КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402807 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171409
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

когда продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Текст вычитан.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Фиеста отважных. Сборник научно-фантастических произведений (fb2)

- Фиеста отважных. Сборник научно-фантастических произведений (а.с. Зарубежная фантастика (Мир)) 898 Кб, 341с. (скачать fb2) - Мак Рейнольдс

Настройки текста:



Мак Рейнолдс ФИЕСТА ОТВАЖНЫХ Сборник научно-фантастических произведений



ТАЙНЫЙ АГЕНТ

1

Войдя в ванную комнату, Рекс Бадер открыл шкафчик с лекарствами, взял с полки пузырек и вытряхнул себе на ладонь две таблетки, маленькую и побольше. Он с отвращением поглядел на последнюю. Теоретически побочных эффектов от нее быть не должно. На деле же стоит только чуть подстегнуть скорость, с которой усваиваются знания, и начинаешь чувствовать себя, как наркоман после хорошей дозы «травки» или как пьяница с похмелья. С другой пилюлей проблем как будто меньше, да и соображается после нее неплохо. Рекс не был фармакологом, но тем не менее знал, что эта вот штучка состоит в отдаленном родстве с мескалином.

Он проглотил обе таблетки, запив их водой из-под крана, вышел из ванной в крошечную, как и вся квартира, спаленку, уселся за стоявший в углу комнаты письменный стол, включил телебустер и надел наушники. Набрав на клавиатуре код, он подключился к центральной информационной системе и передал сигнал, что готов к сегодняшнему уроку испанского языка.

Поначалу дело шло туго. Как обычно, сущей мукой оказалась фонетика. Машина снова и снова поправляла Рекса. Человеку, которому уже за тридцать и который не знает никакого другого языка, кроме английского, не так-то просто совладать с раскатистым «р» или с кастильским пришептыванием.

Но наконец начали действовать пилюли, и Рекс приободрился.

И тут в дверь позвонили.

Рекс бросил взгляд на стенной экран, куда проецировались изображения посетителей. У двери стоял незнакомый мужчина в очень дорогом безупречно сшитом костюме.

Вздохнув, Бадер поднялся из-за стола, снял наушники и пошел открывать. Телебустер он, правда, выключать не стал.

Разглядывая державшего в одной руке портфель незнакомца, Рекс про себя решил, что более состоятельного на вид человека ему встречать еще не доводилось. Одет посетитель был весьма изысканно, и Рекс подивился, откуда он достал этот чудесный серый материал для своего костюма. Наверно, из Англии. Людям среднего достатка вроде него, Бадера, о таком костюме можно только мечтать.

Незнакомец спросил:

— Мистер Рекс Бадер? Меня зовут Темпл Норман.

— Очень рад. Проходите. Чем могу быть полезен?

Рекс провел Нормана в гостиную, указал ему на диван, который по ночам превращался в постель, а сам опустился в кресло.

Темпл Норман поставил себе на колени портфель, открыл его и вынул пачку бумаг. Быстро проглядевших, он кивнул и сказал:

— Ну, конечно же.

Было еще слишком рано, чтобы предлагать гостю выпить. Рекс помялся, откашлялся и, указав рукой на бумаги, спросил:

— Не откажите в любезности, что это такое?

Посетитель поднял голову.

— Ваше досье из Национального банка данных, мистер Бадер.

— Мое досье? А зачем вам мое досье? Вы что, представитель этого самого банка?

Темпл Норман покачал своей красиво остриженной головой.

— Нет. Однако, мистер Бадер, если знать, куда обращаться, из Банка вполне возможно получить досье на любого человека. Правда, это всегда обходится недешево.

— Значит, вам известно, куда в таких случаях следует обращаться?

— Не мне, мистер Бадер, а фирме, которую я представляю.

Рекс перевел дыхание.

— Ну что ж, давайте перейдем к делу. Что вы от меня хотите?

— Быть может, я предложу вам работу. Но сначала, если не возражаете, несколько вопросов.

Норман окинул надменным взглядом комнатку. Рекс Бадер терпеливо ждал.

— Прежде всего позвольте напомнить вам, мистер Бадер, что мы живем в эпоху Должнократии и что основной движущей силой нашего общества является прагматизм. Судя по вашему коэффициенту интеллектуальности и по полученному вами образованию, у вас неплохие способности. Тем не менее, если верить досье, ваш достаток немногим отличается от достатка безработного, живущего на негативный подоходный налог, НПН.[1]

Рекс произнес наставительно:

— Мистер Норман, сегодня, чтобы занять в жизни достойное место, необходимы три момента. Первое — относительно высокий коэффициент интеллектуальности. Второе — приличное образование.

— А третье?

Посетитель слегка нахмурился, словно это было для него загадкой.

Рекс сказал:

— Термин «коэффициент интеллектуальности» или КИ, которым мы так широко пользуемся, не совсем точен. Наши психологи оценивают не общий интеллектуальный уровень личности, ибо это попросту невозможно. Нет, они выясняют, насколько вы способны преуспеть, получив то или иное дополнительное образование. И потому они проверяют ваши речевые способности, вашу ориентацию в пространстве, ваши память, сообразительность, умение считать, реакцию на неожиданность, ловкость рук, способность к инженерному творчеству и к канцелярской работе, эмоциональную зрелость, умение делать выводы, спектр зрения, сексуальные влечения, осязание, слух, вестибулярный аппарат, аккуратность, настойчивость, состояние нервной системы, умение наблюдать. Однако есть еще одно свойство, которое они не могут оценить, но которое необходимо в наше время, чтобы добиться успеха.

Собеседник продолжал хмуро глядеть на него.

— Везение, — пояснил Рекс.

— Понятно. Вы хотите сказать, что удача обошла вас стороной?

— В общем, да. Но я не сдаюсь, мистер Норман. Закончив университет, я поступил в авиашколу, имея намерение стать летчиком.

— Что ж, могу вам посочувствовать.

— Спасибо. Когда подошло время моего выпуска, выяснилось, что все самолеты отныне летают на автопилоте. А работу, которую нельзя доверить роботам, выполняют заслуженные ветераны-профи. Так что мне пришлось переквалифицироваться: я записался на курсы подготовки специалистов для нефтеперерабатывающей промышленности.

— Так-так. И, разумеется, оказались не у дел, когда перешли на использование ядерной энергии?

— Совершенно верно. Прогресс во второй раз перехитрил меня. Но я решил, что больше не позволю себя дурачить, и выбрал такое поле деятельности, где прогрессом и не пахнет. Видите ли, я большой поклонник детективных романов — с тех самых пор, когда впервые прочитал Яна Флеминга и Джона Д.Макдоналда. А уж если речь идет о борьбе с международной мафией, то тут меня от книги за уши не оттащить. Короче говоря, я прошел соответствующее обучение, получил лицензию частного детектива и занимаюсь этой работой по сей день.

— Сидя на негативном подоходном налоге?

— Да.

— Почему?

— Почему? Ну кому сегодня нужен частный детектив? После введения универсальной кредитной карточки и псевдодоллара, когда при расчетах уже не требуется ни наличных, ни чековой книжки, девяносто пять из каждой сотни моих коллег лишились своего куска хлеба. Преступления в его первозданном виде ныне просто не существует. Даже количество разводов резко сократилось: ведь семьями теперь обзаводятся очень и очень немногие, так что какие уж тут разводы.

— Понимаю. И вас в конце концов уволили.

— Нет-нет, что вы! Мое место по-прежнему за мной. Просто я еще — как бы это поточнее выразиться? — учусь для собственного удовольствия.

Гость перевернул страницу в лежащем у него на коленях досье.

— Да, я вижу. Среди всего прочего — испанский язык. А почему именно он?

Рекс нетерпеливо пожал плечами:

— Потому что, хотя в Штатах самолетами управляют роботы, в менее развитых странах, особенно в Южной Америке, наши фирмы еще пользуются услугами людей.

— Значит, вы не возражали бы против работы за рубежом?

— Я не возражал бы против работы где угодно.

— А как насчет Советского Комплекса, мистер Бадер?

Рекс ошеломленно воззрился на посетителя.

Безупречный мистер Норман деликатно кашлянул в кулак и позволил себе улыбнуться.

— Но об этом после. Скажите мне, пожалуйста, верно ли, что у вас нет политических симпатий?

— Я бросил интересоваться политикой уже давно: когда понял, что между основными партиями нет никакой разницы. А закон о выборах составлен так хитро, что соперника у них появиться просто не может.

— Хм-хм. Холост. Близких родственников не имеет. Алкоголь употребляет в разумных пределах.

— Послушайте, что все это значит?

Мистер Норман проигнорировал вопрос. Покопавшись немного в бумагах, он спросил сам:

— Мистер Бадер, ваше мнение о должнократии как о социально-экономической системе?

— Не знаю. Какое тут может быть мнение? Альтернативы ей я себе вообразить не могу. Что же касается меня лично, то я не отказался бы занять в ее рядах местечко потеплее.

Внезапно Норман резким движением сунул папку с бумагами обратно в портфель, нажал кнопку, запиравшую замочек автоматической молнии, и поднялся.

— Ну что ж, поехали.

— Позвольте узнать, куда и зачем? — поинтересовался Рекс.

— Нет.

Рекс Бадер развел руками:

— Ну, раз так… Подождите, я только надену пиджак. Кстати сказать, вы учтите: у меня почасовая оплата.

— Если только вы нам подойдете, мистер Бадер, вам выплатят такую сумму, о которой вам не приходилось даже и мечтать. А если не подойдете, вам заплатят столько, сколько вы обычно получаете за день работы, — по крайней мере не меньше.

— Уж больно ты гладко стелешь, приятель, — пробормотал Рекс себе под нос, роясь в шкафу в поисках пиджака.

Когда они вошли в лифт, Рекс повернулся к своему спутнику.

— Какой уровень? — спросил он.

— Уличный, — отозвался Норман. — Там нас ждет моя машина.

Его машина, тоже мне, подумал Рекс, мысленно пожимая плечами, и сказал в микрофон на стенке лифта:

— Уличный уровень.

— Уличный уровень, — повторил механический голос. Кабина плавно пошла вверх.

Оказавшись на улице, Темпл Норман задрал голову и поглядел на две стодесятиэтажные, облицованные алюминиевыми панелями башни жилого небоскреба.

— Скажите, пожалуйста, мистер Бадер, почему вы решили обосноваться на восьмом подземном уровне? Мне кажется, что жить над поверхностью гораздо приятнее. По-моему, в здании таких размеров должно быть никак не меньше двух тысяч самых разных квартир. Неужели не нашлось ничего подходящего?

— К сожалению, — сухо ответил Рекс, — апартаменты, которые я занимаю, — одни из самых дешевых. Да, моя квартира расположена на служебном уровне, там, где супермаркет, гаражи и театры. Зато и плачу я за нее примерно вполовину меньше, чем платил бы за любую из квартир на верхних десяти уровнях. Сидя на НПН, поневоле начинаешь следить за своими псевдодолларами.

— Понятно, — сказал Норман, в голосе слышались покровительственные нотки. — Вот мы и пришли.

Рекс Бадер испытал двойное потрясение. Мало того что электропаровой лимузин, к которому они направлялись, принадлежал Норману — за рулем автомобиля сидел шофер! Городским жителям, среди которых Рекс не был исключением, редко доводилось видеть частную машину. А что касается шофера, так это вообще была неслыханная роскошь.

Одетый в форму водитель при их приближении выбрался наружу и теперь стоял возле машины, услужливо придерживая раскрытую дверцу. Когда пассажиры уселись, он быстро занял свое место впереди.

— Возвращаемся в контору, Мартин, — сказал ему Темпл Норман.

— Хорошо, сэр. — Лимузин мягко тронулся.

— Ближайший выезд на шоссе через полкилометра, — произнес Рекс, обращаясь к шоферу.

— Да, сэр, — отозвался тот не без снисходительности в тоне. — Я знаю.

И почему это, спросил себя Рекс, слуги очень богатых людей так легко перенимают манеры своих хозяев?

Повернувшись к Темплу Норману, он проговорил, чтобы не сидеть молча:

— Я полагал, что закон запрещает въезд в псевдогород на частном автомобиле.

Дорога, по которой они ехали, вела через парк со множеством самых разных игровых площадок.

— Вы правы, мистер Бадер, но, если знаешь, куда обратиться, законом можно пренебречь. Правда, это удовольствие не из дешевых.

— Я начинаю подозревать, что вам во всех случаях досконально известно, куда следует обращаться, — заметил Рекс сухо.

Машина остановилась у диспетчерского поста перед выездом на сверхскоростное шоссе. Водитель набрал на панели управления код того места, куда им нужно было попасть, а потом откинулся на спинку кресла. В том, как он сложил руки на коленях, Рексу почудилась армейская привычка. Работенка у него та еще, подумал он кисло.

Вделанные в асфальт шоссе контрольные устройства взяли на себя управление автомобилем, и через несколько минут лимузин уже набрал скорость триста километров в час.

Около получаса скоростной езды прошло в полном молчании. Затем автомобиль потихоньку стал притормаживать.

— Но почему именно я? — вдруг спросил Рекс.

— Простите?

— По всей видимости, для этой вашей таинственной работы вы могли выбрать кого угодно. Почему вы остановились на мне?

— Мы сообщили свои требования компьютерам, мистер Бадер. Они выбрали вас. Вас и кое-кого еще. Но вы нам как будто подходите, поэтому о других пока речи нет.

Лимузин плавно съехал с главного шоссе на боковое ответвление, а затем, через три или четыре километра, свернул на совсем уж узенькую дорожку. Еще немного — и остановка у поста диспетчера.

Мартин взял управление на себя, и они двинулись дальше, теперь уже под землей.

Дорога, очевидно, была частной. Очень скоро автомобиль остановился у подъезда громадного, видно, чертовски дорого обошедшегося заказчику здания недавней постройки. Привратник, сверкавший эполетами что твой болгарский адмирал, распахнул дверцу лимузина и гаркнул:

— Добро пожаловать, мистер Норман!

Темпл Норман кивнул ему с отсутствующим видом и решительным шагом направился к входу. Поблизости никого не было видно. У Бадера сложилось впечатление, что это здание, несмотря на всю свою грандиозность, находится в частном владении.

Лифтов оказалось всего лишь два. Следом за своим спутником Рекс вошел в один из них.

— Особняк, — сказал Норман в микрофон.

— Особняк, — повторил робот. — Слушаюсь, сэр.

Со все нарастающей скоростью кабина двинулась вверх. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем ее движение замедлилось. Наконец она остановилась.

Рекс прокашлялся.

— Высокое, должно быть, зданьице.

— Да.

Выйдя из лифта, они очутились в холле, вся обстановка которого не оставляла сомнений в том, что за ним начинаются жилые апартаменты. Но людей по-прежнему не было видно.

— Сюда, — произнес Темпл Норман. Потом искоса поглядел на Рекса.

— Вы ведь детектив, мистер Бадер. Удалось ли вам что-нибудь выяснить?

— Да. Вы не хозяин. Вы секретарь или что-то вроде этого. А к хозяину мы сейчас направляемся. Причем идем кружным путем, чтобы меня никто не видел.

— Замечательно. А как по-вашему, кто этот хозяин?

— По всей видимости, один из самых богатых людей в Соединенных Штатах.

— Нет, — улыбнулся Темпл Норман. — Не угадали, мистер Бадер.

Они подошли к массивной двери. Спутник Рекса встал перед экраном и произнес вполголоса какую-то фразу. Дверь отворилась.

Переступив порог. Рекс Бадер оказался в обставленной с немалым вкусом комнате.

Никакой показной роскоши, и все удобства, о которых только может мечтать человек средних лет. Большая, но не слишком. Из окон открывается захватывающий вид на лес, реку и далекие горы. Мебель используется не для декора, как это часто теперь случается, а по своему прямому назначению. Картины на стенах — отнюдь не современная реалистически-абстрактная мазня. Рексу даже показалось, что одна из них принадлежит кисти Дега и не очень-то смахивает на копию. Кроме того, в комнате было несколько шкафов с книгами, давно уже ставшими анахронизмом в эпоху компьютерных библиотек.

Рекс не заметил ни телеэкрана, ни переговорного устройства. Не было в помещении и товароприемника, в который попадали бы купленные в супермаркете вещи и продукты. В этой комнате властвовал вчерашний день.

Человек, сидевший в обитом кожей кресле, отложил в сторону книгу, которую читал, и поднялся навстречу гостям. На вид ему было лет пятьдесят пять, и для своего возраста он выглядел просто великолепно. Телосложением он ничуть не уступал Бадеру, а Рекс как-никак имел два метра росту и весил восемьдесят килограммов. Волосы его были густыми и черными как смоль, и только на висках чуть пробивалась седина. Несмотря на проступавшую в движениях и в выражении лица властность, он с первого же взгляда вызывал расположение к себе. Иными словами, он был из тех людей, на которых приятно посмотреть.

Одет он был в поношенный спортивный костюм и туфли для гольфа. Легко ступая по полу, он приблизился к вошедшим и протянул руку.

— Значит, вы и есть мистер Рекс Бадер?

Рекс несильно пожал его ладонь.

— Моя фамилия Уэстли, мистер Бадер. Больше вам знать пока не следует. Темпл, будьте добры, налейте нам чего-нибудь. Садитесь, мистер Бадер.

— Что вы будете пить? — обратился Темпл Норман к Рексу.

Рекс опустился в кресло, стоящее напротив того, в котором сидел Уэстли, и сказал:

— Я бы не отказался от виски. Со льдом.

— Эрзац-виски или настоящий «Скотч»? — продолжал расспросы Норман.

— Если можно, эрзац-виски. Мне нравится его вкус.

На лице Темпла Нормана появилась презрительная усмешка. Подойдя к занимавшему целый угол комнаты старомодному бару, он обернулся к Уэстли:

— Сэр?

— Я согласен с мистером Бадером: эрзац-виски не так уж и плох, — сказал тот мягко. — В наших лабораториях мы доводим напитки до такой кондиции, о какой шотландцы не могли и мечтать. И потом, обычно те, кто пьет настоящие вина, тем самым подчеркивает свое социальное положение. А я в этом не нуждаюсь.

Норман кашлянул и достал из бара бутылку и стаканы:

— Конечно, сэр. Совершенно согласен с вами.

Уэстли снова сел в свое кресло и поглядел на Рекса.

— Мистер Бадер, — сказал он, — как вы относитесь к идее всемирного правительства?

Рекс никак не ждал подобного вопроса, но надо было как-то отвечать:

— По-моему, идея прекрасная, но вряд ли я доживу до ее осуществления.

— Вы ошибаетесь, мой дорогой Бадер. Это правительство уже существует, по крайней мере в зародыше.

— А, вы имеете в виду Организацию Воссоединенных Наций?

Уэстли отрицательно помахал пальцем.

— Вовсе нет. Ни Лига Наций, ни ООН, ни ее преемница ОВН не имели возможности стать настоящим всемирным правительством. Из организации, в которую входят суверенные государства, создать подобное правительство никогда не удастся.

Рекс непонимающе уставился на него.

Темпл Норман принес им стаканы с виски и сел в кресло у стены.

Уэстли снова заговорил; голос его был очень серьезен:

— Разразись сейчас мало-мальски опасный кризис, и любой из членов Организации Воссоединенных Наций будет действовать сам по себе, будет защищать только свои собственные интересы. Мы можем это утверждать потому, что примеры у нас перед глазами. Всякий, кто хоть краем уха слышал об Азиатской войне, скажет, что ее участникам было наплевать на международный порядок — они решали свои собственные задачи. Национальное государство по самой своей природе не могло и не может действовать иначе. Именно поэтому идея всемирной федерации с национальными государствами в качестве членов не выдерживает никакой критики.

Рекс пригубил свое виски и нашел его вкус восхитительным. Поставив стакан на маленький столик по правую руку от себя, он сказал:

— Прошу прощения, я кажется, что-то прослушал. Вы говорили о всемирном правительстве?

Уэстли кивнул, сделал глоток и тоже отставил стакан в сторону.

— Современное национальное государство вовсе не такой древний общественный институт, как полагают многие, — сказал он. — Кто возводит его появление ко времени Реформации, кто — к Великой французской революции, сокрушившей европейский феодализм. Первоначальными задачами национального государства были защита своих граждан от нападения извне и поддержание порядка внутри. Упор на защиту от внешней агрессии в значительной мере определил характер современного национального государства, мистер Бадер. Национализм и все, что ему сопутствует, требует абсолютной суверенности. Страх оказаться завоеванным — вот что обусловливает политику всех без исключения национальных государств.

Различные договоры, союзы, взаимные пакты о ненападении, конференции по разоружению, мирные конгрессы и прочее ни к чему не привели. Как общественный институт национальное государство имеет кровавую историю; причем если не вмешаться, то кровь не перестанет литься никогда. Полностью суверенное государство, каким его видел Томас Гоббс, — карающее за посягательство на свои права, локализованное на определенной территории, окруженное столь же суверенными врагами, лелеющее такие же амбиции, так же или даже лучше их вооруженное — такое государство может только воевать или готовиться к войне. Система национальных государств по самой сути нестабильна, и вероятность начала войны постоянно велика. Нынешнее основанное на страхе перед ядерным оружием равновесие отнюдь не опровергает этого факта.

Рекс вежливо сказал:

— Я знаком кое с какими работами Фрэнка Танненбаума, мистер Уэстли.

Брови хозяина комнаты изумленно поползли вверх. Он поглядел на Темпла Нормана:

— Нам как будто повезло, а, Темпл?

Секретарь кивнул.

— Вы, конечно, помните, сэр, из досье этого человека, что он сын известного политэконома профессора Бадера. Мы смело можем предположить, что не все уроки отца прошли для него даром.

Уэстли перевел взгляд на Бадера.

— Ну что ж, вы правильно определили источник информации, которой я с вами только что поделился. Это упрощает дело. Достаточно будет сказать, что в теперешней ситуации, когда национальное государство, великое или малое, уже не может защитить своих граждан от угрозы уничтожения, когда идея политического национализма оказалась развенчанной в пух и прах, мы не вправе рассчитывать, что существующие общественные институты уберегут мир от катастрофы. Здесь бессильны даже великие державы, которые уповают на возможность нанесения ответного удара, такого, что он сведет на нет все преимущество напавшей стороны. Эта их вера основана на том самом страхе, о котором я уже говорил, и на убеждении, будто на пусковых кнопках ракет лежат руки проверенных и уравновешенных людей, а не каких-нибудь неврастеников. Эта вера не может служить гарантией постоянного мира в силу своей наивности: Такой гарантией может стать только организация, безразличная к вопросам национальной безопасности.

Рекс Бадер потянулся за своим стаканом, с несчастным видом отпил из него и сказал:

— И что же это такое? По правде сказать, сэр, вы что-то все ходите вокруг да около.

— Транснациональная организация, мистер Бадер.

Рекс подумал над этими словами.

— Нечто вроде Международного Красного Креста, различных церквей типа римской католической, православной, иудейской, мусульманской и всяких разных научных обществ?

Уэстли покачал головой.

— Близко, но не то. Я имел в виду транскоры.

Рекс озадаченно нахмурился.

— Транснациональные или, если вам угодно, интернациональные корпорации. Они наднациональны по самой своей сути, по целям и задачам. Их директора и управляющие решают задачи мирового масштаба, а их служащие рассматривают национальное государство только как помеху в работе. Транскору безразлично, кто им владеет, ибо владение осуществляется только на бумаге, и потому такая корпорация может принадлежать хоть всему населению планеты. Национальная принадлежность не имеет значения ни для управляющего, ни для служащего, ни для рабочего. Транскору нет дела до национальных интересов, границ, культуры или региональных идиосинкразий, если только они не мешают работе.

Возьмем, к примеру, международную авиакомпанию или международную компанию средств связи. Для них не существует национальных границ и проблем национальной безопасности. Их служащие выполняют свое дело там, где им прикажут, — в Аргентине, Австралии, Андорре или на Аляске. Людей они набирают повсюду. То, что для национального государства вопросы первостепенной важности — безопасность, национальные интересы, налоги, пошлины, боязнь внешней агрессии, нарушение границ, — для наших международных компаний лишь досадная помеха, да и то — в худшем случае. То же самое можно сказать о международных банках и о различных коммерческих или добывающих компаниях, таких, как «Шелл», «Стэндард Ойл», «Юнилевер», «Филипс Лэмп» и другие.

— С каждым годом в разряд транскоров переходит все больше и больше фирм, — встрял в разговор Темпл Норман. — «Ай-Би-Эм», «Форд», «Дженерал моторс», «Вулворт» и так далее. Это уже не американские фирмы, они интернациональны во всех отношениях.

— Верно, — кивнул Уэстли, но видно было, что он чем-то недоволен.

— О'кей, — тихо сказал Рекс Бадер. — Пока понятно. Что дальше?

Уэстли пригубил виски.

— Транскоры не зависят от государств, в пределах территории которых расположены. Они разыскивают для себя капиталы, сырье и людей по всему свету. Они приносят прибыль странам, в которых находятся, но не подчиняются их законам. Они будут продолжать свою деятельность даже в том случае, если государственное устройство изменится коренным образом в результате революции, аннексии, поражения в войне и тому подобного.

Скажем, Международная корпорация средств связи будет существовать и через двадцать лет, какие бы изменения к тому времени ни произошли на политической карте мира — ибо она им неподвластна. Транскоры тоже суверенны — в своем роде, конечно. И национальные государства постепенно становятся зависимыми от них, особенно слаборазвитые. Зависимыми буквально во всем. Чтобы развивать промышленность, они берут кредиты в международных банках, обращаются к международным авиакомпаниям и корпорациям средств связи, продают интернациональным фирмам права на добычу нефти и минералов.

Увеличивается скорость передачи информации, развивается техника, растет число наук. Мы живем сегодня в индустриализованном мире, которым правят транскоры. Мы скоро достигнем того момента, когда все люди без исключения будут работать на тот или иной транскор, будут верно служить этим наднациональным компаниям, забыв о своей национальной принадлежности.

— О'кей, — снова сказал Рекс. — Но какое отношение это все имеет к идее всемирного правительства?

Задавая свой вопрос, он уже приблизительно знал ответ.

— Мы стремимся создать новый международный порядок, в основании его лежит не государство с его отжившей свое концепцией национальной безопасности, а транснациональные корпорации, объединяющие людей по всему свету. В этом новом мире можно будет забыть про безопасность; национальное государство станет заниматься лишь урегулированием внутренних конфликтов. Транскоры с каждым днем становятся все сильнее, мистер Бадер. Заметьте, они не угрожают, не воюют — они работают!

Рекс поставил на столик пустой стакан. Он перевел взгляд с Уэстли на его секретаря, потом обратно.

— Что ж, — сказал он, — мне так кажется, пришло время задать главный вопрос. Во что вы намереваетесь втянуть меня?

Уэстли кивнул.

— Я ждал, что вы спросите. Дело в том, мой дорогой Бадер, что есть люди, которые по тем или иным причинам стремятся не допустить обрисованного мной развития событий. Нам же, если мы хотим создать всемирное правительство на основе транскоров, необходимо собрать воедино все свои силы. Все!

Рекс поглядел на Темпла Нормана:

— Так вот почему вы спрашивали меня, не откажусь ли я работать в Советском комплексе!

Уэстли насмешливо посмотрел на своего подчиненного. Темпл Норман покраснел.

— Темпл немного опередил события, — сказал Уэстли. — А вообще, мистер Бадер, мы хотели, чтобы вы помогли нам связаться с нашими коллегами за, как его называли раньше, Железным занавесом.

2

Рекс недоуменно уставился на него:

— Мне кажется, что правительство Советского комплекса вовсе не заинтересовано в создании наднациональной организации, опирающейся на международные корпорации.

— Вне всякого сомнения, в правительстве Советского комплекса найдутся люди, которым эта идея придется не по нраву, — отозвался Уэстли. — Еще виски, мистер Бадер?

— Нет, спасибо, — сказал Рекс угрюмо. — Скажите мне, а в американском правительстве такие люди есть?

— Да, конечно.

— Послушайте, — продолжал напирать Рекс, — а можете вы назвать хоть одно правительство хотя бы одной страны, которое поддерживало бы ваш проект?

— Пользующиеся известностью граждане малых государств, которые превратятся в пешек в случае ядерного конфликта, всеми средствами стараются изыскать способ изменить нынешнее положение дел на международной арене.

— В этом я не сомневаюсь, но вы не ответили на мой вопрос. — Рекс поднялся и глубоко вдохнул. — Спасибо за предложение, но… Я частный детектив, и мне иногда приходится рисковать своей шкурой. Но играть в кошки-мышки с Советами, правительством Штатов и всеми другими правительствами, сколько их ни есть на свете, я не собираюсь.

— Вы даже не спросили, какое вам причитается вознаграждение, — мягко упрекнул Уэстли. — Насколько мне известно, вы ведь сейчас живете на НПН?

— Я не хочу этого знать, — мрачно ответил Рекс, — потому что опасаюсь перерешить. Спасибо за виски. Объясните кто-нибудь, как мне выбраться отсюда.

— Струсили, да? — вдруг воскликнул Темпл Норман.

Рекс смерил его взглядом и фыркнул:

— А почему бы вам не попробовать самому?

Безупречный Темпл Норман замялся:

— Я… у меня нет достаточной квалификации.

— У меня тоже, — отрубил Рекс. — Не знаю, что вы там раскопали в моем досье, но только не уверяйте меня, будто в нем написано, что мне по силам в одиночку справиться со всеми правительствами на свете.

Уэстли вздохнул и тоже встал. Сохраняя все тот же добродушный вид, он сказал:

— Мистер Бадер, я прошу вас подумать над услышанным. Учитывая вашу нерешительность, я пока воздержусь от дальнейших разъяснений. Но должен вам сказать, что мы не собирались забросить вас, не приняв предварительно необходимых мер безопасности. Кстати, подтверждение тому, что я здесь сегодня говорил, вы найдете, проверив свой кредитный счет.

— У меня его нет, — сказал Рекс. — Вернее, есть, но это не счет, а не пойми что. Решение же свое я вряд ли изменю.

— Я вызову машину, которая отвезет вас… хм… домой, мистер Бадер, — сказал Темпл Норман.

Рекс кинул на него убийственный взгляд.

— Лучше уж иметь такой дом, чем валяться в канаве где-нибудь на Украине, — прорычал он.

Пару дней он не мог думать ни о чем другом. Это предложение было единственно приемлемым из всех, что Рекс получил за время работы частным детективом. Оно давало ему шанс выбиться в люди и даже стать должнократом. Ведь наверняка последуют и другие, не менее выгодные. Что там говорил этот Темпл Норман? «Вам выплатят такую, сумму, о которой вы даже и не мечтали». Откуда ему знать, о чем мечтает Рекс Бадер?!

Его слегка удивляло то, что с ним больше не пытаются связаться. Правда, он все равно дал бы тот же самый ответ. При одной только мысли об игре в кошки-мышки с советской контрразведкой его прошибал холодный пот. Черт побери, он ведь не знает ни единого слова по-русски! И почему только компьютеры выбрали именно его?

Рекс совершенно забросил испанский и другие занятия — не помогали никакие таблетки.

На второй день, окончательно запутавшись, он поднялся на уличный уровень и направился на прогулку в парк, окружавший жилой небоскреб. Что ж за несчастный он человек! Насколько было бы приятнее, если бы вместо Уэстли и Нормана его осаждали какие-нибудь любящие родители со слезными просьбами найти сбежавшую из дома дочь!

Бадер хмыкнул. Теперь, когда в карманный видеофон встроена личная кредитная карточка владельца, всякие беглянки повывелись. Полиция с помощью компьютеров немедленно определяет местонахождение любого видеофона с точностью до нескольких квадратных ярдов. Можно, конечно, выбросить аппарат, но без него, без кредитной карточки и личного номера сейчас просто не проживешь. Не купишь даже леденца и не войдешь в подземку, не говоря уже о том, чтобы перекусить в кафе-автомате или снять номер в отеле.

Рекс медленно шагал по аллее. Народу в парке в этот час было немного — лишь на игровых площадках с воплями бесились ребятишки. И чего им не сидится дома, раздраженно подумал Бадер, сворачивая на другую дорожку.

Внезапно Рекс обнаружил, что он не один. Его сопровождали двое мужчин, причем он ничего не мог сказать относительно того, откуда они появились и давно, ли идут за ним.

Одеты они были не менее роскошно, чем Темпл Норман, но, пожалуй, не так изысканно. В манерах их проскальзывала этакая вульгарность. Обоим под тридцать. Коренастые, крепко сбитые. Каждый тяжелее Рекса килограммов на десять.

Тот, что шел справа, приятельским тоном произнес:

— Привет, Рекс.

Бадер поочередно оглядел их.

— О'кей, — сказал он, — как меня зовут, вы знаете. Пойдем дальше.

Тот, что шел слева, сказал бесцветным голосом:

— Я Гарри, а это Луис.

— О'кей. И что же нужно Гарри с Луисом?

— Присядем? — предложил Луис.

На обочине дорожки стояла металлическая скамейка из тех, что обычно устанавливаются в парках.

— Зачем? — спросил Рекс.

— Хватит болтать, — сказал Луис. — Нам так захотелось, понятно?

— О'кей, — еще раз повторил Рекс. Он уселся на скамейку и скрестил ноги. — Я вас внимательно слушаю.

Мужчина, назвавшийся Гарри, вытащил из внутреннего кармана пиджака видеофон, включил его и пробубнил что-то в микрофон. Потом убрал аппарат в кожаный, похожий на портсигар футляр и сунул его обратно в карман.

— Ну, так в чем же дело, джентльмены? — спросил Рекс.

— Понятия не имею, — осклабился Луис. — Жди.

— Чего?

— Увидишь.

Рекс привстал было со скамейки.

Не повышая голоса, Гарри бросил одно-единственное слово:

— Сядь.

— Но послушайте…

В этот момент у скамейки мягко остановился электропаровой лимузин. Во второй раз за эту неделю Рекс Бадер увидел частный автомобиль с шофером за рулем, проникший в нарушение закона на улицы псевдогорода.

Луис вскочил, подбежал к машине и распахнул заднюю дверцу. Поднимаясь со скамейки вслед за Гарри, Рекс почувствовал, как у него отвисает челюсть.

С девушкой — вернее с женщиной, — которая выпорхнула из автомобиля, ни в какое сравнение не шли самые привлекательные секс-звезды телеэкрана. На нее смело можно было заключать наирискованнейшие пари на любом конкурсе красоты.

Рекс стоял как вкопанный. Женщина подошла к нему и протянула для пожатия руку в перчатке. Лицо ее кривила едва заметная усмешка.

— Прошу простить за несколько насильственное приглашение, мистер Бадер, — сказала она.

Высокая, чуть-чуть, пожалуй, даже слишком. Лицо смуглое, словно у француженки или испанки. Иссиня-черные волосы и, как ни странно, почти полное отсутствие косметики. Простое платье — несомненно, авторской работы — наверняка куплено в одном из самых шикарных магазинов Рима, Копенгагена или Будапешта. Шею обвивает резное египетское ожерелье, которое не постеснялась бы надеть и сама Нефертити из Восемнадцатой Династии. Причем у Рекса сложилось впечатление, что это вовсе не копия.

Набрав воздуха, он запинаясь произнес:

— Вы имеете в виду Гарри с Луисом? Они были просто очаровательны.

Лимузин отъехал.

Женщина поглядела на Гарри с Луисом. Гарри сказал:

— Слушаюсь, мисс Анастасис.

Охранники уселись на соседнюю скамейку. Они теперь ничего не слышали, но зато прекрасно все видели.

Рекс продолжал стоять на том же месте, слегка сжимая в своей ладони изящную женскую ручку.

— Меня зовут София Анастасис, — сказала женщина.

— Мое имя вы как будто уже знаете, — отозвался он, неохотно отпуская ее руку.

— Давайте сядем, мистер Бадер.

Они сели. Довольно долго женщина молча рассматривала его.

— Глядя на вас, не скажешь, что вы принадлежите к числу рыцарей плаща и кинжала, — наконец проговорила она. — Слишком уж добродушное у вас лицо.

— Зато помогает в работе, — сказал он. — Человека с таким лицом мало кто опасается.

Некий внутренний голос подсказывал Рексу, что все это не просто так, что ему собираются предложить работу. Он уже заранее согласился на все условия — ради прелестной мисс Анастасис.

Его собеседница, очевидно, решилась.

— Я представляю фирму «Международное производство всякой всячины, Инкорпорейтед», мистер Бадер, — сказала она.

— К вашим услугам.

Рекс смутно припомнил, что эта корпорация входит в двадцатку ведущих компаний страны. Если только память его не подводит, фирма вкладывает деньги в международные курорты, рестораны, гостиницы, ночные клубы. Ей практически полностью принадлежат несколько самых фешенебельных курортов вроде Нуэво Лас-Вегас.

— Судя по вашему досье, мистер Бадер, вы обладаете определенными познаниями в экономике. Ваш знаменитый отец, профессор…

— Мое досье? — перебил Рекс. — Только, ради Бога, не говорите, что знаете, куда обращаться, и потому смогли заглянуть в мое досье!

Женщина, не потрудившись ответить, изменила тему разговора.

— Мистер Бадер, вам знакома история возникновения должнократии?

— Довольно смутно. Обучаясь в университете, я прослушал несколько курсов по социоэкономике. Кроме того, естественно, я прочел все книги, написанные моим отцом. Правда, не могу сказать, чтобы это меня особенно заинтересовало. Я не из книжных червей.

Она оценивающе оглядела его и усмехнулась.

— Да, тут я с вами согласна. Однако давайте все же освежим вашу память.

— Существующую на данный момент в нашем обществе социально-экономическую систему мы называем должнократической, но на самом деле она является ничем иным, как продолжением капитализма, именовавшегося некогда «свободным предпринимательством». Правда, от свободы уже давным-давно ничего не осталось, — прибавила она сухо. — При капитализме средства производства, распределения, транспортировки, связи в большинстве своем принадлежат частным лицам. Эти же лица получают — по крайней мере получали прежде — всю прибыль. Для сохранения порядка и обеспечения развития общества с самого начала было необходимо отчислять определенный процент с прибылей на нужды государства, на содержание полиции и судов, на армию и тому подобное. Процент этот отчислялся в форме налогов и с течением времени все возрастал, особенно с тех пор, как был введен НПН.

— Мисс Анастасис, не надо считать меня полным профаном.

Она оставила его реплику без внимания.

— В прежние времена страной управляли предприниматели. Им принадлежало почти все, и в их руках была реальная власть. Они играли в демократию: они установили двухпартийную систему, но, поскольку обе партии были у них в кармане, их совершенно не заботило, за кого отдадут свои голоса избиратели. Бывало, они и сами ударялись в политику. Примеров тут — нет числа: через одного, начиная с Тафта и кончая такими миллионерами и мультимиллионерами, как Рузвельты, Кеннеди, Леман, Меллон, Гарриман, Рокфеллер.

Так было в прежние времена. Но с наступлением эры индустриального, как его называл Гэлбрейт, или постиндустриального, как его именовал Кан, общества положение изменилось. Корпорации достигли такой стадии развития, на которой никакой капиталист уже не мог претендовать на монопольное владение ими. Сейчас вы не найдете ничего похожего на «Форд» тех времен, когда там правил бал старый Генри. Произошла управленческая революция, и возникла должнократия. Ныне одному человеку, будь он хоть семи пядей во лбу, невозможно учесть все без исключения факторы, влияющие на принятие того или иного решения. Место одиночек заняли высококвалифицированные группы должнократов.

— О'кей, — кивнул Рекс, лишь бы что-нибудь сказать.

— Время единоличных владельцев прошло. Возьмем, например, семейство Рокфеллеров. В середине двадцатого века их доход в три раза превышал валовый национальный продукт Мексиканских Штатов. Однако уже в 1929 году Рокфеллерам принадлежало менее пятнадцати процентов акций компании «Стэндард Ойл» из Индианы. Этот факт вскрылся, когда они попытались заставить уйти в отставку председателя совета директоров компании полковника Роберта У.Стюарта.

Другими словами, уже тогда «Стэндард Ойл» была транснациональной корпорацией. Ее акции, как и акции многих других крупных компаний, принадлежали тысячам, десяткам, порой даже сотням тысяч людей во всем мире. Управление корпорациями перешло в руки должнократов.

Рекс Бадер поглядел на Луиса с Гарри. Охранники как будто с головой ушли в созерцание сидевшей на дереве белки. Он снова повернулся к своей собеседнице.

— Прошу прощения, мисс Анастасис, но все это известно даже такому неучу, как я.

Она кивнула, соглашаясь.

— Подводя итоги, мы можем сказать, что нашим миром правят транскоры, управляемые должнократами. На словах должнократы занимаются этим на благо акционеров, но на деле ими движут совсем иные побуждения. Ведь сегодня наибольшим почетом пользуются не те, у кого много денег, а те, кто занимает высокий пост в должнократии. Та же история и с выборами. Раньше один мультимиллионер мог определить политику штата, а группа их — политику государства. Теперь не то. Установилась система «доллар — голос», при которой один заработанный доллар засчитывается за один голос. Таким образом, человек, который зарабатывает пятьдесят тысяч псевдодолларов в год, имеет пятьдесят тысяч голосов. Но тот, кто получает в год пускай даже сотню миллионов в виде дивидендов, ренты и тому подобного, не имеет ни единого голоса.

— По-моему, этот закон вполне можно обойти, — заметил Рекс.

— Можно, но с осторожностью, — отозвалась мисс Анастасис. — Как бы то ни было, ныне тот, кто владеет средствами производства, не имеет ни престижа, ни реальной власти. Его оттеснили должнократы.

— Мне почему-то кажется, что мы дошли до сути дела.

— Да. Дело заключается в следующем. Не всем из нас, представителям старых деловых кругов, нравится наблюдать сложа руки за нынешним ходом событий. Если вам нужны примеры, вспомните Говарда Хьюза. Один из крупнейших промышленников, он до самого конца удерживал бразды правления в своих руках. На него работали эксперты, ученые, техники, но решения принимал он сам. А возьмите Фордов. Сын и внук старого Генри сами стали должнократами и занимают высокие управленческие посты.

— Нас? — вежливо переспросил Рекс.

— Да, мистер Бадер, нас. Контрольный пакет акций фирмы «Производство всякой всячины» принадлежит нескольким старым семействам. Мы абсолютно не заинтересованы в торжестве должнократии.

— О'кей, — сказал Рекс. — Вот теперь мы и в самом деле подошли к главному. Что вы от меня хотите?

Женщина кивнула.

— Транскоры, управляемые и направляемые должнократами, стремятся упрочить свое положение. Они мечтают о мировом господстве, которое распространялось бы и на территории Советского комплекса.

Рекс вопросительно поглядел на нее.

— Мы пока что все еще анализируем возможные последствия этого, но первой нашей мыслью было, что нам… старым семействам, это ни к чему.

— Понятно. И?..

Она глубоко вздохнула.

— Вы получили задание действовать в качестве связника между должнократами здесь, в США, и их предполагаемыми коллегами в Советском комплексе. Мистер Бадер, мы вам очень хорошо заплатим, если вы согласитесь делиться с нами информацией, предназначенной для ваших хозяев.

Он долго глядел на нее, не произнося ни слова, и наконец сказал:

— Тут есть одно маленькое «но», мисс Анастасис. Видите ли, я отказался от этой работы.

Она бросила на него испепеляющий взгляд.

— Я вам не верю!

Рекс встал.

— Мне очень жаль, но увы…

Губы мисс Анастасис плотно сжались: она явно была раздражена. Раскрыв сумочку, она достала шикарный видеофон, включила его и произнесла только одно слово:

— Питер!

Потом встала. Рекс не мог оторвать от нее глаз.

Через несколько секунд у скамейки остановился лимузин. Женщина не стала ждать, пока водитель откроет ей дверцу, а сама рывком распахнула ее и прыгнула внутрь. На Рекса она и не посмотрела. Он понял, что, будь это в ее власти, она с превеликим удовольствием пристрелила бы его на месте.

Лимузин отъехал. Бадер стоял, глядя ему вслед.

Голос за его спиной произнес:

— Рекс, ты немножко ошибся.

Он повернулся — и повалился навзничь от зверского удара в живот.

Кто-то, поддерживая его под руку, помог Бадеру встать на ноги. Его подташнивало, тело болело сразу во многих местах.

Голос произнес:

— Кажется, мы появились вовремя.

Ему ответил другой:

— Они собирались избить его. Что за мерзавцы!

Рекс застонал.

— Послушайте, помогите мне добраться до квартиры, а?

— Конечно-конечно. Эй, Таг, возьми его за другую руку.

Спотыкавшегося на каждом шагу Рекса выволокли из парка, перевели через улицу и внесли в подъезд жилого дома. Потом втащили в лифт, спустили на восьмой уровень и водворили в квартиру.

Его посадили в кресло. Один из спасателей остался стоять рядом, а другой направился к автобару.

— Может, вызвать врача? — спросил тот, что стоял у кресла.

— Я… да нет, не надо. Мне бы только отдышаться.

Колдовавший над баром мужчина вернулся со стаканом спиртного.

— Чистый ром, — сказал он, протягивая стакан Рексу.

Бадер выпил.

Потом поднял голову. Мужчины — примерно одного с ним возраста. Во внешности ничего необычного. Похожи на банковских клерков, но чем-то неуловимо отличаются от них.

Предлагавший Рексу ром сказал:

— Я Таг Дермотт, а это Джон Микофф.

Вдохнув так глубоко, что грудь пронзила боль. Рекс отозвался:

— Рекс Бадер. Спасибо, что выручили меня.

Потом прибавил:

— Откуда вы узнали, что я живу на восьмом уровне? Насколько мне помнится, я вам этого не говорил.

Мужчины переглянулись и промолчали.

— Мне почему-то кажется, что в парке вы появились вовсе не случайно, — продолжал Рекс.

— Верно, — признал Дермотт. — Вы попали в плохую компанию, Бадер. За что они на вас набросились?

— Будь я проклят, если знаю! Скорее всего потому, что их хозяйка осталась недовольна мной.

— А что ей было нужно?

— А кто вы такие?

В разговор нетерпеливо вмешался мужчина, которого его спутник представил как Джона Микоффа:

— Это успеется. Что ей было нужно?

— Она решила, что мне поручили работу, и захотела, чтобы я трудился и на нее в том числе. Когда я ей объяснил, что отказался, она мне не поверила.

— Я бы на ее месте тоже, — сказал Микофф, усаживаясь в кресло напротив Бадера. Дермотт последовал его примеру. Микофф производил впечатление довольно умного человека, тогда как в Дермотте было нечто тяжеловесное.

— Обычно София Анастасис добивается, чего хочет, — сказал Микофф.

— Вы ее знаете? — удивился Рекс.

— Слышал.

— Как понимать, что на ее месте вы бы тоже?

— Я бы тоже вам не поверил.

Рекс изумленно воззрился на него.

— То есть?

Джон Микофф протянул руку:

— Могу я взглянуть на ваш видеофон?

Слишком удивленный, чтобы спрашивать зачем. Рекс вытащил из внутреннего кармана пиджака видеофон с кредитной карточкой.

Микофф положил аппарат на телебустер и сказал:

— Будьте добры, сообщите размер счета.

Через несколько секунд механический голос произнес:

— Пять тысяч двести шестнадцать псевдодолларов четырнадцать центов.

Передавая обратно видеофон, Джон Микофф заметил сухо:

— Не слишком ли много для скромного получателя НПН, а, мистер Бадер?

Рекс ничего не понимал.

— Но… я… но на моем счету было лишь немногим больше двухсот долларов!

— До тех пор, пока кто-то не перевел на него пять тысяч, — пояснил Таг Дермотт. — Откровенно говоря, Бадер, это похоже на предварительный гонорар, и я уверен, что София Анастасис подумала то же самое.

— Но это неправда! — Рекс потер синяк на бедре и застонал. — Эта девушка…

— Девушка не совсем точное слово, — перебил Джон Микофф. — Из досье в Национальном банке данных явствует, что ей далеко за сорок. Но косметология достигла таких вершин, что любая женщина, имей она столько денег, сколько их у Софии Анастасис, до самой смерти будет выглядеть двадцатипятилетней.

— Ну, эта женщина, — ворчливо согласился Рекс. — Она сказала, что принадлежит к одному из старых семейств.

— Это она-то! — фыркнул Таг Дермотт. Видно было, что он еле сдерживается, чтобы не расхохотаться.

Рекс поглядел на него.

— Что тут смешного?

— Вы, верно, решили, что она имеет в виду Асторов, Карнеги или Ротшильдов? — хохотнул Джон Микофф.

Рекс нахмурился.

— Ах, старые семейства, старые семейства… — пробормотал Микофф. — Вы же частный детектив…

Рекс моргнул.

— …так неужели вам ничего не говорит это название — «Международное производство всякой всячины»?

— Ну почему, я слышал об этой фирме. Большие доходы.

— Насчет доходов верно подмечено. Однако обратите внимание: эта фирма тратит деньги не на рекламу, как другие, а на то, чтобы остаться в тени.

В разговор вступил Таг Дермотт:

— Бадер, мафия — или, если вам угодно. Коза Ностра — появилась в Штатах перед первой мировой войной. Правда, как следует она развернулась только после введения «сухого закона».[2] К тому времени, когда стало ясно, что эта затея никуда не годится, мафия уже крепко сидела в седле: она поставляла в страну спиртное, контролировала игорные притоны и публичные дома, занималась рэкетом и перепродажей наркотиков. Она отнюдь не пользовалась симпатиями общества благодаря таким громилам, как Аль Капоне.[3] Те из ее деятелей, кто был поумнее, поняли, что так дальше не пойдет. Счастливчику Лучиано первому из гангстеров удалось хоть к концу жизни, но приобрести мало-мальски благопристойный вид. Однако времена меняются. Второе поколение мафиози уже получило образование в престижных колледжах. Коза Ностра стала с большим почтением относиться к закону. Подпольные публичные дома остались только в тех штатах, где власти смотрели на это сквозь пальцы. Игорный бизнес сохранился в штатах вроде Невады, где азартные игры официально узаконены. Пивоварни получили правительственные лицензии, а спиртоводочные заводы превратились в акционерные компании с местом на нью-йоркской бирже. Кроме того, мафия начала проявлять повышенный интерес к курортам, ночным клубам, ресторанам, спорту и индустрии развлечений.

Это второе поколение мафиози. Третье же поколение, имея в жизни надежную опору, не предпринимает никаких незаконных действий, что означает: они нанимают самых мозговитых людей в стране, чтобы те советовали им, как обойти тот или иной закон. От прежней доброй старой мафии не осталось и следа; место громил заняли респектабельные банкиры, за спиной которых баснословное богатство.

— К примеру, Бадер, — вмешался Джон Микофф, — вам известно, кому принадлежат Багамы?

— Багамы?

— Хм-м. В прошлом существовали так называемые города греховодников — Танжер, Панама-Сити, Сингапур. Однако до страны греховодников тогда еще не додумались. Это заслуга наших с вами современников. «Международное производство всякой всячины» просто закупило на корню Багамские острова. Девяносто процентов всей собственности, территория, промышленность, отели, курорты, рестораны и, разумеется, правительство — все принадлежит этой фирме. По правде сказать, если в карманах водятся деньжата, я не знаю, чего такого нужно захотеть, чтобы на Багамах твое желание не удовлетворили, — причем безо всякого криминала. Проституция там узаконена, большая часть наркотиков, включая марихуану, узаконена, гомосексуализм узаконен и даже совращение малолетних там ничем не карается. Узаконены все и всяческие игры. Тамошние ночные клубы можно совершенно спокойно именовать борделями. Только давай деньги, и будь ты хоть трижды извращением, они там все равно смогут тебя удовлетворить! О, Багамы — это нечто!

В разговор снова вступил Таг Дермотт:

— И не только Багамы. К услугам тех, кто не желает ехать в такую даль или не переносит багамского климата, средиземноморский остров Мальта. Его тоже со всеми потрохами скупили наши приятели из «Всякой всячины», и законы там такие же, как на Багамах. Я вроде бы слышал, что подобную операцию собираются проделать и с островом Макао — это рядом с Гонконгом.

Рекс Бадер присвистнул.

— И с ними никто не справится?

— А как? — вопросом на вопрос ответил Микофф. — Законов они не нарушают. В Штатах они об этом и не помышляют. Где бы они ни действовали, они поступают согласно законам. Правда, на Багамах и на Мальте они сами эти законы и выдумали. Поймите, Бадер, чем крупнее преступление, тем меньше в нем от преступления. Нынешние преступники способны купить закон.

— Так вот почему мисс Анастасис не нужно всемирное правительство, — задумчиво произнес Рекс.

Брови его собеседников вопросительно поползли вверх.

— Зря я это сказал, — проговорил Рекс. — Пускай я отказался от работы, но все равно это нарушение доверия.

— Как сказать, Бадер, — заметил Микофф.

— Я не имел в виду доверие мисс Анастасис.

— Мы знаем, что вы имели в виду, Бадер.

Рекс поглядел на своих визави.

— Ну что ж. Пора заняться и нашими делами. Вам, как я погляжу, столько обо мне известно…

Микофф и Дермотт одновременно встали.

Джон Микофф сказал:

— Мы уполномочены передать, что завтра в десять утра вас будет ждать в своем кабинете в Октагоне Джон Кулидж.

— Джон Кулидж!

Дермотт кивнул:

— Именно так. Директор Всеамериканского бюро расследований.

3

В ту ночь Рекс Бадер спал плохо.

Дермотт и Микофф отказались что-либо пояснить.

Утром Рекса будет ждать в своем кабинете легендарный Джон Кулидж. Но зачем? По какому поводу?

На него нападают гангстеры, те самые мафиози, о которых он много читал, но в которых никогда до конца не верил. В самом факте существования подобной организации было нечто неправдоподобное. Ему предложили работу, скажем прямо, чрезвычайно выгодную, и не кто-нибудь, а человек, который явно занимает высокое положение среди американских должнократов. Почему? Кто-то, скорее всего Уэстли, переводит на его счет пять тысяч псевдодолларов. Опять-таки, зачем? Такая сумма перекрывает, и с лихвой, годовой заработок скромного частного детектива.

Ближе к рассвету Рекс задремал, но ненадолго. Синяки — следы профессиональных ударов Гарри и Луиса — зудели и свербели. Не помогли и те два или три стаканчика виски, которые он пропустил накануне вечером, расставшись с Дермоттом и Микоффом.

И вот в этом полубредовом состоянии ему в голову пришла интересная мысль.

Вообще-то Рекс Бадер не разделял расхожего мнения, будто во сне человека озаряют оригинальные, творческие идеи. Те мысли, которые во сне представляются грандиозными, на поверку при пробуждении непременно оказываются самыми заурядными. Однако в полудреме, в этом умиротворенном, покойном состоянии, когда мозг лениво решает, пора ли полностью просыпаться навстречу заботам грядущего дня или лучше вернуться обратно в тенеты сна, вполне возможно получить некий намек, который впоследствии преобразуется в действительно удачную мысль.

Рекс рывком сел и невидящим взглядом уставился на спинку кровати.

Потом встал, подтянул пижамные брюки — свое единственное и неизменное ночное одеяние, провел языком по губам в тщетной попытке избавиться от горького привкуса виски во рту и направился к телебустеру.

Зевая и почесываясь, он ввел запрос. Немного поразмыслив, сузил область поиска. Получив перечень ста крупнейших мировых корпораций, он затребовал список их высших должностных лиц, а затем — краткие биографии этих самых лиц с приложением фотоснимков.

И нашел Уэстли.

Его звали совсем не — вернее, не совсем — Уэстли.

Его звали Фрэнсис Уэстли Роже, и он был председателем совета директоров Международной корпорации средств связи. Главная контора этой фирмы находилась в Швейцарии, а филиалы были разбросаны по всему свету.

Рекс на мгновение прикрыл глаза: мысль, что он отверг работу, которую ему предлагал один из заправил мирового бизнеса, была нестерпимой. Пять тысяч псевдодолларов за несколько часов времени так называемого частного детектива, живущего на грани бедности! Если человек бросается такими суммами по пустякам, то…

Но тем не менее Темпл Норман был прав. Фрэнсис У.Роже не принадлежал к числу богатейших людей в мире. Без сомнения, он обладал властью и имел значительное влияние на деловые и правительственные круги, но, подобно миллионам других людей, работал по найму за зарплату.

Когда появились спутники связи и перестали быть чисто теоретической возможностью карманные видеофоны. Международная корпорация средств связи, или, как ее сокращенно называли, МСС, обошла по совокупной ежегодной прибыли даже Объединенную корпорацию автомобильных заводов. Ныне любой человек мог практически мгновенно связаться откуда угодно с кем угодно. По крайней мере так обстояло дело в постиндустриальных государствах Запада и в Советском комплексе. В отсталых странах Азии, Африки и Латинской Америки карманные видеофоны оставались пока привилегией образованных слоев общества. В Соединенных же Штатах не иметь при себе видеофон считалось мелким преступлением, ибо через этот аппарат федеральное правительство вступало в контакт с гражданами.

Из любопытства Рекс затребовал список фамилий всех должнократов МСС. Да, вот он, в самом низу, но именуется вице-президентом и специальным помощником председателя совета директоров. Темпл Норман.

Норман, Норман… Рекс Бадер задумался. Набрал код библиотеки, ввел фамилию автора — Густавус Майерс — и название книги — «История удач великих американских семейств», последнее, пересмотренное, издание. Клан Норманов, первые сведения о котором относились ко временам так называемых грабительствующих баронов американского бизнеса, изначально был связан с железными дорогами и средствами связи. Что ж, теперь, когда появились автоматизированные подземные скоростные шоссе, о железных дорогах никто и не вспоминает. А вот что касается средств связи, то тут Норманы по-прежнему на коне. Ага, и Темпл Норман упоминается: пра-какой-то там правнук Жюля Нормана, положившего начало семейному богатству в годы гражданской войны.

Ладно, хватит с нас Фрэнсиса У.Роже и Темпла Нормана. И вообще хватит.

Рекс Бадер прошел в ванную, намазал щеки и подбородок депилятором, постоял немного и стер крем с лица махровым полотенцем, которое затем выбросил в мусоропровод. Проделывая все эти процедуры, он размышлял о сущности растительности на лице. Что-то в этом такое есть… Мужчины издавна носят бороды, поэтому кожа восстает против каждодневного удаления волос. Но куда деваться? Вот если бы бороды снова вошли в моду…

Ну и что? — спросил он себя. Где это ты видел частного детектива с бородой?

Рекс встал под душ. Сначала теплая вода, потом горячая, потом прохладная и, наконец, такая холодная, что он с визгом выскочил из кабинки. Автоматически включилась сушка. Обсохнув, Бадер направился в спальню одеваться.

Он мрачно поглядел на свой костюм, купленный лишь неделю назад. Черт побери, у него ведь есть теперь пять тысяч псевдодолларов! Схватив в охапку костюм, рубашку и белье. Рекс бросился в ванную и затолкал одежду в мусоропровод. Вернувшись в комнату, он через компьютер заказал себе новый костюм из супермаркета, расположенного где-то в недрах здания.

Кончив одеваться, он прошел на кухню, сел за стол и набрал на клавиатуре свой обычный заказ: стакан грейпфрутового сока, сваренное всмятку яйцо, кофе и тост. Все это ему доставил транспортер по специальному трубопроводу из ресторана-автомата, находящегося несколькими уровнями ниже.

За едой он думал о том, почему можно каждое утро в году употреблять в пищу одни и те же продукты и все-таки не уставать от них. Ведь если человека кормить на обед только китовой тушенкой, он взвоет уже на четвертый, если не на третий день. А вот завтрак — совсем другое дело.

Позавтракав, Рекс отправил посуду вслед за старым костюмом.

Справившись у компьютера о времени, он решил, что пора трогаться в путь. До Большого Вашингтона как-никак пятьсот с лишним километров, да и по коридорам Октагона наверняка придется поплутать.

Подумать только — Джон Кулидж! Человек из легенды! Насколько Рекс помнил, даже в его детские годы Кулидж уже был директором ВБР, Всеамериканского бюро расследований — организации, которая объединила под одной вывеской все полицейские и разведывательные службы Соединенных Штатов.

Чтобы добраться до станции метро, Бадеру пришлось спуститься еще на два уровня. Там он сел в мини-поезд, который доставил его на центральный городской вокзал, откуда отправлялись в Большой Вашингтон двадцатиместные экспрессы. Они развивали скорость до шестисот километров в час, и не похоже было, что это предел.

Скоро придется устанавливать амортизационные кресла, подумал Рекс, а то того и гляди расплющит.

На вокзале Большого Вашингтона он почти сразу натолкнулся на мини-поезд до Октагона.

Едва Рекс сел в кабину, раздался звонок его видеофона. Он вынул аппарат из кармана. Механический голос произнес:

— Сообщите, пожалуйста, куда вы направляетесь?

— Меня ожидает Джон Кулидж, директор ВБР, — отозвался Рекс.

— Минуточку. Подтверждено.

Рекс пожал плечами и поудобнее устроился в кресле. Вечные октагоновские игры в шпионов! У них тут все под контролем: едва он сунул свой видеофон в монетный паз на стенке купе, компьютер тут же определил, кто он такой, по номеру кредитной карточки.

Мини-поезд остановился. Рекс вышел на перрон и огляделся. Потом решительным шагом направился к автоматической конторке со множеством опознавательных экранов.

Остановившись перед одним из них, он сказал:

— Рекс Бадер. К Джону Кулиджу. Мне назначено на десять часов.

— Подождите.

Через пару минут подкатил небольшой двухместный флоатер. Из установленного на нем динамика раздался голос:

— Прошу, мистер Бадер.

Рекс уселся в кресло. Машина тронулась. Бадер никогда раньше не был на территории комплекса ВБР, но ее так часто показывали во всяких фильмах, что он чувствовал себя как дома.

Расстояние от вокзала, на который привез его мини-поезд, до штаб-квартиры ВБР составляло всего несколько километров. Они миновали ряд второстепенных офисов, потом флоатер въехал в лифт, который тут же пошел вверх. Наконец машина остановилась у ничем не примечательной двери. Та откатилась в сторону, открывая комнату, всю обстановку которой составлял один-единственный письменный стол.

Сидевший за столом Таг Дермотт поднял голову:

— Привет, Бадер! Минута в минуту.

Выйдя из-за стола, он протянул руку для рукопожатия.

Флоатер развернулся и покатил обратно.

— О'кей, — сказал Рекс. — Что дальше?

— Шеф ждет вас. Пошли.

Подойдя к двери в дальнем конце комнаты, он встал перед экраном.

— Бадер и Дермотт, — сказал он. Дверь незамедлительно распахнулась.

Офис Джона Кулиджа был обставлен со спартанской простотой. Рексу не раз доводилось видеть передачи, в которых директор ВБР по-отечески беседовал с гражданами Соединенных Штатов по разным поводам, и потому этот кабинет был ему довольно хорошо знаком. Обычно Кулидж вещал об угрозе миру и спокойствию американских граждан со стороны советских и китайских шпионов. Эту карту ВБР разыгрывало с незапамятных времен. Однако Рекс был убежден в том, что как Советы шпионят за Западом, так и Запад шпионит за Советами, и что вообще все это — ерунда на постном масле.

Хотя о существовании человека по имени Джон Кулидж Рекс знал вот уже добрых тридцать лет, его слегка удивило, что директор ВБР выглядит таким пожилым. Очевидно, стараниями гримеров ему во всех передачах удавалось скинуть десяток-другой лет. На самом же деле, как только что понял Рекс, Кулиджу не меньше семидесяти пяти.

Шеф ВБР сидел за большим столом, на котором не было ничего, кроме нескольких видеофонов. Плотного сложения, он чем-то — скорее всего крупным, резко очерченным ртом — напоминал Джорджа Вашингтона. По его виду сразу можно было сказать, что это человек, который привык повелевать.

Помимо него в кабинете находились еще трое. Двоим из них было лет под шестьдесят или около того, третий же, куда более молодой, сначала произвел на Рекса впечатление великосветского шалопая.

Таг Дермотт сказал:

— Мистер Рекс Бадер, сэр.

Кулидж кивнул.

— Мистер Бадер, джентльмены. Сенатор Хукер, адмирал Уэстовер.

Шалопая он представить не потрудился.

— К вашим услугам, — произнес Рекс, коротко поклонившись каждому в отдельности.

Сенатор Хукер был ему смутно знаком. Опытный профессиональный политик, прямой и несколько грубоватый, старик славился своим умением всегда выходить сухим даже из самой мутной воды. Ультраконсерватор, он первым вскакивал с места, готовый громко и решительно протестовать против, скажем, увеличения размера негативного подоходного налога или отчисления на эти нужды дополнительных сумм из госбюджета или со счетов корпораций. А еще он не хуже Джона Кулиджа плел небылицы о коммунистическом заговоре.

Об адмирале Рекс никогда раньше не слыхал. Хотя Уэстовер сменил мундир на штатское платье, в нем с первого взгляда можно было распознать моряка. Прищурясь, словно стоял на мостике и в лицо ему задувал свежий морской бриз, он оглядел Рекса с ног до головы. Ему было лет шестьдесят, быть может, чуть больше, но по своим физическим кондициям он вряд ли чем уступал Бадеру.

