КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405445 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146632
Пользователей - 92142

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

каркуша про Звездная: Право первой ночи (Любовная фантастика)

Местами наивно, но все равно смешно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Звездная: Я твой монстр (Космическая фантастика)

Это только первая часть...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Белая: Шанакарт 2. Корона Сумрака (СИ) (Фэнтези)

дилогия мне понравилась, интересные повороты есть, интрига. наверное, продолжение будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Дрейк: Поход (Боевая фантастика)

Когда-то «давным давно...» у меня уже была эта книга — поэтому увидев ее на распродаже, я ее тут же (по случаю) приобрел... Т.к «знаменитую черную серию» я пока отложил — решил наконец-то обновить свои ранние впечатления конкретно и о данном произведении...

Берусь спорить что кому-то эта книга покажется весьма прямолинейной — мол, ну о чем тут говорить? Очередная хроника о путешествии из пункта «А» в пункт «Б», с описанием «сопутствующих приключений»... Все так... но (все же) считаю (субъективное мнение) что тут скрыты и иные: более широкие толкования...
С одной стороны — группа наемников (сплоченная целью и лидером) готова идти буквально по трупам … любого кто (вольно или невольно) встанет у них на пути. Надо убрать погранцов (мешающих маршруту) — заразим смертельной пандемией их корабль и (заодно) всю планету... Надо утихомирить «тупых аборигенов» - устроим им кастрацию (в буквальном смысле)... Надо сменить власть на одной из планет — перебьем кучу гвардии, полиции и … мирных жителей (до этой самой «кучи»). Надо... в общем вы поняли.

С другой стороны — все это делается опять же «во благо»... Есть своя мотивация и «своя правда»... да и «оппоненты» тут отнюдь не так «чисты и белы»... Значит что? Цель оправдывает средства?

Самое забавное — что (в течение всей книги) решается вопрос: а как бы героине (наследнице дома) завоевать «свое место под солнцем» (ради чего собственно и затевалось это путешествие). Однако «после благополучного финала» (и убийства кучи родственников) героиня понимает что «воспользоваться плодами победы будет как-то некомильфо»... после чего и покидает планету под чужим именем. Нет — понятно что «она показала себя» и «в будущем» уже никто не осмелиться с ней не считаться... но она (уже видимо) поняла что столь высокое место ей в принципе особо и не нужно... И да! Потом героиня конечно может вернуться... но остался неотвеченным вопрос — а ради чего собственно и был этот «сыр бор и смертоубийства? Ведь «то что действительно ей было нужно» - всегда находилось с ней))

P.S Да и совсем забыл сказать что я (лично) по прочтении книги (не прочитав я резюме самого автора) не усмотрел бы никаких «аналогий» - с «замшелой истории из жанра греческой мифологии» о аГронавтах... (тьфу ты!) о АРГОнавтах))

P.S.S Так же немного позабавило «устаревшее преставление» (в стиле Р.Бредберри) о межзвездном карабле — как о ракете гиганского размера (взлетающей с земли прямо в космос и обратно)... Хотя... хрен его знает «как оно будет» на самом деле))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 2 за, 4 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
загрузка...

Сара Вортекс. Загадка черного портала (fb2)

- Сара Вортекс. Загадка черного портала 381 Кб, 108с. (скачать fb2) - Анна Анатольевна Ураскова

Настройки текста:



АННА УРАСКОВА Сара Вортекс. Загадка черного квартала

ГЛАВА 1 НОВЫЕ ДРУЗЬЯ!

Солнце светило по — вечернему, пробиваясь своими лучами в окна квартир. Разукрашенные морозом стекла блестели так сильно, что от них нельзя было оторвать взгляда. Не отличалось этим и окно квартиры дома № 2. Сквозь заледеневшие узоры можно было разглядеть, как у порога стоит девочка, лет двенадцати, с длинными русыми волосами, доходящими до пояса, заплетенными в два хвостика красивыми золотыми резинками. На девочке был обычный молодежный костюм: голубые джинсы с разноцветными стразами и желтая блузка. У девочки были большие пышные ресницы, из-под которых выглядывали бездонные карие глаза, которыми она с надеждой смотрела на стоящих напротив нее родителей.

Отец был высокий, стройный черноволосый мужчина, с таким же, как и у дочки, карими глазами. Мать была женщиной среднего роста, чуть выше дочки, с коричневыми недлинными волосами, не до конца спрятанными под шапкой. Девочка была очень похожа на своих родителей.

— Может быть, ты все—таки хочешь собаку?

— Нет, мам. Я определилась, — уверенно сказала девочка, — Я очень хочу кошку или кота.

— Хорошо, Сара, мы сходим в зоомагазин и купим кошку. Полосатую и беспородную, как ты и хотела.

— Большое спасибо! — радуясь, воскликнула Сара и поцеловала родителей.

Родители ушли. Девочка думала: «Это лучший день в моей жизни!» В предвкушении счастья она задумалась и села на кресло. «Как нам будет вместе весело! Я буду ее наряжать, кормить, поить, играть с ней, конечно, купать, в общем, нам будет весело вместе! Накуплю ей разных костюмчиков и игрушечек, и конечно мячик. Посмотрим, как она будет играть в футбол!».

Сара не заметила, как за ее размышлениями прошел час. И, наконец, прозвучал долгожданный звонок в дверь. Родители вошли в комнату с кошкой на руках. У кошки были белые «носочки» и коричнево — полосатый окрас. Маленький зверек оглядывал своими голубыми крошечными глазками комнату. Было видно, что он боялся.

— Это кошечка. Как мы ее назовем? — задал вопрос папа.

— Может Лулу? — предложила мама. Кошка жалобно мяукнула.

— Да нет, ей не нравится это имя. Может быть Фифи? — и прежде чем кошка отреагировала, Сара воскликнула, — Да! Это отличное имя.

— А сейчас нужно, чтобы кошка осмотрелась, — твердо сказал папа. Кошку посадили на пол, она подошла к дивану, затем к стулу, к игрушкам. Она обнюхивала все, что попадалось ей на пути. От некоторых вещей она отдергивала мордашку, так как те казались ей страшными. Конечно, ведь некоторые игрушки были в несколько раз больше самой кошки.

— Когда я смогу с ней поиграть, — с нетерпением спросила Сара?

— Я, думая, что завтра. Ей нужно освоиться, — ответила мама.

Было уже поздно, и Сара пошла спать. Всю ночь она не сомкнула глаз, так как Фифи слишком сильно разыгралась и до самого утра чем—то гремела по всем комнатам.

ГЛАВА 2 САМАЯ ЗАУРЯДНЕЙШАЯ ШКОЛА И ЖИЗНЬ

— Ты знаешь, Джуди, мои родители ведут себя как—то странно в последнее время, после того, как мне исполнилось тринадцать лет, — говорила Сара со своей подругой по телефону, — когда я вхожу в комнату, то они тут же замолкают и сразу же уходят то в магазин, то еще куда—нибудь. И еще из их комнаты доносятся какие—то посторонние голоса!

— Может быть, они готовят тебе какой — нибудь сюрприз? — предположила Джуди.

— Сомневаюсь, — с вздохом ответила Сара.

БА — БАХ!!!

— Ой! Что—то упало! Ну ладно, увидимся в школе, — спешно сказала Сара и бросила трубку.

Девочка побежала в комнату, откуда несколько секунд назад послышался грохот. Оказалось, что Фифи уронила торшер. «Хорошо, что родителей нет дома, а не то Фифи бы обязательно заругали» — подумала девочка. Она подняла торшер и взяла кошку на руки. «Эх, ты, глупенькая. Может, понаряжаемся? У меня есть бантики и юбка специально для тебя». Сара открыла шкаф и достала одежку. «Напялив» на Фифи наряд, Сара дала посмотреться ей в зеркало. Кошка в ужасе завизжала и начала срывать с себя рюшечки.

— Что ж, — грустно сказала девочка, — на вкус и цвет товарищей нет. А как на счет пижамы с утятами? — Сара достала синий костюмчик с желтыми утками в розовых бантиках.

— М — и — и — и-и-и-и — а — а — а — а-а-а-а-а-а — а — а — у — у-у-у — у — у-у-у! — таков был ответ ошарашенной кошки. Фифи, сломя голову, бросилась в другую комнату, по пути запинаясь об рукава кофточки, которые не давали её лапам даже хоть чуть-чуть показываться.

Настал понедельник, а это означало, что нужно снова было идти в школу, и снова нужно было идти на эту отвратительную математику.

— Ненавижу математику! — сказала Сара. — Сколько можно терпеть писк этой студентки! У нашего класса из-за нее страшно упала успеваемость. Вообще — то, математика-это более-менее нормальный предмет, если его хорошо преподавать. Но все равно, я не дружу с ним, а он не дружит со мной!.. И все-таки, я ненавижу нашу училку! Вот русский куда лучше!

— Я тебя полностью поддерживаю! Бывают же такие мымры на свете, грубо говоря, как наша математичка! — отозвалась Джуди, — Она мне до смерти надоела. И я уверена, что не мне одной…

Прозвенел звонок. Сара села на свое место, как обычно, толкнув стул соседа по парте, Мартина. В класс неспеша вошла высокая худая женщина лет тридцати с прищуренными глазами. Осмотрев весь класс, она положила учебник математики на стол и сквозь зубы прописчала:

— Итак, начнем урок. Тема нашего прошлого урока — симметрия. Кто может нарисовать симметрию этим фигурам? — На доске были нарисованы половины восьмиугольника и шестиугольника.

— Так — та — а — а — к. Рук — лес! — ни одной поднято не было, так как все знали, что если ты нарисуешь неправильно хотя бы на миллиметр — конец, двойка обеспечена. А на нелинованной бумаге, и тем более на доске это сделать было невозможно!

— Кто хочет выйти к доске? Может быть вы, мисс Вортекс?.. (Сара испуганно пожала плечами) Немедленно к доске и не задерживайте остальных! — властно закончила учительница.

Сара взглотнула. Она вышла к доске и как только могла хорошо начертила симметрию, так как в геометрии никогда не была сильна.

— Что ж, мисс Вортекс, — сквозь зубы сказала математичка. Было явно видно, что она очень зла. — Я думаю, что на «4» сгодится, садитесь!

В том же духе «сидеть, а то убью!» прошел и весь оставшийся урок.

— Ты нарисовала на «5», а не на «4»! — после урока сказала Джуди, но поскольку пятерок она не ставит из принципа, то это отличный результат. О, сейчас английский, можно получит удовольствие. — Что ж удовольствие было только на английском, русском языке и литературе.

Неделя пролетела достаточно быстро и скучно. Успокоение Сара находила лишь дома. За чтением книг она расслаблялась, а за компьютером «отрывалась».

* * *

Рано утром в воскресенье она делала уроки. Сара вообще считала себя странной — кто же делает уроки в 8:30 утра? Но словно что-то заставило ее именно сегодня встать так рано и заняться чем-нибудь.

Сочинение на тему «когда я буду водителем» доканывало Сару окончательно, а то, что ей еще делать математику, литературу, географию, зоологию, английский и физику заставляло её содрогнуться.

Девочка дописала последнюю строчку (её так и тянуло написать «да не буду я никогда водителем и все тут!»), вздохнула и подошла к окну. Фифи мордочкой потерлась об ее ноги, ласково промурлыкав, словно хотев что-то ей сказать.

— Только ты меня и понимаешь, Фифи! И больше никто! — грустно сказала девочка, тоскливо усмехнувшись. Она на минуту замолчала, явно что-то обдумывая. Она пару раз пробежалась прищуренными глазами по пустоте, которая вдруг предстала перед ней (а, может, она просто задумалась!), и, неожиданно для себя самой, затем воскликнула:

— Нет! Хватит! Я, Сара Вортекс, хочу полностью и в корне изменить свою жизнь! Жизнь с приключениями, чудесами и опасностями! Хочу! Хочу! Хочу!

Вдруг Сара увидела, как явно ненормально, сильный порыв ветра подхватил рыхлый снег и понес его прямо в сторону ее окна. И тут окно разбилось, и испуганная Сара побежала в другую комнату. Ей на руки прыгнула Фифи. Но ветер подхватил девочку, и все в ее глазах потемнело. Сару посетила страшная мысль, что ей выжгли глаза, и она ослепла. Так было несколько мгновений, но Саре они показались вечностью! Удивительно, как долго иногда тянется несколько секунд!!!

ГЛАВА 3 КРУТОЙ ПОВОРОТ, ИЛИ «НЕ ВЕРЮ СВОИМ ГЛАЗАМ!»

Тут Сара сильно ударилась головой о землю. Девочка открыла глаза и, перед ней открылось совсем незнакомое место. Впереди был огромный замок. По виду он был очень старый. И что самое странное — снега не было! Были лишь опавшие листья и голые деревья.

Сара лежала около небольшого озера. Со всех сторон ее окружал лес, (с деревьями без листвы он смотрелся мрачновато). Она встала и пошла к озеру. Вода в нем была хрустально прозрачная, чистая и… не покрытая льдом! Сара отпустила Фифи и решила потрогать воду (вот оно, любопытство проклятое!). Не успела она подойти к озеру, как вдруг, из воды высунулись огромные щупальца и чуть не поймали ее. Сара увернулась от первой, но вторая схватила ее за ногу. Сара закричала — щупальца тащили ее в воду. Девочка схватила лежащую рядом на земле палку и со всего размаха ударила по этим ужасным щупальцам, и проткнула врага насквозь. Существо, которое находилось под водой, издало ужасающий рев и полностью ушло под воду.

— С меня хватит, что я здесь делаю, черт побери?! — закричала Сара, задыхаясь от гнева.

— Ах, наконец-то хоть с кем—то поговорить можно, — раздался чей — то голос.

Сара оглянулась по сторонам, но вокруг никого не было.

— Эй, я тут, внизу. Сзади тебя.

Сара оглянулась, но увидела лишь Фифи. И вдруг она все поняла!

— Ты что, умеешь говорить?

— Да, и, между прочим, я не ОНА, я ОН! Уж не знаю, как твои родители определяли мой пол…… А ведь я пытался им говорить, так что ты! Сразу наложили заклинание безмолвия!

Сара, все еще не понимая, что происходит, спросила:

— Так! Теперь чле-но-раз-дель-но, что здесь происходит, — Сара почему-то начинала злиться.

— Садись и выслушай меня внимательно.

— А куда садиться—то?

— Да куда хочешь!.. Так вот сегодня пятое воскресенье нового года. Тебе исполнилось тринадцать лет. А это значит, что пришло время для учебы…

— Так я уже учусь, — успела вставить Сара. Она это очень любила и считала это своей вредной привычкой.

— Не для обычной учебы, балаболка, а для обучения в школе магии ЛШМИ, — мечтательно произнес кот.

У Сары в животе все упало. Она не верила в происходящее. Чтобы убедиться в реальности, она ущипнула себя. Рука заболела, а это означало, что она не спит! Это правда! Чтобы немного успокоиться, она задала не очень интересующий её вопрос:

— А что означает ЛМ..ШИ.ШИЛМ… В общем, как там?

— ЛШМИ. Лучшая Школа Магических Искусств. Так, сейчас ты пойдешь… — кот увидел, что Сара думает о другом и замолчал.

— Так значит, мои родители все знали и ничего мне не говорили…

— Им было нельзя. Школьный совет наказал бы их. Ты, наверное, замечала их поведение странным в последнее время. Голоса, вспышки света…это привидения говорили, а непонятный тебе свет-это всего лишь заклинания. В отличии от некоторых других взрослых они смогли скрыть от своего ребенка, что магия существует… Так вот, я не договорил. Ты избрана. Как и твои родители. У тебя на руке есть знак… (Сара тут же посмотрела на руку) Кхм, на другой руке…Короче, треугольник из родинок. Они означают ум, сила отвага, … но вообще-то, я это так, к слову сказал. На самом деле, я не знаю, что это за знак. По-моему, какой-то древний!.. Сейчас ты пойдешь со мной в школу, — кот указал на замок, — И тебя определят в один из классов. Праймлауд или Дайронфоут. Я очень наслышан об этом, знаешь ли!.. Мне всегда говорили, что Праймлауд лучше. Там дети в общении проще. Там учились твои родители. Ну, идем, — кот повернулся, но опять резко повернулся назад, — да, и если хочешь дать мне новое имя, то я предпочитаю Монстр.

Сара ничего не ответила. Следуя за Монстром, она немного огляделась. Густой лес, озеро с каким-то чудовищем, старый замок, который оказался школой, уменье её кота говорить — все это было очень необычно!

Трава была сырая — видимо, недавно прошел дождь. Сара краешком ума понимала, что творится что-то необычное, на самом деле, волшебное.

— Фиф.… Ой, прости. Монстр, почему у нас, дома, снег, а здесь снега нет?

— Ну… потому что этого места нет на карте, и здесь происходит только то, что свойственно большинству стран и материков. Ведь во многих местах снега не бывает, знаешь ли, — заявил кот, повторив слово «знаешь ли» уже второй раз. Как оказалось, он был изрядный хвастунишка! На несколько секунд Сара даже мысленно поблагодарила родителей, что они наложили на него заклинание безмолвия…

Сара и Монстр подходили к огромной двери. Войдя в нее, перед Сарой раскинулся огромный светлый зал. Там было много больших окон, сквозь которые пробивались лучи недавно вышедшего из—за туч солнца. Девочка следовала за котом, который вел ее по длинному коридору. В конце его была большая дверь.

— После церемонии тебе скажут куда идти и дадут карту. Пока! — сказал Монстр и убежал.

— Эй! А я, что мне… — недоговорила Сара, так как Монстр уже был «в пределах недосягаемости». «Вот она, сущность кошачья!»-подумала Сара.

Девочка робко вошла в дверь, там было небольшое помещение. В ней сидело еще пятеро детей.

Две девочки сидели, смотря в пол, очень заинтересовавшись своими туфлями. Один из мальчиков сидел гордо и уверенно. Двое других мальчиков разглядывали то стены, то потолок, то пол, то собственные руки, то еще что-нибудь. Сара невольно усмехнулась, увидев такую компанию. Они все, видимо, тоже ждали распределения и очень сильно волновались в отличии от Сару, так как та вообще не понимала, что происходит.

— Чак Макмаус! — прозвучал чей—то голос. Черноволосый мальчик встал и спокойно пошел в соседнюю дверь. Сара догадалась, что на распределение их будут вызывать именно туда. Не успела она присесть на диван, как из стен донеслось и ее имя. За дверью, в которую вошла Сара, была такая же большая комната. В ней был какой—то незнакомый Саре мужчина. Он был высокого роста с яркими черными волосами.

— А, мисс Вортекс, прошу сюда, — сказал мужчина неожиданно очень добрым голосом, — Я профессор Вайлов. Уверен, что на уроках мы встретимся еще не раз…. В прочем, я сделал отступление. Прошу Вас не волнуйтесь. Все, что будет сейчас происходить абсолютно безопасно.

Вайлов повернулся и начал доставать что—то из тумбы. Как оказалось, это была клетка. В ней сидело существо очень похожее на фею. Он выпустил маленькое создание из клетки, и оно заворчало:

— Каждый год одно и то же! Ну, сколько можно! То один, то другой! Я так всю свою красоту потеряю!

— Хватит, делай что надо, — строго сказал Вайлов. Фея хмыкнула, она поднялась над Сариной головой и стала осыпать ее своей пыльцой.

— Апчхи! — Сара не выдержала и чихнула, чуть не свалившись с пьедестала.

Вдруг, желтая пыльца стала приобретать другой цвет.

— Поздравляю, — неожиданно сказал профессор и Сара опять чуть не оступилась, — Ваш цвет — синий. Вы попадаете в Праймлауд. Плащ! — Вайлов щелкнул пальцами и откуда-то появился плащ — накидка ярко синего цвета. Сара закрепила плащ у себя на шее. Накидка доходила Саре до колен.

— Сейчас Вам нужно идти налево. Гостиная вашего класса по лестнице наверх, — сказал Вайлов, дружелюбно улыбаясь, и дал Саре карту замка.

Девочка пошла наверх. Пройдя лестницу, она увидела приоткрытую дверь. Оттуда доносились голоса.

ГЛАВА 4 НЕПРОСТОЙ ВОЛШЕБНЫЙ МИР!

— Твой пес мешает моему хомяку! — кричал один.

— Да мой Зевс и когтем бы его не тронул, если бы твой наглый хомяк не ел из его миски! — отрицал другой.

— Лелику не хватает витаминов, — снова возражал первый.

Сара после долгих раздумий решилась войти в комнату. Там, друг напротив друга, стояли мальчик и девочка. Девочка была примерно ростом с мальчика, у нее были недлинные, но пышные рыжеватые волосы. Мальчик был черноволосый и немного растрепанный.

Сара кашлянула, чтобы хоть как—то привлечь их внимание. Они разом повернулись. Мальчик растерялся и встал как вкопанный. Девочка, наоборот, выпрямилась и сказала:

— Привет, ты тоже в Праймлауде?

— Д — да, — робко сказала Сара.

— Здорово, я тоже. Меня зовут Меган Лайн. А это, — Меган показала на мальчика, — это мой недоразвитый братец Том.

— Кто бы говорил, — любительница хомяков! — возразил Том, встав фертом. Меган странно взглянула на своего брата и покачала головой, чуть кашлянув, словно говоря «Бывают же больные люди!».

— Нам надо было потише себя вести, — продолжил Том, — а то наши вечные споры и крики мертвого поднимут!

— Ничего! Пускай привыкают! — сказала Меган, отмахнувшись, а затем снова повернулась к рассмеявшейся Саре, — Так вот, ты тоже в Праймлауде. Через два часа наш первый урок. Лично я сильно волнуюсь! За это время я…

— … вернее мы — вставил Том.

— Ладно, мы, — сказала Меган, — Покажем тебе школу, потому что мы прибыли сюда позавчера и уже успели разведать, что где здесь находится. Благодаря папе, конечно. Он в этой школе уроки преподает! Может быть, если с жеребьевкой повезет, он будет и у нас урок преподавать!.. А сейчас пошли!

— Начнем со столовой. Я очень сильно проголодалась, — сказала Сара.

Экскурсия по ЛШМИ началась. Сначала был исследован первый этаж. Там была столовая, в которой продавалось много всего вкусного. На первом этаже еще был главный зал, распределительная комната, сад, вход в который был огромен. Конечно, еще было полно разных кабинетов.

На втором этаже были гостиные для обоих классов. Второй этаж от первого отличался тем, что на нем было очень много красивых картин и скульптур. Еще там была библиотека, которая занимала огромную площадь. Тритий этаж был самым интересным. Там была комната, где обитали животные учеником (Сара так и не поняла, зачем таскать бедных животных в школу!). Девочка увидела там и своего Монстра. А тем самым псом Зевсом оказался маленький йоркширский терьер в синем строгом ошейнике, который был больше самого пса. Хомяк Лелик Саре понравился особенно. Огромный полевой хомяк сидел в своей клетке. Его щеки по размеру были едва ли не больше его самого. Его черные бусинки-глаза нагло поблескивали, не давая усомниться — кто здесь главный.

Тут к Саре подбежал ее кот и сказал:

— Ну, как тебе школа?

— Интересно, — пожала плечами Сара, — только в столовой кроме вкуснятины продают какую — то зеленую гадость.

— Это на любителя, — ответил Монстр, — некоторым нравиться… Кстати, на какой факультет ты попала?

— В Праймлауд.

— А, я так и думал!.. Ну, настало время обеда, я побежал, пока.

— Пока, — крикнула ему вдогонку Сара. (Сара возмутилась: значит, умным говорящим животным приносят еду, а мы сами должны себе все делать?!)

— Идем скорее, ты еще следующую комнату не видела, — сказала Меган.

Ребята побежали. Коридор освещался несколькими лампами — факелами, по — этому место казалось немного мрачноватым. В конце коридора что—то светилось. Подходя ближе, Сара разглядела какой—то водоворот голубого цвета на стене. Она остановилась как вкопанная и побоялась идти дальше.

— Что это? — в ужасе спросила Сара.

— Это вход в комнату. Самый обычный портал, — ответил Том.

— Чего? — переспросила Сара.

— Портал, — повторила Меган, — их тут полно натыкано.

— И если быть не осторожным, то некоторые идиоты, — Меган посмотрела на брата, — тот засвистел и стал оглядываться в разные стороны, то и дело отводя взгляд, — могут подсунуть тебе их под ноги, и ты провалишься этажом ниже…

— Не бойся, этот портал абсолютно безопасен, идем за нами.

Первым в портал прыгнул Том, затем Меган, подмигнув Саре, тоже прошла сквозь него. У Сары на уме были две мысли: убежать или остаться. Убежать — было бы лучше, но по отношению к Тому и Меган, ее первым школьным друзьям, это было бы не честно. Сара глубоко вдохнула, зажмурилась и шагнула вперед. БУМ! Сара зря закрыла глаза, так как врезалась в стенку. Она покачала головой, ругнулась, и, потирая лоб, вошла в портал. На одну секунду стало темно, но Сара даже этого не заметила.

— Ну, наконец—то! — раздалось восклицание Тома.

Сара, смотревшая вниз, увидела, что под ногами у нее уже не каменные плиты, а душистая зеленая трава. Она подняла голову, и перед ней раскинулся настоящий лес. Как в настоящем лесу пели птицы, росли прекрасные цветы, и только потолок был как везде — каменный, но Сара была настолько удивлена, что даже не обратила на это внимания.

— Ну, как? — спросил Том, — нравиться.

— Мы тоже, когда позавчера увидели, то не поверили своим глазам.

— Здесь столько маленьких, пушистых зверьков, — вставила Меган.

— А еще здесь есть маленькие драконы, я одного приручил, — сказал Том.

— Ух, ты, как летит время, у нас остался всего лишь час на исследования. Идем, — крикнула Меган и побежала в портал. Том пожал плечами и побежал следом. Затем, уже без большого страха, побежала Сара.

— Сейчас мы пойдем в башню почты, — сказала Меган, как только Сара вышла. Том пошел сзади, а Сара и Меган впереди. Тут Меган шепнула Саре: «Что сейчас будет!». Она достала из кармана юбки маленькие голубые шарики и незаметно бросила их на пол сзади себя. Почему-то шарик не стал прыгать, а расплющился и замер на полу. Меган стала считать злорадно улыбаясь: «Три, два, один….»

— А-а-а-а-а! — раздался вопль Тома. Меган остановилась и покатилась от смеха.

— Ха — ха! — правильно говорят, что месть сладка!

— А что ты сде…,-хотела было спросить Сара, но тут остановилась, увидев, что Том исчез.

— Помнишь, я говорила про порталы под ногами, так вот это он и есть. Том упал этажом ниже. Ха — ха, — заливалась от смеха Меган.

— ТЫ-НЕ-ЖИ-ЛЕЦ!!!!! — закричал кто—то сзади так, что голос его чуть захрипел.

