КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404887 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172229
Пользователей - 92004
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Давным давно хотел прочесть данную СИ «от корки до корки» в ее «бумажном варианте... Долго собирал «всю линейку», и собрав «ее большую часть» (за неимением одной) «плюнул» (на ее отсутсвие) и стал вычитывать «шо есть»)

Данная СИ (кто бы что не говорил) является «классикой жанра» и визитной карточкой автора. В ней помимо «мордобития, стрельбы и погонь», прорисована жизнь ГГ, который раз от раза выходит победителем не сколько в силу своей «суперкрутости или всезнайства» (хотя и это отчасти имеет место быть) — а в силу обдуманности (и мотивировки) тех или иных действий... Практически всегда «мы видим» лишь результат (глазами автора), по типу : «...и вот я прицелился, бах! И мессер горит...». Этот «результат» как правило наигран и просто смешон (в глазах мало-мальски разбирающихся «в вопросе»). Здесь же ГГ (словами автора) в первую очередь учит думать... и дает те или иные «варианты поведения» несвойственные другим «героическим персонажам» (собратьев по перу).

Еще один «плюс в копилку автора» — это тщательная прорисовка главных (и со)персонажей... Основными героями «первой трилогии» (что бы не говорили) будут являться (разумеется) «Дядя Саша» и «КотеНак»)) Остальные герои и «лица» дополняют «нарисованный мир» автора.

Так же что итересно — каждая книга это немного разный подход в «переброске ГГ» на фронта 2-МВ.

Конкретно в первой части нас ожидает «классическая заброска сознания» (по типу тов.Корчевского — и именно «а хрен его знает почему и как»). ГГ «мирно доживающий дни» на пенсии внезапно «очухивается» в теле зека «времен драматичного 41-го» года...

Далее читателя ждут: инфильтрация ГГ (в условиях неименуемого расстрела и внезапной попытки побега), работа «на самую прогрессивный срой» (на немцев «проще сказать), акты по вредительству «и подлянам в адрес 3-го рейха» и... игра спецслужб, всяческих «мероприятий (от противоборствующих сторон) и «бег на рывок» и «массовое истребление представителей арийской нации».

Конечно, кому-то и это все может показаться «довольно скучным и стандартным».. но на мой субъективный взгляд некотороые «принципиальные отличия» выделяют конкретно эту СИ от простого рядового боевичка в стиле «всех победЮ». Помимо «одного взгляда» (глазами супергероя) здесь представлена «реакция» служб (обоих сторон + службы «из будуСчего») на похождения главгероя — читать которую весьма интересно, ибо она (реакция) здесь выступает совсем не для «полновесности тома», а в качестве очередного обоснования (ответа или вопроса) очередной загадки данной СИ.

Именно в данной части раскрывается главный соперсонаж данной СИ тов.Марина Барсова (она же «котенок»). В других частях (первой трилогии) она будет появляться эпизодически комментируя то или иное событие (из жизни СИ). И … не знаю как ВАМ, но мне этот персонаж очень «напомнил» Вилору Сокольницкую (персонажа) из СИ Р.Злотникова «Элита элит»...

В общем «не знаю как ВЫ» — а я с удовольствием (наконец) прочел эту часть (на бумаге) примерно за день и... тут же «пошел за второй...»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
greysed про Шаргородский: Сборник «Видок» [4 книги] (Героическая фантастика)

мне понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Единственная здравая идея: что влияние засрапопаданца может резко изменить саму обстановку, так что получает он то же 22 июня, только немцы теперь с куда более крутым оружием...

Впрочем, это, несомненно, компенсируется крутостью ГГ, который разве что Берию в угол не ставит, а Сталина за усы не дергает, так что он сам сможет справиться с немецкой армией врукопашую (с автоматом для такого героя было бы уже как-то неспортивно...)

Словом, если начинается, как чушь, то так же и закончится.

Нет, конечно, бывают и исключения, когда конец гораздо хуже начала...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Свои и чужие (fb2)

- Свои и чужие (пер. Инна Сергеева) (а.с. Плач перепелки-3) 654 Кб, 349с. (скачать fb2) - Иван Чигринов

Настройки текста:



Иван Чигринов Свои и чужие

I

Осень сорок первого выдалась в Забеседье недолгой — считай, сразу после так называемого бабьего лета, которое, как всякий год, так и нынешний, хвалилось солнцем, вокруг явственно обозначились приметы близкой зимы: все чаще, даром что вроде неожиданно, твердела намокшая и вязкая земля, делалась по ночам чёрствой да каляной и гулко, прямо до звона, отзывалась под колёсами телег; в воздухе же, прогретом в полуденную пору, пока царило солнце, пахло прелой травой и палым листом — не продохнуть; тем временем на разливах, в зарослях болотного хвоща, приречной осоки и камыша, что сухо шелестел по кочкастым и ещё топким берегам здешних озёр, по нескольку дней, словно скрываясь, лежал и не хотел таять гусиный лёд. Словом, где-то уже с середины октября осень и зима тягались друг с другом на невидимых весах. Впрочем, за этим явлением природы в тот год некому было в Веремейках особо наблюдать да размышлять, вспоминая былые, может, даже самые давние годы, когда, мол, тоже что-то похожее случалось, — ведь народный календарь всегда на таких вот сравнениях зиждился. И не только в Веремейках некому было наблюдать да размышлять. Война почти уполовинила народ в деревнях. И все-таки и в эту осень жизнь по обе стороны Беседи шла своим, крестьянским чередом: мужики, все больше престарелые деды и подростки, свозили на одужавших армейских лошадях снопы в гумна, чтобы высушить в овинах да обмолотить цепами на токах, ибо не в каждой деревне уцелели колхозные молотилки, а бабы сразу после поздней жатвы, чуя в утренних жёстких холодах близкие морозы, торопились выкопать из земли картошку-лозовку.

У немецких властей накануне зимы были свои заботы. Во-первых, беспокоило их скопление взрослого населения в городах. Поэтому в Минске, ещё летом, было напечатано в газетах, а позже, осенью, выпущено в виде листовки обращение городского комиссара, в котором бывших крестьян, что в годы «коллективизации и раскулачиванья» бросили хозяйства и перебрались в город, призывали снова вернуться на свои усадьбы: мол, жить в достатке теперь можно только в деревне, где «вновь создаются упорядоченные условия жизни под охраной немецкой армии». А во-вторых, на повестку дня ставился вопрос о «полном усмирении края». Все видели, что молниеносной войны не получилось, к тому же продвижение немецкой армии, особенно после взятия Смоленска, вообще с каждым днём замедлялось, потому необходимо было обеспечить на зиму безопасный тыл. Настало время оценить общее положение на оккупированной территории. Теперь фашисты уже по-настоящему хотели как можно подробней знать о настроении «захваченного населения». «Изучать жизнь» на оккупированной территории вменялось в обязанность многим службам. И вот на столе шефа полиции безопасности и СД появился документ, который был основан на информации этих служб, в том числе и на донесениях командиров айнзатцгрупп и айнзатцкоманд.[1]

«В настоящий момент, — говорилось в нем, — на настроение жителей влияют следующие факторы: А) Всеобщая надежда на возвращение Красной Армии. Этому способствует и стабилизация фронта в последние недели. Лица, поступившие в оккупационные учреждения, например, в городские управы, в полицию службы порядка и т. д., уже сегодня серьёзно обеспокоены тем, что будет с ними в случае нашего военного поражения. Ко всему вышесказанному добавляются слухи о том, что Сталин объявил всех, кто остался на оккупированной территории, государственными изменниками. Б) В сельской местности затягивается урегулирование земельного вопроса, так же как и вопроса о том, кто обязан платить за сданный хлеб и сельхозпродукты, и высокая ли это будет оплата; крестьяне требуют быстрей наделить их землёй, потому что объявления, расклеенные хозяйственной инспекцией „Центр“ о том, что ни коммунисты, ни помещики не вернутся и что приусадебные участки с этого времени переходят в собственность крестьян, не решают вопроса. Потому мы ещё раз подчёркиваем, что максимально твёрдое обещание срочно решить земельный вопрос и использование этого в пропагандистских целях не только при ведёт к подъёму настроения сельских жителей, но, более того, окажет влияние и на Красную Армию и на русский тыл… В) По-прежнему распространяются слухи о большевистском партизанском движении, в результате чего население волнуется и не может быть достигнуто полное усмирение края. Необходимо срочное вмешательство немецкой пропаганды с целью агитации и влияния на местное население. Не следует забывать, что оно полностью приучено к методам советской пропаганды довоенного времени.

Сомнения в пропагандистском влиянии на местных жителей немецких фронтовых газет, которые переводятся на белорусский язык, например «Барановичской газеты», уже были высказаны нами прежде. Необходимо также отметить, что фронтовые газеты с белорусскими страничками по немецким тарифам стоят 10 пфеннигов за экземпляр (например, та же «Барановичская газета»), т.е. в переводе на русские деньги — один рубль. В советское же время газета стоила всего двенадцать копеек, так что в глазах гражданского населения даже стоимость газет во много раз выросла. Даже «Минская газета», которая выходит на одной страничке, стоит пять пфеннигов, а белорусская «Витебская газета» — четыре пфеннига…

По поводу национального вопроса стоит заметить, что за это время существенных изменений в деятельности белорусской группы не произошло… Однако неуверенность в национальном вопросе, которая выявилась с первых дней оккупации, в значительной степени подрывает доверие национальных кругов к нашим учреждениям. Например, цензура вермахта в Минске во втором номере выходящей там «Минской газеты» пропустила заметку о батьковщине,[2] под которой явно имеется в виду Беларусь. Понятие Беларуси и в остальных случаях имеет явно выраженный оттенок государственно-политической единицы. В результате этого и в других городах руководящие белорусские круги обратились в полицию безопасности и СД с вопросом, могут ли они работать в таком же пропагандистском направлении. В чем, разумеется, им было отказано. Что же касается третьего номера «Минской газеты», то военная цензура, видимо, учитывая свою ошибку со вторым номером, бросилась в другую крайность: совсем запретила выпуск. Об этом соответственно проинформирована группа «Центр». Белорусы, которые были доставлены сюда из генерал-губернаторства (Польша) при посредничестве айнзатцгруппы В и по согласованию с отделом VII командующего тылом группы армий «Центр» (группа военного руководства) и определены на соответственные должности в органы руководства, высказали просьбу, чтобы для их поддержки были вызваны сюда другие надёжные белорусы из рейха или генерал-губернаторства. Но в связи с предстоящей передачей части Белоруссии рейхс-комиссару «Остланда» этот вопрос следует решить иначе.

Уже давно приступили к работе волостные управы, которые были созданы оперативными группами совместно с местными и полевыми комендатурами. Им необходимы директивные указания от группы военного руководства при командующем тылом группы армий «Центр». Рассматривая же в целом вопрос о создании временного гражданского руководства, стоит отметить наше удачное взаимодействие с соответствующими учреждениями вермахта. Вермахт целиком признал, что создание аппарата гражданского руководства в старорусских областях стало возможным в основном благодаря привезённым из Варшавы белорусским доверенным лицам. Вместе с тем бытующая до сих пор практика, когда привезённых белорусов использовали не только при создании местного руководящего аппарата, но и в качестве наводчиков для установления разведывательных связей, в дальнейшем не может продолжаться. На это есть свои причины, о которых мы уже докладывали. Поэтому будет сделана попытка подобрать агентуру из числа местного населения, хотя пока и трудно сказать, принесёт ли это успех.

Экономика… Продуктами обеспечивается на оккупированной территории весьма незначительный процент населения, в основном лица, которые трудятся на немецких предприятиях, а также в местных органах управления. Остальное население пытается время от времени облегчить своё положение, добывая продукты на свой собственный страх и риск, даже воровством — там, где это возможно, — на продуктовых складах вермахта. Люди не верят, что немцы могут обеспечить их едой. В качество примера можно привести следующий факт: городскому управлению Смоленска для продовольственного снабжения гражданского населения в зимний период отданы в распоряжение колхозы, имеющие общий запас зёрна в четыреста тысяч килограммов; выходит, что на душу населения (теперь там примерно сорок тысяч жителей) на весь зимний период приходится по десять килограммов.

Мы опять-таки обязаны уяснить себе главное: должна ли оккупированная территория быть всего только использована единовременно (Белоруссии это касается в первую очередь) или все-таки преобразована на длительный срок в экономический придаток рейха? Если вторая цель становится смыслом германской политики, то в таком случае необходимо привлечь население к сотрудничеству…

В процессе усилий, направленных на всеобщее упорядочение занятых областей, есть большой смысл в улучшении дорожных условий, так как в результате плохих дорог очень велик износ автомашин вермахта. Это касается а железных дорог, по которым совершаются различные перевозки — подкрепление фронту, продукты питания рейху. Линия от Смоленска должна быть переоборудована на немецкую (узкую) колею. Со следующей недели каждый день между Смоленском и Минском намечено пропускать по двадцать одной паре эшелонов в обоих направлениях. Между тем сейчас железнодорожные составы находятся в пути сравнительно долго. Так, например, от Варшавы до Минска состав идёт три-четыре дня, а от Минска до Смоленска — два-три дня. Пассажирские же поезда (разумеется, кроме военных) пока совсем не ходят.

Назрела необходимость усовершенствовать карательную деятельность на оккупированной территории. Выработать общие положения. Вопрос этот хоть и ставится здесь с прежней остротой, однако в связи с быстрым продвижением наших войск создались длительные перерывы.

Например, такой аспект. В царской России, как известно, евреям запрещалось селиться в центральных областях империи. Зона поселения их в Белоруссии проходила к западу от городов Витебск, Орша, Могилёв, Гомель. С отменой запрета на поселение в семнадцатом году евреи проникли через эту зону дальше на восток. В основном это были круги еврейской интеллигенции, которые, естественно, находили место жительства в крупных городах, чтобы заниматься политическими и хозяйственными делами. Много евреев отправилось в эвакуацию в восточные районы страны, а также в Среднюю Азию с началом военных действий в эту кампанию. На территории Белоруссии, таким образом, осталось теперь совсем мало еврейского населения. Не много его в Псковской, Смоленской, Орловской областях… Поэтому мы предлагаем — в связи с незначительным количеством еврейских элементов на оккупированной территории — освобождённые силы карательных подразделений, в том числе и айнзатц-групп, направить на деятельность, которая целиком относится к государственно-полицейским акциям среди коренного населения. Во всяком случае существует возможность более детально и основательно проводить даже следствия и допросы и благодаря использованию агентуры обезвреживать врагов рейха, особо опасных агентов и функционеров.

Итоги ликвидации и размещения по оперативным командам на это время следующие: 1) штаб и передовая команда Москвы — 144 человека; 2) передовая команда №7а — 996 человек; 3) передовая команда №7в — 886 человек; 4) оперативная команда №8 — 6842 человека; 5) оперативная команда №9 — 8096 человек.

Кроме того, оперативная команда № 8 в ходе ликвидации опасного местного населения получила один миллион пятьсот десять тысяч триста девяносто девять рублей. Сто двадцать пять тысяч восемьсот рублей изъято у жителей города Червеня. Идут конфискации в Минске, Могилёве, Гомеле…

Думается, что подобные конфискации во время акций против враждебных нам элементов необходимо осуществлять также с помощью службы порядка. Тем более что опыт такой уже есть, когда службой порядка было найдено в квартире минского врача-еврея много золота.

Мы уже отмечали выше, что слухи о партизанском движении волнуют население. И пока это будет длиться, вряд ли удастся нам достигнуть внутреннего усмирения захваченной территории. Нашей агентурой, например, было установлено, что существующие партизанские группы (а они по-разному проявляют свою деятельность — едва ли не во всех бывших административных районах) используют для вербовки новых членов переодетых бандитов. Гражданские лица, которые шатаются по просёлочным дорогам, задерживаются ими и включаются в действующие партизанские группы. Вместе с тем у нас уже есть данные, что военнопленных, которым удаётся разными путями, порой даже не без помощи солдат караульных подразделений, освободиться из концентрационных лагерей, они также используют в борьбе против нового порядка.

Весьма важный арест в связи с партизанской деятельностью удалось осуществить айнзатцкоманде 9, когда были получены сведения, что в лагере для военнопленных находится партизан, заброшенный Советами на оккупированную территорию через линию фронта. Им оказался уроженец деревни Волковая, что в Смоленской области, по профессии ветеринар. За полтора года до войны он был осуждён за нечаянную растрату и приговорён к двум годам тюремного заключения. По его словам, в начале военных действий его поставили перед выбором — или идти воевать в регулярных войсках, или пройти подготовку в партизаны. Понятно, что он присоединился к партизанской группе и таким образом получил надежду попасть в родные места и там сдаться на милость победителей. Арестованный рассказал далее, как шла подготовка в группе, руководил которой опытный чекист, к боевым действиям, как инструкторы учили будущих партизан обращению с винтовкой, револьвером, знакомили со взрывчатыми веществами, с работой по рации и так далее. В сентябре группа получила задание перейти линию фронта, чтобы вести в прифронтовой полосе разведку немецких военных частей, аэродромов, складов с боеприпасами, а также совершать диверсии и расправляться с лицами, которые пошли на службу к нам. Для начальной деятельности этой группе были определены некоторые районы Смоленской, Брянской и Могилевской областей. Задание партизаны выполняли обычно по два-три человека, редко вмешивались в дело целой группой, или, как они называют, — отрядом. И вот теперь бывший партизан обнаружен в лагере для военнопленных. Он, как и задумал заранее, в одной из стычек сдался немецким солдатам, а те направили его в ближайший лагерь. Айнзатцкоманда № 9 на основе показаний обнаруженного партизана сразу начала поиски заброшенных бандитов. Об исходе этого дела будет сообщено.

Пока же, если говорить объективно, о боевых действиях партизан в тылу нашей армии невозможно дать полной и чёткой картины. Есть только немало примеров, которые свидетельствуют о беспощадной деятельности тех партизанских групп, которыми командуют советские офицеры и комиссары, а большей частью — чекисты, особенно, если они не местные. Что же касается количественного состава партизанских групп — тех, которые были созданы партийными органами совместно с военными штабами, и тех, которые сложились стихийно из числа солдат и офицеров разбитых в летних боях и попавших в окружение частей Красной Армии, — то мы имеем данные, что в отличие от предыдущего периода, теперь, накануне зимы, они все активней распадаются. Но это совсем не означает, что бандитские шайки перестанут существовать. Нельзя не принимать во внимание и то обстоятельство, что большевистские лидеры в решающий момент попытаются наладить массовую переброску в наш тыл организованных боевых подразделений, наподобие того, в котором проходил подготовку упомянутый нами ветеринар из деревни Волковая. Стоит обратить особое внимание в связи с этим на недавнее донесение передовой команды Москвы, которая получила агентурные сведения из советской столицы, что там, на спортивном стадионе «Динамо» якобы состоялся сбор особой бригады НКВД, созданной для выполнения специальных заданий на оккупированной германской армией территории.

Из всего сказанного, таким образом, напрашивается чёткий вывод — наряду с конкретными мерами в области управления, национальной политики, карательных действий возникает все более острая необходимость перейти в этом крае к более широкой и более действенной пропаганде. Инстанции, которым надлежит осуществлять усмирение жителей оккупированной территории, ожидают специального анализа — с учётом наличествующих успехов немецкой пропаганды и опыта русской, особенно печатной. Тогда ни листовки, напечатанные на белорусском языке, ни большевистские газеты, которые распространяются так же, как и листовки с постоянными призывами к сопротивлению и партизанской войне, не будут иметь никакого резонанса».

II

В эту многострадальную осень — а иначе её не назовёшь — в Забеседье жили не одной работой да ожиданием, чем закончится война. Как и повсюду на оккупированной территории, были тут и немцы, были и бургомистры, были полицейские, а были и партизаны. Правда, о них больше слухи ходили, потому что одно дело немцы или та же служба охраны порядка, как называли теперь полицейских, этих всякий мог видеть, они хозяйничали в городах и деревнях; другое дело партизаны — не в каждом посёлке нашёлся бы человек, который своими глазами видел партизан. Не всякий мог и признаться теперь, что видел, чтобы не затаскали по полицейским участкам да немецким комендатурам. Но слухи ходили. И этими слухами люди тоже жили.

Как летом в сухую грозу. Вроде и гром вдали гремит, и молнии небо в той стороне полосуют, а дождя все не видать.

Так и со слухами. И все-таки в октябре в Забеседье было уже два партизанских отряда. И один из них — местный, тот, что создавался в Мошевой, когда фронт стоял ещё на Соже. Кстати, в списках этого отряда значился и Родион Чубарь, веремейковский председатель. Тогда, в августе, он не явился по вызову райкома партии в Мошевую и даже не догадывался, что зачислен в отряд.

Из Мошевой отряд — двадцать четыре партийных, советских и хозяйственных работника района — был перевезён 11 августа на двух автомашинах в Горбовичский лес, куда из Климовичской Рудни к тому времени перебазировался штаб 13-й армии. Тут партизаны получили оружие: каждому выдали винтовку, по сорок пять патронов, по две ручные гранаты и по бутылке горючей смеси — сказали, для боев с вражескими танками.

Инструктор политотдела армии забрал у партизан документы, в том числе и партийные билеты, а взамен раздал справки — с чужими фамилиями, с другими профессиями и адресами.

Боевую задачу перед отрядом ставил начальник политотдела бригадный комиссар Крайнов.

— Заключается она в том, — сказал он потирая рукой видимо повреждённую шею, — чтобы незаметно, ночью перейти линию фронта и взрывать мосты на реках, которые находятся на пути продвижения войск. Обычно это делают бойцы и командиры службы военной связи. Однако, по некоторым данным, поступившим к нам, отдельные мосты по эту сторону Сожа остались почему-то не взорванными, и теперь немцы используют их в своих целях. Мы надеемся, что фронт на нашем участке укрепится. Во всяком случае, сегодня для этого делается все. Идут довольно успешные бои. И есть твёрдая уверенность, что, выполнив первое задание, вы вернётесь сюда же, к нам, и мы будем встречать вас с победой в этом лесу, где располагаемся теперь. Желаю успеха.

Вторым человеком, который выразил желание напутствовать крутогорских партизан, был секретарь обкома партии Макаров. Одет он был в военную форму, но без знаков различия, кожаную сумку через его плечо распирали то ли документы, то ли какие другие бумаги. Многие из партизан его знали — секретарём обкома Макаров работал не первый год, а до этого был заместителем уполномоченного комитета партийного контроля по республике. В районных кругах обычно таких людей знают не только по фамилии, но и в лицо. Знали в Крутогорье и Макарова. И когда он внезапно, уже во время выступления начальника политотдела армии, появился перед отрядом, никто, кажется, не удивился этому, как будто Макаров и должен был появиться тут. Одна только подробность бросилась в глаза всем — бригадный комиссар и секретарь обкома не поздоровались. Значит, уже встречались нынче. Скорей всего, Макаров до сих пор находился в штабе и только теперь освободился от каких-то дел.

Секретарь обкома снял с головы фуражку с мягким козырьком — сталинку, помахал ею перед собой, вроде пытаясь разогнать липкую духоту, которая стояла даже на опушке леса.

— Добрый день, крутогорские товарищи, — начал он, улыбаясь, и, словно хозяин на дворе, поглядел прищуренным глазом на солнце, которое было от него по левую руку. — Значит, вам осталось только сходить на задание в тыл врага и вернуться обратно.

Секретарь обкома, как говорится, был для партизан человеком свойским, потому полушутливые его слова, а прежде всего, наверно, улыбка, которая расцвела на лице, вызвали ответное оживление и расслабляющий хохоток.

Макаров переждал минуту, потом спросил:

— Семьи в эвакуацию отправили все?

— Почти все, товарищ секретарь обкома, — ответил ему командир отряда Митрофан Нарчук, человек среднего роста, черноволосый и экономный в движениях.

— Это хорошо, — одобрил секретарь обкома. — Ну, а настроение? Какое настроение у партизан?

— Да вот, — показал на смеющихся партизан Митрофан Нарчук.

— Ну, теперь-то, сдаётся, ничего, а минуту назад думал — скисли хлопцы.

— Понятное дело в таком положении, — подхватил командир отряда. — Каждого же, считай, из дома выхватили, словно из гнёзда.

— Это правда, — согласился секретарь обкома. — Мы не слишком-то церемонились с вами. Но что поделаешь — события торопят. У Церковища сегодня с самого утра идёт тяжёлый танковый бой. А на остальных участках оборонительного рубежа, который проходит и по территории вашего района, атаки противника успешно отбиты. Значит, можно надеяться, что и дальше все тут будет складываться в нашу пользу. По крайности, так полагают военные товарищи. Они очень надеются на вас. Скажу прямо — задание у вас не самое лёгкое, это по меньшей мере. Но выполнить его надо всенепременно. Я вас призываю к этому от обкома партии. А теперь несколько слов о том, как вообще складывается обстановка на сегодняшний день. Вот листовка, которую только что издал Центральный Комитет Компартии Белоруссии.

Макаров расстегнул свою сумку, достал из неё пачку бумаг, отделил одну и стал читать глуховатым голосом:

— «Фашистские заправилы и их продажные писаки, насмерть напуганные героическими действиями Красной Армии, в хвастливых передачах и листовках теперь уже нагло лгут о захвате Москвы, Ленинграда, Киева… Это фашистская провокация. Не верьте брехне обезумевшей от страха за своё будущее гитлеровской сволочи! Красная Армия наносит сокрушительные удары по германской армии. Сотни тысяч немецких солдат, тысячи танков и самолётов — уничтожены! Берлинская дивизия Гитлера, полк „Великая Германия“ — уничтожены. Баденский армейский корпус разбит. Только на Смоленском направлении уничтожено полностью десять отборных дивизий врага. Берлин, Варшава и многие другие города Германии, Польши, Чехословакии заполнены ранеными немецкими солдатами и офицерами. Наступательный пыл врага и его мощь ослабляются. В бой постепенно вводятся главные силы Красной Армии, оснащённые тысячами танков и самолётов. Близок час разгрома гитлеровских бандитов. Беритесь, товарищи, за оружие и уничтожайте фашистскую гадину! За вами вся советская страна, весь советский народ. Ведите счёт убитым вами фашистским солдатам и офицерам, уничтоженным штабам, машинам, особенно с горючим, пущенным под откосы поездам, взорванным и сожжённым складам. За каждое из этих действий партизан и командира отряда ждёт великая награда от Советского правительства. Действуйте смелей и ещё раз смелей».

Макаров кончил читать, оглядел с левого фланга на правый крутогорских партизан, которые тут же подравняли строй, и продолжал с улыбкой:

— Как видите, последние слова непосредственно обращены к вам. Надеюсь, что и на вас засияют вскорости ордена и медали. А теперь — готовьтесь в поход. Место, где будете переходить линию фронта, уже подготовлено. Ночью вам покажут его. Так, товарищ бригадный комиссар?

— Так, — подтвердил начальник политотдела армии, который стоял все это время несколько в стороне.

— Ну, а командиру вашему, кажется, не привыкать партизанить? — спросил Макаров.

Если считать манёвры, в которых мне довелось принять участие…— начал было в ответ командир партизанского отряда, как вдруг между деревьями, где стояли палатки и автомашины штаба армии и политотдела, громыхнул сильный взрыв. За ним, буквально через мгновение, за которое не успела установиться тишина, сосняк сотряс второй взрыв. Дальше взрывы уже никто не считал, да и отделить их друг от друга было невозможно. Не иначе, откуда-то била дальнобойная артиллерия. Но теперь снаряды, кажется, перелетали уже то место, где размещался штаб армии, разносили в щепы деревья и взрывали землю дальше, метров на триста — четыреста в глубь леса.

Крутогорцы находились за чертой попадания. Но все они были люди необстрелянные, поэтому не только ничего не поняли в том, что творилось вокруг, но и некоторое время, как оглушённые, стояли в строю, словно ждали команды рассредоточиться или лечь на землю. С ними же пока оставались и бригадный комиссар Крайнов с секретарём обкома Макаровым. Однако не долго. Как только среди штабных палаток и автомашин перестали рваться снаряды, бригадный комиссар пригнулся и побежал в ту сторону. Тогда и секретарь обкома вдруг опомнился, крикнул Митрофану Нарчуку, хотя хватило бы и нормального голоса:

— Живо отсюда! Ведите людей в безопасное место! Странно, но точного смысла этой команды никто не понял, кроме, может быть, командира отряда. Зато все наконец сообразили, что стоять вот так во время обстрела нельзя, что вражеская артиллерия может перенести огонь ближе. И крутогорские партизаны сиганули кто куда, однако недалеко, большая часть их бросилась тут же наземь, и отсюда ползком уже каждый искал себе места, где бы — по представлению каждого — можно было уберечься не только от прямого попадания снаряда, но и от многочисленных осколков.

Между тем огненный смерч в лесу не утихал. Наоборот, даже усиливался, хотя по-прежнему снаряды взрывали землю не там, где размещался штаб армии. Видно, немцы знали только его примерное нахождение, но не имели возможности корректировать огонь. По цели угодили лишь первые снаряды.

Макаров лежал на земле ничком, чуть ли не впритык к командиру отряда Нарчуку и почему-то тяжело дышал, будто лежать так ему стоило больших усилий. Набитую военную сумку он прижимал к себе правой рукой, а шапку притискал к земле локтем левой, вроде заботился, чтобы эти предметы не отбросило куда-нибудь взрывными волнами, которые все сильней и сильней хлестали окружающий сосняк. Нарчук в это время лежал в другой позе: упал он на левый бок, головой к полуденному солнцу, и ему было видно не только то, что творилось на задымлённой опушке, но и где притулились его партизаны: хоть разбегались и резво, но все-таки лежали на земле недалеко друг от друга, словно и тогда, когда разбегались, и теперь удерживало их какое-то силовое поле. Первым делом Нарчук заметил своего комиссара Степана Баранова. Скорченная фигура Баранова некоторое время оставалась совершенно неподвижной, и Нарчуку показалось, что тому, наверно, не повезло, наверно, секануло его осколком. Нарчук собирался сказать об этом секретарю обкома, но уже в следующий момент увидел, как Баранов помахал кому-то, кто находился дальше от него, рукой, потом поднялся с земли, даже стряхнул с рукавов и колен хвоинки, которые зацепились за сукно, и, слегка пригибаясь, заозирался по сторонам, пока не отыскал взглядом начальство. А увидев Нарчука с Макаровым рядом, удовлетворённо кивнул и двинулся к ним.

— Ну вот, сразу огненная купель, — чуть ли не радостно сказал он.

— Да, — и командир отряда подвинулся немного, чтобы дать комиссару место между собой и Макаровым. — Но нам-то что? Им вон досталось! — Нарчук показал рукой в направлении штаба армии.

— Не позавидуешь, — согласился Баранов. — Бригадный комиссар напрасно побежал туда.

— Не иначе, выдал кто-то, — услышав их разговор, вмешался секретарь обкома. — Шпионами вокруг все кишит. Я вот думаю… шофёра с машиной оставил там. Хорошо, если догадался спрятаться. Да и машины жаль будет.

— А наши хлопцы лежат себе тут, будто снопы на току в перевяслах, и хоть бы хны, — сказал явно довольный Нарчук.

— Считайте, что вам вообще на первый раз повезло, — усмехнулся Макаров. Разговор этот был теперь совсем некстати, но каждый почему-то посчитал нужным вставить своё слово, раз уже начал комиссар, хотя приходилось повышать голос, чтобы перекричать недалёкий грохот. С другой стороны он свидетельствовал, что напряжение, которое вызвал артобстрел вначале, когда ещё снаряды падали в расположение штаба армии, уже прошло, все вдруг почему-то поверили, что крутогорцев сегодня кровавая чаша минет.

Так оно и вышло, хотя всем, кто находился по эту сторону Горбовичского леса, одинаково угрожала опасность. Снаряды по-прежнему сильно и нещадно молотили землю и воздух. От горького дыма трудно было дышать, и кое-кто из партизан уже стал болезненно покашливать, в том числе и комиссар отряда Степан Баранов, когда-то болевший туберкулёзом. Митрофан Нарчук об этом знал и с сочувствием поглядывал — чем бы помочь ему.

В отличие от Нарчука, который приехал в Крутогорский район чуть ли не в тот же год, что и веремейковский Чубарь, Степан Баранов был человек местный, родился в здешней деревне, километрах в десяти от Горбовичей, и имел солидное, если так можно выразиться, образование: учился не только в областной партийной школе, но незадолго до войны окончил в Могилёве педагогический институт. Правда, учительствовать ему почти не пришлось, потому что на районной партийной конференции его избрали вскорости секретарём райкома. А Нарчук работал в райкоме, последнее время на должности заведующего агитпропом под его началом. А если точней, так Баранов лично пригласил Нарчука в райком, благо даже переезжать в город новому заведующему отделом не надо было — Митрофан возглавлял тогда пригородный колхоз «Парижская коммуна». Таким образом, оба они — и комиссар, и командир — имели опыт совместной работы, многое знали друг о друге. Это обстоятельство не последним было, когда решался вопрос, кого поставить во главе отряда.

Была и другая причина, которая решала дело: в тридцать втором году Митрофан Нарчук принял участие в военных манёврах под Москвой, в районе Бронниц. В тех манёврах в первую очередь участвовали люди, подготовленные в специальных школах. Будущие партизаны, которых готовили на случай войны.

Сведены они были в шесть групп, и эти группы на манёврах «выступали» против кадровых войск Народного комиссариата государственной безопасности и пограничных войск. Разумеется, никаких сообщений — ни в печати, ни устно — о них не было ни тогда, ни после. И вообще, все дело кончилось не так, как надо, потому что внезапно замысел с подготовкой партизанского движения на случай войны был признан кем-то вредным и пораженческим — зачем, мол, наперёд планировать боевые действия на своей территории. И вот в тридцать шестом году началась расконсервация партизанских баз, заложенных сразу после манёвров в лесах Белоруссии, на Украине. Были расформированы также и партизанские группы, которые, разумеется, существововали только на бумаге, потому что будущие партизаны по-прежнему работали во всех областях народного хозяйства, в партийных и советских органах.

Переехав на работу в Крутогорский район, Нарчук, надо сказать, не поинтересовался, была ли заложена тогда партизанская база и тут, в Забеседских лесах. Во-первых, навряд ли нашлись бы люди, через столько лет помнящие об этом, а, во-вторых, сам интерес его к этому давнему делу, которое было признано вредным и пораженческим, мог обернуться неожиданным образом, тем более что до него доходили слухи, будто кое-кто из участников бронницких манёвров оказался почему-то на строительстве Беломорканала. Зато Митрофан Нарчук хорошо знал, что никакой базы для будущей партизанской деятельности на территории района не было и нет. И скорее всего потому, что его отряду, по замыслу штаба армии и районного комитета партии, надлежало действовать в прифронтовой полосе — совершать рейды в тыл врага и возвращаться к своим, запасаясь всякий раз на месте, по большей части у военных, и боеприпасами, и харчами, и всем прочим, что понадобится партизанам.

Конечно, своя логика в этом была. И штабу армии, и руководству района в таком виде дело представлялось более целесообразным. Но сам командир думал иначе. Создание базы, по его мысли, не помешало бы даже в том случае, если бы фронт и на самом деле задержался здесь. Недаром говорится — своя ноша не тянет. Между тем сам Нарчук на решение этого вопроса никакого влияния не имел: он узнал, что ему придётся стать партизаном, а тем более возглавить отряд, только за два дня до того, как их собрали в Мошевой. И тем не менее, начиная с того момента, как его уведомили о назначении командиром местного партизанского отряда, Нарчук думал об этом.

Сегодня ему опять хотелось заговорить о базе с секретарём обкома Макаровым, когда тот появился перед строем партизан тут, в Горбовичском лесу. Но артиллерийский обстрел нарушил весь порядок.

Наконец Нарчук понял, что артобстрел кончается — стало вдруг слышно, как вверху, ещё издали, поскуливают снаряды, встряхивая землю все реже и реже. И вот последний. Степан Баранов перестал давиться кашлем, который, казалось, раздирал ему все нутро.

— Кажется, все, — пересиливая глухоту, зажимая уши, сказал сразу Макаров и, опираясь на расставленные руки, оторвался от земли.

Но зря он поторопился, снова пришлось ложиться ничком. Откуда-то от самого сосняка послышалось громкое, словно испуганное, предупреждение:

— Во-о-здух!

Ясное дело, все партизаны, в том числе и Нарчук с Барановым, тотчас повернулись в ту сторону, как бы пытаясь узнать, кто кричал, но там все потонуло в дыму, сквозь который нельзя было разглядеть даже штабных машин, не то что человека. И вдруг совсем близко и словно бы наперегонки ударили в небо зенитки, охраняющие штаб армии. Партизаны не видели их, но знали, что это зенитки, те стояли до сих пор у дороги на краю леса и не могли не броситься крутогорцам в глаза, когда они ехали сюда из Мошевой. Не видел никто и немецких самолётов. Но каждый понимал, что команда «воздух» подавалась не напрасно и не впустую подняли стрельбу зенитки. Поэтому партизаны лежали на прежних местах и не шевелились, хотя уже и подумывали, что лучше было бы в такой момент оказаться где-нибудь подальше от штаба армии, который не на шутку привлёк внимание немцев.

А немецкие самолёты, видно, не ожидая, что их встретит на подлёте к штабу зенитный огонь, сразу заметались и, нарушив строй, разлетелись в разные стороны, чтобы сделать новый заход на лес. Однако огонь зениток подстерегал их теперь по отдельности, и белые облачка разрывов сопровождали даже тогда, когда они отдалились от местонахождения штаба на довольно значительное расстояние. Все, кто следил за самолётами, думали, что следующий заход их неминуем. Но он не состоялся. Самолёты вдруг стали сбрасывать бомбы на деревню в полутора километрах отсюда, — то ли заметили там новые военные объекты, то ли просто решили освободиться от опасного груза.

То, что самолёты попытаются все-таки прорваться к лесу, теперь было маловероятно. Поэтому в расположении штаба армии возобновилось движение — засновали люди, загудели автомашины.

К партизанам подбежал тот самый инструктор политотдела, который выдавал полчаса-час назад документы, крикнул:

— Где командир ваш?

Тут, — отозвался Нарчук и встал с земли.

— Обстановка изменилась, — сказал инструктор. Тогда поднялся на ноги и Макаров.

Что там? — спросил он.

— Кажется, на этот раз легко отделались, — ответил инструктор, выковыривая землю из правого уха. — Снаряды почти все ложились с перелётом. По цели попало всего три или четыре.

— Бригадный комиссар живой?

— Да.

— А другие? Как остальные?

— Кажется, все в порядке. Но обстановка изменилась. Мне приказано передать командиру отряда, что мы не сможем сделать то, что обещали. Придётся вам самим искать место, где можно перейти линию фронта. Вражеские танки подходят к Крутогорью.

— А штаб? — обеспокоенно спросил Макаров.

— Штаб снимается. Перемещаемся в другое место.

— Куда?

— Об этом вам лучше спросить у начальника штаба.

— Хорошо, — секретарь обкома надел фуражку и двинулся следом за инструктором.

Тем временем смрадный дым, которым забило лес, стал уползать с прогалин между деревьев, словно откуда-то вдруг подул ветер, хотя никто из партизан не чувствовал этого. Глазу снова открылось все, что было вокруг, — штабные машины, военные возле них.

Штаб снимался с места быстро, не прошло и нескольких минут, как на дорогу стали выруливать один за другим грузовики с закрытыми кузовами.

— Как думаешь, — комиссар отряда взял за локоть Митрофана Нарчука, — оставят за нами машины, на которых мы приехали сюда?

— С чего это вдруг? — будто не понял его командир.

— Да…— развёл руками Баранов.

— Думаю, нам они больше не потребуются. Будем надеяться на свои ноги. Так?

Вопрос этот касался всех, кто стоял вокруг, однако никто не отозвался. Только районный прокурор Шашкин, который подошёл последним ипочему-то стоял в некотором отдалении от, группы, нервно засмеялся и этим обратил на короткий момент внимание на себя.

— Стройся, — скомандовал командир отряда. Партизаны быстро встали в шеренгу, замерли.

— Все целы? — спросил Нарчук.

— Сдаётся, все, — ответил комиссар.

— Никто со страху не сбежал?

— Все тут, — снова сказал Баранов.

— Ну, тогда и мы двинемся, а то ещё неизвестно, что немцы задумали насчёт штаба. Достанется нам ни за что ни про что.

Но вернулся секретарь обкома и задержал их.

— Оказывается, вправду дела дрянь, — сказал он с возмущением. — Возле Церковища немецкие танки прорвали оборону и двигаются несколькими колоннами к вашему районному центру.

— Где же они теперь? — поинтересовался Митрофан Нарчук.

— Думаю, уже недалеко. Сколько оттуда до Крутогорья?

— Откуда?

. — Ну, от Церковища, — уточнил Макаров.

— Всего ничего, — досадливо дёрнул щекой командир отряда, — километров двенадцать.

— Вот видите!…— Макаров слегка помедлил. — Значит, надо торопиться.

— Но куда вы теперь, Иван Николаевич?

— Сам думаю. Хоть в отряд к вам просись…

— А что? — заулыбались партизаны. — Давайте снами. Как раз одного не хватает.

— Кого?

— Председателя веремейковского, Чубаря, — ответил командир отряда.

— И рад бы в рай, да грехи не пускают, — развёл руками Макаров. — Ещё сегодня надо в Хотимск. На мне, понимаете, дел чужих много.

— Как же вы туда попадёте?

— Может, успею через Крутогорье проскочить на машине. Машина моя, оказывается, не разбита.

— Навряд ли удастся, — с сомнением покачал головой Нарчук.

— Думаете, в Крутогорье немцы?

— Если ещё и нету, то дорога на Хотимск наверняка отрезана. Теперь из этого леса путь один — за Беседь. Видать, и штаб армии туда направляется. Не в курсе?

— Об этом я не спросил.

— Тогда торопитесь, Иван Николаевич. А мы тоже отсюда выбираться будем. Слишком место тут неспокойное. Немцы весь лес перевернут в поисках штаба, не иначе.

— Это так, — согласился секретарь обкома. — Ну что ж, не будем лишку задерживаться. До свидания, товарищи партизаны, — он взмахнул рукой. — А вы, товарищ Нарчук, и вы, товарищ Баранов, проводите меня до машины. Я должен сказать вам кое-что.

До самой опушки Макаров, Нарчук и Баранов шли молча. Партизанские командиры ждали, что скажет секретарь обкома, а тот почему-то не начинал разговора, как будто некуда было спешить. Оно и правда — в лесу ещё полно было военного люда, который укладывал на грузовики штабное имущество.

Впереди горела деревня. Это была Василевка. И Нарчук, и Баранов хорошо знали её, они сразу заметили: пожар после бомбёжки охватил не все хаты, дым стоял только над крайними от леса.

Горит, горит село родное, Горит вся родина моя, — произнёс Макаров и остановился у межевой канавы, что разделяла поле и лес. Слова, которые вырвались у секретаря обкома, были из давней песни, ещё с прошлой войны, но прозвучали они так, что сжалось вдруг сердце и у Нарчука, и у Баранова.

— Ну что ж, товарищи, будем прощаться, — Макаров расстегнул военную сумку, достал пачку листовок. — Возьмите, — подал он Баранову, — вам они тоже понадобятся. Воевать теперь надо не только оружием. И вот ещё что — если после того, как выполните задание, не сумеете снова связаться со штабом армии, ищите сразу свой подпольный обком. Он будет тут, в районе. Но знайте, — в составе его за это время произошли некоторые изменения. Маштаков не может остаться в тылу. У него что-то плохо с глазами. Поэтому районную партийную организацию будет возглавлять пока товарищ Манько, ваш второй секретарь.


* * *


Митрофан Нарчук был совершенно прав, когда говорил Макарову, что дорога из Крутогорья на Хотимск, городской посёлок в верховьях Беседи, судя по всему, отрезана немецкими танка-ми. И действительно, по ней уже нельзя было проехать. И не только потому, что туда подошли немецкие войска. Причина, скорей, заключалась в другом — враг вступал в Крутогорье.

Странно, но первыми на окраинных улицах районного центра появились не танки, а мотоциклисты, которые добрались сюда по Горбовичской дороге. Потом началась стрельба у кладбища, где размещался местный аэродром, — туда со стороны кирпичного завода проникли вражеские автоматчики. И уже только к вечеру, когда стрелковые части подавили сопротивление немногочисленных защитников города, все увидели немецкие танки. Их задержал на подступах к Крутогорью артиллерийский дивизион 6-й дивизии, полки которой сражались ещё в июне месяце под стенами Бреста, а в конце июля переформировались в Краснопольских лесах.

По Горбовичской дороге немецкие мотоциклисты без помех подъехали к городу как раз, когда их не ждали.

Собственно, город не был готов к обороне. И только когда передовые части немецких войск двинулись дальше, по Белынковичскому большаку, вдруг началось настоящее сражение. Тут стали на пути немцев артиллеристы той же 6-й дивизии. Это были батарея корпусных орудий и рота подвоза боеприпасов капитана Володина. Немцы, видно, не ожидали, что кто-нибудь успеет перерезать путь для дальнейшего наступления. Наоборот, им казалось, что на этом направлении не осталось боеспособных военных подразделений Красной Армии. Во всяком случае, сегодняшние события целиком подтверждали это, хотя отдельные очаги сопротивления, в том числе и артиллерийский заслон, который был выставлен на танкоопасном направлении, это значит, по обе стороны от деревни Церковище, могли бы научить немцев чему-нибудь. Но в наступательном запале они неспособны были уже трезво рассуждать. Да и зачем, если части 24-го моторизованного корпуса, в составе которого наступала 2-я танковая группа, снова вышли на оперативный простор. Потому и очередной очаг сопротивления танкисты сперва восприняли как обычную затяжку, самое большее часа на два.

Однако прошёл час, другой, третий, а русские артиллеристы, которых поддерживали стрелки, казалось, не собирались уступать дорогу. Мешал немцам и густой лес, совсем непроходимый не только для танков, но и для пехоты, хотя они и пытались обойтись тут одними танками.

Наконец немцы уразумели, что продвинуться дальше по

Белынковичскому большаку сегодня не удастся, выставили свой заслон и отошли ни с чем, чтобы заночевать в ближней деревне. Это стало их привычкой — ночевать с полным комфортом, хотя в крестьянских хатах их порой беспокоили клопы да блохи.

Конечно, если бы они знали, что на батарее, сдерживающей движение по Белынковичскому большаку, к этому времени оставалось исправным одно орудие, а снарядов к нему и совсем не имелось, — артиллеристы подбирали оставшиеся от других орудий, которые получили повреждение и не могли стрелять, — то не стали бы сдерживать бешеного натиска, хотя die Nachtigung [3]для них являлся не только делом обычным, но и обязательным: в нем тоже заключался немецкий порядок, который в подобных условиях, пожалуй, уже переходил в своего рода щегольство.

В тишине, после долгого и тяжёлого боя, вскоре стало слышно, как залаяли по деревне собаки, закудахтали куры. Наверно, немецкие солдаты принялись шарить по крестьянским дворам, гоняясь за соблазнительной живностью. Вдобавок — бухнул винтовочный выстрел, запричитала женщина, оплакивая то ли своего поросёнка, то ли ещё кого.

Быстро, словно нарочно, сгущались на большаке сумерки, хотя по ту сторону леса ещё виднелось над горизонтом солнце.

Через несколько минут наступила полная темнота.

Тогда на позиции корпусных орудий брякнула о полевой камень лопата — уцелевшие артиллеристы копали могилу, чтобы похоронить убитых товарищей. Помогали им автобатовцы, у которых жертв было меньше, потому что основной огонь немцы направляли все время на батарею.

Из артиллерийских командиров живым после боя остался один сержант — молодой, но сильно измотанный парень, который все время, пока рыли могилу, сидел понуро и недвижимо на гаубичной станине.

— Что дальше делать будем, сержант? — спросил его в темноте капитан Володин.

— А ничего, — ответил тот и добавил: — У нас печём больше стрелять.

— Чем мы можем быть полезными вам? — снова спросил капитан.

— А ничем, — так же, как и в первый раз, вяло ответил артиллерист.

— Тогда будем сниматься с позиций, — уже тоном приказа сказал капитан.

— Хорошо, — кивнул сержант. — Но вот я думаю, как мы теперь справимся со своей гаубицей, ведь не осталось ни одного тягача. Все разбиты.

— Людей мы вам дадим, — пообещал капитан.

— А что люди? На руках её далеко не покатишь. Это не сорокапятка.

— Ну, тогда как знаете.

Но артиллеристы не решились оставить на позиции единственное исправное орудие. С подмогой автобатовцев, тоже оставшихся без машины, они выкатили на большак 152-миллиметровую гаубицу и двинулись на восток, где ещё оставался на Беседи, как раз напротив Белынковичей, невзорванный мост. В конце концов было решено так — покуда немцы нежатся в деревне и, судя по всему, не собираются оставлять её до утра, может, удастся отыскать где-нибудь лошадей.

И вправду, в следующей деревне, что быстро появилась из темноты у Белынковичского большака, им дали живое тягло, даже будить нужных людей не пришлось, потому что теперь не до сна было. Лошадей в колхозе не нашлось, зато были волы, приученные к хозяйственным работам. Пришлось только час-другой повозиться, чтобы приладить хоть кое-как для непривычных целей сельскую упряжь, напрочь далёкую от военного обихода, как и передние оси с деревянными колёсами, к которым орудийная прислуга прилаживала станины.

Этот необычный обоз — впереди медлительные, упирающиеся волы, за ними горбатое орудие на своих и вспомогательных колёсах да ещё целая колонна солдат — и встретили за Малой Липовкой крутогорские партизаны. Сюда, на Белынковичский большак, они вышли через крупную деревню под названием Студенец, которая и вправду стояла будто на сквозняках, особенно зимой; проходили её партизаны уже когда шёл бой на большаке.

Собственно говоря, этот бой и явился причиной, по которой направились сюда партизаны. Подумалось вдруг, что именно здесь, где не только нарушена линия фронта, но и всякое представление о ней, и можно будет определить место перехода. Хотя, с другой стороны, не было смысла делать это уже потому, что теперь оказаться в тылу у наступающих немецких частей не составляло никакого труда — довольно было переждать некоторое время, самое короткое, пока установится относительное затишье, по крайней мере, на дорогах. Но остаться в Горбовичском лесу партизаны не отважились. Они вышли оттуда сразу же после того, как исчезла последняя автомашина, принадлежащая штабу и политотделу 13-й армии. Остаток этого дня партизаны проблуждали между деревнями, прячась в небольших лощинах и приречных лозняках, попадая в довольно неожиданные ситуации. У посёлка бывшей коммуны их, например, хотели обезоружить военные. Кончилось тем, что вооружённых гражданских людей, которые твердили, что они партизаны, просто не пустили дальше. Поэтому отряд был вынужден на виду у всех пройти через большую деревню, обойти сад и по плотине через Жадуньку, впадающую километра через три отсюда в Беседь, перебраться ближе к Крутогорью. Лес тут был не широкий, узкой полосой, которая одним боком примыкала к Белынковичскому большаку, он тянулся с юго-востока до самого районного центра, до его окраинных домов. Дальше, под Белынковичами, снова темнел лес, уже не узкая полоса, но до того леса надо было пройти целое поле, к тому же горбатое и с глубокими впадинами и канавами: казалось, впадины так же, как и канавы, могли бы сослужить партизанам службу, по ним не только можно было безопасно и незаметно продвигаться, но и прятаться, если вдруг понадобится, однако все эти низины были отделены друг от друга и нигде не соединялись; пожалуй, ни в одном случае они даже не шли в направлении к ближнему лесу, а все вели в сторону Жадуньки, которая раньше, в незапамятные времена, называлась Задунайкой. И сама Беседь в те времена тоже носила название — Задунай.

Поскольку лес, где оказались крутогорские партизаны, был не широк, может, километра в два, если идти не вдоль, а поперёк да напрямик, и одним своим краем прилегал к Белынковичскому большаку, то и грохот боя за лесом доносился на другой его край явственно. Грохот этот не могли заслонить или хотя бы приглушить отчасти на таком расстоянии своими развесистыми кронами даже хвойные деревья, растущие сплошь, начиная от плотины, которая тоже творила немало шума отвесно падающей водой. Было слышно, как там, на большаке, упрямо и злобно, но почему-то не очень часто, бухали одна за другой пушки; отсюда, кажется, не составляло труда провести черту между воюющими, обозначить, когда и с какой стороны стреляли наши, а когда и откуда — немцы: строчили пулемёты — одни, те что находились справа, быстро-быстро, словно не в силах сдержаться; другие, наоборот, раздельно, очередь за очередью, патрон за патроном, будто в этой раздельности и была та неотвратимость, в которой заключалась вся суть кровавого дела. Удивительно, но страха, несмотря на неглубокое расстояние, этот бой у партизан не вызывал, может, потому, что за нынешний день он был уже не первый; нынче после полудня, когда снова сдвинулся фронт, много где взрывалось и грохотало по всей Крутогорщине, но поскольку бои неожиданно начинались и так же неожиданно кончались, всякий раз в ином месте, а не рядом (Горбовичский лес словно бы уже и в расчёт не шёл), то и воспринимались они как что-то ненастоящее, во всяком случае, совсем не страшное, а если ещё точней, не им предназначенное.

Здесь, в лесу за Жадунькой, партизаны наткнулись на землянку, выкопанную на сухой гриве, рядом с бывшей лесной норой — и на хромого деда с бабкой, а с ними двух молодых девчат, по виду близнецов, которые были в том опасном и совершенно безответственном возрасте, когда даже в лучшие времена родителям не удаётся из-за них спокойно спать по ночам. А тут война. И столько чужого народу каждый день вокруг!… К тому же девчата эти не дочками доводились старикам, а внучками, — приехали к деду с бабкой на каникулы из Молодечно, да так и застряли тут, в деревне, потому что Молодечненщина сразу же попала под оккупацию. И вот теперь старики прямо тряслись над этими пригожими, пусть и одетыми в крестьянские обноски, девочками, боялись, чтобы кто-нибудь (боже сохрани!) не надругался над ними; поэтому чуть что — прятались тут, в землянке, которая была выкопана давно, считай, месяца полтора назад, и имела вид простой ямы, накрытой толстыми досками и укрытой боровым мохом. Сегодня дед с бабой привезли сюда, в тайник, своих «сиротиночек», как они называли их, с самого утра, хотя никто в тот час даже не догадывался, что немцы снова начнут наступать и к вечеру будет занято не только Крутогорье, но и все правое Прибеседье.

— А мы наперёд знали про это, — будто похвалился перед Митрофаном Нарчуком хромой мужик, узнав бывшего председателя «Парижской коммуны». — Потому и подались сюда, благо землянка есть.

Это не понравилось его жене, которая напоминала чем-то нахохлившуюся от холода старую птицу, и она сказала, недобро глянув на мужа:

— Знали, знали!… Землянка!… Ты ещё похвалися, что ты… этакий угодливый был у нас, дак…

— Ну чего ты боишься? — попытался утихомирить её муж. — Это же свои.

— Свои вчера были, — снова недобро глянула на деда его старуха, — а сегодня…

Дед засмеялся жениной недоверчивости.

— Чего сегодня? — совсем уже весело спросил он.

— А то, что на Белынковичском большаке… Чуешь, — по-прежнему держась одного тона, сказала, будто пригрозила, она и мотнула головой в ту сторону, где все ещё не не реставало громыхать.

Этот довод внезапно подействовал на старика, он на мгновение затих, вслушиваясь в орудийные выстрелы И пулемётные очереди на большаке, потом и совсем угомонился.

— Ну и сколько вы тут собираетесь сидеть? — спросил немного погодя командир партизанского отряда.

— Дак… Думаю, что недолго, — ответил старый крестьянин. Помолчал, потом снова сказал: — Аккурат как одни поотступают, а другие понаступают.

— Словом, надеешься на то, что вскоре установится тут тишина да покой?

— А что ж нам делать, как не надеяться? Волками тут выть? Дак не поможет. Вот и остаётся надеяться на лучшие времена. Без этого в нашей жизни невозможно.

— Ага, живи да надейся, — одобряя мужнину речь, закивала головой бабка.

Но тот, казалось, не обратил внимания на её слова, продолжал рассуждать дальше:

— Оно, конешно… С одноко боку… а с другого… Ну, сколько этих немцев на свете. Пройдут вот легулярные части, а потом…

— И правда, интересно, — усмехнулся Нарчук, — что будет потом?

— Как и завсегда, — пожал плечами мужик, —снова начнём жить да работать себе помаленьку.

— А немцы?

— Дак я же говорю — сколько их? Ну, хорошо, ежели один на деревню придётся, а то, может, и на целый сельсовет. Дак что он нам тогда? Как было, так и будет. Это колхоз могут распустить, а мужика… Мужик как тот солдат. Его не разжалуешь в чине. Ну, а без колхоза… Дак мы без колхоза и раньше тоже жили. Не хочу сказать, что при колхозе худо было. Но нам тута, при огороде, всегда можно было жить. И бояться наперёд нечего. Я ж говорю, и без колхоза когда-то жили. — Без колхоза жили, а вот под немцем, сдаётся, ещё не пробовали.

— И это правда. Но как-нибудь вытерпим и под немцами. Главное нынче — переждать. Как в великое половодье. Только оглядываться успевай, чтоб самого куда-нибудь но снесло. Ну а после, через неделю-другую, глядишь, и…; тишь да гладь, все сияет вокруг, все на месте… ежели, известно, оно крепко стояло на том месте.

— Философ ты, дед, как я погляжу, — Нарчук обвёл взглядом партизан, сидевших у входа в землянку, улыбнулся комиссару Баранову и спросил прокурора Шашкина: — Правда, философ?

Но ответа от Шашкина получить не успел. Из-за землянки вдруг появилась хозяйка, опередила его:

— А, несёт что попало человек. Вы не очень слухайте его, товарищи.

— Почему же? — спокойно и как можно доброжелательней взглянул на неё Нарчук.

— Дак… несёт абы-что. Или вы сами не видите? Странно, но старика её защита — а это было не что иное,

как самое настоящее заступничество, — вдруг возмутила.

— Что ты все лезешь не в своё дело! — повысил он голос.

— Дак… Дождёшься, старый черт!… Дождёшься, что… И хозяин развёл руками:

— Во, заиграла щербатая пластинка.

Слова его, а больше всего, наверно, этот вымученный, будто напоказ, жест вызвали смех у партизан.

«Надо идти дальше, а то поссорим мужика с женой», подумал Нарчук, тоже посмеявшись от души, и поднялся обдергивая подпоясанный широким ремнём плащ.


* * *

Пока отряд пробирался сквозь лес к Белынковичскому большаку, бой там утих. Произошло это внезапно — все бухало, грохотало, а потом замолкло вдруг, будто по договорённости с обеих сторон.

И стало жутковато.

До сих пор казалось, что взрывы наполняли пространство и как бы заставляли его существовать. Теперь такого чувства не было. Теперь даже не было ясного представления, куда дальше двигаться. И Митрофан Нарчук первым понял это.

В лесу смеркалось. И очень быстро. Вскоре уже трудно стало различать в нескольких шагах и деревья, и человеческие фигуры.

«К чему сейчас плутать по лесу? Надо наконец выйти на открытую дорогу», — подумал Нарчук и сказал вслух, чтобы услышали все партизаны:

— Кто знает, как нам попасть отсюда в поле?

— Сдаётся же, и так, через лес, скоро выйдем на большак, — как будто засомневался кто-то из партизан.

— Нет, нам необходимо выйти к полю, — упрямо повторил командир отряда.

— Тогда бери направо.

— Ага, направо, — стали подсказывать сзади. — Где-то там должна быть дорога.

— И Малая Липовка?

— И Малая Липовка.

Глубоко увязая сапогами в вереске — он взрослому человеку доставал выше колен, — Нарчук забрал вправо, повёл отряд по склону возвышенности, которая огибала сырую болотину, поросшую молодым осинником.

Было слышно, как прокурор Шашкин спросил кого-то:

— А среди наших из Малой Липовки никого нет?

— Нет, — послышалось в ответ.

— А зря.

— Ещё бы не зря.

— Теперь мы долго будем повторять это «зря», — вмешался в беседу комиссар отряда Баранов. — Долго будем натыкаться на свои просчёты — и того не хватает, и того не учли.

— Если бы свои…

— Ну, это как всегда, как в каждом новом деле — и свои, и чужие. Придётся на ходу поправлять и себя, и других.

— Да и время надо учитывать.

— Да, времени было мало на организацию отряда.

— И все же прокурор правду говорит, — прозвучал новый голос— Наобещали черт-те что, а теперь… Хорошо, хоть винтовки успели дать.

Нарчук угадал человека, которому принадлежал голос: это был Павел Черногузов, из райисполкома, заведующий отделом торговли.

Поддержав прокурора Шашкина, Черногузов тоже пожалел, что никого не оказалось в отряде из Малой Липовки:

— А то б и повечеряли. — Как раз это я и имел в виду, когда спрашивал, — счёл нужным уточнить Шашкин.

— Да, оказывается, вправду голод не тётка, — согласился комиссар и тихо рассмеялся.

Теперь и все вспомнили, что ели сегодня только в Мошевой, на самом рассвете, а в Горбовичском лесу солдатской каши, которую обещали военные, попробовать не пришлось, как не пришлось получить и пищевое довольствие — помешал артиллерийский налёт.

Вспомнили и зашумели. Но теперь уже Нарчук не всех своих партизан мог угадать по голосам.

— Тише вы, — сказал он наконец.

Дальше шли молча. Но как только оказались на краю леса да постояли, снова заговорили.

— Надо направить разведку, — предложил Нарчуку уполномоченный наркомата заготовок Валга.

— Куда? Уполномоченный пожал плечами.

— А вообще, командир, — сказал Шашкин, — куда мы идём?

— Как куда? Выполнять задание, — спокойно ответил Нарчук.

— Ну, это понятно. А куда?

— Через линию фронта.

— А вдруг мы её уже перешли?

— Кажется, нет. Бой шёл слева.

— Слева, — согласился Валга, — однако…

— Я тоже так думаю, — подключился к уполномочен ному наркомата заготовок прокурор, — не напрасно ли мы торопимся? Видно, все-таки лучше будет, если день-другой переждём тут, в этом лесу. Пока прояснится обстановка, запасёмся харчами, сейчас пора позаботиться об ужине.

— Нет, — сказал Нарчук, — надо перейти большак.

— А потом что?

— Будет видно. Да и почему все вдруг вспомнили про Липовку? Есть ведь и другие деревни, где с таким же успехом нас могут покормить.

— Потому что Липовка совсем близко.

— Так и все остальные деревни недалеко. Особенно в темноте. Ничего вокруг не видать. Ну, где она, ваша Липовка?

— Выйдем на большак, там и Липовка будет.

— Значит, все-таки на большак? И немедленно, сейчас же?

— Ты — командир, тебе и решать, — наконец отступился от Нарчука прокурор, но с расчётом на других бросил: — И вообще, я с этим нашим заданием ещё подумал бы.

— Что значит — подумал бы? — спросил прокурора командир отряда.

— А вот что, — растолковал тот, — мы идём куда-то взрывать чужие мосты, а свои в районе целыми остаются. И плотина вот на Жадуньке остаётся. И мост у Белынковичей, наверно, до сих пор не взорван. Да и мало ли ещё где. Выходит, что взрывать наши мосты пришлют людей из какого-нибудь Сурожского района, а мы тем временем должны будем искать мосты в Климовичском, в Кричевском. Не слишком ли сложная получается механика?

— Странно вы рассуждаете, товарищ Шашкин, — сказал на это Нарчук. — Совсем как тот дед, который желает отсидеться в землянке. Послушать вас, так только и остаётся — спрятаться вот тут и ждать, пока все само решится. Что, может, и ещё кто-нибудь в отряде так думает? — повысил голос Нарчук.

Ответа не было. Партизаны стояли вокруг, молчали. Но Митрофан вовсе не думал, что никто из них не разделяет мнения прокурора Шашкина. Непременно есть в отряде такие. Уже даже по тому, как они молчали, можно было догадаться, что есть.

Ну и пускай. Не зря же говорят в народе, — сколько голов, столько и умов. Не это беспокоило командира отряда. Его тревожило другое обстоятельство. То, что отношения между партизанами оставались, если можно так сказать, очень крутогорскими, а это значит, прежними; все вели себя так же, как и вчера, и позавчера, и много дней назад; например, кто был прокурором, тот и теперь все ещё оставался им, кто являлся уполномоченным наркомата по району, тот и сегодня пытался задавать тон в отряде. Былая районная иерархия пока что сохранялась целиком и полностью. Как не высовывались раньше вперёд директора машинно-тракторных станций, председатели колхозов, так и теперь, став партизанами, они почти не подавали голоса. Только топали следом за другими да собирались своим кружком, когда удавалось передохнуть минуту-другую на месте.

Понятно, что в теперешней ситуации после вопроса командира отряда: не разделяет ли кто из партизан мнения прокурора, нужно было учесть тех, кто вправду разделяет его, и тех, кто по извечному порядку вынужден сохранять вышеупомянутую иерархию. Именно на этот вопрос, с которым Нарчук обратился к партизанам, он не мог получить ответа. Сам вопрос исключал его. Во всяком случае, командир отряда в следующий же момент понял, что на такие категоричные слова его никто не отзовётся, как будто бы они и в самом деле были напрасно сказаны.

Между тем стоять вот так да разводить ненужные распри, которые неизвестно чем кончатся, тоже не стоило. Поэтому появление комиссара отряда, а вчера ещё — секретаря райкома партии, было как раз кстати. Степан Баранов вдруг отстранил рукой кого-то из партизан, вышел из толпы.

— Не хватало, чтобы мы тут митинг затеяли, — поставив винтовку прикладом на землю, сказал он насмешливо и вполголоса. — Не надо забывать, что с сегодняшнего дня все мы военнообязанные. Все мы составляем одно военное подразделение, которое называется партизанским отрядом. Короче говоря, я вас призываю, дорогие товарищи, всего только вспомнить, что говорили вам ответственные люди утром в Мошевой, а потом — в Горбовичском лесу. Так вот, в военном подразделении всегда существовали правила взаимодействия, правила подчинения. Причём, обязательного подчинения. А это надо понимать очень просто — в военном подразделении есть командиры и есть рядовые бойцы. Командиры должны командовать, а рядовые бойцы, то есть подчинённые, должны выполнять команды. Кажется, все понятно, но у нас нашлись товарищи, которые, оказывается, либо не догадываются, что такое военная дисциплина, либо, нарочно нарушают её. А ведь есть же и партийная дисциплина.

— Так…— сунулся было что-то объяснить прокурор Шашкин, который все время, пока говорил Баранов, нетерпеливо и шумно переступал с ноги на ногу.

— Погодите, товарищ Шашкин, — остановил его комиссар, — мы ведь, кажется, договаривались, что митинга не будем устраивать. И я со своей стороны прошу извинить, что затянул речь, ничего такого, чего бы вы не знали, я не сказал и не мог сказать. Я всего только хотел напомнить, что мы объединены в военное подразделение, поэтому никакие споры между подчинёнными и командирами не должны иметь места. А что ж на деле получается — весь фронт наконец затих, а мы, двадцать четыре человека, двадцать четыре партизана, раскудахтались, будто куры в хлеву, и пугаем шумом не только себя, но и всех вокруг. Хорошо ещё, что немцев поблизости нету. Не миновать бы нам беды. Одним словом, я за то, товарищ Шашкин и остальные товарищи, чтобы Митрофан Онуфриевич Нарчук командовал нами и был нам заботливым и строгим отцом-командиром, а мы — подчинялись ему и слушались, как и полагается в такой ситуации. Тем более что задача, которая поставлена перед нами, остаётся прежней, никто её отменить не может, хотя обстановка, правду сказать, пока не очень-то понятная. Другое дело, что так переть наобум, как мы прём, наверно, нельзя. Необходимо больше осторожности, больше военной ловкости. Ну да Митрофан Онуфриевич — человек опытный в военном деле. Недаром он и в армии служил, и на манёврах партизанских был. Так что командир у нас с вами настоящий.

— Ну, ясное дело, — загудели разом в темноте партизаны.

Подождав немного, комиссар спросил:

— Значит, как говорится, инцидент исчерпан?

— Да! Да!

— Тогда, Митрофан Онуфриевич, командуй, — сказал комиссар снова.

Но Нарчук не сразу отозвался. Стоял ещё несколько минут и тяжело думал. Ему не по нраву было все тут — и то, что округу скрывала от глаз темнота и не давала теперь возможности ориентироваться на местности, чтобы сознательно двигаться в нужном направлении, и то, что в отряде начались подобные разговорчики, хотя, может быть, сейчас это и неизбежно; не по душе было Нарчуку и то, что, вмешавшись в «инцидент», комиссар отряда свёл его, как казалось командиру, к заурядному благодушному распеканию правых и виноватых разом; не нравилось Митрофану Онуфриевичу и то, что надо было командовать отрядом, а он не умел этого делать. И ещё кое-что не устраивало Митрофана Нарчука, хотя реальных оснований для недовольства, может, и не было.

