КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421183 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200927
Пользователей - 95637

Впечатления

кирилл789 про Блесс: Не было бы счастья (Любовная фантастика)

ладно, пусть такое нравится девочкам, их проблемы.
вот тебя выкрали, ты в другом городе, ты в камере, за дверью охрана, тебя сейчас вывезут на остров в закрытую маг.школу, поставив ментальный блок, чтобы потом ты работал мясом на убой для борцов против короля. у тебя есть артефакт связи, и ты соединился со спасателями. ну и о чём ты с ними говоришь?
"о погоде!"
я бросил читать. вместо того, чтобы коротко и ясно доложить где ты и как выглядит местность: бла-бла-бла, на тему "не виноватая я".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Где наша не пропадала (Альтернативная история)

дошёл до знакомства престарелой ггни (которая, видимо, потом обнулится как попаданка) с бойфрендом внучки и бросил читать. что за необходимость своего парня со старой хамкой (представляю, что там в юности було) знакомить? родители знают, они знакомы? живут все раздельно. что за "праздник"-то такой, чтобы парня подставить под словесное недержание старого хамла?
это такой подарок на др бабули: отрывайся, старая, сгноби на новенького, от нас только отстань? или ты просто внучка-дура, раз не понимаешь, что твой френд после такого "семейного праздничка" тебя, в общем-то, бросит? (а какой "праздничный" у парня вечер будет!)
а старая дура, которая приятеля внучки с порога встретила ведром словесных помоев этого не понимает? а родители вот этой 19-летней дуры так плохо знают свою родственницу?
ну, думаю, что дальше там комедия абсурда с элементами перманентного никем не спровоцированного хамла, не интересно.
***
ну, извиняюсь, мадам блесс.) супруге понравилось, а пресловутая мужская солидарность в виртуале сыграла с моей оценкой плохую шутку. оказывается: "девачкам нравится"!!!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лёвина: Силмирал. Измерение (Фэнтези)

"стрелы психотического лука опасны", ну понятно. школота подалась во львы толстые.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
стикс про Нестеров: Весь мир на дембель (Альтернативная история)

прекрасная серия--читал с удовольствием

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Эволюция Хакайна (Боевая фантастика)

Грошев-07-Эволюция Хакайна-часть 2/ 03-06-2020

И хотя конкретно здесь эта часть представлена единым произведением, комментирую (здесь только) вторую часть данного тома, который я ранее читал (месяца 3 назад) и забыл откомментировать... Ввиду этого обстоятельства (как я наверняка уже писал) я сперва хотел «пробежаться» по тексту (что бы вспомнить о чем именно тут шла ресь) и написать комментарий... но внезапно стал вычитывать все заново))

На самом деле — это странно... По сути происходящего «здесь» (все что делает ГГ) можно назвать «ненужной и глупой беготней». ГГ сперва идет куда-то с какой-то миссией, но вдруг решает «свернуть», далее «поток сознания» выногсит его «совсем не туда», чередом случаются всякие неприятности, конфликты или диалоги... В ходе этого ГГ переодически сражается, кого-то убивает или просто «поражается низкому уровню грамотности и невоспитанности». Далее — очередная локация, очередной (с трудом) приобретенный (или найденный) хабар, который уже через 5 минут или сгорает «в жарке», либо просто «выбрасывается за ненадобность» (в тот момент когда ГГ в очередном припадке забытия «решает избавиться от всех этих ненужных вещей»).

В общем — события чередуются попеременно с «тем или иным органическим расстройством психики героя», и в зависимости от оных, получается тот или иной результат... Никакой логики или плана... Все завязано на эмоции присущие скорее ребенку, чем взрослому человеку («ой а эта мертвая собачка оказывается кусается!?», «...и для чего сталкерам столько ненужных вещей? Датчик аномалий, аптечки опять же?!»).

Между тем — если «выключить логику» и читать эту СИ просто... для того что бы читать (не заморачиваясь хроникой событий или логикой происходящего), то... и получится что эта часть (да и вся СИ в целом) может перечитываться практически до бесконечности.