Сара даже подпрыгнула от неожиданности и повернулась. А вот Меган, напротив, повернулась очень медленно и абсолютно спокойно. У лестницы стоял весь красный и запыхавшийся Том. Он был очень зол на сестру и смотрел на нее сурово.

— Ну, что ж, — спокойно сказала Меган, — мы квиты.

Том покачал головой и пошел вместе с девчонками. Впереди была огромная лестница, идущая вверх по кругу. Вокруг нее по стенам было очень много картин, что показалось Саре очень смешным.

Они поднимались все выше и выше. Посмотрев на лица ребят, Сара поняла, что они тоже устали идти.

— Слушай, а ведь можно использовать этот… как его, — хотел сказать Том.

— Сопримеус? — спросила Меган.

— Точно, — подтвердил Том.

Сопре… что? — удивленно спросила Сара.

— Сопримеус — заклинание активизации. Используешь его на лестнице, и она станет как эскалатор. Вот, смотри, — сказала Меган. Она коснулась рукой лестницы и произнесла заклинание. Лестница сама — собой поехала. Сара чуть не упала от неожиданности. Лестница стала двигаться наверх, во что Саре не очень — то верилось. Наконец показалась дверь. Спрыгнув на порог, друзья вошли в комнату, в которой стояли два стола. Саре они показались какими—то странными. Брат с сестрой подошли к столам, и вдруг, те зашевелились. Из-под скатерти появились какие—то существа, похожие на зайцев, только вместо ушей у них были рога, как у лося. На спине у них было два больших желтых крыла, а глаза были на выкате.

Сара еле сдержала смех, так как вид этих животных был очень забавен.

— Это — зорри. Они очень дружелюбные существа, — сказала Меган.

— Если зверь пушистый и милый — это еще не значит, что он дружелюбный. Если тронуть их за рога, то они больно укусят руку, — вставил Том.

— Не глупи, — повела глазами Меган, — они доставят твое письмо в буквальном смысле за одну минуту… Главное — это отойти подальше, когда они будут разгоняться, потому что как только они взлетят, подует такой сильный ветер, что тебя воткнет в стену. Зори развивают бешеную скорость. Могут вообще сдуть куда — нибудь еще, в окно, например.

— Я думаю, что нам пора бежать, осталось двадцать минут до начала уроков, — предположил Том.

Друзья побежали вниз. К счастью действие сопримеуса уже закончилось, и лестница уже не двигалась вверх.

— Я думаю, вниз бежать будет легче своим ходом, — предположил Том. Девочки согласились. Так, они опять оказались на третьем этаже.

— И еще, — сказала Меган, — не советую тебе ходить во вторую башню, так как там находиться учительская, туда запрещено. И вообще бегай около входа в башню потише, так как учителя услышат абсолютно все! А тем более эта старая… — Меган не успела проговорить, так как прозвенел звонок.

— О, нет! Нам скорее нужно на первый этаж взять из гостиной учебники, а потом идти на урок самозащиты, — прокричала Меган.

— Стоп! — сказала Сара, — у меня же совсем ничего нет.

— Ха! Ты думаешь, что родители тебе ничего не прислали?! — усмехнулся Том.

— Ты найдешь все в сундуке около своей кровати. Там написано твое имя, на наших кроватях и сундуках тоже…

Ребята побежали. Саре уже надоело бегать, но, тем не менее, пришлось. Войдя в гостиную Праймлауда, Меган и Том показали Саре спальную девочек и мальчиков. Войдя в спальную девочек, Меган сказала: «Как повезло, наши кровати стоят рядом!» У кровати, как и говорил Том, стоял сундук. Он был очень большой и пыльный. Сара открыла его и отыскала учебник в синем переплете, это и был он — учебник самозащиты.

— Захвати еще животнологию и историю. Они в красном и сером переплете. Эти два урока следующие. Потом ланч и мы успеем зайти еще раз, — посоветовала Меган.

Сара нашла книжки. Выйдя из комнаты, девочки встретились с Томом в общей комнате, и пошли на второй этаж. Сара впервые увидела ребят другого факультета и своих однокурсников. Ученики Дайронфоута были в фиолетовых плащах и тоже бежали на свои уроки.

«Хорошо, что я в Праймлауде, — подумала Сара, — фиолетовый мне не идет!»

В такой толпе было сложно идти, но ребята все же пробились к своему классу. Зайдя в него, друзья уселись за три соседние парты. Класс был неплохо заставлен: несколько ламп, камин, огромные хрустальные люстры, четыре больших окна из разноцветных стеклышек напоминали какую то мозаику, какой — то не понятный прибор, похожий на виртуальные очки, только более громоздкий. На другой стене — зеркало, под ним во всю стену расположена деревянная стенка, в шкафах которой хранились какие — то книги и бумаги. Перед партами и стульями стоял большой деревянный учительский стол, который, по-видимому, был очень — очень старый. На нем стоял большой бронзовый подсвечник с зажженными свечами, и лежала стопка старинных книг. И, что особенно понравилось Саре, на каждой люстре висели «музыка ветра», а на подоконниках стояли горшки с прекрасными цветами, большими и маленькими.

Прозвенел второй звонок, что означало начало урока. Оставшиеся парты заняли ребята, с которыми Сара еще не успела познакомиться. В кабинет вошел профессор Вайлов.

— Добрый день, ученики, — начал он, — для тех, кто меня не знает, или забыл, — я профессор Вайлов. Я буду преподавать у вас уроки самозащиты. Наш первый урок будет посвящен процессу Симоджтнации. Она поможет вам защитить себя от врагов, или каких — либо маленьких монстров, например, траввелов. Я думаю, что с ними вы познакомитесь на урок животнологии. Так вот, Симоджинация вызывается заклинанием, которое оградит вас защитным полем. Поскольку ни один из вас еще ни разу не делал, то попробуем на иллюзионе, — Вайлов показал на тот самый громоздкий прибор, — когда вы наденете его на глаза, вы окажитесь в виртуальном мире, где можно будет попрактиковаться в заклинании. Ах, да! Я совсем забыл назвать само заклинание. Оно называется «Имоджинеишин». Ему сопутствует голубой луч света. Когда вы очень хорошо усвоите симоджинацию — луч будет ярко-сиреневого цвета. Итак, кто хочет быть первым? — громко спросил профессор. Может быть ты, Сара?

Сара боязливо встала и подошла к прибору. Сев на стул, она надела на глаза виртуальные очки. Вдруг перед ней предстал густой темный лес. Он был такой густой, что лучи солнца проникали в него совсем немного, отчего вокруг царил слегка пугающий полумрак.

— Итак начнем, — раздался издалека голос профессора, — будьте начеку, мисс Вортекс, и оглядывайтесь по сторонам почаще, — Сара пошла вперед. Тонкие нити света еле — еле освещали траву. Было так тихо, что Сара слышала каждый свой шаг, и громкое биение своего сердца. Место действительно казалось каким-то нереальным, виртуальным…

Вдруг с дерева донеслось чье — то шипенье. Существо, издающее его, спрыгнуло на землю. Это была огромная змея, если можно было ее так назвать, так как оно напоминало змею лишь по форме, да и то с большой оговоркой. В остальном это было что— то уж совсем непонятное. Отличительной чертой был ястребиный клюв, а на конце хвоста по двум бокам были шипы. У чудища были две огромные лапы с громадными когтями, и когда оно вставало на них, высотой оно были больше Сара раза в три-четыре, если не больше. Сара испугалась и попятилась назад, подумав, что лучше будет отступить.

— Итак, это виртуальное чудовище и есть твой враг, — сказал Вайлов, — используй заклинание, и оно тебя не тронет. — Сара вспомнила, как вызывать заклинание, провела правой рукой перед собой полукруг и прокричала: «Имоджинеишин». Как только Сара произнесла заклинание, вокруг нее образовался прозрачный купол, который закрывал ее со всех сторон. Сквозь купол было видно плохо, мутно и у девочки чуть не закружилась голова (она вообще была слабовата в этом плане!). Ей даже показалось, будто что-то случилось с ее зрением, что оно намного ухудшилось, а ведь раньше была единица!

Чудовище подошло к нему, но как только оно коснулось купола, его сильно ударило током и оно растворилось в воздухе.

— Превосходно! — сказал профессор, — вы освоили Имоджинэшин. Если бы вы не смогли вызвать заклинанием защитную силу, то змея проползла бы сквозь поле. Виртуальная змея не принесла бы вам никаких бед, но вот если бы это был настоящий монстр… В общем, я бы вам очень даже не позавидовал. И помните, сквозь защитное поле может пройти только светлое существо. При желании вы можете убрать поле, просто кинув в него каким-нибудь предметом.

Сейчас вы снова вернетесь в класс, — После этих слов Сара и моргнуть не успела, как оказалась вновь за учительским столом. Профессор попросил ее сесть на свое место. После Сары все ученики поочереди стали подходить и попробовать свои силы, но, к сожалению, многие смогли сделать это лишь с пятой или шестой попытки. Не заметно урок подошел к концу — прозвенел звонок. Все ученики собрались и пошли на следующий урок, которым была животнология. Кабинет находился на этом же этаже, буквально через две двери от того места, где они находились только что. Как только все ученики зашли в класс, и расселись по своим местам, прозвенел звонок. «Какие здесь маленькие перемены!» — подумала Сара. Одновременно со звонком в кабинет вошел высокий черноволосый мужчина. Он сильно стукнул дверь, да так, что все ребята вздрогнули и резко повернулись к нему. Он грозно, даже с неким презрением, осмотрел весь класс (словно думая «опять первогодки-мелочь!»), остановив, почему-то, свой взгляд именно на Саре. Та смутилась и отвела свой взгляд в сторону. У неё так было с учительницей математики — в первый же день они встретились взглядами и возненавидели друг друга.

Лицо у учителя было такое бледное, будто вампир выпил из него всю кровь. Волосы были длинные, Саре они почему-то напомнили змей медузы Горгоны…

Учитель был в темно-черной мантии, которая предавала ему еще более страшный, какой-то темный, злой вид. Он нервно прошел по классу, остановился у доски и, резко повернувшись, сказал:

— Что ж, начнем наш первый урок. Я — профессор Тартунов. Сегодня мы будет изучать траввелов. — Сара тут же вспомнила, как Вайлов (куда лучший педагог!) говорил о них на предыдущем уроке самозащиты, — Траввелы, — продолжал учитель, — это гадкие существа, обитающие в лесах и на болотах. Сейчас я вам его покажу, — с этими словами Тартунов резко повернулся к шкафу (по виду этот шкаф много пережил!) и, взмахнув рукой, прошептал что-то себе под нос. В будущем Сара узнала, что Тартунов вообще никогда не произносит заклинания вслух.

Шкаф открылся и из него «выплыла» клетка. В ней сидело существо, все покрытое зеленой тиной, из-под которой на голове ярко светились два больших злобных желтых глаза.

Кусок тины встал, и вырисовалась фигура, похожая на гнома, только более высокая и худая, однако ребер, как это бывает у человека, было не видно. Зеленые руки доставали до колен. На перепончатых пальцах были желтые когти. Ноги формой напоминали большие листья. В общем, существо отвратительное. Как показалось Саре, еще похуже того, с которым она «боролось» на предыдущем уроке, хотя и был этот траввел намного—намного меньше того чудища с ястребиным клювом и огромным змеиным туловищем.

— Это и есть болотный северный траввел, — хмуро сказал Тартунов (видимо, южные лесные чем-то отличались от таких!), — Из своих ладоней они могут выпускать жгучее вещество— термоплазму, которая может нанести очень— очень серьезные ожоги всему живому. Были случаи, когда колонии этих мерзких существ «спаливали» целые леса, — В ту же секунду Траввел кинул в решетку шар из термоплазмы бледно-голубого цвета, но, к счастью, шар поглотило специальное электрическое поле, которое, видимо, защищало клетку от всего окружающего, — Как видите, это электрическое поле поглотило термоплазму. Ток является оружием для этих «гадов», а в жизни я вам не советую оказаться на пути этого шара. Что ж, сейчас, небольшая лекция о траввелах…

Лекция прошла ужасно скучно и как-то напряженно, потому что в голосе Тартунова звучало что-то натянутое и немного презрительно-противное.

После долгожданного звонка Сара, Том и Меган пошли на следующий урок — историю школы (история школы проходилась лишь на первом году обучения, а вот в старших классах уже изучали и историю всего волшебного мира!).

— Что ж, — вздохнула Сара, — Я не знаю такой школы, в которых обошлось бы без плохих учителей…

— Ха! — усмехнулся Том, — Ты еще не видела плохих учителей. Тартунов просто ужасно строгий и страшный злюка, но по сравнению со следующим учителем — он просто ангел. С этим будет очень сложно! Она ненавидит даже тех, кто после звонка в класс входит последним…

— Не смотря на то, — вставила Меган, — что впускает в свой класс она лишь со звонком! Идем!

И, действительно, у кабинета стояли все ребята из их класса. Все они о чем—то говорили. Прозвенел звонок. Дверь открылась, и все разом замолчали. На пороге кабинета стояла высокая рыжеволосая женщина в очках и холодно смотрела на детей. Ей было, возможно, лет сорок пять, а волосы явно были крашенные, даже в некоторых местах виднелись седые волосинки.

— Входите, — почти не шевеля губами, произнесла учительница. Сара даже подумала, не занимается ли она чревовещанием для пущего страху?

Друзья прошли одними из первых и вновь сели за соседние парты.

Кабинет был очень темным, с каменными стенами, в которые были воткнуты несколько факелов, что не делало комнату светлее.

«Самый подходящий класс для такой ведьмы!», — подумала Сара.

— Начнем урок, — медленно сказала женщина, — Я — мисс Зорски. Я буду преподавать историю в вашем классе. Сегодня мы будем знакомиться с учебником и начнем самостоятельно изучать первый параграф. Читаем до конца урока, — Зорски села за свой учительский стол. Сара была очень удивлена поведением учителя, (кто не удивится?!) но не подала виду. Она открыла учебник и начала читать, что было не так уж просто, так как шрифт был очень мелкий, а освещение в классе совсем никудышное.

Оказалось, что окрестности школы в нескольких местах окружены некими черными порталами, к которым не в коем случае нельзя подходить, иначе может случиться ужасное — и даже тело несчастного уже никто никогда не найдет. Все вокруг школы 5 порталов, но один из них самый «темный» и ужасный, имеющий сообщение с другими измерениями, да и по размерам он был самой большой. Остальные же порталы почти безвредны и невидимы. Людям они не могут причинить никакого вреда.

Когда была война между добром и злом, школу построили, как защитное сооружение, где оказывали помощь пострадавшим. Черные порталы поставили для защиты, и к зданию не могло подойти зло. Когда война кончилась, потребность в защите пропала, и их хотели убрать, но никто не смог этого сделать — всех засасывало вовнутрь. С тех давних пор порталы все еще окружают школу. Они находятся на окраинах леса, и туда ходить запрещается всем без исключения. Но наткнуться на то самый большой портал, единственный представляющий угрозу, непросто.

«Сколько же невинных людей погибло из—за этих порталов! — подумала Сара, отвлекаясь от чтения, — Зачем же надо было делать то, что будет в будущем вредить?». Мысли об этом нагоняли тревогу, и даже сон. Сара уже просто смотрела в учебник, ничего не читая.

— Так, так, так! — услышала сквозь свои раздумья Сара, — И что же мы делаем?

— Я читаю, — робко ответила Сара, смотря Зорски прямо в глаза.

— Не надо врать, мисс Вортекс! Я вижу, когда человек читает, а когда просто тупо смотрит в одну точку! Зорски поправила очки и с грохотом бросила книгу на стол. Сара очень разозлилась и, сжав учебник в руках, снова принялась читать. Весь оставшийся урок было так тихо, что было слышно, как какой-то случайно залетевший в кабинет комар пищал у ребят над головами. Обстановка в классе было явно напряженной и нездоровой. А когда кто-то из учеников случайно чихал или кашлял, Зорски что-то бормотала себе под нос, яростно смотря из—под очков на виновника.

Наконец-то урок закончился, и друзья поспешили на ланч в столовую. Когда они добрались до столовой, почти все места были заняты. Сара взяла себе желе и чай, так как есть она совсем не хотела.

— Я же говорил — хуже, чем Зорски, учителя нет! — сказал Том, садясь за стол рядом с Сарой.

— Да, пожалуй, ты прав, — согласилась с ним Сара, — а какой следующий урок?

— По-моему иносказания, — сказала Меган.

— А что это? — недоуменно спросила Сара.

— Сама точно не знаю, но вроде бы язык животных будем изучать.

— Здорово! Всю свою жизнь я мечтала научиться понимать животных и, уж тем более, разговаривать с ними. Постой! А ведь они сами с нами говорят! Например: мой кот, твой хомяк, пес Тома, — удивилась Сара.

— Разговаривают, а мы их понимаем, лишь домашние питомцы, — ответил Том, — а такие животные, как драконы, Зори, те же вервольфы, с которыми лучше не встречаться, разговаривать не могут.

— А, ведь, вервольфы — это оборотни! — воскликнула Сара.

— Ну, да, — просто ответила Меган, — и еще, после иносказаний будет монстрология. Я думаю тебе понятно, о чем будет идти речь на этом уроке, — сказала Меган, на что в ответ Сара кивнула головой. Перекусив и взяв нужные учебники в гостиной, друзья отправились на второй этаж к кабинету, где должен проходить урок иносказаний. В коридоре, который вел к кабинету, Сара еще не была. По бокам вдоль стен стояли статуи в виде голов животных, при том же самых непонятных, невообразимых и отвратительных! Саре почему-то показалось, что они живые. Том и Меган шли не разговаривая. Вдруг Том споткнулся, и у него из кармана выпало два голубых шарика, которые укатились на середину коридора. Сара вспомнила, что эти шарики превращались в порталы, в которые можно провалиться.

— Ага! Попался с поличным! Откуда у тебя порталы? — сурово спросила Меган у брата.

— Отстань, — повел глазами Том, — нужно их назад в шарики превратить. Эссурио! — насколько помнила Сара Том впервые воспользовался заклинанием у девчонок на глазах за все время их знакомства. В тот же момент порталы вновь превратились в два шарика. Том улыбнулся и побежал за ними.

— НЕ БЕГИ!.. ЛОЖИСЬ! — закричала Меган.

Изо рта статуй начал извергаться огонь. Ребята успели упасть на пол (Сара к тому же сильно ударилась локтем, но все же это лучше, чем стать поджаренным мясом с хрустящей коркой!) и подождали, пока огонь не прекратился. Затем они тихонько встали.

— Еще одно правило нашей Супер — пупер — тупой школы, — сказала Меган, — никогда и ни за что не бегай мимо таких статуй! — Сара, быстро соображая, что к чему, кивнула головой и троица продолжила путь.

Сара, Том и Меган зашли в класс и только—только успели приготовиться к уроку, так как прозвенел звонок. Все уселись на свои места.

Тут произошло то, чего Сара уж никак не ожидала увидеть. В класс влетела маленькая фея. Она раза два прокружила над учительским столом, затем, зависнув в воздухе и повернувшись к классу, сказала:


— Одну секундочку, — пропищала она тонюсеньким голоском. Фея взмахнула рукой, прочертив над своей головой круг, и сказала: «Репеймес!». Сразу после заклинания она стала очень быстро расти, пока не стала ростом с обычного человека. В ее белые кудрявые волосы были заплетены очень красивые цветы, названия которых Сара не знала и никогда раньше не видела. Платье было полностью усеяно лепестками роз, на ногах были сланцы, напоминающие по форме листья дерева.

Сару очень удивил необычный вид учительницы, хотя, впрочем, не её одну…

— Итак, — голос у феи стал обыкновенным, но очень добрым и мягким, — Мое имя — мисс Маунтер. Прошу не пугаться и не удивляться, я не первая фея, принятая на работу учительницей… На моих уроках вы будете изучать мысленный язык животных. — Тут сидящая перед Сарой девочка подняла руку.

— Да, мисс Роунт, — сказала бывшая фея.

— А почему мысленный язык? — спросила девочка.

— Потому что с такими животными, как драконы, можно общаться лишь мысленно, так как ни один волшебник в мире не сможет издавать те звуки, которые издают драконы. А чтобы избежать неприятностей от «общения» с менее дружелюбными существами, необходимо уметь «читать» их мысли и успеть предпринять меры. Конечно, многие этого, увы, не успевают… Вот как это делается, — мисс Маунтер перешла к главному, — нужно закрыть глаза и представить себя самого драконом. После этого необходимо представить, как на письме выглядят те слова на драконьем языке, которые вы хотите передать ему. После этого нужно приложить ладонь правой руки ко лбу, после чего направить ее в сторону животного. Вот так, — фея закрыла глаза, прикоснулась кончиками пальцев ко лбу, а затем выпряли ее в сторону класса. От ее руки стали исходить белые кольца, что и было, видимо, словами. Все ребята изумились.

— Конечно, это очень сложная наука, получаться будет не у всех, и далеко ни с первого раза, но осваивать эту науку придется обязательно. Сложность еще состоит в том, что алфавита как такового нет, лишь некоторые иероглифы повторяются в некоторых словах. Сегодня мы начнем изучать первые, самые простые слова, — не успела учительница договорить, как все ребята обернулись в сторону двери, так как из коридора слышался сильный шум, и очень громкие голоса. Что-то сильно грохнуло, и раздался очередной визг.

— Все быстро в гостиные! Немедленно! — крикнула фея и «выпорхнула» в коридор, чуть не задев прозрачным переливающимся крыло головы Тома.

Все вскочили и очень быстрым шагом, так как бежать мимо статуй нельзя было даже в экстренных ситуациях, пошли в свои гостиные.

— Скорее, идем! — сказала Меган. Выйдя из класса, друзья увидели, что коридор во многих местах прожжен термоплазмой. Замешкавшись на секунду, они двинулись в спальню Праймлауда.

Уже на первом этаже они побежали, и на ходу Меган кому-то крикнула:

— Эй! Лабетта! — тут Сара увидела ту самую девочку, которая поднимала руку на иносказаниях. Она подбежала к Саре с Меган. Девочка было чуть выше Сары, с небольшими голубыми глазами и двумя черными косичками.

Из-под накидки синего цвета (видимо, она тоже в Праймлауде!) виднелись синие джинсы с зелеными цветами в самом низу и розово-красная кофточка, чем-то похожая на Сарину, которую она, увы, оставила дома.

— Привет! Ты уже знаешь, что произошло? — спросила у Лабетты Меган.

— Знаю! — тяжело дыша, сказала Лабетта, — Из кабинета животнологии разбежались траввелы, все до единого! А их там несколько десятков! Странно, нашу школу словно прокляли в этом году. Сначала это ужасное лето, потом чудище из озера, а теперь еще и траввелы…

— …Ясно! Бежим скорее в гостиную, — прервав Лабетту, сказала Меган. Лишь добежав до гостиной, ребята, наконец, присели и перевели дыхание. Когда оно восстановилось, Том сказал:

— Я думаю, все учителя сейчас носятся, как чокнутые, за этими траввелами. Иносказаний уже точно не будет, а вот когда всех переловят, монстрология, может быть, еще и будет.

— Да, скорее всего, — сказала Меган, — Да, кстати, Лабетта, знакомься, — Меган показала на Сару, — это Сара, она тоже в Праймлауде.

— Привет, Сара, — сказала Лабетта. В ответ Сара тоже поприветствовала новую знакомую.

Ребята сели на мягкие кресла, стоящие в гостиной. В окно, сквозь голубые шторы, пробивались лучи света. Меган, Том и Лабетта о чем-то болтали, а Сара задумалась, и их голоса казались ей какими-то далекими.

В комнате было так тепло и уютно, что ее заклонило в сон. Но, не успев погрузиться в мир фантазий и грез, она проснулась, услышав чей-то негромкий голос.

— Сара! Ты спишь? — Том смотрел на нее практически в упор.

— А? Что?.. Н — Нет. Не сплю! Просто задумалась, — рассеянно ответила Сара, протерев глаза. Дальше пошел разговор о разных предметах, учителях, заклинаниях. Время летело незаметно. За этой беседой прошло около часа. Вдруг в комнату вошел Вайлов и объявил:

— Прошу всех идти на свои уроки. Опасности больше нет, — при этих словах он и вышел из гостиной.

— Ну, что, — сказала Меган грустно, — идем на монстрологию?

Друзья встали и вновь пошли на второй этаж. Сара сбилась со счета, сколько раз она уже за этот день ходила по этому коридору. Дойдя до кабинета и усевшись за парту, Сара услышала звонок. Монстрологию вел, как оказалось, Тартунов. Сара при одной мысли, о том, что из-за этого будет его видеть в два раза чаще обычного, ужасающе расстроилась. У Тартунова было два предмета, которые он преподавал: животнология и монстрология. На первом уроке они стали изучать грифонов. Сара всегда думала, что грифоны существа миролюбивые, не причиняющие никому никакого вреда, но оказалась, не права, услышав ответ Тартуного:

— Лишь альбиносы, мисс Вортекс. У них очень мягкий характер. Остальные же-настоящие чудовища, не стоит верить детским сказкам и компьютерным играм… Так вот. Грифоны обитают высоко в горах, в темных пещерах. Они нападают на всех, кто подходит близко к их пещерам, забирая их к себе в логово. Однако, как я уже говорил, злобные лишь обычные особи. Альбиносы же живет так же на горах, но не в пещерах. Они строят гигантские гнезда. По легендам у белых грифонов золотые когти и клюв потому, что они безобидны и древние боги наделили их этим. — Дальше Тартунов затянул очередную лекцию, только на этот раз о грифонах.

После окончания урока Меган сказала:

— Сегодня уроков больше не будет. Здорово?

— Да уж, — ответила Сара, для первого дня достаточно информации. Такс, куда сейчас пойдем?

— Может, в сад? Полетаем на драконах, покормим геллионов… — сказал Том.

— А кто такие геллионы? — спросила Сара — И неужели в саду есть драконы?

— Да, в садах есть множество видов драконов: кристальный, лазурный, черный, горный, пятнистый, тигровый, кристальный, лесной… А кто такие геллионы. Узнаешь, когда придем, — ответил Том.

Они пошли в сад. Сара никогда еще не была в саду, а лишь видела его огромные, блестящие, золотые ворота. Особенно красиво они смотрелись потому, что над ними потолок был прозрачный, даже потолком его было назвать нельзя, это был хрустальный купол.

По пути Саре в голову пришла мысль и она спросила:

— Слушайте, а почему здесь учеба началась со второй половины года, а не с сентября? Лабетта что-то говорила насчет этого лета…

— Видишь ли, — сказала Меган, — помнишь, сегодня на истории мы читали про черные порталы…

— Я не читал, я делал вид, что читаю… Я потом как-нибудь прочитаю, — сказав Том, перебивая Меган, — но вообще мне папа про них рассказывал.

— А что ж ты делал весь урок?!

— Ну — у-у-у… — протянул Том.