Однако Митрофан Онуфриевич понимал главное: теперь ему полагалось отвечать за все — и за то, что должны были сделать другие, однако не сделали, и за то, что приходилось осуществлять ему, командиру партизанского отряда.

А ведь жизнь, казалось, все время готовила Нарчука к его теперешней роли. Обязательную службу он прошёл целиком. И не в самое плохое время. Служил он в Брянске, в полку связи. Призывался из захолустной деревни, когда ему перевалило уже за двадцать. И, может быть, потому внутренний распорядок, чистота, опрятность, которые царили в армии, наложили отпечаток на его дальнейшую жизнь. Во всяком случае, вспоминал Митрофан свою красноармейскую службу с особым подъёмом, как вспоминает человек утреннюю росу на охолодавшем лугу.

Но чем больше всего вспоминалась обязательная служба в армии — так это возможностью учиться. Армия тогда становилась и массовой школой, «ускоренной ликвидацией безграмотности».

Позже теперешнему командиру партизанского отряда тоже приходилось учиться. И, надо сказать, немало. Однако систематического образования— получить все-таки не удалось, по крайней мере, такого, как у Степана Баранова. Командирское звание, то есть воинское звание лейтенанта запаса, Нарчук получил уже, работая завагитпропом райкома партии — после войны с белофиннами вызывали человека в военкомат, меняли запись в учётной карточке, которая хранилась в сейфе, и уведомляли, что теперь его военно-учётный состав — командный. В те дни по всем военкоматам страны проводился переучёт военнообязанных. И командирами запаса становились многие ответственные работники. Но Нарчука все-таки удивило, что из связистов его вдруг перевели в сапёры, насторожила и ещё одна подробность — во время переучёта, наверно, согласно календарному плану, в военном комиссариате вообще в результате простого росчерка пера многие кашевары превращались в санитаров, подрывники — в артиллеристов, связисты — в кашеваров и так далее. В стенной газете военкоматовские работники сообщали: «Настоящим стахановским методом переучёта овладели тов. Шляпкин, Панфилов и Седых. Они систематически перевыполняют нормы выработки по дефицитным специальностям и должны стать примером в работе для остальных. Так, например, тов. Шляпкин в один только день перевыполнил план за неделю по артиллеристам». Когда в райкоме Нарчук рассказал об этой заметке, долго смеялись, особенно над Шляпкиным, суетливым, но тем не менее довольно настырным мужиком из скобяной лавки, которого хорошо знали в городе. Одним смехом и обошлось. Правда, первый секретарь Маштаков все-таки недовольно заметил Баранову: «Ты, Степан Павлович, позвони туда, пусть они притормозят это стахановское начинание, а то не хватало ещё, в самом деле, чтобы кашевар в бою стоял у пушки, разбираясь в непонятных для него командах, а санитар крутил ручку, вертел взрывмашины».

А вот манёвры, проходившие в тридцать втором году, словно бы нарочно предупреждали события, в которых нынче доводилось участвовать Нарчуку.

На те манёвры он попал неожиданно. По крайней мере, так всегда считал Митрофан Онуфриевич. Да и в самом деле это было так, потому что ни в одной из спецшкол, где подготавливались будущие партизаны, учиться ему не пришлось. Зато был у него троюродный брат, настоящий партизан, который в двадцатом году сражался против польских оккупантов под Минском, на территории Игуменского повета, а на манёврах под Бронницами командовал одной из шести партизанских групп. Вот он-то и включил в свою группу Нарчука в качестве «мобилизованного» партизана. Ну, а так оно было или не так и действовали ли вообще на Бронницких манёврах мобилизованные партизаны, сказать трудно, как и обо всем остальном, что касалось манёвров: вокруг них уже тогда, в тридцать втором году, витала грозная таинственность.

Но странное дело — и там, на манёврах, и вот теперь Митрофану Нарчуку приходилось выполнять схожие задания. И тогда ему довелось принять участие в подрыве моста на реке, и сейчас первое задание его отряд получил на уничтожение именно таких объектов. Разница состояла только в одном — в тот раз, то есть во времена Бронницких манёвров, на задание были направлены всего два партизана — Нарчук и его троюродный брат, а сегодня на подобную операцию шёл целый партизанский отряд.


* * *


Между тем в эти дни не одному Митрофану Нарчуку, командиру Крутогорского партизанского отряда, не хватало умения командовать и воевать.

Но по тому, как разворачивалась война, по первым результатам её можно было предположить, что давалась эта наука нелегко. И прежде всего, наверно, потому, что в отличие от науки, той, которую мы все привыкли собственно считать мирной, а понимать как «познание истины», эта имела другой вид и другую суть и требовала человеческих жертв, человеческой крови и больших материальных потерь.

Но партизанам, которые стояли рядом с Нарчуком на тёмном поле меж затаившихся лесов и деревень, не было никакого дела до того, умел ли их командир руководить отрядом или нет. Да и не они выбирали его. Им его назначили. Вывели в Мошевой перед строем и сказали: «Вот ваш командир». Зато все они — и наверняка без исключения — знали уже, что отряд их совершенно не подготовлен к делам, которые нужно совершать.

III

Другим отрядом в Забеседье был разведывательно-диверсионный отряд Карханова, где проводником стал бывший попутчик Губаря — Шпакевич.

Правда, проводником Шпакевич оставался совсем недолго, только на первое время, пока отряд переходил через линию фронта. А потом стал обыкновенным бойцом, потому что маршрут по тылу вражеских войск по разным причинам не совпадал с прежним, тем, которым пришлось пробираться в августе месяце к линии фронта Шпакевичу и его двум товарищам. Понятно, что и задания в отряде Шпакевич выполнял обычные, такие же, как и все остальные партизаны, хотя они и прошли на стрельбищах под Москвой специальную подготовку, в которую входило изучение подрывной техники — своей и вражеской, тактики действия небольшими подразделениями, разведки и так далее; тут Шпакевичу пригодилось то, что он, будучи восовцем [4] работал некоторое время на пару с Холодиловым по взрывному делу.

Линию фронта московские партизаны переходили трижды. Верней, чтобы оказаться по эту сторону её, отряду пришлось сделать три попытки. Два раза они кончались неудачей, потому что немцы заняли территорию перед позициями 284-й дивизии уже не только вдоль фронта, по и далеко вглубь. Зато третий раз ничто не помешало партизанам — видно, гитлеровцы все-таки не догадывались, кто так настойчиво несколько ночей тревожил их на Десне. Перед тем как попасть в Забеседье, отряд Карханова уже имел на своём боевом счёту не только удачные диверсии на вражеских коммуникациях, но немало засад и кровавых столкновений. Тем временем в штабе бригады особого назначения, куда входил отряд Карханова и которая не только имела намерение, но и возможность начать массовую переброску за линию фронта других отрядов, ждали также известий следующего характера: как налажена у гитлеровцев охрана тыла, какие военные части выделены вермахтом для поддержания порядка и тишины на оккупированной территории и где они размещены; как, в каких условиях разворачивается сопротивление советских патриотов «новому порядку» в тылу наступающих немецких войск и какая поддержка необходима местным партизанам, подпольщикам, поднимающимся на борьбу против захватчиков.

Партизанские тропы, которыми двигался отряд Карханова, насчитывали много километров — сперва вдоль линии фронта, когда отряд держался от неё не более чем в двух ночных переходах, затем по Брянским и Клетнянским лесам, где уже приходилось спасаться от команд преследования, что направлялись армейскими и тыловыми немецкими частями вдогонку диверсантам. Этот путь оказался непростым не только из-за осложнений, возникающих в результате боевой, диверсионной и разведывательной деятельности, но и сам по себе, по причине немалой удалённости от базы, а она все время усугублялась от вынужденного маневрирования и новых задач, которые ставились перед отрядом.

В том, что московские партизаны оказались по левую сторону Беседи, заслуги Шпакевича, надо сразу сказать, тоже не было. Все решалось довольно просто — понадобилось место для постоянной базы, чтобы можно было одновременно и осуществлять операции, и поддерживать связь с теми районами, где у отряда уже возникла своя агентурная сеть, а в населённых пунктах были созданы группы сопротивления. Выбор пал на Забеседье. Здесь таилась возможность для партизан скрыться на нужное время в лесах и отсюда ложились им самые удобные дороги в районы их прежних действий — в ту же Клетню, Людиново, Жиздру, Дядьково…

Совсем неожиданно к этому отряду возле Веремеек пристал и Родион Чубарь.

Спасая осиротелого лосёнка от старого и немощного волка, который все-таки не потерял надежды добраться до своей жертвы, уже не имеющей сил для побега, Чубарь как раз и вышел тогда на московских партизан.

Помнится, двигался он от можжевельниковой поляны, сплошь изрытой кабанами, наугад, то есть, не разбирая дороги. Да и не знал он тут никакой дороги, чтобы идти целенаправленно. Но все-таки он схватил на руки лосёнка и понёс прочь от волка, ощущая, как распирает его изнутри какая-то злость, мстительное чувство, словно они с этим старым хищником бежали до сих пор наперегонки, хотя один хотел догнать свою жертву, чтобы утолить давний и беспросветный голод, а другой — наоборот, пытался спасти беднягу.

За поляной начались болотные заросли, потом снова стало суше под ногами, но совсем худо пришлось, когда на пути встал густой ельник, через который напрямик можно было только продираться. Ломясь чуть ли не с медвежьей силой по этой чащобе, Чубарь только однажды положил лосёнка на землю, — тот, казалось, едва дышал от страха и даже не вскочил на ноги, словно бы и вправду во всем доверился человеку.

Отправляясь в лес, Чубарь обещал Гапкиному сыну Михалке привести этого маленького лося в Мамоновку, даже хлеба для приманки взял. Но потом, когда блуждал по незнакомым мостам, ещё не отыскав лосёнка, планы свои изменил, во всяком случае совсем недавно он колебался — возвращаться ли в посёлок. Не было уверенности на этот счёт у него и теперь, когда руки уже обременяла живая ноша. Да и не могла она, видно, пока появиться, эта уверенность. Нужно было выйти на дорогу, остановиться, перевести дух, оглядеться по сторонам; тогда бы решение само пришло на ум; тогда бы в голове прояснилось, куда путь держать.

На самом же деле ничего такого не потребовалось — ни решаться на что-то, ни даже думать о чем-то. Внезапно на просеке, которая словно коридор открылась за густым ельником, дорогу Чубарю пересекли вооружённые люди. Их было много, и стояли они не прячась, группой. Сразу же бросились Чубарю в глаза двое, что оказались ближе к нему, шагах, может, в десяти, — один в летней красноармейской форме, с немецким автоматом на животе и с готовыми к стрельбе, хоть и расслабленными, руками на нем; другой в темно-синей, как будто бы в милицейской шинели с совсем выцветшими, кажется, зелёными петлицами на воротнике; к тому же, шинель эта была но по росту велика человеку, и трудно было догадаться, есть ли под ней ещё какая-нибудь одежда.

— Глянь-ка, полицай, а тоже без мяса жить не хочет, — с добродушной издёвкой сказал тот, что держал руки на немецком автомате. — А ну, хендэ хох, сволочь!

От неожиданности Чубарь тряхнул головой, будто в одурении, но внутренне не очень-то испугался и не заторопился объяснять незнакомым людям, кто он и почему болтается тут — неважно, врал бы он при этом или говорил правду, — как будто бы понял, что на признания у него ещё будет время. К тому же живая тяжесть на руках мешала сразу выполнить команду, тоже как бы давала возможность не спешить. Но и тянуть время, слишком медлить в его положении не приходилось. Не испытывать же чужое терпение.

Как Чубарь ни успокаивал себя, в ушах его не переставала звучать оскорбительная команда «хендэ хох», хотя запомнил он лучше всего последнее слово — сволочь.

«Сам ты сволочь!» — подумал Чубарь и искоса, но так, чтобы не вызвать ответной злобы, поглядел на человека с немецким автоматом.

— Ну, ну, — поторопил тот Чубаря.

Остальные тоже загомонили, но голосов их Чубарь почему-то не разбирал, то ли вправду далеко стоял, то ли ещё какая причина была на это. Не знал он и о том, что вызвало восклицания — возмущение его медлительностью, которая могла сойти за несообразительность, или что-нибудь иное, например, лосёнок на руках.

Хочешь не хочешь, а надо было класть лосёнка на землю, освобождать себе руки.

Чубарь оглянулся, увидел в нескольких шагах два берёзовых пня, которые торчали по сторонам зеленой купины, собрался было шагнуть туда. Но но успел. Другой человек, тот, что был одет в темно-синюю шинель, живо, даже ловко, обошёл Чубаря сзади, вцепился клещом в его винтовку сверху и сильно потянул её с Чубаревого плеча. Чубарь не стал упираться. Он только отвёл назад плечо, пропустил винтовочный ремень; этого довольно было, чтобы винтовка тут же оказалась в чужих руках.

Разоружение произошло быстро и неожиданно, человек обладал необычайной ловкостью, какая не всякому даётся, и неожиданно не только для Чубаря, по, судя по всему, и для тех, кто стоял на просеке. Вспыхнул смех.

«Кто они? — наконец трезво подумал Чубарь. — Окруженцы или, может… партизаны?»

Но как угадаешь?… Ни лиц знакомых, ни знаков различия. Даже одежда и оружие — и те с бору по сосенке.

На память Чубарю пришла встреча его в лесу за прифронтовой деревней с вооружённой группой, которая несла раненого полкового комиссара. Тех можно было узнать, как говорится, ещё за версту, кто да откуда. А эти? По всему было ясно, что действовать силой никто не собирался, просто этим людям не хватало такого случая, как теперешний, чтобы пошутить да посмеяться. Но и надеяться на их понимание очень-то не приходилось — теперь всякому закон был не писан на скорую расправу. Наконец смех стал помаленьку стихать. И опять к Чубарю подскочил все тот же низкорослый в темно-синей шине ли, который на некоторое время затерялся было с Чубаре вой винтовкой в толпе. Казалось, на него тут не было никакой управы и действовал он самостийно, в полной уверенности, что непременно получит поддержку у своих спутников. Не долго думая, человек этот перехватил винтовку прикладом вперёд и толкнул его в спину. — Пшел!

И, отойдя немного в сторону, снова вскинул винтовку на плечо, дулом кверху.

Боли Чубарь и тогда, и теперь от толчков не почувствовал, однако голову поторопился отклонить. При этом успел заметить, что другого оружия, кроме его винтовки, у человека в темно-синей шинели не было. Наверно, потому и поторопился тот завладеть ею.

«Вот же гнида!» — затаил злую мысль Чубарь и с этой мыслью, как слепой, шагнул негнущимися ногами раз и другой по кочковатой просеке, стараясь сообразить, куда идти дальше. К счастью, путаться в раздумьях долго не пришлось, ибо уже в следующий момент его перегнал кто-то и зачастил впереди.

Так они и шли по просеке — сперва партизан или красноармеец (Чубарь все ещё не знал — кто), потом Чубарь с лосёнком на руках, а потом все остальные, в том числе и тот, в темно-синей шинели.

Никто сзади но шумел и не торопился перегнать его, никто не толкал больше в спину. Но Чубарю все равно было тревожно: ведь не мог он не только защититься, но и предвидеть, что могло вообще угрожать ему сзади.

Лосёнка он по-прежнему не решался выпустить, потому что знал — люди, которые перехватили его тут, на просеке, и сперва обезоружили, а потом повели куда-то с собой, пока не догадываются, что за живность в руках у «полицая». Ему почему-то казалось, что как только он скажет им — мол, это не крестьянская животина, а дикая, так сразу же что-то случится. К тому же, выпусти он сейчас лосёнка — тот не устоял бы на земле, — сделался бы совсем беспомощным.

А голоса за спиной Чубаря постепенно совсем утихли, и люди шагали вслед за ним уже так, будто не хотели зря растрачивать себя на злобу.

Странно, но и теперь, когда Чубарь почувствовал это, он не решился вступить со своими конвойными в переговоры. Хотя, с другой стороны, чего уж тут странного, ведь по всему было видно, что вели его в условное место, значит, у них где-то есть лагерь, может, даже неподалёку, ну если не лагерь в обычном значении этого слова, то временная стоянка. Видно, там и решится окончательно его судьба. Таким образом, и вправду вроде бы выходило: торопиться с объяснениями, что никакой он не полицай, а совсем наоборот, что они напрасно сочли его за немецкого прихвостня, не то чтобы не стоило, но смысла не имело. И мало ли что снова могло завариться в связи с такой попыткой.

К своему удивлению, Чубарь все не обнаруживал в душе даже и малого страха. Не только такого, который заставляет человека разум терять, а такого, который прошибает холодным потом. Оказывается, нe зря понюхал он тогда, в августе, войны… Последние недели Чубарь прожил в Мамоновке у Гапки Азаровой обособленно, словно бы отгороженным от мира сего. И вот теперь эти два обстоятельства не исключали друг друга, а, наоборот, дополняли, делая Чубаря почти равнодушным к опасности и упрямым в повадке.

Просека тем временем все не кончалась, хотя Чубарь и не был уверен, что по ней доведётся идти до конца. Как и полагается осенью, в лесу пахло грибами — опятами, они или толпились в невысокой траве жёлто-белыми стайками, или льнули к берёзовым пням, а кое-где даже взбегали, будто шустрые озорники, на стволы деревьев, что стояли по обе стороны просеки. Когда на опята кто-то наступал, они трещали под ногой с какой-то нежной, но и ядрёной хрупкостью.

Сопровождающие, однако, неплохо знали дорогу, по крайней мере тот, что шёл впереди, ориентировался на просеке довольно уверенно, не иначе он бродил вокруг Веремеек не первый день, — это Чубарь отметил про себя сразу, потому что через несколько минут провожатый без всякой посторонней подсказки свернул с просеки направо, где среди елей пряталась наезженная лесная дорога с глубокими, грязными колеями. Чубарь зашагал за ним.

На лесной дороге все вытянулись в цепочку, но шли по-прежнему тихо, даже с трудом: видно, перед тем, как оказаться тут, они проделали немалый путь. Кое-кто из них даже задрёмывал на ходу, и все равно терпеливо, по солдатской, небось, привычке, топал по конской выбоине между колеями. Наконец Чубарь узнал дорогу, по которой они шли. Как раз по ней возвращался он когда-то в Мамоновку, заночевав в хатке-лупильне. Но в тот раз Чубарь бежал по ней почти в темноте, ещё до рассвета. И все-таки как пи торопился он тогда обойти лесом в предрассветной мгле Веремейки, а большой вывороченный пень успел заметить: с внутренней стороны, где с корневищ не осыпалась при падении чёрная земля, напоминал он чем-то кленовый лист. По пню теперь он и признал дорогу. И в этот раз выворотень сразу бросился в глаза — для него он стал уже заметной вехой. От него можно было уже прикинуть расстояние в одну и в другую сторону. Теперь Чубарь мог с полной уверенностью сказать: скоро за краем леса, который постепенно дичал и полнился завалью, неприметно переходя в болото, поросшее ольховником, откроется знакомый пригорок с хаткой-лупильней.

Используя то обстоятельство, что спутники его как бы забыли обо всем, в том числе и о пойманном «полицае», Чубарь повернул голову назад, потом украдкой огляделся по сторонам. Казалось, лучшего места и лучшего случая, чтобы убежать, нельзя и выбрать. В довершение к тому, что конвойные потеряли бдительность, над самой дорогой, почти закрывая нижними ветвями колеи, нависали густые заросли орешника, а дальше стеной высились деревья с толстыми комлями, за которыми, спасаясь короткими перебежками от выстрелов, можно было легко спрятаться.

Чубарь шевельнул затёкшими руками. Лосёнок почувствовал его беспокойство, вздрогнул, насторожённо вскинул голову. Но было поздно. Дорога уже выходила на увал, впереди обозначился большой просвет.

Слева на увале сразу бросались в глаза три военные палатки. За ними — ещё какое-то приспособление для жилья, вроде обычного лесного шалаша, сложенного из еловых лап. Там, возле этого шалаша, еле приметно дымился костёр и расположились несколько человек в такой же полувоенной одежде, как и у Чубаревых сопровождающих.

«Ну вот, — невесело сказал себе Чубарь, — тут уж не отмолчишься».

Сомнений не было — на пригорке разместилась какая-то военная часть.

Цепочка спутников Чубаря сразу же рассыпалась. И Чубарь даже не успел заметить, как пришедшие смешались с теми, кто стоял возле костра. И вскоре уже нельзя было разобрать, кто пришёл только что, а кто был здесь прежде. И того, что происходило возле костра, Чубарь тоже не видел. Зато не прошло и пяти минут, как повторилось недавнее, то, что было на просеке: Чубаря обступили полукругом и опять вспыхнул хохот. Как же, полицая поймали да ещё с краденым телёнком!

К Чубарю снова подскочил человек в темно-синей шинели, принялся скалиться да угрожать:

— Ага, полицейская морда! Вот сейчас тебе покажут, как телят воровать! — При этом в глазах его было что-то дикое и счастливое.

Полный неприязни, которая не оставляла его с того момента, как он получил от этого человека в спину прикладом, Чубарь сказал с пренебрежением:

— Это не то, что ты думаешь, это — лосёнок. Казалось, то обстоятельство, что на руках у «полицая» вместо одной животины оказалась другая, к тому же дикая, на мгновение сбило с толку всех. Хохотать да хвататься за бока перестали разом, однако уже в следующий момент из толпы послышался голос — одновременно и наивно-рассудительный, и подначивающий:

— Ну и что, ежели лосёнок?

Этого довольно было, чтобы недотёпа в темно-синей шинели снова заскакал перед Чубарем, словно приплясывая, заныл:

— Ага, ну и что?

Теперь, когда он все время крутился перед глазами у Чубаря, можно было разглядеть этого человека, верней человечка: шинель не виновата была в том, что висела на нем, она была пошита на обычный рост и на обычного мужчину. А этот попался совсем тщедушный. Но в конце концов, мало ли кто каким уродился? Один, как за Кричевом говорят, с коломенскую версту, другой — коротыш. Поразил Чубаря не рост. Бросилась в глаза ему нехорошая, восковая безжизненность не только морщинистого лица, а и всей крупной головы, похожей на голову веремейковского Микиты Драницы. Казалось, на этом человеке уже отмирала кожа.

— А то, что не отдам! — сказал упрямо Чубарь.

— Гляди ты, полицай, а туда же…— бросил кто-то из толпы. — Шлёпнуть его!

Это «шлёпнуть» горячо толкнуло Чубаря в грудь.

— Откуда вы взяли, что я полицай? — наконец закричал он чуть ли не во весь голос.

— А кто ж ты? — вроде не удивился, но тоже крикнул, как бы издалека, уже знакомый голос, который только что угрожал «шлёпнуть».

— Председатель здешнего колхоза.

— Ну, это мы ещё поглядим, какой ты председатель, — рассмеялся человек в темно-синей шинели. — Вот потрясут тебя сейчас наши хлопцы да прощупают как следует, сразу признаешься. И не один раз, а трижды признаешься. И не только полицаем назовёшься, а и…

— Не в чем мне признаваться. Ведите к начальству, ведите куда хотите!…

— Вишь, чего захотел!

— Ага, веди его сразу до начальства!…

— До бога высоко, а до начальства далеко.

Теперь со всех сторон сыпалось так много словечек, что Чубарь перестал различать на слух, кому они принадлежат. Казалось, каждый желал выказать своё отношение к происходящему, будто препятствуя, чтобы человек, которого привели сюда под охраной, оказался председателем колхоза.

«Странно, —подумал Чубарь, — что же, кроме полицаев им никого не доводилось тут встречать».

— И все-таки придётся вам показать меня начальству, раз сами не верите, — сказал он.

— Ну, это никогда не поздно сделать, — послышался вдруг на удивление спокойный ответ. — А телёнка своего и правда отдайте. Как раз к ужину поспеет.

Чубарь повернул голову. В грязной белой накидке стоял шагах в двух справа от него повар с ножом в голой, волосатой руке. Был он худым и усмешливым.

— Я уже объяснил, — поморщился Чубарь, — что это — лосёнок.

— Гм, — удивлённо пожал плечами повар, — а похоже па коровье дитя. — Подошёл, потрогал свободной рукой шкурку лосёнка, взял за ухо.

Животное насторожилось, попыталось вырваться. Но напрасно — Чубарь по-прежнему крепко держал свою ношу, хотя уже почти не чувствовал рук.

— Правда… лосёнок, — снова удивился повар. — Где вы его взяли? — спросил он у Чубаря.

— У волка отбил. Нёс, а ваши вот встретили.

— И куда же вы собирались девать его?

— Ну, надо было как-нибудь спасать.

— Откуда же он взялся тут? И почему один? Без отца-матери.

— Так получилось, — не стал объяснять Чубарь.

— Вот холера, может, он и взаправду не полицай, а председатель тутошний, — хихикнул кто-то, зайдя за спину Чубаря.

Тогда повар повернулся ко всем и спросил:

— А кто знает, что он полицай? Сам сказал?

— Да нет…

— Откуда же тогда такая уверенность? Толпа вдруг заколебалась.

— Дак…

Но ещё не сдавались.

— Ну, а тебе-то что? — послышался голос из самой середины. — Без тебя разберутся, что к чему. На то начальство есть. Скажи спасибо, что на мясо вот наткнулись, а то бы снова постничали.

— Не очень-то вы…

Не иначе, повар хотел возразить, но не успел. Расталкивая людей, вперёд вышел… Шпакевич.

Чубарь недоверчиво вскинул голову, почувствовав вдруг, как ослабли ноги.

— Разойдитесь, ребята, — тихо сказал Шпакевич. — Это мой товарищ, Родион Чубарь.

В толпе кто-то захохотал. Потом сказал с притворным сокрушением:

— Ну вот, и сегодня не повезло Патоле. Осечка вышла. Думал, винтовку получил во владение, а тут… Доведётся назад отдавать.

Наверно, Шпакевич среди этих людей имел немалый вес, потому что никто не стал вступать с ним в пререкания. Правда, прыткий, видно, после Патоли, — а того человека в темно-синей шинели звали, оказывается, Патолей, — так самый прыткий из них, который недавно уговаривал «шлёпнуть» Чубаря, проворчал, отходя:

— И этот вот… председатель! Недотёпа какой-то. Мог бы сразу, ещё как брали его, сказать, что не полицай. Теперь бы этой неразберихи не было. А так..

* * *

Неожиданная встреча с Родионом взволновала Шпакевича, даже, пожалуй, сбила с толку. Он привык думать, что его недавний спутник где-то на фронте, воюет. А получилось странно. Чубарь снова оказался в Забеседье и снова, как прежде, — один, беспомощный, ведь иначе он не оказался бы в таком положении, как теперь, когда надо было вызволять его из партизанского плена. Чубарь стоял перед Шпакевичем все в той же плисовой «толстовке», которая была на нем, когда они встретились, в первый раз на берегу Деряжни, хотя Шпакевич потом в Пеклине снял со своего плеча для него шинель. И все остальное на Чубаре было как и тогда — яловые сапоги, штаны в полоску, картуз с выщербленным козырьком. Правда, не было винтовки, но Шпакевич не принял этого во внимание, помня, что оружие у Чубаря забрали в Пеклине. Ему было невдомёк, что Чубарь за то время, пока они не виделись, заимел другую винтовку. И её тоже отобрали. Зато теперь руки Чубаря были заняты живым грузом, а вид у Родиона, бывшего его спутника, был такой, будто его застукали на воровстве.

Шпакевич тоже сперва подумал, что Чубарь принёс телёнка…

— Откуда ты взялся, Родион?

— Погоди-ка, вот зараз…

Набрав полную грудь воздуха, Чубарь попробовал опустить лосёнка па землю. Но у того сразу подломились ножки, и он повалился на траву.

Дав Чубарю освободиться от груза, Шпакевич снова спросил, уже без прежнего нажима:

— Почему ты здесь, Родион?

— Но получилось у меня тогда, — нахмурился Чубарь. — Заблудился ночью в незнакомых местах, не дошёл до Журиничей.

Перескакивая с одного на другое, Чубарь стал рассказывать Шпакевичу, что с ним приключилось дальше, как попал он сюда, в Забеседье. Не преминул, конечно, вспомнить и встречу с красноармейцами неподалёку от Ширяевки, и беседу свою с бывшим дальневосточным партизаном, а теперь полковым комиссаром.

— Он-то и посоветовал мне вернуться в родные места.

Шпакевич слушал, кивал, вроде жалея Чубаря. Конечно, он не догадывался, что в лесу за Ширяевкой судьба свела Родиона с тем полковым комиссаром, которого ему, Шпакевичу, привелось видеть уже убитым, когда группа окруженцов в августе переходила с боями линию фронта в полосе обороны 284-й дивизии.

Чем ближе подходил Чубарь в своём рассказе к нынешнему дню, тем щедрей он делался на подробности, словно нарастало в нем беспокойство, не останется ли кое-что в его одиссее неубедительным для собеседника.

— Насколько я понимаю, — положил руку ему па плечо Шпакевич, — партизанского отряда ты ещё не создал?

— Нет.

— Тогда поступай в наш.

— А что это за отряд, позволь спросить?

— Разведывательно-диверсионный. Прибыл из-за линии фронта.

— А как ты тут оказался?

— Сперва проводником брали, хотели, чтобы я провёл отряд теми путями-дорогами, какими мы когда-то с тобой пробирались к фронту, но потом планы изменились. Немцы вынудили нас двинуться другими дорогами. Пришлось отряду искать других проводников, которые знали места, а я стал бойцом. Совмещаю обе специальности — и диверсионную, и разведывательную.

— А Холодилов?… Где он? Тоже в отряде? — спросил Чубарь.

— Нет. Холодилов погиб.

Сказано это было как-то просто, даже с оттенком равнодушия, и Чубаря недобро кольнуло в сердце.

А Шпакевич почему-то не стал продолжать разговора о бывшем их спутнике. Он вдруг усмехнулся, показав на лосёнка, и спросил:

— А этот откуда у тебя?

Странно, но лосёнок словно бы понял, что речь зашла о нем, поднялся на ножки и отбежал в сторону. Но недалеко. Тут же вернулся, совсем уже приручённый, к Чубарю, ткнулся мордочкой ему в колени; не в пример человеку, который потратил немало сил, пока нёс его, и ещё не пришёл в себя, он готов уже был, взбрыкивая, носиться вдоль и поперёк по угору.

— Да вот, — развёл руками Чубарь, как бы застеснявшись вдруг своего поступка, — притащил сюда, на эту гриву, лосёнка…— и начал рассказывать, как тот остался на веремейковском суходоле сиротой, как пристал потом к Чубарю, как они ночевали вместе в этой хатке-лупильне, как на другой день Чубарь сбежал от него и как сегодня нарочно искал…

Шпакевич, улыбаясь повлажневшими глазами, растроганно спросил:

— Ну, от волка ты его отбил, от наших, сдаётся, тоже оборонил, а дальше? Что ты дальше собираешься с ним делать?

— Спасать, чтоб не пропал в одиночку.

— Разве ж в округе взрослых лосей нет, чтобы этого подбросить к ним? — Вся штука в том, что нет.

— А эти откуда взялись?

— Война откуда-то пригнала.

— И мужики ваши сразу позарились?

— Нет, застрелил старого лося не наш, не деревенский. Пришлый.

Не переставая улыбаться, Шпакевич покачал головой:

— Однако же и хлопот у тебя, Родион!…

— А то не хлопоты?

— Я и говорю…

Шпакевичу не хотелось обижать Чубаря снисходительностью, но тем не менее и понять его он не мог — в нынешних обстоятельствах теперешние Чубаревы заботы скорей всего смахивали на чудачество.

«Конечно, — подумал Шпакевич, — послоняешься столько в одиночестве, не только зачудишь, но и…»

— А ваши тоже — отдай да отдай, — с непрошедшей обидой пожаловался Чубарь. — Мяса им, вишь, захотелось!

— Бойцов понимать надо, Родион, — вздохнул Шпакевич. — Кормиться в оккупации непросто.

— Да я ж толковал им — лосёнок!

— Ну да, ты так доказывал, что несёшь не телёнка, а лосёнка, что даже забыл растолковать незнакомым тебе людям, кто ты сам!…

— А они не очень-то интересовались. Как сразу кто-то крикнул «полицай», так и привели сюда «полицаем». Но доброе дело я все-таки сделаю.

— Какое?

— Да с лосёнком этим. Его сберечь надо. Войне же не вечно быть, а лосей тут нету. Во всяком случае, покуда я тут живу, никто их не видывал. Так пускай хоть теперь разведутся.

— Ну, до развода ещё далеко, — возразил Шпакевич. — Поку-у-уда этот малый вырастет. И вырастет ли ещё? А там, может, и пары не найдёт. Сам же говоришь, раньше в ваших лесах зверей таких не бывало.

— Но вот объявились же!

— Это ещё ничего не значит, что объявились. Не все такие одержимые, как ты. Небось мужики ваши, завалив лося, по ночам не угрызаются совестью? Словом, взвалил ты на себя, Родион, заботу. Не хочу сказать, что напрасную, только совсем не ко времени. Нынче людей не всегда жалеют, а ты — зверя. Как же нам с тобой-то быть?

— Ну, теперь просто, раз мы встретились, — рассудил Чубарь. — Это до сих пор я мог раздумывать, а теперь…

— Надо тебя к командиру. Кажется, он уже вернулся.

— Откуда?

— Об этом не всякому знать.

— А-а-а, — протянул Чубарь.

Шпакевич почувствовал, как тот при этом опешил, и уточнил:

— Так у нас принято. Да и вообще… в армии.

— Хорошо, показывай своему командиру. Но сначала вели, чтобы мне отдали мою винтовку.

— Какую винтовку?

— Говорю, мою.

— А она у тебя была? Сдаётся же, тогда, в Пеклине…

— Это я забыл тебе сказать. Мне полковой комиссар винтовку дал. Лейтенант тот, в Пеклине, забрал мою, а полковой комиссар новую дал. Говорит, без винтовки ворочаться домой нельзя. Ну, а ваши вот снова сегодня обезоружили. И обрадовались.

— У кого она теперь?

— У какого-то в синей шинели.

— Ясно, — понимающе сказал Шпакевич. — У Патоли. Тут у нас такое дело… в отряд приходят новые люди, без оружия. Добываем разными путями.

— Такому типу, как ваш Патоля, вообще не стоит доверять оружия.

— Почему это?

— Злобный очень. На себе почувствовал.

— Значит, тебе все-таки досталось? Бывает. А человек он, мне кажется, ничего, этот Патоля. Может, излишне суетлив. Иной раз даже бахвалится. Когда ему, видать, и море по колено.

— Ты за него заступаешься, потому что он милиционер. Рыбак рыбака видит издалека.

— Почему ты решил, что милиционер?

— По форме вижу. Такая же, как у милиции, темно-синяя, не армейская.

— Как раз армейская, лётного состава.

— Так он что, — лётчик, ваш Патоля?

— Авиатехник.

— А я думал — церковный староста. Шпакевич весело засмеялся:

— Почему это?

— Жёлтый весь. Все равно как воск в церкви топил да свечки лил.

— Мало ли что может показаться.

— Он тоже из-за линии фронта пришёл с вами? — Нет. Тут присоединился. В окружение попал возле Сурожа.

— Возле какого? Их же два.

— Нет, их, кажется, даже больше, чёт два. Но этот поблизости, недалеко.

— Что по дороге на Унечу?

— Точно.

— А то ведь и возле Витебска есть.

— Знаю. Так вот, Патоля этот говорит, что у самого Кравченки техником служил, самолёт обихаживал.

— Хвастает.

— Да нет. Сдаётся, не хвастает. У нас тут есть один Герой Советского Союза, майор, так он тоже будто бы видел Патолю на Белынковичском аэродроме, когда туда Кравченко прилетал.

— А кто ж такой Кравченко?

— Ну, это тебе надо бы знать! Дважды Герой Советского Союза! Помнишь, Грицевец, Серов, Смушкевич. А четвёртый — Кравченко.

— И все одно, хвастает твой Патоля.

— Ладно, пускай. В конце концов, не в этом дело. Но что мы стоим тут, на юру? Давай-ка поищем себе местечко, чтоб и посидеть можно было, и глаза другим не мозолить. А то лосёнок твой небось аппетит бойцам нагоняет.

— Ну вот, и ты туда же…

— Не волнуйся, это я шучу. Но в то же время советую — глаз не спускай. Голод, брат, не тётка.

— А что, приходится голодать?

— Да нет, это я так сказал. К слову. Конечно, дело до голода не доходит. Все-таки повсюду свой народ, даром что негодяев тоже хватает. Но свои люди пропасть не дадут. И с полей колхозных покуда не все прибрано, особенно картошка выручает. Да что я тебе говорю? Походишь вот, как они, — кивнул он головой на партизанские палатки, — послоняешься по лесам да болотам, тогда и сам все поймёшь, сантименты из головы выкинешь.

— Дело не в сантиментах.

Они отошли от палатки, сели на ободранное кривое дерево, которое, наверно, было притащено сюда то ли на топливо для костра, то ли нарочно вместо скамейки. Тут, на подветренной стороне, царило затишье — и от людей, и от солнца; правда, уйдя в сторону, оно не очень-то и донимало жарой, чтобы искать от неё спасения.

Усаживаясь на новом месте, Шпакевич подивился лосёнку, тоже пришедшему следом за ними:

— Глянь-ка, малый зверь, а понимает, что к чему, льнёт как к родному. — Помолчал, поглядел на Чубаря и заговорил совсем о другом: — Значит, ты, Родион, опять дома?

— Вроде, так.

— А разве нет?

— Ну…

— Ах да! Я и забыл, что ты неженатый, не заимел своего дома. А теперь, вижу, и казённый потерял. На нелегалку перешёл?

— Похоже на это.

— А я вот все время топаю, как говорится, с востока на запад, перебираюсь из одного района в другой и думаю про себя, чтобы не сглазить, может, повезёт вот так до Припяти добраться, своих в Мозыре застать. Во сне их часто вижу.

Ещё когда они стояли на увале друг против друга, Чубарь успел окинуть взглядом Шпакевича. Кажется, особых перемен в нем не произошло. В минуты раздумий он все так же сдвигал свои выгоревшие брови, на одной из которых не зарастала знакомая проплешинка, оставшаяся от давнего, считай, ещё детского приключения. По-прежнему через плечо у него висел наган в брезентовой кобуре. И только большие тёмные глаза, которые когда-то, при первой встрече, ласково глянули па Чубаря, — да, ласково, иначе не скажешь, — казалось, затаили за это время в своей глубине беспощадность и насторожённость.

Но все тем же дрожащим тенорком говорил Шпакевич о своих—о жене и сыне, которому не было и шести. Только тогда, в августе, он не делал таких долгих остановок между словами, может, потому, что, беспокоясь о семье, он одновременно и рассказывал попутчику про неё. Сегодня же этого не требовалось, потому что Чубарь уже знал все с прошлого раза.

Наверно, Шпакевич ждал, что Чубарь посочувствует ему, поддержит беседу. Но тот, помолчав немного, вернулся к другому.

— Я не совсем понял тебя давеча, — сказал он, взглянув на Шпакевича. — Насчёт Холодилова.

— Ну, а что тут понимать? Погиб Холодилов. Я ведь уже сказал, кажется.

— А все-таки… как он погиб?

— Обыкновенно. Как на войне гибнут.

— Ну…

— Ты лучше, Родион, про себя ещё расскажи. — Так я про себя, сдаётся, уже все сказал. Ага, все. Нежелание Шпакевича — а оно было очевидным — вспоминать о смерти Холодилова вдруг встревожило Чубаря, вызвало в нем разом и недоумение, и недовольство, можно было подумать, что с их бывшим спутником случилось нечто такое, о чем теперь даже говорить не стоит. И эта тревога, а потом и раздражённое недовольство быстро нашли себе выход. Чубарь спросил:

— Вы что?… Поссорились с Холодиловым, или ещё хуже?

— С чего ты взял?

— Мнёшься, вижу. Как только я спрашивать начинаю про Холодилова, ты будто сопротивляешься. Словно от хворобы какой отмахиваешься.

— И не сопротивляюсь я, и не отмахиваюсь, — вздохнул Шпакевич. — Ну, это… Как бы тебе растолковать… Просто я уже много повидал после того других смертей. Не успеешь сойтись с человеком, а его… то пулей, то осколком ранит, а то и наповал. Словом, случилось то, что и должно было случиться. Смерть Холодилова стала для меня привычной. Её успели заслонить другие. Целая череда. И Холодилов далеко в этой череде. Война, брат, и вообще — нелёгкое это дело рассказывать, как помирал или погибал человек. Не каждому по силам.

* * *

Ближе к вечеру того же дня состоялась встреча Чубаря с командиром отряда. Хотя рекомендация Шпакевича и была надёжной, однако пришлось Чубарю много рассказывать Карханову — и про себя, и про Веремейки, и про район Крутогорский. Особенно наводил разговор командир отряда на теперешнее положение в этой местности. Известное дело, Чубарь рассуждал, сообразуясь со своими понятиями. Пригодилось в беседе и то, что видел сам, своими глазами, не лишним оказалось и услышанное от людей, хотя в последнее время Чубарь их сторонился; в частности, с интересом слушал Карханов о совещании у бабиновичского коменданта, на которое ездил когда-то из Веремеек в местечко Денис Зазыба и о котором рассказывал он в Мамоновке Чубарю. Словом, внимание к веремейковскому председателю колхоза со стороны командира отряда было пристрастное.

Сидели они во время разговора — и Чубарь, и Карханов — на пороге хатки-лупильни, где теперь расположился штаб отряда. Верней, где расположился командир, потому что и комиссар, и начальник штаба ночевать ходили в палатки и спали там вместе с партизанами. Сейчас они оба тоже отсутствовали по причинам, которые неизвестны пока были Чубарю. Таким образом, беседе никто не мешал. Вообще, как заметил Чубарь, тут все, начиная от самого командира, старались не мешать друг другу, и, может быть, потому на увале не наблюдалось лишнего движения. За все время, пока они сидели да говорили, Чубарю только один раз довелось увидеть партизан — те шли из шалаша куда-то на задание и, проходя мимо командира, отдавали честь, причём каждый на особицу; Карханов тоже поднялся с порога, поднёс руку к козырьку. Тогда Чубарь увидел его во весь рост — высокого, совсем не грузного, как случается нередко в сорок лет, медлительного, но нисколько не скованного в движениях. Кстати, в разговоре Карханов тоже был нетороплив и особенно умел слушать. Под конец он хмуро сказал Чубарю:

— Пока, Родион Антонович, я вижу у вас только желание действовать.

— Разве этого мало? — в том же тоне спросил Чубарь.

— И много и мало. Хотеть — это одно, а действовать — совсем другое. Сами же знаете, можно всю жизнь чего-то желать да ничего не делать. Но это я так, к слову напомнил. Потому что ваше желание создать партизанскую группу из местного населения заслуживает всяческой поддержки. Оно мне понятно. Настоящий коммунист иначе думать теперь не должен, особенно, если к тому же коммунист не рядовой. Видите, я но говорю— «не может». Я говорю — «не должен». И делаю это не случайно. Потому что не намерен скрывать от вас следующее обстоятельство — много таких «не рядовых» нам приходится нынче чуть ли не кочергой из-под печки выгребать. Кто прячется и от своих, и от чужих, а кто чересчур засиделся в подполье, хотя и имеет конкретное задание, которое давно должно быть выполнено. Как говорится, уже зима скоро в дверь постучится, а они думают, что бабье лето не прошло. Так что не каждому на слово приходится верить. И не с каждым желанием считаться. Кое-кто про желания да про планы свои и говорит только, чтобы мы отцепились поскорей. Мол, вы — люди временные тут, побудете да и двинетесь дальше.

— Понимаю, — кивнул Чубарь. — Только уж вы не принимайте это целиком на свой счёт. Хорошо?

— Хорошо.

— Так вот, товарищ Чубарь. Теперь о вас. Верней, о том, с чего вам надо начинать, чтобы от слов наконец перейти к делу. А начать надо с самого простого — с налаживания связей. Скажите, а тот ваш… заместитель по колхозу?…

— Зазыба?

— Да, Зазыба. Попытался ли он найти связь с оставленными в районе товарищами? Вы, по вашим словам, договаривались об этом?

— Договаривались, но ходил ли он в Мошевую, не знаю.

— А почему вы думаете, что именно в Мошевой те концы, за которые можно ухватиться?

— Интуиция. Подкреплённая кое-какими данными.

— Например?

— Ну… По-моему, последнее заседание райкома перед отходом наших войск состоялось там. Скорей всего на том заседании как раз и решался вопрос, кого оставить в тылу у врага и где оставить.

— Что ж, резон в этом есть. И не малый. Больше того, но это уже по нашим сведениям, — в районе и вправду остались действовать две группы: одна в качестве подпольного комитета партии, другая — как местный партизанский отряд.

— Мы с Зазыбой тоже об этом говорили. Конечно, у нас таких конкретных сведений не было, но предчувствие не оставляло, что кто-то остался в районе для общего руководства.

— Да и у нас сведения но слишком конкретные, иначе мы уже наладили бы связь за то время, что находимся в районе, либо с райкомом, либо с отрядом. Опять та же проблема — товарищи местные где-то так законспирировались, что даже следов их деятельности не обнаружить. Правда, позапрошлой ночью в некоторых деревнях появились листовки, а между Бабиновичами и Белой Глиной кто-то во многих местах спилил телеграфные столбы. Может, это дело как раз ваших подпольщиков или партизан?

— Возможно. — Чубарь пожал плечами.

— Мне сейчас вот что пришло в голову, Родион Антонович, — Карханов тыльной стороной ладони подбил снизу раз и другой свою бородку, которая делала его похожим на земского доктора, потом продолжил: — Поскольку мы ещё побудем тут, в вашей округе, денёк-другой, давайте попробуем вместе поискать ваших товарищей. Почему бы, например, не наведаться в ту же Мошевую, раз уж у вас такая интуиция? Может, и правда там находится подпольный райком?

— Я не против.

— Ну, а то, что вы уже направляли туда своего человека, помехой не станет. Он — сам по себе, а мы с вами тоже что-нибудь да предпримем. Одно другого не исключает. Как думаете?

— Добра.

— Я рад, что мы таким образом приходим к согласию. Дадим вам в дорогу Шпакевича и ещё кого-нибудь из бойцов. Понятно, что у них, кроме того, ещё задание будет. Кстати, насчёт Шпакевича. Он нас уговаривал тут, чтобы мы и вас приняли в отряд. Готов даже остаться с вами, если другое решение выйдет. Так что не исключена возможность, что разговор такой снова возникнет. И нам бы хотелось, чтобы вы сами обо всем хорошенько подумали. Лично я пока считаю, что должны вы начинать борьбу с врагом тут, в своём сельсовете, в своём колхозе. По крайней мере, права такого — срывать вас отсюда, мы, судя по всему, не имеем. И начал я этот разговор только из уважения к вашему доброму другу Шпакевичу. И даже не «судя по всему», а в самом деле не имеем, потому что вы местный кадр, может, где-нибудь записаны и переписаны, поэтому к вам не только отношение должно быть особое, по также и спрос с вас особый. Надеюсь, вы понимаете меня?

— Да.

— Ну так вот. И я не зря акцентирую внимание на местных кадрах, на местных товарищах. Надо, чтобы повсюду оставалась наша власть, Советская власть. Нынче ещё трудно представить, в какой форме она должна действовать. Думается, условия оккупации сами подскажут эту форму. Но я опять повторяю, что Советская власть должна существовать на захваченной врагом территории. Должна знать, что делается, допустим, в районе, в области, чем и как живут люди.

— Это так, — согласился Чубарь.

— Я больше скажу вам. Мы народ пришлый. Мы мало что знаем у вас. В любом случае нам дорого обходится узнавание. И даже с этой точки зрения местные кадры необходимы, это значит, нужны такие люди, которые по-прежнему и отвечали бы за все, и советчиками были. Мы недавно по ту сторону Беседи одного типа взяли. Скользкий, скажу вам, индивидуум. По нашим данным, уже наделал столько вреда, что к стенке впору ставить, а он знай долбит: «По заданию товарища Чечулина был у немцев, по заданию товарища Чечулина…» Пытаемся дознаться, кто такой Чечулин — ничего не получается. Вы в своём районе слышали такую фамилию?

— Сдаётся, нет.

— И другие говорят, что не знают «товарища Чечулина». А между прочим, у нас нот камеры предварительного заключения для выяснения личности подобных типов, а тем более расследования их преступлений. Опять же — на одном месте нельзя долго задерживаться. Вот и приходится… Словом, иной раз и подумаешь — а вдруг на том свете явится к тебе кто-то и скажет: «Помнишь, как ты меня… А я ведь нынче там (это значит, на нашем, земном, свете) вместо иконы поставлен в каждой хате». Так что я даже кое в чем завидую вам, Родион Антонович: есть у вас пока и время, и возможность позаботиться о своём лосёнке.

— Я отдам кому-нибудь из деревенских. Хлопчик один есть на примете.

— Что ж, как раз сегодня может выпасть такая возможность. Кстати, вы хоть подкрепились слегка у нас?

— Покормили меня.

— Ну и хорошо. А теперь вот что скажите — вы Сидора Ровнягина из Кулигаевки хорошо знаете?

— Да, членом правления в колхозе был. Где он сейчас?

— Думаю, в посёлке. Ноги у него больные, в ревматизме. Далеко на них не убежишь.

— Поведёте меня к нему.

— Когда?

— Сегодня.

— А в Мошевую? Когда же в Мошевую?

— Завтра.

IV

Сидор Ровнягин не ждал гостей, однако удивления особого не выкачал, когда открыл дверь на Чубарев голос. Уже в хате Чубарь сказал:

— Знакомьтесь.

Карханов подал Сидору руку:

— Командир партизанского отряда.

— Ровнягин, — ответил хозяин и добавил: — Сидор Корнеевич. — Как будто наперёд чуял, что фамилии на этот раз не хватит.

— Вот и хорошо, — почему-то с облегчением вздохнул Чубарь, словно только что помирил людей, которые долго не могли столковаться, жили по соседству и чуждались друг друга, а может, даже враждовали.

Все трое — и Чубарь, и Карханов, и Сидор Ровнягин — были мужчины рослые, как говорится, под стать один одному, и в Сидоровой хате сделалось тесно, первой это почуяла хозяйка, которой и без того хватало вечерних хлопот, а тут вдобавок гости нагрянули.

Наконец пришлые уселись — Карханов на краешек скамьи, которая выглядывала из-под стола, Чубарь на дощатый топчан между печью и внутренней стеной. Тогда с другой половины отворилась дверь и оттуда вышла совсем ещё молодая женщина, зябко кутая плечи гарусной шалью.

— Племянница наша, — без особой радости в голосе объявил Ровнягин и добавил: — Замужем за моим племянником, Иваном. Лётчиком. В Белой Церкви до войны жили. А теперь к нам вернулась. Родителей нету, дак у нас живёт.

Окинув блестящими глазами гостей, сидящих справа и слева от неё, каждый на особицу, молодица помедлила слегка, какую-то долю минуты, и вышла следом за тёткой в сенцы.

— Вечерять будем зараз, — объяснил хозяин.

— Может, не стоит? — то ли возразил, то ли спросил Карханов. — Признаться, мы с товарищем Чубарем не голодные сегодня. Да и хозяйке хлопоты.

— Невелики хлопоты, —махнул рукою Ровнягин, который все не садился, стоял вплотную у занавешенного окна. — Для моей Катерины Артёмовны это дело привычное.

— А племянницу как зовут?

— Просей.

— Как это — Просей?

— Ну, Фрузой, Ефросиньей.

Карханов засмеялся, как бы заглаживая смехом своё неведение. А Сидор Ровнягин толковал дальше:

— У нас теперь всегда горшок с кашей в печи стоит И для себя немало варим, и па всякий особый случай

— Как нынче?

— А хоть бы и так.

— Что, частенько гости случаются?

— Как вам сказать? Раньше так совсем зачастили. Как фронт шёл, а потом сразу и после него. Тогда, бывало, не обходились и несколькими горшочками. Народу шло — пропасть, особенно за фронтом. Ну, а теперя…

— А вы все-таки по-прежнему кашу варите в большом горшке?

— Дак…

То ли по разговору хозяина с командиром партизанского отряда, то ли ещё по чему Чубарь почувствовал с тайным удовлетворением, что в доме устанавливается истинная человеческая приязнь, а вскоре возникнет и совсем ладная беседа, и подумал, что неплохо ему улучить время и сходить в Мамоновку. Во-первых, надо отвести туда лосёнка, который не отставал от Чубаря ни на шаг, даже сюда, в Кулигаевку, будто прикормленная дворняжка, по пятам прибежал, а во-вторых, хотелось хоть на минутку повидаться с Гапкой, чтобы не заставлять её раздумывать понапрасну, где это он столько времени пропадает.

Карханов зря отказывался от ужина — хозяйка, не слушая его, уже несла на стол большой горшок гречневой каши. Племянница тоже не осталась без дела. Войдя из сенец в хату, она процедила в гладыш из деревянной доенки молоко, а потом налила в глиняные кружки.

Чубарь не выдержал:

— Мне, товарищ Карханов, отлучиться бы минут на двадцать.

Карханов, видно, не ожидал такого заявления, поэтому недоверчиво вскинул голову.

— Куда это?

— Хочу пристроить… лосёнка.

— А-а-а, — понял Карханов.

Тогда и Сидору Ровнягину тоже захотелось полюбопытствовать:

— Что за лосёнок такой у тебя, Антонович? — И не ожидая ответа, догадался, вспомнил: — Дак это ты приголубил беднягу? А то ж веремейковские все никак не поймут — куда это подевался с суходола лосёнок? Сдаётся, был и вдруг не стало? А у нас тут намедни…— и хозяин повернулся к командиру партизанского отряда, хотел рассказать, как веремейковцы уложили в жатву возле криницы старого лося. По тот опередил его:

— Знаю, Родион Антонович рассказал уже.

— Ну что ж, — с усмешкой перевёл взгляд на Чубаря Сидор Ровнягин, — дело ты, Антонович, сделал доброе, как говорится, божеское, что не оставил сироту. Значит, теперь решил в хозяйство пристроить? Мишке Гапкиному?

— Да.

— Что ж, дело полезное, — снова похвалил хозяин и спохватился: —Садись-ка за стол. Каша стынет.

— Я все ж таки хочу пойти теперь, — настойчиво повторил Чубарь и поднялся с топчана.

— Как знаешь, ежели не голодный, — пожал в ответ плечами хозяин.

Но Чубарь медлил выходить, знал, что последнее слово за Кархановым. Наконец и тот словно бы перемог себя, хотя, с другой стороны, колебаться особо не было причин — при том разговоре, который должен был состояться у них с Сидором Ровнягиным, присутствие Чубаря вообще было бы ни к чему, и хочешь не хочешь пришлось бы просить веремейковского председателя оставить их на некоторое время наедине.

— Ступайте, — сказал Карханов, — если это недалеко. Гречневая каша в крестьянской печи упрела на славу, удалась хозяйке, потому что долго, до самого вечера, стояла на теплом поду под крышкой. Особенно вкусной она оказалась с молоком. Карханов даже пожалел, что отпустил Чубаря, пускай бы и он полакомился.

Женщины тоже почему-то не сели вечерять, даром что сам гость, по деревенскому обычаю, но просто из вежливости упрашивал их. Они поставили всю снедь на стол и вышли, затворившись на другой половине хаты.

Таким образом, управляться с гречневой кашей пришлось на пару с хозяином.

Пока Сидор Ровнягин стоял у окна, Карханов не мог рассмотреть его, лампа слабо освещала лицо, даже краем колпака отбрасывала тень. Теперь дело иное — теперь они сидели друг против друга, и Карханову ничто не мешало смотреть на этого человека. Заурядное крестьянское лицо, несколько мясистое, с седой, почти белой щетиной — не иначе как брился через день или через два. Карханов заметил, что теперь мужики, которые остались в оккупации, старались реже бриться, запуская неопрятные бороды, наверно, чтобы нарочно выглядеть старше своего возраста. Зато глаза у Сидора были приметные, хотя над ними нависали припухлые веки, и поглядывал он поэтому как-то искоса. О таких глазах местный люд обычно говорил — не нашенские, то ли монгольские, то ли татарские.

С той самой минуты, как они с Чубарем вошли в этот дом, Карханов почувствовал на себе словно вспоминающий что-то взгляд Ровнягина. В первые минуты это было понятно — хозяин присматривается к пришедшим. Но постепенно тайное, а то и открытое разглядывание стало раздражать Карханова. И когда гречневой каши съедено было вдосталь (опростать этакий горшок им вдвоём все-таки не удалось), Карханов открыто спросил:

— Что присматриваетесь, Сидор Корнеич? Иль узнаете?

Ровнягин поморгал уставшими веками и, наугад кладя круглую деревянную ложку на стол, сказал:

— Ага, хочу вот узнать.

— А не напрасно, Сидор Корнеич?

— Может, и напрасно. Но сходство все-таки есть.

— С кем?

— С одним человеком.

— С каким же?

— Ну, с тем, кого когда-то доводилось встречать.

— Тогда быстрей узнавайте, — засмеялся Карханов.

— Борода — это, сдаётся, новое. А вот глаза… Глаза те самые. Да, я их видел.

— Так говорите.

— Было это ажио во-о-он когда!…

— Все равно.

Карханов уже смотрел на хозяина с насмешливым вызовом.

— Банду Кутузова в двадцать третьем брали близ Поповой Горы?

— Брал.

— На хуторе?

— Да.

— Ну вот. Я тоже там был.

— В банде?

— Почему это в банде? — не слишком удивился, но пожал плечами Ровнягин. — Мы в ту зиму с плотогонами как раз вертались. Загнали по Беседи плоты в Гомель да и застряли там на всю осень в сплавконторе. Ну и добирались пешком уже в самую непогодь. Это я как теперь помню. На хуторе том собрались на ночлег проситься. Да милиция уже успела убить Кутузова. И атамана, и его подручных. Сдаётся, двух. Так они и сидели, мёртвые, у забора, а фотограф чего-то вертелся возле них с треногой, все водил перед аппаратом рукой. Видать, фотокарточки нужны были.

— Все так, Сидор Корнеич. Мы их публиковали после в «Полесской правде».

— Только милиция на хуторе в своей форме ходила, а ты будто в штатском. Это я тоже помню.

— А я — нет.

— А я — помню. В штатском. Но все равно за главного ты.

— Там нас, главных, много было.

— А все же правда?

— Правда, Сидор Корнеич. Оказывается, я тоже, как сегодня, все помню. Вы вот сказали, и я вспомнил. И убитых бандитов, и вас, плотогонов. Мы даже сперва подумали, что и вы из атамановой шайки. Хотели оружие у вас под кожухами поискать.

— Так обошлось вроде?

— Да, никакого недоразумения тогда, кажется, не возникло. Значит, это были вы?

— И я в том числе.

— С того времени помните меня?

— Выходит, с того.

— Значит, память хорошая.

— Дак что тут особенного?

— Ну, все-таки…

— На память не жалуюсь. Ещё не подводила меня. Довольно один раз на кого-нибудь глянуть, а ещё лучше — в глаза хорошенько посмотреть. На всю жизнь в память западает. Словом, я тебе и теперь скажу, какого цвета очи у тебя, при лампе и не разобрать их как следует. Темно-зеленые у тебя очи, вот какие!

Карханов засмеялся — вправду, глаза у него когда-то были темно-зеленого цвета. Теперь — просто тёмные. Считай, уже без особого оттенка.

— А вот имени твоего не скажу, — все вёл своё Сидор Ровнягин. — Видать, не слышал тогда. Да и что имя? Сегодня оно одно, завтра — другое. Сегодня есть борода, завтра нет. А вот очи, очи, будто зеркало души. Они на всю жизнь. Только радуются или печалятся, да гаснут трохи.

«Когда это было, а человек помнит», — с завистью подумал Карханов.

Признаться, и он часто вспоминал, как брали Кутузова. Это были уже остатки банды — атаман да двое подручных. Операцию разработали и провели вместе новозыбковские, брянские и гомельские чекисты. Тогда-то и было покончено с бандитами, которые очень долго, с самого девятнадцатого года, орудовали в окраинных уездах четырех губерний — Смоленской, Черниговской, Могилевской да Гомельской. Карханов в то время, — а это, и правда, как утверждает Сидор Ровнягин, был двадцать третий год, — уже считался опытным чекистом. Служба в Красной Армии, в которую он пошёл почти юношей, дала ему то, что потом определило направление всей жизни: веру в большевистскую партию, святую преданность делу рабочего класса, в среде которого он родился и вырос в одном из заштатных городков России, верней, в рабочем посёлке… В органы ЧК пришёл он из армейской разведки, направили его сюда ещё во время гражданской войны, когда больше всего, казалось, было дел на фронте. Однако это только казалось так. В отдельных губерниях гуляла контрреволюция. Словно грибы по осени объявлялись откуда-то всяческие банды — налётные, перелётные, залётные, постоянные, засадные и прочие. Одной из них и была банда атамана Кутузова, та самая, что когда-то грабила в Забеседье еврейские местечки. Но в двадцать третьем она уже не выглядела такой лихой, какой довелось видеть её Денису Зазыбе в Белынковичах. Тогда это был конный отряд, а Кутузов выдавал себя за «народного атамана», который, мол, не даёт в обиду трудящееся крестьянство, защищает его и от «красных», и от «белых». К двадцать третьему году от сотни атамановых сабель, что когда-то потрошили евреев, осталось, как говорится, всего ничего, а сам атаман превратился в сторожкого зверя, в которого уже не один раз стреляли и который хоть и скрывается в логове, но ещё наводит ужас на окрестные стада. Держаться так долго на плаву помогали Кутузову события, которые разворачивались поблизости — то вдруг откуда-то объявится в Гомельской губернии «разбитое» войско Булак-Балаховича, и тогда Кутузов кидается в ту сторону, чтобы продлить своё существование, то внезапно, когда уж кажется, никакого шанса не осталось у великой шайки, донесутся слухи об авантюре бывшего экспроприатора, эсеровца Антонова в Тамбовской губернии, и Кутузов со своим отрядом мчится туда, но не успевает: слишком велико расстояние от Клинцовского уезда до того же Козловского либо Моршанского, где происходят главные дела. Кутузову со своей бандой удаётся добраться только до Воронежской губернии, где к тому времени в районе Урюпинска под ударами Красной Армии и войск Всероссийской чрезвычайной комиссии издыхала в агонии так называемая «первая повстанческая армия», которая не смогла удержаться на Дону… Между тем банда Кутузова неприметно уменьшалась в количестве; гражданская война кончилась, социально-политическая обстановка напрочь переменилась (особенно сказывалась замена продразвёрстки на продналог), и пополнение банды новыми участниками не происходило, а старые «побратимы» то гибли в стычках — случайных, так как Кутузов обычно не лез на рожон, то воровски изменяли своему атаману, чтобы как-нибудь спастись от смерти и пристроиться к советской жизни, которая при награбленном-то золоте, казалось, сулила предприимчивым дельцам неограниченные возможности. Кто знает, может, кому-нибудь из банды Кутузова и впрямь повезло изловить жар-птицу за хвост, стать легальным миллионером, однако чекистам, которые все время держали неуловимую банду Кутузова «на мушке», в декабре двадцать третьего года стало известно, что атаман с двумя последними «побратимами» наконец спешился и начал, согласно новой тактике, искать пристанища по хуторам, где у него, конечное дело, были надёжные люди. Через полмесяца с Кутузовым и его подручными было покончено. И вот об этом случае, если можно назвать случаем перестрелку, что продолжалась чуть ли не полдня, и напомнил теперь Карханову Сидор Ровнягин из Кулигаевки.

— Ваша правда, Сидор Корнеич, — сказал Карханов, — и имя можно поменять, и бороду отрастить. А глаз от людей не спрячешь. Хотя, конечно, мне в голову не приходило, что именно мои глаза кому-то так в память врезались.

— Да вы того… не верьте всерьёз, — заёрзал на скамье Сидор Ровнягин. — Я это вспомнил потому, что однажды уже встречались.

Не иначе хозяин подумал, что собеседник его чем-то раздосадован и не хочет слушать о прошлом. Но напрасно.

— Наоборот, Сидор Корнеич, — подхватил тут же Карханов, — это хорошо, что мы с вами давние знакомые. Между знакомыми и разговор будет короче. Вы же, наверно, догадываетесь, что я пришёл к вам не только кашу есть.

— Да уж…

— Дело к вам есть, Сидор Корнеич. Ну, а поскольку вы обо мне, считай, главное уже знаете, то скажу прямо — мне тоже кое-что о вас известно.

— Диво ли. Чубарь мог рассказать. Мы тут все будто на ладони. Не тот расскажет, так другой, только хорошенько расспроси. Но откуль он взялся, Чубарь? У нас говорили, ушёл на фронт, а тут вдруг получается, что в партизанах оказался. — Ровнягин вскинул глаза на командира отряда, спросил: — Мы вот сколько уже сидим с вами, говорим, а я тоже не знаю — откуда вы? Ну, партизаны… Если, конечно, не секрет?…

— Из Москвы.

— Из самой Москвы?

— Да. — А у нас тут болтают, будто немец уж не в самой ли Москве. Ленинград обложил и кМоскве подступился.

— Подступаться можно долго, да так и не подступиться. — Карханов с усилием разогнал погустевшие морщины на высоком лбу.

— И то правда, — согласился Ровнягин. — Но меня удивляет вот что. Хоть, конечно, с одного боку, то обстоятельство, что Москва посылает к нам людей…

— Партизан.

— Ага, партизан. Дак, с одного боку, то, что Москва посылает сюда партизан… Словом, это значит, что у неё не такие уж плохие дела. Значит, ещё располагает, как говорится, и людскими запасами, и оружием. А с другого боку? Тут, у нас, была целая армия и не смогла ничего сделать с немцем, а вы вдруг с одним отрядом пришли. И куда? Откуль армия ушла, где она не могла справиться. Дак это что значит и как это надо разуметь?

— Как бы это вам растолковать, Сидор Корнеич…

— А вот растолкуй, будь ласка.

— Нас переправили сюда через линию фронта для того, Сидор Корнеич, чтобы мы вместе с вами в тылу у врага тоже начали борьбу.

— Значит, в Москве надумали теперь немца бить сзади и спереди?

— Выходит, так. И оттуда, и отсюда. А вы сомневаетесь?

— Сомневаться я не сомневаюсь. Но прикидываю, сколько на это на все нас понадобится.

— Много, Сидор Корнеич, много.

— Дак вы с этим и меня агитировать пришли?

— Как вам сказать, — засмеялся Карханов, — и с этим и не с этим. А сколько вам лет?

— За пятый десяток… А вам?

— Оба мы старые. Я — с девяносто восьмого.

— Ну, не такой уж старый. В самый раз. Это мы тут в деревне старимся раньше времени, а у тебя ещё вид молодецкий.

— Но на пенсии побывал уже.

— Что так?

— Так получилось.

— Ай хворый?

— И хвороба привязалась.

— А теперь, значит, снова воевать?

— Снова, Сидор Корнеич, снова! Сам попросился в строй.

— Вижу, хромаешь на одну ногу? Давняя рана, ай теперь попало?

— Теперь.

Ровнягин покачал головой:

— А все-таки, почему ко мне? Чем я полезным могу быть партизанам? За теми, кто помоложе, мне сдаётся, не угнаться?

— Правда, за теми, кто помоложе, не угнаться, — безжалостно подтвердил Карханов. — Да и зачем. Молодые пускай своё дело делают, а для старых иное занятие будет. Недаром же говорят, что и в старой печи, если подкинуть берёзовых дров охапку, сильный огонь занимается.

— Эту байку, — усмехнулся Ровнягин, — не иначе сами старики и придумали. Тешат себя, что и они ещё на что-то способны, чего-то стоют. Хотя, конечно, — молодой силу показывает, а старый подхода ищет.

— Именно так, — взмахнул увлечённо руками над столом Карханов, — старый подхода ищет. Но у нас же с вами, Сидор Корнеич, все ещё нерешённым остаётся дело, ради которого я сюда пришёл. А Чубарь ведь скоро вернётся. Надо нам с вами выяснить кое-что между собой.

— Дак я не против. Давайте, а то и правда… То да се. Эй, Катерина Артёмовна, — крикнул хозяин через закрытую дверь на ту половину хаты, — или ты, Прося, приберите со стола.

На его голос вышли обе женщины, собрали посуду, вынесли в сенцы.