Но все же. что же касается непосредственных отличий (конкретно этой части), то в ней говорится о том как Велес «задолжал куеву тучу бабок» Организации, ушел (в себя)) в очередной «беспямятный поход» (забыв про все и про всех) и понял что «в Зоне скоро настанут совсем нелегкие деньки»)) Далее (мы) наконец-то познакомимся со «Свободой» и с «культурными особенностями данной группировки)). Затем оценим «весь масштаб кипеша» и страха перед «очередным супервыбросом», и предшествующими ему «признаками», и «на закуску» обзаведемся «кучей приятных друзей», которые переедут «к Вам домой» на ПМЖ)) В общем «движухи» будет как всегда много, хоть и не по смыслу... И самое последнее — в этой части ГГ так «ничего и не вспомнил»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Рей: Невеста безликого Аспида (Фэнтези)

заблокировано и слава богу.
"веди себя аккуратнее с женихом. он как с цепи сорвался", говорят ггне-попаданке. откуда это взято? нет в тексте ничего, чтобы продемонстрировало мне, читателю, что жених "сорвался с цепи". он не перебил посуду, не выломал двери, не повышибал стены, не убил-закопал-сжёг живьём пару деревень или полностью свой штат слуг замка. откуда это: "сорвался с цепи"?
словесная пикировка кусками? даже без мордобития ненавистной невесты-ггни?
я бросил читать. изучать тупые представления тупой кошёлки об аристократии или - людских склоках дворянства? вот так тупо испражнённых?
не имеешь никакого отношения не то что к аристократам, но и просто воспитанным людям? ЧИТАЙ, блин! "Трёх мушкетёров" прочти на старости лет, наконец! нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Косухина: Звездный отбор. Как украсть любовь (Любовная фантастика)

Нудно и тягомотно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хронокосмос (fb2)

- Хронокосмос (и.с. Координаты чудес) 1.08 Мб, 302с. (скачать fb2) - Аллен Стил

Настройки текста:



Аллен Стил ХРОНОКОСМОС Chronospace


ПРОЛОГ

Куда мудрец боится и ступить, туда летит безумец без оглядки.

Александр Поуп.

Осень 1365 года. 08:05

Вскоре после восхода солнца мальчик начал карабкаться вверх по столовой горе, тайком улизнув из деревни, пока мать готовила завтрак для сестер. Она не сразу обнаружила, что сына нет на месте. Он услышал, как мама зовет его, и ее голос, отразившись от песчаника, покатился вдоль отвесных утесов каньона, который мальчик называл домом. Но к этому времени он преодолел почти треть пути по узкой тропке, ведущей к вершине горы.

Укрывшись за грудой гравия, мальчик осторожно посмотрел на лежащую внизу деревню с глинобитными хижинами, окруженными стеной. От разведенных костров поднимался бледно-коричневый дым, и крошечные фигурки людей сновали туда-сюда между плоскими крышами домов. Никто не преследовал его, и спустя несколько минут мальчуган вышел из укрытия и продолжил свое долгое восхождение.

Мальчик и раньше несколько раз поднимался на вершину столовой горы, чтобы расставить капканы для белок с ушами-кисточками и пустынных кроликов, но его всегда сопровождал отец или один из дядей. Старейшины племени запретили детям покидать Тьюони без сопровождения взрослых, потому что только укрепленные стены селения могли уберечь их от врагов. Но мальчуган никогда не славился послушанием и уже несколько недель планировал это путешествие. Он знал, что на вершине горы растет можжевельник. Хотя утро было теплым, несколько дней назад в каньоне наступили первые заморозки, и от этого ягоды можжевельника стали достаточно сладкими. Парнишка дождался подходящего момента, когда отец вместе с дядями отправились на охоту, и совершил побег из деревни.

Мальчугану было немногим больше пяти лет, но силой он вдвое превосходил ровесников: босые ступни, привыкшее к разреженному воздуху высокогорного плато маленькое тело. Он спешил по крутой тропинке, извивающейся по неровным скалам, почти не замечая обрывов, круто уходящих ко дну каньона. Когда мальчик захотел пить, он остановился, чтобы выкопать из земли небольшой кактус. Затем выдернул стержень, стянул с него кожицу и, пережевывая мякоть, продолжил свой одинокий переход.

