КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400042 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170120
Пользователей - 90918
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
kiyanyn про Костин: Невидимое Солнце (Альтернативная история)

Попытался все же почитать - вдруг самостоятельная работа автора будет лучше, чем переписывание Карсака?

... ну ладно, не очень-то и рассчитывал...

Стираю с книжки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Волшебные одежды (fb2)

- Волшебные одежды (пер. Оксана М. Степашкина) (а.с. Квартет Дейлмарка-3) 742 Кб, 226с. (скачать fb2) - Диана Уинн Джонс

Настройки текста:



Диана Уинн Джоунс Волшебные одежды (Третья книга тетралогии "Квартет Дейлмарка")

Посвящается моей сестре Урсуле.

@PART = 1 Первое одеяние

@GLAVA = 1

Я хочу рассказать вам про наше путешествие вниз по Реке. Нас пятеро. Старшая из всех — моя сестра, Робин. Потом идет мой брат Гулл, потом Хэрн. Я — четвертая по старшинству. Меня зовут Танакви — так называется растущий вдоль Реки душистый тростник. Я одна выбиваюсь из общего ряда, поскольку моего самого младшего брата зовут Маллард.[1] Но мы все зовем его просто Утенком. Мы — дети Клости Улитки, и мы всю жизнь прожили в селении Шеллинг, у ручья, который впадает в Реку. Тут отличная рыбалка и хорошие пастбища.

Если вам по этому описанию показалось, что Шеллинг — славное местечко, то это зря. Оно маленькое и стоит на отшибе. И люди здесь угрюмые и противные — все, кроме нашей тети, Зары. Они поклоняются Реке как богу. А мы знаем, что это неправильно. Единственные настоящие боги — это Бессмертные.

В прошлом году, как раз перед весенним половодьем, в Шеллинг явились незнакомые люди. Они шли с холмов и несли с собой котомки. Они сказали, что в нашу землю вторглись какие-то свирепые варвары из чужедальних земель, и что эти варвары гонят наших людей прочь. Мы с Хэрном и Утенком пошли посмотреть на чужаков. Мы и не знали, что на свете есть еще какая-то земля кроме окрестностей Шеллинга. Но Гулл сказал, что земля очень большая, и Река занимает лишь ее середину. Иногда даже Гуллу случается сказать что-нибудь разумное.

Чужаки оказались не очень интересными. Они были точно такие же, как и жители Шеллинга, только куда более встревоженные. Они подрядили моего отца перевезти их через Реку — она в наших краях очень широкая, — и ушли куда-то прочь, в сторону старой мельницы и еще дальше. А потом, неделю спустя, появились другие люди — суровые и бравые, в алых накидках, а под плащами — одежды из стали. Они приехали верхом и сказали, что он — посланцы короля. А в доказательство они привезли с собой изображение золотого аиста в короне. Когда наш папа увидел этого аиста, то сказал, что они и вправду присланы королем.

На этих чужаков мы смотрели куда дольше чем на тех, первых. Даже Робин, которая тогда была очень робкая и застенчивая, оставила стряпню и вышла, и встала рядом с нами — а руки у нее были в муке. Эти бравые незнакомцы улыбались ей, когда проезжали мимо, а один даже подмигнул и сказал: «Привет, красавица». Робин покраснела, но не убежала, как убегала от шеллинговских ребят, если те говорили что-нибудь такое.

Эти посланцы вроде как явились затем, чтобы собрать людей для боя с варварами. Они остановились у нас на ночь, и за вечер осмотрели всех наших парней и мужчин, и тем, которые оказались подходящими, велели собираться на войну. Вроде как у них было право приказывать. То есть, оно было у короля. Я тогда очень удивилась, потому что знать не знала, что над нами есть еще какой-то там король. Все засмеялись. И Робин, и Гулл, и папа, и даже Хэрн, хотя Хэрн потом потихоньку признался, что думал, будто Король — это один из Бессмертных, а вовсе не человек. Мы все согласились, что иметь над собой короля куда лучше, чем Звитта, старосту Шеллинга. Звитт — старый зануда. У него даже рот растянулся в стороны, потому что Звиит только и знает, что повторять «не-ет!».

Посланцы короля сказали Звитту, что он тоже должен идти на войну, и он впервые не ответил «не-ет!». Но они сказали это и Кестрелу-Пустельге, мужу тети Зары. А Кестрел — он старый. Папа сказал, что тогда, видно, дела короля совсем плохи. А Херна это здорово обнадежило. Он сказал, что раз уж Кестрела берут, то ребят его возраста точно должны взять. А Гулл ничего не сказал. Хотя вообще-то он тем вечером вел себя просто препаскудно.

Хэрн потихоньку ушел в дом, чтобы помолиться Бессмертным — они стояли в своих нишах над очагом. Он попросил, чтобы его признали годным для войны, и пообещал, что если это сбудется, он освободит нашу землю от варваров. Я знаю, о чем он просил, потому что слышала это собственными ушами. Вовсе я и не подслушивала — просто я сама пошла помолиться. Честно признаться, Хэрн здорово меня удивил. Он вечно насмехался над нашими Бессмертными, потому что они не такие приземленные и понятные, как остальная наша жизнь. Уже по одному этому можно понять, как сильно ему хотелось на войну.

Когда Хэрн ушел, я встала на колени и попросила наших Бессмертных, чтобы они превратили меня в мальчишку, чтоб я тоже могла воевать с варварами. Ростом я такая же, как и Хэрн, и я жилистая, хотя Хэрн меня и побивает, если мы деремся. Робин вечно вздыхает и обзывает меня сорвиголовой — по большей части потому, что я вечно растрепанная. Я очень ревностно молилась Бессмертным. Я тоже, как Хэрн, поклялась, что освобожу нашу землю от варваров, если Бессмертные сделают меня мальчишкой. Но они мне не ответили. Я — по-прежнему девчонка.

А потом подошел черед нашего отца и Хэрна идти к людям короля. Они сразу же выбрали отца. А Хэрна сразу же отправили восвояси, сказав, что он слишком молодой и слишком тощий. А вот Гулл был высоким и крепким, для своих лет. И ему они сказали, что Гулл может пойти на войну, если он хочет, и если отец не станет возражать, но они его заставлять не станут. Они были честные, эти посланцы. Конечно же, Гулл захотел идти на войну. Но мой отец, узнав, что у него есть выбор, не очень-то хотел пускать Гулла воевать; но потом он подумал о бедном старом дяде Кестреле, и сказал Гуллу, что тот может идти, если пообещает присматривать за дядей Кестрелом. Гулл вернулся домой счастливый и принялся хвастаться. Тогда я ему и сказала, что он паршивец. А Хэрн чуть не плакал.

Наутро посланцы отправились в следующее селение, чтобы и там тоже выбрать людей, а жителям Шеллинга дали неделю на сборы. И всю эту неделю мы только и делали, что ткали, пекли, ковали, штопали и чинили, собирая Гулла с папой в дорогу. Хэрн всю дорогу ходил задумчивый и Утенка тоже вгонял в тоску. Робин говорит, что я была не лучше, но это вовсе не так. Я, чтобы утешиться, стала играть, будто я — воинственная и свирепая Танакви Ужас Варваров. Когда посланцы короля вернулись в Шеллинг, я понарошку вообразила, будто они слыхали про такую воительницу, и их специально прислали сюда, чтобы через Звитта разыскать меня и позвать на войну. Я рассказала про все это нашим Бессмертным, чтобы оно стало больше похоже на правду. Теперь я об этом жалею. Нельзя врать Бессмертным.

Всякий раз, как тетя Зара заходила к нам, Робин ей жаловалась, что мы совсем от рук отбились. Но тетя Зара все равно продолжала к нам заглядывать, и всякий раз благодарила папу за то, что он приставил Гулла присматривать за Кестрелом, и обещала, что она в ответ присмотрит за нами, когда папа с Гуллом уедут. Только все это были пустые слова. Потом она к нам и близко не подошла. Но я думаю, что папа ей верил, и от этих обещаний ему полегчало на душе.

Через неделю посланцы вернулись и привели с собой несколько сотен мужчин. Тем вечером папа и Гулл помолились перед дорогой Бессмертным, чтобы те их защитили.

— Лучше бы вы взяли кого-нибудь из них с собой, — обеспокоенно сказала Робин.

— Они принадлежат этому очагу, — сказал отец. И больше не стал об этом говорить. А вместо этого подозвал к себе Хэрна.

Хэрн сперва не хотел идти, но отец подтащил его к Бессмертным.

— А теперь, — велел он, — прикоснись к Одному и поклянись, что ты останешься с Утенком и девочками и не попытаешься удрать на войну следом за нами.

Хэрн покраснел, и заметно было, что он здорово разозлился, но все-таки он дал клятву. На том папа и успокоился. Он у нас немногословный и вроде как медлительный — за это его и прозвали Улиткой, — но он всегда знает, что у человека на душе. После того, как Хэрн поклялся, папа посмотрел на нас с Утенком.

— Нужно ли мне брать клятву еще и с вас?

Мы сказали, что не надо. Утенок — он был честный. С него хватило этой недели, пока он точил отцовское оружие. Он начал бояться. А я все еще продолжала воображать, как утром к Звитту приедут посланцы, специально за Танакви Ужасной.

Эти мне мои фантазии! На следующее утро из Шеллинга ушли все отобранные мужчины. Все, кроме Звитта. Звитт — нет, ну вы слыхали такое?! — заболел и не смог пойти. Что это, интересно, за болезнь такая, при которой утром человек лежит с лихорадкой, а вечером он уже здоровехонек? Хэрн сказал, что это очень редкая и необычная болезнь, называется — трусость.

Мы вместе с остальными жителями Шеллинга вышли, чтобы попрощаться с армией. Я тогда еще подумала, что не нравится мне армия. Там было человек пятьсот, все в разномастных поношеных накидках, кто в меховой одежде, кто в кожаной; в общем, все они были разных оттенков буро-коричневого, как речная грязь. Они несли с собой дорожные сумки, оружие, косы, вилы — в общем, кто что, — так что эта армия напоминала не то неаккуратную подушечку для иголок и булавок, то ли клочок земли с засохшей травой. Какой-то из людей короля ехал сбоку и командовал: «Построились! Левой! Правой! Левой! Правой!» Толпа его слушалась, но не так, чтоб очень охотно, и не так, чтоб очень быстро, так что армия была похожа на нашу Реку: такая же коричневая и такая же медлительная. И вся одинаковая. Как будто люди превратились в капельки. Как мы ни всмартивались, нам не удалось разглядеть ни папу, ни Гулла. Они как будто стали одним целым со всеми прочими. И армия текла прочь с глухим шумом, а в воздухе висела пыль и запах множества людей. Их было слишком много. И запах был неприятный. Мне аж дурно стало. И Робин побледнела. Утенок сказал: «Давайте пойдем домой». И мне кажется, что Хэрну тем утром окончательно расхотелось идти в армию. Да и мне тоже.

Звитт собрал всех и сказал, что война долго не протянется. Он очень уверенно сказал, что король быстро разобьет варваров. Зря я поверила Звитту. Ведь знала же, что он — плохой человек! На самом деле, первые вести дошли до нас лишь через несколько месяцев.

Жизнь в Шеллинге потекла своим чередом. Селение осталось все таким же маленьким и сонным, только теперь еще и опустело. Осеннее половодье в этом году запоздало. Воды было меньше, чем обычно, и она почему-то воняла. Все дружно решили, что это Река сердится из-за варваров, — а потом заговорили еще кое о чем, но мы об этом услышали далеко не сразу. На этот раз половодье принесло куда меньше сплавного леса, чем обычно, но зато с ним пришла странная рыба, которую никто не хотел есть.

Хотя тетя Зара ничем нам не помогала, в еде у нас недостатка не было. У нас были овощи с огорода, а половодье дошло прямо до нашего поля. Утенок и Хэрн постоянно ловили рыбу. Утенок еще собирал улиток — у него это всегда здорово получалось. Курицы наши всегда хорошо неслись, даже зимой. А корова давала молоко. Вот денег, чтобы купить что-нибудь еще, было маловато, потому что мы как раз перед самым появлением варваров купили у Звитта много шерсти, когда он стриг своих овец. А потому я чесала шерсть, и пряла ее, и красила — мама научила этому папу и Робин, а они научили меня. Еще мама научила Робин ткать. Она умерла, когда я еще была совсем маленькой, и я не успела научиться этому у нее, но меня учила Робин, и теперь я тку лучше сестры. А сейчас я тку из этой самой шерсти нашу историю. Той зимой в Шеллинге никто особо не рвался покупать мои изделия. Много кому из детей нужны были зимние накидки. Но я чаще всего — и лучше всего — тку накидки для свадеб. Семьи, в которых были невесты на выданье, всегда скупали самые лучшие мои накидки, на которых вытканы повести и поэмы, — в подарок жениху. Но теперь свадеб не было, потому что все мужчины ушли. А после того, как мы сплавали на тот берег, у меня вообще перестали что-либо покупать.

С этого половодья нам, можно сказать, совсем не досталось дров, и потому, когда начался листопад, мы сплавали через Реку, чтобы нарубить дров в лесу. В Шеллинге никто никогда не плавал через Реку. Я как-то спросила у тети Зары, почему это так, и она сказала, что Река прокляла старую мельницу и лес вокруг нее, и там теперь бродит проклятый дух в женском обличье. Потому-то люди и построили новую мельницу, выше по течению ручья. А когда я рассказала папе про то, что мне сказала тетя Зара, он рассмеялся и сказал, чтобы я не слушала всякую чушь. И вот теперь я сижу в этой самой проклятой мельнице, посреди этого самого проклятого леса, и тку свою историю, и ничего мне от этого не делается! Ясно вам, тетя Зара?

Мы целый день рубили дрова. Солнце светило ярко, хотя осень уже была на исходе. И вообще это было похоже на праздник. Мы бегали среди деревьев, кричали, ловили падающие листья и играли в салки. И я не думаю, чтобы нами заинтересовался хоть какой-то дух, что бы там ни говорила Робин. И вообще, она сама бегала и кричала не хуже нас. В тот день она здорово походила на себя прежнюю, такую, какой она была, пока не выросла и не сделалась вся из себя приличная и застенчивая. Мы пообедали, сидя на траве, у старой мельничной запруды, а потом опять принялись за дрова. Когда спустились сумерки, мы поплыли обратно. Мы загрузили в лодку столько дров, что ее края лишь самую малость поднимались над водой, а мы даже не шевелились, чтоб она не черпнула воды. Волосы у меня мало того, что были растрепаны, так из них еще и торчали веточки и листики. В общем, я была совершенно счастлива.

А на следующий день к нам заявился Звитт в компании с несколькими стариками, и роди у всех были постные. Они сказали, чтобы мы больше не пасли свою корову рядом с другими.

— Мы не можем пускать на наше пастбище скот безбожников, — заявил Звитт.

— А кто тут безбожник? — удивился Утенок.

— Река запретила людям плавать к мельнице, — сказал Звитт. — А вы вчера пробыли там целый день. Если бы вы были постарше, Река бы наказала вас куда строже.

— Но нас наказывает вовсе не Река, а вы, — возразил Утенок.

— А моего отца вы не наказывали, хоть он и отвозил чужаков на тот берег, до самой мельницы, — добавил Хэрн.

— А кто вам сказал, что мы там были? — спросила я.

— Зара, — ответил Звитт. — А вы, раз ваш отец уехал, не смейте мне дерзить. Я не потерплю грубостей.

Когда они ушли, Робин принялась заламывать руки. Эта была одна из ее новоприобретенных привычек. Она обзавелась ей, когда решила, что должна вести себя как леди. Но это значило, что Робин и вправду встревожена.

— Боже мой! Наверное, духи рассердились на нас! А вдруг мы оскорбили Реку?

Ничего мы ее и не оскорбляли. Мы, конечно, уважаем Реку, но она не принадлежит к числу Бессмертных, и мы не верим, будто над над нами носятся тучи сердитых духов. Мы ж не Звитт, чтобы верить в такое! Я сказала Робин, что она становится такой же унылой, как Звитт. А Хэрн сказал, что вся эта болтовня насчет того, будто река на что-то обиделась — полная чушь.

— А если бы обиделась, то она бы нас и наказала, а вовсе не Звитт, — сказал Утенок.

— Я просто имела в виду, что она могла обидеться, — сказала Робин.

Когда мы перестали спорить, Хэрн сказал:

— А ведь похоже, будто Звитт боялся папу.

— Хоть бы папа поскорее вернулся! — сказала я.

Но дни шли за днями, месяцы за месяцами, а никто не возвращался. А тем временем нам пришлось пасти нашу корову на берегу Реки, прямо за домом. Наверное, поэтому она и не подхватила коровью чуму, когда остальные коровы разболелись. Хэрн твердо уверен, что причина именно в этом. Той зимой с Реки часто наползал туман и накрывал пастбище. Наша корова, кстати, преспокойно паслась в этом тумане, — но люди говорили, будто туман принес с собой болезнь. Когда коровы начали умирать, а нашей все было хоть бы хны, на нас принялись косо поглядывать.

Хэрн от этого просто бесился. Он говорил, что наши односельчане — узколобые придурки. Хэрн уверен, что в мире все происходит из-за каких-то реальных причин, а проклятия, невезение, духов и богов он к реальным причинам не причисляет.

— И почему, спрашивается, они винят нас в том, что их несчастные коровы дохнут? — возмущался Хэрн. — Видите ли, потому, что мы оскорбили Реку! Почему же, в таком случае, с нашей коровой все в порядке?

Робин попыталась утихомирить его.

— Хэрн, милый, а ты не думаешь, что с нашей коровой все может быть в порядке потому, что о нас заботятся наши Бессмертные?

— Вонь текучая! — возмутился Хэрн и с таким презрительным видом вылетел из дровяного сарая, что Робин отправилась на кухню, плакать, — она вообще часто плачет, — и даже я подумала, не поплакать ли. Но я плачу мало, и вместо этого я пошла к Утенку, поговорить. С Робин особо не поговоришь, а Хэрн чересчур рассудительный. Утенок же еще маленький, но с головой у него все в порядке.

— Хэрн не верит в Бессмертных, — сказалУтенок. — Потому, что их нельзя разложить по полочкам и объяснить.

— Тогда почему он не убежал в армию? — спросила я. — По-моему, потому, что поклялся перед Бессмертными.

— Да потому, что он увидел, что такое эта армия, — сказал Утенок. — И кроме того, Бессмертных ведь вправду не объяснишь.

— Так что, ты тоже в них не веришь? — спросила я. Я была потрясена. Ну ладно — Хэрн! Но Утенок ведь младше меня! И кроме того, мы в этот момент стояли прямо перед Бессмертными, и они должны были слышать слова Утенка.

Утенок посмотрел на меня.

— В такие вещи верят не потому, что их можно объяснить, — сказал он. — Как бы то ни было, они мне нравятся.

И мы с любовью посмотрели на наших трех Бессмертных. Двое из них старые. Они хранились в папиной семье на протяжении многих поколений. Я помню, как глазела на них, еще когда лежала у очага в колыбели. Хэрн говорит, что я не могу этого помнить, но это трудности Хэрна. А я помню, и все. При свете очага кажется, будто Младший улыбается — хотя днем его лицо даже не разглядишь. Его вырезали из какого-то розового камня, и камень здорово истерся. Видно только, что Младший играет на флейте — а больше ничего и не разберешь. А Один еще старше. Тут вообще не поймешь, какой он из себя — ясно только, что он выше Младшего. Он сделан из темного камня с блестящими крапинками, но каждый год, побывав в огне, он изменяется. А Леди сделана из твердого шероховатого дерева. Когда отец только-только вырезал ее — это случилось вскоре после рождения Утенка, — она была светлой, словно шляпки грибов. Но с годами она потемнела и стала цвета каштана. У Леди красивое и доброе лицо.

Утенок хихикнул.

— Они куда красивее, чем полено дяди Кестрела!

Я тоже рассмеялась.

Все жители Шеллинга держали дома совершенно ужасных Бессмертных. По большей части это были изображения Реки. Ну, считалось, что это ее изображения. У дяди Кестрела это был кусок деревяшки, которая когда-то попала в сети к его отцу. Больше всего эта деревяшка походила на одногого человечка с руками разной длины, — ну, а чего еще требовать от полена, которое приплыло по Реке? — но дядя Кестрел никогда с ней не расставался. Он даже взял ее с собой на войну.

Я очень хорошо все это помню. Шло начало года — лишь недавно миновал самый короткий день, — и в ту ночь грянул мороз. Такого мороза не было за всю зиму. Я замерзла. Я даже проснулась среди ночи оттого, что замерзла. Мне приснился папа. Приснилось, будто он позвал меня откуда-то издалека и сказал: «Танакви, просыпайся и слушай внимательно!». А больше я ничего не услышала, потому что проснулась. А потом несколько часов не могла уснуть. В конце концов мне пришлось забраться под бок к Робин, так я замерзла.

Если судить по рассказу дяди Кестрела, папа умер именно той ночью. Конечно, трудно сказать наверняка, но мне так кажется.

А потом пришла та ужасная болезнь. Почти все жители Шеллинга переболели, а кое-кто из маленьких детей умер. От Реки очень скверно пахло. Даже Хэрн признал, что эту болезнь и вправду могла принести Река. Было куда теплее, чем обычно в это время года, и вода в Реке стояла низко, и была какая-то затхлая, странного светло-зеленого цвета. Вонь доносилась до нашего дома, и от нее было никак не избавиться. Робин постоянно жгла в очаге чеснок, чтобы хоть как-то отбить этот запах. Мы все переболели, но не сильно. Когда нам стало получше, мы с Робин отправились посмотреть, здорова ли тетя Зара. А то ее что-то давно не видно было в саду.

Оказалось, что она таки заболела. Но в дом она нас не впустила.

— Убирайтесь отсюда! — крикнула тетя Зара из-за двери. — Нечего вам здесь делать!

Робин говорила с ней очень терпеливо — ведь тетя Зара была больна.

— Тетя, ну что за глупости? — сказала она. — Почему вы нас не впускаете?

— Да вы только гляньте на себя! — крикнула тетя.

Мы с Робин удивленно посмотрели друг на дружку. Робин очень заботилась о нашем внешнем виде — отчасти потому, что воображала себя совсем взрослой, а отчасти потому, что хотела угодить тете Заре. А тетя Зара — воображала еще почище Робин. Так вот, на нас были новые зимние накидки с алыми поясами, а на поясах было написано «За короля!». Я выткала их в память о тех королевских посланцах. Сами накидки были затканы коричнево-голубым узором, и нам обоим этот цвет идет. Робин меня расчесала, да так, что голова болела до сих пор, и потому я точно знала, что волосы у меня не торчат моим обычным белым кустом, а лежат аккуратно. А у Робин волосы мягче и послушнее моих, хотя немного вьются. Робин заплела их, и косы спускались ей на плечи, словно две желтые веревки. Мы никак не могли понять, что же с нами не так.

А пока мы рассматривали друг дружку, тетя продолжала кричать.

— Я не желаю иметь с вами ничего общего! Я от вас отрекаюсь! Вы мне не родня!

— Тетя Зара, — рассудительно сказала Робин, — но наш папа — ваш брат.

— Я и его ненавижу! — завопила тетя. — Это он вас родил! Я не желаю, чтобы все в Шеллинге говорили, что это я виновата! Убирайтесь прочь от моего дома!

Робин сперва покраснела, потом побледнела, потом вздернула голову.

— Пойдем отсюда, Танакви, — сказала она. — Мы возвращаемся домой.

И она зашагала домой, да так, что мне пришлось чуть ли не бежать, чтобы не отставать от нее. Я думала, что она плачет, но Робин не плакала. И никогда больше не говорила про тетю Зару. Я говорила, но совсем чуть-чуть — когда Хэрн спросил меня, что стряслось. А он обозвал тетю Зару эгоистичной старой ведьмой.

Тетя Зара выздоровела, но никогда к нам не заходила. Ну, и мы к ней не ходили.

Зима выдалась долгая. Весеннее половодье запоздывало. Мы просто дождаться не могли, когда же оно наступит и смоет с Реки вонь. Особенно не терпелось мне. После того сна я очень беспокоилась за папу, но прятала свое беспокойство за новой выдумкой. Я воображала, что он придет домой вместе с половодьем, к тому времени, когда пора будет помещать Одного в огонь, — и тогда все будет хорошо. Но половодье так и не наступило, а вместо этого в Шеллинг начали возвращаться те, кто ушел на войну. Мне не хочется рассказывать про то время. Вернулась едва ли половина ушедших; они были худые и изможденные. Папы и Гулла среди них не было, и никто нам ничего не говорил. Все смотрели на нас мрачно, исподлобья.

Хэрн возмущался и желал знать, в чем же мы перед ними провинились на этот раз.

@GLAVA = 2

Дядя Кестрел вернулся с войны последним. И сначала он пришел к нам — привел Гулла. Мы здорово испугались, когда увидели их. У нас не получалось притвориться, будто мы радуемся, хотя Робин и пыталась. Дядя Кестрел совсем состарился. Голова у него дрожала, и руки тоже, а лицо покрывала редкая белая щетина. Гулл здорово вытянулся. Я догадалась, что это Гулл, только по его светлым волосам да по накидке, которую я соткала для него прошлой осенью. Хотя теперь эта накидка заскорузла от грязи и превратилась в лохмотья, без нее я вовсе бы не узнала Гулла.

— Будьте с ним поласковее, — сказал дядя Кестрел, когда Робин обняла Гулла. Гулл даже не шелохнулся. — Ему здорово досталось. Это все варвары. Там, в Черных горах, мы прошли сперва через осаду, потом через бойню.

По Гуллу было не понять, слышит ли он, что говорит дядя Кестрел. Лицо у него было застывшее и какое-то пустое. Робин подвела его к стулу. Гулл сел и уставился куда-то невидящим взглядом. А мы с Утенком и Хэрном стояли рядком и смотрели на него. Одна лишь Робин опомнилась и пригласиля дядю Робина зайти в дом. Она засуетилась, стала доставать печенье и напитки, и дала нам тычков, чтобы мы ей помогали. Утенок побежал за чашками. Я кое-как взяла себя в руки и достала наше лучшее сливовое варенье. Но я не могла отвести взгляда от Гулла, который все сидел и смотрел куда-то, и от дяди Кестрела, который вдруг сделался таким старым. А Хэрн просто стоял и смотрел на Гулла, и взгляд его был таким же пристальным, как у самого Гулла.

Дядя Кестрел — человек прямой.

— Ну, — сказал он, усевшись, — мне очень жаль, но отец ваш мертв. Это стряслось на равнинах, далеко отсюда.

Мы уже догадались обо всем. Никто из нас не заплакал. Мы просто побледнели и сделались вялые, и уселись, чтобы послушать, что расскажет дядя Кестрел. Кусок не лез нам в горло.

А дядя Кестрел радовался нормальной еде. Он лучезарно улыбался Робин и ел с аппетитом. Гулла война изменила до неузнаваемости, а вот дядя Кестрел, похоже, отделался относительно легко. Он непринужденно отломил кусок пирога, вложил Гуллу в руку и заставил того сжать пальцы.

— На, малый. Ешь.

Гулл послушно принялся есть, не глядя на пирог. Он вообще ни на что не глядел.

— Вот так его теперь надо кормить, — объяснил нам дядя Кестрел. — И поить тоже. Ну, а теперь о плохих вестях.

И он рассказал нам, как папа умер от ран — это случилось в середине зимы, в чужедальних краях. По его рассказу мне показалось, что папа изо всех сил притворялся, будто у него все в порядке. Он старался ради Гулла, потому что к этому времени за Гуллом уже надо было присматривать.

Война была ужасна. Наши люди не привыкли к войне, и почти ни у кого из них не было настоящего оружия. А варвары была вооружены копьями и арбалетами — стрела из такого арбалета пробивала двух человек за раз.

— А кроме того, они учатся драться прямо с колыбели, и дерутся, как черти, — сказал дядя Кестрел. — И еще они ведут с собой колдунов, и те поражают нас заклинаниями. Они вытягивают силу из человека, как будто яйцо выпивают.

— Чушь какая! — не сдержался Хэрн.

— Малый, ты их не видал, — сказал дядя Кестрел. — А вот я видал. Да и ты должен был познакомиться с их делами — по последствиям. Они заколдовали саму Реку, поскольку знали, что в ней — наша сила и наша жизнь. Если не веришь мне — выгляни на улицу и погляди по сторонам. Ты когда-нибудь видал, чтобы Река была такого цвета и от нее так воняло?

— Нет, — признал Хэрн.

— Ну, вот так варвары нас и побили, — сказал дядя Кестрел. — И честными способами, и нечестными. Они привели с собой своих женщин и детей, а значит, они собираются тут осесть. Их полным-полно — так и кишат повсюду. Наш король, благослови его боги, где-то скрывается.

— А что же нам теперь делать? — испуганно прошептал Утенок.

— Пожалуй, лучше всего — бежать в горы, — сказал дядя Кестрел. Похоже эта идея давно уже одолевала его. — Я уже несколько месяцев бегу от них. Но вы пятеро, если хотите, можете остаться. Тут такое дело… — Он взглянул на Гулла и перешел на шепот. По-моему, Гулл все равно его не слушал, но точно я не поручусь. — Варвары здорово похожи на вас. У них в точности такие же светлые волосы. Гулл, бедолага, натерпелся из-за этого: наши думали, что он варваров подменыш и накликает на нас беду, а варвары его схватили, потому что думали, что он один из них.

Мы дружно уставились на Гулла.

— Так что будьте с ним поласковее, — сказал дядя Кестрел. — Они вернули его обратно — это там и случилось, в Черных горах, — но с тех пор он не в себе. Наши поговаривали, будто варвары заколдовали парня, и его могли бы даже убить, если бы не ваш отец.

— Какой ужас! — пронзительно воскликнула Робин, таким голосом, будто она собралась не то вот-вот чихнуть, не то вот-вот взорваться.

— Да, верно, — согласился дядя Кестрел. — Но у нас бывали и хорошие времена.

И он принялся пересказывать нам забавные истории про каких-то людей, которых мы не знали, и рассказывать про вещи, которых мы просто не понимали — они касались войны. Он явно старался нас развеселить.

— Я только благодаря этому и не свихнулся — что научился ценить шутку, — сказал в конце концов дядя Кестрел. — Ладно, теперь я, пожалуй, пойду к Заре.

И он захромал прочь. Судя по его виду, он не очень-то торопился к тете Заре. Я бы на его месте тоже не торопилась.

Робин вымыла и убрала посуду. Потом она посмотрела на Гулла. Гулл так и продолжал сидать.

— Я не знаю, что с ним делать, — шепотом сказала мне Робин.

Я вышла на улицу, не обращая внимания на вонь, доносящуюся от Реки. Я искала местечко, где можно было бы поплакать. Но на берегу, в лодке, сидел Хэрн, и он уже плакал.

— На Гулла смотреть страшно! — сказал он, заметив меня. — Уж лучше бы он умер! Надо мне было все-таки пойти в армию!

— И чего бы ты этим добился? — спросила я.

Хэрн вскочил на ноги.

— Ну как ты не понимаешь! Гуллу не с кем было поговорить. Потому он и сделался таким. Ну почему я такой трус?!

— Ты поклялся перед Бессмертыми, — напомнила я ему.

— Ну, поклялся! — обозлился Хэрн. Он был вне себя от ярости и презрения. Лодка хлюпнула, увязая в грязи. — А еще я поклялся, что буду сражаться с варварами. Ну и какая разница? Все равно, в чем бы я ни клялся, проку с этого не будет. Я просто хотел…

— Замри! — скомандовала я. Мне вдруг показалось, что лодка хлюпает не только из-за того, что Хэрн дергается. Хэрн тоже это понял. Он застыл — лицо его было в потеках слез, — и посмотрел на меня. И мы почувствовали, как вдоль берегов Реки пробежала легкая дрожь. Грязь чавкнула, а вода в Реке негромко плеснула. По обоим берегам Реки протянулись полосы грязи. Я не знаю, как это описать, но все вдруг показалось нам иным. Деревья на другом берегу зашуршали — словно чего-то ожидали.

— Половодье приближается, — сказал Хэрн.

Тот, кто вырос у Реки, такие вещи просто чувствует.

— Угу, — согласилась я. — И на этот раз оно будет очень сильным.

Но прежде, чем мы успели сказать еще хоть слово, задняя дверь с треском распахнулась, и на пороге появился Гулл. Он застыл, вцепившись в дверной косяк. Похоже, он плохо соображал, где он находится.

— Река! — сказал он. — Я чувствую Реку!

И он, спотыкаясь, заковылял к берегу. Я уже проятнула было руки, ловить его — потому что со стороны казалось, что Гулл сейчас пойдет прямо в воду. Но он остановился на берегу. Его шатнуло.

— Я слышу ее, — сказал он. — Она мне снилась. Половодье приближается!

И Гулл заплакал, совершенно беззвучно, как иногда плачет Робин. Слезы градом покатились по его лицу.

Я посмотрела на Хэрна, а Хэрн посмотрел на меня. Мы не знали, что делать. Тут из дома выскочила Робин и вцепилась в Гулла. И потащила его в дом, бросив на ходу:

— Я хочу уложить его в постель. Что-то мне не по себе.

— Половодье приближается, — сказала я.

— Знаю, — крикнула Родин через плечо. — Я его чувствую. Сейчас я загоню Утенка домой.

Она втолкнула Гулла внутрь и захлопнула дверь.

Мы с Хэрном потащили лодку наверх. Тащить ее было ужасно трудно — она здорово увязла в грязи. Хорошо, что Хэрн куда сильнее, чем кажется с виду. В конце концов нам удалось затащить лодку на самый верх склона. К этому времени тошнотворно зеленая вода уже принялась подниматься, и некоторые?волны были настолько высоки, что захлестывали выемку, в которой мы оставили лодку.

— Похоже, это половодье переплюнет все предыдущие, — сказал Хэрн. — Кажется, не стоит оставлять лодку здесь. Что скажешь?

— Угу, — согласилась я. — Давай лучше уберем ее в дровяной сарай.

Дровяной сарай у нас пристроен к дому, а дом стоит на возвышении. Хэрн застонал, но согласился со мной. Мы взяли последние оставшиеся поленья, сделали из них катки и так умудрились всего вдвоем вкатить тяжеленную лодку наверх. Мы уже подтащили лодку к сараю, когда дверь отворилась, и из сарая вышел Утенок.

— Что-то ты не сильно спешил, — сказала я.

— Извините, — сказал Утенок. — Мы укладывали Гулла в постель. Он сразу же заснул. На него просто смотреть страшно. По-моему, у него внутри ничего не осталось!

И Утенок расплакался. Хэрн ухватил меня за руку, и мы попытались обнять Утенка с двух сторон.

— Он поправится, — сказала я.

— Он поспит, и ему станет лучше, — добавил Хэрн.

А я подумала, что непонятно, кого мы с ним утешаем, Утенка или себя.

— Теперь Гулл у нас за старшего, — сказал Утенок и зарыдал еще сильнее. А я позавидовала мальчишкам: хорошо им, они могут плакать!

— Утенок, прекрати, — одернул его Хэрн. — Половодье началось. Самое сильное из всех. Нам надо попрятать вещи в сарай.

А Река с тихим шипением начала подниматься и разливаться. К вони, стоявшей с самой зимы, добавился новый запах, запах сырости. Но он все-таки был не такой противный. Я почувствовала, что земля у нас под ногами мелко подрагивает — из-за идущего издалека массивного потока.

— Я слышу, — сказал Утенок. — Я просто не выдержал. Я сейчас перестану.

И перестал — только еще какое-то время всхлипывал. Мы затащили лодку в сарай. Я сказала, что надо загнать сюда кур. Куры — занятные существа. Мозгов у них никаких, но при этом они откуда-то знают про половодье. Когда мы пошли их искать, оказалось, что они сидят на холме, рядом с домом тети Зары, и нам никак не удавалось загнать их домой. Они даже на зерно не приманивались. А корова впервые не полезла в огород. Обычно ей только дай волю — она сразу же шасть туда, и давай жевать капусту. А теперь мы ее и толкали, и тянули — потому что думали, что оставлять ее на берегу Реки опасно, — и в конце концов привязали так, чтобы она могла объедать траву с дорожки в огороде.

— Все равно она съест капусту, — сказал Утенок. — Вы только гляньте, как она на нее смотрит!

Мы стали убирать капусту с тех грядок, до которых корова могла дотянуться, и тут из дома вышла Родин.

— О, правильно! — сказала она. — Наберите-ка вы овощей, чтобы нам хоть на неделю хватило. А то, похоже, к завтрашнему дню наш огород затопит. Такого сильного половодья еще не бывало.

Мы надрали капусты и лука, и повыдергали последнюю морковь, и свалили это все в чулане, в котором Робин моет посуду. Но Робин сказала, чтобы мы подобрали овощи с пола и сложили на полки, потому что вода дойдет и сюда.

Робин — самая старшая из нас, и лучше всех знает Реку. Потому мы ее послушались. К тому времени, как мы управились с овощами, уже стемнело. Река негромко рокотала. Робин принялся доить корову, а я пошла взглянуть на Реку. Вода из зеленой сделалось коричневой, а течение стало сильнам, словно мускулы в ногах. Полоса грязи уже скрылась под водой. Я увидела, как под самым берегом из-под воды цепочкой поднимаются желтые пенящиеся пузырьки. Постепенно вода светлела и из коричневой превращалась в желтую. Так всегда бывает во время половодья — только сейчас вода почему-то была не такая, как всегда, а темно-желтая. Пахло землей — чистый, свежий запах, который всегда несет с собой половодье. Мне подумалось, что сейчас этот запах сильнее и резче, чем обычно.

— Да просто в горах, откуда течет Река, погода не такая, как всегда, только и того, — сердито сказал Хэрн. — Может, разбудить Гулла и дать ему молока?

Гулл спал так крепко, что разбудить его нам не удалось. Потому мы оставили его в покое и поужинали сами. Нас обуревало какое-то странное чувство: с одной стороны, рокот Реки вызывал возбуждение, а с другой, мы чувствовали себя несчастными. Нам захотелось чего-нибудь сладкого. Когда мы получили сладкое, нам захотелось соленого. Мы попытались уговорить Робин приготовить что-нибудь из соленой форели — и тут послышался какой-то странный звук. Мы умолкли и прислушались. Сперва мы не услышали ничего, кроме гула и рокота Реки. А потом стало ясно, что кто-то скребется в заднюю дверь — именно скребется, а не стучится.

— Я схожу гляну, — сказал Хэрн. И отправился к задней двери, прихватив по дороге тесак.

За дверью обнаружился дядя Кестрел. Он прижал палец к губам, призывая к молчанию. Мы развернулись и уставились на него. Дядя, хромая, вошел. Сейчас он выглядел куда аккуратнее, чем во время первого визита, но все равно дрожал.

— Я уж думал, что к нам заявился какой-нибудь варвар, — сказал Хэрн.

— Самая компания для вас, — сказал дядя Кестрел и улыбнулся. Он взял у Робин из рук пирожок с вареньем, и сказал: «Спасибо, золотце», — но теперь это и выглядело, и звучало как-то неестественно. Видно было, что он чего-то боится.

— У нас дома побывал Звитт, — сказал дядя. — И он обзывал вашу семью варварами и колдунами.

— Мы не варвары! И не колдуны! — возмутился Утенок. — Это все знают!

— А знают ли? — спросил дядя Кестрел. Он наклонился над столом — так, что его огромная, дрожащая тень накрыла собою полки с чашками и тарелками. В сочетании с дядиным длинным трясущимся носом и подбородком это выглядело так угрожающе, что безраздельно завладело моим вниманием. Мне стало страшно. — Все ли это знают? Теперь кое-кто из шеллингцев видел варваров собственными глазами. И они помнят, что ваша матушка — да, моя Робин, она была настоящей красавицей, — выглядела в точности как варварка. А потом Звитт заявил, что вы не чтите Реку…

— Чушь какая! — оборвал его Хэрн. С каждой дядиной фразой он становился все злее. Хорошо, что дядя Кестрел не обидчивый.

— Вы плавали к старой мельнице, малый, — сказал дядя, — и просидели там до вечера. Правда, я и сам туда плаваю, когда собираю беззубок. И, к сожалению, ни вы, ни ваша корова не подхватили болезнь, которую принесла Река.

— Как — не подхватили? — возмутилась Робин. — Мы все переболели! Утенка целую ночь тошнило!

— Но он выжил, а многие его ровесники умерли, — сказал дядя Кестрел. — Робин, золотце, с Звиттом не поспоришь. Его поддерживает весь Шеллинг. Если бы Утенок умер — они и этому нашли бы объяснение. Неужели ты не понимаешь? Неужели никто из вас не понимает?

Он обвел нас взглядом, и огромная тень на стене затрепетала. И я поняла, что мы стали чужаками в родном селе. Но я знала это и раньше. Да и Робин, похоже, тоже. Утенок остался спокоен, а вот Хэрн едва не сорвался на визг.

— Все я понимаю! Теперь, когда папа умер, Хэрн нас больше не боится!

Тень покачала головой и наслонилась над полками.

— Он вас боится, малый. В то-то и проблема. Все они боятся. Варвары их побили. Они хотят свалить на кого-нибудь вину за поражение. И заклинания тоже наложили варвары. Вы только послушайте Реку!

Мы прекрасно ее слышали. Точнее, ее трудно было бы не услыхать — при таком-то грохоте! Дом — и тот дрожал.

— Похоже, будто Река стремится вниз по течению, чтобы в устье сразиться с варварами, — негромко произнес дядя Кестрел. — Я слыхал, что именно там, в устье, они и творили свои заклинания.

Хэрн нарочито оскорбительно хмыкнул.

Но тут подал голос Утенок.

— Я понял, — сказал он. — Звитт хочет убить нас. Верно?

— Утенок! — возмущенно одернула его Робин. — Что ты такое несешь? Как будто…

Она посмотрела на дядю Кестрела.

— Ведь это же неправда!

Тень на стене дрогнула. Мне показалось, будто она смеется. Я посмотрела на дядю Кестрела. Он был совершенно серьезен — это просто сказывалась его новоприобретенная старческая дрожь.

— Это правда, моя Робин, — сказал он. — Звитт заявился ко мне домой и принялся пилить меня за то, что я не убил Гулла, пока у меня была такая возможность. Похоже, что Гулл передал заклинания варваров вам.

На мгновение воцарилась тишина — лишь слышался рокот Реки, и рокот этот был подобен грому. Потом Робин прошептала:

— Спасибо, дядя Кестрел.

— И как они собираются нас убить? — спросил Хэрн. — И когда?

— Вот они как раз сейчас и собрались, чтобы это решить, — сказал дядя Кестрел. — Я слыхал, будто некоторые хотят бросить вас в Реку. Но Звитт предпочитает холодную сталь. Это частенько бывает с теми, кому не доводилось собственным глазами видеть, как ее пускают в ход.

Он встал, чтобы уйти, и, к моему облегчению, тень поднялась вместе с ним — и сделалась такой большой, что уже перестала умещаться на стене.

— Я, пожалуй, пойду, — сказал он, — раз вы все поняли. Если Зара узнает, что я здесь был, она меня сожрет.

— А где сейчас тетя Зара? — спросила я.

— На этом собрании, — сказал дядя Кестрел. Он, наверное, заметил мой взгляд, потому что объяснил, хромая к двери: — Зара тоже в сложном положении. Ты пойми — она боится, что ее причислят к вам и тоже захотят убить. Вот ей и пришлось пойти. Ну, а я — дело другое. Вы ж понимаете.

На самом деле, я вовсе не понимаю, в чем тут разница, и почему для дяди Кестрела это было безопаснее. Даже Робин, и та не понимает.

Я открыла дверь, чтобы выпустить дядю Кестрела, и в дверной проем ворвался грохот, идущий со стороны Реки. Он был настолько громким, что мне пришлось зажать уши. Я не слыхала такого шума даже во время бури. Но при этом ветер бы несильный, и дождь еле-еле накрапывал. Это шумела Река. В полосе света, падающего из двери, стало видно, что черная вода поднялась уже до середины склона.

Дядя Кестрел прокричал мне что-то — правда, я ничегошеньки не расслышала, — и заковылял прочь. Я захлопнула дверь, а потом мы с Хэрном забаррикадовали окна и двери. Нам даже не потребовалось ничего обсуждать. Мы просто носились, как угорелые, и заклинивали дверные ручки самыми тяжелыми стульями, а лавки и полки пристраивали поперек ставен. Дверь дровяного сарая мы подперли лодкой. Мы здорово нашумели, пока закрывали окно наз кроватью Гулла, но Гулл не проснулся.

Все это время Утенок простоял, склонив голову, перед нишей с Бессмертными, а Робин так и не встала из-за стола с остатками ужина.

— Я не могу в это поверить! — сказала она. А когда мы на следующий раз пробегали мимо нее, добавила: — В конце концов, мы знаем это только со слов нашего несчастного дяди Кестрела. А он сильно сдал. Он мог неправильно понять Звитта. Мы же прожили в Шеллинге всю жизнь! Они не могут…

— Еще как могут! — сказал Утенок, который так и стоял перед нишами. — Нам надо уходить.

Робин принялась заламывать руки. Ей всегда хотелось быть настоящей леди.

— Но как мы уйдем?! На Реке половодье! И куда мы поведем Гулла, когда он в таком состоянии? Куда нам идти?

Я видела, что Робин сделалась совершенно беспомощна. А я терпеть не могла, когда она становилась такой.

— Мы можем отправиться вниз по Реке и найти какое-нибудь другое место для жизни, получше этого, — сказала я.

Я никогда в жизни не говорила ничего более волнующего. Мне всегда хотелось посмотреть: а что там, дальше?

— Вот именно. Нельзя же притворяться, будто этой зимой нам здесь хорошо жилось, — сказал Хэрн. — Так что давайте и вправду уплывем.

— Но там же варвары! — воскликнула Робин и снова принялась заламывать руки. Мне захотелось ее стукнуть.

— Тв что, забыла? Мы на них похожи, — сказала я. — Так почему бы нам этим не воспользоваться? Все равно мы из-за этого уже натерпелись. Наверное, тетя Зара сказала нам, чтобы мы убирались прочь, потому, что думала, что мы — варвары.

— Нет, — возразила Робин. Теперь в ней, в дополнение к беспомощности, взыграла честность. От такого сочетания взбеситься можно. — Не могла она ничего такого думать. Она просто имела в виду, что мы выглядим иначе. У нас волосы светлые и вьющиеся, а у всех остальных джителей Шеллинга — черные и прямые.

— Сегодня из-за этой разницы можно и умереть, — заметил Хэрн. Я всегда говорила, что он не дурак.

— Но мы же знаем об этом только со слов дяди Кестрела! — снова возразила Робин. — И кроме того, Гулл спит.

И мы уселись, так ничего толком и не решив. Спать никто из нас не пошел. А впрочем, никто и не смог бы заснуть — из-за шума половодья. Оно журчало, рокотало, бурлило, бормотало. Вскоре к этому добавился стук дождя по крыше и шипение дождевых капель, падающих через трубу в очаг. А Река лаяла, ревела и била, словно в барабан. Весь этот шум так меня запутал, что мне уже начало казаться, будто я различаю сквозь шум половодья чьи-то пронзительные крики.

А потом, уже посреди ночи, раздалось отчаянное мычание — это смыло нашу корову. Робин вскочила из-за стола и закричала: «Помогите!»

Хэрн дремал сидя. Утенок свернулся калачиком на коврике у очага. Я была самая несонная, потому я встала и помогла Робин расчистить заднюю дверь. Но как только мы убрали задвижку, как дверь распахнулась, и на нас обрушился вал желтой воды.

— Помогите! — снова крикнула Робин. Нам кое-как удалось закрыть дверь обратно. На полу осталась лужа, и я заметила, что из-под двери сочится вода.

— Давай через дровяной сарай! — крикнула Робин.

И мы побежали в дровяной сарай, хотя я ясно слышала, что коровье мычание уже удаляется. А из-под двери дровяного сарая тоже текло. Мы отодвинули лодку — это оказалось совершенно нетрудно, потому что она уже плавала. А когда мы открыли дверь, оттуда хлынуло. Робин решила, что нам надо выйти в огород и отыскать корову, и уперлась на своем. Мы подоткнули подолы и пошлепали наружу; приходилось одновременно придерживать одежду, сохранять равновесие и пытаться хоть что-то разглядеть. Дождь лил как из ведра. Он шипел, и Река шипела, и вода бурлила, да так, что меня едва не сбило с ног. Я видела, что это все без толку. Корову уже было еле видно. Но Робин все-таки ухитрилась одолеть несколько ярдов, и лишь после этого сдалась и признала поражение.

— Что же мы будем делать без молока? — сказала она, и добавила: — Бедная корова!

Нам не удалось закрыть дверь дровяного сарая. Я привязала лодку к балке, мы пробрались обратно в главную комнату и закрыли дверь. Дровяной сарай — он на ступеньку пониже дома. Но вскоре и из-под этой двери потекли ручейки воды, словно темные жадные пальцы.

Робин села у очага. Я опустилась рядом.

— Если вода поднимется еще, мы утонем, — сказала Робин.

— А Звитт скажет «скатертью дорога!» и добавит, что это Река нас покарала, — сказала я. Я сидела, прислонившись к Робин, и смотрела, как с моих волос капает вода. Каждая капелька по дороге проделывала поворотов двадцать, потому что воловы у меня, когда намокают, начинают сильно виться. И я поняла, что теперь нам и вправду нужно уплывать. Коровы у нас больше нет. Папы нет, и поле вспахать некому. Бедолага Гулл пахать не сможет, а у Хэрна пока для этого маловато сил. Денег, чтобы покупать еду, у нас нету, потому что никто не покупает мои накидки. А если бы деньги и были, вполне могло бы оказаться, что жители Шеллинга не захотят нам ничего продавать. А потом я вспомнила, что они все равно собрались нас убить. Я думала, что заплачу. Но опять не получилось. Я смотрела на Младшего — в свете очага казалось, будто он улыбается, — на Утенка — он сопел во сне, и то приоткрывал, то закрывал рот, — и на воду, которая сочилась из дровяного сарая и собиралась в лужу. Робин была теплая и мягкая. Она, конечно, иногда может здорово разозлить, но все-таки она старалась как могла.

— Робин, — сказала я, — а мама выглядела так же, как мы? Она была из варваров?

— Я не знаю, — отозвалась Робин. — Я плохо ее помню. Мне кажется, что волосы у нее были такие же, как у нас, — но, может, я это выдумываю. Я почти ничего не помню. Я даже не помню, как она учила меня ткать.

Я, честно говоря, удивилась, что Робин ничего не помнит. Ей же было почти восемь лет, когда мама умерла. Вот я была намного младше, когда Робин учила меня ткать, а я все прекрасно помню. Я помню, что Робин не знала нужного узора для некоторых слов, и мы с ней рассчитывали узор вместе. Я сильно сомневаюсь, что хоть кто-то, кроме нашей семьи, сможе бы это прочесть — даже те, кто умеет читать тканье. Все прочие просто примут мою историю за очень красивую и необычную накидку, только и всего. Но я тку ее для себя. Когда я излагаю нашу историю на полотне, я лучше понимаю смысл нашего путешествия. Но сейчас мне придется прекратить, а то стук ткацкого станка беспокоит бедную Робин.

@GLAVA = 3

А потом мы окончательно решили, что надо отсюда уходить. Уже близился рассвет, но через ставни еще не пробивалось ни единого лучика света. У меня заболела шея, а во рту появился противный привкус. Огонь в очаге почти погас, но я все-таки видела в его свете, как Утенок переворачивается с бока на бок. Хэрн сидел за столом.

— Пол уже весь мокрый, — сказал Хэрн.

Я потрогала коврик перед очагом. Он и вправду был мокрый, словно болотный мох. Я охнула.

И тут дверь спальни распахнулась, и на пороге возник Гулл. Он был одет в ночную рубаншку, и казался сейчас совершенно обычным, прежним Гуллом.

— Уже пора? — спросил он.

— Что — пора? — удивился Хэрн.

— Пора уходить, — сказал Гулл. — Нам надо плыть вниз по Реке.

Вот клянусь — перед этим Робин спала. Но тут она мгновенно вскочила и попыталась успокоить Гулла и уложить его обратно в постель.

— Да-да, мы уходим. — сказала она. — Но еще рано. Пойди полежи, пока мы будем собираться.

— Но вы же не уйдете без меня? — спросил Гулл, когда Робин оттеснила его обратно в спальню.

— Конечно, нет! — сказала Робин. — Но мы еще не сложили вещи в лодку. Ты отдохни, пока мы будем их складывать, а когда завтрак будет готов, я тебя позову.

Пока она укладывала Гулла в постель, мы с Хэрном сердито шлепали по комнате. Мы заправили лампу, зажгли ее снова и подложили в очаг последние поленья. Утенок проснулся.

— Мы вправду уходим? — спросил он, когда Робин вернулась.

Мы с Хэрном думали, что Робин просто успокаивала Гулла. Но она сказала:

— Видимо, придется. Мне кажется, Гуллу лучше знать, чего хочет Бессмертный.

— Ты имеешь в виду, что это Бессмертный сказал ему, что нам нужно уходить? — спросила я. И хотя было раннее утро, от благоговейного ужаса у меня по спине побежали мурашки. Обычно со мной такое случается только по вечерам.

— Гулл, должно быть, услышал наш разговор, — сказал Хэрн. — Только-то и всего. Но лично я доволен, что хоть что-то заставило тебя пошевелить мозгами и начать соображать. Давайте собираться.

Тут я поняла, что мне совершенно не хочется никуда уплывать. Шеллинг был единственным местом, которое я знала. А вокруг была пустота. Люди приходили из ниоткуда и рассказывали всякие истории про варваров с их заклинаниями, про короля, про войну — но я не верила, что все это взаправду существует. Настоящим был только Шеллинг. Мне не хотелось уходить в никуда. Кажется, Хэрн себя чувствовал примерно так же. Мы взяли лампу и побрели в дровяной сарай, чтобы выгнать лодку наружу, для погрузки.

Как только мы открыли дверь, в сарай снова хлынула вода. Она вилась вокруг наших лодыжек, словно желтый шелк, ленивая, гладкая, упругая и сильная, — и с журчанием утекала в жилую часть дома. Лодка плавала уже на уровне ступеньки. В свете лампы в воде отразились наши удивленные и испуганные лица.

— Знаешь, — сказал Хэрн, — а ведь мы вполне можем загрузить лодку здесь, а потом просто выплыть через дверь.

