КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 410112 томов
Объем библиотеки - 546 Гб.
Всего авторов - 149509
Пользователей - 93392

Впечатления

каркуша про Гончарова: Маруся. Попасть - не напасть (Любовная фантастика)

Фотка к книге отношения не имеет, а так в духе Гончаровой: попаданство, а дальше работать и еще раз работать... И частей, судя по скорости развития сюжета не меньше, чем в "Средневековой истории" будет. Лично мне понравилось, ещё бы продолжения дождаться

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про серию Попаданка в академии драконов

так, а продолжения заблокированы - обидно однако

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Свадьбина: Попаданка в академии драконов 3 (Любовная фантастика)

неплохо, в третьей книге обстановка нагнетается все сильнее, но и показались основные злодеи

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Константа: Сангреаль. Академия Избранных (СИ) (Любовная фантастика)

медик, студентка 4 курса, работает на машине РЕАНИМАТОРОВ!! Сту-дент-ка! в реанимации. КЕМ?????
и эта "медик" вытирает лицо от слёз РУКАВОМ! да даже если ты дура, то к четвёртому курсу ты уже автоматом платок ищешь! а салфетками у тебя все карманы забиты! тем более, что работа - в реманимации (КЕМ???). да ты голыми руками карандаш не возьмёшь! ггня - не дура, и не медик уж точно, врождённая кретинка с расплавленным мозгом, как и её авторша.
и тут у неё хрупает и отваливается шпилька!! шпилька на только купленной туфле. на ровном месте стояла, у двери квартиры, сопли с косметикой рукавом вытирала, только с реанимации вернулась, только ногой топнула. вы, кто-нибудь видел, когда приезжает не реанимация (тьфу-тьфу-тьфу), обычная скорая - фельдшеров НА ШПИЛЬКАХ?? МНОГО?? авторша - кретинка.
если ты учишься на бюджете в меде, или просто - в меде, то отсутствие ТОЛЬКО на ОДНОЙ ЛЕКЦИИ - ОТ-РА-БОТ-КА! никаких "частенько пропускать лекции" в меде НЕТ! тем более на 4-м курсе. и это прекрасно знают на скорых (обычных), потому что студент, чтобы туда устроится СПРАВКУ из ин-та ПРИНОСИТ!! с оценками. и график ему подгоняют соответствующий. автор - кретинка.
а сопливила она от работы ("реанимации", тьфу!) до дома: начальник приставал! блин-блин-блин. НЕ ЗАХОЧЕШЬ - НЕ ВСКОЧИТ! авторша-кретинка, не пиши НИКОГДА больше про мужчин. ВЕЛА себя соответственно, значит. тем более, что: приставал с своём кабинете. в чём?? в закутке, с фанерной дверью, маленьким коридором и шмыгающими по нему туда-сюда шофёрами?? с длиннючими языками? и он к ней приставал? "с боем и хватанием"? так, что вазу об его голову разбила и СПОКОЙНО ушла?? авторша константа людмила - у тебя не только родители кретины, твои 4 деда с бабками друг с другом в дурдоме познакомились.
дальше читать не стал. влюбиться вот в такое г. может только такой же больной из другого мира, где все остальные - со съехавшей крышей. а нам тут нечего время на таких терять.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
стикс про серию Имперское наследство

не плохая серия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
nnd31 про Купер: Избранные сочинения в 6 томах. Том 1. (Современная проза)

Re: И чего это Вы, Витовт, так ругаетесь? Разве не видите: книгодел отнес книгу к категории "Современная литература". Это значит что он - современник Фенимора Купера! Дедушке уже далеко за 200 лет. Он уже забыл в каком месте у него склероз, а вы его ошибками fb2 попрекаете... Ай-яй-яй !!!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Аурика - ведьма по призванию (Фэнтези)

всё шло нормально до момента, когда эта 18-летняя аурика зашла в спальню к другу принца, "в гости", когда этот друг трудился в постели над любовницей. аурику этот друг со своей любовницей почему-то не видели и не слышали, хотя она не стояла у двери, а подошла к кровати, начала обходить её кругами, приседать и рассматривать, что там в кровати этой делается. а они не видели!
вот я лично не представляю, как бы я не смог заметить кого-то, кто кругами во время этого процесса вокруг моей бы кровати ходил.
а потом, когда её всё-таки заметили, и ей предложили подождать внизу, она села на стул и сказала: "мне и тут неплохо. продолжайте, пожалуйста". юмор такой?
и я понял, что устал. устал читать о психически больных людях, поведение и действия которых выдаётся за доблесть. или, что гораздо гаже и подлее - ЗА НОРМАЛЬНОСТЬ.
это ненормально.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Гончие смерти (fb2)

- Гончие смерти (пер. М. Николаева) (и.с. Роберт Говард. Собрание сочинений) 65 Кб, 36с. (скачать fb2) - Роберт Ирвин Говард

Настройки текста:



Роберт Говард Гончие смерти

1

Тьма Египетская. Не мрак и покой бесконечной пустоты, а кромешная обволакивающая темень, населенная невидимыми существами из тех, кто хищно снует и копошится в непроглядной мгле, избегая солнечных лучей и человеческого взгляда.

Подобного рода мысли проносились в моей голове, когда однажды ночью, практически по наитию, я пробирался по едва заметной тропке, извивающейся меж корней громадных сосен. Влажная тьма летней ночи, странные звуки и шорохи, очевидно вызвали бы у любого человека, рискнувшего оказаться на моем месте, похожие ощущения. Тем более эта лесная глушь, орошаемая реками, по странной прихоти или просто чудачеству, называлась местным чернокожим населением Египтом.

Казалось, что лишь навечно лишенная света адская бездна, может сравниться с кромешной тьмой соснового леса. Деревья стояли сплошной черной стеной вдоль скорее угадываемой, чем видимой петляющей тропки. Лишь чутье обитателя здешних лесов позволяло мне двигаться достаточно проворно, даже в спешке не теряя привычную осторожность. В подобной ситуации "видят ушами", и слух мой приобрел почти невероятную чуткость. Остерегался я отнюдь не бесплотных тварей, мною же и выдуманных в фантазиях, навеянных темнотой и одиночеством. Для опасений была достаточно веская и вполне материальная причина. Вовсе не привидения, жаждущие людской плоти и бродящие с окровавленными глотками в лесных чащах (как утверждают негры, непревзойденные любители себя попугать, особенно в большой компании), стали причиной моей крайней настороженности. Я шел, прислушиваясь, стараясь уловить малейший посторонний шорох, а может, и звук треснувшего под громадной плоской ступней сучка, которые выдали бы приготовившегося к нападению во мраке убийцу. Тот, кого я опасался, вызывал в Египте страх неизмеримо больший, чем любые зловещие призраки, все вместе взятые. Ранним утром из местной тюрьмы сбежал опаснейший заключенный: негр-душегуб, на совести которого было не одно ужасное убийство. Поиски велись возле рассеянных по краю черных поселений в надежде на то, что негр отправится к людям своего племени. Собаки-ищейки прочесывали заросшие кустарником берега реки вниз по течению. За ними, не отставая, двигались вооруженные суровые люди. Но, несмотря на то что в погоне принимало участие почти все мужское население нашего городка, я не был уверен в удачном результате. Они не учитывали чрезвычайной примитивности мышления беглеца – Топа Бакстера, более всего по своему развитию напоминавшего обезумевшего от крови самца гориллы. Зная его, я считал, что негр, скорее, кинется в необитаемые глухие дебри. Вряд ли одиночество или тяготы жизни в лесу могли устрашить либо измучить его. И я отправился в Египет один. А множество народу двигалось в своей затянувшейся охоте на человека совершенно в другом направлении.

Моей целью не были поиски Бакстера. Лавры героя, в одиночку справившегося с этим ублюдком, не привлекали меня. Я отправился предупредить, а не искать. В этой глуши, в сосновом лабиринте, в полном уединении, довольствуясь лишь обществом своего слуги, жил белый. Необходимость предупредить человека своей расы о том, что рядом с его жилищем может таиться убийца, готовый на все ради удовлетворения собственных потребностей, заставила меня отправиться в дорогу. Выехал я засветло, но мой конь оступился и захромал. Пришлось оставить его в ближайшей деревеньке, у знакомой женщины. И, несмотря на уговоры остаться до утра и многословное перечисление опасностей, я отправился в дальнейший путь пешком. Мужчины, носящие фамилию Гарфилд, ни при каких обстоятельствах не останавливаются на полдороге. Тем более я был уверен, что мне не откажет в приюте на ночь хозяин хижины, куда я так стремился. Хотя Брент (а любителя уединения звали именно так) производил впечатление странного типа. Никто не знал, откуда он и почему живет в такой глухомани. Когда полгода назад он поселился в наших краях, о нем много судачили, как, впрочем, о каждом новом человеке. Но в городке появлялся лишь слуга, попытки выведать у него тайны хозяина ни к чему не привели, и разговоры понемногу утихли.

