымыть. Она посмотрела на связанных пленников, остановила свой выбор на Гарланде и не спеша двинулась к нему.

Чарли к этому времени затянул потуже ремни на пойманных бандитах, выбросил из их “кольтов” все патроны, и тут до него донеслась приближающаяся дробь лошадиных копыт.

– Кто это, интересно? – нахмурился он, оборачиваясь на звук. Неужели еще один бандюга?

– Может быть, это кто-то из их шайки? – спросила Одри, словно прочитав мысли Чарли.

– Хочу надеяться, что нет, – ответил он.

– В случае чего я позабочусь о пленных, а вы займетесь всадником, – сказала Одри.

Чарли охотно поменялся бы с ней ролями.

– А сами вы не хотите сразить незнакомца? – спросил Чарли. – Ну, скажем, все тем же ведром?

– Если надо будет – конечно, – озорно улыбнулась Одри и прикинула на вес свое ведро. – С Гарландом-то у меня все как надо получилось.

– Да уж, – невольно развеселился Чарли.

Тут Одри всмотрелась в приближающегося всадника и облегченно вздохнула.

– Слава богу, это не бандит. Это Фермин. И как всегда, вовремя. – Она нахмурилась и продолжила: – Но почему он так торопится? Еще, чего доброго, загонит свою лошадь.

– Да разве поймешь, что может ударить в голову этому идиоту? – успокоил девушку Чарли.

Фермин приблизился, и Чарли насторожился, заметив в его руке обнаженный ствол пистолета. Ствол начал подниматься, потом из дула показался дымок, и, не дожидаясь, пока прогремит выстрел, Чарли стремительно бросился на землю, увлекая за собой и Одри.

“Опять двадцать пять, – подумал Чарли. – Ну и шерифа они себе выбрали, эти милые жители славного города Розуэлла, штат Нью-Мехико! Это уже стало мне надоедать! Ну каждый день одно и то же…”

Издалека донесся голос Фермина Смолла:

– Я уже здесь, я спасу вас, мисс Одри! – кричал он на всем скаку.

Чарли презрительно хмыкнул и пробурчал себе под нос:

– Сумасшедший дом.

Одри приподняла голову, потом приподнялась вся, прижимаясь к Чарли своим телом – горячим, упругим и удивительно гибким.

– О чем это он? – спросила она с недоумением.

– Спешит спасти вас, мисс Адриенна, – со вздохом пояснил Чарли.

– Спасти? От кого?

Чарли заглянул снизу в глаза Одри – прекрасные, серые, прозрачными озерами сверкавшие на ее лице, и ощутил безумное, нестерпимое желание поцеловать их. А затем – губы. А потом…

А потом он взял себя в руки и сухо ответил:

– От кого спасти? От меня, наверное.

Прямо на глазах светлые сияющие озера на лице Одри превратились в подозрительно прищуренные бойницы старого замка.

– Ну, это мы еще поглядим, – деревянным голосом сказала Одри.

Она оторвала свою пышную грудь от груди Чарли, и он невольно вздохнул. Затем поднялся на ноги вслед за Одри и принялся наблюдать за тем, как она стряхивает пыль со своей юбки, – тоже, надо сказать, захватывающее зрелище. В это время Фермин подскакал к самой изгороди, и Чарли с тревогой подумал, не стоит ли снова лечь им с Одри на землю, пока шериф не убрал в кобуру свой опасный и непредсказуемый “кольт”. На всякий случай он даже положил руку на плечо Одри.

Фермин тем временем грузно соскочил на землю, сильно приложившись при этом рукой к изгороди.

– Я спасу вас! – снова крикнул он, но поднятая им же самим пыль попала ему в рот, и Фермин закашлялся. Чарли с тревогой наблюдал за рукой шерифа, в которой был зажат пистолет.

– Боже, боже… – прошептал он, не сводя глаз со сверкающей на солнце опасной игрушки.

Одри оказалась куда более решительной, чем он.

– Дайте-ка сюда свою пушку, пока не пристрелили кого-нибудь, шериф, – сказала она, подходя к Фермину и забирая у него пистолет.

Фермин Смолл продолжал кашлять – истово, до слез, которые потекли у него по пыльным щекам, оставляя на них грязные дорожки.

– Я спасу вас, мисс Одри, – еще раз проклокотал он сквозь кашель.

– Что за чушь? – удивилась Одри и обернулась к стоявшему позади нее Чарли. – С вами все в порядке, Чарли? Этот маньяк не попал в вас?

– Пока что нет, – злобно покосился на шерифа Чарли, отряхивая пыль с ладоней.

– Не двигайтесь с места, Чарли! – закричал тут Фермин.

Какое счастье, что Одри успела забрать его “кольт”!

– И не подумаю, шериф. – Чарли демонстративно шагнул в сторону и принялся отряхивать свои брюки.

– Ради всего святого, Фермин! – крикнула Одри. – Ну что вы цепляетесь к невинному человеку, когда у вас прямо под носом два настоящих преступника! Глаза-то раскройте!

Только теперь Фермин заметил Лютера и Гарланда, привязанных к изгороди. Неудавшиеся налетчики были похожи на двух каплунов, приготовленных к отправке на коптильню. Шериф моргнул раз, моргнул второй и растерянно пробормотал:

– О господи!

Затем Фермин взял себя в руки, подобрался и официальным, скрипучим голосом спросил: – Кто это?

– Это два куска ослиного дерьма, Фермин Смолл, вот кто это, – блеснула Одри новыми словами. – Арестуйте этих засранцев.

Она указала на связанных бандитов рукой с зажатым в ней пистолетом Фермина, и Гарланд, испугавшись выстрела, дернулся в сторону. Он не рассчитал сил, не подумал о том, что у него связаны руки и ноги, а потому не удержал равновесия и свалился на землю, словно куль. Лютер сидел не шевелясь и в своей неподвижности удивительно напоминал огородное пугало. Лицо его, и прежде не отмеченное интеллектом, после падения с лошади приняло совершенно идиотское выражение.

Фермин пожевал губами и важно заметил:

– Вполне возможно, что все они – одна шайка, – и он вытянул свой длинный палец в сторону Чарли.

– Не сходите с ума, – посоветовала ему Одри.

– Хороший совет, да только запоздалый, – хмыкнул Чарли.

– А тебе вообще лучше заткнуться, Уайлд! – сердито рявкнул шериф.

“Да-а, а ведь как хорошо все сегодня начиналось”, – тоскливо подумала Одри и решила, что с нее достаточно. И так весь день испорчен, и какой день! Она наставила ствол пистолета в живот Фермина и холодно заявила:

– Пока жители Розуэлла еще не до конца осознали свою ошибку и продолжают терпеть вас на должности шерифа, лучше будет, если вы хотя бы иногда станете делать что-то, связанное с вашей основной работой, Фермин. Непонятно? Так вот, забирайте этих поганцев и тащите в тюрьму. Если вы даже это не способны сделать, то о вашем подвиге сегодня же будет знать весь Розуэлл. Теперь понятно?

Фермин надулся, как индюк.

Лютер в этот миг пришел в себя, и сознание его уцепилось за последнее прозвучавшее слово. Голова его качнулась на тонкой шее, словно у цыпленка. Затем дрогнули ресницы, и на мир божий уставилась пара бесцветных, лишенных признаков мысли глаз.

Лютер вяло поднес ко рту связанные руки, вынул зубами воткнувшуюся в ладонь колючку, сплюнул ее и сказал:

– Ты уже кончил трахать ее? Тогда моя очередь. Фермин Смолл побагровел, что было заметно даже под толстым слоем пыли, покрывавшим его лицо. Чарли задержал дыхание и стиснул кулаки, а Одри, напротив, шумно выдохнула.

– Что? Что ты сказал, засранец? – И она ринулась вперед.

Только теперь Лютер начал понимать, что что-то здесь не так. Он настороженно посмотрел на приближающуюся Одри и фыркнул:

– Вот стерва!

– Сейчас я покажу тебе “стерву”, дерьмо ослиное! – крикнула в ответ Одри.

Она взмахнула рукой, и бедная голова Лютера познакомилась с “кольтом” Фермина Смолла. Удар был не очень сильным, да и пришелся вскользь, однако этого за глаза хватило, чтобы вновь вырубить Лютера. Он сложился, словно карточный домик, и обмяк на земле. Чарли подбежал и забрал на всякий случай пистолет из руки Одри.

– Ну все, хватит, мисс Адриенна. Мне кажется, с них уже довольно, – принялся он успокаивать Одри, положив руку ей на плечи. Затем вернулся вместе с нею туда, где соляным столбом продолжал торчать Фермин Смолл.

– Тащите их в город, шериф, – посоветовал Чарли. – А я завтра обещаю привезти к вам мисс Адриенну для дачи письменных показаний.

Он слегка прижал к себе Одри – разумеется, с единственной целью успокоить ее. Так, во всяком случае, ему хотелось бы думать.

Одри в свою очередь никак не хотела успокаиваться. Она переключилась с бандитов на шерифа и ехидно воскликнула:

– Я вовсе не уверена в том, что Фермин Смолл сумеет доставить пленных бандитов в город. Почти уверена, что он потеряет их где-нибудь по дороге.

– Но, мисс Одри…

– Что “но, мисс Одри”, что “но, мисс Одри”? – взвилась она. – Вы сегодня в третий раз стреляли в невинного человека, Фермин! И это только за одну неделю!

– В четвертый, – негромко пробурчал себе под нос Чарли, но его услышали.

– Э-э-э… Но… – заикнулся было Фермин.

– В четвертый? – взвизгнула Одри. – Вы сказали – в четвертый! А когда это случилось? Я имею в виду – четвертый раз.

– В-магазине Фиппса, в прошлую пятницу.

Одри выскользнула из-под руки Чарли и рванулась к Фермину Смоллу, который притих, съежился и поник, словно гончая, упустившая зайца.

– Та-ак, – протянула Одри голосом, не предвещающим ничего хорошего. – Пожалуй, с меня хватит. Забирайте этих людей и проваливайте с моей фермы, поняли? Немедленно! И не показывайтесь больше здесь, близко к моему дому не подходите, если хотите, разумеется, найти себе хоть какую-нибудь работу, когда вас выгонят из шерифов пинком под зад!

Чарли тем временем разрядил “кольт” Фермина и сказал, возвращая его хозяину:

– Я помогу вам усадить их на лошадь, Смолл. Фермин безнадежным взглядом посмотрел на Чарли, потом на Одри и, сообразив, что ему сегодня лучше помолчать, сердито буркнул:

– Хорошо. Давайте.

“Хоть бы спасибо при этом догадался сказать, идиот”, – подумал Чарли.

Кстати говоря, усадить Лютера и Гарланда на лошадей оказалось далеко не таким простым делом. Чарли при этом взмок как мышь. Фермин оказался никудышным помощником. Он только путался под ногами и неумело пытался что-то сделать, поэтому Чарли махнул рукой и втащил преступников в седла сам, один, предоставив Фермину самую легкую часть работы – привязывать их к лошадям, чтобы не свалились по дороге. Наконец бандиты были усажены и закреплены в седлах, словно бочки на палубе корабля, пересекающего штормовое море. Были связаны под уздцы лошади бандитов и привязаны свободным концом к седлу Фермина Смолла.

Наконец Фермин вскочил в седло и без лишних слов погнал свою лошадку прочь. Потащились за ним на веревочке и лошади незадачливых преступников, увозя на себе Лютера и Гарланда. Вскоре процессия запылила по дороге в направлении Розуэлла.

Выезжая с фермы Хьюлеттов, Гарланд бормотал, раскачиваясь в седле:

– Слава богу, слава богу…

Лютер же, так окончательно и не пришедший в себя, вдруг открыл глаза, икнул и громко спросил:

– Так ты трахнул ее или нет, Гарланд? Я что-то не понял.

Чарли крепко прижал к себе Одри, не давая ей броситься вслед за уезжающими, – одному богу известно, чем бы это могло тогда кончиться для несчастного Лютера.

Одри брыкалась и царапалась, пока всадники не скрылись с глаз, а потом, обретя свободу, оттолкнула Чарли и пошла прочь.

Чарли еще раз посмотрел вслед уехавшей троице. Слава богу, на этот раз Фермин Смолл оставил его в покое.

Чарли вздохнул, обернулся и увидел, что Одри хлопочет возле Бетси, успокаивая и гладя корову.

“Ну, что же, вперед!» – скомандовал Чарли самому себе и направился к Королеве.

– С вами все в порядке, мисс Адриенна? – осторожно начал он. – Ну и денек вам сегодня выпал!

– Со мной все в порядке, – каким-то странным голосом отозвалась Одри, усердно отворачивая в сторону лицо.

Чарли не удовлетворился ответом и спросил еще раз:.

– Вы уверены в этом?

Она не ответила, только кивнула головой, по-прежнему оставаясь к Чарли спиной.

Он никак не мог понять, что бы все это могло значить.

Потом протянул руку и повторил еще раз, поворачивая Одри лицом к себе:

– Наверное, эти негодяи напугали вас? Вы уверены, что с вами все в порядке, мисс Адриенна?

Одри вздохнула и подняла на Чарли свои заплаканные глаза.

Сердце Чарли тревожно вздрогнуло и зачастило в груди. Он едва сдержался, чтобы не обнять и не расцеловать ее.

– Я… Я действительно очень испугалась, Чарли, – призналась Одри и снова вздрогнула, вспомнив тупые лица бандитов, собиравшихся изнасиловать ее. – Очень испугалась.

– Еще бы. Я тоже испугался – за вас. Серые глаза дрогнули и широко раскрылись.

– З-за меня?

– За вас.

– Это п-правда?

– Правда. Я боялся за вас с той самой минуты, как увидел их из окна конюшни, – они скакали прямо к лужку, на котором паслась Бетси.

– И что потом?

– Потом? Потом я выскочил из окна и помчался вам на подмогу. Я ужасно боялся опоздать. У меня темнело в глазах, когда я думал о том, что они могут с вами сделать.

– Правда?

– Богом клянусь, мисс Адриенна. Я и сам испугался до полусмерти. Не знаю, что со мной стало бы, случись с вами что-нибудь. – Чарли смутился, но было уже поздно. Слова прозвучали, и их назад не вернешь. А ведь не нужно было ему, наверное, говорить всего этого. Ведь прозвучало все это почти как признание в любви. Признание в любви женщине, которую он собирается совратить и ограбить! Просто замечательно!

– Ах, Чарли…

И Одри бросилась в объятия Чарли, а тот понял, что пропал.

Теперь уж наверняка.

13

– О, Чарли…

Этот шепот окатил его, как морская волна, разлился по телу Чарли, и он окунулся в него с головой, понимая, что нет силы, которая способна теперь удержать его от того, что неизбежно должно будет произойти.

– О господи, Одри…

Но что значат слова в такую минуту!

Чарли предполагал, что после случившегося, после этих бессвязных слов Одри просто-напросто разрыдается.

Но она не заплакала.

Она только теснее прижалась к нему, приподнялась на цыпочки и поцеловала. Рука ее скользнула вверх и утонула в его волосах, нетерпеливо сбросив шляпу с головы Чарли. Другая рука Одри принялась гладить его спину.

Чарли судорожно глотнул воздух и хрипло повторил:

– Одри…

Она прикрыла его губы своими губами.

Сколько лет жизнь Чарли была пустой и ненужной! В ней существовал только оркестр – его оркестр, заменивший ему семью с тех давних пор, когда он с друзьями покинул свой родной город.

И вот теперь в его жизни появилась Одри. Она пришла и заполнила собою зияющую холодную пустоту. Ту пустоту, которая, как казалось Чарли, разверзлась перед ним навсегда.

Эта девушка сумела вновь разжечь его сердце, согреть душу, она вновь заставила Чарли почувствовать себя молодым. Когда он впервые увидел Одри, она показалась ему глупой девчонкой, с головой, набитой романтическими бреднями. Теперь ее наивность приводила Чарли в восторг. Одри… За прошедшие недели он не раз убедился в том, что наивность сочетается в ней с мудростью, совершенно необходимой для того, чтобы выжить в этом суровом краю. А то, что она сумела каким-то образом сохранить в себе чистоту и способность радоваться жизни, делало ее в глазах Чарли еще бесценнее.

Одри… Она сумела выжить там, где выживают лишь немногие. Сумела сохранить доброе сердце среди зла и обмана. Она осталась мечтательницей среди окружавшего ее наяву кошмара. Осталась мягкой, чистой и отзывчивой в мире жестком, злом и уродливом.

– Чарли, – едва слышно прошептала Одри, – прошу вас, не нужно останавливаться. Обещайте, что сегодня вы дойдете до конца. Я хочу, чтобы у нас было все.

Чарли только застонал и сильнее прижал ее к своей груди. Потом растерянно посмотрел по сторонам. Он уже знал, что сегодня не остановится и дойдет до конца – не было больше силы, которая остановила бы его. Да, все это так, вот только где?

И он спросил хриплым голосом:

– Но где, Одри?

– На берегу реки. Там мягкая трава.

Что было потом, Чарли не помнил. Он лишь смутно мог восстановить отдельные моменты: вот они идут с Одри рука об руку… кто-то спотыкается, другой поддерживает его… Нет, никаких подробностей того путешествия не сохранила ему память – очевидно, все его мысли были заняты чем-то другим, куда более важным. Все, что Чарли мог сказать наверняка, так это лишь то, что рано или поздно, но они дошли и оказались на берегу Кэлоун-Крик. Да, и при этом с молочным ведром – это он помнил совершенно четко.

Речной берег и впрямь был покрыт густой травой – изумрудно-зеленой, похожей на гусиный пух, выкрашенный акварелью. На краю лужайки, которую они облюбовали, росла пара деревьев, бросая на траву легкую тень. Ветерок, налетавший из прерии, оказался в тот день на удивление мягким и свежим, напоенным ароматом цветов.

Чарли остановился посреди лужайки и опустился на колени перед Одри. Он обнял ее ноги, зарылся лицом в складки ткани.

Одри медленно опустилась на траву рядом с ним, и Чарли вдруг почувствовал смущение. Смущена была и Одри. Она закрыла лицо ладонями и только однажды оторвала их, на короткое мгновение взглянув на Чарли своими прекрасными серыми глазами. Где-то, еще, очевидно, по дороге сюда, она то ли потеряла, то ли нарочно скинула свою шляпку, и теперь ее непокрытые волосы сверкали на солнце.

Чарли не успел полюбоваться глазами Одри – большими, зовущими, чуть влажными, – как она вновь прикрыла их и подставила ему приоткрытые губы.

Он припал к ним и прежде всего ощутил на своих губах тонкий горьковатый привкус ветра. Руки Чарли сами собой поднялись вверх и легли на грудь Одри. Одри изогнулась всем телом и застонала, по-прежнему не открывая глаз.

– О, Чарли!

Это уже был не стон, это был крик – призывный, нежный, страстный. Чарли осторожно улегся на траву, уложив Одри рядом с собою. В этот момент она внезапно перевернулась, и Чарли оказался снизу. Он немало удивился, а Одри тем временем принялась страстно целовать его, приговаривая:

– О, Чарли! Чарли! Чарли!

– Од… – начал он, но Одри тут же закрыла его рот поцелуем.

Не отнимая губ, она принялась расстегивать на Чарли рубашку и, когда ей удалось наконец справиться со всеми пуговицами, тесно прижалась к его обнаженной груди. Оба они тяжело, прерывисто дышали.

– О, Чарли, как давно я мечтала об этом… – Она прерывисто вздохнула и выпрямилась.

Она завозилась, и Чарли не сразу понял, что Одри пытается расстегнуть на себе платье. Когда же он это понял, то без раздумий решил прийти ей на помощь, невзирая на то, что говорит по этому поводу кодекс вежливости. Должен джентльмен помочь девушке раздеться, не должен – какая разница? Чарли чувствовал, что лично он просто не может не помочь Одри в подобной ситуации.

– Я сам, Одри. Я сам.

– О, Чарли. Скорее. Я так хочу прижаться к тебе всем телом…

Чарли не ответил. Он просто повернул Одри спиной к себе и принялся расстегивать крючки на ее платье. Наконец грудь Одри, освобожденная от оков, сверкнула во всем своем великолепии, и Чарли не сдержал вздоха восхищения. Как давно он мечтал увидеть эту картину! Едва ли не с той самой первой ночи, когда судьба занесла его сюда.

Может быть, счастливая судьба?

Чарли осторожно уложил Одри на траву, ни на секунду не переставая целовать ее. Не оставались без дела и его руки. Губами он чувствовал, как бешено пульсирует жилка на шее Одри, а руки его тем временем ласкали ее грудь – то легко сжимая тугие полушария, то нежно оглаживая их. Наконец он опустил голову и припал губами к соску Одри. Она застонала так нежно и страстно, что Чарли невольно застонал в ответ. Какой чудесной музыкой звучали для его ушей эти стоны!

А потом произошла заминка.

Чарли попытался снять с ног Одри туфли, но вскоре понял, что лежа это сделать не удастся. Он неохотно оторвался от груди Одри и сел.

Одри недовольно заворчала, а Чарли тихонько прошептал:

– Позволь, я сниму с тебя туфли.

Она пробормотала в ответ что-то неразборчивое, но Чарли уже был занят делом. Он развязал шнурки, снял туфли с ног Одри и слегка откинулся назад, чтобы полюбоваться великолепной картиной – мисс Адриенной Хью-летт, лежащей перед ним на траве во всей своей красе.

Глаза ее были прикрыты, но не полностью, и Одри исподтишка наблюдала за своим принцем. Она лежала неподвижно, закинув руки за голову, рассыпав по траве распущенные волосы, матово блестящие на солнце.

Одна коленка у нее была расцарапана.

Чарли хватило ненадолго, всего на пару секунд, после чего он приступил к тому, о чем мечтал столько дней и ночей. Он наклонился и осторожно повел пальцами по бархатистой коже вверх – от щиколотки к коленям, – удивляясь при этом удивительному контрасту между матово-белой кожей Одри и загорелой кожей его собственной руки.

Чарли медленно двинулся дальше, чувствуя, как струится под пальцами атласная кожа Одри. Наконец его рука легла на заветный треугольник, покрытый пушистыми золотистыми волосами, и Чарли молитвенно закинул голову, прикрыв глаза.

Может быть, он и в самом деле молился в эту минуту, кто знает. Сам Чарли этого не помнил.

– Чарли! – простонала Одри. – О, Чарли!

Она была готова принять его – Чарли чувствовал это по обильной влаге, смочившей его пальцы. Пальцы самой Одри нервно сжимались и разжимались, словно она пыталась что-то поймать в воздухе.

Решающий миг настал, и Чарли знал это.

Одри перестала хватать пальцами воздух. Она протянула руки и ухватилась за брюки Чарли, судорожно расстегивая на них пуговицы. Он немного отстранился и сказал:

– Я сам. Сейчас.

В мгновение ока он скинул с себя все, что на нем еще оставалось, и прижался обнаженным телом к обнаженному телу Одри. Она обвила его руками и ногами, словно испугалась, что он может исчезнуть.

Чарли очень хотелось немедленно войти в Одри, но еще больше ему хотелось, чтобы она первой достигла вершины, и он принялся ласкать ее пальцами – сначала нежно, а потом все сильнее. Вскоре спина Одри выгнулась, словно натянутый лук. Дыхание ее стало прерывистым, голова металась из стороны в сторону.

– Чарли… О, Чарли…

– Все хорошо, Одри… Все хорошо, сладкая моя…

Он снова припал к ее губам. Наконец Одри вздрогнула, вскрикнула, и тело ее немного обмякло. Дрогнули пушистые ресницы.

– Чарли! О господи! Чарли!

