КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406805 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147484
Пользователей - 92618
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Парк кошмаров (fb2)

- Парк кошмаров (пер. Елена Токарева) (а.с. Кладбищенская школа-25) 158 Кб, 57с. (скачать fb2) - Том Б. Стоун

Настройки текста:



Том Стоун Парк кошмаров (Кладбищенская школа-25)

Глава I ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

Натана Эбро едва не рвало. Тошнило. Выворачивало.

Он попробовал открыть рот. Но не сумел. Тогда он попробовал закрыть глаза. Тоже безуспешно.

Весь мир вокруг качался вверх и вниз, а он сидел, как замурованный, и не мог шелохнуться.

Наконец проклятый поезд начал замедлять ход.

Вздыбился и остановился. В животе тоже все вздыбилось и остановилось.

– Вот здорово было, правда? – завопил Джип Холмс, отстегивая ремни, и весело соскочил с аттракциона «Сумасшедшие горки».

– Просто класс! – подтвердил Джейсон Даннбар. – Давай еще разок прокатимся.

– Пошли лучше куда-нибудь еще, – с трудом процедил Натан сквозь стиснутые зубы.

На миг ему показалось, что Джейсон собирается возразить. «Он знает, что меня чуть не стошнило», – понял Натан.

Вообще-то Джейсон любил помыкать людьми и с удовольствием посмеялся бы над тем, как грандиозно Натан опозорился на всех аттракционах в увеселительном парке, но на сей раз почему-то уступил.

– Ладно, – бросил он и пожал плечами. Потом, подумав, радостно предложил: – Пошли на «Зип-н-ролл». Представляете – стоишь вверх ногами и вертишься, вертишься…

– Круто! – одобрил Джип. Друзья зашагали по центральной аллее парка к выбранному аттракциону.

Натан медленно побрел за ними. Когда он спускался по лесенке с помоста, навстречу ему попались Мария Медина и Стейси Картер. Сжимая в кулачках билеты, они с нетерпением ждали своей очереди.

– Ну как, понравилось? – осведомилась Мария, задорно тряхнув черными как смоль кудряшками.

– Ну и классно тут, правда?! – воскликнула Стейси.

– Гм, – выдавил Натан. – Кх-гм.

– Джип говорит, вы идете на «Зип-н-ролл», – не отставала Стейси. – Береги карманы.

– Угу, – подтвердила Мария. – Когда долго висишь вверх тормашками, из карманов все высыпается.

– Хорошо, – из последних сил произнес Натан.

– Пошевеливайтесь, – поторопил их карусельщик. – Вас что, целый день ждать?

Мария и Стейси торопливо вскарабкались по ступенькам, сели в кресла и пристегнули ремни. Под пронзительный визг публики огромное колесо завертелось все быстрее и быстрее, угрожающе раскачиваясь то вверх, то вниз.

С минуту Натан смотрел на катающихся. К горлу подступала тошнота. Он повернулся и, спотыкаясь, побрел прочь. Он не мог понять, что с ним стряслось. Он всегда, с самого раннего детства обожал увеселительные парки и карнавалы. Не было еще аттракциона, с которым бы он не совладал.

И ни разу в жизни он не боялся.

До сегодняшнего дня.

А теперь по коже ползали противные мурашки, живот выворачивало, и он мечтал только об одном: поскорее уйти.

Отчего же ему так плохо? Ведь сегодня – первый день летних каникул. Целых три месяца он будет спокойно просыпаться по утрам, зная, что ему не нужно опять идти в Кладбищенскую школу.

А главное – он нашел работу. Все дни, какие «Парк вампиров» проведет в городе, Натан будет помогать в кафе-мороженом Уэйна, а это значит, что он не только заработает денег и будет объедаться бесплатным мороженым… В придачу ему положен бесплатный пропуск на все аттракционы. А сегодня, в день открытия парка, его новый босс Уэйн даже выдал своему помощнику книжечку бесплатных пропусков для всех его друзей.

– Ты мне понадобишься только во второй половине дня, – сказал он. – Мало кто ест мороженое до обеда.

Получив эту работу, Натан долго не мог поверить в свое счастье. Пару дней назад он проезжал на велосипеде мимо старой ярмарочной площади и вдруг увидел на столбе огромную, ярко раскрашенную вывеску. «Парк вампиров», – гласили пляшущие разноцветные буквы. – Веселый праздник! Открытие в пятницу».

Никогда прежде на заброшенную ярмарочную площадь не ступала нога человека. Насколько помнил Натан, да и кто угодно в городке, эта площадь всегда была закрыта для публики, огорожена цепями с табличками «Не входить!» и «Опасно!». Все ярмарки и увеселительные парки, какие приезжали в Гроув-Хилл, располагались на фермерском поле в другом конце города.

Натан подошел ближе, едва замечая, что в ушах тихонько звенит, а кончики пальцев покалывает, словно мелкими иголками.

Вдруг его окликнул чей-то голос:

– Эй, мальчонка, работа нужна?

Это был Уэйн, рослый парень с толстым животом и жидкой челкой цвета ванильного мороженого. Натан ответил, что работа ему нужна, и парень удовлетворенно кивнул.

– Тогда спроси у родителей. Пусть один из них зайдет и подтвердит, что согласен.

И, как ни удивительно, родители Натана согласились. Натан должен был работать после полудня каждый день, пока парк стоит в городе: помогать Уэйну раскладывать мороженое и мыть стойку.

Мама восторженно раскудахталась – дескать, сын стал совсем большой и получил свою первую в жизни работу. Папа прочитал лекцию о том, что Натан теперь узнает цену денег и поймет, что такое ответственность.

Натан вполуха слушал родителей и вежливо кивал, думая о бесплатном мороженом и бесплатных пропусках на аттракционы.

Но вот только от аттракционов Натана затошнило. «Может быть, все дело в мороженом, – подумал он. – Наверное, не зря люди не едят мороженого до обеда». Когда ребята, придя в парк, первым делом заказали мороженое, Уэйн почему-то нашел это забавным и с усмешкой покачал головой.

– Да, это вам не Кладбищенская школа, – проговорил Джип, вгрызаясь в сахарный рожок.

– Кладбищенская школа? Вот, значит, как именуется образовательное учреждение в этом городке? – Уэйн снова покачал головой. – Неплохое название для аттракциона.

– Вряд ли вы здесь много заработаете на аттракционе с таким названием, – возразил Джейсон необычным для него серьезным тоном.

С минуту все трое ребят сурово молчали, вспоминая очередной год, проведенный в стенах школы. Весь год был посвящен одной цели – остаться в живых. На первый взгляд школа в Троув-Хилл казалась вполне обычной, если не считать кладбища, грозно затаившегося на холме позади ее здания. Но обычной она могла казаться только родителям – тем, кто не верил, будто директор на самом деле вампир, будто ужасы прячутся за каждой дверью, в том числе и за дверью туалета, тем, кто не знал, что в учителях давно уже не осталось ничего человеческого.

– Не преувеличивайте, – говорили родители своим чадам.

– Ха-ха, – отмахивались они. – У тебя богатое воображение.

– Иди в школу, – заявляли они. – Образование – это очень важно.

«Остаться в живых – вот что важнее всего в Кладбищенской школе», – подумал Натан и улыбнулся.

Теперь ему все лето не придется вспоминать о школе. Никаких тебе тревог. Никаких ужасов.

Знай только развлекайся. К тому же у него классная работенка в «Парке вампиров».

«Кровавый туннель». «Замок Франкенштейна». «Лабиринт Минотавра»…

После года, проведенного в Кладбищенской школе, лето в «Парке вампиров» казалось легкой, беззаботной прогулкой, не страшнее, чем уик-энд среди каруселей.

«Я не боюсь», – твердо сказал себе Натан, и ему стало немного лучше. Он прибавил шагу и догнал Джипа с Джейсоном.

* * *

– Идешь с нами? – требовательно спросил Джейсон.

Мария восторженно выпучила глаза и вместе со Стейси пристроилась в хвост очереди следом за тремя мальчишками.

– А как же. Я бы тут все лето каталась.

– Нет, – отрезала Стейси. – Мы с вами не пойдем. Самый лучший аттракцион мы прибережем напоследок.

– Да вы просто испугались, – поддразнил их Джейсон.

– Ха, – презрительно фыркнула Мария. – Если ты сам испугался, это не значит…

– Я? Испугался? Какого-то «Кровавого туннеля»? Ну уж дудки! – захохотал Джейсон. Протянув билеты карусельщику, он бодро зашагал к самому первому сиденью. Джип уселся рядом с ним.

Натан нехотя последовал за ними.

Потом сели Стейси и Мария. Билетер захлопнул ворота, отсекавшие «Кровавый туннель» от остального мира, и вскочил на край платформы, откуда в глубь туннеля уходили рельсы.

Он вразвалочку прошелся вдоль поезда, взял билеты у Джипа с Джейсоном, потом, нахмурившись, замешкался возле Натана, сидевшего в одиночку.

– Сидеть нужно по двое, – угрюмо заявил он.

Натан пожал плечами. Карусельщик бросил взгляд через плечо. В хвосте поезда одиноко сидела девчонка.

– Эй, ты, – окликнул он. – Иди-ка сюда. Сядь рядом с ним.

– Могу я поинтересоваться, по какой причине? – послышался холодный властный голос.

Натан обернулся и увидел, что голос принадлежит его однокласснице, Джорди Флен-дерс по прозвищу Ходячий Компьютер. Итак, в эту поездку по «Кровавому туннелю» отправлялись только его приятели по Кладбищенской школе. Впору открывать классное собрание.

Оператор, рослый и грозный, высился над Джорди, как скала. Костюм на нем был, как у вампира, – черные джинсы, черная облегающая рубашка, черная накидка на красной атласной подкладке. На Джорди его маскарад не произвел никакого впечатления. Она смерила парня немигающим взглядом. На ее лице не было и следа человеческих чувств.

– Потому что я так сказал! – прорычал парень. – Хочешь кататься на карусели Клыкастого Гора, делай, что говорит Клыкастый Гор. – Для вящего впечатления он ткнул себе в грудь костлявым указательным пальцем.

Джорди вскинула голову и поразмыслила над его словами.

Карусельщик оскалился.

Натан едва не поперхнулся. Да, этого типа не зря прозвали Клыкастым. Передние зубы у него были огромные, остроконечные. Золотые.

– Хорошо, мистер Гор, – проговорила Джорди. – Коль скоро вы так упорно настаиваете, мне, видимо, придется пересесть.

– Мистер Гор? Ты назвала меня мистером? Ты что, шутить вздумала?! – вскричал карусельщик.

Не обращая на него внимания, Джорди прошествовала мимо и уселась рядом с Натаном.

– Определенно нет, – ответила она, устраиваясь поудобнее.

Глаза Клыкастого превратились в узкие злые щелочки. Он проверил билеты у Джорди, у Стейси и Марии, потом нажал на кнопку, опускающую предохранительные штанги, и еще раз прошелся вдоль поезда, проверяя, чтобы все были надежно пристегнуты.

– Эта поездка не для слабонервных. Не для тех, кого легко напугать, – начал он монотонным речитативом. – Это уникальный, единственный в мире «Кровавый туннель». Такого аттракциона нет больше нигде в Соединенных Штатах, да что там – нигде на всем свете…

– На всем све-е-те, – передразнил его толстяк Джейсон, покрутил жирной шеей над широкими плечами и состроил Клыкастому рожу.

Клыкастый остановился возле него.

– Ты уже здесь катался?

– Нет еще, – ответил Джейсон. – Но повидал немало других аттракционов с привидениями.

Все кивнули в подтверждение его слов.

– И в школе учимся, – вполголоса вставил Джип.

Клыкастый снисходительно улыбнулся.

– «Кровавый туннель» не похож на другие аттракционы. Он от них здорово отличается.

– Чем? – поинтересовалась Мария. Улыбка Клыкастого стала еще шире. Во рту, словно творения безумного ювелира, сверкали холодным блеском длинные собачьи клыки.

Поговаривали, что во рту у директора Кладбищенской школы тоже есть клык, но никто до сих пор не сумел доказать этого наверняка.

А тут перед ребятами стоял человек с двумя самыми настоящими клыками.

Вдруг Натану снова стало не по себе.

– А вот чем, – ответил Клыкастый, – тем, что к самой обычной карусели я добавил несколько уникальных трюков. И убрал парочку… хм… старомодных спецэффектов. Надеюсь, теперь вы найдете эту поездку весьма, скажем так, интересной.

И карусельщик опять торжественно улыбнулся. Натан не мог отвести испуганного взгляда от зловещих клыков.

«Что-то мне не очень хочется кататься по «Кровавому туннелю». Может, уйти, пока не поздно?» – подумал он. Но не успел он и рта раскрыть, как Клыкастый ухватился за пусковой рычаг.

– Счастливого пути, – насмешливо бросил он и дернул за рубильник.

Глава II «КРОВАВЫЙ ТУННЕЛЬ»

– Погодите! – воскликнул Натан, хватаясь за спинку переднего сиденья.

Но было поздно. Вагончик рванулся вперед. Со скрипом приоткрылись массивные двустворчатые двери. Поезд нырнул в черную пасть «Кровавого туннеля».

Из ослепительного солнечного дня ребята разом попали в непроглядную полуночную тьму. Вмиг утих веселый гомон праздничного гулянья. Внешний мир остался снаружи, за тяжелыми дверями, словно отсеченный ударом гигантского топора.

Поезд покатился по крутому спуску.

«Что это?» – вскричал про себя Натан, чувствуя, как ком подкатывает к горлу.

Поезд набирал ход. Натан ждал, что из мрака вот-вот выскочит, как обычно, какой-нибудь пыльный манекен на невидимых проволочках.

Но поезд все шел и шел, погружался все глубже и глубже в темную пропасть.

Все вниз, вниз, вниз. Поезд мчался так быстро, что у Натана щеки прилипли к челюстям. Он изо всех сил вцепился в предохранительную штангу.

И вдруг поезд остановился.

– Чуть шею не свернула, – отчетливо раздался рядом с Натаном недовольный голос Джорди.

– Голова! Моя голова! Помогите, я потерял голову! – в притворном ужасе пронзительно заверещал Джейсон. Джип покатился со смеху.

Поезд не двигался. Темнота была такая, что Натан не видел ни Джейсона, ни Джипа. Он не видел даже Джорди. Если бы не их голоса, он бы подумал, что остался один в этом черном-пречерном мире.

– В чем дело? – спросила Мария. – Почему мы встали?

