КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424109 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202018
Пользователей - 96169

Последние комментарии

Впечатления

ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Ночная леди (fb2)

- Ночная леди (пер. М. Г. Луппо) (а.с. Сестры Тенбридж-3) (и.с. Очарование) 717 Кб, 206с. (скачать fb2) - Лесли Лафой

Настройки текста:



Лесли Лафой Ночная леди

Глава 1

Лондон, Англия

Май 1891 года

– Как это скучно – исполнять свой долг!

Оркестр заиграл вальс, и в ответ на звуки веселья Гарри поднял бокал шампанского:

– Впрочем, поэтому его и называют долгом, а не приятным времяпрепровождением, не так ли?

Йен Кэботт оглядел людей, толпившихся в ярко освещенном бальном зале, и не увидел ни одного человека, по виду которого можно было бы сказать, что он получает истинное удовольствие, а также ни одного элемента декора, выполненного с иной целью, нежели производить впечатление. Лондонский сезон не слишком приятное времяпрепровождение, это серьезный бизнес.

Бизнесом ему и предписывалось заниматься с великим усердием, быть осмотрительным и добиться успеха, достойного герцога, представителя высшего сословия. Сами основы империи зависели от его умения правильно выбрать жену с подходящей родословной и затем успешно произвести на свет новое поколение Кэботтов, на плечи которого перейдет ноша богатства, привилегий и политической власти, но он предпочел бы вскрыть нарыв или зашить покалеченного солдата – это и то куда приятнее! Единственным результатом сегодняшнего вечера грозило стать несварение желудка. Пустая трата времени, не говоря уже о том, что он мог бы найти лучшее применение своему искусству хирурга.

Увы, Йен обещал матери, что в конце сезона объявит о предстоящей женитьбе, а обещание, каким бы поспешным и неоправданно оптимистическим оно ни казалось, остается обещанием.

– Кто здесь сегодня из числа девиц, полных надежд? – спросил он у кузена.

Гарри вздохнул и с видом оскорбленной невинности покачал головой.

– Если бы вы прилагали хоть немного усилий, чтобы запомнить имена, нам не приходилось бы каждый раз повторять все с начала.

Йен презрительно фыркнул.

– Во-первых, – возразил он, – если хоть кто-нибудь из этих людей останется у меня в памяти, проблемы сразу исчезнут. Но боюсь, их просто нельзя запомнить. А во-вторых, если бы я справлялся сам, тогда зачем вы мне здесь?

– Резонно. – Гарри, ухмыляясь, поднял бокал с шампанским. – Вон та, у двери, ведущей на балкон…

Йен покорно оглянулся.

– Я вижу трех молодых леди и лошадь.

– Лошадь, – сухо констатировал Гарри, – леди Эдит, дочь виконта Шаддока; это ее третий сезон, и, полагаю, не последний. – Гарри вздохнул. – Говорят, жутко богатая невеста; должно быть, так оно и есть.

– Только из чистого любопытства… насколько богатая?

– Невероятно богатая. Недвижимость и многие тысячи фунтов.

Йен поднял бровь и пригубил шампанское.

– Купленный муж лучше никакого. – Его взгляд переместился на других затянутых в корсет леди. – И что за женщины с ней?

– Особа в головном уборе с перьями – леди Сильвия, дочь виконта Уистона. Это ее первый сезон.

– Чудовищно большая шляпа с павлиньими перьями. И что она собой представляет? Я не имею в виду шляпу?

– Достаточно богата, а еще известна тем, что из пенса способна выжать столько, сколько другие – из фунта.

Йен усмехнулся. Неужели у кого-то бегает по саду павлин, лишившийся перьев?

– Минусы?

– Мне кажется, у нее такой вид, будто она способна съесть яблоко через забор. И еще она не знает меры, когда дело доходит до бережливости. На случай, если вы не обратили внимания, в чем я не сомневаюсь, она в третий раз с начала сезона в этом платье. Перья, однако, появились только сегодня. Уверен, до конца недели мы еще не раз их увидим, если только павлин не отыщет ее и не отомстит.

– А кто с ней рядом с цветочной гирляндой на груди?

– Леди Сара, дочь барона Хитуайта. Второй сезон.

– Что скажете о ней?

– По большей части живет надеждами; Приданое не настолько велико, чтобы было о чем говорить. Баронство пожаловано королевой за некое маленькое чудо, сотворенное бароном в министерстве иностранных дел после назначения в Новый Южный Уэльс. Бедняжку отправили на поиски титулованного мужа прежде, чем на бумаге высохли чернила, после чего все семейство с облегчением вернулось к прежнему образу жизни. Как я уже упоминал, она находится под покровительством леди Атуэлл.

Брюнетка. В меру высокая, но не тяжеловесная.

– Она не лишена привлекательности.

Если бы не гирлянда цветов из шелка, она смотрелась бы значительно лучше. И не столь сильно напоминала бы арабского скакуна-победителя на скачках в Аскоте.

– Справедливо, – согласился Гарри. – Но красавицей ее тоже не назовешь. Если быть до конца честным, поскольку по рождению она не принадлежит к сословию пэров, ей не хватает врожденного светского лоска.

Йену пришло в голову, что же можно сказать о многих женщинах, по рождению принадлежащих к высшему обществу; только он ни за что не стал бы называть их имена..

– А еще одна?

– Кажется, леди Энн. – Гарри постарался, чтобы его интерес остался незамеченным, и подался вперед, как будто несколько лишних миллиметров могли сильно улучшить положение. – Если не ошибаюсь, ее отец – маркиз Дитмур.

Он вспомнил, как передергивало его мать при виде кареты Дитмуров, приглашенных погостить на несколько дней. Они приезжали первыми, уезжали последними и все это время наедались так, как будто завтра никогда не наступит. Еще они отдавали распоряжения чужим слугам и наслаждались гостеприимством и роскошью, которой не могли позволить себе дома.

– Обширные земельные владения и пустой карман, – пробормотал он.

– То же самое слышал я, – отозвался Йен. – Ей необходимо удачно выйти замуж, чтобы ее папе было у кого очищать карманы. Нельзя сказать, что у девушки много шансов: она вторая дочь, у нее есть младший брат, который и унаследует титул. Но это и все, что бедняга получит в конце концов, а дальше продолжит семейную традицию и станет пользоваться щедростью, предписанной другим.

Исчерпав достоинства этой маленькой стайки девиц, Йен перевел взгляд на другой объект.

– В желтом платье там, возле чаши для пунша.

Гарри снова вздохнул, на этот раз довольно нетерпеливо.

– Вы танцевали с ней на балу у леди Атуэлл. Она ведет свою родословную от Карла Великого. Ну, вспомнили?

О да! Как это он мог забыть? Он еще удивился, что по окончании танца она не вынула из лифа бумаги, удостоверяющие древность ее рода.

– Она так же из рода Вильгельма Завоевателя, кажется?

Тут взгляд Йена упал на трех женщин в дальнем конце зала, а затем остановился на одной из них, одетой в ярко-пурпурное платье.

– Что вы скажете об этой рыжеволосой там, у ступенек? – спросил он кузена. – Мне не приходилось видеть ее раньше. Такую женщину я бы запомнил.

Гарри хмыкнул.

– Я гадал, сколько времени вам понадобится, чтобы обратить на нее внимание. Это пользующаяся дурной славой леди Балтрип. Дважды овдовела за девять лет, и оба ее супруга умерли с чувством глубокого удовлетворения. Она только на этой неделе сняла траур.

С чувством глубокого удовлетворения? Кто бы сомневался. Йен готов поспорить на сто фунтов, что ни один мужчина не покидал ее постели неудовлетворенным.

Губы Йена растянулись в улыбке.

– Уверен не совсем такой моя мать представляет свою будущую невестку…

– Ну… – протянул Гарри, – вы смело можете спорить на все, что имеете, и не проиграете.

– Полагаю, у нее есть средства?

Гарри кивнул.

– И темперамент. Но полагаю, вы все же не собираетесь серьезно рассматривать этот вариант.

– Не в качестве жены, Гарри. – В голове Йена уже рождался план действий, не требующий отлагательств. – Зато мне кажется, она могла бы очень скрасить жизнь, пока я не выберу себе в супруги более подходящую, но куда менее притягательную особу. А кто это с ней?

– Та, что постарше, – ее светлость герцогиня Райленд.

– Райленд, – тихонько повторил Йен, роясь в памяти. – Мы были представлены, верно? Насколько я помню, его светлость является дальним родственником старого герцога и унаследовал титул после того, как не имеющий рожденных в браке детей старец протянул ноги в Париже.

– Все правильно.

– И он женился на старшей из своих подопечных.

– Говорили, после того, как у него был с ней бурный роман, – уточнил Гарри. – Лучше сказать, скандал сезона. Конечно, с тех пор прошло лет десять или около того.

Йен с интересом смотрел, как леди Райленд поправляет брильянтовую брошь, сверкавшую в центре заманчиво низкого декольте леди Балтрип.

– Судя по всему, она хорошо знакома с леди Балтрип.

– Насколько я слышал, – Гарри кивнул, – они с леди Балтрип числились друзьями еще до того, как ее светлость была признана и узаконена в правах. – Он улыбнулся и выпил еще глоток шампанского. – Говорят, леди Балтрип много себе позволяет. Скандально много.

Разумеется. И все время смеется. Но будет ли она смеяться, когда они пойдут этим вечером в сад? Взгляд Йена переместился на третью женщину.

– Та молоденькая блондинка – она что, дочь герцога?

– Нет, дети Райлендов еще малы, а это леди Фиона Тернбридж, сводная сестра ее светлости и самая младшая из побочных дочерей старого герцога.

Фиона разговаривала, повернувшись к сестре и леди Балтрип, и Йен не мог видеть ее лица. Совсем миниатюрная, она производила впечатление легкости и хрупкости.

– Мы не представлены?

– Насколько я знаю, нет.

– Тогда я вряд ли танцевал с ней.

– У меня есть все основания согласиться, поскольку она не танцует.

Не танцует? Что ж, это не так уж плохо. Если бы у множества других женщин, не умеющих танцевать, хватило здравого смысла не ступать на паркет танцевального зала…

– На то есть особая причина? – Йену вдруг пришло в голову, что нелюбовь леди Фионы к танцам может сослужить ему хорошую службу.

– Не имею ни малейшего представления. – Гарри наклонился ближе к нему; – Поговаривают, будто она слегка не того, если вы понимаете, что я имею в виду.

– Боюсь, что нет. – Йен был слегка раздосадован. – В каком смысле не того? В умственном отношении или это касается ее репутации?

– Ну, коли этот воробышек имеет что-то общее со своей старшей сестрой, я нисколько не удивлюсь, если она плюет на условности и имеет любовника.

О, да малышка явно бунтовщица, бурлящий котел страстей! До чего же, однако, Гарри порой бывает слеп.

– Но вы ничего такого не слышали? – настаивал Йен.

– Нет.

– Так что остается психическое отклонение в том или ином смысле.

Гарри кивнул и снова понизил голос:

– Говорят, она видит людей насквозь. А еще говорят, она умеет читать мысли.

– Вряд ли это может понравиться. – Йен прикинул, насколько сказанное могло приближаться к действительности.

– Так же она очень любит животных: самый паршивый бродячий пес может рассчитывать, что его накормят на кухне Райлендов.

– Вот как? Что ж, стоит об этом узнать лорду Дитмуру и его родне…

– Верно. – Гарри кивнул. – Только, несмотря на приданое, которое достаточно велико, никто не считает ее серьезной соперницей на ярмарке невест.

– Почему же?

– Из-за ее эксцентричности, – произнес Гарри с глубоким вздохом. – Клянусь, не знаю, почему я это все вам рассказываю. Половину времени вы вообще не слушаете меня и в итоге слышите только четверть того, что я говорю.

Йен вздохнул. Так и есть. Вероятно, потому, что половина сведений никчемна, а три четверти остального бесполезно.

– Вам не кажется, что ее сестра могла бы быть милосерднее и не таскать ее за собой в свет, выставляя напоказ перед глупцами?

Гарри пожал плечами:

– Может быть, леди Фиона не подозревает, что о ней говорят.

– Тем лучше, – весело сказал Йен, вручая свой бокал кузену. – Тогда ее чувства вряд ли пострадают, если я оторву леди Балтрип от беседы и уведу прогуляться по саду. – Он поправил манжеты, продолжая изучать рыжеволосую плутовку в пурпурной обертке на другом конце зала. – Я могу быть совершенно неотразимым, когда хочу то, перед очарованием чего не могу устоять.

– Прошедший год дама провела в трауре…

– И она, несомненно, давно готова освежить счастливые воспоминания о чувственных утехах. Увидимся за обедом. – Собравшись уходить, Йен обернулся и с ухмылкой добавил: – Если меня не будет видно, значит, я приятно занят, и тебе не надо искать меня.


Веселый ручеек болтовни Джейн не доходил до сознания Фионы, потому что она слишком волновалась. Для пущей уверенности она посмотрела в зеркальце, хотя в этом не было никакой необходимости: герцог Дансфорд уже шел к ним через весь зал.

Как глупо звучит этот титул: словно его специально выдумали для героя карикатур. Ему гораздо больше подходит называться доктором Кэботтом, потому что в нем нет ничего комического, как и в том, что его считают самым завидным женихом сезона. Если оставить в стороне титул и богатство, герцог – потрясающе красивый мужчина. Прекрасно вылепленная челюсть, высокие скулы, густые темные волосы, глаза орехового цвета в длинных темных ресницах; при этом высокий, стройный, широкоплечий…

И конечно, у него длинные и тонкие пальцы, ведь он, в конце концов, хирург.

Размышления прервала тетя Джейн, положив руку ей на плечо:

– Что ты скажешь о том мужчине, у двери? – Подавшись вперед, Джейн напряженно всматривалась в другую половину зала. – О том, с красным платком?

– Дорогая, – мягко упрекнула ее Кэролайн, – Фи, она здесь не затем, чтобы служить вам в качестве личного…

– Медиума, – подсказала тетя Джейн с озорной улыбкой. – Именно затем, не так ли, Фиона?

– Совершенно верно. – Взглянув на удивленно заморгавшую Кэролайн, Фиона усмехнулась: – Тетя Джейн сказала, что она снова начала выезжать, и просила меня помочь ей определить, кто здесь охотится за приданым, а кто мог бы стать ее настоящей любовью.

Кэролайн осуждающе покачала годовой. Вздохнув, она вымученно улыбнулась и сказала:

– При всем уважении к твоей тете должна сказать, что любой мужчина заставляет биться ее сердце, даже самый одряхлевший, и в каждом она видит ожидающую ее большую любовь. Она сама охотница. Удивляюсь, что ты согласилась выполнить ее просьбу.

Фиона, пожала плечами:

– Мне кажется, это как-то связано…

– Обратите внимание, – произнесла тетя Джейн, нарочито глядя куда-то в сторону, – тот мужчина направляется прямо к нам.

– Боже мой, Джейн, – пробормотала Кэрри, бросив на нее быстрый взгляд. – Это же герцог Дансфорд! О нем никак не скажешь, что он одной ногой в могиле.

– Он богат?

– Неприлично богат.

– Тогда он не может быть охотником за приданым?

Дамы продолжали что-то щебетать, и Фиона видела, как шевелятся их губы, как загораются их глаза, когда они обмениваются мнениями, но все потеряло значение с приближением герцога…

Осознав это, Фиона удивленно подняла бровь: это определенно становилось интересным. Почему ей нужно было сегодня встретить его на балу, оставалось для нее неясным, хотя совсем не удивляло. Понимание всей последовательности событий редко приходит сразу: чаще требуется время, терпение, и тогда одно всегда приведет к другому. Всегда. Ничто не происходит по воле случая.

– Добрый вечер, леди Райленд! – Приблизившись, герцог слегка поклонился: – Рад видеть вас здесь.

– И я вас, ваша светлость, – учтиво отвечала Кэрри. Она продолжала что-то говорить, ее руки плавно двигались соответственно церемонии представления, ради которой его светлость и подошел к ней.

Наблюдая за тем, как Кэрри представляла герцогу Джейн, Фиона начала понимать, что это было нужно ему, чтобы приступить к дальнейшему осуществлению планов на сегодняшний вечер.

Их взгляды встретились, и Фиона успела заметить искорку удивления в глубине его глаз.

– Фиона! – сказала Кэрри, легко касаясь ее плеча.

– Да? – Фиона взглянула на сестру, но Кэрри уже повернулась к герцогу.

– Ах, конечно! – Фиона перевела взгляд на мужчину, которого нисколько не заботило, будут они представлены друг другу или нет, и с легким наклоном головы произнесла: – Очень приятно!

Герцог вздрогнул, в его взгляде снова мелькнуло что-то странное.

– Мне тоже. – Он деликатно кашлянул. – Может быть, в вашей бальной книжечке найдется для меня свободный танец, леди Фиона?

– Нет, – просто ответила она, зная, что именно такой ответ он хотел услышать.

– Жаль. – Во вздохе герцога было куда больше облегчения, чем сожаления. – Я могу только надеяться, что мое сердце со временем излечится. Леди Балтрип, не будете ли вы более милосердны ко мне?

– Конечно, разумеется!

Герцог подал руку, и Джейн с веселым смешком приняла ее, после чего они пошли танцевать.

– Фиона, ну как же…

Фиона снисходительно улыбнулась сестре:

– Кэрри, герцог подошел не для того, чтобы пригласить меня на танец; он хотел быть представленным тете Джейн, чтобы начать флиртовать с ней, я лишь предлог, средство обеспечить расположение Джейн.

Кэрри поразмышляла над этим какое-то время, потом улыбнулась:

– Как будто в этом была необходимость! Он мог бы просто стать у выхода на террасу и свистнуть ей. Надеюсь, Джейн пощадит его чувства и он не будет сильно страдать.

– Не переживай, Кэрри, сердца герцогов всегда хорошо защищены. Что касается тети Джейн, то его устремления те же, что и у нее, и столь же быстротечны. Прекрасное совпадение на один вечер.

– Так он не намеревается разбить ей сердце?

Фиоиа чуть заметно поморщилась. И почему в семье считают, что она может видеть все…

– Тетя Джейн никогда не берет с собой сердце, отправляясь гулять по саду. Не нужно иметь особого дара, чтобы понять – не взяла она его и на этот раз.

– Боюсь, ты права и в том, и в другом, – признала Кэрри и, посмотрев через плечо, заулыбалась: – Наконец-то появились Симона и Тристан! Предоставим Джейн ее судьбе и пойдем поздороваться с ними.

Фиона с нетерпением смотрела, как гости приближаются к ним: вот и еще одна причина, по которой ей нужно было появиться на этом балу. Хорошие новости всегда еще радостнее, когда делишься ими с людьми, которые любят тебя.

– Кажется, я кое о чем догадалась, – пробормотала Кэрри, – или ты тоже?..

Действительно, Симона и Тристан решили наконец увеличить потомство и теперь оба сияли от счастья. Беременность протекала у Симоны легко, близилось время появления на свет еще одного наследника.

– Постарайся изобразить удивление, когда они сообщат нам эту новость, – попросила Кэрри.

Фиона кивнула и удивленно подняла брови, потому что ей привиделось запорошенное снегом пространство, поросшее вереском. Ни домов, ни людей, только бескрайняя древняя земля. Солнце уже поднялось, согревая землю, и все вокруг зазеленело, предвещая весну.

Странно. Фиона понятия не имела, что бы это могло значить. Поскольку в любом случае точного объяснения не существовало, она решила, что придет день, когда она будет стоять на вересковой пустоши, наблюдать за сменой времен года и вспоминать эту ночь. К счастью, видение не казалось мрачным; если бы ей непременно нужно было описать, какое чувство оно вызывало, она сказала бы, что оно похоже на довольство, на ощущение, что все идет так, как должно идти.

Впрочем, что толку гадать, какие– обстоятельства приведут ее на вересковую пустошь и когда это может случиться…

Фиона стряхнула с себя видение, сделала шаг, чтобы оказаться в объятиях Симоны, и вся отдалась ощущению чуда и счастья настоящего момента.


Йен повел леди Балтрип по дорожке подальше от света и звуков веселья, доносящихся от дверей террасы. Та смеялась и мило щебетала у его бока, а бриллиантовая брошь в центре ее декольте поблескивала в лунном свете.

Где-то в середине короткого танца она назвала ему свое имя, и он попытался мысленно повторить его, чтобы позже шептать в порыве страсти.

Джун? Энн? Или Сильвия? Черт. Если он ошибется, получится нехорошо. Йен снова и снова перебирал имена, услышанные за этот вечер. Она стояла с герцогиней Райленд. Ее светлость зовут… Нет, кажется, имя вообще не было названо. А вот сестру ее светлости зовут Фиона. Леди Фиона Тернбридж. Почему-то из всего потока сведений именно этот пустяк застрял в памяти. А все ее глаза, решил Йен. Удивительного зеленого цвета. Не светлые, не в крапинках, не меняющие цвет, как у него. Сияющие глаза цвета молодой травы, чистые и ясные… Больше он никогда не будет выслушивать мнение Гарри! С головой у леди Фионы все в порядке, а что касается ее умения видеть сквозь людей… Ну нет, леди Фиока смотрит внутрь людей и читает в их душах, что поначалу вызывает оторопь, и тут Гарри в каком-то смысле можно понять. Но если подумать, все не так. Ни в малейшей степени. На самом деле есть что-то притягательно-опасное в том, чтобы дерзнуть…

– Кажется, вы решили шагать до самой Шотландии, Йен?

Герцог вздрогнул и взглянул на женщину рядом: ее глаза потемнели, а улыбка определенно приглашала к более решительным действиям.

– Мне представляется, мы отошли настолько далеко, насколько диктует благоразумие и желание уединиться, – признал он, улыбаясь и увлекая ее к садовой скамейке, очень удачно оказавшейся рядом.

Леди Балтрип грациозно опустилась на скамейку и медленно окинула своего спутника взглядом с головы до ног. Йен поднял бровь и подождал, пока она закончит осмотр, решив, что она не менее зоркая, чем леди Фиона, но ее ничто не интересует, кроме самых поверхностных вещей, кроме немедленной возможности получить быстрое физическое удовлетворение.

Впрочем, это прекрасно его устраивает, сказал он себе, когда дама начала торопливо расстегивать его брюки. Секс с красивой, горящей желанием только что встреченной женщиной вполне отвечал представлению Йена о замечательно проведенном времени. После бала, при условии если женщина окажется достаточно искусной и совершенно не заинтересованной в более формальных и длительных отношениях, возможно краткое продолжение.

Когда она высвободила его затвердевший член, Йен закрыл глаза. Черт, и как же ее зовут?

Дама наклонилась вперед, и он задрожал от наслаждения, от ее бесстыдных и искусных ласк. Не важно, как ее зовут, уверил он себя, когда они приблизились к развязке: главное – это не Фиона…

Глава 2

Пока Дрейтон и Кэрри шли к карете, Фиона свернула с дорожки и остановилась, чтобы сбросить туфли. Она поводила пальцами по влажной траве и облегченно вздохнула. Самым худшим в посещении званых вечеров, по крайней мере, в смысле физических страданий, были именно туфли: час за часом стоять на мраморном полу в туфлях на высоких каблуках, страдая от скуки и надеясь не пошатнуться, – Боже, какая мука!

Фиона прикинула расстояние до кареты, количество шагов, которое ей придется сделать, и то, сколько людей могут увидеть ее. Снова вздохнув, она втиснула ноги в туфли и последовала за сестрой и ее мужем.

– Разве Джейн не едет с нами? – спросил Дрейтон, помогая Кэрри сесть в карету.

– Насколько я знаю, она нашла другой экипаж, – отозвалась из кареты Кэролайн.

Что ж, можно сказать и так.

Фиона позволила Дрейтону помочь ей подняться по ступенькам; зная по опыту, куда заведет разговор о тете Джейн, она снова сбросила туфли и удобно устроилась в уголке кареты.

– Опять! – Дрейтон с ворчанием уселся напротив. – Джейн просто неисправима.

– Я предпочитаю считать, что она очень пылкая.

– «Очень» – большая недооценка, – возразил Дрейтон, когда карета уже выехала из ворот и покатила к дому. – Она только вчера сняла траур по Балтрипу. Кого из старых простофиль она дурачит на этот раз?

– О, он совсем не старый! Я не думаю, что его можно одурачить; для этого Джейн действует слишком откровенно.

– Если не сказать – грубо. Так кто он?

– Герцог Дансфорд.

– Ну и ну… – протянул Дрейтон. – Этот гораздо моложе и не в пример здоровее тех мужчин, которых она обычно выбирает.

Кэрри закатила глаза.

– Джейн не строит планов в отношении него, Дрейтон. Я подозреваю, что она таким образом празднует свое возвращение в общество.

– Я воздержусь от комментариев относительно того, как герцог оценивает Джейн. – Дрейтон фыркнул. – А что подумает его мать об этой связи?

– Да уж, если она узнает… – Кэрри с улыбкой повернулась к Фионе: – Вдовствующая герцогиня славится ужасным нравом. Ничего удивительного, что ее сын еще не женат.

Фиона пожала плечами:

– Герцог слишком занятой человек, чтобы выкроить время и найти себе жену.

Дрейтон посмотрел на нее исподлобья:

– В самом деле?

– Его светлость – хирург.

Фиона удивлялась, как ее родственники ухитрились не знать того, что знает весь Лондон, вся Великобритания и половина континента.

– По всем отзывам, он превосходный хирург: я читала несколько его статей и нахожу их очень интересными.

Кэрри тихонько засмеялась и легко похлопала ее по руке:

– Фиона, голубушка, жена не мешает мужчине осуществлять его замыслы. Если Дансфорд захочет жениться, он легко найдет жену и останется известным хирургом.

– Без всякого сомнения, – согласился Дрейтон, – но его мать явно потеряла терпение. Поговаривают, что герцогиня потребовала от сына найти жену к концу сезона, чтобы выполнить свой долг и сохранить титул. В клубах заключают пари на то, кому он вручит себя.

– Вот как? – Кэрри ухмыльнулась. – А на Джейн кто-нибудь ставит?

– Ни пенса, насколько я знаю.

Кэрри снова повернулась к Фионе:

– Всем известно, что Дансфорд не может жениться на женщине, которую не одобрит герцогиня: она и так уже недовольна тем, что он нарушил традиции, став хирургом.

– Что чуть лучше, чем если бы человек его положения занялся торговлей, – сухо уточнил Дрейтон.

– Если герцог женится на неподходящей женщине, – заметила Кэрри, – пока жива его мать, жизнь этой бедняжки будет сущим адом. И вряд ли герцогиня будет настолько милосердна к сыну, – добавила Кэрри, – что покинет бренный мир достаточно скоро.

Фиона встрепенулась:

– Кэрри, как ты можешь говорить такие ужасные вещи!

– А ты вспомни леди Обри. Припоминаешь? Так вот: в сравнении с вдовствующей герцогиней Дансфорд леди Обри просто милая, беззаветно любящая бабушка.

– К счастью, – вставил Дрейтон, – она следует примеру королевы и не снимает траура. Светские вечера сделались гораздо приятнее с тех пор, как герцогиня перестала бывать в обществе.

Что ж, это отчасти объясняет холодную отстраненность герцога. Фиона еще помнила то время, когда ее единственным спасением было притворство.

– Так кто же фаворит в этих пари?

– Леди Эдит Шривз, дочь виконта Шаддока, – решительно заявил Дрейтон. – Шаддок совсем свихнулся; он уверен, что Дансфорд вот-вот явится к нему с тем, чтобы обсудить предстоящую свадьбу.

Кэролайн покачала головой:

– Не хочу быть злой, но она не очень-то привлекательная женщина.

– Тем не менее, Шаддок дает за ней такое приданое, что его невозможно игнорировать. Дансфорд богат, но даже он не может оказаться выше родословной и денег.

– Тогда ему пора начать действовать, – заметила Кэролайн. – Его кузен усиленно обхаживал ее весь вечер.

Дрейтон посмотрел на жену долгим взглядом.

– Гарри? Виконт Беттлз?

– Да. И не забывайте, что Гарри – старший сын. После того как его отец отойдет в лучший мир, он станет маркизом.

– Но это же совершенно пустой человек!

«Идеальная пара для Эдит. Она тоже пустышка».

– О нет, Дрейтон! – возразила Кэролайн. – Назвать Гарри пустым человеком – все равно что сказать: наброску не хватает точности деталей. Он обаятелен, красив, а леди Эдит уже третий сезон ищет мужа.

Дрейтон нехотя улыбнулся:

– Когда это вы стали такой специалисткой по романтическим отношениям среди пэров?

– Побойтесь Бога, Дрейтон. – Кэрри всплеснула руками. – На таких вечерах нечего делать, если не наблюдать за всеми. Конечно, есть множество способов приготовить говядину, рыбу или овощи, чтобы удивить гостей, но новизна званых вечеров давно осталась в прошлом. Все ведут себя как того требуют приличия и скучны в силу совершеннейшего отсутствия воображения. В такой среде и виконт Беттлз может показаться человеком глубоким и большим интеллектуалом.

Фиона оживилась:

– Я думала, что только мне так кажется.

– Совсем нет, – уверила ее сестра. – Боюсь, что тебе не удастся обнаружить там ни одного интересного человека.

Фиона могла бы найти интересных мужчин, только вот у них нет никаких резонов найти ее, и это немаловажное обстоятельство: оно спасало ее от риска больно задеть чьи-то чувства, отклоняя предложения руки и сердца.

– Так я могу больше не выезжать до конца сезона? – спросила Фиона, надеясь, что сестра в такой момент проявит слабость.

– Ну разумеется, я не могу винить тебя за нежелание вращаться в свете…

Это не было явным разрешением не выезжать, но и не являлось приказом продолжать выезды. Дрейтон тактично кашлянул.

– Лорд Рэндольф справлялся о твоем здоровье, когда мы играли в карты…

Рэндольф! Настоящее ходячее бедствие, да к тому же еще и извращенец.

– Должно быть, одна из его лошадей захромала, – рискнула высказать предположение Фиона. – Это единственное, что может серьезно озаботить этого человека.

Кэрри упрямо опустила голову.

– Фиона, не смей!

Она посмеет, и они понимали это. Она не дурочка и сама знает, что люди думают о Рэндольфе.

– Я просто позабочусь, чтобы его никогда не было рядом.

– Обязательно возьми с собой Элвина, – спохватился Дрейтон, когда карета подъехала к дому.

– И Ралфа, – добавила Кэролайн. – И Джима для ровного счета.

Сдерживая улыбку, Фиона выбралась из кареты и проследовала в дом. Отклонив предложение выпить с ними по рюмке хереса, она оставила родственников и направилась в свою комнату. Удивительно, размышляла она, поднимаясь наверх, что все считают ее очень наивной, а ведь она знает об окружающих ее людях гораздо больше, чем они сами о себе. Только, она не делится своими знаниями, разве что в случае крайней нужды. Что ж тут удивительного: люди имеют право охранять свою частную жизнь, держать свои секреты в тайне, если, конечно, эти секреты не становятся опасными для кого-нибудь.

Если она возьмет с собой Джима, он, вполне возможно, прилипнет к Рэндольфу и не отстанет от него, пока в карманах старого джентльмена остаются деньги или пока Рэндольф не впишет его в свое завещание.

Фиона сбросила накидку на кровать и остановилась, почувствовав неладное. Легкий шерстяной шарф хранил привычное углубление, но черно-белого кота на нем не было. Наклонившись, она положила ладонь на то место, где Бипс проводил три четверти дня, и холод пробежал по ее спине.

– Бипс, – позвала она, обернувшись и оглядывая комнату, – Бипс, где ты?

Ничего. Ни звука, ни движения.

С тяжелым сердцем Фиона вышла из комнаты. Идя по холлу, она стала открывать выходившие в него двери и не переставая звала кота.

Когда Фиона добралась до кухни, желудок у нее словно свинцом налился.

Полли, хлопотавшая над завтраком, подняла голову и удивленно посмотрела на нее:

– Вы как будто что-то ищете?

Фиона кивнула:

– Вам не попадался Бипс?

– Он был здесь час назад или около того, повариха дала ему остатки рыбы и блюдечко молока. Я не знаю, куда он делся после этого.

Фиона посмотрела на дверь, выходившую на задний двор: через нее Бипс мог выскользнуть в поисках приключений. Может быть, он сидит на ступеньке, терпеливо дожидаясь, когда его впустят обратно? Взяв с каминной полки фонарь, Фиона отправилась на поиски.


Йен еще раз проверил, в порядке ли его одежда, и вышел из кареты. Удивительно, думал он, подходя к двери, как можно одновременно чувствовать себя физически опустошенным и испытывать прилив энергии. Мужья леди Балтрип, несомненно, умирали счастливыми, точнее, она убивала их своей сексуальной энергией.

Йен усмехнулся. Боже всемогущий, для этой женщины нет никаких запретов! Она без колебаний готова рисковать. Начиная со свидания в саду и кончая дорогой к ее дому, он не мог вспомнить, когда бы еще так чудесно провел время на светском приеме.

Конец сезона представлялся ему теперь в куда более радужном свете. Завтра бал у леди Миллер-Сэндс, и леди Балтрип, слезая с него и оправляя юбки, подмигнула, нежно погладила и обещала снова встретиться с ним, а он обязался заехать в аптеку и купить гору презервативов. Провожая ее до дверей, он чувствовал, как его член снова твердеет, и был близок к тому, чтобы принять предложение опробовать, хороша ли ее постель.

И все же в последний момент чувство долга и необходимость выполнять обязанности взяли верх. В результате Йен отложил упражнения на кровати до следующей ночи. А пока, вернее, до того, как он войдет в особняк Миллер-Сэндс, ему надо найти способ узнать, как же ее зовут, черт возьми!

«Моя распутница» было бы, конечно, правильно по сути. Она была само распутство во плоти, и в моменты, когда они физически соединялись, она, конечно, принадлежала ему. Но это предполагало чувство собственности и эмоциональную привязанность, которых Йен не испытывал ни в малейшей степени. Леди Балтрип была восхитительной любовницей, и Йен искренне ценил ее способность мгновенно воспламеняться, но не более. Это не могло измениться. Проявления нежности, даже самые незначительные, могли бы, по всей вероятности, создать у нее ложное представление о его намерениях.

Дверь распахнулась, и Йен, войдя вслед за лакеем, обнаружил поджидающего его дворецкого. Он взглянул на лицо слуги, которое даже в лучшие дни хранило кислое выражение. Сейчас уголки рта у Роуана висели чуть ли не под подбородком.

Похоже, его хозяину опять не придется понежиться, вспоминая, леди Балтрип.

– С возвращением домой, ваша светлость.

– Спасибо, Роуан. – Йен передал слуге плащ, шляпу и перчатки. – Вижу, дом еще цел. Отсюда я делаю вывод, что вечер выдался на редкость спокойным, не так ли?

– Мисс Шарлотта трижды отказалась от обеда.

– И отказ сопровождался обычным швырянием фарфора и серебра?

– Да, как всегда.

Йен вздохнул:

– Что еще?

– К сожалению, ваша светлость, Салли ушла. После девяти она быстро собрала свои сумки и покинула дом.

Йен нахмурился.

– Какую роль играла Шарлотта в ее решении?

– Мисс Шарлотта решила, что Салли недостаточно быстро убрала остатки третьего предложенного ей обеда.

О Боже. С этим надо что-то делать.

– Потом Шарлотта удалилась к себе?

– Да, ваша светлость.

– Без ужина?

– Нет, ваша светлость. Повару в конце концов удалось приготовить что-то по ее вкусу, но только с четвертой попытки.

Черт! Йен не имел ни малейшего представления о том, что он мог тут сделать, разве что твердым голосом произнести: «Плохо, Шарлотта! Так нельзя, Шарлотта!» – и шлепнуть по кончику ее носа свернутой в трубку газетой. Но так как Шарлотта не была щенком и поскольку он получил передышку, раз она была у себя, Йен решил этим воспользоваться.

Кризис со слугами он мог легко и просто уладить.

– Вы знаете, куда она отправилась?

– Могу предположить – в магазин ее сестры, что в Блумсбери, ваша светлость.

Что ж, хорошо.

– Пожалуйста, пошлите Салли месячную оплату вместе с запиской, в которой сообщите, что ей предлагается место домоправительницы в Хитленде, да скажите ей, что я сожалею об инциденте, имевшем место этим вечером, и заверьте, что, если она согласится на мое предложение, в будущем ей не придется обслуживать мою подопечную.

– Очень хорошо, ваша светлость.

– Спасибо, Роуан. Это все.

Дворецкий поклонился, и Йен отправился в свой кабинет. На сегодня с него достаточно. К сожалению, через несколько часов рассветет, и снова начнется этот ужас с приступами гнева у Шарлотты. Сколько времени может человек выдерживать дикие выходки другого человека, пусть и обуреваемого горем и гневом?

Йен налил себе бренди. Прошло уже шесть месяцев с тех пор, как мир Шарлотты рухнул, а вместе с ним все ее надежды на нормальную жизнь. Ее родители были мертвы, ее ноги не двигались, ее доставили через весь мир и передали как негодный груз на милость совсем незнакомого человека. Взрослой женщине и то было бы трудно пережить такие радикальные и неожиданные перемены, а четырнадцатилетней девочке… Ее тело искалечено и никогда не станет прежним. Из-за этого Шарлотта стала очень ранимой, ее душевное состояние – плачевным. Со временем она, возможно, смирится с ограниченностью своих возможностей, с жизнью в инвалидной коляске, а до тех пор…

Йен вздохнул. Он должен быть терпеливым и понимающим, настаивать, чтобы Шарлотта выполняла составленный им режим. Для облегчения ухода за ней и для спокойствия слуг ему предстояло не поддаваться слабости, оставаться требовательным до жестокости.

Если бы лондонские сплетники хотели знать правду…

Но они не хотели, и ему необходимо было принять меры для сохранения репутации их обоих.

Если бы его мать хоть чуть-чуть умела сострадать или хотя бы была способна приютить кого-нибудь! Увы, отослать Шарлотту к ней в Ревел-Хаус было просто невозможно; девочке и так немало досталось.

Разумеется, Йен мог бы купить Шарлотте дом в Лондоне, и это решило бы проблему со слухами при условии, что он никогда не приблизится к этому дому. Но такое решение не удовлетворяло его, потому что означало бы, что он просто избавился от ребенка. Еще один выход – игнорировать шептунов до тех пор, пока он не найдет подходящую женщину и не приведет ее в дом как жену: тогда и слухи прекратятся и Йен сможет переложить ежедневные заботы о Шарлотте на другого человека. Женщины обычно лучше знают, как справляться с такими ситуациями, как вести себя, с теми, кто попал в тяжелое положение.

Что же до выбора женщины, может быть, он просто попросит Гарри написать на бумажках имена, сложить бумажки в шляпу и наугад вытащит одну из них. Видит Бог, ни одна женщина не стоит больше, чем любая другая. Все они дочери пэров, все знают, как вести домашнее хозяйства, все могут соответствовать ожиданиям общества и исполнять свой долг, родив наследника и на всякий случай еще одного-двух детей.

Что же касается остального, то, поскольку Йен намерен был предоставлять достаточно средств и быть разумно сдержанным в любовных связях, его избранница явит приличествующую жене картину полного довольства и все в королевстве будет распрекрасно и для него, и для королевы.

Йен откинулся на спинку кресла, обдумывая дальнейший порядок своих действий. Гарри, как обычно, позвонит в десять, то есть через восемь часов. На то, чтобы написать имена и бросить их в шляпу, много времени не потребуется. Затем он поспешит обрадовать отца избранницы и договорится, чтобы о помолвке было объявлено сегодня же на балу у леди Миллер-Сэндс. По дороге домой он заедет в аптеку за презервативами. Да, так он и сделает, и это решит все проблемы. Его мать будет рада услышать, что он намерен исполнить свой долг. Сплетники перестанут шептаться по поводу Шарлотты, а где-нибудь в укромном уголке владений Миллер-Сэндс, до того, как будет объявлено о помолвке, он задерет юбки леди Балтрип, прижмет ее к стенке и уверит, что предстоящая женитьба только добавит приятную остроту их отношениям. Леди Балтрип любит ходить по краю не меньше, чем он, не так ли?

Решив наконец все проблемы, Йен поднял рюмку и поздравил себя с великолепным планом, который ему удалось так быстро составить.

* * *

Уверенная в своей правоте и намеренная быстро осуществить задуманное, чего бы это ни стоило, Фиона поправила свою ношу, освободила одну руку и несколько раз постучала дверным молоточком.

Стук оглушительно прозвучал в тишине спящих окрестностей и привел к тому, что вскоре дверь перед ней распахнулась и доктор Йен Кэботт в изумлении уставился на нее:

– Леди Фиона?

– Прошу прощения за то, что беспокою вас в столь поздний час, ваша светлость, – торопливо проговорила Фиона, чувствуя, как в ее голове отсчитываются секунды. – У меня случилось несчастье, и я отчаянно нуждаюсь в вашей помощи.

– Какого рода несчастье? – Йен заглянул за ее плечо: улица была пуста. – С кем несчастный случай?

– Это Бипс, – сказала Фиона, открывая край накидки настолько, что стала видна голова кота. – Его задняя нога сломана, и ему очень плохо.

Йен мельком глянул на Бипса, затем снова посмотрел на Фиону.

– Дорогая леди Фиона, – сказал он дружелюбно, – я понимаю вашу обеспокоенность и ваше сочувствие страдающему животному, но не знаю, чего вы хотите от меня. Разве что, – добавил он еще более дружелюбно, – вы надеетесь, что я избавлю вашего кота от страданий…

«Сделайте это, и страдать придется уже вам», – подумала Фиона. Переборов гнев, она насколько могла любезно произнесла:

– Я читала ваши статьи о соединении костей и хочу, чтобы вы сделали это для Бипса.

Йен удивленно поднял бровь.

– Я оперирую людей, а не животных. Очень сожалею.

Теперь Фионе не осталось ничего другого, как только прибегнуть к насилию: сунув руку под мышку, она обхватила рукоятку пистолета, принадлежащего Дрейтону, и быстро вынула его.

– Я тоже сожалею, ваша светлость. – Дуло пистолета уперлось прямо в сердце Йена.

Некоторое время герцог с недоумением смотрел на пистолет, затем медленно поднял руки вверх.

– Так вы это серьезно…

– Как видите. Я буду вам ассистировать, – твердо заявила Фиона, делая шаг вперед. – Будьте любезны, пожалуйста, держите руки поднятыми, чтобы я могла их видеть.

Являясь человеком здравомыслящим и обладая чувством самосохранения, Йен попятился, потом повернулся и медленно пошел вперед с поднятыми руками.

– К сожалению, я не могу гарантировать вам благоприятный исход…

– Лучше сделать попытку, которая окажется неудачной, чем вообще не делать ничего. – Фиона боролась с подступающими слезами. – Бипс – мой самый лучший друг, и я не покину его в беде.

Когда они дошли до комнаты в дальнем конце, Йен спокойно сказал:

– Положите его на смотровой стол, пожалуйста, а я пока зажгу лампу. – Жалобное мяуканье нарушило молчание погруженного в темноту дома.

Металлическая поверхность стола тускло поблескивала в лун ном свете, проникающем через широкие окна, и Фиона с большой осторожностью положила на нее кота. Держа пистолет в одной руке, другой она ободряюще поглаживала Бипса по голове, хладнокровно наблюдая затем, как герцог зажигает лампу.

Когда фитиль загорелся, Йен повернулся к гостье и встретился с ней глазами. Так вот почему ей нужно было повстречаться с ним на званом вечере! Она знала, что еще не кончится ночь, как ей понадобится медицинская помощь, и он не сможет ей отказать, потому что умеет сострадать.

– Уберите пистолет, леди. – Йен поставил лампу на стол и осторожно извлек Бипса из накидки, в которую Фиона второпях завернула его. – В оружии нет необходимости, и к тому же вам следует сперва вымыть руки.

Идя к умывальнику, Фиона оставила пистолет на стоящем в углу письменном столе, совершенно уверенная, что поступила правильно и что теперь не только все будет хорошо, но так и предполагалось с самого начала.


Йен устроился в кресле и смотрел на спящую леди Фиону Тернбридж, на коленях которой лежал ее любимый черно-белый кот с перевязанной лапой. Она оказалась замечательной ассистенткой и общую анатомию знала не хуже любого из его коллег, с которыми ему приходилось делить операционную. К тому же она ни разу не дрогнула и не побледнела.

Когда Йен сказал Фирне, что кость раздроблена и ее не спасти, глаза девушки наполнились слезами, но она сумела взять себя в руки, выпрямилась и умело выполняла свои обязанности при ампутации.

В итоге Бипсу повезло и с хозяйкой, и с тем, что известный хирург пожелал рискнуть своей репутацией, оперируя его. Конечно, кот никогда больше не будет ходить на четырех лапах, но всеобщему любимцу семейства Райлендов нет нужды охотиться, чтобы не умереть с голоду, а три ноги не помешают ему прожить долгую и полноценную жизнь.

Теперь, когда после операции стало ясно, что Бипсу подарена еще одна жизнь, встал вопрос, как быть с тем, что леди Фиона провела ночь в доме холостого мужчины. Едва ли кто-нибудь согласится с тем, что Бипса можно приравнять к компаньонке…

Глава 3

Йен посмотрел на карманные часы, сунул их обратно в карман и взял лежащий на краю стола толстый медицинский журнал. Держа журнал перед собой, он взглянул в сторону камина, проверяя, все ли в порядке с высокоуважаемым Бипсом. Затем Йен перевел взгляд на леди Фиону, сладко дремавшую в огромном кожаном кресле.

Пора. Пришло время действовать. Йен разжал руку и позволил журналу упасть: тот шлепнулся на деревянный пол с характерным тупым звуком, который, как он и ожидал, мгновенно разбудил его маленькую гостью.

– Доброе утро, леди Фиона, – сказал Йен, наблюдая затем, как она щурится и недоуменно оглядывается по сторонам.

Фиона какое-то время пребывала в растерянности, а потом заговорила с полным пониманием происходящего:

– Ну как?

– С Бипсом все хорошо. – Йен улыбнулся. – Конечно, кот еще слаб, но все же сумел подойти к миске и немного поесть. – Он указал на слабо потрескивающий камин. – Я устроил ему местечко возле огня, и теперь он мирно спит.

Фиона сладко потянулась.

– Который сейчас час?

Этого Йен не учел, поэтому он тихонько кашлянул и поспешно пересмотрел свой план.

– Половина восьмого.

– Боже, у меня осталось всего десять минут, чтобы добраться до дома! – Фиона вскочила с кресла. – Я искренне благодарна вам за все, что вы сделали для меня этой ночью, ваша светлость. Если вас не затруднит прислать счет за ваши услуги, я буду рада проследить, чтобы его оплатили.

Йен подождал, пока она набросит на плечи накидку, затем встал:

– Послушайте, леди Фиона…

– Да?

– По-моему, ваше появление дома с котом на руках не будет удачным выходом в сложившейся ситуации.

Фиона задумалась.

– Вы полагаете, что мне лучше оставить кота здесь, пока он не поправится?

– Ну, вашему коту точно ничего не сделается: если вы понесете его достаточно осторожно, он прекрасно перенесет это.

– Тогда почему?

– Потому что вы, моя дорогая леди, провели ночь в моем доме, в обществе мужчины.

Фиона пожала плечами:

– Я спасала жизнь своего кота.

Йен притворно вздохнул.

– Обстоятельства не имеют значения, – пояснил он. – Приличия не соблюдены, значит, вы будете скомпрометированы.

– Никто никогда не узнает, что я была здесь. – Фиона собралась взять кота. – Не узнает, если я ничего не скажу, вы ничего не скажете и я уйду прямо сейчас.

– Простите, дорогая, леди, – Йен встал между ней и камином, – но нелепо даже думать о том, что вам удастся промчаться по улицам и дворам, преодолеть заборы и оказаться за семейным завтраком прежде, чем ваше ночное приключение будет обнаружено.

Фиона посмотрела на него и медленно подняла светлую бровь:

– Я собиралась быстро проскользнуть по боковой дорожке…

Боже, при дневном свете ее глаза были еще более удивительного зеленого цвета, чем ночью!

– И появиться в столовой вашего зятя в том самом бальном платье, которое было на вас вчера ночью?

Фиона придирчиво оглядела себя.

– Что ж, мне придется идти немного быстрее, чтобы успеть сменить платье. Так что извините меня, ваша светлость…

Йен снова встал на ее пути.

– Могу я сделать вам предложение?

Фиона вздохнула, улыбка, которую она подарила ему, была сдержанно-любезной:

– Побыстрее, пожалуйста.

Теперь, когда Йен хорошо рассмотрел ее лицо, он увидел, что Фиона определенно красива. Безупречная кожа. Губы идеальной формы. У них будут самые красивые, самые великолепные дети во всей Англии.

– Я уже распорядился подать карету, чтобы отвезти вас и Бипса домой и объяснить обстоятельства его светлости.

– Вам будет куда проще, – парировала она с сухим смешком, – просто уйти с моей дороги и позволить мне пройти.

