КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615752 томов
Объем библиотеки - 959 Гб.
Всего авторов - 243299
Пользователей - 113020

Впечатления

Aleks andr про Блэнд: Основы программирования на языке Бейсик в стандарте MSX (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Блин, какая радость! Я по этой книге освоил вейсик. Потом, в 1998, у меня её попросили. И так уехала.
А теперь на пенсии, скучно, вспоминаю прошлое.
Изложение и оформление текста ОТЛИЧНОЕ для восприятия, даже через 34 года!
Блин, был бы этот интерпретатор сейчас, я бы почудил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Шмыков: Медный Бык (Боевая фантастика)

Начало книги представляет двух полных дебилов, с полностью атрофированными мозгами. У ГГ их заменяют хотелки друга. ГГ постоянно пытается подумать и переносит этот процесс на потом. В сортир такую книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

Serg55 Вроде как пишется, «Нувориш» называется, но зависла 2019-м годом https://author.today/work/46946

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

а интересно, вторая книга будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Прикосновение Купидона [Валери Кинг] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Валери Кинг Прикосновение Купидона

ПРОЛОГ

Лето 1818 года

«Летом 1818 года в порыве полного отчаяния я начала одно довольно безнадежное дело. Принимаясь за него, я никак не могла предположить, что мне придется испытать так много минут истинной радости, достичь таких высот счастья, изведать такую глубину полнейшей безысходности. Сколько раз я впадала в непреодолимую тоску, но, увы, от природы я наделена не слишком нежною душою. В своей жизни я руководствуюсь стойким здравым смыслом, чувством юмора и строго следую самым взыскательным требованиям общества.

Хотела бы я, лежа в шезлонге, кутаться в бесчисленные шелковые и кашемировые шали, вдыхать аромат горящих курительных палочек – или даже свечей, раз на то пошло, – и чтобы горничная прикладывала к моим векам примочки с лавандовой водой, а я прижимала бы к своему бедному сердцу флакон с нюхательной солью – как это было бы замечательно, но абсолютно не для меня! Что касается обмороков, это случилось со мной однажды и, я надеюсь, больше не повторится. Правда, в тот раз, придя в себя от сильного запаха, исходящего от косынки Джулии, чересчур надушенной амброй, я чуть было тут же не упала без чувств снова.

Но довольно об этом! Я не предрасположена ни к обморокам, ни к судорогам или ипохондрии. Неудивительно, что капитан Эверард не мог любить меня – я была слишком здравомыслящей и практичной особой, чтобы вызвать в его душе что-либо, кроме стойкого отвращения к моей приземленности и нечувствительности.

К тому же его любовью была моя сестра Джулия – сверкающий бриллиант великолепной огранки с птичьими мозгами и скверным характером. Я помню, что однажды мы сидели и спокойно болтали у нас дома в Девоншире, и вдруг она ударилась в слезы, увидев, как муха попала в стакан с лимонадом и не сумела выбраться. Джулия была безутешна. Я совала ей в руки свой платок, называла ее дурехой, велела ей высморкаться и наконец выплеснула содержимое стакана вместе с мухой за ограду. К большому изумлению Джулии, я не пролила ни единой слезинки, она же весь остаток дня убивалась, лежа на своей кушетке. А я сидела и думала о плачевном состоянии общества, в котором живут такие бесполезные и бестолковые особы.

И все же я всегда подозревала, что за моей строгой внешностью, аккуратно заплетенными косами, опрятным платьем и непоколебимым спокойствием духа скрывается поэтическая душа. Не потому, что я могу слагать рифмы – нет, этого я не умела и не умею, – но потому, что я совершила самый непрактичный, самый неразумный и нелепый поступок на свете – я влюбилась в капитана Эверарда.

Когда я поняла это? Когда в день святого Михаила он поцеловал меня в щеку, и я вдруг почувствовала, что страстно желаю большего. Я помню, что с трудом сдержала себя, чтобы не броситься ему на шею, не обвить его руками и не поцеловать. Он было спросил, отчего у меня на щеках выступил такой яркий румянец, но тут же его взгляд устремился, как обычно, на Джулию, и я поняла, что могу уже не отвечать ему.

С тех пор я была осторожна и держала свое сердце в узде, но с чем я была не в силах бороться, так это с тем, что Эверард проник в мои сны. Там он был со мной повсюду, и с приближением вечера я начинала томиться, словно лунатик, ожидая, когда же окажусь в своей постели и наступит ночь и, может быть, я опять увижу его.

Что мне оставалось делать? Конечно, я не могла позволить событиям идти своим чередом, не могла позволить судьбе благословить темные локоны Джулии, а не мою бедную светлую голову. Не в моих правилах сдаваться без боя. Нет! Тысячу раз нет!

Со мной произошло то, что происходит с каждой влюбленной женщиной от сотворения мира – я превратилась в полную дуру. На ум приходят и другие выражения, но дура – это довольно точно. Не могу сосчитать, сколько глупостей я наделала, и остается только удивляться, как за эти несколько сумасшедших недель поздней весны 1818 года я не потеряла рассудок окончательно. Сказать по правде, я не думаю, что ко мне когда-нибудь вернется мое прежнее хваленое здравомыслие. Я надеюсь, что этого никогда не случится».

1

Диана Хартланд наблюдала за тем, как капитан Эверард танцует контрданс, и с отвращением ощущала, как в ее груди нарастает уже знакомое волнение. Никогда раньше любовь не настигала ее, и этот первый опыт оказался крайне тяжким и утомительным. Во-первых, ее начали беспокоить собственные недостатки – мысли о них неотступно терзали, как гончие, травящие лисицу. Диана чувствовала, что, в надежде привлечь к себе внимание Эверарда, она пытается стать такой, какой на самом деле не была и быть не могла. Кусая губы, она посмотрела на свои руки в перчатках и обрадовалась – впервые в жизни обрадовалась – чему? – тому, что, танцуя с ней, Эверард не увидел веснушки на ее руках. Что за отвратительная мысль! В душе она тут же осудила себя, ведь никогда раньше она не стыдилась своих веснушек. Почему же надо делать это сейчас, пусть даже она влюблена?! Но она их стыдилась.

Мало того, она начала каждый вечер делать клубничные маски на лицо и смазывать руки лимонным соком и мужественно сносила эту утомительную процедуру, пока у нее оставалась надежда избавиться хотя бы от одной из этих проклятых веснушек, усыпавших ее кожу. Если она сделает это – она будет удовлетворена, по крайней мере в том, что касается ее внешности. Что до характера, все свойства ее натуры отдаляли Диану от предмета ее любви.

За этот сезон в Лондоне, уже стремительно приближающийся к закрытию, она пришла к выводу, что капитан Эверард видел в ней лишь благопристойную и скучную особу, заслуживающую презрения за то, что она ужасно боится дать злым языкам повод для сплетен. Джулия же, казалось, наслаждалась тем, что вызывала недовольство столпов высшего света, а Эверард, в свою очередь, не только сочувствовал неприятностям Джулии и с радостью выносил ее отчаянный флирт и хлопанье веером по его персоне, но и являл все признаки того, что намерения у него самые серьезные.

Ягненок, которого ведут на убой, – думала о нем Диана, потому что, по ее наблюдениям, Джулия не любила капитана Эверарда.

Что с ней происходит? Какая сумятица в ее бедной глупой голове! И как ее угораздило безнадежно влюбиться в мужчину, который видел в ней только статистку в восхитительной пьесе под названием «Джулия»? Однако собственное сердце было сильнее ее, сильнее ее характера. И потому ее не могли обескуражить ни веснушки, ни все различия между нею и той, кого капитан Эверард избрал предметом своего обожания. Да, в ее душе всегда теплилась надежда, и если иногда она уступала место сомнениям и отчаянию, то лишь для того, чтобы потом возродиться с силой, неведомой прежде. Способность надеяться была, возможно, лучшей частью ее натуры, и сегодня вечером эта надежда разгорелась ярким светом. Ее сердце было полно предчувствия, что Эверард наконец обратит внимание на нее, потому что Джулия не выходила из дома уже больше недели, подхватив корь. Диане казалось справедливым, что ее сестра – ее младшая сестра, очень красивая и совершенно пустоголовая – заболела детской болезнью, которая раз в жизни сравняла их: Диану с ее веснушками и Джулию с ее гадкой красной сыпью.

Диана очень старалась не злорадствовать, но чем чаще Джулия надувала губы и, накрыв голову подушкой, начинала оплакивать свою судьбу, тем чаще Диана находила предлог покинуть комнату больной и танцевала джигу в зале. Это было нехорошо с ее стороны, очень нехорошо! Но после пяти лет страданий, когда она танцевала сезон за сезоном, приглашаемая – и она об этом знала! – только как сестра Прекрасной Джулии, Диане казалось, что боги наконец сжалились над ней и поразили Джулию похожей бедой – сыпью.

Сестры были как день и ночь – Джулия с ее темно-каштановыми волосами и большими карими глазами и Диана с ее светлыми косами и ясными глазами небесного цвета. Джулия с рождения походила на мать, тогда как Диана была вся в отца. За различием их обликов не скрывалось никакой тайны, было только неравенство, но теперь – теперь Джулия покрылась сыпью.

Если бы только Эверард мог увидеть ее такой, может быть, он понял бы наконец, что она – простая смертная и к тому же еще довольно тщеславная особа, которую интересуют лишь бездомные животные, собственное отражение в зеркале и любовь и обожание общества. Была ли Диана злой? Она надеялась, что нет. Она рассчитывала на то, что еще была в состоянии трезво и здраво оценивать себя.

Трезво и здраво! Эти слова приводили ее в отчаяние. Именно здравомыслие и рассудительность были теми ее свойствами, которые капитан Эверард не упускал случая отметить. И именно их она презирала все больше с тех пор, как Эверард предпочел восхищаться ее характером вместо того, чтобы полюбить ее сердце.

Музыка смолкла, и Эверард стоял, улыбаясь, глядя в пышущее здоровьем круглое лицо своей партнерши. Мисс Куртин улыбалась в ответ, покрываясь румянцем от комплиментов, которые Эверард, несомненно, расточал юной леди, только недавно появившейся в свете. Как нежно он держал ее руку, как внимательно слушал всякий вздор, пока провожал ее к месту, где она сидела, какая довольная улыбка была на его лице, когда он заявил во всеуслышание, что находит мисс Куртин – эту пухлую и зубастую юную особу – великолепной партнершей.

Диана наблюдала за ним с восторгом, поднимавшимся из самых глубин ее сердца и заливавшим ее щеки румянцем. Никто в Лондоне не мог сравниться с Эверардом! Ни в этом сезоне, ни в прошлом, ни в том, что будет в следующем году.

Эверард был высок и красив, с ухоженными светлыми волосами, расчесанными á la Брут, пронзительными голубыми глазами и улыбкой, способной смягчить сердце даже самых старых сплетниц. Пожалуй, в его внешности был лишь один недостаток – черты его лица были слегка обезображены ножевой раной, полученной во время войны в Испании. Шрам рассекал его щеку сверху вниз, до самого подбородка, но, по мнению Дианы, он лишь подчеркивал, что перед вами был мужчина исключительной храбрости.

В дополнение к мужественной внешности манеры Эверарда были безупречны, и он был принят во всех лондонских домах. Он мог ходить куда хотел и когда хотел. Даже если бы он был из тех несносных типов, которые никогда не утруждают себя отвечать на приглашения, и тогда его бы везде привечали, поскольку он вращался в самых высоких кругах, был частым гостем в доме Карлтонов и, кроме того, являлся наследником солидного состояния. Но он был неизменно внимателен к своим друзьям и знакомым и завоевал всеобщее уважение.

Словом, в нем было все, что так нравилось Диане, и надо же было случиться такому несчастью – он влюбился в ее сестру!

Тем временем Эверард возвратил мисс Куртин ее сияющей матери и стоял, оглядывая переполненную залу, будто ища кого-то.

«Пусть он найдет меня!» – кричало сердце Дианы.

Она следила за тем, как Эверард внимательно смотрит по сторонам, и, когда его взгляд упал на нее, его лицо осветилось искренней радостью. Она ответила ему улыбкой и легким наклоном головы и, замирая от блаженства, увидела, что он направляется к ней.

Сердце Дианы билось часто и громко. Следующим танцем был вальс. Конечно же, он собирается пригласить ее на вальс! Как страстно она хотела, чтобы он взял ее руку в перчатке, обнял за талию и они заскользили бы по паркету в чудесном кружащемся танце. Она станет предметом зависти для всех подруг и знакомых, ведь Эверард славился как прекрасный танцор, нежный со своими партнершами, как только можно быть нежным, когда боишься помять пальцами лепестки хрупкого цветка. Она знала, что румянец покрыл ее щеки. Музыканты начали настраивать инструменты, а ее ноги уже готовы были сорваться с места. Гул голосов окружал Диану, но чем ближе Эверард подходил к ней, тем слабее становился этот гул, растворяясь и превращаясь в слабое журчание. Она будто уплывала в сон, так счастлива она была. Внезапно она испугалась, что сейчас Эверард подойдет к ней близко и услышит бешеное биение ее сердца. Тогда он узнает правду прежде, чем она хотела бы ее открыть – он поймет, что она любит его!

Он уже стоял перед ней, склоняясь, чтобы поцеловать ее руку. Его улыбка проникла ей в самое сердце – даже если он улыбался просто по-дружески! Он поцеловал ее пальцы и, когда она поднялась со стула – о Господи! – взял ее под руку и повел в конец залы. Они будут танцевать вальс! Цвет высшего общества во всем своем блеске окружал ее. Свечи ярко горели в хрустальных люстрах под потолком залы, и их свет ослепил ее, когда она подняла глаза и взглянула на Эверарда. Ей уже не было дела до звуков, доносившихся до ее слуха; она могла думать только о сладости его прикосновения, а он тем временем вел ее – но что это? – мимо оркестра, сквозь распахнутые двери, направляясь в переднюю часть дома, вверх по лестнице… Куда они шли?

Диана знала, что многие внимательно наблюдают за ней. Любой женщине, которую держал под руку Эверард, приходилось быть готовой к недоброжелательному вниманию, хотела она того или нет. Джулия определенно хотела – она этим упивалась. Диана же ощущала только некоторый дискомфорт от этих взглядов.

– Я должен сообщить вам нечто чрезвычайно важное, дражайшая Диана! – зашептал Эверард, наклоняясь к ней. – Только вы можете дать мне ответ, которого я жажду.

Действительно ли он назвал ее дражайшей и какой вопрос он хочет задать? Где-то в мозгу предостерегающе пробил колокол, но она предпочла не заметить его, наслаждаясь тем, что Эверард только что назвал ее дражайшей… Как нежно и в то же время с какой силой он сжимал ее руку! Может быть, все эти недели она ошибалась, думая, что он влюблен в Джулию? Может быть, его многочисленные визиты в их дом на Гросвенор-сквер наносились ради нее, а не ради ее сестры?

Колокол зазвучал уже громко, эхом отдаваясь в ее сердце. Неужели она станет обманывать себя? Никогда, никогда Диана Хартланд не позволяла себе обольщаться, и, если она знала, что удача не на ее стороне, она предпочитала смотреть правде в глаза.

Было ли это возможно? В конце концов, ведь именно с ней Эверард всегда так горячо и оживленно беседовал, в то время как Джулия все больше скучала и искала утешение в фортепиано. Разве не обсуждали они вместе любимые книги и поэмы? И именно ей он подарил экземпляр модного романа Джейн Остен «Гордость и предубеждение» с надписью, сделанной рукой автора. Ее Эверард искал, когда хотел поделиться остроумной цитатой из Байрона.

Они прошли в отделанную голубым с золотом гостиную, по которой кружило множество народа. В воздухе висел гул разговора, время от времени взрывы смеха доносились от группы молодых щеголей, расположившихся у окна, выходящего на Беркли-сквер. У входа столпилось особенно много людей, и было трудно войти внутрь. Но, похлопывая кого-то по плечу здесь, шепча кому-то извинения там, Эверард легко прокладывал им путь по гостиной. Казалось, толпа расступалась перед ним, как Красное море перед Моисеем, пока они не дошли до камина, и вновь Диана почувствовала глубокое уважение к его способностям.

Усадив ее на софу, обитую голубым в золотистую полоску шелком, он осторожно откинул назад фалды своего черного фрака и сел подле нее, повернувшись спиной ко всем остальным присутствующим, явно показывая, что его не надо сейчас беспокоить. Стоящие поблизости молокососы, жаждущие поговорить с ним, тяжело вздохнули и отошли обратно к стене, ожидая другого момента, чтобы приблизиться к одному из национальных героев Англии.

Диана, как всегда, поразилась его умению обращаться с людьми. Он превосходно владел этим искусством, и она хорошо поняла, почему он был одним из любимых офицеров Веллингтона. Характера он был прямого и твердого, как сталь, и не приведи Бог кому-нибудь рассердить его, но в обществе отличался обходительностью и учтивостью.

И хотя он всегда был мягок с ней, она знала, что его голос мог звенеть металлом, его взгляд в мгновение ока стать тяжелым и пронзительным, и во всем его теле чувствовалась грозная сила.

Задумавшись, она сидела, совсем не слушая его, пока он не спросил:

– Вы слышите меня, Диана? Ваши глаза так странно блестят, хотя это очень идет вам. Если бы я не знал вас лучше, я бы подумал, что вы слишком усердно освежали себя ледяным шампанским. – Он шутливо улыбнулся. – Или вы думали об одном из своих многочисленных кавалеров?

Диана, поняв лишь последние слова, молча кивнула.

– О да, о моем кавалере, – ответила она с тихим вздохом. – То есть нет, конечно, нет! Простите меня, Эверард! Я даже не помню точно, о чем я думала.

Она глубоко вздохнула и постаралась привести в порядок свои мысли. Глядя в его удивленные синие глаза, она почувствовала странное желание хлопнуть веером по его руке, как, она видела, это делала Джулия. «Что за странный порыв», – подумала она.

– Я желаю лишь одного, дражайшая Диана! – сказал он, опуская взгляд вниз, на абиссинский ковер под ногами.

О, опять это слово. Если бы только он называл ее дражайшей не как брат, но как влюбленный мужчина!

– Чтобы скорее наступил тот день, – продолжал он тихо, – когда я смогу назвать вас…

Диана замерла, затаив дыхание.

«Женой. Господи! Пусть он скажет женой«. Она напряженно вглядывалась в выражение его лица.

– …сестрой, – произнес он наконец. Повернувшись к ней, он дотронулся до ее руки. Его глаза вероломно светились любовью, когда он смотрел на нее.

– Смею ли я надеяться, что Джулия согласится стать моей женой? Только вы можете сказать мне, что у нее на сердце. Вы ее сестра, вы посвящены в ее сокровенные тайные мысли. Просто скажите мне, выйдет ли она за меня? Скажите правду. Я должен знать это?

Что ж, правда в том, хотелось ответить Диане, что у Джулии вообще нет мыслей, ни тайных, ни каких-то других. Ну, может быть, так, небольшие мыслишки. Иногда ей удавалось запомнить половину интересного анекдота, но она всегда забывала, в чем его соль. Какие уж тут мысли! Но как она могла сказать все это Эверарду?

Она открыла рот, готовая ринуться в бой и попытаться образумить его, объяснить, что он заблуждается относительно ее сестры, но поняла, что он не будет, просто не захочет слушать ее. Что же теперь ответить ему? Это обычная слабость, он так легко купился на красивое лицо и живой кокетливый нрав, как почти любой мужчина на его месте. Он полюбил не Джулию, а придуманный им образ. Диана могла бы простить ему эту ошибку, если бы ей самой она не стоила так дорого.

– Почему вы молчите, Диана? – спросил он, склоняя голову, чтобы поймать ее взгляд. – Раньше я не замечал за вами такой молчаливости. Вам кажется, что я слишком прямо поставил вопрос?

Не зная, что сказать, Диана посмотрела на него. Совершенно не думая, что делает, она с треском закрыла свой веер и легонько хлопнула его по плечу, но не кокетливо, а скорее в расстройстве.

Эверард удивленно убрал свою руку и, слегка нахмурившись, спросил:

– Что-нибудь не так? Можно подумать, что вы сердитесь на меня. Но я знаю, что это не так. Значит, вы боитесь огорчить меня, сказав правду?

Она покачала головой.

– Нет, я не боюсь вас огорчить. Просто вы застали меня врасплох. Я не подозревала о ваших намерениях. Я, конечно, знала, что вы вообразили, будто любите мою сестру…

– Нет, нет! – воскликнул он, протестующе поднимая руку и смеясь. – Тут вы ошибаетесь. Я ничего не вообразил. Я действительно люблю ее.

– О! – только и смогла воскликнуть Диана. Вот он и наступил – тот момент, которого она боялась. Но почему так? Почему он решил раскрыть свои планы перед ней? Зачем решил помучить ее, вместо того чтобы сразу поговорить с Джулией?

Глубоко вздохнув, она наконец почувствовала, что в состоянии продолжать.

– Да, о чем мы говорили? – спросила она, глядя вниз на свой веер, лежащий теперь на коленях. Она рассеянно перебирала его пальцами, чувствуя, как подкатывается комок к горлу.

– Что касается сердца Джулии и ее мыслей, я не думаю, что смогу дать вам ответ. Откровенно говоря, хотя мы и сестры, она не очень-то доверяет мне свои тайны.

– Почему же? – изумился он. – Кому же ей доверять их, как не вам? Трудно найти другого такого человека, которому можно было бы довериться. Такую постоянную, верную, снисходительную подругу…

– Подождите, прошу вас! – воскликнула она, поднимая свой веер и раскрывая его. Держа его прямо перед лицом, чтобы скрыться от внимательного взгляда Эверарда, она начала обмахивать свои щеки, чувствуя, как они начинают гореть, заливаясь румянцем.

– Вы прямо-таки описываете свою любимую гончую! – пошутила она, стараясь скрыть дрожь в голосе.

Взглянув на него, она увидела, что он улыбнулся, но тут же стал серьезным.

– Я женюсь на Джулии, – сказал он, и его голос зазвучал мягче и нежнее, – хотя бы для того, чтобы быть подле вас, чтобы я всегда мог наслаждаться вашим остроумием, вашими быстрыми и безыскусными ответами. Вы будете лучшей сестрой на свете, и я буду счастлив называться вашим братом. Надеюсь, вы чувствуете то же.

«Какой абсурд! – подумала она. – Он что, всерьез полагает, что одно из преимуществ брака с Джулией то, что он сможет находиться рядом с ней?» Ей страстно хотелось обратить его внимание на то, что если бы он попросил руки у нее, а не у Джулии, то мог бы быть рядом с ней всегда.

Стараясь перебороть тяжелое чувство внезапной слабости, которое охватило ее, она ответила ему на его первоначальный вопрос:

– Что касается Джулии и согласится ли она стать вашей женой, то, хотя она и не доверяет мне, но я убеждена, что она скорей прогонит сотню раненых зверюшек, чем откажется от вашего предложения.

Сначала Эверард заметно обрадовался, но потом смутился.

– Вы имеете в виду ее пристрастие заботиться о бездомных животных? – спросил он, внимательно изучая ее лицо, чтобы понять смысл ее слов.

Диана кивнула.

– Я полагаю, мне следует объяснить. Вы знаете, что она чувствует себя обязанной спасать эти беззащитные создания. Одна мысль о том, что кто-то из них страдает от боли или отсутствия приюта, разбивает ей сердце. И я хотела сказать…

– Я слышал, что вы сказали, – перебил он ее, – что она даже не подумает отказать мне. Но я хочу знать, Диана, что вы имели в виду.

Она взглянула на него, сознавая, что он понял ее мысль. Он был слишком умен и услышал приговор в ее словах, несмотря на то, что они сообщали ему счастливый ответ, который он жаждал услышать.

– Вы не одобряете союз между мной и вашей сестрой, – продолжил он. – Вы не верите, что я сумею сделать Джулию счастливой?

Диана никогда не думала о браке между Эверардом и Джулией в таком аспекте. Она просто знала, что ее сестра не годится в жены Эверарду. Но, впервые взглянув на их отношения с этой стороны, она должна была признать, что, да, по ее мнению, он не принесет счастья Джулии.

– Да, я не думаю, что вы сумеете это сделать, – ответила она тихо. – Хотя я и считаю вас прекрасным человеком, даже великим человеком, но я не думаю, что вы составите счастье моей сестры.

Услышав эти слова, он резко встал, лицо его побледнело. Прежде чем она успела остановить его или объясниться с ним, он по-военному выпрямился, сдержанно поклонился и быстро ушел прочь.

Она осталась сидеть одна, краснея и не зная, что сказать по крайней мере полдюжине своих ближайших друзей, которые тут же обрушились на нее с вопросами – что же она сделала, чем оскорбила капитана Чарльза Эверарда, что ему пришлось так поспешно покинуть гостиную.

2

– Эверард!

Уже добежав до низа лестницы, капитан услышал свое имя, обернулся, недовольно нахмурившись, и, увидев улыбающиеся лица трех главных матрон лондонского высшего общества, подумал, как сильно ему не повезло. Они позвали его в один голос, но прозвучали, как хор, в котором сопрано выделялся девичий голосок леди Кловелли, миссис Диттишэм вела среднюю партию, а леди Эпплдор басила низким грудным контральто. Сейчас капитан Эверард хотел только одного – исчезнуть из этого дома. Слова Дианы так разозлили его, что он нуждался в том, чтобы срочно успокоиться и усмирить бушевавшие в нем чувства. Он надеялся сделать это, прогулявшись по Беркли-сквер. Однако ему было ясно, что эти три фурии – так их называли в обществе – ни за что не позволят ему ускользнуть. Кроме того, леди Кловелли была хозяйкой дома, и проигнорировать ее было очень непросто!

Он был не единственным, кто услышал их оклик. Не меньше дюжины человек, стоявших и прогуливавшихся в вестибюле, немедленно умолкли и посмотрели на него. Все как один замерли, как мраморные статуи в Британском музее, в застывших позах, с полуоткрытыми ртами и замершими веерами. То, что эти леди могли командовать всеми – включая его самого – с такой легкостью, было похоже на невероятный фокус! Если бы он не был так зол на Диану за ее нелепые замечания, он нашел бы эту ситуацию в высшей степени забавной. И что она имела в виду, говоря, что он прекрасный человек, великий человек?

Он пересек вестибюль, подошел к дамам, стоявшим у дверей, ведущих в бальную залу, и вежливо поцеловал руку каждой из них.

Леди Кловелли, миссис Диттишэм и леди Эпплдор называли фуриями по многим причинам, но то, что они имели огромное влияние в обществе и задавали тон во всех самых значительных событиях светской жизни столицы, от праздников до выездных вечеров, примиряло с ними всех. Приглашение от любой из них расценивалось как доступ в высшие сферы.

– Как ваши дела? – спросила леди Эпплдор звучным голосом, поправляя свой тюрбан золотистого цвета, экзотически присборенный над левым ухом. Ее наряд представлял собой сплошные складки, с ног до головы драпирующие ее массивную фигуру. Из трех женщин она была, на взгляд Эверарда, самой прямолинейной, здравомыслящей и, кроме того, самой властной. Рядом с ней никто не находил в себе силы отказать ей в чем-либо.

Окидывая его оценивающим взглядом, она продолжала:

– Вы знаете, что набоб, о котором так много говорили всю эту неделю, предположительно должен прибыть сегодня сюда инкогнито? Я так взволнована тем, что, возможно, он уже здесь, среди нас, никем не узнанный!

– Конечно, до меня дошли слухи, – вежливо ответил капитан. – Но я очень боюсь разочаровать вас, сказав, что сегодня вечером не встретил никого, кто мог бы обладать таким богатством. Большинство из нас уже порастратили свои состояния за игорным столом.

Дамы хором рассмеялись при упоминании этой слабости большинства их друзей и знакомых, которые слишком сильно полагались на игральные кости, карты и случай.

– Но кто может быть этим набобом? – спросила миссис Диттишэм, произнося слова изысканно в нос. Она подняла руку, чтобы поправить маленькую бриллиантовую диадему, которую носила в массе роскошных черных локонов. Она была высокой, грациозной женщиной, у которой отсутствие титула с успехом замещалось хорошо разрекламированными, хотя и несколько неясными связями с королевскими домами Европы. Она никому не разрешала называть себя принцессой, но, чтобы никто не забывал о ее августейшем происхождении, надевала диадему при каждом выезде в свет.

– Я не люблю какую-либо претенциозность, – произнесла она с улыбкой превосходства. – Думаю, что человек, претендующий быть принятым в высшем обществе, в то время как он так долго – десять лет! – занимался торговлей, должен быть очень претенциозен. Уверена, он мне не понравится! У меня не может быть о нем никакого мнения.

Она энергично кивнула в конце своей речи, давая Эверарду понять, что он хорошо сделает, если просто вежливо улыбнется в признание ее мудрости.

– Ну что за вздор вы говорите, Джорджина! – заспорила леди Кловелли своим высоким голоском. – Вполне возможно, его происхождение безупречно, и не его вина, что у него отец разорился. Такое несчастье легко может случиться со многими. И если он решил поправить дела своей семьи, пусть даже через торговлю, я не могу упрекнуть его за это. Я буду счастлива принять его в моем доме и сообщу ему об этом, как только познакомлюсь с ним!

Леди Кловелли была отчасти легкомысленной женщиной, слегка склонной к излишествам и преувеличениям. Она резко сменила тему разговора, шагнув вперед и коснувшись своим веером руки капитана.

– Но что бы я действительно хотела знать, капитан Эверард, собираетесь ли вы покинуть мой дом прежде, чем станцуете вальс со мной? Это было бы нехорошо с вашей стороны, вы ведь обещали! Я подумываю, не сделать ли вам строгий выговор. Ваше имя у меня здесь, на карточке. Вот тут, вы видите?

Она протянула ему карточку, которая была совершенно пуста, и быстро вернула ее обратно, прежде чем кто-нибудь успел разглядеть ее.

За это время Эверард уже успел взять себя в руки и приказал себе успокоиться.

– Я скорее брошусь под колеса почтовой кареты, чем хотя бы подумаю о таком вопиющем нарушении приличий! – воскликнул он с притворной серьезностью, и леди Кловелли восторженно захихикала. – Я хотел только сделать глоток свежего воздуха, прежде чем вернуться и потребовать от вас танец.

– Что я вам говорила, Луиза! – сказала леди Кловелли, самодовольно поглядывая на леди Эпплдор и протягивая руку Эверарду. Он взял ее за пальцы и благоразумно запечатлел на них поцелуй. Она захихикала снова, не обращая внимания на неодобрительное хмыканье своей подруги Луизы и беря его под руку. Шепотом она добавила: – Нам надо многое обсудить, вам и мне!

Проходя мимо двух оставшихся дам, Эверард услышал, как леди Эпплдор проворчала своим низким голосом:

– Вы всегда были ужасной кокеткой, Мария, но вы все еще не выиграли наше пари!

– Посмотрим, – ответила леди Кловелли через плечо.

Когда Эверард спросил ее о предмете пари, леди Кловелли дала неопределенный ответ, и он не стал ее больше расспрашивать – в обществе заключали пари все и на все.

Когда они отошли достаточно далеко от леди Эпплдор и миссис Диттишэм, виконтесса посмотрела на Эверарда блестящими от любопытства глазами и сказала:

– Я никогда не видела вас прежде таким рассерженным. Вы поднялись по лестнице с мисс Хартланд, а несколько минут спустя сбежали вниз уже один, и у вас был такой раздраженный, хмурый вид! О мой бедный Эверард, что же такого сказала вам мисс Хартланд, что повергло вас в такое состояние? Только не говорите мне, что вы сделали ей предложение, а она имела глупость отказать!

Капитан пришел в такое замешательство от неожиданного выпада со стороны леди Кловелли, что с изумлением произнес:

– Какого дьявола?

Но тут же прикусил язык и продолжил:

– Не понимаю, что вы имеете в виду! Я отношусь к мисс Хартланд с глубочайшим почтением, как и все, кто имеет честь быть с ней знаком. Но ваши намеки на более тесные узы лишь повергают меня в смущение! Даже не знаю, как вам ответить!

К этому моменту они подошли к дверям бальной залы. Он взял ее под локоть, прошел с ней к месту возле оркестра и приготовился к вальсу.

– Ну же, ну же, Эверард! Не надо ничего скрывать. Я надеялась, вы поймете, что можете доверить мне свои секреты. Кроме того, все общество осведомлено о ваших намерениях в отношении дочерей лорда Кингзбриджа! Мы лишь ждем развязки. Какой же она будет? Вы делали ей предложение или нет?

Эверард смотрел вниз на круглое лицо виконтессы. Она вся подалась к нему, ее густые ресницы трепетали над огромными карими глазами в ожидании его ответа. После секундного раздумья он наконец решился сказать правду.

– Признаюсь вам, что я не делал предложение Диане. Я слишком дорожу дружбой с нею. Уж не думаете ли вы, что я поставлю под угрозу наши чудесные дружеские беседы, глупо женившись на ней?

– Как цинично вы относитесь к браку! – воскликнула леди Кловелли, разочарованно скривив губы. – Вы меня огорчили! Я рассчитывала, что вы женитесь на Диане…

– Пари? – спросил он.

Она покачала головой.

– Даже если бы я заключила с Луизой такое кощунственное пари, я бы вам в этом не призналась. Не то бы вы подумали, что таких фурий еще не рождалось на свет! – Она нахмурилась. – Черт возьми, я ненавижу давать Луизе повод позлорадствовать. Она сказала, что вы влюблены в мисс Джулию, но я не хотела ей верить. Диана – женщина как раз для вас, и, если вы хоть капельку смыслите в жизни, вы должны были бы это уже понять. Но Луиза! Вы же знаете, какая она! Только потому, что она графиня и на девять месяцев старше меня, она считает, что знает все лучше всех, – говорю вам, эта женщина невыносимо самоуверенна. Я только надеюсь, что в один прекрасный день вы дадите ей щелчок по носу, Эверард. У вас есть для этого прекрасная возможность! А я обязательно помогу вам. Луизе это только пойдет на пользу!

Он приложил руку к сердцу и вздохнул.

– Я не осмелюсь! Она же съест меня живьем!

Леди Кловелли издала короткий смешок и возразила:

– Не обманывайте меня! Я знаю, вы не боитесь ее ничтожного тявканья!

– Тут вы ошибаетесь в постановке вопроса. Я не боюсь тявканья – я боюсь ее укусов, и это сильно умаляет желание вступать с ней в битву!

– О бедный! Хоть раз в жизни чего-то испугались! Вы ведь всегда были героем, с тех пор как выбрались из пеленок! Не забывайте, что я знаю вас очень-очень давно!

Зазвучала музыка, и он умело повел свою полную партнершу в ритме вальса. Леди Кловелли парадоксально сочетала внушительные размеры и грацию. Она была почти одинакова в высоту и ширину, но двигалась в танце так легко, будто к ее ногам приделаны крылышки, как у Меркурия. На голове у нее покачивалось пурпурное перо, закрепленное в густых волосах, окрашенных в довольно странный рыжий цвет. На ней было красное бархатное с кружевами платье, и завершали ее наряд брошь, колье и серьги с аметистами. Не будь она столь богата, ее выбор драгоценностей и наряда назвали бы вульгарным. А так ее вкус считался восхитительно эксцентричным.

Виконтесса оставила попытки убедить Эверарда в том, что он должен дать бой леди Эпплдор, и вернулась к обсуждению его сердечных дел.

– Итак, скажите мне, – начала она, – когда же вы собираетесь разочаровать всех лондонских свах и сделать предложение Джулии Хартланд?

Капитан Эверард заглянул в ее лукавые карие глаза и увидел в них то очаровательное создание, которое когда-то заставило лорда Кловелли потерять голову. В сияющем лице и задорной улыбке виконтессы было что-то от Джулии. Он почувствовал, как его сердце дрогнуло, и, не удержавшись, рассмеялся, в то же время увлекая леди за собой в широкой дуге танца. Виконтесса тоже засмеялась и подхватила алый бархатный край своего платья, чтобы не споткнуться, послушно следуя за капитаном.

– Я сделаю предложение мисс Джулии… – сказал он и сделал драматическую паузу, – только тогда, когда разлюблю вас!

Взрыв смеха последовал за этим смелым признанием, заставив взгляды всех танцующих обратиться к ним, а он легко кружил ее под сияющими люстрами, зная, что сделал ее счастливой своей шуткой. Она хохотала, словно дитя, и ему было приятно видеть ее радость. Он вдруг подумал, почему она решила, что он влюблен в Диану. В его уме пронеслось воспоминание о тихой улыбке Дианы, которая волшебно превращалась в заразительный смех, и он представил себе, как ее аккуратно уложенные косы распущены золотистыми волнами и обрамляют ее прелестное лицо. Он хотел бы увидеть ее такой. Почему она так строга в манерах и одежде, тогда как ее душа и ум полны живости и остроумия. Какая-то струна вибрировала в нем на низких нотах при мысли о Диане. На мгновение он даже забыл, как она оскорбила его, сказав, что он не подходит в мужья Джулии. Вместо этого он думал о том, что хотел бы хоть раз за эти три года, прошедшие со времени его возвращения с битвы при Ватерлоо, увидеть Диану охваченной страстью – какой-нибудь страстью. Хотя он сам не понимал, почему так этого хотел.

– Какой вы шутник! – воскликнула леди Кловелли, резко уводя его мысли от Дианы и возвращая их к разговору. – Вы только послушайте – влюблен в меня! Что бы сказал мой дорогой Кловелли, узнай он об этом. И какое это с вашей стороны бесстыдство – хотя и совершенно очаровательное – так флиртовать! Знаете, мне хочется сделать для вас кое-что!

При этих словах Эверард почувствовал, что какой-то инстинкт нашептывает ему об опасности, заставляя остерегаться.

– Когда вы окончательно решитесь порвать со своей холостяцкой жизнью, – продолжала она, – и связать себя брачными узами, я хотела бы устроить для вас и вашей невесты вечер в честь вашего обручения. Это будет мой вам подарок. Конечно, не будет ничего, что могло бы вам не понравиться! Всего лишь скромный праздник в обществе ближайших друзей – принца, герцога Веллингтона. Я вижу по выражению вашего лица, что напугала вас, но не пойму, чем? Вы должны знать, что вы мой любимец, и самое меньшее, что я могу сделать для одного из наших национальных героев, – это устроить небольшой праздник в честь вашего бракосочетания. Вы ведь позволите мне порадовать себя, не так ли, Эверард?

Он посмотрел в ее просящие карие глаза и понял, что выхода у него нет. Отказать леди Кловелли означало глубоко задеть чувства этой великодушной женщины, не говоря уже о риске навлечь на себя ее великосветский гнев! В то же время он был абсолютно уверен, что его представление о нескольких близких друзьях в корне отличается от ее представлений. Если он подумывал о том, чтобы пригласить на вечер дюжину знакомых, то она обязательно соберет не меньше ста человек.

Несмотря на опасения, что он оскорбит ее отказом, его первым побуждением было отвергнуть предложенный подарок как можно дипломатичнее – возможно, даже заявив, что он будет обязан по всем правилам посоветоваться прежде со своей будущей невестой. Но в этот момент он увидел Диану, разговаривающую с джентльменом, который ранее был представлен ему как некто Лоуренс Бишэмп. Она сидела совершенно спокойная, слегка улыбаясь, с руками, сложенными на коленях. Внезапно его оскорбило это абсолютное спокойствие и охватило страстное желание выдернуть косы из аккуратного узла на ее голове. Никогда она не бывала ни встревоженна, ни взволнованна, всегда владея своими мыслями и чувствами. Его не порадовало даже то, что она выглядела бледной, видимо, все-таки расстроенная их предыдущим разговором. Он хотел бы увидеть хоть раз, как она путается в словах, рыдает, приходит в негодование!

Все дело было в том, что его гордость страдала от ее жестокого мнения, что он не может сделать Джулию счастливой. Как она смела так думать? Ведь она знала его больше трех лет. Разве она не успела понять его характер, понять, что если он любит, то любит всем сердцем, всеми силами души? Он сделает для своей жены все, чего бы она ни пожелала. О Джулия! Если она станет его женой, он положит небо к ее ногам, и это самое малое, что можно сделать для такого прекрасного, соблазнительного, пленительного создания!

Неожиданно он ясно понял, что Джулия как раз будет рада такому вечеру, который леди Кловелли предложила ему устроить, и он немедленно повернулся к виконтессе и легко согласился на ее предложение.

3

– Нет, господин Бишэмп, – произнесла Диана вежливо, глядя снизу вверх на высокого молодого человека, стоящего перед ней. – Простите меня, но я действительно не могу вспомнить, чтобы встречала вас прежде.

Он подошел к ней пять минут назад, назвал по имени и спросил, как ее дела. Она была удивлена его обращением не потому, что он вел себя неподобающе а потому, что она не знала его в лицо и не помнила его имени, хотя голос показался ей знакомым. Он был глубоким и звучным, и она уже слышала его когда-то давно, но когда и при каких обстоятельствах, она совершенно не могла вспомнить.

В одном, однако, она была уверена – она не встречала его во время лондонских сезонов. Она бы никогда не забыла мужчину с такой необычной впечатляющей внешностью. Лицо его было очень смуглым, глаза и волосы черны, и если бы она встретила его во время поездки в страны Средиземноморья, то приняла бы его за местного жителя. Как странно. Лоуренс Бишэмп? Его лицо потемнело от солнца, а у глаз были морщины, что резко отличало его от всех мужчин вокруг. Возможно, он много лет прослужил на флоте?

Если бы он только не смотрел на нее так пристально, приводя ее в замешательство! Она уже было начала думать, что он один из тех невоспитанных и дерзких молодых людей, которые подходят к незнакомым дамам, просто чтобы повеселить себя, повергнув в смущение свою жертву. Но тут он застенчиво улыбнулся и произнес:

– Так вы действительно не узнаете меня, Охотница? Тогда я добавлю еще кое-что, в надежде, что это напомнит вам то, что оказалось похороненным в вашей памяти гораздо глубже, чем я рассчитывал, – Шат Эшвуд. Стоило ему произнести эти слова, пришедшие из ее детских лет, упоминание о которых было запрещено ее отцом, как сразу же словно завеса упала с ее памяти. Они всколыхнули в ее душе такое множество внезапных, сладостных, драгоценных воспоминаний, что она поднялась со своего места с раскрытым ртом и глазами, наполненными слезами.

– Король Ларри! – воскликнула она, потрясенная тем, что встретила друга своего детства. И не только своего, но Джулии тоже. Она едва могла удержаться от того, чтобы не броситься ему на грудь и не обнять его. Вместо этого она взяла обе его руки в свои и снова воскликнула: – Ларри! Лоуренс! Это ты? Возможно ли это! Куда ты пропал? Откуда взялся? Пятнадцать лет! А почему ты взял фамилию Бишэмп?

Сердце ее бешено колотилось. Хорошо это или плохо, но прошлое взяло верх над настоящим и словно повернуло время вспять.

– Ты жив! – прошептала она, боясь, что, если вглядится внимательнее, призрак, стоящий перед ней, исчезнет. Она не могла дождаться, когда сообщит об этом сестре. – Джулия будет просто поражена!

От Дианы не укрылся блеск, внезапно промелькнувший в его глазах.

– Она здесь? – спросил он, в то время как его взгляд быстро скользнул по зале, изучая лица дам, в надежде узнать ее.

– Нет! – ответила Диана, покачав головой, и рассмеялась. – Ты не поверишь, но она дома, потому что заболела корью. Она будет нездорова еще несколько дней.

– Корью?! – воскликнул Ларри. – Ну почему Джулия заболела именно тогда, когда я решил вернуться в Лондон! – Он опустил голову. – Ведь ты должна знать, что я приехал только для того, чтобы жениться на ней!

Диана почувствовала смятение, сразу несколько мыслей пронеслись в ее голове – Ларри жив, он вернулся домой, и он хочет жениться на Джулии! Он хочет жениться на Джулии!

Мозг лихорадочно заработал, стали возникать пока еще неясные планы. Ларри вернулся, чтобы жениться на Джулии. Капитан Эверард тоже хочет жениться на Джулии. Джулия еще ребенком была влюблена в их красивого соседа.

Не в силах выразить все то, что переполняло ее, она сказала только:

– Ты уже почти опоздал убивать дракона! Но, слава Богу, ты вернулся!

Увидев, что он испугался ее слов, она не удержалась и спросила:

– Ты ведь всегда любил ее, не так ли? Еще когда мы были детьми?

– Всегда, – ответил он тихо. – Но достаточно об этом! Расскажи мне, как ты живешь! Как я понял, ты еще не замужем. Как такое возможно?

Диана покачала головой.

– Я чрезмерно придирчива, – со смехом ответила она. – Если мужчина достаточно высок, чтобы отвечать моим вкусам, то у него окажутся не того цвета глаза. Если и глаза подойдут, то не подойдет характер. Если уж и характер окажется по вкусу, значит, не понравятся манеры…

– Не дурачь меня, – сказал он, прерывая ее объяснения. – Ты безнадежно влюблена в человека, который не отвечает тебе взаимностью, по крайней мере, пока. Но надо дать ему время.

Откуда Лоуренс узнал это? Она опустила голову, раздумывая, не беседует ли она со всезнающим привидением, принявшим облик друга ее детства. Он взял ее под руку и поинтересовался, не хочет ли она чего-нибудь выпить. Все еще взирая на него с изумлением, она призналась, что горло у нее пересохло.

– Как же это, Лоуренс, ты проговорил со мной всего несколько минут и уже догадался о том, что у меня на сердце?

С ним она всегда могла быть откровенной.

Он наклонил голову, его глаза лукаво поблескивали, пока он вел ее прочь из бальной залы. Выражение его лица было таким же знакомым, как пейзаж Девоншира со стадами овец, пасущихся на склонах холмов. Как много приключений пережили они детьми! Теперь Лоуренс был дома, но она все еще не могла понять, как он угадал правду.

– Какому дьяволу ты продал душу, – приступила она к нему снова с вопросом, – что смог узнать о моем несчастном положении? Я ничего не сделаю, просто скажи мне, откуда ты это узнал?

– Двумя способами, – ответил он, похлопывая ее по руке. Они шли через заполненные людьми гостиные, направляясь в библиотеку, где лакей разносил бокалы с шампанским. – Во-первых, мне многое сообщила леди Кловелли. Она сказала, что ты влюблена в великого человека, который даже не подозревает о твоих чувствах. Ну и, во-вторых, выражение твоего лица подтвердило ее правоту. Итак, признайся мне, Охотница, кто он? Знаю ли я его? Я не был в Англии очень долгое время и знаком только с одним или двумя из присутствующих. Леди Кловелли – одна из них.

Диана взяла бокал с шампанским из рук слуги и позволила Лоуренсу проводить ее в укромный уголок комнаты, где удобно стояли рядом два золотистых кресла.

– Все знают этого человека, – сказала она. – Но я не хочу произносить его имя вслух. Скажу лишь самое главное – и самое худшее. Он любит твою Джулию и собирается жениться на ней.

Черные глаза, глядевшие на нее поверх края хрустального бокала, слегка сузились.

– Да? Неужели он собирается?

Диана хотела было улыбнуться, может, даже засмеяться над холодным и невозмутимым тоном последних слов Лоуренса, но что-то в решительном выражении его лица заставило смешок застрять у нее в горле. К этому: «Да? Неужели он собирается?» Лоуренс мог так же спокойно добавить: «А я думаю, что нет» или «Только сначала ему придется выдержать поединок со мной!«Она почувствовала нечто вроде благоговения перед своей сестрой. Как сумела Джулия вызвать столь сильную страсть двоих таких незаурядных людей? Воистину, много тайн на свете!

– Да, он любит ее, по крайней мере, он твердо верит в это, – добавила Диана. – И у меня есть все основания полагать, что она ответит согласием на его предложение.

Он медленно наклонил свой бокал, покачивая его обеими руками. Его черные глаза оторвались от ее лица и, казалось, смотрели в одну точку на стекле, закрывающем книжные полки у стены.

– Так предложение еще не сделано? – спросил он, вращая шампанское в своем бокале и сильно нахмурив лоб.

– Нет, этот джентльмен…

Он внимательно посмотрел на нее.

– Ты имеешь в виду капитана Эверарда?

– Какой же ты несносный – как всегда!

Он засмеялся и кивнул.

– Продолжай, – велел он.

– Эверард заговорил о своих намерениях только сегодня вечером. Джулия не сможет принимать посетителей по крайней мере еще четыре дня. Хотя сыпь уже стала меньше, но прошла еще не полностью, и я уверена, что Джулия ни за что не покажется кому-либо на глаза, пока не пройдут все следы болезни!

– Это определенно моя Джулия. Даже ребенком она не любила, чтобы хоть что-нибудь портило ее красоту, даже пятнышко от угля на ее щеке.

Он на секунду замолчал, сделав еще глоток шампанского, его лоб пересекли глубокие морщины. Диане показалось, что она может услышать, как мысли мечутся в его мозгу в поисках решения проблемы, которая встала перед ним. С коротким кивком, предназначенным самому себе, разумеется, он, кажется, пришел к какому-то заключению и снова взглянул на нее.

– Совершенно необходимо, чтобы я поговорил с ней прежде Эверарда. Ты можешь это устроить? Но, как ты понимаешь, здесь есть одно препятствие.

Надежды Дианы расцвели с новой силой, когда она увидела в глазах Лоуренса непреклонное желание жениться на Джулии. Упоминание о препятствии, однако, напомнило ей о других, тоже достаточно серьезных, затруднениях.

– О дорогой, – воскликнула она. – Я так обрадовалась, снова увидев тебя, что совершенно забыла о папе.

По ироничной усмешке, промелькнувшей на его смуглом лице, она поняла, что он-то не забыл.

– Ты уже говорил с ним, да?

– Даже когда мы были детьми, Диана, ты и я могли читать мысли друг друга и узнавать, что делал другой. Ты права. Я приходил к нему сегодня. Когда я отправил ему свою карточку, он отказался принять меня. Я слышал, как он сотрясал проклятиями воздух в своем кабинете.

– Он… – Диана почувствовала тяжесть на сердце. – Он так и не смог простить твоего отца и мою маму…

– Конечно, нет, – немедленно ответил Лоуренс. – Какой порядочный человек смог бы это сделать? Я не могу упрекнуть его за то, что у него есть чувство чести. Но мне кажется несправедливым, что я должен нести ответственность за события, происходившие без моего ведома и участия. Я был мальчиком тринадцати лет, когда они погибли. И моя жизнь – та, которая у меня была в то время, – погибла вместе с ними.

Диана почувствовала, как сжалось ее горло.

– Куда же ты подевался, Лоуренс? Где ты был все эти годы? Мне – нам, Джулии и мне, так ужасно не хватало тебя. Сколько слез пролила Джулия в подушку – и ни слова от тебя! Мы думали, что ты умер!

– Почти что так и было, – с болью ответил он. – Это было черное время. Я отправился в море, а потом уехал в Индию и пробыл там десять лет.

Внезапно он улыбнулся.

– И сделал там состояние. Я думаю, ты слышала о набобе?

– Кто же о нем не слышал? Самый богатый человек! Ты знаешь его? Ты работал у него?

Он отрицательно покачал головой.

– Неужели ты не догадываешься?

Диана посмотрела на него, слегка нахмурившись, и поняла, что богатство было нажито за эти десять лет. Но возможно ли это?

– Ларри, не можешь же ты быть одним из богатейших людей Англии?

– Мне жаль разочаровывать тебя, – ответил он со своей лукавой улыбкой. – Но тише об этом… Я не хочу, чтобы это стало известно. Во всяком случае, не сейчас.

– Клянусь, я не знаю никого, кто больше заслуживал бы богатства, чем ты. Если только ты не вернулся слишком поздно! Приходи к нам послезавтра. Обещаю тебе, что я поговорю с папой и, если получится, устрою так, чтобы ты мог побыть наедине с Джулией – если она позволит. Она очень переживает из-за своей сыпи.

Лоуренс вскинул голову и рассмеялся.

– Ты пытаешься скрыть от меня ее истинный характер? Тебе нет нужды беспокоиться об этом. Тщеславие всегда было ее главным пороком! Поэтому я всегда называл ее моей маленькой репкой – она так обижалась! Надо полагать, она выросла красавицей.

– Да, – проговорила Диана, опираясь подбородком на руку и вздыхая. – Признанной красавицей, первой красавицей, капризной и избалованной красавицей – добро пожаловать, Лоуренс. Я не буду против, если ты снова завоюешь ее сердце.

– Ты не думаешь, что Эверард уже сделал это?

– Нет, я не думаю, что она любит его.

– Ты так говоришь потому, что знаешь ее, или потому, что хочешь, чтобы это было правдой?

– Я верю в то, что говорю, зная ее и ее характер, но если ты увидишься с ней послезавтра, ты сможешь судить сам.

ДНЕВНИК

«С тех пор как я узнала о том, что Эверард очень близок к тому, чтобы сделать предложение Джулии, моя жизнь совершенно изменилась. Все вокруг кажется мне иным, весь мир стал враждебным. Тревога неотступно терзает меня, мысли носятся в голове, как рой комаров, которые налетают снова и снова, и отогнать их невозможно. Хуже всего то, что я не имею ни малейшего представления, что делать дальше. Я чувствую, что готова на все, чтобы предотвратить помолвку, но каким образом? Если Эверард не заметил меня за все прошедшие месяцы, даже годы, то что я могу сделать теперь, за эти несколько дней, чтобы заставить его влюбиться в меня?

Разговаривать с Эвом бесполезно. Он не просто ослеплен любовью. И дело здесь не в каких-нибудь стрелах Купидона, которые вонзились в него. Конечно, нет! Я убеждена, что бог любви взял один из мечей Вулкана и всадил его в самое сердце Эверарда! Или треснул его по упрямой голове!

Я знаю, что я слишком сурова, но что же делать, если я уверена, что его любовь к Джулии – ошибка, ужасное заблуждение и он полюбил не ту. Я испытываю настоящее отчаяние. Нужно что-то сделать, но что?

Лоуренс заклинал меня не говорить о его приезде. Он хочет сам удивить Джулию и даже намекал, что это будет лучшим шансом завоевать ее сердце, если он поразит ее своим неожиданным визитом. На это я пообещала ему, что она, вероятно, упадет в обморок и мне потом долго придется приводить ее в чувство! Как Лоуренс обиделся на мой сарказм и бесчувственность! Он верит, что добьется своего, но Джулия изменилась и уже не тот ребенок, которого он знал. Конечно, со своей стороны я попробую поговорить с ней относительно Эверарда, но, боюсь, от этого будет мало толку. Она останется глуха к моим словам. Я пришла к выводу, что ее главный недостаток не столько в тщеславии, сколько в упрямстве. Если она что-то вбила себе в голову, бесполезно пытаться ее переубедить!

Что бы сделала Джулия, если бы оказалась на моем месте? У меня возникла одна идея, впрочем, столь же легкомысленная, сколь и скандальная.

Мне не следовало бы этого делать!

Но я должна!

Заканчиваю, потому что мне надо написать короткое послание Эверарду – подделываясь под цветистый стиль Джулии! – и пригласить его приехать на маскарад, где он увидит меня в облике моей сестры. Мое сердце бешено бьется. Господи, помоги мне, я боюсь, что упаду в обморок.

Вот это будет поразительно!»

4

На следующее утро Диана только собралась тихонько постучаться в столовую, где, она знала, ее отец смешивает по утрам нюхательный табак, как дверь внезапно распахнулась прямо перед ней, и Диана оказалась лицом к лицу с миссис Шипстор. Ее искаженное злобой лицо малинового цвета ничуть не смягчилось при виде Дианы. Напротив, миссис Шипстор поджала губы, произнесла ледяным тоном «Доброе утро, мисс Хартланд» и, сделав реверанс, прошла мимо, обиженно шурша своими черными бумазейными юбками. Бормотания, доносившиеся из зала, не оставили у Дианы сомнений о причине гнева миссис Шипстор – лорд Кингзбридж снова отказался накрыть красивый стол орехового дерева голландской скатертью, которую исполненная чувства долга экономка принесла для него.

Это была старая ссора, в которой лорд ни за что не хотел уступать миссис Шипстор. Диана поморщилась, увидев несчастный стол, заваленный ступками, пестиками и ложечками, заставленный бутылочками, керамическими сосудами и более чем дюжиной банок нюхательного табака. Его вид больше подошел бы для магазина аптекаря, чем для столовой в городском доме знатного человека. Она не могла не согласиться с миссис Шипстор, что вред, причиняемый великолепному дереву ежеутренним ритуалом ее отца – настоящее варварство.

Хотя в большинстве случаев она бывала единодушна со своим отцом, в этом она не могла согласиться с ним. Почему надо продолжать портить красивый стол просто потому, что он не ладил с миссис Шипстор?