Я посмотрела на дверь — но мне мешал свет лампы. Я смотрела вниз — туда, где обычно находился спуск к Реке, — и не понимала, что я вижу. Ну, вы же знаете, такое иногда случается. Вместо склона я увидела какую-то яркую длинную полосу, а посреди этой полосы что-то скользило. Мне показалось, будто меня вынули из моей же собственной головы и поместили в куда-то несущуюся пустоту. Я увидела у себя под ногами себя саму: копна спутанных волос и круглые от страха глаза, дикие и странные. Мне подумалось, что, наверное, так себя сейчас чувствует Гулл.

Утенку это все не нравилось.

— Эта вода лезет туда, где всегда был воздух! — сказал он и побрел к двери, пытаться ее закрыть.

Но удалось это лишь Хэрну — у остальных не хватало сил справиться с напором воды. Я постоянно забываю, какой он сильный, наш Хэрн. А по виду никогда не догадаешься. Он высокий и худой, и вдобавок еще и сутулится — в общем, в точности, как цапля, в честь которой его назвали.

Мы долго спорили, что нам надо брать с собой, а потом долго ходили вверх-вниз по лестнице на чердак и обратно. Робин сказала, что надо взять с собой яблоки. Хэрн сказал, что ненавидит фрукты последнего урожая. На самом деле, просто никому из нас не хотелось уплывать. Но постепенно нас охватило приподнятое настроение, и погрузка пошла быстрее. Хэрн укладывал вещи в ящики и громко отдавал приказы, а остальные бегали туда-сюда, вспоминая, что нам еще понадобится. Мы упаковали столько кастрюль и сковородок, что готовить завтрак оказалось не в чем. И почти всю еду мы тоже упаковали — остался лишь хлеб да сыр.

Робин разбудила Гулла и одела его в теплую одежду. На остальных были старые толстые дождевые накидки. Я тку их, только когда позарез нужно, потому что их надо ткать в двойное плетение, и на каждую такую накидку уходит несколько недель. Мое будничное платье намокло, а изводить праздничное мне не хотелось. А кроме того, мне уже осточертело бродить во воде, путаясь в юбке. И я надела старую одежду Хэрна. Я попыталась уговорить Робин надеть какую-нибудь старую одежку Гулла. Год назад она бы наверняка согласилась. А теперь она вколотила себе в голову, что надо вести себя как леди, и напялила свою кошмарную старую синюю юбку — я там допустила ошибку при тканье, и узор получился совершенно неправильный.

На Гулла все теплые накидки были маленькие. Подошла лишь одна — та, которая мама соткала для папы еще перед свадьбой. Моя мама была великой ткачихой. На этой накидке выткана история Халиана Тан Халета, Лорда Горных Рек. Она настолько прекрасна, что когда Робин подвела Гулла к столу, я просто не выдержала и отвернулась. Накидка маминой работы и синяя юбка Робин — на такое соседство больно было смотреть.

Пока мы одевали Гулла, мне пришло в голову, что с ним все не настолько плохо, как мне показалось сначала. Он пару раз улыбнулся и спросил, вполне разумно, не забыли ли мы рыболовные снасти и запасные шпеньки для мачты. Но при этом он по-прежнему смотрел куда-то перед собой и, похоже, не способен был одеться самостоятельно. Я даже подумала: может, он ослеп? На то было похоже.

Я проверила это во время завтрака — поднесла ломоть хлеба прямо к лицу Гулла. Гулл моргнул и отвел голову. Он ничего мне не сказал и даже не спросил, что это я такое делаю — в отличие от Хэрна и Утенка, — но он явно видел этот хлеб. Я вложила хлеб ему в ладонь, и Гулл его сьел — но взгляд у него остался прежний.

— Я это уже проверял ночью, — шепотом сообщил мне Утенок. — Он все нормально видит. Так что тут что-то другое.

Мы сидели вокруг стола, поставив ноги на перекладинки стульев, потому что вода лила уже из-под всех дверей — даже из-под передней, — и пол превратился в одну сплошную лужу. Тот угол, где стоял мой ткацкий станок и прялка, был выше по склону, и там еще было сухо. И в чулане для мытья посуды — тоже, не считая углубления в середине. Мы посмеялись над этим, но мне было жалко, что нельзя забрать станок с собой. Но лодка была так нагружена, что об этом не стоило даже и заикаться.

В тот самый момент, когда я вложила Гуллу в руку последний кусок хлеба, их очага с шипением вырвалась струя пара.

— Силы небесные! — воскликнула Робин. Она кинулась к очагу и по дороге забрызгала нас всех. Вода сочилась через камни очага и неторопливо текла на угли. Робин нырнула в это облако пара, схватила совок и сгребла в груду не успевшие угаснуть угли и дрова. Потом она повернулась к нам, кашляя и одной рукой отгоняя дым. В другой у нее был совок с углями.

— Горшок для углей, живо! Да помогите же мне кто-нибудь!

Сколько я себя помню, огонь в этом очаге никогда не угасал. И мне просто в голову не пришло подумать, как же мы его разведем заново, если он погаснет. От пронзительного вопля Робин даже Гулл дернулся. Хэрн выплеснул воду из большого горшка для углей, котроый мы обычно брали с собой, когда куда-то плыли, а я сбегала за маленьким, который носили в поле. Утенок схватил со стола кружку и тоже попытался зачерпнуть углей. Он успел набрать всего полчашки, а потом вода полностью залила очаг, и он превратился в черную лужу, над которой поднимался пар.

— Думаю, этого нам хватит, — с надеждой сказала Робин, закрывая горшки.

В общем, все подталкивало нас к уходу, — так я подумала, когда побрела вместе в Хэрном в дровяной сарай, отнести горшки в лодку. Под напором воды дверь сарая снова распахнулась. Уже начало светлеть, но снаружи ничего не было видно, кроме желтовато-коричневых вод Реки. Река текла мимо так мощно и вместе с тем тихо, что казалось, будто она крадется. Другого берега не было. Коричневая вода струилась меж деревьев так же уверенно, как через наш дровяной сарай. И все было таким тихим и спокойным, что до меня сперва даже не дошло, насколько быстро течет Река. А потом мимо дверного проема промелькнула ветка. Появилась, и в тот же миг исчезла. Наверное, в этот миг я почти готова была поверить, что Река и вправду бог.

— Интересно, а дом уже со всех сторон окружило водой? — сказал Хэрн. Мы поставили горшки в лодку и отправились к задней двери, посмотреть.

И это было очень глупо с нашей стороны. Нас как-то угораздило забыть про предупреждение дяди Кестрела. Мы забрались на склон — с той стороны, где в доме стоял мой ткацкий станок, — и убрали засов со ставней. К счастью, мы их лишь чуть-чуть приоткрыли. С той стороны обнаружилась полоса воды, шириной с наш огород, и совсем неглубокая. А за этой полосой стоял угрюмый строй — почти все мужчины Шеллинга. Конечно же, Звитт был среди них. Он опирался на свой меч. Меч был новеньким и чистеньким — еще бы, Звитт ведь не ходил на войну! У остальных мечи были выщербленные и поржавевшие, и потому выглядели еще страшнее. Помнится, я тогда отметила, что вода уже почти добралась до дома тети Зары. Люди стояли на самом высоком месте между двумя домами.

— Эй, идите гляньте! — позвали мы. Утенок с Робин прибежали и тоже приникли к щели.

— Хвала Бессмертным! — воскликнула Робин. — Река нас спасла!

— Они придумывают, как бы сюда добраться, — сказал Утенок.

Люди в строю перекликались. Звитт указывал на наш дом. Мы сперва не поняли, что происходит. Но потом Кориб, сын мельника, вышел из строя с луком в руках, опустился на колено и стал целиться. Кориб — хороший стрелок. Хэрн едва успел захлопнуть ставень. Буквально через долю секунды в ставень с глухим ударом вознилась стрела, и тот от удара распахнулся. Хэрн опять его захлопнул и задвинул засов. Потом фыркнул и сказал:

— Пошли!

— Но они же нас увидят! — сказала я. — Они будут в нас стрелять!

Я совершенно не представляла, что же теперь делать. Я чуть не принялась заламывать руки, как Робин.

— Пошли! — повторил Хэрн. Они с Робин взяли Гулла и повели его в дровяной сарай.

— Подождите минутку! — сказал Утенок. Он с плеском забрался в черное озеро — наш бывший очаг — и забрал Бессмертных из ниш. Даже теперь, когда я вспоминаю, как Утенок схватил их за головы и взял в охапку, как будто это были куклы, мне опять становится не по себе.

— Утенок, не надо! — сказала Робин. — Их место — у этого очага. Ты же сам слышал — папа так сказал.

— Робин, не мели чепуху, — сказал Утенок. — Огонь очага в горшках с углями, а горшки — в лодке. На, держи.

И он сунул Младшего Хэрну. Насколько я могла видеть, Хэрн не возражал. Робин возилась с Гуллом, и потому Утенок сунул Одного мне. А Леди оставил себе. Он всегда любил ее больше всех прочих. Один был тяжелым, холодным и шероховатым. Я боялась его, и еще сильнее боялась споткнуться и выронить его. Я так осторожно несла Одного к лодке, что остальные стали шикать на меня, чтобы я поторапливалась — кричать они боялись. Снаружи послышался голос Звитта. Он явно был где-то неподалеку. Ребята тем временем цепляли на мачту тяжелое покрывало. Робин держала его за один край, Утенок — за другой. Хэрн отвязал лодку и теперь стоял наготове, ожидая, когда можно будет вывести ее из сарая.

— Танакви, залезай скорее! — прикрикнул он на меня. — Проявлять религиозные чувства можно и в лодке!

Я осторожно забралась в лодку и обнаружила, что Гулл лежит на дне, — Робин уложила его туда. Как только я взобралась на борт, Хэрн принялся отталкивать лодку. Она была так нагружена, что почти не слушалась его. Я откинула одеяло и хотела помочь Хэрну, но он, оскалившись, рявкнул на меня:

— Отвали!

И едва лишь он сказал это, как лодка прошла через дверной проем; течение подхватило ее и в считанные секунды вынесло за угол дома. Уж не знаю, то ли Хэрн собирался развернуть ее, да не успел, то ли он хотел остановиться и выйти на глубину. В общем, он повис на руле, а лодку вынесло к дому тети Зары. И шеллингцы увидели нас.

Они закричали. Лишь услышав этот крик, я поняла, до чего же они нас ненавидят. Это было ужасно. Некоторые уже брели по воде к нашему дому, и теперь они бросились к нам. Звитт поскользнулся. Я от души понадеялась, что он утонет. Те, которые еще стояли на сухом месте, принялись вопить, тыкать в нас пальцами и сыпать проклятиями. А Кориб снова опустился на колено и натянул тетиву.

— Хэрн! — завопила я. — Он стреляет!

Хэрн в это время пытался увести нас с мелководья. Он тут же попытался спрятаться за лодкой. Лодку качнуло, и мы развернулись. Кориб выстрелил. Этот выстрел был не хуже предыдущего. Кориб убил бы Хэрна — но как раз в этот миг мы наконец-то добрались до прежнего русла Реки, и дно ушло у Хэрна из-под ног. Он нырнул по самое горлышко, и стрела ударила вместо его головы в руль. Кориб выхватил еще одну стрелу и снова приготовился стрелять.

У Хэрна хватило ума ухватиться за борт. Если бы он его выпустил, то наверняка бы утонул, потому что совсем потерял голову.

— У меня одежда тяжелая! — закричал он. — Меня тянет на дно!

Мы с Утенком, пытаясь помочь Хэрну залезть в лодку, забрались на беднягу Гулла. А Хэрн стал продвигаться вдоль борта, чтоб спрятаться от Кориба. Лодка опасно накренилась, и все старания Хэрна пропали впустую, потому что нас развернуло, и он снова оказался на виду у Кориба. Лодка начала вращаться. Всякий раз, как я видела берег, это оказывалось какое-то другое место. Кориб продолжал стрелять, причем не только в Хэрна, но и в нас с Утенком, но мы пытались втащить Хэрна в лодку, и нам некогда было бояться. Потом мы нашли шесть стрел, застрявших в покрывале — ну, и еще та, в руле.

В конце концов мы все-таки подняли Хэрна. Робин к этому времени вставила руль в гнездо и попыталась править, но лодку все равно вертело. Пристыженный Хэрн сел рядом с Гуллом и попытался обратить все в шутку.

— Ну, вы же сами понимаете, как-то трудно плавать, когда у тебя одежда намокла, — сказал он. — Она отчего-то весит целую тонну.

Мы заставили его переодеться в сухое.

К этому времени мы уже почти полностью миновали знакомую нам часть Реки и доплыли до густого леса. А потом нас понесло дальше. Я забрала руль у Робин и попыталась выровнять лодку. Это оказалось непросто. Течение было такое сильное, что если ты пытался разогнать лодку и при это брал хоть чуть-чуть вбок, она тут же начинала вертеться и описывала полный оборот прежде, чем ты успевал сосчитать до пяти. Мне потребовалась вся моя сноровка, но что бы там ни говорили мои братья, я — речник не хуже их.

— Это опасно, — сказал Утенок, наблюдая за моими стараниями. — Мы можем плыть только туда, куда хочет Река. А как же нам добраться до берега?

Прежде, чем я успела сказать Утенку, что я думаю по поводу подобных замечаний, Гулл вдруг сказал:

— Мы можем плыть туда, куда хочет Река.

Он сидел, привалившись к скамье, и вид у него был счастливый и мечтательный, совсем как в прежние времена, когда он выбирался порыбачить летним деньком. И мы решили, что ему и вправду становится лучше.

Тут до нас окончательно дошло, что Шеллинг остался далеко позади, и мы возрадовались. Думаю, никто из нас ни единого раза не пожалел о том, что мы оттуда уплыли. Мы смеялись. Мы болтали, обсуждая подробности нашего бегства, — мне кажется, мы никогда их не забудем, — а лодка стремительно, словно стриж, неслась по самой стремнине, и деревья на берегу уносились назад.

За этот день мы одолели множество лиг, и на протяжении всех этих лиг вдоль берега тянулся все тот же затопленный лес. Высокие голые деревья — лишь верхние ветви только-только начали покрываться зеленью, — и вода, струящаяся меж стволов. У деревьев был такой вид, будто они посерели от холода. Я, честно признаться, была разочарована. Такое частенько случается, когда долго ждешь чего-то нового — ждешь-ждешь, а оно оказывается не таким уж новым.

Когда настала ночь, я попыталась причалить к восточному берегу. (Шеллинг расположен на западном). Не то, чтобы мы боялись, что Звитт вышлет за нами погоню — но мы все равно еще долго устраивались ночевать на восточном берегу. Но в ту ночь мы чуть не утонули из-за этой предосторожности. На Реке было много водоворотов. Лодку опять принялось вертеть, и нам никак не удавалось ее остановить, хотя мы с Хэрном и Робин все вместе повисли на руле. Один лишь Гулл сидел спокойно. Утенок схватил Леди и прижал ее к груди. Потом течение с одного стороны усилилось, и лодка накренилась. Я схватилась было за Одного, но он бы такой холодный и твердый, что я положила его, а взамен взяла Младшего. Я до сих пор поражаюсь, как это мы тогда проплыли между деревьями и не потонули. Я уверена, что нам это удалось лишь благодаря нашим Бессмертным.

Мы отталкивались от деревьев, и так нам постепенно удалось подняться повыше. Мы выбрались на берег и достали немного углей из горшков. На ужин у нас была соленая форель — очень вкусная! Гулл уже настолько поправился, что смог сам поесть.

— Кажется, ему пошло на пользу возвращение к Реке, — сказал Хэрн.

Той ночью мы, после долгого скандала, решили спать в лодке. Хэрн с Утенком были за то, чтобы спать на берегу. Робин, у которой вдруг проснулся здравый смысл, сказала, что лучше заночевать в лодке — так, если шеллингцы нас найдут, нам достаточно будет лишь отвязать лодку. Утенок на это возразил, что мы можем с тем же успехом убежать в лес. В конце концов Робин сказала:

— Глава семьи теперь Гулл. Давайте спросим его. Гулл, где нам лучше лечь спать, на берегу или в лодке?

— В лодке, — ответил Гулл.

Посреди ночи мы проснулись оттого, что Гулл что-то говорил и время от времени вскрикивал. Робин сказала, что сперва он рассказывал про поражение и про варваров. Но когда я проснулась, Гулл как раз говорил: «Эти люди! Их так много, и все бегут! Я не хочу идти с ними! Помогите!»

А потом он стал кричать и звать папу, и я услышала, что он плачет.

Мы все сели, и Хэрн зажег маленький светильник. Гулл лежал и вроде как спал, но при этом говорил, и по лицу его текли слезы. Робин склонилась над ним и позвала:

— Гулл! Гулл, все хорошо. Ты с нами. Ты в безопасности.

— Где дядя Кестрел? — спросил Гулл.

— Он привел тебя к нам, потому что так было безопаснее, — сказала Робин.

— Я не в безопасности, — сказал Гулл. — Мне грозят несущиеся люди. И не надо мне говорить, чтобы я взял себя в руки и вел себя как мужчина. Они хотят забрать меня с собой.

Нам стало интересно, кто же это велел Гуллу взять себя в руки. Может, папа? Его не случайно прозвали Улиткой. Он не любил, когда люди много говорили о своих трудностях.

— Конечно же, мы не станем говорить тебе ничего такого, — сказала Робин. — Мы защитим тебя от всего.

— Я хочу к дяде Кестрелу, — сказал Гулл. — Эти люди несутся.

Это продолжалось довольно долго. Всякий раз, как нам начинало казаться, что Гулл прислушивается к Робин, и что ей удалось его успокоить, Гулл принимался звать дядю Кестрела и говорить про несущихся людей, которые хотят его забрать. Робин, похоже, начала отчаиваться. Мы с Хэрном придумывали, что бы еще такое сказать Гуллу, и подсказывали ей, но через час нам стало казаться, что на самом деле Гулл вовсе ее не слушает.

— Что же нам делать? — спросила Робин.

Утенок все это время сидел, скрестив ноги, и клевал носом, прижимая Леди к груди.

— Пусть подержит ее, — сказал он и протянул Леди Гуллу. И, конечно же, взял ее при этом за голову.

Это помогло. Гулл ухватился за Леди обеими руками и прижал ее к лицу.

— Спасибо! — сказал он. А потом повернулся на бок и заснул, прижимаясь щекой к твердому дереву. Утенок сообразил, что остался без Леди, и вид у него сделался несчастный, но он промолчал.

@GLAVA = 4

С этого времени Гулл начал становиться все хуже и хуже.

Когда мы наутро проснулись, то обнаружили, что то место, где мы вечером жгли костер, уже ушло под воду. Дерево, к которому мы привязали лодку, оказалось в двадцати ярдах от берега. После этого мы всегда спали только в лодке. Гулл тоже проснулся. На щеке у него, там, где он прижимал к лицу Леди, остался отпечаток. Гулл не шевелился — до того самого момента, пока Хэрн не начал шестом подталкивать лодку к берегу. Тут Гулл сел и воскликнул:

— Куда ты? Нам надо плыть!

— Это еще зачем? — спросил Хэрн. Он не выспался, и потому был зол на весь белый свет.

— Мы должны спуститься к морю, и поскорее! — сказал Гулл, и по лицу его потекли слезы, прямо по вмятинке, оставленной изваянием Леди.

— Конечно-конечно! — поспешила утешить его Робин. — Хэрн, успокойся.

— Чего это я должен успокаиваться? Я первый раз слышу насчет какого-то там плаванья к морю, — сказал Хэрн. — Что это на него нашло на этот раз?

— Не знаю, — беспомощно отозвалась Робин.

Но идея, овладевшая Гуллом, не давала покоя ни ему, ни всем нам. Стоило нам где-нибудь остановиться, чтобы перекусить, как Гулл начинал плакать и торопить нас, чтобы мы поскорее плыли к морю. Когда мы останавливались на ночевку, он делался еще хуже. Он все твердил про варваров и про несущихся людей, кричал, что мы должны спешить к морю, и не давал нам спать. Я так уставала от этого всего, что у меня почти не оставалось сил смотреть на берега. А жалко — ведь вокруг все было новое и интересное. На второй день нашего путешествия Река потекла среди крутых холмов, поросших лесом всех оттенков, от тускло-зеленого до ярко-красного. Там было полным-полно птиц; они кружили над лесом, и небо было усеяно ими, словно высевками. А однажды мы увидели среди деревьев большой каменный дом с башней наподобие ветряной мельницы и маленькими окошками.

Хэрна очень заинтересовал этот дом. Он сказал, что такой дом легко оборонять, и если там никто не живет, то хорошо бы нам в нем поселиться.

— Нам нельзя останавливаться здесь! — тут же закричал Гулл.

— Дурень, я просто предложил! — огрызнулся Хэрн.

Хэрн вообще стал все чаще и чаще огрызаться на Гулла. Винить его за это было трудно — Гулл кого хочешь мог довести. Из-за холмов Река сделалась узкой, и мы неслись по этому узкому руслу с совершенно чудовищной скоростью — но Гуллу все казалось, будто мы медлим.

— Если бы я мог, я бы вышел к морю хоть завтра, только чтобы не слушать твоего нытья! — сказал ему Хэрн.

Утенок в тот день вел себя не лучше Хэрна. Он вздыхал с ехидным видом, когда Гулл говорил, что нам нужно спешить. Они с Хэрном смеялись и дурачились, вместо того, чтобы помогать нам присматривать за Гуллом. Я несколько раз дала Утенку по уху. И Хэрну тоже бы дала, если бы смогла. Тем вечером я еще раз врезала Утенку, хоть Робин на меня и наорала, — за то, что он не отдал Гуллу Леди.

Утенок соскочил на берег, прижимая Леди к груди. Ему здорово повезло, что он не свалился в воду. Мы в тот раз привязали лодку к невысоким коричневым кустам, росшим на скользком склоне. Это вообще трудно было назвать берегом. Река то прибивала нашу лодку к кустам, то относила в сторону.

— Леди моя! — крикнул Утенок, карабкаясь вверх по склону и оскальзываясь. — Она мне нужна! Отдайте Гуллу Одного! Он сильнее!

Я так разозлилась, что чуть было не погналась за ним. Но лодку как раз отнесло от кустов, а Робин успела поймать меня за край накидки и втащить обратно.

— Танакви, да оставь ты его в покое, пусть бежит, — сказала Робин. — Хоть ты не вредничай! Пусть Гулл попробует подержать Одного.

Мы дали Гуллу темное блестящее изваяние Одного, но Гулл принялся плакать и дрожать.

— Он холодный! Он тянет. Давайте поплывем дальше!

— Гулл, ты не поверишь, но некоторым иногда нужно и поспать, — сказала я. Я тогда разозлилась не хуже Хэрна. Я дала Гуллу Младшего вместо Одного, но Гулл и его не хотел. В общем, ночь выдалась кошмарная.

Наутро Утенок отдал Леди Гуллу; вид у него был слегка пристыженный. Но к этому времени Гулл не хотел уже даже и Леди. Он хотел лишь одного: чтобы мы отвязали лодку и поплыли дальше.

— Нечего сказать, приятная дорога к морю! — сказал Хэрн. — Чего ему еще надо?

— Я не думаю, что он уйдет в море, — сказал Утенок.

— Ой, ну хоть ты не начинай! — сказал Хэрн. — Почему это ты так не думаешь?

— Леди не хочет, чтобы он туда уходил, — пояснил Утенок.

— Когда это она тебе такое сказала? — язвительно поинтересовался Хэрн.

— Она не говорила, — сказал Утенок. — Я просто это знаю. Ну, чувствую.

В результате Хэрн чуть ли не все утро насмехался над Утенком и его чувствованиями. В конце концов Робин наорала на Хэрна, а я — на Утенка. Мы все очень устали.

В тот день мы приплыли к озеру. Холмы по обоим берегам Реки словно расступились в стороны, и мы, прежде чем успели сообразить, что к чему, оказались в начале длинного, извилистого озера. Говорят, будто обычно оно намного меньше, но тогда из-за половодья озеро заняло всю долину. Мы видели его впереди — издалека оно казалось белым и протянулось от одной горы до другой. Кажется, это уже были настоящие горы. Они были такие высокие, что на вершинах у них лежали серые облака, а сами они были синие, и серые, и фиолетовые — точь в точь такие, как рассказывал дядя Кестрел. Мы еще никогда в жизни не видели столько воды, как в этом озере. В другое время нам наверняка стало бы очень интересно. Но вода, когда ее так много, делается беспокойной. Она была серой, и по ней шли волны, а за волнами тянулись ленты пены. Дул пронизывающий ветер.

— Ну и ветрюган! — сказал Утенок. Он свернулся калачиком на дне лодки, прижимая к себе свою драгоценную Леди.

Хэрн с отвращением произнес:

— Тут же мили и мили! И как нам, спрашивается, их одолеть?

Я бы, наверное, и сама сказала что-нибудь в этом роде, если бы успела подумать. Нам с Хэрном это озеро показалось чересчур большим. А Гулл подхватился и огляделся по сторонам.

— Почему мы остановились? — спросил он.

Мы вовсе не останавливались, но в озере течение ослабело, и к тому же, кажется, лодка немного сошла со стремнины. По озеру шла рябь, и там, где Река вливалась в озеро, вода была скорее желтой, чем серой.

— Поставь парус, — сказала я.

— Нечего тут мной командовать! — огрызнулся Хэрн. — Утенок, вставай и давай помогай!

— И не подумаю, — сказал Утенок. Видите, какие злые мы тогда были?

Хэрн шагнул к мачте, но тут Гулл снова подал голос.

— Что ты делаешь? Почему мы не плывем дальше?

— Да плывем мы, плывем, дурак безмозглый! — заорал Хэрн. — Я ставлю парус! А теперь заткнись!

По-моему, Гулл его просто не услышал. Зато услышала Робин.

— Хэрн, ну неужели тебе ни капельки не жалко несчастного Гулла?!

— Жалко! — огрызнулся Хэрн. — Но я не собираюсь притворяться, будто в таком виде он мне нравится. Если я тебе мешаю, сделай как-нибудь, чтобы он помалкивал.

Робин на это ничего не сказала. Мы поставили мачту и парус, а Утенок снизошел до того, что опустил киль. Киль изобрел папа, и это его самое лучшее изобретение; с таким килем речная лодка-плоскодонка отлично ходит под парусом. Теперь она, накренившись, неслась по серым водам озера. Гулл тихо лежал на дне. Утенок пел. Когда он принимается петь, сразу становится ясно, за что его прозвали Утенком. Хэрн так ему и сказал. Они снова сцепились, но тут до меня дошло, что Робин за все это время так и не сказала ни слова. Она сидела белая, как мел, и заламывала руки.

— Эй, с тобой все в порядке? — спросила я. Робин начала меня раздражать.

— Я боюсь, что мы утонем! — отозвалась Робин. — Озеро такое большое и такое глубокое! Только глянь, какие здесь волны!

Если бы я к тому моменту уже успела повидать море, я бы только посмеялась над страхами Робин. Но сейчас лодка кренилась, а вода бурлила. До берегов было по несколько миль — столько не проплывешь. И озеро и вправду казалось глубоким. Мне тоже стало страшно. Хэрн промолчал, но не стал выводить лодку на середину озера, на стремнину. Он и до того держался от нее в стороне, а теперь взял еще ближе к берегу. Вскоре мы добрались до мыса, поросшего деревьями. Деревья спускались по склону и уходили в воду. Мы проплыли над верхушками их затопленных собратьев. Робин краем глаза заметила их и опять заверещала насчет того, какое озеро глубокое. Она даже потянулась было к Одному. Но Робин слишком сильно почитала Одного, чтобы вот так вот взять и схватить его. Потому она шарила по сторонам, пока не нащупала Младшего. И вцепилась в него, да так, что костяшки побелели. Мы миновали много подобных мысов и затопленных деревьев, и в конце концов вошли в широкий залив — в этом месте озеро проникло даже в соседнюю долину. Вдали, на берегу виднелся зеленый луг. Он нам показался вполне подходящим местечком. Хэрн направил лодку к нему.

Гулл тут же вскочил и принялся кричать на Хэрна, и требовать, чтобы тот никуда не сворачивал. Хэрн выразительно посмотрел на меня, и мы поплыли дальше.

На дальней стороне залива обнаружился остров — крохотный клочок земли с купой ив, склонившихся над болотистым берегом. Гулл позволил нам причалить там, потому что островок находился прямо по курсу. Наверное, этот островок всегда был болотистым — какая-нибудь заболоченная впадина на склоне, — потому что его со всех сторон окружал тростник. Правда, сейчас из-под воды торчали лишь верхушки. В основном здесь рос высокий танакви, и сейчас он храбро пытался цвести — ведь уже наступила весна! Воздух был напоен его ароматом. Лодка вошла в тростники, распугивая болотных птиц.

Хэрн рассмеялся.

— Вы только гляньте на эту малышню!

И он указал на цепочку утят, которые деловито плыли следом за матерью куда-то под ивы. Утенок тут же повернулся к Хэрну спиной и надулся. Должно быть, именно этого Хэрн и добивался. Нет, от моих братьев свихнуться можно.

Мы высадились на берег, развели костерок — он сильно дымил, — и поели. Гулл есть не стал. Он просто сидел с куском хлеба в руках. Робин попыталась сунуть хлеб ему в рот, но Гулл так и не начал жевать.

— Гулл, я уже просто не знаю, что нам с тобой делать! — в отчаяньи воскликнула Робин. Вскоре после этого она уснула, прислонившись спиной к стволу ивы и положив Младшего на колени. А Гулл сидел рядом с ней и смотрел куда-то невидящим взглядом. Утенок продолжал дуться. Мы с Хэрном пошли побродить по островку, но не вместе, а по отдельности. Он пошел в одну строну, а я в другую, и в тот момент мне было совершенно наплевать, встретимся мы хоть когда-нибудь, или нет.

Я ненавидела этот островок. Ветви ив шелестели на ветру, как будто кто-то стучал зубами. Они были усыпаны ярко-желтыми почками, и на фоне серой воды этот цвет выглядел на редкость уныло. А эта самая серая вода все плескалась в тростниках и несла с собой их запах. Я смотрела под ноги, на здешнюю жирную грязь. Потом я подняла голову и посмотрела на фиолетовую полосу — виднеющийся вдали берег. И я почувствовала себя глубоко несчастной.

А потом мне послышался мамин голос.

— Танакви, малышка, ну возьми же себя в руки, ради всего святого! — сказала она. — Неужели ты настолько разозлилась, что у тебя отшибло всякое соображение?

Я, конечно же, мгновенно обернулась. Но позади была лишь ивовая роща, да маячащая среди деревьев спина Хэрна, и другой фиолетовый берег — этот был расположен поближе, но точно так же нагонял тоску.

А потом мне снова послышался из-за спины мамин голос — хотя на этот раз я понимала, что все это мне чудится. Ведь не могла же она стоять в воде, среди тростника?

— Танакви, ты не должна подпускать Гулла к морю, — сказала мама. — Разве ты не видишь? Пообещай мне, что остановишь его.

Я снова обернулась, и, конечно же, позади опять ничего не было.

— Я с тем же успехом могу пытаться остановить Реку, — сказала я, просто на всякий случай. Вдруг она меня слышит? — Его же несет!

А потом я вдруг поняла, какая я дура. И чуть не заплакала, но все-таки не заплакала. Вместо этого я вернулась к костру.

Гулла там не было. На мгновение я перепугалась до дрожи. Но потом я заметила, что он забрался обратно в лодку и лежит, глядя в серое небо.

— Вот здесь и лежи, ладно? — сказала я ему. А сама пошла взглянуть на Робин. Робин по-прежнему спала. Если посмотреть на Робин со стороны, как будто ты с ней незнаком, она кажется очень хорошенькой. Лицо у нее продолговатое, но округлое, а брови темные. Она всегда говорит про свои волосы, что они желтые и вьющиеся, но мне кажется, что именно такие волосы люди называют золотыми кудрями. Глаза у Робин большие и голубые. Даже сейчас, с закрытыми глазами и с розовато-лиловыми тенями под глазами, Робин была хорошенькая.

Она почувствовала мой взгляд и проснулась.

— Что ты смотришь? Что-то случилось?

— Гулл вернулся обратно в лодку, — сказала я.

— Что — сам? — удивилась Робин. — О боги! Танакви, да что же с ним такое?

— Ему сильно досталось на войне, — сказала я.

Тут откуда-то пришлепал Утенок. Он нес с собой Леди — как обычно, за голову.

— Дело вовсе не в этом, — сказал он. — Дядя Кестрел же вам говорил. Варвары заколдовали Гулла, и теперь они хотят, чтобы он шел к морю.

— Утенок, золотце, я в это не верю, — сказала Робин, но вид у нее был обеспокоенный. — Танакви, мне приснился сон…

Но в тот раз я так и не узнала, что же такого приснилось Робин, потому что как раз в этот момент и вернулся Хэрн и заговорил насчет того, что хорошо бы к вечеру добраться до конца озера. И Робин, должно быть, забыла про свой сон. Но что бы это ни был за сон, ей он пошел на пользу. После этого озеро уже не внушало ей такого страха.

Но озеро было и вправду огромное. Мы плыли по нему целый день, и еще полдня. За островом озеро принялось расширяться и в конце концов стало таким широким, что противоположный берег был еле виден. Теперь его усеивали островки, но мы быстро усвоили, что к ним нельзя подплывать близко — наш киль так и норовил зацепиться за какое-нибудь затопленное дерево или куст, которые когда-то, до половодья, росли у берегов. Один раз нам удалось успешно увернуться от куста, и еще раз — от большого расщепленного сука, который несло течением. Из-за паруса я не разглядела его вовремя.

Наверное, до прихода варваров на берегах этого озера жило много народу. Нам попадались плавающие доски, и нарубленные на зиму поленья, и клетки для куриц, и бочки, и стулья. Утенок видел двух утонувших кошек, а я — собаку. И все мы, кроме Гулла, видели труп человека. Это было ужасно. Мы подплыли поближе, потому что Робин показалось, будто этот человек еще жив. Но потом, когда мы подплыли к нему вплотную, оказалось, что его колышут волны. То есть, ее. Нам показалось, что это все-таки девочка. Но она была такая маленькая, а одежда у нее — такая странная, что точно сказать было нельзя. Может, это все-таки был мальчик. Длинные волосы утопленника потемнели от воды, но мы все-таки разглядели, что они были светлые и вьющиеся.

— Это кто-то из варваров, — сказал Утенок. Он взял шест и перевернул девочку. У нее было перерезано горло. Утенок быстренько отпихнул труп подальше, а потом его стошнило. Нам всем сделалось плохо. Никто ничего не сказал, но мы все поняли, что теперь не сможем даже приблизиться к собственным соотечественникам. Мертвая девочка выглядела в точности так же, как и мы.

Мы проплыли через все озеро и не увидели ни единой живой души. Пару раз мы вроде бы видели еще трупы, но не стали к ним подплывать. Ни одной лодки, кроме нашей, на озере не было. Ближе к вечеру пошел дождь. Над нами повисла большая фиолетовая туча — очень низкая, куда ниже всех прочих, — и из нее хлынуло. Позади озеро серебрилось под солнцем, а впереди встала огромная радуга. Она перекинулась через мыс, заросший темно-зелеными соснами, а концы ее уходили в озеро. Деревья просвечивали через радугу и тоже казались разноцветными. А ровнехноько над нами висела дождевая туча.

— Ну что ты скажешь! Опять нам не везет! — уныло протянул Утенок.

До соснового мыса было далеко. К тому времени, как мы доплыли до него, уже настал вечер, и мы решили заночевать там. Гулл принялся возражать, но к этому мы уже привыкли.

— Гулл, мне очень жаль, но нам нужно остановиться здесь, — сказала Робин. Для Робин это просто-таки небывало суровая отповедь.

Гулл не стал выходить из лодки. Мы попытались его вытащить, но он не двинулся с места. В конце концов нам пришлось подогнать лодку к такому месту, где она оказалась бы укрыта от ветра, и там вытащить ее из воды, вместе с сидящим в ней Гуллом. Мы боялись, как бы он не уплыл один, пока мы будем ужинать. Место, в котором мы причалили, оказалось низиной, и здесь тек ручеек с болотистыми берегами. Озеру пришлось изрядно подняться, чтобы добраться сюда, но вообще-то местность и без того была влажная. Тут в изобилии рос разнообразный тростник; а еще из воды поднимались ирисы, и уже вовсю зеленели. В воздухе стоял аромат танакви и запах дыма. Робин никак не удавалось разжечь костер.

— Ой, гляньте! — воскликнул Утенок, указывая куда-то в тростники. Там стояла цапля и, склонив голову набок, высматривала рыбу. — Гляньте! Ноги — как ходули, в точности как у Хэрна.

Это Утенок решил припомнить Хэрну ту его дразнилку с утиным выводком.

Хэрн взревел и кинулся на Утенка.

Утенок нырнул в тростники, прихватив Леди с собой.

— И еще длинный нос! — крикнул он через плечо. Хэрн с воплями понесся за ним.

— Танакви, останови их! — воскликнула Робин. Она склонилась над костром и все пыталась его раздуть.

Я с ворчанием двинулась следом за братьями. Я до сих пор думаю, что это было свинство с их стороны. Я видела, где прошел Хэрн — за ним оставалась полоса примятого тростника и глубокие отпечатки ног, которые заполнялись маслянистой водой, — но хотя уже и темнело, я была совершенно уверена, что Утенок нырнул куда-нибудь в сторонку и залег. Когда я дошла до озера, вода была самым светлым пятном, а Хэрн — разьяренным черным силуэтом на ее фоне. Он стоял, чуть склоним голову, и обшаривал взглядом мокрый склон. За ручьем и озером виднелся мыс, поросший соснами.

Хэрн был так похож на цаплю, что я, еле сдерживая смех, сказала:

— Утенок здесь не проходил.

Хэрн обернулся, заметил, что я смеюсь, и замахнулся на меня. Я бросилась наутек.

То есть, собралась. Но мы не успели сделать ни единого шага, потому что в этот момент раздался мамин голос.

— Хэрн! Танакви!

Мы оба дружно развернулись и уставились на залив, уже окутанный сумерками. Хэрн тоже остнановился и развернулся, так что я точно знаю: он слышал то же самое, что и я. И что бы там ни твердил Хэрн, но я совершенно уверена, что видела в тумане над водой какой-то силуэт. Темная фигура, и пятно посветлее — лицо и волосы. Мамин голос произнес:

— Прекратите ссориться и присмотрите за Гуллом. Делайте что хотите, но не допустите, чтобы он дошел до моря. Заберите его к месту встречи вод.

— Куда-куда? — переспросила я. — Мама, что творится с Гуллом?

Тут Хэрн громко рассмеялся.

— И чего ты нашел смешного? — рассердилась я.

— Ты стоишь и болтаешь с деревьями и камнями, и с половиной лодки, — сказал Хэрн. — Да ты присмотрись!

Я присмотрелась и увидела, что он говорит правду. Корма лодки выглядывала из тростников — и она-то и образовала нижнюю часть той темной фигуры. Верхней частью был ствол сосны, росшей почти в точности над лодкой. А за сосной на возвышении рос куст, окруживший какой-то светлый камень — это и было лицо и волосы.

— Но был же еще голос! — сказала я. — Ты тоже его слышал!

— Какой голос — цапли? — поинтересовался Хэрн.

И вправду, откуда-то донесся крик цапли. Я прислушалась. Крик сделался тише, а потом раздалось хлопанье крыльев.

— Мы все устали, — сказал Хэрн. — Потому я и сорвался. Я просто надеялся, что Гулл хоть сегодня даст нам поспать спокойно — а то скоро мы станем не лучше его.

— Непохоже, чтобы это было от усталости, — сказала я. Я чувствовала себя совершенно по-дурацки.

— Ну, как бы там ни было, это говорила не мама, — сказал Хэрн. — Она умерла. Да, правда, мне тоже на секунду почудился ее голос. Но давай мы лучше не будем рассказывать про это Робин, ладно? Она разволнуется, да и все.

Я согласилась. Робин нетрудно взволновать. Мы вернулись обратно и помогли Робин приготовить ужин. Утенок появился только тогда, когда еда была уже готова. Хэрн мрачно посмотрел на него, но ничего не сказал. Утенок уселся, прижимая к себе Леди, и тоже не стал ничего говорить.

Гулл есть не стал. Он лежал в лодке, становился все холоднее и только повторял: «Почему мы не плывем дальше?» Робин закутала его во все одеяла, сколько их у нас было, но Гулл не согревался. Утром он тоже не поел. Но, по крайней мере, этой ночью он вел себя тихо. Утенок, не дожидаясь просьб, отдал Гуллу Леди, и мы наконец смогли выспаться.

На следующий день мы поплыли дальше по озеру. К середине утра мы увидели, как впереди встает высокий фиолетовый берег, и подумали, что озеро заканчивается. Но мы никак не могли найти, где же Река вытекает из него. Хэрн сказал, что она обязательно должна отсюда вытекать, поскольку течение в середине озера оставалось все таким же сильным. Мы договорились, что пообедаем где-нибудь на холмистом фиолетовом берегу, а потом поищем, куда же задевалась Река. Потому, когда берег приблизился, Хэрн спустил парус — он хотел подойти к прибрежным скалам на веслах. Вообще-то мы хорошо знали Реку — но тут мы попали впросак. Озеро казалось тихим и спокойным, а маячащие впереди скалы были настолько большими, что мы поняли, насколько быстро движемся, лишь после того, как спустили парус. Да и то потому, что увидели, что лодка и не думает останавливаться. Бочки, всяческие ящики и стволы деревьев продолжали плыть рядом с нами, с прежней скоростью, а горы неслись нам навстречу.

— Ой, как хорошо! — воскликнул Гулл, лежавший на дне лодки. — Наконец-то мы поплыли побыстрее!

— Я сейчас ему врежу! — оскалившись, заорал Хэрн. — Вот ей же ей, врежу!

Он втянул весла обратно в лодку, потому что проку с них не было никакого — только лодка из-за них начала вертеться, — и попытался снова поднять парус.

— Не надо! — завизжали мы с Робин. Ветер улегся, потому что мы очутились прямо под горным склоном, и лодка опасно накренилась. Хэрн, похоже, настроен был поспорить, но когда нас понесло прямиком на огромный утес, он позабыл про спор и схватился за голову.

Казалось, что мы вот-вот врежемся в этот утес. Просто поразительно, сколько ты успеваешь подумать, когда смотришь в лицо смерти. Вот я, например, подумала: «Этот путь, на который тянет Гулла, плохой, плохой, плохой!» Одновременно с этим я удивилась: почему мы не видим волн, разбивающихся об скалу? Вода была совершенно спокойной — хотя текла очень быстро, — и лишь изредка на ее поверхности виднелись желтые пузырьки.

А потом нас тряхнуло. Я думала, что у меня голова оторвется и слетит с плеч. Лодка резко развернулась вместе с течением, и нас понесло потоком воды, мимо утеса, в узкую щель.

Грохот здесь стоял, как в первую ночь половодья; только тут еще и эхо отражалось от стен. Окружающие нас скалы были настолько высокими, что внутрь расщелины почти не проникал свет, а небо превратилось в узкую полоску где-то высоко над головой. Я успела заметить краем глаза деревья, растущие по краям расщелины — так вот, снизу они казались не больше кустика. Но вообще-то я не могла оторвать взгляда от Реки. А вот Хэрн смог, и убрал киль. Я же вцепилась в борта лодки и смотрела на пенящуюся воду. Она билась об камни, рвалась в клочья, распадалась на отдельные струи и превращалась в водовороты. А нашу лодку несло и швыряло вместе с ней. Вот только что мы находились посередине расщелины, в узкой полосе света, — а в следующий миг уже оказывались на черной воде у самого края теснины. Далеко внизу, под черной водой, виднелись папоротники и трава, росшие некогда на склонах ущелья. Я хотела закрыть глаза, чтоб только не видеть всего этого — уж больно здесь было глубоко, — но все равно продолжала смотреть.

Мне казалось, будто я слышу чьи-то крики. Я не обращала на них внимания, пока что-то не врезалось в воду перед самым носом нашей лодки. Лодку опять развернуло. Я увидела всплеск и посмотрела наверх. На вершине скалы виднелись крохотные человеческие фигурки — на фоне неба они казались черными силуэтами, — и тоненький мостик, переброшенный через ущелье. Мостик был сломан. Две половины торчали себе с двух сторон, а середина была кое-как заделана досками. И я видела просвет между этими досками. Вдоль всего моста из-за перил торчали головы людей, и все эти люди держали в руках камни, явно собираясь запустить всем этим в нас.

— Они приняли нас за варваров! — крикнула Робин. Она накрыла себя и Утенка — и отчасти Гулла — одеялом. Мы с Хэрном остались снаружи. Мы ничего не могли поделать. Лодку несло к мосту. Камни сорвались с места и принялись увеличиваться в размерах, а мы переводили взгляды с них на взбешенную Реку и обратно, не зная, на что же нам смотреть. Потом вокруг лодки начали вздыматься фонтаны воды. Нас швыряло из стороны в сторону. Думаю, это нас и спасло. Фонтаны поднимались со всех сторон, но ни один камень так и не попал в лодку. А потом, прежде, чем мы успели обрадоваться, стало светлее, и Хэрн закричал, что впереди пороги.

И в тот же миг мы нырнули туда. Лодка накренилась и ринулась вниз; нас с Хэрном обдало волной. а потом волна схлынула, и мы заскользили по кипящему стремительному потоку. И он пронес нас по другому озеру, поменьше. Наверное, пороги оказались невысокими. Но мне, честно говоря, не хватило духу обернуться и посмотреть. Иногда я просыпаюсь по ночам, потому что мне приснился плеск камней, падающих в Реку, и всякий раз при этом воспоминании меня бросает в дрожь.

@GLAVA = 5

Наверное, это получится очень большая накидка. Мы уже долго сидим на этой старой мельнице, и хотя я тку очень плотно и красиво, я все еще не завершила свой рассказ. И все равно я наверняка закончу ее задолго до того, как Робин поправится. Она с каждым днем становится все раздражительнее, а лицо у нее совершенно восковое. Мне очень трудно сохранять терпение, когда я общаюсь с Робин. Потому я и занимаюсь ткачеством. Сперва, когда дядя Кестрел привез мне мой ткацкий станок, прялку и шерсть, я чуть не прыгала от нетерпения, и мне казалось, будто дело движется чересчур медленно. Мне надо было сперва спрясть шерсть и натянуть на станок нити основы. И даже когда я наконец-то принялась ткать, первое предложение заняло у меня чуть ли не половину утра. Но потом я придумала, как ускорить дело. Я размещаю первую часть узора по своим местам, потом распределяю нитки, потом закрепляю их — а тем временем размышляю над следующей строчкой. К тому времени, как я справляюсь с одной полосой, зачастую у меня у уме складываются следующие две-три. Я продвигаюсь вперед все быстрее и быстрее, сменяю нити да стучу челноком. А на станке вырастает наша история.

Мы проплыли через второе озеро и вновь оказались на широкой мутной Реке. Тут я обнаружила, что обеими руками вцепилась в Одного. Я даже не помню, когда это я успела его схватить, но держала я его так крепко, что мои руки замерзли и онемели. Робин, белая, как мел, лежала на Младшем. А Утенок, конечно же, сжимал в руках Леди.

— Почему ты не дал ее Гуллу? — крикнула я на Утенка.

— Она ему не нужна! — угрюмо отозвался он. Гулл выглядел совершенно умиротворенно. Он спокойно лежал, закрыв глаза, как будто ничего не произошло. А вот Утенок не желал униматься. — А мне она нужна! Она теплая, и я знаю, что с ней нам ничего не грозит.

— Конечно, она будет теплая, раз ты все время прижимаешь ее к себе! — рявкнула я. — Как только ты ее еще не истер до состояния полена!

— Танакви, прекрати — устало сказала Робин. — Лучше посмотри, чем можно перекусить.

Мы так и не нашли подходящего места, куда можно было бы причалить. Река раскинулась между холмами примерно на милю. С обеих сторон из воды торчали крыши домов и амбаров. Мы было подумали, не пристать ли к первой попавшейся крыше, — но когда мы к ней подплыли, из-за трубы вылезли два старика и принялись осыпать нас оскорблениями. Они приняли нас за варваров. Мы подняли парус и поплыли дальше. Перекусывать нам пришлось на ходу. И вообще было очень обидно. Гулл опять не стал есть. Он лишь повторял: «Хорошо, что мы плывем дальше!»

Но плыли мы не сказать чтоб хорошо. Река повернула, и ветер подул с севера, нам навстречу. Нам пришлось постоянно лавировать. Частенько мы обнаруживали, что плывем прямиком на крышу затопленного дома — и все эти дома были либо сожжены, либо разрушены. Всю дорогу нас преследовал запах гари. По обоим берегам Реки на холмах высились обгоревшие развалины домов, сожженные стога сена и сожженные леса. Даже там, где деревья вроде бы сумели выжить, почки на них не раскрывались. Мы как будто приплыли обратно в зиму. Правда, кое-где виднелись поля, вспаханные вопреки войне, но таких было немного. А почва на них была странно красной, как будто самой земле нанесли рану.

— Здесь побывали варвары, — сказал Хэрн. — Все местные жители сбежали.

Никто из нас ему не ответил. Думаю, нам всем становилось все больше не по себе от того, что Гулл так настойчиво требовал от нас плыть туда, где заведомо находились варвары. Мне так точно было не по себе. Мне казалось, что нас со всех сторон окружает опасность, и меня начало поражать, как бездумно мы движемся ей навстречу. Да, конечно, Звитт не оставил нам другого выхода. Но нам было бы вполне достаточно отплыть вниз по Реке на пару миль, да там и остановиться. Я не могла понять, зачем мы плывем дальше. И мне очень не хватало папы: уж он-то придумал бы, что нам делать.

Ближе к вечеру Река вновь потекла среди крутых красноватых холмов, покрытых голыми деревьями. Кто-то принялся стрелять в нас из леса. Течение быстро пронесло нас мимо этого места, и в нас не попали, но после этого мы постоянно прятались под одеялом, а тот, кто стоял у руля, обязательно накрывал голову накидкой. Мы решились пристать к берегу лишь после того, как Река вновь разлилась вширь, и на ней появились острова, длинные, вытянутые, наполовину затопленные. Первые несколько островов были забиты людьми — должно быть, они бежали от варваров. Все они были темноволосыми, в точности как жители Шеллинга. Едва лишь завидев лодку, они кинулись к воде и принялись кричать:

— Нечего здесь высаживаться! Тут и без того тесно!

Дружелюбия в них было примерно столько же, сколько в Звитте.

Лодкой в тот момент правил Утенок. Он встал, дурак такой, и показал им язык — и накидка соскользнула у него с головы. Все тут же закричали: «Варвар!» — и принялись кидать в нас палками и камнями. И потому мы держались подальше от островов, пока не стемнело.

А когда спустился вечер, мы увидели, что и берега, и острова усеяны огоньками костров. И лишь последний остров остался темным. Он был очень маленьким — небольшой клочок сухой земли среди деревьев. Робин потребовала, чтобы мы причалили к этому острову. Она устала. Мы боялись причаливать. Мы подплыли туда, стараясь не двигаться как можно тише, а когда вышли на берег, переговаривались только шепотом, хотя на острове и не было никого. Костер мы развели в ямке среди корней, и молились нашим Бессмертным, чтобы нас никто не заметил.

Гулл опять не стал есть. Он молчал и по-прежнему был холодный. Но той ночью все мы были холодные, потому что замерзли. Мы улеглись в лодке и прижались друг к дружке; я несколько раз просыпалась, и всякий раз замечала, что остальные тоже дрожат. Просыпалась я из-за сна. Насколько я могу вспомнить, мне снился мамин голос — она повторяла: «Встреча вод!» — и слабый аромат танакви. Но этот сон мешался у меня в голове с другим, который я видела с тех самых пор, как начала заниматься ткачеством. В этом сне я видела маму, которая стоит у меня за спиной — просто ее силуэт, и светлые волосы, вьющиеся, как у Робин, но такие же буйные, как у меня. «Просыпайся, Танакви, — говорила мама. — Просыпайся и подумай!» И в этом сне тоже пахло танакви. И я думала, но ничего не могла придумать, только начала винить себя во всем.

Наутро оказалось, что все — лодка, наши одеяла, земля и голые деревья — покрыто инеем. Белый иней на кроваво-красной земле смотрелся очень странно. Да и сама Река из желтой сделалась розовой — видимо, из-за здешней почвы.

Гулл опять не стал есть, как я и думала во сне. Я поймала себя на том, что начала заламывать руки, как Робин, — а все потому, что я посмотрела на то, как Гулл лежит в покрытой инеем лодке. Ведь там же холодно! И что такое «встреча вод»? — сказала я себе. Это место, где одна река впадает в другую. Пусть себе Хэрн твердит, что хочет, но если мы встретим еще одну реку, я упаду за борт, или притворюсь, будто я умираю, или еще что-нибудь придумаю, но добьюсь, чтобы мы там остановились.

Потом оказалось, что Робин тоже приняла решение.

— Знаешь, — сказала она, — мне кажется, что нам не следует плыть дальше. Мне кажется, нам стоило бы остановиться на этом островке и позаботиться о Гулле, чтобы он мог согреться. По-моему, более безопасного места нам не найти.

Как ни странно, Гулл на это ничего не сказал. Похоже, он слишком ослабел, чтобы говорить. Но зато подал голос Утенок.

— Робин, ты чего?! Мы же тут умрем с голоду!

— Лучше давайте найдем какой-нибудь заброшенный дом на берегу, — предложил Хэрн. — Робин, Гуллу нужна крыша над головой.

— Или надо найти каких-нибудь людей, которые поверят, что мы — не варвары, и помогут нам позаботиться о Гулле, — сказала я. — Поплыли дальше! Ну пожалуйста!

— Мне кажется, вы неправы, — сказала Робин. — Мне начинает казаться, что мы убиваем Гулла этим путешествием.

— Но он хочет двигаться вперед, — возразил Хэрн.

— Он сейчас не понимает, что для него хорошо, а что плохо, — сказала Робин. — Давайте останемся.

Мы решили не обращать на нее внимания. Хэрн с Утенком забрались в лодку и подняли парус, а я залила кострище водой и забрала горшок с углями.

Робин вздохнула и покачала головой, и вид у нее сделался такой, будто ей лет восемьдесят.

— Ох, я уже просто не знаю, что же нам делать! — сказала она. — Пообещайте мне, что мы остановимся сразу же, как только увидим подходящее место.