Вскоре, миновав место, которое отец называл скалой-женщиной — отвесный утес, обезображенный овальной расселиной, отдаленно напоминающей влагалище, — он пришел туда, где темно-синее небо встречается с землей. И тут, совершенно неожиданно, ему больше не нужно было никуда карабкаться. Перед ним лежала плоская местность, поросшая мескитовыми деревьями и шалфеем, и только вдалеке возвышались голубоватые горные вершины. Он достиг крыши мира.

Мальчик широко улыбнулся. Он найдет ягоды можжевельника и вдоволь набьет ими живот, а потом с важным видом спустится по тропе в Тьюони, где будет потчевать сестер рассказами о своих приключениях. Парнишка вообразил, как старейшины племени, пораженные его храбростью и силой духа, приглашают его к себе в киву, где, совершив священный ритуал, он утвердится как мужчина. Его мать и сестры будут гордиться им, а когда вернется отец…

Вероятно, отец сорвет ивовый прут и до полусмерти высечет его.

С осознанием этого воздушные замки рассеялись словно дым. Так или иначе, дело сделано. По крайней мере теперь он мог найти можжевеловое дерево.

Мальчик приблизился к мескитовому дереву, растущему неподалеку, и поднял полу набедренной повязки. Тонкая желтая струйка мочи оросила корни, и он облегченно вздохнул. Солнце еще не достигло зенита, и у мальчика было достаточно времени, чтобы найти предмет его желаний. Когда он вдоволь наестся, то, возможно, подыщет какое-нибудь тенистое место и вздремнет, прежде чем…

Глаз уловил нечеткое движение.

Мальчик инстинктивно застыл на месте и, не шевелясь, начал шарить вокруг взглядом в поиске источника движения. На какое-то мгновение он предположил, что это какая-нибудь птица или ящерка, но, прислушавшись, не смог уловить ни одного знакомого животного звука. Разве только это…

Вот оно. Как раз слева, примерно в двадцати шагах от него. Какая-то странная струящаяся фигура, похожая на формы, которые получаются, когда горячий воздух поднимается от раскаленной солнцем земли.

Медленно разворачиваясь, мальчик рассматривал видение. Он ожидал, что оно в любую минуту может раствориться, как обычно исчезают миражи, когда подует легкий ветерок. Но фигура не изменялась, а струилась перед ним подобно колеблющейся прозрачной стене…

Нет, она не была прозрачной, скорее отражающей, как отмели ручьев, которые, извиваясь, текут по дну каньона. И в самом деле он видел на поверхности стены отражение стоявшего поблизости дерева.

Оставаясь совершенно неподвижным, лишь сердце его глухо билось в груди, зачарованный мальчуган с благоговейным страхом разглядывал загадочное явление. Затем очень осторожно опустился на колени и, не отрывая глаз от непонятного образа, поднял камень. Какое-то время медлил, собираясь с духом, затем вскочил и со всей силы швырнул камень в воздушную стену.

Мальчик всегда отличался острым зрением. Он научился убивать ящерок, когда ему было всего три года, и с тех пор отточил свое умение настолько, что с двадцати шагов мог сбить с ветки белку. Брошенный камень летел по прямой к выбранной отметке, как раз в центр воздушной стены, где отражалось можжевеловое дерево…

Камень ударился о какую-то невидимую преграду. Послышался глухой звук, и мальчик успел рассмотреть маленький завиток, на мгновение мелькнувший в месте удара. После этого камень отскочил от невидимой поверхности и упал на землю.

Мальчуган глазел на то место, куда только что приземлился камень, и вдруг призрачная рука дотронулась до его левого плеча.

— Уходи отсюда, дитя, — прозвучал голос на языке, который он не понимал. — Ты утомляешь меня.

Мальчик подскочил на месте. Когда ноги снова коснулись земли, он уже бежал. Испуганный вопль эхом разносился по каньону, когда он мчался вниз по тропинке, совершенно забыв о желанных плодах можжевелового дерева.