Диана только однажды попыталась поговорить с ним об этом, но он так резко и строго оборвал ее, что она никогда больше не затрагивала эту тему. Однако ее собственное чувство рачительной хозяйки страдало от вида стола, исцарапанного и испорченного из-за упрямства лорда. Если бы от нее потребовалось занять чью-либо сторону в этой битве, Диана, без сомнения, встала бы на сторону миссис Шипстор. Она любила своего отца, но он был одним из самых упрямых джентльменов, которых она знала. Вот и сейчас она опасалась, что ее отец может отвергнуть оливковую ветвь Лоуренса из-за своего упрямства.

Идя по отделанной зеленым с золотом столовой, она отбросила все мысли о мелких неприятностях из-за мебели и обратилась к гораздо более важному предмету – как убедить папу хотя бы поговорить с Ларри. При этой мысли ее сердце упало.

После того как она отправила послание Эверарду, в ее душе вновь появилась надежда, что вместе с возвращением Лоуренса из Индии и его намерением сделать Джулию своей невестой, ее проблемы могут сами собой решиться с легкостью, которую она до сих пор считала невозможной. Если бы вдруг Джулия вновь воспылала к Лоуренсу чувствами, какие испытывала к нему в детстве, предложение Эверарда не имело бы никаких последствий.

Если бы все было так просто! Хотя она ясно представила себе, как все могло бы отлично устроиться, но сама понимала фантастичность и нереальность своей мечты. Джулия должна была только посмотреть своими огромными карими глазами на Лоуренса, и ее сердце внезапно вспыхнуло бы страстной любовью. Она бы бросилась к нему на грудь и немедленно пообещала принадлежать ему навеки! Капитан Эверард был бы сразу забыт!

Громкое чиханье отца заставило Диану очнуться от фантазий. Она встряхнула головой, моргнула и вдруг засмеялась, увидев, что ее элегантный, красивый отец, известный своими безупречными аристократическими манерами, был весь с головы до ног усыпан нюхательным табаком. Не только его орлиный нос и волевой, выступающий вперед подбородок, но и бутылочного цвета сюртук и бриджи.

– Ты не должна смеяться! – сказал он, выплевывая табак изо рта прямо на свой белоснежный галстук. – Все из-за этой женщины! Она только взглянула на меня и опять накинулась из-за этого проклятого стола, и меня просто затрясло от гнева! Посмотри, как меня трясет!

Он вытянул перед ней свою руку, и Диана увидела, что она дрожит.

– Прости меня, – извинилась за свой смех Диана, отряхивая рукав его сюртука.

– Будь проклята эта женщина! – взревел он, вырывая свою руку и доставая батистовый платок из кармана сюртука. Потом взмахнул им в сторону двери, как если бы он делал выпад фехтовальным клинком. – Неужели мужчина не может делать то, что он хочет, в своем собственном доме? Голландские скатерти! Я не позволю этой женщине устанавливать здесь свои порядки! Не позволю!

Он начал отчаянно размазывать табак по своему сюртуку и жилету, оставляя грязные пятна. Диана нежно отобрала у него платок и взяла дело в свои руки, начав осторожно стирать едкую смесь с его бровей, щек и подбородка.

– Я не думаю, что миссис Шипстор хотела тебя так расстроить, – начала она примиряюще.

– Расстроить меня! Да она же ни с кем никогда не считается и только командует всеми – она родилась драконом в юбке и умрет им! Если бы она когда-нибудь попробовала быть полюбезней, я совершенно убежден, ее бы попросту хватил удар от такого насилия над своей натурой. И почему я позволил твоей тете нанять это несносное создание в мой дом – никогда не пойму. И никогда не прощу Феб за это! Каждый раз, когда я вижу миссис Шипстор, я думаю о Феб, будь она проклята! У женщин больше волос, чем мозгов, мне не надо было ее слушать. И почему у меня доля такая – быть окруженным своенравными женщинами! Своенравными и упрямыми, как ослицы!

– Неужели мы все такие упрямые? – спросила она отсутствующе, ощущая, как на нее находит странное предчувствие. Язвительное замечание отца навело ее на мысль о тайной встрече с Эверардом на маскараде, которую она задумала.

Что она делает?

Ее дыхание стало прерывистым, сердце начало бешено колотиться о ребра. Она поняла, как она глупа. Хотя она обманывала себя целое утро, но теперь ей стало ясно, что ее план никогда не сработает! Он заключался в том, чтобы надеть домино сестры и представляться Джулией в надежде доказать Эверарду, что она может быть такой же непредсказуемой и кокетливой, как ее сестра. Какой же дурочкой она была! Эверард сразу узнает ее и будет думать, что ее неблагоразумие еще хуже, чем бесстыдство!

– Что с тобой, Диана?

Она вдруг услышала требовательный вопрос отца. Подняв глаза, чтобы встретить его взгляд, она подумала: как странно, что, глядя на его лицо, она видит Эверарда. Выражение лица капитана было всегда нежным, когда он смотрел на нее, но точно такое же выражение, как у отца сейчас, было у него вчера вечером после разговора о Джулии.

– Диана! – она услышала, что ее отец кричит на нее. – Прекрати сейчас же! Ты просто выводишь меня из себя этим дурацким выражением лица! Ты выглядишь, как Джулия, и мне это не нравится! Я без колебаний скажу тебе, что хотя я в состоянии вытерпеть одну абсолютно безмозглую женщину, но не позволю сразу двум слоняться по моему дому. Это понятно? – И его голос чуть смягчился, когда он добавил: – Мне ведь не нужно говорить тебе, как сильно я полагаюсь на твое здравомыслие?

– Нет, папа, – ответила Диана, пытаясь взять себя в руки и, не отвлекаясь ни на что другое, думать только о том, ради чего она пришла к отцу. Он явно рассердился на нее, и надо было спасать положение. – Прости, папа! Я веду себя по-дурацки, извини меня, пожалуйста. Я была расстроена – хотя я терпеть не могу признаваться в этом – некоторыми обстоятельствами. Но это неважно, ничего серьезного. Я надеюсь, ты помиришься с бедной миссис Шипстор. Джулия уже выздоравливает, но она заразила нескольких слуг, поэтому, боюсь, на долю нашей экономки выпало в последние дни много дел.

– И тем не менее тебе не удастся меня одурачить, ты же знаешь. Ты позволила тете Феб нанять миссис Шипстор, потому что у тебя доброе сердце. Если ты помнишь, она отчаянно нуждалась в работе, и ты откликнулась на ее трудное положение с христианским милосердием. Я всегда восхищался тем, что ты тогда протянула ей руку помощи, тем более что она двоюродная сестра моей тетки.

Диана закончила удалять коричневую смесь с его лица и продолжала отряхивать белый крахмальный галстук.

Он недовольно фыркнул в ответ на ее движение, поймал ее руку в воздухе и настороженно посмотрел на нее.

– Если бы я не знал мою Диану лучше, я бы подумал, что ей от меня что-то нужно!

Диане не понравилось, как пронзительно он смотрел на нее. В отличие от Джулии она была очень близка со своим отцом и с удовольствием разделяла его взгляды, его мысли, его общество, но бывали моменты, когда она хотела бы, чтобы он не знал ее так хорошо. Так она подозревала, что он давно догадался о ее любви к капитану Эверарду, даже несмотря на то, что весь последний год она прилагала неимоверные усилия, чтобы скрыть от него правду о своих чувствах. Получилось ли это у нее, она не знала. Но его последнее замечание доказывало, что ее отца не так-то легко провести.

– Итак, чего ты хочешь? – спросил он, прищурив глаза. – Давай, давай, детка! Не разыгрывай со мной простушку!

Диана вложила платок обратно в его руку и отвернулась. Она подумала, не притвориться ли ей, будто она не имеет ни малейшего представления, о чем он говорит, но тут же отбросила эту мысль. Ее отец всегда знал, когда она говорила неправду, стоило ей открыть рот. Он говорил, что ее веснушки темнеют, когда она пытается лгать. Конечно, она в это не верила, но в детстве провела немало часов перед зеркалом, нарочно говоря всякий вздор, чтобы посмотреть, потемнеют ее веснушки или нет.

Взглянув на отца, она увидела, как нежность осветила его черты. Он обнял ее и притянул к себе. Диана почувствовала, как к ее глазам подступают слезы любви, и с облегчением положила голову ему на плечо.

– Я сделаю все, о чем ты попросишь, моя дорогая! Я столь многим обязан тебе. Сомневаюсь, что я когда-нибудь смогу отплатить тебе за то, что ты так рано взяла на себя обязанности своей матери.

Диана вздохнула и ответила:

– Тебе не понравится моя просьба, папа! На самом деле, она покажется тебе отвратительной. – Еще раз вздохнув, она решилась и произнесла: – Я хочу, чтобы ты принял Лоуренса Эшвуда и отнесся к нему справедливо. Это не его вина, что моя мать сбежала с мистером Эшвудом.

Она почувствовала, как плечи и грудь ее отца напряглись. Эта просьба была для него очень тяжела, она это знала и не удивилась, когда он зашагал по комнате, повторяя, что не позволит, чтобы Эшвуд снова переступил порог его дома.

Когда он остановился и замолчал, она умоляюще воскликнула:

– Ему было тогда тринадцать лет, папа! Как ты можешь обвинять его или наказывать? У нас с Джулией, когда мама убежала, остался, по крайней мере, ты. А что было у Лоуренса? Разоренное имение и дряхлые слуги, которых он должен был обречь на нищету. – Она взглянула на него. – Разве он уже недостаточно пострадал от маминого поступка?

– Ты не можешь понять, – прошептал он, его горло сжималось от подступающих слез.

Диана сама не знала, зачем выдала так много, но слова, казалось, сами сорвались с ее губ:

– Он вернулся за Джулией. Он хочет просить ее руки.

ДНЕВНИК

«Папа бесновался чуть не целых полчаса. Жениться на его дочери, подумать только!

Я позволила ему покричать, зная, что в конце концов он затихнет. Всякий раз, как мне становилось не по себе от громовых раскатов его голоса, разносящихся по столовой, достаточно было только взглянуть на следы табака на его бриджах и сюртуке, и мое настроение немедленно улучшалось. Он представлял собой на редкость забавное зрелище, бегая вокруг стола орехового дерева.

Его тирада наконец оборвалась, когда он заметил, что я улыбаюсь, и потребовал объяснить, что именно я нахожу таким забавным. Пришлось сказать ему, что я только хотела бы узнать, оставила ли нам наша бабушка перед своей кончиной десять лет назад рецепт удаления табачных пятен с одежды. Затем я добавила с веселыми искорками в глазах, что она, верно, была бы ужасно шокирована его видом – о, моя дорогая бабушка была очень старомодной дамой! – и, должна признать, мне удалось переменить его настроение. Он сразу же стих и помягчел, сел со мной на диван перед камином, взял за руку и попросил рассказать ему все, что я знала о Лоуренсе. Я рассказала ему о приключениях Ларри и о том, что он и есть тот самый набоб, о котором все говорят. Конечно, я сообщила о его богатстве, но заклинала отца молчать об этом. Ведь, надо думать, у Ларри были свои причины – и, возможно, имеющие отношение к Джулии – не желать, чтобы кто-либо знал о его огромном состоянии. Что касается его вымышленного имени, я полагаю, тут были те же мотивы. Он не оставил бы себе никаких шансов завоевать Джулию, если бы был вынужден избегать респектабельных лондонских гостиных. Не думаю, что Ларри сильно беспокоит мнение окружающих, но явно беспокоит то, что его репутация – или, точнее, репутация его отца – может отразиться на Джулии.

Со своей стороны я хотела, чтобы папа знал, что Лоуренс вернул былое благосостояние и даже в какой-то степени честь семьи Шат Эшвуд. Когда отец спросил меня, что я думаю о браке между Джулией и Лоуренсом, я разразилась такими оглушительными рыданиями, что он просто похлопал меня по руке и сказал, что понимает стоящую передо мной дилемму. После чего я покинула столовую. Я поняла, что он был полностью осведомлен о моих чувствах к Эверарду.

В конце концов я добилась, чего хотела. Я пишу это на следующее утро. Лоуренс сейчас как раз здесь, и мой отец мысленно уже примирился с лучшим другом моего детства, так что, я надеюсь, их встреча будет вполне удачной.

Я оставляю свои записи, потому что мне пора идти покупать – не могу поверить, что я делаю это, должно быть, я сошла с ума! – парик, похожий на темные волосы Джулии!

Простит ли меня Эверард, когда узнает правду?

И сможет ли он любить меня?»

5

Лоуренс Бишэмп поклонился в дверях кабинета виконта. Лорд Кингзбридж в ответ настороженно взглянул на него своими голубыми глазами, слегка прищуренными под густыми серебристыми бровями. Он сидел за массивным столом красного дерева, опираясь о него локтями и прикрыв руками нижнюю часть лица, поэтому все, что Лоуренс мог видеть, – это волнение в его глазах.

– Значит, вы вернулись в Лондон, – начал лорд Кингзбридж, кладя руки на стол. Его глаза тут же опустились на блестящее полированное дерево, взгляд омрачился, как будто нежеланные образы стали всплывать перед его мысленным взором.

У Лоуренса заныло сердце, когда он увидел, как потемнело лицо виконта, и глубокая печаль исказила его черты.

«Как он постарел. Когда я уехал, он был еще молодым мужчиной. Но пятнадцать лет – долгий срок».

– Да, я вернулся в Англию после длительного пребывания в Индии.

– Делали состояние, да? – спросил виконт, поднимая на него глаза и пытаясь улыбнуться.

Когда черты Кингзбриджа начали светлеть, не без усилия с его стороны, Лоуренс почувствовал себя более уверенно.

– Да, сэр, можно сказать так, – ответил он вежливо.

Он продолжал стоять у дверей кабинета, пока виконт не произнес, слегка нахмурившись:

– Входите же, входите! – и поднялся со своего кресла. – Не хочу показаться невежливым, но должен признать, ваше появление привело меня в замешательство. Вы знаете, как сильно напоминаете своего отца?

– Да, я знаю, – ответил он с улыбкой, идя через комнату. – Я был удивлен тем, что несколько человек узнали меня. Леди Кловелли узнала меня по голосу. Я подумал, что это очень необычно с ее стороны.

– Она – женщина разнообразных способностей. Я бы не сказал, что у нее быстрый ум, но в ней есть некая проницательность. Я очень уважаю ее.

– Мне кажется, у нее золотое сердце, – сказал Лоуренс и с легкой усмешкой добавил: – Только она слишком много хихикает – довольно странная привычка для женщины, которая уже трижды стала бабушкой.

Виконт улыбнулся на его замечание и жестом пригласил Лоуренса сесть в кресло напротив. Когда он сделал это, Кингзбридж вернулся на свое место за столом. Лоуренс ничего не мог поделать, он чувствовал всю тяжесть вины своего отца. Казалось, будто некая осязаемая завеса повисла в воздухе между ним и виконтом, подобно тому как свинцовые облака проливаются дождем на землю.

Старой истории с побегом минуло уже пятнадцать лет. Единственный человек, который мог дать лорду Кингзбриджу удовлетворение на поле чести, давно умер. Лоуренс только надеялся на то, что виконт сумеет найти в своем сердце прощение для сына этого человека. В противном случае ему будет слишком сложно добиваться Джулии.

Лоуренс был удивлен силой своих чувств, которые охватили его, когда он внимательно смотрел на лорда Кингзбриджа. Он так много лет был человеком дела, что в этот момент не чувствовал ни страха, ни волнения, хотя виконт, сидевший перед ним, имел власть отказать ему навсегда в руке дочери.

Нет, не страх владел им, когда он смотрел в изборожденное морщинами лицо лорда Кингзбриджа.

То, что он чувствовал, больше походило на жалость к ним обоим, к себе самому и к виконту, – чувство, которое он ни разу не позволил себе за все эти годы, проведенные вне Англии в добровольном изгнании. Как странно, что эта жалость должна была подняться в его сердце именно сейчас.

Лоуренс был немного удивлен тем, что Кингзбридж молчит. Его брови были хмуро сдвинуты, уголок рта нервно подрагивал. Хотя Лоуренс считал, что будет лучше, если виконт сам поведет беседу, но теперь он понял, что тот просто не в силах сделать это. Появление сына его давнего обидчика вызвало воспоминания, которые, как надеялся Кингзбридж, похоронены навсегда.

Медленно поднимаясь со своего кресла, Лоуренс начал:

– Я понимаю, это должно казаться вам странным, что я появился в вашем доме спустя так много лет и попросил принять меня. В какой-то степени я сам удивлен своей смелостью. – Произнося это, он удалялся от грозного стола, отделявшего его от Кингзбриджа, и направлялся к окну. Его движения были тихими и осторожными, шаги не нарушали тишину и напряженное спокойствие в кабинете лорда. – Конечно, я бы не осмелился прийти в этот дом, если бы меня не привело сюда чувство, сильнее меня, о котором, я надеюсь, Диана уже поведала вам.

Он встал перед окном, обрамленным гардинами из золотистого шелка. Лорд Кингзбридж за его спиной продолжал молчать. Лоуренс смотрел на повозки, экипажи, пересекающие площадь во всех направлениях, но перед его глазами было лишь одно из воспоминаний детства: Джулия с алой лентой в волосах сердито вытирает грязь со своих щечек, которой он только что ее испачкал. Как же он любил ее, даже такой дурочкой, какой она была! Признаться, он никогда не слышал о том, чтобы кто-нибудь влюбился в таком нежном возрасте и позднее женился на той же самой особе. Но он всегда знал, что они с Джулией предназначены друг для друга. Но только как ему убедить в этом ее отца, особенно если так много препятствий стоит на его пути?

– Я пришел, чтобы просить у вас разрешения сделать предложение Джулии.

– Я не понимаю вас, Лоуренс, – раздался голос в другом конце комнаты, заставив его вздрогнуть от неожиданности. – Вы не знаете мою дочь! Вы должны понимать, что она уже не та девочка, которую вы помните с детства. Осмелюсь сказать, что вы даже не узнаете ее.

Лоуренс медленно обернулся и поймал взгляд виконта. – Я узнаю ее, сэр, даже если встречу на другом конце земли среди тысячи других темноволосых девушек! – сказал он дерзко. – В этом вы можете быть уверены!

Любовь к Джулии жарким пламенем горела в его груди.

– Я не могу объяснить вам, почему испытываю к ней такие чувства. Сначала даже я считал постоянство своей любви абсурдным. Она была ребенком, когда я покинул Девоншир. Могу ли я называть то, что испытываю к ней сейчас, любовью? Я не знаю! Когда мы играли детьми, наши клятвы не были произнесены. Да, мы ссорились, потому что я был единственным в ее окружении, кто не баловал ее и не льстил ей оттого, что она была хорошенькой. Она была для меня моей репкой и такой и останется.

Услышав это прозвище, лорд Кингзбридж неприятно расхохотался.

– Ей это не понравится, мой дорогой! Еще бы, репка! Хотел бы я посмотреть на лицо Прекрасной Джулии, когда вы шепнете это ей на ухо – вы ведь знаете, как ее называют! Обещаю вам, что она скорее расцарапает вам нос, чем позволит снова называть ее репкой! Повторяю вам, моя дочь уже не ребенок!

Он встал и обошел свой стол.

– Я думаю, вы просто глупец, – добавил он с торжествующим выражением лица. – Я очень люблю Джулию, но тщеславие – ее второе имя! Вы не знаете ее, и это просто безумие – явиться сюда, принеся с собой прошлое, которое давно ушло, и лелея любовь к женщине, которую вы не видели долгие годы!

Лоуренс улыбнулся в ответ на жестокие слова виконта. Теперь он знал, что победа повернулась к нему лицом. Подойдя к Кингзбриджу и встав прямо перед ним, он сказал:

– Здесь вы ошибаетесь. Я знаю ее, я всегда ее знал! В ней нет большого ума, хотя чувствительности в ней столько, сколько в пятерых женщинах, вместе взятых. Она проводит уйму времени перед зеркалом, больше, чем это мог делать сам Нарцисс. Она избалованна и эгоистична, хотя иногда ее сердце может быть необычайно нежным. Однако со всеми ее недостатками – и теми немногими достоинствами, которые она имеет, – я люблю ее. И буду любить всегда!

Лорд Кингзбридж, казалось, был поражен его речью.

– Не знаю, рассказала ли вам все это Диана, Эшвуд – простите – Бишэмп, но, клянусь, вы дали такую точную ее характеристику, какую не смог бы дать даже я сам. Но тогда скажите мне, как вы можете любить такое создание?

– А разве вы не любите ее?

Этот вопрос заставил виконта замолчать. Он присел на угол своего стола и углубился в изучение носков своих блестящих черных ботфорт. Выражение его лица было все еще хмурым.

– Я люблю Джулию, – начал он тихо, – во-первых, потому, что она моя дочь, и, во-вторых, черт побери, потому, что она красива! Я знаю, что это мужская слабость, но смотреть на нее – все равно что смотреть на небеса. – Он поднял голову, размышляя над непростым вопросом Лоуренса. – Я также люблю ее потому, что надеюсь, что под руководством верно выбранного мужчины ее нрав может смягчиться, а ум развиться.

– И вы не верите, что таким мужчиной смогу быть я?

Лорд Кингзбридж сложил руки на груди и покачал головой.

– Нет, я могу прямо сказать, что не хочу вас обидеть, но я полагаю, что капитан Эверард лучше других подходит на эту роль. И если он завоюет ее, я буду счастливейшим из отцов. С его спокойным и твердым характером он сумеет нужным образом повлиять на отрицательные черты Джулии. В этом я убежден.

Он встал и протянул Лоуренсу руку:

– Я разрешаю вам искать ее руки, но должен предупредить вас: она не ответит вам согласием, и, как я только что сказал, с моей стороны поддержки вам не будет. Кроме того, я совершенно уверен, что Джулия собирается замуж за капитана Эверарда.

Лоуренс отвел взгляд от Кингзбриджа, все еще пожимая его руку. Он уже начал обдумывать, что ему делать дальше. Когда он только прибыл в Лондон, ему казалось – простой встречи с Джулией будет достаточно, чтобы убедить ее, что они должны пожениться. Но теперь он понял, что это будет не так просто. Раз уж они оба – и Диана, и ее отец – говорят, что Джулия собирается за Эверарда, то, несомненно, у них есть для этого основания.

Капитан Эверард совершенно не входил в его планы.

Поэтому он должен увидеть Джулию прежде Эверарда. Если не сегодня, то завтра. Но как? Насколько он знал, она все еще не оправилась от болезни и оставалась в постели! Он улыбнулся виконту и поблагодарил за то, что тот принял его.

– Независимо от того, получу ли я согласие Джулии стать моей женой или нет, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы отбросили тени прошлого и позволили мне снова считать себя другом этого дома, особенно Дианы, к которой я отношусь поистине как брат, и Джулии. Своим ответом относительно моих намерений вы ничуть не лишили меня решимости, поэтому я надеюсь, вы не будете против, если я буду навещать ваших дочерей.

Лорд Кингзбридж ответил ему теплой улыбкой и кивнул.

– Я рассчитываю, что вы будете приходить так часто, как пожелаете. Должен признать, что я был не прав, когда в прошлый раз не пустил вас на порог своего дома. Прошу вас простить меня за это. Я… – на секунду он замолчал, не в силах говорить, и Лоуренс увидел слезы в его глазах. – Я очень любил мою жену.

Впервые за время разговора Лоуренс почувствовал облегчение. Он все еще держал руку виконта в своей и горячо пожал ее в ответ на его слова, не находя другого способа передать те чувства, которые горячими волнами омывали его сердце. Его горло сжалось, говорить он был не в силах. Он стоял и просто глядел в глаза лорда Кингзбриджа, и молчаливое понимание установилось между двумя мужчинами.

– Что ж, – сказал наконец виконт охрипшим голосом, отпуская руку Лоуренса. Потом закашлялся, чтобы прочистить горло. – Я рад, что вам сопутствовала удача в странствиях. Диана сказала мне, что вы хотите пока сохранить свое настоящее имя в тайне, и я уважаю ваше решение. Что до Джулии, желаю вам успеха и счастья, если вы сумеете уговорить ее выйти за вас!

Лорд Кингзбридж пересек комнату и позвонил в колокольчик, вызывая дворецкого, чтобы тот проводил молодого человека. Лоуренс направился было к дверям, когда вдруг услышал, что перед домом остановился экипаж. Он все еще хотел увидеть Джулию до того, как покинет дом Кингзбриджа, и надеялся, что это вернулась Диана. Подойдя ближе к окну, он убедился, что удача улыбнулась ему. Дверца приоткрылась, и за ней показалась Диана. Она несколько раз поморщилась, пока протиснула вперед себя большую картонку, и начала сходить со ступенек экипажа. Он мог бы сказать, что она огорчена, может быть, даже нервничает, по тому, как она задела шляпой дверной проем экипажа и сердито поджала губы в молчаливом осуждении проклятой шляпы.

С улыбкой наблюдая за ней, он обернулся к лорду Кингзбриджу, который ждал за своим столом дворецкого.

– Диана вернулась с покупками, я вижу, – сообщил он.

– Она долгое время была у меня за домоправительницу, – ответил виконт, тоже подходя к окну и отодвигая золотистую шелковую гардину, чтобы лучше видеть свою дочь. – Без сомнения, это новые занавески или что-нибудь в этом роде. Она очень хорошая девочка. Очень ответственная.

Лоуренс кивнул.

– Она всегда была такой. Вы знаете, ведь это именно она следила за тем, чтобы мы все возвращались домой вовремя, чтобы не попало от домашних!

– Да, она именно такая, моя Диана! – сказал виконт с мягкой, полной любви улыбкой. – Жаль, с ней Эверарду не пришлось бы тратить свои таланты на исправление ее недостатков – их у нее нет!

Более чем жаль, подумал Лоуренс с острым чувством сожаления. Диана была слишком хороша даже для самой себя. Хотя Лоуренс подозревал, что капитан не был так уж равнодушен к ней, как он пытался показать.

Диана подошла к ступенькам, ведущим к дому, и споткнулась. Прижав руку в перчатке к щеке, она на секунду зажмурилась, расправила плечи и быстрым шагом прошла к входным дверям. На губах ее играла легкая улыбка, и Лоуренс понял, что Диана что-то задумала. Впрочем, он тоже!

– Сэр? – спросил он, глядя, как Диана входит в дом. – Могу я поговорить с вашей дочерью прежде, чем уйду?

– Разумеется. Вы всегда были ее близким другом.

6

Наверху в своей комнате Джулия занималась тем, что разглядывала себя в зеркало, поворачиваясь лицом в разные стороны и внимательно исследуя линию своих щек, маленький изящный нос, огромные ясные карие глаза и нежную бархатистую кожу без малейших изъянов. Она сидела в своей постели, отставив в сторону поднос с едва тронутым завтраком. Ее распущенные каштановые волосы блестящими волнами спускались по плечам. Удовлетворенная своим отражением в зеркале, она издала такой глубокий вздох облегчения, что ее горничная испуганно обернулась и воскликнула:

– С вами все в порядке, мисс Джулия? А то я подумала, что вы испустили свой последний вздох.

Джулия упала обратно в высоко взбитые белоснежные подушки и положила зеркальце на покрывало. Она довольно сложила свои руки на груди и произнесла с блаженной улыбкой на лице:

– Я в полном порядке. Я в изумительном порядке, я в абсолютном порядке.

– Ну что вы такое говорите? – заметила ее горничная, подходя к ней и нежно дотрагиваясь ладонью до ее щеки. – Конечно, все уже в порядке.

– Ты не знаешь, как это тяжело, – ответила Джулия своей горничной, отстраняя ее руку, – какая на мне лежит ответственность. Ты думаешь, легко быть первой красавицей Лондона? Я могу вернуться в общество, только если буду выглядеть безупречно. Столько завистниц только и ждут того, чтобы занять мое место.

Она не удержалась и снова подняла зеркальце, дотронулась кончиком пальца до своего прекрасного лица, словно хотела еще раз убедиться, что корь не нанесла никакого ущерба ее красоте. Затем улыбнулась и внимательно осмотрела свои зубы. Одна ее подруга уже лишилась трех зубов и носила вместо них протезы.

– Мэри, прошу тебя, принеси мне зубной порошок.

– Но вы же только…

– Я сказала, принеси! – приказала Джулия, удивленная тем, что горничная посмела перечить ей.

– Да, мисс, – ответила Мэри, приседая в реверансе.

Джулия опустилась на подушки и положила зеркальце на покрывало малинового цвета. Болезнь, которая мучила ее более двух недель, наконец прошла без следа, но Джулия чувствовала себя подавленно и беспокойно. За эти две недели могло случиться все, что угодно. Так много балов, вечеринок, праздников прошло без нее. Так много претенденток на ее трон готово было воспользоваться ее отсутствием. Так много мужских сердец было увлечено другими, пока ее не было там, чтобы простым щелчком пальцев заставить этих джентльменов упасть к ее ногам. Но хуже всего то, что там была Диана, блистая не столько красотой, сколько умом и остроумием, готовая на все, чтобы увести у Джулии из-под носа главный приз – Эверарда!

Она натянула покрывало до самого подбородка и уставилась в потолок. Ей стало по-настоящему страшно. Джулия знала, что Эверард был на грани того, чтобы сделать ей предложение, – он ясно намекал ей на это. Она поощряла его всеми возможными способами, строила интриги и флиртовала с ним, используя любую возможность. И вот всего две недели назад, перед тем как подхватить корь, она была наконец уверена, что достигла своей цели. Но что ждет ее теперь? Вдруг за это время что-нибудь случилось и это может разрушить все ее планы?

Она укрылась с головой и зажмурила глаза. Никто, никто не мог понять ее. Она жила в постоянном страхе, что ее красота начнет увядать, и тогда у нее в жизни не останется ничего. Она не была умна, как Диана; она не умела хорошо играть на фортепьяно, не любила читать или вышивать и вообще не была приспособлена к чему-либо, как большинство ее друзей и знакомых. Она даже не могла играть в вист, потому что не понимала правила игры. Она давно знала о себе горькую правду, хотя один Бог ведает, как она до этого дошла. Она была глупа, безнадежно глупа. Поэтому вся ее жизнь сводилась к одному – глупая женщина, пока она молода и красива, должна использовать свой шанс, чтобы поймать за хвост удачу, потому что немолодая и некрасивая глупая женщина не будет иметь вообще никаких шансов! Разве что стать компаньонкой какой-нибудь старухи, чтобы годы и годы толкать перед собой инвалидное кресло.

Самое ужасное, что молодые девицы, которые только в этом году начали выезжать в свет, явно ждали того, что она вот-вот освободит свой трон – ей исполнилось уже двадцать два года! Сколько еще могла сохраниться ее красота?

К тому же она всерьез опасалась, что ее глупость уже стала сказываться на ее жизни. Она отказалась от нескольких великолепных предложений, исходивших от людей богатых и влиятельных, и все только потому, что она решила заполучить капитана Эверарда! Он стал ее навязчивой идеей, она была даже уверена, что влюблена в него. Пользоваться его вниманием было престижно. Он считался главным призом среди женихов, во-первых, потому, что был героем Ватерлоо, во-вторых, он был хорош собой и, в-третьих, после смерти его отца должен был стать следующим виконтом Сэлкомбом и пэром.

Но даже самой себе она не могла точно объяснить, почему именно он, и только он, стал предметом ее вожделения. Скорее всего, то, что в него влюблена Диана, все решило для Джулии. Раз он нужен Диане, значит, она, Джулия, получит его!

Ей оставалось только надеяться, что эти две недели, которые она провела в постели из-за детской болезни, не остудили его пыл.

Медленно опустив покрывало, она глубоко вздохнула, взяла из рук Мэри щетку и зубной порошок и начала наводить красоту на свои зубы, в третий раз за это утро.

Эверард сказал ей, что обожает ее улыбку, значит, она будет улыбаться!

Тут раздалось легкое постукивание в дверь, и Мэри впустила в комнату одну из горничных. Она была очень худой и бледной, но ее большие карие глаза блестели от волнения. Она и не подумала обратиться к мисс Джулии и вместо этого начала что-то горячо шептать Мэри.

Джулия увидела, как лицо Мэри порозовело, а ее светлые голубые глаза расширились от удивления. Она услышала, как Мэри шепчет в ответ:

– Ты уверена, что это не капитан Эверард?

А когда молодая горничная уверенно покачала головой, добавила:

– Тогда иди и немедленно разузнай, кто это!

– Я попробую, но сейчас нет никого, кто мог бы его узнать.

– Иди, попробуй! – прикрикнула Мэри, разворачивая девушку за плечи и легонько подталкивая ее к двери.

Джулия сидела, широко открыв глаза от удивления, прижав к себе подушку.

– Что-то случилось? – воскликнула она.

– Ничего особенного! – ответила Мэри. – Просто Бронвин показалось, что джентльмен, который разговаривает с вашим папенькой внизу в кабинете, просил у него вашей руки! Она говорит, что он здесь уже больше часа!

– Это не Эверард? – спросила Джулия с сильно бьющимся сердцем.

Мэри покачала головой.

– Бронвин уверена, что это не капитан, а тот джентльмен, который приходил сюда два дня назад. Такой смуглый темноволосый мужчина со свирепым лицом! Все слуги говорили о нем, мисс, потому что хозяин тогда отказался принять его!

Джулия нахмурилась и прикусила губу, разглядывая строчку на подушке, которую она держала в руках. Ее сильно разочаровало то, что просителем ее руки был не Эверард. Но кто же тогда и почему отец отказался встретиться с ним в первый раз и принял его двумя днями позже?

К тому же среди ее кавалеров не было никого, кто подходил бы под описание Мэри. Смуглый мужчина со свирепым лицом. Пожалуй, это похоже на того поэта, Байрона. Но она не только не была с ним знакома, но ей к тому же было известно, что он постоянно живет где-то Европе.

Но кто же тогда это мог быть?

Поскольку это был явно не Эверард, ее интерес к этому человеку скоро угас. Раз она не знает его, отец в любом случае не даст ему согласия. Вероятно, она скоро познакомится с ним, как только снова начнет выезжать. А до этого ей надо решить, что сделать, чтобы капитан не сорвался у нее с крючка. Как она хотела, чтобы поскорей настал тот день, когда она наконец увидит Диану побледневшей и убитой горем!

ДНЕВНИК

«Я обязательно должна это написать. Я умру, если не напишу! О дорогой! Я стала выражаться почти как Джулия.

Ладно, не важно. Дело в том, что сегодня утром мне ужасно не повезло: я встретила в магазине шляпок мадам Лоретт на Нью-Бонд-стрит леди Эпплдор. Поэтому мне пришлось купить огромную и абсолютно ненужную мне шляпу. Она такая большая, что в ней с трудом можно пройти в дверь, и выглядит так ужасно, что никакие ленты и кружева уже не могут ее украсить. Я даже пыталась приладить к ней три пурпурных страусовых пера, но и это мало помогло – шляпа безнадежна.

Когда мадам Лоретт сообщила мне, что у нее есть подходящий парик, именно такой, какой мне нужен, – очень похожий на волосы Джулии! – я сразу же попросила показать его. И тут, как вы думаете, кто вошел в магазин?! Леди Эпплдор! Она тут же остановила на мне свой повелительный взор и громовым голосом спросила, зачем я пришла в магазин мадам Лоретт. Наверное, за новой шляпкой, чтобы поразить одного из моих поклонников? Честно говоря, я была в ужасе. Хотя она не могла знать о цели моего визита, но я чувствовала себя так, как будто меня поймали с поличным на чем-то постыдном. Я готова была провалиться сквозь землю!

Но дальше было еще хуже. Она ласково взяла меня за руку, пожала ее и шепотом попросила меня оставить свои мечты об Эверарде. Она сказала, что у нее есть все основания считать, что он страстно влюблен в Джулию, и она не хочет видеть мое сердце разбитым оттого, что мои надежды не оправдались.

О, как запылали мои щеки! Я чувствовала себя страшно униженной и молча стояла перед ней, моргая и не в силах вымолвить ни слова. А она внимательно наблюдала за мной. Я заметила, что мое шоковое состояние принесло ей больше удовлетворения, чем если бы я драматическим жестом приложила руку ко лбу и упала в обморок! Потом она начала перечислять джентльменов, на которых я должна была бы, по ее мнению, обратить внимание, но тут я уже пришла в себя и, чтобы как-то сменить тему разговора, начала охать и ахать, глядя на эту ужасную шляпу, которую мне и пришлось в конце концов купить. Она же только щелкнула в ответ языком и заявила, что отлично понимает мои чувства! Одно я знала точно – ей ни за что нельзя видеть парик, который вот-вот должна была принести мадам Лоретт, и поэтому я с ужасом ждала того момента, когда она вернется. Если леди Эпплдор увидит парик, она не отстанет от меня до тех пор, пока я не выдам ей весь свой план! А уж она, будьте уверены, немедленно расскажет его Эверарду, да и не одному только Эверарду – на следующий день об этом будет знать весь бомонд.

На мое счастье, мадам Лоретт, осмотрительная, как настоящая француженка, припрятала парик до тех пор, пока эта леди не высказала мне все свои советы и не покинула наконец магазин. Я навсегда должница мадам!

Доживи я до ста лет, все равно никогда не забуду всего, что мне пришлось пережить в это утро! Я еще не решила, сжечь ли мне шляпу или разрезать ее на куски. Может быть, я сделаю и то и другое.

Но дома меня ждал другой сюрприз. Вернувшись несколько минут назад домой, я застала здесь Лоуренса. Он разговаривал с папой. Кажется, они вполне поладили. Ларри поддразнил меня из-за моего слишком яркого румянца и спросил, что еще я натворила или задумала натворить. Чтобы не отвечать на его вопрос, я обняла его с сестринской любовью, расспросила о разговоре с папой и проводила до дверей, извиняясь за свою головную боль и приглашая прийти к нам попозже сегодня днем, если он пожелает.

К моему удивлению, он не стал сопротивляться и даже не изъявил ни малейшего желания еще раз посетить нас. Вместо этого он улыбнулся озорной улыбкой и попрощался со мной. Если бы я не была так расстроена после встречи с леди Эпплдор, я бы непременно потребовала у него объяснений, что означают его лукавые взгляды и хитрая улыбка.

По правде сказать, голова у меня совсем не болит. Просто я должна побыть одна, чтобы немного прийти в себя, успокоить свое бешено бьющееся сердце и примерить мой парик!»

7

– Как это ты до сих пор не узнала, кто этот мужчина, Бронвин? – спросила Джулия сердито.

– Я очень извиняюсь, мисс, но даже верхние слуги не знают, кто это! Я спряталась в бильярдной, думала оттуда что-нибудь услышать, но ваш отец ни разу не назвал его по имени. Потом хозяин попрощался с ним, и, когда я спустилась по лестнице, он уже разговаривал с мисс Хартланд. О мисс Джулия! Я не знаю, кто он, но мисс Хартланд обнимала его! Я видела своими глазами! Потом мисс Хартланд пошла наверх, а он ушел. Как вы думаете, она собирается за него замуж?

Джулия готова была рвать и метать.

– Все-то ты видела, да только так и не узнала, кто он такой! – воскликнула она, наморщив лоб. – Если бы я знала, кто он, я бы хоть поняла, что задумала моя сестра, но в любом случае это не твое дело! Ты оказалась абсолютно беспомощной, и я очень разочарована, Бронвин. Можешь идти!

Как только дверь закрылась за побледневшей горничной, Джулия отвернулась и провела рукой по щеке. Ей хотелось заплакать, сама не зная почему. Судя по всему, Бронвин права – Диана собирается замуж. Неужели она ошиблась по поводу своей сестры? Что, если Диана вовсе не влюблена в Эверарда? И, что хуже всего, вдруг Диана только что была помолвлена?

Джулия спрятала голову под подушку. Нет, только не это, она не могла смириться с мыслью, что Диана выйдет замуж раньше ее самой! Джулия тихо заплакала и почувствовала, как рука Мэри начала ласково и успокаивающе гладить ее по спине. От этой ласки она совсем размякла, жалость к себе захлестнула ее. Почему Диана, эта кривляка, должна выйти замуж раньше ее, Прекрасной Джулии? Все, все рухнет в тот день, когда кольцо будет надето на безобразный веснушчатый палец Дианы. Этого не может быть! Этого не может быть!

Она резко отбросила подушку и повернулась так быстро, что рука служанки попала под нее.

– Ой! – вскрикнула Мэри, высвобождая свою руку.

Джулия быстро села.

– Прости, тебе больно? Ладно, неважно! Слушай меня! Ты должна немедленно пойти и привести сюда Диану! Я должна наконец узнать, с кем она и папа разговаривали!

Быстро схватив другую руку Мэри, Джулия умоляющим голосом воскликнула:

– Ну же, не подведи меня! Ступай сейчас же!

Мэри, все еще потирая запястье, уставилась на Джулию с выражением крайнего замешательства.

– Да-да, мисс, только успокойтесь! Вы плохо выглядите! Хотите, я пошлю за доктором?

Джулия приложила руку к виску и слегка потерла его.

– Нет, – ответила она нетерпеливо. Зачем мне доктор, я хочу видеть свою сестру! Иди же!

– Да, мисс! Конечно, мисс!

Только когда дверь закрылась наконец за служанкой, Джулия смогла перевести дух. Она снова упала в подушки и начала перебирать в уме всех знакомых джентльменов, к которым ее сестра проявляла когда-либо хоть малейший интерес. Однако, кроме Эверарда, она не могла вспомнить ни одного мужчину, с которым Диана была бы более чем просто вежлива и учтива.

«Смуглый мужчина со свирепым лицом!«Кто же это мог быть?

Она закрыла глаза, пытаясь расслабиться и успокоить свое сердце, готовое выскочить из груди. Сейчас Диана ей все расскажет. Нужно только немножко подождать.

Услышав, что дверь медленно приоткрывается, Джулия почувствовала облегчение. Но, когда она повернула голову к двери, готовая улыбнуться своей сестре, она увидела его!

Она раскрыла рот, чтобы закричать, но он ухитрился одним прыжком преодолеть расстояние от двери до ее кровати и зажать ее рот ладонью. Из ее горла вырвался лишь слабый писк. Он был темноволос и смугл – как и описывала Бронвин. Страх сжал ее сердце. Он поднял ее на руки и нежным шепотом произнес:

– Моя дорогая маленькая репка. Как я скучал по тебе!

Неожиданно он убрал руку от ее рта, и Джулия почувствовала на своих губах страстный поцелуй.

«Репка!»

Она боролась с ним, но он был слишком силен и, как она ни отталкивала его, все теснее сжимал ее в кольце своих объятий. Его губы были горячи и волнующи, и прежде чем она осознала, что происходит, она почувствовала, как теплая волна поднимается в ее груди. К своему собственному удивлению, она вдруг перестала сопротивляться, ее руки обвились вокруг шеи незнакомца – только он не был незнакомцем, она как будто давно знала его, хотя видела в первый раз! Он начал покрывать поцелуями все ее лицо, нежно повторяя это ужасное прозвище.

– Моя дорогая маленькая репка!

Вдруг словно молния вспыхнула в ее мозгу, она с силой оттолкнула его и, пораженная, уставилась на него.

Этого быть не могло!

И, однако, вот он, здесь, перед ней!

– Ларри? – прошептала она.

– Да, моя дорогая, это я. Я вернулся, чтобы взять тебя в жены.

– Лоуренс Эшвуд? – спросила она снова, не веря своим глазам, и ткнула пальцем в его грудь, как раз в великолепный полосатый жилет.

– Ты настоящий! – воскликнула она. – Это не сон?

– Да нет же, ты не спишь, глупышка! – ответил он, и его лицо озарилось такой нежной улыбкой, что она почувствовала, будто ее осветили теплые лучи восходящего солнца. – Давай же, поцелуй меня снова, моя любовь! Я докажу тебе, что это не сон и я не привидение, а тот мужчина, за которого ты должна выйти замуж!

Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и только тут она пришла в себя и дала волю своим чувствам. Она громко вскрикнула, вырвалась от него и спряталась за ширму.

– Уходи! – закричала она. – С какой стати ты являешься в мою спальню таким… таким скандальным образом? И что за чушь ты несешь, будто хочешь жениться на мне? Тебя не было тридцать лет…

– Пятнадцать!

– Пятнадцать, сто, две тысячи – какая разница? Как… как ты посмел?

– Что? – спросил он, медленно подходя к ширме. – Что именно я посмел, моя маленькая репка?

Джулия топнула по ковру и в негодовании закричала:

– Никогда, слышишь, никогда, не называй меня этим ужасным прозвищем! Это как раз в твоем духе, Лоуренс Эшвуд, приехать в Лондон, когда я была уверена, что ты давно умер, прокрасться в мою спальню и изводить меня этим… этим именем. И еще ожидать, что я поцелую тебя и выйду за тебя замуж. Я ненавидела тебя, когда мы были детьми, и ненавижу до сих пор, даже больше, чем раньше, потому что ты… ты смуглый мужчина со свирепым лицом!

– Что? – воскликнул он, смеясь.

– Так про тебя сказала служанка, – ответила она, приседая за ширмой и показывая на него пальцем, – и ты действительно смуглый. Ты выглядишь, как морской пират, и если бы я не узнала тебя, клянусь, я бы подумала, что ты…

Она не успела договорить, потому что дверь распахнулась, и на пороге показалась Диана в сопровождении Мэри.

– Джулия! Я слышала твой крик. О Лоуренс! Что вы здесь делаете? – Она в изумлении отступила на шаг назад, прижав руку к груди. – О небо! Теперь я понимаю, почему вы не стали спорить со мной, когда я велела вам уходить. Вы собирались подняться сюда! Да как вы могли хотя бы подумать о том, чтобы пробраться в комнату моей сестры? Вы что, с ума сошли?!

– Диана! – воскликнула Джулия, глядя на пышные темные локоны на голове своей сестры. – Что с твоими волосами?

Диана испуганно схватилась за парик.

– О дорогая, – прошептала она в ужасе, изменившись в лице. – Это… Это… парик! Для маскарада! Я была у мадам Лоретт и просто примерила его и… Но это неважно! Лоуренс, папа сейчас внизу, но он может в любой момент подняться наверх!

– Я думал, он ушел!

– Я тоже так думала, но, видно, он уже вернулся. Если он застанет вас здесь, он никогда вас не простит, потому что подумает, что вы такой же, как… – она запнулась, краска залила ей щеки. – О, простите, я не должна была это говорить.

Он нахмурился и начал поглаживать свою верхнюю губу, как он имел обыкновение делать еще ребенком. Это означало, что он что-то обдумывает. Прошло не более пяти секунд, и он решил, что делать дальше. Быстро подойдя к ширме, он заглянул за нее, взял руку Джулии и пылко поцеловал ее. Со взмахом воображаемого плаща, таким знакомым Джулии еще с детства, он поклонился обеим дамам и сказал им adieu. Затем попросил изумленную Мэри проводить его по черной лестнице. Диана подтолкнула ее:

– Да-да, Мэри, иди быстрей и позаботься, чтобы никто его не увидел.

– Да, мисс, – ответила Мэри, побледнев, и сделала реверанс.

Как только дверь за ними закрылась, Джулия бросилась на постель и зарыдала. Диана села рядом с ней и начала гладить ее по голове.

– Дорогая, я не знала, что он здесь. Я думала, он ушел! Иначе я бы никогда не позволила ему войти в твою спальню!

– О, что за ужасный день! – в слезах воскликнула Джулия. – И зачем ему надо было приехать как раз тогда, когда все так хорошо устраивалось? Он же все испортит! Я точно знаю! О, лучше бы мне умереть!

8

Капитан Эверард чувствовал себя мальчишкой-школьником. Была уже ночь, и туман окутал улицы и переулки Лондона, клубясь под колесами экипажа, который вез Эверарда к зданию Оперы. Он был одет в черное домино, на голове шелковая треуголка, свою полумаску он держал в руках. Сидя в карете, он иногда мечтательно улыбался или даже тихо смеялся.

Мальчишка, в самом деле мальчишка!

Он покачал головой, удивляясь собственному легкомыслию. Капитан знал, что не должен был принимать совершенно неприличное приглашение Джулии на маскарад в Опере, но раз уж он собирался связать с ней свою жизнь до конца дней, то, разумеется, согласился на это скандальное свидание.

И вот он здесь, сидит и глупо улыбается в темноте, сам не зная чему, волнуется, как юнец, и готовится сделать ей этой ночью предложение, как только наступит подходящий момент. Хотя Эверард надеялся, что когда она увидит его улыбающееся лицо, то сразу же сама поймет его намерения.

Тут он неожиданно засомневался, поймет ли?

Джулия не отличалась большой сообразительностью, и Эверард знал это. Хотя она любила посмеяться, но в отличие от своей сестры ни в малейшей степени не отличалась ни умом, ни остроумием.

Мысль о Диане омрачила великолепное расположение духа. То, что она не одобряла его желание жениться на Джулии, беспокоило его. Воспоминание об их последней ссоре – если это можно было так назвать – все еще камнем лежало у него на душе. Почему, почему она считала, что он не способен составить счастье Джулии? Почему не хотела понять, что он именно тот мужчина, который нужен ее сестре? Даже лорд Кингзбридж сказал это сегодня утром, когда он попросил у него руки его младшей дочери. Если даже отец благосклонно смотрит на этот брак, то почему старшая сестра придерживается другого мнения?

Он вздохнул и посмотрел в окно. Вдоль улицы тянулся ряд известных магазинов. Дул легкий ветерок, и вывеска аптеки со скрипом покачивалась на крюках. Каким же сильным должен быть ветер, подумал Эверард, чтобы сбросить ее на землю? Слова Дианы оказались тем самым порывом ветра, который швырнул на землю его надежды и мечты о счастливом будущем с Джулией. Со времени того неприятного разговора сомнение начало подтачивать его решимость.

Черт возьми, если бы он не уважал Диану так сильно! Но он ценил ее мнение так же высоко, как мнение лишь нескольких избранных друзей, у которых решался просить мудрого совета. И если она считает, что его любви к Джулии окажется недостаточно, чтобы…

Нет! Он не желает больше об этом думать! Только время сможет доказать или опровергнуть его убеждение, что любовь, которую он питает к Джулии, сможет преодолеть любые преграды! Ему остается лишь надеяться, что с годами, видя, как Джулия счастлива с ним, как меняется в лучшую сторону ее нрав и развивается ум, как она расцветает в атмосфере любви и заботы и растет их большая дружная семья, Диана поймет, что ошибалась.

Если хоть раз у Эверарда и промелькнуло в голове, что Диана была как-то уж слишком расстроена, узнав о его любви к Джулии, то он немедленно отогнал от себя эту мысль, не желая смущать свой ум поисками объяснений ее странному поведению. Точнее, он просто сразу решил для себя, что это была обычная зависть, которую старшая сестра испытывает к более красивой младшей. Он попытался разозлиться на нее, думать о том, как она, тайно завидуя, хочет испортить будущее Джулии, но почему-то не смог. Слишком не вязалось это с обликом благоразумной, уравновешенной Дианы. Он снова вспомнил, как она побледнела тогда, даже веснушки почти исчезли с ее лица.

Черт побери! Ведь он просто хочет жениться на девушке, которую любит, почему же все так неожиданно усложнилось и из-за чего?! Что ж, если Диана не воспринимает его как будущего мужа Джулии, ему очень жаль. Но он не станет из-за этого сворачивать с выбранного им пути, тем более что это необходимо для счастья всей его жизни.

Диана стояла перед входом в величественное здание театра. Мимо нее то и дело проходили люди, одетые в разноцветные домино и причудливые костюмы. Она заметила двух довольно высоких мужчин благородной наружности, которые стояли неподалеку и разглядывали ее в прорези своих полумасок. Ей стало не по себе, и она плотнее запахнула свое розовое домино на груди и быстро прошла внутрь театра, который по случаю маскарада был превращен в одну большую праздничную залу. На улице ее осталась ждать в экипаже служанка Бронвин. Диана давно решила, что проведет с Эверардом не больше часа, не только оттого, что страшилась разоблачения с его стороны, но и потому, что у нее было сильное предчувствие, что кто-нибудь из ее знакомых встретится ей сегодня вечером в театре и непременно узнает ее. А если не ее, то Джулию!

Диана была одета в розовое атласное платье Джулии, покрытое газом и серебристыми блестками, – Эверарду очень нравился этот наряд. Кроме того, на ней был темно-каштановый парик, который был так похож на волосы ее сестры, что, когда Диана впервые надела его, она была просто потрясена тем, что выглядит почти так же, как Джулия и, значит, как ее мать. Она впервые увидела, что у них с Джулией одинаковые благородные очертания рта и похожая улыбка. Как странно, что никто не замечал этого раньше. Диана так долго убеждала себя в том, что они с Джулией разные, как день и ночь, что до последнего времени ей даже не приходило в голову, что в ее лице может быть сходство с сестрой и матерью.

При воспоминании о матери чувства нахлынули на нее, глаза наполнились слезами. Несколько минут она стояла неподвижно, прижав ладонь к губам, перед ее мысленным взором стояла ее прекрасная, ее восхитительная мама.

Одобрила бы мама то, что она сейчас делает? Скорее всего да.

Наконец Диане удалось справиться с собою. Она села и еще раз придирчиво осмотрела себя, чтобы убедиться, что ей удастся обмануть Эверарда этим маскарадом. Закончила она свое преображение с помощью жирного театрального грима, который она приобрела в сомнительном магазинчике возле Друри-Лэйн. Щедрое его количество скрыло веснушки на ее лице, шее и груди. Посмотрев на свое отражение в зеркале, Диана с удовольствием убедилась, что в полумаске очень походила на Джулию, и вряд ли кто-нибудь мог узнать ее. Не моргнув глазом, она прошла по вестибюлю мимо папиного камердинера и служанки Джулии, которые смотрели на нее открыв рты, несомненно, заметив необычность ее наряда. Решив, что нужно все-таки сказать им что-нибудь, Диана, натягивая перчатки и уже направляясь к двери, на ходу бросила, что она приглашена сопровождать леди Кловелли на маскарад в Воксхолл. Свою совесть она быстро успокоила мыслью, что наутро – особенно если Эверард убедится в том, что прежде ошибался в своих чувствах, – она с радостью признается в своем преступлении и охотно понесет любое наказание, которое лорд Кингзбридж решит обрушить на ее голову.

Но под сводами огромного здания Оперы смелость быстро покинула ее. Она чувствовала себя карликом, стоя посреди огромной залы, стены которой, украшенные четырьмя рядами лож, высоко поднимались к лепному потолку.

На сцене в дальнем конце зала участники маскарада танцевали французскую кадриль, тогда как те, кто занимал несколько лож вблизи сцены, громко выкрикивали различные просьбы, приветствия и грубые эпитеты в адрес танцующих.

В глазах благоразумной Дианы все это действо выглядело настоящим безумием, особенно когда она заметила, что большинство его участников сильно навеселе.

Но самым странным было то, что вместо чувства отвращения, которое она должна была бы испытывать при виде происходящего, вместо неодобрения вульгарного поведения ряженых, она вдруг почувствовала, как дикое безудержное веселье захлестнуло ее сердце, и оно забилось легко и быстро. Ей захотелось, забыв обо всем, ринуться в эту пляшущую и ликующую толпу, танцевать и наслаждаться этой вольностью, как молодая лань резвится и прыгает на поляне, забыв об опасности.

Ее чувства были обострены, как никогда. Цвета вокруг казались особенно яркими и насыщенными, и чувство, похожее на эйфорию, охватило ее. Если бы только она могла передать Эверарду все те мысли и ощущения, которые бурлили в ней, переполняя ее.

«Но где же он?» – подумала вдруг Диана.

– Милая моя!

Эти слова, прозвучавшие у нее над ухом, произнесенные знакомым голосом, таили в себе райское блаженство. Она почувствовала, как руки Эверарда обнимают ее за плечи, а он продолжал шептать ей на ухо, стоя позади нее:

– Простите мне мою смелость, любовь моя, но я знаю, что вы испытываете то же волнение, что и я. Только скажите, что вы любите меня, что согласны стать моей женой, и я отброшу все свои сомнения и буду знать, что не напрасно решился на это скандальное приключение!

Его слова сладко отдавались в ее сердце. Она совсем забыла, что они обращены к ее сестре. Ей передался пыл Эверарда, и, охваченная страстью, она повернулась к нему в кольце его объятий и прошептала свой собственный ответ на его слова:

– О, да, я люблю вас, Эв! И ничего не желаю так сильно, как стать вашей женой!

Он крепче прижал ее к себе, они стояли обнявшись, их окружала толпа снующих во всех направлениях людей, но Диана не видела ничего вокруг, кроме скрытого полумаской лица мужчины, которого она любила. Хотя театр был освещен несколькими люстрами, она не видела его глаза в прорезях маски. Он стоял перед ней, глядя ей в лицо, слова переполняли его, но он не знал, какие из них сказать первыми, чтобы выразить все то, что он чувствует.