Кулидж сказал:

— Пока что все, Дермотт. Садитесь, мистер Бадер. Мне однажды, много лет назад, довелось побеседовать с вашим отцом профессором.

— Да? — спросил Рекс, садясь на указанный стул. Таг Дермотт вышел из комнаты.

Кулидж кивнул; лицо его ничего не выражало.

— Это было на банкете, устроенном, как тогда говорили, мыслительным центром. Тогдашний президент только-только закончил формирование кабинета, и это дело решено было отпраздновать. Я председательствовал за столом.

Рекс никак не мог понять, к чему он клонит.

— Помню, когда мы уселись с сигарами и портвейном, ваш отец обронил одну фразу. Он сказал: «Когда дело доходит до политики, я начинаю клониться влево, особенно после стаканчика портвейна».

Рекс поглядел на шефа ВБР. Какую же надо иметь память, чтобы столько лет помнить одну пустяковую фразу!

Кулидж сказал:

— Вы левый, мистер Бадер?

Рекс фыркнул:

— Нет, и про отца могу сказать то же самое. К сожалению, он иногда любил блеснуть остроумием.

Собеседники выжидательно смотрели на него. Рекс откашлялся.

— Я всегда считал этот термин неудачным. Если мне не изменяет память, его стали употреблять во время Французской революции, когда в Национальном собрании радикалы усаживались слева от председателя, а консерваторы справа. Русские большевики унаследовали это название; они-то скорее всего и были левыми в том смысле, в котором вы употребили это слово. Но умеренные либералы были еще левее, а за ними — всякие социалисты разных мастей. Потом Советы решили, что они в центре, а левее их маоисты и кубинцы Кастро. У нас здесь, в Штатах, почему-то считается, что демократы левее республиканцев. Но ведь это полная ерунда, ибо где найдешь республику консервативнее, чем демократы из южных штатов? А взять саму республиканскую партию. У них там есть либералы, которые именуют себя левыми. И кого мы среди них видим? Нелсона Рокфеллера, гордость богатейшей в стране семьи!

— Так что, — подвел черту Рекс, — термин этот не имеет смысла.

Молодой человек, которого Кулидж не представил, громко фыркнул, но сенатор Хукер воинственно надул щеки.

— Какая же партия ваша, Бадер? — требовательно спросил он.

— Никакая, — отозвался Рекс.

Сенатор, судя по тону, начал потихоньку раздражаться:

— Но вы голосуете?

— Нет. Я не испытываю к политике ни малейшего интереса. Я давно уже пришел к выводу, что в этой стране больше чем за полвека не было ни одних не подтасованных выборов.

— Что? — рявкнул Кулидж. — Вы соображаете, что говорите? Это у нас-то, в Соединенных Штатах?

Рекс покачал головой. Он не понимал, ни что им от него нужно, ни почему разговор свернул на эту тему, но это была их затея, так что пусть все идет, как идет.

Он отрицательно помахал рукой.

— Я вовсе не имел в виду, что выборы фальсифицировались теми методами, которые так часто применялись в прошлом, — Он вынул из кармана свой видеофон с кредитной карточкой и показал слушателям. — В чем заключается одно из преимуществ такого аппарата? Это не просто видеофон — в него встроена моя кредитная карточка. Кроме того, это мой личный номер, который обеспечивает мне доступ к Национальному банку данных. И это моя кабина для голосования. Мне даже не пришлось регистрироваться, когда я достиг совершеннолетия: компьютеры сделали это автоматически. Участвуя в выборах, я голосую с помощью этого аппарата, и компьютеры присоединяют мой голос ко всем другим. И о мошенничестве не может быть и речи. Все честно: один голос за один заработанный доллар.

— Что же вы тогда нам тут пудрите мозги, молодой человек? — спросил адмирал.

Рекс поглядел на него.

— Подтасовка происходит еще до начала голосования. Власть имущие, то есть должнократы и бюрократы, решают, кого выдвинуть кандидатами. Это всегда люди из их рядов. Так что практически без разницы, за кого я голосую: получается все одно и то же. Предположим, я захочу стать президентом Соединенных Штатов. Что мне придется для этого сделать?

— Надо, чтобы вас выдвинула та или другая партия, — сказал Кулидж.

— Допустим. И какие же у меня шансы при нашем сегодняшнем раскладе — один голос за один заработанный доллар? Живу я на НПН. Но даже зарабатывай я прилично, у меня все равно будет слишком мало голосов по сравнению, скажем, с вами.

Кулидж буркнул что-то неразборчивое, потом проговорил:

— Не будем переходить на личности.

Он бросил взгляд на экран одного из своих видеофонов.

— Оставив в стороне ваше нынешнее финансовое положение, мы, кажется, смело можем утверждать, что вы всеми силами стараетесь изменить свой теперешний статус.

Так, подумал Рекс, еще один рылся в моем досье. Ну да ладно, Кулидж хоть официально имеет на это право. Вслух он своих мыслей высказывать не стал.

Кулидж между тем продолжал:

— Бадер, вполне возможно, что политико-экономическая ситуация в Соединенных Штатах кажется неопытному глазу куда как прочной. Однако должен вам сказать, что имеются, назовем их так, поползновения, угрожающие катастрофой всему, что было достигнуто на пути к прогрессу за последние несколько десятилетий. Вы, будучи сыном профессора Бадера, очевидно, знакомы с термином «классовая борьба»?

— Как его понимали Маркс и Энгельс?

— Если хотите. Раньше речь шла о конфликтах между рабом и рабовладельцем, между крепостным крестьянином и феодалом, между феодалом и зарождающимся средним сословием. При классическом капитализме пролетариат вел классовую борьбу с буржуазией. Но в эпоху должнократии, Бадер, все обстоит не так просто.

Рекс ждал продолжения. Пока что он по-прежнему не имел ни малейшего представления, что они все от него хотят.

Кулидж сказал:

— При переходе к постиндустриальному обществу так называемый пролетариат, в старом смысле этого слова, исчезает, Бадер, исчезает почти полностью. Автоматизация — ультраматизация, как теперь модно говорить, практически устранила со сцены «голубые воротнички». Уже вскоре после второй мировой войны «белые воротнички» сначала догнали «голубых», а потом оставили их по своему количеству далеко за спиной. Такие профессии, как шахтер, рыбак, охотник, лесоруб, крестьянин, устарели. Все первичные, добывающие, и вторичные, перерабатывающие, отрасли промышленности были автоматизированы. Всю же ручную работу, которая там осталась, выполняют ныне не пролетарии с грязными ладонями, а ученые, инженеры, техники — короче говоря, должнократы. Им хорошо платят, они интеллигентны, зависимы — и социально безопасны.

Если же говорить о классовой борьбе между рабочим классом и классом владельцев, то я, Бадер, скажу вам следующее: вот уже двадцать лет, как ни в одной из ста крупнейших корпораций страны не было ни единой забастовки, и не похоже на то, что в ближайшие двадцать лет хоть одна да произойдет.

В обществе ныне доминируют профессии, так сказать, третьей и даже четвертой руки. Первые связаны с обслуживанием перерабатывающих и добывающих отраслей, вторые — с обслуживанием первых. Сегодня, Бадер, нет профессий важнее, ибо это — управление государством, во всех смыслах, обучение и так далее, включая сюда благотворительные частные организации.

— О'кей, — согласился Рекс. — Значит, классовая борьба нам больше не угрожает.

— Я этого не утверждал, — заметил Кулидж.

Рекс взглянул на него.

— Просто структура нашего общества стала теперь иной. Новой. Прогрессивные технологии, применяемые повсеместно в нашем компьютеризованном мире, заставили многих и многих бывших пролетариев уйти с работы и сесть на негативный подоходный налог. Нынче борются не за укороченный рабочий день, повышение зарплаты или дополнительные льготы. Все, за что сегодня сражается обычный средний гражданин — вернее, не сражается, а выпрашивает, — это большая сумма НПН.

Глава полицейского департамента позволил себе слегка усмехнуться.

Рекс посмотрел на сенатора, на адмирала, на не представленного великосветского шалопая, в выражении лица которого вдруг проступило нечто волчье. Вне всякого сомнения, они согласны со словами Джона Кулиджа. Рекс снова перевел взгляд на директора ВБР.

Тот продолжал:

— На сегодняшний день в конфликте участвуют три основные общественные группы — можно, если хотите, назвать их классами. Быть может, этот конфликт не на поверхности, но он существует, Бадер, он существует. И угрожает нашему образу жизни.

У Рекса возникло ощущение, что они все ближе и ближе подбираются к сути дела, однако он все еще не представлял себе, что же это может быть.

Кулидж принялся загибать пальцы:

— Во-первых, мы имеем должнократов, которых некогда называли управленческим классом, которые просто необходимы для существования нашей нынешней социально-экономической системы. Во-вторых, мы имеем класс владельцев, который, хотя в его руках находятся в основном акции наших основных корпораций, наших транскоров, уже не в силах напрямую управлять компаниями и фирмами. В-третьих, мы имеем государственных служащих вроде меня и других здесь присутствующих. Как по-вашему, Бадер, кто сегодня в мире является крупнейшим работодателем?

Рекс пожал плечами.

— Наверно, Международная корпорация средств связи. А если не она, то какой-нибудь другой транскор.

Кулидж покачал головой.

— Нет. Крупнейшим в мире работодателем является либо правительство Соединенных Штатов, либо правительство Советского комплекса. Точнее сказать не могу, потому что не знаю сам. Подобная ситуация начала складываться, если мне не изменяет память, во время президентства Рузвельта. Казалось бы, после второй мировой войны все должно было стать по-прежнему, но этого не произошло. Через двадцать лет после окончания войны число государственных служащих без учета учителей и военных составляло десять миллионов человек. С передачей же в ведение федерального правительства всех вопросов пенсионного обеспечения, страхования, социальной безопасности и с установлением гарантированной ежегодной зарплаты — негативного подоходного налога — количество таких людей еще больше увеличилось.

Да, уж кому-кому, а Рексу это было прекрасно известно.

— Наша система работает, Бадер. Никогда еще столь многие не имели столь многого. Никогда еще общество не ощущало себя в такой безопасности. Здесь интересы должнократии и федерального правительства пересекаются. В этом заинтересованы акционеры наших крупнейших корпораций. Они и сами трудятся, кто на должнократию, кто на правительство, вернее, сотрудничают с ними. Но за этим внешним благополучием, Бадер, скрывается серьезный конфликт. Именно из-за этого мы вас сюда и пригласили.

Ну что ж, это уже лучше. Рекс моргнул.

— Что вы имеете в виду?

— Отдельные элементы среди должнократов не видят особой пользы в сохранении статуса акционера. Они считают, что это только мешает делу.

— Проклятые бунтовщики, — прошипел сенатор.

— Другие же убеждены в том, что нынешняя форма правления устарела, и хотят распространить влияние должнократов даже на такие области, как образование, почта и управление автоматическими сверхскоростными шоссе.

— Понятно, — кивнул Рекс.

Кулидж подался вперед и взглянул на Рекса в упор:

— Бадер, вы получили от группки этих экстремистов задание проникнуть на территорию Советского комплекса и связаться с их тамошними коллегами. Эта попытка обречена на провал. Наша великая нация будет существовать и далее и не соблазнится утопическими бреднями о грядущем якобы миропорядке. Однако наш долг — следить за Фрэнсисом Роже и его подручными. Они стремятся нарушить равновесие, в котором пребывает общество. Остановить их — наш патриотический долг.

— Слушайте, слушайте! — воскликнул сенатор Хукер.

Адмирал кивнул в знак одобрения.

— Боже, опять все снова! — пробормотал Рекс.

— Что-что? — переспросил Кулидж.

— Ничего. Если я правильно понял, вы хотите, чтобы я сообщил вам обо всех контактах, которые смогу установить в Советском комплексе?

— Именно так. Это ваш патриотический долг. Разумеется, вы получите соответствующее вознаграждение. Не упустите свой шанс, мой мальчик.

Рекс затряс головой.

— Никакой я не ваш. Мне как будто никто не верит, но поймите же наконец: я отказался от этой работы и не собираюсь менять своего решения!

Глаза всех присутствующих обратились к нему.

Шалопай хохотнул.

— Что это должно означать? — холодно поинтересовался сенатор.

— То самое. Мне предложили работу. Я отказался. Я ведь не знаю ни слова по-русски. Посмотрите же — ну какой из меня шпион?!

Джон Кулидж равнодушно поглядел на экран одного из видеофонов.

— Послушайте, Бадер. По сведениям компьютеров Национального банка данных на ваш счет поступили из фонда непредвиденных расходов Фрэнсиса У.Роже, председателя совета директоров МСС, пять тысяч псевдодолларов. Не могли бы вы мне объяснить, за какие такие заслуги?

Рекс откашлялся.

— Быть может, чтобы произвести на меня впечатление. Чтобы продемонстрировать бедняку, как это выгодно — рисковать своей шеей ради доброй старой МСС. Ну что ж, я проникся. Если они считают, что купили меня за эту сумму, — пусть их. Моя совесть чиста. Я, впечатленный, оставляю себе деньги, но по-прежнему не собираюсь соглашаться на эту самоубийственную работу.

До сих пор не представленный и до сих пор молчавший шалопай вдруг вмешался в разговор:

— Не такая уж она самоубийственная, мистер Бадер.

Рекс поглядел на него.

— А вы что за птица? Шея-то моя, и рисковать ею буду я, а не вы!

Джон Кулидж сказал прежним спокойным голосом:

— Бадер, позвольте вам представить полковника Илью Симонова, главу резидентуры КГБ в Большом Вашингтоне.

Если бы полковник оказался марсианином. Рекс, наверно, изумился бы меньше.

— КГБ, — пролепетал он. — Советская контрразведка!

Советский полковник весело пояснил:

— Сначала мы назывались Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Но с тех пор наши обязанности немножко расширились.

Рекс перевел полный изумления взгляд на директора ВБР:

— Но ведь тогда получается, что он — главный советский шпион!

Кулидж кивнул:

— Совершенно верно.

— Но… почему же вы его не арестуете?

— Вероятно, по тем же причинам, по которым русские не арестовывают нашего агента в Москве.

Адмирал кисло рассмеялся. Сенатор, по-видимому, пребывал в полном смятении чувств.

Кулидж сказал:

— Понимаете, Бадер, нынешняя ситуация в контрразведке куда сложнее, чем это представляют себе непосвященные. Положим, я арестую полковника. Это, разумеется, повлечет за собой незамедлительный арест нашего человека в Москве. Затем Советы пришлют сюда другого. Нам потребуются месяцы, если не годы, чтобы выявить его. Помните майора Абеля? Его имя гремело несколько десятилетий назад. А так — мы в разумных пределах следим за полковником Симоновым здесь, а они — за нашим резидентом там. Если надо будет заметать следы, мы произведем арест, они произведут арест. Потом обменяем агентов — баш на баш — и начнем все сначала.

Рекс продолжал недоверчиво глядеть на него.

— Существуют и другие преимущества подобного состояния дел. Например, мы можем снабжать друг друга информацией по Китаю и по другим странам. Или, как в этом случае, помогать друг другу.

Бадер поглядел на полковника Симонова, на Джона Кулиджа, потом снова на полковника.

— В каком таком «этом случае»?

— Полковник Симонов представляет те круги советского общества, которые заинтересованы в нарушении сегодняшнего мирового баланса не больше, чем мы с адмиралом и сенатором. Вполне возможно, что если Фрэнсису Роже и другим должнократам удастся осуществить свою затею и создать всемирное правительство, опирающееся на транснациональные корпорации, то такие люди, как полковник, могут вдруг оказаться не у дел. Ведь если правительство всемирное, то какая ему польза от разведчиков в той или иной стране?

Рекс неторопливо поднялся.

— И вы ведь тоже лишитесь тогда своего могущества, не правда ли, мистер Кулидж? — спросил он тихо. — И вы, сенатор, — ибо кто знает, какими будут правительства отдельных стран, вошедших во всемирный союз? И вы, адмирал, — ибо зачем объединенному миру вооруженные силы?

Он посмотрел на полковника Илью Симонова:

— Значит, вы позволите мне проникнуть на территорию Советского комплекса и установить контакт с должнократами, или как там они у вас называются, недовольными существующей системой. А потом, разумеется, я должен буду передать их в руки КГБ.

— Наше правительство будет вам чрезвычайно признательно, мистер Бадер. Советский комплекс уже давно отнюдь не государство неимущих.

— Верю, — согласился Рекс угрюмо. — Однако благодарю за честь. Чем больше я об этом слышу, тем сильнее боюсь. Так что извините меня, джентльмены, но…

Он резко повернулся и шагнул к двери.

Выведенный из себя Кулидж бросил ему вслед:

— Учтите, Бадер, вы об этом еще пожалеете!

Рекс ответил, не поворачивая головы:

— Знаю. К сожалению, мистер Кулидж, из огурца не сделаешь помидор. Вы можете только отобрать у меня лицензию. Но я ведь и так живу на НПН. Так что мне нечего терять.

По дороге домой он снова и снова принимался размышлять над сложившимся положением. Все как сговорились: сулят золотые горы, лишь бы он взялся за эту работу. Что же, на нем свет клином сошелся, что ли? Чистейшей воды самоубийство. Ладно бы ему предлагали работать на две стороны, а то ведь на целых четыре!

Роже с подручными желает установить связь с должнократами в Советском комплексе и оставить не у дел советское и американское правительства. София Анастасис требует предать Роже и сообщать обо всем ей, чтобы она могла решать, как поступать дальше. Кулидж и иже с ним хотят, чтобы он сотрудничал с Советами в предательстве всех и вся.

Нет уж, спасибо!

Пылая праведным гневом, он решил добраться до Нью-Принстона, псевдогорода, в котором находился его жилой небоскреб, на индивидуальном электропаровом лимузине. Это обойдется гораздо дороже, чем если сесть на общественный поезд, но он устал от пересадок… и потом — надо же куда-то девать деньги.

Приехав на место, он не пошел домой, а направился в свой любимый бар-автомат на десятом подземном уровне. Над землей были заведения и пошикарнее, но они оставались пока недоступными Рексу из-за своей дороговизны.

Народу в баре почти не было. Трое или четверо посетителей расположились перед экраном телевизора, занимавшим один угол помещения.

Рекс забился в уголок, подальше от грохочущего экрана, и заказал себе синтетический ямайский ром с колой. Почти сразу в центре стола появился поднятый транспортером стакан с охлажденным напитком. Рекс мрачно взял его в руку.

Интересно, подумал он, сколько было бы у меня денег, согласись я принять все предложения: Роже, Софии Анастасис, Кулиджа и полковника Симонова? Наверняка хватило бы по гроб жизни. То, что для него, Рекса Бадера, громадная сумма, для них — раз плюнуть. Всего лишь раз.

Он выбранился про себя.

На стул рядом с ним опустился какой-то человек.

Рекс нахмурился. Он поглядел на пришельца: открытое добродушное лицо, лет где-нибудь тридцать пять, одет примерно так же, как Рекс, — то есть как тот, кто живет на НПН или на самую маленькую зарплату, — светловолос, голубоглаз, чем-то смахивает на скандинава.

Принесла его нелегкая!

— Бар совсем пустой, — буркнул Рекс. — Вон сколько свободных столиков.

Вместо ответа незнакомец протянул ему полоску бумаги, потом показал пальцем вниз. Рекс опустил взгляд: ему в живот смотрело дуло вороненого автоматического пистолета.

Рекс моргнул. За всю его жизнь еще ни разу никто не целился из пистолета ему в живот. И он чувствовал, что не особенно огорчился бы, так и не познав этого ощущения до конца своих дней.

Он посмотрел на записку. На ней было напечатано следующее:

«НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЕ! ДАЙТЕ МНЕ ВАШ ВИДЕОФОН!»

Незнакомец чуть шевельнул пистолетом; лицо его оставалось холодным и непроницаемым.

Рекс вынул из кармана видеофон и толкнул его через стол бандиту.

Тот взял аппарат и, не сводя глаз с Рекса, перебросил его другому посетителю бара, расположившемуся за соседним столиком. Бадер только что его заметил.

Этот другой поймал видеофон, сунул его в объемистый портфель, встал и направился в мужской туалет.

4

— Никто не имеет права лишать гражданина его карманного видеофона, — заявил Рекс.

— Кто же с этим спорит? — весело отозвался его новый знакомый.

Он показал Рексу свой пистолет. Это была детская игрушка.

— Черт побери! — возмутился Рекс. — Что вообще происходит? Куда пошел этот тип с моим видеофоном?

Он привстал было, но необычный бандит положил руку ему на плечо.

— Он только унес его на безопасное расстояние. Вы получите свой аппарат обратно, как только захотите.

— Уже хочу! — рявкнул Рекс. — Что это еще за разговор насчет безопасного расстояния?

— Вас подслушивали, Бадер.

Рекс оторопел. На какое-то мгновение он словно превратился в статую.

— Чего-чего?

— Кулидж установил за вами беспрерывную слежку. Вы что, не знаете: любой карманный видеофон может быть использован в качестве подслушивающего устройства. Оно записывает все ваши слова. Причем оно связано с компьютером, который работает методом ключевых слов. А ключевые слова такие: преступление, заговор, радикал, демонстрация, оружие, бой, подполье, революция и тому подобное. Если в разговоре попадаются такие слова, компьютер немедленно извещает прикрепленного к вам агента, и тот прослушивает всю беседу заново. Так что вот так. И записываются не только ваши слова, но и слова всех тех, кто находится от вас на расстоянии до двадцати футов.

Рекс вообще где-то слышал, что такое возможно, но никогда не предполагал столкнуться с этим в реальной жизни. Он истово верил в гражданские права и свободы и считал, что подобные меры применяются лишь для слежки за настоящими преступниками.

Он тяжело опустился на стул.

— Но зачем?

— Вероятно потому, что вы отвергли его предложение. Я горжусь вами, Бадер.

— Вы мной гордитесь? А кто вы такой? Что происходит?

— Если не возражаете, давайте пройдем ко мне в квартиру, и там я все вам объясню. У меня есть кое-какие основания сомневаться, что вам известно то, о чем знаю я.

— Я не хочу ничего знать! Все, чего я хочу, — спрыгнуть с этой чертовой карусели!

— Не выйдет, Бадер, — рассмеялся собеседник. — Слишком уж быстро она вертится.

Рекс свирепо поглядел на него.

— Кто вы такой?

— Зовите меня Дэйвом. — Он встал. — Идете?

И не дожидаясь ответа, направился к выходу.

Ну и пусть уматывает, подумал Рекс. Но нет, нельзя, надо выяснить в чем тут, черт побери, дело.

Бранясь сквозь зубы, он последовал за Дэйвом.

Так они дошли до вокзала. Дэйв вызвал двухместную машину. Они уселись, Дэйв набрал код места назначения и вставил свой видеофон-кредитку в монетный паз.

Рекс вдруг одним движением выхватил аппарат у него из рук. Его спутник и не думал сопротивляться, только пожал плечами. Рекс посмотрел на именную табличку.

Там значилось: Дэйв Циммерман.

— Я же сказал, что меня зовут Дэйв, — заметил Циммерман мягко.

— Где мой видеофон? — спросил Рекс, отдавая аппарат обратно.

— Джим едет за нами вместе с ним, — пояснил Циммерман. — Вы получите его, как только пожелаете. Но учтите, что он прослушивается.

— А откуда вы знаете, может, с вашим та же история?

— Знаю.

— Ну да ладно. По крайней мере, хоть какая-то разница. И лимузина с шофером нет.

— Чего нет?

— Да так, ерунда, — Рекс замолчал.

Дорога заняла около пятнадцати минут. Здание было очень похоже на тот небоскреб, в котором обитал Рекс. Он записал название улицы и дома. Циммерман никак на это не прореагировал.

Поднявшись на лифте на двадцатый этаж, они остановились перед дверью квартиры 218.

— Приехали, — сказал Циммерман. — Вот мы и дома.

Он открыл дверь и пропустил Рекса вперед.

Бадер вынужден был признать, что обставлена квартира Дэйва, в которой по сравнению с его собственной было на одну комнату больше, с немалым вкусом. Обычно диковинки из дальних стран выглядят довольно аляповато, если не сказать грубо, но здесь всем им нашлось свое место.

— Прошу в мое святая святых, — сказал Циммерман. — До Роже мне, конечно, далеко, но можно быть уверенным, что нас никто не подслушает.

Рекс, идя следом за ним в соседнюю комнату, переспросил:

— Не подслушает?

Дэйв искоса поглядел на него и направился к автобару.

— Вы не детектив, Бадер, вы сущий младенец. Неужели вы не знаете, что власти могут превратить в подслушивающее устройство любой телевизор?

Рекс опустился в удобное кресло — одно из трех, имевшихся в комнате.

— Знаю, конечно. Но никогда не сталкивался.

— Эрзац-виски? — спросил Циммерман.

Рекс кивнул.

— Эту процедуру начали применять не так уж давно. ВБР периодически подключается к телевизорам в выбранных наобум домах, чтоб узнать, какие там ведутся разговоры.

— И это называется свободная страна!

Циммерман протянул Рексу его стакан и тоже сел в кресло.

— Надо все время быть настороже, Бадер, — сказал он, — а то ото всех свобод останется пшик. Не успеешь и глазом моргнуть, как заполучишь тоталитарный режим.

Он усмехнулся.

— Прослушивание карманных видеофонов и частных квартир — вот одна из главных причин, по которым те, кто могут, устраивают в своих квартирах такие вот убежища. Никаких телеэкранов. Видеофон обычно оставляешь в соседней комнате. Никакого контакта с внешним миром. Можно расслабиться. Можно поговорить. Прослушать убежище, разумеется, возможно, но чертовски трудно. Если же оно сделано на совесть, то вероятность попасться практически нулевая.

— Тогда откуда вам известно о моем разговоре с Кулиджем?

Циммерман ухмыльнулся и помешал лед в своем стакане.

— Я сказал «практически нулевая». И потом, кабинет Кулиджа не убежище.

Рекс пригубил свое виски.

— Послушайте. Этот мой прослушиваемый видеофон — разве я не могу отнести его технику, чтобы тот отсоединил нужные проводки?

— Можете, конечно, но те, кто следит за вами, сразу об этом узнают. Если вы им очень нужны, они могут предпринять и другие шаги.

— Какие, например?

Циммерман снова взболтал лед.

— Если говорить о крайних случаях, то вам могут вживить в черепную кость электронный приборчик. Так поступают с отдельными преступниками. С помощью этой штучки им не составит труда лишить вас сознания — или убить, если возникнет надобность, — в любое время, когда им это заблагорассудится. Ну, скажем, когда вы попытаетесь удалить его хирургическим путем.

Рекс решил, что подобной информации с него достаточно.

— О'кей. Перейдем к делу. Кто вы такой? И что вам нужно?

— Я один из тех, кто хочет, чтобы вы приняли предложение Роже, — сказал Циммерман. — И между делом помогли бы кое в чем нам.

— О нет!

— О да!

— Понятно. И сейчас вы предложите мне кучу денег.

Собеседник Рекса покачал головой и вялым взмахом руки указал на обстановку комнаты, в которой они находились.

— Разве похоже на то, будто у меня денег куры не клюют, а, Бадер?

— Тогда чего ради я должен соглашаться на отнюдь не увеселительную прогулку в Советский комплекс, когда уже отклонил полдюжины других предложений, каждое из которых сулило мне… — как он там выразился?.. — вознаграждение, о котором я даже и не мечтал?

Циммерман улыбнулся.

— Наверняка Темпл Нормам, — сказал он. — Отвечу вам так: по вашему досье нам показалось, что вы можете согласиться.

— Опять мое досье? Его что, кто-нибудь размножил и продает на каждом углу?

Циммерман хихикнул.

— У нас есть доступ к Национальному банку данных, — пояснил он. — Мы пользуемся им только в крайних случаях. Мы соблюдаем закон о неприкосновенности досье гражданина.

— У кого это «у нас»?

Хозяин комнаты откинулся на спинку кресла и сунул руки в карманы. Потом спросил торжественно:

— Рекс Бадер, верите ли вы в демократическую этику?

— Верю, но, по-моему, от нее мало что сегодня осталось. Да и существовала ли она когда-нибудь вообще?

Циммерман кивнул.

— Печально, но факт. Скажите, Бадер, вы никогда не пытались понять должнократию как социально-экономическую систему?

— Вот уже несколько дней, как все подряд мне втолковывают, что это такое. Честно говоря, у меня уши начинают вянуть.

— Она хорошо послужила обществу, как и все другие системы до нее. Но ее время вышло.

— Сколько раз можно повторять: меня не интересует политика!

— Меня тоже. Ни в какой степени.

— Тогда кто же вы такой? Что вам нужно? Во что вы хотите меня втянуть?

Циммерман произнес, не меняя позы:

— Бадер, вы читали что-нибудь о технократах?

— Нет, и впервые слышу это слово.

— Эта организация появилась где-то около 1930 года. Всеми делами у них заправлял парень по имени Говард Скотт. А теории их частично основывались на работах Торстейна Веблена.

— Вот его я читал.

— Да, я знаю. «Теория праздного класса» и «Инженеры и система цен».

Рекс воззрился на собеседника.

— Это-то вам откуда известно? Я читал Веблена лет десять назад.

— Вы забыли, что мы живем в компьютеризованном мире, Бадер. Мне следовало сказать по-другому: я знаю, что вы посылали на них запрос. Читали вы их или нет — это уже другое. Кстати сказать, компьютеры хранят сведения обо всех когда-либо заказанных книгах — для статистических подсчетов.

Рекс изумленно покачал головой.

— И что же, вы проверили все книги, которые я заказывал?

— Лишь со времени вашего совершеннолетия. Но пойдем дальше. Социально-экономическая система, идею которой отстаивали технократы, во многом схожа с должнократической. Они именовали гигантские базы своей системы функциональными последовательностями, но по сути это не что иное, как современные транскоры. Инженеры же, которые должны были управлять этими сверхкрупными компаниями, — это наши должнократы, и положения своего они, как предполагалось, будут достигать тем же манером, то бишь назначаться сверху. Как видите, эта система не имеет ничего общего с идеей демократической этики.

— Причем здесь назначение на должность официального лица и демократия?

— Дойдем и до этого. У должнократии, Бадер, имеется великолепный способ обезоруживания потенциальных врагов. Она принимает в свои ряды лучших представителей низших классов и соблазняет на это самых предусмотрительных из богатых акционеров. Зарплата высших чинов должнократии так велика, что поневоле задумаешься, где лучше: у них или среди членов старых предпринимательских семей.

— Это новое явление в политической экономии, Бадер. В эпоху должнократии лучшие представители как высшего, так и низших классов, то есть наиболее способные возглавить восстание, уходят к должнократам. Хотите пример? При феодализме третье сословие едва ли могло рассчитывать на слияние с классом феодалов. Отдельные случаи, конечно, бывали, но только отдельные. Что из этого следует: то, что лучшие умы третьего сословия остались при нем и начали плести заговоры по свержению феодализма. Англичане оказались почти единственными, кто понял опасность такого положения вещей; они стали возводить в рыцарское достоинство и делать лордами наиболее выдающихся буржуа и даже рабочих. Дело дошло до того, что в Палате Лордов почти не осталось пэров.[4] Даже руководителей так называемой лейбористской партии и то делают графами по уходе в отставку.

— А чем плохое решение? — вставил словечко Рекс. — Достигаешь вершин благодаря самому себе.

Дэйв Циммерман кивнул, но вид у него был удрученный.

— Здесь таятся свои опасности. Искусственное раздувание штатов — этим грешат не только профсоюзы. Подобные процедуры широко практикуются в политических партиях, в армии, в бизнесе и банковском деле, в государственных и религиозных организациях. Те, кто принадлежит к нам, вознаграждаются и поощряются за безделье.

Внутренняя структура общества неимоверно усложнилась. Оценить деятельность того или иного человека становится все тяжелее. Раньше было куда проще: сразу видно, какой ты фермер, шахтер или охотник. Да и классного ювелира или столяра нетрудно распознать с первого взгляда. В профессиях третьей руки еще можно определить хорошего учителя или полисмена, но для этого приходится как следует попотеть. Что же касается тех, кто владеет профессиями четвертой руки, то они сами себе хозяева.

— Ну и неделька мне выпала: сплошные лекции, — пробормотал Рекс.

— Извините. Постараюсь быть кратким. При должнократии, Бадер, продолжают процветать явления вроде фаворитизма, кумовства, местничества, хотя, казалось бы, их должны были вывести под корень в первую очередь. Сегодняшняя ситуация такова, что, скажем, председателю совета директоров транскора совсем необязательно обладать специальными знаниями о той отрасли промышленности, в которой действует его компания. Глава Международных средств связи, к примеру, вовсе не обязан разбираться в устройстве видеофона, как и его ближайшие заместители. А среди национальной политической бюрократии дело обстоит того хуже. Какой-нибудь идиот наподобие сенатора Сэма Хукера — кажется, ну сидел бы дома и не высовывался, а он занимает самый высокий пост. Кстати сказать, постарайтесь-ка припомнить всех руководителей нашего государства с начала века. По-вашему, скольких среди них можно назвать умными и честными?

— Примерно половину, — сказал Рекс сухо.

— Мечтатель, — ухмыльнулся Дэйв Циммерман.

— Пусть так. Ну и что?

— Должнократия с ее системой одного голоса за один заработанный доллар правит страной. С учетом того, что один процент должнократов — высшие чиновники транскоров — получает в виде зарплаты колоссальные суммы и что у большей части граждан вообще нет голосов, поскольку они живут на НПН и голосов заработать не могут, мы можем сказать, что верховная должнократия самоувековечивается.

— И?

— Поэтому, Рекс Бадер, необходимо вернуться к демократии. Сегодня на тот или иной пост в промышленности человек назначается сверху, причем предположительно он выбирается из числа наиболее квалифицированных специалистов. На любой пост: от десятника до управляющего отделом или даже целой отраслью. А те, кто наверху, назначают сами себя: так сказать, за заслуги.

— Значит, вы хотите, чтобы всех выбирали снизу? От десятника до управляющего?

— Да.

— Но это синдикализм.

— Нам не нравится это слово. Оно — порождение девятнадцатого века и нынче уже превратилось в набор звуков. Помимо этого синдикалисты так перемешались с анархистами, что трудно сказать, где кончаются одни и начинаются другие. А мы не анархисты. В постиндустриальном обществе это было бы просто нелепо.

— О'кей. Значит, вы современное течение синдикализма. Какое же отношение это имеет ко мне и к идее Роже о всемирном правительстве, опирающемся на транскоры?

— Хотите еще выпить?

— Нет, хочу получить ответ.

Циммерман подался вперед и произнес торжественно:

— Мы верим во всемирное правительство. Здесь мы солидарны с Фрэнсисом Роже и его присными. Но, кроме того, мы подозреваем — и даже уверены, — что в Советском комплексе есть люди, которые разделяют наши мысли. У них там верхушку должнократии составляют в основном члены партии, которые самоувековечивают себя, которые занимают ключевые управленческие, политические или военные посты. Но их ученые, инженеры, техники, то есть те, от кого на самом деле зависит жизнь страны, должны испытывать к существующей системе не меньшее отвращение, чем мы тут. Выполняя задание Роже, вы легко сможете войти в контакт с такими людьми, Бадер.

— И что я им скажу?

— Когда наступит время перемен, когда придет пора правительству национального суверенного государства уступить место правительству всемирному, на какой-то срок в мире неизбежно воцарится хаос. И вот тогда мы, если нам удастся скооперироваться с нашими единомышленниками в Советском комплексе, получим возможность воплотить в жизнь свои намерения.

— Ну что ж… — протянул Рекс вставая. — Послушайте, могу я получить обратно свой видеофон?

Циммерман тоже поднялся; маска добродушия сползла с его лица.

Он сказал:

— Вся карьера вашего отца, Бадер, и ваше собственное досье свидетельствуют о том, что вы обладаете социальной сознательностью и понимаете, что такое долг перед обществом, в котором вы живете.

— Разумеется, разумеется. Так как насчет моего видеофона?

Циммерман сощурил глаза, потом молча повернулся, подошел к двери и распахнул ее.

В соседней комнате сидел тот самый человек, который исчез из бара вместе с видеофоном Рекса. Продолжая хранить молчание, Циммерман мотнул головой в сторону Бадера.

Его сообщник наклонился, взял с пола объемистый портфель, поставил его себе на колени и расстегнул «молнию». Как показалось Рексу, изнутри портфель был облицован свинцом или каким-то другим металлом сероватого цвета. Вынув из портфеля видеофон, человек протянул его Бадеру и прижал к губам палец, показывая, что необходимо сохранять молчание.

— Совсем ополоумели, — пробормотал Рекс и направился к выходу.

Выйдя от Циммермана, Рекс не раздумывая вызвал машину и на ней добрался до здания, в котором находились кабинеты высших должностных лиц Международной корпорации средств связи. Он вошел в тот же самый подъезд, через который совсем недавно ввел его сюда Темпл Норман. Навстречу устремился уже знакомый Рексу привратник.

— Я хочу видеть мистера Роже либо мистера Нормана, — сказал Рекс.

«Болгарский адмирал» искоса поглядел на него, потом слегка поклонился:

— Слушаюсь, сэр.

Повернувшись к экрану у себя за спиной, он произнес несколько слов, подождал, снова что-то сказал, подождал еще минут пять.

Наконец он обратился к Рексу:

— Одну минуту, сэр.

Минута растянулась довольно надолго, но в конце концов в холл из лифта выпорхнула изысканно одетая девица.

МСС знает, чем привлечь людей, подумал Рекс.

Девушка спросила:

— Мистер Бадер?

— Да.

— Следуйте за мной, пожалуйста.

Она повела его той же дорогой, по которой они несколькими днями раньше шли с Норманом. Рекс подумал, что прекрасно бы добрался и сам.

Но войдя в особняк, девушка повернула совсем в другую сторону. И дверь, перед которой она остановилась, была не столь массивной, как в кабинете председателя совета директоров МСС.

Девушка сказала в экран:

— Здесь мистер Бадер, мистер Норман.

Дверь распахнулась. Рекс Бадер переступил порог, а его провожатая удалилась.

Когда занимаешь высокий пост, можно пренебрегать формальностями: скажем, не иметь в кабинете письменного стола, как Фрэнсис У.Роже. Но Темплу Норману эти сверкающие вершины пока что только грезились, и потому в его кабинете стол был.

Норман сказал:

— Приветствую вас, мистер Бадер. Вы передумали и решили все-таки принять предложение мистера Уэстли?

— Пока нет. Я хотел бы переговорить по этому поводу с Роже.

Норман встал. Он выглядел таким же безукоризненным и высокомерным, как и при первой встрече.

Тоже мне аристократ, мысленно ругнулся Бадер. Небось оскорбится, если сказать ему, что основатель их семейки был немногим лучше заурядного бандита.

Норман сказал:

— Я связывался с мистером… Как вы его назвали?

— Не прикидывайтесь, — бросил Рекс раздраженно. — Я же детектив. Неужели вы думаете, что я не выяснил, кто вы есть на самом деле?

Темпл Норман кашлянул и поглядел на Рекса с видом оскорбленной невинности:

— Ну что ж, хорошо. Пока вы поднимались сюда, я связался с мистером… хм… Роже. Он вас незамедлительно примет.

Они спустились этажом ниже, свернули за угол и очутились перед дверью в кабинет промышленника.

Сработал опознавательный экран, и дверь открылась. Рекс Бадер не переставал удивляться. Не считая привратника и девушки, он не встретил до сих пор в этом здании ни единого человека, кроме Темпла Нормана. Но разве председатель совета директоров, вероятно, крупнейшего в мире транскора может быть затворником?

Фрэнсис Роже сегодня был одет более официально, чем в прошлый раз: костюм, небесно-голубого цвета рубашка и галстук в тон. Когда посетители вошли, он стоял у окна. Повернувшись, он насмешливо глянул на Рекса и протянул руку.

— Садитесь, мой дорогой Бадер. Вы наконец-то передумали?

— Возможно ли прослушать вашу комнату? — вместо ответа спросил Рекс.

Глаза Роже удивленно расширились.

— Вряд ли. По правде сказать, мистер Бадер, это одно из самых надежных убежищ. Помимо всего прочего я постоянно держу включенным скрэмблер. А в диапазоне его действия не будет работать ни один электронный прибор.

Рекс сел.

— Понятно. Послушайте, но почему все-таки я? Почему именно меня вы выбрали в качестве связника?

— Вас выбрали компьютеры, мой дорогой Бадер. Вы единственный — почти единственный — частный детектив во всех Соединенных Штатах, который отвечает установленным нами требованиям.

— Каким же?

— Не считая обычных, вроде физического и душевного здоровья, можно сказать, что главное требование было одно: приличное знание политэкономии. Согласитесь, редко кто из людей вашей профессии обладает подобной квалификацией. Разумеется, есть агенты ВБР, которые в политэкономии разбираются дай бог каждому, но нам нужен был именно частный детектив, а не государственный служащий.

— Понятно. Скажите, а как насчет оплаты? Вы что-то говорили о солидном вознаграждении.

— Говорил — и от слов своих не отказываюсь. Вы не возражаете против десяти тысяч псевдодолларов в неделю при том условии, что я нанимаю вас по меньшей мере на месяц?

Рекс присвистнул.

Темпл Норман стоял так, что шеф не мог видеть выражения его лица: он улыбался.

Рекс покачал головой.

— Извините, псевдодоллары мне не нужны. Я хотел бы, чтобы МСС перевела пакет своих акций на мой счет в швейцарском банке.

Роже недоумевающе поглядел на него.

— Зачем вам это?

— На случай, если придется удирать. Переведите на мой счет, скажем, в бернском банке на сорок тысяч долларов своих акций, и я соглашусь на ваше предложение.

Темпл Норман воскликнул возмущенно:

— А где у нас гарантии того, что вы не направитесь прямиком в Швейцарию, чтобы получить акции и благополучно исчезнуть вместе с ними?

Рекс ответил сухо:

— По-моему, в досье сказано, что одна из черт моего характера — честность.

Фрэнсис Роже сурово поглядел на своего подчиненного.

— Вам все ясно, Темпл? Хорошо, мистер Бадер, я согласен. Хотя, должен вам сказать, все эти предосторожности ни к чему. У вас будет великолепное прикрытие. Этот проект держится в величайшем секрете.

— Ха! — хмыкнул Рекс.

— Простите?

— Нет, ничего. Давайте обговорим подробности.

Несколько часов спустя, когда Рекс вышел из лифта в холл, в руках у него был новенький кейс.

— Вы не вызовете мне машину? — попросил он привратника.

— Слушаюсь, сэр!

О косых взглядах больше не было и речи.

Но вызывать машину не потребовалось. Едва Бадер вышел из подъезда, рядом с ним притормозил официального вида лимузин, за рулем которого сидел Таг Дермотт. Справа от него развалился на сиденье Джон Микофф. Дермотт прорычал:

— Собирайся, Бадер. Шеф хочет потолковать с тобой кое о чем.

— Знаю, — ответил Рекс.

Рекс Бадер сказал Джону Кулиджу:

— В этом деле есть еще один момент.

— Какой же?

Лицо директора Всеамериканского бюро расследований оставалось все таким же бесстрастным.

— Несмотря на уверения полковника Симонова, я опасаюсь, что двойная игра может привести, скажем так, к неприятностям. А эти люди, они просто купаются в деньгах. Они в состоянии купить что угодно…

5

Через месяц с небольшим после того, как он согласился приняться за работу, предложенную ему Роже, Рекс Бадер сел в вертолет, который доставил его а международный аэропорт, расположенный в двадцати милях от Лонг-Бич, а оттуда на сверхзвуковом лайнере добрался до Восточно-Средиземноморского аэропорта, покачивавшегося на морских волнах в пятнадцати милях от Канн и Ниццы. Пересев на другой самолет, он прилетел в Геную, откуда ему предстояло добираться до Праги на заранее заказанном электропаровом лимузине.

Никогда раньше ему не доводилось путешествовать с такой помпой, но что поделаешь: он был обязан вести себя соответственно придуманной для него легенде.

Две с лишним недели Рекс вгрызался в материалы, понимания которых настойчиво требовал от него Фрэнсис Роже. Надо признать, что промышленник на самом деле со своей стороны всячески старался обеспечить всему делу наивозможно большую секретность. Обучением Бадера руководил Темпл Норман, который передавал ему списки книг, стандарты МСС, различные статьи и вырезки из газет. Всего трижды — да и то лишь в силу необходимости — Рексу позволено было встретиться с другими людьми. Как он понял, все они были экспертами по международным политическим или экономическим проблемам, однако имен их он так и не узнал.

Постепенно Рекс начал отдавать себе отчет в том, чего же действительно добивается Роже. От него требовалось только установить контакт с коллегами американских должнократов в Советском комплексе. Если все пройдет успешно, вот тогда наступит время для установления более тесных связей.

Рекс с неохотой признался себе, что он — всего лишь пешка. На нем явно хотели выяснить, какие опасности могут угрожать проекту. Потому и сумма гонорара астрономическая — надо же чем-то успокоить подопытного кролика.

Как-то, когда они сидели в кабинете у Роже, Темпл Норман вручил Рексу международную кредитную карточку — в дополнение к обычной личной кредитной карточке, встроенной в карманный видеофон.

— И как широко мне дозволяется ею пользоваться? — поинтересовался Бадер.

— На ваше усмотрение, мой дорогой Бадер, — отозвался Роже. — Те лица, с которыми вы должны установить контакт в Советском комплексе, принадлежит к самым высоким кругам. Поэтому вас вряд ли кто примет всерьез, если вы явитесь к ним как турист, путешествующий третьим классом. Вы должны разыгрывать зажиточного американца, останавливаться в лучших отелях, питаться в лучших ресторанах и запивать кушанья лучшими винами.

— Звучит неплохо, — согласился Рекс. — Но как мне удалось так быстро разбогатеть? Ведь ваши противники тоже могут заглянуть в мое досье, и им не составит труда выяснить, что я всю жизнь прожил на НПН.

— Не беспокойтесь. На ваш счет уже переведена значительная сумма. Скажем, наследство, которое вам оставил ваш отец, покойный профессор Бадер.

— Мой отец оставил мне сотню-другую книжек, несколько фамильных реликвий да поношенную одежду, — сухо заметил Рекс. — Он имел обыкновение все, что у него было, раздаривать нищим. В результате, когда он умер, я остался гол как сокол. Мне даже пришлось продать все книги, потому что иначе я не сумел бы закончить колледж.

— Это все мелочи, — вмешался Темпл Норман. — Предположим, данная сумма составляла траст-фонд,[5] которым вы не имели права воспользоваться вплоть до сегодняшнего дня. В общем и целом ваш кредит ничем не ограничен. Но не забудьте, пожалуйста, что мы имеем доступ к компьютерам Национального финансового центра. Если обнаружится, что вы тратите деньги на норковые манто, шедевры Рембрандта или кольца с бриллиантами, ваш счет незамедлительно будет закрыт.

Взгляд Рекса был достаточно красноречив.

Роже погрозил своему подчиненному пальцем:

— Не надо так, мой дорогой Темпл. Мы же доверяем мистеру Бадеру.

Он снова повернулся к Рексу.

— Вкратце ситуация заключается в следующем. Мы уже перемолвились словечком-другим со своими советскими коллегами на различных международных конференциях. Разумеется, все делалось крайне осторожно, ибо на совместных конференциях представителей Запада и Советского комплекса тайная полиция просто свирепствует. Нужно глядеть в оба. Но так или иначе, мы подготовили почву для вашего появления у них.

Рекс заерзал на стуле.

— Я никак не могу понять одной вещи. Здесь, на Западе, транскорам, по всей видимости, не составит труда прийти к власти как в крупных странах, так и в малых. Но как вы проникнете за Железный занавес?

Роже уставил на него палец.

— Железный занавес, Бадер, начал ржаветь вскоре после того, как опустился. Транснациональная корпорация не может справиться со своей ролью только в том случае, если отсутствует экстенсивное промышленное развитие. Вот уже с полвека, как вы можете снять телефонную трубку и связаться с любым абонентом в Будапеште, Пинске, Белграде, Ленинграде — в общем, в любой советской стране. Вторжение транскоров на коммунистическую территорию началось с Югославии: именно там выстроили свои заводы «Фольксваген» и «Фиат». Болгария первая допустила к себе «Кока-колу»: это случилось в 1967 году. Примерно в то же время поддались и русские, когда решили наладить массовое производство автомобилей. «Фиат» построил у них свой завод. Американские авиакомпании начали выполнять рейсы в Москву. Но главное, мой дорогой Бадер, — это средства связи. Некогда советские власти пытались глушить наши радиопередачи, но с появлением спутниковых систем положение коренным образом переменилось. Даже в самых отдаленных селениях Сибири можно принимать программы американского, греческого или аргентинского телевидения, дублированные компьютером-переводчиком.

Рекс пожал плечами.

— Наверно, вы правы. Ультраиндустриализация постепенно охватывает весь мир, и вряд ли такие страны, как Россия и Китай, останутся в стороне. Ладно. Так как же мне установить контакт с вашими предполагаемыми приятелями?

Фрэнсис Роже сцепил пальцы.

— Вам не нужно этого делать.

Рекс вопросительно поглядел на него.

— Они сами выйдут на связь. Вы же сперва отправитесь в Прагу и будете вести себя там как богатый турист, для которого это путешествие в Советский комплекс — первое. Вам надлежит поступать так, как поступают все другие туристы. А относительно связи — не волнуйтесь.

— Ну, свяжутся они со мной, а что потом?

— С этого момента вас мало что ограничивает, мой дорогой Бадер. Вы поедете, куда они вам скажут, и будете внимательно прислушиваться к их словам. В конце же концов вы вернетесь обратно в Америку и сообщите мне, что вам удалось сделать.

— Никаких докладов по обычным средствам связи, да?

— Естественно. Все при личной встрече.

— Как же мне отличить наших от не наших? По какому признаку?

— Паролем для тех, кто обратится к вам, будет слово «Байрон». Вы же должны в свой ответ вставить слово «Шелли». Система абсолютно надежная. Единственные три человека в Соединенных Штатах, которым известен этот код, находятся сейчас в моем кабинете.

Почти всю следующую неделю Рекс получал инструктаж у Джона Кулиджа и полковника Ильи Симонова.

При последней встрече Кулидж сказал:

— Может так случиться, Бадер, что нам понадобится связаться с вами в то время, когда вы будете находиться на территории Советского комплекса. На этот случай запомните следующее: наш человек будет пользоваться тем же самым кодом, только он скажет «Шелли», а вы должны будете ответить «Китс».

Рекс удивился.

— Я же вам ничего не рассказывал про этот код. По правде сказать, потому, что считал его сущим пустяком.

Илья Симонов ухмыльнулся.

В голосе Кулиджа послышались самодовольные нотки:

— Рекс Бадер, позвольте вам напомнить, что я все-таки — директор Всеамериканского бюро расследований.

Рекс поглядел на советского полковника.

— Насколько я понимаю, все собираются держаться в стороне вплоть до моего возвращения. Я это вот к чему: если ваши агенты будут крутиться возле меня, можно сразу сказать, что вся затея пойдет прахом. Люди, которые меня посылают, не дураки.

Симонов кивнул.

— Обещаю, Бадер, что моих людей вы не увидите. Мы даже не будем подслушивать ваши телефонные разговоры. Я вполне сознаю, что если мы попытаемся это проделать, те, с кем вам надлежит вступить в контакт, сразу об этом узнают. Так что мы останемся далеко-далеко, на заднем плане. Новый пароль вам дается только на крайний случай, которого, я уверен, не представится.

— О'кей. Он скажет «Шелли», я отвечу «Китс», и это будет означать, что передо мной ваш агент.

Кулидж сказал:

— Да, еще одно. Я даю вашему карманному видеофону Приоритет второй степени при доступе к Национальному банку данных.

— Приоритет второй степени? — нахмурился Рекс.

— Возможно, вам неизвестно об этой системе. Обычный гражданин имеет четвертую степень. Она может запрашивать из банка данных обычные материалы, заказывать книги и различные сведения из повседневной жизни. Приоритетом третьей степени пользуются особые категории граждан, такие, как, скажем, врачи, которые могут по работе заглянуть в медицинскую карточку любого человека, или полицейские — для проверки криминальных записей. Вторая степень, которой вы теперь обладаете, позволяет получать всю информацию, кроме, разумеется, сверхсекретной, то есть военной и тому подобной. Последняя выдается лицам только с Приоритетом первой степени, а таких, могу сказать вам прямо, наберется немного.

— О'кей, — кивнул Рекс. — Честно говоря, не могу себе представить, зачем бы мне понадобилось проникать в банк данных глубже четвертой степени, но все равно спасибо.

Один день он целиком провел с Софией Анастасис. На ее автомобиле они забрались далеко в сельскую глушь.

Рекс и мисс Анастасис сидели на заднем сиденье, а Луис и Гарри расположились впереди и как будто не прислушивались к разговору.

У прекрасной Софии мало что нашлось сказать нового. Ее задание было простым. Она хотела, чтобы Рекс по возвращении передал ей полный список тех лиц, с которыми он установил связь в Советском комплексе. Она хотела знать о возможных встречах американских и советских должнократов в будущем. Она хотела знать, как относятся советские промышленные менеджеры к идее Роже о всемирном правительстве, опирающемся на транскоры.

Разговор же она закончила следующей тирадой:

— Ах да, еще одно. На территории Советского комплекса уже находятся несколько наших агентов, с какими целями — вас не касается. Существует весьма малая вероятность, что нам придется вступить с вами в контакт. Мы будем использовать все тот же базовый код, только вам скажут «Китс», а вы ответите «Колридж».

Рекс изумленно воззрился на нее.

— Откуда вы узнали про этот код? — воскликнул он.

Сидевший впереди Луис хохотнул.

Едва Рекс вошел в свою квартиру, раздался сигнал телебустера. Усевшись поудобнее в кресло, Бадер нажал кнопку включения. На экране появилось нордическое лицо Дэйва Циммермана. Он опять улыбался.

— Что вам нужно? — спросил Рекс. — Что же это вы: ведь наш разговор могут подслушать.

— Не могут, — отозвался Циммерман.

— Откуда вы знаете?

— Знаю.

— Ну ладно. Что вам нужно?

— Завтра в путь-дорожку, а?

— Откуда вы знаете?

Циммерман проигнорировал вопрос:

— Мы не в состоянии заплатить вам, Бадер. Однако мы были бы весьма признательны, если бы вы сообщили нам, что вам удалось разузнать. Вероятно, нашему человеку…

— О нет, — запротестовал было Рекс.

— …придется выйти с вами на связь. Код будет прежним, только он скажет…

— Знаю, — прорычал Рекс, — «Роберт Бернс».

Брови собеседника поползли вверх.

— Как вы узнали?

— Больше некому! — рявкнул Рекс и отключился.

Он недоверчиво уставился на экран. Все это уж очень смахивает на фарс. Роже хочет, чтобы он предпринял тщательнейшим образом законспирированное путешествие в Советский комплекс и установил там контакт с единомышленниками американского магната, разделяющими его идею о создании всемирного правительства, которое опиралось бы на транскоры. София Анастасис из «Международного производства всякой всячины» полагает, что такое развитие событий будет во вред организации, некогда именовавшейся мафией, и желает знать все подробности. Джон Кулидж и те, кто стоит за ним, опасаются, что изменение существующего положения приведет к устранению со сцены правительственной и военной бюрократии, и потому хотели бы не допустить подобного. Полковник Симонов выражает те же самые идеи — только с советской точки зрения. Дэйв Циммерман обеими руками за всемирное правительство, однако ему нужно, чтобы должнократы получали свои посты выборным путем, снизу, а не назначались бы сверху.

И каждый из них до мозга костей уверен, что уже его-то роль в этом деле никому не известна!

Рекс вставил видеофон в свой стандартный телебустер и сказал:

— Приоритет второй степени. Мне нужно досье Дэйва Циммермана. Личный номер 10-КЛ-224-200.

Кажется, так. Бадер видел этот номер всего только раз, когда рассматривал отобранный у Циммермана видеофон.

Да, так. На экране появилось досье. Можно было бы, разумеется, воспользоваться видеофоном, но большой экран удобнее.

Рекс стал просматривать материал. Все как обычно. Коэффициент интеллектуальности 138, обучался в одной из лучших технологических школ, окончил ее с отличием. Специалист по компьютерам.

Так-так. Кое-что проясняется. Друг Дэйв Циммерман, оказывается, работает техником в Национальном банке данных в Денвере. То есть имеет доступ к информации и к средствам подслушивания и слежения за теми, кого подслушивают.

Криминальные записи. Негусто. В годы Азиатской войны Циммерман поставил свою подпись под несколькими мирными петициями. Участвовал в антивоенных демонстрациях, однажды при столкновении демонстрантов с полицией был арестован. Дело замяли. Никакого упоминания о подрывной деятельности.

Рекс призадумался. У Циммермана достаточно свободный доступ к информации, не мог ли он стереть какие-либо сведения о себе? С другой стороны, вполне возможно, что ВБР обладает дополнительной информацией, которую просто не передает в Национальный банк данных. Все может быть.

Кто следующий, София Анастасис? В ее досье какие-либо важные сведения точно так же отсутствовали. Коэффициент интеллектуальности 132. Сорок два года. Ни за что бы не дал, подумал Рекс. Обучалась в одной из лучших женских школ, потом прослушала курс бизнеса в университете. Имеет докторскую степень. Вот так-то! Входит в состав совета директоров «Международного производства всякой всячины», но чем занимается конкретно — неизвестно. Криминальные записи? Ни единой, даже правила дорожного движения и то не нарушала. Лишь в самом конце досье Рекс натолкнулся на кое-что интересное. Там значилось: «Дополнительная информация — Приоритет первой степени».

Потом он ознакомился с досье Фрэнсиса Роже и Темпла Нормана и узнал для себя мало нового. Сплошная тишь да гладь. Высокий коэффициент интеллектуальности, весьма приличное образование. Потрясающая деловая карьера. Никаких криминальных записей.

Рекс фыркнул, потом подумал про Гарри с Луисом, охранников Софии Анастасис или, быть может, ее личных секретарей. Кто их разберет? Но он не знает ни их фамилий, ни личных номеров. Да это и ни к чему.

Довольно долго он сидел перед экраном, потом проговорил:

— Досье Джона Кулиджа, директора Всеамериканского бюро расследований.

На экране появилось лицо Тага Дермотта: он кисло улыбался.

— Рекс, Рекс, — укоризненно произнес он, — ты зарвался. Это информация первой степени.

Бадер передернул плечами.

— Я просто хотел узнать, где кончается моя вторая.

— Хотеть не вредно, приятель, — сказал Дермотт. Его изображение исчезло.

Раздраженный Рекс бросил:

— Досье Тага Дермотта, агента ВБР.

Ему ответил механический голос:

— Информация отсутствует. Уточните, пожалуйста. Каков личный номер данного лица?

— Будь я проклят, если знаю! — проворчал Рекс. — Спрятался, понимаешь, за семью замками!

Подумав немного, он попросил:

— Полковник КГБ Илья Симонов. Его досье, пожалуйста.

Он ожидал, что его отфутболят, но вместо этого получил самый объемистый из всех материал. В Национальном банке данных сведений об Илье Симонове было значительно больше, чем о ком-либо из тех, кем Рекс интересовался раньше. Жизнь советского разведчика была в его досье описана едва ли не день за днем.

Помимо стандартных данных о происхождении, коэффициенте интеллектуальности, возрасте, образовании в досье имелись всякого рода интересные подробности. Например, полковник, оказывается, был удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза — награды, которую просто так не дают, как и британский Крест Виктории, немецкий «За заслуги» или американскую Почетную Медаль. Политики и штабные вояки о подобной награде могут только мечтать. Что же такого Симонов сделал, чтобы ее заслужить?

Помимо этого Рекс выяснил, что агент КГБ однажды участвовал в Олимпийских играх, завоевал бронзовую медаль в фехтовании, серебряную в стрельбе из пистолета и еще одну, бронзовую, — в стрельбе из пневматической винтовки. Да, такому только попадись… Рекс даже моргнул, увидев список разведчиков, контрреволюционеров и других врагов советской власти, разоблаченных Ильей Симоновым. Ну и полковник! Судя по всему, он получил от своего руководства полную свободу действий.

Да, Симонову лучше не наступать на ноги. Вся беда в том, что именно это Рекс и собирался сделать.

Ему приказано было отправиться в Прагу и вести себя там, как подобает солидному состоятельному американскому туристу. Ну что же, вот он и в Праге. Первый раз в своей жизни Рекс Бадер оказался за Железным занавесом, который, если верить Фрэнсису Роже, насквозь проржавел. В молодости Бадер совершил обычный тур по Западной Европе, Лондон — Париж — Рим. Но в Чехословакии все было по-иному.

Лимузин подвез его к отелю «Новая Ялта», расположенному на Вацлавской площади, в самом центре города. Номер ему выделили на удивление приятный: большие комнаты, высокие потолки, никакой ультрамодерновой мебели, к которой он привык дома.

Вообще у Рекса сложилось впечатление, что здесь отдают явное предпочтение древним искусствам и традициям. Столь явное, что даже в холле отеля за конторкой сидит живой портье. На Западе же, а особенно в Северной Америке, гостиницы почти полностью автоматизированы.

Когда он наконец устроился, приспело время перекусить. Рекс сначала решил было заказать еду в номер, но потом передумал. Ему приказано было гулять по окрестностям, дабы с ним могли установить связь. Вряд ли какой-нибудь советский единомышленник Роже заявится к нему прямо в гостиничный номер.

Спустившись в холл. Рекс подошел к портье.

— Вы говорите по-английски, — сказал он, это было скорее утверждение, а не вопрос.

Портье ответил ему на безукоризненном английском:

— Товарищ Бадер, в наше время любой человек, который кончил школу, знает английский. Быть может, для международного языка это не лучший выбор, но вообще-то его никто преднамеренно и не выбирал.

Рекс озадаченно нахмурился.

Портье рассмеялся.

— Так обычно говорят русские, но они тут ничего не могут поделать — уж слишком далеко все зашло. Все началось с Британской империи, самой крупной из известных в истории. А еще Америка — крупнейшая финансово-промышленная держава. В годы второй мировой войны, когда резко возросло количество морских и воздушных перевозок, возникла острая необходимость в международном языке — чтобы давать указания по посадке самолетов, чтобы вводить корабли в порт, чтобы вести радиопереговоры. И как самый распространенный язык в мире был выбран английский. Это означало, что его должен был выучить каждый пилот и каждый радист, капитан любого судна и его помощники. А также все портовые чиновники, будь они по национальности греками, бразильцами, русскими или китайцами. Поэтому английский начали изучать в школах всех стран мира.

Рекс кивнул:

— Похоже, вы правы. Я тут на днях читал одну статью. В ней говорилось, что когда шведы, норвежцы и датчане объединили свои авиакомпании в Скандинавскую, им пришлось решать, на каком общем языке будут разговаривать летчики и служащие аэропортов. И какой язык они выбрали? Ни норвежский, ни шведский, ни датский — английский! О'кей, значит, любой образованный человек сегодня знает английский язык. В таком случае скажите мне, пожалуйста, какой в вашем городе лучший ресторан?

Портье произнес мягко:

— Лучший ресторан — в нашем отеле, товарищ Бадер.

— Чудесно. Но у меня сегодня что-то нет настроения обедать в ресторане при гостинице. Что вы еще можете мне порекомендовать?

— Загляните в «Таверну Вальдштейна», это на Томасской, дом 20. Старый трактир с винным погребом. Очень живописный.

— О'кей. Ваши автомобили тоже понимают английский?

— Разумеется. Мы же не варвары, товарищ Бадер. Если надо будет, они поймут и любой другой язык, поскольку наши автоматизированные такси оборудованы компьютерами-переводчиками с большими возможностями. Словом, как и у вас.

— Понятно. Не могли бы вы вызвать мне автомобиль?

Когда Рекс Бадер вышел на улицу, машина уже поджидала его. Распахнулась дверца, он забрался в салон.

— «Таверна Вальдштейна», Томасская, 20, - сказал он.

— Да, товарищ, — отозвался механический голос.

Рекс огляделся. Пожалуй, по внутренней отделке салона здешние такси немного уступали своим западным собратьям. Они, как и отель, принадлежали все-таки вчерашнему дню.

— Я не вижу монетного паза, куда мог бы вставить свою международную кредитную карточку, — заметил Рекс.

— Транспортные перевозки в Советском комплексе бесплатны, — ответил механический голос.

Рекс откинулся на спинку сиденья.

— Правда? А почему?

Последнее вырвалось у него само собой.

Робот довольно надолго замолчал. Когда он заговорил снова, голос его был каким-то другим — более человеческим, что ли.

— Потому что было решено, что гораздо экономичнее будет не загружать компьютеры подобной работой. Это позволило практически полностью автоматизировать весь транспорт в Комплексе.

Бадеру потребовалось лишь несколько секунд, чтобы признать правоту подобного решения. Там, дома, транспортные компании — это гигантские образования, в высокой степени интегрированные, но все же находящиеся в частных руках и зависящие от получаемой прибыли. И компьютерам приходится работать, что называется, не покладая рук. Пускай это будет даже короткая поездка в автоматизированном автобусе по подземному сверхскоростному шоссе, поездка, стоимость которой меньше одного псевдодоллара, — все равно компьютер должен вычесть данную сумму из счета пассажира и перевести ее на счет транспортной компании. А за день таких вот мизерных выплат набегает не один миллион. Интересно, что случилось бы с постиндустриальным обществом, не появись так вовремя компьютеры?