Спустя некоторое время вокруг того места, где недавно стоял мальчик, начал мерцать воздух. Тысячи крошечных зеркалец постепенно приобретали форму и наконец материализовались в фигуру в просторном костюме. Человек поднял руки в перчатках и стянул шлем, затем улыбнулся невидимой стене.

— Вы когда-нибудь видели, чтобы кто-то так быстро бегал? Могу поспорить, он уже на полпути домой.

— Это была не очень-то хорошая идея, — раздался в наушниках женский голос. — Ты мог причинить ему вред.

— О, не переживай так сильно. Просто немного напугал его, и все.

Засунув шлем под мышку, Донал Бартел вытер пот с обритой головы, затем подошел к краю обрыва и поглядел по сторонам. Хотя оттуда просматривалась вся тропинка, мальчика нигде не было видно.

— Все в порядке, он убежал. Давайте здесь заканчивать.

Мужчина повернулся посмотреть, как призрачная стена, материализуясь, принимает вид летательного аппарата, имеющего форму тарелки. Он покоился на пяти листообразных опорах, и теперь внешнее электрохроматическое покрытие корабля начинало вновь обретать первоначальный вид, а вскоре его серебристая оболочка тускло отразила горячее солнце, пылающее высоко в небе. Полусферические гондолы, подвешенные к нижнему фюзеляжу, излучали янтарный свет.

— У тебя есть все, что необходимо? — Из единственного иллюминатора, расположенного на невысокой башенке «Миранды», выглядывал пилот хронолета. — Мы можем задержаться ненадолго, если ты уверен, что нас больше не побеспокоят.

Донал обдумывал вопрос Ханса, расстегивая молнию костюма-невидимки и вылезая из него. Костюм помогал укрываться от чужих глаз, но в условиях жаркой пустыни в нем можно было изжариться заживо.

— Мальчишка уже не вернется, но если расскажет соплеменникам, что видел нас здесь, возможно, кто-нибудь захочет подняться сюда и все разузнать.

— Согласна. — Женщина, ранее вступавшая разговор, спускалась по лестнице на одной из посадочных опор. — Анасази — народ очень осторожный. Кто-нибудь внизу, вероятно, подумает, что мальчик видел лазутчика из вражеского племени.

Донал кивнул. Последние два дня он и Джоэл изучали это изолированное селение коренных американцев, существовавшее до основания Пуэбло. Через семьсот лет это место обозначат на картах как Выжженную гору, возвышающуюся над каньоном Фрихолес на территории исторического заказника Бандельер недалеко от города Лос-Аламос в Нью-Мексико. К тому времени деревня Тьюони будет представлять собой скопление древних развалин, бережно охраняемых правительством Соединенных Штатов. Там расположатся магазины подарков и музеи, и каждый год тысячи туристов будут посещать это место, чтобы прогуляться по обваливающимся руинам, оставшимся от когда-то процветавшего селения.

Но их миссия не сводилась лишь к тому, чтобы запечатлеть, как выглядело Тьюони, когда было населено людьми. Археологи двадцатого века выполнили эту задачу за триста лет до того, как «Миранда» отправилась назад через пространство и время. Кроме того, велись нескончаемые дискуссии о силах, положивших конец цивилизации ана-сази. Некоторые исследователи Хронокосмического исследовательского центра, придерживающиеся теории, впервые выдвинутой в конце двадцатого века, верили, что одни племена начали нападать на другие и совершать зверства, начиная от грабежей, изнасилований и убийств и заканчивая ритуальным каннибализмом. Это и послужило причиной, которая в конечном счете вынудила многие племена покинуть свои глинобитные жилища и искать убежище среди скал. Крестьяне деревни Тьюони уже построили общий дом среди скалистых склонов Выжженной горы. В действительности само название «анасази», данное племени соседствующими навахо, означает «древний враг».

— Мы могли бы узнать больше, если бы немного задержались, но… — Джоэл Деотадо откинула назад светлые волосы и посмотрела на далекую деревню. — Не хочу, чтобы нас обнаружили, а это, вероятно, уже произошло. — Взглянув через плечо на Донала, она добавила: — Возможно, ты поступил неправильно, но это уже не имеет значения. Рано или поздно они все равно нашли бы нас.