– Хорошо. – Йен кивнул. – Но тогда мне придется ждать до того времени, когда начинаются визиты, объясняться у дверей, произносить заготовленную речь, а уже после просить вашей руки.

Фиона быстро сделала шаг назад.

– Что вы имеете в виду?

Поскольку Йен не видел никакого смысла вилять, он ответил просто:

– Мне нужна жена, вы скомпрометированы. Это будет неплохой выход для нас обоих.

Фиона нахмурила брови и некоторое время молча смотрела на хозяина дома.

– При всем моем уважении к вам, ваша светлость, вы, кажется, не в своем уме!

Да, это уж точно не похоже на то, чего он ожидал. Даме следовало бы, тревожась за свою репутацию, быть благодарной ему за то, что он хочет жениться на ней. Должна же она понять, что ей оказана честь: ведь как-никак он был призом лондонского сезона!

– Почему вы так считаете? – Йена определенно обескуражил ее ответ. – Я герцог, вы дочь герцога, невестка его наследника. Так что же безумного в нашем бракосочетании? С точки зрения социального положения и престижа наш брак вполне приемлем.

Фиона кивнула и отошла от него подальше: так люди обходят на улице нищих.

– Мы едва знаем друг друга. – Она медленно приближалась к коту.

– Для этого и существует помолвка. – Йен снова загородил ей путь и широко улыбнулся. – Я начинаю: мой любимый цвет – синий, мое любимое блюдо – ростбиф с кровью с гарниром из жареного картофеля и моркови. Теперь ваша очередь.

Фиона, сжав губы, некоторое время изучала пол, потом глубоко вздохнула, высоко вздернула подбородок и решительно произнесла:

– Моя мать была горничной в доме герцога Райленда. Он сделал ей ребенка – меня и затем выбросил ее на улицу прежде, чем я появилась на свет. Чтобы прокормить нас, матери пришлось стать проституткой, а потом, когда она заболела, то, умирая, оставила меня на попечение невежественных и не особенно добрых и заботливых родственников.

– Это просто ужасно! – Разумеется, Йен ожидал совсем другой информации.

– Меня спас Дрейтон после того, как умер мой отец, – продолжала Фиона, пока он гадал, каким должен быть ее любимый цвет. – Судейские крючкотворцы, сотворив чудо с бумагами, сделали меня законным ребенком…

Да, кажется, Гарри рассказывал ему об этом.

– За что я им очень благодарна. – Фиона снова вздохнула. – По рождению я не принадлежала к сословию пэров, и общество никогда не будет считать меня своей. На моем происхождении пятно. Теперь вы можете понять, как…

– Для меня это не имеет значения. – Йен не сводил с нее пронзительного взгляда.

– Зато для меня имеет.

– Какая нелепица. Если королева считает, что вы достаточно хороши для общества, кто окажется настолько глуп, чтобы спорить? Вам надо оставить это в прошлом и двигаться дальше. К тому же никто не посмеет сомневаться в репутации женщины, которую я сделаю своей женой и герцогиней.

Фиона уронила руки вдоль тела, затем медленно обогнула его и, оглянувшись, тихо произнесла:

– А по-моему, вы слишком долго вдыхали пары эфира, ваша светлость.

Этого только не хватало!

– Пожалуйста, зовите меня Йен.

– Нет.

– Йен и Фиона. – Герцог осторожно поднял кота. – Фиона и Йен. И то, и другое прекрасно звучит, вам не кажется?

– Звучит так, как будто нам надо прикупить еще одну-две согласные.

– Мы купим друг другу по одной в качестве свадебного подарка, – предложил Йен, выходя вслед за гостьей из операционной. – Есть какая-нибудь согласная, которая вам больше приглянулась?

– Нет.

– Я не верю в продолжительные помолвки; надеюсь, вы тоже.

– Напротив, я верю, – беспечно ответила Фиона, даже не потрудившись обернуться. – Двадцать лет, самое меньшее. А еще лучше – двадцать пять.

– Вы питаете отвращение к замужеству в принципе, или дело в персоне?

– Ваша светлость, я…

– Йен, – поправил он.

– Ваша светлость, я надеюсь выйти замуж за мужчину, которого полюблю. Сожалею, но должна признаться, что вы мне не нравитесь. Ни в малейшей степени.

Йен сдержал улыбку, и как раз в этот момент она решилась бросить быстрый взгляд в его сторону.

– Я сокрушен, уничтожен, но… Как можно быть такой жестокой?

– Это получается у меня как-то само собой.

Когда они вышли в зал и лакей, старательно отводя глаза, прошел вперед, чтобы открыть дверь, Фиона оглянулась:

– Теперь, ваша светлость, еще раз примите мою благодарность и простите мою поспешность. Бипс и я отправляемся домой.

Йен проводил ее до дверей.

– Пожалуйста, передайте вашему почтенному родственнику, что я заеду к нему позже!

– Не извольте беспокоиться, ваша светлость, это все равно ничего не даст.

Йен повернулся к лакею:

– Купер, ступайте за леди Фионой и проследите, чтобы она благополучно добралась до дома.

Слуга кивнул и вышел, предоставив хозяину самому закрыть за собой дверь.

Посмеиваясь, Йен отправился завтракать. Как занятно, размышлял он, что из всех потенциальных невест лондонского света та, с которой, как ему представлялось, легче всего сладить, не хочет выходить за него замуж!

Но что, если в душе она рада-радешенька, однако обнаружить это ей не позволяет чувство собственного достоинства? Вполне возможно, через несколько минут она будет прыгать вокруг стола в малой столовой Райлендов, давая выход радости, предвкушая, как выйдет замуж за самого завидного жениха в королевстве. Ну конечно, это так! Какая женщина в здравом уме откажется выйти за него замуж и стать герцогиней?

А поскольку ее зять тоже был герцогом, скорее всего самое разумное – незамедлительно сделать предложение и выполнить все прочие необходимые формальности.

Йен снова вынул карманные часы и, убедившись, что ехать с визитом еще рано, вернулся в кресло, чтобы не спеша выпить кофе и настроиться на что-то возвышенное, похожее на сердечное влечение…


Фиона торопливо шагала к своему дому. «Выйти за него замуж, Бипс, – бормотала она, обращаясь к коту, которого держала на руках. – Ты ведь слышал весь разговор? И что – прикажешь этому поверить?» Бипс не отвечал, но Фиона и не ждала ответа.

«Как будто он не может просто рассказать каждому, кто спросит, что было на самом деле, и тем самым защитить мою добродетель. Нет, это для него слишком просто. И все же его затрясло от мысли, что люди будут шептаться. Проведем вместе оставшуюся жизнь, поздравляя себя с тем, что поженились, – какое замечательное решение!»

Бипс зажмурился, выражая полное согласие.

«Выйти замуж за человека, которого совсем не знаешь, – вот что он предлагает! И он думал, что я обрадуюсь такой перспективе. А вот я не запрыгала и не захлопала в ладоши от радости, что стану герцогиней. Этот человек, конечно же, прекрасный хирург, но он совсем не понимает, что подумает свет, или его это просто не интересует».

Последнее соображение Фионе не очень понравилось, но она не могла совсем проигнорировать его. «Хорошо, – согласилась она сердито, – то, что герцога не заботит мнение света, скорее говорит в его пользу. Приятно думать, что у него независимый ум. Но, Бипс, если его это не заботит, зачем тогда мне выходить за него замуж? Чтобы не допустить разговоров о том, что мы провели ночь в его доме? Видит Бог, этот человек не может испытывать ко мне сколь-нибудь серьезные чувства».

Фиона вздохнула и, открыв калитку, проскользнула во двор. Наверное, лучше всего рассказать Дрейтону и Кэрри обо всем, что произошло, в ожидании, что Дансфорд не явится делать свое идиотское предложение. Если же он явится, тогда…

К счастью, Фиона уже стояла у двери кухни и у нее уже не осталось времени на размышления о том, что она будет делать, если герцог Дансфорд не позабудет о своем безумии.

Разумеется, слуг весьма удивило то, что Фиона в бальном платье и, уж конечно, еще больше то, что она отсутствовала всю ночь, но потом они увидели Бипса, и все отошло на задний план перед искренним выражением тревоги за всеобщего любимца.

Не видя никакого толку в попытке проскользнуть наверх, чтобы переодеться, Фиона направилась в столовую, где попыталась расправить помятую юбку. Может быть, ей нужно повести себя как Симона: во время разговора непоколебимо стоять на своем и беспечно отпускать иронические замечания – такое поведение чрезвычайно удивило бы сестру, и ее мужа, и они на добрую неделю оставили бы ее в покое. Если повезет, они никогда больше не станут выговаривать ей за необдуманный поступок и создавать из этого проблему.

Кэролайн подняла глаза от газеты и, окинув Фиону внимательным взглядом, выгнула тонкую бровь.

– Мне представляется, что тебе есть что нам рассказать, – небрежно сказала она, откидываясь на спинку кресла.

– Была темная ночь, бушевала гроза, – начала Фиона, подходя к буфету и наливая себе кофе, в котором явно нуждалась. Какая жалость, что здесь нет Симоны, чтобы по достоинству оценить ее игру!

– На ясном небе был отчетливо виден серп луны, – в тон ей возразил, Дрейтон, складывая газету. – Итак, где вы были?

Фиона вздохнула.

– Бипсу прошлой ночью потребовалась срочная операция. – Она села за стол. – Я отнесла кота лорду Дансфорду, чтобы тот вылечил его. К несчастью, нам не удалось спасти лапку Бипса, но он жив и со временем будет прекрасно себя чувствовать.

– Неужели вы были с Дансфордом? – Голос Дрейтона звучал немного неуверенно. – Одна?

Фиона взяла ломтик хлеба и потянулась к вазочке с клубничным джемом.

– Если тетя Джейн и была там, я ее не видела.

Когда Кэрри опустила глаза и покачала головой, Фиона улыбнулась и продолжала:

– Но то, что Бипс там был, не подлежит сомнению, и он может засвидетельствовать, как хорошо я себя вела. Я оказалась прекрасной хирургической сестрой.

– Фиона, – мягко сказала Кэрри, – все это очень серьезно.

Фиона пожала плечами. Можно подумать, что она единственная в этой семье, кто рисковал оказаться замешанным в скандале.

– Сейчас, когда мы завели этот разговор, мне пришло в голову, что женщинам семейства Тернбридж свойственно вести себя подобным образом. Мы должны смириться с тем, что время от времени оказываемся в ситуациях, которые на первый взгляд выглядят подозрительно.

Кэрри не стала возражать, но Дрейтон явно не собирался сдаваться:

– Надеюсь, Дансфорд проявил себя настоящим джентльменом.

Фиона ухмыльнулась:

– Прежде всего, он настоящий хирург.

– Вы, конечно, поняли, что я имею в виду, – раздраженно заметил Дрейтон.

Да, Фиона отлично поняла, как и то, что ее попытка подражать Симоне провалилась.

– Герцог вел себя самым примерным образом, – уверила она Дрейтона, – и если он вскоре появится здесь, сообщите ему, пожалуйста, что нет никаких оснований для того, чтобы, жертвуя собой, класть себя на алтарь супружества. Моя репутация и так остается незапятнанной.

У Дрейтона чуть не отвалилась челюсть, а Кэрри придвинулась к столу и обеими руками ухватилась за столешницу.

– Что ты сказала?

– Йен считает, что мы должны пожениться, – терпеливо объяснила Фиона. – Но я этого не хочу, что и повторила ему несколько раз. – Она пожала плечами, не спуская глаз с Дрейтона, и решительно добавила: – Тогда Йен сказал, что утром приедет и будет настаивать на положительном ответе.

Конечно, Фиона не могла не понимать: ее родственники никак не ожидали, что она поставит их перед такой сложной проблемой. Она всегда была идеальной сестрой, тихой и скромной, существом, которое проходит по жизни почти незаметным, и им никогда не приходилось лежать ночью без сна, переживая бедствие, которому Фиона была причиной. Симона – да, но только не она. Скорее всего, надо дать им время смириться с фактом, что их тихоня совсем не так безупречна и незаметна, как они привыкли думать.

Фиона отпила кофе и намазала джемом еще один ломтик хлеба, выжидая.

Зловещую тишину нарушило появление лакея у дверей. Когда он тихо кашлянул, все взгляды обратились на него.

– Простите за вторжение, леди Райленд, но леди Сент-Реджис в гостиной, и она утверждает, что ей необходимо переговорить с вами по делу, не терпящему отлагательства…

Кэрри удивленно подняла брови и сняла с колен салфетку. Поднявшись, она аккуратно повесила ее на сиденье своего стула, сказав при этом:

– Постараюсь вернуться как можно скорее. – Затем она проследовала за лакеем в переднюю часть дома.

Дрейтон проследил за ней глазами, затем снова повернулся к Фионе:

– Дансфорда считают большой удачей, знаете ли, – высказал он свое мнение и взял чашку. – Трудно найти кого-нибудь лучше. – Покачивая головой, Дрейтон направился к буфету.

– Трудно совершить что-нибудь худшее, – возразила Фиона, передавая ему свою чашку.

– То есть?

– Герцог собирается жениться на мне, потому что вынужден, – объяснила она, принимая чашку, заново наполненную кофе. – Не по любви, понятно? Он совершенно не намерен становиться верным, преданным мужем.

– Как вы можете это знать?

Фиона задумалась, а Дрейтон тем временем вернулся на свое место.

– Никак, – наконец сказала она. – Но это правда.

Дрейтон медленно кивнул, потом вздохнул и сделал глоток кофе.

– Так что случилось с Бипсом?

С Дансфордом было покончено, и Фиона расслабилась.

– Точно не знаю. В какой-то момент вчера вечером он сбежал, и я нашла его под кустом сирени вскоре после того, как мы пришли домой. Со сломанной лапой, он выглядел просто ужасно. Я завернула его в свою накидку и… Ой, – прошептала Фиона, вдруг вспомнив об одной вещи.

– Что «ой»? – осторожно осведомился Дрейтон.

– Я брала ваш пистолет и забыла захватить его обратно, так что сейчас он находится на столе в операционной лорда Дансфорда.

К чести Дрейтона, на этот раз он быстро пришел в себя.

– Вы ведь не пустили пистолет в ход?

Фиона коротко засмеялась:

– Я не Симона.

– Это верно. – Дрейтон кивнул. – Симона вооружилась бы мечом.

В представлении Фионы меч не очень подходил: если другой рукой держишь сильно покалеченного кота, то орудовать им крайне неудобно. Но поскольку обсуждалась не Симона, она не стала высказывать этого соображения.

– Наверное, вам следует знать: на случай если лорд Дансфорд заговорит об этом – я направила на него пистолет, но мне не пришлось стрелять.

Бедный Дрейтон. Впрочем, каждый раз он все быстрее приходил в себя.

– Слава Богу!

– Прибереги благодарность на потом, Дрейтон, – сказала Кэрри, появляясь в дверях. Ее юбка еще развевалась вокруг лодыжек, а рука судорожно сжимала дверную ручку. – У нас небольшая проблема в гостиной.


Небольшие проблемы обычно вызывает небольшое недопонимание, размышляла Фиона, когда все они собрались в гостиной и доктор Кэботт, его светлость герцог Дансфорд, закончил предварительный рассказ о случившемся, а затем плавно перешел ко второй части – попросил согласия родственников Фионы на брак с ней.

Ну вот, пожалуйста! Разумеется, Фиона и не догадывалась, чем обернется их встреча на балу. Конечно, что касается несчастья с Бипсом, то она поступила правильно, позаботившись о нем, но дальше… Если бы только у нее хватило ума сразу после операции отправиться прямо домой, если бы она не уселась в большое кожаное кресло, решив подождать и убедиться, что Бипс благополучно перенес ампутацию. И еще – если бы только она не заснула…

Увы, когда рассвело, солнце подняло не только их, но и половину светских умников, уже рыскающих в кадетах по городу в поисках невинных ситуаций, чтобы представить их в невероятном свете и раздуть бог знает до чего. Они нашли-таки пищу для своих скудных умов! Да уж, женщинам из семейства Тернбридж всегда ужасно не везет…

Накрыв ее руку ладонью, Кэрри тихонько сказала:

– Фиона, скандал мы как-нибудь выдержим. Если ты на самом деле не хочешь принять предложение герцога, мы не будем настаивать.

Фиона молча кивнула и уставилась на ковер, обдумывая ситуацию. Семья ради нее готова на многое, в этом она была совершенно уверена: здесь ее, любят, ее счастье много значит для них. Также как и она любит их, также как и ей дорого их счастье. Так разве она может допустить, чтобы они стали жертвами гнусных сплетен? Это было бы несправедливо по отношению к ним. Это ее ошибка, ей одной и следует держать ответ за нее. Единственный разумный выход – сдаться, но мысль о том, что ей предстоит входить в новую жизнь, покорно приняв все условия, которые герцогу вздумается предложить… Нет, ее жертвенность имеет пределы. Есть вещи, от которых она не желает отказываться. Кое-что она хочет получить взамен за то, что будет любезно исполнять роль герцогини Дансфорд!

Правда, в таком обсуждении условий ни на грош романтики, но ведь лорд Дансфорд не произнес ни единого слова, которое не диктовалось бы сугубо практическими соображениями. Если он подходит к их браку с точки зрения целесообразности, никто не будет винить ее за такой же подход.

Фиона закусила губу и глубоко вздохнула. Оторвав взгляд от ковра, она уставилась в пространство между озадаченными лицами Кэролайн и Дрейтона.

– Можно мне поговорить с его светлостью наедине?

Кэролайн была готова сказать «нет», но Дрейтон тут же поднялся, взял жену под локоть и помог ей встать. Со словами «Мы будем ждать в кабинете» он вывел ее за дверь, после чего Йен Кэботт принялся неторопливо расхаживать по гостиной. Фиона наблюдала за ним, осознавая, что попросила время для разговора наедине, не представляя, что именно она хочет сказать ему. Если просто заявить, что она не его собственность и никогда ею не будет, это прозвучит несколько театрально, даже вздорно, и после такого заявления их разговор вряд ли приведет к чему-нибудь хорошему; скорее наоборот. Не лучшее начало для брака, пусть даже вынужденного.

Йен два раза прошелся по комнате, затем остановился и с любопытством посмотрел на Фиону.

– Как я уже уверил вашу родню, – спокойно начал он, – я не имею никакого отношения к появлению здесь леди Сент-Реджис и леди Филлипс с сообщением, что они видели вас утром выходящей из моего дома.

Кто бы сомневался – у него просто не было на это времени! Но все же их милая привычка совать нос в чужие дела способствовала успеху его предприятия.

– Не могу сказать, что я ужасно огорчен их вмешательством, – продолжал герцог. – Хотя и сожалею, что это причинило боль вашим родственникам, тогда как подобное событие могло стать весьма радостным.

Радостным? Чему здесь радоваться? Это что – долгожданный союз сердец?

Фионе приходилось видеть повара, который проявлял куда больше эмоций, покупая лук на рынке, чем Йен Кэботт при выборе жены.

– Не могу поверить в реальность происходящего, – пробормотала Фиона, прикрывая глаза и качая головой.

– Но это так, и тут уж ничего не поделаешь, – осторожно сказал Йен. – Мы можем только принять эту реальность и максимально извлечь возможную пользу из сложившихся обстоятельств.

Фиона вскинула голову.

– И надеяться, что когда-нибудь все сложится удачно? – резко спросила она.

Глаза у герцога мгновенно сделались из голубых холодно-серыми.

– Будет чудесно, если это произойдет.

– А если нет?

Йен вынул руку из кармана, чтобы почесать затылок.

– Никому из вступающих в брак не гарантируется вечное блаженство, даже тем, кто идет к алтарю с мечтой в глазах. Мы можем только надеяться на лучшее, а если реальность окажется не соответствующей нашим самым большим ожиданиям, быть готовыми к тому, чтобы должным образом пойти на разумный компромисс.

– Вы хотите сказать, что мы будем по большей части жить отдельно.

Йен кивнул:

– Именно так. – Чуть улыбнувшись, он добавил: – Конечно, при условии, что это не станет достоянием публики.

– Какие замечательные виды на будущее! – Фионе было все равно, насколько строптиво это звучит. Он что, не может хотя бы притвориться, что надеется на их счастливую совместную жизнь? Почему-то это раздражало ее… Впрочем, она тоже не испытывала к нему никаких чувств, кроме искреннего восхищения его мастерством хирурга.

– Вести отдельную жизнь – только одна возможность из многих. – Йен загадочно улыбнулся.

– Боже! И некоторые из них еще более непривлекательны?

– Некоторые из них значительно более удачны. – Герцог явно решил игнорировать ее кислый вид. – Я приложу все усилия, чтобы добиться самого лучшего исхода, и позабочусь, чтобы у вас никогда не было причин обвинять меня в невнимательности и скупости или в равнодушном отношении к вашим чувствам.

Фиона кивнула. Что еще она могла сделать? Не могла же она потребовать, чтобы он обещал ей вечную любовь и преданную дружбу. То есть она могла бы потребовать этого, но вот получить желаемое… У Йена Кэботта доброе сердце, о да! Фиона убедилась в этом прошлой ночью, наблюдая за тем, как он обращается с Бипсом. Но доброе сердце еще не означает, что перед ней человек открытый и эмоциональный. Он обещал ей уважение, он обещал быть добрым, обещал надежду, что постепенно они станут друг для друга чем-то большим, чем чужими людьми, делящими имя и громкий титул. Разумеется, для него это звучало так же убедительно, как любые другие сделанные им предложения.

Нет смысла пытаться сделать из волка вегетарианца. Фиона склонила голову набок, чтобы обдумать эту неожиданно появившуюся философскую мысль. Йен Кэботт таков, каков он есть, таким и останется, как и она сама. Она не способна даже отдаленно вообразить, каким образом их брак может со временем стать счастливым. И все же…

Все на свете идет, как должно идти. Ничто не случается без причины. Фиона знала это и не раз видела, как это происходит. Все они – она, Кэрри и Симона – были брошены отцом только для того, чтобы Дрейтон спас их и вернул имена, которые принадлежали им по рождению. Кэрри пришлось отказаться от ее магазина одежды и желанной независимости, чтобы позаботиться о ней и Симоне, но эта жертва была вознаграждена многотерпеливой любовью Дрейтона и ее тремя прелестными, здоровыми детьми. Тристан вовлек Симону в запутанную историю с убийством, из которой им посчастливилось выйти живыми, и их решимость увенчалась одним из самых удачных и счастливых браков во всей Англии.

– Леди Фиона, что с вами?

Как хорошо, что он спросил это. Какая искренняя тревога прозвучала в его голосе. Доверие. Все сводится к доверию и надежде. Если ее сестры могли жить, веря, что однажды все повернется наилучшим образом, сможет и она. Женщины Тернбридж умели сражаться за жизнь. И кстати, Йен Кэботт вовсе не был уродливым чудовищем.

Фиона постаралась улыбнуться как можно приветливее.

– Когда вы сказали, что не верите в долгие помолвки, вы имели в виду что-то определенное?

– Именно так. Я надеюсь объявить о нашей помолвке сегодня же на балу у леди Миллер-Сэндс. Объявление будет опубликовано завтра с уведомлением, что свадьба состоится сразу после того, как будут соблюдены все обычные формальности.

Вот так. Одно дело – принять решение, и совсем другое – когда тебя вынуждают поспешно выполнять его.

– Значит, есть какая-то особая причина для спешки?

Йен удивился:

– А зачем откладывать?

Ока может соврать и избежать неловкости. Или честно высказать свои опасения. Ради их будущего Фиона предпочла последнее.

– Ваша светлость, я совсем не в восторге от мысли, что мне предстоит лечь с вами в постель.

Иен сглотнул, затем неуверенно осведомился:

– В самом деле?

– В самом деле.

Йен сделал глубокий вдох и начал все снова:

– Вы находите меня непривлекательным?

Фиона закусила губу, чтобы сдержать улыбку. Как забавно: возможно, она первая женщина, которая не горела желанием оказаться на его простынях. Еще забавнее было то, что герцог, кажется, и в самом деле не знал, как выйти из этого положения.

– Все сказанное не имеет никакого отношения к вашей внешности, ваша светлость. Вы очень красивый мужчина…

Йен совершенно по-мальчишески провел рукой по волосам.

– Вы не могли бы называть меня по имени? – неожиданно попросил он.

– Я недостаточно хорошо вас знаю, поэтому и не называю именем, данным при рождении. И конечно же, я совсем мало вас знаю для того, чтобы немедленно разделить с вами постель.

– О! – Йен нахмурился. – Теперь я вижу, что вас смущает. Поверьте, осуществление брачных отношений произойдет только тогда, когда вы решите, что готовы к этому, и не будете чувствовать неловкости.

Почему-то он думает, что такая демонстрация холодной сдержанности произведет на нее хорошее впечатление…

– Еще раз благодарю вас, ваша светлость.

– Йен.

Фиона сконфуженно улыбнулась:

– Нам надо постепенно привыкать к более близкому общению.

– Разумеется. Куда бы вы хотели отправиться в свадебное путешествие?

– А это обязательно?

– Так принято. – Йен явно был озадачен.

– Я ничего не буду иметь против, если мы не поедем.

Йен свел брови и остановил взгляд на Фионе, словно изучая ее.

– Может быть, вы не будете против, – наконец спросил он, – после свадьбы переехать в загородный дом?

– Разумеется, нет.

На самом деле это было бы просто замечательно: подальше от Лондона, от любопытных глаз, и все же достаточно близко, чтобы можно было вернуться домой в случае необходимости.

– Тогда мы так и сделаем, – с облегчением объявил Йен. – Вы сами предпочтете сообщить вашей семье о достигнутом соглашении или доверите мне объявить радостную новость?

Из них двоих у него наверняка было больше шансов показаться счастливым.

– Я не возражаю, чтобы вы, ваша светлость, сами объявили о помолвке. Заодно вы можете воспользоваться удобным случаем и потренироваться перед официальным объявлением о помолвке на балу у Миллер-Сэндсов.

Йен поклонился, повернулся и вышел из гостиной. Фиона, подняв брови, провожала его глазами и наконец решила, что герцог – человек достаточно решительный. Только вот откуда ему знать, где находится кабинет Дрейтона?

Что ж, жизнь с ним хотя бы время от времени обещает быть интересной, если не больше.

Глава 4

Йен бросил взгляд на заднюю дверь дома Райлендов, выпустил в небо струйку дыма и обратился мыслями к событиям этого утра. Его план оказался успешным, даже очень успешным. Ему теперь не понадобилось бы содействие леди Сент-Реджис и Филлипс, но их беззастенчивое вмешательство пошло ему только на пользу. Если в действительности существует такая вещь, как колесо Фортуны, то на этот раз оно повернулось очень вовремя!

В доме Райлендов Йена встретили приветливо, пригласили в гостиную и подали кофе с печеньем. Лорд и леди Райленд благосклонно согласились с разумностью его предложения и, судя по их улыбкам, оценили благородство его поступка.

Надо признаться, Йен был несколько удивлен, когда их светлости позволили леди Фионе самой решать, принять его предложение или нет, но он был уверен в своей способности убеждать. Правда, теперь, оглядываясь назад, Йен признал, что был момент, когда план мог нарушиться. Конечно, не рухнуть, как поезд с рельсов, на полной скорости, и все же… Если бы он заметил надвигающуюся катастрофу, он предпринял бы соответствующие шаги, чтобы не допустить ее, но Йен никак не предполагал, что может потерпеть неудачу.

Когда они с леди Фионой остались одни, он выпустил еще одну длинную струйку дыма и покачал головой. Он мог бы действовать иначе, если бы сообразил, что она не покорная овечка, или если бы вспомнил, как прошлой ночью Фиона стояла на пороге, направив на него пистолет.

А ведь эта женщина отказалась называть его по имени! Затем без тени сомнения она сообщила ему о своем нежелании делить с ним постель и отказалась от свадебного путешествия.

В то же время каждый раз, когда Фиона отказывалась от чего-то, Йену казалось, что нет смысла настаивать на таком пустяке. Однако в конечном счете она… Да, надо признать, она разбила его наголову: очень деликатно и кротко, но тем не менее разгромила полностью. Когда он шел сообщить герцогу и герцогине Райленд счастливую новость о помолвке, две вещи служили ему утешением: бракосочетание все же состоится в намеченные им сроки и невесту ни в малейшей степени не шокирует, если она найдет женский волос на лацкане его пиджака.

Эти моменты значительно перевешивали уступки, которые он сделал. Его первоначальный план оказался небезупречным, но в целом Йен был доволен исходом своего предприятия.

Сидя на садовой скамейке, Йен не отрываясь смотрел на клочок земли у своих ног. Надо же как все завертелось… Война и та не требует столь тщательной подготовки, как женитьба. Трудно выкроить время даже на то, чтобы улизнуть и выкурить сигару.

Все же он ухитрится найти время и заехать в аптеку: ему не хотелось разочаровать леди Балтрип в этот вечер. К счастью, Райленды оставили ему традиционную для мужчины свободу ложиться в постель, с кем он пожелает при условии, что он будет достаточно осмотрителен. Но если он перестанет настойчиво твердить, что их светлости могут сами прекрасно справиться с организацией торжества без его вмешательства и одобрения каждой детали, он потеряет и это тоже.

Леди Балтрип не поймала его на крючок, будучи женщиной невзыскательной и из тех, что готовы терпеливо дожидаться, пока их позовут. Не было никакого сомнения, что он легко может найти ей заместительницу, но не такую же независимую и открыто жаждущую близости женщину, какой показала себя эта леди.

– Говорят, что несчастье любит общество, а?

Йен поспешно вскочил и повернулся к своей будущей невесте; его сердце застучало громче при мысли, что он мог размышлять вслух. Слава Богу, Фиона не выглядела расстроенной, уязвленной или сердитой.

– Может, вы предпочитаете, чтобы мы переносили трудности поодиночке? – насмешливо спросила леди Фиона.

– Но я вовсе не считаю себя несчастным. – Йен жестом пригласил занять место.

– Довожу до вашего сведения, ваша светлость, что вы жалкий лгун, – сказала Фиона, грациозно усаживаясь на скамейку. – Не нужно обладать шестым чувством, чтобы увидеть: вам так же, как и мне, ненавистно оказаться в центре внимания общества.

Йен подавил готовый вырваться вдох.

– Я всегда полагал, что женщины только и ждут момента, когда можно будет в полном блеске предстать перед обществом и получать заслуженные поздравления.

– Вы ошибались, как и во многих других вещах.

– Так вы не хотите устраивать бал по случаю помолвки?

– Если учесть, что я не танцую, бал представляется мне чем-то нелепым.

– Могу я спросить, почему вы не танцуете?

К его удивлению, Фиона быстро встала, сделала шаг в сторону от скамьи, после чего повернулась к нему лицом и взялась руками за юбки. Она ведь не собирается… Да, именно так. Она решительно приподняла низ юбок, причем довольно высоко. Достаточно высоко, чтобы он мог хорошо разглядеть узкие ступни и красивые лодыжки, а также соблазнительные полоски затянутых в шелк идеальной формы икр. Очень смелый и провоцирующий жест для женщины, которая не знает его достаточно хорошо, чтобы называть по имени.

Йен удивленно поднял бровь и заставил себя быстро отвести взгляд.

– Мне представляется, – осторожно предположил он, – что вы могли бы танцевать очень грациозно.

– Вы недостаточно хорошо смотрели, ваша светлость.

Ну, раз она просит его… Йен опустил взгляд.

– Я не вижу здесь ничего, кроме совершенства… Фиона вздохнула и сбросила одну туфлю на траву.

Если не считать, что туфля оказалась очень маленькой, она выглядела совершенно обыкновенно – многие женщины носят такие дома. Иногда их даже надевают на балы, но эти были наряднее, украшенные вплетенными металлическими нитями и жемчужинами. Фиона сбросила вторую туфлю, упавшую рядом с первой, и Йен, нахмурившись, наклонился вперед, чтобы лучше рассмотреть. Только теперь он заметил, что подошва одной туфли на несколько миллиметров толще другой.

Потом он снова посмотрел на ее ноги. Фиона все еще держала юбки приподнятыми: одна ее нога твердо стояла на земле, но ступня другой лишь слегка касалась травы.

Йен сел прямо, изучая форму ее ног. Простой осмотр не выявлял никаких отклонений, и он сделал вывод, что проблема, по всей вероятности, в разной длине бедренных или берцовых костей.

Кивнув и заключив свой подбородок между большим и указательным пальцами, он наконец сказал:

– Теперь вижу.

Фиона не ответила: она просто сделала шаг вперед, чтобы всунуть ногу в туфлю. Йен быстро взглянул на ее лицо, отметив, что на нем не появилось гримасы боли.

– Это результат несчастного случая? – поинтересовался он, пока она надевала туфлю с толстой подошвой.

– Мне сказали, – пояснила Фиона, садясь рядом с ним, – что я родилась с этим.

– Но особой физической боли это вам не причиняет, не так ли?

– Почти не причиняет. – Она издала тихий смешок. – Конечно, это совсем не означает, что в детстве мне не приходилось больно падать. Оглядываясь назад, я вижу: мне еще повезло, что тогда я не свернула себе шею.

Йен вспомнил, что Фиона рассказала ему утром об обстоятельствах своего рождения и раннем детстве. Теперь ему было ясно, что ее не показали врачу тогда, когда медицинское вмешательство могло бы легко устранить проблему. Интересно, как часто она падала, прежде чем кому-то пришла в голову счастливая мысль о туфлях с подошвами разной толщины?..

– Если этот дефект представляется вам достаточной причиной, чтобы отказаться от мысли о браке, я с пониманием отнесусь к этому.

Йен изумленно посмотрел на нее:

– Простите?

– Когда я стала жить у Дрейтона и Кэролайн, они показали меня известному врачу и он сказал, что тут уже ничего нельзя поделать. Еще он сказал, что мои дети, если они у меня будут, могут родиться с таким же дефектом.

– Какой милый человек.

– Он просто был честен со мной, – пожав плечами возразила Фиона. – Тем не менее, я могу понять, какое отторжение может вызвать сама мысль о том, что наши дети могут появиться на свет уродами. Если вы хотите расторгнуть…

– Нет. – Она что, действительно считает его таким ничтожеством? – Мое предложение остается в силе.

– Хорошо, но если вы перемените свое мнение в течение последующих нескольких дней, я…

– Даже не помышляйте об этом, дорогая моя.

Фиона кивнула с печальным смирением и начала говорить, глядя куда-то сквозь деревья:

– В туфлях с такими подошвами я хожу достаточно легко, но в танцах нужно делать шаги назад, и, несмотря на усилия лучших учителей… – Она передернула хрупкими плечиками. – Не могу сказать, сколько раз я падала навзничь, сколько раз повреждала лодыжку, пытаясь научиться танцевать. Но наступает момент, когда вы должны признать: конечный результат не стоит тех мучений, которые приходится испытывать на пути к его достижению.

– Можно многое сказать в пользу здравого смысла, – согласился Йен, – но, возвращаясь к действительности, я хотел бы спросить… Почему ваши родственники так обрадовались возможности устроить для нас бал по случаю помолвки?

– Не имею ни малейшего представления.

Йен посмотрел сквозь деревья вдаль.

– Нам следовало бы, – пробормотал он, – просто сбежать в Гретна-Грин и покончить с этим.

– Нам пришлось бы бегать долго. – Фиона усмехнулась. – Они планируют бал по случаю помолвки, свадьбу и званый вечер.

– Бог мой! – Йен вздохнул. – Почему-то я никогда не думал, насколько сложное это дело – женитьба, и всегда считал, что достаточно в нужное время показаться в церкви, не испугаться, когда придет время произнести требуемые слова, а потом позволить людям жать тебе руку, превращая ее в мягкий пудинг, пока они поздравляют тебя с тем, что ты решил прыгнуть с утеса.

Фиона засмеялась. Это не было тихое щебетанье благовоспитанной леди: нет, она откинула назад голову и засмеялась открыто и искренне удивительно приятным смехом, глубоким и жизнерадостным. Йен смотрел на нее с другого конца скамейки, завороженный великолепием ее улыбки и искрами веселья в ее глазах. Конечно, он всегда знал, что она хорошенькая; любой мужчина согласился бы с этим. Но, Боже всемогущий, когда она радовалась, то становилась просто красавицей.

Фиона вытерла выступившие на глазах слезы, потом облизнула нижнюю губу кончиком бледно-розового язычка. Это движение, делавшее ее похожей на котенка, совершенно очаровало герцога.

– Лучше казаться готовым спрыгнуть с утеса, чем выслушивать глупые вопросы: например, уверена ли ты, что не сделала ужасной ошибки…

– Вы шутите? Люди не могут быть настолько бестактными. Неужели невесте действительно задают такие вопросы?

Фиона кивнула:

– О да. Моим сестрам задавали их снова и снова.

– Но это жестоко!

Фиона пожала плечами:

– Женщины часто превращаются в фурий, когда проигрывают в борьбе за главного холостяка сезона, и это их последний шанс отплатить победительнице.

Йен поморщился. Интересно, а как поступают мужчины? Может быть, так же, а он просто никогда не замечал этого?

– Остается удивляться, почему в таком случае принято устраивать званые вечера и приглашать на них всех недоброжелателей.

– Я полагаю, это как-то связано с тщеславием: ведь в итоге невеста вы, а не другая.

Йен молчал.

Ничего не скажешь, картина неприглядная. Тем не менее, это не отвращает женщин от участия в… своего рода цивилизованных военных действиях. Подумать только, он не имел ни малейшего представления о том, что происходит вокруг него, и ему просто повезло, что он не попал под перекрестный огонь, где его могли сильно покалечить.

– Конечно же, все подробности бракосочетания и приема с пристрастием обсуждаются, – продолжила Фиона, словно желая углубить и расширить познания собеседника. – Какие цветы и украшения у вас были. Какие блюда подавали. Какой оркестр пригласили. Кто шил ваше свадебное платье и другое приданое. Все сравнивается и оценивается – все до мельчайшей мелочи…

– Я ничего не знал об этом и сомневаюсь, что другие мужчины имеют об этом хоть какое-то представление. Для нас еда есть еда, музыка – это музыка, а соревнуемся мы не иначе, как за карточным столом.

– И в том, кто повиснет на вашей руке в конце вечеринки, разве нет?

Ну, свой ящик с секретами Йен не собирался открывать.

– Это относится только к тем, кому не хватило мудрости и удачи жениться на прекрасной женщине.

Взгляд, который Фиона бросила в его сторону, дал ему знать, что она распознала уловку. Фиона медленно выгнула бровь, но вместо того, чтобы уличить герцога в слишком очевидном мошенничестве, спросила:

– Когда мы поженимся, мы будем постоянно кого-то принимать?

Йен кивнул:

– Поскольку я герцог, предполагается, что я должен регулярно хвалиться своим богатством. Уверен, что, будучи свояченицей герцога, вы хорошо знаете, какие обязанности налагает титул на таких несчастных, как мы.

– Нет, не совсем, – призналась Фиона. – Дрейтон устраивает приемы по политическим датам, за рамками этого светская жизнь его не очень интересует.

Политика. Еще одна вещь, о которой Йен имел лишь смутное представление, несмотря на то, что являлся членом палаты лордов.

– У меня сложилось впечатление, что ваш зять в некотором роде реформатор, я прав?

– Думаю, да. Как вы считаете, это хорошо? – Фиона оглядела сад.

– Я мало знаю о взглядах его светлости. – Йен постарался уклониться от ответа. – Последние несколько лет я жил вне Англии и, если уж быть до конца честным, возвратившись, не очень интересовался работой парламента. Это не украшает меня, я знаю, но их речи кажутся мне такими невероятно… – Он пожал плечами и, боясь оскорбить опекуна Фионы, решил не продолжать.

– Невероятно скучными и пустыми, – закончила за него Фиона с улыбкой и мелькнувшим в глазах озорным огоньком. – Дрейтон говорит, что, если бы члены парламента так же любили народ Англии, как звуки собственных голосов, необходимость в реформировании по большей части отпала бы.

Такое заявление, будучи сделано публично, вызвало бы бурное негодование, но внутренне Йен был полностью согласен с ним.

– В следующем сезоне я намереваюсь уделить этому больше внимания, – решительно заявил он. – По крайней мере, высказываниям его светлости. В мире много несправедливости, но я продолжаю верить, что наш долг – насколько в наших силах, делать жизнь лучше. Поскольку мне только предстоит увидеть вашего родственника произносящим пламенные речи, я склонен думать, что он человек здравомыслящий и ставит реальные цели, так что я смогу его поддержать.

Фиона кивнула.

– Вы упомянули, что в последнее время вас не было в Англии. Где же вы находились? Это интересное место?

– Везде интереснее, чем в Англии, – проворчал Йен, прежде чем успел обдумать ответ.

– Почему вы так считаете?

Поскольку Йен сам коснулся этой темы, он не мог проигнорировать вопрос: ведь его считали в некотором роде джентльменом…

– Во-первых, совершенно другая еда. – Теперь он тщательно выбирал слова. – В других странах чаще всего используют больше специй, не только соль и перец. Особенно хороша кухня Индии. Когда меня вызвали в Лондон для пожалования титула, я предусмотрительно захватил с собой повара-индуса. – Он чуть улыбнулся. – Хочу надеяться, что со временем он и моя английская повариха сумеют прийти к некоторому согласию на кухне – тогда я предложу вам попробовать их стряпню, а пока домашние обеды по большей части оставляют у непосвященных чересчур сильное впечатление.

– А вот у нас очень хороший повар, – похвасталась Фиона. – В прошлом он служил поваром в полку у Дрейтона. Когда пришло время выходить в отставку, он написал Дрейтону и попросил рекомендацию, после чего Дрейтон тут же сел в карету и отправился нанимать его, пока этого не сделал кто-нибудь другой. Сегодня он готовит на обед нечто божественное…

Нечто божественное? У Йена сразу потекли слюнки.

– Я знаю, невежливо напрашиваться на обед… – начал он.

Фиона коротко рассмеялась:

– Разумеется, вы обедаете с нами: Мартин готовит свое фирменное блюдо специально для вас.

Йен пожал плечами. Откуда Мартину известны его любимые блюда? Может быть, Гарри прав, и Фиона умеет читать мысли? Если да, то в его интересах выяснить, насколько далеко простираются ее способности.

Он изобразил беспечную улыбку.

– Как вы узнали, что я люблю острые блюда?

– Всем известно, что вы были военным хирургом, – покровительственно ответила Фиона. – Дрейтон прикинул возможное местонахождение гарнизонов и заключил, что скорее всего вы были где-нибудь на Ближнем Востоке. – Она ухмыльнулась и с весельем в глазах добавила: – А дальше пришлось рисковать…

Йен поежился. Жениться на женщине, способной читать мысли, – это уж слишком. Гарри всегда был доверчивым глупцом; после стольких лет он должен был бы знать это и не слушать кузена. Но и без чтения мыслей из его потайного ящика с легкостью оказалось извлечено все, что касалось его недавнего прошлого. Впрочем, в качестве будущей невесты леди Фиона имела право знать, какие трудности ее ожидают.

– Если вы слышали о моем пребывании на военно-медицинской службе, вы могли также слышать о том, что моих родителей это приводило в ужас и смятение.

– Да, мне говорили, что они были весьма недовольны вашим решением стать врачом.

– Это еще мягко сказано.

– Но что подтолкнуло вас к решению сделаться хирургом? – осторожно спросила Фиона.

Йен вздохнул: этот вопрос ему задавали тысячу раз.

– Просто мне до смерти надоело быть особым ребенком с массой привилегий.

Фиона нахмурилась.

– Возможно, отчасти так и было, – медленно произнесла она, – но я сомневаюсь, что этого оказалось достаточно, чтобы противостоять их неодобрению и выдержать трудности профессиональной подготовки. Должна была существовать и другая причина, более личная и затронувшая ваше сердце.

Как интересно. Каждый раз, когда Йен выдавал готовый ответ, Фиона немедленно заглядывала глубже и знала, что он сказал не все. За одно это она заслуживала правды.

– У моего отца было много владений, и, когда мне исполнилось тринадцать лет, он решил, что настало время показать мне лондонскую часть того, что когда-нибудь станет моим. Мы объезжали город в его немыслимо роскошной карете и каждый раз выходили, чтобы я мог познакомиться с управляющими.

Йен сделал паузу – воспоминания нахлынули на него, картины прошлого в мельчайших подробностях пронеслись перед его глазами, такие же яркие и тревожащие, как в тот день, когда все это произошло. Сделав глубокий вдох, он собрался с силами и продолжил:

– Один раз мы вышли у многоквартирного дома, в котором жили ирландцы. На дорожке перед домом лежал странный мужчина: его сильно покалеченная нога была обмотана ужасными тряпками. Взглянув, я сразу понял, что у несчастного гангрена! – Опасаясь, что у него дрогнет голос, Йен откашлялся. – Мой отец перешагнул через бродягу, как если бы его не было.

«И пошел себе дальше, не замечая боли и отчаянной надежды в глазах калеки. Сукин сын».

– Он не единственный, кто поступает таким образом, – мягко заметила Фиона.

– Верно, – согласился Йен, усмиряя свой гнев, – но в тот момент я понял, что не пойду по его стопам.

– И что вы сделали?

– Намереваясь отвезти его к врачу, я потребовал, чтобы лакей помог мне посадить этого мужчину в карету, но отец рассердился и приказал лакею вместо этого затолкать в карету меня.

– А что же человек, лежащий на дороге?

– Когда я ночью вернулся туда, он был мертв. Я видел, как его обряжали для похорон, и тогда же решил: никогда больше не допущу, чтобы чья-то жизнь зависела оттого, смогу ли я добиться помощи от других.

Слава Богу, он выполнил обещание, даже несмотря на обрушившиеся на него безобразные оскорбления и гнев отца.

Йен взял в рот сигару, но курить ему не хотелось. К тому же он не знал, прилично ли курить в присутствии леди.

– Неужели ваш отец воспротивился столь похвальному желанию?

– Вы не знаете моих родителей. – Йен отложил сигарету. – Мой отец умер в прошлом году, но мать еще жива, и в некотором смысле он продолжает жить в ней. Вы сами это увидите, когда познакомитесь с ней. Возможно, это произойдет на следующей неделе, так что считайте, что вы предупреждены.

Фиона задумчиво кивнула, потом улыбнулась:

– Как бы родители ни отнеслись к вашему выбору профессии, наверняка много хороших людей благодарны вам за то, что вы последовали своему призванию.

– Согласен. – Йен был благодарен Фионе за то, что она сумела перевести разговор на более приятную тему.

– Вы сожалеете, что оставили службу?

– Разумеется, на службе я чувствовал себя более полезным, – признался он. – И более нужным. Никто в Англии не умрет, если вдруг станет одним герцогом меньше.

– Фиона! Лорд Дансфорд!

Они одновременно посмотрели туда, где у задней двери стояла леди Райленд. Потом Фиона вздохнула и поднялась со словами:

– Пришло время обсудить предстоящие торжества.

Йен быстро оценил обстановку.

– Пожалуйста, передайте ее светлости, что я сейчас прибуду: пока мы разговаривали, моя сигара погасла, и будет преступно не докурить ее.

Фиона понимающе улыбнулась:

– Можете не спешить, все равно в данном случае опоздать невозможно. – Она не спеша пошла к дому, приподнимая юбки, так что были видны ее лодыжки.

Йен смотрел ей вслед, отмечая уверенную и ровную походку, на которой никак не сказывалась разница в длине ног. Вполне возможно, размышлял он, что Фиона не может танцевать не столько из-за физического недостатка, сколько из-за отсутствия хорошего партнера. Чтобы хорошо двигаться, женщине важно полностью доверять тому, с кем она танцует.

На полпути к двери Фиона остановилась и, обернувшись, мягко улыбнулась.

– Кстати, Йен, – крикнула она. – Я ничуть не против стать женой военного врача…

Йен кивнул: он уже слишком погрузился в себя, чтобы найти нужные слова прежде, чем она снова зашагала к дому. Как неожиданно быстро они продвинулись вперед! Один разговор на скамейке в саду, и Фиона назвала его по имени…

Может быть, если он примет деятельное участие в планировании свадьбы, если блеснет как собеседник на обеде, если сделает вид, что получает удовольствие от скучной политики… И что тогда? Она улыбнется ему, когда он будет уходить? Йен станет охотно разговаривать с ней вечером, когда они встретятся на балу у Миллер-Сэндсов?

Йен колебался: он не знал, что же ему выбрать – вежливый разговор с благоразумной молодой мисс на виду у лондонского света или любовное свидание в беседке в саду, с помутнением рассудка в момент наивысшего наслаждения с леди Балтрип. Его совесть отчетливо выступала за первое, но все остальное жаждало второго.

Не зная, как он сможет оправдаться и чувствуя себя совершеннейшим негодяем, Йен полез в карман за спичками.

Глава 5

Фиона стояла на балконе особняка Миллер-Сэндсов со стаканом пунша в руке и задумчиво смотрела в сад. Что-то плохое вот-вот должно было случиться.