– Застряли, наверно, – предположила Стейси.

Голоса одноклассниц звучали откуда-то издалека, словно девочки сидели не позади Натана, а за толстой стеной, в соседней комнате.

Поезд по-прежнему стоял на месте.

Ребят окутала непроницаемая тишина.

Натан сглотнул подступивший к горлу комок. Он с трудом сдерживал снова накатившую тошноту. «Меня не вырвет, – твердил он себе. – Нет. Ни за что».

– Никто случайно не захватил карманный фонарик? – осведомилась Джорди.

– Если только по чистой случайности, – язвительно ответила Мария.

Из темноты налетел порыв теплого ветра. Натан наморщил нос. Вонь была отвратительная.

В животе все встало дыбом.

Натан застонал.

– Натан! Это ты стонешь? – спросила Джорди.

Ей ответил еще один стон – глухой, протяжный, нечеловеческий.

Глаза Натана распахнулись от ужаса.

– Это не я, – выдавил он сквозь стиснутые зубы. – В этот раз не я…

Стон послышался громче, стал выше, пронзительнее и под конец перешел в жалобный вопль.

– Кто это там? – поинтересовался Джейсон.

– Не знаю, но мне это не нравится, – проговорил Джип непривычно дрожащим голосом.

– Спецэффекты, – как ни в чем не бывало пояснила Джорди. – И довольно умелые… Представляете – сидим мы тут в темноте, прикованные к креслам, беспомощные, и не видим, что же на нас надвигается и откуда, не можем понять, кто или что производит этот звук, который никак нельзя назвать естественным…

– Джорди, прекрати! – взмолилась Стейси. Ее слова потонули в протяжном стоне, донесшемся из недр туннеля.

Волосы на голове у Натана встали дыбом. «Держи себя в руках, – приказал он себе. – Это аттракцион, и больше ничего».

Стон перерос в горестный вопль, такой оглушительный, что Натану почудилось, будто его голова вот-вот взорвется изнутри. Мария сдавленно вскрикнула. Натан не видел ее, но понял, что она зажала уши. Он бы тоже хотел зажать свои, но, на беду, приходилось плотно прижимать ладони к губам.

Ни с того ни с сего поезд снова двинулся в путь. Он рванулся вперед так резко, что Натана швырнуло на спинку сиденья.

– Ой! – вскрикнул он и крепче вцепился в предохранительную штангу.

И вдруг кто-то шлепнул его по щеке холодной дохлой рыбиной. Этого только не хватало!

– Ай! – завопил Натан, выпустил штангу и машинально принялся отбиваться.

Его рука наткнулась на холодную липкую ладонь.

Руку стиснули костлявые цепкие пальцы. А поезд неумолимо катил ввысь, и на миг, ужасный миг, когда сердце едва не выскочило из груди, Натану почудилось, что призрачная рука вот-вот выдернет его из вагончика.

Он завизжал.

Вывернутое плечо пронзила острая боль. Мальчик изо всех сил ударил другой рукой. Кулак утонул в холодной, дряблой плоти мертвеца.

Цепкие пальцы дернулись и наконец разжались. Натан бессильно откинулся на спинку сиденья, и вдруг еще одна рука схватила его за рукав.

Натан завизжал еще громче.

– Держи себя в руках, – недовольно проговорила Джорди. – Сиди спокойно.

Не успел Натан ответить, как поезд опять нырнул вниз, завернул за угол и замедлил ход.

– А-а-а-а-а-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – раздался вопль, исполненный безумного восторга.

– Старо, как мир, – проворчал Джип. Но в голосе его не слышалось уверенности.

– Чем это так воняет? – потянула носом Мария.

– Точь-в-точь обед в Кладбищенской школе, – фыркнул Джейсон.

Никто не засмеялся.

Тьма немного рассеялась. Откуда-то снизу подымалось тусклое багровое сияние. Натан заметил, что поезд вползает на мост. Он осторожно выглянул – внизу пузырилась липкая красная жижа.

«Озеро крови, – подумал Натан. – Нет, целое болото крови».

Но болота бывают зелеными, угрюмыми, неподвижными. А эта жидкость испускала красноватое мерцание, булькала и кипела, как чудовищный котел, полный… невозможно даже вымолвить.

Вдруг хохот и вопли смолкли. Ребят снова окутала мертвая тишина. Ее нарушало лишь бульканье отвратительной жижи да громкие хлопки пузырьков, всплывавших на поверхность. Каждый лопнувший пузырь издавал отчетливый гнилостный запах. Потоки зловонного воздуха медленно вздымались ввысь, вползали в ноздри.

Все, что Натан съел сегодня за завтраком, подступило к горлу. Его пробрала тошнотворная дрожь. Хотелось завизжать во весь голос, но он боялся открыть рот. И никак не мог отвести глаза от бурлящей красной жижи.

– Что это такое? – вскричала Мария.

– Ничего, просто картинка, – поспешно ответила Стейси.

Джип шумно втянул воздух и затаил дыхание.

Джейсон не издавал ни звука.

Натан с ужасом увидел, как на поверхность кровавой жижи всплыла рука. Она немного покрутилась, словно жижу перемешивали невидимой ложкой. Потом утонула.

– Спецэффекты, – бесстрастным тоном провозгласила Джорди.

– Да, – выдавил Натан. – Вот именно. Всего лишь спецэф… – Слова застряли у него в горле: на поверхности жижи мелькнули глазные яблоки.

Из глубины, как пробка, всплыл желтоватый череп. Челюсти, движимые невидимыми течениями, открывались и закрывались.

Вдруг неведомо откуда на поезд налетели громадные темные тени. Летучие мыши!

Джейсон завопил. Завопил и Джип.

И Мария завопила. И Стейси тоже.

Натан крепко зажимал рот ладонями, но тоже завопил. Ему казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут.

Не вопила только Джорди. Она сидела не шевелясь, не издав ни звука.

Наконец мост остался позади. Поезд медленно выполз на другую сторону озера. Багровое сияние померкло. Лишь после этого Джорди заговорила.

Голос ее звучал твердо. Так говорят те, кто крепко держит себя в руках, не поддаваясь всепобеждающей панике. Но она по-прежнему не шелохнулась.

– Летучие мыши, – заявила Джорди, – не бывают такие большие. Это невозможно.

Тогда заговорил и Джип. Его голос звенел тоненько и жалко.

– Но если не летучие мыши, то кто же это? Поезд катил все дальше и дальше. Вдруг на одном из поворотов из-за угла выскочил скелет. Не успели ребята завопить, как передний вагончик ударился об него, и скелет с грохотом рассыпался на миллионы сверкающих обломков.

В лицо ребятам обрушился отвратительный вихрь белых костей.

Поезд снова завернул за угол, и в конце тоннеля забрезжил слабый свет.

Вагончики со свистом вылетели в ослепительное сияние дня.

Поезд замедлил ход и остановился возле посадочной платформы.

Там ребят уже поджидал Клыкастый Гор.

– Ну как, понравилось? – с усмешкой спросил он и нажал на кнопку, сдвигавшую предохранительные штанги.

Из первого вагончика поспешно выскочили Джейсон и Джип.

За ними с не меньшей резвостью последовали Стейси и Мария.

Джорди медленно выбралась из вагончика, стиснув кулаки и упрямо выставив вперед подбородок. Она впилась в Клыкастого ненавидящим взглядом. Он ответил ей тем же.

Потом карусельщик перевел взгляд на Натана.

У того подкосились колени. Закружилась голова.

Натан осторожно вылез из вагончика. Глаза его нечаянно встретились с глазами Клыкастого. Тот открыл рот и пробежал по губам кончиком раздвоенного языка.

Словно издалека Натан услышал собственный крик. Он зажал рот ладонями и метнулся к выходу.

Его тошнило.

Выворачивало.

Натана Эбро рвало.

Глава III ТРЕТЬЕ ВЕКО

– Смотрите! – заорал Джейсон. – В штаны наложил!

– Заткнись, – одернула его Стейси. Чья-то рука сунула Натану бумажную салфетку.

– Возьми, пригодится, – услышал он голос Джорди.

Натан с благодарностью взял салфетку. До его сознания едва доносились язвительные замечания прохожих.

– Ф-фу-у, – протянула напыщенная дама.

Раздался смех.

– Необходимость непрерывного существования большинства индивидуумов в настоящий момент вызывает у меня глубокие сомнения, – наставительно заметила Джорди.

Натану показалось, что толпа подалась назад и начала рассеиваться.

Джип вложил в руку Натана банку газировки. Натан сделал большой глоток, потом еще один и почувствовал себя лучше. Он с трудом выпрямился.

На мгновение Натан даже удивился, увидев, что вокруг как ни в чем не бывало сияет солнце и по дорожкам прохаживаются нормальные люди.

«В конце концов, – подумал он, – не у всех же в «Парке вампиров» раздвоенный язык, как у змеи.

Не все похожи на Клыкастого».

* * *

– С каждым могло случиться, – успокоил его Джип.

– Пирожных объелся, – добавил Джейсон, словно это могло приободрить Натана.

В ответ Натан осторожно, уклончиво кивнул.

– Только не говори своему новому боссу, что тебя стошнило, – посоветовала Стейси. – А то решит, что это из-за мороженого. – Все летние каникулы у Стейси были расписаны по минутам. Она подрабатывала тем, что выгуливала собак. Она занималась этим круглый год и поэтому слыла докой в бизнесе.

Натан еще раз кивнул.

– Спасибо на добром слове.

Он с интересом взглянул на Джорди. Обычно она не нуждалась ни в чьей компании, но на этот раз предпочла остаться с ребятами и молча шагала рядом.

Выходя из вагончика, она посмотрела на Клыкастого.

«Интересно, видела ли она раздвоенный язык?» – подумал Натан.

Почему-то он не мог заставить себя спросить ее об этом. Он спросит, только не сейчас, не перед всеми.

Возле кафе-мороженого Уэйна друзья остановились. Натану было пора на работу.

– Спасибо за катание, – вежливо произнес Джип.

– Да, – поддержал его Джейсон, чем всех удивил.

– Пока, – помахал им рукой Натан. Приятели растворились в веселой толпе.

Натан долго смотрел им вслед.

Внезапно Джорди остановилась и оглянулась на него. Брови ее сосредоточенно нахмурились. Но она ничего не сказала. Только покачала головой и ушла.

– Возьми фартук, – сказал Уэйн и приподнял откидной конец стойки, впуская Натана внутрь. – Денек будет хороший, жаркий, – улыбнулся он. – Хочешь еще мороженого?

– Нет, – выдавил Натан. – Спасибо.

При мысли о мороженом его затошнило.

Он молча поклялся себе никогда, никогда до конца своих дней не подходить близко к «Кровавому туннелю».

* * *

Вечером Натан устало шагал к выходу из «Парка вампиров». В кармане лежали деньги и бесплатные пропуска. Но он ни на миг не замедлил шаг.

Уэйн отпустил его домой.

– Это дневная работа, малыш, – сказал он. – До завтра. Жду тебя в это же время.

Натан не стал спорить. Ему совсем не хотелось оставаться в «Парке вампиров» после наступления темноты.

Он старался держаться самой середины светлой, усыпанной опилками дорожки. Позади остались «Зеркальный дом», «Прыжок в преисподнюю», «Змеиный дворец», «Замок Франкенштейна». По самой широкой дуге Натан обогнул «Кровавый туннель».

Возле «Карусели ужасов», леденящего кровь варианта обычной ярмарочной карусели, он остановился и поморщился. Там, где положено бегать веселым резвым лошадкам, скалили зубы в кривых ухмылках злобные драконы и горгульи. Фальшивые драгоценные камни на их седлах мерцали зловещим блеском.

Натан проталкивался к выходу, навстречу нарядной толпе людей, наводнивших парк в предвкушении веселого вечера. Все были довольны, радостны, все жаждали развлечений.

Над билетной кассой зазывно переливалась огнями праздничная афиша:

«Аттракционы в «Парке вампиров»! С наступлением темноты станет еще веселее!»

– Да, ждите, – пробормотал Натан.

Но неужели все эти люди ошибаются? Похоже, никто не боится. Никто не дрожит от страха.

«Просто я нехорошо себя чувствовал, – подумал Натан. – Мне стало плохо, вот и начала мерещиться всякая дрянь».

Золотые резцы Клыкастого Гора скорее всего фальшивые, предназначались для пущего впечатления. В конце концов, он мастер по спецэффектам. Это ясно всякому, кто заглянет в «Кровавый туннель».

И все-таки это был один из самых страшных аттракционов, на каких Натану доводилось кататься.

Нет, что там говорить – самый-самый страшный.

Поэтому чего тут удивляться, когда ему, измученному тошнотой, померещилось, будто у Клыкастого за золотыми зубами прячется раздвоенный язык.

Скорее всего это был просто один из спецэффектов – резиновый язык, который можно высовывать, чтобы пугать слабонервных посетителей.

Да. Так оно и есть. Спецэффект.

Натану стало немного лучше. Настолько, что он даже проголодался и вспомнил об ужине. Он ускорил шаг.

Выходя из главных ворот, он заметил, что от толпы отделился какой-то человек. Он поравнялся с Натаном и зашагал рядом. Натан удивленно обернулся.

Это была Джорди Флендерс.

– Хотелось бы знать, дозволяется ли нам провести дальнейшие исследования после наступления темноты, – сказала она.

– Что ты тут делаешь? – изумился Натан.

– Жду тебя, – как ни в чем не бывало ответила Джорди, словно для нее это было самым обычным занятием.

– Зачем? – не понял Натан.

– Сегодня после катания по «Кровавому туннелю» тебе стало плохо, – пояснила Джорди.

– Ну и что?

– Не думаю, что внезапно возникшая тошнота всецело определяется нарушением физического равновесия твоего организма.

– Чего-чего?

Джорди помолчала и глубоко вздохнула. Она давно привыкла, что ей приходится переводить свои высказывания на нормальный человеческий язык. Не зря ее прозвали Ходячим Компьютером.

– Не знаю, отчего тебя затошнило, но вряд ли это связано только с тем, что тебя укачало в «Кровавом туннеле».

– Что ты хочешь сказать? – Натан невольно замедлил шаг.

Джорди немного помолчала, потом ответила:

– Думаю, ты прекрасно меня понимаешь.

– Меня затошнило потому, что я наелся мороженого и потом пошел кататься на «Сумасшедших горках» и в «Кровавом туннеле».