— Мне жаль, что вышло именно так, но… — Он пожал плечами. — Ты права. Мы выдали себя. Лучше нам поторопиться.

— Очень хорошо, — сказал из хронолета Ханс Брех. — Я начну устанавливать траекторию возвращения, если вы этого хотите.

— Именно этого мы и хотим. — Джоэл направилась к миниатюрным камерам и прослушивающим устройствам, спрятанным в листве по краю склона, с которого была видна деревня. Будучи руководителем экспедиции, принимать решение о прекращении миссии должна была именно она. — Давайте готовиться к отлету.

Донал вздохнул, аккуратно сворачивая костюм-невидимку. Он надел его, когда датчики движения, расставленные ими по краю тропинки, зарегистрировали приближение маленького аборигена. Когда Брех перевел «Миранду» в режим «хамелеон», хронолет должен был стать практически невидимым. Энергетическое покрытие внешней обшивки позволяло маскировать корабль так, что он практически сливался с окружающей средой. Но у паренька были глаза как у кошки, к тому же он отличался любопытством. Возможно, Джоэл и не понравилось, как он прогнал мальчишку, но…

Что-то сверкнуло. Сначала Донал подумал, что это солнечный свет отразился от корпуса «Миранды», но потом понял, что хронолет находится примерно метрах в тридцати от того места. Он повернул голову…

— Донал! — вырвалось у Джоэл. — Ты видишь?

— Вижу, — прошептал он.

Прямо над огромным валуном около края тропинки, недалеко от того места, где появился мальчик, возник мерцающий яркий ореол бело-желтого света. Он был около трех метров в диаметре и окружал едва различимую форму, скрывающуюся в самом его центре. Симметричная фигура напоминала человека, если бы не пара широких крыльев, расправленных за спиной.

— Ханс, ты получаешь картинку? — не смея пошевелиться, тихо заговорил Донал. — Скажи мне, что это не галлюцинация.

— Не галлюцинация. Я вижу его. — Голос Бреха звучал приглушенно. — В некотором роде. Я хочу сказать, оно не регистрируется на… нет, вот оно…

Затем сияющая фигура исчезла так же внезапно, как и появилась.

Но не сразу. Когда видение растворилось, Донал заметил, что нимб как бы сжался внутрь себя, словно там образовался миниатюрный тоннель. И после этого в воронку стало засасывать песок и гравий, а расположенный поблизости кустарник с корнем вырвало из земли. Спустя полсекунды раздался оглушительный удар грома, когда воздух устремился внутрь воронки, чтобы заполнить разреженное пространство. Донал прикрыл уши руками, а Джоэл завопила что-то неразборчивое.

Какое-то время никто не мог вымолвить ни слова.

— Это был ангел? — тихо спросила Джоэл.

— Если да, — проговорил Брех, — то это еще одна причина, чтобы убраться отсюда.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ТРИЖДЫ ПОНЕДЕЛЬНИК

12 января 1998 года
Понедельник, 07:45

Поезд из Виргинии был переполнен, как и всегда по утрам в начале недели. Мерфи мог бы поехать в округ Колумбия на машине, на самом деле он намеревался поступить именно так, но, услышав по радио об аварии на мосту Рузвельта, по причине которой движение развернули на Окружную, в последний момент передумал и решил вместо этого сесть на метро на станции «Хантингтон». В других обстоятельствах Мерфи пересидел бы пробку, но ровно на восемь часов у него было назначено совещание, и на эту встречу опаздывать он не смел.

Итак, Мерфи сидел с портфелем в руках на пластиковом сиденье и сильно нервничал. То и дело его толкал пассажир на соседнем сиденье, читающий «Вашингтон пост». Когда поезд с грохотом проезжал по тоннелю под Потомаком, Мерфи рассматривал свое отражение в окне вагона. Лицо, которое глядело на него оттуда, было еще молодо, но уже носило черты стремительно приближавшейся зрелости; Мерфи увидел морщины там, где никогда раньше не замечал, слегка поредевшие волосы на лбу и у висков, темные круги под некогда любопытными и полными жизни глазами.