— Эх, ты, лодырь! Ну да ладно. Так вот, — продолжила Меган, пристыдив брата, — в учебнике написано, что хотели убрать эти черные порталы, очень многих людей убило энергией этих порталов, точнее только одного, этого огромного-то самого. В конце лета тоже кто-то погиб, и поэтому школа решила принять меры предосторожности и начать учебу с января, после Нового Года. Руководители школа боялись, что еще кто-то пострадает. — Меган замолчала. Почему-то у Сары по спине пробежал холодок.

Весь оставшийся путь друзья прошли, не проронив ни слова. Вскоре показались золотые врата сада. Сквозь них пробивался яркий солнечный свет. Зайдя в сад, Сара, Том и Меган пошли к озерцу. Меган подошла к воде и бросила туда немного хлеба, прихваченного ей из столовой, и сказала:

— С теперь смотри, кто такие геллионы! — загадочно сказала Меган, улыбнувшись.

Через несколько секунд вода начала бурлить и из глубины показались зеленые глазки. Их обладатель был невелик. Геллионом оказалась маленькая голубая рыбка с золотой зазубриной на хвостике.

— А что в них такого особ…., -хотела спросить Сара, но тут поняла, увидев, что произошло. Рыбка взяла зубами кусок хлеба и вышла из воды. Она на задних плавниках пошла в маленькую норку в корнях дерева, которую Сара даже не заметила. Геллион прошел прямо мимо ребят. Зайдя в убежище, он скрылся из виду.

— А…а… — Сара не знала, что спросить, — А сколько их тут?

— Около двадцати, — ответил Том, — редкий вид. Их часто ловят для продажи смуглам.

— Кому-кому? — переспросила Сара.

— Смуглам, то есть обыкновенным людям, не волшебникам. Они-то думают, что это они так хорошо дрессируют рыбу, а на самом-то деле нет. Они никогда не выпускают геллионов из аквариума, и несчастные рыбы погибают, так как им нужны хотя бы редкие прогулки.

— Пойдемте в «драконий» дом, — предложила Меган, там ты еще не такое увидишь, да и на драконах полетаем.

— По…по…полетаем? — переспросила Сара, подумав, что ослышалась.

— Да, а что в этом необычного. Все когда-нибудь случается впервые, — ответил Том.

Сара «смирилась» со своей горькой судьбой, с тем, что в школе она каждый день будет узнавать такое, что раньше она и представить не могла, и пошла вслед за Томом и Меган. В саду было очень красиво. Там летали самые невероятные по красоте бабочки, пели птицы, даже кролики, носились, как угорелые, от дерева к дереву. Для белок были построены специальные домики. В них, забавно грызя орехи и шишки, сидели белки разных размеров и расцветок. А когда Сара увидела зеленую белку в крапинку, то подумала, что та пострадала от радиации, но Меган объяснила, что над ней просто кто-то зло пошутил, дав ей заколдованный орех.

Потолок в домике был очень странный: на нем были нарисованы облака, но Саре показалось, что они двигаются. Наконец, они подошли к пещере, если ее вообще можно было так назвать. У этой пещеры была дверь и окна. Войдя в «дом», Том сказал:

— Ну вот, смотрите, — как догадалась Сара, Меган тоже не понимала, что есть что, — Эта дверь ведет в корпус маленьких драконов, в «детский сад», можно так сказать. Правая дверь ведет к летающим драконам, левая — к горным, и т. д., -продолжал экскурсию Том, — За каждой дверью свой вид дракона. Можете посмотреть, на дверях есть их фотографии.

Ребята подошли к первой двери, на ней была подпись «лазурный» и фотография, на которой был изображен голубой дракон с хвостом, как наконечник стрелы. Колючая на вид грива шла вдоль хребта массивного животного.

— Я на этом хочу! — крикнула Меган, — обожаю голубой цвет!

— А ты уверена? — спросил Том, — Дракон должен подходить хозяину по характеру и уму. А они, знаешь ли, о-очень умные!

— Том, на что намек? — спросила с вызовом Меган, потирая кулак.

— Понял, понял…Тогда… — сказал Том и нажал на красную кнопку над дверной ручкой, оттуда показалась клавиатура и небольшой экран, — Тогда печатай свое имя и количество драконов, на которых ты хочешь полетать. Меган написала все так, как сказал Том, и назвала дракониху Рози.

— Дракон будет ждать тебя на выступе на вершине горки, сказал Том и друзья пошли дальше. А дальше был красный кристальный дракон. Вдруг Том сказал ни с того ни с сего:

— Состязания в троеборье на драконах очень популярны во всем волшебном мире. Там нужно бежать, летать и плавать. В принципе, кристальный дракон — самый идеальный вариант. Он может очень-очень быстро летать и плавает отлично, а уж в бегах ему и вообще нет равных. Уж я точно знаю, поверь, — со знанием дела сказал Том, — но летают на них только самые экстремалы — это не безопасно. Найти «общий язык» с этим драконом могут только единицы, но и из их числа не все рискнут это сделать.

— А знаешь что, неожиданно сказала Сара, — я пожалуй, попробую, — и пока Том «приходил в себя» от неожиданности, Сара, проделав все то, что несколькими минутами раньше проделала Меган, назвала дракона Робин. Том остановил свой выбор на лесном зеленом драконе.

— Я назову его Форест, по-английски — лес, — сказал Том.

— Сами не чайники, английский изучали, знаем! — нашла к чему придраться Меган.

После этого все пошли на гору по тоннелю, который вывел к ее вершине. Там уже стояли Лазурный, Лесной и кристальный драконы. На них были специальные сиденья, как на лошадях, только намного больше. Сквозь кристального дракона почти можно было смотреть. Сара, Том и Меган залезли каждый на своего дракона, при этом Меган дважды, пока забиралась на него, умудрилась свалиться, так как драконы были по пять метра высотой. Тут Том сказал:

— Чтобы заставить дракона лететь, нужно сделать то, чему учила нас мисс Маунтер — мысленно поговорить с драконом. Я знаю несколько слов и помогу вам, — Том сделал то же, что и учительница. Его дракон взлетел на несколько сантиметров над землей. Затем он помог девочкам. Их драконы тоже «вспорхнули». Вдруг потолок раздвинулся, и они вылетели на улицу.

Это были невероятные ощущения, ощущения всеобъемлющей свободы. Сарины коричневые хвостики развивались не ветру и мешали ее что-либо рассмотреть. Сара думала лишь об одном — не смотреть вниз, так как у нее была небольшая боязнь высоты, акрофобия, после того, как ее однажды в далеком детстве толкнули с огромной горки, по которой она боялась съезжать.

— ТИШЕ!!!!! ТИШЕ!!!!! — кричала Сара. И тут дракон полетел медленнее.

— Ты…ты п — понимаешь меня? — робко спросила она. На что в ответ дракон покачал головой.

— Потрясающе! — Сарин страх пропал окончательно. Теперь она слышала лишь то, как ужасно кричит от страха Меган где-то вдалеке.

Под Сарой расстилался лес — огромный, густой… над озером Робин спикировал, чуть замочив свои огромные лапы, при этом Сара, чуть не ударилась подбородком об его шею. А когда он снова стал набирать высоту, то девочка чуть не соскользнула вниз. Да, опыта еще было маловато…

Полетев еще приблизительно полчаса, ребята вернулись в сад. Увидев Меган, Сара чуть было не покатилась от смеха — у нее волосы стояли дыбом. Том, в отличие от Сары, смеха сдерживать не стал. Он схватился за живот и чуть присел, указывая на прическу сестры пальцем. Меган разозлилась, поправила волосы и агрессивно сказала:

— Заткнись, Том! Мне было не до смеха!

— А мне понравилось, только произошло что-то странное, — сказала Сара, понимая, что сейчас может разгореться очередной спор, — Робин понял меня. Он ничего сам не говорил, но было видно, что он понимает, что я ему говорю.

— Я знаю, как это объяснить, — сказал Том, переводя дыхание от смеха, — Это случается редко, если не сказать большего. Если дракону понравится наездник, то никакого мысленного общения не понадобится. Я тебе уже говорил, что найти общий язык с кристальным драконом могут только избранные, похоже, что ты попала в их число. Мой дракон тоже меня понимает. Видимо, мы подходим им по характеру!

— Том, — спросила Меган, подняв одну бровь вверх, — ты откуда все это знаешь про драконов?

— Ну — у-у-у-у…. Много читал, потом пару раз меня сюда папа водил. К тому же любовь к драконам….

— Любовь к драконам, любовь к драконам, — передразнила его Меган, — Любовь к драконам ему передалась от отца. Обычно придет с работы весь обожженный, но счастливый, потому что к ним новых драконов завезли, еще не дрессированных…

Эй, Том, — уже более строгим и выпытывающим голосом сказала Меган, — За «пару раз» всего этого не выучишь, а ну давай, колись, откуда тебе это известна вся эта информация?

— Ладно, Меган, — вмешалась в разговор Сара, — Хватит пытать своего брата, а то он обидится, и мы больше ничего вообще об этих драконах не узнаем, а мне общение с драконами очень понравилось.

Весь оставшийся день ребята были в саду. Они даже заходили в «детский сад» для маленьких дракончиков. Но Меган предпочитала называть это так:

— Сад для драконят, по крайней мере, в рифму.

В садике друзья кормили дракончиков из сосок, и когда Меган спросила, что в этих сосках, Том очень просто ответил: «охлажденная лава». Сара вспомнила, что читала о любви драконов к этому «горячему» напитку.

А когда Меган подошла к красно — черному дракончику, который был ей чуть ниже колена, то Том предостерег ее, сказав: — Лучше не подходи к нему, его зовут Горелка.

— А почему именно Горелка? — спросила Меган. В ту же секунду дракон выпустил пламя и поджег пол прямо около ног Меган, точнее на то место, где она была раньше, девочка вовремя успела отпрыгнуть.

Но тут Том сделал неуловимое движение рукой, сказав: «Протекто венгади», и у него на ладони появился водяной шар, и он бросил его в огонь. В то же мгновение огонь потух, но на полу осталась выжженная дыра.

— Да. Хорошо, что на месте выказывания злости этой Горелки не оказалась я, — с облегчение вздохнула Меган, — А то бы моя прическа была испорчена окончательно и надолго, — она повернулась к Горелке, встав фертом, — А если уж мы такие нервные, то прошу МНЕ претензии не предъявлять!.. И кстати, вообще, откуда ты знаешь это заклинание, Том — сменив голос, возмутилась Меган.

— Ну, знаешь, в стычках с любыми драконами, даже с маленьким, может приключиться все, что угодно, — ответил Том.

Через несколько часов ребята пошли в столовую и поужинали как следует, так как было уже очень поздно. После этого они отправились в гостиную Рейвенклоу. Зайдя в комнату, Том сказал: «Мне еще нужно историю прочитать»-и ушел в спальную мальчиков.

— Кстати, Сара, — сказала Меган, — знаешь, как быстро переодеться в свою пижаму? Нужно положить ее перед собой и сказать: «солнце дает жизнь земле, пусть пижама будет на мне» и щелкнуть пальцем. Тупо, да? Я впервые встречаюсь с таким. Вот смотри, — девчонки зашли в спальню, Меган достала свою пижаму и сделала все то, о чем только что говорила. Вспышка света и пижама оказалась на ней.

— Ух, ты! — сказала Сара.

— А, представляешь, у Тома один раз не получилось и его облило грязью с ног до головы. И кстати по секрету, — Меган стала говорить тише, — у него синяя пижама с желтыми уточками. Представляешь! Вот смеху!

— По-моему, — усмехнулась Сара, — вы только и делаете, что пытаетесь посмеяться друг над другом.

— Увы, это так, — вздохнула Меган, — но вообще то мы очень любим друг друга. Ну, ладно, уже поздно. Давай спать.

Сара надела пижаму и легла. Укрывшись одеялом, и уже положив голову на подушку, Сару вдруг осенило. Она чуть приподнялась и шепнула своей подруге:

— Эй, Меган, последний вопрос: сколько дней в неделю здесь учатся?

— Мама говорила, что пять, с понедельника по пятницу. Но это, наверное, только на первом курсе. Потом будем и в субботу учиться. А пока можно наслаждаться!

Сара улыбнулась, после чего они пожелали друг другу спокойной ночи. Еще бы всего за один день она обрела новых друзей, а самое главное коренным образом поменяла свою жизнь. У нее было очень легко на душе. Была полная тишина, лишь где-то был слышен легкий шелест листьев и дуновение ветра. Паутинка света от звездного неба пробивалась сквозь шторы. Скользя по полу, она казалась золотой ниточкой.

Сара не заметила, как уснула.

ГЛАВА 5 САРА + ДРОКОША = ДРУЗЬЯ!

На утро Сару разбудила Меган:

— Проснись, соня! Идем скорей, а то на завтрак опоздаем! Я очень голодная! Ну, Сара, блин! — Сара начала просыпаться. В глазах все постепенно прояснилось, и контуры вещей стали более отчетливыми.

Посмотрев на небольшие наручные часики, лежащие на тумбочке, Сара ужаснулась. Было почти девять часов! Как бы на урок не опоздать! Она впопыхах начала одеваться, но вскоре вспомнила, что уроки начинаются в 9: 45. Но все же поспешить пришлось, так как Меган все время подгоняла Сару.

— Слушай, Меган, — одеваясь, сказала Сара, — а случайно нет заклинания, которое помогало бы одевать не только пижаму?

— Нет, — Меган с усмешкой хмыкнула себе под нос, — это уж совсем для лентяев, таких, как Том, например…

Кое-как переодевшись в форму и взяв нужные учебники, девчонки пошли в столовую. Там они встретила Тома. Он болтал с каким-то высоким черноволосым мальчиком. Увидев Сару и Меган, Том позвал их и сказал:

— Познакомьтесь — это Чак. Чак, это Меган — моя сестра, а это Сара, подруга Меган и мой друг.

— Очень приятно, — сказал Чак и пожал Меган и Саре руки.

— Как я вижу, вы обе тоже в Праймлауде. Кстати, вы знаете, что означает Праймлауд и Дайронфоут? — Друзья хором ответили: «Нет». — Праймлауд, — продолжил Чак, — в переводе с грифонского означает сердце дракона, так как «праймус» — дракон, а «локус» — сердце. И еще ведь символом нашего класса и является дракон. А Дайронфоут переводится так: «дайрон» — крыло, — «фоутус» — небо, значит небесное крыло. Символ у Дайронфоута птица грома…

— Кто—кто? — переспросила Меган.

— На животнологии потом узнаешь, — ответил ей Том.

После этого все четверо пошли завтракать. За едой Том сказал:

— Сегодня расписание такое: самозащита, древние заклинания и обряды, спецподготовка, история….(в этот момент Сара ужасно расстроилась) и геопорталия, — последний предмет Том назвал как-то радостно.

— Радует лишь одно, — сказала Меган, — что сегодня нет уроков Тартунова.

— Жаль, что сегодня история, — разочарованно сказала Сара.

— Да, и еще, два новых предмета мне понятно: обряды и спецподготовка, а геопорталия — это что? — недоуменно спросила Сара.

— Ну, есть геоГРАФИЯ, а у нас геоПОРТАЛИЯ. Пути порталов будем изучать, — с гордостью за свои познания произнес Том, — Только больших, конечно, всемирных, потому что маленьких и средних везде натыкано очень много, — поддержал Тома Чак.

В этот момент к ним за столик подсела Лабетта.

— Всем доброе утро! — весело сказала она своим звонким голоском, — Вы смотрели расписание в главном зале? Сегодня моя любимая спецподготовка! — она поправила свои черные косички и принялась есть. Ребята присоединились. Во время еды Сара пыталась рассмотреть Чака. У него были короткие темные волосы и большие голубые глаза, густые брови, около носа была маленькая родинка, которая выглядела очень забавно. За завтраком обсуждались самые разные темы: спорт, компьютерные игры, новые предметы и заклинания.

— Слушай, Чак, — тихонько шепнула Сара, — а ты давно знаешь Тома.

— Со школы, — так же тихо ответил тот. Мы были в одной группе по конному спорту (после этих слов Саре стало понятно, откуда Том так здорово умеет сидеть в седле), а вот с Меган я был не знаком… Я никак не ожидал встретить Тома здесь. Судьба нас все время сводит, — Чак продолжил есть.

После завтрака все пятеро отправились на урок самозащиты на уже знакомый Саре второй этаж. Урок показался Саре не очень интересным, за исключением того, что защитное поле Тома начало выпускать из себя мыльную пену, после чего бедному Тому пришлось идти переодеваться. Он сам не знал, как у него это получилось!

Когда прозвенел звонок, ребята пошли на древние заклинания и обряды. Этот урок вела мисс Маунтер (Сара удивилась, почему некоторые предметы ведут одни и те же учителя?).

Она рассказывала о самом главном празднике всех ведьм и колдунов, где обычно, и совершались главные обряды и злодеяния. Даже Сара знала название этого праздника — шабаш.

— Да — да, правильно, мисс Вортекс, — сказала мисс Маунтер на ее ответ. — Так вот, все обычные люди, которые хотя бы несколько секунд наблюдали за шабашем, немедленно погибали, так как ведьмы и колдуны незамедлительно их ловили. Во всяком случае, за все время оттуда живым ушел всего один человек, которому очень сильно повезло, — Маунтер рассказывала все это слишком веселым, и звонким, и, как показалось Саре, смешным голосом для такой темы.

Урок пролетел совсем незаметно. После звонка все ученики пошли на стадион, на первый урок спецподготовок в этом семестре, да и вообще в их жизни, предварительно зайдя в раздевалку. Там стоял какой-то огромный и громоздкий прибор, который занимал почти все помещение. Он был похож на огромную кабинку с кучей разных рычажков. Из машины шел густой пар. А Саре даже на секунду показалось, что это машина времени. Машина то и дело фыркала, чихала и хрюкала. Тут Меган сказала:

— Знаешь, по-моему, нужно пройти через эту ужасную штуку.

Сара, Меган, Лабетта и другие девочки выстроились в очередь и стали входить в кабинку по одному. Первой была Меган. Открыв дверь, она несмело вступила в пелену дыма, и тот скрыл ее. Дверь захлопнулась. Машина издала звук похожий на фырканье и шипенье одновременно. Звук был настолько громкий, что все девочки заткнули уши. Затем над самой дверью загорелась лампочка с надписью «следующий». Сара робко подошла к двери и, увидела постер, на котором было написано: «Вступая на дорожку — закрывать глаза». Сара вошла в туман и, действительно, под ее ногами оказалось что-то наподобие беговой дорожки. Сара закрыла глаза, при этом о-о-о-очень сильно пересилив своё любопытство, и правильно сделала, потому что через несколько секунд загорелся такой яркий свет, который, казалось, проходил сквозь веки. И вдруг она чуть не упала — дорожка остановилась. На ощупь, отыскав дверную ручку, Сара открыла дверь и вышла из ужасной машины. Перед ней раскинулся огромный стадион с беговыми дорожками и большим количеством всевозможных тренажеров и снарядов. И что особенно понравилось Саре, так это то, что все это было под открытым небом. Вдруг она заметила, что на ней какой-то спортивный костюм, которого у нее никогда не было: это были синие шорты и желтая футболка (сочетание цветов, конечно, ничего, но дизайн одежды — ерунда!). Удивиться Сара не успела, так как почувствовала сильную боль в затылке — кто-то сзади стукнул ее дверью.

— Ой, Сара, прости, пожалуйста, — растерянно сказала Лабетта, — я думала, что ты уже успела отойти.

— Да что ты, — потирая затылок, ответила Сара, — я сама виновата, задумалась, засмотрелась и не успела. И тут Сара заметила, что на Лабетте точно такой же костюм. — Слушай, Лабетта, похоже, что эта машина переодевает всех в спортивную форму, — догадалась Сара.

— Ты права, а когда пойдешь с урока назад, она меняет обратно, на повседневную. Идем скорее, а то скоро урок начнется, — заторопилась Лабетта.

С этими словами они побежали к тому месту, где уже многие ребята выстроились в одну шеренгу. Завидев девочек, Меган помахала им рукой, крикнув:

— Давайте скорее, вставайте сюда, а то скоро уже учитель придет…

— Вообще-то учительница, — подбежав, сказала Лабетта, — Она моя старшая сестра. Хотя ей всего лишь восемнадцать лет, она здорово ведет урок. Вам понравится!

Ребята болтали между собой. К тому времени весь класс был в сборе. Вскоре к ним подошла невысокая светловолосая девушка с явно длинными волосами, забранными в две шишечки.

— Класс! Становись! Здравствуйте, ребята!

— Здрасть! — рефлекторно крикнули все.

— Итак, я мисс Криган. Вы можете считать уроки спецподготовки второй физкультурой, только немного сложнее. Что ж, начнем мы с простого — посмотрим, как вы бегаете. С этими словами она построила всех на беговой дорожке.

— Сначала два разминочных круга, затем по парам на время, — звонко сказала учительница.

Ребята побежали не очень быстро — все берегли силы. Почти весь урок прошел «бегом».

После спецподготовки была история, а, затем, геопорталия. Ее вел отец Тома и Меган. Он был довольно смешного вида: лысая голова, маленький рост — этого было достаточно, чтобы быть забавным. После урока Меган и Том познакомили Сару с ним. Мистер Лайн оказался очень добрым и приятным в общении человеком.

Уроки закончились, и ребята сели делать домашнее задание, которого было немного. Самым сложным, на взгляд Сары, было перечертить себе в тетрадь путь Эруэльского портала, который они проходили сегодня. Рассчитывание каждого миллиметра и каждого поворота было нудным и неинтересным заданием. Глаза начинали слезиться, а рука уставать и болеть. Доделав уроки, Том сказал:

— Девчонки! Помните про своих драконов?

— Я на них летать больше не буду ни за что на свете, — вставила Меган.

— Нет, я не об этом. Если не будешь на нем летать, то откажись, потому что за ним нужно ухаживать. Так что вы как хотите, а мне пора к Форесту.

— Я с тобой, — сказала Сара, дочертив портал до конца, — ты пойдешь к Форесту, а я к Робину. Вот только я не знаю, что нужно делать.

— Не переживай, я подскажу, — сказал Том.

— Раз уж на то пошло, то я тоже пойду с вами, — сказала Меган и закрыла учебник истории, — придется и мне привыкать к своей Рози, не смотря на то, что она чуть не подпалила мне волосы, я не хочу ее бросать, — с этими словами все трое пошли в сад.

— Чуть не подпалила? — спросила Сара, — Что-то я этого не помню!

— К счастью, тебя в тот момент не было! — с обидой сказала Меган.

В пещере драконов Том объяснил, что еду для дракона можно взять на «кухне», которая находится в конце левого коридора. Там стояли специальные корма для каждого вида ящеров. Нужно насыпать корм в большую миску, а затем, дойдя до своего питомца, увеличить ее с помощью заклинания «Репеймес». Услышав это, Сара вспомнила, что мисс Маунтер пользовалась этим заклинанием, чтобы превратиться из феи в человека.

Взяв корм, Сара подошла к двери кристальных драконов, ввела имя дракона и назвала свое имя. На табло высветилась надпись: «Ваш дракон сейчас прибудет. Пожалуйста, подождите 30 секунд». Когда время истекло, и над дверью загорелась красная лампочка, Сара вошла в дверь. Там стоял уже знакомый ее Робин. Сара медленно подошла к нему и положила миску прямо перед его огромной головой, которую он наклонил к девочке. Сара выпрямила правую руку прямо над миской и произнесла: «Репеймес». Миска стала расти до тех пор, пока не стала размером с Сару. Тут дракон качнул головой, выпустил пар из носа и начал есть. Сара улыбнулась. Подождав, пока Робин все доест, девочка подола почти к самой голове дракона. К тому времени он уже закончил трапезу. Сара робко протянула руку и погладила своего питомца по массивной голове. Тут Робин закрыл глаза и сделал маленький шаг в сторону своей хозяйки, который Саре, конечно, показался огромным. Сара потрогала нос дракона, который оказался сырым и холодным. Девочка засмеялась, и ей показалось, что Робин улыбнулся. Он вдруг встал на задние лапы, выпрямился, поднял голову вверх и издал странный звук, похожий на гудок огромного парохода. Затем он два раза хлопнул крыльями, и, вновь опустившись, повернул голову к перепуганной Саре, смотря прямо на нее и понимая, что напугал ее. После этого он снова выпустил небольшую струю пара. Но Сара была девочка не робкого десятка и быстро пришла в себя.

— Больше не пугай меня так, хорошо? — сказала она, переведя дух. Робин качнул головой и лег на пол. И лишь тогда Сара расслабилась и огляделась по сторонам. Помещение, теперь, действительно напоминало настоящую пещеру. В нем были даже настоящие сталактиты и сталагмиты. Сара подошла к миске и заглянула в нее. Там еще оставалось много еды.

— Ну, я вижу, еды тебе хватит, так что пока! — сказала девочка, на что ящер хлопнул крыльями и тряхнул головой, выпустив очередную струю дыма. Затем он снова лег и закрыл глаза, собравшись спать.

Выйдя из пещеры, Сара увидела Тома и Меган. Они обменялись ощущениями, (конечно, у Меган они остались только отрицательными!) и пошли назад в гостиную. Том ушел в спальню мальчиков, а Сара и Меган в спальню девочек. Зайдя в свою комнату, они увидели, что все девочки сидят в кругу и во что-то играют.

— Привет, — сказали девочки Саре и Меган, хотите с нами играть в криптопарк?

— А как в это играть? — спросила Меган.

— Просто, — сказала одна из девочек, — ты выбираешь из колоды одну карту. На каждой из них изображен какой-нибудь монстр. Ты должна изобразить его так, чтобы остальные догадались. Затем бросить карту на пол и в воздухе появиться его галаграмма.

Игра началась. Она действительно была очень веселой и интересной. В ходе игры Сара познакомилась со всеми девочками. Как оказалось, девочек первогодок было не много, всего 9 человек.

Во время игры Саре попались лирнейская гидра и грифон. Когда она вытащила из колоды гидру, она с радостью поняла, когда ей пригодились знания, которые она получила, прочитав мифы древней Греции. Участницы использовали самые удивительные и смешные способы для изображения чудовищ. Например, девочка по имени Кристи, изображая русалку, обвязалась простыней, легла на пол и делала вид, что плывет. К концу второго дня Сара была знакома со всеми девочками. Она поздно легла спать и сразу же заснула.

* * *

Следующие два дня пролетели практически незаметно, ничем примечательным особенно Сара не запомнившись. Зато пятница была полна разнообразных интересных событий. Во-первых, накануне вечером Сара написала письмо родителям и рано утром сходила в башню почты и отправила письмо. К несчастью, она чуть не забыла, что нужно отойти, когда зорри взлетают. Лишь в самую последнюю секунду она успела прыгнуть в сторону лестницы.

Когда Сара пришла назад в комнату, Меган уже хотела идти на урок животнологии.

— А я-то уж подумала, что ты ушла без меня, — сказала Меган.

— Нет, — улыбнулась Сара, — я ходила в башню почты и отправила письмо родителям.

— Так вот, что ты писала вчера так долго! — догадалась Меган.