Но Джорди упорно гнула свое:

– Владелец «Кровавого туннеля», мистер Гор…

– Клыкастый, что ли? – перебил ее Натан.

Не обращая внимания на невежливое замечание Натана, Джорди спокойно продолжала:

– Мистер Гор имеет третье веко. Оно прикрывает глаз, поднимаясь снизу вверх. Это характерно для большинства рептилий.

Натан споткнулся и уставился на Джорди, разинув рот.

– Я тебе не верю, – с трудом вымолвил он.

– Я не выдумываю, – подтвердила Джорди. – Он моргнул. Три раза. Наверное, специально для того, чтобы продемонстрировать мне свое третье веко. – Она помолчала и задумчиво добавила: – Оно было непрозрачное. Подозреваю, что он может видеть сквозь него. Такие веки имеются у акул. Они закрывают их, когда кормятся, чтобы защитить глаза от обломков хрящей, костей и прочих пищевых отходов.

– Мы говорим не об акулах, – напомнил ей Натан. Аппетит снова пропал.

– Ты тоже это видел? – спросила Джорди. – Наверно, это зрелище и вызвало у тебя приступ…

– Нет! – Натан едва сдерживал крик. – Ничего я не видел!

Они остановились на краю тротуара, глядя друг другу прямо в лицо.

Натан пытался пристальным взглядом смутить Джорди, заставить ее опустить глаза. Но она впилась ему в лицо немигающими глазами. Натан понимал, что она ему не верит.

– Третье веко? – переспросил он. – Это был просто спецэффект. Такой же, как и все остальные ужасы в «Кровавом туннеле».

Джорди вопросительно выгнула бровь.

– Спецэффект? Не думаю.

– А я думаю, – отрезал Натан. Но на самом деле он сильно в этом сомневался.

Джорди еще с минуту вглядывалась в его лицо, потом сказала:

– В этом «Парке вампиров» творятся странные дела. На твоем месте я была бы поосторожнее.

Она повернулась и зашагала прочь.

Натан раскрыл было рот, но так и не придумал ответа. Вздохнув, он уныло поплелся домой.

На ходу он бросил последний взгляд через плечо. У него за спиной над «Парком вампиров» поднималось сияние. Натан различил среди деревьев яркие огни над центральной аллеей. Звенела музыка, слышались голоса и пронзительный визг – но визг веселый. Мальчику даже почудился запах воздушной кукурузы и сахарной ваты.

Да, «Парк вампиров» – это обыкновенный парк аттракционов. А «Кровавый туннель» – карусель, не хуже и не лучше других. Что бы ни говорила Ходячий Компьютер Джорди, бояться совершенно нечего.

Глава IV «ПАРК ВАМПИРОВ» – ПАРК ЗАГАДОК

– Твоя подружка? – кивнул Уэйн.

Натан проследил за его взглядом и в душе застонал. К кафе-мороженому приближалась Джорди.

Она приходила сюда уже третий день подряд, по нескольку раз в день.

Сколько же мороженого может проглотить Ходячий Компьютер?

– Нет, – ответил Натан и, поймав недоверчивый взгляд Уэйна, пояснил: – Одноклассница, вот и все.

– Может, ты ей нравишься, – усмехнулся Уэйн.

Натан выпучил глаза.

– Вряд ли. Она просто днюет и ночует в «Парке вампиров». Для нее тут как медом намазано.

Эти слова прозвучали убедительно, поскольку были правдой. Неизвестно, заметил ли Уэйн, что Джорди целыми днями ошивается в парке, но Натан-то заметил. Выкидывая мусор, он видел, как Джорди катается на «Карусели ужасов» и разговаривает с билетером. В обеденный перерыв он обнаружил, что она внимательно наблюдает за «Замком Франкенштейна». Он догадывался, что она подолгу бродит вокруг «Кровавого туннеля», хотя и не мог утверждать этого наверняка.

Дело в том, что «Туннель» располагался на другом конце «Парка вампиров», и Натан старался пореже там появляться.

Но во всем остальном, если не считать «Кровавого туннеля», Натану нравилась его первая в жизни работа. Было так здорово раскладывать мороженое по вафельным стаканчикам.

Вообще в «Парке вампиров» было неплохо. Натан решил, что в тот первый день ему просто не повезло. В конце концов, он провел целый год в Кладбищенской школе. А после этого поневоле начнешь вздрагивать от каждого шороха.

Все, что от него требовалось, это подавать мороженое, получать за это деньги да держаться подальше от «Кровавого туннеля». Что может быть легче?

Настроение ему портила только Джорди. Чего она бродит тут с утра до вечера? При виде Ходячего Компьютера в голову лезли дурные мысли.

– Она всех обо всем расспрашивает, – заметил Уэйн, протирая стойку. – Она что, репортер в газете? Или работает над школьным заданием?

– Мы ее прозвали Ходячим Компьютером, – пояснил Натан.

– А-а, – протянул Уэйн, словно это ставило все на свои места.

Джорди бодро подошла к стойке и высыпала на тарелку горсть мелочи.

– Молочное ванильное, пожалуйста, – заказала она. – Маленькое.

Уэйн придвинул мелочь обратно к ней.

– За счет заведения, – галантно бросил он. – Мы рады приветствовать постоянных покупателей.

– Спасибо, – улыбнулась польщенная Джорди.

– Не за что, – ответил Уэйн. – Ради подруги Натана я готов на все.

– Гм… – погасила Джорди улыбку. Очевидно, ей не больше Натана хотелось, чтобы их имена стояли рядом. Она сунула монеты в карман потертых джинсов, взяла вафельный рожок и принялась методично вылизывать содержимое, следя, чтобы ванильная горка оставалась ровной со всех сторон.

– Нравится в «Парке вампиров»? – как бы между прочим спросила она у хозяина.

– Нравится.

– Давно здесь работаете? Уэйн пожал плечами.

– Да, пожалуй. Начал разъезжать с этим заведением, еще когда оно называлось «Увеселительной компанией ужасов», задолго до того, как Клыкастый прибрал ее к рукам и назвал «Парком вампиров».

Натан оторвался от ложек, которые раскладывал по размерам, и удивленно посмотрел на Уэйна.

– Клыкастый? – невольно выпалил он.

– Мистер Гор? – подхватила Джорди.

– Он самый, – подтвердил Уэйн и отошел принять заказ у девушки, которая привела погулять в парке двух младших сестренок.

Вручив сестрам три стаканчика, прикрытых бумажными салфетками, Уэйн вернулся к разговору.

– Клыкастый купил эту лавочку в прошлом году и все перестроил до основания. Сделал ужасы главной темой.

Последний раз лизнув языком, Джорди выровняла верхушку своего мороженого. Потом откусила дно сахарного рожка и начала шумно всасывать подтаявшее содержимое.

– Значит, весь «Парк вампиров» принадлежит Клыкастому? – спросил Натан.

– Угу. Шустрый парень этот Клыкастый. Странноватый, впрочем. Но не дурак. Он знал, что делает, когда поставил на ужасы. Дела идут, как никогда.

Джорди догрызла стаканчик и, выкинув бумажную салфетку в корзину, продолжила разговор:

– Полагаю, мистер Гор имеет большой опыт в организации подобных предприятий.

Манера Джорди выражаться не произвела на Уэйна никакого впечатления. Не моргнув глазом, он ответил:

– Ума не приложу. Я о нем никогда прежде не слыхал, пока он не приобрел это заведение. Но, видать, у него карманы туго набиты, раз хватило деньжат купить всю эту музыку на корню до последнего винтика и полностью все переоборудовать.

– Если он владелец парка и так богат, – спросил Натан, – то почему он сам работает на одном из аттракционов?

– На «Кровавом туннеле»? Кто его знает, – пожал плечами Уэйн. – Но вот что я вам скажу. Старина Клыкастый пуще глаза следит за тем, кто работает на кое-каких из его аттракционов. И сам все чинит, по всему парку. Никого близко не подпускает. Однажды уволил рабочего за то, что тот решил как-то ночью, после закрытия, починить выключатель в «Замке Франкенштейна». Клыкастый заявил, что, раз аттракцион закрыт, он закрыт для всех. Вышвырнул парня за дверь в ту же ночь.

Возле стойки собралась кучка веселых ребятишек.

– Еще раз спасибо за мороженое, – поблагодарила Джорди.

– Не стоит, – ответил Уэйн. – А ну, кто больше всех хочет мороженого?

В ответ раздался дружный пронзительный визг. Джорди поморщилась и торопливо отошла в сторону. Натан принялся раскладывать мороженое по стаканчикам, следуя заказам, которые громко повторял Уэйн.

Но и за работой Натан не мог выкинуть из головы мысли о том, что рассказал ему Уэйн.

Почему Клыкастый так трясется над «Кровавым туннелем»? Прячет там что-нибудь, что ли?

И если да, то что?

Может быть, это просто очень дорогой аттракцион и Клыкастый боится, как бы какой-нибудь механик-самоучка его не сломал?

Да, возможно, что и так. Аттракцион действительно не из обычных.

Интересно, что будет, если аттракцион и вправду сломается, подумал Натан. Он вспомнил котел с кипящим супом из человечины и содрогнулся.

Он постарался выбросить страшные видения из головы и принялся еще усерднее раскладывать мороженое.

* * *

– Понимаешь, этот аттракцион очень дорогой. В нем масса спецэффектов. Вот потому-то Клыкастый и не хочет, чтобы кто-нибудь копался в нем без его ведома, – сообщил Натан Джорди.

Она снова поджидала его после работы – на сей раз прямо за углом кафе-мороженого.

Джорди отмахнулась от его доводов, как он назойливой мухи.

– Я несколько дней держала «Кровавый туннель» под пристальным наблюдением, – заявила она. – Поведение мистера Гора переходит все пределы разумной осторожности.

– Значит, он немного пережимает. Когда отец купил новую машину, то мыл ее каждую неделю, хоть и не выезжал из гаража. Люди всегда трясутся над вещами, которые им дороги, – возразил Натан.

– Обнес весь аттракцион высоким забором, – перечисляла Джорди. – В обеденный перерыв запирает дверь на висячий замок. Всю ночь освещает площадку вокруг «Туннеля» прожекторами. Не выключает их, даже когда уходит.

– Откуда ты все это знаешь? – изумился Натан.

Джорди пожала плечами.

– Осталась тут однажды вечером, когда все посетители разошлись, – пояснила она. – Знаешь, так гораздо интереснее.

– Ты бродила по «Парку вампиров» после того, как он закрылся на ночь? – Натан взглянул на Джорди с неожиданным уважением. При одной мысли о ночке среди всех этих кошмаров у него по коже пробежали мурашки.

– И эти прожектора светят не обычным светом, – продолжала Джорди. – Мне представилась возможность внимательно изучить их, прежде чем я была вынуждена спастись бегством.

Натан уже и сам был готов спасаться бегством – от Джорди, но эти слова заставили его вздрогнуть.

– Да? Что случилось? – спросил он, собираясь с блуждающими мыслями.

– Я заползла под «Карусель ужасов», дождалась, пока охранник, который за мной гнался, – сущий неандерталец! – зайдет с другой стороны, чтобы схватить меня, как только я вылезу, а сама побежала обратно туда, откуда пришла, – доложила Джорди и продолжила рассказ: – Эти прожектора испускают дневной свет.

– Как лампы дневного света в оранжереях? – переспросил Натан.

– Тот же самый принцип, – ответила Джорди. – Только намного, намного ярче.

– Итак, можно сказать, что над «Кровавым туннелем» ни днем ни ночью не заходит солнце, – подытожил Натан.

Джорди удивленно взглянула на него, словно не ожидала, что он так быстро схватит самую суть.

Но на самом деле Натан ничего не схватил. Он просто пытался пошутить.

И только после ответа Джорди до него дошел смысл его собственных слов.

– Вот именно, – с расстановкой проговорила девочка. – Интересное приспособление для места под названием «Парк вампиров», правда?

Глава V «ЗАМОК ФРАНКЕНШТЕЙНА»

– Нет. – Натан встряхнул головой. – Ничего подобного. Ты перегибаешь. – Джорди впилась в его лицо немигающим взглядом.

– И хватит на меня пялиться. А то я за себя не ручаюсь.

Джорди моргнула.

Натан опустился на железную скамью.

– Хорошо, я понял, о чем ты говоришь. Но это не так. Просто не может быть.

– Про «Титаник» тоже говорили, что он непотопляем, – напомнила Джорди.

– Это не одно и то же, Джорди! Совсем не одно и то же.

– В средние века человека, имевшего, например, радио, обвинили бы в колдовстве. Эти времена миновали не так уж давно.

– И все равно это не одно и то же. Радио существует, а вампиры – нет.

– Я тоже так считаю, – кивнула Джорди. – Но факты говорят, что мы обязаны обследовать «Кровавый туннель».

– Факты говорят, что мы обязаны держаться как можно дальше от «Кровавого туннеля». Если в нем нет вампиров, то что мы там забыли? А если есть, то тем более нужно держаться подальше оттуда, – рассудил Натан.

– Отлично, – сказала Джорди. – Раз ты боишься помочь мне в исследовании, я пойду одна.

– Я? Боюсь? Ничего я не боюсь. – Натан был готов закричать. – Просто рассуждаю разумно.

– Говори как хочешь. – Джорди повернулась на каблуках и зашагала прочь.

* * *

«Кровавый туннель» процветал. Люди залезали в вагончики смеясь и шутя. Но, когда поезд выныривал из другого конца туннеля, они стихали и прятали глаза. Те, чья кожа была розовой, делались бледными, по щекам у них шли красные пятна. Люди посмуглее приобретали пепельный или серовато-зеленый оттенок. Одним словом, поездка по «Туннелю» словно высасывала у них из лиц лишнюю кровь.

Засунув руки в карманы, Натан исподтишка наблюдал за посетителями, которые выходили с аттракциона. Они брели на негнущихся ногах, неуклюже стараясь поскорее покинуть площадку. Никто не улыбался; ясно было, что катание не понравилось никому.

И тем не менее народ валом валил к «Кровавому туннелю». Очередь возле его касс была самой длинной в парке.

Натан покачал головой. Люди – как бараны. Куда один, туда и все.

«Что, если Клыкастый – вампир? – подумал Натан. – Может быть, потому он и трясется так над «Кровавым туннелем».

Нет, не сходится. Натан торопливо перебрал в уме все, что знал о вампирах. Выходило, что Клыкастого никак нельзя отнести к тайному братству Восставших из гроба.