«Таверна Вальдштейна» оказалась именно такой, как ее описал портье, и, по мнению Рекса Бадера, походила больше на музей, чем на кафетерии-автоматы псевдогородов Запада. Рекс едва ли мог припомнить, когда его обслуживал живой официант. Не то чтобы дома не было подобных заведений, но их посещали должнократы или члены старых семейств, а уж никак не те граждане, весь доход которых составляла сумма негативного подоходного налога.

Рекс посмотрел по сторонам. Таких, как он, сидящих за столиком в одиночестве, было немного. Чехи, по всей видимости, наслаждались едой и обществом друзей. Они смеялись, болтали и поглощали между делом громадные порции чудесно пахнувшей и очень аппетитной на вид пищи.

Ни один из посетителей не производил впечатления человека, который способен подойти к его столику и произнести, не разжимая губ, «Байрон навсегда» или что-нибудь в этом духе. Рекс пожал плечами. Не он затеял эту игру, не ему и беспокоиться об установлении контакта. По крайней мере, нет необходимости опасаться полиции. Им наверняка известно о его приезде, но они полагают, что он на их стороне.

Бадер подозвал официанта. В своем черном костюме с белым фартуком, повязанным вокруг талии, тот походил скорее на актера, который исполняет роль официанта. Он предложил Рексу на выбор несколько богемских и словацких национальных блюд.

Рекс вздохнул — названия ничего ему не говорили:

— Выберите что-нибудь по своему вкусу, ладно?

— Хорошо, товарищ. А какое вино вы предпочитаете?

Вино? В это время суток? Рекс снова пожал плечами. В конце концов, за все платит МСС. Так почему бы не гульнуть? Он предоставил решать вопрос с вином официанту.

Принесенная еда была приготовлена как будто из какой-то дичи. Скорее всего, из оленины. По крайней мере, Рексу так показалось, хотя до того он пробовал мясо оленя один только раз. Блюдо представляло собой кусок разваренного мяса, обильно политый ароматной подливкой, с гарниром из больших мучных клецек, которые официант назвал кнедликами, и зелени, то бишь красной капусты.

Выбранное официантом вино оказалось рислингом, изготовленным в Братиславе. Попробовав его. Рекс убедился, что оно сделано из натурального винограда. Ему как-то даже не приходило в голову, что в наши дни в Советском комплексе по-прежнему используют для приготовления вина натуральный виноград. Неужели они тут настолько отстали от западных лабораторий? Неужели они все еще отводят под виноградники громадные участки земли? Неужели они выжили из ума?

Однако вино было восхитительным. Рексу подумалось, что, может быть, в отличие от виски, водки, рома и джина, которые прекрасно поддавались синтезированию в лабораторных условиях, к вину подобная технология неприменима.

К вину и к пиву — как он выяснил некоторое время спустя.

Ни в этот день, ни вообще в эту неделю никто с ним на связь не вышел.

Придуманная для него легенда постепенно начала казаться Рексу довольно нелепой. Да, Прага чудесный город, прямо-таки не город, а музей под открытым небом. Прага ему очень нравилась. Нравилась еда, нравилось вино, нравились развлечения, куда более разнообразные, чем дома. А еще ему нравились девушки. Особенно одна немка, Брюнхильда[6] да и только, с которой он столкнулся в «Викарке», ночном клубе, расположенном в пражском замке. Сперва он решил было, что девушка — полицейский агент, специально приставленный к нему, но потом вынужден был изменить свое мнение. Когда Рекс провел с ней несколько дней, до него дошло, что она, как говорили в старину, падшая женщина. Его это слегка удивило. Он считал, что подобных дам в Советском комплексе просто-напросто не существует. Его заинтересовали не столько ее прелести, сколько образ жизни этой девушки. Ему очень хотелось знать, как расплачиваются с падшими женщинами в эпоху кредитных карточек.

Выяснилось, что расплачиваются подарками. Женщина, которая живет на советский вариант НПН, обычно не испытывает трудностей с питанием, медицинским обслуживанием, жильем и одеждой. Но предметы роскоши тут, как и на Западе, — удовольствие не из дешевых. Рекс купил своей подружке сравнительно недорогую меховую пелеринку в одном из фешенебельных магазинов на Вацлавской площади. Делая эту покупку, он усмехнулся при мысли, что скажет Темпл Норман, когда увидит на дисплее, на что потрачена такая сумма. Ну и черт с ним! Частью задания Рекса Бадера было ознакомиться с укладом жизни в здешних странах. Именно этим он и занимается.

Однако со временем Рекс заскучал. Он вел себя как холостяк, сравнительно молодой и богатый. Он посетил Градчаны — некогда резиденцию королей Богемии, а ныне музей. Он снялся на фоне такой излюбленной туристами достопримечательности Праги, как старинные городские часы. Он заглянул в синагогу в бывшем еврейском гетто и был поражен тысячами тысяч имен, выбитых на ее стенах, — имен евреев, погибших в годы немецкой оккупации. Он с разных точек сфотографировал готический собор Святого Витта, где большей частью похоронены чешские короли. Однако все чаще и чаще ловил себя на мысли, что никакой богатый холостяк, будь он в здравом уме, не стал бы тратить на этот город целую неделю.

Восьмой день пребывания в Праге вознаградил долготерпение Рекса Бадера. Он уже посетил все памятные места. Побывал во всех ресторанах высшей категории, во многих ночных клубах и пивных барах. Безрезультатно. Оставались еще только два заведения, которые он раньше обходил стороной. Наиболее подходящим из них казался ресторан «У Флеку» — старая таверна, в которой, если верить туристическим справочникам, варили копченое черное пиво начиная аж с 1499 года. Легенда гласила, что первый владелец таверны перешел дорогу монахам, которые заправляли харчевней «У святого Томаса» и полагали, что только они умеют готовить копченое черное пиво, а потому объявили хозяина «У Флеку» приспешником дьявола. Того, похоже, это не особенно огорчило; как бы то ни было, оба заведения процветали и по сей день.

Рекс Бадер никогда не слышал о копченом черном пиве.

Попробовав его, он понял, что тот прозрачный слабенький напиток, к которому он привык у себя дома, вовсе не пиво.

В таверне «У Флеку» посетителей обслуживали пышногрудые девушки в национальных костюмах богемских крестьянок. Они клали перед вами на стол кружок, а на него ставили объемистую керамическую кружку с пивом.

Едва официантка замечала, что ваша кружка пуста, она тут же убирала ее, приносила другую, полную, и делала на кружке пометку карандашом. Узрев же, что ваш желудок не в состоянии более принимать в себя копченое черное пиво, девушка подходила, подсчитывала количество карандашных меток и предъявляла вам счет.

Таверна «У Флеку» представляла собой огромный зал, в котором посетители сидели за огромными деревянными столами, изготовленными, по всей видимости, несколько столетий назад. Столов было по меньшей мере двадцать, и большей частью они не пустовали. За некоторыми коротали вечер одиночки вроде Рекса, за некоторыми расположились романтические парочки, за некоторыми целые компании или семьи, иногда даже с грудными младенцами. Шум, гам, смех, кто-то пытался петь.

Все это было весьма живописно. В таверне имелся даже оркестр из четырех человек, облаченных в национальные костюмы полуторавековой давности и рьяно терзавших свои инструменты.

Рекс был очарован. Вернее сказать, очарование не проходило уже неделю. По первым своим впечатлениям он решил, что чехи на столетия отстали от Запада. Теперь же он начал приходить к выводу, что все совсем наоборот. Дело вовсе не в том, что Прага выглядела средневековой по сравнению с псевдогородами Соединенных Штатов. Не в том, что здесь можно пересчитать по пальцам жилые небоскребы в две тысячи с лишним квартир, с супермаркетами, театрами и всем прочим. Этот город не модерновый, а — как это будет по-немецки? — Gemutlich.[7] Да, что-то вроде этого. И люди здесь спокойнее, чем в Америке, и больше радуются жизни. Эта их черта даже начала раздражать Бадера.

На деревянную скамью напротив опустился новый посетитель, официантка незамедлительно поставила перед ним кружок и полную кружку пива. Человек тяжело вздохнул и одним глотком опорожнил кружку наполовину.

— Ах! — только и сказал он при этом.

Рекс улыбнулся ему.

Человек махнул кружкой, словно говоря «Ваше здоровье!», и сделал еще глоток. Потом спросил:

— Vous etes un etranger?[8]

Рекс, пригубив свое пиво, отозвался:

— Извините, я не говорю по-чешски.

— А, так вы англичанин! Я почему-то причислил вас к французам. Я большой поклонник всего английского. В студенческие годы я изучал английскую литературу и пришел к убеждению, что ваш лорд Байрон — величайший из поэтов-романтиков.

6

Никто из сидевших за столом как будто не обращал на них внимания и не прислушивался к разговору. Рекс Бадер осушил свою кружку с копченым черным пивом. Словно по волшебству, перед ним тотчас же появилась другая, а на картонном кружке возникла еще одна карандашная метка.

— Американец, не англичанин, — поправил он. — Я разделяю ваши литературные симпатии, но должен сказать, что из поэтов романтического периода предпочитаю все-таки Шелли.

Обратившийся к нему крепко сложенный человек средних лет принадлежал, по-видимому, к зажиточным слоям общества. Он производил впечатление жуира, который, несмотря на свой высокий пост, отнюдь не против заглянуть иногда в заведение вроде «У Флеку» и пропустить пару кружек пивка, послушать грубоватую музыку, съесть сосиску или жирный гуляш. Это последнее блюдо было, очевидно, в таверне фирменным.

— И как вам наша Прага?

— Замечательно. Я вообще впервые в Советском комплексе. Тут много интересного. Много такого, что показалось мне удивительным.

— Да? — собеседник как будто заинтересовался. — И что же, например, удивило вас, сэр?

Рекс призадумался. Надо подстраиваться под предложенную тему разговора.

— Ну, скажем, я не ожидал, что вы живете в таком достатке. Книги, которые я читал, вселили в меня уверенность, что вы далеко отстали от Запада в доходе из расчета на одного человека.

Чех хохотнул:

— Понимаете, уважаемый. Запад — понятие достаточно растяжимое. Если вы обозначаете им все страны, которые не входят в Советский комплекс, то такие государства, как Чехословакия, намного впереди большинства из них по тому доходу, о котором вы упомянули. Но даже если вы имели в виду только Европу и Северную Америку, вы все равно ошибаетесь. Вы ошибаетесь, если считаете, что все капиталистические государства превосходят по доходам на душу населения советские страны.

Он отпил из кружки, прежде чем продолжить:

— Отчаянная конкуренция за больший валовой национальный продукт и доход на душу населения развернулась вскоре после второй мировой войны. Всем почему-то стало дело до этого. Некоторые даже прониклись убеждением, что по этим данным можно решить, что же лучше — капитализм или коммунизм.

— Я тоже так думал, — мягко заметил Рекс.

Собеседник его снова глотнул пива и затряс головой:

— Этим ничего не докажешь. Просто из любопытства я начал изучать данные, которые публиковала Организация Объединенных Наций. Из них следовало, что такие западные страны, как Италия и Япония, не говоря уже о Португалии, Испании и Греции, намного отстают в доходе на душу населения от Чехословакии, Восточной Германии, СССР и даже Венгрии. Но главное даже не в том, кто где находился, а в том, как быстро советские страны прогрессировали.

— Но уж западноевропейские-то государства развивались быстрее, чем восточные, — попытался возразить Рекс.

— Некоторые — да, некоторые — нет. Я не знаю, доводилось ли вам слышать о двоих ваших соотечественниках, Германе Кане и Энтони Винере из Гудзоновского института, которые в 1976 году опубликовали книгу под названием «Год 2000»?

— Я о них ничего не знаю.

Краем глаза Рекс Бадер наблюдал за другими посетителями таверны, подсевшими к ним за стол. Никто не прислушивался к их беседе — все вели свои собственные разговоры.

— Замечательная книга, — сказал чех. — Просто замечательная для работ такого рода. Они нарисовали таблицу общего дохода тридцати самых развитых государств и на основании ее вывели сроки, за которые та или иная страна достигнет валового национального продукта США уровня 1965 года; он составлял тогда 3600 долларов на душу населения. По их подсчетам, Швеции потребовалось бы на это одиннадцать лет. Канаде — двенадцать, ФРГ — шестнадцать, а ГДР — семнадцать. Франции — восемнадцать, Великобритании — девятнадцать, Чехословакии — двадцать, Японии — двадцать два, Италии — тридцать, а Мексике, учитывая темпы прироста ее населения, — сто шестьдесят два года.

Другими словами. Кан и Винер предвидели, что к 1982 году ГДР обойдет Францию и Англию, а Чехословакия, СССР, Польша и Румыния отстанут от нее не так уж далеко.

— Но, разумеется, самый большой ежегодный доход на душу населения был и остается в Соединенных Штатах, — заметил Рекс.

— Вы снова ошибаетесь. Самый высокий доход из расчета на одного человека и Кувейте, арабском государстве, которое торгует нефтью и население которого составляет всего полмиллиона человек. Кстати сказать, отметьте следующее. Высокий доход отнюдь не означает всеобщее благоденствие. Правящий Кувейтом эмир Сабах Аль-Салим — абсолютный монарх. Весь доход — больше полумиллиарда долларов в год идет ему в карман. Простым же арабам достается всего ничего.

Обычного человека заботит не то, каков доход его государства на душу населения, а то, сколько из этого дохода перепадает ему лично и на что он может данную сумму потратить. Если абсолютный монарх или бюрократическое правительство расходуют валовой национальный продукт по собственному усмотрению, тогда граждане этих стран живут на уровне бедности. Прикиньте, сколько потратило на так называемую оборону, на космические программы, на содержание бюрократического аппарата ваше государство.

— А ваше? — воинственным тоном спросил Рекс.

— Согласен. Наши страны безумствуют. Но в этом деле есть еще одна сторона. Каким образом создается валовой национальный продукт и ежегодный доход на душу населения? Раньше было проще. Достаточно было сложить, сколько надоено молока, сколько добыто железной руды, сколько поймано рыбы. Сколько стали изготовлено из этой руды, какое количество сыра сделано из молока и так далее. Однако со временем начали возникать всякие проблемы.

— Что вы имеете в виду? — спросил Рекс, подумав, что все должнократы, какой бы национальности они ни были, одним миром мазаны.

— Давайте вернемся к самому началу борьбы за увеличение валового национального продукта. В вашей великой стране был такой очень популярный комедийный актер — Роберт Хоуп. Его доход, насколько мне помнится, порою достигал миллиона долларов в год. Примерно в те же годы в Советском Союзе блистала Галина Сергеевна Уланова, народная артистка СССР, прима-балерина, которую считали величайшей в мире танцовщицей. Ее зарплата составляла около двадцати тысяч долларов в год; для русских это громадные деньги. Обе суммы, естественно, приплюсовывались к валовому национальному продукту той и другой страны. Разумеется, даже мистеру Хоупу не снились гонорары английских «Битлз», которые тоже входили в валовой национальный продукт Великобритании. А между тем в СССР в то же время более чем в шестидесяти городах имелись филармонические оркестры, зарплата дирижеров которых, вместе взятых, была меньше дохода «битлов».

Рекс хмыкнул.

— Кажется, я начинаю понимать, к чему вы клоните.

— Хорошо. Но самое нелепое еще впереди, ибо актер — это профессия третьей руки. В нашем современном постиндустриальном обществе большинство работающих имеет профессии четвертой руки. Как можно в денежном выражении оценить работу президента благотворительной организации? Или возьмем какого-нибудь известного психиатра, который обслуживает высокооплачиваемых членов общества, например популярного художника. В конце года он посылает ему чек на 25.000 долларов. Художник не моргнув глазом платит, а позже продает жене врача свою картину за ту же сумму. Таким образом, валовой национальный продукт увеличился сразу на 50.000 долларов. Но как оценить работу художника? Он может достичь высот Пикассо и получать миллион долларов за картину, на которую у него ушел день работы. У меня есть знакомый, который вырастил двух котят, продал их по 25.000 долларов каждого и купил себе собаку за 50.000 долларов.

Рекс Бадер громко расхохотался и махнул рукой пробегавшей мимо с тремя кружками пива в руках официантке. Она задержалась у их столика ровно настолько, чтобы заменить кружку и черкнуть карандашом по кружку.

Рекс пребывал уже в блаженной стадии легкого опьянения. Он спросил:

— Ну и что все это означает?

Собеседник его тоже рассмеялся.

— Это означает, что перед нами разыгрывают комедию. В действительности же и передовые западные страны, и Советский комплекс живут в достатке. Этот достаток обеспечивает промышленность. Сегодня уже нет таких, кто голодал бы или не имел жилья, одежды, медицинского обслуживания и всего прочего. Что необходимо для нормальной жизни.

Внезапно чех поглядел на свои наручные часы. Рекс Бадер удивился про себя: в Штатах ныне мало кто пользовался подобными игрушками. Гораздо удобнее было узнавать время по карманному видеофону.

Чех встал.

— Наша беседа доставила мне большое удовольствие, сэр. К сожалению, мне пора. Надеюсь, вам понравится «У Флеку». — Потом прибавил: — Если вы проголодались, закажите сосисочный струдель. Это разновидность мясного пирога. Таверна славится им на всю Прагу.

— Спасибо, — поблагодарил Рекс. — Приятно было поговорить с вами.

Чех снова взглянул на часы и откланялся.

Бадер вновь принялся за пиво. Ну и что все это значит?

Добрых пятнадцать минут он выслушивал лекцию о сравнительном валовом национальном продукте Соединенных Штатов и Советского комплекса. И что? Вне всякого сомнения, это был один из тех, с кем он должен был установить контакт по заданию Роже. Ладно, контакт установили. А дальше что?

Мимо прошмыгнула официантка с подносом, на котором дымились гуляш и какие-то пироги. Рекс припомнил совет чеха. Пиво возбудило аппетит. Он подозвал одну из девушек и заказал себе порцию сосисочного струделя.

Минут через пять официантка шлепнула перед ним на стол заказанное блюдо и удалилась. Рекс внимательно посмотрел на струдель. Он восхитительно пахнул и был обжигающе горячим. Бадер перевернул его вилкой, примеряясь, откуда лучше начать.

На обратной стороне пирога была надпись: ПОЕЗЖАЙТЕ В БУХАРЕСТ.

Решив, что здоровью его эта надпись не повредит, Рекс уничтожил ее вместе со струделем. О'кей, Бухарест так Бухарест.

Вернувшись в отель, он открыл дверь своего номера и направился было в спальню, но вдруг замер. На полу лежал листочек почтовой бумаги. Рекс подобрал его. На нем было написано: «Комната 1052».

Его номер на десятом этаже. Комната 1052, должно быть, тоже. Пройдя в ванную, он разорвал записку на мелкие кусочки и смыл их струей воды. Выглянул в коридор — никого, вышел из своего номера и направился на поиски комнаты 1052.

Бадер обнаружил ее без труда. Как только он встал перед опознавательным экраном, дверь распахнулась.

Он ожидал увидеть того чеха, с которым разговаривал в таверне «У Флеку». Но навстречу ему из кресла, сжимая в руке высокий стакан с коктейлем, поднялся Таг Дермотт.

— Привет, — сказал агент ВБР. — Шелли на днях перечитывал?

— Предпочитаю Китса, — буркнул Рекс, закрывая за собой дверь. — Что вы здесь делаете? Ведь уговор был дожидаться моего возвращения в Штаты. Я тут пробыл всего неделю. Вы что, хотите, чтобы меня разоблачили?

— Положение изменилось. События развиваются быстрее, чем предполагал шеф. Пить будешь?

Рекс покачал головой.

— Уже напился.

Комнатка была значительно меньше его собственного номера. Он присел на край дивана, лицом к Дермотту.

— Что за события?

— Скажи сначала, вышел ты на связь со здешними приятелями нашего друга?

— Не знаю, говорить вам или нет, — произнес Рекс задумчиво.

Агент ВБР нахмурился.

— Это что еще за фокусы? — требовательно спросил он.

— Я никак не разберусь, что происходит и кто кого о чем информирует. Одному известны секреты другого, и наоборот. Если тут дело обстоит точно так же, как в Штатах, то мне никогда не встретиться с теми, кто мне нужен. Они будут избегать меня всеми силами.

Дермотт по-прежнему хмурился.

— А причем здесь мы, Бадер?

— Насколько я понимаю, здесь все причем. Могу, однако, сообщить, что не узнал еще ни единого имени. Так что там за изменения произошли?

— Что тебе известно про «Интерспутник»?

— Да почти ничего. Это аналог нашему «Интелсату», верно?

— Верно. В шестидесятых годах правительство Соединенных Штатов субсидировало исследовательскую программу по спутникам связи, которая имела потрясающий успех. Прошло года три или четыре: русские не выдержали и тоже занялись этим делом. Их первый «Интерспутник» весил больше полутонны и в четыре раза превосходил по размерам все спутники «Интелсат», вместе взятые. Однако это было только начало.

— Но какое это отношение имеет к моему заданию?

— Слушай дальше. Систему «Интелсат» на корню закупили четыре американских транскора: «Ай-Ти-Ти», «Эй-Ти энд Ти», «Вестерн юнион интернешнл» и «Ар-Си-Эй». Они продавали спутниковое время своим клиентам в шестидесяти с лишним странах. Со временем плата за час цветной телетрансляции из Нью-Йорка в Париж возросла с начальных 11.500 до 18.625 долларов. Черно-белые передачи обходились дешевле, но все равно транскоры здорово подзаработали на этом деле.

Рекс решительно не понимал, куда клонит Дермотт.

— О'кей. Ну и?..

— Но это все мелочи по сравнению с тем, что задумано сегодня. Проект такой, что закачаешься.

— О чем вы говорите?

— Ты что, новостей не слушаешь?

— Здесь?

— А видеофон у тебя на что? Ладно, вникай. На днях в Сенат представлен билль, который предусматривает объединение программ «Интелсат» и «Интерспутник». Сенатору Хукеру, адмиралу Уэстоверу и шефу все это очень не нравится.

Рекс призадумался.

— А есть шансы на то, что билль пройдет?

— Он не пройдет, если это будет зависеть от сенатора, адмирала и шефа. Они считают, что это первая настоящая попытка транскоров пробить брешь в занавесе, который отделяет Советы от свободного мира.

— Свободного мира? — переспросил Рекс. — Этим термином все еще пользуются? А почему бы в самом деле не объединить две спутниковые системы в одну? Толку ведь будет гораздо больше. Разумное предложение. И потом — это ведь не первый совместный проект: мы вместе проводили геологические исследования, работали на синоптических станциях и в Антарктиде.

— Здесь случай особый, — пояснил Дермотт. — И последствия его могут быть самыми неприятными. Речь идет не просто о совместных исследованиях.

Рекс молча ждал.

— Билль предусматривает свободное использование обеих спутниковых систем, — сказал Таг Дермотт. — То есть любая страна может пользоваться ими бесплатно.

— Бесплатно?

— Да. Разработана такая структура, при которой на каждую из стран возлагается определенная доля расходов — на основе дохода на душу населения. Прибыли от этого никто не получит.

Рекс присвистнул сквозь зубы.

— Это шаг к интернационализации крупной промышленности, к созданию того самого всемирного правительства. И это только первый шаг. Понятно, что транскоры на этом не остановятся.

— И каким же будет второй шаг?

— Ты что, сам не догадываешься? Объединят все транспортные средства в один транскор и тоже объявят его услуги бесплатными.

Рекс недоуменно воззрился на Дермотта.

— Но зачем? Каждый начнет тогда колесить по свету и забросит все другие дела.

Таг Дермотт покачал головой.

— Мне-то ты что доказываешь? Я стою горой за свободное предпринимательство. Но они — те, кто внес этот билль, — утверждают, что подобного не произойдет. Во-первых, если вспомнить наши современные сверхзвуковые лайнеры, можно сказать, что сегодня колесить по свету может кто угодно. Кроме того, когда путешествуешь, тратишься в основном не на транспорт, а на гостиницы, на еду и на все такое прочее. У них тут, в Советском комплексе, плату за транспорт отменили довольно давно. Ну и что, ты видел кого-нибудь, кто бы целый день катался на метро только потому, что оно бесплатное? Говорят, когда это ввели, сразу резко сократилось количество людей, занятых бумажной работой. То есть создание транскора транспортных средств высвободит сотни тысяч рабочих рук.

— Ну и в чем же опасность?

Дермотт вздохнул.

— Просто-напросто в том, что это начало конца. Стоит интернационализировать средства связи и транспорт, и все — к власти придут транскоры. Не будет ни Соединенных Штатов, ни Советского комплекса, ни других государств.

Рекс Бадер надолго задумался. Наконец он сказал:

— Сомнительно, чтобы билль прошел. Слишком многие конгрессмены заинтересованы в обратном.

Дермотт фыркнул.

— Слишком многие конгрессмены куплены транскорами. Сегодня трудно сказать, где кончается промышленность и начинается правительство. У людей вроде Фрэнсиса Роже в каждом кармане сидит по дюжине конгрессменов.

— Все равно. Советы на это не пойдут.

— А про общественное мнение ты забыл? Сейчас две сверхдержавы монопольно владеют всеми спутниками связи. Приходится платить либо той стороне, либо другой. Так называемый третий мир примет идею бесплатных коммуникаций с распростертыми объятиями.

— О'кей, — заключил Рекс. — Ну, так какое же это имеет отношение ко мне?

Дермотт произнес подчеркнуто медленно:

— Шефу нужно что-нибудь этакое. Что-нибудь такое, что остудило бы пыл американскому Конгрессу и тем парням из Кремля.

Пришла очередь нахмуриться Рексу Бадеру.

— То есть?

— Что-нибудь вроде инцидента с У-2 при администрации Эйзенхауэра. Что-нибудь вроде событий в Чехословакии в 1968 году или в Венгрии в 1956. Что-нибудь вроде Карибского кризиса в годы президентства Кеннеди. Что-нибудь, чтобы подморозить «холодную войну».

— «Холодная война»? Я не слышал этой идиомы сто лет.

— Надеюсь, теперь будешь слышать ее чаще, — угрюмо бросил Дермотт. — Иначе рискуешь остаться человеком без страны. — И прибавил кисло: — Наравне со всеми нами.

Рекс внимательно поглядел на него:

— Скажите, Дермотт, почему вы против всемирного правительства?

— А ты нет? — вопросом на вопрос ответил агент ВБР.

— Я первый спросил. Что касается меня, то я еще не решил.

Дермотт состроил гримасу.

— Потому что я американец и хочу им остаться. Еще не хватало, чтобы ко мне в сограждане набивалась необразованная черная обезьяна откуда-нибудь из Танзании! Пусть таскают свои набедренные повязки и не высовываются!

— Но ведь образование и все остальное — это лишь дело времени. Тем более что создание всемирного правительства пойдет только на пользу подобным процессам.

Таг Дермотт встал, лицо его потемнело от гнева. Он подошел к двери и раскрыл ее.

— Ты получил приказ, Бадер, — произнес он сурово. — Шеф хочет, чтобы ты умудрился расстроить все их планы. Понадобится помощь — разыщи меня: за моей спиной вся наша служба.

Рекс тоже поднялся и направился к выходу.

— Я часто гадал, что же на самом деле произошло с тем У-2, которым управлял Пауэрс.

Таг Дермотт нахмурился.

— Что сие должно означать?

— Его появление над Россией положило конец улучшению отношений между Советами и Западом. Насколько мне известно, в Штатах в то время немало было тех, кто всеми силами стремились не дать Эйзенхауэру поближе сойтись с Хрущевым.

— Думай лучше о своем задании, Бадер, — посоветовал агент ВБР.

Рекс задумчиво направился к своему номеру. Причина, по которой Дермотт вызвал его к себе, скорее всего та, что номер Бадера, несмотря на заверения полковника Симонова, прослушивается. Но откуда Дермотту известно, что под его диваном не спрятан микрофон?

Рекс передернул плечами. В последние дни он просто помешался на подслушивании. Быть может, у агента ВБР есть детектор, которым он проверил свою комнату.

Открыв дверь собственного номера, Бадер переступил порог. Алкогольные пары почти совсем выветрились. Он двинулся было в гостиную, намереваясь заказать себе сливовицы — чешского коньяка, который ему очень понравился.

И застыл на месте.

В гостиной, терпеливо ожидая его, сидели Гарри и Луис.

7

Луис сказал:

— Ты давно читал Китса, Бадер?

Рекс поглядел на него:

— А договор? Решено же было — не подходить ко мне.

Гарри обычным ровным голосом произнес:

— Ты должен был ответить «Колридж». Это не он написал «Сказание о Старом Мореходе»?

Рекс подошел к бару и заказал выпивку, в которой нуждался теперь вдвойне.

— Какая эрудиция у парочки головорезов! — заметил он.

— Эта парочка головорезов, Бадер, как и ты, заканчивала школу, — отозвался Луис.

Со стаканом в руке Рекс уселся в кресло.

— Да ну? Раз уж мы принялись блистать познаниями, какого альбатроса вы надеетесь подстрелить[9] у меня в номере?

— Мы выполняем приказ, Бадер, — проговорил Луис. — На днях состоялось заседание совета директоров нашей фирмы. Мисс Анастасис внесла изменения в твое задание. Ты слышал про билль об интернационализации средств связи?

— Да. — Рекс залпом наполовину опорожнил стакан. Предлагать освежиться гостям он, раздраженный недавней беседой с Тагом Дермоттом, не собирался.

— Вам-то что за дело до него?

— Всех средств связи, — уточнил Гарри, словно втолковывая что-то упрямому ребенку.

— Ну?

— Слушай дальше. У нашей фирмы разносторонние интересы, ты, может, уже сам это понял из ее названия. Нам и только нам одним принадлежит радиосеть, которая связывает между собой букмекеров всего мира. Она распространяется на страны, в которых тотализатор на скачках разрешен официально, и на те, где закон говорит одно, а власти поступают по-другому.

— Понятно.

— Мисс Анастасис и совет директоров прикинули, что из всего этого может получиться, — продолжил объяснение Луис. — Если билль пройдет, наша собственность в тех странах будет сначала национализирована, а затем интернационализована.

Рекс фыркнул:

— Тебя послушать, Луис, — так тебе самому принадлежит кусочек пирога.

— Так и есть, приятель. Маленький, но кусок. Те, кто стоит перед тобой, вовсе не нищие вроде тебя.

— Ладно, хватит, — вмешался Гарри, — давай к делу.

Рекс допил стакан.

— С удовольствием. И в чем же оно состоит?

— Мисс Анастасис считает, что раз основную роль в подготовке этого билля сыграл Роже со своей МСС, то с тобой на связь здесь выйдет какая-нибудь «шишка», имеющая отношение к средствам связи.

— Вполне возможно.

— Ну так вот, приятель, как только это случится, ты должен сообщить нам ее — или его — имя. Мы хотим знать, кто всем заправляет здесь, кто во главе этой шайки, что бьется за интернационализацию коммуникаций.

— Но почему? По возвращении в Штаты я должен был отчитаться перед Софией Анастасис, а вовсе не перед вами.

— Ты слышал пароль, приятель? Эти сведения нужны нам как можно скорее. Мы не можем ждать, пока ты вернешься.

— Но, допустим, я ничего не узнаю?

— Тогда ты сообщишь нам имя другого здешнего босса, такого, что поддерживает транскоры. Такого, что случись что с ним, будет много шума.

Рекс Бадер недоверчиво покачал головой.

— Бог ты мой, — прошептал он, — этим тоже нужен У-2.

— Чего? — переспросил Луис.

— Да так. О'кей, свое поручение вы выполнили. Почему бы вам не убраться? Каждая секунда вашего пребывания тут только добавляет опасности в мое положение. Я же ни с кем не знаком в этом городе. Откуда вам известно, что эта комната не прослушивается?

Луис ухмыльнулся и вынул из кармана маленький металлический приборчик размером с пачку сигарет.

— Ты когда-нибудь видел такую штуку, Бадер? Мы тебе не какие-нибудь нищие частные детективы. Это скрэмблер. В пределах двадцати футов от него отключаются все электронные устройства.

Тем не менее они с Гарри встали и направились к выходу. Рекс последовал за ними.

У самой двери Гарри вдруг повернулся:

— Ты нам не нравишься, Бадер. Придется тебе напомнить, на кого ты работаешь.

Он взмахнул рукой, целясь Рексу в живот, но сделал ошибку, поддавшись искушению помучить жертву словами.

Рекс отпрянул в сторону, втянул живот и оттолкнул от себя руку противника. Потом отставил правую ногу, изогнулся и изо всех сил ткнул растопыренными пальцами правой руки под ребра Гарри. Гангстер как подкошенный свалился на пол, лицо его побелело от боли. Судорожно дергаясь, он пытался сделать вдох.

Рекс развернулся к его напарнику, но Луис знал свое дело. Он отскочил на шаг, рука его совершила неуловимое движение к левому предплечью. Оп! — и в лицо Рексу уставилось дуло маленького автоматического пистолета.

Луис настороженно покачал головой.

— Хватит. Будь доволен, что сумел вырубить Гарри.

— Похоже, вы меня не за того принимали, — бросил Рекс.

— Было дело, — согласился Луис. — Хватит крутить, Бадер. Мисс Анастасис платит тебе не просто так. Мы платим за то, что нам нужно, то бишь за информацию. Не дожидайся второго предупреждения. Ты его не получишь. И не строй из себя супермена из-за Гарри. Будь ты хоть трижды силачом, тебе не справиться с профессионалом, который вооружен пистолетом. Подумай, Бадер. Тебя купили. Отрабатывай свои деньги, а не то пожалеешь. Подумай, Бадер.

Рекс молча разглядывал его, уперев руки в боки.

Гарри, по-прежнему бледный, кряхтя поднялся с пола.

— Ах ты, щенок!.. Да я тебя!.. — прорычал он.

— Не советую, — предостерег Рекс.

Луис вмешался:

— Хватит, вы! Забудем об этом. Ведете себя, как два недоумка. Пошли отсюда, Гарри.

Гарри свирепо поглядел на своего товарища:

— Еще чего! Тебя-то он не тронул. Ты стоял тут как…

— Заткнись, — рявкнул Луис. — Нам некогда.

Гарри повернулся к Рексу:

— Ты мне еще попадешься, щенок!

Рекс кисло улыбнулся:

— А помнишь тот день, в парке перед моим домом? Вы тогда напали на меня со спины. Что ж мне теперь, целоваться с вами только потому, что у нас один босс?

— Пошли, Гарри, — повторил Луис. — Мисс Анастасис не понравится, что мы тут столько торчим.

— Откуда она узнает? — проворчал Гарри.

Луис вздохнул и засунул пистолет обратно в кобуру под мышкой.

— Узнает. Она все знает.

Рекс Бадер не сказал им, что следующим утром уезжает в Румынию. Не сказал и Тагу Дермотту тоже. Ему начало казаться, что его загнали в угол, где всем видно, что он делает. Того и гляди сейчас заявится Дэйв Циммерман или Темпл Норман.

Можно было добраться до Бухареста по подземному сверхскоростному шоссе, поскольку здешние электропаровые лимузины ничуть не уступали в скорости своим западным собратьям, однако Рекс предпочел поглядеть на Советский комплекс с воздуха.

Правда, с самолета толком ничего не разглядишь. Вообще интересно: чем совершеннее средство передвижения, тем меньше у его пассажира возможности любоваться окружающим пейзажем. Когда вы идете пешком, едете на лошади или на велосипеде, вашему взору открываются все красоты местности. Когда же вы садитесь в автомобиль или на поезд, скорость движения существенно мешает вашему восприятию. А уж про самолет и говорить нечего. Аэропорты в обоих концах трассы да редкие проблески земли внизу сквозь разрывы в облаках.

Рекс предугадал правильно. Полет советского сверхзвукового лайнера проходил на высоте, с которой различить что-либо внизу было отнюдь не просто. Разложив на коленях туристическую карту, Бадер добросовестно пялился в иллюминатор. Самолету понадобилось всего несколько секунд, чтобы преодолеть Моравское нагорье.

Рейс оказался не прямым: лайнер совершил промежуточную посадку в Будапеште, городе, который перед слиянием советских государств в единое целое был столицей Венгрии. Первоначальное раздражение Рекса быстро сменилось восторгом: раскинувшиеся по берегам Дуная близнецы Буда и Пешт являли собой воистину великолепное зрелище, ничуть не уступая, скажем, Сан-Франциско или Нью-Йорку.

Самолет снова поднялся в воздух. Некоторое время спустя в салон вышел стюард с подносом. Вот он приблизился к Рексу Бадеру.

— Не хотите ли барака, товарищ? Это венгерский национальный напиток.

Поблагодарив, Рекс взял предложенный стакан. Понюхал и недовольно сморщился: от напитка исходил слабый аромат абрикосов. Нет, сладкие вина не по нему. Однако…

Он наполовину опорожнил стакан с желтоватой жидкостью, и внутренности его словно обожгло огнем. Рекс ошеломленно прикрыл глаза: никогда в жизни не пробовал он напитка крепче.

Он с почтением поглядел на стакан. Даже если барак в самом деле настаивают на абрикосах, то после перегонки в нем не остается ни капли сахара, зато появляется умопомрачительная крепость. Хорош, ничего не скажешь!

Между тем самолет летел над прихотливо извивавшимся Дунаем: наконец, река повернула на юг и исчезла из вида. Если Рекс правильно разобрался в карте, то сейчас они были над Трансильванией. Бихорские горы, Трансильванские Альпы — где-то здесь стоял замок легендарного графа Дракулы. Изредка на вершинах холмов и в самом деле проглядывали развалины древних крепостей.

Ранним полднем лайнер совершил посадку в бухарестском аэропорту «Отопень». У трапа Рекса Бадера поджидала смуглолицая девушка в аккуратно подогнанной летной форме.

— Buna zina, товарищ Бадер, — весело сказала она.

Рекс внимательно поглядел на нее.

— Готов побиться на что угодно, buna означает «добрый». Я знаком с испанским, а румынский, насколько мне известно, тоже относится к романским языкам. Второе же слово скорее всего переводится как «утро» или «день».

Девушка наклонила голову и исподлобья поглядела на Рекса.

— Вы неплохой детектив, товарищ Бадер. Я сказала: «Добрый день».

Рекс шутливо поклонился:

— Весьма польщен. Однако вы ошибаетесь. Я всего лишь жалкий шпик.

Она звонко рассмеялась.

— Мы, разумеется, кое-что о вас знаем, товарищ Бадер. Но не беспокойтесь. КГБ сообщило, что вы не представляете опасности.

— Они подло врут, — ангельским голоском объявил Рекс. — Я чрезвычайно опасен. Особенно для молодых девушек. Вернее, для красивых молодых девушек.

Румынка приложила правую руку к груди и произнесла нараспев:

Вздох оставлю тем, кто любит,
Смех — сердитым на меня.
Буря лодку нашу крутит —
Не страшись, душа моя!

Рекс хохотнул было, но потом вдруг понял. Моргнул, отчаянно пытаясь что-нибудь припомнить, откашлялся и продекламировал:

В сновиденьях о тебе
Прерываю сладость сна,
Мерно дышащая ночь
Звездами озарена.

Девушка снова засмеялась:

— О, да вы, оказывается, романтик! Но откуда эти строчки?

— В школьные годы я серьезно увлекался поэзией. Это Шелли. Первая строфа «Индийской серенады».[10] А вы прочитали мне отрывок из лорда Байрона: «К Томасу Муру».

— Верно, — девушка протянула руку. — Меня зовут Ана Георгеску. Я из НБТО, Национального бюро туристического обслуживания. Я буду вашим гидом, товарищ Бадер.

Он пожал ее ладонь, изящную, но крепкую.

— Откуда вы узнали о моем приезде?

Бок о бок они направились к административному центру аэропорта.

Девушка сказала:

— Едва вы заказали билет на самолет, нас известили об этом наши коллеги из Праги. Мы стараемся как следует принимать почетных зарубежных гостей. Помогаем им освоиться.

— Разве я отношусь к числу почетных гостей?

— Сегодня всякий, кто может себе позволить путешествовать по Советскому комплексу первым классом, является почетным гостем, — насмешливо пояснила девушка.

— Ясно. Что ж, тогда вперед.

— Какой вы нетерпеливый, — кокетливо передернула плечами Ана.

Рекс исподтишка принялся ее разглядывать. Брюнетка. Ростом ему по плечо. Изящный овал смуглого лица, крупный рот. Весьма привлекательна. Лет этак двадцать пять. По-английски говорит не хуже его самого. Умна. Наверняка получила приличное образование, раз цитирует Байрона. И каким-то образом связана с теми людьми, с которыми он должен установить контакт от имени Фрэнсиса Роже.

Ладно, его дело сторона. Им тут виднее, как поступать.

— Рекомендую отель «Атени палас», — сказала девушка. — Он находится в самом центре города. Это удобно еще и тем, что вы сможете попутно принять участие в фестивале.

— В фестивале?

— На дворе же сентябрь, товарищ Бадер. В самом разгаре фольклорный фестиваль. Разве вы не знали? А мы в бюро решили, что вы летите к нам именно поэтому.

Интересно, подумал Рекс, а можно ли подслушать наш разговор? Вдруг за нами следит в бинокль какой-нибудь специалист по чтению по губам. И вовсе не обязательно, что это человек Ильи Симонова.

— Очень занимательно, — вежливо отозвался он. — Вообще-то я просто устал от Праги и решил посмотреть другие крупные города. А тут под руку как раз подвернулся туристическим справочник, где говорилось, что Бухарест называют восточноевропейским Парижем, ну и…

Девушка серьезно кивнула.

— Да, они похожи. Широкие бульвары, скверы, сады, парки. Наша река Дымбовица во многом напоминает Сену в своем пути через город. И потом, Бухарест ведь тоже центр искусств и развлечений. Однако мы пришли. Что вы предпочитаете, товарищ Бадер, поездку по открытой местности или подземное шоссе? Если хотите, я могу вызвать электропаровой лимузин.

Следом за своей спутницей Рекс вошел в административное здание. Аэропорты всего мира являют собой одинаковое зрелище: толпы пассажиров, багажные флоатеры, билетные окошечки с экранами автоматического резервирования мест, всякие разные ларьки и киоски, бары и кафе-автоматы, мерцающие справочные экраны.

Он переспросил удивленно:

— Лимузин? Вы хотите сказать, что у вас разрешен въезд индивидуальным автомобилям в центр города?

Ана улыбнулась.

— Лимузин, о котором я упомянула, принадлежит НБТО, товарищ Бадер. В Советском комплексе больше нет частных автомобилей.

— А в Штатах еще попадаются, — заметил Рекс. — Ладно, согласен. Погляжу на город.

— Если нам удастся пробиться через праздничную толпу, — предостерегла девушка.

Они вошли в дверь, табличка на ней на многих языках, в том числе на английском, извещала, что здесь находится контора НБТО. В помещении сидела всего одна женщина, одетая точно так же, как и Ана. Она так была поглощена чтением информации на стоявшем перед ней телеэкране, что не обратила на вновь пришедших никакого внимания. Похоже, по автоматизации своих услуг НБТО не уступает «Америкэн Экспресс-Кук», знаменитому западному транскору.

Ана Георгеску остановилась перед другим экраном, включила его и проговорила что-то на непонятном Рексу языке. Должно быть, по-румынски. Потом повернулась к Бадеру:

— Сюда, пожалуйста.

Через еще одну дверь они вышли на улицу. У обочины уже стоял лимузин. При их приближении дверца распахнулась сама собой. Этот автомобиль ничем не отличался от тех, на которых Рексу доводилось ездить в Праге: не такой ультрасовременный, как у Софии Анастасис — вернее, не такой вызывающе роскошный. Бадеру подумалось, что европейцы, в отличие от его соотечественников, сохранили у себя некий шарм былого. Они не особенно рвались в завтра. Но нравится ему это или нет, он решить не мог.

Ана задала роботу маршрут.

— А мой багаж? — спросил Рекс.

— Вы найдете его у себя в номере, — улыбнулась Ана. — Мы вовсе не такие дикари, какими вы, видимо, нас считаете.

— И никаких таможен? И международную кредитную карточку предъявлять не надо?

— Вы же прошли через все эти процедуры в Праге, верно? К тому же сегодня нет никакой необходимости при проверке багажа переворачивать его вверх дном. А что касается вашей кредитной карточки, то мы все проверили еще тогда, когда вы только собирались покинуть свою страну. Как только вы заказали авиабилет в Советский комплекс.

— Время мчится вскачь, — пробормотал Рекс, — хотя, должен признаться, порой мне хочется соскочить с лошади — или с кого там? осла? мула?

Девушка рассмеялась, хотя острота получилась не бог весть какая.

Лимузин тронулся. Вскоре они по мосту переехали Дымбовицу. Рекс уже заметил, что Бухарест выглядит современнее Праги, в нем куда больше жилых небоскребов западного типа. Интересно, сколько времени понадобится псевдогородам, чтобы достигнуть Балкан?

По дороге Бадеру не раз бросались в глаза приметы фестиваля. Если в Праге он видел национальную одежду только в ночных клубах да в средневековых тавернах вроде «У Флеку», то здесь она встречалась повсюду. Мужчины и женщины — все были в красиво расшитых народных костюмах. Преобладали яркие цвета: красный, зеленый, белый, золотисто-голубой.

По улицам, часто рука об руку, бродили людские толпы, горланившие веселые песенки. Причем аккомпанемент им как будто и не был нужен. То и дело машина тормозила или даже вовсе останавливалась — дорогу преграждали лихо разгулявшиеся посреди мостовой плясуны. Наблюдая за одним из таких танцев. Рекс тут же окрестил его про себя «неистовым». Танцевали по-всякому: то дюжина мужчин, положив друг другу руки на плечи, топталась по кругу в сумасшедшем ритме, то их место занимали женщины, а порой женщины и мужчины плясали вместе. Лица людей раскраснелись — от напряжения, от спиртного или от того и другого вместе.

Во время одной из таких остановок лимузина к Рексу Бадеру обратился через раскрытое окошко плясун с затуманенным взором, едва стоявший на ногах. Он сунул Рексу в руку выпуклую бутылку и что-то пролепетал. Бадер разобрал только последнее слово: «лихьер».

Ана спокойно перевела:

— Он приглашает вас выпить вместе с ним цуйки.

— А что такое цуйка или как там вы произнесли это слово? — поинтересовался Рекс.

— Попробуете — узнаете, — отозвалась девушка сухо. — Это румынский национальный напиток. — И добавила: — Отказаться — значит нанести обиду.

Рекс поглядел на бутылку. Пробки на ней не было. Он поднес горлышко к губам, сделал глоток…

— Ооох!

Крепостью этот напиток ничуть не уступал венгерскому бараку.

Плясун пьяно улыбнулся Рексу, забрал у него бутылку и поплелся прочь.

— Для вас, как я погляжу, фестиваль не шутка, — бросил Рекс. — И долго это будет продолжаться?

— Всю ночь.

— Начавшись сегодня утром?

— Начавшись вчера.

Машина свернула налево — как пояснила Ана, на бульвар Киселева. Глядя по сторонам. Рекс решил, что Бухарест вполне заслуженно называют восточноевропейским Парижем.

Толпа на улицах становилась все плотнее. Тут и там виднелись оркестрики бродячих музыкантов: скрипачи, гитаристы, аккордеонисты — словом, что душе угодно. Попадались и одиночки. Большей частью музыканты были цыгане; один из них вел на цепи медведя.

— Куда мы направимся после отеля? — спросил Рекс.

— Если вы не возражаете, поедем осматривать город.

Рекс поглядел на девушку.

— Вы ни с кем не хотели бы меня познакомить?

Ана быстрым движением поднесла пальчик к губам. При этом вид у нее был такой, словно она всего лишь хотела подправить слой помады.

— Да вроде нет. А с кем бы вам хотелось встретиться? Боюсь, у нас в Советском комплексе не водится частных детективов. Поэтому не рассчитывайте, что вам удастся пообщаться здесь на профессиональном уровне.

— О'кей, оставим это. В Штатах любой автомобиль, общественный или личный, управляется компьютером, память которого хранит сведения обо всех поездках. Если необходимо, компьютер может записать разговор, который ведут пассажиры в салоне. Ваша автоматизация до такого уже дошла?

— Уже перешла, товарищ, — сказала Ана ровно. — В Советском комплексе записываются все разговоры, которые ведутся в салонах автомобилей. Наша полиция считает, что это весьма эффективный метод слежки за предполагаемыми шпионами и другими врагами народа. Причем записываются разговоры не только в автомобилях, но и во всех общественных зданиях, а также почти во всех квартирах. Это очень удобно.

— Разумеется, — мрачно согласился Рекс. — Однако что значит «почти во всех квартирах»? Бывают исключения?

— В автомобилях и домах членов партии, которые занимают ответственные посты, подобные устройства отсутствуют, поскольку крупные правительственные чиновники, каковыми они все являются, вряд ли станут заниматься подрывной деятельностью. Кому придет в голову подрывать самого себя?

Машина еле двигалась. Народу на улицах все прибавлялось. Пестрые национальные костюмы, вереницы плясунов — картина была просто феерическая.

Рекс Бадер глядел во все глаза.

— Это ваша повседневная одежда? — спросил он, имея в виду костюмы гуляк.

— Ну что вы! — рассмеялась Ана. — Конечно, нет. Однако мы, румыны, больше всех других европейских народов привержены традициям в одежде. Наши люди гордятся своими костюмами и надевают их только по особым случаям.

Лимузин вполз на большую площадь. Рекс невольно восхитился мастерством компьютера, который управлял автомобилем, — казалось, в толпе яблоку некуда упасть.

— Это площадь Победы, — тоном гида объявила девушка. — Если хотите, могу рассказать, как она получила свое название.

— Наверно, не стоит. Ведь в каждом городе на земле есть площадь либо проспект Победы независимо от того, сколько раз то или иное государство терпело поражение в войне. Кстати сказать, я что-то не припомню ни единой площади Поражения.

Автомобиль выбрался на широкий бульвар. Ана сказала — в голосе ее слышалось удивление:

— Вы правы. Эта улица называется проспектом Победы.

На проспекте народу было поменьше, чем на одноименной площади, но все равно достаточно. Метр за метром лимузин продолжал движение.

Наконец он остановился у подъезда отеля.

Здание это выглядело так, словно было построено по меньшей мере полвека назад. В Штатах же сегодня не осталось ни одного отеля даже двадцатилетней давности. Они уступили свое место более современным гостиницам.

Однако ультрамодерновым американским отелям была присуща некоторая, что ли, стерильность, которая, как заметил Рекс, напрочь отсутствовала во всех европейских гостиницах, где ему довелось останавливаться.

Выбравшись из машины, Рекс и Ана направились было ко входу. Но их тут же разлучили, увлекли в разные стороны две группы разгоряченных танцоров. Одна компания поглотила смеющуюся Ану, а другая потащила за собой Рекса.

Ана что-то крикнула ему, но он не расслышал. Лицо ее вдруг приобрело тревожное выражение, а потом широкие спины похитителей скрыли девушку от Бадера.

Кто-то сунул ему в руки бутылку. Пышногрудая молодая поселянка в бело-голубом с золотом платье, задорно хохоча, прильнула к Рексу, обвила его руками за шею и крепко поцеловала.

— Эй! — только и смог вымолвить он.

Его влекли все дальше по улице. Зеваки, которые стояли у входа в отель, засмеялись неловкости его положения, но потом их внимание привлекло что-то другое.

Рекса несли, кружили, раскачивали, пихали. Шум, гам; потные раскрасневшиеся люди; их неуверенные движения свидетельствовали об избытке пропущенных стаканчиков цуйки. Он оглянулся по сторонам, ища, кому бы отдать бутылку, но у всех тех, кто танцевал рядом с ним, были в руках свои собственные флаконы и фляги.

На дороге возник старомодный цыганский фургон, который тащили за собой лошади, — весь разрисованный, скорее карнавальная принадлежность, чем настоящий.

Рекс начал уставать. Знай он, что это за танец, он попытался бы присоединиться к плясунам, чтобы не нарушать компанию. А так — оставалось лишь держаться на ногах.

Толпа надавила, и Рекса прижали к задней стенке фургона. В каком-то особенно неистовом повороте взметнулись высоко в воздух юбки и шали. Бадер почувствовал, как за его спиной открывается дверь.

Кто-то толкнул его в грудь. Он не устоял — и очутился внутри фургона.

Дверь захлопнулась.

Ровный голос произнес:

— Добро пожаловать в Румынию, Рекс Бадер.

8

Рекс кое-как сел, потом поднялся, свирепо озираясь.

На деревянной скамейке у борта фургона расположились двое прилично одетых мужчин.

— Извините нас за тот романтический способ, которым мы вышли на связь с вами, — сказал один из них.

— О'кей. Мне за это и платили. Кстати, какой пароль?

Ему на самом деле было интересно, каков будет ответ. Ведь паролей у него в запасе мешок и маленькая корзинка.

— Байрон, естественно.

— Шелли. Но меня уже приветствовали Байроном. Что сталось с мисс Георгеску? По правде сказать, она выглядит получше вас обоих, вместе взятых.

Он ладонью отряхнул пыль с брюк.

— С Аной ничего не случилось, — отозвался другой мужчина. — Она выполнила свое задание и привела вас сюда. Нам показалось, что таким образом легче всего будет избавиться от возможного «хвоста». У Аны теперь полное алиби: она вас потеряла. Когда вы вечером возвратитесь в отель, слегка навеселе и малость подустав, никто не сочтет это странным.

Рекс поглядел на своих похитителей. Умные лица; примерно одного с ним возраста. Первый — светловолос, похож на славянина; другой, темненький, — скорее всего румын. Оснований не доверять им вроде бы нет.

— Откуда вам известно, что эта телега не прослушивается? — спросил он, добавив про себя: «Совсем свихнулся, малый».

Мужчины заулыбались. Фургон между тем уже пришел в движение; цоканье лошадиных копыт слышалось даже сквозь визгливые крики танцующей на улице толпы. Блондин взмахнул рукой.

— Посудите сами, мистер Бадер, ну какой полицейской ищейке придет в голову устанавливать подслушивающее устройство в этакой развалюхе? Садитесь, нам довольно далеко ехать.

Рекс последовал приглашению. Окна фургона были задернуты изнутри плотными занавесками. Все хранили молчание. Минут через десять-пятнадцать шум гулянья отдалился и цоканье копыт стало слышно отчетливее.

— Куда мы едем? — спросил Рекс.

Темноволосый молча покачал головой.

Дорога как будто пошла под уклон. Шум карнавала окончательно затих. Рекс подумал, что, наверно, они въехали в какой-нибудь гараж. Фургон остановился, один из мужчин встал.

— Вот мы и на месте, — сказал он, распахивая дверцу.

Фургон стоял в помещении, которое, как правильно догадался Рекс, служило гаражом. Невдалеке виднелось несколько лифтов. По-прежнему сохраняя молчание, Рекс со спутниками вошли в один из них. Створки мягко сомкнулись, блондин что-то произнес по-румынски. Лифт пошел вниз и через два или три этажа остановился. Его дверь открылась в пустой коридор. Темноволосый шагнул вперед. Рекс за ним. Блондин составлял арьергард.

Они остановились перед большой массивной дверью. Темноволосый пробормотал что-то в опознавательный экран. Потом встал справа от входа, а его товарищ — слева.

О'кей, подумал Рекс и переступил порог.

Комната, где он очутился, представляла собой конференц-зал. Главенствующее положение в нем занимал огромный стол, за которым сидело человек десять. Все они с интересом воззрились на Рекса. У дальнего торца восседал полковник КГБ Илья Симонов.

За спиной Рекса Бадера захлопнулась дверь.

После довольно долгой паузы Рекс, прокашлявшись, проговорил:

— Мы же, кажется, договорились, что вы не будете мне мешать.

Надменный полковник контрразведки в ответ продекламировал:

Ах, милый, ты не одинок:
И нас обманывает рок…[11]

— Не правда ли, мистер Бадер?

Воспари сейчас советский разведчик над столом, Рекс Бадер, вероятно, изумился бы не более. О случайном совпадении тут не могло быть и речи.

Сознавая, что ставит себя в глупое положение, он все-таки не удержался:

— Вам известно, кого вы только что процитировали? Это же Роберт Бернс!

— И это означает, что мы сотрудничаем с мистером Дэвидом Циммерманом. Вы правильно подумали, мистер Бадер. Весь вопрос в том, с кем сотрудничаете вы?

Рекс обвел взглядом сидевших за столом. Они молчали, но внимательно прислушивались к разговору. Бадер снова посмотрел на полковника.

— Честно говоря, я еще не решил.

— Судя по нашим данным, Рекс Бадер, вы не двойной агент, а тройной и даже, если считать меня, четверной. Но мы забыли про Дэйва Циммермана. Итак, мистер Бадер, вы тайный агент пяти враждебных друг другу сторон. Не слишком ли много?

Рекс проигнорировал откровенную насмешку в голосе Симонова. Кивком головы указав на стол, он спросил:

— Кто эти люди?

— Те, с кем вы должны были выйти на связь. Однако ситуация такова, что они пребывают в сомнении, стоит ли им это делать.

Рекс поочередно оглядел всех, одного за другим.

— Вы влиятельные ученые, инженеры, преподаватели и так далее, которые заинтересованы в дальнейшей интернационализации транскоров с целью создания опирающегося на них всемирного правительства?

Один из сидевших за столом, пожилой человек, кивнул:

— Можно сказать и так.

У противоположного тому, где сидел Илья Симонов, торца стоял свободный стул. Не дожидаясь приглашения, Рекс опустился на него и тяжело вздохнул. Вдруг он понял, что в комнате находится и тот самый чех, с которым они беседовали в таверне «У Флеку». Бадер кивнул, получил радостный кивок в ответ, но этим дело и ограничилось.

— О'кей, — наконец заговорил Рекс. — Полагаю, пришла пора выложить карты на стол.

— Единственная трудность, — заметил Симонов, — в том, что вы, Бадер, играете за пятерых. Должен сказать, что даже для меня такая цифра удивительна.

Рекс нахмурился.

— Чего ради было втягивать меня в это дело, если у вас и без того уже налажен контакт? Вы что, сами не могли справиться?

— И раскрыть себя? — резонно возразил Симонов. — Я ведь, понимаете ли, тоже в некоторой степени двойной агент. По правде сказать, связь с группой мистера Циммермана я установил уже после нашего с вами расставания. Я не подозревал об их существовании до тех пор, пока вы меня на них не вывели. Но, мистер Бадер! Поясните нам, пожалуйста, на кого вы все-таки работаете. Кто из пяти: Фрэнсис Роже, мисс Анастасис, мистер Кулидж, тайная полиция Советского комплекса или мистер Циммерман? На кого из них?

— Пожалуй, на себя, — проговорил Рекс.

В голосе его собеседника послышались зловещие нотки:

— Мистер Бадер, в той самой игре, где вы предлагали выложить на стол карты, ставки чрезвычайно высоки.

— Мне ли этого не знать? — горько заметил Рекс. — Они такие высокие, что я хотел сбежать, когда игра только еще начиналась. Но испугался.

Илья Симонов презрительно поглядел на него, однако смолчал.

Рекс продолжал:

— Отвергая предложение Роже, я вовсе не опасался за свою жизнь. Тоже и с Дэйвом Циммерманом, хотя он вел себя несколько грубовато. Но вот Всеамериканского бюро расследований я боюсь. Правда, не так, как КГБ и «Международного производства всякой всячины». Постепенно я пришел к убеждению, что наступит время, когда я покажусь лишь кому-нибудь из этой троицы или всем сразу. Они ведь не скрывали от меня своих планов, и я узнал слишком много.

— Ну и что?

— А то, что вряд ли вы станете убирать человека, который, как вы считаете, куплен вами вместе с потрохами. Я постарался убедить каждого, что работаю именно на него. Когда партнеры жульничают, полковник, нужно быть ослом, чтобы продолжать играть честно.

Самый пожилой из присутствовавших за столом, по всей видимости негласный председатель собрания, рассмеялся.

— Но так кого же вы все-таки представляете? — спросил он.

— Себя, — отозвался Рекс.

Слушатели нахмурились, и он прибавил медленно:

— В самом начале этого дела я твердил направо и налево, что не интересуюсь политикой. Однако теперь я понял, что это далеко не так. И потом, должно быть, мне передалась по наследству частичка отцовского идеализма. Я вовсе не хочу, чтобы на меня или на кого-то другого начали падать бомбы. Мне очень нравится идея всемирного правительства. Вопрос только в том, кому из вас удастся создать его без бомб?

Некоторые продолжали хмуриться. Потом все они заговорили между собой на каком-то славянском, как решил Бадер, языке.

Наконец председатель сказал:

— Очень хорошо, мистер Бадер. Вы должны были передать нам послание от Фрэнсиса Роже из МСС. Изложите его, пожалуйста.

Рекса не пришлось упрашивать. Время от времени его прерывали вопросами. Каждый из сидевших за столом задал по крайней мере один вопрос. Бадер отвечал так, как научил его Роже.

Председатель кивнул.

— Очень хорошо. Откровенно говоря, вы сообщили нам мало такого, чего мы уже не знали бы. У нас достаточно источников информации, и полковник Симонов не последний среди них.

Рекс поглядел на разведчика.

— Вы же изображали из себя сторонника Джона Кулиджа! Когда же ваши взгляды успели так резко перемениться?

Симонов обратился к председателю:

— Товарищ, быть может, нам немного просветить мистера Бадера?

Пожилой кивнул.

— Насколько мне известно, мистер Бадер, вы обладаете определенными познаниями в политэкономии. Однако там у себя, на Западе, вы зачастую неправильно воспринимаете ситуацию в странах Советского комплекса.

Он откинулся на спинку стула, помолчал и заговорил размеренным голосом:

— Мистер Бадер, русская революция 1917 года победила благодаря стечению обстоятельств. История не была готова к выходу большевиков на сцену. Во многом для последователей учения Маркса и Энгельса, да и для мира в целом, эта революция оказалась трагедией. Экономика России была подорвана первой мировой войной; прибавьте сюда еще слабость правительства. Ленин получил возможность, о которой до тех пор мог только мечтать. Выступая на Съезде Советов, он заявил, что теперь, когда большевики взяли власть, их задача — построение первого в мире социалистического государства. Он ошибался, мистер Бадер. В то время Россия не была готова к социализму, и никакое правительство не смогло бы его построить. Социализм, чем бы вы его не считали — блажью, злом, нелепостью или невозможностью, предполагает высокоиндустриализованное общество, каковое в России отсутствовало.

Он сделал паузу и посмотрел на Рекса.

— О'кей. Пока вы не открыли мне ничего нового, — сообщил тот.

— Я понимаю. Заметьте себе, мистер Бадер, что старые большевики были идеалистами. Революционеры в первом поколении, готовые погибнуть за свои, пусть даже ошибочные, убеждения. Многие и в самом деле погибли, когда пришло второе поколение, которое возглавлял Сталин. Он и сам как будто принадлежал к старым большевикам, но был достаточно умен и потому принялся планомерно уничтожать своих прежних товарищей. Его поколение было вторым поколением партократов, которые ставили перед собой задачу модернизировать отсталую Россию и подготовить ее к истинному социализму. Третье же поколение партократов, мистер Бадер, Ленин назвал бы оппортунистами чистой воды. Старые большевики устанавливали себе зарплату не больше той, что получал на заводе обычный механик. Суммы же, которые выплачивались представителям «младого племени», ничуть не уступали окладам западных специалистов. Так зародился, если воспользоваться термином югослава Милована Джиласа, новый класс. Более того, этот новый класс занялся самоувековечиванием. Дети партократов обучались в лучших школах, вступали в партию и со временем занимали самые прибыльные посты. Постепенно такое положение дел стало правилом. Партия превратилась в правящую касту.

— Мне все это известно, — нетерпеливо заметил Рекс.

Пожилой человек снова кивнул.

— По мере же индустриализации общества ситуация все более стала напоминать ту, которая существует на Западе. Как капиталистам старого типа уже не по силам совладать с транскорами, так и политикам Советского комплекса не сдержать промышленного взрыва. Политики не могут управлять производством, мистер Бадер. Для этого требуются ученые, техники, инженеры, квалифицированные механики — словом те, кого вы называете должнократами. Энергичные, с высоким коэффициентом интеллектуальности. Энергии у политиков часто хоть отбавляй, но просто удивительно, что только у единиц из них высокий КИ. Очевидно, чтобы стать политиком, много ума не надо.

Он перевел дух и заговорил медленнее.

— Время партократов, мистер Бадер, сознают они это или нет, прошло. Нам, тем, кого вы на Западе называете должнократами, от них больше вреда, чем пользы. Будущее за транскорами. Государственные границы отжили свое.

— О'кей, — заключил Рекс. — Что же мне передать мистеру Роже?

Председатель помедлил с ответом, поглядел на своих коллег. Некоторые кивали, но все хранили молчание. Неразговорчивая попалась компания, подумал Рекс.