Пары, прохаживающиеся в саду под балконом, не вызывали тревожного чувства, зато на западе собирались тяжелые облака, и было ясно, что ночью непременно разразится буря. Но даже в этом не угадывалось ничего необычного и опасного.

Из распахнутых стеклянных дверей позади нее неслись звуки музыки и веселья удачно разворачивающегося бала. Ничего, что могло бы натолкнуть на мысль о надвигающейся беде.

Фиона вздохнула, отпила еще глоток и подумала, что, может быть, все дело в ее самочувствии. Ей хотелось надеяться на это, но она понимала неосновательность этих предположений. И как же она ненавидела такие моменты, когда начинала ощущать приближение чего-то, но не знала, что случится, и не могла предотвратить этого.

Краем глаза Фиона уловила какое-то движение. Быстрое и плавное, мгновенно узнанное.

Симона! Господи, если когда-либо существовал человек, способный сотворить бедствие из ничего, то это была именно Симона.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Симона, подходя.

– Мечтаю оказаться дома, возиться со своими милыми зверятами или читать хорошую книгу.

– Веришь ли, – засмеялась Симона, – мне знакомо это чувство. Во всяком случае, – торопливо добавила она, – мне больше нравится принимать гостей у себя.

Фиона кивнула, наклонилась, положила локти на балюстраду и снова стала смотреть на окутанный полумраком сад.

– Почему мы так поступаем с собой? – вслух размышляла она. – Не похоже, чтобы наше присутствие здесь что-то значило для кого-нибудь, как, впрочем, и паше отсутствие.

Симона прислонилась к гранитному ограждению.

– Кэролайн только что сказала, что Дансфорд сделал тебе предложение и ты приняла его.

Симона всегда схватывала самое главное. Фиона медленно кивнула.

– Ты говоришь так, как будто не веришь этому.

– Я удивлена.

Уж, конечно, не обрадована. Укол раздражения был таким же неожиданным, как и сорвавшиеся с языка слова:

– Чем? Тем, что кто-то захотел жениться на мне? Или тем, что я приняла предложение?

Слова на долгий миг повисли в ночном воздухе, резко контрастируя с доносившейся из бального зала музыкой, потом раздражение сменилось сожалением, и Фиона, вздохнув, сказала:

– Я сожалею…

– Чему я не могу поверить, – мягко заметила Симона, – так это тому, что ты по собственному желанию хочешь связать себя с человеком, которого совсем не знаешь. Думаю, только веская причина могла заставить тебя пойти на столь отчаянный шаг.

– То, что одной женщине представляется ужасным, – быстро возразила Фирна, – может восприниматься другой как нечто разумное. Леди Сент-Реджис и леди Филлипс видели, как этим утром я выходила из дома лорда Дансфорда и, не медля ни минуты, заявились к нам, чтобы сообщить об этом Кэрри. Через пять минут после их ухода пришел Дансфорд, тем самым превратив то, что они могли счесть невинным стечением обстоятельств, в настоящий скандал.

– И что? – Симона строптиво пожала плечами. – Разве нам не приходилось сталкиваться со сплетнями и скандалами? Разве Кэрри и Дрейтон не выкручивали тебе руки, не заставляли тебя сказать «да»?

– Конечно, нет. Но ты и Кэрри сделаны из более стойкого материала, чем я.

Симона фыркнула:

– Какая чепуха!

Однако это была правда; тем не менее, Фиона отказывалась напрасно тратить время и силы, споря с сестрой.

– Противостояние скандалу, каким бы незначительным он ни был, изматывает, и я отказываюсь становиться причиной этого. Дансфорд предложил нам избавление от сплетен; разумеется, я не могу проявить меньшую деликатность, чем он.

Симона вздохнула и после долгого молчания спросила:

– Ты всю ночь провела в доме Дансфорда или заскочила с утра пораньше, чтобы предложить ему билеты благотворительной лотереи в пользу беспризорных собак?

– Половину ночи, – спокойно объяснила Фиона, игнорируя сарказм сестры. – Пока мы развлекались на балу, Бипс где-то на задворках сломал лапу, и когда я в конце концов нашла его, мне сразу стало ясно: если его немедленно не доставить к врачу, кот умрет. Поэтому я пошла с ним к Дансфорду, надеясь, что он прооперирует Бипса.

– И?

– Его светлость очень искусный хирург, он честно сделал что мог. Ногу Бипса спасти не удалось, но кот будет неплохо себя чувствовать и на трех лапах.

Симона с нежностью положила руку па плечо сестры:

– Я рада, что Бипс поправляется: он так много значит для тебя…

– Спасибо.

Симона потрогала локон на ее плече.

– Хотелось бы думать, что мужчина, за которого ты собралась выйти замуж, значит для тебя не меньше, чем твой кот.

– Я тоже надеюсь, что все устроится как нельзя лучше.

Фиона усмехнулась.

Симона поджала губы, потом медленно подняла иссиня-черную бровь.

– Это заключение продиктовано только оптимизмом или одним из тех предчувствий, которые у тебя бывают?

– Оптимизмом? Нет. Скорее смирением. А еще, может быть, осторожной надеждой стоика.

– Ладно, не важно. – Симона тряхнула головой. – Я вижу ответ в твоих глазах. Кэрри сказала, что помолвка скоро будет объявлена, и, значит, у тебя есть еще три недели на раздумья. Конечно, можно передумать и после помолвки, но тогда отказаться будет гораздо труднее, особенно учитывая твое отвращение к скандалам.

– Скандал или нет, но я уже дала лорду Дансфорду слово и не собираюсь менять свое решение.

Брови Симоны поднялись выше.

– В таком случае, – она хихикнула, – я хотела бы познакомиться со своим будущим зятем. Кстати, где он?

Холодок, угнездившийся у Фионы под ложечкой, внезапно пробрал ее до костей. Симона и Йен вместе? Симона, которая не выносит даже намека на деликатность? Йен, который так остро ощущает приличия, что пожелал жениться на незнакомой женщине с физическим недостатком, только чтобы не пострадала его репутация?

– Я обещаю, что буду вести себя самым примерным образом, очаровательно-поздравительно, – непринужденно заявила Симона, обнимая сестру за плечи. – Герцог скорее всего в танцевальном зале; по крайней мере это первое, что можно предположить. Идем же!

Борясь с желанием остаться, Фиона все же позволила сестре повести себя к двери. Может быть, ей повезет и Йен уже скрылся в карточной комнате? А если ей совсем уж повезет, если небеса будут к ней благосклонны, Йен на этот раз мог просто остаться дома; в противном случае…

– Может быть, нам стоит немного освежиться, прежде чем мы приступим к серьезным поискам? – неуверенно спросила она, не слишком рассчитывая на успех своей уловки.


Если пословица «Синица в руках лучше, чем журавль в небе» справедлива, размышлял Йен, какова цена герцога? Вряд ли велика.

Этот ответ так не понравился Йену, что он отважился презреть всех профессиональных сплетников Лондона. Быстро окинув взглядом бальный зал, он взял бокал с шампанским с подноса обходящего гостей официанта, и тут рядом с ним оказался Гарри.

– Где вы пропадали весь день? – подозрительно спросил его кузен. – Я везде искал вас, но…

– Но вы не заглянули в дом лорда Райленда.

Гарри чуть отступил назад, его глаза широко раскрылись.

– Боже милостивый, надеюсь, вы не занялись политикой?

– Я обручился.

– Нет, – возразил Гарри смеясь.

– Да.

Гарри вдруг стал серьезен и быстро оглянулся, потом придвинулся ближе.

– Неужели с леди Фионой Терибридж?

– А разве существует еще одна мисс Райленд?

Гарри снова огляделся.

– Господи, Йен, но почему она?

Йен пожал плечами:

– Фиона появилась на моем пороге перед рассветом с заряженным пистолетом в одной руке и с покалеченным котом в другой. Не мог же я захлопнуть дверь перед ее носом, а к тому времени, когда стало ясно, что кот будет жить, настал новый день. Фиона уходила из моего дома в ранний утренний час, но все равно уже ничего нельзя было предпринять, чтобы избежать скандала, кроме как сделать ей предложение.

Гарри кисло улыбнулся:

– Другими словами, она поймала вас.

– Ничего подобного! Поначалу она даже отказалась принять мое предложение.

– Поначалу все так поступают, – заявил Гарри тоном человека, до конца познавшего житейскую мудрость. – Это часть демонстрации невинности. Не могу понять, как вы, такой опытный человек, попались на эту уловку.

Йен обернулся и посмотрел, прищурившись, на кузена.

– Леди Фиона чрезвычайно достойная молодая особа, Гарри, зарубите это себе на носу. И пожалуйста, не занимайтесь больше пристрастным обсуждением ее достоинств и недостатков.

Гарри ухмыльнулся:

– Она настолько поразила вас?

«Поразила? Неумно и неромантично».

– Скажем лучше, она обладает рядом редких качеств и является совсем не худшим выбором на ярмарке невест.

– Способность смотреть сквозь людей – одно из этих редких качеств, не так ли?

Йен вздохнул, поражаясь бестолковости кузена.

– Гарри, она видит насквозь только тех людей, у которых внутри нет ничего, что могло бы задержать взгляд.

– Тогда это еще более огорчительно. Это предполагает, что она может видеть все маленькие нечистые секреты.

А вот это интересная мысль. Но какие секреты имеются у него? Два подсказанных Джону Олбрайту ответа на последнем экзамене по химии? А еще он никому не сказал, что Моррис Престон раскопал могилу, когда ему понадобился труп для анатомирования. Был также случай загадочной кражи хинина со склада лекарств в Нью-Дели, но скорее всего хинин потребовался для лечения местных сирот: пока вокруг получения лекарства шла бумажная волокита, дети умирали, а петиции помогали мало.

Может, связь с Амандой Мастерз? Если считать грехи, не спрашивая объяснений, то что он кувыркался в постели с женой коллеги, несомненно, тяжкое обвинение против него. Насколько смягчало ситуацию то обстоятельство, что эти счастливые минуты давали ей передышку от глубоко несчастного замужества, сказать трудно: тогда это представлялось не только оправданным, но даже похвальным.

К тому же за недозволенную связь пришлось платить: ничего не сказав ему, Аманда назначила его опекуном своей дочери в случае своей смерти. Необходимость заботиться о Шарлотте определенно можно расценить как расплату, ко крайней мере в настоящее время. Когда он и леди Фиона…

– Ваша мать, – произнес Гарри за его спиной, – будет не в восторге от этого выбора: прошлое леди Фионы небезупречно…

– Во-первых, это совершенно не ее вина. Во-вторых, моя мать упрочилась в своем намерении оставаться несчастной до конца своих дней. Это ее единственное в жизни удовлетворение, и я давно отказался он попыток что-либо изменить, в ее поведении.

– Что ж, давайте скрестим пальцы, чтобы леди Фиона выработала такое же отношение к ней.

Йен пожал плечами и сделал глоток шампанского.

– В этом не будет необходимости, – уверил он кузена. – Мать понимает, почему она живет в своем особняке, а я в своем и между нами расстояние в несколько дней пути.

– За исключением тех случаев, когда вы оба оказываетесь в Лондоне, – уточнил Гарри. – Вы, я думаю, уже написали ей, что готовитесь сделать непоправимый шаг в неизвестность семейной жизни и пригласили прибыть сюда по этому случаю.

– Лучшее, что дают вам присутствующие в вашей жизни респектабельные особы женского пола, – освобождают вас от многих светских обязанностей. Леди Райленд написала ей этим утром приглашение на бал по случаю помолвки. Уверен, она также деликатно выразила надежду на встречу в ближайшем будущем.

– Это должно быть забавно, – ухмыльнулся Гарри. – Бывшая модистка герцогиня Райленд против вдовствующей драконихи Дансфорд. Вы могли бы продавать билеты на это зрелище и выручить за это кругленькую сумму.

– Билеты пригодились бы только в том случае, если бы конфронтация имела место не на публике, но поединка может и не быть, если случится так, что они понравятся друг другу.

Гарри фыркнул.

– Не припомню, чтобы ваша мать хоть раз в жизни согласилась с кем-нибудь хоть в чем-нибудь: или все должно делаться, как она хочет, или не делаться вообще. Она против, потому что быть против – ее позиция.

Йен задумчиво поднял бровь.

– Не исключено, что леди Райленд сможет добиться здесь некоторого взаимопонимания: судя по сегодняшнему дню, она прекрасно справляется со сложными ситуациями.

– Дай-то Бог! Надеюсь, вы не забыли предупредить леди Фиону относительно наклонностей и ожиданий ее будущей свекрови? Позволить ей отправиться прямо в пасть зверя, не ведая о грозящих последствиях, было бы чересчур жестоко.

– Я намекнул ей на это.

– Вам следовало бы намекнуть, и чем скорее, тем лучше.

– Согласен. – Йен кивнул.

– А о Шарлотте вы тоже намекнули?

Пожалуй, Йену легче было бы говорить о своей вечно раздраженной матери, чем о подверженной буйным припадкам, глубоко несчастной воспитаннице.

– Я все объясню Фионе, как только представится подходящий случай.

Гарри издал неопределенный звук, явно выражающий неодобрение, затем вдруг приосанился.

– Кстати, о подходящем случае… – Рукой с бокалом он указал в сторону входа в зал. – Кажется, это Балтрип…

Черт! Прощай надежда, что ему не придется выбирать между тем, что достойно, и тем, что доставляет наслаждение.

Йен оглянулся на безопасное убежище в виде высаженных в горшки пальм.

– Знаешь, – Гарри растянул рот в улыбке, – судя по блеску ее глаз, я бы сказал, что у нее остались самые приятные воспоминания о вашей прогулке в саду прошлой ночью.

Блеск глаз? В таком случае нет смысла прятаться среди зелени: леди Балтрип в любом уединенном месте видит возможность для…

– Сколько времени осталось до того, как на вас захлопнутся наручники? – Гарри продолжал наблюдать за леди Балтрип, которая двигалась через зал в их направлении.

– Это вы о чем? – Йен мучительно оценивал быстро сокращающиеся возможности выбора.

– Но когда помолвка?

– Леди Райленд решила устроить торжество через три недели, и объявление будет сегодня вечером.

– Выходит, свадьба ожидается в самом конце сезона… – Гарри с довольным видом поднял бокал. – Что ж, все спланировано прекрасно.

– Прекрасно для кого?

– Для вас шести недель достаточно, чтобы определиться с тайной связью. Или вы за это время так надоедите друг другу, что рады будете расстаться, или леди Балтрип настроится на более длительные отношения, а у вас появится желание проводить время на стороне. Женитьба на другой зачастую сигнализирует, что связь может упрочиться.

– Справедливо, – признал Йен. Разумеется, сегодня же он скажет ей, что еще до конца месяца намерен обручиться: тогда это не будет выглядеть предательством.

Но что, если Фиона узнает об их связи?

– Гадания тут не помогут, – дурашливо продолжал Гарри. – Может так получиться, что ко времени, когда вы пойдете к алтарю, леди Балтрип счастливо свыкнется с этой мыслью и останется вашей любовницей.

– Или не останется, – возразил Йен, не веря в способность леди Балтрип терпеливо и верно желать моментов украденного блаженства.

– Что же, в любом случае наслаждайтесь каждой минутой недолгой свободы. – Гарри повернулся, собираясь уйти. – Когда у вас появится жена, стерегущая каждый ваш шаг, хорошо провести время станет значительно труднее.

Однако Йен не относил Фиону к тому сорту женщин, которые считают, будто муж должен отчитываться за каждую минуту своей жизни. Она также не производила впечатления фурии, которая будет приходить в ярость от каждой измены мужа. Судя по тому, что он наблюдал до сих пор, Фиона не способна гневаться: хотя она направила на него пистолет, но решимость и бешенство совсем не одно и то же.

– Да, – Гарри остановился, – я, кажется, не поздравил вас с тем, что ваше предложение принято…

– Нет, не поздравили.

Гарри приветственно поднял бокал:

– Ну так примите мои поздравления.

Подмигнув, Гарри допил шампанское, после чего оставил Йена наедине с его мыслями. И снова он задумался о будущей невесте. У Фионы необыкновенно развито чувство такта, и ее отличает здравый смысл при разрешении трудных ситуаций. Она не хотела выходить за него замуж, но приняла предложение, потому что это был приемлемый и разумный выход. Хотя ее явно пугала мысль о замужестве по необходимости, она смирилась с ней с завидным самообладанием. Йен был честен с ней относительно того, что у него могут быть благоразумно утаиваемые связи, и вероятно, поступил правильно.

Однако его связь с леди Балтрип даже отдаленно не походила на благоразумно утаиваемую.

– Йен, дорогой, у вас такой вид, словно сегодня на ваши плечи легла вся тяжесть мира. – Леди Балтрип взглянула па него сквозь ресницы: – Мне хотелось бы снять с вас эту ношу.

Тело Йена затрепетало от такой перспективы, но совесть тоже не дремала.

– Вы позволите поговорить с вами об одном деле?

– Разумеется. Но не стоит ли нам сперва пройти в более уединенное место? Следуйте за мной, дорогой, – шепнула леди Балтрип с обольстительной улыбкой. – Только постарайтесь, чтобы этого никто не заметил.

Совесть продолжала твердить Йену, что, если у него есть мозги в голове и хоть капелька здравомыслия, ему следует оставаться на месте, но он опрокинул в рот остатки шампанского и последовал за ней. На пути в библиотеку он расстался с пустым бокалом и взял два полных, быстро придумав, что, когда подаст ей один из них и она сделает глоток-другой, у него появится время сообщить о предстоящей помолвке. Если небо будет к нему хоть немного благосклонно, леди Балтрип немедленно увидит всю неуместность их связи и сама положит ей конец, а это позволит Йену сохранить порядочность.

Если же ее ничуть не смутит то, что она предает Фиону, несмотря на… Тогда ему просто придется найти в себе силы поступить правильно, не нанеся большого урона чувствам леди Балтрип.

Приняв решение, Йен ногой захлопнул за собой дверь библиотеки.

– Леди Балтрип, – произнес он, любезно предлагая ей бокал.

– Джейн, – поправила она, игнорируя шампанское и расстегивая пуговицы на его пиджаке.

– Джейн…

Чертовски неподходящее время для такого рода сообщения! Йен отступил на полшага назад и наткнулся на кожаный диван. Стоя с прижатыми к краю дивана икрами, он снова протянул ей бокал.

– Боюсь, Джейн, сегодня мне придется вас разочаровать.

– О, это невозможно, Йен. Вы просто не способны сделать мне плохо.

– Да, это так, но… Я хотел сказать, что не имел возможности заехать в аптеку. Появились непредвиденные обстоятельства, и я…

– Не стоит сожалеть, мой дорогой Йен. – Леди Балтрип опустилась перед ним на колени и проворно расстегнула верхнюю пуговицу на его брюках. – В настоящий момент нам не нужен презерватив.

– Но…

– К тому же я купила несколько про запас на всякий случай.

Господи, он должен остановить ее, но куда деть бокалы с шампанским?

Йен в отчаянии взглянул на камин. Слишком далеко.

– Джейн, – начал он, пытаясь поместить бокалы между собой и искусно работающими с пуговицами руками леди Балтрип. Она засмеялась и прервала свое занятие только затем, чтобы отстранить шампанское, при этом пролив вино на ковер.

Тогда Йен быстро осушил один бокал и не глядя поставил его на диван позади себя. Свободной рукой он обхватил тонкое запястье и осторожно отстранил его.

– Джейн, остановитесь. Я должен сказать вам одну вещь.

Леди Балтрип улыбнулась ему снизу и проникла внутрь брюк за его предательским членом.

– Вы сегодня очень напряжены, Йен, но это преодолимо, разумеется.

– Джейн, пожалуйста. – Йен сильнее сжал ее запястье. – Я не хочу сделать вам больно.

– Говорите, я слушаю, – прошептала она, наклоняясь вперед.

Доведенный до отчаяния, с трясущимися коленями, Йен осушил второй фужер, потом схватил леди Балтрип за плечи и с силой оттолкнул от себя.

– Джейн! – Он кашлянул и постарался ободряюще улыбнуться. – Я не могу припомнить другой такой искусительницы, которая была бы столь преданна и бескорыстна в желании дарить наслаждение, но мы должны прекратить нашу…

Услышав странный шорох, Йен вздрогнул. Затем от дверей донесся гневный возглас, и это означало, что их обнаружили. Ситуация складывалась крайне неловкая.

В надежде на лучшее Йен посмотрел в сторону двери, и то же сделала леди Балтрип.

– О, дорогая, – прошептала она, весело хихикнув, однако Йену было не до смеха: его член увял в руке леди Балтрип, а желудок словно рухнул куда-то вниз.

Некоторое время он не отрываясь глядел в полные слез зеленые глаза Фионы; затем пятно бледно-зеленого шелка скрылось неизвестно куда; ее темноволосая спутница явно не собиралась последовать за ней. Если бы Йен отважился на догадку, то вынужден был бы признать, что она готова убить его на месте. И конечно, он понимал, что это было бы не слишком жестоко.

Леди Балтрип тихо смеялась у его ног.

– Ты напрасно сердишься, Симона. Если Фиона до сих пор не подозревает о некоторых сторонах жизни, самое время для нее познакомиться с ними.

Глаза Симоны загорелись холодным огнем.

– Фиона хорошо осведомлена обо всех сторонах жизни, тетя Джейн, – презрительно сказала она. – Ее потрясение и мой гнев вызваны тем, что мы нашли вас с мужчиной, который только сегодня утром просил Фиону выйти за него замуж.

Леди Балтрип вскочила.

– Не может быть! – Она с ужасом уставилась на Йена.

– Именно это я и пытался вам втолковать, разве нет?

Ответом герцогу была вспышка мучительной боли, пронзившей его пах и мгновенно добравшейся до мозга. Потом каждую клеточку его тела объял огонь, колени его подкосились, и весь мир словно провалился куда-то.


Вспышка молнии превратила ночь в день, удары грома заставили дребезжать стекла в окне ее спальни. Когда снова стало темно, Фиона натянула одеяло до подбородка и уставилась в потолок.

Едва войдя в танцевальный зал особняка Миллер-Сэндсов, она уже знала, что впереди ее ждет катастрофа, однако обнаружить тетю Джейн и Йена Кэботта в разгар утоления их похоти… Она никогда не думала, что с ней может произойти что-нибудь подобное!

К сожалению, в ужасный момент открытия и осознания истинного положения дел она повела себя как последняя дура и в слезах убежала: сердце ее плакало о том, что он не любит ее. А все ее нелепые, беспочвенные фантазии… Он ведь сказал ей в гостиной этим утром, что их брак будет фикцией и на самом деле он не собирается прилагать реальных усилий, чтобы их отношения переросли в отношения любящих супругов.

После их разговора Фиона убедила себя, что отыщет способ найти смысл даже в том браке, который у них получится. Боже, как она обманывалась! Когда она увидела Йена с тетей Джейн, это был удар в самое сердце, ведь до тех пор она искренне верила в счастливый конец волшебной сказки и в любовь, которая все превозмогает…

Новая вспышка молнии осветила комнату, ветки деревьев за окном застонали под порывами ветра. Впрочем, к черту ветер: ей тогда следовало позволить Симоне разделаться с ним, а она задрала подбородок, уверяя себя, что доктор Йен Кэботт, герцог Дансфорд, не настолько правится ей, чтобы утруждать себя возмездием.

А тут еще тетя Джейн – рыдающая и умоляющая простить ее, уверяющая, что она не знала о предстоящей помолвке…

Фиона закрыла глаза. Всегда милая, хорошая, всегда всех прощает и верит, что люди по сути своей добры и причиняют другим боль ненамеренно. Такая Фиона не проронит ни слова, когда другие разочаровывают, оскорбляют или ранят ее. Она только сжимается и замыкается в себе, чтобы никто не мог и дальше причинять ей боль.

Шмыгая носом, Фиона села и уголком простыни вытерла слезы. Бессмысленное занятие – жалеть себя, но почему-то она не может сердиться на других, даже если это пошло бы ей на пользу…

Шок и гнев заставили Фиону бежать из библиотеки, гордость и гнев побудили ее простить тетю Джейн и не позволить Симоне расправиться с ней в соответствии с представлениями сестры о справедливости. Негодование и гнев сопровождали ее на пути с бала домой. Только гнев гнал ее по лестнице и бросил на кровать…

Ну и что теперь? Настолько ли она возмущена, чтобы обрушить на Йена хотя бы часть своего негодования и гнева? Он причина и источник ее страданий, ее непрекращающегося смятения, но разве она сама ни в чем не виновата?

Когда часы на каминной полке пробили четыре, Фиона стремительно дернулась на постели. Сердце ее стучало, дыхание было быстрым и поверхностным. Новый день. Может быть, размышляла она, в этот день родится новая леди Фиона Тернбридж, которая не будет такой безупречной, такой невинной и уступчивой. Может быть, и для нее пришло время поставить на первое место свое счастье, а не интересы других людей.

Первое, что она заявит за завтраком, – ее решение изменилось, и она не намерена выходить замуж за герцога Дансфорда. Ей нет никакого дела до того, что теперь с ним будет: если хочет, пусть бросается под колеса несущейся на большой скорости кареты. Кэролайн и Дрейтон хотят, чтобы она была счастлива, и значит, они поймут, отнесутся с уважением к ее решению. Также они наверняка по достоинству оценят то обстоятельство, что она разрывает помолвку прежде, чем они потратят целое состояние на бал по этому случаю и на последующие балы.

Хотя, если подумать, Кэрри и Дрейтон еще раньше готовились дать бал; просто изменилось событие, по случаю которого он устраивается. С тем же успехом они могут вернуться к первоначальному замыслу.

В этот момент сверкнула молния, и удар грома потряс дом до основания, но Фиона лишь приподняла бровь. Новая, небезупречная Фиона не позволит легко отделаться такому негодяю, как Йен Кэботт; она будет медлить с отказом от предложения до самого последнего момента. А еще она использует все свое женское очарование, чтобы до этого времени герцог по достоинству оценил то чудо и радость, которые ему предстоит потерять.

А если у нее не получится… Что ж, тогда с ним расправится Симона.

Глава 6

Утро было ясным. Мир словно умылся, и ничто не напоминало о буре. Фиона сидела перед туалетным столиком, глядя на себя в зеркало, и размышляла о том, как же ей осуществить замысел, родившийся в ее голове, пока бушевала гроза. Как женщина использует свое обаяние, идет на какие-то уловки…

Фиона перебирала в уме всех знакомых женщин, пытаясь вспомнить, как они заполучили своих мужей.

Кэролайн со знанием дела вела хозяйство в загородном доме Дрейтона, успевая за рекордное время привести все в идеальный порядок, а потом со всей любезностью развлекать нелепых подруг леди Обри. Симона метнула нож в спину Тристана, к чему привели очень запутанные обстоятельства, но когда они прояснились, все решила Симона.

Что же до тети Джейн… Секс. Безотказный секс, и ничего больше.

Раздумывая над тем, какими возможностями она располагает, Фиона оглядела комнату, и тут ее взгляд упал на Бипса, свернувшегося в центре пуховой подушечки и старательно вылизывающего мордочку. Сердце ее наполнилось нежностью: кот выглядел весьма довольным жизнью после того, как она едва не потеряла его. Если бы не Йен и не его мастерство…

Фиона стиснула зубы. Разве Йен Кэботт не отказывался помочь Бипсу, пока она не направила на него пистолет? А после он дал ей заснуть в операционной, и в результате, проснувшись, она оказалась скомпрометированной. В итоге предложение вступить в брак, так похожее на сделку, и это тоже свидетельствует против него.

Что касается связи с тетей Джейн – это тоже хорошая добавка на чашу весов против него.

С учетом всего этого доктор Йен Кэботт, герцог Дансфорд, заслуживает быть пригвожденным и распятым. Но… но только как это сделать? Фиона отлично понимала, что она не обладает никакими особенными способностями. Она не умеет придумывать фасоны одежды и шить, как Кэрри. Хотя она и угрожала герцогу пистолетом, но в плане агрессивности ей очень далеко до Симоны, у которой такие вещи получались как бы сами собой.

А что до безотказной тети Джейн… Это была плохая идея по целому ряду причин, не последняя из которых заключалась в том, что Фиона девственница и у нее нет опыта.

Правда, она может читать и писать на трех языках и неплохо знает математику, но едва ли такого рода умения способны заставить мужчину упасть на колени в приступе обожания. Помимо этих сомнительных достоинств, единственное, что она умеет хорошо делать, так это заботиться о пострадавших животных. Ее семья находила похвальным подобное занятие, но для остальных оно лишь служило доказательством ее неполноценности и сумасбродства.

Вздохнув, Фиона встала, проверила мисочку Бипса, повязку на его ланке, ободряюще погладила его по спине и пошла вниз, где ее ожидали завтрак и неизбежная инквизиция.

Ну может быть, «инквизиция» слишком сильно сказано. Кэролайн и Дрейтон беспокоились за нее и хотели помочь ей справиться с кошмаром, на который она неосторожно натолкнулась. Накануне она избежала разговора, пообещав, что будет готова обсудить последствия «прискорбного происшествия с тетей Джейн» за завтраком, но вряд ли можно ожидать, что родственники одобрят ее план стать Фионой Злонамеренной. Возможно, лучше дать им высказаться, а самой только кивать и изображать оскорбленную невинность.

Когда Фиона появилась на пороге столовой, Кэролайн подняла глаза от тарелки и улыбнулась ей:

– Доброе утро, дорогая. Как ты себя чувствуешь?

«Сбитой с толку, злой и весьма неуверенной».

– Прекрасно, спасибо, – ответила Фиона» подходя к буфету, чтобы взять подогретую тарелку.

Однако Дрейтон не стал тратить время ни на ободряющие слова, ни на преамбулу.

– Возможно, вы хотите, чтобы я еще утром побывал у Дансфорда и сообщил о вашем отказе от его предложения?

«И дал ему по физиономии, раз уж пришел», – мысленно закончила за него Фиона. Накладывая себе еду, она улыбалась и тщательно обдумывала ответ.

– Я очень признательна вам, Дрейтон, за это предложение, но, думаю, торопиться не стоит. По крайней мере, не сегодня. Такие важные решения нельзя принимать, не подумав как следует, и я не хочу действовать поспешно, под влиянием эмоций.

– Очень зрелая точка зрения. – Дрейтон кивнул, однако в его словах прозвучало сомнение.

Фиона села за стол и взглянула в спокойное улыбающееся лицо сестры.

– Как долго, – спросила Кэрри, придвигая к себе чашку, – ты намерена держать его в неизвестности?

Ну разумеется, Кэрри видит ее насквозь, а раз так, то нет и смысла притворяться.

– Я еще не решила.

– Но, – Дрейтон нахмурился, – вы ведь намерены в конце концов разорвать помолвку?

– Я хочу дать его светлости время исправиться. Если Дансфорд сумеет достаточно убедительно оправдаться, тогда мы двинемся дальше, если же нет… – Она пожала плечами. – Мое сердце останется со мной.

Кэрри кивнула и, отпив кофе, сказала:

– Скандал, произошедший вчера утром, бледнеет перед тем, что случилось ночью. Ты не обязана выходить за герцога просто для соблюдения приличий.

Неужели весь Лондон уже знает о герцоге и тете Джейн? Мало унижения, которое Фиона испытала, застав этих двоих вместе, так теперь ей предстоит ловить на себе сочувственные взгляды каждого встречного… Замечательно. Теперь единственной причиной, способной заставить ее выйти из дома на следующей неделе, станет разве что пожар, причем очень большой пожар.

В дверь постучали, и Фиона подняла глаза: на пороге стоял лакей с бумажным пакетом в руке.

– Посыльный только что доставил это, ваша светлость. – Подойдя к столу, лакей вручил Дрейтону пакет, поклонился и вышел.

Дрейтон не спеша сломал печать и, вынув бумаги, стал читать, при этом его брови поднимались все выше.

– Вы собираетесь сказать нам, что это? – наконец нарушила молчание Кэролайн.

– Это от Дансфорда, – буркнул Дрейтон, продолжая читать. – Официальное предложение, которое мы с ним обсудили вчера.

– И что же? – дипломатично подтолкнула его к продолжению Кэрри.

– Я могу предположить одно из двух. – Дрейтон сложил бумагу. – Или Дансфорд испытывает угрызения совести и пытается загладить вину, или ему так плохо, что он напился до потери рассудка.

Фиона насторожилась:

– Плохо в смысле физической боли?

– Ну да. Джейн чуть не лишила его мужской силы, И от неожиданности он сел на бокалы из-под шампанского.

– Как это ужасно, – пробормотала Фиона. – Он, конечно, негодяй, но…

– Дансфорду пришлось бы еще хуже, – заявил Дрейтон, – если бы он все еще лежал там, когда я узнал о случившемся. – Он взмахнул пакетом. – Не хотите ли взглянуть на то, что предлагает его светлость? Конечно, это не означает, что содержание данной бумаги должно так или иначе повлиять на ваше решение, и все же…

Фиона молча взяла протянутую ей бумагу и принялась читать. Вначале сообщалось, что подписавшиеся, то есть она и Йен; пребывают в здравом уме, затем – что они действуют по своей доброй воле. Вслед за этими пунктами следовал очень длинный пункт, касающийся передачи ей двух домов – одного в лондонском Мейфэре, другого в Шотландии, – в бессрочную доверительную собственность независимо от длительности их брака и от того, будут ли у них дети.

Но самое ошеломляющее открытие, сделанное Фионой, касалось сумм, которые герцог Дансфорд обязался ежегодно выплачивать ей и их возможным детям. Она перечитала этот абзац дважды, но так и не смогла осмыслить цифры. После раздела, в котором подробно описывались источники годового дохода герцога, следовал пункт о выплатах в случае смерти Йена Кэботта: Фиона перечитала его три раза, но поняла только, что денежные средства и имущество, которые Йен намеревался ей оставить, сделали бы ее одной из богатейших женщин Англии. Такую же щедрость он проявил в отношении будущих детей.

Из всего этого следовало, что в качестве герцогини Дансфорд у Фионы никогда не было бы нужды ни в деньгах, ни в том, что на них можно купить.

Ах, если бы только на деньги можно купить любовь и счастье!

Увы, Фиона очень хорошо знала, что Йен Кэботт сделал ей предложение не по велению сердца. Судя по происшествию, имевшему место в библиотеке Миллер-Сэндсов, он также не слишком боится скандалов и достаточно ясно дал ей понять в самом начале, что, оставляя за собой право на полную свободу, руководствуется главным образом необходимостью исполнить свой долг и произвести на свет наследника мужского пола, чтобы передать ему титул. Второстепенные соображения также были просты и не содержали ничего личного: ему нужна была женщина, достаточно ресректабельная и привлекательная, чтобы выполнять светские обязанности, которая вела бы его дом.

Если бы не появилась Фиона с Бипсом и по неосмотрительности не скомпрометировала себя, Йен, вполне вероятно, написал бы имена незамужних девиц на клочках бумаги и, бросив их в шляпу, вынул одну, случайно попавшуюся ему, – вот дело и сделано.

Учитывая все это, предложенные Фионе условия оказались гораздо более щедрыми, чем можно было ожидать.

Дрейтон предложил два мотива, возможно, двигавших Йеном Кэботтом, – искреннее раскаяние, замутненное болью и выпивкой сознание; однако подлинный мотив так и остался для Фионы загадкой. Это означало, что обещанные богатство и комфорт не повлияют на ее решение: сперва ей нужно знать причину, заставившую Йена Кэботта проявить столь невероятную щедрость. Фиона отложила бумаги.

– Какое время дается мне для принятия окончательного решения?

– По правилам хорошего тона, – пояснила Кэрри, – не больше одного-двух дней.

– Правила хорошего тона предполагают обязательность с обеих сторон, – тут же добавил Дрейтон. – Я бы сказал, что вы можете медлить с ответом сколько вам вздумается.

Фиона кивнула:

– Я предпочитаю посетить его светлость сегодня же утром.

Заметив сердитый взгляд Дрейтона и удивление Кэрри, она вздохнула.

– Герцог весьма любезен, он проявил невероятную щедрость, и я тоже могу проявить достаточную любезность, а заодно проверить, не пострадал ли он чересчур сильно прошлой ночью.

Кэрри отложила салфетку и поднялась.

– Если не возражаешь, я поеду с тобой, только сперва переоденусь.

Когда Кэролайн вышла, Фиона улыбнулась Дрейтону.

– Не делайте скоропалительных выводов, – предостерег он ее, сердито берясь за утреннюю газету. – Слова мало что значат: о мужчине следует судить по его поступкам. – Сделав это глубокомысленное замечание, Дрейтон углубился в чтение, позволив Фионе без помех размышлять над его советом.

* * *

Фиона молча шла за дворецким через холодный зал с мраморным полом и заставляла себя не дрожать. Кэрри двигалась чуть сзади, но Фиона не позволяла себе оглянуться на сестру: один быстрый взгляд, и Кэрри догадается, что ее уверенность может исчезнуть в любой момент.

Фиона в первый раз по-настоящему присмотрелась к дому Йена, когда они вышли из кареты и пошли по широкой аллее к парадному входу. Три этажа, возведенных из массивных блоков серого гранита, походили на крепость, и Фиона запрокинула голову, чтобы отыскать под крышей линию узких бойниц. Однако она увидела только окна, одинаковые на всех трех этажах и расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга.

Парадная дверь, которая в темноте произвела впечатление древней и очень массивной, при дневном свете тоже выглядела огромной; казалось, ее мастерили с целью защиты от варваров, чтобы те не могли взломать дверь, пытаясь завладеть чаем и сухарями. Два маленьких, тщательно подстриженных кустика в деревянных ящиках по сторонам от входа, несомненно, должны были сообщать дому утонченную и величественную приветливость, тогда как все остальное кричало: «Идите прочь!»

Быстрый взгляд на внутреннее устройство дома только закрепил первое впечатление Фионы. Было заметно, что Йен не жалел денег на его обстановку и украшение: ковры с Востока, пушистые и прекрасной работы, шторы на окнах из тончайшего шелка с великолепной бахромой понизу. Панели на стенах и перила из темного дерева наталкивали на мысль о глухих лесах и английских умельцах, которые превратили дерево в произведения искусства.

Вся мебель была очень дорогой и, как догадывалась Фиона, подобрана из лучших собраний мебели, имевшихся в поместьях Британии и континента. Скатерти на столах сверкали белизной и везде – на столах, на книжных полках, в стенных нишах – громоздились предназначенные для украшения предметы, какие только можно было купить за деньги в разных уголках мира. Здесь присутствовали хрустальные фигурки слонов и жирафов, позолоченные шкатулки всевозможных размеров и серебро!

А серебро было везде: подносы и подсвечники, рамы картин и чаши, даже цветочные композиции из серебра.

Но несмотря на огромные средства, вложенные Йеном Кэботтом в убранство, дом оставался сумрачным, угрюмым и уюта в нем было не больше, чем в двухсотлетнем мавзолее. Фиона не сомневалась, что при осмотре дома везде обнаружатся величественные просторы с широкими лестницами, бесчисленные комнаты, прекрасно декорированные и поддерживаемые в идеальном порядке.

С точки зрения архитекторов и оформителей, каждый уголок в особняке Йена красноречиво свидетельствовал о богатстве и утонченном вкусе; однако в доме не было ничего, что говорило бы хоть немного о владельце, помимо подчеркнутой возможности тратить сколько угодно денег на покупку того, что он хочет.

На стенах не было видно семейных портретов – ни здравствующих членов семьи, ни их предков – и никаких вещиц, по которым можно было бы судить о личных пристрастиях хозяина. Отсутствовала даже корреспонденция на столике в гостиной – абсолютно ничего, позволявшего думать, что здесь кто-то живет.

Фиона кинула взгляд вслед удаляющемуся дворецкому и принялась рассматривать гостиную. Как она и ожидала, все здесь было безупречно, но… Но ничто на свете не заставит ее согласиться стать постоянной обитательницей этого музея напыщенности и невероятного богатства.


Йен оторвал взгляд от представленных архитектором чертежей и недоверчиво посмотрел на дворецкого:

– Прошу прощения, Роуан: я не уверен, что правильно вас понял…

– Ее светлость герцогиня Райленд со своей сестрой леди Фионой Тернбридж с визитом. Они ожидают вас в гостиной.

Что же, значит, у него все в порядке со слухом.

– Благодарю вас, Роуан.

– Ваша светлость, распорядиться насчет освежающих напитков?

– Еще не знаю. Вы видели их руки? Ничего угрожающего?

– У обеих по две руки, ваша светлость – на вид совершенно обыкновенные.

Йен потер лоб.

– Не показалось ли вам, что глаза хотя бы одной особы свирепо сверкают?

– Нет, ваша светлость.

– Ну, вам-то все равно, а мне не хотелось бы оказаться найденным мертвым, да еще с головой, засунутой в чайник, и с маленькими сандвичами, размазанными по моей груди. Надеюсь, мы увидим, как все обернется, еще до того, как подадут чай. Однако учтивость прежде всего, поэтому проинформируйте, пожалуйста, миссис Питтман, что у нас гости, и предупредите ее, что я хотел бы выглядеть любезным хозяином.

– Будет исполнено, ваша светлость.

Йен подождал, когда за Роуаном закроется тяжелая дверь, после чего напряженной походкой подошел к буфету, щедро налил себе виски и сразу выпил. Обычно он не прикасался к алкоголю в это время дня, но перед разговором в гостиной требовалось взбодриться проверенным методом.

Йен попытался вспомнить, когда последний раз ему удавалось настолько портить отношения с кем-либо, и не смог. Прошлая ночь явно стала вершиной его достижений… или падения – смотря как на это взглянуть.

Осложнения не уступали острой фазе заболевания. По его мнению, месть леди Балтрип была чрезмерной, особенно если учесть безжалостность, с которой она преследовала свою цель до того самого момента, когда дверь распахнулась. Ему предстояло провести следующую неделю или около того в весьма плачевном состоянии физического дискомфорта, а полного заживления можно было ожидать только недели через две.

Допустим, он заслужил свои страдания, но при чем здесь Фиона? А ведь излечить ее сердце гораздо труднее. Сколько бы он ни прожил, ему никогда не забыть выражения ее прекрасных зеленых глаз, слезу, скатившуюся с ресницы на щеку. И это он заставил ее страдать!

Такая милая девушка и воспитанная в атмосфере любви и заботы, совершенно невинная, доверчивая и полная надежд… Будь она из тех, кто способен убить, он вложил бы ей в руку пистолет и предложил застрелить его, так как заслужил это.

Ах, если бы он послушался голоса совести и не последовал за леди Балтрип в библиотеку! Если бы он был более настойчив с самого начала, послал к черту всякие тонкости и прямо сказал о своей скорой помолвке!

Но он не сделал ничего разумного и теперь должен поплатиться за это. Изменение брачного контракта было первым, что пришло ему в голову, чтобы смягчить удар, который он нанес своей невесте. Йен не ждал, что это сильно изменит ее отношение к нему, – как бы мало он ни знал леди Фиону Тернбридж, одно ему совершенно ясно: она согласилась выйти за него не из-за денег. Не будет ничего удивительного, если окажется, что она и ее сестра ожидают в гостиной, чтобы бросить ему в лицо брачный контракт и послать его ко всем чертям. Если они так и сделают, у него останется две возможности: или достойно принять отказ и продолжить поиски женщины, которая станет его герцогиней, или найти способ вернуть благосклонность леди Фионы. Первый вариант имел свои трудности: весь Лондон говорит о его шалостях с леди Балтрип, а скандал непременно заставит отцов косо смотреть на мужчину с дурной репутацией. Однако через несколько недель разговоров станет меньше, а заманчивый брачный контракт легко рассеет родительские сомнения. В итоге он легко сможет за короткое время отыскать себе другую герцогиню.

Но Йену хотелось не этого. Удивительно, как укрепилось в его мозгу намерение сделать леди Фиону своей женой. Он встретил ее всего лишь полтора дня назад, но с тех пор она почти все время присутствовала в его мыслях.

И что в ней было такого, отчего она поселилась в его мыслях, в его чувствах? Никогда ни одна женщина не приобретала такой власти над ним. Стоила ли она того, чтобы так унижаться? Он знал ответ: да, стоила. Фиона была самой сдержанной, самой искренней и добросердечной из всех, кого он знал, и его жизнь сделалась бы значительно полнее, появись в ней эта женщина.

Йен налил себе еще виски, выпил и отставил бокал в сторону, готовясь сделать все, что в его силах, чтобы превратить надежду в реальность.

В шесть огромных шагов Йен пересек зал и оказался у распахнутых дверей гостиной. Не заботясь объявить о своем приходе, он просто постучал в дверь, затем переступил порог.

Хрупкий золотистый ангел стоял, молча глядя на огонь, беспомощно сцепив перед собой затянутые в перчатки руки. Когда он вошел, Фиона повернулась к нему, но ничего не сказала, только окинула его загадочным взглядом. Пламя камина подсвечивало ее светлые локоны, и вся фигурка, казалось, светилась золотисто-бронзовым светом.

Йен глубоко втянул в себя воздух, который внезапно показался ему болезненно плотным. Господи, каждый раз, когда он видит ее, она становится все красивее! Глаза Фионы яркого и чистого зеленого– оттенка притягивали, а ее милые розовые губы… Их хотелось целовать бесконечно!

Йен тут же направил свои мысли в другое русло, подальше от соблазна. Оставаясь в дверях, он кашлянул и начал со слов:

– Благодарю вас за визит, леди Фиона!

Потом он взглянул на ее сестру и наклонил голову в знак признательности:

– Вас также, леди Райленд.

Фиона выпрямилась.

– Насколько приятным будет наше посещение, мы еще увидим.

Холодная вежливость и сдержанность ответа не слишком обескуражили Йена: при данных обстоятельствах это представлялось ему единственно возможным вариантом.

– Я приношу искренние извинения за свое поведение прошлой ночью, леди Фиона. Не буду оправдываться: нет такого объяснения, которое могло бы оправдать мое легкомыслие.

– Верно. Но мне в любом случае хотелось бы услышать ваш комментарий, каким бы ничтожным он ни был.

Эти слова, сказанные очень спокойно, подействовали на Йена как удар хлыста. Боже всемогущий, он и не догадывался, что у нее такой сильный характер!

Наконец, собравшись с духом, Йен коротко ответил:

– У меня нет объяснения, которое могло бы извинить мое поведение прошлой ночью. Вина полностью лежит на мне.

Он видел, что леди Райленд закатила глаза, слышал, как она шепчет что-то о глупости и благородстве, но леди Фиона не дала ему времени подумать над этим.

– Ваша светлость, – сказала она, делая шаг к нему, – в своей жизни я не встречала человека более самонадеянного, бестактного и эгоистичного, чем вы. И если говорить без обиняков, несмотря на вашу ничем не оправданную попытку защитить тетю Джейн, то, что я наблюдала лично, не делает вам чести. Это, в свою очередь, заставляет меня считать, что вы не созданы для совместной жизни.

Йен испытывал благоговейное изумление перед спокойной яростью ее гнева.

– И запомните, Йен Кэботт, запишите кровью и высеките на камне. Я отказываюсь быть только образцовой домоправительницей и производящей потомство самкой. Мне не нужен муж, который будет гоняться за любой женщиной, готовой задрать для него юбки. Если вам представляется, что, предложив мне недвижимость и неприлично большое содержание, вы сделаете меня глухой, немой, слепой и согласной на все, что вам взбредет в голову, советую еще раз как следует подумать!

Вообще-то Йен считал это вполне возможным в отношении одного пункта, но только до вчерашней ночи. Новый день требует от него пересмотреть отношение ко множеству разных вещей.

Он поднял бровь, размышляя, сколько готов уступить. Одно дело – согласиться на относительно равное партнерство в браке, и другое – оказаться в положении мужа, вся жизнь которого контролируется прихотями женщины.

– Я понимаю: вам нужно время, чтобы все взвесить. – Фиона сделала шаг в сторону, явно намереваясь уходить, но Йен преградил ей путь:

– Еще два слова, леди Фиона. Если вы примете мои извинения и дадите мне шанс доказать, что я совсем не вероломное эгоистическое животное, каким вы меня представляете, обещаю, что никогда больше у вас не найдется причины сомневаться ни в моей верности вам, ни в отсутствии заботы о вашем счастье:

Встретившись с ним глазами, Фиона долгий миг молча изучала его. Наконец она медленно кивнула.

Осознавая, что его победа ничтожна и может легко превратиться в ничто, если у нее окажется время для раздумья, Йен торопливо произнес:

– Благодарю вас, леди Фиона. Не хотите ли увидеть остальные помещения особняка, который, как я надеюсь, вскоре станет нашим общим лондонским домом?

Глаза Фионы широко раскрылись, ее грудь ритмично поднималась и опускалась.

– О, с удовольствием! – неожиданно подала голос леди Райленд из угла гостиной.

Глава 7

Единственное удовольствие при обходе дома доставили Фионе лица слуг, которые быстро собрались в зале. Она почувствовала себя оскорбленной, когда Йен представил ее как женщину, которую он надеется назвать новой герцогиней, но слуг это сообщение явно обрадовало.