– Да, Одри… Да, хорошая моя… Да… Да…

И он вошел в нее – так, как входит усталый путник в свой родной дом после долгой разлуки. Одри вскрикнула, и ветерок разнес по всему миру весть о том, что одной девушкой на земле стало меньше. И одной женщиной – больше.

Боже, какой же сладкой она была! Ее плоть охватила Чарли, словно горячий мед, и он зарычал, как лев, спеша отдать ей всего себя. Так хорошо ему не было еще никогда в жизни.

… Одри лежала, медленно восстанавливая дыхание, сбившееся, словно после долгого бега, прислушиваясь к новым ощущениям, переполнявшим ее тело.

Мысли ее бесцельно перескакивали с предмета на предмет.

Тело Одри горело огнем, руки и ноги дрожали от слабости, а на лице застыла счастливая улыбка. Чарли все еще лежал сверху – бездыханный, словно мертвый. Одри глубоко, радостно вздохнула. “Может быть, я тоже уже умерла? – подумала она. – Может быть”.

И впрямь, такой счастливой можно быть, пожалуй, только на небесах.

Она с трудом подняла отяжелевшую руку и положила ее на спину Чарли. Спина была влажной, и Одри почему-то вспомнила о том, что именно так и должны говорить настоящие леди – “влажный”, а не “вспотевший”. Сердце гулко стучало в груди, и в унисон ее сердцу стучало сердце в груди Чарли.

“Два сердца бьются как одно”. – промелькнула в голове Одри строчка из какого-то стихотворения.

Чарли все еще был в ней – странное ощущение, но отнюдь не неприятное. Одри не раз слышала о том, что в первый раз бывает больно. Да, пожалуй, ей было немного больно, но совсем не так больно, как она думала. Скорее непривычно, чем больно.

Ладонь Одри скользнула ниже и опустилась на упругие ягодицы Чарли. Легкая улыбка появилась на ее губах.

До чего же она любила своего рыцаря!

– Чарли?

Он слышал ее, но не мог пошевельнуться. Просто не мог – не осталось сил. Шепот Одри коснулся ушей Чарли и улетел вдаль, чтобы растаять среди цветущих деревьев. В воздухе стоял тонкий аромат яблонь.

“Какой у нее приятный голос, – подумал Чарли. – Звонкий и нежный, как журчание ручейка. Особенно, когда она говорит со мной, а не с шерифом и не со своей глухой тетушкой”.

Ему вдруг захотелось умереть – прямо сейчас, потому что лучшей минуты в его жизни уже не будет. Никогда.

Но мгновения полного безоблачного счастья длились недолго. В душе Чарли вновь проснулся строгий судья и принялся укорять его.

“Изо всех сукиных сынов, наводняющих эти края, ты – самый большой сукин сын, Чарли, – говорил ему внутренний голос. – Ты – самый гнусный обманщик и мерзавец. Зачем ты сделал это? Зачем лишил девственности девушку, которую вздумал обворовать?”

Сердце Чарли болезненно сжалось. Он чувствовал себя последней скотиной.

Чарли поднял голову – тяжелую, словно набитую мокрым песком, и спросил:

– Да, Одри?

Он изо всех сил старался не опустить глаза, а в ответном взгляде Одри видел любовь, которая пришла на смену обычному восторгу.

“Скотина. Какая же я скотина!» – безнадежно подумал Чарли.

– Это… – Голос Одри дрогнул, но она все-таки закончила: – Это было волшебно, Чарли.

– Д-да, – неуверенно ответил Чарли. – Да. Волшебно. Он тяжело перекатился в сторону и растянулся на траве рядом с Одри. Ведь она такая маленькая, такая хрупкая. Он, наверное, раздавил ее. Впрочем, в каком-то смысле он на самом деле раздавил ее, это уж точно. Одри огорченно вздохнула, затем протянула руку и принялась нежно гладить Чарли по плечу. Милая, милая Одри!

– Я и не знала, что это так сладко, Чарли, – смущенно прошептала она.

– Я тоже не знал, что это может быть так сладко, – ответил он.

Слава богу, наконец-то ему представился редкий случай сказать правду! Чарли и в самом деле еще никогда не было так сладко и так хорошо.

И все же, что же он натворил, господи! Эта девушка приютила его, вылечила, обогрела, накормила, помогла найти работу, устроила выступление для его оркестра – и чем же он отплатил ей за все за это? Лишил девственнос-ти, не оставляя при этом мысли о том, как бы украсть ее драгоценности.

Это было невыносимо. Чарли никогда еще не был так противен самому себе, как в эту минуту.

Преодолевая тяжесть во всем теле, Чарли перевернулся на бок. Посмотрел на Одри. Ох, лучше бы он этого не делал! Такой восхитительной картины ему еще не доводилось наблюдать.

Волосы Одри растрепались и окружали ее голову светлым нимбом, сияющим на солнце, – теплым, золотистым, мягким. Щеки ее горели. Рот, и без того крупный, слегка распух от поцелуев. Кожа Одри слегка блестела от влаги. Чарли не удержался и приложил ладонь туда, где грудь Одри перетекала в плоский живот, посмотрел на ее широкие бедра и вдруг с непонятной болью подумал о том, что эта женщина самой природой создана для того, чтобы рожать детей. Рожать и выкармливать их из этой прекрасной, высокой и полной груди с твердыми крупными сосками.

Запах горячего тела смешивался в воздухе с тонким ароматом цветущих яблонь.

Как захотелось Чарли махнуть на все рукой и навсегда остаться здесь с этой женщиной.

Нет. На самом деле ему хочется поскорее сбежать отсюда.

Нет. Ему до смерти хочется остаться.

Проклятие!

Чарли никак не мог разобраться в себе. Одно он знал совершенно точно: сейчас, в эту минуту, он хочет только одного – гладить атласную кожу Одри и жадно пожирать глазами ее обнаженное тело.

– Какая ты красивая, Одри, – прошептал он, скользя глазами по ее чудесным округлостям.

Ах, если бы на его месте был сейчас не он, а другой! То есть, конечно, он, но только иной – с будущим, например. Или хотя бы с капелькой совести в душе.

Одри нежно, счастливо улыбнулась.

– Спасибо, Чарли, – сказала она и слегка смутилась. – И ты… Ты самый красивый мужчина на свете.

Она положила ладонь на руку Чарли, и он вздохнул, прикрыл глаза и прошептал:

– Спасибо, мисс Адриенна.

Вторая рука Чарли ожила и пустилась в путешествие, пока не легла на ее нежную грудь, но тут же испуганно отпрянула, словно не могла поверить в то, что теперь ей позволено даже это.

Чарли глубоко вздохнул и заговорил, тщательно подбирая слова:

– Простите меня, мисс Адриенна. Я не должен был этого делать. Это ужасно то, что я натворил. – Он отвел глаза в сторону и закончил убитым тоном: – Ведь я оказался ничуть не лучше тех парней, которых арестовал сегодня шериф.

– Не смей говорить такие вещи, Чарли, – запротестовала Одри. – Я же сама хотела, чтобы это случилось, и ты это знаешь.

– От этого мой поступок не становится лучше, – вздохнул Чарли.

Одри тряхнула головой, отчего ее растрепанные волосы взмыли вверх, чтобы потом мягкими волнами опуститься на атласные плечи.

– Ну конечно, ты считаешь, что должен извиниться, – понимающе улыбнулась она.

Чарли нахмурился. Разговор начинал сворачивать явно не на ту тропинку.

– Постой, Одри. Давай не будем вновь заводить эту волынку про джентльменов. Остановимся на том, что джентльмен – настоящий джентльмен – всегда должен держать в узде свои чувства.

Одри любовно посмотрела на него.

– Ах, Чарли. Как ты не понимаешь? Ну что такое джентльмен? Он, в конце концов, просто мужчина, а значит, есть вещи, перед которыми ему не устоять, – будь он хоть трижды джентльмен.

– Что-что?

– Да, глупенький. Вот взять хотя бы рыцарей, которых ты так недолюбливаешь. Ведь они всегда покорялись желанию своих дам. И никто из них никогда не заводил, как ты выражаешься, волынку насчет свадьбы и всего такого прочего. Они просто покорялись страсти, и все.

Чарли признался после недолгого размышления:

– Знаешь, Одри, я никогда об этом раньше не слышал.

– Но это правда, можешь мне поверить.

Они замолчали. Чарли продолжал обдумывать слова Одри. Он их так напряженно обдумывал, что окончательно запутался.

– Одри, – наконец сказал он. – Я подозреваю, что все это ты сказала только для того, чтобы меня успокоить. Но я-то знаю, что не должен был этого делать. – Чарли помолчал немного и добавил: – Хотя, конечно, это было просто замечательно.

Одри неожиданно хихикнула, и Чарли, не удержавшись, улыбнулся в ответ. Потом она обвила руками его плечи, и он от неожиданности опрокинулся на спину.

– Ах, Чарли, если не ты самый лучший мужчина на свете, тогда я просто ничего не понимаю в жизни, – улыбнулась Одри.

Она поцеловала его, и Чарли почувствовал, что силы начинают возвращаться в его казавшееся безжизненным тело.

– Одри, – нежно прошептал он, чувствуя, как желание обладать ею вновь наполняет его.

– Чарли… Я никогда в жизни не была так счастлива, как сегодня, – шепнула в ответ Одри и прижалась бедрами именно туда, куда следует.

Чарли застонал, чувствуя, как воспрянула его плоть.

И они еще раз любили друг друга – все на той же мягкой травке, на берегу все той же реки, слышавшей их страстные стоны и бессвязные слова любви. На этот раз Чарли удалось продержаться несколько дольше – во всяком случае, Одри опять первой вознеслась к небесам. Он был горд тем, что ему удалось сделать это.

Потом они снова лежали – бездыханные, уставшие, отдавшие себя друг другу до последней капли, но на этот раз сверху была Одри. Чарли сильнее прижал ее к себе – словно не желая больше расставаться с нею ни на секунду. Какую неземную радость было способно дарить ее горячее тело! И как восхитительно оно пахло – солнцем, цветами яблони и розами. Да, Одри всегда пахла розами.

Ах, эти розы – цветы любви!

Одри вздохнула и пошевелилась. Удивительно, но ни один из них не испытывал ни малейшей неловкости. Напротив, будь их воля, они так и лежали бы здесь целую вечность.

Чарли запрокинул голову и посмотрел в бездонное голубое небо, покрытое легкими пушистыми облачками. До чего же счастливым он мог бы быть даже здесь, в этой пустынной прерии, если бы рядом с ним всегда была Одри! Рядом с нею он мог бы чувствовать себя спокойным и уверенным в своем будущем.

Будущее.

Годы и годы, наполненные любовью и счастьем.

Но может ли он мечтать о таком будущем для себя?

Нет. Его будущее обещает быть нисколько не лучше, чем настоящее, пропитанное страхом и отчаянием.

Перед мысленным взором Чарли проплыли лица друзей.

Лестер. Всегда спокойный, не умеющий лгать и такой слабый. Ему не прожить без твердой дружеской руки, которая будет направлять и оберегать его. Впрочем, может быть, Лестеру повезет, и он найдет другую руку, которая будет охранять его? Может быть, он уже нашел свою судьбу здесь, в этих краях?

Может быть. Но остальные?

Еще четыре лица встали в памяти Чарли. Они смотрели на него с надеждой – на него, своего лидера и командира.

“Но ведь и им удалось найти здесь работу”, – промелькнула спасительная мысль.

“Временную, временную работу, не забывай”, – тут же осадил его внутренний голос.

И еще та хозяйка магазина – родная тетка Одри. Она в любой момент может появиться на сцене и узнать в Чарли и его друзьях бандитов, которые пытались ограбить ее. Она же видела их, запомнила их лица. Она стреляла в Чарли.

И был, наконец, еще Фермин Смолл – неутомимый, словно фокстерьер, одержимый желанием разоблачить и арестовать Чарли.

О господи…

– О господи… – Одри слово в слово повторила тайные мысли Чарли.

Он перестал смотреть в небо и перевел взгляд на нее. Одри выглядела довольной и счастливой, и Чарли, несмотря ни на что, почувствовал гордость за себя.

Ладно, черт побери, пускай он мошенник – а ведь он и в самом деле мошенник, – но, по крайней мере, он помог Одри почувствовать, какое это счастье – быть женщиной. И тут же с горечью подумал о том, что этот дар Одри должна была бы получить из других рук, более чистых; чем у него.

– Тебе хорошо? – тихо спросил он.

– Хорошо? Мне еще никогда в жизни не было так хорошо, Чарли, – ответила она.

– Я очень рад.

Одри немного помолчала и наконец заметила с улыбкой:

– Однако, пожалуй, пора наконец пойти подоить бедняжку Бетси.

Чарли огорченно вздохнул, когда она скатилась на бок и вскочила на ноги. Лежать на траве одному стало сразу холодно и неуютно.

Одри тем временем наскоро ополоснула в реке ведро, затем вымылась сама и обтерлась своим фартуком, напевая при этом во все горло “Лесной квикстеп”. Чарли с удовольствием слушал, как она поет. У Одри оказался хороший слух и приятный грудной голос. Чарли улыбнулся и тоже вошел в воду.

– Можешь вытереться моим фартуком, Чарли.

– Спасибо, Одри.

“Боже мой, – подумал он. – До чего же она славная, милая, добрая – моя маленькая мисс Одри!”

Тут Чарли с отвращением вспомнил о том деле, ради которого, собственно, он и торчал столько времени на ферме Хьюлеттов. Презирая себя до глубины души, он тем не менее спросил нарочито небрежно, вытираясь при этом фартуком – ее фартуком:

– Кстати, Одри, мне очень хотелось бы взглянуть на ваши знаменитые рубины. Вы держите их дома?

О, как он ненавидел себя в эту минуту! Люто ненавидел! И впервые в жизни задал себе вопрос: существуешь ли ты на самом деле, господи?

– Рубины?

Одри перестала застегивать платье, оставив обнаженными прекрасные плечи и умопомрачительную грудь. Руки Чарли невольно потянулись к ее соблазнительным прелестям.

– Э-э-э, да. Хотелось бы их увидеть. Дело в том, что я… я никогда в жизни не видел настоящих драгоценных камней.

Одри звонко рассмеялась, и от ее смеха, казалось, стало светлее вокруг.

– Рубины я не смогу показать, но то, как они выглядели когда-то, ты увидишь. Это я для тебя устрою с радостью.

Чарли с трудом сглотнул. Господи, неужели ты все-таки существуешь?

– Не совсем понимаю, что ты хочешь этим сказать, Одри.

Она взмахнула рукой и принялась объяснять ему, как маленькому ребенку:

– Чего же тут не понять, Чарли? Папа продал рубины, когда мы собирались уезжать из Джорджии. А вместо них заказал копию – из простого стекла, разумеется. Копию я тебе покажу, а те, настоящие камни, разумеется, нет. Они давно уже не наши.

Чарли опустил голову, чтобы спрятать глаза. Слава богу! Он вовремя задал нужный вопрос и получил на него совершенно неожиданный ответ. Вот и лопнуло еще одно его начинание.

Одри не заметила состояния Чарли и продолжала весело щебетать:

– А деньги, которые папа выручил за рубины, очень помогли нам, когда мы перебрались на новое место. По крайней мере, мы смогли купить на них настоящий дом, а не какую-нибудь развалюху. Конечно, это не тот дом, что был у нас в Джорджии, но, по здешним меркам, он считается неплохим.

– У вас отличный дом, Одри, – пробормотал Чарли. Он все еще переживал свое поражение.

Потом спросил – уже из чистого любопытства, только для того, чтобы понять, там ли он искал.

– И где же вы храните их, Одри? Воров не боитесь?

Ведь не каждый грабитель сможет догадаться, что перед ним подделка.

– То же самое я сказала в свое время тетушке Айви – слово в слово. Мы с ней подумали и наконец нашли для них место.

– И где же, интересно знать?

– В горшке с геранью. В том, что стоит на веранде. Я положила стеклышки в железную банку и завязала в тряпку, чтобы земля не набилась, – ответила Одри и пожала плечами. – Может быть, это и глупо, но ты и сам знаешь, какие люди встречаются порой. Увидят что-нибудь красивое и захотят стащить. А стеклышки не только красивые – они к тому же напоминают нам о прошлой жизни. А память нужно хранить, верно?

– Верно.

Чарли рассеянно принялся застегивать пуговицы на рубашке. Да, все верно, все правильно, думал он.

Вот и все. Он погнался за бумажным зайцем. И рубинов не добыл, и испортил жизнь такой прекрасной девушке, как Одри. Идиот! Одно оправдание – он делал все это ради своих друзей.

И все же… Проклятие!

Одри поправила волосы и подхватила в руку ведро.

– Все шпильки растеряла, – хихикнула она.

Чарли почувствовал себя еще больше виноватым. Впрочем, разве в шпильках дело? Шпилек он ей купит хоть целую дюжину. Вот только сегодняшний день ему не переиграть заново. Никогда.

– Можно, я помогу тебе подоить корову, Одри? – спросил Чарли. Ему ужасно хотелось загладить свою вину. Хоть в чем-то.

– Ну, с Бетси-то я и сама отлично справлюсь, – ответила Одри. – Но если хочешь, можешь составить мне компанию. Я буду только рада.

– Спасибо, – растерянно промямлил Чарли.

Одри посмотрела, как он натягивает брюки, и сердце ее радостно екнуло. До чего же он был красив, ее сказочный принц! Красивее его нет мужчины на всем белом свете!

– Мисс Адриенна!

Одри удивленно вздрогнула и повернула голову.

Это был преподобный Фаддеус Топпинг. Священник стоял на краю лужайки, протянувшейся вдоль берега реки. Глаза его, увеличенные толстыми очками, казались непомерно большими. Солнце весело дробилось в выпуклых стеклах, вставленных в черепаховую оправу. Брови священника нависали над очками, словно крылья какой-то диковинной птицы.

– А, это вы, мистер Топпинг, – приветливо улыбнулась Одри. – Как поживаете?

Краем глаза она заметила, что Чарли стоит неподвижно, виновато опустив голову. Таким растерянным Одри его еще не видела. Потом Чарли вздохнул, нервно передернул плечами, смахнул непослушную прядь, упавшую ему на лоб.

Одри подошла к Чарли, нежно взяла его за руку и сказала, обращаясь к священнику:

– Мистер Топпинг, позвольте представить вам моего хорошего друга Чарли Уайлда. Мистер Уайлд вместе со своим превосходным духовым оркестром совсем недавно появился в наших краях. Они собираются задержаться на некоторое время в Розуэлле.

– Да-да, я слышал об этом. Добрый день, мистер Уайлд. – И святой отец покосился на Чарли с явным неодобрением.

– Очень рад познакомиться, – невнятно ответил Чарли.

Одри подозрительно посмотрела на священника.

– Почему вы так на нас смотрите, мистер Топпинг? – невинным тоном спросила Одри и исподтишка подмигнула Чарли. – Может быть, вы подозреваете, что мы с Чарли занимались здесь чем-нибудь неподобающим?

Мистер Топпинг ответил уклончиво:

– Не думаю, что это мое дело – судить других, мисс Адриенна.

– Полагаю, что вы правы, мистер Топпинг, – кивнула Одри.

Мистер Топпинг нахмурился и веско заметил:

– Однако мой долг предупредить вас, как много опасностей поджидает молодых людей, если они сворачивают с прямой дороги на тропу греха, мисс Адриенна.

Он мрачно посмотрел на Чарли и осуждающе покачал головой. Чарли опустил глаза и уставился в землю, чувствуя себя последним мерзавцем. Разоблаченным и осужденным на вечные муки в аду.

– Я, конечно, не имею ничего против вашей дружбы, – продолжил священник. – Молодым людям естественно тянуться друг к другу. Главное – чтобы помыслы их оставались чисты.

Чарли совсем сник и принялся ковырять землю носком своего сапога. Затем, услышав звонкий смех Одри, удивленно поднял голову.

– О чем вы говорите, преподобный! Разве могут поселиться дурные помыслы в голове такого воспитанного и тонкого человека, как Чарли! – сказала она. – Вы и сами в этом могли бы убедиться, если бы слышали, с каким чувством он играет на своем корнете “Влюбленную нимфу”!

Мистер Топпинг покраснел и смущенно кашлянул.

– Я вовсе не хотел никого обидеть, мисс Адриенна.

Одри взяла священника за руку и одарила его улыбкой, от которой растаяло бы любое сердце, будь даже оно из чистого льда.

– Ну разумеется, разумеется, мистер Топпинг. Я же знаю, как вы добры к людям.

– Благодарю вас, мисс Одри, – ответил священник дрогнувшим голосом.

Одри беззаботно взмахнула своим ведром. Впрочем, была ли она так уж беззаботна, как это могло показаться со стороны?

– Я знаю, что у вас доброе сердце, мистер Топпинг. Я и Чарли не раз об этом говорила. Рассказывала ему о том, какие превосходные проповеди вы читаете по воскресеньям. Правда, Чарли?

– Да… Да. Это правда, мисс Адриенна. Говорили.

– Вот видите? Чарли и сам хотел прийти послушать вас, да только, к сожалению, был болен в прошлое воскресенье. Может быть, вам доводилось слышать о том, что его ранили в руку бандиты.

– Да-да, разумеется, слышал, – несколько увереннее, чем прежде, ответил мистер Топпинг. Он вновь посмотрел на Чарли, но уже не с осуждением, а сочувственно. – Очень жаль, мистер Уайлд, что ваше знакомство с нашими краями началось для вас столь печальным образом.

– Не страшно. Рука почти зажила. Мне гораздо лучше.

– О, да. Чарли теперь гораздо лучше, – многозначительно подтвердила Одри и снова подмигнула Чарли, неподвижно застывшему, словно кактус на солнцепеке.

Преподобный еще раз откашлялся и сказал:

– Впрочем, мой сегодняшний визит связан совсем с другим делом. Вы не против, если я пройдусь с вами, чтобы поговорить о нем?


Королева стояла в углу, на том самом месте, где ее в свое время оставили Одри и Чарли, и по-прежнему меланхолично жевала траву. Одри отворила калитку в изгороди, пропуская вперед своих спутников.

– Смелее, мистер Топпинг, – подбодрила она священника. – Рассказывайте о своем деле.

Одри невольно улыбнулась, заметив задумчивое выражение на лице Чарли, когда тот смотрел на зеленеющую травку. Да, вид любой травы будет теперь вызывать у него вполне определенные воспоминания.

14

Пока они шли, Чарли гадал, что именно привело сюда преподобного. Лично он не ожидал ничего хорошего.

Чарли вдруг до смерти захотелось улечься на этой лужайке рядом с Одри – совсем как там, на берегу реки. Обнять Одри, закрыть глаза и забыть обо всем на свете.

– Так чему же мы обязаны вашим визитом, мистер Топпинг? – спросила Одри, склоняясь с ведром к круглому боку коровы.

– Мой сегодняшний визит напрямую связан с мистером Уайлдом, – ответил преподобный Топпинг.

– Со мной? – встревожился Чарли.

Этого еще недоставало! Мало того, что он сам себя готов был убить, так еще…

– Да, – сказал преподобный и нервно кашлянул, прежде чем продолжить. – Э-э-э… До меня дошли слухи, что ваш оркестр дал согласие выступить перед горожанами на ежегодном празднике весны, который католическая церковь проводит во второе воскресенье мая.

– Ну да. Мы согласились поиграть на празднике, – осторожно сказал Чарли.

Интересно, что в этом плохого? Впрочем, лучше подождать и выслушать, что хочет сказать ему преподобный.

– Это просто замечательно, мистер Уайлд. Тем более, что, как сказал мне отец Бернардо, вы даже отказались при этом от денег.

Чарли немного помедлил, припоминая, и ответил:

– Верно, был такой разговор. Мистер Топпинг широко улыбнулся.