Во-первых, Клыкастый спокойно разгуливал под яркими лучами солнца. Он не носил ни темных очков, ни кепки, ни рубашки с длинными рукавами – ничего, что указывало бы, будто солнечный свет ему вреден. Натан видел, как Клыкастый ест обычную человеческую пищу. Нередко он даже покупал у Уэйна стаканчик мороженого.

Натан не знал, чем питаются вампиры, но ему казалось, что они не должны притрагиваться к человеческой еде.

Короче говоря, ничто в Клыкастом, за исключением прозвища, не указывало на его вампирскую природу.

Сам того не сознавая, Натан подходил все ближе и ближе ко входу в «Кровавый туннель». Подняв глаза, он с ужасом увидел прямо перед собой волчью ухмылку Клыкастого.

– Хочешь бесплатно прокатиться? – поинтересовался Клыкастый.

– Нет, – поспешно ответил Натан и отступил на шаг.

– Уверен? – Клыкастый рассматривал мальчика, как занятную букашку. – Можешь даже привести с собой друга. Или подружку. Ту самую, с которой катался в прошлый раз. Она здесь частенько маячит.

– Она мне не подружка, – отрезал Натан. До чего же твердолобы эти взрослые! Одно у них на уме.

– Да, конечно, – согласился Клыкастый.

– Я все равно шел на другой аттракцион… на… э… гм… вон на тот, – наугад показал Натан.

– А, «Замок Франкенштейна»? – Клыкастый, казалось, пришел в восторг. – Желаю удачи.

– Спасибо. – Натан торопливо зашагал к «Замку Франкенштейна». Зайдя за забор, он увидел, что вокруг всего «Замка» тянется ров, наполненный мутной зеленоватой водой. Натан протянул билетеру свой служебный пропуск. Билетер, темноволосая женщина с въедливыми, как буравчики, глазами, внимательно вчиталась в него. На шее у нее висела золотая цепочка с кулоном, на котором было выгравировано ее имя: Мэри.

Натан перешел через узкий подвесной мостик и, остановившись возле самых дверей, обернулся.

Мэри смотрела ему вслед. Он помахал рукой.

Она не ответила.

Натан ненадолго замешкался в дверях, надеясь, что кто-нибудь еще купит билет и войдет вместе с ним. Но никого не было.

«Эх, если бы кто-нибудь шел впереди меня», – подумал мальчик. Внезапно на душе стало нехорошо. Натан толкнул дверь. С жалобным скрипом она медленно приоткрылась. Из яркого сияния дня Натан вступил в вечный сумрак старинного замка.

Стены казались сложенными из громадных тяжелых камней, потрескавшийся потолок был затянут паутиной.

«Эта паутина фальшивая, – сказал себе Натан. – Весь замок ненастоящий. Просто аттракцион в дурацком увеселительном парке. Я не боюсь».

Он неуверенно пошел вглубь.

Как только он прошел семь шагов, свет померк. Невидимый голос произнес:

– Добро пожаловать в мой замок. – Голос звучал хрипло, невнятно, словно его обладатель не научился как следует им пользоваться. – Присаживайтесь.

В этот миг под ногами Натана вспыхнула вереница крохотных огоньков, выхватывая из темноты короткий ряд старинных резных стульев.

Натан сел. Огоньки тотчас же мигнули и погасли, стулья пришли в движение. Натан понял, что они закреплены на чем-то вроде конвейерной ленты. Катание началось.

Стулья медленно, спотыкаясь, ползли вперед. За очередным поворотом где-то глубоко внизу замерцало призрачное бледное сияние. Потом огни стали ярче, вереница стульев замедлила ход и остановилась. Под ногами у Натана разверзлась лаборатория.

Он наклонился – рука коснулась толстого стекла. Мальчик прижался к стеклу лбом и вгляделся. Внизу торопливо сновали две юркие фигуры. Третья, накрытая простыней, была привязана к столу. По всей лаборатории мерцали тусклые язычки пламени. На газовых горелках кипели колбы, в которых булькали и пузырились какие-то зловещие снадобья. Время от времени из какой-нибудь колбы выплескивался фонтан кипящей жидкости и быстро чернеющей струйкой стекал по внешней стенке прямо в огонь. Пламя от этого вспыхивало самыми невероятными цветами и в фантастической пляске взметалось высоко к потолку, трепеща, словно тысячи длинных, тонких, острых змеиных языков.

Но два человека – один худой, высокий, в белом халате с красными пятнами, другой маленький, горбатый, шаркающий бочком, как краб, – не замечали того, что творится вокруг. Натан знал из книг, что это доктор Франкенштейн и его ассистент.

На глазах у Натана тощий доктор стянул простыню с фигуры, лежавшей на столе.

Натан знал, чего следует ожидать, но все-таки невольно ахнул от изумления. На столе тихо, безжизненно лежало чудовище Франкенштейна. Лицо его, гладкое и бледное, как воск, было испещрено тысячами мелких стежков.

Вереница стульев опять пришла в движение. Свет начал меркнуть. За миг до того, как лаборатория скрылась из виду, Натан успел заметить, как чудовище открыло глаза.

Стулья, спотыкаясь и пошатываясь, ехали все дальше и дальше. Замирая от ужаса, Натан смотрел, как чудовище учится ходить, затем говорить. Он увидел, как доктор Франкенштейн ввел чудовище в гостиную и представил гостям. Люди бросились врассыпную. Дама в длинном атласном платье упала в обморок.

Наконец вереница стульев остановилась, и в лаборатории снова вспыхнул свет. Натан ахнул от изумления.

Лаборатория была разгромлена. Среди осколков битого стекла шипела и пузырилась вязкая жижа. Над каменным полом плясали языки пламени, медленно, чуть ли не с осторожностью пожирая разлитые химикаты. Скомканная простыня на краю стола уже занималась огнем.

При виде багровых потеков на стенах и на полу Натан сглотнул подступивший к горлу комок. «Краска», – сказал он себе. Толстые ремни, привязывавшие монстра к столу, были разорваны в клочья, двери в лабораторию болтались на расшатанных петлях.

Стулья поехали дальше. Свет опять померк. Двери распахнулись, и к стеклу, отделявшему Натана от лаборатории, подбежал доктор Франкенштейн. В его лице, искаженном от ужаса, не осталось почти ничего человеческого. Рукав белого халата был оторван, на щеке багровела глубокая рана.

Профессор в отчаянии распластался по прозрачной стенке.

– Помогите! – взмолился он, царапая пальцами гладкое стекло. – Помоги-те-е…

Затем свет погас, и вереница стульев увлекла Натана во тьму.

Мальчик откинулся на спинку сиденья. Сердце бешено колотилось. Что же это было?

Тьму наполнили пронзительные крики и вопли. Звенело разбитое стекло, грохотали тяжелые шаги. Стул под Натаном покачнулся, пол вздыбился, словно снизу вверх прокладывала себе дорогу чудовищная сила.

Угрожающе раскачиваясь, стулья набирали ход. Во рту у Натана пересохло.

– Спецэффекты, – шептал он себе. Стулья опять остановились.

Сквозь крики и стоны пробился голос, уже знакомый хриплый, невнятный бас, тот же самый, что приветствовал гостя «Замка Франкенштейна». Теперь Натан знал, кому принадлежит этот голос. Чудовищу.

– Надеюсь, вам понравилось у меня в замке. Я бы хотел, чтобы вы остались в нем навсегда…

На полу возле стульев снова вспыхнула череда крохотных огоньков. В тусклом свете Натан разглядел перед собой дверь с табличкой «Выход». Он встал.

И вдруг прямо у него за спиной стеклянная стена разлетелась на тысячи мелких осколков.

Натан резко обернулся. Из темноты выскочил перепуганный доктор Франкенштейн.

– Беги! – вопил он. – Спасайся!

– Да, конечно, – ответил Натан.

Вдруг за спиной у доктора Франкенштейна он увидел чудовище. Лицо монстра было искажено злобой. Он раскрыл рот и испустил душераздирающий вопль.

Натан скакнул к двери.

Доктор Франкенштейн отпихнул его.

Натан упал. Профессор перепрыгнул через него и сломя голову ринулся к выходу. Тяжелая створка приоткрылась и тотчас же с грохотом захлопнулась.

Натан попытался подняться на ноги, и тут на его лодыжке сомкнулись исполинские пальцы.

– Моё-о-о! – ликующе проревело чудовище. – Ням-ням.

Глава VI ПЛАН ДЖОРДИ

Натан брыкался изо всех сил. Чудовище завопило и дернуло его за лодыжку. Натан неотвратимо скользил прямо в пасть голодному монстру.

Он перекатился на бок и свободной ногой лягнул монстра по руке.

Исполинская хватка на миг ослабла. Чудовище завопило еще громче.

Натан поднялся на колени и что есть духу припустил к выходу. Вытянув руки, он рыбкой пролетел через дверь и обессиленно рухнул на пороге.

Едва он коснулся земли, дверь захлопнулась. Натан лежал возле рва, в метре от подъемного моста, озаряемый мягким сиянием предзакатного солнца.

А на том берегу рва люди увлеченно покупали билеты в «Замок Франкенштейна». Другие прохаживались по дорожкам, смеясь и болтая, лакомясь мороженым и сахарной ватой. Вполне заурядный вечер в «Парке вампиров».

Доктора Франкенштейна и след простыл.

Дрожа всем телом, Натан кое-как поднялся и ощупал ногу, чтобы убедиться, что она на месте. На джинсах ниже колена зияла дыра.

Он поморщился от боли и, пошатываясь, побрел по мосту. Добравшись до кассовой будки, растолкал посетителей и пробился к окошечку.

Вежливо прочистил горло и, дождавшись, пока Мэри удостоит его взглядом, заговорил:

– Кстати, о вашем аттракционе. Вам не кажется, что вы немного хватили через край?

– Чего? – Голос Мэри звучал так, будто Натан ей смертельно надоел.

– Аттракцион. Может быть, не стоит устраивать так, чтобы чудовище взаправду нападало на посетителей? Это может повредить бизнесу.

Мэри яростно жевала жвачку. Взгляд у нее был не в меру сосредоточенный, словно она целыми днями только и делает, что воображает всякую всячину. Такой взгляд, припомнил Натан, был у одной учительницы английского, которая твердила всем и каждому, что на самом деле она – знаменитая писательница, и на уроках читала классу свою дребедень.

Мэри углубилась в свои мысли и долго молчала, а потом наконец заявила:

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Проходи, не задерживай очередь.

– В самом конце катания, – не отставал от нее Натан. – Когда чудовище разбивает стекло и гонится за доктором Франкенштейном до самого выхода. Не спорю, это довольно эффектно, но, пожалуй, напрасно вы позволяете парню, который играет доктора Франкенштейна, сбивать посетителей с ног. А тот, кто играет чудовище, пусть не хватает людей за пятки.

Натану показалось, что в глазах Мэри промелькнула странная тревога.

– У тебя богатое воображение, малыш, – отрезала она. – На твоем месте я бы не жаловалась. Ведь ты катался бесплатно, да?

– Да. Бесплатный билет в один конец на тот свет, – огрызнулся Натан.

– Эй, парень, – окликнул кто-то из очереди. – Иди своей дорогой.

Натан пристально посмотрел в глаза Мэри. Она ответила столь же пристальным взглядом. Похоже, она чего-то недоговаривает. Что она скрывает?

Он не знал.

– Что-то ты не похож на покойника, – проворчала Мэри.

– Мне повезло! – парировал Натан.

– Верно, – поддакнула Мэри. – Повезло прокатиться задарма.

Натан сдался. Прихрамывая, он протолкался сквозь длинную очередь и побрел прочь.

Джорди, как неразменный пятак, уже была тут как тут.

– Ну как, понравилось? – спросила она. Натан смерил ее яростным взглядом.

– Катание было весьма реалистичным, – заметила она.

– Золотые слова.

– По-моему, на сегодня ты побывал в замке последним, – продолжала Джорди.

Натан оглянулся.

Очередь возле билетной кассы рассеялась. На будке красовалась огромная вывеска: «Временно закрыто».

Мэри нигде не было видно.

А подвесной мост через ров был поднят.

Джорди склонилась к уху Натана.

– Расскажи мне, – тихо проговорила она, – что на самом деле произошло, пока ты катался по «Замку Франкенштейна»?

* * *

– Все это мне просто померещилось, – снова и снова говорил Натан, но понимал, что его слова звучат неубедительно даже для него самого. – Игра воображения, и все.

– Игра воображения, – повторила Джорди. – Значит, это воображение порвало тебе джинсы и поставило синяк на ноге.

– Я упал, – упрямо твердил Натан. – Упал и зацепился джинсами. И разбил колено.

– И ты уверяешь, будто катание на этом аттракционе вселило в тебя такой ужас, что ты соскочил с сиденья и упал? – выпытывала Джорди.

Она говорила, как судья в телевизионном шоу, устраивающий свидетелю перекрестный допрос.

И он понял, что отвечает, словно один из трусливых свидетелей, который не хочет говорить правду.

Но какова же она, правда?

Неужели Джорди права? И в «Парке вампиров» творятся самые настоящие ужасы?

– Но почему я? – вслух закончил свою мысль Натан. – Почему вся эта дрянь происходит именно со мной?

Как всегда, у Джорди был готов ответ.

– Потому что ты успел понять, что дело тут нечисто, – объяснила она. – И всем известно, что ты дружишь со мной.

Вообще-то это было слишком сильно сказано, но Натан не стал возражать. Вместо этого он спросил:

– А при чем тут наша дружба?

– Клыкастый не раз видел, что я гуляю по парку. Он обладает, скажем так, незаурядными способностями. В их число входит острая наблюдательность. Он, несомненно, заключил, что я понимаю сверхъестественную природу явлений, которые поддерживают «Парк вампиров» на плаву. Он хочет помешать мне выяснить эту природу до конца. Он подозревает, что ты как мой друг тоже будешь участвовать в расследовании и тем самым несешь угрозу. Следовательно, он хочет тебя остановить. Скажи, ты сообщал Клыкастому о своем намерении посетить «Замок Франкенштейна»?

Натан медленно кивнул.

– Я так и думала, – вздохнула Джорди. – Что может быть проще, чем с помощью сообщницы организовать для тебя нечто выходящее из ряда вон?

– Я был в замке совсем один, – задумчиво проговорил Натан. – Мне это показалось странным, но… – Он неуверенно замолчал.

Джорди удовлетворенно кивнула и помолчала. Натан тоже молчал. Ему стало не по себе. Хотя они с Джорди и укрылись в укромном уголке парка, возле склада, он не мог отделаться от ощущения, что за ними кто-то наблюдает.