Фиона чувствовала всеобщее искреннее расположение, когда миссис Питтман, домоправительница, похожая на добрую бабушку, по очереди представила каждого из многочисленной челяди и кратко перечислила их обязанности, К концу церемонии она уже была уверена, что в случае чего эти милые люди помогут ей.

Когда Йен начал демонстрировать многочисленные комнаты своего жилища, Фиона бросила умоляющий взгляд на Кэрри, но та целиком ушла в изучение нового окружения. Вначале Фиона почувствовала себя преданной сестрой, но спустя какое-то время она начала испытывать к ней все большую благодарность. Кэрри задавала бесчисленные вопросы, ахала и охала всякий раз, когда они поворачивали за угол или открывали еще одну дверь. Неподдельный интерес сестры и ее оживленный разговор с Йеном позволили Фионе сделать свое молчание менее заметным и значительно менее неловким.

– Вы сможете менять здесь все, что вам захочется, – пообещал Йен, когда они вошли через двустворчатые двери в гостиную. – Много ковров и мебели хранится отдельно, большую их часть собрали мои дед и отец, занимаясь этим на протяжении всей своей жизни. Если вы пожелаете увидеть их, миссис Питтман покажет, где они находятся, и распорядится вынести все для осмотра.

Вскоре они оказались в центре большой холодной комнаты, а затем Кэрри прошла за ними к стеклянным дверям, ведущим в сад.

– Если вам что-нибудь не понравится, просто отошлете эту вещь на аукцион и замените ее другой. В этом доме нет ничего, чем бы я хоть немного дорожил, за исключением моей операционной и офиса. – Он усмехнулся. – Что касается этих двух помещений, я был бы признателен, если бы вы спрашивали меня, прежде чем избавиться от находящихся в них вещей.

– Разумеется. – Фиона кивнула. Как она могла сказать ему, что совершенно раздавлена и считает невозможным превратить этот холодный, неприветливый особняк в теплый, радушный дом. Единственное, что можно сделать, так это продать всю обстановку, все антикварные вещи, а потом разрушить этот мрачный замок до основания и построить другой дом. – Разумеется, со временем я подумаю о некоторых изменениях, которые мне захотелось бы произвести, – дипломатично добавила она. – В том случае, если мне все же доведется стать хозяйкой всего, что я здесь вижу. Но и тогда я буду обговаривать с вами любые изменения.

– Вам не нужно испрашивать у меня разрешения. Я доверяю вашей оценке и вашему вкусу. – Йен выразительно посмотрел на гостью.

Хотя она улыбалась и одобрительно кивала, он ясно видел, что обстановка дома не производит на нее должного впечатления. Несколько раз его поражало, насколько несовместимой казалась Фиона с окружающими предметами. Сначала Йен решил, что дело в цветах унаследованного им декора, слишком не подходящего для ее женственности и грациозности, а также в огромных пространствах комнат. Но скорее всего существовала и гораздо более существенная причина, но только какая…

– Простите, ваша светлость…

Йен обернулся и, увидев в дверях гостиной Роуана, поднял бровь.

– К вам мистер О’Коннор. У него срочное дело, требующее вашего немедленного рассмотрения. Я провел его в ваш кабинет.

О’Коннор был не из тех, кто склонен к преувеличениям или панике: если ему нужен Йен, значит, дело достаточно важное.

– Скажите ему, что я сейчас приду, и распорядитесь, чтобы повар приготовил чай для леди Райленд и леди Фиоyы.

– Еще посыльный передал сообщение для леди Райленд.

– Да? – Кэрри обернулась.

– От его светлости. Ваш супруг просил напомнить, что в полдень придут на беседу претендентки на место няни.

– Ах да, я совсем забыла! – воскликнула Кэрри, но ее слова прозвучали совершенно неубедительно. – Благодарю вас, Йен, за то, что вы показали нам ваш дом: это доставило мне большое удовольствие.

– Я также получил удовольствие, леди Райленд. Прошу вас, приходите снова, когда пожелаете.

На этот раз Фионе не нужно было делать усилий, чтобы улыбнуться: она испытывала неподдельное облегчение.

– Конечно, ваша светлость. Надеюсь, мы сможем остаться на чай… в другой раз.

Кэрри положила руку на плечо Фионы.

– То, что мне нужно уйти, не означает, дорогая, что ты не должна оставаться. Формальная помолвка состоится уже через несколько недель, так что можно позволить себе немножко отступить от правил приличия.

Протест уже был готов сорваться с ее языка, но тут Фиона увидела непреклонность в глазах сестры: они с Симоной называли этот взгляд наполовину кремень, наполовину любовь, а все вместе что-то вроде приказа. Он молчаливо говорил, что Кэрри определила свое отношение к чему-либо и никакие мольбы, уверения или доводы ничего не изменят.

Фиона представления не имела, почему Кэролайн решила, что она должна остаться, но знала, что сопротивляться бесполезно. Позже, когда она наконец сможет сбежать и окажется дома…

Впрочем, сейчас это уже не имело значения.

Одержав молчаливую победу, Кэрри приветливо улыбнулась, поцеловала сестру в щеку, пожелала приятно провести время и легкой походкой направилась к двери.

Роуан деликатно кашлянул.

– Где ваша светлость предпочтет перекусить – в гостиной или в столовой?

Чувствуя себя загнанной в ловушку, Фиона мысленно сравнила расстояние, отделяющее комнаты, и выбрала ту, которая была ближе к кухне, чтобы слугам выпало меньше хлопот.

– В столовой, если можно, – мягко ответила она.

– Как пожелаете, леди Фиона. – Роуан поклонившись, вышел, после чего Йен повернулся к ней:

– Сожалею, что должен покинуть вас так внезапно, не показав вам всего. Я постараюсь быстро разрешить вопросы, возникшие у мистера О’Коннора.

– О, не беспокойтесь, я понимаю, что у каждого могут возникнуть дела, требующие внимания. Пожалуйста, занимайтесь ими столько времени, сколько потребуется, а я до вашего возвращения подумаю о возможных переделках в доме. – «Или о том, как хорошо было бы это все сжечь», – добавила Фиона про себя.

Казалось, Йен хотел еще что-то сказать, но лишь кивнул и быстро вышел, оставив гостью одну в роскошной и безрадостной гостиной размышлять над тем, как неудачно сложился день.

Уставившись на черный, с золотом, персидский ковер, Фиона в смятении покачала головой. Она шла сюда с намерением сыграть роль невинности, уязвленной до глубины души, предстать утонченной, благородной леди и дать герцогу понять, какое он ничтожество. Но, как это бывает с большинством неоправданных претензий, все ее хитроумные построения рассыпались в прах. Йен вошел в гостиную с таким видом, словно приготовился к самому худшему, и ее сердце сразу растаяло.

Сердясь на себя за слабость, Фиона все еще не сумела явить собой образец скромности и утонченного благородства. Правда, хотя Йен покаялся, сохраняя достоинство, все равно это была капитуляция: соглашаясь со всеми ее требованиями, он не оставил ей выбора. Вот почему Фионе пришлось проявить великодушие и дать ему еще один шанс искупить вину.

Но раз ее план начал рушиться, его следовало подправить. Приняв предложение осмотреть дом, Кэрри отрезала сестре путь к быстрому отступлению. Слуги поверили, что она приняла предложение герцога и вскоре станет хозяйкой дома. Заведя разговор о том, что она вольна все менять в его доме, Йен еще раз отважился представить дело так, словно она в конце концов согласится стать его женой. По-видимому, Кэрри тоже так думала, иначе не оставила бы ее с ним одну.

Фиона пожала плечами. Каждый волен думать что хочет, и у нее тоже есть свои соображения. Она может делать вид, что готова принять предложение Йена, но, пока не подпишет контракт, ничто не заставит ее выйти за него замуж. А она не собирается ничего подписывать, пока Йен Кэботт не докажет, что стал порядочным и по-настоящему достойным мужчиной.

Фиона смотрела на дальний конец стола, сделанного из красного дерева и сиявшего полировкой, как зеркало. К столу были придвинуты двадцать четыре стула, а всего, если считать и стоявшие у стен, стульев было тридцать шесть. Если бы ей пришлось обедать здесь вдвоем с Йеном, они могли бы обмениваться словами единственным способом – посылая друг к другу лакеев с записками.

По внешней стене зала шел ряд высоких окон, а вдоль внутренней стены располагались три огромных мраморных камина. Облицовка с затейливым рисунком, начищенные медные щипцы и другие инструменты, великолепной работы каминные экраны – все это очень впечатляло, но пламя в каминах не согревало комнату. Чай, от которого, когда Фиона наливала его в чашку, шел пар, мгновенно остыл. Еда, не важно, насколько горячей ее приносили с кухни, могла оставаться здесь теплой не более одной-двух минут.

Фиона опустила бархатный манжет и спрятала в него пальцы. Скорее всего, Йен никогда не устраивал здесь приемов. Если пригласить искусных плотников и штукатуров, столовую можно сделать уютнее, обедающие и еда не будут замерзать.

Фиона допила холодный чай, думая о том, что Йен мог бы сделать это давным-давно, а раз не сделал, то значит, не видел в этом надобности. То же самое относилось ко всему в доме, где не было ни одной комнаты, которая приглашала бы войти в нее, задержаться, получить удовольствие от жизни в ней. Комнаты выглядели слишком большими, потолки – слишком высокими, ковры и занавеси – слишком темными и тяжелыми. Красивая дорогая мебель казалась выставленной напоказ; она не располагала к спокойной беседе или к радостным встречам.

Йен сказал, что в доме нет ничего, что было бы ему дорого. В это легко поверить. Во многих отношениях, решила Фиона, этот дом является продолжением манер Йена Кэботта и его физического присутствия. Всем видны богатство и знатность, внушительные размеры, могущество и на первый взгляд все очень впечатляет, но за этим не кроется ничего, кроме пустоты и отсутствия тепла: уют и близкие отношения здесь ничего не значат.

Звяканье ключей отвлекло Фиону от печальных мыслей, и она подняла голову. Миссис Питтман стояла в дверях, держа в руках небольшую картину в серебряной раме.

– Если вы хотите побыть одна, ваша светлость, я вернусь сюда в другое время. – Миссис Питтман попятилась.

– Нет, пожалуйста, заходите. – Фиона, сделала приглашающий жест. – Чай, должно быть, еще достаточно теплый: я постаралась хорошо подоткнуть чехол вокруг чайника.

– По утрам в начале дня здесь обычно холодновато, – сказала домоправительница, садясь на стул по правую руку от Фионы и кладя картину на стол изображением вниз. – Немного лучше становится к вечеру, когда солнце нагревает стены, и тепла от каминов хватает, чтобы прогреть нижнюю часть комнаты.

Фиона согласно кивнула и, наливая чай, поделилась с домоправительницей своей идеей сделать потолок пониже.

Принимая чашку, миссис Питтман довольно улыбнулась.

– Ваша светлость, как раз на такие чудесные вещи мы надеялись, когда его светлость наконец-то решил остепениться и найти себе жену. Не могу сказать вам, как обрадовались все слуги, узнав о предстоящей свадьбе, как успокоил всех нас выбор, сделанный его светлостью.

Фиона наклонила голову:

– Спасибо, миссис Питтман. Мне приятно знать, что меня здесь ожидает теплая встреча, но формально я еще не приняла предложение его светлости. Правда, я не придаю большого значения формальностям, и если решусь выйти замуж за герцога, то вы станете моим самым ценным соратником во всем, что касается управления домом. Без вас я даже не буду знать, с чего начать, так как я не имею ни малейшего представления об этой деятельности и никогда не обращала внимания на то, как справляется с хозяйством моя сестра.

Миссис Питтман снова улыбнулась:

– Ваша светлость, я буду рада помочь вам, чем смогу. Должна сказать, что я много лет служу в семействе его светлости и глубоко уважаю герцога и как человека, и как хозяина. На первый взгляд он может показаться сухим и холодным, но в действительности это очень достойный человек, совсем не такой, как многие…

Миссис Питтман отставила чашку и взяла в руки то, что Фиона приняла за картину.

– Я подумала, что вам захочется взглянуть на это. – Она протянула картину гостье. – Это портрет его светлости, нарисованный моим покойным мужем много лет назад, когда мы только начинали здесь работать.

Фиона посмотрела на рисунок и почувствовала себя так, словно невидимая рука сжала ее сердце.

Тот же Йен, но в возрасте не более пяти лет. Прошедшие годы заметно изменили его лицо. Хорошо очерченные скулы, твердая челюсть и разлет бровей остались теми же, но на этом сходство между мальчиком и мужчиной заканчивалось. У мальчика на портрете были озорная улыбка и свет в глазах, говорившие не только о жизнерадостности, но об открытости и готовности любить, и этот мальчик не имел ничего общего с выдержанным, скрытным и властным мужчиной, в которого он превратился.

– Временами, – продолжала миссис Питтман, – я угадываю в его светлости что-то от этого малыша. Обычно, когда что-то удивляет его и его светлость на мгновение забывает, что он герцог, его лицо меняется. – Она вздохнула: – Каким бы непоколебимым и холодным он ни казался, этот маленький мальчик все еще остается внутри его. Думаю, его светлость вырос бы другим человеком, имей он других родителей.

Ах да, его родители! Кажется, Йен упомянул о них вчера, когда они сидели на скамейке в саду. Хотя герцог не углублялся в детали, из того, что он сказал, складывалось впечатление о несчастливом доме и несбывшихся надеждах.

У Фионы остались лишь смутные воспоминания о собственном омраченном детстве: с тех пор, как Кэролайн и Дрейтон спасли ее, счастливая память о доме и семье, в которой ее любили без всяких условий, позволяли следовать движениям сердца и предаваться мечтам, вытеснила все остальное. Но если бы не это…

– Спасибо за то, что вы показали мне портрет. – Фиона вернула рисунок домоправительнице.

– Как только я увидела вас, то сразу поняла, что вы поймете. – Миссис Питтман мягко улыбнулась и поднялась со стула, – Могу я что-нибудь сделать для вас? Может быть, сказать повару, чтобы он приготовил еще чаю?

– Вы очень добры, – вежливо ответила Фиона. – Но сейчас мне ничего не нужно.

Оставшись одна после ухода миссис Питтман, Фиона задумалась. В первый раз после встречи с Йеном она позволила себе разобраться в чувствах, которые он пробудил в ней. Нельзя отрицать, что он физически привлекателен и не только необыкновенно красив, он и великолепно сложен. Как может такой крупный мужчина двигаться так легко, с грацией кошки… К счастью, вряд ли когда-то он намеренно сделает ей больно.

Фиона не видела никакой вины Йена в том, что он против воли родителей стал изучать медицину, скорее она восхищалась его поступком. И все же что-то в нем настораживало, заставляло тревожиться… Взяв с подноса сандвич, Фиона начала отщипывать от него кусочки, перебирая свои впечатления об Йене Кэботте. Красивый. С независимым умом. Высокообразованный и интеллектуальный. Богатый и щедрый. Определенно настойчивый.

Добрый? Да, конечно. Он спас Бипса и сделал ей предложение, чтобы спасти ее репутацию. Происшествие с тетей Джейн никак не говорит об обратном: просто все сложилось крайне неудачно и осложнилось поспешностью, с которой принимались решения.

Может быть, размышляла Фиона, рассеянно беря второй сандвич, ее настороженность не имеет отношения к Йену, может быть, истоки настороженности лежат в ней самой. Так в чем же дело? Она потрясла головой и вернулась мыслями к тому времени, когда еще верила, что все в мире устроено правильно.

Ее жизнь была такой безоблачной, такой предсказуемой и удобной, пока…

Пока тетя Джейн не попросила ее пойти на бал. Тогда она ощутила руку Судьбы, ведущую ее в неизвестность. Она не сопротивлялась, никак не подозревая, что весь ее мир очень скоро перевернется вверх тормашками и медленно вывернется наизнанку.

Вздохнув, Фиона прикрыла глаза. Ну почему кругом все так сложно… и в то же время просто? Она не знала, что ждет ее дальше, но была уверена, что если согласится выйти замуж за Йена Кэботта, то больше не сможет контролировать себя, как прежде. Да, в ее жизни останутся моменты безмятежности и предсказуемости, но появятся и более необузданные чувства. Что это будет, она не могла бы сказать, но отчетливо ощущала приближение неведомых событий.

И она знала, ощущала всем своим существом, что если она выйдет замуж за Йена, новые чувства овладеют ею целиком и навсегда изменят ее. Сознание, что она может оказаться не в состоянии управлять происходящими в ней изменениями, внушало ей тревогу, даже немного пугало, но одновременно рождало в ее душе странное любопытство…


Йен шел рядом с Фионой через сад по вымощенной камнями дорожке, сцепив руки за спиной и не отрывая взгляда от тропинки перед собой. Он понимал, что оставаться наедине с ней сейчас не вполне удобно; к тому же телесные повреждения, бессонная ночь и день, когда потребовалось принимать неожиданные решения, окончательно изнурили его. Он больше не был в состоянии рассуждать здраво, потому что дошел до точки и слишком устал, был совершенно сбит с толку неожиданными переменами, произошедшими в его жизни за последние два дня.

По небу быстро двигались облака, холодный ветер гулял по саду, и Фиоиа глубже запахнула черную накидку, заставив Йена пожалеть, что ей пришла в голову мысль захватить накидку. Если бы не это, он мог бы предложить ей свой пиджак, а заодно получил бы повод начать разговор.

– Я уверена, – заметила Фиона, явно ощущая неловкость их молчания, – что Кэролайн знает латинские названия всех этих растений и их особенности. У нее необыкновенные способности ко всему, что связано с созданием живописной среды.

Йен остановился, рассматривая листовую почку.

– Вы тоже любите работать в саду?

– Боюсь, я гораздо меньше знаю и гораздо менее пунктуальна, чем Кэрри: она не устает строить планы, делать зарисовки и без конца останавливается, чтобы прикинуть, что у нее получается. Я работаю в саду, потому что мне нравится ощущать запах свежевскопанной земли, трогать ее. Что же до большего, то я не иду дальше разбрасывания содержимого пакетиков с семенами. Когда семена прорастают, это так удивительно…

Йен кивнул.

– Видимо, леди Райленд рассматривает занятия садоводством как упражнение для ума, тогда как ваши занятия – отдых для души.

Полнота и глубина понимания ошеломили Фиону, и она улыбнулась:

– Прекрасно сказано. Вы тоже любите сад?

– Как и вашей сестре, мне нравится сажать растения. Преобразование земли в нечто процветающее и упорядоченное приносит мне особое удовлетворение.

– И вы сами спланировали сад вокруг дома?

Йен кивнул.

– Прежде мне казалось, что я великий специалист в этом деле, но позже я понял, что это Джордж, муж миссис Питтман, очень умело меня направлял. Он был славным, с ним работалось легко. Почти три сезона мы трудились, разбивая здесь сады. А потом меня отослали в школу, и я стал слишком важным, чтобы проводить время с садовником.

– У вас, наверное, остались очень приятные воспоминания о том времени…

– Пожалуй. – Йен на мгновение задумался. – Иногда самые маленькие дары оказываются самыми ценными. Жаль, что мы часто понимаем, чего стоят люди, уже через долгие годы. – Йен тряхнул головой. – Не забывайте, вы вольны менять здесь все, что пожелаете: сажайте что хотите и где хотите, пусть ваше сердце радуется.

– Я не собираюсь менять то, что придумали вы с Джорджем. Здесь хорошо, здесь живут добрые воспоминания.

И тут, как будто небеса, услышав ее, пожелали подтвердить слова, облака рассеялись и сад залило солнечным светом.

Когда золотые лучи упали на чеканное лицо Йена, Фиона почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Такой красивый и такой печальный! Такой невыразимо одинокий…

– Не думаю, – неожиданно сказал Йен, – чтобы Джордж стал возражать: он всегда говорил, что если сад не меняется, это признак отсутствия воображения и вялости души. Если бы мне пришлось заниматься этим снова, кое-что я сделал бы по-другому. Например… – Он положил руку Фионе на плечо и склонился ближе, указывая на дальнее дерево. – Видите ту грушу, зажатую в углу? Ей не хватает места, чтобы расправить ветки, ее надо пересадить на более открытый участок.

Фиона вздрогнула, но не дерево в дальнем углу было тому причиной, а Йен, стоящий рядом, теплота и легкость его прикосновения. Она уловила запах накрахмаленной рубашки, глубокий тембр его голоса проникал глубоко в нее, а главное, в его присутствии она чувствовала себя надежно защищенной. Как она раньше не замечала, что темные волосы на его затылке сворачиваются в колечки, а на висках лежат мягкими завитками?

– Здесь отлично смотрелась бы сирень, – предположила Фиона, пытаясь отвлечься. – Или, может быть, виноградная лоза.

– Превосходная идея. – Йен убрал руку с ее плеча и показал на скамейку: – Почему бы нам не присесть и не обсудить, как еще мы можем улучшить наш сад…

Теперь Йен снова заговорил так, будто считал их брак делом решенным, и тут же Фионе вспомнился рассказ Кэролайн о том, в какую ярость пришла тетя Джейн, а потом, что произошло после.

– Вам удобно сидеть? – спросила она, прежде чем поняла бестактность своего вопроса.

Глаза Йена сверкнули, и он криво ухмыльнулся, но тут же его лицо приняло какое-то обезоруживающее выражение.

– Как я догадываюсь, кто-то рассказал вам о возмездии леди Балтрип…

– Это Кэрри. Вам очень больно?

– Ну, если вы настаиваете, я бы сказал, что знавал лучшие дни. С другой стороны, мне приходилось видеть людей, пострадавших куда сильнее и державшихся стойко, так что я поступаю так же – не жалуюсь и не жалею себя.

Фиона кивнула в знак одобрения и, сев на скамейку, ждала, когда Йен сядет рядом с ней. Потом она перевела взгляд на него и увидела, что солнце сделало заметными усталые морщинки в уголках его рта и складки между его темными бровями.

Они сидели рядом, и между ними снова установилось молчание, но на этот раз оно не было напряженным. Отчего, Фиона не могла бы сказать, но сейчас ей было приятно так вот сидеть с ним рядом.

Йен откинулся на спинку скамейки.

– Говорящая пауза, – усмехнулся Йен, и его слова прозвучали мягко и мечтательно.

Потом его веки чуть дрогнули. Его губы больше не были сжаты, и внезапно он перестал быть герцогом, важной персоной, хирургом, обладателем искусных рук и блестящего ума. Теперь перед Фионой сидел обыкновенный мужчина, уязвимый и нуждающийся в защите.

Сердце ее переполнилось сочувствием к нему, к горлу подступил ком. Фионе стоило больших усилий держать руки на коленях и только взглядом ласково проводить по его щеке.

Какая-то птица вывела трель на грушевом дереве, призывая самочку. Должно быть, этот звук проник в сознание Йена, потому что он недоуменно огляделся и тут же улыбнулся по-мальчишески смущенно.

– Я не хотел отдалиться от вас, – словно извиняясь, сказал он.

– Понимаю. Вы просто очень устали, – мягко заметила Фиона. – И меня вовсе не огорчает, что в моем присутствии вы почувствовали себя легко и смогли расслабиться.

Глаза ее светились, как никогда раньше. Нежность и забота. Это тронуло Йена до самой глубины его существа.

– Вы необыкновенная; вы просто прелесть, Фиона Тернбридж!

Щеки Фионы залились нежнейшей розовой краской, и она, опустив голову, посмотрела на свои руки.

Йен тут же взял ее руки в свои ладони, но когда он поднес их к губам, в зеленых глазах Фионы мелькнула неуверенность.

– Я не мог бы выбрать себе невесту удачнее, – ласково произнес он. – Обещаю, вы никогда не раскаетесь, если согласитесь стать моей женой.

Губы Фионы шевельнулись, и, хотя она ничего не сказала, Йен почувствовал, как участился ее пульс. Он медленно повернул ее кисть ладонью вверх и склонился, чтобы легчайшим поцелуем коснуться нежной кожи.

Когда он распрямился и взглянул на свою будущую невесту, в ее глазах снова сиял этот свет. Застенчивая улыбка тронула уголки ее рта, и Йен почувствовал, что у него появился достойный шанс не только исправить то, что он так некстати испортил, но и обрести счастье в браке.

К сожалению, возникшее между ними притяжение продолжалось недолго. После того как Фиона опустила глаза, Йену ничего не оставалось, как только натянуто улыбнуться и успокаивающе сжать ее руки.

– Наверное, мне следует рассказать вам о Шарлотте… – сам не зная, почему, произнес он.

Глава 8

Пока они с Фионой шли к дому и поднимались на третий этаж, Йен быстро изложил основные факты. Он рассказал о том, как познакомился с родителями Шарлотты и потом стал ее опекуном, как она покалечилась, выбираясь из огня, который погубил ее отца и мать. Он воздержался лишь от описания некоторых деталей поведения девочки, сказав только, что временами с ней бывает трудно.

На площадке между вторым и третьим этажом Йен остановился и внимательно посмотрел на зеленоглазую красавицу, которая молча следовала за ним.

– Есть что-нибудь еще, что вы хотели бы знать? – любезно спросил он.

Фиона подняла светлую бровь.

– Просто из чистого любопытства: я единственная женщина в империи, с которой у вас не было романа?

– Понимаю, любому может показаться, что я человек неразборчивый, – согласился Йен, – но на самом деле это совсем не так.

Фиона глазами выразила сомнение и указала на лестницу.

Решив, что вопрос удачно обойден, Йен двинулся дальше вверх и затем, идя по коридору, не делал больше попыток оправдаться. Мысленно он перебирал годы и женщин, даже тех, имен которых так и не узнал или не, мог припомнить.

Он считал и считал, пока не достиг цифры, которая повергла в шок даже его самого.

Ну и ну! Должно быть, что-то неладно с его эмоциональным здоровьем, ведь мысль о возможности действительно глубоких отношений с какой-нибудь из женщин так ни разу и не пришла ему в голову. Он очаровывал и льстил с единственной целью – получить и подарить наслаждение, а потом одевался, благодарил и уходил прочь, чтобы больше не вспомнить источник этого наслаждения.

У дверей комнаты Шарлотты Йен остановился и жестом пригласил Фиону войти, после чего шагнул за ней, размышляя, что на ее месте он бы три раза подумал, прежде чем выходить за него замуж.

– Кто вы?

Йен оторвался от своих мыслей и резко поднял голову.

Шарлотта сидела в инвалидном кресле возле кровати; волосы плотно облепили ее голову и грязными пучками спускались на плечи. Платье девочки было, как всегда, перепачкано, а черные глаза загорелись яростью, как только ее взгляд остановился на нем. Рут, одна из служанок, приставленных к кухне, стояла на коленях у камина, скорчившись над покореженным серебряным подносом, на который она собирала осколки фарфора и остатки разлетевшейся пищи.

– Простите, ваша светлость, – пробормотала служанка дрожащим голосом, не отрывая глаз от пола.

– Все в порядке, Рут, вы тут ни при чем. Пожалуйста, оставьте все как есть, ступайте вниз и успокойтесь. Мисс Шарлотта будет обедать позднее.

Рут тут же вскочила, сказав: «Да, ваша светлость», она бросилась вон из комнаты, лишь на секунду задержавшись, чтобы сделать реверанс.

Проследив глазами за убегающей служанкой, Йен перевел взгляд на Фиону и был изумлен улыбкой, тронувшей кончики ее губ. Чему она, черт возьми, улыбается? Может, тому, что если она не выйдет за него замуж, то маленькая горгона в инвалидной коляске не станет ее проблемой? По крайней мере, она не выйдет за рамки вежливости за время короткой беседы, хотя Шарлотта вряд ли способна продемонстрировать хоть какую-то любезность.

– Леди Фиона Тернбридж, – начал Йен, – позвольте представить вам мою воспитанницу, мисс Шарлотту Мастерз, недавно прибывшую из Нью-Дели. – Он предупреждающе поднял бровь. – Шарлотта, позволь представить леди Фиону, которая, как я надеюсь, вскоре станет моей женой.

Шарлотта не сводила с него черных глаз, в глубине которых по-прежнему плясало бешенство: когда она сжимала и разжимала зубы, челюсти ее ходили ходуном.

– Здравствуйте, Шарлотта, – мягко сказала Фиона, легкой походкой подходя к девочке. – Рада познакомиться с вами.

Шарлотта наконец оторвала взгляд от Йена и перевела его на Фиону. Немного помолчав, сухо сказала:

– Уверена, вы все обо мне знаете.

– Знаю, но совсем немного. – Фиону ничуть не смутила грубость девочки. – Ровно столько, чтобы знать, что нам нужно познакомиться. – Она сделала жест в сторону неприбранной кровати с грязными простынями. – Могу я сесть?

Йен вздрогнул. Фиона не могла не видеть, что ей придется сжечь свое платье после такого проявления доброты и попыток наладить отношения, которые никак не будут оценены.

– Садитесь, если хотите. – Шарлотта угрюмо уставилась в окно, в которое она только несколько минут назад метнула ночной горшок.

Фиона отвернула простыни и, найдя относительно чистое место, села. Йен наблюдал за ней, удивляясь тому, что она не побоялась приблизиться к Шарлотте: протянув руку, она могла бы дотронуться до нее. Запах в комнате был ужасным, и Йен изо всех сил боролся с желанием отступить назад, как вдруг Фиона сказала:

– Как я поняла, вы оказались у его светлости только несколько месяцев назад…

– Шестьдесят три дня, семнадцать часов и… – Шарлотта посмотрела на часики, приколотые к грязному воротничку. – И сорок восемь с половиной минут.

Фиона сжала губы, обдумывая ответ, затем кивнула.

– А когда ваши родители так трагически покинули нас?

– Пожар случился тринадцатого октября.

Фиона медленно кивнула и рассеянно оглядела комнату.

– Я вижу, вы рисуете?

– Видите?.. – Шарлотта бросила мрачный взгляд на Йена. – Лорд Дансфорд принес мне краски, думая, что я захочу рисовать, но…

– Также я вижу здесь все для рукоделия, – бодро продолжила Фиона.

Шарлотта скорчила гримасу.

– Ненавижу рукоделие! У меня от него болят пальцы.

Фиона с сомнением посмотрела на полку с книгами:

– Но вы хотя бы читаете?

Шарлотта воинственно вскинула голову.

– Я прекрасно умею читать, но не хочу. Вот так.

– Тогда за какими занятиями вы проводите дни, мисс Шарлотта?

– Иногда я смотрю в окно.

– На сад?

– Здесь нет ничего больше, на что можно было бы смотреть.

– Вы спускаетесь вниз, чтобы рассмотреть все как следует?

– Нет, там я не бываю.

– А вам бы хотелось побывать?

– Нет.

За все время разговора Фиона в первый раз посмотрела на Йена. Потом она провела кончиком языка по нижней губе и сделала глубокий вдох.

– Вы вольны вмешиваться во все, если увидите, что из этого может выйти толк, – поспешно сказал Йен. – Видит Бог, в этом случае я больше ничего не смогу придумать.

Фиона молча отвернулась от него.

– Выйду ли я замуж за его светлость или нет, совершенно очевидно, что здесь не хватает твердой руки, мисс Шарлотта. Конечно, вы нуждаетесь в понимании после перенесенных ужасных трагедий, но я по опыту знаю, что всепоглощающая доброта и неослабевающее терпение не всегда идут на пользу. Вашу жизнь необходимо коренным образом изменить.

– Мне нравится жить так, как я хочу, – упрямо заявила Шарлотта.

– Это не имеет значения. – Тон Фионы ничуть не изменился. – Важно, что выделаете несчастными всех, кто вас окружает. – Она встала с кровати и с вежливой улыбкой сказала: – Мы с его светлостью ненадолго оставим вас, чтобы обсудить ситуацию, а потом вернемся.

Шарлотта нагнулась, взялась за колеса кресла и направила кресло прямо на Йена:

– Так вы собираетесь отослать меня куда-нибудь подальше, да?

Йен собирался что-то ответить, но первой заговорила Фиона.

– Вам хочется стать маленьким тираном в другом месте и тиранить других людей? – Фиона повернулась и прошла мимо Йена к двери, но на пороге она остановилась и обернулась: – Увы, мисс Шарлотта, мне придется разочаровать вас. Вы останетесь здесь.

Выйдя из комнаты, Фиона прошла в холл, предоставив Йену самому решить, последовать за ней или остаться наедине с разгневанной Шарлоттой, однако Йен раздумывал недолго: он решил не испытывать судьбу и вслед за ней покинул комнату. Прикрывая за собой дверь, он убеждал себя, что не стоит строить из себя героя, если ты в отчаянии и беспомощен.

Фиона ожидала его неподалеку от комнаты Шарлотты.

– Поймите, ей очень плохо, – сказал Йен, останавливаясь рядом.

– В самом деле? – насмешливо протянула Фиона. – А я и не заметила.

Йен вспыхнул:

– Как вы можете быть такой…

– Недоброжелательной?

– Хладнокровной.

Фиона коротко засмеялась:

– То, что я целилась вам в грудь, видимо, не произвело на вас должного впечатления?

– Там было другое: взрыв эмоций, тревога за вашего кота и все такое. Кстати, как поживает Бипс?

– Хорошо. Ест и спит в свое удовольствие. – Фиона чуть улыбнулась. – Он даже вернулся на свое обычное место – на свою подушечку. Но – к делу. Может быть, нам пройти подальше, чтобы Шарлотта не могла помешать нашему разговору?

– Если хотите. Видите банкетку у окна – там мы могли бы поговорить. Между прочим, Шарлотта не покидала свою комнату с того самого момента, когда я привез ее сюда. Вы не поверите, но ее пытались извлечь из комнаты бесчисленное количество раз, однако все было тщетно.

– Беда в том, Йен, что вы предоставляете все решать ей, тогда как здесь доброта не лучший помощник.

– Вы что, хотите, чтобы я силой выволок ее оттуда? – Йен пожал плечами, наблюдая за тем, как Фиона грациозно опускается на банкетку. – И куда же мне ее деть после этого, позвольте вас спросить?

– Ну, для начала ее следует отвезти к портнихе: Девочке прежде всего нужны новые платья.

– Я не раз предлагал ей, но она отказывается. Категорически.

– И что же вы?

Йен провел ладонью по волосам, потом вздохнул:

– Видите ли, Фиона, она прошла через ад, осталась сиротой, калекой, оказалась в доме, по существу, незнакомого человека, в незнакомой стране, и все это влечение шести месяцев. Только чудовище могло остаться равнодушным к ее несчастьям.

Фиона мягко взяла Йена за руку: нежность и сочувствие мерцали в ее глазах, отчего ему стало трудно дышать. Тогда он сжал ее пальцы, и это прикосновение подарило ему успокоение.

– Я знаю, у вас были самые лучшие намерения. – Фиона чуть улыбнулась. – Но, позволяя девочке всегда поступать по-своему, вы неизбежно дали ей создать мир, в котором она занята исключительно тем, что гневается и жалеет себя. Это плохо и для нее, и для окружающих. Ее энергию надо направить в другое русло…

– Об этом я и думал, когда покупал ей краски, рукоделье, книги!

– Но вы не настаивали, не прилагали усилий. Вы давали ей все эти вещи и позволяли ничего не делать с ними.

– Что же вы предлагаете теперь? – спросил Йен уныло. – Насильно тащить ее в магазин за платьями, которые она не хочет носить?

Фиона улыбнулась:

– Когда Кэролайн и Дрейтон забрали меня к себе, я совсем не говорила, уже не помню почему. Зато я умела давать знать о том, чего хочу, другими способами, и все охотно подчинялись мне, пока они не открыли, что я умею разговаривать, но просто не хочу. После этого мне не позволили объясняться знаками. Я могла показывать на вещь и смотреть умоляюще, но меня отказывались понимать. Даже если для этого приходилось оставлять меня без обеда и отправлять Бипса на ночь в другую комнату…

– Неужели они брали Бипса в заложники? Ну и ну!

Фиона чуть сжала его руку.

– Бипс не пострадал, зато я начала вести себя в соответствий с общепринятыми нормами. То же произойдет и с Шарлоттой.

Прислонившись плечом к окопной раме, Йен мрачно произнес:

– Боюсь, вы ошибаетесь, к тому же у Шарлотты нет кота.

– Кот – не то животное, которое ей нужно. – Коты довольно малоподвижны днем и вообще слишком независимы. Зато отлично подойдет собака. Щенок, который только и ждет; когда с ним будут играть, думает, что солнце встает и садится по желанию хозяйки.

– Но как Шарлотта сможет заботиться о щенке? – Йен недоуменно развел руками. – Его нужно кормить, поить, с ним нужно гулять…

– Ей придется всему этому научиться.

– Как будто она станет пытаться. Придется просить кого-нибудь из слуг выводить собаку несколько раз в день…

– Нет, пусть это будет ее обязанность – заботиться, чтобы у собаки было все необходимое.

– Но спускать ее вниз и поднимать каждый раз, когда это понадобится… – Йен покачал головой. – Я не могу возложить на слуг дополнительный труд по уходу за Шарлоттой. Если я сделаю это, все они уйдут от меня и я не смогу обвинить их в недобросовестности.

– Ну, если судить по тому, что я уже видела, ваши слуги обладают терпением святых и заслуживают того, чтобы их освободили от капризов и выходок Шарлотты.

– Согласен, но как вы предлагаете осуществить все это?

Фиона ни секунды не колебалась.

– У вас огромный дом и, насколько я помню, есть вторая гостиная в южной части первого этажа.

– Да, это так называемая Солнечная комната.

– Самая привлекательная комната во всем доме, не так ли? Вряд ли Шарлотта сможет постоянно хандрить, поселившись в ней.

– Поселившись? Вы хотите сказать, что гостиную следует превратить в ее спальню?

– Неужели вы не сможете обойтись без этой гостиной?

– Ну почему же, конечно, смогу. – Йен был обескуражен тем, что не подумал устроить девочку там сразу же, как только она появилась в доме.

– Если вы переведете Шарлотту туда, – продолжала Фиона, – девочка сможет без труда выезжать из нее и передвигаться по всему этажу, также сможет сама добираться до столовой и обедать там.

Йену не хотелось признавать себя побежденным, но существовали вещи, которые невозможно было проигнорировать.

– Еда ей всегда не по кусу…

– Ну так дайте ей проголодаться, и в следующий раз, вполне вероятно, она не будет столь капризна.

Йен пытался представить Шарлотту разъезжающей на коляске по дому и цивилизованно ведущей себя за столом, но это у него как-то плохо получалось.

– Хорошо, но как она сможет гулять с собакой?

Фиона на мгновение задумалась. Йен внимательно наблюдал за ней, – может, хоть теперь на признает, что идея завести для Шарлотты собаку не слишком удачна.

Неожиданно Фиона улыбнулась:

– Если вы попросите плотника сделать длинный, с небольшим уклоном пандус от дверей к садовой дорожке, Шарлотта легко сможет въезжать и выезжать из дома без чьей-либо помощи.

– Хорошая идея, – согласился Йен и тоже улыбнулся.

– У меня большой опыт по уходу за травмированными и покалеченными животными, а больные люди не так уж сильно отличаются от них, за исключением того, что иногда у людей не срабатывает естественный инстинкт и они отказываются принять ограничение собственных возможностей. В таком случае приходится тем или другим способом вынуждать их сделать это.

Йен тут же ухватился за ее слова.

– Принуждать Шарлотту не представляется мне задачей, для выполнения которой у меня есть естественный инстинкт.

Фиона тихонько засмеялась, и звуки ее смеха принесли дополнительную радость его сердцу.

– Это такой окольный способ попросить меня проследить за ее перевоспитанием?

– За эту малость я был бы вам вечно и неизменно благодарен.

Так как больше не было смысла выражать сомнения в способности Фионы, Йен решил приступить к делу как можно скорее.

– Когда мы начнем?

– Преображение Шарлотты вряд ли будет происходить гладко, и вы, конечно, отдаете себе в этом отчет? Переустройство дома также потребует довольно значительных расходов.

Расходы? Господи, если вспомнить об истребленных за последние три месяца фарфоре и серебре…

– Деньги здесь роли не играют. Пожалуйста, тратьте столько, сколько сочтете нужным.

– Но… в вашей жизни тоже должны произойти некоторые изменения.

– И какие же? – Йен вдруг вспомнил о том, что Фиона наголову разгромила его поведение вчера утром.

– Шарлотте необходимо занять свой ум чем-то другим, не уходить целиком в свои потери и в ненависть при мысли о том, что она обременяет вас своим присутствием.

– Почему она должна так думать? – Йен заметно удивился. – Я совсем не воспринимаю ее как бремя.

– По крайней мере, она для вас полная загадка и проблема для ваших слуг.

Йен вздохнул.

– Вы абсолютно правы относительно моего к ней отношения, – признал он, – и также мы должны быть справедливы к слугам: Шарлотта действительно создает для них много дополнительной работы.

– А ведь ей всего четырнадцать лет, Йен. Она рассуждает так, как свойственно ее возрасту: каждый ропот, каждое проявление нерасположения, каждый вздох она воспринимает как нечто исходящее от вас.

– Но это неправда!

Фиона снисходительно улыбнулась:

– Я знаю, что это не так, но только потому, что мне не четырнадцать лет и я не завишу от вашей доброты. Когда в последний раз вы садились за один обеденный стол с Шарлоттой?

Он едва удержался оттого, чтобы не застонать от чувства вины.

Фиона понимающе кивнула.

– Вам надо будет по крайней мере завтракать и ужинать вместе с ней.

Что ж, хорошо, он будет делать это. Ему надо где-то есть, так пусть это будет дом. Если Шарлотта перестанет швырять тарелки и еду, он сможет составить ей приятную компанию…

Йену очень хотелось самому предложить хоть какие-нибудь решения, но у него не было опыта, и единственное, что ему оставалось, – это положиться на мудрость Фионы и на ее доброту.

– О чем, скажите на милость, мы могли бы разговаривать за едой?

– Например, о ее собаке, – не задумываясь ответила Фиона. – О новых занавесках и ковриках, которые Шарлотта сама поможет выбрать. О новой мебели и о том, куда ее поставить. О фасонах платьев, которые предложит ей портниха, – да мало ли о чем! У Шарлотты должна появиться причина, по которой ей захочется выбраться из своей комнаты. Когда все, что вы делаете, – это смотрите из окна на сад, вы не станете никого просить быть добрым к вам; и с чего бы тогда вам быть жизнерадостным и милым?

Йен инстинктивно протянул к ней руку.

– Вы совершенно удивительная женщина! – не удержавшись, воскликнул он.

Щеки Фионы порозовели, глаза заблестели.

– Кстати, вы могли бы, – словно не слыша его, сказала она, – когда у вас будет свободное время, предложить Шарлотте показать сад и спросить, что бы ей хотелось изменить в нем.

– Может быть, нам стоит отправиться в сад всем вместе?

Фиона медленно кивнула и выпустила его руку.

– Если вы поделитесь с Шарлоттой другими своими интересами, уверена, она по крайней мере вежливо выслушает. Я допускаю, что ее окружали любовью и приучали к хорошим манерам, но все бесполезно, если невозможно применять их на практике.

– Мои интересы связаны с медициной и со строительством больницы; едва ли такие вещи покажутся девочке интересными.

Фиона склонила голову набок.

– Неужели вы строите больницу?

– Если мистер О’Коннор, руководящий строительством, сможет решить некоторые проблемы в мэрии Лондона, молотки и пилы заработают хоть завтра.

– Пожалуйста, расскажите об этом подробнее. Я хочу знать, что за больница и где она будет расположена.

– Ну, само здание досталось мне от отца – именно возле него лежал человек, нога которого была поражена гангреной.

– Да, вы рассказывали мне о нем…

– Его звали Патрик О’Салливан, и так же будет названа больница. Двери будут открыты для любого, нуждающегося в медицинской помощи, независимо оттого, может ли он заплатить.

– Всегда найдутся люди, нуждающиеся в медицинской помощи. Но это же замечательно. Но… боюсь, вам придется очень много работать.

Как мило с ее стороны подумать о этом.

– Я буду не один. – Йен чуть улыбнулся. – Коллеги помогут мне всем необходимым. Я также договорился с университетом, и студенты смогут проходить у меня практику под руководством опытных врачей.

– Я тоже хочу работать у вас, Йен!

– Боюсь, дорогая, – добродушно заметил Йен, – следующие сто или двести лет вы будете по горло заняты Шарлоттой, но все равно я ценю ваше отношение к моему замыслу: многие мои знакомые утверждают, что больница для бедных противоречит воле всевышнего.

Пристально глядя на него, Фиона покачала головой:

– Люди, не знавшие лишений, редко могут представить, каково это – испытывать безысходность и одиночество и какое целительное действие оказывает сознание, что кто-то заботится о тебе. Вот почему нам не следует тянуть с Шарлоттой. Уже сегодня мы могли бы перевезти ее со всем, что ей понадобится, в Солнечную комнату, с помощью слуг, разумеется.

Йен кивнул:

– Уверен, слуги не станут возражать, особенно если появится хоть слабая надежда, что в дальнейшем им станет легче.

Фиона пригладила юбки.

– Значит, решено: вы прямо сейчас пригласите нескольких крепких мужчин, а я постараюсь подготовить Шарлотту.

Когда Фиона вышла, Йен попробовал проанализировать ситуацию. Что-то произошло, что именно, он не мог сказать, но постепенно: между ними образовалась дистанция, которой не было в начале их разговора, и ему это не нравилось.

Йен все еще раздумывал над причиной внезапной перемены в Фионе, когда она открыла дверь комнаты его подопечной и исчезла внутри. Тогда, пригладив волосы и пробормотав: «Женщины», он пошел исполнять то, что обещал.

* * *

Стоя в комнате Шарлотты, Фиона невольно продолжала размышлять. Все, о чем они договорились, она делала для Шарлотты, это не имело никакого отношения к желанию понравиться Йену Кэботту или облегчить ему жизнь.

Но если она на самом деле произвела на Йена впечатление… Если он понял, что женщина, которую он просил стать его герцогиней, не только довольно здравомыслящая обладательница хорошенького личика… И в самом деле, почему бы ему не понять, что она умна и обладает немалыми познаниями в медицине? Если же он не пожелает заглянуть глубже, то учащенное сердцебиение и разливающееся по телу тепло – недостаточные причины для того, чтобы подписать брачный контракт и провести остаток жизни, занимаясь убранством дома Йена Кэботта, ухаживая за его воспитанницей и оставаясь его стоически снисходительной любовницей.

Глава 9

Сидя за обеденным столом, Йен глубокомысленно рассматривал жирное пятно на стене сбоку от камина: оно красовалось там, где за вчерашним обедом о стенку шмякнулась изысканная корнуолльская куропатка.

Он всмотрелся в участок справа от пятна и увидел большую россыпь крапинок; их желтоватый оттенок свидетельствовал, что оставлены они деликатесным рисовым пловом с карри. Теперь дорогие обои с муаровым рисунком безнадежно испорчены – таковы результаты первой попытки вернуть Шарлотту в мир благопристойных обедов и общепринятой вежливости.

Качая головой, Йен мысленно вернулся назад, сожалея, что все получилось так неудачно, и раздумывая, мог ли он поступить иначе. Когда он привез Шарлотту в столовую из Солнечной комнаты, то повел себя приветливо, но твердо. По дороге в столовую он четко объяснил девочке, чего от нее ждут, и столь же четко изложил последствия ее плохого поведения.

Когда он занял свое место и позвонил, чтобы принесли обед, Шарлотта сверкнула на него глазами, но Йен не увидел ни малейшего намека на то, что в ту самую секунду, когда с их тарелок будут сняты серебряные крышки, она превратится в беснующуюся фурию.

Впрочем, он явно был здесь единственным наивным человеком. Пока Йен вдыхал аромат божественной еды и мысленно придумывал комплименты своим поварам, лакеи вдруг разбежались кто куда. Быстрота их реакции и понимание ситуации спасли их белые рубашки, тогда как с него рис сыпался всю дорогу от столовой до Солнечной комнаты.

Увезти оставшуюся без обеда Шарлотту в ее комнату оказалось для него не так трудно, как он ожидал. Не то чтобы это хорошо отразилось на начале нового дня, но в тот момент его не волновало, что она ляжет спать голодной, и, оставляя коляску в центре комнаты, которую подготовила для Шарлотты Фиона, он не испытывал ничего, кроме злости. Уходя от Шарлотты, Йен вспомнил наставления Фионы и, прежде чем закрыть за собой дверь, задержался, чтобы пожелать зло уставившейся на него неблагодарной маленькой злодейке спокойной ночи и выразить надежду, что завтрак окажется ей больше по вкусу. Когда наступило время завтрака, Йен, вздохнув, придвинул серебряный кофейник и налил себе чашку горячего ароматного кофе. Он надеялся, что Шарлотта прибудет в столовую полностью преобразившейся – этакая вежливая, милая, чистенькая воспитанница благородного заведения. Хотя едва ли можно было ожидать чего-нибудь даже отдаленно похожего на эту картину, но надежда – единственное, что у него оставалось.