Внезапно мои размышления о загадочном отшельнике были прерваны самым неожиданным образом. Застыв на месте, я весь обратился в слух, ощущая лишь нервный зуд на тыльной стороне ладоней. И было отчего. Раздавшийся в темноте резкий вопль был пронизан животным страхом. Кричали где-то неподалеку. Затем наступила мертвая тишина. Та, от которой звенит в ушах. Казалось, все замерло, затаилось в гнетущем ожидании чего-то ужасного. Даже тьма сгустилась, стала какой-то вязкой...

Второй вопль избавил от наваждения, тем более что сопровождался топотом босых ног, слышным все ближе и ближе. Вынув револьвер, я приготовился достойно встретить несущуюся на меня тень. Но человек не то всхлипывал, не то как-то по-щенячьи взвизгивал от страха или боли. Это-то и удержало меня от выстрела. Вне себя от паники, он налетел на меня и, не удержавшись, рухнул навзничь. Даже не пытаясь встать, только делая слабые попытки отползти, залопотал:

– О Боже, спаси меня! Сжалься! Сжалься надо мной! Боже!

Бормотание было проникнуто такой мукой, что мои волосы зашевелились.

– Что за черт! – отводя дуло револьвера, произнес я.

Страдалец явно узнал мой голос и принялся цепляться за мои колени.

– Масса Кирби! Сам Господь послал вас. Сжальтесь над бедным Джимом Тайком... Не дайте ему изловить меня! Он уже убил мое тело, а теперь заберет мою душу! Ох, не дайте ему схватить меня!

При слабом свете зажженной спички я смотрел на него в совершенном изумлении, пока огонек не догорел до самых пальцев. Валяющийся передо мной в пыли чернокожий был сплошь залит кровью и, несомненно, тяжело ранен. Джим был мне хорошо знаком, как и многие из негров, живущих в крошечных бревенчатых хижинах на окраине Египта. Насколько мне удалось рассмотреть, раны его были ужасны, и кровь хлестала из разодранных груди, плеч и шеи. Одно ухо висело, полуоторванное, на выдранном с мясом куске челюсти и шеи. Невероятно, что ему удалось в таком состоянии пробежать, видимо, немалое расстояние. Его гнал запредельный страх. Искалечен он был явно не пулями или ножом. Было похоже, что бедняге удалось вырваться из клыков какого-то гигантского зверя.

– Кто на тебя напал? – Наклонившись, я пытался различить в кромешной тьме Джима. Когда догорела спичка, негр превратился в едва видимое на земле пятно. – Медведь?

Спросив, я тут же вспомнил, что вот уж тридцать лет, как в Египте не видели ни одного медведя.

– Кто это сделал?

– Он, он! – Уже не голос, а хрип донесся из темноты снизу. – Масса белый. Пришел в мою хижину и велел проводить к массе Бренту. Голова перевязана. Сказал, что болят зубы. Мы шли, шли. Бинты сползли. О Боже! Я увидел его лицо. За это он и убил меня.

– Ты имеешь в виду, что белый натравил на тебя собак, – понимая, что на расспросы мало времени, допытывался я. Это предположение объясняло характер ранений. Свирепые псы могли нанести подобные раны. Я видел похожие на затравленных на охоте животных.

– Нет, масса, нет, – еле слышно прошептал негр. – Он сделал это сам... А-а-а-а! – Затихающий шепот вдруг превратился в вопль. Смутно различимый в темноте умирающий откинул голову и застывшим взглядом уставился туда, откуда несколько минут назад появился. Вопль оборвался на самой высокой ноте. Смерть настигла его. Несчастный судорожно дернулся, как будто в последней тщетной попытке сбежать, и застыл неподвижно.

События последних минут до предела обострили мои чувства, и, всматриваясь в темноту, я скорее угадал, чем увидел в нескольких ярдах от себя смутно выделяющиеся на фоне стволов очертания неведомой фигуры. Казалось, что на тропе безмолвно стоит высокий худощавый человек. Необъяснимый ужас вдруг накатил на меня леденящей волной, язык, казалось, примерз к небу, когда я попытался окликнуть незнакомца. Что-то первобытное, парализующие было в этом страхе. Я не мог понять, что в безмолвной и неподвижной тени могло внушить такое жуткое впечатление. Неизвестный двинулся ко мне, все убыстряя и убыстряя шаг. Разом севшим голосом я скорее прохрипел, чем сказал: "Кто ты?"

Не дождавшись ответа, я стал лихорадочно пытаться зажечь спички, не выпуская револьвера из рук. Тень приблизилась почти вплотную. Наконец-таки я чиркнул спичкой, но слабый огонек был тут же вырван у меня из пальцев со свирепым рычанием. Я ощутил острую боль, пронзившую шею, и несколько раз инстинктивно нажал курок, паля наугад. Вспышки выстрелов ослепили меня, не дав рассмотреть высокую человекообразную фигуру моего противника, мгновенно бросившегося в заросли и, судя по треску, быстро удалявшегося. Прислонившись к ближайшему дереву, я чиркнул очередной спичкой. Кровь сочилась по моему плечу, пропитывая рубаху. Ворот был порван, но шея под ним лишь слегка оцарапана. И хоть рана оказалась пустяковой, по спине моей пробежал холодок. Невдалеке лежало тело несчастного Джима. И перед моими глазами все еще стояли его жуткие рваные раны, до ужаса напоминающие мою. Чертыхаясь и пошатываясь, я побрел дальше.

2

Мне было уже не до отвлеченных размышлений о существах, во тьме бродящих. Тот, с кем я столкнулся, несомненно был человеком. В краткий миг, пока горела спичка, я видел силуэт пригнувшегося, готового к схватке, именно человека. Но из головы не выходил Джим Тайк, мертвый, валяющийся ничком в луже собственной крови, пьяно раскинувший испачканные красным руки и ноги. А я не мог припомнить оружия, способного нанести раны, столь похожие на хватку зубов огромного хищного зверя. Что ж, изобретательность рода людского в создании орудий смерти, как известно, беспредельна. В данный момент надо было решить куда более насущную проблему: стоит ли рисковать жизнью, продолжая в одиночку свой путь, или же вернуться за подмогой во "внешний мир". Привести людей, собак, забрать труп бедняги Джима и начать охоту за его убийцей.

Но, если я поверну, в одинокой хижине под черными соснами может случиться все, что угодно. После того, что произошло с Джимом, тем более необходимо поскорей предупредить, что опасность для Брента и его слуги возросла вдвое. Мало было одного Топа Бакстера, так появился еще и этот тип, рычащий и неизвестно чем вооруженный. Когда я вспомнил, что разыскивал он непосредственно Брента, сомнения окончательно отпали. Да и находился я уже более чем на полпути к хижине. А для меня лично вряд ли было опасней идти вперед, нежели вернуться назад. Подняв тревогу, я мог рассчитывать на содействие хозяина.

С обостренным новой опасностью чутьем, держа револьвер наготове, я продолжил путь. А истерзанное тело Джима Тайка осталось на тропе. Бак-стер не был его убийцей: даже в темноте я узнал бы приземистую, обезьяноподобную фигуру Топа. Напавший на меня был тощ и высок. Да и покойный говорил о таинственном белом. И опять беспричинная дрожь охватила меня – от одного лишь воспоминания о поджаром незнакомце.

Кроны деревьев слегка расступились, и на тропу стал падать скудный свет звезд. Я не робкого десятка, смею заверить, но малоприятно передвигаться, сознавая, что в плотных зарослях легко может притаиться безжалостный убийца. Воспоминания о зверски растерзанном негре усиливали тревогу. Капли пота покрыли мое лицо, руки стали влажными. Я был, что называется, "на взводе", поминутно оглядывался, впиваясь взором в темноту: в естественном шуме леса, в шуршании листьев и похрустывании веточек пытался уловить крадущиеся шаги подстерегающего убийцы.

В какой-то момент я остановился, заметив вдалеке среди черных сосен бледный сиротливый огонек. Затаив дыхание, я наблюдал, как он постепенно перемещался, то скрываясь за стволами, то вновь появляясь. Было слишком далеко, чтобы я мог определить его источник. Ощущая, как по коже бегут мурашки, я стоял и ждал непонятно чего. Огонек исчез так же внезапно, как и появился. Мне уже порядком надоели всякие загадки сегодняшней ночи, и заключив для себя, что это факел из сосновой ветки в руке идущего человека, я отправился дальше. Собственное состояние удивляло меня. Слава Богу, я не первый год жил в этой стране, где вековые распри тлеют на протяжении жизни не одного поколения, где месть и насилие привычны. Я бывал в переделках, когда нож или пуля, открыто или из засады, могли легко оборвать мою жизнь. Но я не испытывал страха. Только собранность и желание выпутаться. А теперь я боялся. И боялся чего-то непонятного, необъяснимого.

Я облегченно вздохнул, увидев среди деревьев хижину Ричарда Брента. Но не расслабился. Многие люди теряют бдительность буквально на пороге собственной безопасности и погибают. Еще раз осмотрев крошечную поляну перед домом, я быстро подошел к двери и постучал. Слабый свет из прикрытых ставнями окон, казалось, разгонял сгустившиеся тени.

– Кто там? – Голос говорившего был низким и грубым. – Это ты, Эшли?

– Нет. Я – Кирби Гарфилд. Откройте дверь.