– Поступок, достойный настоящего христианина, мистер Уайлд!

– Вы так считаете?

– Разумеется. Вот только… – Улыбка исчезла с лица преподобного. – Вот только мне не очень нравится, что ваше искусство послужит на благо исключительно лишь католикам, живущим в Розуэлле.

Чарли не понимал, куда клонит мистер Топпинг, а потому предпочел промолчать.

Одри не была столь сдержанной и не удержалась, чтобы не спросить:

– А в чем, собственно, дело, мистер Топпинг? Чарли вовсе не собирался отдавать предпочтение католикам перед методистами, верно, Чарли?

– Нет, мэм. Конечно, нет.

– Рад это слышать, мистер Уайлд, – сказал мистер Топпинг. – А я уж было подумал, что вы по своим убеждениям относитесь к католикам.

– По своим убеждениям? – переспросил Чарли. – О, нет, сэр. Я не католик. Нет. И никогда им не был.

– Весьма польщен, мистер Уайлд, – порозовел от удовольствия преподобный. – Нет, я, разумеется, ничего не имею против наших заблудших братьев-католиков, не подумайте.

– Я и не думаю.

Из-под коровьего живота послышалось негромкое хихиканье, и Чарли сам едва сдержался, чтобы не улыбнуться.

– Мои родители всегда водили нас с сестрой в баптистскую церковь, когда мы жили в Америка-Сити. А среди моих друзей всегда было много методистов.

Снова послышалось негромкое хихиканье, заглушенное звоном молочных струй.

– Очень интересно, сэр, – вежливо сказал мистер Топпинг. – Сам я, видите ли, принадлежу к методистской епископальной церкви, но баптистов всегда полагал самыми близкими к нашей вере людьми. Полагаю, что в вопросах веры необходимо проявлять большую терпимость.

Чарли скромно потупился и пробормотал:

– Благодарю вас.

Одри высунула голову из-под брюха Бетси и незаметно показала Чарли большой палец. По счастью, этого не заметил мистер Топпинг, который был поглощен собственными мыслями.

Преподобный задумчиво пожевал губами и наконец заявил:

– Отлично. Я уверен, что мы сможем понять друг друга.

– И я уверен в этом, – ответил Чарли.

Он и в самом деле надеялся, что сумеет наконец понять, что же нужно от него мистеру Топпингу.

– В таком случае как вы, мистер Уайлд, отнесетесь к тому, если я попрошу вас вместе с вашим оркестром поиграть и на нашем празднике? В следующее воскресенье методистская церковь города Розуэлла проводит встречу прихожан нашего города и Арлетты. Будут духовные беседы, а потом распродажа в пользу неимущих.

Мистер Топпинг сложил руки на груди и благожелательно улыбнулся. Щечки его сияли румянцем, словно спелые яблоки. Чарли был обрадован и с облегчением вздохнул. Ну, раз дело только в этом…

Потом он вспомнил о главной опасности, исходившей из Арлетты, – о тетушке Пэнси – и уставился на Одри.

– Ведь ваша тетушка живет как раз в Арлетте, правильно я понимаю, мисс Адриенна?

– Тетушка Пэнси? Разумеется.

– Ну, что ж… – замялся Чарли. Мысли его неслись со скоростью дикого мустанга. – Будет очень приятно познакомиться с нею на этом празднике.

– Тетушка Пэнси редко бывает на церковных праздниках, – ответила Одри. – Она вообще крайне редко приезжает в Розуэлл. Так что, боюсь, ваше знакомство вряд ли состоится.

Она снова склонилась над ведром.

Слава богу! Камень свалился с многострадальной души Чарли. Он улыбнулся преподобному и с легким сердцем сказал:

– Я сегодня же поговорю на репетиции с ребятами, мистер Топпинг. Уверен, что они с радостью примут ваше предложение. Ведь для всех нас играть – это самое большое наслаждение в жизни. Да, я сегодня же с ними поговорю.

– Ах, Чарли, вот будет счастливый случай для нас с тобой! – воскликнула Одри.

– Счастливый случай?

Одри бросила доить корову, и Бетси недовольно фыркнула. Чарли наблюдал за всем этим с недоумением. Что имела в виду Одри, хотелось бы знать?

– Разумеется! – Одри схватила Чарли за локоть.

Нельзя сказать, что Чарли был этим недоволен. Скорее, наоборот – ему было приятно чувствовать прикосновение Одри.

А затем она заговорила. Чарли и прежде знал, что Одри нечасто советуется с кем-либо, прежде чем сказать, но на сей раз она просто убила его.

– Ну как ты не понимаешь, Чарли! Ваш оркестр будет играть на этом празднике, а потом мы всем объявим о своей помолвке!

Земля поплыла под ногами Чарли. Он словно окаменел.

– Какая приятная новость! Поздравляю, мисс Адриенна! И вас поздравляю, мистер Уайлд! – воскликнул преподобный Топпинг. – Такое радостное событие! Знали бы вы, как давно мне не выпадало совершать в своей церкви обряд венчания.

– Э-э-э… Я… – только и выдавил из себя Чарли. Что, в сущности, он мог сказать в эту минуту?

– Да, да! – защебетала Одри. – Это просто замечательно! Чарли выступит со своим оркестром на вашем празднике, а потом мы объявим о своей помолвке. Слава богу, что мы сможем сделать это в вашей церкви, мистер Топпинг, а не в католической, у отца Бернардо. И как хорошо, что Чарли не католик, а баптист. Ведь мы с тетушкой Айви принадлежим к методистской церкви, а значит, мы почти единоверцы!

– Разумеется, – кивнул мистер Топпинг, с отеческой любовью глядя на Одри.

Чарли оторопел настолько, что не мог вымолвить ни слова.

– Благодарю вас, мистер Уайдд, – обратился к нему мистер Топпинг. – От всей души благодарю.

Он подскочил и пылко пожал ему руку. Чарли из последних сил попытался выдавить ответную улыбку.

Одри закончила доить Бетси и ласково шлепнула ее ладонью по спине:

– Пока, Бетси!

Чарли все так же молча подхватил ведро с молоком и потащил его к дому, судорожно соображая, что же ему теперь делать.

Надо что-то решать. И не откладывая в долгий ящик.

Преподобный мистер Топпинг решил задержаться на ферме Хьюлеттов, чтобы послушать репетицию оркестра, которая была назначена на тот же день. Лицо его горело от нетерпения, и он едва смог дождаться ее начала.


Дело не в том, что оркестр сегодня звучал хуже, чем обычно. Скорее, наоборот. Так хорошо они, пожалуй, не играли с тех пор, как покинули свой родной Америка-Сити. А уж когда в воздухе поплыла величественная мелодия “Влюбленной нимфы”, даже преподобный Топпинг не выдержал и приложил к своим глазам белый носовой платок.

И все же Чарли был расстроен.

Его не взволновали слова мистера Топпинга, сказавшего, что выступление оркестра станет подлинным украшением праздника методистской епископальной церкви.

Чарли только молча кивнул головой, когда Пичи Джилберт сообщил, что предчувствие подсказывает ему, Пичи, что все будет хорошо и что все они найдут свое счастье в этом городке под названием Розуэлл.

Чарли ничего не сказал и тогда, когда к нему наклонился Харлан Льюис и с заговорщицким видом прошептал о том, что, по его мнению, они могут и не грабить банк, а просто попытаются скопить немного денег, чтобы добраться до Альбукерке. А уж там они постараются найти себе постоянную работу, и тогда…

Наконец вскоре после окончания репетиции на ферме появился Хомер Поль со старинным корнетом в руках – он пришел на урок к мистеру Уайлду. Увидев своего ученика, Чарли едва не завыл от тоски.

Последний удар нанесла Айви. В конце репетиции она пришла проводить уезжающих в город музыкантов, после чего громко поздравила Чарли с предстоящей помолвкой. Ему сразу же захотелось куда-нибудь убежать и забиться в угол.

Лестер не сказал ничего, но и он вызывал во время ужина раздражение у Чарли – своим молчанием, хмурым видом, сосредоточенным жеванием, наконец. Однако и Лестер не остался в стороне от происходящего. Когда Одри и Айви ушли мыть посуду, он наклонился к Чарли и наконец заговорил:

– Если ты женишься на мисс Адриенне, то что станет с парнями, Чарли?

Чарли ничего не мог ответить старому другу. Он только вздохнул и пожалел о том, что не умер еще вчера.

Вскоре после ужина он отправился в сад и уселся под своей любимой яблоней. Так грустно Чарли не было уже много лет, пожалуй, с той самой зимы – ужасной военной зимы, которая унесла в могилу одного за другим его отца, мать и сестру.

Сейчас же ему не то что жить – играть не хотелось, вот до чего дошло!

Чарли закинул голову и посмотрел на небо. Оно смотрело на него сквозь ветви яблонь – унылое и однотонное. Обычные вечерние сполохи оранжевого и желтого уже покинули небосвод, и он окрасился в траурный серый цвет, на котором тускло поблескивали звездочки и тревожным красноватым глазом смотрела полная луна.

Одним словом, картина на небесах вполне гармонировала с тем, что творилось в душе Чарли.

Он оказался в безвыходной ситуации, в капкане, и тщетно пытался найти лазейку, выскользнуть на свободу целым и невредимым.

И тут в его голове оформилась простая и доходчивая мысль: а почему бы ему не жениться на Адриенне Хью-летт? Чем это не выход? Женись – и не будешь сидеть под этим серым небом и под этой дурацкой яблоней, как побитая собака! Женись – и сразу же почувствуешь себя человеком!

Что и говорить, это была заманчивая идея – в самом деле жениться на Одри и зажить здесь, в глуши, честной, спокойной и размеренной жизнью. Свить свое гнездо и растить в нем детей под веселое щебетание миссис Адриенны Хыолетт-Уайдд.

Растить детей.

Чарли резко выпрямился, больно ударившись при этом затылком о шершавый ствол яблони. А что, если Одри уже забеременела?

Какой же он идиот! Мало того, что он, можно сказать, жизнь поломал наивной доверчивой девчонке, так еще и это… Что будет с нежной, ранимой, романтичной душой Одри, когда она не только узнает о том, что ее соблазнил и бросил мерзавец по имени Чарли, но и поймет, что носит под сердцем ребенка от этого негодяя?

Все. Он больше пальцем не притронется к Одри, на пушечный выстрел к ней не подойдет. Только бы все обошлось, господи! Пусть все обойдется – так же, как с теми же рубинами, которые, по милости божьей, теперь не нужно красть. Хоть небольшое, но все же облегчение. Ограбить Одри после всего, что случилось сегодня на берегу реки, – нет, это было выше его сил.

Итак, решено. К Одри он больше не притрагивается.

Живет здесь монахом до того самого дня, пока не придет пора либо грабить банк, либо уезжать в Альбукерке на сэкономленные деньги. Да, как это ни трудно будет сделать, но необходимо. Подальше, подальше от Одри!

А потом он уедет, и что тогда? Одри поплачет, погрустит, а потом найдет человека, за которого выйдет замуж, – наверняка более достойного ее любви, чем Чарли Уайлд.

Нет. Чарли не мог представить себе Одри в объятиях другого мужчины. Не мог он представить и самого себя без этой девушки. Особенно теперь, когда он лишил ее девственности, сделал ее своей женой в глазах всевышнего.

Что же ему делать? Лучше умереть, чем гореть в этом пламени!

– Добрый вечер, Чарли. Чудесный вечер, правда? При первых звуках мелодичного голоса Чарли едва не грохнулся наземь. Потом повернул голову и увидел ее, стоящую совсем рядом, со своей неотразимой улыбкой на губах. И сердце Чарли вспыхнуло от этой улыбки словно порох – несмотря на то, что минуту назад была дана страшная клятва: всеми способами избегать общения с Одри.

– Добрый вечер, мисс Адриенна.

– Я посижу рядом, не возражаешь?

Чарли учтиво, словно настоящий джентльмен, вскочил на ноги и проворно снял с головы шляпу.

– Конечно, что за вопрос, – ответил Чарли. – Я… Я люблю, когда ты сидишь рядом.

И это было истинной правдой.

Одри легко вспорхнула на изгородь и уселась на верхней жердочке, держась за нее обеими руками.

– Я так рада, что вы будете играть на празднике в методистской церкви, Чарли!

– Что? Да. Да, я тоже рад.

Одри сегодня вечером не походила на саму себя: она была подтянута, сосредоточенна и немногословна – просто чудеса какие-то! Она сидела молча, и с каждой секундой Чарли все больше не хватало ее обычного щебетания.

Потом она вздохнула, и этот вздох пронзил раскаленной иглой сердце Чарли. Он снова почувствовал себя виноватым, нашкодившим мошенником.

– Смотрите, какая луна, мисс Адриенна, – сказал Чарли, продолжая путаться в “вы” и “ты”. – Сегодня, по-моему, полнолуние.

– М-м-м… – рассеянно протянула Одри. – Да, наверное.

Наверное? Ну и ну! Услышать такое от нее, когда речь идет о столь романтическом предмете, как луна? Невероятно!

– А как пахнут магнолии, – брякнул Чарли, тут же мысленно назвав себя последним идиотом.

Одри негромко рассмеялась и заметила:

– Ах, Чарли Уайлд! Какой же вы, однако. Магнолий здесь не найти, хоть три дня скачи во весь опор, я же говорила вам об этом.

Похоже, она, как и Чарли, была не совсем уверена в том, как ей теперь к нему обращаться. Одри посмотрела на Чарли, и что-то странное почудилось ему в ее взгляде. А впрочем, может быть, причиной тому был призрачный свет луны?

Затем Одри снова заговорила:

– Это пахнут яблони.

– Да, конечно, – кивнул Чарли.

Наступило молчание – напряженное и непривычное. Чувствовалось, что им обоим трудно продолжать разговор. События, разыгравшиеся сегодня днем на берегу реки, сковывали их. И Одри, и Чарли заметно нервничали, а молчание все длилось и длилось, и с каждой секундой становилось все тягостнее.

Ему показалось, что он догадался, в чем причина ее сдержанности. “Дело в том, что она ненавидит меня за то, что я с ней сделал”, – подумал он.

Что ж, если это действительно так, ему не в чем упрекнуть Одри. Она имеет полное право ненавидеть его. Чарли скорбно нахмурил брови, а молчание все длилось, длилось и длилось.

– Мне кажется, что из всех генералов на войне лучше всех проявил себя Ли, – наконец сказал Чарли, вновь чувствуя себя законченным кретином. Нашел, называется, о чем говорить с девушкой в такую ночь! – Я знаю, тебе больше нравится генерал Джексон, но я почему-то больше уважаю Ли.

Все это тоскливо и невнятно прозвучало, но Чарли продолжал жевать свою жвачку:

– Ведь что ни говори, а именно Ли командовал тогда в битве при Аппоматоксе. Я это хорошо помню, ведь мы были тогда на этом фронте. Как ты думаешь, Ли – хороший, генерал?

– Наверное.

Черт побери! Опять это равнодушное – наверное! Впрочем, черт с ним, с этим генералом Ли! Чем бы ему расшевелить внезапно оледеневшую мисс Адриенну Хьюлетт?

Чарли сидел, подперев голову руками, а в голове, быстро сменяя одна другую, неслись какие-то беспорядочные мысли. Еще один портрет в генеральских погонах промелькнул в памяти Чарли, и он неожиданно для самого себя гаркнул:

– А генерал Стюард?

Одри удивленно покосилась на Чарли и негромко сказала:

– Прости, Чарли, но зачем же кричать?

Он смутился, кашлянул и продолжал нести свою околовоенную чушь – но гораздо тише, чем прежде.

– Виноват. Не хотел вас… тебя… пугать. Ну так вот – генерал Стюард… Это был… ну, это был генерал…

– Его ведь убили, верно? – равнодушно уточнила Одри.

– Н-ну да, его убили, но… э-э… – Чарли окончательно смутился и умолк.

– Послушайте, Чарли, – вздохнула Одри. – Я понимаю, что Джексон, Ли, Грант и все прочие были хорошими полководцами, но только дело, которым они занимались, – война – глупое и опасное занятие. Ведь на войне убивают. – Она передернула плечами и неожиданно закончила: – Я ни за что не отпустила бы на войну своего сына.

Чарли не сразу нашелся, что ей на это ответить. Потом собрался с мыслями и пробормотал:

– Но… Но ведь раньше война казалась вам таким романтическим занятием, мисс Адриенна.

Он поднял голову и в неверном свете луны рассмотрел промелькнувшую на губах Одри усмешку.

– Так я считала прежде, но теперь… теперь я изменила свое мнение о войне.

– Да? – переспросил Чарли и слегка придвинулся к Одри. Она манила, она притягивала его к себе, словно мощный магнит. Ее губы… Боже, как хотелось Чарли поцеловать эти губы! Он из последних сил сдерживал себя.

– Я и в самом деле была дурой, Чарли, когда разглагольствовала о сражениях, о бесстрашных рыцарях, разящих врагов, – негромко сказала Одри. – Теперь понимаю, как тяжело было тебе выслушивать весь этот бред.

Она выглядела смущенной. Чарли хотелось успокоить ее, но слова застревали у него в горле.

– Тетушка Айви, – продолжала тем временем Одри, – набила мне голову этими сказками. Я понимаю, она старалась сделать мою жизнь интереснее, хотела, чтобы я не чувствовала себя одинокой в нашем захолустье. Эти истории стали для меня второй реальностью, часто более яркой, чем настоящая жизнь. А потом появился ты, и я поняла, какой же была идиоткой. Особенно в твоих глазах.

Чарли хотел было разубедить Одри, доказать ей, что никогда она в его глазах идиоткой не выглядела, но голос по-прежнему не повиновался ему. Все, что он смог сделать, – это только отрицательно покачать головой.

– Не пытайся успокоить меня, Чарли, – сказала Одри. – Я знаю, что ты воспитанный человек, настоящий джентльмен, но… не надо. Я прекрасно все понимаю.

– Одри… – наконец с трудом проговорил Чарли. Она прижала к его губам два пальца, призывая к молчанию, и Чарли смолк.

– Но теперь – все, Чарли. Я избавилась от этих идиотских фантазий, и надеюсь, что навсегда, – прошептала Одри, сильнее прижала свои пальцы ко рту Чарли, а затем перенесла их к своим губам и нежно поцеловала.

– И… избавилась?

– Да. Я пришла к этому сегодня вечером, когда мы с тетушкой Айви мыли посуду. Мне не нужны больше все эти сказочки. Ведь у меня теперь есть ты.

Чарли был готов провалиться сквозь землю.

– И знаешь, Чарли, – она перевела дыхание, – я уверена в том, что никогда и никого не смогу полюбить так же сильно, как тебя. Никогда и никого.

Признание Одри ошеломило Чарли. Он смущенно кашлянул и с глупой улыбкой переспросил: – Ты… Ты любишь меня?

– Да, Чарли, люблю. Всей душой, всем сердцем.

Он не знал, куда ему деваться. Не знал, что сказать. Сердце Чарли пело от счастья, но в мозгу продолжал звенеть тревожный колокольчик. Господи, так и свихнуться недолго!

– И еще, Чарли… – Одри запнулась и тихо продолжила: – Когда мы… поженимся, я стану тебе самой лучшей женой из всех жен на свете, вот увидишь.

– Нисколько не сомневаюсь в том, что из тебя получится самая лучшая жена на свете, Одри.

При свете луны он видел, какой радостью вспыхнули ее глаза.

– Спасибо, Чарли, – проникновенно сказала она. От этих слов Чарли захотелось удавиться. Боже, боже, что же он натворил!

А потом Одри соскочила на землю, привстала на цыпочки и поцеловала его в губы. Он ответил поцелуем на поцелуй – а что он мог с собою поделать?

Потом Одри слегка откинулась назад и внимательно посмотрела в глаза Чарли. Что она хотела прочитать в них?

– Одри, – негромко сказал Чарли, – как я хотел бы быть достойным твоей любви! До сих пор не пойму, за что мне выпало такое счастье? Я очень хотел бы заслужить твою любовь.

– Заслужить? – переспросила Одри. – Но разве любовь можно заслужить! По-моему, она просто или есть, или ее нет, вот и все.

Какими горькими показались Чарли эти простые слова!

А затем она провела кончиками пальцев по его щеке, и Чарли позабыл на время обо всем. На краткий миг Чарли вдруг почувствовал себя легко и свободно, но только на миг.

– Да, наверное, мы с тетушкой Айви выглядели в твоих глазах полнейшими дурами со своими разговорами о рыцарях и настоящих джентльменах, – вернулась Одри к предыдущей теме. – Но пойми и ты: без такого утешения жизнь в этих местах могла бы просто свести нас с ума. Взять хотя бы газеты или журналы. Они приходят сюда с огромным опозданием, и мы читаем в них о событиях, которые давным-давно уже-забыты в большом мире. Так что в этих газетах не больше ценности, чем в сказках. Атак здесь мало что происходит. Глушь, скука, тишина. Иногда бандиты, иногда – индейцы, вот и все новости. Слава богу, что теперь у меня есть ты.

Она говорила так, словно хотела за что-то извиниться перед Чарли. Вместо ответа он приложил тыльную сторону ладони к ее щеке. “Какая у нее нежная, тонкая кожа, – подумал он. – Настоящий атлас!”

– А ты уверена в том, что я действительно тот человек, который тебе нужен, Одри? – печально спросил Чарли.

– Уверена, – не задумываясь, ответила Одри. – Ты мой сказочный принц. Принц Чарли.

– Ну, Одри, какой же я принц? Ведь у меня даже работы настоящей нет! Один оркестр, о котором я должен заботиться.

– Нужно верить в то, что все будет хорошо, Чарли. Просто верить, – ласково сказала Одри. – Так же, как в свое время я сама верила в добрых волшебников и королей, а другие не верили ни во что и ничего не желали замечать вокруг, кроме пыли, колючек да рогатых жаб. Ты сам не раз говорил мне о том, что я ужасная фантазерка.

– Я помню, – кивнул Чарли.

– Ну вот. Пусть я тогда была не права. Пусть я была романтической дурой, но, Чарли, поверь, нужно же иметь хоть немного веры в то, что рано или поздно мир обернется к тебе своей светлой стороной! Тогда тебе будет легче поверить и в собственные силы! Иначе так ничего и не добьешься.

– Да, ты уже говорила мне это.

– И знаешь, если чувствуешь, что в какой-нибудь уродливой веши есть хоть малейший намек на красоту, то самое правильное – вытащить эту красоту напоказ, и тогда произойдет чудо, и то, что казалось ужасным, начнет восхищать тебя.

– Легко сказать…

– Не отчаивайся. Любовь способна творить и не такие чудеса.

– Может быть, ты и права, – со вздохом ответил Чарли.

– Любовь и вера.

Чувства переполняли душу Чарли, и поэтому он нашел в себе силы только на то, чтобы утвердительно кивнуть. Он был зол на себя – ох, как зол! Вера! Ее, как и совесть, не каждому дано иметь, вот ведь в чем штука-то!

А любовь? Да если он только поверит в любовь Одри и даст волю своим собственным чувствам, то это перевернет всю его жизнь, – но разве он готов к такому повороту событий?

И потом, кого на самом деле полюбила эта прелестная чистая девочка, если посмотреть правде в глаза? Подонка, обманщика, лжеца и негодяя – вот кого. Кроме того, он, Чарли, не может ей ответить любовью на любовь еще и потому, что у него на шее висит неподъемный груз – пятеро друзей, которых он обязан вытащить из пропасти, в которую их толкает жизнь.