Карханов подождал, пока снова останется один на один с Ровнягиным, и тогда начал:

— Так вот. Я точно знаю, Сидор Корнеич, что в августе месяце, когда отсюда отступала Красная Армия, вы устроили в местечке по заданию разведотдела армии одного человека. Было такое?

— Нет.

От неожиданности Карханов даже откинулся к стенке, сжал зубы.

— Что-то я не понимаю, — покачал он вдобавок головой. — Сведения у меня… верные… но в чем расхождение?

— А расхождения нету, — пришёл ему на выручку хозяин. — Просто того человека… Вы имеете в виду девушку?

— Да.

— Дак того человека должен был устроить в местечке не я.

— Кто?

— Зазыба. Есть у нас в Веремейках мужик такой. — Но мне сказано, что вы… Словом, Сидор Корнеич, мне было велено к вам обратиться.

— Ну что ж, нехай будет так. Но не я возил ту дивчину в Бабиновичи. Это поручили Зазыбе. Надо его спросить.

— Погодите, Сидор Корнеич, — чуть не перебил его Карханов. — Тут надо подумать. Вы мне вот что скажите — насколько вы в курсе этого дела?

— Ну, приехали ко мне днём на машине. Грузовая машина была. Двое зашли в хату, это, значит, знакомый человек из Крутогорья, первый секретарь райкома, а с ним — военный, дак они вдвоём и зашли, а солдаты остались сидеть в машине. Вижу, военный тот с лица как цыган, а так ничего, кажется, человек. Тогда Маштаков и говорит: «Вот что, Сидор, хотели мы тебе напоследок задание дать, а теперь не будем». Ну я, известное дело, смеюсь: «Не доверяете? Неужто я такой несмышлёный или, может, болтливый?» — «Ни то и ни другое, — смеётся в ответ Маштаков, — а вот подумали мы с товарищем майором по дороге и решили обратиться к другому человеку. Не знаешь, как позвать сюда Зазыбу?» — «Почему ж не знаю? — говорю. — Вот зараз пошлю в Веремейки внучку, она и приведёт вам Зазыбу». — «Добра, посылай внучку, только быстрей, потому что времени мало». Считай, на этом тогда моя роль и кончилась, что позвал сюда Зазыбу.

— Странно, мне про Зазыбу ничего не говорили, — пожал плечами Карханов. — Мне к вам рекомендовали обратиться.

— Говорю как было.

— А вы её помните, ту девушку?

— Ну, так…

— Отыскать сможете в Бабиновичах?

— Дак зачем? Зазыба же вроде знает, где она теперь? У него надо спросить.

— Нет, так не годится, Сидор Корнеич. Понимаете, я человек военный. Даже больше того, я — чекист. Потому приучен действовать согласно своей профессии. Так вот, там, где мне рассказали обо всем этом деле — с устройством разведчицы в Бабиновичах, никакой Зазыба не назывался. Там называлась ваша фамилия, Сидор Корнеич. Вы должны были заниматься этим делом. И именно к вам мне надлежит обратиться, отыскать армейскую разведчицу в местечке и связаться с ней. Надо передать ей одну вещь, без которой она работать не может.

— Но как же тогда получилось, что Зазыбе было поручено отвезти дивчину? Он её и повёл отсюда к себе в Веремейки.

— Не знаю. В конце концов не в этом дело.

— А какую вещь передавать хочете? Где она?

— Ну об этом после. Сперва надо отыскать девушку, а потом мы уже об остальном подумаем.

Карханов встал из-за стола, взял с подоконника шапку.

— Очень приятно и полезно было познакомиться, Сидор Корнеич. Будем надеяться, что мы ещё не раз с вами встретимся и побеседуем, тем более за такой замечательной кашей. А вот, кажется, и Чубарь стучит.

Следом за командиром партизанского отряда Ровнягин вышел на крыльцо. Там уже действительно стоял Чубарь. Но рядом с ним стоял и ещё какой-то человек, которого в темноте нельзя было рассмотреть. Видно, он все это время и простоял на крыльце неслышно, неся караульную службу.

V

Напрасно обещал Карханов — назавтра Шпакевич не пошёл с Чубарем в Мошевую. Он понадобился командованию отряда для какого-то другого дела. По крайней мере, так объяснили Чубарю, когда он попытался напомнить о вчерашней договорённости. Даже не самому командиру отряда, а начальнику штаба Веткину, потому что отправкой людей в Мошевую занимался он. Но больше всего озадачен был Чубарь, когда вдруг узнал, что один из двух партизан, с которыми ему приходилось идти в Мошевую, Патоля, тот самый нескладный недомерок, который вчера на лесной просеке как бешеный кидался на Чубаря, чтобы завладеть его винтовкой. Сегодня при Патоле тоже не было оружия, потому что винтовку ему все-таки пришлось отдать обратно, и Чубарю стало даже неловко, что авиатехнику приходилось идти в Мошевую безоружным. Но не Чубарь решал дело — наверно, у командования отряда имелись на этот счёт свои соображения. За короткое время Чубарь успел заметить, что к Патоле почти все в спецотряде Карханова почему-то относились снисходительно или покровительственно, даже не покровительственно, а с каким-то пренебрежением, когда человеку вроде наперёд прощают не только его глупости, но и что-то большее.

Уже в дороге, пересиливая себя, Чубарь спросил Патолю:

— Это правда, что ты у Кравченко авиатехником служил?

Оказалось, нет. Дважды Героя Советского Союза Кравченко Патоля только видел, когда тот прилетал на Белынковичский аэродром. Патоля служил авиатехником в полку, который входил в состав смешанной 11-й авиадивизии, где командиром в начале войны был Кравченко. Полк этот как раз имел на вооружении самые новейшие самолёты — ИЛ-2 и являлся пока единственным таким полком в воздушных силах страны. В июле месяце из Богодухова полк перебазировался на аэродром в Старо-Быхов, потом, когда немцы уже подходили к Днепру, перебрался на лесной аэродром, что находился в трех километрах от Каничей, как раз там, где в Беседь впадает река Суров. Это был запасной аэродром, подготовленный заранее на случай боевых действий, обычная ровная площадка, без специальных построек, на которой всего-навсего не пахали и не сеяли. Со Старо-Быховского аэродрома полк перебазировался к вечеру, притом в грозу, которая разразилась внезапно, а поскольку местность, которую предстояло осваивать, пока была незнакомой, то лётчики в темноте посадили машины кто куда — кто на деревенский огород, кто на колхозное поле, а главное, за целые километры от места назначения.

Один самолёт, например, оказался на территории Веремейского сельсовета. И потому довольно было теперь Патоле упомянуть об этом, как Чубарь сразу же вспомнил — и вправду приезжали откуда-то авиатехники ремонтировать машину. А в Прусине так и совсем смеху было подобно. Наслушавшись о немецких диверсантах, предусмотрительные деревенские мужики, не слушая никаких объяснений и доказательств, заперли лётчика в баню и держали его под арестом весь следующий день, пока не приехали за ним из полка.

На Каничском аэродроме штурмовому полку не повезло. В начавшихся вскоре воздушных боях были потеряны все до единого самолёты. Отступать на восток, на Унечу, лётчикам пришлось в пешем строю. Тогда и отстал от них где-то возле Журбина авиатехник Патоля. Правда, сделал он это бессознательно, заплутался в тихом полусне на лесной дороге ночью и не сумел найти своих.

К партизанам Патоля присоединился недавно, но, видно, успел уже с ними немало побродить.

По правде говоря, недотёпу этого стоило даже пожалеть за его невезучесть. Кажется, не стал засиживаться надолго в деревне, как это делал теперь кое-кто из оставшихся окруженцов. Кажется, снова хотел воевать. Однако что-то не давало Чубарю забыть про вчерашнее, не мог он преодолеть чувства недоброго, даже мстительного.

Зато второй партизан, пошедший с Чубарем, был полной противоположностью Патоле. Звали его Севастьяном Бересневым. На вид он был человек степенный, не сторонился Чубаря, но и не докучал ему.

Дорогу Чубарь выбрал глухую и, как говорится, петлястую — по старой гати; мостили её когда-то в старые времена по Грязевцу, чтобы ездить летом из Веремеек через Мошевую в Кавычичи. Но грязи тут много осталось в чёртовых ямах, которые образовались неведомо когда и как, поэтому из гати ничего путного не получилось и дело человеческих рук пропало даром. Только поваленные вдоль дороги деревья, став узкими кладками, давали теперь возможность переходить с одного топкого островка на другой. Зато зимник остался навсегда — в холодную пору, когда покрывался прочным льдом Грязевец, можно было без помехи ездить тут даже на санях.

Идя по гати впереди своих попутчиков, Чубарь подумывал, что хорошо вчера сделал, отведя лосёнка в Мамоновку. Теперь не надо возиться с ним, беспокоиться. Правда, в хату к Гапке Азаровой заходить он не стал — что-то удержало в последнюю минуту; Чубарь только тихонько растворил ворота во двор да толкнул туда лосёнка: пускай Михалка дальше опекает.

Значит, уладил он все наилучшим образом, хоть не перекинулся и словом с хозяйкой.

Угрызения в душе были от другого. Об этом теперь можно было подумать. В полутора километрах от партизанского лагеря ему стало наконец ясно, что все-таки зря он сегодня пошёл в Мошевую. Не завтра, например, или послезавтра, а именно сегодня. Потому что отправился он в дорогу наугад, будто с завязанными глазами.

В самом деле, кого он знал там хоть приблизительно, чтобы завести речь о важном деле и вызвать доверие в ответ? Никого. Правда, он не раз встречал мошевское начальство за эти годы в Крутогорье — и председателя местного колхоза Ефременко, и председателя сельсовета Рыгайлу. Но где они нынче? Зная, что многие из председателей в последние дни перед отступлением Красной Армии отправлялись в эвакуацию, можно было предположить, что и эти не остались в Мошевой. По крайней мере, уверенности, что мошевское начальство не тронулось с места и что он застанет в деревне и Ефременко в Рыгайлу, у Чубаря не было. С другой стороны, могли ли вообще обойтись без них, местных партийцев, создавая подполье в Мошевой? Конечно, таких людей не много, прямо сказать, раз-два — и обчёлся. Тем более когда все лучшие, отборные кадры были мобилизованы.

Рассуждая так, Чубарь и совсем уверился, что в этом деле — искать связь с районным партийным подпольем — окончательная и верная надежда оставалась на Зазыбу. И ему, Чубарю, надо бы только наведаться в Веремейки, потому что за это время Зазыба, видать, уже успел побывать в Мошевой.

И, устраиваясь вчера на ночлег в палатке, которую показал ему командир отряда после возвращения из Кулигаевки, Чубарь готов был назавтра поступить именно так, — пойти в Веремейки, — и это было бы самое правильное, однако утром промолчал, словно постыдился признаться, что ему не к кому обратиться в Мошевой.

И все-таки теперешние Чубаревы хлопоты оказались напрасными. В конце концов, что бы нам оставалось в жизни, если бы не всемогущий случай? Не иначе половина добрых и дурных дел на земле осталась бы втуне.

Чубарь никогда раньше не задумывался, насколько он, его судьба и то дело, которое надо было делать, зависели от случая. Но теперь не стал бы отрицать понапрасну, что частенько случай не только влиял на некоторые обстоятельства, а и переиначивал ход жизни.

Так и тут.

Уже на кочковатой лесной дороге, когда околицами были обойдены одна, вторая и третья деревеньки, которые лежали за гатью на пути в Мошевую, издали послышался грохот колёс. Он все нарастал. А вскорости Чубарь узнал и возчика, Федора Поцюпу из Озёрного.

Признаться, лучшего и ожидать было нельзя.

Чубарь сразу воскрес душой, потому что Поцюпа этот до войны работал в Западной Белоруссии в органах НКВД. По крайней мере, Чубарь с его слов знал об этом. Так же, как знал и о том, что в первый же день войны Поцюпе было поручено вывезти в город Лиду семьи так называемых «восточников», то есть детей и жён тех партийных, советских и других работников, которые после тридцать девятого года, после освобождения Западной Белоруссии, направлялись сюда центром на укрепление Советской власти. Поручение это оказалось весьма непростым, так как все было непросто в тот день в приграничных районах.

А главное — поезда из Лиды уже не шли ни в одном направлении. Пришлось беженцам и дальше спасаться от врага на гужевом транспорте: кто отправлялся на лошадях к знакомым в окрестные хутора, кто продолжал путь вдоль железной дороги, пытаясь добраться до какой-нибудь действующей станции. Поцюпа несколько суток ехал с этими последними, пока не остался совсем один.

В середине июля он наконец привёз свою семью в Крутогорье, потом устроил жену и детей у родственников за Беседью.

За то время, как фронт стоял на Соже, Чубарю пришлось несколько раз видеть Поцюпу в разных обстоятельствах. Однажды они даже возвращались из Крутогорья вместе. Провожал их председатель колхоза из Гончи Захар Довгаль. Тогда Чубарь и узнал все о Поцюпе.

Теперь и Поцюпа тоже без труда признал Чубаря.

— Тпру, — остановил он рыжую, с раскормленным задом лошадь, которая сразу же как-то по-волчьи повела ушами, словно настораживая их на человеческие голоса.

— А я думал, кто это громыхает, — с обочины сказал навстречу ему Чубарь, потом подошёл к телеге и торопливо, словно боясь, что Поцюпа передумает и уедет, ухватился руками за подугу, а ногу пристроил на ступицу колёса.

— А это что за люди с тобой? — грубовато спросил Поцюпа, показав кнутом на Чубаревых попутчиков.

Вопрос был неожиданный, задан был, судя по всему, слишком поспешно и как бы даже некстати, поэтому Чубарь на короткое время смешался.

— Да вот идём, — сказал он неуверенно.

— Сам вижу, что не едете, — засмеялся Поцюпа. — А куда и зачем?

— Ну это другой вопрос, — махнул рукой Чубарь. — Подвези.

— Или по дороге?

— Лошадь есть — можно напроситься. Тем более что дорога тут, сдаётся, одна.

— И то правда, — согласился Поцюпа, переставая разглядывать незнакомых людей. — Только не много ли нас на одну лошадь будет?

— Она у тебя крепкая.

— Тогда садитесь, — разрешил Поцюпа, словно ждал этих слов.

Спутники Чубаря кинулись к телеге, стали устраиваться на голых досках. Вёрткий, будто пустой изнутри, Патоля быстро вскочил в телегу с ногами, а Севастьян Береснев, несмотря на то что двинулся к телеге вместе с Патолей, устраивался без лишней суеты, сразу заняв место в самом задке. Сел, конечно, и Чубарь. Вышло так, что они с Поцюпой оказались спинами друг к другу.

От этого места оставалось ещё немало ехать до Мошевой, но беседа на телеге завязалась не скоро. Четверо седоков несколько раз начинали её, и всякий раз она, словно сама собой, обрывалась. «Вот что значит — люди между собой незнакомые», — наверно, думал про себя каждый. Судя по всему, никто не имел желания поддерживать её, общую беседу, потому что возникала она через силу, без душевного зова. И только когда Севастьян Береснев углядел намётанным глазом охотника лису в густом вереске, который давно уже глушил по обе стороны дороги боровые поляны, путники в один голос заохали, закачали с напрасным сожалением головами, мол, не успели прицелиться из винтовки. А между тем этого-то порыва как раз и не хватало, чтобы оживить их вялый разговор.

— Сюда бы моего беркута, — почмокал совсем по-восточному Севастьян.

— Кого? — недослышал Патоля.

— Беркута.

— А что это — беркут?

— Ну, птица такая. Тогда Патоля сказал:

— Навряд ли взял бы её и беркут в таких зарослях.

— Точно, — поддержал его Поцюпа. Но Севастьян Береснев возразил:

— Взял бы! Как миленький взял бы! Я это дело знаю, потому что сам охотник. Когда-то в голодный год кормил в одиночку целый аул.

— Где это?

— Под самым Тянь-Шанем.

— Ты что, родом оттуда?

— Нет, родом я из-под Мурома. Но долго жил с казахами. Оттуда и в армию призывался. У нас там много у кого есть свои беркуты для охоты. Ну и я завёл себе. Джейранов брал без труда, лисицу тоже.

— А как это выходит, что хищная птица слушается во всем человека?

— Так и выходит. Главное, чтобы беркут почуял в тебе хозяина. Господина. А для этого надо науку преподать ему. Недаром же говорят — чтоб было кем владеть, надо его сперва помуштровать.

— Ну, это известно, — кивнул головой Поцюпа. — Но ведь орлу в небе не прикажешь.

— Надо на земле приказывать, чтоб в небе слушался. В небе поздно уже будет приказывать.

Поняв, что попутчики настроились слушать, Севастьян продолжал:

— Ловят казахи беркутов обычно при помощи сетки. И сразу надевают невольнику на голову кожаный колпачок. С этого часа для беркута света больше нет. Ни лучика Света, сплошная темень. Но и этого мало. Что делает казах, — сажает птицу на канат, перекинутый с одной стены дувала на другую. И вот с этого момента ослеплённая, но ещё не укрощённая птица только и думает, только и старается, чтобы на канате удержаться. Но и в таком положении хозяин не оставляет беркута в покое. И сам часто дёргает за канат, и других, кто приходит на двор, подбивает делать это.

— Как в той песне: кто не едет, тот не идёт, — сказал Поцюпа.

— Но вот проходят сутки, другие. Наконец казах надевает большую кожаную рукавицу, кладёт на неё кусочек мяса, которое перед этим вымочил хорошенько, подходит к обессиленному беркуту, гладит его, чтобы показать первую ласку, а потом снимает с головы колпачок, открывает на некоторое время мир вокруг и рукавицу с кусочком мяса. Голодный невольник, конечно, сразу замечает этот кусочек, летит с каната на руку. Но напрасно. Не успеет беркут даже разок клюнуть наживку, как человек снова надевает ему на голову колпачок. И снова для беркута продолжается жизнь в мучениях, в бессоннице, с одним желанием — не упасть с каната, за который теперь дёргают ещё сильней.

— Настоящая муштра.

— И пытки.

— Но вот невольнику даётся новая передышка. Снова он видит при дневном свете рукавицу с кусочком мяса, а над ней — ласковое лицо человека, который уже кажется ему избавителем.

— И сколько времени так продолжается? — спросил Поцюпа.

— Недели четыре обычно. За этот срок беркут уже хорошо усвоит, что единственным другом его является человек, от которого он получает пищу, а чтобы получить мясо, надо, оказывается, обязательно сесть на рукавицу. Значит, готов служить.

— И служит? — Самым преданным образом.

— Черт побери, после такой науки я и сам бы взмыл в воздух, — засмеялся Патоля.

Но молчавший до сих пор Чубарь сказал ему с издёвкой:

— Для этого надо быть орлом.

Странно, но рассказ Береснева не только поразил Чубаря, но и удручил. Правда, он не мог объяснить почему.

Тем временем они уже выезжали из леса.

Впереди холмилось убранное поле, на котором далеко виднелась песчаная дорога. Она извилисто взбиралась на самое высокое место и под уклоном поля пропадала из глаз.

— Надо бы лошади передых дать, — забеспокоился Поцюпа и соскочил с телеги.

Его примеру последовали остальные. При этом как-то само собой получилось, что по один бок дороги, отставая на несколько шагов от телеги, пошли Береснев с Патолей, по другой — Поцюпа с Чубарем.

— И все-таки ты не ответил мне, — тихо сказал Поцюпа, — что это за люди? И вообще, откуда ты взялся вдруг, почему тут, а не на фронте?

— Так вышло, что не на фронте, — тоже вполголоса ответил Чубарь. — Долго рассказывать. А это, — он мотнул головой назад, — партизаны. Из Москвы. Целый отряд.

— И давно ты с ними?

— Нет. Со вчерашнего дня.

— А они давно ли тут?

— Ты имеешь в виду — в оккупации, в тылу?

— Нет, у нас, в Забеседье?

— Думаю, что не очень.

— А куда направляются теперь?

— В Мошевую.

— И угораздило же меня догнать вас!

— А мне так прямо повезло.

— Ещё бы. Кому не хочется на дармовщину подъехать?

— Я не про это.

— А про что?

— Дело у меня к тебе есть.

— Когда это оно объявилось?

— Как только увидел тебя. А сам об этом думаю давно. Верней, со вчерашнего дня.

— А от них скрываешь?

— Как тебе сказать… Не то что скрываю, однако в этом деле они сами по себе, а я сам по себе.

— Тогда говори.

— Мне надо знать наверно, остался ли кто в районе для подпольной работы?

— Ты считаешь, я в курсе?

— А кому же быть в курсе, если не тебе, бывшему оперативному работнику?

— Ну, это ты слишком. Я по мелочам больше, как говорят, бумажный червь.

— И все-таки?

— А ты что, ходишь вот так из деревни в деревню и спрашиваешь?

— Да я сам знаю, что это не лучший способ. Но что поделать. Командир ихнего отряда тоже интересуется. Так что…

— А они вправду из Москвы?

— Говорят, что из Москвы.

— А если вдруг нет?

— Как это понимать?

— А так. Может, они не те, за кого себя выдают?

— Нет, тут дело чистое.

— Откуда у тебя такая вера?

— Знакомый мой в отряде.

— Допустим. Но…— заколебался Поцюпа. — Словом, дело это деликатное. По правде говоря, лучше так: я тебя не видел, а ты — меня.

— Не доверяешь?

— Просто не имею права заводить подобные разговоры. Вот если бы ты подождал денёк-другой, а я бы подумал, посоветовался кое с кем… Может, кто знающий и попался бы.

— Ну, что ж, в таком разе…— Чубарь помолчал, потом спросил: — А теперь ты куда?

— В Мошевую. К одному знакомому садовнику. Верней, к садовому сторожу. Яблок надо взять. У нас в деревне садов мало, вот дети и попросили, чтобы привёз.

— Дивны дела твои, господи.

— Да, не очень просты. Ну, а ты, у тебя-то знакомые в Мошевой есть?

— Когда-то знавал Рыгайлу, Ефременко. Но теперь не уверен, что они в деревне.

— А я слышал, что как раз оба сидят по домам — и Рыгайла, и Ефременко.

— Значит, дела мои не так уж и плохи!

— Ты, Чубарь, как-то странно рассуждаешь. Ежели не этот, так тот. С чего ты взял, что связь надо искать тут? — Я уже говорил намедни одному человеку, и тебе скажу — нюхом чую. И в августе меня вызывали на совещание сюда. Вот я и рассуждаю теперь, что дело важное тогда решалось. Как раз перед тем как отступить нашим войскам из района. Значит, и вправду не просто так вызывали. Да и вызов-то был подписан Маштаковым.

— Дак почему не явился, ежели кликали?

— Обыкновенное дело, занят был в колхозе эвакуацией. Ничего, мол, думаю, не случится, если меня одного и не досчитаются. Кто ж знал, что немцы фронт на Соже прорвут и наши опять отступать примутся?

— Ладно, Чубарь, давай-ка опять забираться на телегу да погонять лошадь. Кличь своих партизан, а то дорога под гору пошла.

И впрямь за разговором этим они и не заметили, что осталось уже позади поле, на горбе которого топырилась оплетённая молодой паутиной стерня, и дорога круто покатила вниз, постепенно выпрямляясь и твердея. Потрюхала лошадь, даром что походила на ломовую, почуяв сзади накат колёс, стала быстрей перебирать ногами без понукания. Вспрыгнув на телегу, Чубарь со злостью подумал:

«А ну его к черту, этого Поцюпу!… С ним говорить что гнилую репу жевать. В конце концов никто меня к стенке не поставит, если я не найду в Мошевой нужной связи. Хотя, конечно, она и мне в самый раз теперь была бы. Интересное дело, нащупал ли уже какие подходы насчёт этого Зазыбы? — помотался немного на тряской телеге и снова подумал: — А все-таки знает что-то этот Поцюпа! Недаром с армией на восток не ушёл. Ему, с его прежней должностью, мало что светит тут, кроме… Да, на предателя не похож, не станет он этим заниматься, а вот что про мошевских не сказал мне ни слова — это, может, теперь самое главное. Не он, так Рыгайла с Ефременко дадут совет».

По правую руку от дороги пошли одна за другой болотины, поросшие в серёдке осокой и болотным хвощом, а по краям — блестящей, будто посеребрённой лозой, которая дробно трепетала листьями на чуть слышном ветру. По правую же сторону открылась взгляду и деревня. Она выглядела так же, как и все другие селения в этом бывшем приграничье,[5] не лучше, не хуже, с соломенными крышами на избах и гумнах, с кривыми вербами вдоль улиц и с бесконечными изгородями вокруг своих огородов..

Правда, не в каждой здешней деревне стояла церковь но в Мошевой она как раз была — деревянная, не такая, конечно, как в богатых местечках.

Улицы на том, дальнем конце деревни, обтекали церковь и разветвлялись во все стороны, а тут, в начале, шла всего одна. Она встречала своими дворами каждого, кто ехал или шёл в Мошевую из Кавычичей, Жарков или Мокрого… Где-то посреди этой улицы чернел горбатый мосток через Мошовку, одну из тех речушек, что живят водой Беседь в её среднем течении.

— Ты вот что, Чубарь, — вдруг сказал Поцюпа, — не ходи сразу ни к Рыгайле, ни к Ефременко. К чему с винтовкой шастать под окнами у всей деревни? Да и неизвестно ещё, может, тут немцы.

— А куда же мне?

— Поедешь со мной.

— А они? — Чубарь показал на партизан.

— И они нехай едут с нами. До вечера побудете в саду, в сторожке, а там уж и пускай делают своё дело. Да и ты. Как хлопцы? — повернулся Поцюпа к Бересневу и Патоле.

— А что там у тебя, в том саду? — сразу же ухватился за Поцюпово предложение настырный Патоля.

— Да все, чего захочешь.

А Береснев не отзывался. Тогда Поцюпа стал подзадоривать:

— Дед вином самодельным угостит, позавтракаем…

— Да по времени оно не помешало бы и до обеда дорваться, — засмеялся наконец Севастьян Береснев.

— Ну, так как, хлопцы?

— Увидим, — лениво, вроде чтобы отвязаться, махнул рукой Береснев.

Видно, он думал, что пока поедут дальше, к мостку через речку, ещё будет время окончательно все решить, но Поцюпа вдруг повернул лошадь к броду — почти перед въездом на деревенскую улицу.

Довольный, что Береснев больше не перечит, а два других попутчика вроде бы согласились с его намерением переждать, пока не стемнеет, за деревней, Поцюпа, подёргивая вожжи, погнал лошадь по воде через Мошовку и въехал в сад, который возник перед ними в глубокой ложбине совсем неожиданно. Сад этот сплошь состоял из старых деревьев, для большинства из которых, считай, уже отошла пора крупных яблок. Ежели по доброму обычаю, так давно бы тут надо было сделать подсадки. Но никто об этом непозаботился, и сад явно трухлявел, хотя на ветках покуда ещё и в этот год полно было антоновок.

— Вот это и есть Шкарняков сад, — сказал Поцюпа словно о чем-то выдающемся, обязательно известном всем хотя бы по слухам.

А из трех Поцюповых попутчиков один только Чубарь мог понять, почему вдруг их возчик так сказал. Во-первых, не такая большая давность паны-господа, чтобы память о них уже выветрилась, всего за двадцать лет перевалило, как лишили их земли и усадеб, а во-вторых, Шкарняк и в советское время не оставил своего дома. Помер он где-то в начале тридцатых. Тогда, может, через год или два, перевезли отсюда его постройки. На Шкарняковой усадьбе осталось от тех лет нетронутым всего только одно заведение, если его можно так назвать, — небольшая винокурня.

Но не садом, не винокурней остался в памяти людей Шкарняк. Если на то пошло, то и работала она потом немалые годы на новую власть, его винокурня. Дело было, судя по всему, в другом. В том, что Шкарняк после семнадцатого года не сбежал никуда со своей усадьбы, не стал прятаться от местных людей, а тем более не отправился, по примеру иных-прочих, за границу; он терпеливо, будто сознавая исторический момент, пережил и раздел своей земли между крестьянскими дворами, и гражданскую войну, во время которой можно было легко оказаться если не в «белой» армии, то в какой-нибудь «чёрной» или «зеленой». К тому же Шкарняк не без оснований считался механиком, знал толк в сельскохозяйственной технике, которая хоть и была тогда примитивной, однако крестьянам оставалась недоступна. И вот последнее-то обстоятельство и сыграло свою роль в окрестных деревнях. Веремейковцы тоже не один раз возили Шкарняка к себе. Чубарь даже слышал, как рассказывал об этом на скотном дворе Парфен Вершков. «Привезли в двадцать девятом годе в Веремейки молотилку, — поведал он с юмором. — А разобраться не очень разбираются. Ну, конечно, установили привод. Потом запрягли лошадей. Начали крутить. Снопы в молотилку подают, а она не примает их, назад выкидывает, только и робит, что отбивает чуть-чуть колоски. Ну, некоторые рассуждают: это она нарочно таким чином робит, чтоб одним разом и зерно обмолотить, и солому не помять, — солома ж потребна в хозяйстве для крыш. Браво-Животовский, который всякого повидал, стоял-стоял на току, глядел-глядел, а потом и говорит: „У нас, в Старосельской коммуне когда-то была такая молотилка, но работала как полагается. Тут что-то не так“. Начали думать веремейковцы. Кто-то и посоветуй: „Надо из райвона мастера привезти. Не иначе, там есть“. — „Ета долго ждать придётся, — засомневался Силка Хрупчик. —Лучше к Шкарняку человека верхом послать. Недаром же он пан. Кажут, все умеет“. Махнули рукой, нехай так и будет. И вот явился на веремеейковской пароконной телеге Шкарняк на другой день, глянул туда-сюда в молотилку, сказал: „Две четверти горелки будет стоить работа и пять пудов ржи“. Ничего не попишешь, надо соглашаться. А пан уже торопит мужиков, чтобы те убрались из гумна, где стояла молотилка: „Не мешайте, товарищи советские граждане и гражданочки, я тут один справлюсь“. И правда, покопался каких-то полчаса в механизме, вытирает руки паклей да раскрывает снова ворота: „Ну теперь погоняйте лошадей на приводе“. Кинули веремейковцы первый развязанный сноп в молотилку — жрёт, подали другой — тоже закрутился в барабане. „Ну и пан!“ — чешут мужики в затылках. А тот берет две четверти горелки, пять пудов жита да говорит: „Отвезите меня обратно, где брали“. Но на этом история не кончилась. Через две недели приезжает в Веремейки из Белынковичей инженер по какому-то другому делу, смотрит на Шкарнякову работу, усмехается: „Трансмиссия на заводе была поставлена наоборот. Тут и работы-то всего что ремень переставить. Могли бы и сами додуматься“. Могли бы, однако не додумались… Поцюпа уже не однажды бывал здесь, в этой Шкарняковщине, и винокурню, построенную наполовину из красного кирпича, а наполовину из тёсаных брёвен, но теперь почти развалившуюся, сразу же отыскал на склоне поросшего соснами пригорка. Он ещё не остановил лошади во дворе, как на грохот колёс из небольшой и довольно замшелой пристройки, что служила, видно, сторожкой, вышел на крыльцо хромой старик в тёплой шапке и фетровых бурках, обшитых внизу кожей. На первый взгляд ему можно было дать немало лет, хотя он ещё был бодр, и они заметили это даже по тому, с какой силой он захлопнул дверь. Приезжие заулыбались ему навстречу — мол, день добрый! Однако в ответ не получили ни ласки, ни привета. Хозяин только помаргивал словно бы подслеповатыми глазами.

Тогда на крыльцо поднялся Поцюпа. Он что-то сказал сторожу, что — на телеге не услыхали, и тот сразу крикнул с крыльца:

— Ладно, распрягайте да заходите в хату, не мозольте людям глаза. — Он так и сказал, привычно — «в хату».

Партизаны забрали из телеги свои винтовки, которые сложили туда, не доезжая до деревни, и двинулись к крыльцу.

Сторож пропустил их мимо себя и захромал вниз, принялся сам распрягать Поцюпову лошадь.

А Чубарь не торопился заходить в сторожку. Он ещё поглядел, как хозяин вывел лошадь из оглобель, поставил за пристройкой, потом принёс откуда-то сена. Через некоторое время и Поцюпа отправился к нему за пристройку.

— Что за люди? — послышался оттуда ворчливый голос старика. — К чему притащил их сюда?

— Чубарь попросил, — ответил ему Поцюпа.

— А кто такой Чубарь?

— Председатель веремейковский.

— А те двое?

— Чубарь говорит, партизаны.

— А сами они што говорят?

— Не спрашивал я.

— Ну вот, ты не спрашивал, а мне теперя разбирайся.

— Говорит, что они, мол, из-за линии фронта. Чуть ли не из самой Москвы.

— А што мне до того, откуль они? Мне запрещено тут постоялый двор налаживать да принимать кого попало.

— Чубарь-то не чужой!

— Откуль тебе ведомо, што он не чужой? Теперя кто хочешь продать может.

— Да не продаст он. И тем не этого надо.

— Ну, надо не надо — не тебе знать и не тебе решать. Теперя придётся все переиначивать. Так бы наши пришли сюда, а теперя придётся тебя куда-то вести. Да ещё про место заранее уговориться. Да ещё неведомо, што наши на все на это скажут, што ты чужих привёл.

— Добра. Делай как знаешь. Только не подавай виду. Иначе я поступить не мог, потому что Чубарь сам намеревался к Рыгайле с Ефременкой пойти. Среди дня, на глазах у всей деревни. Сам подумай, что мне было делать в таком разе? Но про Чубаря, как пойдёшь, обязательно скажи, потому что ищет он связи с райкомом.

Дальше Чубарь не стал подслушивать, даже и от того, что услышал, сделалось ему не по себе. Поднялся на крыльцо и как в зимнюю пору потопал сапогами, потянул на себя дверную скобу. Береснев с Патолей уже расселись на лавке, привыкая к сумраку, который царил в сторожке: не хватало света из маленького оконца. Видно, они успели за это время и поговорить друг с другом, перекинуться словом о чем-то своём, может, даже заговорщицком; увидев Чубаря, Береснев по-доброму усмехнулся попутчику и этим как бы заставил Патолю тоже показать свои красные, словно воспалённые десны. За дорогу, пока они шли и ехали сюда, Чубарь как-то притерпелся к Патоле. Но теперь, при виде этой улыбки, снова ощутил былую неприязнь, которой недалеко оставалось уже и до закоренелой ненависти.

Через несколько минут после Чубаря в сторожку вошли и Поцюпа с хозяином.

— Ну что ж, дед, угощай гостей, — сказал Поцюпа, кидая в угол пустой мешок.

Чубарь удивился — на лице старика не было и следа прежней суровости. Он и Поцюповы слова принял без возражений, бровью не повёл, сразу же стал доставать большую оплетённую бутыль из-под недубленых овечьих шкур, что лежали вдоль стены на полу вместо подстилки. Эта готовность чуть ли не с порога ладить угощенье вдруг встревожила Севастьяна Береснева, будто он и не слыхал раньше от Поцюпы про «самодельное» вино.

— Нет, мы не можем, — к удивлению Патоли, отказался он, — мы должны сейчас уходить.

— Куда?

— В деревню. На разведку.

Услышав это, хозяин сторожки выпрямился, круто обернулся к Поцюпе и будто ожёг его удивлённым взглядом.

— Ну, это, сдаётся, не дело, — сказал он затем партизанам. — К чему торопиться? Да и што там разведывать, в Мошевой?

— Найдём что, — упрямо качнул головой Береснев.

— Да кто это днём на разведку ходит? — возразил на это хозяин. — Дождитесь вечера, а про все остальное я покуль могу рассказать.

— Нам как раз днём и надо крестьянам показаться. Пусть знают, что в Забеседье появились партизаны.

— Ну, коли так! — возмущённо развёл руками старик. Тогда вмешался в разговор Родион Чубарь.

— Правда, Севастьян, к чему так спешить, — сказал он примирительно.

— Нет, нам необходимо, товарищ Чубарь, — стоял на своём Береснев. — Вы себе как хотите, а мы с Патолей пить не станем и засиживаться тут не будем.

— Ну, это в общем-то похвально, — разочарованно протянул Чубарь, а сам подумал:«А, нехай идут, раз не терпится!…»

Он-то уже наверняка знал, что попал сегодня по адресу: тайная беседа, которую вели за пристройкой хозяин сторожки и Федор Поцюпа, была многообещающей. Понятное дело, что никуда отсюда уходить он пока не собирался. Это было бы теперь, когда вправду что-то прощупывалось, совсем уж неразумно.

— А как же дальше — в отряд вместе будем возвращаться? — спросил Чубарь.

— Хорошо бы, — сказал на это Береснев и почему-то улыбнулся.

Он ещё посидел немного на лавке, потом встал. За ним, явно с досадой, что приходится отрываться от соблазнительного угощения, поднялся и Патоля.

— У нас порядок такой, — поглядев на Чубаря, объяснил Береснев. — Пока выполняем задание, спиртного в рот не брать.

Тогда уж засмеялся дед:

— Да на што его брать, это питво? И никакое не питво оно, а обыкновенное деревенское дермецо. Тем более што никто никого и не принуждает пить. Я это для прилику решил угостить, а раз не хочете, дак и не надо. Другое дело, што в деревне теперь и вправду нечего разведывать. Немцев эти дни совсем не видать, ну а…

— Немцев надо разведывать на большаке, что с Белынковичей на Бороньки, — как бы подначивая, сказал Поцюпа. — Там они ездят взад-вперёд.

— Разведаем и больше, если понадобится, — спокойно, но все-таки с некоторым нажимом ответил Береснев, будто почувствовал в словах Поцюпы насмешливую укоризну, затем перевёл взгляд на старика: — Я вот подумал… немцев, как вы говорите, видать, и правда в деревне нету. А полицаев?

— Дак… теперя, считай, в каждой деревне без них не обходится. Особливо там, где ещё и волость.

— Ну, а в Мошевой?

— А в Мошевой как раз волость.

— Сколько их?

— Покуль один. Это там, где лагерь, их обыкновенно много, а где нет лагеря, дак один, два.

— Кто же он?

— Нетутошний. Я даже фамилии не запомнил. Сдаётся, из окруженцев.

— А в волости? Кто в волости заправляет?

— Ну, там наш за бургомистра. Зимаров.

— Где он живёт?

— Там, где и волостное правление. В деревне покажут, а отсюль не видно. Жёнка у него из немок будет.

— Как это — из немок? — встрепенулся вдруг Патоля.

— Обыкновенно. Привёз ещё из того плена. В Германии работал где-то. Оттуда и привёз в жены себе.

— Ну вот, а ты говоришь, кого разведывать, — с насмешкой сказал Патоля и стал поторапливать Береснева: — Пошли, Севастьян!

— А может?…— заикнулся было хозяин сторожки.

— Ничего не может, — даже затопал почему-то ногами Патоля. — Железо надо ковать, пока горячо.

Сторож совсем помрачнел и сказал, как бы про себя:

— Да и плевать на горячее железо тоже не стоит, потому как опасно.

Когда же за партизанами наконец затворилась дверь, старик покачал головой, упрекнул Чубаря:

— Што это они у вас снуют взад-вперёд? А Поцюпа сказал:

— Баба с воза, коню легче. Пускай пошляются, ежели захотелось. А мы тут…

— Да как бы они не натворили там чего лишнего.

— Ничего, дед. Давай своё дермецо. А то аж глотка ссохлась.

Старик не заставил ждать, водрузил бутыль на стол. Потом нашёл в шкафчике краюху хлеба, сырые яйца. Но на этом не остановился — сбегал во двор, принёс в плетёной корзине яблок.

Пока он ходил, Поцюпа сказал Чубарю: — Правильно сделал, что отстал от них, — имея в виду Береснева и Патолю. — Дед тебе поможет в твоих бродяжных делах. Думаю, он что-то знает.

— А то ты не знаешь?

— Ну! — блеснул глазами Поцюпа.

— Карханов, командир спецотряда, что теперь стоит недалеко от Веремеек, говорил, мол, у нас в районе были оставлены в августе, когда армия отступала, две группы. Одна как партизанский отряд, другая как подпольный комитет партии.

— Откуда у него такие сведения?

— Не знаю. Но ведь отряд-то разведывательно-диверсионный. Рация тоже имеется. Так что вести поступают.

— Про отряд я не знаю, а вот про подпольный райком слыхал. Да ты не торопись с этим. Сейчас вот раскачаем деда…— А как его звать, деда этого?

— Калистратом. Калистрат Шандов. Шкарняк его откуда-то привёз. Сестра Шкарняка служила у господ, кажется, горничной. Ну, а брат, это, значит, и есть Калистрат Шандов, в саду тут завсегда работал, при винокурне. И при панах, и уже при колхозе.

— То-то я сколько времени приглядываюсь — нос у человека красный, — довольный, что все так ладно получается, без всякой причины засмеялся веремейковский председатель.

Слова его, судя по всему, слышал, входя, и хозяин, но не обиделся.

— Садитесь к столу, — бросил он с порога.

Вино Калистрату не очень-то удалось на вкус, недаром сам обозвал малопристойно, однако после третьего стакана Чубарю ударило с непривычки в голову.

— Пей, пей, — подзадорил его тем временем повеселевший Поцюпа, который тоже не слишком разбирался в напитках и явно не жалел чужого угощения.

Чубарь налил себе из бутыли по четвёртому разу. Поставил стакан сбоку, собираясь взять закуски, и насторожённо прислушался — далеко в деревне стреляли. Бах, бах… А потом снова — бах, бах…

— Ну вот, наразведали, — злобно сказал хозяин и сплюнул под стол. — Всегда, Поцюпа, зацепишься за г…!

— А вдруг это немцы?

— Какие тебе немцы! — поморщился старик. Чубарь схватил с лавки свою винтовку, опрометью выскочил во двор. Из деревни донёсся ещё один выстрел.

Хозяин тоже вышел на крыльцо. Спросил:

— Што там?

Чубарь пожал плечами, но, словно виноватый, поднялся выше на пригорок, стал среди деревьев, чтобы наблюдать за деревней оттуда.

Сперва ничего не было видно, но вот вскоре он заметил, как через горбатый мосток на Мошовке пробежали на эту сторону две знакомые фигуры. Патоля норовил забежать вперёд, за ним поспешал Севастьян Береснев с винтовкой в руке, время от времени оглядываясь на деревню, которая, казалось, даже не встрепенулась от недавних выстрелов. Хоть от мостика до винокурни и было через сад не меньше полутора километров, однако взмокшие партизаны добежали сюда за считанные минуты — только хватило времени Чубарю снова спуститься к сторожке.

— Что там случилось у вас? — крикнул он ещё шагов за двадцать.

Калистрат Шандов тоже подозрительно не сводил глаз с обоих.

Но ответа они дождались не сразу — Береснев и Патоля некоторое время ещё отдувались от быстрой ходьбы, и только после того как Чубарь снова спросил:

— Кто стрелял-то? — Севастьян Береснев нерешительно сказал:

— И мы, и бургомистр., — Как это случилось?

— Да так…

— Что значит — так?

— А то, что все сорвалось! — вдруг разъярённо, дрожащим голосом заорал Патоля. — Из него стрелок!…— Он ненавидяще поглядел на Севастьяна Береснева и затопал ногами, совсем как тогда, в сторожке, но на этот раз уже не от нетерпения, а скорей всего со злости; потом из-под полы длиннющей шинели, с которой не расставался даже в тёплое время дня, выхватил топор, насаженный на новое топорище, и изо всей силы, на какую был способен, метнул в простенок, где вместо завалинки лежал присыпанный сверху землёй трухлявый столб.

Хромой Шандов кинулся вслед, схватил топор и оглядел его, покачивая головой.

— Ну вот што, — Шандов повернулся к партизанам с каменным лицом, с которого вдруг пропал даже тот румянец, который, как шутил Чубарь, может, и вправду устоялся за счёт выпитого, — признайтесь, што натворили? — И чуть не ткнул обухом топора в нос Патоле. — Чья это кровь?

— А тебе что до этого? — ощетинился Патоля.

— А то, што я тут хозяин! И должен знать, чего мне, по вашей милости, ждать надо! — старик повернулся к Бересневу, повторил так же настойчиво, с угрозой: — Ты, сдаётся, поумней — говори! Только быстро!

Береснев от напряжения не удержался на ногах, сел на вросший в землю чурбан, который, видно, без всякой надобности торчал посреди двора.

— Кажется, вышла нелепость, — тихо, с явным омерзением, от которого передёрнулось его побелевшее лицо, сказал он. — Женщину убили. Немку.

— Бургомистрову жену?

— Да.

— Топором? — Да.

— Этот? — Шандов показал на Патолю.

— Да.

— А стреляли зачем? — через некоторое время снова спросил Шандов.

— Стреляли потом, когда бургомистр выскочил через окно, — растолковал Береснев.

— Да, да, — ухватился за Севастьяновы слова Патоля, — это он по нам первый выстрелил!

— Помолчи ты, — не дал ему разойтись Шандов. — Рассказывай все! — приказал он Севастьяну. — Все как было!

Береснев быстро взглянул на Поцюпу, который стоял, казалось, безучастный ко всему, что происходило во дворе старой винокурни, потом перевёл взгляд на Чубаря, будто от обоих по очереди ждал сочувствия или хоть поддержки.

Чубарь в ответ насупленно кивнул: «Говори, говори!»

Поцюпа не пошевельнулся и не промолвил ни слова.

Севастьяну Бересневу до тоски не хотелось рассказывать про убийство, которое только что произошло в Мошевой, но приходилось — слишком грозно подступил к нему с окровавленным топором хромой Шандов.

«А этот и вправду набитый дурак, — подумал Севастьян о своём попутчике Патоле, — не мог забросить куда-нибудь по пути заляпанный топор». И вслух сказал:

— Ну, прошлись мы, как обычно бывает у нас, по деревне, даже дальше немного прошагали, до просёлка. Немцев и вправду, как вы говорили, нету. Мы тогда в волостное управление. Глядим, а там этот Зимогоров. Обедает.

— Зимаров.

— Да, Зимаров, — легко поправился Береснев, словно теперь это в самом деле имело какое-нибудь значение. — И жена его. Спрашивает, что за люди. Мы отвечаем — по делу. Какое дело у вас, спрашивает Зимаров снова и все на мою винтовку глядит, глаз не сводит. А свою тем временем ближе да ближе к себе подгребает.

— Ага, и у него тоже винтовка оказалась, — совсем некстати влез в разговор Патоля, потом добавил: — Правда, не наша, видать, французская или ещё какая.

— Ну, Патоля и кинулся на бургомистра с топором, мол, отдавай оружие. Тут и получилось все. Женщина эта, немка, вдруг заступила дорогу Патоле, заслонила мужа. Удар и пришёлся по ней. А бургомистр тем временем в окно, как раз растворённое было. Ну, я и выстрелил ему вдогонку.

— Да нет, ты забыл, — перебил Береснева Патоля. — Сперва он, падла, по нам с улицы выстрелил, а ты уж потом по нем пальнул. И топором. Я замахнулся потому, что он стал хвататься за винтовку, стрелять хотел.

— Стрелять, стрелять, — с досадой передразнил его Шандов. — Наделали делов. — И вдруг словно спохватился: — А может, она ещё живая?

— Навряд ли, — покачал головой Береснев. — Сам видел, как голова треснула.

Ничего больше не говоря, старый Шандов захромал к бочке, которая была вкопана до половины в землю на углу винокурни и в которую стекала дождевая вода, сунул туда топор. А когда вернулся, сказал, будто сам только что в воде охладился:

— Ладно, теперь ничего не поделаешь. В конце концов люди они — и Зимаров, и жёнка его, — сами по себе, может, и вправду не стоют, чтобы жалеть их да убиваться, а вот… Словом, не на пользу все это, и стрельба, и убийство, и особенно — что сбежал бургомистр. Теперь заварится каша.

Наконец подал голос Поцюпа:

— В какую сторону побежал Зимаров?

— Туда, к просёлку, — ответил Береснев.

— Немцев сейчас в Мошевую приведёт, — заключил старый Шандов. — Там, за просёлком, невдалеке большак, дорога столбовая на Душатин. Дак он решил немцев перехватить. За жёнку Зимаров не простит, я его знаю, этого человека только в злобу ввести, так всем миром не управишься.

— А может, нам попробовать перехватить его? — рассудил Поцюпа. — Пока доберётся до большака да пока дождётся немцев…

— Они там часто теперь ездят на машинах. Нет, не поспеете. Я местность знаю. Можешь не сомневаться, Василь, Зимаров уже на обочине стоит, рукой машет.

— Холера, — выругался Поцюпа.

— То-то, што холера, — закивал головой старик. — Уж такая холера, што и сказать страшно. Доведётся сегодня платить за побитые вами горшки. Ах, Поцюпа, Поцюпа!…— Он постоял немного, задумавшись, потом сказал, обращаясь к партизанам, в том числе и к Чубарю: — Вот што, граждане, вам тут оставаться нельзя. Идите себе, откуда пришли. На сегодня вам подвигов уже, сдаётся, хватит. Наразведывали… А ты, Поцюпа, останься.

— Я тоже останусь, — заявил Чубарь. — Тебе оставаться незачем, — недобро поглядел на него Шандов.

Пришлось подчиниться. Сперва двинулся со двора Севастьян Береснев, за ним — Патоля с Чубарем.

А ведь Чубарю никак нельзя было уходить отсюда. Тут оставались люди, которые были ему нужны. Но теперь он не только не знал, как вернуть их приязнь, их доверие, но и не представлял даже смутно, как наново подступиться к ним, чтобы выяснить наконец, где скрывается подпольный райком. А в том, что действовать надо именно через этих людей — через старого колхозного сторожа Шандова и через бывшего сотрудника районного отдела Наркомата государственной безопасности, пусть даже «бумажного червя», как он сам себя называл, Поцюпу, — Чубарь уже не сомневался. Кстати, в Поцюпе Чубарь вообще не сомневался. Почему-то был уверен, что Федор даже после сегодняшнего происшествия пойдёт ему навстречу, если только он снова обратится к нему, и вряд ли станет упрекать, а тем более обвинять Чубаря в том, что натворили в Мошевой партизаны. Тут Чубаревой вины было не намного больше, чем самого Поцюпы. Другое дело Шандов. Старик и до сих пор не выказывал особой готовности поладить с веремейковским председателем, а теперь тем более не станет. Хотя иначе он, видать, и не может. Должно быть, то, что он знает про подпольщиков, оговорено такими условиями, которых он не имеет права по своей воле переступить.

Но когда Чубарь снова попадёт сюда, в этот Шкарняков сад? И зачем он вообще уходит отсюда?

В противоположность Шандову Чубарь совсем не считал, что и на самом деле надо быстрей уносить ноги из винокурни; иное дело, что пока нет другого выхода — все-таки хозяином тут был этот человек и он имел право после того, что стряслось в деревне, потребовать от любого оставить его жильё, и не только затем, чтобы выказать таким образом своё отношение к совершённому, но прежде всего, чтобы уберечься наперёд от опасности.

Некоторое время Чубарь шёл вслед за партизанами по саду в таких вот рассуждениях, будто не решаясь на что-то другое. Но рассуждения эти привели к тому, что он вдруг стал прикидывать, по какой причине ему ловчее всего было бы вернуться назад. Причин веских не находилось, кроме одной — не взирая ни на что, ему необходимо быть там, где Шандов и Поцюпа…

Он остановился, может, в полукилометре от винокурни, задержал своих попутчиков.

— Вот что, — сказал он, — вы идите в отряд вдвоём, а я вернусь. Я должен довести порученное дело до конца. И не только потому, что оно поручено мне. Я сам заинтересован в нем не меньше. К тому же, может, не так страшен черт, как его малюют и как расписал нам сторож.

* * *

Странно, но за целый день Чубарь, кажется, ни разу не глянул на небо — с охотою, с живым чувством в душе. Это совсем не означало, что он и в самом деле не замечал неба. Как говорится, зрячий человек не может не видеть, как оно раскинулось над ним, все время меняясь. А сегодня как-то вот случилось, что только теперь, пробираясь по саду, Чубарь с любопытством, сознательно поднял глаза вверх, словно вырвавшись из долгой неволи.

Ничего особого на небе в эту минуту не было. Даже облачков, которые осенью, будто бездомные скитальцы, сбиваются в тучи и плывут чуть ли не день напролёт, Чубарь не приметил. Зато, заглядевшись в бездонную глубину, неожиданно ещё раз понял, что за эти почти два месяца отвык от людей и что они ему словно бы уже и в тягость. И дело тут было не в Бересневе. И даже не в Патоле, который не заслуживал доброго слова. Главное заключалось в том, что Чубарь стал терять былое качество общественного человека, которое вырабатывалось в нем со времён детской коммуны, где ему пришлось провести самые свои нежные годы. Но и сказать, что Чубарь становился индивидуалистом, тоже было нельзя. Просто за долгие дни своей неприкаянности, в том числе и подпольного пребывания в Мамоновке, он отвык от людей, приучился смотреть на них издали, будто в перевёрнутый бинокль, и теперь сходился с ними принуждённо, не по своей воле, не мог сразу найти контакта. Во всяком случае, Чубарь совсем не пожалел, что отстал сейчас от Береснева и Патоли.

Одних он покинул. К другим возвращался.

Но там было наиважнейшее дело.

Когда Чубарь через несколько минут снова вошёл во двор знакомой винокурни, там уже не было ни Василя Поцюпы, ни Калистрата Шандова. Даже лошадь, на которой они — Чубарь, Севастьян Береснев, Патоля и Василь — приехали сюда, тоже куда-то подевалась, по крайней мере, на прежнем месте, за пристройкой, не было ни телеги, ни рыжей кобылы. Чубарь, отворив дверь, заглянул в сторожку, в которой они с Поцюпой и Шандовым недавно пировали. Стол там был прибран и выглядел так, будто до сих пор никто не сидел за ним и не пользовался хозяйским гостеприимством.

Стоя на крыльце, Чубарь некоторое время опустошённо смотрел на дорогу, что вела в Мошевую. И когда наконец окинул взглядом ближнюю опушку справа, у склона крутого холма, то увидел вдруг знакомую фигуру Поцюпы. Василь стоял как раз на том месте, где недавно, после того как они в сторожке за столом услышали выстрелы, стоял сам Чубарь, высматривая, что делается в деревне.

Не иначе Поцюпа заметил Чубаря в тот самый момент, когда веремейковский председатель снова появился во дворе винокурни, но не смог на таком расстоянии подать голос, ведь для этого пришлось бы кричать на всю округу, поросшую и в низине, и на склонах пригорка плодовыми деревьями. Поэтому терпеливо ждал, пока Чубарь не повернётся в его сторону и не глянет на него. Увидев, наконец, что Чубарь его заметил, Поцюпа замахал руками, звал к себе, на пригорок.

Как и тогда, после настораживающих выстрелов, Чубарь довольно быстро, почти бегом, одолел сперва ровную часть расстояния до леса, затем принялся так же торопливо карабкаться вверх по склону.

Поцюпа крикнул ему навстречу:

— Левей бери, левей, тут не такая крутизна. — Он не скрывал радости, что видит Чубаря, а когда тот, сгибаясь в три погибели, вскарабкался и стал рядом, сказал: — Нехорошо у нас вышло, Родион Антонович.

Чубарь промолчал, хотя Поцюпа, наверно, и не ожидал от него никакого ответа, потом спросил:

— Где Шандов? И куда ты подевал лошадь?

— Лошадь я спрятал в лесу, — показал Василь дальше на пригорок, где чуть ли не в три яруса возвышались лохматые ели, — а Калистрат побег в деревню. Старик был прав. Бургомистр таки перехватил на большаке немцев, уже две грузовые машины проехали из посёлка в Мошевую. Отсюда как раз хорошо видать было. А твои? Где твои?

— Пошли одни.

— Правильно. Легко ли хоть избавился?

— От кого?

— Ну, от них.

— А-а, ясное дело.

— Правильно сделал, что назад не привёл их. Мы с тобой сейчас тоже подальше спрячемся-скроемся.

— Думаешь, немцы и сюда заявятся?

— Нет, если никто не подскажет. А так — по следам твоих приятелей — в самый раз. Неспокойные, скажу, товарищи у тебя оказались. Вот уж правду говорят — не зная броду, не суйся в воду. Так и тут вышло.

Солнце между тем уже стояло на западе, где-то над Веремейками, если смотреть прямо отсюда, и лучи его, падая с левой стороны, теряли острую яркость, позволяли глазу без защиты видеть все вокруг, особенно местность справа, куда попадала также часть дороги между просёлком и деревней. Наверно, Поцюпа все ещё ждал, что там, в этом промежутке, могут появиться, кроме тех двух грузовиков с немцами, которые уже прибыли в Мошевую, и другие машины, но никакого движения на дороге больше не было заметно. Наконец Василь понял, что нечего стоять тут дальше, предложил Чубарю:

— Пойдём?

И, раздвигая руками ельник, двинулся в глубь леса.

— А почему Шандов побежал туда? — спросил Чубарь, направляясь следом за ним. — Это же, наоборот, опасно?

— Тут, брат, не до собственной шкуры, — откликнулся на это Поцюпа; он остановился на голой и мягкой от слежавшейся хвои проплешине, подождал, пока поравняется с ним Чубарь, и принялся объяснять: — Тут такое дело. Может случиться, что вообще… Словом, я тебе открою секрет. В Мошевой два члена подпольного райкома партии. Ты их знаешь — Пантелеймон Рыгайла и Ефрем Ефременко. И бургомистр, не иначе, догадывается, что они не просто так остались в оккупации. Такая жизнь испокон веку в деревне, что если все и не знают точно обо всем, так догадываются. Теперь подумай сам — а что, ежели они не в курсе того, что случилось в доме волостного правления? Вот Зима ров и наведёт сейчас на них немцев. Так что приятели твои в этом смысле плохое дело сделали.

— Может, все ещё обойдётся?

— Будем надеяться. Поэтому я тебе и отсоветовал днём в Мошевую заявляться. Надо было дождаться вечера. Понимаешь?

— Да.

Поцюпа снова зашагал по ельнику.

— Этого Зимарова, — сказал он через некоторое время, — могли бы убрать давно и без вашей помощи.

— Ты не прилепляй меня…

— Я это к слову. Не трогали его потому, что пока носа своего куда не надо не совал. Конечно, доверять ему целиком не доверяли, однако и не трогали пока. Тем более что подпольщики не успели поставить на должность бургомистра своего человека. Зимаров на эту должность сразу замахнулся. Видать, и немцы навстречу ему охотно пошли, потому что жёнка из ихних.

Спрятанная в лесу лошадь находилась не дальше чем в полукилометре от винокурни, но Чубарю показалось, что шли они туда с Поцюпой долго, может, по той причине, что мешал густой ельник, который рос тут всюду между большими деревьями. Чубарь даже удивился, каким образом вообще удалось Поцюпе пробраться по такой чащобе с телегой. Но вот наконец послышалось лошадиное фырканье, и Чубарь понял, что они пришли. Телега стояла в довольно укромном месте, загороженная полукругом молодого ельника. Лошадь была распряжена, верней, выведена из оглобель и привязана к тележной грядке, но хомут, седло и вся остальная сбруя оставались на ней. Из телеги на самом виду торчало из сена, которое не успела сжевать Поцюпова лошадь, горлышко знакомой оплетённой бутыли с самодельным вином.

— Может, ещё выпьем? — поглядел на Чубаря Поцюпа. — Я и закуску прихватил.

— Нет, — покачал головой Чубарь, — сдаётся, уже напились!…

— А, — как будто не поняв Чубаря, махнул рукой Поцюпа, — оно, это Калистратово дермецо, совсем не забирает.

— Не скажи, — усмехнулся Чубарь; он подождал, пока Поцюпа налил из бутыли в припасённый стакан вино, спросил: — Ты лучше вот о чем скажи мне, Василь, — как ты остался тут, в оккупации?

— А ты?

— Так вышло, что меня уже от самого фронта вернули назад. Винтовку дали в руки — мол, иди, воюй дома.

— А у меня проще получилось. Позвали сюда, в Мошевую, и сказали — мол, оставайся в своей хате и жди, пока снова покличем.

— Куда?

— Это не уточнялось.

— А теперь — покликали?

— И теперь, и не теперь, — неопределённо ответил Поцюпа. — Словом, будь здоров.

Он выпил залпом вино, сказал задумчиво, словно спросил:

— Чего это Шандова долго нету?

— А кто он, этот Шандов, на самом деле?

Поцюпа засмеялся:

— Все тебе надо знать! Вот дождёмся, у самого спросишь.

Но проходил час, другой… Шандов из Мошевой не возвращался…

Тем временем свечерело…

Поцюпа все подливал вина.

Чубарь сел на оглоблю, ближе к правому колесу, сказал, словно ему под руку: — Я у тебя, Федор, и раньше хотел спросить, да все не выходило. Как эта война начиналась там, на границе?

— Гм… Как начиналась…— Поцюпа поставил на горлышко бутыли полный стакан, застыл у телеги на некоторое время — и лицо, и фигура неподвижны. — Как начиналась?…

Казалось, ему что-то надо было переломить в себе, чтобы говорить дальше или просто вспомнить. Но вот он сдвинулся с места, подошёл и сел напротив Чубаря на другой оглобле, оставив стакан нетронутым.

— Так и быть, расскажу, — усмехнулся он. — Только мне думается, в разных местах война начиналась по-разному. Когда-нибудь все это, видать, сведут воедино, и тогда появится общий обзор. А покуда… Словом, работал я в Граевском районе. Это за Гродно, недалеко от Августова. Сейчас вот рассуждают — подготовлены мы были к войне или нет? Говорят и так, и этак. Против фактов не попрёшь: фашист уже под Ленинградом. Смоленск под себя подмял, к Орлу, видать, подходит. Во всяком случае, вести эти если и не совсем точные, то мало в чем преувеличены. Так что… Если уж тебе охота знать, расскажу, как я принял войну, будучи на границе. Вернее, не как принял, а каково у меня было в самый канун её. Признаюсь, в тот день, это значит двадцать второго июня, я её не ждал. Да, не ждал. То ли обстановка у нас, в Граеве, была такая, что не вызывала явной тревоги, несмотря на то, что про войну уже не только говорили меж собой, но и в газетах писали. Рассуди сам. С тридцать девятого в Граеве стояли наши войска — пехотный полк, артиллерийский и танковый. Но перед тем, числа пятнадцатого июня, все три полка были направлены под Белосток, в Замброво, на учения. В районном центре остался один батальон для несения гарнизонной службы. Утром двадцать первого июня к нам в отдел зашёл незнакомый полковой комиссар, отрекомендовался, что назначен заместителем начальника Граевского укрепительного района. По политчасти. Фамилии его теперь уже не помню. Да и документов мы у комиссара не попросили. Но видим вскорости через окно — пошёл он в райком партии, это, считай, напротив нас. Побыл там с полчаса, потом выходит на крыльцо вместе с первым секретарём райкома Царенковым.

— Я одного Царенкова знал, учителя, — перебил Чубарь, — в Муравелье, кажется, в школе работал. Как это его звали — Леонид…

— Нет, у нашего секретаря райкома партии другое имя было — Иван Дорофеевич. Мы жили рядом, верней, квартиры нам рядом дали, на окраине Граева. Известно, жены помаленьку знакомство свели, потому что в хозяйстве с детьми без этого нельзя, ну, а мы, мужчины, тоже не чурались друг друга. Иногда я не только дома у него бывал, но и в райком заходил, особенно в конце рабочего дня. Не считалось, что это через голову начальства. Известно, моего начальства. И вот видим — Царенков вызывает свою машину с райкомовского двора, там у них и гараж был, усаживает в неё полкового комиссара. А машина у него была чёрная, трофейная, ещё от поляков. «Не иначе, едут укрепительный район смотреть, — говорит мой начальник. — На целый день работы хватит». И вправду, у нас укрепительный район проходил вдоль границы на протяжении сорока трех километров. Там уже имелись доты и дзоты, правда, ещё без вооружения и без войск. Да и противотанковый ров до конца не был выкопан. Словом, поехали наши политработники из районного центра. А тут обедать пора. Пришёл домой — обедать я ходил всегда домой, — сижу за столом, жду, пока жена варево подаст, да в окно от нечего делать гляжу. Граница с этой стороны — вот она. За ней — железнодорожная станция Простки. Там немцы. Все на станции тихо, мирно. Паровозы дымят. Вижу, с нашего боку товарный состав двигается по рельсам туда. Значит, по-прежнему между нами и немцами торговый обмен происходит — мы им хлеб поставляем, они нам оборудование и механизмы. Мне даже через окно наши пограничники видны у моста. Стоят себе, как всегда. Так при чем тут война, скажи мне?

— Думаешь, перехитрил немец?

— Считай, что так… Почти так… Ну, пообедал я, снова на службу пошел, вокруг все то же. И на службе ничего особого. Правда, дел хватало, больше всего почему-то в те дни бумажных, все еще разбирали дела бывшей польской дефензивы, проверяли местных, кто имел связь с ней. Хотя, должен сказать, у немцев в руках документов дефензивы оказалось больше, чем у нас. Особенно что касается списков сотрудников и агентов. Теперь они где-то орудуют вовсю вместе с немцами против наших активистов. Так вот, за работой я даже не заметил, вернулся ли из поездки по укрепительному району Царенков. Ну, думаю, зайду сегодня к вечеру за ним в райком. Захожу, а там как раз полковой комиссар, уже прощается. Слышу, говорит: «Мы завтра попытаемся где-нибудь пристрелять реперы, поэтому не пугайтесь, если сильные залпы будут». Сказал и ушел. Царенков после этого подумал немного, потом на меня поглядел. «Знаешь, говорит, мне сегодня задержаться в райкоме надо. Часов, наверно, до двенадцати. Созывается в Минске Пленум ЦК партии, будут рассматривать вопрос о положении партийно-массовой работы в нашей Белостокской области. Надо быть готовым, не исключена возможность, что на Пленуме придется выступать. К тому же с письмом еще не все улажено. Будет сегодня звонить товарищ Рыжиков из Минска». Про письмо я знал. И про то, кто такой Рыжиков, тоже знал. Письмо посылали в Москву, не на имя ли самого Сталина, местные поляки, жаловались, что в районе, где польское население составляет почти девяносто процентов, газета выходит по-белорусски, на предприятиях государственные дела ведутся по-русски; раньше в Граеве было две гимназии, где учились по-польски, теперь, мол, их не стало. Одним словом, получалось, что национальная политика в освобожденных районах ничем не отличалась от той, какую тут проводили когда-то в царские времена. Жалоба поляков была поддержана в Москве. По крайней мере, в Минске, в ЦК, уже состоялось совещание, где было велено как можно скорей выправлять положение. Я даже знал, что Ивану Дорофеевичу предложили для начала собрать местную интеллигенцию, поговорить с нею на совещании, что надо делать, чтобы изменить положение. «Так что не теряй напрасно времени, — сказал мне напоследок секретарь райкома. — Иди домой». Так я и сделал. А под утро слышу сквозь сон — стреляют. Не иначе, думаю, реперы пристреливают, как и предупреждал полковой комиссар. Однако по звуку никак не похоже. Хотя еще и спросонок слушаю, однако начинаю соображать, — что-то делается не то. Наконец просыпаюсь окончательно, подскакиваю к окну в кухне: вся немецкая сторона, что за рекою, во вспышках. Никакие это не реперы, понимаю и бросаюсь к жене, кричу ей: «Собирай детей, война!» А сам тем временем хватаюсь за телефон. И впустую — ни у нас, ни в отделе НКВД, ни в райкоме партии, ни в райвоенкомате, ни в комендатуре связь не действует. Значит, повреждена уже. «Вот тебе и реперы!» — ругаюсь, а сам лихорадочно надеваю на себя верхнее, натягиваю сапоги. Из оружия у меня дома были наган и бельгийский браунинг. Хватаю наган из-под подушки, запихиваю в кобуру, браунинг кладу в карман. Снова бегу в комнату, где жена одевает детишек. Кричу: «Собирайтесь!» — а куда, и сам не знаю, подсказать не могу. Выбегаю на улицу. Слышу, кто-то кричит через забор: «Немцы в городе!» Я тоже перескакиваю через забор, оглядываюсь во все стороны, однако никаких немцев нигде не вижу. Зато хорошо угадываю, как рвутся снаряды в военном городке. Бухают взрывы и в той части Граева, где находятся административные учреждения. А вот и Иван Дорофеевич. Один. Куда-то бежит от своего райкома. Ну, думаю, наконец-то неизвестность кончится. Спрашиваю: «Иван Дорофеевич, что это?» — «Война! — говорит. — Где твоя семья?» — «Дома», — отвечаю. «Тогда вот что, дальше тебе некуда торопиться, дом, где размещен был ваш отдел, все равно бомбой разрушен, от него ничего не осталось, и вообще… Беги домой, собирай семью, и свою, и мою, уходите из города. А я тем временем попробую добраться до гарнизонного батальона. Может, еще что-нибудь сделаем, пока наши части подоспеют». Но напрасно, бедняга, надеялся. Когда я через некоторое время привел наши семьи на еврейское кладбище, там оказались уже и он, и тот полковой комиссар, что собирался пристреливать реперы, и еще человек двести штатских и военных. Значит, из военного городка красноармейцев выбили сразу, а занять боевые позиции в другом месте они не успели. Тем временем по всему было видно, что немцы уже в Граеве. Вскорости это подтвердил и какой-то поляк, наверно, местный житель, который неизвестно почему на кладбище оказался. Он взял за плечо Царенкова, сказал: «Пан секретарь, уходите скорей отсюда, вас тут найдут». — «Но куда? — пожал плечами Царенков. — Мы с этого кладбища дальше дороги не знаем». Тогда поляк показал на болото: «Видите болото?» — «Да». — «Так там, пан секретарь, и проходит дорога. По дну. Она даже теперь, в потёмках, блестит. Видите?» Правда, поляк не обманывал. По той дороге, увязая в болотной жиже и грязи, все мы, кто очутился к тому времени на еврейском кладбище, и вышли через несколько часов к своим, недалеко от деревни Руда. «Это хорошо, что вы спаслись, — сказал нам командир разведбатальона осовецкой дивизии. — Берите, кто может держать оружие. Сейчас попробуем отбить Граево». Я почему говорю — осовецкой дивизии. Недалеко от нас, верней, от деревни Руда, находилась крепость Осовец. Древняя крепость, сооружённая при царях. Так там с тридцать девятого года, после поляков, стояла наша дивизия. И разведбатальон этой дивизии почему-то оказался в Руде. Да ещё собирался отбить Граево. Мы сперва засуетились, расхватали оружие, какое нашлось в деревне, однако наступление на районный центр не состоялось. Разговор об этом сам по себе постепенно утих, а приказа не поступало. Больше того, вскорости нам пришлось оставить Руду. И разведбатальон, и мы двинулись в крепость. Думали, что двадцатитысячный гарнизон возьмёт нас под свою защиту. Видишь, какие допотопные представления были у нас о современной войне? Ну, добрались мы до крепости, глядим, а она уже пустая. Поляки очищают военные склады… Так что ничего особенного там, на границе, у нас, как видишь, не случилось.