Если Джорди и чувствовала то же самое, то не подавала виду. Она уселась на копну сена, сваленного за сараем, и принялась разглядывать ограду. Забор был высокий, с петлями колючей проволоки наверху. Натан поймал себя на том, что задумался, для чего служит такая изгородь – чтобы удерживать незваных гостей снаружи или чтобы не выпускать кого-то изнутри?

– Интересно, что задумал мистер Гор? Хочет предостеречь тебя или намеревается положить конец твоему существованию?

– Что-что? – переспросил Натан. – Ты хочешь сказать – он вздумал меня прикончить?

– Именно об этом я и говорю, – спокойно ответила Джорди. – Но мне это кажется излишне радикальной мерой.

– Мне тоже, – язвительно откликнулся Натан.

Но его сарказм не дошел до сознания Джорди. Она снова погрузилась в глубокую задумчивость, глядя на ограду. Наконец она произнесла:

– По-моему, твой единственный шанс на выживание и наилучшая возможность для нас помешать планам Клыкастого заключаются в том, чтобы ты вел себя так, будто твой неудачный опыт в «Замке Франкенштейна» окончательно лишил тебя храбрости.

Мысленно пробившись сквозь путаницу ее слов, Натан уточнил:

– Ты хочешь, чтобы я сделал вид, будто сдрейфил?

– Да, чтобы ты вел себя в трусливой манере, – подтвердила Джорди. – Рассказал Уэйну, что это катание сильно подорвало твою уверенность в себе. Все время твердил о том, как ты испугался. Предположил, что теперь по ночам тебя будут мучить кошмары. А еще лучше будет, если ты сумеешь дать понять то же самое Клыкастому.

– Ты хочешь, чтобы я вел себя как щенок? – допытывался Натан. – Как трус, как дохлая курица, как младенец?

– Да, – ответила Джорди. – Разве это так трудно?

Натан не понял, хочет она его обидеть или нет, но не стал выяснять.

– Ни за что, – отрезал он. – Даже не думай.

– Почему? – удивилась Джорди.

– Потому что я не трус.

– Конечно, не трус, – успокоила его Джорди. – Иначе ты ни за что не стал бы мне помогать в этом расследовании.

– А кто сказал, что я тебе помогаю?! – рявкнул Натан.

– Нет? Разве? А почему? Боишься? Натан подскочил от злости. Ему хотелось топать ногами и рвать волосы на голове. – Нет!

– Тогда почему ты не хочешь притвориться трусом? Только для того, чтобы усыпить бдительность Клыкастого, – резонно спросила она.

– Потому что все подумают, будто я сдрейфил, – ответил Натан.

– Никто ничего не подумает, – успокоила его Джорди. – Единственными, кто поверит, будут Уэйн и Клыкастый. И еще, может быть, Мэри. Что тут плохого?

– Ну-у… – Натан задумался. – Если больше никто ничего не узнает…

– А откуда им узнать? – заметила Джорди.

– Ладно уж, – вздохнул Натан. – Уговорила. Что дальше?

– Дальше все очень просто, – заявила Джорди. – Как только мы усыпим бдительность мистера Гора, проведем ночь в «Парке вампиров».

Глава VII ПОД СЦЕНОЙ

– Нет! – Натан сорвался на крик. – Ты что, рехнулась? – У меня нет причин так полагать, – ответила Джорди.

– Так подумай над этим! Потому что твоя идея совершенно безумна. Чушь собачья. Бред. Сумасшествие.

– Я с тобой не согласна, – возразила Джорди. – Но если у тебя есть предложения получше, я готова их обсудить.

Натан озадаченно призадумался. Хватаясь за соломинку, он спросил:

– А что, если нас поймают?

– Каким образом? Ты скажешь родителям, что переночуешь у Джипа или у кого-нибудь еще, а я скажу, что останусь у Марии. Утром мы как ни в чем не бывало придем домой, и никто ничего не заподозрит.

– Еще как заподозрят, – отмахнулся Натан. – Они все выяснят. Знаешь как? Им позвонят из полиции и скажут: «Мы нашли ваших детей – точнее, все, что от них осталось, – в «Парке вампиров». Теперь заколебалась Джорди.

– М-да, – промолвила она. – Может быть, ты и прав.

– В чем? В том, что твой план – безумие? Конечно, прав.

– Нет, – задумчиво проговорила Джорди. – По-моему, ты прав в оценке высокой степени опасности нашего плана. Я не думаю, что нас разорвут на клочки, но нельзя исключать никакую возможность, даже самую ужасающую.

Натан затопал ногами. Заломил руки. Стал рвать волосы на голове. Примерно так вела себя мать, когда разбилась машина, или отец, когда приходилось платить по счетам.

Но Джорди не моргнула глазом. А Натан никак не мог придумать плана получше.

Пришлось согласиться.

– Хорошо, – сказала Джорди. – В следующие два дня с преувеличенной яркостью расписывай свои впечатления от «Замка Франкенштейна». Особенно подробно остановись на том, как ты перепугался. Подчеркни, что ты никогда-никогда больше не сядешь ни на один аттракцион в «Парке вампиров». После этого мы будем готовы провести там ночь начеку.

– Ладно, буду делать вид, что струсил, как цыпленок, – вздохнул Натан.

– Вот именно, – поддакнула Джорди и, помолчав, добавила: – Хотя я никогда не замечала за цыплятами трусливого поведения. Поведение птиц диктуется требованиями самосохранения и выживания вида. Мужество не является необходимым для этого фактором.

– Мне все равно, – угрюмо проворчал Натан. Было уже поздно. Дома ему, пожалуй, влетит за то, что не вернулся вовремя. Он быстро зашагал к выходу из «Парка вампиров».

На ходу Натан едва прислушивался к подробнейшим наставлениям, которые тихим шепотом вливала ему в уши Джорди.

В голове вертелась только одна мысль: он согласился через два дня провести ночь в «Парке вампиров».

Значит, ему осталось жить всего два дня?

И ночь, проведенная в «Парке вампиров», станет его последней ночью на этом свете?

* * *

«Ладно, – сказал себе Натан, готовясь к роковому дежурству. – Сегодня – решающая ночь. Хватит ждать. Пора действовать».

– Счастливо, дорогой, – крикнула вслед мама.

– Хорошо, – откликнулся Натан.

– Передай привет Джипу, – добавил папа.

– Хорошо, – снова сказал Натан.

– Чем думаете заняться? – поинтересовался мистер Эбро.

– Встретимся в «Парке вампиров», когда я закончу работу, – ответил Натан. – Погуляем там немного.

– Пустите в ход бесплатные пропуска? – хмыкнул отец.

– Может быть. – Натан закинул рюкзак за плечи, пошел к выходу и остановился на пороге.

Все-таки у него хорошие родители. Интересно, будут ли они скучать без него?

– До свидания, – произнес он.

– Пока, – бросил папа.

– Пока, милый, – сказала мама. Натан вышел из дому и побрел на работу в «Парк вампиров».

* * *

– Эгей, На-атан! – раздался за спиной противный писклявый голос.

Натан обернулся. У дальнего конца стойки его поджидал Джейсон Даннбар.

– А, – без всякого восторга откликнулся Натан. – Привет.

– Хочешь, заглянем в гости к большому, гадкому Франкенштейну? – осведомился Джейсон. – Я слышал, Фрэнки тебя ждет. – Джейсон вытянул руки и принялся расхаживать на негнущихся ногах, как чудовище из фильма.

Натан нахмурился и искоса взглянул на Уэйна. Тот виновато потупился.

– В чем дело? – потребовал ответа Натан.

– Да я между делом рассказал ему, как ты испугался в «Замке Франкенштейна», – извиняющимся тоном признался Уэйн. – И кто меня за язык тянул?

– Да, – вздохнул Натан. – Напрасно вы так.

– Эге-ей! – снова крикнул Джейсон.

У Натана засосало под ложечкой. Джорди сказала, что никто не узнает, как он сдрейфил.

Она ошиблась. Об этом узнал Джейсон, а значит – будут знать все.

– Какого мороженого хочешь, Джес? – поинтересовался Уэйн.

– У вас есть «Цыплячье желтое»? – спросил Джейсон.

– Ты сам знаешь все наши сорта, – отрезал Уэйн, сурово глядя на Джейсона.

Тот скорчил рожу.

– Не хочу я мороженого, – проворчал он.

– Тогда проваливай, – прорычал Уэйн. Джейсон вразвалочку пошел прочь.

– Ничего, он скоро забудет, – проговорил Уэйн, глядя ему вслед.

– Да, – подтвердил Натан, хотя знал, что это не так. Впрочем, теперь уже все равно.

Он еще успеет укоротить Джейсону язык. Сначала нужно пережить сегодняшнюю ночь.

* * *

Толпа на аллеях начала редеть. На небе истекал последними лучами красный как кровь закат, оставляя за собой угольно-черное небо. Уэйн закрывал кафе-мороженое. Натан подхватил рюкзак.

– Спокойной ночи, – пожелал на прощание Уэйн.

– Да, – ответил Натан и побрел по центральной аллее. Джорди не появлялась целый день.

Неужели она струсила? Он с тоской бросил взгляд на центральные ворота парка. Но повернул не к выходу, а назад, за сарай, возле которого Они недавно встречались. Уходить уже поздно. Если он сбежит, значит, он в самом деле сдрейфил.

Натан скользнул в узкий проход позади склада, уселся на копну сена и принялся ждать.

Один за другим гасли огни аттракционов. Стихала музыка.

Натан все ждал и ждал.

Где же Джорди?

Наконец он поднялся на ноги. Она все-таки сдрейфила. Она, а не он. Пора двигаться к главному выходу, пока парк не закрылся. Скоро он будет дома. В тепле. В уюте. В безопасности. Живой и здоровый.

Он закинул рюкзак за плечи.

Вдруг из-за угла выскочила Джорди. Она кинулась к Натану, задыхаясь, будто за ней гналась стая волков.

– Все в порядке! – шепнула она, сбрасывая рюкзак. – Пошли!

– Куда? Зачем? Почему?

– Оставь рюкзак здесь, – скомандовала Джорди. – Кажется, за мной гонятся. – Она метнулась вдоль забора и спряталась за будками. Добравшись до задней стороны невысоких подмостков, где иногда выступали артисты, она упала ничком. – Залезай, – шепнула она Натану.

– Я не помещусь, – запротестовал он.

– Поместишься, – заверила девочка. – Затаи дыхание. – Она по-пластунски подползла к подмосткам, отодвинула доску из деревянной перегородки и исчезла под сценой.

Небо залили яркие лучи прожекторов. На фоне ночной тьмы, окутывавшей «Парк вампиров», их сияние казалось ослепительным. Натан почувствовал себя букашкой под лучом фонарика.

Он лег на живот. Тотчас же накатила тошнота. Натан скрипнул зубами и пополз за Джорди.

Песок из-под ее ботинок летел прямо ему в лицо. В носу засвербило, хотелось чихнуть. Он едва сдержался. Крепко стискивая зубы, едва дыша, он по-пластунски полз вперед. Он не поддастся панике, нет. Ведь не заблудился же он в пещере и не упал в заброшенную шахту. Просто ползет под деревянной сценой. Он здесь не застрянет, его не похоронят заживо.

Так он надеялся.

Джорди выполнила какие-то сложные боковые маневры и шепнула:

– Сюда.

Натан подполз к ней и выглянул наружу через щели в переднем торце сцены.

Мимо него торопились к выходу последние пары ног. Возле маленьких желтых спортивных тапочек упало на землю засахаренное яблоко. Заплакал ребенок. Ноги побольше в старых беговых ботинках остановились и сделали шаг назад. Желтые тапочки взмыли в воздух и исчезли из виду.

– Ничего страшного, – послышался мужской голос. – Не плачь. Дома сами сделаем засахаренные яблоки.

Голос исчез вдалеке. Ночь становилась все темнее, и даже ослепительный свет близлежащих фонарей не мог рассеять тьму.

Донесся глухой стук – это захлопывались двери киосков и ставни на их окнах. Зазвенели ключи в замках. Ноги в крепких ботинках и мягких туфлях собирались группами, проходили мимо. До ушей Натана доносились обрывки разговоров:

– …Даже приблизительно не мог угадать его вес. Парень тощий, как скелет. Наверно, набил карманы монетами. Но что было делать? Пришлось вручить ему приз.

– …А она и спрашивает: «У вас бывает оранжевая сахарная вата? Понимаете, если малыш ее уронит, хочется, чтобы она была незаметна на рубашке».

– …Отличный день, дела идут на славу. Давно такого не было.

– …Жарко, говоришь? Это еще цветочки. Погоди денек-другой, вот тогда станет действительно жарко.

Наконец голоса работников парка тоже затихли вдали.

В наступающей темноте ярко-красная кожица засахаренного яблока поблекла, стала грязно-пурпурной. Вдруг яблоко откатилось в сторону: его толкала темная тень.

Натан напрягся и вздрогнул всем телом.

Джорди рядом с ним сдавленно всхлипнула: наверно, зажала себе рот, чтобы не завизжать. Потом до него донесся ее тихий, непривычно жалобный голос:

– Крыса. О… ой.

Глава VIII ЦАРСТВО ЛЮДОЕДОВ?

.

– Она нас не тронет, – успокоил ее Натан, а про себя добавил: «Надеюсь».

– Где одна крыса, там и остальные, – простонала Джорди. – Но, наверно, ты прав. Засахаренные яблоки для них вкуснее, чем люди.

Натан и Джорди затаили дыхание, глядя, как с наступлением ночи серая крысиная тень становится все чернее и чернее.

– Долго мы тут будем сидеть? – осмелился спросить Натан.

– Тс-с, – прошипела в ответ Джорди. По дорожке загрохотали тяжелые шаги.

Прямо перед сценой остановились массивные черные ботинки с окованными сталью носами. В нос Натану набилась пыль, глаза начали слезиться.

– Пошла вон! – хрипло закричал громкий бас. – Брысь отсюда!

Нахальная крыса, не испугавшись ни внушительных ботинок, ни громкого голоса, неторопливо потащила засахаренное яблоко в тень, словно досадуя на невежу, прервавшего ее трапезу.

– Тьфу ты, черт! – проворчал бас. – Только крыс нам и не хватало.

На другом конце дорожки показались высокие черные кроссовки. Они приблизились и остановились возле Стальных Носов.

– Все в порядке? – спросил другой голос.

– Клыкастый! – ахнул Натан.