— … И еще, я чуть не улетела в окно из-за зорри. В последнюю секунду вспомнила… — девочка показала Меган синяк на руке, — Ну, ладно, потопали на животнологию, — девочки засмеялись и пошли на урок.

Как и на предыдущих уроках, они продолжили изучать траввелов. Тартунов сказал, что это заключительный урок по этой теме, перед звонком объявил:

— И еще. При пересчете сбежавших траввелов одного так и не досчитались. Осторожней ходите по школе, — с этими словами он повернулся к доске, что-то шепнул, взмахнул рукой, и на доске появилось домашнее задание. После этого он отправился в лабораторию, у входа добавив: «В понедельник спрошу всех без исключения».

Переглянувшись, ребята отправились на историю. Там тоже произошел небольшой инцидент. В середине урока Зорски вдруг ни с того ни с чего объявила:

— Так и скажите своему разлюбимому директору, что я отказываюсь преподавать! Надо было раньше думать, а не просто начинать учебу со второй половины года, когда нужный материал не пройдешь и за год! Тогда пусть ученики все изучают сами! — после такого монолога в кабинете наступила такая отчаянная тишина, которой не было на обычных уроках истории. Все были в шоке от такого поведения учителя. Сара догадывалась, что от Зорски можно ожидать чего угодно, но про такое она даже и не думала.

После звонка все долго обсуждали этот случай.

— Как вы думаете, что это с ней? — спросила Сара.

— Нервы не выдержали. Старческий маразм, — бросил на ходу Чак, идя с ребятами на спецподготовку.

— Ну, я думаю, два самых ужасных урока уже позади. Дальше день пройдет гладко, — сказал Том. Но на самом деле это был далеко не конец удивлениям. Вот что произошло на следующем уроке.

После разминки все перешли на площадку для гимнастики. Первые упражнения они выполняли на перекладине. Самой первой вызвалась Лабетта. Она подошла к снаряду. Мисс Криган, подойдя к перекладине, нажала на рычаг около него. Перекладина стала подниматься и на нужной высоте остановилась.

— Что ж, хорошо, — сказала мисс Криган, — подтянись, сколько сможешь, — с этими словами она отошла от снаряда к остальным ученикам. Только Лабетта взялась за перекладину и уже повисла на ней., как вдруг произошло невероятное. Вдруг, словно из-под земли, откуда-то возник траввел. Сара сразу смекнула, что это тот самый, которого не поймали. Он прыгнул на рычаг и перекладина вместе с висевшей на ней Лабеттой начал подниматься на огромную высоту. Как и следовало ожидать, девочка в ужасе закричала. Мисс Криган бросилась к рычагу, но траввел бросил в нее шар термоплазмы. К счастью, он лишь слегка задел руку учительницы. Монстр повернулся к оторопевшим от неожиданности ученикам и уже собрался метнуть очередной шар в них. В ту же самую секунду учительница, собравшись с силами, произнесла заклинание шокового разряда и угодила им прямо в голову монстра, который тут же затрясся и потерял сознание (убивать было жалко — ведь редкий вид все-таки!). После этого мисс Криган схватилась за руку и упала на землю. Сара не стала ждать, что будет дальше. Она бросилась вперед, хотев с помощью заклинания левитации опустить Лабетту вниз, но ее подруга уже сорвалась и падала. Сара тут же вспомнила кое-что другое и изо всех сил крикнула:

— Р О В Е Н И О! (заклинание медленного падения, только на себе его, увы, использовать нельзя.)

В тот же миг Лабетта замерла в воздухе и медленно-медленно опустилась на землю, словно перышко. Одни ребята бросились к Лабетте, а другие к мисс Криган.

— С-Сара… С-Сара, сп-пасибо тебе огромное, — от перенесено ужаса Лабетта заикалась и не могла говорить, — Я твоя должница. Если бы не ты, я бы разбилась на смерть.

— Ну, что ты, Лабетта. Мне очень сильно повезло, потому что это заклинание на уроке самозащиты у меня ни разу не получилось… Представить страшно, что могло случиться.

— В любом случае живой бы я не осталась, — тут Лабетта встала на цыпочки, чтобы посмотреть, что происходит за толпой, которая окружала девочку. И тут она увидела мисс Криган.

— Лана! — крикнула Лабетта и тоже побежала к учительнице. Тут Сара вспомнила, что учительница — это старшая сестра Лабетты. Некоторое время спустя, оказалось, что у мисс Криган серьезный ожог левой руки и ей придется проходить лечение в больничном отделении, а затем долго ходить в повязке, так как в термоплазме содержится ядовитое вещество, которое может вызывать головокружение и даже потерю сознания!

На следующий день был выходной. Можно было погулять и отдохнуть.

— Ты разговаривала с Лабеттой? — спросила Сара у Меган после завтрака.

— Да. Она почти весь вечер провела с сестрой, — ответила Меган, вытаскивая из-под мантии яблоко, — ты знаешь, она до сих пор очень бледная и… Короче, она выглядит неважно.

— Наверное до сих пор не отошла от вчерашнего, — предположил Том, — ведь она была на волосок от смерти… Слушайте, давайте накормим наших драконов!

— И он еще будет говорить, что я любительница хомяков, — возмутилась Меган, чуть не подавившись яблоком, — а сам только и думает о своих драконах! — при этих словах Том немного разозлился. Сара решила его поддержать:

— Нет, а действительно. Я к Робину уже со вторника не ходила. Он, наверное, успел проголодаться. А еще он, наверное, уже давным-давно хочет расправить крылья.

Меган повела глазами и глубоко вздохнула.

Добравшись до пещеры, Сара накормила Робина и решила полетать на нем. Сев на своего питомца, она услышала голос Тома:

— Сара, может быть, попробуешь в полете приказать Робину, что делать. Например, выполнить всякие воздушные трюки, какие делают самолеты: «мертвая петля», разворот, «бочка», ну и другие. Я с земли посмотрю, как ты это делаешь. — А зачем? — спросила Сара.

— Ну, потом узнаешь, — загадочно ответил Том. Сначала Сара, Том и «насмерть» перепуганная Меган на Робине долетели до холма, откуда Том решил понаблюдать за полетом.

Поднявшись в воздух, Сара начала разговаривать с Робином. Ее это даже успокаивало:

— Так, хорошо. Хороший мальчик. Теперь давай попробуем воронкой вниз. Умее… — Сара не успела договорить, как дракон уже начал вращаться. Ощущения были невероятные, как будто ты попал в настоящий водоворот и тебя засасывает все глубже и глубже, а каждый последующий круг все меньше и быстрее, и ты начинаешь задыхаться. Сара еле держалась за огромную, шершавую шею дракона, изо всех сил сжимая ногами седло. Она почувствовала, что соскальзывает и больше не выдержит ни одной секунды.

— Хв…Хватит! — закричала она из последних сил. Робин тут же остановился. Но даже после этого у Сары в голове все кружилось, вертелось и кувыркалось. Минуту спустя она пришла в себя, и, взявшись за седло покрепче. Сказала Робину:

— Давай, попробуем, петлю, — приказ был исполнен. Взлетев повыше, Робин разогнался и с бешеной скоростью совершил петлю. Затем взмыл вверх — и еще одна петля. Сара его остановила и сказала:

— Теперь давай «штопор», но не до самой земли! — дракон на секунду замер, но затем бросился вниз, оборачиваясь крыльями. В этот момент Саре показалось, что все, что находилось у нее в животе, плотно прилипло к спине. Глаза вышибало мощным потоком ветра. Где-то в десяти метрах от земли Робин остановился и вновь набрал высоту.

— Ну, все. Домой, — сказала Сара. К ее горлу, немного, подступила тошнота. На земле Сару ждали изумленные Том и Меган. Как только Сара спрыгнула с дракона, к ней подбежала Меган и спросила:

— Как ты?

— В… в н-норме, — ответила Сара, чуть пошатываясь и держась за голову.

Тут в разговор вмешался Том:

— Вот, что я хочу тебе сказать: у тебя очень хорошо получается управлять драконом, такого пилотажа я никогда не видел, вы с Робином словно одно целое, — в этот момент Робин уркнул от удовольствия, — Да, да дракоша, и ты молодец. Ты, Сара, так здорово держишься в седле и можешь выдержать почти все перегрузки, поэтому ты сможешь участвовать в соревнованиях по троеборью на драконах. Я тоже участвую. Не бойся, я помогу тебе подготовиться, как следует. Хорошо?

— Ну вот! А я как всегда левая! — возмутилась Меган, но Сара не обратила на нее внимание и ответила Тому:

— Хорошо, — сказала Сара. — А теперь пора вернуть Робина к себе в пещеру, а потом отдохнуть, — с этими словами друзья пошли в гостиную, уведя Робина назад в загон, чем дракоша оказался крайне недоволен. У него появился кураж — ему хотелось еще показать, что он умеет «вытворять» в воздухе.

Почти полдня у Сары кружилась голова и она делала устное домашнее задание, лежа на кровати, потому что ноги в этот день у нее дрожали и были ватными.

На следующий день Сара вместе с Томом пошли в главный зал, где висели списки участников соревнований на драконах. Ребята тоже записались. В этот момент к доске подошла белокурая девчонка с наглой улыбкой на лице. Она, по виду, была намного старше Сары и Тома. С ней были еще три девочки, примерно ее же возраста.

— Ой, нет! Вы только посмотрите! — сказала она ехидно, — Первогодки решили идти на верную смерть! О, кого я вижу! Томас Лайн! Решил продолжить семейную традицию проигрывать?!

— Отстань от меня, Дженифер! — с яростью сказал Том, — сама не больно-то велика!

— На третьем курсе, простите. А это кто? — Дженифер качнула головой на Сару, — твоя великая защитница?

— Нет. Я помогаю ей готовиться, — сквозь зубы прошипел Том. Сара еще никогда не видела его таким злым.

— Что ж, тогда и ей проигрыш обеспечен… Впрочем, как и всем остальным на моем фоне!

— Знаешь, Дженифер, — уже с усмешкой сказал Том, — а ведь тебе ни за что не выиграть у Сары!

Дженифер хмыкнула, сделала вид, что не услышала, сказав:

— До скорой встречи Лайн и… — Дженифер посмотрела на лист, где были записаны фамилии участников соревнований, — и Вортекс.

— Не фамильничай, не главная! — крикнул Том, но девочка ничего не ответила и просто ушла со своей «свитой». Немного подождав, пока Том успокоится, Сара спросила:

— Кто это?

— Это Дженифер Уолдомс. Ее родители всегда были в плохих отношениях с нашими. Вот и сейчас она решила и меня и Меган доставать! Теперь еще и к тебе привязалась… — Том был вне себя от злости.

— А на каком она факультете? — уже и так зная ответ, спросила Сара.

— А сама не догадываешься? Неужели ты думаешь, что такую дуру взяли бы в Праймлауд? — ответил Том, продолжая злиться, — Конечно, она в Дайронфоуте!

Когда Сара его успокоила, они пошли в сад тренироваться. Первый час Сара и Робин занимались бегом. Это было немного забавно, как показалось Саре. Затем они летали. Девочка постепенно привыкла к воздушным трюкам. Когда ребята спустились, то заметили, что что-то зашуршало в кустах. Но виновника звука ребята не обнаружили. Не придав этому значения, Сара и Том пошли кормить драконов, «загнав» их домой, чем те, конечно, остались недовольны. «Конечно, — наверное, подумали драконы, — Вы-то каждый день гуляете, а мы в вольерах сидим! Нет, чтоб дать подольше крылышки расправить!»

— Я сейчас приду. Возьми еду и иди к Робину, — сказал Том и куда—то убежал. Сара пошла на кухню. Как только она положила еды в миску, ее кто-то позвал. Сара оглянулась и пошла на голос. Но девочка никого не обнаружила. «Странно!» — подумала Сара. Она вернулась на кухню. Взяв миску, Сара пошла к Робину. Тут она заметила, что корм стал какого-то другого цвета как-то, но Сара подумала, что у корма просто изменили состав (витамины там разные…), и не стала возвращаться…

Поставив миску перед головой ящера, Сара увеличила ее и подошла поближе. Робин стал поглощать свой обед, как ни в чем не бывало. Но вдруг глаза его словно налились кровью. Он резко отшатнулся от миски, заревел и выпустил огонь изо рта. Сара еле-еле успела нагнуться. Дракон разъяренно ревел, словно от невыносимой боли. Он топал гигантскими ногами, и, сам не видя того, шел прямо на свою хозяйку! Сначала Сара кричала и хотела остановить его, но затем решила отступить и попятилась назад. Ящер выпускал огонь в разные стороны, куда попало.

— СТОЙ! СТО-О-Й! — кричала Сара. И тут огромная «струя» огня полетела прямо в девочку. Она даже не успела нагнуться и лишь закрыла глаза. Тут она почувствовала, что ее кто-то толкнул в бок и упал вместе с ней, увернувшись от «волны смерти». Это был Том. Он моментально встал и, направив руку на Робина, выкрикнул: «Айс чарм!» Порыв ледяного ветра угодил прямо в рот дракона. Он сразу же успокоился и, наклонив голову к сидящей земле Саре, начал, как бы «подлизываться», видя свою вину. Сара похлопала дракона по голове. Том помог Саре встать. А затем сказал и Саре и Робину:

— Здесь нет твоей вины, дракоша. И твоей, Сара, тоже. Я сразу же догадался, что случилось, — сказал Том, глубоко вздохнув.

— И что же, если не секрет, — спросила Сара. Робин щелкнул зубами и проскулил, словно щенок.

— Видишь ли, — сказал Том, — он сделал это из-за ужасной боли. Кто-то подсыпал фтороцитил в его миску, — и, прежде. Чем Сара успела что-либо спросить, Том ответил, — фтороцитил — это едкое, жгучее вещество, наподобие термоплазмы. Поскольку он попал Робину в рот, то его десны и клыки словно загорелись. Вот я и наложил заклинание охлаждения на его пасть.

— Но кто? — сказала Сара, — кто мог это сделать?! Ведь я… Хотя нет, я отходила от миски, потому что меня кто-то звал… Тут Том приложил кулак ко лбу и задумался. После минутной паузы он сказал:

— Слушай, Сара, это лишь догадки, но… Понимаешь, Дженифер выигрывает потому, что еще до соревнований выводит всех сильных соперников «из строя». А со всеми остальными, кто уцелел, она самыми разными способами расправляется уже на соревнованиях. Особенно страшно с ней рядом лететь.

— Так ты думаешь, что она и в кустах была и на кухне?

— Не исключено. Увидев, что ты хорошо летаешь, что тебя в гонке из седла не вышибить, она решила навредить твоему дракоше. Ведь если бы он окончательно пришел в ярость, и если бы я не подоспел вовремя, кто знает, что могло бы случиться с тобой. Ясно одно, что и ты и Робин могли погибнуть… — Том замолчал.

— Том, — сказала Сара, подкусив губы, — ты, конечно, извини, не обижайся, но… Где ты был в это время? Ты прости, но я сейчас вправе подозревать всех, потому что меня хотели убит…

— Я кормил Фореста, — ответил Том, — да и сама рассуди Сара, зачем мне тебя тогда было спасать? Зачем приглашать на соревнования, тренировать?

— Ох, действительно. Прости, просто, понимаешь, я очень испугалась, — сказала Сара дрожащим голосом.

Том ее обнял и успокоил, после чего они пошли назад, в гостиную.

Там они обо всем рассказали Меган.

— А Дженифер, это такая высокая белобрысая мымра? — спросила в конце рассказа Меган.

— В точку, сестренка, — сказал Том.

— Я не утверждаю, я спрашиваю.

— О… Ну, тогда — да, — ответил Том.

Примерно в четыре часа дня Сара вспомнила о письменном задании по монстрологии: доклад о грифоне.

— А я сделала, пока вы ходили! — сказала Меган, — все, что вам нужно, это поискать в учебнике. И я еще могу дать вам книгу «Летающие чудовища». Только старайтесь писать своими словами, а то Тартун-горбун подумает, что вы списываете с учебников, — Сара и Том переглянулись.

— Как-как ты назвала Тартунова? — спросила Сара.

— Тартун-горбун. А что? Я всем учителям в своей бывшей школе прозвища придумывала. Теперь и здесь тоже. Например, Зорски, из-за своих выпученных глаз, спрятанных под очками, мне напоминает зорри. Рожки, я думаю, ей пойдут… Хотя они у нее и так есть! — после этих слов все трое дружно рассмеялись.

После разговора Меган пошла к Лабетте, а Сара и Том принялись за доклад. Сара никак не могла сосредоточиться, и потому делала много ошибок, из-за чего ей приходилось все переписывать. Это занимало много времени, и поэтому Сара просидела за этим заданием до самого вечера.

ГЛАВА 6 ИНОГДА ЛУЧШЕ НЕ ЗНАТЬ ТОГО, О ЧЁМ УЗНАЛ СЛУЧАЙНО!

Ах, как быстро летит время! Казалось, недавно Сара впервые вошла в двери школы. А уже две недели до конца четверти осталось. Оценки выходили не плохие, но и не отличные. В последние дни нужно было немного подтянутся по монстрологии и животнологии. Обо всем остальном Сара нисколько не волновалась. Том же, напротив, волновался за все.

— За все, кроме истории, — заявил Том в гостиной, а Чак вдруг засмеялся.

— Ты не волнуешься, конечно! Ведь оценки-то Зорски не ставит! — тут засмеялись и Сара с Лабеттой, а Том немного покраснел.

— Вообще-то я еще не волнуюсь за иносказания, — сказал Том, — У меня по ним одни пятерки.

— Везет! — с грустью вздохнула Лабетта, — А у меня больше четверок, даже пара троек есть…

— Так Том у нас в драконах и в их языке профи!.. — речь Чака прервала вошедшая в комнату Меган. Она села за стол, положила голову на руки и нахмурилась. Ребята переглянулись.

— Что случилось? — тихо спросила Сара. Меган повернула к ней голову.

— Я забыла закрыть клетку, и Лелик убежал! — сказала Меган.

— Так давай мы поможем тебе найти его! — предложил Том. Меган тут же просияла и согласилась.

— Увольте! — вдруг сказал Чак, — У меня такая гора домашнего задания, что буду делать до ночи! А нужно к завтрашнему дню!

— Ладно, — сказала Меган, — Так, ребята, кто-то должен пойти в башню учителей и посмотреть там!

— ЧУР, НЕ Я! — закричали все разом. Меган повела глазами. Она вздохнула, и, медленно, моргнув, отчетливо сказала всем ребятам, стоящим вокруг неё:

— Что ж, тогда будем тянуть жребий! — Жребий держал Чак, так как он не участвовал в поисках. Первая палочку тянула Меган, и ей повезло! Она вытянула длинную. Тому повезло так же, как и сестре. А вот Сара, увы, вытянула короткую.

— Значит так, — сказала Меган, — Мой хомяк может быть где угодно, поэтому нужно посмотреть везде. Я осматриваю первый этаж и второй, Лабетта смотрит третий и башню почты, Том смотрит сад, а Сара башню учителей.

— Да-да! Саре, как всегда повезло! — повела глазами Сара, затем, пробурчав сама не поняв что себе под нос, отправилась на поиски Лелика, хомяка, которого она в последнее время просто ненавидела за то, что он был настоящим хамом и напоминал ей их бывшего учителя физкультуры.

Школа была пуста, все ребята гуляли на улице, так как день был просто замечательный. В школе оставались лишь те, кто доделывал домашнее задание, а таких было немного, человек пятнадцать отсилы. Те, кто «отложил на сегодня то, что он мог бы сделать еще вчера!» Хотя, некоторые ребята предпочитали оставаться в школе просо так.

К счастью, ребята на улице были слишком заняты своими делами и не заметили, как Сара прокралась в запретную башню учителей.

* * *

Просматривая каждый свой шаг, Сара тихонько шагала по старинной лестнице башни, которая вела к входу в учительскую.

Она вступала как можно тише, стараясь не скрипеть ступеньками. Ей не очень-то хотелось в конце четверти иметь проблемы. Сара поднялась почти до самого входа в учительскую, когда на полу вдруг что-то мелькнуло. Это был Лелик! Сара быстро схватила хомяка, пока тот не сбежал, и легонько шлепнула его по носу, как бы в наказание. Тот весь сжался и начал ворчать самые непонятные фразы. Сара уже собиралась уходить, как вдруг из-за двери стали доноситься голоса. Сара немного потопталась, но все же страшное любопытство победило страх. Она шепнула хомяку, чтобы тот сидел тихо (тот, конечно, не согласился, и Саре пришлось вставить ему палец в рот), после чего прислушалась.

Говорили двое, при чем один голос был незнакомый, но как девочка догадалась, это был голос директора, которого никто никогда не видел (ходили слухи, что он был изуродован после битвы с королем вурдалаков и поэтому никому не показывался). Вторым был голос их завуча, миссис Томсон. Вот, что услышала Сара:

— Вы думаете, что это был взрыв от черного портала, тогда, в среду? — спросила миссис Томсон.

— Не исключено, Маргарет, — ответил директор. Сара сразу же вспомнила, как в среду на уроке геопорталии прогремел сильный взрыв. Настолько сильный, что у ребят учебники со столов попадали, а карта Норманнского портала свалилась с доски. Вспомнив все это, девочка вновь прислушалась:

— Но чем мог быть вызван взрыв? — с волнением спросила завуч, — Неужели ОН набирает силы?

— Все может быть, — вздохнул директор, — Ведь Верджиния Ройнекус заточила его там более 100 лет назад, — Сара ничего не могла понять. О ком они говорят?

— А девочка? — вдруг сказала миссис Томсон, — Кажется, мисс Сара Вортекс, — Тут, услышав свое имя, связанное с такой странной темой, Сара вся превратилась в слух, — Почему вы думаете, что она предназначена для этой мисси? Я смотрела в архиве, она действительно её пра-пра-правнучка.

— Как мне известно, — заявил директор, — У этой девочки на руке есть наировнейший центрониус, как и у Верджинии. Я думаю, что ОН тоже знает об этом, поэтому мы должны сделать все, чтобы ОН не освободился, так как девочка еще очень мала и не сможет повторить поступок Верджинии. Не забывайте, что хоть ей и удалось это сделать, но ценой собственной жизни.

— Можно спросить? — сказала миссис Томсон, — Почему вы называете его ОН?

— О, дорогая моя! Даже у стен есть уши! Ведь эту тайну знаем лишь мы с вами и Джонатан Вайлов, но я думаю, что в связи с недавними обстоятельствами, нужно рассказать об этом всем педагогам нашей школы…И еще, вам не кажется, что за нами кто-то следит? — тут послышался скрип кресла и шаги к двери. Тут Сара, как ошпаренная, бросилась вниз. Её не успели поймать, а когда дверь учительской распахнулась, девочка была уже внизу.

Теперь её мучили одни вопросы: кто такая Верджиния Ройнекус, что она сделала, кто такой ОН, что такое центрониус. Ни на один из этих вопросов Сара не знала ответ, её мучило любопытство. Девочка бежала так быстро, что дыхание у нее перехватывало. Перейти на шаг ее заставил орущий на руках Лелик:

— Не — не — тря — тря — тря — си — и — и — и!!!

Наконец придя в гостиную, Сара обо всем рассказала Тому и Меган (Меган, обрадовавшаяся найденному хомяку, постоянно переспрашивала). Те все внимательно выслушали и оказались удивлены не меньше Сары.

— Я думаю, что про центрониус можно будет завтра после геопорталии у нашего папы спросить, а про эту Верджинию потом на каникулах в Интернете и книгах поискать. В конце концов, есть же такой сайт, для волшебников, да?.. Нет? Ну, ладно….

— Э — эй…

— Ты что, с ума сошла?! — возмутился Том, — Папа начнет спрашивать, зачем нам это нужно, и что мы ему ответим? По урокам задали? Так это глупо, ведь папа учитель, он все в учительской узнает!

— Ну, там, вверху, вы…

— А у тебя есть идея получше? — обозлилась Меган.

— ЭЙ, ТАМ, ВВЕРХУ! А про меня-то забыли?! — это возмущался сидящий у Меган на руках Лелик, — я ведь тоже все слышал, и могу рассказать кому нибудь!

— Да, ты так уверен в этом? — наклоняясь к хомяку, ехидно спросила Меган, — Да я просто возьму и завяжу тебе пасть! Ты еще за побег получишь свое!

— А если я буду сопротивляться? — встав фертом, сказал хомяк.

— То тогда еще проще — перестану кормить! — в ответ на это Лелик лишь хмыкнул, так как был очень гордый, но все же угроза его смутила.

— Вот, пожалуйста! — возмутился Том, — Ты его баловала, баловала, вот он и стал таким хамом!

— Ты-то хоть не лезь! Указчикам — по морде ящиком! — разозлилась Меган.

Сара смотрела на все это с улыбкой, потому что если ребята когда-либо и ссорились, то выглядело это очень забавно. Но все же она решила подождать, пока все кончится, в спальне, как это уже сделали другие ребята. Опыт у всех уже был, так как брат и сестра ссорились по несколько раз на дню.

Примерно через десять минут в спальню зашла вся раскрасневшаяся Меган. Все сразу обернулись на нее. Меган поняла, что в центре внимания и во весь голос сказала:

— Все, девчонки. Двойной нокаут. Бой окончен. 2:0.

— А в чью пользу? — спросил кто-то.

— В пользу обоих. Как говорится, победила дружба, а как в нашем случае, победила ссора, — после этих слов Меган демонстративно подошла к Саре и сказала:

— Мой недоразвитый братец…

— Я все слышу! — донеслось из гостиной.

— А я не тебе говорю! — крикнула в ответ Меган, — Так вот, мой недоразвитый братец сказал, что завтра у тебя будет тренировка вместе с твоим Робином, так что приходи к половине одиннадцатого в сад. Завтра воскресенье! Супер! — после этого она потянулась, взяла книгу, прыгнула на кровать и начала читать.

На следующий день Сара и Том пошли в сад на последнюю тренировку, так как через два дня должны были быть соревнования. Сначала Сара летала на драконе, а Том наблюдал, подсказывая ей, что делать, а потом друзья поменялись местами. Сара поражалась тому, как ее друг замечательно летает и управляет своим драконом Форестом. Да, чего не говори, а лесные драконы одни из самых грациозных и понятливых пород. К тому же, их покрытые ворсом, который похож на бархат, крылья ярко переливались в солнечных лучах, отливая изумрудным цветом.

Залюбовавшись полетом Тома, Сара, увы, не сразу заметила черное пятно в небе. Лишь потом, оторвав взгляд, она увидела, что это пятно — огромный черный дракон (с наездником, конечно). Сара знала эту породу — это был черный пещерный, самый свирепый и дикий из всех драконов, которые когда-либо были и будут на этой планете! А управляла им никто иная, как Дженифер. Сара крикнула Тому, чтобы тот был осторожнее. Но Том отреагировал слишком поздно. Дракон неуловимо сманеврировал к Форесту, пульнул ему огнем в чешуйчатую морду и скрылся.