– Доброе утро, ваша светлость.

Йен быстро вскочил, повернулся и…

Что это? Солнечное сияние в бледно-зеленом платье или…

– Доброе утро, Фиона, – выговорил он с трудом. – Вы замечательно выглядите сегодня.

– Спасибо. – Фиона милосердно воздержалась от замечания, что комплимент сомнительного свойства и предполагает, будто вчера она выглядела не лучшим образом.

Йен бросился к ней и выдвинул для нее стул, а когда она села, с трудом удержался от того, чтобы поцеловать ее, и был рад, что может хотя бы предложить ей чашку кофе.

Пока он наливал кофе, Фиона удивленно спросила:

– Кажется, Шарлотта уже поела и возвратилась к себе?

Йену ничего не оставалось, как только рассказать правду. Может, если в его словах прозвучит больше отчаяния, Фиона сжалится над ним и освободит его от дальнейшего участия в этом предприятии.

Впрочем, надежды в этом предположении было не больше, чем надежды на преображение Шарлотты за одну ночь.

– Шарлотта пока не появлялась. Признаюсь, я почти уверен, что она решит пропустить еще один прием пищи.

– Ага, так вчерашний обед не был удачным началом?

– Еще бы! Бросок у Шарлотты получился очень удачный и очень мощный: бедная корнуолльская птичка была просто расплющена. Мне приходилось видеть то, что оставалось от предметов, попавших под колеса вагонов, но и они порой выглядели лучше, чем эта птичка, когда она наконец отлипла от стены и шлепнулась на ковер.

Фиона выгнула изящную бровь и задумчиво посмотрела на стену.

– Боюсь, обоям уже не вернуть прежний вид…

– То же самое мне заявила миссис Питтман, – со вздохом сказал Йен. – Мне кажется, Шарлотта целилась мне в голову, но я в этот момент наклонился, желая вдохнуть аромат превосходно приготовленного блюда, и она промахнулась.

Фиона прищурилась.

– А что было на обед?

– Восхитительный плов с карри. Увы, моя дорогая воспитанница даже не потрудилась попробовать его, прежде чем метнуть на стенку вслед за куропаткой.

Фиона, словно невозмутимый ангел милосердия, чуть кивнула, сделала глоток кофе и лишь затем спросила:

– И что же вы сделали в ответ на такое ужасное поведение?

– По крайней мере, я не придушил ее, хотя, должен признаться, мне очень этого хотелось. Напротив, я собрал все силы и, проявив зрелость и сдержанность, сжал зубы, встал и отвез Шарлотту обратно в ее комнату. Там я сказал несколько слов, в которых выразил надежду, что следующий день пройдет удачнее.

– И как она на это отреагировала?

– Понятия не имею: я закрыл дверь и ушел, после чего в соответствии с вашими наставлениями слуги предоставили ей самой приготовляться ко сну.

Фиона одобрительно кивнула, и это, согрев сердце Йена, подняло его настроение до невообразимых высот.

– Хорошая работа, ваша светлость.

Йен тут же потянулся за кофейником со словами:

– Я хотел бы, чтобы вы называли меня по имени.

– Постараюсь запомнить и приложу все усилия.

Йен довольно улыбнулся про себя. Кажется, она гораздо охотнее идет навстречу его пожеланиям, чем Шарлотта.

Его взгляд медленно прошелся по тонким линиям ее лица, и постепенно он осознал, что одно присутствие леди Тернбридж за его столом доставляет ему огромное наслаждение. А как она улыбалась ему, как смотрела и потом краснела, становясь розово-персиковой…

Никогда прежде невинность ни в коей степени не возбуждала Йена, скорее она угнетала и смущала его. С девицами, не познавшими радость сексуального наслаждения, он никогда не знал, как себя вести.

Но если Фиона в конце концов простит его за происшествие с леди Балтрип и примет его предложение… Как ему соблазнить эту невинность и не испортить того, что так трогает и делает ее непохожей на других?

– Кажется, вы чем-то обеспокоены, ваша светлость? – Фиона улыбнулась.

Герцог мучительно придумывал, как лучше ответить на ее вопрос. Да, обеспокоен, но не признаваться же, что он не понимает, как ему уложить ее в постель…

– Я думал о Шарлотте. Кстати, не пойти ли мне за ней?

Фиона чуть склонила голову.

– Возможно, – наконец предположила она, – Шарлотта просто заспалась… Отправимся-ка мы к ней вместе – так будет проще все выяснить.

Йен с удовольствием предложил бы ей пойти одной, а сам бы остался и заказал завтрак, но он тут же устыдился своей трусости и поднялся со стула. Встав за стулом Фионы, он невольно вдохнул ее аромат. Цветочный, но не приторно-сладкий и не похожий на экзотический аромат тепличных растений. Скорее, это благоухание цветов в глухом лесу, тех самых, которыми эльфы устилают свои постельки.

Быстро сунув руки в карманы, Йен ответил на удивленный взгляд Фионы стесненной улыбкой:

– Я готов следовать за вами.

Фиона усмехнулась:

– Если бы я могла убедить своих учителей танцев стать такими же покладистыми!

Она проскользнула мимо Йена, оставив после себя облако влекущего аромата, и он с сожалением напомнил себе, что клятвенно обещал искупить грехи.

Подавив естественный инстинкт, Йен нехотя поплелся за Фионой, но у распахнутых дверей Солнечной комнаты остановился, чтобы оценить ситуацию.

Ого! Кажется, он не зря задержался в столовой! Ступи он в комнату первым…

Шарлотта сидела в своем кресле на том же месте, где он оставил ее накануне вечером, и на ней была та же одежда, что и вчера. Новым было то, что за прошедшие часы она не раз обмочила свою одежду и коляску.

Однако у Фионы, как казалось, представшая перед ней картина не вызвала ни малейшего отвращения. О Господи, как она может выносить этот запах…

– Низкие! Злые! Жестокие! – раздалось из инвалидной коляски.

Йен почувствовал спазм в желудке и, прежде чем заставить себя войти, приказал себе представить, что он находится в военно-полевом госпитале. Однако ни Фиона, ни Шарлотта не обратили внимания на его явно запоздалое появление, Фиона лишь чуть заметно кивнула и прислонилась к бюро из красного дерева.

– Я понимаю, что вы о нас думаете, Шарлотта, – спокойно произнесла она, держа руки с переплетенными пальцами перед собой. – И если бы вы совсем не могли двигаться, если бы у вас пострадал рассудок, я была бы виновата и заслужила бы все эти обвинения. Но вы вполне владеете собой, и в этом все дело.

Йену мгновенно стало ясно, что Фиона ничуть не нуждается в его поддержке. На удивление миниатюрная, она держалась с необыкновенным достоинством.

– Вы прекрасно можете выбираться из кресла, когда вам нужно, – мягко продолжала Фиона. – Вы в состоянии подъехать к стульчаку для ночного горшка в любое время дня и ночи. Вы могли бы подъехать к шкафу и переодеться на ночь. Вы могли бы забраться в кровать и спокойно проспать всю ночь. Вы выбрали не это. Вам хотелось чувствовать себя несчастной.

– Я вас ненавижу!

– Разве? Я полагаю, что вам просто не нравится, когда от вас ждут чего-то иного. Например, когда вы перестанете гневаться на несправедливость жизни и тиранить всех вокруг.

– Мои родители мертвы!

Фиона понимающе кивнула.

– Мы очень сожалеем, Шарлотта. Если бы в нашей власти было изменить то, что случилось, мы бы сделали это немедленно, но мы не можем. И вам тоже ничего не остается, как только смириться с этим и вести себя в соответствии с общепринятыми нормами.

– Но я не хочу!

– Это понятно. Но с нашей стороны было бы совсем немилосердно допустить, чтобы каждую минуту оставшейся жизни вы провели, страдая от ужасной потери.

– Что вы знаете о потерях, леди Совершенство?

– Очень многое, Шарлотта.

– Что вы знаете о том, как чувствует себя калека?

Фиона слегка задумалась.

– Достаточно, чтобы сказать, не кривя душой: вы вполне можете прожить счастливую жизнь, даже несмотря на физические ограничения.

– Ну уж нет, – прошипела Шарлотта. – Я отказываюсь!

– Что ж, это ваш выбор, – невозмутимо парировала Фиона. – Но ведь и у нас тоже есть выбор. Мы не станем поддерживать вас в вашем неразумном решении понапрасну растратить вашу жизнь. Если вы отказываетесь обедать за столом так, как принято в цивилизованном обществе, значит, вы решили остаться голодной. Если вы желаете всю ночь сидеть в кресле вместо того, чтобы спать в уютной постели, которую вам приготовили, вам предоставят такую возможность. Если вы предпочитаете ходить под себя вместо того, чтобы пользоваться специальным стулом, тогда вам будет позволено дышать собственной вонью, пока вам это не надоест.

Йен невольно вздрогнул: кажется, это немного слишком.

– Оставим в стороне ужасный запах, – Фиона, видимо, даже не подозревала о его страданиях, – но вам следует знать, что, если вы будете ходить под себя и сидеть во всем этом, ваша кожа покроется язвами и начнется инфекция, от которой вы можете умереть мучительной смертью.

Кажется, эта мысль застала Шарлотту врасплох. Заметив это, Йен расправил плечи и тут заметил, что Шарлотта легко развернула кресло в его сторону.

– Вы не можете позволить мне умереть! – В ее глазах сверкнул злобный вызов.

Йену тут же захотелось сказать, что он еще как сможет, но он быстро понял: таким путем проблему не решить.

– Врач не Бог, Шарлотта. – Он надеялся, что говорит так же спокойно, как и Фиона. – Мы не можем спасти людей от них самих. Если вы хотите уничтожить себя, то в конечном счете преуспеете, сколько бы я ни вмешивался и ни убеждал вас вести себя достойно. Позвольте только обратить ваше внимание на то, что приходит время, когда любой нормальный человек перестает биться головой о стену и понимает необходимость принять реальность такой, какова она есть.

Нахмурив брови и сжав губы в тонкую ниточку, Шарлотта развернула свое кресло. Воспользовавшись передышкой, Йен быстро взглянул на Фиону, но она только ободряюще улыбнулась ему, после чего ее взгляд переместился на спину Шарлотты.

– Хотите, вам принесут горячей воды, чтобы помыться? – доброжелательно спросила Фиона у девочки. – Мы будем рады немного отложить завтрак, чтобы дать вам возможность привести себя в порядок и переодеться.

– Нет!

– Это ваше решение. А наше – позволить вам это. – Фиона повернулась и плавной походкой прошла через комнату. – Если вы перемените свое решение до ленча, шнур звонка у двери. Пожалуйста, не забудьте, что слугам дано указание принести вам только воду для мытья.

– Я хочу, чтобы вымыли пол!

– Не сомневаюсь, что хотите, – бодро ответила Фиона, даже не оглянувшись. – Ну что, – как ни в чем не бывало обратилась она к Йену, – идем завтракать? Я просто умираю от голода.

– Разумеется, миледи.

Подождав, пока Фиона окажется в холле, Йен негромко произнес:

– Надеюсь, вы все же согласитесь помыться и потом присоединитесь к нам, Шарлотта.

Девочка молчала: ее поза не изменилась. Чувствуя себя побежденным, Йен шагнул в холл и осторожно закрыл за собой дверь. Фиона с нетерпением ждала его.

– Надеюсь, вы не считаете меня слишком жестокой…

Йену захотелось обнять ее, притянуть к себе, запрокинуть ее лицо и медленно и нежно целовать, пока все тревоги не покинут эту маленькую головку.

– Я считаю, что вы прекрасно разобрались в ситуации. – Йен демонстративно засунул руки в карманы. – Гораздо лучше, чем это удавалось мне. Шарлотте просто необходимо было услышать столь решительное мнение…

Что-то громко стукнуло за дверью, через секунду еще, потом еще…

Заслышав дикие выкрики, означающие, что за дверью происходит нечто ужасное, Йен повернулся, намереваясь броситься в комнату, но Фиона преградила ему дорогу.

– Что ж, хорошо, – сказала она и взглянула на дверь. – Теперь мы знаем, что Шарлотта вполне в состоянии подъехать на кресле к тазику для умывания, и это уже прогресс.

Только прирожденный оптимист, подумал Йен, может увидеть нечто хорошее в припадке бешенства и учиненном разгроме. Однако на этот раз он предпочел оставить свое мнение при себе.

– Когда не останется ничего, что можно разбить, – продолжила Фиона, – Шарлотта поймет, что никто к ней не придет, никто не принесет новые предметы, чтобы она снова могла швырять их и крушить. Только после этого к ней придет осознание реального положения вещей.

«Или не придет». Йен обреченно вздохнул.

– Если допустить, что чудеса все же существуют, сколько, по вашему мнению, на это потребуется времени?

– Не знаю, это зависит от того, насколько она упрямая и чего ей удавалось добиваться прежде таким поведением. Полагаю, родители исполняли все ее капризы?

– Родители Шарлоты по большей части просто не замечали ее. – Йен предложил Фионе руку, и она взяла ее без колебаний. Ему оставалось только удивляться тому, как этот невинный жест мог быть таким возбуждающим…

С сильно бьющимся сердцем, разгоряченный, Йен повел Фиону к лестнице.

– Доктор Мастерз был замкнутым, холодным человеком, интересующимся только медицинской практикой и своими любовницами, – продолжил он, чтобы отвлечься. – Аманда полностью погрузилась в суету светской жизни и в отместку тоже заводила романы, а Шарлотту они оставляли на попечение слуг.

Фиона с огорчением вздохнула:

– Тогда, полагаю, преображение Шарлотты займет достаточно долгое время.

Судя по спокойствию, с которым это было сказано, вероятность повторения безобразных сцен нисколько не обескураживала Фиону. В своей жизни Йен встречал не многих женщин, которые отличались бы столь непоколебимой выдержкой. Если Фиона окажется хотя бы наполовину такой же восхитительной в постели…

Йен поспешно отогнал от себя эту греховную мысль, но, заглянув в ее ищущие зеленые глаза, вдруг подумал, что, когда он коснется ее губ, она закроет глаза и пролепечет что-то в знак согласия, а потом растает, прильнув к нему. Потом ее лепет перейдет в нежный стон наслаждения, и он начнет…

Незаметно ущипнув себя, Йен поднял голову.

– Разумеется, я жалею Шарлотту, – сказал он первое, что пришло ему в голову. – У нее было такое трудное детство… Теперь она на всю жизнь останется калекой.

Когда они дошли до лестницы и Йен выпустил руку Фионы, она тихо сказала:

– Шарлотта будет чувствовать себя калекой настолько, насколько позволит несчастному детству овладеть своим сознанием.

Повернувшись, Фиона стала подниматься по лестнице; и Йен пошел за ней, не переставая изумляться тому, что его сердце не перестает учащенно биться. И еще ему было неловко оттого, что Фиона беспокоилась о Шарлотте, тогда как он думал о том, как замечательно было бы держать ее в своих руках, слышать ее задыхающийся шепот, медленно занимаясь с ней любовью.

Единственной надеждой противостоять искушению зеленоглазой красавицы оставалось одно – держаться от нее на расстоянии. Если же нет… Ему страшно было даже подумать о том, как низко он упадет в ее глазах.

– Между прочим, Бипс уже запрыгивает на кровать и спрыгивает с нее, когда захочет, – услышал он голос Фионы и, оглядевшись, удивился, что они уже миновали зал и теперь направляются к столовой. – Прошлым вечером я даже рискнула снять повязку…

– Интересно, вас хоть когда-нибудь посещает уныние? – поинтересовался Йен, подходя к столу и отодвигая для Фионы стул.

– Иногда случается. А вам приходилось терять присутствие духа, Йен?

– Приходилось и приходится, причем очень часто. – Йен взял колокольчик и позвонил.

– И что же приводит вас в уныние?

– Ну, причин много. – Йен пожал плечами.

– Например?

– Например, состояние здоровья английских бедняков, состояние моей матери и Шарлотты, светские обязанности… Да мало ли что еще!

В этот момент в дверях появился лакей, и Йен кивнул ему.

– Можете подавать завтрак. Да, пожалуйста, передайте миссис Питтман и повару: если мисс Шарлотта дернет за шнур звонка, ей следует принести только воду для мытья, и ничего больше. Пусть наполнят ванну, это все. Ни в коем случае не надо ничего убирать, также не надо помогать ей мыться и одеваться.

– Слушаюсь, ваша светлость. – Лакей поклонился и вышел, а Йен взялся за кофейник.

– Еще кофе?

– Да, пожалуйста. – Фиона пододвинула ему свою чашку.

– Что вы будете делать дальше, если Шарлотта откажется выходить из комнаты?

– Делиться с ней соображениями, как можно обновить декор Солнечной комнаты, дружелюбно болтать, спрашивать ее мнение, интересоваться, какие ткани ей нравятся, и все такое. Она или будет увлечена моим энтузиазмом, или начнет реагировать в своей обычной манере.

– Она может предпочесть просто сидеть и зло смотреть на вас.

– Конечно, – согласилась Фиона. – Но тогда ей придется жить в окружении картин из истории британского флота.

– Какого флота?

– Британского. Это самое неподходяще окружение для девочки, которое я смогла придумать. Ярды и ярды государственных флагов, маленькие рисунки судов, разбросанные там и сям, прибитые к стенам, и все это вокруг портрета лорда Нельсона.

– Ну да, разумеется, без него никак нельзя.

– Несомненно. – Фиона усмехнулась. – А еще картины, изображающие Трафальгарское сражение…

Йен вскинул руки вверх, словно защищаясь:

– Только, пожалуйста, не ставьте там настоящую пушку. Шарлотта и так уже произвела достаточно разрушений.

– Господи, пушка! – Глаза Фионы засияли от удовольствия. – Отличная идея, Йен. Вы, случайно, не знаете, где ее достать?

– Нет, но, если понадобится, я могу принести парочку трюмных крыс.

– Крыс? – На лице Фионы вдруг появился испуг.

– Не волнуйтесь, я всего лишь пошутил! Никто не собирается приносить крыс в этот дом.

– Ну… мы можем держать их в клетке…

– Никаких крыс!

Неожиданно Фиона откинула голову и звонко рассмеялась, однако Йен лишь неловко усмехнулся – сейчас ему было совсем не до смеха.

Глава 10

– Как вы считаете, не проредить ли нам эти клумбы? – спросила Шарлотта, легкими грабельками отгребая листья от нежных зеленеющих ростков. – Может быть, стоит пересадить часть цветов на новую клумбу – ту, что на южной стороне дома?

Фиона улыбнулась и пошла туда, где Шарлотта поставила свое кресло, удивляясь, насколько воспитанница Йена изменилась за несколько последних дней. Первая неделя была трудной для всех, но в конце концов Шарлотта поняла, что ей действительно придется ложиться спать голодной и, что если ей не хочется все время оставаться наедине со своими мыслями, она должна сама выезжать из Солнечной комнаты.

– Ну так что?

Фиона посмотрела на ростки, которые, как она думала, скорее всего могли оказаться ирисами.

– Признаться, я ничего не смыслю в том, когда следует прореживать цветы, и еще меньше знаю о том, как это делается.

– Тогда почему вы здесь?

– Потому что, надеюсь, вы научите меня этому.

Секунду Шарлотта смотрела на свою новую воспитательницу, потом ее взгляд переместился на лужайку перед домом.

Фионе не надо было оборачиваться и смотреть туда, откуда доносился цокот копыт: еще в первый день, когда они начали осуществлять свой план, проведя с ними большую часть утра, Йен после ленча уехал по делам больницы, и после этого каждое утро, приходя, она заставала его отправляющимся на прогулку верхом. Через два часа он возвращался, чтобы принять ванну и переодеться, после чего запирался в своем кабинете и до обеда читал медицинские книги. Во время обеда Йен натянуто улыбался, притворяясь, что ему интересно, чем дамы занимались в его отсутствие, и как только позволяли приличия, вставал из-за стола и снова уезжал, так что Фиона уходила домой до его возвращения.

Однако это утро началось несколько по-другому. Когда Йен собирался, как обычно, пожелать им с Шарлоттой приятного дня и удалиться, в столовую небрежной походкой вошел кузен Йена Гарри.

Йен с явным неудовольствием выполнил процедуру представления, а двумя минутами позже Гарри, зажав в каждой руке по тосту, вышел, чтобы составить кузену компанию, хотя ему вовсе не хотелось отправляться на прогулку верхом, и вот теперь оба не спеша подъезжали к дому после прогулки.

– По-моему, герцог отлично смотрится на лошади! – как бы между прочим заметила Шарлотта. – Мой отец всегда говорил, что Йен родился в седле.

Глядя на возвращающихся всадников, Фиона улыбнулась, подумав, что у Гарри такой вид, словно его протащили через изгородь. Йен, напротив, выглядел также, как и когда выезжал на прогулку: все тот же унылый вид, который он сохранял всю последнюю неделю.

– Да, пожалуй, ты права. – Фиона опустила голову.

– Может быть, вам надо немного побыть вдвоем? – Шарлотта, понимающе усмехнулась, но Фионе было не до смеха. С тех пор как они, выйдя в холл, обсуждали, что делать с Шарлоттой, у нее появилась надежда, что их отношения будут постоянно улучшаться, но…

– Почему бы вам и в самом деле не поговорить с ним: спросите, нет ли у него каких-нибудь пожеланий в отношении сада, прогуляйтесь вместе, а я пока отвлеку лорда Беттлза, – не унималась Шарлотта.

Поскольку у Фионы все равно не оставалось выбора, она неуверенно кивнула, и Шарлотта тут же помахала рукой Гарри, после чего сообщила ему, что, пока их не было, пирожки с лимоном уже испеклись. Поймав взгляд Йена, Фиона улыбнулась ему, словно приглашая приблизиться.

– Доброе утро, Йен!

Глянув вниз и обнаружив, что Фиона стоит почти вплотную к его ноге, Йен с трудом втянул в себя воздух.

– Надеюсь, прогулка оказалась приятной?

Разумеется, приятной. Но еще приятнее было бы провести кончиками пальцев по ее щекам, губам, каждому милому изгибу ее личика.

Йен постарался отбросить появившиеся так некстати мысли и, кашлянув, произнес:

– Да, жаль только, что нам пришлось совершить ее без вас.

Фиона кивнула и провела кончиком языка по губам.

– До обеда есть еще немного времени, – приветливо сказала она, прикрываясь от солнца ладонью. – Может быть, мы пока пройдемся по саду?

Йен заставил себя не слишком явно пялиться на ткань, туго натянувшуюся на ее груди.

– Боюсь, – ответил он, слезая с лошади, – мне сперва придется отвести лошадь на конюшню, а потом привести себя в порядок…

Фиона склонила голову набок.

– Я провожу вас, если позволите, – предложила она. На сене наедине с ней – ну разве не прекрасная перспектива!

Йен стиснул зубы и мрачно напомнил себе, что репутация Фионы куда важнее его потребностей.

– Леди не место на конюшне, лучше мы встретимся в столовой немного позже. – Он натянул повод.

Йен успел заметить, как вздымается ее грудь от частого дыхания, как участилось биение ее пульса во впадинке на горле, и ему захотелось послать все к черту, броситься к ней, взять за руку и отвести наверх, в свою комнату.

Чтобы сохранить хотя бы остатки порядочности, Йен глубоко втянул в себя воздух, поднял голову и сказал себе, что в его жизни случались и большие лишения.

– Но, Йен, – запротестовала Фиона, и нижняя губа се негодующе дрогнула. – Мне не раз приходилось бывать в конюшне.

– И все равно со мной вы туда не пойдете! – Йен отъехал от нее, прежде чем она смогла лишить его того немногого, что еще оставалось от его самообладания.

Фиона задумчиво смотрела ему вслед и пыталась решить, обижена она или сердита. Смаргивая слезы, она вскинула голову и сказала себе, что нежелание Йена находиться в ее обществе ничего не меняет. Когда он излагал ей причины, по которым просил ее стать его женой, в этом списке не было ни страсти, ни жажды эмоциональной близости.

Несмотря на легкость, с которой они неделю назад разработали план помощи Шарлотте, между ними не произошло ничего существенного. Его нежелание оставаться наедине с ней говорило само за себя: видимо, Фиона не привлекала его ни в каком качестве – ни интеллектуально, ни физически, ни эмоционально.

Она посмотрела на свои руки. Может быть, Йен считает, что от нее можно заразиться какой-нибудь ужасной болезнью?

Фиона тут же спустила руки. Какая нелепая мысль!

Тряхнув головой, она направилась к дому и быстро поднялась по ступенькам, перебирая в уме множество линий поведения, в основе каждой из которых лежал ее отказ оставаться неприметной. Если доктор Йен Кэботт думает, что он сможет пройти по жизни, проигнорировав ее, то ему вряд ли это удастся. Если он по-прежнему будет бесчувственным глупцом, она перевернет его дом вверх тормашками… Возможно, он не станет жалеть, если она вернет ему брачный договор неподписанным, но думать о ней ему придется все время, пока будут оставаться следы ее пребывания здесь. Еще одна неделя. Она даст ему еще одну неделю, и если он не образумится…

Йен объехал дом и, остановившись на подъездной дорожке, задумчиво посмотрел на главный вход. Пришло время обеда, он хотел есть, внутри была еда. Но там же находились хаос и постоянное искушение – последствия того, что он позволил леди Фионе Тернбридж делать с его домом все, что она пожелает.

Прошло пять дней после того недоразумения, когда Фиона предложила проводить его до конюшни, а он отказался. Всего пять дней потребовалось ей для того, чтобы изменить все в доме. Теперь в стенах зияли отверстия, на окнах едва ли осталась хоть одна занавеска. Йен никогда не знал, где найдет переставленную мебель, и найдет ли ее вообще: копошились рабочие, в каждом углу громоздились инструменты, все было покрыто пылью.

И посреди всего этого Фиона, смеющаяся и трудолюбивая, бросалась из одной комнаты в другую, всегда радостно взволнованная и горящая желанием показать ему произведенные изменения, желающая знать его мнение, не понимающая, какую боль причиняет ему всем этим.

Пора было что-то делать – или съехать из дома, или сдаться, перестать скрывать свое восхищение за сдержанностью и правилами приличия. Уступить своим желаниям и перестать строить из себя благопристойного мужчину, достойного такой замечательной женщины, – чего же проще!

Но что, если она с ужасом и отвращением убежит прочь от него?

Уговаривая себя, что еще один день он сможет выдержать, Йен поднялся по ступенькам. Он улыбнулся, когда, стоило ему подойти, дверь непостижимым образом распахнулась и из нее появился Роуан – последний незыблемый оплот в его жизни.

– Добрый день, ваша светлость!

– Роуан, – приветливо произнес Йен, – как здесь обстоят дела?

Дворецкий начал что-то отвечать, и тут же Джек, терьер его воспитанницы, на полной скорости ринулся к нему. Брюки Йена избежали участи быть порванными лишь благодаря удивительно своевременному появлению миссис Питтман, которая, наклонившись, подхватила маленького изверга на руки.

Йен сердито нахмурил брови.

– Вы появились как раз вовремя, миссис Питтман! – Он снял пальто и, передавая его Роуану, спросил: – Леди Фиона еще здесь?

– Она в гостиной, ваша светлость, – ответила миссис Питтман, а Джек на ее руках уставился на Йена глазками-бусинками и зарычал. – Как всегда, вся в работе.

Йен кивнул и обошел домоправительницу, стараясь держаться подальше от Джека. Ему необходимо было поговорить с Фионой о злобной маленькой собачонке, которую она приобрела для Шарлотты. Трудно было поверить, что такое злое и раздражительное животное выбрано столь нежным и мягким существом. Фиона – совершеннейший ангел; Джек – Чингиз-хан на четырех пружинистых ножках, покрытый клочковатым мехом.

В недобрые минуты Йен представлял себе, как Джек, посаженный в ящик, отправляется путешествовать в почтовой карете. Единственным обстоятельством, удержавшим его от того, чтобы оплатить путешествие пса на самый край земли, было то, что ни Шарлотта, ни Фиона не вынесли бы этой потери. Однако он решил, что все же попробует высказать некое справедливое соображение, – может, Джеку лучше все же гонять белок и другую мелкую живность вокруг загородного дома, вместо того чтобы бродить по коридорам, поджидая, когда представится возможность вцепиться в чьи-то брюки и порвать их.

Однако, пройдя через открытые двери в гостиную, Йен сразу же забыл о собаке и начал осматриваться, оценивая происшедшие изменения. Несомненно, ни один английский генерал никогда не проводил военной кампании с такой решительностью, с которой леди Фиона меняла облик его дома. Она велела снять занавеси со всех окон, и комнаты, прежде темные и мрачные, теперь купались в теплом солнечном свете. Затем она переставила мебель в каждой комнате, так что кресла и столики теперь располагались маленькими уютными группами, создавая удобные места для бесед. Хотя Йен и ворчал, что, кроме хозяев и слуг, в эти комнаты никто не заходит, он не мог не признать, что новая расстановка мебели гораздо приятнее для глаз.

Увидев кучу хлама, аккуратно сложенного в дальнем углу гостиной, и ящик с инструментами рядом с ней, Йен нахмурился. Что Фиона собиралась делать со всем этим? Один Бог знает. И все же он был уверен, что у нее есть четкий план и что, судя по всему, для его реализации потребуется нанять по крайней мере дюжину квалифицированных столяров и плотников на несколько месяцев.

Разглядывая комнату, Йен задумчиво покачал головой. За полторы недели, начиная с того дня, когда Фиона согласилась вернуть Шарлотту к нормальной жизни, она перевернула все в его доме. Но и это было ничто по сравнению с тем, что она сделала с его жизнью за две недели после того, как появилась на его пороге с Бипсом в одной руке и заряженным пистолетом в другой.

Разумеется, Йен нисколько не жалел о тех изменениях, которые Фиона произвела в его жизни: без всякого сомнения, они стали лучшим из всего, что когда-либо с ним случалось. Во всей Англии не нашлось бы человека, который не позавидовал бы ему.

Он с удовольствием сделал глубокий вдох и, ощутив легкий аромат духов Фионы, улыбнулся при мысли о том, что этот аромат пронизывает каждый уголок его быстро меняющегося окружения. Да, его жизнь, бесспорно, стала лучше.

Даже Шарлотта за последние двенадцать дней сделала успехи. Гораздо большие, чем те, которых он надеялся достичь в отдаленном будущем. Как и предполагала Фиона, не все шло гладко, но, оглядываясь назад, Йен видел, что теперь Шарлота капризничала редко и не слишком сильно, к тому же вот уже девять дней она ела то, что ей дают, без всяких скандалов. Ему рассказали, что, когда Шарлотта первый раз поела, не разбив тарелку, повариха из благодарности встала пред ней на колени.

Еще удивительнее было то, что, по слухам, его индийский повар, Аниш, помог поварихе подняться с колен и от радости обнял ее. Судя по разнообразию блюд, появлявшихся на столе с того момента, оба посчитали событие удобным поводом для примирения, раздела территории и сфер деятельности.

Удивительно, но с самого начала Шарлотта охотно стала выводить Джека в сад. Свет, зажегшийся в глазах Шарлотты в тот момент, когда Фиона появилась в дверях с этим маленьким страшилищем, невинно перебирающим лапками у ее бока, трудно было не заметить. До конца своих дней Йен будет помнить этот свет, открывший ему преобразующую силу надежды.

Приблизившись к открытым дверям гостиной, Йен замер.

Фиона стояла на верхней ступеньке лестницы в дальнем конце комнаты, темно-зеленая шаль соскользнула вниз по ее руке, и она опасно изогнулась, пытаясь снять с крючков занавес. Господи, у этой женщины совершенно отсутствует чувство самосохранения: если он не вмешается, он окажется вдовцом, не успев стать женихом!

Боясь, что внезапный звук испугает ее и она упадет с лестницы, Йен молча пересек комнату, на ходу отмечая, как идет Фионе надетое на ней бледно-желтое, в мелкий рисунок, муслиновое платье.

Когда его руки обвились вокруг ее тонкой талин, Фиона тут же повернулась к нему. Йен не стал отчитывать ее, просто потянул на себя, и ее руки легли ему на плечи. Потом он медленно опустил ее на пол, и она улыбнулась ему счастливой улыбкой.

Тело оказалось прижатым к нему; оно оставалось слишком близко даже после того, как она встала на пол. Легкие юбки обвились вокруг его ног, и теплота, запах ее кожи лишили Йена рассудка. Ее улыбка, озорная и открыто приглашающая, воспламенила его. Ну что плохого всего в одном поцелуе? Он поцелует ее только один раз, и все…

Однако его здравомыслие, поколебавшись, все же устояло. Йен не сомневался, что его естественные инстинкты, однажды вырвавшись на свободу, могут стать неуправляемыми; к тому же кто-нибудь из слуг или нанятых для ремонта рабочих может наткнуться на них. Его, совесть не будет чиста, если он скомпрометирует Фиону, после того как клятвенно обещал исправиться.

К черту исправление, шептало желание, но Йен все же убрал руки с талии Фионы, шагнул в сторону и сделал глубокий, долгий вдох, прежде чем произнести:

– Прошу вас впредь действовать осторожнее. Мое сердце не выдержит, если с вами что-нибудь случится. Оставайтесь внизу и говорите рабочим, что они должны сделать, – этого вполне достаточно.

– Не будьте смешным, Йен, – быстро возразила Фиона. – Даже Кэрри разрешала мне взбираться на лестницы, снимать и вешать занавески, так что вам абсолютно не о чем беспокоиться.

Йен покачал головой:

– Приличия подразумевают…

– Здесь главное слово «подразумевают», – смеясь, прервала его Фиона. – Они не требуют, а значит, оставляют мне пространство для собственной интерпретации того, что есть приличное поведение. В настоящий момент я получаю удовольствие от того, что решила воспользоваться более широким толкованием приличий. Кстати, вы уже видели переделанную гостиную?

Решив, что возмущаться дольше бессмысленно, Йен покачал головой.

– Я вначале заглянул сюда. Должно быть, у вас есть план, для осуществления которого вам потребовалось собрать все это в кучу?

– Я решила заменить лепные украшения на новые: старые слишком тяжелые, они создают впечатление, будто потолок давит па вас.

– Другими словами, вы собираетесь переделать потолки?

– Ну, не совсем. – Фиона поправила шаль на плечах. – Я боялась, что, когда старую лепнину будут снимать, часть штукатурки может отвалиться, но мистер Стэнли, штукатур, уверил меня, что заделает пострадавшие участки и никто ничего не заметит. Это действительно замечательный мастер. Вы видели, что он сделал в столовой?

Йен поднял бровь.

– Нет, но полагаю, это будет стоить мне небольшого состояния.

Фиона снова засмеялась.

– У него два сына, которые хотят учиться в Оксфорде.

– Ну, – подхватил Йен, кивая и получая удовольствие от их шутливой перепалки, – я совсем не собираюсь становиться на пути молодых людей, пытающихся избежать участи штукатура, каменщика или конюха.

– У мистера и миссис Стэнли есть еще три дочери. Лидия, Дора и Рейчел.

Йен сложил руки на груди и расставил ноги.

– Почему-то у меня складывается впечатление, что мальчики Стэнли не единственные, у кого есть амбиции…

– Лидия хочет научиться ездить верхом, – сообщила ему Фиона с довольной ухмылкой. – Она любит лошадей и очень хорошо умеет ладить с ними. Она также хочет тренировать их для верховой езды.

– Только если у нее действительно есть к тому способности.

– Разумеется, – согласилась Фиона. – Дора хотела бы открыть мастерскую по пошиву дамской одежды: она обшивает всю семью, и то, что я видела, свидетельствует не только о безупречности исполнения, но и о настоящем таланте. Она могла бы действовать не хуже Кэрри. А Рейчел, младшая, хотела бы открыть кондитерскую.

– Я уже понял – все отпрыски мистера Стэнли отличаются честолюбием, но… вы не могли бы нанять штукатура помоложе и такого, у которого нет семьи?

Фиона, мило надув губки, посмотрела на Йена сквозь ресницы, и он сразу увидел в этой игре не что иное, как чувственный призыв.

– Вы сказали мне, что на переустройство дома я могу тратить столько, сколько захочу, помните?

Йен кивнул.

– Мне придется напомнить вам, что вы не собирались спешить с переделками. Сначала вы хотели присмотреться, как ведется хозяйство в доме, и все такое. Потом вы сказали, что будете обсуждать со мной каждое задуманное вами изменение, прежде чем приступите к его осуществлению.

Фиона начала складывать тяжелую парчовую занавеску.

– Так вот, к настоящему времени я сделала несколько важных открытий. Первое – оказалось, что Шарлотта, несмотря на ее нежелание признать это, имеет верный глаз и интересуется декорированием. Позволив ей кое-что сделать, я тоже обнаружила, что это очень увлекательно, и поняла, почему Кэрри получала от этого огромное удовольствие.

Йен не перебивал ее, он внимательно слушал.

– Далее, – продолжала Фиона, – я стала размышлять, каким образом можно добиться того, чтобы дети мистера Стэнли могли осуществить свои мечты.

Йен рассмеялся:

– Дорогая Фиона, меня действительно не волнует, сколько вы тратите и кто помогает вам в этом. Только, пожалуйста, обещайте мне, что и вы, и уважаемый мистер Стэнли не тронете мой кабинет и мою приемную. Я знаю, что их не назовешь ни фешенебельными, ни даже удачно обустроенными, но я к ним привык, и мне в них удобно.

– Ну… – протянула Фиона.

– Умоляю! – Иен с трудом сглотнул.

– Ладно, посмотрим, – сжалилась Фиона. – А пока вот что я хотела бы вам сообщить: мистер Пембрук показал мне набросок самого замечательного шкафчика для хранения столовых принадлежностей. Такие шкафчики встраиваются в стены столовой, у них потайные дверцы, так что их вообще не видно. Никто не будет знать об их существовании и не заметит ничего необычного в панелях, за которыми они скрываются. Мистер Пембрук говорит, что ни у кого нет ничего подобного.

Йен расправил плечи.

– Похоже, нам необычайно повезло.

– А новое пространство, которое появится над столовой…

– Новое пространство? – Брови Йена поползло вверх. – Мне помнится, над столовой раньше была крыша, а над ней – небо, Пожалуйста, не говорите мне, что вы собираетесь убрать крышу, чтобы мы могли обедать на свежем воздухе.

– Нет, конечно, нет! – Фиона звонко рассмеялась. – Мистер Стэнли сделает бутафорский потолок, и тогда комната перестанет походить на холодную пещеру. При этом над новым потолком окажется довольно много свободного места, и мистер Пембрук считает, что не дело ему пропадать зря. Он ненавидит оставлять пространство неиспользуемым.

– Разумеется, – решил Йен, – он сможет предложить что-нибудь замечательное, что обойдется мне не так уж дорого в сравнении с общей стоимостью всех замечательных вещей, которых больше ни у кого нет.

– Стэнли и Пембрука мне рекомендовал мистер О’Коннор, – кратко заметила Фиона. – Он говорит, что они лучшие умельцы во всем Лондоне, и я ему верю. Как любит повторять Дрейтон, особое видение и способность к творчеству как раз и отличают квалифицированного мастера от мелкого лавочника. Я совершенно уверена, вам следует чувствовать себя польщенным тем, что оба – и мистер Пембрук, и мистер Стэнли – согласились продемонстрировать свое волшебное искусство именно здесь, в вашем доме.

Йен со вздохом кивнул.

– Итак, что необычного придумал мистер Пембрук для верхней части столовой?

Фиона посмотрела на него долгим взглядом, все зеленых глазах искрилось веселье.

– Пойдемте, я покажу вам.

– Поправьте меня, если я не прав, – попросил Йен, когда Фиона повела его из гостиной через зал к широкой лестнице. – Но разве прочная стенка комнат хозяина… – Вдруг в его голове мелькнула страшная картина: теперь он точно знал, что Фиона намеревается сделать с вновь образовавшимся пространством. Сердце его забилось, кровь быстрее побежала по жилам.

Продолжая вести его за собой по лестнице, Фиона иногда оборачивалась и молча улыбалась ему. Ему не терпелось получить ответ.

– Возможно, вы решили убрать часть стены?

Фиона покачала головой.

– Я бы сказала, что в целом планы простираются гораздо дальше, хотя работы над этой частью дома начались только сегодня утром, – сообщила она, когда они пошли по верхнему коридору. – Мистер Дайлан сказал мне, что они начнут пробивать новые окна во внешней стене в конце недели, а это значит, что некоторое время ваша комната все еще будет узнаваемой.

– Так вы планируете увеличить площадь моих личных комнат, или я не прав?

Фиона покраснела, теперь она избегала его взгляда.

– Вы очень проницательны, ваша светлость.

Тут уж Йен не смог совладать с искушением.

– В ваших комнатах вы планируете такие же изменения?

Ее щеки запылали ярче.

– Я не считаю какие-либо комнаты своими. – Фиона сделала глубокий вдох и продолжила: – По крайней мере, сейчас. Однако мне пришло в голову, что если мы решим пожениться, то можем отказаться от самого понятия отдельных спален.

Картины, сразу же возникшие в мозгу Йена, заставили его кровь гулко застучать в венах.

– Но тогда не окажется ли на этом этаже много пустующих комнат? Или вы предполагаете, что у нас постоянно будет гостить множество народу?

К его удивлению, Фиона покраснела еще больше.

– Да, конечно, для остающихся на ночь гостей потребуются комнаты, но прежде надо подумать о том, где разместить детей.

Йен довольно хмыкнул. Прежде чем решать вопрос о том, куда поместить детей, их надо заиметь, и значит, Фиона уже думает об этом. Очевидно, она по-другому взглянула на их отношения, и это не могло его не радовать.

Когда они вошли в его комнату, к Фионе вернулась прежняя непринужденность.

– Мне бы очень хотелось знать, какие цвета и какого стиля мебель вы предпочитаете, – сказала она, проходя мимо его кровати и не сводя глаз с зияющего отверстия в стене.

Йен покрутил головой.

– Сомневаюсь, что мой представления о том, какой должна быть спальня, соответствуют требованиям моды, – ответил он, не глядя на кровать. Гораздо лучше было всячески избегать соблазна, чем на короткое время поддаться ему, а потом бесконечные часы бороться с неосуществимым желанием и следующий месяц провести в извинениях за собственное свинство.

– Я подумывала о неярких оттенках синего и золотого, – сказала Фиона словно пытаясь отвлечь его от опасных мыслей. – Как вам это?

– Я готов одобрить любой выбор и рассчитываю на ваш безупречный вкус.

Фиона вскинула на него глаза:

– Поверьте, мне действительно важно знать ваше мнение. Мужу с женой пристало жить одной жизнью и вместе принимать решения. Я хочу делить с вами все, из чего будет состоять моя жизнь, и надеюсь, что вы хотите того же.

Йен принужденно улыбнулся:

– Желание делиться всем само по себе замечательно и, несомненно, заслуживает того, чтобы попытаться его осуществить. Я только надеюсь, что вас не постигнет разочарование, когда реальность время от времени не будет совпадать с идеалом.

Фиона наклонила голову набок, изучая его.

– Почему не будет совпадать? – Ее слова прозвучали холодно и отстраненно.

– Сомневаюсь, что повседневная работа хирурга покажется вам интересной: порой она выглядит довольно варварской и, более того, угнетает.

– Но это же часть вашей жизни, Йен, – искренне возмутилась Фиона, – и, значит, мне это тоже будет интересно.

Йен кивнул, уверенный, что ничего не выиграет, если будет упорствовать.

– А где сегодня Шарлотта? – как бы между прочим спросил он и огляделся вокруг. – В саду ее нет, а у входа меня встретил Чингиз-Джек, и только своевременное появление миссис Питтман спасло мои брюки от его зубов.

Фиона прикусила губу. Стоит ей выйти из роли заботливой хозяйки, устроительницы дома и поинтересоваться его жизнью, протекающей за стенами особняка, как Йен замыкается и отталкивает ее от себя. Больно было сознавать, что Йен отводит ей незначительное место в своей жизни и оно не имеет ничего общего с чем-нибудь серьезным. Она твердила себе, что прошло только несколько недель с их первой встречи, но ее гордость тем не менее страдала. И разве нескольких недель не достаточно, чтобы получить представление об истинных чувствах человека, тем более что теперь, хотя Йен по-прежнему по утрам отправлялся на прогулку верхом, а после обеда уезжал наблюдать за строительством больницы, обедали они вместе… Так отчего же за это время он ни разу не выразил желания узнать ее получше?

– Так где же Шарлотта? – напомнил о себе Йен.

– Она с мадам Ивлин, – Фиона сцепила пальцы за спиной, стараясь говорить спокойно и не казаться уязвленной.

– А кто такая мадам Ивлин?

– Как мне сказали, что во всем Лондоне нет равных ей в укладке волос.

– Неужели Шарлотта пожелала привести в порядок свои волосы?

– Вымыть, подстричь и уложить, – уточнила Фиона, входя в роль опекунши. – Этим утром она сказала, что ненавидит свою прическу, и спросила, не могу ли я остричь ее наголо. Тогда я послала служанку к мадам Ивлин с запиской, в которой написала, что отчаянно нуждаюсь в ее услугах.

Йен улыбнулся:

– Вам не кажется, что Шарлотта способна убедить почтенную даму сделать с ее волосами что-нибудь безрассудное и опрометчивое?

– Ну это вряд ли. Шарлотте очень нравится, когда ее балуют и отдают ей должное.

– Женщинам вообще это нравится, – заметил Йен, следуя за ней.

– Как и бескорыстно помогать и заниматься отделкой дома, – пробормотала Фиона себе под нос.

– Прошу прощения, я не расслышал. Что вы сказали?

– Ничего заслуживающего внимания. – Фиона уже переключилась на звуки, издаваемые быстро приближающимися собачьими лапами. Первым ее побуждением было не предупреждать Йена, но совесть не позволила ей этого.

Остановившись, она повернулась к нему как раз в тот момент, когда Джек выскочил из-за угла и плотоядно нацелился на ногу своей жертвы.

– Осторожно, – только и успела сказать Фиона, но было уже слишком поздно.

Йен тихонько выругался и попытался стряхнуть Джека, что очень удивило Фиону. Ну как он не понимает, что, действуя таким образом, не только одобряет игру, но и принимает в ней активное участие. Что же касается высказываний Йена относительно дьявольского отродья… Ей оставалось только гадать, была ли у Дансфорда когда-нибудь своя собака. Он явно не имел представления, как устроены собачьи мозги, не знал, что собаки слышат только свои имена, а все остальное воспринимают как приглашение: «Давай поиграем!»

– Ваша светлость!

Йен, у ног которого продолжал рычать Джек, осторожно поднял голову.

– В чем дело, Роуан?

– Явился посыльный от доктора Мерсера: крушение в подземной части городской железной дороги, много пострадавших. Доктор просит вас приехать как можно скорее.

Фиона видела, как краски покидают лицо Йена, как твердеет его челюсть. Она тут же щелкнула пальцами и повелительно приказала:

– К ноге!

Пес немедленно подошел к ней и уселся рядом.

Когда Йен повернулся к ней, Фиона отчетливо увидела железную решимость в его глазах.

– Прошу меня извинить! – Мыслями он явно был уже далеко. – Я очень сомневаюсь, что смогу поехать с вами на бал у… у…

– У лорда и леди Иган-Смитов…

– Да. – Он кивнул. – Пожалуй, я поеду верхом, так будет быстрее, а вы, Роуан, распорядитесь, чтобы оседлали мою лошадь, пока я соберу инструменты.

Джек бросился было вдогонку, но Фиона снова щелкнула пальцами, и он, вернувшись к ней, сел у ее ног.

Тем временем дворецкий поспешил в глубь дома выполнять поручение.

Оставшись наедине с собакой, Фиона стала обдумывать ситуацию. Дрейтон за завтраком умолял освободить его от посещения бала, мотивируя это, тем, что у него важное совещание: ему предстояло обсудить закон, который он собирался провести через парламент. Минут через десять после этого появилась Симона с сообщением, что Тристан не может поехать на бал, потому что в порт прибыло судно, разгрузка которого представляется ему более важным делом, чем увеселение. Для сестер бал в отсутствие рядом внимательных мужей во многом терял свою привлекательность. Что же до неё…

Она не танцевала, и с того дня, как Йен сделал ей предложение, он тоже не танцевал: пройдя через зал, он брал себе бокал шампанского и предлагал ей принести стакан пунша.

Они вместе по глоточку пили свои напитки; при этом у герцога не сходило страдальческое выражение с лица, и какое-то время они поддерживали лишь незначительный разговор. Когда напитки закатившись, Йен относил стакан Фионы и отправлялся к карточному столу, где уже ждал его кузен.

В подчеркнуто вежливом и довольно неловком разговоре пока что заключалось «совместное» пребывание в обществе – эго было все, что они могли себе позволить до того, как Фиона формально примет его предложение, а Йен сможет сопровождать ее на правах жениха.

И вот теперь сразу же после получения известия об ужасной катастрофе Йен все же не забыл извиниться за то, что не сможет приехать на бал. Это могло означать, что для него их встречи в обществе значили гораздо больше, чем для нее.