– Никогда раньше вы не называли меня Эвом, – произнес он наконец. – О дорогая, вы уверены, действительно уверены, что любите меня, что хотите стать моей навсегда? Джулия, это самое главное, чтобы вы были уверены в своих чувствах! Я хочу, чтобы наш брак был долгим и счастливым. Как бы я ни был предан вам, наш совместный путь будет усеян многими трудностями. Таков закон жизни. Готовы ли вы, смело глядя в лицо судьбе, принять мою руку и назвать меня своим мужем?

Диана, по-прежнему не отдавая себе отчета в том, что он видит в ней Джулию, взволнованно прошептала:

– О, да, да! Вы даже представить себе не можете, как давно я люблю вас! И я готова на все вместе с вами!

Он выпустил ее из объятий только для того, чтобы схватить ее руки в перчатках, поднести их к своим губам и начать исступленно целовать их. Он был, казалось, потрясен.

– Моя дорогая, моя любимая! Если бы я знал о ваших чувствах, я бы открыл вам свое сердце много месяцев назад. Я сомневался… О, но теперь это не имеет значения. Теперь я убедился, что за вашим легкомысленным флиртом стояло глубокое искреннее чувство, столь необходимое для счастливого брака!

– Так вы сомневались в том, что я люблю вас? – медленно спросила Диана пересохшими губами.

Слова Эверарда лишь подтвердили ее уверенность, что Джулия не любит капитана. И раз он признался в своих сомнениях в такой момент…

– Я ведь даже разрешила вам поцеловать меня однажды.

Когда эти слова сорвались с ее губ, она почувствовала, как замерло ее сердце. На самом деле она не знала, целовал ли он прежде Джулию, и если нет, то теперь все потеряно.

«Что он скажет? Что он ответит?»

– О, простите меня за эти слова, дорогая, я просто не был уверен, что это нечто большее, чем беззаботный флирт!

Голова у Дианы закружилась. Она уже сама не понимала, от чьего имени отвечает Эверарду, поэтому в следующих ее словах странным образом смешались ее чувства и то, что должна была бы сказать ему ее сестра.

– Это никогда не было простым кокетством, и если я молчала о своих чувствах, то лишь потому, что боялась быть отвергнутой, потому, что я недостаточно красива для вас!

«О Господи, какая глупость! Теперь он точно начнет подозревать, что перед ним не Джулия!»

Услышав это, капитан чуть не задохнулся от возмущения.

– Джулия! – воскликнул он. – Что вы такое говорите! Недостаточно красивы! Да вы с ума сошли! Даже самые злые завистницы признают вас красавицей. Ну надо же, недостаточно красивы! Какая же вы дурочка!

Он наклонился, чтобы поцеловать ее. Диана замерла в ожидании, ее сердце сильно билось, дыхание перехватило. Она с трудом могла поверить, что все это происходит на самом деле, что это она стоит сейчас в Опере, ее голова приподнята в ожидании поцелуя Эверарда. Обрывочная мысль пронеслась в ее голове, что никто из знакомых никогда не поверит, что она могла решиться на такое скандальное приключение. Но тут же всепоглощающая страсть к Эверарду затмила в ней все другие чувства и мысли. Как близко было его лицо к ее лицу, какими зовущими были полуоткрытые губы. Еще мгновение…

Внезапно он остановился, осознав всю неприличность того, что делает.

– Пойдемте! – решительно сказал он и, обняв за талию, увлек ее за собой к дверям, ведущим в коридор и на второй этаж к ложам. По дороге он объяснил ей, что заказал ложу на этот вечер.

Диана все еще чувствовала себя во власти окружающего веселья. Если бы только Эверард поцеловал ее! Она не пыталась заговорить с ним, пока они быстро шли по коридору, пробираясь сквозь толпу масок: камзолов эпохи Тюдоров, древних греков, привидений времен Елизаветы и домино всех цветов. Она слышала стук своего сердца в груди. Диана почувствовала, что пришло время открыться ему. Пусть даже он ужаснется ее признанию, но пора прекращать этот маскарад! Как только они вошли в ложу, она собралась развязать ленточки своей полумаски, но тут он, к большому ее удивлению, с силой привлек ее к себе.

– Любовь моя! – горячо прошептал он, склоняясь к ее лицу.

Когда она ощутила, что его губы коснулись ее губ, завладевая ими в страстном диком поцелуе, сердце ее оборвалось, замерло на секунду в сладкой истоме и потом бешено застучало в груди. Он обнял ее так крепко, что она едва могла дышать. Или она задыхалась от желания, захлестнувшего ее от близости мужчины, которого она любила? Он глухо застонал, еще теснее прижимая ее к себе, его тело было таким близким, таким зовущим… Он начал нежно водить губами по ее губам, его прикосновение было таким восхитительным, таким волшебным, о, если бы это могло длиться вечно!

Одна мысль билась в мозгу Эверарда – как не похож был этот поцелуй на тот, прежний, когда Джулия впервые позволила ему поцеловать себя. Им лишь надо было объясниться друг другу в своих чувствах, и каким же блаженным, напоенным страстью, необыкновенным был этот поцелуй! Он почувствовал нежную благодарность к ней за то, что все ее кокетство прошло, и на его месте была исполненная высшего смысла встреча двух сердец, двух жизней, двух судеб. Как сильно он любил ее! Прикосновение ее губ заставило эту любовь подняться из глубин сердца и затопить все его существо.

– Эверард!

Низкий и очень знакомый женский голос разорвал очарование страсти, окутывающее сознание Дианы. В тот же момент она почувствовала, как Эверард, вздрогнув, отпрянул от нее. Она обернулась и увидела – о ужас! этого не может быть! – леди Эпплдор!


ДНЕВНИК


«Я пишу это на следующее утро после моей эскапады в Опере. Я все еще в постели, хотя уже почти одиннадцать часов. Бронвин должна сообщить мне, как только Эверард приедет, потому что, я уверена, он обязательно захочет это сделать.

Передо мной стоит чашка с шоколадом, ее принесла Бронвин – милейшая душа, которая помогает мне в моих затеях. Она заменяет пока мою бедную Кейт, заболевшую корью. Я пью шоколад, вздыхаю иногда и пишу.

Может показаться странным, но у меня прекрасное настроение в это утро. Вчера, как только леди Эпплдор открыла рот и начала стыдить Эверарда за его поведение, я тут же бросилась прочь и побежала вон из театра к своему экипажу.

Эверард сразу же бросился вслед за мной, но мне удалось скрыться от него. Бронвин видела, как он стоял на мостовой с треуголкой в руке и оглядывался по сторонам, ища и не находя меня. Она сказала, что он выглядел ужасно расстроенным и даже пытался заглянуть в несколько проезжающих мимо экипажей, надеясь увидеть там меня.

Когда он приедет, я во всем признаюсь ему – я твердо это решила – и скажу, что согласна стать его женой. Я надеюсь, что он простит мне мой обман, когда поймет, что слова, которые я говорила ему вчера, – правда. Я действительно люблю его. Люблю! И хочу, чтобы он понял также, что два человека не могут целовать друг друга так самозабвенно, так страстно, как это было между нами вчера, если их не связывают никакие чувства. Я очень рациональна? Неважно. Даже если он отвергнет мою любовь, оскорбленный обманом, я все равно собираюсь открыться ему.

Но уже сейчас, хотя ничего еще не решилось, я чувствую себя совершенно счастливой. Как я могу объяснить, что поцелуй Эверарда изменил для меня все! Теперь я верю в то, что он сможет полюбить меня, что его любовь к Джулии, как я и предполагала, заблуждение!

Но что толку дальше рассуждать об этом. Теперь мне надо встать с постели, причесаться и надеть свое самое красивое утреннее платье – бархатное зеленое, с низким вырезом, отделанным брюссельскими кружевами. Оно всегда особенно нравилось Эверарду. К этому платью я надену жемчуг. Нет! Ожерелье из изумрудов – оно так подойдет к зеленому цвету. Бронвин стучится в дверь. Я должна идти.

Но я не могу не написать об одной подробности моей вчерашней встречи с леди Эпплдор. Этого я никогда не забуду. Ее костюм! Она оделась совершенно экзотически, закутавшись в длинные разноцветные шелка. На голове у нее был огромный тюрбан, концы которого были перекинуты через плечо и свисали почти до пола, а на ногах – туфли с длинными загнутыми мысами, и, прежде чем убежать, я успела заметить на них маленькие бубенчики. Я не могу думать о ней без удивления. Ведь я знаю ее столько лет, с тех пор как начала выезжать в свет. Она всегда считалась олицетворением приличий и хорошего тона, и надо же мне было именно ее встретить на этом вульгарном маскараде! Надеюсь, когда-нибудь мне представится возможность спросить у нее, что бы это значило!

Так или иначе, но ее вмешательство спутало все мои планы. Я готова к решительным действиям, но не знаю, с чего теперь начать. Одно остается неизменным – я добивалась и всегда буду добиваться любви Эверарда.

9

Джулия проснулась от того, что Мэри грубо трясла ее за плечи. Она раскрыла глаза, но сон все еще владел всем ее существом, и она не понимала, что с ней происходит и чего от нее хотят.

Ужасный ночной кошмар продолжал преследовать ее, и она видела перед собой жестокое и насмешливое лицо Лоуренса. Отталкивая руки служанки, Джулия попыталась сесть в постели, но, крутясь в ней за время беспокойной ночи, она совсем запуталась в одеяле и в простынях и теперь лишь бессильно пыталась выбраться. К тому же за ночь чепчик упал с нее, и ее темные кудри упали ей на лицо, почти закрывая его.

Мало того что Лоуренс ворвался к ней вчера утром, до смерти напугав ее, но теперь он к тому же всю ночь преследовал ее во сне. Именно он был тем негодяем, который возил ее из замка в замок, как какой-нибудь подлый распутник, один из тех, о которых она читала в романах. Даже сейчас все ее тело ныло, как будто ей и впрямь пришлось перенести такую пытку.

В последнем замке он запер ее в высокой башне и кормил там самыми вкусными абрикосовыми пирожными из тех, что ей доводилось есть в своей жизни. Какое хрустящее, какое нежное было тесто, каким сладким джем! Потом он расчесал ей волосы, а потом поцеловал ее, с силой впиваясь ей в губы. А потом… Потом он все испортил, назвав ее репкой!

О, как она ненавидела его!

И теперь, разбуженная и вырванная из власти таких восхитительных – о нет, таких отвратительных! – образов, она разъярилась, дотянулась и схватила Мэри за уши с такой силой, что на глазах у служанки выступили слезы.

– О мисс, мисс, мисс! Не надо, умоляю! Я должна была разбудить вас, должна! Это про мисс Диану и капитана Эверарда!

Джулия моментально отпустила горничную и упала обратно в подушки.

– Что? – воскликнула она, тут же переключив все свое внимание на служанку. Мысли о Лоуренсе тут же оставили ее вместе с остатками сна. – Что случилось? Говори немедленно! Что ты узнала? Что-нибудь еще о маскараде и Дианином вероломстве? Говори же!

– Нет, нет! – ответила Мэри. – Об этом больше ничего. Я уже рассказала вам все, что видела и слышала вчера. Ой, ну и веселье же там было! Но, представляете себе, капитан Эверард уже приехал, он сейчас внизу, ждет вашего отца в библиотеке. А мисс Хартланд, ваша сестра… – Она выкатила глаза и, прижав руку к своей пышной груди, осуждающе покачала головой.

– Да, да? Ну продолжай же, Мэри, прекрати этот дурацкий театр! Что, моя сестра сейчас с ним, внизу?

– Это могло означать только одно – Эверард сделал предложение Диане. Невероятно!

– Она с капитаном? – прошипела Джулия.

– Нет, ничего такого. Мисс Хартланд еще в постели. Я видела ее, когда Бронвин принесла ей вторую чашку шоколада – вот только что, не дольше как десять минут прошло! – я была очень осторожна, она меня и не заметила. Я так быстро и ловко…

– Мэри, клянусь, я тебя задушу, если ты не прекратишь сейчас же себя нахваливать и не скажешь, что ты увидела!

– Только то, что мисс Хартланд просто светится от счастья! Она сидела и писала в своей тетрадке, ну той, вы знаете, которую она прячет под матрас. Которую мы читали…

– Да, да, продолжай же, несчастное ты создание!

– Ну, она писала и так мурлыкала про себя, очень радостно. Она, по-моему, и сама не замечала, как себе под нос мурлычет. Я ее никогда и не видела такой счастливой. Знаете, я думаю, может, они – вам это, конечно, не понравится, мисс Джулия, – но вот я думаю, может, они до чего договорились уже, ну вы понимаете, о чем я. Она такая довольная сидит!

– Такая довольная! – сердито повторила Джулия. – Что за чушь ты несешь!

Она оттолкнулась пятками и подняла колени, чтобы выпутать свои ноги из простыней.

– Эверард не любит ее. Он любит меня! Тебе кто угодно об этом скажет!

Она фыркнула и с силой оттолкнула ногами в конец кровати никак не распутывающийся узел из простыней, одеяла и покрывала. Там эта груда недолго покачалась над краем постели и свалилась на пол.

– Наконец-то, – вздохнула Джулия. – Я думала, никогда из него не выберусь. Быстро принеси мне воду умываться и мои духи. Давай, только быстро, у нас мало времени. И прекрати трещать, как прошлой ночью: «Да, мисс, вы знаете, мисс, он так влюбленно ее целовал!» Я тебе уши надеру, если еще что-нибудь такое скажешь! Ты что, не понимаешь? Он увидел этот парик, платье с блестками и мое любимое домино и решил, что это я. Он был уверен, что обнимает меня.

Выражение лица Мэри стало совсем глупым, когда она расплылась в улыбке и мечтательно сказала:

– Да, но это был такой поцелуй, я такого никогда не видела! Если бы кучер Том когда-нибудь меня так обнял и так поцеловал, я бы сразу за него согласилась пойти. Он давно меня замуж зовет. Но он так разве сумеет?! Я думаю, можно многое сказать по тому, как мужчина целует женщину!

Джулия, которая до этого лихорадочно пыталась развязать ленточки своей ночной рубашки, вдруг остановилась и пять секунд стояла молча, глядя перед собой и размышляя над нехитрой философией служанки. Она вспомнила тот раз, когда Эверард поцеловал ее, и как пусто было у нее на сердце после этого. И тут же ей на ум пришло вчерашнее утро, и жадные губы Лоуренса, и то, как все ее тело стремилось ему навстречу, готовое предать ее.

Однако тут же Джулия решила, что надо отбросить все эти глупости.

– Что за ерунду ты несешь! Ты глупа как… Ладно, неважно. Перестань мечтать и помоги мне наконец с этой проклятой сорочкой. Я не могу узел развязать. А если ты еще раз вспомнишь про поцелуй Эверарда, я тебе точно уши оторву! Еще раз тебе говорю: капитан думал, что целует меня. И поторопись, не то Диана опередит нас!

Как только сорочка упала на пол у ног Джулии, она быстро умыла холодной водой свое лицо, шею и грудь, вздрагивая и повизгивая, но упорно торопясь побыстрее закончить свой туалет. Не прошло и пяти минут, как она уже была одета в синее шелковое платье с золотистой вышивкой. Пока Мэри собрала ее кудри в узел на затылке и продела сквозь прическу золотую ленту, Джулия натянула шелковые чулки, надела белые атласные туфельки и была полностью готова отправляться, чтобы окончательно заполучить сердце Эверарда.

Уже перед дверью она накинула белую кашемировую шаль и, выходя из комнаты, прошептала через плечо:

– Проследи, чтобы Диана не вышла из спальни, пока все не будет кончено. Смотри, не подведи меня! Обещаю тебе, что я буду помолвлена с капитаном через пятнадцать минут, или я не Прекрасная Джулия!

10

Капитан Эверард стоял посреди библиотеки, терпеливо ожидая появления лорда Кингзбриджа, внимательно прислушиваясь и вглядываясь во все, что его окружало.

Радостная причина его визита на Гросвенор-сквер обострила все его чувства. Он замечал мельчайшие детали, слышал тихий ход каминных часов, видел, как солнечные лучи проникают сквозь стекло и пятнами ложатся на большой золотисто-красный абиссинский ковер, как проплывают облака в небе за окном, заставляя узор солнечных пятен то исчезать, то вновь появляться. Где-то далеко он услышал раскаты грома. В другой, обычный день он ничего этого не заметил бы, но сегодня он с самого утра, с того момента, как проснулся, находился в каком-то необыкновенном блаженном состоянии. Свидание в Опере, хотя ему и помешало появление леди Эпплдор, окончательно решило его судьбу. Навсегда были отброшены сомнения, которые одолевают каждого мужчину, который наконец решается вступить на путь законного брака. Вместе с тем было и желание повидать Диану, взять ее за руки, сжать их в своих ладонях. Пусть она увидит уверенность в его глазах, и тогда она сразу поймет и согласится, что они с Джулией созданы друг для друга.

Никогда прежде в его душе не царил такой мир, такой покой.

Он услышал, как к дверям приближается лорд Кингзбридж, и инстинктивно расправил плечи, как будто должен был приветствовать старшего по званию офицера.

Эверард встретил взгляд виконта твердо, решимость была написана у него на лице.

– Итак, что ж, – начал лорд Кингзбридж с улыбкой, смягчающей его обычно суровые черты. – Если я правильно понимаю, вы пришли сегодня не просто так? Видимо, нам предстоит обсудить много вопросов, связанных с имуществом, завещаниями, поместьями и приданым?

Эверард расслабил плечи и, улыбнувшись, ответил:

– Да, именно так.

Кингзбридж подошел и тепло и сердечно пожал руку Эверарда. Его улыбка стала еще шире, голубые глаза светились нескрываемым удовольствием.

Эверард, с чувством пожимая руку виконта, произнес:

– Как любой в моем положении, идя сегодня к вам, я испытывал некоторое беспокойство, не зная, как вы встретите мое предложение. Но я искренне надеялся, что вы одобрите его.

– Так и есть.

Продолжая держать руку Эверарда в своей, Кингзбридж другой рукой похлопал капитана по плечу. Затем проводил его к креслу перед своим столом и попросил садиться.

– Я давно надеялся, что вы решите присоединиться к нашему маленькому семейному кругу. Джулия проявила большую долю ума и чувства, выбрав такого мужчину, как вы, среди этого, не побоюсь сказать, сборища никчемных щеголей, недостойных ни одной женщины, независимо от того, насколько она красива! Я, может быть, не должен говорить вам об этом, но одно время я боялся, что она сбежит с этим ужасным Рокфилдом. Он охотился за ее приданым!

– Я незнаком с ним, сэр.

Кингзбридж покачал головой.

– Он увивался за ней как раз незадолго до того, как появились вы. Всегда такой любезный, угодливый, готовый польстить ее тщеславию. Он чуть было не улизнул с ней из-под моего носа, но я вовремя почуял, откуда ветер дует, и разузнал, кто он такой – кругом должник, охотящийся за состоянием! Чудовищно! Чудовищно! У него было море долгов! Потом он сбежал на континент. Недавно я слышал о нем, живет там, как свинья, даже умывается не каждый день.

Кингзбридж похлопал Эверарда по плечу.

– Я должен благодарить Диану. Это она сообщила мне о намерениях Рокфилда. Диана – прекрасная девушка. Надеюсь, однажды она встретит мужчину, достойного ее, мужчину, возможно, похожего на вас!

Он взглянул на Эверарда и, чуть нахмурившись, добавил:

– Или на мистера Бифорда. Очень приятный человек. Ему чуть больше сорока. До того как вы оккупировали нашу гостиную – и не отрицайте, так и было! – Бифорд был одним из Дианиных поклонников. Одно время мне даже казалось, что она увлечена им.

Услышав это имя, Эверард неодобрительно поморщился. Бифорд был вполне хорош в своем роде и неплохо обеспечен десятью тысячами годового дохода, но вряд ли он был подходящей партией для Дианы. Его манеры не отличались явной грубостью, однако были далеки от совершенства, а его остроумие было просто сомнительным. Не то чтобы он был неумен, но ему приходилось разъяснять все свои шутки, к тому же он был угрюм и довольно-таки некрасив. Поэтому удивительно, что дамы обожали его или, во всяком случае, искали его общества. Его охотно принимали во всех гостиных Лондона. Но Бифорд был не тем мужчиной, который мог сделать Диану счастливой. В этом Эверард был уверен, хотя он и не имел права спорить с лордом Кингзбриджем, потому что его мнение в этом случае не имело никакого значения. Выбор был полностью за Дианой.

Поэтому он вежливо улыбнулся и заметил, что господин Бифорд мог бы стать превосходным мужем. Все остальные замечания в его адрес он проглотил, но не без некоторого злорадства подумал, что, если Диана когда-нибудь заговорит с ним о мистере Бифорде, он будет с ней столь же откровенен, как и она была с ним в разговоре о Джулии!

Взглянув на лорда Кингзбриджа, Эверард заметил, что тот неожиданно нахмурился, как будто обдумывая что-то. Сложив пальцы у верхней губы и поглаживая ус, виконт сказал:

– Прежде чем дать согласие на ваш брак с моей дочерью – разумеется, при условии, что Джулия примет ваше предложение, – я хотел бы задать вам один вопрос. Боюсь, то, что я хочу сказать, будет несколько некорректно по отношению к Джулии, но как ее родитель и ваш друг я считаю своим долгом спросить вас об этом.

– Что за зловещее начало, милорд, – произнес Эверард, почувствовав тревогу. – Но я надеюсь, что смогу дать вам тот ответ, которого вы ждете.

Кингзбридж встал со своего кресла и подошел к окну. Сложив руки за спиной, он посмотрел вниз на улицу.

– Самый шумный угол площади, – пробормотал он задумчиво.

Эверард ждал вопроса, но виконт молчал. Хотел бы он знать, почему? С каждой секундой его волнение росло.

Лорд Кингзбридж, будто не замечая, что пауза затягивается, продолжал наблюдать за оживленным движением на площади. Был почти полдень. Хотя на небе было много облаков, он удивился, услышав вдалеке раскаты грома, и как-то вскользь отметил про себя, что совсем недавно уже был дождь. Но думал он не о погоде и не о мужчине, который собирался навсегда забрать из его дома его красивую глупую дочь.

Перед его глазами стоял Лоуренс Эшвуд, который горячо защищал свою любовь к Джулии и говорил, что он и есть тот мужчина, который ей нужен. Не потому что он хочет сделать ее лучше, разумнее, рассудительнее, а потому что он любит ее такой, какая она есть.

Почему Лоуренс Эшвуд должен был вернуться как раз тогда, когда все так отлично устраивалось?

Гром опять прогремел высоко в небе, на этот раз ближе к западной части Лондона. Лорд Кингзбридж повернулся к Эверарду, подошел и встал прямо перед ним.

– Вы, конечно, сами знаете, что Джулия далеко не так умна, как другая моя дочь, Диана?

Эверард кивнул.

– Тогда как вы собираетесь приспосабливать свой несомненно высокий интеллект к ее, простите мою прямоту, интеллекту гусыни?

Хотя Кингзбридж говорил с ласковой улыбкой любящего отца, знающего о недостатках своей дочери, Эверард заметил волнение в глазах виконта, которые настороженно изучали его в ожидании ответа.

Эверард почувствовал, как напряжение отпускает его. Теперь он знал, что препятствий к браку не возникнет, и уже спокойно поделился с виконтом своими надеждами на то, что под его руководством и опекой Джулия сможет развить все лучшие свои качества. Он остановился особенно на ее силе духа и воле, которые, если суметь направить их в правильное русло, обязательно принесут свои плоды в обучении. В ее распоряжении будет прекрасная библиотека, собранная еще его предками и неустанно пополняемая всем лучшим, что появляется в книжном мире.

– Я не жду, что она станет философом, но уверен, что по прошествии времени она приобретет все те качества, которые я желал бы видеть в своей жене.

– Молодец! – сказал Кингзбридж и снова хлопнул Эверарда по плечу. – Теперь я знаю, что, если Джулия согласится стать вашей женой, я отдаю ее в прекрасные…

Он не успел закончить фразу, потому что в этот момент открылась дверь и в комнату впорхнула Джулия. С возгласом изумления она воскликнула:

– О! Боже мой! Капитан Эверард, что привело вас на Гросвенор-сквер? – она подошла к нему очень близко и, глядя ему в лицо с обворожительной улыбкой и кокетливым блеском в глазах, добавила: – Ну какой же вы высокий! Я так давно не бывала в обществе и уже успела забыть, что вы почти такой же высокий, как папа! Но что вы здесь делаете, закрывшись в этой душной библиотеке? 11.

Диана с удовлетворением оглядела свое отражение в зеркале. Ее волосы были аккуратно уложены в узел на затылке, и, на ее взгляд, она выглядела просто великолепно. Она чуть-чуть поправила прическу и осталась довольна своим видом. Веснушки она вполне могла проигнорировать в это чудесное утро, которое так много сулило ей. Темно-зеленый бархат платья очень шел к ее коже, придавая лицу нежный абрикосовый оттенок. Конечно, она должна понравиться Эверарду. А когда он узнает правду об их вчерашнем поцелуе, его сердце наконец раскроется навстречу ее любви.

На душе у нее царил покой, сердце билось ровно и безмятежно и лишь иногда вздрагивало и начинало стучать быстрее, когда она вспоминала то упоительное ощущение поцелуя Эверарда на своих губах. Вот и сейчас, когда она вспомнила о нем, щеки ее порозовели, она блаженно улыбнулась и, увидев свое отражение, смущенно отвернулась от зеркала.

О, как же она влюблена!

Посмотрев на Бронвин, она рассмеялась и спросила:

– Я выгляжу просто дурочкой, да?

Это было так не похоже на нее – обращаться к прислуге с чем-нибудь, кроме вежливой просьбы, что Бронвин несколько раз моргнула от удивления.

– Можешь не отвечать, – снова засмеялась Диана. Она повернулась обратно к зеркалу, положила подбородок на руку и улыбнулась своему отражению.

– Изумрудное ожерелье, – произнесла она наконец с глубоким вздохом, оставившим на поверхности зеркала туманное пятно.

Поскольку все ее мысли были заняты Эверардом, прошло не меньше минуты, прежде чем она заметила, что Бронвин не идет доставать изумруды из шкатулки. Вместо этого горничная стояла за ее спиной, тревожно нахмурив брови и облизывая губы.

– Я… – выдавила она из себя, встречаясь взглядом с Дианой и отступая на шаг назад. Она явно была не в силах закончить свою мысль и вместо этого подняла уголок своего белого фартука и приложила его к глазам.

Диана медленно встала на ноги, чувствуя, как горло у нее сжимается в тревожном предчувствии.

– Что не так? – тихо и строго спросила она. – Что случилось? Почему ты смотришь на меня с таким жалостливым выражением?

Пройдя мимо служанки, она бросилась к дверям. Диана сердцем почувствовала, что то, что хотела сказать ей Бронвин, связано с Эверардом. Должно быть, он уже приехал и попросил руки Джулии. Как это похоже на Джулию!

– Нет, мисс, не ходите! Умоляю, мисс! Мэри меня живьем съест!

– Значит, Эверард здесь! – воскликнула Диана, оборачиваясь и бросая взгляд на служанку. – Почему же ты не сказала мне? Ты ведь знала, как это важно, дрянь!

– Это все Мэри! – в отчаянии закричала Бронвин. – Она грозилась выгнать меня без рекомендаций, если я скажу вам. Я знаю, я плохо сделала!

– Мэри не может распоряжаться моими служанками, – сказала Диана.

Гнев боролся в ней со страхом. Подумать только, после того как она так тщательно подготовилась, проиграть битву за Эверарда только потому, что Бронвин испугалась всесильной служанки Джулии!

С упреком покачав головой, Диана отвернулась от Бронвин и выбежала в коридор. Как далеко до лестницы!

Здесь! Наконец-то! Теперь вниз! Папа выходит из библиотеки. Он выглядит таким довольным.

Она протянула к нему руку, другой же приподняла край юбки и быстро пробежала до конца лестницы. Ее каблучки стучали по ступенькам, как дробь дождя по крыше кареты.

Внезапно в небе ударил гром, и в самом деле пошел дождь. Диана едва сдержала испуганный крик, готовый вырваться из ее горла. Отец взглянул на нее, и выражение радости сразу сменилось на его лице участливым пониманием.

Она покачала головой.

– Папа, нет, – прошептала она, не потому что боялась, что ее услышат, но потому что у нее не было голоса.

– Мне очень жаль, мое дорогое дитя, – произнес лорд Кингзбридж, хватая ее за руки и не давая ворваться в библиотеку. – Все уже решено. Они поженятся через три недели. Свадьба будет у Феб в Бафе.

Диана вновь покачала головой, и слезы – горячие, неудержимые слезы брызнули у нее из глаз.

– Этого не может быть! Это ошибка! Ужасная ошибка! Понимаешь, прошлой ночью…

Отчаяние с такой силой сдавило ей горло, что она не смогла договорить. Она задыхалась.

– О Господи, если бы я знал, я бы сделал что-нибудь, чтобы избежать такой муки! Дорогая моя, я не подозревал, что твои чувства столь глубоки! Я должен был предупредить тебя, послать Мэри наверх, чтобы сказать тебе, что происходит!

Он притянул ее к себе и попытался утешить, но она не могла успокоиться. Она должна поговорить с Джулией и Эверардом, объяснить им, какую ужасную ошибку они совершают.

Она высвободилась из отцовских объятий и со всей силой воли заставила слезы остановиться, хотя ей пришлось несколько раз вытереть глаза бархатным рукавом своего платья.

– Прости, папа, – произнесла она через секунду, но не сумела заставить себя посмотреть ему в лицо. Сделав глубокий вдох, она сглотнула несколько раз и лишь тогда, когда смогла наконец говорить нормальным голосом, сказала: – Как глупо я веду себя. Конечно, я ведь знала, что дело идет к… – На секунду в ее голосе снова послышались слезы, но только на секунду. – Я должна пойти поздравить их обоих, – заключила она.

– Конечно, моя дорогая, – ответил Кингзбридж, нежно притянул ее к себе и поцеловал в лоб. – Я знаю, что для Джулии важно услышать поздравления и пожелания счастья от тебя.

Она повернулась к двери в библиотеку. Страх снова охватил ее. Она поговорит с ними! Она должна! Диана нажала на ручку, и дверь отворилась. Но, несмотря на все усилия взять себя в руки, Диана не была готова к тому, что она увидела: Джулия в объятиях мужчины, которого она любила, их губы слиты в поцелуе.

Комната закружилась перед ее глазами, не понимая, что с ней происходит, Диана погрузилась в темноту.

Ее следующим ощущением было то, что вокруг нее витает какой-то отвратительный запах, ужаснее которого она не знала. Она хотела отвернуться от него, но безуспешно; он был повсюду, назойливо преследуя ее со всех сторон. Диана закашлялась и почувствовала, что ее сейчас вырвет! В отчаянии она попыталась оттолкнуть этот невидимый источник ее страданий и с удивлением поняла, что ее руки и ноги на месте.

Где-то в отдалении раздался женский голос:

– Смотрите, она приходит в себя.

Кажется, это был голос Джулии, но что она имела в виду, когда сказала, что кто-то приходит в себя, и как случилось, что она теперь лежит явно смертельно больная, было непонятно.

Внезапно она вспомнила о Джулии и Эверарде и распахнула глаза, но боль тут же пронзила ее, и она закрыла их снова. Она услышала, как кто-то стонет, и с удивлением поняла, что эти звуки издает она сама. Что же с ней произошло?

– Диана! – позвал ее мужской голос. Звуки расплывались, как рябь на глади пруда. – Диана, как вы себя чувствуете?

Это был Эверард. Эверард! Первым чувством была радость, но тут же накатила волна боли.

Эверард целовал Джулию. Они были помолвлены. Она опоздала! Она даже не успела поговорить с ним до того, как он увидел Джулию.

Диана резко села, немало удивив этим собравшихся вокруг нее родных, и посмотрела прямо в глаза своей сестре.

– Ты сказала ему? – спросила она шепотом, с трудом дыша. – Ты сказала о прошлой ночи?

Джулия облизала губы кончиком языка, и, глядя на нее, Диана поняла, что ее сестра решила скрыть правду.

С улыбкой на лице Джулия начала сладким голосом:

– Конечно, я призналась папе, что прошлой ночью улизнула из дома, пока ты была в Воксхолле, и в Опере встретилась с Чарльзом. В свете нашей помолвки папа простил меня.

Она взглянула на капитана, медово улыбаясь ему, взяла его за руку и притянула к себе так близко, что Диана с трудом могла смотреть на них, пока Джулия закончила: – Ты ведь будешь рада назвать его братом, не так ли, дорогая сестра?

ДНЕВНИК

«Меня раздирают противоречивые чувства, мне кажется, что я сойду с ума.

Я не могу передать всей глубины моего отчаяния. Чувство это так близко к физической боли, что я не решаюсь назвать его простой печалью. Горе – вот подходящее слово.

В то же время, хотя прошло уже три дня с тех пор, как я увидела Джулию в объятиях Эверарда, я все еще не могу прийти в себя от того поразительного факта, что я действительно упала в обморок. Я! Это кажется невероятным!

Мой ум мечется между двумя этими чувствами, как маятник часов. То я пребываю в горе из-за победы Джулии, то изумляюсь тому, что я, оказывается, способна падать в обморок. В самом деле, я близка к безумию.

Я ли это? Неужели я – это я, та, какой я знала себя все эти годы?

В любом случае я начала смиряться с помолвкой Джулии, решив, что это не самое страшное, что случалось в мировой истории. Во всяком случае, солнце не перестало светить, и птицы по-прежнему летают в небе. В общем, на это даже не стоит обращать внимания. И если бы я случайно не вошла в комнату в неподходящий момент, я бы вообще не увидела их объятий, и со мной бы ничего не случилось.

Вчера вечером, когда мужчины допили свой портвейн и решили присоединиться к нам с Джулией в гостиной, Эверард с выражением нежности на лице пересек залу, чтобы встать рядом со своей возлюбленной у камина. Джулия согнулась над пяльцами, глядя на узор, над которым трудилась уже больше восьми лет. Она кусала губы – привычка, приобретенная ею еще в детстве, с которой папа оказался бессилен бороться, – она никак не могла от нее избавиться.

Эверард приблизился к ней – я видела это поверх моего вышивания – и прошептал что-то ей на ухо. Он наклонился к ней так близко, что сердце мое задрожало. Если бы он подошел так ко мне и наклонился к моему лицу, то я повернула бы голову и не удержалась от поцелуя.

Джулия, казалось, не обращала особого внимания на нежные слова, произносимые Эверардом. Она оглянулась на него с выражением, которое я назвала бы воинствующим, и начала кусать губу еще сильнее, чем до этого. Эверард изменился в лице. Сначала я подумала, что это свет свечей падает так, что кажется, будто он побледнел. Однако ошибки быть не могло, в его глазах было недоумение, когда он увидел, что Джулия возобновила прерванное занятие, закусив при этом нижнюю губу.

Он незамедлительно отвернулся от нее – самый мудрый маневр в случае, если Джулия раздражена. К счастью, отец отозвал от нее Эверарда, чтобы полюбоваться миниатюрами на противоположной стене, как раз возле того места, где стояла арфа Джулии, нетронутая и покрывающаяся пылью. Ничего больше не случилось, и новых осложнений не возникло.

Я сидела с открытым ртом, мой крючок замер в воздухе, я разглядывала лицо Джулии. Каким ребенком – капризным, обидчивым ребенком – показалась она мне в эту минуту – все еще кусающая губу, подбородок упрямо опущен, глаза пылают. Наконец мой крючок возобновил свой ритмичный танец. Я поняла, что не могу позволить моей сестре выйти замуж за Эверарда. Эта помолвка не была союзом любящих сердец. Она явилась результатом продуманных действий исполненной решимости тщеславной женщины, и сейчас это окончательно стало мне ясно.

Как бы я хотела, чтобы Лоуренс был здесь! Только он может перехитрить Джулию в ее игре, но даже с его помощью я не представляю, как положить конец этой помолвке.

Эверард, кажется, сопровождает нас сегодня вечером на ассамблею в Элмак. Сообщение о помолвке моей сестры появилось вчера в «Морнинг пост». Визитерам не было конца, вся прихожая уставлена корзинами с цветами, аромат их витает по всему дому. Однако атмосфера в доме предгрозовая. Джулия без конца раздражается и то и дело жалуется на ту или иную оплошность, которую слуги имели несчастье совершить в ее присутствии.

Если бы выражение лица Эверарда прошлым вечером не убедило меня до конца в том, что надо действовать, то очевидная подавленность Джулии в то время, как она должна сиять от счастья, не оставляет у меня никаких сомнений.

Вот только что мне теперь делать?

Пора закрывать дневник. Пришла Бронвин, чтобы причесать меня. Я решила – и мое сердце трепещет, когда я пишу эти последние слова, – остричь покороче несколько прядей волос, чтобы они локонами обрамляли мое лицо. Не могу сказать, что я делаю это в надежде стать привлекательнее. Просто с тех пор как я упала в обморок, похоже, со мной что-то произошло. Я будто сорвалась с цепи, и это скажется сегодня на моей прическе.

Все это настоящее безумие, не так ли?

12

Диана вышла из своей спальни, нарядная вышитая сумочка легко покачивалась у запястья. Внезапно она остановилась на пороге так, что шедшая позади Бронвин налетела на нее. Но Диана едва обратила внимание на извинения своей горничной. Ее взгляд был прикован к великолепному наряду сестры – синему платью, отделанному белым газом и жемчугом. Каштановые волосы Джулии были перехвачены красной лентой и собраны на затылке в узел, из которого они рассыпались по плечам каскадом кудрей в греческом стиле. Она надела великолепное ожерелье из сапфиров и бриллиантов, насчитывающее больше двадцати крупных камней. Хотя Диана сочла, что выглядит ее сестра просто сногсшибательно, однако сочетание платья, прически и драгоценностей было абсолютно неприличным для молодой девушки возраста Джулии. Своим видом она обязательно даст пищу злым языкам, если явится сегодня вечером на бал на Кинг-стрит одетая, как подобает скорее замужней женщине, чем юной невесте Эверарда.

Джулия уже надевала перчатки, когда заметила Диану.

– О, ты здесь! – воскликнула она весело. – Я как раз хотела, чтобы ты оценила мой новый наряд. Пока я была вынужденно прикована к постели, я велела Мэри передать мои пожелания мадам Селесте, и, должна сказать, она достигла именно того эффекта, которого я ждала. Скажи мне, разве я не восхитительна?

Она грациозно закружилась, потом сделала легкий реверанс перед зеркалом и снова повернулась к Диане.

Однако слова, которые произнесла в ответ ее сестра, были совершенно не те, которые хотелось услышать Джулии.

– Кто позволил тебе так одеться?

Джулия замерла, потом медленно подняла голову и приняла вид оскорбленной невинности.

– Я помолвлена, Диана, и ты об этом прекрасно знаешь. И мое новое положение позволяет мне носить это или любое другое платье по моему выбору, так же как и мамины драгоценности.

Она снисходительно и зло улыбнулась.

– Конечно, я понимаю, что ты завидуешь…

– Завидую?! – воскликнула Диана. – Как ты можешь так говорить, когда речь идет о твоем совершенно неприличном виде. Я тебе точно могу сказать, что Эверарду это не понравится! Ты ставишь себя под удар. Сними хотя бы эти сапфиры и надень вместо них свой жемчуг. Он очень смягчит общее впечатление от этого… этого наряда!

Она подняла руку и широким жестом обвела платье Джулии.

– Какая же ты старомодная и к тому же скучная. Хотя Эверард должен стать моим мужем, я не вижу нужды выбирать себе платья согласно его вкусам. Я не собираюсь угождать ему, и мне наплевать, что может подумать о моем туалете леди Джерси и другие матроны. Я одеваюсь так исключительно для собственного удовольствия…

– Притворство! – выкрикнула Диана в ответ. – Как твоя сестра, живущая с тобой вместе столько лет, уж я, как никто, знаю твое непомерное тщеславие! Ты наряжаешься для того, чтобы произвести впечатление на множество других глупых тщеславных женщин, которые дефилируют по лондонским гостиным и бальным залам с единственной целью поразить одна другую!

– Как ты смеешь! – воскликнула Джулия, и ее нижняя губа задрожала. – Я всегда знала, что ты коварная и злая, и все, чего ты хочешь, – испортить мне жизнь! Все это из-за Эверарда! Называешь меня тщеславной, а сама даже не можешь быть элементарно вежливой, потому что все, о чем ты думаешь, – это как я недостойна Эверарда и его любви. Что ж, я не недостойна и докажу это, став ему образцовой женой.

– И с чего ты собираешься начать? – воскликнула Диана, с недоверием засмеявшись. Она шагнула к сестре, с силой стиснув свою сумочку.

– Какая чушь! Ты уже солгала один раз Эверарду, и у тебя не хватило ума, смелости и честности, чтобы признаться в этой лжи! Как ты могла так обмануть его, чтобы заставить сделать тебе предложение? Ты это называешь образцовостью?

Диана почувствовала, что ее голос дрожит, и, когда она осознала всю силу своего с трудом сдерживаемого гнева, она в ужасе резко оборвала свою речь. Никогда, ни разу за всю жизнь она не теряла самообладания так, как сейчас. Как она дошла до того, чтобы кричать на сестру в их доме? Что с ней происходит?

– Джулия, – прошептала она виновато, протягивая к ней руку.

Но та была так потрясена Дианиной вспышкой, что стояла, как изваяние, в ее расширенных глазах застыли смятение и страх.

– Я скажу ему, – наконец ответила она испуганным голосом. – Я хотела сказать вчера вечером, но только я была сердита на то, что он… – ее губы снова задрожали, а красивые глаза наполнились слезами. – О, я ненавижу тебя! Ненавижу! – С этими словами она закрыла лицо руками, повернулась и убежала обратно в свою спальню.

Диана прижала свою руку к груди. Она с трудом могла дышать из-за бури чувств, раздиравших ее сердце. Как она могла быть такой резкой и грубой по отношению к сестре, как посмела напасть на нее так жестоко? Она попыталась хоть на секунду облегчить боль внутри легкими круговыми поглаживаниями ладони, затем подняла руку к виску. Зажмурившись, она постаралась избавиться от маленьких огоньков, которые вспыхивали у нее перед глазами. Удивительно, подумала она, что женщины имеют обыкновение жаловаться на ипохондрию, нервы и спазмы. Ее желудок был сейчас в спазме, и у нее не было ни малейшего желания подробно описывать ощущения, которые она испытывала.

Как раз когда она решила вернуться обратно в свою комнату, чтобы там собраться с силами, раздался голос ее отца.

– Диана, – мягко, но настойчиво позвал лорд Кингзбридж снизу из зала.

Он только что появился из своей спальни, одетый в белые атласные бриджи, белые чулки и туфли, его галстук, еще не завязанный, висел поверх шелкового полосатого черно-белого жилета.

– Что произошло между тобой и Джулией? Никогда не бывало, чтобы вы так ссорились в присутствии слуг и с такими… такими неосторожными словами, которые бросали в адрес друг друга! Какая муха тебя укусила? И Джулию тоже! Ей-Богу! Ну ладно, она впадает в истерику при малейшем намеке на хмурый взгляд или критику. Но ты? Диана, я не потерплю такие манеры и такое поведение! Кричать в доме! Ты знаешь, как я всегда полагался на тебя, считая, что ты, как никто, понимаешь, что хорошо и правильно, и умеешь вести себя с достоинством. Я должен сказать, что даже если у тебя были основания для недовольства сестрой, это не дает тебе права кричать на весь дом!

Что-то внутри Дианы задрожало. Слезы подступили к ее глазам, и прежде чем она осознала, что с ней происходит, она выкрикнула:

– Почему только я должна всегда все делать правильно и вести себя так, чтобы ты никогда не разочаровался во мне? В конце концов, папа, ведь это Джулия выиграла главный приз, и вовсе не благодаря примерному поведению!

Потрясенная тем, что снова не смогла справиться с собой, она зажала рот рукой и побежала обратно в свою спальню, рыдая, как Джулия несколькими мгновениями раньше.

Лорд Кингзбридж стоял в гостиной своего прекрасного городского дома на Гросвенор-сквер, ощущая неловкость и смятение от только что произошедшей сцены. Неужели Диана действительно высказала ему упрек? И почему какой-то дьявол обуял всех его домочадцев как раз тогда, когда они должны ехать в Элмак?

Внезапно он почувствовал тяжесть на сердце и ужасную слабость. Он откашлялся и приложил руку к желудку, ощущая неприятное жжение. И почему его дочери выбрали такой неподходящий момент, чтобы вести себя подобным образом? Теперь ему придется воздержаться от третьего бокала красного вина за ужином и скорее всего отказаться от крабов, а делать это ему совсем не хотелось, потому что повар в Элмаке прекрасно готовил блюда из даров моря. В противном случае… Что ж, он не будет думать о том, что случится, если он, не приняв во внимание состояние своего организма, позволит себе отправлять в рот все, что пожелает, в течение долгого светского ужина.

Ему не хотелось стареть. Когда он был молод, он мог выпить две бутылки отличной мадеры и даже не почувствовать, или, по крайней мере, без последствий, как у некоторых его друзей, которые просто не могли пить что-либо крепче пива. Но теперь, терзаясь от подагры и жжения в желудке, он вынужден был тщательно, с каждым годом все больше, подвергать рассмотрению все, что он ел и пил.

Но вовсе не Джулия и Диана были истинной причиной его страданий. Дело было в том, что в Лондон приехала Феб. Сначала он даже ждал ее приезда. Теперь же по непонятным причинам мысль о встрече с ней повергала его в уныние.

В последнее время все не ладилось. Тяжело опустив плечи, он вернулся в свою комнату и снова приступил к сложному делу – завязыванию галстука. Пропади оно все пропадом! И зачем только Бруммель так чертовски усложнил для мужчин выезды в свет в Лондоне? В былые времена он чувствовал себя очень удобно в одежде, которая теперь считалась приемлемой только для больного, – просторном бархатном сюртуке и слегка подкрахмаленном галстуке. Теперь сюртуки должны сидеть, как дамские корсеты, а галстуки затянуты и завязаны так, что он чувствует себя, как ребенок, закутанный дюжиной тряпок заботливой нянькой. И это не говоря уж о том, что воротнички должны быть накрахмалены до твердости стали, и тот, кто желает выглядеть прилично, обязан целый вечер терпеть то, как они острыми углами подпирают ему щеки! Его раздражали все эти требования моды, и особенно сегодня, когда он должен был вновь увидеть Феб после стольких лет.

Мысли о сестре его покойной жены окончательно расстроили его. Он сорвал непокорный галстук со своей шеи и в сердцах швырнул его на пол. Он с удовольствием и потоптал бы его, но побоялся, что его старого слугу хватит апоплексический удар при виде такого несдержанного поведения хозяина. Однако желание такое было. Ему хотелось растоптать хоть что-нибудь!

О Господи, какой черт надоумил Феб явиться в Лондон? Он взял уже седьмой галстук из протянутой руки слуги и сделал глубокий вдох в надежде успокоить себя и справиться с этой сложной задачей. Однако через пять минут его пальцы окончательно запутали накрахмаленную белую ленту, и в нетерпении и расстройстве он сорвал ее и скомкал. Со всей силы он запустил комок в зеркало, и тот, ударившись о зеркальную поверхность и столик, скатился на пол.

Кингзбридж повернулся, бросил полный отчаяния взгляд на своего слугу и взмахом руки отпустил его из комнаты.

– Хорошо, мой господин, – ответил тот с легким поклоном.

Когда он ушел, виконт тяжело сел на кровать и погрузился в свои мысли.

Правда заключалась в том, что он не понимал, почему так расстраивается из-за приезда Феб в Лондон. Он достаточно часто видел ее в Бафе, в ее доме, где она жила одна с тех пор, как он ее помнил. В свои сорок она прекрасно выглядела, а когда он впервые увидел ее – в тот же сезон, когда он сделал предложение Гвендолин, – ей было всего семнадцать.

Опустив голову на руки, он издал тихий стон. Одно воспоминание стремительно выплыло из глубин его памяти. Воспоминание, которое он старательно подавлял, одно из тех, что хранились в тайниках его мозга долгие-долгие годы. Однако, кажется, настал момент, когда он должен извлечь его на поверхность, хотя почему именно сейчас, он не мог сам себе объяснить.

Двадцать три года назад он познакомился с Феб. Он был пленен ее умом, огоньком, вспыхивавшим в ее глазах, когда он молча взглядывал на нее, и она без слов понимала то, что он хотел сказать. Ему нравилось все в теплой дружбе с ней. Ему никогда не приходило в голову называть то, что было между ними, чем-нибудь, кроме прекраснейших платонических отношений. Но в тот вечер, когда он сделал предложение Гвендолин, Феб пришла к нему. Ее лицо сильно разрумянилось. Она вложила свою маленькую ручку в его руку и со слезами на глазах поздравила, желая, чтобы его брак был долгим и счастливым. Он помнил, как держал ее за руку, глядя в ее ясные голубые глаза и чувствуя нежность, сильное влечение, желание – все, что, как он думал, он испытывал к Гвендолин, но только теперь совершенно иначе и гораздо сильнее. С тех пор он старался никогда не думать об этом чувстве и не хотел делать этого сейчас. Все это случилось так быстро, что не успел он и глазом моргнуть, как Гвендолин увела его обсуждать планы будущей свадьбы.

Долгие годы он прятал сам от себя это воспоминание. И теперь он снова попытался было отбросить его, но какой-то голос внутри его говорил, что оно имеет огромную важность.

За долю секунды он вспомнил все. Даже запахи того вечера вернулись к нему. Только что перед этим он обнимал Гвендолин, и пряный аромат ее духов, казалось, все еще окутывал его. Он помнил, что, когда разговаривал с Феб, окно позади него было открыто и легкий ветерок заставлял плясать пламя свечей. Неровные отсветы огня тенями ложились на ее лицо. Ее волосы были прелестно причесаны и не напудрены, что отступало от требований того времени. Как красивы они были – чудесного каштанового оттенка, очень похожего на цвет волос Джулии, только немного темнее. На шее у нее была камея, талия узко затянута, а ножки обуты в расшитые жемчугом туфельки с маленькими каблучками. На ней было бледно-зеленое атласное платье с широкими рукавами, отделанными кружевом. Ее руки были прекрасной формы, ногти отполированы до блеска, а кожа нежная, белая. Но, кроме всех этих подробностей, была еще одна, которую он никогда не забудет, – слезы счастья на ее глазах…

Счастья ли?

Он даже заскрежетал зубами, вспоминая тот вечер. Все эти годы он верил или хотел верить, что она была счастлива его союзом с ее сестрой и поэтому не могла сдержать слезы радости. Однако сейчас он видел ее лицо так ясно, будто приоткрылась дверь в прошлое, и, шагнув в нее, он стоял теперь перед юной Феб в тот далекий вечер. И не было радости в ее тихой улыбке. Он видел ее любящие голубые глаза, такие, какими они были много лет назад, и в них затаилась глубокая печаль.

Печаль. О Боже. На сердце его стало еще тяжелее. Он больше не мог этого вынести, внезапно он понял… и резко вскинул голову, отгоняя от себя видение, отказываясь вспоминать дальше.

Лорд Кингзбридж посмотрел на груду галстуков на полу и несколько раз моргнул. Потом он надавил на висок и потер его легкими круговыми движениями.

Почему помолвка Джулии принесла столько несчастья всем домашним и ему самому?

13

Капитан Эверард закрыл глаза, вытянувшись на бархатном сиденье отцовской кареты, и прижал пальцы к виску. У него болела голова, тупая боль начинала не на шутку беспокоить его. Внезапно он услышал тактичное покашливание своего дворецкого и, немало удивленный тем, что слуга последовал за ним на улицу, открыл глаза. В вытянутых руках старика были перчатки и шляпа Эверарда!

Надо же, он вышел из дома без них!

Он дотронулся до груди, проверяя, на месте ли его сюртук, жилет и рубашка. Он не мог представить себе, что заставило его забыть свою шляпу и перчатки. Скорее всего то, что с момента объявления о помолвке жизнь его изменилась так сильно, что он чувствовал себя пассажиром, несущимся по опасной горной дороге в карете без кучера – и он не в силах ее остановить!

Джулия была полна планов, как отпраздновать их свадьбу. Ему с трудом удавалось заставлять себя с видимым удовольствием участвовать в обсуждении ее проектов, с каждым днем становившихся все грандиознее. Диана согласилась взять на себя всю организацию предстоящего праздника – задача, с которой она могла справиться лучше кого бы то ни было, – но масштабы и грандиозность торжества целиком принадлежали именно Джулии.

Он взял свои вещи у пожилого слуги, на лбу которого залегли глубокие морщины.

– Вы плохо себя чувствуете, мастер Чарльз? – спросил слуга, внимательно глядя на него серыми глазами.

Эверард на секунду забыл о своих несчастьях и улыбнулся преданному дворецкому, который служил Сэлкомбам уже больше сорока лет.

– Я не болен, если ты это имеешь в виду, но признаюсь, что испытываю определенную озабоченность, вполне естественную для недавно помолвленного мужчины. Надеюсь, что, вернувшись сегодня ночью, не застану тебя на ногах. Я очень рассержусь, если обнаружу, что ты сидел и ждал меня!

Дворецкий рассмеялся.

– Я знаю, что вы уже не ребенок, мастер Чарльз, и многих обязанностей больше не требуете от меня. Что до вашей шляпы и перчаток, я уверен, что, чем ближе дело к вашей свадьбе, тем чаще вы будете забывать их.

Эверард с трудом улыбнулся, но не ответил слуге. Упоминание о свадьбе почему-то показалось неприятным ему. Он лишь заставил себя кивнуть, но и это вполне устроило слугу. Он отошел от кареты, один из лакеев поднял ступеньки, и кучер тронул лошадей.

Колеса застучали по булыжной мостовой, и Эверард с облегчением снова закрыл глаза. Он раздумывал, по меньшей мере в сотый раз, что он должен предпринять в сложившейся ситуации. Оказалось, что обсуждать что-либо с Джулией совершенно невозможно, и это беспокоило его больше, чем он сам себе хотел бы признаться. Как они пройдут через все испытания семейной жизни, если он не мог даже нормально поговорить со своей невестой о чем-либо? Он нуждался в совете. Если бы Диана не была сестрой Джулии, он рассказал бы ей о своих сомнениях, но, учитывая их близкое родство, он понимал, что поставил бы этим Диану в крайне неловкое положение.

Впервые за долгое время он захотел, чтобы его родители были сейчас рядом с ним: отец мог бы дать совет своему сыну. В течение сезона он жил один в их городском доме, так как родители уже давно не питали интереса к светскому обществу. Конечно, он написал им заранее о своем намерении просить руки Джулии и получил не только одобрение своему выбору, но также и родительское благословение. Прошло только три дня с тех пор, как его предложение было принято, следовательно, они еще не знали о предстоящей свадьбе. Но он рассчитывал, что его письмо должно прийти вовремя, чтобы они успели на его бракосочетание в Баф.

Через три недели он женится на Джулии, узел завяжется навсегда. От этой мысли в висках началась болезненная пульсация.

Дело было не только в неумеренных желаниях Джулии, хотя они и выбивали его из колеи. Правда заключалась в том, что он столкнулся с очень многими совершенно непредвиденными трудностями, большая часть которых была напрямую связана с неожиданно неподатливым и сложным характером его невесты. Стоило ему лишь намекнуть на то, что ему что-то не по душе, она готова была тут же убежать в слезах. Он только теперь начал понимать, какой норовистой лошадкой она оказалась – малейшее прикосновение к удилам заставляло ее брыкаться и вставать на дыбы.

Но, кроме этого недостатка Джулии, его очень беспокоило чрезмерное внимание светского общества. Казалось, каждый стремился участвовать в праздновании его свадьбы, и вскоре он понял, что на вечере леди Кловелли число приглашенных будет не меньше нескольких сотен! Словом, он был обессилен еще до того, как что-либо началось, и первые последствия помолвки совершенно не радовали его.

По мере того как колеса кареты катили вперед, неумолимо приближая его к Гросвенор-сквер, одна мысль все больше завладевала им. Почему-то во всем этом хаосе и кутерьме предстоящей свадьбы, точнее даже с того момента, как Диана упала в обморок в библиотеке своего отца, он испытывал странное чувство утраты. Вместо прекрасной безмятежности и счастья от того, что он наконец завоевал руку и сердце Джулии, его душу томило неясное предчувствие, будто что-то очень дорогое потеряно для него навсегда.

Он не мог дать этому объяснения. Но было еще кое-что, во что он сам не мог поверить, хотя это мучило и беспокоило его. Как раз перед тем, как Диана увидела его и Джулию в библиотеке лорда Кингзбриджа, он обнял свою невесту в надежде снова испытать ту пьянящую радость, то глубокое чувство единения, которые охватили его прошлой ночью на маскараде, когда он держал ее в своих объятиях. Все его существо трепетало в ожидании этого чуда. Но, когда он обнял ее и прижал к себе, что-то показалось ему не так, но что, он не мог понять. Даже ее тело казалось каким-то иным, если такое возможно!