— Это как сказать, — недобро усмехнулся Чубарь. — Ничего особенного не случилось, а войну начали. Чего уж больше!…

— Ты говоришь так, будто мы её проиграли.

— Ну, проиграть войну такой стране, как наша, не с руки. Но бывают события, которые почти равнозначны проигрышу. К тому же до победы нам ещё далеко. Эх, как далеко!…


Хромого хозяина сторожки все не было, и Поцюпа с Чубарем в полночь решили слегка прикорнуть.

Поцюпа допил вино из того стакана, что стоял на горлышке бутыли, снял с телеги саму бутыль, велел Чубарю:

— Ложись тут, а я подкину себе сенца под бок.

Странно, но несмотря на внутреннее возбуждение, заснул Чубарь быстро, благо нынче не было в лесу ни комаров, ни другого гнуса.

Перед сном он ещё некоторое время слышал, как рыжая Поцюпова лошадь лениво, словно в великом раздумье, хрустела сеном, нарушая тонкую, будто первый ледок, тишину.

Потом Чубарю снилось… Пожар… Какой-то клубок из человеческих тел… И Зазыба…

Денисово лицо выплыло как бы из тумана. Из того кровавого зарева, что долго ещё остаётся на небе после пожара. Зазыба что-то говорил Чубарю, однако слова до ушей недоходили. И тем не менее Чубарь догадывался по его лицу, что тот пытается объяснить ему что-то важное. Наконец в Зазыбовой голосе начал прорезываться звук, хотя до слуха Чубаря пока долетало одно бормотание.

В этом месте Чубарь вдруг проснулся и вспомнил, что пожар ему уже однажды снился — когда сгорело подожжённое им в Поддубище веремейковское жито…

Но у телеги и вправду кто-то бубнил. Так сначала показалось Чубарю, потому что на самом деле разговор шёл внятный и отчётливый.

— Это точно, что их взяли? — спрашивал Поцюпа.

— Ефременку и Рыгайлу — точно, — отвечал Шандов. «Значит, старик уже вернулся, — подумал Чубарь. —

Как же это я не услыхал?»

— А кто ещё из подпольщиков в Мошевой был? — спрашивая, Поцюпа расхаживал в темноте вокруг телеги.

— Не ведаю. Люди видели только, что повели на колхозный двор этих — председателя колхоза и председателя сельсовета.

— А Ульяну Кабанцову?

— Не, её не тронули, — сказал Шандов и сразу же спросил: — Думаешь, для неё тоже опасно?

Но Поцюпа словно бы не услышал. Вздохнул:

— Что ж нам теперь делать, дед?

— А ничего. Ждать надо.

— Чего ждать?

— Покуль все само не выяснится.

— А ты точно знаешь, что немцы ещё в деревне?

— Ага.

— Те, что приехали на машинах?

— Ага.

— Я вот о чем подумал сейчас. Калистрат…— Поцюпа помолчал. — Тебе тоже нельзя оставаться здесь. Неизвестно, как будут разворачиваться события завтра.

— А кто же заместо меня останется?

— Ничего со сторожкой не сделается.

— А если понадоблюсь Касьяну или ещё кому?

— И тем не менее, — упрямо повторил Поцюпа, — на время тебе все-таки надо исчезнуть. Сделать это не трудно, человек ты одинокий…

— Ну да, бобыль!…

— Бобыль не бобыль, — уже повышая голос, перебил Поцюпа старика, — а поостеречься и тебе не мешает. Допустим, поживёшь пока у меня.

— А этого, веремейковского?… Што с ним делать?

— Как что? — удивился Поцюпа.

— Я б ему не прощал.

— А-а, вон ты про что…

— Стукнуть бы его тут сонного, да в валежник.

— Ну-у, — возмутился Поцюпа. — К чему вдруг такая крайность? Во-первых, Чубарь ни в чем не виноват. Так уж получилось, что привёл он с собой незнакомых людей. А во-вторых, до чего мы дойдём, если вот так, как ты предлагаешь, будем все решать? Месть, знаешь ли, не всегда хороший помощник делу.

— Но этот Зимаров!…

— Ну, Зимаров — это совсем другое. Такую измену никто не оправдает. — Поцюпа остановился у телеги, толкнул Чубаря: — Эй, проснись!

— А я не сплю, — сказал Чубарь.

— Значит, все слышал?

— Да.

Поцюпа помолчал некоторое время, потом сказал:

— Что ж, тем лучше. Но как вернёшься в отряд, расскажи там, что случилось вчера. А вдруг москвичи что-нибудь сделают, чтобы вызволить подпольщиков. Мы тоже будем тут думать.

— Может, вместе в отряд проберёмся? — предложил Чубарь, свешивая ноги с телеги.

— Нет, — отказался Поцюпа, — нам хватит своих дел. Вот сейчас мы вывезем тебя на дорогу, а потом сам топай.

И вправду, дальше мошевской околицы они Чубаря не повезли.

Тем не менее на рассвете Чубарь уже был в спецотряде, который по-прежнему оставался возле Веремеек. Он собирался сообщить, что случилось вчера в Мошевой, но Севастьян Береснев, как и полагалось настоящему солдату, уже доложил Карханову обо всем.

VI

Между тем в Веремейках, начиная с самого рассвета, каждый день снова слышался звон кувалды. Разносился он во все концы деревни от кузни, которая стояла, словно онемелая, почитай, со второй мобилизации, когда ушёл на сборный пункт в Кручковский гай, что возле самого Крутогорья, веремейковский кузнец Василь Шандабыла. Тогда ещё казалось, что мужики идут на войну совсем ненадолго, только соберутся с силами — это ж надо подумать, двинулась против Гитлера вся страна, от Амура до Белостока. Но в напрасном ожидании проходили недели, месяцы… Война уже грохотала где-то за Десной, постепенно становясь для здешнего люда чуть ли не привычной. Понятное дело, что кузня в Веремейках все это время оставалась запертой: без неё крестьяне обошлись и в косовицу, и в жатву, без неё посеяли озимые в сентябре и молотить принялись. Между тем всякому ясно, какая это надобность для деревни — кузня. В мирное время, когда много чего, — к примеру, серпы, топоры разные и другое, — можно было добыть в магазинах потребкооперации, и то с покупкой, чтобы довести её до ума, деревенские обязательно шли к ковалю в кузню; к тому ж немало в хозяйстве находилось таких приспособлений, какие и вовсе приходилось делать наново, а не то что доводить или испорченное править. Потому даже не просвещённый, то есть не деревенский житель, без труда может догадаться, какой нужной стала кузня теперь, когда в деревне не было уж магазина, куда раньше человек мог наведаться всякий день, только захоти, вернее, только объявись у хозяина надобность в вещи, без которой не обойтись, а тем более если нет никакой надежды, что привезут откуда-то добрые люди все нужное для крестьянского хозяйства. Словом, в Веремейках вдруг заработало, если можно так сказать, производство, которое вошло в обиход, не иначе с начала железного века и являлось до самого нынешнего времени отличительной приметой деревенского уклада жизни. При разделе колхозной собственности в деревне и в голову никому не пришло зацепить кузню, даром что коваля не было, — она так и стояла у поворота в Подлипки со всей полагающейся при ней утварью, даже берёзовый уголь и тот лежал в пристройке ещё от Василя Шандабылы.

Но кроме хозяйственной целесообразности в том, что кузня заработала снова, была и ещё одна, может быть, наиболее важная в теперешних условиях тонкость: услышав звон кувалды, о которую, будто упрямое живое существо, бился молот, веремейковцы вдруг поняли, что это обрела сердце, снова ожила их деревня; каждый удар молота был как толчок этого деревенского сердца.

В первый день как разнеслось над веремейковскими крышами знакомое «тук-тук, так-так», много кому в деревне словно добрый сон привиделся: мол, вернулся домой Шандабыла и дал волю своим почерневшим от кузнечной работы рукам, которые где-то стосковались по горячему железу и по тяжёлому, чуть ли не в пуд весом, молоту. Но быстро выяснилось — в кузне не менее ловко, чем прежний хозяин, усердствовал у горна и наковальни пленный красноармеец, которого вытащила из Яшницкого лагеря Палага Хохлова. Николаевские золотые пятирублевики, что Палага, почитай, вырвала у Гэли Шараховской для спасения Дуни Прокопкиной, которая неожиданно, как потом толковали ей —по глупой женской нерасчётливой запальчивости — вступила в драку с немецким солдатом, видно, подействовали как надо. Яшницкий старший полицейский с местечковым военным комендантом не только отдали веремейковским бабам Дуню Прокопкину, но и не возразили, когда Палага Хохлова взяла из лагеря под видом мужа пленного красноармейца. Правда, не того, который просился: прав был тогда немецкий солдат-часовой, не поверивший пожилой деревенской бабе, что этакий молодой да интеллигентный человек может быть у неё за мужа, захохотал прямо в глаза Палаге и яшницкий старший полицейский, когда она показала ему на другой день через решётку того москвича.

— Постыдилась бы людей, — поморщился он. — На что тебе этот…— Полицейский даже подходящего слова не нашёл. — Возьми кого другого — и посильней, и покрепче. И луг выкосит, и сено поворошит, а ночью, может, и тебя потешит.

Ну, а поскольку договорённость между ними была, и Палаге полагался за её золотые пленный, неважно кто и какой, то и дело решилось окончательно — немцы отпустили из лагеря того, на кого пал последний выбор. Как и советовал полицейский, на другой раз Палага присмотрела через ограду себе работника, широкоплечего русого крепыша с серыми глазами и курносым носом, круглолицего, правда, опять много моложе её годами, и яшницкий старший полицейский не удержался:

— Все-таки поганые вы твари, бабы!

И вот этот Палагин избранник теперь раздувал запылёнными мехами в веремейковской кузне горн и бил по наковальне молотком. Звали пленного Андреем Марухиным. В Красной Армии он был механиком-водителем танка, а в своей Кустанайской области работал механизатором широкого профиля, в том числе и кузнечное дело разумел. В плен механик-водитель попал недалеко от Крутогорья. Вернее, сперва он оказался в окружении, а уже потом немцы пригнали его в Яшницкий лагерь. Из окружения из-под Чаусов вместе с ним выходили Петро Багриенко, его земляк из деревни Нешкавка, а также Федор Лопатин… Потом к ним присоединились два Микиты — Микита Орехов да Микита Берёзов… И вот однажды для Андрея Марухина настала очередь разведать окрестные деревни, что лежали на пути между Климовичами и Рудней. Там его и взяли в плен местные полицаи — вышли вдруг двое из ивняковых зарослей на лугу, отобрали винтовку, которую он даже не успел повернуть против них, и, тут же приведя в какую-то деревню, сдали немцам. Товарищей своих он на допросе не выдал, а сам вскорости попал в Кричев, в распределительный лагерь, а потом в Яшницу.

В Веремейках Андрей Марухин поселился, как и полагалось, у Палаги Хохловой. Правда, не обошлось при этом без оговоров, всяких сплетён, однако продолжалось это в деревенском масштабе до того момента, пока не выяснилось, что человек знает ковальское дело, значит, деревне нужен. Теперь только скажи где об этом, так на него тут же найдутся охотники не только в Веремейках, — кузни оставались запертыми после двух мобилизаций и в Гонче, и в Кавычичах, и конечно же в самих Бабиновичах. Конечно, кое-кто поддразнивал Палагу и потом, когда уже все остальные, по крайней мере, большинство людей в Веремейках свыклись, что у неё живёт примак. Одного в толк не брали веремейковцы, в одно им не верилось, — как такого молодого и видного мужчину ещё не отбила у Палаги какая-нибудь прыткая солдатка, что мнёт по ночам жаркую подушку да успокаивает понапрасну грешные помыслы. Ну, а пока этого не случилось, Андрей Марухин аккуратно ходил из двора Хохловых в кузню, разжигал уголь и будил молотом деревню, благо недостатка в заказах не было, только бабы жалели, что пришлый человек не умеет ко всему прочему паять да лудить, чего уж тогда лучше. Находились даже охотники сравнивать бывшего кузнеца, ушедшего на войну Шандабылу, и нового мастера, приведённого из плена. И надо сказать, не всегда в пользу своего односельчанина. Это был именно тот случай, когда местные доброжелатели, по-старому говоря — ревнители, чтобы угодить нужному человеку, готовы были умалить даже себя.

Собираясь в первые дни в ожившей кузне, деревенские мужики всерьёз взялись размышлять, кого поставить к ковалю в молотобойцы. И вправду забота —кузнец есть, а вот помощника нету, не поставишь же к наковальне Кузьму Прибыткова с тяжким молотом или даже Титка, помоложе его годами. Не шли в расчёт и лядащий Микита Драница, и сухорукий Силка Хрупчик, не говоря об Иване Падерине, которому такое дело было и совсем уж не под силу — этого хватало только на безудержную, сладострастную болтовню с досужими деревенскими бабами. Здоровые мужики, такие как Браво-Животовский, Роман Семочкин тоже в расчёт не брались, никто всерьёз не верил, что при своих должностях они могут хоть на время стать к наковальне. Правда, были в Веремейках подростки, например, пятнадцатилетний Гоманьков Иван, Гаврилишин Федька и тёзки его — Федька Парфёнов и Федька Сычёв, а также Янка Лазаренков, которые теперь, без отцов, невольно стали хозяевами на своих дворах. Однако какие из них молотобойцы? Одно дело при доме, на огороде, тем более что до крестьянской работы каждый был приучен смалу, по крайней мере, толк в ней деревенские ребята понимали, хотя и не всегда доставало нужной ловкости да умения; иная штука — кузнечное ремесло, пускай даже и подсобное; а самое главное — все-таки у подростка, каким бы он ни рос крепышом, сила не та, что у взрослого: недаром говорят, что у малого, как и у старого, ноги в коленках дрожат. Потому веремейковцам ничего не оставалось, как возлагать надежду на возвращение из плена кого-нибудь из мобилизованных. В другие же деревни приходят мужики! Например, в Силичи вернулся из Николаева, —почитай от самого Чёрного моря прошёл со справкой на имя житомирского жителя, — Лукаш Потаенко, в Гончу из-под Воронежа пришкандыбал раненный в ногу Иван Казак. Были к этой поре в окружных деревнях и примаки, да не по одному. Веремейковцам же тем временем хоть всей деревней кланяйся Палаге Хохловой, которая забыла стыд и мужа, привела из Яшницы этого Андрея Марухина. Ну, а покуда суд да дело, у наковальни попытали счастья многие — конечно, с утра за большой молот брался тот, кому была нужда в кузне, кому Андрей Марухин пообещался сделать клямку или пробой, засов или даже шкворень.

Не было теперь в Веремейках более подходящего места, чтобы собраться вместе селянам, чем эта кузня. Разговоры здесь велись подряд обо всем, ведь столько народу разом сходилось и каждому не терпелось и своё слово хоть мимоходом обронить, и от соседа что-нибудь услыхать, пусть даже и о том, что недаром в замостье чуть ли не с самого жнива ухает нынешнее лето сова, значит, кто-то из женщин носит тайно во чреве плод греха… Но чаще говорили, конечно, про войну. Тем более что немецкие газеты принялись печатать большие карты Московской области, где была обозначена наконец линия фронта. С каждым днём неровные чёрные линии с маленькими стрелками выгибались в сторону столицы, как будто там разливалась по пологому берегу неудержимая река. Можайск, Волоколамск…

Казалось, немцам ужо не было надобности лгать.

Замкнув в начале сентября в кольцо блокады Ленинград и достигнув значительных успехов на юго-западном фронте, немецкое командование решило начать операцию «Тайфун», целью которой было завершить кампанию 1941 года в Советском Союзе.

Во всех ротах на Восточном фронте солдатам был зачитан приказ, в котором, в частности, говорилось: «Через несколько недель три самых крупных промышленных района (не иначе имелись в виду Северо-Западный, Центральный и Донбасс) будут целиком в наших руках… Созданы, наконец, условия для последнего удара, ещё до наступления зимы он должен привести к уничтожению врага… Сегодня начинается последняя великая, решающая битва этого года».

Гитлер с 22 июня, то есть с начала войны, ни разу не выступивший публично, счёл наконец, что для этого наступил самый подходящий момент. Теперь он поднялся на трибуну в Sportpalaz в Берлине и заявил на весь мир: «На нашем восточном фронте снова происходят великие события… Проводится новая операция гигантских масштабов! Она поможет уничтожить врага на востоке… Я говорю об этом только сегодня, потому что сегодня я могу абсолютно уверенно заявить: этот противник повержен и больше никогда не поднимется».

Веремейковцы тоже получили возможность прочитать в газетах речь Гитлера. Одни заголовки могли встревожить кого угодно: «Судьба похода на восток решена», «Последние боеспособные дивизии советов принесены в жертву», «Военный конец, большевизма»…

Газеты веремейковцы чаще всего читали в кузне.

Не обходил, ясное дело, деревенскую кузню и Зазыба — то железяку какую нёс туда, чтобы приспособить её под домашние или сельскохозяйственные надобности, то просто хотелось посидеть среди односельчан. С хозяйством они с Марфой помаленьку управлялись. К тому же помогал Масей. Он охотно, будто впервые в своей жизни, водил за уздечку но полосе коня, когда разъезжали картошку, брал у матери корзины, носил их к телеге, потом ехал с полным возом в деревню, ссыпал во дворе выкопанную картошку и возвращался в поле. Так же старательно управлялся он и с цепом на току когда из овина доставали высушенные снопы. Словом, троим взрослым людям особых хлопот хозяйство не доставляло, тем более что после пожара, который учинил в Поддубище Чубарь, ржи осталось у них немного, молотить в основном довелось ячмень да пшеницу.

Но близко сойтись с Андреем Марухиным Зазыбе пока не удавалось. Правда, если быть точным, он не очень и торопился, как будто в этом не было нужды.

В отличие от совсем недавнего времени, жизнь теперь, осенью, словно замедлила движение, может потому, что вдруг затихло все в Забеседье и порой казалось, даже война перестала быть войной, изменила своей сути. Многое из того, что доходило до Веремеек, принималось как отзвук её, а не как сама реальность. И только самолёты, которые гудели в небе, напоминали о прежних событиях. А ещё не давал покоя Веремейкам пёс Парфена Вершкова. С того дня, как всей деревней похоронили они Парфена на кладбище под деревом с аистиным гнездом, пёс не возвращался домой. Он жил на кладбище и по ночам громко выл по хозяину.

Слыша этот тоскливый вой, Зазыба, случалось, пролёживал в своей хате на топчане, не смыкая глаз, от зари до зари.

Тогда, по приезде из Белынковичей, Зазыба бросил вожжи Ивану Гаманькову, который в сумерках почему-то стоял в заулке, напротив хаты Прибытковых, и сразу же кинулся во двор к Вершковым. Парфен уже был обмыт и прибран: но лежал на широкой скамье — не в гробу. А в хате кроме пожилых женщин, которые потихоньку, как и полагается в таких случаях, перешёптывались между собой, сидел Зазыбов Масей. Нежданная Парфёнова смерть на него тоже, наверно, сильно подействовала, потому что при отцовом появлении он даже не поднял головы — сидел, обхватив се руками, у стола, перенесённого ко входу в боковушку, и не шевелился. Отец ещё не знал, что Масей был последним, кто видел Вершкова живым, что тот помер на глазах у его сына. В конце концов это было и не важно теперь — знал или нет. Важней было позаботиться, чтобы мужики, вернувшиеся вместе с Зазыбой из Белынковичей, начали делать гроб. Зазыба даже подумал с досадой, что в деревне никого не нашлось до сих пор для такого дела. Может, как раз из-за этой заботы, которая вдруг стала для Зазыбы главной, он не успел поинтересоваться, что случилось с Парфеном, от чего тот помер. Одно дело хвороба… Но сразу смерть… Притом Парфёнова смерть… Постояв несколько минут над покойником, поглядев с сокрушением на его неподвижное лицо, все-таки загадочное и неуспокоенное, будто Парфен ещё думал важную думу, которую ему так нужно было поведать людям, Зазыба неслышно вышел через сенцы на крыльцо.

Зря он упрекал своих — под тёмной поветью во дворе горел фонарь, подвешенный к балке, и там кто-то шаркал рубанком. Зазыба спустился с крыльца и узнал Кузьму Прибыткова и Титка. Гроб был почти готов, оставалось сколотить крышку.

И все-таки Зазыба не удержался, чтобы не сказать:

— Что ж это вы так поздно?

— А, — махнул рукой Титок, — покуль одно да другое. Сперва Кузьма куда-то было пропал, искали, чуть не полдня, а потом досок хватились. Шалёвка, сдаётся, есть у каждого, а досок, чтоб на домовину, нет.

— У меня бы взяли, за хлевом, — сказал Зазыба.

— А то мы ведали, что они у тебя там лежат? — зверовато зыркнул па Зазыбу Кузьма Прибытков. — У меня и то не нашлось, а пильщиком до сих пор звался. Да и Парфен вот…

— Что с ним приключилось?

— Говорила Кулина, захворал, дак и я слышал про это, кто-то ещё сказывал, а сегодня вдруг… Спроси сам — Масей твой будто был с ним, когда он помирал.

— Дак ничего и Масей не знает, — вроде поморщился в полутьме Титок. — Смерть пришла, вот и помор!…

Тем временем в хату Парфёнову через двор начали заходить один за другим остальные веремейковские мужики. Роман Семочкин, кажется, заявился последним из тех, кто ездил тогда с обозом, однако сразу в хату он не направился, прошёл сюда, под поветь. Кузьма Прибытков отступил в сторону, давая место Роману. Роман был искусный плотник, поэтому даже Титок перестал стучать при нем молотком.

— Несите в хату, — тут же закомандовал Роман. — Крышку я сам доделаю.

— А крест? — поглядел на него Кузьма Прибытков.

— Теперь успеем, раз мужики приехали, — успокоил Кузьму Титок.

Зазыба с одного боку, Кузьма Прибытков с Титком — с другого подняли гроб, перевернули вверх дном, чтобы освободить от щепок и стружек, без которых не обойдёшься в плотницкой работе.

Двери в сенцы были узкие, должно быть, хозяин наперёд не загадывал, что когда-нибудь приведётся выносить его здесь. Но каким бы широким не был гроб, дверь всегда его шире, — ещё ни в одной хате покойник не залежался.

Бабы, которых набилось в хату полно, сразу же кинулись застилать принесённую домовину. Мужики подождали, покуда они управятся с этим, потом взяли осторожно покойника со скамьи, положили головой на подушку.

Зазыба принимал участие в похоронах от начала до конца, приглядывал за всем до того самого момента, пока могильщики но поставили широкий крест на Парфёновой могиле, а бабы, перестав плакать, не повязали на него белую ленту.

Но перед тем, как веремейковцам опускать на верёвках гроб в яму, случилась неожиданность. Даже раньше, когда ещё крышка оставалась но прибитой. Пробрался к Парфёнову гробу Тима Усовский. Все думали, что юродивый тоже хочет тихо проститься с покойником. Однако Тима вдруг вцепился в тело Парфена и попытался унести его через толпу от могилы. Но ему не позволили. Веремейковские мужики преградили дорогу и заставили его положить Парфена обратно в гроб. Что толкнуло на это Тиму, сказать трудно. Может, в больной голове ого пронеслось воспоминание, как заступился за него Парфен перед немецким жандармом на деревенском майдане. И Тима испугался, что его защитника навсегда завалят землёй…

За самого близкого Парфену человека сидел Зазыба и на поминках.

На это и ушёл у него весь следующий день, и он не отправился сразу в Гончу, как наказывал в Белой Глине Захар Довгаль. Не пришлось ему сбегать туда и назавтра, потому что веремейковскому полицаю с чего-то вздумалось снова направить обоз в Белую Глину на отстройку моста. На этот раз Браво-Животовский, должно быть, действовал по своей инициативе, мол, лучше перестараться, чем недостараться, но когда стало видно, что мост на Деряжне уже издалека пестрит тёсаными брёвнами, мужики, кто посмелее, сильно возмутились и готовы были взять полицейского за грудки. И вдруг увидели, что в Белую Глину кто-то везёт через луг с той стороны Беседи на дрогах добрый пиловочник. Постояли, порассуждали по этому поводу, словно сбитые с толку или застигнутые врасплох. Тогда и полицейский наконец спохватился, вспомнил: «В Ключе ж ещё с весны лежит на пастбище пиловочник. Значит, не зря поехали!»

Оно и правда — кому из мужиков не захочется привезти домой лишнее бревно, благо теперь оно беспризорное? Наконец, в субботу, — а это было точно в субботу, потому что в среду хоронили на деревенском кладбище Парфена Вершкова — так вот в субботу, где-то после обеда, в Веремейки пришёл из Гончи сам Захар Довгаль. Чтобы не попадаться лишний раз на глаза, он сперва заглянул во двор к своей троюродной сестре, что выходила когда-то замуж сюда за Игната Парменова, которого потом убило в грозу молнией, и на обратном пути, будто невзначай, повернул в заулок, где стояла Зазыбова хата.

— Тебя, Зазыба, не дозваться и не дождаться, — сказал он то ли с насмешкой, то ли в сердцах.

— Дак…— только развёл руками Зазыба в ответ. — Сестра ж, наверно, рассказала, что у нас тут делалось.

— Тогда сегодня, как стемнеет. Да не ходи во двор ко мне, а в баню. Там тебя будут ждать.

Пристыженный Зазыба выждал, пока начнёт клониться к лесу солнце, потом накинул на себя ватник, снял с изгороди картофельную корзину, — как раз после летних дождей пошли осенние грибы, — и, не таясь от людей, зашагал за деревню. Известно, не по грибы, но корзина пришлась кстати, потому что времени до темноты ещё хватало, ну, а какой деревенский человек, имея добрую тару, удержится — не забежит на знакомую боровину. Потому и Зазыба последовал старинному правилу. Но на ближних грибных местах уже белели одни корешки, не успевшие завянуть, не иначе кто-то лёгкий на ногу да проворный не доспал утром, обобрал все самое лучшее вокруг. Тогда Зазыба, в ревнивом запале, повернул ближе к озеру. И не в том ли ревнивом запале пожалел вдруг, что не услышишь теперь в лесу кукушки — уж конечно та навела бы своим голосом на хорошо место. Но обошлось и без этой приметы. В редком ельнике, что рос самосевом сплошь по мху-белоусу, Зазыба напал на ранние рыжики. Если боровик — царь грибов, то рыжик тоже из царской фамилии, по меньшей мере великий князь. Может, потому что вокруг Веремеек этот гриб не очень густо рос, скорее попадался, чем водился, то и местные жители в своих огульных, а потому не очень-то разборчивых поисках, не слишком отличали его. Ну, рыжик и рыжик. Ещё один гриб в корзину. Зазыба не помнил, чтобы кто-нибудь из веремейковцев его особо заготовлял. Зато тесть его, Давыд Сеголетка, который жил в Зеленковичах, умел обращаться с рыжиками. Ну и было их там, особенно где молодой сосняк в Цыкунах! Случались годы, что Зазыбов тесть просто шалел от рыжиков. Надо было видеть тогда, как перебирал их Сеголетка, как солил!

Не перебирал, не солил, а священнодействовал. Начиналось все с того, что, придя из лесу, ставил он перед собой дубовую кадку, потом брал солонку, а через плечо вешал полотенце. Достав из корзины первый гриб, снимал с него мусор, а то и слизняков, потом срезал под шляпку корень и так же деликатно, как брал в руки, чтобы не надломить словно расписную шляпку, принимался вытирать «князя» полотенцем. «На этот гриб, — заявлял он, — вода не должна даже капнуть. Сверху на шапку пусть хоть дождь льёт, а на гребенчики с исподу и близко воды подпустить нельзя». Очищенный и вытертый «князь» тут же укладывался на дно кадки, однако тоже с соблюдением законных правил — вверх тем самым розовым гребенчиком, из которого уже готов был брызнуть сок. И так — один гриб к одному, в самый притык, покуда первый пласт не закрывал дно кадки. Тогда хозяин черпал горстью соль и густо посыпал ею весь пласт. На первый пласт таким же манером клался второй, потом третий и так далее. Соли Сеголетка не жалел. Конечно, с одного приноса не хватало рыжиков на полную кадку. Но эта мелочь не мешала делу. Как только последний рыжик бывал очищен с помощью полотенца и уложен своим порядком на место, очередь наступала за крышкой, верней, в ход шёл обыкновенный деревянный круг, который свободно помещался в середине кадки. На крышку обязательно клался груз. Для этого из печи, с самого поду, выкатывался железной кочергой полевой камень, может, килограммов на пять, который весь день перед этим крепко там жарился. Можно себе представить, что после этого делалось с особами знатного грибного рода! Результат обыкновенно виден был назавтра. За ночь кадку до середины затоплял сок. Собственный, рыжиковый сок, который напоминал темно-янтарное пиво. Дня через три — надо же дать время нарасти на заветных местах новым грибам — хозяин снова приносил домой полную корзину, сплетённую из ивовых прутьев, специально для грибов, и все шло своим порядком. Снова полотенце перевешивалось через хозяйское плечо, в деревянную ступку-солонку насыпалась соль, а на скамью водружалась дубовая кадка. Зазыбе помнилось, что тесть его выдерживал рыжики в кадке не меньше шести недель; может, это были секреты особого производства, изысканности вкуса, а может, и вправду в тех шести неделях был некий смысл. Во всяком случае, Сеголетка никогда не нарушал порядка приготовления и выдержки рыжиков. Он и на стол подавал их с особой основательностью. Наберёт из кадки в решето, потом примется поливать колодезной водой, чтобы смыть песок, который мог остаться на грибе, и лишнюю соль. На столе тем временем уже ждала гостей в глиняной миске разварная картошка, обволакивалась паром, а рядом в тёмной, засоленной бутылке стояло постное масло. Это если для себя. Гостям же хозяин всегда советовал поливать рыжики сметаной. Дело вкуса, конечно. Но и в том, и в другом случае человек, который брал вилкой приготовленный таким манером рыжик, чуял запах августовского леса глубокой осенью или даже зимой.

Между тем сам Зазыба ещё не перенял добрый пример тестя. Может, ему это ещё предстояло.

Побросав теперь гриб за грибом в корзину, он обошёл озеро по берегу, потом выбрался на тропинку, которая вела через грязное, но уже сильно заросшее болото к дубам у Топкой горы.

В лесу обычно начинает смеркаться раньше. Так и сегодня. Но вверху, над вершинами деревьев, по-прежнему держался день.

Зазыба почему-то крепко был уверен, что в Гонче его ждёт Маштаков. Готовясь ко встрече с секретарём райкома, он кое-что прикидывал мысленно наперёд. Не заходя далеко, начинал со своей недавней поездки в Бабиновичи, на совещание, которое проводил Гуфельд. Маштакову тоже интересно будет узнать, что говорил тогда комендант, какие задачи ставил по налаживанию «нового порядка» в местечке и окружных деревнях. Нельзя, конечно, промолчать и о Марыле. Зазыба понимал, что тогда, в Кулигаевке, он получил задание устроить её в местечке не только от военного, прибывшего из разведотдела армии, но и от секретаря райкома. А как раз её, Марылина судьба, больше всего и тревожила Зазыбу эти дни — где и когда кончалась его опека над разведчицей? Само собой вставал вопрос и насчёт Чубаря, который требовал от Зазыбы ехать в Мошевую искать подполье.

Расскажет он Маштакову и о том, что увидел на железной дороге.

Веремейковцы тогда надеялись, что застанут на чугунке настоящее крушение, с покорёженной военной техникой и изувеченными трупами оккупантов. Однако истинная картина скорее их разочаровала: на мине, что была заложена под рельс, подорвался лишь паровоз, который тянул за собой четыре вагона с мукой. При других обстоятельствах, чтобы свести на нет результаты диверсии, хватило бы ремонтной бригады с ближайшей станции да другого паровоза. Но такой возможности у немцев пока не было, потому что перед самым отходом отсюда войск 13-й армии по железной дороге из Белылковичей на Унечу прошёл советский бронепоезд с приспособлением для порчи рельсов…

Сунув корзину с грибами под лозовый куст на пожухлом лугу, Зазыба в чьём-то забытом чёлне переплыл Беседь выше брода наискось по течению и оказался на отвесном берегу у бани Захара Довгаля, которая была приспособлена нынче для временного жилья: на месте полка, где когда-то парились с веником, стояла застланная койка, а на полу лежала солома.

В ожидании Зазыбы Довгаль все это время сумерек таился неприметно у вербы, которая своими кривыми ветками упиралась в стену, под самой стрехой. Как только Зазыба ступил под тёмный ветвистый навес, Захар сразу шевельнулся, отделяясь от узловатого ствола, знакомо кашлянул.

— Ну что, — нащупывая в темноте Захарову ладонь, спросил Зазыба, — Прокоп тут?

— Откуль ты взял, что это Прокоп?

— Сам же говорил.

— Гм… с чего тебе в голову взбрело, что это Прокоп? И что я тебе говорил… Ну, пойдём в баню. Увидишь.

В бане горела керосиновая лампа, и при свете её Зазыба увидел, что на краю постели сидит Касьян Манько. Он почему-то не встал и не поздоровался, а молча показал Зазыбе на место рядом с собой. Зазыба послушно сел, примеряясь, чтобы хватило где приткнуться и хозяину. Но Захар с порога повернул обратно, сказав:

— Ну, вы тут себе беседуйте, а я послежу со двора.

Зазыба помнил, что Манько работал в Крутогорье всего-навсего года три, но как раз те годы, когда Зазыба после ареста Масея в Минске уже мало касался общественной и хозяйственной жизни в районе. Но поскольку Манько по работе наезжал и в Веремейки, то и Дениса, конечно, знал, хотя по большей части колхозные дела, разумеется, каждый раз решал с Чубарем. Манько не спешил начинать беседу, неторопливо посматривал на Зазыбу, будто приглядывался; Зазыба же в свою очередь не выказывал никакого желания начать разговор, как будто с приходом сюда у него пропал интерес к тому, что тревожило до сих пор. Наконец Манько утолил своё молчаливое, затаённое любопытство, растянул в усмешке тонкие губы, которые прятались в курчавой поросли усов и бородки, и сказал:

— Вот видите, товарищ Зазыба, и настало время, когда такое понятие, как сущность патриотизма, кладётся на весы истории.

Зазыба в ответ кивнул. Но подумал, что разговор с Маштаковым у них начался бы по-другому. Это не значило, что они забыли бы о патриотизме, не думать о нем в такое время невозможно, однако первые слова нашлись бы иные, обращены они были бы к другу, а не к воображаемому противнику. Между тем Манько продолжал свою мысль дальше, конечно, не догадываясь, что творится в душе у Зазыбы. Размышления его сводились к следующему — сущность патриотизма, мол, одно из самых сложных явлений, и измеряется оно в годину тяжких испытаний; в обычной, мирной жизни человек не в силах взвесить её на этих строгих в своей точности весах отечества — их просто нет, они не существуют, — слова о том, что человек любит родину и готов жертвовать всем во имя её, сами по себе слова эти — просто слова, настоящую проверку им учиняет война, где надо платить кровью, жизнью за землю, на которой возрос; и вот настал час выяснить, готовы ли мы к такой плате.

Конечно, Манько давно готовился к подобному разговору. И не обязательно с Зазыбой — все равно с кем. Поэтому Зазыба терпеливо дождался, пока второй секретарь райкома выскажется, а потом спросил про Маштакова, не думая, что выйдет как бы и невпопад.

— Первого сейчас нет в районе, — спокойно, словно не замечая Зазыбовой бестактности, ответил Манько. — Но ничего, — добавил он сразу же, — пока справляемся и без него. Подпольный райком возглавляю я.

— Кто же, если не секрет с вами?

— Какой же может быть секрет от вас, товарищ Зазыба! Но об этом лучше после. Придёт время, и вы сами увидите всех товарищей. Я вот для чего вас вызвал сегодня. — Манько пересел с койки на скамеечку напротив Зазыбы. — Мы очень надеемся на вас. Потому не думайте, что я случайно начал разговор с патриотизма. Теперь для нас это главное. Надо забыть все прошлые обиды…

— Ну, что касается меня, — взглянул сузившимися глазами Зазыба на секретаря райкома, — то…

— Вы меня не так поняли, — посуровел Манько, словно почуяв Зазыбову досаду. — Я имел в виду… Словом, вас лично это не касается. Тем более что сын ваш, как нам. известно, вернулся.

— Да, сын мой теперь дома.

— Так вот… Я хочу, чтобы вы меня поняли. Именно вы, товарищ Зазыба. Поверьте, дело не в вас и не в вашем сыне. Хотя, конечно, из песни слова тоже не выкинешь. Настойчивость райкомовца, которому, видно, крайне необходимо было доказать своё, раздражала Зазыбу. Но вместе с тем заставляла и прислушаться к его голосу. И Зазыба, в общем-то даже против воли, смягчил выражение лица, глянул на Манько, расслабив напряжённые морщины у глаз. Манько заметил это и еле заметно улыбнулся, одними губами.

— Да и надо ли выкидывать его, это слово из песни, — уже без всякого вопроса в голосе, скорее в раздумье, сказал дальше он. — Сегодня мы все проходим такую проверку, которая не оставляет места любой недоговорённости, умолчанию. Теперь это лишний груз, более того, он опасен, как тот камень, что таят за пазухой. В мирное время, да ещё при твёрдой власти, подобное обстоятельство может и не приниматься во внимание. Я не говорю, что оно не должно приниматься. Это было бы неверно. Я имею в виду, что в нормальных условиях, то есть при нормальном функционировании власти, это обстоятельство, по разным причинам, может иногда не приниматься во внимание сознательно. Или по чьей-то недоброй воле. Но теперь в условиях вражеского нашествия, когда наш край под фашистской оккупацией, закрывать глаза на все, что было плохого, непростительно. Да, были до войны перекосы, может, даже злоупотребления. В конце концов сегодня дело не в точных формулировках. Придёт время, и станет понятно, почему что-то делалось так, а не иначе. Сегодня же нам всем необходимо понять, вернее, выяснить, — на кого будут держать камень за пазухой те, кто незаслуженно подпал под репрессии? На Советскую власть? Так нет же, сто раз нет! Потому что двадцать три года, которые прожил народ после Октябрьской революции, показали каждому, что лучшей власти для крестьянина и рабочего нет и не может быть. Другое дело, что болтают про неё классовые враги, а они теперь уже не только втайне злобствуют, как это бывало раньше, но и открыто высказываются. Ну, эти пускай мелют, как говорится, горбатого могила исправит… Тогда на кого — на органы государственной безопасности камень тот за пазухой держать? Но ведь и для этого тоже оснований нет! Действительно, кто у нас в органах работал? Те же рабочие и крестьяне, для которых и сама Советская власть существовала, которые и были Советской властью.

— Ну, враги на то и враги, чтобы возводить на нас напраслину, — сказал Зазыба, —а нам теперь не время виноватых искать. По всему получается, что виноватых вроде бы и нету. Так что…— При этом Зазыба отчётливо, с некой новой остротой подумал вдруг: секретарь подпольного райкома говорит ему сейчас почти дословно то, что вот уже сколько времени он сам доказывает некоторым веремейковцам, в том числе и собственному сыну.

После этой фразы Дениса Манько снова вгляделся в непроницаемое лицо собеседника, потом продолжил:

— Я это к тому, что мы теперь должны доверять друг другу. Ну хотя бы для понимания ситуации, которая сложилась с приходом оккупантов.

— Вот, это правильно, — соглашаясь с райкомовцем, кивнул Зазыба.

— Ну, а теперь расскажите, каково настроение в Веремейках?

— Обыкновенное, мужицкое. Манько засмеялся:

— Что это ещё за мужицкое настроение?

— А вот послушайте. Намедни беседовал я с одним нашим стариком. Прибытков его фамилия, так он и говорит — надо вжиться в новый порядок. Заметьте, не сжиться, а вжиться.

— А велика ли разница между понятиями «вжиться» и «сжиться»?

— Ну…

— Хотя должен сказать, что крестьянин всегда был загадкой. Не думаю, что десять лет, которые привелось ему жить и работать в коллективном хозяйстве, в корне изменили его психологию. Вырабатывалась она столетиями, а изменить мы пытались за считанные годы. Зато крестьянин всегда был патриотом. Ему всегда было что защищать — землю, дом. Значит, из этого мы и должны сегодня исходить в своей работе, привлекая людей к сопротивлению оккупантам.

— А как это конкретно делать?

— Ну, на этот счёт есть много директив. Наконец, и мы с вами сошлись тут, чтобы посоветоваться хорошенько. Что-то вы посоветуете мне, что-то я подскажу вам. Но прежде всего хочу напомнить, что борьба бывает активная и пассивная. Например, ваши дела, веремейковские. Мне тут Захар рассказывал, как вы землю поделили, не послушались немцев, колхозное имущество раздали по дворам. И то, что раздали его на сохранение до прихода Красной Армии — тоже хорошо. Это как раз совпадает с решением подпольного райкома. Так чем это уже не борьба? Пускай пассивная, но борьба! Надо всюду оказывать оккупантам неподчинение. Надо все делать наоборот, не то, чего они хотят, чего добиваются. Ну а вообще, как она жизнь, тяжкая?

— Известно, не веселит.

— А все-таки люди верят, что Красная Армия будет наступать?

— Иначе нельзя.

— Это мы с вами считаем, что иначе нельзя. А веремейковцы ваши, как они думают? Конечно, не те, что собираются вжиться в новый порядок.

— Сами же знаете — согласились взять колхозное имущество на сохранение. Значит, верят.

— Это так. Но теперь важно, чтобы вера эта не исчезла. Её всяческим образом надо поддерживать.

— Мало чем можно поддерживать. Одних-то слов не хватает. Радио у нас в Веремейках нету. Провести до войны не успели, а приёмниками не запаслись. Газет советских тоже пет с того времени, как фронт отошёл. Так что известия обо всем, что делается по ту сторону фронта и по эту, мужик наш получает теперь от немцев. Ну, а какая же это правда, ежели она с одной стороны идёт? Немцы же, ясное дело, обо всем говорят так, как им нужно, как им выгодно. Да и с местной властью у них как-то слишком ловко получается. Полицию сколачивают. Бургомистра в волости назначают. Старост в деревнях выбирают, уговаривают бывших советских активистов идти в старосты. Выбирать не запрещают, только бы народ захотел.

— Этого надо было ждать. Ни одна армия не может установить на захваченной земле хотя бы видимость порядка без предателей изнутри. Чтобы руководить громадной массой незнакомых людей на оккупированной территории, необходима, кроме собственно военной силы, ещё и местная администрация. Потому-то немцы и торопятся. Ну, а наша задача — как раз делать наоборот, то есть ставить на разные должности, которые сочиняют немцы в нынешних учреждениях, своих людей, советских патриотов. Надо учиться вести себя с немцами. Надо их обманывать, где это возможно. В конце концов без открытых предателей они ничего не смогут у нас делать.

— Это бы действительно было неплохо — повсюду своих людей расставить. Но, сдаётся мне…

— Да, пока мы спохватились да выработали в райкоме общее мнение на этот счёт, в некоторых местах должности позанимали негодяи. — Ну, а… Словом, те, кого вы подсовываете немцам, они с охотой на это идут?

— Как сказать…

— Известно, не по своей воле… всегда жестковато.

— Но товарищи, которые устраиваются по нашей подсказке в местную администрацию, даже в немецкие учреждения, сознают, что это необходимо. И относятся к этому, как к ответственному заданию.

— Тяжкое это дело, Касьян Касьянович. На словах-то оно выходит одно, а на деле — другое. Недаром говорят — ежели нанимаешься к новому хозяину, так у старого службу бросай, а то несдобровать. И тот, неизвестно за что, подзатыльников надаёт и этот.

Манько вдруг засмеялся:

— Что ж, иногда и потерпеть надо, на то и чужая воля, как вы говорите.

— Да если бы только это.

— А что ещё?

— Ну, а вдруг свои однажды в лицо не узнают. Не каждому докажешь, что ты не чужой. Есть такая байка в народе — леший превратил человека в медведя. Верней, дал ему медвежью голову. А человек-то все равно чувствует себя человеком, его к людям тянет. Послоняется день-другой по лесу, а потом пробирается поближе к деревне, поближе к людям. Те видят его медвежью голову да утекают кто куда. Так и с тем, кто пошёл по заданию к немцам служить. Кто у него будет спрашивать, свой он или чужой? Раз у тебя звериное обличье, то и сам ты зверь. А у ненависти, как известно, расправа короткая.

— Ну, этого не надо бояться. Раз мы поставили человека, то мы и защитим, если понадобится. В конце концов в своём районе мы хозяева. По крайней мере, собираемся ими стать. Это наша зона действия.

— Разве что так. Но все-таки не завидую я этим беднягам. Долго потом придётся доказывать свою причастность к подпольщикам или партизанам. И хорошо ещё, ежели удастся доказать.

Зазыба так и ждал с внутренним сопротивлением, что Манько предложит и ему в Веремейках какую-нибудь должность. Но секретарь райкома, вопреки его ожиданию, не торопился с этим. Он ещё долго рассуждал о связи с местным населением, которую надо безотлагательно налаживать во всех населённых пунктах района, о надёжной агентуре, которая стала бы слухом и зрением подпольного райкома, об опорных группах сопротивления в деревнях, которые, пока не хватает оружия, должны стать основным очагом пассивного сопротивления фашистам, и о разных других, не менее важных вещах, необходимых в борьбе с врагом. Потом спросил:

— Оружие у кого-нибудь в Веремейках есть?

— Думаю, что нет, кроме охотничьих ружей.

— Охотничьи ружья — это уже хорошо. Правда, ими с немцами не навоюешь. У немцев пулемёты, автоматы. Но пока что к чему, пока и мы заимеем пулемёты да автоматы, придётся и охотничьи ружья пускать в ход. Будем при их помощи добывать настоящее оружие. Прежде всего надо обезоруживать полицейских. Хорошо бы также поискать оружие на местах недавних боев.

— У нас их тут не было.

— Я это знаю. Но ведь шли большие бои по ту сторону Беседи. Там оружие должно бы остаться. Во всяком случае, вы поищите повсюду хорошенько, а вдруг что-нибудь да найдётся. Для активной борьбы нужно много оружия. Ну, а у вас лично от гражданской войны ничего не осталось?

— Нет.

— Жаль. Ну да ладно. Найдём чем сражаться, было бы желание. Главное, что нам удалось наконец встретиться. На этой встрече очень настаивал, уходя из района, товарищ Маштаков. Я даже пожалел однажды, что сам не был близко знаком с вами. Ну, а теперь будем прощаться. Мне сегодня ещё в одно место надо успеть. Надо надеяться, что мы с вами ещё не один раз поговорим. Простите, если что не так. Между малознакомыми людьми не всегда все как надо получается.

— Да, слишком уж долго вы, Касьян Касьянович, агитировали меня за Советскую власть.

— Ну, — развёл руками Манько.

— А я не так давно признавался Прокопу Ивановичу, как к ней отношусь. Так что…

— Не обижайтесь, товарищ Зазыба. Кстати, вот вы меня называете по имени и по отчеству, а я вашего имени не знаю. Давно уж слышу ото всех — Зазыба да Зазыба…

— Денисом меня зовут, а батька был Евмен.

— Значит, Денис Евменович. Вот и познакомились напоследок.

— Погодите-ка, — остановил секретаря райкома Зазыба. — Мне тоже у вас надо кое-что выяснить.

— Давайте.

— Тут объявился недавно Чубарь, знаете, председатель наш. — Где он?

— В Мамоновке.

— Прячется?

— Да.

— Правильно делает. Пускай ещё немного выждет. Скоро должен вернуться в район наш партизанский отряд. Мы его ждём уже несколько недель. Вот тогда и Чубарь ваш пускай присоединяется. Тем более что с самого начала предполагалось сделать его одним из бойцов отряда.

— Хорошо, я ему передам. Ну, а чья работа — паровоз у Белынковичей?

— Наша.

— Я так и подумал, что не сама по себе взорвалась под ним мина.

— Просто так ничего не бывает, Денис Евменович, — бодро и чуть хвастливо сказал Манько и по-свойски хлопнул Зазыбу по колену. — Кстати, Захар говорил, что вы со своими веремейковцами тоже вроде бы ездили туда на лошадях? Значит, все видели. Как оно? Как ваше впечатление? Словом, расскажите, какие результаты от взрыва?

— Результаты? — усмехнулся Зазыба и почесал в затылке, явно пытаясь таким образом смягчить впечатление от своей усмешки. — Знаете, есть такая прибаутка: убить зайца не убили, а шуму много наробили.

— Даже так?

— Нет, я не в том смысле, — спохватился Зазыба. — Я говорю, что… Одним словом, эшелон вам не тот попался. Четыре вагона с мукой. Даже никого не напугали.

— Но ведь паровоз повредили?

— Это так. А вот если бы ещё и немцев… А то муку они заставили нас перевезти в Белынковичи на станцию, этим все, сдаётся, и кончилось. <

— Ничего, другой раз лучше прицелимся.

— Да уж надо бы…

— А что люди там говорили?

— Большинство склонялось к тому, что мина осталась ещё от Красной Армии.

— Можете говорить теперь, что это не так.

— Я и сам подумал — не иначе кто-то нынче подложил её, эту мину, под рельс. Прямо на душе легче стало. А накануне ещё Захар мне шепнул — мол, ждут тебя в Гонче. Потому я и подумал, что диверсия местная. Во всяком разе, начало есть.

— А теперь — лично вам задание.

— Какое?

— Не волнуйтесь, старостой в Веремейках вам не быть. Слишком известный вы человек, чтобы использовать вас на такой должности. Тут может и наоборот получиться, односельчане ваши небось сразу подумают — раз красный орденоносец пошёл на службу к немцам, так, считай, все пропало, нет возврата Советской власти. Ну, а дальше как нам быть с вами, покажет время. Бог не выдаст — свинья не съест. Так, кажется, говорят?

— Так.

— Я вот что имею в виду, говоря про задание. Оно не совсем конкретное, но… Словом, райком партии собирается провести во всех населённых пунктах накануне седьмого ноября, как и до войны, торжественные митинги. В Веремейках за проведение митинга будете отвечать перед райкомом вы, Денис Евменович. Подумайте также, кого поставить у вас старостой. Надо либо опередить с этим немцев, либо уж тогда, как они сами надумают проводить выборы, выдвинуть выгодную для нас кандидатуру. Словом, человек для подобного дела нужен серьёзный и надёжный. Есть у вас в деревне такие?

— До сих пор был один, но…

— Тоже к немцам потянуло?

— Нот, просто помер.

— А-а… А я не знал его? Зазыба назвал Вершкова.

— Нет, о таком не слышал. Но вы все-таки подумайте ещё, кому можно довериться. Да не очень сужайте круг поисков. Надо учитывать, что в военное время человек стоит большего, чем про пего до сих пор думали.

— Добра.

— Ну, а полицейский? Что он за человек? Видать, подлюга, раз сам напросился в полицию?

— Вы о Браво-Животовском?

— Фамилии не помню, но о том, что сам пошёл в полицию, нам известно. В конце концов теперь не в фамилии дело. В человеческой сущности.

— Сущность его поганая, — сказал Зазыба. — Правда, он все ещё будто в нерешительности живёт. Открыто ничего плохого в деревне не делает. Однако службу несёт исправно. Думаю, что он-то и есть в Веремейках глаза и уши бабиновичского коменданта. Мне довелось как-то остаться с ним один на один, на совещание ехали в Бабиновичи, дак поговорили немного. Опасный тип. Кроме того, обыкновенный хитрюга, доложу вам. Мужики наши говорят, что признавался по пьяной лавочке — в гражданскую служил у батьки Махно, а потом все время заметал следы. Вообще-то он не здешний. У нас появился уже чуть ли не в конце двадцатых годов. Ну и пошёл в примаки к одной солдатке, её прежний муж тоже в гражданскую в Красной Армии воевал.

— Придётся за этим вашим…

— Браво-Животовским.

— Вот так имечко!…— покрутил головой секретарь райкома. — Видать, не только человеческий ум изобретал такое сочетание, не иначе нечистая сила тоже постаралась. Так придётся за этим Браво-Животовским последить, а там, если не одумается, и…

— Надежды нет, чтобы одумался. Вот если бы фронт в обратную сторону покатился…

— Ну, тогда они все иначе себя поведут. Все побегут к нам, конечно, кому не поздно будет, если кровью себя не замарают. Но пока наши все ещё отступают, на это рассчитывать не приходится.

Все было переговорено, и Манько поднялся со скамеечки.

— Словом, Денис Евменович, — закончил он, уже стоя, — подпольный райком хочет, чтобы вы по-прежнему оставались в Веремейках хозяином положения. Может, даже в большей степени, чем до сих пор.

— Хозяином — не хозяином, однако… Добра, я вас понимаю.

— И вот ещё что, Денис Евменович…— Опустив голову, секретарь райкома помолчал немного, потом поднял глаза на Зазыбу — переносица у него была тонкая, и от этого, казалось, что глаза на лице слишком близко посажены, — и уже не отводил их до конца. — Нас тревожит немного ваш сын.

— Как это? — беспокойно дёрнул плечами Зазыба.

— Очень не хотелось бы, чтобы он натворил глупостей.

— А-а, вот вы о чем.

— Ну, что раньше было, теперь вспоминать поздно. Степень его вины тоже, считай, не установлена, и вряд ли надо это делать. Я уже говорил — придёт время, и во всем, что было не так, разберутся. А теперь — камни из-за пазухи вон! Теперь важно не дать человеку шатнуться куда не надо. Одним словом, Денис Евменович, вы — отец его, и вам за него отвечать.

— Да уж так, — кивнул Зазыба, вспомнив, что сам не однажды думал об этом.

— Разумеется, — рассуждал дальше Манько, — предатели — они тоже различаются в общей своей массе. Одно дело, когда изменником становится человек неграмотный. Недаром же товарищ Ленин говорил, что неграмотный человек аполитичен. Собственно, с него, может быть, и требовать нечего. Хотя, с другой стороны, предательство никому не прощается. Иное дело, когда человек образован. От его измены общество получает куда больше вреда. Ну, а ваш сын, ко всему прочему, — человек пишущий.

— Я скажу ему.

Зазыбова готовность как будто смутила секретаря райкома. Он побуравил его своими тёмными глазками, потом решительно подытожил:

— Нет, этого делать не нужно. Пока ещё рано. Говорите с ним от своего имени, как отец и советский патриот. Но не исключена возможность, что придёт время — и подпольный райком обратится и к нему.

— Тогда, может, и Чубарю не говорить про вас?

— Почему же? Чубарь — дело совсем иное. Чубаря мы знаем. Наоборот, наведайтесь к нему в Мамоновку, передайте, что видели меня, что с возвращением в район партизанского отряда ему надлежит вступить туда бойцом. Ну, а теперь прощайте, до следующей встречи, мне уже пора.

Манько быстро сунул Зазыбе руку на прощание, но до порога, до которого было всего два или три шага, не проводил.

Когда Зазыба вышел из бани, Захар Довгаль стоял во дворе за сторожа.

— Покуда ты там разговаривал, — сказал он приглушённо, — тебя ограбили. Лодку взял кто-то. Я даже в потёмках не разглядел, что за человек. А выходить напоказ не решился. Придётся тебе, Денис, бродом идти. Переезд небось знаешь?

— Который?

— А хоть нижний, хоть верхний.

— До нижнего вроде ближе будет?

— Не очень, но ближе. Я б тебя проводил туда, показал, как у нас тут тропка идёт под обрывом, но сам знаешь — человек пока ещё на моей ответственности. Ну как, поговорили?

— Спасибо тебе. Вовремя вызвал, а то уж тоска одолевать стала.

Захар Довгаль зря тревожился, хоть и в сплошной темноте, но Зазыба не сбился со стёжки, которая по извилистому берегу привела его к нижнему переезду. Когда-то возле этого переезда Зазыба встретил белынковичского учителя Степана Мурача. Хорошо они поговорили по дороге в Белую Глину, и теперь Зазыбе подумалось, что напрасно потерял он из виду полезного человека: хоть Белынковичи, как говорится, не за горами, но по какой причине кинешься искать бывшего пленного?

Несмотря на то что оккупационные власти дали разрешение начать учебный год, в Веремейках школу пока что так и не открыли — не хватало учителей. Сначала Зазыба ещё надеялся, что из Новозерновского лагеря вот-вот вернётся в деревню Бутрыма, довоенный директор. Но надеялся зря. Никто из крестьян не собирался посылать ребят в школу: хватало для каждого дел по хозяйству.

Вспомнив теперь про Мурача и Бутрыму и про то, что в Веремейках в это лето навряд ли удастся наладить учение, Зазыба вспомнил также ещё об одной вещи, а именно, — как он, приехав домой после беседы с Мурачом, подбивал взяться за учительство в Веремейках своего Масея.

— Нет, — покачал тот головой, — такое дело уже не для меня. Да и как же ты, батька, надумал мне это предложить? То иной раз уговариваешь, чтобы я не очень лез в разговоры с мужиками, а то вдруг — дети? Неужто ты думаешь, что с ними я буду говорить на птичьем языке да разные сказочки рассказывать? К тому же и немцы от меня сразу потребуют, чтобы в первую очередь вспомнил, где я до сих пор пребывал. Словом, ты, батька, не все продумал, если решился сделать из меня учителя. Лучше уж я буду пока что на правах обычного тунеядца.

Признаться, сегодняшняя беседа с секретарём подпольного райкома о Масее была для Зазыбы неприятной — чувствуя резонность опасения, которое тот высказал, Зазыба вместе с тем ощутил вдруг внутреннее сопротивление, хотя видом споим выразил полное согласие. Это было уже что-то новое по отношению к Масею, и, может быть, оно появилось потому, что неожиданно вмешалась в дело другая сила. Зазыба понимал теперь, что надо снова обсудить все в семейном кругу, иначе Масеево упрямство и вправду может плохо для него обернуться.

Как бы успокоив себя этой мыслью, Зазыба сел на берегу, на похолодевшую траву, стал разуваться. Жаль, Захар не укараулил лодку: уж когда прошёл ильин день, а тут ещё дожди, что лили до сих пор беспрестанно, сделали воду совсем ледяной; короче говоря, переходить реку вброд Зазыбе не только не хотелось, но было даже боязно. Поёживаясь, он некоторое время постоял на галечнике, держа в руках сапоги, потом осторожно, чтобы не обрызгаться холодной водой, вошёл в реку и наугад побрёл к тому берегу.

Уже выходя из реки, оглянулся на деревню, которая на расстоянии должна была целиком открыться на круче. Но деревни все равно как не было — ни одного освещённого окошка. И только немного позже, когда он, подходя к лесу, снова обернулся назад, в Гонче кому-то приспичило зажечь огонь в хате, и это сразу подтвердило, что деревня по-прежнему стоит на своём месте.

До Веремеек отсюда было примерно столько же, сколько и до Мамоновки. К тому же даже самая длинная верста не тяготила деревенского человека, когда он отправлялся в дорогу. И подумал Зазыба: раз все равно придётся идти в Мамоновку, чтобы увидеться с Чубарем, так зачем откладывать? И вообще, к чему все время мозолить глаза людям, что тебя куда-то без конца носит из Веремеек? Допустим, сегодня ходил по грибы, а завтра? «Кстати, — спохватился он, — зря оставил в лозовом кусте корзину. Ну, да пускай себе…»

Прикидывая так мысленно и словно всерьёз убеждая себя в том, что неплохо было бы в самом деле отбыть все повинности за один раз, Зазыба тем временем, словно невзначай, пропустил дорогу, которая сворачивала отсюда на Мамоновку.

— Ну, а что ты будешь делать, ежели вокруг такая густая темень, хоть ты глаз выколи, — вслух утешил он себя, а одновременно и оправдался.

Но не надолго. Через несколько минут прежняя мысль опять зацепила его, и он окончательно решил прямо сейчас податься в Мамоновку, благо туда вела ещё одна дорога, та, что огибала деревню по лесу.

Вошёл он во двор Гапки Азаровой, почитай, за полночь, когда даже ночные птицы и те перестали кричать.

— Кто это? — спросила из-за дверей в сенцах разбуженная хозяйка.

— Это я, Зазыба, — тихо ответил Денис Евменович. Гапка открыла двери.

— Чего вдруг?

— Родион нужен мне, — так же тихо ответил Зазыба. — Так его же нет! Как ушёл из дому, так и не приходил. Я уж думала спросить у вас, может, вы ведаете, где он?

— Нет.

Некоторое время они помолчали, каждый думая хоть и об одном, но все-таки по-своему, потом Зазыба сказал:

— Ну ладно, ты спи себе. Никуда он не денется. Найдётся.

— Да уж так… Хоть Михалка мой говорит, что Родион однажды приходил в посёлок. Но почему-то в дом не зашёл.

— Откуль он знает, Михалка твой?

— Лосёнка кто-то на двор привёл.

— Какого лосёнка?

— Ну, того, что возле криницы один остался.

— А-а-а…

— Дак Михалка и говорит, мол, это дядька Родион сделал. Будто обещал ему найти в лесу да привести домой. А самого вот нету.

В Веремейки Денис Евменович шёл уже как сквозь сон, только что не спотыкался. Тогда-то он и услышал в первый раз, как под берёзой на могиле Парфена Вершкова выл пёс — одиноко и страшно, словно не просто переживал хозяйскую смерть, а чуял впереди много иных. Тогда Зазыба и связал в мыслях Парфёнову хворобу, а потом и смерть с тем случаем, который произошёл на деревенском майдане, когда Парфен вышел из толпы и стал к штакетнику под автоматы рядом с придурковатым Тимой. Тогда и смутила Зазыбу, перевернув все в душе его, виноватая догадка — сознательно или бессознательно, но он во всем пропустил Вершкова впереди себя…

VII

Автобатовцы с капитаном Володиным во главе в ту ночь были снова на марше, двигались из Малой Липовки на Белынковичи, — там можно было переправиться через Беседь по мосту, когда на большаке их перехватили крутогорские партизаны. Хотя люди Нарчука двигались к вечеру на звуки боя, теперь, когда наступила вокруг тишина, вышли наперерез красноармейцам, считай, случайно. Хорошо ещё, что не произошло при этом не только обычной стычки, пускай хоть на словах, но и никакого недоразумения. Просто кто-то из автобатовцев углядел в темноте скопление людей, насторожился.

— Кто такие? — последовал грозный вопрос.

И когда партизаны так же быстро ответили, кто они и почему оказались тут, обе группы — военная и партизанская — сошлись на некоторое время на большаке, став друг против друга.

— Партизаны! Партизаны! — послышалось среди красноармейцев, словно они уже были наслышаны про них.

— Дальше не идите но большаку, — предупредил встречных капитан Володин. — Там засада вражеских танков. И вообще, в том направлении, кажется, уже повсюду немцы. Только сюда ещё не проникли. Мы вот с артиллеристами не пустили.

Давая дорогу красноармейцам, партизаны сошли на левую обочину. И пока военные шагали мимо, все поворачивали головы, угадывая в темноте: велика ли сила людей, которые остаются в тылу у врага?

И вправду было чему дивиться — побитая армия отступает, а горсточка плохо вооружённых людей собирается тем временем на покинутой территории воевать!

… Когда наступило туманное утро следующего дня, вдруг выяснилось, что отряд Нарчука снова оказался вблизи того леса, за Васильевкой, где партизанам давали наказы на дорогу секретарь обкома и начальник политотдела армии, хотя, говоря по правде, попадать сюда ещё раз не имело смысла, надо было двигаться сразу на Церковище. Но ночью отряд сбился с пути. Все время приходилось идти наугад. И если бы накануне кому-нибудь из двадцати четырех партизан, которые составляли отряд, сказали, что можно заблудиться и бродить всю ночь по своему району, никто бы не поверил. Тем не менее с крутогорскими партизанами это случилось. Случилось после того, как они свернули с большака на узкие, еле обозначенные лесные тропы. И только утром, в ещё не тронутой солнцем сумрачной тени, в измороси, смешанной с туманом, партизаны увидели очертания знакомой местности. Наконец, у них был надёжный ориентир. И на том, как говорится, спасибо.

Все понимали, что дальше двигаться днём нельзя. И стали искать место для привала.

Тотчас затихли споры, которые до этого возникали всякий раз, как партизанам становилось понятно, что блуждают они, собственно, вокруг одного и того же места, пусть и в радиусе, может быть, пяти-шести километров. Улеглось и волнение.

Отряду надо было остаться незаметным на оккупированной территории. Правда, оккупированной она на самом деле могла пока что называться условно, ибо уже было известно, что фашисты основными своими силами наступали здесь на юг всего по двум магистралям — вдоль чугунки на большой железнодорожный узел Унеча и по грунтовой дороге, что вела по правому берегу Беседи, на Новгород-Северский. Но тем не менее и командиру отряда Митрофану Нарчуку, и комиссару Степану Баранову, и рядовым партизанам казалось, что повсюду уже — и по левый бок Беседи, и по правый — полно немцев.

Чтобы не выдать своего местонахождения не только оккупантам, но и любому, кто по той или иной причине мог встретиться в округе, отряд, бредя по утренней росе, углубился километра на два в лес и залёг там посреди мшаника, на большом, поросшем брусничником холме. Высылая во все стороны дозоры, отсюда можно было следить за дорогами, по которым с приходом рассвета должно было возобновиться движение немецких войск. А главное — отдых партизанам после такой суматошной ночи был обеспечен, кажется, во всех отношениях. Правда, через несколько часов, когда кое-кто стал приходить в себя после глубокого сна, выяснилось, что обеспеченность эта мнимая, много чего не хватает в новых условиях, а прежде всего — еды. И вообще, новое положение, в котором эти люди оказались — стали партизанами — заставляло их думать и беспокоиться о самых простых вещах куда больше, чем раньше. И не только потому, что в отличие от солдат регулярной армии партизаны по определению оккупантов стояли вне закона: пожалуй, сильней всего тревожила, переходила прямо в тоску, та общая неопределённость, когда все приходится делать не так, как обычно, а на ощупь, в ненарушимо жёстких рамках. Даже с питанием и то возник вопрос, который незаметно превратился в проблему — не очень-то хотелось партизанам входить в контакт с местным населением раньше, чем будет выполнено первое задание. Даже не то слово — не хотелось. При создании отряда им просто-напросто запрещалось входить в контакт. Конечно, во временной изоляции заключался смысл и, надо полагать, немалый. Но подобная предосторожность оправдывалась бы лишь при условии, что партизаны кроме оружия получат на армейском складе и пищевое довольствие на несколько суток; абсолютно никто не допускал ещё вчера поворота, при котором отряд окажется в нынешнем положении. По крайней море, первое столкновение с реальностью, с так называемой жизнью, показало, насколько далеки были организаторы отряда от того, чтобы хоть примерно представить себе сложности, с которыми партизанам придётся серьёзно считаться уже через несколько часов самостоятельных действий.