Председатель повернулся к нему:

— Это дело не пяти минут, но чем скорее мы начнем, тем лучше. Поторопите мистера Роже с проведением через ваш Конгресс билля об интернационализации средств связи. Если этот законопроект пройдет, то наверняка будет организован международный симпозиум, и партократам волей-неволей придется согласиться на наше в нем участие. Они, быть может, попробуют повернуть процесс вспять, но мы, советские должнократы, приложим все силы, чтобы этого не произошло. Нам кажется, что популярность этой идеи приведет в конце концов к ее триумфу. Если же по данному вопросу будет достигнуто соглашение между правительствами Запада и Советского комплекса, то встанет задача создания транскоров нового типа, с базой скорее всего в Швейцарии. Вот этот вопрос, мистер Бадер, мы и хотели бы обговорить с нашими западными коллегами. Обговорить и выработать планы на будущее. На очереди — транспорт. Скажите все это мистеру Роже.

— О'кей, — согласился Рекс. — Да, я хотел спросить… Что здесь делает полковник Симонов? Мне как-то не по себе от того, что мы обсуждаем такие важные дела в его присутствии.

Рексу ответил сам Симонов:

— Среди бюрократов Советского комплекса хватает таких, как я, Бадер. Не скажу, что все, но многие ожидают смены власти. Да, в высших государственных эшелонах процветают кумовство и местничество, но мы, те, кто на самом деле работает, вовсе не идиоты. Сотни и тысячи людей ничего не имеют против всемирного правительства, которое опиралось бы на транскоры. Вряд ли стоит пояснять, что я отношусь к их числу.

— Но как же ваше сотрудничество с Дэйвом Циммерманом?

— Нам интересны идеи, которые он выдвигает. Поймите: когда партия лишится власти, нам в Советском комплексе придется создавать новые общественные институты. Разумеется, о возврате к царизму или к классическому капитализму никто не говорит. Что касается меня лично, то мне не особенно по душе и ваша штатовская диспозиция с одним голосом за один заработанный доллар.

— Что же, по-вашему, необразованный чернорабочий может управлять государством с тем же успехом, что и физик-ядерщик? — поинтересовался Рекс.

Симонов отрицательно помотал головой.

— Нет. Люди не созданы равными друг другу — в том смысле, что одни из них гораздо ценнее для общества, чем другие. Но почему бы не попробовать такой путь? У каждого голосующего первоначально имеется один голос. За каждую дополнительную единицу коэффициента интеллектуальности — КИ, как вы его сокращенно называете, — после цифры 100 он получает еще один голос. Скажем, у человека с КИ 101 будет два голоса, у того же, чей КИ равен 150, - пятьдесят один голос.

— Интересное предложение, — кивнул председатель.

Рекс передернул плечами.

— О'кей. Ну что ж, это все?

— Все, — подтвердил председатель, вставая.

За ним поднялись и остальные. Общество разбилось на оживленно переговаривающиеся группки. К Рексу подошел Илья Симонов.

Он добродушно хлопнул Бадера по плечу:

— Мистер Бадер, вы Макиавелли наших дней. Вами гордился бы сам Сталин.

Откинув голову, он громко расхохотался:

— Играть сразу на пять сторон! Конечно, где-нибудь да повезет!

Рексу пришлось улыбнуться в ответ.

— Полковник Симонов, вы наверняка и сами штудировали «Государя».[12] Мне почему-то кажется, что вам известно обо всех разговорах, которые я вел в последние несколько недель.

Полковник хохотнул.

— К сожалению, не обо всех. На ультрасовременные скрэмблеры, которые применяет, скажем, мистер Роже, противоядия еще не придумано.

Он презрительно фыркнул.

— Но портативные вроде тех, которыми пользуются ваши приятели Луис Костелло и Гарри Беллини — другое дело. Эта парочка была слишком уверена в своей безопасности. У нас записаны все их разговоры до единого слова.

Покачав головой, Рекс дружески похлопал полковника по спине:

— Ну и в переплет я попал!

И озадаченно нахмурился. Неужели советский полковник носит корсет?

Симонов заметил недоумение Рекса и правильно его истолковал. Он снова расхохотался:

— Это всего лишь бронежилет, мистер Бадер. Он трижды спасал мне жизнь. Чтобы пробить его, потребуется лазер.

— Да, — повторил Рекс, — ну и в переплет я попал! О'кей, как мне вернуться в отель?

— Так же, как попали сюда, — отозвался Симонов, — в цыганском фургоне.

Насколько Рекс мог судить, его повезли той же самой дорогой. Сопровождали его прежние охранники или кто они там были. Вскоре послышался шум народного гулянья. Фургон остановился.

Светловолосый парень сказал:

— Мы сейчас позади отеля «Атени палас». Мисс Георгеску встретит вас в холле. Она будет делать вид, что сильно встревожена вашим исчезновением. Засмейтесь и скажите, что очень неплохо провели время. Если хотите, притворитесь подвыпившим. Поднимитесь к себе в номер, вечером Ана зайдет за вами, и вы вместе отправитесь на экскурсию по городу. А утром поезжайте в аэропорт: вам заказано место на рейс до Парижа. Оттуда доберетесь до Большого Вашингтона.

— Именно так?

— Да.

Сначала все шло как по маслу. Ана Георгеску была страшно расстроена и все время извинялась. Рекс добродушно посмеивался. Договорившись с девушкой о встрече вечером, он прошествовал в свой номер, мечтая о ванне, стаканчике чего-нибудь крепкого и свежей одежде. Денек выдался хлопотливый.

Он решил сперва выпить, а уж потом искупаться и переодеться, но едва Бадер заказал себе цуйки — эта штука ему очень понравилась, — как загудел зуммер опознавательного экрана.

Он включил изображение: перед дверью стоял Луис.

Рекс замысловато выбранился.

Может, не открывать? Да нет, надо дознаться, что нужно гостю. Бадер нажал на кнопку.

Вошли Луис и Гарри, а за ними — Таг Дермотт. Увидев его, Рекс вздрогнул. Он уже начал привыкать к самым неожиданным связям, двойной игре и всему такому прочему, но вот чего он не ожидал, так это сотрудничества Всеамериканского бюро расследований и мафиози.

— О'кей, — вздохнул он. — Заказывайте выпивку, если хотите, и рассаживайтесь. Чем обязан, джентльмены?

Гарри холодно поглядел на него.

— Не паясничай, Бадер.

— Извини, — Рекс глянул на Дермотта.

Агент ВБР, проигнорировав приглашение выпить, опустился на кушетку. Лицо его было непроницаемым.

— Ты встретился с теми, с кем должен был встретиться.

Утверждение, не вопрос.

— Верно.

— Что они тебе сказали?

Рекс Бадер помедлил с ответом.

— Не крути, Бадер, — предостерег Луис. — Тебе заплачено, так что давай выкладывай.

— Их заинтересовало предложение Роже. Они хотят и дальше иметь с ним дело.

Таг Дермотт что-то пробормотал сквозь зубы.

— Имена? — мягко спросил Гарри.

— Они мне не представлялись.

— Где ты с ними встретился?

— Не знаю. Меня привезли в закрытом экипаже.

Таг Дермотт подался вперед.

— Слушай, Бадер. У нас есть приказ покончить со всей этой швалью раз и навсегда. Нам нужно имя какой-нибудь «шишки», что занимает такое же положение, что и Роже.

Рекс задумчиво поглядел на него:

— Что-то мне сомнительно, чтобы ты работал на Джона Кулиджа. Такие вещи не в его стиле. Он против транскоров — да, но он не одобрит убийства или что там у тебя на уме.

— Не твое дело, Бадер, — буркнул Дермотт.

— По-моему, ты продался Софии Анастасис.

Гарри одобрительно хмыкнул, потом сказал:

— Только посмотрите, кто тут распинается о продажности. Да ты и родную мать готов продать, Бадер. Нам нужно имя какого-нибудь босса. Чтобы после его смерти никто про этот паршивый проект уже не вспоминал. Только не говори, что ты вообще никого тут не знаешь.

— Ваш скрэмблер работает? — спросил Рекс.

— Естественно.

— И никто нас подслушать не может?

— Я же тебе сказал, что он работает!

— Пожалуй, я могу назвать одну фамилию, — произнес Рекс медленно.

— Это крупный чиновник, замешанный в наше дело?

— Да.

— Если его уберут, причем явно агенты Запада, шуму будет много?

— Если это произойдет, арестуют сначала всех американских шпионов в Советском комплексе, потом всех советских шпионов в Штатах. Всяким отношениям между Востоком и Западом придет конец.

— Отлично, — заявил Дермотт. — Кто он?

— Полковник Илья Симонов. Если я правильно понял, он один из главных застрельщиков в этом деле, и потом — он важный правительственный чиновник.

— Ты знаешь, где он сейчас?

— Где-то в Бухаресте.

Троица вскочила на ноги.

— Мы найдем его, — бросил Луис зловеще.

Рекс Бадер поглядел на захлопнувшуюся за ними дверь.

— Боюсь, ребятки, он найдет вас раньше.

ЭПИЛОГ

Рекс Бадер снова сидел в кабинете Фрэнсиса У.Роже, председателя совета директоров Международной корпорации средств связи. Как и раньше, они были втроем: Рекс, Роже и его помощник Темпл Норман.

— Вот так все и было, — говорил Бадер. — Вернувшись, я возвратил обратно их деньги Кулиджу и мисс Анастасис. Разумеется, через видеофон. Лично я с ними не встречался. Вернул деньги и сообщил, что никаких имен не узнал. Правда, не стал уточнять, что и не пытался этого сделать. Быть может, я чуть-чуть слукавил, когда сказал мисс Анастасис, что ничего не знаю о двух ее людях, Луисе и Гарри. Она намекнула в разговоре, что ни об одном из них ни слуху ни духу. Кулидж на меня разозлился, но даже не упомянул про Тага Дермотта. Видно, он даже не знал, что Дермотт укатил в Европу.

Откашлявшись, Рекс продолжил:

— По нашему соглашению я оставляю акции себе, ибо выполнил задание. Начальный контакт установлен.

Роже кивнул.

— Мы ожидали немножко большего, но тем не менее вы можете сохранить акции, которые были выданы вам авансом. Мы ожидали, что вы глубже проникнете в Советский комплекс и завяжете больше связей с интересными людьми.

— В этом уже не было необходимости, — заметил Рекс.

— Мне кажется, вы очень мило там пробездельничали, — саркастически бросил Темпл Норман.

Рекс поглядел на него.

— Есть еще одна вещь, о которой я до сих пор не доложил.

Роже нахмурился.

— Что же это, мой дорогой Бадер?

Рекс продолжал смотреть на Нормана.

— Как-то раз вы со своим обычным чванством спросили меня, что мне удалось определить как детективу. Вы когда-нибудь слышали о Шерлоке Холмсе, мистер Норман?

— Разумеется. К чему вы ведете, Бадер? — ноздри Темпла Нормана широко раздулись.

— Так вот. Холмс однажды заметил, что если от факта отсечь невозможное, то то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и будет истиной.

Фрэнсис Роже спросил недоуменно:

— И что же это за неправдоподобная истина?

— Ваш ближайший помощник, член одного из богатейших старых семейств страны, — предатель. Он продал вас Джону Кулиджу или мисс Анастасис, а может, обоим сразу.

Темпл Норман величественно возмутился:

— Да вы с ума сошли!

— Не похоже, — Рекс перевел взгляд на Роже. — Этот кабинет не прослушивается. Ваши слова подтвердил полковник Симонов, а уж ему ли не знать этого. Вы хранили мою миссию в тайне. Я не встречался ни с кем, кроме Темпла Нормана и вас. Зачислять в предатели вас, мистер Роже, бессмысленно. Но кто-то добросовестно информировал обо всем ваших врагов и сообщил им даже наш с вами пароль. Это мог сделать только один из нас.

Он снова повернулся к Темплу Норману.

— Ничего невероятного здесь нет. Налоги на наследство, на прирост капитала, корпорационные пошлины и все такое прочее весьма приуменьшили размеры семейного богатства, но кое-что еще осталось. Я не знаю, на чем вы с ней спелись, но мне ясно, что ни мисс Анастасис, ни вы не хотите укрепления могущества транскоров.

Рекс посмотрел на Роже:

— Рекомендую вам выбрать себе нового помощника, мистер Роже.

Магнат повернулся к своему секретарю:

— Ну что ж, Темпл… Мы это обсудим, позднее.

— Но, сэр…

— Убирайтесь!

Норман исчез.

Рекс выпрямился:

— Я, пожалуй, тоже пойду.

— Нет.

Бадер неуверенно улыбнулся:

— Задание-то выполнено.

Фрэнсис У.Роже покачал головой.

— Закончилась только первая глава нашей с вами истории, Бадер, мой дорогой Бадер. У меня есть для вас новое задание.

— О нет!

Пер. ID,I. Reynolds М. The l-ive Way Secrel Лает. N 2–3, April-May, 1969. перевод на pyсский язык, Королев К. М.

ФИЕСТА ОТВАЖНЫХ

1

Наконец-то Сид Джейкс — Контролер Секции «G», Бюро Расследований, Департамент Юстиции, Комиссариат Межпланетных Вопросов — был поражён. Безмятежное выражение сошло с его лица как прошлогодний снег.

Он бесстрастно сказал:

— Вы хотите сказать, что Ли Чанг Чу посылает вас на Фалангу?

Ему ответил крупный человек, представившийся как Дорн Хорстен. Его лицо не выражало ничего, кроме простодушия:

— Да, это так, гражданин Джейкс.

— Хорстен… Хорстен. Дорн Хорстен. Вы случайно не доктор Хорстен, специалист по морским водорослям?

— Да.

Служащий Секции «G» посмотрел на него в замешательстве.

— Но… Но что вы делаете в моем офисе? В Секции «G»? Ли Чанг сказал мне, что сформировал небольшую группу для засылки на отдаленную планету, причиняющую нам некоторые неудобства…

— Я понимаю, — кивнул Хорстен. — Размер вашей организации, естественно, мешает вам знать всех агентов, Контролер Джейкс. Я был завербован Ронни Бронстоном — после того, как он спас мне жизнь при несколько необычных обстоятельствах.

Сид Джейкс покачал головой и повернулся к мужчине и женщине, спокойно сидящим за столом. Оба были среднего возраста, женщина — невысокая и серьезная, мужчина — склонный к полноте. С первого взгляда в них угадывались служащие, немало проработавшие в сфере обслуживания — он, скорее всего, дворецким, она — горничной или кухаркой.

— И вы двое — тоже агенты Секции «G»?

— Мы трое — агенты Секции «G», — мягко сказал мужчина.

Сид Джейкс посмотрел на маленькую девочку с большими голубыми глазами, в розовом платье и голубой лентой в светлых волосах:

— Как вы ухитрились получить пост Октагонской гвардии с этим ребенком?

«Ребенок» звонко рассмеялся.

— Елене… двадцать пять? — сказала женщина, вопросительно взглянув на девочку.

— Двадцать шесть, — ответила Елена и сделала Джейксу детское лицо. Тот моргнул.

Женщина, которая представилась как Марта Лоранс, произнесла:

— В действительности, конечно, Елена — не наша дочь. Это камуфляж. Мы тянем упряжку вместе. Ли Чанг думает, что это будет неплохой маскировкой.

— Особенно, — добавила Елена, — с тех пор, как я стала работать под маленькую девочку.

— Но… тогда вы лилипут?! — ляпнул Джейкс.

— Не совсем, — сказала Елена, и в голосе ее мелькнуло раздражение. — Ситуация на нашей планете такова, что ученые не могут разрешить эту проблему. Кроме того, мы не уверены, хотим ли мы решать ее. Кто собственно решил, что люди должны быть высокого роста? Почему идеалом считается викинг, а не японец?

— Из-за одной вещи, — бесстрастно сказал Хорстен. — Викинг может исколошматить японца.

Елена взглянула на него и фыркнула:

— Не всегда, дылда. Вспомни, японцы создали дзю-до и каратэ. Но даже если во времена копий и мечей большой человек доминировал над маленьким, то эти времена давно прошли.

— И что? — спросил Джейкс. Ему показалось, что разговор начал приобретать оттенок нереальности. Он хотел иметь группу хорошо подготовленных оперативников Секции «G», и его коллега Ли Чанг Чу сообщил ему, что в нее входят средняя семья — мать, отец с восьмилетней девочкой — и степенный ученый с межпланетной репутацией.

Елена ответила:

— Я только сказала вам, что на моей планете, Гандхарвасе, все люди маленького роста, и это единственное наше отличие от всех остальных. Более того, такой внешний вид часто бывает удобен. Если взять мой случай — то в этих обстоятельствах я использую детскую одежду и прическу. Небольшое количество косметики помогает достичь желаемого эффекта.

— Желаемого эффекта? — растерянно проговорил Джейкс. — Во имя всего святого, какого эффекта хотел достичь Ли Чанг? Мне нужна группа агентов, крутых агентов, способных справиться с ситуацией на Фаланге!

— Насколько крутых? — сладко спросила Елена.

Обстановка накалилась до предела. Сид Джейкс уставился на Елену:

— Круче, чем некоторые, выглядящие как восьмилетние девочки, — съязвил он. — Послушайте, мы потеряли там в прошлом году трех агентов. Каждый был разоблачен и против каждого было сфабриковано обвинение. Один был обвинен в убийстве, другой — в попытке ниспровержения Каудильо. Их Секретная Полиция — одна из самых эффективных среди трех тысяч миров Объединенных Планет! Они должны иметь — и имеют достаточную практику. И сейчас они сидят там и ждут следующую партию оперативников Секции «G»!

Сид Джейкс поднялся и прошелся взад-вперед по комнате.

— Отнюдь не простое дело — даже просто побывать там, не говоря уж о свержении этого чокнутого правительства.

— Свержение правительства? — заинтересованно спросил Пьер Лоранс. — Ли Чанг не сказал нам, что входит в наше задание.

Контролер Секции «G» повернулся к нему:

— Я полагаю, что вы должны быть достаточно ловким, раз стали агентом Секции «G». Что вы делали до того, как вас завербовали?

— Я был шеф-поваром, да и сейчас им являюсь, — ответил Лоранс.

— Шеф-повар! — Джейкс поднял глаза к небу, как бы прося у него помощи. Затем он взглянул на побледневшую женщину. — А вы?

— Я — домашняя хозяйка.

— Домашняя хозяйка! Святой Дзэн! — он снова обошел вокруг стола, уселся на стул и закрыл глаза.

— Я отказываюсь! Я капитулирую! Три наших лучших агента пошли коту под хвост, а взамен я получаю яйцеголового ученого, миниатюрную девушку в упаковке ребенка, шеф-повара и домашнюю хозяйку!

Доктор Хорстен тяжело поднялся со стула. Это был крупный мужчина, по крайней мере шесть футов четыре дюйма ростом, и весил он около 250 фунтов. Однако, старомодное платье, пенсне и выражение лица скрадывали его размеры. Он нежно произнес:

— Елена, я думаю, что мы можем попытаться объяснить, почему Ли Чанг выбрал именно нас для выполнения этого задания.

Маленькая девочка посмотрела на него широко раскрытыми невинными глазами.

— Алле-оп! — внезапно вскрикнула она.

Неуклюжий ученый быстро наклонился, схватил ее за ноги и, раскрутив, бросил головой вперед на дальнюю стену.

Джейкс сделал было какое-то движение, но остановился на полпути.

Елена перевернулась в воздухе, ударилась ногами о стену, отскочила, снова перевернулась, ударилась ногами о потолок, отрикошетила на пол, вспрыгнула на стол Контролера Секции «G», подскочила в воздух и через тройное сальто опустилась на пол. Она сидела на его стуле и его нож для разрезания бумаги находился в ее крохотной ручке. Острие ножа было возле его правого глаза.

Доктор Хорстен бесстрастно поднял большой стол Сида Джейкса и перешагнул вместе с ним через стенку, на которую он облокачивался до этого.

Хорстен мягко сказал:

— Широко распространенное предубеждение, что яйцеголовый — это, кажется, ваш термин? — ученый не имеет мускулов, не имеет хождения в моем родном мире — Фтерсте, Гражданин Джейкс. Видите ли, сила тяжести на Фтерсте равна 1.6 земной. Таким образом, первые колонисты были просто мальчишками по сравнению с нами. И я берусь утверждать, что также, как уроженец Гандхарваса гораздо меньше среднего гражданина Объединенных Планет, уроженец Фтерсты — гораздо сильнее.

Сид Джейкс все еще был в шоке. В растерянности он пробормотал:

— Вы не могли поднять его. Он весит около тонны.

— Я думаю, вы преувеличиваете, — спокойно сказал Хорстен. — По-моему, раза в два меиьше.

Елена соскочила на пол и скользящими, полными грации движениями вернулась на свое место. Доктор вернул стол на место и сделал извиняющийся жест.

— Эти экспромты иногда имеют мелодраматический оттенок, — сказал он.

Сид Джейкс прикрыл глаза рукой. Затем он посмотрел на мистера и миссис Лоранс.

Пьер Лоранс слегка приподнялся со стула и сказал:

— Я бросаю предметы.

— Я готов заключить пари, что вы можете это делать, — пробормотал Джейкс. И затем:

— Что вы имеете в виду?

— Ну, это всегда было моим хобби. Еще с детства я упражняюсь в метании различных предметов.

Он подошел к столу служащего.

— На довольно большое расстояние, — добавил он, беря нож.

Офис Сида Джейкса был построен в викторианском стиле. На задней стене висел старинный календарь.

— На большое расстояние… — повторил Лоранс. — Смотрите, 23 июня.

И он метнул нож.

Нож вонзился точно в цифру 23. Лоранс вытащил его и вернул Джейксу.

— Я могу метать не только ножи, — сказал он. — Копья, топоры, мясницкие ножи…

Джейкс вздрогнул…

— шарикоподшипники…

— Шарикоподшипники? — удивился Джейкс.

— Хм-м, — рука Пьера появилась из кармана с металлическим шариком. — Вы бы удивились, узнав, что можно сделать с таким вот шариком. Видите правый глаз вон на том портрете?

— Не надо… — сказал Джейкс, но опоздал. Шарик свистнул в воздухе, попал в правый глаз портрета и застрял в стене…

— Бейсбольные мячи, — продолжал Пьер. — Бумеранги, лопаты, ломы, гаечные ключи…

— Лопаты! — сказал Джейкс. — Хорошо. Садитесь. Не надо больше ничего метать. Я вам верю на слово.

Он посмотрел на миссис Лоранс:

— Вы тоже занимаетесь метанием?

— О, что вы, — ответила она. — Пьер и я встретились в классе Особенных Талантов Контролера Ли Чанга…

— Я все собираюсь посмотреть на этот любимый проект Ли Чанга, да все времени не хватает, — сказал Сид.

— Мы были бы рады, если бы вы пришли. Я никогда раньше не видела, чтобы кто-нибудь так метал различные предметы, как Пьер. Вы бы посмотрели, как он кидает вилы!

Джейкс пробормотал слова благодарности и спросил:

— А ваш Особенный Талант?

— Сейчас, — ответила Марта. Она встала со стула и направилась к старинным книжным полкам, пошевелила губами и выбрала том «Британской Энциклопедии».

— Святой Дзэн! — встревоженно воскликнул Джейкс. — Полегче с этим. Она ценится на вес платины. Не вздумайте бросать ее!

— Я не собираюсь ее бросать, — она положила книгу на стол, раскрыла ее наугад, посмотрела на страницу несколько секунд, пододвинула книгу Джейксу и вернулась на свое место.

Он вопросительно уставился на нее.

Ее взгляд стал отсутствующим и она начала речитативом:

— «…котором изображен лев, держащий меч. Все это на желтом фоне. Флаг был впервые поднят утром 4 февраля 1948 года и стал…»

Она монотонно продолжала.

Сид Джейкс сидел с хмурым видом, переводя взгляд с одного из четверки на другого и, наконец, остановил его на книге. Он моргнул.

Миссис Лоранс декламировала, слово за словом, статью о флагах «Британской Энциклопедии» — слово за словом и без единой ошибки.

— Хорошо, — наконец прервал он ее и произнес обвиняющим тоном:

— Вы можете так до конца страницы?

— Да.

— Вы можете продекламировать всю «Британскую Энциклопедию»? — спросил он недоверчиво.

— Если я пробегу глазами каждую страницу.

— Святые Основы! Почему вы не сдаете себя напрокат как компьютерный банк данных?

— Я предпочитаю заниматься другим делом, — сказала она.

Глядя на них, Сид Джейкс сидел так в течение довольно долгого времени. Наконец, он произнес:

— Простите меня, но, честное слово, вы — самая удивительная четверка из всех людей, побывавших в моем офисе.

Доктор Хорстен бесстрастно сказал:

— В действительности, мы не настолько необычны, как вы думаете. Даже на Земле в прошлые века были люди, которые тренировались сами и могли поднять 4000 фунтов — две тонны. Были такие, что объезжали совершенно диких лошадей. Гимнасты вытворяли черт-те что, почище чем Елена. Были и люди с феноменальной памятью — такие, как Флорд Мак-Кейли; люди с фантастическим мозгом, решавшие сложнейшие математические задачи в уме. Я даже не упоминаю людей, обладающих пси-феноменами — начиная с левитации и кончая предвидением.

Сид Джейкс отбросил со лба волосы и сказал:

— Прекрасно. Но все-таки, о чем думал Ли Чанг, посылая вас ко мне?

Елена посмотрела на него с усмешкой, ее детские глаза сверкнули.

— Но вы ведь сами упомянули причину. Как вы там говорили? Секретная Полиция планеты Фаланга нацелена на Секцию «G», они сидят и ждут следующую группу агентов.

Она покачала худенькими плечами:

— Вы рассчитываете, что ваша следующая группа будет способна высадиться с оружием модели «Н» и всеми техническими новинками Департамента Грязных Хитростей? Да они засекут ваш корабль до того, как он сядет!

— Святые Основы! — пробормотал Джейкс. Наконец-то они собрались сделать сюрприз. — Но как вы собираетесь пробраться на Фалангу? Они не приветствуют чужаков. Туристов тоже не приглашают. Они — один из немногих закрытых миров Объединенных Планет и хотят оставаться таким и дальше.

Хорстен сказал:

— Все планеты, заселенные людьми, существуют благодаря растениям, содержащим хлорофилл. Все они имеют проблемы, связанные с водорослями. Гражданин Джейкс, я не знаю мира, ученые которого отказались бы от визита Дорна Хорстена. Простите меня, я говорю так не из бахвальства — дело действительно обстоит так. Малейший намек коллегам на Фаланге — и я буду буквально завален приглашениями.

— Хм-м-м, — сказал Джейкс. — Я думаю, вы правы.

Он вопросительно посмотрел на Пьера Лоранса.

Пухлый человек, который любил кидать предметы, почесывал щеку. В его венах, определенно, присутствовало некоторое количество галльской крови. Он задумчиво произнес:

— Я повар-нувориш. Одна из моих специальностей — блюда Пиренейского полуострова. Я уверяю вас, моя «paella» — непревзойденное кушание. В наше время, однако, многие из кушаний, ранее известных в Испании, встречаются только на планете Фаланга, где они появились столетия назад, когда этот мир был колонизирован. Гражданин Джейкс, существует очень немного — если они вообще существуют — планет, которые отказались бы принять повара-нувориша. Я прибуду туда не только для того, чтобы изучать кушания Фаланги, я также продемонстрирую им свои знания и искусства. Да, конечно, меня будет сопровождать Марта, бесцветная жена, и моя маленькая дочь. Что может быть более невинным?

Сид Джейкс снова оглядел их, одного за другим. Он усмехнулся и сказал:

— Да, пожалуй. Это будет прекрасная хитрость. А теперь позвольте мне обрисовать ситуацию.

Он нервно поерзал на стуле и начал:

— Вы знаете, что большинство людей одобряет прогресс. Однако, этот термин довольно гибок. Несколько столетий назад ядерные физики нашли способ расщепления атома. Но их открытия были повернуты в военную сторону и использовались для изготовления бомб. Это несколько затормозило движение прогресса.

Океания. К середине столетия население этих островов резко сократилось. Однако аборигенов успели окрестить, прежде чем они все вымерли от туберкулеза, сифилиса, кори и платья Матери Хаббардс. Миссионеры тоже называли это прогрессом.

— Однако, не всем нравится прогресс в смысле движения вперед.

И правящая элита Фаланги — среди них. Кто-нибудь из вас слышал о гражданской войне в Испании?

Трое Лорансов отрицательно покачали головами. Доктор Хорстен серьезно кивнул и сказал:

— Немного. Девятнадцатый или двадцатый век по старому календарю, не так ли?

— Примерно так, — ответил Джейкс и продолжил:

— Это была странная война. Предполагают, что она в действительности была подготовкой к глобальной войне. Испанию использовали как плацдарм для оружия и солдат — десятков тысяч европейцев, азиатов и американцев. Это была жестокая война и Испания была разрушена. Когда дым рассеялся, силы фюрера и дуче позволили наиболее реакционным элементам привести к власти диктатора — Каудильо. Конечно, неважно, кто сидит сверху, когда он действует правильно. Но элементы, выдвинувшие Каудильо, не нуждались в развитии страны. Форма правления и социально-экономическая система страны безнадежно устарели и это сильно сказывалось. В то время, как остальная часть Европы была покрыта снегом второй Индустриальной Революции, Испания оставалась неизменной. Скоро наиболее интеллигентные и образованные люди страны оценили ситуацию и начали действовать как могли.

Несмотря на то, что Каудильо победил на поле брани, развитие гражданской жизни практически остановилось. Необразованные крестьяне были неспособны управлять техникой. Низкооплачиваемые рабочие трудились неэффективно, потому что им не хватало нормального питания. Цены росли. Туристы не приезжали в страну, где действовала вселяющая ужас секретная полиция. Победа Каудильо стала распадаться в пыль.

Руководители государства, конечно, извлекали прибыль и были довольны — Испания понемногу продвигалась по пути остальной Европы. Однако, создалось крепкое ядро недовольных элементов. Они жили в прошлом и хотели там и оставаться. Когда же это стало невозможным в Европе, они стали одной из самых первых групп, колонизировавших другой мир — Фалангу.

Маленькая Елена нахмурилась:

— Я могу представить этих косных, отсталых людей, желающих вернуть свои привилегии, вновь обрести силу. Я могу представить как они эмигрировали на новую планету, где могли идти к черту своим собственным путем. Но я не могу поверить, что они взяли с собой крестьян и слуг. А правящая элита только тогда правящая элита, когда есть кем управлять.

Джейкс довольно хихикнул:

— Вот здесь вы неправы, моя дорогая. В любой социальной системе большинству людей нравится, что ими управляют. Если им это не нравится, они что-нибудь делают. При рабовладельческом строе большинству нравилось быть рабами, иначе они сопротивлялись бы, пытаясь избавиться от этого. При феодализме крепостным в деревнях, ремесленникам в городах и среднему классу — торговцам — нравилось, что ими управляет аристократия. Когда же это перестало им нравиться, они ее свергли.

Елена скорчила гримасу:

— Возможно, вы правы, — сказала она, — но вам вряд ли бы удалось сделать из меня рабыню или крепостную.

Джейкс снова довольно захихикал. Ему начинал нравиться этот оперативник.

— Я уверен, что вы либо стали свободной, либо умерли, и, конечно, умерли бы не рабыней. А теперь продолжим. Наши недовольные набрали себе всех, в ком они нуждались в своей новой колонии. Всего эмигрировало несколько тысяч человек. Их новое общество было посвящено сохранению прошлого и всяческому предотвращению изменений. Вот так это обстоит сегодня…

— Там, куда отправимся мы, — добавил Хорстен. — Но зачем?

Сид Джейкс посмотрел на него:

— Я был уверен, что вы знаете это. Ведь вы агент Секции «G».

Пьер Лоранс сказал:

— Конечно, мы знаем причины создания этого департамента плаща и кинжала. Это продвижение миров, заселенных человеком, вперед по пути прогресса, чтобы мы были сильны, насколько это только возможно, когда произойдет неизбежная конфронтация с неизвестно как настроенными инопланетянами. Но почему необходимо свергнуть правительство Фаланги?

Контролер Секции «G» кивнул:

— Ничто не цепляется так упорно и ничто не может причинить больший ущерб прогрессу, как старая социально-экономическая система. Определяющим фактором тормозящим прогресс на высокоиндустриальных планетах, таких как например, Авалоне и Каталине, является недостаток редких металлов, которые в изобилии присутствуют на Фаланге. Разработка их ведется примитивными методами, а если бы Фаланга была бы более развита, или пригласила бы инженеров с более развитых миров, в этих металлах недостатка не было бы.

Доктор Хорстен снял свое пенсне и стал его протирать:

— Очень хорошо. То есть наша задача — свергнуть это правительство и установить новый режим, положительно относящийся к прогрессу.

Сид Джейкс внимательно посмотрел на всю четверку. Все-таки трудно было вообразить более странную группу для совершения революции.

Пьер Лоранс поинтересовался:

— Какая у них форма правления?

— Абсолютный диктатор, — ответил Джейкс. — Каудильо, который правит в течение всей жизни.

— Но режим существует уже века. Когда диктатор умирает, кто занимает его место? — спросил Пьер.

Джейкс оглядел их всех:

— Лучший матадор.

— Кто??? — переспросила Елена.

— Лучший матадор планеты.

2

Не было особых причин избегать друг друга на космическом корабле «Золотая лань». Для доктора Дорна Хорстена, который путешествовал один, было вполне естественно завязать знакомство с Пьером Лорансом и его женой, тем более, что ехали они в одно место — в главный город Фаланги — Нуэва Мадрид.

Поэтому доктор Хорстен не откладывая дела в долгий ящик нанес визит семье Лоранс и очень скоро стал постоянным компаньоном шеф-повара, который специализировался по блюдам Пиренейского полуострова. Они вместе проводили время за шахматами, в то время, как миссис Лоранс читала книги из корабельной библиотеки, а маленькая Елена играла взятыми с собой игрушками.

Со своей обычной милой улыбкой она выглядела так безобидно, что пассажиры очень скоро привыкли к ней и перестали обращать на нее внимание, считая, что она еще слишком мала, чтобы понимать разговоры взрослых. Бизнесмены и политики обсуждали свои дела, не обращая внимания на маленькую девочку.

На третий день Елена пришла в библиотеку, где читала Марта Лоранс. Со стороны это выглядело так, будто бы она, что-то ища, быстро просматривала все книги подряд. Мужчины, как обычно, сидели склонившись над шахматной доской.

— Что ты впитываешь? — спросила Елена.

Марта посмотрела на нее, медленно возвращаясь к реальности:

— О том, как движется этот корабль, — ответила она.

Елена вздрогнула:

— Надеюсь, это нам не понадобится.

Марта рассмеялась.

— Ты не права, — сказала она, — бесполезных знаний довольно мало.

— Хорошо, но я надеюсь, что все будет по-прежнему, — сказала Елена. — Скажи, а как насчет того, чтобы пойти к капитану и попросить его отправить телеграмму по суб-радио на Авалон?

Доктор Хорстен посмотрел на нее и спросил:

— Авалон? Почему?

— Я хочу купить там что-нибудь.

И пояснила:

— У меня есть небольшие сбережения в разменном банке Земли. Я хочу перевести их на Авалон и вложить в Корпорацию Высокого Развития.

Глаза Лоранса сузились:

— Почему?

— Ну, я просто хочу.

Доктор Хорстен кивнул и спросил:

— Что это за корпорация?

— Она находится в процессе организации.

— Хм-м-м. А почему ты хочешь вложить в нее деньги?

— Просто слышала в корабле несколько слухов.

Доктор Хорстен схватился за голову:

— Ах ты маленькая негодяйка. Да, я поручил тебе играть с куклой под столом этих двух мошенников с Авалона, но не больше. Теперь смотри сама: если Марта сделает так, как ты просишь, эти два бизнесмена могут узнать об утечке сведений с корабля. Семья Лорансов может попасть под подозрение. А ведь мы не хотим никого удивлять ни семьей Лорансов, ни их другом, доктором Хорстеном.

— Маленькая негодяйка, — повторила она. — А ты — большой буйвол. Тебя следовало бы отколотить за это.

Марта Лоранс рассмеялась.

— Это я наблюдаю каждый день полета. Но Дорн прав, Елена.

Елена запрыгнула на стул, одернула платье и сказала:

— Тогда какого черта обладать знанием, когда не можешь его использовать!

Остальные вернулись к своим занятиям.

Через несколько минут Елена сказала:

— Я все еще не совсем понимаю, Марта, что там у них с матадором?

Марта посмотрела на нее с удивлением:

— О чем это ты?

— Мне непонятны некоторые детали из истории боя быков! Пережиток Империи, дошедший до XX века и дальше.

— До XX века, — повторила Марта. — И все особенности этого пережитка представлены на Фаланге.

— Это невероятно, — сказала Елена. — Только представь, сколько боставила беспокойства перевозка достаточного количества быков этой породы… Как, Марта, она называется?

— Bos taurus ibericus.

— Они ведь абсолютно бесполезны для всего, кроме так называемой фиесты — фиесты брава). Того количества, что они вывезли с Земли, хватило бы на целую животноводческую ферму.

— Финкас, — сказала Марта, — Они называют такие фермы «финкас».

— Действительно, — сказал Хорстен, — это их национальный спектакль. Фетиш, если хотите. Каждый фалангист страстный болельщиком боя быков.

— Да, но использовать этот метод для выбора главы государства! Когда каудильо умирает, матадор, провозглашенный Нумеро Уно, становится новым каудильо. Какая нелепость? Никакого коэффициента образования или интеллигентности. Никакой подготовки к управлению… На Объединенных Планетах не было ничего похожего.

— Да чего уж говорить, — сказал Пьер Лоранс. — Это довольно глупый способ выбора правящего элемента. Но… Вершина матадорства достигается превосходством не только в физическом плане. Он должен быть жестоким и быстрым, или он никогда не станет Нумеро Уно. Он не может быть совсем уж глупым, потому что дурак даже с хорошими рефлексами не сможет выступать на арене в течение достаточно долгого времени. С ним будут происходить самые различные случайности, если он будет спасать себя от бедствия, используя только чужие умы.

— Ничего себе аргумент, оправдывающий глупейший метод выбора диктатора, — хмыкнула Елена. — Когда-нибудь он станет роковым.

Доктор Хорстен положил фигурку, которую держал в руках, и задумчиво произнес:

— Чего я не понимаю, так это каким образом удается уберечь элиту от опасности, угрожающей ей со стороны непривилегированных классов. Ведь элита никогда не сдаст свои позиции без боя. Если не тот человек — не тот с их точки зрения — придет к власти, то он может причинить им массу неприятностей.

Марта сказала, или, вернее, продекламировала:

— Наша информация об этом аспекте жизни Фаланги ограничена. Это может оказаться одним из факторов, составляющих статус кво среднего фалангиста — то, что теоретически каждый может стать каудильо. Когда старый каудильо умирает, ликование населения планеты оставляет далеко позади все известные праздники и карнавалы других систем. В течение недели вся планета находится в состоянии эйфории, которое невозможно вообразить человеку, не присутствовавшему при этом.

Доктор Хорстен снова взял шахматную фигурку в руки и сказал:

— Я все-таки не могу представить силы Фаланги, способные противостоять крестьянину или неквалифицированному рабочему, ставшему каудильо.

Елена спрыгнула со стула на пол.

— Я думаю, пора посетить Ферда.

Дорн Хорстен взглянул на нее:

— Кого?

— Фердинанда Зогбаума. Это волшебник электроники.

— Что же это за аттракцион Фердинанда Зогбаума, — спросил доктор Хорстен.

Елена улыбнулась:

— О, это ближайший человек моего роста.

Марта сказала:

— Что ж, сходи к нему. Я видела, как вчера ты сидела у него на коленях и дергала за галстук. Ему потом пришлось выдержать серьезную беседу со вторым офицером.

— Он умный, — сказала Елена и вышла.

— Маленькая ведьма начинает делать ошибки, — произнес доктор Хорстен, глядя ей вслед.

— Но ведь ей так трудно. Целыми днями изображать ребенка. Посмотрел бы я на тебя, когда бы ты не мог ничего читать, кроме нескольких детских лент? — возразил ему Лоранс.

Прибытие в космопорт Нуэва Мадрида, единственных ворот на Фалангу, оказалось даже менее насыщенным, чем они могли предположить. Надежная виза, выданная посольством Фаланги на Земле, значила весьма немало. Однако ни один человек не мог въехать на Фалангу без тщательного досмотра.

В этом лишний раз убедилась делегация биохимиков из Фалангийского Университета, прибывая встречать знаменитого доктора Хорстена, который был оттеснен от них группой конных корруадисов.

Семья Лорансов наблюдала за этим.

— Святые Основы, — удивленно сказала Елена. — Я никогда не думала, что увижу всадников не только в исторических фильмах по Три-ди[13]

— Я думаю, что теперь ты на них насмотришься вдоволь, — сказала Марта. — По-моему, это основная форма местного транспорта.

Их встречали представители иммиграционной и таможенной служб, одетые в костюмы, которые носили на Пиренейском полуострове в XIX веке, и два человека, одетые как дипломаты викторианской эпохи.

— Сейчас подойдем и мы, — произнес Пьер.

— Погляди, Марта, — тихо сказала Елена. — Ферд Зогбаум напоролся на местную полицию.

Марта посмотрела в том направлении. Молодой инженер-электронщик, или кем он там был, стоял в окружении вооруженных людей.

— Возможно, какие-нибудь технические вопросы. Он не кажется сильно обеспокоенным, — сказала Марта. Их очередь подошла и голос Марты тут же изменился:

— Ну, что, конфетка, будь хорошей. Мамочка и папочка должны поговорить с этими славными джентльменами.

Люди в форме, после поклонов и бормотаний приветствий, взяли их паспорта и межпланетные документы. Люди в гражданском оказались служащими Департамента Культурных Проблем.

Когда бумаги были проверены и проштампованы, беседа стала менее натянутой. Марта даже позволила поцеловать себе руку.

В порыве детского энтузиазма Елена подпрыгнула и ее ручки обхватили одного из фалангистов.

— Какой хороший дядя!

— Елена! — укоризненно сказала Марта.

— Не будь такой невоспитанной, шоколадка, — заметил Пьер.

Конечно, земное посольство на Фаланге хорошо знало повара-нувориша Пьера Лоранса. Это было даже почетно — пригласить известного виртуоза кухни на Фалангу. Возможно даже, что он удостоится аудиенции у самого Каудильо. Каудильо обожает баскскую кухню. Возможно, сеньор Лоранс…

Сеньор Лоранс надул щеки и важно произнес:

— Джентльмены, я — лучший специалист по приготовлению bacalao a la vizcaina u angulas a la bilbaino на всех Объединенных Планетах.

Один из встречающих, представившийся как Манола Камино, растерянно сказал:

— Но, сеньор Лоранс, у нас нет ни трески, ни угрей. Эти блюда мы знаем только из истории.

Лоранс поглядел на него в изумлении:

— Ни bacalao, ни angulas! Вы что, варвары? Как может ваш… каудильо, или как его там, быть знатоком баскской кухни, если он не пробовал ни bacalao, ни angulas. Скоро вы мне скажете, что у вас нет фасоли для fabada!

Фалангист вздрогнул, открыл рот и снова закрыл его.

Другой фалангист предложил:

— Наверное будет лучше, если мы продолжим беседу в «Посаде».

Они двинулись, Лорансы последовали за ними. Елена шла что-то напевая, и в ее детском голоске нежно звучали колокольчики.

Сеньор Манола Камино подвел их к двум экипажам, видимо местным эквивалентам такси и они медленно поехали в отель. Эти экипажи оказались самым распространенным транспортом на улицах Нуэва Мадрида, да и на всей остальной планеты. Фаланга жила в дни лошадей.

«Посада Сан-Франциско» был единственным отелем в городе, предназначенным для инопланетников. Так или иначе, это делало его лучшим отелем города и все высокопоставленные лица автоматически поселялись там. Скоро Лорансы смогли увидеть доктора Хорстена, окруженного стаей биохимиков. А пока их регистрировали у стойки портье, они заметили Фердинанда Зогбаума, которого все еще сопровождали двое полицейских.

Их программа начиналась только со следующего дня, поэтому супруги Лоранс решили зайти в лучший ресторан Нуэва Мадрида. А когда они вернулись в отель, гиды покинули их, и они наконец смогли распаковать багаж.

Комнаты были устрашающего размера. Зал, две спальни и сверкающая ванна. Вся мебель, казалось, была перенесена из викторианской эпохи. Потолки были сводчатыми. Был даже камин.

Пока Марта и Елена распаковывали вещи, Пьер ходил по комнате, что-то бормоча себе под нос.

— Ты что-то сказал, дорогой? — сказала Марта, появляясь из соседней комнаты.

— Я говорю, как можно приготовлять кушанья баскской кухни без bacalao? Они считают меня идиотом!

— Дорогой, не сердись, они ведь были очень любезны… Это была довольно славная встреча.

— Три маленькие девочки в голубом, тра-ля-ля. Три маленькие девочки в голубом, — пропела Елена.

Пьер посмотрел вверх. Посреди потолка висела люстра, совершенно не вписывающаяся в интерьер. До потолка было добрых двадцать футов. Марта кивнула Пьеру.

Пьер достал из своего багажа шарик от подшипника… Секунду спустя он удовлетворенно хмыкнул:

— Я сомневаюсь, что здесь их больше.

— Я думаю, что в течение дня или двух мы будем в относительной безопасности. Они вряд ли заподозрят нас в порче клопа. И до завтра, когда они займут все твое время, мы свободны. И вообще мы будем действовать в основном ночами, — сказала Елена.

— И что? — сказала Марта. — На Земле нам даже не дали ключа к тому, как начать это большое ниспровержение.

Елена вздохнула:

— Что ж. Будем искать местное подполье.

Пьер Лоранс взглянул на нее:

— Интересно, а как мы выйдем на него? И вообще, существует ли оно, это подполье?

— Должно существовать. У любого правительства существует оппозиция. Она может быть большой или маленькой, но она существует. И Фаланга, я думаю, в этом плане не исключение.

Марта медленно произнесла:

— Возможно, ты права, но как нам выйти на него? Если даже секретная Полиция не смогла найти их, то как сможем мы?

Тут Елене в голову пришла мысль.

— А что говорил Джейкс, о том что случилось с теми тремя агентами?

Марта закрыла глаза и продекламировала:

— Все они были разоблачены и против каждого были сфабрикованы обвинения. Один был обвинен в убийстве, другой — в попытке ниспровержения каудильо, все — уголовные преступники.

— О'кей, — сказала Елена. — Ну, что ж. Один из них был обвинен в попытке ниспровержения. Человек не может совершить такое в одиночку. Он работал с группой, подпольной организацией.

— Так, — обронил Пьер.

— Так что оперативники Секции «G» были не одиноки. Другие наверное были тогда же схвачены. Это даже не предположение, это почти уверенность.

— Возможно, — сказала Марта. — Но, если так, что из того. Уверена, что их уничтожили.

— Не обязательно. Они могли убить только агентов Секции «G», опасаясь того, что Объединенные Планеты примут меры, по его спасению. Но остальных могли оставить в живых в надежде вытянуть из них информацию.

— Хм-м-м, — сказал Пьер.

— И что нам из этого? — сказала Марта.

— Разве вы не понимаете? Если они живы, мы можем попытаться найти их, и вытащить из тюрьмы.

— Мы даже не знаем, где их держат — если они вообще еще живы, — сказала Марта.

— Мы знаем, что это держат в секрете, — возразил Пьер.

— Теперь наша задача — найти их, — сказала Елена. — Завтра вы будете разъезжать по всему городу. Эти хлыщи из Департамента Культуры будут вам показывать достопримечательности. Среди них будут апартаменты каудильо, почтовые офисы, музеи и клубы. Старайтесь выходить из экипажа, пользуясь каждым удобным случаем. Не думаю, что что этому будут препятствовать — так ведут себя все туристы.

— А ты? — поинтересовалась Марта.

— Скажи им, что я устала и не хочу выходить из отеля. Тем временем я увижу Дорна и поговорю с ним.

Елена вышла из комнаты и пошла по коридору. На широкой лестнице она встретила Фердинанда Зогбаума с двумя сопровождавшими его полицейскими и несколькими коридорными, несущими его багаж.

Она бросилась им навстречу.

— Дядя Ферд, почему эти противные полицейский ходят за тобой?

Тот слегка покраснел. Положив руку на ее плечо, он оглянулся на полицейских. Те, казалось, слегка опешили от этой детской атаки.

Он погладил ее по голове:

— Не волнуйся, Елена, все в порядке. Я не арестован. Эти джентльмены — мои друзья.

— Они — полицейские, — настаивала Елена. — Мама сказала мне, что они — полицейские. Почему они ходят за тобой, дядя Ферд?

Один из полицейских улыбнулся, а другой лишь поморщился.

— Это моя охрана, милая. Не беспокойся. Твой дядя Ферд — очень важная персона, он прибыл с Земли для очень важной работы, так что эти большие полицейские всего лишь охраняют его.

— Это правда? — требовательно спросила Елена.

— Конечно, моя лапочка, — ответил Зогбаум.

— Я люблю тебя, дядя Ферд, — сказала она. — Ты должен будешь сказать мне «до свидания», когда будешь уезжать из отеля. Или я пойду в посольство Объединенных Планет и скажу, что тебя похитили. Я могу врать очень правдиво.

— Не беспокойся, — повторил Ферд. — Если я буду уезжать отсюда, я скажу тебе «до свидания».

Елена улыбнулась, чмокнула его в щеку и запрыгала дальше по лестнице. Некоторое время Ферд глядел ей вслед со странным выражением на лице. Затем он отвернулся и продолжал восхождение, окруженный своей свитой.

3

Елена пробежала по коридору и остановилась у стола смотрителя.

— Где дядя Дорн? — требовательно спросила она.

Тот вопросительно поглядел на нее:

— Кто, сеньорита?

— Дядя Дорн!

Незаметный человек, стоявший за соседней колонной, наклонился и прошептал смотритлю что-то на ухо.

— А, сеньор доктор. Он уединился в своем номере, маленькая синьорита.

— Что это за сеньоры и сеньориты, о которых вы все время говорите? — Елена взглянула на него так наивно, как могут смотреть только маленькие дети.

— Видишь ли, девочка, когда мы покинули Землю — а это было много, много лет назад — земной бейсик уже был в обращении, но в соответствии с традициями мы сохранили несколько слов нашего старого языка. Ты понимаешь?

— Нет, — капризно сказала Елена. — Где дядя Дорн?

Коридорный ответил с профессиональным апломбом:

— Он в своем номере. Но я не думаю, маленькая сеньорита, что ему понравится, что его потревожили.

— Он — мой дядя Дорн, — проинформировала его Елена и направилась к указанной двери.

Подойдя к ней, она постучала. Дверь открыл один из фалангистских ученых, встречавших знаменитость в космопорте. Елена проскользнула под его рукой и очутилась в комнате.

Дорн Хорстен сидел в низком кресле викторианского стиля и беседовал с двумя местными биохимиками.

— А, маленькая принцесса. Ты тоже остановилась в этом отеле, моя дорогая? Как чувствуют себя твои родители?

Елена невинно посмотрела на него своими голубыми глазами и сказала:

— Дядя Дорн, я хочу сказку перед сном.

— Сказку перед сном, — доктор растерянно посмотрел на своих коллег, а затем в окно. — Но ведь сейчас полдень, милочка.

— Мама и папа поехали в город и оставили меня одну. Я устала и хочу сказочку, — капризно заявила Елена.

Доктор Хорстен поднялся кресла.

— Сейчас, моя дорогая…

— Я не хочу здесь, — заявила она. — Я хочу домой.

— Сейчас, сейчас, Елена. Твои папа и мама…

— Я хочу сказку, — потребовала девочка.

Доктор растерянно посмотрел на фалангистов.

— Сеньоры должны извинить меня, я вынужден их покинуть. Может быть, мы продолжим нашу дискуссию завтра?

Его коллеги поднялись прежде, чем он сказал первые три слова. Через несколько секунд они удалились.

Хорстен взглянул на маленькую агентессу:

— В чем дело…

Она приложила палец к губам…

— Какую же сказочку ты хочешь, маленькая принцесса?

Ее голубые глаза внимательно оглядывали комнату. Наконец, она обнаружили «клопа» и показала на него Хорстену. Он находился в том же месте, что и в комнате Лорансов.

Хорстен одел пенсне и посмотрел вверх.

— Хочешь сказочку про Алле-Опа? — спросил он тоном человека, говорящего с восьмилетней девочкой.

— Нет-нет, дядя Дорн. Ты всегда ее рассказываешь. Я хочу что-нибудь другое. Мы пойдем в наше место и там ты мне расскажешь другую сказку.

Он последовал за ней и они опустились в холл напротив номера Лорансов.

— Здесь будет одно из наших мест, — сказала она. — Пьер разбил нашего «клопа». Не мешало бы сделать то же самое и в твоем номере.

Хорстен нахмурился:

— Мне это не нравится. Комнаты оборудованы «клопами»… Ты думаешь, нас уже подозревают?

Елена пожала плечами. Они сидели в холле, держась за руки и представляли собой замечательную картину: большой мужчина и маленькая девочка, слушающая сказку.

— Может быть, они следят за каждым инопланетником 24 часа в сутки. Тогда это сделано не специально для нас.

— Значит, у нас будет хвост, — резюмировал доктор. — Это ограничит наши действия.

Они открыли дверь в номер Лорансов и вошли внутрь. Елена рассказала ему, куда и с какой целью пошли Пьер и Марта. Хорстен задумчиво кивнул:

— Возможно это ничего и не даст, но сейчас я не могу придумать ничего лучшего.

Он встал и подошел к окну. Елена присоединилась к нему, и они вместе стали смотреть на расстилающийся под ними город.

— Это очень красивый город, Дорн. Как будто бы он взят из исторического фильма по Три-ди.

Дорн ответил:

— Он выглядит как Мадрид девятнадцатого века. Видишь ту площадь? Это почти точное воспроизведение Плаза Майор.

— Она прелестна, — сказала Елена неожиданно мягко.

— Да, возможно. Правда, мадридская Плаза Майор использовалась инквизицией для проведения аутодафе. Интересно, что служит эквивалентом этому здесь?

Елена взглянула на него.

— Ты думаешь, здесь есть эквивалент?

— Я боюсь этого. Местная культура не продвинулась ни на йоту. Если кто-то пытается подтолкнуть ее, он погибает. Они создали для этого надежную систему. Далеко не случайно Секретная Полиция схватила и уничтожила трех оперативников Секции «G». Они были эффективны на других планетах, но справиться с этим обществом, отступившим назад, они не смогли.

— И все-таки это красивый город — местами он похож на музей.

Доктор поднял голову и посмотрел на небо.

— Где-то там, — сказал он, — находятся Планеты Зари. Пугающе близко. Рано или поздно человек обязательно встретится с ними лицом к лицу. Но чем дальше мы будем оттягивать эту встречу, тем будет лучше.

— Знаю. И поэтому мы не можем позволить существовать таким анахронизмам, как Фаланга.

— Что мы будем делать, когда найдем протоколы суда над нашими предшественниками?

Елена опустилась в кресло и нахмурилась.

— Давай не будем заглядывать так далеко.

Пьер Лоранс сидел за столом в ресторане отеля, и недоуменно на тарелку супа, которую официант поставил перед ним.

— Что это такое? — спросил он.

— Это gazpacho, сеньор Лоранс. Повар ждет вашего вердикта, — почтительно сказал официант.

— Ну, — сказал Лоранс, — тогда он будет ждать, пока ртуть не замерзнет.

Елена хихикнула.

Марта сказала:

— Не надо, Пьер.

Пьер игнорировал ее замечание и продолжал промывать косточки официанту.

— Gazpacho, без сомнения, вершина холодных супов. В основе своей это масло или уксус, но это еще не gazpacho, пока вы не добавите помидоры, чеснок, хлебный мякиш, свежие огурцы, зеленый перец и лук.

Официант вздрагивал, его глаза нервно бегали по залу. Все ближайшие столы заинтересованно слушали. Лоранс не обращал внимания на то, как громко он говорил.

— Да, сеньор Лоранс, — пробормотал официант. И тут он снова допустил ошибку; — Шеф-повар ждет вашего мнения.

— Мое мнение, что он — идиот, — брюзгливо сказал Лоранс. — Где, во имя Святых Основ, огурцы?

— Огурцы? — официант прикрыл глаза. — Я не знаю, что такое огурцы.

Лоранс посидел с минуту в молчании, а потом взорвался:

— Я уверен, что ты не знаешь этого. Пожалуйста, убери эти помои с глаз долой. На этой богом забытой планете нет угрей, нет сушеной трески, а теперь еще выясняется что нет огурцов! Пойди с этим прочь!

Официант взял тарелку с супом и повернулся в сторону кухни.

— И забери тарелки моей жены и дочери. Я запрещаю им есть эти помои.

— Но, Пьер, — начала Марта. — Это совсем не так плохо, как ты говоришь. Я это попробовала…

— Я сказал! — рявкнул Пьер.

Елена снова хихикнула:

— Мне тоже суп не понравился.

Тут она заметила доктора Хорстена, сидящего за столиком у дальней стены, и закричала ему:

— Дядя Дорн! Дядя Дорн!

Тот услышал ее и помахал рукой в ответ.

Лоранс мрачно водил пальцем по полированной поверхности стола. Даже непоседливая Елена замерла, под гневным взглядом отца.

Когда официант вернулся с новым блюдом, его сопровождал главный официант.

— И что это? — подозрительно спросил их Лоранс.

— Pastel de Pescardo, сеньор Лоранс, — ответил главный официант.

— Это печеная рыба? Значит на этой богом забытой планете есть рыба?

— Да, сеньор Лоранс. Если я не ошибаюсь, белая рыба, которую использовал шеф-повар для приготовления Pastel de Pescardo, удивительно похожа на земную камбалу.

Пьер Лоранс осторожно попробовал предложенное блюдо. Затем он сказал главному официанту:

— Все имеют выходной день. Без сомнения, у вашего повара сегодня выходной. Возможно, он серьезно болен. Может быть, даже при смерти. Марта! Елена!

Он поднялся из-за стола.

Марта и Елена, хорошо знавшие его привычки, не теряли даром времени. Пока он говорил, они быстро ели. После вторичного окрика они тоже поднялись.

Испанское лицо главного официанта исказилось от отчаяния. Все присутствующие наблюдали как известный на многих планетах повар, направился к выходу, а его жена и дочь последовали за ним.

Пьер Лоранс задержался возле стола Дорна Хорстена и заглянул в его тарелку.

— Ну разве это испанская flan?

— Я думаю, да, — доктор для верности заглянул в меню и подтвердил: — Да, flan.

— Дорогой доктор, вы рискуете отравиться. Окажите нам честь, отобедав вместе с нами в нашей комнате. Мы никогда не путешествуем без некоторых запасов. И среди них имеются несколько бутылок шамбертена — настоящего, из Нормандии. А также одна или две бутылки «Мартеля» многолетней выдержки. Уверяю вас, обед будет гораздо лучше, чем эта псевдо-flan.

— О'кей, — согласился доктор, заметив, как Марта подмигнула ему.

— Очень хорошо, весьма вам благодарен. Значит, настоящий, несинтетический коньяк? Это звучит заманчиво.

Войдя в номер, Пьер бросил взгляд наверх, затем взглянул на Елену и на Дорна, в то же время продолжая говорить что-то об угрях, треске и огурцах.

— Алле-оп, — крикнула Елена.

Доктор поднял ее и подбросил вверх так, что она чуть не коснулась потолка. Приземлившись, она сказала:

— Все в порядке.

Лоранс прекратил говорить о недостатках снабжения на Фаланге и посмотрел на часы.

— О'кей, — сказал он. — Пятнадцать минут.

Затем он продолжил свой монолог, говоря так, чтобы было слышно в холле за дверью.

Доктор Хорстен подошел к окну, открыл его и прыгнул вниз.

— Я никогда не привыкну к этому, — сказала Марта.

Елена залезла на подоконник и посмотрела вниз:

— На самом деле, ничего страшного. Всего четыре этажа, да еще и мягкий газон внизу. И еще учти, что он с планеты с высокой гравитацией.

И прыгнула вслед за ним.

Марта снова глубоко вздохнула.

Внизу доктор подождал свою маленькую партнершу и, взяв ее на руки, быстро зашагал в сторону ближайшей окраины Нуэва Мадрида.

Хорстен торопился. Они должны вернуться прежде, чем их отсутствие обнаружится.

— Я надеюсь, мы найдем то, что видели. Хотя и сомневаюсь в успехе.

— Ты думаешь, что я глупая, ты, большой простак.

— Нет, — сказал доктор Хорстен, — я не думаю, что ты глупая. Но я определенно рад, что ты именно такого размера.

— Почему? — подозрительно спросила Елена.

— Потому что, если бы ты была моего роста, я попросил бы тебя выйти за меня замуж.

— Фу, переросток!

— Ну ладно, лучше смотри по сторонам. Ни одно другое здание не может выглядеть так угрюмо и мрачно. Ты е помнишь, что Марта говорила о том, как узнать это окно?

Вскоре они нашли место, с которого Марта осматривала здание.

— Как ты думаешь, там есть охрана? — спросила Елена.

— Конечно. Это одно из немногих светлых окон в здании. А в этом крыле только оно и светится.

Хорстен задрал голову, изучая ситуацию:

— Я надеюсь, они не часто проверяют его. Думаю, что мне это удастся, — продолжил он. — Притяжение здесь слабее, чем на Земле. Вот только я не смогу попасть в это окно, если там будет вооруженная охрана. Они схватят меня раньше, чем я смогу что-нибудь сделать.

— Трусишка, — сказала Елена. — Ты хочешь возложить драку на плечи маленькой девочки.

— Да ладно тебе, — сказал Хорстен, примеряясь к стене. — У тебя есть идеи получше?

— Нет, — ответила она. — Алле-оп!

Она сильно оттолкнулась от земли и в немыслимом прыжке схватилась за железный подоконник, затем подтянулась забралась внутрь.

Комната была довольно просторной. Через несколько секунд она выглянула и сделала очень древний жест: круг из большого и указательного пальца. Хорстен быстро полез по стене. Затруднение вызвал лишь железный бордюр вокруг окна, но Хорстен успешно преодолел и его. Вскоре он оказался на полу комнаты. Елена стояла возле окна, сжимая в правой руке кастет.

— Где ты пропадал столько времени, медлительный олух?

Хорстен оглядел комнату. Она была прекрасно отделана. Затем он перевел взгляд на человека, растянувшегося на полу.

— Что ты с ним сделала? — спросил он.

— Ничего страшного, — ответила Елена.

— Хотел бы я знать, когда он теперь очнется, — пробормотал Хорстен. Он опустился на колено и потряс лежащего фалангиста за плечо.

Через несколько секунд его глаза раскрылись. Он обвел мутным взглядом Елену, Хорстена. После этого его рука метнулась к оружию, валявшемуся рядом. Доктор Хорстен перехватил его и взял оружие. Это был длинноствольный пистолет, калибра 9 миллиметров, такого старого образца, что на Земле ему было бы уготовлено место разве что только в музее. Хорстен завязал ствол в узел и вернул оружие охраннику.

Затем он нежно спросил:

— Где документы следствия по делу землян?

Фалангист выпученными глазами уставился на искореженный ствол.

— Пожалуйста, сеньор, ведь вы же не хотите, чтобы я… — Хорстен многозначительно не закончил предложения.

— Нет. Нет-нет. Я не знаю, чего вы хотите. Но это невозможно.

— Что невозможно?

— Я не знаю шифр.

Хорстен снова взял в руки пистолет и превратил его в подобие сухого бисквита, который немцы подают к пиву. Лицо охранника исказил ужас.

— Простите, я не расслышал, что вы сказали? — снова мягко спросил Хорстен.

Охранник глотнул и выдавил из себя:

— Это высший секрет правительства каудильо.

Хорстен поднялся на ноги, презрительно глядя на фалангиста. Елена, расхаживавшая во время всего разговора по комнате, подошла поближе.

— Мы должны обезвредить его, — пробормотал ученый. Он наклонился и нанес короткий удар в челюсть. Глаза фалангиста закрылись.

— Найди какую-нибудь проволоку или веревку. Надо связать его.

Елена тут же принесла телефонный провод и они надежно связали охранника.

Через некоторое время тот очнулся настолько, что смог различить фигуры напавших на него: человек с шестисотфунтовым сейфом под мышкой уходил прочь, держа на плечах маленькую девочку.

Елена заметила, что он открыл глаза и помахала рукой:

— Спокойной ночи, сеньор полицейский.

Тот снова закрыл глаза и стал истово молиться, чего не делал с самого раннего детства.

4

Инспектор, полковник Мигель Сегура, обвел взглядом комнату. Его взгляд остановился на представителе Гражданской Охраны.

— Что-нибудь еще?

— Сеньор полковник, я не знаю, сколько их здесь было. Я даже не знаю, как они проникли сюда. Они просто появились передо мной. Их было по меньшей мере шестеро.

— Похоже, что, он говорит правду, — подтвердил один из помощников полковника. — Ведь они должны были спустить сейф вниз и унести его.

— Хорошо, Рауль. Продолжай, — это уже относилось к охраннику.

— Я боролся, как только мог. Но их было слишком много. Они избили и связали меня. Когда я очнулся, сейф исчез.