Открыв лишь верхнюю половину двери, хозяин показался в проеме. Свет, падавший сзади, оставлял Брента в тени, но недостаточной, чтобы скрыть жесткий блеск серых глаз и черты изможденного лица.

– Что вам угодно, мистер Кирби?

Мой поздний визит не вызвал удивления, но и радости тоже. Мне мало улыбалось стоять и беседовать под дверью, да и этот человек не вызывал особых симпатий. Но в нашей местности вежливость – обязанность, которой не пренебрегает ни один джентльмен. И я ответил, как мог более кратко:

– Я счел нужным предупредить, что удрал из тюрьмы Топ Бакстер. Сегодня утром он убил двоих – констебля Джо Сорли и одного заключенного – и сбежал. Его ищут повсюду, но я убежден, что он объявится где-то в этих краях, в Египте. Будьте настороже – это опаснейший преступник. Я счел нужным предупредить вас.

– Понял. – Ответ был достоин жителя восточных штатов, славящихся своей краткостью. И Брент собрался закрыть дверь.

– Эй, а как же я? – Меня вовсе не устраивала перспектива ночного путешествия через лес. – Я все-таки пришел предупредить вас и рассчитывал на приют в вашем доме хотя бы до утра. Я счел это своим долгом не потому, что жажду вашего общества, а потому, что вы тоже белый. Мне достаточно подстилки на пол, и вряд ли я приму предложение разделить с вами ужин.

Подобное заявление для любого в наших краях прозвучало бы оскорблением, но я был настолько раздражен, что не смог сдержаться. Однако мой выпад насчет скаредности и черствости Ричард Брент просто пропустил мимо ушей. Нахмурясь, он уставился на меня, по-прежнему стараясь держать руки так, чтобы я их не видел.

– Вы не встретили по пути Эшли? – так же недружелюбно спросил он.

Брент спрашивал о своем слуге, типе мрачном и неразговорчивом – почище хозяина. Видимо, именно сегодня он отправился за припасами в одну из отдаленных деревенек на реке у самой окраины Египта.

– Нет. Наверное, я выехал раньше, пока Эшли еще был занят в деревне.

– Ну что ж, придется все-таки впустить вас, – ворчливо заметил Брент.

– Раз решили – поторопитесь! – Я терял терпение. – У меня рана на шее, и мне бы хотелось промыть и перевязать ее. Кажется, сегодня такая ночь, когда охотой на людей занят не только Топ Бакстер.

Мои слова вызвали странную реакцию: хозяин перестал возиться с нижней половиной двери и резко изменился в лице.

– О чем вы, Кирби? Нельзя ли яснее?

– Примерно в миле отсюда на тропе лежит человек. Он мертв. А его убийца напал на меня и пытался прикончить. Кстати, проводника-негра он взял для того, чтобы добраться сюда. Все говорит о том, что цель его охоты – вы, – не без злорадства закончил я.

Ричард Брент дернулся, как от удара кнутом, и побледнел.

– Что... О ком ты болтаешь? – Приличия были забыты, а его всегда грубый голос резко сорвался на фальцет. – Кого вел сюда черномазый?

– Откуда мне знать. Судя по тому, что я видел, этот тип умудряется располосовывать свои жертвы, как свирепая гончая.

– Гончая! – Брент уже не мог сдерживаться, он вопил.

Разверстый рот обнажил желтоватые зубы, физиономию перекосила гримаса отчаянного страха, глаза едва не вылезли из орбит, седые жесткие волосы стали дыбом. Кожа приобрела пепельный оттенок. Лицо более всего напоминало поделку из папье-маше: невероятную по своей выразительности маску ужаса.

– Прочь отсюда! Уматывай! – Губы его еле шевелились, но голос постепенно набирал силу, переходя в пронзительный крик. – Меня не обманешь, дьявольское отродье! Я знаю, зачем ты стремился попасть в мой дом. Он послал тебя! Ты его приспешник, убирайся!

Честно говоря, я опешил и стоял столбом, не в силах вымолвить хоть слово. Пауза затягивалась, и наконец руки Брента поднялись над нижней половиной двери. Прямо перед моим носом появились обрезанные стволы дробовика.

– Чего ты ждешь? Убирайся, не то я убью тебя! – надрывался хозяин хижины.

В который раз за сегодняшнюю ночь я покрылся противным липким потом. Легко было представить, что может наделать выстрел в упор из этого смертоносного оружия. Шагнув назад с крыльца, я неотрывно смотрел на черные дыры направленного в грудь обреза и маячившее за ними искаженное лицо.

– Да будь ты проклят, глупец! – пробормотал я. И уже громче добавил: – Эй, сэр! Осторожней с этой штукой. Должен вам заметить, что предпочитаю иметь дело с десятком убийц, чем с одним сумасшедшим. Прощайте, я ухожу.

Я прекрасно понимал, что нарываюсь на неприятности и мне ежесекундно грозит гибель от внезапно потерявшего голову Брента, но досада взяла верх над осторожностью.

Однако Брент пропустил мои слова мимо ушей. Он дрожал, как в лихорадке, и тяжело дышал, вцепившись в свой дробовик и следя за тем, как я разворачиваюсь и покидаю поляну.

Я, конечно, мог, укрывшись за деревьями, подстрелить без особого труда этого человека, нарушившего законы гостеприимства и оскорбившего меня. По дальности боя мой 45-й, разумеется, превосходил его рассеивающий дробь обрез. Но рука не поднималась убить человека, явно находящегося на грани помешательства. Сзади послышался звук захлопнувшейся двери, и полоса света исчезла. Обозвав себя ослом и процитировав Библию, то самое место, где говорится о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад, я отправился восвояси. Револьвер приятно холодил руку, шум леса был привычен, и пока в нем не было ничего тревожащего. Шагая под темными ветвями, я размышлял о Ричарде Бренте. Наверняка тот жуткий тип не был его другом, раз только упоминание о нем вызвало у хозяина хижины невиданную панику, почти приступ безумия. Скорее всего, именно от него прятался Брент в нашем захолустье. Он никогда не скрывал презрения к этой стране и пренебрежения к местным жителям, как черным, так и белым. Видимо, избегая встречи с одним-единственным человеком, он готов был отказаться от всего рода человеческого. В то, что Брент преступник и скрывается от правосудия, я никогда не верил. Невольно мысли мои перескочили на того, кого он так боялся. И вновь меня охватило странное леденящее чувство. Ветки над головой сомкнулись, слабый свет звезд не проникал под их плотный полог. Тьма, казалось, навсегда отделила меня от мира людей и здравого смысла. Почему-то я был уверен, что кошмарное приключение еще не кончилось. Мрачный и угрюмый, брел я по тропе, тщетно пытаясь взять себя в руки. Прошел совсем немного и снова замер. Ошибиться было невозможно – раздался звук движущейся повозки: грохот колес сливался со стуком копыт. Кроме Эшли, некому было ехать в повозке по ночной тропе. Настораживало лишь то, что звук постепенно удалялся. Определенно повозка двигалась в противоположном направлении. Вскоре ее шум почти затих.

Озадаченный, я прибавил шагу и вскоре услышал чье-то учащенное дыхание и звук торопливых шагов. Я различил, что шли двое, совершенно не скрываясь и, очевидно, крайне спеша. Из-за окружающего непроницаемого мрака видеть их я не мог, но, остановившись, окликнул:

– Кто идет?

Звуки мгновенно затихли. Двое напряженно застыли, затаив дыхание и превратившись в неподвижные тени.

– Вам не следует бояться, я – Кирби Гарфилд, – снова заговорил я. – Кто вы такие?

– Стойте и не двигайтесь! – ответил мне низкий голос, и я узнал Эшли. – Я знаю мистера Гарфилда и хочу убедиться, что это вы. Но пока не шевелитесь, иначе угощу свинцом.

Раздался слабый треск зажигаемой спички, и крошечное пламя выхватило из темноты квадратное суровое лицо разглядывающего меня Эшли. Слабый отблеск мелькнул на револьвере в другой руке слуги и позволил заметить лежащую на ней женскую ручку: узкую и белую, со сверкнувшим на пальчике драгоценным камнем. Лица я разглядеть не успел, во мраке оно казалось бледным лепестком. Но стройный силуэт прижавшейся к Эшби женщины говорил о ее молодости.

– Все в порядке. Вы действительно Кирби, – буркнул Эшли. – Позвольте спросить, что за нужда привела вас сюда?

– Я счел необходимым предупредить твоего хозяина о Топе Бакстере. – Мне не понравился тон вопроса, и я постарался быть как можно более кратким. Да и не привык я давать кому бы то ни было отчет о своих поступках. – Догадайся я, что ты в поселке, я бы не беспокоился понапрасну. Ведь тебе обо всем рассказали. Где твоя повозка, почему вы идете пешком?

– Я не знаю, что напугало наших лошадей. Мы едва не наехали на мертвого негра, лежащего поперек тропы. Пришлось сойти, чтобы осмотреть тело. Но тут в лошадей словно бес вселился: захрипели, забились, встали на дыбы и стремглав рванули вместе с повозкой. Не думаю, что они так испугались мертвеца. Хотя зрелище жуткое – его, видимо, разорвала стая волков. Может, волчий запах так подействовал на лошадей... А нам ничего не оставалось, как добираться пешком. Волки могли вернуться и напасть на нас.