Мы пообещали, охотно и легко — и, конечно, соврали. Я не намеревалась остановливаться, пока мы не найдем еще одну реку. Уж не знаю, что там себе думали Хэрн и Утенок, но точно могу сказать, что они тоже врали.

Когда мы тронулись в путь, справа от Реки над холмами встало солнце; холмы справа сделались темно-синими — от инея, а слева — окрасились золотом. По мере того, как мы плыли дальше, склоны — один синий, второй золотой — становились все выше и круче. В конце концов солнце растопило иней, и земля снова сделалась красной. Слева внезапно возникли невысокие красные утесы, напоминающие стену дома. А за ними Река разлилась вдвое шире, чем когда-либо до того. Мы видели вдоль обоих берегов деревья, торчащие из воды, и раскинувшиеся за ними плесы, поблескивающие на солнце. Наверное, эти деревья отмечали постоянные, невысокие берега Реки.

Когда мы миновали последний красный утес, я повернулась. И увидела еще воду: она, извиваясь, уходила вдаль с другой стороны утесов.

— Встреча вод! — воскликнула я. Я прыгнула на корму и вырвала руль из рук Хэрна. Утенок последовал за мной.

— Вы что, сдурели?! — закричал Хэрн.

Мы принялись вырывать руль друг у друга, и лодка пошла описывать круги.

— Да что вы творите?! — закричала Робин.

— Правим к берегу! Нам надо здесь пристать! — завопил Утенок.

Мы трое орали и дрались из-за руля, а лодка ходила кругами. Должно быть, мы представляли собою прекрасную мишень для любого лучника, хоть для варвара, хоть для кого иного. Но нам повезло. Хэрн в конце концов уступил, хотя и не умолк. Мы свернули в тростниковые заросли за первым красным утесом.

Я сроду не видала такого высокого тростника. Он наверняка уходил глубоко в воду — и при этом все равно был изрядно выше нас. Он расступался перед носом лодки и мгновенно смыкался у нас за спиной. И мы, все еще продолжая спорить, плыли через эту своеобразную рощу, и в конце концов уткнулись в берег, усыпанный галькой. Тростник скрыл нас от обоих рек.

— Ну, кажется, здесь достаточно безопасно, — сказала Робин. И в этот самый миг на красной тропинке появился какой-то варвар. И, заметив нас, остановился среди тростника.

— Кто кричал?

Он… Как бы это сказать? Казалось, будто он взмок, то ли от спешки, то ли от сырости. Кожа у него была красноватого оттенка. А во всем остальном он выглядел точно так же, как и мы. Ну, не считая того, что он был взрослым, а четверо из нас — нет. Волосы у него были длинные и золотистые, и вились даже сильнее, чем у Робин или Утенка. И мне, честно говоря, понравилось его лицо. Взгляд у него был мягкий, а в глазах плясали смешинки. А нос был немного свернут набок. Его красная накидка была старой и выцветшей — похожей на ту, в которой папа ушел на войну, — очень простой и мокрой от росы. Ноги у него были забрызганы красной грязью, а башмаки тоже походили на наши, и тоже промокли. К нашему облегчению, оружия при нем не было.

Я подумала: «Ну, если это и есть варвар, то они не могут быть такими уж плохими».

— Э-э… На самом деле, никто не кричал, — осторожно отозвался Хэрн. — Мы просто спорили, причаливать здесь, или нет.

— Это очень хорошо, что вы причалили, — сказал незнакомец. — По Красной реке плывет большой отряд варваров.

Поскольку те, кто плыл, были для него варварами, мы поняли, что он имеет в виду наших соотечественников. Правда, это ничего особо не меняло — опасность все равно сохранялась.

Мы переглянулись.

— Мы лучше подождем, пока они проплывут, — неуверненно произнесла Робин.

— Если хотите, вы можете подождать у меня в укрытии, — вежливо предложил этот варвар.

Нам эта идея не очень понравилась, но мы не хотели, чтобы он понял, что мы — его враги. Мы с Робин и Хэрном снова переглянулись. Утенок же посмотрел на варвара и улыбнулся.

— Спасибо большое, — сказал он.

Я пнула его в лодыжку, но он просто убрал ногу. И секунду спустя уже поднимался по тропинке. Робин тихонько запричитала, как истинная дама, и тоже выбралась из лодки.

Мы с Хэрном не знали, что же делать. Нам казалось, что лучше держаться вместе, — но тогда нам пришлось бы оставить Гулла. Мы попытались его поднять.

— Гулл, пойдем, — попросила я. — Мы идем в гости.

Хэрн тоже принялся подбадривать его, но Гулл не шевелился, а тащить его мы не могли.

Тут моего лица коснулись чьи-то влажные волосы, и от неожиданности я подскочила. Варвар опустился на колени рядом с лодкой, просунулся между нами и посмотрел на Гулла.

— Давно это с ним? — спросил он.

Хэрн посмотрел на меня.

— Пожалуй, с месяц.

Тут над нами нависла Робин.

— Сударь, вы знаете, что это с ним? — нетерпеливо спросила она. — Неужели вы можете нам помочь?

— Ну, кое-чем могу, — отозвался варвар. — Хотя, конечно, было бы лучше, если бы вы привезли его сюда пораньше.

Он встал, и лицо у него сделалось очень серьезное.

— Нам придется подождать, пока варвары не проплывут мимо, — сказал он.

Со склона ссыпался Утенок.

— Я видел вар!..

— Тихо! — прикрикнул на него незнакомец.

И мы услышали голоса и плеск множества весел. Я не видела этих людей, а они говорили все одновременно. Но я все-таки расслышала, как один из них сказал:

— Впереди все чисто. Этих дьяволов нету.

Судя по звукам, лодка была большая и тяжелая и двигалась быстро, благодаря течению и усилиям гребцов. Я подумала, что они, наверное, патрулируют — проверяют, не покажутся ли где варвары. Шум удалился в строну того места, где реки сливались, и стих вдали.

Когда они уплыли, наш варвар сказал.

— Меня зовут Танамил. Это означает «младший брат».

Я не было уверена, что нам стоит называть наши имена, — он ведь мог по ним догадаться, что мы не варвары. Но Робин, как истинная леди, вежливо представила нас всех.

— Это Хэрн, — сказала она, — и Танакви. Моего брата, который лежит в лодке, зовут Гулл. А это Утенок…

Танамил посмотрел на Утенка, который так и стоял на тропе.

— Утенок? — переспросил он. — Не Маллард?

Физиономия у Утенка сделалась почти того же оттенка, что и здешняя земля.

— Маллард, — сказал он. — Утенок — это домашнее прозвище.

Танамил кивнул и перевел взгляд на Робин.

— Я могу угадать ваше имя, — сказал он. — Вы — тоже птица. Яркая птица, птица знамения. Робин?

Робин тоже покраснела и кивнула. Она так смутилась, что совсем забыла, что ей полагается вести себя как настоящей леди.

— А откуда вы знаете?

Танамил рассмеялся. Смех у него был очень приятный — не могу не признать, — очень радостный и заразительный. Нам тоже захотелось смеяться.

— Я странствую в поисках знаний, — сказал он. Потом он взглянул на лежащего Гулла и посерьезнел. — И хорошо, что мы встретились. Он ушел очень далеко.

Мы тоже посмотрели на Гулла. Мы сперва подумали, что Танамил преувеличивает. А потом вдруг заметили, как сильно изменился Гулл за этот краткий промежуток времени. Он сделался еще более худым и бледным, чем всегда. Он лежал с закрытыми глазами, и дыхание его сделалось таким слабым, что его было почти не видать. Скулы выпирали из-под кожи. И вообще кожа так натянулась, что голова походила на череп.

Робин схватилась за руку Танамила. В обычных обстоятельствах она ни за что этого не сделала бы.

— Что с ним? Вы знаете?

Танакви по-прежнему смотрел на Гулла.

— Да, — сказал он. — Знаю. Они пытаются забрать его душу. Он долго и упорно сопротивлялся, но они побеждают.

Хэрна передернуло. Он разозлился. Он всегда злится, когда слышит что-нибудь в этом роде, но таким злым я его еще никогда не видела.

— Да неужто? — сказал он. — И кто же эти «они»? И где, по-вашему, они находятся?

Он так разозлился, что ему трудно было говорить.

Танамил не обиделся. Кажется, он понимал Хэрна.

— Тот, кто тянет сейчас вашего брата к себе — могущественный человек, и я почти ничего о нем не знаю, — сказал он. — Думаю, сейчас он находится у моря.

Тут Хэрн уже не нашелся, что сказать. И как-то резко перестал злиться.

— Гулл постоянно твердит, что ему нужно к морю, — сказала я.

— Значит, человек, который хочет его заполучить, действительно там, — сказал Танамил. — А теперь мне нужно приниматься за работу. Нам нужно спасти вашего брата, но так, чтобы этот могущественный человек ничего не заподозрил. Понимаете? — Он обвел нас взглядом, серьезным и сосредоточенным. — Если что-нибудь в моих действиях покажется вам странным, знайте: я стараюсь сделать как лучше. Вы не забудете об этом?

— Нет, — дружно отозвались мы — даже Хэрн, хотя я была совершенно уверена, что уж он-то станет возражать. Хотя Танамил был варваром, мы почему-то доверяли ему. Он так много знал!

Танамил сказал, чтобы мы вылезали из лодки и постояли пока в тростниках. Мы охотно подчинились. Гулл остался лежать на дне лодки. Танами присел на корточки у самого края воды и принялся копаться в земле голыми руками, потом зачерпнул полные пригоршни влажной красной земли. Мы озадаченно смотрели, как он сгрузил эту землю на тропу — повыше, там, где уже было сухо, — и начал месить, лепить и приглаживать. Время от времени он поглядывал на Гулла, а потом снова принимался лепить. Через некоторое время Хэрн начал посмартивать на него саркастически. А комок земли приобрел вид фигурки молодого человека — очень знакомой фигурки.

— Это же Гулл! — прошептал Утенок. — Вы только гляньте, до чего похоже!

Фигурка и вправду была очень похожа на Гулла. И сейчас, когда я тку эту историю, она стоит у меня перед глазами. Это был Гулл, как живой — только не такой худой, как тот, который лежал сейчас в лодке. Просто поразительно, как Танамил сумел так точно изобразить того Гулла, которого он никогда не знал, — того Гулла, который когда-то смеялся и хвастался тем, что он идет на войну, который плавал по Реке и радостно насвистывал, потому что считал, что жизнь хороша. Я еще помнила этого Гулла — хотя мне приходилось здорово напрячься, чтобы воскресить его в памяти, — но откуда его знал Танамил?

Когда фигурка была закончена, Танамил поудобнее уселся среди тростника и сказал:

— Вы можете присесть, если хотите.

Сел один лишь Хэрн. Остальные остались стоять, обеспокоенно глядя на происходящее. Танамил достал из-под накидки изящную красноватую свирель, сделанную из нескольких связанных вместе тростинок, и заиграл. После первых же нескольких нот Хэрн, который до этого с презрительным видом плел косички из тростника, зачарованно поднял голову. Это была печальная, плачущая мелодия, в которую каким-то образом вплетался отголосок смеха. Ноты скользили одна за другой, переплетались и плыли дальше. Утенок сидел, разинув рот. Робин словно впала в транс. Голос свирели звенел, словно колокольчик, и струился, словно вода. Мне чудилось, будто вдоль всей Реки просыпается весна, и деревья покрываются листвой — но в то же время это была грядущая весна, которой еще только предстояло одолеть печальную зиму. Мне хотелось, чтобы эта музыка никогда не заканчивалась, чтобы она струилась вечно, как сама Река.

Я посмотрела на красную фигурку Гулла, стоящую на тропе. Она порозовела, слегка съежилась, немного зашелушилась — и с каждым мгновением она становилась все тверже. Я готова была поклясться, что песня свирели выжимает воду из фигурки, и она словно высыхает и затвердевает с каждой нотой. Она становилась все розовее, меньше и тверже, и так продолжалось до тех пор, пока в ней, по всей видимости, не осталось ни капли влаги. Танамил все продолжал играть, глядя на фигурку. Он играл до тех пор, пока та не начала белеть. Тогда он завершил мелодию, да так плавно, что я сперва даже не поняла, что он уже умолк. Когда он перестал играть, вокруг не воцарилась тишина. С обоих сторон от нас плескались реки, и ветер шуршал в тростниках, и пели птицы на скалах. И все эти звуки словно впитали в себя музыку Танамила и сохранили ее.

А потом Робин громко охнула и вскрикнула:

— Гулл!..

Я взглянула в сторону лодки и увидела, что Гулл сделался прозрачным. Через него можно было разглядеть борт лодки и край одеяла, на котором он лежал. Я видела волосы у него на затылке, примявшиеся под тяжестью головы. Гулл таял прямо у меня на глазах. Казалось, будто он — отражение в лужице, а лужица высыхает. Она уменьшалась, и Гулл уменьшался вместе с ней, пока не осталось лишь небольшое пространство рядом с рулем.

Хэрн вскочил и занес ногу, чтобы пнуть земляную фигурку.

— Не прикасайся к ней! — гаркнул Танамил.

Хэрн поставил ногу обратно. И в этот самый миг Гулл-лужица окончательно высох. Лодка была пуста.

Мы стояли, побледнев, и смотрели на нее. Мы были слишком потрясены, и не могли вымолвить ни единого слова. Танамил отложил свирель, встал и осторожно поднял фигурку Гулла.

— Вот, — сказал он, держа Гулла в руках. — Теперь он в безопасности.

— Каким образом? — спросила Робин.

— Где он? — спросил Утенок.

— Что вы сделали? — спросила я. И только Хэрн ничего не сказал.

Танамил передал высохшего розового Гулла Робин, и она взяла фигурку, хотя видно было, что она совершенно сбита с толку.

— А что… что мне с этим делать? — спросила она.

— Хранить до тех пор, пока вы не доберетесь до вашего дедушки, — ответил Танамил.

— Но у нас нет дедушки! — сказал Утенок.

Танакви посмотрел на нас с таким видом, словно он не знал, что сказать.

— Я и не знал, до чего же мало вы понимаете, — сказал он в конце концов. Он задумался на мгновение, потом добавил: — У Гулла необычная душа. Если какой-нибудь враг сумеет заполучить ее, он сможет использовать ее в качестве трубы, через которую можно дотянуться до других душ, в том числе — до душ его предков. Я не знаю, было ли это известно человеку, который пытался завладеть душой Гулла, но я знаю, что ни в коем случае нельзя давать этому человеку возможность узнать об этом. То, что я сделал, защитит душу Гулла, а этот человек ничего не узнает. Если я поклянусь вашими Бессмертными, что теперь Гуллу ничего не угрожает, вы мне поверите?

— Такое впечатление, что теперь ему и с нашей стороны ничего не угрожает, — сказала Робин, и Танамил рассмеялся.

— Пойдем ко мне в укрытие и погреемся, — сказал он, — прежде чем вы отплывете.

Уж не знаю, как нас угораздило согласи на его предложение. Ведь Танамил был варваром. Он только что забрал от нас Гулла, а способ, которым он это проделал, свидетельствовал, что Танамил — могущественный волшебник. И все же мы ни об чем этом не подумали. Мы пошли следом за Танамилом по красной тропинке, вьющейся среди камышей. Робин несла Гулла.

Тропа выбралась на травянистый отрог за красным утесом. Отсюда видны были обе реки. Наша Река — мощная, быстрая, извилистая, желтая — уходила в высокую теснину. Вторая река — красная — уступала нашей в размерах, но была такой же быстрой. И в ней было какое-то веселье, которого я никогда не чувствовала в нашей Реке. Она текла меж красных скал и пела. Даже деревья, папоротники и тростники на ее берегах, и те казались зеленее. И все то время, что мы сидели у Танамила, вокруг пели птицы.

Всякий раз, вспоминая укрытие Танамила, я прихожу в замешательство. Я думала, что оно построено где-нибудь у подножия красного утеса, из красной земли и бревен, принесенных Рекой, и что нам придется пробираться через тростники, чтобы подобраться к нему. Но я готова поклясться, что мы вошли внутрь утеса. Нет, правда, — мы должны были находиться где-то внутри утеса, потому что я помню второй выход, ведущий к самому берегу второй реки; красная вода плескалась среди бахромчатых верхушек танакви. Солнечные лучи проходили через тростники и солнечное кружево трепетало на потолке.

Внутри обнаружилась довольно удобная комната, со столом, стульями и грудой покрывал, меховых и тканых. В очаге горел огонь. Ни одного Бессмертного у очага не стояло. Танамил и вправду был варваром. Робин осторожно поставила к очагу маленькую фигурку Гулла. Когда я увидела это, с меня словно спало владевшее мною заклятие — я до сих пор уверена, что это и вправду было какое-то заклятие. Я подскочила, воскликнув:

— Ох! Мы оставили наших Бессмертных в лодке!

Танамил улыбнулся мне своей располагающей улыбкой.

— Не волнуйся. Они берегут лодку для вас.

Я уселась обратно, и надолго забыла и про наше путешествие, и про подстерегающую нас опасность, и даже про Гулла. Вместо этого я просто жила. И все остальные тоже. Хотя Робин под конец это, кажется, не очень нравилось. Но я плохо помню, что там, собственно, происходило. Очень уж все смешалось у меня в голове. Но я долго думала и обсуждала это с Утенком, и понемногу смогла кое-что вспомнить — хотя я не уверена, что мы правильно восстановили последовательность событий.

— Что-то с тобой неладно, Танакви, — сказал мне Утенок. — Ты же всегда все раскладываешь по полочкам, по порядку. Ты еще хуже Хэрна.

Я решила, что Утенок прав, хотя раньше этого не понимала. Если у меня что-то не укладывается в голове на нужное место, то меня это раздражает — в точности как и какая-нибудь неудачная вытканная вещь, вроде той кошмарной синей юбки Робин. Потому-то мы с Хэрном, пока сидели у Танамила, боялись куда больше, чем Утенок.

@GLAVA = 6

Я помню, что мы ели, сидя у очага, и что еда была замечательной. О такой я прежде только слыхала. Тут были лобстеры, и чудесные белые лепешки, и оленина, и еще сушеный виноград. Дядя Кестрел рассказывал нам про виноград. Он растет в Черных горах, на вьющихся растениях, которые свисают с деревьев. Когда я впервые услышала о короле, папа сказал, что тот каждый день ест лобстеров и оленину. Я и не думала, что когда-нибудь попробую их сама. И еще мы пили вино, тоже в точности как король. Вино — это такая красивая розовая жидкость, а в ней пляшут искорки. Танамил сказал, что это вино с Черных гор. Робин плеснула немного вина из своей чашки к ногам фигурки Гулла. Танамил засмеялся, а Робин покраснела. Но Утенок говорит, что за ужином она сделала то же самое.

Странно — я помню только одну трапезу. Но мы должны были поесть и во второй раз, потому что там и заночевали. На самом деле, я помню, как сидела у подножия утеса, грелась на солнышке, глядела на две реки и ела — и все это происходило несколько раз, а не один. Однако же, как я ни стараюсь, я помню только одну трапезу у очага.

Хэрн с Утенком веселились вовсю. Они кувыркались, возились и боролись на груде покрывал. Наверное, я тоже возилась вместе с ними, но не все время. Я смотрела, как Робин танцует. В Шеллинге Робин часто танцевала, если у нее выдавалась свободная минутка, но она никогда не танцевала так, как в тот раз, когда Танамил играл для нее на свирели. Я помню, как она танцевала в комнате, а по потолку над ней скользили солнечные пятна, и как она плясала на траве. Кажется, я даже помню ее на утесе на другой стороне реки, но это уже наверняка полная чушь. Зато я точно помню, что она несколько раз брала Танамила за руку и требовала, чтобы он играл еще. Это совершенно не похоже на Робин. Она очень робкая, и держится всегда очень чопорно. Но я точно помню, что она брала его за руку. А Танамил улыбался и играл еще, и музыка была чистая и прекрасная — сон о музыке. А Робин все танцевала и танцевала.

Утенок тоже захотел научиться играть на свирели. Мы с Хэрном взвыли. Если бы вы слышали, как Утенок поет, вы бы нас поняли! Но Танамил послушно пошел и нарезал для Утенка тростника. Я помню, как летали его пальцы, когда он прорезал дырочки в стеблях тростника и связывал тростинки вместе. Он сделал мундштуки из тех кусочков стебля, где соединятся коленца — там сердцевина твердая. Потом он поставил пальцы Утенка на дырочки и велел тому дуть. Утенок подул. Ничего не произошло.

— Тишина! Слава богам! — воскликнул Хэрн.

— Попробуй сказать в свирель вот так вот: птехвх, — предложил Танамил.

— Птехвх! — сказал Утенок. Физиономия у него сделалась вся красная. А свирель издала всеми дудками одновременно помесь визга с лаем, как будто стадо свиней столкнулось со стаей собак. Мы просто попадали от смеха. Утенок сердито сверкнул на нас глазами и вышел через вторую дверь, ту, которая вела к красной реке. И вскоре мы услышали доносящиеся из тростников коротенькие, неуверенные мелодии.

Хэрн приподнял бровь и взглянул на меня.

— Вот это да! Я и не думал, что он знает хоть один мотив.

Танамил и Хэрна чему-то учил. Я помню, как они сидели на корточках, и Танамил что-то рисовал палочкой в пыли, а Хэрн кивал. А то они еще напрыгивали друг на друга и принимались бороться. Мне нравилось на это смотреть. Я дернула Танамила за руку, прямо как Робин, и сказала:

— Покажи и мне!

И он показал. Кое-что я просто не могла сделать, потому что я не такая сильная, как Хэрн, но зато Танамил показал мне, как использовать силу другого человека против него же. Наверное, если бы в тот момент туда вошел какой-нибудь взрослый враг — например, Звитт, — я могла бы швырнуть его на землю, а может, даже и и убить. Но я не уверена, что мне следует пользоваться этими знаниями. Я думаю о том, кто учил меня.

Зато Танамил научил меня двум вещам, которыми я пользуюсь. Я не помню, с чего вдруг речь зашла об этом, но я ему пожаловалась, что про многие слова не знаю, как их ткать. А Танамил сказал, что нет ничего дурного в том, чтобы составлять собственные узоры — только тогда обязательно надо объяснить другим, что они значат. Но еще он сказал:

— Ты всегда должна использовать правильный узор для обозначения Реки. Это важно.

И он показал мне этот узор, переплетя стебли тростника. Еще он показал мне более выразительный способ сучить пряжу. Он заставлял меня упражняться на тростинках, пока у меня не получилось, как надо. Танамил сказал:

— Используй такую пряжу для самых важных мест твоей истории. Тогда эти фразы станут более выпуклыми и будут выделяться на ткани.

Я так и сделала в нескольких местах этой накидки. И меня вовсе не смущает, что этому меня научил Танамил. Главное, что оно работает.

Я спрашивала у Хэрна, что там такое Танамил ему объяснял, когда писал палочкой в пыли, но Хэрн мне не ответил.

Еще я помню, как Танамил пришел к нам, когда огонь плясал в очаге и его отсветы смешивались на потолке с пятнами солнечного света.

— У каждого из вас должен быть ко мне вопрос, — сказал Танамил. — Спрашивайте.

Сперва мы никак не могли придумать, что же такое спросить. Мне вспомнилось, как тетя Зара любила говорить: «Танакви, тебе следовало бы сказать мне одно словечко. Какое?» Я, конечно же, никогда не могла понять, что она имеет в виду, потому ничего и не говорила, и тетя Зара называла меня грубиянкой. Если бы она хоть раз сказала по-человечески: «Танакви, ты забыла сказать „пожалуйста“», — я бы сразу все поняла и сказала. Вот и с Танамилом получилось что-то в этом роде. Он хотел, чтобы мы сказали что-то определенное, и ему было совершенно ясно, что именно надо сказать. А вот нам не было ясно.

Первым заговорил Хэрн.

— Вы называете себя волшебником?

— В некотором смысле я действительно волшебник, — сказал Танамил, — но я себя так не именую.

И он повернулся к Утенку.

— Вы верите в Бессмертных? — спросил Утенок. Он очень старался, и видно было, что Утенок считает, будто он задал очень умный вопрос.

Танамила его вопрос позабавил. Он запрокинул голову и расхохотался.

— Не так, как вы, — ответил он. — Но они существуют.

Потом он, все еще посмеиваясь, повернулся ко мне.

На мгновение мне показалось, будто я знаю, какой вопрос он хочет услышать от меня, но потом это ощущение ушло.

— Нет-нет! — произнес Танамил. — Ты должна спросить о том, о чем тебе хочется спросить.

Это было ужасно похоже на слова тети Зары о том, что я должна говорить «пожалуйста» потому, что мне этого хочется. А кому этого хочется?

— Пожалуйста, — сказала я на всякий случай, но это было, конечно же, не то. И тогда я спросила: — Откуда вы?

Это был неправильный вопрос. Танамил снова рассмеялся.

— Полагаю, вы бы сказали, что я пришел с Черных гор.

Я окончательно перестала соображать, что к чему. Я же знала, что варвары пришли с моря. Пока я пыталсь хоть что-то сообразить, Танамил повернулся к Робин. И я не знаю, о чем его спросила Робин. Я знаю, что какой-то вопрос она задала, и я думаю, что это был правильный вопрос, и Танамил на него ответил, но я совершенно не помню, о чем у них шла речь. Утенок говорит, что я этого не помню потому, что Робин в этот момент там не было. Он говорит, что Танамил ходил и спрашивал каждого отдельно, и еще говорит, что я все перепутала, потому что это произошло в самом начале, как только мы туда пришли. Но я точно помню, что это было почти в самом конце, и так я и тку эту историю.

То, что случилось еще, случилось уже ночью, и я знаю, что это на самом деле было в конце. Мы все спали на груде одеял, у очага. Нам еще ни разу с тех пор, как мы уплыли из дома, не было так тепло и удобно, так что я не знаю, отчего я вдруг проснулась. Ну, если только Робин и Танамил забылись и повысили голоса во время спора. Я услышала лишь отдельные отрывки из него. Я то засыпала, то просыпалась снова, а они все спорили. Я запишу здесь то, что расслышала.

— Но они должны идти, — говорил Танамил. — Они все связаны друг с другом, и я не могу оставить их здесь навсегда.

— В таком случае, — сказала Робин, — я тоже должна идти.

— Но ты никогда себя не связывала, — сказал Танамил. — Зачем же ты пойдешь?

— Пойду, и все, — сказала Робин. — Я еще давным давно пообещала маме…

— Если бы твоя мама знала, о чем я прошу, — быстро сказал Танамил, — она велела бы тебе сделать, как я говорю.

Мне это показалось нечестным приемом. Танамил никак не мог знать, что сказала бы мама. Но Робин вечно повторяет, что мама хотела бы того, или что ей не понравилось бы то, и я уверена, что Танамил знал об этой привычке Робин. Робин заплакала.

— Я прошу лишь одного: чтобы ты осталась со мной, — сказал Танамил.

Ну ничего себе скромная просьба! Он еще будет запугивать Робин! Я совсем уже собралась сесть и сказать Танамилу пару ласковых, но вместо этого уснула.

Я проснулась оттого, что Робин закричала:

— Я сказала — нет!

— Но почему? — крикнул в ответ Танамил. — Почему, почему, почему?!

— Потому, что ты тот, кто ты есть, — сказала Робин. Она опять плакала — или так и продолжала плакать еще с того момента. — Это будет неправильно.

Мне захотелось дать ей пинка. Она же все равно что напрямую сказала Танамилу, что мы не варвары!

— Что ты имеешь в виду под этим «неправильно»? — нетерпеливо спросил Танамил. — Чем мы друг от друга отличаемся?

— Ну, для начала, возрастом, — сказала Робин.

— Глупая отговорка! — заявил Танамил. В голосе у него звучало негодование, в точности как иногда у Хэрна. Но я обрадовалась, потому что поняла, что Робин пытается исправить свою ошибку.

— Нет ли у тебя каких-нибудь отговорок поумнее? — спросил Танамил.

— Это не отговорки, а причины, — холодно отозвалась Робин.

— Я был несправедлив. Прошу прощения, — сказал Танамил.

Я подумала, что Робин, несмотря на свои ошибки, управляется с ним куда лучше, чем это получилось бы у меня. Наверное, с этой мыслью я уснула опять. Когда я проснулась в следующий раз, Робин дошла до самого худшего.

— Я не понимаю, откуда ты можешь это знать! — еле слышно проблеяла она.

— Знаю, и все, — сказал Танамил. — Ты рискуешь сильнее всех — после Гулла. Я говорю это не просто для того, чтобы убедить тебя…

— А для чего же ты еще это говоришь? — перебила его Робин.

— Ну, уела, — согласился Танамил. — Робин, я не могу заглядывать далеко в будущее, но то, что я вижу, мне не нравится. Останься здесь и позволь остальным уйти. Они унаследовали его упорство. А ты — нет.

Эта его реплика дала Робин моральное преимущество. И Робин не замедлила им воспользоваться.

— А что ты обо мне подумаешь, если я отступлю только потому, что уродилась слабой? — спросила она.

Должно быть, этим она и поставила точку. Когда я проснулась снова, Танамила в комнате не было, а Робин спала рядом со мной. На этот раз меня разбудил Утенок. Он наклонился надо мной; с одной стороны он казался розоватым из-за отсветов пламени в очаге, а с другой стороны его усеивало кружево лунного света, отражавшегося от реки.

— Танакви, — прошептал он, — я кое-что вспомнил. Помнишь ту лодку, в которой было полно народу? Танамил еще сказал, что там варвары.

— Помню, — отозвалась я. Меня вдруг охватил приступ недоверия к Танамилу. Он забрал у нас Гулла, а теперь пытался забрать еще и Робин. Что это мы, свихнулись, что ли, что согласились остановиться у него? Я поняла, что он наверняка наложил на нас какое-то заклятие, и перепугалась, как полная дура.

— А что такое с этой лодкой? — спросила я. — Это же были не варвары, а наши люди, разве не так?

— Нет, — все так же, шепотом сказал Утенок. — Тут такая странная штука — это взаправду были варвары. У них были такие же волосы, как у нас, и коричневые лица — как у него, — и странная одежда, и железные шапки. Почему же он назвал их варварами?

Тут оказалось, что Хэрн, спавший у другого края очага, тоже сидит.

— А ты точно уверен? — шепотом спросил он.

— Совершенно точно. Я их видел, — сказал Утенок.

Мы дружно уставились на маленькую бледную фигурку Гулла, стоящую у очага.

— Значит, он с самого начала знал, кто мы такие, — сказал Хэрн. — Мы…

Тут снаружи послышалось журчание, а потом всплеск. Тростник, росший напротив входа, закачался, и лунный свет обрисовал силуэт Танамила, бредущего по воде. Мы нырнули под одеяла и затихли, так что он не узнал, что мы просыпались. И мы позасыпали обратно. Ни Утенок, ни Хэрн не помнят ничего, что было после того, как мы накрылись одеялами.

На следующее утро Танамил куда-то делся. Укрытие было именно таким, каким оно мне запомнилось с первого взгляда: хижина из старого дерева и красной земли, прилепившаяся к подножию утеса. Единственная дверь выходила на поросший травой уступ между двумя реками. Утро было холодное. Огонь погас, и одеяла куда-то подевались. Во всяком случае, когда я перед уходом заглянула в хижину, там их тоже не оказалось. Мы повскакивали и, дрожа, побежали на солнышко.

Всех опередила Робин, державшая фигурку Гулла.

— Я это понимаю так, что он хочет, чтобы мы ушли, — сурово сказала Робин. — Хотя он мог бы и попрощаться с нами.

— А мог бы и дать позавтракать, — сказал Утенок.

— У нас есть еда в лодке, — сказал Хэрн. — Пошли туда.

Лодка оказалась там, где мы ее оставили. Она покачивалась на воде в крохотной зеленой пещерке среди тростника. Еда и наши Бессмертные были на месте.

— Аж на душе полегчало, — сказал Хэрн. — Ладно, забирайтесь. Поедим по дороге.

— А с чего такая спешка? — спросила я.

— И чего ты раскомандовался? — спросил Утенок.

— Я — глава семьи! — завизжал Хэрн, развернувшись к Утенку. — Изволь слушаться!

Мы с Утенком повернулись к Робин. Робин посмотрела на глиняную фигурку Гулла и пожала плечами.

— Похоже, это правда, — сказала она.

— Тогда ему стоило бы сказать то же самое, но повежливее, — сказал Утенок. И мы с ним сердито посмотрели на Хэрна.

— Я не могу быть вежливым, пока не позавтракаю, — огрызнулся Хэрн. — Меня это бесит. Мы ничего не ели с тех самых пор, как высадились здесь — не считая иллюзий. Ведь правда же, Робин?

— Не знаю, мне так не кажется, — сказала Робин, забираясь в лодку. — Но откуда мне знать?

Мы прошли через заросли тростника, отталкиваясь шестом, вышли к месту слияния двух рек, и ленивый красноватый поток понес нас между двух рядов деревьев, некогда отмечавших берега. Хлеб жутко зачерствел. Капуста завонялась. Мы пожевали морковки, затвердевшего сыра и сушеных фруктов. Утенок настолько проголодался, что сьел луковицу. Из глаз у него тут же хлынули слезы. Мы были продрогшие, раздраженные и как-то мрачно испуганные. Мы знали, что возвращаемся обратно в реальную жизнь, и нам хотелось узнать — почему Танамил задержал нас, и почему теперь отпустил?

— Ты сказал, что мы ели иллюзию, — сказала я Хэрну, когда мы закончили завтракать. — Но ты же не веришь в волшебство.

— Я верю в то, на что я могу посмотреть, — отозвался Хэрн. — Я видел, что произошло с Гуллом. Я ведь чуть не разрушил тогда это заклятие. И жаль, что не разрушил! А та еда была слишком хорошей для настоящей. Мне не хочется верить, что она была ненастоящая, но, боюсь, придется таки это признать. Это… неприятно.

— Ну, не повезло, — вежливо сказал Утенок.

Хэрн пребывал в таком унынии, что даже не врезал Утенку. Он сказал:

— Меня раздражает, что у меня в голове все перемешалось. Я ничего не могу вспомнить толком.

Тут я и поняла, что у Хэрна те же самые проблемы, что и у меня.

— Свихнуться же можно! — воскликнул Хэрн. — Робин, что это такое с нами было?

— А мне откуда знать? — спросила Робин. Она была мрачнее всех.

Мы поставили парус. В его складках обнаружились червяки, жуки и уховертки, а под мачтой обосновались древесные вши и какие-то многоножки. Завидев их, Хэрн нахмурился. И так же хмуро он смотрел и на деревья, пока мы медленно плыли между ними, время от времени меняя галс, когда менялся ветер. Мы не выбирались за них, хотя за деревьями и тянулись широкие полосы воды. Мы же не знали, какая там глубина. Вокруг не было ни души — только деревья среди водной глади.

— Вас в этих деревьях ничего не удивляет? — спросил Хэрн.

Вроде бы ничего особенного в них не было. Мы проплыли под очередной раскдистой кроной, и Утенок начал перечислять:

— Тут растут дубы, вязы, ивы…

— Иди лучше поспи! — рявкнул Хэрн. — Танакви, ты же обычно замечаешь всякие штуки. Что ты скажешь про эти деревья?

Я присмотрелась повнимательнее. Дуб, под которым мы проплывали, был большим — но не каким-нибудь сверхъестественно большим. Он как раз начал покрываться листвой, словно пучками желтоватых лоскутков. Росшие за ним вяз и ивы были совершенно обычными; они уже успели зазеленеть вовсю.

— Но ведь дубы всегда отстают от других деревьев, — сказала я. — По весне деревья именно так и выглядят.

— Вот! — воскликнул Хэрн. — Вот именно! Когда мы подплывали к месту слияния рек, все деревья еще были голые!

Мы потрясенно уставились на молодую листву. Хэрн был прав. Я вспомнила, что сама же и говорила, что здесь, ниже по течению, мы как будто приплыли обратно в зиму.

— А теперь попробуйте вспомнить прошлую ночь, — сказал Хэрн. — Тогда была луна. А теперь, когда мы отплывали, никакой луны не было. Ведь так?

И снова он был прав.

— Как по-твоему, что же произошло? — содрогнувшись, спросила я.

Хэрн нахмурился.

— Прошло много дней. Я не знаю, сколько именно — а хотел бы знать. И еще мне хотелось бы знать, к чему все это было? Что затеял Танамил?

— Ты думаешь, он это сделал, чтобы мы не успели… не успели развести костер для Одного? — спросила я.

На тот случай, если кто-нибудь из тех, кто станет читать мою историю, не знает про Одного, я сейчас все объясню. Раз в год, когда разлив Реки начинает спадать, Одного нужно положить в костер — и он выходит оттуда обновленным. Это странный обычай, но Один — это Один, он не похож на остальных Бессмертных. Я не знаю, что может произойти, если Один пройдет через огонь не в надлежащее время. До сих пор никто не осмеливался это проверять.

Хэрн нахохлился и погрузился в раздумья. У него в глазах появился ледяной холод, который всегда меня пугал. Если мой брат Хэрн вырастет таким же яростным, как теперь, это будет страшный человек. Его ссутуленные плечь и выступающий нос напомнили мне ту тень дяди Кестрела у нас на стене. Хэрн уставился своим ледяным взглядом на белую воду и сказал:

— Нас учили, что Один — наш предок. Нам также сказали, что душу Гулла можно использовать для того, чтобы вытягивать силу нашего предка. Мы слыхали, что варвары это умеют. Мы встретились с варваром, и с нами произошли странные вещи. До сих пор мне казалось, что обычаи, связанные с Одним — полный бред. Но если я верю в то, что произошло с Гуллом у меня на глазах, почему я не должен верить, что опасность угрожает и Одному? Вопрос в том…

— Перестань, Хэрн, — сказала Робин. — Ты должен был заметить, что прошло много дней.

— …когда спадает наводнение? — договорил Хэрн.

— Мы ничего такого не заметили, — сказала я. — А ты что, знаешь, сколько мы там пробыли?

— Я не считала, — отозвалась Робин. — Пожалуй, дней десять.

— Десять дней! — вырвалось у меня. — Тогда не удивительно, что капуста испортилась!

— Ну так а что с половодьем? Оно спадает или нет? — спросил Хэрн.

Мы обеспокоенно посмотрели на раскинувшуюся вокруг нас водную гладь. Река, чья сила теперь удвоилась, несла между деревьями ветви, сучья, солому, листья и сорную траву.

— Ой, гляньте! — закричал Утенок, указывая на ближайший плавающий на воде предмет. Мы посмотрели и обнаружили, что он движется не вниз, а вверх по течению. Мы потрясенно уставились на него.

— Река течет не в ту сторону! — воскликнула Робин.

И битый час ветки, солома и листва продолжали медленно плыть против течения. А наша лодка, увлекаемая ветром, продолжала двигаться вперед. Но нам становилось все страшнее. Мы с Утенком торчали у бортов лодки, глазея на всякий хлам на воде. Мы не могли понять, что это должно означать: конец наводнения или проявление враждебной магии?

— Наверное, этот волшебник, который сидел у моря, теперь повернул Реку вспять, — предположила я.

— Если этот волшебник вообще существует, — сказал Хэрн. — Вспомни, кто нам о нем сказал.

Хэрн смотрел туда, где вода шла легкой рябью, как будто настоящее течение Реки пробивало себе дорогу через этот противоестественный поток.

— Душа Гулла — это одно, — продолжал Хэрн. — Она не может быть такой уж тяжелой. Но чтобы развернуть всю эту прорву воды, нужна такая сильная магия, что я просто не могу в нее поверить. Этому должно быть какое-то другое объяснение.

К нашему изумлению и облегчению, к середине дня ветки и листья развернулись и двинулись в правильном направлении.

Мы плыли целый день. Из-за этих полос воды, протянувшихся за деревьями, нам негде было высадиться. Но к вечеру нам всем уже осточертело есть всухомятку. Когда спустились сумерки, мы увидели, что наша лодка подплывает не то к невысокому острову, не то к небольшой горе. Мы поставили киль и осторожно направились туда. Оказалось, что это крыши какого-то огромного дома, — не особенно высокого, но зато на его месте вполне поместилось бы несколько амбаров. Некоторые крыши были старые и соломенные, некоторые же, новые и крутые, были крыты скользкой черепицей; гребни их украшали раскрашенные резные фигуры, а скаты покрывало множество высоких труб.

— Спорим, что тут когда-то жил король! — воскликнул Утенок.

Мы подумали и согласились с Утенком. Но все обитатели этого дома ушли на войну и не вернулись оттуда. Мы привязали лодку к оконной решетке и выбрались на плоскую черепичную крышу, прихватив с собой наших Бессмертных. Хэрн решил, что мы должны развести для Одного его костер в любой момент, как получится — главное это все-таки сделать. Я еще долго не могла заставить себя прикоснуться к Гуллу, потому взяла Младшего. А когда я поставила его, меня поразило, насколько они с Гуллом похожи. Казалось, будто Гулл сделан из точно такого же зернистого розоватого камня. Но я точно знала, что изваяние Младшего было вырезано много поколений назад.

Единственным источником света было мерцание углей в горшках. Мы содрали с крыши позолоченные фигуры и красно-синие перила, и притащили для растопки охапку соломы. Наш костер, разведенный на черепице, дымил и вонял, и дым стелился над водой.

После ужина мы оставили Робин у костра — она сидела, обхватив колени руками, и на ней была все та же кошмарная синяя юбка, — а сами, хотя уже почти стемнело, полезли по крышам. Мне очень хотелось взглянуть, что там, под этими крышами. Но мне оставалось лишь воображать себе это великолепие. Мы с Хэрном столкнулись нос к носу, когда бродили среди высоких каминных труб, почти прямо над нашей лодкой. Пока мы смеялись, послышался всплеск и поскрипывание нашей лодки, разворачивающейся по течению.

— Опять! — воскликнул Хэрн.

Мы съехали по крутому скату и, конечно же, увидели, что лодка развернулась, а мусор, оставшийся после нашего ужина, плыет в неправильную сторону. Мы опустились на колени и перегнулись через край крыши, пытаясь сообразить, насколько же быстрое это течение. Хэрн взял палку и опустил ее так, чтобы его пальцы оказались над самой водой.

— Это не может быть конец половодья, — сказал Хэрн. — Пальцы у меня намокли.

Тут сзади нас, на крыше, раздался чей-то смех. Я подумала, что это Утенок, и обернулась, чтобы сказать ему про течение. Но это оказалась девушка-варварка. Несмотря на сумерки, я разглядела, что у нее светлые волосы, и что это не Робин. Я ткнула Хэрна локтем в бок, и он тоже обернулся.

— Э-э… добрый вечер, — сказали мы. Не знаю, что в этот момент чувствовал Хэрн, но я от всей души надеялась, что эта девушка подумает, что мы тоже варвары.

— Привет, — сказала она. — А чего вы устроили такую суматоху из-за прилива?

— Прилива? — переспросили мы, моргая, словно сова на свету.

— Ну, вы же должны знать, — сказала девушка. — Море дважды в день поднимается, и его вода идет в Реку.

— А, это! Конечно, мы это знаем, — соврал Хэрн. — Мы… мы просто хотели посмотреть, насколько высоко поднимется вода.

— А, ясно, — сказала девушка.

— Мы знаем, что у моря оно все по-другому, — соврала я.

— Ясно, — повторила девушка и скользнула куда-то за трубы. Я уверена, что она смеялась над нами.

Мы чувствовали себя на редкость по-дурацки. И нам было страшно. Когда Робин и Утенок узнали, что у нас обнаружились соседи-варвары, они захотели отплыть прямо сейчас, невзирая на ночь. Но мы подавили эту идею, потому что в темноте невозможно было разглядеть деревья. Мы долго не спали, но так и не услышали никого из варваров.

@GLAVA = 7

Мы не слышали, как уходили варвары, но наутро кроме нас на крышах никого не оказалось. Мы с Хэрном взобрались на башню, высившуюся в центре, и окончательно в этом убедились.

— Пожалуйста, давайте наконец решим, где мы остановимся, — сказала Робин, когда мы забрались в лодку. — Где мы хотим жить?

— Ну, мы сперва спустимся к морю, — сказал Утенок.

— Ни за что! — возразила Робин. Она указала на розовую глиняную фигурку нашего брата, стоящую на носу лодки. — Подумай о Гулле!

Но тут стало ясно, что Утенок, Хэрн и я — все мы стремимся к морю.

— Я думаю о Гулле, — сказал Хэрн. — Я хочу взглянуть на этого волшебника — если он, конечно, существует. Я собираюсь его изничтожить при помощи реальных вещей. И не слушать ни одного его слова. Только так и можно иметь дело с магией.

— А мне кажется, что тут больше бы пригодилась более сильная магия, — заметил Утенок. — Но я тоже хочу добраться туда.

Я же думала, что мы найдем волшебника у моря, и что это окажется Танамил. Я зарычала, словно собака. И злая я была, как собака — на Танамила и на себя, что я вообще ему поверила.

— Я собираюсь посмотреть на этого волшебника, — сказала я. — И я собираюсь спасти Гулла.

Я знала, что у меня не хватит для этого сил. Я схватила Одного и встряхнула его — вот какая я была злая.

— Он поможет нам! — воскликнула я. — Он лучше!

— Танакви! — возмутилась Робин. — Не смей так обращаться с Бессмертным! Вы все сошли с ума или… или свихнулись!

— Ой, вот только не надо тут нам рассказывать, что ты старшая, и ты лучше знаешь, как надо! — отрезал Хэрн. — Мы вместе приняли решение!

— Ничего я и не рассказываю! — возразила Робин. — Я не знаю, как лучше. Я вообще больше ничего не знаю. Я только знаю, что все это опасно. Если бы я не знала, что в Шеллинге так же опасно, я бы просила вас вернуться домой.

Она опустила голову, и из глаз ее закапали слезы. Хэрн вздохнул.

— Робин, мы найдем себе у моря очень хороший дом, — сказала я.

Чтобы добраться до моря, нам потребовалось четыре дня. А могло бы потребоваться и больше, если бы ветер не подул с юго-востока; он несся над водными просторами, и вода покрывалась мелкой рябью. Благодаря этому ветру мы сохраняли неплохую скорость даже во время прилива, когда его вал поднимался вверх по Реке. С каждым днем он становился все сильнее, и постепенно мы привыкли к нему, и уже ожидали, как ожидают восхода солнца. Он даже оказался полезен — он показывал нам, где на самом деле течет Река. После первого дня деревья, отмечающие ее берега, исчезли. Вокруг теперь раскинулись очень странные края.

Наверное, в этом краю раньше проживало столько людей, сколько я не видела за всю жизнь, и даже подумать не могла, что их бывает столько. Вокруг поднимались какие-то холмики и пригорки. Разлившаяся Река образовывала озерца, цепочки луж и множество небольших речушек. Зачастую мы понимали, что свернули с главного русла, лишь потому, что обнаруживали, что плывем мимо столбов какого-нибудь забора. Дома торчали почти на каждом пригорке, и еще большее их количество скрывалось под водой. Здесь далеко не все дома были сожжены, но людей тут все равно не осталось. Однажды мы рискнули заночевать в пустом доме, но всем нам было там как-то неуютно. Даже когда мы поставили наших Бессмертных в пустые ниши над очагом, все равно чувствовалось, что это чужой дом.

На многих пригорках сидели животные. У нас теперь три кота, Рыжик, Трещотка и Лапушка — мы их забрали с того острова с чайками. Мне нравятся кошки. Робин дала им имена. На одном пригорке было полно собак, но они были дикие и голодные, и они так на нас лаяли и рычали, что мы даже не стали к ним подплывать. Большая часть пригорков была занята овцами. У овец были ягнята — ведь стояла весна. Мы подумывали — может, поймать ли кого-нибудь из них и съесть? — но мы были еще не настолько голодные. У нас оставалось еще много сушеных фруктов и соленой рыбы, а по склонам холмов бродили коровы. Как только мы привыкли к этому краю, так сразу приладились доить этих коров.

На четвертый день плаванья по этим странным краям, к вечеру, горы, которые до этого высились где-то вдали, вдруг встали вокруг нас — в облике невысоких, пустынных холмов. Они были темные, каменистые и бесплодные. Но остров, к которому мы пристали, порос травой и кустарником. Нам навстречу выбежала Лапушка, маленькая и черная, и стала мяукать и мурлыкать. Я никогда еще не видела, чтобы кошка так радовалась людям.

Наутро я проснулась от печальных криков. Я встала и обнаружила, что на воде покачиваются множество птиц, и еще больше этих птиц носятся в воздухе, — я даже заморгала.

— Что это за птицы, такие большие и печальные? — спросила я.

Хэрн рассмеялся.

— Ты что, никогда не видела морских чаек?

— Могла и не видеть, — вмешалась Робин. — Они давным-давно перестали долетать до Шеллинга. А раньше, Танакви, они прилетали к нам и сидели на вспаханных полях. Папа говорил, что они спасаются у нас от весенних штормов.

— Но я-то их помню! — возразил Хэрн. — А Танкви всего на год младше меня.

— Хэрн, уймись, пожалуйста, — попросила Робин. — Я слишком устала, чтобы ссориться еще и из-за морских чаек.

— Они обычно прилетали после половодья, — сказал Хэрн. — Может, это означает, что Река начинает возвращаться в прежние берега?

И он полез проверять глубину. Он почти каждый день пытался измерять ее, чтобы понять, заканчивается ли половодье, но чем ближе мы подплывали к морю, тем сильнее становился прилив, и он сводил все расчеты Хэрна на нет. Вот в тот день Хэрн привязал к кусту бечевку с завязанными на ней узлами. Но бечевка, вместо того, чтобы погрузиться в воду, упорно плавала на поверхности, и Лапушка стала ей играть. Хэрн рявкнул на нее. Даже странно — изо всех из нас Хэрн упорнее всех стремился положить Одного в костер в нужный день.

Утенок подхватил Лапушку на руки.

— И незачем так суетиться, Хэрн, — сказал он. — Когда половодье пойдет на спад, это и так будет видно.

— Но у нас нет берега, по которому это можно проследить! — огрызнулся Хэрн.

— Ну, значит, мы выясним это как-нибудь иначе, — сказал Утенок.

— Перестань меня злить! — сказал Хэрн. — И отпусти кошку.

Тем утром, когда мы отплыли, Робин была какой-то особенно тихой. Конечно, я должна была заметить, что ей нехорошо, но у меня голова была занята другим. Чайки летели за нами и издавали горестные вопли. Я их боялась. Они смотрели на нас своими голодными глазами-бусинками. Когда они плыли по Реке, то казались какими-то неестественно легкими. Мне не верилось, что это и вправду просто птицы. В воздухе чувствовался какой-то свет, блеклый, меловый, как взгляд разъяренного Хэрна, и чайки кружили в нем. Холмы на обоих берегах были невысокими, каменистыми и безлесными; они вставали перед нами, словно стена тумана. Над ними свистел ветер. Все пространство между ними занимала Река. Теперь она стала серой, и ее покрывала сердитая рябь. Там, где вода встречалась с землей, вставали высокие волны с белыми гребнями. Волны накатывались на берег, становясь все выше, а потом делались чересчур высокими, и их белые гребни падали и разбивались об землю. Повсюду слышался лишь грохот этих волн да крик чаек. Я то и дело смотрела на Гулла, чтобы убедиться, что ему ничего не грозит. Мне было страшно.

Хэрн с Утенком тоже начали бояться, когда обнаружилось, что мы больше не в состоянии править нашей лодкой. Здесь, среди стремящихся к морю вод, было столько пересекающихся течений, что никто из нас не мог с ними совладать. Иногда мы стрелой мчались вперед, а иногда еле ползли. А потом, около полудня, нас подхватил прилив и понес обратно к острову Лапушки. Мы поставили парус и принялись бороться с приливом, но нас все сильнее и сильнее сносило влево. За все утро мы проделали от силы две мили.

— Думаю, нам лучше будет взять влево, — в конце концов сказал Хэрн, — и попытаться причалить где-нибудь там.

— Да, давайте пристанем к берегу! — обрадовалась Робин. В ее восклицании прозвучал такой пыл, что мы все посмотрели на нее — и увидели, что она больна. Робин била дрожь, а лицо приобрело странный оттенок — совсем как у лилий в саду у тети Зары. Наверное, зря мы привезли Робин к морю.

— Я причалю в первом же подходящем месте, — пообещал Хэрн.

Утенок схватил одеяло и закутал Робин.

— Робин, может, ты хочешь подержать Леди? — спросил он. Честно признаюсь: мне стало завидно, что они оба так заботятся о Робин. Я обнаружила, что мне трудно быть ласковой с ней — до сих пор трудно. Робин казалась такой уродливой, и дрожала неизвестно из-за чего. Надеюсь, я все-таки не выдала своих чувств. Я дала Робин Леди, но Робин словно забыла про нее, и Леди упала на дно лодки.

— Возьми Младшего, — предложил Утенок.

— Нет! — неожиданно твердо отрезала Робин.

После бесконечного плавания по волнующейся серой воде мы наконец-то приблизились к берегу. Было уже хорошо за полдень. Все вокруг было белесым, преобладали коричневые и светло-желтые оттенки, а в воздухе появился новый запах, напоминающий запах свежепойманной рыбы. Это пахло море. А земля была не сплошной полосой, как мы привыкли, а состояла из цепочки песчаных островков. А настоящая земля — тоже покрытая песком — находилась где-то вдали. Между берегом и островками плескалась вода цвета песка, а об внешний край островков без устали бились волны. Я до сих пор не понимаю, как Хэрну удалось высадить нас на последний островок. Должно быть, он управляется с лодкой намного лучше меня.

Это и был наш последний остров. Он весь состоял из взявшегося коркой песка и порос осокой и колючими кустами, скрюченными из-за постоянного ветра. Ветер выдувал углубления в песке. Мы отыскали самое большое углубление, обращенное спиной к тем местам, откуда мы пришли — отсюда они выглядели как синие горы, — и устроили там лагерь, и даже лодку подтащили поближе, чтобы соорудить для Робин хоть какое-то укрытие. Внизу обнаружилось место, куда течением прибивало всякие штуки.

Утенок только охнул, когда все это увидел.

Там плавали дохлые курицы, утонувшие крысы, головки капусты и прочие кошмарные останки. Но кроме этого там были бревна, и ветки, и водоросли. Из них получился неплохой костер. Мы закутали Робин в накидки и одеяла, но она по-прежнему продолжала дрожать. Мы предложили ей поесть, но она отказалась.

— Я не могу! Лучше дайте мне воды.

— Вода! — воскликнула я.