Когда он коснулся ее губ, то прежнее волшебное чувство не пронзило его, и небеса не пели, как это было раньше; его сердце почувствовало себя обманутым, и он едва удержался, чтобы не отшатнуться от ледяного создания, которое он сжимал в своих объятиях. Что же было не так?

Однако у него не было времени, чтобы понять, что происходит, потому что внезапно он увидел Диану, стоящую в дверях.

Прошло три дня с тех пор, как он в последний раз целовал Джулию, и хотя у него было немало возможностей сделать это снова, он ни разу ими не воспользовался. Сейчас, под грохот колес кареты, Эверард понял, что каким-то непостижимым образом обманулся той ночью в Опере. Может быть, только под влиянием опасного приключения Джулия могла быть очень страстной, но скучная рутина повседневности или помолвка и вступление на путь брачных отношений лишали ее этой страстности, которая сделала их поцелуй таким необыкновенным.

Если в нем и зародилось подозрение, что, возможно, Диана была права и он не тот мужчина, который сделает Джулию счастливой, он пренебрег им. Если надо, он будет ежечасно и ежеминутно делать все, что в его силах, чтобы обеспечить счастье Джулии – это было его обязанностью как жениха, как ее будущего мужа.

Все эти сомнения кружились и кружились в его мозгу, пока он опять не начал тереть виски и морщиться. Карета повернула и загрохотала по плитам к дому его возлюбленной, и он подумал, что кровь его пульсирует слишком сильно и, пожалуй, ему будет нелегко весь вечер снисходительно принимать поддразнивания и подшучивания своих друзей по поводу расставания с холостой жизнью.

14

Новая прическа из локонов, обрамляющих ее лицо и смягчающих его правильные черты, неожиданно принесла Диане несметное количество комплиментов в Элмаке. Кажется, подумала она с удивлением, ей следовало решиться на эти изменения несколько лет назад, и оставалось только удивляться, зачем она ждала так долго. Она выглядела великолепно, как сказал ей Лоуренс, повстречавшись с ней несколько минут назад. Во всяком случае, внимание, которое она получала благодаря новому облику, помогло ей поднять настроение, поскольку вечер явно выдался нелегкий.

Хотя она и заключила мир с семьей и Джулия все-таки сняла сапфиры и по собственной воле надела жемчуг, однако поездка с Гросвенор-сквер на Кинг-стрит была напряженной. Все ее участники смотрели в окна кареты гораздо внимательнее, чем обычно. Эверард тоже был не в лучшем настроении, и это не укрылось от Дианы. Она сидела напротив него, и хотя он вежливо поддерживал беседу, выражение его лица было почти подавленным, чего Диана раньше за ним никогда не замечала. Он даже несколько раз поморщился, поворачивая голову и прикладывая руку к виску. Она была уверена, что он страдал от головной боли, так же как она сама и ее отец.

Она хотела обрадоваться, подумав, что вот он – первый результат его союза с Джулией, но, вспомнив о ссоре с сестрой, устыдилась, и смирение одержало в ней верх над злорадством. Она вела себя коварно, зло и к тому же несдержанно. Хотя она попросила прощения у сестры, в ее извинениях чего-то недоставало. Конечно, ей очень хотелось заставить Джулию сказать правду Эверарду о маскараде в Опере, но она не могла добиваться этого таким образом.

Нет, Диана не должна была радоваться тому, что Эверард несчастлив, даже если это означало, что он испытывает какие-то сомнения относительно своего решения жениться на Джулии. Ведь она сама вела себя очень плохо.

Что до Джулии, Диане казалось, что, наконец поймав форель на живца и ловко вытащив добычу на берег, она теперь просто не знала, что делать дальше. Ее поведение было неестественным, ее смех звучал почти резко, и, когда она игриво хлопнула жениха по руке своим расписным веером, одна из его пластинок сломалась ровно посередине.

Она смотрела на веер целую минуту, часто моргая, и Диана видела, как ее глаза наполняются слезами. Заметив ее расстройство, Эверард взял ее под руку и прошептал что-то на ухо. Его заботливость по отношению к Джулии больно ударила в сердце Дианы. Затем он поднял подбородок Джулии своей рукой в перчатке и вытер слезы, которые двумя жемчужными каплями катились по ее нежным алебастровым щекам. Никогда Джулия не была прекраснее, чем в этот момент, когда она печально смотрела в лицо Эверарда. И его взгляд тоже начал смягчаться, глядя на нее. Любовь сквозила в его мужественных чертах.

О, как забилось сердце Дианы! Нежность, озарявшая лицо Эверарда, разрывала ее душу на части. В отчаянии она принялась разглядывать до этого ничем не примечательные строения вдоль улицы. Затем заметила вслух, как, должно быть, утомительно было в прежние времена все время заправлять масляные лампы, которые использовались для освещения улиц. Потом сказала, что это просто изумительно, как теперь газовые фонари изменили облик города.

К ее облегчению, отец подхватил эту довольно безнадежную нить разговора, а от освещения улиц он отважно перекинулся к тысяче фонарей, установленных в саду Воксхолла. Эта тема сразу же заинтересовала Джулию. Она в ответ заговорила о развлечениях, которые всегда любила, – о том, чтобы сходить на Эдмунда Кина в Друри-Лейн, о собраниях в Элмаке. Настроение Джулии да и всех остальных стало улучшаться, и понемногу напряженность между ними исчезла. Когда они достигли наконец порталов Элмака, беседа текла легко и радостно, так что, на взгляд стороннего наблюдателя, они выглядели, как и должны выглядеть недавно помолвленные влюбленные и их счастливые родные.

Теперь, стоя рядом с Джулией и Эверардом посреди толпы сестриных обожателей, поздравителей и разочарованных кавалеров, Диана чувствовала себя легко и свободно, отбросив все терзавшие ее тревоги. Покой был восстановлен, но надолго ли, она не рисковала загадывать.

Бросив взгляд на Эверарда, она заметила, что он получает явное удовольствие от свиты Джулии. Через несколько минут она без всякого удивления обнаружила, что они оба – она и Эверард – стоят, оттесненные от Джулии толпой ее поклонников. В конце концов, Прекрасная Джулия долго не появлялась в обществе из-за недавней болезни, и теперь все наперебой приглашали ее на каждый танец, справедливо рассчитывая, что она отплатит благосклонным вниманием своим преданным поклонникам, которые, несмотря на ее помолвку, все еще добиваются ее расположения.

– Она красива, не правда ли? – прошептала Диана Эверарду. Ее слова были совершенно искренни, потому что Джулия действительно была необыкновенно хороша.

Эверард пробормотал в ответ:

– Да, в самом деле.

– Вы чувствуете себя покинутым? – спросила Диана, полуоборачиваясь к нему и глядя на него с задорной улыбкой.

– Разве что чуть-чуть. Совсем немного. Признаюсь, мне доставляет удовольствие видеть, как ею восхищаются и балуют в обществе. Мне кажется, ей это очень нравится.

– Да.

– А вот вам – совсем нет, – сказал он, бросая задумчивый взгляд на ее лицо. – Я только недавно это понял. Вам неудобно, когда все взоры направлены на вас. Например, я слышал вашу прекрасную игру на пианино, но вы отказываетесь проявлять свой музыкальный талант в гостиной, если там присутствует больше пяти-шести человек.

Диана почувствовала, как ее щеки начинают гореть от замешательства.

– Я часто удивляюсь, как много вы замечаете. Не хочу, чтобы это выглядело как ложная скромность, но все же я искренне считаю, что есть много молодых леди, гораздо более меня заслуживающих внимания публики.

– Ну что вы такое говорите! – ответил он с нежным упреком. Затем он крепко взял Диану под руку и увел ее в сторону от толпы. – Хотя я слышал многих, кто играл, возможно, с большим умением, но им всем было далеко до ваших восхитительных интерпретаций. Я всегда любил слушать вашу игру гораздо больше, чем… чем даже игру мисс Куртин!

Диана чувствовала себя как всегда, когда они беседовали без посторонних ушей и никто не мог помешать им. На сердце ее становилось теплей от его добрых слов, даже от мягкого тембра его голоса.

– Это и в самом деле похвала! – с благодарностью воскликнула Диана, стараясь не показать ему, как счастлива она от его близости. Как же сильны были ее чувства к этому мужчине, если она едва могла сдерживать радость, охватившую ее оттого, что он держал ее под руку. – Я много раз имела удовольствие слышать, как играет мисс Куртин. Она действительно превосходная пианистка, и поэтому я прямо скажу вам, что вы не могли иметь в виду то, что сказали. Я играю хуже, чем мисс Куртин.

– А я повторяю, что предпочитаю ваши интерпретации. Вы недостаточно цените себя. Я бы хотел, чтобы вы согласились играть для большой аудитории.

Эверард остановился, и теперь они стояли перед входом в бальную залу в тени широкого дверного проема. Оркестр заиграл вальс, и хотя Эверард знал, что попросил этот танец у Джулии, теперь он смотрел в лицо Дианы, испытывая какое-то необычное чувство.

Улыбка на ее губах заставила его вспомнить, как Джулия улыбалась ему в ночь маскарада. Он никогда раньше не замечал, как похожи у сестер форма подбородка, губ и даже зубы.

– Что с вами, Эв? – спросила она мягко.

Он был так поражен сходством, что едва расслышал ее вопрос.

– Я не знаю, – с трудом ответил он. – Только что, на мгновение, я увидел так много от вашей сестры в вашей улыбке – почему вы краснеете?

Диана быстро покачала головой.

– Нет, я… – она отвела глаза, чтобы сделать глубокий вдох, и тут же снова посмотрела ему в лицо. – Меня так редко сравнивают с Джулией, вы не представляете!

Он смотрел в ее глаза так, будто делал это в первый раз. Он видел в них что-то, чему не мог дать названия. Он понял, что его влечет к ней неясное, острое чувство, но чего? В этот момент у него возникло впечатление – мимолетное, – что он однажды раньше уже держал ее в своих объятиях. Хотя он знал, что этого не было. Что за странные мысли возникают в его голове! Сам удивляясь тому, что происходит, он сделал маленький шаг к ней и положил руку на рукав ее платья. Что он делает? Что он надеется доказать? Тяга, которую он чувствовал, всепоглощающее желание, казалось, становились сильнее, когда он прикасался к Диане. Если бы он не знал, что это не так, он бы мог поклясться, что то же самое он ощущал в ночь маскарада.

– Эверард! – тихо воскликнула Диана. – Умоляю, остановитесь! Что с вами?

Он взглянул в ее глаза, полные смятения, и ему захотелось заключить ее в объятия, целовать ее, чувствовать ее нежные губы. Он потряс головой, испуганный этим внезапным, неожиданным порывом, потом почти инстинктивно всем телом отстранился от нее, и, ведя какую-то незначительную беседу, они быстро вернулись к Джулии.

Диана от смущения лишилась способности думать и говорить. Она не могла понять, что только что произошло, но ей казалось – она была уверена! – что он хотел ее обнять и поцеловать. Или это было плодом ее воображения?

Она позволяла ему вести ее – хотя с трудом поспевала за его торопливыми шагами – назад, туда, где они оставили Джулию. Но, когда они подошли к этому месту, Джулии не было видно, и лишь кое-кто из поклонников еще стоял там.

Диана быстро оглядела бальную залу, вглядываясь в танцующие пары, и с испугом, удивлением и радостью увидела Джулию в объятиях сильных рук. Ее сестра, конечно, хмурилась, и Лоуренс подшучивал над ней. Диана улыбнулась.

Жених Джулии не был, однако, так доволен, увидев свою невесту в объятиях другого мужчины.

– Какого черта господин Бишэмп так прижимает Джулию к себе?! – воскликнул Эверард.

15

– Как посмел ты увести меня прочь, когда я уже обещала вальс Эверарду?

Лоуренс изобразил сначала смущение, а потом якобы внезапно спохватился:

– О, как я мог забыть? Как глупо с моей стороны. Ты недавно была помолвлена с мужчиной по имени капитан Эверард, будущим виконтом, да? Но скажи мне, Джулия, ты отвергла мои ухаживания потому, что зарилась на титул и знала, что никогда не будешь иметь удовольствия слышать, как тебя называют леди, если свяжешь жизнь со мной?

Горячее негодование захлестнуло Джулию.

– Ты негодяй! – прошипела она сквозь зубы.

– Я ошибся? – спросил он невинно. – Что ж, тогда, поскольку я знаю, что ты не любишь его, у тебя есть причина…

– Ты ничего не знаешь, самодовольный, грубый…

– Поскольку ты не любишь его, – повторил Лоуренс тихо, но с ударением, – у тебя должна была быть другая причина принять его предложение – особенно учитывая, что ты целовала меня так страстно. Я был вынужден точно выяснить, каковы могли быть эти причины. Он наморщил лоб и нахмурился, уставившись вверх на сияющую люстру и кружа Джулию в вихре вальса, стараясь делать вид, что он сильно сосредоточен, хотя она знала, что это не так!

– Он достаточно богат, осмелюсь предположить? – продолжил Лоуренс, с дьявольской улыбкой глядя ей в лицо.

Джулия поняла, что есть только один способ дать отпор этому человеку, который держал ее в объятиях. С хитрым выражением она сказала:

– Да, конечно! Десять тысяч в год! Побольше, чем имеешь ты. Меня не интересуют мужчины с меньшим состоянием!

Ее тон был оскорбительным, а слова жестокими, но ее это не заботило. Несколько минут назад он подошел и перебил ее как раз на середине прелестного анекдота, который она рассказывала, – хотя, по правде говоря, она только что поняла, что не может вспомнить его конец, и поэтому была даже благодарна Лоуренсу за избавление ее от неловкого положения, в которое она, несомненно, попала бы. Не то чтобы такого с ней не случалось раньше – однако ей казалось даже странным, что окружающие превозносили ее способности, которых, по правде сказать, она не имела вовсе. Диана назвала ее тщеславной, но что еще у нее было, кроме красоты? Во всяком случае, с того момента, как Лоуренс увел ее прочь от поклонников, она готова была выцарапать ему глаза. Он всегда говорил с ней так дерзко, не восхищался ее красотой, не ухаживал за ней и отказывался обращаться с ней учтиво, как это делал Эверард. Она ненавидела его!

– Десять тысяч в год, – протянул он. – Я имею больше, гораздо больше.

– Что за глупости! – немедленно отреагировала она. – Насколько мне известно, твой папа оставил ваши земли в разорении и запустении. Я слышала, какой-то богатый купец приобрел поместье и восстановил его – но это случилось совсем недавно. Так что не надо врать мне!

– Ты сейчас хмуришься больше, чем когда была ребенком, – заявил Лоуренс, прижимая ее чуть сильнее, чем до этого.

Джулия почувствовала, что его рука продвигается дальше по ее талии, и сразу ощутила: во-первых, опасение, что Эверард или кто-нибудь еще заметит маневры Лоуренса, и, во-вторых, дрожь, пробежавшую по ее телу от его движения.

– Прекрати! – прошептала она, ее сердце трепетало в груди.

Он улыбнулся.

– Не перестану, – легко ответил он, – пока ты не откажешь Эверарду и не возьмешь меня в мужья, моя маленькая репка!

Джулия с трудом сглотнула. Он смотрел на нее так властно, глаза черны, как ночь, лицо решительно – такое же, как тогда, в детстве. Она бы последовала за ним всюду – она ничего не могла с собой поделать. От Лоуренса исходила такая мощная энергия, такая жизненная сила. Она часто думала: неужели он тоже спит по ночам, как обычные люди?

– Не называй меня так. Ты знаешь, я этого не люблю!

– А если я прошепчу это тебе на ушко? Я думаю, тебе очень понравится!

– Нет, мне никогда не понравится это дурацкое прозвище, – произнесла она, затаив дыхание, ее взгляд бессознательно скользил по его губам. Она вспомнила тот поцелуй, когда он неожиданно проник к ней в спальню. Поцелуй, который приходил к ней в снах, тогда как другой поцелуй – с мужчиной, за которого она собиралась замуж, – был совсем иным! Она опустила взгляд и начала разглядывать свою перчатку, облегающую руку, которая легко лежала на его плече.

Поцелуй с Эверардом был как… как она могла описать его? Это было на следующий день после неожиданного визита Ларри, и совсем не понравился ей. Она почувствовала себя виноватой оттого, что позволяет себе такие мысли. Да, поцелуй с Эверардом даже сравнить нельзя было с поцелуем Ларри… Хотя она и ненавидела Ларри. Да, она его ненавидела!

– Что с тобой Джулия? О чем ты думаешь? Знаешь, какой печальной ты выглядишь? Я вовсе не хотел тебя расстраивать, разве что позлить немножко!

Джулия снова взглянула на Лоуренса, отрешенно покачала головой и сморгнула несколько раз слезы с глаз.

– Я просто думаю, что я глупая!

– Вот это уже лучше! Побольше говори о своих недостатках, и я всегда буду лучшей компанией для тебя!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Только то, что я предпочитаю полную откровенность. В твоей прелестной головке нет ни капли ума, и ты сама хорошо это знаешь. Я только диву даюсь, о чем думает Эверард, если он понимает, какая ты дурочка. Он, видимо, надеется развить твой ум, засадив тебя в библиотеку под свое чуткое руководство.

С тех пор как Джулия поняла свой главный недостаток, она не любила, когда ей напоминали о нем. Однако ей не хотелось показывать свои чувства Лоуренсу. Поэтому она просто ответила:

– Нет, это не входит в его планы. Конечно, он понимает, что я не так умна, как… как Диана. Но я достаточно умна, чтобы устраивать его, за это можешь быть спокоен!

Лоуренс прищурил глаза, и Джулия почувствовала, что дрожит под его пронзительным взглядом.

– Ах вот как! – воскликнул он с удовлетворением и воинственным блеском в глазах. – Ты заполучила Эверарда, потому что его хотела Диана! Зачем, маленький недоумок?! Как ты могла? Ты должна ее знать, ты должна понимать, что раз ее сердце отдано кому-то, то это – навсегда. Она как твоя незамужняя тетя Феб! Какая же ты дура! Неужели ты так ее ненавидишь, что решила сломать ей жизнь? И неужто ты не видишь, что в придачу ломаешь свою?

Впервые с тех пор, как она начала охоту на Эверарда, Джулия почувствовала себя неуверенно. Она подумала, что это ее мучает совесть, настигшая ее внезапно в ужасных обвинениях Лоуренса. В любом случае, она никогда в жизни не чувствовала себя такой несчастной.

Она с отчаянием потрясла головой.

– Это неправда. Нет. Я… Я люблю Эверарда. Я стану ему хорошей женой…

– Ты станешь ему очень плохой женой, Джулия! Расторгни эту помолвку, пока еще не стало слишком поздно. Если ты выйдешь за него, у вас будут дети, и позднее ты поступишь так же, как твоя мать, – убежишь с другим мужчиной!

– Ты ошибаешься, Лоуренс, – ответила Джулия приглушенным, слабым голосом, слезы опять заблестели на ее глазах. – Я никогда не брошу своих детей. Ты же знаешь, это будет для них слишком жестоким ударом.

– О, прости меня! – виновато воскликнул он, поддерживая ее за спину. – Я не должен был этого говорить.

– Мне нехорошо, – чуть слышно произнесла она, чувствуя слабость в коленях. Кровь начала болезненно пульсировать в висках.

– Успокойся, дорогая, – прошептал Лоуренс. – Я приношу тысячу извинений. Я не должен был напоминать тебе о том тяжелом времени. Конечно, ты не оставишь своих детей. Только не ты! Не моя дорогая Джулия с ее мягкостью и нежностью. Помнишь всех тех зверюшек, которых ты подбирала и держала в сарае в саду? Вот это и есть женщина, которую я люблю.

Через мгновение Джулия почувствовала себя лучше, ее сердце забилось ровнее. Она не понимала, как это возможно, чтобы она была только что так рассержена, а в следующий момент уже спокойна и миролюбива. Лоуренс всегда умел с ней разговаривать, но что ей нравилось больше всего, так это то, что он отлично знал все ее недостатки, но все же любил ее такой, какая она есть. Он просто обожал ее.

Она подняла блестящие от слез глаза на него и сказала:

– Я отдала кроликов мальчику, искалеченному при падении с лошади. Птички, правда, погибли, но я выходила котят, и они стали отличными охотниками. Джек – ты помнишь, наш старый садовник – был очень доволен ими. Они избавили наш амбар от крыс.

– Молодец, это уже лучше, – сказал он успокаивающе.

– Я все же собираюсь выйти замуж. Мне хотелось бы, чтобы ты привык к этой мысли. Мы могли бы быть такими прекрасными друзьями, если ты перестанешь подшучивать надо мной. Мне кажется, я действительно люблю Эва.

– Дай-ка я подумаю, – ответил он с новым притворным выражением, на этот раз – глубокого раздумья. – Ты должна выйти замуж через три недели. Хм. Значит, мне надо что-то предпринять, чтобы разорвать вашу помолвку. Скажи мне, Эверард считается хорошим стрелком?

– В этом ему нет равных.

– О, тогда это, пожалуй, исключает побег перед свадьбой. Мне бы не хотелось быть застреленным накануне собственного бракосочетания.

– Перестань смеяться, Лоуренс. У меня голова болит.

16

Леди Кловелли последние полчаса сидела в углу залы – своем любимом месте, откуда она наблюдала за собравшимися, – ее излюбленное занятие, – надеясь высмотреть что-нибудь скандальное.

Сейчас она потягивала маленькими глотками лимонад и ела пирожное, живо обдумывая то, что увидела. И в самом деле скандал! Она не могла припомнить, когда случай был так благосклонен к ней.

Среди всех присутствующих она меньше всего ожидала этого от капитана Эверарда. Он явно собирался обнять Диану и с трудом сумел взять себя в руки.

Она была очень довольна собой. Какая наблюдательность! Луиза так негодовала, когда выяснилось, что Лоуренс – которого леди Кловелли взяла под свое крыло – подкапывается под Эверарда!

Все это было так волнующе, так интригующе, не передать словами! Она вся тряслась от радостного возбуждения, глотая свой лимонад и роняя крошки торта за золотистый атласный вырез своего отделанного кружевами платья.

Сначала она наблюдала за Эверардом и Дианой, затем быстро перевела взгляд, чтобы поймать выражение лица Джулии, которая скользила по полу бальной залы в объятиях Лоуренса. Туда и обратно порхал ее взгляд, пока она пила и ела и торжествовала, наблюдая за игрой чувств на лице каждого из четверых. Как сильно побледнела Диана, когда Эверард коснулся ее руки. Каким желанием горело лицо Эверарда, когда он шагнул к ней. А ведь он был обручен с Джулией, и весь бомонд мог поклясться, что его любовь навечно отдана красавице невесте! Как все они глупы! И какими страстными были его глаза, когда он смотрел на Диану! Понимает ли он, что он делает и чувствует?

Леди Кловелли думала, что нет!

Внезапно она вспомнила, что случилось менее трех недель назад в Карлтон-хаус. Тогда она сидела за одним длинным столом с этой интересной парой, Дианой и Эверардом. Они сидели наискось друг от друга через пять стульев и достаточно далеко от ее места. Поэтому леди Кловелли могла наблюдать за ними, не вызывая подозрений. Что-то произошло или было сказано, она не знала что, но заметила, как Диана повернулась и взглянула на Эверарда, и тот немедленно поймал ее взгляд, как будто искал его, и никто из них не произнес ни слова. Им не нужно было слов. Между ними было полное взаимопонимание, и лишь глаза у них блеснули, и, может быть, тень улыбки промелькнула на губах у обоих. Но ничего больше.

Леди Кловелли чуть не хрюкнула от удовольствия. Они были влюблены, и сегодняшняя сцена служила лишь доказательством этого!

Правда выйдет наружу!

Эверард влюблен в Диану, но отказывается признать это! Луиза будет вне себя, когда она расскажет ей все, что увидела. Какая же дура эта Луиза с ее деревянным лицом! Она была так уверена, что выиграет пари! Как она злорадствовала, когда «Морнинг пост» объявила о помолвке Эверарда и Джулии. Это воспоминание все еще мучило леди Кловелли. Однако до тех пор, пока клятвы не произнесены, леди Кловелли намеревалась сделать все, что в ее силах, чтобы выиграть пари, и для этого поменять Диану и Джулию Хартланд местами! Это самое меньшее, что она могла сделать для бедной Гвендолин! Зачем дочерям повторять путь своей матери и почему бы ей не помочь им!

Что до Джулии и Лоуренса, который был очень романтическим персонажем с его внешностью, похожей на Байрона, – о, она просто начинала дрожать и покрываться гусиной кожей от одного его вида! – так вот, что касается Джулии и Лоуренса, он прижимал ее к себе так близко, просто неприлично! Этого достаточно для того, чтобы заставить такого мужчину, как Эверард, сделать вызов. Нет, только не это! Потому что все удовольствие от назревающего скандала будет испорчено, если Лоуренс погибнет в столь молодом возрасте.

Она поднесла бокал с лимонадом к губам, наблюдая за тем, как Лоуренс провожает Джулию после вальса. Ее рука так задрожала, что ей было даже трудно держать бокал. Ее взгляд упал на Эверарда. Она видела, как он расправил плечи, его спина напряглась, и внезапно она поняла, что катастрофа вот-вот разразится – катастрофа, которую она не могла допустить!

Она обернулась за помощью к испуганному мистеру Бифорду, который стоял рядом, и без всяких вежливых просьб сунула свой бокал и тарелку с остатками пирожного в его поспешно протянутые руки. Подойдя к толпе заинтригованных наблюдателей, собирающейся вокруг двух пар, она услышала резкий голос Эверарда.

– Я буду очень признателен вам, господин Бишэмп, если вы отпустите руку моей невесты.

Она увидела, как медленно сползает улыбка с лица Лоуренса, оно становится спокойным и серьезным. Леди Кловелли понимала, что должна вмешаться немедленно, но не могла удержаться от искушения услышать ответ Лоуренса.

– Капитан Эверард, – начал он с вызывающим выражением лица, в глазах – холодное презрение, – я отпустил бы ее, но она и я – очень старые друзья, поэтому сделать это – значит дать косвенное подтверждение вашим необоснованным подозрениям. Поэтому я этого не сделаю!

Он держал Джулию за руку очень мягко. Но когда она попыталась высвободиться, ей это не удалось.

Леди Кловелли почувствовала, что ее сейчас просто хватит удар. Лоуренс был истинным сыном своего отца и даже унаследовал в своем характере надменность и лихость, которые так пленили сердце Гвинни!

– Друг или нет… – начал Эверард угрожающе.

Она не могла больше ждать, иначе дуэль последовала бы неминуемо.

– О, конечно, друг! – Леди Кловелли заговорила прежде, чем он смог продолжить. – Осмелюсь сказать, с детства! Но что бы я хотела узнать, господин Бишэмп, это… как это случилось, что вы не нанесли мне утром визит? Я ужасно обижена, ведь я была таким близким другом вашего отца. Джордж Бишэмп танцевал менуэт как никто другой! Ах, он был таким привлекательным джентльменом, и когда он, бывало, напудрит волосы и наденет свой любимый бордовый фрак, клянусь, все дамы восхищались им. Все были немного влюблены в него. А теперь пойдемте! Предложите мне руку, потому что нам надо о многом поговорить.

– Вы знаете этого человека? – спросил изумленный Эверард.

Леди Кловелли сладко улыбнулась Лоуренсу и с большим чувством ответила:

– Я подарила ему коралловую игрушку, когда он был еще ребенком, хотя я не думаю, что он помнит это событие. В то время он умел говорить всего несколько слов: собака, птичка и мама.

Поскольку Лоуренс упорно продолжал стоять рядом с Джулией, которой наконец удалось высвободить свою руку из его железной хватки, леди Кловелли опять обратилась к нему.

– Пойдемте! – скомандовала она, улыбаясь. – Я думаю, ваш отец хотел бы, чтобы вы оказали мне эту маленькую любезность.

Атмосфера накалилась до предела. Очевидно, Лоуренс не имел желания принять предлагаемый ему путь отступления, но, когда она протянула ему свою руку, Лоуренсу не оставалось ничего, кроме как покориться.

– Разумеется, – ответил он с вежливым поклоном.

Толпа вокруг двух мужчин и сестер Хартланд вздохнула с облегчением, раздался треск разворачиваемых вееров, несколько джентльменов ослабили свои галстуки, по-видимому, стеснявшие их дыхание.

Лоуренс, однако, не был полностью нейтрализован мудрым вмешательством леди Кловелли и чуть не испортил все – быстро схватив руку Джулии, он поднес ее пальцы к своим губам и запечатлел на них страстный поцелуй.

Леди Кловелли бросила взгляд на нескольких дам, которые были свидетельницами этого дерзкого поступка Лоуренса, и заметила, что среди них не было ни одной, которая не проявила бы явный интерес к этому великолепному негодяю. Он был дьявольски красив, а его бравада и смелое противостояние капитану Эверарду в отношениях с Джулией Хартланд, казалось, только прибавляли ему достоинства в глазах присутствующих – по крайней мере, дам.

О, котел был полон до краев и близок к кипению!

Леди Кловелли взяла Лоуренса под руку, думая о том, что свет, вероятнее всего, простит красивого и порывистого молодого человека и красивую молодую женщину. Она не стала бы так сильно рисковать, помогая Лоуренсу, если бы герои происходящих событий были чересчур толстые, зубастые, покрыты пятнами или имели еще какие-нибудь внешние недостатки, подрывающие их авторитет в глазах общества.

– А теперь, Лоуренс, – начала она, сжав его руку и отходя подальше от места стычки, – вы должны рассказать мне, была у вас или нет возможность сделать предложение Джулии до того, как она приняла предложение Эверарда!

Когда он поведал ей подробности своего неудачного предложения, она глубоко вздохнула и сказала:

– Не бойтесь! Вместе мы как-нибудь придумаем, как заполучить ее!

17

Позже этим же вечером Диана сидела подле леди Кловелли, очарованная тем видимым удовольствием, с которым эта дама поглощала черствые пирожные и сильно разбавленный лимонад, подававшиеся в величественных залах собрания. Виконтесса ела, пила и отряхивала крошки с золотистого атласного платья, довольно улыбаясь и даже издавая что-то, похожее на мурлыканье, каждый раз, когда она отправляла в рот очередной кусок пирожного. Она предпочитала простые радости, и ее аппетиты ограничивались в основном едой и сплетнями. Разговор шел о Лоуренсе, который дал этой даме хорошую пищу для скандала. – И вот так я сразу же поняла, что это Лоуренс! Его голос звучал точно как у Эшвуда. Правда, я чувствовала себя так, будто пробудилась после долгого сна! Лоуренс сильно загорел, и неудивительно, что сначала я не узнала его, но стоило мне услышать этот голос, и у меня не осталось сомнений! Не могу передать вам, как я рада, что Луиза все еще не осведомлена о его происхождении! Она будет в ярости, когда поймет, что я знала это раньше и что я поручилась за него перед Салли Джерси!

– Я только хочу еще раз сказать, – ответила Диана, возвращаясь к предыдущей теме разговора, – что безмерно благодарна вам за то, что вы предотвратили возможную дуэль! Я за всю жизнь не видела, чтобы мужчины так разъярились. Все произошло так быстро! Они очень разные, Лоуренс и капитан Эверард. Но оба очень сильные и волевые.

– Именно так! – воскликнула леди Кловелли, причмокивая губами и откусывая кусок пирожного. Она закатила глаза от удовольствия. – Как это кто-то может говорить, что эти пирожные невкусные. Я прихожу сюда только ради них и напитков, вы же знаете. Итак, у нас возникла маленькая проблема, ведь так, милейшая Диана?

– Если вы имеете в виду Эверарда и Лоуренса, я уверена, что папа возьмет в свои руки…

– Ах, вы лукавая девушка! – воскликнула леди Кловелли с укоризной, качая головой. – Я уже забыла об этих двух ужасных мальчишках, которые посмели устроить скандал посреди… о, но ведь это было так волнующе, когда Лоуренс не хотел отпускать руку Джулии, – но довольно об этом. – Она наклонилась к Диане ближе и прошептала: – Что мы будем делать в вашем затруднительном положении? Мы же не можем допустить, чтобы история Феб и Гвендолин повторилась! Это будет – как бы сказать – уже слишком!

Диана слегка опустила голову и в изумлении посмотрела на виконтессу.

– Феб и Гвендолин? – переспросила она удивленным голосом. Беспорядочные мысли пронеслись в ее голове, перебивая одна другую. Феб и Гвендолин – сестры – соперницы в любви? Она подумала о своей незамужней тете, живущей в своем большом доме в предместьях Бафа в обществе трех кошек и мопса. Она была автором нескольких романов, попечителем общества Английской розы, обходительная, добрая, внимательная к другим, остроумная и очень-очень одинокая.

Диана всегда удивлялась, почему ее тетя не приняла несколько достойных предложений, предпочтя одинокое существование жизни, заполненной мужем и детьми. Но до этого часа она никогда не предполагала, что этому предшествовала какая-то драма. Так ли это? На что намекала леди Кловелли и зачем, даже если она знала о ее любви к Эверарду, она решила раскрыть ей эту тайну? Для этого Диана была недостаточно знакома с леди Кловелли.

Она сидела, застыв в смущении, с холодным выражением лица, но ничего не могла с собой поделать. Ей было неприятно, что виконтесса говорит о ее, Дианиных, личных делах.

– Я совершенно не понимаю, что вы имеете в виду, – ответила она.

Леди Кловелли помахала рукой и быстро откусила довольно большой кусок пирожного.

– Нет, нет, Диана! – воскликнула она, поднося бокал к губам и делая глоток. – Не надо, умоляю вас, не надо замыкаться сейчас в себе, иначе все будет потеряно! Я знаю, что вы очень гордая девушка, и, разумеется, понимаю, что, затрагивая такой деликатный вопрос, должно быть, причиняю вам боль, но мы не можем позволить Джулии выйти за Эверарда. Это будет ужасной ошибкой!

Диана смотрела на сидящую перед ней даму, на то, как заблестели от волнения и удовольствия ее большие карие глаза. Виконтесса была радостно возбуждена от предвкушения надвигающейся катастрофы, и если бы это был кто-нибудь другой, а не леди Кловелли, Диана сочла бы ее вмешательство величайшей дерзостью. Но она знала, что об этой даме, любящей покушать, можно было сказать много чего, кроме одного – никогда она не была способна на подлость! Никогда! Леди Кловелли была доброй, прямой, решительной и эксцентричной.

Итак, это была призрачная, но надежда. И, глядя в ее красивые, сияющие глаза, Диана почувствовала, что вот-вот слезы потекут по ее щекам. Чтобы успокоиться, она сделала глубокий вдох, но руки, лежащие у нее на коленях, все же предательски дрожали. Со всем достоинством, на которое она была способна, Диана произнесла:

– Я рада слышать, что не одна придерживаюсь такого мнения. Значит, я не совсем ошибалась. Но что же надо делать?

– Вот так гораздо лучше, моя дорогая, – ответила виконтесса, кладя свое пирожное на тарелку и слегка хлопая Диану по руке.

– Теперь, что касается этой свадьбы, которая в любом случае не должна состояться, что бы для этого ни потребовалось. Я думаю, что сейчас мы должны сделать так, чтобы ее отложили хотя бы на две недели. Тогда у нас будет целых пять недель на то, чтобы каким-нибудь образом заставить Эверарда или Джулию передумать. Поскольку я знаю обоих не первый год, я сильно сомневаюсь, что это будет легко. Их общая беда в том, что каждый из них по каким-то непонятным причинам решил, что они должны принадлежать друг другу! Но пока что единственная трудность, которую я предвижу, – это как изменить день свадьбы, чтобы не насторожить Эверарда. И какой придумать предлог, ведь через пять недель весь высший свет покинет Лондон! Угораздило же его сделать предложение в самом конце сезона! Даже если бы я одобряла их брак, вы, конечно, понимаете, с какими трудностями я столкнулась бы, устраивая вечер в их честь. Один только обед, который должен быть, конечно, не меньше, чем на восемьдесят персон, потребует от моих слуг столько усилий – а ведь они и так уже утомлены к концу сезона! Чем больше я думаю об этом, тем больше понимаю, что капитан выбрал крайне неудачное время для сватовства!

Диана грустно улыбнулась.

– Да, если бы он был более осмотрителен в выборе невесты, вам не пришлось бы так перегружать ваших слуг!

Леди Кловелли непонимающе посмотрела на Диану, но потом рассмеялась:

– Да уж! Как мог Эверард с его умом предпочесть вашу глупенькую сестру вам?

– Может быть, дело в разочарованиях молодости? – Диана сказала это в шутку, но леди Кловелли широко распахнула глаза и несколько раз быстро моргнула.

– Именно так! – воскликнула она, кладя свою руку на руку Дианы. – Это было много лет назад, когда он был еще совсем молодой. Ему было не больше двадцати двух – двадцати трех, тогда он воевал в Испании, приехал в отпуск и страстно влюбился в женщину, очень похожую складом характера на вас. Она бросила его, когда он уехал на войну, и, без сомнения, это оставило глубокий след в его сердце. Бедный, бедный человек! Что поражает меня больше всего, вы очень похожи на нее. Ее едва ли можно было назвать красавицей, как и вас… О, прошу прощения, я не хотела обидеть…

– Вы не можете обидеть, когда говорите правду!

– О, не будьте такой великодушной, моя дорогая! Вы знаете, ведь это ваш главный недостаток. Вы слишком благородны и совершенны! Вы буквально подавляете своей снисходительностью и любезностью! Вам нужно однажды устроить истерический припадок, и тогда мы все сможем вздохнуть свободно. А ваши волосы! Как вы собираетесь завоевывать любовь Эверарда? Неужто вы хотите пленить его своей строгостью и правильностью? Да, да, вот эти локоны… это очень мило, но, я надеюсь, это только начало. Боже мой, дитя, у вас такие роскошные волосы! Пора вам уже распустить свои пуританские косы!

Она громко вздохнула, снова моргнула и добавила:

– Я не буду вам больше выговаривать, я обещаю. Но обратите внимание на мои слова. Иначе вы станете такой же, как Феб, а более бесполезного существования для женщины не придумаешь. Она растратила молодость на глупых сплетников в Бафе, а могла бы царить хозяйкой в Лондоне!

Голова Дианы кружилась. Она была бы глубоко оскорблена всем, что леди Кловелли только что высказала ей, если бы сама уже не думала давно о том же самом.

– Да, мадам, – было все, что она сказала в ответ.

– Великолепно! – воскликнула виконтесса и радостно засмеялась. – Вот уж никогда не думала, что возьму дочь Гвендолин под свое крыло! Какая ирония судьбы, хотя я почему-то уверена, что именно так и должно быть. Она несколько секунд помолчала, затем склонилась вперед и спросила: – Вы знаете, как мне удалось выйти за Кловелли?

Диана покачала головой и раскрыла свой веер. Она почувствовала, что ее лоб покрылся мелкими бисеринами пота – то ли из-за трудного для нее разговора с виконтессой, то ли из-за того, что в комнатах за эти несколько часов стало слишком жарко.

– Осмелюсь предположить, наверное, потому, что вы любили его, – ответила она виконтессе, обмахиваясь веером.

Когда она взглянула на леди Кловелли, ожидая, что скажет на это виконтесса, она заметила перемену, произошедшую в ней. Казалось, виконтесса глубоко задумалась, выражение карих глаз было отрешенным. Диана поняла, что сейчас услышит нечто важное и сокровенное. Наконец леди Кловелли тихонько рассмеялась и начала свой рассказ:

– Брак – это путь, усеянный камнями, иногда даже массивными валунами. Но каждый раз, когда я нахожусь на грани того, чтобы нанять убийцу и лишить Кловелли-холл его хозяина, я всегда вспоминаю, почему вышла именно за него, и в последний момент передумываю.

Я хотела выйти замуж за одного известного человека – не буду называть его имени, – чтобы получить влиятельное положение в обществе. Кловелли знал об этом и понимал истинную подоплеку моих чувств к тому мужчине, хотя я называла их любовью, и, несмотря на это, он все же искал моей руки. Я несколько раз отказывала ему, считая его дерзким и грубым. Действительно, он никогда не льстил мне, как тот очень известный мужчина. Ни разу. Но однажды ночью в Рэйнлафских садах – это было чудесное место, гораздо лучше, чем Воксхолл, – Кловелли заключил меня в объятия и поцеловал в тот самый момент, когда в ночном небе вспыхнул фейерверк! Ужасно неприлично, я понимаю, но какой это был поцелуй! Теперь пообещайте никогда никому не пересказывать эту историю. Я знаю, что могу положиться на вас! Так вот! На следующий день Веллинг – тот самый джентльмен – сделал мне предложение. И можете себе представить, я отказала ему. Вы понимаете, почему?

– Из-за поцелуя Кловелли? – предположила заинтригованная Диана.

Виконтесса покачала головой.

– Нет. Потому что ваша мать, Гвендолин, пришла ко мне всего за час до его визита к моему отцу и посоветовала, прежде чем принимать его предложение, еще раз заглянуть в свое сердце, чтобы не обнаружить потом, что я совершила ошибку. Клянусь, если бы не она, я бы тоже вышла не за того, кто мне был нужен. Понимаете, мне больно говорить вам об этом, но все знали, что Гвинни была несчастлива в браке, и тогда уже она замышляла свой побег с Эшвудом! Если сейчас мне удастся помочь вам, то тем самым я частично отдам свой долг Гвинни. Я бы никогда, никогда не была счастлива с тем мужчиной.

Сердце Дианы бешено колотилось во время рассказа леди Кловелли. Наконец она смогла перевести дыхание, горло ее пересохло.

– Мама! – прошептала она, пытаясь найти слова, чтобы выразить свои чувства.

Но она не успела сказать ничего больше, потому что заметила вдруг, что щеки леди Кловелли сильно раскраснелись, ее большие глаза широко раскрыты от изумления, а взгляд прикован к кому-то в другом конце зала.

Диана проследила в направлении ее взгляда и с удивлением увидела в центре толпы, такой же большой, как та, что окружала недавно Джулию, сестру своей матери.

– Тетя Феб! – воскликнула Диана, вставая. – Что она здесь делает? Как чудесно она выглядит, и ведь она изменила прическу! Где же ее неизменная коса?

Она рассеянно коснулась локонов, обрамляющих ее лицо, и косы, свернутой узлом на затылке, которую она годами носила в подражание своей тете.

– Феб Лидфорд! – воскликнула леди Кловелли. – Она же ненавидит Лондон! Что могло заставить ее приехать сюда? О, как интересно!

18

Феб быстро обвела взглядом бальную залу, ища то единственное лицо, которое всегда повергало ее в чувство, столь трепетное, будто вся жизнь сосредоточилась в его чертах. Она увидела нескольких джентльменов, которые со спины походили на него, но, когда они в танце повернулись к ней лицами, разочарование кольнуло ей сердце.

Где же Роберт?

Здесь. Наконец она нашла его. Ее сердце забилось быстрее, как это бывало всегда, с того самого момента, когда она впервые увидела Роберта Хартланда, шестого виконта, лорда Кингзбриджа.

Годы унесли его молодость, но он все так же высоко и гордо нес свою голову, как будто бросая вызов времени. И с самого начала их знакомства между ними началась чудесная дружба, которая продолжалась уже долгие годы, даже после того, как ее сестра убежала с Джорджем Эшвудом.

– Тетя Феб!

Она услышала голос Дианы и почувствовала, как ее сердце наполняется любовью. Она обернулась навстречу своей старшей племяннице, взяла ее протянутые руки в свои и крепко сжала их. Диана продолжала:

– Почему вы не сообщили нам, что приедете? Не могу поверить, что вы здесь, после стольких лет! Вы же ненавидите Лондон!

– Я хотела сделать сюрприз Джулии! – ответила та, хотя помолвка ее племянницы была не единственной причиной, по которой она решила так неожиданно приехать в столицу. – Надеюсь, она будет рада. Твой отец намекнул в письме, что скоро все разрешится, еще раз доказав, что интуиция его не подводит, и я решила, что пора мне отправляться в путь. И вот я здесь!

Диана посмотрела на нее с лукавой улыбкой.

– Вы должны были лететь, как ветер, чтобы оказаться здесь так быстро.

– Я велела форейтору погонять что есть силы!

– О, тетушка, ваша прическа! Она очаровательна!

– Да, Феб, – раздался звучный голос виконта. – Более чем.

Феб обернулась, чтобы взглянуть Роберту в глаза, и почувствовала, как румянец заливает ее щеки.

– Роберт, – произнесла она, протягивая руку. – Как ваши дела? Новость о помолвке Джулии взволновала меня! Я надеюсь, мой приезд не будет расценен как вторжение?

Лорд Кингзбридж улыбнулся.

– Когда это ваш приезд бывал вторжением?

– Вежливый ответ. А теперь предложите мне руку и отведите меня к Джулии. Я хочу поздравить ее и капитана и пожелать им счастья.

Когда виконт взял ее под руку, она оглянулась на Диану и попросила ее присоединиться к ним. Затем добавила, что она всегда надеялась быть рядом и помочь в организации торжества в тот день, когда одна из ее племянниц пойдет к алтарю.

– Я бы только хотела, чтобы Джулия венчалась в Бафе. Рядом с моим домом есть старинная церковь, недавно отреставрированная с изумительным мастерством, – Джулии она очень понравится!

Они нашли Джулию, стоящую в окружении по меньшей мере четырех бойких молодых людей – капитана Эверарда среди них не было! Феб не могла не порадоваться той буре восторга, которую вызвало у младшей племянницы ее появление. Джулия бросилась в объятия тети со счастливым визгом.

– Тетя Феби! – закричала она, называя ее старым детским прозвищем, придуманным ею много лет назад.

Феб обняла ее, чувствуя, как слезы выступают у нее на глазах. Когда же она отстранила Джулию от себя, чтобы получше рассмотреть ее, то не удивилась, увидев, что глаза племянницы тоже блестят от слез.

– О милая тетя! Как я счастлива вас видеть! Вы приехали, чтобы посмотреть, как папа поведет меня к алтарю? Как чудесно вы выглядите! О тетушка, ваши волосы причесаны просто великолепно! Клянусь, вас скорее можно принять за мою сестру, чем за тетю. Правда, папа?

Все три леди взглянули на виконта, ожидая его ответа. Феб удивилась, заметив, что он слегка нахмурился, внимательно разглядывая ее. О чем он думал, она бы не смогла угадать, даже если бы ее жизнь зависела от этого!

Сколько Феб себя помнила, она заплетала свои каштановые волосы в косы и укладывала их в пучок. И вот сегодня она причесала локоны так, чтобы они обрамляли ее лицо, а сзади кудрявые пряди спускались каскадом по плечам из узла, собранного на затылке. Понравилась ли Кингзбриджу ее новая прическа, которую она столько раз обдумывала и на которую не решалась долгие месяцы? На которую она возлагала столько надежд, рассчитывая, что, быть может, он увидит в ней наконец не просто друга или сестру своей покойной жены. Она чувствовала, будто маленькие иголочки кололи все ее тело, и это долгое ожидание его ответа заставило ее желудок болезненно сжаться. Когда прошла уже целая минута, а он все молчал, разглядывая ее, внезапная боль пронзила ее висок. Такое случалось, когда она бывала сильно расстроена, а сейчас она была расстроена чрезвычайно!

– Это так не похоже на ваш стиль, Феб, что, клянусь, я не узнал бы вас, если бы не Диана. Но выглядит очень мило.

«Мило». Даже несмотря на слово «очень «Феб почувствовала, как все ее надежды рухнули с этими словами, сказанными с таким равнодушием. Она так много лет старалась привлечь его внимание, но безуспешно. Сначала она думала, что привычная обстановка в ее доме в Бафе не дает ему увидеть в ней прежде всего женщину, потому что, когда они приезжали все вместе к ней в гости, они всегда были как бы одной семьей. Поэтому, когда она получила его письмо о том, что Джулия собирается замуж и свадебное торжество состоится скорее всего в Бафе, она решила немедленно отправиться в Лондон в надежде поразить его и заставить взглянуть на нее другими глазами, а не как на старую деву, стоящую на пороге старости и не питающую ни малейшего интереса к любви.

Но это! «Мило». Она чувствовала, что готова разрыдаться, как девчонка, убежать из Элмака и немедленно вернуться в Баф.

– Спасибо, – ответила она с вежливой улыбкой, проглатывая свою обиду.

– О папа, – воскликнула Джулия, – как ты можешь говорить, что это всего лишь мило, когда тетя Феб выглядит просто потрясающе! – Она взяла тетину руку и с нежностью прижала к своей щеке. – Моя дорогая тетя, вы приехали сюда, чтобы разбить с десяток сердец? Я знаю одного мужчину, как раз для вас. Ему чуть за сорок. О, вот он стоит рядом с леди Кловелли. Ну как он вам? Его зовут Бифорд, и хотя он не первой молодости и вряд ли может рассчитывать на внимание юных девушек, может быть, вам он сгодится?

Феб рассмеялась.

– На худой конец сгодится? Давно я не слышала от тебя таких выражений. А раньше ты все время так говорила, еще когда была ребенком и всюду носилась с этим ужасным мальчишкой – как его звали?

– Лоуренс Эшвуд, – ответила Джулия тихо.

К своему большому удивлению, Феб увидела, как щеки Джулии стали пунцовыми, и она опустила свою руку. Не понимая, в чем дело, но не желая еще раз огорчить свою племянницу неуместным вопросом, Феб взглянула на мистера Бифорда и сказала:

– Что до предложенного тобой кавалера, он выглядит довольно мило.

Она произнесла последнее слово с ударением и взглянула на лорда Кингзбриджа, который тут же обернулся, чтобы посмотреть на Бифорда в свой монокль. Не удержавшись, она добавила:

– Однако и правда он очень приятный мужчина. Вы не находите, Роберт?

Лорд Кингзбридж презрительно фыркнул, совершенно забыв, что всего несколько дней назад нахваливал этого самого мужчину перед Эверардом. – Полагаю, он вполне хорош в своем роде. Любимец дам, хотя я за всю жизнь так и не сумел понять, почему!

Феб внимательно вглядывалась в лицо виконта. Ее сердце забилось быстрее. Неужели ей показалось? Или действительно в какой-то момент, пусть краткий, на его лице промелькнула ревность? Легкая гримаса губ сменилась улыбкой, нахмуренность тут же исчезла, выражение недовольства сменилось вежливостью. Но все-таки это было.

Или она снова обманывала себя, как в тот первый сезон, когда она стала выезжать в свет. Она думала, верила, надеялась, что Роберт влюблен в нее. И когда он сделал предложение Гвендолин, это было ударом, ведь она была уверена, что Роберт любит ее, Феб. Неужели она опять обманется?

Она надеялась, что нет.

Через мгновение, когда мистер Бифорд был забыт, Феб взглянула на своих родственников и воскликнула:

– Как я рада, что проделала это путешествие!

ДНЕВНИК

«Не знаю, почему я сделала это, – от отчаяния или потому, что я сошла с ума. Я сижу за туалетным столиком и пишу, в то время как моя горничная Бронвин оставила меня в папильотках и отправилась за завивочными щипцами Джулии. У моих ног и вокруг скамеечки лежат мои волосы.

Я только что глянула вниз и ужаснулась тому, что наделала. Лишилась ли я своей жизненной силы, обрезав свои длинные косы? Или же я начала ослаблять оковы моего ума и моей души, как советовала леди Кловелли?

Никогда за всю свою жизнь я не допускала столько крайностей в своем поведении, сколько за последнюю неделю. Я уже начинаю уставать от той лихорадочной деятельности, в которой пребывает мой мозг день и ночь. Оставаться спокойной – значит все время помнить, что Джулия обручена с Эверардом. Помнить и ничего не делать – это выше моих сил.

Понравится ли Эверарду моя прическа? Но это не самое главное. Что он будет делать, когда узнает о моем плане – одобренном леди Кловелли – устроить бракосочетание не в Лондоне, а в Бафе, и не через две недели, а через четыре? Неужели прошла уже целая неделя с тех пор, как он попросил руки Джулии? Время стало моим врагом. Я страшусь тиканья часов, как не страшилась ничего в жизни. Эверард день ото дня все более внимателен к Джулии, и она удивляет меня тем, что прилагает все усилия к тому, чтобы быть с ним покладистой и миролюбивой. Я думаю, что конфликт в Элмаке между Эверардом и Лоуренсом напугал ее. Теперь она не остается в комнате, когда Лоуренс приходит к нам с визитом. Она отказывается танцевать с ним на балах, которые мы посещаем, и она держит под руку Эверарда всегда, когда они вместе. Видимо, между ними существует соглашение, по которому он должен ограждать ее от явных преследований Лоуренса. Все это не облегчает моей задачи, и на душе у меня становится все тревожнее с каждым днем недели, с каждым днем этого быстро проходящего месяца.

Наконец-то я поняла все трудности, с которыми столкнулся Наполеон, когда он сражался с врагами на два фронта. Я должна постоянно заботиться о том, чтобы Эверард мог увидеть меня в новом свете, и в то же время о том, чтобы Джулия осознала свою любовь к Лоуренсу. При этом меня непрерывно терзают сомнения, правильно ли я поступаю, надо ли мне, например, остригать волосы или посвящать леди Кловелли во все детали своего плана. Она, конечно, горит желанием знать все. Когда я рассказала ей о своей идее, она была близка к экстазу, обняла меня и громко одобрила мой план. Это великолепная идея, кричала она, – устроить предсвадебное путешествие по Англии и тем самым отодвинуть дату бракосочетания, что было необходимо для достижения наших целей. При этом мы решили устроить три праздничных вечера по ходу поездки. Первый вечер в честь обручения будет в доме леди Кловелли в Беркшире, недалеко от Лондона, второй – в Вилтшире в доме миссис Диттишэм, а третий – в чудесном графстве Глостершире, в прекрасном особняке лорда Эпплдора. Это уже не так далеко от Бафа, где эта ужасная свадьба может наконец состояться, если все наши усилия расстроить ее не будут иметь успеха.

Эверард и Феб приглашены к нам сегодня на завтрак. Феб, посмотрев несколько дней на Эверарда и Джулию вместе, подозревает так же, как и я, что моя сестра совершает ошибку. Она полностью понимает мои чувства и поддерживает идею путешествия. Я так благодарна ей за это, и именно ее одобрение придает мне смелости сообщить сегодня Эверарду и Джулии об изменении в планах. Частично я смогу свалить все на прелестную церковь возле дома Феб. А вдруг он заметит, что я прилагаю все усилия, чтобы отдалить его от Джулии? Рассердится ли он? Или просто смутится? Я думаю, он сразу же поймет, в чем дело, хотя я сомневаюсь, что он догадался о моей любви к нему. Насколько я знаю, он думает, что я просто не одобряю его брак с Джулией.

Несколько раз я хотела бросить всю эту затею. Каким глупым все это кажется, и в то же время я чувствую, что должна продолжать! Я не понимаю сама себя, хотя недавно я вспомнила одну вещь, и это воспоминание помогло мне разобраться немного в своих чувствах. Я вспомнила день, когда мама бежала с отцом Лоуренса. Тогда она попросила у меня прощения и наказала мне на будущее всегда бороться за свое счастье всеми силами, чтобы потом не пришлось жалеть и страдать.

И по сей день я не могу простить ужасный поступок моей матери – удар, который она нанесла всей семье ради стремления к личному счастью. Вспоминая все, что мне поведала леди Кловелли о себе самой и об отчаянии моей матери в то время, я думаю, что для женщины нет выбора тяжелее, чем выбор между мужчиной, которого она любит, и отцом ее детей. Совершив ошибку один раз, уже нельзя исправить ее легко и безболезненно.

Вот поэтому мои волосы лежат у моих ног, и поэтому я уговорила – без ведома отца – Лоуренса стать его секретарем на время этой поездки.

О, еще одно! Я чуть не забыла. Феб взяла на себя опасную задачу сообщить моему отцу, что Лоуренс вскоре станет его секретарем, чтобы заниматься организацией предсвадебного путешествия. Хотела бы я видеть папино лицо, когда он услышит эту новость. Хотя, с другой стороны, я бы лучше спряталась куда-нибудь подальше, чтобы переждать, пока отгремит гром. Папе затея с поездкой наверняка не понравится. Хотя мне кажется, он согласится, потому что он ни в чем не может отказать Феб. Это самое любопытное. Я до сих пор не могу полностью понять их. Если бы они были женаты, я могла бы легко разобраться в характере их взаимоотношений. Они идеально подходящая пара, хотя и не связанная брачными узами.

Моя тетя очень изменилась здесь, в Лондоне. Она поощряет мистера Бифорда бывать в нашем доме. Моему отцу он, кажется, нравится гораздо меньше, чем раньше. Удивительно, но и Эверарду тоже. Не могу понять, почему. Среди всех моих знакомых мистер Бифорд один из самых милейших и приятных людей, которых я встречала. Но оба, и отец и Эверард, с негодованием фыркают в ответ на все его замечания и вопросы. Однако я тоже поощряю его визиты. Он оказывает умиротворяющее действие на мои нервы.