– Ты прекрасно знаешь, что летом волки не охотятся стаями и уж тем более не нападают на людей. – Я подождал, пока Эшли зажжет следующую спичку. – Мне известно, что Джима убил не волк, а человек.

Метаморфозы, происходящие с лицом Эшли после того, как отзвучал мой голос, странным образом совпали с реакцией его хозяина. Изумление сменил ужас, бронзовая кожа побелела так, что стала пепельной, и он стоял, не в силах вымолвить ни слова. Спичка догорела, и мы застыли в молчании.

– Очнись, Эшли. Ты должен представить меня леди, – потребовал я.

– Племянница мистера Брента мисс... мисс... – Шелест сухих губ был едва слышен. Казалось, Эшли полностью овладела апатия.

– Я Глория Брент. Дядя Ричард телеграфировал мне, что я должна приехать к нему безотлагательно. – В дрогнувшем голосе чувствовался испуг, но выговор был безупречен, а манера речи выдавала благородное происхождение девушки. – Я показала телеграмму вам, Эшли.

– Видеть-то я видел, но ума не приложу, как хозяин ее отправил, – пробормотал слуга. – Он уже несколько месяцев не покидает своего жилища и не мог быть в деревне.

– Признаться, я была удивлена, что дядя вызывает именно меня, а не какого-то другого члена семьи, – продолжала девушка.

– Ну, вы его любимица. Так было всегда, мисс, – заметил Эшли.

– О, я так спешила. При первой возможности я оставила Нью-Йорк. Пароход прибыл в деревню поздно вечером, и, сойдя на пристань, я разузнала, что Эшли как раз здесь. Мне подсказали, где его найти. И как раз вовремя, он уже собирался домой. – Глория Брент говорила быстро. Потрясенная случившимся, она чувствовала необходимость выговориться. – Эшли, конечно, взял меня с собой, хотя и не мог скрыть удивления, когда меня увидел. Мы поехали и натолкнулись на... мертвого негра.

Последние слова дались ей с трудом. Будучи человеком определенного круга, скорее всего, она впервые видела насильственную смерть. Это для здешнего жителя мертвец, будь он белым или черным, показался бы довольно заурядным зрелищем. Хотя, конечно, не в случае с Джимом Тайком.

– О Боже! Тот не... негр... – заикаясь, попыталась продолжить девушка, но ее прервали самым неожиданным образом. Прямо у тропы среди черных зарослей раздался визгливый смех, леденящий кровь. Смех перешел в невнятные всхлипывающие звуки. Странные, искаженные, они мало напоминали человеческую речь. Но все же слова удалось разобрать, и я похолодел.

– Мертвецы! – завывал неизвестный. – Все вы – мертвецы! Еще до рассвета много мертвецов ляжет под соснами. Мертвецы с порванными глотками! Глупцы, вам не уйти от возмездия! Мертвецы!.. – И опять дикий хохот.

Мы с Эшли разом открыли огонь в направлении голоса. В оглушительном грохоте наших выстрелов мерзкие завывания смолкли, но затем раздались снова, уже поодаль. Тишина стала осязаемой, давила влажным туманом. И каждый, даже самый невинный, звук, казалось, становился предвестником невидимой, но неуклонно надвигающейся опасности. Послышались приглушенные всхлипывания. Я протянул руку, коснувшись плеча девушки. Она прижалась ко мне, подрагивая всем своим гибким телом и пытаясь сдержать рыдания. Безошибочный женский инстинкт подсказывал ей, что я сохранил присутствие духа и являюсь более надежной защитой, чем Эшли. И потом, в неверном пламени спичек, она могла разглядеть мою крупную мускулистую фигуру.

– Быстрее! Бежим в хижину, Бога ради! – громко сглотнув, прохрипел слуга. – Мы уже недалеко. Вы с нами, мистер Гарфилд?

Его перебила Глория:

– Кто это был? Вернее – что это было?

– Мало ли на свете безумцев. – Мой голос звучал твердо, даже беззаботно. Но в глубине души я был уверен, что человек, пусть даже сумасшедший, не может разговаривать таким образом. Ссадины на моей шее, рваные раны Джима, истерика Брента – все выстраивалось в одну логическую цепочку. Зверь, хищный и безжалостный, но на двух ногах и с человеческими извращенными мозгами! Боже! Рассудок отказывался принять подобное, но что-то внутри меня подсказывало, что я прав. Я сжал ладошку Глории и велел Эшли тоже взять ее за руку. Мы двигались, стараясь держаться как можно дальше от зарослей, полные решимости немедленно стрелять, шевельнись что под деревьями.

– Сначала стреляй, затем спрашивай, – велел я слуге.

Он был напуган куда сильнее девушки, но молча повиновался и шел, судорожно и тяжело дыша. Эшли был хоть и ниже меня, но достаточно рослый и мускулистый мужчина. Мы так крепко поддерживали Глорию, что почти несли ее между нами, маленькие ножки лишь чуть касались земли. Наше путешествие, казалось, никогда не кончится, тропа была бесконечной, а тьма – беспросветной. Страх преследовал нас по пятам, ухмыляясь, смотрел в спину. Ни на мгновение нельзя было отделаться от мысли о дьявольском отродье, готовом метнуться из чащи и прыгнуть на плечи, вонзив в беззащитную плоть клыки и когти.

Но вот между деревьями показался свет. Вздох облегчения сорвался с губ слуги. Мы прибавили шагу и почти побежали.

– Слава Богу! Наконец-таки мы дома, – выдохнул Эшли, и мы вылетели на поляну.

– Окликни хозяина, – распорядился я. – Мы расстались не лучшим образом. Он угрожал, что пристрелит меня. Старый...

Пришлось замолчать, вспомнив о мисс Брент.

– Мистер Брент! Мистер Брент! – заорал мой спутник. – Откройте дверь, скорее! Это я – Эшли.

Верхняя половина двери мгновенно распахнулась. Хлынул поток света, и стало видно Брента. С дробовиком онтак и не расстался: стоял, держа его в руках, и, щурясь, глядел в темноту.

– Живо в дом! – Следы истерики еще чувствовались в его голосе. – Кого ты притащил? – злобно выкрикнул Брент.

– Со мной мистер Гарфилд и мисс Глория, ваша племянница.

– Дядя Ричард! – В возгласе девушки слышались слезы. Не в силах больше сдерживаться, она кинулась вперед и обняла Брента за шею. – Дядя Ричард! Скажи, что здесь происходит... Я так боюсь...

– Глория! – растерянно вымолвил Брент, застыв, словно громом пораженный. – Бог мой, как ты-то сюда попала?!

– Дядюшка, но ты же сам послал за мной! – В недоумении девушка опустила руки. Потом спохватилась и, поискав в кармане, протянула Бренту смятую телеграмму. – В ней говорится, что я должна немедленно приехать.

И без того сумрачное лицо хозяина потемнело.

– Уверяю тебя – я не посылал этой телеграммы. Боже милостивый, мне и в голову не могло прийти вызвать тебя. Здесь не место молоденьким девушкам. В этой глуши случаются кошмарные вещи. Что стоишь, быстрее в дом.

Не выпуская из руки дробовик, он распахнул дверь и втащил ее внутрь. Эшли резво кинулся следом, но на пороге оглянулся и крикнул мне:

– Мистер Гарфилд! Входите же!

Я не спешил воспользоваться приглашением. Забыв от удивления о моем присутствии, Брент, услышав мое имя, отскочил от девушки. С приглушенным рыком встал в дверях и вскинул ружье. Но я был уже наготове. Его выходки стояли у меня поперек горла, а нервы были слишком напряжены, чтобы второй раз снести наглость Брента. Прежде чем он успел опомниться, дуло моего 45-го выразительно покачивалось перед его лицом.

– Опустите ружье, мистер! – велел я. – Бросьте и отойдите в сторону. Иначе я прострелю вас прежде, чем вы успеете нажать на курок. Мне надоели ваши идиотские подозрения.

Он отпрянул и, поколебавшись, опустил ружье. А Глория смотрела на меня во все глаза. В потоке хлынувшего из распахнутой двери света я, пожалуй, уже не внушал ей особого доверия. Моя фигура подразумевала недюжинную силу, а загорелое лицо, иссеченное шрамами многочисленных речных побоищ, вряд ли можно было назвать привлекательным.

– Он наш друг, – робко вмешался Эшли. – Хозяин, мистер Гарфилд здорово помог нам в лесу.

– Отстань, он – слуга дьявола! – заорал Брент, вцепившись в свое ружье, но предусмотрительно не поднимая его. – Явился, видите ли, сообщить о сбежавшем чернокожем злодее... Сказки! Ночью припереться в Египет для того лишь, чтобы предупредить чужака! Не настолько он туп, ваш мистер Кирби. Неужели, Боже ты мой, такая выдумка может вас одурачить? Смотрите сами – на нем клеймо Гончей!

– Значит, вы уже знаете, что демон здесь?! – воскликнул Эшли.