Мы с Хэрном переглянулись. В кувшине еще оставалось чуть-чуть воды, но здесь, на острове, ее не было. Я спустилась к серому потоку и попробовала воду. Здесь Река уже смешивалась с морем, а море — оно соленое. Не знаю, откуда эта соль берется, но морскую воду пить нельзя.

— И что же нам теперь делать? — шепотом спросила я.

— Мы не можем забрать лодку, — так же шепотом ответил Хэрн. — Робин без нее замерзнет. А течение здесь кошмарное. И я не вижу тут ни одного ручья.

Мы беспомощно посмотрели на невысокий песчаный берег. И, конечно же, Утенок не нашел ничего лучшего, как именно в этот момент громко заявить:

— Пить хочу — просто помираю!

— Заткнись! — хором рявкнули мы на него.

Но Робин уже приподнялась, опираясь на руку. Одеяла свалились с нее. Робин стучала зубами, а губы у нее сделались серо-синие.

— А что, вода закончилась? Я сейчас схожу и наберу…

— Ляжь сейчас же! — потребовала я, сердито зыркнув на Утенка. — Я сама наберу.

Я взяла кувшин и заковыляла вверх по склону песчаного холма. Я понятия не имела, что же мне делать. Я просто впала в глубокое уныние. Я уже потом поняла, что большие открытые пространства всегда нагоняют на меня тоску. Вот и на озере было примерно то же самое. Я ведь выросла среди холмов, где полно было уютных закутков. Здесь же земля была какая-то неправильная. Плоская равнина, серый песок, серая Река и какая-то странная фиолетово-серая дымка. Эта дымка ограничивала обзор. Впрочем, тут все равно не на что было смотреть. Единственное, за что мог зацепиться взгляд, так это за широкую полосу стремительно несущейся серой воды, отделяющей меня от берега. Мне ни в какую не верилось, что я смогу через нее перебраться.

И все же я двинулась вниз, к этому проливу. Я лелеяла робкую надежду — вдруг там вода окажется не соленой? И тут я услышала со стороны пролива крики Утенка. Он вопит так, только когда на самом деле перепуган.

— Помогите! — орал он.

Я помню, что бросила кувшин и помчалась к проливу, вспахивая серый песок и оставляя за собой борозду. Но это был не Утенок. Этот мальчишка был намного младше Утенка. Его несло течением, а он молотил руками по серой воде и орал не умолкая. На какой-то кошмарный момент я застыла, словно вкопанная, глядя на него. Но, видимо, я не просто так стояла и смотрела — когда-то же я успела сбросить башмаки и накидку.

— Плыви! — крикнула я мальчишке. — Плыви, если хочешь жить!

Он меня услышал. Он с новой силой замолотил руками и ногами, поднимая фонтаны брызг, но я увидела, что он совершенно не умеет плавать. Я с разбегу влетела в воду. Я помню, что я завизжала. Здешняя вода была куда холоднее, чем в Реке у Шеллинга, а вместо дна здесь была какая-то топкая дрянь. Тут можно было либо плыть — либо тонуть в грязи. И я поплыла изо всех сил. Я никогда прежде не плавала во время половодья — папа это запрещал. Но мне кажется, что возле нас течение никогда не бывало таким сильным, как здесь — даже в первую ночь половодья. Мои ноги понесло в сторону прежде, чем я оказалась на плаву. Неудивительно, что этот мальчишка так вопил. Я плыла изо всех сил, и все никак не могла переплыть этот узкий пролив.

Наверное, меня вынесло на этого тонущего мальчишку просто потому, что я была тяжелее. Поскольку я пыталась плыть вперед, меня несло наискосок. В общем, я старалась выгребать туда, где я видела его в последний раз. А он опять ушел под воду. Я уже подумала, что он утонул, и что пора думать о собственном спасении, но тут светловолосая голова вынырнула из воды — просто-таки мне в руку. Я вцепилась мальчишке в волосы и потащила его за собой.

Тут начался сущий кошмар. Паника мальчишки передалась и мне. Мы оба молотили по воде, орали и то и дело погружались с головой. Я рявкнула на него, чтобы он умолк, а он завизжал, чтобы я проваливала и оставила его в покое, и принялся обзываться. Я же обозвала его крабомордым недоумком и стукнула. В общем, вода вокруг нас так и кипела. Пока мы дрались, течение протащило нас мимо этого участка берега, и я увидела, что нас несет в море. Я попыталась ухватиться за берег — а рука ушла в него по самый локоть. Я до сих пор иногда вижу это во сне. Берег был мягким, словно творог. Но все-таки мне как-то удалось выбраться на него из засасывающей воды, и теперь нас принялся засасывать уже этот творожный берег. Я барахталась на нем и волокла беднягу за волосы. В общем, я как-то выползла на твердый песок и разревелась от облегчения.

Мальчишка тоже разревелся. Он стоял на четвереньках, и вода текла у него с волос и изо рта. Лицо у него все было в синих и красных пятнах, а голые ноги вообще сделались фиолетовыми. Он был одет в какую-то дурацкую тунику и штаны — в них, небось, было холодно, даже пока он не промок. Мальчишка дрожал. Я тоже.

— Заткнись, — сказала я ему. — Все уже в порядке.

Мальчишка посмотрел на меня так, словно это я была во всем виновата.

— Все, ты спасен, — сказала я. — Мной. Перед тобой человек, который вытащил тебя оттуда. Кстати, а как ты туда свалился?

Кажется, мальчишка сам этого толком не понимал. Во всяком случае, пробормотал он нечно невнятное.

— Ага, ясно, — сказала я. — Ты валял дурака и поскользнулся. Где ты живешь?

Мальчишка посмотрел на меня искоса. Кажется, он сказал: «Не скажу», — но я не уверена. Он все еще не мог говорить нормально.

— А что ты скажешь? — поинтересовалась я.

— Я сказал, что меня туда столкнули какие-то местные.

Он произнес это очень громко и отчетливо, и вызывающе посмотрел на меня. Обычно так смотрят, когда нагло врут.

— Врешь, — сказала я. Но я это сказала, не подумавши. Этот вредный мальчишка был варваром. Наши мокрые волосы были одного цвета. Я подумала было, что если бы я дала ему утонуть, то отомстила бы хотя бы за папу. Но что стал бы с ним делать папа? В общем, не могла я там стоять и смотреть, как он тонет.

— Шел бы ты домой и переоделся в сухое, — сказала я. — Где тут можно взять воды?

Мальчишка снова посмотрел на меня искоса и указал на пролив у меня за спиной.

— Очень смешно! — возмутилась я. — Ты чего, издеваешься?

Мальчишка быстро покачал головой.

— Мне нужна питьевая вода. Я как раз ее искала, когда услышала твои вопли.

Он осторожно посмотрел на меня краем глаза. Возможно, он понял, что я не из варваров. В общем, он почему-то относился ко мне с опаской и почтением.

— Вода там, — сказал он и кивком указал на песчаный холм над нами.

— Покажи, — потребовала я.

И мы, дрожа вовсю, побрели прочь от берега. Мы поднялись на один песчаный холм и обогнули другой. Ветер был пронизывающий. Меж двух холмов обнаружился странный ручеек, очень спокойный и мелкий. Он вытекал из песчаного склона на высоте моего роста и вместо того, чтобы течь к реке, уходил в песок у моих посиневших ног, и исчезал в нем. Я попробовала воду. Вода оказалась хорошей.

— Спасибо, — сказала я. — А теперь можешь идти домой. Но я бы тебе советовала сказать дома правду. Если ты примешься плести небылицы насчет местных, которые столкнули тебя в воду, я об этом как-нибудь узнаю, приду и надаю тебе.

Не хватало еще, чтобы он стал сваливать собственные дурацкие выходки на наших людей!

— Угу, ладно, — пробормотал мальчишка, ковыряя песок босой ногой. Заметно было, что я произвела на него сильное впечатление. Он был намного младше Утенка.

— Вот и хорошо, — сказала я. — Давай, иди.

И мальчишка исчез, подняв фонтан песка — я даже договорить не успела. Он так и не потрудился сказать «спасибо». Неблагодарное варварское отродье!

Я присела рядом с ручейком, с интересом разглядывая его. С тех пор я успела узнать, что здесь, в Устье, такие ручейки — штука обычная. Но до того момента мне не приходилось видеть ничего подобного. Я немного покопалась в песке, но так и не поняла, откуда же он вытекает. Потом я заметила, что продрогла до костей, и сообразила, что нести воду мне не в чем. Я встала и поковыляла к берегу — окоченевшие ноги плохо меня слушались. В конце концов, я увидела наш островок.

Берег, на котором я стояла, был немного повыше, и мне было хорошо видно, как Утенок с Хэрном обеспокоенно склонились над вспаханным песком — в том самом месте, где я влетела в пролив.

— Эй! — крикнула я. — Где там кувшин?

Утенок с Хэрном так и подскочили. Я расхохоталась. Они сперва уставились на море, почему-то решив, что я должна быть там. Это было очень глупо с их стороны, потому что за то время, пока я копалась в песке у ручья, начался отлив, и вода в проливе теперь текла в другую сторону. Пролив сделался уже, мельче и куда спокойнее.

Утенок сбегал и подобрал кувшин. Хэрн принялся орать и спрашивать, как я перебралась через пролив, а я попыталась рассказать про это варварское отродье, но из-за ветра ни ему, ни мне ничего не было слышно толком. Тут к берегу галопом примчался Утенок с кувшином в руках и ринулся прямиком к воде. Тут до меня дошло, что он собирается переправиться через пролив.

— Стой! — заорала я на него, вспомнив про топкое дно. — Я все равно уже мокрая!

Если бы я сказала ему про грязь и течение, это бы его не остановило. Так что я сама поспешила обратно. Ноги вязли в грязи, но по сравнению с тем, что тут творилось прежде, это были пустяки. Вода дошла мне до колен — я настолько продрогла, что она казалась мне теплой, — а потом до пояса, но не больше. А течение сделалось совсем слабым. Если б я сама не испытала, каково тут было совсем недавно, то, наверное, и не поверила бы.

— И чего было орать? — поинтересовался Утенок, когда я выбралась на их берег. — Я прекрасно тут перешел бы.

— Я же тебе сказала — я все равно уже мокрая, — сказала я. Я забрала у него кувшин и побрела обратно. На этот раз вода доходила мне всего до середины бедра, и я сказала себе, что никогда не пойму этот прилив.

Когда я вернулась обратно с полным кувшином, пролив сделался еще уже. Теперь это был бодрый соленый ручей, глубиной всего-то мне по колено. По обе стороны от ручья раскинулись широкие полосы коричневого песка, но ноги погружилась в него не глубже чем по щиколотку. Песок чавкал, вода утекала, а какие-то червяки кишели у меня под ногами.

Хэрн забрал у меня кувшин с водой.

— Хорошо, что прилив закончился.

— Вовсе и не закончился, — сказала я. — Он идет вверх по Реке.

— А почему здесь тогда так мелко? — спросил Утенок.

— Наводнение спадает! — хором сказали мы. У нас сразу полегчало на душе. Все-таки мы не пропустили из-за Танамила тот момент, когда следовало разводить костер для Одного.

— Какая жалость, что Робин заболела именно сейчас! — сказал Утенок.

— Тут неподалеку варвары, — сказала я. — Можно ли при них разводить костер? Я вытащила из воды какого-то варваренка.

— Ну, с этим ничего не поделаешь, — сказал Хэрн и вздернул голову — он всегда так делает, когда принимает решение. — Я не позволю никаким варварам, волшебники они или нет, вмешиваться в дела Одного. Давайте собирать дрова.

Для Одного разводят специальный костер. Его следует разжигать от огня, взятого из нашего очага. Обычно мы разводили этот костер за домом, на берегу Реки. И теперь я, дрожа и шлепая к нашему лагерю, от души надеялась, что Одному это не покажется слишком странным — что мы развели для него костер на этом несчастном островке. Обычно мы устраивали праздник, но сейчас я понимала, что нам не до праздника. А потом я увидела Робин.

Робин стало хуже. Она дрожала — совсем как я, — но при этом сбросила с себя одеяла и большую часть одежды. Робин сказала, что ей очень жарко.

— Очень пить хочется! — пожаловалась она.

Я дала ей напиться и снова укрыла ее одеялами. Одежду Робин надевать не стала. Она отбросила ее в сторону, и теперь на ней умостились кошки.

— Ну, раз ты не хочешь одеваться, я сама ее надену, — сказала я. — А то я вся мокрая.

Я настолько продрогла, что у меня просто не было сил лезть в лодку, копаться в тюках и выискивать там свою запасную одежду. Я натянула нижнюю рубашку Робин и ту кошмарную синюю юбку. Моя накидка, ясное дело, осталась сухой, как и башмаки, и я их надела. Кошки подошли и снова расселись на юбке, прямо поверх меня, и это помогло мне согреться. Но Робин продолжала дрожать и выглядела еще ужаснее, чем раньше.

— Что-то я совсем разболелась, — сказала она.

— У тебя опять речная лихорадка, — сказала я. — Это скоро пройдет.

— А где мальчишки? — спросила Робин.

— Гулл в лодке, — ответила я. — Хэрн и Утенок собирают дрова для Одного. Половодье заканчивается.

Робин снова подхватилась.

— Ох, я должна за этим присмотреть! Они же вечно что-нибудь напутают!

— Ляг обратно, — сказала я. — Они прекрасно могут развести костер здесь, чтобы тебе все было видно, и ты прямо отсюда скажешь им, что и как делать. Но если ты будешь вскакивать, я скажу им, чтобы они тебя не слушались.

Я обращалась с Робин так же, как всегда — то есть, без особой доброты. Я старалась быть терпеливой, но больная Робин сделалась еще доставучее здоровой.

Хэрн с Утенком притащили кучу дров. Они притащили эти колючие кусты чуть ли не со всего острова. Они были полны решимости устроить хороший костер, вопреки всем сложностям. Они расчистили в песке, немного повыше нашей стоянки, ровную площадку, и сложили на ней дрова для костра, руководствуясь указаниями Робин. Времени на это ушло много, зато получилось хорошо.

Когда все было готово, Хэрн, как глава нашей семьи, забрал Одного из лодки и поместил в нишу, которую мы соорудили в центре кострища. Один выглядел так же, как и всегда: темный, суровый, усеянный небольшими блестками. Трудно было поверить, будто он знает, что происходит. Робин сидела между мной и Утенком, а Хэрн тем временем поджег дрова уголком, взятым из нашего горшка для углей.

— Да очистишься ты от праха! — хором сказали мы. — Возвращайся к нам в своей истинной силе!

Мы всегда так говорили. Потом мы сидели и смотрели на бушующее на ветру пламя. Костер наш все-таки казался меньше, чем на самом деле. При этом освещении языки пламени казались бледными и иззубренными. Но вскорости они поглотили Одного. Горящие ветки вылетали из костра, поднимались над гребнем холма, кружили на ветру и падали в воду.

Мы смотрели на огонь и думали, что никогда еще не разводили такого хорошего костра. И тут мы услышали крики.

— Что это? — спросил Робин.

— Эй, там, на острове!

— Я схожу, — сказал Хэрн. Естественно, мы с Утенком отправились вместе с ним.

На противоположном берегу, за ручьем — все, что осталось от бурного пролива, — стояла шеренга варваров.

— Эй, вы! — кричали они. — Идите сюда!

@GLAVA = 8

Сперва мне показалось, будто эти варвары — чудовищно высокие, и головы у них странной формы. Но потом я поняла, что на них железные шапки с высокой макушкой. Странными они казались из-за украшений из перьев, пучков меха и разноцветных кисточек. Одеты они были в туники, вроде той, которая была на мальчишке, но еще на них были высокие сапоги, перчатки с крагами и бьющиеся на ветру тяжелые плащи — этот наряд казался несколько более теплым. Все это были сильные, рослые мужчины. Трое опирались на копья. Еще двое держали какие-то штуковины вроде короткой дощечки с лучком на конце. Мы поняли, что это и есть те самые арбалеты, про которые нам рассказывал дядя Кестрел — те, которые могут прострелить двух человек за раз.

— Нас выдал огонь, — сказал Хэрн. — Давайте притворяться, будто мы тоже варвары.

— А как мы это сделаем? — спросила я. — У нас же Один в костре!

— Тихо! — шикнул на меня Хэрн. Варвары снова принялись кричать и требовать, чтобы мы подошли к ним.

— А зачем? — крикнул в ответ Хэрн. — Чего вам надо?

Варвары продолжали кричать и подзывать нас. Мы не могли толком расслышать их слов.

— Они что, говорят что-то про короля? — удивился Утенок. Непонятные крики и кивки продолжались, но никто из варваров даже не попытался перейти через пролив. Они, как и я до того, боялись, что могут утонуть в этой грязи. Но поскольку мы не трогались с места, те двое, у кого были арбалеты, прицелились в нас.

— Наверное, нам лучше будет подчиниться, — сказал Хэрн. — Танакви, пойди скажи Робин, чтобы она лежала тихо и присматривала за Одним. Только не беспокой ее.

Они с Утенком собрались подойти к варварам, пока я буду бегать успокаивать Робин. Никогда им этого не прощу! Но когда я вернулась к нашей стоянке, Робин спала, кошки свернулись вокруг нее клубочками, а костер Одного полыхал вовсю. Я подбросила в него еще дров и со всех ног помчалась обратно. И подоспела как раз вовремя: Хэрн с Утенком вошли в воду. Я подобрала подол юбки и зашлепала следом за ними.

Варвары оказались выше, чем я думала. На них были железные жилеты, и выглядели эти штуки еще более странно, чем шапки. У всех варваров была смуглая кожа и длинные носы, как у Хэрна, а из-под железных шапок спускались волосы, такие же светлые, как наши, или немного потемнее, цвета песка. Мы смотрели на варваров, а те, с не меньшим интересом, на нас.

— Все именно так, как рассказал Кед! — заметил один из них. — Кто бы мог подумать! Скажите, уважаемые, кто из вас недавно вытащил мальчика из воды?

Варвары говорят с каким-то странным акцентом, и из-за него их трудно понять. Они повышают голос не там, где надо. Потому-то я еще тогда плохо понимала этого сопляка-варваренка. Когда говоришь с ними, приходиться вслушиваться изо всех сил, как будто ты вдруг сделался глуховат.

— Э-э… ну, я, — сказала я.

Варвар удивленно приподнял бровь. В волосах у него виднелась седина, а сам он выглядел как важная особа.

— Малый сказал, что это был парень.

— На мне была одежда моего брата, — объяснила я.

— Она промокла, и ей пришлось переодеться, — добавил Утенок.

— Если это, по вашему мнению, важно, — сказал Хэрн.

Варвары выслушали нас очень внимательно, сосредоточенно хмурясь. Наверное, им тоже трудно было разбирать нашу речь.

— Это важно, уважаемые, — сказал тот седой варвар, — я должен знать, кого же мне отвести к королю.

Он несколько виновато кашлянул.

— А не затруднит ли вас всех троих пройти со мной?

Прямо странно: отчень это он вел себя так вежливо? Наверное, чтобы мы меньше боялись. Но люди с арбалетами по-прежнему держались настороженно и не убирали стрелы с тетивы — и постоянно оглядывались по сторонам. Я тоже посмотрела по сторонам и подумала, что они, наверное, собираются стрелять не в нас.

Хэрн держался очень хорошо. Он толком не понял, о чем его спрашивает этот человек, но повел себя так, как будто что-то обдумывает.

— Мы с радостью встретимся с вашим королем, — сказал он и изящно склонил голову.

— Сюда, пожалуйста, — сказал варвар. Он развернулся и зашагал прочь. Другой копьеносец выпростал копье из складок плаща, обогнал седого и пошел впереди. На копье оказался флаг, украшенный какими-то разноцветными гербами. Мы шагали следом за ним по песчаным холмам, и нам чудилось, будто мы снова в Шеллинге и идем в Речной процессии. До сих пор я видела только те флаги, которые употреблялись в религиозных целях, но на этом флаге, который вился у нас над головами, не было никаких изображений, которые могли бы быть связаны с религией.

Идти пришлось недалеко. Мы взобрались на высокий берег — тут песок был посуше и брался коркой. Берег порос деревьями, и все они росли под наклоном, как будто повернулись спиной к морю. И там, за еще одной песчаной рекой, обнаружилось скопление домов — не больше Шеллинга. Как позднее сказал Утенок, мы бы перепугались до смерти, если бы знали, что разбили лагерь в двух шагах от короля варваров. Предполагалось, что мы должны бы были узнать королевский лагерь с первого взгляда. Но это была просто куча потрепанных шатров и хижин, выстроенных их плавника. Она казалась беднее самого бедного селения, какое мне только доводилось видеть. И однако же над хлипкими крышами реяли флаги, горделиво и набожно.

— Что ж это за король, к которому мы идем? — одними губами произнес Хэрн.

Но мы с Утенком не были настроены столь презрительно. Арбалетчики могли перестрелять нас здесь с таким же успехом, как и во дворце.

Седой варвар вошел в один из потрепанных шатров. Мы остались ждать снаружи, в компании флага и арбалетов. Поскольку это был шатер, мы слышали сквозь хлопанье полога на ветру, о чем говорят внутри. Слышать-то слышали, а вот понимали с трудом.

— Лорд, я привел сюда троих юных волшебников, — услышала я, — и плохо понимаю, что делать дальше.

Следующие слова заглушило хлопанье полога. Потом послышалось:

— Я думаю, лорд, что на этот раз Кед сказал правду. Их трудно понять, а по одежде они похожи на местных.

Потом они заговорили так быстро, что я вообще перестала что-либо разбирать. Потом посланец сказал:

— Да, лорд, я согласен. Возможно, это именно то, что вам было нужно.

Мы все это время стояли у шатра, и нам было не по себе. Мы не знали, зачем мы понадобились королю. Мы думали про Гулла и про Танамила. И нам чудилось что-то зловещее в том, что хотя в лагере было полно варваров, они не сбегались поглазеть на нас, как это непременно сделали бы жители Шеллинга. Я только заметила, что девушки и женщины с металлическими кувшинами идут к речке за водой и стараются пройти мимо нас. Возможно, им вовсе и не нужна была вода. Это просто был повод взглянуть на нас. Среди них не было ни одной, которая могла бы сравниться с Робин, но зато мне понравились их облегающие одежды. Мужчины и мальчишки тоже подыскивали какие-нибудь поводы, чтобы пройти мимо нас. Один принялся убирать какой-то хлам. Другой провел мимо нас рослого коня. Какой-то мальчишка брел с мешком от одной хижины к другой. В общем, за нами постоянно исподтишка наблюдали, и от этого становилось неуютнее всего.

Наконец посланец вышел и приподнял полог шатра, пропуская нас внутрь.

— Пожалуйста, заходите. Мой лорд ждет вас.

К этому моменту мы уже немного привыкли к их манере речи. Мы вошли в шатер. Все мы помнили о Гулле и держались настороженно. Король встал, приветствуя нас. Он это сделал из вежливости. Но Утенка настолько одолели мысли о Гулле, что он выпалил:

— Здесь никто не заберет мою душу!

— Думаю, вы в этом разбираетесь куда лучше меня, — вежливо сказал король. — Но все-таки позвольте вас заверить, что об этом не может быть и речи.

Он был не старше Гулла и не выше Хэрна. Мы стояли и глазели друг на друга, и обе стороны чувствовали себя неловко. Король и вправду был очень похож на Хэрна — только он был потоньше и вид у него был какой-то нездоровый. И, кажется, он прихрамывал — но этого я точно не скажу, потому что при разговоре с нами он почти все время сидел. Рядом с королем Хэрн выглядел на удивление рослым и крепким. Я уверена, что с тех пор, как мы уплыли из Шеллинга, Хэрн здорово подрос. Но у обоих была одинаковая посадка головы и одинаковые длинные носы, и оба они это знали. Они смотрели друг на друга со жгучим интересом; такой интерес перерастает либо в дружбу, либо в ненависть.

— Я — Карс Адон, — сказал худощавый юный король, — сын Кинирена. Теперь, когда мой отец умер, кланы принесли клятву верности мне.

Он вовсе не хвастался, говоря об этом. Он просто сказал об этом, как о факте, чтобы мы знали, с кем имеем дело. Меня поразило, что он назвал себя Адоном. Это ведь одно из тайных имен нашего Одного, и его не произносят вслух.

— Быть може, вы хотите присесть? — добавил король и неловко улыбнулся нам. И сам опустился на походное деревянное кресло, обитое кожей.

Это кресло нельзя было назвать красивым, но это была единственная приличная вещь в шатре. Перед креслом кто-то поставил толстый чурбак, табуретку доярки и перевернутую корзину из ивовых прутьев. Хэрн сел на табурет, и я поняла, что он сделал это из вежливости — так он был ниже Карса Адона. Утенок выбрал корзину, а я очень осторожно примостилась на чурбак. Чурбак шатался.

— Скажите, пожалуйста, — спросила я, — а ваше имя имеет какое-то значение?

Карс Адон хорошо разбирал нашу речь.

— Нет, — ответил он после короткой паузы. — Это просто имя. А что?

— Просто наши имена всегда что-то означают, — объяснил Утенок. — Я вот — Маллард, он — Хэрн, а она — Танакви. А нашего отца звали Клости Улитка.

Я заметила, что Карсу Адону это показалось до чрезвычайности странным, но он был слишком вежливым, чтобы так и заявить.

— Я, как и Кед, принадлежу к клану Крепости, — сказал он и, как мне показалось, взглянул на нас выжидающе. — Я должен поблагодарить вас за то, что вы спасли Кеда. Я в долгу перед вами.

Он говорил совершенно серьезно. По его тону я подумала, что тот мальчишка приходится ему братом.

— Ну что вы, пустяки, — сказала я, и не стала добавлять, что этот Кед — неблагодарный звереныш. — А что, он приходится вам близким родственником?

— Да нет, пожалуй, — неуверенно произнес Карс Адон. — Но он, конечно же, принадлежит к моему клану. И я благодарен вам, даже если он и не выказал благодарности. Нас осталось так мало… — Король вздохнул, но похоже было, будто он не привык давать волю печали. Карс Адон выпрямился и улыбнулся нам. — То, что рассказал Кед по возвращении, заставило меня послать за вами. Простите меня. Я знаю, что вам, волшебникам, приказывать не полагается. Но Кед клялся, что тот человек, который спас его, прошел по бурной воде, и не просто выдернул его из самого устья Реки, но еще и вынудил его сказать всю правду об этом происшествии. А когда Арин пришел за вами, он собственными глазами увидел, как вы трое спокойно прошли там, где его засосало бы с головой, и понял, что Кед сказал чистую правду. А всем нам известно, — очень серьезно произнес Карс Адон, — что всякий, кто способен совладать с этой чудовищной Рекой — настоящий волшебник. Хотя лично я склонен думать, — с улыбкой добавил он, — что для того, чтобы заставить Кеда сказать правду, нужна куда более могучая магия.

Мне было изрядно не по себе. Я видела, что Хэрн и Утенок стараются не смотреть на меня и еле сдерживают смех.

— Я думаю, мы все-таки не волшебники, — сказала я.

— Говори про себя, — сказал Утенок. Корзина под ним затрещала. — Лично я обладаю некоторыми сверхъестественными способностями.

Иногда Утенок становится ничуть не лучше этого Кеда.

Карс Адон снова посмотрел на нас выжидающе, как будто ожидал услышать от нас нечто иное. Когда же мы промолчали, он неловко произнес, словно напоминая нам о необходимости выполнить некий долг:

— Прежде, чем продолжить разговор, не могли бы вы сказать, к какому клану принадлежите и кому обязаны верностью?

Момент был тяжелый. Мы с Утенком понятия не имели, что сказать. Я ожидала, что Хэрн что-нибудь сделает, и я пойму, в каком он настроении, но Хэрн продолжал безмолвствовать. Чурбан подо мной шатался, а в душе у меня страх боролся со стыдом. Мне было стыдно, потому что этот Карс Адон был совершенно уверен, будто мы варвары, такие же, как и он. И я боялась, что он обнаружит, что мы ему не соплеменники, и прикажет нас убить.

— И Кед, и Арин сказали, что говорите вы странно, и одеты, как местные, — сказал Карс Адон. — Теперь я и сам это вижу. Значит, возможны лишь два варианта.

На смуглой коже проступил румянец, и я поняла, что по его представлениям, он сейчас ведет себя жутко невежливо.

— Вы принадлежите к какому-нибудь небольшому западному клану, из числа тех, что пришли сюда раньше нас. Простите. Либо вы — из людей Канкредина.

С его точки зрения, это было настолько невежливо, что король не мог заставить себя взглянуть на нас.

— А кто такой Канкредин? — поинтересовался Утенок.

Карс Адон потерял дар речи. Он понимал, что ведет себя грубо, и ему хотелось отвести взгляд, но, услышав, что Утенок якобы никогда не слыхал про этого Канкредина, потрясенно уставился на Утенка — проверить, не притворяется ли он. Король то смотрел на нас, то отводил взгляд, то сжимал руки, то принимался комкать полу своего плаща, и нам окончательно стало паршиво на душе.

— Канкредин… — протянул король. — Канкредин — это величайший из магов. Это его корабль стоит за наносной песчаной косой. Уж корабль-то вы должны были видеть!

Хэрн вскинул голову. А Утенок совершенно невозмутимо — я и не подозревала, что он умеет так ловко врать! — сказал:

— Мы подозревали, что там есть корабль, но его скрывал колдовской туман.

— Да, это и был Канкредин! — нетерпеливо воскликнул Карс Адон. — Нас предупредили, чтобы мы держались подальше от этого тумана. Именно о Канкредине я и хотел с вами поговорить. Вы видели…

— Одну минуту, — перебил его Хэрн. — Прежде, чем вы продолжите…

До сих пор Хэрн не произнес ни единого слова. Он сказал потом, что все это время старался понять, что за человек этот Карс Адон.

— Прежде, чем вы скажете еще хоть слово!.. — отрывисто произнес он, вскочил со своего табурета и кинулся к выходу из шатра. Карс Адон удивленно уставился на Хэрна. Вот это и вправду было совершенно невежливо.

— Хэрн! — возмутилась я.

— Отойдите! — скомандовал Хэрн, выглянув из шатра. Он говорил очень громко и очень медленно. — Я хочу сказать королю кое-что, предназначенное только для его ушей.

Снаружи послышались дружные многоголосые возражения. Я подумала, что там столпились все обитатели лагеря.

— Я знаю, — сказал Хэрн. — Но вы можете охранять его с такого расстояния, откуда нельзя будет слушать разговор. Отойдите все вон к той хижине!

Возражения усилились.

— А чего вы боитесь? — поинтересовался Хэрн. — Если бы мы хотели, то уже успели бы перенести короля на вершину любой из Черных гор. Я клянусь, что мы не тронем ни волоска на его голове, ни на голове его души. Но я должен поговорить с королем наедине. Отойдите все!

Со всех сторон от шатра послышались шаги. Должно быть, там собрались все варвары. Хэрн огляделся, проверяя, все ли отошли, потом вернулся вовнутрь. Карс Адон вскинул голову и смерял Хэрна надменным взглядом. Я им восхищалась. Карс Адон явно боялся, что Хэрн может наложить на него какие-то ужасные чары, — и, тем не менее, он дал ему понять, кто здесь король. А Хэрна, насколько я могла заметить, трясло от собственной наглости. Когда он поймал взгляд короля, то мгновенно покраснел.

— Прошу прощения, — сказал Хэрн и уселся обратно на табурет. Я думаю, у него подкосились ноги. — Мне пришлось убрать их подальше, потому что я намерен быть честным с вами — но мне не хочется, чтобы нас убили на месте. Прежде, чем вы станете говорить с нами о Канкредине, я хочу сказать вам, что мы не принадлежим ни к какому клану и вообще не принадлежим к вашему народу. Мы, как вы выражаетесь, местные.

— Но как такое возможно? — спросил Карс Адоню — Вы выглядите в точности как мы.

Вот теперь он взаправду испугался. И я тоже. Когда Хэрну втемяшивается в голову очередная его безрассудная идея, никогда заранее не угадаешь, что же получится в результате.

— Отец моего отца, и его праотцы родились здесь, на Реке, — сказал Хэрн, — насколько мне известно. Я хотел сказать вам об этом, дружбы ради. Ну, и чтобы предотвратить ошибку. Что же касается всего прочего… ну, вы уже сообщили нам, что вас немного, что ваш отец умер, что вы вынуждены стоять лагерем здесь, в этом незавидном месте, что у вас трудности с провизией и какие-то проблемы с Канкредином.

Я была ошарашена. Но Хэрн был абсолютно прав. То, чего Карс Адон нам не сказал, мы могли увидеть и сами — для этого достаточно было взглянуть на его лагерь.

— Так что прежде, чем вы поделитесь с нами вашими планами и тайнами, — сказал Хэрн, — я должен предупредить вас, что мы с вами враги. Если бы я этого не сделал, мы бы все равно выдали себя, так или иначе, и тогда вы убили бы нас, и мы потеряли бы возможность помочь друг другу. Я прав?

— Д-да, наверное, — отозвался Карс Адон. Он смотрел на Хэрна с сомнением. Королю хотелось довериться Хэрну — так его замучали все эти проблемы, — но он не был уверен, можно ли это сделать. Не могу его за это упрекнуть. Я сама не уверена, что могу доверять Хэрну.

— Ну так почему вы послали за нами? — спросил Хэрн.

— Может, он уже не хочет говорить с нами об этом, — вмешался Утенок. Он явно считал, что Хэрн свихнулся.

— Пожалуй, все-таки хочу, — сказал Карс Адон. — С магом можно совладать только при помощи другого мага. Я уверен, что вы обладаете достаточной силой, чтобы добраться до корабля Канкредина и самого Канкредина. Но я не хочу посылать к нему врагов или рассказывать вам…

Он смешался и умолк, не зная, что сказать.

— Скажите нам то, без чего никак нельзя обойтись, — предложила я.

— Может, вас успокоит то, что мы все равно собирались повидаться с Канкредином, — сказал Хэрн. — Мы просто не знали, что его именно так зовут. И хотя по рождению мы — ваши враги, наши соотечественники нас не любят. Они думают, что мы тоже варвары.

Вы себе даже не представляете, с какой горечью Хэрн произнес эти слова. Он, должно быть, вспомнил Звитта, и тетю Зару, и Гулла, и впервые за долгое время разозлился как следует. Карс Адон смотрел на него в полнейшем изумлении.

— А почему вы варвар? — спросил Утенок у Карса Адона.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, — отозвался Карс Адон.

— Вы верите в Бессмертных? — уточнила я.

Карс Адон улыбнулся.

— Мы не ставим кукол у наших очагов, если вы об этом. Бессмертные — это не глиняные фигурки. Но я надеюсь, что после смерти присоединюсь к ним.

Я возмутилась, но вместе с тем не могла не признать, что Карс Адон по-своему тоже верит в Бессмертных.

— Что ж, — произнес вдруг Карс Адон, — раз вам уже известно так много, я расскажу вам и остальное. Канкредин все это время сидел у себя на корабле и боролся с мощью вашей Реки. Но когда моего отца убили, Канкредин узнал об этом и послал одного из своих магов за нами, и велел нам оставаться здесь. Он пообещал, что завоюет эту землю для нас, несмотря на Реку. Но пока мы здесь ждали, тех, кто не погиб от руки местных, поглотила Река. Эта Река — ненасытное чудовище. Она унесла прочь все наши корабли, кроме одного-единственного. Канкредин разгневал ее своими заклинаниями, и она восстала в еще большей мощи, чем обычно. А пострадал из-за этого не Канкредин, а мы.

Эти слова вполне могли бы принадлежать Звитту или тете Заре. Но Карс Адон явно верил в то, что говорил.

— Некоторое время назад я понял, что нам нужно уходить, — сказал он.

— Вы собираетесь отправиться домой? — с надеждой спросила я.

— Похоже, ничего другого нам не остается, — сказал Карс Адон. — Нам придется построить новый корабль и уплыть. Теперь, когда мой отец мертв, мой дядя позволит нам вернуться. Видите ли, они с отцом были в ссоре… Правда, тогда я потеряю все права на трон и, возможно, мне отрубят руки. Но мне придется на это пойти — ради моих кланов.

Он сказал это до странности спокойно. Но потом добавил с печалью:

— Но Канкредин ни за что не позволит нам пройти через устье Реки. И я хочу просить вас, чтобы вы заставили его пропустить нас.

— Это честно, — сказал Хэрн. — Но что вы хотите делать на самом деле?

— А что я могу хотеть? — пожал плечами Карс Адон. Он поднял голову и посмотрел на серую стену шатра, трепещущую на ветру. — Я, конечно же, хотел бы уйти вглубь материка и основать там мое королевство. Здесь вполне хватит места и для нас, и для местных. Я думаю, между горами и побережьем наверняка рассеяны отряды разных кланов. Я мог бы созвать их и построить город. Не стану притворяться, будто это легко — но со временем мы могли бы снова стать великим народом.

Молодой король произнес это так, что мне представились флаги, реющие над каменными крышами и золотыми башнями, и я вправду поверила, что он способен все это совершить.

— Будет еще проблема с нами, с местными, — сказал Утенок.

— Я могу заключить с вами договор. Если же вы захотите драться, я одержу победу, — сказал Карс Адон, все еще погруженный в свои мечты.

— Верно. Так когда вы начинаете? — спросил Хэрн.

Этот вопрос вернул Карса Адона с небес на землю. Он опустил голову и холодно посмотрел на Хэрна. Хэрн ответил ему таким же холодным, бесцветным взглядом. Казалось, будто от мыслей Карса Адона продуваемый ветром шатер наполнился хлопаньем флагов и пением труб.

— Вы хотите, чтобы мы отправились к Канкредину и получили у него дозволение завоевать эту страну? — насмешливо, почти глумливо спросил Хэрн.

Карс Адон так разозлился, что вскочил и, прихрамывая, шагнул к Хэрну.

— Я не служу никому из магов!

Хэрн тоже встал и снова как-то разом сделался намного больше — и не только в глазах этого несчастного запуганного Карса Адона.

— Вот это уже лучше, — сказал Хэрн. — Тогда что же удерживает вас здесь?

Карс Адон сердито сверкнул глазами.

— Река! Река топит всякого, кто пытается пробраться вглубь страны. Скажите Канкредину от моего имени, чтобы он оставил Реку в покое!

— Это я сделаю с удовольствием, — сказал Хэрн. — Мы уже поговорили с Рекой. Вы вскоре увидите, что вода спадает.

И он, не удержавшись, улыбнулся.

Карс Адон тоже улыбнулся. Он так обрадовался, что пожал всем нам руки.

— Спасибо! Я с радостью предложил бы вам награду, или хотя бы пригласил к столу, но… — он неловко умолк.

Я подумала, что варвары считают, что если ты кому-то благодарен, его надо напоить и накормить, и, возможно, осыпать золотом, и что Карс Адон очень страдает из-за того, что не может этого сделать.

— Я предлагаю всем вам свою дружбу и покровительство, — неуверенно произнес он. — Когда вы отправитесь к Канкредину? Во время отлива?

Хорошо, что он об этом упомянул. Мы ведь до сих пор совершенно не разбирались в приливах. Я повернулась к Хэрну и с умным видом сказала:

— Кстати, а когда у нас отлив?

Хэрн только хмыкнул и с таким же умным видом почесал подбородок.

— Ближайший — завтра на рассвете, — услужливо подсказал Карс Адон. Уж он-то знал о приливах все. Ведь его народ пришел с моря. Просто поразительно, почему он так мало знал про Реку.

— Значит, отправимся на расвете, — сказал Утенок, напустив на себя такой же умный вид, как Хэрн.

— И мы тоже! — нетерпеливо воскликнул Карс Адон. — Я велю своим людям ночью свернуть лагерь. — Его флаги и трубы воспряли вновь. — К завтрашнему вечеру мы уйдем на много миль вглубь.

После этого мы вежливо распрощались и вернулись на наш островок. Арин со знаменосцем проводили нас до границы лагеря. Им явно не терпелось вернуться и поскорее узнать, о чем же мы говорили. Это было нам на руку, потому что к тому моменту, когда мы подошли к проливу, никто бы не поверил, что мы с Кедом едва не утонули в нем. От пролива осталась лишь мокрая песчаная канава. Если бы варвары увидели его, то сразу поняли бы, что никакие мы не волшебники.

За холмом все еще пылал костер Одного.

— Надеюсь, с Робин там все в порядке! — сказал Хэрн.

— И с Одним, — добавила я. — Хэрн, что это на тебя нашло?

— Просто я увидел, что это парень предпочитает все решать начистоту, — пояснил Хэрн. — И я решил рискнуть. Мне хотелось узнать побольше про этого Канкредина. И я узнал. Я собираюсь завтра утром добраться до него и высказать ему все, что я о нем думаю.

— Но ты же послал его, этого Карса Адона с его варварами, вглубь страны! А их мало, и их там надолго не хватит!

— Мы оказали услугу нашему народу, — самодовольно заявил Утенок.

Но когда мы двинулись через песчаную канаву, оставляя за собой три цепочки следов, Хэрн сказал:

— Это лучше, чем торчать на этих холмах и мечтать. Я бы на его месте вообще сюда не пошел.

@GLAVA = 9

На следующее утро оказалось, что рассвет скрыт занудным моросящим дождиком. Я проснулась оттого, что кошки, мокрые и несчастные, попытались забраться ко мне под одеяло. Моя одежда, которую я развешала по бортам лодки на просушку, была мокрая — хоть выкручивай. А Робин хоть и не стало хуже, улучшения мы тоже не заметили. А вот костер Одного, несмотря на дождь, совершенно не собирался гаснуть. Он превратился в груду углей; там, куда попадали дождевые капли, красный цвет сменялся чернотой — и возвращался обратно. Но от костра по-прежнему шел такой же жар, как и вчера.

Это было серьезной проблемой. Один сильнее всего в тот момент, когда он только что вышел из своего костра, и я была твердо уверена, что нам непременно следует взять его на встречу с Канкредином. Один всегда дает понять, что готов выйти из костра: он гасит огонь и появляется среди углей. Значит, сейчас он еще не готов. Мы принялись спорить, что же нам делать дальше. Спор сделался еще более горячим, когда с трех сторон от острова послышался шум отлива.

— По-настоящему туда нужно идти одному мне. Остальные не обязательны. Да и кроме того, вы двое все равно пока мало что смыслите, — сказал Хэрн.

Но мы с Утенком наотрез отказались оставаться. Утенок заявил, что он обязан туда отправиться. Мне же хотелось выступить против Танамила.

— А вдруг вы не вернетесь к тому моменту, когда Один будет готов выйти? — спросила я. Ведь именно Хэрн, как глава нашей семьи, должен был достать Одного из костра.

Тогда Хэрн предложил залить костер водой и достать Одного прямо сейчас. Предложение совершенно в его духе. Но я и слышать об этом не хотела. И Робин тоже. К этому моменту Робин поняла, что мы намереваемся делать. Она начала каркать — голос у нее сделался хриплый, как у вороны, и такой же противный, как ее лицо, — чтобы мы не смели соваться в море, что мама этого бы не одобрила, чтобы мы не смели никуда идти без нее — ну, и так далее.

Робин меня раздражала. Я уверена, что мы застряли на этой старой мельнице и провалили все, что только можно, именно потому, что тем утром я так разозлилась на Робин. Нам следовало подождать, пока Один будет готов отправиться с нами. Леди и Младший сами по себе недостаточно сильны. Но я по-прежнему считаю, что мы правильно сделали, что не взяли с собой Робин. Я думаю, ее душе грозила бы опасность.

Я подскочила.

— Пошли! — сказала я Хэрну. — Если Один не хочет идти с нами, тем хуже для него. Пускай он остается с Робин.

Робин села, и одеяло свалилось с ее плеч.

— Ляг сейчас же! — прикрикнула я на нее. — Ты все равно не сможешь пойти. Твоя юбка на мне.

Робин была слишком больна, чтобы выяснять отношения со мной. В обычном своем состоянии она затеяла бы слабую, но долгую волокиту, так что в конце концов я бы проиграла. Но теперь Робин просто легла и заплакала.

— Ну вот, теперь она взялась реветь! — возмутилась я. — Она использует слезы как оружие. Робин, утихни!

Я вела себя совершенно ужасно. Утенок с Хэрном подавленно смотрели на это зрелище. Но им слишком хотелось повидаться с Канкредином, и потому они не стали вмешиваться.

— Давайте соорудим для нее укрытие от дождя и пойдем, — сказала я.

Кошки тут же забрались в укрытие. Мы положили туда еду, поставили кувшин с водой и принесли Гулла. Насчет Гулла никто даже не спорил. Мы знали, что его следует оставить здесь. Робин продолжала плакать, но я почти уверена, что она была рада тому, что остается. Мы устроили ее так, чтобы Робин могла видеть костер Одного. А потом сволокли лодку с берега, в коричневые, прибывающие воды отлива.

Хотя мы поставили парус, на самом деле это именно отлив подхватил нас и принес к песчаной наносной отмели в устье Реки. Он нес нас так стремительно, что я в испуге схватилась за Младшего. Мне уже было страшно. Утенок же не выпускал Леди из рук с того самого момента, как только сел в лодку. Хэрн презрительно усмехнулся, но когда я взглянула на него чуть погодя, его била дрожь.

Сквозь серо-белую пелену дождя невозможно было ничего разглядеть, но мне кажется, что Река при впадении в море разбилась на множество проливов, разделенных песчаными островками и болотами. Это низинное, мокрое, раскинувшееся на много миль место. Хорошо, что Карс Адон упомянул про прилив, потому что там, где прошла наша лодка, было совсем мелко. Если бы мы упустили начало отлива, нам пришлось бы плыть как-нибудь в обход. Видимость была плохой. Наша лодка быстро плыла, а мы видели только то, что было вокруг нее. Сперва это была вода. Потом с обоих сторон раскинулись мокрые, поблескивающие болота; иногда это был просто влажный песок, иногда его покрывала бурая растительность. Даже на том небольшом пятачке, который оказывался в поле нашего зрения, было столько птиц, что и не счесть. Я видела разгуливающих цапель, плавающих и ныряющих речных птиц, гусей, уток, чирков, лысух и чаек — мне просто не верилось, что на свете бывает столько чаек сразу. Они белыми пятнами маячили сквозь белый дождь. Отовсюду доносились пронзительные крики птиц, плеск воды и хлопанье крыльев. И с каждым ярдом нам становилось все страшнее и страшнее.

— Тут наверяка должна быть классная рыбалка! — сказал Утенок, стуча зубами. Несмотря на все эти машущие крылья, было душно и жарко. Капли дождя блестели на наших накидках и волосах, но мы не чувствовали холода.

Потом мы увидели сквозь пелену дождя нечто темное. Это не был корабль. Мы видели, как это темное нечто пересекло проив, по которому мы двигались, и ушло куда-то в противоположную сторону. Наш страх все возрастал. Мы тянулись вперед, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть сквозь дождь. Мы вроде бы увидели рассмотрели небольшую лодку, двигавшуюся на самой границе видимости. В ней сидели варвары — мы разглядели их светловолосые головы. Один из варваров работал шестом, остальные что-то вылавливали из воды и кидали в лодку. Ничего больше мы рассмотреть не успели — они медленно уплыли куда-то вправо.

Мы знали, что увидели нечто ужасное — хотя я понятия не имею, как мы об этом догадались.

— Ой, мама! — прошептал Утенок. — Что это они делают?

— Наверное, рыбу ловят, — сказал Хэрн. Но судя по тому, как он дрожал — среди этой-то жары! — он и сам не очень в это верил.

— Давайте вернемся! — попросила я. Но нас нес отлив, и вернуться мы не могли. Я вздохнула и сказала: — Ну почему Один сидит в костре именно в тот момент, когда мы нуждаемся в нем сильнее всего?

Мы скользили меж берегов, усиженных птицами, что кричали и плескались в свое удовольствие, а я все никак не могла рассмотреть, что же это такое черное впереди. Я прижимала Младшего к груди и молилась ему, прося, чтобы он помог нам.

— Ой, мама! — снова прошептал Утенок.

— Заткнись! Она умерла, — отрезал Хэрн.

Мы скользили вперед. Нас окутывала белая пелена дождя. Все вокруг было белым. Мы скользили в белом круге по серой воде, и даже болота были не видны. Над головами у нас раздавалось кряканье уток и крики чаек. Дождь, кажется, начал стихать. Что, вам кажется, будто ничего страшного в этом нет? В следующее мгновение наша лодка чуть не наехала на двух уток, и те с истошным кряканьем кинулись прочь. И мы не могли разглядеть этих уток. Вы же, небось, сами знаете, как утки, набирая скорость для взлета, несутся по воде и хлопают крыльями. Мы видели брызги, две вспененные полосы на воде и капли, летящие с крыльев. Мы видели фонтанчики воды, которые утки подняли при взлете. Мы слышали их кряканье. Мы чувствовали на лицах ветер, поднятый их крыльями. Но самих уток мы не видели.

— Что случилось? — шепотом спросил Утенок.

— Мы не ослепли, — хрипло произнес Хэрн. — Мы видим воду.

Он больше не правил лодкой. Он сидел, положив руку на руль, и таращился так, словно мог заставить свои глаза снова начать видеть.

Лодку свернула в сторону и поплыла дальше. Я видела разбегающийся треугольный след на воде, оставленный проплывшим чирком. Я слышала крики птиц. Но я не видела ни единой птицы. А потом мы внезапно, без малейшего промедления или предупреждения, вышли в море, и я снова их увидела.

Перед нами возникло препятствие. Это была огромная сеть, вышиной с дом. Она висела на столбах и тянулась в обе стороны, насколько хватало глаз, через болота и множество рукавов Реки, от одного ее берега до другого. Птицы копались в грязи за сетью, что-то ели и хлопали крыльями. Мы прекрасно их видели. Вдалеке, тоже за сетью, мы увидели лодку с двумя варварами, по-прежними погруженными в свое странное занятие.

Впереди раскинулась синева. Море оказалось целой прорвой воды. Там, где оно встречалось с небом, синева делалась темнее. Оно было огромное — слишком большое для меня. Я с радостью остановила взгляд на длинном черном корабле, стоящем на якоре неподалеку отсюда. Он слегка покачивался. На остром черном носу у него были нарисованы два больших глаз, и казалось, будто корабль смотрит на нас.

— Смотрите, смотрите! Там, в сети!.. — крикнул Утенок.

И вправду, в сети со стороны Реки что-то билось. У нас не получалось рассмотеть толком, что же это было. Они были большие, размером с гуся или лебедя, и мне показалось, будто они розоватые и с крыльями. И каждое такое существо, оказавшись у черной сети, билось изо всех сил, пытаясь улететь. Эта борьба была лучше видна нам, чем те, кто боролся. Некоторым удавалось протиснуться через широкие ячейки сети. Тогда они взмывали в небо над морем и растворялись в синеве. Но многие сдавались и соскальзывали по сети вниз — таких было куда больше. Вода кипела от их отчаянного трепыхания. И вот их-то и подбирали варвары в той лодке.

— Души людей! — воскликнул Утенок.

— Я в это не верю! — сказал Хэрн, глядя на сеть во все глаза. — Я не верю!

Тут варвары в маленькой лодке увидели нас. Они сердито закричали и поплыли вдоль сети обратно. Хэрн быстро повернул руль и поймал парусом ветер. Над морем стоял ясный, ветреный день. Наверное, дождь и туман были порождены сетью. Ветер и прилив понесли нас к черному кораблю, прямо под один его огромый глаз. Мне захотелось спрятаться. Он так смотрел!

— Он просто нарисован, — сказал Утенок, привязывая лодку к огромной якорной цепи черного корабля. Хэрн взобрался по этой цепи на палубу. Утенок посмотрел на меня и сунул Леди под накидку, себе за пазуху. Я точно так же спрятала Младшего, и мы последовали за Хэрном.

Палуба корабля была черной и пахла смолой. Она напоминала зимний лес. С мачт — это оказались такие стволы деревьев, скрепленные железными обручами — свисало множество веревок. На палубе никого не было видно. Но вдоль бортов стояло множество плетеных корзин. Утенок открыл одну, и тут же отскочил назад, и мы с Хэрном тоже, потому что оттуда вырвалось множество почти невидимых крылатых штуковин, и закружили над корзиной с шумом, который напоминал рев разбушевавшегося пламени. Они не причинили нам никакого вреда. Они просто метнулись за борт корабля и исчезли в море.

Прежде, чем мы оправились от потрясения, в высокой надстройке на корме распахнулась дверь. Оттуда с воплями хлынули варвары.

— Вы кто такие?! Вы что творите?!

Это были волшебники. Я это знаю. Когда дядя Кестрел впервые рассказал нам про варварских колдунов и их боевые заклинания, я представила себе уродливых желтоволосых людей с большими розовато-лиловыми носами, морщинистыми щеками и искривленными ртами. Меня здорово удивило, что Танамил, а позднее и Карс Адон выглядели совсем не так. А вот эти люди — именно так. Мне даже пришло в голову, что в варварские колдуны подаются лишь те, кто настолько противен, что остается вообще без друзей. На варварах были длинные одежды, и им приходилось подхватывать их на бегу. Я сильно перепугалась и вцепилась мертвой хваткой в Младшего, спрятанного под накидкой.

Наверное, Хэрн это узнал от Карс Адона. Он не сдвинулся с места, а когда варвары подбежали к нам, сдержанно поклонился им. Они даже притормозили. Они не стали хватать нас — как, без сомнения, собирались сделать изначально, — а угрожающе столпились вокруг. Я так подозреваю, что Хэрн тоже был не настолько спокоен, как старался это изобразить, когда все эти уродливые рожи собрались вокруг.

— Чего вам надо, отродья? — сердито спрашивали они.

— Мы — волшебники, и пришли с посланием от Карса Адона, — сказал Хэрн. — Могу ли я поговорить с Канкредином?

Уродливые рожи заспорили между собой.

— Это не волшебники!

— Нет, волшебники! Они прошли сквозь сеть!

— Он не захочет возиться с этими сопляками!

— Наложите на них заклинание тяжести и скиньте их за борт!

Я была совершенно сбита с толку. Они кружили вокруг нас, а я улавливала лишь отдельные слова и обрывки фраз. Но у каждого на одежде были вытканы говорящие узоры. Значит, у них тоже существовало это искусство. Узоры были большие и хвастливые. «Я истязаю зверя», — прочла я. «Я вынул глаза Сандара». Потом еще промелькнуло: «…творю драгоценности, где никто» и «…убиваю троих одним заклятьем…» И еще: «Я насылаю потаенную смерть». От такого кому угодно сделалось бы плохо.