Вы слышали это? Мои нервы! Сначала я упала в обморок, а теперь у меня появились нервы! Господи Боже, в кого я превращаюсь?»

19

Диана стояла на пороге гостиной, чувствуя одновременно страх и оживление.

Главные участники предстоящих событий были здесь, кроме трех фурий, которые, однако, были уже извещены обо всех деталях свадебной поездки и согласились устроить праздничные вечера в честь жениха и невесты. Феб, естественно, знала все и обещала Диане оказать всемерную поддержку в ее затее. Ее еще не было, но она должна была прибыть с минуты на минуту.

Диана замерла у дверей, чувствуя, как ее колени дрожат от волнения, а сердце бешено колотится в груди. Сначала ее взгляд упал на сестру, сидящую на софе. Затем она посмотрела на отца, который заглядывал в журнал, раскрытый на коленях у Джулии, и, наконец, на Эверарда. Он первым заметил ее появление. Он стоял у камина, небрежно облокотившись о каминную доску и поставив ногу в сверкающем ботинке на решетку. В этот момент он был хорош собой, как никогда. Его белоснежный крахмальный воротничок подпирал подбородок, галстук был элегантно завязан. Прекрасно сшитый синий сюртук отлично сидел на его широкоплечей фигуре, темные панталоны обтягивали мускулистые ноги. У Дианы слегка закружилась голова, как это бывало всегда, когда она видела его и встречала его взгляд.

Эверард смотрел на нее с изумлением. Остриженные и завитые пряди ее волос обрамляли лицо спереди, сзади же они были собраны на затылке и оттуда длинными локонами спадали вниз по шее. Сквозь них была продета темно-зеленая лента, по которой скользнул взгляд Эверарда, переходя к ожерелью из маленьких изумрудов; затем он оглядел ее платье из зеленого шелка, украшенное узорчатым атласом по воротнику, который окаймлял сдержанное декольте лифа. Эверард был явно поражен ее изменившимся обликом.

– Диана! – услышала она восхищенный голос отца, который отвлек ее внимание от Эверарда. – Что за чудеса? Я едва узнал тебя и уже хотел было потребовать от Григгса доложить, кто ты такая и почему он впустил тебя в мой дом! Клянусь, я не узнаю тебя, дочка!

Он был так потрясен, что отошел от Джулии, стоя над которой изучал страницу «La Belle Assemblée». Он пересек комнату и с протянутыми руками и теплой улыбкой на лице заключил ее в свои объятия и поцеловал в щеку.

– Моя дорогая девочка! Не знаю, что и сказать! Вот уж никогда не думал, что в моем доме будут две такие красавицы!

Однако эти слова совершенно не понравились Джулии.

– Папа! – воскликнула она с укоризной.

В ответ на ее восклицание Кингзбридж выпустил Диану из объятий и обернулся к Джулии.

– Да, моя дорогая? – спросил он, искренне не понимая, что так огорчило ее.

Диана увидела, что выражение лица ее сестры стало надменным. Она указала на картинку в журнале, раскрытом на ее коленях, и, глядя на Диану, сказала:

– Я показывала папе платье, которое хотела бы сшить для своего медового месяца… О, Диана, как ты могла? Как ты могла?

И с этими словами Прекрасная Джулия разрыдалась, вскочила со своего места и выбежала из гостиной.

Диана прикусила губу, увидев полное муки лицо пробежавшей мимо сестры. Она не ожидала ни того, что новая модная прическа заставит отца назвать ее красавицей, ни того, что из-за этого к ней будет привлечено столько внимания, похищенного у Джулии, чье положение молодой женщины, собирающейся замуж, требовало, чтобы всеобщее внимание принадлежало только ей.

– Папа, – прошептала она, – я не собиралась… я не думала, я не знала! Я не хотела причинить ей боль. Я чувствую себя настоящей дрянью!

К ее удивлению, ее отец взял ее за руку и, вводя в комнату, воскликнул:

– Пустяки! Смею сказать, Джулии пойдет только на пользу, если с нее немного собьют спесь – особенно если это сделаешь ты. Честно признаюсь, я буду рад, если она сойдет с трона, на котором восседала так много лет. Кроме того, она должна начать привыкать к тому, что так будет не всегда. С годами красота женщины увядает – это закон природы.

Он хотел добавить что-то еще, но в этот момент Григгс объявил о приходе мисс Феб Лидфорд.

Если бы Диана не стояла так близко к отцу, она бы не заметила, как его голос чуть дрогнул.

– Да, это закон природы. Но, возможно, к некоторым женщинам время милостиво. – И громче добавил: – Феб, моя дорогая, входите, входите.

– Роберт, – радостно сказала она, входя в комнату с протянутыми руками.

Он пожал их и повторил комплименты, которые Диана слышала от него только накануне ночью в Опере:

– Вы просто поражаете меня. С каждым днем вы становитесь все прекраснее.

– Я бы велела вам прекратить льстить мне, но признаюсь, мне это очень нравится, – ответила она, улыбаясь ему так счастливо, что одно подозрение закралось в мозг Дианы.

Она наблюдала за тем, как ее отец продолжает глядеть на Феб. О чем он думает? – гадала она. Неужели он так обрадовался приходу Феб? Ее тетя продолжала:

– Но скажите мне, это Джулия только что выбежала из гостиной? Когда я поднималась по лестнице, я видела, как кто-то в голубом платье скользнул в коридор.

Что ответил ее отец, Диана не услышала. Она была захвачена своими мыслями, глядя, как он ведет Феб к софе, на которой перед этим сидела Джулия. Она никогда не думала о том, почему такая женщина, как Феб, осталась не замужем. Ей казалось, что это дело выбора. Но теперь она поняла, что за этим скрывалось нечто большее, чего она не знала, но о чем могла лишь догадываться. Внезапно слова леди Кловелли всплыли в ее мозгу. Что-то о повторении истории Феб и Гвендолин.

У нее перехватило дыхание. Феб все эти годы любила ее отца!

Немыслимо!

Она даже раскрыла рот от удивления, но, к счастью, ни ее отец, ни Феб не обращали на нее ни малейшего внимания. Однако, взглянув на Эверарда, она обнаружила, что он смотрит на нее со странным насмешливым выражением, то ли из-за ее изумления, то ли потому, что он тоже понял, что происходит.

Оставив свое место у камина, он направился через комнату к ней. Однако заговорил он совсем о другом.

– Не знаю, что так огорчило Джулию, – заявил он, нахмурив брови. – Надеюсь, с ней все будет в порядке.

– Думаю, это я виновата, – сказала Диана тихо, слегка покачав головой. – Я должна была предупредить ее. Вы знаете, какая она чувствительная. Теперь я виню себя.

– Нет, – возразил Эверард, придвигаясь к ней ближе и понижая голос. – Я думаю, ваш отец прав. Джулии надо поменьше думать о своей красоте и, уж конечно, не завидовать вам, особенно потому, что она считается первой красавицей Лондона.

– Иногда, – задумчиво сказала Диана, – мне бывает трудно ее понять. Она очень порывиста и, если я затрагиваю тему, которая ей неприятна, готова скорей поссориться со мной, чем дать вежливый ответ. – Она вздохнула. – Не думаю, что она когда-нибудь простит меня за… за многие вещи, я полагаю.

– Вы имеете в виду ее сорвавшийся побег? – спросил он шепотом. Диана кивнула, и он продолжил: – Вы поступили правильно, когда вмешались, а что касается ее нынешнего порыва, я уверен, у нее скоро изменится настроение. Что я знаю точно – вы никогда не выглядели прелестнее, Диана, и я могу лишь пожелать… – внезапно он оборвал свою речь, словно с усилием остановив слова, готовые сорваться с его губ.

Он заглянул в ее глаза, взгляды их встретились, и Диана поняла, что, если бы они были одни, она упала бы в его объятия! Его слова, произнесенные шепотом, обещали рай:

– Я лишь могу пожелать видеть вас такой…

– О, Феб приехала? – Радостно-нетерпеливый голос Джулии заставил Эверарда оборвать свою речь на середине предложения.

Разочарованная, Диана поняла, что, возможно, никогда не узнает, что Эверард намеревался сказать ей.

– Да, приехала, – ответила Диана, отворачиваясь от Эверарда и обращаясь с улыбкой к сестре. Она стояла ближе к дверям, чем ее отец, и быстро взяла Джулию за руку, поняв, что это прекрасный момент, чтобы сообщить о предстоящей поездке. Ведя ее к тетушке, сидящей на софе, она сказала:

– Я хочу извиниться перед тобой. Мне надо было предупредить тебя, что я собираюсь подстричь волосы! Мне очень жаль. Но наша тетя здесь, и мы с ней вместе придумали великолепный план. Он тебе обязательно понравится!

Диана не могла удержаться и взглянула на Эверарда. Она увидела, что он внимательно следит за ней, и неожиданно занервничала. Хотела бы она знать, рассердится ли он.

Феб подхватила слова Дианы:

– Джулия, моя дорогая. У нас есть замечательная идея, ты не представляешь. Скажи мне, что ты думаешь о том, чтобы венчаться в церкви рядом с моим домом? Той, что так чудесно отреставрировали прошлым летом.

– О тетушка, – вздохнула Джулия, присаживаясь на софу рядом с ней. – Если бы мы только могли. Эверард! – воскликнула она, поворачиваясь к своему жениху, – как ты относишься к поездке в Баф? Там такая милая церковь, с плющом, вьющимся по стенам, великолепный пейзаж, прямо как на картинах мистера Рептона. Она такая живописная. О, скажи, что ты согласен.

– Но мы же сказали всем знакомым, что будем венчаться здесь, – ответил Эверард с едва заметным раздражением.

Диана набралась смелости и, сглотнув, обратилась к Эверарду:

– Леди Кловелли, с которой тетя и я обсудили эту возможность заранее, предложила свой дом в Беркшире для проведения вечера в честь обручения. Она сможет принять столько гостей, сколько будет нужно. Я уверена, что, услышав имя Кловелли, никто не станет жаловаться на изменения в планах. Никто не посмеет!

– Вечер в честь обручения в Кловелли-холл? – воскликнула Джулия, медленно вставая со своего места на софе, будто ее поднимала какая-то невидимая сила. – Должно быть, я сплю! Вечер в Кловелли-холле? Этой древнейшей из усадеб! Это так грандиозно, так великолепно. Я надену сапфиры! Конечно, я смогу надеть там сапфиры. О папа, ну скажи, что могу! Эверард, ты просто не можешь отказать!

20

– Что это значит, Диана? – прошептал Эверард.

Он отвел ее от Джулии и Феб, которые сидели на софе, горячо обсуждая предстоящую поездку. Сначала он просто потерял дар речи, сраженный перспективой путешествия по Англии, которое, он был уверен, принесет ему больше известности – совершенно ненужной, – чем его подвиги в Испании! Он был буквально в ужасе и сразу понял, что нечего и думать о том, чтобы пытаться остановить Джулию и отказаться от этой поездки.

Но когда ему сказали, что, помимо того, что их свадьба откладывается на три недели, ему еще предстоит пережить целых три праздничных вечера в честь их помолвки, он впал в ярость.

Диана ничего не ответила на его вопрос, и он зашипел на нее:

– Что значит это вмешательство в наши планы? Вы же прекрасно знали, что Джулия не устоит перед всей этой пышностью и помпой? Вместо того чтобы сдерживать ее тщеславные стремления, вы только подстегиваете ее к большему!

Диана медленно подошла к окну, выходящему на Гросвенор-сквер. Оно было завешено прекрасными шелковыми шторами золотисто-синего цвета, подвязанными по сторонам окна синими шелковыми шнурами. Диана нервно провела пальцем по шторе.

– Видимо, вы должны привыкнуть к тому, что ей все это нравится, Эверард.

Усилием воли она заставила себя обернуться и посмотреть ему в глаза, чтобы он ясно прочитал в них, что она имеет в виду.

Она увидела, что его глаза сузились, он весь подался вперед.

– Итак, мы вернулись к тому же. Если я правильно понял, я должен именно вас благодарить за продление помолвки. Я спрашиваю еще раз: чего вы хотите? Вы пытаетесь убить мою любовь к Джулии с помощью этих жалких происков? Видно, я плохо знал вас, Диана. Я глубоко разочарован. Я рассчитывал, что вы сделаете все, чтобы поддержать меня, мои намерения, связанные с Джулией. Разве мы не были друзьями, даже больше, чем друзьями, – наперсниками? Вы должны знать меня, а поэтому должны и понимать, чего я хочу для своей жены. Как мы могли так подолгу и о многом беседовать, если вы совершенно не понимаете меня?

Диане хотелось закричать: «А как же вы могли так долго быть моим другом и не заметить того, что происходит со мной

– Эверард, – раздался восторженный голос Джулии, – леди Эпплдор сказала тете Феб, что она хочет купить двадцать лебедей специально для нашего вечера, чтобы они плавали в пруду перед ее домом. Бальная зала выходит как раз на него, и, наверное, будет уже достаточно тепло, чтобы танцевать на террасе. О, ведь в Котсволде очень красиво в это время года! Разумеется, мне надо три новых бальных платья. Возможно, нам придется отложить свадьбу еще на неделю. Портные не успеют сшить три платья! Как вы думаете, Эверард?

– Нет! – закричал он. – Этого я не позволю. – Он оставил Диану и пошел через комнату к своей невесте. – Мне не нравится, что вы так охотно соглашаетесь отложить нашу свадьбу. Вы должны кое-что понять. Я долго ждал, прежде чем решил жениться, но, встретив вас – такую красивую – и добившись вашего согласия стать моею, я хочу как можно скорее назвать вас своей женой. Я хочу, чтобы вы принадлежали только мне, и не позволю никаких задержек нашей свадьбы.

К концу его речи Джулия зарделась и заулыбалась, и Диана с огорчением поняла, что невольно подтолкнула Эверарда к поступку, который мог лишь усилить привязанность Джулии к нему. Такое бурное и темпераментное выражение любви – совершенно несвойственное его натуре – было именно тем, что могло понравиться ее сестре.

– Я не думала, что вы так расстроитесь, любовь моя, – сказала Джулия, беря его за руку и поднимая глаза, чтобы взглянуть ему в лицо. Она все еще сидела на софе, «La Belle Assemblée» раскрыта на коленях, выразительное лицо светилось нежностью.

Он смягчил голос и закончил монолог пожатием ее руки и словами:

– Не хочу огорчать вас, моя дорогая, но я должен настоять на том, чтобы вы отказались от этих платьев. Это… это путешествие, как его, видимо, начнут называть в свете, будет длиться три недели, и не больше! По окончании которых мы поженимся.

Джулия заглянула ему в лицо с восторженным обожанием.

– Да, мой дорогой Эверард, – произнесла она с благоговением. В ответ на это он склонился к ее руке и поцеловал ее.

Но стоило ему отпустить ее руку, как она тут же повернулась к Феб и воскликнула:

– Если я обращусь сразу к двум модисткам, то, думаю, мне успеют сшить все, что я задумала. Не могу же я надеть у леди Эпплдор то же платье, в котором буду в Кловелли-холле. Не могу!

– Но подумай! – ответила Феб с шутливой улыбкой и озорным огоньком в глазах. – Если тебе успеют сшить все те платья, которые ты намерена заказать, то придется нанимать два фургона, чтобы везти содержимое твоего гардероба по Англии. Боюсь, Эверард испугается высоких пошлин и будет принужден отказаться!

Джулия игриво рассмеялась и снова повернулась к своему жениху, который, уже не понимая, что происходит, попятился от нее.

– Эв! – воскликнула она, потряхивая своими темными кудрями. – Вы ведь не будете против, правда?

Диана к этому времени подошла к камину, стоя возле которого она могла видеть их обоих – и сестру, и Эверарда. Нежность на его лице и сменившее ее выражение смущенного изумления чуть не заставили ее рассмеяться. Неужели Эверард думал, что Джулия откажется от своих платьев? Как мало он знал ее.

Вопрос Джулии был риторическим, так как она немедленно переключила свое внимание на тетю и на дамский журнал, все еще лежащий у нее на коленях. Эверарда совершенно забыли за оживленным обсуждением достоинств всех разновидностей шелка, газа, атласа, узорчатых кружев, французских узлов и вышивок серебряной нитью. Наконец дело дошло до цвета гостиных, в которых должны были состояться вечера в честь помолвки. Джулия решила сшить соответствующие платья, чтобы смотреться на этом фоне еще выигрышнее. Тут Эверард понял, что пора ретироваться, и двинулся обратно к камину.

Когда он начал допытываться у Дианы, кому первому пришла в голову чудовищная идея устроить эту поездку, она просто покачала головой и сказала:

– Вы видите, как все это нравится Джулии? Почему вы хотите отказать ей в удовольствии провести несколько недель так, что ей будет завидовать вся Англия. Она сделает вам честь! Ее платья будут такими великолепными, что мы даже не можем себе представить!

– Да прекратите же! – раздраженно ответил жених, как будто ему наступили на мозоль.

21

Лорд Кингзбридж сидел в небольшой комнате, расположенной в задней части его дома. Уже несколько лет она была его любимым убежищем, где он наслаждался возможностью отдохнуть от всех и вся. Он сидел в глубоком кресле, опершись подбородком на руку, и то и дело испускал тяжелые вздохи, между которыми проходило не больше двух с половиной минут. Время он отслеживал по часам, громко тикавшим на каминной доске перед ним. Обстановка комнаты была скромной и состояла только из кресла, скамеечки для ног и стола из красного дерева, на котором стояла большая коробка нюхательного табака. Коробка была открыта и крышка лежала рядом на полированной поверхности стола. Вдоль стен тянулись ряды книжных полок с толстыми томами в кожаных переплетах – коллекция, собранная его дедом больше полувека назад. Завершали убранство комнаты две старинные французские фарфоровые вазы и лежащий на полу узорчатый красно-зеленый ковер. Зеленые бархатные шторы свисали с золотистого карниза по бокам узкого окна, выходившего на конюшенный двор.

В теплые месяцы поздней весны и лета, когда в камине не зажигали огонь, он ставил перед очагом большую расшитую ширму. И сейчас она была здесь, перед ним, напоминая о лучших днях его жизни.

Ему подарила ее Гвендолин на годовщину их свадьбы, за год до того, как она… Во всяком случае, за какое-то время до этого. Он смотрел на сложную вышивку – прелестные желтые и розовые розы в обрамлении листьев на темно-зеленом фоне. Он всегда любил эту ширму, и хотя мало разбирался в искусстве вышивания, но понимал, что для ее создания потребовалось немало усилий и мастерства. Только одно удивляло его все эти годы в подарке его жены – он не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь видел ее с иголкой в руках. Никогда пяльцы не портили своим видом его гостиные, и, насколько он помнил, Гвендолин была живым, неугомонным созданием, таким же, как Джулия. Поэтому было непонятно, когда же она находила время для такой сложной работы! Это была тайна, которую его бедная жена унесла с собой в могилу много лет назад.

Он снова вздохнул, разглядывая ширму. В левой руке он держал бокал бренди. Виконт был уже немного пьян и рад этому. В последнее время его тяготила повисшая в доме напряженность, которая, казалось, пропитывала воздух, которым он дышал, и все эти дни у него болезненно ныло сердце.

Он надеялся, что, после того как Джулия приняла предложение Эверарда, Диана покорится судьбе и смирится с тем, что она потеряла капитана навсегда. Вместо этого, черт побери, она, кажется, затеяла какую-то кампанию, обрезала свои волосы – хотя, ничего не скажешь, ей это очень шло! Однако ее намерения были совершенно очевидны, как у конного полка, который поднимает свой штандарт и выступает в открытом поле навстречу противнику. Но самое интересное, что Эверард упорно не хотел ничего понимать. Все это было очень странно!

Он снова вздохнул, сделал большой глоток из бокала, словно это была кружка с пивом, вдохнул от души взятую щепоть табака и снова положил подбородок на руку и глубоко задумался. Его немигающий взгляд застыл на лепестках нежных роз, украшающих ширму. Он чувствовал, что должен вмешаться, но, черт возьми, он ненавидел встревать в такого рода дела, особенно между дочерьми.

Как раз когда он собрался снова поднести бокал к губам, он услышал легкий стук в дверь. Он повернул голову на этот звук и, хмуро глядя на обшитую дубовыми панелями дверь, хриплым голосом разрешил войти. Дверь открылась, сначала из-за нее показалась голова Феб, а затем и вся ее прелестная фигура. Он попытался встать с кресла ей навстречу.

– Феб! Что? Вы еще здесь? Пришли снова терзать мое сердце? – вырвалось у него. Но тут он перевернул бокал с бренди на свои черные панталоны, споткнувшись о скамеечку, стоящую перед креслом, и с грохотом растянулся перед камином. Бокал со звоном разбился.

Виконт несколько раз удивленно моргнул, и где-то в уголке его мозга смутно промелькнула мысль, что, может быть, – но только может быть! – он выпил бренди больше, чем следовало. Сообразив, что будет не слишком вежливо беседовать с Феб в таком положении, он попробовал встать, но безуспешно. Все так запуталось! Почему Феб еще здесь? Было уже далеко за полночь. Конечно, его дочери уже легли спать! А она пришла смущать его покой, хотя какой уж может быть теперь покой в этом доме! И выглядит она с этой новой прической так же очаровательно, как тогда, когда он впервые увидел ее. Ее фигура все еще под стать Венере, и только что он имел возможность заметить, что ее лодыжки исключительно изящны, поскольку именно их, а также отделанный бахромой край ее фиолетового платья он мог сейчас видеть, учитывая его близость к полу.

– Роберт Хартланд! – услышал он ее голос. – Как вы можете быть пьяны, когда я хочу сообщить вам нечто важное? О дорогой, осторожнее, повсюду стекло!

– Я разбил бокал, и надо убрать осколки. Не то миссис Шипстор задушит меня в моей же постели!

Он увидел, как Феб опустилась на колени и начала поднимать осколки с ковра.

– Моя дорогая девочка! – воскликнул он. – Что, черт возьми, вы делаете? Ковер почистит одна из горничных. Вы не должны…

Она показала ему осколок разбитого бокала. Встряхнув головой, виконт непонимающе посмотрел на него и наконец сказал:

– Я разбил его, когда упал. – Он снова попытался принять сидячее положение и привалился к камину.

– Да, – ответила Феб, продолжая поднимать стекла и осторожно держа их в руке. – Я видела. Вы не ушиблись?

Лорд Кингзбридж положил руку на лоб и закрыл глаза. Он честно изо всех сил пытался понять, о чем Феб только что спросила его, но усилия были напрасными. Продолжая закрывать лицо рукой, он быстро взглянул сквозь пальцы и спросил:

– Что вы такое, черт побери, только что сказали?

– Вы ушиблись, Роберт? Вы упали. Вы у-шиб-лись?

Она закончила собирать осколки, подобрав все, что смогла найти, и теперь внимательно смотрела на него, наклонившись совсем близко к его лицу.

Он оскорбился, то есть не то чтобы по-настоящему оскорбился, но должна же у него быть гордость, в конце-то концов!

– Не надо говорить со мной, как с ребенком. Нет, я не ушибся! По крайней мере – о, дьявол его возьми! – какое мне дело до того, ушибся ли я!

Феб ласково улыбнулась ему, потом встала на ноги и пошла через комнату, чтобы положить осколки на одну из книжных полок. Кингзбридж наблюдал за ее движениями и никак не мог понять, то ли это он качается так, то ли она так покачивает бедрами при ходьбе. Он почувствовал, как в нем поднимается желание, и был так удивлен, что икнул.

– О дорогой, – услышал он ее голос, когда она подошла и наклонилась, чтобы взять его за руку. Затем она потянула его к себе, пытаясь помочь ему встать на ноги. – Ну что мне с вами делать? Мне так нужно было поговорить сегодня вечером с вами, Роберт. По крайней мере, попробуйте встать.

Ему нравился исходящий от ее волос легкий аромат роз.

– Вы моете волосы розовой водой? – внезапно спросил он, нежно притягивая ее – по крайней мере, ему казалось, что делает это нежно, – к себе, чтобы зарыться лицом в ее темных локонах.

– Роберт! – воскликнула она. – Осторожнее! Я могу не удержаться…

И с этими словами она, к большому его удовольствию, упала в его объятия.

Ему самому показалось странным, что он не мог толком понять ее слова, не мог даже заставить себя встать со стула и вежливо поприветствовать Феб, однако стоило ей оказаться в его объятиях, как он прекрасно понял, что он должен делать, и его мозг и тело отлично слушались его.

Феб почувствовала, как он страстно ищет ее губы. Так много лет она мечтала об этом, что сначала даже не поверила, что Роберт действительно целует ее. Она слышала его тяжелое прерывистое дыхание, и счастье захлестнуло ее всю, когда она ощутила прикосновение губ мужчины, которого любила.

– Феб! Феб! – бормотал он, покрывая поцелуями ее волосы, щеки, нос. Внезапно ее осенила ужасная догадка, что он забыл, где находятся ее губы, и она чуть не рассмеялась.

Услышав ее смешок, Кингзбридж оторвался от нее и посмотрел с удивлением. Потом он взял ее за подбородок и поднял его, чтобы лучше видеть ее лицо. – Феб, – произнес он с раскаянием в голосе, качая головой. – Что я делаю? Почему вы позволили мне целовать вас?

– Не хотела бы окончательно смущать вас, Роберт, – ответила Феб, – но вы не оставили мне выбора. Вы были очень настойчивы, и, если обратите внимание, вы все еще держите меня в своих объятиях.

Опасаясь, что он поймет ее неправильно, поскольку его состояние едва ли позволяло ему адекватно реагировать на ее шутки, она любовно обвила руками его шею и склонила голову ему на плечо.

К большому ее удовольствию, он прижал ее к себе и обнял крепче.

– Простите меня, Феби, – сказал он, называя ее именем, которое придумала ей много лет назад Джулия. – Голова у меня как чугунная. Я теперь не могу выпить и глотка бренди, чтобы не потерять рассудок. Черт возьми, моя дорогая, но мне так нравится целовать и обнимать вас, хотя я знаю, что не должен этого делать. Не должен! Черт, ведь вы же сестра Гвендолин! Это нехорошо.

– Не думаю, что Гвинни тоже так подумала бы, – ответила она тихо, прижимаясь щекой к его галстуку.

Он только вздохнул и икнул в ответ, и его молчание обнадежило Феб. Потом она закрыла глаза и наслаждалась нежными словами, которые он говорил ей, хотя знала, что на следующее утро он едва ли вспомнит их.

Моя дорогая, моя дорогая.

Она ждала больше двадцати лет, чтобы услышать от него эти драгоценные слова, сказанные с такой нежностью. Быстрые горячие слезы обожгли ее глаза. Она глубоко вздохнула, наслаждаясь его объятиями. «Роберт, Роберт!» – хотелось закричать ей. Она страстно желала сказать ему о своей любви, но знала, что время для этого еще не пришло.

Наконец она опустила руки, обвивающие его шею и, несмотря на протесты, выскользнула из его объятий. Потянув его за руку со всем напряжением своих слабых женских сил, она наконец заставила его подняться и усадила в кресло.

Потом села на скамеечку перед ним и взяла его за руки.

– Вы должны выслушать меня очень внимательно, Роберт. Я бы очень хотела остаться здесь с вами, но не могу этого сделать.

– Нет, нет! Конечно, нет! Уже поздно! Вам пора ехать!

– Да. Но перед тем как уйти, я должна кое-что сказать вам. Диана попросила меня поговорить с вами об одном деле, в сущности, ничего особенного, но она боится, что вы откажете ей.

– Моя голова не очень ясно соображает, моя дорогая, – сказал он медленно и с видимым усилием. – Лучше переходите прямо к сути.

– Что ж, дело вот в чем – нам нужно, чтобы вы взяли секретаря, который помог бы в организации свадебной поездки Джулии.

– Уфф, – выдохнул лорд Кингзбридж, небрежно махнув рукой. – Наймите хоть дюжину, если это доставит вам удовольствие. Делайте, что считаете нужным.

– В данной ситуации нам нужен только один.

– Тогда я не вижу, в чем трудность. От одного лишнего человека издержек немного. Возьмите любого, кто вам подойдет. Я оставляю это на ваше усмотрение или на усмотрение Дианы. Но, откровенно говоря… Мысли вязнут у меня в голове, как тяжелые сапоги в грязи… Я не понимаю, зачем ей понадобились вы, чтобы просить меня об этом. Почему она решила, что я не соглашусь?

– По одной простой причине. Она хочет нанять Лоуренса Эш… то есть Бишэмпа.

– Лоуренса? Зачем, он же богат, как Крез? Или… о Господи! Он что, проигрался? Только не говорите мне, что он проиграл все свое состояние!

– Нет, нет! – заверила его Феб. – Но он как раз подходит на эту должность. И он готов отправиться в эту поездку и улаживать все трудности, которые, несомненно, будут возникать в пути.

Он покачал головой, недовольно хмурясь.

– Я знаю, я должен отказать. Что-то здесь не так – слишком уж невинное у вас выражение лица. Но, черт возьми, я слишком пьян и не могу вам отказать! Для вас – все, что угодно, Феб. Попросите меня о чем угодно, и, клянусь, для вас я сделаю все.

Феб сидела, глядя ему в лицо, ее руки лежали в его ладонях. С нежностью смотрела она в его голубые глаза – самые прекрасные глаза на свете, какими бы покрасневшими они ни были сейчас. Попросить его о чем угодно! Какое это было искушение, сильное искушение – ей так хотелось стать его женой. Слова уже готовы были сорваться с ее языка. Они стоили того, чтобы произнести их вслух, не столько в надежде на то, что он выполнит свою клятву, сколько для того, чтобы посмотреть, какое у него будет выражение лица. Однако честь быть его женой она ценила превыше всего и никогда не посмела бы отнестись к этому так легкомысленно. Поэтому она сказала только:

– Прошу вас, пусть Лоуренс станет вашим секретарем. Ради Дианы.

Он сжал ее руки и ответил просто:

– Сделано!

Лорд Кингзбридж кивнул несколько раз, пытаясь собрать воедино свои разбегающиеся мысли. Все сказанные слова с трудом запечатлелись в его мозгу. Поэтому все, что ему оставалось делать, – это молча смотреть на Феб.

Когда она наконец встала на ноги и пожелала ему спокойной ночи, он увидел, как она повернулась к камину и поставила на место ширму с розами. Он протянул руку, желая коснуться ее платья, хотя сам точно не знал, зачем. Она постояла, глядя на ширму, затем повернулась, чтобы идти к двери, но он поймал ее за руку и не дал уйти. Он улыбнулся и сказал, указывая на ширму:

– Гвендолин вышила ее для меня! Поэтому я держу ее здесь.

Даже в его состоянии он не мог не заметить выражение удивления, быстро промелькнувшее в ее широко раскрытых глазах.

– О нет, Роберт. Эту вышивку сделала я. Вы не помните? Я подарила ее вам и Гвендолин на Рождество перед… в общем, давным-давно. Вы забыли?

Известие о том, что ширма была вышита Феб, а не Гвендолин, сильно подействовало на виконта. Он потряс головой, пытаясь прояснить свой ум, но не смог. Ширма Феб? Все эти годы он так любовался ею и так любил работу Феб, а не Гвендолин? Он почувствовал, что краснеет и что ему становится нехорошо. Он хотел сказать больше, но единственными словами, которые он успел произнести, были:

– Я всегда любил эту ширму и часто ею любовался.

Комната поплыла перед его глазами, и, все еще цепляясь за ее руку, он добавил:

– Вы знаете, я, кажется, сильно перебрал бренди…

Феб увидела, как он повалился на пол, словно младенец, который в первый раз самостоятельно сел и вдруг, потеряв равновесие, опрокинулся на сторону.

– О мой дорогой Роберт, – тяжело вздохнула она, обращаясь к неподвижному телу, распростертому на красно-зеленом ковре. – Что мне с вами делать?

ДНЕВНИК

«В первые за месяцы, даже больше того – годы мы с Джулией испытываем одни и те же чувства. Мы обе вне себя от волнения в ожидании начала торжественного выезда – по совершенно разным причинам, конечно. В то время как я безмерно рада, что мне удалось выиграть дополнительные две недели на то, чтобы положить конец их помолвке с Эверардом, она вся дрожит от перспективы возглавить грандиозную процессию, которая проедет чуть ли не по всей Англии. Однажды она даже отозвалась о себе как о современной Жанне д'Арк! Я попыталась объяснить ей, что миссия Жанны была духовной, на что Джулия запальчиво возразила:

– Ну и что! Какая разница, зачем она приехала в Англию! Главное, это было потрясающее переживание!

С этим трудно было поспорить, и я успокоилась, хотя мне и хотелось выразить – с некоторой долей сарказма – надежду, что подвиг Джулии закончится не так катастрофически, как у Жанны. Но если бы я сказала что-нибудь в этом духе, она бы просто смерила меня взглядом, вздернув подбородок, и ответила, что она очень любит фейерверки и что, может быть, миссис Диттишэм устроит фейерверк на вечере в ее честь.

Но какой же циничной я становлюсь! Ладно, не буду больше писать про Джулию.

В общем, я придержала свой язык и сконцентрировалась больше на собственных удовольствиях, которые сулит мне эта поездка. Хотя мои усилия пока не принесли заметных результатов, я все же не могу не радоваться тому, что мне уже удалось сделать. Кто бы мог подумать еще неделю назад, что вместо писания приглашений на бракосочетание Джулии здесь, в Лондоне, в Сент-Джеймском соборе, я сейчас надену мою лучшую мантилью, отделанную собольим мехом, которая защитит меня от прохлады свежего июньского утра, и буду готова сесть в папину большую дорожную карету? И хотя сделано очень немного из того, что задумано, я рада тому, что уже есть, а дальше будь что будет.

Пока я пишу это, я слышу такой шум на площади за окном, будто весь высший свет, включая и тех, кто не приглашен участвовать в поездке, прибыл, чтобы стать свидетелями отправления Джулии и Эверарда, которые поедут во главе кортежа. Если быть честной, я поражена числом желающих засвидетельствовать свое почтение жениху и невесте. Ходили даже слухи, что принц тоже принял приглашение леди Кловелли и собирается отправиться с ней в открытом ландо с Гросвенор-cквер в ее поместье, находящееся примерно в тридцати милях от столицы.

Она, однако, призналась мне, что это неправда. Бедный принц нездоров, ему пустили кровь, поставив пиявки, и, надо надеяться, теперь он скоро поправится.

Я пару раз выглядывала в окно на площадь, чтобы увидеть участников процессии. Может показаться, что хаос царит среди всего этого огромного количества лошадей и экипажей, людей – гарцующих, скачущих, кружащих по прилегающим улицам, но я знаю, что на самом деле это не так. Весь кортеж хорошо организован – и, к большому моему удивлению, не кем иным, как Лоуренсом.

Феб – каким образом, не могу себе представить – уговорила папу взять Лоуренса секретарем на время нашей поездки по Англии. Теперь он сможет находиться рядом с Джулией все эти несколько недель, не вызывая никаких кривотолков и подозрений у наших наблюдательных спутников. И если бы он совершенно устранился от исполнения своих обязанностей, я бы не удивилась и не расстроилась, поскольку единственной моей целью было обеспечить ему возможность ухаживать за Джулией.

Но так как последние десять лет он был деловым человеком, то не удержался и взял на себя всю организацию этого непростого мероприятия. Здесь как нельзя пригодились его деловые способности – я с трудом представляю себе, как можно доставить такую уйму людей из Лондона в Беркшир не только вовремя, но и в целости и сохранности. Если при этом он еще будет успевать почаще попадаться на глаза Джулии, я должна буду признать, что идея взять Лоуренса секретарем оправдала себя вдвойне.

Он разделил сто пятьдесят путешественников, которые будут размещены в пятидесяти комнатах Кловелли-холла, на партии по десять экипажей. Они будут покидать Лондон с интервалом в пятнадцать минут, доставляя приглашенных на место с необходимым перерывом между группами, чтобы избежать столпотворения и суматохи. К тому же июнь – самый ужасный месяц на королевских дорогах, ведущих из Лондона. Они и так переполнены, и не могло бы быть ничего хуже, чем запустить сотню экипажей одновременно на одну несчастную дорогу на запад, в Уэльс.

Кроме того, Лоуренс нанял армию слуг, часть из которых разместил вдоль дороги для обслуживания экипажей, если им что-нибудь понадобится во время путешествия. Остальных он отправил заранее в дом леди Кловелли под руководством троих проверенных людей, которые за них отвечают. Эти три человека работают у него уже несколько лет.

Леди Кловелли, не зная о том, что он и есть тот самый набоб, предложила ему место секретаря у себя после свадьбы Джулии. Лоуренс, пряча улыбку неподдельного веселья и заодно удовольствия от полученного комплимента, отклонил ее любезное предложение, сказав, что он вернулся в Англию после столь долгого добровольного изгнания с единственным намерением – жениться и обзавестись детишками.

– Но у вас же нет состояния! – воскликнула она.

Лоуренс слегка пожал плечами и ответил, что он предполагает жениться на богатой наследнице, на что леди Кловелли высказала желание непременно помочь ему в осуществлении его планов. Он выразил свою признательность, поцеловав ей пальцы, и тем самым навсегда завоевал ее хорошее к себе отношение.

Джулия наблюдала за этой сценой, раскрыв рот и с неподдельным вниманием. Лоуренс перед этим ограничился лишь вежливым поклоном в ее сторону, и это так расстроило и взволновало ее, что, когда Эверард приблизился к ней, она сначала отчитала его за что-то, а потом неожиданно ударилась в слезы. Он попытался ее успокоить, мягко уговаривая, но получилось только хуже. Она разразилась настоящей истерикой и убежала в свою комнату.

В свою очередь, и я переполнилась волнением и надеждою, особенно после того как заметила на лице Эверарда явное раздражение.

Пока я заканчиваю эту запись – я должна торопиться, поскольку, я слышала, папа уже созвал слуг, чтобы попрощаться с ними, – я продолжаю смеяться!

Вчера вечером я и Эверард обсуждали «Оратора» Ханта и его радикальные общественные взгляды. Беседа так увлекла нас, что мы оба не слышали, как Джулия ищет и зовет нас. Наконец она влетела к нам и резким голосом спросила, не оглох ли один из нас или мы оба!

Да, я смеюсь, я довольна и очень-очень волнуюсь!»

22

Джулия стояла в гостиной рядом со своей арфой, нервно кусая губу и морща лоб. В руках она сжимала – так, словно оно могло улететь, если она ослабит свою хватку, – послание от Лоуренса с еще несломанной восковой печатью. Не прошло и десяти минут, как он передал ей это предательское послание, его слова все еще звенели в ее ушах: «Не покидай меня

Ее мучило дурное предчувствие. Она держала зажатый в пальцах сложенный вчетверо листок веленевой бумаги и думала о том, что, с тех пор как Лоуренс появился на Гросвенор-сквер, чтобы взять на себя все приготовления к поездке, он преследовал ее повсюду. Он пристально глядел на нее, когда думал, что никто этого не замечает, он смешил ее, говоря ей дурацкие шутки, прятался в коридорах и пустых комнатах, ловя ее врасплох – каждый раз зажимая ей рот рукой, чтобы она не успела завизжать, – а потом только щекотал ее или целовал руку. Однажды, когда он поймал ее в любимой папиной комнате и хотел поцеловать, она так испугалась, что это остановило его.

– Я почти забыл, – произнес он с разрывающей сердце печалью, – что ты обручена и выходишь замуж. Не за меня.

Каким подавленным выглядел он потом весь день и оживился только, когда начал говорить с Дианой об организации кортежа. В этот момент ничто, казалось, не омрачало его дух – он был на подъеме, темные глаза светились явным удовольствием от работы. Она понимала Лоуренса больше, чем кто-либо, поскольку сама испытывала то же, когда ухаживала за своими бездомными или ранеными животными. Она забывала обо всем другом и не знала усталости или раздражения, когда заботилась о своем зверинце.

Однако больше всего в отношениях с Лоуренсом ее беспокоило то, что в последнее время – особенно когда она начинала скучать, а Эверард беседовал с ее сестрой – она сама стала искать встречи с ним в пустых комнатах. Казалось, он понимал это, и они стали видеться еще чаще. Все это было, конечно, безобидной игрой, но ее совесть нашептывала ей предостережения.

И вот теперь он написал ей, и она страшилась содержания этой записки больше, чем глупых пряток, в которые они играли по привычке.

Сломав восковую печать, она открыла письмо и, пробежав его глазами, вздохнула с облегчением. Там было написано только: «В час в библиотеке». Она взглянула на каминные часы – до часа оставалось пять минут. В четверть второго кортеж должен был отправляться. Ее сердце громко застучало в груди, она сложила письмо и сунула его в муфту.

– Вот вы где, моя дорогая! – неожиданно раздался голос Эверарда.

– Вы! – воскликнула Джулия, быстро оборачиваясь, чтобы взглянуть на него, и краснея.

– Конечно, моя любовь. Кто же еще мог обратиться к вам так нежно. Только скажите, и я вызову его, чтобы он ответил за свою дерзость!

– Разумеется, никто, – ответила она поспешно, сжимая в кулаке записку Лоуренса. Видел ли он, как она прятала письмо в муфту? Потребует ли прочесть его? Что, если он решит пойти в библиотеку вместо нее?

Она почувствовала слабость, но ни за что не могла позволить себе упасть в обморок, когда ее ждала тайная встреча с Лоуренсом!

Эверард прошел через комнату, чтобы встать рядом с ней у арфы. Когда он начал говорить, лицо его светилось любовью, но она была не в состоянии слушать его и снова занервничала. Она поняла, что он восхищается ее модной шелковой мантильей, но не могла сосредоточиться на его словах. Тиканье часов на другом конце комнаты отдавалось у нее в сердце. Прошла минута, она улыбнулась Эверарду, кивнула в признание его комплиментов. Прошла еще минута, и тогда он сообщил, что у него есть подарок для нее, который порадует ее в путешествии в Беркшир. Услышав о подарке, она наконец обратила на него внимание.

– О, что же это, скажите? – спросила она, мигая. – У вас для меня подарок? Как мило! Да, да, конечно, я с удовольствием подожду, пока мы тронемся в путь.

Затем миновала еще минута. Ее сердце уже готово было выскочить из груди, когда наконец она приложила руку ко лбу и сказала:

– Эта жара. Я чувствую себя совсем разбитой. Эверард, не будете ли вы так добры сходить в мою спальню и взять мою нюхательную соль? Я оставила ее на туалетном столике.

– Дорогая моя! Что с вами? У вас такой болезненный румянец. Сядьте же! – потребовал он, подводя ее к креслу и усаживая в него прежде, чем покинуть комнату.

Однако стоило ему выйти за дверь, она вскочила на ноги и, как только каминные часы пробили час, буквально вылетела из гостиной. Быстро выглянув в коридор и убедившись, что он пуст, она сбежала вниз по лестнице и вбежала в библиотеку.

– Лоуренс, – задыхаясь, воскликнула она, увидев друга своего детства, стоящего у окна и смотрящего на улицу. – Я чуть было не попалась, открывая твое письмо, когда вдруг вошел Эверард!

Она быстро захлопнула за собой дверь и, недолго думая, повернула ключ в замке и вынула его.

– Что, черт побери, что ты делаешь? – воскликнул Лоуренс, бегом пересекая комнату и беря ключ из ее руки.

– Что… что ты имеешь в виду? Ты хотел видеть меня, не так ли? Ты… Ты отдал эту записку моей горничной?

Она порывисто выхватила ее из своей нежной розовой муфты и сунула ему под нос.

Он взглянул на записку, затем вставил ключ обратно в замок.

– Да, эх ты, дурочка! Но вовсе не затем, чтобы устроить скандал в доме твоего отца. Ты что же, вообразила, будто я собираюсь заключить тебя в объятия и умолять покинуть семью и бежать со мной перед свадебной поездкой?

Он улыбнулся ей, поворачивая ключ в замке.

На миг Джулия почувствовала огромное желание воскликнуть: «Да! Да! Лоуренс, забери меня!» Эта неожиданная мысль так ужаснула ее, так далека была от будущего, которое ждало ее в качестве жены Эверарда, что рот ее открылся.

– Нет, конечно, нет! – воскликнула она, отступая на шаг от Лоуренса.

– Я рад этому, – ответил он. – Зачем же мне нужно, чтобы вся Англия преследовала меня, готовая затянуть петлю на моей шее, поскольку твой жених – один из самых известных сынов своей страны!

Его улыбка согревала сердце Джулии.

– Не знаю, почему я так решила! – воскликнула она, стараясь вернуть себе чувство достоинства. – Что же… Что же тогда означало твое письмо?

Он взял ее за локоть и подвел к одному из окон, выходящих на улицу.

– Смотри. Через несколько минут ты узнаешь, моя маленькая репка!

Джулия хотела было обидеться на это прозвище, но любопытство пересилило все остальные чувства. Что же она увидит? Она не могла представить себе, что он имел в виду. Он остановил ее, не давая подойти к самому окну.

Джулии сделалось не по себе от невероятного шума, доносящегося снизу, который, казалось, с каждой секундой делался все громче. Там собралась огромная толпа, и все это ради нее и Эверарда: конечно, в конце концов, ведь он был, как Лоуренс только что отметил, героем войны.

Когда она взглянула на своего друга, стоящего рядом с ней, ей показалось, что он к чему-то внимательно прислушивается. Но все звуки тонули в гвалте толпы. Что он надеялся различить в таком хаосе?

– Жди здесь! – велел он, пожимая ее руку. Он быстро подошел к окну, потом обернулся с радостным лицом и сделал ей знак рукой. – Подойди! Подойди быстрей! Ты не поверишь своим глазам!

Джулия подбежала к окну, опуская муфту и в волнении прижимаясь носом к стеклу. Цепь людей отгораживала толпу от дома, поэтому, в то время как площадь была заполнена людьми, лошадьми и экипажами, перед домом ее отца был свободный проезд. Неожиданно послышалось цоканье подков. Прямо под окном, у которого они стояли, появились шесть лоснящихся вороных лошадей, украшенных упряжью, отделанной серебром, и разноцветными лентами. Над головой каждой лошади развевался красивый плюмаж из розовых страусовых перьев точь-в-точь такого же цвета, как мантилья Джулии.

Джулия с трудом перевела дыхание. Она не могла скрыть свое ликование.

– Они такие красивые! – воскликнула она, запрыгав от радости. – Перья такого же цвета, как моя мантилья! Кто же все это придумал?

Она учащенно задышала, потому что под окном показался экипаж. Это было элегантное ландо, черное снаружи и с изысканной розовой бархатной отделкой внутри. Такого она не видела никогда в жизни.

– О Боже! Какая красота!

– Джулия? – спросил голос позади нее.

Она резко обернулась и воскликнула:

– Эверард? О Эверард! Скажите мне наконец! Это и есть тот подарок, о котором вы мне говорили?

Она подбежала к нему и, схватив за руку, подтащила к окну.

– О, но это так великолепно, слишком великолепно, чтобы выразить словами! Как хорошо вы знаете меня! Ничто не могло бы обрадовать меня больше! А я думала… ну да неважно. Шесть лошадей! Вы с Лоуренсом устроили это вместе?

Эверард выглянул в окно и ужаснулся. Он ненавидел пышность. Когда он вернулся из Испании, то запретил парад и празднество в свою честь, даже несмотря на то, что сам принц просил его не делать этого. Вид экипажа с розовой обивкой вызывал в нем отвращение. Он в недоумении посмотрел на обрадованное дитя, которое хлопало в ладоши и громко выражало свое удовольствие.

– Все как я мечтала! Лошади подобраны к волосам! И какие чудесные ленты всех цветов радуги. О, Эв, как вы догадались?

– Вы ошибаетесь, моя дорогая, – произнес он тихо, все еще растерянный происходящим. – Это не тот подарок, который я приготовил для вас.

– Тогда… тогда чей же? – она повернула сияющее лицо к Лоуренсу и воскликнула: – О, конечно, какая же я глупая! Ты ведь устраивал это? Тогда это от моего отца!

Лоуренс слегка нахмурился, взглянул на Эверарда и наконец поклонился Джулии. Она приняла его молчание за подтверждение того, что это папа приобрел для нее экипаж, и продолжала:

– Тогда мне надо немедленно разыскать его и поблагодарить! За всю мою жизнь я ни разу не была так удивлена и обрадована!

Она побежала прочь из комнаты, оставляя Эверарда с леденящим чувством страха в груди. Он посмотрел на черноволосого мужчину перед собой и сказал:

– Это ведь ваших рук дело, не так ли? Кингзбридж не стал бы расточать свои деньги на такой экипаж.

Лоуренс кивнул головой.

– Вы сами видели, как она обрадовалась, и это все, чего я хотел.

– Я был бы очень признателен вам, мистер Бишэмп, если бы впредь вы постарались воздерживаться от желания доставлять ей подобные удовольствия.

– Я не хотел ничего плохого, – легко ответил Лоуренс. – Просто увидеть улыбку на губах подруги моего детства, к которой я чудесно отношусь.

Сказав эти слова, он повернулся и пошел к дверям.

Если бы Эверард не был так подавлен видом экипажа и восхищением Джулии по поводу подарка Лоуренса, он бы немедленно занялся поисками нового секретаря для лорда Кингзбриджа! Но он лишь взглянул на перебирающих ногами лошадей, вид сияющего розового бархата резанул ему сердце, и чувство глубокой досады, снедавшее его, дошло вдруг до отчаяния. Он опустил руку в карман и достал маленький томик избранных стихотворений Джона Мильтона, который он так заботливо выбирал в подарок для своей невесты.

23

Лоуренс помог Диане войти в дорожный экипаж, который должен был следовать за экстравагантным ландо Джулии и каретой, где уже удобно разместились ее отец и тетя Феб.

Когда слуга поднял ступеньки и захлопнул за ними дверцу, она обратилась к нему с веселой улыбкой:

– Как вам пришла в голову мысль одарить мою сестру таким роскошным экипажем? Это была отличная идея, поскольку вы должны знать, что Эверард ненавидит пышность!

Лоуренс ударил своей тростью черного дерева в пол экипажа, с нетерпением ожидая, когда можно будет ехать, и ответил:

– Я бы принял ваш комплимент, если бы действительно думал о чувствах капитана Эверарда, когда заказывал ландо для Джулии. Но, когда я делал это, меня совершенно не волновало, что капитану не понравится розовая отделка или лошади, украшенные лентами, как майское дерево. Мои мысли были только о Джулии и о том, как угодить ей!

Он посмотрел в окно на море провожающих, которые разражались аплодисментами каждый раз, когда Джулия привставала со своего сиденья и махала рукой ликующей толпе.

Диана смотрела на его профиль, не зная, верить ему или нет. Действительно ли он не собирался прилагать никаких усилий, чтобы расстроить Эверарда или создать ситуацию, в которой невеста могла вызвать чувство раздражения у своего жениха?

Однако по равнодушному выражению его лица, с которым он наблюдал за волнением толпы на площади, она поняла, что он сказал правду.

– Этим вы убедили меня больше, чем произнесением тысячи прекрасных речей, что любите мою сестру!

– Что? А вы сомневались?

– Иногда. Но больше никогда не усомнюсь!

– Не так уж важно, – ответил он с невеселой улыбкой, – усомнитесь вы или нет, главное, чтобы я сумел убедить Джулию прежде, чем мы прибудем в этот отвратительнейший из городов – Баф! Ужасное местечко! Как может такая умная женщина, как Феб, жить в таком провинциальном городишке?

Лоуренс уже успел завоевать самое теплое, дружеское расположение и тети, и отца Дианы. Феб обожала его, а лорд Кингзбридж, однажды примирившись с присутствием Лоуренса, вскоре тоже искренне полюбил его. Видя, как он хлопает Лоуренса рукой по плечу и ласково называет дерзким щенком, Диана поняла, что ее отец начал относиться к Лоуренсу как к любимому сыну.

Тетя Феб относилась к нему с такой же нежной привязанностью, как ко всем другим членам семьи. Но что сразило их всех, так это то, как Лоуренс умел управлять строптивым нравом Джулии. Одним-единственным замечанием он мог моментально остановить приступ истерики, которую она собиралась закатить. И если она еще продолжала дуться, он тут же предлагал какое-нибудь развлечение – была ли это игра в пикет, или крибедж, или в «Коммерцию», – и Джулия тут же забывала о своем негодовании, а неприятной сцене бывал положен конец прежде, чем она началась!

Конечно, так бывало только в отсутствие Эверарда. Все уже привыкли к тому, что, когда капитан присоединялся к их маленькому семейному кругу, в какой-то момент совершенно необузданная в своих чувствах Джулия начинала плакать или у нее портилось настроение. Эверард пытался успокоить ее тихими нежными словами, и вскоре она в истерике убегала в свою спальню, чтобы оросить слезами подушку, часто отказываясь потом вернуться в гостиную, ссылаясь на головную боль. Его раздражение становилось от раза к разу все более заметным. Однажды он даже ушел в середине вечера.

Та легкость, с которой Лоуренс командовал ею, и полное фиаско нежных уговоров Эверарда производили на всех сильное впечатление, в том числе и на ее отца, который, как видела Диана, все больше хмурился, снова и снова наблюдая за успехами Лоуренса и неудачами Эверарда. Однажды после очередной такой истории он, нахмурившись, повернулся к Диане и с сожалением покачал головой. Выражение испуга делало темней его голубые глаза. Позднее, как раз перед тем как пожелать ей спокойной ночи в коридоре перед ее спальней, он поцеловал ее в лоб и признался без дальнейших объяснений:

– Боюсь, я промахнулся, моя дорогая! Мне очень жаль!

Она поняла, что он имел в виду, и только выразила надежду, что он не будет очень сердиться на нее, если она попытается что-нибудь предпринять, чтобы исправить эту ошибку.

– Делай что хочешь, – сказал он. – Я не стану ни в чем препятствовать. Теперь я убежден, что Джулия выходит не за того мужчину.

Точно в пятнадцать минут второго – время, назначенное Лоуренсом для отправления кортежа, – кучер ландо Джулии тронул шестерку лоснящихся лошадей, и под крики людей, теснящих друг друга, чтобы лучше увидеть, как Прекрасная Джулия и капитан Эверард покидают Лондон, первые десять экипажей двинулись вперед, сначала медленно, а затем постепенно ускоряя движение по мере того, как процессия выезжала на почтовую дорогу, ведущую из Лондона на запад.

Позади Дианы в мягкой четырехместной коляске ехали леди Кловелли и миссис Диттишэм, каждая увенчана большой шляпой, украшенной лентами и искусственными цветами. Следующей была леди Эпплдор, которая отказалась сидеть с ними в коляске и путешествовала в собственном элегантном дорожном экипаже. Следом ехал охотничий экипаж, запряженный четверкой, которым по очереди правили друзья Эверарда – каждый с цветком в петлице. Парный двухколесный экипаж с сильными лошадьми серой масти, капризно ступающими по плитам мостовой, управлялся мистером Бифордом, затем ехал легкий открытый двухколесный экипаж старшего сына леди Эпплдор, потом высокий громоздкий фаэтон, управляемый ее вторым сыном, и замыкала процессию огромная старомодная карета, в которой сидела леди Мэри Кловелли – свекровь леди Кловелли.

В течение предыдущих нескольких дней все слуги, одежда и личные вещи были отправлены в фургонах в Кловелли-холл, где люди Лоуренса распределили их по спальням.

– Итак, вы уверены, что в Кловелли-холле все будет в полном порядке к нашему приезду? – спросила Диана Лоуренса.

– Если нет, – ответил он, удивленно приподнимая брови, – то я знаю трех человек, которые в ближайшее время останутся без работы.

Неодобрение, которое вызвали у Дианы последние слова Лоуренса, должно быть, ясно отразилось на ее лице, потому что он наклонился к ней, похлопал ее по руке и сказал:

– Не тревожьтесь! Эти джентльмены работали на меня так много лет и исполняли мои приказания с таким совершенством, что я буду поражен больше, чем вы, если вдруг окажется, что я должен уволить одного из них или их всех!

Как бы то ни было, Диана не могла не удивиться тому, как идеально была организована поездка. Ни разу их не задержали ни на одной заставе, и она заметила, что на каждой из них их ждали верховые сопровождающие – два впереди группы, два сзади.

Когда у лорда Питера, младшего сына леди Эпплдор, порвалась постромка на выезде из Мэйденхэда, один из задних верховых дал сигнал ведущим верховым остановить процессию. Спешившись, верховые оттащили экипаж на обочину дороги, осмотрели повреждение, и один из них галопом поскакал в Мэйденхэд, а кортеж вскоре снова отправился в путь. Потеряно было не больше двух минут времени!

– Потрясающе! – воскликнула Диана.

– Я никогда не позволяю мелким происшествиям испортить мне удовольствие, – ответил Лоуренс, заметно гордый собой.