– Ворота заперты, заборы крепкие, все фонари горят, – бодро доложили Стальные Носы.

К ним присоединилась пара босоножек на толстой подошве.

– А, Мэри, вот и ты, – приветствовал ее Клыкастый и обратился к Стальным Носам: – Сегодня ночью гляди в оба. Тут шастают какие-то ребятишки. Могут быть неприятности.

– Вы как следует везде посмотрели? – спросила Мэри. – Все посетители ушли?

– Никого не осталось, кроме нас, чудовищ, – ответили Стальные Носы. – Ха-ха-ха!

Мэри и Клыкастый издали странные звуки, напоминавшие смех. Но звучал он невесело.

Наконец Стальные Носы перестали хохотать над собственной шуткой.

– Ладно, пойду на обход, – сказали они. – До встречи.

– Пока, – распрощался с ним Клыкастый.

Топот тяжелых ботинок затих вдали.

– Боюсь, обитатели «Замка» вышли из повиновения, – обеспокоенно заметила Мэри. – Кому-то не поздоровится.

– Да, напрасно мы взяли на работу этого мальчишку, – сказал Клыкастый. – Мы его недооценили. Но ничего, дело поправимое. – Он помолчал. – Попадется он мне, напугаю его почище, чем ты, Мэри.

– А как быть с девчонкой? – спросила Мэри. – Уж ее-то не напугаешь. Ничего не боится. Шастает вокруг, вынюхивает. Как подумаю о ней – мороз по коже.

Босоножки с кроссовками зашагали прочь.

– Клыкастый, мы теряем власть над ними, – продолжала Мэри. – Ты говорил, что сможешь справиться. По-моему, ты даже не представляешь, против каких сил выступил.

Издалека донесся еле слышный, голос Клыкастого:

– Не волнуйся. А если эти сопляки и дальше будут путаться под ногами, у нас здесь много голодных ртов. Из них выйдет прекрасный обед для…

Голоса смолкли. Клыкастый и Мэри ушли.

– Слышала? – спросил Натан.

– Слышала, – ровным голосом ответила Джорди.

– По-моему, здесь царство людоедов, – пробормотал Натан.

Но Джорди не засмеялась. Она отползла обратно к оторванной доске, отодвинула ее и принялась выползать из-под сцены.

– Ты куда? – недоуменно спросил Натан.

– Пора за дело, – объявила Джорди. – Идем охотиться на вампиров.

– На вампиров… или кого похуже, – проворчал Натан, протискиваясь в узкую щель вслед за Джорди. Ребята осторожно встали на ноги. Наступила непроглядная темнота. Но совсем неподалеку небо заливал ослепительный свет.

– «Кровавый туннель», – пробормотала Джорди.

Натан не ответил. Он и без нее знал, что именно освещают эти фонари. Этой ночью его задачей было проникнуть в «Кровавый туннель». Джорди вызвалась обследовать «Замок Франкенштейна».

Натан был рад, что ему не придется возвращаться в «Замок Франкенштейна». Но и еще одну поездку по «Кровавому туннелю» нельзя было назвать полным счастьем.

Но что он мог возразить?

Пригибаясь к земле, стараясь не шуметь, Натан и Джорди на цыпочках вернулись к складу, чтобы забрать рюкзаки и подготовиться к ночному бдению в «Парке вампиров».

* * *

Натан поздравил себя с тем, что догадался захватить кусачки для проволоки. Ребята с легкостью проникли сквозь изгородь, огораживавшую «Замок Франкенштейна» сзади. Фонари около замка горели не так ярко, как возле «Кровавого туннеля». В этом не было нужды. Самой надежной защитой был ров, полный угольно-черной воды.

Заглянув в ров, Натан поежился и сказал: – Что, если Клыкастый держит в нем акул?

– Пусть хоть акул, только бы не крыс, – отозвалась Джорди.

Натан с изумлением взглянул на нее. Неужели Ходячий Компьютер умеет шутить? Оказывается, да. Она улыбнулась.

– Это верно, – согласился мальчик. – Но как ты собираешься перебраться на ту сторону?

– Попробую придумать, как опустить подъемный мост, – ответила Джорди. – Если не получится, переплыву.

– Вплавь?

– Я предусмотрительно надела купальный костюм. Буду одной рукой держать одежду над головой. Я отлично плаваю.

– Почему-то меня это не удивляет, – пробормотал Натан.

Джорди снова улыбнулась, но на сей раз улыбка больше походила на гримасу. Натан внезапно понял, что его спутница до смерти боится.

Мысль о том, что Ходячий Компьютер тоже подвержена страху, не вселяла храбрости.

– Ладно, – сказал мальчик, бросив взгляд на часы. – Увидимся.

– Встретимся через час. Если меня не будет возле «Кровавого туннеля», загляни сюда. Потом иди обратно к стогу сена. Если меня нет и там, значит, я скоро приду.

– Договорились, – ответил Натан с уверенностью, которой отнюдь не ощущал. Он пригнулся и побежал к «Кровавому туннелю».

Когда последняя нитка колючей проволоки в заборе, огораживавшем «Кровавый туннель», распалась надвое под его кусачками, Натан услышал знакомые шаркающие шаги.

Он метнулся в черную щель между двумя киосками и припал к земле позади мусорной урны.

Внутри урны что-то шевелилось.

«Крысы», – с содроганием подумал Натан.

В поле зрения появились тяжелые ботинки со стальными носами, и Натан впервые воочию увидел грозного сторожа «Парка вампиров». Это был внушительный парень в джинсах и голубой рубашке. На толстой руке красовалась татуировка в виде обнаженного кинжала. Голова у парня была круглая, как шар, лицо тоже круглое, крохотные глазки поблескивали, как осколки стекла.

Сторож на ходу повертел головой налево, направо, постучал тяжелым кулаком по ставням киоска, по дверям, по воротам.

Натан забился как можно глубже в тень, съежился в комок, вжался в стену под нависающим козырьком киоска. И тут случилось ужасное. Он потерял равновесие и с грохотом повалился прямо на мусорную урну.

Сторож остановился и заглянул в черный проем между киосками.

Натан закрыл глаза, мечтая стать невидимкой.

Вдруг по округлому боку урны заскребли чьи-то острые коготки.

– Фу ты! – заорал парень. Натан приоткрыл глаза и увидел, как сторож изо всех сил наподдал урну ногой. Она взлетела высоко в воздух. В темную боковую аллею мимо ног Натана метнулась огромная крыса.

Сторож постоял немного, переводя дыхание и вглядываясь в темную аллею. Потом покачал головой.

– Проклятые крысы, – проворчал он и тяжело зашагал дальше.

Натан облегченно вздохнул. Выждав еще немного, он подполз к забору, протиснулся между кусками проволоки и стремглав побежал через полосу ослепительного света ко входу в «Кровавый туннель».

Глава IX НОВЫЕ КОШМАРЫ

Добежав до двери, Натан с удивлением обнаружил, что она запирается лишь на тяжелый деревянный засов.

Очевидно, Клыкастого больше заботит, как бы кто-нибудь ИЗНУТРИ не выбрался из «Туннеля» в неурочный час, понял Натан. И он совсем не боится, что в «Туннель» могут проникнуть злоумышленники СНАРУЖИ.

На какой-то миг Натан был готов развернуться и убежать. Но отступать было поздно.

Он поднял засов, приоткрыл массивную створку, юркнул внутрь и закрыл за собой дверь.

Интересно, упал ли засов на место сам собой?

Хотелось надеяться, что нет.

Натан постоял немного, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Потом включил маленький фонарик на брелке для ключей. Он взял с собой два фонарика: маленький и побольше – да еще и запасной комплект батареек. Ему не хотелось полагаться на счастливый случай.

Он хорошо подготовился. Потому что надеялся на успех.

Натан посмотрел под ноги.

Он стоял на импровизированных железнодорожных путях. Железные рельсы были уложены на деревянные шпалы.

Мальчик осторожно ощупал шпалы ногой. Они были крепкими, надежными. И лежали достаточно близко друг к другу. Можно не бояться, что нога случайно соскользнет и застрянет в щели между ними.

Слегка приободренный этой мыслью, Натан направил луч маленького фонарика в темноту. Поезд стоял прямо возле дверей. Натан осторожно обошел его и медленно побрел по рельсам, стараясь не шуметь.

Ночью, когда звуковые эффекты были выключены, в «Кровавом туннеле» царила жутковатая тишина.

Натан слышал, как колотится его сердце. Чувствовал, как струится по жилам кровь.

Но если биение сердца и ток крови слышит он сам, что, если их может услышать кто-нибудь еще? Тот, кто обладает сверхъестественными способностями?

Тот, кто умеет видеть в темноте, превращаться по желанию в волка или летучую мышь. Тот, у кого стук сердца в груди Натана вызывает зверский аппетит.

Например, вампир.

«Успокойся», – приказал себе Натан.

Рельсы круто уходили вниз. Натан постарался припомнить все, что происходило с ним во время катания по «Кровавому туннелю», все по порядку, с самого начала.

Если вдуматься, катание было недолгим. Это ему от страха показалось, что он пробыл в «Туннеле» чуть ли не вечность. Натан глубоко вздохнул и пошел по рельсам в темноту.

Спуск закончился. Натан замедлил шаг. Именно здесь поезд остановился в первый раз.

Впереди начинался крутой подъем. Здесь его руку схватила чья-то безжизненная рука.

Мальчик достал фонарик побольше и осветил стены туннеля. Слабый лучик выхватил из темноты холодные сырые камни, какие можно увидеть на стенах глубоких пещер. Натан заметил по углам хорошо знакомую фальшивую паутину и подумал: интересно, а в настоящих пещерах бывает паутина?

Однако нигде не было видно ни холодных мертвых рук, ни в придачу к ним холодных мертвых тел.

«Может быть, та рука была пластиковая?» – подумал Натан.

«Спецэффекты, – сказал он себе. – Наверно, Клыкастый управляет всем этим хозяйством с помощью компьютеров».

Он заставил себя идти дальше. Справа и слева прыгали и извивались причудливые тени. Натан старался не обращать на них внимания.

Первый стон был таким тихим, что Натан решил: ему это померещилось.

Второй стон слышался уже громче.

Натан выключил фонарик и застыл на месте. «Наверно, я наступил на какую-нибудь скрытую кнопку, которая включает звуковые эффекты», – подумал он.

Но сам в это не поверил.

Третий стон угас вдалеке, едва зародившись. Наступившая затем тишина показалась еще более зловещей, чем прежде. А темнота стала еще чернее.

Больше всего Натану хотелось развернуться и убежать. Но он удержался. Он стоял как вкопанный, в непроницаемой, обволакивающей тишине, изо всех сил напрягая слух, пытаясь расслышать хоть малейший шорох.

Но ничего не слышал.

И снова он заставил себя идти. С трудом передвигая ноги, он шагал все дальше и дальше в непроглядной тьме. Но не стал включать свет. Еще не время.

Рельсы опять пошли вниз.

Опасаясь поскользнуться, Натан хотел включить фонарик на брелке.

Но в этом не было нужды. Едва рука коснулась брелка, как впереди в туннеле замерцал багровый свет.

Каким-то чудом Натану удавалось переставлять ноги. Он вступил на длинный узкий мостик над кипящим котлом, сделал три шага и остановился.

Багровое сияние проникало сквозь щели между шпалами, мерцало, как угли потухшего костра.

На мостике не было перил. Стоило Натану потерять равновесие, и ничто не помогло бы ему удержаться. Он свалился бы прямо в кипящую кровавую жижу.

Мальчик осторожно сделал еще один шаг, прощупывая каждую шпалу, прежде чем ступить на нее: выдержит ли?

Хлоп, хлоп, ш-ш, ш-ш. В ушах шелестели тихие хлопки лопавшихся пузырьков, в ноздри лез противный гнилостный запах.

От этого закружилась голова.

Вдруг на поверхности кипящего варева взгляд зацепился за что-то белое.

Это был скелет какой-то мелкой твари. Приглядевшись, Натан понял, что скелет не повинуется прихотливым течениям кипящей жидкости, а движется сам.

Скелет плыл, загребая отвратительную жижу костлявыми руками, и крутил из стороны в сторону круглым черепом, словно обозревая пустыми глазницами кроваво-красное болото.

Натан от ужаса оцепенел. Скелет поднял голову и впился взглядом прямо в него.

Натан вскрикнул и отшатнулся.

Нога зацепилась за шпалы.

Он покачнулся и упал с моста.

Глава X ЧЕЛОВЕК ПРЕДПОЛАГАЕТ…

– Падая, Натан ухитрился зацепиться рукой за деревянную шпалу. Другая рука болталась в воздухе.

В ладонь впилась острая щепка, но мальчик не разжимал пальцев. Брелок с фонариком выскользнул из рук и с тихим, леденящим душу всплеском плюхнулся в багровую жижу.

Натан отважился посмотреть вниз и тотчас же пожалел об этом.

Кровавый котел закипел еще сильнее, словно предвкушая очередную жертву. А маленький белый скелет кругами плавал прямо под мальчиком, с жадностью разевая зубастую пасть.

– Черта с два! – хрипло крикнул Натан.

Он вытянул руку как можно выше и попытался подтянуться. Нужно залезть обратно на мостик. Но ему удалось только перекинуть одну руку через край моста. Он бессильно повис, не зная, что делать дальше. Руки уже начали дрожать от напряжения.

Над ним уходил в чернильную мглу хлипкий подвесной мостик. Под ним кипел чудовищный кровавый котел.

Делать было нечего. Придется двигаться на руках вплоть до дальнего конца моста, перебирая ладонями со шпалы на шпалу, словно по перекладинам шведской стенки в школьном спортзале.

Вдруг снизу донесся тихий щелчок.

Натан опустил глаза и увидел, что к маленькому скелету присоединились десятки его приятелей. Они плавали по котлу, разевая рты, клацая челюстями, жадно щеря мелкие, острые, как иголки, зубы.

Натан поспешно оторвал взгляд от котла и снова посмотрел вверх. Он чуть покачнулся на руках вперед и крепче вцепился пальцами в деревянные перекладины. Потом повис на одной из шпал, как на турнике.

Плечи горели. Натан вспотел и дрожал от усталости.

Он отпустил одну руку и ухватился за следующую шпалу.

Повторил тот же прием еще раз.

Клацанье стало громче. Команда голодных скелетов, видя, что жертва намеревается ускользнуть, всполошилась.

Натан изо всех сил старался не смотреть вниз.