Так что, по большому счету, ему остается лишь одно – бежать. И он сбежит, оставив Одри с разбитым сердцем, с разбитым сердцем останется и сам. У него было всего одно утешение – слабое, конечно, но все-таки… Да, он лжец, мошенник, преступник, за которым охотится полиция всего штата, – но он не вор. Слава богу, ему, по крайней мере, не придется теперь воровать эти проклятые рубины, которых на самом деле давным-давно и нет.

– Что с тобой, Чарли?

Вопрос вернул его к жизни, но вместе с тем и озадачил. Во всяком случае, ответить на него Чарли так и не смог. Вместо этого он наклонился и поцеловал Одри в губы. Это было, конечно, роковой ошибкой с его стороны. Жаль, что Чарли слишком поздно понял это и спохватился. Да, поздно. Одри уже вспыхнула как порох, и от этого огня запылала страсть и в сердце Чарли.

Они молча направились на конюшню, и всю дорогу Чарли молча проклинал себя за свою слабость, за свой дурацкий характер и непомерную похоть. То, что он делал, то, что он собирался сделать в ближайшие минуты, было достойно только человека, напрочь лишенного совести и чести. Но Чарли продолжал идти рядом с Одри, прекрасно понимая, что ему и на сей раз не удастся справиться с самим собой.

Они с Одри забрались в душистое мягкое сено и долго, нежно любили друг друга под негромкое вздыхание Герцога, стоявшего совсем рядом с ними в своем стойле.

15

Спустя пару дней Фермин Смолл сидел в своей конторе и провожал хмурым взглядом духовой оркестр, отправляющийся из города на ферму Хьюлеттов – репетировать. Сегодня их было шестеро – шестым ехал Хомер Поль.

– Репетировать, значит, поехали, – мрачно пробурчал шериф. – Ну-ну. Знаю я эти ваши репетиции, знаю. Все знаю про вас, голубчики. Знаю и выведу вас всех на чистую воду, чего бы мне это ни стоило.

Он криво ухмыльнулся, отчего его и без того длинное лицо вытянулось еще больше.

– Послушайте, шериф, когда же вы отпустите нас с Лютером? – раздался голос из коридора, где находились камеры для задержанных преступников.

Голос этот принадлежал Гарланду, одному из тех парней, что так неудачно пытались несколько дней тому назад напасть на Одри Хьюлетт. Гарланд стоял возле зарешеченной двери камеры, вцепившись в толстые прутья. Его длинные волосы свалялись, а щеки покрывала неопрятная многодневная щетина.

Напарник Гарланда, Лютер, лежал вытянувшись на койке и пока не принимал участия в разговоре, тупо глядя в потолок камеры. Он только вздохнул и сплюнул на пол.

Фермин обернулся к задержанным, нахмурил брови и резко ответил:

– Сами во всем виноваты. Нужно было действовать смелее.

– Но когда вы нанимали нас, вы же не сказали, что нам придется иметь дело с сумасшедшей, черт побери.

– С сумасшедшей! Это не она сумасшедшая, а вы – олухи. Потому и торчите здесь.

– Олухи, говорите? Да, олухи, что клюнули на вашу удочку. Иначе были бы сейчас в Эль-Пасо и гуляли на свободе.

– Да ладно, – тяжело вздохнул Фермин.

– Ничего себе – ладно! Эй, когда же вы нас отпустите? – не умолкал Гарланд.

– Скоро, скоро, успокойтесь. Я бы давно отпустил вас, но весь город видел, как я привез вас сюда связанными. Так что придется вам теперь немного отдохнуть в камере. Когда все отправятся на праздник в методистскую церковь, я отпущу вас, а всем скажу, что вы сбежали. Дескать, мой помощник Вальдо не уследил.

– А почему мы не можем сбежать прямо сейчас?

– Потому что я сейчас вас охраняю. Если вы сбежите во время моего дежурства, все скажут, что я опять маху дал и меня пора гнать с этого места.

– И правильно скажут. Фермин злобно прорычал в ответ:

– Прикуси свой язык, Гарланд, а не то я и впрямь отдам вас обоих под суд. За попытку ограбления.

– Ха! А мы всем скажем тогда, что это вы сами нас и наняли, – огрызнулся в ответ Гарланд.

Чтобы прекратить этот неприятный для него разговор, Фермин с силой захлопнул дверь, ведущую в коридор. Потом он запер ее и подошел к мутному окну, взяв по пути со стола изрядно затертый конверт. Покрутил его в своих длинных пальцах, посмотрел сквозь стекло на пыль, оседающую на дороге, ведущей из города, потом вытащил из конверта исписанный лист бумаги и медленно, с наслаждением перечитал его – наверное, уже в сотый раз.

– Прекрасно, прекрасно, мисс Пэнси Хьюлетт, – пробормотал он. – Теперь я твердо знаю, что мой день не за горами.

Фермин удовлетворенно хмыкнул, уселся в плетеное соломенное кресло и вытянул длинные ноги. Потом он решил закинуть их на стол, одновременно опершись головой о стену, просчитался и с грохотом опрокинулся навзничь.

Шериф кряхтя поднялся с грязного пола, потирая ушибленные места. Негромко выругался сквозь зубы, посылая проклятия в адрес Чарли Уайлда.

Фермин Смолл считал его виновным во всем, даже в том, что приложился к полу.


– Я узнал, что все вклады в банк будут сделаны к субботе, ближайшей после праздника весны, Чарли, – негромко сказал Харлан Льюис. На его лице не было заметно ни капли энтузиазма.

– Так скоро?

Если бы Чарли не был так расстроен, то и сам сумел бы заметить, как нелепо прозвучал его вопрос. Нелепо и даже смешно. Черт побери, ведь до праздника еще почти три недели!

А послезавтра им играть для прихожан методистской церкви.

Когда Чарли впервые оказался на ферме Хьюлеттов, три недели, несомненно, показались бы ему целой вечностью. Тогда – безусловно, но теперь… Теперь этот срок казался ему неправдоподобно коротким. Три недели! Всего три недели отпущено ему судьбой на то, чтобы быть вместе с Одри!

– Угу – Харлан погладил свой бас так, словно тот был живым существом.

Чарли только теперь заметил, каким расстроенным выглядит его старинный друг. Правда, по внешнему виду Харлана это было и не слишком заметно, но Чарли давно научился видеть своих парней, что называется, насквозь. Да, Харлан явно был не в своей тарелке.

– Что-то случилось, Харлан? – спросил Чарли.

Тот еще раз погладил рукой свой инструмент, а затем пробормотал:

– Если честно, не по душе мне это ограбление. В этом городе все так хорошо отнеслись к нам, Чарли. Просто очень хорошо. Мне, сказать по правде, даже уезжать отсюда не хочется.

– Вот как? – Чарли на мгновение обрадовался, что обрел в лице друга единомышленника.

Харлан грустно покачал своей крупной седой головой. Затем вздохнул и произнес слова, опустившие Чарли с небес на грешную землю:

– Впрочем, у нас нет выбора, как я понимаю. Прежде всего каждый из нас должен думать об оркестре, верно?

Чарли подавил горестный вздох и ответил:

– Пожалуй, ты прав, – и, сокрушенно покачав головой, добавил: – Кроме того, рано или поздно кто-нибудь раскроет нашу тайну, и тогда всем нам конец, Харлан.

Тот снова покачал головой и пробурчал:

– Конечно. Я все понимаю, Чарли.

Чарли не стал говорить о том, что кто-то из самих музыкантов может проболтаться. Совершенно случайно, разумеется. Сказать по правде, он не верил и в молчание самого Харлана.

Харлан отошел в сторону и сел на прежнее место, опустив при этом плечи так, словно на них лежал непосильный груз. Но Чарли-то знал, что это не так. Весь груз навалился на его, Чарли, плечи.

Оркестр только что закончил репетировать пьесу “Гарри Оуэн” и начал было следующую, но тут Чарли обнаружил торчащий в оконной раме длинный нос Фермина Смолла. Вслед за носом показались и маленькие, горящие охотничьим азартом глазки шерифа.

Терпеть это Чарли больше не мог. Проклятие! Ведь всем известно, что за последнее время в окрестностях города, да и в самом Розуэлле произошло не менее шести ограблений, и каждое из них было куда серьезнее, чем их неудавшаяся попытка ограбить в Арлетте заведение тетушки Пэнси. Так нет же! Фермин Смолл плевать хотел на те преступления и продолжает преследовать Чарли и его друзей с упорством сеттера, вынюхивающего уток на болоте.

Хорошо. Пусть Чарли и его ребята не без греха. Пусть у них рыльце в пушку. Но это же не значит, что всем остальным преступникам, промышляющим в здешних краях, должна быть дана полная свобода действий! Если говорить начистоту, то все, что украл оркестр у местных жителей, так это немного сушеных бобов и несколько лепешек – есть о чем говорить!.. И что этот проклятый шериф так вцепился в них? Непонятно.

Чарли перестал играть и опустил трубу. Вслед за ним, один за другим, бросили играть и остальные. Потом головы музыкантов поднялись вверх, и шесть пар глаз уставились в окно конюшни, в котором торчал длинный нос Фермина Смолла.

– Что ему здесь нужно? – недовольно спросил Джордж Олден.

– Видно, у него больше нет других дел, – тряхнул своим альтом Фрэнсис Уотли и презрительно фыркнул. – Когда я в свое время работал помощником шерифа у нас дома, так у меня не было времени, чтобы шататься на репетиции оркестра и что-то вынюхивать. Этот парень просто лентяй, вот что я вам скажу.

Пичи Джилберт кашлянул и громко сказал прямо в окно:

– Мне говорили, что Смолл – никудышный шериф. Здесь почти каждую ночь кто-то кого-то грабит, кто-то в кого-то стреляет, а ему и дела до этого нет. И никого он поймать не может. Кретин.

– Кретин, это точно, – согласился Чарли.

– Интересно, а почему он не ловит тех, кто стреляет в мирных жителей? – спросил Джордж Олден. – Он хотя бы подозревает кого-нибудь?

– Подозревает, – ответил Чарли. – Нас с вами.

– Нас?! – поразился Харлан. – Но мы никогда ни в кого не стреляли, Чарли!

Чарли окинул взглядом потолок конюшни. В потолке по-прежнему торчали стрелы с привязанными к оперению яркими ленточками. Сердце Чарли на секунду болезненно сжалось, и он поспешил опустить глаза, после чего ответил Харлану:

– Я-то знаю, что мы никогда ни в кого не стреляли.

Харлан. Это в нас стреляли, но попробуй докажи что-нибудь этому идиоту!

– Ты имеешь в виду ту старую леди из Ар… – успел произнести Харлан.

Чарли и не подозревал, что Лестер может так быстро на что-нибудь среагировать, однако сейчас он как кошка накинулся на Харлана, свалил его на землю. Чарли протянул руку и тихо прошептал, помогая Харлану подняться:

– Держи язык за зубами, Харлан. Шериф не должен знать о том случае, понимаешь?

– Да, конечно, – кивнул головой Харлан. – Виноват. Забылся.

– Все в порядке, Харлан, – ласково сказал Чарли, отряхивая пыль с плеча своего друга.

Пичи Джилберт продолжал подозрительно коситься на нос шерифа, торчащий в окне.

– Как ты думаешь, на чьей стороне воевал этот придурок во время войны, Чарли? Готов биться об заклад, что не на нашей.

– Наверное, ты прав, Пичи.

– Послушайте, мне надоело, что этот пес все время сует свой длинный нос, куда его не просят, – заметил Джордж Олден.

– И с тобой я тоже вполне согласен, Джордж, – согласился Чарли.

Тут Фермин Смолл понял, что его обнаружили, и показал в оконной раме все свое длинное лицо – надменное и жалкое одновременно. Потом его взгляд вдруг остекленел, и Чарли в свою очередь обернулся к двери, желая понять, что же могло так напугать шерифа.

– Мисс Одри не любит Фермина Смолла, – заметил появившийся в дверном проеме Солнечный Глаз.

Одному богу известно, как он сумел так незаметно появиться на конюшне, словно возникнув из ничего, материализовавшись из пустоты. Солнечный Глаз вытащил из колчана стрелу, вложил ее в натянутый лук и тщательно прицелился в лицо Фермина Смолла, который застыл в оконной раме, словно собственный портрет.

– Вот это да! – ахнул Харлан. – Индеец!

– Все в порядке, ребята! – успокоил всех Чарли. – Солнечный Глаз – мой друг.

– Мисс Одри очень не нравится Фермин Смолл, – спокойно повторил индеец.

– Да он никому не нравится, – пробормотал Фрэнсис Уотли.

– Как поживаешь, Солнечный Глаз? Сто лет тебя не видел! – улыбнулся индейцу Чарли.

Тут наконец-то прорезался голос и у Фермина Смолла.

– Все, все, – квакающим голосом сказал он. – Я ухожу.

– Хорошо, – коротко ответил Солнечный Глаз, провожая непроницаемым взглядом шерифа, бросившегося к привязанной возле изгороди лошади.

Музыканты проводили Фермина Смолла дружными криками, которые сменились громким хохотом, когда шериф споткнулся и на всем бегу грохнулся на землю – прямо под ноги проходившей мимо Одри.

– Сейчас она ему врежет! – мечтательно заметил Пичи Джилберт.

– Да еще как! – подхватил Фрэнсис.

Чарли с улыбкой наблюдал за тем, как Одри грозно надвигается на Фермина, как шевелятся ее губы, изливая поток любезностей на недотепу-шерифа.

Господи, как же он любит эту девушку, кто бы только знал!

Вот только…

Чарли энергично тряхнул головой, прогоняя напрасные мысли. Лучше просто понаблюдать за тем, что произойдет дальше.

И он вместе со всеми досмотрел сцену до конца.

– Нет, я не понимаю! – сердито начала Одри, заходя на конюшню после того, как выгнала Фермина Смолла со двора, словно напроказившего котенка. – Как он может вас в чем-то подозревать? Разве такие музыканты, как вы, способны сделать что-нибудь дурное?

– Мы и сами ничего не понимаем, – ответил за-всех Чарли.

Ответил и поскорее постарался забыть эту очередную свою ложь, положив одну руку на плечи Одри, а второй держа стаканчик с сидром, который она принесла с собой на конюшню для поддержания у музыкантов хорошего настроения. Черт с ними, с приличиями, ведь наверняка всем уже известно об их помолвке. И к тому же им с Одри так мало отпущено времени, что…

– Я просто вне себя всякий раз, когда он появляется на нашей ферме, – все еще сердясь, сказала Одри.

– Фермин Смолл – дурак, – заявил Солнечный Глаз, делая большой глоток и вытирая губы тыльной стороной ладони.

– Это точно, – откликнулась Одри и только теперь осознала, кто это стоит перед ней. Солнечный… Но почему в такое неурочное время?

– Каким ветром тебя занесло сюда, Солнечный? – спросила она. – Что-нибудь случилось?

– Ничего. Я хочу научиться играть на трубе. Изумленный Чарли молча следил за тем, как индеец полез в свой кожаный мешок, висевший у него на спине, и выудил оттуда сверкающий корнет.

– Господи, откуда это у тебя? – не удержался Чарли.

– Оттуда, – загадочно ответил Солнечный Глаз.

Тут Чарли рассмотрел на трубе серебряную табличку – “Конница Соединенных Штатов”, – и волосы зашевелились у него на голове. Дело в том, что ему не раз приходилось слышать о кровавых стычках между федеральными войсками и индейцами. Говорили, что индейцы не только грабили своих пленных, но и снимали с них скальпы. Неужели этот корнет…

Он невольно попятился, но Солнечный Глаз, прочитав мысли Чарли, поспешил успокоить его:

– Нет. Покер. Не бойся.

Солнечный Глаз широко улыбнулся, и вслед за ним улыбнулся и Чарли.

– Покер, говоришь?

– Конечно. Солдаты еще глупее, чем Фермин Смолл. А в покер играют даже хуже тебя.

У Чарли отлегло от сердца, и он негромко сказал, по-прежнему обнимая Одри за плечи:

– Тогда ладно.

– Так ты будешь меня учить? Если ты выучишь меня, я потом приведу к тебе своего сына, Клода.

Чарли обменялся с Одри коротким взглядом. Она улыбнулась и едва заметно кивнула.

– Хорошо, Солнечный, я буду учить тебя. У меня есть уже один ученик, Хомер. Я занимаюсь с ним по понедельникам и четвергам. В пять часов. Если хочешь, можешь приходить в то же время.

Солнечный Глаз вытащил из кармана тяжелые золотые часы на золотой же массивной цепочке и с важным видом посмотрел на стрелки. Чарли тоже с любопытством посмотрел на эти часы. Интересно, а их Солнечный тоже выиграл в покер? Наверное. Этот чертов индеец играет в покер как бог. Другого такого игрока Чарли еще не видел.

– Хорошо, – сказал Солнечный Глаз. – В понедельник и четверг. В пять.

Одри протянула руку и тронула индейца за плечо.

– Солнечный, приходи в город в это воскресенье. И сына с собой приводи. Чарли со своим оркестром будет играть для прихожан методистской церкви.

– Это там, где мистер Топпинг? – уточнил Солнечный Глаз.

– Верно.

Индеец немного подумал и изрек:

– Но ведь мистер Топпинг не играет в покер.

– Не играет, – подтвердила Одри, а Чарли едва сдержался, чтобы не расхохотаться.

Солнечный еще немного подумал и наконец сказал с таким видом, словно делал большое одолжение:

– Я приду. Может быть.

Потом они – Чарли и Одри – провожали музыкантов, и Хомера Поля, и Солнечного, и рука Чарли по-прежнему лежала на плечах Одри. Краем глаза Чарли отметил, что стоящие рядом с ними Лестер и Айви тоже держатся друг за друга Что ж, по всей видимости, настало время и им с Лестером выяснить отношения до конца.

Если Лестер хочет остаться здесь и жениться на Айви Хьюлетт, то, наверное, нужно будет освободить его от участия в ограблении банка. Как же бедняга Лестер будет после этого смотреть в глаза Фермину Смоллу?

Ах, да, ведь Чарли опять забыл рассказать друзьям о рубинах. Вернее, о том, что их больше нет. Но голова его настолько была забита другими проблемами, что эти камни просто вылетели из нее.


С Лестером они столкнулись возле ванной.

– Ты еще не нашел рубины, Чарли? – спросил Лестер.

Он смотрел на Чарли хмуро и выжидательно. Чарли ответил со вздохом:

– Рубинов больше нет, Лестер.

Лестер поднял брови, пошевелил своим длинным носом и неопределенно фыркнул.

– Отец Одри продал камни и заказал вместо них подделку из стекла, – пояснил Чарли. – А на вырученные деньги они и перебрались сюда из Джорджии.

Лестер помолчал, переваривая услышанное, и по виду его было видно, что эта информация обрадовала его. Чарли молча ждал, что теперь скажет ему старый приятель. Он не торопил Лестера. Он прекрасно знал, что тому нужно время, чтобы отреагировать.

Прошло довольно много времени, прежде чем Лестер заговорил вновь:

– Если честно, то я рад, Чарли.

Теперь Чарли потребовалось какое-то время, чтобы оценить ответ Лестера.

– Если честно, то я и сам рад этому, Лестер, – сказал он наконец.

Они вместе покинули ванную комнату и неторопливо направились в дом.

– Мне так не хотелось бы грабить Айви, – пояснил Лестер после очередной паузы.

– Понятно.

– Жаль, что им пришлось их продать. Красивые были камни.

Чарли пристально взглянул на Лестера. Давненько его друг не был таким разговорчивым. Даже болтливым, можно сказать.

Лестер задумчиво кивнул и повторил:

– Очень красивые.

Чарли взял друга за руку. Лестер тут же остановился и повернулся к Чарли, словно ожидая его приказаний.

– Скажи, Лестер, ты собираешься остаться здесь? С мисс Айви? Ну, когда оркестр двинется дальше?

Лестер начал медленно краснеть: сначала шея, потом щеки и, наконец, все лицо. Потом он повертел головой так, словно хотел избавиться от тесного воротничка, и сказал:

– Мне кажется, что мисс Айви очень хорошая женщина.

– Конечно, – кивнул Чарли. – Я тоже так считаю. Лестер замолчал и ничего не говорил так долго, что Чарли начал терять терпение. Наконец не выдержал и спросил:

– Ты женишься на ней, Лестер?

Лестер низко опустил голову, и Чарли едва смог разобрать его невнятное бормотание:

– Она сделала мне предложение, Чарли.

Вот это да! Чарли едва не подпрыгнул на месте.

– Она… сделала?..

Лестер утвердительно кивнул и опустил голову еще ниже.

– И ты… Ты принял ее предложение?

Теперь Лестер поднял голову, и Чарли увидел его страдальческие глаза. Лестер был похож в эту минуту на большую грустную собаку. Чарли ласково обнял друга за плечи и сказал:

– Ты правильно поступил, старина. Я тебя понимаю. Здесь хорошо, и мисс Айви – прекрасная женщина. Настоящая леди.

Лестер вдруг шмыгнул носом, полез в карман, выудил оттуда огромный носовой платок в красную клетку и принялся вытирать им глаза. Так сильно на памяти Чарли он еще никогда не выражал своих чувств.

– Но ты же останешься тогда без баритона, Чарли, – дрогнувшим голосом сказал Лестер. – Пернелла убили, я останусь здесь, а как же вы?

Чарли ответил не сразу. В душе его боролись любовь к Лестеру и чувство долга перед остальными. Перед оркестром. Перед музыкой, наконец. Потом он стиснул рукой плечо Лестера и сказал ему с улыбкой:

– Ничего, Лестер. Мы что-нибудь придумаем. Не переживай из-за этого.

Лиио Лестера просветлело, губы его изогнулись в некую фигуру, что, по всей видимости, должна была обозначать улыбку.

– Мне будет жаль расставаться с тобой, Чарли. Чарли почувствовал, как глаза его наполняются слезами, и со вздохом ответил:

– А мне – с тобой, Лестер. Сам знаешь.

И тут Лестер – старина Лестер, который, как казалось Чарли, никогда не замечает ничего, что происходит вокруг него, буквально сразил его своими словами:

– Мне кажется, с мисс Одри тебе будет тоже очень трудно расстаться, Чарли.

Чарли проглотил подступивший к горлу комок и ответил:

– Ты, как всегда, прав, старина.


Одри сидела на подоконнике и смотрела на луну. До чего же непредсказуема наша жизнь, и как круто может она измениться в считанные недели! Всего лишь месяц тому назад она сидела вот на этом самом месте, смотрела на ту же самую луну и мечтала о своем сказочном принце, который явится за нею и увезет в волшебные страны. А теперь принц уже здесь и в эту минуту спит под крышей их старого дома.

Одри улыбнулась, вспомнив о том, как пылко и нежно они любили друг друга всего лишь какой-то час тому назад. Чтобы заняться любовью, они решили сегодня вернуться на свое заветное место – к реке, где все напоминало им о самой важной и волнующей минуте в их жизни.

Как нежен был с нею Чарли! Как он ласкал, как целовал ее! От его поцелуев у нее начинала кружиться голова, и Одри унеслась бы высоко в небеса, если бы объятия Чарли не удерживали ее на этой земле.

Да, неузнаваемо изменилась ее жизнь за какие-то считанные недели!

И все же, несмотря на восторг, который охватывал ее каждый раз, когда они с Чарли оставались наедине, Одри не могла не заметить, как грустен ее сказочный принц. Своим любящим сердцем Одри безошибочно чувствовала эту грусть, чувствовала невидимый груз, который постоянно лежал на душе ее любимого, и это не могло не волновать ее.

И еще: Чарли вел себя так, словно он недостоин ее любви. Как только подобная глупость могла прийти ему в голову?

Может быть, он мучается от того, что у него нет постоянной работы? Но это ерунда. И потом, разве Чарли не сделал столько всего полезного на ферме? Растить урожай – это еще полдела, ведь еще надо и сохранить его! Теперь, когда на ферме наведен порядок, с хранением не будет больше проблем, а это, считай, увеличит их урожай вдвое. Разве это не выгода?