По бокам дороги уже начались Беркширские равнины, и редкие тонкие деревца едва разнообразили пейзаж. Дом леди Кловелли был расположен в юго-западной части графства, у реки Кеннет, где, как она уверяла джентльменов, форель в июньские вечера быстро клевала на наживку. Один из ее слуг, или точнее – слуга Лоуренса, должен был обеспечить их столькими рыболовными принадлежностями, сколько они потребуют.

Поскольку, согласно хитроумному плану, праздник в честь помолвки был намечен не на первый день, а на четвертый, Кловелли-холл должен был приютить сто пятьдесят гостей на пять дней – на утро пятого дня кортеж отправлялся дальше на запад.

Поначалу Диана получала удовольствие от общества Лоуренса, но к концу поездки обнаружила, что устала и была бы рада обществу потише и легкой беседе, которой она могла бы насладиться с Эверардом. Когда Лоуренс дважды зевнул, она подумала, что он, пожалуй, тоже скучает по бойкому язычку Джулии, ее нескончаемой энергии и способности болтать без умолку всякую чепуху много часов подряд.

В гостинице в Уайт-Харт кортеж остановился поменять лошадей. Диана увидела Эверарда, выходящего из головного ландо. Он был одет безупречно – синий сюртук, прекрасно обрисовывающий его широкие плечи, элегантно повязанный галстук, шляпа, бледно-желтые панталоны и сверкающие ботфорты. Он помогал Джулии выйти из экипажа – обстоятельство, которое не порадовало ее.

По счастью, в этот момент Феб подбежала к Джулии и взяла ее под руку. Сначала Диана подумала, что тетя Феб сделала это из сострадания к Эверарду, желая дать ему отдохнуть после долгой поездки вдвоем, но когда перед входом в гостиницу ее тетя обернулась и подмигнула ей, Диана поняла, что та просто предоставила ей возможность обменяться несколькими словами с Эверардом.

Ее сердце трепетало, как всегда, когда она смотрела на Эва, и она с удовлетворением заметила, что, увидев ее, он улыбнулся с искренней радостью и немалым облегчением, в то время как на его лице была видна усталость.

Когда он понял, что Феб увела Джулию, и он не нужен обеим леди, которые, щебеча, вошли в гостиницу, обняв друг друга за талии, он направился к Диане.

– Как вы поживаете? – спросил он с нежностью в глазах, подходя к ней и заглядывая в ее лицо.

– Хорошо, – ответила она.

– Не хотите ли выпить чаю? – предложил он, беря ее под руку и собираясь вести к гостинице.

Она покачала головой.

– Нет, – ответила она. – Я лучше побуду на воздухе. Признаться, путешественник из меня неважный.

– Как вы отличаетесь от Джулии! – воскликнул он. – У нее, кажется, только прибывает сил с каждой новой милей. В то время как я…

Он, видимо, не был расположен заканчивать предложение.

Диана не могла удержаться, чтобы немножко не спровоцировать его:

– Вы очень утомились, Эв?

– Нет, конечно, нет! – ответил тот, казалось, немного оскорбленный. Но, когда она щелкнула языком, он признал правду: – Разве что немного! Но совсем немного, уверяю вас! У Джулии было прекрасное настроение, и она ни разу не рассердилась – так что она была превосходным компаньоном.

Диана заметила, что он невольно проговорился, но капитан тут же добавил:

– И я хочу наконец поблагодарить вас за то, что вы придумали эту поездку, которая доставляет Джулии столько радости. Она очень счастлива, чего я, в конце концов, и добивался.

Диана хотела было поинтересоваться, не собирается ли он устраивать ежегодные или, может быть, даже ежемесячные подобные поездки и празднества для ее удовольствия, но воздержалась. Вместо этого она сделала маленький шажок к нему и спросила:

– А вы счастливы, Эв? Я уверена, что вы не можете быть довольны всей этой шумихой и помпой!

– Нет, но я уверен, что, когда мы поселимся в нашем доме, чудесном доме возле имения моего отца, я буду больше чем доволен.

– Но будет ли Джулия?! – воскликнула Диана невольно, прежде чем осознала смысл своих слов.

Она увидела, как он помрачнел и с достоинством произнес:

– Решение принято. Джулия должна верить, что будет счастлива, став моей женой, иначе зачем же она приняла мое предложение? Кроме того, у меня есть веские основания считать, что между нами существует удивительная связь, чувства слишком глубокие, чтобы объяснить их. В ночь маскарада в Опере… Хотя я полагаю, это будет неприлично с моей стороны – открыть все, что произошло тогда, но в любом случае вы должны привыкнуть к мысли, что я женюсь на вашей сестре. Еще раз говорю вам, что решение принято, почему же вы на меня давите?

Единственный ответ, который немедленно пролетел в ее мозгу, она не могла произнести вслух: «Потому что я дура, дура, дура

ДНЕВНИК

«Мы пробыли в Кловелли-холе четыре дня, и я только сейчас улучила момент – буквально минуту или две, – чтобы описать на этих страницах все события, произошедшие со времени нашего приезда.

Кловелли-холл поистине великолепен. Он расположен на холме у реки Кеннет и представляет собой длинный кирпичный дом елизаветинских времен, великолепный фон которому составляют могучие деревья старого сада, растущего за домом. Когда мы прибыли в имение, нас сразу же проводили в сад, где после нескольких часов сидения и тряски по почтовым дорогам мы развлекались лабиринтом со сложным расположением узких дорожек между тисовыми кустами. Это приятное занятие и поданные закуски вскоре подняли упавший было дух даже леди Мэри Кловелли, которая громко жаловалась на недомогание. Эверард, к большому моему удовольствию, взял на себя заботы о развлечении этой почтенной дамы и добрых полчаса водил ее по лабиринту, в который, как она восклицала, ее нога не ступала почти двадцать пять лет.

Джулия с удовольствием бегала по лабиринту в обществе нескольких молодых джентльменов. Я была очень расстроена, видя, как она флиртует, но Эверард выносил все с хладнокровием, которое очень опечалило меня. Возможно, он уже понял, что малейшее выражение неодобрения с его стороны может заставить Джулию устроить сцену, но как бы то ни было, меня часто посещает непреодолимое желание свернуть шею своей неблагодарной сестренке!

Но хватит об этом! Я ни в малейшей степени не могу подействовать на нее, равно как и мой отец или тетя Феб, и поэтому я не должна думать об этом. Уверена, что сама Джулия ни о чем не думает!

Сады, лабиринт, просторы хорошо подстриженных лужаек, ведущие вниз к реке; открытые залы, гостиные и вестибюль, составляющие большую часть нижнего этажа, – всего этого было достаточно, чтобы вместить многочисленных гостей, которые прибывали и выходили из своих дорожных экипажей с обозначенным Лоуренсом интервалом в пятнадцать минут. Оказавшись в усаженном розами саду, более молодые немедленно устремились в лабиринт, старшие располагались вокруг клумб и попивали холодный лимонад.

Что до меня, то я всегда любила природу и вдыхала ароматный воздух раннего лета, словно пила бальзам, проливающий спокойствие на мой возбужденный мозг.

Однако здесь в осуществлении моих планов возникло неожиданное препятствие. Я так рассчитывала на эту поездку, и вот именно она, кажется, стала причиной того, что отношения между Эверардом и Джулией заметно улучшились. В Лондоне, где все мы вынуждены были постоянно находиться вместе в единственной гостиной нашего городского дома, где некуда было деться друг от друга, если у кого-то испортилось настроение, слезы Джулии, естественно, производили гнетущее впечатление на Эверарда. В то же время он раздражал ее, постоянно выражая надежду, что она со временем изменит свое поведение и исправится. Их взаимное недовольство друг другом заставляло меня верить, что вскоре они поймут свою ошибку.

Здесь же, в этом огромном доме с тремя гостиными, где постоянно собираются многочисленные гости, случаи, когда жених и невеста бывают вместе, так нечасты, что они просто не имеют возможности досадить друг другу. Печальный вывод!

Все мои планы рушатся, потому что я не могла предвидеть этого неожиданного затруднения. Единственная польза, которую я получила пока от поездки, – это мистер Бифорд!

Он не скрывает своих чувств, и мне кажется, что он попросит моей руки очень скоро, возможно, когда мы прибудем в Баф. Во всяком случае, так он намекал вчера вечером. Он заявил, что находит этот древний римский город самым лучшим местом для бракосочетания, и спросил меня, не хотела бы я когда-нибудь венчаться там.

Естественно, он застал меня врасплох своим вопросом, и я едва смогла пробормотать какой-то невразумительный ответ. Но тут же к нам подошел Эверард, который, оказывается, направляясь в нашу сторону, услышал слова мистера Бифорда.

– Вы не можете выйти за него, – начал он серьезно, как только мистер Бифорд отправился на поиски хозяйки, которая в это время играла, подбрасывая в воздух младенца своей дочери. – Этот недалекий джентльмен не первой молодости – совершенно не для вас.

Я посмотрела на Эверарда в крайнем изумлении оттого, что он так настойчиво заговорил со мной на эту тему, в то время как сам не желал слушать мое мнение о его браке с Джулией. Однако вместо того чтобы делать ему замечание, я предпочла поддразнить его.

– Мистеру Бифорду лишь едва за сорок! – воскликнула я. – Возможно, он и не обладает превосходным интеллектом, но в целом я нахожу его понимающим и очень приятным компаньоном.

Видя, как растерялся Эверард от моей тирады, я продолжила свою мысль:

– Я также думаю, что он станет прекрасным отцом моим детям, не так ли? Даже вы должны признать, что он очень любит детей.

Поскольку как раз в этот момент он усердно качал на колене внучку леди Кловелли, выражение лица Эверарда стало просто каменным.

– Как бы вы ни нахваливали его, я говорю вам, что хорошо знаком с ним, и он не тот мужчина, что нужен вам. Я хорошо знаю вас и уверен, что вряд ли беседы с ним смогут развлечь вас долгими зимними вечерами. Вы знаете, что он живет в Йоркшире, почти на границе с Шотландией!

Я подошла к нему очень близко и игриво прошептала:

– Вы описали одну из самых романтических сцен. Как я могу быть несчастлива долгими зимними вечерами с таким добрым и внимательным мужчиной, как Бифорд? Кроме того, мне кажется, что суровая природа Севера очень благоприятна для воспитания детей.

Бедный Эверард. Я не упускаю возможности надавить на него. Но как еще могу я открыть ему глаза, пока не стало слишком поздно и он еще не стоит у алтаря под руку с Джулией?

Сегодня вечером будет первый праздник в честь их обручения. Я никому об этом не говорила, но тоже постаралась припасти великолепные платья для каждого из вечеров. Надеюсь, Джулия будет слишком увлечена собой и развлечениями, чтобы обращать внимание на мои наряды. Если же нет, боюсь, мне не миновать очередной сцены, если только Лоуренса не окажется рядом, чтобы вовремя остановить ее. Ему теперь бывает достаточно только бросить свирепый взгляд в ее сторону, и она немедленно повинуется. Главное, чтобы Эверард не заметил, какое воздействие Ларри имеет на его невесту.

24

Эверард стоял в кругу своих друзей, которые уже битый час подробно рассказывали ему, сколько удовольствия они получили, правя экипажем по дороге в Кловелли-холл. Все эти четыре дня они безжалостно дразнили его по поводу ландо Джулии, и, по правде сказать, ему все труднее становилось сдерживаться, чтобы не ответить насмешникам при помощи кулаков. У него был сокрушительный удар правой, и он несколько раз испытывал острое желание применить его.

Терпение было уже на пределе. Его истощили не только постоянные шутки товарищей, но также и Джулия, которая не реагировала ни на приказы, ни на нежные просьбы. Капитан всерьез опасался, что скоро наступит момент, когда ему будет трудно держать себя в руках. Он готов был вот-вот взорваться.

По приезде в Кловелли-холл он и Джулия, казалось, начали ладить. Но он не тешил себя надеждами, что это происходит оттого, что они наконец достигли с ней взаимопонимания. Просто им приходилось гораздо меньше времени проводить вместе. Она явно не собиралась в чем бы то ни было уступать ему. Он удивлялся тому, насколько другой она была до их помолвки – какой мягкой и уступчивой казалась. И лишь теперь, когда его любовь была ею уже завоевана, стало заметно, как упрямство портит ее красоту.

В этот момент его размышления были прерваны мистером Ланди, который сидел на стуле возле мистера Кентона – владельца экипажа, доставившего джентльменам так много удовольствия по дороге сюда. Мистер Ланди ехидно спросил Эверарда, собирается ли он держать ландо в своем загородном доме или поставит его в лондонских конюшнях с тем, чтобы изумлять весь высший свет в течение нескольких следующих сезонов.

– Или вы собираетесь пользоваться им круглый год? – поинтересовался мистер Кентон, изображая искренний интерес. – Я думаю, что поднимающийся верх вполне в состоянии, по крайней мере наполовину, защитить вас во время ливня.

Раздался дружный смех, заставивший остальных гостей, присутствующих в гостиной, посмотреть в их сторону.

Из окон гостиной был виден спускающийся вниз склон холма. Шел дождь. Эверард не стал отвечать Кентону и вместо этого направил взгляд на травянистую низину за окном и на небо. Последнее зарево розового заката просвечивало сквозь облака, постепенно заволакиваясь темными тучами.

– Прелестно! – воскликнул мистер Ланди восхищенно.

Он встал со своего стула, чтобы присоединиться к Эверарду, и стоял теперь слева от него.

Эверард, наблюдая за тем, как медленно угасает день, ответил:

– Да, конечно.

Про себя он подумал, что голос Ланди был слишком уж восторженным, что не соответствовало скромному очарованию печального дождливого заката, но говорить ничего не стал.

– Никогда не видел такого прелестного цвета! – воскликнул мистер Кентон, тоже присоединяясь к Эверарду и становясь справа от него.

Небо к этому времени стало совсем серым, последние лучи заходящего солнца скрыли тучи.

Мистер Кентон продолжал:

– Я бы сказал, что это цвет девичьего румянца, не правда ли, Ланди?

– Ты забыл, – холодно ответил Ланди, – что я не щеголь с Бонд-стрит!

Это был хорошо сложенный, мускулистый джентльмен с коротко стриженными темными волосами и красивым лицом, одетый в простой, но прекрасно сшитый черный сюртук. Он имел репутацию покорителя женских сердец. Достав из кармана сюртука коробочку с табаком и взяв щепотку, он продолжил:

– Я бы определил этот цвет как темно-розовый. Если девушки краснеют именно так, я ничего не знал об этом. Боюсь, они должны быть в сильном жару или изрядно нарумянены, чтобы их щечки приобрели такой цвет.

– Нет, ты не прав! – ответил ему мистер Кентон. – При чем здесь румяна или лихорадка? Я знаю, когда лицо девушки приобретает именно такой оттенок розового, – когда кто-нибудь дразнит ее в кустах Воксхолла!

– О, кокетливый румянец! Что ж, это совершенно другое дело. Здесь я с тобой согласен, Кентон! Признаю твою наблюдательность.

Эверард, заинтересовавшись дискуссией джентльменов, приготовился устроить им хорошую встряску, если они немедленно не объяснят ему, к чему все это было сказано.

– Что, черт возьми… – начал он, но неожиданно замолчал, увидев Диану.

– Какая красавица! – воскликнул Ланди.

– Кто бы мог подумать? – согласился Кентон. – Все эти годы она просто терялась в тени своей сестры.

– Она избавилась от этой жуткой прически, которую сооружала у себя на голове, – слава Господу за это! Осмелюсь заметить, что у нее лицо и фигура Венеры! И почему я не видел этого раньше?

Эверард едва слышал высказывания своих друзей. Он был поражен. Точно такие же мысли носились в его собственной голове, но он не в силах был произнести ни слова, с тех пор как на пороге гостиной появилась Диана, блистающая в великолепном платье.

К Кентону и Ланди присоединились остальные джентльмены, которые начали наперебой делать замечания по поводу впечатляющего вида Дианы, однако манера их высказываний неприятно поразила капитана. Кто-то из них не удержался даже от вульгарного присвистывания!

Кентон схватил его за локоть и произнес:

– Хватит держать меня за дурака, Эв! Могу голову дать на отсечение, что мисс Диана Хартланд и есть та кобылка, на которой ты намеревался жениться. Готов пари держать, хотя Ланди ставил на мисс Джулию. Я не могу это понять! Ты же все время болтал с мисс Дианой и смеялся вместе с ней. Конечно, у мисс Джулии прелестное личико – чертовски прелестное! – но ты только взгляни, как по-королевски выглядит мисс Хартланд.

Эверард почувствовал себя так, будто он был выбит из седла ударом по голове. Он был не в силах оторвать взгляд от Дианы, одетой, как никогда прежде. Оставлены были девичьи муслины и атласы белого, светло-голубого и светло-розового цветов. Она была одета, как и подобает женщине ее возраста, – в шелковое платье глубокого розового тона с юбкой, образующей сзади элегантный шлейф, расшитый золотой нитью. Пышные, низко спущенные рукава открывали ее прекрасные плечи. Вырез декольте выглядел чарующе соблазнительным, но не потому что был нескромен, а лишь потому, что форма ее восхитительной груди была поистине совершенна. Между двумя планками розового платья виднелось нижнее платье из белого шелка, струящегося мягкими складками к полу, где пара белых атласных туфелек, тоже расшитых золотом, выглядывала из-под его края. Волосы ее были высоко зачесаны и, стянутые лентой на затылке, рассыпались прелестными локонами, обрамляющими ее лицо. Ожерелье из мелкого янтаря завершало этот ансамбль, который просто ослеплял своей красотой и элегантностью.

И Кентон, и Ланди пошли вперед, направляясь к Диане, он хотел сделать то же самое, но остановился, потому что все вдруг тоже бросились ей навстречу, и только он один остался неподвижно стоять на месте.

Но он внимательно наблюдал за ней, отметив ее изумленный вид, когда ее поклонники столпились перед ней. На короткое мгновение они встретились взглядами, и он опять почувствовал себя так, словно его вышибли из седла. Он не понимал, что с ней происходит. Почему она изменила прическу, почему надела платье, увидев которое Джулия, наверное, захочет расцарапать ей лицо?

Однако в этот момент его меньше всего заботила Джулия – он видел только Диану и то, как она улыбалась ему. Наконец она отвернулась к своим друзьям. В ее манере не было ни игривого кокетства, ни холодной отстраненности. Она была просто Дианой – элегантной, спокойной, умной, доброжелательной. И он снова почувствовал вдруг непреодолимое желание заключить ее в свои объятия и прильнуть губами к ее губам. Почему? Почему его мучило это видение? Что-то, очень похожее на боль, резануло его по сердцу. Что-то, что он не мог определить.

Но в этот момент в проеме двери он увидел свою невесту, взирающую на группу, собравшуюся вокруг Дианы, с выражением неподдельного удивления и ужаса в глазах.

Он хотел было подойти к ней, но она повернулась к нему спиной, и он видел, как она подняла свои юбки и побежала прочь, скрывшись в коридоре, который вел к лестнице. Он не сомневался, что она собиралась вернуться в свою спальню, чтобы разразиться там слезами в сотый раз за последние две недели. Внезапно он почувствовал страшную усталость.

Лоуренс видел, как Джулия пробежала по коридору. Он сидел на каменной баллюстраде в дальнем конце террасы и курил сигару, наслаждаясь минутой спокойствия перед волнениями предстоящего вечера. Он глубоко затянулся и закрыл глаза, размышляя о том, как продвигаются его дела с Джулией.

Он был обрадован тем, что Джулия так ошарашена и расстроена красотой своей сестры. Ей совершенно необходимо начать наконец критичнее относиться к своей внешности, иначе она никогда не станет ему или любому другому мужчине хорошей женой.

Он поднял свой взгляд на деревья, очертания которых темнели в ночи, и улыбнулся. А Диана должна почувствовать себя красивой, хотя бы однажды, чтобы обрести ту уверенность, которой ей недоставало. Сегодня все изменится. Он чувствовал это.

В то же время он опасался того, о чем Диана, конечно, не подумала. Джулия могла быть тщеславным созданием, и Эверард мог ошибаться в своих чувствах к ней, но оба они имели твердые убеждения, особенно Джулия. Он видел, что из двух сестер в сердце Джулии побег ее матери оставил более глубокий след, и хотя могло показаться, что ее порывистая натура склонна пойти по тому же пути, Лоуренс знал, что это не так.

К тому же с каждым днем Джулия как будто все больше взрослеет. Только сегодня утром – стоило Лоуренсу просто удивленно поднять брови – она прекратила жаловаться на свою горничную на середине предложения.

Он долго сидел на краю балкона, пока не докурил сигару. Только время покажет, к чему приведет эта нелепая затея, но у него было сильное предчувствие, что все это закончится… но вся дьявольщина была в том, что он не знал, что нужно сделать, чтобы привести всех к счастливому концу.

25

Диана на какое-то время отбросила прочь все сомнения, страхи и мысли и последовала за мелодией вальса, увлекаемая нежным прикосновением руки Эверарда к ее талии. Джулия не сказала ни слова упрека по поводу ее наряда, хотя было видно, что она несчастна, так же как в тот вечер, когда Диана впервые изменила прическу.

Единственное замечание, которое позволила себе Джулия, обеспокоило ее гораздо больше, чем если бы ее сестра кричала и ругалась и устроила истерику.

– Оказывается, тебе очень идет розовый цвет, – сказала она.

Ее тон был совершенно искренним, и Диана заволновалась. Пока Джулия вела себя как Джулия, она знала, чего от нее ждать и как себя вести. Но это? Вежливость и любезность по отношению к той, которую она так долго считала если не врагом, то, по крайней мере, соперницей, была выше понимания.

Однако не только Джулия была причиной волнения Дианы. Она была изумлена, хотя и очень довольна, вниманием, которое привлек к ней ее наряд. К тому же голос внутри ее подсказывал, что настала пора приступать к выполнению основной части ее плана.

Да, она смертельно боялась. Что, если ее намерение устроить свидание с Эверардом приведет к скандалу? Если их застанут вместе, то на нее обрушится такое негодование и осуждение общества, что она будет навсегда сослана в дом ее отца в Девоншир, где и умрет старой девой.

Но больше всего ее заботило сейчас даже не это. Как ей изложить свою просьбу Эверарду, чтобы не шокировать его? Что он подумает о ней? Не откажется ли он? Она не знала, как поступить.

– Диана, – прошептал Эверард.

Она быстро взглянула ему в лицо. Ее пальцы, держащие шлейф, чтобы не наступить в танце на ткань, задрожали.

– Да? – спросила она.

– Вы так молчаливы. Я обидел вас чем-нибудь?

– Нет, конечно, нет, – ответила она смущенно. – Я не могу объяснить, то есть могу, конечно, но я немного нервничаю.

– Вы? – спросил он в изумлении. – Я всегда видел вас только абсолютно спокойной.

Диана слегка закусила губу. Вот он – момент, когда она может поймать свое счастье, если сумеет. Она заметила выражение его глаз, когда он увидел ее стоящей на пороге гостиной. В его взгляде было восхищение, с которым он никогда прежде не смотрел на нее. Она инстинктивно чувствовала, что сегодня вечером все может решиться, если только ей хватит смелости… Хотя если кто-нибудь узнает о ее поступке, ее заклеймят как самую порочную и вероломную из женщин. Ее знакомые скажут, что она стала такой же, как ее мать. Страх потряс ее до основания.

– Что с вами? – серьезно спросил Эверард. – Я никогда не видел такого расстройства на вашем лице, как сейчас. Что случилось?

Диана взглянула в глаза Эверарда и почувствовала, как сердце рвется из ее груди. Ее любовь к нему не знала сейчас никаких границ. Он был ей необходим. Она неожиданно поняла, что должна была чувствовать ее мама много лет назад, когда решила пожертвовать всем ради любви к мужчине. Слезы навернулись ей на глаза.

– Вы плачете, любовь моя, – прошептал он, и тут же голос его дрогнул.

Слова были сказаны. Он сказал «любовь моя»!

Она почувствовала, как кровь отлила от ее лица. Хотя он, казалось, понял весь ужас того, что наделал, но ничто в выражении его лица не говорило о желании исправить свою ошибку.

– Что вы сказали?

Он не ответил ей словами, но лишь крепче прижал к себе, глядя на нее с такой нежностью, что его взгляд сказал ей все. Она едва могла дышать.

Музыка закончилась, и прекрасный момент прошел. Как бы она хотела оставаться в его объятиях вечно! Отчаяние охватило ее. Если она не спросит его сейчас, у нее не будет другой возможности. Час был уже поздний, и она должна решиться.

Он проводил ее к стулу. Она видела, как мистер Ланди приближается к ней с правого фланга и мистер Кентон подходит уже близко с левого. Оба собираются пригласить ее. Момент был почти упущен! Она села на стул, но, когда он склонился к ее руке, она успела шепнуть ему на ухо:

– В четыре часа в лабиринте. Не подведите меня.

Только на секунду мелькнуло удивление на его лице, затем она повернулась, чтобы приветствовать обоих своих новых кавалеров, улыбаясь каждому и изображая удовольствие на лице.

– Как пожелаете, – услышала она его шепот, пока он отходил.


– Я худшая из сестер, – прошептала Диана в холодный ночной воздух. Прижав руки к груди, она бежала вниз по кирпичным ступеням сзади дома по направлению к тисовому лабиринту.

Оставалось всего несколько минут до назначенного срока, и весь дом спал уже с трех часов. Она ускользнула из своей спальни, одетая в розовое бальное платье и закутанная с головы до ног в длинный черный плащ. Оставалось надеяться, что все были уже в постелях.

По счастью, густые тучи скрыли ночное небо, так что узнать ее было очень трудно, даже если вдруг кто-то встретится ей.

Достигнув наконец лабиринта, она с облегчением вздохнула и замедлила шаги, давая своему учащенному дыханию успокоиться. В течение последних трех дней она запомнила весь лабиринт и без малейшего труда нашла дорогу в центр.

Там она нашла Эверарда, ожидающего ее.

– Диана, – произнес он, поднимаясь с каменной скамейки и пересекая земляную площадку, чтобы приветствовать ее.

Сердце затрепетало у нее в груди. Что он должен думать о ней? Сердится ли он, не понимает, осуждает ее? Она не могла представить.

Она подошла совсем близко, так, что даже при слабом свете, пробивающемся сквозь пелену темных облаков, смогла разглядеть его черты. Она откинула капюшон своего плаща и взглянула в лицо мужчины, которого любила, не зная, как начать этот разговор.

Он положил свои руки на ее плечи и почувствовал, что она дрожит.

– Вам холодно, – прошептал он. – Скажите же мне наконец, зачем потребовалось мое присутствие здесь, что вы так рискуете своей репутацией, равно как и здоровьем, придя сюда?

К ее удивлению, он не отнял свои руки, как она ожидала. Наоборот, они крепко сжимали ее плечи, крепче, чем следовало бы для выражения дружеской заботы.

– Эверард, я должна кое-что сообщить вам, но не знаю, как начать, как сказать правду.

Страх овладел ею. Как она решилась устроить тайное свидание, чтобы открыть свое сердце мужчине, который обручен с ее сестрой? Это было безумием! Полнейшим и ужасным безумием!

– Это ошибка, – прошептала она. Она попыталась отстраниться от него, убрать его руки прочь, но не смогла. Он держал ее еще крепче и даже слегка встряхнул ее.

– Зачем вы позвали меня сюда? Вы знаете, что испытала бы Джулия, узнай она, что вы попросили меня встретиться с вами в самый темный час ночи здесь, в лабиринте? Она почувствует, что вы предали ее, какими бы невинными ни были ваши мотивы.

Неужели он действительно думает, что она могла встретиться с ним здесь без серьезной на то причины? Наверняка он знает о ее любви к нему!

– Но это она предала меня, – ответила Диана, наконец готовая сказать правду.

– Как это? – спросил он, пораженный. – Что вы имеете в виду? Если Джулия в постели, как вы можете говорить, что это Джулия предала вас?

Она расслабилась в его объятиях и, положив руки на его грудь, начала:

– В ночь маскарада…

– … просто глупое свидание, – сказал он, прерывая ее. – Я не буду это обсуждать. Я не должен был придавать такое значение тому, что случилось той ночью. О Диана, я был глупцом! Полнейшим глупцом!

С этими словами его руки, лежащие на ее плечах, соскользнули ниже и обвились вокруг Дианы. Он прижал ее к себе, как тогда, в ночь маскарада, и его губы коснулись ее губ. Он поцеловал ее, и сладкая дрожь пронизала тело Дианы, исходя, казалось, из самых глубин ее сердца. Она обвила его руками и ответила на его поцелуй со всей страстью своей любви. Понял ли он, что любит ее? Увидел ли всю силу ее чувства?

Эверард подумал, что выпил после обеда гораздо больше портвейна, чем должен был. Все его чувства смешались. Он знал, что держит в своих объятиях Диану, но ощущал ее совсем как Джулию, какой она была в ночь маскарада. Он жадно целовал ее снова и снова, и все чувства той ночи возвращались к нему. Это было именно то, что заставило его сделать предложение Джулии, – эти необыкновенные объятия и поцелуи. Он мог объяснить свои ощущения только тем, что Джулия с Дианой были сестрами.

И вдруг вспышка озарения разорвалась в его мозгу, и он понял наконец, что хотела сказать ему Диана.

«В ночь маскарада».

Его бросило в жар. Это была Диана – ее он целовал в Опере, ее, а не Джулию!

Он резко отшатнулся от Дианы, его рот искривила гримаса гнева и отвращения.

– Вы! – воскликнул он. – Это вы были на маскараде! Я держал вас в своих объятиях, и целовал вас, и испытывал такое блаженство, будто небеса спустились на землю, чтобы благословить нашу любовь! Проклятие! Что же вы сделали со мной!

Растерянная, Диана сделал шаг назад и наступила на свой шлейф. Когда она вновь посмотрела на Эверарда, то поняла, что он в ярости.

– Как вы посмели? – кричал он. – С какой стати вы надели платье и домино Джулии? Но ведь ваши волосы были темными! Это был парик! Какие гнусные уловки! Какая низость! Я был обманут, как последний идиот. Неужели вы не понимаете, что я сделал предложение Джулии только из-за того поцелуя? О Диана, что вы наделали?

– Я? – спросила она, потрясенная тем, что все окончательно запуталось. – Я?

Но Эверард уже бежал к выходу. Прежде чем Диана успела окликнуть его, он оставил ее одну, ошеломленную, стоящую посередине лабиринта.

26

Джулия пробиралась между мелкими лужицами по посыпанной гравием дорожке, ведущей в каретную. Высокое здание, построенное из того же кирпича, что и главный дом, находилось на некотором расстоянии от него, и ей пришлось довольно далеко идти в своих открытых сандалиях. Ей надо было надеть свои полуботинки, но она так торопилась, что не стала искать их.

Только что прошел сильный ливень, обычный для переменчивой погоды летних месяцев; Джулия выждала буквально секунду после того, как дождь перестал, и пустилась в путь.

Она была одета в дорожный костюм, готовая к отъезду, который был назначен через час. На ней было элегантное синее платье и мантилья к нему, муфта из мягкой шерстяной ткани и сандалии, которые она хотела как можно быстрее сменить на более подходящую обувь. В дополнение она надела шляпку, также отделанную шерстяной тканью, очень идущую к ее каштановым кудрям, нежному лицу и карим глазам.

Она шла по гравию, острые камешки вонзались в подошвы, и сердце не могло успокоиться в груди. Чем ближе она подходила к каретной, где размещались экипажи, тем сильнее бился пульс. Она чувствовала головокружение и радостное возбуждение одновременно.

Лоуренс попросил ее встретиться с ним там ровно в час дня. Дождь не заставил ее отменить эту встречу, но задержал на пятнадцать минут. Она была уверена, что Лоуренс не отказался от надежды, что она придет.

В предыдущий вечер ей пришлось поволноваться. Сначала перед тем, как надеть новое платье, потом от предвкушения того, что она снова будет танцевать с Лоуренсом. Затем она разгневалась на Диану за то, что та тайно провела великолепные изменения в своем гардеробе, – даже последний олух не мог бы их не заметить, – которые привлекли к ней огромное количество поклонников. Как могла Диана так жестоко обойтись с ней – добиться своего триумфа, – и все это без малейших угрызений совести!

Лоуренс посмеялся над ней и безжалостно разбранил за малодушие. Ее собственное шелковое платье абрикосового цвета, покрытое, как паутиной, тончайшим газом, конечно, вызывало несомненное восхищение. Но поскольку большая часть комплиментов, которые она получила вчера, сопровождались пылкими восклицаниями по поводу Дианы – «Не думает ли мисс Джулия, что с ее сестрой произошло просто чудесное превращение!» – то она была крайне раздражена такой бестактностью друзей и знакомых, расточающих ей свои похвалы!

А Лоуренс даже не посочувствовал ей!

Поэтому с удивлением она осознала тот факт, что действительно спешит, чтобы встретиться с ним. Ее неприязнь к нему странным образом смешивалась с сильнейшим желанием быть с ним рядом. Она презирала себя за такую отвратительную слабость, но ничего не могла с собой поделать.

Он потребовал у нее встречи, и она немедленно оторвалась от такого приятного занятия, как флирт с младшим сыном леди Кловелли, вернулась в свою комнату, чтобы надеть мантилью, и вот она уже здесь, ее ноги промокли, воздух, пахнущий сырой землей и мокрой травой, сладко щекочет ноздри, и сердце скачет в груди. Без сомнения, она вела себя как полная дурочка!

Она покачала головой. Небо было все еще серым, и она подумала, что, похоже, путешествие из Беркшира в поместье миссис Диттишэм в Уилтшире будет крайне скучным. На долю секунды она почувствовала горячее желание путешествовать не с Эверардом, а с Лоуренсом. Но тут же подавила в себе эту предательскую мысль и вместо нее начала утешать себя перечислением достоинств Эверарда, которые призваны были убедить ее в том, что она не совершила ошибки, приняв предложение Эверарда.

Эверард был высок, блондин, красив, тогда как Лоуренс был слишком смуглый.

Эверард был чрезвычайно учтив. Лоуренс же имел чересчур острый язык.

Эверард был героем, уважаемым в обществе, Лоуренс же был никем!

Эверард был богат и наследовал пэрство, а Лоуренс разорен и получил место секретаря. Секретаря!

Эверард имел знатный род, которым мог гордиться. Лоуренс же дошел до того, что сменил свое имя на Бишэмп!

Никакого сравнения. Действительно, совершенно никакого. Эверард был тем, кого любая женщина желала бы видеть своим мужем. Лоуренс же умел только бросать свирепые взгляды и резкие приказания! Почему же тогда ее сердце продолжало бешено биться в груди при каждой мысли о нем?

И, о Господи, опять пошел дождь!

К тому времени как она достигла каретного сарая и влетела в его тусклый сырой полумрак, она задыхалась оттого, что пробежала последние тридцать ярдов.

В здании раздавался гул голосов и шум работы. Она стояла у входа, ее сердце билось громко и часто, глаза расширились от удивления, однако она не чувствовала ни малейшего испуга от того, что подставляет себя под сплетни прислуги.

Она шагнула вперед, не зная, куда следует идти теперь, когда услышала голос Лоуренса. Он звучал слегка расстроенно:

– Надеюсь, что ось выдержит, пока мы доедем до Котсволда. У нас просто нет других экипажей, куда посадить мисс Джулию и капитана Эверарда, если возникнет необходимость. О, вы здесь, мисс Джулия!

– Мистер Бишэмп, – ответила Джулия, неприятно пораженная тем, что по меньшей мере дюжина слуг, некоторые из которых служили у леди Кловелли много лет, с любопытством посмотрели на нее.

– Я думаю, вы хотели поговорить со мной о моем ландо? – с надеждой проговорила она, желая оправдать предлог своего визита сюда.

– Нет, – сказал он с блеском в глазах. – Я не помню, чтобы собирался говорить с вами о вашем экипаже. Зачем вы пришли сюда? Вы что-нибудь потеряли?

Джулия почувствовала, как краска заливает ее щеки. Она была рассержена и изумлена в одно и то же время – Лоуренс не догадался или не пожелал придерживаться ее версии!

Она приготовилась немедленно повернуться, чтобы уйти, но сперва, однако, сказала:

– Думаю, меня неправильно информировали! Боюсь, кто-то из слуг доставил мне послание, может быть, предназначенное… Диане, а не мне! Она больше занята организацией поездки, чем я.

Она закончила и, чувствуя, что ей удалось взять себя в руки, слегка поклонилась ему и повернулась, чтобы уйти.

Но он не дал ей это сделать, воскликнув:

– А! Разумеется, мисс Джулия, я чуть не забыл. Подождите! Я ужасно занят всеми приготовлениями этого утра – вы должны простить меня. Мне необходимо было переговорить с вами о точном маршруте, по которому мы планируем следовать к миссис Диттишэм.

Его слова были сказаны с такой силой, выражение его лица было таким серьезным, что Джулия почувствовала себя взволнованной. Когда он взял ее за руку, она послушно последовала за ним. Что он имел в виду и почему на его лице было написано такое расстройство?

– Что это значит? – спросила она, и ее сердце опять сильно забилось.

– Только это, – сказал он тихо, когда они прошли через сарай в маленький пустой кабинет, занимаемый управляющим, когда тот бывал в имении. Без всяких предисловий он властно схватил ее в свои объятия и поцеловал.

Джулия припала к его губам, будто она пила из прохладного источника, ловя воду пересохшими губами. Было ли это то, чего она ждала от него? Поэтому ли осмелилась на его дружбу? Теперь она знала, что всегда жаждала и будет жаждать его объятий, с того момента, как он поцеловал ее в первой раз в ее спальне. Она прильнула к нему всем телом, а он откинул назад ее шляпку и сжимал ее крепко в своих объятиях. Она почувствовала, как что-то поднимается у нее внутри, не в силах осознать, что с ней происходит.

Он оторвался от нее, но не отпустив полностью, и прошептал:

– Мы должны бежать. Я скажу груму, что ты хочешь прокатиться, чтобы убедиться, что ландо в порядке, – у тебя есть некоторые сомнения по поводу рессор! Это может показаться слугам немного странным, но никто из них не осмелится задавать мне вопросы.

Джулия слушала, ошеломленная. Бежать с Лоуренсом? Но она не могла!

– Ларри, – выдохнула она. – Как ты можешь предлагать такую… такую отвратительную вещь? Ты должен знать, что я никогда… кроме того, я должна выйти за Эверарда меньше чем через две недели! То, что ты предлагаешь, это… это невозможно!

– Но ты же любишь меня, – ответил он, шепча ей в ухо. – Иначе зачем же ты пришла ко мне?

Джулия почувствовала, как слабеет от ощущения, что его губы прикасаются к ее щеке. Она была не в силах возражать ему.

– Нет, нет, – прошептала она, прижимаясь к нему. – Я не люблю тебя. Нет! Иначе почему я приняла предложение Эверарда?

– Ты не любишь его, Джулия, – твердо сказал Лоуренс. – Ты любишь меня, любишь с тех пор, когда мы еще были детьми. Мы были предназначены друг другу, ты и я. Ты не можешь любить Эверарда. Пойдем же! Поедем со мной. Мы поедем в Париж и дюжину других городов мира. Новые приключения, новые страны, которые я хочу показать тебе, все, что ты могла бы пожелать!

– Мы будем путешествовать? – прошептала Джулия, загоревшись, в то время как она отклонилась назад и смотрела прямо ему в глаза.

– Париж, Италия, Греция, Индия! Если ты захочешь, куда бы ни пожелало твое сердце поехать, – мы поедем!

– Я всегда мечтала о путешествиях, – пробормотала Джулия в восторге. – Сколько я себя помню.

– Так поедем со мной, сейчас!

– Я не могу! – воскликнула Джулия.

– Но ты же такое непредсказуемое создание! Конечно, все простят тебя за бегство с исключительно привлекательным молодым человеком – к несчастью, без видов на будущее, – или ты колеблешься, потому что у меня нет богатства, с которым я мог бы лелеять твою красоту?

– Ты говоришь глупости, – сказала она тихим голосом. – Это для меня не имеет значения, хотя я не представляю, как мы будем путешествовать без средств. Лоуренс, я только что подумала, что, как ни мало внимания я могу уделять деньгам, я не смогу, возможно, жить в нищете. Мне нравятся мои бальные платья и украшения… и слуги, и, о, все!

– Что ж, тогда тебе не о чем беспокоиться, потому что я сказочно богат.

– Перестань смеяться! – Джулия почувствовала, что слезы выступили ей на глаза. – Даже если бы ты был богат, как… как набоб, я не могу. Я просто не могу!

– Нет, ты можешь. Это просто, в самом деле. Я прикажу запрячь лошадей, мы сядем в твое ландо и уедем. Все очень просто!

Джулия отстранилась от него, чувствуя слабость и головокружение. Она не могла ни о чем думать, перед ее глазами стояла только ее мать, за день до того, как она покинула Англию. Она схватила Джулию на руки, быстро обняла и попросила никогда ее не забывать. «Но почему я должна забыть тебя, мама? – спросила Джулия. – Ведь я вижу тебя каждый день!» Как горько рыдала ее мать, прижавшись к детской шейке Джулии и всхлипывая.

Горькие воспоминания!

Поэтому, когда Лоуренс попытался снова заключить ее в свои объятия, она вырвалась и выбежала из кабинета через заднюю дверь под дождь. Она не может жить так, как жила ее мать. Она не убежит ни с Лоуренсом и ни с кем другим и не покинет капитана Эверарда!

Лоуренс смотрел из окна, как она уходит. Он выполнил часть плана, о котором думал с предыдущей ночи. Он никогда не собирался убегать с ней; наоборот, он знал, что из этого ничего бы не вышло. Он понимал характер Джулии гораздо лучше, чем кто-либо, лучше даже, чем Диана. Нет, он лишь надеялся разбудить ее сердце, заставить ее прислушаться к нему и услышать наконец его голос.

Когда он повернулся, чтобы идти обратно в каретную проверить, все ли готово к отъезду, у двери его встретил взгляд расширенных глаз леди Кловелли.

Он схватился за сердце.

– О моя дорогая мадам! – воскликнул он. – Вы почти напугали меня.

Он замолчал, не зная, что говорить дальше, понимая, что какие бы объяснения он сейчас ни начал давать своему поведению, оно выглядело совершенно скандально.

– Мой дорогой мистер Бишэмп, – ответила она с насмешливым огоньком в глазах. – Надеюсь, вам все-таки удастся положить конец этому безнадежному союзу между Джулией и Эверардом, и, должна признаться, я была сильно разочарована, когда она ускользнула из ваших объятий.

– Мария! – прогремел голос леди Эпплдор под сводами каретной.

– О, провались ты! – воскликнула леди Кловелли. – Она пришла вслед за мной! Поторапливайтесь, Лоуренс, скажите мне, какой план вы разработали дальше, прежде, чем придет Луиза, иначе я не буду знать, как мне действовать.

У Лоуренса ушло только три секунды на то, чтобы сообразить, что он каким-то образом нашел в виконтессе союзника, в котором нуждался, и при случае он сможет попросить ее поддержки.

– Я хочу, чтобы ось ее ландо сломалась по дороге в Котсволд к леди Эпплдор. Мы с Дианой посадим их к себе и все вместе потеряемся где-нибудь, пока все дела не будут полностью улажены.

Леди Кловелли шагнула дальше внутрь маленького кабинета в надежде сбить леди Эпплдор со следа. Дождь все еще хлестал по маленьким темным окнам комнаты.

– В обществе есть немало тех, кто не простит вас, Лоуренс. Вы должны быть осторожны! Это свидание было очень заметным, впредь будьте осмотрительнее!

– Я буду, – заверил он ее.

В этот момент леди Эпплдор ворвалась в кабинет, лоб ее был неодобрительно нахмурен.

– Свидание с мистером Бишэмпом, Мария? Очень мило, ничего не скажешь!

– О, не говори таких глупостей, Луиза. Лоуренс и я – старые друзья. Я знала его отца.

– Да, в самом деле? – резко спросила та. Затем она перевела свой испытующий взгляд на Лоуренса. – Что касается вас, мой юный щенок, я пожелала бы вам быть гораздо осмотрительнее в выборе объектов для флирта. Мы – я, леди Мэри Кловелли и миссис Диттишэм – были в столовой, когда заметили Джулию, быстро идущую к этому зданию. Зачем, интересно, спросила я у миссис Диттишэм. Она не смогла ответить, хотя не далее как за полчаса до этого мы наблюдали, как вы отправились в том же направлении. Естественно, мы были заинтригованы, и я пришла сюда с целью выяснить для себя ваши намерения. Не откажетесь ли вы объяснить их мне?

Лоуренс оглядел могучую грудь, защищенную от дождя мантильей из серой шерсти, и почувствовал холодное раздражение, которое исключало любой вежливый ответ.

– Да, – ответил он, проходя мимо нее и выходя в дверь. – Откажусь.

Аристократичная леди возмущенно фыркнула, и он улыбнулся, услышав ее крик:

– Дерзкий мошенник!

– Он отплатил тебе твоей же монетой, Луиза! С какой стати ты приходишь сюда и заявляешь, что подозреваешь мистера Бишэмпа в недостойных намерениях. Несомненно, Джулия интересовалась поездкой, поскольку мистер Бишэмп руководит всем с самого начала, и она хотела обсудить этот вопрос с ним. Как это может быть хоть в какой-то степени неприлично и неделикатно?

– Ты или говоришь откровенный вздор, Мария, или так же глупа, как эта девица, которая выскочила через заднюю дверь меньше чем за минуту до того, как я пришла! Она же влюблена в него, если ты не заметила, но это не снимает с нее обязательств перед Эверардом! Один из наших героев! Я должна сказать…

Когда Лоуренс вернулся в основное помещение сарая, в котором все еще кипела работа, голос леди Эпплдор перестал быть слышен. Дождь, стучавший по крыше над головой, и шум, производимый слугами, заставляли его волноваться. Он был человеком действия и много раз думал, что, какими бы печальными ни были события, приведшие к падению его семьи, жизнь, связанная с работой и торговлей, приносила ему большое удовлетворение.

Вместе с одним из своих людей и каретником он убедился в том, что ось достаточно расшатана. Он несколько раз собирался рассказать Диане о своем коварном плане, но в конце концов решил по-другому. Она должна быть так же удивлена, как и Джулия, когда экипаж сломается согласно его задумке. Он не хотел, чтобы Эверард заподозрил, что это произошло не случайно, иначе, он был уверен, ему придется встречаться с капитаном в поле на рассвете. И как ни гордился он своим мастерством владеть шпагой и пистолетами, но он знал очень хорошо, что в этом он не ровня капитану Эверарду, герою Испанской войны.

27

Диттишэм-Корт было одним из прекраснейших поместий во всей Англии. Его трубы из светлого камня, который послужил материалом и для всего дома, как соборные шпили, поднимались на фоне летнего голубого неба. При виде окружающего дом великолепного сада Диана почувствовала нетерпеливое томление в груди. Она осматривала дом и земли с восторгом и предвкушением долгих прогулок, пока экипаж трясся по узкой дороге.

Она никогда раньше не бывала в Корте. И даже если бы миссис Диттишэм не претендовала на родственные связи с королевскими домами Европы, гордость и безупречные манеры, она, без сомнения, была непревзойденной хозяйкой.

Корт был построен в форме вытянутой буквы U, и все помещения внутри дома были очень просторными. Когда Диана вступила в большой, обшитый деревянными панелями вестибюль с лестницей, поднимающейся на третий этаж, она сразу заметила, как вышколены все слуги, которые быстро сновали в разных направлениях, разгружая багаж, разнося вещи и провожая гостей в отведенные им комнаты.

В воздухе чувствовался запах воска, которым был натерт прекрасный паркет, и еще какой-то аромат, по поводу чего Джулия шепотом сказала Диане:

– Ты знаешь, мне кажется, что дом пахнет так же, как и сама миссис Диттишэм.

Диана быстро взглянула на свою младшую сестру, которая деловито нюхала воздух, и ответила:

– Да, мне кажется, ты права, это тот же самый запах. Но Боже мой, какой прекрасный дом! Характер миссис Диттишэм точно проявляется во всем, что я здесь вижу. Я никогда прежде не встречала такой элегантности и умения подчеркнуть естественную красоту дома. Взгляни на этот прекрасный паркет и на эти великолепные красные шелковые портьеры!

Джулия притихла на секунду, потом сказала:

– Я бы покрыла пол дорогими толстыми турецкими коврами, чтобы он не был холодным, а прелестный малиновый бархат был бы самой подходящей тканью для таких окон.

Диана не стала оспаривать вкусы своей сестры, тем более что в этот момент та неожиданно вцепилась ей в локоть.

– Смотри, как тетя Феб улыбается папе! – воскликнула она. – Можно подумать, что она влюблена в него, так она держит его под руку и смотрит ему в лицо.

– Я думаю, что так и есть, – ответила Диана тихо. Она уже несколько дней знала о любви Феб к ее отцу, и это смущение в его взгляде, когда он смотрел на ее тетю, вселяло надежду, что, возможно, и он уже признался себе в своем чувстве.

– Что? – воскликнула Джулия. – Ты шутишь. Но она же наша тетя, мамина сестра. Это неприлично.

– Почему? Это же не кровное родство. Они были связаны только маминым браком.

– Просто мне все это кажется очень странным, потому что я всегда воспринимала Феб как папину сестру. И мне не нравится эта пара. Папе нужна совсем не такая женщина, не скучная старая дева, которая занимается своими розами и вышиванием и терпеть не может светское общество. Он же погибнет с ней от тоски.

Лорд Кингзбридж отвел Феб подальше от остальных гостей, собравшихся в зале и ожидающих, когда их проводят в отведенные им комнаты.

– Вы не можете говорить это серьезно, Феб. Я не позволю это! Что значит, после свадьбы вы хотите ехать в Париж? Что это за чушь? Вы что, собираетесь ехать одна, как какая-нибудь эксцентричная старуха? Нет, вы не можете. Во-первых, потому, что вы не старуха; и потом, на вас наверняка нападет банда разбойников, не успеете вы отъехать и десяти миль от Кале.

– Вы можете сопровождать меня верхом, если пожелаете, Роберт! – ответила она, глядя ему в глаза и тепло улыбаясь. – Я хотела бы увидеть вас скачущим рядом с моим экипажем, одетого в шляпу, украшенную страусовым пером, и длинный развевающийся черный плащ. Пожалуй, нужны еще высокие сапоги. Да, решено. Очень лихо!

Спиной она почти опиралась о полированную деревянную дверь, которая вела в красиво обставленную гостиную, а лорд Кингзбридж стоял перед ней, заслоняя ее от остальных. Она сообщила ему о поездке в Париж, потому что испугалась, что всего через две недели она вернется в свой дом возле Бафа, а он поедет на юг в свое поместье в Девоншире, и каждый из них вернется к своей привычной жизни, как будто и не было их встречи.

За последнее время она пришла к убеждению, что хотя он едва ли помнил, что целовал ее в Лондоне, поскольку был тогда сильно пьян, но он воспринимал ее теперь в ином свете. Она много раз ловила на себе его изменившийся задумчивый взгляд и надеялась, что он впервые в жизни перестал думать о ней как о сестре Гвендолин. Но она знала, что если он уедет без нее в Девоншир, так и не успев объясниться с нею, и вернется к своим привычным занятиям, то вскоре приспособится снова к своему одинокому существованию, и тогда ничего уже нельзя будет изменить. Но как заставить его открыть свое сердце, она не знала.

Что же касается поездки в Париж, она несколько лет откладывала часть своих ежеквартальных доходов в надежде в один прекрасный день отправиться на континент и поездить не только по Франции, но также по Бельгии, Австрии и Италии. Поэтому когда она коснулась этой темы, то легко смогла убедить его в своем искреннем интересе к этой поездке, перечислив музеи, памятники, театры и соборы, которые стоило посетить во время этого путешествия. Он был ошеломлен, а она явно довольна.

– Вздор! – заявил он в ответ. – Если я и поеду с вами, то уж не как верховой сопровождающий!

– А как же тогда? – невинно поинтересовалась Феб. Она смотрела на странный блеск в его глазах и чувствовала, что, если бы не толпа, собравшаяся в зале, он обнял бы ее и склонился к ее губам.

Вместо этого, однако, он опомнился, отступил на шаг от нее и грубоватым голосом ответил:

– Пожалуй, с моей стороны будет в высшей степени неприлично путешествовать вместе с вами. О, Лоуренс! Отличный парень! Не представляю, как я буду обходиться потом без него.

И он отошел, якобы побеседовать с Лоуренсом, а Феб осталась стоять, чувствуя, как нежное тепло согревает ее душу. Она любила Кингзбриджа и теперь знала, что скоро он поцелует ее снова – только на этот раз без содействия бренди, отуманившего тогда его мозг.

ДНЕВНИК

«Сегодня второй день, как мы находимся в Диттишэм-Корт. Я дважды обошла все тропинки, порвав мои лучшие полуботинки, и однажды пятнадцать минут проплутала в леске возле дома, пока мистер Бифорд не пришел любезно мне на помощь. Я чувствовала себя довольно глупо, потому что потерянная мною тропинка находилась в двадцати шагах, позади большого дуба.

Я совершенно не удивилась тому, что пользуясь случаем, когда мы были одни, он открыл мне свое сердце. Бережно, чтобы не обидеть его, я сказала, что союз между нами невозможен. Он не выглядел удивленным – хотя гораздо больше разочарованным, чем я хотела бы, – но выразил надежду, что, как только капитан Эверард будет женат, мои чувства могут измениться или, по крайней мере, появится надежда на это.

Я быстро взглянула на него, испытывая неловкость от его слов, и, встретив его взгляд, была шокирована. Его выражение лица было сочувствующим и понимающим. Я ужасно покраснела, после чего он принес мне свои извинения за то, что огорчил меня. Он понимал меня, и мне невыносимо думать, что кто-то не только знает о моих чувствах, но и дает понять мне. Я была унижена.

Мы вернулись в Корт по дорожке, усаженной ивами. Мистер Бифорд – надо отдать ему должное – начал беседовать о разнообразных незначащих предметах, обо всем, что приходило ему на ум, и таким образом мое душевное спокойствие было восстановлено и доброжелательность вновь возобладала в нашей дружбе.

Когда мы вошли в вестибюль, он случайно поймал взгляд Эверарда, и, видимо, какой-то черт обуял его, потому что он взял мою руку и, прежде чем я поняла, в чем дело, запечатлел на ней пылкий поцелуй. Мои щеки опять вспыхнули, а мистер Бифорд просто поклонился Эверарду и удалился с удовлетворенной и самодовольной улыбкой на лице.

Эверард ничего не сказал мне, но поклонился и равнодушно прошел мимо.

Все изменилось, и очень сильно к худшему, с того времени, как он поцеловал меня в лабиринте и узнал о моем обмане на маскараде. Однако, я думаю, что это ужасно несправедливо, что он так зол на меня. В конце концов, я ведь собиралась на следующее утро открыть ему правду и только потому не стала ничего говорить, что чувствовала, что теперь уже Джулия должна сказать ему об этом. А она поддержала обман. Сожалеет ли она или нет о своем поступке, я не знаю. Я хочу только поговорить с Эверардом и принести мои глубочайшие извинения, а также объяснить, чем был вызван мой обман.

Я ведь не сказала ему о самом главном – о том, что я люблю его. Я не знаю, будет ли это важно после наших с ним поцелуев, которые, по-моему, ясно говорят о том, что чувствует мое сердце. И все же есть нечто могущественное в произнесенных словах в отличие от телесных объятий. Удовольствие так легко принять за любовь. Возможно, и Эверард лишь получал удовольствие в моих объятиях… о, но я мучаю себя такими мыслями! Я должна быть терпелива. Я буду терпеливой.

Он, кажется, собирается игнорировать меня. Его обращение отличается ледяной холодностью. Когда он улыбается, маленькие льдинки сверкают в его голубых глазах вместо привычной теплоты и нежности. Когда он говорит со мной, от его слов веет холодом. Когда он танцует со мной контрданс, его беседа так холодно-вежлива, что за ней чувствуется неприязнь. Мы отдаляемся все дальше друг от друга, и боюсь, что еще чуть-чуть, и нам не преодолеть это расстояние.

Я бы чувствовала себя ужасно подавленной, если бы не была так обеспокоена. Каждую минуту, каждый час, каждый день он оставляет мне все меньше шансов порвать его помолвку с Джулией. Что касается моей сестры, я думаю, что нечто неожиданное должно было случиться в Беркшире, потому что начиная с ее приезда в Корт она изменилась – и притом разительно.

Конечно, она по-прежнему в центре внимания своих друзей и знакомых и наслаждается этим. Но что-то в ее поведении говорит о – не знаю, как и сказать – взрослении, появлении самообладания, о твердости духа, и это смущает меня куда больше, чем даже холодность Эверарда.

