КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454514 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213419
Пользователей - 100018

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (Параллельное и распределенное программирование)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (Параллельное и распределенное программирование)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Журнал "Вокруг Света" №8 за 2001 год (fb2)

- Журнал "Вокруг Света" №8 за 2001 год (а.с. Вокруг Света-127) 780 Кб, 82с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Журнал «Вокруг Света»

Настройки текста:




Большое путешествие: Неиспанская провинция


Каталония держится особняком от остальной Испании. Здесь говорят на своем, каталанском, языке. Здесь не танцуют фламенко, предпочитая сардану — групповой танец, похожий на греческий сиртаки. Здесь не любят корриду. И больше всего раздражаются, когда Каталонию называют Испанией. Стремление к независимости и превосходству у каталонцев в крови. А корни подобного к себе отношения уходят в глубь веков — во времена Великой Римской империи.

Современная Испания состоит из нескольких провинций, каждая из которых отличается совершенно особым характером и темпераментом. Отношения между ними достаточно ровные, если не считать того, что каждая всячески старается подчеркнуть свою независимость и индивидуальность. И выражается это не только в традициях, но и в народном фольклоре.

Испанцы вообще любят анекдоты, но особенно те, что касаются представителей других провинций. Житель Валенсии, к примеру, будет с упоением посмеиваться над кастильцем, тот в свою очередь — над андалузцем, и единственное, что их может объединить, — это анекдот про каталонца. Например, такой: «Если в бокал с вином залетела муха, то кастилец попросит заменить бокал, арагонец выпьет вино вместе в мухой, а каталонец вытащит муху и заставит ее выплюнуть в бокал то вино, которое она успела проглотить».

Вообще, каталонец для большинства жителей Испании — имя нарицательное. Каталонцев считают гордыми, нетерпимыми к соседям, жадными и карикатурно независимыми. Вероятно, доля истины в этом есть, что, впрочем, никак не умаляет присущих каталонцам достоинств.

Третий век до нашей эры был для Каталонии великим и трагическим одновременно. Эта часть иберийского полуострова стала главной ареной борьбы между карфагенянами и римлянами за господство над Средиземноморьем. Первый этап войны был триумфальным для карфагенян — они неумолимо двигались вперед, сокрушая на своем пути все. Во главе их армии стоял великий Ганнибал. Его главной задачей было взятие Рима. И надо сказать, основания для подобных амбиций у полководца были. Войско Ганнибала уже преодолело Пиренеи и шагнуло за Альпы. Казалось, ничто не могло его остановить.

Однако легионы Публия Корнелия Сципиона, преградив карфагенянам путь и круто изменив ход войны, начали завоевывать территории противника одну за другой. И в конце концов взяли верх над войсками Ганнибала.

Среди прочих трофеев Сципион получил Таракко (современная Таррагона) — жалкую деревеньку, единственным достоинством которой было удачное географическое расположение, где находился лагерь карфагенян.

Миновав Таракко, армия Сципиона двинулась дальше — в глубь иберийского полуострова. Но зимой 218/17 года до нашей эры Сципиону пришлось вновь вернуться в Таракко, чтобы подтвердить на него права Рима. Произошедшая там битва завершилась окончательной победой римлян. С этого времени деревушка начала быстро расти, превратившись вскоре в центр римской провинции на иберийском полуострове.

Таррагона

Пунические войны за господство над Средиземноморьем закончились полной победой римлян, после чего Великая империя шесть веков господствовала на завоеванных землях. Римляне утвердили здесь свои язык, законы, культуру, религию. Но окончательного мира Иберии это не принесло. Распри начались внутри самой империи, и яблоком раздора стала власть.

Территория нынешней Каталонии в то время была разделена между римскими наместниками, каждый из которых имел свои воззрения на будущее империи, а некоторые даже стремились властвовать над Римом. Область Таракко поддерживала Гая Юлия Цезаря, а провинция Лерида отдавала предпочтение Гнею Помпею. Спор между претендентами на власть вылился в кровавую войну. Победителем в ней стал Цезарь. Став во главе римского государства, он учредил Союз испанских городов, вошедший в Римскую империю в статусе колоний. Центром Союза стал Таракко.

Но слава, которую принес городу Цезарь, повлекла за собой и тяготы. Найденные много позже документы свидетельствуют о невероятно высоких налогах, которые вынуждены были платить Риму жители провинции. Неудивительно, что современная Таррагона гораздо более чтит не Цезаря, а его преемника — внучатого племянника Октавиана, ставшего в 27 г. до н. э. императором Августом. Именно он снизил налоги до минимума и сделавшего Таракко неофициальной столицей Римской империи. Дело в том, что в одном из походов Август задержался в городе и прожил там целых два года. В это время здесь собирались послы со всего мира и решались вопросы государственной важности.

По прошествии нескольких десятков лет — в 61 году нашей эры — в Римской империи снова стало неспокойно, а поводом опять стала борьба за власть. И в эту борьбу волею