Он шел и шел. Каждый раз, сжимая пальцы на очередной перекладине, он испускал вздох облегчения. Пот заливал глаза, огонь, горевший в плечах, разлился на руки и шею.

Пальцы начали неметь.

И вдруг дорогу ему преградила стена. Его усталым глазам она предстала в виде мрачной размытой громады.

Значит, он добрался до конца моста.

Выбросив ногу вперед, мальчик попытался упереться носками в стену. Резиновые подошвы скользили по мокрому камню, мелкие камушки летели из-под ботинок вниз и с коротким всплеском исчезали в багровой жиже. Наконец Натан нащупал выбоину в стене.

Он уперся в нее левой ногой, а правой принялся нащупывать другую опору, повыше.

Еще одна выбоина. Теперь рукам стало немного легче. Дюйм за дюймом шагал он вверх по стене. Наконец голова Натана показалась над краем моста. Мальчик перекинул руку через рельсы. Опираясь на стену, поднатужился и вскарабкался на мост.

Встав на четвереньки, Натан прополз несколько футов вперед. Теперь внизу вместо кровавой жижи была твердая земля. Он бросил взгляд через плечо, чтобы убедиться – не карабкается ли за ним по стене какой-нибудь из мелких скелетов.

«Компьютеры, – мелькнула сумбурная мысль. – Клыкастый делает все это с помощью компьютеров».

Но он и сам ни на минуту не поверил в это. Джорди была права. В «Парке вампиров» творится что-то страшное… здесь живут чудовища.

Он рухнул ничком на рельсы и затаился.

Приоткрыв наконец глаза, Натан не сразу понял, где находится. Он успел убедить себя, что видел дурной сон.

Но суровая реальность напомнила о себе болью в плечах и жжением в исцарапанных ладонях.

Натан сел, осмотрелся вокруг и с радостью обнаружил, что хоть он и уронил брелок с фонариком в чудовищный котел, другой фонарик, побольше, до сих пор лежит в кармане.

Мальчик включил фонарик и внимательно оглядел рельсы, уходившие в глубину туннеля. Где-то впереди, помнится, притаился скелет, рассыпающийся на тысячи обломков.

Натан надеялся, что хотя бы этот скелет не живет собственной жизнью.

Постанывая от боли, Натан поднялся на ноги и побрел по рельсам.

На ходу он бросил взгляд на часы. Близилась полночь. Неужели он пробыл в «Кровавом туннеле» уже несколько часов? Или часы начали убегать? Да идут ли они вообще? Кто знает…

Впрочем, какая разница? Хоть полночь, хоть рассвет – ему оставалось только одно: идти дальше.

«Дальше будет лучше, – сказал себе Натан. – Потому что хуже уже некуда».

И тотчас же пожалел о своих словах.

Пожалел, потому что знал, что это не так. Как бы ни было тяжело изображать Тарзана над кипящим котлом с кровью, это только цветочки.

«Но что еще может со мной случиться?» – думал Натан, стараясь доводами рассудка одолеть вновь накатившую волну страха.

«Как что? Например, из темноты выскочит вампир, укусит в шею и выпьет всю кровь. И превратишься в фантик от вампирского леденца», – услужливо подсказало воображение.

От этих мыслей душа ушла в пятки, сердце бешено заколотилось, по спине пробежал мороз.

«Что, если вампир стоит прямо за спиной? Стоит и ждет, готовый схватить тебя, а ты и не знаешь…»

Натан резко обернулся.

Луч фонарика утонул в темноте.

Натан с шумом выдохнул и только сейчас понял, что давно стоит затаив дыхание. Еще бы, от таких мыслей у кого угодно перехватит дух.

Потом он почувствовал, что рельсы под ногами едва заметно подрагивают.

Он нахмурился.

Дрожь нарастала. Послышался металлический лязг, заскрипели под немыслимой тяжестью деревянные шпалы.

Натан посветил лучом фонарика вдаль по туннелю.

И оцепенел от ужаса. Прямо на него с грохотом катил поезд. Натан стоял прямо посреди рельсового пути, свернуть было некуда. Еще мгновение – и он очутится под колесами.

Натан как мог взял себя в руки.

В самый последний миг он подскочил как можно выше и бросился прямо на поезд.

Приземление вышло жестким. Он упал грудью на край первого вагончика, болтая ногами в воздухе. Едва соображая, что делает, подтянулся и вполз на сиденье. А поезд тем временем набирал ход.

Дрожа всем телом, хватая ртом воздух, Натан ухитрился усесться поровнее и осмотрелся. Приглядевшись, отыскал фонарик – тот выпал из кармана и катался по полу вагончика. Натан торопливо схватил его.

К счастью, фонарик все еще работал.

Натан тяжело откинулся на спинку и облегченно вздохнул.

Да, он был на волосок от гибели, но все-таки остался в живых.

Он набрал в грудь побольше воздуха. Ни с того ни с сего поезд вдруг замедлил ход. Теперь он еле-еле полз.

«Может быть, мне наконец привалила удача, – подумал Натан. – Может быть, мне все-таки удастся выйти отсюда живым».

Из темноты, в точности там, где ему и положено быть, выскочил скелет. Он рассыпался на кусочки и вихрем мелких косточек брызнул Натану в лицо. Мальчик выставил руки и чуть ли не с нетерпением отмахивался от выбеленных временем обломков.

Решено: он поедет в поезде до самого конца. Все, что нужно, это не покидать сиденья, и тогда ему ничто не грозит. Поездка подходит к концу. Скоро впереди покажутся двери, и тогда он выскочит, распахнет их – и поминай как звали.

Неплохо придумано, похвалил себя Натан.

Он даже позволил себе немного расслабиться.

И вдруг волосы на голове у Натана встали дыбом. Он затаил дыхание.

«У меня за спиной кто-то есть», – понял мальчик.

Кто это? Клыкастый? Может быть, он обнаружил, что Натан проник в туннель, и гонится за ним?

«Если это Клыкастый, – подумал Натан, – то уж с ним-то я справлюсь».

Он нащупал фонарик, нажал на кнопку и резко обернулся.

Издав вопль ужаса, Натан подскочил на полметра и чуть не вывалился из вагончика прямо под колеса поезда.

Пассажир у него за спиной приветствовал Натана лучезарной улыбкой.

Да, дела оборачивались хуже, чем он полагал. Гораздо хуже.

Глава XI НАЕДИНЕ С ВАМПИРОМ

Натан завопил. Пассажир все так же улыбался. Поезд еле полз. Натан задрожал всем телом. Не переставая улыбаться, вампир встал. Зубы у него были не такие, как у Клыкастого – огромные, золотые, а наоборот – мелкие, белые, ровные, без малейшего изъяна. Под лучом фонарика они засверкали, как в рекламе зубной пасты.

Вампир был очень высок. Просто нечеловечески высок. Он был закутан в черный плащ и от этого казался еще громаднее.

– Н-не уб-б-би-би-вайте меня, – заикаясь, выдавил Натан.

Вампир прикрыл глаза молочно-белой рукой и томно произнес:

– Опусти фонарик, и я разрешу тебе прожить еще немного.

Голос у него был низкий, бархатистый.

Казалось, все происходящее его немало забавляет.

Натан опустил фонарик.

Вампир задумчиво продолжал:

– Вы, люди, так любите свет. Но это, можно сказать, моя главная слабость.

Натан крепче сжал фонарик. Что, если… Словно прочитав мысли мальчика, вампир лениво помахал рукой.

– О нет, один-единственный фонарик меня не испепелит. Что для меня сей жалкий лучик? Укус комара, не больше. Ничто.

– Вы здесь живете? – вежливо спросил Натан. Его рука тем временем нащупывала в кармане зеркальце. Наконец пальцы ощутили гладкую прохладную поверхность стекла.

– Вряд ли можно сказать, что я поселился здесь по собственной воле. – В голосе вампира звучала горечь.

– Клыкастый, да? Он вас держит под замком? – Натан медленно вытащил зеркальце из кармана, стараясь отвлекать вампира светской болтовней.

– Да. Он всего лишь человечишка, но для человека весьма неглуп. Он разыскал меня, когда я был погружен в сон. Проснувшись, я обнаружил, что оказался в его власти.

Натан высоко поднял зеркало и направил луч фонарика прямо в лицо вампиру.

Он рассчитывал, что вампир завизжит и отшатнется, испугавшись собственного отражения. Он где-то читал, что вампиры не выносят вида зеркал. А как только вампир закричит, он, Натан, воспользуется случаем и бросится бежать.

Но вампир не закричал.

Наоборот, он рассмеялся.

Его рука промелькнула в воздухе так быстро, что Натан даже не успел ничего заметить. Холодные бледные пальцы сомкнулись на зеркальце и вырвали его из рук Натана.

– Порыв благородный, – заметил вампир, – но совершенно бессмысленный. Кое-кто из нас, отдельные ветви моей семьи, могут выносить дневной свет. Конечно, с некоторыми предосторожностями. Кое-кто даже… ест чеснок. – Лицо вампира передернулось от отвращения. – Есть и такие, кто боится определенных знаков. Многие испытывают непреодолимый страх при виде зеркал. Лично я нахожу чеснок невкусным, однако не настолько, чтобы впадать при виде головки чеснока в панику. А вот дневной свет меня спалит на месте. Но зеркала… Зеркал я никогда не боялся.

Тонкая рука чудовища исчезла среди обширных складок плаща и вынырнула уже без зеркала.

Натан тяжело дышал, хватая воздух ртом. Грудь его вздымалась. Перед глазами оживал кошмар, кошмар из самых страшных снов, но Натан не мог положить ему конец, потому что, как только кошмар кончится, он умрет. Поезд катился все дальше и дальше, а Натан… Натан сидел лицом к лицу с вампиром, и деваться было некуда. Оставалось только слушать его болтовню и надеяться на лучшее.

– Клыкастый сделал мне предложение, от которого я не мог отказаться, – говорил вампир. – Он дал мне работу в увеселительном парке. Обещал оберегать меня от дневного света при условии, что я буду работать хорошо и не стану… гм… обедать посетителями.

– Но снаружи ночью горит яркий свет, – заметил Натан.

– Который, к сожалению, полностью аналогичен солнечному свету. Я пойман, заперт в световой тюрьме. Не могу выйти отсюда ни днем, ни ночью, – пожаловался вампир.

– Сочувствую, – сказал Натан.

– Да, – вздохнул вампир. – Благодарю. – Он погрузился в молчание.

Натан хотел расспросить своего собеседника о кипящем котле с кровью и о плавающих в нем костях, но передумал. Бывают на свете вещи, которых лучше не знать.

Вагончики остановились. Поездка закончилась. Натан осторожно повернул голову и увидел перед собой дверь.

– Она не заперта, – сказал вампир. – Можешь открыть ее и выйти на улицу.

Натан удивленно взглянул на вампира.

– Значит, вы не станете меня…

– Нет, – сказал вампир. Он вытянул палец и указал на дверь; створки начали медленно приоткрываться. – Не стану, если уйдешь немедленно.

Вампир вытянулся по весь рост. Казалось, он на глазах вырастает все больше и больше. Он распростер руки, подобно крыльям летучей мыши, и на Натана повеяло могильным холодом.

Натан вздрогнул и, спотыкаясь, выскочил из вагончика.

Мгновение спустя он вылетел под ослепительные лучи прожекторов. В последний миг ему почудилось, что он ощущает на своей шее ледяное прикосновение костлявых пальцев.

– Ах ты!… – послышался яростный крик. – Я так и знал! Так и знал!

Натан с трудом поднялся на ноги и очутился лицом к лицу с Клыкастым. Тот впился в его лицо злобным взглядом кроваво-красных глаз.

– Ну, погоди, доберусь я до тебя! – рычал Клыкастый с другой стороны забора, ожесточенно возясь с тяжелым висячим замком, запиравшим ворота.

Натан бросился наутек.

– Сторож! – услышал он за спиной крик Клыкастого.

Под безжалостными лучами прожекторов Натан был виден как на ладони. Он мчался к дыре, которую проделал в проволочной изгороди. Он чувствовал себя букашкой на чистой тарелке, букашкой, которую вот-вот прихлопнут.

За спиной загрохотали грозные шаги. Натан бросился в узкий проем между витками проволоки.

Но не успел.

С наружной стороны ограды прямо перед ним вырос сторож.

Натан метнулся вбок. Он слышал, как Клыкастый, чертыхаясь, беспомощно грохочет тяжелым замком на воротах. На миг Натан поздравил себя с маленькой победой.

Перед тем как войти, он запихнул в замочную скважину комочек жевательной резинки и как следует размазал. Теперь попасть внутрь проволочной ограды – или выйти наружу из «Кровавого туннеля» – можно было одним-единственным путем: через дыру, которую он проделал в проволоке.

Отчаявшись отпереть замок, Клыкастый налег на ворота плечом. Уголком глаза Натан заметил, как угрожающе прогнулись хлипкие створки.

Ворота долго не продержатся.

А за спиной у него сторож, пыхтя, расширял дыру в ограде.

Натан очутился в ловушке, и время было на исходе.

Он метнулся к будке контролера.

Заперто.

Натан навалился всем телом на дверь. Затрещало дерево. Он толкнул еще сильнее и, выломав замок, влетел в будку. С разгону он упал на колени, но тотчас вскочил и приготовился к бою.

Тем временем Клыкастый засунул в замочную скважину длинную щепку и открыл замок.

Натан лихорадочно обвел взглядом тесную будку. Заметив компьютер, он принялся наугад нажимать на все клавиши подряд. Дверь «Кровавого туннеля» распахнулась, захлопнулась, распахнулась опять. Мальчик нажал еще несколько клавиш – заиграла музыка.

Клыкастый ворвался в ворота и ринулся к будке.

Натан с размаху хлопнул по клавиатуре обеими ладонями.

Прожектора мигнули и погасли.

Клыкастый подлетел к двери и с размаху толкнул ее. Натан изо всех сил навалился на дверь с внутренней стороны. Он упирался как мог, но ноги скользили по полу. Под натиском Клыкастого дверь приоткрылась. Клыкастый просунул руку в щель, схватил Натана за локоть, вытащил его из будки и поднял высоко в воздух.

И вдруг выпустил.

Под страшным ударом изнутри двери «Кровавого туннеля» рухнули и рассыпались в прах. Из черного проема в облаке дыма и щепок с бешеной скоростью выкатил поезд.

В первом вагончике, простирая руки, стоял вампир. Его плащ грозно развевался.