Качая головой, Фиона повернулась и пошла в направлении кухни, чтобы взглянуть, как чувствует себя Шарлотта. Может быть, у мадам Ивлин найдется время сделать что-нибудь необыкновенное и с ее волосами? А может, ей даже удастся уговорить сестер на этот вечер остаться дома и насладиться обществом друг друга вместо того, чтобы толкаться среди сотен других людей, постоянно оказывающихся на пути друг у друга…

Глава 11

Сев в карету, Фиона расправила юбки, мысленно проклиная требования приличий. Высказанная ею мысль, что никому не покажется странным, если они все трое одновременно заболеют, вызвала двойственную реакцию: Симона засмеялась и предложила в качестве причины назвать утреннюю тошноту, а Кэролайн нахмурилась и сказала, что они не могут отказаться от приглашения, не внеся хаос в заранее продуманный хозяйкой, леди Иган-Смит, порядок размещения гостей за столом.

Тогда Фиона напомнила, что Дрейтон, Тристан и Йен своим отсутствием уже создали проблему; она заявила: если мужчинам позволено вести себя непочтительно, то почему с женщинами должно быть иначе? Однако и это не помогло.

– Скажи, Фиона, – обратилась к ней сидевшая напротив Симона, когда карета покатила по дорожке прочь от дома, – ты уже решила, выходить тебе замуж за Дансфорда или нет?

Фиона чуть усмехнулась.

– Думаю, ответ зависит от времени дня…

– Но что тебя не устраивает? – спросила Кэролайн.

Фиона посмотрела сначала на одну сестру, потом на другую.

– Йен.

Симона откинула назад голову и захохотала, а Кэрри нахмурилась:

– Что же останавливает тебя?

Фиона вздохнула и принялась теребить бахрому шали.

– Может, ты считаешь, что он не будет верным мужем?

– Нет, я так не думаю, – призналась Фиона. – Просто я временами и сама не знаю, в чем дело.

– Что ж, – сказала Симона, терпение которой явно было исчерпано, – хватит ходить вокруг да около. Ты ничего не прояснила. Скажи нам, что тебе нравится в нем, что говорит в его пользу?

– Ну он, несомненно, красивый, – с готовностью признала Фиона. – Даже очень красивый.

– Это и так ясно, – не выдержала Симона. – Мы знаем также, что герцог невероятно богат.

– И он использует свое богатство во благо: строит больницу и все такое…

– Что за больница?

– Больница для бедных, – объяснила Фиона. – Йен перестраивает в больницу доходный дом, унаследованный от отца. Каждый нуждающийся в медицинской помощи, сможет лечиться там независимо от того, есть у него деньги или нет.

Кэрри улыбнулась:

– По-моему, вы очень похожи.

– Но он почему-то не хочет замечать этого, – обиженно сказала Фиона.

Симона удивленно подняла бровь:

– И в чем же проблема?

– О, проблем много, не знаю, с чего и начать. – Фиона тяжело вздохнула. – Я чувствую себя настоящей мегерой, жалуясь на него. Йен искренне беспокоится о своей воспитаннице, у которой покалечены ноги, и с радостью позволил мне переделывать в доме все, что угодно, лишь бы ей жилось лучше. У него хорошие манеры, он обходителен, терпим по отношению к досаждающим ему животным, у него прекрасное чувство юмора. Также у него очень развито чувство долга, и это не может не восхищать.

– И что дальше? – мягко спросила Кэрри.

– А то, что Иен относится ко мне так, будто я просто нахожусь там.

Сестры смотрели на нее с немым недоумением, и Фиона поспешно продолжила:

– Йен постоянно говорит мне, какая я красивая, хвалит меня, если мне удается добиться хоть небольшого успеха с Шарлоттой. Ему нравятся все изменения, которые я произвожу в его доме, но… Но как бы ни приятны были комплименты, это всего лишь комплименты. – Гнев Фионы рос с каждым ударом ее сердца. – Слова и есть слова.

Симона наклонилась к ней и положила руку ей на колено.

– Не хочешь ли ты сказать, что он ни разу не поцеловал тебя?

– По-моему, он боится даже прикоснуться ко мне.

Симона снова откинулась на своем сиденье, и ее губы сложились в маленькое «о».

– Когда я делаю даже малейший шаг к сближению, – продолжила Фиона, – Йен становится каким-то напряженным, замкнутым и сразу же находит какой-нибудь предлог для того, чтобы как можно скорее оказаться подальше от меня. Ему вроде бы и хочется пойти немного дальше в общении, но он каждый раз резко отстраняется и говорит, что приличия требуют, чтобы леди отдавали распоряжения слугам и не лазили сами по лестницам.

– Приличия, вот как? – Кэрри поморщилась, в то время как Симона добродушно усмехнулась:

– Я думаю, Йен скорее всего все еще не оправился от травмы, которую получил в результате нападения тети Джейн. Твоя близость может плохо сказываться на его физическом состоянии.

– Кроме того, – добавила Кэрри, – он наверняка помнит о твоей невинности и сдерживает свои естественные порывы, боясь напугать тебя. Тогда то, что тебе представляется отсутствием интереса, на самом деле является еще и доказательством его уважительного отношения к тебе.

Уважительное отношение? Как бы не так!

– Йен совсем не уважает меня, Кэрри, – настаивала Фиона. – Он даже ни разу не спросил, какой я люблю цвет больше.

– Разумеется, твой любимый цвет – зеленый, – бодро сказала Симона. – Но ведь такой вопрос обычно предваряет начало совершенно пустого разговора. Почему бы не дать человеку возможность самому понаблюдать и сделать выводы?

Фирна пожала плечами.

– Понимаешь, я совсем не то имела в виду. Йен ни разу не спросил меня, что я люблю читать и чем еще интересуюсь. Для него я только хорошенькая женщина с добрым сердцем, и не более того.

– Другими словами, – произнесла Кэрри, как обычно, ровно и спокойно, – герцог не считает тебя необыкновенно умной и интересной.

– Он считает меня типичной светской женщиной, изысканным украшением, единственное предназначение которого заключается в облегчении его жизни. И что всего важнее, он не предпринимает никаких усилий, чтобы выяснить, правдивы ли эти оценки.

Симона неожиданно оживилась.

– Если ты считаешь, что это поможет ему прозреть, я могла бы как следует треснуть по его голове каким-нибудь тупым предметом.

– Спасибо, но… Боюсь, если он сам не видит этого, то…

Они еще долго колесили по улицам Лондона, обдумывая сказанное, пока наконец Кэролайн не нарушила молчание вопросом:

– Как долго ты намерена ждать, чтобы он прозрел?

– Не знаю, – призналась Фиона, гнев которой к этому времени слегка остыл. – Я все еще продолжаю надеяться, хотя, может быть, и зря.

Кэрри мягко улыбнулась:

– По крайней мере, у Дансфорда много действительно замечательных качеств, и это делает ему честь.

– Возможно.

– А еще возможно, что ты немножечко влюблена в него. – Симона, прищурившись, посмотрела на сестру.

– Если бы с ним что-то случилось, если бы он был ранен или умер, я бы тяжело переживала это, – покачала головой Фиона. – Я бы даже оплакивала его, но это не совсем похоже на настоящую любовь.

Слегка наклонившись, Кэрри похлопала Фиоиу по руке.

– Одна мудрая женщина как-то сказала мне, что только слабые и бесхарактерные существа умирают, если теряют любовь. Я искренне люблю Дрейтона, но определенно не зачахну от разбитого сердца и мой дух не будет сломлен, даже если он покинет меня. Разумеется, я буду долго плакать, но настанет день, когда я расправлю плечи и начну жить снова. Способность жить без мужчины не есть мера любви к нему, дорогая.

– Тогда чем можно измерить силу любви? – осторожно спросила Фиона.

На этот раз ей ответила Симона:

– Я бы сказала, что настоящая любовь проявляется в том, насколько ты терпима к глупостям того, кого любишь.

Фиона задумалась. Что ж, возможно, в этом что-то есть.

– Вот тебе мой совет, – не унималась Симона. – В следующий раз, когда ты встретишься с Йеном, ухватись за лацканы его пиджака, притяни его смазливую физиономию к своему лицу, крепко поцелуй и посмотри, что будет дальше.

– Симона! – прикрикнула на сестру Кэролайн.

– Бога ради, Кэрри, я совсем не предлагаю, чтобы славная маленькая Фиона бросила герцога наземь и сорвала с него одежду. – При этих словах Симона окинула насмешливым взглядом сидевшую напротив Фиону и быстро добавила: – Хотя могу сказать по опыту, что некоторым это доставляет большое удовольствие. Итак, посмотри, сделается ли Дансфорд после этого вдруг лучшим человеком на земле. Даже если иллюзия продлится один миг, это верный знак, что ты любишь его.

Фиона кивнула, размышляя о том, догадывается ли Тристан, на какой бестии он женат. Что же до совета Симоны относительно того, как открыть свои чувства Йену Кэботту… Может, ей и правда последовать этому совету, когда не останется ничего другого и встанет вопрос о том, чтобы навсегда расстаться с ним… А может быть, завтра Йен будет другим, все поймет и сделает так, что дела у них наладятся? Не зря же говорят: надежда умирает последней.


Йен стоял в больничном садике и шевелил лопатками, пытаясь снять напряжение с ноющих мышц. Он старался не анализировать решения, которые ему пришлось принимать в спешке: что сделано, то сделано, и этого нельзя изменить. Хотя он доверял своему чутью, но знал, что обстоятельства часто оказываются сильнее его мастерства хирурга.

В любом случае неудачи всегда тяжелым камнем ложились на его душу. Йен запрокинул голову и стал смотреть на звезды, надеясь, что, пока он будет блуждать взглядом по сияющим небесам, голова его будет свободна от мрачных мыслей.

Внезапно слабая улыбка тронула уголки его губ: он вспомнил, что собирался купить для Фионы бриллиантовое ожерелье, хотя она не нуждалась в нем, чтобы быть прекрасной. Если и существовала женщина, которая затмила бы сверканье всех бриллиантов… Он снова мысленно увидел ее лежащей на простынях, нагой, с удовлетворенной улыбкой на губах, в одной только изысканной нитке бриллиантов. Подвеска спускалась ниже и оказывалась как раз в начале ложбинки между ее грудями.

Йен вздохнул и тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения. Он устал бороться с собой и не знал, сколько еще времени сможет продержаться… С каждым днем его страсть к Фионе усиливалась, и ему все труднее становилось держать себя в рамках приличий.

А все дело в том, что за последнее время они слишком часто оказывались близко друг к другу. Фиона занималась переделкой интерьера его дома, они вместе завтракали, обедали. Хотя Йен пытался оставаться как можно дольше вдали от нее, это не помогало. Стоили ему вернуться домой, как в тот же миг все рациональные построения теряли силу, а его твердое намерение сохранять безопасное расстояние испарялось. Улыбка Фионы, ее удовольствие от происходящих в доме изменений грели его сердце.

Да, он проигрывал битву и даже начал размышлять о том, что недаром крупные, здоровые дети довольно часто преждевременно появляются на свет – на месяц-два раньше срока. В лондонском свете все знали, что он просил ее руки, и она все еще обдумывает его предложение после катастрофы с леди Балтрип… При этом многие считали, что она ненормальная, раз оставила ему время для сомнений.

Внезапно из темноты возник Уильям Мерсер, стал рядом и тоже принялся разминать затекшие члены. Прекрасный хирург и хороший человек, который, без сомнения, создан для двух вещей: для того, чтобы стать врачом, а также лучшим в мире отцом и дедушкой.

Помолчав, коллега Йена тихо произнес:

– Кажется, мы сделали все, что могли…

– Да, конечно. Порой это единственное утешение.

Мерсер кивнул и тоже стал смотреть на звезды.

– Моя жена сообщила мне, что вы сделали предложение леди Фионе Тернбридж…

И правда, весь Лондон уже знает…

– Да. Но она еще не приняла его.

– Это прекрасный выбор. Она заслуживает того, чтобы вы согласились подождать ее решения.

Слова Мерсера не сразу дошли до сознания Йена.

– Да? – осторожно поинтересовался он. – А что вы слышали о ней?

Мерсер тихонько засмеялся.

– Я встречался с ней несколько раз и раз шесть видел ее на своих лекциях, прежде чем она в первый раз подошла ко мне. Фиона всегда садилась сзади и в стороне от других студентов. Сначала появление женщины, да еще такой привлекательной, вызвало всеобщий интерес, но она умело дала отпор желающим поухаживать и подтвердила серьезность своих намерений. Прежде чем мы стали разговаривать, я уже знал, что она была лучшей из моих студентов. Она всегда знала ответ, когда другие еще только начинали обдумывать его.

– Вы имеете в виду ваши лекции по анатомии?

Да, это моя специальность.

– И Фиона их посещала?

Мерсер кивнул:

– Не просто посещала – она внимательно слушала, тщательно все записывала, делала зарисовки с замечательно проработанными деталями, а позднее подходила ко мне с такими дельными вопросами, каких мне не приходилось слышать от других. Она очень способная, и, признаться, я весьма сожалею, что каждый раз отказывал ей, когда она просила позволить ей посещать операционную. Если бы Фиона принадлежала к другому полу, она могла бы стать одним из лучших хирургов в Англии – это просто удивительная женщина.

Йен всегда знал, что она удивительная, но чтобы настолько… Он начал припоминать их разговоры, слова и фразы, смысл которых не вполне понял и не оценил тогда, непонятную печаль в ее глазах, когда он неизменно, не задумываясь, отвергал все ее попытки рассказать ему о себе, о своих наклонностях.

Мерсер положил руку ему на плечо и мягко спросил:

– Так вы ничего этого не знали?

– Не знал, и это не делает мне чести.

– И она не говорила вам, что интересуется медициной?

– Говорила, но я не слушал. – Он проглотил ком, вставший в горле, и достал из кармана часы.

– Мерсер, вы не будете возражать, если я прямо сейчас сбегу, оставив все на вас? – напрямик спросил он.

– Пожалуй. Всех, у кого был шанс, мы прооперировали, так что… – Он пожал плечами.

– Если появится что-то срочное, пришлете посыльного, – решил Йен. – В течение следующего часа я буду дома, а потом в доме лорда Иган-Смита на балу. Если во мне возникнет надобность, пожалуйста, не стесняйтесь. И поверьте, я не собираюсь танцевать, Мерсер: я намерен умолять о прошении.

– Тогда удачи вам.

– Спасибо. – Йен быстро зашагал к конюшне, а Мерсер помахал вслед ему рукой и вернулся в операционную.

Через несколько минут Йен был уже в пути. Усталость, туманившая его сознание, прошла, уступив место подъему, вызванному появлением четкой цели.

Каким же он был идиотом! Занимался только собой, упивался своими страданиями, вел себя недостойно, злился на славную, проявляющую всяческую заботу о нем Фиону все последние две недели.

Пока Мерсер, сам того не зная, не открыл ему глаза несколько минут назад, он понятия не имел, сколь ничтожно его поведение. Боже всемогущий, просто чудо, что Фиона еще не убила его!


Фиона вздохнула и облокотилась о балюстраду балкона. Последние две недели она слишком много времени провела на балконах… Люди могут начать думать, что она живая горгулья, но лучше быть горгульей, чем жалкой маленькой мышкой, которая послушно отправилась на бал, тогда как герцог Дансфорд колесит по Лондону бог знает с кем и занят похвальным делом. И все же, если она увидит еще один сочувственный взгляд, то…

Неожиданно чья-то тень упала на мраморные плитки балкона, и Фиона медленно оглянулась. Наверное, еще один из своры похотливых холостяков с дурными манерами, охотящийся за легкой добычей…

И тут Фиона почувствовала запах знакомого одеколона. С бьющимся сердцем она выпрямилась, чувствуя слабость в коленях, и, глядя на лежащий внизу сад, вцепилась в гранитное ограждение, ожидая, когда он окажется рядом.

– Прекрасная ночь, не правда ли? – сказал Йен, останавливаясь позади нее.

Его голос прозвучал как-то иначе, чем обычно: в глубоком тембре была мягкость, которой она никогда не замечала раньше.

– Звезды кажутся такими близкими, – отвечала она. – Кажется, протяни руку – и бери. Надеюсь, что авария была не такой страшной, как предполагалось вначале?

Йен вздохнул.

– Достаточно страшной, – сказал он, становясь рядом с ней у перил балкона, и, не отрывая взгляда от звезд, добавил: – Врачи сделали все, что могли, но порой жизнь и смерть находятся в руках созданий куда более могущественных и непреклонных, чем мы.

Душа Фионы переполнилась болью.

– Мне так жаль, Йен. Должно быть, это очень тяжело – пытаться помочь и оказаться не в силах что-либо изменить…

Йен медленно кивнул.

– Кстати, вам поклон от доктора Мерсера.

– Благодарю. – Фиона почувствовала, как что-то дрогнуло в ее сердце.

– Он полон раскаяния, поскольку не разрешил вам присутствовать на его лекциях в демонстрационном зале.

Ну вот, тайное стало явным! Уважаемый доктор Уильям Мерсер ошибался.

– Я подозреваю, что он единственный среди преподавателей-врачей, кто испытывает сожаление. Когда я спросила у доктора Тернера, нельзя ли мне присутствовать при препарировании, он не только отказал, но и запретил появляться в лекционном зале.

– Ограниченных людей можно найти где угодно.

– Пожалуй.

– А иногда люди просто слепы, – продолжал Иен с грустью в голосе. – По большей части они доверяют беспочвенным предубеждениям и слишком погружены в собственные мысли. Им даже не приходит в голову, что у других людей они тоже есть.

– И это правда, – согласилась Фйона, чувствуя с каждым его словом, как боль в ее сердце усиливается.

Йен стремительно повернулся к ней:

– Знаете, я тоже был таким ослом, и не раз за последние две недели… – Он вдруг замолчал, затем, сделав глубокий вдох, продолжил: – К моему стыду, с первого дня нашей встречи мне ни разу не пришло в голову, что вы не просто красивая и добрая женщина, превосходно умеющая справляться с ведением домашнего хозяйства. После того как я сделал вам предложение, мой дни проходили в усилиях вести себя образцовым образом и не распускать руки; я хотел произвести на вас впечатление своей щедростью и умением сострадать и оградить вас от неприятных сторон моей профессии. Я так старался произвести хорошее впечатление, что мне и в голову не пришло расспросить вас о том, что интересует вас. Вы несколько раз пытались поделиться своими планами со мной, но я, к моему стыду, не был расположен услышать вас.

– Йен…

Он остановил ее движением руки.

– Я прекрасно понимаю ваши колебания относительно того, принимать или не принимать мое предложение. До сих пор я обнаруживал лишь полное отсутствие мыслительных способностей и исключительный эгоизм. Более того, я воспользовался вашим добрым сердцем, чтобы решить проблемы с Шарлоттой. Слишком длинный список непозволительных проступков… – Йен натянуто улыбнулся. – По правде сказать, я бы не вышел за себя замуж…

– И все же вы способны увидеть свои ошибки – это говорит в вашу пользу. – Фиона наконец улыбнулась. – Как и то, что вы способны искренне просить прощения.

– Да, но остается выяснить, способен ли я вести себя по-другому и научиться другому. Мне не хотелось, чтобы замужество стало для вас длинной чередой разочарований и обид, перемежающихся время от времени извинениями, которые ничего не меняют. Едва ли такая повседневная семейная жизнь может показаться сколько-нибудь привлекательной…

Фиона некоторое время молчала, а затем робко подняла на него глаза:

– Могу задать вам вопрос?

– Конечно. Спрашивайте все, что хотите.

– Вы не находите меня физически привлекательной? То есть… – Фиона помедлила. – Я, как мне кажется, не вдохновляю вас, как…

– Как ваша тетя Джейн?

– Да.

Медленно проведя пальцем по линии ее подбородка, Йен шепнул:

– Я явно перестарался, желая оправдаться.

Простая ласка рассеяла ее последние сомнения. Необыкновенное тепло разлилось по ее телу, и Фиона, положив руки на лацканы его пиджака, смело посмотрела ему в глаза:

– Я буду глубоко признательна вам, Йен, если вы почувствуете себя полностью оправданным и перестанете изображать святого.

– С большим удовольствием. – Он наклонился и медленно поцеловал ее в губы. Его руки медленно притянули Фиону к себе, и она крепко прижалась к его груди, счастливо отдаваясь желанию, которое он так легко и быстро разжег в ней.

– О, прошу прощения!

Йен бросил быстрый взгляд в сторону дверного проема, но там уже никого не было. Потом он улыбнулся Фионе, и она нежно отвела с его лба прядь черных волос. Боже, разве найдется во всем мире более потрясающий мужчина? И подумать только, он захотел стать именно ее мужем!

– А знаете, я ведь пришел сюда, чтобы предложить вам отказаться от моего предложения! Но поскольку нас застали в столь интимный момент, я вынужден сделать предложение снова.

– Леди Фиона Тернбридж, – Йен глянул ей в глаза, – могу я просить вас о чести получить право защищать вас и вашу репутацию до конца моей жизни?

Сердце Фионы мгновенно растаяло.

– Разумеется, можете.

Широко улыбаясь, Йен опустил руку во внутренний карман пиджака.

– Я постоянно ношу это с собой, чтобы воспользоваться первым моментом вашей слабости, если таковой случится. – Он подал ей маленькую коробочку, обтянутую зеленым бархатом: – Надеюсь, это вам понравится.

Затем Йен с удовольствием наблюдал, как расширились глаза Фионы, когда она взяла из его рук коробочку и медленно открыла ее. Тихий возглас удивления вырвался у нее, когда она взглянула на лежащее на черном атласе обручальное кольцо, украшенное бриллиантами и изумрудами.

Глаза Фионы, просияв от благоговейного восторга, медленно переместились на Йена.

– Спасибо, Йен, – прошептала она.

– Я рад, что кольцо понравилось, но все же я не считаю обручение по-настоящему состоявшимся, пока жених не наденет кольцо на палец леди.

Фиона улыбаясь вернула ему коробочку и терпеливо ждала, пока он достанет кольцо, после чего протянула ему левую руку.

Йен осторожно надел украшенное драгоценными камнями кольцо на тоненький пальчик Фионы. Кольцо оказалось как раз впору, и он знал, что так будет, с первой секунды, когда увидел ею на витрине ювелирного магазина.

– Оно просто великолепно, и я даже боюсь его носить! – Она искренне радовалась тому, как кольцо смотрелось на ее руке.

– Надеюсь, вы все же перемените свое мнение…

Она сияющими глазами посмотрела на него:

– Я никогда его не сниму!

Некоторое время Йен обдумывал, как ему быть дальше. Обручение на словах, каким бы милым оно ни было, нельзя считать выдающимся достижением.

– Я слышал, что в таких случаях принято и допускается, чтобы жених и невеста поцеловались.

– Я тоже. Не можем же мы нарушать традиции… – В глазах Фионы появились лукавые искорки, она обхватила руками шею Йена. – Но мы не хотим, чтобы о нас заговорили, верно?

– Мне все равно, будут говорить или нет. – Йен склонился к ее губам.

Когда Йен наконец оторвался от сладких губ Фионы, она удовлетворенно вздохнула и посмотрела на него огромными глазами, цвет которых стал глубже от огня желания, который зажег его поцелуй.

– Я думаю, нам лучше всего на этом остановиться. Я должен оберегать вашу репутацию, а не губить ее, – твердо сказал Йен.

Фиона согласно кивнула.

– Мне кажется, вам нужно проводить меня обратно в бальный зал, – сказала она, поправляя лиф платья.

Йен церемонно подал ей руку.

– С нетерпением жду времени, когда мы сможем отклонять предложения на светские вечера, чтобы посвятить себя гораздо более приятным развлечениям.

Ее щеки порозовели, и Фиона, улыбнувшись, взяла Йена за руку, после чего они покинули балкон и направились в танцевальный зал.

Глава 12

Сбросив изящные туфли, Фиона вздохнула, а затем опустилась на диван, не заботясь о том, чтобы не помять бальное платье.

– Надеюсь, ты очень довольна собой, да? – лукаво обратилась к ней Симона, тоже сбрасывая туфли. Положив веер на каминную полку, она опустилась в кресло, стоявшее рядом с камином.

– Почему бы и нет? – Фиона вытянулась во весь рост на диване. – Это был потрясающий вечер. Йен вел себя так, как я не могла бы представить в самых смелых мечтах, и снова просил меня выйти за него замуж. На этот раз он был по-настоящему искренен. – Она вытянула руку и покачала пальцем, так что на бриллиантах заиграли блики света. – Прекрасное кольцо, подарок самого лучшего человека на земле, и на балу меня сопровождал самый красивый мужчина во всем Лондоне. Все женщины завидовали мне черной завистью.

– Сколько счастья за один только вечер! – воскликнула Кэролайн, входя в гостиную. – Догадываюсь, в чем дело: он наконец-то поцеловал тебя.

Фиона приподняла голову с дивана ровно настолько, чтобы увидеть лицо старшей сестры.

– Крепко и не один раз.

– И пальчики у тебя поджались? – беззвучно смеясь, спросила Симона.

– Не знаю. Я не думала о пальцах.

– Мы не спрашиваем, какую часть тела ты ощущала, – поддразнила Фиону Кэролайн, усаживаясь в кресло возле камина.

– Я спрашиваю, – ухмыльнулась Симона.

– Можете спрашивать, если вам так хочется, только я не скажу. Просто наступил момент, когда я поняла, какой он на самом деле замечательный. Это больше, чем само совершенство…

– Неужели? – поинтересовалась Кэролайн, откидываясь назад и поудобнее пристраивая плечи. – И как долго это продолжалось?

Фиона посмотрела в потолок.

– Это продолжается до сих пор.

– Что делает Дансфорда на голову выше всех прочих мужчин, присутствовавших на балу, – саркастически заметила Симона. – Скучные, очень скучные, бесконечно скучные разговоры. Так как Тристана со мной не было и мне не пришлось шпынять его весь вечер, у меня оказалось много времени, чтобы наблюдать за происходящим вокруг.

– Вот как? – иронически спросила Кэролайн, в уголках ее губ притаилась улыбка. – Расскажи нам, что ты увидела, Симона, дорогая, да поподробнее!

– Не упусти ни малейшей детали, – весело добавила Фиона, с удовольствием включаясь в игру, – и начинай с самого начала.

– Когда появился Хейвуд, ты поступила мудро, спрятавшись на балконе. Мне никогда не приходилось видеть, чтобы дамы так обмахивались веерами и разве что не падали в обморок.

– Хейвуд? – Фиона была заинтригована. Почему это лучший друг Дрейтона вдруг вызвал такой интерес у дам? Никогда раньше ничего подобного не наблюдалось.

– Он покрасил волосы, – сухо пояснила Кэролайн. – И отрастил их длиннее обычного.

– Вы шутите!

– Ничуть. – Симона от души рассмеялась. – У него были черные как смоль волосы почти до плеч, так что, на мой взгляд, он был похож на скунса без полосок. Впрочем, возможно, я не права.

– Я того же мнения, – подтвердила Кэрри. – Но мы, кажется, были единственными, кто посчитал, что Хейвуд свалял дурака. Я слышала, как леди Сент-Реджис сказала, что он больше похож на потрясающего, романтического пирата, который мог бы приступить к ней и заставить спустить флаг, когда только пожелает.

– О Боже! – Фиона изумленно посмотрела на сестер, – Королева сплетниц действительно так и сказала?

– Ну да. – Симона фыркнула и помахала рукой. – Но главное еще впереди. Когда Хейвуд возвращал леди Филбен ее бальную карточку, она ухватилась за его пояс и сунула карточку туда. Судя по выражению лица Хейвуда, карточка провалилась вниз.

Стараясь сдержать смех, чтобы можно было говорить, Фиона спросила:

– Что же он сделал потом?

– Он удалился, как слабосильный восьмидесятилетний пират, кривоногий, явно страдающий артритом.

– Бедняга выглядел не лучшим образом, его чувство собственного достоинства пострадало, – жалостливо добавила Кэролайн.

Бедный Хейвуд! Нехорошо смеяться над его злоключениями, но поскольку он сам виноват…

Фиона вытерла выступившие на глазах слезы и постаралась успокоить дыхание.

– Кроме того, что Хейвуд подверг испытанию моральные устои и добропорядочность почтенных дам, – полюбопытствовала Фиона, – что еще ты видела на балу?

– Вскоре после этого явились лорд и леди Куинн.

– Верно, – пробормотала Кэролайн, – я думала, что тут же умру.

– Это еще почему?

Кэролайн, содрогаясь от беззвучного смеха, сделала знак Симоне.

– Ну, когда они вошли, над ее головой колыхался огромный пучок перьев, он был похож на сильно напуганного пингвина и передвигался как пингвин. Они подошли к встречающим гостей лорду и леди Иган-Смит, и когда лорд Куинн потряс руку лорду Иган-Смиту, а загем, шагнув к леди Иган-Смит, склонился над ней… – Симона прыснула и затрясла головой.

– Он взорвался! – объяснила Кэролайн. – Лопнули шнурки, затягивающие его корсет. Вот так, один за другим. Звуки были очень громкими, и все в зале обернулись. А потом прямо на глазах его пиджак начал расползаться по швам.

– Да-да, как печенье в духовке, – подхватила Симона. – Увидев гораздо большую часть лорда Куинна, чем ей когда-либо хотелось, леди Иган-Смит сделала шаг в сторону, чтобы оказаться подальше от него, и вид у нее был негодующий. Что до леди Куинн, то она с ужасом на лице осталась стоять, где стояла.

– Лорд Куинн решил, что ему надо ретироваться, как раз в тот момент, когда стал расползаться ремень на его брюках. Он оглянулся в поисках пути к отступлению и нечаянно, не сумев прервать движение, сильно толкнул ее.

– Она схватилась за свою шляпу с перьями, – продолжила Кэрри, вспоминая детали, – и, не выпуская, как будто от этого зависела ее жизнь, с глазами, ставшими большими, как блюдца… повалилась, как дерево.

Фиона недоверчиво смотрела то на одну сестру, то на другую.

– Надеюсь, она не ушиблась?

– Нет, – сказала Симона, делая отрицательный жест рукой. – Леди Иган-Смит прекрасно все рассчитала. Всегда внимательная хозяйка, она оказалась в нужном месте в нужный момент как раз, чтобы смягчить падение леди Куинн. Если бы эта дама не вопила и не молотила руками все время, пока падала, то могла бы заявить, что добровольно пожертвовала собой. К несчастью, в тот момент она не имела возможности заглянуть в будущее.

– И все это случилось, пока я была на балконе?

Кэролайн кивнула.

– Ты пробыла там слишком долго.

– До или после того, как приехал Йен?

– Он вошел, – ответила Фиона, – как раз в то время, когда лорд Иган-Смит вытаскивал свою жену из-под леди Куинн, и с его появлением все тут же забыли о Куиннах.

– Неужели? – засомневалась Фиона, поднимая голову и недоверчиво глядя на сестру. – Не могу поверить.

Симона выгнула черную бровь.

– Фиона, – начала она тоном, который появлялся у нее, когда она касалась предмета, о котором, по ее мнению, ей было известно больше, чем другим, – Йен Кэботт вошел в комнату, и почти все женщины сделали два шага вперед, а затем приветственно вскинули руки.

– Исключение, разумеется, составили я, Кэрри… и тетя Джейн – она пулей бросилась в противоположном направлении.

– Приятно слышать.

– На самом деле они просто забавлялись. Герцог пошел прямо ко мне, не глядя ни направо, ни налево.

– К тебе?

– Ну да, чтобы спросить, где ты. Он выглядел очень целеустремленным и собранным.

Фиона почувствовала, что краснеет, и улыбнулась.

– Ты ведь знаешь, что он может взорваться, прежде чем состоится свадьба? – продолжала Симона.

Да, разумеется. А если у них будет возможность целоваться где-нибудь в укромном месте, где их никто не потревожит, она сама может взорваться. На самом деле она только и ждала этого. Но поскольку некоторыми мыслями Фиона не могла поделиться с сестрами, пусть они и очень близкие ей люди, она придержала свое открытие при себе и только Молча улыбалась в предвкушении.


Карета сотрясалась на ухабах, и Йен невольно испытывал боль, напоминавшую ему о том, что он провел долгие часы, склонившись над столом в операционной.

Тем не менее эта боль и боль от потерь не была теперь такой острой, как раньше. Удивительно, что может сделать с душой благосклонность достойной женщины и конец унижениям в расплату за леди Джейн Балтрип.

Йен не мог бы сказать, что они с Фионой полюбили друг друга, но на настоящий момент он был вполне удовлетворен Тем, что их тянуло друг к другу. Их брак мог стать счастливым, и это уже не могло не радовать.

Если бы не крушение поезда, Йен мог бы сказать, что это был чудесный вечер. Конечно, если бы им с Фионой удалось ускользнуть с бала и остаться одним, все прошло бы еще чудеснее. Она бросала его в жар одним кокетливым взмахом своих ресниц: для женщины, которую никогда не целовали, Фиона очень преуспела в этом искусстве.

Йен сделал глубокий вдох, чтобы снять напряжение, вызванное предвкушением. Уже недолго, напомнил он себе.

Карета поехала тише и остановилась перед его домом. До бала по случаю помолвки оставалось три дня, до свадьбы – меньше месяца. Раз он уже продержался так долго, то сможет потерпеть еще немного.

Конечно, признался себе Йен, выходя из кареты и направляясь к дому, ему будет чертовски трудно оставаться терпеливым, ведь каждый вечер следующего месяца ему придется сопровождать Фиону на обеды, балы и торжественные приемы. Днем она носила скромные домашние платья, закрывавшие ее от шеи до лодыжек, и лифы этих платьев не были облегающими: они больше намекали на скрытые под ними прелести, чем подчеркивали их.

Но после захода солнца… Сегодня на Фионе было светло-зеленое шелковое платье; верхняя юбка его по бокам была подобрана складками так, что открывала взору более темную нижнюю юбку из прозрачной ткани. Рукавов у платья не было вовсе, а что касается линии выреза… Если Фиона намеревалась помучить его мимолетным видением мягких выпуклостей, которые он не мог потрогать, и намеком на притягательную ложбинку, обещающую радости, которых он был лишен, она более чем преуспела. Ну, до некоторой степени, допустил Йен, с улыбкой вспоминая, как приятно было ощущать ее, прижавшуюся к его груди.

Один только вид Фионы в бальном платье неизменно вызывал томление в его теле и превращал разговор за шампанским и пуншем в сплошное мученье; вот и сегодня, когда он держал ее в руках, когда ощутил малую долю ее страсти… Смотреть, как она улыбалась, разговаривая с другими мужчинами, было для него почти невыносимо. Большую часть вечера Йен стискивал зубы, без конца напоминая себе: в том, что другой мужчина обменивается с Фионой вежливыми приветствиями, нет ничего предосудительного.

Все же он находил некоторое утешение в уверенности, что каждый из присутствующих на балу мужчин завидует ему. Фиона, самая прекрасная и самая милая женщина во всей империи, в конце концов, согласилась стать его женой. Теперь она радуется, показывая сестрам колечко и поворачивая пальчик…

Решив, что у него есть все основания считать себя счастливейшим человеком, Йен толкнул дверь и вошел в дом.

Роуан тут же вышел, чтобы приветствовать его. Чингиз-Джека нигде не было видно. То, что слуга все еще был на йогах в такой поздний час, не предвещало ничего хорошего.

– Что-нибудь с Шарлоттой? – спросил Йен, снимая пальто и передавая его дворецкому.

– Мисс Шарлота в полном порядке, но… Ее светлость, вдовствующая герцогиня, здесь и хочет вас видеть.

Хорошее настроение Йена сразу же испарилось.

– Ваша матушка появилась несколько часов назад и отказывается уходить, не поговорив с вами. Мы провели ее в ваш кабинет, поскольку это единственная комната, в которой не ведется ремонт.

– Правильное решение, Роуан. – Йен хмуро уставился на закрытую дверь кабинета. – Теперь, прошу вас, больше не тревожьтесь о ней. На сегодня вы свободны, а если мне что-нибудь понадобится, я сам управлюсь.

– Благодарю, ваша светлость! – Дворецкий, кивая головой, повернулся к двери.

Подождав, когда слуга уйдет, Йен пересек зал и повернул ручку двери.

Едва он успел перешагнуть через порог, как из полутемного угла раздался повелительный голос:

– Добрый вечер, Йен! Мне нужно поговорить с тобой о твоем выборе.

С того времени как Йен видел мать в последний раз, она нисколько не изменилась. Когда это было? Два года назад? Да, верно, на похоронах отца. Худая, унылая, слегка сутулая, похожая на хищную птицу…

– Добрый вечер, мама. – Йен направился к столику, на котором стоял графин. – Вы можете говорить что хотите, но захочу ли я слушать и отвечать зависит не от вас.

– Мои агенты разузнали все о ее прошлом.

Разумеется. Йен налил себе виски.

– Уверен, отчет получился очень коротким, очень скучным и обошелся в целое состояние.

– Нынешний герцог Райленд не был рожден, в сословии пэров, он служил в артиллерийских войсках ее величества. Герцогом он стал только потому, что наследников, по прямой линии не оказалось.

– И что из этого?

– Женщина, на которой он женился, незаконнорожденная, к тому же его кузина. Она шила платья, пока не стала изображать из себя леди.

Йен сделал большой глоток виски, припоминая свои встречи с Дрейтоном и Кэролайн: они вели себя безупречно, всегда были любезны и обходительны. Они ему нравились, он считал их одними из самых достойных людей, которых ему довелось встречать.

– Есть и другая сестра, также незаконнорожденная, по слухам, убившая несколько человек до того, как она вышла замуж за торговца.

Йен не знал, что, на взгляд матери, хуже: убийства или то, что эта женщина была замужем за торговцем. Будучи любопытным, он, однако, предпочел не спрашивать и пил виски, поглядывая на часы, стоявшие на каминной полке. Уже почти три, а ведь всего несколько минут назад ему казалось, что ночь благополучно идет к концу.

– Тристан получил титул маркиза, проведя много лет в Америке.

Какое отношение эти две вещи имели друг к другу, Йен не мог понять. Впрочем, побеседовав с лордом Локвудом раз или два в карточной комнате, он приобрел кое-какие познания…

– В Америке он занимался торговлей.

Разумеется. Любого можно было бы простить за то, что он покинул английскую землю и уехал за океан, даже если бы он проводил там время, стреляя в беззащитных животных или развлекаясь на вечеринках у богатейших людей Америки. Но если он работал руками и головой, зарабатывая деньги… Очень дурной тон, не правда ли?

– А эта особа, которая, как ты думаешь, может стать герцогиней, – язвительно продолжала гостья, – она сделана из того же материала, что и ее сводные сестры.

– Жду не дождусь, в какую категорию вы определите Фиону.

– Она блудница.

Йен молча посмотрел на герцогиню, слишком ошеломленный и взбешенный, чтобы протестовать.

– Ее мать была обычной проституткой, шлявшейся по улицам и предлагавшей себя любому за два пенса.

– И теперь Фиону надо мазать той же краской? К тому же оскорблять мертвую женщину, которая не может защитить себя от обвинений, женщину, об обстоятельствах жизни которой вы абсолютно ничего не знаете, – это совсем не подвиг.

– Мои агенты сообщают, что Фиона работала в публичном доме вместе с матерью.

– Ваши агенты отрабатывают свой хлеб.

– Главный агент – весьма усердный человек. Он сообщает, что Фиона не только продолжает заниматься тем, чем занималась ее мать, но и выставляет напоказ свое моральное падение.

– И что она сделала такого уж ужасного?

– Она постоянно посещала без сопровождения и для абсолютно непонятных целей места, предназначенные только для мужчин.

Места, предназначенные для мужчин… Только ищейка, получающая деньги за гнусную ложь, может так извратить факты.

– Боже, какая низость!

– Что ж, я рада, что ты наконец понял, насколько она не годится для тебя. Разумеется, ты немедленно возьмешь обратно свое предложение – это первое, что тебе нужно будет сделать утром.

– Ваш агент описал вам места, предназначенные исключительно для мужчин, которые посещала Фиона?

– Нет, конечно, зачем ему шокировать меня или оскорблять мои чувства без нужды…

– У Фионы способности к медицине, и она посещала лекции известных врачей, кстати, моих коллег, и она ходила туда вовсе не для того, чтобы приставать к студентам. И познакомились мы совсем не там.

– Йен, ты герцог и не можешь позволить себе роскошь быть романтиком.

– Я мужчина и поступлю так, как сочту нужным.

Герцогиня подняла бровь.

– Она не леди. Я не признаю ее своей невесткой.

«Так тому и быть. Спасибо за освобождение». Йен приветственным жестом поднял бокал с виски:

– Нам будет не хватать вас во время семейных торжеств, мама, но я обещаю извещать вас о рождении внуков. – Он натянуто улыбнулся. – Могу я распорядиться, чтобы вам подали карету?

– Я отослала кучера с наказом вернуться утром, но не слишком рано. Твоя домоправительница приготовила для меня комнату.

Ах да, Роуан предупредил его об этом. Что ж, это несколько осложняет ситуацию: с матерью любое проявление слабости может привести к последствиям, о которых придется жалеть всю жизнь.

Йен с показным удальством вылил в рот остатки виски, надеясь не показывать, как мучительно работает его ум в поисках выхода.

В одной вещи он был абсолютно уверен: чтобы предотвратить ссору с Фионой, ему с самого утра надо отправиться к лорду Райленду. Если Фиона появится в его доме до отъезда его матери…

О нет, только не это!

Господи, а ведь здесь еще Шарлотта! Урон, который его мать может нанести юной душе, трудно было представить.

Глава 13

Фиона сидела, подперев голову руками, и улыбалась, глядя, на чашку с кофе.

– Кажется, ты наконец довольна жизнью, – заметил Дрейтон, подходя к столу с тарелкой в руках.

Фиона кивнула:

– В высшей степени.

– И это кольцо на твоем пальце…

– Верно? – Фиона повернула колечко так, что свет заплясал на гранях бриллиантов. – Я всю ночь рассматривала его. Между прочим, на Бипса кольцо произвело неизгладимое впечатление.

Кэролайн хихикнула:

– Ты что, совсем не спала?

– Ну, почти, – призналась Фиона. – И совсем без сил сегодня утром. – Она уселась поудобнее. – Счастливая, но обессиленная.

В этот момент к ним присоединилась Кэрри.

– Может быть, тебе стоит еще немного поспать?

– Я хочу, но не могу, – пожаловалась Фиона. – Сегодня мы с Шарлоттой делаем новую клумбу, а рабочие должны крепить медальон на потолке столовой. Я просто обязана присутствовать при этом. Мистер Джебхарт обещал после полудня принести образцы обоев для гостиной, столовой и трех спален, чтобы мы с Шарлоттой посмотрели и отобрали их. Где уж тут спать!

Кэролайн, ничего не сказав, развернула на коленях салфетку, а Дрейтон покачал головой и взялся заутреннюю газету.

Оставшись наедине со своим кофе, со своим кольцом и с новоприобретенным счастьем, Фиона вздохнула. Она надеялась, что у нее хватит сил на все, что она запланировала, но куда больше волновала ее надежда побыть наедине с Йеном. Всего один вечер, один честный, прямой разговор на балконе, под звездами, при звуках вальса – и как все переменилось!

Йен не равнодушен к ней, она ему нравится, и вовсе не потому, что способна облегчить его существование, наладить течение повседневной жизни в его доме. Найдется ли еще на свете мужчина, способный увидеть свою ошибку и признать ее, после чего так искренне и серьезно извиниться? Найдется ли женщина, которую обнимали бы так страстно и целовали так крепко?

– Доброе утро!

Фиона встрепенулась, услышав знакомый голос, и, не веря своим ушам, посмотрела в сторону двери.

– Шарлотта! – воскликнула она, вставая. – Йен!

Йен улыбаясь вкатил в столовую инвалидную коляску.

– Вы удивлены? – подозрительно спросила Шарлотта.

– Я очень обрадована.

– Ну вот, я же говорила, что явиться без доклада куда интереснее, – триумфально объявила Шарлотта, поглядывая через плечо на своего опекуна. – Вы должны мне прогулку верхом.

– Завтра утром.

Прогулка верхом? А почему бы и нет? Йен придумает, как сделать ее безопасной.

– Гм…

Деликатное вмешательство Дрейтона заставило Фиону вспомнить о хороших манерах.

– Шарлотта, – она подошла к девочке и встала за ее спиной, – позвольте представить вам герцога и герцогиню Райленд, или просто Дрейтона и Кэролайн.

– Очень рада. – Шарлотта некоторое время переводила взгляд с одного супруга на другого. – Леди Фиона много говорила о вас.

– А нам о вас, Шарлотта. – Дрейтон поклонился. – Мы очень рады, что вы навестили нас. Кстати, вы уже завтракали?

– Еще нет, – бойко ответила девочка, пока Йен устраивал ее за столом. – Мы бежали, спасая наши жизни, и едва успели одеться.

– Неужели? – удивилась Кэрри.

– Это только небольшое преувеличение, – дополнил Йен, поворачиваясь к подносам, стоящим на буфете. – Моя мать обосновалась в одной из гостевых комнат и захватила врасплох меня, когда я вчера возвратился домой. Поскольку благоразумие – часть отваги, мы решили скрыться и дождаться, пока она уедет домой.

Фиона всплеснула руками:

– А как быть с рабочими, которые должны прийти сегодня?

– Десять фунтов за каждое оскорбление, которое они перенесут от моей матери. К тому же Роуан и миссис Питтман вызвались присмотреть за рабочими, notch мы будем отсутствовать.

– О, Йен, – запротестовала Фиона, – ваша мать не может быть настолько плохой!

Кэролайн незаметно хмыкнула и потом осторожно спросила:

– Герцогиня не упомянула, планирует ли она присутствовать на балу по случаю помолвки?

– Не упомянула, – ответил Йен, накладывая себе омлет. – Но я очень надеюсь, что нет.

Фиона вдруг задумалась.

– Выходит, она не одобряет меня?

Йен положил ложку и повернулся к ней:

– Фиона, дорогая, я готов поклясться на семейной Библии, что в этом нет ничего личного. Моя мать никого не одобряет, кроме себя – любимой.

– Но…

– Нет, – твердо прервал он. – Я понимаю, какой оборот принимают ваши мысли, но мою мать не изменить. И не вздумайте тратить на нее свою безграничную доброту: нам всем будет лучше в ее отсутствие.

Фиона хотела настоять, чтобы ей позволили по крайней мере доказать свою правоту, но тут в дверях столовой появился лакей и доложил, что пришла утренняя почта.

Йен ободряюще улыбнулся, а Кэролайн, поблагодарив лакея, взяла почту. Фиона вслед за будущим мужем пошла к буфету; наполняя тарелку для Шарлотты, она прикидывала, что можно сделать, чтобы выстроить мост между Йеном и его матерью. Просто немыслимо, думала она, растить детей, не разрешая им встречаться с бабушкой. Вдовствующая герцогиня, конечно же, не сможет устоять перед милыми, замечательными, невинными малышами…

– Письмо от леди Роудз, – объявила Кэрри, доставая конверт из стопки корреспонденции.

Сломав печать, она открыла конверт и вынула из него лист бумаги.

– Леди Роудз вспоминает, что видела Фиону у себя на балу в прошлом сезоне, и выражает надежду, что мы снова посетим ее в нынешнем году.

Фиона внутренне содрогнулась и упрекнула себя в отсутствии милосердия.

– Готов поспорить, – скучным голосом сказал Дрейтон, – что в следующем предложении она многословно сокрушается по поводу того, что Фиона так и не стала прекрасной женой для ее расползающегося, как тесто, сына.

– Она это делает в том же предложении, – сообщила Кэрри, качая головой. – Бедняжка просто в отчаянии.

– О, ради Бога, Дадли, должно быть, уже около сорока. А он все еще живет дома.

– Все равно мне его жалко, – со вздохом сказала Фиона, ставя перед Шарлоттой наполненную тарелку.

– Ну, у Дадли действительно такой вид, будто он неделю проплавал в Темзе. – Йен слегка поморщился. – Если бы он время от времени не начинал двигаться, нам пришлось бы постоянно проверять его пульс.

– Когда же он двигается, то делает это с невероятной скоростью, – подхватил Дрейтон. – Я видел, как он растолкал не менее полдюжины человек, как только прозвучал гонг к обеду.

Йен прикрыл глаза и закрутил головой.

– Я тоже был одним из свидетелей.

– Значит, еда – единственное, что хоть отдаленно вдохновляет Дадли? – усаживаясь за стол, спросила Фиона. – Ужасно, когда тебе нечего делать в жизни, кроме как есть три раза в день.

– Три? – Йен хмыкнул. – Да для Дадли весь день – один непрерывный процесс принятия пиши.

Дрейтон согласно кивнул.

– Кроме наполнения желудка, Дадли целыми днями занят с портными, которые расставляют его одежду и шьют новые костюмы большего размера, соответствующие его увеличивающемуся объему. Другой бы не выдержал и давно похудел, а он…

Кэрри вздохнула и бросила на мужчин предупреждающий взгляд, который сразу стер ухмылки с их лиц.