— Тихо! — донесся чей-то раскатистый голос с другого конца палубы. — Это что такое?

— Трое сопляков, которые утверждают, что они волшебники, господин, — доложил кто-то из варваров.

— Они прошли через сеть? — поинтересовался тот же голос.

— Да, господин. Ладри крикнул нам про это с душелодки.

— Тогда, пожалуй, я хочу на них взглянуть, — проревел голос. — Тащите их сюда.

Нас прогнали по палубе и загнали в дальнюю дверь. Там обнаружилась большая комната. С балок свисали гамаки. Но мы там не задержались — мы сразу же очутились в другой комнате, на самом краю кормы. В этой комнате было большое окно, выходящее на море, и пустое кресло — хорошее кресло, куда лучше, чем у Карса Адона. Варвары толкнули нас к этому креслу, а сами столпились вокруг.

— Некоторым придется удалиться, — прогудел Канкредин. Он сидел в кресле. А за секунду до того оно было пустым.

После того, как я увидела эту сеть, уловляющую души, я думала, что меня уже ничто не напугает. Но я ошибалась. Оказалось, что Канкредин — это вовсе не Танамил. Он не был молодым. Он был стар — как бывает старым камень; он был таким же твердым и прочным, как камень, и казалось, что он таким он был всегда. У меня волоски на руках встали дыбом, а кожа пошла пупырышками, пока я его рассмотрела.

А смотеть на него было нелегко. Он был такой холодный, что от взгляда на него у меня немели глаза. По-моему, у него были длинные вьющиеся седые волосы — они обрамляли лицо и спадали на плечи. Но макушка у него была лысая и серая от грязи, и на ней красовалась пара больших розовых шишек. Ну, в общем, именно это первым бросается в глаза, когда человек сидит. Потом Канкредин неспешно поднял голову, и сперва мне показалось, будто лицо у него пухлое, с толстыми веками, наползающими на глаза. Но едва лишь я встретилась с ним взглядом, как его лицо выросло и изменилось; оно как будто сделалось больше и стало видно откуда-то издалека. Хэрн говорит, будто это по-прежнему стоит у него перед глазами, стоит лишь ему зажмуриться, но не может объяснить, что же такое это «это». Вот и я тоже не могу. А голос мне запомнился лучше. Он велел здешним магам выйти. Голос исходил откуда-то из обширной груди и живота Канкредина и звучал, как удар колокола. Только колокол как будто находился где-то далеко. Казалось, будто голос Канкредина исходит не изо рта. Он лязгал где-то вдалеке, и возвещал страх и ужас, поражение и смерть. Стоило мне услышать этот голос, как я тут же поняла, что мы оказались лицом к лицу с великим злом. И еще я поняла, что мы совсем свихнулись, раз явились сюда без Одного.

Лучше всего я рассмотрела одеяние Канкредина. Оно было длинным и широким. Оно, как и одеяния прочих магов, было сплошь заткано словами, от ворота до подола. Слова были крупные и небрежно выполненные. Я бы соткала их куда лучше. Сперва я не могла их разглядеть. Они словно спрыгивали с одеяния, яростно рвались поближе, как будто рвались причинить вред всякому, кто их прочтет. Мне пришлось отвести взгляд. Смотреть на Канкредина было слишком трудно, а на его одеяние — слишком легко.

Я уже поняла, что Канкредин — это не Танамил. И все-таки все это время меня преследовало ощущение, что Танамил где-то поблизости. Я хотела получше рассмотреть волшебников, но они все вышли, кроме «я истязаю зверя» и «сокрытой смерти».

— Итак? — лязгнул Канкредин, подняв голову и посмотрев на нас. — Вы прошли через сеть, не потеряв своих душ, и я вижу, что вы считаете себя очень умными. Как вы это проделали?

Тут до меня дошло, что мы, как ни странно, очутились на другой стороне сети, — но я не знаю, как это у нас получилось.

— Думаю, это может быть неизвестное вам заклинание, — весело сказал Утенок.

— Нет таких заклинаний, которых я не знал бы, — пророкотал вдали Канкредин. — Что вы можете сделать, чтобы помешать мне взять ваши души сейчас, раз уж вы здесь? А?

— Ну, если вы попробуете их забрать, тогда и узнаем, — сказал Утенок.

— Значит, посмотрим, — сказал Канкредин. — Я вижу, мальчик, ты вообразил себя волшебником. Но, судя по виду, маг из тебя неважнецкий. Что это за заклинание выткано по подолу твоей удивительной местной одежды?

Утенок поддернул рукав накидки. У меня и у Хэрна одежда была самая простая, но у Утенка, поскольку он у нас младший, на рукавах выткано было повторяющееся слово «Утенок». Слова были разноцветные, как настоящая утка, но уже успели потускнеть. Утенок разозлило, что его противник подметил такую детскую деталь.

— Всего лишь мое имя, — сердито отозвался он.

— Миленькая одежка, верно? — сказал Канкредин. — А имя дурацкое. А ты, девочка — повернись-ка, дай мне взглянуть, — что это у тебя на юбке? А?

Мне стало очень стыдно. И я тоже разозлилась. Эта юбка Робин — наихудшая из сделанных мною вещей. На ней написано «человек взбирается на холм», дальше путаница, потом «госпожа на мельнице», потом опять путаница. А шагом ниже написано «от реки», путаница, «жила вечно», путаница. Просто кошмар! В две широкие полосы по подолу. Уродливые маги захихикали, читая это, а Канкредин закудахтал. Смех у него был ничуть не лучше голоса. В нем звучала такая жестокость, что мне вдруг померещилось, будто за его креслом кого-то мучают.

— И что же это за заклинание? — пророкотал Канкредин.

— Это колыбельная! — огрызнулась я.

— В общем, детский лепет, — сказал Канкредин. Он издевательски рассмеялся и повернулся к Хэрну. — По крайней мере, у тебя хватает ума ходить без этой чепухи.

— У меня для вас послание, — сказал Хэрн. Странное дело. Почему-то Хэрна Канкредин беспокоил куда больше, чем нас с Утенком. Хэрн сразу побледнел, а вскорости его еще бросило в пот, а дыхание сделалось тяжелым. Конечно, при нас с Утенком были наши Бессмертные, но мне кажется, что у Хэрна дело было не только в этом. Хэрн по-прежнему думал, что сможет сражаться с Канкредином при помощи здравого смысла. Здравый смысл пошел на дно, когда мы увидели души, бьющиеся в сети, но Хэрн не желал этого признавать.

— Я пришел от Карса Адона… — начал он.

— Чего там еще хочет этот глупый мальчишка? А? — спросил Канкредин. Это его «а?» производило отвратительное впечатление. Оно как будто вытягивало из тебя ответ и задирало тебя, даже если ты вовсе не собирался отвечать. Как бы ты ни твердил себе, что не станешь ничего говорить, но все равно вскоре обнаруживал, что отвечаешь на это «а?».

— Я как раз и говорю вам, — сказал Хэрн, словно преодолевая сопротивление, — что сегодня Карс Адон уходит вглубь страны. Он сказал…

— Да пусть себе идет, и пусть его сожрут местные, — сказал Канкредин. — Меня он не волнует. Если бы он остался, я позволил бы ему разделить со мной победу, но я с тем же успехом могу поделиться и с местными. Это все? А?

— Нет, — сказал Хэрн, продолжая бороться. — Я хочу знать, что вы, по вашему мнению, делаете с Рекой?

— Это что за наглость? — прогудет Канкредин, поднимаясь на ноги. — А?

От него исходил такой холод, что я отступила на шаг.

Должна признаться, что с этого места я плохо помню, о чем шла речь, потому что я принялась читать наряд Канкредина. Мне приходится полагаться на память Утенка, а у него она хорошая, но все-таки похуже моей. Хэрн уверяет, что с этого момента у него было такое ощущение, будто его голова очутилась под водой. В ушах что-то ревело. Он почти ничего не помнит — только помнит, как сопротивлялся, не давая Канкредину забрать его душу.

Когда Канкредин встал, я начала читать его одеяние — сперва медленно, как бы от нечего делать. Когда я отступила на шаг, то увидела у него на левом плече: «Я, Канкредин, величайший из волшебников, сотворил эти заклинания, чтобы завоевать и разрушить эту землю». Эта надпись находилась как раз на уровне моих глаз. Я стала читать дальше. «Сперва я тщательно все изучил, — прочла я, — дабы выяснить, в чем заключена душа и сущность этой земли, ибо только так можно на на самом деле завоевать землю. И вскоре я пришел к выводу, что душа этой земли заключена в некой могучей реке, которая, вместе со своими притоками, поит всю эту землю. Эта река, — да-да, он так и писал „река“ с маленькой буквы и использовал вовсе не тот узор, который показал мне Танамил! — эта река лежит в своем источнике, свернувшись, словно змея или дракон. Но я поймал его в эту сеть слов, между сном и бодрствованием, и быстро связал. Но его сила еще не…»

Тут Канкредин сел на место, и следующие строчки исчезли в складках, угодивших между животом и ногами. Так что я перешла к надписи на левом бедре.

А тем временем, как утверждает Утенок, Канкредин осыпал Хэрна оскорблениями, за то, что тот посмел спросить, что волшебник делает с Рекой.

— Я тружусь над этой Рекой днем и ночью, я гоню ее воды, чтобы утопить местных и расчистить эту землю для нас, а у тебя хватает наглости заявляться сюда и спрашивать что я, по моему мнению, делаю!

Утенок, увидев, как тяжело дышит Хэрн, сказал, что все думают, что Река сердится.

— Сердится? Конечно, он сердится! — прогрохотал Канкредин. — Он сражается со мной, дерется зубами и когтями. Но я побеждаю. Я держу его мертвой хваткой, и ему не уйти!

Утенок говорит, что Канкредин то и дело взревывал. Утенок слушал его с презрением, потому что был уверен, что на самом деле Канкредин ничегошеньки не знает про Реку. Вот и у меня было точно такое же ощущение, когда я читала его одеяние, хотя Утенку Канкредин сказал одно, а на одеянии было написано другое.

— «…на моих условиях, — было написано там, откуда я принялась читать заново. — Так я укротил его и вытянул из него жизненную силу этой земли. Но он схитрил и спрятал свою силу в душах некоторых своих людей. Когда я узнал об этом, то послал своих волшебников в сражение, дабы разыскать эти души».

Плетение было крупное и неаккуратное. Следующая часть обнаружилась на правом плече Канкредина. «Тогда я отдал реке первое свое повеление — чтобы он передал мне эти души. А он не желал этого делать. Мы боролись, и он загнил от чрезмерных усилий, и стал разносить болезнь, которой я его проклял…» На этом месте Канкредин поддернул одеяние, и оно улеглось складками поверх правого бедра. Я всматривалась долго и старательно, но смогла разобрать лишь разрозненные отрывки, очутившиеся на верхних частях складок. «…отказал земле в его водах…» «…спрятал свои души от меня…» «…обратился к большей силе…» «…и тогда я воззвал к абсолютной силе…»

— Как по-вашему, зачем я установил эту душесеть? — проревел Канкредин (так сказал мне Утенок).

— Полагаю, затем, чтобы улавливать души местных, — сказал Утенок. — Кстати, а вам известно, что довольно много душ проходят через нее?

Тут Канкредин и вправду разозлился, хотя и постарался этого не показывать.

— А, так значит, вы это заметили, — презрительно произнес он. — Но многие люди, способные видеть души, все-таки не являются волшебниками. Так вы советуете мне использовать сеть с более мелкими ячейками? А?

— Если вы это сделаете, то будете улавливать больше, — сказал Утенок. — А что вы с ними делаете?

— Не ваше дело! — отрезал Канкредин. — Эта сеть — чары, наложенные на Реку, а не ловушка для душ в прямом смысле слова.

— Понятно, — сказал Утенок. Хотя на самом деле ничего ему не было понятно — он сам мне сказал. Но я совершенно уверена, что при этом он был очень доволен собою. Я помню, что еще тогда, рассматривая одеяние Канкредина, я мимоходом подумала, что нечасто видела, чтобы Утенок казался настолько уверенным в себе.

Потом я добралась до бедра Канкредина и прочитала: «…и благодаря этому мы взяли одного человека с такой душой. Я уверен, что мы случайно перехитрили реку, поскольку те, кто схватил его, были уверены, что он — человек кланов, как и они сами». Я поняла, что тут говорится о Гулле, и жутко разозлилась. «Река не отдал мне душу этого парня, хотя мы боролись за нее три дня. Но я хитер. Я изучил парня и мысленно развернул его душу. Я обнаружил, что его душа — нечто большее, чем река. Это часть древней жизни, существовавшей до реки».

За этим отрывком последовал подол; он свисал над толстой ногой Канкредина, а из-под подола выглядывала грязная сандалия. Остальная часть истории находилась на спине. Я чуть не закричала.

Мне нужно было как-то заставить Канкредина встать и повернуться ко мне спиной. Никогда еще меня не переполняла такая решимость. Я посмотрела на Утенка и осторожно повертела рукой внутри рукава, надеясь, что Канкредин этого не заметит. Утенок меня понял. Он тоже пытался прочитать, что написано на одеянии Канкредина, но он читает медленнее меня, и он видел, что я ушла в это занятие с головой. Потому Утенок бросил на меня совершенно полоумный взгляд — на его собственном языке это означало: «Ладно, но это будет нелегко», — и повернулся к магам Канкредина.

— А вы умеете творить иллюзии? Вы можете придать себе внешность кого-нибудь другого?

Я поняла, что он пытается выяснить, нет ли среди этих двоих замаскированного Танамила. Мне захотелось покачать головой, но я не решилась. Я была уверена, что противоположная часть одеяния Канкредина расскажет мне обо всем.

Канкредин и два его мага издали негодующие возгласы. Но они бы поступили точно так же, если бы просто не хотели, чтобы мы знали, умеют они это или нет. Утенок этого не учел.

— Так можете или нет? — спросил он. — Может, вы встанете и покажете мне что-нибудь?

Канкредин догадался, что тут скрывается какой-то подвох. Он был до ужаса умен. На мгновение его толстое лицо приблизилось, и его стало ясно видно. Пухлые веки наползали на глаза. Канкредин смотрел на Утенка. Его сила обеспокоила Утенка — впервые за все это время. Утенок крепко сжал Леди — под накидкой у него проступила выпуклость, — и судорожно вздохнул.

— Это отучит тебя докучать мне дурацкими вопросами, — сказал Канкредин. — Ведь верно? А?

И тут меня внезапно посетила мысль: а почему, собственно, он вообще утруждает себя беседой с нами? Он же считает, что мы всего лишь глупые дети. Я посмотрела на Хэрна. Хэрн начал здорово походить на Гулла.

— Прекратите! — крикнула я. — Оставьте в покое душу моего брата!

— Я тут ни при чем, — сказал Канкредин. — В его душе какая-то странность.

Он внимательно посмотрел на Хэрна. Хэрн спрятал лицо в ладонях — как будто у него вдруг закружилась голова.

Тут мы с Утенком здорово испугались. Утенок схватил Хэрна за руку и потащил его прочь из комнаты. Канкредин вскочил с кресла — по комнате прокатилась волна холодного воздуха, — и заревел, чтобы Утенок не вмешивался.

Потом начался сущий кошмар. Мне представилась превосходная возможность прочитать то, что написано на спине у Канкредина — но за счет Хэрна. А до меня дошло, что если на одеянии Канкредина написана правда — а я полагаю, что это так и есть; то есть, та часть правды, которая известна Канкредину, — то наши души, моя, Хэрна и Утенка, подобны душе Гулла, и их можно использовать таким же образом. Канкредин смотерл на Хэрна из-под своих пухлых век, а Хэрн дрожал, опираясь на Утенка. Утенок стоял, обхватив Хэрна и прижимая к нему Леди — так сильно, что потом у них обоих долго не сходили синяки. И при этом, как он утверждает, он изо сех сил желал, чтобы душа Хэрна на вид казалась самой обычной — как душа Кориба, сына мельника, или тети Зары, или того же Звитта. А я, лихорадочно спеша, прочитала то, что было написано на широкой спине Канкредина.

«Так я, Канкредин, величайший из волшебников, узнал, как управлять самой душой души этой земли. Река пытался спрятать от меня душу этого парня, но я наложил на парня узы, которые должны заставить его прийти ко мне. Я чувствую, как он приближается. Он уже близко. Силой этих слов и рук моих магов я ныне перегородил устье реки душесетью; в нее угодят души всех, кто умер в этой земле. Мои маги каждый день собирают эти души. Они станут моими пленниками и научатся выполнять мои повеления, и я не допущу, чтобы они ушли за море, в их последнюю обитель. Но парень, который идет ко мне, попадет в сеть, пребывая в своем теле. Потому через него я смогу дотянуться до души, стоящей за душой реки. Когда я заполучу его, я сравняюсь силой с рекой. Я прокачусь по нему, как волна по морю, и эта земля покорно ляжет к моим ногам. Я, Канкредин, сказал».

Я не стала читать, что написано на рукавах. Кажется, там были какие-то более давние письмена.

— Утенок! Уходим! — завизжала я.

Канкредин повернулся и взглянул из-под толстых век на меня. Я подумала, что нам не удастся уйти.

— В нас нет никакой тайны, — сказала я. — Мы… нам надо догнать Карса Адона.

— Да, правда! — тут же подхватил Утенок. — Ну посмотрите на наши души! Вы же видите, что они откытые и честные!

— Я смотрел на ваши души, — отозвался Канкредин. — Они пустые. Подозрительно пустые. А его душа — не такая.

И он указал на Хэрна.

— Он старше нас, — сказала я. — И я признаю, что вы поступили очень правильно, что вступили в борьбу с Рекой. Мне кажется, вы очень умный. Мне кажется…

В этот момент я могла бы сказать все, что угодно. Вообще все.

Канкредин рассмеялся над моими словами — смех его был все таким же жестоким, — и посмотрел на своих двух магов.

— Что станем делать?

— Это полные идиоты, — сказал «сокрытая смерть», но в словах его было какое-то злобное лукавство, как будто на самом деле он имел в виду что-то совсем другое.

— Вот именно, — сказал Канкредин, соглашаясь с этим другим.

— Ну, ладно, — сказал он уже нам. — Если вы сумеете второй раз пробраться через сеть — можете уходить. Идите и пробуйте. А я на вас полюбуюсь.

Я не помню, чтобы мы прошли через комнату с гамаками. Мне кажется, Канкредин просто вышвырнул нас на палубу. Хэрн зашатался.

— Тебе придется отвязывать лодку, — сказала я Утенку. — А я поведу Хэрна.

Я думала, что Хэрн станет совсем как Гулл.

Но Хэрн — он покрепче Гулла. Когда Утенок опрометью помчался по черной палубе, Хэрн оттолкнул меня и кинулся к корзинам, выстроенным вдоль борта.

— Займись другой стороной! — крикнул он мне. И двинулся, пошатываясь, вдоль ряда, откидывая крышки с корзин. Я до сих пор поражаюсь Хэрну: даже в той ситуации он подумал про пленные души. Хотя, если подумать, — он, наверное, хорошо представлял, каково им. Я принялась откидывать черные плетеные крышки другого ряда. Бешеное биение крыльев ускользающих душ смешалось с разьяренными воплями магов.

Сквозь этот гам прорвался рокочущий голос Канкредина.

— Пускай! Мы отомстим!

Маги оставили нас в покое и просто смотрели, как мы спускаемся в лодку. Я села на руль. Мы двинулись прочь от глазеющего корабля, а все маги выстроились вдоль борта и смотрели на нас, а еще двое сидели и смотрели из душелодки. Мы чувствовали в этих взглядах насмешку, но нам нужно было проплыть через сеть. Нам больше ничего не оставалось.

Я была слишком потрясена, и не очень хорошо управлялась с лодкой, а отлив был против нас. Утенок взялся за весло и принялся помогать мне, но нас все равно сносило вбок. Мы видели, как мимо один за другим проплывают рукава Реки, отделенные от нас огромной черной сетью. В конце концов черный корабль остался далеко позади. Тогда нас наконец-то прибило к сети. В ней, высоко у нас над головами, билась пара душ — и мы тоже бились, только с другой стороны.

Над водой разнесся рокочущий голос Канкредина.

— Давайте! Проходите через сеть!

Мы поняли, что он играет с нами, как кошка с мышкой.

— Он сейчас потащит нас обратно, — сказал Хэрн. — Нам не удастся пробраться на ту сторону.

— Ну, можно попробовать еще так, — сказал Утенок. Он отложил весло и осторожно извлек из-за пазухи свирель, которую сделал для него Танамил. Утенок заметил, как я на него посмотрела, и сказал: — Я почти уверен, что Танамил не из их числа. А попробовать все равно стоит — в худшем случае мы используем против них их же заклинание. Правь на сеть.

Утенок поднес свирель к губам и заиграл. Его музыка совершенно не походила на мелодии Танамила. Она была дерзкой, отрывистой и полной благоухания. Утенок сыграл лишь половину мелодии, но я, подняв голову, обнаружила, что чернота сети развеивается вместе с туманом.

Тут опять раздался голос Канкредина.

— Утенок! Оставь эту дурацкую свистульку! Прекрати играть!

Утенок сбился с мелодии. Сеть снова повисла перед нами, черная и прочная.

— Продолжай! — крикнула я. — Оно действует!

— Я не могу, — отозвался Утенок. — Не могу играть, когда он так кричит на меня.

Хэрн поднял взгляд.

— Он кричит не на тебя. Тебя зовут Маллард. Продолжай играть и не будь дураком. Он забеспокоился, потому что мы уходим.

Хэрн был прав. Двое магов в душелодке изо всех сил гребли в нашу сторону.

Утенок снова принялся играть, яростно и пронзительно — из-за спешки. Лицо его покраснело. Сеть из черной сделалась серой, а потом и вовсе исчезла. Мы двигались навстречу белой пелене. Мгновение спустя нас, как и прежде, окружили незримые для наших глаз птицы. И на этот раз мы обрадовались им от всего сердца. Утенок играл и играл, пока мы плыли через эту пелену. В конце концов он опустил свирель и, тыжело дыша, привалился к борту лодки. И оказалось, что сеть находится позади, а впереди раскинулось песчаное устье Реки.

— Получилось! — воскликнула я. — У тебя получилось! Откуда ты узнал, что нужно делать?

Утенок вытер свирель и осторожно спрятал.

— Когда я играю, часто получается, что все вокруг исчезает, — сказал он. — В первый раз я вообще думал, что сейчас задохнусь. Знаешь, я думаю, что когда я вырасту, то стану волшебником. И я буду лучше Канкредина.

— Эй, Танакви! Смотри куда правишь! — прикрикнул на меня Хэрн.

Вообще-то он немного запоздал с этим окриком. Я засмотрелась на Утенка. И мы с разгона врезались в тростниковую отмель и там застряли. Так и случилось, что нас взяли в плен наши же соплеменники. Возможно, это были происки Канкредина. Но я уверена, что это все из-за меня — из-за того, что я оставила Одного в костре.


Я дошла до заднего края накидки. Места осталось совсем мало: я смогу только расказать, как обстоят дела сейчас. Гулл по-прежнему остается глиняной фигуркой. Робин больна. Я боюсь, что она умрет. Я сижу с ней на старой мельнице неподалеку от Шеллинга, только на другом берегу, а мои братья впали в уныние и ничем мне не помогают. Даже если бы Робин чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы убежать отсюда, Звитт нас убъет, если обнаружит в своих владениях. Нехорошо, конечно, желать убежать от собственного короля, но мне все равно хотелось бы удрать. Но мне остается лишь ткать эту накидку и надеяться, что нас поймут. В этой накидке сейчас все значение нашего путешествия. Я, Танакви, закончила работу.

@PART = 2 Второе одеяние

@GLAVA = 1

Я — Танакви. Мне пришлось начать вторую накидку, потому что на меня наконец-то снизошло понимание, и, возможно, мне больше нет нужды винить себя.

После того, как я закончила первую накидку, ночью мне снова приснился тот сон про маму. Я забеспокоилась. О чем мама велела мне подумать? О чем я должна думать, кроме того, что я уже дважды неправильно поступила с Одним? Я начала первую накидку из-за этого сна, но когда он повторился, я заподозрила, что моего тканья недостаточно. Хорошо, что дядя Кестрел привез мне всю мою пряжу, даже ту, которую нашел под обрушившейся частью крыши. Мне все еще немного горько думать об этом. Звитту совершенно незачем было ломать наш дом. Но шерсть уже высохла, и мне кажется, что тут ее достаточно, чтобы сделать еще одну накидку.

Сперва я расскажу, как я еще раз неправильно поступила с Одним. Нас поймали, когда мы застряли на отмели, потому что мы еще не до конца поняли тамошнюю грязь. Хэрн выскочил из лодки, чтобы столкнуть ее на воду, и увяз глубже коленей. Он был так слаб после нашей встречи с Канкредином, что еле-еле сумел забраться обратно в лодку. И он очень рассердился на меня. Я сказала ему, что все это произошло из-за того, что я заставила из оставить Одного в костре.

— Не мели всякую чушь! — рявкнул Хэрн. — Ничего бы не случилось, если бы ты не направила лодку прямиком на отмель!

Мы принялись раскачивать лодку в надежде сдвинуть ее с места. Сквозь грязь постоянно сочилась вода, и киль увяз. Когда мы это заметили, нам следовало бы сообразить, что грязь становится тверже. Но мы не сообразили. Мы были заняты тем, что обеспокоенно смотрели назад, на туман, в котором скрывалась душесеть. Мы думали, что Канкредин погонится за нами. Но никаких волшебников не появилось. Наверное, Канкредин решил, что мы того не стоим, чтобы из-за нас столько возиться. Но зато нас застали врасплох наши же соотечественники. Они подобрались к нам сзади, по грязи, и выволокли нас из лодки, потому что приняли за варваров.

Мы принялись кричать, что никакие мы не варвары, но они нам не поверили, и протащили целую милю по грязи и песку. И все это время они приговаривали что-нибудь вроде: «Я с удовольствием послушаю, как они будут визжать!» или «Я их прикончу в отместку за Литу, медленно и со вкусом». Кажется, к тому времени, как они пинками загнали нас на песчаную дюну, а оттуда — в лагерь, мы все уже плакали. Мы были в отчаяньи, потому что не знали, как им объяснить, что мы не варвары.

Кто-то увидел, как нас волокут, и сказал:

— Что, вам, никак, удача привалила? Вам всем причитается вознаграждение. Тащите их дальше, и посмотрим, что с ними можно сделать.

Они вытолкнули нас на площадку, на которой лежало большое дерево, мертвое и серебристое. Человек, произнесший те слова, уселся на дерево, а из шатров набежало множество других людей, посмотреть на нас. Я услышала чей-то возглас:

— Джей, поторопись! Тут варвары на обед!

Человек, который держал меня — его зовут Сард, и я до сих пор его не люблю, — встряхнул меня и сказал:

— Стой тихо. Это король. Король. Поняла? Он вас, варваров, ест на завтрак. Он такой.

Хоть мне и не верилось, но это и вправду оказался наш король. Я была так потрясена, что не решалась на него посмотреть. Это не был мальчишка, да к тому же еще и варвар, как Карс Адон. Это был настоящий король. Я метнула на него взгляд из-под спутанных волос. И увидела невысокого полного человека средних лет. Наверное, когда-то он был толстяком, но, говорят, за время войны он похудел. Однако же, лицо у него по-прежнему оставалось круглым, а пухлые губы были слегка изогнуты, словно от привычки весело усмехаться. Под глазами у него были мешки, а сами глаза были темные, яркие и блестящие.

— Где вы их нашли? — спросил наш король у Сарда.

— Они шлялись вокруг мели Карне, ваше величество, — ответил Сард, ухмыляясь. — Я думал, даже у варваров все-таки должно быть побольше мозгов.

Наш король посмотрел на нас.

— Откуда вы? Где находится ваш клан и сколько в нем людей?

Хэрн стоял, опустив голову, и сердито смотрел на нашего короля.

— Мы не варвары, — сказал он. Тут мы с Утенком начали шумно, наперебой объяснять нашему королю, что мы вовсе не варвары, ни в каком смысле.

Наш король подался вперед, сложил руки на груди и вздохнул. Пока мы говорили, он весело обратился к человеку, стоявшему у него за плечом:

— Джей, из-за чего они устроили такой гам?

Я поняла, что он совершенно нас не слушает, и в отчаяньи умолкла. Хэрн с Утенком смолкли еще раньше.

— Все? — спросил наш король. Глаза его поблескивали. — Вот и хорошо. Мне не нравится применять всякие неприятные методы к детям, но я вас уверяю: если вы будете молчать, я на это пойду. Я хочу знать, где расположен ваш лагерь. Кто ваш вождь, или граф, или как там вы его называете? Сколько у вас варваров? Не то, чтобы нам было с этого много пользы — вы все равно роитесь, как паразиты, — но должны же мы делать хоть что-то, пока это в наших силах. Говорите, и, может быть, я вас пощажу.

— Ваше величество, мы родились в Шеллинге — это селение на Реке, — сказала я. Наш король усмехнулся. Я огляделась: ну, может, хоть кто-нибудь нам поверит! Но все ухмылялись. И шире всех улыбался этот Джей, который стоял за плечом у короля. Я его знала. У него теперь была только одна рука, а красная накидка сделалась серой и потрепанной, но улыбка осталась прежней. Точно так же он улыбался Робин, когда она стояла у калитки, и руки у нее были в муке.

— Вы приезжали в Шеллинг! — сказала я. — Вы увели с собой на войну нашего папу и нашего брата, Гулла. Неужели вы не помните?

— Вы и на меня тогда смотрели, — добавил Хэрн. — Но сказали, что я слишком молодой.

— Я много где побывал, — ответил этот человек, Джей, продолжая улыбаться.

— И вы улыбались моей сестре, — сказал Утенок.

Джей посмотрел на меня и фыркнул.

— Она для меня маловата.

— Да не этой, глупец! Старшей сестре! — разозлился Хэрн.

— Я часто улыбаюсь девушкам, — сказал Джей, улыбаясь еще шире. — Я даже варваркам подмигивал. Ваше величество, — обратился он к королю, — они наверняка узнали это от какого-нибудь несчастного, которого замучали.

— Вероятно, так оно и есть, — согласился наш король.

Тут я настолько потеряла голову, что решила испробовать последний способ убедить короля в том, что я — не варварка.

— Послушайте, — сказала я, — я докажу, что мы не варвары! Вот один из наших Бессмертных!

Я вытащила Младшего из-за пазухи и протянула его королю.

Наш король подмигнул мне.

— Так ты еще и воровка?

— Вовсе нет! — возмутилась я. — У варваров нет Бессмертных! А у нас, кроме Младшего, есть еще Леди.

Утенок сердито взглянул на меня и замотал головой, но я продолжала:

— Величайший из наших Бессмертных — Один. Я не могу показать вам его, потому что он сейчас в костре — он всегда отправляется в костер, когда половодье спадает, — но я говорю правду, честное слово!

— Неплохо сочинено, — сказал этот Джей.

Но наш король подался вперед, и в глазах его вспыхнул интерес. Он даже почти перестал улыбаться — полностью он, наверное, не переставал никогда.

— Этот ваш Один — какого он цвета? — спросил король.

Хэрн с Утенком смеряли меня сердитыми взглядами, но я продолжала говорить. Я как будто не могла остановиться.

— Он темный, с блестящими крапинками, но…

— Танакви, заткнись! — крикнул Утенок.

— …но он всякий раз изменяется, когда входит в огонь, — сказала я.

Наш король жестом велел Утенку попридержать язык. Потом он снова подался ко мне и сказал:

— Назови его тайные имена.

— Они же тайные! — воскликнула я. Я и сама уже была в ужасе, но это было похоже на те пороги в конце озера. Я зашла слишком далеко, чтобы останавливаться.

— Иди сюда и скажи мне на ухо, — велел наш король.

Мне стыдно даже сейчас, когда я это тку — но, тем не менее, я это сделала. Я подошла к нашему королю — от него пахло потом и лошадью, и еще немного чесноком, — и прошептала:

— Его называют Адон, и Амил, и Орет.

Вот так я подвела Одного. Но мало того — я подвела его еще больше. Я рассказала королю, хоть он меня об этом и не спрашивал, про костер Одного на нашем островке, и про Робин, — что она осталась там, и что она больна. И я рассказала, где находится наш остров, не обращая внимания на взгляды Хэрна и Утенка.

Наш король уселся прямо и, наморщившись, посмотрел на Джея и на прочих, кто стоял ближе всего к нему.

— Ну, что вы на это скажете?

— Где-то там поблизости гнездо варваров, — сказал кто-то из этих людей. — По-моему, это ловушка, как есть ловушка.

— Знаю, — согласился король. — Но предположим, что любопытство короля сгубило. Или что прошлой осенью в Шеллинге кто-то здорово ошибся. Джей… Ох, я забыл. Ты управишься с этим делом одной рукой?

— Даже если оставшуюся мне привяжут к боку, — отозвался Джей.

— Вот и отлично, — сказал король. — Привязывай руку, бери десять человек и лучшую лодку — и старшего мальчишку, пожалуй, — пусть он вам покажет это место. Заберите все, что найдете там, и привезите сюда.

— Я рад, что вы назвали меня, — сказал Хэрн. Он гворил очень грубо — из-за того, что разозлился на меня. — Если бы вы меня не послали, я сам бы вас об этом попросил. Я — глава нашей семьи, и именно мне следует вынуть Одного из костра.

— Как ни странно, но я об этом подумал, — сказал ему наш король. — И подумал, что эти двое ребятишек могут остаться здесь заложниками, чтобы ты вел себя хорошо. Пошевеливайся, Джей!

Наказанием для меня стало то, что я не увидела, как Один покинул костер. Лагерь короля и нашу стоянку разделяло все устье Реки. Нам с Утенком пришлось ждать целых два часа, пока Джей сплавал туда и вернулся обратно. Мы сидели на берегу и смотрели, как люди короля снуют по лагерю. Шатры у них были хорошие, разноцветные, но людей было немного — в сумме человек пядесят, никак не больше. Вроде бы этот лагерь должен был выглядеть более по-военному, чем жалкие хижины Карса Адона, потому что здесь не было ни всяких куч хлама, ни женщин, ни детей — кроме нас с Утенком. Однако же, он таковым не выглядел. Скорее можно было подумать, будто наш король выехал на прогулку.

Пока мы ждали, Утенок был так зол, что лишь раз заговорил со мной.

— А на одежде Канкредина было написано, как нам вернуть Гулла обратно? — спросил он.

— Нет, — сказала я. — Там сказано, что Гулл идет к нему. Сеть поставлена специально, чтобы поймать Гулла. Канкредин ждет его, чтобы завоевать всю страну. И нет ничего плохого в том, чтобы сказать нашему королю про Одного.

— Если он по-прежнему думает, что Гулл в пути, — сказал Утенок, — значит, я прав, и Танамил — не из числа его магов. А ты и сама знаешь, что нам не полагается ни с кем говорить про Одного.

Наконец послышались крики; это возвращалась лодка. Все, включая нашего короля, помчались через песчаный холм к берегу. И мы тоже побежали. Мы смешались с толпой и помогли вытащить лодку из воды — а то волны были высокие. Над планширом показалась голова Джея.

— Ну? — нетерпеливо окликнул его король.

— Все как было описано, — отозвался Джей. — Пошли по списку. Три кошки.

На гальку перед королем по очереди шлепнулись Лапушка, Рыжик и Трещотка. Кошки были недовольны. Они топорщили шерсть на загривке и фыркали. Король удивленно уставился на них.

— Десять одеял, — продолжал Джей.

Одеяла тоже полетели на берег.

— Два мешка, в основном с сыром, сушеной рыбой и луком.

Мешки последовали за одеялами.

— И, — сказал Джей, — одна юная дама, которой нездоровится.

Я уж было подумала, что они и Робин скинут через борт. Но на самом деле они спустили ее очень осторожно. А Хэрн спрыгнул вниз, чтобы убедиться, что с Робин все в порядке. Они закутали ее в накидку Джея. Робин снова стало хуже. Она говорит, что в довершение к беспокойству за нас, ее доконало появление Джея. Я закутала Робин в одеяло, пока она сидела, дрожа, на гальке, а Робин увидела, что мы с Утенком живы, и заплакала.

— И? — спросил король, протянув руку к Джею. — Это все?

— У нее, — отозвался Джей, кивком указав на Робин.

Кажется, Хэрн, едва лишь достав Одного из костра, тут же отдал его Робин. А Робин никого уже к нему не подпустила. Я не могла сообразить, зачем же Хэрн это сделал, пока Хэрн не сказал: «Иди глянь», — и не подозвал кивком еще и Утенка.

Робин высунула руку из-под накидки — накидка Джея была велика для нее, — и показала Одного. Он был золотым. Он весь лучился мягким оранжевым блеском, и казалось, будто он сделан из металла. Хэрн с Робин не больше нашего понимали, что же это значит. Хэрн сказал, что среди углей Один сверкал еще ярче. Сейчас, на воздухе, он немного потускнел. И еще Хэрн сказал, что на лицах у Джея и остальных была написана такая неприкрытая алчность, что он инстинктивно отдал Одного Робин, чтобы защитить его. Почему он решил, что несчастная Робин сумеет удержать Одного, если кто-нибудь попытается его отнять, я понятия не имею. Робин, кроме того, держала еще и Гулла, завернутого в ее собственную накидку, и никто, кроме нас четверых, о нем не знал.

Тут Робин доблестно оправдала возложенные на нее Хэрном надежды. Король подошел к нам, а Робин спрятала Одного и отказалась его показывать. На ее бледном лице проступил румянец — ей было неловко, что она так обходится с королем, — но Робин была непреклонна.

— Это не принято, чтобы его передавали из рук в руки и чтобы на него глазели все, кому не лень, — сказала Робин.

— А если вы все пройдете ко мне в шатер и после ужина мы посмотрим на него? — предложил король. — Я могу приказать развести огонь в очаге, чтобы он чувствовал себя как дома.

Наш король теперь сделался очень вежливым, но Робин посмотрела на него строго. Она не привыкла, чтобы люди непрерывно подшучивали, как это делал наш король. Но все-таки Робин согласилась.

Наш король настоял на изысканном и обильном ужине. Этот ужин превратился в настоящее испытание для меня и Утенка. А вот для Хэрна — нисколечко. Хэрн любит покушать, а манеры его не волнуют. Для Робин этот ужин тоже превратился в испытание, потому что она и вправду чувствовала себя неважно. Но я рада, что она там присутствовала. Робин верят все. Когда она сказала, что мы вовсе не варвары, король тут же заверил ее, что это была всего лишь прискорбная ошибка.

— А теперь можно мне взглянуть на Одного? — спросил король, когда мы съели рыбу и мясо. Образовалась пауза, потому что цыплят, яйца и засахаренные фрукты еще не успели принести. Неудивительно, что наш король такой полный.

Робин неохотно достала Одного и поставила его на стол, среди красивых королевских тарелок. Но он был красивее всего. Король протянул руку к Одному, лукаво взглянул на Робин, потом все-таки взял его. Видно было, что Один тяжелый. Робин говорит, что он сделался вдвое тяжелее.

— Чистое золото! — воскликнул наш король. — Клянусь! Это его последнее превращение, верно?

Мы кивнули. Наш король осторожно повернул Одного, так, чтобы свет лампы падал ему на лицо. Теперь, когда Один сделался золотым, рассмотреть его черты стало куда легче. У него был крупный нос, примерно такого типа, как у Хэрна или Гулла. Король увидел это. Я заметила, как он взглянул на Хэрна.

— И давно он хранится у вас в семье? — спросил он у Робин.

— Отец говорил, что никто уже не помнит тех времен, когда его у нас не было, ваше величество, — ответила Робин.

Король хмыкнул.

— Должно быть, когда-то ваша семья занимала очень видное положение, юная леди. Вам об этом известно? И вы действительно каждый год после половодья кладете его в костер?

— Да, каждый год, — ответила Робин. — Отец говорил, что мы никогда не пропустили ни одного раза.

— Это и есть знак, по которому я узнал его, — сказал наш король, вертя Одного в руках. — Вы были верны соглашению, которое заключили с ним ваши предки. Вам известно, кто он, этот золотой господин?

Он довольно-таки непочтительно помахал Одним у нас перед носом.

— Да, — сказала я. — Это Один.

— Экое дурацкое имя, — сказал наш королль. — Вот раньше вы назвали мне его настоящие имена. Моя пушистоволосая дева, он — это Река. Сама великая Река! Ну, что вы об этом думаете?

— Я думаю, что это неправда, — сказала я.

— О, нет, это чистая правда, — сказал король, продолжая помахивать Одним. — У нас, у королей, жизнь тяжелая, и нам приходится постоянно улаживать всяческие дела с нашими подданными — например, среди всего прочего, спорить с маленькими девочками, — но зато нам, в качестве вознаграждения, рассказывают куда больше, чем большинству людей. Я знаю про вашего Одного. По правде говоря, именно его я и искал, когда пришли варвары. Если бы только Джей нашел его тогда, когда наведывался в Шеллинг, я не оказался бы теперь в столь неприятном положении. Он мог бы вытащить нас из него. Подумать только, во что он превратился! Этак хочешь не хочешь, а подумаешь, что он сделал это нарочно! Ну что за игру ты затеял, золотой плут? — поинтересовался король, обращаясь к Одному. — Это было нехорошо с твоей стороны — так запрятаться!

Он вовсе не шутил — ну, разве что в том смысле, что в устах короля все звучало как своего рода шутка. Я видела, что Робин шокирована.

— Откуда вы знаете, что он — Река? — напрямик спросил Хэрн. Я могла бы сказать, что из-за обрушившихся на нас за сегодняшний день неприятностей Хэрн устал, и это было бы правдой. Но, с другой стороны, я так никогда и не слыхала, чтобы он говорил с нашим королем почтительно.

— Это знание передавалось от короля к королю, — сказал наш король. — Когда наш народ пришел в эту землю, здесь правила королева по имени Кенблит. Возможно, она приходится вам пра-пра-пра и так далее бабушкой. А возможно, и мне. Она изыскала способ заставить Реку послужить людям. Говорят, будто она была ведьмой. Я думаю, вполне возможно, что она просто была очень красивой, и Река влюбился в нее без памяти. Кк бы то ни было, он подчинился и согласился, чтобы на него наложили узы. И среди прочего он согласился поддерживать наш народ в битве, всей своей немальенькой силой, каковую силу он любезно позволил вложить в свое небольшое изваяние — что Кенблит и сделала. Но он поставил одно условие: раз в год его нужно помещать в костер. Когда вся окалина выйдет из этого изваяния и он превратится в золото, это будет означать, что он достиг наивысшего своего могущества. И вот он здесь, золотой, как и обещал. Но уже поздно!

Глаза короля подозрительно заблестели — можно было даже подумать, будто они увлажнились, — и он посмотрел на Одного, которого так и не выпустил из рук.

Я помню, как смотрела на Одного и думала про великое половодье, и про то, как Канкредин боролся с Рекой. Мне до сих пор не верится, будто Один и Река — одно и то же. Ну, или почти одно и то же.

— Он здорово сглупил, что позволил себя связать, — сказал Утенок.

— Согласен, — отозвался наш король и поднес Одного поближе к цветной крыше шатра, — но я очень рад, что он это сделал. Теперь мы вместе преуспеем и достигнем процветания. Наконец-то я тебя заполучил, ты, скользкий золотой плут!

— Ваше величество, — подала голос Робин, — Один — наш.

— Конечно-конечно, юная леди, — сказал наш король. — Вы останетесь со мной и будете хранить его для меня.

Он передал Одного Робин.

— Вот. Возвращаю его законному хранителю. Берегите его. Теперь, когда половодье спало, нас ждет дальняя дорога.

И на следующее утро мы отправились в путь. Потому-то Робин и разболелась еще сильнее. Ее гоняли с места на место, и ей пришлось сидеть под дождем, пока король собирался. После первого дня пути наш король прислал к Робин врача. Врач сказал, что это речная лихорадка, и что раз Робин уже болела ею, она вскоре поправится и сможет спокойно продолжить путь. Это был тот самый врач, который отрезал Джею руку. Джей говорит, что если бы не этот врач, у него до сих пор было бы две руки. Я с ним совершенно согласна. Робин не стало лучше, даже после отдыха.

Хэрн пришелся королю по душе. Король дал ему пони, и Хэрн ехал верхом, а мы тем временем тряслись в груженых повозках. Мне каждый вечер приходилось заниматься растерыми при езде ногами Хэрна, и лишь после этого я могла отправиться к Робин. Теперь я понимаю, почему Робин так часто восклицала: «Ну почему мне никто не помогает?!» Все легло на мои плечи. Король большую часть дня держал Хэрна при себе. Хэрн говорил, что из него сделали мальчика на побегушках. Он не испытывал ни малейшей благодарности по отношению к королю. Одна беда: нашему королю нравились люди, которые обращались с ним грубо и фамильярно. Потому-то ему так пришелся по душе Джей. И чем больше Хэрн сердился, тем больше он нравился королю.

А Хэрн пребывал в препаршивом расположении духа. Королю он не показывал и половины. Он твердил, что мы должны отправиться вниз по Реке, чтобы спасти Гулла или отомстить за него. Он же не верил в колдовство. А тут сперва Танамил, а потом Канкредин одолели его при помощи заклинаний. И Хэрн ничего не смог сделать — даже нам с Утенком удалось добиться большего. Хэрну пришлось признать, что волшебство существует. Это подорвало уважение Хэрна к собственному разуму.

— Но волшебство — это тоже плод разума, — сказала я.

— Но не моего разума! — отрезал Хэрн. — Потому-то я и потерпел неудачу. Я даже сомневался в том, что у людей вправду есть души. А потом я увидел души в той сети и понял, что смотрю в лицо поражению. Жуткое ощущение.

И, однако же, как я обнаружила позднее, на этом история не закончилась.

Утенок тоже был мрачным, потому что ему было скучно.

И все это время наш король спешно ехал вперед, прихватив нас с собой. Он не останавливался надолго ни в селениях, ни даже в чистом поле — из страха перед варварами. Когда мы подъезжали к хутору или какому-нибудь селу, люди короля стучались в двери и входили, громко объявляя, что едет король. Если жилье оказывало позаброшено, из-за половодья или из-за варваров, они просто забирали все, что находили. Если же жители были на месте, король говорил, что нам нужно. Люди часто принимались возражать. Я прекрасно представляю, как бы себя чувствовали мы, если бы кто-то вломился к нам и забрал припасы, оставшиеся с зимы — а ведь до нового урожая было еще далеко! Король обещал заплатить, и забирал столько, что мы потом сидели в повозках поверх груд зерна и туш забитых овец. Обязанность все запоминать лежала на Коллете, и он запоминал, кому сколько должен. Он говорил мне, что держат в голове много тысяч счетов — за изъятое продовольствие. А еще многим было обещано вознаграждение. Но Коллет сомневался, что эти счета когда-либо будут оплачены.

Путешествие было нелегкое — после половодья все дороги развезло. Робин становилось все хуже. Вскоре она так ослабела, что уже не могла на самых скверных участках пути слезать с повозки и идти пешком, как это делали остальные.

— Я больше не могу этого выносить! — сказала она однажды вечером, когда солнце уже зашло, а мы все продолжали трястись в повозке.

Хэрн посмотрел на нас и увидел, насколько плохо себя чувствует Робин. Он отправился к королю и попросил остановиться.

— Но еще достаточно светло, — сказал наш король. — Мы сможем проехать еще много миль. А кроме того, кажется, где-то позади появились варвары.

Наш король распрашивал о варварах всех встречных.

И мы двинулись было дальше.

Я так разозлилась, что спрыгнула с повозки и, проскочив между лошадьми, подбежала к королю.

— Ваше величество, — крикнула я, — Один хочет, чтобы мы остановились здесь!

Я думала, что король не станет меня слушать. Но он послушался. Мы наконец-то остановились. После этого я каждый день выбирала место для ночлега, ссылаясь на Одного. Благодаря этому, мы избавили Робин от изрядной порции тряски. Просто поразительно, что наш король верил, будто мне известны желания Одного — но я думаю, что это была единственная вещь, к которой он относился серьезно. И я сделалась признанным представителем Одного. Каждый день король шутливо спрашивал меня: «И что наш золотой господин скажет мне сегодня, а, пушистик?» И я могла сказать ему все, что угодно.

— Если уж он верит тебе, значит, он способен поверить во все, что угодно! — презрительно сказал Хэрн.

Наш король, конечно же, разговаривал со всеми, непринужденно и весело, но со мной он после этого начал разговаривать гораздо чаще. Я не могла разговорить с ним запанибрата. Тяжесть короны и все короли, правившие до него, не позволяли мне этого. Кроме того, меня угнетало наше положение. Вроде бы нас нельзя было назвать пленниками. Но, с другой стороны, а как еще нас можно было назвать? И потому, когда король шутил со мной, я не смеялась.

— Пушистик, ты происходишь из очень серьезного семейства, — сказал он мне как-то, когда мы ехали по коричневому полю; трава, росшая на этом поле, лежала, вбитая в грязь. — Ты что, не умеешь смеяться? Я знаю, что у тебя свои сложности. Но посмотри на меня: я потерял двоих сыновей, жену и королевство — и, однако же, я по-прежнему способен смеяться.

— Я думаю, ваше величество, что вы предвкушаете, как разобьете варваров и вернете себе королевство, — сказала я, — а у меня такой надежды нет.

— Великий Один! — воскликнул король, блестя глазами. — Так значит, вот как ты думаешь, серьезная особа? Я отказался от этой идеи много месяцев назад. Самое большее, на что я надеюсь — это спасти собственную шкуру и как-то протянуть до тех пор, пока я не обзаведусь новым наследником. Так что помощь Одного принесет благо лишь моему сыну, а вовсе не мне.

Я тогда подумала, что это очередная его шутка, но теперь мне ясно, что наш король не собирается больше сражаться с варварами. Он каждый день распрашивал про них — но лишь для того, чтобы избежать столкновения.

Меня много раз так и подмывало сказать, что варвары, от которых он так старательно бежит — это всего лишь люди Карса Адона — хотя Карс Адон тогда говорил, что есть и другие небольшие группы, — и что настоящее зло исходит от Канкредина. Но я так этого и не сказала. Карс Адон — варвар и враг, но в каком-то смысле он лучше нашего короля. Я не виню нашего короля. Джей рассказал мне, какой ужасной была война. Но я все-таки не стану рассказывать ему про Карса Адона. И Утенок тоже не скажет. Он говорит, что наш король ему надоел, а с Канкредином никто ничего не сможет поделать. Что же касается Хэрна — ну, я в конце концов выяснила, что мы получили новости о Карсе Адоне.

Пока мы были в пути, подступило лето. Мы снова добрались до Реки, — похоже, благодаря этому Робин приободрилась, — и вьехали в холмы, окружавшие большое озеро. Озеро было прекрасно. Оно было синим, словно небо. И в этой синеве отражались деревья, во множестве растущие на берегах. Но для меня вся его красота была отравлена местными жителями. Они обзывали нас варварами и кидались в нас камнями. Утенок тогда заработал шрам, который остался у него на всю жизнь.

Камни перестали лететь, когда Джей распустил слух, будто мы — принцы и принцессы варваров, и находимся под покровительством волшебников. Робин очень сердилась на Джея.

— А что мне нужно было сказать, леди? — спросил Джей. — Вот вы пытались говорить им правду, и что?

Пока мы оставались у озера, через сломаный мост перешли какие-то люди, весьма довольные собою. Они сражались с Карсом Адоном. Они узнали, что это именно он, по флагам. Народ Карса Адона попал в окружение в одной долине за Рекой. Прежде, чем им удалось прорваться, многие из них погибли.

— А почему вы не поубивали их всех? — с милой улыбкой поинтересовался наш король.

Когда Хэрн рассказывал мне об этом, он был просто белый от ярости.

— Идиот! — сказал он. — Недоумок! Как он только допустил, чтобы его загнали в низину?!

Так я узнала об еще одном тайном несчастье Хэрна. Поскольку Хэрн не имел возможности поступать, как ему угодно, он находил утешение в мыслях об Карсе Адоне. Он знал, что это неправильно — оттого-то он и ходил такой злой, — но ничего не мог с собой поделать. А я-то удивлялась, отчего Хэрн так жадно выслушивает все новости про варваров, которые собирал король!

Он надеялся услышать что-нибудь про Карса Адона. И вот услышал — но новости оказались скверные. Бедный Хэрн. Хорошо, что наш король не собирался сражаться с варварами. Хэрн бы просто разорвался надвое.

@GLAVA = 2

Мы ехали через лес над озером. Повозку подкидывало на древесных корнях, и Робин однажды даже вывалилась из повозки. Я начала бояться, что эта дорога ее убъет, если продлится еще хоть немного.

— Пойди скажи королю, что Один желает, чтобы мы остановились и не ехали дальше, пока Робин не станет лучше, — посоветовал мне Утенок.

Это была превосходная идея.

— А может, сказать ему, что Один хочет, чтобы нас оставили в каком-нибудь брошеном доме? — спросила я.

— Этого он не сделает, — возразил Утенок. — Он хочет, чтобы Один был при нем.

Да, Утенок был прав.

Наш король охотно согласился остановиться и подождать, пока Робин выздоровеет.

— Что-то она по-прежнему выглядит очень слабенькой, — сказал он и указал куда-то в гуще зазеленевшего леса. — Давайте дадим ей возможность отдохнуть вон на той старой мельнице. Мы разобьем лагерь рядом, а селение на той стороне Реки сможет снабжать нас провизией. Дадим юной леди неделю. Вроде бы в здешних краях варвары не появлялись.

Я понятия не имела, что мы находимся рядом с Рекой. Я же видела вокруг только лес. Представьте мое удивление, когда оказалось, что эта старая мельница, про которую сказал король — это та самая, что стоит через Реку от Шеллинга. Ну, та самая, где вроде бы появляется призрак женщины. Та, про которую жители Шеллинга говорят, что Река запретила ею пользоваться. Я сказала королю, что это прекрасная идея. Я тихо надеялась, что мне удастся посмотреть на физиономию Звитта, когда он узнает, что его ждет.

Джей отправился в Шеллинг на плоскодонке, которую дядя Кестрел держал в мельничной запруде, и передал нашим бывшим односельчанам приказ короля. Вскорости на этот берег приплыл Звитт, и с ним еще несколько человек. Они кое-что привезли, а насчет всего остального принялись протестовать. Я думаю, у них и вправду было неважно с запасами. В конце концов, половодье ведь затопило все огроды. Но Звитт стал бы возражать, даже если бы сидел на груде овощей высотой в милю, а кто-нибудь попросил у него одну-единственную морковку.