Том изо всех сил пытался сдержать разъяренного от боли дракона, крепко натягивая поводья. Но сил Тому не хватило, и он выпал из седла. Он падал прямо на огромное дерево. Несчастный пролетел через все его ветви и упал на землю.

Подбежав к Тому, Сара упала на колени.

— ТОМ! ТОМ! Как ты? Ты живой? — он был живой, но выглядел ужасно. Все его тело было в ранах, а одежда в дырах, — Том, подожди, я сбегаю за помощью! — и Сара побежала больничное крыло. Она бежала так быстро, как не бегала еще никогда.

Когда с близкими человеку людьми происходит несчастье, то человек винит во всем это себя, будь он даже совсем не виноват. Так же сейчас было и Сарой. Ведь она была совсем не виновата, а винила во всем этом себя!

Девочке казалось, что она бежит слишком медленно, что кто-то специально замедляет её бег. Как назло, коридоры казались длиннее, а людей больше и Саре приходилось их оббегать.

Прибежав, наконец, в больничное отделение, Сара как раз застала врача.

— Там… в саду… мальчик, он упал… с дракона… — не в силах перевести дыхание, впопыхах сказала девочка. Она повела доктора к саду. По пути туда, Сара увидела Меган. Она все ей объяснила, рассказала о случившемся.

В саду Тому оказали первую помощь и отвезли в пришкольный госпиталь — маленькое, старое зданьице с облезшими стенами. У Тома оказался перелом левой ноги, вывих руки, не говоря уже просто о внешнем виде.

* * *

Меган и Сара навещали Тома каждый день до соревнований. Том каждый раз досадовал, что не сможет попасть на соревнования.

— Сара, ты ведь тоже видела, что этим драконом управляла Дженифер, — сказал Том, когда девочки вновь к нему пришли.

— Конечно, видела, но что с того? Нам все равно никто не поверит, если мы про это расскажем. Ведь не только у нее есть такой дракон…

— Да в том то и дело, что только у нее, — перебил Сару Том, — Я же говорил, что дракон должен подходить хозяину по характеру! Ты думаешь, среди наездников еще найдется такая же злая змея?.. Но ты права, кто нам поверит. Нужны какие-нибудь сильные и веские доказательства, но я еще не придумал, какие…Эх, жаль, что на соревнования я не попаду.

— Да ладно тебе ныть! — сказала Меган, — В следующий раз поучаствуешь.

— Через год?! — вспыхнул Том.

— Так, ладно! — сказала Сара, чтобы как-то избежать очередной ссоры между братом и сестрой, — Нам пора.

— Удачи завтра на соревнованиях! — крикнул Саре Том, после чего девочка поблагодарила его и вместе со своей подругой пошла назад, в школу.

По пути Меган сказала:

— У тебя завтра тяжелый день!

— Не напоминай! — махнула рукой Сара. Она очень волновалась и в самом деле боялась. Впервые она видела такого жестокого человека, как Дженифер, готового на все ради победы, на самые ужасные поступки! А что, если на гонке она сделает с Сарой то же самое, что и с Томом? Хотя нет, ведь во время соревнований на пастях у драконов будут противоогневые намордники, и если он захочет выпустить огонь, то тот отрекошетит назад в него. Неприятно, наверное…

Сара знала, что впереди долгая и бессонная ночь. Перед важными событиями она никогда не спала. Например, перед годовой контрольной или каким-нибудь выступлением.

Девочка всеми знакомыми ей способами пыталась уснуть. Она запихивала голову под подушку, просебя напевала колыбельную, а когда она насчитала 2398 овец, то наступило утро. Когда Сара пошла умываться, то ужаснулась, увидев в зеркало, какие у нее подглазники (она их называла подфарниками). К счастью со временем они исчезли.

Когда девочки шли к месту, где должны были стартовать соревнования, они почти не разговаривали. У Сары в животе не то что бабочки, птеродактили летали, а в голове кто-то покрупнее, вытесняя своей массивностью оттуда какие-либо мысли. Лишь на последок Меган пожелала Саре удачи, и, взяв миниэкранчик, по которому было видно прохождения соревнований определенного участника, убежала на трибуны.

К небольшому забору были привязаны драконы участников, которые еще не пришли. Огромный черный пещерный дракон был привязан поодаль от остальных. Он все время пытался оборвать веревку, метался из стороны в сторону, взлетал, даже дул на нее огонь, но веревка не поддавалась (вот они какие — неотрываемые чары!).

Отвязав своего Робина, Сара взяла его за поводья и повела к старту. Девочка заметила, что участников было очень мало, человек двадцать на взгляд, а насколько Сара помнила, записывалось намного больше. Она сразу поняла, КТО «помешал» им прийти сюда, но постаралась об том не думать.

Сара заметила, как все участники шепчутся, незаметно указывая на Робина: «Это красный кристальный дракон! Это красный кристальный дракон! Она, наверное, очень смелая, раз села на такого…»

— Или глупая! — во весь голос сказал кто-то сзади. Это была Дженифер на своей «машине для убийства», никак иначе Сара не могла назвать ее дракона, хотя была еще пара-тройка эпитетов…

— Что ж, — медленно и спокойно сказала Сара, — Посмотрим, кто глупый, а кто смелый! — Дженифер ничего не ответила и лишь встала на старт недалеко от самой Сары.

Кристальный дракон был только у Сары, а черный пещерный, как и говорил Том, только у Дженифер. Да уж, по характеру-то дракон и впрямь, как хозяйка…В основном у участников были лесные, лазурные и горные драконы. Еще была парочка пятнистых, тигровых и рыжих.

Тут Сара услышала знакомый голос:

— Хм… Сара? — девочка оглянулась и увидела Чака. Она искренне обрадовалась, увидев его здесь.

— Э — э — э… Удачи тебе! — сказал он.

— Спасибо! — сказала Сара и обняла его за шею, но, почувствовав, что тот смутился, отпустила его. Она улыбнулась ему и села на Робина. Чак в ответ как-то очень глупо и нелепо улыбнулся Саре. Та качнула головой и ловко и легко запрыгнула на Робина.

Вскоре все участники (какие остались), собрались и судья, пухленький, низенький человечек, который оказался простым гномом, раздал ребятам шлема. Он откуда-то знал, кто на каком факультете, и ребятам Праймлауда давал синие шлема, с изображенным на нем драконам, а ученикам Дайронфоута он выдавал фиолетовые шлема с ярко — золотой птицей грома.

— Тебя шлем не спасет, Вортекс! — прошипела Дженифер, стоящая через одного участника от Сары. Сара же решительно сделала вид, что ничего не слышала, но все же заволновалась. «Если и ликвидирует, то меня первую!.. Но сначала пускай догонит!!!»-подумала девочка и обрела уверенность в себе. Она шепнула Робину: «Ну что, порвем всех, как тузик грелку?» Дракон яростно дыхнул паром, что означало — он готов!

И вот, наконец, судья — коротышка надел на всех драконов противоогневые намордники (искренне грустное зрелище!) и встал подальше от трассы. Видимо, были случаи, когда он на своих крошечных ноженках не успевал отбегать вовремя… Что ж, всегда лучше всего перестраховаться!

Гном взял громкоговоритель и сказал гномьим писклявым голосом:

— На старт, — все драконы чуть наклонились и подошли поближе к стару, — Внимание, — Сара сжала поводья в руках так сильно, что ногти впились в ладонь, нервы были на пределе, — МА-А-А-РШ! — 23 дракона пустились бежать.

Вперед сразу вырвалась Сара, за ней Дженифер, затем еще пара участников. Сара слышала, как неглубоко и часто дышит ее дракон. Он бежал так быстро, что клубы пыли долетали до лица его хозяйки. Деревья мелькали так быстро и неразборчиво, что казались просто маленькими зелеными вспышками. От этого Саре становилось немного не по себе. От топота столь массивных животных в таком огромном количестве земля тряслась и дрожала, в некоторых местах даже появлялись трещины.

Через некоторое время Сара немного оторвалась от своих преследователей. Раз за разом у нее в голове всплывали слова Тома: «В бегах кристальному дракону нет равных!»

Вскоре наступил второй этап гонок — плавание. Сара на всякий случай надела защитные очки, прикрепленные к ее шлему (мало ли что может случиться?), а у Робина на глазах появился слой, как у крокодила чтобы плавать под водой, но, к счастью, нужно было плыть только над водой и даже дыхание задерживать не пришлось.

На середине озера Сара услышала, как кто-то закричал, а потом звук резко прервался. У Сары дыхание перехватило, и холодок пробежал по спине. Она поняла, ЧТО произошло с участником, который плыл вслед за ней. Лишь боковым зрением Сара увидела, что к ней приближается Дженифер. Сара стала умолять дракона, чтобы тот плыл чуть быстрее, и тот прибавил ходу, но стал дышать еще тяжелее. На берег Сара с ее соперницей «вылетели» одновременно.

Наступил третий и последний этап гонок — полет. Саре он казался самым сложным. Но она старалась убеждать себя, что это легко!

Подумаешь! Всего-то пролететь какой-то километр!

Сара старалась не подлетать к Дженифер близко, но та все равно сближалась с ней. Все ближе, ближе, и они оказались вплотную. И тут-то Дженифер и использовала свое секретное оружие. Она сделала неуловимое движение рукой, в которой появилась какая-то пыльца. Она дунула и вся пыльца оказалась у Робина на морде. Сара удержалась в седле, и вскоре дракон избавился от пыльцы, как от назойливой мухи. Но, к сожалению, Дженифер хватило и этих четырех секунд, и она успела вырваться вперед.

Финишная черта уже показалась, но отрыв между девочками был слишком велик, и Сара появилась на финише сразу после своей соперницы.

Половина трибун кричали от счастья и хлопали в ладоши. Другая же часть, та, что болела за Праймлауд, а в особенности за Сару, сидела тихо и понуро.

Сара, приземлившись, резко спрыгнула с Робина (тот даже чуть покачнулся от неожиданности и с удивление посмотрел на свою хозяйку!) и решила, что не потерпит всего случившегося.

«Раз уж на то пошло, то я тоже буду показывать зубки!»

Она подошла к судье и громко, во весь голос, сказала:

— Сэр! Мисс Уолдомс играет не честно! — в этот момент на трибунах все ахнули, видимо, Сара была первая, кто пожаловался на Дженифер, — Она сбросила моего друга с дракона еще до соревнований, в которых он после этого участвовать не смог. Насколько я знаю, это запрещено! Я ТРЕБУЮ наказания и дисквалификации!

— Простите, судья, — спокойно, подходя, сказала Дженифер, ехидно улыбаясь, — Пусть мисс Вортекс докажет, что я сделала это. Пусть докажет, что я это сделала! — она специально повторила эту фразу дважды, словно давя на Сару.

Сара растерялась и, сжав зубы и кулаки, опустила голову вниз. Да, она была взята врасплох! Как она могла подумать, что ей кто-нибудь поверит?! Нервы, нервы…

Тут Меган, сидящая на трибунах, решила подать своей подруге спасительную идею. Она выхватила из своей сумочки мобильный телефон и включила мелодию звонка так громко, чтобы Сара её услышала, а сама подумала: «Ну же, Сарочка, догадайся!» Сара думала с секунды четыре и потом резко поняла!

— Мистер! Вы не верите мне, что Дженифер была в саду в тот день и брала своего дракона, когда сбросила моего друга с его дракона? Я могу это доказать!

— И как же, мне интересно знать? — пропищал гном.

— А так! Она брала своего дракона (Сначала Сара хотела его назвать облезшим черным грифоном, но почему-то передумала) пятнадцатого февраля 2005-ого года примерно около одиннадцати часов утра. Это легко проверит! Все данные, кто, когда, брал дракона, автоматически сохраняются в памяти главного компьютера. Если вы мне не верите, то сами идите и убедитесь в этом!

Тут Дженифер остолбенела и широко раскрыла глаза. Несколько человек из судебной комиссии отправились сад. На трибунах все шептались и шушукались. Некоторые просто не могли пошевелиться, потому что были в шоке! Это, видимо, были болельщики Дженифер. Все это время Сара ходила из стороны в сторону и грызла ногти, что было странно, так как от этой дурной привычки она избавилась года два назад.

Через некоторое время судьи вернулись. На трибунах все разом замолчали. На лицах судей было такое хладнокровное спокойствие, что Сара даже подумала, не ошиблась ли она! Но тут раздался голос гнома, который тоже ходил в сад:

— Что ж, в свете недавних обстоятельств мисс Дженифер Уолдомс лишается первого места и выбывает из соревнований. Таким образом, в соревнованиях побеждает мисс Сара Вортекс, — он вручил Саре золотой кубок. И тут трибуны сорвались и с радостными криками побежали к девочке. Все ребята были из Праймлауда и почти все первогодки, но были и второгодки, с которыми Сара была знакома. Все ребята радовались ее победе, все поздравляли ее. И тут кто-то спросил:

— А как ты догадалась, ну, насчет Уолдомс?

— Если бы не Меган, я бы вообще не догадалась! — честно призналась Сара.

— А что она сделала? — спросили почти все хором.

— Она включила музыку мобильного телефона, и я сразу вспомнила, что все звонки автоматически сохраняются в памяти телефона! — просто ответила Сара.

— А-а-а-а-а-а-а! — протянули все.

Весь день Сару поздравляли. Даже в гостиной Праймлауда ей не давали покоя. Особенно победе своей подруги, конечно, были рады Том и Меган. Том от части был особенно рад тому, что Сара, наконец-то, наказала Дженифер. А когда девочки ему рассказали, как Меган помогла Саре, Том сказал:

— Значит, моя сестренка все-таки умеет соображать и порой довольно-таки неплохо! — он схватил ее и изрядно потрепал своей сестре волосы. Та нисколько не обиделась, даже наоборот, рассмеялась вместе с ребятами.

Сара думала, что это лучший день в ее жизни! Однако хорошее быстро кончается, и вскоре хорошему на смену пришли менее радостные события…

ГЛАВА 7 ВИЗИТ, КОТОРЫЙ КОНЧИЛСЯ НЕ ДОЛДЖНЫМ ОБРАЗОМ!

— О-о — о — о — о! Да меня за такие оценки дома убьют! — жаловался Том, — Все! Мне конец! Не забывайте своего доброго хорошего друга Тома!..

— Ну-ка покажи свои оценки! — сказала Меган, властно выхватывая у своего брата листок, — Так… Тройка по монстрологии! Да, родители тебя за такие оценки по головке не погладят!

— Ага, если только кирпичиком! — как-то грустно усмехнулся Том. Сара молчала, потому что не хотела, чтобы Тому было еще хуже, но Меган сделала то, чего Сара как раз не хотела:

— А у тебя-то какие оценки, Сар?

— Да-а… — Сара встретила взгляд Тома и тихо сказала, — Я отличница, — в этот момент Том сильно стукнул себя по лбу ладонью и отклонился на спинку кресла. Подняв лицо к потолку, все еще не отрывая ладони ото лба, промямлил:

— Я, кажется, хуже всех закончил…

— Увы, нет! — мимо как раз проходил приятель Тома Бил, он не отрывал взгляда от своего скомканного листка с оценками, — У меня две тройки и только одна пятерка… —  Том тут же сел в кресле, как положено, поднял брови вверх, и по его лицу скользнула тень радости, но он тут же передернул себя и сделал наигранный вид, что сочувствует Билли. Но тот, не останавливаясь ни на секунду, ушёл в спальню. Когда он захлопнул за собой дверь, Меган ехидно и занозливо сказа:

— Что?! Будет кого в пример поставить, что ты не хуже всех закончил? — но Том попытался пропустить эту фразу между ушей и быстро ушел в спальню мальчишек.

Девчонки переглянулись, и Меган взяла свой листок с оценками, тщательно вглядываясь в него и даже хмуря брови. Затем, подняв глаза, встретила недоумевающий взгляд Сары и сказала:

— Видишь ли, я просто не могу понять, как мне Тартунов по животнологии поставить четверку за четверть, когда у меня оценки 5,5,5,4,4,4,4,5,4,5,5,5?

— Не трать нервы, Меган! — сказала Сара, — Самое тупое правило любой школьной жизни, это то, что учитель всегда прав!

— Да — а, козел безрогий, пусть он подавится своей пятеркой! — Меган неаккуратно сложила листок и раздраженно пихнула его в карман юбки. Сара знала, какого это, не быть отличницей из-за одной четверки по несправедливости учитель! У неё по математике однажды была такая ситуация. Тогда конечную оценку решала годовая контрольная. Сара все сделала без единой ошибки, но просто забыла поставить цифру в конечный ответ и ей «влепили» четверку! После этого Сара долго злилась и переживала.

* * *

Вечером Сара, Том и Меган решили сходить к профессору Вайлову (за все время пребывания в ЛШМИ у ребят с ним сложились самые хорошие отношения, но, к тому же, только он мог ответить на интересующий их вопрос! Хотя, Сара не знала, рассказала ли миссис Томсон учителям?..).

Зайдя в кабинет, ребята обнаружили профессора, когда он упаковывал свои вещи в большой чуть потрепанный коричневый чемодан.

— Профессор, вы собираетесь на каникулы? — негромко спросила Меган, как только они вошли в учительскую кабинета самозащиты. Вайлов чуть вздрогнул от неожиданного голоса, повернулся к друзьям и встретил их очередной улыбкой («Интересно, он всегда улыбается?»-подумала Сара, в дальнейшем узнав, что это далеко не так.)

— Да, вот упаковываю некоторые вещи каникулы короткие, а учителям ведь тоже нужно отдыхать. Хорошо, что ехать никуда не надо, можно воспользоваться порталом! — после этих слов ребята вышли из дверного проема и вошли в кабинет, а по пути Сара шепнула Тому краем рта:

— А я до этого момента не знала, как мы домой попадем!

— Да я тоже! — честно признался Том.

— Вы пока садитесь, а я дособираю вещи! — сказал Вайлов, оборвав диалог Сары с Томом. Все трое сели на кресла и Меган решила спросить:

— Профессор, куда вы собираетесь на каникулы?

— Решил немного побыть с сыном. Он еще мал, поэтому не занимается магией… — Вайлов почему-то грустно усмехнулся, друзья так и не поняли почему.

Сара, Том и Меган все время переглядывались, как бы заставляя одного из них начать тот разговор, ради которого они пришли. И вот когда Том ткнул Сару по одному и тому же синяку уже в сотый раз, она вздохнула (отчасти от боли, отчасти, чтобы сконцентрироваться) и неуверенно сказала:

— Профессор Вайлов… Я хочу спросить вас о… черном портале, — в этот момент Вайлов, стоящий к ним спиной, замер, — Я хочу сказать, кто в нем? В самом опасном, кто в нем заключен?.. — после этого наступила кратковременная тишина, которую прервал негромкий, но резкий вопрос Вайлова:

— Откуда вы знаете? — сказал он, не поворачиваясь к ребятам и держась обеими руками за углы чемодана, лежащий на подоконнике.

— Ч…Чистая случайность, — сказал смутившимся голосом Том. В голове у всех троих крутилась, как муха, одна и та же мысль: «Зря мы это затеяли! Зря мы это затеяли!» Вайлов негромко вздохнул, что показалось ребятам успокоение, и они перестали бояться. Профессор повернулся к ребятам, его лицо было, как обычно спокойным, но каким-то другим, непривычным. Он сказал:

— Так, ребята. Вы вмешиваетесь опасное и совсем ненужное дело. Вы не должны были знать того, что уже, увы, знаете, а я вижу, что знаете вы не мало, — он подошел к друзьям, — И я прошу вас, не требую, прошу, чтобы ни один из вас никогда не подходил к черному порталу и даже не искал никакой информации о нем, и его тайне, — тут Вайлов осекся. Он понял, что сказал что-то ненужное, лишнее («значит, у портала все-таки есть кое-какая тайна!» — смекнули ребята). Тут профессор быстро сменил строгое выражение лица на более «теплое» и более дружественное и сказал:

— А теперь прошу меня простить, но я вынужден вас покинуть, — с этими словами он вышел в соседнюю комнату. Огорченным друзьям ничего не оставалось, как уйти восвояси. Они так и не узнали, чего хотели.

А из-за двери их провожал взглядом Вайлов. Что-то беспокоило его. Он знал, что так и не убедил до конца ребят не делать того, что может кончиться очень — очень плохо. А особенно он не убедил Сару и прекрасно знал это…

Сара, Том о Меган тем временем пришли в гостиную и «упали» в кресла и разом глубоко вздохнули.

— Знаете что, — вдруг сказала Сара, — Я своих намерений не изменила! Давайте на каникулах поищем кое-что об этом!

— Но профессор сказал… — начал было Том.

— Профессор нас недооценивает. Ведь все-таки в тринадцать-то лет можно знать, как где поступать?! — на этом они и порешили, так как знали, что с Сарой бесполезно спорить.

Это был последний день перед каникулами, который уже подошел к концу.

ГЛАВА 8 КАНИКУЛЫ НАЧАЛИСЬ. КАНИКУЛЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ

— Ты собрала вещи? — спросила Меган, прыгая на чемодане, который никак не хотел закрываться.

— Да, уже почти все!

— Эй! Копуши! Сколько вас можно ждать! Нам еще нужно животных своих забрать! Вы что, соберетесь, когда свиньи начнут летать? — спросил разозлившийся Том. Девочки на самом деле собирались уже целый час.

— К твоему сведенью, свиньи умеют летать! Ты что, никогда не видел свинокрыла? Мы же по животнологии его проходили! — сказала Сара. В этот момент Меган свалилась с вновь открывшегося чемодана. В конец разозлившись, она просто использовала чары замка и он, наконец-то, закрылся.

Взяв свой багаж, друзья отправились в комнату зверей (возможно, после каникул зверей можно будет оставить дома!).

Уже уходя из гостиной, Сара оглянулась. Она обвела взглядом всю комнату и, улыбнувшись, продолжила свой путь с мыслью, что вскоре вернётся сюда.

На обратном пути из комнаты животных пес Тома Зевс и хомяк Меган Лелик поссорились, впрочем, как и их хозяева, а о чем, Сара так и не поняла, наверняка из-за какого-нибудь пустяка! Например: ты наступил мне на ногу и тем самым перекрыл в нее доступ кислорода, и теперь она отсохнет и отвалится!

А вот спор животных был слышен хорошо:

— Я тебе дома отомщу за то, что ты сгрыз мою любимую миску! — чуть ли не плача обиженно прорычал Зевс.

— Я и тебя так же сгрызу, если будешь под лапами путаться! — огрызнулся полевой хомяк (в этот момент Сара вновь заметила, что Лелик был немного крупнее несчастного йоркшира, чем, видимо, очень гордился).— Не люблю вас, йоркширов-неженок! Тебе еще бантика не хватает!

— Ты бы сначала посмотрел на мои клыки, крыса с обрубленным хвостом! — Зевс оскалили свои микроскопические зубешки. При этом Лелик так засмеялся, что схватился лапами за живот, и его щеки надулись.

— Да мои зубы в два раза больше, чем твои! — сказал хомяк и тоже оскалил зубы. Сара еле-еле сдерживала истерический смех, наблюдая, как демонстрируют звери друг другу свои «ужасные» и «страшные» зубы. Это продолжалось, пока чей-то кот случайно не влепил Лелику прямо по открытому рту. И тут уже настала пора Зевса смеяться.

Когда ребята пришли в главный зал, там было много народу. Завуч, миссис Томсон, сказала, чтобы все построились по рядам и слева направо все поочереди подошли и «прыгнули» в портал, который открывался, только если назвать свой адрес. Саре, Тому и Меган повезло, они были в первом ряду. Сара представляла, какого было беднягам в последних рядах!

Дело шло быстро, и Том с Меган должны уже были быть следующими. Они обнялись с Сарой, и пошли к завучу. Сара и моргнуть не успела, как фигуры ее друзей, освещенные светом, скрылись в воронке портала. Следующей была Сара. Взяв свой огромный чемодан, и покрепче прижав к себе кота, девочка вышла к порталу. Когда она сказала свой адрес, то маленькая дырочка в стене выросла, и Сара не смело шагнула в эту воронку. Секунда жуткого напряжения и ослепительного света в глазах и….. Сара оказалась около своего подъезда. Она чуть посмотрела по сторонам и потопталась на месте. Тут ей на плечо кто-то положил руку. Сара вздрогнула и резко повернулась. Сзади стояли ее родители. Девочка тут же кинулась к ним.

— Ну, что в нашей семье появилась еще одна волшебница? — улыбнувшись, спросил папа.

— Хозяева! — Монстр спрыгнул с Сариного плеча и прыгнул в объятия ее родителей.

— Ох, Феликс, ты всегда сможешь прервать трогательный момент, — сказала мама, взяв кота на руки.

— Как ты меня назвала? — в недоумении спросил кот.

— Нам Сара в письме написала, что ты оказался мальчиком, и мы решили дать тебе новое имя — Феликс, — ответил папа, и кот потупил голову. Сара засмеялась, после чего вся семья пошла в дом.

Дома Сара показала родителям свой лис с оценками, кубок за соревнования и свою накидку.

— Да, ничего не изменилось с того времени! — сказала мама, помогая Саре разобрать вещи.

За обедом Сара рассказала родителям, про Тома и Меган, про Робина, про учителей, про разные случаи из школьной жизни, про Дженифер, и, конечно же, про соревнования. Особенно много девочка рассказывала о своем драконе и о том, как Том ее тренировал.

— У нас с твоей мамой тоже все начиналось с дружбы, — тихо сказал папа. Мама ткнула его локтем.

— Да ну, папа, мы с Томом просто друзья, — усмехнулась Сара. Она об этом даже и не думала!

Сара не подозревала, что вскоре будет, но совсем не с Томом!..

* * *

Весь день Феликс крутился перед зеркалом, примеряя новое имя, то и дело, оскаливая зубы. Видимо, имя его устраивало. Во всяком случае, оно было лучше, чем Фифи!

В этот день Сара очень рано легла спать, так как очень устала. Ей было уже чуть непривычно спать дома, она уже привыкла к спальне Праймлауда. Перед тем как уснуть, девочка осмотрела свою комнату. В ней все было так, как и раньше: там же стоял компьютер, там же находились книги, стеклянные и фарфоровые фигурки тоже были не тронуты.

Вечернее голубое небо было столь ярким, что оранжевые занавески даже отливали синим. Тишина и уют подействовали усыпляюще, и Сара вскоре уснула.

Утром Сару разбудил невероятный случай. Стояла тишина, и Сара еще дремала, как вдруг форточка с грохотом открылась, и занавеска поднялась до самого потолка. Сара сразу же проснулась. И тут через форточку в комнату в комнату влетел какой-то призрак. С шумом пролетел над Сариной головой, произнеся лишь два слова: «Квартира Вортексов?», и, не дождавшись ответа, с Мечом в руках сделал круг по Сариной комнате и вылетел сквозь дверь. Секунду Сара сидела ошеломленная. После этого она задрала голову вверх и, что было сил, закричала:

— Мама, что он здесь делает?! (Сара знала, что папа на работе). В комнату сразу же вошла мама и сказала:

— Успокойся, успокойся! Это призрак твоего пра — пра — прадеда. Он здесь ненадолго, поможет составить семейное древо, — Сара недоумевающее смотрела на свою маму, ничего не понимая. Мама долго объясняла Саре одно и тоже. В конце концов, немного придя в себя, Сара все поняла. Да! Утро началось далеко не отлично!