Новая мысль посетила голову Одри, заставив ее нахмурить брови. Чарли говорил ей, что он плотник. Может быть, ему не хочется становиться фермером? Может быть, в этом дело?

Одри забыла про правила хорошего тона, предписанные для настоящих леди, и принялась грызть ноготь. Правила правилами, но зато палец во рту всегда помогал ей успокоить нервы.

Одри задумчиво посмотрела на полную луну, сиявшую над домом. Ну что ж, в конце концов, Чарли может найти себе и работу плотника. В Розуэлле хороший плотник без дела никогда не останется.

Одри решила оставить вопрос о работе до утра и принялась думать дальше. Что же еще может так расстраивать Чарли?

Или Розуэлл кажется ему слишком маленьким и захолустным городишком для него самого и его оркестра? Конечно, здесь нет ни концертного зала, ни настоящей публики.

Скрепя сердце Одри мысленно согласилась с тем, что такой город, как Альбукерке, конечно, гораздо больше подошел бы для оркестра, чем Розуэлл.

Тут в голову Одри пришла новая мысль, еще более неприятная и тревожная, чем все предыдущие.

Да, Чарли настоящий джентльмен, а потому старается никогда и никому не доставлять неприятностей. В том числе и ей, Одри. Да, он никогда не спорит с нею, но, с другой стороны, разве он когда-нибудь говорил о том, что хочет остаться в Розуэлле? Никогда. Это она, Одри, хочет, чтобы он остался. А когда она говорит об этом, он просто отмалчивается. Из деликатности.

И то сказать, что ему делать в такой дыре, как Розуэлл?

А хочет ли он вообще жениться на ней? Говорил ли он когда-нибудь об этом?

Одри быстро прокрутила в голове все их разговоры с Чарли, и сердце ее похолодело. Нет. Он никогда не говорил о том, что хочет жениться на ней.

А что, если дома, в Джорджии, у него осталась девушка? Невеста? Или, сохрани боже, жена?

С чего это она вбила себе в голову, что Чарли женится на ней? А если это не так?

– Но мы же с ним… – тихо прошептала Одри, глядя в ночное небо.

В ответ ей пришла в голову мысль, заставившая Одри цинично усмехнуться. Еще бы! Ведь ее Чарли – действительно настоящий джентльмен. А это значит, что он считает себя обязанным жениться на соблазненной девушке, даже если не любит ее. Да, он может жениться на ней, но сердце его останется холодным, вот так.

Получается, что она, Одри, просто вынуждает его жениться на себе?

Одри до боли впилась ногтями в ладони и принялась мучительно вспоминать.

Помолвка… Кто сказал преподобному о помолвке? Она сказала, правильно. А что сказал при этом Чарли?.. Верно, он промолчал. Тогда, выходит, она просто не оставила ему выбора?

Час от часу не легче!

Говорил ли он ей, что любит? Нет, никогда, ни разу.

Сердце Одри упало в груди, как падает на землю желтый кленовый лист, сорвавшись с ветки под порывом студеного ветра.

Нет, она не станет удерживать Чарли Уайлда помимо его воли. Иначе сначала он начнет ненавидеть ее, а потом и она сама начнет ненавидеть себя. Кому это нужно? Если он хочет остаться свободным, пусть идет на все четыре стороны. Мужчина всегда должен чувствовать себя свободным и иметь право выбора – это было еще одним из правил поведения для настоящих леди, будь они неладны!

Решение, конечно, было правильным, но при мысли о расставании на глазах Одри заблестели слезы.

А если представить, что у Чарли, с одной стороны, нет любимой девушки в Джорджии, но, с другой стороны, ему тесен маленький Розуэлл и он захочет перебраться в какой-нибудь большой город, – интересно, предложит ли он Одри поехать вместе с ним? А если предложит, то решится ли она бросить все и уехать из этих краев, расстаться с Айви?

Проблемы, проблемы… Сколько их! И как их решать?

Одри погрустила минуту-другую, а потом внезапно решила махнуть рукой на все приличия и откровенно поговорить с Чарли. Прямо сейчас. Почему бы и нет?

Одри пожала плечами и негромко повторила, глядя на луну:

– А почему бы и нет? Тетушка Айви не проснется – она и пушку не услышит. Лестер спит в гостиной, это далеко от спальни Чарли. Так что никто ничего не узнает.

Одри сунула ноги в шлепанцы, запахнула на груди халат и тихонько выскользнула в коридор. В спальне Чарли горел свет: Одри видела желтую полоску, пробивающуюся под дверью. Она помедлила немного, а потом протянула руку и осторожно постучала.

Чарли тоже смотрел в окно, на луну, и мысли его тоже были невеселыми, хотя проблемы, над которыми он размышлял, вовсе не были похожи на те, которые пыталась разрешить для себя Одри. Думал же он о банке, который ему предстоит ограбить в Розуэлле, и о скором бегстве в далекий Альбукерке. Взять банк – непростая задача, тем более что делать это придется без участия Лестера.

Неужели им в самом деле предстоит разлучиться навсегда? Как же они смогут жить друг без друга – это после тридцати лет, проведенных вместе?

И Одри. Как ему найти силы, чтобы покинуть Одри – и тоже навсегда? После всего, что у них было. После того, как он нарушил данное самому себе слово и снова занимался с нею любовью?

Кроме того, ферма. Только-только он начал приводить здесь все в порядок: полки, полы, окна – и теперь все это надо будет бросить?

Нет, он не перенесет разлуки с Одри.

Однако и оставаться здесь нет никакой возможности. В любой момент им грозит разоблачение. Или Пэнси Хьюлетт заявится в Розуэлл, или кто-то из парней нечаянно проболтается. Не нарочно, разумеется, а просто по неосторожности.

Да, за все в жизни нужно платить, и за украденные бобы тоже. По нему, по Чарли, давно уже плачет решетка. Но куда страшнее то, что об этом узнает Одри. Что она подумает тогда о своем принце, да и о рыцарях вообще.

В это время и раздался негромкий стук в дверь.

Чарли подумал, что это, должно быть, Лестер, которому тоже не спится, а потому спокойно взял со стола подсвечник, поправил на себе халат и, тяжело шагая, направился к двери. Когда же он увидел в дверном проеме бледное, заплаканное лицо Одри, то едва не уронил горящую свечу на пол.

– Можно мне зайти, Чарли? – робко спросила Одри. Чарли дернул шеей и смущенно пробормотал:

– Войти? Конечно, Одри, заходи.

Он отступил в сторону, и Одри проскользнула внутрь спальни. Полы ее халата мелькнули в воздухе словно крылья, отчего она показалась Чарли ангелом, спустившимся с небес для того, чтобы навестить заблудшего грешника. Одри подошла к окну и уселась в кресло, в котором только что сидел сам Чарли.

Что и говорить, у Чарли появилось нестерпимое желание подхватить Одри на руки и немедленно улечься вместе с нею в постель, но одна мысль мучила его – ведь это же была постель ее отца! Не слишком ли много бессовестных поступков даже для такого закоренелого преступника, как он? Впрочем, велика ли разница, где совершать грех – на лужайке возле реки или в семейной постели?

– Ты чем-то обеспокоена, Одри? – сказал он. – Что случилось?

Она подняла на него свои заплаканные глаза и торжественно заявила:

– Нам надо поговорить, Чарли.

Многообещающее начало, что и говорить. Чего же хорошего можно ожидать от разговора, если он начинается с таких слов.

Чарли молча отошел к окну и уселся на подоконник.

– О чем ты хочешь поговорить со мной, Одри?

Тут он обнаружил, что по-прежнему держит в руке подсвечник, и рука его при этом заметно дрожит. Чарли поспешил поставить свечу на столик, пока не наделал пожара. При этом, наклонившись, он уловил запах розы, донесшийся с кресла, в котором сидела Одри.

Когда-нибудь, когда он станет дряхлым стариком, доживающим свой век в тюрьме, он еще вспомнит этот аромат, и яблони в цвету, и милое лицо Одри, и…

И Чарли едва не заплакал от жалости к самому себе.

Одри старалась не смотреть ему в глаза. Она опустила взгляд и принялась теребить кисточку на поясе халата. Выглядела она такой смущенной и несчастной, что Чарли нестерпимо захотелось расцеловать и успокоить ее.

– Чарли… – медленно начала Одри. – Знаешь, Чарли, ты вовсе не обязан жениться на мне, если тебе этого не хочется.

Сердце Чарли тревожно сжалось. Как? Неужели она уже раскусила его? Так быстро?

– Что… – ответил Чарли пересохшим ртом. – Что ты имеешь в виду, Одри?

Только теперь она подняла голову и посмотрела ему в лицо. Прекрасные серые глаза Одри были полны слез, и голос дрожал, когда она ответила:

– Я поступила нечестно, Чарли. Не спросила тебя и не оставила тебе выбора. Я… Да, я люблю тебя, но это не значит, что и ты обязан любить меня. Я не выйду за тебя замуж, если ты этого не захочешь. Кроме того, может быть, у тебя в Джорджии осталась девушка, тогда тем более – зачем тебе связывать жизнь с такой простой деревенской девчонкой, как я?

Тут она не сдержалась, и слезы хлынули у нее из глаз.

Одри снова опустила голову и всхлипнула, но говорить при этом не перестала:

– Я знаю, что ты талантливый музыкант, Чарли, и тебе нужна сцена, зрители… Я не смею ни женить тебя на себе, ни насильно удерживать в этой глуши. Я знаю, ты достоин большего. А я тебя недостойна.

Чарли облизнул сухие губы и выдохнул:

– Одри!

И в эту минуту ему вдруг показались незначительными все проблемы, которые мучили его совсем недавно. Какие, к черту, проблемы, когда перед ним самая лучшая девушка на свете!

– Прости меня, Чарли, – тоненько и жалобно сказала Одри.

И в эту секунду сердце Чарли разорвали невидимые, сковывавшие его путы. Чувства его хлынули наружу, ничем больше не сдерживаемые, и Чарли неожиданно почувствовал себя свободным. Свободным, как птица, свободным от всего на свете.

– Господи, Одри, – прошептал он. – Я люблю тебя. Люблю всем сердцем.

Краем глаза Чарли успел заметить выражение восторга, промелькнувшее на лице Одри, пока он приближался к ней, чтобы прижать ее к своей груди. Она прерывисто вздохнула и уткнулась головой в его плечо.

16

– Ты… Ты правда любишь меня? – недоверчиво переспросила Одри.

– Больше собственной жизни.

– Правда?

Чарли не мог проглотить комок в горле и потому только кивнул.

Минуты две или три они сидели молча, тесно прижавшись друг к другу. Сердце бешено стучало в груди Чарли, словно неслось вприпрыжку куда-то вдаль. Нет, он скорее умрет, чем расстанется с Одри. Теперь Чарли знал это наверняка.

На Одри снизошел покой. Ей было сейчас так хорошо, как никогда в жизни. Наверное, даже лучше, чем в тот первый день – там, на лужайке возле реки. Господи, он любит ее! Любит! Быть любимой – это… это лучше даже, чем жить в Джорджии!

Одри положила руку на шею Чарли, наслаждаясь теплом его тела, нежно гладя его кожу. Потом подняла ладонь выше и зарылась пальцами в его густые волосы.

Он любит ее! Какая волшебная сегодня ночь! Самая счастливая ночь в ее жизни!

Потом радость постепенно отхлынула от сердца Одри, сменяясь тревогой. Она немного откинулась назад и внимательно всмотрелась в темные блестящие глаза Чарли, похожие на спелые вишни. Господи, до чего же он красив! Но почему же все-таки грусть затаилась в этих прекрасных глазах?

– И все-таки что-то заботит тебя, Чарли, – сказала Одри и сильнее прижалась к нему, словно боясь потерять. – Скажи, что с тобой?

Чарли вздохнул тяжело-тяжело, словно тащил на своих плечах непомерный груз, однако теперь Одри была уверена в том, что вместе они сумеют решить любую проблему.

– Это от того, что тебе не хочется оставаться здесь, Чарли? – принялась допытываться Одри. – Розуэлл – слишком маленький городок для тебя?

Как ни старалась Одри, голос ее дрожал. Чарли покачал головой и ответил:

– Мне нравится здесь, Одри. С самого первого дня.

Одри потянулась губами к губам Чарли, желая поцелуем снять напряжение, которое чувствовалось в нем. Она нежно поцеловала его и вновь отклонилась назад, чтобы не увлечься восхитительной любовной игрой раньше времени.

– Тогда что, Чарли? Природа? Ну конечно, ты же вырос в Джорджии, где всегда тепло и зелено. А здесь что? Пыль, да кактусы, да прерия, куда ни кинь взгляд. Наши края, наверное, кажутся тебе ужасно унылыми.

Чарли немедленно возразил ей:

– Одри, перестань говорить ерунду. При чем тут природа? Здесь прекрасное местечко. Мне очень нравится прерия. И кактусы тоже. Мне кажется, здесь очень красиво.

Одри удивленно подняла брови и спросила:

– Так что же тогда?

Она подождала немного, но Чарли молчал, и ей пришлось продолжить самой:

– Может быть, ферма, Чарли? Но если ты не захочешь стать фермером, ты всегда можешь найти себе работу в городе. Я уверена, что и мистер Фиппс, и мистер Топпинг будут только рады помочь тебе. У тебя будет любимая работа.

Одри надеялась, что Чарли не сочтет ее излишне навязчивой. К тому же, если верить тетушке Айви, мужчинам нравится думать, что все идеи исходят только от них, но ни в коем случае не от женщин. Впрочем, сегодня, пожалуй, не тот случай. О том, чтобы любое решение выглядело как решение, принятое самим Чарли, она позаботится потом, чуть позже.

Чарли ответил, к большой радости Одри:

– Дело не в ферме. Мне нравится работать на ней, Одри.

Ну что же тогда еще может быть? Одри просто терялась в догадках.

Пожалуй, только последнее, самое страшное. Неужели он все-таки солгал, когда говорил о том, что у него никого нет?

– Тогда я не понимаю, Чарли. Признайся, это все-таки… девушка? У тебя остался кто-то в Джорджии?

– Что? – возмутился Чарли и сердито уставился на Одри.

– Нет? – смущенно сказала она. – Тогда я не понимаю. Но я же вижу, что тебя что-то мучает. Если это девушка, то…

Чарли не дал ей договорить. Он наклонился и поцеловал Одри в губы.

– У меня нет никакой девушки, Одри, – сказал он, оторвавшись. – И знай, что я никогда никого не любил до тебя.

Одри счастливо улыбнулась и вздохнула. Потом снова принялась за расспросы:

– Что тебя мучает, Чарли? Поделись. Прошу тебя. Чарли обнял Одри за плечи, подошел вместе с ней к окну и молча уставился на луну. Одри терпеливо ждала, пока он заговорит.

– Ах, Одри, я просто не знаю, с чего мне начать.

– Начни с главного, Чарли, – тихо ответила она. – Или, еще лучше, с самого начала.

Он еще немного помолчал. Вид у Чарли был такой растерянный, такой несчастный, что Одри захотелось немедленно узнать обо всех его бедах и помочь. Помочь всем, что в ее силах.

Чарли тяжело вздохнул, набираясь решимости, и наконец начал:

– Понимаешь, Одри, это очень трудно объяснить… Одри ждала, нахмурив от напряжения лоб. Рука Чарли неожиданно скользнула вниз и прижала голову Одри к его груди.

– Говори же, Чарли, – прощептала Одри. – Говори.

Вместо ответа он поднял ее личико, нежно взяв пальцами за подбородок, и принялся целовать губы. Одри отвечала на его поцелуи со страстью, думая при этом о том, что нарушает тем самым еще одну из заповедей тетушки Айви: никогда не показывай мужчине, как сильно ты любишь его.

Плевать на заповеди!

Поцелуи их стали такими страстными, что, пожалуй, влюбленным не оставалось ничего, кроме как немедленно улечься в постель, но тут Чарли вдруг откинул голову назад и прикрыл глаза ладонью.

– Что с тобой, Чарли? – умоляющим тоном спросила Одри.

– Не знаю, Одри. Сам не знаю.

Каким же грустным был его голос! Одри нежно погладила руку Чарли, ощущая при этом под пальцами бархат халата. Потом она решительно распахнула халат и приложила ладони к обнаженной груди Чарли, покрытой густыми темными волосками.

Наконец Чарли решился и со вздохом признался:

– Дело в оркестре, Одри.

После короткой паузы, во время которой Одри лихорадочно соображала, что же такого страшного могло случиться с оркестром, она переспросила, так ничего и не надумав:

– В оркестре?

Чарли удрученно кивнул:

– Да. Я обязан заботиться о своих ребятах. Так у нас всегда было заведено.

Наступило молчание. Одри спешно подыскивала нужные слова, но ничего разумного в голову не приходило. Наконец она прошептала, желая подбодрить Чарли:

– Да, я понимаю. Оркестр требует больших забот.

Чарли кивнул, и снова наступила тишина. Одри положила голову на плечо Чарли, чтобы он не заметил ее погрустневшего лица.

Оркестр. Чем она может в этом помочь своему любимому?

– О, Чарли. Мне так жаль… Скажи, а что изменится для оркестра, если ты женишься?

– Многое. Видишь ли, – продолжил Чарли, – я обещал ребятам, что мы всегда останемся вместе. Если я женюсь на тебе, то нарушу нашу клятву. Представь себе. Я женился и решил остаться здесь. А как же они? Ведь прежде всего всем нужна работа. Постоянная работа. У нас ее нет. Кроме того, мы же музыканты, а это значит, что мы хотим играть. Хотим хоть изредка давать концерты. Конечно, музыкой деньги не заработаешь. Для этого нужно устроиться по меньшей мере в большой симфонический оркестр, а где его взять? Потом, если я останусь здесь, а они уедут, то каково мне будет после того, как мы уже пятнадцать лет провели вместе? Одри, ты только подумай: ведь мы прошли с ними плечом к плечу через войну, потеряли в бою половину наших друзей. Нет, я не могу бросить своих друзей, не могу.

– Но разве у них нет сейчас работы в городе, Чарли? – осторожно поинтересовалась Одри.

– Работа есть, но она временная.

– Подожди. Если мистеру Льюису нравится его нынешняя работа, я попрошу мистера Вулрича принять его на постоянную. Дел у него на кузнице хватит на двоих. Я думаю, что мне удастся уговорить его.

“Особенно если подкачу к нему с большой бутылкой бренди из запасов тетушки Айви”, – подумала Одри, но вслух об этом говорить не стала.

– Ты думаешь, это возможно?

– Разумеется. Теперь дальше. Мистер Олден и мистер Уотли. Им, по-моему, нравится работать в газете. С ее владельцем, мистером Стедлоу, я думаю, проблем тоже не возникнет.

“Тем более что мистер Стедлоу полностью зависит от тех объявлений, за которые ему платит деньги литературная лига, возглавляемая тетушкой Айви”, – прикинула про себя Одри.

Чарли прикрыл глаза и поморщился, словно от боли.

– Что с тобой, Чарли? – встрепенулась Одри.

– Прости, Одри. Я просто подумал о Фрэнсисе Уотли. Газета – это, конечно, хорошо, но… Знаешь, ведь он дома был помощником шерифа. Ему очень нравится эта работа А в Розуэлле уже есть шериф – Фермин Смолл.

– Мистер Уотли хотел бы стать шерифом? Замечательно, просто замечательно, Чарли!

– Что же в том замечательного? – непонимающе посмотрел на нее Чарли. – Ведь в Розуэлле есть шериф.

– Пока, Чарли, пока. Поверь мне, что это ненадолго! – оживленно воскликнула Одри. Ей и самой очень хотелось бы в это поверить.

Взгляд Чарли сделался задумчивым, и Одри решила пока отложить разговор о дальнейшей судьбе Фермина Смолла и мистера Уотли.

– С Лестером все понятно, – продолжил Чарли. – Как я понимаю, он женится на твоей тетушке Айви и останется здесь.

Одри принялась загибать пальцы – один, второй, третий…

– Не хватает еще кого-то, Чарли. Кого мы забыли? Давай говори, кого. Я думаю, что и с ним проблем не будет.

– Не уверен.

Одри не понравился его задумчивый тон.

– Так кто он и чем он занимался раньше, Чарли? – спросила она.

– Пичи Джилберт, – ответил Чарли. Он грустно посмотрел на Одри и добавил: – Дома он был страховым агентом.

Одри удивленно подняла брови. Страховой агент? А что это такое? Она в жизни не слыхала про таких агентов. Да и никто в округе о них, пожалуй, не слышал.

Но не позволит же она какому-то Пичи Джилберту стать непреодолимой преградой к своему счастью?

– А что это значит – страховой агент, Чарли?

– Пичи подписывал страховые полисы. Ну, знаешь, если кто-то хочет застраховать свое имущество или дом от пожара, или, скажем, грабежа. Он подписывает такой полис и платит за него небольшие взносы в банк, а банк в свою очередь обязуется заплатить ему всю сумму страховки, если с ним что-то случится. У нас дома, в Америка-Сити, почти все имели страховку. До войны, правда. Теперь-то и там царит бедлам.

Одри немного подумала и решительно сказала:

– Похоже, мистеру Джилберту стоит поговорить об этом с мистером Пинкли, управляющим нашего банка. Я думаю, что такое дело, как страховка, может заинтересовать местных жителей. Я уверена, что мистер Джилберт без работы не останется.

– Пожалуй, стоит попробовать.

А Одри в это время прикинула, что можно будет поговорить с их школьной учительницей, мисс Пинкли, дочерью управляющего городским банком. Кажется, мистер Джилберт пришелся ей по душе, так что она, наверное, не откажется замолвить за него словечко перед своим папашей.

Провалиться ей на месте, если она не сможет пристроить на работу этого мистера Джилберта, – пусть и на такую, о которой до сегодняшнего дня и слыхом не слыхивала. И как только мог найтись человек, которому по душе такая работа?

Впрочем, это ее не касается. Ее дело – помочь Чарли решить все свои проблемы.

Одри крепче прижалась к плечу Чарли и прошептала:

– Ну, теперь все в порядке? Ты больше не переживаешь за свой оркестр?

Одри не стремилась обязательно все взять в свои руки, но разве тетушка Айви не говорила ей о том, что все мужчины – неженки по натуре и любят, когда о них заботятся? Она, Одри, готова была заботиться о своем сказочном принце день и ночь.

Чарли через силу улыбнулся и ответил:

– Пожалуй, нет, Одри.

– Вот и хорошо. Я очень рада, – облегченно вздохнула Одри.

– Я думаю, все они захотят остаться здесь. Харлан говорил мне об этом еще неделю или две тому назад. Да и Фрэнсис тоже.

Трепетная надежда заставила сильнее забиться сердце Одри. Беспокойство и грусть сменились восторгом и радостью.

И уж совсем счастливой Одри почувствовала себя, когда Чарли склонился к ее лицу и начал целовать губы – сначала осторожно, едва касаясь их, а потом все более страстно. Не в силах справиться с собою, Одри расстегнула рубашку Чарли и сделала то, о чем так давно мечтала, – прижалась ладонями к его мощной, поросшей темными волосками груди. До чего же она любила тело Чарли: сильное, стройное – тело настоящего рыцаря!

Чарли почувствовал, что теряет голову, и, подхватив Одри на руки, крепко прижал к себе.

– Сладкая моя, как я хочу тебя, – шепнул он ей на ухо.

– И я хочу тебя, Чарли, – тихо ответила Одри и удивилась, заметив, что он нерешительно топчется посреди комнаты.

Интересно, что же мешает ему перейти от слов к делу? Разгадка оказалась неожиданной.