Полковник поглядел на него подозрительно. Он вспомнил про разбитое окно.

— Они разбили окно. Как? Почему? Они не могли сделать это так, чтобы ты не услышал. Но даже если и смогли, то зачем? Ведь сейф слишком велик, чтобы протащить его через окно.

— Сеньор полковник, — проникновенно сказал охранник. — Я не знаю. Это так похоже на работу дьявола.

Полковник глубоко вздохнул.

— Если бы не тот факт, что сейф был найден в парке, я бы вряд ли поверил бы твоим словам.

В комнату вошел другой помощник. Инспектор посмотрел на него.

— Ну?

— Клерк проверил бумаги, лежащие в сейфе. Недостает очень немногих.

— Ну?

— Они похитили только документы следствия по делу агента Секции «G» и его компании.

Полковник покачал головой и взглянул на охранника.

— Откуда, ты сказал, они появились? Дверь, предположительно, была закрыта изнутри, но ты сказал, что они неожиданно появились перед тобой.

Предмет допроса взмолился:

— Сеньор полковник, я не знаю. Дверь была заперта. Это выглядело, как будто они сошли с небес.

Полковник Мигель Сегура был главным инспектором Секретной Полиции Нуэва Мадрида. Ходили слухи, что он достаточно влиятелен, чтобы проводить свои вечера за картами с каудильо в президентском дворце. А также попивать шерри, привезенное с Земли и наслаждаться танцовщицами фламенко, причем уделяя больше внимания их миловидности, нежели опытности в испанских танцах.

Полковник был в полной форме и его сопровождал только молодой помощник Рауль Добарганес.

Доктор Хорстен до сих пор находился в номере Лорансов и все происходившее в равной мере относилось также и к нему. Все сидели в креслах. Только Елена, расположилась на коврике среди игрушек и с интересом глядела на молодого человека.

Двое полицейских офицеров неуклюже поклонились. Пьер Лоранс вскочил, прижав руки к груди.

— Я признаюсь, я позволил себе вчера лишнее.

— Лишнее? — инспектор посмотрел на него.

— Да, лишнее. Я никогда раньше не был на этой варварской планете. Везде полиция. Я не могу говорить неискренне. Я хочу умереть.

Он твердо сжал губы и выпрямился.

Марта заплакала.

Елена даже не повернулась. Она продолжала смотреть на лейтенанта, стоящего в трех футах от нее.

Доктор Хорстен бесстрастно осматривал окружающих. Полковник взглянул на своего помощника. Тот пожал плечами. Тогда полковник снова перевел взгляд на повара:

— Итак, в чем вы сознаетесь?

— Я оскорбил эту погруженную во мрак, возможно погибающую от голода планету. Эта пища, этот повар, это отсутствие таких простейших вещей, как угри или огурцы. Это…

Инспектор сделал ему знак остановиться.

— Может быть, вы присядите, сеньор Лоранс? Это очень серьезное дело.

На висках Пьера вздулись жилы.

— Не надо, Пьер. Пожалуйста, сядь, — стала успокаивать его Марта. — Тебя никто не хотел оскорблять. Мы должны послушать, что нам скажет сержант Как-там-его-зовут. Никто не станет тебя арестовывать, Пьер.

Когда Пьер снова опустился в свое кресло, полковник начал:

— Дорогие гости Фаланги…

— Мне кажется, вы очень милый, — сказала Елена. Но сказала она это лейтенанту Добарганесу.

Лейтенант почувствовал, что покраснел.

— Черт возьми, вы даже краснеете очень мило, — сказала Елена.

— Елена, перестань сейчас же, джентльмен хочет что-то сказать. — Марта улыбнулась инспектору.

— Продолжайте, пожалуйста.

Инспектор Сегура открыл рот, затем снова закрыл его. Через несколько секунд он начал заново. Он сказал Пьеру Лорансу:

— У нас полная свобода, сеньор. У нас наиболее стабильная социально-экономическая система. Все счастливы. Каждый находится на своем месте. Те, кто должны управлять, делают это. Те, кто волей судьбы оказались слугами — служат. Многие ли члены Объединенных Планет могут сказать о себе то же самое?

— По-моему, это звучит очень славно, — кивнула Марта.

— Тогда зачем вы привели сюда столько копов? — возразила Елена.

Полковник и его помощник одарили его долгим взглядом.

— Да, — пробормотал Дорн Хорстен, — это интересная точка зрения. Устами младенца, как известно, глаголет истина.

Его глуповатое лицо казалось теперь задумчивым. Он продолжал:

— Я думаю, здесь можно провести историческую параллель с тем, что происходило на Земле несколько веков назад. Страны, которые на каждом углу кричали о своей приверженности к миру, добру и порядку, имели самые большие армии и самую многочисленную полицию. И наоборот, Нидерланды, или страны Скандинавии, например, не нуждались в подобной декларации, так как имели маленькие полицейские силы.

Когда инспектор продолжил, в его голосе появилась нотка раздражения.

— Простите меня. Мы, кажется, немного отклонились от темы. Я должен объяснить вам причину своего появления. Прошлой ночью было совершено преступление. Особенности этого преступления заставляет думать, что в нем замешаны инопланетники. Вы — инопланетники, одни из немногих, зарегистрировавшихся по соседству с местом преступления, и вы прибыли вчера с Земли, замешанной в этом преступлении.

— Мать Земля? — потрясенно пробормотал Пьер.

— Да, в последнее время до нас доходят слухи, что Мать Земля удивительно переменилась. Итак, ваша гостиница находится всего в миле от места, где совершено преступление, и вы прибыли с Земли.

Доктор Хорстен сказал задумчиво:

— Преступление… Когда оно произошло, мой дорогой инспектор?

— Почти точно в 23.00, - ответил инспектор.

Ученый попытался вспомнить:

— Мне кажется, что у меня нет… Как там говорили в криминальных фильмах по Три-ди?.. Нет алиби.

Инспектор посмотрел на своего помощника. Тот старательно записывал разговор. Елена продолжала следить за ним пристальным взглядом.

— В 11 часов, прошлой ночью, вы были у нас в комнате. Вы ужинали вместе с нами, — напомнила Марта.

— Да-да! — произнес Лоранс, вставая.

— Вы правы, — сказал Хорстен.

— Я ужинал вчера с семьей Лорансов, — произнес он, обращаясь к инспектору. — Значит, у меня есть алиби. Находясь здесь, я не мог совершить это преступление.

Он снял свое пенсне и протер стекла.

— Я очень люблю криминальные фильмы. Что именно случилось прошлой ночью? Серия убийств? Вооруженное ограбление? Может быть…

— Может быть, они похитили национальное сокровище? — подхватил Пьер Лоранс. — Я представляю себе это. Банда с бесшумным оружием перебила всю охрану и…

Инспектор утомленно закрыл глаза. К этому испанскому выражению агонии оперативники Секции «G» уже начали привыкать.

Но тут вмешался Добарганес.

— Пожалуйста, сеньор Хорстен, все было совсем не так. Сядьте, пожалуйста, — он усадил доброго доктора в его кресло и обернулся к своему начальнику.

Полковник открыл глаза.

— Мне донесли, — сказал он. — Что вы вчера жгли бумагу. Исследование пепла установило идентичность с теми бумагами, которые были похищены. Мне хотелось бы услышать ваши объяснения.

Все, кроме Елены, посмотрели на него. Елена же с самого начала беседы не отрывала глаз от лейтенанта.

Марта сказала:

— Я действительно вчера ночью жгла бумагу.

— Мой дорогой инспектор Соргум… — начал Хорстен.

— Сегура, — быстро поправил его лейтенант.

— Я уверяю вас, — продолжал Хорстен, — что на Земле существует множество различных типов бумаги. И среди них наверняка есть такие, которые дублируют ваши.

— С другой стороны, — демонстрировал свои познания доктор Хорстен, — вы всегда можете допросить миссис Лоранс, используя… скополин… скополамин, вот. Сыворотка правды, а? Уверен, что вы сможете это сделать — вытянуть из нее каким образом она смогла выбраться с четвертого этажа вниз, похитить эти документы, вернуться обратно, и, спасая свою шкуру, сжечь их.

Он посмотрел на Марту:

— Моя дорогая миссис Лоранс, это вполне в духе этих криминальных фильмов. В довершение всего вам нужно было проглотить пепел.

Лицо Марты показывало, что она не понимает, о чем идет речь.

Инспектор встал с кресла. Он был раздосадован из-за того, что зря потерял столько времени. Ведь это мог сделать любой из сотни чиновников, находящихся под его началом. Он уже направлялся к выходу, но тут вмешалась Елена.

Она загородила ему дорогу и с детской требовательностью спросила:

— Что вы сделали с моим дядей Фердом? Вы арестовали его, да? Вы не должны причинять ему вреда.

Инспектор взглянул на своего помощника, который спешил к нему на помощь с другого конца комнаты. Но лейтенант опоздал. Елена уже вернулась к матери.

— Вы не должны трогать моего дядю Ферда! — настаивала она.

— Кто такой дядя Ферд? — спросил инспектор.

— Наверное, она имеет в виду техника для корриды, сеньор полковник. Он прибыл на том же корабле. Сеньор Зогбаум.

— Ах, да, — инспектор улыбнулся ребенку. — Ваш дядя Ферд в безопасности, маленькая сеньорита. Он был под охраной… у вашего друга всю ночь был постоянный караул, сеньорита, — поправился инспектор. — Так что он не мог бежать… быть одним из этих плохих людей. А сейчас, сеньоры, сеньора, маленькая сеньорита, вы должны меня извинить, я вынужден покинуть вас. Служба!

Полковник и его помощник покинули комнату гораздо быстрее, чем обычно.

Вернувшись в номер, Марта сделала жест в сторону «клопа».

Пьер Лоранс достал из кармана складной нож и открыл маленькое лезвие, которое могло служить отверткой и протянул его Елене.

— Алле-оп, — Елена прыгнула вверх. Одна ее маленькая рука держалась за ободок люстры, в то время как другой она орудовала отверткой. Через секунду Елена спрыгнула на пол.

— Готова поклясться, что тот, кто сидит сейчас на подслушивающем устройстве, по меньшей мере удивлен.

Вернувшись в кресла, они посмотрели друг на друга.

Хорстен взглянул на Марту:

— Ты запомнила все протоколы, прежде чем их сжечь?

— Да, конечно.

— Почему ты не выбросила всю золу?

— Потому что скрыть все следы было практически невозможно. Там осталось так мало золы, что определить, какая это была бумага, было бы невозможно. Они пытались взять нас на испуг. Им это не удалось.

— Я надеюсь на это, — сказал Хорстен. — Сегодня, пока Пьер будет занят со своими коллегами, Марта должна сходить в библиотеку и почитать все о законах Фаланги. Это нам может понадобиться.

Елена задумчиво произнесла:

— Особенно законы, имеющие отношение к бою быков, с помощью которого они выбирают своего каудильо.

— Я сделаю это, — сказала Марта.

— Нам нужно действовать быстрее, — сказал Хорстен. — Они продолжают следить за нами. Да и вообще, они могут выкинуть нас с планеты, даже не раскрыв нас как агентов Секции «G».

Лоранс усмехнулся:

— Они не выкинут нас. По крайней мере до тех пор, пока я не задам им завершающее пиршество. Кроме того, они сейчас боятся нас трогать. Я получил приглашение во дворец каудильо и много голов покатится, если со мной что-нибудь случится до того, как каудильо оценит мое искусство… Теперь надо подумать о том, как нам заполучить этих двух подпольщиков из их морозильника.

— Морозильника? — удивленно спросила Марта.

— Из Алказарской политической тюрьмы.

— И что же мы будем с ними делать, когда их вызволим? — спросил доктор. — Мы не знаем, где сейчас их друзья — если у них вообще есть друзья. Вполне вероятно, что они даже не смогут найти место, где смогли бы спрятаться.

— А почему бы и не здесь? — предложила Елена.

Доктор Хорстен задумчиво сказал:

— Это не так просто. Сегодня Пьер ходил покупать местную одежду. Он приобрел три костюма, которые очень похожи на форму коридорных. Большинство фалангистов среднего роста. Хорошо, мы освободим этих двоих заговорщиков и спрячем их в номере Пьера.

— Сначала мы должны их одеть. Если появится полиция, они смогут уйти в виде официантов с подносом или с чем-нибудь еще. Кто станет обращать внимание на коридорного?

— А как насчет настоящих коридорных? — скептически сказал Пьер.

— Здесь четыре комнаты, включая ванную. Мы можем перемещать их из комнаты в комнату, в туалеты, в конце концов, спрячем их под кровать. Марта может не желать, чтобы горничная убирала ее кровать, или даже вообще заходила в ее комнату. Так что мы сможем спрятать их в комнате Марты. Я думаю, мы сможем провернуть это дело, — заключил Хорстен.

— Прямо как в «Похищенном письме»[14] — пробормотал Пьер.

— У нас нет другого выхода. Но если ты можешь предложить что-нибудь получше… — сказал Хорстен.

— Как мы проберемся отсюда в тюрьму? И как мы вернемся с ними обратно? Кстати, как их зовут? — обратился к Марте Пьер.

— Бартоломью Гверро и Хосе Ходжос, — ответила Марта и добавила: — Пожалуй, я смогу найти в библиотеке план этой тюрьмы.

— А заодно и план электростанции, питающей Нуэва Мадрид, — добавил Хорстен.

Полковник Сегура, проделав весь путь с фонариком, оказался в маленькой комнате. Он осмотрелся и даже опешил от удивления — в комнате царил хаос.

После осмотра места происшествия полковник вернулся в комнату, где под охраной Рауля Добарганеса находилось двое испуганных людей. Это были электрики отеля.

— Вы арестованы, — равнодушно бросил им полковник. — Возможно, вам будет предъявлено обвинение в саботаже. «Посада» находится под особым наблюдением. Секретная Полиция должна наблюдать за инопланетниками, и вы это прекрасно знаете.

— Если вы сознаетесь, для чего сделали это и выдадите своих сообщников, то смягчите свое наказание, — продолжал Сегура.

Техники покачали головой и безнадежно уставились в пол.

— Весь свет в здании погас и все электроприборы перестали действовать. Какую цель вы преследовали?

Один из техников начал что-то говорить, но осекся.

— Повтори-ка мне свою сказку… предатель, — сказал полковник.

— Я не предатель. Сеньор полковник, клянусь святыми небесами, все было как я говорю. Странный крутящийся предмет проник через дверь. Он медленно двигался и кружился. Я был как будто загипнотизирован. За всю свою жизнь, сеньор полковник, я никогда не видел такой странной вещи. Я был парализован. Эта штука покружилась по комнате, вернулась обратно, и…

— И ударила тебя в голову, дурак, — презрительно сказал полковник.

— Да, сеньор полковник, — потеряно произнес техник.

— И когда ты очнулся…

— Когда я очнулся, в комнате был бардак. Все, что можно разбить, было разбито.

Презрительная усмешка не сходила с лица полковника. Он взглянул вверх.

— Так. А как насчет того устройства под потолком? Достать до него можно только с помощью лестницы. И ты хочешь уверить меня, что группа саботажников проникла в отель и пронесла с собой лестницу?

— Нет, сеньор полковник, — пробормотал техник. — Я не знаю.

— Зато я знаю, — сказал полковник. — Все эти твои кружащиеся штуки — это попытка скрыть реальные факты. А факты вот какие: группа саботажников проникла через дверь. Ты был сообщником и вы вместе устроили этот бардак.

— Нет… нет.

В комнату вошел еще один полицейский. Он подошел к Раулю Добарганесу и прошептал ему что-то на ухо. Полковник вопросительно взглянул на своего помощника.

— Сеньор полковник, во всем городе отключено электричество. Полнейшая темнота. Освещен только дворец каудильо, но у него автономная электро станция.

Полковник посмотрел на него, как на идиота.

— И что, на станции тоже все также разбито?

— Нет, сеньор полковник. Со слов этого человека я понял, что там не имеющий прецедента саботаж.

— Ты сошел с ума! Там же сотня охранников.

— Тем не менее, это так, сеньор полковник.

— Идем быстрее. Madre de Dios! Весь мир сошел с ума! — и полковник стремительно вышел из комнаты.

5

После того, как они пробежали очередное открытое пространство, Пьер сказал:

— Мы должны благодарить правительство каудильо за то, что он расположил все основные учреждения в столице. Представьте себе, как бы тяжко нам пришлось, если бы тюрьма находилась на другой стороне планеты.

— Я все еще не понимаю, каким образом мы собираемся освободить этих бедняг, — сказала Елена. Она забралась на плечи Дорна Хорстена, как всегда, когда приходило время действовать.

— Если я не ошибаюсь, они держат государственных преступников в левом крыле, — сказал Хорстен.

— Это все хорошо, но там их могут быть тысячи.

— Я не думаю, что их тюрьмы настолько заполнены, — покачал головой Хорстен.

Они подошли к стене. Пьер достал веревку и подал ее Елене. Она вскочила на руки Хорстена и тот подбросил ее вверх.

— Я надеюсь, они не найдут мой бумеранг, который я забыл на электростанции, — высказал мучившую его мысль Пьер. — Интересно, что они подумают, если все-таки обнаружат его?

— Они не найдут его, — усмехнулся Хорстен. — Пока ты не показал мне, как он действует, я даже не слышал о нем. И до сих пор не понимаю, как он действует.

Лоранс вздохнул:

— Это было мое любимое маленькое оружие… И одно из немногих, которые мы могли взять с собой, — в ящике с игрушками Елены. Что она делает там так долго?

Как раз в этот момент сверху спустился конец веревки.

Без лишних слов Хорстен подергал за него, проверяя, надежно ли закреплен верхний конец, поправил пенсне и полез вверх.

Через некоторое время конец веревки задергался, сигнализируя, что все в порядке. Лоранс схватился за веревку и Хорстен втянул его на вершину стены.

— Все в порядке, — прошептал Хорстен. — Мы видели несколько охранников с импровизированными факелами. Там действительно царит суматоха.

— Теперь вниз, в левое крыло, — шепнула Елена.

Они подошли к запертой двери. Хорстен внимательно ее осмотрел.

— Хорошая вещь, — пробормотал он. Его руки напряглись, послышался звук рвущегося металла и дверь открылась.

— Как насчет сигнализации? — шутливо спросил Хорстен.

— Не будь глупым, — сказала Елена. — Не зря же мы поработали на электростанции? А теперь пропусти меня вперед. Я пойду на разведку.

Она не возвращалась довольно долго, и когда, наконец, показалась, оба с облегчением вздохнули. Елена тяжело дышала.

— Что случилось? — спросил Лоранс.

— Я встретила двух охранников, пришлось их успокоить.

Доктор взглянул на ее тоненькую фигурку и покачал головой.

— Я нашла, где они находятся, — продолжала Елена.

— Кто они?

— Не будь так глуп. Наши парни. Ходжос и Гверро.

Мужчины с удивлением взглянули на нее.

— Как ты нашла их? — спросил Пьер.

— О, один из охранников… — просто сказала Елена. — Пошли.

— Подожди минутку. — сказал Лоранс. — Что ты сделала с охраной? Я хочу быть уверенным в своем тыле.

— Я связала их, — ответила Елена.

— Ты дала им увидеть себя, — констатировал Хорстен.

— Ну и что с того? — пожала плечами Елена. — Неужели ты думаешь, что он побежит докладывать начальству о том, что его избила восьмилетняя девочка?

Они последовали за ней. Время от времени они выглядывали в окна и видели охранников, снующих по двору тюрьмы.

— Кажется, это здесь, — прошептала Елена.

Вернувшись к отелю, они проникли в номер Лорансов тем же образом, каким штурмовали тюрьму. Только сейчас их группа увеличилась на два человека.

Хорстен первым влез по стене и втащил одного за другим всех остальных.

Очутившись в номере, Пьер спросил у Марты:

— Что-нибудь произошло, пока нас не было?

— Нет. Все было тихо.

Лоранс повернулся к бывшим пленникам:

— Если вы согласны следовать нашим указаниям, мы дадим вам новую одежду, а затем доктор или я введем вас в курс дела.

Он пригласил немного удивленных фалангистов в свою спальню.

Тем временем Дорн Хорстен открыл дверь в холл и крикнул в темноту:

— Эй! Как долго будет продолжаться это безобразие? Мы хотим света, есть и пить!

Довольно скоро прибежал коридорный со свечой и Хорстен закатил большой скандал.

Высказав все, что он думает о гостиничном сервисе, доктор вернулся в номер.

Из спальни появился Лоранс с двумя освобожденными революционерами. Следующие пятнадцать минут ушли на объяснение плана Хорстена-Лоранса как их спрятать в одежде коридорных.

Старший из них, Бартоломью Гверро, был высоким изможденным человеком. Он явно был лидером. Другой, к удивлению агентов Секции «G», был юношей, не достигшим еще и двадцати лет. Среднего роста, он двигался с кошачьей гибкостью и, казалось, был неспособен сделать неловкое движение.

Более близкое знакомство это объяснило. Хосе Ходжос был полным матадором и последней, отчаянной надеждой партии Лорка, нелегальной подпольной организации, поставившей своей целью свержение существующей системы. Хосе был представителем класса, желающего изменить существующую систему. Его рефлексы были быстры, движения точны, грация была выше всяких похвал. Елена с трудом отвела от него взгляд.

Подпольная организация подготовила его для участия в национальных играх после смерти каудильо, в которых выбирается новый верховный правитель планеты — в Национальной фиесте брава.

Они ждали, ждали, ждали. Шаг за шагом Хосе продвигался к вершине пирамиды. Сейчас он был Numero Tres, третьим человеком в иерархии матадоров. Двое первых были оба лет на десять старше его и были героями прошлой Национальной фиесты брава.

Таким образом, партия Лорка с нетерпением ждала, когда же умрет нынешний каудильо. Само сабой разумеется, что тот не торопился.

Бартоломью Гверро оглядел агентов Секции «G».

— Потом появился ваш коллега, Фил Бирдман. Он решил ускорить дело.

— Вы думаете, ему нравилось убийство? — спросила Марта с беспокойством в голосе.

Фалангист взглянул на нее:

— Нет, не думаю. Убить каудильо невозможно. У него великолепная охрана. Бирдман пытался найти другой способ ускорить дело.

Хорстен покачал головой.

— Любую политическую фигуру можно убить, если она хотя бы изредка показывается публике. Достаточно подобрать нужных людей в нужном количестве.

Юный Хосе, молчавший до этого возразил:

— Только не каудильо. Его охрана непробиваема.

Доктор Хорстен усмехнулся:

— Конечно, я не призываю вас к убийству, но послушайте одну историю. Несколько столетий назад на Земле одной радикальной политической группе потребовалось убрать титулованного иностранца, который проводил парад. Его охраняли войска и полиция — их было несколько тысяч. Двадцать пять членов этой группы разделились на пять пятерок и договорились, кто где встанет. Жеребьевкой выбрали пятерых, которые собственно и должны были совершить покушение. Если же кого-нибудь из них схватила бы охрана, остальные должны были убить его и так далее по цепочке. И, хотя у этого иностранца была прекрасная охрана, он был убит, а убийц так и не схватили. Имя иностранца было — эрцгерцог Фердинанд, а дело происходило в Сараеве. Его смерть повлекла за собой первую мировую войну.

Бартоломью Гверро размышлял над услышанным. Затем он спросил:

— Зачем вы это рассказали?

— Ну, просто для примера. Решительные люди всегда смогут сделать то, что хотят. Ваша проблема, конечно, несколько другого рода…

— Да, разумеется, — фалангист опустился в кресло. — Хосе и я должны восстановить наши контакты, связаться с ячейкой нашей организации в Нуэва Мадриде.

— И еще нам нужно уточнить один вопрос, — сказал Хорстен. — Наше руководство считает, что нынешнее правительство Фаланги стоит поперек пути прогресса и не дает ему двигаться. Нам нужно, чтобы это положение изменилось. Какова же ваша концепция правительства, сеньор Гверро?

Гверро подумал с минуту, а затем произнес:

— Правительство должно быть из элиты. Но элита для каждого поколения должна быть своя. Дети элиты не должны автоматически становиться элитой.

Лоранс с Хорстеном кивнули. Затем доктор спросил:

— А каков ваш метод отбора элиты?

Фалангист взглянул на него и медленно сказал:

— Это внутренний вопрос нашего мира. Мы учтем все местные условия, нужды, традиции, — все факторы, специфику нашей планеты.

И добавил еще медленнее:

— Мы даже не нуждаемся в помощи внешних миров, которые не до конца понимают чего мы хотим. Мы благодарим вас за помощь, но настаиваем на праве самим строить будущее своего мира.

— Чертовски хорошо сказано, — сказала Елена.

— А сейчас мы должны идти, — сказал Гверро.

Марта спросила его с беспокойством:

— Вы уверены, что вы будете в безопасности? Мы хотели спрятать вас здесь.

Гверро и Ходжос поднялись из кресла:

— За нас не беспокойтесь, — успокоил ее Гверро. — Ваша группа будет здесь?

— Да, — ответил Хорстен. — Когда ваши люди придумают план действия, дайте нам знать. Мы тем временем тоже подумаем над этим вопросом.

Хосе Ходжос оценивающе взглянул на Елену и спросил с извинением в голосе:

— Скажи честно, сколько тебе лет.

Елена ответила обиженно:

— Такой вопрос женщине не задают.

Он снова посмотрел на нее, одетую в детское платье с цветочками и покачал головой.

— Я должен попросить прощения? — в его голосе прозвучало смущение.

— Оставь его в покое.

— Я побью его, — сквозь зубы пробормотала Елена. — Я нормальная молодая женщина.

Доктор проводил двух фалангистов до двери и вернулся в комнату.

— Черт возьми, — сказала Елена. — А все-таки он прелесть. Видели бы вы, как он хлопал глазами, когда я пролезала через прутья его решетки.

Инспектор полковник Мигель Сегура сидел за своим тяжелым, столом кастильского стиля. Стол был завален бумагами, которые прижимал к столу используемый вместо пресс-папье тяжелый армейский револьвер. Наконец полковник обратил внимание на сидящего перед ним человека.

— Ну, — сказал он. — Так что вы хотели мне рассказать?

— Сеньор полковник, я прогуливался в парке…

— Это я понимаю. Два часа утра — прекрасное время для прогулок, — сухо заметил полковник.

Сидящий перед ним человек покраснел:

— Я вам объясню… Я и моя жена…

Полковник махнул рукой:

— Меня не интересует, почему вы там оказались. Что вы там видели?

— Сеньор полковник, это было невероятно…

Полковник хмыкнул:

— За последнее время в этом городе случилось столько невероятных вещей. Дальше!

— Сеньор полковник, клянусь — я не пил!

— Я же сказал — дальше, — прорычал Сегура.

Человек, сидящий перед ним, глубоко вздохнул и выпалил:

— Я видел человека, идущего вверх по стене «Посада Сан-Франциско».

— Что ты видел?

— Сеньор полковник, я не был пьян. Я сказал про это жене, та — соседу, и скоро за мной пришли из Гражданской гвардии. Они всегда интересуются, если происходит что-то необычное.

— Отлично. Что ты имел в виду, когда сказал, что человек шел по стене. Что он карабкался вверх?

— Сеньор полковник, это было довольно далеко. Но это был человек, и он не карабкался. Он просто шел вверх по стене. Он добрался до четвертого или пятого этажа и исчез.

— Исчез? Ты хочешь сказать, что он влез в окно?

— Возможно. Но для меня он просто исчез.

— Гм, — задумчиво сказал полковник. — Быть может из окна свисала веревка и он держался за нее, идя то стене?

— Может быть, сеньор полковник. Но это было далеко.

— Хорошо, можешь идти, — сказал полковник. — Повтори всю историю секретарю за дверью.

Через несколько минут после ухода информатора в комнату вошел Рауль Добарганес. Он держал в руках кусок дерева, похожий на изогнутую дубину.

Полковник вопросительно посмотрел на него и сказал:

— Ну?

— Это бумеранг.

Полковник продолжал вопросительно смотреть на своего помощника.

— Оружие австралийских аборигенов.

— Во имя небес, кто такие эти австралийские… Как их там?

— Это примитивные люди, когда-то жившие на Земле, сеньор полковник. Вы бросаете эту штуку, она описывает круг и возвращается к вам. Этот бумеранг является скорее игрушкой. Военные и охотничьи бумеранги намного тяжелее. Они поражают дичь или врага на большом расстоянии, с большой силой и точностью.

— Значит, ты просто бросаешь эту вещь и все? Почему же тогда она летит не так, как простая дубинка?

— Не просто бросаете, сеньор полковник. Его нужно бросить определенным образом, он вертится и действует, как разновидность крыла.

— Дай мне посмотреть эту проклятую вещь, — проворчал полковник. С минуту он разглядывал оружие, а потом приказал:

— Принеси мне таможенную декларацию семьи Лорансов и доктора Хорстена.

— Хорошо, сеньор полковник.

Когда декларацию принесли, полковник сосредоточенно ее просмотрел и удовлетворенно откинулся назад, в кресло. Он щелкнул пальцами и сказал:

— Вот оно. Ящик с игрушками.

Рауль вопросительно посмотрел на него.

— Что в нем было? — спросил Сегура.

— Игрушки для ребенка, я полагаю, — недоуменно ответил Рауль. — Куклы и все такое прочее.

— Ха, — сказал полковник. — Пошли человека в номер Лорансов. Пусть он обшарит комнату, когда они уйдут обедать, и проверит ящик с так называемыми «игрушками». И пусть заменит этот чертов микрофон, который постоянно ломается. И еще, Рауль. Эти техники из «Посада»… Пришли их ко мне. И охрану архива тоже. Пусть они снова расскажут свою сказку о полудюжине или даже больше людей, упавших с неба. И этих истеричных охранников из Алказарской тюрьмы.

— И еще, — остановил он своего помощника. — Пошли человека в храм и скажи, чтобы они не посылали своих монахов для борьбы с полтергейстом на электростанции. В этом нет необходимости.

Полковник Сегура сурово посмотрел на ночную охрану архива Секретной Полиции.

— А теперь я хочу услышать правдивую историю о том, что случилось той ночью, когда украли сейф, — холодно приказал он.

— Сеньор полковник… — на лбу говорившего выступили капельки холодного пота. Он казался более растерянным, чем в ночь преступления. В камере у него было много времени для того, чтобы обдумать все детали, и эти думы отнюдь не успокаивали.

— Ставка — это твоя жизнь. Я хочу знать правду, — немного мягче сказал Сегура.

— Сеньор полковник, я расскажу все как было. Хотя это загадка для меня самого. Они появились ниоткуда, из воздуха. Я ничего не смог сделать…

— Сколько их было?

Глаза охранника на секунду закрылись.

— Я… Я не знаю.

Полковник рванулся вперед.

— Их было двое… или трое, не так ли?

Допрашиваемый молчал. С его виска скатилась струйка пота.

— В пыточную его, — рявкнул полковник. — Рауль!

— Нет… нет, — закричал охранник.

— Я хочу знать каждую деталь из того, что действительно произошло в архивной комнате.

— Да, полковник, — бесстрастно ответил Рауль. Эта часть работы ему никогда не нравилась. Он подошел к двери и подозвал еще двух полицейских.

— А теперь, — сказал полковник, — приведи тюремных надзирателей. Пусть они вспомнят, как в действительности было дело.


Марта выглянула в окно и вскрикнула.

— Что случилось? — спросила Елена.

— Быстрее иди сюда. Полиция оцепляет парк.

Елена выглянула на секунду.

— Позови Пьера, — сказала она, и кинулась через холл к номеру Дорна Хорстена.

Она успела пробежать только половину пути. Из бокового коридора внезапно выскочили двое полицейских и схватили ее, несмотря на то, что она пронзительно кричала и сопротивлялась.

Пьер вышел из обеденной комнаты и спросил:

— Что случилось?

Марта испуганно ответила:

— Пьер, со всех сторон вооруженные люди. Это должно быть по нашу душу. Что делать? Сжечь бумаги, или…

— Все наши бумаги находятся в твоей голове. Где Дорн и Елена?

— Она побежала к нему. Ты думаешь, мы сможем выбраться отсюда?

— Нет. Но хотя бы попытаемся. Идем, Марта!

Они направились к двери, но не успели до нее дотронуться, как она сама распахнулась. На пороге стоял полковник Сегура, а позади него дюжина полицейских.

— Ага, — произнес полковник. — Великий повар, который не оценил по достоинству кухню Фаланги, не так ли? Мы видели следы вашего неудовольствия пищей в Алказарской тюрьме, где вам вздумалось освобождать подпольщиков, недовольных правительством каудильо.

Из нижнего холла доносился шум драки. Были слышны звуки ломающейся мебели, и крики раненых.

Полковник обернулся к одному из полицейских:

— Возьми четырех людей и иди вниз. Человек, который может нести сейф весом в шестьсот фунтов, наверняка очень опасен. Только не убейте его.

Он снова повернулся к Лорансам:

— Я направляюсь в управление. Вы составите мне компанию.

— Это грубое нарушение закона. Я требую, чтобы о моем аресте сообщили в консульство Объединенных Планет… и чтобы я смог пригласить адвоката.

Один из полицейских за спиной полковника хихикнул.

Полковник улыбнулся:

— Вы не знакомы с судебной процедурой на Фаланге, сеньор Лоранс. Адвоката для вашей защиты назначит суд.

— Фалангистский адвокат? Я хочу адвоката Объединенных Планет.

— Это их закон, Пьер, — Марта успокаивающе положила руку ему на плечо.

Они спустились в холл, где встретились с другой группой полицейских, которые вели Елену. Чуть дальше, посреди холла стояли двое полицейских в порванной одежде. У их ног лежал связанный, но непокорившийся Дорн Хорстен.

Эскалатор спустил их вниз. На улице их ждали полицейские машины, и всего через несколько минут они входили в Управление Секретной Полиции, которое так недавно оставили Елена с Дорном Хорстеном, унося с собой документы суда над агентом Секции «G».

Их отвели в большую мрачную комнату и толкнули в кресла.

Полковник не отрывал взгляда от Хорстена.

— Двое моих людей стоят с оружием за перегородкой. Оно направлено на вас. Если вы попытаетесь что-нибудь сделать, они пристрелят вас.

— У вас есть ордер на наш арест? — спросил Хорстен.

— На Фаланге мы обходимся без него. Вы являетесь временными гражданами Фаланги и, следовательно, попадаете под действие ее законов.

Полковник насмешливо улыбнулся.

— А сейчас позвольте мне проинформировать вас, что ваш суд состоится через час. А к полудню вы будете расстреляны. До этого вам введут скополамин, так называемую «сыворотку правды», и вы расскажете, что вы еще успели натворить.

— Зачем же нужен суд, если вы уже знаете, что нас расстреляют? — саркастически спросила Елена. Она перестала подделывать свой голос под детский.

Полковник посмотрел на нее.

— Я не забуду урок, который вы мне преподали, сеньорита Лоранс. Сейчас я уже знаю, что есть целая планета таких, как вы. А вы еще и прекрасная гимнастка. Лучшая гимнастка мира, который любит акробатику. Это объясняет многое.

Он повернулся к доктору.

— А, вы, Дорн Хорстен. Мы имеем информацию и о вашем мире — Фтерсте. Должно быть, это весьма странный мир.

— Я хотел бы видеть только два своих пальца на вашей шее.

— Не сомневаюсь, что вы этого хотите. Ну, что ж, время идет. Скоро над вами состоится суд. А теперь, я думаю, пора прибегнуть к помощи скополамина.

В этот момент в комнату ворвался лейтенант Рауль Добарганес. Его лицо было белее мела, он тяжело дышал.

— Во имя небес, что произошло? — прорычал Сегура.

— Каудильо, — прошептал Рауль. — Каудильо застрелен!

6

— Застрелен! — вскричал полковник.

— Да, застрелен. Парад в Альмерии в честь славных матадоров, победивших в этом году. Убийцы прятались в толпе. Их было по меньшей мере пятеро. И четвертый застрелил каудильо.

Хорстен поморщился и пробормотал:

— Я и не ожидал, что они так буквально воспримут все то, что я им рассказал.

Елена с сомнением взглянула на него.

— Ты думаешь, они сделали так же?

— Я точно не знаю, — задумчиво ответил Хорстен. — Но думаю, что без особых отличий.

Полковник выбежал из комнаты.

Пьер Лоранс глубоко вздохнул:

— Ну, что ж, мы получили отсрочку на час или даже больше.

— Гораздо больше, — сказала Марта. Ее глаза сверкали в полутьме комнаты, когда она декламировала.

— Официальный Кодекс Фаланги, статья третья, раздел третий. В течение Национальной Фиесты брава и до утверждения нового каудильо на планете Фаланга нет преступников. Каждый гражданин, если захочет, может выступить в роли тореро.

Хорстен в изумлении взглянул на нее:

— Ты хочешь сказать, что мы свободны?

— Да! Эти дни будут напоминать сумасшедший дом.

— Значит, мы можем вернуться в отель, — воскликнула Елена. — И никто не сможет нас задержать.

Она взглянула на Добарганеса:

— Это так, милашка?

Тот находился в замешательстве. Ему было семь лет, когда происходила последняя Национальная Фиеста брава. Но он помнил большую суматоху. Сейчас он был настолько же смущен, насколько быстро агенты Секции «G» отреагировали на изменение ситуации.

Однако он знал закон. Поэтому Рауль кивнул головой.

— Да. Никто не помешает вам. Сейчас на Фаланге нет преступников. Но как только будет выбран новый каудильо, вы снова окажетесь в тюрьме и вас будут судить.

Они стояли на балконе номера Лорансов в «Посада Сан-Франциско» и смотрели вниз, на веселящуюся толпу.

— Вы только посмотрите на эти костюмы, воскликнула Марта. — Кажется, на изготовление некоторых из них пошли недели.

— Они появились на улицах всего через полчаса после известия о смерти каудильо, — сказал Хорстен.

Бартоломью Гверро, стоящий рядом с ними, объяснил:

— Для многих из них это единственная радость в жизни. Мир перевернулся. Пеон свободно покидает поле и приходит в город на местную корриду. Если у него есть деньги, он может сделать ставку на результат фиесты. Простой рабочий в нарядном костюме во время фиесты становится равным идальго и, если он красив, может получить поцелуй знатной леди.

Елена сказала, глядя вниз на танцующую и смеющуюся толпу фалангистов:

— И такое творится сейчас на всей планете?

Гверро кивнул:

— Везде. Всего несколько городков так малы, что не имеют арены для корриды. На Фаланге они служат той же цели, что и римские цирки. А это будет фиеста фиест — Национальная фиеста брава. Такое редко бывает больше одного-двух раз в жизни человека.

— И бои проходят по всей планете? — спросил Хорстен.

— Да. Местные тореро сражаются на местных аренах. Лучшие из них едут в ближайший город, а затем — в Нуэва Мадрид на финал. Тысячи коррид проходят сейчас по всей планете.

— А как же выбирается победитель? — спросил Пьер Лоранс. — Это наверняка сильно зависит от судей.

Гверро покачал головой.

— Правила очень просты, и, если судьи кому-нибудь подыгрывают, это видно. Если тореро сражается хорошо, он получает ухо. Если очень хорошо — два уха. Если он добивается триумфа — два уха и хвост. В редчайших случаях он получает копыто, но за последние сто лет таких случаев не было.

— Я удивляюсь, — начал Хорстен, — как правящий класс допускает к корриде пеонов и представителей других низших классов? Это же для них большой риск.

В ответ на это Гверро сказал:

— Теоретически, это все так. Однако, сыновья элиты начинают играть в бой быков с двух-трех лет. Когда им исполняется десять лет, их инструктируют ветераны арены. Когда им исполняется двенадцать, они сражаются с молодыми быками. А когда они достигают шестнадцати лет, они знают и умеют все, что нужно для фиесты брава.

Агенты Секции «G» заинтересованно слушали. Хорстен спросил:

— А кто-нибудь еще участвует в корриде?

— Да, квадриллос — ассистенты матадора, пикадоры, бандерильеры и пеоны. У них два назначения: во-первых — они помогают матадору в случае опасности, и во-вторых — они делают ему рекламу. Если человек достаточно богат, чтобы нанять умелого квадриллос, он имеет большое преимущество. А какой-нибудь юнец из низов не может даже и мечтать о таких квадриллос.

— А как дела у Хосе? — спросила Елена…

— Нормально, — немного помедлив, ответил Гверро. — Толпа зовет его Хосеито и он все еще Нумеро Трес. Номер Один и Номер Два, идальго Перико и Карлитос все-таки превосходят его в популярности.

— Третье место… А как насчет его ассистентов?

— Квадриллос? — переспросил Хорстен. — Все они — мастера своего дела, все — члены партии Лорки, все так же хороши, как и у Нумеро Уно и Нумеро Дос.

На мгновенье его глаза затуманились.

— О, если бы он только сделал это! Каудильо! Один из нашей партии!

— А можно ли нам попасть на финальный бой? — спросила Елена.

— Почему бы и нет?

— Дело в том, — сказала Марта, — что мы очень заинтересованы в победе Хосе. Если он победит, наша миссия будет завершена. Если же он проиграет, полковник Сегура заполучит нас обратно.

Гверро нахмурился:

— Разве вы не можете бежать сейчас?

Хорстен хмыкнул:

— Бежать? Куда? Они не дадут нам пробраться на борт космического корабля.

Фиеста брава на планете Фаланга так же, как и в далекие дни в Испании и Мексике, была необычно красочным представлением.

На многочисленных скамьях, амфитеатром поднимающихся вокруг арены, расположились 50 тысяч зрителей. Все были одеты в самые красочные одежды. Трубили трубы, лоточники разносили прохладительные напитки, друзья и знакомые переговаривались через головы соседей.

Агенты Секции «G», все еще сопровождаемые Бартоломью Гверро, сидели на варрера, местах, непосредственно находящихся над ареной. Это были самые лучшие места.

Никто из них, за исключением, конечно, Гверро, не видел раньше корриды, разве что в фильмах по Три-ди.

Время подходило к полудню, когда, наконец, началась Фиеста.

На арене появились три матадора, Нумеро Уно, Дос и Трес.

Карлитосу, высокому, грациозному человеку, было около тридцати. Он должен был сражаться первым. Он принадлежал к одной из самых именитых семей Фаланги, и в течение многих лет сохранял первенство.

Перико был невысоким, плотно сложенным мужчиной. На первый взгляд, казалось, что это не соперник Карлитосу, но, как объяснил Гверро, это впечатление было обманчивым. В прошлом месяце он, к восторгу толпы, схватил быка за рога и повалил его на землю. Естественно, он тоже был из именитой семьи.

Как на параде, за каждым матадором следовали его ассистенты с вышитыми на одежде именами своих хозяев.

Оркестр играл «Ла Голодрина», песню, под которую выходили тореро сотни лет назад на Земле. Тореро дошли до стола, за которым сидели судьи, и замерли в салюте, напоминая гладиаторов. Ave Cesar! Mortiort te salutant! ¤) SSS Да здравствует Цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя! SSS

Квадриллос отошли на край арены, в ожидании момента, когда потребуется их участие. Пеоны Карлитоса побежали за первым быком. Появление на арене быка, было встречено диким ревом толпы.

Карлитос стоял в центре арены с красным плащом в руке.

— Он мастер стиля Вероники, лучший матадор после легендарного Манолете из Испании. Это очень изящный стиль, — объяснил Гверро.

Карлитос взмахнул плащом и отскочил в сторону. Разъяренный бык пронесся в нескольких дюймах от него. И еще раз, и еще. Толпа подбадривала своего кумира криками.

Гверро нахмурился:

— Он неподражаем, — сказал он. — Хосе никогда не сравнится с ним в Веронике.

— Значит мы проиграем? — живо спросила Елена.

— Никто на Фаланге не может сравниться с Карлитосом в стиле Вероники.

— Почему бык не изменит направление? — спросил Пьер. — Ведь стоит ему слегка отклониться в сторону и Карлитос окажется на его рогах.

— Это хорошо подготовленный бык, — сумрачно ответил Гверро. — Их специально воспитывают так, чтобы они могли бежать только по прямой. Если матадору достается такой бык, он может рассчитывать на триумф. Карлитосу улыбнулась фортуна. Мы можем только надеяться, что Хосе тоже повезет и ему тоже достанется подобный бык.

Матадор пропускал животное восемь раз, пока не нанес удар.

Пеоны вывели следующего быка.

— Снова обученный, — простонал Гверро.

— Какие странные рога у этого быка, — сказал Лоранс.

— Мясные быки действительно имеют более короткие рога. Но эти быки были специально выращены для боя, им нужны широкие и длинные рога, — объяснил Гверро.

— Это не так, — возразил Лоранс. — Прежде чем стать поваром, я был мясником, и я хорошо знаю, какие рога бывают у самых разных пород. И я вижу, что…

В этот момент Карлитос нанес завершающий удар и трибуны взорвались криками и аплодисментами, не дав договорить Пьеру.

Карлитос победоносно прошествовал по арене, а за ним шли ассистенты и несли награду: два уха, хвост и копыто.

— Высшая награда, — сказал Гверро с отчаянием в голосе.

Теперь на арену вышел Перико. За пять минут он полностью оправдал свою репутацию.

Елена закрыла глаза. Казалось, она избегает смотреть на убийство. В этот момент Перико нанес удар. Зрители наградили его аплодисментами. Перико получил два уха и хвост.

Настала очередь Хосе. Кто-то из толпы закричал:

— Лорка! Лорка!

Дорн Хорстен вопросительно посмотрел на Гверро, который качал головой.

— Они специально распространяют слухи. Они знают, что Хосе из партии Лорка и что будет, если он станет каудильо.

Марта оглядела трибуны и сказала Елене:

— Я удивляюсь, почему не видно вашего друга-инженера.

Глаза Елены широко раскрылись. Она пробормотала:

— Инженер по электронике… — и быстро обернулась к Марте: — Ты не помнишь, что о нем сказал помощник полковника Сегуры, когда они приходили к нам в номер?

Марта закрыла глаза и сказала:

— Помощник сказал: «Скорее всего, она имеет в виду техника для корриды, сеньор полковник. Он прибыл на том же корабле. Сеньор Зогбаум».

— Техник для корриды, — повторила Елена. — А зачем в корриде нужен техник? Да еще по электронике?

Лоранс не слышал ее. Он смотрел на нового быка — быка Хосе, который кружился вокруг него, поднимая столбы пыли.

— Как мясник, — бормотал он, — я могу уверить вас, что более странных рогов я не видел. Это не…

— Это не рога, это антенны! — крикнула Елена. — Быстрее, Пьер! Это нечестная игра. Марта, оставайся здесь и держи глаза широко открытыми. Дорн, беги с нами, — она спрыгнула на край арены, через секунду за ней последовали Пьер и Хорстен.

— Это должно быть где-то рядом с ареной. — Елена лихорадочно оглядывала арену. — Что это?

— Это один из лазаретов, — ответил Пьер. — На всякий случай, как сказал Гверро. Позади него часовня.

— Темные окна, — воскликнула Елена. — Поляризованное стекло! Нам туда.

Двое людей из Гражданской охраны пытались помешать им, но отлетели под могучими ударами Дорна Хорстена. Елена кинулась к двери. Дверь была тяжелой и оказалась запертой изнутри.

— Дорн! — позвала она. Хорстен налег мощным плечом на дверь. Позади них взревели трибуны.

Наконец дверь поддалась и они ворвались внутрь. Там за контрольным пультом сидел Ферд Зогбаум под охраной полицейских.

У одного из окон стоял с биноклем офицер Секретной Полиции. Как раз в этот момент он скомандовал:

— Правый рог, быстро!

Руки Ферда Зогбаума заплясали над пультом.

— Пьер! — крикнула Елена.

Шарики, один за другим, выскочили из руки Пьера. Комната наполнилась треском коротких замыканий и дымом сгоревшей изоляции.

Елена подошла к Зогбауму и сказала:

— Неужели тебе не стыдно?

Он посмотрел на нее:

— Сказать по правде, стыдно. Но я ничего не мог поделать. Раньше у них был другой техник, с Земли, но он умер. Здесь у них нет людей, умеющих работать с этими устройствами, а они используют их при каждом значительном бое.

Хорстен выглянул в окно, предварительно отбросив офицера к противоположной стене.

— Я предполагал что-нибудь в этом роде с самого начала. — сказал он. — Управляемая коррида. Электроды вставлены в мозг животного и радиосигнал с контрольного пульта приказывает ему бежать прямо, ударить вправо или влево.

Позади Пьера появились Марта и Гверро.

— Что вы обнаружили? — спросила Марта.

— То, что и думали! — воскликнула Елена.

— Хосе, — безучастно произнес Гверро. — Он серьезно ранен и удален из корриды.

— Значит… значит мы не сможем победить.

— Нет, — раздался новый голос — голос полковника Сегуры. — Вы не сможете победить — ни партия Лорки, ни агенты Секции «G». Вы проиграли. Через пятнадцать минут все будет закончено. Или Карлитос, или Перико будет объявлен новым каудильо и вы все предстанете перед судом.

— Еще не все закончено, сеньор торопыга, — презрительно сказала Елена. — Марта, Пьер, Дорн, идемте к столу судей.

— Зачем? — с надеждой спросил Лоранс.

— Потому, что я вспомнила кое-что из древнего закона, который читала нам Марта.

Дорн как ледокол раздвинул кольцо полицейских у входа. Толкаясь в шумной толпе, они добрались до судейского стола.

Пара людей из Гражданской Гвардии попыталась задержать их, но Дорн отбросил их, как котят. Тоненькая фигурка Елены предстала перед тройкой судей. Она сказала:

— Я заявляю себя в качестве участника фиесты!

На лицах судей отразилось замешательство. Тут за их спинами появился полковник Сегура и, наклонившись, что-то им прошептал.

Один из судей сказал:

— Сеньорита, это очень серьезное дело. Сейчас не время для шуток. Хосеито удален из корриды, но два быка еще остались.

— Я не шучу, — заявила Елена. — Я требую, чтобы мне позволили участвовать.

— Эй, — вклинился Хорстен. — А как насчет меня?

— Ты, неуклюжий увалень, — бросила Елена через плечо. — Пропусти меня. У меня есть идея! — и обратилась к судьям: — Мы ссылаемся на древний закон. Марта? Часть, касающаяся открытия обмана в Национальной фиесте брава.

Марта, закрыв глаза, продекламировала:

— Кодекс фиесты брава, статья восьмая, часть вторая. Если участник докажет обман в Национальной фиесте брава, он может вступить в корриду, даже если он был до этого удален.

— Вот! — торжествующе заявила Елена. — Я заявляю себя в качестве участника. Доказательства обмана вы можете найти в так называемом «лазарете». Быки управлялись по радио, через электроды, вживленные им в мозг.

Судьи поглядели друг на друга. Сегура снова что-то прошептал им и один из судей обрадованно сказал:

— Но ведь вы женщина!

— Марта!

— В кодексе ничего не говорится против участия женщин в фиесте брава. Женщины-матадоры были известны. Можно сослаться, например, на июньский, 335 года по летоисчислению Фаланги номер журнала «Коррида»: «Сеньорита Октовиана Гонзалес завоевала два уха на корриде в городе Нуэва Мадриде на Плаза дель Торес».

— Но вы преступники, да к тому же еще и инопланетники!

— В законе Фаланги нет ничего, что запрещает преступникам участвовать в корриде. Я — временная гражданка Фаланги и, следовательно, могу в ней участвовать.

— Да, но ведь вы даже еще не женщина, — возразил другой судья.

Ноздри Елены раздулись от гнева:

— Я — нормальная женщина и гражданка планеты Гандхарвас, где мой рост обычен. Но сейчас я гражданка Фаланги и требую участия в фиесте.

Тут заговорил третий, молчавший до этого судья:

— Очень хорошо, сеньорита. Однако вы должны знать, что существуют некоторые ограничения. Наше национальное представление — это высокое искусство. Участник должен сражаться согласно канонам одной из школ. Какую школу вы выберете?

— Школа? — растерянно переспросила Елена.

Судья, казалось, лучился от удовольствия:

— Мы не можем позволить, чтобы фиесту брава превратили в политический фарс. Вы будете бороться в стиле Ла Ронда, Севильском или Мадридском?

Елена поникла. Ее глаза вопросительно посмотрели сначала на Хорстена, потом на Лоранса, но те отрицательно покачали головами.

Судья решил закрепить свой триумф:

— Ну же, сеньорита! Какой стиль вы выбираете?

— Я буду сражаться в критянском стиле!

Все в изумлении уставились на нее.

Она пояснила:

— Я сомневаюсь, чтобы кто-то из вас знал о том, по каким законам осуществлялась коррида в Миноанском дворце Кноссоса на острове Крит. Ведь это было за 2000 лет до того, как в Испании только начали мечтать о корриде.

Глухой ропот удивления прокатился по трибунам, когда они увидели костюмы в «критянском стиле», сымпровизированные Мартой и Еленой. Они постарались, чтобы все выглядело как можно воздушнее.

Дорн Хорстен выступал в качестве ассистента. Елена шла по арене, сопровождаемая неуклюжим на вид доктором.

Некоторое время она оценивающе разглядывала разъяренное животное, не сводившее с нее налитых кровью глаз. Теперь она уже не казалась ребенком. Это было заметно во всем.

Елена направилась к быку, и тот, как будто ждал этого момента, бросился на нее со скоростью локомотива.

В толпе послышались крики ужаса.

Быку оставалось всего несколько футов до цели, а тоненькая фигура Елены все еще находилась на его пути. Бык наклонил рогатую голову и, казалось, через секунду они сольются.

Маленькие руки взметнулись вверх, схватив быка за рога. Он взбоднул и Елена перекувыркнулась на его спину. Затем она сделала еще одно сальто и соскочила на землю.

Зрители сначала затаили дыхание, восторженно вскрикнули и бешено зааплодировали. Бык развернулся и снова бросился на тоненькую фигурку. Представление повторилось. И еще один раз. И еще.

Наконец сбитое с толку животное выдохлось и остановилось. Бык стоял, понурив голову, и глубоко дышал, загнанно поводя боками.

На трибунах царила неразбериха.

Больше с загнанным быком ничего нельзя было сделать. И Елена пошла по кругу перед трибунами, как шли ее предшественники с ушами, хвостами и копытами убитых жертв. Только с небольшой разницей: она не просто шла, она делала сальто и прочие чудеса акробатики, которых Фаланга не видела до сих пор.

А позади нее, так же, как прежде шли другие ассистенты, шел Дорн Хорстен. Только с небольшой разницей: он не нес наград вроде ушей, хвостов и копыт, подобно ассистентам Карлитоса и Перико. Он нес на плечах загнанного быка.

ЭПИЛОГ

Они сидели в немного переделанном номере «Посада Сан-Франциско»: агенты Секции «G», Бартоломью Гверро, перевязанный Хосе и верхушка некогда подпольной партии Лорка.

Дорн Хорстен читал маленькую лекцию:

— Правительство не может устоять перед осмеянием. Правительство не может существовать без сохранения чувства собственного достоинства. Любое правительство, ставшее посмешищем, перестает существовать. Нерон со всей своей властью, со всеми традициями обожествления Цезарей, стоящих за ним, погиб, когда позволил себе стать клоуном.

Гверро кивнул, соглашаясь:

— Как быстро пало правительство каудильо, ставшее посмешищем, когда маленькая девочка раскрыла истинный механизм игры и превратило в издевательство национальный спектакль.

Елена вошла в комнату, одетая уже не как восьмилетняя девочка, а в стиле фламенко и с накрашенными губами.

Хорстен взглянул на нее и строго спросил:

— Где ты была?

Она беззаботно ответила:

— А тебе какое дело, большой увалень? Но если уж ты хочешь знать, Ферд Зогбаум назначил мне свидание. Сначала я собираюсь напрочь отказать ему, а потом смягчусь. В конце концов, он единственный мужчина моего роста в радиусе сотни световых лет.

Она весело засмеялась и добавила:

— Я надеюсь, что он получит новые впечатления о маленькой Елене после того, как видел ее в критянском костюме.

Пер. изд.: Reynolds M. The Enemy Within: Analog, April 1967. c перевод на русский язык, Кузнецов К. Э., 1993.

ВНУТРЕННИЙ ВРАГ

Франклин Монро пребывал в состоянии эйфории.

Во всех отношениях это был превосходный день. Он не мог быть лучше: солнечный свет, тепло, по-особому чистый воздух. Плодотворный день.

Кроме того, он сбежал из-под охраны и собирался в город или, по меньшей мере, побродить по окрестностям.

Он двигался вперед, наслаждаясь окружающим. Каждым клочком земли, разноцветьем камушков на краю тропинки, сумасшедшим гомоном птиц, деревом, утопающим в листве.

О, это был прелестный день, когда стоили убегать из-под чьей-то охраны. Но все это отошло на второй план. Франклин Монро свернул под деревья. Второпях он не заметил отсутствия пистолета, выпавшего из-за пояса на тропинку.

Чужой космический корабль-разведчик не опустился ни на лужайку перед Белым домом, ни на Красную площадь. Не опустился он и в пучины моря, чтобы сбить с толку дельфинов, и не приземлился в Австралии, дабы смутить тамошних кенгуру. У пришельца и в мыслях не было приблизиться к первому попавшемуся представителю высшей формы жизни и сказать: «Отведи меня к своему правителю». У его создателей понятие «правитель» отсутствовало.

Он выбрал достаточно пустынный район и приземлился незамеченным.

Это был одноместный разведчик. Весьма впечатляющий образец высокоразвитой техники, а его пилот удивительно походил на земные формы жизни. Возможно, рассуждая логически, причина этого была в его задании, которое заключалось в поисках и кратком предварительном исследовании планет, подходящих для торговли с его народом. Он дышал воздухом, пил воду, усваивал углеводы и протеины и вполне сносно чувствовал себя при земных температурах и гравитации.

А посему он потихоньку ликовал.

Но только потихоньку, ибо за неизмеримый срок исследований он и его коллеги обнаружили, что помимо кислорода для дыхания, воды для питья, сносных гравитации и температур существенно и кое-что еще — например, гремучие змеи.

Как бы там ни было, здесь важно то, что он поразительно походил на те земные высшие формы жизни, что знакомы нам. Хотя, вопреки мечтам романтиков, весьма маловероятно, что где-то еще во Вселенной эволюция в конечном итоге воспроизведет позвоночных. Конечно же, позвоночные уникальны.

Возьмите, к примеру, способ, которым мы дышим. Воздух проходит через рот или нос и должен использовать часть пищевого тракта, что не всегда удобно. Улитка, чьи дыхательный и пищевой каналы разделены, устроена лучше. То же самое и с кузнечиком, который дышит через проходы, расположенные рядом с органами, которым необходим воздух. Но это не единственное, что умеет делать наш рот. У большинства позвоночных ко всему прочему это самое грозное оружие, а порой искуснейший инструмент для самых разных целей. Рот обладает своеобразной способностью издавать звуки, вдобавок мы используем его для выражения своих чувств — с помощью гримас, улыбок, сердитых складок и прочая и прочая. Да, уже сам по себе рот уникален. Орган, соединяющий в себе способности гримасничать, жевать, пробовать на вкус, лизать, сражаться, свистеть, браниться, бормотать слова любви и помогать продевать нитку в иголку.

Ожидать чего-то подобного от чуждых форм жизни было бы действительно слишком! Благосклонный читатель, даже в самых смелых мечтах о далеких планетах оставь надежду когда-либо поцеловать чужие губы.

Тем не менее, пришелец удивительно походил на известную нам форму жизни. Так походил, что не успел он выйти из корабля, включив в нем всю необходимую при первой посадке на незнакомую планету автоматику, как произошла трагедия: он наступил на гремучую змею.

Яд гремучей змеи — отравляющее вещество для уроженцев Земли. Для нашего пришельца с его биохимией он оказался ядом стол же моментальным и смертельным, каким для нас был бы бутулин. Ему хватило бы и одной миллиардной грамма — он получил инъекцию в пять грамм. Мгновенный паралич, за которым последовала столь быстрая смерть, что, прежде чем наступил конец, он вряд ли даже успел ощутить укол ядовитых зубов. С собой он нес целый набор защитных средств от сотни видов потенциальных угроз, но воспользоваться хотя бы одним из них просто не было времени.

Семья голодных койотов прикончила его останки и сама умерла по прошествии часа. В то время как для нас, землян, практически все найденные на планете организмы — животные, растения, микробы — по крайней мере после соответствующей обработки вполне съедобны, этого нельзя ожидать от внеземных форм. Питаться друг другом мы бы не смогли.

Вообще говоря, видеть космические корабли Франклину Монро уже приходилось — по телевизору.

Однако этот не был ни старообразным, со стабилизаторами у основания, не был он похож и на тарелку.

Он был сферической формы, а сплав, из которого была сделана оболочка, мерцал как перламутр. Вовсе не предполагалось, что корабль должен быть красивым — у пришельцев отсутствовал такой орган чувств, как зрение, — но для человеческого глаза он был более чем прекрасен.

Сначала Франклин Монро никак не мог на него налюбоваться.

Корабль был полностью автоматическим и соответственно оснащен сканнерами эмоционального настроя.

Франклин Монро приблизился, его настроение — попрежнему приподнятое; он был счастлив, дружелюбен и, конечно же, полон исследовательского любопытства.

По сути дела оказалось, что для сканнеров корабля его эмоциональный настрой полностью подходил под образец разведчика-исследователя.

Люк у вершины трапа остался открытым.

Франклин Монро вошел внутрь.

Корабль был построен как будто специально для него. Сиденья и другая, если можно так сказать, «мебель», хотя и предназначались для чужой жизни, вполне соответствовали его размерам.

Волшебство следовало за волшебством.

Он потрогал на ощупь тут, потрогал там; тут и там потыкал кнопки на панели управления. Даже для непосвященного земного ума было ясно, что это центр управления маленького корабля.

И хотя корабль был осведомлен, что нельзя допускать к управлению разум без логики и знаний, он не видел причин к тому, чтобы заблокировать различные сенсоры.

Поэтому Франклин Монро неожиданно почувствовал, как его разум воспарил на тысячу футов вверх и наблюдает оттуда за Землей. Не то чтобы он видел, а именно отчетливо наблюдал. За все свои годы такого он еще не испытывал.

Он смутно понимал, что все это имеет какое-то отношение к тумблерам, кнопкам и выключателям на панели управления, которыми он поиграл. Он осознал, что все еще находится перед ней. На самом деле он видел ее перед собой.

Но в то же время он находился еще и в тысяче футов над ней.

Он не видел, не слышал и скорее всего не ощущал и не чувствовал, а наблюдал за тем, что расстилалось под ним внизу.

И тут в верхней части тропинки, по которой он сам прошел меньше пятнадцати минут назад, Франклин Монро различил свою охрану, спешившую в его сторону.

Его охватила паника.

Одри Монро — очень встревоженная — знала, что он должен пойти дорогой. Помимо того факта, что это было обычное направление, в котором он исчезал из поля ее зрения, пойди он вниз с холма или к озеру, она бы заметила его из окон домика.

Вот чертенок! Маленький, не заслуживающий никакого доверия чертенок!

Она расслабилась, когда нашла на тропинке игрушечное ный пластмассовый пистолет. Теперь она по крайней мере знала, что он здесь проходил.

Интересно, как далеко он забрался на этот раз?

Он был не на глазах не более пятнадцати минут. Она поставила в духовку жаркое и собралась выйти, чтобы проверить, чем он занимается. Но тут ее взгляд упал на шорты, к которым необходимо было пришить пуговицу, — дело самое большее десяти минут.

Но десять минут для пятилетнего мальчика! Боже праведный, маленький негодник может быть на полпути к канадской границе.

При более благоприятном раскладе он удобно устроился на краю тропинки и, сидя на корточках, разглядывает гусеницу или другое насекомое или мастерит из листьев импровизированные кораблики, наблюдая за одним из лесных ручейков.

Она понимала, что лучше его не звать.

Он знал, что грядет нагоняй, и первой его реакцией, возможно, будет спрятаться. А с молодым Монро это вело к осложнениям. Чем дольше он от нее прятался, тем больше боялся, и так до тех пор, пока малыш не доходил до состояния ужаса. Однажды они с Лью после пяти часов поисков и призывов нашли его в погребе, застывшим в молчании от ужаса. На самом деле причин, почему бы ему и не поиграть в погребе, не было — просто, услышав их тревожные крики, он ударился в панику.

Чертенок спутал все планы. Ей нужно было приглядывать за жарким. К вечеру собирался приехать Лью.

Она обещала себе удивить мужа. Сегодня — никаких холодных ужинов, ничего такого быстрозамороженного или даже консервов. Сегодня он должен был обнаружить, что современная женщина не совсем уж безнадежна.

Она быстро шла вверх.

И сразу же сообразила, что это такое.

Вопрос вообще не возникал. Эта штука была не с Земли. Очевидно, что это — какое-то средство передвижения. За последние двадцать лет в печати было предостаточно сообщений о летающих тарелках и неопознанных летающих объектах, так что любое умеющее читать разумное существо реагировало бы точно так же, как это сделала Одри Монро.

Штука лежала наискосок от узкой грязной тропинки, ведущей от летнего домика Монро вверх к лесу. Там была небольшая поляна, достаточно широкая, чтобы приземлиться, и достаточно маленькая, чтобы пролетающий вверху самолет мог засечь ее, только находясь почти строго над ней самой.