Однако днем Сару ждала еще одна новость. Сидя на диване, она читала, как вдруг раздался звонок в дверь. Сара, конечно, даже не шелохнулась, но когда мама открыла дверь, то Сара услышала чьи — то до ужаса знакомые голоса. Сара, узнав их, подумала: «Караул!!!!!» В ту же секунду в ее комнату вбежал малыш лет пяти, в котором Сара, к своему ужасу, узнала своего двоюродного брата Джонни. Тот с криком бросился к ней:

— Сестленка Сала! — он подбежал к ней. Саре было некуда деваться, а уж если Джонни тебя схватил, то ты уже от него не отделаешься. Он сразу закидал Сару вопросами, как обычно любил делать:

— Сто ты цитаес?

— Книгу, — пытаясь отцепить от себя брата, сказала Сара.

— А зацем?

— Так, для интереса!

— А зацем? — вновь спросил тот.

На счастье Сары в комнату вошла ее мама и сказала: «Приходила тетя Люси. Джонни побудет у нас на этой неделе, а то они травят муравьев в своем доме», — после чего она забрала малыша с собой и ушла.

Сара вновь села за книгу, покачав головой и сказав просебя: «Чокнутое привидение, назойливый брат — худшее начало каникул придумать невозможно».

Вечером Сара решила сварить зелье познаний. Она знала, что если брызнуть им на ручку, затем задать ручке вопрос, то она сама напишет на него ответ (жаль, что на экзаменах этим пользоваться нельзя, там учителя не такие глупые, чтобы не заметить подвоха…).

Итак, собрав ингредиенты, нужные для зелья (к счастью в Сарином небольшом сундучке нашлись все необходимые вещи), девочка взяла небольшое, но глубокое блюдце, поставила его не пол и, сев около него, начала готовить отвар.

Не успела она кинуть второй ингредиент в зелье, как в комнату вошел Джонни.

— Что ты делаес? — не успев закрыть за собой дверь, задал он свой любимый вопрос. Сара поняла, что его не выгонишь, и решила сказать: «Иди сюда, сейчас мы поиграем», Джонни тут же прыгнул на пол к Саре, чуть не расплескав еще не приготовленное зелье, — но только ничего не трогай, ладно? Сара говорила Джонни, что ей подавать. Но добром это не кончилось. Малышу показалось, что веточка огненного дерева, которую нужно было класть в зелье, похожа на самолет. Он начал ею размахивать и чуть не опал Саре в глаз. Она вовремя успела выхватить ее у младшего брата. Тот хотел было зареветь, но в ту же секунду из стены показалась голова привидения, которое утром разбудило Сару. Джонни упялился на него. Сара ту же вскочила, и хотела было засунуть призрака назад, но ее рука прошла сквозь него. К счастью, тот сам догадался, что появился не вовремя и исчез, лишь сказав: «Упс!». Джонни, конечно, тут же спросил:

— Это кто?

— Тебе показалось, это просто… — Сарин ответ прервала мама, вошедшая в комнату. Она сказала:

— Джонни, по телевизору показывают мультики, иди и посмотри! — и после того, как малыш ушел, она добавила, — Сара, я тебя очень прошу, не пользуйся магией дома, или, хотя бы при Джонни.

— Мам, но я только…

— Пожалуйста, я тебя прошу, — с этими словами она вышла из комнаты. Сара расстроилась. Она убрала все с пола. Так, бессмысленно, прошел день. Но Сара не бросила попытки узнать что-либо о Верджинии Ройнекус.

На утро ее осенило и она решила поговорить с тем привидением, привидением ее пра — пра-прадеда. Вдруг он знает о ней что-нибудь. Разговор состоялся лишь после обеда, когда мама ушла в магазин, папа был на работе, а Джонни уложили спать, в общем, им никто не мешал.

— Послушайте… — начала было Сара.

— Зови меня дедушкой, родня ведь как-никак, — прервал ее признак.

— Ну, ладно, — сказала Сара, — значит так…дедушка… Ты знаешь что-нибудь о Верджинии Ройнекус?

— А как же! Я был ее отец, — Сара не могла поверить такой удаче!

— Расскажите, что она сделала с черным порталом?

— Хорошо, — призрак начал свой рассказ. — Верджиния была прекрасной и могущей волшебницей. Можно сказать, одной из самых могущественных волшебниц, когда-либо живших на Земле… Она могла воспроизвести самые наисложнейшие чары. Однажды на школу напал демон войны. Он уничтожал все на своем пути и убивал невинных людей. Когда он уничтожил лучшую подругу Верджинии — Джину, то Верджиния решила отомстить за нее во что бы то ни стало. Она перерыла все книги, все библиотеки, нашла нужные чары и обучилась им. Это были чары пятого уровня. Она знала, что идет на верную смерть, но все же осмелилась. Заманив демона к порталу, из которого он вырвался, Верджиния использовала чары заточения и осталась вместе с демоном в портале навечно, — призрак закончил свой рассказ и скрылся, пролетев сквозь стену. Девочка не знала, что призраки тоже умеют плакать…

Теперь Сара знала почти все. Оставалась одна загадка — центрониус, но Сара об этом сейчас не думала.

Вскоре Сара узнала, что про центрониус все разузнали Меган и Том. Саре пришло сообщение на телефон: «Про центрониус узнали, расскажем в школе». Но девочке не терпелось узнать обо всем, и она решила использовать то, о чем ей рассказывали родители, а они говорили, что зеркало в ванной необычное. Оно было похоже на цветок, а если в определенном порядке нажать на «лепестки», то откроется связь с квартирой, в которой есть такое же зеркало. У Тома и Меган оно было, и Сара решила с ними поговорить. Она заперлась в ванной комнате и набрала нужный код на «лепестках». И действительно в зеркале появилась квартира Тома и Меган. Через пару секунд она услышала знакомые голоса. Они одновременно заорали: «Я подойду», — в туже секунду Сара увидела, как к зеркалу подбежали Том и Меган, но, не заметив друг друга, стукнулись лбами и чуть не упали. Сара рассмеялась, так как это был уже далеко не первый раз.

Ребята потерли лбы.

— Ну что, ребята, — я знаю все о Верджинии….

— Тсс! — Меган приложила к губам палец, — у нас родители дома! Не дай Бог, услышат!

— Ладно. В общем, я узнала об одном, а вы о другом. Сейчас не расскажите?

— Нет, — ответил Том.

— Причина ясна, — сказала Сара, — Кстати, Меган, а твой хомяк не проговориться?

— Была попытка, — ответила та, — Пришлось принять экстренные меры, — она показала на клетку позади себя. Там сидел связанный «по рукам и ногам», с пробкой во рту, обозленный на весь мир Лёлик. Он нахмурил маленькие, как бусинки, глаза и теперь они уже не казались такими «маленькими и миленькими», какими показались Саре пару месяцев назад, когда она впервые его увидела.

Сара рассмеялась, так как зрелище это было довольно комичное.

— Ну, ладно, — сказала Сара, — мне нельзя долго болтать! Скоро увидимся. Очень скоро!.. Пока!

— Пока! — сказали Том и Меган, нажав на кнопку с надписью «Off». Лишь в последнюю секунду до Сары донеслось гневное восклицание Меган: «Идиот! Ты мне опять палец отдавил!»

* * *

Огромная темная, холодная комната, темный, мрачный пол из больших каменных плит, высокие стены, уходящие вверх в темноту — все это не доставляло Саре никакого удовольствия, даже наоборот, это тревожило и пугало ее. Она стояла посреди комнаты и словно приросла к полу. Холод овладел ее телом. Смотрев на несколько высоких фигур, чьи лица были скрыты во тьме, Саре не хватало сил даже трястись от страха. В глазах все плыло, словно ее только что стукнули по голове.

— Мы знаем, что это сделала ты, Сара, — начала говорить одна из фигур, голос ее был холодным и мрачным, словно говорил камень, — Нам сказали об этом твои друзья, — тут из темноты вышли Том и Меган, но они были какие-то не такие, полные жестокости и зла. Их взгляды испепеляли Сару, но ей казалось, что каждая капля ее крови превратилась в холодную льдинку. Ей казалось, что она оцепенела, впала в анабиоз.

— Мы давно все знали о тебе, — произнес чужой, холодный голос, который принадлежал телу Меган, — И вот мы все рассказали…

— По решению школьной комиссии мисс Сара Вортекс исключена из школы волшебства, — сказал человек из темноты. Тут Сара почувствовала, что лед у нее в теле взорвался и стал горячее огненной лавы. И тут, толи от боли, толи от бессилия, Сара истошно закричала:

— Н е е е е е т!

— Эх, ну зачем же так орать! Мертвого разбудишь! А если не разбудишь, то по крайней мере точно оглушишь!!! — донесся знакомый, возмущенный голос.

… В тот же момент Сара открыла глаза и поняла, что находится у себя дома в кровати, в сидячем положении. По всему ее телу лился холодный пот. Около кровати лежал, видимо, свалившийся, возмущенный смыслом жизни, Феликс. Сара сочувственно посмотрела на своего кота, но тот уже вновь запрыгнул на кровать, и, с гордым видом, подняв нос, покрутился на месте и вновь свернулся калачиком.

Через несколько секунд она окончательно пришла в себя, после чего осознала, что на дворе стоит глубокая ночь. Она хорошенько оглядела комнату, напрягла память и вспомнила, что недавно приехала на каникулы домой.

Сара встала с кровати и подошла к окну, говоря себе:

«Это был всего лишь странный… Страшный сон». За окном в других домах не горело ни огонечка, лишь одно окно было освещено.

«Наверное, кому-то тоже приснился кошмар, и он не спит!» — подумала Сара. Затем выпрямилась, и, как несколько месяцев назад, уверенно и твердо, сказала:

— Никому про этот сон не расскажу! — после этого она вновь легла в постель.

* * *

— Сара, Сара, проснись, — услышала Сара сквозь сон. Над ней склонилась мама.

— А…Что, — рассеянно сказала девочка, — что такое…

— Вставай. Ты скоро вновь переместишься в школу.

— Что? Как? Уже? Почему так рано утром? — сразу закидала вопросами девочка.

— Уже не рано. Уже половина одиннадцатого, — сказал входящий в комнату папа, — а, поскольку твоя фамилия почти в самом начале списка, то тебя переместят утром.

— Тебе нужно привести себя в порядок, — настойчиво сказала мама.

Сара впопыхах встала, оделась и «привела себя в порядок». Ее, по словам родителей, должны будут перенести в 11.35. Девочка только-только успела собраться и попрощаться с родителями, как в глазах потемнело, как впервые два месяца назад, в январе. Через пару секунд Сара почувствовала что-то странное. Открыв глаза, она увидела, что находится в главном зале в ЛШМИ, и главное — в воздухе. Сара пару раз нелепо взмахнула руками, словно не хотев падать, но силу притяжения не победишь…

— Ну, зачем же было так высоко?! — возмущенно сказала Сара. Девочка встала, отряхнув джинсы в области коленей.

— Добрый день, мисс Вортекс, — сказал чей-то голос, который, как оказалось, принадлежал миссис Томсон, которая стояла около лестницы. Она была не в мантии и поэтому была почти не узнаваема. Сара ответила и затем сама себе сказала:

— Вот и закончились счастливые деньки каникул, — затем, в конце — концов, обратив внимание на Феликса (бывшего Монстра), она добавила, — Да, кстати, дорогу знаешь. Можешь бежать в звериную комнату, только никого не слопай по пути, — с этими словами Сара пошла в гостиную Праймлауда. По пути она встретила профессора Вайлова. Сара была так рада его видеть, что готова была даже обнять любимого учителя.

— Добрый день, профессор! — радостно сказала Сара.

— О, здравствуй Сара, — дружелюбно ответил тот. Когда он повернулся, то Саре показалось, что он какой-то усталый и немного бледный, — я бы сказал, доброе утро.

— Да, действительно, — почесала затылок девочка, — Вы давно прибыли?

— Нет. Недавно, Чуть раньше тебя. У нас ведь у обоих фамилии на букву «в».

— Верно, — вспомнила Сара.

— А сейчас прошу меня извинить, но я вынужден удалиться. До свидания, — сказал профессор. Девочка ответила ему так же и пошла в гостиную.

Как оказалось, никто из ее друзей еще не пришел. Саре пришлось ждать еще около часа. Встреча с друзьями была очень радостной. Саре показалось, что ребята приехали с более большим багажом, чем когда уезжали.

Вдоволь поболтав о том, как друзья провели каникулы, Сара вспомнила об интересовавшем ее вопросе:

— Ребята, — сказала тихонько девочка, — Расскажите, что узнали о цен… в общем, знаете о чем.

— В старой книге было написано, что это очень-очень древний знак, — начал Том, — Означающий ум, сила, отвага, обычно изображающийся треугольником из трех точек, — Сара чуть пошатнулась в кресле, взялась за руку в том месте, где находились те самые три родинки, и стала смотреть в пол.

— Но у тебя ведь нет никакого треугольника на руке, так? — озабоченно спросила Меган. Ответа не последовало. Лицо Сары и так обо всем говорило. Эту тему ребята больше не затрагивали.

— А ведь я оказался прав, что сайта для волшебников нет! — сказал Том Меган, чтобы разрядить обстановку…

«На носу» был восьмое марта. Весна еще только начиналась, но солнце уже сильно светило и припекало землю. Учиться хотелось все меньше, а отдыхать и гулять все больше. Самыми веселыми уроками в это время была спецподготовка, а самыми нудными (не считая истории, конечно) — иносказания. Все ученики делали больше ошибок, чем обычно. И даже Том, лучший по иносказаниям в классе, иногда зазевывался и неверно отвечал на самые простые вопросы.

На одном из таких уроков Чака вызвали к доске и попросили написать новые выученные слова. Он все написал правильно за исключением одного слова.

— Чак, — сказала мисс Маунтер, явно сдерживая смех, — Ты зачем эти две буквы местами переставил. Что с тобой в последнее время?! Теперь это переводится не «сияние», а «помойное ведро», — тут весь класс покатился от смеха. Чак тоже хотел засмеяться, но, встретившись взглядом с Сарой, почему-то сильно покраснел и опустил глаза. Сара удивилась и перестала смеяться.

После занятий она поговорила с друзьями, и Том ей сказал:

— Да он себе места не находит, особенно перед восьмым марта.

— И кстати, Сара, — сказала Меган, — ты не заметила, что когда ты в гостиной, он либо сразу как-то непонятно уходит в спальню, либо сидит, поглядывая на тебя изредка, и каждый раз встречаясь с тобой взглядом, жутко краснеет?

— Замечала, — честно призналась Сара.

— Как знаток в этих делах, я тебе точно говорю — он по тебе сохнет, — покачав указательным пальцем, сказала Меган. Сару в этих словах что-то насмешило.

— Фи, глупости какие! — прыснула она.

— Да нет же, я тебе точно говорю. Вот увидишь, — утвердительно сказала Меган.

Ночью Саре не спалось. Даже лежать спокойно она не могла, все время ворочалась. В конец разозлившись, не выдержав, девочка встала с кровати. Она тихонечко прошла мимо Меган, та не страдала бессонницей и спала сладким сном. Одна рука у нее была на подушке чуть выше уровня головы, а вторая свисала с кровати. Выйдя из комнаты и закрыв за собой дверь, Сара увидела, что в гостиной кто-то сидит, по-видимому, за домашним заданием, которого было много. От щелчка дверной ручки мальчик вздрогнул и поднял голову, Сара его, конечно, узнала.

— Чак? — удивленно сказала Сара, — тот немного смутился, — Что здесь делаешь так поздно? — она подошла к нему и села на соседнее кресло.

— Мучаюсь, — вздохнул Чак, — Домашнее задание задают в ужасном количестве! Пытаюсь «все сделать качественно», как говорят родители, чтобы не закончить, как в прошлой четверти.

— А как ты закончил прошлую четверть?

— Э — эм… плохо, — ответил Чак, — А ты почему не спишь?

— Ясное дело — бессонница, — сказала Сара и тут заметила, что ее друг ведет себя как-то странно, — Но ты ведь не только из-за домашнего задания не спишь, верно?

Чак вздохнул:

— Понимаешь, я хочу кое-что сделать, но очень в этом сомневаюсь… Не подскажешь, что мне делать?

— Ну, тоже смотря какое дело, — сказала Сара, но, заметив немного нахмуренное лицо Чака, догадалась, что он не захочет говорить, что у него за дело, девочка быстро продолжила, — но если ты сомневаешься, то лучше не делай, — Чак вздохнул еще раз, — хотя, с другой стороны, если ты считаешь, что это хорошее дело и у тебя все получится, то почему бы не рискнуть? — тут Чак просиял и улыбнулся. Сара, довольная, что смогла ему помочь, зевнула и сказала:

— Ну, а сейчас я пойду спать. Спасибо, разговор с тобой прогнал мою бессонницу. Доброй ночи.

— Доброй ночи, — устало буркнул себе под нос Чак и вновь упялился в книгу.

На утро Сара выглядела жутко уставшей, под глазами, как и в день соревнований, были подглазники. Умывшись, Сара вернулась в спальню девочек, там ее ждал сюрприз: на ее кровати лежал большой букет цветов. Сара очень удивилась и быстро подошла к цветам. Когда девочка взяла их в руки, к ней подошла Меган.

— Ух, ты! Это от кого?

— Не знаю, записки нет, — ответила Сара.

— А это, по-твоему, что, слеподырая?! — среди цветов действительно была записка, очень маленькая, так что Сара ее сразу и не заметила и, видимо сунутая очень небрежно. Наверное, тот, кто их прислал, до последнего не хотел писать её…

Меган ее схватила и тут же прочла, затем, нахмурившись, прыснув, непонимающе сказала:

— Бред какой-то! Полный при том же! — и подала сразу же записку Саре. Кхм, точнее не подала, а сунула, да так, что Сара чуть не уронила букет.

Сара, не медля, взяла ее. В ней было написано: «Это то самое дело!».

— Это от Чака… — прошептала Сара. Чуть подняв глаза из-под записки, она увидела лицо Меган, которое просияло злорадной улыбкой.

— Ха! — возрадовалась Меган, — Я же тебе говорила! Еще вчера! Проспорила, проспорила!

— Эй, склеротик! Мы ни на что не спорили, забыла? — помахав рукой, сказала Сара.

— Ой, точно… — остановившись, поправилась Меган, — Прости, привычка, просто мы с Томом всегда на что-нибудь спорим…

— Кстати, насчет меня, — Меган и Сара обернулись, сзади стоял Том, — Девчонки, это вам, — достал из-за спины две фарфоровые статуэтки котят и подарил их девочкам, — С праздником.

— Ой, какая прелесть! — сказала Сара и обняла своего друга, спасибо, — то же самое сделала и Меган, а затем спросила:

— Где ты их взял, кстати?

— Еще на каникулах купил, — ответил Том.

Когда ребята ушли, Сара поставила букет в вазу, которую ей одолжила Меган, а около вазы поставила фарфорового котенка. Весь день Сара пыталась отыскать Чака, чтобы поблагодарить его, но он словно сквозь землю провалился.

Вечером у Тома и Меган вновь был страшный скандал на счет того, что Меган больше любит не собак, а хомяков, и что Зевс Тома — просто урод по сравнению с Лёликом. Накричав друг на друга, они синхронно резко повернулись, и пошли каждый в свою спальню, громко хлопнув дверями.

Сара знала, что минимум час ни к тому, ни к другому подходить было нельзя, а то попадешь под «горячую руку», которая могла если не убить, то покалечить точно (особенно у Меган!), поэтому Сара решила пойти к Робину. У того уж точно хорошее настроение. Ну, если, конечно, кто-нибудь опять не подсыпал ему фтороцитила в миску…

Коридоры школы были еще полны ребят, в некоторых местах даже была настоящая толпа.

Уже подходя к саду, Сара на кое-что обратила внимание: девочка небольшого роста, наверное, первогодка, с белыми кудрявыми волосами, в очках, несла стопку книг, из-за которой очень плохо что-либо видела. Все, кто проходил мимо, совсем ее не замечали, и толкали ее плечом. Она то и дело отшатывалась в стороны и рассеянно отвечала: «Простите… извините… Ой, простите…» В конце концов она споткнулась о кончик мраморной плиты и все книги у нее упали.

— Ой, нет! — расстроено сказала она и начала быстро поднимать книги. Сара поспешила к ней на помощь. Когда она наклонилась к ней, то спросила:

— Тебе помочь?

— Да, пожалуй, — ответила та. Сара собрала половину книг и подняла, девочка к тому времени сделала то же самое.

— Спасибо, — сказала она.

— Да не за что. Я Сара, а тебя как зовут.

— А я Бритни, Бритни Стэлс, — улыбнулась она.

— Странно, почему я тебя раньше никогда не видела? — удивилась Сара, — С кем ты дружишь?

— М-м-м… Ни с кем, — ответила Бритни.

— Как так? — удивилась Сара, — Почему?

— Не знаю. Наверное, потому что я очень тихая, вот меня никто и не замечает.

— Но это же не справедливо! — возмутилась Сара.

— Возможно, пожала плечами Бритни. Она как-то слишком спокойно к этому отнеслась, — Я уже привыкла.

— Ну, да ладно. Я иду в сад, к моему дракону. Пойдешь со мной? — с надеждой спросила Сара.

— Ну… ладно. Пойдем, а то я никогда у драконов не была. В саду бываю каждый день, а туда побаиваюсь.

Сара со своей новой знакомой пошли в сад. Бритни, как оказалось, очень любила дрессировать геллионов, потому что те казались её очень милыми, добрыми, и конечно, умными. К тому же, она очень любила голубой цвет, в чем с Сарой они были схожи.

Сара показала Бритни все в драконьем доме, познакомила ее с Робином и даже выбрала для нее дракона.

— Пятнистые драконы — самые милые, тихие и послушные из всех. Думаю тебе надо выбрать для него нежное, мягкое имя, — заявила Сара. Бритни секунды две подумала, почесав затылок, а потом воодушевленно сказала.

— Я назову его Пушистик!

— Э-э… Пушистик? Но, Бритни, у драконов нет ни пуха, ни меха, ни чего-либо в этом роде.

— Ну и что? Ты же сказала, что нужно «мягкое» имя?! — удивилась Бритни, и в ее глазах заблестел такой огонек радости, что Сара тоже улыбнулась и не стала ее отговаривать.

* * *

Солнце светило по-весеннему ярко, не давая людям взглянуть на небо. Теплый ветерок играл волнами школьного озера. Небо делилось на две части: одна его половина была нежно-сиреневого цвета, а вторая же ярко-голубого. На улице пахло новыми, только что вышедшими из почек молодыми листочками и этот запах разносился по всей школе…

Картину эту Сара наблюдала из окон кабинета самозащиты. На улице, действительно, было замечательно и ничто не предвещало беды. Но Сара, каким-то шестым чувством, интуитивно, чувствовала, что что-то произойдет. Уж больно все было тихо и спокойно!

Профессор Вайлов, как показалось девочке, ощущал то же самое. Он то и дело терял нить разговора, объясняя новую тему (именно поэтому Сара ничего не могла понять!), и бросал на Сару обеспокоенный взгляд.

В конце урока Сара убедилась, что интуиция ее не обманывала. Когда Вайлов уже объявлял домашнее задание и более-менее успокоился, весь кабинет «заходил ходуном». Все парты затряслись, стулья задрожали, пара цветочных горшков и люстр упали и разбились вдребезги. Кто-то из ребят закричал: «Землетрясение!» Поднялся жуткий шум и гам. Вайлов скомандовал:

— Все быстро, по парам выходим из школы! — после чего он быстро выбежал из кабинета, видимо, на помощь эвакуации.

К Саре тут же подошли Том и Меган:

— Пойдем с нами! — сказала Меган.

— Нет, постойте! — резко ответила Сара, — вы идите вместе, а я пойду с тем, у кого точно не будет пары! — девочка осмотрела толпу и нашла взглядом Бритни, что оказалось не так уж и просто, так как в кабинете была толпа ребят!

Та стояла посреди кабинета, не зная, что ей делать. Сара подбежала к ней, и, улыбнувшись, сказала: «Я с тобой». Девочки, схватив Бритни за рукав (та чуть не упала), быстро выбежала из класса. Спускаться по ступенькам было всего сложнее, так как они тряслись больше всего. Уже у самого выхода Сара и Бритни друг об дружку споткнулись и упали. Сара быстро встала, а ее подруга шарила рукой по полу и бормотала: «Очки, мои очки…» Сара незамедлительно нашла и подала их Бритни прямо в руки.

Выбежав из школы на улицу, девочки увидели странную картину: из глубины леса в небо устремлялся то ли черный дым, то ли черный свет. У Сары по спине пробежали мурашки и руки похолодели.

«Черный портал, — подумала она, — а вдруг это он — демон?!»

Тут прогремел оглушающий звук, похожий на взрыв, от которого случился еще один земной толчок. После этого черный цвет резко исчез — словно и не было его. И тут все стихло. Наступила режущая слух тишина. Никто не мог промолвить ни слова. Это продолжалось около двух минут, после чего тишину прервал голос миссис Томсон, стоящей у входа:

— Прошу всех пройти в свои спальни — уроков сегодня не будет, — в иной день все закричали бы от радости, но сейчас никто даже не улыбнулся. Все, не проронив ни единого слова, покорно вернулись в школу. В спальне Рейвенклоу, напротив, все стали шушукаться, обсуждая произошедшее. Сара, Том и Меган тоже решили обсудить это:

— Это был он! — сказала Сара, — Демон войны! Он хотел освободиться, но его кто-то не пустил…

— Но кто? — спросил Том.

— Может учителя? — предположила Меган, — я, например, ни одного с нами на улице не увидела.

— Возможно, — сказала Сара, — Я лишь надеюсь, что у них все получилось…

— Слушай, Сара, — сказал Том, чтобы хоть как-то развеять мрачную обстановку, — А кто такая Бритни?

Сара улыбнулась и все им рассказала.

* * *

На следующий день друзья пошли в башню почта отправить письмо Сариным родителям. Было уже три часа, и зорри чистили свои перья.

— Ты думаешь нужно писать твоим родителям о том, что вчера случилось? — спросил Том.

— По-твоему Сара глупая и не может сама решать? — обозлилась Меган, видимо, пребывая в ужасном расположении духа, а это, обычно, кончалось катастрофой (что ж, эта ситуация не стала исключением!).

— Зато ты у нас гений! — парировал Том.

— Поумнее некоторых буду…

— Это кого же, интересно знать? Своего дракона?! — ехидно спросил Том.