– Да, этот посланник тьмы, – он кивнул в мою сторону, – говорил об этом дьяволе. Он думал провести меня и забраться в дом... – Брент вдруг осекся и, обращаясь только к Эшли, жалобно заныл: – О, мы в ловушке! Нас все же выследили, не помогли никакие уловки. Среди людей мы бы купили защиту, но здесь, в этой глуши, кто придет к нам на помощь? Кого молить об избавлении? Глупо было надеяться, что нам удастся затеряться в этом проклятом лесу. Дьявол уже близок, он схватит нас...

– Да, он близок, и мы слышали его жуткий хохот. – Эшли содрогнулся. – Он развлекался, издеваясь над нами голосом зверя, зная, что мы наткнулись на изуродованный им труп, разодранный и измочаленный будто клыками самого Сатаны! Господи, что ждет нас?

– Выхода нет. Мы должны запереться и драться до конца! – вскинулся Брент. Его трясло, кровь бросилась в голову, губы кривились в истерической усмешке.

Глория Брент растерянно переводила взгляд с дядюшки на слугу.

– Что происходит? Прошу вас, расскажите мне, – не выдержала она.

Противно хихикая, Брент дулом дробовика указал на стену черного леса, окружившего поляну:

– Много лет исчадие ада преследует меня по всему свету! И наконец нагнал! Прижал в угол! Дьявол в человеческом облике здесь, затаился в этом лесу... Помнишь Адама Гримма?

– Да, он был твоим спутником, когда ты путешествовал по Монголии пять лет назад. Ты вернулся один, сказав что, мистер Гримм погиб в стычке с дикими племенами.

– Я был уверен в этом, – внезапно успокоившись, произнес Брент. – Ну что ж, выслушай меня. Есть среди черных гор Внутренней Монголии места, где не ступала нога человека. Белого человека. Около проклятого Богом и людьми города Ялган нашу экспедицию атаковали фанатики-огнепоклонники. Там их называют черными монахами Эрлика. Разгром был полным – проводники, носильщики слуги убиты, вьючные и ездовые животные похищены. Кроме одного маленького верблюда. Гримм и я укрылись за камнями и отстреливались от нападавших весь день. Мы решили дождаться ночи и пробиваться через окруживших нас фанатиков на оставшемся верблюде. Мне было ясно, что маленькое перепуганное и уставшее животное не вынесет двоих. Но это был шанс спастись, и я не собирался упускать его. Лишь только стемнело, я подобрался к Гримму из-за спины и ударил его прикладом по голове. Адам отключился, а я оседлал верблюда и сбежал...

Брент, казалось, забыл о том, где находится, поглощенный воспоминаниями. Он не обращал внимания на неприязненное изумление, отразившееся на миловидном лице девушки. Глория смотрела на дядю, как будто видела его в первый раз. И то, что она разглядела, вызывало презрение. Одержимый страхом Брент абсолютно раскрылся, и его мелкая, подленькая душонка предстала во всей красе, лишенная привычного лоска воспитания и положения. Зрелище отвратительное.

– Я бежал, пробившись сквозь цепи осаждающих, и скрылся в ночи. Само собой, мой спутник попал в руки черных монахов. И много лет я считал его мертвым. Вернее, хотел считать. Ведь я знал – фанатики подвергают мучительной смерти любого инакомыслящего, тем более белого чужестранца. Я старался забыть и этот случай, и Адама Гримма. Мне это почти удалось. Прошли годы, и вот семь месяцев назад я получил весточку. Адаму удалось остаться в живых, и он вернулся в Америку с единственной целью – разделаться со мной. О, Боже мой, во что он превратился! Я мог бы справиться с человеком, но монахи чудовищным образом изменили его. Какими-то дьявольскими трюками они преобразовали тело Гримма, сделав из него получеловека-полуживотное. И натравили на меня. В полицию обратиться я не мог: кто бы мне поверил? Да и вряд ли полиция смогла бы защитить меня от дьявольских происков и нечеловеческой хитрости этого существа, просто одержимого желанием уничтожить меня. Больше месяца я прибегал к различным хитростям и уловкам, пытаясь сбить Гончую со следа. Метался по всей стране и наконец, решив, что мне это удалось, затаился, как загнанный зверь, в убежище среди сосновых лесов Египта. Я думал, что сбил его со следа и он меня не найдет в захолустье, среди варваров, вроде этого типа Кирби Гарфилда...

– Кто бы говорил о варварах!

Глории не удалось скрыть презрение, сквозившее в ее голосе. Но Брент ничего не замечал, всецело погруженный в собственные страхи.

Девушка повернулась ко мне и сделала приглашающий жест:

– Пожалуйста, проходите, мистер Гарфилд. Вы все слышали и должны понимать, что вам не стоит среди ночи возвращаться через лес, где рыщет дьявольское существо.

Я не спешил воспользоваться приглашением, и оказалось, что правильно сделал.

Брент мгновенно очнулся и завопил:

– Нет! Глория, отойди прочь от двери! Эшли, старый дурень, придержи язык. Он – посланец Адама Гримма, говорю вам. Я не позволю ему переступить порог этого дома!

Бледная, растерянная Глория отступила. Маленькая и беспомощная, она вызывала жалость, но сейчас я ничем не мог помочь ей. Старый безумец лишил меня этой возможности. Презрение к нему было так велико, что ни за что на свете я не остался бы с Брентом под одной крышей.

– Я скорее отправлюсь в преисподнюю, чем проведу ночь в твоей хижине, – зло бросил я. – Ты вынуждаешь меня уйти, но только попробуй выстрелить мне в спину. Прежде чем умру, я успею убить тебя. Будь уверен, вернуться меня заставил только долг джентльмена – леди нуждалась в моей помощи. Она и сейчас нуждается в ней, но ты решил справиться сам. Бог тебе в помощь.

Обращаясь к Глории, я, с легким поклоном, продолжил:

– Мисс Брент, я намерен вернуться завтра с экипажем и отвезти вас в деревню, если позволите. Вам лучше отправиться обратно в Нью-Йорк, и как можно скорее.

– Обойдемся без тебя! – рыкнул Брент. – Эшли сам отвезет ее. Черт побери! Уберешься ты наконец?

Пренебрежительно ухмыльнувшись прямо в его надутую физиономию, я развернулся и решительно пошел прочь. Оглушительно хлопнула дверь, и тут же послышался истеричный голос хозяина и рыдания девушки. Бедняжка! От испытания, свалившегося на ее голову, сдали бы нервы и у кого покрепче. Выхваченная из привычной городской среды, она сначала оказалась в примитивных, отнюдь не комфортных условиях, среди грубых и склонных к насилию людей, а затем в центре невероятных кровавых событий. Разодранный труп, грехи невменяемого дядюшки, бродящее рядом адское создание, пылающее местью... Она еще хорошо держалась. Наши глухие сосновые леса и в спокойные времена производят странное, тяжелое впечатление на обычного горожанина с востока, а с появлением злобного призрака из мрачного прошлого, привнесшего ощущение кошмара в здешнюю и без того угрюмую и таинственную атмосферу, настоящий ужас поселился среди мрачных лесов.

Остановившись, я повернулся и посмотрел на все еще заметный среди стволов огонек. Роковая угроза нависла над одинокой хижиной. Я корил себя, что оставил беззащитную девушку под опекой свихнувшегося Брента. Так не подобало поступать белому человеку. Да, Эшли, несомненно, боец. Но его хозяин? Непредсказуемое поведение указывало на поврежденную психику. Резкие перепады от неистовой ярости к апатии, столь же безудержная подозрительность – все говорило о приближающемся безумии. Болезнь, всякая болезнь, вызывает сочувствие в нормальном человеке. Но я не чувствовал жалости. Только смерти заслуживает человек, предавший друга ради спасения собственной жизни.

Но его враг тоже, очевидно, сумасшедший. Гримм явно одержим кровавой жаждой убивать, об этом говорила жестокая расправа с несчастным, ни в чем не повинным Джимом. Я вспоминал веселого, всегда готового услужить Тайка, и холодная ярость заклокотала в моей груди. Я готов был уничтожить мерзкую бестию только за одно это преступление, попадись это исчадие ада мне в руки. Видимо, в больном воображении Гримма созрел зловещий план, по которому за грехи Брента должна была пострадать и его племянница. Стало ясно, что именно он отправил телеграмму ничего не подозревающей Глории. Гримм обманом вынудил девушку приехать, чтобы заставить ее разделить судьбу, уготованную предавшему его Ричарду Бренту. Очевидно, дух, питающийся человеческой глупостью, сегодня получил благодаря мне обильный ужин. Я сплюнул и отправился назад, к хижине. Пусть мне не попасть внутрь дома, но что мешает спрятаться неподалеку и быть во всеоружии в том случае, если моя помощь станет необходимой?

Через несколько минут я уже выбрал место для засады и притаился под сенью деревьев. Щели в ставнях пропускали достаточно света, а в одном месте ставень отошел и виднелась часть окна. Вдруг мелькнуло что-то темное, и оконное стекло разлетелось тысячью искр. Ночь разорвала вспышка ослепительного пламени, одновременно полыхнувшего из дверей, окон и дымовой трубы. Хижину взорвали, но почему-то взрыв был абсолютно беззвучным. А на фоне ярких языков пламени мелькнул и исчез черный высокий силуэт.