Сегодня миссис Диттишэм устраивает вечер в честь Джулии и Эверарда. Верхние этажи затихли, дамы готовят свои туалеты, джентльмены завязывают галстуки. А внизу идет подготовка к празднику, и кажется, весь дом дрожит от бурной деятельности слуг на нижнем этаже.

Бальная зала украшается многими ярдами голубого, розового и зеленого шелка, а повар со штатом из двенадцати помощников трудится в поте лица над грандиозным обедом, который, как мне сообщили, будет включать и нежнейший черепаховый суп, которым так славится Корт.

Задние лестницы тоже очень оживлены от спускающихся и поднимающихся личных слуг гостей, несущих в руках свеженакрахмаленные и выглаженные галстуки, ленты, бальные платья, сюртуки и панталоны.

Завтра, к моему большому удовольствию, но сожалению Джулии, миссис Диттишэм объявила день отдыха. Развлечения предполагают стрельбу из лука, рыболовство, катание на лодках и ничего больше. Но на другой день мы поедем в Котсволд, откуда после трех дней пребывания отправимся к последнему пункту нашего путешествия – в Баф, где еще через день Джулия выйдет замуж.

Вы понимаете мою тревогу? Через неделю – всего лишь неделю – я потеряю свою любовь навсегда. Мне кажется забавным то, что в моей жизни было много моментов, когда неделя казалась длиннее, скучнее и раздражала больше, чем целый год, наполненный счастливыми днями. Теперь неделя стала восприниматься как день для недолго живущей бабочки».

28

Эверард дотронулся до шрама на своей щеке, пробежав кончиком пальца по всей длине старой раны. Какая ирония судьбы – даже на поле битвы, под натиском французских драгун, он не чувствовал себя таким бессильным, как сейчас. Его жизнь пошла под откос, и он не знал, как это предотвратить.

Он сидел в великолепной библиотеке Корта, попивая шерри и ожидая прихода своей невесты. Он попросил ее поговорить с ним наедине, хотя она сразу испугалась, и отклонил ее протесты, настаивая, что должен обсудить вопрос величайшей важности.

Он сидел в кресле с высоким мягким сиденьем, вино, имеющее ореховый вкус, тепло разливалось по жилам, и если бы он не был так расстроен перспективой объяснений с Джулией – почему она лгала ему о маскараде, – он чувствовал бы себя вполне сносно. Перед ним, сквозь высокие французские окна, открывался прекрасный вид хорошо подстриженной лужайки и леска, состоящего преимущественно из буковых деревьев, который рос на склоне холма. Внезапно он затосковал по дому своего отца в Стаффордшире, куда намеревался отвезти свою невесту вскоре после свадьбы. Джулия, однако, просила поехать в Париж и остаться в Европе на целый год, прежде чем вернуться, как она говорила, к скучной жизни в провинции.

Скучная жизнь.

Его настроение стало падать, в который раз за последние две недели, хотя ни разу так сильно, как после той ночи – или, если быть точным, раннего утра, – когда он поцеловал Диану во второй раз!

Он все еще не мог привыкнуть к мысли, что Диану он поцеловал в Опере, а не Джулию.

Не Джулию!

Он опустил голову на руку и слегка застонал. Каким же идиотом он был. Как он мог быть так слеп, так глуп, чтобы не понять, что это Диана была той женщиной, которую он держал в объятиях вместо Джулии?

Почему он не заметил, что волосы были париком, что улыбка была другой? Он все еще не мог дать этому объяснения, кроме одного – он никогда бы не поверил в то, что Диана может решиться на такую авантюру – и этому он не переставал удивляться – переодеться Джулией. И зачем она устроила это представление? Зачем?

Внезапно словно вспышка осветила его мозг. Отказываясь верить голосу, прозвучавшему внутри его, он отпил еще шерри. Он понял, что, так долго скрывая от себя правду, он причинил себе боли больше, чем мог сейчас выдержать.

«О моя дражайшая Диана«, – кричало его сердце.

Одна из французских дверей слегка приоткрылась от сквозняка, и порыв ветра подхватил легкую вишневую шелковую занавеску, подвесив ее на одну створку окна, где она вздулась парусом и вернулась на место.

Он опять дотронулся до шрама на своей щеке. Диана была так похожа на Элеонору. Две старые раны, подумал он, криво усмехнувшись.

Элеонора.

Он любил ее больше, чем кто-либо мог предположить. Узнав, что она покинула его, когда он служил в Испании, он даже позволил друзьям-офицерам поддразнить его однажды, когда они все были основательно навеселе и не вполне отвечали за то, что говорили. Нет, он не думал, что кто-нибудь догадывался, как сильно он любил ее.

Он постарался стереть все воспоминания о ней, кроме одного, которое носил в своем сердце, – выражение радости на ее лице, когда она приняла его предложение за день до того, как он отправился в Португалию. Он вернул ей ее последнее письмо, в котором она писала, что ей нужно, чтобы любимый человек был рядом с нею, а это невозможно при его карьере. Она просила прощения, она знала, что причиняет боль, но не могла выносить его долгое отсутствие.

Когда он познакомился с Джулией и Дианой, то уже твердо был уверен в том, что должен жениться на женщине, как можно более непохожей на Элеонору. Не для него второй раз открывать свое сердце бесчувственному созданию. Он хорошо усвоил этот урок, но, как доказывали последние события, может быть, даже слишком хорошо.

В волнении он пролил остатки шерри и вскочил на ноги. Он поставил маленький стаканчик на серебряный поднос перед дверью и в тот же момент услышал, как дверь открылась. Дворецкий вошел в комнату и тихим, полным достоинства голосом объявил о приходе его невесты.

– Дорогая, – произнес он с вымученной улыбкой.

Ее улыбка была не менее вымученной, когда она протянула ему руку, затем ее взгляд опустился на красно-черный ковер на полу.

– Эв, – ответила она, выдергивая руку из его рук как можно скорее.

Он чувствовал себя принужденно и скованно, когда взял ее под локоть и подвел к дивану возле открытого французского окна. Послеполуденный солнечный свет проникал сквозь окна, освещая библиотеку золотистым сиянием.

– Благодарю вас за то, что вы пришли в то время, когда, я знаю, все дамы усердно готовятся к вечеру, и я должен сказать вам – вы выглядите совершенно прелестно в своем платье. Оно так отличается от остальных!

Джулия нервно кивнула.

– Да, конечно. Диана посоветовала его мне, сказав, что вам понравится его простота. Надеюсь, так и есть.

– Да, очень! – воскликнул он с жаром, желая, чтобы она поняла, как он оценил ее заботу о его мнении. Простой белый батист, пышные рукава, жемчуг, классическая узкая золотая лента, продетая сквозь ее прическу, – все создавало образ в греческом стиле. Он предпочитал это ее пышным платьям, покрытым газом.

– Я рада, – сказала она, прямо сидя на краю обитого синим дамасским шелком дивана со сложенными на коленях руками. Она выглядела как нашалившая девочка, приготовившаяся получить выговор от строгой гувернантки. Она даже кусала губы. Он нашел бы ее вид забавным, даже очаровательным, не знай он, что ее поступок был ужасным, по крайней мере в свете обстоятельств мужчины и женщины, вступающих в брак.

– Джулия… – начал он.

Но она быстро прервала его, резко вскинув свою руку в перчатке. Ее лоб прорезали морщины.

– Эверард, подождите! Вы должны позволить мне говорить первой. Я вела себя очень плохо. Очень плохо! Я знаю это!

Ее губы задрожали, и он поспешил сесть рядом с ней и, взяв обе ее руки, начал уговаривать ее не плакать.

– Да, я постараюсь, – всхлипнула она. – Но это очень трудно, потому что я должна признаться вам… Ах, зачем я обманула вас, не могу представить, ведь вы были сама доброта и справедливость! А я вела себя так ужасно с вами, все время устраивала истерики и… – о, да все!

И она разразилась рыданиями, глотая слезы и силясь справиться со своими чувствами.

Он хотел убрать свою руку, но она вцепилась в нее, не желая, чтобы он уходил, и положила его руку на свое плечо, а затем уткнулась лицом в его галстук.

Несколькими минутами позже, после того как он погладил ее по плечу по меньшей мере раз сто, уговаривая ее осушить слезы и сказать ему, в чем же она хотела ему признаться, Джулия наконец перестала плакать. Она взяла предложенный платок из его рук и громко высморкалась.

– Я такая глупая, – причитала она, промокая глаза мягкой белой тканью. – И всегда была, вы же знаете. У меня ветряная мельница в голове, так обычно говорит Ларри…

– Чепуха, моя дорогая, – перебил ее Эверард успокаивающе.

– Но это правда! – заспорила она, снова прерывая его. Она слегка отстранилась от него, потом схватила его руку у локтя и сжала. – Вы должны были уже понять, что я не имею и толики ума моей сестры! Но вы всегда предпочитали мое общество, а я… Я по глупости – и умоляю вас, не спорьте со мной, иначе я немедленно уйду! – я делала что-то ужасное, и вы должны простить меня, вы должны!

Эверард почувствовал нежность к Джулии, получая огромное наслаждение от ее искреннего порыва, ее исключительной красоты, доброты ее сердца.

– Скажите мне, – произнес он тихо, – но знайте заранее, что вы уже прощены – и так всегда будет.

Джулия изумленно покачала головой.

– Почему вы так добры ко мне? – спросила она. – Иногда я вас не понимаю. Но не обращайте внимания на это. Я солгала вам о ночи в Опере. Это была не я. Да, меня там вовсе не было. Я знаю, что это поразит вас, но там была Диана, переодетая мною.

Эверард глубоко вздохнул, чувствуя облегчение оттого, что она сказала ему правду прежде, чем он спросил ее.

– Я знаю, – ответил он просто. – Знаете? – спросила она, прижимая ладони к своим щекам. – О, не могу передать вам, какое я испытываю облегчение! У Дианы были свои причины. Понимаете, она…

Он прервал ее:

– Что ж, неважно, какие у нее были причины! Я их не знаю. Все, что я могу сказать, так это то, что очень благодарен вам за правду. Я узнал об этом…

Он почувствовал, как его щеки начинают гореть от чувства вины при воспоминании о том, как всего две ночи назад он держал Диану в своих объятиях и горячо целовал ее, наслаждаясь этим.

– Я узнал об этом вскоре после того, как это случилось. Зачем вы сказали, что были со мной на маскараде? Или вы перепутали одно из своих приключений с другим?!

– Да, я знаю, – сказала она, опустив глаза на свои розовые атласные туфельки. – Это было очень глупо с моей стороны, я поступила нехорошо!

– Но зачем? – спросил он опять, и его прежнее чувство тревоги вернулось с новой силой. Что она скажет, хотел он знать. Как она ответит ему? Что побудило ее поступить так?

– Потому что для меня было чрезвычайно важно, чтобы вы попросили моей руки. Мне хотелось стать вашей женой почти так же сильно, как Диане.

– Так же сильно, как Диане? – переспросил Эверард изменившимся голосом.

– О, да! – воскликнула Джулия, откидываясь назад на диванные подушки.

Однажды признавшись в своем преступлении, дальше она легко говорила все.

– Она была влюблена в вас с самого начала. Да, именно так, хотя я не думаю, что она понимала это, пока вы не поцеловали ее в щеку на день святого Михаила. Господи, она вспыхнула, как сотня свечей, и секунду – о Эверард, это было самое смешное! – она вела себя так, будто собирается поцеловать вас, как жена целует мужа! Я помню это, потому что была поражена, увидев, что моя сестра может испытывать хоть какое-то сильное чувство, не говоря уже о любви. Она всегда в совершенстве владеет собой, как вы сами могли убедиться, и я всегда предполагала, что она останется старой девой, как бедная тетя Феб!

Эверард был уже не в состоянии следить за речью Джулии. Правда, которой он избегал все последние дни, нет, недели, возможно, даже месяцы, теперь вышла наружу, и от этого никуда не денешься. Диана любила его, любила до отчаяния, до такой степени, что, забыв все приличия, встретилась с ним на маскараде в облике своей сестры!

Если бы только она осталась той ночью, вместо того чтобы убежать, напуганная внезапным появлением леди Эпплдор, возможно, он был бы сейчас обручен с ней, а не с Джулией.

Он покачал головой и тихо произнес:

– Я не знал.

– Вы не должны плохо относиться к ней. К тому же, я думаю, она скоро выйдет замуж. Мистер Бифорд совершенно точно решил заполучить ее, а он очень целенаправленный человек!

– Что? – спросил он. Он не слышал ее слов, потому что теперь начал понимать, что заставляло Диану с самого начала пытаться расстроить его помолвку с ее сестрой.

Джулия повторила свои предположения относительно шансов мистера Бифорда завоевать руку Дианы. Эверард должен был бы как-то отреагировать на ее слова и высказать свое мнение по поводу мистера Бифорда и Дианы, но он был все еще слишком потрясен и только кивал в ответ. Он понимал, что она все еще что-то говорит, но не мог отвечать ей.

– Эв! – он услышал, что она окликает его, и поднял голову.

– Да, любовь моя?

– Вы не слушаете меня. Умоляю, послушайте.

Он увидел, что она чем-то очень расстроена, и постарался оставить мысли о Диане и слушать внимательно.

– Я хочу вас кое о чем спросить, – сказала она и закусила губу, не сразу решаясь продолжить. Никогда она не выглядела более юной. – Я знаю, что мы с вами плохо ладили, по крайней мере, не так, как вы рассчитывали, и это моя вина. Но если я скажу вам, что собираюсь измениться к лучшему, я надеюсь, вы искренне ответите, когда я спрошу вас: Эв, вы уверены, что хотите жениться на мне? Я была для вас таким тяжелым испытанием в последнее время!

Она казалась такой беззащитной, когда смотрела на него, ее большие карие глаза были полны тревожного ожидания. Он знал, что в глазах общества и в своих собственных нес за нее ответственность и ни за что на свете не причинил бы ей боли, поэтому он с чувством ответил ей:

– Да, Джулия, очень-очень хочу.

29

Поднося третью ложку черепахового супа ко рту, Диана заметила изменения, произошедшие в манере, с которой Джулия бросила взгляд на Эверарда, улыбнулась, а затем вновь обратила свое внимание к мистеру Диттишэму, сидевшему справа. Она не могла припомнить, чтобы в течение последних трех недель она была испугана больше, чем сейчас: улыбка, взгляд, сияние любви в глазах Эверарда – все говорило о близости и взаимопонимании.

Черепаха, казалось, не пошла ей на пользу, и она внезапно почувствовала себя нехорошо.

Но после обеда Диана получила еще один удар, когда миссис Диттишэм, довольная тем, что она принимает в стенах своего дома такое блестящее общество, открыла музыкальный вечер в честь Эверарда и Джулии словами:

– Никогда за все годы я не видела, чтобы небеса так явно одобряли какой-либо союз так, как этот.

Стройная жеманная хозяйка поправила свою диадему и продолжала:

– Между национальным героем, который завоевал наше всеобщее уважение за годы его службы у Веллингтона, и Прекрасной Джулией, которую я люблю как собственную дочь.

Она повернулась и улыбнулась жениху и невесте, которые сидели явно смущенные лестью, так щедро расточаемой миссис Диттишэм.

– Мне остается сказать вам лишь одно: да благословит вас Господь!

Она захлопала в знак одобрения руками в перчатках, и к ней присоединились рукоплескания собравшихся.

Диана видела, что Эверард был неприятно поражен таким вниманием, а Джулия засияла вовсю и даже несколько раз грациозно склонила свою голову в сторону публики. Эверард взглянул на нее, и Диана почувствовала, как сердце замерло в ее груди, когда он поднял руку Джулии и поднес ее пальцы к своим губам. В толпе раздались одобрительные возгласы и крики, так что миссис Диттишэм с трудом смогла восстановить порядок в гостиной.

По крайней мере, дюжина молодых леди собиралась показать свое искусство на музыкальном вечере миссис Диттишэм. Диана согласилась добавить свое имя к списку только после того, как Джулия любезно попросила ее сделать это. Она объяснила, к большому удивлению Дианы, что всегда любила ее манеру исполнения. Диана была тронута и в то же время напугана все более очевидными изменениями в нраве Джулии. Никогда прежде она не проявляла даже малейшего интереса к способностям своей сестры к игре на фортепьяно.

Когда пришло время ее выступления, Диана встала со своего места у дальней стены длинного зала и пошла к сцене, и вдруг Лоуренс бросился к ней и поцеловал в щеку, желая ей удачи. Леди Эпплдор, как назло сидевшая рядом, неодобрительно зашипела:

– Мистер Бишэмп! Что вы делаете? Вы порочите незапятнанное имя и репутацию мисс Хартланд. Немедленно дайте ей пройти!

Диана слишком нервничала из-за того, что ей предстоит играть перед такой большой аудиторией, чтобы выступить в защиту Лоуренса, но не удержалась от улыбки, услышав, как Лоуренс только рассмеялся в ответ на замечание графини.

Прекрасное фортепьяно розового дерева было расположено таким образом, что Диана, сев на скамеечку с расшитой подушкой и подняв глаза над клавиатурой, увидела свою сестру и Эверарда. Она была не больше чем в десяти футах от них – она вспомнила, какими взглядами они обменивались во время обеда, и это заставило ее сердце наполниться тревогой. Что, если любовь, которую они испытывали, была достаточно сильна, чтобы преодолеть разницу в их темпераментах, и кто такая была она, чтобы вмешиваться в судьбу?

Сомнения, охватившие ее, завладели ею с такой силой, что она испугалась, что не сможет исполнить даже одну из трех прелюдий, которые намеревалась сыграть. Когда она не так давно говорила Эверарду, что не любит играть при большой аудитории, то была более чем серьезна. От волнения ее пальцы становились холодными и безжизненными. Но сегодня вечером ей меньше всего хотелось опозорить себя, Джулию или своего отца. Она продолжала сидеть неподвижно, подняв пальцы над клавишами, так долго, что по залу прошелестел ропот недоумения.

– Скоро она начнет? – раздался женский голос в тишине зала.

Диана не знала точно, почему она сделала так, но она подняла глаза и взглянула на Эверарда. Он напряженно смотрел на нее, наклонившись вперед, сосредоточенно глядя в ее лицо так, будто он всем своим существом хотел, чтобы она заиграла. Она улыбнулась ему, затем опустила взгляд на фортепьяно и, коснувшись пальцами клавиш, заиграла прелюдию Баха. За этим последовали еще две прелюдии, и она покинула сцену под дружные аплодисменты гостей миссис Диттишэм.

Испытывая облегчение от того, что ее выступление благополучно закончилось, она вернулась на свое место в дальнем конце зала и встала рядом с мистером Бифордом, раскрыв веер и спрятав за ним лицо, чтобы скрыть свое смущение по поводу продолжающихся рукоплесканий.

Он наклонился к ней и прошептал на ухо свои комплименты, которые заставили ее успокоиться, и жаркий румянец схлынул с ее лица.

Эверард видел наклонившегося к Диане мистера Бифорда и с удивлением почувствовал острый укол ревности. Когда они с Джулией поженятся, уступит ли она наконец его настойчивым ухаживаниям, хотя и не любит его?

Не для Дианы, подумал он, провести свои дни старой девой, как Феб. Он не пожелал бы ей этого, но мысль о том, что какой-то другой мужчина будет держать ее в своих объятиях, расстроила его настолько, что он отвернулся, не желая видеть, как Диана смотрит в улыбающееся лицо злополучного мистера Бифорда.

– Что случилось? – шепотом спросила Джулия. – Вы выглядите почти рассерженным. Я вас чем-то обидела?

– Нет, – ответил Эверард, беря ее за руку. – Вовсе нет.

Поскольку следующая и последняя участница представления, несравненная мисс Куртин, уже заняла свое место и поклонилась ему и Джулии, он не сказал ничего более. Да и как он мог объяснить, что был расстроен потому, что Диана, вероятнее всего, выйдет за мистера Бифорда? Он не мог объяснить этого даже себе самому.

Точнее, он мог, но не хотел этого делать. Как только мисс Куртин заиграла сонату Моцарта, он снова погрузился в свои мысли, вспоминая последние несколько недель. И снова, как он ни противился этому, он думал о Диане.

В ту ночь, когда он поцеловал ее под покровом черного неба в центре лабиринта в Кловелли-холле, он обозвал себя дураком, потому что попросил руки Джулии именно из-за того объятия, которое подарила ему Диана на маскараде. Но любил ли он Диану? Да. Он думал, что да, но как? Как брат? Любовник? Друг? Он не знал. Он не был убежден, что страстный поцелуй уже означает любовь. Он взглянул на Джулию, которая с упоением слушала великолепную игру мисс Куртин. Ему нравилось то, как живо проявлялись все ее чувства, возможно, потому, что он сам был другим. С другой стороны, Диана, которая почти всегда бывала абсолютно спокойна, могла целовать его так, будто где-то внутри ее таилась та же страсть, которая денно и нощно сжигала Джулию, а может быть, даже сильнее!

Он не мог удержаться и еще раз украдкой бросил взгляд на Диану, которая по-прежнему стояла возле этого негодяя Бифорда! Из двух сестер он предпочитал целовать Диану, но что это означало? Он так долго добивался руки Джулии, возможно, потому, что она была совсем не похожа на Элеонору. И он никогда не пытался представить Диану своей будущей женой. Никогда.

Абсурдно начать делать это сейчас. И все же…

Его злость на то, что он был обманут на маскараде, длилась не больше двух дней. Он понял, что был больше разгневан на самого себя за то, что ошибся, сделав предложение Джулии. Знай он, что той женщиной, которую он держал в объятиях, была Диана, что бы он чувствовал в тот момент?

Джулия слегка толкнула его, и он понял, что смотрел на Диану все выступление мисс Куртин – сейчас она стояла у фортепьяно и раскланивалась перед публикой. И снова в его сердце закралось убеждение, что в жизни его что-то пошло не так.

ДНЕВНИК

«У Лоуренса есть какой-то план, но он упрямо отказывается посвятить в него меня! Негодник! Я бы свернула ему шею за все его самодовольные улыбки в течение целого утра. Мы почти готовы покинуть Корт, и это чуть не повергло меня в меланхолию. Я буду скучать по этому прекрасному дому и необыкновенно живописным садам, тропинкам, лесам. Правда, мне сказали, что особняк леди Эпплдор в Глостершире отличается даже большим великолепием, чем Корт. Мне с трудом верится, что это возможно.

Конечно, я не хочу сказать, что меня беспокоит только расставание с Кортом. Отнюдь нет. Всего четыре дня осталось до того, как свадебные колокола зазвонят в церкви возле дома моей тети. Джулия в последние два дня так сильно изменилась, что даже самые ненаблюдательные среди нас заметили это. Я слышала, как мисс Куртин говорила своей матери:

– Но Джулия не улыбается так часто, как раньше. Она ведь хочет выйти за капитана Эверарда, разве нет? Тогда почему я так часто вижу ее печально разглядывающей свои перчатки?

Миссис Куртин не нашла, что ответить, и они с дочкой начали оживленно переговариваться. Может быть, Джулия больна? Или она пережила какое-то нервное потрясение? А может быть, ее сердце гложет страсть к другому?

Эверард, со своей стороны, внимателен к Джулии как всегда и даже больше. Она же в ответ неизменно вежлива, всегда улыбается – кроме тех моментов, когда печально разглядывает свои перчатки! – и не устроила за последнюю неделю ни одной истерики! Я подумала: не надо ли обратиться к врачу, но боюсь, все решат, что я сошла с ума. Папа считает, что она наконец повзрослела, я же опасаюсь, что мы наблюдаем начало болезни.

Я бы радовалась произошедшим с ней переменам, если бы они означали, что Джулия начинает понимать голос своего сердца. По крайней мере, я очень надеюсь на это. Но у меня есть подозрение, что она пытается смириться с этой помолвкой, не желая разрывать ее, и рассчитывает стать хорошей женой нелюбимому мужу, отказавшись от того, кто дорог ее сердцу, – словом, она собирается разбить свою жизнь. Но почему? Для меня загадка, почему она не может просто сказать обо всем Эверарду и бросить его. Зная ее импульсивную натуру, я рассчитывала, что именно так она и поступит! Почему же она обманула мои ожидания?

Я не знаю, что делать дальше. Надеюсь, что новые идеи осенят меня в доме леди Эпплдор. Или мне следует положиться на Лоуренса, который, судя по блеску в его глазах, явно что-то задумал».

30

Ровно через час езды по почтовым дорогам, ведущим на северо-запад, в Котсволд, ось в новом ландо Джулии неожиданно сломалась, что почему-то вызвало у Лоуренса, сидевшего, скрестив руки на груди, довольный смех.

Диана не успела выпытать у него признание, какую роль он сыграл в этом происшествии, потому что внезапно ливень обрушился на головы бедных путешественников.

Диана наблюдала за стихией с изумлением, смешанным с ужасом, чувствуя, как будто сила, более могущественная, чем она сама или Лоуренс, вмешалась в их планы, чтобы помочь им.

Сопровождающие верховые не могли справиться со своими лошадьми, которые испуганно ржали, вставали на дыбы, били копытами и наконец понесли под ужасающе раскаты грома. И лошади, и всадники исчезли в непроницаемой пелене дождя.

Джулия и Эверард быстро перешли и укрылись в экипаже Дианы и Лоуренса, который, будучи обычной дорожной каретой, предназначенной только для двух пассажиров, неожиданно оказался битком набит, и хуже всего то, что Эверард сидел, сгорбившись, у ног Дианы. Вода капала с полей его касторовой шляпы, а синий сюртук намок от того, что он защищал пурпурную шляпку Джулии, пока они бежали к карете. Ее элегантная шляпка с широкими полями была украшена огромными белыми страусовыми перьями.

Джулия была напугана разбушевавшейся стихией и вздрагивала каждый раз, когда у них над головами раздавался новый раскат грома.

Форейтор, сидевший на первой лошади в упряжке, не стал дожидаться указаний, и немедленно тронул экипаж вперед, оставив позади ландо, а затем пустил лошадей быстрым галопом.

Через передние окна кареты ничего не было видно из-за дождя, который хлестал по стеклу, с грохотом барабанил по крыше и заливался в щели, о существовании которых до сих пор никто не подозревал. Когда ужасающий раскат грома сотряс воздух совсем рядом с каретой, Джулия снова вскрикнула от испуга и спрятала лицо на груди Лоуренса.

Диана заметила, что Эверард огорчился, видя, как уютно устроилась Джулия на плече своего друга, но тут мокрые перья ее шляпы начали щекотать ноздри ее спасителя так, что он вскоре расчихался.

Диана поймала взгляд Эверарда и прикусила губу, пытаясь скрыть улыбку. Эверард делал то же самое, отвернувшись и покашливая. Но, когда Джулия подняла голову и злополучные перья уткнулись в лицо Лоуренса, оба разразились смехом, к которому присоединилась и Джулия, поняв, в чем дело.

– Приношу свои извинения, Лоуренс, – сказала она наконец, держа свою голову прямо, чтобы шляпка была подальше от его лица. – Думаю, что моя шляпа больше подходит для ландо, чем для этого экипажа.

А когда коварное перо под давлением потолка экипажа сломалось пополам и повисло на ее лице, расхохотались уже все, включая и Лоуренса.

Когда они успокоились, Диана с удивлением поняла, что форейтор, кажется, дал лошадям волю и карета несется вперед с бешеной скоростью в густой пелене дождя. С каждой милей дорога становилась все каменистее, и форейтор уже с трудом правил лошадьми.

Наконец экипаж замедлил ход, и лошади перешли на рысь. Диана с облегчением вздохнула, дождь уже перешел в мерную дробь по крыше, а за окном показалась качающаяся на ветру вывеска гостиницы.

– Слава Богу! – воскликнула Диана. – Наконец-то гостиница. Я чувствую себя так, будто проехала сотню миль. Я только удивляюсь, почему форейтор не остановился раньше! Он, должно быть, уже промок насквозь.

Как только она договорила эти слова, к их общему изумлению, колесо соскочило со своей оси, и экипаж с грохотом завалился назад и влево, а лошади резко задергались в своей упряжи.

Еще хуже было то, что форейтора они нашли в сильной лихорадке, дрожащего, как осенний лист на промозглом ветру, и его пришлось буквально силком стащить с лошади, в которую он вцепился, как в свое единственное спасение.

Стуча зубами, он признался, что потерял дорогу несколько миль назад и только надеялся доехать до какой-нибудь гостиницы, где они смогли бы остановиться, выпить чаю и потом найти остальных.

– Бедный, бедный человек! – воскликнула Джулия, когда Эверард помог ей выбраться из завалившейся кареты и предложил руку, чтобы отвести к гостинице. – Я надеюсь, что он не заболеет воспалением легких! Как ужасно было бы думать, что празднование моей свадьбы послужило причиной его болезни или даже смерти!

Лоуренс, услышав патетическую ноту в голосе Джулии, живо возразил:

– Он сам виноват в том, что не сообщил мне заранее о своем состоянии! Я вовсе не так жесток, чтобы заставлять его рисковать жизнью. Ответственность за его здоровье лежит на нем самом.

Джулия открыла рот, чтобы ответить, взглянула в сторону Эверарда и, твердо кивнув, сказала:

– Конечно, вы правы. Мы должны сами распоряжаться собою и нашими судьбами.

Диана уставилась на нее в изумлении, то же сделали и Лоуренс с Эверардом.

– Что? – переспросил ее потрясенный жених.

Джулия вспыхнула и опустила взгляд.

– Я думаю, я поняла, возможно, впервые, что Лоуренс имеет в виду. Если форейтор предпочел поверить в то, что Лоуренс не отнесется к нему с сочувствием, значит, это была его собственная вина.

Она бросила быстрый взгляд на Лоуренса, как бабочка, которая садится на цветок только для того, чтобы тут же перелететь к другому, и сразу же, опустив глаза, стала разглядывать свои полуботинки из рыжей лайки.

Когда они уже сидели в общей зале гостиницы, куда их проводил хозяин, – джентльмены попивали эль из больших кружек, а дамы – обжигающий, но освежающий крепкий чай, – им сообщили, что экипаж не будет готов до завтрашнего утра при всем умении колесных дел мастера, взявшегося починить колесо и установить его на карету.

Единственными, кто явно обрадовался такому повороту событий, были хозяин гостиницы и его толстая жена. Оба довольно потирали руки, когда узнали о приговоре, вынесенном мастером относительно повреждения колеса.

Диана обожгла язык чаем, судорожно вздохнула и прижала платок к губам. Она взглянула на Эверарда из-под ресниц, надеясь определить, какие чувства он испытывает относительно неожиданной перспективы провести ночь под одной крышей в уединенной гостинице. Его взгляд был направлен на мощный бук на вершине холма у дороги, но казался отсутствующим. Был ли он доволен такой перспективой или расстроен, сказать она не могла.

Джулия, сидевшая напротив ее, была чрезмерно тиха – даже странно.

Диана снова поднесла чашку ко рту, осторожно дуя на кипяток и глядя на сестру поверх края непрозрачного фарфора. Голубые тени окружали глаза Джулии, и неожиданно Диану осенило и потрясло то, что ее сестра, должно быть, провела ночь в слезах. Что могло случиться? – терялась она в догадках.

Джулия сидела, с силою закусив губу, сердце ее разрывалось от невыносимой боли. Прошлой ночью она пробудилась от беспокойного сна, но его видения продолжали преследовать ее и наяву. Сначала, когда она лежала на спине в спальне, глядя на алый бархатный балдахин, нависающий над кроватью, она не могла восстановить в памяти подробности сна, которые заставили ее проснуться.

Но наконец она вспомнила, и так живо, что села прямо и испарина выступила у нее на лбу. Во сне она видела, как ее мать уезжает. Сердце ее было полно отчаянной печали. «Возьми меня с собой, возьми меня с собой!» – кричала она вслед уезжающей карете.

В следующее мгновение уже она сама была той, которая сидела в карете вместо ее матери, и пейзаж за окнами экипажа резко изменился. Исчезли поросшие вереском торфяники Девоншира, и вместо них был продуваемый ветрами берег моря. Она вдыхала морской воздух и чувствовала соленый влажный ветер на своем лице. Взглянув на место рядом с собой, она увидела, что путешествует с Лоуренсом! Она ощутила странный покой, который охватил ее, когда она положила голову ему на плечо. Он взял ее за подбородок и слегка приподнял так, чтобы видеть лицо. Прежде чем она успела что-либо сделать – хотя она помнила, что чувствовала нетерпение, а не боязнь, – он склонился к ее губам и прижался к ним в нежном волнующем поцелуе.

Но карета начала двигаться быстрее, ударяясь резко о камни, быстрее и быстрее, пока она не поняла, что они упадут с края скалы, нависающей над морем. Она попыталась вырваться из его объятий, но не могла. Только после этого она проснулась.

Вспомнив весь этот ужасный сон, Джулия упала обратно в свои подушки и заплакала.

Диана наблюдала за игрой чувств на лице сестры, потом протянула руку через стол и нежно дотронулась до кисти Джулии.

– Что случилось? – прошептала она.

Джулия взглянула на нее сначала невидяще, потом моргнула и, покачав головой, улыбнулась.

– Ничего серьезного, – ответила она. Ее взгляд устремился на Лоуренса. Выражение глубокой тоски исказило прекрасные черты ее лица.

Диана почувствовала, как ее сердце сжалось от боли. Она поняла, что происходит с ее сестрой. Джулия наконец осознала, что любит Лоуренса, и, возможно, дилемма, связанная с тем, что ее рука принадлежит Эверарду, встала перед ней.

– Еще не поздно, – прошептала Диана.

Джулия снова посмотрела на Диану, эти слова, видимо, поразили ее.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Джулия. – Не представляю, на что ты намекаешь. Не поздно для чего?

Диана откинулась назад в своем кресле, не зная, как ответить сестре. Скорее всего Джулия отлично поняла, что она имела в виду. Но хуже всего было то, что ее сестра не хотела разрывать помолвку.

Ужасная паника охватила ее. Еще только четыре дня, и Джулия выйдет замуж за Эверарда.

31

Позднее в этот же день, когда Эверард ушел прогуляться в конец улицы к мастерской колесника, чтобы посмотреть, как продвигается дело, жена хозяина гостиницы вошла в залу. Она сделала неуклюжий реверанс, хихикнула и поинтересовалась, не желают ли леди взглянуть на котят, которые родились на конюшне три недели назад.

Диана покачала головой и вернулась к томику Мильтона, который Эверард дал ей в начале поездки. Ее ум был в смятении, и никакая деятельность, никакие простые удовольствия сейчас не прельщали ее.

Джулия же, хотя и очень тихая и несчастная, немедленно поднялась со своего места.

– Котята! – воскликнула она с восторженным придыханием и всплеснула руками. – Как здорово! Диана, пойдем! Нет более прелестных созданий, чем котята, особенно если они только-только открыли глаза, а так оно и есть, если им три недели от роду. Пойдем!

Диана подняла голову и ответила своей сестре, второй раз покачав головой.

– Благодарю тебя, но я не хочу идти, – сказала она, приподнимая книгу, чтобы Джулия могла видеть ее.

Джулия наморщила нос.

– Мильтон, – фыркнула она. – Какой ужас! – затем повернулась к Лоуренсу: – Вы пойдете, Ларри?

Диана быстро взглянула на Лоуренса, который на долю секунды поймал ее взгляд, тут же поднялся со своего места на диване возле огня и ответил:

– С превеликим удовольствием.

Диана заметила, как румянец вспыхнул на щеках Джулии, но решила не вмешиваться, особенно когда судьба оказалась так добра, чтобы дать им возможность побыть наедине. Она снова опустила глаза в книгу и мысленно понадеялась, что Эверард не вернется прежде времени.

Лоуренс быстро шел позади Джулии, глядя на ее темные кудри, всем сердцем стремясь к ней. Хорошо, что подвернулись эти котята, думал он. Собираясь избавиться от общества хозяйки чем скорее, тем лучше, он сжимал в кармане золотую монету, чтобы подкупить ее. Весь последний час он безуспешно пытался придумать какой-нибудь невинный предлог, чтобы увидеться с Джулией наедине хоть на несколько минут и поговорить с нею. Его беспокоило, очень беспокоило ее поведение. В последнее время она стала куда как разумна в своих речах и действиях, более, чем нужно, и он боялся, что она все сильнее будет утверждаться в своем намерении выйти за Эверарда. Он знал, что она проявит упорство в своем решении, ибо это было краеугольным камнем ее характера.

Во влажном воздухе разносился характерный запах конюшенного двора. Он сразу вызвал в нем прекрасные воспоминания детства – о поездках верхом, о прятках с Дианой и Джулией и как он потом пугал их. Цыплята пронзительным писком выражали свое недовольство недавно прошедшим дождем. Хлопая крыльями, они взлетали с мокрой земли и садились на низкую, сложенную из светлого камня стену, окружавшую двор. Остро пахло сеном, и запах усилился, когда хозяйка распахнула дверь конюшни и вошла внутрь.

Она указала на стойло в конце длинного каменного здания и хотела было проводить их туда, но Лоуренс быстро вложил золотой соверен в ее ладонь и, слегка мотнув головой в сторону выхода, заставил ее поспешить прочь. Он с улыбкой увидел, как она попробовала монету на зуб, как только вышла на конюшенный двор.

– Куда она пошла? – спросила Джулия.

– Не знаю, – с невинным видом ответил он, улыбаясь ей. Он взял ее под руку и повел к дальнему стойлу.

Джулия очень любила новорожденных животных. Она взглянула вниз на рыжую полосатую кошку, которая подняла голову и, казалось, улыбалась. Она пестовала троих котят – одного белого, пушистого, с абрикосовыми пятнами, другого белого в серую полоску и третьего полностью серого. Это были симпатичные зверьки с толстенькими животиками. Они сосали материнские соски, упираясь задними лапками в сено.

Джулия тут же опустилась на колени, ее голос зазвучал нежностью, когда она стала разговаривать с мамой и ее детишками.

Лоуренс прислонился к деревянной перекладине стойла, наблюдая, как она осторожно приближается к матери, уши которой стали подрагивать от настороженности. Джулия протянула руку, чтобы почесать кошку за ухом, и та доверчиво приподняла голову и подставила ее под пальцы Джулии.

– Если бы я приблизился к ее детям, – сказал Лоуренс, – она бы зашипела на меня.

– Большинство животных чувствуют, когда к ним относятся с любовью, – ответила Джулия со знанием дела. – Да и как иначе можно относиться к этому прекрасному созданию?

Лоуренс опустил голову и взглянул на драное создание с некоторым сомнением. Левое ухо кошки было поранено и кусок его оторван. Красноречивый шрам пересекал нос, и он подозревал, что хвост у нее тоже отсутствовал.

– Да, я понимаю, о чем ты говоришь, – ответил он без убежденности.

– Какой лгунишка! – воскликнула Джулия счастливым голосом, оглянувшись назад на Лоуренса, ее лицо озарилось нежностью.

Лоуренс почувствовал, как его сердце переполняется любовью к Джулии. Она всегда была так хороша за этим простым занятием. Он смотрел, как она повернулась обратно к кошке и, видя, что один из котят уснул, осторожно подняла серенький комочек и прижала его к своей груди. Лоуренс опустился на солому рядом с ней и потрогал кончиком пальца маленькую уязвимую головку котенка.

– Шкурка мяконькая, как бархат, – прошептал он.

– Да-а, – протянула Джулия, прижимаясь к котенку щекой. – Сомневаюсь, что есть что-нибудь мягче. Он мурлычет! Послушай!

Лоуренс был счастлив угодить ей, тем более что она прижала котенка к своей щеке. Он наклонил голову к теплому урчащему комочку и, поскольку он не привык упускать даже малейшие возможности, прижал свои губы к щеке Джулии, целуя ее в край волос.

– Не надо, Лоуренс, – вздохнула она. – Я обручена.

Он нашел ее ухо и, куснув его, возразил:

– Да, но не с тем мужчиной, как ты сама прекрасно знаешь.

Он был одновременно и удивлен и встревожен тем, что Джулия не оттолкнула его сразу же. Он даже хотел отстраниться от нее и потребовать немедленно объяснить, что огорчало ее; но вместо этого он усилил свой натиск и, проведя губами вдоль ее щеки, обнаружил, что котенок не только уже не преграждал ему путь, но ее губы были готовы принять его.

Обвив рукой ее талию, он прижал ее к себе так близко, как смог, хотя смог он немного, потому что слышал, что котенок мяукает у нее на коленях. В этом неудобном положении он ощущал только ее спину, плечо и часть молодой упругой груди. Но та горячность, с которой она ответила на его поцелуй, компенсировала ему с лихвой это неудобство.

Он почувствовал отчаяние и поспешность, с которой Джулия обняла его свободной рукой за спину, ища успокоения в его поцелуе. Она не должна выйти за Эверарда! Не должна! Только не теперь, когда он знает, что ее сердце отдано ему!

Захваченный долгим упоительным поцелуем, он не сразу понял, что к сладости ее губ примешивается острый соленый вкус слез. Только тогда он оторвался от нее, ища ее взгляд, желая узнать причину ее несчастья. Конечно, она чувствовала себя несчастной, она поняла, что должна разорвать свою помолвку с Эверардом. Но что-то подсказывало ему, что причина была в другом.

– Дорогая, – прошептал он, – почему ты плачешь? Скажи мне, ведь ты должна быть счастливейшей из женщин, которая поняла голос своего сердца.

– Да, но все же я самая несчастная, – ответила она.

Чувство паники охватило его.

– Нет, – ответил он, утирая слезы на ее щеках и целуя ее в лоб. – Ты не можешь быть несчастлива, потому что я держу тебя в своих объятиях. И потому, что скоро ты станешь моей женой – моей, а не Эверарда.

– Лоуренс, – начала она слабым голосом, и слезы снова заблестели в ее глазах.

Последние лучи солнца освещали ее нежным золотистым светом, блики запутались в ее волосах, и Лоуренс прижал ее к себе крепче, ощущая острую боль утраты.

– Не говори ничего, – с трудом попросил он, голос не слушался его. – Если только ты не хочешь сказать мне, что прервешь эту абсурдную помолвку с Эверардом.

Она только снова взглянула на него, слезы катились по ее побледневшим щекам.

– Джулия, – умоляюще произнес он.

– Я не могу, – ответила она. – Неужели ты не понимаешь? Я отдана Эверарду. Неужели ты такого мнения обо мне, что считаешь, что я могу бросить его, кинуть его, как мама покинула… как она…

Джулия уже не могла справиться со своими чувствами. Она осторожно положила котенка обратно к его братьям и, ничего не видя от слез, шатаясь, вышла из конюшни.

Только через несколько минут Лоуренс поднялся на ноги, на сердце было тяжело, когда он отряхивал солому со своих бриджей и коричневого сюртука.

Когда он сделал шаг из стойла, то увидел капитана Эверарда. Освещенный солнцем, тот стоял в воротах конюшни.

32

Когда Эверард вернулся в гостиницу и обнаружил, что Джулии и Лоуренса нет, его охватили самые противоречивые чувства. Диана была одна, и он испытывал огромное желание промолчать по поводу отсутствия его невесты и мистера Бишэмпа. В то же время его охватил гнев. Как смел Бишэмп воспользоваться его отсутствием, чтобы продолжить преследовать Джулию?

Возмущение возобладало в нем.

– Это ваших рук дело! – взревел он, указывая широким жестом на пустые кресла возле дивана. – Надо думать, как раз сейчас, когда мы разговариваем, они уже скачут в Гретну!

Диана испуганно подпрыгнула на своем месте и выронила маленький томик Мильтона, который он дал ей, – тот самый, предназначавшийся в подарок Джулии. Он увидел книгу, лежащую на деревянных досках пола, и снова почувствовал смятение чувств.

– Они всего лишь на конюшне смотрят на хозяйкину кошку и ее котят, – ответила Диана дрожащим голосом. – Уверяю вас.

– Неужели! – воскликнул он саркастически, сжимая и разжимая кулаки. Он считал ее виноватой в случившемся, но в то же время ему хотелось, чтобы он не был больше обручен с Джулией и мог бы пересечь комнату, подойти к Диане и обнять ее.

Он быстро повернулся на каблуках и вышел из гостиной, направляясь к конюшенному двору через заднюю дверь. Изумленная служанка присела в неуклюжем реверансе, пока он спешил мимо нее.

Не успел он сделать и пяти шагов за дверь, брызгая грязной водой из лужи на свои блестящие ботфорты и бледно-желтые бриджи, как Джулия, вытирая глаза, выбежала из конюшни. Он хотел было остановить ее, но она только отвернула от него лицо, вырываясь из его рук.

Диана, бежавшая следом за ним, положила руку на ее плечо и повела к гостинице. Но даже тогда Джулия продолжала упираться и не хотела идти.

Повернувшись, с закипающей в нем жаждой мщения, Эверард направился к конюшням.

Он считал, что Джулия не должна была ставить себя под удар провинциальных сплетниц, отправляясь без сопровождения в обществе мистера Бишэмпа – даже для того, чтобы посмотреть котят. Ее спокойствие и рассудительность, которые она демонстрировала в последнее время, начали убеждать его, что он не ошибся – или, по крайней мере, не слишком сильно ошибся, попросив ее руки. Увидеть, как она растоптала все его надежды, было невыносимо. К тому же он не доверял Бишэмпу.

Теперь, когда он стоял в воротах и видел, как темноволосый смуглый мужчина поднимается с соломы, он мог лишь вообразить себе самое худшее. Поэтому, имея столько причин, чтобы быть в ярости, убежденный, что и Диана имела отношение к этому тайному свиданию на конюшне, он сделал несколько шагов вперед и быстрым движением нанес свой сокрушительный удар правой в лицо Лоуренса, свалив его навзничь на грязный, покрытый соломой центральный проход конюшни.

К его изумлению, он услышал, как Джулия за его спиной издала громкий крик, и увидел, как ее оранжевое дорожное платье метнулось мимо него.

– Вы зверь, – крикнула она через плечо, подбегая к Лоуренсу. Тот застонал. – «Очень эффектно», – подумал Эверард, – что заставило Джулию опуститься перед ним на колени, пытаясь осторожно приподнять его голову.

– Мне очень плохо… – пробормотал этот негодяй.

– Неудивительно! – воскликнула Джулия. – Твой глаз заплывает. Бедный, бедный Ларри! Тебе очень больно?

Эверард смотрел на свою невесту, как она гладит Лоуренса по щеке и подбородку, ее любящие огромные глаза прикованы к его лицу так, словно они одни в целом мире.

Сзади него раздался голос Дианы:

– О дорогой Эверард, что заставило вас нокаутировать Лоуренса? Подумайте, какой будет скандал, когда его увидят с синяком под глазом.

Эверард обернулся к ней, чтобы лучше разглядеть ее лицо. Он был изумлен спокойствием в ее голосе и полнейшим бесстрастием, с которым она смотрела на то, как Джулия гладит своими белоснежными пальцами смуглую щеку Лоуренса.

– Это все, о чем вы можете думать сейчас? О скандале? – спросил он, указывая рукой на Джулию и Лоуренса. – Когда ваш дорогой друг детства покоится в объятиях моей невесты? Вообразите на секунду мои чувства. Джулия выбегает из конюшни в слезах, а его я нахожу встающим преспокойно с соломы. Что он здесь делал с Джулией, я могу только догадываться…

В это время Лоуренс с трудом проговорил:

– Я ничего не вижу, Джулия. Не оставляй меня. Я… Мне очень плохо. Быть может, я умру или, еще хуже, ослепну…

Он снова застонал.

Диана закатила глаза от представления, которое устроил Лоуренс, но ответила Эверарду на его вопрос.

– Без сомнения, он целовался с ней! – сказала она; ее подбородок был поднят вверх, глаза сверкали. В этот момент она испытывала мало симпатии к нему, равно как и к ним всем!

Эверард почувствовал, как его мускулы снова напряглись от ярости, когда он взглянул на этого труса, лежащего на коленях Джулии.

– Негодяй! – вскричал он. – Убирайся от моей невесты и веди себя как подобает мужчине, если ты на это способен!

По какой-то необъяснимой причине, по крайней мере для Джулии, которая в изумлении смотрела на Лоуренса, оскорбленный набоб немедленно вырвался из лап смерти, в которых он, казалось, был крепко зажат. Он быстро вскочил на ноги, держа кулаки наготове.

– Вы смеете говорить мне такое? Негодяй? Ваш первый удар оказался удачным. Но видно, что вам не хватает тренировки. Сейчас мы посмотрим, кто из нас настоящий мужчина!

У Эверарда потемнело в глазах от ярости, когда он шагнул вперед, чтобы схватиться с соперником.

– Нет! – воскликнула Диана, вставая между мужчинами. – Вы не должны…

Все произошло так быстро, и вмешательство Дианы случилось так не вовремя, что вместо подбородка Лоуренса удар Эверарда пришелся ей по голове. Он увидел, словно во сне, как она упала в грязь и теперь лежала там лицом вниз, молча, без движения.

– Моя дорогая! – воскликнул Эверард, охваченный ужасом оттого, что натворил. Не думая, не замечая присутствия Джулии, он продолжал:

– Милая, любовь моя, что же я наделал? Если я убил вас…

Он быстро взял ее на руки и понес обратно в гостиницу бегом, через лужу у задней двери, которая снова обрызгала его одежду густой грязью. Прижимая ее к себе, положив ее голову на свое плечо, он чувствовал, как ужасная боль пронзала его сердце снова и снова.

В гостиной он сел с нею на диван. Он качал ее, окликал по имени, мягко говорил с ней, стряхивая с нее соломинки и вытирая грязь с ее лица. Но ее тело оставалось неподвижным в его руках. Как он страстно желал, чтобы ее глаза распахнулись, как желал услышать от нее хоть одно слово, пусть даже гневный упрек ему. Но она пугающе тихо лежала у него на коленях и никак не отзывалась на самые нежные слова. Минуты проходили, похожие на часы. Что, если она умрет?

День уже прошел, и сумерки окутали гостиницу. Хозяин зажег в гостиной свечи и развел огонь за каминной решеткой, так как по опыту знал, что дамы всегда просят зажечь камин, даже в теплые летние месяцы.

Диана услышала какое-то бормотание, доносящееся до нее с большого расстояния. Ее веки были тяжелы, очень тяжелы. Она хотела открыть глаза, чтобы увидеть, где она. Она ничего не помнила, но чувствовала боль в голове и хотела, чтобы покачивающее движение, от которого ей было плохо, прекратилось. Она едет в экипаже? Почему ей кажется, будто кто-то связал ее крепкими веревками?

Сознание медленно возвращалось к ней. Бормотание стало громче, и она поняла, что слышит голос Эверарда. Еще через несколько секунд она поняла, что веревками, крепко связавшими ее, были его сильные руки, сжимающие ее. Стук у нее в голове временами стирал голос Эверарда и сознание того, что она лежит в его объятиях, но только на короткое время. Наконец она вспомнила, что случилось, и чуть слышно застонала.

– Она приходит в себя, – прошептал он.

Диана как раз хотела открыть глаза, но вдруг поняла, в каком выгодном положении она находится, и вместо этого тесно сомкнула веки и застонала громче, точно так, как делал до этого Лоуренс.

– Моя дорогая, моя дорогая! – воскликнул Эверард. – Простишь ли ты меня когда-нибудь? Я ведь не хотел – ну зачем ты пыталась остановить меня? Милая, милая моя! Что я сделал с тобой! Умоляю тебя, не умирай!

Диана повернула лицо к его плечу, и хотя ее голова ужасно болела, она была счастлива лежать вот так, прижатая к нему, в его объятиях. Для усиления эффекта она каждую минуту издавала стоны, но лишь до того момента, пока он спросил ее, не позвать ли врача.

Тут она поняла, что будет мудрее положить конец ее восхитительному плену, и поднесла слабую руку ко лбу.

– Врача? – переспросила она. – Нет, нет. Я уверена, что очень скоро мне будет уже гораздо лучше.

Ее слабые протесты, однако, были проигнорированы, и она была уложена в постель, ее напоили крепким чаем, и гостиничный слуга был послан за доктором. Тот прибыл через час и установил слабое сотрясение мозга, добавив, что, к счастью, удар по голове оказался не слишком сильным. Это заключение принесло Эверарду одновременно как чувство облегчения, так и укол его гордости, особенно когда он увидел насмешливую улыбку на лице Лоуренса в ответ на комментарии доктора относительно силы удара.

Затем Диану оставили в постели на весь вечер, снабдив порцией настойки опия на случай, если боль в голове станет сильнее, и все пожелали ей спокойной ночи.

Она лежала, невидящим взглядом уставившись в белый потолок маленькой тесной комнатки, сложив руки поверх синего покрывала. Душа ее была в смятении.

Четыре дня, четыре дня, четыре дня, стучало у нее в голове.

Четыре дня, и весь этот вечер полностью потерян из-за сокрушительного удара правой Эверарда. Да уж, и впрямь сокрушительного!

Среди ночи она проснулась от страшного грохота в гостиной, которая была расположена прямо под ее комнатой. Она села в постели и свесила ноги с кровати, но быстрое движение принесло острую боль, пронзившую ее висок. Она прижала руку к глазам, и, к ее большому облегчению, приступ боли скоро прошел.

Она была одета в просторную ночную рубашку, которую хозяйка любезно одолжила ей. Скромность в одежде всегда была ей по душе, но не до такой же степени, подумала она, накидывая на рубашку с широкими рукавами свою тщательно скроенную облегающую мантилью. Но сейчас гораздо больше, чем собственный внешний вид, ее волновало то, что происходило в гостиной.

Через несколько секунд она уже шла босиком на цыпочках по коридору и затем вниз по узкой лестнице, чтобы разведать, что за шум она слышала, и, если надо, поднять крик и звать на помощь!

Пока она медленно спускалась, было тихо. На лестнице и в прихожей было темно, и только полоска света пробивалась из-под двери гостиной, освещая ей путь. Вдруг она услышала мужской голос, то ли поющий, то ли говорящий. Совершенно непонятно. Она остановилась, внимательно прислушиваясь, приподняв рукой край мантильи и ночной рубашки. Голос стал громче и затих снова, и она затаила дыхание.

Это был Эверард.

Вдруг за ее спиной раздался скрип ступенек. Она резко обернулась и вздрогнула, и тут она узнала заспанное лицо Лоуренса. Его волосы были взлохмачены, он сонно моргал, вытянув руку в вопросительном жесте.

– Это всего лишь Эверард, – прошептала она.

– А, – ответил он. – Но ты что здесь делаешь? Ты хорошо себя чувствуешь?

Когда она кивнула, он посмотрел на нее понимающе и с усмешкой в глазах пожелал ей спокойной ночи.

– Хорошей охоты, Охотница! – прошептал он и с этими словами поднялся обратно по лестнице и исчез в темноте.

Диана быстро спустилась, пересекла прихожую и вошла в гостиную. Закрыв за собой дверь, она на мгновение прижалась к ней спиной. Ее сердце было преисполнено благодарности за то, что судьба не окончательно покинула ее. Она была не причесана, волосы волнами спадали по ее плечам, но ее это не заботило. Она знала лишь то, что каким-то образом ей было предоставлено еще несколько минут, чтобы попытаться разлучить Эверарда и Джулию.

Он был пьян, и это заставило ее усомниться, запомнит ли он что-нибудь из того, что произойдет в следующие несколько минут.


Джулия осторожно закрыла дверь в свою спальню, не желая, чтобы Лоуренс увидел ее. Она была наверху лестничной площадки и слышала, как Диана сказала, что в гостиной находится Эверард. Она даже слышала, как Лоуренс пожелал Диане счастливой охоты. Джулия понимала, что должна была в этот момент сама пойти, чтобы помочь Эверарду, тем более что ее сестра явно собиралась спуститься по лестнице. Конечно, это была обязанность Джулии как невесты Эверарда – заботиться о его благополучии. Она предполагала, что он выпил слишком много портвейна или мадеры, но сейчас это ее не волновало. Она могла думать лишь об одном с того самого момента, как положила голову Лоуренса к себе на колени, – она любит его, любит больше жизни! Но она безнадежно связана помолвкой, которую не может разорвать. Одна лишь мысль о том, какой скандал последует за этим разрывом, особенно после того, как три самые известные в обществе дамы устраивали в ее честь балы и вечера, была невыносима! И хотя она поняла, как сильно на самом деле Эверард любит Диану – о, как нежно он заботился о ней, когда она была без сознания! – это ничего не меняло.

Она прислонилась головой к холодной двери своей спальни, чувствуя себя так, словно попала во власть ночного кошмара, в котором ее тело и голос отказывались повиноваться ей. Она не могла двигаться, не могла кричать, ей оставалось только покориться судьбе. В ее кошмарах всегда присутствовали ужасные чудовища, которые каждый раз похищали ее в карете. Но Эверард не был чудовищем; он был просто Не тем мужчиной.

Что делать? Что делать?

«Ничего«, – безжалостно ответил голос внутри ее.