Добывать харч пошёл комиссар Баранов. Так было решено между ним и командиром. Правда, Баранову будто нарочно выпадало идти: в нескольких километрах от Горбовичского леса жил в деревне его брат Архип. Но не в этом крылась главная причина решения, — что, мол, недалеко живёт комиссаров брат. Имелось в виду нечто другое. Причина была в ответственности, которую каждый чувствовал за порученное дело и которая исключала бы всякую случайность, могущую усложнить положение отряда. В ответственности и в доверии.

В деревне, когда туда как будто бы ненароком заявился Степан Баранов, немцев ещё не видали, а брат Архип оказался дома. Он был намного старше Степана, поэтому не подлежал мобилизации.

Но разжиться харчами Степану Павловичу у брата своего не удалось. Тот как только открыл дверь, так и заявил грубо через порог:

— Хочешь накликать беду на меня да на мою семью? Ступай прочь, пока тебя никто в деревне не узнал.

— А я даже не знал, что ты дома…— растерянно уставился на него Степан.

— А где мне прикажешь быть?

— Ну-у!…

— Хотел ходить в больших начальниках, дак теперь…

— Мне харчей нужно.

— Нехай тебе подают в другом месте. Говорю, ступай прочь!

Можно представить, что почувствовал после этого комиссар. Он вытер брызнувшие слезы и повернул с братова двора.

В последней хате из окна на улицу выглянула старуха:

— Ты что это, Павлович, ходишь, будто неприкаянный, и не страшишься? — спросила.

— Есть хочу, — пожаловался он, как бывало в детстве, когда отбрасывались и не принимались в расчёт более серьёзные причины.

— А что у брата? Нет никого?

— Нет, — солгал он.

— Ну, тогда заходь ко мне. Покормлю.

Баранов плохо знал эту старую женщину, ведь явился не в родную деревню, не туда, где родился; Архип жил здесь в примаках и не каждый год наведывался домой — то на шахты ездил вместе с другими фартовыми мужиками, то лёгкого заработка искал на стороне. Понятно, что и Степану не часто доводилось бывать здесь. Как говорится, раз в год по обещанию. Но каким-то образом запомнился он этой женщине, запал ей в память, и вот теперь она узнала его.

Комиссар был рад, что старуха не чуждалась его и в расспросы не вдавалась, ей довольно было услышать, что у брата никого на этот раз не оказалось, и она поверила.

Хата её была хоть и старая, не ровесница ли хозяйке, однако поштукатурена и побелена внутри, — прямо светлица! Особенно украшало её множество висевших на образах и прямо на стене вышитых полотенец, словно на выработку их пошла вся жизнь старухи. Вещей особых не было, кроме тех, что принадлежали хозяйке, наверно, она жила в одиночестве не первый год.

Открыв заслонку, она принялась доставать ухватом из печи чугунки. Сначала один, потом другой. Чугунки были маленькие, величиной с хороший кулак, значит, варила только на себя. Но знакомцу, который вдруг так просто признался, что хочет есть, но пожалела.

Баранов улыбнулся её щедрости:

— Этого мало. Я не один. Со мной — несколько человек.

— Ахти мне! — всплеснула она руками. — Где ж они?

— В лесу.

— А сколько их тама?

— Много.

— Дак… И рада бы услужить тебе, Павлович, и твоим дружкам, но этой еды, что наварена у меня, и правда, на всех не хватит. — Она постояла неподвижно, словно в великом удивлении, что так получилось, потом снова всплеснула руками, видно, у неё была такая привычка: — Но уж как-нибудь поможем. Ты вот зараз садись за стол да ешь, что поставлю, а я на огород побегу, бульбы накопаю. Тогда будет чем накормить и тебя, и тех, кто с тобой в лесу. Это недолго, только печку затопить да поставить бульбу вариться в мундире. Хочешь один большой чугун, а хочешь два. Как, подождёшь?

— Подожду.

— Тогда садись, ешь. Я вот тут сегодня себе готовила… Правда, ещё не пробовала, рано ещё, но просяная каша, сдаётся, уже упрела. Это из старого проса. Ныне не было. Дак ешь. И щец с хлебушком похлебай. А сама я покуда обойдусь.

Баранов подождал, пока хозяйка ставила с припечка чугунки на стол, потом доставала краюху хлеба из большой ступы, которая, видать, служила в её домашнем хозяйстве иной раз вместо шкафчика.

— Ну, садись, ешь, — снова распорядилась она, словно до сих пор ещё не верила окончательно, что он послушается. — А я зараз. Я быстро. Ай, может, не в мундире надо бульбу варить вам? Может, просто, по-нашему?

— В мундире быстрей будет, — сказал, садясь за стол, комиссар.

— В мундире-то и правда быстрей будет, — согласилась она. — Только очищенная бульба по-нашему завсегда считалась вкусней. Нечищенную мы свиньям варим.

Схватив из-под топчана ивовую корзину, старуха словно в неожиданной какой радости живо выскочила за порог, брякнула в сенях щеколдой. На огороде она пробыла недолго. Не успел комиссар опростать чугунок с горячими щами, чтобы подвинуть к себе другой, с кашей, как она уже вернулась, перебросила через порог корзину с картошкой, потом и сама ввалилась в хату.

Когда варят картошку в мундире, хлопот хозяйке немного, только помыть хорошенько да поставить её в печь. Но теперь картошка была ещё молодая, с непрочной, потёртой кожицей, поэтому чистить её пришлось все равно — перетереть одну за другой в руках и кое-где тронуть ножом.

Не составило труда для хозяйки и дрова разжечь в печи.

За какие-то полчаса все было сделано в доме, оставалось только сидеть да ждать, когда картошка сварится.

Но хозяйка попалась неугомонная:

— А видел ли хоть ты, Павлович, немцев? — спросила она, немного помолчав.

— Нет, — ответил комиссар.

— Мы тоже пока не видывали, — словно сожалея, отметила она. — К нам ещё не приезжали. А вот в Краспице и Горбовичах, сдаётся, были.

— Ну и что?

— Дак… Это я так, к слову. Вчера вот ещё думала, что попрошу вашего Архипа — пусть забор мне по ту сторону огорода поправит, а теперь не знаю — надо ли? Нехай себе стоит дырявый. А то ещё неведомо, как выйдет с этими немцами? И нужен ли будет вообще этот забор?

— Ну, забор, как и мост, всегда нужен будет, —явно с преувеличенной бодростью уверил старуху Баранов.

— Ты так думаешь?

— А что тут удивительного?

— Дак…

Хозяйка помолчала, потом вдруг спохватилась:

— Бульбы-то одной небось людям твоим мало будет? И соль потребна, и хлеб к ней… Да и шкварка не помешала бы. У меня, правда, ничего этого нету. Перевела. Но твоим ведь помочь надо, придётся занять у соседей. А чего ж они в деревню не идут, твои товарищи? Боятся? Дак немцев же покуда ноту вот!

Баранов но знал, что отвечать ей па это, но она, кажется, ответа и не ждала. Спрашивала и тут же словно бы сразу забывала. Или перекидывалась на другое.

— Я вот думаю и нынче, да и вчера… Как немцы прорвались сюда, дак взяла себе в голову. У нас тута в деревне женщина одна живёт, из Козелья. Это по ту сторону, под Краснопольем.

— Я знаю.

— Дак прячется. Как ты думаешь, Павлович, зачепят её немцы тута, ай нет?

— А что она такое сделала?

— Дак не она. Все Козелье от страха трясётся. И Козельская Буда. За лётчиков тех немецких. Ай не помнишь, как бабы побили их?

Действительно, было такое дело, в соседнем районе крестьяне собирались расквитаться с немецкими лётчиками. Об этом Степан Баранов слышал ещё в июле.

Самолёт, двухмоторный бомбардировщик, был подбит далеко отсюда, может, при налёте на какой-то тыловой объект, который охранялся зенитками, но посадку был вынужден совершить между Рвенском и Деряжней, всего в полусотне километров от линии фронта. Конечно, сразу же в районе были организованы поиски лётчиков, которые повредили приборы в кабине, сняли пулемёты из гнёзд и исчезли, благо лес находился совсем рядом. Руководил поисками начальник Крутогорской милиции Аксёнов. Однако положительных результатов они не дали, хотя кроме сотрудников милиции и бойцов районного истребительного батальона на поиски были брошены и колхозники из ближайших деревень, которые буквально прочесали верхом и пешком леса и перелески вокруг. Немецкие лётчики как сквозь землю провалились. Хотя все говорило о том, что они не перешли линии фронта и по-прежнему были на советской территории, потому что каждый день откуда-то прилетал другой немецкий самолёт и подолгу кружил над Силичами, Видуйцами, Рвенском, Деряжней… Даже кругами, до самой Беседи захватывал пространство, хотя это было уже совсем в противоположной стороне и навряд ли могли туда попасть подбитые лётчики. Наконец поиски прекратили. И немцы, и наши решили, что напрасны долгие попытки найти пропавших. Что лётчики где-то погибли. Вскоре и от подбитого самолёта на поле между Рвенском и Деряжней мало что осталось, издалека светился один скелет — все, что блестело и что имело хоть какую-то ценность или могло найти место в домашнем хозяйстве, даже не в хозяйстве, а просто могло для чего-нибудь понадобиться, было отвинчено и растащено деревенскими добытчиками, большей частью, конечно, мальчишками. Поэтому все, кто занимался поисками непосредственно или наблюдал за ними, очень удивились, когда из соседнего района сообщили, что немецкие лётчики наконец обнаружены. На них, спящих, наткнулись во ржи козельские пастухи. Немцев было четверо, один — тяжело раненный в ногу, от раны, которую некому было лечить, пахло уже гнилью. Брали их во ржи в тот же день, как стало известно местонахождение. Руководила операцией краснопольская милиция. Однако главной ударной силой были местные мужики, которые обложили немцев со всех сторон, вооружённые топорами да оглоблями.

Баранов уже не помнил в подробностях, что случилось с теми немецкими лётчиками после, однако слышал краем уха, что милиционерам не удалось довести их до Краснополья. Все четверо полегли под ударами мотыг, с которыми набросились на них по дороге разъярённые деревенские бабы…

Вот и сегодня старуха хозяйка напомнила ему о том, что именно деревенские женщины, и никто иной, убили тогда немецких лётчиков.

Баранов в ответ на её рассказ кивнул головой, мол, что-то похожее и вправду он слыхал, но уточнил:

— А эта женщина, из Козелья? Что она — в самом деле прячется теперь в вашей деревне?

— Дак… живёт у нас покуль. Как думаешь, Павлович, будут немцы мстить за своих лётчиков?

— Это как дело пойдёт. Если деревенские сами друг на друга не донесут, так кто ж докопается?

— Вот я и говорю — теперя всем только молчать. Про все молчать. Мало ли что случиться могло. А это женщина, козельская, все-таки спасётся у пас. Ей-богу, живая останется!

Беседуя так с хозяйкой, а больше — слушая её, Степан Павлович время от времени поглядывал в окно, через которое виднелись недалёкий лес, дорога от него и колхозные гумна сразу за деревенскими дворами. Это вроде успокаивало его, и он смог сперва пообедать по-человечески, потом и словом-другим перекинуться с хозяйкой. Но он понимал также, что не стоит засиживаться в доме, где из трубы валит дым среди бела дня, это опасно, потому что дым в не урочное время обязательно привлечёт к себе внимание. Тем более что опасность, как говорится, вообще висела в воздухе — каждую минуту на дороге могли появиться немцы.

Поэтому Саранов вскоре поднялся из-за стола, поблагодарил за хлеб-соль.

— Дак не за что, Павлович, — даже удивилась его благодарности старуха, которая с дорогой душой скормила свой обед захожему человеку.

Комиссар сказал ей, что пока сварится картошка, он подождёт в каком-нибудь другом месте.

— Дак тогда на гумне, Павлович, на гумне, — охотно посоветовала она. — Посиди на гумне. Туда как раз сена мужики наши недавно навозили.

Они договорились, что старая женщина наварит картошки, — этой первейшей еды у белорусов, — как можно больше, даже если и в двух чугунах, так с краями, потом поищет по соседям какой-нибудь добавки, того же хлеба, и принесёт незаметно в ветхое гумно, у самого леса.

Действительно, не прошло и получаса, как Степан Павлович уже увидел из своего укрытия, что дым над бабкиной крышей перестал струиться вверх. Немного погодя и сама старуха вышла на крыльцо, держа в одной руке деревянный ушат за верёвочную петлю, а в другой — ладный свёрток, запелёнатый то ли в чистую тряпицу, то ли даже в полотенце. Чтобы не навлечь на себя лишнего подозрительного взгляда, она покружила с поклажей по своему огороду, будто у неё там и вправду нашлось срочное дело, потом шмыгнула в калитку, что вела за огороды и украдкой направилась в сторону леса — пускай, мол, думают, что понесла какому работнику поесть или скотине напиться.

Степан Павлович вышел навстречу ей.

— Вот спасибо, — сказал он.

— А я у соседей разжилась, —почему-то совсем развеселившись, толковала старая, показывая на свёрток. — Кормитесь себе на здоровьице, кто бы с тобою ни был. Ну, а ушат… Дак пускай хоть и у вас пока побудет, ушат этот. А как выдастся минутка, так и позаботитесь назад вернуть. Я всегда дома.

— Спасибо, — повторил Степан Павлович, хотя не представлял себе, куда можно спрятать эту посудину, чтобы позже, при удобном случае, вернуть сердобольной женщине.

Между тем старуха и говорила все это, и поглядывала на секретаря райкома — знала-то она его в этой должности — так, словно от кого-то из соседей только что узнала о неудаче, которая постигла его на братовом дворе. Но недаром говорят, что неудачи тоже отличаются друг от друга. Назовёшь ли, к примеру, неудачей то, что случилось часа полтора назад со Степаном Павловичем у Архипа? Наверно, нет. Это было нечто большее, чем неудача. Неожиданная выходка брата, если вообще можно назвать её так, не только смутила комиссара: она, казалось, перевернула все в душе у него, насторожила. Потому все это время младший Баранов и терялся в догадках: «Может, давняя обида какая вдруг наружу вылилась?» Но напрасно. Никакой обиды, которую нанёс бы он брату, Степан Павлович не помнил. Если и не жили они душа в душу, то и не чуждались друг друга. И все-таки… Не иначе правду говорили когда-то люди: «…и предан будет родными и соседями, и брат брата предаст на смерть…»

Тяжко было на душе у комиссара, беспомощная злость распирала его, однако признаться партизанам, как встретил его родной брат, не хватило духу — все-таки стыдно, кроме всего прочего… Так и остались все в отряде в убеждении, что и варёную картошку в мундире, и два куска сала, и добрую щепоть соли, и хлеб деревенский принёс Степан Павлович от Архипа.

* * *

Остаток того дня крутогорские партизаны провели на холме среди замшелого болотца без особых хлопот, только все время делали подмену на ближних и дальних постах, а как подошёл вечер, снопа отправились к большаку. Думалось, что уж на ночь-то фашисты остановят по нему движение. Но сколько ни ждали, лёжа в густом придорожном ельнике, чтобы большак наконец очистился, все напрасно: как и днём, так и с приходом темноты тут по-прежнему громыхало железо, автомашины и танки ехали с зажжёнными фарами, далеко высвечивая и ночное небо, и лес но обе стороны дороги; то ли и вправду немцы уже никого не боялись, то ли пренебрегали опасностью.

Партизаны поняли, что перейти па другую сторону большака можно будет только тогда, когда наступит хоть малая передышка, когда образуется между вражескими колоннами нужный разрыв.

Момент такой они улучили только после полуночи. Не выдав себя, проскочили, словно лесные кабаны, друг за другом через большак, потом долго ломились по бурелому и завали, пока не наткнулись на глинистую тропку, но которой стало легче шагать. Но за то время, что они лежали при всей своей немудрёной амуниции в ельнике, протекли, подвешенные на ремнях, а то и в торбах через плечо, бутылки с зажигательной смесью и через одежду многих обожгли. Сначала ожоги почти не чувствовались. И партизаны не обратили па них особого внимания — ну, протекла смесь и протекла: плохо была закупорена. Да и спешка, в которой приходилось одолевать дорогу, чтобы как можно большее расстояние прошагать за ночь до Церковища, тоже не дала вовремя оглядеться. Только утром кое-кто заметил у себя волдыри и облезшую кожу. Ещё в бою но побывали, а лазарет хоть сейчас открывай!… И тем не менее ни па какие лекарства рассчитывать не приходилось — не было этих лекарств, даже присыпать раны было нечем.

Но, как часто и справедливо говорят, — лиха беда начало! Дальнейший путь отряда к цели уже не был отмечен такими трудностями. Обретали опыт. Хотя двигаться все время приходилось встречь потоку наступающих вражеских войск, пробираться по тылам они стали почти бесшумно. На четвёртые сутки отряд наконец очутился вблизи Сожа. Другое дело, что приход крутогорских партизан оказался не только запоздалым, но и ненужным. На одном рукаве, левом притоке Сожа, мост, который полагалось взорвать согласно заданию в первую очередь, был сожжён ещё в конце июля во время бомбёжки, и теперь из воды, будто пики, высоко торчали деревянные сваи. С другим мостом творилось и вовсе несусветное — на месте вдруг выяснилось, что и река такая, и мост на ней значились только па топографической карте: видать, нанесены они были ещё при царе Горохе; наверно, река помаленьку обмелела и высохла, превратилась в обыкновенный ручей, который если и живился водой, так осенью, после больших дождей, или весной, во время таянья снега, а мост сгнил и напрочь провалился за ненадобностью: для здешнего люда из двух ближних деревень хватало обычного брода, чтобы перебраться с одного берега на другой.

Странно, но последнее обстоятельство не смутило партизан, просто рассмешило хотя отсутствие моста, если говорить правду, должно было разозлить людей, которые понапрасну разыскивали его на оккупированной территории, или вызвать возмущение, или досаду на того, кто направил их сюда, а вышло наоборот: увидев речку-ручей и сгнившие, поросшие темно-зелёным мохом бревна на нем, что когда-то служили надёжным средством переправы, партизаны захохотали, сперва кто-то один, в великом удивлении, за ним другой, а потом и все остальные.

— И надо было переться сюда из-за этого! — таково было общее мнение.

Словно не веря ещё, что отряд вышел именно к той реке и к тому мосту, которые полагалось уничтожить, Митрофан Нарчук, выбрав трех партизан, направил их в деревню но эту сторону ручья, чтобы расспросить обо всем.

— Да, это паша Сморкавка, — подтвердил там какой-то замшелый дед.

Значит, не ошиблись, вышли к самой цели.

Время было под вечер, место глухое, поэтому командир отряда отдал приказ заночевать в деревне, заняв две крайние хаты. При виде трухлявого моста у всех пропала всякая охота таиться, искать пристанища в лесу, к тому же и лес находился не близко отсюда.

Хозяином одной хаты был тот самый замшелый дед, что назвал речку, вернее ручеёк, Сморкавкой. Была у него и хозяйка. Но поесть у них не нашлось ничего, хорошо, что партизаны за четверо суток похода не были избалованы харчем, привыкли к скудной еде, так что и на этот раз обошлись чем бог послал, как выразилась хозяйка.

— Ага, чем богаты, тем и поделиться рады, — добавил к её словам хозяин.

Звали его Лазарем, а фамилию он носил — Знатный. Выглядел мужик по своей запущенности далеко за шестьдесят, хотя настоящий возраст тоже назвал — пятьдесят шесть лет.

— Годы ужо не призывные, — на всякий случай растолковала незнакомым людям хозяйка, помоложе мужа, насторожённая и как будто чем-то испуганная.

Зато хозяин показался партизанам человеком себе на уме и любителем не в меру порассуждать. И делал он это как бы нарочно, как бы с неким расчётом. Хотя могло быть совсем наоборот — и болтливость, и хитроумность шли от характера, а расчётливостью это казалось только со стороны.

Ни он, ни жена его не догадывались, что переночевать в хату к ним зашли партизаны. Видно, дико было им даже слышать о партизанах, не то что видеть. Но что-то не давало старику покоя, что-то цепляло.

— Сдаётся, все вы, товарищи, командиры, — говорил он, бегая глазами, — поскольку солдаты, то есть красноармейцы, даже если и переодетые приходят, то по короткому волосью их можно легко узнать. А вы, я гляжу, все до одного с чупринами.

По всему видно было, что в нынешнее лето старик немало перевидал разного народа — если не в своей хате, то под окнами, на деревенской улице; и не только в военной форме, а и в гражданской одежде, потому что недаром он так приметливо рассудил.

И «командиров» тоже потешила его приметливость, с особенным удовольствием смеялись прокурор Шашкин и судья Глеков. Даже командир отряда и тот не удержался:

— А часто вам приходилось видеть, как красноармейцы меняли одежду?

— Да кто их знает? — спохватился хозяин, явно уклоняясь от ответа. — Однако, гм…

Жена его, словно осердясь, бросила:

— От этого размена ихнего никто не разбогател. Он тебе свою шмотку, а ты ему — свою, ведь голым не пустишь на улицу. Но мы этим не занимались. Хотя что я болтаю! Генеральская шапка у нас осталась. Лазарь, где она?

— На что тебе?

— Дак… Покажи.

Видно, хозяйке не по нраву пришлась «генеральская шапка», понятно было, что вспомнила она о ней нарочно, может, хотела даже сбыть таким образом.

— Был тут один случай, — лицо у деда стало суровым. — Как раз перед тем, как отойти нашим. Генерал остановился у нас в хате. Все чин чином — и машина-легковушка во дворе, и денщик у печки — Анете моей по хозяйству помогает. Командиры из других хат являются, а то и приезжие забегают, что-то докладывают и честь отдают. Признаться, я не слушал. Думаю, война и война, что с неё взять. А тут вдруг, откуда ни возьмись, другой генерал наскочил. Тоже на машине. Наш увидел его из окна, сразу на крыльцо — мол, так и так, и руку поднёс к шапке, которую перед тем в хате с гвоздя схватил. А тот генерал, видать, злой приехал, не иначе дела где-то пошатнулись. Ну и давай кричать на нашего. Накричал, руки не подал и уехал. А наш возьми револьвер да прямо на крыльце… Одним словом, товарищи командиры, было тута у нас.

Ажно некоторые плакали, как хоронили его. Видать, неплохой человек был, а вот же… А мы со старухой моей даже не знаем, кто он и откуда. Дак с того часу, видите, Анете моей эта генеральская шапка и не даёт покоя. Я считаю, нехай лежит себе па загнетке, раз осталась у нас. Так что, товарищи командиры, или как вас там величать, мы уже давно особого любопытства не проявляем. Вот и вы — переночуете и уйдёте себе, куда шли, а мы даже и знать не будем, кто был и откуда.

— Много захотел, дед, — бесцеремонно засмеялся Шашкин, которому всякий раз, как подвёртывался случай, хотелось показать свой прокурорский чин.

Между тем настало время устраиваться на ночлег, и Митрофан Нарчук объявил:

— Пора укладываться. А ты, Степан Павлович, загляни к соседям, как наша вторая группа устроилась.

— Хорошо, — комиссар поднялся с самодельного табурета. — Я там, видать, и заночую с ними.

Комиссар ушёл, а партизаны, для порядка покопавшись в своих немудрёных вещичках, улеглись друг подле друга на полу в хате Лазаря Знатного.

А в другой хате, наискосок через дорогу, куда явился через минуту Баранов, ещё и не собирались ложиться спать.

Тут царило другое настроение — словно в самом разгаре вечеринки. За длинным столом, что стоял под окнами от одной стены до другой, сидели партизаны, примерно столько же, сколько в хате Лазаря Знатного. Казалось, не по счёту делились, кому где ночевать, а получилось тем не менее в каждой хате почти поровну.

Здесь хозяина не было, управлялась хозяйка — ещё совсем молодая женщина с тремя детьми. Дети тоже не спали. Они так и липли к партизанам, видно, привыкли к захожим людям.

Хозяйка носилась с одной половины хаты па другую, хотя делать ей и там, и тут было, считай, нечего, кроме как показывать своё проворство и обольстительность.

Баранов, как и надлежит в таком случае, провозгласил па всю хату «добрый вечер» и поставил свою винтовку у порога к другим.

— Подсаживайся к нам, комиссар, — пригласили его к столу партизаны.

Они уже допивали большую бутыль, которая высилась посреди разной деревенской снеди.

— А нас вот хозяйка угощает, — сказал цыгановатый Борис Набелоков, открыто подмигивая женщине.

Та тоже принялась уговаривать комиссара сесть за стол.

Варанов выпил стакан самогона, который ему подал Иван Герасичкин, взял со стола огурец. Самогон был невкусный, сильно подгоревший, но хорошо разошёлся внутри, ударил в голову.

— Что там наши соседи делают? — спросил тем временем Набелоков.

— Что и положено, — сказал комиссар, — спать укладываются.

— Тогда и нам пора, — охотно согласился Набелоков. После его слов партизаны и вправду начали вставать из-за стола.

Хоть и на новом месте, однако каждый быстро нашёл себе уголок, и уже минут через десять то тут, то там послышался здоровый мужской храп.

А Баранову почему-то долго не спалось. И мыслей особых в голове но было, а глаза не закрывались.

Уже после первых петухов он вдруг услышал, как кто-то из партизан прошёл на цыпочках к хозяйкиной постели.

«Кто бы это?» — удивился Баранов и подумал, что хозяйка сейчас погонит любителя. Но та только ойкнула тихо и тут же совсем не сердито зашептала что-то человеку, который её потревожил.

Не ожидая, когда под тяжестью человеческих тел заскрипит кровать, комиссар выругался про себя и шумно встал, благо подоспела малая нужда.

* * *

Назад в Забеседье дорога для крутогорских партизан выпала не в пример удачней той, что привела их сюда, к верхним притокам Сожа.

Разведчики во главе с Павлом Черногузовым, бывшим заведующим торговым отделом райисполкома, уже начавшие действовать не только осмотрительно и осторожно, но и вполне профессионально, обнаружили на краю какого-то населённого пункта, деревни — не деревни, а вернее — рабочего посёлка, передвижной немецкий автопарк. Посёлок тот — а это и в самом деле был посёлок и жили в нем лесосплавщики — находился возле леса, который большим массивом, километров в семь, лежал между Гусаркой и Домомеричами, что у самого шоссе Кричев — Рославль. Построенный в четыре коротких порядка, посёлок не проявлял никаких признаков жизни. Даже сады, которые вечно приманивали немецких солдат, и те стояли нетронутыми. Такое взаимное миролюбие объяснялось просто: пока местные жители цепенели в неизвестности по своим домам, оккупанты, занавесив окна сплавконторы, смотрели кино. Зато при автомашинах, по обе стороны стоянки, расхаживали двое вооружённых часовых.

Партизаны решили действовать.

— Что ж, откроем и мы свой боевой счёт, — сказал Нарчук.

План нападения они составили быстро — вот-вот должны были появиться из сплавконторы немцы. Чтобы действовать наверняка, отряд разделился на две группы, почти так же, как и там, в деревне, когда разбивались на ночёвку. Одной группе, чуть большей по численности, надлежало пробираться к стоянке по канаве, заросшей чертополохом и татарником. Эту группу брал на себя комиссар. Другая, командирская, оставалась на месте, чтобы прикрыть нападающих из леса. Первая группа, таким образом, делалась головной. Ей надо было взять на себя основную часть операции. Боеприпасы тоже пришлось перераспределить: одним — побольше патронов, чтобы вести из засады прицельный огонь, когда немцы сыпанут из дома, чтобы оборонять автопарк, другим — гранат, особенно если учесть, что бутылки с горючей смесью давно были выброшены, как опасные в долгом походе, где приходилось идти не только в полный рост, а нередко и ползти. Тут, как говорится, довольно было обжечься один раз…

— Ну, хлопцы, айда, — скомандовал своей группе Степан Баранов.

Из леса было видно, как сначала партизаны ползли за комиссаром по заросшей канаве, потом стали готовиться к нападению, распространившись во всю ширину площадки, от первой до последней автомашины. Заняло все это не больше десяти минут, которые показались в нетерпеливом ожидании весьма долгими. Наконец Баранов поднялся среди репейников во весь рост, замахнулся, отведя далеко назад руку, и в следующий момент швырнул рывком гранату. Та медленно, словно нехотя, описала в воздухе дугу от канавы до площадки и взорвалась на земле между автомашинами. Взрыва никто не увидел. Но прозвучал он в полной тишине сильно, с эхом, которое ударило в одну сторону по посёлку, а в другую — по опушке, пытаясь прорваться дальше. Стена густого леса, что стоял на пути, отрезала его, кинула в обратном направлении, как бы растянув, а затем и сдвоив первый удар.

Остальные партизаны по примеру Баранова стали выскакивать из канавы, забрасывать автопарк гранатами. Со стороны казалось, что они совсем забыли про двух часовых, которые несли охрану площадки. А те были настороже. Сообразив в чем дело, они тут же отреагировали на нападение партизан: один, крутясь чуть ли не волчком и стреляя, кинулся вдруг к посёлку, благо недалеко, шагах в ста, уже виднелись крайние дворы, а огороды и того ближе, почти вплотную подступали к площадке с немецкими автомашинами; другой тем временем действовал как и надлежит примерному солдату — спрятавшись за резиновый скат, тут же начал поливать партизан огнём из автомата. Но и у того, и у другого стрельба получалась не прицельной, вернее, не достигала цели, как будто оба ещё не поняли, откуда исходила угроза. Видимо, это и стоило им жизни, потому что уже следующая граната, брошенная Павлом Черногузовым, посекла осколками того, что стрелял из-за резинового ската. Не убежал далеко и первый. Пуля, пущенная кем-то из партизан, настигла его у забора.

При виде убитых партизаны почувствовали себя совсем в безопасности. Казалось, теперь им ничто уже не угрожает. Поэтому они открыто выскакивали друг за другом из канавы, откручивали, будто петухам головы, ручки ребристым гранатам и бросали их со всего маху, сколько хватало сил, вперёд, туда, где на площадке пылали уже автомашины. В этом «закидывании» больше было безрассудного азарта, чем расчёта, а тем более осторожности, ведь каждый из них легко мог попасть под осколок от своей же гранаты…

Между тем немцы в посёлке смотрели фильм тоже со взрывами и стрельбой на экране — кинопередвижки как раз возили в эти дни по войскам самую новую хронику о взятии Смоленска. За взрывами, звучащими с экрана, нельзя было разобрать те, что уже явственно сотрясали воздух за толстыми стенами деревянного дома. Поэтому до сознания кинозрителей в сплавконторе не сразу дошёл смысл того, что происходило на улице. Даже дневальный на крыльце сплавконторы и тот сперва не догадался, что грохот и стрельба возникли в автопарке за посёлком; некоторое время ему казалось, что до него доносятся звуки фильма, и только когда он увидел, что над площадкой автопарка заполыхало мощное пламя, спохватился, рванул на себя дверь и поднял тревогу.

От леса было видно, как с крыльца сплавконторы после этого, как горох, посыпались немецкие солдаты. Сперва им было невдомёк, что делается, откуда угрожает опасность. По вот они увидели пламя, услышали взрывы, которые усилились уже и за счёт бочек с горючим, и наконец поняли, ради чего дневальный вдруг поднял тревогу. Без всякой команды все бросились на пожар. Одни бежали по огородам, другие — но короткой улице.

Принимать бой с таким количеством вражеских солдат партизанам пока что было не с руки. Правда, патронов па первую стычку хватило бы. Но стоило ли испытывать судьбу?

Митрофан Нарчук, который все это время держал в поле зрения и дальние, и ближние подступы к лесу, подал комиссару сигнал отвести группу назад.

Баранов сделал это быстро, партизан ещё не успело целиком захватить горячее дело боя, на который они решились.

Возбуждённые и радостные, обе группы без промедления отступили в глубь леса. Местность тут была неровная, со взгорками и впадинами, и сразу надёжно укрыла партизан не только от погони, которую могли организовать немцы, но и от пуль, что пчелиным роем загудели вскоре меж деревьями.

Между тем диверсия, которую так лихо и с виду без всякого труда, будто играючи, осуществили крутогорские партизаны, не оставалась незамеченной тыловыми немецкими службами. Её не посчитали случайной или произведённой выходившими из окружения красноармейцами. Видимо, начальник охраны здешнего тылового района уже имел некоторые сведения об отряде Нарчука.

Но следующий день с утра до вечера партизаны провели без всякой тревоги на заброшенной пасеке, которую, наверно, ещё с первыми весенними цветами вывезли на далёкое урочище, на богатые медоносы. Пасечника не было — то ли он ушёл в деревню проведать семью, то ли просто сбежал, словом, его не было совсем, и ульи с пчёлами доглядывали всем миром, то есть по-настоящему никто не заботился. Выставив посты, партизаны распорядились одним ульем, а когда от мёда во рту стало горько, отправились искать поблизости криницу. Вода нашлась быстро. Правда, не в кринице, как думали, а в речушке, которая кособоко бежала по галечнику, хотя берега её были болотистые. Наверно, в речушке этой могла бы водиться форель, потому что от чистой и студёной воды даже ломило зубы. Жизнь у партизан, таким образом, наладилась почти идилличная, не хватало только омшаника, чтобы заночевать, однако назавтра, когда вернулась разведка из ближних деревень, стало известно, что по следам отряда уже рыщет какая-то конная немецкая команда, примерно в тридцать сабель. Скорей всего, конники собирались напасть на отряд внезапно: либо когда партизаны окажутся среди бела дня где-нибудь па юру, пригодном для манёвра, либо явно выдадут себя во время стоянки в лесу. Немцы каким-то образом проведали о тайном ходе отряда, словно имели в нем своё недреманное око. Хотя за все время, начиная с первого дня, когда отряд двинулся из леса между Васильевной и Горбовичами сюда на задание, никто сторонний даже не пытался присоединиться к партизанам. Значит, у немцев была какая-то иная возможность следить за отрядом. По какая?

Отсюда, из Гусарских лесов, которые постепенно уже распадались на отдельные зеленые острова, окружённые со всех сторон полями, дорога в Забеседье предстояла не лёгкая. Дальше, до самых Батаевских лесов, что начинались за Большим Хотимском, местность лежала совсем открытая. При наличии такого «хвоста» в тридцать сабель, двигаться на виду было в высшей степени опасно. И все-таки нужно было как можно скорее оторваться от преследования, а если и не оторваться в полном значении этого слова, то хотя бы рассредоточиться, сбить конников со следа. Из прежнего опыта, полученного Митрофаном Нарчуком на манёврах тридцать второго года, о чем он теперь старательно вспоминал, выходило, что самое надёжное в таком положении — залечь на некоторое время в большом болоте, куда и зверь не часто заходит, не то что человек. Так и сделали. Но ради этого пришлось изменить маршрут и дать крюк влево. Большое болото и вправду попалось между Галичами и Забелышином. Разбили лагерь. Неожиданный манёвр вскорости дал свои результаты. Па пятые сутки немецкие конники, что стояли тремя группами в деревнях вокруг болота, сняли осаду, решив, что партизаны за это время сумели просочиться через посты незаметно и искать их надо уже в другом месте. Но те несколько суток, что были проведены в сыром болоте, как раз и задержали надолго партизан. Внезапно слёг командир. Сырость и голод свалили Митрофана Онуфриевича напрочь. Сперва он стал сильно кашлять, даже боялись, что услышат издалека, потом к нему прицепилась, недобрым словом будь помянута, другая напасть — острой болью пронзило спину по всему хребту, шевельнуться и то невозможно, не то чтобы подняться на ноги, а тем более пойти.

Носилки, которые смастерили партизаны из подручных материалов, тоже дела но спасали: каждый пустяковый толчок причинял командиру нестерпимую боль.

Митрофан Онуфриевич стал не только недвижимым, но и почти нетранспортабельным. Невзирая на его страдания, партизаны перенесли Нарчука из болота, где пережидали осаду, километров на пятнадцать ближе к Беседи, едва ли не в самые верховья её. В сосновом лесу, на песчаном склоне, что нависал козырьком над большой впадиной, которая давно покрылась старым, зачерствелым и будто посеребрённым мохом, поставили шалаш для хворого.

Пристанище это налаживалось только на срок болезни командира отряда, то есть на неопределённое время, которое могло растянуться на несколько суток, а могло — на недели, все зависело от того, как удастся справиться со своей немощью Нарчуку, однако сидеть сложа руки в лесу партизаны тоже не собирались. В планы отряда пока но входило начинать активные боевые действия, но никто не мешал партизанам вести разводку для собственной безопасности, налаживать связь с местным населением, наконец добывать еду, которой почему-то всегда не хватало, —удивительно ли, столько бездельного народа в одном месте собралось!… На добывание харчей партизаны обычно направлялись небольшими группами, по два-три человека, при этом в самые далёкие деревни, чтобы не выдать своего нынешнего местонахождения. На разведку тем временем ходили и того меньшими группами. Руководил этой деятельностью по большей части комиссар. Он и сам иной раз отлучался из леса, все хотел выяснить, действительно ли немцы потеряли из поля своего зрения партизанский отряд. Однажды он привёл с собой в лагерь незнакомого человека. Вернее, незнакомым тот был для остальных, самому же Степану Павловичу известен ещё со времён учёбы в институте.

Перковский — так звали новоприбывшего — до войны работал в Могилёве. Воинское звание — батальонный комиссар в запасе, по военно-учётной специальности значился лектором но социально-экономическим дисциплинам. В армию призван был в конце июня, когда немцы уже подходили к Днепру. Из Могилёва доцент Перковский вместе с другими преподавателями вскорости попал в Новозыбков, где формировалась новая стрелковая дивизия. Но повоевать в её составе не пришлось. В один прекрасный день, уже в июле месяце, в дивизию вдруг приехал представитель ЦК КП(б) Белоруссии, который стал подбирать людей, прежде всего белорусов, или тех, кто работал до войны в Белоруссии, в разведывательно-диверсионную школу, которая называлась школой подготовки партизанских кадров и находилась в Чонках, что неподалёку от Гомеля. Там Перковский прошёл кратковременную подготовку и вскоре, возглавив группу из четырех человек, переправился на оккупированную гитлеровцами территорию через линию фронта. Группу Перковского составляли учителя. Раньше они не были хорошо знакомы между собой, но, работая в деревенских школах недалеко один от другого, разумеется, кое-что слышали друг о друге. Линию фронта пришлось им переходить в Светиловичском районе. Как раз по Беседи. По левую сторону реки стояли в обороне наши войска, по правую — вражеские. Поскольку местность была незнакомая, а карты и в помине не было, то бессмысленно блуждать по окрестным лесам группа начала ещё от деревни Глыбовки. Однажды в разведку пошёл сам Перковский. Его схватили немцы. На допросе он выдал себя за военного сапёра, но поскольку был в штатском, то сказал, что их военную часть не успели обмундировать. Немцы, конечно, ему не поверили. Забрали оружие, взрывчатку. А самого повели на расстрел за деревню. Спасло Перковского то, что в голенище правого сапога остался у него маленький польский револьверчик, которого не нащупали немцы при обыске. Этот револьверчик Перковский и пустил в ход, когда два полицая во главе с немецким ефрейтором привели его на берег Беседи. Сейчас Перковский не мог сказать точно, попал он тогда в кого-нибудь из них или нет, по страху нагнал, это правда, недаром же ни холуи-полицаи, ни сам гитлеровец не бросились догонять его; к тому же условия для побега, как нарочно, были лучше некуда — сразу за рвом, где собирались его расстрелять, начинался сплошной ельник. Словом, фортуна была целиком па стороне Перковского. Но учителей своих на месте он не застал. Те как только услышали от местных жителей, что какого-то человека немцы схватили в деревне и повели в комендатуру, так сразу же ударились в бега. Догнал их Перковский уже за Чериковом и вытаскивал па задания, как говорится, из запечка.

— А какое у вас задание было? — спросил Перковского Митрофан Нарчук.

— Сперва должны были состав взорвать на железной дороге. Ну, а потом действовать на свой страх и риск.

— Взорвали состав?

— Да. Трудней всего было, кажется, поднять па это дело моих учителей. В каждой хате повторялось одно и то же, когда я приходил, — женский визг, слезы. Но отпускают бабы мужей от себя, и все тут, мол, немцы за отцовские провинности семью накажут. Еле уломал.

— Гм… Ну, а как они узнали, с чем вернулся муж домой?

— Недаром же говорят, муж и жена — одна сатана. Видать, рассказали, пока я их искал.

— Их там, в школе, учили-учили, а мало чему выучили.

— Выходит, так. Срок, правда, короткий был. Но состав все-таки пустили под откос. Хватило храбрости. На двух платформах были артиллерийские тягачи. Ну, мы их и перевернули. Охрану тоже на тот свет отправили.

— А теперь? Что теперь намерены делать? — спросил Нарчук.

— Да вот… Степан Павлович говорит, чтобы я немного побыл у вас.

— Так… у нас пока что тоже ничего интересного нет. Затишье. Собственно говоря, просто время тянем. Не успели начать как следует, и вот…

На это Баранов, свидетель их беседы в шалаше, сказал с улыбкой:

— Митрофан Онуфриевич думает, что можно каждый день если не по эшелону немецкому под откос сбрасывать, так по автомашине с солдатами наверняка взрывать. И в такое-то время, когда ни взрывчатки, ни патронов! Гранаты, которые получили когда-то с армейского склада, мы уже использовали при одном удобном случае, теперь есть только винтовки да по нескольку патронов. Сдаётся, и на строгом счёту все было до сих пор, а как начали недавно проверку делать, так и у одного неполный комплект, и у другого. Словом, на большой риск в таком положении не пойдёшь…

— Вот так-то, — промолвил в ответ командир отряда, хотя ни Перковский, ни Баранов так и но поняли, что он этим хотел сказать.

Тогда комиссар снова улыбнулся:

— Это хорошо, Митрофан Онуфриевич, что у тебя воинственный зуд появился. Не иначе от долгого лежания.

— А что, может, и так. Может, ты как раз и прав, комиссар? Кажется, когда все время двигались, когда в пути были, даже без дел, ну без боевой деятельности — так лучше сказать, — совсем иное чувство в душе было.

— Чувство полной активности, — подсказал комиссар.

— Да, — соглашаясь, закивал головой командир отряда, — полнейшей. Конечно, тоже иллюзия. Ну и пускай. В конце концов смысл не только в том, кого догоняешь, но и в том, от кого убегаешь. А теперь вот… Боюсь, чтобы разброд в отряде не начался от бездеятельности, чтобы паши бюрократы, наши начальники не забыли, для чего они оставлены в тылу у врага. Что обычно с солдат командиры требуют?

— Ну, строевую, материальную часть…

— Вот-вот! Надо и нам, Степан Павлович, позаботиться. А то слышу здесь, лёжа в шалаше, как некоторые лишнее болтают… Так вот, комиссар, пока я лежачий и пока вы одного меня оставлять не решаетесь…

— Ну, о чем ты говоришь!…

— Погоди, погоди! Так вот, пока мне предписано лежать тут, в этом шалаше, надо налаживать нормальную жизнь в отряде. Пускай люди и строевой занимаются, пускай и материальную часть изучают, не все же без патронов сидеть будем, когда-то и до дела дойдёт, словом, пускай опытные партизаны проводят занятия хотя бы по технике стрельбы. Кто у нас служил в армии?

— Степаненко, Смирнов, кажется, Валга.

— Ну вот, пускай они и займутся делом. Необходимо разбить людей на группы и дать каждому по несколько человек. Тогда и языками меньше чесать будут. Меньше времени останется на всякие сплетни.

— А что за сплетни? — насторожённо спросил комиссар.

— Да так, — отмахнулся было Нарчук. — Демагогия.

— А все-таки?

— Да как в первую ночь, когда блуждали по своему району. Мол, и это не так, и то надо было бы иначе делать. Словом, демагогия. Хотя, с другой стороны, во всякой болтовне смысл определённый есть.

— Ничего странного, — сказал на это комиссар, — собрались вместе люди, которые и до сих пор могли на любую тему порассуждать. Любую идею не только укрепить могли, но и расшатать. А с нашим партизанским делом и вообще пока мало что. Поэтому…

— Я вот о чем думаю, комиссар, — не дал ему договорить Нарчук. — Пока мы остаёмся на месте, надо наладить учёбу по всем направлениям в отряде. Надеюсь, товарищ Перковский тоже поможет нам, раз говорит — проходил курс в специальной школе. Как, товарищ Перковский?

Тот кивнул.

— Из тактики партизанской борьбы, — сказал он, — которая излагалась нам в школе, навряд ли что может пригодиться теперь. Очень она приблизительной была, скорее выдуманной, чем настоящей, та тактика. На практике все оказалось иначе. По крайней мере, условия здесь, на оккупированной территории, уже за этот, короткий срок, мало похожи на те, о которых говорилось. Всем, кто будет подыматься па борьбу, придётся проходить новую школу этой борьбы. В каждом отдельном случае — разную. Все с новыми и новыми деталями. Наверно, вы сами могли убедиться, насколько велико расхождение между тем, что мы ждали увидеть в тылу у врага, и тем, что увидели на самом деле?

— Это так, — сказал Нарчук.

— Ну, а что касается всего остального, менее значительного, то я готов помочь вам. Например, у нас в школе были хорошие преподаватели по взрывному делу.

— Взрывать нам пока что нечего, вернее, нечем, — усмехнулся командир отряда, — хотя, конечно, настоящая наука никогда не пропадёт понапрасну. Не сегодня, так завтра пригодится. А вот о нынешнем положении в стране рассказать надо…

— Это тоже не очень-то простая задача. Нет не только точной информации, но и вообще никакой. Последнее время приходится слухами пробавляться. Одни принимать, потому что сам видишь — правдивые, другие отбрасывать. И тоже иной раз всего только потому, что нет точной информации.

— Это уже дело комиссара дать вам точную информацию, — легко, как о чем-то незначащем, сказал Перковскому командир отряда и тут же повернулся к Баранову: — Вот видишь, Степан Павлович, и для тебя вдруг, с помощью товарища Перковского, нашлась совершенно конкретная задача. Надо поискать по окрестным деревням, у кого есть исправный радиоприёмник. Листовки, которые ты носишь в торбе, тоже отдай Перковскому. Пускай он все изучит, обобщит, а тогда и выступит перед нашими партизанами. Все же человек новый, незнакомый, а к таким, что ни говори, нужно больше внимания. Да и не только перед партизанами. Пора начать нам агитационно-пропагандистскую работу среди населения. Думаю, не надо слишком бояться, что этим выдадим своё местонахождение. И за меня тоже не стоит слишком тревожиться. В конце концов нечего мне долго лежать тут, в этом шалаше. Что я за командир? Надо найти где-нибудь доктора и смело привести сюда, а если не доктора, так хотя бы знахаря. Пускай ставит на ноги.

— Будет тебе, Митрофан Онуфриевич, и радиоприёмник, будет тебе и знахарь. А может, лучше знахарку поискать?

— Тебе шуточки…

— Я серьёзно, потому что в деревнях этим обычно занимаются женщины. А вообще, Митрофан Онуфриевич, я очень рад, что ты так заговорил. Значит, выздоравливаешь

— Нет, без доктора мне, видать, не подняться.

— Главное, злость у тебя появилась. Она тебя скорее всего поставит на ноги.

— Думаешь, главное злость?

— Не иначе. Я даже думаю иногда, что и армия наша потому отступает, что злости ещё не набралась.

— В таком разе скажи — что же «придаёт злости?

— Жизнь. По-другому — действительность.

— Слишком обобщённо.

— Да, на первый взгляд обобщённо. По давай подумаем. Сам видел — у народа тоже пока настоящей злости на оккупантов нет.

— Как сказать…

— А так и надо признать. Боязнь — есть, страх — есть. А злости, которая толкнула бы на святую месть, ещё нету. И появится она только тогда, когда война своей жутью дойдёт наконец не только до сознания каждого в городе и в деревне, но и затронет любого, станет потерей, болью и оскорблением. Тогда начнётся великая жатва! Как это у Купалы сказано? Когда враг сорвёт яблоко, поспевшее в нашем саду, оно разорвётся в его руках гранатой! Когда он сожнет горсть наших тяжких колосьев, зерно вылетит и скосит его свинцовым дождём! Когда он подойдёт к нашим чистым студёным колодцам, они пересохнут, чтобы не дать ему воды!

— Вот это агитация, вот это!…

— К сожалению, пока что только агитация. На самом же деле многое выглядит иначе. И делается тоже не так, как надо.

— Что ж, будем переиначивать, — сказал помрачневший Нарчук. — На то мы и остались тут, на то пас и направили сюда. За фронтом, пожалуй, нам уже не успеть.

На другой день он позвал комиссара.

— Вот что, Степан Павлович, — начал сразу же, как только Баранов, втянув голову в плечи и наклонившись, вошёл в шалаш, — я тут надумал кое-что, в продолжение нашего вчерашнего разговора.

— Слушаю, Митрофан Онуфриевич. Но позволь сперва доложить. Тоже во исполнение нашего вчерашнего разговора. На группы мы людей поделили. Как раз вышло три группы. Валга, оказывается, в армии не служил. Зато служил Набелоков. Он и займётся делами в третьей группе. А не ввести ли нам в отряде должность начальника штаба, который ведал бы всем этим?

— Ну вот, штаба ещё нет, как такового, а ты уже начальника ищешь, — почему-то недовольно отозвался па предложение комиссара Нарчук. — Не надо лишнего выдумывать, иначе все станут начальниками. Тогда кто будет выполнять наши с тобой команды и распоряжения?

— Я это к тому, что ты…

— Ничего, голова моя ещё цела, болезнь не замутила, можешь быть уверен, что я обо всем, о чем нужно, сумею подумать.

— Как знаешь. Было бы предложено, — обиженно сказал Баранов, хотя в душе остался доволен, что Митрофан Онуфриевич так настойчиво и энергично стал проявлять командирский характер; казалось, он уже совсем преодолел ту межу, ту болезненную нерешительность, которая совсем недавно, может, даже вчера или позавчера, если и не тревожила, то сдерживала его наверняка не только в отношениях с подчинёнными, но и с ним, с комиссаром; на самом же деле это было не так, и это вскорости проявилось.

Нарчук помолчал немного, потом улыбнулся в полутьме шалаша.

— А я тебя как раз и позвал за советом, — сказал он. — Только не за этим. Всему своё время. Тут до тебя прокурор Шашкин сюда приходил. Тоже выдумал должность. Но просил её для себя. И какую бы ты думал? Говорит, надо ввести особый отдел, а его поставить начальником. Ну, а если не особый отдел, то хотя бы отдел контрразведки. И на этот отдел свою кандидатуру предлагал.

— Ну, а ты?

— А я сказал, что у нас ещё как следует не организован разведотдел. Иди, говорю, в разведку. Будешь у Павла Черногузова помощником. Так нет, в разведку наш прокурор не хочет. Ему подавай либо особый отдел, либо контрразведку. Хотя я себе и не представляю отчётливо, в чем разница между контрразведкой и разведкой в наших условиях? Но все-таки полезно было поговорить с ним. Вот о чем подумал я после того, как он отсюда ушёл. В теперешнем нашем положении необходимо осуществить две вещи. Одна — это глубокая разведка. Кажется, так на армейском языке называется. Хотя я считаю, что лучше сказать — дальняя разведка. Другая вещь — операция. Да, боевая операция. Успех её снова хорошо подействует на людей. Конечно, многого мы не сможем сделать. Тут надо исходить из реальных возможностей. Но если подготовиться как следует, то успех будет обеспечен. Как думаешь?

— Правильно.

— Подготовку необходимо провести всеохватную. И начать её с поисков оружия, прежде всего — взрывчатки. Тогда можно будет и эшелон пустить под откос, и ещё много чего сотворить. Надо, чтобы хлопцы, как хорошие гончаки, порыскали за этим по окрестностям. От того, насколько мы обеспечим себя необходимым материалом, будет зависеть и выбор объекта для операции.

— Ну, а в чем должна заключаться в таком разе разведка? Тоже в обеспечении будущей операции?

— Это само собой. Без соответственной разведки, известное дело, успешную операцию не проведёшь. Но говоря про дальнюю разведку, я другое имел в виду. Надо послать человека в наш район, чтобы он там выяснил и обстановку, и все остальное.

— Короче говоря, чтобы он уже ждал нас там?

— Не совсем так. Куда полезней будет, если он встретит нас по дороге туда. Ну, а может случиться, что он застанет нас тут. Рассчитывать стоит на два варианта — и на тот случай, что человек встретит нас по дороге на условленном месте, и на тот, если мы не двинемся отсюда.

— Кого думаешь послать?

— Павла Черногузова.

— Что ж, кандидатура стоящая. Павел Егорович не подведёт.

— И я так думаю. Во всяком случае, за то время, как мы уже действуем самостоятельно, он показал свои хорошие разведчицкие качества. Да и вообще, мужик понимающий, политически грамотный.

— Это так.

— Ну, а судьба боевой операции, которую следует осуществить отряду за то время, пока Черногузов будет на задании, возьмёшь на себя ты, Степан Павлович. Буквально все — и поиски оружия, в том числе, я говорил уже, прежде всего взрывчатых веществ, и выбор объекта для диверсии, и разведку. Для этого бери всех, кто понадобится. А тут, в лесу, тебя пока подменит твой доцент. Не против?

— В принципе — нет.

— А не в принципе?

— Дело в том, что через день-два он должен идти дальше. У него задание теперь такое — легализоваться в городе, поступить в какую-нибудь немецкую управу и действовать в подполье.

— Где он эти задания получает? Каким образом?

— Ещё там, в школе, при подготовке партизанских кадров, было намечено, что он должен так поступить.

— А-а, вот оно что. Ну что ж, пусть делает как знает. Хотя нам такой человек тоже бы пригодился. А здесь, в лесу, я за всем сам присматривать буду. Сквозь такие стены, как в теперешней моей хате, все слышно. Ладно, зови сюда Черногузова. Будем говорить вместе.

— Я хочу тебе вот ещё что показать, — Баранов достал из сумки листок бумаги, подал командиру.

Тот поглядел, потом вернул назад.

— Что я тут увижу, в темноте? Читай сам.

— Хлопцы сегодня принесли. Сказали, на сосне, у выхода из леса была наклеена.

— Читай, читай.

— Конечно, тут все больше ругани, да самой грязной. По есть одна деталь.

— Ну, читай.

— «Лесные бандиты, в ответ на вашу репрессию — вы захватили и увели с собой бургомистра волости, деревенского старосту и охранника — мы арестовали восемнадцать человек бывших активистов жидовско-большевистского строя в качестве заложников. Если наши сотрудники не будут освобождены в ближайшее время, заложники понесут суровое наказание. Им угрожает расстрел. Помните, кровавые бандиты, что за одного нашего погибнет десять ваших». Ну и дальше идут разные проклятия да запугивания.

— Не волнуйся, читай. Меня этим не расстроишь, — сказал Нарчук.

— Я не потому, что боюсь расстроить тебя, — засмеялся Баранов. — Просто язык но поворачивается повторять все это. Но в конце тут есть интересный призыв.

— Давай.

— «Так вот, лесные бандиты, если вы хотите воевать, делайте это не из-за угла, не из кустов, а отправляйтесь на фронт и там воюйте!»

— Чего захотелось живодёрам! — усмехнулся Нарчук. — Но кто-то их допёк, видишь? Ну что ж, Степан Павлович, бумажкой этой стоит только попользоваться в известном месте. Однако тут и вправду есть интересная подробность. Значит, уже кто-то действует в этой местности. Не одни мы. Наши-то хлопцы никого не трогали?

— Никого.

— Точно знаешь?

— Да.

Нарчук помолчал, хотел повернуться на бок на своём жёстком ложе, но не смог, только сморщился от боли. Комиссар попытался помочь командиру, но тот отказался.

— Не надо, — сказал. — Когда твой доктор-то будет?

— Пошли за доктором. Оказывается, есть здесь недалеко, в деревне.

— Думал, без доктора обойдусь, а теперь вижу — пот, — Нарчук снова шевельнулся.

— Будет тебе вскорости доктор. Митрофан Онуфриевич, — уверил комиссар. — Напрасно, видать, мы с этим затягивали?

— Так… Ладно, давай о делах. Где это заложников взяли?

— Тут не написано.

— А кто подписал обращение?

— Тоже не обозначено.

— Я к тому, что стоило бы нам подумать. Где эти заложники, что с ними? Ведь не шуточки — восемнадцать человек. Надо разузнать, Степан Павлович, выяснить все, как следует быть. А тогда уже будем решать наверняка. Может, как раз это и станет нашей операцией? Словом, позаботься. Ну, и Черногузова пришли ко мне. Пускай сегодня же и отправляется в Крутогорье.

Нарчук и вправду рассчитывал, что Павел Черногузов может уйти в Крутогорский район немедля. Но отправился тот только па следующий день, потому что понадобилась кое-какая подготовка.

Через два дня после этого ушёл из отряда Перковский.

А ещё через сутки двинулся на разведку с четырьмя партизанами Степан Баранов. Он договорился с Нарчуком, что группа попытается выполнить три задания, о которых говорилось и раньше: выяснить, в каком населённом пункте состоялись недавние аресты и где находятся заложники из числа бывших советских активистов; определить, где надо искать оружие; наконец, твёрдо выбрать объект для будущей операции. Было условлено также, что выполнение последнего задания будет зависеть от того, что удастся разузнать о заложниках, о которых партизаны прочитали в немецкой листовке.

Понятно, что о заданиях в отряде знал только командир.

Баранов с четырьмя разведчиками оставил расположение отряда в среду, а в пятницу один из группы, Иван Герасичкин, привёл в лагерь пожилого мужчину с докторским саквояжем. Саквояж, конечно, нёс Иван Герасичкин. Доктор шёл налегке. Но по тому, как Герасичкин нёс его вещи, можно было сразу догадаться, что это не простой, а нужный человек.

— Товарищ командир, — отрапортовал, как и полагается, при входе в шалаш Иван Герасичкин, — по приказу комиссара отряда доктор Скабичевский доставлен для оказания помощи.

Конечно, такого порядка, чтобы на весь лес докладывали командиру, в отряде пока что не придерживались, ибо условия не всегда отвечали уставным требованиям, но Иван Герасичкин, видно, нарочно сделал это в присутствии доктора — мол, знай, куда попал!

Доктор, костлявый, среднего роста, был уже в летах. Седая бородка его была будто подбита снизу, и казалось, что он задирает голову.

— Вот, комиссар ваш приказал, — усмехнулся он, словно бы в отместку, как только Иван Герасичкин вышел из шалаша. — Явился и приказал, мол, собирайся, больному помочь надо. А кто больной, куда идти — так и не сказал. Говорит, вас будет сопровождать наш партизан. Слава богу, что наконец все выяснилось. Значит, это вы больной? Конечно, ни фамилии вашей, ни имени мне знать не положено? Ну что ж. А ну-ка, товарищ командир, позвольте в таком случае осмотреть вас! — И когда понял, что больной не способен даже двинуться, принялся успокаивать: — Лежите, лежите! — И словно сам с собой, начал рассуждать вслух: — По всему видно, что мы имеем дело не с огнестрельной и не с колющей раной. Так?

— Так, — ответил Нарчук.

— Ну вот, наконец и голос ваш я услышал, — пошутил доктор, пытаясь удобней подступиться к Нарчуку. — Скажите-ка, что с вами случилось? Митрофан Онуфриевич поведал ему, как внезапно, без всякой причины, скрутило его в болоте.

— А ну-ка, — крикнул после этого доктор из шалаша, — помогите вынести командира! Эй, кто там?

На его голос первым кинулся Иван Герасичкин, позвав Наума Слепкова, и они вдвоём осторожно, чтобы не причинить Нарчуку боли, вытащили его из шалаша на носилках, на которых он постоянно и лежал на случай тревоги.

С нахмуренным лицом, сосредоточенно и долго прощупывал доктор Скабичевский больного, потом попросил перевернуть его на живот и снова принялся прощупывать.

— Тут болит? — спрашивал он, идя пальцами вдоль позвоночника.

— Нет.

— А тут?

— Болит, — стонал распластанный на носилках Нарчук, постепенно успокаиваясь под нажимом докторских пальцев.

Наконец Скабичевский одёрнул на спине командира задранную к самой шее рубаху, накрыл плащом.

— Деформирующий спондилёз, — сказал он. — У вас раньше случались такие приступы?

— Нет. А как моя болезнь называется на понятном языке?

— Когда-то, слыхивал я, называли волчьей болезнью, — ответил доктор, — но не волнуйтесь. Болезнь не смертельна. Правда, помучиться придётся.

— И долго?

— Это уж как повезёт.

Оба они — и Нарчук, и Скабичевский — помолчали минуту.

Потом Нарчук сказал:

— Понимаете, доктор, долго мне лежать в таком положении не годится. И так залежался. У меня, кроме всего прочего, есть некоторые обязанности.

— Понимаю, дорогой, но… Условия… Скажите, не хотели бы вы перебраться в деревню?

— Как это?

— Очень просто. Пришлём из деревни подводу, и вы переедете. В таких условиях, в каких вы теперь находитесь, успешно лечить эту болезнь нельзя. Это, во-первых. А во-вторых, нет лекарств. Я хоть и ношу с собой саквояж, но в нем ни порошка нужного, ни таблетки. Только ланцет да стетоскоп. Нет даже перевязочного материала. Все прежние запасы вышли, потрачены на больных, а достать ещё — невозможно, вернее, некуда обратиться. Надо снова возвращаться к народной медицине, которую мы за последнее время не только подзабыли основательно, но и предали анафеме. Хотя ей, правда, давно достаётся. Всегда люди с дубинкой гонялись за ведьмами. Ну, а в паше время совсем через край, кажется, хватили. Так согласны в деревню переехать на некоторое время?

— На печку?

— Можно на печку, а можно и в овин.

— Нет. Понимаете…

— Я все понимаю, дорогой товарищ. Ну хорошо, будем лечить здесь. Есть среди вас сведущий человек?

Никто ему не ответил. Не знал, что сказать, и сам больной.

— Ладно, — махнул рукой доктор, — позовите повара. И когда услышал, что в отряде кашеварят все по очереди, а повара как такового нет, начал объяснять:

— Надо, друзья, с сегодняшнего дня делать командиру припарки из торфа. Тут его за лесом много. Надо принести оттуда, нагреть хорошенько на костре, конечно, лучше всего в какой-нибудь посудине, потом завернуть в рядно или мешковину и держать по часу на спине вдоль позвоночника. Можно, конечно, использовать также соль. Но где се теперь возьмёшь?

— Ещё есть такой народный способ, — засмеялся Иван Герасичкин, — выносят хворого на порог и топчут ногами.

— Есть, — подтвердил доктор Скабичевский, — но этот способ, несмотря на внешнюю простоту, как раз наиболее сложен. Надо уметь топтать ногами. Тут нужен своего рода мастер. Во всяком случае, я бы за это но взялся, потому что можно позвонковые диски повредить и человека сделать калекой. Одним словом, беритесь, друзья, за дело. Я теперь же, не откладывая, покажу, где торф брать, и как согревать, и как на спину класть. Думаю, что это быстро поможет вашему командиру, через неделю-другую он встанет на ноги. А теперь несите его опять в шалаш.

Доктор был энергичный, видно, умел не только лечить, но и распоряжаться, потому что уже к вечеру торфяная грязь, которую он называл аппликацией, припекала спину Нарчука.

Нехитрая процедура эта, проделанная в самых примитивных условиях и самым примитивным способом, сразу успокоила Нарчука, ему как будто полегчало. И покуда доктор ещё некоторое время оставался в партизанском лагере, они успели обменяться кое-какими соображениями.

Но теперь беседа велась, как говорится, на общие темы. Из неё Нарчук, например, узнал, что доктор Скабичевский не призывался в это лето в армию, что практиковать он начал ещё накануне той войны, но все время работал в сельской местности, а теперь заведовал участковой больницей, которая обслуживала население пяти здешних сельсоветов.

— Комиссар ваш сделал правильно, что обратился к нам, — мягко улыбнулся Скабичевский, с которого постепенно сходила докторская суровость. — Как-нибудь вместе одолеем вашу хворобу.

— Скажите, доктор, — спросил Нарчук, — а больных теперь много?

— Почему это вас вдруг заинтересовало?

— Наверно, потому, что сам больной и другим наперёд сочувствую.

— Странно, но немного. В деревнях, кажется, на сегодняшний день ни одного больного. Я и раньше слыхал от старших коллег, что в войну люди мало болеют. Вся медицина обычно бывает направлена на военный контингент.

— И почему так получается?

— Должно быть, человек в таких условиях рассчитывает только на себя. Напряжённость особая и организма, и условий жизни.

— Ну, а такие больные, как я? Есть такие?

— Вы имеете в виду частный случай, именно эту болезнь?

— Нет. Шире.

— Тут, дорогой мой… Этот вопрос уже относится к врачебной этике. Слыхали про такую? Клятва Гиппократа и прочее? Так вот, ни о болезнях, ни о больных с посторонними людьми мы, доктора, не имеем права вести разговоры. Особенно теперь. Этика. И вообще… исключительность момента. Небось вы тоже требовать станете, когда я уходить буду от вас, мол, чтобы ни-ни?

Нарчук засмеялся.

— Вот видите, — сказал доктор, — другие тоже первым долом не забывают предупредить. Потому у докторов всегда ость тайны, если их хорошенько потрясти, много что можно вытрясти. Надеюсь, вы этого делать но будете?

— Как вам не совестно, доктор! Кто станет в колодец плевать, из которого самому доведётся не один раз пить.

— Ну-ну, лежите. Это я пошутил, хотя про колодец вы очень правильно заметили. А, кстати, неплохо было бы прописать вам и обезболивающее. Есть в народе поверье, что отвар чебреца помогает от боли. Обоснованно оно, разумеется, как и все остальное, на громадном опыте, который насчитывает столетия. Вы, товарищ командир, все-таки пришлите своего человека к нам в больницу, попытаемся передать через него чебрец. Будете принимать аппликации из торфа, это, как понимаете, дело не очень хитрое, ну и пить отвар чебреца. Можно также заваривать листья ясеня. Кстати, пока я показывал вашим товарищам, где можно копать торф, перебрал кое-что в памяти. Если не помогут торфяные аппликации, попробуем растирания, например, из шишек хмеля, настоянных на водке, из корней жгучей крапивы, из семян дурмана, даже мухомор можно использовать. Думаю, через неделю-другую вы подниметесь на ноги. И даже саблей сможете махать. Это я вам гарантирую. Ну, а если какая неувязка возникнет, зовите меня, хотя наведываться сюда часто мне не хотелось бы по многим причинам.

На другой день Иван Герасичкин принёс из деревенской больницы сухой чебрец, листья ясеня и ещё разные домашние травки. Но в конце недели Нарчуку снова стало хуже.

Между тем Баранов со своей группой все ещё не возвращался. Не было и Павла Черногузова, хотя он мог встретить отряд по дороге. На то у него была договорённость с командиром, согласно которой он действительно имел право выбирать себе маршрут, сообразуясь с обстоятельствами, возникающими во время глубокой разведки.

Нарчук по-прежнему лежал в шалаше, перемогая боль, которая не давала ему шевельнуться, но ни от торфяной грязи, ни от иных средств не отказывался.

Солнечная погода, которая удерживалась весь конец лота и начало осени, сменилась дождями. Начались холода. Особенно чувствовались они в лесу. К тому же навалились осенние туманы, хотя сюда, на пригорок, где разместился партизанский отряд, они ещё но добрались, плавали в низинах, мешаясь с моросью.

Нарчуку было слышно из шалаша, как разговаривали между собой партизаны. Он поражался, что кое-кто из них с полной серьёзностью доказывал, что в отрыве от фронта, без связи с регулярной армией, успешные боевые действия отряда невозможны; как видите, утверждали некоторые, практика подтверждает это. Кто-то приводил примеры из истории, почему-то припоминая действия партизан времён Отечественной войны 1812 года, а также из недавних времён, из гражданской войны… В конце концов Нарчук понял, что разговоры, часто кончающиеся ссорами, стали озлоблять людей, они явно с трудом выносили друг друга. Ему казалось, что если партизаны пока и не разбегаются из отряда, то только из уважения к больному командиру.

В отсутствие Баранова самым влиятельным в отряде стал прокурор Шашкин. Нарчук слышал, что всякий раз его сторону брали одни и те же — Валга, Степаненко, Смирнов, Самусев… Даже Иван Герасичкин, который преданно ухаживал за командиром, и тот склонён был разделить их мнение.