Звитт увидел Хэрна и сразу же его узнал. Он попросил дозволения поговорить с королем наедине. Я подсматривала за ними с мельницы и видела, как они прогуливаются вдвоем среди незабудок неподалеку от мельничного колеса. Звитт, судя по физиономии, говорил какие-то гадости про нас. Но наш король лишь рассмеялся и похлопал Звитта по плечу. Я поняла, почему наш король был так доволен. Он убедился, что мы говорили правду, и что Один — это вправду Один. Мне кажется, он нарочно подъехал поближе к Шеллингу. Наверное, на его месте я и сама поступила бы точно так же, но на сердце у меня было тяжело. Он никогда не отпустит нас. Хэрн сказал, что король по просьбе Звитта пообещал ему двойное вознаграждение, как плату за то, чтобы нас оставили в покое. Но обещания легко даются и легко забываются.

— Ваши друзья с того берега говорят, что вы наложили на них какие-то нехорошие заклинания, — сказал мне Джей. — Ты что, ведьма?

— Нет! А жалко! Я бы… я бы развернули им ноги коленками назад! — сказала я.

— Вот это характер! — сказал Джей.

Мне до сих пор немного горько об этом думать. С верхнего этажа мельницы, где я сплю, видны развалины нашего дома. Это дело рук Звитта. Из-за этой горечи и беспокойства за Робин мне очень захотелось ткать. Потом пришел тот мой сон. Потом — дядя Кестрел.

Мы устроили постель для Робин в сухой комнате на первом этаже. Там есть дверь, выходящая на Реку, — через нее выгружали муку, — и в погожие дни я держу ее открытой, чтобы Робин могла смотреть на Реку. Все то время, что я ткала, Река была красивой как никогда. Вода в ней сияла зеленью, словно глаза на свету. Река текла медленно и лениво. Под лучами солнца вода в ней делалась золотисто- зеленой. Над поверхностью воды вилась мошкара. Из воды часто выпрыгивала рыба. А то с ивы падали почки и подплывали к самому порогу. Но Робин все это не радовало. И мне становилось все труднее быть терпеливой с ней.

В первый день я чуть не принялась ее трясти. Когда мы обосновались на мельнице, мне захотелось, чтобы Гулл был с нами, — чтобы я могла за ним присматривать. Если бы мы поменяли его местами с Младшим, никто, кроме нас самих, не заметил бы разницы. Робин развернула Гулла и позволила мне взять его. Но Младшего она не взяла.

— Я не хочу, чтобы он был рядом со мной! — заныла она. — Убери его от меня!

Пришлось мне спрятать Младшего наверху, у себя в постели. И стоило мне хотя бы упомянуть о нем, как Робин тут же начинала плакать. Но при этом он цеплялась за Одного, да так, что даже мне редко удавалось взглянуть на него хотя бы одним глазком. Тем вечером к нам пришел король — он наведывался к нам каждый вечер, — чтобы спросить про своего «золотого господина». А Робин даже не позволила королю взглянуть на него.

— Я хочу, чтобы король оставил нас в покое! — заявила она.

А потом Лапушка притащила на постель Робин дохлую мышь. А крику было — будто она принесла не несчастную мышь, а ядовитую змею. Потом пришел Джей. Джея всегда сопровождает шум и веселье. Он говорит, что смех лечит. Но до меня вдруг дошло, что он приходит к нам потому, что ухаживает за Робин. Я была потрясена. Мне казалось неуместным ухаживать за Робин, когда она болеет. А кроме того, Джей старый, и он любил многих женщин. Он сам этим хватался. Это меня тоже потрясало. Но несмотря на все на это, Джей мне нравился. И потому я пребывала в полнейшей растерянности.

— А Джей тебе нравится? Ты бы вышла за него замуж? — спросила я у Робин.

Робин содрогнулась.

— Нет! Я не выношу, как он машет своим обрубком!

И вправду, казалось, будто обрубок руки Джея живет какой-то своей жизнью. Я тоже не любила на него смотреть.

— Неужели он тебе совсем-совсем не нравится? — спросила я. — Ты ему нравишься.

— Перестань об этом болтать! Я не хочу за него замуж! Я вообще не собираюсь выходить замуж! — выпалила Робин, словно безумная. Я готова была дать самой себе пинка. Лишь после полуночи Робин успокоилась и уснула.

Когда она наконец-то уснула, я открыла дверь, выходящую на Реку, села и задумалась. Похоже было, что все это моя вина, потому что я дважды нехорошо обошлась с Одним. А потом мне показалось, будто я вижу свет в Реке. Я встала на коленки на пороге и в испуге уставилась в золотисто-зеленые глубины. И увидела там огромную тень, напоминающую человека с длинным носом и наклоненной головой. Если бы не Робин, которая только что уснула, я бы точно заорала. Я была уверена, что это Канкредин.

— Этот однорукий шутник сказал, что моей Робин нездоровится, — сказал дядя Кестрел. Он греб прямо к двери, и в его лодке горел небольшой фонарик. Откуда взялась та тень — я не знаю.

Я обрадовалась, увидев дядю Кестрела.

— Сейчас неподходяший момент собирать беззубок, — сказала я ему. — За запрудой разбит королевский лагерь.

— Я знаю, золотце, — сказал он. — Я пришел посмотреть, как вы тут.

Я посидела на пороге, немного поплакала и рассказала дяде Кестрелу про наше путешествие, про нашего Короля и про Одного. Но про Гулла я рассказывать не стала. Дядя Кестрел подумал, что Гулл умер по дороге.

— В этом и король, и Бессмертные одинаковы — им нет дела до трудностей, которые они создают другим. Ты уж сделай как-нибудь, чтобы Робин оставалась здесь до тех пор, пока она не выздоровеет. Иначе худо будет. Может, тебе чего-нибудь привезти из вашего дома?

— Дядя, ты единственный человек в Шеллинге, которого я люблю! — воскликнула я. — А мой ткацкий станок цел? Или они сломали его, как и крышу?

— Да нет, настолько никто не буйствовал, — сказал дядя Кестрел. — Они только выместили злость на стенах и крыше.

А потом он сказал такое, что я до сих пор бешусь, когда вспоминаю его слова.

— Я их не оправдываю, — сказал дядя Кестрел, — но все-таки вы их провоцировали — все, и даже Робин. Вы все знали, что вы — другие, и при этом вели себя так, будто вы — лучше остальных. А люди этого не любят.

Я так разозлилась, что от злости потеряла дар речи.

— Так что, привезти тебе твой ткацкий станок? — спросил дядя Кестрел, и я его простила.

— И еще мои катушки, и челноки, и иголки, и прялку! — сказала я. — И не забудь про пряжу!

— Да ты, никак, хочешь утопить мою лодку! — сказал дядя Кестрел. — Иногда ты разговариваешь точь в точь как твоя тетя.

Но он привез все, что я перечислила, и даже веретено, про которое я забыла. Я никогда еще не видела лодки, настолько набитой шерстью. На самом верху груды возлежал ткацкий станок. Мне пришлось разбудить Утенка, чтобы он помог мне занести все это внутрь. Утенок удивился, из-за чего я так волнуюсь, но, похоже, дядя Кестрел меня понял.

С тех пор я сижу за станком, кроме тех моментов, когда шум начинает слишком сильно раздражать Робин. Король поражается моему трудолюбию. На самом деле, я часто очень устаю, хотя тканье дается мне все легче и легче. Но я боюсь, что Робин умрет, а за работой как-то отвлекаешься от этих мыслей. Я воображала про себя, что когда накидка будет закончена, Робин выздоровеет. Но она не выздоровела. А вскоре после того, как я закончила первую накидку, мне снова приснился тот сон, в котором мама велела мне думать. И я поняла, что придется снова приниматься за работу.

Тем утром, когда я начала вторую накидку, я окончательно надоела Утенку. В последнее время Утенок прял для меня шерсть, потому что ему все равно было скучно. Он работал на свежем воздухе, у мельничного колеса, среди зарослей незабудок.

— Как мне надоели все эти нудные, глупые, мрачные люди! — сказал Утенок. Он швырнул веретено на землю и махнул рукой куда-то в сторону всей этой зелени, усеянной солнечными пятнами.

— Ты только посмотри на это все! Посмотри на себя! Ты еще хуже, чем Хэрн!

Я разревелась и сказала, что ненавижу короля.

— А кого это волнует? — спросил Утенок. — При нем Гуллу ничего не грозит, а нам не грозит Звитт. Чего тебе еще надо?

— Это все я виновата! — всхлипывая, сказала я. — Я выдала ему Одного. И я заставила вас оставить Одного в костре, а нам надо было взять его с собой, когда мы плыли к Канкредину. Если бы тогда Один был с нами, все обернулось бы иначе.

— Да ты просто допустила, чтобы король заморочил тебе голову всей этой чушью! — возмутился Утенок. Он подобрал веретено и мрачно воткнул его в землю.

— Я знаю, что не послушалась Одного, — сказала я.

— Ага, как же! Не будь дурочкой! — сказал Утенок, то втыкая веретено в землю, то вытаскивая его оттуда. — Да Один все это подстроил! Он был недостаточно силен, чтобы встретиться с Канкредином. Если бы мы принялись его ждать, он, возможно, вообще не вышел бы из костра. Только Одному и известно, что бы произошло, если бы Хэрн залил костер!

— Перестань портить мое веретено, — сказала я. — Ты что, утверждаешь, будто Один — трус?

Утенок искоса посмотрел на меня из-под волос. Он подвязывает волосы лентой, но они вечно выбиваются и белыми прядями падают на лицо.

— Нет, — сказал он, присел на корточки и принялся вырисовывать моим веретеном узоры на земле, вокруг травянистой кочки. В этот момент он кого-то мне напоминал. — Один глубок, как Река, — сказал Утенок. — Танамил это знает. Вот кого надо было бы распросить.

— Так ты чего-то в этом всем понял? — ехидно спросила я. — Тогда расскажи мне!

Утенок снова посмотрел искоса.

— Ты все равно мне не поверишь, пока сама до этого не дойдешь.

Тут я поняла, кого мне напоминает Утенок: Кеда, того неблагодарного варварского сопляка — в те моменты, когда тот принимался врать. Мне захотелось сбросить Утенка в пустой мельничный лоток, в самую грязюку, чтобы он надо мной не потешался. Но вместо этого я только пихнула его, за то, что он портил мое веретено, и злая ушла в мельницу.

Я так разозлилась, что сняла мою накидку с ткацкого станка и отнесла к двери на Реку, чтобы перечитать ее и убедиться, что Утенок несет чушь. Для начала я развернула ее и осмотрела. Это была очень красивая накидка, выполненная в темных тонах, с вкраплениями ярко-желтого и обжигающе красного. А еще она была очень большая. Впереди темные краски образовывали в середине нечто вроде силуэта, и у этого силуэта тоже был длинный нос и склоненная голова — в точности как у той тени, которую я видела перед появлением дяди Кестрела. Едва лишь я увидела этот силуэт, как тут же быстро перевернула накидку другой стороной. На спине, с того момента, как мы встретили Танамила, краски сделались посветлее. Я сперва не заметила, что силуэт есть и на этой стороне. Но он там был. На этой стороне преобладал серый и желтовато-зеленый цвет, и на их фоне разглядеть фигуру было труднее. Вокруг шеи этой длинноносой тени, неподалеку от подола, обвивалась лента, сотканная тем выпуклым плетением, которое мне показал Танамил. Она говорила об ужасе, который навел на меня Канкредин и его душесеть. Больше ничего через всю накидку не тянулось — кроме того места, где я выткала свой долгий плач об отце. Но я думаю, даже Робин этого не увидела бы, пока я бы ей это не показала.

Я так испугалась, увидев эту двойную тень, что выронила накидку. По спине у меня побежали мурашки, и мне захотелось разбудить Робин. Но я сказала себе, что это я соткала эту накидку. И воткала в нее смысл нашего путешествия. Никто не боится вещи, которую сам же и сделал. Прочти накидку, Танакви, и разберись, что же ты имела в виду.

Я села прямо на пол у двери и прочла то, что сама соткала. Это заняло у меня почти всю ночь, хотя через некоторые места я проскакивала очень быстро, просто припоминая, что я тут ткала. Сперва это чтение утешало. Мы все — Робин, Хэрн, Утенок, я и даже бедняга Гулл — все были сами собою, и повсюду присутствовала моя любимая Река, неотъемлемая часть нашей жизни. И я многое заметила. И думала о том, что заметила, все те три дня, в которые ткала вторую накидку.

Я дочитала до того места, где мы нашли кошку Лапушку, и тут — я готова в этом поклясться! — я услышала чаячий крик. Я сперва посмотрела на красного, песчаного Гулла, стоявшего у меня под ткацким станком. Потом выглянула наружу и посмотрела на усеянную листвой зеленую Реку. Но возле Шеллинга никаких чаек не было и быть не могло. Тогдя я подумала, что мне это просто померещилось, из-за того, что я как раз читала про чаек на острове Лапушки.

Тут с лестницы, ведущей на второй этаж, спрыгнула Лапушка. Кошки вообще часто появляются, стоит лишь о них подумать. Это одна из их странностей. Лапушка принесла мышь. Она вспрыгнула к Робин на кровать — чтобы предложить мышку Робин.

Я знала, что по этому поводу скажет Робин, когда проснется. Я встала, чтобы забрать мышь. И когда я встала, мне стал виден другой берег Реки — участок у последнего дома на околице Шеллинга. И я увидела Звитта. Он сидел под кустом боярышника, а к нему шел какой-то человек, как будто они назначили тут тайную встречу. Этот человек выкрасил светлые волосы в темный цвет и попытался замаскироваться, нацепив яркую, кричащую накидку — нечасто мне приходилось видеть такое дрянное тканье! — но я узнала его по розовато-лиловому заостренному лицу и искривленному рту. Это был маг Канкредина, тот самый, у которого на одежде было написано про сокрытую смерть. Это одеяние и сейчас выглядывало из-под той кошмарной накидки.

Пока они разговаривали со Звиттом, я не смела даже пошевелиться. Я сидела в темной комнате. Но моя накидка лежала на пороге, а над Рекой уже было светло. Звитт кивал, о чем-то пылко говорил и указывал прямо на мельницу. Он рассказывал «сокрытой смерти», где мы находимся.

— Танакви! — раздраженно позвала меня Робин. — Лапушка опять притащила мышь мне на постель!

— Тсс! — шикнула я на нее. — Она делает это, потому что любит тебя.

— Убери ее, — сказала Робин. — Убери сейчас же!

— Ох, помолчи, пожалуйста! — шепотом попросила я. — Тут происходит что-то ужасное!

Угрюмый маг повернулся в сторону мельницы и увидел мою накидку. Я увидела, как его лицо исказилось от страха. Он подался в сторону Реки и уставился на накидку, как будто пытался прочитать, что на ней написано. А он ведь был магом! В смысле — вдруг он и вправду ее читал? Вдруг у него глаза на невидимых ножках, как у улитки? Мне захотелось утащить накидку в комнату, но я боялась, что тогда маг увидит меня. Я застыла, не зная, что же делать. Робин, которая никогда не была дурой, даже когда болели, лежала тихо и встревоженно смотрела на меня, а я смотрела на тот берег Реки. В конце концов маг развернулся и пошел вниз по течению. А Звитт пошел обратно, в сторону Шеллинга. Я схватила накидку и спрятала ее под кровать к Робин, до того момента, пока мне не удастся унести ее куда-нибудь и уже там дочитать.

Я рассказала Робин о том, что случилось. Я готова была выткать проклятие на Звитта — так Робин перепугалась. Она сказала, что нам нужно немедленно уходить отсюда. Она встала с кровати — и упала на пол. Я завопила, призывая Утенка. К счастью, вместе с ним пришел и Хэрн, и нам удалось уложить Робин обратно на кровать. Мы все очень испугались. Мы знали, что нужно сказать королю, что Один велит нам уходить, но мы боялись, что тогда Робин умрет. А тогда, как указал Утенок, душа Робин попадет в сеть Канкредина, и это будет так же плохо, как если бы он поймал Гулла. Мы просто не знали, что же нам делать. Следующие три дня Утенок с Хэрном посменно дежурили, но маг не вернулся. Мы решили, что он отправился к Канкредину. Хэрн сказал, что это даст нам примерно дней семь. И что за это время я должна вылечить Робин. Должна, и все. У меня за это время появились кое-какие наметки.

Как только мы уложили Робин обратно, я тут же натянула на станок новые нитки основы. Когда я увидела, как испугался маг при виде моей накидки, меня осенило. Когда маги ткут, то что они соткут, то и сбывается. Потому-то у этого типа на одеянии было написано про незримую смерть. Эта смерть, на кого бы там он ее ни насылал, и была теми самыми словами. То же самое и с одеянием Канкредина. Река связана, душе Гулла угрожает опасность, а душесеть стоит — и все это из-за того, что Канкредин соткал эти слова.

Мои ткани тоже обладают подобной силой. Я в этом уверена. Когда я сравнила мои плотные, замысловатые ткани с изделиями этих магов — такими грубыми, крупными и расхлябанными, — я поняла, что как ткачиха я их превосхожу на голову. И потому, когда я натягивала нити, меня снедало тщеславие и жажда мести. Я намеревалась проклясть Звитта, выткать, что наш король стал серьезным и мужественным, а Канкредин вместе с его сетью сгинул в море. Потому-то мне и подумалось, что я могла бы повернуть жителям Шеллинга ноги коленками назад. Мне сильно полегчало на душе, когда я посмотрела на тот берег и увидела, что ноги у них по-прежнему глядят в правильную сторону. Я знаю, в чем тут дело. Я похожа на Хэрна. Мне все нужно понять. А когда я пойму и сотку это понимание, вот тогда у Канкредина появится причина для страха.

Вот, что мне следует понять: чем так ценна душа Гулла? Почему Робин так сильно болеет? Что такое Один? С этими вопросами связаны другие, менее серьезные. Например — в чем Хэрн, Утенок и я поклялись Бессмертным? Все ответы заключены в моей первой накидке, и они пришли ко мне, когда я ткала.

Этим вечером Робин вроде бы была поспокойнее. Прежде, чем прочитать накидку, я поняла, что к болезни привел ее страх перед магами. Робин не видела Канкредина. Мы мало что ей рассказывали. Но теперь я уверена, что Робин известно много такого, чего мы не знаем. Это ее врожденный дар, как мой дар — ткачество.

Я могу соткать и это, однако же я рассердилась на дядю Кестрела, когда он сказал, что мы оскорбили жителей Шеллинга. Это же нелогично! Но я почитала накидку, повспоминала, и поняла, что все мы, и даже Гулл, который был самым скромным из нас, чувствовали и вели себя так, как будто мы были особенными. Я и сейчас думаю, что мы особенные. Но дело в том, что тогда у меня не было никаких реальных оснований так считать. Я тогда еще ни в чем себя не проявила. Мне стыдно. Я почти готова извиниться — только не перед Звиттом и тетей Зарой!

На этом месте я остановилась, чтобы зажечь лампу. Робин вроде как заснула, отвернув желтое, словно восковое лицо к стене. Я закрыла дверь, выходящую на Реку, и снова принялась читать первую накидку. Теперь я не виню себя за то, как я поступила с Одним. Я поняла, что он нарочно закопался в свой костер, и к тому же подстроил, чтобы я появилась перед Канкредином в юбке Робин, чтобы Канкредин подумал, что я — никудышняя ткачиха. Я думаю, что Один сам же и подстроил, чтобы я выдала его нашему королю, и чтобы нас вызвали к Карсу Адону, но зачем ему это понадобилось, я понятия не имею. Оглядываясь назад, я даже иногда думаю, что Один использовал силу Канкредина, воздействующую на Гулла, в своих собственных целях — чтобы привести нас к устью Реки. И я уверена, что Танамил нарочно задержал нас, чтобы мы прибыли туда к тому моменту, как половодье начнет спадать.

Добравшись до того места, где мы впервые увидели прилив, я еще раз внимательно пересмотрела свою встречу с девчонкой-варваркой — там, на крыше. Я заметила, что Робин уже тогда была не в себе. Я соткала всего лишь десятую часть того, что мы все говорили — если бы я выткала все, что говорили мы с Утенком, моя накидка сделалась такой огромной, что подошла бы лишь какому-нибудь великану, — но и из этого Робин принадлежит тоже всего лишь десятая часть. А насчет той девчонки-варварки — я забыла, во что она была одета. Я вскочила и совсем уже собралась идти к Хэрну, чтобы спросить об этом.

Тут скрипнула дверь, и в комнату вошел Джей.

— Вот это да! — воскликнул он. — До чего же красивая накидка! И кто этот счастливчик?

Я сказала, что соткала ее, чтобы отвлечься и не думать про болезнь Робин. Чистая правда, между прочим.

Джей посмотрел в сторону кровати и увидел, что Робин уснула. Тогда он наклонился к лампе и шепотом спросил?

— Как ты думаешь, когда она поправится?

Джей состроил очень многозначительную мину, но я не в курсе, что он хотел этим сказать. Я в этот момент прилагала все усилия, чтобы не смотреть на его обрубок, и потому не ответила. Тогда Джей придвинулся еще ближе и сказал:

— Когда она поправится настолько, чтобы принять дружбу честного однорукого мужчины? Она мне нравится, и я хочу заручиться ее расположением, пока не станет слишком поздно. Понимаешь?

Я не знала, как бы так сказать ему, что Робин о нем думает, потому ответила: «Не очень», — и уставилась в пол, чтобы скрыть румянец.

— Король! — прошептал Джей. — Король, малышка! Он мало-помалу дозревает до мысли, что у него нет жены, и что ему нужна поддержка Одного. Он никогда с тобой об этом не разговаривал? Не упоминал, что ему нужен наследник?

— Так что, он хочет жениться на Робин? — изумилась я. — Мне это никогда и в голову не приходило!

— Значит, мое счастье, что ты его не поняла, — сказал Джей. Он даже повеселел от облегчения. — Поговори со своей сестрой насчет меня — только поскорее, ладно? Скажи ей, что я не смогу в открытую выступить против короля, потому ей лучше было бы выйти за меня, пока король не сказал напрямую о своих намерениях. Так и скажи. И скажи, что она — самая лучшая девушка на свете.

Потом он ушел. Я села и посмотрела на желтое лицо Робин. Едва лишь дверь закрылась, как Робин подхватилась с подушки.

— Ну и что мы будет с этим делать? — спросила я.

— Джей хочет заполучить Одного — точно так же, как и король! — сказала Робин. — Лучше бы мне умереть!

Она сказала об этом впервые, но я поняла, что она говорит всерьез. Робин бросилась на кровать, столкнула кошек, сжалась в комок и разрыдалась.

— Перестань, — сказала я ей. — Я сейчас думаю над одной вещью. Я уже почти придумала.

И я помчалась разыскивать Хэрна — как и хотела, до того, как Джей мне помешал.

— Танакви, извини! — сквозь слезы крикнула мне вслед Робин. — Я только и делаю, что извожу тебя жалобами. Ты такая терпеливая.

Терпеливая?! Если бы Робин только знала…

— Я уже сто раз готова была тебе врезать! — крикнула я в ответ и выскочила из мельницы в сгущающиеся сумерки.

Хэрн с угрюмым видом сидел под деревом. Позади весело мерцали костры королевского лагеря, и огонь отражался в водах запруды. Кто-то пел.

— Хэрн, — спросила я, — какую клятву ты дал Бессмертным, когда Гулл с папой уходили на войну?

— Я поклялся, что освобожу нашу землю от варваров, — мрачно ответил Хэрн. — Ха-ха! Чушь сплошная.

— А! — только и сказала я. Я никак не могла понять, что же Один может сотворить из этой клятвы. Со мной было проще. Я попросила, чтобы из меня сделали мальчишку и отправили на войну — и Кен действительно принял меня за мальчишку, потому что на мне была одежда Хэрна. — Да, и еще одно. Та девчонка-варварка на крыше, которая сказала нам про прилив — что на ней было надето?

Хэрн нахмурился.

— Какая-то синяя накидка… Нет. Не может быть. Варвары не носят накидок. Не знаю.

Вот оно!

— А Танамил носил, — сказала я.

— Карс Адон, наверное, сказал бы, что он совсем заделался местным, — мрачно произнес Хэрн, невольно выдав, о чем он думает. После тех пришельцев, явившихся из-за сломанного моста, никаких новостей про Карса Адона не было. — Отстань.

Я ушла обратно и принялась рассматривать мою накидку в свете лампы. Когда Робин спросила, что это я такое делаю, я сказала, что шью накидку, но скоро пойду спать.

— Я на нее смотрела, — сказала Робин. — Очень красиво. Но почему ты используешь для обозначения реки это странное слово? Я даже подумала сперва, что ты говоришь об Одном.

Меня словно громом поразило.

— Робин! — воскликнула я. — Я знала, что ты мне поможешь!

Робин имела в виду тот знак Реки, которому меня научил Танамил. Он немного похож на знак «брат». Мне это часто приходило в голову. Я выскочила наружу, нарвала у мельничного колеса охапку тростника, примостилась у лампы и принялась плести. Я сплела из тростника два знака, из которых состоит мое собственное имя: Тан-акви. Вот, я соткала его здесь, чтобы показать. Вот гляньте: вместе получается «тростник», а по отдельности — «младшая-сестра». Потом я взяла еще тростник и сплела «Адон», «Амил» и «Орет» — тайные имена Одного. «Адон» ткется почти точно так же как «Владыка» — разница всего в одну нитку. Имя «Орет» я не очень хорошо знаю. Для него тоже есть свой знак, но его редко употребляют. Но «Амил» — это «Река», тоже с разницей в одну нитку. Потом я расплела все знаки, кроме последнего имени, и первого знака своего имени, и сложила их вместе.

И теперь я все поняла. Я возилась с этим до полной ночи, потому что Робин слишком переволновалась и все равно не могла уснуть. И мне до сих пор не верится, что мы неправы, а все остальные правы, и что Один — это действительно Река. Но я знаю, что мне нужно сделать. Мне нужно разыскать Утенка. Он таскает Леди за пазухой.

@GLAVA = 3

Утенка нигде не было. В конце концов я взяла лампу и отправилась наверх, ложиться спать. И первое, что я увидела, поднявшись — это Младшего, валяющегося у меня под кроватью. Я опрометью кинулась поднимать его. Он был такой старый и истертый, что я испугалась, как бы Утенок его не попортил. Утенок его бросил. А сам спал у меня на кровати. А ведь раньше говорил, что предпочитает спать в шатре. Я посветила на Младшего, проверить, не отломалось ли чего. В свете лампы казалось, будто на истертом глиняном лице играет улыбка. Потом я встряхнула Утенка.

— Я не сплю, — сказал Утенок. Он пребывал в таком настроении, что мог любого довести до полного одурения. — Король и мне тоже сказал, что ему нужен наследник.

— Тогда почему ты не отзывался, когда я тебя звала? — спросила я. — Я хочу знать, какую клятву ты дал Бессмертным.

— Да ну? — отозвался Утенок. Я вам говорю — от него свихнуться было можно.

— И я хочу Матерь, — сказала я.

Утенок думал, что лишь он один все понял. И теперь он разозлился.

— Не дам! — сказал он и прижался к стене, обхватив себя руками.

— Она и моя мама тоже, — сказала я. — Я бы не стала просить, если бы мне не было очень нужно.

— Ты ее не получишь, — отрезал Утенок. — Я ее первым нашел, и она моя.

Я так обозлилась, что не могла больше говорить спокойно.

— Ты, эгоистичный гаденыш! — заорала я и прыгнула на Утенка. Мы принялись бороться.

— Мне нужно поговорить с Матерью! — крикнула я. А Утенок все продолжал орать, что Леди — его, а я ее хочу украсть. Половина досок соскочила с козел, и мы рухнули на пол. Снизу донесся слабый оклик Робин. Стукнула щеколда — это Хэрн явился посмотреть, что здесь за шум. Я тем временем добралась до Леди. Утенок же вцепился мне в волосы и принялся меня за них таскать, будто собрался оторвать голову.

А потом, даже сквозь поднятый нами шум, мы услышали, как внизу отворилась дверь, выходящая на Реку. Робин закричала. Мы с Утенком застыли и посмотрели друг на дружку. Тут донесся голос Хэрна. «Я в это не верю! Просто не верю!» То же самое он сказал при виде душесети. И мы услышали чьи-то легкие шаги.

Ни я, ни Утенок не помнили потом, как мы скатились по лестнице. Мама только дошла до середины комнаты, а мы уже одолели половину лестницы. Хэрн прижался спиной к другой двери. Робин сидела в постели, зажав руками рот. А дверь на Реку была открыта, хотя я точно знаю, что закрывала ее.

— Отвратительный шум! — сказала Матерь нам с Утенком. — Ну что вы себя ведете, словно несмышленые младенцы?

Мне кажется, эти слова успокоили нас даже больше, чем поведение кошек. Кошки опрометью соскочили с постели Робин и принялись с урчанием тереться об ноги Матери. Мама наклонилась и погладила их. Моя мама очень красивая. На вид она не старше Робин, но лицо у нее более угловатое и кажется более хрупким. Волосы у нее оказались густые и пушистые, в точности как у меня — и в точности такие, как я видела во сне. Но во сне не видно было, какие у нее огромные глаза, глубокие и зеленые, словно сама Река, а ресницы длинные-предлинные.

— Робин, золотце, ляг, — сказала мама. — Все в порядке.

— Ты так внезапно появилась, — со слезами в голосе произнесла Робин.

Мама улыбнулась ей и Хэрну.

— Я знаю, что в это трудно поверить, — сказала она Хэрну. — Но, видишь ли, некоторые вещи существуют на самом деле, даже если их нельзя увидеть или потрогать. Ну, так из-за чего поднялся весь этот шум-гам?

— Матерь, можно, я поговорю с тобой наедине? — спросила я.

— Я надеялась, что ты захочешь это сделать, — ответила мама.

— Я тоже хочу с тобой поговорить! — заныл Утенок.

— Нет, Утенок, — сказала Матерь. — Ты пойдешь и приготовишь Робин кровать. Пора и тебе за что-то браться, а не сваливать всю работу на Танакви. Ты и так уже говорил со мной часами напролет.

— Но ведь не так же! Тебя же тогда рядом не было! — воскликнул Утенок. — Это не считается!

— Нет, считается, — отрезала мама. Она у нас строгая. Утенку ее воспитание пошло бы на пользу. Хэрн улыбнулся, потому что он тоже об этом подумал.

— Хэрн, не уходи, — попросила мама. — Я хочу потом переговорить с тобой.

И она, взяв меня за руку, двинулась к двери — той, что выходила на Реку. По дороге она остановилась у моего станка и посмотрела на гляную фигурку Гулла. Она погладила фигурку по щеке и улыбнулась. Я оставила лампу наверху, и комнату освещала лишь свеча, стоявшая у постели Робин, и потому я не могу за это твердо поручиться — но мне показалось, что статуэтка улыбнулась в ответ.

— Ну, пойдем, — сказала мне мама.

Я попятилась от порога.

— Куда?

— Глупышка, — сказала Матерь. — Я же буду держать тебя за руку.

И мы вышли прямо в Реку. То есть, мне так кажется. Но когда рядом с тобой кто-то из Бессмертных, все вокруг становится таким странным! Была луна, и зеленый свет струился среди деревьев, и над нами, и под нами. Не знаю, то ли я шла по воде, то ли под водой, то ли мы вообще очутились где-то в ином месте. Нас точно никто не видел, но я помню, что видела, пока мы разговаривали, тусклый прямоугольник света, падающего из окрытой дверь мельницы. Она была с одной стороны, а с другой мигали огоньки Шеллинга.

— Ты наконец-то начала думать, Танакви, — сказала мама. — Боюсь, ты даже не поймешь, каково это — смотреть, как ты ткешь, но никак не перестанешь винить себя и не начнешь думать. Я чуть не утратила всякую надежду. Мне пришлось уговаривать себя и твердить, что ты вложила в свои накидки очень много Реки — так, может, хоть это сработает?

— А это важно — вкладывать в тканье Реку? — спросила я.

— Очень, — ответила мама. Но это связано с вещами, о которых мне запрещено было говорить, после того, как я вышла замуж за вашего отца. И тебе, Танакви, придется быть очень осторожной, когда ты будешь распрашивать меня.

Должно быть, некоторые вещи запретны. Наш папа никогда не был разговорчивым, но даже он наверняка хоть о чем-то нам рассказал, если бы было можно. Я приготовилась ловчить.

— Ты знаешь про Канкредина? — спросила я.

— Знаю, — ответила Матерь. — Я была там вместе с вами. Этот маг, «сокрытая смерть», добрался до него сегодня вечером. Вам всем нужно поторапливаться.

— Мы знаем, — сказала я. — А дозволено ли тебе сказать мне, что Танамил — наш родственник? Ведь его зовут Младшая Река, верно?

— Нет. Он сам по себе, — сказала Матерь, к великому моему облегчению. — Вы оказались у него на попечении просто потому, что он оказался связан тогда же, когда и мой отец. А имя он получил из-за того, что создал младшую реку — еще с большей неохотой, чем ваш дедушка создал эту.

— Ой, как хорошо! — сказала я. — А то я уж боялась, что он окажется нашим дядей. Кажется, Робин в него влюбилась.

— И мне так кажется, — сухо отозвалась мама. — Похоже, в нашей семье подобные вещи входят в обыкновение.

— А ты можешь мне сказать, как его позвать? — задала я следующий вопрос. — И нужно ли для этого идти к слиянию вод?

— Хватит любой реки поменьше, — ответила она. — И вовсе не обязательно кричать, как ты кричала раньше.

Я немного устыдилась, но не сильно. Слишком уж я была счастлива, что мама снова со мной. Я прижалась к ней. Она была теплой, и от нее еле заметно пахло танакви.

— Мне нельзя спрашивать про Бессмертных, — сказала я, как будто разговаривала сама с собой, — а значит, я не могу спросить, вправду ли Один — мой дедушка. Но я знаю, что это так. Матерь — его дочь. А мы?..

Матерь тихонько рассмеялась. Ее смех напоминал журчание воды среди камешков.

— Не будь слишком уж хитроумной, Сладкий Тростник.

— Ну, а можно мне спросить, как твое имя, и как получилось, что ты вышла замуж за моего отца? — спросила я. — Ведь ты — та самая леди, которая обитала у мельницы, да?

— Когда Клости был юношей, именно там я и обитала, — сказала Матерь. — Он завел привычку приплывать туда на рыбалку еще с тех пор, когда ему было столько же, сколько сейчас Гуллу. И в один прекрасный день я встретилась с ним у мельничной запруды. «Меня зовут Анорет, — сказала я. — Ты возьмешь меня в жены?» Анорет означает «несвязанная». Это я могу тебе сказать, Танакви, поскольку ты и так уже почти догадалась об этом. По-моему, такие распросы больше по твоей части, чем по части Робин, да? Клости сказал, что он много раз видел мое отражение в воде, и что он с радостью женится на мне. Но он был помолвлен с сестрой Звитта. Ему пришлось вернуть ей накидку, и все их семейство было в ярости. А мне пришлось покинуть отца. Тогда-то мельница и сделалась запретным местом — из-за его гнева. А когда родился Утенок, я должна была умереть, но моя душа не могла уйти. Мне пришлось попросить твоего отца, чтобы он сделал для меня то же самое, что Танамил сделал для Гулла. Так я, по крайней мере, могла за вами присматривать.

Мне эта история показалась очень печальной. Теперь я поняла, почему Звитт так сильно не любил нас.

— Гулл, — сказала я. — Я могу вернуть Гулла обратно?

— Спроси у Танамила, — ответила Матерь.

— Тогда я пойду и отыщу его прямо сейчас, — сказала я.

Но Матерь взяла меня за руку.

— Подожди, — сказала она. — Где твоя тактичность, Танакви? Танамил не любит вспоминать, что он связан. А тут еще и Робин.

— Да, я знаю, что Робин знает всякие вещи. Она знала, кто такой Танамил, — согласилась я. — Так что же мне делать, в таком случае?

— Пойти и поспать, — сказала Матерь. — Кестрел сможет дать тебе лодку взаймы, чтобы увезти Робин отсюда.

А потом мы вместе вернулись через дверь, выходящую на Реку. Мама поцеловала Робин и Утенка. Потом она увела Хэрна в лес и поговорила с ним. Мне кажется, она поняла, что у Хэрна мозги не приспособлены для хождения по Реке. Хэрн не рассказывал, что она ему сказала, но теперь он сделался куда счастливее.

А я на следующий день, прямо с утра, ослушалась Матерь. Робин проснулась на рассвете. Она была бледна, волосы у нее были влажные и слипшиеся, и выглядела она даже хуже, чем раньше.

— Хоть бы мне умереть поскорее! — сказала она.

До этого момента я не понимала, что Робин и вправду собирается умереть. Я пришла в ужас.

— Канкредин!.. — сказала я. Я еще была слишком сонной, чтобы сказать что-либо более внятное.

— Я знаю про эту сеть, — сказала Робин. — Я приготовлюсь. Утенок говорил, что многие души проходят через нее.

— Ну и откуда ты знаешь, насколько толстая у тебя душа? — спросила я, но не стала особенно спорить.

На самом деле, я не представляла себе, что я стану делать без Робин. Потому я помчалась наверх и вернулась, припрятав Младшего под накидкой.

— Я пойду выпущу кошек, — сказала я. Кошки мяукали, потому что считали, что уже наступило утро. Я вышла вместе с ними в белый туман. Отовсюду капала вода. Я с беспокойством посмотрела на мельничное колесо. Ручеек, бежавший к нему от запруды, перекрыли еще до того, как Робин появилась на свет, но среди камышей и незабудок и поныне вилась струйка воды.

Я спустилась туда и поставила Младшего на одну из лопастей колеса.

— Танамил, — позвала я, — Младшая Река, пожалуйста, приди, будь так добр. Ты нам очень-очень нужен.

Честно признатся, я себя чувствовала полной дурой. Шершавое каменное изваяние не изменилось и даже не шевельнулось. И когда я услышала, что сзади кто-то идет, шурша мокрой травой, я вскочила и развернулась, чтобы заслонить Младшего.

Это оказался Танамил. Он шел вдоль русла, сквозь белый туман, и капли влаги, сгущаясь, оседали на нем. Мама правильно сделала, что предупредила меня. Танамил посмотрел на меня отстраненно, и даже как-то с сомнением, как будто видел меня в первый раз.

— Ты звала меня?

В первый момент я даже не могла сообразить, что же сказать. А потом мне вспомнилось, как мы должны были задать ему правильный вопрос, но удалось это одной лишь Робин.

— В прошлый раз мне следовало спросить у тебя, ты ли — Младший. Да?

И я чуть отодвинулась в сторонку, чтобы он увидел фигурку Младшего на мельничном колесе.

Это было ошибкой. Танамил при виде фигурки тут же отвел взгляд, и его чуть ли не передернуло.

— Это правда, — ответил он, вежливо и отстраненно. — Я — Младший.

Он настолько явно не желал помогать, что я разревелась. Мне сделалось так же паршиво, как Робин. Я ревела, совсем как маленькая.

— Я же не виновата, что вы с Робин поссорились! А теперь ты сделался вот такой, а король хочет заполучить Одного, и Джей тоже, а мы не можем даже удрать от Канкредина, потому что Робин пытается умереть!

И я зашлась ревом. Но Танамил схватил меня за плечи и встряхнул.

— Что ты сказала про Робин?! — спросил он. Наверное, ему пришлось повторить вопрос несколько раз. Когда я реву, то ничего не слышу.

— Она пытается умереть, — ответила я.

— Что за чушь! — воскликнул Танамил. Похоже, он здорово разозлился.

Он выволок меня из русла, почти с такой же яростью, как я тогда волокла этого сопляка Кеда, и вломился в дверь мельницы. Робин взвизгнула и села.

— Ты выглядишь как старуха! — заявил ей Танамил. По-моему, он мог бы вести себя и повежливее. Лишь сейчас я обнаружила рядом с собой Утенка, который уставился на Танамила. Мы с Утенком переглянулись, потом захлопнули дверь, вышли в туман и сели рядышком.

— Я как раз думал, хватит ли мне духу добраться до него, — сказал Утенок. — Но я боялся, что Робин его возненавидит, за то, что он — Бессмертный.

— Мы тоже Бессмертные, — сказала я. — Мы происходим от Одного, по обеим линиям.

— Не знаю… По моим ощущениям, мы подозрительно похожи на людей, — сказал Утенок. — Может, у нас только души отличаются.

— Мне нужно спросить у него, как вернуть Гулла обратно, — сказала я.

— А он сказал, — заявил Утенок. — Он сказал, что надо отвезти Гулла вверх по Реке, к Одному, только мы его не поняли.

Сегодня он держался куда любезнее, чем накануне ночью. Он сказал:

— Если хочешь, я его возьму. Мне все равно нужно идти. Я поклялся Бессмертным — это было как раз после того, как Звитт сказал, что Река гневается, и нам не разрешили выгонять свою корову на общее пастбище, помнишь? — так вот, я поклялся, что увижу всю Реку, до последнего дюйма, и буду знать про нее больше, чем старый Звитт.

— Понятно, — сказала я. — Значит, Один хочет, чтобы мы двигались дальше. Надо где-нибудь раздобыть лодку.

Вскоре мы так замерзли и так истомились от любопытства, что пошли обратно к мельнице. Кошки мяукали под дверью, требуя, чтобы им открыли. Мы впустили их и сами вошли.

Робин сидела, скрестив ноги, на одеяле, и ела — аж за ушами трещало, и лицо у нее снова сделалось розовым. А Танамил передавал ей еду со стола — там стояли такие яства, что и король бы позавидовал. Танамил улыбнулся и предложил нам тоже подкрепиться. Потом он посмотрел на кошек, и перед каждой очутилась рыбина. В мельнице воцарился покой и довольство. Мне думается, Танамил всегда несет с собой эти ощущения. Но сейчас дело было не только в нем, но еще и в Робин. Я оказалась права. Оказалось, что эти двое влюбились друг в друга и собираются пожениться. Робин уже была почти совсем здорова.

Танамил заверил Утенка, что эта еда вовсе не иллюзорна, как утверждал Хэрн. Просто в его силах перенести туда, куда ему нужно, все, что угодно, с берегов ручьев и небольших рек — даже откуда-нибудь с дальнего юга, где мало кто живет. И как раз, когда он это объяснял, в мельницу вошел Хэрн. Он нес с собой Младшего.

— Кто оставил его?! — возмущенно начал Хэрн. И тут он увидел Танамила.

Я боялась, что Хэрн обозлится. Он не обозлился, но держался как-то скованно. Наверное, Матерь поговорила с Хэрном про Танамила. Но Хэрну все равно понадобился почти целый день, чтобы свыкнуться с ним. А Танамил не смотрел на Хэрна, потому, что Хэрн так и держал в руках Младшего, а Хэрн не понимал, чем это вызвано. До этого я не понимала, насколько же для Танамила нестерпимо быть связанным. Он так это ненавидит, что никогда об этом не скажет. А если спросить, лицо его сделается совершенно каменным, и он станет похож на собственное изваяние.

— Амил Орет связан сильнее, чем я, — вот и все, что он сказал, когда я его спросила. А Робин накинулась на меня и велела оставить Танамила в покое. После этого Танамил, кажется, немного смягчился. Он не стал говорить про себя, но сказал мне: — Адон носит сейчас двойные узы. Сперва его одурачила женщина — и в этом он сам виноват. Ну, а второе произошло, когда он уже был связан и не мог действовать против Канкредина в полную силу.

День выдался очень хороший. Хэрн плюнул на свои обязанности при короле, и мы сидели у мельницы, смеялись и пытались придумать, как бы нам подняться вверх по Реке, тайком и от короля, и от Звитта. Танамил сидел, обняв Робин, и был так же счастлив, как и мы, а Робин за этот день съела больше, чем за весь последний месяц. Стоило ей чего-нибудь вообразить, как это тут же появлялось на столе. И я жалела лишь об одном: что с нами сейчас нет Матери. Один разгневался, когда она вышла замуж за нашего отца, и потому Танамилу сейчас нельзя было с ней разговаривать. Танамил не хотел рисковать. А вдруг с Робин произойдет то же самое? Они решили, что вместе попросят у Одного дозволения пожениться.


Жир в огне! Теперь я понимаю, почему Танамил так ненавидит свои узы. Надо мне было слушаться Матерь. Но, по крайней мере, на этот раз главная вина лежит не на мне, а на Утенке. Ладно, расскажу обо всем по порядку.

Мы были очень счастливы. Мы сидели под лучами вечернего солнышка, у открытой двери, выходящей на Реку. Так мне казалось, будто Матерь тоже с нами. Я принесла свою последнюю работу, а потом принялась сшивать первую накидку и обрабатывать края. Танами подошел взглянуть на нее.

— И с чего это я вообразил, будто могу тебя чему-то научить? — сказал он.

Мне было очень приятно это услышать, но я сказала:

— Ты рассказал мне две очень полезные вещи, — и показала ему полосу выпуклого тканья на спине, там, где мы отправились к Канкредину.

— Я был там с вами, — сказал Танамил. — Я знал, что я вам понадоблюсь. Но он и для меня слишком силен. Почти. Хорошо, что он тогда сидел, и что ты изобразила здесь его вытканное заклинание разбитым. А ты понимаешь, что это были еще одни узы для нас для всех?

Я этого не понимала. И испугалась. Танамил сказал, что он ушел, когда Канкредин сказал, что мы можем идти, потому что знал, что Утенок сумеет провести нас через сеть. Конечно же, в первый раз нас провел Танамил. Робин сказала ему, чтобы он никогда больше не ходил рядом с нами. Да, я даже и не догадывалась, что они настолько серьезно поссорились. Мне кажется, это было очень хорошо с его стороны, что он нам помог, и хотя Танамил сказал, что думает про нас про всех, и про Робин в особенности, я все равно поражаюсь этому чуду — перед нами сейчас было все, что только растет на берегах ручьев и рек.

Потом Танамил сказал:

— Мне было так же плохо, как Амилу из-за Кенблит. Но я надеюсь, что мне не придется искупать свою глупость таким же образом.

— В смысле — тем, что ты связан? — спросила я.

— Нет, — сказал он. — Огнем. Лишь тогда, когда было почти совсем поздно, он обнаружил, как одурачить одурачившую его женщину, и заставил ее пообещать, что его каждый год будут помещать в костер. Каждый костер чуть-чуть ослаблял его узы — и так должно длиться до тех пор, ока он не сумеет их разорвать.

Танамил сказал это с такой печалью, что до меня дошло: а ведь Одному, наверное, больно в огне. Я этого раньше не понимала. А мы всегда с такой радостью клали его в костер!

— А ты знаешь, что Один стал золотым? — спросила я Танамила.

— Знаю, — отозвался он, взял мою накидку и присмотрелся к ней. — Это означает, что его узы можно разорвать.

— О чем ты мне говоришь? — спросила я. Бессмертным нужно задавать очень точные вопросы. Иначе они ничего толком не скажут.

Танамил положил накидку мне на колени, и она улеглась толстыми складками.

— Мы называем это волшебными одеждами, одеждами-заклятьями, — сказал он. — Мне кажется, тебе следует использовать это для возвышения Реки. Но я не уверен. То, что ты сотворила, превосходит все, что мне только доводилось видеть. И я не смею рисковать этой вещью и перводить ее на…

Вот тут и стряслось несчастье. К нам с вечерним визитом, навестить Одного, заявился король, а с ним и Джей. Король весело подмигнул Робин.

— Моя дорогая юная леди! Наконец-то вы стали лучше выглядеть! Согласитесь — к ней ведь возвращается здоровье и редкостная красота. А как там мой золотой господин?

Танамил стоял за моим ткацким станком, но король его не видел, равно как и Джей. Мы с Хэрном и Утенком удивленно переглянулись. Робин в это время была занята королем и по сторонам не смотрела. Она сказала, что с Одним все в порядке, а она сама сегодня чувствует себя лучше.

— Отлично! Значит, завтра мы сможем снова двинуться в путь, — сказал наш король. Он прошелся по комнате — совсем рядом с Танамилом, хотя и сам этого не знал, — увидел мою накидку и остановился, будто вкопанный. — Дорогой мой пушистик, это же прекрасно! Теперь я понял, чем было вызвано твое усердие. Как это учтиво и деликатно!

Он взял накидку у меня с колен. Я попыталась было ухватиться за нее, но король отодвинулся так быстро, что я не успела. Я понадеялась было, что его остановит Танамил. Но Танамил стоял, будто его связали. Король приложил накидку к себе. Накидка была на него велика, и сильно велика. Как я уже упоминала, король был невысоким и полным. Но он уставился на Робин, и глаза его радостно заискрились.

— Дорогая, ваша сестра сделала к нашей помолвке воистину королевскую накидку. На когда мы назначим свадьбу?

Когда я поняла, какие у нас у всех лица, я едва не расхохоталась, — хотя на самом деле нам было не до смеха. Мы все были в ужасе, но хуже всех повел себя Утенок — даже хуже, чем Танамил. Он уставился на короля, словно тот был невесть каким чудовищем, и попятился в угол. А Джей оказался еще хуже Утенка. Он пошатнулся, как будто король его ударил, и сердито зыркнул на меня. Очевидно, он думал, что накидка делается для него.

— Но, ваше величество, — возразила я, — эта накидка слишком велика!

— Ничего, мы ее подвернем по подолу и рукавам, — сказал король. — Надо заметить, пушистик, что ты то ли ошиблась в расчетах, то ли думала про другого человека.

И он искоса взглянул на Джея, да так, что не осталось никаких сомнений, кого король считает этим другим. Потом он поклонился мне.

— Спасибо за накидку. А теперь я хочу поприветствовать свою будущую жену.

Король взял руку Робин и поцеловал. Он бывал очень любезен, когда находился в хорошем расположении духа.

Робин вырвала руку. У нее снова сделался больной вид.

— Ваше величество, я еще не дала вам согласия.

— Чепуха! — возразил король. — Эта накидка — вот согласие. Почему бы нам не пожениться завтра? Обряд может провести староста из Шеллинга.

Робин в отчаяньи взглянула на Хэрна. Хэрн хрипло произнес:

— Ваше величество, мы возражаем против Звитта. Вам придется найти для обряда другого старосту.

Хэрн говорит, что это такой закон. Он говорит, что ему здорово повезло, что он вовремя о нем вспомнил — а то у него в тот момент голова шла кругом.

— Что ж, по правде говоря, мне этот Звитт ничем не дорог, — охотно откликнулся король. — Мы принимаем ваше возражение, будущий брат. Мы воспользуемся услугами следующего старосты, который нам встретится на пути. Что ж, пойду прикажу, чтобы люди начинали собирать вещи и готовиться с отъезду. Приятных вам снов, моя юная леди.

Он перебросил мою накидку через руку и вышел. Джей вышел за ним следом, с таким видом, будто ему дали пощечину.

В комнате воцарилось смятение. Робин рыдала, Танамил обнимал ее и утешал. Я поймала себя на том, что причитаю, словно старуха на похоронах. Он унес мою накидку! Только я успела понять, какова ее природа и как этим пользоваться, как он ее унес! Хэрн возмущенно поребовал с Танамила ответа, почему тот не помешал королю.

— Я связан! — выкрикнул Танамил. — Говорю же тебе, я связан! Я вынужден делать то, чего хочет король!

— Это что, означает, что ты теперь не можешь жениться на Робин? — потрясенно спросил Утенок.

— До тех пор, пока король не передумает — нет, — ответил Танамил. Мне показалось, что он и сам готов расплакаться. Робин, спрятав лицо в ладонях, плакала и просила, чтобы он никогда ее не покидал.

Утенок вниновато посмотрел на нас.

— Простите меня, — сказал он. — Это я вчера вечером рассказал королю про Джея. Но он сжульничал. Он обещал мне, что не допустит, чтобы Джей женился на Робин.

— Он и не допустил, — сказал Хэрн. — Ты что, не мог головой подумать, прежде чем довериться королю, ты, недоумок мелкий?

— Прекратите ссориться! — вспылила Робин. — Нам сейчас только этого и не хватало!

@GLAVA = 4

К счастью, король не испытывал особо пылких чувств к Робин. Больше всего он хотел снова отправиться в дорогу. А я сидела среди этой суматохи — все вокруг возились со сборами — и ткала. Король часто навещал Робин — наверное, для того, чтобы напомнить ей, что она станет королевой. Я уж боялась, что от этого она снова заболеет, но Танамил оставался с ней, и Робин с каждым днем становилось все лучше. Король не видел Танамила, но не питал никаких иллюзий насчет чувств Робин. Он приставил к нам десять человек, чтобы те следили за нами днем и ночью.

— Боюсь, Джей тут не подойдет, — сказал он мне. — Он не тот человек, на которого я положился бы в сердечных делах. Но моей невесте нужна подобающая личная охрана, пушистик.

Охранники разделились на две пятерки. У Робин не было ни малейшей возможности ускользнуть. Хэрн заявил, что мы должны остаться с ней. Единственное, что мне удалось, так это настоять, что Один хочет, чтобы мы путешествовали по Реке. Это было нелегко. Король попытался выйти из повиновения.

— На воде король будет слишком заметен, — сказал он. — Мы превратимся в большую, малоподвижную мишень для любого варвара с арбалетом. Ты уверена, что наш золотой друг действительно хочет именно этого?

— Да, — твердо ответила я.

И потому король забрал из Шеллинга все лодки. Звитт торчал на берегу и сердито смотрел в нашу сторону. Ничего, ему полезно.

К Танамилу вернулось прежнее расположение духа. Несмотря на все наше беспокойство, нас переполняла исходящая от него радость и веселье, и иногда это вызывало у меня очень странные чувства. Я не могла понять, отчего Танамил так весел, пока однажды он не подошел ко мне и не спросил: «А на этой накидке, которую ты сейчас ткешь, описана первая накидка?» Я сказала, что да. Тогда Танамил улыбнулся и сказал: «В таком случае, я думаю, можно будет использовать ее вместо первой накидки». И я поняла, на что он надеется. Если у этой накидки хватит силы освободить Одного — а могло и хватить, насколько я понимаю, — то и Танамил тоже станет свободен и сможет жениться на Робин, что бы там ни говорил король. Да одна незадача — король собирался жениться на Робин сразу же, как только найдет другого старосту.

Иногда мне казалось, что Танамилу не хватает твердости. Я бы непременно выступила против короля, если бы могла, узы там или не узы. Но потом я вспоминала, как стоял Танамил, когда король уносил накидку — словно у него руки были привязаны к телу. Да, видимо, Кенблит хорошо справилась со своей работой.