— Да ты сам тупее своего идиотского пса!..

— ДА ОСТАВИШЬ ТЫ КОГДА-НИБУДЬ ЗЕВСА В ПОКОЕ ИЛИ НЕТ?! — заорал во все горло Том.

— Если тебя это так успокоит, то НЕТ! — встав фертом, нахально сказала Меган.

— Тогда я превращу твою крысу с обрубленным хвостом в…

— Зорри… — вдруг прошептала Сара, стоящая около ребят, те резко посмотрели на окно, с которого готов был вот-вот взлететь зверек, — Зорри СТО — ОЙ! — завопила Сара, но было уже поздно. Ребята почувствовали, как дикий поток ветра сбивает с ног и выбрасывает в окно. Все трое закричали. Смотреть вниз Сара даже и не думала, так как сразу упала бы в обморок. В ногах у неё закололо, и кровь перелилась к мозгу. Но, заставив, себя соображать сильнее и раза в два быстрее девочке никак не удавалось.

Но, все-таки, приложив не малые усилия, Сара быстрее всех опомнилась и крикнула: «Имаджинейшен макси!» — заклинание, которое они недавно прошли по самозащите — улучшенный уровень Симоджтнации.

Вокруг Сары образовался купол, в следующую секунду Том и Меган сделали то же самое. Земля приближалась с космической скоростью. Ребята упали где-то в чаще леса. Сара и Меган благополучно приземлились рядом. Купол их спас, после чего сразу же исчез.

— А где Том? — спросила Меган, оглядываясь по сторонам.

— Снимите меня, кто-нибудь, отсюда, — раздался голос Тома. Девочки подняли головы и увидели, что купол Тома зацепился за ветку дерева.

— Есть только один способ помочь тебе, — сказала Сара и подняла лежащий около нее камень.

— Э-э, Сара, может не надо, а? — замотал головой и руками Том, но Сара уже кинула камень. Он пролетел сквозь купол, оболочка исчезла, и Том упал на куст, после чего в волосах у него было полно листьев и коры.

— Я думаю, мы где-то в километре от школы, может чуть меньше, — сказал Том.

— Все из-за тебя, Том! — сказала Меган.

— А кто первый начал ругаться?! — возмутился тот.

— Так, — разозлилась Сара, — вы оба виноваты. Вы только и делаете, что ссоритесь! Ни дня не можете прожить мирно. Сейчас не время спорить! Нужно, поскорее, выбираться отсюда! Том и Меган покраснели, осознав свою вину.

— Ладно, — сказал Том, — Нам нужно идти туда, откуда мы вылетели! — девочки согласились с ним, но, все трое, потоптавшись на месте, мысленно спросили «а откуда мы вылетели?!»

Дорога была очень тяжелой, так как на пути было много коряг и вылезающих наружу корней, мешающих им идти. Сара подумала, что Том ошибся в своих подсчетах, и их забросило дальше, чем на километр, так как они прошли уже очень много. Девчонкам стало уже плоховато, а Меган больше всего в жизни ненавидела чувствовать недомогание.

— Мы идет уже час! — громко воскликнула Меган, возмущаясь своим «братом — путеводителем», — ты уверен, что мы не плутаем, мистер знаток лесов и джунглей?!

— Мы идем верно… — сказал Том, А потом чуть приостановился и огляделся — … а может, и нет…

— Прекрасно! — всплеснула руками Меган, — Мы заблудились!..

— Эй, ребята, — встревожено сказала Сара. — Ч-что это там за свечение? — друзья осторожно пошли на серо-голубой свет, захотев узнать, что является его источником. И вот из-за деревьев стало появляться что-то округлой формы, напоминающее серо-черный водоворот, из которого вылетали черные искры. Сара, Том и Меган встали, как вкопанные.

— Это он, — сказала Сара дрожащим голосом, — ЧЕРНЫЙ ПОРТАЛ!

ГЛАВА 9 ЛЮБОПЫТСТВО — НЕ ПОРОК, НО МОЖЕТ СТОИТЬ ОЧЕНЬ ДОРОГО!

— Сара, не подходи к нему близко, — предостерег Том, — ты ведь можешь…

— Вы разве не слышите? — прошептала Сара, — Прислушайтесь повнимательнее!!!

Ребята замолчали и, действительно, услышали женский голос.

Тихий, легкий, который издавал человек, казалось, не имеющий ни плоти, ни веса. Это был голос призрака. Голос просил: «Помоги мне… спаси меня…освободи меня…»

— Это она, — тихо сказала Сара, и ребята резку повернулись к ней — это Верджиния Ройнекус! Она жива, она там, в портале! Мы должны спасти ее!..

— Сара, — к ней подошел Том и, взяв ее за руку, отвел от портала, — Сара, послушай, ничто и никто не может выжить, а тем более жить, в черном портале. К тому же, прошло столько времени… Кто знает, что там сейчас… А мы должны поскорее выбираться отсюда!

— Ты прав! — сказала Сара, — Мы выберемся и узнаем, как можно помочь Верджинии, — Том и Меган воздержались от высказывания мнения и лишь продолжили путь, понимая, что всякие попытки уговорить Сару, тщетны.

Вскоре на их пути возникла еще одна преграда. Ребята наткнулись на какое-то озеро. Его было не обойти, так как деревья по обе его стороны на несколько километров сомкнулись так сильно, что только насекомые смогли бы пролезть меж них.

Взглянув на озеро, Меган спросила:

— Это еще что такое?

— Его называют живым озером, ответил Том, — В нем живут живые водоросли. Если будешь его переходить, перепрыгивая по камням, как нам и придется сделать, один звук, и тебе конец — сразу утащат на дно. И не дай Бог коснешься воды — результат будет тот же.

— Хорошенькая перспектива — быть сожранным какими-то скользкими, мерзкими, зелеными водорослями, — иронично произнесла Меган.

— Альтернативы у нас все равно нет, так что придется пробовать. Кто знает, может, эти деревья сомкнуты не на один километр! Обход может занять слишком много времени, а для нас дорога каждая минута. Скоро стемнеет и тогда…

Раздался негромкий вой, и все поняли, что значит «и тогда…».

Сара, не сказав больше ни слово, прыгнула на первый камень, за ней Том, затем Меган.

Камни были скользкие и округлые, поэтому упасть было очень легко. Перепрыгивая на очередной камень, Меган чуть оступилась и провела ногой по воде. Вода забурлила.

— Ой-ёй! — вскрикнула Меган.

— БЕЖИМ! — закричал Том. Ребята то и дело перескакивали водоросли, намеревающиеся схватить их за ноги.

Добежав до берега, все трое рухнули на землю. Отдышавшись, Меган улыбнувшись, сказала:

— По крайней мере живы и никто из нас не стал ужином для водорослей! — на что в ответ Сара и Том повели глазами, понимая, что к Меган началась болезнь под название «шизофрения первой степени» или просто говоря, «крэйзи — зу».

Спустя еще полчаса ребята, наконец-то, выбрались из леса. Было уже около восьми часов вечера. Увидев свою школу, Меган упала на колени и, вознеся руки к небу, громко сказала:

— Наконец-то мы выбрались из этого ужасного леса!

— Меган, ты в порядке? — обеспокоено спросил Том, — Если ты сойдешь с ума, что я родителям скажу?…

— Конечно. Я окейно! — сказала та вставая, — меня выкинуло из окна тупое рогатое существо, я пролетела по воздуху Бог знает какое расстояние, моя прическа в конец испортилась, меня могло засосать в черный портал, меня чуть не съели водоросли… Конечно, Том, я в порядке!

— Зачем же так эмоционально реагировать?! — повел глазами Том и вместе с Сарой пошел в сторону школы.

— Я — эмоционально?!!! — не отставая от ребят, продолжала «жужжать» Меган, — Да я спокойна, как никогда!

— Ага, тебе только пара из ушей не хватает! — усмехнулся Том.

— Да ты с ума сошел, ты просто… — тут у входа в школу все трое остановились как вкопанные. У дверей стоял Вайлов. Он выглядел очень рассерженным и сурово смотрел на ребят, скрестив на груди руки.

— … дурак! — закончила Меган прерванную фразу.

— Прошу за мной, — сказал профессор. Он был очень не похож на себя, обычно он был очень добрым и милым, всегда улыбался, но сейчас…

— Кажется, мы серьезно влипли! — шепнул Том, следуя за Вайловым по школьным коридорам, в которых уже не горел ни один факел, поэтому школа казалось очень мрачной, подстать ситуации, в которую «влипли», как сказал Том, ребята.

На сердце у Сары было очень тревожно, руки тряслись, а зубы исполняли чечетку, причем очень профессионально.

— Неужели нас исключат? — думала Сара, — неужели мой сон сбудется? Ну, почти сбудется… Надо было слушать Тома и не отправлять письма по всяким пустякам… Так, надо подумать. Если я расскажу, что мы слышали голос Верджинии и были около черного портала, — нас точно исключат, поэтому я не буду пилить под собой и ребятами сук… А если я этого не скажу, то …Ох! Нас все равно исключат. И Верджиния останется в портале навечно.

Пока Сара обдумывала план действий, они уж пришли к кабинету самозащиты. Вайлов открыл дверь, тихо и холодно, будто осипнув, сказал: «Заходите». Ребята быстро обменялись взглядами, будто перед смертной казнью, и переступили порог бывшего любимого кабинета.

Последствия землетрясения, если можно было его так назвать, все еще не были устранены. Треснувшее стекло, упавшая люстра, разбившийся цветочный горшок, сломанные стулья — все это нещадно напоминало о проступке ребят. Но ведь они не виноваты, это все зорри-критины… Но что подумал профессор?

Зайдя в класс, Том, Меган и Сара робко сели в кресла, а Вайлов оперся обеими руками на учительский стол, повернувшись к ребятам спиной. Он дышал очень глубоко и тяжело, будто каждый вздох причинял ему боль. Наконец он заговорил, и голос его сильно дрожал:

— Вы хоть понимаете… что вы натворили? Вас могло… вы могли погибнуть!

— Но, сэр, — тихо начала Сара, — вы не понимаете, это произошло случайно…

— Я знаю, как все произошло, — рявкнул, прервав ее, профессор, и ребята чуть отшатнулись, — вы попробуйте это объяснить школьному совету! Теперь вас исключат, а меня уволят, ведь именно мне поручено смотреть за вами, за всеми первогодками Праймлауда. Я попытаюсь убедить их, что вы не виноваты, а со мной… а со мной — будь что будет! В конце концов, я уже слишком долго работаю учителем и нуждаюсь в отдыхе, — Вайлов пересилил себя и грустно усмехнулся.

— Профессор, Вы что?! — вскрикнула Сара, ее голос прозвучал так громко, что Том и Меган вздрогнули, — о чем Вы говорите… Сэр… Не надо… вас не уволят!!!!!..

— Увы, это так. Завтра комиссия и вы… вы можете уже не считать меня своим учителем… Прощайте, — он развернулся и быстро вышел из кабинета, будто не сдерживая эмоций. Сара увидела, что что-то блеснуло около его глаз.

Через несколько секунд после того, как дверь за любимым учителем Сары, которого она больше не увидит, захлопнулась, девочка навзрыд прокричала:

— Это все мы виноваты! — после этого она закрыла лицо руками и расплакалась. Том и Меган понимали, что ей сейчас не нужны их утешения.

ГЛАВА 10 ВЗЯЛСЯ ЗА ГУШ — НЕ ГОВОРИ, ЧТО НЕ ДЮЖ!

На следующий день Сара с нетерпением ждала урока самозащиты. Она надеялась, что в кабинет, как обычно, войдет Вайлов, улыбнется своим ученикам и весело начнет урок. Но почему-то она чувствовала, что так не будет, что комиссия примет решение не в пользу справедливости. Сара никогда не любила власти…

Перед уроком Меган и Сара были не разговорчивы (Том немного приболел и остался в спальне). Бритни, Лабетта и все остальные знакомые девочек не понимали, почему те так себя ведут и очень волновались за них. Некоторые говорили: «От депрессии есть два метода: либо расслабиться и развеяться, либо повеситься!». Меган и Сара, конечно, в депрессии не были, но метод запомнили. Всякое может случиться в жизни!

И вот прозвенел звонок. Сара услышала шаги за дверью. Секунды ожидания показались вечностью и нещадно давили. Она сжала угол парты руками, закрыла глаза и молила, чтобы услышать голос Вайлова. Она вся тряслась, в голове проносились неясные мысли и укоризненные фразы. Надежда умирает последней!!!

Но надежда рухнула, как карточный домик, из основания которого вытащили карту. Она рухнула до того, как прозвучал голос. Некто сильно хлопнул дверью, а Сара знала, что Вайлов этого никогда не делает! А когда, наконец-то, прозвучал чей-то грубый голос, Сара выдохнула, легла на руки, после чего открыла глаза, даже не посмотрев на нового учителя. Лишь краем глаза она видела весь класс, (так как сидела у окна) который был в полном недоумении. Все, конечно, были очень удивлены неожиданной сменой профессора. Увидев Меган, Саре стало жалко свою подругу. Та облокотилась на спинку стула, откинувшись назад (чего раньше никогда не делала, так как однажды грохнулась в самой середине урока!), задрала голову наверх, будто рассматривает люстры. Но Сара знала — она делает это чтобы не заплакать! Выглядела она в этот момент глупо и немного жалко. У нее тряслись губы, руки вздрагивали, а глаза моргали слишком часто, оставляя на ресницах капли слез. Саре показалось, что жизнь на этом потеряла всяческий смысл, раз уж свершилась несправедливость.

Почти весь урок Сара не смотрела на учителя, которого звали профессор Брауни, и который оказался очень противным и злым старым скрягой. Его голос напоминал шипение черной мамбы. На пару секунд Сара подумала: не муж ли это мисс Зорски. Но потом она отбросила эту версию, убедив себя в том, что двух таких зануд она в школе не вытерпит. Она просто пойдет и повесится! К тому же, если бы Зорски была бы замужем, то была бы МИССИС, а не МИСС…

После урока, который по расписанию был последним, Сара и Меган сразу же отделились от толпы и вдвоем пошли в гостиную.

— Знаешь, — сказала Меган, когда они проходили мимо столовой, — Керстин Сигани была права, когда сказала, что у нас депресняк. Значит, нам надо развеяться, так как вешаться, по крайней мере, я, пока не собираюсь. Ты знаешь, что около столовой открылось что-то вроде кафешки. Там даже пара игровых автоматов есть… Обсовременнивается школа, как я говорю…

— Меган, я лучше выберу второй вариант. Я лучше повешусь, — грустно сказала Сара, — Меня все равно совесть задушит!

— Ох, Сара, Сара, Ты просто пессимистка!

— Какая есть!

— Кхм…Сара, — так же грустно ответила Меган, — Запомни мой совет: жалеть того не надо, чего уж больше нет. Сейчас ты уже ничего не сможешь сделать и уже никогда не сможешь лишь портить себе жизнь, говоря, какой ты плохой? — Меган пожала плечами, — Так я считаю, что это бессмысленно. Не нужно пилить опилки. А сейчас я иду в кафе. Ну, кто со мной — тот герой; кто без меня — тот свинья! — на этом Меган, увидев, что Сара хочет уходить, взяла ее под руку, при этом Сара чуть не упала, и они вместе пошли в кафе.

Местечко это оказалось очень милое и уютное. Столики круглые, сиденья мягкие, освещение хорошее, меню более чем отличное для школы.

В конце дня Сара была очень благодарна Меган за то, что та помогла ей развеселиться. Но вечером счастье вновь потускнел, когда пришлось все рассказать Тома, который, сдерживая свои эмоции, так сильно сжал ручку, что та треснула и сломалась.

* * *

— Я не уверена, что мы должны это делать, — шепнула Меган. Ребята сидели в библиотеке уже целый день в поисках информации, которая могла бы помочь им в освобождении Верджинии Ройнекус из черного портала. У Сары были серьезные намерения, в которых Том ее поддерживал, а вот Меган все время в чем-то сомневалась.

— Видите! Из-за нас Вайлова увол…, -тут Том одернул свою сестру, зная, что Сара от этой темы вспыхивает, как спичка.

— Я намерена, и я это сделаю! — твердо сказала Сара. Она сказала это ни как приказ, ни как обещание, но ребята вдруг поняли — непременно сделает!

Ребята уже перечитали почти половину библиотечных книг, и глаза у них уже распухли до предела и казались настоящими надувными шариками.

Через пару часов Меган, наконец-то, нашла то, что им было нужно.

— Нашла! — радостно крикнула Меган, — Вот оно! Чары освобождения духов, магия пятого уровня… Хм… Самый высокий уровень? Сара, ты уверена, что справишься?

— Уверена! — как-то раздраженно сказала Сара, после чего выхватила у Меган книгу и удалилась в сад.

На месте девочка уселась под дерево поудобнее и принялась читать, повторяя все действия, изображенные и описанные в книге. Движения были порой неуловимые, для некоторых требовалась левитация, с которой Сара мало-мальски, но была знакома. Сара учила все это больше нескольких дней, некоторые моменты у нее не получались: там, где должны были быть вспышки — получались лишь искры. Движений было мало, но они были чрезвычайно сложные. Девочка полностью погрузилась в изучение этого ритуала, не общалась с друзьями, и даже не ходила в столовую. Она выглядела очень бледной, еле стояла на ногах и могла просто упасть от порыва ветра. Даже во сне Сара продолжала тренироваться. Она раз за разом открывала черный портал, и когда нечто поднималось из его недр, девочка чувствовала, что происходит что-то плохое, и сон прерывался, и она начинала все сначала… Сара каждый раз просыпалась в холодном поту.

Почему Сара была так уверена, что Верджиния жива? Неужели, она думала, что там, внутри, что-либо может выжить? К тому же, кто знает, как искажается рассудок человека, попавшего в портал. Девочка думала обо всем этом, не раз осмысливая свой будущий поступок, взвешивая все «за» и «против». С одной стороны, если все получиться, то мир узнает такую великую волшебницу, как Верджиния, а, с другой стороны, если что-то пойдет не так, не выпустит ли она, Сара, демона войны? Да, дело это было очень рискованное и опасное, и кто знает, как оно закончиться. Сара знала лишь одно: закончиться оно точно!!! И закончит его она, Сара…

На следующий день Сара рано утром повторила все еще раз, после чего позвала Тома и Меган.

Разбудив сонных ребят, она негромко сказала:

— Мы идем в лес! Сейчас же!

— С ума сошла, еще и шести часов утра нет!!! — возмутилась Меган (Том уже смирился с судьбой и не перечил).

— Правильно! — сказала Сара, — Мы пойдем, пока все спят. Нас никто не заметит!

Когда Меган, наконец, собралась, она задала вопрос:

— Стоп, а нам-то с Томом, зачем идти? Ты бы ведь и сама…

— Если хочешь — оставайся, — всплеснув руками, прервала Меган Сара и резко, ударив несчастного невезучего Тома волосами по лицу, развернулась. После этого Меган ничего не оставалось, как догнать ребят и пойти вместе с ними. Она пробормотала что-то укоризненное себе под нос и поправила свою рыжую челку, как бы говоря, что совсем не успела привести себя в порядок. Сару посетила мысль: «А зачем ей хорошо выглядеть в лесу

Когда друзья подошли к лесу, произошла небольшая заминка. Взглядом они спросили друг у друга: «Кто-нибудь помнит дорогу?» Но идти было надо, и Сара решительно шагнула в лесную чащу.

Путь был далекий, главное было идти так, чтобы путь совпадал с прошлым путем, а это было нелегко, так как деревья были все «на одно лицо». Еще немного. И ребята повернули бы назад, но тут показалось то самое заветное свечение, свечение черного портала. Быстро повернув к нему, Сара остановилась в нескольких шагах от его воронки, затягивающей взор. Оглянувшись на Тома и Меган. Сара увидела их волнующиеся взгляды. Она с усилием улыбнулась, подмигнув ребятам, после чего глубоко вздохнула, повернулась и начала ритуал…

…Вот он! Самый тяжелый и завершающий момент: взлететь и выпустить струю света в черный портал! Сара прошептала еле слышно, но очень четко: «ПРОФИКИМЕНС ПРОЛАНИО!!!!». Она легко воспарила над землей на высоте около трех метров. Занеся руки над головой, Сара представила себе взрыв (как написано в книге) и резко выбросила руки ладонями вперед в сторону портала. В то же мгновенье она почувствовала покалывание в самой середине обеих ладоней. Из них полилась струя света, устремленная прямо в недра черной воронки. Именно в тот момент Сара громко сказала имя той, которую хотела освободить:

— ВЕРДЖИНИЯ РОЙНЕКУС! — и тут, когда последняя капля света утонула в портале, наступила тишина. На секунду у Сары мелькнула мысль: «Не ужели не вышло?»

Вдруг из портала подул резкий ветер, который сбросил Сару вниз, а ослепительный свет заставил Меган и Тома отвернуться и зажмуриться. И…..

* * *

Из воронки донесся ужасающий рев и чей-то зловещий голос!

— Освобожден! — из портала и потока света показалась огромная косматая фигура, у нее было красное облезшее, абсолютно без кожи, лицо, темные бордово-кровавые глаза и гигантские змеиные клыки. Сару охватил смертельный страх и ужас. Лишь сейчас она поняла, что она наделала! Она выпустила его…

— Деем…Дее-эмон войны! — судорожно, трепеща пробормотала Сара. Демон повернул свою страшную клыкастую морду, на которой была ужасная, злорадная ухмылка. С его зубов стекал яд, а рот был измазан кровью.

— Да, девочка, — сказал он холодным голосом, который, почему-то обжег Сару, — Не ожидала меня увидеть? — девочка покачала головой, — что, думала, — Что вызовешь свою любимую родственницу? — он засмеялся зло и холодно. У Сары в голове была лишь одна мысль: лишь бы ее друзья спаслись. Лишь бы они уже убежали! — Сара не могла оторвать взгляда свои демона, но… краем глаза она увидела, что Том и Меган стоят на месте. Меган стояла чуть дальше своего брата, а тот держал ее за трясущуюся руку.

Когда Сара осознала, что завела и себя и своих друзей в смертельную ловушку, то решила отвлечь внимание на себя. Она почувствовала, что может говорить, и сказала:

— Но… но я же слышала ее голос!

— А ты не думала, что демоны умеют врать, умеют копировать голоса? Ты не подумала, что я мог специально тебя сюда заманить? Ты меня недооценила! — произнес демон. Его черные рога вспыхнули багровым огнем. Сару словно кирпичом ударили. Как она могла быть столь наивной и глупой!

— Неужели ты подумала, что хоть какая-нибудь капля добра могла выжить там, внутри? Нет, на то он и ЧЕРНЫЙ портал!!! — демон словно со сладостью смаковал каждое произнесенное им слово, и затем вновь продолжил, — но знаешь, за то, что ты меня освободила, я не убью тебя сразу… А, может, и наоборот…

— ИНЕВЕРСЕНТУМ! — закричал кто-то. Демона стукнул мощный заряд тока вперемешку с чем-то другим. Это сделала Меган…

Демон лишь немного отшатнулся и спокойно повернул голову к ней.

— А вот это мне уже совсем не нравиться! — сказал он, качнув головой, — За это я оставлю вас здесь, и портал просто засосет вас. Это будет длиться всего полминуты, но не волнуйтесь, за это время вы уже будете внутри, а я вернусь и продолжу то, что начал много лет назад, — демон махнул рукой и улетел. Портал начал засасывать все вокруг. Тома, Меган, Сару потянуло в воронку. Они пытались схватиться за что угодно, но ничего не получалось. И вот Сару подняло в воздух, и она полетела в воронку. Уже у самой поверхности портала девочка почувствовала, как кто-то схватил ее за руку. Это была Меган, которая в свою очередь держалась за Тома, а он схватился за ветвь ближайшего дерева. Сара понимала, что Том так долго не выдержит, и немедленно вскрикнула, выставив руку в сторону портала:

— Сомвери! — вокруг портала в ту же секунду образовался ледяной купол. Ребята, не поддерживаемые ветром, с воплем и грохотом упали на землю. Переглянувшись, они поняли, что случилась катастрофа. И виновата во всем была она — Сара.

ГЛАВА 11 САМОЕ СТРАШНОЕ — КОГДА ИЗ-ЗА ТЕБЯ СТРАДАЮТ ДРУГИЕ, БЛИЗКИЕ ТЕБЕ ЛЮДИ!

Через несколько минут Сара, Меган и Том уже бежали к школе. Сара проклинала себя и свою глупость, наивность… Да, все было напрасно, а теперь пришло настоящее бедствие!

На бегу, толкнув дверь школы, ребята остановились и ахнули.

Коридоры были в следах от огненных шаров и отпечатках какой-то жидкости. Видимо, у нападавшего в запасе была пара-тройка склянок… А может, он просто материализовывал их из воздуха, что было более очевидно.

Меган прошептала что-то вроде:

«О, Боже!» и чуть сдвинулась с места.

— Нужно… — тихо сказала она.

— …помочь всем пострадавшим и при этом оказаться незамеченными, — закончила фразу Сара, — Что ж, миссия выполнима… Том, ты иди к гостиным и обыщи первый этаж плюс библиотеку, тебе самая большая территория… Меган, ты в сады, но там открытое место, поэтому будь осторожна. А я прошарю верхние этажи. Lucky! — сказала Сара, закончив фразу, как она любила, по-английски.

Нет, Сара не понимала, что могла легко попасться на глаза демону. В некоторых местах еще убегали в панике ребята, крича ей что-то похожее на: «Беги в госпиталь! Там безопасно!». Но ни о какой безопасности юная волшебница даже и не думала. Она видела, как учителя, которые пару раз пытались направить её на выход и поторопить, помогают некоторым раненым ребятам, и это заставляло Сару вновь и вновь вспыхивать ненавистью и к демону, и к себе одновременно. В жизни такого еще с ней не происходило! В голове играла одна и та же поговорка: «Семь раз отмерь, один раз отрежь!!!». Она разрывала Сару изнутри. Прежде Сара никогда еще не испытывала такого угрызения совести.

Примерно на середине коридора Сара увидела очередную толпу и Тартунов, схватив Сару за рукав, толкнул её в сторону потока ребят, но девочка ловко вывернулась, и затем, отделившись от толпы, незаметно для всех, побежала дальше, подумав, что Тартунов мог бы быть и поаккуратней. Уж больно у него сильная рука, хотя в таких ситуациях…

Через пару-тройку коридоров на втором этаже (Саре пришлось бежать быстрее, чем извергался огонь из статуй животных!) Сара увидела огромные обломки, занимавшие полкоридора, какого-то огромного предмета. Сара подняла самые небольшие куски этих обломков с помощью заклинания и увидела под ними девочку. Её белые кудряшки, разбитые, переломанные очки…

Сару это заставило на секунду закрыть глаза. Девочка не верила, не хотела верить, это не могло быть правдой… Сара этого себе не простит…

«ТОЛЬКО НЕ ОНА!»-прогудело в мыслях…

— Бритни… — последние буквы у Сары оборвались. Какая-то сила резко подняла её в воздух на значительную высоту, так, что на голову надавило, и прижала к стене, ударив Сару затылком.