– Что до портных, – сказала она, вынимая из стопки почтовых отправлений завернутую в бумагу пачку перетянутых завязкой листов, – сегодня мы получили последний каталог платьев от мадам Дюпре. Кто хочет взглянуть?

Йен и Дрейтон отрицательно замотали головами. Фиона хотела уже отложить пачку в сторону, но тут Шарлотта вдруг спросила:

– Кто такая мадам Дюпре?

– Это дама, которая придумывает фасоны платьев, – объяснила Кэрри, передавая Шарлотте каталог.

Взяв чашку, Фиона, заслоняясь ею, заранее знала, что задумала сестра.

– Ну как, – поинтересовалась Кэрри, – что вы думаете об этих платьях, Шарлотта?

– Ну, – девочка аккуратно складывала листы в стопку, выравнивая ее края, и медлила в поисках дипломатичного ответа, – в Англии совсем другие фасоны, а в Индии никто так не одевается.

– У мадам Дюпре свой взгляд на моду. – Кэрри засмеялась.

– Мне нравится вот этот цвет. – Шарлотта полистала страницы и отыскала нечто с нелепым турнюром и огромными рукавами ярко-синего цвета. – У нас дома были павлины, и, хотя это не очень-то приятные птицы, я всегда думала, что они очень-очень красивые.

Кэролайн склонилась над рисунком, потом снова откинулась в кресле.

– Пожалуй, вам пойдут эти тона, – сказала она, одобрительно кивая. – Смело можете заказывать наряды таких цветов.

Шарлотта просияла, но вдруг ее лицо омрачилось.

– Боюсь, все равно никто не взглянет на меня, по крайней мере, так, чтобы можно было принять взгляд за комплимент.

Фиона увидела, как погрустнели глаза Йена. Вероятно, он хотел сказать девочке что-нибудь утешительное, но Кэролайн опередила его, избавив от необходимости вмешиваться.

– Шарлотта, милая, – она положила ладонь на руку девочки, – напрасно вы себя недооцениваете. – Она взглянула на Йена и улыбнулась: – У вас есть планы на сегодняшний день, Йен?

– Никаких, кроме уже осуществленного побега, – осторожно ответил он. – Я думал, Фиона нам что-нибудь подскажет.

– Что ж, замечательно. Тогда давайте займемся гардеробом для Шарлотты.

– О нет! – Глаза Шарлотты широко раскрылись. – Я не…

– Кэрри такой модельер, до которого мадам Дюпре далеко, – тихо сказала, нагнувшись к девочке, Фиона. – Поверьте мне, Шарлотта. Вам ведь хочется заняться своим гардеробом, не правда ли?

Шарлотта сглотнула и сделала глубокий вдох.

– А это удобно?

– Очень удобно, – громко объявила Кэролайн. – Заканчивайте завтракать, дорогая, и сегодня нас ждет великолепное приключение.

Шарлотта посмотрела в свою тарелку и отложила вилку:

– Честное слово, больше не могу съесть ни кусочка.

– Тогда забирайте этот каталог мадам Дюпре, и мы отправляемся, – Кэролайн встала, собрала почту и протянула ее Дрейтону: – А ты, дорогой, просмотри остальное. – Кэролайн отодвинула кресло Шарлотты от стола и вывезла его из столовой.

Удивляясь тому, как расширяются рамки приличий, когда на пальце у женщины появляется кольцо, Фиона обдумывала неожиданно открывшиеся перспективы. Самая приятная из них заключалась в возможности провести много времени с Йеном, но она же была и самой безрассудной.

– Я слышала, что сегодня доктор Фуллер читает лекцию о причинах возникновения и методах лечения подагры.

Йен кивнул:

– Думаю, ему известно о подагре все.

– Но вам неинтересно слушать эту лекцию, так? Хорошо, вычеркнем из списка сомнительную лекцию. А что вы скажете насчет пикника в зоопарке?

– Вот это мне нравится. – Уголки губ Йена медленно поползли вверх. – У вас нет возражений, ваша светлость?

– Дрейтон, – поправил тот, не отрываясь от газеты. – Никаких возражений, только небольшой совет, если позволите: держитесь подальше от обезьян. Эти милые животные очень любят бросать в посетителей разные неподходящие предметы.

– Принято к сведению.

Прежде чем Дрейтон смог бы вызваться сопровождать их, Фиона поднялась со стула:

– Пойду скажу повару, чтобы нам приготовили корзинку с едой. Я скоро.

Йен смотрел ей вслед, завороженный колыханием ее юбок, и благодарил моду за платье, которое идеально подчеркивало узкую талию и плавные изгибы безупречных бедер. К сожалению, домашние платья неизменно шились закрытыми до шеи, но облегающий лиф компенсировал этот недостаток, не давая зачахнуть его воображению.

Не сразу вспомнив, где находится, Йен неловко кашлянул.

– Вопреки тому, что вы видите, я прилагаю все усилия, чтобы оставаться джентльменом и руки держу при себе.

– Мне тоже долго пришлось бороться с собой. – Дрейтон понимающе кивнул. – Но я проиграл эту борьбу, к чему и вы близки. – Он бестрепетно встретил взгляд Йена. – Все мы люди, и я не могу ожидать, что вы окажетесь таким праведником, каким не удалось быть мне. Но помните, когда вы перейдете границу, то должны будете оправдать мои ожидания.

– Которые по большому счету не расходятся с моими. – Йен улыбнулся. – Предупреждение принято во внимание, ваша светлость.

– Скажите, вас интересует политика? – поинтересовался Дрейтон.

Несколько мгновений Йен решал, что выбрать – честность или семейную гармонию, и наконец нашел компромиссное решение.

– Меня волнуют определепные аспекты социальной реформы. Если участие в политической жизни поможет добиться результатов, я буду очень рад.

Дрейтон отложил газету, поставил локти на край стола и улыбнулся, а Йен сделал медленный вдох и, чувствуя себя птичкой в когтях у кошки, решил пожертвовать собой, чтобы произвести благоприятное впечатление на будущего родственника.

– Уверен, что вы найдете среди сторонников реформ граждан, придерживающихся тех же взглядов. Людей восприимчивых, готовых, хотя у них имеется собственное видение проблемы, понять, что не все разделяют их устремления, и согласиться с необходимостью поиска компромиссов. Возьмите, к примеру, Такера…

Его светлость продолжал говорить, но до Йена доходило только неразборчивое рокотание его голоса. Подумать только, он просил стоящую в дверях женщину выйти за него замуж только потому, что твердо решил выбрать себе жену как раз в ту ночь, когда ее коту потребовалась операция. И судьба оказалась более чем благосклонна к нему: она вручила ему самую прекрасную, самую ангельски добрую женщину во всем-мироздании.

– Я уже готова; повар, пока я переодевалась, уже отнес корзину с припасами в вашу карету!

На этот раз Фиона была не в зеленом, и Йен не знал, Почему она выбрала для прогулки костюм дымчато-розового цвета с короткой накидкой. Однако он видел, что глаза ее непостижимым образом стали больше и приобрели более глубокий цвет, кожа стала еще белоснежнее, а локоны, забранные вверх и выбивавшиеся из-под шляпки, еще более золотистыми.

Йен повел плечами, потому что воротничок рубашки внезапно стал ему тесен, и сделал глубокий вдох, но даже это не помогло успокоить неистово забившееся сердце. Один вид леди Фионы Тернбридж, одетой в респектабельный костюм для прогулок и счастливо улыбающейся ему, превратил его в неловкого, краснеющего школьника.

– Что ж, в путь. – Подойдя к Фионе, Йен предложил ей руку и самым искренним образом выразил готовность отправиться на пикник.

Выходя из столовой, Фиона обернулась и пообещала родственнику, что они вернутся до чая и заберут Шарлотту.

Увы, Йен начисто забыл о своей воспитаннице! Он передал ее на попечение леди Райленд и совсем не помнил о ее существовании. Это непростительно: нельзя быть таким невнимательным, неспособным подумать о другом человеке.

Впрочем, он все время думал, но по большей части лишь о том, как оставить Фиону только со смутным воспоминанием о былой невинности.

– Надеюсь, Дрейтон не слишком замучил вас, – сказала Фиона, когда герцог усаживал ее в карету. – Порой он бывает чрезмерно настойчив.

Пожав плечами и улыбаясь. Йен уселся напротив нее.

– На самом деле, – признался он, когда кучер свернул на улицу, – это было довольно интересно. По крайней мере ваш родственник честен в оценке шансов на достижение значительных перемен за короткое время.

– А как насчет длительного времени? – спросила Фиона, поднимая руки, чтобы вынуть шляпную булавку.

– Насколько я себе это представляю, в парламенте приветствуются только медленные и постепенные изменения. У меня складывается впечатление, что политика похожа на игру. – Йен внимательно следил затем, как Фиона кладет шляпу на сиденье рядом с собой. – Положите горошину под половинку скорлупки грецкого ореха, подвигайте скорлупки так, чтобы наблюдатели потеряли след горошины, а затем предложите проголосовать, не смущаясь тем, что все видят появляющийся из рукава козырь.

Фиона начала медленно снимать перчатки, берясь за кончик каждого пальца.

– Это не очень честно.

– Тем не менее, что-то все же делается. Маленькие шажки никого не настораживают настолько, чтобы организовать оппозицию, которая могла бы вас сокрушить. Это совсем не так плохо, как кажется – в конце концов, важен результат.

– Думаю, вы правы, – признала Фиона, снимая перчатки. – А что сейчас? Нет ли под скорлупками каких-нибудь реформ в области оказания медицинской помощи?

– Дрейтону об этом ничего не известно, – рассеянно ответил Йен, глядя, как она расстегивает крючки накидки. – Но это не означает, что я не смогу предложить что-то новое.

– После того, как вы поддержите предложения других реформаторов?

– Вы очень проницательная женщина, должен вам сказать.

Фиона засмеялась:

– Догадаться, как работает парламент, совсем нетрудно: любые сборища мужчин, готовых играть в скорлупки и прячущих в рукаве козыри, скорее всего, придерживаются правила «услуга за услугу».

– Вы в самом деле умеете читать мысли?

Фиона откинулась назад, и улыбка исчезла с ее лица.

– Почему вы так решили?

– Гарри считает, что вы можете видеть то, что не дано другим людям, – объяснил Йен.

– Ну… – Она явно уклонялась от ответа.

– Так можете? – настаивал Йен, веселясь при мысли о такой возможности и одновременно пугаясь этого. То, о чем он думал последние несколько недель…

– Нет, я не читаю мысли. – Фиона улыбнулась. – Я просто наблюдательна. Например, ваше лицо: когда мы были в столовой и я предложила отправиться на пикник… Ваши мысли по поводу того, как хорошо поесть вдвоем на виду у всех, расстелив одеяло на лужайке в зоопарке, разгадать было совсем нетрудно.

Йен, как и тогда, тут же подумал об уединенном местечке и прикинул, насколько он может быть дерзким. Но если она догадалась об этом и это не оскорбило ее чувства…

– И что же еще у меня было на уме?

Фиона вздохнула:

– Учитывая тот факт, что вы продолжаете сидеть напротив и ведете себя как идеальный джентльмен, несмотря на то что я сняла шляпку и перчатки и расстегнула накидку, я явно ошиблась. – Она пожала плечами. – Мои необыкновенные способности читать мысли буксуют.

Черт! Если бы Йен был чуть более непонятливым, ей пришлось бы послать ему выгравированное приглашение: «Леди Фиона Тернбридж требует, чтобы вы перестали изображать страдающего без оснований идиота самых строгих правил. Она носит ваше кольцо, а это кое-что да значит».

Йен засмеялся и, покинув свое место, сел рядом с ней; его рука скользнула за ее спину, и, прижав Фиону к себе, он прошептал:

– Вы знаете меня лучше, чем я сам.

– Да? Так я была права, и вы действительно вынашивали нескромные мысли?

– С вами, дорогая, у меня всегда связаны нескромные мысли.

– В самом деле? – Она лукаво взглянула на него. – И вы можете доказать это?

– Здесь? Сейчас? В карете? Но это так неприлично…

– О да, – согласилась она, и он почувствовал, как ускорился ее пульс. – Неужели это возможно в таком тесном месте? У меня нет опыта в таких делах, но надеюсь…

– Вы полагаете, что он есть у меня?

– Скорее, я надеюсь на это.

– Мы рискуем вызвать скандал.

Фиона засмеялась и потрепала волосы на его затылке.

– Да, правда? – прошептала она, слегка задыхаясь.

– Я могу предположить несколько возможностей, и одна совершенно естественно ведет к другой.

– Вы думаете, мне понравится?

– Я горю желанием узнать это.

Рука Йена скользнула ниже, и он очень медленно провел ладонью по выпуклостям ее груди.

– Это вам нравится?

– Да. – Опущенные ресницы затрепетали. – Но если бы не было преграды в виде платья, мне было бы еще приятнее.

– Что ж, посмотрим, правы ли вы. – Йен отыскал губами ее губы и одновременно начал расстегивать пуговицы ее платья.

Фиона быстро сообразила, что если поглотившее ее тепло считать благом, то намеки Йена об учинении скандала в карете ей очень нравятся. И это было первое из нескольких быстро последовавших одно за другим воодушевлявших открытий. Оказалось, что она способна полностью отдаться чувству, а ряды пуговиц, белье и юбки не такая уж преграда для мужчины, горящего желанием преодолеть ее.

Пуговицы на рубашке Йена вскоре оказались расстегнутыми, и ему почти не потребовалось усилий на то, чтобы спустить ее с широких плеч.

Далее последовало жаркое прикосновение… Йен трогал ее везде, и не осталось ни одного местечка на теле Фионы, которое бы он пропустил. Его губы следовали за руками, отчего Фиона задыхалась, чувствуя, как наслаждение поднимается откуда-то из глубин ее существа, заставляя усиливаться жар желания.

То же самое она могла делать с ним, могла заставить его хрипло стонать, усиливать интенсивность его желаний…

Она обнаружила, что даруемое наслаждение может возвращаться еще большим наслаждением…

Фиона провела губами по его телу и тут же была вознаграждена самыми утонченными, нарастающими по спирали пьянящими ощущениями и тончайшими, дразнящими вспышками таинственной, манящей кульминации. Ей захотелось провести каждую минуту оставшейся жизни, ощущая себя так чудесно, так греховно живой.

Совесть и здравый смысл пытались сдержать Йена, но чувства, но вкус Фиоиы… Ее вздохи, исходящие откуда-то из глубины, ее прикосновения, тепло ее тела и инстинктивное выражение наслаждения… Она отзывалась на легчайшие его прикосновения, ее отклик был таким безотчетным, таким подлинным, что ему невозможно было не поддаться. Единственное, что имело теперь для него значение, – возможность заниматься любовью с Фионой снова и снова.

Карета замедлила ход и подпрыгнула на колдобине – это мгновенно вернуло Йена к действительности.

Фиона лежала на сиденье, ее глаза были закрыты, длинные светлые волосы разметались на подушках, плечи и грудь были обнажены для него, юбки сбились вокруг талии, туфельки, чулки и подвязки оказались на полу вместе с его пальто и рубашкой.

Опустившись перед ней на колени, Йен принялся ласкать шелковистую кожу ее бедер. Он знал: она хочет, чтобы он утолил свой голод, и готова обхватить ногами его бедра и впустить его в себя. Но он также знал, что эта женщина заслуживает большего, и ему не пристало лишать ее невинности на сиденье кареты.

Закрыв глаза, Йен собрал остатки здравого смысла и напомнил себе, что близится время, когда он сможет не задумываясь брать ее и соединяться с ней, задыхаясь от невероятного наслаждения.

– Йен…

Он открыл глаза – Фиона смотрела на него, задыхаясь от неудовлетворенного желания. Ее губы, припухшие от поцелуев, были призывно полуоткрыты, а груди, плотные и упругие, увенчанные твердыми сосками, поднимались и опускались, дразня его, побуждая продолжить ласки.

Йен застонал и потряс головой.

– Мы уже свернули к зоопарку, – сказал он осевшим голосом, в котором звучали неудовлетворенность и мучительная решимость. – Мы почти приехали.

– Меня совсем не привлекает пикник в зоопарке.

– Как и меня, – признался он, медленно окидывая ее взглядом.

– Как вы считаете, ваша мать уже уехала?

– Это не так важно: мы можем велеть кучеру просто колесить по Лондону, сколько нам вздумается, или…

Поднявшись с пола, Йен поставил колено на сиденье и, потянувшись, открыл маленькое окошко на передней стенке кареты.

– Леон, – крикнул он, – мы передумали. Пожалуйста, отвези нас в Мейфэр.

– В Мейфэр? – Фиона изумленно поглядела на него.

– В дом, который будет вашим, как только вы подпишете бумаги.

– Мне действительно нужно сделать это?

Йен ухмыльнулся:

– Если вы не против. – Он наклонился и поцеловал ее грудь.

Фиона застонала и выгнулась под ним, обвивая руками его шею и стараясь сильнее притянуть его к себе.

Ласково погладив ее по голове, Йен медленно высвободился.

– Мне кажется, прежде чем мы доберемся туда, нам следует надеть на себя по крайней мере часть одежды.

– Ну, если нужно… – Фиона улыбнулась и, высвободив руку, кончиками пальцев провела сверху вниз по его груди.

Поймав тонкую руку, Йен поднес ее к своим губам, потом нежно сжал пальцы Фионы и заглянул в самую глубину ее глаз.

– К тому времени, когда я закончу, моя дорогая, вашему воображению останется мало работы, зато вы немало узнаете о восхитительном счастье чувственных удовольствий.

Фиона издала странный горловой звук, волны желания пробежали по ее телу, и Йен, почувствовав это, хищно улыбнулся.

– Дорогая, я пытаюсь быть чутким и деликатным любовником, но если вы продолжите бросать на меня такие взгляды…

– Вы хотите сказать, что ваша невеста – совершенно неисправимая развратница? – добавила Фиона и засмеялась.

– И это тоже. – Йен сел на противоположное сиденье. – Если мы оденемся, у нас будет больше шансов сохранить наши репутации.

Фиона потянулась и со вздохом спустила ноги на пол.

– Вы, конечно, правы, – признала она, садясь и втискивая груди в корсет. – Но меня не очень воодушевляет мысль, что придется начинать все сначала.

Йен осклабился и подмигнул ей.

– Накидки – замечательные предметы одежды, дорогая, они скрывают так много! – Заметив ее удивление, он добавил: – Я совсем не намерен тратить время зря.

– Тогда я не стану утруждать себя надеванием чулок и подвязок.

– Если вам так угодно: они мне не помешают.

Фиона засмеялась и качнулась, чтобы поднять с пола один из белых шелковых чулок. Намеренно медленно она собрала его, а затем, наблюдая за Йеном, начала натягивать на вытянутую ногу.

– Вам, кажется, нравится мучить меня, – глухо сказал он.

– И вы наслаждаетесь каждым мигом этих мучений, – возразила она, до крайности возбужденная властью, которую приобрела над ним. – Не хотите ли помочь мне с подвязкой?

Йен быстро застегнул пуговицы.

– Это может быть опасно, – предупредил он, не в силах оторвать взгляд от медленно продвигающейся вверх кружевной подвязки.

– Вы планируете отмщение?

– О да! – Йен поднял с пола пальто и положил его на сиденье рядом с собой. – Если вы не остановитесь, нечто неприличное может произойти, едва мы войдем в дом.

Фиона пробежалась пальчиками от горла до начала ложбинки на своей груди.

– Обещаете?

Господи! Если бы она хоть немного понимала, о чем просит…

– Я думал, у меня будет время, чтобы отыскать кровать для нас.

– Вы слишком много думаете.

– Возможно, – согласился Йен, отодвигаясь на край сиденья, где, расстегнув верхнюю пуговицу на брюках, начал заправлять рубашку.

– Вы действительно считаете, что вам захочется заниматься любовью на полу в передней?

– На первой ступеньке, если вы не против.

Все еще пытаясь справиться с рубашкой, Йен внимательно посмотрел на Фиону. Наблюдая, как она закручивает в узел волосы на затылке и прикалывает шляпку, он в изумлении покачал головой:

– И как я прежде не догадался, что вы свет моей жизни?

Фиона с трудом сдержала улыбку.

– Как долго мы будем ехать?

– Не так долго, чтобы не успеть сделать все как надо, если это то; на что вы надеетесь.

– А если не так, как надо? – спросила она, сползая со своего сиденья и опускаясь перед ним на колени.

Сердце Йена бешено забилось.

– Любовь моя, о чем вы думаете?

– Я не думаю, – безмятежно ответила Фиона, начиная расстегивать пуговицы на его брюках. – И вы тоже только что обещали мне перестать думать.

– Я уже перестал.

Когда ее пальчики проворно отодвинули ткань и она неспешно кончиком пальца провела по всей длине его напряженного члена, Йен застонал.

– Это больно?

– Нисколько.

Ее пальцы сомкнулись вокруг пениса Йена, и он закрыл глаза и откинул голову, отдавшись великолепному острому наслаждению. Интересно, откуда она знает…

Впрочем, какая разница? Как это приятно, зачем думать о чем-то другом…

– Надеюсь, я все делаю правильно?

– Да, – прохрипел он, когда последние незатуманенные клеточки его мозга твердили ему, что нужно остановиться, пока не поздно, прежде чем она не подведет его к черте, за которой и весь Лондон, заглядывающий в дверь кареты, не заставит его очнуться.

Но, Боже всемогущий, как ему хорошо, он так быстро приближается к тому, чтобы…

– Черт, – шепнула Фиона, и рука ее остановилась. – Мы подъезжаем.

Карета поехала медленнее.

Йен изнемогал, отчаянье, желание и разум сплелись в одно. Одной рукой он обнял ее и шепнул:

– Теперь мы должны поторопиться, если вы не против!

Глава 14

Фиона уютно прижалась к теплому телу Йена и смотрела, как пляшут пылинки в луче солнечного света, падающем из окна спальни. Почти два часа, решила она, время подумать о возвращении к действительности и спуститься в зал проверить корзину, приготовленную для пикника.

– Вам не холодно? – спросил Йен, теснее привлекая к себе Фиону и натягивая покрывало на се плечи. – Я могу попытаться найти простыни и одеяло.

Фиона прижалась губами к его плечу и положила ногу на его ногу.

– Мне очень удобно. – Она изогнулась, чтобы прижаться крепче, и добавила: – Сейчас, во всяком случае.

– Надеюсь, это было не очень больно?

Йен явно так искренне переживал за нее, что Фиона простила ему эти слова. Видимо, он думал, что ничего хуже с ней никогда не случалось. Его постоянно мучило чувство вины, и то, что он считал себя ответственным за случившееся, очень подкупало. Но Фиона уже дважды сказала ему, что не испытывает ненависти или отвращения, что у нее не останется ранящих воспоминаний, не будет эмоционального потрясения, а поскольку слова не успокоили его совесть, оставалось избрать другой способ.

Фиона провела пальцем по его обнаженной груди.

– Боль быстро проходит, а удовлетворение всегда перевешивает. – Приподнявшись на локте, она наклонилась и поцеловала его в губы. – А вы постарайтесь обойтись без джентльменской сдержанности, иначе это начинает угнетать.

– Так я все еще не утолил ваш голод?

– Чем глубже и полнее насыщение, тем больше желание, вы не находите?

– А вы?

Она подняла бровь.

– Я – да. Разве у мужчин по-другому?

Йен засмеялся, и его счастливый смех согрел ее. Потом он потянул Фиону на себя и усадил себе на бедра.

– Вопреки всему, о чем разглагольствуют знатоки правил хорошего тона и что принимают как факт очень многие врачи, мужчины и женщины в желании имеют больше сходства, чем различий.

– Я согласна. – Фиона наклонилась и шутливо ушипнула его за подбородок.

Йен попытался зайти с другой стороны.

– Могу я спросить: откуда вам это известно? Вам удалось проникнуть на соответствующие медицинские лекции?

– У меня две сестры, счастливые в замужестве. На случай если вы не заметили, ни одна из них не имеет наклонности к ханжеству и обе говорят без обиняков. Мне нужно было только сидеть рядом, заниматься рукоделием, слушать и запоминать.

– Спасибо Кэролайн и Симоне.

– Что касается семьи…

– Не надо о семье, – запротестовал Йен, проводя руками по ее спине. Запустив пальцы в волосы Фионы, он притянул ее к себе. – Давайте представим, что мы одни во всем мире.

По крайней мере, на некоторое время.


Жизнь прекрасна, размышлял Йен, бросая корочку, оставшуюся от сандвича, в корзину, поставленную на пол кареты.

– Вы промахнулись, – заметила Фиона, лежа на сиденье между его вытянутыми ногами.

Он быстро сжал ее в объятиях.

– Только потому, что я очень изнурен.

Она засмеялась и тоже бросила корочку в корзину. Корочка ударилась о ее край, подскочила и упала точно в цель.

– Вы слишком мало пили вина, – заявил Йен, поднося свой наполовину полный бокал к ее губам. – Я выпил свою часть и съел сколько мог, чтобы было похоже на пикник. Вы же не струсите. Ну же, теперь ваша очередь!

– Леди никогда не осушают бокалы до дна…

– Тогда пейте понемногу, это ваша обязанность, – серьезно посоветовал Йен. – У нас осталось немного времени.

Он заглянул в корзину, затем поднял глаза на Фиону.

– Дорогая, надо что-то сделать с этими маленькими пирожными до того, как мы приедем, а то может показаться странным, что мы их не съели.

– Их называют птифуры. Хотите, я достану одно пирожное для вас?

– А вы тоже будете есть? – Йен лениво обдумывал альтернативу.

– Пока я еще в состоянии это сделать.

Йен наклонился, чтобы поцеловать волосы Фионы.

– Да, но я не в силах отпустить вас. Ладно, проживу без пирожного.

Фиона изогнулась в его руках и, повернув голову, подставила ему губы.

Внезапно карету сильно тряхнуло, и Йен крепче прижал Фиону к себе; однако не успел он ухватиться за что-нибудь надежное, как карета сильно накренилась и его отбросило в сторону, после чего на них обрушился град обломков.

Последний раз дернувшись, карета застыла, как и Йен, в спину которого упиралась дверная ручка, мешая вздохнуть.

– Фиона! – Йен постарался восстановить дыхание.

– Со мной все в порядке, Йен. – Хватаясь за подушку сиденья, Фиона попыталась подняться. – А как вы?

– Со мной тоже все в порядке. – Йен помог ей вернуться на сиденье, хотя сам был оглушен и ошеломлен происходящим. Лошади в панике ржали, слышались визг и вопли мужчин и женщин, а поверх всех этих звуков грохотало и рушилось что-то огромное.

Открыв дверцу кареты, Йен замер, охваченный ужасом.

– Боже мой! – пробормотал он, пытаясь решить, где больше шансов отыскать выживших. – Леон!

–. Я здесь, ваша светлость! – отозвался кучер откуда-то сверху. – Здесь, с лошадьми!

– Что случилось, Йен? – раздался изнутри голос Фионы.

– Пожалуйста, оставайтесь в карете, – приказал Йен, пытаясь понять масштаб катастрофы. – Я вернусь, как только смогу.

Фиона поймала его за полу пальто и попыталась удержать.

– Да скажите же наконец, что там?

Неохотно повернувшись к ней, Йен объяснил:

– Улицу завалило обломками обрушившегося здания, кругом много пострадавших, однако здесь вы в безопасности.

Затем он спрыгнул вниз и приказал:

– Леон, оставайтесь с ее светлостью и не отходите от нее ни на шаг!

Когда дверь закрылась, Фиона осталась одна в карете, из которой могла видеть только небольшое пространство, заполненное клубами пыли, кучами кирпичей и карабкающимися по ним людьми.

Много пострадавших. Скорее всего, это порезанные стеклами, придавленные и контуженные. Им нужна помощь, но, оставаясь в карете, она никому не сможет помочь.

Схватив корзинку для пикников, Фиона вытряхнула ее содержимое на пол кареты, потом взяла большую льняную скатерть и отыскала нож, предназначенный для того, чтобы резать яблоки. С помощью ножа она быстро превратила в бинты тонкое ирландское полотно, затем подняла подол платья до талии и выдернула шнурок из нижней юбки. Когда юбка упала к ее ногам, Фиона снова взяла в руки нож.

– Нет, леди Фиона! – Леон мгновенно встал на ее пути, когда она попыталась выйти из кареты. – Вы слышали, что сказал вам его светлость?

В поисках выхода Фиона улыбнулась кучеру самой подкупающей улыбкой, на которую только была способна.

– Послушайте, Леон, я вовсе не намерена сидеть сложа руки в этой клетке и слушать крики о помощи. Пожалуйста, отойдите.

Леон не двинулся с места.

– Делайте то, что я говорю, немедленно!

– Ваша светлость, я не могу. Пожалуйста, идите обратно в карету, как велел его светлость.

В надежде, что Дансфорд где-то близко и сможет отменить приказ, Фиона заглянула за спину кучера, ища глазами Йена среди спасателей.

Кругом творилось невообразимое, и Фиона понимала, что ее маленькая корзинка с бинтами опустела бы за несколько минут. Она напряженно обдумывала, как ей отделаться от кучера.

– Надеюсь, лошади не пострадали? – небрежно спросила она.

– У Кэла глубокий порез на правой передней ноге от упавшего стекла, а Мег ушибло обломками кирпичей, но в целом ничего серьезного. Лошади в рабочем состоянии, только нам пока никак не проехать. Пожалуйста, садитесь в карету, и мы…

– Вот. – Фиона достала из корзины полоски льняного полотна. – Займитесь пока Кэлом.

– Только после того, как вы вернетесь в карету.

– Хорошо. – Фиона вскочила на подножку и вошла внутрь, после чего, обернувшись, строго сказала: – Теперь займитесь лошадью его светлости.

Она с громким стуком закрыла за собой дверь.

Сосчитав до десяти, Фиона открыла дверь и шагнула вниз. Бросив быстрый взгляд в сторону лошадей, она увидела, что Леон полностью погружен в оказание помощи пострадавшему животному, и, подхватив корзину, пошла туда, где разрушения и хаос представлялись ей наиболее ужасными, твердо решив помогать пострадавшим, чем только сможет.


Люди – поистине удивительные существа, размышляла Фиона, закрепляя повязку. Старик, которому она помогала, сильно порезал руку, и Фиона отступила назад, чтобы дать двум мужчинам помоложе отнести его к одной из множества повозок, еще не до конца заполненных пострадавшими.

Никто не отдавал приказаний, никому не приходилось умолять о помощи, но помощь спешила отовсюду. Подъезжали телеги, люди несли одеяла и все, что могло помочь попавшим в беду. Длинные куски дерева, добытые из горы обломков, складывали в одном месте – их использовали как шины при переломах костей. Носилками служили двери, вытащенные из руин.

Карабкаясь наверх, мужчины разгребали обломки, чтобы добраться до погребенных под ними людей. Женщины жертвовали юбки и нижние рубашки, разрывая их на бинты; они оказывали первую помощь тем, кто пострадал не слишком сильно, и утешали близких тех, кому уже ничем нельзя было помочь.

– Здесь у нас один очень плох, леди!

Перебравшись через упавшую балку, Фиона заторопилась на зов.

Картина, которую она увидела, была ужасна: кровь фонтанчиком выбивалась из паха мальчика, брызгая на его одежду.

Опустившись на колени, Фиона запустила руку в месиво плоти.

Когда она нашла артерию и зажала ее, мальчик открыл глаза.

– Как тебя зовут? – Она ободряюще улыбнулась ему.

– Луис, – прошептал мальчик. – А вы не видели моего брата?

– Я поищу его после того, как помогу тебе, – пообещала Фиона. Откинув со лба мальчика прядь каштановых волос, она как могла постаралась успокоить его.

– Пожалуйста, найдите моего брата.

– Обязательно найду, обещаю. Как его имя?

Мальчик улыбнулся и закрыл глаза. На секунду сердце Фионы замерло, но потом она ощутила под ладонью слабое биение пульса.

– Отойдите, леди, чтобы мы могли отнести этого паренька на операцию.

Фиона взглянула вверх на потное лицо одного из кряжистых, крепких парней, которые переносили пострадавших.

– Я не могу уйти, – объяснила она. – Если я отпущу артерию, мальчик умрет от потери крови прежде, чем вы донесете его до фургона. Вам придется транспортировать его вместе со мной.

– Уходите, леди.

– Нет.

– Вот чертова баба! – Парень затряс головой, потом нагнулся и взялся за углы двери, на которой лежал Луис, со словами: – Берись за другой конец, Расе. Леди, вы идете сами.

Фиона быстро поднялась, одной рукой она с силой зажимала артерию, другой приподнимала юбку и, спотыкаясь, почти бежала рядом с носилками, пока Расе и его напарник спешили к фургону.


Йен отпрянул от длинного расщепленного обломка балки и тут же инстинктивно наклонился вперед, прикрыв собой тело раненого. Мимо со свистом пронеслось несколько кирпичей, и еще одна стена с грохотом обрушилась туда, где уже громоздились обломки других.

Поднявшаяся пыль окутала Йена, и он, задержав дыхание, дождался, пока пыль осела и стало легче дышать, затем снова занялся раненым, в чье плечо вонзился большой острый обломок.

– Ваша светлость?

Йен, прищурившись, взглянул вверх и замер.

– Какого черта вы здесь, Леон? Я же сказал вам…

– Госпожа исчезла, пока я бинтовал ногу Кэла.

– Что?

– Я смотрел везде, ваша светлость, но нигде не нашел ее.

– Еще раз обыщи все! – Йен быстро огляделся.

– Может быть, она пошла домой?

– Домой? Вот уж нет.

Булькающий звук проник в его сознание. Йен, посмотрев на раненого, увидел кровавую пену на бледных губах.

– Она где-то здесь, Леон, – отрывисто сказал он, возвращаясь к своей работе. – Найдите ее непременно!


Фиона считала удары сердца Луиса, которые становились слабее, и старалась побудить его не сдаваться. Они уже подъехали к больнице, и повозка встала в длинную череду других. Здесь одновременно царили стоны и молчание, надежда и отчаяние. Двое санитаров в забрызганных кровью халатах, пробившись через толпу, взялись за край двери, на которой лежал Луис, и потащили ее куда-то. Фиона, путаясь в юбках, удерживая вытянутую руку на артерии, торопливо последовала за ними. Вскоре санитары доставили мальчика к медицинскому пункту, и тут же чья-то рука обхватила Фиону. Подошедший к ней человек наклонил голову и дотронулся до полей своей шляпы, затем повернулся к носилкам и вдруг быстро оглянулся:

– Леди Фиона?

– Доктор Мерсер! – Фиона с облегчением вздохнула. – У мальчика разорвана артерия, он очень плох.

Мерсер кивнул и встал рядом с пей со словами:

– Сдвиньтесь и позвольте мне проверить, – Он просунул руку туда, где была ее рука.

– Его зовут Луис, и у него где-то здесь должен быть брат.

– Хорошо. Я уже держу артерию, – сказал хирург. – Так что вы можете отпустить.

Фиона медленно разжала руку и отступила в сторону.

– Джонас! – Мерсер сделал знак санитарам двигаться дальше.

Фиона смотрела, как они уходят, смутно сознавая, что у нее дрожат колени. «С ним все будет хорошо, – думала она, – Мерсер очень хороший врач…»

Внезапно санитары, несшие носилки, замедлили шаги, и Фиона увидела, как доктор Мерсер отпустил руку и склонил голову.

Фиона на секунду закрыла глаза, твердя себе, что ее слезы не вернут Луиса и нужно делать что-то дальше, помогать тем, кто еще жив и кому требуется помощь.

– Вы все сделали правильно, леди Фиона, – услышала она рядом с собой голос Мерсера. – Позвольте мне попросить кого-нибудь отвезти вас домой.

– Нет, я должна вернуться на место катастрофы. – Фиона втянула в себя воздух и почувствовала боль в легких. – Йен будет тревожиться, если не найдет меня там.

– Тогда я дам вам сопровождающего.

– Вы очень-очень добры, доктор Мерсер, но здесь для каждого найдется куда более важное дело, а я прекрасно доберусь сама.

Немного поколебавшись, Мерсер кивнул и улыбнулся на прощание.

– Вы сделал и все, что могли, никто не смог бы сделать больше.

– Спасибо.

Когда-нибудь, сказала себе Фиона, отыскивая фургон, пробирающийся к обрушившемуся зданию, когда-нибудь ей удастся оглянуться назад и смириться с тем, что судьбы людей записаны на небесах и что ни один человек не в силах изменить их, но пока этот день еще не настал. Сегодня она испытывает гнев от несправедливости того, что оборвалась молодая, едва начавшаяся жизнь. Несправедливо, что прекрасные голубые глаза закрылись навеки. Если бы она подоспела раньше… Если бы она была сильнее…

– Ваша светлость! – крикнул Леон, взбираясь на груду кирпичей. – Она здесь! – Он указал куда-то в сторону. – Вон там, в том фургоне!

При виде Фионы Йен облегчен но вздохнул. Хотя ее вид вызывал у него беспокойство, все же она была цела и невредима. В данный момент Фиона осматривала мужчину перед отправкой в госпиталь. Б ее волосах не осталось ни одной шпильки, платье было порвано, и казалось, она немного не в себе. Так бывает с солдатами после сражения, еще не до конца осознавшими, что они остались живы.

Тем не менее, Фиона хорошо двигалась, не припадала на ногу и не делала укороченных движений, которые могли бы означать, что она пострадала, неосмотрительно оказавшись в самом центре бедствия.

Заметив, что Фиона смотрит в его сторону, Йен притворился, что сердится и не замечает протянутых к нему рук.

– Я велел вам оставаться в карете!

Вместо ответа Фиона лишь покачала головой:

– Я не могла.

Она произнесла эти слова так просто, с такой уверенностью в своей правоте, что Йен невольно смягчился. И все равно он по-прежнему боролся с желанием схватить ее за плечи, встряхнуть, потом притянуть к себе и больше не отпускать.

– Я отвечаю за вашу безопасность, – строго сказал он. – Что, если бы вы по своей беспечности оказались у одной из стен, которые обрушились?

– По беспечности? – Фиона подняла бровь. – Так вот как это теперь называется!

– Как, черт возьми, я смог бы смотреть в глаза вашим родным, если бы вы пострадали?

Фиона сделала шаг назад.

– Вы что, считаете меня идиоткой?

– Я считаю, что вы легкомысленны и безрассудны.

– Безрассудна?

– Вы посетили несколько лекций по медицине, внесли в тетрадь кое-какие заметки, но это еще не делает вас врачом. Ваша квалификация годится лишь на то, чтобы выполнять указания.

Фиона пожала плечами:

– В простых случаях я прекрасно могу справиться сама…

– А я говорю, вы должны оставаться там, где вам было сказано. – Йен провел рукой по волосам. – Вы даже представления не имеете, что…

– Доктор! – крикнул кто-то из развалин, и Йен, повернувшись, увидел, как из-под завала вытаскивают мужчину. – Сюда, скорее!

В это мгновение Фиона почувствовала, как что-то оборвалось в ее сердце. Она повернулась, подняла голову и пошла прочь.

– Фиона, куда вы? – крикнул ей вслед Йен. – Карета в другой стороне!

О, она отлично знала, где карета. Она также знала, что в той стороне ее ждут уступчивость и послушание, вечная жизнь внутри уютной маленькой коробки без окон и дверей, и поэтому шла не оглядываясь по кирпичам и разбитым стеклам, пачкая низ юбки в лужах крови.

– Фиона! Не смейте оставаться здесь! И не злите меня, мне нужно работать!

Ну конечно, она не должна мешать ему! Это слишком серьезно, от него зависят жизни других. А от нее? Он не может пойти за ней, у него не было выбора, а у нее? Если бы выбор был, на первом месте, разумеется, оказалась бы не она. Сколько бы она ни училась, как бы ни преуспела в умении оказывать помощь, Йен всегда будет видеть в ней только женщину, которая согревает его постель и облегчает его жизнь, – никого больше.

Фиона шла, глотала горячие слезы и твердила себе, что нет смысла плакать о потере: все равно это не изменит неизбежного хода вещей, точно так же как плач по Луису не может вернуть его к жизни.

Едва ступив на порог, Фиона увидела, как расширились глаза слуги Симоны.

– Со мной все хорошо. Где мне найти сестру? Слуга сделал жест в сторону гостиной, и Фиона пошла туда.

Едва она вошла в комнату, как Симона выронила из рук книгу и бросилась к ней:

– Боже! Где ты…

– Это не моя кровь.

Симона схватила ее за плечи и оглядела сверху донизу.

– Ты уверена, что не твоя?

– Да.

– Ты убила Йена?

По непонятной причине эта мысль развеселила ее, и Фиона, вздохнув, ответила уже не так мрачно:

– Нет еще.

– Тогда чья это кровь?

– Думаю, Луиса.

– А кто такой Луис?

– Мальчик, который умер. – С трудом сдерживая слезы, Фиона попыталась выпрямиться.

– Скажи наконец толком, что случилось?

Когда горячие слезы хлынули по щекам Фионы, Симона обхватила ее руками, повторяя:

– Ну-ну, успокойся, все будет хорошо!

Глава 15

Да, ему следовало проявить больше настойчивости, признал Йен, подходя к дверям особняка Райлендов и готовясь показать себя с самой лучшей стороны. Факты оставались фактами; Фиона подвергла себя опасности, и хотя ее намерения были самыми благородными, он совсем не хотел остаток жизни, работая в критических ситуациях, постоянно тревожиться, не окажется ли среди доставляемых ему покалеченных его прекрасная жена.

Дверь открылась, и его впустили внутрь, без единого слова приняв у него пальто и перчатки.

Оставшись ждать в гостиной, Йен собрался с мыслями, прикидывая, что нужно сказать. Прежде вес го ему следует заботливо осведомиться о самочувствии Фионы, потом извиниться зато, что не смог уделить ей больше внимания и был с ней резок. Следует также дать краткое и ясное объяснение, почему ее действия вызвали у него такую естественную реакцию. В этом месте он остановится и позволит Фионе выразить сожаление по поводу того, что она оказалась такой недальновидной и неблагоразумной.

Далее он обстоятельно изложит, какого поведения ждет от нее, если снова случится что-либо подобное. Когда это останется позади, он примет ее приглашение отобедать с ними, а после обеда они пойдут прогуляться по саду, и весь ужас сегодняшнего дня останется лишь в их воспоминаниях…

– Добрый вечер, леди Райлснд, – произнес Йен с учтивым поклоном, когда хозяйка дома вошла и остановилась у двери. Он заглянул за ее спину, ожидая увидеть позади нее свою провинившуюся невесту, но…

– Фионы здесь нет.

Йен нахмурился: это вовсе не входило в его тщательно продуманный план.

– Надеюсь, с ней все хорошо?

Кэролайн пожала плечами:

– Физически она не пострадала, но очень сердита и очень обижена.

Обижена, вот как? Подавив гнев, Йен решил прибегнуть к помощи дипломатии:

– Боюсь, я повел себя днем не совсем правильно. Мне следовало проявить больше такта и…

– У меня сложилось такое же впечатление, – мягко сказала Кэролайн и опустила руку в карман платья, а затем протянула по направлению к нему со словами: – Я искренне надеюсь, что у вас хватит такта и силы воли, чтобы справиться с этим.

Йен смотрел на блестящий предмет, лежащий на ладони у сестры Фионы, и не верил своим глазам.

– Возможно ли? Неужели Фиона разрывает помолвку?

– Насколько я знаю, возврат кольца традиционно означает именно это. – Голос Кэролайн чуть дрогнул.

Йен не верил своим глазам. Почему, почему, твердил он про себя. Неужели потому, что он накричал на нее? Или потому, что был зол, испугавшись за нее? Так или иначе, он не собирается брать кольцо обратно.

– Где Фиона?

– Она не хочет, чтобы вам это было известно, и мы уважаем ее желание.

– Но…

– Всего доброго, ваша светлость. – Кэролайн сделала шаг к нему и опустила кольцо в карман его пиджака. – Благодарю вас за то, что зашли и справились о самочувствии моей сестры. Я передам ей об этом в следующий раз, когда мы с ней увидимся. – Кэролайн вышла, а Йен так и продолжал стоять посреди комнаты с весьма глупым видом.

Вдруг гнев его улегся так же быстро, как вспыхнул, и он пошел к выходу.


Мужчина имеет право рассердиться, приговаривал Йен, наливая себе второй бокал виски. Когда женщина делает что-то безрассудное, то он обязан указать ей на ошибку и настоять, чтобы впредь она не была столь легкомысленной. Что до нее, то с ее стороны просто смешно негодовать на разумное поведение, продиктованное заботой. А уж разорвать помолвку из-за небольшого недоразумения…

На самом деле ему еще повезло, что он обнаружил такой непростительный изъян в характере Фионы до, а не после того, как они дали обеты быть вместе до поры, пока смерть не разлучит их.

Йен осушил бокал и снова потянулся к графину. Может быть, когда станет видно дно, у него исчезнет необъяснимое чувство, что он обманывает себя. Но неужели он сам во всем виноват? Господи, что она с ним сделала! Может быть, когда он придет в себя, то подумает, не представить ли ему в парламент законопроект, запрещающий женщинам ставить мужчин в положение, когда они чувствуют себя виноватыми, будучи на самом деле разумными, рациональными, последовательными и требовательными существами. Да, чертовски привлекательная идея. Он назовет свое детище законом Фионы в память о том, как безжалостно и каверзно она изувечила его сердце.


Кто-то вторгся в его сон, и Йен открыл глаза. Хотя и с трудом, ему все же удалось разглядеть кузенa.

– Ну и ну! – Гарри наполнил свой бокал. – Какое вытянувшееся лицо! У вас что, умерла любимая лошадь?

Лгать не было смысла. Возможно, в вечерней газете уже появилось объяснение, знаменующее крах всех его надежд.

– Хуже. Фиона разорвала помолвку!

– Ах вот оно что! Ну что ж, в море много других рыбок.

– Гарри, вы идиот. Фиона не рыбка, и других похожих на нее не существует.

– Увы, Йен, я реалист. – Кузен уселся на подлокотник кресла. – Вы не принц, от брачного союза которого зависит судьба королевства, и ваши карманы набиты деньгами. Если вам нужна жена, одна женщина подойдет точно также, как другая. В леди Фионе Тернбридж нет ничего особенного.

Гарри не сказал бы так, если бы знал ее, подумал Йен, если бы когда-нибудь видел ее невинную улыбку, в уголках которой таилось что-то греховное.

– Уходите, Гарри.

– Готов, вместе с вами. Пошли-ка по клубам, – бодро сказал кузен, – это отвлечет вас от маленькой неудачи. Мы найдем хорошеньких девиц и…

– Нет, я не пойду.

– К тому времени, когда взойдет солнце, вы будете говорить: «Фиона? Кто это?»

Вот тут кузен ошибся: Йен на краю могилы готов был шептать это имя.

– Гарри, я совсем не расположен шутить, и я не такой легковесный человек, как вы.

– Точно такой же, – возразил кузен. – Вы только хотите казаться другим. Это все воспитание, служба короне и прочие завитушки, а соскреби их – и вы обычный человек, с теми же потребностями и желаниями, что и у остальных.

– Я – герцог.

– А это означает следующее: вы можете получить все, что вам угодно, не прилагая усилий. Предлагаю следующее: вы посылаете леди Фионе всякие миленькие штучки вместе с парочкой записок, в которых выражаете раскаяние за все, что вы сделали не так, и просите ее изменить решение и выйти за вас замуж.

– Фиона не прельстится миленькими штучками. Только что она вернула мне кольцо.

– Фиона – женщина, и этим все сказано.

Голова Йена упала на мягкую спинку кресла.

– Неудивительно, что вы не женаты, Гарри.

– Ладно, положим, она не прельстится, зато это произведет впечатление на ее окружение, и ей могут напомнить, что сделаться герцогиней – не самая худшая участь для любой дамы. Если у нее осталось хотя бы малейшее сожаление по поводу того, что она так опрометчиво бросила вас, этого может оказаться достаточно, чтобы она снова стала благоразумной.

Йен встрепенулся. Пожалуй, это имело смысл, но нужно будет очень постараться.

– Итак, – продолжал бубнить Гарри, – попытайтесь придумать что-нибудь особенное, молите о прощении и все такое.

О чем это он? Ах да, о прощении.

– Мне нужно переговорить с ней лично.

– Тогда сделайте это.

– Как? Она не хочет меня видеть и ненавидит меня, я не знаю почему.

– Ну, тогда поток дорогих подарков и искусно сочиненные записки. Это ваш единственный шанс, за исключением того, чтобы найти ей замену.

– Не хочу я никакой замены!

Гарри со стоном постучал кулаком по своему лбу:

– Господи, куда подевался ваш разум! Даже у меня уже заболела голова…

Йен поморщился:

– Вы – самая худшая головная боль.

– А вы? Выпивка никогда не шла вам на пользу, знаете ли.