Робин отдала Одного мне. Она взяла Гулла и Младшего, а Утенок взял Матерь. Мы двигались по Реке, в сторону великих болот.

Мы двинулись в путь на тридцати небольших лодках, и весь Шеллинг высыпал на берег, поглазеть на нас. Почти весь день мы плыли через болота. Люди короля настреляли там уток, и их приготовили на ужин. Все были расчесаны в кровь — из-за комаров. Мы чуть не потеряли короля в болоте — и в любое другое время я бы только обрадовалась, но сейчас в его лодке сидел Хэрн. Наша лодка была большая и двигалась медленно, поскольку в ней сидели охранники, и мы потеряли остальных из вида. И неудивительно. В этих болотах озера и протоки изменяются каждый год, с каждым половодьем, и они постоянно окутаны легкой голубой дымкой. Это все потому, что здесь из-под земли бъют горячие источники. Они и порождают эту дымку, и из-за них в это время года тут все просто заплетено самыми разнообразными цветами. Но все равно, цветы и туман часто расступались, являя нашим взглядам какое-нибудь голубое озерцо, над которым курился дымок. Всякий раз мы оглядывались в поисках прочих лодок, но не видели никого, кроме всяких диких тварюшек, спешивших скрыться от нас.

На одном таком озерце нам попалось множество серебристых птиц. Когда наша лодка проломилась через камыши, птицы захлопали крыльями и взлетели в туман.

— Морские чайки! — в страхе крикнула я. — Это замаскированные маги! Стреляйте! Убейте их!

Стражники в испуге уставились на меня.

Танамил улыбнулся и встал. Он, невидимый, сидел рядом с Робин. Казалось, будто их любовь лишь возрастает от трудностей. Они просто не отходили друг от дружки. Когда Танамил встал, чайки кинулись к нему и стали с криками виться у него над головой. А телохранители принялись оглядываться по сторонам и бормотать что-то насчет духов.

— Это всего лишь чайки, — сказал Танамил и уселся обратно. — На море шторма. Они говорят про огромные волны.

Я почувствовала себя дура дурой. В конце концов, ведь это же Один мог подавать нам знак — что Гулл вернется к нам. Но теперь, когда я сижу на берегу и тку, и не ощущаю покоя, исходящего от Танамила, мне кажется, что чайки говорили о гневе Канкредина. Я очень рада, что мы наконец-то двинулись в путь.


Три дня у меня не было возможности ткать. Но, по крайней мере, Робин все еще не королева — и за это мы должны благодарить варваров.

На следующее утро после того, как мы миновали болота, мы проснулись оттого, что по берегу, за нашими шатрами куда-то спешно двигалось множество людей. Кошки забились ко мне под одеяло, потому что у этих людей были собаки. Я села, приподняла полог шатра и выглянула, посмотреть, что там за неразбериха творится за ивами. Там были дети и ослики, взрослые и собаки, и все они махали фонарями и что-то кричали. Из шатра вышел король; спросонья лицо у него было помятое. Но даже когда их стал распрашивать сам король, эти люди так и не остановились, и ничего толком не объяснили. Мы только и поняли, что откуда-то идут варвары. Они кричали, что вся округа пустилась наутек — и бежали дальше.

— Это еще не причина забывать о вежливости! — возмутился король. — А ну, пошевеливайтесь!

Мы забрались в лодки — а нормально укладывали вещи уже на ходу, когда поплыли. Мой ткацкий станок чуть не оставили на берегу. Я попросила Джея помочь мне погрузить его, но он куда-то ушел. Тогда станок отнес Танамил. В суматохе этого никто не заметил.

После этого мы двигались со всей возможной скоростью, какую только могли обеспечить паруса, весла или люди, которые шли по берегу и тянули лодки на веревках. Мы двигались до самой темноты. А поскольку в здешних краях уже наступило лето, переход длился долго. А когда мы все-таки пристали к берегу, все были уставшие и сердитые, и не стали выгружать мой станок.

После болот Река сделалась мельче и извилистее. На всем протяжении сегодняшнего пути берега были покрыты ивами. В одном месте ива, у которой половодье подмыло корни, упала поперек Реки и осталась лежать, но при этом продолжала расти.

— Чтоб ему пусто было, этому Реке! — воскликнул король. — Он, похоже, изо всех сил старается мне помешать!

Наша лодка оказалась рядом с королевской. И хотя думать так было непочтительно, мне показалось, что наш король боится. Я сказала ему, что Одному не понравилось бы, что он ведет такие речи.

— Тогда передай ему, чтобы он вел себя, как полагается благодетелю, — сказал король. — Ты уверена, что он действительно хочет, чтобы мы двигались по этому пути?

И он посмотрел на меня почти что умоляюще. Хэрн тоже посмотрел на меня. Хэрн не понимал, почему мы с Утенком так упорно настаиваем на том, чтобы путешествовать по воде.

Я сказала королю, что уверена в этом.

— А почему я в этом так уверена? — спросила я у Танамила, пока наши охранники были заняты — они приподнимали иву, чтобы лодка могла протиснуться под ней.

— Народ твоего отца связал нас, — ответил Танамил из-за стены узких и длинных ивовых листьев. — Народ твоего отца знает, и как нас освободить.

Ну почему Бессмертные никогда не отвечают на вопрос прямо? Мне очень хотелось задать Матери еще несколько хитроумных вопросов, но при Танамиле мне нельзя было с ней разговаривать, а он нас никогда не покидал.

Через день ивы исчезли. Река, из зеленой сделавшаяся светло-серой, спешила нам навстречу по дну долины с зелеными склонами. У нас над головами проплывали белые стволы берез и раскидистые папоротники. За ними виднелись горы. У некоторых на вершинах что-то сверкало, да так, что глазам было больно. Один из охранников сказал мне, что это снег. Спрашивать Танамила о чем бы то ни было не имело смысла. Он был всецело поглощен Робин. Утенок пересел в королевскую лодку, к Хэрну. Он сказал, что его от всей этой любви уже тошнит.

Там, где долина становилась шире, через Реку были переброшены изогнутые мостики, а вокруг стояли дома из камня. Большинство из них, как мы обнаружили, были пусты. Но вчера король сказал:

— О, а вот и люди! Теперь мы сможем пожениться!

У Робин сразу же сделался разнесчастный вид.

Но люди убежали от нас вверх по склону и спрятались среди папоротников. Джей встал и принялся орать, что королю нужен местный старейшина.

— Варвары! — крикнул старейшина, выбираясь наперед. Он указал на Реку, вниз по течению. — Варвары! Бегите!

Но никаких варваров там не было. Нам была видна долина на несколько миль, и никого там не было. Танамил улыбнулся. Я подумала, что это его рук дело. Я поняла, что ошибалась, считая его слишком мягким. Ему хватало сил действовать против короля не впрямую, а окольными путями, и он действовал. Но если он решил, что сможет оттягивать королевскую свадьбу до тех пор, пока я не сотку вторую накидку, то он просто сумасшедший. Мне еще осталось больше половины.

Однако же, король впал в панику. Он заявил, что свадьба подождет — нам нужно торопиться. И мы рванули оттуда прочь — с потрясающей скоростью. И остановились только здесь, да и то из-за жуткого ливня. Окрестные зеленые холмы словно подернулись белой пеленой, и пошел сильный град. Этого оказалось чересчур даже для спешки, гнавшей короля вперед. Мы вслепую, буквально наощупь доплыли до места, где долина расширялась, а Река протекала через небольшое бушующее озерцо, и разглядели там купу деревьев. Король гневно приказал укрыться под ними. Под деревьями обнаружился старый не то амбар, не то сарай для лодок, сложенный из больших серых камней. Вот мы сидели там и ждали; король нетерпеливо расхаживал взад-вперед, а дождь барабанил по воде.

Они сперва не хотели заносить мой ткацкий станок внутрь. Раньше мне обычно помогал Джей, но теперь мы с ним были в ссоре. Пришлось мне через Хэрна обратиться с просьбой к королю. Мне было жалко, что с Джеем все так получилось. Я ошиблась насчет него. Ему нужен был не Один, а Робин. Даже не знаю, почему мне так трудно поверить, будто кто-то может любить Робин. Ведь я же видела, что Джей смотрит на нее в точности так же, как Танамил. И теперь Джей никогда меня не простит.

Король никак не мог понять, зачем мне вдруг понадобился мой ткацкий станок.

— Пушистик, ради нашего золотого господина, скази мне, зачем ты опять ткешь?

— Мне нужно сделать еще накидку для Робин, — соврала я. — У нас в Шеллинге так принято.

Тогда мой станок — он был весь мокрый — все-таки занесли внутрь и поставили у входа. Я уселась и принялась гонять челнок, а капли дождя то и дело попадали на меня. Но я не возражала.

— Шерсть же вся промокла! — заметил король.

— Это неважно — мы обрабатываем и прядем шерсть особым образом, и ей это не страшно, — сказала я.

Король посмотрел на Робин, которая как раз взяла немного мокрой пряжи и принялась прясть для меня. Потом он уставился на меня — как обычно, словно он меня поддразнивал.

— Пушистик, — сказал он, — но всем же известно, что шерсть садится. Иногда я начинаю подозревать… А у варваров есть женщины-маги? Мне кажется, ты могла бы быть таким магом.

— Нет, ваше величество, — сказала я. — Я не маг.

— А в таком случае можешь ли ты поклясться, что вся эта возня с ткачеством затеяна не ради какого-то другого мужчины? — спросил он.

У меня сердце екнуло, но я ответила:

— Это не для смертного, ваше величество.

Это его успокоило, хотя и не до конца, и он подошел к двери, взглянуть на дождь. Хэрн сидел у выхода, прислонившись к каменной стене, и тоже мрачно глядел наружу, мимо моего станка. Озеро кипело и бурлило. Почти у самых моих ног вода среди камышей шла пузырями. Я то и дело, в промежутках между рядами, выглядывала в дверной проем; я почти что оказалась в настоящих горах. Они окружали нас со всех сторон: высокие зеленые склоны, еще более высокие коричневые склоны, и надо всем этим — черно-синие вершины, окутанные облаками. Теперь, когда дождь начал ослабевать, я расслышала шум несущейся со склонов воды. По каждому углублению, каждому желобку бежали ручьи. Некоторые находились так далеко, что казались белыми штрихами, наподобие следа проползшей улитки; другие же, поближе, мчались по камням, поднимая водяную пыль.

— Думаю, отсюда мы далеко на лодках не уйдем, — сказал король и отвернулся, вполне довольный.

Пожалуй, он был прав. Нам придется покинуть Реку. Река впадала в озеро, протекая через узкую расщелину между двумя высокими бурыми склонами. Думаю, течение там бурное. А над этой расщелиной, на самой высокой и самой черной горе я разглядела белую полоску. Должно быть, это и был исток нашей великой Реки.

Хэрн тоже его заметил.


За это время столько всего произошло, а ткать было совсем некогда! Как я и говорила, Хэрн смотрел на тростники у нас под ногами.

— Прилив начался. Смотри, течение пошло в другую сторону.

Я перегнулась через станок и посмотрела. Пузырьки, пена и мелкие веточки, которые прибило к берегу, медленно двигались вдоль него, в сторону той расщелины, из которой вытекала Река. На мгновение мне показалось, будто Хэрн прав. Потом я спохватилась.

— Но прилив не добирается даже до Шеллинга!

Мы поискали взглядом Танамила, чтобы спросить его, что все это значит. Робин пряла, сидя у другой стороны дверного проема, а Танамил склонился над ней. Наших взглядов он не заметил. Эти мне влюбленные!

— Джей! — позвал Хэрн. — А разве здесь бывает прилив?

Джей подошел поближе и взглянул на воду. Меня он игнорировал.

— Нет. Прилив доходит только до Красной реки. Это, наверное, водоворот. Вода быстро проносится через середину, а по краям отстает. Понимаешь?

Культя его дернулась, как будто он хотел рукой указать на озеро.

Посреди озера начали образовываться волны. Я почему-то не очень поверила в слова Джея. Уж очень это все походило на прилив.

А потом бурлящая вода докатилась и до тростника, растущего под дверью. Вспенился белый гребень, и мы с Хэрном тут же промокли. Посреди этого гребня из воды показалась голова и плечи Матери. Матерь, в отличие от нас, была совершенно сухая. И разгневанная.

— Танамил! — позвала она.

Танамил вскочил и вытянул руку, как будто пытаясь отстранить ее.

— Я не могу говорить с тобой, — виновато произнес он.

— Но я должна с тобой говорить! — сказала Матерь, сделав упор на слово «должна». — Танамил, тебе доверили стоять на страже! Отвлекись от Робин хоть ненадолго и посмотри, что творится вокруг! Канкредин приближается. Он со своими магами уже одолел половину Реки. Они гонят мои воды перед собой.

— Но… — непонимающе протянул Танамил. — Как, без Гулла?..

— Звитт сказал им, что Гулл — мой сын, — сказала мама. — И Канкредин понял, что его одурачили. Он возьмет вместо Гулла Хэрна или Робин. Он знает, куда они направились. Глупец! Забери волшебную накидку у короля и немедленно покажи Танакви, что с ней нужно сделать!

Мама развернулась. Белый гребень вскипел и опал. А над озером взмыл большой белый лебедь.

Наверное, королю и его людям Матерь все это время виделась, как лебедь, который плавал у кромки воды и клекотал. Пока Матерь говорила с Танамилом, они принялись подбивать друг дружку взяться за лук, приговаривая, что у лебедя вкусное мясо. Едва лишь я оправилась от потрясения, вызванного словами Матери, как услышала, как Джей сказал:

— Эх, будь у меня обе руки, он бы от меня не ушел!

И я еще больше невзлюбила Джея.

Утенок, пригнувшись, протиснулся между Хэрном и ткацким станком.

— Где накидка? — шепотом спросил он.

— В королевской лодке, в сундуке, — прошептал в ответ Хэрн. — Я сейчас учиню какой-нибудь переполох, а вы с Танакви идите заберите ее.

Я посмотрела на Танамила. Он бурно закивал, но вытянул руки вперед, изобразив, будто они связаны — показать, что ничего не может сделать.

— Приготовьтесь! Как только поймете, что на вас никто не смотрит — бегите! — прошептал Хэрн.

Я с трудом заставила себя изображать, будто продолжаю ткать.

Утенок же выдернул из воды пучок камышей и принялся лениво плести небольшую циновку. Вид у него был такой, будто ему до смерти скучно.

Нам не пришлось долго ждать. Король заметил, как побледнела Робин. Когда Робин увидела Матерь, она выронила веретено и выпрямилась, вцепив руки. Я поняла по движению ее губ, что она шепчет: «О, нет! О, Матерь!» Мне кажется, Робин решила, что это она виновата, что Танамил пренебрег своими обязанностями. Когда тот наклонился и принялся что-то ей шептать, Робин ему не ответила.

— Не унывай, красавица! — сказал король, подошел и ущипнул Робин за щеку. — Это всего лишь лебедь. Какая же ты милая и робкая! Знаешь, я вправду тебя очень люблю.

— В таком случае, — воскликнул Хэрн, вскакивая, — почему бы вам наконец на ней не жениться?!

Он обошел мой станок и с обвиняющим видом двинулся к королю.

— Вы уже давно об этом говорите, но никак ничего не сделаете! Что подумают люди? Я не могу допустить, чтобы о моей сестре сплетничали!

И он много еще чего сказал. Если Хэрн захочет, он бывает очень красноречив. Я очень жалею, что не могла остаться и послушать это, и посмотреть на лицо короля. Впервые на моей памяти он перестал улыбаться. Но к тому моменту, как я проскользнула мимо станка и нырнула в тростники, король уже достаточно пришел в себя, чтобы вновь натянуть улыбку на лицо.

— Дорогой мой! — повторял он. — Дорогой мой!

И каждый раз, как он это произносил, Хэрн начинал выражаться еще громче и жестче.

— Имя Робин запятнано! — орал он, пока мы с Утенком мчались среди деревьев. Танамил маячил впереди.

— Чести нашей семьи нанесен урон! — взревел Хэрн, и мы, не сдержавшись, прыснули.

— Надеюсь, король не примет слова Хэрна слишком близко к сердцу, — сказал Утенок, когда Танамил нырнул в королевскую лодку. Лодка почти не шелохнулась — а вот подо мной с Утенком просела.

— Сундук заперт, — сообщил Танамил. Он стоял рядом с красивым резным сундуком короля, и вид у него был совершенно беспомощный.

Утенок рассмеялся и щелкнул пальцами. У него потрясающе гибкие большие пальцы. Он может поставить их перпендикулярно ладони. Выглядит это так же ужасно, как Джеева культя. Вот и сейчас он так сделал, и еще раз ими щелкнул — и резная крышка сундука тоже щелкнула и подскочила. Я схватилась за нее, и она приподнялась, обдав меня потоком воды.

— Где ты этому научился? — спросила я.

— Танамил показал, — ответил Утенок. Танамил уже снова был на берегу. Он рассмеялся.

Моя накидка лежала поверх каких-то золотых вещей. Я схватила накидку и быстренько ее свернула, успев краем глаза заметить блюда и кубки, разукрашенные красными и синими камнями. Наверное, за этот сундук можно было купить всю нашу страну. Я повернулась, собираясь последовать за Танамилом.

И в этот момент в лодку тяжело запрыгнул Джей. И по его лицу я поняла, что не нравлюсь ему даже больше, чем думала. Он смотрел на меня в точности как когда-то Звитт.

— Ах ты воровка! Дьявольское отродье! — крикнул он. — И братья твои точно такие же! Что это вы затеяли?

— Ничего! — огрызнулась я. — Король должен жениться в этой накидке. Я и несу ему ее.

— Лгунья! — крикнул Джей. — Варварка! Лгунья! Ты могла одурачить короля, но меня ты больше не обманешь! Отдай накидку! И можешь заодно отдать эту золотую статуэтку!

Уж не знаю, откуда Джею было известно, что Один у меня за пазухой. Должно быть, он уже давно следил за мной.

— В Реку! — скомандовал Танамил с берега. Я быстро взглянула на него и увидела, что он поднес свирель к губам. Я попыталась прыгнуть за борт. Но Джей успел быстрее. Он вцепился в накидку и рванул меня обратно.

— Нет, ты не уйдешь! — крикнул он. — Ты отправишься к королю!

Меня больше не волновало, сколько там рук у Джея, одна или две. Я сперва схватила его за руку, а потом ударила, как учил Танамил. Мы оба грохнулись за борт, подняв фонтан брызг. Джей взвыл и принялся барахтаться. До этого момента я понятия не имела, что он не умеет плавать.

— Утенок! — завопила я. — Спаси Джея!

И в этот миг свирель Танамила запела. Она звучала с придыханием и напоминала одновременно крики чаек и вопли старух на похоронах. Мелькнула полоса света — а потом оказалось, что мы с Танамилом стоим посреди озера, и нас, как и прежде, окружают горы, но все вокруг бело, пусто и спокойно. Лодки, привязанные к деревьям, куда-то исчезли, а сами деревья стояли, словно в тумане. Однако же, я отчетливо слышала отчаянный плеск. Откуда-то донесся голос Утенка.

— Идиот! Ничего с тобой не случится! Давай, закидывай ногу сюда. Ты сам виноват, что довел Танакви!

Джей отплевывался и издавал какие-то невнятные звуки.

— А что мне теперь делать? — спросила я у Танамила. Вокруг нас все по-прежнему было белым-бело.

— Ты должна идти дальше, если ты к этому готова, — ответил Танамил. — Тебе следует подняться вверх по течению Реки к самому ее истоку.

— А ты не пойдешь? — спросила я.

Танамил покачал головой. Лицо его ничего не выражало.

— Я не могу идти дальше — я связан, — сказал он. — А кроме того, когда ты дойдешь до истока, я ничем не смогу тебе помочь. Освободить нас должен кто-то из народа твоего отца. Я же должен отыскать Канкредина. Твоя мать совершенно права.

— А! — протянула я. Я была разочарована. Я подозревала, что Танамил хочет вернуться обратно к Робин.

@GLAVA = 5

Танамил снова заиграл на своей свирели. Сперва она издала пронзительный вскрик, потом этот вопль перешел в сдавленные рыдания и стих. Вслед за этим что-то сверкнуло и скользнуло. Я узнала это ощущение. То же самое я чувствовала той ночью, в начало половодья, когда вглядывалась в темноту и даже не знала, насколько высоко поднимется вода в Реке. Но это длилось недолго.

Когда я увидела все таким, каким оно есть на самом деле, оказалось, что я нахожусь в русле реки, а по сторонам от меня высятся неясные очертания берегов, и вокруг бушует совсем другое наводнение. Это были люди. Призрачная толпа спешила мимо меня. Их становилось все больше, и все они появлялись слева и неслись куда-то вправо. У меня даже уши заболели от их топота. Этот топот не смолкал ни на миг, но при этом его почему-то было трудно расслышать. А люди ни на миг не останавливались, но их было трудно разглядеть. Только если я смотрела на кого-нибудь, а потом, поворачиваясь, следила за ним, пока он спешил мимо, мне удавалось отчетливо его разглядеть. Так мне удалось рассмотреть четверых мужчин из нашего народа, женщину-варварку, двух мальчишек-варваров и девушку, ровесницу Робин, которая не была похожа ни на варваров, ни на наших соплеменников. Никого из них я не знала. И все они куда-то торопились меж призрачных берегов.

— Это же те самые несущиеся люди, про которых твердил Гулл! — сказала я себе. — Души умерших! Теперь понятно! Река — это каждый, кто умер.

Но я заговорила вслух — и отвлеклась на собственные слова. И в следующий миг, когда я себя осознала, оказалось, что я несусь вместе с этой толпой, задыхаясь от бега. И единственное, чем я отличалась от них ото всех, так это тем, что я по-прежнему прижимала к себе мою накидку и чувствовала за пазухой тяжесть Одного.

Казалось, ничто не сможет остановить меня — так я спешила. Мне даже в голову не призодило остановиться, до тех самых пор, пока я не увидала вдали какое-то легкое смутное движение. Люди продолжали спешить, но в их движениях появилась неуверенность. Потом я увидела, что люди впереди начинают поворачивать, а некоторые, проходя мимо меня, направлялись в другую сторону. Им явно не хотелось этого делать, и они все пытались развернуться. Теперь даже топот толпы сделался беспорядочным.

До сих пор я бежала, словно во сне, когда не задумываешься над тем, почему происходит то или иное событие. Но теперь я посмотрела вперед и попыталась понять, что это там за светлые тени. И я увидела, что навстречу мне быстро движутся какие-то огромные стеклянистые фигуры. Они были прозрачные, но при этом зеленые и колышущиеся, словно состояли из воды. Хотя они находились еще далеко, ясно было, что он очень большие и приближаются очень быстро. Я понятия не имела, что произойдет со встревоженной толпой при встрече с этими стеклянными великанами. Но у меня возникло такое ощущение, будто за великанами — ничто, и мне показалось, будто я расслышала сквозь сбивчивый топот чей-то отчаянный крик. Голос был похож на мамин.

Я перепугалась. Я попыталась развернуться и убраться подальше от этих стеклянных существ. Но сделать это оказалось ужасно трудно. Толпа по-прежнему двигалась в другую сторону и несла меня с собой. Я закричала, призывая на помощь.

А потом я услышала, что сверху, с берега меня кто-то зовет.

— Танакви! Танакви! Как ты сюда попала, Танакви?

Я подняла голову, думая, что увижу там папу. Наверное, я все это время ждала, что увижу папу среди несущихся душ. Но я увидела, что вдоль берега бежит светловолосый парень в выцветшей красной накидке, и всматривается в толпу. Он был крепче и сильнее Танамила, но казался таким же радостным. Я уцепилась за каменистый выступ и уставилась на него, разинув рот.

— Ну наконец-то! — обратился он ко мне. — Матерь сказала, что ты где-то здесь. Не иди туда. Там маги. Выбирайся сюда, на берег.

И он протянул мне руку.

— Гулл! — воскликнула я.

— Ну а кто еще, по-твоему, это мог бы быть? — спросил он и вытащил меня на берег.

— Но ты… ты взрослый, — пролепетала я. — Что же получается, душа человека — она сразу взрослая?

Гулл рассердился.

— Я — не моя душа. Я — это я весь. Пошли. Нам еще довольно далеко идти.

И он быстро зашагал по высокому берегу, навстречу людскому потоку, а я изо всех сил старалась от него не отставать. Берег был каменистый и неровный — совершенно не похожий на проторенный тропки, проложенные вдоль Реки.

— Почему ты взрослый? — тяжело дыша, выпалила я.

— Потому, что я родился на пять лет раньше тебя, — сказал Гулл, не сбавляя шага. Я все-таки начала отставать. Гулл это заметил и притормозил. — Извини. Я смотрю, ты нагруженная. Что это ты несешь?

— Мою накидку, — задыхаясь, сказала я. — Но Один куда тяжелее. Знаешь, он же теперь сделался золотым!

— Давай я понесу накидку, — сказал Гулл и забрал ее у меня. Мне сразу сильно полегчало.

— Какая красота! — сказал Гулл, когда накидка оказалась у него в руках. — Наверное, это лучшая из твоих вещей. А для чего ты ее сделала?

Потом он улыбнулся мне.

— Знаешь, Танакви, я ужасно рад тебя видеть.

Гулл всегда говорит только то, что думает. И мне было очень приятно услышать от него эти слова. И пока мы шли вдоль берега, над головами мчащихся душ, я под непрестанный шум их шагов объяснила Гуллу про накидку. Стеклянные маги Канкредина остались где-то позади, и их больше не было видно. Все вокруг было неясным и расплывчатым. Единственным ярким пятном был Гулл. Наверное, уже по этому одному я должна была понять, что он — не просто душа. Но несмотря на то, что он постоянно находился при нас, Гулл ничегошеньки не знал про наши приключения. Гулл сказал, что даже то время, когда он находился рядом с нами еще в своем теле, он припоминает очень смутно. А я обнаружила, что во время рассказа то и дело говорю что-нибудь вроде «Ты же помнишь — Робин тогда была больна» или «Ну, ты и сам наверняка знаешь, что из себя представляет наш король!»

Завершив свою повесть, я спросила у Гулла:

— Как по-твоему, что же мне нужно сделать, чтобы освободить Одного?

Оказалось, что Гулл тоже ничегошеньки не знает.

— Я надеялся, что ты это знаешь, — сказал он. Меня охватило смятение.

— Но ты же должен знать! — взвыла я. — Я же не могу никого сюда позвать, потому что его должен освободить кто-то из нашей семьи!

— Да, я знаю. Мы его связали, мы и освободим, — отозвался Гулл. — Не волнуйся так. Давай лучше подумаем.

Хорошо, когда рядом такой спокойный человек как Гулл. Чего-чего, а спокойствия мне всегда не хватало.

— У тебя при себе Один, — сказал Гулл, — и накидка-заклинание, на которой изображено, как Канкредин поймал Одного, а затем меня. А Танамил сказал, что это очень удачно получилось — что ты не увидела одеяние Канкредина целиком… Танакви, я понял! На твой накидке его заклинание нарушено! Тебе нужно попробовать надеть накидку на Одного в присутствии Орета!

Когда Гулл произнес это имя, оно эхом раскатилось над руслом Реки. Мчащиеся люди остановились и задрали головы, обратив к нам белые лица.

— Я покажу тебе, где расположен его исток, — негромко произнес Гулл. Эхо стихло, и люди понеслись дальше.

— Я никак не привыкну к тому, что какие-то вещи — они одновременно и одно и то же, и не одно и то же, — призналась я. — Один — не Река. Тогда что он — эта золотая статуя?

— Один существовал прежде Реки. Он ее создал, — сказал Гулл. Вид у него сделался очень серьезный. Он явно задумался, как бы получше мне все объяснить. Гулл не так споро соображает, как Хэрн или Утенок. — Сотворив Реку, он оказался связан — в качестве Одного. В некотором смысле, он — это Река. По крайней мере, ее исток.

— Но река — это души людей, — сказала я. — И еще вода.

— Да, верно, — согласился Гулл. — Но… ну, если что-то и вправду является Рекой, так это Матерь.

— Матерь?! — изумилась я.

— Я не знаю, как это объяснить, — сказал Гулл. — Но я много говорил с Матерью. Наверное, Одному это не особенно нравится, но он мне не мешал. Видишь ли, Матерь не связана, — но она попала в немилость, из-за того, что вышла замуж за нашего отца. Она мне много всего порассказывала. Ты даже представить себе не можешь, какие на свете есть необычайные места и удивительные Бессмертные. Мне бы хотелось, когда мы будем свободны, отправиться взглянуть на них. Честно тебе скажу, это мне нравится куда больше, чем то, чем предстоит заняться Хэрну!

Я помню, что в тот момент, когда Гулл это произнес, я смотрела вниз, на русло Реки. В этом месте оно сузилось и превратилось в скалистую расщелину, и по нему мчалось куда меньше людей.

— А чем предстоит заняться Хэрну? — спросила я.

Гулл рассмеялся.

— Не скажу! Ты мне не поверишь!

— А что, ты знаешь, кто из нас чем будет заниматься? — нетерпеливо спросила я. — А я?

— Этого я тебе сказать не могу, — отозвался Гулл. — Это совсем бы не пошло тебе на пользу. Но вот наш Маллард — он станет могущественным волшебником. Это я могу сказать. А теперь нам нужно спуститься. Смотри, держись покрепче. Камни здесь скользкие.

Склоны расщелины были влажные. Я впервые увидела здесь хоть какую-то влагу. Казалось бы, можно было бы ожидать, что здесь будет расти мох или какая-нибудь зелень — но нет. Тут не было ничего, кроме влаги. Я спустилась вниз, то и дело оскальзываясь и изо всех сил цепляясь за камни. Гулл спустился следом. Он двигался куда увереннее, но я заметила, что он тоже осторожничает.

Когда мы добрались до низа, оказалось, что каменные стены вздымаются над нашими головами, а внизу царит полумрак. То есть, тут было темно, но при этом все было какое-то желтовато-зеленоватое, и нам было видно, что находится вокруг. Я посмотрела назад, в узкий проход. Там, где мы стояли, было пусто. Но позади нас то и дело появлялись люди, по двое-трое или маленькими группками, и все они спешили прочь. Я так и не смогла заметить, откуда же они берутся. Перед нами же высилась скала и какая-то темная дыра странной формы.

— Нам туда, — сказал Гулл. Он пригнулся и шагнул в эту дыру. Я двинулась за ним следом. Мне трудно объяснить, что я чувствовала в тот момент. Нет, я не боялась. Я по-прежнему шла, словно во сне. Но при этом ужас был частью этого сна — да такой ужас, что если бы я спала на самом деле, я бы уже проснулась от собственных воплей. Но Гулл шел вперед, и я за ним. Внутри оказалось тихо и спокойно. Стоило мне войти в отверстие, как мне сразу стало видно, что там внутри. Это оказалась пещера; зеленоватый свет падал на ее дальнюю скальную стену, образуя очертания фигуры со склоненной головой и носом, который не был ни прямым, ни крючковатым, а как-то и таким, и таким одновременно. Я посмотрела на отверстие, сквозь которое мы вошли. Оно было точно такой же формы. И такой же, как тень, образовавшаяся при тканье на моей накидке. В пещере было сыро. Капли влаги мерцали на всем, словно роса — только роса никогда не собирается в струйки и не капает. Вокруг царила тишина, и мы стояли посреди этой тишины.

— А где… где же Один? — шепотом спросила я.

— Здесь, — отозвался Гулл. — Разве ты не чувствуешь? Все вокруг — это он.

Его слова сбили меня с толку. Не могла же я надеть накидку на всю пещеру! Будь я тут одна, я бы наверняка повела себя не лучше Робин — принялась плакать и заламывать руки. Но со мной был Гулл, и он держался совершенно спокойно. В конце концов я вытащила из-за пазухи золотую статуэтку Одного. Она была такая маленькая, что это смотрелось просто нелепо, но с этим я уже ничего не могла поделать. Я осторожно поставила ее на влажные камни, так, чтобы она оказалась в центре зеленого пятна в форме человеческой тени.

— Дай сюда накидку, — попросила я Гулла. Гулл передал мне ее, и я накрыла ею статуэтку, так, что голова изваяния оказалась снаружи, а все остальное было скрыто складками ткани. Я расправила накидку и отступила на шаг.

Ничего не произошло.

— Мы что-то сделали неправильно! — возопила я. — Что же нам делать? Мы должны что-нибудь сделать, пока сюда не добрался Канкредин!

— Погоди, — сказал Гулл. — Разве ты не чувствуешь?

В пещере начало теплеть. Буквально за те мгновения, пока Гулл произносил свои слова, леденящий холод сменился температурой тела. Мы с Гуллом тут же вспотели и покрылись крупными каплями пота, как стены пещеры — испариной. От нас начал подниматься пар.

Но на этом все и закончилось. Мы стояли и ждали, но ничего не происходило. Небольшая золотая статуэтка так и стояла, укутанная моей накидкой. Желтовато-зеленый свет тоже не изменился; единственное — к нему примешались струйки пара.

— И что же нам делать? — спросила я.

— Ты уже что-то сделала, — задумчиво отозвался Гулл. — Здесь никогда прежде не было так тепло. Но мне кажется, этого недостаточно. Думаю, нам нужно сделать что-то еще — только я пока не понимаю, что именно.

Мы еще постояли, но опять ничего не произошло. В конце концов я, не выдержав, крикнула:

— Дедушка! Дедушка, подскажи мне, что нужно сделать!

Что-то скользнуло, и в пещере позеленело. Я не видела больше ни скал, ни Одного в моей накидке — только лишь Гулла. Он наклонился и сделался бледным и каким-то размытым, как человек, который плывет под водой. Потом и его не стало видно. Я стояла в каком-то белом месте, а где-то рядом ревела несущаяся вода. Потом снова что-то скользнуло. На этот раз по пещере словно пронесся холодный ветер. Я задрожала — но после жары, воцарившейся в пещере, этот ветер меня даже обрадовал. А потом я вдруг очутилась на открытом склоне холма, и с небес лился золотистый закатный свет. Первым, что я увидела, были тяжелые дождевые тучи. Они плыли по зеленому небу прочь, на запад, и на них играли золотые отблески. Зеленый склон у меня под ногами резко уходил вниз. Откуда-то справа доносился шум воды, падающей с высоты, и эхо звенело, словно колокол. А рядом со мной вода текла с крутой скалы и разливалась по земле, и над ней поднимались струйки пара, словно дымок над костром.

Я почувствовала, что на глаза у меня наворачиваются слезы, но удержалась и не стала плакать.

— Дедушка выгнал меня, — сказала я себе. — Я бы сказала, что это неблагодарность.

Потом я глянула на то, что держала в руках. Я думала, что это ко мне вернулась накидка. Но нет. Я сжимала в руках бобину с темной, слегка поблескивающей шерстяной пряжей. И я больше не чувствовала за пазухой привычной тяжести Одного.

Я чувствовала себя брошеной. Теперь я поняла, как себя чувствовала Робин тем утром, когда мы проснулись и обнаружили, что Танамил нас покинул. Я поняла, что чувствует Хэрн, когда понимает, что потерпел поражение. Но никому из них не довелось потерять Гулла во второй раз. Я побрела вместе со своей странной бобиной по мокрой траве. Я то ли не обратила внимания на то, что одежда у меня сухая, хотя ей бы полагалось быть мокрой, то ли это казалось мне неважным. Я шла и тихо радовалась холодному ветру, касающемуся лица. Я сказала себе, что собираюсь посмотреть на эту грохочущую воду, которую слышно аж сюда.

Наверное, я могла бы в нее броситься — но мне пришлось остановиться прежде, чем я добралась до края обрыва. Слишком уж высоким и крутым оказался этот склон. Вокруг раскинулся зеленый край с фиолетовыми холмами; казалось, будто весь мир лежит у меня под ногами, и от этого начинала кружиться голова. Почти у самых моих ног брала начало Река. Она рушилась белым водопадом с дернистого выступа и устремлялась куда-то вниз. Водопад ревел, и все внизу исчезало в пелене мельчайших водяных брызг — они висели в воздухе, словно дым, — и маленьких радуг. А за этой пеленой — тоже далеко внизу — я, кажется, разглядела то самое озеро, на котором нас застал ливень. Отсюда оно выглядело как яркий ромб. От взгляда с такой высоты у меня закружилась голова. Пришлось отвернуться от озера и состредоточиться на моей высокой черной тени, лежащей на земле.

— Что же я сделала не так? — спросила я сама себя. С тех самых пор, как там, на старой мельнице на меня снизошло понимание, я была преисполнена гордости и уверенности в себе. И вот теперь до меня дошло, что я сама себе помешала понять все правильно — из-за того, что очень гордилась своей сообразительностью.

— Но как же быть с Канкредином? — сказала я. Я попыталась еще раз взглянуть на раскинувшуюся внизу землю — проверить, не видно ли Канкредина, — но так и не смогла ничего толком рассмотреть. Одна лишь сплошная зелень и синева, и такая высота, что голова кругом идет.

Я посмотрела на свою тень на земле. Рядом с ней лежала другая, повыше, с длинным носом. Я застыла, словно вкопанная.

— Дедушка, это ты? — спросила я.

Его голос напоминал шум водопада.

— Спасибо тебе, внучка, — сказал он. — Ты очень помогла мне. Ты убрала руки Канкредина с моего горла.

— Но чего же я не сделала? — спросила я.

Он ответил не сразу, а когда все-таки ответил, голос его был печален.

— Никто не просил тебя, чтобы ты что-либо делала — сверх того, что уже сделала твоя семья. В конце концов, я не слишком-то по-доброму обошелся с твоей матерью.

— Я знаю, — отозвалась я. — Но знаете, Клости — мой папа — он ничуточки не похож на Кенблит. Может, вы бы ее простили?

Он снова помолчал, прежде чем ответить, печально и нерешительно:

— Я очень хитер, внучка. Будь моя воля, ты бы… тебя бы здесь сейчас не было.

И тут до меня дошло, что дедушка не просто связан и опечален, и придавлен стыдом и одиночеством, — но что он еще и толком не знает, как разговаривать с обычным человеком вроде меня. До этого мгновения мне и в голову не приходило, что его можно любить. Мне захотелось повернуться и посмотреть на него, но я не осмелилась. Я посмотрела вниз, на его тень, и сказала:

— Дедушка, скажи, что нужно сделать, чтобы освободить тебя? Я хочу тебя освободить. Это не из-за Канкредина, и не из-за Матери, и даже не из-за Гулла. Это просто ради тебя самого.

И снова последовала пауза.

— Я… я признателен тебе, — сказал он. — Если ты говоришь искренне, Танакви, — подумай про окончание твоей первой накидки — про то место, где ты говоришь о Канкредине. Как ты его выткала?

— Выпуклым тканьем, как мне показал Танамил, — ответила я.

— Тогда вспомни вторую накидку, которая сейчас натянута на твоем ткацком станке, — сказал он. — Ты рассказывала там, как вы встретились с королем, и что он сказал вам про меня. Ты использовала там то же самое тканье?

— Да, — сказала я. Ведь тогда король внушал мне благоговейный трепет… И тут мне отчетливо, словно наяву, представилась накидка, и протянувшася от кромки до кромки выпуклая лента с рассказом про короля.

— Ну конечно же! — воскликнула я. — Ты был связан дважды! Канкредином и Кенблит!

И я снова чуть не обернулась, чтобы посмотреть на него, но опять не посмела.

— Я сам в этом виноват, — сказал дедушка. Он произнес это задумчиво, как будто говорил сам с собою. Наверное, так он говорил на протяжении многих веков, пока оставался один. — Я не могу никого просить о том, чтобы нас освободили, поскольку сам во всем виноват. В первый раз я свалял дурака. Во второй раз я свалял еще большего дурака — решил, что смогу избавиться от первых уз как раз своевременно, чтобы встретить свой вернувшийся народ. Я допустил, чтобы Канкредин захватил меня врасплох. А я ведь знал Канкредина! Он унаследовал мои способности, но когда я понял, что он использует их наихудшим из возможных способов, было уже поздно.

— Канкредин? Канередин — один из Бессмертных? — не удержавшись, выпалила я.

— Он — мой потомок, — сказал дедушка. — Весь народ, который вы именуете варварами, происходит от меня. Они покинули эти земли, а теперь вернулись обратно. Канкредин подобен тебе — в нем тоже сошлись две линии, — но он злоупотребил своим наследием. А теперь он желает занять мое место.

— А ты не можешь его остановить? — спросила я. К этому моменту меня прямо-таки трясло — так мне хотелось оглянуться и взглянуть на моего дедушку. Но я не могла.

— Я смогу его остановить, если буду свободен, — сказал дедушка. — Обещаю тебе.

И я, не удержавшись, повернулась. Я так боялась посмотреть назад, что опустилась на колени, прижимая бобину с нитками к груди. Боюсь, у меня вырвался испуганный скулеж. Но я все-таки повернулась.

За спиной у меня стоял Карс Адон, и его длинная тень лежала на земле рядом с моей. Он неловко улыбнулся мне. А больше никого не было видно.

— Не пугайся, — сказал Карс Адон. — Я сделал так, чтобы их не было видно. Я побоялся, что ты можешь шагнуть через край, если мы появимся все.

@GLAVA = 6

Не знаю, действительно ли тень все это время принадлежала Карсу Адону. Думаю, что нет. Зато я точно знаю другое: в глубине души я думала про Карса Адона ничуть не меньше, чем Хэрн. И я так обрадовалась, увидев его живым и невредимым, что расплакалась и схватила его за руку. Рука была холодная и твердая, сполшные костяшки — в общем, такая, какой я ее запомнила.

Карс Адон — он всегда был очень вежливый и чопорный — жутко смутился. Он отнял руку и попятился.

— Пожалуйста, не плачь, — сказал он. Потом решил, что ведет себя слишком неприветливо и добавил: — Я очень рад тебя видеть. Мы про вас вспоминали и думали, что же с вами случилось дальше.

— Ты не видел Одного? — спросила я. — Я разговаривала с моим дедушкой.

Карс Адон посмотрел на меня как-то странно. Но он был слишком вежлив, чтобы выказывать свои чувства.

— Здесь никого не было, — сказал он. — О ком ты говоришь?

— Его зовут Адон, как и тебя, — пояснила я, — и еще Амил, и…

— Тсс! — шикнул на меня Карс Адон. Видно было, что он исполнился благоговейного страха. — Ты хочешь сказать, что здесь был наш Великий Отец?

Я кивнула. И снова заплакала — оттого, что Один ушел, а я так его и не увидела.

— Так это поэтому над водой, текущей с горы, внезапно стал подниматься дым? — спросил Карс Адон.

— А что, обычно его нету? — спросила я, хлюпая носом.

— За все то время, пока мы находимся здесь, мы ни разу его не видали, — ответил Карс Адон.

Услышав это, я приободрилась.

— Значит, я все-таки кое-чего добилась, — сказала я и перестала плакать.

— Если тебе уже лучше, — сказал Карс Адон, — думаю, тебе следует пойти с нами. Нам нужно уходить отсюда. Говорят, что Канкредин движется вверх по Реке, вместе с огромной стеной воды. А поскольку он не известил меня ни о чем, я полагаю, что теперь он враждует и со мной.

— Угу, — сказала я. — Он хочет сам стать королем.

Карс Адон скривился.

— Спасибо. Мне следовало бы догадаться. Теперь я понимаю, что мог бы догадаться об этом, еще когда мой отец был жив.

Он постоял несколько мгновений, нервно теребя в руках край плаща, потом сказал:

— Я в большом долгу перед твоей семьей. Если бы не твой брат, я до сих пор сидел бы, как мышь, под подолом у Канкредина, и мечтал… мечтал о славе. И на меня в любую минуту могли бы наступить. Хэрн помог мне увидеть, до чего же это нелепо.

Я подумала, что Хэрн порадовался бы, если бы услышал это.

— Пойдем в наш лагерь, — попросил Карс Адон. — Мне хочется наконец-то отблагодарить тебя.

— Ох! Но я не могу! Мой станок с неоконченной накидкой сейчас в лагере у нашего короля, а мне нужно как-то заполучить ее и закончить, пока Канкредин не добрался сюда. Ты просто не поверишь, насколько это важно!

Я быстро взглянула через край обрыва, на крохотную полоску озера, — и тут же отвела взгляд.

— Так там ваш король? — спросил Карс Адон. Его вдруг охватило какое-то странное нетерпение. Мне тогда показалось, что он пропустил мимо ушей мои слова про накидку, но позднее я обнаружила, что ошибалась.

— Да, — сказала я. — Мы добрались до этого озера сегодня днем.

Карс Адон пришел в восторг.

— Это все меняет! — заявил он. — Мы остаемся здесь. Я пошлю кого-нибудь вниз, поговорить с вашим королем, и они смогут поговорить и насчет твоего станка с накидкой. Думаю, Хэрн скажет, что это правильно. Пойдем со мной!

Он закутался в плащ и зашагал прочь от края обрыва. Он сильно хромал — я верно догадалась тогда. Заметив, что я не иду за ним, Карс Адон остановился и окликнул меня.

— А твои братья там, с королем?

— Да, — отозвалась я.

— Тогда все будет хорошо, — сказал он и зашагал дальше.

Я легко нагнала его — из-за хромоты он шел медленно. Когда мы вместе стали спускаться вниз по склону, я спросила, не был ли он ранен.

Карс Адон слегка покраснел и покачал головой.

— Я таким родился, — сказал он.

Под обрывом, среди деревьев нас встретили шестеро варваров, судя по виду — из их знати. Лица у них были мрачные и встревоженные — такое впечатление, будто варвары постоянно так выглядят, — но мне подумалось, что сейчас они и вправду обеспокоены. Один из них спросил:

— Прикажете сворачивать лагерь, лорд?

— Я обнаружил другой способ разрешить наши трудности — куда получше, — сказал Карс Адон. — Здесь рядом находится местный король. Мы встретим Канкредина вместе.

Он захромал вниз по склону и потянул меня за собой, а эти шестеро важных особ двинулись за нами следом. Из их разговора я поняла, что они уже несколько дней пытаются уговорить Карса Адона покинуть эту стоянку и уйти подальше от Канкредина. Канкредина они боялись до дрожи, даже сильнее, чем боялась Робин. И из-за этого их страха я начала понимать, насколько силен Канкредин. Но было совершенно очевидно, что Карса Адона с души воротит при одной лишь мысли о том, что он побежит от Канкредина. Он искал повод остаться, и нашел его в моих словах.

Важные варвары твердили, что благоразумие и осторожность — залог безопасности. Кто сможет противостоять величайшему из магов? Карс Адон, не отвечая, шел вперед. Лишь когда мы добрались до утоптанной торпы среди сосен, он бросил через плечо:

— Я уже был благоразумен и осторожен — и чуть не потерял все кланы. Теперь же я намерен положиться на нашего Великого Отца.

Это заставило лордов умолкнуть.

Внизу возник лагерь варваров. Он был очень велик. Над шатрами реяло множество флагов. А вокруг раскинулась благодатнейшая из всех долин, какие мне только доводилось видеть. Она была обращена на юг, и потому здесь было тепло, и повсюду в изобилии росли цветы. Вечерний воздух был напоен их благоуханием.

— Я собрал все оставшиеся кланы — как и обещал твоему брату, — сказал мне Карс Адон, горделиво вскинув голову. Мне прямо-таки послышалось пение труб. — Я хочу основать свое королевство в этой долине.

Мне не в чем было его упрекнуть. Долина и вправду была прекрасна, и до его прихода тут никто не жил.

Когда мы дошли до шатров, первым, что я увидела, была компания темноволосых парней в накидках, которые увивались вокруг трех девушек-варварок. Они вели себя очень вежливо — предлагали им помочь донести кувшины с водой, и все такое, — но я была потрясена. Мы обошли шатер, и там обнаружилась почти та же самая картина: какие-то нахальные девчонки в накидках уговаривали двух ребят-варваров покатать их на лошадях.

Карс Адон перехватил мой взгляд.

— Ваши люди уже давно начали приходить сюда, — сказал он. — Они бегут от Канкредина. Я заключаю с ними договоры — как и говорил тебе тогда. Как ты думаешь, Хэрн бы это одобрил?

Уж не знаю, что сказал бы на это Хэрн. Договоры — это, конечно, хорошо, но результатом их стало много хихиканья и заигрывания, и очень странный лагерь. Вежливые, спокойные варвары незаметно, исподтишка разглядывали моих соплеменников. Те же сбивались в кучки и глазели в открытую. Некоторые из моих соплеменников, похоже, были не в курсе, что они заключили какой-то договор. Некоторые шипели вслед Карсу Адону. Некоторые сидели, глядя куда-то вдаль, и не заботились даже о себе. Карс Адон объяснил, что к большинству из них Канкредин подобрался слишком близко.

— Боюсь, Канкредин причинил какой-то вред их душам, — сказал он. — Они думают, будто находятся у нас в плену. Нам приходится кормить их.

Он вздохнул.

— Мне часто хотелось, чтобы твой брат оказался здесь и все им объяснил.

Мы прошли в шатер Карса Адона — он где-то раздобыл белый шатер такой величины, что в нем можно было бы давать представление, и над ним гордо реял тот самый яркий флаг, — и там поужинали. Еда была очень простая — совсем не такая, которую требовал подавать себе наш король, — но трапеза здорово сбивала с толку. Варвары выставляют на стол все блюда сразу, но тебе не полагается ничего делать самому. Тебе все подносят и накладывают мальчишки-слуги. Я заметила среди них Кеда, но он постоянно держался у противоположного края стола. Он до сих пор меня боялся.

Я сидела, ела, и меня переполняли очень странные, смешанные чувства. Я робела — но при этом чувствовала себя как дома; при нашем короле мне никогда не бывало так легко и покойно. Когда я это осознала, то решила было, что я предательница. Но потом я подумала, что в этом лагере полно моих соплеменников, и что мой дедушка перенес меня туда, где мы встретились с Карсом Адоном, как будто хотел, чтобы эта встреча состоялась. Карс Адон непрерывно рассказывал мне о своих планах, и это было самым странным.

— Ты согласна? — то и дело спрашивал он. — Как ты думаешь, Хэрну это понравится?

Это все из-за Хэрна. Даже странно, что Хэрн произвел на Карса Адона такое же сильное впечатление, как Карс Адон — на Хэрна. Они совсем недолго разговаривали. Но каждый после этого разговора много думал о другом и — как оказалось — пытался жить, подражая другому. Точнее, тому, каким он этого другого представлял. Похоже, Карс Адон приписал Хэрну кучу достоинств, которыми тот на самом деле вовсе не обладал. Хотя — откуда мне знать? Хэрн явно отнесся к Карсу Адону точно так же, и теперь Карс Адон из кожи вон лез, лишь бы соответствовать этому идеалу.

После ужина Карс Адон отослал своих советников в другой конец шатра и сказал, что ему необходимо поговорить со мной наедине.

— Ваш король согласится вести переговоры? — спросил он. — Если я предложу ему договор, согласится ли он выступить вместе с нами против Канкредина?

Наш король стоял лагерем на озере, при нем было всего пятьдесят человек, а вверх по Реке шел Канкредин, — так что, по-моему, ему не приходилось особенно выбирать.

— Думаю, согласится, если ты пошлешь кого-нибудь, к кому он прислушается и кому сможет доверять, — сказала я. Но я подозревала, что он не станет слушать ни одного из этих знатных варваров.

— У меня есть на примете подходящий человек, — сказал Карс Адон и разослал своих знатных лордов искать этого человека.

Потом он обратился ко мне.

— Ты тогда говорила про тканье. — В голосе его звучало искреннее почтение. Ну да, конечно. Ведь для него ткачество было магическим искусством. — Может, мне следует попросить нашего посланца, чтобы он принес твою незаконченную работу сюда?

— Да! Да! — воскликнула я. И рассказала Карсу Адону, почему это так важно. Мне никогда и в голову не приходило, что я стану с кем-то делиться этим. Но Карс Адон открыл передо мною душу. И мы оба были детьми Одного. И Канкредин угрожал и ему тоже. Я рассказала Карсу Адону про первую накидку, и про то, как она ослабила наложенные Канкредином узы.

— Но я не знаю, что нужно сделать, чтобы освободить его от уз, созданных Кенблит, — призналась я. — Может, у тебя есть какие-нибудь мысли?

Когда Карс Адон это услышал, ему окончательно сделалось не по себе. Он принялся нервно теребить край плаща. Мне кажется, он так разнервничался потому, что надеялся, что мое тканье поможет всем нам, — но при этом ему было стыдно, что он вроде как заставил меня рассказать ему об этом.

— Но я ничего не понимаю в волшебстве! — запротестовал он.

— В этом никто ничего не понимает, — успокоила его я. — А ты можешь посмотреть на это дело свежим взглядом, со стороны.

Кажется, мои слова ему польстили. Карс Адон задумался.

— А что ты дала нашему Великому Отцу своей первой накидкой? — спросил он.

— Заклинание Канкредина в нарушенном виде и наше путешествие вниз по Реке, — сказала я. — Вторая накидка начинается с рассказа короля о том, как Один оказался связан. А дальше говорится, что происходило, когда мы двинулись вверх по течению Реки.

Карс Адон погрузился в размышления.

— А может, — сказал он, наконец, — тебе нужно возвратить ему эти узы и вместе с ними всю Реку? И, может, добавить еще историю о том, как ты все это обнаружила?

А знаете, ведь он был прав! Я поняла это сразу же, как только он это сказал. Потому я и тку это сейчас. Но на этом история не заканчивается, и я знаю, что должна продолжать.

Я все еще благодарила Карса Адона за сообразительность, как в шатер кто-то вошел со словами:

— Мне сказали, что вам от меня что-то нужно, молодой лорд.

Мы подняли головы. Это оказался дядя Кестрел. Он почтительно поклонился Карсу Адону, хотя голова у него по-прежнему тряслась.

— Дядя Кестрел! — взвизгнула я, вскочила и повисла у него на шее.

— Ага! Я так и думал, что в этой заварушке без вас не обойдется, — сказал дядя Кестрел. Я поцеловала его в крючковатый нос. Мне пришло в голову, что мой дедушка немного похож на дядю Кестрела, и это была хорошая мысль. Выяснилось, что дяде Кестрелу вместе со всеми прочими жителями Шеллинга пришлось бежать от Канкредина — буквально через день после того, как мы уплыли от мельницы. Река разлилась и затопила большую часть домов. Звитт так перепугался, что заставил шеллингцев уйти с равнины в горы — а нам понадобилось куда больше времени, чем им, чтобы добраться до этих мест, и все из-за того, что Река сильно петляла.