– Но… Но ведь это спальня твоего отца, Одри, – робко промолвил Чарли. – Я… Мне как-то неловко… Хотя здесь было бы, конечно, удобнее.

Еще бы не удобнее! Одно дело – уютная постель, и совсем другое – трава на речном берегу. Тем более, что она сейчас наверняка мокрая от ночной росы.

– Чарли, – нашлась Одри. – Но ведь мы с тобой скоро поженимся, и тогда это будет наша спальня.

Он не заставил Одри уговаривать себя дважды. Он просто улыбнулся и направился к кровати.

Чарли бережно опустил Одри на покрывало и вопросительно посмотрел на нее. Она улыбнулась и развязала поясок халата. Еще минута – и он упал на пол. Теперь на Одри осталась только тонкая ночная рубашка, настолько прозрачная, что сквозь нее можно было рассмотреть все.

– До чего же мне хорошо, Чарли, – прошептала Одри и сама потянулась к его губам. Их языки встретились и несколько секунд пристально изучали друг друга, пока Чарли не отстранился, чтобы окинуть влюбленным взглядом всю Одри – с ног до головы.

Потом он прошептал:

– Одри… – и потянулся пальцами к ее груди. Взметнулась вверх и перелетела через голову Одри ее ночная рубашка, и ладони Чарли легли на обнаженную грудь.

Страсть переполняла их обоих, а потому любовная игра оказалась недолгой.

“До чего же я люблю его!» – думала Одри, задыхаясь от счастья. Он, Чарли, был для нее всем. Он возносил Одри на такие вершины любви, о которых она никогда не смела даже мечтать.

Какое все же счастье, что ее тетушка глуха как пень и не может слышать ликующих криков своей племянницы, доносящихся из отцовской спальни!

Когда все закончилось, они вытянулись совершенно обессиленные рядом друг с другом, и Чарли зарылся пальцами в пышные волосы Одри. Она обхватила своего рыцаря за шею обеими руками и прижалась к его груди. Вот так бы и лежать всю жизнь – какое это было бы счастье!

– Как же я люблю тебя, Одри. Никогда не думал, что смогу найти такую женщину и она полюбит меня.

– А я никогда и не мечтала встретить такого мужчину, как ты, Чарли.

– Я так благодарен тебе за твою любовь, Одри. Знай, я всегда буду любить тебя, всегда. И… и всегда буду о тебе помнить.

– Конечно, конечно, Чарли, – блаженно улыбнулась Одри. – Разве можно забыть о человеке, если ты на нем женат?

Чарли довольно долго молчал и наконец ответил сдавленным голосом:

– Разумеется, ты права.

Одри удовлетворенно вздохнула и еще теснее прижалась к Чарли.

Ей начинала нравиться супружеская жизнь.


На следующее утро Одри проснулась с улыбкой на губах и рядом со своим рыцарем. Спали они, тесно прижавшись друг к другу, словно орех в скорлупе, и, что самое забавное, Чарли был орехом, а Одри – скорлупой, умудряясь обволакивать своим маленьким телом всю его внушительную фигуру.

Одри осторожно убрала свои ладони с груди Чарли и радостно улыбнулась, вспомнив вчерашний вечер, потом ночь…

О господи, он любит ее! Любит! Любит!!!

Одри хотелось от счастья запеть во все горло.

Тут она подумала о том, что будет, если тетушка Айви найдет свою племянницу в постели Чарли, и хихикнула.

Заря только еще занималась на утреннем небе. В приоткрытое окно спальни пробивался свежий ветерок. Звонко перекликались на ветвях яблони первые ранние пташки.

Что ж, время у Одри еще есть. Она вполне успеет вернуться к себе, чтобы не доводить до крайности свою тетушку, а то ее, чего доброго, еще хватит удар.

Одри тихонько поцеловала плечо Чарли и выскользнула из постели.

Чарли что-то промычал сквозь сон, повернулся, а затем раскрыл глаза и вяло спросил:

– Что, уже пора вставать? А я думал, что мы еще немного поваляемся.

Голос Чарли, слегка охрипший от сна, показался Одри удивительно чувственным, возбуждающим, зовущим. Ей было непросто устоять и не улечься назад в постель, но она устояла, более того, нашла в себе силы накинуть халат.

– Ты можешь еще поспать, Чарли, – сказала она. – А я пойду, чтобы тетушка Айви не обнаружила меня здесь. Не хочу ее расстраивать.

Объяснение Одри оказалось таким деловитым и в то же время забавным, что Чарли невольно хмыкнул. Потом спохватился, стер со своего лица улыбку и виновато сказал:

– Прости, Одри. Я об этом как-то не подумал. Она легонько поцеловала его в губы и успокоила:

– Ничего. Совсем скоро мы поженимся, и нам не придется больше таиться от тетушки Айви.

– Я люблю тебя, Одри, – восхищенно прошептал Чарли.

Она ответила, радостно вздохнув:

– И я люблю тебя, Чарли. Извини, но я очень рада, что тебя подстрелили тогда и ты приехал на нашу ферму…

Еще не договорив, Одри поняла, что говорит нечто невообразимое, и испугалась, что Чарли обидится, но он только весело рассмеялся в ответ.

– Ах, Одри! – воскликнул он, приподнимаясь на постели. – Не понимаю, как я прежде мог жить без тебя!

Он откинул покрывало и встал перед Одри во всей своей красе, и она широко раскрыла глаза, любуясь его стройным сильным телом. Как жаль все-таки, что уже наступило утро!

– И я не понимаю, как могла жить без тебя, Чарли.

– Господи, Одри, – сказал он, натягивая брюки. – Сколько же в тебе доброты. На дюжину людей ее хватило бы!

Шутит он или нет? Одри оторвала глаза от статной фигуры Чарли и посмотрела ему в глаза. Нет, кажется, он говорит правду. Значит, это настоящий комплимент.

– Ты правда так считаешь? – на всякий случай переспросила Одри.

Чарли запрыгал на одной ноге, пытаясь другой ногой попасть в брючину.

– Ну разумеется, Одри, разумеется! Одри прикусила нижнюю губку и сказала:

– Ничего подобного мне раньше и в голову не приходило.

– Доброта и смелость, Одри. И отвага. Вот чем вы с тетушкой Айви отличаетесь от большинства людей. Вдвоем в этой пустыне, где под каждым кактусом притаились бандиты и индейцы, в ста милях от ближайшего большого города – а вам все нипочем! Знай растите себе бобы и пшеницу, лечите людей, выхаживаете животных, ну и так далее. И это две слабые женщины! Нет, Одри, ты самая добрая, смелая, отважная и умелая женщина на всем белом свете!

– Но… – Одри нахмурилась, брови ее сошлись к переносице. – Но все, о чем ты говоришь, несвойственно настоящим леди. Значит, я не леди, так получается?

– Леди? Ты опять про леди? – в свою очередь нахмурился Чарли. – Прекрати немедленно! Я и слышать ничего не хочу о каких-то леди.

– Не хочешь, значит?

Чарли справился со штанинами и теперь затягивал пояс.

– Нет, – ответил он. – Не хочу.

– Ты… настоящий джентльмен, и ты не хочешь, чтобы твоей женой была настоящая леди?

Чарли так яростно фыркнул, так гневно раздул ноздри, что Одри и не рада уже была, что завела этот разговор. Потом Чарли подбоченился и сердито заговорил, глядя прямо в глаза Одри:

– Запомните, мисс Адриенна Хьюлетт: мне никогда не нравились набитые всякой дурью идиотки. Единственная женщина, на которой я хотел бы жениться, – это ты. И вовсе не нужно для этого строить из себя леди. Да и кому нужна “настоящая”, как ты выражаешься, леди в этих суровых краях? По-моему, на этих леди здесь еще меньше спроса, чем на фальшивые доллары. Ты, – он ткнул пальцем в сторону Одри, – вот кто мне нужен. Красивая, добрая и умелая. И работящая, в отличие от этих жеманниц, которые называются “леди”!

Чарли выдохся, опал, как сдувшийся воздушный шарик, и совсем тихо добавил:

– Да и я никакой не джентльмен, чтоб ты знала.

Одри давно пора было уходить, но она задержалась еще ненадолго. Страстный тон, которым говорил с нею Чарли, удивил ее, но еще больше поразил Одри смысл сказанного. Слова Чарли легли на ее сердце, словно бальзам на рану.

– Спасибо тебе, Чарли, – сказала Одри. Оставались непроясненными еще две вещи, и об одной из них она решила спросить, не откладывая: – Скажи, а ты научишь меня когда-нибудь, как нужно сушить цветы? Даже если не хочешь, чтобы я была похожа на леди?

Чарли удивленно посмотрел на нее, потом запрокинул голову и расхохотался. Одри посмотрела на него и тоже улыбнулась.

– Ах, Одри. – Чарли шагнул к ней и подхватил на руки. Поцеловал в губы, прежде чем поставить обратно на пол, и сказал, как-то странно глядя ей в лицо: – Знаешь, когда наша старшая дочь начнет ходить, я отведу вас обеих на берег реки и там научу, как нужно сушить цветы. Договорились?

Одри почувствовала, что на глаза навернулись слезы. Она энергично заморгала и негромко ответила, в то время как ей хотелось кричать от радости:

– Прекрасно, Чарли. Договорились.

Чарли смотрел на нее с любовью и нежностью.

– Я хочу, чтобы первым ребенком у нас была девочка. Маленькая девочка, такая же прелестная, как ее мама.

Он правда этого хочет? Странно!

– Девочка? – переспросила Одри. – Но… Но тетушка Айви говорит, что мужчины всегда хотят иметь сыновей.

Чарли отрицательно покачал головой и заметил:

– Ничего она не понимает в мужчинах, эта твоя тетушка Айви! Ровным счетом ничего!

– Наверное, – согласилась Одри и добавила: – Впрочем, это только к лучшему.

Натягивая сапоги, Чарли деловито сказал:

– Пойду на конюшню, Одри. Постараюсь до завтрака приладить там еще одну полку.

Одри, уже стоявшая возле двери, обернулась и нерешительно спросила:

– Чарли, а ты не мог бы поехать сегодня утром в город вместе со мной? Я понимаю, тебе хочется закончить с полками, но мне просто необходимо сделать в Розуэлле несколько визитов. А ты тем временем купил бы все, что нам нужно в магазине мистера Фиппса.

– С удовольствием, Одри, – откликнулся Чарли. – Для тебя – все, что угодно.

Одри благодарно улыбнулась и прошептала:

– Спасибо, Чарли.

Она ушла, а Чарли еще несколько минут сидел неподвижно, глядя ей вслед.

17

В Розуэлл Одри и Чарли укатили после завтрака, усевшись в запряженную лошадью легкую коляску. Айви и Лестер остались дома одни.

Размышляя над этим, Одри игриво покрутила ручку своего раскрытого зонтика и заметила с улыбкой:

– Могу себе представить, чем без нас займутся Лестер и тетушка Айви!

Чарли не заставил ее ждать с ответом. Он хлестнул лошадку вожжами и сказал:

– Наверняка они догадаются воспользоваться кроватью. Гораздо удобнее, чем на траве, да и платье потом стирать не нужно – не испачкается.

– Чарли! – с притворной обидой откликнулась Одри. Он весело рассмеялся.

Коляска въехала в город и покатила по улице – как раз мимо офиса шерифа, сквозь окно которого виднелась склоненная над столом голова Фермина Смолла. Услышав стук копыт, он поднял глаза, увидел коляску с сидевшими в ней Одри и Чарли и вскочил с места так резко, что опрокинул стул.

Чарли услышал стук, взглянул в окно и коротко заметил:

– А вот и наш милый друг шериф.

Одри тоже посмотрела в окно, увидела, как судорожно дергается рука Фермина, пытаясь вытащить из кобуры пистолет, и вздохнула.

– О господи! Он опять за свое.

Не успела Одри повернуть свой зонтик так, чтобы он скрыл лицо Чарли от глаз шерифа, как Фермин все-таки вытащил из кобуры взведенный “кольт”, но не удержал в руке, и тот с грохотом свалился на пол. И тут же в тихом утреннем воздухе раздался новый, гораздо более сильный грохот – это выстрелил пистолет незадачливого шерифа.

Заслышав выстрел, вздрогнули редкие прохожие на улице, заржали, заволновались лошади. Те, что были на привязи, стали рваться, желая оказаться подальше, те же, что шли под седлом, принялись гарцевать на месте. Один проезжавший верхом джентльмен в конце концов не усидел на своем коне и свалился из седла на пыльную мосте-вую.

Волновались не только лошади, забеспокоились и прохожие – ведь всем в Розуэлле хорошо было известно, что от шерифа Смолла с обнаженным “кольтом” в руке лучше держаться как можно дальше.

– Неужели Фермин Смолл должен кого-нибудь пристрелить, чтобы остальным стало окончательно ясно, что он идиот? – воскликнула Одри.

– Я надеюсь, что Фрэнсис вскоре станет шерифом в этом городе, – покачал головой Чарли. – Розуэлл явно заслуживает лучшего шерифа, чем Смолл.

– Святая правда.

Чарли удивленно покосился на Одри, услышав в ее тоне непривычную для нее жесткость. Она и выглядела в эту минуту решительно, мрачно и даже, можно сказать, непримиримо.

Интересно, что малышка Одри придумала на сей раз!

Подъехав к магазину, Чарли остановил лошадь и помог Одри выбраться из коляски. Ощутил на короткий миг в своих руках ее легкое как пушинка тело.

“Господи, почему ты не свел меня с этой девушкой пару месяцев тому назад, пока я еще не был преступником?» – подумал Чарли.

Но теперь уже поздно. Они перешли роковую черту, и теперь неумолимый закон преследует их, словно гончая, идущая по следу. Увы, за все в жизни рано или поздно приходится платить.

– Ты приготовила для меня список того, что нужно купить, Одри? – спросил он.

– Приготовила, – кивнула Одри. – Спасибо тебе, что согласился помочь. Иди в магазин, а я отправлюсь по своим делам. Я ненадолго.

Чарли очень хотелось спросить Одри, что это за дела, которыми она собирается заняться, но он сдержался. Чарли не сомневался, что дела эти каким-то образом связаны с ним и его друзьями.

Ну хорошо. Пусть то, что сделает сегодня Одри, окажется для них для всех сюрпризом. Будем надеяться, что этот сюрприз окажется приятным.

Одри чмокнула Чарли в щеку на прощание, взмахнула зонтиком, укрывая от прямых солнечных лучей свой изящный носик, и поспешила прочь по пыльной улице.

“Боится получить от солнышка еще пару веснушек”, – подумал Чарли и улыбнулся. Лично ему веснушки Одри очень нравились. Сказать по правде, он был от них без ума.

– Доброе утро, Клетус, – сказал Чарли, когда колокольчик на входной двери магазина негромко звякнул у него за спиной.

– Доброе утро, Чарли, – широко улыбнулся ему в ответ Клетус Фиппс. – Опять что-нибудь хотите купить для леди Хьюлетт?

– Опять, – кивнул Чарли, вытаскивая из кармана лист бумаги, исписанный рукой Одри.

– Давайте, я сам посмотрю, – протянул руку Клетус и добавил негромко: – До меня тут дошли слухи о том, что вскоре одна милая девушка сменит свою фамилию.

Он озорно подмигнул Чарли и улыбнулся так радостно, что тот удивился – неужели Клетус Фиппс так счастлив оттого, что счастливы они с Одри?

– Полагаю, что на сей раз слухи не врут, – ответил Чарли. Достаточно уклончиво ответил, чтобы не завраться самому. К тому же этот слух вполне может относиться и к Лестеру с Айви – уж эти-то двое точно поженятся, даже если Чарли почему-либо не сможет жениться на Одри.

– Очень рад слышать это, Чарли. Очень рад.

Чарли расплылся в ответной улыбке. Черт побери, он за последние месяцы успел уже, оказывается, забыть о самых простых радостях, и одна из них – чувствовать себя свободным человеком.

Свободным и честным.

– Спасибо, Клетус, – пробормотал Чарли.

Он протянул Клетусу руку, и тот с энтузиазмом пожал ее.

Неизвестно, как долго продолжались бы еще взаимные благодарности и поздравления, если бы не страшный грохот, донесшийся сзади. Чарли хватило секунды, чтобы обернуться, распознав длинную фигуру Фермина, шатающуюся над опрокинутым бочонком с огурцами, и быстренько пригнуться.

– Эй, полегче… – раздался сердитый голос Клетуса, но его заглушил выстрел.

Мистер Фиппс испуганно нырнул под прилавок, и оттуда донеслись глухие, но очень энергичные проклятия.

Раздался новый выстрел. Это Фермин Смолл все же не сумел сохранить равновесие и растянулся на полу в луже огуречного рассола.

К упавшему бросились оба – и Чарли, и Клетус. Чарли выхватил из руки Фермина “кольт”, а Клетус озабоченно склонился над развороченным бочонком.

Завладев пистолетом и убедившись в том, что смертельная опасность, исходящая от Фермина Смолла, временно ликвидирована, Чарли бесцеремонно схватил шерифа за руку и помог ему подняться.

– Доброе утро, шериф, – язвительно сказал Чарли.

– Мне кажется, что есть люди, которым просто противопоказано носить при себе оружие, – мрачно заметил Клетус. – Они сами по себе страшнее всякого оружия. Зачем вы свалили бочонок с огурцами, а, шериф? Да еще и прострелили его!

– Случайно, случайно, Клетус, – смущенно ответил шериф, разглядывая продырявленный бочонок. Из дырки продолжал медленно вытекать огуречный рассол.

Затем Фермин вспомнил о том, кто держит его за руку, и мрачно приказал, покраснев:

– Отпустите меня, Уайлд!

Чарли не просто охотно отпустил руку шерифа – он буквально отпихнул ее от себя.

– Какой был бочонок, – вздохнул Клетус. – И какие огурцы!

Он оглядел изгаженный пол, поднял взгляд на шерифа, поджал губы и сухо объявил:

– Стоимость бочонка и огурцов я запишу на ваш счет, Фермин, вместе с теми бобами и селедкой – помните?

– Но селедку-то можно было еще продать, – пробормотал Фермин Смолл.

– После того как вы растоптали ее своими слоновьими ногами? – поинтересовался Клетус и прошипел сквозь зубы, подходя вплотную к шерифу: – Может быть, вы сами, Фермин, и стали бы есть ту селедку, может быть. Но лично я ни за что не стал бы потчевать этой селедкой своих уважаемых покупателей после того, как ее топтали ваши грязные сапоги. Я слишком дорожу своим добрым именем… в отличие от некоторых.

Фермин передернул плечами, поправляя сюртук, перекосившийся на одну сторону во время сражения с огурцами.

– Я же не виноват в том, что у меня такие длинные ноги, что за все цепляют, – пробормотал он.

Клетус воздел руки к потолку и возопил:

– Господи, дай мне сил и терпения!

Затем он обернулся к Чарли и продолжил совершенно другим, деловым тоном:

– Давайте займемся вашим заказом, Чарли. Шериф сейчас уйдет. Ему пора.

– Хорошо, Клетус, – мрачно пробормотал Фермин. – Я уйду. Только верните мне сначала мой пистолет. Слышите, Уайлд?

Чарли задумчиво посмотрел на “кольт”, зажатый в руке, покачал его на ладони, словно прикидывая на вес.

– Хм-м-м… – нерешительно протянул он.

– Разрази меня гром, если я разрешу Чарли вернуть вам эту опасную игрушку, – заявил Клетус Фиппс. – Хватит уже шума на сегодня.

Длинное лицо Фермина Смолла вытянулось еще сильнее, и он сердито ответил:

– Вы совершаете ошибку, Клетус. Даже, можно сказать, преступление. Я – законный шериф города Розуэлла, и этот пистолет – мое законное оружие. Я требую вернуть его. Именем закона.

Однако Клетус, похоже, ничуть не испугался. Он ехидно посмотрел на Фермина и ответил:

– Я думаю, что вам недолго осталось ходить в шерифах, Фермин. Что же касается вашего “кольта”… – Он задумался на секунду, а затем просиял: – А… на “кольт” я накладываю гражданский арест – за нарушение тишины и спокойствия в городе. За то, что он дважды нарушал за сегодняшнее утро тишину, а ведь нет еще десяти часов.

Чарли восторженно улыбнулся. Аи да Клетус! Вот это голова! Как он ловко решил проблему этого проклятого пистолета!

Клетус же тем временем доводил свою мысль до полного совершенства.

– Ведь если, скажем, какой-нибудь пьяный ковбой дважды выстрелит за утро, да еще за столь короткое время, вы должны будете арестовать его за нарушение общественного порядка, Фермин. Вас самого арестовать за это нарушение я не могу, к великому моему сожалению, но, по крайней мере, ваш “кольт” я конфискую, и будь я проклят, если что-нибудь мне сможет в этом помешать.

Фермин насупился и окинул долгим недобрым взглядом двоих мужчин, стоявших перед ним. Затем натянул на уши свою помятую шляпу и еще раз дернулся всем телом внутри своего сюртука, пытаясь вернуть его на место. Затем шериф втянул голову в плечи и направился к выходу. Он был бы похож в эту минуту на собаку, упустившую зайца, да только вот собаки не бурчат себе под нос проклятий.

– Это неправильно, черт побери, неправильно, – доносился голос-Фермина уже от самой двери. – И я вас, мерзавцы, выведу на чистую воду! – С этими словами он исчез, а Чарли повернулся к Клетусу и увидел, что тот провожает взглядом шерифа, обнажив зубы в недоброй улыбке.

– Даю голову на отсечение, Чарли, – сказал Клетус, – что этот человек куда опаснее всех окрестных бандитов, вместе взятых.

– Поберегите голову, – ответил Чарли. – Я и без этого полностью с вами согласен.

“Хоть прав-то, по большому счету, все же шериф, – подумал он при этом. – И идет он по верному следу, ищейка проклятая”.

Клетус быстро подобрал все товары, обозначенные в списке, и помог Чарли донести покупки до коляски.

Оглядевшись по сторонам и нигде не обнаружив Одри, Чарли решил воспользоваться случаем и съездить на кузницу. Ему давно хотелось кое о чем расспросить Харлана. Дело в том, что Харлан когда-то занимался разведением лошадей, а с недавнего времени ему не раз приходило в голову, что ферма Хьюлеттов – подходящее место для этого. Одним словом, ему нужен был совет настоящего профессионала, а Харлан Льюис был далеко не последней фигурой среди конезаводчиков Джорджии, и неважно, что было это еще до Гражданской войны, так жестоко поломавшей судьбу каждого из них.

Подъехав к кузнице, Чарли вдруг ощутил на себе чей-то взгляд и, обернувшись, заметил нескладную фигуру Фермина Смолла, поспешно юркнувшую за угол.

“Нет, эта волынка так и будет тянуться, пока я наконец не уеду отсюда навсегда”, – с тоскою подумал Чарли.

Впрочем, не Фермин во всем виноват, а он сам, Чарли Уайлд, ставший на скользкий путь и утащивший за собою пятерых своих друзей. И неважно, что они ничего существенного не украли, ведь они пытались украсть. А для закона и одного намерения будет достаточно, чтобы отправить их всех за решетку. Никто не станет докапываться до тех истинных причин, которые вывели их на этот опасный путь.

Чарли поежился, словно от холода, и ему захотелось поскорее скрыться с глаз Фермина Смолла. Нет, что ни говори, но если шериф города Розуэлла и идиот, то нужно отметить при этом, что он очень упорный идиот.

Рэйли Вулрич, хозяин кузницы, стоял возле раскаленного горна обнаженный до пояса, с молотком в руке, и отблески пламени играли на его рельефной мускулатуре. Увидев Чарли, он очень обрадовался и сказал с улыбкой:

– Доброе утро, мистер Уайлд! А ваша маленькая леди упорхнула отсюда буквально минуту тому назад. Жаль, что вы разминулись с нею.