Слепящая вспышка еще стояла перед моими глазами, когда мир заполнился разноцветными кругами и раздался новый оглушительный взрыв, сопровождающийся громовым раскатом. Я даже не успел понять, что меня огрели сзади по голове. Внезапный удар ужасной силы – и я потерял сознание.

3

Как ни странно, я очень четко помню, как приходил в сознание. Сначала забрезжил маленький мерцающий огонек, постепенно он разрастался, вселенская тьма, окружившая меня, отступила. Я крепко сжал веки, повертел головой в разные стороны. Осторожно приоткрыл глаза и окончательно очнулся. Положение оказалось незавидным: я лежал на спине со скованными наручниками, вытянутыми вперед руками. Голова раскалывалась от боли, запекшаяся кровь стянула кожу. Меня, видимо, волоком тащили сквозь кусты. Тело саднило, одежда превратилась в лохмотья. Рядом со мной потрескивал воткнутый в землю факел, освещавший маленькую лесную прогалину. Желтоватые блики играли на черных стволах близких деревьев.

Надо мной нависала огромная черная масса – сидящий на корточках невероятно мощный негр. Я узнал Топа Бакстера. Его широкоплечая и коренастая фигура была полуобнажена, единственной одеждой служили рваные, испачканные глиной бриджи. Зато вооружен он был на славу: в каждой руке по револьверу. Дурашливо ухмыляясь, он попеременно целил в меня, прищуривая то один, то другой глаз. 45-й принадлежал мне, а второй револьвер достался Бакстеру от констебля, которому поутру Топ вышиб мозги.

Я продолжал лежать неподвижно, пытаясь выиграть время, и меланхолично наблюдал за игрой отсветов пламени на массивном теле негра. В бликах колеблющегося света его торс казался то вылитым из тусклой бронзы, то вырезанным из сияющего эбенового дерева. Он походил на духа этих пустынных мест, выползшего из адской бездны тысячелетия назад, свирепого и беспощадного. Что-то звериное было в бугрящихся мощных мышцах на по-обезьяньему длинных руках, в громадных плечах и в короткой жирной шее, на которой сидела небольшая голова с плотно прижатыми ушами. О близком родстве с его первобытными предками говорили и тусклые глаза без проблеска мысли, и широкие плоские ноздри, и толстые губы, обнажавшие похожие на клыки зубы.

– Черт побери, только тебя не хватало в этом кошмаре. Что тебе надо? – спросил я.

Топ оскалился в мерзкой ухмылке.

– Масса Кирби, как я рад, что ты оклемался. Мне хотелось, чтобы ты видел того, кто убьет тебя, – крайне довольный собой, побурчал негр. – А я затем схожу и погляжу, как это делают белые. Масса Гримм угробит и девчонку, и старика!

– Что ты несешь, черный ублюдок? – с угрозой процедил я. – Гримм? Откуда ты о нем знаешь?

– Мы встретились в лесу, где он затаился после того, как убил Джима Тайка. Я услышал пальбу и решил поглядеть – не за мной ли погоня? Подобрался и увидел массу Гримма. Я зажег факел и немного провопил его. Он очень умный, он поможет мне удрать, – с наивным самодовольством закончил Топ.

– Значит, я видел свет твоего факела, – проворчал я. – Продолжай!

– Подошли мы к хижине, и масса берет бомбу и как швырнет в окно! А бомба-то какая хитрая – не убивает людей, а только они как бы засыпают. Старик и девка падают и не могут двигаться. А меня масса оставил на тропе – сторожить. Тут я тебя увидел, ну и трахнул по голове. Смотрю, из дверей выползает тот парень – Эшли. Тогда масса Гримм хватает его и выкусывает глотку. Ну прямо так же, как Джиму Тайку.

– Как так – "выкусывает глотку"? – ошарашенно вымолвил я.

– Ему это в самый раз. Масса Гримм ходит и говорит, как человек. Но он не похож на других. У него лицо как у собаки или волка. – Казалось, это обстоятельство совершенно не волнует Бакстера.

– Неужели Гримм – оборотень? – похолодел я.

– Ну и что? На "старой родине" таких много, – хмыкнул он. Затем резко посуровел. – Я заболтался. Настало время вышибить тебе мозги.

Правая рука подняла револьвер, он прищурился, целясь. Толстые губы застыли в глумливой ухмылке убийцы. Я напрягся, отчаянно пытаясь найти хоть какую-то уловку, в смутной надежде спасти свою жизнь. Я лежал навзничь, ноги не были связаны, но руки скованы. Стоило пошевелиться – и горячий свинец пронзит мой мозг. Меня могло спасти только чудо или... Я лихорадочно стал вспоминать полузабытые легенды его народа. Только сыграв на суеверии и примитивном мышлении черного гиганта, я получал шанс выжить.

– Эти наручники ты стащил у Джо Сорли, верно? – ровным голосом осведомился я.

– Ага, – не переставая целиться, буркнул Топ. – Я взял и пушку, и браслеты заодно. Ведь Джо они уже не понадобятся, после того как я проломил ему череп прутом от решетки. А мне, думаю, на что-нибудь сгодятся. Не ошибся, как видишь.

– Я рад, что ты убьешь меня в этих наручниках. Ведь ты будешь навек проклят! Думаю, тебе известно: если убьешь человека с крестом, то навсегда окажешься во власти его призрака. А гнев духа бесконечен, и он вечно будет преследовать тебя!

Его улыбка превратилась в злобный оскал, но он все-таки опустил револьвер. И то слава Богу.

– Не пытайся меня обмануть, белый! Где у тебя крест? – зарычал Бакстер.

– Ты сам мне его надел. На внутренней стороне одного из браслетов выцарапан крест. Джо это сделал и постоянно носил их как амулет. Теперь они на мне, стреляй – и я уволоку тебя за собой в ад.

– В каком из колец? – угрожающе заорал он, потрясая револьверами.

– Валяй ищи, – насмешливо произнес я. – Но смотри не ошибись! Можешь стрелять, а я позабочусь, чтобы ты не знал покоя ни на том, ни на этом свете. Думаю, ты вволю отоспался в камере, потому что я никогда не дам уснуть тебе снова. И днем и ночью тебе будет мерещиться мое насмешливое лицо. В шуме ветра среди деревьев ты услышишь мой стонущий голос. И, прячься не прячься, как только наступит темнота, мои ледяные пальцы начнут терзать горло Топа Бакстера.

– Заткнись! – рявкнул негр, размахивая револьвером. Он явно перепугался, по крайней мере, его черная кожа приобрела пепельный оттенок.

– А ты попробуй заставь меня. Не посмеешь! – Я с трудом повернулся и попытался сесть, но от боли криком боли упал обратно. – Скотина, будь ты проклят! Ты сломал мне ногу! – выругался я.

Топ приободрился при этих словах. Красноватые глаза приняли решительное выражение, кожа постепенно восстанавливала эбеновый цвет.

– Сломана, говоришь? – Блестящие белые зубы сверкнули в злобной усмешке. – Здорово же я тебе врезал, что ты так неудачно свалился!

Сунув оба револьвера под ближайший куст, но подальше от меня, Топ вразвалочку подошел, шаря в кармане бриджей в поисках ключа от наручников. Самоуверенность шакала, преследующего смертельно раненное животное, сквозила в каждом его движении. Еще бы – я был безоружным и казался беспомощным со сломанной ногой. И наручники ничего не меняли. Бакстер наклонился надо мной, повернул ключ и грубо сорвал старомодные оковы с моих рук. Мгновенно я приподнялся и схватил его за горло, мои пальцы сомкнулись со всей силой отчаяния и потянули негра вниз.

Топ Бакстер всегда кичился своей силой и вел себя в нашем городке достаточно нахально. Мне давно хотелось проучить его. Но джентльмену не подобает ввязываться в ссору с чернокожим. Однако здесь нас никто не видел, и я мог потягаться силой с убийцей. Свирепая радость и мрачное удовлетворение охватили меня. В этой схватке ставкой становилась жизнь: побежденный умрет.

Бакстер взвыл, мгновенно догадавшись, что я провел его. Собственная глупость взбесила негра – он собственноручно освободил вовсе не раненного противника, да еще и остался без оружия. Ярость туманила его тупую башку, он готов был разорвать меня голыми руками. Резким движением ему удалось освободить горло, и мы покатились по сосновым иглам, слепо колотя друг друга.

Будь я сочинителем, вниманию вашему была бы представлена элегантная повесть. Белый европеец, сочетая высочайший интеллект с прекрасными боксерскими навыками и применяя выверенный научный подход, покоряет грубую природную силу. Но я привык придерживаться реальных фактов.

Разуму в нашей драке была отведена крайне незначительная роль. Оказавшись в объятиях обозленной гориллы, мало думаешь и о научном подходе. А сноровка Топа позволяла ему, не зная приемов классической борьбы или бокса, четвертовать противника голыми руками. Цивилизованный человек оказывался бессильным перед таящимися в теле Бакстера молниеносной быстротой, тигриной яростью и ломающей кости могучей силой.