– И что?

– То, что на самом деле дела обстоят вовсе не так плохо, как вам кажется. – Гарри ухмыльнулся. – Ваша оценка происшедшего и ваши решения продиктованы количеством выпитого виски.

– Что ж, может быть. – Йен поднял бровь, однако это не помогло ему сосредоточиться.

– Немного подождем и пойдем куда-нибудь. Нет ничего более жалкого, чем мужчина, который сидит, напивается и рыдает о том, что его бросили.

– Я не рыдаю!

– Но вид у вас все равно жалкий. Бога ради, где ваша гордость, Йен? Неужели вы хотите, чтобы все думали, будто вас обвели вокруг пальца?

– Вовсе нет.

– Вот и прекрасно.

Гарри отодвинул стакан с виски и поднялся. Поставив бокалы на край стола, он протянул руку Йену:

– Позвольте, я помогу вам подняться.

– Если я не могу сам встать на ноги, – запротестовал Йен, – мне не стоит выходить из дома.

Однако после нескольких попыток он все же поднялся, решив, что, если Фиона уже вернулась, ему все же следует пойти к Райлендам.

– Вперед! – Гарри протянул ему пиджак. – Нет никаких причин запираться в доме и ждать, когда к сумасбродной Фионе вернется разум.

Йен пожал плечами. Было что-то такое, чего он не заметил, не учел, и теперь ему надо понять это.

– Я должен использовать шанс, так?

– Да, я уверен в этом.

– Но все равно что-то не складывается…

– Если мы немного поспешим, – заметил Гарри, – у нас хватит времени побывать у ювелиров и заскочить в один-другой цветочный магазинчик. Вы начнете осыпать ее дождем блестящих и благоухающих штучек, а тем временем… Я настоятельно рекомендую вам держаться в стороне, приятно проводить время и не думать обо всем этом – пусть все идет как идет.

– А если это не сработает?

– Тогда вы будете только радоваться, что не сидели и не чахли дома. Женщины любят прижимать к груди раненых воителей, а не хилых мизантропов.

– Фиона, – прошептал Йен.

– Довольно стонов! – Гарри решительно поднял бокал. – Выпейте это и утопите в вине ложное чувство благородства, чтобы мы могли хорошенько поразвлечься.

Утопить? Утопиться? Да, говорят, это прекрасный способ уйти с миром…

Глава 16

Садясь в карету Райлендов, Фиона размышляла над тем, что приступ утренней тошноты у Симоны случился как раз вовремя. Только что она прекрасно себя чувствовала и рассуждала о том, как еще можно поквитаться с коварным герцогом, но уже в следующий момент ей стало нехорошо, и она выбежала из комнаты.

Это произошло как раз в тот момент, когда слуга принес записку от Кэролайн.

«Возвращайся домой немедленно», – гласила записка.

Вот оно! Теперь больше не надо прятаться, не надо плакать и жалеть себя: Йен приползет к ее ногам и станет умолять о прощении. Он пообещает, что станет лучше, и будет просить вернуться к нему на любых условиях.

Фиона теребила отделку на своем платье, вспоминая, как когда-то, кажется, очень давно, она намеревалась испробовать на Йене свое женское очарование, а затем оставить его горевать о том, что он потерял. Наверное, так ей и надо, что в конце концов она сама осталась одна, сожалея о том, чего уже не может быть.

С рассеянной улыбкой Фиона привела в порядок платье и задумалась. Существует ли такая вещь, как мужское обаяние? Должно быть, существует. Что же еще заставляет женщин с готовностью прощать мужчин так часто и за столь многое? Не говоря уже о том, что женщины с радостью принимают на себя обязанность обеспечивать бесперебойное функционирование мира мужчин. Фиона приручила воспитанницу Йена, она изменила его дом, полола его клумбы и…

Фиона вздохнула. И она же каталась с ним в его постели с большим удовольствием и с большими надеждами на будущее. Конечно, Йен увидит, что она способна на большее, чем образцовое ведение домашнего хозяйства, и тогда…

Карета замедлила ход, потом остановилась, и Фиона, открыв дверцу, вышла. Перед ней был тот же дом, который она покинула три дня назад. Какой прекрасной представлялась ей жизнь в то утро! Теперь же она не сомневалась, что дальше все пойдет еще лучше.

Тряхнув головой, она подошла к входу и вошла внутрь. По крайней мере, она сумела понять свой провал до того, как был устроен бал по случаю помолвки, до того, как она подписала бумаги. Для Кэрри и Дрейтона это большое облегчение.

– Вот и я, – произнесла она, входя в гостиную. – Как и планировалось.

– Слава Богу, – сказал Дрейтон, не отрываясь от газеты. – Гостиная скоро взорвется.

Фиона подошла к буфету и взяла тарелку.

– А что случилось с гостиной?

Кэрри поднялась из-за стола, взяла у нее тарелку и поставила ее на прежнее место.

– Иди за мной, – решительно сказала она, направляясь к выходу из столовой.

Фиона пошла следом, отметив, что на сестре не обычное для утра домашнее платье, а платье для выхода: Кэрри явно намеревалась куда-то ехать с визитами.

Боясь, что сестра попросит сопровождать ее, Фиона нахмурилась: ей хотелось поскорее добраться до кровати, где, прижав к себе Бипса, рассказать ему свою печальную историю. Бипс, конечно же, будет разочарован, узнав, что им не придется переехать жить к доктору Кэботту, но его сердце принадлежит ей, и он любит ее, несмотря ни на что. Кстати, Йен мог бы многому научиться у Бипса.

Помедлив у дверей в гостиную, Кэролайн одновременно распахнула обе створки и, шагнув в сторону, сделала приглашающий жест рукой:

– Это все от твоего жениха.

Фиона изумленно разглядывала комнату, пока ей не пришло в голову, что все это похоже на Рождество или на явное безумие по части траты денег.

Перед ней расположились вазы без цветов и вазы с цветами, шкатулки всех форм и размеров, неизменно завернутые в зеленую бумагу и перевязанные пышными бантами, а также маленькие зеленые бархатные коробочки без бантиков. На полу не оставалось пустого места: он весь был уставлен всякой всячиной, и громоздившиеся друг на друга коробки грозили вот-вот обвалиться.

Неужели все это от Йена? И на что он рассчитывает? Что она будет ослеплена и обрадована этой мишурой и забудет, как он обошелся с ней, что согласится сама стать вещью в обмен на его подарки?

– Отошлите это все обратно, – сказала она устало и отвернулась.

Кэрри схватила ее за руку.

– Фиона, я отказываюсь это делать, – сказала она твердо. – Ты разорвала отношения, значит, это твоя обязанность – убрать мусор.

– Но я не просила Дансфорда присылать мне эти нелепые подарки.

– Поздно говорить об этом: он уже их прислал. Теперь ты не только будешь бережно обращаться со всем этим, но лично попросишь герцога, чтобы поток извинений прекратился.

Извинения? Кто говорит об извинениях? Это не извинения, это взятка.

– Я не хочу его видеть.

Кэрри выразительно пожала плечами:

– Тогда напиши ему письмо и прими меры, чтобы все до единого подарки были возвращены сегодня до ленча. Я еду к леди Барнз, чтобы полюбоваться на ее новорожденного. Надеюсь, что к моему возвращению эта комната приобретет прежний вид.

Кэрри, несомненно, ждала полного и смиренного подчинения, однако Фиона не собиралась сдаваться: сложив руки на груди, она тихо спросила:

– Почему ты сердишься на меня?

– Я не сержусь, я разочарована.

– Разочарована? Чем?

Кэролайн какое-то время не отрывала глаз от пола, затем вдруг улыбнулась:

– Не бывает, чтобы отношения всегда складывались ровно. Есть взлеты, падения и все такое…

– Но бывают начала и бывают концы, – возразила Фиона.

– Правильно. Именно поэтому мерой нашей зрелости, силы личности является то, как мы справляемся с неизбежными неблагоприятными обстоятельствами. Последние три дня ты пряталась у Симоны, а Йена оставила наедине с его переживаниями. Теперь ты ожидаешь, что кто-нибудь из твоих близких избавит тебя от неприятностей, потому что тебе не хочется этим заниматься. По-моему, тебе пора повзрослеть, дорогая.

Йен переживает? Вот уж вряд ли. К тому же Фиона не ожидала, что ей придется иметь дело с обломками кораблекрушения, потому что никакого кораблекрушения не предполагалось. Единственное, о чем она попросила, – это чтобы Кэрри вернула Йену кольцо, если он вдруг явится, и чтобы ее животные были накормлены и напоены.

– Я сделала все, что смогла, – продолжила Кэрри. – Надеюсь, к обеду ты исполнишь мое пожелание. Тогда я смогу заранее предупредить приглашенных на завтрашний бал гостей и сообщу им, что помолвки не будет.

– Так ты еще не сделала этого? – Фиона была шокирована.

– Я ждала. Вдруг бы ты переменила свое решение… Хуже разрыва помолвки в последний момент бывает только объявление в еще более поздний момент о том, что она все же состоится.

Фиона указала на гору подарков:

– Ты думаешь, это все меняет?

– Я полагала, ты образумишься и поймешь, что любишь Йена.

– Ха!

Кэрри отвернулась.

– Ну, как знаешь. Я ухожу, а ты поразмышляй как следует, прежде чем принять окончательное решение.

– Люблю Йена, как бы не так!

Фиона вошла в заставленную подарками гостиную и стала смотреть, нет ли где записки. Первую она обнаружила в стоящей на серванте вазе с красными розами.

– Сейчас посмотрим, написал ли он хоть раз слово «любовь».

Она развернула записку и обнаружила красиво и явно женским почерком написанный текст, извещающий под отчетливые звуки ликующих фанфар в отдалении – о том, что цветы прислал его светлость доктор Йен Кэботт, герцог Дансфорд.

– Продавщицу это наверняка очень впечатлило! – Фиона скомкала и отшвырнула в сторону бумажку. Хорошенько поискав, она нашла еще одну записку, лежавшую рядом с небольшой коробкой, украшенной непропорционально большим белым бантом.

«Я был бы рад видеть вас в этом… Й.».

Фиона удивленно выгнула бровь и прочитала записку снова. Его перо дрожало, он пропускал слова. А подпись «Й.»? Неужели у Йена не хватило сил написать свое имя полностью? Фиона крепко сжала записку. Наверное, герцог был вдребезги пьян, когда взялся за перо.

Она бросила записку на пол и принялась рассматривать коробку, прикидывая, что в ней могло быть. Если учесть небольшие размеры, в коробке скорее всего перчатки и шарф. А может, шаль? Впрочем, и так у нее много такого добра.

Вздохнув, Фиона подумала о непостижимой мужской глупости и, повернувшись, продолжила поиски.

Часы начали бить половину первого, когда Фиона опустилась на диван и бросила на стол кучу записок. Семь были из цветочных магазинов, четыре – от парфюмеров, а ювелиры прилагали к своим изделиям изящные, с большим вкусом выполненные карточки. От Йена была только одна записка, которую он предположительно писал, будучи вдребезги пьяным, – едва ли это и есть свидетельство нежных чувств, которое она надеялась найти.

Правда заключается в том, призналась себе Фиона, сдерживая слезы, что ей хотелось найти хотя бы одно-два слова, дающих надежду. Теперь надежда исчезла. Подумать только, всего несколько недель назад она хотела, чтобы Йен взял обратно свое предложение и оставил ее наслаждаться прежней хорошо налаженной жизнью. Как странно, что теперь такая жизнь не представляется ей желанной и кажется незаполненной, замершей в ожидании. Это как если бы она терпеливо совершала привычные действия, втайне ожидая, когда произойдет что-то чрезвычайно важное: например, когда Йен поймет, что брак – это союз равных, или когда она решит, что он действительно дорог ей. В этом случае она готова была рискнуть собой, извинить его недостатки и выйти за него замуж в надежде, что со временем Йен изменится.

А в самом деле, почему бы и нет! Йен – человек незаурядный, умный, красивый. Он добр, щедр, отзывчив к несчастьям других. У него передовые взгляды – по крайней мере, на медицину и здоровье общества. И хотя ей не с кем было сравнить его как любовника, она просто не могла вообразить, что может существовать кто-то более привлекательный, кто-то, с кем ей было также легко, с кем она чувствовала бы себя такой же счастливой и кто мог бы так же полно удовлетворить ее.

Если бы он понимал, что она…

– Леди Фиона!

Подняв глаза, она увидела в дверях лакея.

– Да? – Фиона устало поднялась и стала собирать записки. – Кстати, у вас найдутся спички?

Слуга удивленно поднял бровь, а затем произнес с особенной интонацией:

– Ее светлость герцогиня Дансфорд.

Йен прислал свою мать просить за него? Господи, это еще зачем? Кажется, он впал в полное отчаяние.

Впрочем, это может быть последняя попытка, после которой он мог сказать себе, что сделал все возможное.

В комнату вошла немолодая женщина. Если бы Фионе предложили оценить ее возраст, она дала бы ей лет шестьдесят или около того. Хотя ее плечи чуть сутулились, она выглядела почти величественной.

Женщина остановилась в центре комнаты, выжидая.

– Здравствуйте, ваша светлость, – просто сказала Фиона.

Герцогиня фыркнула:

– Представляясь мне, положено делать реверанс.

Дочь герцога, невестка герцога, жена герцога, мать герцога – все это было словно написано на ней. А еще привычка командовать…

Фиона прислонилась к серванту и сложила руки на груди.

– Что привело вас сюда, ваша светлость? Полагаю, на то есть особая причина…

Герцогиня осмотрелась, останавливая взгляд на вещицах, заполнявших комнату.

– По-видимому, у вас очень много пылких поклонников.

– Это все от вашего сына.

– Ну разумеется, он всегда был чрезмерно щедр. – Герцогиня натянуто улыбнулась. – У меня сегодня много дел, поэтому я не буду ходить вокруг да около. У Йена одна цель в жизни – как можно сильнее досадить мне, разочаровать меня. Я ожидала, что, выбирая себе герцогиню, он поступит так же и по тем же причинам. Однако должна сказать, что, выбрав вас, он опустился еще ниже.

Ну, если Йен и послал свою мать просить за него, она явно выбросила предложенный сценарий по дороге.

– Насколько я понимаю, вы хотите сказать, ваша светлость, что не одобряете меня?

Губы герцогини стали тонкими и бескровными, когда она открывала сумочку.

– Две тысячи фунтов! – Гостья достала пачку денег в банковской упаковке и бросила их на сиденье ближайшего кресла.

– За что? – осторожно спросила Фиона.

– За то, чтобы вы разорвали слишком далеко зашедшие отношения с моим сыном.

Она не знает. Йен не посылал ее. Фиона покачала головой:

– Деньги меня не интересуют.

Герцогиня вынула из сумочки еще одну пачку денег и бросила ее поверх первой:

– Три тысячи.

– Я не продаюсь, ваша светлость.

– Вздор! Сколько вы хотите?

Неудивительно, что у Йена сложилось ограниченное представление об отношениях между мужчиной и женщиной: в его окружении всякая вещь имела свою цену, и ни одна не ценилась выше того, что было за нее заплачено.

– Просто из любопытства… Скольких претенденток на роль герцогини вы купили за все это время?

– Я потеряла им счет.

Герцогиня ответила слишком быстро, не раздумывая, из чего нетрудно было заключить, что она лгала.

– И сколько из них отказались от вашего предложения?

– Никто не посмел, поверьте.

– Это неправильный ответ, ваша светлость, – твердо уточнила Фиона. – Одна все же посмела.

Судя по тому, как напряглась ее собеседница, Фиона поняла, что попала в точку.

– Или вы берете деньги, или вам придется иметь дело с последствиями вашего отказа. – Тон герцогини был все таким же надменным, но речь ее стала совсем другой: она говорила быстрее, не отделяя слово от слова, как прежде.

– И каковы будут эти последствия? – Фиона искренне желала узнать, что представлялось самым худшим в мире Йена.

– Я позабочусь, чтобы ваше имя исчезло из всех списков с приглашениями на светские рауты.

– Бесплатно? – вырвалось у Фионы прежде, чем она могла подумать.

– Простите?

– Я ненавижу балы и приемы, – объяснила Фиона. – И готова заплатить вам, если вы устроите так, чтобы мне не пришлось больше посещать их.

– Ни одна дорогая портниха не возьмется шить вам.

«Она расценивает это как ужасную угрозу?»

– Фасоны платьев для меня изобретает моя сестра: она всегда это делала и будет делать впредь.

– Вам никогда не позволят впредь носить фамильные драгоценности Дансфордов.

Фиона в притворном ужасе приложила руки к щекам.

– Я буду рыдать над этим всю ночь! – Она чувствовала, что ей не удается скрыть веселое изумление в голосе.

– Сарказм вам совершенно не к лицу.

– Не больше, чем вам, подкуп и запугивание, – безмятежно парировала Фиона.

– Вы дерзите.

«Лучше быть дерзкой, чем беспомощной», – невольно подумала Фиона. Прозрение пришло совершенно неожиданно: теперь ей все было ясно.

Фиона внимательно смотрела на герцогиню. Интересно, чего добьется каждая из них, если будет честной? В конце концов, она решила, что молчание – вовсе не лучший выход. Она все равно не станет частью этой семьи, зато мать Йена увидит привычный для нее мир в другом свете и, возможно, поймет, что могла бы прожить куда более счастливую жизнь.

– Я знаю, вы спешите по делам, ваша светлость, так что я тоже буду краткой, – начала она. – Я отказала вашему сыну три дня назад, а все это появилось здесь уже после. Йен пытается извиниться и добиться, чтобы я переменила решение.

– Что и последует, когда стоимость подарков станет достаточно большой.

– Нет, ваша светлость, свое решение я менять не намерена, – мягко сказала Фиона. – Все это будет возвращено дарителю уже к полудню.

– Во всем королевстве нет другого мужчины, который дал бы вам больше.

– Иногда вещи ничего не значат, ваша светлость. Деньги и положение в обществе, хорошенькие безделушки ничто без уважения. Я не хочу провести остаток своих дней в качестве необходимого, но не очень ценимого украшения в доме богатого мужчины. Мне такая жизнь представляется очень печальной, пустой и одинокой.

– Как и жизнь старой девы, – надменно возразила герцогиня.

Фиона пожала плечами:

– Старой деве не приходится по крайней мере проводить время рядом с кем-то, кто растоптал ее надежды и мечты, кому неинтересны ее мысли и мнения. Она может позволить себе быть кем-то больше, чем просто женой, больше, чем существом, заменяемым так же легко и быстро, как вакантное место в штате прислуги.

Герцогиня медленно выгнула белесую бровь.

– Молодые женщины в настоящее время слишком многого ждут от брака.

– Вероятно, они понимают, что сами по себе представляют ценность и что быть счастливыми не менее важно, чем быть замужними.

Герцогиня издала какой-то непонятный звук.

– А что будет с миром, если женщины станут предпочитать счастье замужеству?

Фиона улыбнулась:

– Мужчинам или придется намного больше платить домоправительницам, или они задумаются, как сделаться приемлемыми мужьями, после чего решат, хотят ли они приложить усилия, чтобы стать ими, или предпочтут жить в одиночестве.

Уголок рта герцогини чуть искривился.

– Забавная точка зрения.

– Если быть до конца честной, ваша светлость, – продолжила развивать свою мысль Фиона, – меня совершенно не занимает преобразование всего мира. Большинство людей вполне довольны тем, что принимают вещи такими, какие они есть. Просто для себя я хочу больше, чем роль послушной супруги, тогда как ваш сын воспитан традиционно. Его жизнь будет протекать гораздо спокойнее, если он женится на женщине, придерживающейся такого же образа мыслей, как и у него.

Герцогиня внимательно слушала, кивая, затем ровным голосом произнесла:

– Да, тут, пожалуй, вы правы.

Ах, если бы эта женщина не согласилась, сказала, что ее сын был бы счастлив, женившись на ней! Фиона незаметно вздохнула.

– Есть еще что-нибудь, что нам следовало бы обсудить, ваша светлость? – Подойдя к креслу, Фиона взяла лежащие на нем пачки денег.

– Думаю, это все.

Фиона подала деньги герцогине и наклонила голову в знак окончания разговора.

– Тогда прощайте, ваша светлость. Рада, что мы повидались.

– Прощайте. – Герцогиня повернулась и выплыла из комнаты так же величественно, как и вошла.

Фиона долго смотрела ей вслед, и на сердце у нее становилось все тяжелее. Эта женщина вовсе не была чудовищем, каким все ее считали. Да, она замкнута, холодна, чопорна, но если учесть тот мир, в котором она жила, сначала молодой женщиной, потом женой и матерью… Лед – это не всегда плохо, но как печально, что для матери Йена весна так и не наступила. Может быть, если бы им довелось какое-то время пройти по жизни вместе…

Фиона сделала глубокий вдох и выпрямилась. Нет смысла желать и надеяться, если надеждам не суждено осуществиться. К тому же предрассудки общества глубоко пронизывают жизнь, и со временем, несмотря на все ее усилия, она оказалась бы в плену у этих предрассудков и не смогла бы им противостоять. Выйдя замуж за Йена, она стала бы такой же одинокой, пустой и злобно-бессильной, как его мать, а Йен, погруженный в свои занятия, даже не заметил бы, что в ее крошечном мирке всегда царит зима. Смахнув слезы, Фиона вышла из гостиной, решив, что настала пора упаковывать присланные Йеном вещи и отсылать их обратно.


Голова Йена раскалывалась на части, и он поморщился. Определенно ему была нужна еще выпивка, но вот откуда ее взять?

– Гм…

Черт, он, кажется, не один. Кто-то явно считал, что он в состоянии открыть глаза и что-то сказать. Как гнусно с его стороны! Но возможно, это Гарри, а у Гарри может найтись бутылка виски.

Йен с трудом приоткрыл глаза, если бы не мешали ресницы… Нет, даже сквозь ресницы это был потолок его спальни, а когда шум в голове приутих, он почувствовал запах штукатурки. Значит, точно его спальня.

– Гм…

Ну что за назойливость! Впрочем, может быть, ему удастся собраться с силами, повернуть голову и взглянуть, нет ли где виски. Бог знает почему, Гарри никогда не покупает виски.

Йен просунул язык между зубами и верхней губой. Это было трудно: казалось, кто-то связал маленькие свитеры для каждого из его зубов.

– Йен!

На этот раз его глаза окончательно открылись.

Солнечный свет заливал комнату, терзая те продолжающие работать клетки мозга, которые еще оставались в его голове. Прикрыв лицо рукой, он застонал.

И тут он услышал вздох матери – тяжелый, страдальчески-раздраженный вздох.

– Где Гарри? – спросил Йен, отчаянно надеясь, что близится избавление.

– Я приказала ему убираться. Представления не имею, куда он отправился.

Этого только не хватало!

– Тогда почему вы здесь?

– Чтобы убедиться, что ты жив и тебе очень плохо.

– Так и есть. Теперь вы можете уехать.

– Нет. Я не уеду, пока не выскажу свое мнение относительно положения дел.

Боже! Однажды, появившись у ворот ада, он непременно обнаружит, что и там командует его мать.

– Начинайте. Делайте свое дело.

– Йен, прежде чем я начну, мне нужно, чтобы ты хотя бы немного протрезвел. – Герцогиня встала, и ее юбки захрустели, как будто это было нашествие саранчи. – Камердинер готовит для тебя ванну и воду для бритья. Скоро подадут хлеб с сыром и черный кофе. Когда ты примешь подобающий вид и сможешь дойти до гостиной, не рискуя сломать себе шею, я буду ждать тебя там.

Саранча захрустела по направлению к двери, потом этот хруст постепенно стих. Может быть, если он не встанет, она устанет ждать и уедет? Скорее всего нет. Возможно, она снова придет в комнату и побьет его чем-нибудь. Йен икнул.

– Коннорз! – слабым голосом позвал он.

– Я здесь, ваша светлость.

Слава Богу! Если бы ему пришлось говорить громче, у него лопнули бы мозги.

– Перережьте мне горло.

– Ванна готова, ваша светлость. Вам помочь дойти?

– Нет.

Хотя, наверное, помощь бы ему не помешала.

Йен сполз с кровати, его ноги подгибались, а чтобы обрести равновесие, он схватился за столбик кровати у изголовья. Теперь надо дождаться, когда все вокруг перестанет бешено вращаться. Может быть, попросить Коннорза довести его до ванной и помочь раздеться? Нет, лучше он дойдет сам, сам заберется в ванну или умрет, пытаясь сделать это. Последнее очень вероятно, решил Йен, отпуская столбик, и сделал первый неверный шаг…

Должно быть, так подействовала горячая вода. Или время. Или еда. Вероятнее всего вернуться в реальный мир ему помог крепкий черный кофе, и теперь уже он был способен видеть очертания этого странного мира. Мир оказался не слишком привлекательным, но Йен полагал, что там, где он только что побывал, еще хуже.

– Коннорз!

– Да, ваша светлость?

– Как долго я пребываю в таком состоянии?

– Три дня.

Три? Господи! Он ничего не помнит, кроме того, что сперва появился Гарри и предложил пойти по клубам. Желудок Йена сжался.

– Я не приводил сюда каких-нибудь женщин?

– Вы – нет, ваша светлость.

Он – нет. В каком-то смысле хорошая новость, но не совсем то, что хотелось бы услышать.

– Кто-то другой приводил женщин?

– Лорд Беттлз… Он развлекался, пока вы были плохи.

Опять этот Гарри! Что, впрочем, неудивительно.

– И насколько я был плох?

– Очень плохи, ваша светлость. Миссис Питтман даже посылала прошлой ночью за доктором Мерсером, боялась, что вы можете умереть.

Йен кивнул. Даже отдать концы здесь невозможно без того, чтобы весь мир не пришел в движение.

– Доктор Мерсер велел убрать оставшееся виски, чтобы вы не могли добраться до него, – доложил Коннорз.

– Чтобы вернуть меня на стезю добродетели, так?

– Да, ваша светлость.

Было бы хорошо, если бы кто-нибудь позаботился оттащить его к краю этой стези и оставил там протрезвляться, а не бросил посередине, где его могла переехать любая повозка. Господи, он даже не знает, где ему пришлось побывать. Последний раз ему было так плохо после истории с леди Балтрип: прошло немало времени, прежде чем Йен снова смог сесть на лошадь.

– Ох!

И в самом деле «ох»! Мысль, пришедшая ему в голову, была чрезвычайно неприятной.

– Мисс Шарлотта. Она знает о…

– О дебоше?

Йен постарался, чтобы его стон был не очень громким.

– Все было настолько плохо?

– Только на этом этаже, ваша светлость. Роуан поставил по человеку на каждую из лестниц, чтобы удержать лорда Беттлза и его компанию от попыток просветить мисс Шарлотту.

– Это большое облегчение.

– Однако мисс Шарлотта знает о том, что леди Фиона отклонила ваше предложение: она обсуждала с вашим солиситором возможность поселиться где-нибудь еще.

Фиона!

Грудь Йена сжало, словно тисками. Черт! Он собирался сам рассказать Шарлотте, объяснить… Теперь ему предстоит заново налаживать с ней отношения.

– Что мне нужно знать, прежде чем я предстану перед этим драконом в гостиной?

– Леди Фиона возвратила все ваши подарки.

– Какие подарки?

– Я не рассматривал их, ваша светлость.

– Опиши хотя бы в общем.

– Цветы, конфеты, ювелирные изделия, духи – все как обычно, ваша светлость.

Цветы? Йен смутно помнил, как прижимал розы к груди и говорил о маленьких нежных феях со стальным характером и их кроватках в глухих лесах. В памяти всплывали также обрывки коротких сцен, которые его воспаленный мозг пытался связать одну с другой.

– А как насчет нарядов?

– Я не видел там больших коробок, ваша светлость.

Это ничего не значило. Насколько Йен помнил, маленькое белое облако пеньюара вполне могло уместиться в чайной жестянке среднего размера. Она бы потрясающе выглядела в нем, пусть недолго, пока он не сорвал бы его и…

– Вы не могли бы сказать, открывала ли она коробки?

Коннорз поставил стаканчик с мыльной пеной сбоку от ванны и аккуратно положил бритву.

– Похоже, коробки вернулись нетронугыми, ваша светлость.

Пытаясь понять, хорошо это или плохо, Йен потянулся к стакану и кисточке. Намыливая подбородок, заросший трехдневной щетиной, он вдруг задумался.

Если Фиона открывала коробки, видела, что в них находится, и вернула их, то, возможно, ничего из присланного не пришлось ей по вкусу и ему просто надо найти что-то, что ей понравится? С другой стороны, если она даже не полюбопытствовала узнать, что он послал ей…

Йен отложил кисточку, размышляя, смогла бы она застрелить его, если бы он попытался встретиться с ней и лично принести извинения…

Выйдя из ванной, Йен огляделся. Кто-то превратил его гостиную в магазин подарков, накупленных отчаявшимся влюбленным: прямо перед собой Йен увидел длинный ряд цветочных композиций на буфете, а на полу перед буфетом – стопки коробок в веселеньких обертках. Боже милосердный, и он послал это все Фионе! Она, должно быть, подумала, что он сошел с ума.

– Ты все еще ужасно выглядишь…

– Спасибо, мама. – Йен опустился в кресло напротив дивана. – Вы, как всегда, умеете поднять мне настроение.

Герцогиня поставила чашку на блюдце.

– Последние три дня ты напивался до бесчувствия…

– Так было нужно.

Она недолго размышляла над его словами.

– Йен, мне бы хотелось получить серьезный и правдивый ответ.

– Это было бы проще всего и безболезненнее всего.

– В сравнении с чем?

Йен вздохнул и закрыл лицо рукой.

– Я перейду сразу к сути, мама, чтобы доставить вам удовольствие. – Он отвел руку и бестрепетно встретил ее взгляд. – Фиона вернула мое кольцо. Мы не женимся. Можете выбрать мне в жены любую женщину, которая в ваших глазах достойна стать следующей герцогиней, и сообщите, когда и куда мне прибыть, чтобы обвенчаться.

– Я уже сделала свой выбор.

– Ну, вы определенно не теряли времени, – раздраженно прокомментировал Йен, следя, как мать отодвигает чашку. – Я ее знаю?

– Я выбрала леди Фиону.

Господи, этого только не хватало!

Йен стиснул зубы. Нет уж, несмотря на искушение, лучше ему в другой раз не пить столько.

– Я была у нее сегодня утром. – Герцогиня положила руки на колени. – И я сделала все возможное, чтобы положить конец вашим отношениям. У нас состоялся короткий, но интересный разговор, в конце которого я пришла к выводу, что у твоей невесты много подкупающих качеств. Не последние из них – здоровое чувство достоинства и изрядная доля здравого смысла.

– Боюсь, мама, – протянул Йен, – ваше одобрение немного опоздало. Удивительно, почему все, чего так ждал, случается именно в самый неподходящий момент.

– Леди Фиона не по годам мудрая женщина. – Герцогиня словно не слышала слов сына. – Хотелось бы мне в молодые годы иметь подругу такую же умную и с таким же чувством собственного достоинства. Меня не оставляет мысль, что тогда моя жизнь могла бы сложиться по-другому и я стала бы совсем другим человеком.

Йен невольно задумался над услышанным. Ну да, кто-то в течение жизни делал ошибки, только не вдовствующая герцогиня Дансфорд. Или его мозг уже совершенно перестал работать, или что-то стряслось с его матерью.

– Вы правда сожалеете о прошлом? – осторожно спросил он.

– Правда, Йен.

– И о чем же?

– Сейчас я бы не вышла замуж за твоего отца, не оговорив очень четко, как, по моим представлениям, он должен со мной обращаться.

Ага, значит, дело не в платьях и туфлях…

– Отец никогда не казался мне жестоким человеком, – медленно произнес Йен. – Впрочем, возможно, в интимной жизни он был чудовищем?

– Нет, он был просто равнодушным и в домашней обстановке, и на людях, а я всего лишь служила удобным оформлением его жизни. Если бы я умерла или оставила его, он быстро нашел бы мне замену, и сделал бы это с такой же легкостью, с какой менял прислугу.

Йен покачал головой.

– Это могла бы сказать Фиона.

– Разумеется. Она это и сказала, – не без сарказма заметила герцогиня. – Это произошло сегодня утром, когда мы обсуждали, что является главным при вступлении в брак.

– Выходит, я не подошел ей? – Возбуждение Йена сразу угасло.

– О твоих недостатках не было сказано ни слова. Мы обсуждали природу брака в целом и то, что можно определить как разумные ожидания женщины. Слушая Фиону, я поняла, что не могу винить ее за желание быть счастливой, как не могу желать ей такой же пустой жизни, которую в замужестве ведут множество женщин моего круга.

– И Фиона думает, что наш с ней брак оказался бы таким же? – ошеломленно спросил он.

– Да. Припомни, что ты сделал, отчего леди Фиона разорвала помолвку?

И тут память услужливо подсунула Йену картину их с Фионой отношений во всей ужасающей ясности.

– Пожалуй, я сказал ей то, чего не должен был говорить.

– Так поступают все мужчины. Женщины знают это и мирятся с тем, что мужчины зачастую не способны одинаково хорошо работать мозгами и говорить в одно и то же время. Вот почему мы обычно слушаем вполуха. Наша готовность быть наполовину глухими позволяет мужчинам жить дольше.

– Я не знал этого.

– Теперь знаешь. – Герцогиня взяла в руки чайную чашку. – А вот что такого ты сказал, чего Фиона не только не смогла проигнорировать, но также и простить?

– Ну, назвал ее легкомысленной и безрассудной, а еще отчитал за то, что она не подчиняется приказам. Сказал, что она слишком самоуверенна, думая, что…

И тут Йен все понял.

– Еще я продемонстрировал непростительное безразличие к ее уму и способностям, – тихо признался он. – Я обращался с ней так, как если бы она была прелестным украшением, и ничем другим.

– А как ты поступил, решив извиниться перед ней за свое оскорбительное поведение?

– Послал ей это… – Йен сделал широкий жест рукой в сторону заставленного буфета.

– Украшения?

– Верно. – Мозг Йена, хотя и с трудом, продолжал постигать всю глубину его глупости. – Черт!

– Вот именно: черт. Точнее, спиртные напитки в сочетании с низменными инстинктами Гарри.

– К сожалению, – Йен бессильно закрыл глаза, – это становится ясно только после протрезвления.

– Не хочешь ли выслушать материнский совет?

Йен пожал плечами. Как будто существует что-то, что может спасти положение!

– Разве мое согласие или несогласие что-то меняет?

Герцогиня усмехнулась, а затем громко рассмеялась. Йен даже вздрогнул от неожиданности. Его мать смеется? От удивления он широко открыл глаза, пытаясь вспомнить, слышал ли он вообще когда-нибудь, чтобы она смеялась.

– Я не могу сразу начать новую жизнь, – настроение герцогини резко изменилось, – но зато могу дать хороший совет. Тебе нужно отправиться в дом Райлендов, самым искренним образом извиниться перед леди Фионой и умолять ее, лучше всего на коленях, чтобы она дала тебе еще один шанс.

– Это будет уже третий. – В голове Йена промелькнуло видение Фионы, стреляющей в него.

– Третий?

– Второй шанс был дан мне после катастрофы с леди Балтрип.

– Ах да, я и забыла…

– Сомневаюсь, что Фиона снова даст мне шанс.

Герцогиня надолго задумалась, потом решительно вскинула голову:

– Леди Фиона – единственная женщина, которая способна искренне простить тебя за повторную глупость и позволить начать все сначала.

Вот как? Тогда Фиона, вероятно, единственная женщина на земле с таким большим, любящим и сострадательным сердцем. Вопрос лишь в том, захочет ли она простить его снова.

– Но, – герцогиня назидательно подняла палец, – все это возможно только при условии, что только ее ты видишь в роли своей герцогини. Если тебе подойдет любая женщина, забудь про мой совет.

– Забыть? Ну уж нет! Никакая другая женщина не способна заменить Фиону.

– Правда, и почему же?

Боже, как Йен ненавидел подобные вопросы! Разве возможно несколькими обычными словами выразить то, что по размерам и сложности сравнимо с целой вселенной…

– Фиона для меня все, – произнес он запинаясь. – Она заставляет меня думать, делает меня гордым и счастливым тысячу раз на день сотнями тысяч разных способов. Я не могу себе представить жизни без нее. – Он замолчал, а потом, после паузы, добавил: – На самом деле я пытался представить себе жизнь без Фионы – она достаточно ужасна, чтобы сразу захотел напиться до смерти.

Герцогиня задумчиво посмотрела куда-то вдаль.

– Так ты любишь ее?

Йен обреченно вздохнул:

– Конечно, люблю, мама, разве я уже не говорил этого?

Герцогиня медленно перевела взгляд на сына:

– Нет, не говорил.

– Ну, иносказательно, другими словами…

– Есть случаи, сынок, когда чем точнее слова, тем убедительнее они звучат.

Поставив чашку на стол, герцогиня протянула руку, и Йен поднялся, хотя и не столь проворно, как мог бы, если бы не провел последние три дня в почти бессознательном состоянии. Качнувшись, он шагнул к матери, чтобы помочь ей встать.

Пройдя к двери, герцогиня обернулась.

– Желаю тебе удачи, – мягко сказала она. – Сообщи, чем все закончится.

Ладно, так и быть, он попытается. По крайней мере, он явится к Фионе и скажет ей, что…

– Йен!

– Да, мама?

– Я понимаю, что тебе хочется сразу же броситься к мисс Тернбридж и уверить ее в своей неумирающей любви и преданности, но я советую тебе немного выждать, по крайней мере до тех пор, пока не выветрятся винные пары. Твое дыхание оскорбляет…

Йен вздохнул. Некоторые вещи, как видно, никогда не изменятся.

– Спасибо, мама.

– Всегда рада оказаться полезной.

Глава 17

Хотя мысли о главном предмете его забот не оставляли Йена ни на минуту, ему нужно было срочно заняться исправлением последствий того, что за последние три дня он натворил с остальной частью своей жизни.

Заглянув в кабинет, он бросил взгляд на стопки бумаг на своем столе, затем продолжил путь по дому.

Не успел Йен подойти к открытой двери Солнечной комнаты и поднять руку, чтобы постучать, как Чингиз-Джек спрыгнул с кровати и вцепился в штанину его брюк. Тем не менее, Йен терпеливо ждал, пока Шарлотта повернется лицом к нему.

– Можно войти? – вежливо спросил он.

– Это ваш дом. – Шарлотта бросила на него недобрый взгляд и снова отвернулась.

Именно такого приема он и ожидал. Ну ничего, начало неизбежного неприятного разговора всегда дается с трудом…

– Как я слышал, – сказал Йен, – вы говорили с моим юристом насчет того, чтобы поселиться отдельно.

– Да, и думаю, это будет лучший выход.

Йен поежился.

– Ну а если бы мы с леди Фионой все же решили пожениться, вы бы изменили свое намерение?

– Возможно, но так как вы, судя по всему, решили вести распутный образ жизни…

– Э нет, распутничал Гарри, – поправил Йен, – а я просто был пьян.

Шарлотта пожала плечами и ничего не сказала.

– Так вот, я намерен извиниться перед леди Фионой и просить ее переменить решение.

Шарлотта резко крутанула кресло.

– Когда?

– Как только я достаточно протрезвею для того, чтобы мое дыхание не свалило ее с ног.

– Тогда придется ждать до следующей недели. – Шарлотта вздохнула.

– Что, дело так скверно?

Девочка посмотрела на него с состраданием, потом сказала:

– В огороде есть место, где растет перечная мята. Ее нужно пожевать, прежде чем идти куда-нибудь.

Йен кивнул.

– Как ваши занятия с леди Райленд? – Взглянув вниз на рычащего пса, Йен невольно сравнил его с исчадием ада. – Держу пари, что этот пес принадлежал портному, – проворчал он. – И портной научил его рвать брюки, чтобы не остаться без работы.

Шарлотта щелкнула пальцами:

– К ноге, Джек!

Пес сразу же выпустил то, что осталось от брюк, и потрусил к ее креслу. Сев сбоку от кресла, он оттуда скалился на Йена.

– Занятия проходят вполне успешно. Значительно успешнее, чем день, проведенный вами с леди Фионой.

Ого, а она, по-видимому, хорошо осведомлена…

– Вы говорили с ней после?

– Нет. Фиона все это время находилась в доме другой своей сестры. Леди Райленд сказала, что вид ее был ужасен.

«Ужасен?»

– В каком смысле ужасен?

– Она плакала, ходила мрачная, швырялась вещами, не ела, ни с кем не разговаривала, не выходила из своей комнаты. Леди Райленд дала Фионе три дня на то, чтобы она сама попыталась прийти в чувство, после чего намерена взять все в свои руки.

– Но три дня уже прошли. Вы имеете хоть какое-то представление о том, что леди Райленд намерена делать?

– Она сказала, что этим утром собирается заставить Фиону возвратиться домой и заняться делами. Не думаю, что люди часто говорят леди Райленд «нет». Я сегодня осталась дома, потому что хотела помочь в случае, если все пойдет плохо.

– Как вы считаете, если я приду туда, они меня впустят или пристрелят прямо на пороге?

– Не знаю, Йен. Когда леди Райленд узнала, что вы пытались утопить свою печаль в вине, она пробормотала что-то насчёт типичных мужчин. А когда лорд Райленд сказал, что хочет пропустить рюмочку-другую в знак сочувствия, леди Райленд бросила на него этот свой знаменитый взгляд.

– Они таки позволят мне войти, – предположил Йен с облегчением. – Они разрешат мне попытаться.

– Хотелось бы верить. Только, пожалуйста, не испортите все на этот раз. Я обожаю Фиону и не позволю ее обижать.

– Я тоже ее люблю.

– Тогда вы должны показать ей это.

– Правильно, вот только как?

Он ведь уже пытался – с помощью безделушек, которые сейчас загромождали его гостиную. Наверное, будучи пьяным, он не смог отыскать то, что Фиона действительно хотела бы получить от него. Что, если ему не удастся и в трезвом состоянии…

– У вас есть какие-нибудь идеи? Может быть, Фиона упоминала что-нибудь, чего бы ей очень хотелось?

– К сожалению, я ничего не могу придумать. Я только слышала, как Фиона говорила, что хотела бы больше времени проводить с вами и…

– Спасибо, Шарлотта. – Йен пошел к двери. – Если вы придумаете что-нибудь, я еще буду здесь какое-то время: мне все же нужно заниматься делами и просмотреть документы, которые накопились за эти дни.

– Не забудьте про листья перечной мяты.

– Конечно, я нарву их прямо сейчас. – Свернув в сторону кухни, Йен направился к двери, ведущей в маленький огород, на котором выращивались полезные травы.

Время у него еще есть. Для чего? Вот это действительно вопрос. Он любит Фиону всем сердцем, но, черт возьми, ему надо лечить людей и строить больницу. Не может же он все время проводить дома, мечтательно глядя в глаза жены! Да и ей это надоест максимум через неделю.

Неожиданно Йен остановился, пораженный простотой внезапно пришедшей ему в голову мысли. Пробормотав «Ну и болван!», он круто повернулся и направился в свой кабинет.


Натягивая перчатки, Симона помедлила у дверей зимнего сада.

– Не можешь же ты прятаться вечно!

– Отчего же? И могу. – Фиона не торопясь вернулась к прерванному занятию и продолжила наполнять птичьи кормушки.

– Рано или поздно Йен протрезвеет и заявится сюда.

– Не думаю, – возразила Фиона. – Я написала ему, когда отсылала назад его подарки, и попросила не тратить зря время.

– В самом деле? Должно быть, он не получил твоего письма.

Фиона, нахмурившись, обернулась и увидела, что Симона уступает кому-то дорогу.

– Здравствуйте, ваша светлость! Прекрасная ночь для примирения, не так ли?

Фиона не слышала, что ответил Йен, потому что в этот момент в мире существовал один-единственный звук – оглушительное биение ее сердца. Потом она увидела, как пошевелились его губы и он слегка поклонился Симоне, после чего перевел взгляд на нее.

Фиона замерла. Несмотря на все, что диктовал ей разум, она по-прежнему любила его всей душой и сердцем, навеки.

Пока Йен шел к ней, Фиона не отрываясь смотрела вниз, на каменные плиты. Потом она прерывисто втянула в себя воздух и, закрыв глаза, сделала еще один вдох. Она должна быть сильной, выстоять перед искушением поддаться слепой надежде и поступить так, как будет лучше для них обоих. Одной ее любви недостаточно, чтобы построить счастливую жизнь для двоих.

– Фиона, я…

Утвердившись в своем решении, Фиона постаралась сделать так, чтобы ее улыбка выглядела невозмутимой и уверенной. Подняв голову, она неподвижно уставилась на вторую пуговицу его рубашки.

– Я здесь, – смущенно продолжал Йен, – чтобы извиниться за свое поведение и за все, что наговорил в тот день. В особенности я был не прав, когда неодобрительно высказался о ваших способностях.

– Спасибо. Мне следовало сразу понять, что вы беспокоились за меня.

Йен деликатно кашлянул.

– Надеюсь, вы уже простили меня за все эти нелепые подарки. Если бы мои мозги хоть чуть-чуть работали, я бы понял, что копаю себе еще более глубокую яму…

Фиона кивнула: пока все говорило в его пользу.

– У меня сложилось впечатление, что вы много пили.

– Да, пил – много и непрерывно. – Йен вздохнул. – По правде сказать, я даже не помню, что происходило со мной в последние три дня. Говорят, я почти все время находился в бессознательном состоянии.

Фиона понимала, что ей нужно сохранять дистанцию и держаться официально, но это было нелегко.

– Скажите, как может человек, находящийся в бессознательном состоянии, заказывать цветы?

– Ну…

Йен не знал, что ему делать. Не мог же он признаться, что в течение часа или около того, пока его мозг еще не совсем отказал, он позволил своему менее пьяному кузену провести его чуть не по всем магазинам Лондона.

В конце концов Йену все же пришлось открыть Фионе правду. Ее комментарий последовал незамедлительно:

– Итак, все присланное вами отражает представление Гарри о том, как следует польстить женщине, верно?

Фионе оставалось только удивляться, почему ей не пришло это на ум сразу же, как только Кэрри распахнула перед ней двери гостиной.

– Мне кажется, там все же была одна вещь, которую я выбрал сам…

– Небольшая коробочка с единственной запиской, которую вы пытались написать самостоятельно?

Йен опустил голову.

– Похоже, и с этим я не справился…

– Увы, нет.

Какое-то время Йен пристально смотрел на Фиону, затем засунул руку во внутренний карман пиджака.

– Сегодня моя голова снова хорошо держится на плечах, – бодро сказал он, протягивая Фионе длинный плоский футляр из черной кожи. – Откройте его, прошу…

Вздохнув, Фиона лишь покачала головой.

– Вы прочитали мою записку? – тихо спросила она.

– Какую записку?

– Ту, что я написала сегодня, возвращая вам ваши дары.

Йен пожал плечами:

– Я не знал, что вы мне писали, и не посмотрел, есть ли письмо.

– Тогда позвольте мне кратко пересказать ее содержание. – Фиона очень надеялась, что не разревется, как тогда, когда писала ему эту записку. – Мне не нужны от вас драгоценности и сладости, цветы и духи. Мне не нужны вещи. Я разрываю нашу помолвку совсем не потому, что кольцо было недостаточно красивым, и не потому…

Неожиданно Йен приложил палец к ее тубам.

– Откройте его, Фиона, – прошептал он. – Пожалуйста.

Разумеется, Фионе не хотелось устраивать некрасивую сцену, поэтому она приказала внутреннему голосу умолкнуть и открыла крышку…

Когда она заглянула в футляр, изумлению ее не было предела.

– У каждой студентки-медика должен быть свой собственный стетоскоп, не так ли? – Йен довольно ухмыльнулся.

– Все равно никто не пустит меня в медицинское училище. – Фиона попыталась успокоить неровно бьющееся сердце и, закрыв футляр, не глядя положила его на стол. – Всем известно, что женский ум не годится для этой профессии.

– К счастью, теперь уже не важно, кто что скажет: скоро у меня будет своя больница и я смогу пускать в нее любого студента, из которого может получиться прекрасный доктор.

Некоторое время Фиона молча смотрела на Йена в немом изумлений, и тогда он, взяв в руки стетоскоп, сам вставил ей в уши наконечники.

– Йен?

– Еще секунду! – Он поставил головку стетоскопа так, чтобы она оказалась посредине его груди.

Фиона, прикрыв глаза, слушала ровный стук самого замечательного, самого нежного сердца на свете.

– Слышите, что оно шепчет, Фиона?

– Нет.

– Да. В каждом биении. Я люблю вас. Люблю… Люблю! Выходите за меня замуж!

Фиона посмотрела на Йена счастливым взглядом и улыбнулась: ее радость была так безгранична, что она не находила слов. И все же Йен знал, что она прочла все в его улыбке, в его глазах.

– Скажите «да». – Йен нежно притянул Фиону к себе.

– Да, любовь моя! – Фиона подняла голову и подставила ему губы для поцелуя. – Всегда и навеки!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17