Странно, по сам Нарчук, будучи совсем беспомощным, постепенно словно бы привыкал к таким разговорам. И вроде бы не всерьёз принимал их. В конце концов, думал он, подчинённые его — и те, что предлагали не возвращаться в Забеседье, а двинуться за линию фронта, и те, что спорили с ними, — стремились к одному: биться с врагом. Ему казалось, что разговоры эти останутся только разговорами, так сказать, теоретическими умозаключениями, ведь кроме общих обязанностей, которые наложило на каждого необычное время, есть и конкретные, исполнения которых требует война от каждого патриота — в данном случае, например, быть партизанами. Правда, обстоятельства для ведения открытой борьбы в тылу у врага складывались неблагоприятные, они не были обеспечены даже самым необходимым. Но это дело тоже постепенно можно поправить. По ту сторону железной дороги, и под сенью знакомых забеседских лесов, среди знакомых людей все сразу пойдёт по-другому. Тем более что там же, в Забеседье, был и подпольный комитет партии. Эта надежда не покидала Нарчука даже в самые тяжёлые часы болезни. Поэтому он и полагал, несмотря ни па что, — его бойцы тоже живут этим.

А прокурор Шашкин думал иначе и делал все для того, чтобы осуществить задуманное. Вскоре он явился в шалаш к Нарчуку и решительно сказал:

— Ты, Митрофан Онуфриевич, как хочешь, а мы идём за линию фронта. С голыми руками тут много не навоюешь.

— Кто это — мы? — спросил Нарчук.

— Ну, я вот, а также… Нарчук вскипел:

— Ваш поступок командование отряда будет расценивать как дезертирство!

— Зато Родина простит нам такое дезертирство. Мы же не отсиживаться уходим. Мы хотим получить настоящее оружие, чтобы бить фашистов. А тут получается, прости меня, как при поносе: бегаем от куста к кусту, того и гляди немцы с помощью полицаев переловят нас, как деревенских гусей на улице, и пули не найдётся в кармане, чтобы пустить себе в лоб.

Нарчук стиснул под плащом кулаки — значит, эту болтовню надо было остановить в самом начале, когда разговоры только заводились.

— Хорошо, подождём, пока вернётся комиссар, — сдержался Митрофан Онуфриевич.

От внезапности — а заявление прокурора и тех, кто его поддерживал, все-таки явилось внезапностью для командира, он не был готов принять решение, — так от этой неожиданности в душе вдруг возникли обида и робость, похожая на безразличие. Он даже не сразу догадался, что в данном случае может употребить свою командирскую власть. А когда наконец сообразил это, то почему-то не стал прибегать к ней, словно она, эта власть, дана была ему только в долг, на время.

— В отрыве от фронта, — снова принялся докалывать ему Шашкин, — без тесной, постоянной и надёжной связи с регулярной армией, с центром, без их помощи, и в первую очередь оружием, нельзя развернуть активные боевые действия в тылу.

Нарчук поглядывал на него глазами, помутневшими от боли, которая стала особенно нестерпимой во время этого разговора, ответил совсем тихо, словно самому себе:

— А я думал иначе. И я остаюсь. Хоть и на час, но отрекаться от своей земли не стану. И никакая сила, пусть даже сам Гитлер, не выгонит меня отсюда. Посмотрим, кто тут хозяева — они или мы. Всегда сильней тот, кто защищает свой дом. Вот так!…

Это «вот так» Нарчук мысленно повторял не раз, словно все ещё убеждал не только тех, кто собирался предательски бросить отряд, по и самого себя.

* * *

Группа, которую подстрекал к уходу прокурор Шашкин, не стала ждать комиссара. Кроме тех, кто открыто поддерживал Шашкина, тайком покинули отряд ещё несколько человек.

Случилось это после того, как в отряд вернулся из Крутогорья Павел Черногузов. Он принёс весть, что некоторые семьи партизан, уехавшие в эвакуацию, попали в окружение и теперь вернулись домой — одни в районный центр, другие в свои деревни. Это, кажется, и повлияло окончательно па решение части партизан податься за линию фронта, чтобы не подвергать опасности своих жён и детей…

— И мои в Крутогорье? — спросил Нарчук, когда услышал, как Павел Черногузов рассказывает, кого видел в районном центре и о ком слышал.

— Да. И жена, и сын.

— Ты сам видел?

— Как вот тебя теперь. Заходил ночью к ним.

— Как они там?

— Ничего. Жена, известно, всплакнула.

—А твои?

— Мои тоже дома. Дети довольны, что снова в городе, а жена, как и твоя, плачет.

— Ну, зря они ото… Пока ещё пет причин лить слезы. А семья Степана Павловича? Что с ней?

— Сдаётся, проскочила. Жена его с дочкой уехали в эвакуацию немного раньше наших. Тогда ещё из Унечи поезда ходили.

— Хорошо, что хоть ему повезло. Спокоен будет. Ну, а нам с тобой… Да и остальным… Конечно, возвращение семей по домам не на пользу делу. Повязали они нам руки, Павел Егорович. Счастье, ежели немцы но ухватятся за это, не превратят в средство воздействия на нас.

— Может, не додумаются?

— Подскажут. Но иначе, холуи подскажут. Кстати, какая там обстановка в Крутогорье? И вообще, во всей местности? Успел ты что-нибудь разведать?

— Как и договаривались, Митрофан Онуфриевич. Начать надо с того, где и как разместились немцы в самом Крутогорье. Так вот, гестапо находится в помещении поликлиники, что между рынком и промкомбинатом. Кстати, па промкомбинате теперь работают наши пленные.

— Много?

— Не очень. Человек пятьдесят. Жандармерия забрала себе гостиницу, разместились на двух этажах, там и канцелярия. Видел сам, как солдаты, вернее, жандармы, утречком бегают в исподнем из гостиницы на берег Жадуньки, благо это совсем недалеко. Гогочут, приседают и руки разводят в стороны. Ну, а так вход в город более или менее свободный. Патрули стоят у железнодорожной станции и в конце Больничной улицы, у самого моста па Крупно.

— А с той стороны, от спиртзавода? — спросил Нарчук

— А там охраны пока нет. Возле жандармерии в гостиничном дворе стоит пулемёт с прислугой, видно, под обстрелом находится и мост на Жадуньке, и дорога мимо спиртзавода на Белую Глину.

— А как ты заходил в Крутогорье?

— Со стороны Прусина. Кстати, по той дороге, что ведёт от городского кладбища, тоже свободный въезд.

— Ну, а там кто?

— И это скажу, все скажу. — Черногузов догадался, что имеет в виду Митрофан Нарчук. — Военным комендантом города стал некий Гельбах. Курт Гольбах. Начальником оперативной группы ЕЛ — Ганс Рихтер. Бургомистром поставлен Борисович. Полицией командует Жмейда и Рославцев.

— Откуда же они объявились в Крутогорье? Хотя что я говорю — Рославцев-то, кажется, все время оставался в городе. А Жмейда?

— Сидел, теперь вернулся откуда-то.

— А ещё кто в полиции служит?

— Зуммер, Радзевич, Ветров.

— Это что, повар?

— Да.

— Ну и гады!

Оказывается, ждали своего часа. Теперь повыползали.

— Ничего, это ещё не их час. Их час пробьёт, когда за все расплачиваться придётся. Ну, а что слышно про подпольный райком?

— Ничего. Правда, люди говорят, что в Мошевой будто бы казнены председатель сельсовета Рыгайла и председатель колхоза из Дубровки Ефременко.

— Они ведь тоже входили в состав подпольного комитета. — Нарчук долго думал, потом решил: — Надо нам, Павел Егорович, скорей возвращаться на место. Что-то мне не очень все это нравится.

— Но я точно знаю, что в городе уже действует группа комсомольцев. Возглавляет Владимир Винников.

— Знаю, знаю его. Кажется, десятилетку в этом году кончил.

— Собрал группу какой-то командир, вроде бы из штаба тринадцатой армии. Но сам он уже погиб. Посреди Избужара, на улице, подорвал гранатой вражеский мотоцикл и погиб.

— Словом, пора на место, Павел Егорович, События торопят нас….. Разумеется, Митрофан Нарчук сильно переживал развал отряда. Он стал ещё молчаливей и как будто недоверчивей. Но партизанам, которые остались с ним, казалось, что командир просто перемогает болезнь.

Нарчук не стал мешкать с отходом в Забеседье. Отправились, едва наконец ему полегчало и он снова смог ходить.

* * *

В заповедный лес, что захватил вдоль Беседи широкое пространство от Ботаева до Веремеек, — а за Веремейками тоже громоздился сплошной лес, отступая порой во все стороны на километр-другой от селений, чтобы хоть немного дать развернуться крестьянину на поле, — Митрофан Нарчук и Степан Баранов, который со своей группой появился на стоянке в самый последний момент, привели всего семь человек. На далёкой боровине, посреди былого печища, где когда-то местный люд гнал из бересты дёготь, изнурённые и заросшие партизаны, которые стали похожи на запущенных деревенских мужиков, сразу же принялись копать землянку. Из квадратной, по четыре сажени каждая сторона, ямы время от времени взлетала вверх, рассыпаясь на мелкие комочки, почерневшая старая земля. А на муравейнике лежало исподнее бельё, чтоб муравьи истребили тем временем вшей.

Здешние места были целиком под немцем. Даже робкими вспышками в темноте уже не подавал о себе знака фронт. На былой фронтовой, а затем прифронтовой территории размещался уже чуть ли не третий эшелон вермахта с его складами, мастерскими, аэродромами, большими и малыми штабами, госпиталями, домами отдыха и всяческими тыловыми службами; по городам и деревням стояли охранные гарнизоны.

VIII

Признаться, Чубарь не ждал, что ему снова придётся идти за линию фронта, бывшему к тому времени уже за Десной. (На карте, лежащей на столе, который обступили со всех сторон командир отряда Карханов, комиссар Богачёв, начальник штаба Веткин и он, Чубарь, был обозначен самый далёкий излучистый изгиб фронта, который начинался внизу от Мелитополя и шёл вверх между Сумами и Курском; а на московском направлении уже и определить было трудно, какие города и населённые пункты оставались советскими, кроме самой столицы — столько было начерчено тут разных условных знаков в виде подков и штрихов…) Оно и понятно — Чубарь был случайным человеком в отряде, к тому же специальном, разведывательно-диверсионном. Но его вызвали в штаб и поручили ответственное задание.

Чубарь сперва с недоверием отнёсся к заданию, казалось почему-то, что его таким образом все-таки устраняют из отряда.

Помочь двум арестованным в Мошевой председателям партизаны не успели. Опоздали. Когда в Мошевую пришла группа, выделенная Кархановым, Рыгайла и Ефременко были уже мертвы.

Чубарь надеялся, что после такого дела Патолю станут судить. Но надеялся напрасно. Того только выгнали из отряда.

Чубарю хотелось остаться на месте, теперь он знал Поцюпу, был знаком с хромым Шандовым, наконец, знал о том, что где-то в Забеседье находится подпольный райком…

А Шпакевич, наоборот, не желал расставаться с Чубарем. Чуть ли не два дня кряду он уговаривал Родиона, чтобы тот не отставал от спецотряда. При этом Шпакевич брал только одним — не вечно будет стоять такая погода, придут холода, потом совсем ляжет зима, а зимой… Словом, зимой не всякому зверю находится укромное местечко в округе, не то что бездомному человеку. Не иначе Шпакевич докучал этим и командиру отряда Карханову, потому что тот, встретив Чубаря, спросил:

— Как вы решили? С нами останетесь?

— Ещё не надумал.

— Так думайте. Мы простоим здесь не больше недели, а потом двинемся дальше. Я не настаиваю, чтобы вы шли с нами. Я уже говорил это. Но и отказывать вам не стану.

Тем не менее и в конце условленной недели в Чубаревой голове ничего не прояснилось. Когда он начинал думать об этом, саднило в душе, будто он действительно изменял кому-то, решаясь снова уйти далеко от Веремеек.

Со временем он наконец понял, откуда такое ощущение: от бездеятельности.

А пока Чубарь маялся, благо условия позволяли — его никто не подгонял и не прогонял. Правда, иной раз он чувствовал неприятную тяжесть, однако это быстро проходило, достаточно было вернуться из очередного задания Шпакевичу, как все становилось вроде бы на место.

Вот и теперь сомнения недолго мучили Чубаря — тем более что скоро появился Шпакевич, за которым ходил куда-то тот самый партизан, что сопровождал накануне Карханова с Чубарем в Кулигаевку к Сидору Ровнягину. По всему было видно, что он приставлен к командиру отряда. Широкоплечий, крепкий и, судя по всему, вышколенный жизнью адъютант по фамилии Князев, казалось, не двигался, а мгновенно и почти незаметно перемещался с одного места на другое. Он никому не мешал своим присутствием, будто и вправду его не было рядом. И вместе с тем, как говорится, способен был вдруг возникать из воздуха. Это Чубарь заметил ещё тогда, как они ходили в Кулигаевку. Но в тот раз подобные свойства можно было объяснить глухой темнотой, которая способствует разным превращениям, помогает человеку делаться одновременно видимым и невидимым. А теперь стоял белый день. Значит, Князев действительно довольно успешно использовал свой прежний опыт в должности адъютанта командира отряда, но могло быть и иначе — он приобрёл такие качества за время пребывания в партизанах, где приходилось приспосабливаться ко всякому.

Кроме Князева выделялись тут ещё двое — Богачёв с Веткиным. Веткин, наверно, за свою жизнь привык к одиночеству: его славянское лицо и вся стать, немного кряжистая и одновременно ещё по-молодому лёгкая, обнаруживали ту сосредоточенность, что редко возникает на поверхности, как правило, теряется в глубине, за невидимой гранью. Другой, комиссар Богачёв, был, как нарочно, противоположностью начальнику штаба Веткину — высоченного роста, подвижный, хоть и не настолько, чтобы казаться быстрым или непоседливым, но даже с первого раза Чубарю нетрудно было понять, что и характер у него открытый. Возраста ни одного из них Чубарь не определил, но подумал, что они оба ему ровесники. И комиссар отряда, и начальник штаба держались с Кархановым без всякой натянутости, а тем более без всякого заискивания, зато почтение было полное. Странно, но Шпакевич с руководством отряда тоже вёл себя без заметного трепета, может, и вправду таил в душе штатское спокойствие.

— Ну, а теперь давайте вместе подумаем, как вам лучше идти, — начал Карханов, когда Шпакевич следом за Князевым перешагнул высокий порог пристройки, и почему-то посмотрел на Чубаря. — А идти на этот раз придётся далеко.

Сказав это, командир отряда достал из кожаной сумки, которая висела наискось от правого плеча к левому боку, обыкновенный школьный циркуль, поставил его острой ножкой на карту, как раз в том месте, где полагалось быть Веремейкам (карта на столе лежала крупномасштабная и совсем не военная, поэтому небольшие населённые пункты, вроде сельсоветов, на ней отсутствовали), а потом шагнул воткнутым в циркуль грифелем к линии фронта, где находились Сухиничи, Масальск, Юхнов, и ловко описал дугу, которая легла на карту половиной окружности.

— Хотя и говорят в народе, что ворона прямо летает, зато дома не часто бывает, однако нам, видимо, придётся выбрать этот путь, — Карханов показал циркулем расстояние между Беседью и Угрой и обвёл взглядом присутствующих: — Какие будут вопросы? Уточнения?

Все некоторое время молчали, словно предложение командира отряда явилось для них неожиданностью. Конечно, Чубарь при этом в расчёт не шёл — он вообще пока ничего не понимал, потому что в суть задачи, которую предстояло выполнить, никто его пока не вводил. Из того, что теперь делалось и говорилось, было ясно одно: надо снова шагать через фронт. Чубарь все-таки улучил момент и глянул вопросительно на Шпакевича. Но Шпакевич даже не попытался поймать его взгляд — стоял, как и все, будто бы безучастный к словам Карханова. Тот снова перемерил циркулем расстояние до линии фронта, и снова карандаш, вставленный в подвижную ножку циркуля, очутился на Масальске, что был обозначен между Сухиничами и Юхновым.

— Кажется, так, — сказал он тем же ровным тоном, что и раньше.

— А я вот о чем думаю, Дмитрий Николаевич, — наконец вернулся из-за невидимой своей грани Веткин и мягко, совсем по-детски улыбнулся. — Часть пути им лучше будет пройти с нами. Видите, — и, склонясь над картой, он стал водить по ней пальцем. — От Батаевских лесов, где мы решили основать свою постоянную базу, почти одинаковое расстояние и до Юхнова, и до Сухиничей.

— Во всяком случае, — поддержал начальника штаба комиссар Богачёв, — резон в этом есть.

Соглашаясь со своими помощниками, Карханов спросил у остальных: — Ну, а вы как считаете? — спросил он Шпакевича и Чубаря.

— Да, резон есть, — ответил Шпакевич, а Чубарь не успел, потому что Карханов неожиданно подвёл итоги:

— Значит, сегодня ограничимся только обозначением маршрута. Детали и все прочее обговорим позже, времени ещё хватает. Ну, а что касается товарища Чубаря, то с ним пускай пока что работает Шпакевич. В конце концов он выбирал себе спутника, ему и в курс дела его вводить. Так, товарищ Шпакевич?

— Так, товарищ командир, — совсем не по-военному переступил тот с ноги на ногу.

Чубарь остался все-таки недоволен — все делалось как бы за его спиной, неважно, что ему наравне с остальными тоже предложили присутствовать на этом совещании. Но показывать своего недовольства при всех он не стал, подумав, тем более что дальше ему предстояло иметь дело непосредственно со Шпакевичем. Ну, а со Шпакевичем любая беседа не составляла труда.

Так и вышло. Шпакевич не заставил его ждать. Уже сразу за порогом штаба он положил руку Чубарю на плечо, сказал:

— Ты, Родион, не сердись, что так вышло… вроде бы нескладно. Не мог я предупредить тебя заранее. Только вчера сам узнал, что придётся идти за линию фронта. Одно успел сделать — уговорить командира, чтобы разрешил вместе с тобой идти.

— А почему так вдруг?

— Понимаешь, тут у нас собралась группа из окруженцев да из военнопленных, которым удалось освободиться из лагерей. Одним словом, надо отвести их за линию фронта, чтобы они снова стали в строй действующих бойцов.

— А почему не оставляете их в отряде?

— Как тебе сказать. В основном — это политруки, командиры Красной Армии с военными специальностями лётчиков, танкистов, артиллеристов. Вернее, это такие кадры, которые пользы больше принесут на фронте, чем тут, в тылу, хотя и тут тоже надо воевать. Но — самолётов у нас нет, танков тоже. Да и пушек мы с собой не возим. Так что рассуди сам: золотой фонд армии должен быть доставлен по прямому назначению. Вот мы и будем с тобой у них за проводников.

— А группа — большая?

— Не очень, одну такую мы уже туда переправили. Правда, фронт в то время ещё близко стоял.

— Они вооружены?

— Не все, но большинство винтовки имеет.

— Ну, а как вы их находите?

— Кого? Винтовки?

— Нет. Командиров.

— Обыкновенно. Одних из-за печки в крестьянских хатах вытаскиваем, потому что в так называемые примаки успели пристроиться, другие сами приходят, ну а некоторых перехватываем на дороге.

— И ту, первую группу, ты водил?

— Нет.

Они помолчали, Потом Шпакевич продолжил:

— Вот я и подумал — что тебе тут, в отряде, без меня околачиваться. Пока ты как следует освоишься да опыта партизанского наберёшься! Поэтому не отказывайся.

— А я и не отказываюсь, раз ты решил, — улыбнулся Чубарь. — Но как оно дальше будет — снова меня в какое-нибудь ополчение отдашь, как когда-то?

— Ну, теперь дело другое, — склонив голову к левому плечу, развёл руками Шпакевич. — Теперь и положение у нас прочное, и все остальное отличается от того, что раньше было.

На том и порешили. Чубарь только хотел ещё разок наведаться в Мамоновку, даже день наперёд выбрал — как раз близилось воскресенье, однако утром всему отряду было приказано двигаться к Батаевским лесам.

— Группа окруженцев и недавних военнопленных, которую Шпакевичу с Чубарем предстояло вывести за линию фронта, находилась в другом месте, кажется, километрах в десяти от Веремеек. По плану командования отряда она должна была двигаться в Батаевские леса параллельным маршрутом. В чем тут был смысл, Чубарь не знал. Так же, как не догадывался, по какой причине они со Шпакевичем не направились туда сразу, а шли вместе с отрядом. Тем не менее, спрашивать ни у кого он не стал — недаром говорят, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Даже Шпакевичу и тому не обмолвился ни словом об этом.

Карханов шёл вместе со всеми с палкой в руке, в длинной, не кавалерийской ли, шинели и выглядел издалека, особенно в холодноватых сумерках лунной ночи, прямо апостолом. На дневных привалах, когда хватало времени не только отдохнуть, вернуть потраченные за ночь силы, но и оглядеться хорошенько вокруг, Чубарь иной раз ловил на себе хотя и беглый, но цепкий взгляд командира, от которого почему-то делалось неспокойно на душе. В такие минуты Чубарь возвращался мысленно в прошлые времена, и ему казалось, что он снова попал в некую полосу отчуждения, что в его положении снова появилась былая неуверенность и снова приходилось повторять уже пройденное им за последние месяцы. Теперь он был убеждён, что расстояние, которое его отделяло от Веремеек и которое все время увеличивалось, заключало в себе причину его беспокойства.

Отряд не только с каждым новым переходом приближался к Батаевским лесам. От внимания Чубаря не ускользнуло, что все время из отряда куда-то уходили, а потом вскорости возвращались небольшие группы партизан. Значит, отряд и на ходу действовал, хотя эта его деятельность и была скрыта от постороннего глаза, по крайней мере, Чубарю она оставалась недоступной, либо его пока не посвящали в дела, либо в отряде и вправду так было заведено, что, кроме командира, комиссара, начальника штаба да тех, кто принимал непосредственное участие в том или ином деле, никому не полагалось знать, кто и чем занимается. За всю дорогу Чубарь всего один раз был свидетелем, как в отряд привели из Белынковичей немца. Это был мелкий интендант или, может быть, инженер. Для Чубаря это не имело никакого значения. Было известно только, что офицер этот, в чине капитана, руководил восстановительными работами на белынковичском спиртзаводе. До войны в Крутогорском районе работали целых три спиртзавода — в самом Крутогорье, в Забычанье и в Белынковичах. Но при отступлении Красной Армии все они были разрушены, вернее, выведены из рабочего состояния. И вот немцы, заняв территорию района, решили из трех заводов соорудить хотя бы один. Выбрали белынковичский, может быть, потому, что находилось это предприятие близко от железнодорожной станции, которая хоть и не действовала пока, но была всего в полукилометре.

В группу партизан, которая осуществила нападение на местечко, входил и Шпакевич. От него Чубарь и разузнал, при каких обстоятельствах взяли в плен немецкого капитана. Собственно, это было даже не нападение. Провели операцию партизаны, как говорится, без сучка и задоринки. «Свой человек», который к тому времени уже укоренился в местечке, вместе с другими агентурными данными сообщил по своей связи, что в посёлке спиртзавода имеется злачное место, куда часто наведываются офицеры и солдаты вермахта, преимущественно из ландвера, которые вместе с местными рабочими отстраивали на оккупированной территории разрушенные промышленные и транспортные объекты; нередко «паслись» там и французы, которые охраняли вблизи местечка железнодорожный мост через Беседь. Одним словом, как только в отряде стало известно об этом притоне, Карханов приказал, чтобы партизаны «поинтересовались» им. Особенно возмутило командира отряда, что свой дом превратил в такое непотребное заведение бывший активист, рабочий спиртзавода, который раньше сидел на разных торжествах за столом президиума и который имел правительственную награду, а в качестве приманки в доме он использовал жену и двух дочерей. Трудно объяснить, что толкнуло его на это. Страх за прошлое своё «сидение» в президиумах? Вряд ли, потому что искупил его рвением при восстановлении спиртзавода, а он и впрямь крепко помогал там немцам. Наживой?… Словом, было над чем подумать.

В ту ночь, как нагрянуть в местечко партизанам, в «заведении» кроме немецкого капитана гулял и белынковичский бургомистр Панедька. Немца партизаны взяли из постели старшей хозяйской дочери, а вот бургомистр и сам содержатель притона успели удрать через чердак, где была оборудована ещё одна комнатка, потаённая, с выходом на наружную лестницу. Кстати, в этой скворечне хозяин и складывал разные подношения от посетителей своего дома, в том числе немецкие марки и даже советские тридцатирублевки, которых в ящике старинного комода почему-то скопилось очень много, чуть ли не тысяча купюр. Немец не сопротивлялся. Он, казалось, даже не был испуган, что вооружённые люди неожиданно подняли его с постели: неторопливо натянул на себя верхнюю одежду и, понукаемый сзади, покинул «заведение», где ему, видно, неплохо гулялось. Партизаны перевернули все вверх дном в поисках оружия, которое должно было находиться при нем, но напрасно. У капитана не было ничего даже близко напоминающего оружие. И в окно не мог выбросить, потому что захватили его спящим. Он и на допросе подтвердил, что никогда не носил с собой оружия. И вообще по его словам выходило, что никакого касательства к армии он не имел, а занимался только хозяйственными делами. Этому чудаку было будто невдомёк, что теперь каждый немец, вооружённый или невооружённый, является врагом советского народа, и только за то уже, что находится на оккупированной территории, подлежит наказанию… Его пришлось расстрелять, а командир отряда после этого сказал со злобной досадой: — Не могли вместо этого… того паскудника притащить!…

Но эпизод с немецким капитаном, как понял вскоре Чубарь, был для отряда в общем-то рядовым событием. Уже на другой день мало кто из партизан вспоминал об этом.

И ещё одно поразило Чубаря во время похода спецотряда Карханова в Батаевские леса — московские партизаны, несмотря ни на какие приказы, совершенно не уничтожали урожай сорок первого года, даром что на полях меж деревнями во многих местах стояли не обмолоченные пока ещё скирды ячменя и ржи, как будто для них, пришедших из-за линии фронта, уже не существовало тех директив, которые когда-то, при отступлении Красной Армии, крепко занимали Чубаревы мысли и заставляли действовать, как он думал, соответственно своему и чужому разумению. И только однажды на рассвете, кажется, по ту сторону железной дороги, поскольку Чубарь теперь умел правильно ориентироваться, бросилось в глаза ему почерневшее колхозное поле, которое остро напоминало другое, веремейковское, что в Поддубище. Правда, здешнее могло сгореть и во время боя, когда вокруг полыхал немилосердный огонь. Но все равно — чужое пожарище сперва словно бы обрадовало Чубаря, а потом и опечалило, бросив душу из одной крайности в другую. Обрадовало потому, что подумалось — кто-то занимался одним с Чубарем делом, жёг хлеб, а опечалило по той причине, что понял он по поведению партизан, по тому, как они прошли мимо сожжённого поля, что дело это не вызвало у них не только одобрения, но и никаких положительных эмоций вообще. Значит, и когда они шли с Кархановым в Кулигаевку, командир отряда ничего не сказал Чубарю о пожаре в Поддубище не из деликатности. Видно, суть заключалась в другом.

Не доходя нескольких километров до Елановки — а эта деревня уже находилась на краю Батаевских лесов, — спецотряд остановился на очередную днёвку. Тут Шпакевич с Чубарем и получили наконец полный инструктаж относительно будущего задания.

— Не передумал ещё идти со Шпакевичем? — первым делом спросил Карханов, когда Чубарь явился по его вызову.

— Мне все едино, — сказал на это Чубарь. Карханов как-то виновато усмехнулся такому ответу, но ни уговаривать, ни поучать Чубаря не стал. Он только попытался растолковать:

— Нам бы хотелось услышать от вас определённый ответ, но инициатива исходила от вашего друга, потому и последнее слово за ним.

— А какое его последнее слово? — поглядел Чубарь на Карханова, потом на Шпакевича.

— То самое, — вместо Шпакевича ответил Карханов. — Так что придётся вам, товарищ Чубарь, собираться в дорогу.

— Я готов.

— Ну и хорошо, — внешне никак не отреагировал на готовность Чубаря командир отряда.

Тем временем к ним троим — Карханову, Шпакевичу и Чубарю, что беседовали на чьей-то заброшенной и уже порядком разобранной мельнице, в которую заглядывал через оторванные сверху доски робкий осенний денёк, — присоединился комиссар Богачёв. Вошёл он почти неслышно, словно проникнул вместе с серым деньком не через дверь, а через решётчатую крышку. Карханов, увидев его, достал из армейской сумки какие-то бумаги, молча подал комиссару. Должно быть, тот знал, что это за бумаги, потому что так же молча взял их и присел у стены на пол, из-под которого слышно было, как внизу тихо плескала в деревянные заплесневевшие стены речушка, которая снаружи терялась в густых зарослях мокрого ольховника, красной калины и спелого рогоза, который давно оброс на концах ядрёными чёрными пестиками.

— Собственно говоря, — обратился к Шпакевичу и Чубарю командир отряда, — группа готова отправиться в путь, хоть сегодня. — Он покусал зубами нижнюю губу, словно хотел поймать таким образом верхний краешек подстриженной бороды, потом прислонил свою палку к большому ларю, который неведомо для чего был когда-то сколочен из досок и служил тут столом, и стал тихо, почти не хромая, похаживать взад-вперёд. — Готовили группу Лапин с Оборотовым, так что вам только остаётся принять людей под свою ответственность. Маршрут, как мы и договорились, надо оставить прежний. Скорее всего, фронт сейчас наиболее стабилен на линии Сухиничей и Юхнова, во всяком случае Центр нам тоже советует направлять вас туда. Правда, это не значит, что завтра или послезавтра что-то там не изменится. Тогда придётся действовать абсолютно самостоятельно. Но есть в нашем плане изменения. С группойпойдет и Гусев, которого вы найдёте на месте. Человек он опытный в таком деле, кстати, вы его, товарищ Шпакевич, хорошо знаете. — Да, — подтвердил Шпакевич, хотя ответа от него, кажется, никто не ждал.

— Появилось добавочное и весьма важное обстоятельство, которое заставило нас выделить третьего человека, — продолжал между тем Карханов. — Сейчас я об этом скажу. Но в группе среди политработников и командиров тоже есть немало проверенных нами, а поэтому и надёжных, как мы считаем, товарищей. Например, Леднёв. Когда-то учился в Ленинградской школе связи. Потом на заочном отделении Военно-политической академии имени Ленина. Последняя должность в РККА: старший инструктор политотдела стрелкового корпуса по работе среди населения и войск противника. Признаться, такой человек и нам бы тут пригодился, но приказано переправить также и его за линию фронта. Видно, у них там большая нужда. А вот и другой товарищ, на которого тоже можно спокойно положиться, Преловский Павел Архипович. В партии с тысяча девятьсот семнадцатого года. Звание — батальонный комиссар. По военно-учётной специальности — преподаватель военно-учебных заведений. В боях участия не принимал. Ну, и так далее. Я назвал двух надёжных товарищей. Гусев, конечно, знает больше таких людей. Понятно, что за линией фронта они пройдут соответственную проверку. Но вы тоже по дороге приглядывайтесь к каждому. И главное — никого в группу не принимайте дополнительно. В вашу задачу входит вывести к своим этих. Ну, а ещё в вашу задачу входит следующее.

И командир отряда бросил взгляд в ту сторону, где читал документы притихший комиссар. Тот, видно, почувствовал, что задерживает разговор, легко поднялся с пола и, подойдя к ларю, отдал все, что было в руках, Карханову.

— Где это она успела раздобыть такую информацию? — удивлённо спросил он.

— Не знаю, — ответил Карханов. — В конце концов это её дело и её секрет. Но когда армейские товарищи просили меня связаться с ней, помочь рацией, я на такое и не надеялся. Вчера вдруг Князев приносит из Бабиновичей, а нам с вами этого и во сне не снилось.

Непосвящённым, то есть Шпакевичу и Чубарю, их разговор был пока что непонятен, и они стояли поодаль от ларя с недоуменными лицами. Хотя такие ответственные люди, как Карханов и Богачёв, могли иметь свои тайны, на то один из них командир, а другой комиссар. Но вот Карханов раскинул на ларе уже знакомую карту, сказал:

— Тут нанесено размещение вражеских частей, подчинённых командующему тылом группы армий «Центр», по состоянию на прошлую неделю. Надо надеяться, что за это время особых изменений не произошло. Словом, в наши руки неожиданно попали весьма ценные разведданные, их уже ждут в Москве, а вам, товарищи, предстоит доставить их за линию фронта. Одно перечисление частей занимает двенадцать страниц машинописного текста. Таким образом, все данные не поместились бы на нашей карте. Кстати, Шпакевич, карту эту мы поручаем вам лично. Внимательно следите и на всякий случай запоминайте: главная квартира командующего тылом всей группировки находится в Смоленске. У нас это помечено таким знаком. Вот. В Смоленске находятся и некоторые другие подразделения, которые входят в штаб командующего тылом. Это — высший начальник СС и полиции, уполномоченный шефа полиции безопасности и ЕЛ, генерал по контролю за дисциплиной в войсках, группа армейской патрульной службы, паспортный отдел «ОСТ У», рота пропаганды «В» (Беларусь), комендатура военнопленных округа «К», которую немцы думают перевести в Гжатск, а также комендатура военнопленных округа «Р», руководящий директор тайной полевой полиции (ГФП), корпусной картографический отдел и группа полевой почты. Кроме того, главный командный пункт таможенно-пограничной охраны размещён в Могилёве. В Рославле находится комендатура военнопленных округа «Я», в Борисове — пересыльная тюрьма вермахта. Это, как я сказал, все, что касается штаба самого командующего. Но мы имеем теперь информацию и об охранных дивизиях. В полосе наступления группы армий «Центр» их насчитывается в настоящий момент пять — 221-я, 286-я, 403-я, 255-я и 339-я. Последние две почему-то обозначены как пехотные. Так вот — штаб 221-й дивизии находится в Кричеве, но немцы собираются перевести его в Брянск. Штаб 286-й дивизии стоит в городе Орша, штаб 403-й — в Витебске, штаб 225-й — в Вязьме, а штаб 339-й — в Борисове. Кроме того, штабу командующего тылом группы армий «Центр» принадлежат две бригады СС —кавалерийская со штаб-квартирой в Торопце и первая моторизованная со штаб-квартирой в Конотопе. И ещё я хотел бы обратить ваше внимание, товарищ Шпакевич, на одно обстоятельство. Вот, видите? Отдельные пометки нанесены на такие населённые пункты, как Светичи и Демидов. Там немцы успели создать уже так называемые национальные части из предателей. В Светичах стоит 354-й украинский эскадрон, который входит в 286-ю дивизию охраны, а в Демидове — украинская сотня, которая принадлежит 403-й охранной дивизии. Но и это не все. В Гомеле находится 4-й украинский эскадрон 221-й охранной дивизии, а в Могилёве — 102-й казацкий эскадрон, который подчинён самому командующему.

Карханов поднял голову.

— Успеваете следить за мной?

— Не совсем, — признался Шпакевич.

— Ничего, мы повторим с вами все сначала. Устроим, так сказать, экзамен. А вот и вам, товарищ Чубарь, работа.

Чубарь шевельнулся, собираясь подойти ближе к карте. Но Карханов заученно, со знанием дела выхватил несколько листов из пачки бумаг, подал ему.

— Тут по большей части то, что не попало па карту, — объяснил он. — Например, местонахождение полицейских частей в полосе группы армий «Центр», размещение групп и команд тайной полевой полиции, полевых и местных комендатур, лагерей военнопленных, армейских пунктов военнопленных, стационарных и фронтовых лагерей. Сейчас мы с комиссаром па некоторое время оставим вас здесь, на мельнице, а вы тем временем, товарищ Чубарь, тоже попытайтесь проштудировать эти документы и разобраться, что к чему. Неплохо будет, если вы кое-что не только в кармане за линию фронта понесёте, но и в голове. Резонно?

Чубарь кивнул, уже целиком поглощённый документами, которые получил от командира отряда.

Карханов взял свою палку и, опираясь на неё, вышел с комиссаром из мельницы.

Шпакевич, казалось, даже не услыхал, как за ними скрипнули и затворились двери: склонившись над картой, которую командир отряда оставил па ларе, он старался ещё раз запомнить те обозначения, условные знаки, что во многих местах пестрели рядом с населёнными пунктами. Чубарь тоже занялся порученным делом. Привалившись спиной к прохладной стенке, он принялся перебирать, перекладывая из руки в руку, бумаги, как будто желая побыстрее заглянуть в конец, потом вернулся к началу и стал внимательно вчитываться в текст. Ему досталось только неполных шесть листков, как раз тех, что были последними. Но уместилось на них многое, и Чубарь вдруг почувствовал, что волнуется, как ученик, когда тот открывает книжку и вдруг понимает, что вряд ли справится с заданным на завтра уроком. Читались документы с трудом, а запоминались ещё хуже — к цифрам он привык, такая работа ему попадалась и раньше, когда приходилось без конца что-то подсчитывать, а вот названия, особенно те, что остались на немецком языке, без перевода, никак не давались. Для этого нужна была особо тренированная память. И тем не менее, вскоре Чубарь мог уже без бумажки сказать, что в Брянске, например, в Рославле, а также в Великих Луках, в Могилёве, Витебске и Гомеле, в Орше, Велиже, Клинцах ещё в прошлом месяце обосновались группы немецкой тайной полевой полиции, а в Смоленске, Черикове и Торопце — полицейские части (полк «Центр», 131-й, 309-й и 317-й батальоны, а также 690-й дивизион полевой жандармерии), которые подчинялись высшему руководству СЕ и командованию 2-й танковой армии. Больше мороки с запоминанием стало, когда Чубарь приступил к разделу под литерой «К», где перечислялись номера полевых и местных комендатур и указывалось их местонахождение. Особый раздел был отведён лагерям военнопленных, которые почему-то назывались по-разному: одни — дулагами, другие — шталагами, третьи — офлагами. Объяснения им ни в скобках, как это обычно делается, ни в сносках не было, но можно было выработать определённую систему, которая помогла бы на некоторое время запомнить и эти сведения. По крайней мере, Чубарь на это надеялся, потому что ученическое волнение к тому времени уже прошло, и он стал постепенно прикидывать, что тут к чему. Легко было запомнить местонахождение офлага, ибо таковой значился в бумагах один — в Бобруйске. Зато дулаги немцы разместили в Малоярославце, Полоцке, Калуге, Можайске, Кричеве, Ржеве, Борисове, Михновке, что возле Смоленска. Были дулаги также в самом Смоленске, в Гомеле, в Вязьме, Брянске, Минске, Рославле, Глухове, Конотопе. Между тем шталагов насчитывалось всего пять — в Борисове, Витебске, Орше, Боровухе, Могилёве. Конечно, представляли интерес среди разведывательных данных армейские и фронтовые сборные пункты военнопленных. Во всяком случае, Чубарь весьма серьёзно отнёсся и к этой части чьего-то сообщения, взяв на заметку, что армейские сборные пункты военнопленных были размещены немцами в Можайске, Невеле, Журавке и Новгород-Северском. Фронтовой же сборный пункт военнопленных в полосе наступления группы армии «Центр» находился в Смоленске, а его филиал — в Рославле.

Были в этих документах (имеется в виду та часть их, которая осталась в руках Чубаря), разумеется, и иные сведения — например, данные о составе войск связи и их местонахождении, о сапёрных подразделениях охранных дивизий… Одним словом, после знакомства с подобным материалом даже и не слишком опытному разведчику можно было оценить важность тех сведений, какими теперь располагал отряд. Оставалось только удивляться, как этот материал попал к Карханову. Но Чубарь не стал теряться в догадках, хотя имел косвенное отношение к делу. Как он мог догадаться, началось все с того вечера, когда они с командиром отряда наведались в Кулигаевку к Сидору Ровнягину, а тот вместе с адъютантом ходил потом в Бабиновичи к армейской разведчице, к той самой Марыле, которую устроил когда-то в местечке Зазыба. Таким образом, получалось, что к этим сведениям имела отношение цепочка людей, в том числе и бабиновичский портной Шарейка. Ну, а главным действующим лицом, конечно, являлась девушка, которая добыла списки (вернее, сняла с них копию) у немецкого офицера связи.

Карханов напрасно обещал, что они с комиссаром покидают мельницу на короткое время. Времени, которое прошло после их ухода, Чубарю и Шпакевичу хватило, чтобы не только разобраться с картой и документами, но и поговорить. Шпакевич почему-то вспомнил — но иначе, по ассоциации, — как была захвачена немецкая автомашина со штабными документами ещё в начале боевого пути отряда, когда партизаны находились вблизи от линии фронта, который стабилизировался на короткое время на юго-восточном направлении вдоль большого тракта из Тулы на Орёл. Тогда партизанам пришлось провести ради этого настоящий бой, а тут, судя по всему, не понадобилось сделать ни одного выстрела. По крайней мере, Шпакевич имел полное основание думать так, потому что, насколько он был в курсе дела, командование спецотряда ничего подобного в последнее время не предпринимало, что значило: разведданные, с которыми только что ознакомились Шпакевич с Чубарем и которые им предстояло доставить за линию фронта, попали в руки партизан агентурным путём.

От внутреннего нетерпения Чубарь, более несдержанный в отличие от Шпакевича, попытался выглянуть из мельницы, но увидел неподалёку часового и понял, что им со Шпакевичем придётся ждать командиров здесь. Меры предосторожности в лице часового явственно свидетельствовали об этом. Жаль только, что пришлось остаться без обеда, время которого давно минуло. Но что поделаешь? Как говорится, накладные расходы в каждом деле бывают.

Наконец снаружи послышались голоса, и командир отряда со своими сподвижниками — комиссаром Богачёвым и начальником штаба Веткиным — вошёл внутрь мельницы, где уже дрожали от промозглой сырости Шпакевич с Чубарем.

— Ну как? — переводя взгляд с одного вынужденного отшельника на другого, громко и весело спросил Карханов.

Он снова прислонил к ларю свою палку, которая тут, в мельнице, становилась ему ненужной, потёр руки, но не от зябкости, а от явного удовлетворения. Вид его был несколько необычным, командира спецотряда Чубарь всегда видел если не абсолютно сдержанным в отношениях с подчинёнными и вообще с другими людьми, с которыми приходилось иметь дело, то уж, конечно, не таким открытым даже в минуты радости. Заметно волновался и начальник штаба Веткин.

— Кажется, наконец разобрались, что к чему, — ответил Шпакевич Карханову.

— Ну, по карте это не очень сложно, а вот мы сейчас поглядим, крепкая ли память у вашего товарища. Как, товарищ Чубарь?

Карханов взял документы.

— Где теперь находится группа тайной полевой полиции и кому она подчинена?

— В Клипцах. Двести двадцать первой охранной дивизии.

— Ну, а… группа семьсот девять?

— Находится в Рославле. Подчинена двести восемьдесят шестой охранной дивизии.

— Неплохо, неплохо, — не отрываясь от бумаг, совсем как заправский учитель, отреагировал на чёткость Чубаря командир отряда. — Ну, а теперь глядите сюда, — он подошёл к карте. — Вот где Рославль, а вот где Клинцы. Видите? Как раз между ними вам и предстоит идти за линию фронта. Поэтому не исключена возможность, что придётся иметь дело по дороге с этими двумя группами тайной полевой полиции. Кроме того, в промежутке между этими городами, по нашим данным, размещены части триста пятидесятого охранного полка одной из названных вами дивизий. Например, точно известно, что в Ершичах стоит первый батальон этого полка, а в Суроже — второй. К тому же, в Рославле находится штаб и некоторые части шестьдесят первого полка ландвера двести восемьдесят шестой охранной дивизии. Соображайте сами, какие препятствия могут оказаться на вашем пути. Я уже не говорю о густой сети полевых и местных комендатур на захваченной врагом территории. Кстати, вы запомнили их местонахождение, товарищ Чубарь?

— Кажется, в основном.

— Будем считать, что на первый раз достаточно и этого «в основном». В дальнейшем все равно придётся уточнять. Так вот — полевую и местные комендатуры, которые имеют свои военные и полицейские гарнизоны, тоже необходимо учитывать. Да и про армейские части, что могут встретиться на маршруте, не забывайте. Ну, а насчёт самой линии фронта и сомневаться не приходится. Чтобы проникнуть через неё, щёлку придётся искать особенно тщательно и с большим терпением. Пока об этом можно говорить только в общих словах, потому что насчёт линии фронта у нас сегодня нет никакой ясности. Тем более усложняется ваша задача — провести группу в таких условиях на ту сторону и доставить разведывательные данные, мало сказать, бесценные по содержанию. Персонально за группу приказано отвечать Гусеву, а вам, товарищи, надо тем временем заботиться о главном. Даже когда обстоятельства заставят расстаться с группой, и на такой шаг ради этой вот карты и этих документов надо будет пойти. Конечно, кое-что мы успели уже передать в Центр по рации, но сами видите, сколько тут материала — даже если полдня передавать, всего передать не успеешь. Поэтому остальное мы доверяем вам. Что же касается разработки вашего маршрута в деталях, то тут все в руках начальника штаба. Вскоре вы и займётесь этим. А сейчас — обедать, хотя по времени уже, наверно, полагалось бы полдничать. Кажется, так у вас говорят товарищи белорусы, когда садятся за стол ужинать?

— Так, — улыбнулся Чубарь.

— Видите, как выгодно знать народные обычаи, можно даже на каше сэкономить, — без тени шутки в голосе, но с весёлым лицом сказал Карханов, словно действительно обрадовался своему неожиданному открытию.

Тогда Чубарь объявил, не переставая улыбаться:

— Экономия невелика, если человек два раза на дню обедает. Это ежели сам обед пропустить, тогда и вправду можно кое-что сэкономить. Вот как мы сегодня.

— А-а, все-таки не забыли! — воскликнул Карханов. — Даром что солнца весь день не видать! — И так громко расхохотался, что стало слышно, наверно, даже за стенами мельницы.Потом утих и добавил, кивая на Веткина: — Это начальник штаба виноват, что мы сегодня без обеда остались. Ну, так и быть, зато хорошо пополдничаем. Во всяком случае, с аппетитом. Так?

Поскольку это «так» неизвестно к кому было обращено, никто на него и не ответил. Даже начальник штаба Веткин никак не отреагировал. Однако разговор этот даром не прошёл. Адъютант командира отряда, как всегда, не делая заметных движений, исчез из мельницы и вскоре вернулся с розовощёким и немного стеснительным молодым человеком в военном ватнике.

— Подавать, товарищ командир? — чуть запыхавшись спросил он, поднося руку к фуражке.

— Несите, — разрешил Карханов и сел на какую-то высокую треногу, которая до сих пор валялась в углу. — Что у вас сегодня?

— Крупеник с мясом.

— Ну что ж, суп так суп, абы не клёцки, — оживился Карханов.

— А почему вдруг такое непочтение к клёцкам? — будто разделяя словоохотливость командира, полюбопытствовал Богачёв.

— А кто его знает, — недоуменно пожал плечами Карханов. — Слышал где-то такое присловье, вот и вспомнил. Хотя клёцки — это тоже, наверно, белорусская еда. А, товарищ Шпакевич?

— Не знаю, товарищ командир, — отрываясь от стены, выпрямился застигнутый врасплох Шпакевич, но, подумав некоторое время, рассудил: — Мне всегда казалось, что клёцки едят на всем белом свете.

— Ну да, это… как жареный горох, — почему-то неуверенно отозвался со своего места тоже расположившийся у стоны Веткин. — Помните, как дед один в Жабыках накормил нас горохом? Не знали потом на марше, как дойти, все друг на друга оглядывались, даже шеи заболели.

Должно быть, тот случай остался в памяти каждого, потому что Шпакевич с адъютантом вдруг взорвались хохотом.

— Ничего, Дмитрий Дмитрич, — явно утешая начальника штаба, сказал помрачневший вдруг Карханов, — все это — временное. И клёцки, и жареный горох…

— И даже… жизнь.

— Ну, это как кому повезёт, — блеснул тёмными глазами Карханов, — Главное — не впадать раньше времени в пессимизм. Тем более что сегодня у нас хлопот по самое горло.

Наконец у ларя, с которого во время разговора была убрана карта, появился принесённый стеснительным партизаном немецкий термос, и все, соблюдая очерёдность, стали подходить к нему и молча, будто уклоняясь от дальнейшего разговора, наливать черпаком горячий крупеник в посуду, самую что ни на есть разномастную — от котелка до помятой алюминиевой миски.

За недолгое время нахождения в отряде Карханова Чубарь тоже обзавёлся посудой, без которой в походных условиях не обойтись, и у него в торбе от противогаза побрякивал при толчках о рассыпанные патроны котелок, сделанный из гильзы 152-миллиметровой гаубицы. Правда, дно в котелке оказалось очень тяжёлым, поэтому Чубарь все ждал случая, чтобы раздобыть себе где-нибудь настоящий котелок, лучше всего — немецкий, который удобно носить на боку, но пока ел из этого, самодельного. Он и теперь достал его из торбы, заглянул, повернув к свету, в глубину, дождался, когда Шпакевич передаст ему черпак, и последним налил, вернее, наложил дымящегося крупеника, и, взяв с ларя из общей нарезанной буханки здоровый ломоть крестьянского хлеба, отошёл к стене, сел на прежнее место.

Крупеник был заправлен и благоухал не только мясом, но и всякими приправами, конечно, местными, которые не каждый мог угадать, в термосе он сохранился совсем горячим, будто прямо из котла, даже обжигал нёбо и язык, и есть партизаны не очень торопились, кое-кто даже студил, дуя на ложку. Зато Чубарь в этом деле имел кое-какие навыки — ещё в детской трудовой коммуне, а потом и в каморницкой землемерной школе, где не слишком баловали едой, только бы досталось чего на ужин или на завтрак, он так научился переворачивать языком горячее, что остальные диву давались, мол, до Родьки далеко даже тем штукарям, которые огонь при народе в цирке глотают. Честно признаться, так и Чубарь тогда, в малом возрасте, был не прочь показать свою ловкость в поглощении горячего, благо среди таких же молокососов, как и он сам, всегда находились подстрекатели, которые за зрелище готовы были отдать свою долю, пока однажды повар каморницкой школы, пожилой человек, не напугал его — гляди, хлопец, от горячего в животе всякие страшные болезни заводятся. После этого Родька не то что перестал показывать своё удальство, но как бы приутих, и если и показывал — трудно было отбиться сразу от любопытных, — то уже явно с осторожностью, словно и вправду боялся неизлечимых болезней в животе. Ну, а со временем представления прекратились: началась коллективизация, и Чубарь, не закончив каморницкой школы, пошёл вместе со взрослыми создавать по деревням колхозы. Но опыт остаётся опытом. Недаром же говорят, что у мастера не только руки, но и язык не болит. Во всяком случае, для Чубаря никогда в жизни не составляло проблемы есть суп горячим или подождать, пока остынет, все зависело от момента. Он и теперь, не слишком торопясь, опростал за обедом самодельный котелок крупеника и, облизав старательно ложку, сунул её за тесное голенище правого сапога. Все ещё были заняты едой, и никто не обратил внимания, что Чубарь свой обед закончил первым, а партизан, который принёс на мельницу термос с крупеником, почему-то не предложил ему добавки, хотя она Чубарю была и не нужна, разве что запить крупеник хотелось. Странно, но от долгого и беспрерывного нахождения тут, на мельнице, Чубарю даже в голову не пришло, что мельница стоит на воде, что вода все время тихонько плещется внизу, под досками пола, и через разобранную стену нетрудно достать её котелком, прицепив его на верёвку или на ремень. Откинувшись назад, Чубарь прижался к стене и словно от сильной усталости закрыл глаза. Он не собирался дремать, а тем более засыпать, к тому же вряд ли можно было заснуть в таких условиях; он только хотел расслабиться да посидеть в сторонке от людей, к которым ещё не успел как следует привыкнуть и которые, признаться, пока были для него почти чужими, хотя и относились уже к веремейковскому председателю с полным доверием. Но Чубарь понимал, что доверием этим обязан Шпакевичу. Всему причиной бывший его спутник. Словно ради этого судьба неожиданно свела их возле Беседи наново, теперь уже, считай, на более надёжной почве, потому что второе хождение за линию фронта требовало вместе с тем и возвращения назад. Сидя вот так тихонько у стены и не открывая глаз, Чубарь вскоре смутно уловил, как заговорили негромко о чем-то между собой партизанские командиры. Он не стал прислушиваться к их разговору, да и нельзя было этот разговор расслышать на расстоянии. Но вскоре голоса вообще стали то ли отдаляться от Чубаря, то ли приближаться к нему. Не успев, а вернее, не захотев объяснить себе этого явления, Чубарь заснул, и Шпакевичу через некоторое время пришлось будить его.

— Чубарь…

— А, — встрепенулся Родион,

— Пошли. Не видя спросонок ничего вокруг, Чубарь вскочил на ноги, сунулся туда-сюда, ощупью нашёл на полу у стены свою сумку от противогаза, взял винтовку.

— Пошли, нас ждут, — снова окликнул его Шпакевич, словно наперёд догадываясь, что тот будет долго копаться со сборами.

Из мельницы они выходили последними.

Смутный и сырой осенний день ещё брезжил на дворе, но уже заметно клонилось к вечеру. По воде, которой набралось полнехонько у сгнившей бревенчатой запруды, плыла опавшая листва, а в ракитовых зарослях вдоль речушки — несмотря на медлительность, она все-таки вырвалась из-под мельницы, — кроваво просвечивала повсюду ещё не тронутая морозом калина.

— Не иначе этот год ранняя будет зима, — исходя из неведомо каких примет, сказал вдруг Карханов. — Как раз нам, партизанам, это кстати. А вот там, на фронте…— Он кивнул головой влево от себя, где, по всей вероятности, был восток, но почему-то не стал продолжать дальше, обернулся к Шпакевичу с Чубарем. — Ладно, товарищи, не будем вас задерживать. С богом, как говорится, хотя все мы здесь атеисты. Гусев с группой ждёт вас ещё сегодня, как раз успеете до полуночи.

IX

За пятьдесят с лишним лет своей жизни Зазыба не упомнил ещё ни одной осени, чтобы вот так, как в этом году, увидеть первый снег не из окна, как это обычно бывало. Снег застал его посреди бела дня в лесу, куда он ходил искать барсучью нору. Масея всю осень донимал надрывный грудной кашель, и Марфа Давыдовна, боясь чахотки, которая могла приключиться у сына после тюрьмы, уговорила мужа добыть барсучьего сала: им деревенский люд по-старинке, ещё с тех пор, как не было докторов, лечил эту болезнь.

— Во всяком разе, — твердила она, — вреда от барсучьего сала не будет, даже если и беспокойство из-за болезни напрасное.

Барсучью нору Зазыба отыскал без особого труда, в березняке, за веремейковским озером, он наперёд догадывался, что она где-то поблизости от деревни. Но по каляной земле нельзя было понять, дома ли уже хозяин, или покуда бродяжничает. «Не иначе, — рассудил Зазыба, — придётся несколько дней приглядывать за норой со стороны, а тогда уже на что-то решаться». У него только и было сегодня работы, что выбрать да срезать удобную палку, пусть стоит припрятанная, наготове, потому что ни ружья, ни капкана в доме не было, значит, надеяться приходилось только на эту длинную, словно рогатина, с какой мужики ходят на большого зверя, палку, да на свою поворотливость, даже ловкость, если она ещё сохранилась у человека в таком немолодом возрасте. Ну, да обижаться на здоровье Зазыбе в ту пору, сдаётся, было грешно и помощи просить ни у кого из соседей он не думал, даже сына и того не собирался звать на такое дело. Словом, охота на барсука готовилась, как говорится, полным ходом. А пока барсук самым спокойным образом обитал себе в норе (надо думать, что он все-таки перестал бродяжить на воле и обосновался на зиму), Зазыба, направляясь назад в деревню, обратился мыслями к иным заботам. Это не были заботы в полном смысле слова. Просто воспоминания. Почему-то опять, но теперь уже вроде без всякой причины, в голову пришёл давний махновский плен и спасение из него. Странно, сегодня все это — кажется, первый раз в жизни — не принесло удовольствия. Переворачивались перед ним сами собой или от особого дуновения времени страничка за страничкой в книге судьбы. Но первые снежинки, что внезапно посыпались на деревья из низкой тучи, сильно обожгли Зазыбове лицо и остановили ход мыслей.

На старой Игнатьковой пасеке, куда Зазыба выскочил почти наугад, снега уже навалило — если мерить старой деревенской меркой — по самые забарасни — верёвочные петли у лаптей, то есть по щиколотки. Укрыл он под собой здесь все, в том числе и множество муравейников, которые теперь почему-то напоминали маленькие курганы, что остались с древних времён в сосняке возле веремейковского большака. С этой пасекой и с этими муравейниками у семейства Зазыб было связано одно фамильное предание: когда-то Денисов батька, Евмен Зазыба, привозил сюда на телеге своего отца, старого Ивана, когда у того отняло правую сторону, и хорошо вылечил. Правда, больного растирали также и медвежьим жиром, или, как в Веремейках говорят, — салом. Па почему-то все считали, что хвороба прошла как раз благодаря этим муравейникам: для пользы дола Денисова деда клали на них без исподнего. Состоялось то излечение давно, когда Зазыбе было совсем немного лет и, может, именно по этой причине он готов был даже утверждать направо и налево, что тоже вместе с батькой возил сюда деда.

Во всяком случае, место это, вернее, муравьиные кучки, в доме Зазыб всегда поминали добрым словом, да и не только в их доме, потому что потом веремейковские мужики испытали это средство от множества болезней, несмотря на то, был толк в каждом конкретном случае или нет. Даже от кабанов, когда те в великом множестве водились тут, в Забеседье, всем кончанским миром жердями огораживали эти муравейники.

Очутившись на Игнатьковой пасеке, Зазыба резко остановился и оглянулся назад. Снег все делал своё дело — безостановочно, прямо на глазах, засыпал землю и следы Зазыбы, делая его присутствие в лесу словно бы нереальным и ненужным. И как раз это обстоятельство вдруг и поразило Зазыбу. Пришло в голову — снег не только следы ног да муравейники засыпает, но укрывает далеко в округе всю землю, а, значит, и… войну с её кровавыми метами. За этой мыслью появилась другая — теперь легче станет там, на фронте!…

Казалось бы, кто-кто, а Зазыба должен был знать, что зимой на войне по сравнению с летом возникают свои сложности и зимой воевать обеим сторонам нисколько не легче, чем летом, может, даже наоборот. И тем не менее он потешил себя такой надеждой, должно быть, потому, что здешний народ считал — немцы их зимы не выдержат, и если сами по себе не перемёрзнут, то дальше наступать уж наверняка перестанут, тогда полегче будет и турнуть их назад…

Всю осень Зазыба ни на минуту не давал себе забыть, что идёт война. И, видно, потому, что не имел почти никакого касательства к ней, все происшествия вокруг, о которых ему становилось известно, воспринимал как из ряда вон выходящие.

Ведь было уже время, когда Зазыба после встречи в Гонче с Касьяном Манько посчитал, что наконец и у них, в Забеседье, вот-вот всколыхнётся народная волна, что и здесь люди возьмутся за оружие. Но надежды его увяли, как только по деревням поползли слухи, что в Мошевой после убийства Пантелеймона Рыгайлы и Ефима Ефременко арестован подпольный райком.

Покуда в Веремейках не стали известны подробности мошевской трагедии, а главное — неясной оставалась судьба подпольщиков, Зазыба несколько раз в тревоге наведывался через Беседь в Гончу, к Захару Довгалю. Они подолгу сидели там, в Захаровой хате, терялись в догадках, ещё до конца не веря, что такое и вправду могло случиться. Однако в конце той недели, когда стали распространяться страшные слухи, немцы сами оповестили, что в их руки попались члены местного райкома партии. В Веремейки письменное оповещение об арестах в Мошевой принёс из Бабиновичей Браво-Животовский. При этом лицо его прямо сияло, хотя на словах он и не выдавал свою радость — просто многозначительно говорил каждому встречному в деревне, мол, сходи, человече, в кузню, прочитай, что там наклеено на дверях. Известно, веремейковцы после его слов шли туда и читали. А там объявлялось от имени «германской полевой жандармерии», что военные власти вкупе с местной полицией действительно «обнаружили шайку бандитов, которые называли себя районным комитетом большевиков». Перечислялись и имена арестованных: ещё довоенный секретарь райкома партии Касьян Манько, управляющий городским отделением банка Соломон Якубович, заведующий сельхозотделом райисполкома Андрей Тищенко… Но Зазыбу весьма удивило «обращение», которое было помещено в конце. «Партизаны, — говорилось в нем по-русски, — вы совершаете преступление не только тем, что, защищая большевиков, мешаете народу сбросить большевизм, который сосёт из него кровь. Самое главное, — вы не даёте людям на освобождённой уже земле налаживать новую и счастливую жизнь. У кого ещё остались хотя бы капля здравого смысла и хотя бы доля колебания, тот поймёт, что оборона большевиков, особенно теперь, когда кадровая Красная Армия разбита, а остались скороспелые и ничего в военном деле не понимающие части, — дело напрасное. Вы, как волки, обитающие в лесах, не знаете, что происходит на фронте. Ваши разбойничьи удары в спину — для немцев комариные укусы. Они больше но помогут. Бродяжничая, словно разбойники, по лесам, вы терроризируете народ, навлекая опасность на ваших близких, которым приходится отвечать за вашу деятельность перед немецкими властями».

По всему — и по смыслу, и по складу этого обращения можно было без особого труда догадаться, что писали его не сами немцы, а их прихлебатели. И не в Крутогорье, как утверждал Браво-Животовский, а в Бабиновичах. Зазыба даже подумал, прочитав обращение от первого до последнего слова, что их веремейковский полицай наверняка тоже принял участие в этом деле, к тому же в кузне, среди веремейковских мужиков Браво-Животовский слишком старательно толковал смысл листовки, пытался доказать своими объяснениями даже то, чего в ней не было. Кстати, именно Браво-Животовский объявил там же, в кузне, что членов подпольного райкома оккупационные власти собираются судить открыто, принародно, в Крутогорье, куда пригласят представителей от каждой волости. «Так что, — разглагольствовал он, — мужикам будет дана возможность убедиться, что дело теперь окончательно идёт не только к завершению войны в целом по стране, а и к укрощению всех несогласных с новым порядком здесь, на оккупированной территории». Пожалуй, при односельчанах Браво-Животовский так безоглядно говорил впервые, не считая, правда, случаев, когда собиралась закадычная компания, вроде той, что была на нынешний великий спас в его хате: как будто полицай и вправду дождался наконец заветного часа, как будто события уже окончательно подтверждали правильность его последнего выбора. «Жмут немцы под Москвой наших, — крутил он головой, — да ещё как жмут! Скоро конец наступит!» Трудно сказать, большой ли авторитет среди веремейковцев заработал полицай этакой пропагандой, особенно если учесть, что деревенский мужик не слишком-то охотно распахивает душу перед встречным-поперечным и по любому поводу. Зазыба не мог не заметить тогда, что арест членов подпольного райкома и предстоящий суд над ними подействовали на его односельчан крепко.

Прежние вольные беседы — велись ли они в тёплую пору на брёвнах возле конюшни или попозже в кузне, — с некоторых пор стали казаться всем великой радостью, какая навряд ли скоро вернётся. Короче говоря, никто уже не заикался при других о чем-то таком, что угрожало бы потом карой. А если и заикался, так, может, единственный человек — деревенский коваль, бывший военнопленный Андрей Марухин.

Между тем не все, о чем говорил в то время Браво-Животовский, получилось так, как он обещал. Например, немцы не сумели устроить принародного суда над арестованными подпольщиками, потому что «главному бандиту», секретарю райкома Касьяну Манько, удалось каким-то образом бежать, и это спутало все карты.

Тем временем, сдаётся, не на вторую ли неделю после этого, в Веремейках выбирали старосту. В деревню в обыкновенной таратайке, словно напоказ, приехали из Бабиновичей комендант Гуфельд и бургомистр волости Брындиков.

Брындикова веремейковцам приходилось видеть и раньше, когда он, председатель сельхозпотребкооперации, наведывался по служебным делам в деревенский магазин, а однажды даже проводил общее собрание пайщиков в местной школе. Короче говоря, бургомистр для веремейковцев не представлял особого интереса, несмотря на то что теперь появился в новом качестве. Другое дело — комендант Гуфельд. Про Гуфельда уже много были наслышаны и в Веремейках, и по всей волости, включая и то населённые пункты, которые независимо от административного деления подчинялись ему как военно-полевому коменданту, — мол, Адольф и такой и этакий, того заслуженно наказал, а тому, наоборот, помог, — словом, он законным образом вызывал у деревенских любопытство к своей персоне. Тем не менее веремейковцы проявили удивительную сдержанность к обоим приезжим. По своей охоте ни один человек из всей деревни не поторопился на колхозный майдан, где был объявлен общий сход. Небось никто ещё не успел забыть, как стояли они большой толпой на этой площади напротив броневика под наведённым пулемётом, пока солдаты маршевой колонны искали по деревне утопленника. Пришлось теперь Браво-Животовскому с Драницей пройти Веремейки под окнами из конца в конец да и заулки при этом не минуть.

Зазыба шёл на сход, держа в голове свой разговор с Касьяном Манько в Гонче, в Довгалевой бане, когда секретарь подпольного райкома советовал ему поразмыслить насчёт того, кого выбрать в Веремейках старостой. Тогда почему-то казалось, что принимать окончательное решение придётся не скоро, хватит ещё времени и вправду пораскинуть умом. Тем более что теперь Денис Евменович даже не сомневался, что выбор падёт первым делом на него. Веремейковцы, казалось Зазыбе, не захотят поставить над собой кого-нибудь другого. Хватит с них Браво-Животовского! Нельзя было не учитывать, что полицейский давно грозился передать Зазыбе «гражданские дела в деревне». Таким образом, с одной стороны, Зазыба внутренне сопротивлялся тому, что ожидало его впереди, с другой — как будто тешил себя, что веремейковцы и тут навряд ли захотят без него обойтись. Правда, последнее чувство все-таки было подспудным, возникло неосознанно.

На самом же деле все вышло вопреки Зазыбовым тревогам.

Гуфельд, который запомнил Зазыбу ещё с совещания «мужей доверия» в Бабиновичах и который грозил тогда разобраться, кто виноват, что крестьяне поделили посевы и колхозное имущество в Веремейках, не позволил даже обсуждать кандидатуру Зазыбы в деревенские старосты. Восседая на манер бывшего здешнего пана в своей таратайке, он вдруг насторожился и в ответ секанул по воздуху блестящим шомполом, когда услышал, что сначала кто-то в толпе крестьян, а потом и бургомистр Брындиков назвал Зазыбово имя. Брындиков тут же спохватился, растолковал веремейковцам: «Бывший заместитель председателя вашего колхоза имеет провинность перед немецкой властью, за которую ещё не понёс наказания».

«А что там у него за провинность? — выкрикнули из толпы. — В чем она, а то мы дак тута и не знаем про неё». Наконец услышали все веремейковцы, что нельзя было без позволения, на свой риск, распускать колхозы. Это неожиданное открытие не то что сбило с толку бывших колхозников, но заставило на минуту-другую призадуматься. Тогда комендант словно сжалился над ними. «Вы можете, — разрешил он, — выбрать его, вашего Зазыбу, если уж так хотите, заместителем волостного агронома в своей деревне». Словно уступая Гуфельду, Браво-Животовский предложил в старосты Романа Семочкина. Веремейковцы пожали плечами, однако на Романе все-таки вскорости и сошлись. Зато пошумели они да и немало, когда Гуфельд предложил в подмогу полицейскому создать самооборону. «Дело это новое, — говорил он через переводчика, — по крайней мере, в вашей практике. Кажется, и в старой России ничего подобного не создавали. Самооборона вводится в нашей волости раньше, чем где-либо. Это будет одна из новых форм массовой гражданской активности. Наше командование и наше гражданское руководство, которое отвечает за дальнейшее развитие края, выражают надежду, что вашему примеру быстро последуют все на завоёванной территории. Скажу прямо — дело это нужное, и в первую очередь для вас самих. Вы уже могли убедиться, что без самообороны невозможно мирным путём наладить новый порядок. Вспомните хотя бы сгоревший на вашем поле хлеб. А вот если бы в деревне до этого уже существовала самооборона, такого не случилось бы, потому что каждый обязан заботиться о своём имуществе и зорче приглядывать за окружающими».