— Так значит, так её зовут… точнее звали?! — сказал демон. На его лице была мерзкая ухмылка. Его глаза блеснули и у Сары, находившейся все еще прижатой к стене в подвешенном состоянии, глаза словно начало выжигать. Но тут же картина прояснилась, и что странно, веки девочка не поднимала!

Сара, видимо, увидела то, что было здесь некоторое время назад: Бритни бежала по коридору, шепча просебя непонятную формулу самозащиты или защитного биополя. Она спотыкалась, но продолжала бежать.

И вот тупик — воздушная стена. Бритни, тяжело дыша, быстро повернулась, тихо простонав, при этом её белые кудряшки ударили ей по лицу. Глаза у неё были с одной стороны испуганные, а с другой в них была решимость и некая отвага. Сара тут же осознала все случившееся и поняла, что будет дальше… Над Бритни повис демон, и та материализовала энергетический шар, о котором, видимо, вычитала в какой-то книге. Но демон вертикально полоснул по воздуху рукой, что-то сверхсильное и невидимое вырвалось наружу и Бритни, негромко взвизгнув, подлетела над полом, прогнулась изящной дугой и упала с высоты нескольких метров. Было лишь видно, как энергетический шар потух в её руках, оставив от себя только синеватую пыль.

Сара чуть приоткрыла глаза, почувствовав, что задыхается, и демон чуть подлетел к ней и взял за горло. Злодей начал говорить каким-то другим, более зловещим и неземным голосом:

— ТЫ БУДЕШЬ ЧУВСТВОВАТЬ, КАК ПОГИБАЮТ ТВОИ ДРУЗЬЯ, ОДНОКУРСНИКИ И УЧИТЕЛЯ! ТОЛЬКО ТЫ БУДЕШЬ ВО ВСЕМ ЭТОМ ВИНОВАТА! — Он с размаху сделал резкое движение вперед кистью руки, словно пытаясь попасть Саре в глаза. Сара почувствовала страх и отвращение. И когда рука была в небольшом расстоянии от лица девочки, в глазах у Сары все потухло. Она почувствовала непонятное ощущение отчаяния и безнадежности, и провалилась в неизвестную темноту. Ей показалось, что время остановилось и жизнь на всей Земле замерла в ожидании какого-либо страшного приговора. В голове не было не единой мысли… Пустота, неисчерпаемая и бесконечная — это все, что теперь существовало в Сарином сознании и во всем мире.

Когда демон, наконец, отпустил Сару, она не почувствовала, как упала на пол.

ГЛАВА 12 ВПЕРЁД И С ПЕСНЯМИ!

«Нет, почему?.. Что такое?.. Почему я ничего не вижу?.. НУЖНО — ОТКРЫТЬ — ГЛАЗА!»-Сара увидела светлый потолок госпиталя и в следующую же секунду услышала знакомый голос:

— Эй, Меган, она проснулась! — Сара услышала топот чьих-то ног.

Она приподнялась и обнаружила, что госпиталь переполнен. Ребята разного возраста и разных факультетов сидели на кроватях, на подоконниках, стульях. Одни бездумно глядели в одну точку, будто там было что-то, притягивающее взгляд, другие же нервно ходили по помещению, что-то невнятно говоря. В глазах не было того огонька, который присутствовал в обычные дни…

Взгляд Сары упал на почти крайней койке — там лежала Бритни.

Сару захлестнула волна облегчения: раз Бритни здесь, то она поправится и будет жива!

— Ну, наконец-то! — очень тихо воскликнула Меган, не желая, чтобы на неё обращали внимание, — А то мы уже начали волноваться!

— Я… я просто… Короче, демон меня немножко потрепал, — оправдалась Сара, все еще приходя в себя.

— Немножко?! — возмутился Том, — Да ты сутки, если не больше, лежала в госпитале без сознания!!! Даже врачиха не знает, что он с тобой сделал…

— СКОЛЬКО Я ЛЕЖАЛА?!! — спросила ошеломленная Сара и быстро села на койке, — Мне немедленно нужно идти!..

— Куда? — спросил Том, будто сочувствуя своей подруге, — Из госпиталя никого не отпускают! Он окружен защитным полем пятого уровня! Демон не сможет сюда попасть. К тому же профессор Вайлов…

— Вайлов? Он здесь?!

— Ну… ненадолго. Его позвали только чтобы справиться с демоном… Так вот, он ЛИЧНО сказал, чтобы именно тебя никуда не отпускали…

— Ну, как я понимаю, он опять-таки тебя недооценил, да Сара? — увидев усмешку на лице Сары, спросила Меган, зная ответ наверняка.

— Конечно… Почти… в общем, пошли, — и Сара резко встала, но тут же села. У неё закружило голову, чуть потемнело в глазах и надавило на самую макушку.

— Ничего, — с улыбкой отмахнулась девочка, увидев обеспокоенные лица друзей, — Гемоглобин низкий.

Прокравшись мимо кабинет врачей, Меган, Том и Сара свернули к коридору на выход. Через защитное поле они прошли очень легко, так как никто из них не являлся «злом». Сара решительно шла к школе, и тут её словно громом ударило, когда она услышала вопрос Меган:

— А как ты демона победишь-то? («А может, и не победишь…»-мелькнуло навязчивое продолжение фразы в голове Сары, которую Меган не сказала)

— Я… Я все знаю! Не понимаю, откуда, но знаю! И… и… В общем, пошли! — Сара чувствовала, как Том и Меган прожигали её взглядом. Она понимала их чувства…

Чувство страха — оно презрительно и мерзко, но естественно. Нечего стыдиться его…

…Сара в некоторые моменты сама хотела стать маленькой песчинкой, исчезнуть испариться, раствориться в воздухе…

Да чего греха таить: сделать всё, что угодно, только бы не быть в такой передряге… тут Сара чуть не ударила себя по скуле со всей силы (она так делала, когда какая-нибудь глупая мысль не хотела отставать):

«Блин, как я могу так эгоистично думать?! Все — о — о — о, начинается крэйзи…»

И вдруг, когда Том, Меган, и Сара уже были около самой школы, они резко остановились, чуть не упав. Земля затряслась, после чего последовал возглас Меган: «Что происходит?!» и оглушительный звук. Башня почты обрушилась…

* * *

Камни, песок и земля полетели во все стороны.

— ЛОЖИСЬ! — закричать во все горло Том и все трое рухнули на землю. Через несколько секунд все стихло. Друзья с ужасом встали и посмотрели на обвалившуюся башню. Да, зрелище это было не из лучших! «Какой мерзавец! Сделал специально, чтобы никто не смог отправить просьбу о помощи или подкреплении!»-подумала Сара, и ей показалось, что ребята подумали так же. Все трое очень тяжело и неглубоко дышали.

— Бедные зорри! У них были такие милые мордочки! — сказал Том. Но тут же из обломков фонтаном вылетели несколько зорри.

— Погорячился! — сказала Сара и вдруг резко вздрогнула. Из-за обрушившейся башни послышался (мягко сказано) знакомый смех — рев. Меган чуть отшатнулась и коротко спросила:

— План — действий?

— Вы идете в укромное место и пытаетесь найти хотя бы одного из зорри и отправить письмо с просьбой о помощи, а я… ВООБЩЕМ, ВПЕРЕД И С ПЕСНЯМИ! — и Сара, даже не попрощавшись с друзьями, побежала к разрушенной башне, откуда недавно раздался рев.

Кричать, как в фильмах «Эй, придурок сюда!» не пришлось. Из-под огромного обломка резко вынырнул демон и бросил в Сару что-то похожее на светящиеся молнии. Сара в свою очередь на бегу подпрыгнула над первой молнией и резко остановилась перед второй, сделав при этом «махательное» движение руками, чтобы не упасть. Демон вытер капли крови около своего рта и выбросил из руки мертвого зорри. Сара при этом резко вдохнула грязный воздух и отшатнулась.

— Что, птичку жалко?

— Ты, недоумок, это млекопитающее! — ответила Сара, как можно громче увереннее. Ухмылка исчезла с лица демона так же быстро, как листок, подгоняемый ветром. Из его носа вырвался дым, и рога стали бордово-красными. Сара поняла, что время пришло и пора сматываться. Демон погнался за ней и на ходу сказал:

— Помнишь, я пообещал, что убью тебя последней?

— Т… Т-ты-ы н-…н-не ооб-бещал… э-этого! — задыхаясь и уворачиваясь от атак монстра, громко сказала девочка, перемешивая все в своей памяти…

— Не важно! Так вот, Я СОВРАЛ! — поле этого раздался очередной жуткий смех.

Когда Сара забежала в лес, ей стало намного сложнее. Под ногами были огромные корни деревьев, за которые можно было легко запнуться, а во мху можно было по — щиколотку увязнуть. Все эти, казалось бы, мелочи, могли стоить Саре жизни.

Она пыталась внимательно вглядываться в дорогу, чтобы ни в коем случаи не сбиться с пути. Просебя она рассуждала: «Так, в нескольких десятках метров живое озеро (повезло, что деревья не сомкнуты)… Вон молодое дерево со сломанными ветками…Вон корень, устремленный в небо…А вон и куст, в который свалился Том…Осталось немного! Главное — это продержаться! ВПЕРЕД!»

И вот, наконец, показалось мрачное заветное свечение, не предвещающее простому, незнающему человеку ничего хорошего. Сара, прибавив ход, добежала до края портала и резко обернулась, уже приготовившись, и…Сзади никого не оказалось. Девочка пару раз моргнула, но потом поняла, что поступила глупо, повернувшись. Она почувствовала, что ей нанесли удар сзади, и она перелетела через черную воронку, упала на землю и больно ударилась. На силу поднявшись, держась за живот, она хрипло сказала:

— Нападать со спины — подло!

— Спасибо, за эти годы у меня появился немалый опыт! — ответил демон, чуть кланяясь, — А теперь давай немножко поиграем!..

— Демон мрака — пропади! В воронку черную уйди! — заговорила Сара, не управляя своим ртом и телом, но это, почему-то, не пугало её.

— ЧТО? — недоумеваюче воскликнул демон.

— Останься мыслью только, порчью. Уйди с земли с первой же ночью!..

— НЕТ!

— Поглотит тебя тьма пускай, и свою жизнь ты ПОТЕРЯЙ! — Сара, давно уже находившаяся в воздухи на высоте выше головы демона, подумала — вот она, победа. Сейчас демон исчезнет, взорвется, растворится… Монстр заревел и страшным звуком раздался этот рев по всему лесу. Но тут он словно сбросил с себя оковы, сжимающие его тело. Он, сверкнув глазами, устремил на Сару темную полосу мрака, которая почти всегда являлась концом для любого светлого существа.

Черная и острая, как копье, полоса из дыма пронзила Сару поперек груди. Она истошно закричала от боли, которой наполнилась каждая клетка её тела. В голове промелькнуло все самое ужасное, что за всю жизнь планеты случилось — все бедствия, войны, эпидемии. Почувствовала, что чувствовали все погибающие и страдающие люди сразу. Увидела, как люди, больные и зараженные лучевой болезнью и чумой полуживые ползут к реке, чтобы сделать, возможно, последний в их жизни глоток воды. Увидела все смерти, случившиеся во время воин…

Сара упала на землю на колени, она была почти на четвереньках, но зато была жива… Но можно ли было такое состояние назвать жизнью?.. Мозг у неё словно сдавливало тисками, а кровь словно разрывала все тело…

Глупая, дерзкая и наивная девчонка! Ты думала, что я вот так вот просто пойду к тебе в руки?.. А ты сильней, умней и выносливей, чем я думал! — раздалась усмешка демона, — Что ж, это было весело, но пора кончать! — Сара не могла поднять головы и взглянуть на демона. Она поняла, что ей просто пришел конец. Девочка не пошевельнулась, почувствовав, что новая полоса мрака летит на неё. Сара лишь зажмурилась, и в голове промелькнуло столько воспоминаний, мыслей, упреков… «Почему не попрощалась с Томом и Меган? Почему сама не дала имени своему коту? Почему не смогла помочь Бритни? Зачем ослушалась Вайлова?!!!!..»

Какая-то секунда отделяла Сару от смерти. Она расслабилась, понимая, что уже ничего не сможет сделать. Она сдалась…

ГЛАВА 13 ИДТИ ДО КОНЦА + ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ

— ЧТО?! КАКОГО…ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! — взревел демон. Сара медленно открыла глаза и осознала, что жива. Но как, как?

Перед ней стояла женщина, сияющая призрачным светом, с длинными распущенными волосами в длинном белом платье. Сара почему-то сразу узнала её!…

— Верджиния! — тихо пробормотала девочка. Верджиния повернулась к ней и сказала:

— Ты не можешь сдаться! Поднимись и посмотри смерти в лицо, Сара! — Верджиния взяла Сару за руку. Сара почувствовала непонятное тепло, исходящее от Верджинии, не смотря на то, что та была лишь привидением! Снова и снова у девочки повторялись в голове слова её пра-пра-прадедушки:

«Верджиния — одна из самых величайших волшебниц мира, когда-либо живших на Земле!». Именно поэтому Сара даже не задумалась, каким неземным образом Верджиния могла оказаться здесь и выжить в таком месте, как черный портал… впрочем, после этого дня, если она выживет, вряд ли её что-либо удивит вообще!

Они вместе стали подниматься в воздух и начали говорить;

— Демон мрака, пропади! В воронку черную уйди! Останься мыслью только, порчью! Уйди с земли с первой же ночью! Поглотит тебя ночь пускай, и свою жизнь ты ПОТЕРЯЙ!

Чем бы демон не пытался атаковать парящих Сару и Верджинию, все отлетало от них, словно от упругой стены.

И тут из той руки, за которую Сара держала Верджинию, начал литься свет. Сначала он был маленький и тусклый, но потом резко озарил все вокруг, и Саре даже пришлось зажмуриться. Он осветил все-весь мир. Казалось, ему нет начала и нет конца. Это был свет добра, которое не иссякнет никогда, пока люди будут сохранять его в своих душах до последнего удара сердца.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! — заревел демон, и последние звуки этого рева погасли, потухли и растворились в пелене света. Это была уже настоящая победа.

Уже через несколько секунд Сара и Верджиния уже были на земле. Сара хотела сказать многое, спросить о многом, но она не могла говорить, будто кто-то вырезал у неё язык.

— Я благодарна тебе, — начала Верджиния, увидев озадаченность Сары, — Я знала, что ты сможешь все сделать.

— Нет. Я просто чуть все не испортила!

— Ошибаешься, ты просто еще слишком молода. Поэтому у тебя было намного меньше времени, чем у меня, чтобы подготовиться к схватке с демоном. Прости, я немного задержалась, хотела посмотреть, справишься ли ты сама… НО! Ты к тому же, не попала в портал, как я. Тогда демон оказался хитрее меня и перед тем, как упасть в портал, он выпустил из руки черную змею, и та обвила мое тело, затянув меня в портал вместе с ним.… Чтобы ты не повторила моей ошибки, я решила тебе немного помочь. Только, пусть это останется нашей маленькой тайно?!

— Так значит, это ты отдала мне свои знания об это заклинании? — спросила Сара.

— Да, как видишь, все закончилось благополучно. Демон побежден, а все твои друзья и знакомые живы… Конечно, есть раненые и пострадавшие, но никто не погиб!

— А ты? Останься! Пожалуйста! — Сара схватила Верджинию за руку.

— Я не могу. Мой век уже дано окончен. Ты помогла мне, и теперь я могу освободить свою душу. Но помни, ты всегда сможешь найти меня в своем сердце! А теперь — прощай! — Верджиния отошла. Её тело налилось светом, и она устремилась к небу, становясь все прозрачнее и прозрачнее с каждым метр, пока не исчезла совсем. Лишь светлые пылинки, падающие на землю, напоминали о том, что несколько секунд назад здесь была «одна из самых величайших волшебниц мира», но для Сары она была самой величайшей.

Несколько секунд, а может и минут (Сара не знала, сколько прошло времени) Сара смотрела в небо, «переваривая» все, что произошло здесь недавно. Затем, осознавая, что здесь ей больше делать нечего, она тихим, непривычным ей шагом, пошла к ЛШМИ.

Когда она вышла к школе, в голове у Сары последний раз промелькнула тень сомнения. Но мысль о том, что теперь все кончено, предала девочке бодрости и она решительно зашагала к госпиталю.

ГЛАВА 14 ВСЕГДА ТАК СЛОЖНО И ГРУСТНО РАССТАВАТЬСЯ…

Вся школа знала, что у Сары на руке центрониус, что она победила демона и спасла душу Верджинии Ройнекус. Сара спросила Тома и Меган, они ли разболтали это всем, но те лишь посвистывали и отводили взгляд. Уже много дней Сара была школьной героиней и её не оставляли одну ни на одном шагу. Никто даже и не вспомнил, что, в общем-то, это именно из-за неё демон и освободился. Но все видели Сару только как настоящую героиню, спасла школу — и все тут!

Конечно, ученики Дайронфоута решительно обходили Сару, а особенно Дженифер со своими «подругами». Так называемый рейтинг Сариного факультета значительно вырос, и это было видно по зависти другого факультета.

И вот через пару дней после происшествия в гостиную ворвался первокурсник Билл и сказал сидящей за столом Саре:

— Сара! Слушай, тебя зовут в учительскую, в башню! Только вот зачем, я не знаю, — Сара, Том и Меган переглянулись, после чего девочка вздохнула и направилась в башню учителей.

За эти полгода девочке доводилось бывать там только один раз — когда она искала Лелика, хомяка Меган. И с тех пор, кстати, там абсолютно ничего не изменилось. Ради интереса, Сара посчитала ступеньки до входа в учительскую. Их было ровно семьдесят семь. Девочка подумала:

«Ох уж эти суеверные волшебники! К их сведению, семь — это не очень-то удачливое число!». Число семь Сара не очень-то любила, так как в семь лет у неё появился самый ужасный страх всей жизни, фобия, преследующая её всю жизнь — она началась бояться пауков… Правда, теперь она понимала, что есть вещи, пострашнее простых насекомых или членистоногих, или кто они там?..

Сара постучалась и зашла в учительскую, взяв с собой львиный запас той смелости, которая у неё осталась после схватки с демоном. В учительской сидели почти все учителя, некоторых Сара даже не знала, видимо, они вели уроки у старших классов.

— Садитесь, мисс Вортекс, — сказала миссис Томсон. Саре словно по ушам ударили — её так давно не называли по фамилии!

Дважды для Сары повторять не пришлось. Она настолько струхнула, что ноги у неё подкосились, и она сама собой упала в кресло.

— Что ж, — начала миссис Томсон, — Мы с директором и школьным советом посовещались и приняли такое решение, — тут у девочки все передернуло, — Мы решили, что тебя не исключат. Ты продолжишь учиться в ЛШМИ, но впредь мы такого больше не потерпим! — Сара просияла и пару раз «поерзала» в кресле и посмотрела в потолок.

— Ты помогла школе, не смотря на то, что сама все и устроила, — продолжила миссис Томсон, — С другой стороны, ты умудрилась сделать так, что демон теперь вообще не сможет вернуться, даже если его кто-то будет вызывать или случайно повторит твою ошибку, — мисси Томсон неодобрительно взглянула на Сару, девочку чуть смутил её взгляд, — Ну… если, конечно, какой-либо демон тьмы не воспользуется неизвестными нам чарами, что, увы, возможно… — наступила тишина.

Тут Сара с неким вызовом, сказала, сама, не ожидая своих слов:

— Ну, это все?

— Да, — спокойно ответила миссис Томсон, но Сара по её глазам увидела мысль: «Ох уж эти подростки! Самомнения на ножках!». Девочка удивилась, как можно так сдерживать свои чувства и мысли!

Сара встала, поправила волосы, и уже было направилась к двери, как вдруг её посетила мысль, о которой она забыла еще до прихода в учительскую. Она быстро оглядела помещение, и, убедившись, что там не было профессора Брауни, сказала:

— Простите, но… миссис Томсон, можно ли вернуть в школу профессора Вайлова? — тут вновь настала тишина, уже надоевшая Саре. Но, к счастью, она оказалась непродолжительной.

Все учителя переглянулись (все, кроме Тартунова, он предпочел отвести взгляд совсем в другую сторону. Он, видимо, не любил Вайлова, что было явно по выражению его бледного лица.).

Тут миссис Томсон прервала ненавистную тишину, негромко сказав:

— Что ж, хорошо. И я очень рада, что мы с вами совпадаем во мнении, — миссис Томсон мило улыбнулась и Сара просияла всем лицом. Она быстро повернулась и поспешила в гостиную, рассказать все ребятам. Правда, поговорка «поспешишь — людей насмешишь» оказалась абсолютно верной, так как Сара, сбегая с семидесяти семи ступенек, умудрилась дважды прокатиться кубарем ступенек на десять — пятнадцать.

Прибежав, девочка на всю гостиную закричала, что Вайлов вернулся, и все её однокурсники разделили с ней её радость, а особенно Том и Меган.

* * *

Когда Сара делала последнее домашнее задание в этом учебном году (так как в этот же день нужно было отправляться домой), её ждал небольшой сюрприз…

— Не понимаю, зачем нам задали домашнее задание на лето?! — сказал возмущенный Том.

— Скажи спасибо, что задано только по монстрологии! — ответила с грустной ухмылкой Меган, дописывая на пергаменте последние строки. Сара воздержалась от ответа, так как говорить ей не хотелось, впрочем, как и уезжать из школы, потому что она знала, что будет дома после такого «насыщенного» месяца.

— Эй, Сара! — сказала Меган, быстро и сильно дергая Сару за мантию, — Это же Бритни! — Сара оглянулась, и действительно, в проходе стояла Бритни, вся сияющая от счастья. Сара вскочила с кресло, но подошла к своей подруге сравнительно медленно. Путь к ней показался Саре вечностью. Она не знала, как Бритни теперь будет с ней общаться.

Когда Сара подошла к девочке, то увидела её взгляд через очки, уже новые, так как те разбились. Ничего друг другу не говоря они улыбнулись и постояли так несколько секунд. Затем Сара взяла Бритни за дальнее плечо, как бы отводя к выходу, и сказала:

— Так что, ты научишь меня, как пользоваться энергетическими шарами? — Бритни посмотрела на Сару и засмеялась…

Последний день… вечер уже обагрил макушки деревьев, а ветер пускал гармошку по озеру. Небо налилось бледно-розовой краской и на горизонте показалось яркое светило, непрерывно освещающее всю Землю.

Сара, закрыв глаза, сидела под деревом и наслаждалась всей той аурой, которая создалась вокруг неё. Она вдыхала аромат леса и звуки от шелеста листьев. Она видела, что там, далеко за горизонтом. Душа её словно отрывалось от тела и устремлялась в дальние, неизведанные страны. Она вспоминала все, что произошло с ней за эти полгода. Как она обрела настоящих друзей и врагов, как узнала много нового в этой жизни, как лучше познала себя и свой внутренний мир. Сара понимала, что она лишь песчинка по сравнению с огромной, бесконечной вселенной и обычно всегда при этой мысли ей становилось жутко, но не сейчас, потому что она знала — она не одна!..

Неужели последний день подошел к концу? Ведь, казалось, недавно она еще только впервые вошла в двери этой школы, еще ничего не зная и не совсем веря сложившейся ситуации.

Неужели последний день подошел к концу? Саре ведь так хотелось растянуть последний час и оставаться здесь подольше…

Неужели последний день подошел к концу? О, да, это было правдой, поэтому Сара неохотно открыла глаза и встала, но почему-то она не жалела, что уезжает, ведь она уезжает ненадолго…

— Я не хочу уезжать! — сказал, стоя в очереди к «домашнему» порталу, Том.

— Ничего! Мы ведь уезжаем только на несколько месяцев! — ободрил его Чак.

— Ведь мы же будем звонить, переписываться! — сказала Меган.

— К тому же, — вставила Сара, — Мы будем видеться через волшебное зеркало!..

— Сара, твоя очередь! — прервала её Бритни. И действительно, Саре было пора идти к порталу.

— Ой, ну все, пока всем! — рассеяно, спотыкаясь на каждом слове, сказала Сара.

— Пока! — сказали ребята хором. Феликс, Сарин кот нежно и грациозно запрыгнул девочке на руки, напоследок показав язык своему врагу из комнаты животных — коту — вояке Аллистеру, тот фыркнул, и хотел было броситься за Феликсом, но хозяин его удержал.

Подхватив свой багаж, Сара устремилась к порталу, ужасно неловко шагая, запинаясь об колеса тележки и вылезающие из неё вещи.

По пути, она обвела взглядом всех, кто находился в зале. Миссис Томсон в самый последний момент встретилась с Сарой взглядом и улыбнулась. Она, видимо, тоже вспомнила весь этот учебный год и все его события.

Сара глубоко вздохнула и белый, ослепительный свет скрыл её силуэт.


Оглавление

  • ГЛАВА 1 НОВЫЕ ДРУЗЬЯ!
  • ГЛАВА 2 САМАЯ ЗАУРЯДНЕЙШАЯ ШКОЛА И ЖИЗНЬ
  • ГЛАВА 3 КРУТОЙ ПОВОРОТ, ИЛИ «НЕ ВЕРЮ СВОИМ ГЛАЗАМ!»
  • ГЛАВА 4 НЕПРОСТОЙ ВОЛШЕБНЫЙ МИР!
  • ГЛАВА 5 САРА + ДРОКОША = ДРУЗЬЯ!
  • ГЛАВА 6 ИНОГДА ЛУЧШЕ НЕ ЗНАТЬ ТОГО, О ЧЁМ УЗНАЛ СЛУЧАЙНО!
  • ГЛАВА 7 ВИЗИТ, КОТОРЫЙ КОНЧИЛСЯ НЕ ДОЛДЖНЫМ ОБРАЗОМ!
  • ГЛАВА 8 КАНИКУЛЫ НАЧАЛИСЬ. КАНИКУЛЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ
  • ГЛАВА 9 ЛЮБОПЫТСТВО — НЕ ПОРОК, НО МОЖЕТ СТОИТЬ ОЧЕНЬ ДОРОГО!
  • ГЛАВА 10 ВЗЯЛСЯ ЗА ГУШ — НЕ ГОВОРИ, ЧТО НЕ ДЮЖ!
  • ГЛАВА 11 САМОЕ СТРАШНОЕ — КОГДА ИЗ-ЗА ТЕБЯ СТРАДАЮТ ДРУГИЕ, БЛИЗКИЕ ТЕБЕ ЛЮДИ!
  • ГЛАВА 12 ВПЕРЁД И С ПЕСНЯМИ!
  • ГЛАВА 13 ИДТИ ДО КОНЦА + ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ
  • ГЛАВА 14 ВСЕГДА ТАК СЛОЖНО И ГРУСТНО РАССТАВАТЬСЯ…