Чарли ответил приветствием на приветствие Рэйли и удивленно переспросил:

– У вас была Одри?

– Была, была. Кстати, примите мои поздравления, Чарли. – Рэйли отложил в сторону подкову, над которой трудился, вытер руки о черный фартук и протянул правую Чарли. – Мисс Одри Хьюлетт – прелестная барышня. Вам очень повезло, Уайлд!

– Спасибо. Большое спасибо. – Чарли снова, как и в магазине Клетуса Фиппса, испытал смущение. – Вы правы. Мисс Одри – прелестная девушка. Я бы даже сказал – лучшая девушка на свете.

“Черт побери, – подумал он. – Как славно было бы остаться здесь с такими хорошими людьми, как Клетус, как Рэйли. Остаться, и…”

В памяти Чарли живо всплыло разъяренное лицо женщины, смотревшей на них поверх длинной шеренги бутылок с разноцветными этикетками. Потом она поднимает руку с пистолетом и стреляет…

И все мечты Чарли мгновенно разлетаются, как осколки разбитого стекла. Нет, раз уж он стал преступником, то будет отвечать за все по всей строгости закона. Никуда ему не деться.

Чарли постарался ничем не выдать своих чувств и пожал протянутую ему крепкую ладонь. Ах, как нужна была ему такая надежная и сильная рука, чтобы опереться на нее в трудный час!

Но на руку Рэйли он мог бы рассчитывать, только если бы был честным человеком. А так… Кто же протянет руку помощи вору?

Чарли совсем расстроился и постарался отвлечься от неприятных мыслей.

– И что же Одри делала у вас? – обратился он к Рэйли.

– Да так, было у нее небольшое дельце, – неопределенно ответил Рэйли, окончательно заинтересовав Чарли.

– А Харлан здесь? – спросил он.

– Конечно, где же ему еще быть. Он там, внутри, во-зится с записями, – махнул рукой Рэйли и добавил со вздохом облегчения: – Я так рад, что у меня появился помощник, который умеет не только мехи раздувать, но еще и вести учет. Сам-то я совершенно не умею возиться со всеми этими цифрами… будь они неладны.

Чарли направился было в комнату, в которой должен был находиться Харлан, как вдруг снова почувствовал затылком пристальный взгляд. Он обернулся и увидел носок пыльного сапога, торчащий из-за угла соседнего сарая. Судя по всему, на сей раз Фермин Смолл устроил за ним настоящую слежку!

“Ну и черт с ним! – сердито подумал Чарли и пошел своей дорогой.

Потом они поговорили все втроем – Чарли, и Харлан, и Рэйли – и успели подробно обсудить устройство стойл и кормушек, а Одри все не было и не было. И тогда Чарли решил наведаться в газету, где работали Фрэнсис и Джордж.

– Доброе утро, мистер Уайлд, – приветствовал его мистер Стедлоу, владелец единственной розуэллской газеты, поднимаясь навстречу со своего скрипучего стула. – Боюсь, что вы разминулись с мисс Адриенной. Она только что была здесь. А пока примите мои поздравления, мой друг.

– Благодарю вас, мистер Стедлоу, – пробормотал Чарли.

С одной стороны, его смущало всеобщее внимание к их предстоящей помолвке, а с другой, все больше удивляла бурная деятельность, которую развернула нынешним утром Одри. Он через силу улыбнулся. На самом деле ему хотелось заплакать.

– Привет, Чарли! – выглянул из соседней комнаты Джордж со свеженабранным газетным листом в руке. – Поздравляю!

– Спасибо, Джордж.

– Фрэнсиса на месте нет. Он отправился в церковь, поговорить со священником о завтрашнем празднике. А сам мистер Стедлоу собирается написать о нашем выступлении. Материал появится в нашей газете на следующей неделе.

И Джордж расплылся от уха до уха – не иначе, как представив свое имя, набранное на газетной полосе.

Когда Джордж закончил свою речь, мистер Стедлоу добавил:

– Я действительно собираюсь написать о вашем оркестре, мистер Уайлд. Не так-то часто в наших краях появляются музыканты такого класса. Это же настоящее культурное событие для здешних мест.

И опять на какое-то мгновение Чарли ощутил себя равноправным членом общества и честным человеком. Он смущенно покраснел и не нашелся что сказать, кроме банальных слов благодарности.

Тут Чарли увидел, как улыбка медленно сползает с лица редактора, и его брови начинают сердито сдвигаться к переносице.

– Что случилось?

Мистер Стедлоу ответил, не переставая хмуриться:

– Здесь кто-то есть, мистер Уайлд, и этот кто-то пытается прятаться. Черт! Кого это ты принес сюда, а, лукавый?

Чарли тяжело вздохнул и ответил за лукавого:

– Думаю, что это Фермин Смолл.

Брови мистера Стедлоу стремительно покинули переносицу, чтобы удивленно изогнуться над глазами.

– Этот идиот? Но какого черта он может вынюхивать у меня в газете?

– Это он меня вынюхивает, мистер Стедлоу. Считает меня преступником.

– Кого? Вас?

Чарли коротко кивнул и со вздохом пояснил:

– Он повсюду сегодня меня преследует, с самого утра. Ходит за мной по всему городу.

– Господи, дай мне сил и терпения! – слово в слово повторил заклинание мистера Фиппса мистер Стедлоу и так же воздел руки к потолку. – Похоже, мне пора приняться и за эту тему. Человек, опасный для общества, должен быть изгнан из него.

Чарли же тем временем размышлял о том, как много событий успело вместить в себя это прекрасное летнее утро. Интересно, что еще успеет случиться сегодня? Ведь день еще только начинается! Хочется надеяться при этом, что к концу сегодняшнего дня он еще не окажется за решеткой.

Тут Чарли обнаружил, что давно уже покинул редакцию мистера Стедлоу и находится возле банка – того самого банка, который задумал ограбить.

“Нет, не стану я его грабить, – подумал Чарли. – Уж лучше остаться в памяти Одри только лжецом и коварным соблазнителем, чем еще и бандитом вдобавок!”

Впрочем, если ему все же придется под нажимом обстоятельств грабить этот банк, то всю свою долю он оставит Одри. Пусть хотя бы однажды в жизни награбленное послужит доброму делу.

Чарли окинул взглядом городской банк Розуэлла.

Это было самое большое строение в городе – в полных два этажа. В окнах первого были вставлены огромные толстые стекла – предмет особой гордости владельца банка, мистера Пинкли. Эти стекла он выписал бог знает откуда за огромные деньги. Мистеру Пинкли очень хотелось сделать Розуэлл самым красивым городом на всем Западе, и при этом городской банк должен был стать его украшением.

– Рад видеть вас, мистер Уайлд! – воскликнул мистер Пинкли, когда Чарли вошел наконец внутрь банка, и энергично пожал ему руку. – Вы не прогадали с невестой, скажу вам положа руку на сердце. Кстати, она только что вышла отсюда.

Пожалуй, это был самый загадочный визит Одри за все утро. Чарли оставалось лишь гадать, что именно забыла его суженая в центральном и единственном банке города Розуэлла.

Не успел Чарли поблагодарить мистера Пинкли за его добрые слова, как взгляд банкира сделался тревожным и уставился в сторону окна, в котором блестели знаменитые стекла. Чарли уже знал, кого заметил мистер Пинкли. Теперь оставалось лишь повернуться и убедиться в этом самому.

Ну разумеется! Носки огромных сапог Фермина Смолла не вместились за портьеру и теперь нагло торчали наружу.

Мистер Пинкли спросил напряженным свистящим шепотом:

– Это грабитель, как вы думаете, мистер Уайлд?

– Я думаю, что это Фермин Смолл, – улыбнулся в ответ Чарли.

– Фермин Смолл? Ему-то здесь какого черта понадобилось? Я знаю, что Фермин Смолл кретин, но дойти до того, чтобы прятаться у меня за портьерами, – этого за ним еще не водилось!

– Он считает, что я преступник, мистер Пинкли. Выслеживает меня все утро.

Мистер Пинкли изумленно посмотрел на Чарли и пробормотал:

– Проклятие! Однако этот идиот слишком опасен… – И с этими словами он поднялся со своего кресла.

Мистер Пинкли уверенным шагом подошел к окну и решительно отдернул портьеру. За портьерой обнаружился Фермин Смолл – Чарли и на сей раз не ошибся.

Мистер Пинкли хотел было оттащить шерифа от окна, но внезапно увидел перед собой дуло пистолета и испуганно отскочил в сторону.

Фермин выглядел не менее испуганным, чем банкир, и у Чарли появился вполне обоснованный страх за жизнь и безопасность мистера Пинкли. Чарли хорошо знал, что происходит, когда Фермин Смолл размахивает оружием.

И выстрел не заставил себя долго ждать. Он прогремел в пустом помещении оглушительно, словно залп корабельной пушки.

Чарли в ужасе зажмурился, но вскоре осторожно открыл глаза.

Слава богу, Фермин и на этот раз не попал.

Вернее, попал, но в кресло банкира, а это, согласитесь, все же лучше, чем если бы он попал в самого мистера Пинкли.

Чарли испытывал одновременно и чувство облегчения, и чувство вины. Ведь если бы этот идиот подстрелил мистера Пинкли, то он, Чарли, по большому счету, был бы не менее виновен в этом, чем шериф.

Нет, надо бежать отсюда, и как можно скорее! Мало того что он рискует своей головой, так еще и подставляет под пулю ни в чем не повинных людей! Тех самых людей, что с такой добротой, с таким теплом отнеслись к нему.

Чарли рванулся к окну, возле которого застыли двое. Положив руку на плечо мистера Пинкли, Чарли почувствовал, как тот дрожит. И вместе с тем прикосновение Чарли внезапно пробудило банкира от оцепенения и вызвало взрыв гнева.

– Прочь из моего банка, Фермин Смолл! – закричал мистер Пинкли. – Убирайтесь! Немедленно! Иначе я приму меры!

Фермин, продолжавший недоуменно разглядывать свой пистолет, только сглотнул. Он даже не пытался сопротивляться, когда Чарли протянул руку и вытащил “кольт” из его дрожащих пальцев. Однако прикосновение Чарли и его вывело из оцепенения.

– Отдайте мой пистолет, Уайлд.

– Не слушайте его, мистер Уайлд! – перебил Ферми-на мистер Пинкли. – Это сумасшедший, а психам нельзя давать в руки оружие!

– Я не псих и не сумасшедший, мистер Пинкли! – возмутился Фермин Смолл.

Мистер Пинкли схватил его за лацканы сюртука и принялся бешено трясти, приговаривая:

– Вы едва не убили меня, Фермин Смолл! Зачем, зачем вы приперлись сюда? Зачем прятались за портьерой? Зачем целились в меня из своего идиотского пистолета?

– Я н-не хотел убивать в-вас, Пинкли… – У шерифа стучали зубы, так сильно тряс его мистер Пинкли.

Мистер Пинкли еще сильнее встряхнул шерифа. Голова Фермина дернулась и свесилась ему на грудь.

“Как у дохлой курицы”, – подумал Чарли.

Однако чувство вины подталкивало Чарли к тому, чтобы освободить шерифа из рук мистера Пинкли. Почему Чарли почувствовал себя виноватым? Да потому, наверное, что в глубине души ни на минуту не забывал о том, что он преступник, а значит, Фермин Смолл страдает из-за него, из-за Чарли. Страдает при исполнении, так сказать.

Чарли положил руку на плечо мистера Пинкли и осторожно, но настойчиво оторвал его от шерифа.

Мистер Пинкли был пунцовым от гнева. Он ткнул в сторону Фермина Смолла пальцем и прокричал:

– Убирайтесь из моего банка! Сию же минуту убирайтесь! Пока я не передумал и не свернул вам шею! Вонючка!

Фермин потер ладонью шею и направился к выходу, смерив по дороге Чарли таким испепеляющим взглядом, что, если бы взгляды могли убивать, валяться бы сейчас Чарли на полу с прожженной грудью. Уходя, Фермин, по своему обыкновению, бурчал что-то себе под нос, и Чарли успел разобрать:

– Вонючка! Никакой я не вонючка! В бане был в прошлый понедельник. И я здесь шериф, а не кто-нибудь. Я один решаю, кого здесь арестовать, а кого нет…

Тем временем Чарли повел по-прежнему трясущегося от нервной дрожи мистера Пинкли назад, на место, и помог ему усесться в кресло. Оказавшись за своим столом, мистер Пинкли открыл нижний ящик, вытащил оттуда стеклянную фляжку, нетерпеливо повернул пробку и не отрываясь, одним долгим глотком осушил фляжку до дна.

Потом посмотрел на пустую посудину слегка повлажневшими глазами и сказал извиняющимся тоном:

– Ой, простите, Уайлд. Забыл вам оставить.

– Все в порядке, мистер Пинкли. Вам это было гораздо нужней, чем мне.

Банкир оторвал взгляд от фляжки, осоловело посмотрел на Чарли и опустил отяжелевшие веки.

– Да, – прошептал он. – Да, вы правы. Абсолютно правы.

Чарли хотелось сказать что-то хорошее, ободряющее этому симпатичному мистеру Пинкли, едва не ставшему жертвой сумасшедшего шерифа, но подходящие слова не шли с языка, так он был взволнован. Чарли подумал о том, что все жители города будут только счастливы, когда Фермина Смолла снимут с его должности. Хорошо бы выбрать на его место настоящего шерифа – такого, например, как Фрэнсис Уотли. Из Фрэнсиса вышел бы прекрасный шериф.

Чарли остро осознал несбыточность своей мечты, и ему захотелось закричать во весь голос.

Выйдя из банка, он увидел Одри, которая ждала его возле коляски. До чего же Чарли был рад увидеть ее, осо-бенно после того, как он выслушал столько поздравлений и столько добрых слов о своей будущей жене.

На обратном пути Чарли был весел и даже посвистывал себе что-то под нос, несмотря на то, что позади остался нелегкий день, отобравший у него немало душевных сил. Рядом с ним сидела Одри и весело щебетала о чем-то своем, но Чарли не прислушивался к словам, наслаждаясь только мелодией ее голоса. Как хотелось Чарли, чтобы все это длилось вечно – тихий солнечный день, близость Одри и ощущение покоя. Как хотелось ему быть достойным и такой жизни, и любви такой девушки, как мисс Одри Хьюлетт.

Кстати, а чем она занималась в городе весь сегодняшний день? Чарли спросил ее, но, несмотря на все усилия, не добился ничего, кроме загадочного: “Делами”.


После обеда на ферму съехались музыканты, и только теперь, из разговора во время репетиции, Чарли наконец понял, чем на самом деле занималась сегодня в городе его невеста.

Да, если бы он не влюбился в нее раньше, он непременно полюбил бы ее только за то, что она успела сделать за одно утро. Ведь каждый из его друзей подходил и рассказывал о том, как чудесно все переменилось в его жизни благодаря Одри.

Первым оказался Пичи Джилберт. Чарли уже и не помнил, когда видел его таким радостным.

– Знаешь, отец мисс Пинкли предложил мне работу у себя в банке. Кассиром. А еще обещал переговорить кое с кем из фермеров, и если дело пойдет, то я перейду на работу страхового агента. И еще… Он назвал меня хорошим парнем, слышишь, Чарли?

Чарли потрепал друга по плечу:

– Мистер Пинкли прав, Пичи. Ты на самом деле славный парень и к тому же самый лучший страховой агент во всей Америке.

Ну, насчет всей Америки, может быть, было сказано слишком сильно, но такого человека, как Пичи, всегда стоит лишний разок похвалить.

Потом Харлан Льюис наклонился к Чарли и негромко прошептал ему на ухо:

– Я считаю, что теперь нам нельзя грабить банк, Чарли. Иначе старина Пичи может потерять работу.

Чарли посмотрел на Пичи, посмотрел на Харлана, и вдруг в его сердце шевельнулась надежда.

Его парни хотят остаться здесь. Это место для них оказалось таким же желанным, как и для него самого. Господи, так, может быть, не все еще кончено и не все потеряно?

– Возможно, что ты прав, Харлан, – сказал Чарли. – И вообще… Может быть… Может быть, мы все останемся в Розуэлле и начнем здесь новую жизнь…

– Отличная мысль, Чарли, – с затаенной надеждой произнес Харлан и кивнул головой.

Чарли еще раз обвел лица своих друзей внимательным взглядом и спросил:

– Как вы считаете, никто из наших не проболтается о том, что случилось тогда в Арлетте?

Харлан и Пичи утвердительно кивнули с самым серьезным видом, и Чарли очень захотелось поверить в то, что все еще будет хорошо. И он на самом деле начинал верить в это. В самом деле. Парни будут держать язык за зубами, а потом пройдет какое-то время, и все постепенно забудется.

– У нас здесь есть все, о чем мы мечтали, – включился в разгбвор Джордж Олден. – Наконец-то мы нашли место, где у всех есть работа, и при этом мы можем заниматься тем, что всем нам по душе, – играть в оркестре. И нам не нужно теперь думать о том, как бы кого-нибудь ограбить и бежать в Альбукерке.

Неприятная мысль шевельнулась в голове Чарли и омрачила его радость.

– А что… А что насчет той леди? Ну, которую мы пытались ограбить? Ведь она живет совсем рядом, буквально в нескольких милях отсюда. Кроме того, она родственница Айви и мисс Адриенны. С нею-то как быть?

К сожалению, Чарли уже успел получить представление о Пэнси Хьюлетт из разговоров о ней с Одри и Айви. Он был на все сто уверен в том, что ему никакими силами не удастся заставить ее поверить в то, что это не они пытались тогда ограбить ее в Арлетте.

И тут свое скупое, но, как всегда, веское слово сказал Лестер:

– Чушь, – вот что он сказал.

Пять пар удивленных глаз уставились на него.

– Что ты имел в виду, Лестер? – спросил его Чарли.

Ответа пришлось подождать. Лестер почесал подбородок, пожал плечами, помялся и только после всего этого пояснил:

– Там было темно.

– Темно, – повторил Чарли и посмотрел на Харлана. Тот – на Пичи, Пичи – на Джорджа, а тот – на Фрэнсиса.

Наконец Харлан кивнул головой и ответил за всех:

– Конечно. Там было темно.

Лестер втянул по своему обыкновению голову в плечи и едва заметно шевельнул подбородком – надо полагать, тоже кивнул.

И как только Чарли не додумался до этого раньше! Конечно, там было темно! Они вошли в ту проклятую лавку через пару часов после заката. Разве кто-нибудь из них разглядел эту Пэнси Хьюлетт? Конечно, нет. Значит, и она их не опознает, даже если столкнется с ними нос к носу!

О господи! Неужели же и впрямь появилась в их жизни какая-то надежда, какой-то просвет?

– Пожалуй… Пожалуй, ты прав, Лестер, – все еще боясь поверить в удачу, сказал Чарли.

Тут Джордж во всеуслышание объявил, что мистер Стедлоу, редактор местной газеты, предложил ему остаться в Розуэлле и работать – для начала репортером, а там – кто знает… Во всяком случае, мистер Стедлоу говорит, что у него, у Джорджа, большие способности к журналистике. Можно даже сказать, талант.

Все принялись дружно поздравлять Джорджа, после чего послышался немного смущенный голос Фрэнсиса Уотли:

– Кое-кто в городе спрашивал меня о том, как я отнесусь к тому, что меня выдвинут на должность шерифа. Мистер Стедлоу обещал написать обо мне большую статью в своей газете и агитировать местных жителей голосовать на следующих выборах шерифа именно за меня. А пока я смогу продолжать работать в его газете.

Все признали, что это просто отличная идея.

С каждой минутой надежда, поначалу такая робкая, становилась все сильней. Она росла в груди Чарли и, казалось, начинает раздувать ее изнутри.

Чарли еще раз окинул взглядом своих друзей. Много лет он не видел их такими радостными и возбужденными – пожалуй, с тех давних пор, когда все они еще жили в довоенной Джорджии. И все это сделала Одри! Своим серебряным язычком и солнечной улыбкой она за одно утро сумела сделать то, чего сами они не сделали бы и за год.

До чего же он любил эту необыкновенную девушку!

Итак, все прекрасно. Во-первых, им не нужно бояться теперь того, что в них опознают тех грабителей из Арлетты. Лестер прав. Там было так темно, что мать не узнала бы родного сына. Во-вторых, получив в Розуэлле постоянную работу, они избавляются от необходимости грабить банк. И, наконец, отпадают все преграды, и они с Одри могут стать мужем и женой.

Еще одна мысль пришла в голову Чарли, и он невольно улыбнулся. Нужно будет потом поговорить об этом с Одри. Похоже, теперь он может предложить ей постоянную работу – ведь духовому оркестру города Розуэлла очень скоро потребуется свой собственный директор.

18

И вот настало утро того дня, на который был назначен праздник методистской церкви городских общин Розуэлла и Арлетты, и утро это выдалось просто прекрасным.

Пушистые легкие облачка крошечными клочками ваты висели в сияющей бездонной синеве летнего неба. Легкий ветерок приятно освежал согретую солнцем кожу.

Одри и Айви мыли на кухне посуду после завтрака. Лестер седлал лошадей, а Чарли стоял на ступенях веранды и наслаждался погодой.

Солнечный день как нельзя лучше гармонировал с настроением Чарли. Душа его была преисполнена надежд на лучшее. На то, что они с Одри вскоре поженятся. На то, что у него начнется новая жизнь – здесь, на этой вот ферме. И наконец-то у него появится семья. Настоящая семья.

Ну а пока его будущая жена мыла на кухне тарелки, Чарли решил новым, хозяйским глазом окинуть окружающий мир. В желудке приятной тяжестью лежал плотный и вкусный завтрак, сердце Чарли переполняла любовь, и потому взгляд его оказался не только хозяйским, но и весьма благодушным.

Итак, что же видел перед собою будущий фермер Чарли Уайлд?

Во-первых, бесконечную прерию, сливающуюся на горизонте с аквамариновой синькой неба. Маленькие вкрапления зелени в общую весьма унылую картину – яблоневый сад, небольшие лужайки да еще вдали – полоска берега Кэлоун-Крик, поросшего сочной травой, при взгляде на которую Чарли невольно улыбнулся.

Да, пейзаж здесь был совсем не похож на тот, к которому привыкли глаза Чарли за годы жизни в Джорджии Но все равно – ему по сердцу была эта земля, он готов был уже полюбить ее – за то лишь, что встретил здесь Одри.

Чарли посмотрел на небо и счастливо улыбнулся.

Прекрасный сегодня денек!

Он запрокинул голову, и яркое солнце тут же облило ее своими жаркими лучами. Чарли прикрыл глаза и теперь вместо красок впитывал в себя звуки – шепот ветерка, шелест листвы в саду и пение птиц, которым вторил из своего стойла музыкальный Герцог.

Прекрасный денек! И просто великолепное местечко!

Чарли готов был полюбить этот мир всем сердцем.

Может быть, полюбить его так же, как он любит Одри.

Впрочем, нет. Любовь к Одри – вещь совершенно особенная, совершенно отдельная, и ставить рядом с" нею нельзя ничего.

Перед мысленным взором Чарли проплыли ландшафты его родной Джорджии – богатые зеленью, бурлящие, кипящие жизнью и оттого немного суетливые. Нет, что и говорить, Джорджия – роскошный край, но все же…

Но все же, судари мои, и здесь богатейший край. Край еще не раскрытых возможностей, край, у которого все еще впереди, чего не скажешь о той же Джорджии. И недолго еще прозябать в неизвестности таким городкам, как Розуэлл. Вот увидите, господа, пройдет совсем немного времени, и Розуэлл станет одним из крупнейших американских городов. Таким же, например, как теперь Сан-Антонио. Во всяком случае, в этом городе есть уже даже свой духовой оркестр, и, без лишней скромности заметим, – неплохой оркестр, джентльмены!