И хотя охотников вступать в самооборону среди присутствующих на площади не нашлось, однако все мужики, кому не стукнуло шестидесяти, должны были записаться в помощники к Браво-Животовскому. Поспособствовали этому веремейковские женщины. И совсем не из ревности или зависти. Напротив, из чувства солидарности или, вернее, из чувства извечной перестраховки. Например, выкрикнул кто-то из толпы в самооборону Ивана Падерина, а Иванова жена, Гануся, тут же поторопилась, не долго думая, назвать Силку Хрупчика, даром что тот, считай, однорукий. Дальше — больше. По принципу — мол, раз мой дурень по твоей милости попал в список, так нехай тогда и твой будет там. Тем более что и выбирать особо было не из кого: мужчин в Веремейках можно было пересчитать по пальцам. Одного Андрея Марухина никто не назвал — то ли веремейковцы забыли о нем в соревновательном запале, то ли, может, уберегли.

Удивительно, но в Веремейках Адольф Карлович Гуфельд (коменданта теперь мало кто называл по фамилии, чаще — по имени-отчеству) почему-то не стал показываться в обычной своей роли — заботливого, справедливого отца-барина, который голубит за добрые дела одних и карает за дурные других. Наверно, его удовлетворила истовая «активность», с которой отнеслись веремейковцы к созданию в своей деревне органов новой власти. Ни во что иное вмешиваться он не захотел, если, конечно, не сделал вида, чтоне захотел. Соответственно ему действовал и бургомистр Брындиков. Ну а веремейковцам этого и надо было — только бы с глаз долой.

Расходились со схода шумно. Это Зазыба запомнил. «Вот так люди, мои односельчане, — беззлобно, но с некоторой долей горечи усмехался он в душе. — На сход собирались понурые, будто стадо в дождь, а со схода идут, как после пляски. Радуются небось, что обдурили всем гамузом немца. А ещё поглядеть надо, что из этого выйдет. Теперь уж, как и хотел того Браво-Животовский, все в деревне повязаны одной верёвочкой. Только неведомо, кто за неё дёргать будет…»

Как отнестись к избранию его заместителем волостного агронома, Зазыба, признаться, не мог взять в толк. Понимал только, что Гуфельд, разрешив крестьянам выбрать его, простил этим самым и провинность, за которую все грозился наказать, а может, просто отложил дело на потом, — не верилось, что тот во время деревенского схода забыл о своих угрозах. Как говорится, отпустил с богом домой тогда, после совещания «мужей доверия» в Бабиновичах, не стал задерживать и теперь. Ясное дело, за такой «забывчивостью» могла крыться хитрая политика, именно его, гуфельдовская. Но разобраться в ней Зазыбе ума недоставало, для этого надо было, самое малое, хоть кое-что знать о своём противнике, а не только о его чудачествах. Одно мог тогда ясно определить Зазыба — досады особой он не чувствовал, воспринял своё назначение на новую должность как неизбежное. Его согласие, даже если бы это и подлежало обсуждению, можно было объяснить просто: мол, так хотел когда-то и Касьян Манько, хоть и не заставлял.

Тем временем все упорней ходили слухи по правую и по левую сторону Беседи, что секретаря подпольного райкома партии, которому удалось спастись в Крутогорье, сбежать из здания бывшей городской гостиницы, а ныне полевой жандармерии, видели люди то на большаке за Белой Глиной, там, где в старые времена стояли терещенковская винокурня, то в лесу возле Паньковской Буды, то ещё в каком, не слишком потаённом месте. Зазыба с Захаром Довгалем ждали, что тот вскорости объявится и в Гонче. Но Касьян Манько почему-то не приходил. Не поступало от него и известий. Наконец настал день, когда Захар Довгаль сказал Зазыбе: «Ты, Денис, зря не бегай к нам в Гончу. А то ещё застудишься, бредя через реку, ведь не всякий раз на вашем берегу лодка бывает. Лучше я сам подскочу за тобой если что».

Зазыба послушался. Затаившись в своих Веремейках, стал ждать, пока хоть что-нибудь прояснится на нынешнем сумрачном небосклоне. Как заместителя волостного агронома его за все время ни разу не побеспокоили из Бабиновичей. «Видать, потому, — растолковал Денису Евменовичу при встрече Браво-Животовский, — что делать теперь, осенью, нечего. Погодим до весны, тогда уж. — И будно подкольнул: — В конце концов не надо было распускать своего колхоза, теперь бы вот и был при деле. Правда, в других деревнях сдают хлеб. Но нас комендант вроде освободил. Это уж я замолвил словечко. Дай, думаю, займусь благотворительностью ради веремейковцев. Когда-то оказывал им всякое добро-заступничество Зазыба, а теперь стану оказывать я. Может, таким образом и в доверие наконец войду у них». — «Ну, ну», — кивнул на это с усмешкой Зазыба. «Вот я и говорю коменданту, что в Веремейках рожь почти вся сгорела в Поддубище, а ячмень да пшеница… Словом, пока неизвестно ничего ни про ячмень, ни про пшеницу. В конце концов если и будем сдавать какое зерно, так ссыпать придётся тут, в деревне. Об этом я тоже договорился с Адольфом, чтобы не везти на край света. А вот мясо паши мужики да бабы пускай готовят.

С приближением морозов придётся кое-кому расстаться с телушками…» — «А почему к морозам? — спросил Зазыба. — Почему не теперь?» — «А ты сам у Адольфа спроси. Ты ведь тоже начальство в деревне». — «Какое там начальство!… Разве ж кому теперь втиснуться между тобой и Романом Семочкиным? Нет, я уже своё отходил в начальстве». — «Ну, а я в этом не виноват, — серьёзно, не обращая внимания на Зазыбове притворство, развёл руками Браво-Животовский. — Надо было самому свой интерес блюсти, был бы в деревне не уполномоченным по земле, а полным старостой». — «А может, что по земле, дак и лучше, — прикидывался дальше Зазыба. — Не будет после великих хлопот. Ну, свои пожурят трохи, да и… Кому-то за землёй тоже надо приглядывать». Браво-Животовский после этих Зазыбовых слов даже захохотал: «Бросал бы ты, Зазыба, свои фокусы. Все не веришь, что большевикам, как немцы говорят, капут? Или вид делаешь, что не веришь? На вот, читай!» — сказал и тут же достал из внутреннего кармана тёплого пальто на овчине потёртую газету, которая от частого разворачивания да передачи из рук в руки имела уже ветхий вид. Это была «Правда». Зазыба вспомнил, как обманулся однажды в Бабиновичах, приняв за настоящую «Правду» фашистскую подделку, которая печаталась где-то в Прибалтике, в Риге, что ли, поэтому теперь развернул эту на полную ширину, благо не было ветра на улице, всмотрелся во все странички. Эта была настоящая, выпущенная в Москве. Несмотря на потрёпанный вид, число выхода в свет значилось на ней совсем недавнее: 22 октября. Зазыбе довольно было убедиться, что в руках его не подделка немецкая, как глаза сразу нашли то, из-за чего Браво-Животовский собственно и решился показать газету, — «Постановление Государственного Совета Обороны», в котором говорилось: «Оборона столицы на рубеже, который находится в 100—120 километрах от Москвы, поручена командующему Западным фронтом генералу армии Жукову… С целью тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла войск, которые обороняют Москву, а также с целью предупреждения подрывной деятельности… Государственный Комитет Обороны постановил: 1) ввести с 20 октября 1941 года в городе Москве и в районах, прилегающих к городу, осадное положение». Значит, чёрные стрелы на немецких картах, которые до сих пор приводилось видеть веремейковцам, в том числе и Зазыбе, недаром доходили с северного направления до самого Солнечногорска. От железнодорожной станции Крюково которую немцы тоже нанесли на карты, до Ленинградского вокзала столицы оставалось всего сорок километров…

«Ну что ж, — после некоторого замешательства сказал Зазыба, — дело нехитрое: до Москвы доходил!… А после оказывалось, что этого недостаточно. Слыхал же небось, люди издавна говорят — как аукнется, так и откликнется?» — «А, — со злой обидой отвернулся, чтобы уйти от него, Браво-Животовский, — тебе хоть кол на голове тёши!…»

Тем временем с самообороной в Веремейках получался один смех.

Поскольку на деревню из полутораста дворов по немецким меркам полагалось не меньше пяти полицейских — из расчёта один полицейский па тридцать дворов, — то Браво-Животовскому было нетрудно добиться в Бабиновичах добавочного оружия. Правда, немцы не очень-то расщедрились. На веремейковскую самооборону Гуфельд приказал выдать под ответственность Браво-Животовского ещё одну бельгийскую винтовку и к ней полтора десятка патронов, как говаривал Микита Драница, с широкими заднюшками. Носили винтовки по очереди — кому выпадало сторожить па деревне, тот и общую винтовку себе на это время брал. Первому пришлось ходить ночью с винтовкой Ивану Падерину. «Ничего, — сказал он назавтра мужикам, — жить можно. Аккурат при старом режиме. Хочешь — ходи себе по улице, а хочешь — к жёнке подавайся. Никому до тебя дела нет и никто тебя не видит». Второму выпало сторожить деревню Силке Хрупчику. Тот тоже своё отношение высказал: «Дело нехитрое, только бы тебя никто не цеплял». И когда наконец очередь дошла до Микиты Драницы и тот утром сдавал винтовку следующему по очереди, то выяснилось вдруг, что она для стрельбы уже не пригодна: в патроннике кто-то просверлил дырку. Браво-Животовский сразу же кинулся по дворам: кто испортил оружие? Но мужики, которые уже отбыли свою очередь, посторожили деревню с винтовкой, только разводили руками: мол, тут не просто гвоздь, а дрель нужна, да и соседу отдал её справной, пускай подтвердит.

И правда, в следующем дворе хозяин, как и полагалось, охотно подтверждал — ага, брал винтовку целой и отдавал не повреждённой.

Наконец цепочка привела Браво-Животовского к последнему веремейковскому двору — снова к Миките Дранице. Пришлось полицаю взять приятеля за жабры. А тот, как и все остальные, кто имел отношение к оружию, — знать ничего не знаю и ведать не ведаю. А в своё оправдание довод привёл: «Не могли же они, как там его, наши мужики, залепить эту дырку, чтобы я не увидел». — «Может, ты пьяный был?» — спрашивал Браво-Животовский. «А при чем, как там его, это? — не иначе, надеясь на друга, таращил свои наивные глазки Драница. — Смог же я эту дырку заметить сегодня, так почему не смог вчера, ежели бы она была?» — «Значит, кто-то просверлил патронник ночью, когда винтовка находилась у тебя. Признайся, где ты был, что делал, чем занимался?» — «А нигде, как там его, и ничем! — с той же наивностью упирался Драница. Наконец сознался: — Ну, выпил вечером трохи. Ходил-ходил в темени по улице, как там его, после и заглянул на огонёк к Василевичевой Ульке». — «Какой там ещё огонёк? Какая Василевичева Улька?» — «Ну известно, какой, как там его, огонёк, известно, наша веремейковская Улька. Гнала в Корнеевом овине вчера самогон, говорила, будто за старые долги. Ну, я и хлебнул тама ажно два ковша, как там его, прямо ещё тёплой, а закусить нечем было. Известно, баба. Если бы мужик, как там его, самогон этот гнал, так и закусь при себе держал бы. А то одна цыбулина. Ну, я и с копыт долой, видать, сразу ударило». — «Где, у Ульки?» — «Не, по дороге к дому, как там его. А проснулся наутро, дак винтовка рядом со мной лежала. Это я помню. Как там его, с чего ты взъелся? Раз нельзя будет теперя стрелять из неё, этой винтовки вашей, дак бери себе все наши патроны и охоться на кого хочешь, вон намедни, сдаётся, кабаны приходили под самые Подлипки».

Как говорится, с дураком дальше порога не уедешь.

Браво-Животовский брезгливо поморщился на Микитов совет, передразнил: «Кабаны, кабаны, как там его! Откуда там кабанам взяться?» — «А почему бы и нет? Лоси откуда-то пришли же, как там его?»

Видя, что Драницу мало трогает загадочная история с винтовкой, Браво-Животовский решил припугнуть деревенского недотёпу: «Ты глупостей не городи, Микита, — сказал он уже без крика, но строго. — Раз допустил провинность, готовься отвечать. Придётся отвести тебя в волость да посадить там в холодную. Будет тебе тогда жарко. Сразу протрезвеешь». —«А я и так не пьяный. Только как ты меня поведёшь?» — «А на верёвке!» — «Ну, ты очень-то не пугай, как там его!» — «Я не пугаю, а в Бабиновичи все равно отведу». — «Ну и веди, раз так! Только мужики, как там его, не могли сделать в железе такую дырку. Это ж просверлено. А сверло, как там его, было в деревне только у Василя Шандабылы». — «У Василя?» — «Дак Василь же на фронте». — «Добра, проверим!»

Ничего не оставалось, как отправиться на Шандабылов двор. «Где Василёва дрель?» — спросил полицейский Шандабылову жёнку, которая выбирала последнюю картошку в огороде за хатой. «Дак где ей быть, как не дома», — охотно ответила женщина и, отирая на ходу руки о посконную юбку, повела Браво-Животовского в кладовку.

Оказалось, Шандабылов инструмент лежал дома и от бездействия, если можно так выразиться, почернел. Но дрель никто из дома не брал, а тем более не пользовался, иначе это легко можно было бы теперь определить. Значит, в Веремейках ещё у кого-то был такой инструмент. Конечно, подозрение в первую очередь пало на Андрея Марухина. «Неужто пленный? — спохватился Браво-Животовский. — Ну и примак! И как это я не подумал сразу?» Но напрасно полицейский потирал руки: новый веремейковский коваль наотрез отверг обвинение, предложив Браво-Животовскому сделать в кузне и в доме Хохловых, где он жил, повальный обыск. «Это же особый инструмент, дрель, его в кузне не сработаешь, — пожимал он плечами, наблюдая, как Браво-Животовский переворачивает все вверх дном. — Да и как можно было вообще просверлить дырку в патроннике, если винтовка находилась все время при Дранице?»

Сильно желая докопаться до правды, Браво-Животовский снова подступился к своему приятелю. Но и теперь Микита клялся и божился, что даже в пьяном виде он как надлежит хранил оружие. «Ты вот что, — посоветовал Браво-Животовскому Роман Семочкин, — ты, Антон, покуда не говори про винтовку коменданту, а то неведомо ещё, как оно обернётся для самого тебя. Это ж не шуточки, это ж явная диверсия!»

Пришлось Браво-Животовскому запастись мстительным терпением. Зазыба от души посмеялся про себя над чьей-то хитрой проделкой: «Ишь, ты!…» Ну, а все остальные мужики в Веремейках открыто за животы хватались. «А главное, — не таясь скалили они друг перед другом зубы, — что толку теперь с той самообороны, ежели не из чего стрелять?» Так и решили без общего деревенского схода, но дружно, не надо считаться, записаны они в самооборону или нет, а караулить Веремейки обязан каждый, раз уж нельзя без этого обойтись. С того дня бельгийская винтовка, словно старец перехожий, и путешествовала, не минуя ни одного двора, из конца в конец Веремеек.

Если Браво-Животовский после этой переделки затаил злобу, то Денис Зазыба — надежду, то есть один стремился найти злоумышленника, который испортил винтовку, сделал её негодной, а другой только хотел узнать, кому это в Веремейках пришло в голову и кто на такое дело вообще способен. Но и Браво-Животовский, и Зазыба, теряясь в догадках, приходили к одному — не иначе Андрей Марухин.

Разумеется, Зазыбе хотелось побыстрей сговориться с этим человеком. Он стал наведываться в кузню чаще, чем раньше, по причине и без причины. Однако остаться с кузнецом вдвоём было не просто, вечно там толпился веремейковский люд.

Помощь пришла с той стороны, с какой Зазыба её не ждал.

В самом конце октября вернулся из плена Иван Хохол. Пришёл он в Веремейки глубокой ночью, когда зябли под холодной моросью соломенные крыши, а деревенские петухи не во второй ли уже раз готовились на насестах спугнуть глухую тишину. Известное дело, солдат не думал застать среди ночи в своей хате чужого человека, но шума не стал подымать. Да и не из-за чего было, как он сразу убедился. По тому, как вели себя его ребятишки, — а их в семье росло четверо погодков — можно было догадаться, что у Палаги с этим незнакомым парнем, много моложе её, видать, и вправду не дошло до греха. Потому у Хохла хватило и ума и выдержки, чтобы в горячке не отравить той радости, которая воцарилась в доме с его приходом, хотя до войны между мужем и женой случались не только ссоры, но и яростные драки. Теперь же поведение Ивана в этом смысле было таким безукоризненным, что Палагу удивило и потрясло. «Вот уж намучился где-то, дак намучился, — пожалела она мужа и, не раздумывая, тут же отказала своему постояльцу: — Ты уж, Григорьевич, сегодня же поищи себе местечко у кого другого». Она выказала такую решительность, что хозяин даже попытался заступиться за коваля: «Зачем человека ночью из хаты гнать?» — «А у него кузня есть, ночь переспит, ну, а завтра пускай ищет себе постоянное жильё, — сказала на это Палага, немедля желая избавиться от чужого присутствия в хате, и добавила, чтобы окончательно успокоить мужа, чтобы у того не оставалось никаких сомнений, — хватит того, что я этого молодца из лагеря ослобонила. Нехай спасибо скажет». Тогда Иван Хохол спросил: «Ты что, правда кузнец?» — «Могу, конечно, и кузнецом быть, — ответил Андрей, которому тоже не слишком улыбалось встревать между мужем и женой. — Когда-то молотобойцем у кузнеца стоял, с полгода, вот и научился кое-чему. Нынче пригодилось». — «Тогда Палага правду говорит, — неожиданно улыбнувшись, рассудил хозяин, — с такой работой без жилья не останешься», — и тут же словно потерял всякий интерес к человеку, жившему до сих пор в его доме. Дольше испытывать терпение Ивана Хохла и его Палаги Андрей Марухин не стал. Во-первых, не было никакого в этом резона, а во-вторых, он действительно носил в душе великую благодарность к этой женщине, которая была ему совсем неровней и которая, не обращая внимания ни на что, даже на возможность возвращения мужа, не только отважилась взять его из лагеря военнопленных в Яшнице, но и привести к себе в дом. И Андрей сразу собрал свои вещички — и вышел на крыльцо, вызвав туда хозяина.

«Ты, солдат, не думай худого про Пелагею Федосовну, — сказал он. — Нет причин думать так. Теперь все мы должны помогать друг другу. Может, и тебе кто-нибудь уже помог. А она, твоя Пелагея Федосовна, мне, как видишь, помогла. Так что не держи за пазухой камня, если невзначай его принёс». — «Ладно, разберёмся», — неохотно проронил Хохол и ушёл обратно в дом. Андрей Марухин постоял немного на чужом крыльце, за осень успел к нему привыкнуть, даже прогнившие доски, до которых хозяйские руки не дошли, поменял, потом запахнул на себе кожушок, что дал ему один человек из Кавычичей, — тоже, как и весь теперешний скарб его, вроде платы за кузнечную работу, — и двинулся к кузне, чтобы подремать остаток ночи.

Наутро вся деревня знала, что вернулся с войны Иван Хохол и прогнал Палагиного примака.

Понятно, что и до Зазыбы сразу дошла эта новость. «А почему бы нам не взять кузнеца к себе?» — прикинул он и сразу же поделился своим расчётом с домашними. «Дак, — растерялась сперва от его слов Марфа, а затем чисто по-женски рассудила: — А что ему делать тута с вами? И каково это будет, ежели соберутся три мужика в доме? Вон сколько дворов в деревне стоит без мужика. Ежели по мне, дак нехай бы он сразу шёл на постой к кому-нибудь. Без этого теперя ему все равно не прожить. Хата нужна, что с той кузни? Это покуда не задуло-замело, дак…» — «Ну, а если опять кто вот так, как Хохол, нагрянет?» — с укором поглядел на жену Зазыба. «А нашто ему идти к той, что замужем? И Палага неладно сделала, что повела его к себе, когда свой где-то, неважно где — на войне или в плену. Муж есть муж, только бы живой остался. А где он — какая разница. Я её тоже не хвалю и тогда не хвалила». — «Дак разве ж она для этого привела себе мужика? — обозлился Зазыба. — Первое, они совсем не в тех годах, второе…» — «Пускай неровня и пускай не для этого, как ты говоришь, брала мужика из лагеря, — азартно трясла головой Марфа. — Самой надо было соображать, что муж ещё живой. Хоть для виду, а надо. Не всех же поубивало, хоть и нет их пока?» — «Конечно, твоё слово верное, — в нерешительности почесал кончик носа Зазыба. — Но ведь человека как можно скорей надо устроить. Сама же говоришь, что по солдаткам неладно шляться, значит, у нас…» — «И не обязательно у нас, — снова заперечила мужу Марфа. — И не обязательно к солдаткам. Есть же в деревне и безмужние. Взять хотя бы Ганну Карпилову». Зазыба задумался.

«На этой Ганне у нас будто свет клином сошёлся!…» — с сокрушением сказал он немного погодя. «Ну, тогда делай как знаешь, — махнула рукой Марфа. — Вам подсказываешь по-человечески, а вы все наперекор, все вас подмывает…» Зазыба поморщился, но пересилил обиду и весело сказал жене: «Что ж нас теперь подмывает? Нам бы только… Одним словом, сводником я быть не собираюсь, а человеку, пока что к чему, пока разберётся, куда ему пристать, к чьему порогу податься, помочь надо. И ничего другого не вижу на сегодняшний день, как позвать к нам». Так он и сделал, чем все-таки опечалил свою хозяйку, потому что не подозревал, что Марфа неспроста настаивала свести кузнеца с Ганной Карпиловой: она оберегала таким образом сына, Масея, боясь, как бы «соломенная вдова» не взялась за того по-настоящему — от матери не укрылось, что Масей не раз и не два уже наведывался на се двор. Когда же Денис Евменович дознался об этом, он понял, почему Масей в утреннем разговоре не взял ни отцовой, ни материной стороны, а попросту молчал. Но вышло так, как хотела Зазыбова Марфа. Андрей Марухин, которого привёл из кузни Денис Евменович, прожил у Зазыб недели полторы. В ту пору как раз молотили на гумнах хлеб. Ганна Карпилова тоже принялась за это дело, благо что её полосу в Поддубище Чубарев пожар ночью совсем не тронул, и одних ржаных снопов хватило теперь на целый овин. Ну, а поскольку без мужских рук с молотьбой было не справиться, она попросила подмоги у Зазыб — отца и сына. Андрей ради такого случая тоже запер кузню и напросился поработать на току. «Все-таки я механизатор широкого профиля, — похвастался он. — Хоть и не цепом, однако же помолотил немало разного хлеба. Бывало, дни и ночи напролёт по колхозным токам приходилось пыль глотать да мешки бабам подносить». — «А теперя вот Ганне пособишь, — сказала очень довольная Марфа Давыдовна. — Да и…» Но увидев, как свёл над переносьем брови Денис Евменович, спохватилась.

За короткий осенний день, которого хватает только собраться в дорогу, трое мужчин набили снопами овин в гумне, подмели ток и наносили коряг с Зазыбова двора. Оставалось жечь их ночь напролёт, чтобы до утра снопы могли высохнуть.

Никто нарочно не подстраивал, но случилось так, что в овине с Ганной остался Андрей: Масей с отцом вернулись ночевать домой, чем весьма утешили Марфу. С того вечера коваль больше и не приходил к Зазыбам, даже нехитрые вещи не забрал — Марфа сама отнесла на новое местожительство, сказав: «Счастье в дом, а дьявол вон».

Между тем за полторы недели, которые прожил Андрей Марухин у Зазыб, хозяин успел коротко с ним сойтись. По душам говорили они один на один обо всем, что было важно и от чего зависела дальнейшая жизнь и в деревне и за её пределами; заглядывали, конечно, мысленно и дальше Забеседья, все больше туда, где решалась судьба войны. От бывшего танкиста Зазыба впервые узнал, как обороняли наши войска Могилёв. Не то чтобы впервые. Газеты про оборону Могилёва уже сообщали. Но масштаб обороны, её героизм поразили Зазыбу только теперь, когда рассказал о ней сам участник. Боевые части 61-го стрелкового корпуса тогда занимали позиции вдоль Днепра от Орши до деревни Дашковка, что находится слева от Могилёва, в нескольких километрах от него. Сам Могилёв обороняли 172-я стрелковая дивизия и 394-й полк 110-й дивизии, которая основными своими силами была расположена между деревней Мосток и городом Шклов. Активное участие в обороне принимали народные ополченцы. Без достаточного количества танков, без надлежащего авиационного прикрытия сверху, без долговременных оборонительных сооружений, в условиях полного окружения защитники Могилёва почти целый месяц выдерживали массированный штурм танков и мотомеханизированных соединений врага. А вообще — оборону Могилёва можно было бы поделить на три периода. Первый — когда бои на далёких подступах к городу, начиная от Березины, вели только разведывательные и передовые отряды 61-го корпуса. Затем, с 9 по 16 июля, началась настоящая оборона, уже на окраинах города и в двух направлениях от него. Третий этап тянулся с 16 по 27 июля, когда войска, обороняющие город, дрались в окружении. Андрей Марухин прошёл через все эти этапы. Танковая рота, в которой он воевал, выгрузилась из эшелона вместе с частями корпуса в конце июня на железнодорожной станции Луполово и замаскировалась неподалёку среди высоченных сосен. Оттуда в бинокль хорошо виден был город — большой вал за Днепром, и на нем белые стены древних зданий и красивая ратуша рядом с православными соборами. В те дни ещё не поступил в войска приказ Сталина: «Могилёв сделать Мадридом», — но все, начиная от командира корпуса и кончая рядовым солдатом, понимали, что днепровский рубеж должен стать преградой для врага, который к тому времени уже приближался к Смоленску по Московскому шоссе. Политруки в своих беседах с красноармейцами вспоминали историю — битву под Головчином, которую генералы Петра I дали шведскому королю Карлу XII в 1708 году; а также битву под Салтановкой в 1812 году, когда корпус генерала Раевского заставил отступить войска наполеоновского маршала Даву…

Тем временем с запада уже доносилась канонада. Могилёв каждый день бомбили немецкие самолёты. Корпусная эскадрилья, которая перебазировалась на местный аэродром тоже в конце июня, не могла в одиночку справиться с ними, поэтому город с воздуха был незащищен, когда танки Гудериана оказались в районе Белыничей и Круглого.

Никто не знал в точности, что происходит на той стороне Днепра, в ста километрах к западу от Могилёва. Ходили слухи, будто уже сдан Бобруйск. Наконец через Могилёв начали отступать тыловые части 20-й и 13-й армий. В Луполове их увидели утром, а к вечеру танковая рота получила приказ выделить для передовых отрядов по несколько боевых машин и двигаться навстречу врагу. Экипажу, в который входил Андрей, выпало задание поддерживать передовой отряд в составе стрелковой роты. В столкновение с врагом отряд вошёл за Друтью, возле местечка Шепелевичи, что на реке Вабич. Хотя бойцы все время и искали противника, однако встреться с ним здесь, далеко от шоссе Могилёв — Минск, считай, в глухом углу, было неожиданностью. Боя тогда не случилось, потому что немцы не приняли его, отступили за Круглое. Зато на другой день, уже возле деревни Ухвала, что на реке Можа, пролилась кровь с той и с другой стороны. Немцы приметили отряд с самолёта-корректировщика, а встретили его на старой плотине, открыв огонь из двух пушек сперва по танку, потом по пехоте. Танк был подбит сразу, но не уничтожен, из него можно было стрелять, и наводчик уже третьим снарядом угодил в первую вражескую пушку за плотиной. Другую пушку заставили замолчать при помощи гранат стрелки, которые в едином порыве бросились было в атаку и — отступили, потому что их встретил сильный пулемётный огонь. Вместе с пехотинцами в тот день отошли от Ухвалы и танкисты с подбитого танка — механик-водитель, то есть Андрей Марухин, наводчик Семён Кулешов и командир танка Федор Сивцов. Позже, уже в боях за Могилёв, оба они — и Сивцов, и Кулешов — погибли, как говорится, в пешем строю, а Андрею Марухину ещё раз выпало сесть за рычаги танка, когда немцы начали прорыв па стыке 172-й дивизии 61-го корпуса и 187-й дивизии 45-го корпуса. Но и в этот раз недолго ему довелось повоевать: вражеским снарядом заклинило башню.

Отступал за Днепр Андрей Марухин вместе с бойцами 187-й дивизии, но на шоссе Могилёв — Гомель вскоре наткнулся на своих: тут, с юго-востока, обороняли город батальоны 747-го стрелкового полка. Собственно, позиции этого полка доходили отсюда до самого Луполова. Понятно, что Андрею захотелось добраться до того леса, на окраине пригорода, где стояла в конце июня их танковая рота. Но о ней там уже никто не знал, и Андрею ничего больше не оставалось, как снова сделаться пехотинцем. Из штаба полка, куда он вернулся было за подмогой, его направили во 2-й батальон, которым командовал старший лейтенант Сибиряков. С этим батальоном бывший танкист и делил судьбу до конца Могилевской обороны…

Зазыба тоже много чего рассказал Марухину. Не утаил даже, что встречался в Гонче с секретарём подпольного райкома Манько. «А теперь вот наново все надо начинать, — пожаловался он. — Казалось, дело уже совсем налаживалось, не хватало только в самом деле взяться за оружие, а тут это несчастье — аресты в Мошевой!…»

Андрей вполне доверился Зазыбе, сам заводил откровенные разговоры, пока однажды не спросил в лоб: «Ну, а на кого в Веремейках можно рассчитывать, если дело действительно дойдёт до дела?» — «Перво-наперво надо отыскать нашего председателя колхоза Чубаря, хотя, насколько мне известно, он куда-то скрылся». — «Ну, а ещё на кого?» Пришлось Зазыбе развести в ответ руками: «Сам видишь, какие у нас мужики!… Двое здоровых на всю деревню осталось, дак и те… один полицейский, другой — староста. Но я так думаю, что тут в дело может пойти каждый». — «Нет, Денис Евменович, из ваших мужиков войска не сложишь, сколько ни думай. Это я вам говорю как человек повоевавший. Ваших драниц, хрупчиков, падериных можно будет, конечно, использовать. Но, как говорится, на подсобных работах. А для борьбы надобны настоящие бойцы».

Конечно, Марухин был абсолютно прав, говоря так. Это Зазыба ясно понимал. И, может быть, потому-то Андреевы слова недобро зацепили его за душу, словно не он только что разводил руками и говорил: «Сам видишь, какие у нас мужики!…» Но это был уже чисто веремейковский гонор — мол, нехай мы и вправду сухорукие, нехай мы киловатые, однако все равно, — что ты, человече, понимаешь о нас? «Ну, начинать дело только с нашими мужиками, наверно и вправду, нет смысла, — выждав немного, рассудил Зазыба. — Верней, не начинать, а… я хочу сказать, положиться только на веремейковцев в таком деле не то что нельзя, а просто несерьезно будет. Надо присмотреться к другим деревням, поискать там нужных людей». — «Надеюсь, у вас на примете уже есть такие?» — «Как сказать…— Зазыба задумался, потом стал перечислять: — Уж теперь наверняка можно считать, что Захар Довгаль в Гонче полностью надежный. Недавно разузнали, что в деревне, в пяти километрах отсюда, живет Василь Поцюпа. В НКВД до войны работал. Думаю, на него тоже положиться можно. В Белынковичах осел после плена учитель Мурач. Значит, если хорошенько умом пораскинуть да по-хозяйски подойти, то кое-какую мобилизацию можно провести в округе. В каждой деревне кто-то найдется, от кого пользы можно ждать. Но и от здешних мужиков отмахиваться нельзя. Это неверно говорят, что не каждое лыко в строку. На нашем безрыбье покуда и рак сойдет за щучку. К тому же в военную пору не сразу отличишь — где трудная работа, где — легкая». — «Это так, — почему-то засмеялся Андрей. — В принципе я против ваших ничего не имею. И они на что-нибудь сгодятся. Ну, а оружие? Что об оружии слыхать?» — «Была недавно одна винтовка в деревне, да и ту кто-то испортил, — прищурился Зазыба. — И кто этот затейник, словчил так, чтобы осталось шито-крыто?» — «Было бы желание, — невозмутимо сказал на это Марухин». Через несколько дней Марухин снова подступился к Зазыбе. «Я вот что, надумал, Денис Евменович, — сказал он сразу. — Не настало ли время походить мне по деревням, показать и там мою кузнечную хватку, потому что в Веремейках уже, кажется, не к чему приложить руки, даже материала нужного не найти». — «Дело говоришь, дело», — подхватил, не совсем уверенно, Зазыба. Тогда Марухин сказал еще прямей: «Сами же небось думаете — одной испорченной винтовкой после не оправдаешься?» — «Это так — одной испорченной винтовки не хватит!…» — засмеялся Зазыба, блестя повлажневшими глазами. «Потому я и говорю, надо походить по окрестным деревням, приглядеться да прислушаться к местным жителям. Кроме того, сдается мне, теперь можно встретить и кого-нибудь из бывших солдат. Не один же я из лагеря сумел выбраться. Немало таких случаев было и до меня. Значит, наши где-то тут осели». — «А почему ты говоришь — бывший, бывшие? Вас же от воинской повинности никто не освобождал, а тем более от присяги?» — «Это правда, Денис Евменович, — подумав немного, согласился Марухин. — Никто нас ни от воинского долга, ни от присяги не освобождал. Но странно — за то время, пока я сидел в лагере, а потом у вас здесь, все, что было раньше, почему-то стал вспоминать и даже называть в прошедшем времени — бывший, бывшее… Ну, а теперь вот… Теперь приходится заново ко всему привыкать». — «Одно дело — привыкать, другое — душой принять». — «Ну, пусть так. Как того белынковичского учителя, вашего знакомца, зовут?» — «Мурач. Степан Константинович Мурач». — «Говорите, надежный человек?» — «Во всяком случае, глубоко идейный, это так. Ну, а насчет надежности… Людям вообще всегда надо верить». — «Как сказать, Денис Евменович. Навряд ли вы доверитесь теперь Браво-Животовскому с Романом Семочкиным!» — «Не о них речь, — спокойно возразил Зазыба. — Они — на виду, и все, кто не слепой, видят, что это за птицы. Хотя о Романе Семочкине тоже еще стоит подумать. Я говорю вообще о людях». — «Понятно, — кивнул Марухин. — Но в такие времена люди как раз и делятся на предателей, на тех, кто ни вашим, ни нашим, ну и на верных патриотов, конечно». — «Пусть будет так, — согласился Зазыба. — Не стану отрицать. Но верных все-таки намного больше, чем предателей. Вот они-то и есть по моим понятиям — люди. Даже те, которых ты правильно называешь „ни вашим, ни нашим“. Главное тут все-таки в доверии. Недаром говорится: был ни вашим, ни нашим, а сделался своим. А что выйдет с того, если мы и теперь, когда враг перед нами, будем подозрительно поглядывать друг на друга? От боязни мало приязни. Другое дело, что в условиях вражеской оккупации надо быть ещё осторожней, не обязательно каждый раз вывеску на себя цеплять — мол, глядите, кто я. Взаимности, понимания надо Добиваться другим путём. У нас в кавалерийском полку когда-то комиссар служил. Не очень грамотный человек, однако убеждения имел твёрдые. Так тот говорил — я своих и чужих издали по запаху чую, могу точно сказать, кто белый, а кто красный, кто за Советскую власть, а кто против неё. Придётся и нам теперь чутьё развивать, даже нюх нам понадобится. Конечно, вместе с революционной бдительностью. Ты это запомни, Андрей, раз берёшь на себя такое дело, ходить да глядеть». — «Благодарствую, Денис Евменович, я ваши советы учту. Значит, тотчас же и могу спросить в Белынковичах, где живёт Мурач?» — «Да», — уверенно ответил Зазыба.

Потом, уже бессонной ночью, Зазыба подумал, что и ему тоже было бы не худо побродить нынче от кузни к кузне по Забеседью вместе с таким человеком, как Андрей Марухин, жаль только, что в молотобойцы по годам да по немощам не годен.

До сих пор Зазыба все мог предвидеть, на это у него хватало и чутья, и сообразительности, но догадаться наперёд, что у них с примаком — иначе за глаза Андрея Марухина в Веремейках уже и не звали — так быстро дело станет на верные рельсы, не сумел.

Андрей жил ещё у Палаги Хохловой и каждый день шагал в деревенскую кузню, а Зазыба уже таил желание перекинуться с ним словом-другим. Он понимал, что кузнец нужен ему как никто другой в деревне и что нельзя его упускать. И вот все случилось как надо. Правда, Зазыба не мог и подумать, что Андрей проявит такую инициативу, а если говорить прямо, то Зазыба раньше понятия не имел, как браться за дело, которое после исчезновения Чубаря и гибели подпольного райкома партии было в плачевном виде. Это приводило его в отчаянье. Понимая, что бездействие может недобро потом откликнуться, — это, считай, ещё легко сказано, — Зазыба просто не знал, как и к чему приложить силы. Оказавшись словно бы в тупике, он только терзался втуне, даром что имел перед собой ясную цель. И только сейчас когда дело вот-вот тронется с места, он почувствовал, сколько потрачено за эту осень душевных сил да и здоровья. Тут-то Денис Евменович и понял, что в их с Чубарем спорах об организации сопротивления фашистам мало было здравого смысла. Ни максималист Чубарь, который готов был немедленно ломать да крушить все вокруг, чтобы хоть чем-нибудь навредить врагу, пусть даже ценой не просто больших, не равнозначных жертв, но и самоубийства, ни расчётливый, а потому, быть может, слишком осторожный Зазыба, который стоял за более разумное начало, были не правы. Напрасно тратя время, оба они не в состоянии были сделать первый шаг в нужном направлении, и оба желаемое выдавали за действительность; получалось, чтобы начать действовать, им нужен был поводырь — либо секретарь подпольного райкома, либо вот этот самый механик с подбитого танка, что без долгих размышлений просто-напросто предложил самое нужное в нынешних условиях — пойти по деревням, прислушаться да присмотреться к местным людям, чем живут в оккупации и что собираются делать, а заодно поискать и окруженцев, бывших военнопленных… Ещё не зная, чем подобная затея может кончиться, Зазыба вместе с тем нутром чуял: чрезвычайно важно, чтобы за партизанское дело взялся военный человек.

А в его желании пойти вместе с Андреем по Забеседью остро проявилась та грызущая тревога, которая последние недели жила в нем, как говорится, под спудом — глубоко спрятанная, и причиной её было недовольство собой, верней, невозможность включиться в русло активной борьбы, какой требовала обстановка. И не только это. Была для грызущей тревоги и иная причина. Ошибался тут Зазыба или нет, однако он стал примечать, что по мере отхода фронта все дальше на восток, замыканные крестьяне начинали вроде бы успокаиваться, вроде никого из них больше не касалось, что делается на свете, то есть за Веремейками и дальше. Теперь, казалось, только такие события, как возвращение Ивана Хохла да изгнание среди ночи Андрея Марухина, способны были встряхнуть на некоторое время веремейковцев, заставить говорить по душам. Даже случай с самообороной стал, считай, заурядным происшествием, которому, может, и найдётся потом место в самом конце длинной цепочки деревенских былей и небылиц. Все чаще вспоминал Зазыба давнюю беседу на родном дворе — было это уже после возвращения Масея, когда забрёл к ним Зазыбов сосед, Кузьма Прибытков. Старый человек, много повидавший на своём веку, он свёл разговор к тому, что, мол, мирные люди и есть мирные, и хочешь не хочешь, а придётся им всем вживаться в «новый порядок». Правда, Зазыба вроде заставил тогда Прибыткова сказать это, вроде сам подбил повторить за ним эти слова, но теперь он склонён был считать, что такая мысль целиком исходила от Кузьмы Прибыткова. В конце концов не в том даже дело, от кого исходила, с кого начиналась. Важно, что разговор этот возник и теперь как будто оборачивался явью…

* * *

Когда в самую непогоду Зазыба наконец добрался до собственного подворья да сбил шапкой под навесом внутреннего крыльца налипший снег с одёжи, в доме уже давно отобедали.

Под поветью стояла чужая лошадь.

Зазыба раньше услышал её, чем увидел, до него явственно долетело вдруг живое фырканье, какое ни с чем не спутаешь. Между тем ни в заулке, ни тут, за воротами, никаких следов не осталось. «Значит, кто-то приехал до снега», — подумал Зазыба, как будто это было крайне важно.

Не жалея, что снова придётся попасть под мохнатый и уже набухший влагой снег, Денис Евменович, особо не выдавая себя, сошёл по ступенькам с крыльца, глянул под поветь. В непогоду там было темней, чем всегда. Но глаза освоились быстро. Да и лошадь сразу отозвалась на присутствие чужого человека — вскинула голову, брякнув удилами, перестала хрустеть сеном, которое лежало на дровах — на выбранной до половины крайней поленнице. Тут же, под поветью, стояла и повозка с затейливыми грядками. И лошадь, и повозка не были знакомы Зазыбе, значит, приехал кто-то из другой деревни да не рассчитал времени. Ну, а ежели человек двинулся по такой непогоде в путь, то наверняка по крайней необходимости.

Зазыба замер на момент, словно прислушиваясь к тому, что делалось в его доме. Но вокруг все было сковано мёртвым молчанием, только снег, что падал и падал с неба, производил некий шум, совсем не похожий на другие, знакомые всем шумы, возникающие на земле; шорох этот — и вправду это был мягкий и вместе с тем какой-то тревожный шорох, — когда наконец Зазыба стал его различать, почему-то напомнил ему довольно редкое явление в природе — рождение и смерть мотылька, что живёт всего одну короткую летнюю ночь. Бывало, в деревнях раньше всегда ждали её, этой ночи: тогда шалела в озёрах и реках рыба, стремилась к поверхности, словно задыхаясь, и мало кто утром возвращался домой без тяжёлого от рыбы лозового кукана.

«Кто ж это приехал?» — спохватился наконец Зазыба. Он вышел из-под повети и по старым, почти заметённым уже своим следам, пересёк двор, потом словно с неохотой или даже с суеверной осторожностью, толкнул ногой дверь в сенцы, думая, не заперты ли они изнутри. Из хаты навстречу хозяину кинулась Марфа, но не для того, чтобы предупредить о чем-то, — это Зазыба понял сразу, даром что в сенцах было темновато, — на лице у Марфы не было заметно никакой тревоги, и это обстоятельство, которое Зазыба отметил прежде всего, успокоило его, благо что и раньше, в прошлые годы, она вот так же выбегала ему навстречу.

То и дело поскальзываясь на полу, Зазыба стал аккуратно счищать с себя налипший снег — и с ног, и с ватника, Марфа метнулась помогать ему.

— На вот, голиком смахни, — подала она использованный в хозяйстве — и в бане, и в доме — берёзовый опарыш и, пока Денис Евменович шаркал им по сапогам, успела спросить: — Удалось ли зверя-то выследить?

— За озером нору нашёл. Но как ого взять, по такому снегу?

— А верно, что барсук в норе?

— Верно, — ставя голик на прежнее место, усмехнулся Зазыба, хотя, конечно, могло быть и иначе.

— Ну, раз в норе, дак уж выманить его оттуда сумеете, — сказала Марфа.

— А почему не говоришь, что у нас гость? — выпрямился Зазыба, пытливо глянув на жену.

— Дак…

Двери в хату Марфа не закрыла, когда выбегала в сенцы, и теперь слышно было, как оттуда, из дальней комнаты или как в деревне говорят, — из задней, то есть светлой половины хаты, долетали мужские голоса, среди которых выделялся Масеев; собственно, звучали два голоса, и один из них был Масеев. И хотя слов сына Денис Евменович чётко не разбирал, по тону чувствовал, что говорил Масей с кем-то знакомым, во всяком случае, с человеком, который не вызывал ни неловкости, ни стеснения.

И тем не менее для крестьянина главное — степенность. Не торопясь, Зазыба снял сырую стёганку, отдал Марфе и уж потом шагнул в переднюю половину хаты.

— Ну куда её такую? — бросила вдогонку жена.

— Положи на печь.

Зеркальце было вмазано над устьем печи, и хозяин повернулся к нему, глянул. Как и следовало ожидать, безусое и безбородое лицо его на ветру сделалось красным и словно бы покруглело, но из-под бровей, которые за последнее время совсем изменили цвет, стали почти седыми, по-прежнему глядели те же незамутнённые карие глаза. Непорядок был только на голове — волосы под шапкой свалялись, поэтому пришлось Зазыбе расчесать их пальцами.

— Ну, показывайте, наконец, гостя, — сказал Зазыба и все так же неспешно, будто экономя каждое движение, направился на заднюю половину.

Всего он мог ожидать, только не этого: гостем оказался бабиновичский портной Шарейка. Он сидел на табуретке спиной к двери, перед ним на лавке расположился Масей, который при появлении отца поднял голову и умолк. По тому, что Шарейкова деревяшка лежала, отцепленная от ноги, на перекладине стола, можно было попять, что портной гостит тут не один уже час. В простенке между окнами стояла и его зингеровская машинка, но не на фабричном, чугунном станке, как у него дома, а на самодельном, столярном, должно быть, чтобы легче было управляться с нею в дороге.

Зазыба прошагал от филёнчатых дверей уже чуть ли на середину хаты, успевая приметить, что нового появилось тут в его отсутствие, а Шарейка все не поворачивал головы к нему, словно бы это составляло великий труд. Но вот опущенные плечи дрогнули, беспокойно дёрнулась левая щека портного. «Не с добром Шарейка приехал», — подумал Зазыба.

Шарейково замешательство, или по-иному сказать — тревога, не осталось не заметным и для Масея, удивлённо поглядел он сразу же на обоих.

— А я думаю себе, чей это конь распряжён у нас под поветью, — нарушил тягостную тишину Зазыба и поздоровался за руку с портным, став рядом с ним. — Вот уж невзначай так невзначай, как моя Марфа приговаривает. Вижу, с инструментом к нам?

Зазыба сел на скамью рядом с сыном, так что Шарейка оказался теперь напротив него. Но напрасно он пытался угадать причину приезда, лицо его давнего знакомца за это короткое время стало совсем спокойным, словно никаких у человека и тревог на душе, зато в глазах, глубоких, иссиня-чёрных, явственно читалась мука.

Решил вот подзаработать, — ответил гость на Зазыбовы слова, мотнув головой на швейную машинку.

— Неужто в местечке работы не хватает? —Смотря какой.

— Известно, шитья. Сам же хвалился когда-то — старые заказы были, потом и от немцев поступать стали.

— Ага, стали, — Шарейка помолчал, словно прислушиваясь, что там, на улице, усмехнулся: — Такая наша доля — работу повсюду искать. Недаром же говорят, портной что курица, где ступит, там и клюнет.

— Нет, Шарейка, — засмеялся в свою очередь Зазыба, — не так ты говоришь. Курица, ступивши, и правда, клюнет, а портной небось клюкнет.

— И тут большого греха нету. Ай недоволен, что придётся на угощение разориться? Не тревожься. Мы с Масеем уже, слава богу, причастились, благо твоя Марфа из наших краёв, тоже не куксится. Ну, а по какому болоту тебя тем временем черти носили, дозволь спросить?

— Барсука ходил выслеживать.

— Ах да, я и забыл, Марфа уж говорила. Ну и как?

— Теперь, считай, надо собаку брать с собой, чтобы из норы выманить.

— Собака вряд ли поможет. Хитрый он, барсук. Да и снегу навалило.

— Я думаю, снег этот ненадолго.

— Думаешь, растает?

— Куда ему деться. Не похоже, что он крепко лёг, потому что первый. Тогда и за барсуком сходим. А, сын?

Масей улыбнулся. А Шарейка сказал:

— Не знал я, что Денисовичу барсучье сало потребно, у нас женщина одна недавно барсука убила. Прямо коромыслом. Без собак и без ружья.

— Ну, это дело не хитрое, — подхватил Зазыба. — Тут важно, чтобы…

— Ну, известно, важно. Важно, чтобы зверь наскочил на твоё коромысло. Так оно и было. Пошла баба по воду к колодцу, а он откуда ни возьмись — под ноги, благо колодец у нас на краю болота.

— Ничего, — почесал нос Зазыба, — мы на своего тоже управу найдём. Мы ему тоже дубец приготовили. Ну, рассказывай, что нового в местечке?

— Да, сдаётся, ничего.

— Так уж и ничего? — не поверил Зазыба.

— Ну, что было, дак вот мы с Денисовичем переговори ли. А я, вишь, и не знал, что он дома. Поворачиваю себе в заулок, думаю, что это ты мне со двора торопишься

ворота открыть, ан вижу — пет. Тут и признал. Говорю, неужто это ты, Денисович? Ну, мы и покалякали тут, покуда ты где-то бродил. И насчёт кожуха полюбовно договорились.

— Что правда, то правда, — сказал Зазыба. — Кожух ему нужен. Вот только не хватает одной овчины. Придётся занимать у людей.

— Ну, а ежели ты не выпросишь, дак я уж тем более. Из одной овчины сделаю две, только бы дело пошло на лад. Слыхал же небось — что у портного на ножницах осталось, то бог дал?

— Хочешь сказать, что кравец — вор, сапожник — буян, а коваль — пьяница? — подхватывая шутейный тон Шарейки, покивал головой хозяин. — Кстати, наш коваль тоже вот, как и ты, подался куда-то уменье своё показывать. Говорит, в Веремейках нету нужного железа, нету материала — мол, пойду поработаю у других.

— Ну вот, а ты спрашиваешь — неужто в местечке работы не хватает? Все мы такие, мастеровые. Всё мы по большим дорогам жизнь пытаем. А коваль и вправду ваш?

— Нет, из пленных. Наш где-то воюет.

— Тоже путаница. Свои воюют, а чужие солдаты на их постелях валяются. Оказалось вдруг, что никакие они не вояки — конечно, кто коваль, кто бондарь, а кто дак и просто полицай. То, чему их учили в Красной Армии, забыли Примаками у нас их теперь зовут.

Шарейка хоть и родился и вырос в местечке?, но рассуждал порой резко — может, по причине увечья, полученного на шахте, жила в нем какая-то оголённая, отчаянная жажда правды, потому и в речах был мало сдержан, из тех людей, которые в рассуждениях своих почему-то не боялись перебрать, будто бы наверняка знали, чем потом уравновесить; зато, когда уж доходило до дела, Шарейка вёл себя, как при портновском деле: с прикидкой, не дай бог испортишь чужую кожу или сукно.

— Ну, примаки — это другое, — сказал на Шарейковы слова Зазыба. — По-старому примак — когда в дом зятя берут, а не дочку в чужую семью отдают.

— Благодарствую за подсказку, — улыбнулся Шарейка, — но не я это выдумал про теперешних-нынешних примаков. Ежели подумать хорошенько, аккурат так оно и будет. А ваш ещё не пристал к кому?

— Не в этом дело — пристал или не пристал. Человеку же и вправду где-то приюта надо искать! — А по мне, дак этому человеку воевать по теперешним временам надо, а не приюта искать.

— Ничего не поделаешь, раз так вышло.

Странно, но Зазыбова покладистость, похожая на неразборчивость, вдруг возмутила Шарейку.

— Вот видишь, Масей, как твой батька заговорил? — почему-то обратился он за поддержкой к Масею, который все это время, казалось, равнодушно слушал беседу. — Понятно теперь, почему мы войну проиграли!

— Ну, это ещё пока далеко от правды, — вскинулся на него Зазыба. — Откуда ты взял, что проиграли?

— Сам подумай. Ежели ещё и не совсем проиграли, дак вот-вот…

— Что — вот-вот?

— А то, что чуть-чуть тоже не считается.

— Когда как.

— Во-во! Тебе, брат, только бы за что-нибудь спрятаться!

— Что-то я не понимаю тебя сегодня, Шарейка.

— А, не хочу я говорить о том, в чем мы оба, оказывается, ничего не смыслим, — махнул рукой портной и зашевелился на табуретке, готовый соскочить на пол— Давай-ка, Масей, лучше займёмся твоим кожухом. Марфа, где у вас овчина?

— Дак на чердаке ещё, на жердях, — отозвалась из передней половины хозяйка.

— Вы их хоть просолили в своё время?

— Понятное дело.

— Тогда несите.

— Пускай вот сперва Денис пообедает.

— Что ж, нехай пообедает, — несколько остыл Шарейка.

Недовольный тем, как он повёл, а потом и закончил разговор с Шарейкой, Денис Евменович поднялся со скамьи и, словно бы пристыженный, вышел на женин голос.

На столе уже дымился обед — глиняная миска серых щей — нынешнее лето, когда обирали кочаны, не посмели скормить скотине серую капусту, оставили себе па варево, — и, считай, привычная уже в их доме осенью тушёная картошка.

— А они-то пообедали? — спросил хозяин, имея в виду Шарейку и сына.

— Дак не шутят же. Сперва ждали тебя, а потом видим — поздно, ну и решили обедать. Подумали, может, ты до самого вечера будешь искать барсука.

— Но ведь обед на обед не то, что палка на палку?

— Ну, ты уж сам зови их во второй раз.

Зазыба опёрся ладонями на край застланной будничной скатертью столешницы, постоял так, насупившись, потом будто, наконец, решил что-то:

— Ладно, пускай себе.

Сколько ни ходил он по лесу — аппетита не было. Может, если бы Марфа сразу поставила перед ним этот упревший обед, как только Зазыба вошёл из сеней в хату и не встревал в разговор, он поел бы в охотку! А теперь…

Остывая помаленьку, Зазыба лениво цеплял деревянной ложкой капусту, которая сегодня казалась ему слишком грубой. И думал о том, почему у них с Шарейкой не получилось вдруг разговора. Масеево присутствие могло помешать, но не настолько же, чтобы не нашлось между давними приятелями обычного понимания. Хотя как раз из-за Масея Зазыба воздержался спросить у Шарейки про Марылю.

Самым загадочным оставалось поведение портного, когда Зазыба шёл к нему через комнату — Шарейка тогда в самом деле почему-то выглядел смущённым, смущение явственно было заметно даже по спине его, по напряжённой фигуре, да и по глазам Шарейки, пока разговор переходил с одного на другое.

«Ну, конечно, сегодня он сам не свой, — решил Зазыба. — Значит, не все сказал, ещё признается, из-за чего приехал в Веремейки».

Зазыба и тогда, когда Шарейка объяснял ему, и теперь, сидя за обедом, не верил, что тот собрался в дорогу в самую непогодь только ради того, чтобы заработать в Забеседье шитьём. Так оно и было.

Не успели Марфа с Масеем выйти в сенцы, чтобы залезть оттуда по лестнице на чердак, где висели на жердях невыделанные овчины, как следом за ними в переднюю половину хаты к Зазыбе на костылях (деревяшка так и осталась лежать под столом) приковылял Шарейка.

— Я при Масее не сказал. Забрали ведь девку твою! Зазыба хоть и был готов к худшему, но это известие внезапно его подкосило. Задержав ложку на полдороге к миске, он на секунду съёжился, чтобы унять волнение, потом зверовато глянул на гостя:

— Как это забрали?

— Ну, арестовали, — злясь на непонятливость хозяина, уточнил Шарейка. — Т-так!…— Зазыба дожевал, что оставалось во рту, проглотил. — Где ж она теперь?

— Не знаю. Арестовали вчера, а сегодня я, как видишь, запряг лошадь да, пока суд да дело, с машинкой на телеге сюда вот, к тебе.

— А Ганна где, жена твоя?

— Мы договорились, что она погостит у дочки в селе.

Зазыба будто только теперь, в эту минуту, заметил, что Шарейка еле стоит на костылях, спохватился:

— Ты садись.

Но портной не послушался — видать, не хотел зря двигаться, чтобы не потерять равновесия, тем более что здоровая нога ещё крепко держала его.

Было слышно, как на чердаке топали — Марфа с Масеем снимали с жердок овчины, клали их на среднюю потолочную балку, чтобы потом скинуть на пол в сенцы. Доски потолка хоть и не прогибались под ногами, но в щели между ними сыпался не то мелкий песок, который был насыпан поверх мха, не то обыкновенная пыль. Поневоле прислушиваясь к топоту, Зазыба с Шарейкой помолчали минуту-другую, потом Зазыба спросил:

— Думаешь, тебе опасно оставаться?

— Опасно — не опасно, а зря выставляться нечего. Да и не в этом дело. Надо же мне было сообщить тебе, что случилось с Марылей. И вот я о чем теперь думаю, — как-то ловко ты тогда проделал все, когда привозил её, даже невдомёк было, чем может кончиться. Спрашивал же я у тебя, чего мне это может стоить?

— Ну, спрашивал.

— А ты что?

— А то, что дело это тёмное. Я о ней столько же знаю, сколько и ты. Попросили отвезти в местечко да устроить, ну, я и сделал, как просили. А что к тебе обратился, так ты ведь тоже…

— Снова ты не о том, — болезненно поморщился Шарейка. — В конце концов, не кары страшусь. Может, след ещё и не выведет на меня. И нечего наперёд трястись. А вот что мы, не зная ничего, не смогли помочь дивчине, но уберегли её, дак тут с нас стоит спросить как полагается. Да и с поселением, сдаётся, промашку допустили.

— Как это?

— Видать, не стоило её в еврейский дом селить.

— Но ведь в то время одни еврейские дома и пустовали в местечке.

— И все-таки. Хоня-то Сыркин вернулся, с детьми. Ай не слыхал?

— Сам видел. Да при чем тут Хоня?

— Как тебе сказать? — подскакивая, Шарейка стал поправлять под мышками колодки костылей.

— А ты садись, — сказал ему опять Зазыба.

— Дак…

— Садись и говори по порядку все, что знаешь.

— Нелепица какая-то получилась. Выдали её соседи.

— Выдали?

— Да. Почему я заговорил про Хоню? Потому что с Хоней это и связано. Послушай-ка.

И Шарейка наконец сел.

— В местечко Хоня вернулся ранней осенью, — начал он, — когда немцы ещё у нас совсем мало побыли, а тут, видите ли, в хате его чужая девка живёт, к которой немцы чуть ли не каждый день наведываются. Ну, Хоня и пошёл себе дальше, искать пристанища. Поселился у чужих людей. А соседи за это зуб точат на Марылю, мол, человека без крова оставила. Словом, не по нраву пришлась она нашим местечковым. Понятно, кое-кто начал следить за ней. Детей на это тоже стали подговаривать — следите за этой немецкой курвой, если не сейчас, так после все пригодится. И вот намедни Хонины близнецы да ещё один такой же, сын начальника почты, полезли в кладовку к ней, а там — передатчик в чемодане. Конечно, ребятишки небось подумали, что вещь немецкая, раз немцы часто ходят в тот дом. А вышло не так. Не успели они вынести да перепрятать чемодан, как их застукали. Полицейский заметил. Ну и заставил показать, что в чемодане. А потом обрадовался и коменданту донёс. С того и началось. Хлопцев стали вызывать в комендатуру, а как припугнули чуть, те и признались, где взяли чемодан. Ну, а дальше сам можешь догадаться — пришли и арестовали девку. Это ребятишки думали, что чемодан немецкий, а комендант сразу догадался, что к чему. Оказывается, она нашим что-то про немцев передавала, даром что с проезжими офицерами все время для виду крутила. Поэтому я и думаю — не иначе, мы с тобой, Евменович, тут тоже чего-то недокумекали. Считай, одну её бросили. Отвезли на Хонин двор и бросили. Разве не так?

Но тут вернулись Марфа с Масеем, и Зазыба не стал отвечать Шарейке.

— Гляньте-ка, что там у нас уцелело, — позвала мужчин Марфа Давыдовна. — Одна-две шкуры и правда ещё ничего, на кожух сгодятся, а с той овечки, что прошлый год резали, сдаётся, пропала.

Шарейка охотно, а Зазыба просто за компанию — отправились в сенцы глядеть на задубелые овечьи шкуры, на которые нынче, если бы не такая оказия, что сам портной появился в доме, навряд ли нашёлся бы спрос, хотя Масею и нужна была тёплая верхняя одёжина.

Правда, Шарейка вслед за Марфой тоже признал одну овчину непригодной. Сказал:

— Лишай побил. — Но сразу же махнул рукой: — Подумаешь, хлопот-то!

Снова остаться с глазу на глаз портному с хозяином выпало уже под самый вечер, когда Марфа Давыдовна принялась управляться с домашней скотиной, а Масей, взяв в сенцах ведра, стал носить из колодца воду.

— Как думаешь, где теперь Марыля? — взявшись за притолоку, понуро, словно после тяжкого похмелья, спросил Зазыба.

— Люди видели, как вели её в комендатуру, — ответил Шарейка, — а дальше никто ничего не знает. Видать, держат там, ежели не увезли уже в Крутогорье. Скажу тебе, арест этот все местечко перевернул. Это ж надо — клепали черт знает что на девку, а на самом деле выходит, вовсе не чужая.

— Ты вот что, Шарейка, — наконец оторвался от дверей Зазыба и пошёл к скамье, где сидел в начало беседы. — Ты поживи покуда у нас. И вправду, шитьём займись. Не надо тебе сейчас возвращаться в Бабиновичи. Всякое может быть, она, конечно, не маленькая, знает, что других нельзя подводить. Однако… на допросе человек не всегда над собой властен. Одним словом, все ты правильно сделал — и что приехал ко мне сразу же, и что рассказал, и даже что Ганну свою на село к дочке послал. А мы тем временем попробуем что-нибудь разузнать. Не лишним будет в таком положении наведаться в местечко. Если и не сумеем помочь дивчине, так хоть будем знать, как вести себя. Но это я сам сделаю.

— А связь у тебя есть с теми людьми, что поручали тебе Марылю? — вдруг спросил Шарейка.

— Не дали мне такой связи. Позвали в один дом и попросили, чтоб я устроил её. Даже спросили, есть ли такой человек в местечке, который помог бы мне. Ну, я и сказал, что есть. Но имени твоего не назвал.

— Ну, а… в чей дом тебя звали, ты не забыл?

— Думаю, это ни к чему. И не стоит вмешивать в

наше дело больше людей, чем нужно, потому что цепочка может оказаться слишком длинной. Не дай бог, побежит по ней искра. Всех втянет, всем конец придёт.

— Известно, поберечься надо, — согласился Шарейка. — Но если прятаться друг от друга вот так, как ты советуешь, можно и совсем когда-нибудь пропасть, потому что сегодня ты жив, а завтра — нет. Сегодня ты один знаешь того человека, а завтра никто уж не будет его знать. А может, сегодня уже не только ты в нем нуждаешься. Я это к тому, что не все ещё тебе сказал. Дак послухай. На той же неделе, как раз в четверг, приходила Марыля к нам.

— Зачем?

— Бумаги какие-то принесла. Сказала, пускай у нас полежат, потом заберёт. Видать, уже не надеялась целиком на себя. Бумаги эти я тоже привёз. Теперь вот думаю — не иначе, надо их кому-то передать. Дак кому?

Зазыба в ответ только пожал плечами.

Тогда Шарейка достал из большой портновской торбы, что стояла на полу возле швейной машинки, свёрток и передал Денису Евменовичу.

X

Хоть нынешний год, согласно народному календарю, и предвещал, что зима ляжет на мёрзлую землю, и разом и очень низко, чуть ли не над крышами деревенских хат, летели на юг дикие гуси, и разом и начисто опадали листья с дубов да берёз, однако не прошло и одной ночи, как ветер переменился, подул с тёплых краёв и от него вскоре снег начал таять, не успев даже заматереть.

Правда, в лесу таяло медленней. Но и здесь как бы снова вырастали, выскакивая из-под снега, темно-зелёная дереза, порыжелый за осень и даже багрецом подёрнутый ягодник; между деревьями на отпотевших взгорках, словно большие лужи, обозначились проталины, которые становились все шире и шире.

С виду это освобождение от снега напоминало весну, да не совсем: не было того солнечного угрева и не струился от земли высоко, в рост человека, дрожащий воздух. Словом, получалось, что снег начал таять без всяких на то причин, а главное — надежды человеческие не оправдал: многим показалось, что зима нынешний год с болотных зазимков, с первых морозов, не иначе сразу же в метели с сугробами перейдёт.

Первым в Зазыбовой хате произнёс слово — не растает ли назавтра снег — бабиновичский портной Шарейка. Ночью у него болела культя, спать не давала, а на рассвете он дважды выходил во двор, один раз лошади сена подбросил, другой просто так — скорее всего потому, что доняла хозяйкина возня в доме. Стоя на своих костылях на крыльце, он и почуял, что ветер за тыном поменял направление, задул с другой стороны.

— Вот, недаром мы вчера дивились этому снегу, — словно похвалился портной перед Марфой Давыдовной, которая, видно от грохота Шарейковых костылей, тоже рано проснулась и набивала дровами печь. — А его быстро небось ветром сгонит. — Портной постоял, потом заковылял дальше и в избе сообщил уже теперь хозяину, которому Марфа постелила нынче между печкой-голландкой и шкафом: — Слышь, Денис, оказывается, зря я горевал вчера, сани, видать, покуда не понадобятся, буду ещё ездить на своей телеге. Снег-то, сдаётся, тронулся.

— Диво ли, этого надо было ждать, — ответил ему Зазыба, хотя хорошо знал, что Шарейке радоваться не долго: за первым снегом ляжет второй, потом третий, и зима своё все равно возьмёт; признаться, ему не по нраву было, что снег, как сказал Шарейка, так скоро «тронулся», пускай бы лежал себе.

— И вообще, — заключил Шарейка, — на санях ли, на телеге, а надо, видать, подаваться назад в местечко. Может, все там выглядит не так, как мне показалось, может, все тихо и все в порядке. Я пораскинул умом сегодня, лёжа тут у вас, дак надумал…

— Что же ты надумал? — машинально повторил Зазыба, чтобы только откликнуться, дать понять человеку, что он слушает.

— А то, что надо возвращаться мне.

Зазыба некоторое время молчал, потом поднялся с постели и вышел на свет босой, в одном исподнем.

— Ты это зря, Шарейка, — сказал он глухо. — Сам же понимаешь, это не только твоё дело, это всех нас касается одинаково. А раз так, то и решать должны вместе.

— Тебе легко говорить. Тебе!… А у меня там жена, дочка с дитем, дом. Да и не один. У зятя тоже ведь хозяйство есть. Так что…

— А все-таки не торопись, — чувствуя раздражение

Шарейки, примирительно сказал Зазыба. — Это ночью тебе с чего-то не спалось, дак…

— Гм, с чего-то!

— Словом, не казнись и не вини себя. Сначала в местечко, как и договорились вчера, наведаюсь я, а там уж будет видно, что дальше делать. Да и кожух ты обещал пошить Масею, значит, Марфа тоже уговаривать станет. Как ей откажешь. Нет, ты не пори горячки. Сейчас рассветёт — и на душе посветлеет.

— Ну вот, чужую беду — руками разведу. Ты хоть поглядел на бумаги, что от неё остались?

— А как их глядеть, если они не по-нашему написаны? По-немецки. Хоть до Микиты Драницы неси!

— Только этого теперь не хватало! — всерьёз воспринял Зазыбовы слова портной. — Грамотея нашёл. Дак, может, Масей прочитает?

— Нет уж, обойдёмся без него.

— А то ведь…

— Говорю, обойдёмся. И не кричи давай. Небось спит ещё.

— Ну как знаешь…

Шарейка больше не настаивал, они оборвали разговор, будто бы утратив друг к другу интерес; между тем каждый по-прежнему раздумывал над тем, что теперь для обоих стало главным.

Масей и вправду ещё спал — он занимал свой давний лежак, в головах которого стояла накрытая платком скульптура, сделанная с деда Евмена. Голосов он не слышал, да и вряд ли понял бы что-нибудь. Но дело не в том. Главное, отец не хотел, чтобы сын приобщился к секретам, которые обсуждал он с Шарейкой, не только не узнал, но и краем уха не услышал.

А тем временем в печи у Марфы разгорелся хворост, который она достала из запечья для растопки; стало слышно, как трещала, брызгая, смола, и через отворённые филёнчатые двери, что соединяли обе половины хаты, уже ложился оттуда на пол трепетный, чуть красноватый отблеск.

Хозяин был, судя по всему, прав, когда говорил, что утром на душе у Шарейки посветлеет: не успел серый, в тонких облаках восход за глинищем набрать неясной, даже мутноватой, розовости, как портной уже приладил зингеровскую машинку на самодельный станок и, не ожидая, пока появится на столе завтрак, над которым не переставала хлопотать хозяйка, стал придирчиво оглядывать со всех сторон скинутые вчера с чердака шкуры: дул на них и старательно мял руками. По тому, что их, эти овчины, полагалось ещё обработать, — а для такого дела нужен не один день, — можно было понять, что Шарейка остаётся в деревне; значит, портной все-таки пришёл к убеждению, что его отъезд в местечко сейчас ничего не даст и что лучше и вправду побыть некоторое время в Веремейках, тем более что и Зазыба тоже беспокоился о том же самом не меньше него. Правда, с приходом утра на душе у Шарейки отнюдь не посветлело, это только говорится, что утро мрак съедает — и даже на душе, однако портной уже был занят работой, и её хватало, чтобы не выдать стороннему глазу ни его тревоги, ни душевных забот.