33

Диана решительным шагом двинулась от двери в гостиную. Эверард сидел, вытянув свои длинные ноги перед холодным, давно погасшим камином, глаза его были закрыты, голова прислонена к высокой спинке деревянного стула. Он держал в пальцах пустой стакан и что-то напевал. Одинокая свеча, грозящая через несколько минут угаснуть, мерцала во мраке.

Диана опустилась на колени у его ног и нежно коснулась его руки.

– Эверард, – прошептала она, все еще гадая, что он мог сделать, чтобы вызвать такой грохот, который она услышала из своей спальни.

Его голова слегка завалилась на одну сторону, он открыл глаза и моргнул, глядя на нее.

– О, это вы, Диана, – вздохнул он и икнул. Прижав ладонь ко рту, он рассмеялся, его глаза снова лениво закрылись, на лице осталась блаженная улыбка. Казалось, он забыл о ее присутствии сразу после того, как произнес ее имя.

Тусклый свет свечи плясал на его чертах, то выхватывая борозду шрама, то затеняя его. Диана смотрела на любимое лицо, волна нежности охватила ее, и она положила руку на его плечо.

– Вы много выпили, Эв, – сказала она тихо, поглаживая рукав его сюртука. – Прошу вас, обопритесь на мою руку, и я отведу вас в постель.

– Я не могу быть пьян, – ответил он, икая и ухмыляясь снова. – Я вы… вы… выпил только полбутылки.

Он махнул рукой в направлении окна и непременно задел бы Диану, если бы она не нагнула голову. Она взглянула в направлении его жеста и увидела пустую бутылку. Однако она сообщила ему, что полбутылки бренди всегда было достаточно, чтобы свалить с ног ее папу. Эверард ухмыльнулся и как-то ухитрился задержать свой взгляд на ее лице, высокомерно глядя на нее сверху вниз.

– Не хотелось бы говорить это, – произнес он, – но, хотя я уважаю вашего отца чрез… чрезвычайно – пропади оно пропадом! – очень уважаю его, но я запросто могу перепить его за столом!

– Да, я вижу, – согласилась Диана с усмешкой, вставая на ноги. – А теперь пойдемте, или вы не догадываетесь, как громко вы поете и грохочете в гостиной. Я подумала, что это банда головорезов напала на гостиницу. Надеюсь, что хозяин не вызвал констебля!

Снова он широким жестом махнул рукой, и снова Диане пришлось пригнуться, чтобы не получить по голове, а он указал на скамейку для ног, которая опрокинула ящик с дровами для камина и теперь лежала, развалившаяся на части.

– Проклятое животное выскочило и укусило меня за ногу, – объяснил он.

– Я вижу, – пробормотала Диана, разглядывая то, что осталось от несчастной скамейки. – Так, вы говорите, это было животное и оно укусило вас?

– Да! Бешеная собака, я думаю, ужасно злобное создание, но только я… я победил его прежде, чем оно отхватило мне ногу. Посмотрите!

Он вытянул мускулистую ногу для осмотра, и она увидела на бриджах рваную дыру над коленом. Сначала она хотела поспорить с ним относительно того, что на него напала собака, но вскоре отбросила такую глупую идею. Он был явно не в состоянии соображать что-либо.

– Что ж, вы проявили большую храбрость! – вежливо ответила она, с усилием поднимая его со стула. Он совершенно не владел своим телом. Однако ей удалось поставить его на ноги, закинув его руку себе на плечо. Она быстро обхватила его за талию – теперь они могли бы попытаться пойти в комнату.

Однако ей не удалось заставить его сделать ни шагу, даже после того, как она дважды подбодрила его.

– Мои ноги не желают идти, – заявил он, глядя вниз на свои сапоги с недоуменной улыбкой. Затем он поднял взгляд на ее лицо, и Диана отчетливо увидела желание в его глазах. Он долго смотрел на нее, вглядываясь в ее черты, его голубые глаза светились теплотой.

– Вы знаете, как вы красивы? – спросил он вдруг.

Диана начала подозревать, что его физическая неспособность двигаться была только уловкой.

Он продолжал:

– Вам не повезло, что Джулия ваша сестра. Иначе вы бы считались красавицей!

И, проведя рукой по ее распущенным волосам, он заставил ее повернуться к нему и крепко прижал к себе.

Диана увидела слабое отражение свечи в его затуманенных покрасневших глазах. Он был сильно пьян, и она не должна была позволять ему обнимать ее. Но только сегодня утром она проснулась от ужасного кошмара, в котором церковные колокола звонили на весь Баф и карета, запряженная четверкой, уносилась прочь в облаке пыли, увозя Джулию и Эверарда к Дувру и Парижу.

– Эв, – прошептала она, склоняясь к нему, сердце громко стучало в ее груди. Он не стал ждать дальнейшего приглашения и, найдя ее губы, страстно поцеловал.

Она чувствовала запах бренди, исходящий от Эверарда. Он обнимал ее сильно и властно, держа так крепко, словно боялся, что иначе она исчезнет.

Наконец он оторвался от ее губ, но только для того, чтобы начать целовать ее волосы.

– Я долго думал, Диана, – прошептал он. – Я был таким глупцом. Последние три часа я только и делал, что думал об этом идиотском положении, и я не могу… не могу найти способ, как развязать этот ужасный узел!

Он поцеловал ее снова, и Диана прильнула к нему. Ей надо было только сказать, что он должен поговорить с Джулией, объяснить ей свои чувства, и все устроится.

– Я обещаю тебе, что утром поговорю с Джулией, – прошептал он, снова даря ее губам восхитительный горячий поцелуй. Через секунду он оторвался от нее, нежно проведя пальцами по ее подбородку. – Но теперь, – произнес он с сожалением, – я думаю, мне лучше пойти в свою комнату.

И Эверард, добравшись наконец до кровати, рухнул на нее. Он с удовольствием растянулся во весь свой рост, не раздеваясь и не соображая, кто находится рядом с ним. Он захрапел, как только Диана закрыла за собой дверь. Она испытывала странное чувство, оно было сродни предвидению. На что это будет похоже через пять или десять лет – слышать его храп? Будет ли он вызывать у нее досаду? В одном она была уверена – больше всего на свете она хотела иметь возможность узнать, какие его недостатки и изъяны после нескольких лет брака будут огорчать ее, а какие будут с годами только увеличивать нежность к нему в ее сердце.

Сейчас, однако, у нее на сердце было легче, чем в последние недели. Завтра все изменится! Должно измениться!

Если, конечно, Эверард не забудет о своем обещании.

34

– Думаю, вам нет необходимости участвовать в поисках! – воскликнула Феб.

Она была на взводе после того, как всю ночь провела, сидя в столовой дома леди Эпплдор в Глостершире, ожидая прибытия своих племянниц. Леди Эпплдор, к большому недовольству Феб, обнаружила ее там всего за несколько минут перед ее отъездом и, узнав, что Эверард со спутниками потерялись в грозу, выразила желание присоединиться к ней и лорду Кингзбриджу в поисках несчастных путешественников.

– Я уверена, что видела, как их карета свернула на дорогу в Чиппинг-Содбари! – спорила Феб. – Вопрос только в том, чтобы найти, где они остановились. Несомненно, какое-то происшествие – вполне безобидное, конечно! – задержало их. Вы должны заниматься своими гостями, а я займусь своими племянницами.

– Я поеду, Феб! – возражала графиня. – Я уже настроилась на это, и вы достаточно знаете меня, чтобы понять, что я не послушаю ваших возражений. Мое присутствие необходимо в деле, которое чревато очень нехорошими последствиями. Даже вы должны признать, что, принимая во внимание прошлое обеих девушек, необходимо избежать скандала, как бы далеко нам ни пришлось для этого ехать!

Феб вздернула подбородок:

– Я всегда считала, что мнению общества придается слишком большое внимание.

Леди Эпплдор ответила ей в изумлении:

– Я с трудом могу назвать побег поступком, который можно проигнорировать.

Феб почувствовала холодное раздражение и презрение.

– Я имела в виду общественное мнение, которое считает возможным порочить репутацию молодой девушки только потому, что она оказалась во власти совершенно невинных, хотя и несчастливых обстоятельств, – без сомнения, именно это угрожает теперь Диане и Джулии!

– Оставьте эти высокие слова, Феб. Я лишь хочу подготовить им почву для возвращения после ночи, проведенной без сопровождения неизвестно где! Я забочусь только о них!

Феб поняла, что эта дама не отступится от задуманного. Хотя она ни на секунду не верила в то, что леди Эпплдор заботится исключительно о репутации дочерей Гвендолин Лидфорд Хартланд. Взволнованный блеск в глазах графини был слишком хищным, чтобы приписать его просто доброму христианскому участию в судьбе девушек и заботе об их уважаемом положении в обществе.

– Не хотите ли выпить чашку чаю, прежде чем отправимся, Феб? Ничто так не подбадривает, как чашка хорошего чая.

«Или хороший скандальчик!» – договорила про себя Феб.

– Нет, благодарю вас, – ответила она вежливо. – Как вы должны понимать, я хочу разыскать своих племянниц где бы то ни было как можно скорее и убедиться, что их здоровье не пострадало в результате этого неприятного происшествия.

Она понимала, что была недостаточно любезна с графиней. Конечно, усталость после бессонной ночи была главной причиной ее раздражительности, но Феб знала, что, кроме тревожного известия об исчезновении, было еще кое-что, что омрачало ее дух.

В последнее время Кингзбридж выглядел и вел себя как влюбленный джентльмен. Он прилежно ухаживал за ней, искал ее общества при каждом удобном случае и чуть не поцеловал ее дважды – и это без всякого воздействия бургундского или бренди!

Однако в последние двадцать четыре часа его сиятельство отдалился от нее. Она не знала почему, но опасалась, что его отступление вызвано тем, что призрак Гвендолин ожил в его сердце, или, возможно, тем, что она все-таки сестра его бывшей жены. Она не была уверена. Все, что она знала, так это то, что нервы ее были натянуты до предела. Настойчивость леди Эпплдор в стремлении присоединиться к ним только добавила к ее уже и без того расстроенному состоянию лишнее раздражение.


Компания была не в духе, когда все собрались в гостиной за столом, накрытым накрахмаленной белой скатертью с лежащим на ней ароматным свежим хлебом.

Диана осторожно трогала свою голову, опасаясь, что сегодня она чувствовала результаты удара правой Эверарда более ощутимо, чем вчера. Сам капитан был бледен, его лицо не выражало ни капли энтузиазма, когда он с отвращением взглянул на намазанный маслом кусок хлеба и начал пить свой чай. Раз или два он в смущении посмотрел на Диану, как будто пытался что-то припомнить, но безуспешно.

Джулия, со своей стороны, была исключительно вежлива, любезно разговорчива и в целом так изменилась, что все остальные обменялись встревоженными взглядами.

Лоуренс, левый глаз которого распух и был обведен лиловым синяком, откинулся на стуле, избегая беседы, особенно с Эверардом, и, казалось, находил особенное удовольствие в том, что смаковал каждый кусочек хлеба. У Дианы было такое впечатление, что он издевается над Эверардом.

Сама же она намазала тонким слоем абрикосового джема хлеб с маслом и начала есть. Джулия сидела напротив нее, и круги у нее под глазами были заметнее, чем вчера. Ее глаза были опущены в стоящую перед ней тарелку даже тогда, когда она говорила о погоде или спрашивала, когда они предполагают выезжать.

Когда она задала последний вопрос, Эверард медленно поднялся на ноги. Его сюртук все еще выглядел несколько помятым после того, как его хозяин проспал в нем всю ночь.

– Я пойду посмотрю экипаж, – произнес он с некоторым усилием, хватаясь за спинку стула и стискивая зубы. Он явно испытывал на себе все последствия бренди.

– Нет, – сказал Лоуренс, тоже оставляя свой стул и вставая на ноги более твердо, чем Эверард. – Я сам проверю экипаж. Я вижу, вы себя не очень хорошо сегодня чувствуете.

– Как любезно с вашей стороны, – ледяным тоном ответил Эверард. – Хотя я удивляюсь, почему вы вчера днем не выполнили свои обязанности и не посмотрели экипаж сами, вместо того чтобы предоставить мне сделать это. Смею сказать, если бы вы поступили именно так, под вашим глазом не красовался бы сейчас след моего кулака.

Диана посмотрела на Эверарда с изумлением и не удивилась, когда Лоуренс приблизился к нему угрожающе, держа руки в боксерской стойке.

– Если бы дамы не вмешались, вы бы сейчас выглядели не лучше, капитан! Или вы всегда предпочитаете прятаться за юбками дам, когда вам делают вызов?

Диане показалось, что голова Эверарда стала соображать гораздо яснее, чем когда он вошел в гостиную.

– Я не намерен терпеть ваши отвратительные манеры и ваше бессовестное преследование моей невесты! – ответил он, слегка морщась при каждом слове. – Я всегда подозревал, что ваши помыслы нечисты, и вчерашнее происшествие лишь доказало, что мои сомнения имели под собой основание. Что вы делали на конюшне с Джулией? Ответьте мне на этот вопрос, если вы мужчина!

Лоуренс, подпрыгивая на месте, как боксер, ударил кулаком в воздух перед лицом Эверарда.

– Я целовался с ней и буду делать это снова! Она хотела попрощаться со мной, но я не позволю ей расстаться со мной из-за какой-то помолвки, которая является единственным препятствием к нашему счастью.

– Вы имеете в виду ваше, мистер Бишэмп, счастье! – возразил Эверард и, не ожидая продолжения дискуссии, ударил Лоуренса кулаком под ребра.

Диана увидела, как Лоуренс упал навзничь, и в тот же момент услышала крик Джулии. Эверард прыгнул на Лоуренса, и они начали яростно бороться на дощатом полу гостиной. Диане казалось, что она ощущает каждый сокрушительный удар на собственном теле. Она медленно поднялась со своего стула, чувствуя себя, как в ночном кошмаре, и прислонилась к стене, не в силах стоять на ногах. Джулия дергала ее за рукав бледно-голубого платья, но она едва слышала, как та требует ее вмешательства.

– Останови их! – кричала она. – Сделай что-нибудь! О мой бедный, бедный любимый! Посмотри, как жестоко Эверард бьет его! Диана, ты должна остановить их! Ты должна!

Но эта была одна из тех немногих минут в ее жизни, когда Диана чувствовала себя абсолютно неспособной пошевелиться, как будто она приросла к месту в полубессознательном состоянии при виде того, что происходило перед ней. Она покачала головой в ответ на продолжающиеся мольбы Джулии и смогла только положить руку на плечо сестры, а та уткнулась лицом в ее плечо, не в силах более выносить это зрелище.

Драка продолжалась уже несколько минут, соперники тесно сцепились в схватке, кровь появилась на галстуках у обоих – у Лоуренса из носа, а у Эверарда изо рта. Даже на неопытный взгляд Дианы, джентльмены имели равные силы – не только в смысле физической мощи и отваги, но также и в целеустремленности и желании одержать верх. Эверард имел полное право быть в ярости от посягательств Лоуренса на его невесту, а Лоуренс сражался из страха потерять Джулию навсегда. У каждого из мужчин была причина, и оба они несли равную ответственность за свое позорное поведение так же, как и они с Джулией.

Осознав свою собственную ответственность за происходящее, Диана почувствовала такой стыд и чувство вины, что у нее подкосились ноги. Она виновата в этой ужасной сцене из-за ее отвратительных интриг не меньше Лоуренса и Эверарда.

Когда первоначальный шок от вида борющихся мужчин прошел, Диана решила, что она должна прекратить схватку. Она усадила Джулию на стул, пообещав обо всем позаботиться, и уже готова была вмешаться, когда властный женский голос раздался от дверей, заставив дерущихся застыть на месте.

– Что означает эта постыдная сцена?

Диана резко повернулась к дверям и к своему ужасу увидела леди Эпплдор, ее массивную грудь, поднимающуюся и опускающуюся в волнении, в то время как она смотрела на джентльменов, лежащих на полу перед ней.

– Встаньте! – приказала она. – Немедленно! У вас что, нет чувства приличия, чувства достоинства, гордости, наконец?

Она вошла в комнату, ее лицо пылало праведным гневом, а вся фигура выражала крайнее возмущение.

– Вы, Эверард! Как вы могли? Выдающийся солдат, человек чести! А вы, Бишэмп! Вы позорите вашего покровителя! – она указала на лорда Кингзбриджа, который оставался позади нее в течение всей ее речи. – Вставайте! Принесите свои извинения! И поклонитесь!

Пристыженные, как мальчишки-школьники, соперники сочли невозможным перечить графине.

35

Однако Лоуренс и Эверард только сделали вид, что повиновались графине. Они оба вежливо поклонились ее сиятельству, попросили прощения за такой неприличный поступок, как кулачный бой в гостинице, извинились перед Феб, почтительно поприветствовали лорда Кингзбриджа, а затем удалились на конюшенный двор, где продолжили свои боевые действия.

Диана сначала не поняла их намерений. Это открытие выпало на долю леди Эпплдор, которая опрометчиво решила последовать за джентльменами, читая им строгую нотацию, пока они шли через узкий коридор к задней двери гостиницы.

Она вернулась в гостиную, где Джулия, рыдая, лежала на плече тети Феб. Лицо ее сиятельства было пепельного цвета, и казалось, она потеряла дар речи. Она выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание, и несколько минут не могла ответить на заданный Дианой вопрос.

– Все в порядке, мадам?

Леди Эпплдор, расстегивая две верхние пуговицы своей серой шелковой мантильи, только отрицательно покачала головой.

Кингзбридж, к его чести, догадался предложить графине бокал вина. Поскольку в простой деревенской гостинице ничего другого не было, ее сиятельство согласилась на бокал шерри, который она выпила залпом, и затем выдохнула:

– Они… они все еще боксируют, и когда я вбежала обратно в гостиницу, совершенно шокированная, представьте себе, я слышала, что они начали смеяться! Вообразите! Смеяться!

Ее слова вскоре подтвердились, когда, обнимая друг друга за плечи, джентльмены вернулись. Их лица были в синяках и кровоподтеках, кое-где выступила кровь, одежда была испачкана, но настроение у обоих было прекрасное. Время от времени они взглядывали друг на друга и снова начинали смеяться.

Леди Эпплдор, увидев, как они входят в гостиную, так дружески расположенные друг к другу, вскочила на ноги, готовая наброситься на обоих. Шерри подпитывало ярость и, видимо, развязало ей язык, потому что она обрушилась на них с гневной речью, и, не стесняясь в выражениях, высказала свое мнение относительно поведения джентльменов в этой грязной деревенской гостинице, которое компрометировало дам, чью репутацию они должны были всеми силами оберегать, и теперь должны просить у нее прощения и заступничества вместо того, чтобы ржать, как идиоты. Они хоть понимают, какой ужасный скандал поднимется не только из-за ночи, проведенной дамами без сопровождения, но и из-за их вида, который красноречиво свидетельствует о драке, произошедшей между ними?

– Вы должны простить нас, – сказал Эверард, все еще обнимая Лоуренса за плечи. – У нас обоих был такой трудный месяц, вы не представляете! Однако мы полны надежды, что теперь все изменится и мы сможем связать себя самой искренней дружбой!

– Что вы несете? – воскликнула леди Эпплдор, сурово глядя на мужчин и не находя, что ответить на такие странные слова. – Я не могу себе представить, что вы имеете в виду, – какой трудный месяц? Как вы можете говорить так, когда наша дорогая Джулия стоит рядом!

Диана взглянула на Эверарда, ее сердце наполнилось надеждой. «Что он имел в виду? – думала она. – Пришли ли они с Лоуренсом к какому-то соглашению? Означает ли это, что злосчастной помолвке будет положен конец?»

Она ждала, что Эверард разъяснит свою реплику, но леди Эпплдор, наконец сумевшая справиться со своими мыслями, добавила:

– Конечно, теперь я поняла вас, мой дорогой мальчик! Вы думали, как исправить это ужасное положение. Что ж, вы должны быть благодарны, что я здесь, потому что я уже придумала, как разрешить наше затруднение.

Она повернулась к Диане и кивнула с удовлетворенной улыбкой, а затем продолжила:

– Лоуренс должен сделать предложение мисс Хартланд, и все тотчас будет улажено.

Диане показалось, что у нее зазвенело в ушах, и этот несносный звук парализовал ее слух и способность думать. Выйти за Лоуренса? «Нет, нет!»– кричало ее сердце. Она услышала легкий вздох Джулии, которая отодвинулась от Феб, встала на ноги и взяла сестру за руку.

– Это совсем не нужно, – прошептала Диана, качая головой, графине.

– Совершенно, – согласился Эверард, оставляя Лоуренса и делая шаг вперед.

– Ерунда! – воскликнула леди Эпплдор. – Это единственное решение, принимая во внимание вашу ситуацию, – вы вчетвером вместе под одной крышей! Кроме того, я думаю, Лоуренс отлично подойдет Диане! Я всегда считала, что непохожие характеры образуют наилучший союз – один дополняет другого и наоборот.

Диана продолжала качать головой. Та же неподвижность, которая охватила ее тело и ум, когда Лоуренс и Эверард дрались на полу, теперь снова охватила ее. Она не могла ни думать, ни говорить.

Феб тоже поднялась на ноги и встала рядом с Джулией, обняв рукой ее и Диану, словно желая защитить их.

– Мадам, – мягко сказала она. – В этом нет необходимости. Никто не был скомпрометирован. У экипажа отвалилось колесо как раз рядом с деревней – Диана рассказала нам это как раз перед тем, как вы вернулись с конюшенного двора. Конечно, вы не станете вменять в вину Лоуренсу ситуацию, которую он не мог предотвратить! Это несправедливо!

– Вы слишком долго прожили в Бафе, Феб. Времена изменились, и высшее общество изменилось тоже – и намного – к лучшему. И мы настаиваем на соблюдении всех правил приличия в таких случаях!

– Но как же чувства и желания обеих сторон? Не хотите же вы сказать, что станете принуждать Лоуренса и Диану к нежеланному браку из-за какого-то несчастного колеса? Это не просто нехорошо, это варварство!

Леди Эпплдор, казалось, приняла во внимание высказывания Феб, быстро взглянув на Диану и Лоуренса, но только пожала плечами и воскликнула:

– Не представляю, какое уж тут принуждение! Едва ли Диана не захочет выйти замуж после того, как она так долго не могла найти жениха себе, и как может Лоуренс отказаться от такой благородной супруги, как старшая дочь лорда Кингзбриджа? Я считаю, что это великолепный союз, и сделаю все, что от меня зависит, чтобы он был заключен!

Диана почувствовала, как ее колени задрожали. Она была даже не в силах взглянуть на Эверарда. Ее сердце колотилось так, будто оно сейчас выпрыгнет из груди через горло, если она только откроет рот, чтобы заговорить. Она увидела, как Феб с надеждой взглянула на лорда Кингзбриджа и даже ободряюще кивнула ему.

Диане пришлось несколько раз моргнуть, прежде чем она смогла сфокусировать взгляд на своем отце. Однако когда она это сделала, то была потрясена, увидев такую же панику на его лице. О чем он думал? Она поняла. Скандал, который наделало бегство его жены, лишил его всякого разумного решения и вместо него породил слепой безумный страх.

– Я думаю, что помолвка нужна, – произнес он тихо. – Скорее всего она нужна. Мы не можем допустить еще одного скандала в нашей семье. Не можем.

– Папа, нет! – выкрикнула Джулия и упала в глубокий обморок.

ДНЕВНИК

«На озере леди Эпплдор действительно живут лебеди, как она и обещала Джулии почти месяц назад. Я вижу их из окна спальни, которую она предоставила мне. Они мирно скользят по спокойным водам, которые отражают небо ярко-голубого цвета и поросшие кустарником темно-зеленые холмы.

Я попросила горничную оставить меня на несколько минут, чтобы сделать эту запись. Мое сердце разрывается. Я все еще не могу простить себя за то, что произошло в «Милл-Инн». Мне надо было выступить вперед и положить конец этому ужасному сговору. Я все еще потрясена паническим согласием моего отца с планом леди Эпплдор. Феб просто в бешенстве и даже не разговаривает с ним.

Лоуренс и Эверард, к моему большому изумлению, кажется, полностью покорились судьбе. Ни один из них не сказал мне ни слова упрека. Джулия стала странно тихой. Она улыбается, но кажется, что ее душа покинула ее, и я боюсь, что она уже на ранних стадиях болезни. Когда папа произнес то, что прозвучало как смертный приговор, моя сестра упала в обморок. Через несколько минут ее привели в чувство с помощью нюхательной соли леди Эпплдор, и целый час она не произносила ни слова. С тех пор она ведет себя странно. Например, когда я спросила ее, что она чувствует по поводу замужества с Эверардом, она только печально улыбнулась и рассказала мне про овец, которых видела пасущимися на лугу леди Эпплдор. Я думаю, что она была глубоко потрясена замечанием отца относительно мамы. Я знаю, что она хочет разорвать свою помолвку с Эверардом, но ни она, ни я не знаем, как это сделать.

Изумление нашей огромной свадебной компании, когда они увидели распухшие и разбитые лица джентльменов и узнали о моей помолвке с Лоуренсом, не знало границ. Я слышала несколько слухов, ни один из них не точен и большинство граничит с абсурдом, но все содержат отвратительную клевету на одного или обоих джентльменов! И я, и Джулия чувствуем взволнованное осуждение толпы. Мы обе глубоко расстроены и взволнованны. Перед лицом ужасного скандала, который вот-вот вспыхнет в этом красивом доме, Джулия все более уверяется в том, что ее несчастное замужество неизбежно и необходимо. Сама же я впала в такое отчаяние, что не могу придумать ничего, чтобы выбраться из этой каши, которую я заварила. Только я за все в ответе. Я виновата в этом ужасном фарсе, в котором теперь принуждена участвовать! Господи, помоги мне, я не знаю, что делать; я даже не знаю, с чего начать.

Сегодня вечером мы будем отмечать обе наши помолвки маскарадом. Маскарад! Можно ли представить себе что-либо более подходящее? Я должна надеть парик, имитирующий темные волосы Джулии, ее розовое домино и ее полумаску. Ей тоже нужен парик, похожий на мои волосы, мое любимое черное домино и моя полумаска, и тогда мы обе смогли бы провести этот вечер возле тех, к кому стремятся наши сердца. Но я чувствую, что за последнее время моя смелость и решимость сильно поубавились.

И все же маскарад – это великолепно!»

36

Стоя возле стола с огромным серебряным канделябром в гостиной каменного особняка леди Эпплдор, Джулия беседовала с мужчиной, одетым в маскарадный костюм. Поправляя сделанные из коричневого фетра оленьи рога на голове, Лоуренс открыл свое лицо.

– Я хочу, чтобы ты знала, что я в состоянии увезти тебя в любое место в мире, куда ты пожелаешь поехать!

– Ты разбиваешь мне сердце, говоря такие вещи и зная, что мы не можем пожениться, – печально ответила Джулия, плотнее запахивая домино на своей груди и надевая капюшон. Она была уверена, что, несмотря на полумаску, почти все, кто находился сейчас в элегантной квадратной гостиной, узнали и ее, и Лоуренса. Ужасные слухи о них ходили уже по всему дому.

– Твое сердце разрывается, потому что теперь ты веришь, что я богат? – поддразнил он ее шепотом.

– Я уже говорила тебе однажды, что не придаю значения таким вещам…

– …Только комфорту, который можно иметь за хорошую коллекцию денежных знаков.

Джулия улыбнулась, но чувствовала болезненную печаль в своем сердце. Ей нравилось, когда Лоуренс дразнил ее за недостатки, хотя не осуждал их.

– Как жена Эверарда, – ответила она, помолчав и махнув рукой, – не сомневаюсь, что я буду окружена достаточным комфортом.

Лоуренс не ответил ей сразу, но после короткого молчания попросил:

– Разорви свою помолвку, Джулия. Ты должна. Он любит Диану, а ты любишь меня. Ты знаешь, что это правда! Тебе надо только произнести несколько слов, и все будет кончено!

– Это стало делом фамильной чести, – было все, что она смогла ответить, отходя от него.

Она поприветствовала красивую придворную даму, одетую в богатое бархатное платье алого цвета, сшитое в стиле королевы Елизаветы.

– Тетя Феб! – воскликнула она. – Как чудесно вы выглядите. Мой отец видел ваш костюм?

Она взяла предложенную тетей руку и позволила ей увести ее от смуглого набоба, которого, как она поняла с ужасающей ясностью, всегда будет отчаянно любить.

– Ты знаешь, какие ходят слухи? – спросила Феб, ее голос звучал расстроенно и печально. Она вела Джулию к южной террасе, выходящей на прекрасное озеро, по которому скользили семь великолепных лебедей. Буковая аллея по ту сторону озера поднималась на вершину округлого холма, и плотные матовые листья буков, казалось, касались звездного неба.

– Я слышала их. Вы не можете себе представить, как стараются мои дорогие друзья сообщить мне все эти слухи. Однако, признаться, я нахожу очень странным, когда мне говорят о том, что джентльмены устроили кулачный бой из-за горничной!

– Ты хочешь сказать, – начала Феб, пораженная, – что тебе сказали и такое?

Джулия кивнула.

– Я не обращаю ни малейшего внимания на такую чушь. Мне только делается страшно, когда кто-нибудь догадывается о правде, – что я люблю Лоуренса.

Феб облокотилась рукой о баллюстраду, окружающую террасу, и вздохнула.

– Ты знаешь, что я виню твоего отца. Это не первый раз, когда он разрушает две жизни, побоявшись встать на сторону любви.

Джулия взглянула на Феб и почувствовала, как слезы подступают к ее глазам.

– Признаюсь, тетя Феб, вы вряд ли должны ожидать от меня, чтобы я была огорчена его решением жениться на маме. Ведь ни Дианы, ни меня не было бы здесь, чтобы наслаждаться вашим обществом. Так что это была не совсем безнадежная ошибка.

– Ты абсолютно права, – ответила Феб, немедленно кладя руку на плечо своей племянницы и быстро обнимая ее. – Благодаря тебе и твоей сестре нельзя не простить Кингзбриджа и Гвинни. Но мне хочется придушить его за то, что он не стал противостоять леди Эпплдор. Вот это совершенно непростительно!

– Вы так думаете?

Низкий голос, принадлежащий виконту, прозвучал позади них.

Дамы одновременно обернулись, и Джулия заметила, что румянец немедленно выступил на щеках ее тети. Она извинилась и отошла, хотя и не без сожаления, потому что очень хотела присутствовать при беседе, которая, она знала, должна была последовать.

Феб смотрела вслед своей племяннице, благодарная Джулии за то, что та оставила ее наедине с Кингзбриджем. Она подняла взгляд на лицо лорда, потом повернулась к нему спиной и вновь стала глядеть на грациозных лебедей, плывущих по гладкой черной поверхности воды, в которой отражался свет нескольких фонарей, расположенных на лужайке.

– Вы не одобряете меня.

– Вы знаете, что нет! – ответила Феб.

Виконт тоже подошел к баллюстраде и, поставив на нее локти, стал смотреть на лебедей.

– Вы не понимаете, – со вздохом произнес он.

– Здесь вы ошибаетесь. Я отлично все понимаю. Если вы потрудитесь вспомнить, я уже стала однажды жертвой вашей приверженности предписаниям общества. Вы женились на моей сестре, хотя любили меня.

Феб не хотела говорить так резко; она не собиралась ускорить объяснение между ними ссылкой на события прошлого. Однако, придя в ярость от нерешительности Кингзбриджа, которая вновь управляла его поступками, она больше не желала заботиться о том, ранит она или нет его чувства.

– Я любил Гвендолин, – возразил он.

– Я не говорю, что вы не любили ее. Я уверена, что так оно и было, но недостаточно – ни для того, чтобы вызвать ответную любовь, ни для того, чтобы испытывать половину того пыла, который вы испытывали во время одной лишь беседы со мной. Вы думаете, она не подозревала о нашей взаимной привязанности?

– Вы говорите чушь. Не было никакой привязанности.

Феб повернулась к нему и возразила:

– Неправда! Посмотрите мне прямо в глаза и повторите свои слова!

Лорд Кингзбридж, как будто отвечая на вызов, выпрямился во весь свой рост и посмотрел сверху вниз на Феб.

– Никогда не было привязанности между вами и мной, кроме той, которая, естественно, существует между братом и сестрой.

Феб пожала плечами и сделала маленький шаг вперед к виконту, отвечая загадочно:

– В тот год, когда родилась Диана, перед родами Гвинни, – вы помните, в моем розовом саду в Бафе? Вы помните тот случай?

Лорд Кингзбридж судорожно вздохнул.

– Я не сделал ничего, чего мог бы сейчас стыдиться или что могло бы означать ту привязанность, о которой вы говорите.

– Вы чуть не поцеловали меня! – воскликнула она. – А моя сестра носила ваше первое дитя. Как вы можете отрицать это, если по меньшей мере двадцать раз с тех пор вы смотрели на меня с таким же выражением, так же близко протягивали руки, как будто вы хотите заключить меня в свои объятия. Как вы смеете оскорблять меня, мою любовь к вам, говоря, что вы не питали ко мне никаких чувств! О, Джордж, я с вами более чем терпелива, но я скажу вам следующее: если вы разрушите жизни ваших дочерей так же, как вы разрушили мою – и Гвендолин тоже! – я с вами никогда больше не буду разговаривать! И никогда больше не протяну вам своей руки!

Она повернулась и пошла прочь, ее сердце колотилось в груди, щеки горели негодованием.

Лорд Кингзбридж смотрел, как она входит в гостиную. Как давно его сердце желало ее. Позолоченная гостиная, потолок которой был покрыт синим дамасским шелком, в центре образующим красивый круг, была уже полна людей – и все они готовы поносить и бесчестить каждого, кто даст им для этого малейший повод. Армия сплетников – как они смотрят на Феб, как вглядываются за окно в надежде обнаружить того, с кем она только что беседовала. Он презирал их всех, желал им провалиться ко всем чертям и больше всего в этот момент хотел, чтобы его дочери скорее пошли к алтарю и это ужасное дело было закончено. Он сможет вернуться в свое поместье в Девоншире, где в речке, протекающей по его угодьям, прыгает форель и пахучие цветы пышно цветут на кустах, растущих там, где он любит ловить рыбу.

Легкий ветерок прошелестел в воздухе, шепча ему в ухо предостережения.

– Вы не понимаете, – произнес он печально. – Однажды скандал уже чуть не разрушил жизни моих дочерей, и я обещаю, что никогда не позволю ему коснуться их снова.


Диана увидела, как Феб вернулась в гостиную, и заметила яркий румянец на щеках тети. Глаза ее были опущены, когда она грациозно и поспешно шла через комнату к дверям, ведущим в коридор. Она была явно расстроена, и Диана последовала за ней.

В коридоре она увидела, что Феб уже поднимается по лестнице в дальнем его конце, подняв рукой край своей алой бархатной юбки. Диана хотела тоже направиться к лестнице, но голос Эверарда остановил ее.

– Диана, – произнес он, выступая из тени слева от нее.

Она обернулась к нему, гадая, где он был и ждал ли он ее. Он был одет в черное шелковое домино и держал маску в руке, подходя к ней. Она была одета в платье Марии-Антуанетты из синей парчи, волосы ее были напудрены и собраны в сложную прическу, из-за которой ей пришлось снять маску.

– Могу я поговорить с вами? – спросил он, указывая рукой в сторону двери, ведущей в оранжерею.

Со времени несчастливого происшествия в «Милл-Инн», где ее обручили с Лоуренсом, она чувствовала со стороны Эверарда не гнев или печаль, но глубокое разочарование.

– Конечно, – ответила она, бросая быстрый взгляд через плечо и думая, какой толчок скандалу она может дать, уединившись с женихом своей сестры в оранжерее.

Она не взяла предложенную им руку, но сразу заговорила о том, что тревожило ее.

– Вы разочарованы мной, – заявила она.

Он ответил прямо:

– Да, очень.

– Прошу вас, не щадите мои чувства, – сказала она с сарказмом.

– Не стал бы, если бы думал, что это послужит моей цели. Но в данном случае это не поможет. Почему вы промолчали и позволили своему отцу и леди Эпплдор распорядиться нашим будущим?

– Потому что я не могла вынести… О, Эверард, вы не можете себе представить, что это было, когда я появилась на моем первом сезоне, как я страдала от дерзких взглядов и перешептываний всех, кто знал мою мать и… и ее бесчестье! Клянусь, я никогда больше не хочу испытать такой позор…

В ее голосе зазвучали слезы, то же чувство, что заставило ее стоять безмолвно перед леди Эпплдор, вновь овладело ею, она схватилась за горло, закрыла глаза и заставила себя сделать глубокий вдох.

– Тогда я женюсь на Джулии, – сказал Эверард и остановился, не доходя до оранжереи.

Нежный запах жасмина донесся оттуда и закружил Диану, когда она взглянула на Эверарда. Свет свечей, падавший из настенных канделябров, которые тянулись по обеим сторонам коридора, освещал его лицо золотистым светом. Острое чувство утраты потрясло ее до самых глубин души, когда она заглянула в его глаза. Он протянул ей руку и сказал просто:

– Прощайте, Диана. Желаю вам счастья. Я прошу прощения за свое участие в том событии, которое так печально закончилось для вас, меня самого, для Джулии и Лоуренса. Мы говорили с ним и оба согласились с тем, что, если вы с Джулией не хотите ничего предпринять, мы должны примириться с вашими желаниями.

Он поклонился, повернулся и пошел обратно по коридору. Они так и не вошли в оранжерею, и она с иронией подумала, что может, по крайней мере, испытать облегчение по этому поводу – зайди она туда вместе с Эверардом на виду у нескольких особ, идущих сейчас по коридору, и это вряд ли осталось бы незамеченным.

Диана взглянула вниз на свою руку в нежной атласной перчатке. Самое ужасное, подумала она, что он не стал даже протестовать. Он просто пожал ее руку и попрощался, как если бы он говорил с другом, которого никогда больше не увидит.


Леди Эпплдор – с миссис Диттишэм, с одной стороны, и леди Кловелли – с другой – с удовольствием вдохнула ароматный воздух. Она заключила пари с Марией Кловелли на огромную сумму в пятьсот гиней в начале сезона на то, что Эверард женится на Джулии Хартланд. То, что Эверард только что сказал «adieu» единственной реальной угрозе этому браку, заставило ее настроение заметно улучшиться.

– Ну что же, видите? – с триумфом воскликнула она, когда Диана прошла мимо них, чтобы вернуться в зал. – Все уладилось.

Миссис Диттишэм сказала раздраженно:

– Да, конечно. Все уладилось много недель назад.

– Ничего не уладилось, даже наполовину! – воскликнула леди Кловелли, подтягивая ремешки, которыми крепились ее ангельские крылья. Она была одета в чудесное воздушное одеяние из муслина и газа, как и подобает ангелу. Правда, она была самым толстым ангелом, которого леди Эпплдор когда-либо видела!

– Я рассчитываю получить свои пятьсот гиней на следующий день после того, как экипажи выедут за ворота церкви, Мария, – злорадно заявила леди Эпплдор, протягивая свою руку под нос виконтессы и алчно сжимая и разжимая пальцы.

Леди Кловелли оттолкнула ее руку и ответила резко:

– Вы одна из самых скупых женщин, кого я знаю, но я все еще утверждаю, что вы не одержите верх. Прежде чем клятвы будут сказаны, правда выйдет наружу!

Леди Эпплдор просто рассмеялась глупости виконтессы, заговорщицки подмигнув миссис Диттишэм, и отошла от своих подруг, чтобы подойти к Эверарду. Взяв его под руку, она в сотый раз похвалила его за выбор невесты.

Войдя в гостиную, Диана растворилась в толпе гостей. Сердце ее ныло, мысли были расстроены. Это состояние продолжалось несколько часов, пока вечер шел по нарастающей. Сначала был подан обед, потом начался бал с вальсами, кадрилями и котильонами, во время которого весело разгадывали, кто прячется под той или иной маской, и все это время Лоуренс любезно ухаживал за ней так же, как Эверард за Джулией. Было уже далеко за полночь, а в ее голове настойчиво стучала и стучала одна мысль – леди Эпплдор и леди Кловелли заключили пари на несколько сот фунтов на то, что Эверард женится на Джулии, и леди Эпплдор приложит к этому все свое ощутимое и могущественное влияние.

В конце вечера, когда дамы пестрою толпой – жалуясь на болевшие и натертые ноги, на усталость – поднимались по лестнице, чтобы идти спать, Диана отозвала леди Эпплдор в сторону и пожелала узнать одну вещь.

– Вы помните вечер накануне того дня, когда Эверард сделал Джулии предложение? Я знаю, вы должны помнить, потому что видели его в Опере на маскараде.

Глаза леди Эпплдор злобно засверкали.

– О, да, конечно, я помню.

Она кивнула, приоткрывая рот, взволнованно вздохнула и добавила:

– Вы были так очаровательно испуганы моим появлением – это было великолепно!

– Так вы знали, что это была я, и хотели, чтобы я сильно испугалась вашего внезапного появления?

– Конечно! Я уже давно подозревала о вашем чувстве к Эверарду и боялась, что характер матери может проявиться в дочери. Я хотела лишь устроить счастье Джулии.

Диана имела вескую причину сомневаться в том, что леди Эпплдор интересует благополучие ее сестры, но она проглотила язвительное замечание, готовое уже сорваться с ее уст. Вместо этого она спросила:

– Но как вы узнали, что это была я, а не Джулия?

– Я знаю, что я не должна говорить вам! – воскликнула леди Эпплдор, возводя глаза к небу, словно моля кого-то свыше заставить ее воздержаться от последующего признания. – Но я не могу удержаться! Понимаете, когда ваша горничная заболела корью, не было ничего проще для моей экономки, чем рекомендовать вашей миссис Шипстор нанять одну из моих самых доверенных служанок – Бронвин уже очень давно служит у меня!

– Моя… моя горничная? – спросила Диана, ошеломленная. – Та, что служила мне в Лондоне?

– Та самая. Да-да, моя дорогая. Только не надо теперь хорохориться и делать всякие глупости! Все произошло так, как я и хотела. Вы и Лоуренс превосходно подходите друг другу. И если я говорю так, то вы должны быть благодарны мне за мое вмешательство, потому что я наконец-то нашла вам мужа. В конце концов, молодая леди, которая, как вы, больше четырех лет не могла найти себе пару, не должна быть такой придирчивой.

Она наклонилась вперед и, словно сообщая важный секрет, прошептала на ухо Диане:

– Эверард не для вас! Будь здесь ваша мать, она сказала бы вам это! Я говорю за нее. Да, я говорю за Гвендолин!

Она засмеялась своим низким басом и пошла наверх по лестнице, оставив Диану позади.

37

Двумя днями позже утреннее солнце светило сквозь узкие окна старинной церкви, роняя нежное золотистое сияние на блестящее собрание элегантно одетых и убранных драгоценностями участников церемонии. Небо было яркого голубого цвета, не омраченное ни единым облачком – явление необычное для английского лета, подумала Диана. Но тучи все-таки были, нависшие над Эверардом, Лоуренсом, Джулией и над нею!

Тучка, лежащая на лице Джулии, была светло-серого цвета, означавшего покорность судьбе, и не предвещала даже легкий дождь. Ее слезы все уже были выплаканы. Диана пыталась уговорить ее прошлой ночью разорвать помолвку, но Джулия только повторяла снова и снова, что она не может. Она не может обесчестить свой дом, как сделала ее мать.

Диана не ожидала, что Джулия вынесет свое решение с такой твердостью. Оказалось, что обе сестры наделены были общим недостатком – упорством.

Что касается Эверарда, его туча было намного темнее. Он следовал за Джулией из чувства долга – оно принесло славу ему и его стране на войне, но делало его несчастным в жизни. Следы недавней битвы с бывшим соперником, а теперь другом, на его лице только добавляли скорби его облику. Его глаза посерели от боли и утраты. Из всех троих он тяжелее всех переживал свое положение.

Едва слыша, как викарий произносит свадебные распоряжения, она взглянула на Лоуренса, лицо которого тоже имело еще следы недавней схватки. Черная туча, лежавшая на его челе, готова была разразиться грозой с громом и молниями. Он угрожающе стиснул зубы, глаза его сузились. Диана была почти уверена, что он собирается помешать службе и устроить скандал, которого они с Джулией так хотели избежать. Она была бы даже не против позволить ему это, единственно ради удовольствия услышать его громовой голос, достигающий сводов маленькой церкви, и, может быть, увидеть, как молния сверкнет с небес и прекратит этот ужасный фарс, который держал их всех в своих тисках.

Они стояли перед священником полукругом, и за своей спиной Диана почти физически ощущала толпу. В церкви царила напряженность, раздавались нервное покашливание, перешептывания и шарканье ног по древним каменным плитам пола. Пока они ехали от поместья леди Эпплдор в Баф, из кареты в карету под смешки передавались разнообразные слухи, так что Диане дали понять, что за это время было заключено еще не меньше дюжины пари относительно возможности отмены бракосочетания. Только миссис Диттишэм оказалась выше того, чтобы так низко пасть – заключать пари на несчастье других. За эту воздержанность Диана была ей очень благодарна.

Викарий говорил теперь о священных узах, которые вскоре свяжут их. Туча, нависшая над Дианой, была более угрожающей, страшной, чем у Лоуренса. Однако она сомневалась, что кто-нибудь мог видеть это, потому что, став хозяйкой в доме своего отца, она давно научилась скрывать свои эмоции. Но если бы она могла запечатлеть на холсте чувства, которые обуревали ее, она нарисовала бы черную тучу, предвещающую страшный ураган, который топит даже самые большие морские корабли и разрушает прибрежные города в Вест-Индии.

И когда Джулия начала произносить слова клятвы, Диана почувствовала, что туча над ее головой начала грохотать громом. Она улучила момент и взглянула на Эверарда. Он поймал ее взгляд, в его глазах не было упрека, которого она ожидала, только любовь и горечь утраты.

Внезапно, словно ей нужна была только эта капля, чтобы вслед за нею разразился могучий ливень, рот ее открылся сам собой, и еще не осознавая, что происходит, она воскликнула:

– Хватит!

Голос ее прозвучал так громко, что викарий подпрыгнул, и его очки съехали на кончик носа.

Казалось, все прорвалось сразу.

В толпе присутствующих раздались судорожные вздохи и восклицания, и затем все разом заговорили.

Лоуренс схватил ее и крепко обнял. Священник отчаянно пытался восстановить порядок, спрашивая, что Диана имела в виду таким заявлением. Джулия смертельно побледнела. Эверард шагнул к Диане, глядя на нее с чудесным выражением любви и благодарности. Ее отец кричал со своей скамьи:

– Что происходит? Что сказала моя дочь?

Диана уже ничего больше не слышала. Ужасное головокружение охватило ее. Она обернулась, увидела своих друзей и родных, лица родителей Эверарда, которых она впервые увидела днем раньше, и усилием воли заставила себя пойти обратно по центральному проходу церкви. Все было словно в тумане – возгласы изумления и негодования, доносившиеся с переполненных скамей, восклицания священника, пытающегося успокоить собравшихся, голос ее отца, зовущий ее. Она продолжала идти и с каждым шагом убеждалась, что пошла по пути, единственно правильному для нее.

Она гордо подняла голову, думая, что, должно быть, так же чувствовала себя ее мать, бросая вызов всему обществу, чтобы пойти своею собственной дорогой.

Однако она успела дойти лишь до середины прохода, когда твердая рука взяла ее за локоть. Она попыталась вырваться, думая, что, может быть, леди Эпплдор в своем стремлении выиграть пари собиралась силой вернуть ее к алтарю. Голос Эверарда остановил ее сопротивление. Это он держал ее за руку.

– Пойдемте, моя дорогая, – сказал он тихо, и все вокруг замолчали. – Пойдемте.

Диана покачала головой, но он улыбнулся ей нежно, как делал много раз прежде, крепко взял ее под руку и, не отводя от нее взгляда даже на долю секунды, повел ее обратно по проходу. Она видела его сквозь пелену слез, но на сердце у нее воцарился покой.

– Вы спасли всех нас, – прошептал он. – А теперь я сделаю то, что должен, чтобы разрешить эту ситуацию. Джулия согласна.

Бедный викарий ожидал нового поворота событий. Он молча стоял на своем месте, очевидно, не желая препятствовать следующему маневру капитана Эверарда. Он явно никогда раньше не попадал в такое положение и стоял теперь, ожидая Дианиного возвращения, с испуганным видом вытирая носовым платком испарину со лба.

Когда Эверард вернул ее на место, он обратился к гостям с объяснением, что здесь произошла ошибка, которая, он надеется, может быть исправлена прямо сейчас. И с этими словами он просто поменялся местами с Лоуренсом и предложил продолжить церемонию.

Диану поразил странный звук, раздавшийся за ее спиной, – это были аплодисменты, сопровождавшиеся возгласами одобрения.

Возможно ли это? Она слышала одобрение? Нет, никогда ей не понять общество, сколько ни живи!

Викарий что-то прошептал Эверарду, и тот в нескольких словах объяснил положение, в котором они оказались, и предложил, поскольку каждый из них достиг своего совершеннолетия, вопрос о необходимых изменениях в документах решить сразу после завершения церемонии.

Священник, опасаясь ошибиться, действуя только на свой страх и риск, пожелал узнать, не имеет ли лорд Кингзбридж каких-нибудь возражений против такой внезапной, неожиданной и довольно шокирующей замены.

Диана обернулась, чтобы взглянуть на потрясенное лицо своего отца. Он встал, между его бровями прорезалась глубокая морщина; взглянув на ряды друзей и знакомых, которые пришли отпраздновать замужество его дочерей, он бросил серьезный и совершенно ошеломленный взгляд на Феб. Все еще глядя на нее, он обратился к побелевшему священнику:

– Я могу найти лишь один недостаток в этих перестановках, святой отец, – что я не стою перед вами с этой женщиной и не прошу вас связать узами брака также и нас.

Протягивая руку Феб, он сказал:

– Можете ли вы простить меня, любовь моя? Моя дочь показала мне, что я был не прав. Согласитесь ли вы выйти замуж за такого старого глупца?

Феб, кусая губы, в то время как слезы наполнили ее глаза, взяла его руку.

– Не такого уж старого, мой дорогой, – ответила она.

Диана пропустила своего отца и Феб, чтобы они встали в центре их полукруга; дамы утирали слезы, джентльмены покашливали.

Кингзбридж предложил священнику начинать, но бедный человек уже не мог более вынести странности этих аристократов. Он улыбнулся посиневшими губами полным надежд парам и тут же упал в обморок.

ДНЕВНИК

«Моя благопристойность вернулась ко мне, по крайней мере, я надеюсь на это. Но я изменилась благодаря моим приключениям – думаю, к лучшему. Я знаю, что от природы имею скрытную натуру и всегда буду держать свое сердце закрытым для других. Но я научилась преодолевать себя, особенно когда мои поступки идут вразрез с мнением общества. Если бы я не была так парализована боязнью скандала, то смогла бы, я знаю, избежать многих трудностей.

Но теперь я начинаю раздумывать. Открыла бы Джулия свою любовь к Лоуренсу? Отбросил бы папа свою боязнь быть осужденным обществом и признался бы в любви к сестре покойной жены?

Ирония заключается в том, что, кажется, весь высший свет знал о моей любви к Эверарду и о любви папы к тете Феб. Вопрос спорный, но поскольку я счастливо вышла замуж за мужчину, которого всем сердцем люблю, то могу сказать лишь, что ни о чем не жалею.

К огромному удовольствию Джулии, они с Лоуренсом отправились в Париж почти сразу после свадебного торжества, состоявшегося по возвращении из церкви. Тетя Феб устроила празднество в своем прекрасном розовом саду. Ничего не могло быть лучше, чем тот вечер под безоблачным небом с воздухом, напоенным ароматом сотен роз, особенно когда сама Феб была так счастлива.

Сначала многие сожалели, что Джулия не смогла сделать лучшей партии. Но когда всем стало известно, что Лоуренс и есть набоб, о котором велось так много разговоров, большинство подумало, что это было величайшей шуткой со стороны лорда Кингзбриджа – взять секретарем одного из богатейших людей Англии. Джулия, естественно, стала сразу же объектом не сожаления, но зависти.

Что касается того, что Лоуренс оказался сыном печально известного Джорджа Эшвуда, то я с огромным удовольствием узнала, что высший свет нашел возможным простить грехи отца и вернуть Лоуренсу его наследственное имя. А что еще могли они сделать, когда Лоуренс обладает состоянием, далеко превосходящим состояния всех аристократов, и, несомненно, в скором будущем докажет, что он могущественная сила в Англии.

Увы, я все еще сохраняю часть своего цинизма.

Как раз перед тем как отправиться на континент, Джулия попросила прощения за то, что была так эгоистична и жестока в том, что касалось Эверарда, и добивалась его, зная, что не любит его.

– И, добившись своего, – воскликнула она, – при всей моей взбалмошности и легкомыслии, я поняла, что не смогу честно разорвать помолвку! Ну может ли быть кто-нибудь глупее меня?

Я не посмела отвечать, опасаясь задеть ее чувства.

Джулия и я все простили друг другу. Она даже призналась, что таила злобу в сердце против меня за то, что я когда-то помешала ее побегу. Она призналась, что в тот момент, когда увидела мою любовь к Эверарду, она вбила себе в голову завоевать его сердце, надеясь ранить меня этим так же сильно, как я ранила ее. То, что она теперь замужем за Лоуренсом, которого любит до безумия, заставляет ее еще больше сожалеть о том, что она добивалась Эверарда.

Я безгранично рада тому, что Джулия стала прежней. Как только она произнесла свои клятвы перед алтарем, туча, омрачавшая ее, исчезла, и она снова стала тем игривым, любящим, очень взбалмошным созданием, которое много лет назад завоевало сердце Лоуренса – и мое тоже. Она почти сразу начала дразнить его, требовать, чтобы они поехали в Париж и чтобы он купил ей дюжину модных платьев и, конечно, драгоценности к ним. И не забыть немедленно по приезде заказать манто и, о, можно ли будет отправиться во Флоренцию?

Никогда за свою жизнь я не была так рада слышать это глупое, тщеславное дитя! Ее красота расцвела, как никогда, питаясь ее живостью духа, которой я никогда не обладала. Не странно ли, что мои чувства так изменились? Я так долго хотела, чтобы она была разумной, рассудительной и практичной. Но, когда она стала такой, я чувствовала такую печаль в сердце, что мне тяжело говорить об этом даже сейчас. Джулия уехала, и я ужасно по ней скучаю. Но теперь, охраняемые любящей заботой Лоуренса, живость и веселость Джулии обещают радовать нас всегда.

Мой отец остался со своей женой в ее доме, чтобы разработать план, как перевезти весь ее сад в Девоншир. Она так много лет трудилась над своими розами, что мысль о том, чтобы оставить их заботам и попечительству садовников, которые, конечно, не смогут ухаживать за ними с такой любовью, представляется совершенно невозможной. Я никогда не видела своего отца таким довольным, как сейчас, как будто он нашел недостающую часть своей души, которую искал тысячи лет.

Эверард и я вернулись вместе с его родителями в его поместье в Стаффордшир. Я все еще не могу поверить, что все так легко устроилось после стольких недель тревог. Поскольку мы не имели возможности, как большинство пар, насладиться признаниями в любви до свадьбы, то эти три недели прошли необыкновенно бурно.

О, я чуть не забыла! Леди Эпплдор проиграла пари леди Кловелли, но выиграла контрпари у миссис Диттишэм на шестьсот фунтов – шестьсот фунтов, подумать только! – которое дорогая графиня заключила на то, что она сможет так манипулировать обстоятельствами, что с моей помощью разорвет помолвку Джулии и капитана Эверарда! Никогда в своей жизни я не была так удивлена. Когда я устроила ей очную ставку по этому поводу, она назвала меня дерзкой, но затем смягчилась и сказала, что, возможно, я допускаю большую ошибку, относясь к жизни слишком серьезно.

Вероятно, она права, но я все еще поражаюсь ее странному поведению в течение этих последних нескольких недель. Поэтому мне было очень приятно сообщить ей, что леди Кловелли знала настоящую фамилию Лоуренса с самого начала. Вид сильнейшего смятения на ее лице искупил некоторые из ее сомнительных шалостей за последние два месяца.

О! Я слышу шаги Эверарда на лестнице – он уезжал кататься верхом, – и я бегу к нему.

Я закрываю свой дневник, может быть, до конца лета, может быть, навсегда. Я счастлива и могу сказать с уверенностью, что эта глава в моей жизни закончена».


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • 1
  • 2
  • 3
  • ДНЕВНИК
  • 4
  • ДНЕВНИК
  • 5
  • 6
  • ДНЕВНИК
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • ДНЕВНИК
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • ДНЕВНИК
  • 19
  • 20
  • 21
  • ДНЕВНИК
  • 22
  • 23
  • ДНЕВНИК
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • ДНЕВНИК
  • 28
  • 29
  • ДНЕВНИК
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • ДНЕВНИК
  • 36
  • 37
  • ДНЕВНИК