КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406466 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147322
Пользователей - 92548

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Возвращение гангстера (fb2)

- Возвращение гангстера (а.с. Рассказы и повести) 138 Кб, 75с. (скачать fb2) - Микки Спиллейн

Настройки текста:




Микки Спиллейн Возвращение гангстера

Глава 1

Все-таки Ньюболдер и Шмидт вели себя вполне порядочно. Они вошли, кивнули в мою сторону и, заказав кофе, сели за столик, не мешая мне спокойно закончить ужин. Легавых не всегда легко узнать. Но как только они дали вам понять, кто есть кто, убегать бесполезно. Можно попробовать, но тогда почти наверняка получишь пулю в спину. Если же продолжать их не замечать, то имеешь шанс выкрутиться. В моем случае сыграло свою роль то, что место было людное, да и солидный владелец «Кафетерия» вовсе не заслужил того, чтобы в самый разгар рабочего дня портили репутацию его заведения крайне неприятной сценой.

Итак, я кивнул им в ответ, чтобы они поняли, что я ко всему готов и по окончании ужина не будет ни пальбы, ни грубых слов. Но моему положению трудно было позавидовать. Дело мне шилось нешуточное. Меня подозревали в убийстве и, по правде говоря, мне еще повезло, что легавые слегка опередили братьев Стипетто, которые тоже за мной охотились и, в отличие от блюстителей порядка, жаждали немедленной крови. С теми, конечно, можно было бы потягаться. У меня есть прекрасный инструмент 45-го калибра, который звучит громко и чисто. А с легавыми шутить не годится. С любым другим они бы не стали церемониться, но тут особый случай, к тому же они еще хорошо помнили прошлогоднюю историю, и поэтому вели себя крайне порядочно.

Сейчас они на меня даже не смотрели. Я был здесь, боковым зрением они могли меня видеть, торопиться некуда, и наверняка им было приятно в такой холодный и дождливый день посидеть в теплом и сухом помещении и выпить кофе. На их рожах было написано, кто они такие, и если вы хоть раз участвовали в деле на той либо другой стороне, то узнали бы их с первого взгляда.

Уолли Пи, занятый в подпольном игорном бизнесе Сола Апсидиона, сидел спиной к стене на противоположном конце зала. Он вспотел и потерял всякий аппетит, беспрестанно переводил взгляд с Ньюболдера и Шмидта на Иззи Голдвица, расплачивавшегося у кассы за вторую порцию. У Иззи в сумке лежали наличными шесть штук, и если их не удастся благополучно донести до Сола Апсидиона, оправдываться будет совершенно бесполезно. Иззи расплатился с кассиром, двинулся на, место и тут только встретился взглядом с Уолли. Он побледнел, но делать нечего, надо было продолжать ужин, он сел и постарался вести себя так, будто ничего не произошло.

Я, конечно, мог подойти и объяснить им, в чем дело, но это ничего бы не изменило; к тому же я решил, что им полезно разок пропотеть — в другой раз будут осторожнее. Ньюболдер осмотрел помещение, но, поскольку его мишенью был я, он больше ничего не заметил, так что эти ребята на сей раз вывернулись.

Все это было очень забавно.

Нью-Йорк больше всего напоминает хамелеона: днем в нем царит благопристойный бизнес, ночью же, когда все обитатели Сити расползаются по своим квартирам, оставленную ими скорлупу заполняют паразиты. Немногочисленные респектабельные горожане, из тех, кому не сидится дома, и туристы собираются в нескольких известных барах, клубах, театрах и варьете. Периметр жизни в эти часы сужается до самого сердца города. От него яркими лучами отходят несколько артерий — и это все. В сияющий изумруд превращается зеленая опухоль Центрального парка, в оправе из такси, мчащихся вокруг него с включенными фарами, свет которых двумя пальцами расходится в стороны, высвечивая редких пешеходов.

В «Кафетерии» было полно людей из Джерси, Бруклина, Лонг-Айленда. Поев, они собирались разойтись по домам или немного прошвырнуться по центру. Выделялась горстка завсегдатаев, считавших Манхэттен своим домом, здесь же было несколько типичных «ночников» вроде меня и Уолли Пи с Иззи; остальные же пришли, привлеченные вкусной и недорогой едой.

Я вычислял свои шансы на оправдательный приговор. Они были невелики. Кто-то замочил Пенни Стипетто. А за два дня до этого я вздул его как следует ремнем по заднице и прогнал так через весь квартал за то, что он по-хамски вымогал мзду у Руди Макса. Когда же он наконец разогнулся, то взял пистолет и, накачавшись для храбрости героином, стал искать меня по всем окрестностям.

В Нью-Йорке сплетни распространяются очень быстро. Как только я об этом узнал, то тут же попросил ему передать, что в любое время к его услугам, но если увижу его первым, то ему несдобровать.

Но дело-то все в том, что я его так и не встретил. А встретил его кто-то другой, и Пенни Стипетто нашли с простреленной головой засунутым меж двух мусорных ящиков в двух кварталах от моей квартиры.

Его братьям этого было достаточно. Из-за их трезвона по городу я оказался в сети, легавые лишь потрудились затянуть ее, и вот осталось только одно место, куда я еще мог пойти.

Обреченный отлично поужинал.

Черт возьми, я действительно обрадовался, что Ньюболдер со Шмидтом добрались до меня первыми. То была эпоха просвещенной