Она лежала наискосок от той дороги, по которой шел Франки, — единственной дороги, по которой Франки мог идти.

Там были трап и открытый люк у его вершины.

Пронзительно закричав от страха, она ринулась вперед — самка животного, спасающая своего первенца. Страх был не за себя. О себе она вообще не думала. Движущий ею инстинкт пришел из глубины тысячелетий. Она была кроманьонкой, бросающейся на саблезубого тигра, чтобы защитить своего ребенка.

Космический разведчик обладал гораздо большим защитным и наступательным потенциалом, чем все когдалибо жившие тигры — саблезубые и прочие, — вместе взятые. Однако создавшая его цивилизация была мудрой.

Мотивация его действий была двойной. Новое приближающееся существо излучало панику, страх и ненависть к неизвестной опасности. А симпатичная разумная жизнь, которую он уже принял в свое чрево, излучала страх наказания физической болью, причиняемой существом снаружи, ибо Франки Монро знал абсолютно точно, что нарушил одно из многочисленных табу, о существовании которых даже и не подозревал. Его жизнь была серией открытий новых табу. Казалось почти невероятным, как много табу, о существовании которых пятилетний мальчик и не догадывается до тех пор, пока не нарушит очередное из них.

Теперь он слышал голос кричащей матери. Он нарушил какое-то ужасно важное табу. То, что его отшлепают, было более чем очевидно.

Цивилизация, которая создала псевдоразумный корабль, была достаточно зрелой. Деятельность его компьютеров была строго ограничена заложенными в их память командами. Он не мог быть агрессивным, но должен был сделать все необходимое, чтобы защитить себя и, прежде всего, своих живых разумных пассажиров на чисто оборонительном уровне. Пассивная оборона до тех пор, пока не появится острая внешняя угроза. Только тогда разрешались самые минимальные ответные действия.

Как Одри ни спешила, корабль ее опередил.

Трап исчез в его недрах. Люк моментально закрылся. Появилась паутина защитного силового поля, и Одри Монро врезалась в него, ударившись о невидимое.

Она отлетела назад и упала на землю, ошеломленная, с разбитым носом и синяком под глазом. На мгновение сознание покинуло ее.

Там, где не получилось у разума, сработал инстинкт.

Она заставила себя подняться и попыталась пробраться вперед. Но снова наткнулась на непроницаемое невидимое нечто.

Как долго она там стояла, царапалась и колотилась, всхлипывая от обиды, Одри не знала.

Когда она пришла в себя, то вновь сидела на земле, физически опустошенная, и лишь ее безутешное сознание по-прежнему ненавидело эту чужеродность, которая захватила ее отпрыска.

Одри Монро не была легкомысленной. Она была движима сильнейшим из существующих для женщины побуждением. Она заставила себя относительно успокоиться.

Нужно подумать. Она должна подумать. Это она понимала.

Ей пришла в голову глупая мысль: «Человек разумное животное. Ладно, Одри Монро, пан или пропал».

Она глубоко вздохнула, борясь с физической усталостью. Глупо было тратить силы, колотясь об… обо что она там колотилась?

Одри снова встала на ноги и сделала шаг вперед. Еще шаг и еще и вот она уже осторожно прикоснулась к этому «чему-то». Единственное, что пришло ей на ум, — стекло. Стекло, прозрачное до невероятия, но ощущение то же самое — просто слегка прохладная твердая поверхность.

Она быстро наклонилась, подобрала камень размером с бейсбольный мяч и стала им колотить — абсолютно безрезультатно. Силовое поле выдержало бы ядерный взрыв средней мощности.

Она стучала дольше, чем требовал здравый смысл, и, наконец, по прошествии времени в отчаянии уронила камень.

Отступив назад, Одри громко сказала вслух:

— Я должна подумать. Мне нужно подумать.

Она вернулась к невидимой стене и вытянула руку вверх. Ростом Одри Монро была пяти футов пяти дюймов; экран, или что это там было, уходил выше, чем она могла дотянуться. Она наклонилась к земле — он доходил до самого низа.

Все время нащупывая экран, она стала двигаться по кругу вправо. Одри полностью обошла стоящий на маленькой поляне чужой корабль.

Невидимый барьер образовал замкнутый круг. Пришлось признать, что это — купол, полностью накрывший небольшое пространство вокруг корабля подобно стеклянной крышке, которой накрывают пирог.

Она отступила, качая головой.

Неожиданно Одри закричала:

— Франклин, Франклин! Ты меня слышишь? Не бойся, Франклин! Ты меня слышишь?

Когда она его любила, она никогда не называла его Франклин. Она называла его Франклин, когда бранила за нарушение какого-нибудь табу. Он нарушил какое-то табу. Он убежал, чтобы поиграть в лесу и, ко всему прочему, забрался в это странное место. А это, очевидно, было очень серьезным табу.

Франки застыл. Ее голос доносился очень отчетливо. Но Франки Монро не смог бы ответить, даже если бы захотел. У него перехватило дух.

Одри в отчаянии закрыла глаза.

Неожиданно она повернулась и побежала к дому. Она бежала так быстро и осторожно, как только могла — только бы не споткнуться. Ей нельзя терять время на спотыкания вдоль узкой тропы.

Одри кинулась вокруг дома к гаражу. Внутри она с безысходностью огляделась. Ее взгляд упал на саперную лопатку, которую Лью купил в армейском магазине для турпоходов и хозяйственных нужд.

Подхватив ее, она направилась обратно к чужому кораблю.

Одри приблизилась к силовому полю, остановившись как раз вовремя, чтобы снова на него не налететь. Оно было такое невидимое. Она начала копать в том месте, где оно достигало земли. Копая так быстро, как только позволяли силы, она достигла глубины двух футов, прежде чем ее вновь коснулось отчаяние.

Она углубилась еще на фут. Наконец она уронила инструмент и, разрыдавшись, уселась на землю. Одри осознала, что барьер имеет форму шара и проходит как над, так и под землей. Места, где она могла бы прорваться, не было.

Она заставила себя встать и поднять многоцелевой инструмент. Используя его против щита как кирку, убедилась, что он не более эффективен, чем ее кулаки.

Глянув на них, Одри в первый раз заметила, что они все иссиня-черного цвета и глухо ноют. Она посмотрела вниз на блузку. Та была в крови.

В голову пришла глупая мысль, что Лью будет поражен ее видом. В это время лета он приезжал только на уик-энды и, конечно же, ожидал, что она встретит его в наилучшем виде.

Лью, подумала она, он не приедет еще… как долго?

Кто здесь еще есть?

Ближайшие соседи — в нескольких милях отсюда. Она может вскочить в «Рено» — их вторую машину — и…

Нет, наверно, ей нельзя терять время. Неизвестно, как долго штуковина останется на месте. Если она уедет, та может улететь вместе с Франки. Нужно придумать что-нибудь самой.

С самого начала было сумасшествием построить этот маленький домик в горах и лесах — без телефона, без соседей. Они были дураками из дураков.

Прочь от всего этого, говорили они друг другу. Вывезти Франклина на действительно чистый воздух. С младенчества научить его любить мир животных и птиц. С самого начала внушить ему любовь к природе. Научить рыбачить, охотиться, ощущать прелесть безлюдных лесов и гор вдали от смрада городов, рева машин и заводского дыма.

Телефона нет.

Воспользоваться автомобилем в поисках помощи — немыслимо.

Нужно подумать.

Лью будет не скоро.

Одрп быстро повернулась и заспешила обратно к дому. Благодарение небу, он был недалеко.

Отчаяние подтолкнуло ее к стеллажу, где Лью хранил оружие. Пистолеты — нет, конечно нет. Даже автоматический сорок пятого калибра — сувенир со времен его службы в армии — тоже не то. Она сняла шестизарядный охотничий карабин тридцатого калибра с явно не нужным в данном случае оптическим прицелом. Одри пошарила в ящике с патронами. Нужно сосредоточиться. У Лью было немного мощных патронов для более крупной дичи — медведя, лося. Должно быть, эти. Она схватила горсть и отправилась обратно.

В десяти шагах от дома ей пришла в голову другая мысль. Одри резко повернула и поспешила к гаражу. Канистра с галлоном керосина для светильника. Подняв ее, она снова развернулась.

Нет. Она забыла спички. Оставив на время ружье и керосин, она рванулась на кухню и схватила коробок хозяйственных спичек.

Обратно — за ружьем и керосином, и снова — вверх по тропе, в сторону ненавистного пришельца из космоса. Ненавистного пришельца, который захватил Франклина Монро.

Одри стояла не более чем в десяти футах от экрана и загоняла пальцем мощные патроны в магазин. Она передернула затвор и прицелилась, но не в упор. Зная изрядную убойную силу ружья с таким калибром, ей невыносимо было целиться в сторону Франки.

Она нажала на курок, и пуля, протестующе взвизгнув, срикошетила в лес. Она передергивала затвор и стреляла снова и снова, до тех пор, пока магазин не опустел.

Насколько Одри Монро могла судить, в невидимой стене не было ни малейшего намека даже на трещину.

Она уронила ружье и начала быстро собирать вокруг сучья и хворост, а затем соорудила костер у самой кромки «невидимого». Тщательно полив все керосином, Одри отступила назад и бросила спичку.

Костер причудливо вспыхнул ярким пламенем. Она добавила керосина.

Могла ли она различить малейшие признаки красноты по краям, указывающие на то, что жар действует на барьер? Да-да — могла!

Нет, не могла. Количество тепла, которое было способно поглотить силовое поле, лежало за пределами ее разума.

Горючее — как жидкое, так и дерево — иссякло, и она снова опустилась на землю. Она уставилась вниз на свои руки, ее разум был на грани того, чтобы соскользнуть в пропасть беспамятства.

Одри покачала головой от удивления. За все взрослые годы они никогда не видела свои ногти в таком состоянии — обломанные, грязные, один кровоточит. А ее часы? Изящные, до смешного изящные наручные часики, которые Лью подарил ей в годовщину их свадьбы, — всмятку.

Где Лью? Почему его здесь нет? Разве брак не священное содружество? Почему мужа нет здесь, чтобы обо всем позаботиться?

Внутри корабль досконально изучал свои банки данных. Сканнеры эмоционального настроя сообщили, что приятная разумная жизнь, которой он разрешил войти, теперь излучала не только страх, но и потребность, правда менее сильную, в пище. Что касалось страха, корабль сделал все необходимое. Он установил защиту от существа, находившегося снаружи.

Нужной пищи среди запасов корабля не оказалось. Придется ее изготовить.

Теперь сканнеры прозондировали глубже, за эмоциональным уровнем, и собрали данные.

Помимо страхов, касающихся его матери, и усталости от этого окружения, Франклин Монро начал думать о еде. Что-то заставило его думать о еде. Он сообразил, что пропустил ленч. На самом деле — теперь, когда он об этом подумал, — он был очень голоден. Он не мог думать ни о чем другом. Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь ему приходилось так усиленно думать о еде.

Корабль выдал пятифунтовый шоколадный торт и полгаллона клубничного мороженого.

Со своей стороны Франки Монро, широко раскрыв от удивления глаза, энергично принялся за дело — без ложки и вилки.

У компьютеров была другая проблема. Они были запрограммированы стартовать и лететь в родную систему, если разумная жизнь, которая ими управляла, не вернется в течение определенного времени. У их создателей не было никакого желания, чтобы образец их технологии попал в чужие руки, если бы исследователя-разведчика постигло несчастье.

Контрольное время, назначенное разведчиком для своего возвращения, быстро подходило к концу.

Одри Монро звала:

— Франклин! Франклин! Ты меня слышишь?

На самом деле у нее не было возможности узнать, жив ли он вообще. Но она отказывалась думать об этом.

Она не могла даже узнать, проходит ли звук через невидимый барьер. Слышен ли в корабле ее голос — всего лишь с десяти футов от закрытого люка?

Но на данный момент она не могла придумать ничего лучшего, чем звать и звать. Она звала, силясь исключить излишне резкие ноты в голосе:

— Франки, пожалуйста, ответь мне.

— Мама? — донесся тоненький дрожащий голосок. У нее было желание закричать. Но делать этого было нельзя.

Франклин Монро был в том возрасте, когда семейная драма может разразиться из-за того, что ребенок захлопнулся в ванной и от испуга и удивления перед настойчивыми указаниями родителей, как открыть щеколду, уже не способен следовать их советам.

Она звала, изо всех сил стараясь, чтобы голос был успокаивающим, несмотря даже на то, что все ее существо кричало о ненависти к этому похитителю с небес.

Она звала:

— Франки, не бойся. Все будет хорошо.

До этого момента Франки Монро не приходило в голову, что кроме трепки, которую он заслужил, нарушив запрет, нужно бояться чего-то еще.

Теперь, неожиданно, до него дошло, насколько чуждым было окружение. Всеми фибрами своей души он желал только одного — оказаться на руках своей мамы, в безопасности уютного домика, в котором они проводили летние месяцы.

Он громко заплакал.

Сенсоры корабельного компьютера распознали изменения в настроении разумной жизни, которой он позволил войти внутрь. Компьютер также определил, что изменения вызваны устройствами существа, находящегося за экраном. Оно по-прежнему излучало страх, ненависть и жажду разрушения. Оценив ситуацию, компьютер пока отказался от уничтожения особи, излучающей ненависть. Внешняя угроза еще не превысила уровень его собственной минимальной защиты.

Ранее он зафиксировал, что особь снаружи силового поля попыталась его уничтожить. Но усилия существа были столь незначительны, что не пришлось даже увеличивать мощность поля, хотя при необходимости это было вполне возможно.

В работу компьютера был привнесен еще один элемент. Если живой разумный исследователь с корабля не вернется и, следовательно, возвращаться в родную систему придется без него, то как тогда поступить с новой разумной жизнью, которой компьютер разрешил войти? Оставить ли внутри корабля?

Были проверены банки данных. Прецедента не обнаружилось. Однако симпатичная разумная жизнь находилась в опасности со стороны особи, находящейся снаружи. Нельзя было оставлять ее на милость врага. Нужно взять ее обратно в родную систему.

Одри Монро подползла на коленях как можно ближе к экрану и позвала голосом, который она все еще пыталась заставить звучать умиротворяюще:

— Франки, Франки, не надо бояться. Скажи мне. Скажи маме. Кто там с тобой внутри?

— Никого! — прорыдал он. — Прости меня!

Глубоко втянув в себя воздух, она попыталась подавить дрожь.

Успокаивая сына, она позвала:

— Франки, тогда кто там с тобой? Какое-нибудь маленькое животное или что-нибудь еще?

— Ничего здесь нет, — рыдал он. — Я хочу домой! Мама, я хочу домой!

— Кто тебя туда забрал?

— Никто, — продолжал реветь он. — Я зашел внутрь. Прости меня!

От мучительных страданий она закрыла глаза.

— Дверь закрыта! — взвизгнул он.

Она позвала:

— Франки, не бойся. Ты уверен, что с тобой никого нет?

— Никого. Я хочу домой.

Франклин Монро почувствовал, что непосредственная угроза быть отшлепанным отодвинулась. Мать и не пыталась его поймать для этого. Задача вернуться к безопасности дома и ее рук становилась все более важной.

— Мама, забери меня домой!

Это была ее проблема. Она была его охраной. Она была ere защитой. Его рыдания усилились.

Что и зафиксировал корабль.

Но внешняя угроза, вызывающая добавочный стресс, считалась все еще недостаточной для принятия карательных мер.

Одри заставила себя успокоиться настолько, насколько это ей только удалось. Она должна подумать. Ей просто надо подумать.

Франклин утверждает, что в корабле, если не считать его самого, никого нет.

На кратчайшее мгновение у нее блеснула надежда. Мог это быть правительственный эксперимент? Есть ли гденибудь поблизости пилот ВВС, возможно, один из участников новой космической программы? Но нет. Силовое поле, вся аура этой штуки были чужими. Ей не стоит цепляться за соломинку.

Она взяла себя в руки и позвала:

— Франки, оглянись вокруг. Там нет каких-нибудь… каких-нибудь дверных ручек? — Термин был глупым, но какие еще слова она могла сказать пятилетнему ребенку. — Есть там что-нибудь, похожее на ручку на… двери… через которую ты вошел?

— Нет!

Она закрыла глаза и на мгновение испугалась, что упадет в обморок. Как этого до сих пор не произошло — для нее было загадкой.

Она снова взяла себя в руки и изо всех сил постаралась говорить спокойным тоном.

— Франки, посмотри как следует. Попробуй открыть дверь, и мама заберет тебя обратно в домик, чтобы съесть вкусный ленч.

— Я не хочу никакого ленча. У меня есть мороженое и торт, и у меня болит животик. Я хочу домой!

Начало фразы для нее ничего не значило, что было даже к лучшему. В ее напряженном состоянии это было бы лишней нервотрепкой. Она пропустила слова сынишки мимо ушей.

— Франки, есть там что-нибудь на двери, что ты смог бы повернуть или сдвинуть? Что-нибудь вообще есть?

— Нет! — Он перешел на крик — теперь уже с оттенком раздражения в голосе по отношению к защитнице и охране. Она знала, что нужно ему. Почему она не приходит и не забирает его? Крик Франки стал громче — крик обиженного ребенка.

Первый раз в жизни Одри пожалела, что ее вырастили неверующей.

— Франки, тогда… — сказала она — … тогда погляди вокруг себя. Франки.

Она сделала на мгновение паузу. Теперь ей было страшно произнести то, что она должна была сказать. Она понятия не имела, что из этого выйдет. Но больше ничего не оставалось делать. Она вообще не могла придумать что-либо еще.

Одри крикнула:

— Есть там какие-нибудь кнопки, которые ты смог бы нажать? Какие-нибудь рычаги, которые мог бы передвинуть?

— Что? — его голос дрожал.

— Посмотри, есть ли там какие-нибудь маленькие штучки, которые ты можешь нажать или передвинуть? Ну, знаешь, как если бы ты закрылся в ванной. Ты помнишь, тебе надо было повернуть защелку, тут то же самое. Мама здесь, снаружи, и не может открыть дверь. Ты должен сам ее открыть изнутри.

Он громко заплакал.

Одри снова предалась отчаянию. Возможно, это было к лучшему. Она не могла знать, каков был бы результат, попытайся он поиграть с управлением корабля. Шансы, что он наткнется на ту кнопку, которая должна открыть дверь, или на ту, что уберет барьер, были весьма маловероятны. Но что еще оставалось делать?

Одри Монро не могла знать, что Франки давно уже наигрался со всеми переключателями и что корабль автоматически заблокировал все необходимое.

В отдалении она расслышала гудок автомобиля. Она вскочила на ноги.

Лью!

Одри поспешила вниз по тропинке, не помня о том, что ей нельзя спотыкаться, что она не может позволить себе терять на это время. Дважды она падала.

Она встретила его у дверей, запыхавшаяся, издавая всхлипывающие звуки, подобные тем, что у нее вырывались, когда она царапала и колотила барьер.

Схватив ее, он разглядывал всклокоченные волосы, кровь на блузке, подбитый глаз, обломанные ногти, рваную одежду, единственную туфлю — очевидно, о потере второй ей было неизвестно.

— Оди, Оди! Кто это сделал?! Куда он пошел?! Как давно?!

Он повернулся и кинулся в дом, чтобы появиться через мгновение со своим автоматическим пистолетом сорок пятого калибра.

— Куда он пошел?

— Франки! — простонала она.

Он поднял ее на руки и понес обратно в дом. Подойдя к кушетке, он опустил ее со всей нежностью, на какую был способен. Ее тело было холодным-холодным!

— Где Франки? — нетерпеливо спросил он. — Оди, скажи мне. С тобой теперь все в порядке. Все будет хорошо. Куда они пошли? Кто взял Франки?

Она простонала:

— Космический корабль. Летающая тарелка.

Он развернулся и бросился в ванную комнату, чтобы через секунду появиться со стаканом в одной руке и с бутылкой в другой.

Когда он вслед за этим принес таблетки, его руки тряслись.

— Давай, Оди. С тобой все в порядке. Прими это. — Он приподнял ее и запихнул ей в рот таблетку. — Теперь запей водой. Тебе станет лучше. Давай, прими еще одну.

Он крепко ее придерживал, пока у него хватало выдержки оставаться спокойным.

— Теперь слушай, Оди. Ты должна мне рассказать. Где Франки? Кто его взял? Куда они пошли? Ты должна вспомнить.

Еще раз. Еще и еще раз она заставила себя сделать то, что делала сегодня так часто. Она постаралась успокоиться.

Наконец она сглотнула и, глубоко вздохнув, сказала:

— Лью. Вверх по тропинке — там что-то странное. Что-то… оно не из этого мира. — Одри разразилась истерическим смехом по поводу выбранной ею терминологии.

Он дал ей пощечину.

— Оди! Кто взял Франки?!

Она тряхнула головой.

— Хорошо. Я не истеричка. Не… совсем. Лью, я не сошла с ума. Вверх по тропе, там что-то есть. Будто большой, здоровенный баскетбольный мяч или что-то в этом роде, только выглядит, как огромная жемчужина. Франки находится в ней.

Он опустился на колени, чтобы быть ближе. Теперь он смотрел не понимая.

Наконец он поднялся.

— А что случилось с тобой? — Он коснулся кровавого пятна на разорванной блузке.

— Я… я предполагаю, что это я сама. Пыталась попасть внутрь. Лью, я испробовала все, что можно. Она начинала говорить все более связно.

— Лью, я знаю, что ты думаешь. Но я говорю правду. Вверх по тропинке в сторону леса, на той полянке. Что-то там приземлилось.

Лью не мог удержаться от внимательного взгляда в ее сторону.

Он вскочил и бросился к стеллажу с оружием.

— Где мой «Спрингфилд»?! — гаркнул он.

Она стала подыматься с кушетки, отбросив волосы назад тыльной стороной правой руки.

— Я его взяла, — сказала она, глубоко дыша. — Я знаю, Лью, что все это звучит для тебя невероятно. Но там есть что-то вроде невидимого… что-то вокруг космического корабля. Я пыталась прорваться. Я пыталась разбить его из ружья. Пыталась его сжечь. Ничего не вышло.

Он перестал на нее таращиться, достал двустволку и, переломив ее, загнал в казенник два патрона с картечью.

Следуя за ней, он направился к двери.

Бегом она повела его по тропе. Она сбросила вторую туфлю, чтобы бежать быстрее.

Не задумываясь, он поднял ее и сунул в карман, подсознательно понимая, что лучше бы это сделать позже, когда и если они найдут первую.

Она слегка его опережала, продолжая спешить вверх по тропе, когда он заметил недостающую туфлю сбоку от дороги и довольно-таки надолго задержался, чтобы ее поднять.

Одри обернувшись окликнула его; сейчас ее голос был спокойным.

— Франки внутри, но, кажется, с ним все в порядке, хотя он и напуган. Он говорит, там с ним внутри никого и ничего нет.

Лью сделал глубокий вдох, тряхнул головой и продолжил путь вслед за ней.

Она обогнула небольшой поворот и направилась к поляне, где расположился чужой корабль. Одри была к нему на полпути, когда Льюис тоже свернул с тропы и поднял дробовик — глаза у него полезли на лоб.

Несмотря на то, что она приблизилась к барьеру, невидимому барьеру, люк корабля открылся и наружу скользнул трап. Наверху со сморщенным и мокрым от слез лицом стоял Франки.

Она продолжала беспрепятственно идти вперед, широко расставив руки.

— Деточка, детка! — нежно проворковала она. — Мамин маленький хороший мальчик. Давай, иди ко мне, Франки.

Он спустился вниз по трапу, вытирая на ходу глаза и хлюпая носом.

Она взяла его на руки и держала так, как может держать только настоящая хранительница и защитница. Она повернулась и пошла прочь.

Позди них послышался свистящий звук, но она не обернулась.

Глаза Лью, все еще широко открытые от удивления, глядели вверх, сопровождая что-то в бездонное поднебесье.

Он снова молча шел за женой и первенцем вниз по тропинке.

Одри бормотала что-то успокаивающее, как это может делать только мать.

Когда они добрались до домика, она сказала слегка расстроенно:

— Боже правый, мое жаркое! — и понесла мальчика с собой на кухню.

Лью уставился ей вслед.

Он покачал головой:

— Что может сделать пара успокаивающих таблеток.


ПОЙДЕМ СО МНОЮ РЯДОМ…

Мартин Уэндл оставил свой «Ягуар-седан» у подножия холма и направился к коттеджу на вершине пешком. На полпути он приостановился и задумался. Для человека его полета и амбиций дело было незначительным. Или нет? Почему нужно было тратить так много времени? Пожатие плечами вышло очень по-человечески, а улыбка кривой. Он продолжил подъем.

Легкий стук в дверь вызвал почти незамедлительный ответ.

— Профессор дома? — спросил он.

Отозвавшийся заколебался:

— Вам назначено, сэр?

Мартин Уэндл посмотрел на него.

— Пожалуйста, ответьте на мой вопрос.

— Профессор Дрейстайн занят своими исследованиями, сэр. — Слуга сник.

— Спасибо, — сказал Уэндл, подавая свою шляпу и трость.

Он остановился у входа в убежище математика и, прежде чем его присутствие заметили, изучающе осмотрелся. Эта была комната ученого мужа. Удобная мебель, предназначенная для того, чтобы на нее что-то проливали, способная вынести пинки обуви и ожоги сигарет. В одном из углов находился изящный передвижной бар, в комнате было более одной коробки для табака и более одной подставки для трубок. На стенах висело несколько картин; Уэндл различил работы Риверы, Гранта Вуда, Хартли, Беллоуза, Марина.

В тяжелом кожаном кресле скорчился Ганс Дрейстайн. Над книгой торчали только его знаменитая копна белых волос и часть необычно высокого лба. Перед ним, на коврике, опустив голову на лапы, расположился громадный черный пес немыслимой породы.

Собака открыла глаза и тихо протестующе зарычала.

— Профессор Дрейстайн? — спросил Мартин.

Ученый выглянул из-за своего фолианта и заметил стоящего перед ним человека — высокая фигура, линкольновского типа лицо, безукоризненная одежда, почти высокомерный безапелляционный тон.

Ганс Дрейстайн заложил страницу указательным пальцем, распрямился и нахмурил брови.

— Я давал указание Уилсону… — начал он.

— Вопрос гораздо важнее мелочей, которые могут нам помешать. Мне необходимо провести с вами полчаса.

Собака снова зарычала.

— Хватит, хватит, мальчик. Успокойся, — сказал ей Дрейстайн и обернулся к посетителю: — Мое время расписано полностью, сэр. Это убежище — единственная возможность уединиться, чтобы немного расслабиться, подлечить стариковские болячки, иногда закончить затянувшиеся исследования.

Высокий посетитель нашел себе стул напротив пожилого человека.

— Мое время так же ценно, как и ваше. Я не намерен тратить его впустую. — Его глаза уставились на собаку. Он кивнул и перевел их обратно на негостеприимного хозяина. — Вы знакомы с жизнью Роджера Бэкона, английского философа и монаха?

Ученый вздохнул, закрыл книгу и положил перед собой на журнальный столик. Закрыв глаза, он сказал:

— Родился в 1215-м и умер в возрасте около восьмидесяти лет. Обучался в Оксфорде и Париже, стал профессором. Вступил в Орден францисканцев и обосновался в Оксфорде, где специализировался в алхимии и оптике. Должно быть, в те дни он был занят больше своими делами. В 1257-м его обвинили в колдовстве, и он потерял в заключении десять лет полнокровной жизни.

Голос Ганса Дрейстайна с возрастом стал тише, но не утратил своей знаменитой ироничности.

— Интереснейшая личность, — закончил он. — Но какое отношение имеет старый философ к вашему вторжению, мистер…

— Мартин Уэндл, — подсказал посетитель. — Вам несомненно будет интересно узнать, что Бэкон был мутантом — Homo superior — одним из первых, кто упоминается в наших записях.

Лохматые белые брови поползли вверх.

— Какое несчастье, что он дал обет.

В голосе Уэндла прозвучало легкое раздражение:

— Большое несчастье, профессор. Как вы убедитесь, сэр, я не занимаюсь ерундой.

Математик остановил на нем долгий взгляд, наконец встал и направился к бару.

— Хотите выпить, мистер Уэндл?

— Спасибо, нет.

Смешивая себе порцию, профессор заговорил:

— Я тут обнаружил, вопреки общему мнению, что алкоголь, э-э, в разумных дозах способствует научным изысканиям.

— Я так не считаю.

— Конечно. — Профессор Дрейстайн вернулся в свое кресло. Глаза собаки проследили за ним от кресла до бара и обратно. — Итак, сэр. Эти ваши полчаса моего времени?

Когда хозяин снова откинулся в кресле, его сухощавое лицо на секунду расслабилось.

— Раньше я об этом никому никогда не рассказывал, — начал Уэндл. — Хотя, чтобы так или иначе получить информацию, я потратил слишком много лет.

Профессор отхлебнул из бокала.

— Меня всегда интересовала история Бэкона — легенды, мифы.

— С Бэкона история лишь начинается. Вы, конечно же, знаете, что значительную часть своей жизни он провел в поисках философского камня и эликсира жизни.

— Он разделял заблуждения других алхимиков своего времени.

Мартин Уэндл покачал головой.

— Вы не поняли. Роджер Бэкон никогда не гонялся за блуждающими огнями.

Профессор еще раз прихлебнул, и глаза его сверкнули.

— Я забыл, вы же мне сказали, что он был Homo superior. Поэтому, ну, скажем, он открыл эликсир жизни, философский камень.

Уэндл прервал:

— Профессор, вы же не будете отрицать, что сегодня две эти древние цели алхимиков — бессмертие и превращение металлов — вполне достижимы.

Профессор неожиданно улыбнулся.

— Постойте, — сказал он. — Однако, мой друг, все это было семь сотен лет назад.

— А Бэкон был Homo superior, и если вы будете попрежнему меня прерывать, то вашего времени уйдет гораздо больше, чем полчаса.

Профессор молча улыбался, в то время как Уэндл продолжал:

— Насколько я знаю, Бэкон не преуспел с превращением металлов и, конечно, не осознал, что добился победы над смертью. Видите ли, он был арестован прежде, чем закончил свои эксперименты. Когда его освободили, его дух был сломлен уже настолько, что он не смог достигнуть снова ранее завоеванных высот.

Вопреки подспудному протесту, профессору было интересно. По крайней мере это было что-то новое, и хотя плоть его была стара, ум оставался по-прежнему молодым.

— А теперь сделаем «лирическое отступление», — сказал Мартин Уэндл. — Профессор, вы никогда не интересовались, что бы случилось с шимпанзе, будь ей отведен человеческий срок жизни?

— Боюсь, я не совсем улавливаю…

— Подумайте о том, что человек не взрослеет, не способен на самостоятельные поступки, пока не достигнет приблизительно четырнадцатилетнего возраста. Возраста, когда все его друзья-млекопитающие уже повзрослели, одряхлели и умерли. Но не заметили ли вы, насколько шимпанзе опережает в развитии человека в возрасте от двух до четырех?

— Это хорошо известно, — признал профессор. Он никак не мог связать этот факт с началом разговора.

— Задолго до того, как человеческий ребенок отложит в сторону свои игрушки, шимпанзе уже полностью завершит жизненный цикл. Но представьте, что мы дали ей срок для интеллектуального роста лет на сорок-пятьдесят?

— Я понял, — сказал профессор. — Весь спор о том, что Бэкон вкатил свой эликсир шимпанзе, и…

Уэндл покачал своей угловатой головой.

— Да нет, я привел первый попавшийся пример, поскольку способности шимпанзе общеизвестны. Для экспериментов Бэкон использовал свою собаку Дьявола — животное, которое само по себе результат его собственных экспериментов, связанных с мутациями.

И опять профессору стало интересно.

— И он продлил его жизнь до человеческой?

— Более чем, профессор, — ответил сухо собеседник. — Бэкон облагодетельствовал своего любимца бессмертием.

И снова белые брови приподнялись.

На этот раз, не обращая внимания на скептицизм, Уэндл продолжил:

— Однако пойдем по другому пути. Подумайте, профессор, человек и собака. Через столетия, через примитивнейшие времена. Профессор, от пещер всегда — человек и собака — всегда. Используя биологическую терминологию — симбиоз.

Профессор Дрейстайн опустил руку, чтобы приласкать жуткую черную морду твари, лежащей перед ним на коврике.

— Но представьте, профессор, — сказал Уэндл, — старый, добрый друг человека — собака — получает возможность развить интеллект до такой степени, что сначал он анализирует, а затем критикует своего напарника, и все это на протяжении тысячелетий. Как вы думаете, каково будет отношение человека к подобному псу?

Профессор вновь криво усмехнулся.

— Вы знаете, — сказал он, — я рад, что вы пришли. Так приятно. Пожалуй, я еще выпью. Успокаивает и в то же время возбуждает.

Он поднялся и спросил, направившись к бару:

— Вы уверены, что не хотите составить мне компанию?

— Абсолютно уверен. — Человек продолжал говорить. — Очень скоро такой собаке хозяин не понравится. Ну, представьте себе такое животное. Возможно, его коэффициент интеллектуальности вовсе не соответствует человеческому — я не уверен, — но по прошествии семи веков накопленные им знания превзойдут интеллект любого человека, когда-либо жившего на земле.

Ганс Дрейстайн вернулся в кресло с вновь наполненным бокалом.

— И вы не считаете, что этот гипотетический, э-э, Canis superior, скажем так, будет против человека, а?

— А что, могут быть сомнения? Неужели вам не ясно, как все это будет происходить, пока уходят столетия? Сначала ранящее удивление; затем — отвращение, презрение. А потом? Потом понимание необходимости сбросить с пьедестала самое высокомерное, самое жестокое существо на земле.

Профессор воздержался от очередного глотка.

— Революция! — рассмеявшись, он брызнул слюной.

— Так точно. — Уэндл даже не удивился.

— Тогда почему же эта собака Бэкона, как там ее звали?

— Дьявол.

— Тогда почему же этот Дьявол ее не совершил?

Некрасивое лицо Мартина Уэндла стало задумчивым, взгляд был где-то далеко.

— Я не уверен, но мне кажется, что прежде ему необходимо достичь двух целей.

— А именно?

— Во-первых, ему нужно восстановить некоторые достижения Роджера Бэкона в области направленной мутации и формулу элексира, чтобы сделать прививки другим животным, по крайней мере собакам. В противном случае после, как вы ее называете, революции вся животная жизнь вернется в джунгли и будет ждать нового хозяина.

Теперь профессор был уже крайне заинтересован.

— Ну, а во-вторых? — подзадорил он.

— Революция должна подождать, пока не будет получен еще один бесценный дар природы человеку, — сказал Уэндл. Он наклонился вперед, чтобы подчеркнуть свою мысль. — На ранней стадии развития цивилизации рука человека просто бесценна. Но как только мы достигнем момента, когда даже лапа может нажать кнопку или перебросить рубильник, чтобы привести в действие самую сложную технику, тогда, конечно, человек больше не нужен.

Глаза Ганса Дрейстайна блестели от выпитого бренди и научного любопытства.

— Грандиозно! — вскричал он. — Таким образом мы получаем бессмертного Дьявола Роджера Бэкона, пытающегося вновь открыть эликсир жизни и ждущего момента, когда индустриальная машина человека достигнет таких высот в электронике, что лапа сможет заменить руку.

Мартин Уэндл грустно произнес:

— Не ждущего, профессор, а стимулирующего прогресс человека, чтобы приблизить свой день. Я говорил вам, что посвятил этому много лет. В прошлом Леонардо и Галилей; позже — Ньютон, Пристли, Фарадей, Маркони и даже Эдисон. Я обнаружил свидетельства, что в свое время он жил в доме каждого из них.

— О, пожалуйста, не надо. Это начинает становиться фарсом. Я представляю себе картину, как этот ваш Дьявол нашептывает советы в ухо…

Мартин Уэндл очень медленно сказал:

— Пожалуй, есть даже свидетельства о наличии у него телепатических способностей. Возможно, э-э, «хозяевам» Дьявола было абсолютно неизвестно, что он способен направлять их интересы, их исследования.

Неожиданно профессор опустил свой стакан. Он моргнул в сторону собеседника, веселье исчезло из его глаз. Наконец, он сказал:

— Основой моих величайших открытий были озарения, которые… — Он перевел взгляд с собеседника на черного пса, лежащего на коврике. — Но это полный абсурд!

Собака поднялась, шерсть на ее загривке встала дыбом. В головах обоих мужчин прозвучала мысль: «Я должен буду вас убить. Вы это понимаете?»

Профессор остолбенело замолчал с широко открытым ртом.

Мартин Уэндл покачал головой. В первый раз Дрейстайн осознал бесконечную красоту и мудрость грустного, некрасивого лица, похожего на лицо Линкольна.

— Нет, Дьявол, — сказал он, — ты знаешь, я очень долго тебя искал.

Пес глухо зарычал и послал мысль: «Я вынужден вас убить. Как ты докопался?»

— Помнишь своего первого хозяина. Дьявол? Помнишь Роджера Бэкона? — спросил Уэндл.

«Я никогда не забуду хозяина. Он был не таким, как остальные люди».

— Он не был человеком, Дьявол. Посмотри мне в глаза.

Шерсть на загривке опала. Глаза стали вопросительными. Кончик хвоста застыл.

Мартин Уэндл сказал:

— Я долго тебя искал, Дьявол. Это долгий, трудный и одинокий путь — дорога к лучшему миру. Homo sapiens нуждался в помощи собаки, чтобы дойти туда, куда он дошел. Для Homo superior путь будет легче, если бок о бок с ним пойдет Canis superior. Пойдешь со мною рядом, Дьявол.

«Да, хозяин. Мы пойдем вперед вместе».

Когда они были у дверей. Дьявол обернулся и посмотрел через могучее плечо на профессора.

«Не беспокойся, — сказал Мартин Уэндл телепатически. — К утру ни он, ни его слуга о нас не будут помнить».

Дьявол с удовлетворением глубоко вздохнул и потрусил вслед. Его хвост вилял: вправо-влево, вправо-влево…

Пер. изд.: Reynolds M. And Thou Beside Me: в сб.: SF Adventures in Mutation; ed. by G. Conklin. - N. Y.: 1965. c перевод на русский язык, Кузнецов К. Э., 1993.

СЛУЧАЙ С ИНОПЛАНЕТЯНИНОМ

Оторвавшись от шахматной партии, над которой он размышлял, мой друг поднял голову. Повертев в своих узловатых старческих пальцах слона, он поставил фигуру, как мне показалось, вовсе не на ту клетку, с какой взял.

Он откинулся в кресле; на его оплывшем лице мелькнула усмешка.

— Похоже, нам придется принимать гостей, доктор.

Стояла поздняя осень с ее густыми туманами, и наша квартира на Бейкер-стрит казалась отрезанной от всего мира. Откуда-то издалека доносились гудки клаксонов; вода с крыши капала на подоконник. Внезапно я услышал приглушенное рычание автомобильного двигателя: машина как будто проехала несколько метров, остановилась, затем двинулась дальше.

— Должно быть, разыскивают наш дом, — проговорил мой друг. — К кому еще можно явиться в столь поздний час?

— Мало ли, — отозвался я. Видно, ему не давала покоя память о делах и событиях чуть ли не полувековой давности, когда у нас ни днем, ни ночью не было отбоя от посетителей. Не совершил ли я ошибку, когда, поддавшись на уговоры родственников Холмса, согласился поселиться вместе с ним в нашей старой квартире в доме N 221-6 по Бейкер-стрит, чтобы скрасить последние годы жизни пожилого сыщика? По словам его родственников выходило, что мой друг с трудом переносил пребывание на пасеке в Сассексе, куда он, отойдя от дел, удалился в 1914 году в возрасте шестидесяти лет.

Холмс между тем внимательно прислушивался.

— Так-так… вылезает из машины… подходит к двери… освещает фонариком номер дома… не тот, но уже близко… возвращается к машине… запирает ее… идет сюда!

Сказать по правде, мне подумалось, что старикан грезит наяву, однако взгляд его некогда острых, а теперь слегка слезящихся глаз устремлен был на колокольчик ночного звонка. Когда тот зазвенел, мой друг удовлетворенно хохотнул, встал, опираясь на палку, прошаркал к переговорной трубе и попросил нашего посетителя подняться.

Через какое-то мгновение в дверь постучали. Я пошел открывать.

Порог переступил моложавый черноволосый мужчина, чье чисто выбритое лицо наполовину закрывали роговые очки с темными стеклами. Модный, прекрасно сшитый костюм скрадывал некоторую грузность его фигуры. Я заключил по его виду, что он — завсегдатай клубов и ресторанов.

Меня поразило восклицание моего друга:

— Рад видеть вас снова, мистер Норвуд! Как чувствует себя ваш отец, сэр Александр?

Посетитель выглядел изумленным:

— Ну и ну, мистер Холмс! Прошло ведь тридцать лет с тех пор, как вы видели меня. В 1903 году мне было всего лишь пять или шесть лет. Я думал, мне придется представляться, быть может, напомнить вам имя моего отца.

Хмыкнув, сыщик указал гостю на кресло.

— Hи к чему, ни к чему. Я отчетливо помню все подробности того дела, когда имел честь помогать вашему замечательному отцу. Это была… дай Бог памяти… ну да, загадка Глостон-Мэнор. Совершенно верно, загадка Глостон-Мэнор. И потом, уверяю вас, молодой человек, вы чрезвычайно похожи на своего отца. Как говорят американцы, вы — вылитый сэр Александр. Ведь американцы говорят именно так, а, доктор?

— Не знаю, — сказал я холодно. Ему давно уже надлежало быть в постели, а не вести светскую беседу.

Холмс осторожно опустился в кресло и потянулся за табаком и трубкой, искоса поглядывая на меня. Обычно в такую поздноту ему возбранялось курить. Довольно фыркнув, как я полагаю, из-за того, что нарушил мой запрет, он сказал:

— Мне кажется, молодой человек, вы пришли сюда по собственному почину, а не по поручению сэра Александра.

Посетитель посмотрел в мою сторону.

Сыщик хихикнул.

— Доктор — мой верный помощник.

Он представил нас друг другу, раскурил трубку, уронил на пол спичку и выпустил изо рта клуб дыма. Следующие его слова больно меня задели.

— Я думаю, на него можно положиться.

Мы обменялись церемонными кивками, и наш клиент начал свой рассказ.

— Сэр, мой отец весьма высокого мнения о вас.

— Значит, наши чувства взаимны. В вашем отце на меня произвели огромное впечатление его честность, приверженность долгу и благородство.

Холмс снова хихикнул; он словно по-детски радовался тому, что может продемонстрировать мне ясность рассудка.

Мне показалось, впрочем, что Питера Норвуда слова моего друга отнюдь не обрадовали. Помявшись, он сказал:

— Тогда вы, верно, огорчитесь, узнав, что он начал сдавать.

Отставной детектив нахмурился.

— Вот как? Вы меня расстроили. Однако, если я не ошибаюсь, сэру Александру идет восьмой десяток?

Старый лицемер произнес это с таким видом, будто не он, а кто-то другой был старше сэра Александра на добрые десять лет.

Норвуд кивнул.

— Да, ему семьдесят восемь.

Он снова замялся.

— Вы спрашивали, пришел ли я по поручению отца или по собственной воле. Вообще-то он посылал меня к вам, однако я сам был бы не прочь оказаться в числе ваших клиентов.

— Да? — пробормотал мой друг. Он сцепил сноп скрюченные пальцы, а водянистые глаза его, должен признать, зажглись былым светом. Он весь напрягся, точно гончая, которая услышала в отдалении шум приближающейся охоты. И старость не была ему помехой.

Питер Норвуд выпятил полные губы.

— Буду с вами откровенен, сэр. Жить моему отцу осталось недолго, а в последнее время он начал непозволительным образом расходовать свое состояние.

— Вы его наследник? — спросил я.

Норвуд кивнул.

— Да, единственный наследник. Так что если мой отец пустит на ветер свои деньги, я останусь ни с чем.

Сыщик пожевал губами.

— Пустит на ветер? По правде сказать, молодой человек, я не считал его способным на подобное.

— Мой отец намеревается оставить большую часть своего состояния кучке шарлатанов, я бы даже сказал, психов. Они именуют себя Обществом Защиты Мира, — Питер Норвуд, не сдержавшись, фыркнул и поглядел на нас. — Вы о таком не слышали?

Мы покачали головами.

— Расскажите, если вам не трудно, — попросил я.

— Мой отец — он член-основатель этого общества — вместе со своими приятелями утверждает, будто среди нас имеются иноземцы.

— Иноземцы? — переспросил я. — Но что здесь такого? В Лондоне на самом деле полным-полно иноземцев.

Питер Норвуд повернулся ко мне.

— Но не из космоса же, — сказал он, — не инопланетяне! — Он презрительно махнул рукой. — Сплошные разговоры о человечках с Марса, космических кораблях и прочей белиберде.

Даже мой друг как будто удивился.

— Что? Вы хотите сказать, сэр Александр верит в это? Почему?

На округлом лице молодого человека мелькнула гримаса отвращения.

— Он собрал громадную коллекцию доказательств. Последние два года он только тем и занимался. Летающие тарелки, неопознанные объекты, случай с Каспаром Гаузером и все такое прочее. Полная галиматья!

Пожилой сыщик откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, и мне на какой-то миг почудилось, будто ему наскучил разговор или он просто устал и по своему обыкновению заснул. Однако он вдруг спросил довольно бодрым голосом:

— Вы, кажется, упомянули, что ваш отец посылал вас ко мне?

— Я, можно сказать, сам напросился, — заметил Питер Норвуд. — Как я уже говорил, отец весьма высоко ценит ваши способности, сэр. Не стану отрицать, мы с ним не раз бурно обсуждали предмет его увлечения. И вот, во время последнего разговора, я предложил ему, поскольку он о вас такого высокого мнения, прибегнуть к вашей помощи в деле разыскания тех самых иноземцев. Потому-то я и приехал сюда просить вас от его имени найти… э… зеленых человечков с Марса.

Мой друг устремил на него взгляд своих слезящихся глаз.

— Однако вы упомянули, что сами не прочь оказаться в числе моих клиентов.

Питер Норвуд развел руками.

— Я понимаю, сэр, вы давно отошли от дел. Тем не менее я умоляю вас согласиться на предложение моего отца. Сделайте вид, будто разыскиваете этих инопланетян, а потом сообщите ему, что перерыли весь Лондон и никого не нашли. Разумеется, за вознаграждением я не постою.

Мне показалось, я понял его намерения.

— Вы хотите представить своему отцу подобное сообщение в надежде, что так можно будет вылечить его от невроза?

Норвуд энергично замотал головой.

— Этого недостаточно, доктор. Моего отца так просто не обведешь вокруг пальца. Нужно на самом деле провести расследование, а потом подробно обо всем ему рассказать. Иначе старый дурень догадается, что его надули.

Услушать словосочетание «старый дурень» было неприятно, но должен признаться, что я начал симпатизировать Питеру Норвуду.

Мой друг то ли погрузился в размышления, то ли задремал. Я не мог припомнить случая, который он назвал загадкой Глостон-Мэнор; однако ясно было, что он действительно очень уважает сэра Александра и потому не может согласиться с точкой зрения молодого Норвуда, которая мне представлялась весьма обоснованной.

Оказывается, Холмс не спал.

— Обычно я не берусь за дела такого рода, — медленно проговорил он.

— Ну разумеется, — с готовностью согласился Норвуд. — Однако гонорар…

— Причем тут гонорар?

Норвуд моргнул и замолчал.

Сыщик раздраженно пыхнул трубкой и заерзал в кресле. Наконец он пробурчал:

— Насколько я понимаю, ваш отец хотел бы обсудить со мной все подробности в Глостон-Мэноре?

Я фыркнул. Что за бредовая идея? Отставной сыщик редко покидал комнату и даже на короткую прогулку по улице его трудновато было вытянуть.

— Именно потому я и приехал, чтобы отвезти вас к нему. Но столь долгое путешествие, по-моему…

К полнейшему моему изумлению, Холмс хлопнул ладонью по ручке кресла и сказал:

— Молодой человек, ожидайте меня в поместье вашего отца завтра к полудню.

Прежде чем я раскрыл рот, Питер Норвуд поднялся. Он прямо-таки лучился радостью.

— Вы не пожалеете о своем решении, сэр. Я позабочусь, чтобы ваше время — скажем так, со стороны финансов — не оказалось потраченным впустую.

Губы старика задрожали, но он промолчал. Судя по всему, молодой Норвуд был невысокого мнения о некогда великом сыщике.

Я молча проводил посетителя до двери.

Потом подошел к креслу, в котором сидел мой друг.

— Послушайте, Холмс…

Он высокомерно поглядел на меня.

— Почему бы мне не подышать свежим воздухом в сельской местности, доктор? И потом, откуда у вас такая уверенность в собственном добром здравии? Мы ведь с вами, можно считать, одногодки.

Я постарался вложить в ответ побольше язвительности.

— Наверно, мой организм выносливее вашего потому, что в молодые годы, служа на Ближнем Востоке, я пристрастился к йогурту и старался пить его каждый день, тогда как вы постоянно носили с собой шприц с неким алкалоидом, о названии которого я умолчу.

— Йогурт! Ну-ну, — хмыкнул он. Голос его задрожал, и я лишний раз убедился, как сильно постарел мой друг. Он потянулся за скрипкой, по всей видимости, забыв, что две струны лопнули.

Несмотря на мои протесты, следующим утром мы уселись в десятичасовой поезд до Дэрвуда, деревни, от который ближе всего было до Глостон-Мэнора, родового поместья Норвудов. Я на досуге заглянул в Берка[15] и обнаружил, что первого из Норвудов посвятил в рыцари еще Ричард Львиное Сердце после одного из сражений в Святой Земле. Позднее носители этого имени прославили его в Индии и Судане.

Мы прибыли в Дэрвуд немногим позже двенадцати. На станции нас встретил сутуловатый человек средних лет, представившийся Маллинсом. Сказав, что его послал сэр Питер, он усадил нас в двуколку и до самого поместья не проронил больше ни слова.

Экипаж подвез нас к боковому входу. В сопровождении вышедшего к нам навстречу молодого Норвуда мы по узкой лестнице поднялись на второй этаж, где располагался кабинет сэра Александра. Должен признать, что мой престарелый друг держался молодцом, проспав всю дорогу от Лондона до Дэрвуда. Несколько часов после сна обычно бывали для него самыми лучшими.

Небольшой кабинет сэра Александра заставлен был книжными шкафами. Вообще книг, надо сказать, было видимо-невидимо. У стен, на шкафах — одним словом, всюду, куда ни посмотри, — возвышались увесистые стопы старинных фолиантов. В комнате царил полумрак, ибо окна задернуты были плотными шторами.

Сэр Александр сидел в глубоком зачехленном кресле, запахнувшись в плед и опустив голову на грудь. Когда мы вошли, он поглядел на нас поверх пенсне. Жидковатые седые усы и бородка обрамляли его худое аскетическое лицо, которое казалось белым пятном на фоне окружающего сумрака. Из-под ермолки на его голове выбивалась седая прядь.

— Ах, мой друг, — произнес он хорошо поставленным голосом, — мы снова встретились.

Глаза его сверкнули молодым задором. Он протянул руку.

Холмс, опираясь на палку с таким видом, будто она ему нисколько не нужна, ответил на рукопожатие.

— Рад возобновить наше знакомство, сэр Александр. Позвольте представить вам моего друга.

Он говорил и действовал с бодростью, которой я не замечал в нем уже много лет.

Пожимая руку хозяина, я нашел ее теплой и твердой. Первое впечатление оказалось обманчивым. Сэр Александр вовсе не походил на человека, который одной ногой стоит в могиле. А ведь его сын убеждал нас в обратном.

— Ты хочешь остаться наедине с гостями, отец? — спросил Питер Норвуд.

Баронет вяло махнул рукой.

— Да, мой мальчик, если ты ничего не имеешь против. Увидимся за чаем, а может, и раньше.

Молодой Норвуд поклонился, повернувшись спиной к отцу, подмигнул нам и вышел из комнаты.

Когда мы остались одни, сэр Александр позволил себе улыбнуться.

— По-моему, Питер считает меня слегка помешанным.

Сыщик осторожно опустился в кресло и полез в карман пиджака за трубкой.

— Расскажите нам все с самого начала, ладно?

Баронет наклонил голову и поглядел на него. Он нахмурился, заметив, видно, как постарел мой друг со времени их последней встречи. Наконец он сказал:

— Боюсь, я в невыгодном положении. У вас наверняка сложилось обо мне предвзятое мнение.

Я кашлянул, удивленный таким началом. Я ожидал умственного расстройства, но не видел пока никаких его признаков. Неужели баронет умудрился заморочить голову собственному сыну?

Мой друг, который разжигал, трубку, ответил ровно и твердо:

— Как вы имели возможность убедиться, сэр Александр, я не отношусь к людям, готовым верить всему, что они слышат.

Баронет покраснел.

— Простите меня, дорогой друг. Если бы не ваша выдержка тогда, тридцать лет назад, мне не привелось бы встретиться с вами вновь.

Он поглядел в сторону, словно решая, с чего начать.

— Пожалуй, начала и не вспомнишь, — проговорил он. — Всю свою сознательную жизнь я был связан с этой проблемой, но лишь недавно стал уделять ей внимание, которого она заслуживала.

Поколебавшись, он повернулся ко мне:

— Доктор, вас не затруднит передать мне книгу, которая лежит наверху вон той стопки слева от вас?

Он указал на стопку рядом с моим креслом. Я взял нужную книгу и не вставая протянул ему.

— Полагаю, вам обоим, джентльмены, известно имя Г. Спенсера Джонса? — торжественно спросил сэр Александр.

— Королевского астронома? — уточнил я. — Конечно.

Баронет повертел в руках пухлый том.

— А вы слышали о его книге «Жизнь на других планетах»?

— Боюсь, что нет, — отозвался Холмс.

Я покачал головой.

— Тогда позвольте мне прочитать вам пару абзацев, — наш хозяин быстро перевернул несколько страниц. — Ну, хотя бы вот отсюда.

Он начал читать:

— «Поскольку вселенная воистину безгранична, кажется попросту невозможным, чтобы жизнь зародилась только на нашей крохотной планете».

Он принялся листать страницы дальше.

— А вот еще: «Мы вправе предположить, что если в каком-либо уголке вселенной возникают подходящие условия, то это непременно ведет к возникновению жизни. Подобный взгляд на проблему разделяет большинство биологов».

Он хотел было продолжать чтение дальше, но мой друг остановил его.

— Не надо, сэр Александр. Я согласен с вами. Вернее, я согласен, что существует возможность. Возможиость, но не вероятность того, что во вселенной могут быть обнаружены другие формы жизни, — Холмс хихикнул, — ибо, сэр Александр, вселенная необъятна.

Я вынужден был признать, что у престарелого сыщика есть еще порох в пороховницах. Я, честно говоря, думал, что он заснет через пять минут после начала разговора.

Баронет кивнул.

— Да, она беспредельна. Будьте добры, доктор, передайте мне вон тот журнальчик справа от вас.

Взяв журнал в руки, он пролистал его.

— Ага, вот эта статья. Она написана молодым немцем по имени Вилли Лей, который, судя по всему, серьезно интересуется проблемой покорения человеком космоса. Послушайте, что он пишет: «Мы вряд ли ошибемся, предположив, что на Марсе существует стойкая растительная жизнь. Изменения цвета планеты, которые мы можем наблюдать, логичнее и проще всего объясняются именно наличием растительной жизни».

Пропустив несколько строк, он продолжил чтение:

— «Из земных растений трансплантацию на Марс, скорее всего, выдержат лишайники. Кроме них, к тамошним условиям могут приспособиться отдельные представители флоры Тибета. Во всяком случае мы вполне можем сказать, что жизнь на Марсе тяжела, но возможна.»

Сэр Александр остановился и вопросительно поглядел на нас.

— Мне кажется, сэр Александр, — заметил я, — что из наличия на Марсе лишайников и предполагаемого существования на какой-нибудь далекой звезде разумной жизни вовсе не вытекает присутствие на улицах Лондона инопланетян.

Баронет начал горячиться. Он подался вперед.

— Мой милый доктор, неужели вы не понимаете? Допуская вероятность существования разумной жизни вне Земли, вы тем самым признаете возможные последствия этого факта.

Я нахмурился.

— Боюсь, я что-то упустил в ваших рассуждениях.

— Неужели вы не видите? — торопливо произнес сэр Александр. — Если во Вселенной имеется жизнь, мы можем предположить, что она либо уступает нам в развитии, либо стоит наравне с нами, либо превосходит нас.

Мой друг снова хихикнул.

— Вы, похоже, тщательно все продумали, сэр Александр?

— А как же. Отметьте себе, пожалуйста, что люди Земли уже познали тягу те звездам. Вилли Лей, отрывки из статьи которого я вам читал, лишь один из нескольких тысяч молодых людей, уверенных в том, что завтра они отправятся исследовать Луну, а немного погодя — и Солнечную систему. Они мечтают о полете к звездам.

Если мы допускаем возможность существования во Вселенной разумной жизни, мы должны также допустить, что намного отстали от ее представителей в деле покорения космоса. Человечество, джентльмены, еще весьма и весьма молодо. Наши далекие друзья в своем развитии вполне могли опередить нас на миллионы лет.

Мы промолчали. Что касается меня, то мой рассудок отказывался верить словам сэра Александра. Холмс же, по-моему, утерял нить рассуждения.

Сэр Александр уставил на нас тонкий палец.

— Если человек строит планы относительно исследования пространства, почему бы нашим соседям не предпринять подобных шагов?

Я ощутил нарастающее раздражение.

— Вы построили теорию о возможности существования иных форм жизни и об их стремлении выйти за пределы собственных планет. Но ваши рассуждения не подтверждены фактами. Есть ли у вас доказательства, сэр Александр?

Баронет поджал губы и швырнул журнал на заваленный бумагами стол.

— Разумеется, руки инопланетянину я не пожимал, — ответил он.

— А было бы неплохо, а? — раздался голос Холмса. Значит, он умудрился следить за разговором. Сэр Александр обращался по-прежнему ко мне.

— Льщу себя надеждой, доктор, что однажды это случится. Кто знает?

Он повернулся к моему другу.

— На протяжении нескольких столетий люди наблюдали непонятные летающие объекты. Они появились задолго до самолета братьев Райт, самые разные: в форме тарелок, сигар, шаров. Их видели свидетели, сообщениям которых можно верить. Американец Чарлз Форт собрал множество сведений о подобных случаях.

— Американец? — переспросил Холмс. — Болтун!

— Позвольте, сэр Александр, — запротестовал я, — к Форту относились не иначе, как к безумцу, а иные в открытую называли его шарлатаном.

Тонкие седые брови на лице хозяина кабинета поползли вверх.

— Но кто называл, доктор, кто? Его противники, а также те, кто взгромоздил нашу незрелую еще науку на пьедестал и готов покарать кого угодно только по подозрению в отступничестве! Но десятки тысяч людей благодарны Форту за то, то он раскрыл истинную сущность многих так называемых научных представлений.

— Мне не довелось прочитать его, — заметил я, пожалуй, немного резковато.

Мой друг зашевелился в кресле.

— А другие доказательства? — спросил он.

Баронет обвел рукой заваленную книгами, брошюрами, газетами, журналами и рукописями комнату.

— В моей коллекции, которую я начал собирать давным-давно, много интересных сведений, порой разительно схожих с обнародованными Чарлзом Фортом. Сообщения о странных природных явлениях, о диковинных животных, о нетипичных людях и тому подобное.

Я не вытерпел:

— И вы, разумеется, всех их считаете космическими пришельцами.

Сэр Александр нахмурился.

— Не поймите меня превратно, доктор. Я ничего не знаю наверняка, но очень хочу узнать. Если быть до конца откровенным, я собираюсь большую часть своего состояния оставить Обществу Защиты Мира, если только будет доказано, что существует угроза нападения на Землю из космоса. Пока ни одно из имеющихся в моем распоряжении свидетельств не смогло меня в этом убедить.

Он повернулся к моему другу.

— Вот почему я решил прибегнуть к вашим услугам. Я верю в вас. Если в Лондоне есть инопланетяне, я хочу знать о них все, до мельчайших подробностей. Если они враждебны человечеству, я хочу узнать о том заранее, чтобы успеть приготовиться.

Он оглядел себя.

— К сожалению, годы позволяют мне лишь финансировать ваше расследование.

Я ошеломленно воззрился на него. Мне даже показалось сначала, что я ослышался. И Холмс, который не сегодня-завтра поражен будет старческим слабоумием, и, если уж на то пошло, ваш покорный слуга — оба мы были старше его на добрый десяток лет. И нате вам, пожалуйста: он заявляет, что годы мешают ему присоединиться к нам!

Мой друг тем временем, пристукнув палкой об пол, вскочил с такой резвостью, которая сделала бы ему честь и лет двадцать тому назад.

— Я согласен на ваше предложение, сэр Александр, — сказал он.

По тону, каким он это произнес, я заключил, что он готов бегом бежать на край света в поисках зелененьких человечков.

Протестовать было слишком поздно. Я попытался лишь достойно отступить, имея в виду интересы молодого Норвуда:

— При одном условии, сэр Александр.

Баронет холодно взглянул на меня:

— А именно?

— Мы приложим все усилия, чтобы расследовать этот случай. Если же выяснится, что никаких инопланетян в Лондоне нет, вы покинете ряды Общества Защиты Мира и забудете о своем увлечении.

Сэр Александр откинулся на спинку кресла. Он долго молчал, потом тихо произнес:

— Хорошо, доктор. Я доверяю вам.

За всю обратную дорогу мой друг не проронил ни слова. Он спал. Он так храпел, что к нам в купе никто не рисковал подсаживаться. Лишь вечером, уже дома, когда мы удобно уселись перед камином, он заговорил со мной о деле Норвудов, которое, по моему мнению, все сильнее смахивало на фарс.

Сцепив в излюбленной манере пальцы, Холмс вопросительно поглядел на меня.

— Итак, к каким выводам вы пришли, мой любезный друг? — спросил он. — Вы ведь уже к ним пришли, не правда ли?

Откровенно говоря, меня удивило, что он до сих пор помнит утренние события. На мой взгляд, на взгляд медика, непредвиденные случайности, нарушавшие привычный ход дел, лишь приближали угрозу старческого слабоумия Холмса.

Я неодобрительно пожал плечами.

— Сэр Александр, конечно, замечательный человек, однако боюсь, он… — я замялся.

— Слегка помешался, да? Помните, он употребил именно это выражение? Мы обычно говорим «спятил» или «чокнулся», а тут — «слегка помешался». Хорошо сказано, а?

Меня неприятно удивила его неуместная веселость.

— Мне жаль молодого Норвуда, — заметил я. — Если вам не удастся убедить сэра Александра в нелепости его увлечения, Питеру Норвуду не останется ничего другого, как обратиться в суд.

Холмс бросил на меня исполненный лукавства взгляд.

— Боюсь, доктор, вы недооцениваете молодого Норвуда, — он хмыкнул. — Мастер Питер рассчитывает, что я буду таскать для него каштаны из огня.

— Что? — недоуменно переспросил я. На лице моем, должно быть, написано было непонимание; меня окончательно сбил с толку старческий лепет Холмса.

Сыщик уставил на меня палец.

— Если бы наш молодой приятель попробовал обратиться в суд только на том основании, что его отец собирает книги и вырезки из газет по довольно необычной тематике, его никто не стал бы слушать, правильно?

Однако если он заявит, что сэр Александр пускает на ветер деньги и, в частности, нанял себе в помощники престарелого детектива, тогда вердикт суда будет, скорее всего, в его пользу. Холмс фыркнул.

— Вы только представьте себе, доктор: один старик нанимает другого для поимки пучеглазых чудищ!

— Каких чудищ? — переспросил я.

Холмс не ответил, и я решил было, что он выбился из сил и задремал. Однако помолчав он произнес загадочную фразу:

— Вам явно недостает начитанности, доктор.

Я предпочел вернуться к теме разговора:

— Значит, вы полагаете, что Питеру Норвуду просто не терпится завладеть отцовским состоянием?

Холмс пожевал губами.

— Для своего возраста сэр Александр, по всей видимости, чувствует себя превосходно. Он вполне может прожить еще лет пять…

— Или больше, — пробормотал я.

— А молодому Питеру, разумеется, невтерпеж стать баронетом и владельцем поместья.

Сказать по правде, я исподволь начал восхищаться старым чудаком.

— Почему же тогда, черт возьми, вы согласились взяться за это дело?

Мой престарелый друг передернул плечами.

— Элементарно, Уотсон. Если бы я отказался, молодой Норвуд отправился бы к кому-нибудь другому. Я знаю таких частных лондонских сыщиков, которые с радостью согласились бы на его предложение. И потом, мне, признаться, небезразлична судьба сэра Александра.

Мне показалось, что он слишком много берет на себя, забыв подчистую о собственных хворях. Однако я ограничился тем, что сказал:

— Я не во всем согласен с молодым Норвудом. Тем не менее, его отец выказывает некоторые признаки умственного расстройства. Чего стоят одни эти разговоры о пришельцах из космоса!