Мне пришлось биться с ним, все равно как с диким зверем, и я принял этот вызов. Мы дрались, как кровожадные дикари с речными жителями, как самцы-соперники гориллы за текущую самку, когда грудь прижата к груди, мышцы готовы порваться от напряжения, сжатый кулак бьет в твердый череп, колено – в пах, зубы рвут плоть противника, а скрюченные пальцы тянутся к глазам. Даже перекатившись через брошенные револьверы с полдюжины раз, ни я, ни негр не вспомнили о них. Мы оба были одержимы одним застилающим мозг алой пеленой ослепляющим желанием – убить, убить голыми руками. Изорвать, изувечить, превратить соперника в неподвижную груду окровавленного мяса и раздробленных костей. Я потерял счет времени, оно растворилось в налитой кровью вечности. Мою плоть терзали пальцы Топа, превратившиеся в железные когти. Пудовые кулаки дробили кости. Голова шла кругом от бесчисленных ударов о твердую землю. Боль в боку нарастала – видимо, по меньшей мере одно ребро уже было сломано. Мучительным огнем горели вывернутые суставы и порванные мускулы. Кровь сочилась из прокушенного уха. Все мое существо погружалось в бесконечное море страданий. Кровь пропитала мои лохмотья... Но Гарфилды не из тех, кто подставляет правую щеку. Смирение неведомо мне, и я платил той же монетой.

Кто-то сбил факел наземь, и он валялся в нескольких футах, продолжая неярко тлеть. Зловещий тусклый свет выхватывал из темноты отвратительное зрелище нашей драки. Но он не мог разогнать кровавого тумана, застилавшего мои глаза. Яростная жажда убийства позволила мне разглядеть поблескивающие белые зубы противника, растянутый в мучительной ухмылке рот и белки закатившихся глаз. Не лицо, а страшная кровавая маска. Я изуродовал его до неузнаваемости. Его черная шкура была сплошь исполосована алым, кожа свисала лохмотьями. Кровь, пот и грязь сделали избитые тела скользкими, наши скрюченные пальцы скользили по ним, уже не причиняя вреда. Неимоверным усилием мне удалось наполовину освободиться из его медвежьих объятий. Собрав последние силы, я напряг все до единого мускулы и, выложившись до конца, двинул негра прямым правым в челюсть. Послышался треск ломаемой кости и сдавленный стон – раздробленная челюсть нелепо отвисла. Кровавой пеной покрылись разбитые толстые губы, терзающие мое тело руки ослабли. Впервые я почувствовал, что давящая меня огромная туша обессилела. Какое-то животное вожделение охватило меня, с хищным воплем удовлетворенного зверя я сомкнул пальцы на его горле. Негр упал на спину, я наконец очутился сверху и всей тяжестью навалился на его грудь. Он еще вяло пытался вцепиться слабеющими пальцами в кисти моих рук. Я не обращал внимания и медленно, очень медленно душил его. Мне было не до приемов джиу-джитсу или классической борьбы. Я задушил Топа Бакстера с помощью грубой зверской силы, отгибая ему голову назад, все дальше и дальше. Толстая шея не выдержала и хрустнула, как гнилая ветка.

Я даже не заметил, что он умер, так был опьянен финалом сумбурной битвы. Смерть уже расплавила железо его мускулов, а я и не подозревал об этом. Все еще в горячке сражения, я вскочил ногами на поверженное тело и машинально топтал ему голову и грудь до тех пор, пока кости не превратились в кашу под моими каблуками. Лишь тогда до меня дошло – Бакстер мертв.

Больше всего на свете мне хотелось обессиленно рухнуть на землю, я почти терял сознание от неимоверного напряжения и боли. Но в мозгу молоточками стучало: твоя работа еще не окончена. Нагнувшись, я шарил онемелыми руками, пока не отыскал и не подобрал револьверы. Врожденный опыт лесного жителя указал мне дорогу к хижине Брента. Пошатываясь, я побрел между соснами. Даже после столь отчаянной борьбы мое закаленное тело с каждым шагом восстанавливало силы.

Оказалось, что я недалеко от цели. Топ следовал своему чутью жителя джунглей и просто оттащил меня с тропы в заросли. Через некоторое время я уже двигался по тропинке к мерцающему из-за деревьев свету в окне жилища Брента. Негр не лгал, рассказывая о действии бомбы. Беззвучный взрыв не только не уничтожил дом, но незаметно было даже значительных повреждений – лишь выбитые стекла, валяющиеся на земле ставни да почерневшая крыша. Свет струился из открытых окон, а из хижины доносился нечеловеческий смех, от которого кровь стыла в жилах. Я уже слышал этот гнусавый голос, насмехающийся над нами в темных зарослях у тропы.

4

Стараясь держаться в тени, я бесшумно пробирался по поляне, двигаясь вокруг дома в направлении глухой, без окон, стене. Достигнув ее, я приблизился к дому, скрытый густым мраком. У стены я споткнулся, зацепившись одной ногой за что-то громоздкое и податливое. Я едва не рухнул на колени, сердце от страха ушло в пятки. Я прислушался. Из хижины все еще доносился издевательский хохот и насмешливые возгласы. Оказалось, что я споткнулся об Эшли, вернее, о его тело. Отблески света из окна падали на изуродованный труп. Мертвец лежал на спине, уставясь вверх невидящими глазами, голова его неестественно запрокинулась на кровавых ошметках, бывших когда-то шеей. Горло было просто вырвано: от подбородка до грудины зияла огромная рваная рана. Кровь насквозь пропитала одежду слуги. Приступ тошноты удалось сдержать с большим трудом Конечно, можно привыкнуть иметь дело с насильственной смертью, но сегодняшние события совсем выбили меня из колеи. Прижавшись к стене, я безуспешно пытался отыскать щель между бревен. Смех прекратился, и вновь в доме зазвучал нечеловеческий высокий голос, от которого пробирал озноб, а тело покрывал холодный пот. Как и тогда в лесу, я с немалыми усилиями смог разобрать слова:

– ...По странной прихоти судьбы черным монахам вздумалось оставить меня в живых. Убийство явилось бы актом милосердия, а им захотелось поразвлечься. Шутка была, с их точки зрения, просто восхитительной. Монахи Эрлика решили поиграть со мной, как кошка играет с полузадушенной мышью, а потом отправить в большой мир. Но только с навеки нестираемым клеймом – клеймом Гончей. Да, то, что вы видите, называется именно так. Забавная шутка, не правда ли? О, черные монахи – мастера своего дела, и они прекрасно справились с задачей. Тайное учение огнепоклонников позволяет как угодно изменить облик человека. Они величайшие ученые на свете – эти дьяволы Черных гор! Весь западный мир знает о науке меньше, чем слуга, вытряхивающий ковры в храме Эрлика.

Пожелай они покорить мир, мы давно бы стали их рабами. Их изыскания в любой области знаний превосходят все мыслимые пределы, доступные современной науке. Я, как видите, столкнулся с их достижениями в пластической хирургии. Знания всех врачей мира несравнимы с их разработками в области желез внутренней секреции. Монахи знают, как замедлить их развитие, либо ускорить, или же вообще изменить функции определенным образом. Ни один европейский или американский врач не в состоянии даже представить, что можно добиться подобных результатов – и каких результатов! Посмотри на меня! Будь ты проклят, смотри и сойди с ума!

Двигаясь очень осторожно, я приблизился к окну и заглянул внутрь. В противоположном углу комнаты, обставленной с роскошью, совершенно несоответствующей внешне скромному вицу жилища, на широком диване лежал Ричард Брент. Его руки и ноги были плотно прикручены к телу толстой веревкой. Лицо приобрело синюшный оттенок, а вкупе с выпученными глазами и раскрытым слюнявым ртом оно мало походило на человеческое. Рядом, на крышке стола, растянутая за лодыжки и кисти, была привязана беспомощная Глория. Она была совершенно обнажена. На полу валялась небрежно разбросанная одежда, видимо грубо сорванная с девушки. Повернув голову, несчастная широко раскрытыми глазами неотрывно смотрела на стоящую в центре высокую нескладную фигуру. Из окна, за которым я притаился, было видно только спину говорившего человека. Внешность его казалась обычной – высокий, худощавый мужчина в плотном, напоминающем плащ с капюшоном одеянии, спадающем складками с широких костистых плеч. Но меня опять охватила странная дрожь при виде этого существа. Похожее чувство я испытал, столкнувшись с жуткой темной тенью над телом бедного Джима Тайка. Нечто неестественное было в очертаниях этой фигуры, хотя и не столь различимое со спины. Определенно возникало ощущение уродства, и я испытывал страх и отвращение, зачастую свойственные любому здоровому человеку при виде безобразного калеки.

– Превратив меня в нынешний кошмар, они потеряли ко мне интерес и выгнали прочь, – простонал гнусавый голос. – Но изменения происходили медленно, это заняло не день, не месяц и даже не год. О, как часто мне хотелось покончить с этим раз и навсегда, взять и умереть. Но меня удерживала мысль о мести! Монахи не только калечили мое тело, они затронули душу, забавляясь своими дьявольскими играми. Каждый день в череде долгих лет, покрытых красным туманом неслыханных мучений, я мечтал заплатить мой долг тебе, Ричард Брент, гнуснейшему из приспешников Сатаны!