Карс Адон велел дяде Кестрелу, чтобы он отправлялся в лагерь к нашему королю и договорился о встрече. И строго-настрого приказал ему принести сюда мой ткацкий станок и пряжу. Дядя Кестрел несколько удивился, что его выбрали для такого важного дела — но это была хорошая идея. Робин ему поверит, а король поверит Робин.

— Ага, — сказал дядя Кестрел. — Тканье. Я должен сходить туда и принести ее тканье.

Он согласился пойти. Дядя Кестрел сохранил свои независимые манеры, но видно было, что он чрезвычайно высокого мнения о Карсе Адоне.

Той ночью я спала в шатре вместе с какими-то девушками-варварками. Они болтали в точности как болтают наши девчонки, когда остаются одни. Эти девушки рассказали мне, что Карс Адон спрашивал у всех наших, которые приходили сюда, в долину, не знают ли они семью Клости. И дядя Кестрел, когда явился сюда, сказал, что да, знает, — потому что Карс Адон чем-то напомнил ему Хэрна. Карс Адон несколько часов просидел с дядей Кестрелом — все распрашивал про Шеллинг и про Хэрна. Девушки, честно признаться, были потрясены: с чего это вдруг их Адон (так они его называли) так интересуется местными? Их рассказ порадовал меня. Я решила, что все идет хорошо.

Однако наутро я услыхала, что дядя Кестрел не принес мое тканье. Наш король выставил условия. Он согласился поговорить и назначил место встречи, но сказал, что отдаст мое тканье только взамен на Одного. Он знал, что Один у меня.

— Но у меня его больше нету! — сказала я Карсу Адону. — Я отдала его ему!

— Это не страшно, — попытался успокоить меня Карс Адон. — Мы все объясним. Главное, что он согласился говорить с нами.

Карс Адон был просто вне себя от радости. Вскоре после рассвета он вместе со мной, дядей Кестрелом и семью встревоженными лордами отправился к назначенному месту, на берег озера.

Вот так и получилось, что я видела всю-всю Реку, от истока до устья, и вся она запечатлена на моих накидках. Когда мы спускались по склону рядом с водопадом, я заставила себя посмотреть на него, хотя от высоты и его рева у меня кружилась голова. Он рушился вниз с высоты в несколько сотен футов, нешироким, но очень мощным потоком. Мы спускались по мху и папоротникам, мокрым от висящей в воздухе водяной пыли. В этот день Канкредин подобрался так близко, что запруда у подножия водопада сделалась белой: водопад извивался, как будто пытался вскарабкаться обратно на гору. Грохот стоял невероятный. А по краям мечущегося потока стояли радуги — такие же большие, как те, которые можно увидеть на небе. Все были потрясены, когда увидели это. Никто не осмелился упомянуть Канкредина вслух, но это имя было у всех на уме.

Из этой запруды бурлящая вода устремлялась в озеро — через извилистое ущелье и цепочку заводей, синих, словно глаза варваров, — и поверхность ее усеивали белые пузырьки. Перед самым озером ущелье расширялось и превращалось в лощину, поросшую зеленой травой. Вот здесь-то, меж скалистых склонов, и ждал наш король. Им было ближе, и потому они пришли на место встречи раньше. А нам, к тому моменту, как мы добрались сюда, стало казаться, будто мы оглохли. Даже здесь шум был очень сильным. Я никак не могла понять: зачем король выбрал для встречи такое место, где себя и то еле-еле слышно.

Король сидел на камне и улыбался нам. Он даже мне улыбнулся. Мой станок находился у него за спиной, между Хэрном и Джеем. Хэрн, кажется, тоже попытался мне улыбнуться. Несмотря на слова Утенка, он до самого прихода дяди Кестрела был уверен, что я утонула. Но я видела, что у Хэрна еще что-то на уме. А Джей посмотрел на меня с таким отвращением, что мне до сих пор трудно позабыть этот взгляд.

Наш король не встал при нашем приближении. Он это сделал нарочно, чтобы показать Карсу Адону, что тот — захватчик и узурпатор. В определенном смысле слова, это была правда. Наш король наклонил голову, моргнул и принялся выкрикивать имена своих спутников. Первого из них я не знала; это был приятный на вид человек в накидке деревенского старосты.

— Это Рен, — проорал король. — А это… — он вытолкнул наперед Хэрна, — Хэрн, мой юный деверь.

Деверь?! Я уставилась на Хэрна. Хэрн понурился и развел руками. На лице у него явственно читалось: «Я тебе потом все расскажу». Но мне не надо было ничего рассказывать. Они нашли старосту. Этого самого Рэна. Робин стала королевой. Бедная Робин! Бедный Танамил! Потом меня вдруг стукнуло: но у них ведь не было моей накидки! Я подумала, что это незаконно. И из-за своих мыслей я пропустила начало разговора. Когда же я снова начала прислушиваться, Карс Адон, подавшись вперед, нетерпеливо что-то кричал прямо в лицо нашему королю.

— Мы не можем позволить себе враждовать, — донеслось до меня сквозь грохот воды. — Нам необходимо заключить договор и объединиться против Канкредина.

— Договор? — крикнул в ответ наш король. — Ты пришел на мою землю, опустошил и разорил ее, изгнал меня из моих владений — и еще смеешь что-то тут болтать про договор?

— Теперь все изменилось! — крикнул Карс Адон. Голос его потонул в шуме воды. До меня долетали лишь обрывки фраз. — …исправить… великое будущее… общее королевство… один язык… одни и те же Бессмертные.

Нашего короля было слышно лучше.

— Да кого все это волнует? Эта девчонка, Танакви, украла у меня Орета! Я желаю получить Одного обратно. Она может получить свое тканье в обмен на Одного.

Карс Адон обрадовался, услышав, что король заговорил про Одного.

— Именно про нашего Великого Отца нам и нужно поговорить в первую очередь, — крикнул он, указав на мой ткацкий станок.

— Не смей на меня кричать! — рявкнул наш король. — Ты что, прибрал Амила к рукам?

Он посмотрел на меня и понял, что Одного при мне нет. Наверное, у меня это было написано на лице. Король встал. Теперь я понимаю, что это, должно быть, был сигнал — но тогда я просто подумала, что король разгневался.

А в следующее мгновение все, кроме короля и Хэрна, выхватили из-под накидок мечи. Я никогда прежде не видела как сражаются. А это куда быстрее и куда ужаснее, чем можно было бы подумать. И хуже всего было то, что мы с Карс Адоном и Хэрном застыли в ужасе, словно идиоты. Мы не могли поверить в подобное вероломство со стороны короля. И прежде, чем мы успели шелохнуться, трое из лордов Карса Адона уже расстались с жизнью — а со скал попрыгали почти все люди короля, сколько их у него было; они явно прятались там, ожидая сигнала. Дядя Кестрел, словно сумасшедший, хромая, бегал вокруг нас, а за ним гонялся Джей. Джей помешал нашему королю — а не то Карс Адон умер бы в первый же миг. А так королю пришлось нанести второй удар — и меч его был стремителен и смертоносен, словно змея.

— Вы же обещали этого не делать! — закричал Хэрн и попытался заслонить собою Карса Адона. Королевский меч располосовал накидку Хэрна надвое. Карс Адон попытался отступить. Хэрн упал на меня, и, пока мы барахтались на земле, я услышала, как меч короля вошел в грудь Карса Адона. Я никогда в жизни не слыхала такого ужасного звука; он был глухой и вязкий. А потом он повторился. И я заметила краем глаза варваров с арбалетами. Возможно, Карс Адон не ожидал предательства — но кто-то все-таки решил подстраховаться. Наверное, это был Арин — тот самый командир, который тогда забрал нас с острова. Король, задыхаясь, упал рядом со мной. Лицо его полиловело, и улыбка превратилась в гримасу боли. Из шеи у короля торчал арбалетный болт. А над нами стоял Арин и рубился со старостой Реном. А потом на них налетел дядя Кестрел и сбил их обоих с ног, а сверху всей этой кучи рухнул Джей. И кто-то из них дышал еще ужаснее, чем король.

— Дедушка! — закричала я. — Помоги!

И в ответ раздался гневный пронзительный вскрик, перекрывший и грохот водопада, и шум боя. Я взглянула вверх и увидела на скале Танамила.

Танамил был очень несчастлив. Волосы его превратились в буйное желтое облако, а накидка была вся в грязи. На лице его было написано страдание, и даже гнев не мог его скрыть. А Танамил был очень, очень разгневан. Его свирель яростно вскричала, и этот крик хлестнул нас ужасом. Враги, сошедшиеся в схватке, остановились и потрясенно уставились друг на друга. Свирель снова вскрикнула; вопль перешел в рыдания. Весь пыл покинул нас. Мы помалу начали шевелиться. Хэрн, а за ним и я, поднялись на ноги. Танамил смотрел на скалы у меня за спиной, как будто ожидал от кого-то указаний. Я обернулась. Но это оказался не Один. Это был Утенок. Он сидел там и играл, как играл Танамил, и вид у него был напряженный и раздраженный, как у человека, который делает что-то на грани своих возможностей. И Танамил слушался Утенка.

Когда они заиграли оба, даже шум водопада сделался тише. Танамил отнял свирель от губ и ступил на высокую скалу, где все могли его видеть.

— Прекратите вести себя как звери! — произнес он. Все содрогнулись. Да, разневанный Танамил могуч даже среди Бессмертных. Он был куда более живым, чем все мы, находившиеся на дне лощины — в точности как Гулл в тот момент, когда я впервые увидела его на берегу. Его словно окутывало незримое облако силы.

— Займитесь своими ранеными, — приказал он. — А потом займитесь вашим настоящим врагом. Маг Канкредин уже почти добрался сюда.

Танамила узнали все. Варвары разразились воплями, приветствуя его — они именовали его Тан Адоном. А среди людей короля поползли шепотки: «Танорет… Красный… Свирельщик…» Я и не знала, что у него столько имен. Но Танамил не обратил на их перешептывание никакого внимания. Он спустился туда, где стоял староста Рен, склонвшись над нашим королем. Король не дышал.

— Кто это сделал? — гневно спросил Танамил.

Тут на тело короля упала тень — тень с крючковатым носом. Я стремительно обернулась. Но это не был Один. Это был дядя Кестрел, который наконец-то выбрался из-под тела Джея. Мне было грустно, что я никогда уже не смогу добиться, чтобы Джей относился ко мне так же хорошо, как прежде. Но я очень обрадовалась, увидев, что дядя Кестрел жив.

— Танамил! — воскликнул Хэрн. В голосе его звучало отчаянье.

Мы все обернулись к нему. Карс Адон умирал. Он лежал, зажимая рану на груди, и из уголка рта у него текла струйка крови. Хэрн и Арин стояли рядом с ним на коленях. Танамил проскользнул между ними и осторожно приподнял Карса Адона, так, чтобы он мог всех видеть.

— Какова твоя воля, лорд? — спросил он точно так же бережно.

Карс Адон не смотрел ни на кого — ни на кого, кроме Хэрна.

— Хэрн, — произнес он. Я поражаюсь, как он вообще смог заговорить. Грудь его приподнялась, и от этого усилия меж пальцев заструилась кровь. — Хэрн, эту рану нанес меч короля?

Хэрн приподнял руку, стряхнув обрывки накидки. По ребрам у него текла кровь. Хэрн явно удивился, обнаружив это.

— Да, — сказал он.

— Значит, — сказал Карс Адон, — мы с тобой кровные братья.

Он рассмеялся, и на губах его выступила розовая пена.

— Я так много хотел тебе сказать… — с трудом произнес он. Потом Карс Адон приподнялся и обвел взглядом Танамила, Арина, Рена и всех, кто стоял вокруг.

— Слушайте мою волю! После меня королем и Адоном станет этот человек, Хэрн. Пусть все кланы повинуются ему.

Жизнь покинула Карса Адона так незаметно, что мы даже не уловили, в какой именно момент это произошло. Вот только что он говорил — а в следующий миг он уже был мертв. Руки его соскользнули с груди, и мы поняли, что он умер. Я часто молилась Одному, чтобы он помог Карсу Адону прорваться мимо Канкредина, когда он будет идти по Реке Душ.

Танамил уложил Карса Адона на землю. Хэрн гневно взглянул на Арина. Он гневался, потому что в глазах у него стояли слезы.

— Я не могу править кланами — верно? — спросил он.

— Кто-то же должен это делать, — отозвался Арин. — Такова была его воля. А ты очень похож на него.

— С этого утра ты еще и наследник короля, — с некоторой горечью произнес Танамил. — Так что прими это как данность, Хэрн. Впереди великие дела.

@GLAVA = 7

Весь этот день был заполнен спешкой, беготней, встречами и скорбью. Среди этой суматохи меня отыскал Танамил.

— Что произошло? — спросил он. — Что-то изменилось — но не все. Я обнаружил, что могу явиться смертным — но мне не хватило сил предотвратить королевскую свадьбу. Еще что-то не сделано?

— Да, — сказала я и пересказала ему слова Карса Адона.

— Думаю, тебе нужно снова садиться за ткацкий станок, — сказал Танамил.

— Это еще не все, — сказала я. — Один оставил мне вот эту бобину с пряжей. Для чего мне ее употребить?

Тут явился Арин, чтобы увести Танамила в лагерь варваров.

— Спроси об этом у своей матери, — сказал Танамил и ушел.

Мне удалось на минутку изловить Хэрна.

— Король женился на Робин? — спросила я.

— О, Один! — вырвалось у Хэрна, и он спрятал лицо в ладонях. — Это все я виноват! Я его застыдил. А ведь я всего лишь хотел отвлечь внимание от тебя. Только я, на беду, обвинил его при всех, и король решил, что таки должен на ней жениться. Тут явился Джей, вымокший до нитки, и сказал, что ты убежала и унесла Одного — но утонула, в наказание за твои грехи. И король так разьярился, что поклялся, что все равно женится на Робин, и его ничто не остановит. Он послал своих людей обшаривать дно озера и искать Одного. А Робин так волновалась из-за тебя, что ей было все равно, что делает король. Потом появился дядя Кестрел. И после этого король стал на удивление спокоен. Я должен был заподозрить, что тут что-то неладно! Но Танамил исчез, а нам с Утенком хватало возни с Робин. На рассвете прибыл этот Рен, и с ним все его село. Они были так перепуганы, что сперва нипочем не хотели останавливаться. Король заставил Сарда застрелить одного из них. Тогда они остановились. Они были перепуганы до ужаса. Они сказали, что вверх по Реке идет стена воды высотой в полмили. Король сказал, что мы все двинемся в путь, как только он женится на Робин, — но потом он заставил их еще остаться и присмотреть за Робин, а сам отправился на встречу с Карсом Адоном. Рена и меня он взял с собой, чтобы остальные не ушли. И я тебе честно говорю — ничего приятного в этом не было. А еще Танамил! Танамил объявился во время свадьбы. Он принялся носиться по озеру, рвать на себе волосы и причитать, и Робин снова расплакалась. Это было ужасно. Все ужасно, Танакви. Я не могу быть королем. Ведь правда же?

Ему очень хотелось, чтобы я сказала ему, что он прав.

— Гулл знал, что ты им станешь, — сказала я. — Он не стал мне этого говорить прямо, потому что думал, что я стану смеяться. Но я не стала бы смеяться. Гулл просто не знает, насколько ты изменился.

— Пока я находился рядом с королем, я хорошо понял, чего делать не следует — если ты об этом, — сказал Хэрн. Но все-таки ему полегчало. Он захотел, чтобы я рассказала ему, что произошло со мной, но я подозреваю, что он не слышал моего рассказа. Его то и дело дергали по каким-то вопросам, и он убежал задолго до того, как я подошла к концу своего повествования.

Утенка я отыскала среди скал. Он сидел, погрузившись в печальные мысли.

— Экая мерзость эта война! — сказал он, увидев меня. Некоторое время мы поговорили об этом. Потом Утенок сказал: — Старый Улыба женился-таки на Робин. Сегодня утром. Ты в курсе?

— Угу, — сказала я. — Но я же унесла накидку! Что же он надел на свадьбу?

Утенок расхохотался.

— А никто не узнал, что ты ее унесла! Помнишь ту циновку из тростника, которую я плел?

— Утенок! — воскликнула я.

— Я же тебе говорил, что собираюсь стать волшебником, — сказал Утенок. — И такие вот мелкие штучки мне уже неплохо удаются. Вот играть на свирели куда труднее. Я думал, что не угонюсь за Танамилом, когда мы играли вместе. Ну, в общем, я положил эту циновку в сундук, и все подумали, что это и есть твоя волшебная накидка. Король ее надел. Никто ни о чем не догадался. Только Хэрн обо всем знал, но он был слишком расстроен, чтобы об этом говорить. Ну, и Робин, конечно, знала — но промолчала, потому что терпеть не может, когда люди попадают в неловкое положение.

— Но, Утенок, ведь тогда получается, что свадьба была незаконной! — воскликнула я. Я была потрясена до глубины души.

— Раз ее провел староста — она законная, — сварливо отозвался Утенок. — И не смей никому об этом говорить! Если бы не эта свадьба, Хэрн не имел бы ни малейшего права на трон. Так что держи рот на замке.

Утенок, конечно же, прав. Так что я не сказала об этом ни единой живой душе — только воткала этот рассказ в мою вторую накидку.

Постепенно суета начала упорядочиваться. Тела двух королей и прочих убитых положили на зеленой траве у озера. Староста Рен сходил на другой берег, к амбару среди деревьев. К тому моменту, как он туда добрался, Канкредин был уже настолько близко, что в озере поднялись волны, и вода начала затапливать низины. Рен обнаружил, что амбар затоплен. Наши кошки сидели на балках, фыркали и шипели, глядя на воду. Робин и односельчане Рена поднялись на холм. Рен отыскал их и привел к озеру — туда, где в него впадал водопад. А я все стояла у станка и думала, что же мне делать дальше.

Робин совершенно не изменилась, хотя успела за это время стать королевой и вдовой — правда, на ней до сих пор была ее лучшая юбка. Увидев меня, она залилась слезами. Робин сказала, что знала, что я не утонула, но не могла в это поверить. Мы сходили взглянуть на короля. Казалось бы, ну кто бы мог подумать, что Робин сможет плакать над королем? А вот стала же!

— Но он же тебе не нравился! — не выдержала я.

— Я знаю. Я плохо с ним обращалась, — всхлипнула Робин. — С ним все плохо обращались. Он не подходил для того, чем ему пришлось заниматься.

Наверное, Робин права. Но тогда я обрадовалась, что рядом нету Танамила. Ему было бы больно это слышать.

Танамил все это время находился в лагере Карса Адона. Я рада, что он был там. Если бы Арин вернулся в лагерь один и сообщил о вероломстве нашего короля, то варвары устроили бы бойню, и Хэрн так и погиб бы, не успев ничего сделать. А так к ним явился во всем своем величии Тан Адон — так варвары зовут Танамила — и засвидетельствовал, что Карс Адон назвал Хэрна своим наследником. И даже при этом варвары, спускавшиеся из своего лагеря к озеру, посматривали злобно и держали оружие наготове. Мои соотечественники, которых Карс Адон приютил у себя в лагере, тоже были мрачны. Но, что примечательно, они держались в сторонке и тех, кто был слишком слаб для боя, старались прятать в середину групп.

Кстати, Джей не умер. Пока мы с Робин смотрели на людей, спускающихся по склону мимо водопада, Хэрн с дядей Кестрелом положили Джея среди других тел. И тут Джей сел, потирая голову.

— Мне бы следовало сообразить, что ты одержишь верх, старина, — сказал он дяде Кестрелу. Потом Джей посмотрел на меня. И взгляд у него был шутливым, почти как прежде. — Меня отослали обратно из толпы мертвых — чтобы я тебя оберегал, девчушка. По Реке поднимаются какие-то стеклянные великаны. Похоже, к вечеру они будут тут.

Дядя Кестрел подумал, что Джей малость не в своем уме. Но я-то знала, что с ним все в порядке.

— Он говорит про Канкредина, — сказала я Хэрну.

— Этого я и боялся, — отозвался Хэрн и гневно притопнул. — Теперь у меня появилась возможность выполнить все, в чем я клялся. И я боюсь, что мне это окажется не под силу!

Народ из лагеря все прибывал и собирался у озера. Наши люди отходили к берегу и становились вместе с Реном и его односельчанами. А варвары устроились среди скал и водрузили там свои флаги.

— Какова будет воля Адона? — насмешливо обратился к Хэрну какой-то знатный варвар.

Хэрн побледнел. Я видела, что его трясет. Он встал между двумя толпами, среди тел погибших, и оказался в одиночестве. Я думала, что там он будет казаться маленьким — но нет. Я до сих пор этому удивляюсь. Хэрн по-прежнему худой, но он вытянулся и сравнялся в росте с Гуллом. Когда Танамил встал рядом с ним, оказалось, что они почти вровень.

— Сперва взгляните вот на это, — сказал Хэрн, указывая на трупы. Все стихли. Водопад шумел, и чтобы расслышать хоть что-то, приходилось слушать очень внимательно.

— Вот лежат тела двух королей, — продолжал Хэрн. — Они оба потеряли почто все, что имели, и погибли, убитые бессмысленной ненавистью. Тот, кто поднимается сейчас по Реке, знает об этом — и радуется. Теперь ему будет легче выпить наши души и душу этой земли, и править ею, обратив нас в рабов. Он идет в стене воды. И он уже почти добрался сюда.

Хэрн указал на другой конец озера, туда, где из него вытекала Река. Наши люди, стоявшие у берега, качнулись прочь от воды — единым слитным движением, словно трава под ветром. Варвары не шелохнулись, но тоже взглянули на озеро — и побледнели. Озеро бурлило — поверхность его покрывали водовороты — и мало-помалу выходило из берегов.

— Сегодня утром один из этих королей женился на моей сестре, Робин, а второй назвал меня своим наследником. Это дает мне право вести вас всех в бой против Канкредина. Я не просил этой власти. И позднее вы, если захотите, можете выбрать себе другого правителя. Но я вынужден просить вас, чтобы в течение ближайших трех дней вы, словно единый народ, вместе сражались против нашего истинного врага. Над нами будут реять одни и те же флаги. Нас будут хранить одни и те же Бессмертные. Никто из нас не побежит. Мы удержим этот водопад — или умрем.

Люди встревоженно повернулись, чтобы взглянуть на ревущий белый поток водопада. И нерешительно заерзали.

— Мы сделаем это, — сказал Хэрн. — Во-первых, если мы ничего не станем делать, то при любом раскладе потеряем наши души. Но главное — не это. Главное — что у нас есть способ победить. Моя сестра Танакви может соткать заклятие против Канкредина. Она может освободить Орета, нашего Великого Отца — и тогда он восстанет и сокрушит Канкредина. Она может спасти нас всех. Но для этого ей нужно время. Мы должны задержать Канкредина на то время, пока она будет ткать. Если мы продержимся три дня, мы победим.

Так значит, Хэрн все-таки понял, в чем смысл моего тканья! Я просто восхитилась им — тем, что он ухватил все с лету. Я не думала, что он поймет — это же все-таки вроде как не имело разумных обоснований. Но мне никогда и в голову не приходило, что все будет зависеть от меня. Я ужасно перепугалась. И поняла, каково Хэрну.

— Если это кого-нибудь утешит, — сказал Хэрн, глядя на потрясенные лица людей у озера и мрачные — тех, кто стоял среди скал, — знайте: главная сила магов в том, что они способны забирать наши души. Я понимаю: такого устрашится всякий. Но Тан Адон, владыка Красной реки, сделает для каждого из вас талисман, который поможет удержать душу в теле. Тот, кто наденет такой талисман, сможет идти в битву с легким сердцем.

У Танамила на мгновение сделался такой вид, словно он не верил собственным ушам. Но когда все взгляды обратились к нему, он улыбнулся и кивнул.

— Итак, — вопросил Хэрн, — последуете ли вы за мной — на эти три дня?

Воцарилась напряженная тишина. Хэрн уселся на обломок скалы. Наверное, его не держали ноги.

Затем из толпы наших соплеменников вышел Рен и опустился на колено перед Хэрном. Мне нравится этот Рен.

— Мы пойдем за тобой — я и мои люди, — сказал он.

Тут старосты начали проталкиваться наперед, один за другим, и тоже преклонять колени. И одним из них был Звитт. Вы только подумайте! Вид у него был недовольный, но он был слишком перепуган, чтобы бурчать вслух. Мне кажется, он клюнул на слова Хэрна про талисманы.

Когда старосты пошли потоком, лорды варваров поняли, что их обходят. Они принялись взволнованно перешептываться. Я подозреваю, что многие из них не верили, будто Канкредин и вправду враг им. Но отмахнуться от воли Карса Адона они тоже не могли. Варвары склонили флаги, подняли их и снова склонили. И воздух разорвал слаженный крик:

— Да здравствует Хэрн Адон! Да здравствует король Хэрн!

После этого нашего короля похоронили на берегу и оплакали, как полагается — хотя могильный холмик скрылся под водой еще до того, как отзвучали причитания. Я заметила среди плакальщиц тетю Зару, но она к нам не подошла. А Карса Адона унесли к началу водопада и похоронили у обрыва, где дымящиеся воды истока Одного рушились вниз. Танамил сказал, что это правильно. И сейчас, когда я тку, я вижу эту могилу. Я часто посматриваю на нее и надеюсь, что мы сумеем исполнить мечты Карса Адона — раз уж он сам не успел их исполнить.

Перед тем, как мы отправились наверх, я случайно услышала, как Танамил шепотом обратился к Хэрну:

— Зачем ты пообещал им талисманы? Это не поможет привязать душу к телу!

— Нет, поможет, — возразил Хэрн. — Если человек в это верит — то поможет. Именно так я сохранил свою душу, когда Канкредин пытался ее отнять. Прости, Танамил. Я должен был это сказать. Дай им хоть комки грязи, хоть почки с деревьев — мне все равно, что это будет, — но сделай это для них, пожалуйста!

Утенок, стоявший рядом с ними, заливисто расхохотался.

— Пойдем, — сказал он, отсмеявшись, — налепим куличиков из грязи.

— Погоди минуту, — отозвался Танамил. Он был очень обеспокоен. — Хэрн, вчера вечером я спускался вниз по Реке и видел Канкредина. Я не выстою против него. Не надо недооценивать его силу. Мне пришлось отступить. Я знаю, что он может заполучить меня — а через меня и Одного. То же самое касается и тебя, и Утенка, и Танакви — но в первую очередь это касается Робин. Будь осторожен!

— Поздно осторожничать! — отозвался Хэрн и умчался, чтобы поговорить с людьми насчет оружия.

— Ну что ж, — сказал Танамил, подняв голову и взглянув на водопад, — надо принять хотя бы те меры к обороне, которые нам под силу.

— Я делал лучшие сети в Шеллинге! — заявил Утенок. Да, Утенок никогда не поскромнеет. Но сети он и вправду делает хорошие.

— Это должны быть сети-заклинания, — сказал Танамил, — и их нужно сделать как можно крепче.

— Давайте я помогу, — вызвалась я. — Я тоже умею плести сети.

— Не сомневаюсь, — отозвался Танамил. — Но никто, кроме тебя, Танакви, не может ткать. Так что, пожалуйста, садись за станок и тки — как можно быстрее. И ради Одного, постарайся ничего не упускать. Мы не знаем, какая именно мелочь может оказаться решающей для завершения полотна.

И я снова поднялась наверх, к этому дымящему источнику. Робин пошла со мной. Они с Джеем устроили так, чтобы мой станок подняли наверх, и всю шерсть тоже. Надеюсь, мне ее хватит. Да, тут получилась странная вещь. Робин несла с собой Гулла и Младшего. Когда мой станок установили, Робин собралась было передать Гулла мне — но он рассыпался прямо у нее в руках и превратился в кучку красной земли.

— Робин! — в ужасе вскричала я. — Неужели Канкредин его заполучил?

Робин и вправду откуда-то многое знает. Она взглянула на свои ладони, полные земли, и улыбнулась.

— Конечно же, нет, — ответила она. — Это значит, что он вернулся, как и обещал Танамил. Я думаю, когда Танамил освободится, с Младшим случится то же самое.

— А почему же тогда Гулл не здесь? — спросила я.

— Тсс! — шикнула на меня Робин. Она осторожно высыпала эту землю в ширящуюся лужицу теплой воды и прошептала — так, чтобы Джей не услышал: — Не говори глупостей, Танакви! Ты что, не понимаешь, что станется с планами Хэрна, если Гулл вернется? Гулл же старше!

Я поняла, что Робин права. Мой дедушка куда-то отослал Гулла. Он сделал это, чтобы показать мне, что он держит слово. Но мне очень хочется повидаться с Гуллом. Мы с Утенком решили, что если одолеем Канкредина, то обязательно отправимся на поиски Гулла.

Но слова Танамила так меня напугали, что я постоянно думала: сколько же у меня осталось времени? Следует ли упоминать, что я натерла мозоль на большом пальце, а на трех других — водянки? Что у меня разболелись глаза и шея? Следует ли говорить, как я промерзла на горном ветру за последние два дня? Я тку так быстро, что наверняка наделала ошибок. Мне пришлось распустить тот кусок, где я рассказывала про Канкредина и его стеклянных магов, и соткать его заново, потому что Утенок с Танамилом высунулись из-за края водопада и отвлекли меня.

Робин добилась, чтобы здесь установили шатер, и чтобы мне принесли поесть. Я думаю, что это она же попросила принести сюда кошек, в надежде, что они меня развеселят. Но они то и дело норовили начать играть с остатками пряжи, катушками и челноком. Мне пришлось просить Джея, чтобы он отнес кошек в лагерь.

И Джей их отнес. А все остальное время он охранял меня. Он больше не пытался ухаживать за Робин. Он видел их с Танамилом рядом, и теперь лишь печально поглядывал на нее. Но разговаривал он довольно бодро.

— От человека с одной рукой большого толку в бою не будет, — сказал он. Хотя мне кажется, что это не совсем верно. — Я уж лучше останусь здесь. Буду твоим последним защитником, ведьмочка моя.

— Никакая я не ведьма! — возмутилась я.

— Почему нет? Ведьмы тоже ткут заклинания, — сказал Джей.

Он на миг остановился на краю обрыва, внимательно всматриваясь в битву, идущую внизу. Так что новости о ней я знаю в основном со слов Джея. Все остальные слишком заняты. Но мне необходимы новости. Это все должно быть запечатлено на моей накидке.

@GLAVA = 8

Прежде, чем начать ткать дальше, я позвала маму — спросить у нее, как мне использовать эту блестящую пряжу. У Утенка была Леди. А мне приходилось звать самой. Я позвала, и Матерь пришла. Она перебралась через край водопада и упала в теплое озерце, образовавшееся рядом с могилой Карса Адона. Она выглядела такой больной, что я сразу поняла: Гулл был прав, когда сказал, что она и есть Река. Канкредин убивал ее. Она выглядела так же скверно, как Робин перед самым приходом Танамила. И ее, к тому же, невозможно было толком разглядеть. Она опустилась в озерцо, и я увидела сквозь нее траву.

— Мама! — воскликнула я. Я напрочь позабыла про бобину с нитками.

— Не надо волноваться, Танакви, — сказала она. Ее голос был еле слышен. — Я давно уже хочу уйти в море и воссоединиться с твоим отцом. Открой для меня путь, чтобы я могла уйти.

Она истаивала прямо на глазах и, договорив, окончательно исчезла из вида. О, Матерь! Я не знаю, умерла она или нет. Если бы мне не было позарез нужно ткать, я бы сейчас сидела и ревела. Точно так же я себя чувствовала, когда, еще совсем маленькой, упала во время весеннего половодья в Реку. Прежде, чем папе удалось меня вытащить, меня раз десять долбануло об шеллингскую пристань. Удар за ударом.

Джей посмотрел на меня с любопытством, когда я позвала маму, но ничего не сказал.

У меня не хватило духу сказать Утенку, что Леди, которую он носит за пазухой, теперь — всего лишь резная деревяшка. И Хэрну я ничего не сказала. И вообще никому. Если Канкредин захватил Матерь, всякая надежда для нас потеряна. Но я думаю, что ему это все-таки не удалось — иначе мы и не смогли бы сражаться.

За это время Утенок с Танамилом собрали людей и отправили их к озеру, рвать тростник. А сами тем временем набрали груду мелкой гальки и на каждом камешке изобразили примерно вот такой значок: #. Утенок заявил, что это сеть, которая будет удерживать душу. Теперь все носят такие камушки пришпилеными к одежде. Они различаются по цветам кланов. Поскольку у нашего народа кланов нет, наши выбирали клан по своему усмотрению. Джей взял красно-синий камешек — цвета Сыновей Крепости, клана Карса Адона. Я хотела взять такой же, но Утенок сказал, что нам с ним, как и Хэрн с Робин, полагается золотой, потому что мы теперь особы королевской крови. Меня это раздражает, но все остальные говорят, что Утенок прав. Вы просто не поверите, насколько все повеселели, когда получили от Танамила эти камушки!

По некотором размышлении мне показалось, что Хэрн относится к моему тканью как к утешению, к отговорке — вроде этих самых камушков. На него это похоже. Иногда я думаю, что только порадовалась бы, если бы он оказался прав.

Когда с камушками было покончено, Утенок с Танамилом принялись плести сеть из тростника, и провозились с ней далеко за полночь. Я это узнала лишь тогда, когда ушла ткать к самой Реке. Танамил, как перед этим мама, с трудом перебрался через край водопада и упал в теплое озерцо, подняв фонтан брызг. Мой станок так и окатило. Следом за Танамилом появился Утенок, серый от усталости. Он чуть не рухнул обратно вниз — и рухнул бы, и расшибся, если бы Джей не ухватил его за накидку. Тогда-то я и допустила ошибку при тканье. Утенок и Танамил вымокли до нитки. Я никогда прежде не видела Танамила мокрым. Джей вытащил их обоих на берег. Утенок так и застыл, что-то шепча себе под нос, а Танамил перевернулся на спину. Грудь его тяжело вздымалась, и он был еле жив.

— Что с ним такое? — спросила я.

— Это все те сети, которые они мастерили, — отозвался Джей. — Судя по их виду, они вложили в них все, что только у них было.

Я кое-как совладала со своим страхом высоты и посмотрела на сети. Сети были хрупкие и узкие — все, кроме одной, большой, раскинувшейся у самого дна; но ее мне было плохо видно из-за висящей в воздухе водяной пыли. Я слышала, что еще одна сеть, побольше, стоит дальше, в узкой расщелине, при выходе из цепочки синих заводей. Те сети, которые я могла рассмотреть, протянулись через весь водопад, от края до края, везде, где только можно было найти выступ или ровную площадку. Хэрн расставил своих бойцов на этих выступах по обе стороны водопада, по две группы на каждую сеть. Те, кого назначили в резерв, собрались на широкой травянистой поляне за той площадкой, на которой я ткала. Мы как-то очень быстро протоптали тропинку от этого места и до лагеря Карса Адона в долине.

К этой площадке постоянно кто-то то прибегал, то убегал, но мне некогда было особо присматриваться к этим перемещениям. Кто-то увидел лежащего Танамила и сбегал за Робин. Робин тут же примчалась.

— Что ты натворил?! — воскликнула она, опустившись на колени прямо в теплую воду.

— Израсходовал все силы, сколько их у меня было, — тяжело дыша, отозвался Танамил. — Попытался заставить Канкредина принять такой облик, с которым мы сможем драться. С водой не подерешься.

— Ты был неправ, что использовал еще и все силы Утенка! — сказала я. Я разозлилась из-за Утенка и из-за того, что мне пришлось распускать кусок работы. И мне было очень скверно на душе — из-за Матери.

— Пришлось! — выдохнул Танамил. — Моих не хватало.

Я фыркнула.

— И ты еще именуешь себя богом!

Танамил приподнялся на локте и сказал очень странную вещь — сказал очень серьезно и пылко.

— Я никогда не именовал себя так! Ни я, и никто из Бессмертных. Так нас нарекли люди, и так мы оказались связаны!

Я извинилась перед Танамилом. Думается мне, что его слова станут одной из самых сильных частей моего тканья.

Робин отправила их обоих отдыхать ко мне в шатер. Когда она оттуда вышла, я сообразила спросить у нее про эту бобину с нитками. Конечно, надо было мне раньше обратиться к Робин. Робин отмотала хвост нитки, потерла ее, потом понюхала.

— Кажется, это тот же самый материал, из которого обычно был сделан Один, — сказала она. — Ну, до того, как он вошел в огонь и превратился в золото. Как его спряли — я понятия не имею. Но, с другой стороны, ведь делают же как-то золотые нитки. Знаешь, Танакви, я думаю, Один сам подскажет тебе, что из них соткать. Не используй их, пока не будешь твердо уверена.

И потому я жду. Я до сих пор не уверена.

Канкредин появился вечером. Когда Джей сказал мне об этом, я выскочила из-за станка и вместе с Джеем подошла к краю — чтобы увидеть, что происходит внизу, и соткать это.

Зрелище было кошмарное — хотя я, в каком-то смысле, уже успела к нему привыкнуть. Канкредин явился в облике водяной горы, высотой футов в сто, если не больше. Эта гора с ревом обрушилась на долину и разлилась поверх озера, от берега до берега. Я видела, как она сминает деревья и каменные амбары, словно бумажные фигурки, зацепив их самым краешком. Эта волна не была прозрачной, но не была и совсем однородной. Она была черно-зеленой, и воняла протухшей водой, и несла с собой деревья, балки, обломки моста и много всего другого, — и время от времени все это проглядывало сквозь воду. Но внутри этого водного массива виднелись чудовищные силуэты, глядящие на нас глаза и оскаленные зубы. Когда эти чудовища растеклись по озеру, я закричала. Они при продвижении втягивали в себя саму материю озера, а за ними оставалась лишь грязь, растекающаяся тонкими струйками. И у многих людей, стоявших у меня за спиной, тоже вырвался крик.

Хэрн разослал ко всем гонцов, со словами о том, что это просто вода.

Вода. О, Хэрн! Это же целая Река, обращенная ко злу! Вспомнить хотя бы, что творит Река во время половодья. Но люди уже начали верить Хэрну.

— Это просто вода, — повторяли все, дрожа.

Вода все прибывала. Вершина волны изогнулась, и на ее гребне заплясали деревья и камни. Казалось, что гребень вот-вот наклонится и обрушится — как на морских волнах. Но он не рушился. Я прямо-таки чувствовала силу, которая удерживает его. Неудивительно, что Танамилу пришлось спасаться бегством. Эта сила быа уверена в себе — это я тоже чувствовала. Они почти достигли конца своего пути, и Один еще до вечера должен был оказаться у них в руках. Они помчались к расщелине с голубыми заводями.

Там-то Утенок с Танамилом и натянули свою первую сеть. Волна накатила, влилась в расщелину и прошла через сеть, словно и не заметив ее. Но, однако же, я услышала грохот обрушившейся огромной волны. У всех заложило уши, а поджилки ослабли. Гребень изогнулся, прежде чем маги успели его удержать, и вся масса воды рухнула в расщелину. Я вся вымокла, хотя и стояла высоко наверху. Бревна, камни и деревья рухнули вместе с водой. Некоторые люди, стоявшие пониже, пострадали, но серьезных травм не было.

Оставшаяся водяная стена остановилась, зависла и в конце концов с ворчанием и скрежетом отступила обратно в озеро — и там и остановилась, и поверхность ее забурлила от ярости. Оказалось, что вход в расщелину разбит, и танамилова сеть вместе с ним. Но Танамил знал, что эта сеть будет разрушена.

Джей сказал, что это походило на проволоку, которую натягивают в ловушках.

Но пришло известие, что нижние сети, включаю ту, большую на дне, тоже порваны. Танамил, невзирая на усталость, кое-как выбрался из шатра и отправился вниз, чинить сети. Проходя мимо нас с Джеем, он сказал, что запретил Утенку идти с ним, и я была ему за это благодарна.

Огромная волна стояла, бурля, посреди озера, и по мере того, как в нее вливалась вода из водопада, она становилась все выше и выше. За ней была лишь грязь и мелкие лужицы. Но еще до наступления темноты нам сообщили снизу, что среди лужиц лежат тела двух магов.

— Они — всего лишь смертные люди, как и мы, — сказал Хэрн. А потом повсюду учинилась суматоха, поскольку Хэрн желал выяснить: правильно ли ему запомнилось, что у Канкредина было всего не то сорок, не то пятьдесят магов? К этому времени уже даже самые колеблющиеся из варваров поняли, что они значат для Канкредина ничуть не больше, чем наши люди. Лорды варваров прислали гонца, который смиренно сообщил, что магов всегда было пятьдесят. Я думаю, что Хэрн и сам это знал. Ему просто нужно было приободрить людей.

Но меня это не приободрило. Я смотрела на водяную гору и думала: как же может в ней жить? А потом до меня дошло. Люди, которые имеют дело с душами, опасны, и когда они живые, и когда они мертвые. Я вспомнила, как Канкредин вдруг появился перед нами в том кресле — вот его не было, и вот он возник, — и заподозрила, что Канкредин не живой. Когда изнуренный Танамил, покончив с сетями, поднимался обратно, я шепотом спросила у него об этом.

— Да, он мертвый, — сказал Танамил. — Никто из живых не может работать с душами. Все маги проходят через смерть. А потом они облачаются в свои волшебные одежды, и эти одежды являются одновременно и заклинаниями, и их новыми телами.

Я задумалась: а почему «сокрытая смерть» носил свое одеяние под той ужасной накидкой? Я сидела у станка и дрожала — сумерки выдались холодные. Но через ужас ко мне пробились две здравые мысли. Первая заключалась в том, что я тоже прошла через смерть, и в этом я им равна, а может, даже и превосхожу их. Когда же меня посетила вторая мысль, я ухватила одну из девушек Робин и отправила ее к Хэрну, передать ему, что мага можно вывести из строя, если разрезать его одеяне. Хэрн в ответ передал мне свою благодарность. И прозвучало это почти что почтительно.

Если бы Канкредин сразу же послал на нас еще одну волну, он бы нас уничтожил. Танамил, отправившийся чинить сети, находился внизу, а я дошла только до моего разговора с Карсом Адоном у него в лагере. На этом месте мне пришлось остановиться, потому что совсем стемнело. Но я чувствовала, что Канкредин — ну, не то, чтобы усомнился (он до сих пор был уверен, что победит) — но заосторожничал. Он встретил препятствие там, где совсем не ожидал. Мне кажется, сети помешали ему различить, кто же выступил против него. Утенок сказал, что они и были на это рассчитаны. Потому Канкредин решил подождать, чтобы при свете дня вся глупость этих ничтожных живых существ — то есть, нас, — оказалась на виду. Он мог действовать и в темноте, но он знал, что в ночи мы тоже кажемся таинственными и огромными. Вот видите: я сама уже начинаю думать, как ведьма! Потому-то волна осталась стоять в озере до рассвета, а наши воины спали кто где стоял, посменно.

Робин, кажется, вообще не спала. Она пристраивала к делу женщин, девушек и маленьких детей. Одни бегали с сообщениями. Другие носили раненых, а третьи за ними ухаживали. Некоторые примкнули к нашему последнему рубежу обороны.

«Нет, — поправляет меня Джей. — Не к последнему. К предпоследнему. Твой последний рубеж обороны — это я».

Меня, пожалуй, порадовало, что девушки-варварки не воинственны. С них бы сталось. Мужчины-варвары выказали немалую стойкость и мужество, и Джей не раз ими восхищался. Но девушки у них не сильные, и они боятся показаться мужеподобными. А вот наши крепкие деревенские дамы оказались настоящими солдатами. Сегодня Робин отослала на ближайший выступ тетю Зару, вооруженную веретеном и мясницким ножом. Тетя Зара любого мага сожрет. Она сама наполовину ведьма. Потому-то она меня так и ненавидит.

Ну вот, наконец-то я дошла до самой битвы, которая кипит внизу вот уже два дня — а я все тку, и тку, и тку. Даже когда я сплю, мне снится, будто я тку. Но с того самого утра, когда Канкредин двинул против нас волну, выспаться не удается никому.

Джей говорит, что волна продвигалась вперед медленно и осмотрительно. Канкредин, наверное, не увидел большую сеть, висящую у подножия водопада, среди бурлящей пены и брызг. А может, он просто решил, что она не заслуживает внимания — он же не знал, что это работа Бессмертного. Я слышала, как снизу доносились глухие, повторяющиеся раз за разом удары; это волна отступала, накатывала, разбивалась и снова отступала. Наверх прибежал задыхающийся Утенок и сказал мне, что Канкредин догадался о предназначении сети, но было уже поздно. Сеть порвалась под ударом волны, но и волна разлетелась вдребезги. Я услышала ликующие крики: это наши увидели, как барахтающихся магов вынесло обратно в озеро. Говорят, что добрая половина захваченной ими воды сбежала, и теперь Река течет снова, хотя и тоненькой струйкой. Маги не могут больше выступить против нас под видом воды. Но они собрали остаток воды, и теперь используют ее в качестве лестницы, для нападения на водопад.

За время, прошедшее со вчерашнего полудня, они уже принимали облик огня, волков, каких-то чешуйчатых тварей с зубастыми пастями и прочих ужасных существ. Каждый маг создавал по несколько обликов одновременно, и часто получалось, что люди били по фальшивой фигуре, а сам маг оставался невредим. Но хуже всего было, что они могли подниматься по самой середине водопада, где их было очень трудно достать. Хэрну пришлось натянуть кучу веревок, чтобы помочь нашим воинам добраться до врага. И каждый раз, когда вспыхивала новая схватка с этими кошмарными тварями, наши люди кричали: «Это всего лишь смертные люди!» — и кидались в бой, не опасаясь за свои души. Но у нас многие утонули.

Когда кто-нибудь из магов попадал в сеть, ему приходилось принять свой истинный облик. Они очень этого боялись и норовили изрезать сети. Утенок с Танамилом сидели и неотрывно думали про каждый узелок, соединяющий стебли тростника — чтобы сети продержались как можно дольше. А пока маги атаковали сети, армия Хэрна атаковала их самих, с криком: «Режьте им одежду!»

В первый день мы потеряли, помимо большой сети, еще четыре маленьких. Хэрну с его людьми пришлось отступить на пятый выступ. Сегодня дела обстоят еще хуже. Они всего на один выступ ниже меня. В битву пошли даже женщины. Крик стоит жуткий. Дядя Кестрел торчит над краем обрыва и пытается следить за ходом битвы. Он, старый дурень, любит тетю Зару. Бедного дядю Кестрела принесли сюда вчера вечером. Его трясло.

— Этих магов для меня чересчур много, — сказал он. — С меня их хватило еще прошлой зимой. Я останусь здесь, Тростиночка, и буду вместе с Джеем защищать тебя.

Я поставила дядю Кестрела перед собой, так, чтобы солнце светило ему в спину. Я не хочу снова принять его тень за тень дедушки.

Только что в битву ушла и Робин, забрав с собой всех своих девушек, которые до этого ухаживали за ранеными. Танамил ждет у курящегося источника, чтобы сыграть мне про Одного. Мы все согласились, что я должна ткать эту накидку у самой Реки. Танамил говорит, что время придет. Время здесь идет очень медленно. Я прихватила иголки и нитки и продолжила ткать. Я еще не закончила работу. Еще не использовала бобину с теми странными нитками. Когда я отрываю взгляд от полотна, то вижу лишь синеватую землю где-то внизу, так далеко, что у меня начинает кружиться голова. Но шум битвы раздается совсем рядом, и он ужасен.

Тетю Зару принесли обратно. Она хохотала, словно безумная. Она разрезала накидку на каком-то маге. Я знала, что она им под стать! Тетя Зара была настолько возбуждена, перепугана и довольна, что даже заговорила со мной — впервые за последние шесть месяцев.

— Я ткнула его прямо в пузо мясницким ножом! — воскликнула она. — Я выждала, и хорошенько прицелилась, и я до него добралась! В самое пузо! Срезала с него накидку, как кожуру с яблока! И ты себе представляешь, Танакви — он оказался гнилой изнутри! Черный и гнилой! Подумать только!

— Тетя Зара, вы просто чудо! — сказала я. В этот момент я бы даже могла ее поцеловать — хотя прекрасно знаю, что завтра опять буду ее ненавидеть.

Пока я ткала это, на мой станок упала тень Одного. Точнее, это не столько тень, сколько зеленоватый светящийся силуэт со склоненной головой и хорошо знакомым носом. Краем глаза я заметила, что Танамил преклонил колени и склонился до самой земли. Уже одного этого хватило бы, чтобы я поняла, кто сюда явился — даже если бы Утенок не взобрался на обрыв ровно в этот самый момент. Я понятия не имею, что же увидел Утенок, но он заслонил глаза рукой, как будто защищал их от сильного света, и вид у него сделался такой, словно он сам прошел через смерть.

Пока Утенок так стоял, дедушка вложил мне в голову видение. Он как будто сказал: «Сотки это, внучка. И используй ту нить, которую я тебе дал. Она принадлежала Кенблит».

И я увидела, как тень Одного, Адона Амила, Оретана Несвязанного, восстала в заполненной паром пещере и начала подниматься через землю, через скалы и облака водяной пыли, — и в конце концов он встал над нами, словно гора. Он взялся за край обрыва и встряхнул его, как я встряхиваю накидку, и надел на себя эту землю. И как крошки скатываются с накидки, так и водопад, и озеро, и зеленая долина покатились вниз, куда-то к морю. И вместе с этой вертящейся, разрушенной землей покатился Канкредин и его маги. Они ничего не могли поделать, и земля истерла их в порошок, раскидала в разные стороны и погребла под своей толщей. Река тоже встряхнулась и завращалась, как нитка под веретеном — только эта нитка состояла из тысячи потоков; их было столько же, сколько ниток в моем полотнище. И земля приобрела новые очертания. Лишь после этого мой дедушка остался доволен.

Я тку это видение из нитей Кенблит, и знаю, что так оно и будет. Я думала, что это видение длилось много месяцев. Но когда оно завершилось, Утенок стоял все в той же позе, и люди вокруг только завершали те движения, которые начали при появлении моего дедушки. Они в беспорядке отступали на наш выступ — Робин, Хэрн и вся армия. Джей достал свой меч. Маги уже прямо под нами. Пора заканчивать полотнище и отнести мою вторую накидку в Реку Душ, чтобы там надеть ее на Одного. А потом я вернусь, чтобы взглянуть, сбудется ли мое видение. Если же я потерпела неудачу — я присоединюсь к Реке Душ в третий и последний раз.


Завершающее примечание.


Волшебные одежды, именуемые также «накидка-заклинание», во множестве упоминаются в легендах и фольклоре, но до сих пор было обнаружено всего два экземпляра. Их нашли в болоте за Ханнартом, во время постройки новой крепости у горы, которую местные жители именуют Стариком. Сохранность двух этих накидок поразительна. Цвета остались яркими и насыщенными, и нитки нисколько не пострадали. Бесчестный рабочий попытался вытянуть нитки из золотой тесьмы, которая украшает подол второй накидки, и подпортил ее, — но теперь ее уже привели в порядок.

Сразу было ясно, что эти накидки сотканы в незапамятные времена, но мы не сразу осознали, что они из себя представляют. Граф Керил, перед которым мы в большом долгу, первым указал, что рисунки на этих накидках очень похожи на буквы древнего письма. С тех пор эти накидки подверглись тщательному изучению, и был выполнен приведенный выше перевод.

Эта история, по большей части, понятна и без дополнительных пояснений, но все же в тексте сохранились неясные места, которые могут сбить читателя с толку. Нижеследующие примечания могут быть полезны для студентов.

Хэрн Клостиссон — это, без сомнения, тот самый легендарный Керн Адон, который до сих пор считался первым королем Дейлмарка. О безымянном короле, равно как и о Карсе Адоне, никаких сведений не сохранилось.

Утенка-Малларда предположительно можно отождествить с Танаморилом (это имя означает «младший брат»), свирельщиком и волшебником, героем множества фольклорных историй. Определить, где в этих историях речь идет действительно о нем, а где — о Танамиле, не представляется возможным.

Что касается Робин, можно упомянуть о доныне существующем поверье о том, что малиновка может ответить на вопросы тем, кто попал в беду.

Гулл — это, предположительно, тот герой-южанин Ганн, на поиски которого отправилась ведьма Кеннорет.

Саму Ткачиху можно отождествить с Владычицей Озера, норнами и с южным культом Нитки Либби — но все эти параллели неполны. Вероятнее всего, тут все-таки идет речь о ведьме Кеннорет. Ее часто именуют Ткущей Заклинания. Окончательно остановиться на этом мнении мешает то, что она, как и Ганн, фигурирует только в историях, бытующих на юге. Однако же, имя Кеннорет — южное по форме (северная форма звучала бы как Канарти, но она нигде не зафиксирована в письменном виде) — может быть переведено как Дочь Реки (Кенн-орет), но также и как Женщина с Севера (Кен-Норет).

Идентифицировать места, в которых происходит действие, куда труднее. Из нескольких рек, текущих на север, самой подходящей кажется Аден, поскольку в нем можно наблюдать приливную волну, именуемую таже бором или Кредином. Аден вытекает из Долгого озера и впадает в море в заливе Рат, у Аберата. Но даже Аден мало соответствует описаниям, изображенным Ткачихой — разве что предположить, что с тех пор очертания земель сильно изменились. Согласно описанию Ткачихи, получается, что исток реки находился где-то неподалеку от Ханнарта, от того места, где были найдены накидки — но в наше время ни одна река не течет оттуда на север.

Элторар Ансдотир, хранительница древностей Ханнарта, Северный Дейлмарк.

Примечания

1

Все эти имена — значимые. Робин означает «малиновка», Гулл — «чайка», Хэрн — «цапля», Маллард — «дикая утка» (англ.) Прим. переводчика.

(обратно)

Оглавление

  • @PART = 1 Первое одеяние
  •   @GLAVA = 1
  •   @GLAVA = 2
  •   @GLAVA = 3
  •   @GLAVA = 4
  •   @GLAVA = 5
  •   @GLAVA = 6
  •   @GLAVA = 7
  •   @GLAVA = 8
  •   @GLAVA = 9
  • @PART = 2 Второе одеяние
  •   @GLAVA = 1
  •   @GLAVA = 2
  •   @GLAVA = 3
  •   @GLAVA = 4
  •   @GLAVA = 5
  •   @GLAVA = 6
  •   @GLAVA = 7
  •   @GLAVA = 8


  • загрузка...