Мой друг закрыл глаза и то ли заснул, то ли задумался над чем-то. Поэтому я раскрыл книгу и погрузился в чтение.

Примерно минут через десять, по-прежнему сидя с закрытыми глазами, Холмс проговорил:

— Доктор, как по-вашему, почему пришельцы выбрали Лондон? Именно Лондон? Почему не Москву, не Париж, не Рим, не Нью-Йорк, не Токио, наконец? Да, почему не Токио?

Я давно перестал считать его способным на столь длительные размышления. Обычно в этот вечерний час Холмс уже мирно посапывал в кресле, изредка произнося во сне имя Мориарти или кого-либо еще из своих врагов. Видимо, ему частенько снились события полувековой давности.

Вздохнув, я ногтем отметил строчку, до которой досчитал, и сказал, стараясь, чтобы мой голос прозвучал ровно:

— Быть может, там они тоже есть.

Холмс приоткрыл один глаз и поглядел на меня с легким неодобрением.

— Нет. Хорошо, попробуем иначе. Допустим, инопланетяне существуют на самом деле. Допустим также, что они находятся в Лондоне.

— Согласен, — подбодрил я его.

Он произнес задумчиво:

— По всей видимости, они не хотят открывать человечеству своего присутствия на Земле. А если так, значит, их тут немного.

— Почему? — спросил я равнодушно, думая о недочитанной книге,

— Потому что одному или двоим пришельцам гораздо легче остаться незамеченными, чем, скажем, сотне. Если они тут, доктор, их очень мало.

Я кивнул. Приятно было видеть живой огонек в глазах моего престарелого друга. Откровенно говоря, я испытывал даже нечто вроде гордости за него.

— Вполне возможно, — сказал я.

— Почему же, — пробормотал он, — они обосновались именно в Лондоне?

Я терпеливо ответил:

— Но что же тут странного? Лондон — самый большой город мира, можно сказать, его столица. Если инопланетяне хотят изучить человечество, то лучшего места для начала исследований им не найти.

Холмс открыл оба глаза и фыркнул.

— Ваш патриотизм, доктор, заслонил от вас все остальное, в том числе статистику. Во-первых, что касается размеров, то тут Лондон давно уступил пальму первенства Токио. Да что там Токио! Даже Нью-Йорк ныне больше нашей с вами столицы.

Я попытался возразить, но Холмс с презрительным смешком отмел все мои доводы.

— Кроме того, Нью-Йорк сегодня — крупнейший порт и центр торговли. А в Вашингтоне ныне делают мировую политику. Проклятые янки!

Он вел себя как ребенок, который думает, что знает все на свете. Я обиделся.

— Хорошо, тогда ответьте на свой вопрос сами. Почему инопланетяне — ради интереса я соглашусь, что они существуют на самом деле, — выбрали Лондон?

— Элементарно, Уотсон, — Холмс одарил меня довольной усмешкой. — Из-за Британского музея.

— Что-то я вас не пойму, — сказал я холодно.

В его слезящихся глазах мелькнуло выражение превосходства.

— Жителей в Лондоне меньше, чем в некоторых других городах, верно? И на мировую политику он прежнего влияния уже не оказывает. Однако, будь я на месте ПЧ сэра Александра…

— ПЧ? — переспросил я.

Холмс хмыкнул, но объяснять не стал.

— … я бы дневал и ночевал в Британском музее, поскольку там просто громадное количество разнообразных экспонатов. Так что, если в Лондоне есть инопланетяне, которые изучают наши обычаи и установления, то искать их надо прежде всего в Британском музее.

Зевнув, он поднялся.

— Именно туда, доктор, я завтра и отправлюсь.

Я подумал, что утром он ничегошеньки не вспомнит, но не стал говорить этого вслух.

— Значит, вы в самом деле намерены отыскать пришельцев из космоса?

— А? Да, доктор, — отозвался он нетерпеливо. — Вы же помните, я дал обещание сэру Александру.

Опираясь на палку, он поковылял в свою комнату. Я раздраженно бросил ему вслед:

— Что такое ПЧ?

Он противно хихикнул:

— Пучеглазое чудовище.

К своему изумлению, в течение двух или трех дней я почти не видел некогда великого сыщика. По правде сказать, такая его активность показалась мне неестественной, и я начал гадать, не нашел ли он, чего доброго, какого-нибудь пушера,[16] который снабдил его наркотиком. Подозрения подозрениями, но я должен признать, что мой друг взялся за расследование со всей серьезностью. Пару раз я столкнулся с ним, когда он покидал нашу квартиру то в обличье пожилой женщины, то загримировавшись под профессора колледжа. Оба раза он подмаргивал мне, ничего, впрочем, не объясняя. Я беспокоился за него, ибо такой пыл был ему явно не по годам.

Спустя еще два дня, утром, сразу после завтрака, за которым не было сказано ни слова относительно расследования по делу сэра Александра Норвуда, Холмс, усердно делавший за столом вид, будто погружен в размышления, попросил меня одолжить ему мой экспонометр. Я приобрел его совсем недавно, получив от близкого родственника в подарок на день рождения немецкую фотокамеру с довольно сложным механизмом. Честно говоря, я побаивался, что Холмс его где-нибудь забудет, но отказать старому другу не смог.

К моему великому облегчению, сыщик вечером вернул мне экспонометр. Перед тем, как отправиться спать, он спросил меня, не составит ли мне труда поутру разыскать Альфреда, вожака компании уличных сорванцов, которых Холмс в шутку называл своими нерегулярными полицейскими частями с Бейкер-стрит, и пригласить его заглянуть к нам в полдень.

Не дожидаясь ответа, он прошел в спальню и закрыл за собой дверь, а я остался стоять разинув рот.

Альфред, упокой Господи его душу, погиб на службе Его Королевского Величества в 1915 году под Монсом, а остальные разлетелись кто куда, в основном — по разным тюрьмам.

Я ощутил угрызения совести. Я допустил, чтобы мой друг — вернее будет сказать, мой подопечный — слишком увлекся, и теперь его рассудок окончательно помутился.

К утру я твердо решил положить этой нелепице конец, высказать Холмсу свои претензии и настоять на том, чтобы он вернулся к прежней размеренной жизни, которую нарушило появление в нашей квартире Питера Норвуда.

Поэтому, позавтракав, я вышел на улицу и остановил первого подвернувшегося мне мальчишку десяти или одиннадцати лет. Одет он был в лохмотья, имел хриплый голос и хитрющую физиономию. Откровенно говоря, он чем-то напомнил мне того, настоящего Альфреда, который в свое время носился по тем же самым улицам.

Я сказал ему:

— Послушай, юноша, хочешь заработать полкроны?

Он внимательно поглядел на меня.

— А что делать-то? — спросил он с хитрецой. — Вас тут много таких ходит.

Я хотел было отвесить ему подзатыльник, но сдержался и вкратце объяснил свою мысль. Поломавшись и подняв плату до трех шиллингов, он согласился.

Так что, когда престарелый сыщик вышел в полдень в гостиную, помахивая своей палкой, мы уже поджидали его. Он пожелал мне доброго утра, а паренька похлопал по спине. Выглядел он, надо признаться, так, словно сбросил с плеч груз двадцати последних лет.

Холмс сразу взял быка за рога.

— Альфред, — сказал он, — мне нужны еще трое или четверо ребят для одного дела.

Юнец, подбоченясь, разглядывал сыщика; глаза его сверкали. Услышав слова Холмса, он притронулся к своей кепке:

— Слушаюсь, сэр. Прямо сейчас, сэр?

— Прямо сейчас, Альфред. Беги.

— Минутку! — вскричал я, решив, что наступил подходящий момент. Я повернулся к товарищу моих преклонных лет.

— Как по-вашему, Холмс, кто этот сорванец?

Сыщик посмотрел на меня с таким видом, будто вовсе не он, а я выжил из ума.

— Его зовут Альфред. Вы, мой добрый доктор, должны помнить его дедушку, который так часто помогал нам в былые дни. Мы познакомились с Альфредом во время моих утренних прогулок по городу.

Я закрыл глаза и принялся считать до ста. Пока я считал, юнец исчез; только прогрохотали по лестнице башмаки.

— Как продвигается расследование? — спросил я брюзгливо. — Нашли вы человечков с Марса?

Холмс устало опустился в кресло. Как видно, начал все-таки сказываться возраст. Он пожевал губами, услышав мой вопрос; его тонкие брови поползли вверх.

— С чего вы взяли, будто они с Марса, доктор?

Его замечание обезоружило меня.

— Я всего лишь пошутил.

— А, — он пробормотал что-то неразборчивое и закрыл глаза; я подумал, что утренние события довели его до изнеможения.

Потому, подавив любопытство, я тоже сел в кресло и взял в руки медицинский журнал, который читал накануне.

Холмс, однако, не спал. Не открывая глаз, он обратился ко мне язвительным тоном, к которому я, надо сказать, успел за последние годы привыкнуть:

— Доктор, вы можете себе представить, как чертовски трудно разыскать инопланетянина в Британском музее? Можете?

— Думаю, что могу, — отозвался я, горя желанием узнать, чего Холмсу удалось добиться, но продолжая сердиться на него из-за казуса с Альфредом.

— Мне помог случай, — проговорил Холмс. — Его выдала одна-единственная промашка.

— Промашка? — переспросил я.

Он открыл глаза.

— Техника, доктор. Техника! Он не мог удержаться, чтобы не воспользоваться своей техникой.

Снова закрыв глаза, Холмс хихикнул. Сказать по правде, меня взяла досада.

— Боюсь, что не совсем понимаю, — заметил я сухо. На этот раз Холмс не соизволил открыть глаза.

— Элементарно, Уотсон. Предположим, наш пришелец хочет сфотографировать показавшиеся ему наиболее интересными книги и рукописи в библиотеке Британского музея. Земным фотокамерам требуется сильный свет. Поэтому у него наверняка возникнет искушение воспользоваться собственной камерой или что у него там есть, способной снимать при крайне слабом, с нашей точки зрения, свете.

— Боже мой! — воскликнул я. — Так вот зачем вам понадобился мой экспонометр!

Холмс хохотнул, а потом с чрезвычайно самодовольным видом кивнул головой:

— Доктор, в библиотеку ежедневно наведывается… гм… одна личность. Если верить самым свежим работам по фотографии, какие я только сумел отыскать, в настоящее время нигде на Земле не изготавливаются линзы и пленки, чувствительные к столь слабому свету, при котором эта личность работает. Ваш экспонометр показал отсутствие надлежащего освещения.

Прежде чем я успел собраться с мыслями, на лестнице раздался топот ног и послышались негодующие возгласы нашей квартирной хозяйки. Дверь распахнулась. В комнату влетел Альфред в сопровождении троих ухмыляющихся оборванцев.

— Как договаривались, сэр, — сказал Альфред, закрыв дверь и подойдя к моему другу. Оборванцы следовали за ним по пятам.

— Вижу, вижу, — проговорил сыщик. — Молодцом, Альфред. Как быстро ты обернулся!

Порывшись в кармане, Холмс вынул четыре флорина.

— Таким легким на ногу ребятам, как вы, не составит труда заработать эти деньги, — он хихикнул, будто отпустил невесть какую остроту. — Я хочу, чтобы вы проводили одного весьма ловкого господина от Британского музея до его дома.

Слезящиеся глаза Холмса засверкали. Он хохотнул.

— Я уверен, задача вам по плечу. Ну кому, будь он хоть трижды осторожен, придет в голову обращать внимание на играющих на улице мальчишек?

Он снова хихикнул. Мне показалось, он утерял мысль. Однако сыщик сказал:

— Пойдемте со мной к Британскому музею и выберем местечко поукромнее недалеко от входа.

— Полагаю, — сказал я, пожалуй, с легкой завистью, — моя помощь вам не требуется?

Должен признать, что, заразившись общим настроением, я ощутил себя старой боевой лошадью.

— В другой раз, доктор, в другой раз, — отозвался Холмс. — Боюсь, ваши подагрические суставы не позволят вам присоединиться к нам.

Последние слова он произнес уже на пороге; дальше я ничего не сумел разобрать; правда, мне послышалось, что Холмс упомянул про йогурт.

Я раздраженно поглядел им вслед, но никто из них не обернулся. Башмаки мальчишек прогрохотали по лестнице.

Дня три никаких разговоров о деле не заходило, а потом случилось событие, которое подтолкнуло его ход и приблизило завершение, если мне позволено будет употребить это слово.

Как-то вечером мы по обыкновению расположились у камина: я читал, а мой друг вертел в руках свой револьвер. В былые годы он обращался с ним с замечательной ловкостью, но теперь стоило Холмсу взять оружие в руки, как я невольно вздрагивал. Откровенно говоря, я со дня на день собирался выкинуть все обоймы.

— Ага, — пробормотал вдруг сыщик, — наш приятель Питер Норвуд явился за обещанным.

Я вынужден признать, что с тех пор, как Холмс начал пользоваться новомодным слуховым аппаратом, он слышит гораздо лучше моего.

Я разобрал голос нашей квартирной хозяйки. Через несколько секунд в дверь постучали.

Я пошел открывать. Это и в самом деле оказался молодой Норвуд. Лицо его было слегка багровым, очевидно, после плотной еды и обильных возлияний, ибо время ужина только-только миновало.

Он бросил на нас довольно-таки воинственный взгляд, что, без сомнения, объяснялось выпитым за ужином вином.

— Сколько можно? — требовательно спросил он. — Неужели так трудно сочинить для моего старика правдоподобную историю?

Холмс, который не встал навстречу молодому человеку, ответил, как мне показалось, мягко:

— Я нынешним утром отправил свое заключение вашему отцу, мистер Норвуд.

Все бы ничего, но потом он как-то бессмысленно хихикнул.

— Что? — Норвуд на мгновение смешался.

— Ну что ж, — сказал он, засовывая руку в карман, — тогда мне остается лишь заплатить вам за работу.

В его голосе слышалась насмешка.

— Ни к чему. Я не беру денег. Я — сыщик на покое, молодой человек, и мне нет нужды зарабатывать на жизнь таким образом.

Холмс помахал в воздухе пальцем.

— И если уж на то пошло, за чеком я обратился бы к сэру Александру. Ведь нанял меня он, не правда ли?

Питер Норвуд озадаченно нахмурился. Должно быть, он учуял какой-то подвох. Глаза его сузились. Он прорычал:

— Что вы там написали, сэр? Впрочем, предупреждаю вас заранее, это все бесполезно.

Покопавшись в карманах, мой престарелый друг извлек на свет до невозможного измятый листок и протянул мне для того, очевидно, чтобы я его прочитал вслух. Я заметил, что текст письма напечатан на моей пишущей машинке.

Меня снедало любопытство. Вот что я прочел:

Глубокоуважаемый сэр Александр! Позвольте сообщить вам следующее: ваши предположения оказались обоснованными. Гипотеза о возможности существования жизни на других планетах подтвердилась. Данные, которые мне удалось добыть, свидетельствуют о том, что дальнейшие исследования, ваши и той группы людей, с которой вы связаны, не окажутся напрасными.

Ниже стояла подпись Холмса. Честно говоря, я не ожидал от него такой ясности стиля, хотя содержание письма было, разумеется, смехотворным.

Питер Норвуд еле сдерживался. Заикаясь от гнева, он произнес:

— Вы считаете, вам удалось расстроить мои планы при помощи этой… этой паршивой бумажонки?

Мой друг утвердительно хохотнул, явно довольный собой.

— Неужели вы не понимаете, старый вы идиот, — закричал Норвуд, — что ни один суд не откажется признать…

Холмс помахал узловатым пальцем; водянистые глаза его слегка посверкивали.

— Дело не дойдет до суда, молодой человек. Как по-вашему, на что я потратил целую неделю? Смею вас уверить, что я не только гонялся за всякими там инопланетянами. Предупреждаю вас, молодой человек: если сэра Александра вызовут в суд для оформления передачи наследства, я обнародую факты, которые вы, без сомнения, хотели бы сохранить в тайне.

И сыщик по-стариковски захихикал.

Впечатление было такое, словно Питера Норвуда ударили по лицу. Побледнев, он отступил на шаг. По всей видимости, он не ожидал такого поворота дел.

Холмс фыркнул.

— Именно так, юноша. Я не люблю тратить время впустую. Врочем, я не собираюсь ставить сэра Александра в известность о добытых мною сведениях, которые имеют отношение к вам. Ни его, ни, скажем так, других. Впредь прошу вас быть осторожней. А теперь, — он глупо ухмыльнулся, — вам пора.

И снова хохотнул.

Не говоря ни слова, молодой человек на негнущихся ногах вышел из нашей комнаты.

— Черт побери, — воскликнул я, — ничего не понимаю! Что вы такое раскопали про этого юнца?

Холмс хихикал так долго, что начали было возрождаться мои опасения насчет старческого слабоумия. Наконец он успокоился.

— Элементарно, мой милый доктор. Как вы, несомненно, успели заметить, наш приятель — человек, охочий до радостей жизни. Он стал их жертвой, несмотря на все свои автомобили и модную одежду.

Затем он прибавил, словно вспомнив наши прежние разговоры:

— Вы знакомы с моим методом. Попробуйте применить его.

И опять зашелся идиотским смехом.

— Вы хотите сказать…

— Я хочу сказать, что не имею ни малейшего представления, в чем заключается тайна нашего молодца. Это может быть что угодно: карточный долг, женщина и так далее. Однако я был уверен, что ему есть что скрывать!

Я рассмеялся, поняв комичность ситуации.

— Но, дорогой мой друг, письмо, которое вы отправили сэру Александру… Я разделяю ваши чувства, мне тоже жаль старика, однако…

Холмс достал трубку и теперь набивал ее, полагая, очевидно, что я, будучи поглощен разговором, не замечу столь вопиющего нарушения режима.

— Во-первых, доктор, — проговори он, — для старого человека с еще острым умом у него совершенно безобидное хобби.

— А во-вторых? — не выдержал я.

— А во-вторых, в письме нет ни слова лжи, — он хихикнул, я решил, что он забыл, о чем речь, но ошибся. — Вы, вероятно, помните мои слова о человеке, которого я отыскал в Британском музее? Тот, который фотографировал книги?

Я утвердительно кивнул.

— С помощью нерегулярных полицейских частей с Бейкер-стрит я выяснил, где он живет, — Холмс искоса поглядел на меня. — Позднее я изыскал возможность проникнуть в его квартиру.

Я подался вперед, заинтересовавшись его рассказом.

— И что вы там нашли?

— Ничего.

— Ничего? Вы, величайший сыщик нашей эпохи, не смогли ничего найти?

Раскурив трубку, Холмс помахал в воздухе спичкой.

— Увы, доктор. Однако отсутствие улик — та же улика. В квартире этого человека — будем пока именовать его так — не было и следа каких-либо записей или личных вещей, которые могли бы поведать нам о нем нечто интересное.

— Шпион! — воскликнул я.

Холмс фыркнул.

— Чей? И потом, даже если и так, все равно уже поздно: птичка улетела.

— Шпион какой-нибудь иностранной державы…

Холмс усмехнулся.

— Вот уж точно.

— Скорее всего, России или Германии. А может, Франции или Соединенных Штатов. В Лондоне шпионов хоть пруд пруди.

В слезящихся глазах Холмса мелькнула насмешка.

— Мой милый доктор, ну посудите сами. Что делать агенту любой из перечисленных вами стран в Британском музее, куда открыт свободный доступ всем желающим, в том числе дипломатам?

Если бы дело на том и закончилось, то, признаюсь вам честно, я вряд ли собрался бы записать это последнее приключение прославленного сыщика. Дело в том, что во мне крепло убеждение, что мой друг окончательно впал в старческое слабоумие, а наблюдать за угасанием великого человека очень и очень тяжело. Однако конец рассяедования поверг меня в полное недоумение, и потому я сообщаю тем, кому небезразлична судьба Шерлока Холмса, только факты безо всяких прикрас.

На следующий вечер после описанного выше разговора в дверь постучали. Я не слышал ни звонка, ни голоса квартирной хозяйки — только стук в нашу дверь.

Мой друг нахмурился; на лице его — что случалось нечасто — появилось выражение недоумения. Я пошел открывать; он пробормотал что-то, вертя в руках свой слуховой аппарат.

Стоящий на пороге человек выглядел лет на тридцать пять; он был безукоризненно одет и держался весьма непринужденно. Все еще находясь под впечатлением нашего с Холмсом последнего разговора, я спросил довольно неприветливо:

— Чем обязаны?

— У меня дело к… — начал было незнакомец.

— Ба! — воскликнул сыщик. — Сеньор Меркадо-Мендес! Или правильнее будет сказать, герр доктор Бехштайн? А может быть, лучше мистер Джеймс Филлимор? Мы снова с вами встретились! Последний раз мы имели честь видеть друг друга на борту катера «Алисия», правильно?

Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. В свое время, давным-давно, я описал таинственное происшествие с катером «Алисия», который бесследно пропал, поглощенный завесой тумана. Это был один из немногих случаев, который мой друг, находившийся тогда в полном расцвете сил, не сумел раскрыть. Имя Джеймса Филлимора тоже было мне хорошо знакомо: однажды он вернулся домой за зонтиком, и с тех пор его никто не видел.

Однако незнакомцу, как я уже сказал, было лет тридцать пять, а оба случая, о которых упомянул Холмс, произошли во время войны с бурами.

Посетитель, поклонившись, но не делая попытки войти в комнату, обратился к моему другу, совершенно не обращая внимания на меня:

— У вас удивительная память, сэр. Я не ожидал, что вы меня узнаете; иначе я принял бы необходимые меры.

— Это бы вам не помогло, сеньор, — сумрачно заметил сыщик. — Я ничего не забываю. К примеру, я до сих пор помню случай с Исадором Персано.

Еще одно знакомое имя. Еще один случай, перед которым оказался бессилен величайший мозг нашего времени. Исадор Персано, известный журналист и бретер, был найден однажды в полубезумном состоянии. Рядом с ним лежала спичечная коробка, в которой находился странный червяк, как выяснилось впоследствии, неизвестного науке вида.

Теперь я разглядел, почему сеньор Меркадо-Мендес, если таково было его имя, предпочитает оставаться в тени. Лицо у него было восковое, словно у плохо забальзамированного трупа; мне подумалось, что это, наверно, маска. Однако неестественно яркий блеск глаз говорил скорее об обратном.

Посетитель снова поклонился.

— В прошлые годы, сэр, у нас не возникало необходимости входить с вами в прямой контакт, хотя в отдельных случаях, о которых вы упомянули, вы зачастую оказывались в опасной близости от того, что вас не касалось.

Атмосфера явно накалялась. Мой друг пожевал губами.

— Сеньор Меркадо-Мендес, я пришел к выводу, что вы — не землянин.

Услышав подобное заявление, любой нормальный человек повернулся бы и ушел. Наш же гость в молчании разглядывал Холмса, словно раздумывал над его словами.

Наконец, по-прежнему игнорируя меня, он сказал:

— Мне поручено предупредить вас, сэр, что Галактический Совет не позволит вам и дальше вмешиваться в официальные исследования, которые выполняются со всей возможной осторожностью, дабы не причинить вреда вашей, смею сказать, уникальной культуре.

Пожалуй, посетитель был ничуть не менее сумасшедшим, чем мой друг, которого, правда, извинял его возраст. Я собрался было вмешаться, но Меркадо-Мендес, слегка повернувшись, бросил на меня такой взгляд, что я застыл на месте.

Холмс заерзал в кресле.

— Что касается меня, то я свою задачу выполнил. Остальное — в руках сэра Александра и Общества Защиты Мира.

В завораживающих глазах посетителя мелькнула усмешка.

— Поступки сэра Александра и его соратников нас не беспокоят. Мы уже сталкивались с ним.

В голосе его послышались снисходительные нотки.

— Вам незачем тревожиться о судьбе вашей планеты, ибо вы находитесь под покровительством Отдела Исследований Живых Примитивных Культур Бюро Археологии и Этнологии Галактического Совета.

Надолго установилось молчание. Когда мой друг наконец ответил, мне показалось, я слышу прежнего Шерлока Холмса, чей гениальный мозг уже нашел разгадку казавшейся неразрешимой задачи.

— Кроме того, я выяснил, что вы являетесь кем-то вроде полицейского… пожалуй, лучше будет сказать, опекуна.

Посетитель очень по-человечески пожал плечами, сухо усмехнулся и поклонился. Его взгляд остановился на мне, и у меня сложилось впечатление, что я показался Меркадо-Мендесу не заслуживающим ни малейшего внимания.

— Совет стремится защитить планеты вроде вашей от подрывных элементов, готовых их уничтожить. Я служу Совету.

Сыщику, похоже, надоела снисходительность в голосе нашего гостя. Он заговорил более резко:

— Мне почему-то кажется, сеньор Меркадо-Мендес, что я могу раскрыть многие из величайших преступлений в истории человечества. Например, похищение бриллианта Великий Могол. Или исчезновение сокровищ ацтеков после noche triste[17] Эрнандо Кортеса. Или ограбление саркофага Александра Македонского. Или невероятные по своей дерзости взломы фараоновых гробниц. Или…

Если бы я не боялся ошибиться, то сказал бы, что наш посетитель покраснел. Он поднял руку, останавливая Холмса:

— Даже лучшие из опекунов не всемогущи.

Черты лица Холмса заострились. Из прежнего опыта я знал, что он пришел к какому-то заключению. Я хмыкнул; опять он воображает себя молодым! Холмс произнес довольно твердым голосом:

— Я хочу сказать вам вот что. Наш мир погряз в международных интригах; все готовятся к войне. Крупные государства разбросали своих агентов по всему свету. Само собой разумеется, сеньор, что британскому разведчику, переодетому арабом, весьма затруднительно найти в том же городе загримированного под араба первоклассного германского шпиона. Однако настоящий араб распознает немца с первого взгляда, не правда ли?

Замечание сыщика не носило никакой связи с предыдущим разговором, и потому я вознамерился сказать нашему гостю, что он утомил моего друга и что ему лучше уйти.

Но сеньор Меркадо-Мендес, или как его там, услышал, видимо, в словах моего друга что-то такое, что я упустил. Из голоса его начисто исчезло добродушие. Он сказал:

— Вы предлагаете…

Сыщик согласно кивнул, разжигая трубку.

— Вот именно.

Посетитель задумался.

— В каком качестве вы предпочли бы действовать?

Мой друг фыркнул.

— Как вам наверняка хорошо известно, сеньор, моя профессия — сыщик-консультант. И, кстати сказать, за услуги я беру недешево.

Не знаю, откуда брались силы у моего друга, но сам я буквально валился с ног от усталости.

— Может, хватит нести чепуху? — сказал я. — Вы бы послушали себя со стороны! Если я правильно понял, мой престарелый… э… пациент предлагает свои услуги. Должен предупредить…

Они не обратили на меня внимания.

В голосе Меркадо-Мендеса снова послышалась снисходительность.

— Пожалуй, лет пятьдесят назад, сэр, вы могли бы на что-то рассчитывать.

Сыщик отрицательно помахал рукой.

— Сеньор, я не думал, что мне придется заговаривать об этом, — он глупо хихикнул. — Ваша собственная наружность служит лучшим доказательством того, что у вас имеется субстанция, которую монах Роджер Бэкон именовал Elixir Vitae.[18]

Наступило продолжительное молчание.

Его нарушил Меркадо-Мендес.

— Вы правы, сэр, такие способности нельзя продавать дешево. Однако обычно Галактический Совет воздерживается от вмешательства в естественный ход развития примитивных планет…

Опять отрицательный взмах руки.

Я подавил зевок. Сколько это будет продолжаться? И о чем вообще речь?

Мой друг сказал:

— У всякого правила, сеньор Меркадо-Мендес, бывают исключения. Если ваш совет хочет чего-то добиться, вам нужен, — очередной идиотский смешок, — скажем так, агент из числа аборигенов. Вы же знаете мои способности, сеньор, вы знакомы с моим методом.

Наш странный гость как будто пришел к какому-то решению.

— Я не могу брать на себя такую ответственность. Вы не против отправиться со мной к моему начальству?

Я поразился: стукнув ладонью по подлокотнику кресла, Шерлок Холмс встал.

— Идемте, сеньор, — проговорил он.

— Послушайте, — запротестовал я, — это уже слишком. Я не могу позволить, чтобы моего подопечного уводили неизвестно куда в столь поздний час. Ему нужно хорошенько отдохнуть после тяжелой недели. Я…

— Успокойтесь, доктор, — пробормотал Холмс, протягивая руку за пальто с шарфом. — Надо же, подопечный!

Несмотря на усталость, я попытался настоять на своем.

— Хватит, мне надоело! Если вас, в вашем-то возрасте, тянет по ночам на улицу, то ищите себе другого товарища. Я останусь дома!

Он хмыкнул, умудрился надеть без посторонней помощи пальто и повернулся к нашему странному посетителю.

— Я готов, сеньор.

Они вышли из комнаты; я долго глядел им вслед. Быть может, причиной тому усталость, но, должен признаться, я не слышал, как они спускались по лестнице, не слышал стука входной двери. Впрочем, я уже говорил, что со слухом у меня не все в порядке.

Наутро Холмс не вернулся. Не пришел он и на следующий день.

Мне поневоле вспомнилось прошлое, когда сыщик исчезал из поля моего зрения, случалось, на несколько лет. Но тогда все было по-другому.

Немощный старик ушел из дома в сопровождении безумца, который утверждал, что является представителем Галактического Совета, или как он там его называл. Я колебался, не зная, что предпринять. Обращаться в полицию мне не хотелось; я боялся подвести своего друга, которому когда-то давно дали шутливое прозвище «бессмертного сыщика».

Меня терзали сомнения, и вдруг мне вспомнились слова Холмса, которым я в свое время не придал нужного значения. Быть может, они подскажут разгадку?

Я взял энциклопедию и нашел в ней статьи о монахе Роджере Бэконе и Elixir Vitae.

Роджер Бэкон жил в тринадцатом веке и был алхимиком и метафизиком. Один из самых известных людей той эпохи, он искал эликсир жизни, выпив который, можно было бы обрести бессмертие, и философский камень, способный превращать металлы в золото.

Я фыркнул и поставил том на место. Очередная галиматья, подобной которой я две ночи назад наслушался предостаточно.

Однако в полицию я так и не обратился.

Мне не давали покоя слова, которые я на протяжении своей жизни слышал много раз: «Отбросьте невозможное, и то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и будет правдой».

А еще я постоянно вспоминаю последние слова моего друга, которые он произнес, уходя вместе с загадочным сеньором Меркадо-Мендесом:

— Нет, ну надо же! Йогурт!

Пер. изд.: Reynolds M. The Adventure of the Extraterrestrial: Analog № 5, 1967. c перевод на русский язык, Королев К. M., 1993.

ТОЛКАЧ

В дверь постучали посреди ночи. Иосип Пекич всегда знал, что это произойдет именно так. Ему не было еще четырех лет, когда стук в дверь раздался впервые, и трое рослых мужчин дали отцу несколько минут на сборы и увели его с собой. Он почти не помнил отца.

Времена полицейского государства миновали. Так, во всяком случае, утверждалось. Культ личности отошел в прошлое. Завершилась длинная очередь пятилетних и семилетних планов, все поставленные цели были достигнуты. Новая конституция гарантировала свободу личности. Никто больше не был подвержен полицейскому произволу. Так, во всяком случае, утверждалось.

Но страх умирает медленно. Особенно долго он живет в подсознании. И в глубине души Иосип всегда знал, что в дверь постучат.

Он не ошибся. В дверь снова постучали, резко, нетерпеливо. Иосип Пекич позволил себе всего лишь раз вздрогнуть от мрачных предчувствий, затем резко вскочил с постели, расправил слегка сутулые плечи и направился к дверям, щелкнув по дороге выключателем. Он открыл дверь как раз в тот момент, когда здоровенный зомби с пустым невыразительным лицом собирался постучать вновь.

Их было двое, а не трое, как он ожидал. За отцом более двух десятилетий тому назад они пришли втроем.

Его отец, как писали в газетах, был правым уклонистом, соратником человека, имя которого упоминалось лишь в связи с процессом и последовавшей за ним казнью. Но отца не смогли сломить никакими пытками, и сын гордился этим.

Его не смогли сломить, и годы спустя, когда культ личности отошел в прошлое, он был реабилитирован и имя его вернули во все учебники истории. Теперь быть сыном Любо Пекича, удостоенного посмертно звания героя Народной Демократической Диктатуры, стало почетно, а не позорно.

Однако, хотя отец и был объявлен героем, Иосип попрежнему ждал, что в дверь постучат. И все же он не чувствовал за собой никакой вины и не понимал, почему за ним пришли именно сейчас.

Зомби произнес безо всякого выражения:

— Товарищ Иосип Пекич?

Если голос Иосипа и дрогнул, то это было почти незаметно. Он был сыном Любо Пекича. С напускной храбростью он сказал:

— Совершенно верно. Э… чему обязан этим вторжением в мою личную жизнь?

Зомби не ответил на его вопрос.

— Одевайтесь, товарищ, и следуйте за нами, — сказал он решительно.

По крайней мере, они все еще называли его товарищем. В этом, хотелось верить, был некий намек на то, что вина его не слишком велика.

Он надел черный костюм. Более старый, чем коричневый, но в нем, как ему казалось, он выглядел внушительней. Невысокий, худощавый, нерешительный, Иосип Пекич был не из тех, кто производит впечатление на окружающих. Он выбрал строгий галстук и белую рубашку, хотя знал, что многие в последнее время хмурятся при виде белых рубашек, считая их излишне буржуазными. Главное — иметь пролетарскую внешность, что бы под этим ни подразумевалось.

Пока он одевался, зомби стояли и смотрели на него пустыми глазами. Он подумал, что они ответят, если попросить их подождать в прихожей. Возможно, ничего. Ведь они не стали отвечать, когда он спросил, в чем его вина.

Он положил документы — удостоверение личности, студенческий билет, трудовую книжку-во внутренний карман и повернулся к ним лицом.

— Я готов, — сказал он, изо всех сил стараясь, чтобы голос его звучал естественно.

Они повели его вниз, на улицу, к черному лимузину. Третий ждал в машине, на переднем сиденье, лицо его также ничего не выражало. Он даже не удосужился выключить мотор, и автомобиль на воздушной подушке висел над мостовой. Он знал, как скоро вернутся его коллеги вместе с арестованным.

Иосип Пекич сел на заднее сиденье между конвоирами, недоумевая, куда его везут и почему. Хоть убей, он не понимал, в чем его могут обвинять. Да, действительно, читал некоторые запрещенные книги, но не больше, чем другие интеллектуалы, студенты и передовые люди страны, если их так можно назвать; бывал на неформальных собраниях и дискуссиях в кафе, где самые отважные критиковали Народную Диктатуру. Но не принадлежал ни к одной из действующих организаций, противостоящих государству, да и влечения к этому не имел. Он не интересовался политикой.

В этот поздний час улицы Загуреста уже опустели, автомобилей на стоянках было мало. Почти все машины, взятые на день напрокат, стояли в гаражах. Свободные улицы, по мнению Иосипа, были единственным преимуществом перед западными городами, которые он видел. Лишь немногие имели собственную машину. Если возникала необходимость, ее брали в местном гараже на прокат.

Он ожидал, что его повезут в Калемегданскую тюрьму, где обычно содержались политические заключенные, но вместо этого они свернули направо на Партизанскую площадь, затем на бульвар Ноябрьской революции. От удивления Иосип открыл было рот, собираясь сказать что-то сотруднику органов госбезопасности, сидевшему рядом с ним, но промолчал, и губы его побелели. Теперь он знал, куда его везут. Очевидно, обвинения ему предъявлялись нешуточные.

Чуть в стороне от парка стояли правительственные здания. Скупщина, старое здание парламента, сохранившееся с тех дней, когда Трансбалкания была отсталой третьеразрядной феодально-капиталистической державой. Национальный банк, новые здания Борьбы и Политики. И, наконец, футах в ста от бульвара — мрачное приземистое здание Министерства внутренних дел.

Оно было построено давно, еще в те времена, когда в стране господствовали русские, в рабском подражании архитектурному кошмару, известному как сталинская готика. Оно задумывалось строгим и внушительным, а получилось просто зловещим.

Да. Теперь Иосип Пекич знал, куда его везут.

Лимузин на воздушной подушке бесшумно скользнул по дорожке мимо массивной металлической статуи рабочего — борца с силами реакции, с винтовкой в одной руке и гаечным ключом в другой — и остановился перед усиленно охраняемым подъездом.

Не говоря ни слова, те двое из органов, что приходили за ним, открыли дверцы и вылезли из машины. Один из них мотнул головой, и Иосип последовал за ними. Лимузин тут же исчез.

Под конвоем Иосип поднялся по мраморной лестнице. Ему пришло в голову, что здесь, должно быть, проходил его отец двадцать лет тому назад.

Никогда раньше он не бывал в здании Министерства внутренних дел. Из всех трансбалканцев здесь бывали лишь те, кто работал в МВД, или же те, на ком останавливался внимательный взгляд министерства.

Двери распахнулись перед ним и закрылись, как только он прошел. Иосип Пекич несколько удивился, когда увидел, что изнутри здание обильно украшено бесчисленными бронзовыми и мраморными статуями, картинами и гобеленами. Оно напоминало безвкусные музеи Загуреста.

Прошли через анфиладу залов и огромных комнат и наконец очутились в небольшом помещении, где за письменным столом в одиночестве сидел худощавый самоуверенный человек и нервно чиркал что-то электронной компьютерной ручкой в бумагах, стопкой лежавших перед ним. Он был одет в безукоризненно выглаженный костюм и курил сигарету, вставленную в маленький, похожий на трубку мундштук — из тех, что ввел в употребление по всем Балканам маршал Тито.

Все трое, как по команде, остановились перед ним: и на лицах зомби появилось выражение почтения с примесью робости. Перед ними, очевидно, был человек, наделенный властью.

Сидевший за столом дописал лист и бросил его в отверстие в столе, откуда лист по желобу попадал в автоматический перфоратор, а затем регистрировался. Человек взглянул на них раздраженно, — но тут же быстро встал и, к величайшему изумлению Иосипа Пекича, на его лице появилась вкрадчивая улыбка. Иосипу и в голову не могло прийти, что в Министерстве внутренних дел кто-то будет ему улыбаться.

— Александр Кардель, — представился человек, сунув Иосипу узкую ладонь для рукопожатия. — Вы ведь Пекич? Мы вас ждем.

Иосип в недоумении пожал протянутую ему руку и растерянно взглянул на стоявшего рядом зомби.

Кардель перевел понимающий взгляд с Иосипа на конвоиров и спросил:

— В чем дело? Эти головорезы напугали вас?

В словах Карделя слышались одновременно отвращение и мягкая насмешка.

Иосип нервным движением потер подбородок.

— Конечно, нет.

Зомби щелкнул каблуками:

— Мы всего лишь исполняли приказ.

Кардель удивленно поморщился.

— Представляю себе, — проворчал он. — Милка, ты смотришь слишком много западных боевиков по телевизору. Мне кажется, ты воображаешь себя трансбалканским агентом 007.

— Да, товарищ, — сказал Милка, вскинув голову.

— О, замолчите и убирайтесь вон, — сказал Кардель. Он выбил большим пальцем окурок из мундштука, достал новую сигарету из ящика стола и вставил ее в чашечку мундштука, взглянул на Иосипа и снова улыбнулся, отчего его лицо приняло по-юношески простодушное выражение.

— Вы и представить себе не можете, как я рад наконец познакомиться с вами, — сказал он. — Я уже несколько месяцев вас разыскиваю.

Иосип Пекич смотрел, широко раскрыв глаза. Он только теперь понял, кто перед ним. Имя Александра Карделя почти не упоминалось в новостях, он крайне редко появлялся на фотографиях, да и то лишь на заднем плане вместе с группой партийных функционеров. Но его знала вся страна, да и за рубежом он был известен. Александр Кардель был Вторым. Правая рука самого Зорана Янкеза. О нем говорили, что он-то и руководит страной, стоя за троном.

Зомби торопливо вышли.

— Разыскиваете меня? — тупо повторил Иосип. — Но я не прятался. Вы ошибаетесь. Я простой студент…

— Конечно, конечно, — сказал Кардель в шутливом нетерпении. Он взял со стола папку и рассеянно помахал ею перед Иосипом.

— Я тщательно изучил ваше дело.

Он вскинул глаза на стенные часы.

— Идемте. Товарищ Янкез ждет вас. Там мы вам все объясним.

Удивленный, Иосип Пекич последовал за ним.

Товарищ Янкез, Первый, Зоран Янкез, Генеральный секретарь партии, Президент СБСР, Союза Балканских Советских Республик. Первый.

Иосип едва ли мог вспомнить те времена, когда Зоран Янкез еще не стоял во главе партии, когда его портреты и бюсты не украшали магазины, банки, железнодорожные вокзалы, парикмахерские и бары. В каждом киножурнале хотя бы один сюжет был посвящен товарищу Янкезу, телевизионные программы новостей обязательно рассказывали о Первом. Он пришел к власти спокойно и бескровно, после смерти своего предшественника, и находился на своем посту на протяжении жизни целого поколения.

Изумленный, Иосип Пекич прошел вслед за Александром Карделем через дверь в глубине кабинета и оказался в комнате больших размеров, где почти не было мебели, если не считать массивного стола с дюжиной стульев вокруг. За столом сидел Зоран Янкез, выглядевший на десять лет старше, чем на фотографиях, которые Иосипу доводилось видеть.

Он выглядел на десять лет старше, и лицо его было серым и усталым — на официальных фотографиях это не было заметно. Он оторвался от бумаг, лежавших перед ним, и проворчал что-то вроде приветствия.

Кардель сказал с приятным энтузиазмом:

— А вот и он, Зоран. Наш товарищ Иосип Пекич. Рядовой молодой гражданин Трансбалкании.

Первый опять что-то проворчал и оглядел не слишком внушительную фигуру Иосипа Пекича. Иосипу захотелось укусить себя за палец, но он подавил это желание. Он недавно бросил курить, и когда нервничал, не знал, куда девать руки.

Зоран Янкез прорычал им предложение садиться, и Кардель, расправив брюки, чтобы не помять складки, и вытянув одну ногу вдоль массивного стола, опустился на ягодицы и расслабился, но так, чтобы быть готовым вскочить в любой момент.

Иосип пристроился на тяжелом дубовом стуле, глядя во все глаза на двух самых могущественных людей его родины. С тех пор, как час назад его вытащили из постели, и до настоящего момента, он не понимал ничего из того, что ему говорили.

Зоран Янкез проскрипел:

— Я изучил ваше дело, товарищ. Я обратил внимание на то, что вы — сын Героя Народной Демократической Диктатуры Любо Пекина.

— Да, товарищ Янкез, — Иосип встал. Он нервно потер руки, но решил, что сунуть их в карманы будет неприлично.

Первый проворчал:

— Я хорошо знал Любо. Вы понимаете, что он был арестован еще до меня. Я не мог ему ничем помочь. Но, конечно, после того, как меня избрали Генеральным секретарем, он был реабилитирован и его имя вернули в число тех, кто верой и правдой служил государству. Но вы, разумеется, не станете держать камень за пазухой. Любо был посмертно удостоен звания Героя.

Иосип имел обо всей этой истории несколько иное представление, но вряд ли стоило возражать. Он просто кивнул головой и сказал безнадежно:

— Товарищи, мне кажется, произошла какая-то ошибка. Я… я понятия не имею…

Кардель захихикал, как будто происходящее доставляло ему удовольствие. Он жестом велел Иосипу замолчать и повернулся к Первому.

— Видишь, Зоран, рядовой, весьма благонадежный молодой человек. Родился при нашей власти, воспитан при Народной Демократической Диктатуре. Наш человек.

Зоран Янкез, казалось, его не слушал. Он с угрюмым, почти зловещим выражением лица изучал Иосипа.

Мясистая лапа протянулась к кнопке на столе. Тотчас раскрылась дверь в глубине комнаты и появился официант в белой курточке, толкавший перед собой тележку, уставленную напитками и закусками. Он поставил тяжело нагруженный сервировочный столик так, чтобы партийный руководитель мог до него дотянуться. Взгляд официанта был тупым и подобострастным.

Янкез что-то проворчал, и официант, кланяясь и приседая, попятился из комнаты. Первый пожевал губами, разглядывая яства.

Кардель сказал с готовностью:

— Позволь, Зоран.

Он встал, вынул из ведерка со льдом завернутую в салфетку бутылку, ловким движением наполнил хрупкий стаканчик и поставил его перед Первым. Взял еще один стаканчик и вопросительно взглянул на Иосипа, но тот покачал головой. Его слабый желудок не стоило испытывать алкоголем. Кардель плеснул немного себе и вернулся на свое место у массивного стола.

Янкез, жмуря крошечные поросячьи глазки, взял толстый ломоть черного хлеба и вывалил на него с четверть фунта дунайской икры. Затем поднял стаканчик, опрокинул его разом, проворчал что-то и сунул бутерброд в рот.

Иосип уставился на сервировочный столик. Он на такое угощение и за полгода не заработал бы.

Первый прогремел с набитым ртом:

— Товарищ, я понимаю ваше удивление. Перейдем к делу немедленно. Вообще-то вы можете считать, что вам крупно повезло.

Он рыгнул, снова откусил огромный кусок и продолжал:

— Вы слышали такое слово «толкач»?

— Я… я, право, не знаю, товарищ Янкез.

Партийный руководитель налил себе еще немного и сделал глоток.

— Это неважно, — проскрежетал он. — Впервые эта идея зародилась у товарища Карделя, когда он изучал сведения об успехах американской промышленности в годы второй мировой войны. Американцы пытались в течение нескольких месяцев вдвое, втрое, вчетверо увеличить выпуск такой военной техники, как корабли и самолеты. Разумеется, они столкнулись со многими трудностями. Во всем царила полная неразбериха. Тогда они обратились за помощью к толкачам. Это были высококвалифицированные специалисты по научной организации труда, и их единственной задачей было выявление всякого рода неувязок и их устранение. Из-за отсутствия какой-нибудь детали на конвейере застревала сотня самолетов. Толкач находил эти детали, скажем, где-то в Англии и спецрейсом доставлял их в Калифорнию. Для проведения исследований в Тенесси требовались ученые химики, и толкачи находили их, пусть даже для этого им приходилось отрывать ценных специалистов от менее важной работы. Я думаю, примеров достаточно. Толкачам были даны огромные полномочия. Их расходы не ограничивались. Их успех превзошел все ожидания.

Первый перевел взгляд на гору закусок, как будто такая длинная речь утомила его.

Иосип ерзал на стуле, все еще ничего не понимая. Пока партийный руководитель сооружал себе бутерброд со свининой по-далмацки и цыпленком «поховано пиле», Александр Кардель вставил с энтузиазмом:

— Мы собираемся воспользоваться этой идеей применительно к нашим потребностям. Первым толкачом мы выбрали вас.

Тут Иосип Пекич еще больше растерялся.

— Толкачом? — переспросил он тупо — Толкать… толкать что?

— А это уже вы сами должны решить, — жизнерадостно ответил Кардель. — Вы — рядовой гражданин Трансбалкании, вы воспринимаете все так же, как и другие люди вокруг вас.

— В Соединенных Штатах таких называют средними американцами, — вмешался Янкез.

Иосип жалобно протянул:

— Вы все время это повторяете, но я, товарищ Янкез, не понимаю, что вы имеете в виду. Возможно, я туповат, но при чем тут то, что я рядовой человек? Во мне нет ничего особенного. Я…

— Вот именно, — с торжеством в голосе заявил Кардель. — В вас нет ничего особенного. Вы — рядовой гражданин Трансбалкании. Мы изрядно потрудились, прежде чем сумели вас найти.

Первый рыгнул и начал угрюмо:

— Товарищ, пытаясь найти рядового человека, мы провели дорогостоящее тестирование населения. И вы — результат. Вы — среднего возраста, роста, веса, образования, интеллектуального развития. Вы — закончили среднюю школу, работали несколько лет, а затем поступили в университет, где и учитесь сейчас на втором курсе. Это типично для человека вашего поколения. Ваши вкусы, потребности… мечты, как мы знаем или предполагаем, типичны для рядового трансбалканца.

Он взял пропитанную медом пахлаву и сунул ее в рот.

Действительно, Иосип Пекич и его товарищи в последнее время постоянно принимали участие в тестах, смысла которых не понимали. Он принял на веру слова двух партийных руководителей. Очень хорошо — он рядовой житель страны с населением в семьдесят миллионов человек. Что из того?

Первый откинулся на спинку стула, и Иосип почти не удивился тому, что живот у Первого оказался гораздо больше, чем на фотографиях. Возможно, выходя на люди, он надевал корсет.

Зоран Янкез взял в руки лист бумаги.

— Это очерк одной западной журналистки, недавно вернувшейся из поездки по нашей стране. Она с негодованием пишет, что карандаши для бровей в нашей стране можно достать только на черном рынке, да и те французского производства и стоят по тысяче динаров штука. По ее мнению, трансбалканские женщины возмущены тем, что им приходится платить такие деньги.

Партийный руководитель перевел беспомощный взгляд с Иосипа на Карделя:

— Что такое карандаши для бровей?

Обычно беспечное лицо Карделя приняло озабоченный вид:

— Кажется, это какая-то косметика.

— Вроде губной помады?

Иосип набрался храбрости. Он взволнованно проговорила

— Они ими брови подкрашивают, я о женщинах говорю. И как я понимаю, это входит в моду. Сейчас это ультрамодно. Новое увлечение, зародившись в Италии, э… охватило всех на Западе.

Первый уставился на него.

— Откуда вы это знаете? — проскрежетал он. Иосип в смущении теребил галстук.

— Там в моем деле должно быть указано, что я четыре раза был за границей. Дважды принимал участие в международных фестивалях молодежи, один раз был делегатом на съезде профсоюзов в Вене и один раз был в туристической поездке. Я там, на Западе… э… встречал разных женщин.

Кардель воскликнул с воодушевлением:

— Теперь ты, Зоран, понимаешь, что я имел в виду? Этому парню цены нет.

Янкез угрюмо взглянул на своего первого помощника.

— Ну, если нашим женщинам нужна эта… ерунда для бровей, то почему ее не выпускают? Что у нас в стране, нет сырья для ее производства? Если так, то почему его не закупят?

Он поковырял в неровных зубах.

Кардель как бы в шутку умоляюще вскинул руки.

— Потому что у нас, товарищ, до сих пор не было толкача, который мог бы узнать о подобных потребностях наших товарищей женщин.

Первый что-то проворчал и взял в руки еще один документ.

— Тут один американский журналист, очевидно, весьма популярный на Западе, побывал в нашей стране и удивляется, что за обслуживание в ресторанах Загуреста. Он сообщает, что у нас не дают чаевых, и потому наши официанты грубят и плохо обслуживают посетителей.

Янкез сердито посмотрел на своего помощника:

— Не припомню случая, чтобы мне кто-то нагрубил, когда я обедал в «Сумадии» или в «Двух рыбарях». Только на прошлой неделе был в «Градском подруме» и ел там цыганское печение, жаркое по-цыгански, и слоеный вишневый струдель. Обслуживание было на высшем уровне.

Кардель прочистил горло:

— Ну, может быть, тебя, Зоран, обслуживали лучше, чем рядового туриста.

Янкез прорычал:

— Туризм надо развивать. Прекрасный источник твердой валюты. — Он сердито посмотрел на Иосипа. — Вот такого рода недостатки вы, товарищ, и должны устранять.

Он с ворчанием отложил бумаги.

— Но это все еще мелочи. На прошлой неделе водитель грузовика с мясоперерабатывающего комбината в Белбровнике получил задание доставить в Масенегро груз мороженого мяса. Когда он туда приехал, выяснилось, что все холодильники заполнены. И он выгрузил все мороженое мясо прямо на территории склада и вернулся в Белбровник. В такую жару мясо испортилось за четыре часа. — Он бросил сердитый взгляд сначала на Карделя, потом на Иосипа Пекича. — Почему постоянно происходят подобные вещи? Как же мы сможем опередить Соединенные Штаты Америки и Европейское Сообщество, если на всех уровнях работники боятся взять инициативу в свои руки? Водитель грузовика выполнил свое задание. Он доставил мясо и умыл руки. Ну почему, товарищи? Почему он не проявил инициативу, чтобы спасти ценный груз или в случае необходимости вернуться с ним в Белбровник?

Он что-то угрюмо проворчал и откинулся на спинку стула, как бы давая понять, что с этим вопросом покончено.

Александр Кардель оживился. Он сказал Иосипу с улыбкой:

— Вот ваше задание. Разъезжайте по всей стране, выискивайте неувязки, недостатки, ошибки руководства и доводите их до сведения тех, кто должен их исправлять.

Иосип спросил угрюмо:

— А если… если они не прислушаются к моим замечаниям?

Первый фыркнул, но ничего не сказал.

Кардель ответил весело:

— Завтра всем мужчинам, женщинам и детям в Народной Демократической Диктатуре будет объявлено, что ваше слово — закон. Вы подчиняетесь только лично товарищу Янкезу и мне. На вас не распространяются никакие законы, никакие ограничения, никакие постановления. Вы получите мандат, и все будут знать, что предъявитель его не ошибается.

Иосип совсем растерялся:

— Но… вдруг мне придется столкнуться с… э, ну каким-нибудь партийным руководителем или ну… каким-нибудь генералом или адмиралом? Каким-нибудь…

Кардель сказал с усмешкой:

— Вы подчиняетесь только нам, товарищ Пекич. В ваших руках вся власть. Товарищ Янкез не преувеличивает. Если честно, то хватит с нас статистики. Трансбалкания уже давно опережает Запад по производству продукции на душу населения: по выплавке стали, производству сельскохозяйственной продукции, добыче угля и нефти. Все это должно было привести нас к процветанию. — Он снова воздел руки в притворном отчаянии. — Но все это ни к чему не привело. У нас в магазинах нет даже такой ерунды, как… ну, как карандаши для бровей, в наших ресторанах отвратительно обслуживают. Все занимаются очковтирательством, и никого не волнует, приносит ли лавочка доход. Все боятся ответственности.

Перепуганный Иосип снова начал:

— Но… Но я, почему именно я? Что может сделать один человек?

— Товарищ, поймите нас правильно, — сказал Кардель с наигранным сочувствием. — Вы только первая ласточка. Если все пойдет, как мы задумали, мы найдем новых людей, которые, как мы полагаем, являются потенциальными толкачами. Ну, есть у вас еще вопросы?

Иосип Пекич с несчастным видом смотрел то на одного, то на другого, с ужасом представляя себе, что будет, если он откажется. Его взгляд остановился на угрюмом непреклонном лице Первого, и он внутренне содрогнулся: «Нет. И речи быть не может. Не стоит спорить с Зораном Янкезом». Он посмотрел на Александра Карделя и решил, что с ним тоже лучше не спорить, несмотря на улыбку на его лице.

Иосип осторожно начал:

— Из ваших слов я понял, что я… я могу критиковать любого человека в Трансбалкании, кроме вас самих. Но… но что, если мне придется столкнуться с кем-либо из вас? Ну, знаете… вдруг я сочту что-нибудь неправильным?

Второй рассмеялся и вставил свежую сигарету в изогнутый мундштук.

— Мы позаботились и об этом, товарищ. В Швейцарии на ваш счет положено пятьдесят тысяч общеевропейских франков. Как только вы почувствуете, что, продолжая разоблачения, вы подвергаете себя опасности, вы можете покинуть страну и найти убежище за границей. — Он снова манерно рассмеялся. — Но я и представить себе не могу, что с вашими полномочиями, имея неограниченную власть, распоряжаясь ресурсами всей страны, вы захотите уехать. Банковский счет в Швейцарии открыт только для того, чтобы придать вам уверенности.

Первый, излучая ярость, с мрачным видом шествовал по коридорам Министерства внутренних дел. На лице Первого ничего не отражалось, но вокруг него мерцал зловещий ореол опасности.

Велько Госняк, стоявший вместе с другим охранником на посту у кабинета Александра Карделя, вздрогнул при виде приближавшегося руководителя и пробормотал сквозь зубы:

— Осторожно, он в ярости. Как бы не отправил нас на соляные копи в Найроби или…

Но Зоран Янкез был уже близко, и Велько Госняк замолчал и вытянулся по стойке смирно.

Первый, не обратив на охранников внимания и грохнув дверью, вошел в кабинет.

Не успел его помощник отложить работу, как Янкез прорычал угрожающе:

— Ты знаешь, что по твоей милости натворил этот экспериментатор?

Кардель был достаточно близок к Первому и позволил себе притвориться, что не испытывает страха. Он улыбнулся и сказал:

— Ты имеешь в виду Пекича-младшего? Садись, Зоран. Выпьешь?

Второй повернулся на стуле и нажал несколько кнопок. Тотчас небольшая площадка в правом углу стола ушла вниз — и поднялась с двумя запотевшими стаканчиками.

Янкез гневно фыркнул, но взял один стаканчик.

— Вечно у тебя всякие западные штучки, — проворчал он. — Когда-нибудь ударит тебя током, и придется мне подыскивать другого заместителя. — Он опрокинул стаканчик в рот. — Если только я не начну искать его заранее, — добавил он зловеще.

Однако, распробовав напиток, он поджал губы и процедил:

— Где ты, Александр, достаешь такую прекрасную сливовку?

Кардель отпил немного из своего стакана и сказал весело:

— Этого я не открою, Зоран, но других тайн от тебя у меня нет. Подскажу тебе. Это сливовица, а не сливовка. Она не из Словакии. Но я боюсь, что как только ты узнаешь, где я ее беру, я буду тебе больше не нужен.

Он снова рассмеялся:

— Ну, что натворил наш юный друг?

Лицо Первого вновь помрачнело. Он прорычал:

— Ты ведь знаешь Велимира Крвенковского?

Кардель поднял тонкие брови:

— Конечно. Заместитель председателя в Секретариате сельского хозяйства.

Зоран Янкез грузно опустился в кресло и продолжал угрюмо:

— Я был с Велимиром в одном партизанском отряде. Это я привлек его к партийной работе, познакомил с работами Ленина, пока мы прятались в горах Масенегро.

— Да-да, — ответил Кардель. — Я хорошо все это знаю. Отличный партиец. Товарищ Крвенковский всегда поддерживал тебя на заседаниях Исполкома.

— Так вот, — зловеще прорычал Янкез. — Твой распрекрасный Иосип Пекич, твой толкач освободил его от обязанностей главного управляющего сельским хозяйством в Боснатии.

Александр Кардель откашлялся.

— Я как раз читаю его доклад. Создается впечатление, что производство сельскохозяйственной продукции в Боснатии за последние пять лет резко упало. О, товарищ Крвенковский, очевидно, обратил внимание на то, что дикие животные, и особенно птицы, уничтожают ежегодно тысячи тонн зерна и другой продукции.

— Ну и что? — проскрежетал Янкез. Он допил сливовицу и потянулся за вторым стаканчиком. — Какое это имеет отношение к тому, что этот тип, используя полномочия, которые ты, черт возьми, ему дал, освободил от занимаемой должности лучшего партийца в Трансбалкании?

Второй, конечно же, не преминул заметить, что теперь вся ответственность за эксперимент возлагается на него. Однако он ответил по-прежнему беззаботно.

— Похоже на то, что товарищ Крвенковский отдал приказ уничтожить любыми средствами всех птиц. Крестьяне получили десятки тысяч ружей, сети, яд.

— Ну и что? — зловеще спросил Первый. — Очевидно, у Велимира хватило ума догадаться, что таким способом он сохранит урожай от потерь.

— М-мм, — примирительно протянул Кардель. — Но он не обратил внимания на предупреждения тех специалистов по сельскому хозяйству, которые обучались на Западе. Создается впечатление, что дикие животные, и особенно птицы, требуются для сохранения равновесия в природе. Размножившиеся в огромных количествах насекомые-вредители уничтожили гораздо больше зерна, чем его съедали птицы. Ах, Зоран, — воскликнул он с кислой улыбкой, — я бы лучше поискал новое место для товарища Крвенковского.

Секретарь, сидевший в приемной, наконец взглянул на ничем не примечательного молодого человека, стоявшего перед ним.

— Да, — сказал он нетерпеливо.

Незнакомец ответил:

— Я хотел бы встретиться с товарищем Брозом.

— Вы, товарищ, понимаете, что комиссар один из самых занятых людей в Трансбалкании, — в голосе секретаря прозвучала насмешка. — Его время слишком дорого.

Незнакомец задумчиво посмотрел на сидевшую перед ним мелкую сошку.

— Вы так со всеми посетителями разговариваете? — спросил он спокойно.

Ошеломленный секретарь уставился на него. Затем внезапно нажал на кнопку в столе. Когда на вызов явился охранник, секретарь резко дернул головой в сторону посетителя:

— Петар! Вышвырни отсюда этого дурня, — приказал он.

Иосип Пекич грустно покачал головой:

— Нет, — сказал он, — вышвырните отсюда этого человека, — и указал на секретаря.

Охранник Петар переводил ничего не понимающий взгляд с одного на другого.

Иосип вынул бумажник, покопался в нем немного и взмахнул мандатом.

— Государственный толкач, — нервно сказал он. — По поручению товарища Зорана Янкеза.

Он посмотрел на мгновенно присмиревшего секретаря.

— Я не знаю, какую работу под стать вашим талантам мы сможем вам предложить. Но если я когда-нибудь узнаю, что вы занимаете должность, требующую работы с людьми, я… я… засажу вас в тюрьму.

Секретарь выбежал из комнаты раньше, чем Иосип успел сказать что-либо еще.

Иосип Пекич окинул охранника долгим взглядом, затем спросил упавшим голосом:

— Что вы здесь делаете?

— Ну как же, товарищ. Я — охранник.

Петар, и вообще-то не слишком сообразительный, растерялся.

— Вы не ответили на мой вопрос.

У Иосипа дрожали руки, и он засунул их в карманы. Петару пришлось подумать и вспомнить, как вопрос был сформулирован. Наконец он выпалил с торжеством:

— Как же, товарищ. Я охраняю товарища Броза и других от убийц. Я вооружен.

Oн с гордостью достал из кобуры подмышкой «микоян» с глушителем.

Иосип сказал:

— Идите к своему начальнику и скажите ему, что вы здесь больше не нужны. Комиссарам отныне не полагается охрана. Только при особых обстоятельствах. Если… если нашему народу отдельные комиссары не придутся по вкусу и их захотят убить, то, может, их и следует убить.

Петар смотрел на него широко открытыми глазами.

— Идите, — сказал Иосип с деланной резкостью и добавил, — какая дверь ведет в кабинет товарища Броза?

Петер показал и вышел. По крайней мере, он умеет выполнять приказы, подумал Иосип. Что происходит с мышлением полицейских? Были они такими до прихода в полицию, и работа лишь выявила присущие им черты? Или именно работа сделала их такими?

Он резко открыл указанную ему дверь. В кабинете был лишь один человек, который стоял, сцепив за спиной руки, и с явным удовлетворением разглядывал висевшие перед ним на стене диаграммы, карты и схемы.

Неприметный молодой человек прочитал подписи под диаграммами и тряхнул головой. Нерешительным голосом он произнес:

— Комиссар Броз?

Комиссар обернулся и нахмурился, не узнавая посетителя и не понимая, как он вошел без доклада. Он сказал:

— Да, молодой человек?

Иосип снова достал мандат.

Броз слышал о нем. Демонстрируя крайнюю предупредительность, Броз пододвинул Иосипу стул. Сигару? Глоток вина? Рад познакомиться с товарищем толкачом. Он много слышал об этом эксперименте, проводимом по инициативе товарища Янкеза при умелой поддержке Александра Карделя. По счастью, толкачу нечего делать на Трансбалканском металлургическом комбинате. Производство развивается столь быстрыми темпами, что весь мир — и Восток и Запад — потрясен нашими успехами.

— Да, — мрачно начал было Иосип, — но…

Броз вскочил на ноги и бросился обратно к стене, увешанной схемами и диаграммами.

— Взгляните, — он улыбнулся лучезарно. — На этой диаграмме показан рост выплавки стали. Видите, как кривая взмывает круто вверх? Наша статистика утверждает, что мы быстрыми темпами опережаем даже самые высокоразвитые западные державы.

Видя такой энтузиазм собеседника, Иосип начал почти извиняющимся тоном:

— Вот об этом-то, товарищ, я и пришел с вами побеседовать. Знаете, я тут потолкался в округе, э, в местных пивнушках, поговорил с молодыми инженерами и рабочими.

Комиссар нахмурился:

— Поговорили о чем?

— О вашей новой программе, — неуверенно ответил Иосип.

— Вы имеете в виду то, что мы пытаемся опередить Запад, используя все способы производства стали? — Комиссар понизил голос. — Я предупреждаю вас, товарищ, эта идея принадлежит самому товарищу Зорану Янкезу. Мы старые друзья и работали вместе еще до революции.

— Я знаю, — уныло ответил Иосип и подавил желание укусить себя за палец. — Однако… э, я не думаю, чтобы Первый подтвердил, что ваша программа была разработана по его инициативе. По крайней мере, раньше в случае каких-либо конфликтов этого не происходило.

Комиссар пролепетал, вытаращив глаза:

— Товарищ, это же государственная измена.

Иосип кивнул, но сказал расхолаживающе:

— Вы забываете, что по решению самого товарища Янкеза я… не могу ошибаться. Но оставим это. Перейдем к программе выплавки стали. Боюсь, ее пора сдавать в утиль.