Ну хорошо, хорошо. Может быть, сравнивать Розуэлл с Сан-Антонио – это уж слишком… Ладно. Сравним его с… с Альбукерке, например. И скажите теперь, чем это Розуэлл хуже Альбукерке? Ничем, ничем и еще раз ничем. А какие здесь люди!..

Здесь Чарли не мог не перескочить мыслями к своей Одри.

Она – настоящий ангел! Чудо! С нею он будет счастливейшим из людей. Чарли и не думал, что когда-нибудь встретит в своей жизни человека, который так близко станет принимать его заботы. И не только принимать, но и решать их быстро, энергично и ловко – так, как это продемонстрировала вчера Одри.

Тут лучезарная улыбка сползла с лица Чарли, и оно стало серьезным. В эту секунду он поклялся богу, что, как только они с Одри поженятся, он расскажет ей всю правду – и о неудавшемся ограблении в Арлетте в том числе.


Итак, Чарли стоял на солнышке и философствовал, Лестер запрягал лошадей, а на кухне тем временем шел свой разговор между теткой и племянницей.

– Пока ты моешь тарелки, я прочитаю тебе письмо, Одри. А потом вытру посуду.

Поскольку слуховой рожок Айви лежал без дела на краю стола, Одри не стала себя даже утруждать ответом.

– Пэнси пишет, что приедет на сегодняшний праздник, – продолжила тем временем Айви. – Письмо я получила только сегодня утром – нашла его перед завтраком под входной дверью.

– Вот как? Обычно она не приезжает на такие праздники! – крикнула Одри, обернувшись через плечо, и заметила нахмуренные брови Айви. – Что случилось, тетушка!

– Да вот она пишет, что приедет и сделает нечто такое, после чего мы навсегда забудем о том, как смеяться над нею, и никогда не забудем сегодняшний день.

– Ничего не понимаю. Ерунда какая-то! И потом, разве мы смеемся над тетушкой Пэнси? – Айви тем временем взяла со стола свой рожок, и Одри уже не приходилось кричать.

– Да кто вообще способен понять то, что несет моя сестрица Пэнси? – сердито пророкотала Айви. – Ведь она просто выжившая из ума старая дура.

– Ну-ну, тетушка Айви, не горячитесь, – укоризненно улыбнулась Одри. – Тетушка Пэнси всего на десять месяцев старше вас.

– Нет, она старая дура, – упрямо возразила Айви. – Ты послушай только, что она еще пишет: “Я вовсе не собираюсь слушать эту идиотскую музыку, которую будет играть ваш хваленый оркестр”.

– Ну, знаете! – вспыхнула Одри. – В таком случае вы абсолютно правы, тетушка Айви. Тетушка Пэнси и в самом деле просто выжившая из ума старуха!

Но вот часы пробили десять раз, и Лестер подкатил к крыльцу в коляске, вымытой до блеска. Одри и Айви принялись укладывать в нее свое печенье, предназначенное для благотворительной распродажи, а Чарли, забравшись внутрь коляски, заботливо укрывал каждую корзинку плотным полотенцем – для того, чтобы уберечь печенье от дорожной пыли.

Затем они с Лестером помогли забраться в коляску своим дамам. Чарли поддержал при этом руку Одри, а Лестер – руку Айви, которая в другой своей руке держала слуховой рожок, заново украшенный цветами и ленточками.

– Ну что, все на месте? – спросил Чарли, с довольным видом обозревая собравшуюся компанию.

– Все на месте, можем трогать, – улыбнулась ему в ответ Одри.

– Тогда вперед!

Чарли улыбнулся ей, подмигнул Лестеру, тот легонько стегнул коня вожжами, и коляска тронулась в путь.


– Ну наконец-то! – сердито посмотрел на Фермина Смолла Гарланд и сграбастал со стола свой пистолет.

– Как договаривались, – неприязненно ответил Фермин. – Сказал, что отпущу вас сегодня, и держу слово. Только говорите потише, пока Вальдо спит.

– Хей! – окликнул Гарланд своего дружка Лютера, который продолжал сидеть, тупо уставившись на свой “кольт”. – Сунь пушку в карман, Лютер, и пошли отсюда.

Перед тем как покинуть офис шерифа, Гарланд погрозил Фермину своим тощим пальцем.

– А вообще-то так нечестно, Фермин. Ты должен был заплатить нам больше. Мы же не договаривались о том, чтобы сидеть целую неделю в твоей вонючей камере. Сколько времени мы потеряли! А ведь время – оно, сам знаешь, деньги. Особенно для нас.

– Заткнись, Гарланд! – оборвал его Фермин Смолл. – Ничего я вам больше не дам. Мне и так еще надо платить и за бобы, и за огурцы, и за селедку.

– Ну, это уж не наши проблемы. Кто же виноват в том, что ты уродился таким идиотом? Разве что твои родители. Но помни: ты наш должник!

– Заткнись! – повторил Фермин Смолл. – Заткнись и проваливай прочь из моего города!

– Из твоего города? Ха-ха!

Гарланд подхватил Лютера под руку и вместе с ним выскочил на улицу.

Фермин Смолл смотрел вслед удаляющимся бандитам и размышлял о том, как прекрасна была бы его жизнь, если бы только не этот мерзавец Чарли Уайлд. Так, как Чарли Уайлда, Фермин еще никого в своей жизни не ненавидел.

– Ах ты, мудрец-пудрец, на трубке игрец, чтоб тебя! Тут Фермин обнаружил, что сам себя запер изнутри в тюремной камере. Он принялся отпирать дверь и уронил на ногу тяжеленную связку ключей. Зарычал от боли и обложил проклятиями – кого, как вы думаете? Ну разумеет-ся, Чарли Уайлда. Этого человека Фермин Смолл готов был обвинить во всех своих несчастьях. Даже если бы сейчас пошел дождь, то и в нем Фермин Смолл обвинил бы этого негодяя Чарли Уайлда.


Мистер Топпинг заметил подъезжающий экипаж Хьюлеттов, стоя на высоком церковном крыльце рядом со своей женой. Когда же коляска подъехала и остановилась, преподобный с супругой уже стояли внизу, раскрывая объятия навстречу дорогим гостям.

– Добро пожаловать! Добро пожаловать! – радостно воскликнул преподобный. – Очень рад видеть вас. Все музыканты уже собрались и ждут вашего появления в парке, мистер Уайлд.

– Ах, что за джентльмены ваши музыканты! – мечтательно добавила миссис Топпинг. – Что за джентльмены!

За словом “джентльмены” явственно слышалось другое – “мужчины”.

– Всем так нравится здесь, мистер Топпинг! – сказал Чарли, обращаясь к священнику.

– А мы в свою очередь счастливы, что вы появились в наших краях, – ответила за мужа Эвстазия Топпинг и слегка покраснела.

Чарли вежливо поклонился и, осторожно пожав руку миссис Топпинг, сказал:

– Я очень рад снова видеть вас, миссис Топпинг.

– Хочу надеяться, что вскоре вы начнете посещать наши воскресные службы.

– Благодарю вас, мэм. Непременно, мэм.

– Я очень рада! Я всегда чувствовала, что вы глубоко верующий человек, мистер Уайлд.

– Д-да? – Чарли не смог скрыть своего удивления. Вот уж чего за ним точно никогда не водилось, так это пристрастия к религии.

– Ну разумеется, мистер Уайлд, – в свою очередь удивилась миссис Топпинг. – Достаточно посмотреть на ваших музыкантов, и сразу становится ясно, что их руководителем может быть только глубоко порядочный и верующий человек.

– Вот как, – засмущался Чарли и отвел глаза.

– Конечно, мистер Уайлд, конечно! Да вот взять хотя бы мистера Уотли и мистера Олдена. Они посещают храм каждое воскресенье, а теперь еще и согласились давать уроки музыки для детей из нашей воскресной школы.

“Ну и ну! Вот тебе и Джордж! Вот тебе и Фрэнсис!» – подумал Чарли.

– А мистер Льюис! Вчера он перековал мистеру Топпингу его лошадь – хотя время было уже позднее, и мистер Льюис имел право отказаться. И можете себе представить? Он не взял за свою работу ни гроша.

– Рад слышать такое про Харлана и горжусь им, – ответил Чарли.

– А мистер Джилберт помогал нам чинить школьную крышу. Теперь, я слышала, его приглашают работать в банк, а разве могут пригласить работать в банке непорядочного человека?

– Да, мэм. Уверен в том, что вы абсолютно правы, мэм.

Господи, до чего же хорошо-то жить вот так – в покое, среди доброжелательных милых людей – и самому слыть между ними человеком порядочным и честным!

Тут в разговор включилась Одри, не желавшая отставать от миссис Топпинг и сгоравшая от нетерпения похвастаться своим дорогим Чарли.

– А вы знаете, Эвстазия, Чарли тоже дает уроки музыки. Хомеру Полю и Солнечному Глазу. – В голосе Одри было столько гордости, что Чарли не выдержал и улыбнулся.

Миссис Топпинг окинула Чарли ласковым взглядом, а сам Чарли вдруг немного занервничал. Сказать по правде, он надеялся, что о его учениках не будет знать никто в Розуэлле. Да и весь этот разговор начинал утомлять Чарли. Он с тоской посмотрел через плечо продолжающей щебетать миссис Топпинг и в эту минуту, как по волшебству, получил свободу.

Волшебницей, разумеется, опять оказалась Одри.

– Чарли – превосходный педагог! – сказала она. – Однако я думаю, что нам с Чарли пора пройти в парк Интересно посмотреть на сцену, которую обещал сколотить мистер Унтермайер, да и музыканты, наверное, заждались своего руководителя.

– Конечно, Одри, конечно. Идите, посмотрите на сцену. Не знаю, как католики, – не без яда заметила миссис Топпинг, – но мы-то, методисты, слово свое всегда держим.

Направляясь вместе с Чарли в сторону парка, Одри заметила на прощание:

– Полагаю, что на празднике у католиков тоже будет сколочена сцена. Вы же знаете, Эвстазия, какой ловкач этот отец Бернардо!

Когда они отошли немного подальше, Чарли переспросил громким шепотом:

– Ловкач?

– Н-ну… – замялась Одри. – Я вообще-то имела в виду это слово в э-э-э… широком смысле. Не в отрицательном.

Чарли немного подумал и снова спросил:

– А разве у этого слова есть положительный смысл? Одри остановилась, покраснела и сказала, опустив глаза:

– Прости, Чарли. Я, конечно же, не имела права так говорить о священнике. Это ужасно.

– Да почему же ужасно, Одри? Лично я не вижу здесь ничего ужасного, – успокоил ее Чарли.

Он с удовольствием подкрепил бы свои слова поцелуем, но, согласитесь, не мог же он сделать это здесь, возле церкви, у всех на виду!

– Спасибо, Чарли. Я знаю, ты настоящий джентльмен.

Чарли смущенно покачал головой Да какой он джентльмен! Так, музыкант, обыкновенный музыкант, да к тому же еще и сбившийся с пути праведного. Хотя, что и говорить, слышать о себе такое всегда приятно.

– Я просто хотела сказать, что отец Бернардо на лету схватывает любую хорошую идею, – продолжала Одри. – И считаю, что это вовсе неплохо. Нет, это в самом деле очень хорошее качество.

– Да-да, конечно.

– Ах, мистер Уайлд!

Раздавшийся возглас заставил Одри и Чарли остановиться. Потом они дружно обернулись на голос.

Это была миссис Чавес. Она спешила к ним, взволнованно прижав руки к груди.

– Ах, мистер Уайлд!

Миссис Чавес не сказала больше ни слова – просто подбежала и заплакала, уткнувшись головой в грудь Чарли. Он окончательно смутился и хотел было просить Одри, чтобы та в очередной раз помогла ему обрести свободу, но в это время миссис Чавес наконец оторвалась от его груди и выпрямилась. Чарли немедленно отступил на шаг назад.

– Ах, мистер Уайлд, как я вам благодарна. – Миссис Чавес снова протянула руки, но Чарли был теперь недосягаем, и поэтому она заключила в свои объятия Одри.

Одри бросила через плечо миссис Чавес удивленный взгляд на Чарли, но тот молчал.

– Он спас жизнь моей дочери, мисс Одри, – снова закончила миссис Чавес.

Одри успокаивающе погладила миссис Чавес по плечу и сказала.

– Ну что вы, что вы, миссис Чавес! Успокойтесь! Потом Одри еще раз посмотрела на Чарли, словно желая убедиться в том, что ее не разыгрывают. Однако лицо Чарли оставалось непроницаемым, и Одри вновь переключила свое внимание на рыдающую миссис Чавес. Послышался другой женский голос:

– Одри! Мистер Уайлд!

Одри отпрянула от плачущей миссис Чавес и обернулась.

Чарли тоже повернул голову и увидел спешащую к ним миссис Поль. Первым желанием Чарли было бежать отсюда поскорее и без оглядки, но он не тронулся с места. В конце концов, если Одри не бежит и готова мужественно встретить это новое испытание, – что ж, значит, и он сумеет это пережить.

Одри удалось наконец избавиться от объятий миссис Чавес, и та, всхлипнув на прощание еще разок, отошла в сторону, не переставая промокать глаза белым носовым платком.

А освобожденное миссис Чавес место немедленно оккупировала миссис Поль. Чарли с опаской заметил, что и у нее глаза были на мокром месте.

– Ах, Одри! Мистер Уайлд! Я просто не знаю, как мне вас благодарить! Мой Хомер совершенно переменился. Он теперь ждет не дождется, когда же наступит понедельник или четверг, чтобы ехать к вам на урок. Он так хочет стать похожим на вас, мистер Уайлд!

Чарли очень хотелось сказать миссис Поль всю правду, а именно: “Дорогая миссис Поль! Не лучше ли вам поискать для своего сына другого наставника – почестнее, чем я?”

Разумеется, он не сказал этого вслух.

Миссис Поль тем временем продолжала, захлебываясь от волнения:

– Одри, я и вам благодарна – за то, что вы разрешаете Хомеру приезжать к вам на ферму, чтобы брать эти уроки. У нас-то самих в доме, сами знаете, не повернуться. И младшие все время путаются под ногами.

– Не стоит благодарности, Гленда. Ваш Хомер – славный мальчик. Готова поручиться, что уж он-то никогда не пойдет по кривой дорожке. А то ведь знаете, как это бывает – втянется паренек в дурную компанию, и поминай как звали… – Одри влюбленно посмотрела на Чарли и закончила: – Но вашему Хомеру это не грозит, я уверена.

Миссис Поль вытащила из кармана цветастый платок и приложила его к покрасневшим глазам.

– Надеюсь, что вы правы, Одри, – сказала она. – И все это благодаря замечательному учителю Хомера, мистеру Уайлду.

– Ну что вы, мэм, – начал Чарли, но миссис Поль тут же перебила его:

– И еще я очень рада за вас. Вы с Одри будете самой лучшей парой на свете!

– Спасибо, Гленда, – ответила Одри. – Я так счастлива…

– И я, – присоединился Чарли к своей невесте. – Миссис Поль наконец покинула их, и Чарли вместе с Одри смог продолжить путь к Кэлоун-парку.

Чарли хотел надеяться, что на этом пути его не подстерегают новые встречи, но он ошибся.

Новый голос – на сей раз низкий, мужской, раздался сзади:

– Мистер Уайлд!

Обернувшись, Чарли и Одри увидели отца Бернардо, который спешил к ним, подобрав рукой края сутаны.

– О боже! Только бы он не узнал, что я назвала его ловкачом, – испуганно прошептала Одри.

– Не бойся, не узнает, – успокоил ее Чарли.

Однако по виду Одри было заметно, что она продолжает сомневаться в том, что ее святотатство останется тайной. Во всяком случае, она нервно прикусила нижнюю губку.

– Мистер Уайлд! Как хорошо, что я вас встретил! Улыбка на лице отца Бернардо стала еще шире и добродушнее. Чарли ответил улыбкой на улыбку и приветственно вскинул руку:

– Как поживаете, отец Бернардо? Очень рад встрече.

– Добрый день, мисс Адриенна.

– Добрый, отец Бернардо. Просто прекрасный день для праздника, не правда ли? – И Одри осторожно пожала протянутую отцом Бернардо руку.

– Хотел поздравить вас с предстоящей свадьбой, – сказал священник. – Вы берете в жены достойнейшую женщину, мистер Уайлд. И красивую, хотелось бы мне добавить.

– Я тоже так считаю, отец Бернардо.

– А вам достался в мужья просто замечательный мужчина, мисс Одри. Весь город только и говорит о том, как мистеру Уайлду удалось спасти жизнь маленькой дочке миссис Чавес, и о том, что он столько времени жертвует на то, чтобы учить музыке Хомера Поля и этого индейца… как его? Ну да, Солнечный Глаз! Сами знаете, хорошие новости быстро разносятся. Впрочем, и плохие тоже.

“Что он имел в виду, когда заикнулся о плохих новостях? – подумал Чарли. – Неужели опять Фермин Смолл мутит воду?”

На секунду в сердце Чарли проник холодок, но тут же растаял, и к Чарли вернулось его прежнее благодушное настроение.

– Он у меня замечательный, правда, отец Бернардо? – крепко сжала Одри руку Чарли.

– Вне всякого сомнения, мисс Одри. И его друзья ни в чем ему не уступают. Знаете, буквально вчера я говорил с мистером Джилбертом, и он рассказал мне, что только благодаря вам, мистер Уайлд, удалось сохранить ваш замечательный оркестр.

От слов священника Чарли покраснел как рак. Увидев это, Одри поспешила подхватить Чарли под локоть и сказала:

– Да, в некотором роде Чарли – спаситель оркестра. А теперь посмотрите только, отец Бернардо, он совсем смутился от ваших слов.

– Одри, – сдавленным голосом пробормотал Чарли.

– Ничего, мистер Уайлд, ничего, – покачал головой отец Бернардо. – Я уверен, что вы с честью сумеете пережить вашу славу, которую, безусловно, заслужили. Ведь вы настоящий герой, мистер Уайлд. Да-да, герой. А их так мало в наше время. Особенно в наших краях. Мы все очень, очень рады тому, что вы теперь среди нас.

Отец Бернардо ласково улыбнулся и пошел своей дорогой.

Одри посмотрела ему вслед и вздохнула.

– Знаешь, мне он больше не кажется ловкачом, Чарли. Они пошли дальше и на этот раз достигли цели без новых приключений. Наконец-то Чарли увидел лица друзей и радостно улыбнулся.

– Пойду к ребятам, – сказал Чарли.

При мысли о том, что Одри сейчас уйдет и он останется один, ему вдруг сделалось невыносимо грустно, и он спросил на прощание:

– Скажи, где ты будешь сидеть. Сегодня я буду играть “Лесной квикстеп” только для тебя одной.

Как ни банальна была сама по себе эта фраза, по лицу Одри было заметно, что она польстила ей.

– Я сяду в первом ряду прямо посередине, Чарли. Вместе с тетушкой Айви. Это просто чудесно, что ты будешь играть специально для меня.

Она поднялась на цыпочки и поцеловала Чарли в щеку – на глазах всего города и на глазах бога, поскольку дело было возле самой церкви. Чарли захотелось подхватить Одри на руки и поцеловать в губы, но он сдержался. Герою подобает быть сдержанным.

“Какой замечательный день, – подумала Одри. – Ведь сегодня мы с Чарли объявим о нашей помолвке. О господи, до чего же хорошо!”

С этими мыслями она вернулась к коляске и помогла тетушке Айви вытащить из нее корзины с печеньем, предназначенным для распродажи. Душа Одри ликовала.

Но куда делась вся радость Одри, куда испарилось ее ликование, когда она услышала за спиной резкий голос тетушки Пэнси:

– А, вот вы где! А я уж подумала, что вы от меня прячетесь.

Айви не услышала голос сестры и продолжала возиться с печеньем. Одри…

Одри, услышав тетушку Пэнси, нахмурилась. Не очень это, конечно, по-родственному, но она вовсе не была рада такой встрече. Уж слишкем тетушка Пэнси отличалась от своей сестры.

– Как поживаете, тетушка Пэнси? – сдержанно поздоровалась Одри, не проявляя ни малейшей радости.

– Плохо, плохо поживаю, хотя это, как я понимаю, вас совсем не волнует, – сварливо ответила тетушка Пэнси. – Проклятый ревматизм совсем замучил. К тому же меня пытались ограбить пять недель тому назад, а этот идиот-шериф до сих пор не желает арестовать мерзавцев, которые хотели сделать это.

Доброе сердце Одри мгновенно растаяло. Она подошла к тетушке Пэнси и ласково обняла ее за плечи.

– Вы хотите сказать, что уже известно, кто были те грабители? И шерифу это тоже известно? – спросила она.

– Да, и шерифы Арлетты и вашего городишки все знают, но ничего не делают, – с сарказмом ответила Пэнси. – Но сегодня я заставлю этих бездельников пошевелиться. Клянусь, я это сделаю.

– О господи, – вздохнула Одри и вернулась к коляске, чтобы помогать тетушке Айви. Само собой, тетушка Пэнси и не подумала включиться в работу. Она стояла и смотрела на то, как возятся с корзинками ее сестра и племянница.

– И много эти разбойники у вас взяли? – поинтересовалась Одри, неся к церковным дверям тяжелую корзинку.

– Ничего они не взяли, – сердито пробурчала в ответ тетушка Пэнси. – Я подстрелила одного из них, они испугались и удрали.

– Боже милостивый, – снова вздохнула Одри. Впрочем, то, что тетушка Пэнси сумела отбиться от воров, ее нисколько не удивило – она достаточно хорошо знала, на что способна ее родственница. Более того, Одри смутно подозревала, что это приключение даже доставило тетушке Пэнси определенное удовольствие. Во всяком случае, ей ничего не стоило подстрелить человека.

Конечно, все это ужасно. Край буквально наводнен бандитами, которые нападают на беззащитных женщин и порядочных джентльменов. Однако и тетушке Пэнси палец в рот не клади. Случись что, и она будет действовать не хуже любого гангстера. Даже фору ему еще может дать.

Наконец и Айви заметила сестру и улыбнулась Пэнси, не получив, правда, ответной улыбки.

– День добрый, Пэнси, – проговорила Айви, поднося к уху слуховой рожок, украшенный лентами. – Отличный сегодня денек, верно?

– Хм-м-м, – неопределенно промычала Пэнси, с отвращением рассматривая рожок. – Какого черта ты так разукрасила свою трубу, Айви?

Лицо тетушки Айви стало таким растерянным, что сердце Одри сжалось. Нет, все-таки Айви была права, когда говорила о том, что ее сестра – совершенно несносная женщина. Глупая, бессердечная корова. Да-да, корова! И Одри, не задумываясь, сказала бы это вслух, если бы только они не стояли перед входом в храм божий.

Одри поджала губы и сухо ответила:

– Это я украсила рожок, тетушка Пэнси. Нам кажется, что так лучше. Да и все в Розуэлле считают, что это красиво.

– Врут, – отрезала Пэнси. – Я всегда знала, что в Розуэлле живут одни лгунишки. Да и чего еще ждать от такой дыры?

“Интересно, чем это занюханная Арлетта лучше Розуэлла, который тетушка Пэнси так высокомерно именует дырой?” – подумала Одри.

Вслух же она ничего не сказала, лишь посмотрела на тетушку Пэнси. Она умела смотреть на людей вот так – надменно и презрительно, и это настолько хорошо удавалось Одри, что под таким взглядом тушевался и чувствовал себя букашкой даже Фермин Смолл, несмотря на то, что был на