После завтрака, окончательно отбросив тёмные мысли, Шарейка надлежащим образом взялся за Масеев кожух, хотя до сих пор редко занимался выделкой овчин, обычно ему приносили готовые; у Зазыбы не нашлось для дубления ни крушиновой коры, ни ржаного солода, тем не менее, дело успешно продвигалось, благо кругом жили запасливые деревенские люди и в каждой веремейковской хате можно было призанять нужное или попросить; во всяком случае, после обеда портной уже собрался плотно закрыть кадку с овчинами, а перед этим надумал сходить через дорогу к Кузьме Прибыткову: у них, у Кузьмы и Шарейки, были какие-то свои расчёты с давних времён, и Прибытков приходил за Шарейкой к соседям сегодня два раза.

Зазыба не перечил, только запер за портным дверь да бросил ему вслед:

— Ты там не засиживайся.

Самого его почему-то не тянуло из хаты, даже по хозяйству Марфе все время помогал Масей. Но и в хате Зазыба тоже не находил занятия. Слонялся с одной половины па другую, будто не знал, к чему приложить руки. Сын с женой немного удивлялись этому, однако в душу к нему не лезли, а тем более не догадывались, какая забота точила его, не давала ему покоя.

А Зазыба понимал — сколько ни откладывай, а придётся уже сегодня тащиться в местечко. Только ему казалось, что идти лучше к вечеру, чтобы оказаться в Бабиновичах незаметно.

Расхаживая так по дому со своими раздумьями, Денис Евменович не сразу услышал, как на повороте в заулок по неглубокому снегу простучали окованные железом колёса. Выглянул он в окно, когда было поздно: кто-то громко топал с наружной стороны на крыльце, кто-то тем временем привязывал вожжами лошадь за крайнюю столбушку, что выдавалась над палисадником. Увидев одного из приехавших, Зазыба испугался и побледнел. Это был немец!… Нетрудно было узнать и лошадь, запряжённую в таратайку, — на ней когда-то вместе с бургомистром Брындиковым приезжал в Веремейки Гуфельд. «Значит, на крыльце сам Адольф! — подумал Денис Евменович и тут же свёл все воедино: — Не иначе за Шарейкой приехали!…»

Зазыба отшатнулся от окна и замер на пороге между двумя половинами хаты, лихорадочно прикидывая, за что хвататься и куда что прятать.

Марфа с Масеем тоже услыхали стук в заулке, стали глядеть в окна.

— Ахти мне! — потрясённо всплеснула руками Марфа, увидев немца; она растерялась не меньше мужа, хотя ни о чем не знала и ни о чем худом не подумала.

Один Масей, пожалуй, не поддался общей панике. Глаза его и движения остались спокойными, только, может быть, слишком долго оставался он у окна, словно хотел увидеть нечто большее, чем то, что видел сейчас. Но вот он тоже оторвался от запотевшего по краям стекла, окинул вопросительным, хотя совсем и не тревожным взглядом отца, который все ещё стоял, вцепившись дрожащими руками в дверной косяк, и, должно быть поражённый его видом, хотел было выйти в сенцы. И не успел. Оттуда быстро наотмашь распахнулась дверь, и незнакомец занёс ногу через порог, собираясь войти в дом. Масей от неожиданности посторонился, потом ринулся вперёд и воскликнул:

— Алесь!

Это был давний Масеев дружок Алесь Острашаб.

Зазыба помнил этого Алеся ещё с тех пор, как в тридцать третьем году ездил в Минск на Первый съезд колхозников-ударников всей Белоруссии. Хлопцы жили тогда вместе на квартире, на Ляховке. Зазыба одну ночь даже ночевал у них, хотя его ждало свободное место в гостинице.

Марфа знала про Острашаба только с Зазыбовых слов, поэтому Денису Евменовичу даже странно было видеть, как она вслед за Масеем признала неожиданного гостя и уже готова была оказывать ему всяческое гостеприимство.

Масей с порога схватил Острашаба в объятия.

А Зазыба стоял на прежнем месте — он и теперь, при виде общей радости, не отнимал рук от косяка, — и хмуро, ещё совсем бледный, поглядывал в спину сыну, до конца не понимая, что тут происходит.

Но вот Масей повернулся к отцу, сказал:

— Это же Алесь, батька! Зря мы переполошились! — Затем подвёл Острашаба к матери, стал толковать и ей: — Алесь Острашаб, мама! Товарищ мой по Минску!

Марфа закивала в ответ головой и, казалось, ещё больше обрадовалась.

Острашаб, как отметил про себя Денис Евменович, мало изменился за восемь лет — свежий и молодой, не то что Масей, который после заключения, несмотря на материнский уход, все ещё не мог прийти в себя, набраться прежней силы. Правда, Острашаб смахивал на цыгана, а такие люди не быстро стареют, меняются внешне. Но плохим отцом был бы Зазыба, если бы не обратил внимания на разницу между приезжим гостем и сыном; он почувствовал внезапно вину перед Масеем, будто бы и вправду недоглядел его, не защитил от напрасных мучений.

Немец, что приехал вместе с Острашабом в комендантовой таратайке, почему-то не торопился заходить в хату, и его отсутствие дало возможность Денису Евменовичу наконец опомниться и спросить:

— Ты, Алесь, под конвоем или как?

Разумеется, гость не ждал от хозяина подобного вопроса и захохотал в ответ:

— С чего это вы взяли?

— Дак… немец в таратайке…

— А-а, — сказал Острашаб, — это комендант ваш в Бабиновичах пристегнул. Теперь он мне и за кучера, и за охранника. Но вы не тревожьтесь, солдат он смирный, а главное — культурный. Работал где-то в Баварии учителем до призыва в армию, теперь служит в Бабиновичах в комендатуре. Кстати, по-русски, а тем более по-нашему, по-белорусски, ничего не понимает. Только отдельные слова. Так что говорите при нем свободно, ничего не бойтесь.

— А я, признаться, подумал сперва, что это сам комендант нагрянул, — выждав момент, признался Зазыба. — И таратайка та же, и конь знакомый. Гуфельд приезжал на нем в Веремейки.

— Хвалился он мне.

— А ты, я вижу, служишь у немцев? — снова спросил Зазыба, а потом добавил: — Забыл, как тебя по батьке?

— Данилович.

— Дак служишь, Алесь Данилович?

— Вообще-то служу, — запнувшись, ответил Острашаб. — Только не немцам, а своему народу.

— Как это понимать?

— А так и надо понимать, Денис Евменович. Вы ведь тоже, по словам Гуфельда, поставлены заместителем волостного агронома в своей деревне?

— Дак это земля… этого требует земля.

— Ну и моей службы требует земля. Земля Беларуси. Масей, слушавший с любопытством и некоторой насторожённостью, вдруг спохватился.

— Ты лучше садись, а поговорить успеете, — сказал он.

— Ага, а то хозяин наш так и накинулся, — поддержала сына Марфа Давыдовна и засмеялась.

Защищая от отца, Масей усадил Острашаба на скамью, но тут же и сам спросил:

— Как ты нашёл меня?

— Не очень трудно было, — ответил Алесь, — Ты ж рассказывал, где твои Веремейки. Ну, а об остальном…

— А про меня, кто тебе сказал про меня?

— Якуб Войнилович.

— Где ты его видел?

— В Могилёве.

— Он там живёт?

— Нет, приезжал. А живёт тоже, как и ты, дома, в деревне. Он и рассказал мне, как сбежали вы от чекистов и куда ты направился.

— А почему ты оказался в Могилёве? Разве ты не в Минске теперь?

— В Минске. Но в Могилёв наезжал по одному делу. Кстати, в некоторой степени оно привело меня и сюда.

— Что за дело?

— Это не к спеху. Потом расскажу.

Марфа Давыдовна уже готова была упрекнуть и сына за то, что гостю не даёт покоя.

— Вы его, как того соловья, байками кормите. Лучше за стол приглашайте, а я обед подам, — сказала она. — Да и Шарейку позовите от Прибытковых.

— Не надо, — услышав это, поморщился Зазыба.

— Ну, не надо, так не надо, — легко отступилась Марфа.

Денис Евменович к тому времени уже твёрдо знал, что зря испугался, услышав стук колёс в заулке, — Шарейке пока ничего не угрожало в Веремейках, но на всякий случай решил: «Пусть портной до поры, до времени побудет у соседей, недаром говорят — бережёного и бог бережёт». Рассудив так, Зазыба даже глянул в окно, как будто предупреждал портного, чтобы тот не трогался с места, сидел, покуда суд да дело, у Прибытковых, а кадку с овчинами накрыл крышкой сам.

Давно подмечено, что гости — званые или незваные, словно нарочно, приезжают поближе к обеду или к ужину. К тому же у щедрых хозяев считается грехом держать пришлого человека не за столом, а у порога. Потому ничего странного не было в том, что Марфа сразу же принялась потчевать всех обедом.

Чтобы не уронить себя, Зазыба спросил у Острашаба:

— А немца-то будем сажать с собой за стол?

— Должно быть, надо.

— Ну, так покличь тогда. Может, лавки не просидит, даром что немец.

Острашаб на эти Зазыбовы слова засмеялся, но тут же подошёл к окну, постучал в стекло.

Тогда в свою очередь засмеялся и Зазыба:

— Это все равно что слепому знак подавать. У нас вторые рамы на зиму вставлены.

Пришлось Острашабу выходить из хаты, звать своего кучера.

Между тем немец словно дожидался, когда на столе у туземцев появится еда, потому что, не успели его позвать, развернулся на крыльце да следом за ездоком и ввалился в хату, притащив на сапогах большие ошмётки налипшего снега. Был он ещё не старый, годков на тридцать, но не выглядел бравым воякой, — не иначе, нёс на себе печать своей профессии. Да и то обстоятельство, что служил он в комендатуре, а не в регулярной армии, все-таки говорило кое о чем.

Острашаб взял из рук возчика жёлтый портфель, достал оттуда бутылку, завёрнутую в газету, и объяснил неизвестно зачем:

— Как говорят — хозяйка за тарелку, хозяин — за горелку, а гость…

— А у нас наоборот выходит, — развёл руками Масей.

— Ничего, — успокоил его Острашаб, ставя бутылку на стол. — Вот!

— О-о, да это коньяк! — увидев наклейку, воскликнул Масей. — Немецкий?

— Нет, наш, — ответил Острашаб. — У немцев, кажется, вина своего производства, а коньяк привозной.

— Небось теперь это для них уже не проблема.

— Учитывая то, что вся Европа ими завоёвана, может, и не проблема — привозной или не привозной коньяк.

Наконец стали садиться за стол. Немец сразу же присоседился к компании и с наслаждением, словно после сильного мороза, молча хватил из поставленной перед ним рюмки золотистого напитка.

Зазыба крякнул и сказал так, что не понять было — издевался или одобрял.

— Оказывается, и немцы пьют!

— Гут, гут, — накидываясь на закуску, подтвердил Острашабов фурман.

А Зазыба спросил Острашаба:

— Он что, и правда не знает по-нашему? — как будто эти «гут, гут» его смутили.

Острашаб ещё раз заверил — да, можно не беспокоиться, потом присмотрелся к Денису Евменовичу, улыбнулся:

— Ну, а как вам коньяк?

— Ничего, пить можно, — Зазыба взял солёный огурец. — Но закусь… Наша закусь не к такому питью. Белые офицеры в гражданскую войну, помню, закусывали коньяк лимонами. Говорили, царь так закусывал. А мы тут в деревне — под солёный огурец! Но я вот о чем думаю, Алесь Данилович, не иначе ты большим начальником стал, коль ездишь под охраной немца да коньяк попиваешь?

— Совсем наоборот. Можно сказать, что коня с фурманом у вашего коменданта тоже за коньяк получил.

— Вон оно что, — протянул Зазыба, — однако… чтобы прийти вам к согласию меж собой, одного коньяка небось было мало?

— Известно, — многозначительно подтвердил Острашаб и чему-то засмеялся.

— Странное дело, — через некоторое время, явно с интересом поглядывая на Острашаба, сказал старший Зазыба, — сдаётся, собирался ты, Алесь Данилович, приехать в Веремейки давненько, я помню, как ты обещал, а нагрянул неожиданно, да в такую пору, когда другие никуда носа не высовывают.

— Разве ж я знал, Денис Евменович, что снег вдруг выпадет? Ну а ждать в местечке, покуда он растает, тоже было не с руки. Да и растает ли ещё?

— Я не об этом, — поправился хозяин, слегка уязвлённый в душе, что гость как бы нарочно не понимает его. — Снег само собой. Снега могло и не быть. Я о другом.

— А-а, вот вы о чем!… На все свой расклад, Денис Евменович. Для нас с Масеем теперь вот настало время.

— Дак разве и ты с ним вместе сидел?…— Бог миловал. Но потрястись тоже довелось.

— А теперь?

— Что — теперь?

— Я хотел сказать — все-таки время настало?

— Ну…

Масей понял, что снова надо выручать Алеся, разлил' по рюмкам последний коньяк, поднялся и долго о чем-то говорил, сведя под конец к следующему — мол, черт болото поджёг, а тушить оказалось некому.

Зазыбе речь сына не то чтобы не понравилась, просто он мало что понял — Масей говорил и туманно, и как-то неубедительно, будто хотел угодить и приятелю, который за тридевять земель приехал, чтобы с ним повидаться, и отцу, который явно ни с чем не хотел считаться.

Странно, но старший Зазыба не испытывал неприязни к Алесю Острашабу, хотя тот привёз с собой немца и немец этот сидит за его столом. Конечно, это было непривычно, нарушало порядок вещей. Однако Зазыбу теперь почему-то не удивляло. Недаром люди говорят, что жаба тоже в воде пребывает, хоть и не рыба.

Поэтому Денис Евменович не собирался долго оставаться в стороне от беседы, которая постепенно под руководством Масея становилась какой-то беспредметной по Зазыбову понятию. А Зазыбе хотелось расспросить Алеся — ведь человек приехал в Веремейки из самого Минска! Да и кроме Минска небось немало где побывал за это время, раз даже сюда, в Забеседье, сумел добраться.

И вот Денис Евменович выждал удобный момент и помаленьку, вставляя в беседу слово за слово, начал подбираться к гостю с настойчивыми расспросами, понимая, что Масей уже не даст воли его любопытству.

— Как там в Минске? — закинул удочку Зазыба. — Говорят, город вроде разрушен?

— Да, досталось ему, — неохотно ответил Острашаб. — Но ничего. Живём.

— А власть? Как новая власть себя проявляет в городе?

— Какая — военная или гражданская?

— Ну, и та, и другая?

— Да как и везде. Но по всей Белоруссии гражданская власть ещё не установлена. Это пока невозможно.

— Почему ж?

— Дело в том, что немцы решили обходиться пока военной властью.

— А у нас? Почему у нас тогда и бургомистров назначили, и старост выбрать приказали?

— Это для местного управления. В Минске тоже действует городская управа, в которой, кстати, я и служу. И в других городах. Но я речь веду о центральной власти. О власти по всей Белоруссии. Такой пока что нет. Правда, как раз двадцать второго октября, совсем недавно, генеральный комиссар Вильгельм Кубэ подписал приказ о создании белорусской народной самопомощи. Она хоть и задумана как массовая организация по возрождению национальной культуры и оказанию помощи пострадавшим от войны, но мы надеемся постепенно превратить её в орган широкой, если хотите даже государственной власти, то есть в центральный руководящий орган.

— Кто это — мы? — тут же спросил Острашаба Масей.

— Ну те, кто работает в минской управе.

— А почему немцы сразу не позволили создать центральную власть?

— На это есть причины. И одна из них, видимо, та, что Белоруссия теперь… Словом, теперь наша родина не такая, какой была после тридцать девятого года. Белостокская область отошла к Восточной Пруссии. Туда же присоединены Гродно с его землями, Волковыск и другие западные города с прилегающими населёнными пунктами. Южные районы Брестской, Гомельской, Пинской и Полесской областей отданы рейхскомиссариату Украины.

— А мы куда попали при таком залихватском дележе? — мрачно спросил Масей.

— Могилевская область, а также Витебская, частично Гомельская и Минская принадлежат к территории армейского тыла. Кстати, вот карта, — Острашаб нагнулся, достал из жёлтого портфеля, что стоял у ножки стола, смятую газету, в которую была завёрнута бутылка, провозгласил:

— Это — «Минскер цайтунг».

Действительно, на третьей полосе немецкой газеты была напечатана карта.

Масей рассматривал её несколько минут, потом передал отцу. По новому административному разделу, который произвели немецко-фашистские оккупанты, Белоруссия включала в себя несколько городов с прилегающими массивами полей, болот и лесов; посреди них маячили местечки и деревни. Минск, Слуцк, Ганцевичи, Барановичи, Слоним, Новогрудок, Лида, Молодечно, Вилейка, Глубокое и Борисов. Кажется, и все. Не веря себе, Масей растерянно поднял глаза на Острашаба. Тот молчал. Тогда старший Зазыба, словно кого-то передразнивая, пробурчал:

— Ну вот, а вы говорите — наши избавители… Да ежели хотите…

— Погоди, батька, — остановил его Масей. — И как теперь ошмёток этот зовётся? — спросил он Острашаба.

— Немцы называют генеральным комиссариатом Белоруссии. Так же, как и на Украине. Иной раз называют — Беларутенией. И нас приучают.

— А вы?,.

— Ну, а мы по-прежнему пытаемся называть Белоруссией. — Не очень большая радость такая Белоруссия, — дёрнул щекой Масей. — Это же ничтожная часть бывшей нашей территории?

— Да, я сравнивал. Как раз шестьдесят восемь районов.

— А сколько раньше было?

— Сто девяносто два.

— А как же это вы так щедро распорядились за остальных?

— Не мы, Масей. За нас распорядились. Война распоряжалась. Сила распоряжалась. А мы теперь пытаемся собрать воедино.

— Думаете, немцы пойдут вам навстречу?

— Наверняка можем рассчитывать на Витебщину, Могилёвщину, на Гомельщину, на те районы, которые не отошли к Украине, не вечно же эти территории будут играть роль армейского тыла. Наконец, фронт не стоит на месте. Все время на восток двигается. И территорией армейского тыла станут русские и украинские области.

— Ну хорошо, — сказал Масей, откидываясь к стене, — допустим, что в этом некоторая логика есть. Но неужели одно это — причина вашей нерешительности, неужели поэтому вы в Минске не получили до сих пор разрешения на создание центральной власти?

— Ты, должно быть, не так меня понял. Я говорил — это одна из причин. А их несколько.

— Ну, а другие? В чем они?

— В недоверии.

— Любопытно. Значит, немцы не доверяют вам?

— Вернее, не всем доверяют.

— Ну, а кому же доверяют?

— Тем, кого привезли с собой в обозе.

— А вам?

— Ну!…

— Но вы надеетесь заслужить доверие?

В ответ Острашаб пожал плечами, вяло усмехнулся:

— Мы с тобой ещё поговорим об этом. Тем более что на телеге теперь не уедешь. Либо сани надо просить у старосты вашего, либо ждать, пока растает снег. Как, Денис Евменович? Поможет староста нам уехать?

— Думаю, перечить не станет, — ответил Зазыба. — Да и снег, вишь, тает уже. Так что… можно покуда и задержаться у нас. Ай комендант очень ждёт в Бабиновичах?

Молчаливый, даже робкий Острашабов возчик, который просто блаженствовал за столом, где хватало чего и вилкой подцепить, и ложкой зачерпнуть, словно почуял, что разговор наконец пошёл об отъезде. Вскинул голову, стал пытливо поглядывать на хозяев: сперва на Зазыбу, потом на Масея. А поскольку он был приставлен к Алесю Острашабу, то и за окончательным разъяснением обратился к нему.

— Was ist das?[6]

— Reg dich nicht auf. JB weiter so viel, wie dn willst. Denke an belarussische Gastffeundschaft,[7]— сказал ему по-немецки Острашаб.

Немец удовлетворённо закивал головой — мол, спасибо, я и так отдаю должное вашему гостеприимству, а хозяйка уже несла от печи к столу драники, мясо тушёное в горшочке.

Зазыба недоверчиво глянул на Острашаба, с укоризной пожал плечами:

— А ты говорил, он по-нашему не понимает?

— Так и вправду не понимает, — засмеялся Острашаб. — Это я по-немецки ещё с института немного помню. А он по-нашему ни бельмеса.

— А вот догадался же, о чем мы говорим.

— Нет, это так. Просто интуиция.

— Ну-ну!…— Хозяин перевёл недоверчивый взгляд с гостя на сына. — Глядите, чтобы потом не отведать комендантского шомпола, самое малое, за все эти ваши тары-бары. Хотя ты, Данилович, небось уже неприкосновенный.

В ответ Острашаб снова рассмеялся, но говорить дальше не стал, как будто учёл Зазыбове предостережение. Зато Масей сказал:

— Чему быть, того не миновать, батька.

— Ну-ну!…— покивал ему отец, потом обратился к Острашабу. — Так ты говоришь, Данилович, что фронт наш все дальше отходит и дальше? На восток?

— И на север, и на восток, и на юг. Правда, под Москвой получилась пока что заминка.

— Что так?

— Большевики предприняли контрнаступление.

— Ну и как?

— Кажется, пока бои идут с переменным успехом. Но… Не думаю, что большевикам удастся что-нибудь сделать. Все равно верх и теперь возьмут немцы. Армия у них сильная.

— А наша?

— Ну, сами же видите — сила солому ломит.

— А вдруг все-таки фронт назад покатится? И сила найдётся?

— Дай бог нашему теляти…

— Значит, ты не против, чтоб так случилось?

— Дело не в наших желаниях, Денис Евменович. Дело в объективных факторах. А факторы как раз показывают противоположное. Нам, белорусам, надо подумать об отечестве. Только в преданном служении ему можно найти сегодня смысл всяческой деятельности.

— Но ведь укрупнять отечество за счёт того, насколько далеко отступят красные…

— Мы не собираемся укрупнять Белоруссию. Мы намерены всего только обновить её за счёт того, что она уже имела, что ей принадлежало исторически. И нам не впервые приходится делать это. История знает подобные примеры. Скажем, после Рижского договора, когда половина Белоруссии была отдана полякам. Кстати, московскими большевиками.

— На большевиков теперь легко валить, — усмехнулся Зазыба. — Но хотя бы ради справедливости ты, Алесь Данилович, должен признать, что не кто иной как большевики в тридцать девятом собрали её, нашу Белоруссию, воедино, прибавив западные земли к восточным. Да стоит и глубже заглянуть, если уж ты историю помянул. Масей это хорошо знает. У нас тут в Мокром — неподалёку, сразу же за Веремейками, — граница проходит между РСФСР и Беларусью. На карте видать. Так она у нас с незапамятных времён, эта граница. И при Великом княжестве в Мокром завсегда застава стояла, и позже, при короне.

— Это только на карте граница тут всегда нерушима, а на самом деле…

— Пускай на карте, если уж тебе хочется, однако…

Немцы теперь вот нарушили её и на карте. Сам же показывал только что в газете.

Странно, но то, как возражал Острашабу отец, начинало нравиться Масею. И не то нравилось, что он говорил, а как это делал; порой старику не хватало исторических знаний, убеждённости, хотя одновременно было видно, что Острашаб, щадя почтённого собеседника, за чьим столом угощался, тоже особенно не вдаётся в исторические детали, которые он, конечно, знал лучше Масеева отца. «Откуда у него эта неукротимость, это неприятие чуждого, эта фанатичная преданность идеям и людям, пожалуй, уже завершающим своё недолгое историческое существование? — думал Масей об отце. — С ним можно соглашаться или не соглашаться, всерьёз принимать его доказательства или, наоборот, можно даже обвинять в недостаточном знании вопроса, однако не восхищаться этой неукротимостью, этой непримиримостью, которая почти самопожертвование, конечно, нельзя. Однако надо остановить эту дискуссию, она может далеко завести».

Улучив момент, когда мать, убирая со стола грязную посуду, заслонила собеседников, и те вынуждены были наконец смолкнуть, Масей спросил Острашаба:

— Ну, а ещё что нового в Минске?

Острашаб, видимо, понял намерение Масея и откликнулся на его вопрос раньше, чем хозяйка перестала хлопотать у стола.

— Для евреев создано гетто. Теперь у них в городе постоянный район. А газеты печатают анекдоты про Ицку и Хаима.

— А забор возведён?

— Никакого забора пока нет, — уточнил Острашаб, — однако граница городскими властями обозначена: по Колхозному переулку, к которому примыкает Колхозная улица, дальше вдоль Свислочи до самой Немиги, потом граница идёт по Немигской улице, по Республиканской, к которой прилегают Шорная, Коллекторная, Мебельный переулок, Перекопская, Низовая, Обувная, Заславльская. Таким образом, район снова замыкается на Колхозном переулке. Выход в город жителям гетто позволен только по двум улицам — Опанского и Островского.

— Ты по старой памяти улицы называешь, или, может, немцы и вправду не поменяли названий?

— До этого ни у них, ни у нас руки не дошли.

— А церковь? Православная церковь, что под горою стоит на Немиге, куда она попала? — Церковь исключена из района гетто.

— Ну, а какие же анекдоты про евреев газеты печатают? Хотя надо было ждать, что антисемитизм вспыхнет с приходом немцев.

— При чем тут антисемитизм? Это политика.

— Ну, не совсем так.

— Да ведь я давненько в местечке читал, — сказал Денис Евменович, — там вывешена была газета. Дак немцы утверждали, что они к нам явились из-за большевиков да евреев. Если бы не было их в России, так и войну начинать не стоило бы. А так — надо выгнать и евреев, и большевиков. Раз русские сами неспособны, немцы сделают это за них. Интересно было бы поглядеть, какие у них планы на самом деле.

— Планы окончательно раскрываются после войны, — поучительно сказал на это Острашаб, потом весело спросил, обведя застольников взглядом: — Так как, будем слушать анекдоты про евреев?

— Нет, — решительно встал Зазыба: он и прежде не слишком охоч был до всякой дребедени, а теперь тем более не хотел принимать в этом участие; Зазыба ещё с прежних времён помнил, что погромщики начинали своё чёрное дело с евреев…

* * *

Выйдя во двор, Денис Евменович сразу же вспомнил о другом своём госте, о портном Шарейке, который весьма кстати ушёл к Кузьме Прибыткову. Надо было присмотреть за его лошадью, да и с самим портным стоило перекинуться словом-другим: по всему было видно, что Острашаб со своим фурманом не собирается сегодня уезжать из Веремеек. Значит, будут ночевать в Зазыбовой хате. Ну а это требовало кое-каких приготовлений: разумеется, летом без труда можно приютить на крестьянском дворе любых гостей, даже целую свадьбу; другое дело в холодную пору, уже по одной этой причине пришлось бы просить Шарейку остаться на ночь у Прибытковых; между тем Зазыба считал, что портному в такой ситуации вообще лучше побыть у соседей, чтобы тут, в его хате, не вызвать к себе нежелательного интереса.

Зазыба задал корму Шарейковой лошади, принёс из сенец под поветь ведро с водою — дело уже шло к вечеру, и Денис Евменович подумал, что рано или поздно, а поить лошадь придётся.

Немецкий конь, который доставил в Веремейки Алеся Острашаба, пока стоял в заулке; привязанный у палисадника, все хрумкал овсом в брезентовой торбе. Торба висела на нем неловко, наверно, сбилась за это время без присмотра и мешала ему доставать зерно с самого дна. Жалеючи животину, стоило бы поправить торбу, но Зазыба пересилил себя, не стал подходить к чужому коню, прошёл по заулку мимо.

В Кузьмовой хате стояла сутемь, как всегда, сколько помнил Зазыба: у них, у Прибытковых, на зиму между двойными рамами до середины насыпали мякину. Зазыба переступил порог и поздоровался. В задней половине сидел на скамейке хозяин, копался в тряпьё, которое кучей валялось у него под ногами. Шарейка лежал на печи, укрытый кожухом.

— Никак простыл? — задал ему вопрос Зазыба.

— Ещё чего, — с неохотой отозвался портной. Кузьма поглядел на обоих, засмеялся:

— Дак человек ждал-ждал, что ты его позовёшь на угощенье, и все зря. Вот он и залёг на лечь, благо теперь бабы топят хорошо, морозов боятся. Я и сам, бывает, день напролёт могу пролежать вот так, даром что кожуха не уважаю.

— Что там у вас? — спросил с печи портной. Зазыба понял.

— Человек к Масею приехал. А с ним немец. За кучера.

— Мы тут видели, как они подкатили, — сказал Прибытков и опять чему-то засмеялся. — Дак он за кучера?

— Ага.

— Значит, человек важный приехал?

— Не очень-то я разобрался. Из наших.

— У немцев служит?

— Видно, так.

Тогда и Шарейка встрял:

— А он теперь из Бабиновичей?

— Вроде так.

— И что там у нас?

— Он больше про Минск рассказывает. Про местечко небось не знает.

— А-а-а, — с разочарованием протянул Шарейка. — Ну а ты?

— Что я? — Ты же, сдаётся, собирался сегодня в Бабиновичи?

— А что ему делать тама? — поинтересовался Прибытков, словно бы с осуждением.

— Мне тут одной штуки не хватает для шитья, — схитрил Шарейка. — Дома забыл, дак попросил Зазыбу, чтобы не вертаться уж самому.

— А-а-а, — сообразил Прибытков. Тогда Зазыба растолковал портному:

— Как раз вот с ними, с нынешними гостями, и поеду завтра.

Шарейка долго лежал молча под кожухом, словно взвешивал Зазыбовы слова.

— Добра, — наконец вымолвил он и решил: — Ты закрой там кадку и приглядывай за моей лошадью. А я тут, у Кузьмы, покуда останусь. Благо печь широкая. На все лопатки. У нас таких в местечке почему-то не клали раньше. Но если б я хату себе наново ставил, так обязательно заставил бы сложить печку не еврейскую, а крестьянскую просторную.

С самого начала, с самого прихода сюда, Зазыбе почему-то было тяжело разговаривать с Шарейкой; невольно получалось, что он снова вроде оставался перед ним виноват, что не возразил на его желание ночевать у Кузьмы и не приглашал с собой, оставлял здесь, а ещё хуже — что откладывал на завтра важное дело; к тому же и Кузьма Прибытков умолк, словно в воду опущенный, а совсем недавно, перед приходом сюда Дениса Евменовича, мужики разговаривали обо всякой всячине, а сейчас что-то не только сдерживало их, но и тревожило.

Казнясь в душе, Зазыба быстро распрощался, пошёл домой.

На дворе вечерело, хотя заметить это даже опытному человеку, немало пожившему на свете, было нелегко, потому что снег, который хотя с самого утра и таял и постепенно темнел, делался грязным, не давал пока что наступить вечерним сумеркам.

На деревне слышались голоса — то далёкие, то близкие, как и всегда, каждый день, когда ничего не менялось и тем более ничего не случалось; правда, Зазыбе немного странно было, что сегодня ни разу ещё не пробежал по заулку ни Микита Драница, от которого навряд ли остался в тайне приезд Острашаба в комендантовой таратайке, ни кто иной из компании Браво-Животовского. Да и сам Антон почему-то не показывался, хотя по службе ему как раз полагалось появиться, во всяком случае, совсем не помешало бы. «Может, где-нибудь тоже пируют, шалавы», — подумал уже на своём дворе Зазыба.

Марфа начинала обихаживать на ночь скотину, которая подавала на весь двор голодные голоса — мычала время от времени корова в хлеву, а на воротца боковой загородки кидалась чушка, готовая прогрызть доски. Марфа металась, хотела успокоить и ту, и другую. Однако, увидев Дениса Евменовича, кинулась за помощью к нему.

— Помоги хоть ушат отнести в хлев, — попросила она мужа, — а то припустил сразу из дому, как заяц по первому снегу.

— А что, совсем неплохо, ежели сосед близкий да перелаз низкий. К тому же, кроме всего прочего, у меня там свой гость.

— Ну да, на один день дак, сдаётся, и многовато гостей. А чего ж ты не позвал его на обед, как Алесь приехал? Я гляжу, ты молчишь, будто забыл или не хочешь, ну я и не стала второй раз напоминать.

— И правильно сделала. У вас свои гости, у меня — свой.

— А почему — у нас?

— Да уж так… Ты вон как их употчевала!

— Ну и что? Ты как маленький. Иль забыл, что гостю нужно прощать, а хозяину — промолчать?

— Но я знаю и другое — гостю угоди да и себе не повреди.

— Да я, если хочешь, не хуже тебя разбираюсь, что к чему. Ну, нехай с немцем приехал он, так ведь к моему сыну. А что немца с собой привёз, дак кто виноватый?

— Виноватый не виноватый, однако… Помнишь, батька твой, бывало, говаривал: все гости за стол, а незваный — под стол.

— Вижу, ты хотел бы, чтобы Масей истерзался тут один? Сперва эта тюрьма, теперь одиночество. У меня душа кровью обливается, когда слышу, как он кашляет. Дак нет, я самого черта с дьяволом посажу за стол рядком, только бы Масею от этого польза была. И угождать буду.

— А какую ты пользу для него сегодня увидела?

— А такую, что он обрадовался этому Алесю…

— Ну, допустим, правда. Но чем все это может кончиться?

— Как чем? Погостюет человек да и поедет себе, откуль приехал. И зря ты выставляешься перед ним. Коли хочешь знать, этот Алесь не такой простой — ты на него кидаешься, а он уступает тебе, хочет, чтобы все у нас хорошо было. — Глупая ты, — грустно покачал головой Зазыба.

На этом и застала их во дворе Ганна Карпилова. Раскрасневшаяся от быстрой ходьбы, а может быть, от первого снега, она нежданно шагнула в отворённую калитку, распахнув на груди красивый гарусный платок — словно напоказ.

— Вот уж намело так намело, даже не пройти по вашему заулку, — начала она возбуждённо издали, как только увидела хозяев посреди двора, и принялась осторожно, даже с некоторым форсом, постукивать каблучок о каблучок высокими сапожками с замысловатой шнуровкой. — И лошадь чья-то незнакомая у вас.

— Когда это ещё намело, — первой, и как бы с явной насмешкой, отозвалась на её голос Зазыбова Марфа. — А теперя…— Замечание о лошади Марфа пропустила мимо ушей.

Кто-кто, а Денис Евменович знал, что его хозяйке Ганна не по душе, хоть и не из чего было волноваться после того, как в хату соломенной вдовы водворился Андрей Марухин. Он поморщился, хотел вставить несколько слов в беседу, которая не совсем ладно начиналась, однако Ганна поторопилась объяснить:

— Я до Дениса Евменыча. Дело у меня.

— Ну так погоди, Ганна, я зараз вот, только помогу отнести ушат в хлев, — кивнул ей Зазыба.

Ганна вслед за хозяевами подошла к распахнутым воротам в хлев, спросила:

— Хватит ли вам нынешний год чем скотину кормить? — И глянула наверх, на чердак, где обычно у крестьян хранится сено на метельную пору, когда нет возможности подобраться к стогу.

— Да вряд ли, — ответила ей Марфа.

— Ну, у вас ещё ничего, — без всякой зависти промолвила Ганна, — а вот у меня… Не знаю, как корова перезимует.

— Не одной тебе, всем придётся эту зиму побираться, — снова откликнулась из глубины хлева Зазыбова жена.

Зазыба вышел к Ганне, вытирая соломой руки, и насмешливо спросил:

— И у кого же вы намерены побираться? Кругом, сдаётся, одни только побирухи и остались. Война-то как раз на косовицу пришлась.

— Да и косить в ту пору некому было, — подхватила Ганна.

— И это правда. Вокруг разоренье — ни табаку, ни

куренья, — пошутил Зазыба. — Ну что ты, Ганна, явилась? Чего тебе не сидится дома?

— Спросить хочу.

— Ну?

— Куда вы послали моего будущего косца?

— Почему ты думаешь, что я?

— Ну… а кому больше?

— А может, он сам надумал — уйти?

— Да ведь…

Зазыба заметил, как растерялась вдруг Ганна, пожалел её:

— Никуда он не денется. Погуляет да назад вернётся. Недаром же он — кузнец, обещал — сала, соли принесёт. Детей твоих кому-то кормить надо?

— Думаешь, он ради моих детей ушёл из дому?

— И ради детей. А ты по-другому думаешь?

Ганна поёжилась, часто заморгала. Зазыба заметил это, тихо сказал:

— Не очень по деревне звони, кто да куда его послал. Сам-то он сказал что-нибудь, когда уходил?

— А мне все равно тревожно стало, дай, думаю, спрошу у Евменыча…

— Тревожно — это хорошо, — улыбнулся Зазыба. — Не мне, ясное дело, вмешиваться в твои дела, сами сходились, сами и разбирайтесь между собой, однако есть старая притча на это: чтобы козёл не оборвал привязи, надо её кое-когда отпускать, длинней делать. Так что твоё счастье, ежели это и вправду счастье, зависит в первую голову от тебя. Я же со своей стороны могу твёрдо заверить — вернётся твой Андрей в Веремейки. Он мне обещал засов покрепче выковать на ворота, так тоже жду.

На незнакомый голос во дворе на крыльцо вышли сперва Масей с Острашабом, потом, следом за ними, возчик в помятой темно-зеленой шинели внакидку. Увидев подвыпившего немца, Ганна вдруг встрепенулась и тихо, еле слышно ойкнула, словно в ней что-то оборвалось. Но уже через мгновение женщина собралась с духом и словно отогнала от себя страх.

— Спасибо, Евменыч, и на этом, — сказала она звонко, чтобы услыхали все. — А теперь пойду, дети одни в доме остались.

Может, торопилась Ганна, боясь, что Масей станет удерживать её при гостях, пусть даже только из приличия, но тот как остановился у крыльца, так и уставился на неё. Тогда и Алесь Острашаб заметил Ганну. Но она уже шла к воротам, которые вели со двора в заулок, и никто её не задерживал.

— Ничего себе! — проводив её приветливым взглядом, одобрил Острашаб.

Но Масей не поддержал разговора. И не потому, что не захотел. Холодный и сырой воздух вызвал у него вдруг приступ сильного кашля. Содрогаясь всем телом, он скорчился и, на виду у всех, хватаясь одной рукой за рубаху, другой коснулся земли, стал судорожно цепляться за обжигающий снег.

Не дожидаясь, пока Масей выпрямится и хоть немного передохнет от своего надрывного кашля, Марфа одним коротким движением отёрла мокрые руки о захватанный передник, свисающий из-под её кожушка, кинулась чёрной птицей к сыну, обняла за плечи и повела в хату, приговаривая нараспев:

— А что ж это они наделали с тобой?…

От её стремительности, а больше всего, наверно, от её жалости Зазыбе вдруг сделалось тошно, он даже побелел, поняв, что ничем не помогает Марфе лечить хворого сына. Но что-то удержало его на месте, не иначе цыганистый Алесь Острашаб, которого не слишком тронуло это зрелище, и смирный немец, вообще мало что соображающий.

Марфа все не выходила из дома, несмотря на то что работы по хозяйству сегодня ещё хватало. Не дождавшись её во дворе, Зазыба заставил себя подняться на крыльцо, где по-прежнему прохлаждались Острашаб с немцем, и шагнул в дом.

Но зря Зазыба беспокоился — Масей сидел на самодельном кресле-качалке, потихоньку раскачивался и беседовал с матерью. Казалось, ничего с ним и не случилось.

— Ну как он тут? — тем не менее справился Зазыба.

— С маткой не пропадёт, — отрезала неприступная Марфа Давыдовна.

— Печку-то будем топить на ночь? — смущённо спросил Зазыба.

* * *

Сумерки надвигались на Веремейки хоть и не очень быстро, однако с той неодолимой последовательностью, которая не оставляет сомнений — скоро стемнеет. Правда, сомневаться не было и причин, пока в природе все чередовалось, как заведено, а главное — не сбивалось с шага. Если у людей происходит много чего, что нарушает порой не только привычные представления, но целиком перекраивает их существование, то в природе подобного не бывает. Она всякий раз повторяет себя, и в этом повторении человек всегда находит покой и защиту.

Пока по-настоящему не смерклось, Зазыба наносил дров в хату (и на утро — для печи, и на вечер — для голландки), потом принялся таскать воду из колодца. Её понадобилось сегодня немало: пришлось поить лошадей — ещё раз Шарейкову, потом и комендантову, которую на ночь тоже поставили под поветь. Ноконец он отёр руки о промокшую на боках стёганку, вошёл в хату и тихо, чтобы не особо слышали, улёгся на топчан. Тело его сегодня было тяжёлым, как после долгой дороги, хоть на самом деле не много он за целый день наработал.

В печке пылали берёзовые дрова, и с другой половины хаты, где расположились теперь Масей, Острашаб и немец, умеющий делаться незаметным, казалось, что его и нет в доме, доходил яркий отблеск пламени, который не перебивала и керосиновая лампа — её тоже зажгли сегодня ради гостей.

— История человечества, — внушал Масею ровным голосом Острашаб, — как раз и началась с жертвований, когда люди стали приносить на алтарь своим богам всякие дары, начиная от животных и кончая плодами. И не потому, что наши далёкие предки очень уж усердствовали перед богом. Нет, это пошло не от искренней веры или благодарности.

Страх заставил человека вскоре принести тому же идолищу, на тот же алтарь или, как говорят, теперь, — на жертвенник, и самого себя. Думал, что за счёт ближнего своего откупится от бога, спасётся. И не заметил, как цепочка этих жертв постепенно сделалась бесконечной. Особенно с того времени, как начались войны.

Зазыбе было слышно через отворённую дверь, что Масей в ответ засмеялся. И сказал:

— Гм, по-твоему выходит, что все в жизни давно обусловлено и оправдано. Но долго ли будет тянуться это жертвование?

— Об этом, считай, и сам всевышний не знает. Ну, а человек давно зарекается не делать ничего дурного. Только из его зароков ничего не получается.

— Значит, и нынешняя война не последняя?

— Думаю, нет. Не нужно забывать, что войны, кроме горя, несут людям кое-что и полезное. — Тем, кто их выигрывает?

— Это в первую очередь. Но я имею в виду другое.

— Что?

— Ну, например… Если брать результат всех войн в широком масштабе.

— Как это?

— Прошлая война, как известно, кроме разрушений в Европе и несколько миллионов человеческих жертв дала революцию в России. Другое дело, что её использовали потом в своих целях большевики. В Италии и в Германии появился фашизм. А знаешь, чем кончились крестовые походы?

— Небось тоже миром, как и вообще все войны кончаются.

— Конечно, миром. Но кроме мира?

— Не помню. Я никогда не любил читать о войнах. Не люблю войны и военных.

— Ну, известно, когда гремят пушки, музы молчат. Так?

— Допустим. Хотя на самом деле это не так. Но хорошо. Чем все-таки крестовые походы закончились?

— Европейцы стали мыть руки перед тем, как сесть за стол.

— Всего-то? — засмеялся Масей. — Был ли смысл воевать ради этого?

Острашаб, посмеиваясь, сказал:

— Но в итоге, побывав в восточных странах, европейцы познакомились с новыми земледельческими культурами, например, стали выращивать рис, лимоны, абрикосы, арбузы. Научились вырабатывать шёлковые ткани, зеркала. Но и мыть перед едой руки тоже научились только после крестовых походов.

— Значит, наши предки были в те времена дикарями?

— Ну…

— А может, это поклёп?

— Могу отослать к историческим источникам.

— Не надо. Это, так сказать, занимательная история. В жизни все происходило и происходит иначе. Война — всегда несчастье. Ну, а что может дать теперешняя?

— Думаю, в результате её Европа снова изменит своё обличье. Это во-первых. А во-вторых, принесёт мир и победу.

— Кому?

— Разумеется, и нам, белорусам.

— Но теперь «мы» — это совсем не однородное понятие. Ты же слышал, как отец мой рассуждает?

— Отец твой сегодня в расчёт не идёт. Он вообще уверен, что большевики не сдадутся.

— А ты, как ты на самом деле считаешь?

— Мне не хотелось бы сейчас говорить об этом.

— Почему вдруг?

— Вдруг черт подслушает да разболтает.

— Черти давно небось куда-то попрятались. Они и так большого шума не любят, а тут — война…

— Нет, ты ошибаешься. Про чертей я тоже могу лекцию прочитать. Но не буду. Скажи лучше, друже, как ты тут живёшь?

— Разве не видишь?

— Ну, вижу, в общих чертах…

— А в частности — отдаюсь целиком деревенскому дольче фар ниенте. По-итальянски это означает сладостное препровождение времени или попросту безделье.

— Не пишешь?

— Нет. Пытался, но ничего не вышло, душа засохла. А ты чем теперь занимаешься, кроме того, что служишь в городской управе?

— Ищу «модус агенди».[8]

— Что ж, занятие весьма похвальное. В конце концов теперь, видимо, многие увлечены этим. Правда, все по-разному понимают «модус агенди». Ищут его соответственно своим убеждениям и тем обстоятельствам, которые сложились вокруг каждого. В чем же заключается твой «модус агенди»?

Острашаб засмеялся.

— Долго придётся объяснять.

— А ты начни по порядку. Я так понимаю, что способ действия для тебя зависит от того, как будут разворачиваться события?

— Конечно.

— А события в свою очередь будут зависеть от того, на чьей стороне окажется победа?

— Можно сказать так, а можно и наоборот.

— Так чьей же ты, Алесь, ждёшь победы?

— А неужто ты ещё не понял?

— Нет.

— Нашей победы жду, нашей!

— А если ещё ясней?

— Не немецкой, не советской, а нашей. Отсюда и «модус агенди». Ради этого я и к тебе приехал.

— Значит, есть люди, которые не желают победы в войне ни Гитлеру, ни Сталину?

— Да.

— И ты в их числе?

— Да.

— И много вас?

— Не слишком. Дело в том, что немцы на руководящие должности привезли с собой готовые кадры. Это прежде всего бывшие активные деятели так называемых мелкобуржуазных партий. До тридцать девятого года они в большинстве своём действовали в Западной Белоруссии. А мы собираемся ориентироваться на Англию.

— На кого?

— На Англию.

— Почему вдруг?

— Потому что Англия от нас далеко.

— Странно. Не очередная ли это химера, порождённая провинциальным снобизмом и пустыми мечтаниями?

— Так складываются исторические обстоятельства. Мы сейчас имеем то, чего не имели раньше, а именно: нам больше не угрожают ни русификация, ни полонизация. И пока немцы дерутся с большевиками, у нас есть время и возможность наконец-то начать воспитывать свой народ в национальном духе.

— А как посмотрят на это немцы? Они же небось тоже намереваются наш народ на свой манер учить? И как на ваш замысел посмотрят их подручные, которых они привезли, Как ты говоришь, в обозе? Может, они за это время совсем онемечились? И не захотят наново переучиваться?

— Их не так много. Словом, ради всего этого и создаётся теперь белорусская народная самопомощь.

— Погоди, погоди. Что-то я не улавливаю логики в твоих рассуждениях. Народная помощь самим себе… Но ведь ты же сам говорил, помощь эта организуется по приказу генерального комиссара?

— Да.

— Выходит, вы в немецкую кружку собираетесь налить своего, белорусского пива?

— Правильно ты думаешь.

— А не станет ли оно смахивать вкусом на мюнхенское?

— Надеюсь, что нет.

— Знаешь, я слабо верю в это.

— Почему?

— А потому, что наше, белорусское пиво, в чужой кружке всегда прокисало. Это прошло через всю историю Белоруссии, начиная от удельных княжеств. И не спрашивай почему. Мы его никогда не умели хорошо варить, то пиво. Всегда оно получалось с привкусом. То с польским…

— То с русским?

— Не стану этого отрицать. Но хочу, чтобы ты тоже признался: в названиях белорус, Белоруссия, белорусский — вторая часть слова и подтверждает, что последний привкус нам не противопоказан.

— Ну ты, Масей, всегда был человеком восточной ориентации.

— А ты какой? Что-то я не помню, чтобы раньше наши ориентации отличались.

— То раньше. Мы на Минщине…

— Ну да, вы вечно там посередине, — уже злобно засмеялся Масей. — Одни белорусы — восточные, другие — западные, а третьи — ни те, ни эти. Вот немцы и утвердили наконец этот нелепый раздел — выделили вас, средних, мол, тешьтесь. Нате вам взамен Белоруссии Белорутению.

— Не надо упрощать, Масей. Все несколько сложней, чем тебе кажется.

— Я не упрощаю. Я не хочу, чтобы немецкий бюргер, использовав нашу неспособность варить своё хорошее пиво, помочился в предназначенную им же самим для нас кружку.

— Ладно, не будем волноваться. Это все теории — кружка, пиво. Лучше давай порассуждаем, что может быть на практике. Так вот. Немецкая культура, особенно немецкий язык, весьма далеки от наших. И немцам в связи с этим не слишком быстро удастся начать у нас денационализацию. К тому же они ещё немало времени будут заняты войной. Поэтому у нас есть все возможности начать работу по созданию новых национальных кадров. Это необычайно важно, ведь до сих пор мы в своей истории имели много меценатов, но очень мало национальных культурных кадров, без которых не бывает национальной державы.

— А Купала, Колас? Кстати, где они?

— Подались на восток, вместе с большевиками.

— Вот видишь. А тут, в оккупации, остался кто-нибудь?

— Кажется, нет.

— А ты не думаешь, что это симптоматично? — Я ведь говорю, надо готовить новые национальные кадры. Поэтому мы и шарим сейчас по всем уголкам Белоруссии.

— Верней, бывшей Белоруссии.

— Поэтому я и к тебе приехал, Масей, — словно не услышал Острашаб последних слов собеседника. — Перебирайся к нам в Минск, а?

Масей долго не отвечал, чем заставил сильно взволноваться Зазыбу, который все с большим и большим интересом слушал разговор на задней половине и, что греха таить, впервые за нынешнюю осень был на стороне сына. Правда, Масей высказывал в споре с Острашабом ещё не его, Зазыбовы мысли и думал совсем не так, как думал Зазыба, но было в его позиции уже что-то очень стоящее и важное, по крайней мере, совсем не противное сегодняшним задачам и тому, как их понимал Зазыба.

Наконец Масей ответил Острашабу:

— Куда уж мне в Минск! Видишь, я болен. Какой из меня теперь деятель? Да и… Словом, благодарствую тебе за хлопоты и за приезд, но в теперешнем моем состоянии более разумно определять свой образ жизни философией лафонтеновского сверчка — чтобы счастливу быть, надо прятаться. От всех прятаться.

— Может быть, философия эта сама по себе и полезна в ином случае, однако есть причина, которая вынуждает меня снова обратиться к тебе с моим предложением. Не только с целью переманить в Минск. Не думай, что здесь, в твоих Веремейках, всегда будет так спокойно. Немцы скоро начнут набирать в Германию трудоспособных по всей оккупированной территории. В фатерланде не хватает рабочих рук, большинство трудоспособных мужчин призвано в армию. Не хватает как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Из других стран немцы уже начали завозить рабочую силу, ну а у нас только списки составляются. Смотри, как бы и тебе в этот невод не попасть. А он, насколько мне известно, широко будет раскинут.

— Когда же они собираются его раскинуть?

— Наверно, в начале будущего года. На этот счёт у них целый план разрабатывается. Я с подробностями, конечно, не знаком, — мелкая сошка, но кое-что слышал. Например, первыми скорей всего попадутся те, кто отирается теперь по городам и деревням, ища укромного пристанища, то есть так называемые примаки из бывших военнопленных, из окруженцев. Немцы весьма обеспокоены, что много народа оказалось без присмотра. Сперва словно бы сами поощряли, чтобы хоть таким образом уменьшить количество заключённых в концлагерях, а теперь спохватились, потому что не все из отпущенных ведут себя как положено. Кое-где даже хватаются за оружие. Правда, в полицию тоже идут, но не столько, сколько хотелось бы немцам. Эта категория, видно, и станет первой, на которую укажет перст судьбы. Ну а ко второй разновидности, по всей вероятности, отойдут те, кто, будучи белорусом, выдаёт себя за человека иной национальности. Например, католики, которые выдают себя за поляков. Да и поляков, кажется, намечено отселить от нас. То есть всех чужих, тем более что с евреями как-то начали наконец справляться.

— И до всего этого додумались немцы?

— Как тебе сказать… Насчёт поляков, разумеется, по нашей подсказке.

— А кто третий на очереди?

— Лица, которые не принимают участия в благоустройстве родной державы или саботируют святое дело.

— А потом уж все остальные?

— Думаю, до этого не дойдёт. Что-то и мы будем подсказывать.

— А вдруг немцы заупрямятся да не послушают вас? Может быть, у них и на всех остальных есть варианты?

— Поживём — увидим. Но теперь каждый истинный белорус должен па своём месте сделать все для возрождения отечества на новых началах. Надо общими усилиями будить национальное самосознание народа. Кстати: мы намереваемся по этому поводу осуществить в Минске несколько важных акций. Одна из них уже пущена в ход. Идёт подготовка к празднованию годовщины Прадславы:[9] Мощи княжны большевики когда-то вынесли из Полоцкой церкви и выставили в Витебском музее, а мы собираемся перенести их снова в Полоцк, водрузим на старое место в Евфросиньевском монастыре, и пускай люди опять ей поклоняются. Надеюсь, тебе не надо доказывать, как своевременна эта акция? Особенно необходимо отыскать напрестольный крест Прадславы.

— Он что же — утерян? — с неподдельной тревогой спросил Масей. — Я видел его в Могилёве, в музейном запаснике. Ещё и надпись помню: «… Кладёт Евфросинья святой крест в своём монастыре, в церкви святого спаса. Древо свято, бесценно, оклад его из золота и серебра, и камней, и жемчуга на сто гривен, а (тут какой-то пропуск в тексте)… сорок гривен. И пусть не выносится из монастыря никогда. И не продаётся, не отдаётся. Если же кто не послушает да из монастыря вынесет, пусть не поможет ему святой крест ни в жизни этой, ни в грядущей, и пусть будет он проклят животворною троицею и святым отцом, триста и восьмьюдесятью семью соборами, и пусть судьба ему быть с Иудою, что продал Христа. Кто же осмелится учинить это (тут тоже что-то пропущено в надписи)… властелин либо князь, либо епископ, либо игуменья, либо какой-нибудь иной человек, — пусть на нем будет это проклятие. Евфросинья же, раба Христова, что сделала этот крест, пусть обретёт вечную со всеми присными жизнь… Господи, помоги рабу своему Лазарю, прозванному Богшей, что сделал этот крест церкви святого спаса у Евфросиньи».

— Да у тебя прекрасная память, Масей!

— Пока не жалуюсь. — Масей помолчал, а потом спросил: — Скажи, а кто-нибудь наверняка знает, каким был полоцкий крест сначала, когда его сделал по заказу Прадславы ювелир Богша?

— Крест, деревянный, кстати, в акте обозначено, как дубовое, но на самом деле, видимо, это кипарис. Оклад с лицевой и тыльной сторон из золотых пластин с драгоценными камнями. С лицевой стороны были вправлены двадцать иконок, перегородчатой эмали, отделанной орнаментом. В пяти квадратных гнёздах оборотной стороны креста содержались реликвии — кровь Христа, деревянный кусочек креста Христова, осколки камня от гроба богородицы и от гроба Христова, мощи святого Стефана, кровь святого Дмитрия, мощи святого Пантелеймона…

— Согласно списку, мало что от этого осталось?

— Выходит, что так. Но святыня остаётся святыней, даже если драгоценности утрачены.

— Ну, а что тебе говорили в Могилёве? Где крест теперь?

— Неизвестно. Но точно выяснено — в Могилевской музее его нет. А может быть, и вообще не было.

— Но я видел его собственными глазами!

— Не подделка ли это? Могли подделать, а оригинал тем временем увезти в Москву.

— Не думаю, — ответил Масей. — А бывало, чтобы этот крест забирали из монастыря?

— Иван Грозный взял его с собой в Москву, когда завоевал Полоцк.

— Ну и что? Подействовало проклятие?

— Подействовало. Пришлось русскому царю вернуть крест в Полоцк, потому что войска его стали терпеть в ливонской войне одно поражение за другим.

— Грозное, я тебе скажу, предупреждение. Не иначе ты, Алесь, тоже веришь в магическую силу креста? Где он теперь может быть?

— Хотелось бы, чтобы он был в Москве.

— Ну да, как раз этого и не хватает для пропаганды. Мол, глядите — большевики крест похитили в Белоруссии, потому и неудачи у них на войне. Правильно я понимаю?

— Правильно. Только почему же пропаганда?

— Да потому… Потому, что в это теперь никто не поверит. Думаешь, наши люди такие же суеверные, как в средневековье?

— Поверят, — убеждённо сказал Острашаб. — Если не сегодня, так завтра поверят. В военное время суеверие всегда набирает силу. Вера и желание спастись многих заставят поверить не только в чудодейственную силу святых мощей, но и во всякое другое.

— Но спекулировать на этом? Политику строить?

— Ты не горячись, Масей. Лучше взял бы да написал в местную газету развёрнутую статью и о Прадславе, и о кресте, который был сделан по её заказу в тысяча сто шестьдесят первом году, как раз семьсот восемьдесят лет назад, и о том, что с ним сталось, и что будет…

— Нет, я этого делать не стану, — глухо и упрямо возразил Масей. — Мне совесть не позволяет. Нечистая возня вокруг святой реликвии…

— Это, Масей, не возня. Это — политика.

— Но она плохо пахнет. Как и все, о чем ты говорил здесь сегодня.

Зазыба сел на топчане и даже крякнул. Тогда кто-то подошёл с той стороны, прикрыл филёнчатые двери. Но Зазыба не пожалел, что не услышит конца разговора. Крепко охватив голову руками, он вдруг с радостью понял, что снова обрёл сына.

XI

Митрофан Нарчук тоже решил, что первый нынешний снег, прямо навалившийся своей тяжестью на всю округу, лёг надолго. Глядя из открытого шалаша на пухлые хлопья метелицы, плотную белую стену, за которой нельзя было увидеть в двух шагах человека, Нарчук подумал о том же, о чем и Денис Зазыба, когда тот искал барсучью нору. Митрофану Онуфриевичу тоже пришло в голову, что зима не только может прятать вокруг все следы, но и обнаруживать их, то есть делать тайное явным, ведь не все же время будет пуржить да мести.

Вид первого снега словно заново заставил командира партизанского отряда пересмотреть и некоторые другие вещи. Например, что обстоятельства по-прежнему складывались не в пользу отряда. Даже по самому малому счёту.

Не успел отряд с большими трудностями вернуться в Забеседье и едва-едва обжиться в землянке, которую партизаны выкопали за три недели и оборудовали на бывшей гари, как её пришлось покидать — выследили немцы. Спасла партизан, можно сказать, случайность. К ней, к этой случайности, как раз имел касательство Нарчук, который ходил тогда в ближнюю деревню к знакомому сапожнику, чтобы поправить стоптанные сапоги. По дороге в деревню Митрофан Онуфриевич и заметил на поляне, километрах в трех от землянки, отряд бабиновичских полицейских, которые развёрнутой цепью во главе с немецким офицером двигались с оружием на изготовку к партизанскому укрытию. Много сил стоило Нарчуку опередить фашистов и первым добежать до землянки. Однако вытащить все, что было запасено за это время, партизанам не удалось. Особенно жалели о станковом пулемёте, который Павел Черногузов по чьей-то подсказке взял в окопе на берегу Палужа, одного из правых притоков Беседи. Правда, пулемёт тот не успели ещё исправить — во время боя, который вела тут какая-то красноармейская часть, осколком снаряда пробило кожух. Но это не слишком смущало партизан, и тот же Павел Черногузов, который считался хозяином пулемёта, лелеял надежду залатать пробоины в деревенской кузне. Были в землянке и другие только что раздобытые вещи, о каких стоило пожалеть. А больше всего, конечно, саму землянку и лес, где она была расположена, но не было никакой гарантии, что немцы не нападут на партизанское укрытие ещё раз, а десяток партизан не мог пока что противостоять многочисленному противнику: только гарнизон в Бабиновичах насчитывал к тому времени более полусотни «бобиков», как прозвали в народе полицейских; к тому же бабиновичский комендант мог вызвать помощь из других населённых пунктов, например, из Горбовичей или Студенца, не говоря уж о Крутогорье…

После этого долго пришлось прикидывать, куда податься. Одно дело — ускользнуть от опасности, хотя при этом пришлось бежать сломя голову целых три километра, другое — как, спасаясь, одновременно будто сквозь землю провалиться. И вот, может быть, на удивление даже самим себе, партизаны решили обосноваться рядом с Бабиновичами, в Цыкунах.

Первой причиной для такого рискованного выбора стало то обстоятельство, что в Цыкунах и теперь был лесником свояк бабиновичского председателя колхоза Абабурки, того самого, что и при немцах не переставал руководить хозяйством в местечке, хотя постепенно необходимость в нем уже отпадала не только у оккупантов, но и у местного населения: после основных хозяйственных работ крестьяне увидели, что всем распоряжаться в местечке стали военный комендант и изредка бургомистр Брындиков. Второй причиной перехода в Цыкуны послужила самая обыкновенная осторожность, которая подсказывала: чем ближе к дьяволу, тем меньше опасность, словно и вправду можно очертить магический круг, куда никто не смеет ступить. Во всяком случае, эти два обстоятельства — то, что лесником в Цыкунах служил и нынешней осенью, при немцах, свояк бабиновичского Абабурки, с которым партизаны успели наладить связь, и то, что по поверью — самое тёмное место под фонарём, — и помогли партизанам Нарчука оказаться в лесу по правую сторону Беседи.

Землянки партизаны не копали. Вместо неё тут, в Цыкунах, были поставлены два шалаша, крытых еловой корой начиная от щипца до самого низа, обложенных дёрном; один — на небольшом, может, площадью с полгектара острове посреди топкого болота, заслонённом деревьями, куда не каждый мог отыскать по кочкам дорогу; другой, наоборот, вынесли чуть ли не на самую опушку, словно нарочно. В этом и заключался, как казалось всем, определённый расчёт: в таком размещении была возможность для манёвра, тем более что теперь партизаны никогда не скучивались в одном месте — и на случай безопасности, чтобы не захватили всех разом, и потому, что на остров по кочкам надо было пробираться засветло. Ну, а поскольку партизанские дела на виду, то есть белым днём, не делаются или делаются редко, то и во втором шалаше, что стоял на самой опушке, часто находили себе приют те бойцы, которые направлялись на задание либо возвращались с него неурочно. Этот шалаш не перестали использовать даже и тогда, когда начались ранние заморозки и на грязи нарос ледок, способный выдержать осторожно семенящего человека.

Легко сказать — как сквозь землю провалились. Сделать это куда трудней, особенно если надо действовать, а не сидеть сиднем на одном месте. Разумеется, отряд Нарчука тоже не оставался без дела. Но теперь, хотя он все время совершал вылазки, немцы и полицаи на него больше не натыкались. Видно, первый случай показал фашистам, что в лесных условиях партизаны способны без труда уйти от опасности, если заранее почуют её.

Повторить свою затею — захватить группу внезапно — они не решались, хотя новое местонахождение отряда не оставалось для немцев и их пособников тайной, ибо вскоре в деревнях вокруг Цыкунов появились листовки, где неизвестно чего было больше — коварства или криводушия. Это казалось попыткой договориться с партизанами полюбовно, как жить дальше и что делать. Вот так-то… А по сути… Начиналась листовка с того, что начальник крутогорской полиции Рославцев и все присные — это значит, и бургомистр Борисевич, и некоторые бургомистры волостей, в том числе белынковичский Понедька и бабиновичский Брындиков, давали понять партизанам, что они о них все знают; для этого подробно, явно с умыслом, перечислялись операции, которые к тому времени уже были осуществлены на территории района. Например, сожжение маслозавода, уничтожение телефонной связи вдоль большака, что ведёт из Бабиновичей на Белую Глину, и так далее. Но некоторые дела партизанам просто приписывались. Отряд Нарчука не имел к ним никакого отношения. Взять тот же мост, который был взорван на реке Крупне. На самом деле его взорвал кто-то другой, кто — этого не удалось выяснить даже и Нарчуку с его разведчиками, хотя они и предпринимали со своей стороны неоднократные попытки; партизанам взорванный мост на Крупне говорил о том, что в районе действует ещё одна вооружённая группа, а если даже и не группа, то все равно — важно, что кто-то уже самостоятельно сражается против оккупантов. Отсюда вытекала главная задача — быстрей отыскать эту группу, объединить усилия в борьбе с врагом, направить их в единое русло.

Затем в листовках шли угрозы партизанам — ежели, мол, вы будете делать не так, как надлежит, то… И так далее. Кстати, назывался какой-то партизанский отряд, что пришёл в Забеседье из-за линии фронта, но о котором крутогорским партизанам тоже ничего не было известно, кроме, может быть, того, что он имел некое отношение к мошевской трагедии. О той трагедии в листовках тоже упоминалось, однако только в порядке предупреждения, мол, ежели не послушаетесь нашего призыва, вас ожидает та же участь, что и Манько, Якубовича, Тищенко, Ефременко, Рыгайлу…

И уже совсем страшно было читать сообщение Борисевича, Рославцева и их подручных, что в ответ на действия партизан они возьмут в городе в качестве заложников семьи Нарчука, Черногузова, Дорошенко, Афонченко и других. «Словом, начинается борьба — око за око, зуб за зуб. Если у кого-нибудь из нас или членов наших семей по вашей вине упадёт хоть один волос с головы, последует кара вашим семьям». При этом изуверски перечислялись в листовках жена Нарчука — Ганна Николаевна и его трехлетний сын Вадим, жена и дети Павла Черногузова, даже его сестра Надежда и брат Владимир… Чтобы как-то запугать и комиссара Баранова, к общему списку добавлялся его брат Архип, тот самый, который не пустил Степана Павловича даже на порог. «Тогда уж не только мы, но и немцы припомнят ему, твоему брату, — обращались в листовке к комиссару отряда, семья которого находилась в эвакуации, — как он помогал бунтовщикам в 1905 году разрушать панские усадьбы по всему повету».

Под конец в листовках делался вывод — «вам нет смысла воевать с немцами, а тем более с нами. Каждый ваш шаг, каждое движение не только у нас под прицелом, но и не останутся без должного ответа. У вас только два выхода — либо разойтись по домам, как это уже сделали некоторые участники вашего отряда и даже устроились на работу к немцам, либо уйти прочь из района, чтобы духу вашего не было отсюда на тысячу километров, как это сделали некоторые ваши товарищи, в том числе прокурор Шашкин. Да и не только он. Походив понапрасну по забеседским деревням, исчезли уже из района московские чекисты, направленные сюда из самой Москвы, поняв, что с нами воевать нельзя, что мы начеку. Спасение у вас, как видите, есть — это капитуляция. Или, как выражаются немцы, — хенде хох! Иной милости не ждите. Ну, а если вам не терпится, если чешутся руки и хочется пострелять, так выходите в открытое поле. Там и померяемся силами».

Ещё когда Павел Черногузов, будучи в далёкой разведке, принёс из Крутогорья известие, что из эвакуации вернулись в город партизанские семьи, Митрофан Нарчук понял, что это обстоятельство может иметь для дальнейшей деятельности отряда такие неожиданные осложнения, которых ни предусмотреть пока что невозможно, ни предупредить. Но в первые дни тлела надежда, что никому не придёт в голову мысль использовать в борьбе подобное обстоятельство. Судя же по этим листовкам, на самом деле все получалось именно так.

В августе, когда его назначали командиром отряда, Нарчук уже многое мог предусмотреть. Шапкозакидательством он не страдал, а тем более не рассчитывал на лёгкий реванш у врага, который от самой границы Белоруссии двигался дальше в глубь страны. У Митрофана Онуфриевича хватало и соображения, и трезвой рассудительности. Он даже и тогда не очень растерялся, когда во время рейда по тылам наступающих немецких дивизий выяснилось, что отряд не подготовлен для самостоятельной борьбы с таким противником, как вермахт. Дело можно было со временем поправить, обеспечивая постепенно отряд всем необходимым за счёт местных ресурсов, местных возможностей. Выдержал он испытание и тогда, когда понял вдруг, отлёживаясь в шалаше, что отряд его распадается… Но представить, что так трудно будет партизанить в родных местах, где тебя всякий знает, начиная от начальника полиции, Митрофан Онуфриевич все-таки не мог.

Во всяком случае, пока партизаны видели вокруг себя одни жертвы. Жертвы и жертвы. Иной раз даже казалось, что их не в состоянии перекрыть те дела, те успехи, которые были уже на счёту отряда.

После того как свояк Абабурки принёс в лес первую листовку, Нарчук на некоторое время словно оцепенел. Провокации и угрозы, с какими выступили теперешние крутогорские заправилы, настолько потрясли его и перевернули душу, что он до самого вечера не мог показать листовку партизанам, даже Барано