Огнепоклонники равнодушны к золоту, освободившись, я стал достаточно обеспеченным, чтобы без помех осуществить свой план. И вот – да здравствует охота! Из Нью-Йорка я послал тебе весточку. Представляю, как ты обрадовался, получив фотографию старого друга. А в письме я подробно описал все случившееся – и все, что случится. Ты слишком самонадеян, если решил, что можешь скрыться от меня. Глупец, вряд ли я предупредил бы тебя, не будь полностью уверен в успехе моей охоты. Нет, ты должен был страдать, зная о своей судьбе, ежеминутно умирать от страха, убегать и прятаться, как загнанное животное. Я гнал тебя от побережья до побережья, и ты все больше осознавал свое бессилие, невозможность спастись и неизбежность нашей встречи. Ненадолго тебе удалось скрыться здесь, в гуще диких лесов, но я выследил тебя. Монахи Ялгана дали мне не только это. – Его рука поднялась к лицу, и Ричард Брент приглушенно взвыл. – Кроме клейма Гончей я получил частицу духа бестии, ставшей моим прообразом. Много раз я мог убить тебя, но мне этого было недостаточно. Месть – горький нектар, и я хотел насладиться им до последнего обжигающего глотка. Единственное существо, к которому ты испытываешь привязанность, – твоя племянница Глория. Вот почему я послал ей телеграмму. Расчет оказался верным: она здесь. Все, все шло так, как я задумал. Лишь одно досадное недоразумение задержало меня на пути сюда. Мое лицо всегда скрывали бинты, с тех пор как я покинул Ялган, случайная ветка сорвала их. Негр-проводник увидел мой облик, и мне пришлось убить глупца. Никто, ни один человек не останется в живых, посмотрев на мое лицо. Впрочем, нет, Топ Бакстер может любоваться мной безнаказанно. Ведь он почти обезьяна, хоть над ним и не поработали черные монахи. Я почувствовал в нем ценного союзника, встретив его вскоре после того, как столкнулся с Гарфилдом. Этот тип стрелял в меня! Но о нем позаботился Топ. Разум негра столь примитивен, что он совершенно меня не боится, решив, что я некий демон. А раз я не враждебен по отношению к нему, он старательно помогает мне, боясь прогневить. И рассчитывает на мою помощь.

Вовремя я заполучил столь преданного слугу! Гарфилд возвращался, и я приказал черномазому убить его. Немного раньше я сам пытался это сделать, но он оказался слишком хладнокровен и умело обращался со своим револьвером. Проворству и силе надо учиться у таких людей, Брент. Лесные жители привычны к насилию, закалены и опасны. А ты – ты чересчур изнежен благами цивилизации и мягкотел. К сожалению, ты умрешь слитком легко.

Жестокосердие не сделало твое тело крепче. И ты лишаешь меня удовольствия заставить тебя умирать в мучениях несколько дней. Жаль, что ты не такой, как Гарфилд. Даже имея шанс удрать, этот глупец вернулся, видимо, желая помочь вам. Пришлось разделаться с ним. На него не могло распространиться действие бомбы, которую я бросил в окно. Слишком далеко. В ней был использован химический состав, который мне удалось вывезти из Внутренней Монголии. Парализующий эффект зависит от жизненных сил жертвы и расстояния. Бомба обездвижила девушку и тебя, Брент, но Эшли не был изнеженным дегенератом вроде вас. Он сумел выползти из хижины, а на свежем воздухе быстро бы восстановил силы. Пришлось заняться сначала слугой и окончательно обезвредить его...

Раздался слабый стон, Брент, как болванчик качал головой. Взгляд его стал бессмысленным, с вялых губ слетала пена – похоже, он от страха потерял остатки разума. Я оторопело смотрел через окно и не мог решить, кто из них более безумен:

Брент или странное, кривляющееся существо, стоявшее напротив. В этой комнате ужаса лишь девушка, беспомощно бившаяся в путах на столе из эбенового дерева, сохраняла рассудок.

Видимо, существо, бывшее некогда Адамом Гриммом, утомилось от разглагольствований. Его охватила лихорадочная жажда деятельности. Оно заметалось по комнате, выкрикивая:

– Сначала девушку! О, Ричард, сейчас ты увидишь, как наказывают провинившихся наложниц в Ялгане. Я видел это своими глазами! С женщины не торопясь, очень медленно, обязательно тупым орудием, сдирают кожу. Дюйм за дюймом, дюйм за дюймом. Твоя племянница истечет кровью, но даже когда на ее теле не останется ни клочка кожи, она еще будет жива. И тебе, Брент, придется любоваться тем, как я освежую твою любимицу!

Адам Гримм просчитался: Брент уже не воспринимал происходящее – он погрузился в пучины безумия. Бормоча нечто нечленораздельное, он раскачивался из стороны в сторону, пуская слюни из разинутого рта.

Я одинаково хорошо стреляю с обеих рук, пора было прекращать жуткое представление. В этот миг Адам Гримм резко повернулся. При взгляде на его лицо невольный страх приковал меня к месту, я застыл, не в силах пошевелиться. Лишь черная магия адских сил могла создать нечто подобное. Теперь я поверил каждому слову о всемогуществе таинственных мастеров неведомых наук из черных башен Ялгана. Органами обычного человека остались уши, лоб и глаза. Но все остальное... Боже! Я бессилен подобрать слова, чтобы описать увиденное. Даже в кошмаре немыслимо представить такое. Нижняя половина лица была неестественно вытянута и напоминала морду животного. Подбородок отсутствовал, а верхняя и нижняя челюсти выдавались, как у волка иди собаки. Вздернутые звериные губы обнажали блестящие белые клыки. Стала понятна невнятность речи – поразительно, что Гримм вообще ухитрялся говорить. Взгляды наши встретились, и я понял, что изменения гораздо глубже этих поверхностных признаков. В его глазах горел огонь, какого никогда не увидишь у человека, все равно – здорового или безумного. Верно, черные монахи Эрлика не только изуродовали внешность, но внесли соответствующие видоизменения в самое главное – душу. Он уже не был человеком. Гримм стал оборотнем по сути, ужасным воплощением средневековых легенд.

Он дико расхохотался и бросился к девушке, занеся изогнутый восточный нож. Глория вскрикнула, и в тот же миг я вышел из оцепенения. Огромным усилием воли мне удалось унять дрожь в руке и выстрелить. Пуля попала в цель, сутулое тело под плащом дернулось. Существо, бывшее некогда Адамом Гриммом, зашаталось, и нож выпал из костлявой руки. Он молниеносно развернулся и бросился к скулящему Бренту, сразу поняв степень грозящей ему опасности и тут же сообразив, что сумеет расправиться только с одной жертвой. Свой выбор он сделал мгновенно.

Иногда я спрашиваю себя: если бы я выбил раму и ворвался в комнату, пытаясь схватить раненого Гримма, удалось бы мне спасти хозяина? И каждый раз отвечаю – нет. Оборотень двигался с такой скоростью, что Ричард Брент все равно бы погиб раньше, чем я коснулся подошвами пола хижины. Быстрота происходящего оставила мне только одну возможность, и я ее использовал: нашпиговал метнувшуюся тварь свинцом. Пули вонзались в бестию одна за одной, Гримм должен был уже давно упасть бездыханным, но монстр продолжал двигаться. Оказалось, что его жизненные силы превосходят все мыслимые пределы и для человека, и для животного. В том, чем он стал, было нечто сверхъестественное, порожденное черной магией огнепоклонников Внутренней Монголии. Под градом выпущенного с близкого расстояния свинца ни одно известное мне существо не могло продержаться так долго. А он, пошатываясь, шел и не падал до тех пор, пока я не опустошил один из револьверов, припечатав Гримма шестой пулей. Наконец он свалился, но продолжал ползти на четвереньках, из раскрытой в жуткой ухмылке пасти капали кровь и пена. Я не мог промахнуться, и меня охватила паника. Стреляя с левой руки, я опустошил и второй револьвер, направляя выстрелы в тяжело ползущее тело, оставляющее за собой широкий кровавый след. Смерть выжидала, отступив перед ужасной решимостью этой некогда человеческой души, и все силы ада не в состоянии были удержать Адама Гримма от расправы над его добычей. Изрешеченный двенадцатью пулями, истекающий кровью, с пробитым черепом, он все же добрался до распростертого на диване человека. Адам приподнялся на руках, изуродованная голова устремилась вниз, и ужасные челюсти сомкнулись на глотке Ричарда Брента, испустившего последний придушенный вопль. Мгновение – и обе жуткие фигуры слились воедино: сошедший с ума от страха человек и спятивший от жажды мести нечеловек. Затем Гримм со звериным проворством откинул голову с окровавленной мордой и блеснувшими в злобном оскале клыками. Он смеялся. Смеялся в последнем приступе ужасного торжествующего смеха... И вдруг замолк, захлебнувшись потоком хлынувшей из пасти крови. Все еще цепляясь за свою жертву, он рухнул на пол и наконец затих навсегда.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4