Глава XII БИТВА ЧУДОВИЩ

– Сгинь! – завопил Клыкастый. – Изыди!

И пустился бежать.

Вампир бросился к Натану. Чуть шевельнув тонкими пальцами, он помог мальчику подняться с земли.

– Это сладкое слово – свобода, – радостно улыбнулся вампир.

И исчез.

Издалека до Натана донесся отчаянный вопль Клыкастого. Карусельщик нырнул сквозь дыру в заборе и помчался туда, откуда слышались крики.

В полумраке, окутавшем парк, он заметил, как между киосков и аттракционов стремительной походкой движется вампир. С каждым шагом он становился все выше и выше.

Казалось, он не шагает, а плавно скользит в нескольких дюймах над землей.

Про Клыкастого тоже нельзя было сказать, что он шагает. Наоборот, он бежал как ошпаренный.

– Извини за все! – донесся до Натана вопль Клыкастого.

– Вот как? – проговорил вампир.

Тут Натан вспомнил о Джорди. «Где же она?» – мелькнула мысль. Что, если ее поймали? Или она до сих пор блуждает по «Замку Франкенштейна»? Мальчик торопливо оглянулся по сторонам, пытаясь понять, куда его занесло, и разглядел среди деревьев очертания «Замка». Скорее туда!

Натан пустился бежать и остановился только возле ворот «Замка». Там его поджидала Мэри. Ее лицо было перекошено от ярости.

– Ну, попадешься ты мне! – вопила она. – И твоя гадкая подружка!

– Я вам не гадкая! – донесся до Натана крик Джорди.

Мэри обернулась.

Джорди сидела в будке билетера у ворот. Двери «Замка» у нее за спиной были распахнуты настежь.

– Ах ты, дрянь!… – завизжала Мэри.

– Смотри, – крикнула Джорди Натану. – Занятно, правда?

В дверях «Замка» появилась громадная черная тень.

– Сгинь! – взвыла Мэри.

Джорди повернула какую-то рукоятку и нажала на кнопку. Зазвенели колокола, замигали огоньки на световом табло.

Под траурный колокольный звон подъемный мост начал медленно опускаться.

– Он разорвет тебя в клочки! – визжала Мэри. – И поделом!

Джорди не обращала на нее внимания. Ее пальцы стремительно летали над клавиатурой. В ее руках было управление всей механикой «Замка» и его окрестностей.

С гулким стуком подъемный мост опустился.

Из ворот с ревом выступило чудовище Франкенштейна. Оно оказалось гораздо больше, чем припоминал Натан.

Мэри взвизгнула.

– Джорди, осторожнее! – крикнул Натан. Джорди выскочила из будки, метнулась в сторону и свернулась клубочком на газоне. По мосту грохотали шаги исполина.

И вдруг Натан понял, что крохотные глазки чудовища, вкривь и вкось посаженные под лохматыми бровями, смотрят отнюдь не на Джорди.

Монстр искал Мэри.

Мэри тоже это поняла. Ее челюсть испуганно отвисла, глаза распахнулись от ужаса.

– Стой! – приказала она. – Стой на месте! Я тебя собрала по частям, я же могу и разобрать на клочки!

Чудовище проломило ограду, точно она была бумажная.

Мэри не рискнула и дальше стоять на месте, отдавая приказы.

Она бросилась бежать.

Натан смотрел ей вслед, не веря своим глазам. Исполинскими шагами, от которых сотрясалась земля, чудовище гналось за Мэри.

Когда монстр скрылся из виду, Натан бросился туда, где за оградой замка припала к земле Джорди.

Она уже поднялась на ноги и стояла, чуть согнувшись, переводя дыхание. На коленях у нее темнели синяки. Волосы были растрепаны.

– Вампир, – задыхаясь, проговорил Натан. – Вампир тоже на свободе.

Джорди не выказала ни малейшего удивления, только кивнула.

– Это ты выпустил его?

– А иначе Клыкастый прихлопнул бы меня, как муху. Долгая история, потом расскажу.

Джорди снова кивнула.

– Давай лучше подумаем, что тут можно сделать.

Ребята побежали вслед за Мэри.

* * *

Возле входа в парк чудовище встретилось с вампиром.

Оба застыли на месте и осторожно оглядывали друг друга, оценивая противника, как хищники-исполины.

Клыкастый и Мэри подбежали к воротам и принялись отчаянно трясти их, но ворота не открывались. Сторожа нигде не было видно.

Чудовище испустило нечленораздельный вопль.

Глаза вампира вспыхнули багровым огнем.

Монстры яростно кинулись друг на друга.

– Нет, вы только подумайте, – простонала Джорди. – Встречаются два чудища, и что же они делают? Лезут в драку!

Натан, разинув рот, глядел как завороженный. Громадной ручищей чудовище оттолкнуло вампира. Тот взметнулся в воздух, перекувырнулся и ловко вскочил на ноги. Гигантская рука схватила его за край плаща и отшвырнула в сторону. Вампир с грохотом врезался в павильон, где днем посетители забрасывали шарики в бутылки, зарабатывая призы.

Павильон рассыпался на куски. Вихрем взметнулись опилки, которыми были набиты плюшевые звери. Бутылки со звоном разбились, по дорожке запрыгали мячики.

Вампир снова ринулся в смертоносную атаку. Скользя низко над землей, он ловким приемом сбил противника с ног. Монстр пошатнулся и упал, повалив длинный кусок забора. Не успев коснуться земли, он вскочил на ноги и опять кинулся на вампира.

Два исполина были так увлечены битвой, что совсем перестали замечать Клыкастого и Мэри. А они тем временем успели принять нужные меры.

Ночную тьму пронзил ослепительный луч белого света. Вампир испустил нечеловеческий крик боли и упал. Клыкастый встал над ним, пришпилив демона к земле ярким лучом прожектора.

Мэри подняла к плечу ружье, стреляющее ампулами со снотворным.

Прицелившись, она выстрелила в монстра.

И промахнулась. Промахнулась из-за того, что монстр сорвался с места – он злобно ринулся на Клыкастого. Тот завопил и уронил прожектор.

Чудовище раздавило прожектор одной рукой, как яичную скорлупу.

Схватив Клыкастого, оно без малейшего усилия взметнуло его в воздух, словно спелое яблоко или леденец на палочке.

Мэри снова подняла ружье со снотворным. Но не заметила, что сзади к ней подкрался вампир.

Вытянув из-под плаща мертвенно-бледную руку, он вырвал у Мэри ружье и одним рывком завязал его в узел.

Мимолетно, незаметным движением вампир склонился над Мэри и осторожно обхватил ее за воротник тонкими бледными пальцами.

Теперь Мэри тоже беспомощно болталась над землей.

– Чудеса! – прошептала Джорди.

– С ума сойти! – ахнул Натан. Мэри завизжала. Клыкастый зарыдал.

– Это все она, – бормотал он сквозь слезы, пытаясь разжалобить монстра. – Она тебя создала. Она во всем виновата, а не я. С ней и расправляйся.

Мэри визжала не переставая. Чудовище и вампир переглянулись.

Вампир растянул губы в ледяной улыбке.

– Я все тебе отдам, – всхлипывал Клыкастый. – Только назови. Все деньги. Весь парк…

– По-моему, друг мой, мы с тобой избрали не тех противников, – проговорил вампир.

В ответ чудовище зарычало довольно приветливо.

– Прошу тебя, – заклинал Клыкастый. – Пожалуйста, сжалься, умоляю…

Чудовище вопросительно хрюкнуло. Видимо, это надо было понимать как «Убить его?».

Вампир покачал головой.

– О нет, не надо. В этом нет необходимости. Думаю, мы прекрасно сработаемся.

Чудовище кивнуло и, подхватив пленника под мышки, побрело обратно к «Замку». На ходу оно обернулось и мотнуло головой, приглашая вампира к себе.

– С удовольствием последую за тобой, друг мой, – проговорил вампир и заскользил вслед за монстром, крепко сжимая в руке притихшую Мэри.

Глава XIII СМЕНА КАРАУЛА

– Видала, как Франкенштейн разметал изгородь? – спросил Натан. – Прошел насквозь, будто ее и нету.

– Франкенштейн – это не имя чудовища, – наставительно заметила Джорди. – Так звали профессора, который создал монстра. Об этом рассказывается в книге писательницы Мэри Шелли. Будь добр, иди помедленнее. У меня повреждены конечности.

– Да, я тоже весь в синяках, – вздохнул Натан. Он уже начал привыкать к манере Джорди выражаться.

Они направлялись к «Парку вампиров». Натан не появлялся на работе уже несколько дней. Денег, конечно, жалко, но они – не главное в жизни.

Уэйн позвонил на следующее утро после ночных похождений Натана и Джорди в «Парке вампиров». Он сказал, что парк временно закрыт.

– Ремонт, – пояснил он и фыркнул. – По парку словно ураган прошелся. Хорошо, хоть мое кафе устояло.

– Вот оно что, – пробормотал Натан.

– Говорят, все будет готово на следующей неделе. Как раз ко дню нашего закрытия. Тогда и приходи.

– Ладно, – сказал Натан.

В назначенный день они с Джорди пошли к «Парку вампиров».

Ворота на вид остались такими же, как прежде. Забор починили. Никто бы и не подумал, что сквозь него ломился монстр-исполин.

Натан и Джорди медленно брели по аллее. Они еще не успели как следует оправиться после той долгой жуткой ночи.

– Почему же он раньше не мог выломать двери и выбраться из «Замка»? – спросил Натан. – Этот… Франкенштейн, или как его там.

– Потому что он не умеет плавать, – терпеливо объяснила Джорди. – Это же очевидно. Иначе зачем выкапывать такой глубокий ров, совсем настоящий?

– Да, – согласился Натан. – Правда. Я и сам знал, но забыл.

Ребята замедлили шаг.

– Смотри! – простонал Натан.

В будке перед «Замком Франкенштейна» сидел новый билетер. Будка немного жала ему в плечах, как тесный пиджак.

Билетером был монстр.

– Отличный костюм, – заметил кто-то в толпе.

Монстр кивнул, словно ему уже не раз доводилось слышать подобные комплименты.

– Надо с этим разобраться, – заявила Джорди. – Встретимся после работы.

Натан кивнул и, хромая, побрел к кафе-мороженому.

Дела шли на славу. По просьбе Уэйна Натан отработал две смены. Вечером, когда мальчик управился с делами, Уэйн похлопал его по плечу.

– Сходи покатайся, – предложил он. – А если захочешь поработать и в будущем году, дай мне знать. Буду рад такому помощнику.

– Спасибо, – поблагодарил Натан.

Он не стал говорить Уэйну, что ни за что на свете больше не подойдет близко к «Парку вампиров». Даже при свете дня работа в кафе-мороженом стала нешуточным испытанием для его истерзанных нервов. Ему то и дело чудилось, что из-под земли вот-вот вырастет Клыкастый или вампир.

Или кто-нибудь похуже.

А в том, что бывает и похуже, он убедился, когда обследовал «Кровавый туннель».

Позвякивая монетами в кармане, Натан вышел на центральную аллею. Темнело. Пора идти домой. Ноги его больше не будет в «Парке вампиров».

Впереди показалась Джорди. Она неподвижно стояла возле входа в «Кровавый туннель».

– Привет, – окликнул ее Натан.

Она кивком указала на будку для продажи билетов. На переднем окне красовалась новая вывеска. «Открывается только с наступлением темноты», – было на ней написано.

В этот миг солнце коснулось горизонта, окно билетной кассы утонуло в тени. Приглядевшись, Натан с криком отскочил.

В будке сидел вампир. Он, как всегда, улыбался своей ледяной улыбкой.

– Значит, теперь аттракцион перешел в ваши руки? – вежливо осведомилась Джорди. Голос ее звучал не так спокойно, как обычно.

– Весь парк, – ответил вампир. – Мы владеем им на паях с… гм, Фрэнком.

– А что стало с Клыкастым? И с Мэри? – выпалил Наташ.

– Мэри, в соответствующем костюме, получила новую работу в «Замке». А Клыкастый… – Вампир лениво повел бледной рукой.

Двери «Кровавого туннеля» распахнулись. Вампир поманил пальцем, и в таинственных сумерках, окутывавших туннель, показался Клыкастый. На нем был классический наряд вампира. Золотые зубы поблескивали в тусклом свете факелов. Вид у него был глубоко несчастный.

Вампир снова взмахнул рукой, и двери захлопнулись. Клыкастый остался внутри. Натану послышалось, что до его ушей долетел слабый вскрик отчаяния.

Мимо Натана и Джорди к окошечку кассы протолкался Джейсон Даннбар. За ним шли Мария, Стейси. И еще с полдюжины учеников Кладбищенской школы. Джейсон купил билет и направился к поезду. Остановившись на полпути, он с ухмылкой обернулся к Натану.

– Не желаете ли прокатиться? – осведомился вампир.

– Нет, спасибо. – Натан поспешно отступил на пару шагов.

– В чем дело, Натан? Сдрейфил? – расхохотался Джейсон.

– Да, – твердо ответил Натан.

Натан и Джорди торопливо зашагали к выходу. Им не терпелось поскорее оказаться на спокойных, безопасных улицах Гроув-Хилла.

А в парке вампир продал последние билеты на первое катание в новом, усовершенствованном «Кровавом туннеле». Выйдя из будки, он прошелся вдоль поезда и проверил, чтобы все посетители как следует пристегнули ремни безопасности. Потом с холодной улыбкой взмахнул рукой.

Мертвенно-бледная рука томно шевельнулась. Двери раскрылись, поезд весело нырнул в черное чрево туннеля.

Вампир улыбнулся.

– Представление начинается! – воскликнул он.


Оглавление

  • Глава I ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ
  • Глава II «КРОВАВЫЙ ТУННЕЛЬ»
  • Глава III ТРЕТЬЕ ВЕКО
  • Глава IV «ПАРК ВАМПИРОВ» – ПАРК ЗАГАДОК
  • Глава V «ЗАМОК ФРАНКЕНШТЕЙНА»
  • Глава VI ПЛАН ДЖОРДИ
  • Глава VII ПОД СЦЕНОЙ
  • Глава VIII ЦАРСТВО ЛЮДОЕДОВ?
  • Глава IX НОВЫЕ КОШМАРЫ
  • Глава X ЧЕЛОВЕК ПРЕДПОЛАГАЕТ…
  • Глава XI НАЕДИНЕ С ВАМПИРОМ
  • Глава XII БИТВА ЧУДОВИЩ
  • Глава XIII СМЕНА КАРАУЛА