— В утиль! — комиссар Трансбалканского металлургического комбината уставился н amp; посетителя, как на ненормального. — Вы сошли с ума. Весь мир потрясен нашими успехами. Круглые сутки работают не только наши ультрасовременные заводы, построенные с помощью зарубежных фирм, но и тысячи мелких плавилен, некоторые из них, расположенные на задворках предприятий, настолько малы, что там работает лишь горстка товарищей, наших граждан, школьники выплавляют также по несколько тонн стали в месяц на школьных дворах…

Недавно назначенный государственный толкач уныло покачал головой:

— Знаю, знаю. Тысячи таких крошечных плавилен работают… э… в тех районах страны, где нет ни руды ни топлива.

Комиссар посмотрел на него.

Молодой человек продолжал с видимым нежеланием:

— Школьники, которых отвлекают от занятий, собирают металлолом. И они приносят любое топливо, какое могут найти, а иногда воруют его на железнодорожных станциях. И чем больше лома и топлива они приносят, тем больше их хвалят. К несчастью, так называемый лом на поверку часто оказывается кухонной утварью, сельскохозяйственными орудиями и даже, в одном случае, рельсами с узкоколейки, проложенной к лесоразработкам. Товарищ Броз, рано или поздно, но придется возместить уничтоженную кухонную утварь, сельскохозяйственные орудия и прочий металлолом, который не совсем таковым является.

Комиссар начал с жаром протестовать, но Иосип Пекич пожал плечами и постарался добавить металла в свой не слишком уверенный голос:

— Но самое страшное не в том, что вы отрываете людей от работы и учебы и заставляете их плавить сталь там, где нет руды. Самое страшное в том, что, как мне сказали мои друзья инженеры, сталь эта, которая, может, и была бы чудом во времена фараонов, в наши дни мало на что пригодна. Вероятно, в конечном счете ее можно использовать для изготовления таких простейших сельскохозяйственных орудий, как мотыги и грабли, но в таком случае круг замыкается, потому что основным сырьем для этой так называемой стали и служат кухонная утварь, сельскохозяйственные орудия и тому подобное. Но использовать ее в современной промышленности нельзя.

Комиссар побледнел от злости. Опершись на сжатые кулаки, он наклонился над столом, глядя вниз на сидевшего перед ним посетителя.

— Товарищ, — язвительно прошипел он. — Я предупреждаю вас, товарищ Янкез интересовался нашими успехами. Кроме того, мы не только соратники, но и свояки.

Иосип Пекич уныло кивнул и продолжал дрожащим голосом:

— Об этом меня предупредили ваши подчиненные. Тем не менее, товарищ Броз, вы… короче, вы уже не комиссар Металлургического комбината. Я отправил рапорт товарищам Янкезу и Карделю.

В дверь постучали посреди ночи. Александр Кардель всегда знал, что это произойдет именно так.

Еще в те далекие времена, когда только начиналась его партийная карьера, когда цели, которые он себе поставил, заставляли его карабкаться, расталкивая и спихивая вниз всех на своем пути к вершине, он ждал этого каждую минуту.

Да, на первый взгляд он казался совсем иным: дружелюбным, веселым, спокойным и внешне отличался этим от других секретарей исполкома Партии. Всегда больно падать с высоты, независимо от того, умел ли ты пошутить снисходительно и непринужденно или нет.

Александр Кардель еще не спал, когда, вскоре после полуночи, его дверь загремела под ударами кулака. Совсем недавно он трясущимися руками выключил видеотелефон после более чем неприятного разговора с Президентом Союза Балканских Республик Зораном Янкезом.

В течение последних десяти лет Карделю удавалось успокоить Первого даже тогда, когда он был вне себя от ярости, что повторялось в последнее время все чаще и чаще. По мере того как усложнялась социально-экономическая структура Народной Демократической Диктатуры, по мере того как индустриализация в геометрической прогрессии умножала количество автоматизированных производств, руководить страной становилось намного труднее, чем раньше. Одно дело — с винтовками и гранатами в руках, после разрушительной войны, уничтожившей лучшую часть нации, захватить власть и даже удерживать ее, управляя неграмотными крестьянами и необученными рабочими. Однако для проведения индустриализации требуются ученые и технические специалисты. Любой олух может орудовать лопатой или выполнять простейшие операции на бесконечном заводском конвейере. Но в век автоматизации практически все рабочие должны иметь высокую квалификацию, для неучей работы нет. Население Народной Демократической Диктатуры давно уже не шло бессловесной толпой за своими вождями, и проблемы, которые возникали теперь, не так-то просто было разрешить.

Да, Первый все чаще приходил в ярость. Александр Кардель видел, что Янкез догадывается о многом — не понимая сути проблем, о которых ему сообщали планирующие органы. А неуверенный в себе человек, неважно, диктатор он или землекоп, чувствует себя подавленным.

Лицо Зорана Янкеза появилось на экране видеотелефона. Он был вне себя от злости и сразу набросился на своего помощника:

— Кардель! Ты понимаешь, что этот… твой идиот затеял на этот раз?

В глубине души Кардель испугался. С Первым было все труднее и труднее, особенно в последние дни. Он начал льстиво:

— Зоран, я…

— Не смей называть меня Зораном! И будь добр, не льсти после тех предательских советов, что ты дал мне за эти месяцы. — Первый был так разгневан, что его толстые щеки тряслись от ярости.

Кардель никогда не видел его таким рассерженным. Он сказал примирительно:

— Товарищ Янкез, я пришел к выводу, что мне следует посоветоваться с вами, не стоит ли нам лишить этого молодого смутьяна всех полномочий и отправить его…

— Меня не интересует, что ты собирался сделать. Я решил положить конец этой подрывной деятельности. Мне надо было еще тогда, когда ты сообщил мне, что он сын Любо Пекича, понять, что на самом деле он враг народа. Я знаю, что у Пекичей в крови. Я сам допрашивал Любо. Упрямый, нераскаявшийся, злобный враг революции. И сын пошел по той же дорожке.

У Карделя хватило мужества сказать:

— Товарищ, я думаю, что Пекич-младший заблуждается, а не совершает предательство осознанно. Я…

— Кардель, не смей называть меня товарищем, — прорычал Первый. — Я знаю, что ты замыслил. Почему ты дал этому провокатору, этому троцкистскому бандиту нелепые полномочия? Вы оба составили заговор, чтобы подорвать мой авторитет. Кардель, я обо всем доложу на секретариате Исполкома. Ты зашел слишком далеко.

У Александра Карделя были свои недостатки, но трусом он не был. Он сухо сказал:

— Прекрасно, гражданин. Но, может быть, вы мне скажете, что Иосип Пекич натворил на этот раз? Я давно не получал сообщений от него.

— Что он натворил? Ты, дурак, предатель и дурак, вообще не получал от него донесений. Он был в Македонии, где в полную силу идут работы по освоению целины.

Кардель поперхнулся, услышав это.

Янкез продолжал рычать:

— В течение трех лет погодные условия были таковы, что эти чертовы дожди никак не выпадали в соответствии с планом, отсюда все наши беды. Но этот дурак! Этот жалкий предатель!

— Что он сделал? — спросил Кардель, заинтригованный, несмотря на грозившую ему опасность.

— Да он попросту отменил всю программу. Говорил что-то о выветривании почвы. Какую-то ерунду насчет контурного земледелия. И даже требовал засадить лесами часть территории. Нес явную чушь насчет водоразделов. Он просто заворожил всех работников. Они его открыто поддерживают.

Кардель знал, что в прошлом Янкез был шахтером и не имел ни малейшего опыта работы на земле. Тем не менее план освоения целины был его любимым детищем. Он окидывал внутренним взором необозримые поля кукурузы, маиса, как называют ее американцы. Кукуруза накормит огромные стада свиней и крупного рогатого скота, так что в конечном счете Союз Балканских Советских Республик выйдет на первое место в мире по потреблению мяса на душу населения.

Первый продолжал бушевать. Кричал что-то о заговоре среди своих приближенных. О том, что они собираются свергнуть его, Зорана Янкеза, и продать революцию западным державам, но что ему, Зорану Янкезу, уже приходилось раскрывать такие заговоры. Он, Зоран Янкез, знает, что делать в таких случаях.

Александр Кардель улыбнулся иронично и сухо и резким щелчком выключил экран. Он вставил сигарету в маленький, похожий на трубку, мундштук, зажег ее и приготовился к неизбежному.

Вскоре после этого в дверь постучали.

Зоран Янкез сидел в своем кабинете в Министерстве внутренних дел, тяжелый армейский револьвер лежал у его правой руки, а слева стояла наполовину пустая литровая бутылка сливовицы и стакан с ъодой. Покрасневшими глазами Янкез сосредоточенно изучал бесконечные донесения своих агентов, иногда отрываясь, чтобы прорычать команду в микрофон. Несмотря на усталость после бессонной ночи, Первый чувствовал себя в своей стихии. Как он и сказал этому глупцу Карделю, ему такое не впервой. Не случайно Генеральным секретарем был именно он.

Янкез положил свою мясистую лапу поверх донесений. Он чувствовал поднимавшуюся в нем ярость. Он догадывался что в последнее время скорее всего был составлен заговор с целью подорвать его здоровье постоянными разочарованиями. Неужели нет никого, никого, кто снял бы с его плеч груз мелких забот?

Неужели он должен отвечать за все, что происходит в Народной Демократической Диктатуре? Принимать все решения единолично и следить за их выполнением?

Он рявкнул в микрофон:

— Соедините меня с Лазарем Йовановичем, — и продолжил, когда бритый череп начальника полиции появился на экране видеотелефона: — Товарищ, я даю вам последний шанс. Если за двадцать четыре часа вы не найдете предателя Иосипа Пекича, то ответите за это. — Он сверлил взглядом окаменевшего от страха собеседника. — Товарищ Йованович, я начинаю сомневаться в том, что вы действительно пытаетесь его найти.

— Но… но, товарищ, я…

— Хватит! — оборвал Первый. Он резким движением отключил аппарат и с минуту смотрел на него сердито. Если Йованович сам не сможет разыскать Пекича, он найдет кого-нибудь, кто сделает это. С ума можно сойти при мысли о том, что этому ничтожеству удалось скрыться. Операция проводилась тайно. Слишком уж разрекламировали раньше эту идею, чтобы теперь поднимать шумиху вокруг розысков толкача. Нужно было сделать все тихо.

Но! Первый вскипел от ярости. Если полиция не сможет найти преступника в ближайшие сутки, придется начать аресты и чистку партийных рядов. Все это гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Да, он, Зоран Янкез, уже прошел через все это, и не однажды, хотя много веды утекло с тех пор. Предательства, заговоры и партийные чистки.

Раздался мелодичный звонок видеотелефона, и Первый щелкнул выключателем.

Появилось молодое лицо Иосипа Пекича, которого днем и ночью искали, бросив на это все силы секретариата внутренних дел. Молодое лицо, но, несмотря на удивление, Зоран Янкез все же отметил, что прошедшие месяцы оставили свой след на этом лице. Оно повзрослело и несло печать напряжения и усталости.

Прежде чем Янкез обрел дар речи, Иосип Пекич начал робко:

— Я… я понимаю, что вы, ну… разыскиваете меня.

— Разыскиваем? — промямлил вождь, чувствуя, что ярость отступила.

Пекич продолжал дрожащим голосом:

— Мне надо было закончить расследование. Видите ли сэр… этот эксперимент, который вы с Карделем начали…

— Я не имею к нему никакого отношения. Это все придумал Кардель, черт побери его глупость. — Первый едва не сорвался на крик.

— Да?.. Ну… ну, мне показалось, что вы действовали согласованно. Как бы там ни было, мне кажется, что события с самого начала развивались не по плану. Я… э… мы собирались выяснить, почему официанты грубят, почему рабочие, служащие и даже руководители занимаются очковтирательством, ищут козлов отпущения и тянут одеяло на себя, как любит говорить Кардель.

Янкез вскипел, но позволил продолжить. Вне всякого сомнения, начальник полиции Лазарь Йованович сейчас пытается узнать, откуда звонят, и предатель скоро будет под колпаком и не сможет больше наносить урон экономике Народной Демократической Диктатуры.

— Но, э… я обнаружил, что дело не просто в официантах или водителях. Это… э… происходит повсюду. Поэтому я в конце концов почувствовал, что пытаюсь лбом прошибить стену. Я подумал, что лучше начать… э… с азов и попытаться исследовать, как западные правительства справляются с подобными проблемами.

— Ну, — сказал Янкез так спокойно, как только смог, — ну и что? — Этот идиот сам лез в петлю. Молодой человек в замешательстве нахмурился.

— Честно говоря, я был удивлен. Конечно, я был знаком с образцами западной пропаганды — с тем, что я мог раздобыть в Загуресте, и с тем, что передают «вражьи голоса». Я был, разумеется, знаком и с нашей пропагандой. Честно говоря… я в обоих случаях составил собственное мнение.

Уже одно это было предательством, но Первый усилием воли заставил себя проговорить ободряюще:

— К чему вы клоните, Иосип Пекич?

— Я выяснил, что в одной стране правительство фактически платит своим крестьянам, то есть фермерам, за то, что они не выращивают зерновые. Это же правительство выплачивает дотации на зерновые, поддерживая цены на них на таком уровне, что они неконкурентоспособны на внешнем рынке.

Пекич-младший скривился в замешательстве.

— В других странах, например в Южной Америке, где уровень жизни, очевидно, самый низкий на Западе и где не хватает средств на развитие экономики, правительства создают огромные армии, хотя почти все они не воевали уже больше столетия и никакая военная опасность им не угрожает.

— К чему все это? — прорычал Первый. Безо всякого сомнения, Лазарь Йованович уже вышел на след этого изменника.

Иосип тяжело вздохнул и продолжал взволнованно:

— Возникают и другие неувязки, в которые просто трудно поверить. Например, металлургическая промышленность работает вполсилы, несмотря на нехватку изделий из металла, — таких, как автомобили, холодильники, печи. В периоды так называемых спадов закрываются практически новые современные заводы, люди лишаются работы, в то время как миллионы нуждаются в продукции, выпускаемой этими предприятиями.

Иосип продолжал сдержанно:

— Вот, сэр, я и пришел к выводу, что на Западе тоже возникают подобные проблемы. Основная — это политические деятели.

— Что? Что вы имеете в виду?

— То… — продолжал Иосип с мрачным упрямством, — я… ну, я не знаю, как было раньше, сто или даже пятьдесят лет тому назад, но по мере того, как общество становится все более сложным, более запутанным… Я думаю, что политики уже просто не в состоянии им управлять. Основные трудности заключаются в изготовлении и распределении всего того, что наука и промышленность научились делать. А политики во всем мире, кажется, с этим уже не справляются.

Зоран Янкез зловеще прорычал:

— Вы, что же, считаете, что я не могу управлять Союзом Балканских Советских Республик?

— Да, сэр, — подтвердил Иосип с готовностью. — Именно это я и хотел сказать. Вы, да и любой другой политик. Промышленностью должны руководить обученные, знающие технические специалисты, ученые, администраторы, а возможно, и потребители, но не политики. Политики должны знать все о политике, но не о промышленности. Однако в современном мире правительства начинают заниматься управлением промышленностью и даже сельским хозяйством. И они с этим не справляются, сэр.

Янкез наконец не выдержал.

— Откуда вы звоните, Пекич? — закричал он. — Вы арестованы.

Иосип Пекич откашлялся и сказал извиняющимся тоном:

— Нет, сэр. Помните? Я рядовой трансбалканец, и предполагается, что я, ну… должен поступать как все. Разница только в том, что мне была предоставлена такая возможность. Я в Швейцарии.

— В Швейцарии? — вскричал Первый. — Ты нарушил свой долг. Я всегда знал, что ты предатель, Пекич. Яблоко от яблони недалеко падает. Настоящий трансбалканец остался бы в своей стране и своим трудом продвигал бы ее вперед к светлому будущему.

Молодой человек забеспокоился:

— Конечно, сэр, — сказал он. — Я думал об этом. Но мне кажется, я сделал все, что мог. Видите ли, в течение последних месяцев под прикрытием своего мандата, я распространял воззвание среди инженеров, технических специалистов, рабочих, всех образованных, компетентных людей в Трансбалкании. Вас бы удивило, как они принимали его. Мне кажется, что это обрушилось на них, как лавина. Я имею в виду то, что политики не в состоянии управлять промышленностью, и что если Союз Балканских Советских Республик добьется каких-либо успехов, то лишь после того, как произойдут необходимые перемены.

Первому не оставалось ничего, как со злостью смотреть на экран.

Иосип Пекич нервно потер переносицу и добавил на прощание:

— Я просто подумал, что должен позвонить вам с последним донесением. Ведь не я же все это начал. Это была не моя идея. Это вы и Кардель предоставили мне такую возможность. А я… ну… просто толкал. — Его грустное лицо исчезло.

Зоран Янкез долго сидел, глядя на темный экран.

Посреди ночи раздался стук в дверь. Но, в конце концов, Зоран Янкез всегда знал, что когда-нибудь это произойдет.

Печатается по изд.: Рейнолдс М. Толкач: в сб.: Иные миры, иные имена. — Л.: «Васильевский остров», 1990. Пер. шд.: Reynolds М. Expeditor: Analog № 5, 1963. c перевод на русский язык, Прокофьева А., 1993.

ЭКСПЕРТ

От автора:

Я передаю эту историю так, как ее услышал, не добавив от себя ни слова. Но должен признаться, что с тех пор, как я повстречал того парня, мои рассказы стали неотразимы для редакторов. Они настолько правдивы, что я и сам в них верю.

Ростом он был чуть повыше пяти футов, весил около ста пятнадцати фунтов, а глазами был схож с заблудившимся щенком. При взгляде на лохматую бороденку становилось ясно, что в ней обожает ночевать моль.

— Я с удовольствием выпью в вашей компании, — ответил я. — Празднуете что-нибудь?

Он покачал головой.

— Не совсем так. Топлю печали.

Я разрешил ему пожать свою руку.

— Ларри Маршалл, — сказал я.

Он потряс ее.

— Ньютон Браун. Друзья называют меня Ньют.

— Что ж, значит, у вас тоже неприятности?

— Хотите сказать, что я встретил родственную душу, что вы тоже приползли в этот оазис искать утешение в рюмке?

— Прямо в точку попали, — ответил я, не обращая внимания на изысканный слог собеседника. — Послушайте…

И я поспешил выложить ему свои неприятности, прежде чем он займется рассказом о своих.

— Это все главный редактор. Я хотел, чтобы меня перевели в корпункт в Париже, понимаете? Хотел переменить обстановку. Но вы думаете, он назначил меня?..

— И это неприятности? — прервал он меня с печалью в голосе. — Поглядите.

Он протянул мне желтый листок бумаги.

— Так вот, главный редактор, — продолжал я, равнодушно разглядывая листок… — С ума сойти! Десять тысяч долларов!

Листок оказался чеком, выписанным от имени Американской Ассоциации производителей полотенец.

— И так всегда, — жаловался он. — Никак не могу пробиться к народу. Всегда что-нибудь да случается. Не мог же я отказаться от этого чека. Теперь они, без сомнения, положат мое открытие под сукно.

— Кто что положит? — спросил я, не сводя глаз с этого желтого листочка, за которым маячила куча зеленых банкнотов.

— Ясное дело. Ассоциация производителей полотенец, — вздохнул он. — За эти деньги они купили у меня сухую воду.

— Что купили? — недоверчиво спросил я.

— Сухую воду, — повторил он. — В ней заложены безграничные возможности. Революция в ирригации. Воду можно таскать в сетках. Я натолкнулся на эту идею, экспериментируя с легкой водой. Кстати, я исследователь.

И добавил совсем печально:

— Самый настоящий гений.

Теперь уж я не мог остановиться:

— А что вы собирались делать с легкой водой?

— Вы, наверно, слыхали о тяжелой воде. Ну а я пришел к выводу, что, если удастся создать легкую воду, я решу проблему тучности и похудания.

На какое-то мгновение глаза его загорелись. Мечта преобразила его.

— Боюсь, что не совсем вас понимаю, — сказал я.

— Это же проще простого, — ответил он. — Вы должны знать, что человеческое тело на девяносто процентов состоит из воды. Ну а если я смогу обычную воду H2O заменить на легкую, люди будут весить куда меньше. Просто, не правда ли?

Несколько секунд я пытался представить себе последствия этого открытия. Затем тряхнул головой, чтобы прочистить мозги.

— Не знаю, — сказал я, чувствуя, что пора воспользоваться его приглашением и выпить. — Но чем кончились ваши эксперименты с легкой водой?

Он снова вздохнул.

— Их прекратило правительство.

— Правительство?

Ньютон Браун кивнул:

— Вы, конечно, слышали, что тяжелая вода очень важна в ядерных реакциях. Ну, это же… проще простого, не так ли? Один эксперимент ведет к другому, вот так я и добрался до ядерной антиреакции на легкой воде. Тут-то мои исследования и прикрыли.

Я было начал:

— Антиреакция… — но он поднял руку, останавливая меня.

— Простите, Ларри, но я дал слово эту проблему не обсуждать. Тема занесена Пентагоном в разряд «чрезвычайно секретных».

— 0'кей, — сказал я. — Но послушай, Ньют, чего ты не бросишь к черту эту воду? Сначала легкая вода, потом сухая. Ты выбрал себе узкую дорожку.

Он сунул чек обратно в карман и ответил со вздохом:

— Что-то в этой жидкости меня всегда привлекало. Должна же она хоть на что-нибудь годиться. Не пить же ее.

Ньютон Браун постучал кулачком по стойке, чтобы привлечь внимание Сэма, и добавил:

— Я буду счастлив предложить средство для потопления наших бед. Знаете, я ненавижу пить в одиночестве, но обычно никто не хочет мне помочь — даже мухи. Через несколько минут они начинают жаловаться на головную боль.

Я ответил несколько двусмысленно:

— Ведь я — газетчик.

Сэм подошел к нам, и Ньютон Браун сказал:

— Два Джека Потрошителя, пожалуйста.

Сэм глаза выпучил от удивления.

— Как? Снова? И в это время дня?

Я заподозрил неладное:

— А что делает с людьми этот Джек Потрошитель?

Сэм осклабился.

— Завтра утром вам покажется, что вас выпотрошили, как курицу.

— Не возражайте, Сэм. — сказал Ньют. — Два Джека Потрошителя. Это тот камень, к которому надо привязать грусть, чтобы ее утопить.

Когда Сэм притащил выпивку в громадных бокалах, каких я сроду не видывал, я сделал опасливый глоток и чуть не задохнулся.

— С ума сойти!

Ньютон Браун расплылся от удовольствия.

— Не правда ли, великолепно? Я назвал смесь в честь известного разбойника. Основные составные части — яйца, ром, абсент, водка и соляная кислота.

— Соляная кислота?

— Соляная кислота, — повторил он. — Проще простого. Кроме того, здесь…

— Лучше не говори, — сказал я с содроганием и заглянул в бокал. — Вроде бы там кусок яичной скорлупы.

— Разве? Обычно она к этому времени уже растворяется. Кстати ты так и не кончил рассказ. Что там у тебя с редактором?

Я отхлебнул.

— Он подонок. Сейчас я многое бы отдал за то, чтобы вообще избавиться от газетной работы. К сожалению, это единственное, что я умею делать с тех пор, как кончил колледж. Иначе я не могу зарабатывать на пропитание.

Ньютон Браун принял дозу убийственной смеси, я последовал его примеру.

После того как мы пришли в себя, он почесал бороденку и сказал:

— А что ты думаешь о моем суперцеребрографе?

И, прежде чем я успел ответить, он продолжал:

— Да, вернее всего, ты ничего не думаешь. Я же тебе о нем не говорил.

Я сделал еще глоток, чтобы подкрепиться, и сказал:

— Валяй.

— Это не совсем мое изобретение, — скромно заявил он. — Я натолкнулся на него, когда проводил опыты с моей машиной времени.

Я сочувственно хихикнул.

— Еще машины времени тебе не хватало. Наверно, сплошные разочарования.

— Проще простого. Я же тебе говорил — стоит мне изобрести что-нибудь путное, как они покупают у меня права и кладут вещь под сукно. — Он отпил еще глоток Джека Потрошителя. — Черт бы побрал этот Международный союз историков.

— Что-то я тебя не понял, — признался я.

— Купили. И положили под сукно.

В голосе его звучало озлобление.

— Ты хочешь сказать… Ну да!.. А почему?

Он пожал узенькими плечиками и попросил Сэма налить еще два бокала.

— Они чуть с ума не посходили. Между прочим, я доказал, что Колумб никогда не открывал Америки. Даже моря в глаза не видал. Всю жизнь трудился в своей портняжной мастерской в Генуе.

Я не смог удержаться от вопроса:

— Так кто же тогда открыл Америку?

— Один грек по имени Попандополус. Впоследствии он открыл ресторан на Кубе. И это еще не все. Я могу сообщить, что Наполеон…

— Постой, — в отчаянии перебил его я. — Расскажи лучше о своем супердуперграфе.

— Сколько угодно, — ответил Ньют. — Ты, наверно, слыхал о церебрографии, или гипнопедии. Это метод обучения во сне. Смысл его в том, что к уху прикрепляется миниатюрный динамик и, пока студент спит, ему несколько раз проигрывают лекцию. К утру он уже знает ее наизусть.

— А какое это имеет отношение ко мне? — спросил я, допивая бокал.

Ньютон Браун кивнул Сэму, чтобы тот принес еще два бокала.

Сэм скорбно покачал головой и сказал:

— Мне бы вывеску здесь повесить: «Клиентам запрещается выпивать больше чем полпорции Джека Потрошителя».

Ньют и ухом не повел и продолжал, обращаясь ко мне:

— Проще простого. Мой усовершенствованный суперцереброграф подготовит тебя к новой профессии. Он действует по принципу гипноза, стимуляции желез внутренней секреции и сверхчувственного восприятия с помощью особого проигрывателя, работающего па больших скоростях. Гипноз улучшает восприимчивость твоего подсознания. За ночь ты приобретешь такие знания, как если бы всю жизнь посвятил изучению этого дела.

Я глядел на него во все глаза, запивая его слона Джеком Потрошителем.

— Ты хочешь сказать, что за ночь сможешь cделать из меня… скажем… водопроводчика, каменщика или кого-нибудь в этом роде?

Его плечики приподнялись и oпaли.

— И еще могу сделать из тебя специалиста по бальзамированию египетских мумий. Как это делается, я разузнал с помощью машины времени. Ты погрузишься и гипнотический транс, и проигрыватель будет нашептывать тебе на ухо. А наутро информация укоренится в твоем мозгу, будто ты всю жизнь с нею жил.

— Укоренится? — спросил я.

— Укоренится, — ответил он уверенно, и показал два пальца, что означало — еще по порции.

— И тебе останется только подать заявление, чтобы тебя приняли на данную работу. С чистым сердцем ты заявишь им, что у тебя большой опыт по этой части.

Я сделал еще один большой глоток. Постепенно меня окутывало туманом.

— Надо посмотреть, — сказал я.

— Отлично, сэр, — сказал он. — У меня записаны десятки различных профессий, и ничего не стоит добавить к ним еще сотню. Главное — выбрать.

— Ш-ш-шо-нибудь о-ош-ш-шобенное, — выговорил я. — Ш-ш-ш-шо-нибудь… у-у-у…

— Уникальное? — Он задумчиво покачнулся на стуле. Сэм принес еще по бокалу.

Когда утром туман рассеялся, я осторожно открыл один глаз, потом второй. Без всякого сомнения, меня полностью выпотрошили и забыли положить внутренности обратно. Я услышал визгливый голос: «…вслед за пережогом третьего двигателя. В этом случае, если в качестве топлива используется одноатомный водород, теоретически скорость выхода газов достигнет двадцати одной тысячи метров в секунду, тогда как в случае с обычным водородом теоретическая скорость не превысит пяти тысяч ста семидесяти метров в секунду. Разница, однако, заключается в том…»

— Радио, — простонал я. — Только этого мне не хватало. Почему бы им не обложить эти штуки специальным налогом?

Голос умолк, что-то щелкнуло. Я растворил глаза пошире. Это было не радио, а автоматический проигрыватель у моего изголовья. Я сел и, постанывая, выключил его. Проигрыватель производил странное впечатление.

Когда он заканчивал прокручивать последнюю пластинку, все начиналось сначала.

Я потряс головой. Каким-то образом эта штука должна была иметь ко мне отношение. Но она не имела.

Я встал и осмотрелся. Сквозь распахнутую дверь, ведущую в микроскопическое сочетание гостиной-столовой-кухни, я разглядел бородатого человечка, схожего с тряпичной куклой. Человечек спал на диване. Я постарался вспомнить, кто он такой.

— Ньютон Браун, — сказал я наконец. — Чокнутый изобретатель из бара Сэма.

Он открыл один глаз.

— Не ори на меня, — пожаловался он.

— Я же шепотом.

— А похоже было, что орешь.

Он открыл другой глаз.

— Кто ты такой?

Но я сначала отправился на кухню, открыл кран и подождал, когда пойдет холодная вода, чтобы напиться. Затем сунул голову в раковину и стоял так, пока не замерз.

— Великолепно, — простонал я.

Потом я вытерся насухо и сказал:

— Меня зовут Ларри Маршалл. Прошлым вечером мы встретились у Сэма и пили Джека Потрошнтеля. Как сюда пришли — не помню. А почему у моей кровати стоит проигрыватель?

— Проигрыватель?

С похмелья он казался еще ничтожнее, чем раньше.

— На столике у моей кровати.

Он покосился на меня и почесал бакенбарды. Жизнь меркла в его глазах. Наконец он произнес:

— Похоже, что это мой суперцереброграф.

Я щелкнул пальцами.

— Теперь вспомнил? Я сказал тебе, что хочу смотаться из газеты, и ты ответил, что можешь за одну ночь научить меня чему-нибудь путному. И ни черта не вышло. Интересно, куда я засунул аспирин?

Он опустил ножки с дивана и попытался принять вертикальное положение.

— Из чего ни черта не вышло? — спросил он. — Если найдешь аспирин, дай мне две таблетки.

— Из этой супердуперштуки. Думаешь, аспирин нам поможет? Ничему меня твой супердупер не научил.

— Послушай, давай говорить обо всем по порядку, — попросил он. — Голова у меня раскалывается, и я не уверен, что только из-за похмелья. А ты почем знаешь, что ни черта не вышло?

— А чему он меня научил? Какой я был вчера, таким и остался.

Аспирин нашелся в кухонном шкафу. Я взял три таблетки, налил в стакан холодной воды и запил их.

— Разве что голова стала трещать.

Я передал ему бутылочку с таблетками.

Наевшись аспирину, он сказал:

— Сейчас возьмем пластинки и посмотрим, чему ты научился.

Он передвигался осторожно, одной рукой цепляясь за стенку и другой поддерживая голову.

Я слышал, как он колдует с машиной. Затем через несколько секунд раздался грандиозный грохот. Он вполз обратно в гостиную и признался:

— Я их разбил.

Я сел на освобожденный им диван.

— А я-то думаю, почему такой шум? — язвительно сказал я и постарался сфокусировать глаза на ручных часах.

— Черт возьми, пора на работу! Редактор мне голову оторвет.

Он со стоном опустился на стул.

— И не мечтай об этом, — сказал он. — У тебя теперь новая профессия.

— Да? — рявкнул я. — Но пока я не узнаю, что это за профессия, не лучше ли мне зарабатывать на кусок хлеба с маслом старым способом?

Ньютон Браун покачал головой.

— Боюсь, ничего из этого не выйдет. Разве я тебя не предупредил, что мой суперцереброграф не только подготавливает тебя к новой профессии, но и заодно ликвидирует ненужную память о старой? Проще простого. Зачем забивать голову лишними сведениями?

Я выпучил глаза.

— Ты что, спятил? И у тебя хватает наглости заявить, что я забыл свое ремесло газетчика только потому, что ты подключил к моему уху свои паршивые пластинки?

Он откинулся на спинку стула и зажмурился.

— Умоляю, не ори. Попробуй напечатать что-нибудь на машинке.

Злой как черт, я подошел к моему старенькому уидервуду, стоявшему на столе. Я сел за машинку и неверными пальцами потянулся к клавишам. Посмотрел на клавиши, убрал пальцы и протянул снова.

— Когда печатают на машинке, сначала закладывают в нее бумагу, — раздался за спиной голос Ньютона. — Совершенно очевидно, что, какой бы ни была твоя новая профессия, умения печатать на машинке она не требует.

Я подпрыгнул на стуле. До меня наконец дошло, в какое положение я попал.

— Ты хочешь… ты хочешь сказать, что твоя идиотская затея в самом деле удалась? Что ты вышиб у меня из головы все, что я знал о журналистике? Что я теперь даже на машинке печатать разучился?

— Проще простого. Ты же этого хотел. И отныне ты эксперт срвсем в иной области.

— Но в какой? — взмолился я. — Я не знаю ничего, о чем не знал бы раньше.

В отчаянии я пробрался на кухню, открыл ящик, в котором держу инструменты, достал оттуда молоток и несколько гвоздей. Я принялся забивать гвоздь в оконную раму. Ньютон Браун подмигнул мне, когда я в третий раз подряд не попал по шляпке гвоздя, и печально покачал головой.

— Нет, ты ведь и не хотел становиться плотником.

Я хватил молотком по пальцу и бросился в ванную. Вторую неделю там протекала труба. Я уставился на трубу.

Пустой номер. Я не имел ни малейшего представления о том, как ее починить.

— Водопроводчик из меня не получится! — воскликнул я в отчаянии, вернулся на кухню, схватил сковородку и достал из холодильника два яйца. Когда я разбил яйца, оба желтка разлились.

Ньютон Браун наблюдал за мной с интересом.

— Сомневаюсь, чтобы из тебя вышел повар, — сказал он. — К тому же ты забыл положить масло на сковородку.

Схватив карандаш и лист бумаги, я принялся рисовать.

Он заглянул мне через плечо.

— Нет, не художник, — сказал он. — Проще простого, мы решили художника из тебя не делать.

Я сказал уже без всякой надежды:

— Может, я современный художник? Абстракционист?

Он почесал бородку, снова заглянул мне через плечо и содрогнулся:

— Нет, — сказал он. — Это даже не абстракция.

В отчаянии я бросил карандаш.

— Ничего не выйдет. Потребуется месяц, чтобы перебрать все возможные профессии.

Ньют согласился со мной.

— Может, и больше. Я не записывал, какие профессии освоены проигрывателем, а их было множество. Придется изобрести какой-нибудь метод определения твоей профессии. Погоди-ка, ведь ты хотел научиться чему-то уникальному. Может, из тебя вышел эксперт по плетению лыка?

— А может быть, я дегустатор вин? — спросил я с надеждой.

Он, глубоко задумавшись, закрыл глаза.

— Где-то здесь лежит ключ к разгадке. О чем мы говорили вчера вечером?

Я щелкнул пальцами.

— Мы говорили о твоем напитке. Может, мы решили сделать меня барменом?

Он спросил:

— Как приготовить «Красную Мэри»?

— Ты что, хочешь, чтобы Маккарти начал за мной охотиться? Я обращаю внимание только на стопроцентных американок.

Он помотал головой.

— Нет, ты не бармен. О чем мы еще говорили?

Я прижал ладони к пульсирующим вискам.

— Мы обо всем говорили. О сухой воде и легкой воде. О всех водах, кроме черной.

Несмотря на похмелье, он заинтересовался.

— Черная вода, — сказал он… — Ее очевидные преимущества, надо думать, ускользнули от моего внимания.

— Возможно, она пригодится тем, кому все равно, чем мыться, — разозлился я.

— Умоляю, — сказал он. — Ты забыл о моей головной боли. Когда же начнет действовать аспирин? О чем мы еще говорили? Именно здесь должен лежать ключ к тайне.

— Давай примем еще по две таблетки, — предложил я. — Мы говорили о том, как все твои изобретения попадают под сукно, о том, что Колумб орудовал в портняжной мастерской, о Международном союзе историков и еще о ком-то, кто запретил твою машину времени. И…

— Ой-ой-ой, — произнес он, избегая смотреть мне в глаза. — Давай в самом деле примем еще по две таблетки аспирина. У меня предчувствие…

Он не закончил фразы.

— Что с тобой? — рявкнул я.

— Машина времени, — сказал он. — Тебе хотелось овладеть какой-нибудь уникальной профессией. Я понял, что он сейчас скажет.

— О нет, не надо, — попросил я.

От автора:

Если только мне удастся удержать этого парня от внешних контактов и скрыть его от Вилли Ли[19] или Артура Кларка, считайте, что я — самый удачливый человек на свете. Я уже говорил, что после встречи с этим парнем мои рассказы отличаются особой правдивостью. Я единственный из писателей-фантастов, кто может похвастаться знакомством с человеком, который специализируется по ремонту машин времени.

Мак Рейнольдс

Печатается по изд.: Рейнолдс М. Эксперт: В сб.: Фантастические изобретения. — М.: Мир, 1971. Пер. изд.: Reynolds М. The expert: Fantasy and Science Fiction, 1955, № 1.

РАДИКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

Первые смутные подозрения должны были бы зародиться у меня еще в тот раз, когда я зашел в забегаловку на углу и сказал Джерри:

— Дай-кa мне пачку курева.

Джерри знал мой сорт. Вот уже пять лет он перебрасывал мне сигареты через стойку.

— Слушаюсь, сэр, — сказал он. — Получите, мистер Майерс.

Я уставился на незнакомую упаковку.

— Какого черта, что это? — спросил я, не прикасаясь к пачке.

Джерри изобразил идиотскую улыбку.

— То, что вы просили, — ответил он.

— Я курю «Счастливый удар» — это часть моего имиджа, — сказал я мрачно. Мы не были с Джерри друзьями, просто общались несколько лет. Кроме того, этим утром времени у меня было только на чашку кофе.

— Вы просили «Курево», — сказал он.

Я посмотрел на Джерри. Наконец я взял пачку. На этикетке было написано: «Курево».

Я фыркнул, как если бы услышал неудачную шутку клерка, и перевернул пачку — просто чтобы посмотреть, что там есть еще. На торце было написано: «Если от каких-то сигарет вы и заработаете рак легких, то от «Курева» вы получите его наверняка».

— Хорошо, — сказал я. — Попробую.

— Все так делают. — Джерри снова идиотски улыбнулся.

Я не тонкий ценитель табака. Для меня эти сигареты ничем не отличались на вкус от любых других. Скорее всего я купил их с мыслью, чтобы можно было, выудив пачку из кармана, со словами «держи курево» кого-то угостить. «Тонкая» шутка.

Я нашел место, где смог опустить свой «фольксаэро», и продолжил оставшуюся до редакции часть пути пешком.

На витрине винного магазинчика поменялась экспозиция. Пара плакатов была весьма далека от традиционного изображения прихлебывающего из высокого бокала мужчины, за которым с восхищением следит страждущая богиня, сочетающая красоту дюжины секс-символов стереовидения на текущий день.

Один из плакатов изображал трущобного вида типа, который расселся на мусорной куче, прислонившись к кирпичной стене. В одной руке он держал полупустую бутылку и был явно пьян в стельку. Пьян, но счастлив. Глаза его скатились к переносице, а нижняя губа отвисла. Надпись гласила:

НОВОЕ КУКУРУЗНОЕ ВИСКИ

изготовлено не в Кентукки и не в Мэриленде. Выдержано ровно настолько, чтобы изготовителя не оштрафовали. При. перегонке мы не используем какой-либо особой воды, и если сусло в чане 'прокиснет — мы этого даже не заметим. Но убедись сам — ты остолбенеешь от

НОВОГО КУКУРУЗНОГО ВИСКИ.

Самогон с похмельем в каждой капле!

На другом плакате была изображена вечеринка в завершающей стадии. Несколько гостей валялись на полу. Две или три бутылки были опрокинуты. Битые и полупустые стаканы разбросаны по всей комнате. Было сильно накурено, и по крайней мере одна сигара тлела на ковре. Смысл надписи был вроде предыдущей.

Я хмыкнул и пошел дальше.

Поднимаясь в отдел городских новостей, я столкнулся в лифте с одной из копировальщиц. Папка с заметками в руке, серьезное выражение глаз. которое они сохраняют первый год после окончания школы журналистов.

— Привет, Счастливчик, — поздоровалась она. — Будь сегодня поосторожней с мистером Блакстоном. Он вышел на тропу воины.

— Руфи, — сказал я, — мы вежливо-с ответим-с на его вопросы, и тучи-с рассеются.

— Да уж постарайся, — сказала она, выскакивая на третьем этаже.

Итак, Блакстон вышел на тропу войны. Подобное случалось и раньше, но последний раз это было сразу же после моего успеха с материалом о Долли Теттере, и я избежал снятия скальпа.

На этот раз все могло быть иначе.

Не успел я пересечь порог кабинета, как прогрохотал залп.

— Марс! — возопил он. — Счастливчик Марс!

— Он самый, сэр, — серьезно сказал я, приближаясь к его столу.

— Что за вопиющее безобразие, тебе что здесь — клуб? Где тебя носит? Ты можешь быть любимчиком Уилкинза, но мне-то вешать лапшу на уши не надо!

— Да, сэр, — сказал я ему. — Работаю.

— Работает! — проблеял Старая Головешка. — Кто работает? Вся твоя работа — назанимать у всех, кто не знает тебя получше.

У начальства свои преимущества. Я оценил его тон легким смешком. Затем, дабы не подвергаться риску, снова стал серьезным.

— Мистер Блакстон, я веду расследование, и, мне кажется, это будет еще один ударный материал.

— Сачок лепетал то же самое еще неделю назад. — В его глазах светилась злость. — Говоря по чести, Марс, ты не смог бы найти материал даже о пожаре в собственном доме.

Тут уж я не выдержал.

— Да, сэр. Но в этой газетенке я единственный репортер, которого угораздило получить Пулитцера.[20] К тому же угораздило дважды.

— Не напоминай мне об этом. Марс. Хочешь меня задеть? Признаюсь, два-три раза тебе незаслуженно повезло. Поэтому-то Уилкинз и настаивает, чтобы тебя не выгоняли. Но Пулитцеровская премия…

— Две, — вставил я.

— … еще не делает тебя газетчиком.

Как бы то ни было, но обороты он сбавил.

— Что там еще за ударная история?

В голове бешено запрыгали мысли. Старая Головешка был старейшим сотрудником «Джорнал». Южанин, он начинал в провинциальных еженедельных газетах… Трудный путь. Он знал, что я не газетчик, и я знал, что я не газетчик. И что раздражало его больше всего, так это то, что его зарплата почти равнялась моей. Я был самым высокооплачиваемым репортером в штате.

— Мистер Блакстон, — осторожно сказал я, — пока мне хотелось бы оставить все при себе.

— Готов поспорить, что хотелось бы. Не юли, Счастливчик Марс. Приблизительно, над чем ты работаешь?

Старое заклинание не сработало. Он знал, что я не газетчик, но, с другой стороны, я выдал такие две сенсации, каких в здешних краях и не видывали. Где у него была уверенность, что я не сделаю этого снова? Мог ли он выкинуть меня, испытывая судьбу? А если я пойду в «Ньюз кроникл» и передам им сенсацию года?

Я все еще пытался что-нибудь придумать, но за секунду сделать это было трудно.

— Это — преступление? — низким голосом подозрительно пробурчал он.

Очевидно, он не мог забыть ограбление банка, совершенное Долли Теттером. Когда оно произошло, у меня хватило здравого смысла убедить их в том, что я раскапывал всю эту историю неделями, а не наткнулся на нее случайно.

Но о преступлениях в городском Центре я знал не больше своей малолетней сестры. Кроме того, от одного вида бедолаги, надежно упрятанного за решетку, со стальными браслетами на руках и двумя полицейскими по бокам меня пробирает по коже мороз.

Мне хотелось, чтобы у Блакстона и мысли не возникло, будто я что-то разнюхиваю о делах мафии в городском Центре.

— Нет, сэр.

— Ну хорошо, Марс, а что это? Балаболка, мне не не нужны детали. Мне было бы достаточно общей идеи того, чем ты предположительно занимаешься, чтобы отработать зарплату.

Я прочистил горло.

— Ну, это больше похоже на заговор, сэр, — сымпровизировал я и задумался. А потом добавил: — Да, сэр.

— Заговор! В городском Центре!? Послушай, Марс, в этом городе последний коммунист умер от старости три года назад.

— Ну, это так, мистер Блакстон, но они не совсем коммунисты, сэр. — Я поколебался. — По крайней мере я так не думаю.

Выражение его лица стало менее воинственным и более осмысленным.

— Угу. Правые радикалы, а?

Ох-ох. В эти дела я тоже впутываться не хотел. Владельцы «Джорнал» не то чтобы совсем либералы.

— Ну, не совсем так, сэр. Похоже, что это… э-э… новая группа.

— Ни левые, ни правые?

— Да нет, сэр. — Я прочистил горло. — Можно сказать, радикальный центр.

Он долго смотрел на меня так, как если бы опустил в телефон-автомат последнюю монету и не туда попал.

— Марс, — наконец произнес он, — сугубо ради формальности. Хоть что-нибудь, что дало бы мне хотя бы смутное представление, черт побери, чем ты там занят. Приведи хоть один пример, что тебя подтолкнуло на это дело. Хоть что-нибудь, ты слышишь?

Мое воображение оседлало коня и припустило во весь опор. Теперь — пап или пропал. Старая Головешка явно не собирается удовлетвориться моим пышнословием.

Поддавшись импульсу, я вытащил пачку сигарет.

— Вы такое видали? — потребовал я.

— «Курево», — пробурчал он, глядя на нее. — Новый сорт? Ну и что?

Я многозначительно постучал указательным пальцем по упаковке.

— Как они смели себе позволить использовать городской Центр для гнусной атаки на американский образ жизни? Годами считалось, что сигареты — неотъемлемая часть нашего бытия, и, каких бы болячек у нас ни находила медицина, мы ее игнорировали.

— У нас здесь начинается множество пробных кампаний, Счастливчик, — сказал он, безучастно глядя на сигареты. — Центр страны. Средний большой город. Чтото в этом духе.

— Ага, — фыркнул я, — а такие нововведения, как «Новое кукурузное виски». Где это слыхано, чтобы виски было новым? Традиционно и бурбон и хлебная водка неизменно назывались «Старый кто-то там»: «Старый лесник», «Старый Дед», «Старый ворон» и так далее. Говорю вам, все это — чьи-то коварные происки.

— Подрывают устои под имиджем страны? — невесело спросил он. — Э-э, радикальный центр.

— Мне не хочется говорить о чем-либо еще, сэр, — ответил я. — У меня полно зацепок, но нужен срок.

Некоторое время он обдумывал услышанное:

— Хорошо, Счастливчик, — сказал он наконец с несчастным видом. — Предположим, ты — наш разъездной репортер. Разъезжай дальше.

— Есть, сэр! — полушутливо отсалютовал я и повернулся через плечо. Затем сгорбился и пошел на выход, пытаясь изобразить на лице тяжкий мыслительный процесс.

По существу мне это удалось, ибо я решал проблему, как сохранить за собой лучшую в городе работу. Несколько лет назад я вообще отбросил надежду устроиться на работу лучше, чем раскладывать банки на полке супермаркета. Эта — буквально свалилась мне в руки. Удержаться на ней больше года было просто чудом. А в чудеса я не верил, хотя дважды они происходили со мной.

Ну да ладно. Итак, начинать пить было еще рано. Тем не менее я отправился в «Дыру» и, взобравшись на высокий табурет, заказал Сэму «большую» темного пива.

Должно быть, это была первая кружка, которую он наливал в этот день. Пена была слишком высокой. Он взял лопаточку и сбил часть шапки, а затем отодвинул кружку, чтобы пиво отстоялось.

— Знаешь ли ты, сколько стоило пиво во времена, когда я только начинал пить? — уныло спросил я.

— Ага, — ответил он, — пятнадцать центов.

— А теперь целых сорок.

— Ага, — сказал он, вновь подымая кружку.

— А все инфляция, — сказал я обвиняющим тоном. — Правительство должно заморозить цены на товары первой необходимости.

Сэм наполнил кружку до краев и поставил ее передо мной.

— Сколько вы тогда получали? — спросил он.

Я задумался.

— Где-то восемьдесят долларов.

— Вам повезло. А сколько вы делаете сейчас?

— Почти три сотни. — Я взял пиво. — И мне необходим каждый цент. Я единственный человек в мире, который, всего лишь крутанув дверь заведения, ухитряется стать на десять долларов беднее.

— Все уравнивается, мистер Майерс. Знаете, сколько я должен сегодня платить хорошему бармену? Две сотни, и даже тогда он считает, что его ущемляют в правах.

— Ущемляют в правах?

— Ага. У него нет права пользоваться кассовым аппаратом.

— Не говори мне о твоих трудностях. У меня хватает своих.

— Мистер Майерс, вы не знаете, что такое трудности, — сказал Сэм, облокотившись передо мной на стойку. — За просто так вас бы не прозвали Счастливчиком.

— Неужели бы не прозвали, а?

— Нет, сэр. Я так считаю, я должен радоваться, что вы не играете с моими однорукими бандитами. В действительности доходами от них я оплачиваю аренду.

Моя кружка опустела наполовину.

— Должен тебе кое-что поведать, — сказал я. — Знаешь, Сэм, почему я не играю на твоих автоматах?

— Нет. Почему?

— Потому, что я должен сохранять свой имидж. Только никому не говори о том, что я тебе сказал.

Он ждал моих объяснений.

Я погрозил в его сторону пальцем.

— Сэм, удача приходит к удачливым. Когда люди думают, что она к тебе пришла, она действительно приходит. Это вроде как обладать собственностью; Как получать пенсию. И если ты вдобавок обладаешь здравым смыслом, то ты за нее держишься.

Он сморщил некрасивое лицо, осмысливая сказанное.

— Я так считаю, мистер Майерс, — произнес он, — все выравнивается, ну, как в теории вероятности. Возьмите, к примеру, те сто миллионов мужчин в стране. У каждого, в среднем, равные шансы на хорошее и плохое. Но заметьте, я сказал — в среднем. По ходу дела кое-кому из ребят не повезет так, что они пообломают пальцы, ковыряясь в собственных носах. Но, чтобы их уравновесить, существуют такие, как вы. Если бы вы свалились в отстойник, то нашли бы там перстень с бриллиантом, который кто-то уронил и канализацию днем раньше.

Я допил пиво и подтолкнул к нему кружку за новой порцией.

— Это ты так думаешь, — съязвил я. — Давай-ка я тебе расскажу, как все обстоит на самом деле.

— Хорошо, — он стал наполнять вторую кружку, — расскажите, как все обстоит.

— Как я уже говорил, удача может принести удачу. Пусть тебе что-то обломилось — все думают: «Ну что ж, о'кей, ему немного повезло». Но если через короткое время тебе привалит удача посолидней, то тут уже это производит впечатление. Все считают, что на твое плечо присела старая леди Фортуна. Отныне любая счастливая случайность становится частью твоего имиджа. Удача начинает приносить удачу. Ты встречаешь на вечеринке незнакомку. Но вокруг нее уже вьется с полдюжины мужчин. Когда ты со своей общеизвестной удачливостью проявляешь к ней интерес, они думают, что им здесь ловить нечего. Девушка твоя.

Сэм подвинул мне кружку с пивом и, заинтересованный, снова облокотился на стойку.

— Значит, вы считаете, что все происходит именно так?

— Да, — ответил я уныло. — Но никто об этом не задумывается, даже если потом удача оборачивается для тебя ведьмой на помеле.

— Ладно, — сказал Сэм, — может быть, оно и так. Но мне всегда было интересно, почему вместо того, чтобы цепляться за работу репортера, вы не уедете в Вегас покрутить там колеса? Ведь работа репортера вам, во всяком случае не по душе?

— Когда пиво стоит сорок центов за порцию, — мрачно проворчал я, — мне по душе любая работа, приносящая три сотни в неделю.

Сэм посмотрел на настенные часы.

— Эй, — воскликнул он, — сейчас будет Дуган.

Он повернулся и включил ящик для идиотов, не обращая внимания на выражение неприязни на моем лице.

— Тебе что, не нравится со мной беседовать? — прорычал я.

— Да нет, мистер Майерс, — ответил он, не переставая возиться с ручками настройки. — Это новый стереовизионный персонаж.

— Никогда о нем не слышал.

— Сейчас, через минуту начнется, — сообщил Сэм, хихикая в предвкушении. — Это новая передача. Предполагается, что он как бы герой, ну вы понимаете? Но внешность у него не то чтобы такая. На самом деле уродлив, как обезьяна. Ну спокойный у него такой характер, и вечно с ним что-то такое случается. Ну и девушки его не любят, и все такое. Он обыкновенный. И можно подумать, что все, кто смотрит стерео, ненавидят его за нахальство. Ну и отчасти это так. Но он не то чтобы деревенщина, вы понимаете? Он — герой. Только у него толком ничего не получается.

— То есть он что — новая звезда? — неприязненно поинтересовался я. — А что случилось с такими персонажами, как Кэри Грант и Рок Хадсон?[21] Хорошие ребята, которые всегда, нравились девушкам.

— Хотите еще пива, пока не начался Дуган? — спросил Сэм.

— Да черт с ним, с Дуганом! — прорычал я и, слезая с табурета, швырнул ему доллар. — Мне нужно подумать о радикальном центре.

И тут у меня внутри что-то екнуло.

— Этот Дуган что-то вроде антигероя? — спросил я зло.

— Да-да, я думаю это так, — откликнулся радостно Сэм, пока диктор закруглялся с рекламой.

Тот ратовал за один из новых миникаров, импортируемых из Японии, и пренебрежительно отзывался о «динозаврах» из Детройта. Эта японская машина имела столько же приборов и хрома, как доисторическая фордовская модель «А», а ее стоимость была в два раза меньше, чем у самого дешевого кара на воздушной подушке. Я знал, что местами их распродажа идет бешеными темпами.

Я снова взобрался на табурет.

— Так тебе нравится этот тип, антигерой, а? — спросил я.

— Ага. Знаете, те парни, которых вы упомянули, ну, как тот Рок Хадсон, — все это такая мура! Они всегда богатые и красивые. Они знакомятся с девушками, и у каждого есть красивый дом; они разъезжают на итальянских спортивных аэрокарах и едят в этих роскошных ресторанах, где все еще есть официанты; шатаются по ночным клубам для миллионеров и пьют шампанское. А девушка? Она может свалиться со скалы, но чтоб при этом из ее прически выбилась хоть одна прядь — никогда! И вся эта мура кончается всегда одинаково: и стали они вмести жить-поживать да добра наживать.

— Не становись циником, Сэм, — сказал я ему, а себе под нос пробормотал: — Значит, сегодня в самых популярных стереошоу хорошие парни девушкам больше не нравятся.

На следующее утро мне не удалось добраться даже до стола городских новостей, чтобы отметиться у Блакстона. У дверей лифта, как всегда запыхавшаяся, меня поймала Руфи.

— Мистер Майерс, — взахлеб начала она, — я вас искала буквально повсюду.

— Тем меня нет, — заверил я. — Меня есть здесь.

— О, мистер Майерс, — она хихикнула, оценив шутку. — Вы всегда такой остроумный! Вас хотел видеть мистер Уилкинз.

— Ох-ох, — сказал я. — Вот я и сразу перестал быть остроумным.

Я направился вдоль по коридору к кабинету коммерческого директора.

Уэнтуорт Уилкинз, не в пример редактору отдела городских. новостей Блакстону, был журналистом новой шкоды. Оя получил в наследство большую часть «Джорнал» от своего отца, которую тот в свою очередь унаследовал от своего. Как рассказывают сотрудники-ветераны, папаша Уэнтуорта настоял, чтобы тот прошел все ступеньки в редакции снизу доверху. В результате неделю он был копировальщиком, неделю — репортером на побегушках, неделю — репортером по происшествиям, неделю — начальником копировального отдела, месяц — ночным редактором, месяц — редактором отдела городских новостей, и с тех пор и по сей день, зная дело от альфы до омеги, он был заместителем главного редактора по коммерческой части.

Не знаю, чем уж я это заслужил, но он мне покровительствовал. Будь на то воля Блакстона, я бы вылетел с работы через двадцать четыре часа или вылетал по крайней мере с недельной периодичностью с момента поступления на нее. Но старина Уилкинз верил в меня. Возможно, он ожидал, что в ближайшее время я снова притащу супербомбу и тяпну Пулитцера в третий раз, установив таким образом своеобразный рекорд в журналистике.

Я стоял перед дверным экраном и ждал, когда откроется замок. Услышав щелчок, я нажал ручку и вошел.

Мисс Паттон оторвала взгляд от стола и, прежде чем сказать мне: «Доброе утро, Счастливчик», холодно улыбнулась.

— Доброе утро, — ответил я. — Мистер Уилкинз хотел меня видеть.

— Верно. Заходи к нему, Счастливчик.

Я зашел.

Рабочему столу Уэнтуорта Уилкинза крупно повезло. Он был девственно чист — даже карандаша не найти. Когда его хозяину нужно было отдать какое-нибудь распоряжение, достаточно было сказать: «Мисс Паттон!» — и она тут же откликалась. Должно быть, микрофон был встроен в крышку стола. Где он прятал городской телефон, я не знаю.

Стол выглядел так, словно за ним никогда не работали. И он соответствовал хозяину. Уэнтуорт Уилкинз, казалось, понятия не имел о том, что такое работа. Даже то, как он одевался, подтверждало это впечатление.

— Сэр, — начал я, — тут одна из копировальщиц передала, что вы хотели меня видеть.

Он поднялся и поздоровался со мной за руку. Мистер Уилкинз у нас очень демократичен. Затем он сел обратно, вытащил из ящика ароматизированную бумажную салфетку, вытер ладони и выбросил ее в мусоропровод.

— Это было пару часов назад, Счастливчик, — сказал он, посмеиваясь. — Не хочешь же ты сказать, что появился в редакции на два часа позже меня?

Я мог бы ему сказать, что с утра мучался похмельем. Мог бы, но не сказал.

— Сэр, — начал я серьезно, — я занимаюсь интенсивным расследованием для нового очерка. Пожалуй, даже для серии очерков. Мне было необходимо отлучиться, ээ, вниз, в библиотеку.

— Ладно, присаживайся, мой мальчик. — Он провел пальцами по своим французским усикам сводника, как бы проверяя, насколько они отросли. — Черныш говорит, что в том, на чем ты носишь свою шляпу, завелась какая-то бредовая идея.

Он был единственным человеком в «Джорнал», который называл Старую Головешку Чернышом. Он вообще всех называл по кличкам, независимо от того, имел ее человек или нет. Это было одним из проявлений его большой демократичности.

— Видите ли, сэр, — сказал я как можно скромнее, — я всего лишь у истоков событий, которые могут иметь весьма серьезные последствия.

Он скептически посмотрел в мою сторону.

— Поразмыслив над всем этим, Черныш пришел ко мне с предложением.

— Да, сэр. — Кажется, мои акции растут. Возможно, мне удастся выжать из этой идеи серию очерков, особенно если они дадут мне в помощь кого-нибудь из стариков.

— Он предложил тебя выгнать.

— Да, сэр. — Кажется, мои акции падают. Нужно было срочно что-то говорить. — То есть я имел в виду, нет, сэр.

— Теперь с этим делом о заговоре и радикальном центре. Что ты можешь о нем рассказать, Счастливчик?

Я напустил на себя серьезный вид, самый серьезный, какой только мог.

— Ну да, сэр. Я думаю, что осуществляется какой-то план по дискредитации духовных ценностей нации. Потеря имиджа нации.

— А?! — Он снова потеребил свои холеные усы. Что бы этот возглас мог значить?

— Да, сэр, — продолжил я. — Когда я был маленьким, мы часто ходили в кино. Там мы все поголовно переживали за американских пионеров и ковбоев, сражающихся с индейцами. И когда в конце фильма появлялась кавалерия США со знаменосцем во главе, мы встречали их одобрительным свистом.

— Что ты хочешь этим сказать, Счастливчик? — Он неодобрительно посмотрел на меня.

— А сегодня дети в кино свистят индейцам.

— Кажется, я не совсем… — он оставил фразу неоконченной.

— Мистер Уилкинз, не знаю, как давно это началось, — подогревал я его интерес, — но процесс ускоряется.

— Видишь ли. Счастливчик, нужны какие-то примеры, а не общие слова. — В его голосе просквозило явное нетерпение.

Думай, Счастливчик Майерс, быстро думай. Соответствуй своей кличке. Стоит только потерять эту работу, мистер Забулдыга, и, после того как прекратится выплата пособия по безработице, ты закончишь жизнь, обслуживая автомат для чистки обуви.

— Хорошо, вернемся назад, — сказал я торопливо. — Возьмем, к примеру, Гэри Пауэрса и скандал с У-2. Когда русские его освобождали, то, возможно, считали, что мы его расстреляем. Вместо этого правительство предоставило ему высокооплачиваемую работу и воздало почести. Ордена даются героям. Очевидно, что пилот У-2 был героем. По-своему, но героем.

— Это было так давно, — грустно сказал Уилкинз.

— Конечно, но тенденции можно было проследить уже тогда. Будучи детьми, мы привыкли читать про Супермена и Бэтмена[22] и отождествлять их с великими детективами. Но задолго до этого людям был присущ стадный инстинкт. Они взяли Бэтмена и отсняли телесериал.

— Счастливчик, — нахмурился Уилкинз, — боюсь, до меня не доходит. Никак не могу уловить, к чему ты клонишь?

Я и сам не мог. Или по крайней мере только-только начинал что-то улавливать по ходу собственных рассуждений.

— Ладно, — снова заспешил я, — возьмем другой пример из той же области. Романы про Джеймса Бонда, написанные этим англичанином…

— Яном Флемингом, — подсказал Уилкинз. — Было время, и я читал его триллеры.

— Конечно. Почти все читали. Это была сатира. Сатира, далеко выходящая за рамки смешного. Пародия на таких наших старых сыщиков, как Сэм Спейд, Майк Хаммер, Перри Мейсон и Ниро Вулф.[23] Большая мистификация, которой зачитывались буквально все. Они устали — или их заставили устать — от старых асов криминалистики.

Мистер Уилкинз погрустнел.

— Счастливчик, — сказал он. — Я никак не пойму, какое отношение все это имеет к тому, что рассказал мне Черныш касательно твоего очерка о заговоре. Твое го — как ты там его называешь? — радикального центра.

— Да, так, сэр. Этот термин я взял из головы. Я не знаю, как они себя называют сами. Я даже не знаю, что у них на уме.

— У кого?

— У того, кто это делает.

— О небеса! Что делает?

— Подкапывается под «американскую мечту», разрушает имидж Америки, заставляет наши лучшие идеалы выглядеть глупо. — От негодования я хмыкнул. — Что случилось с Декларацией независимости? Кто отважится в наши дни встать и произнести что-либо подобное? Да его просто стащат с трибуны!

Мне казалось, что я сработал очень хорошо. Я уже и сам начинал верить в то, что говорил.

Уэнтуорт Уилкинз как бы в отчаянии покачал головой.

— Видишь ли, мой мальчик, пора опуститься на землю. Как ты конкретно собираешься вести это свое расследование?

На мгновение мне показалось, что я попался. Я придал своему лицу выражение, как если бы пытался сообразить, как получше представить якобы заранее составленный план. На самом деле я лихорадочно пытался уцепиться хоть за что-нибудь — в данном случае отлично сгодилась бы и соломинка.

— Сэр, — с серьезным видом сказал я, — возможно, мистер Блакстон попал в точку, когда упомянул о том, что в городском Центре предварительно обкатывается множество рекламных кампаний. Средний американский город, центр страны, ни восток, ни запад. Интуиция мне подсказывает, что эта компашка из радикального центра использует наш город для проверки.

— Проверки на что? — хмыкнул по-прежнему грустный Уилкинз.

Я посмотрел на него.

— Чего они пытаются достичь? — добавил он.

— Это заговор, — слабым голосом ответил я.

— Заговор против чего? Каковы их цели?

Вот тут-то я и попался. Голова отказалась работать. На ум ни черта не шло.

В конце концов Уилкинз снова покачал головой.

— Счастливчик, мальчик мой, билет ты вытащил несчастливый. Нельзя полагаться на то, что твои интуиция и нюх на новости всегда будут безошибочны. Не беспокойся, средняя зарплата сохраняется за тобой, а то, как ты отыскал жертву киднэпинга — похищенного ребенка Шульцев и потрясающие фотографии ограбления банка бандой Долли Теттера, навсегда останется в анналах журналистики.

Я постарался, впрочем не особо напрягаясь, выразить беспокойство.

— Вы думаете, мне стоит бросить это дело, сэр?

— Боюсь, что так, Счастливчик. Боюсь, что я на этом даже настаиваю.

— Хорошо, сэр. Хозяин — барин.

Он лучезарно улыбнулся.

— Не надо ставить так вопрос, Счастливчик. Здесь, в «Джорнал», мы все — одна команда. Работаем в одной упряжке. — Уилкинз снисходительно подмигнул. — Вот только, куда она будет тянуть, решает тот, кто сидит в моем кресле.

— Да, сэр. — Я поднялся, поняв, что