Была ли это обычная понедельничная хандра, или он просто старел, и намного быстрее, чем ожидал этого? Прошло всего семь лет с тех пор, как Мерфи оставил Корнеллский университет и перевез жену и грудного ребенка из Итаки в Вашингтон, чтобы устроиться на работу в HACA. Он припомнил, что в то время носил бороду, а его одиннадцатилетний «вольво» до сих пор щеголяет облупившейся наклейкой с изображением «Благодарных мертвецов», оставшейся от одной из поездок, которые они с Донной совершали в студенческие годы. Кажется, это было сотни лет назад; он уже давно сбрил бороду, а старенький преданный «вольво» пошел в счет покупки «форда», который каждые три месяца исправно выходил из строя, и на нем не было привычного изображения «Мертвецов». Вот и все, что осталось от Мерфи, — утомленный и малооплачиваемый государственный чиновник, ничем не выделяющийся среди десятков других пассажиров метро.

Он надеялся только на то, что, когда закончится этот день, у него все еще останется работа.

В тот момент, когда Мерфи в десятый раз проверял часы, поезд начал замедлять ход. Спустя некоторое время показалась следующая станция. Стремительно пролетая мимо бизнесменов в пальто, студентов в теплых парках и потрепанных бродяг, поезд постепенно остановился у платформы.

— «Площадь Инфанты». Пересадка на все направления. Двери открываются слева.

В который раз Мерфи стало любопытно, записан ли этот голос на пленку.

Он натянул перчатки, взял в руки портфель и влился в очередь пассажиров, зашаркавших из вагона. Очутившись на перроне, Мерфи ускорил шаг; застегивая парку, прошел к выходу через турникет, затем, миновав компостер, протолкнулся к эскалатору, ведущему на E-стрит. Приглушенный свет зимнего солнца обхватывал случайные хлопья снега, падающие в шахту эскалатора; Мерфи натянул капюшон, прячась от резких порывов ветра, и старался не обращать внимания на бездомных, выпрашивающих мелочь у входа в метро.

Два квартала, отделяющих площадь Инфанты от места работы, Мерфи преодолел практически бегом. Здание штаб-квартиры HACA, высокое восьмиэтажное сооружение из стекла, было так же безлико, как и любое другое федеральное учреждение. Но по крайней мере оно не носило черт параноидного постапокалиптического стиля правительственных зданий, возведенных в конце шестидесятых — начале семидесятых годов, когда архитекторы, состоящие на государственной службе, очевидно, ожидая гражданских мятежей, исключили из проектов окна первого этажа и сократили количество входных дверей.

Порывшись в кармане пиджака, Мерфи извлек служебный пропуск и продемонстрировал его охраннику, затем устремился к ближайшему лифту в тот момент, когда двери уже начали закрываться. Он бросил взгляд на часы; как раз одна минута девятого. Забежать в кабинет не оставалось времени; Мерфи протиснулся через других пассажиров и хлопнул по кнопке восьмого этажа.

Лифт открылся, и Мерфи шагнул в длинный коридор, по стенам которого были развешены изображения ракет «Сатурн-5» и астронавтов «Аполлона» в скафандрах. Стягивая куртку, он шагал по коридору и внимательно разглядывал закодированные вывески на каждой двери, мимо которой проходил. За семь лет работы в HACA он всего несколько раз поднимался на этот этаж; это был уровень старшей администрации, и никто не попадал сюда без серьезной причины.

Зал заседаний находился в конце коридора, лишь несколько дверей отделяли его от кабинета исполнительного директора. Дверь была приоткрыта; Мерфи услышал голоса. Какое-то мгновение он колебался, затем, сделав глубокий вдох, распахнул дверь.

В дальнем конце зала за огромным дубовым столом, занимавшим большую часть помещения, сидели трое мужчин, один стул между ними оставался незанятым. Когда Мерфи вошел, они прервали разговор и поглядели на него. На мгновение он почувствовал, что его охватывает паника.

— Прошу вас, доктор Мерфи. Проходите, пожалуйста. — Роджер Ордман, заместитель директора отдела космических исследований, отодвинул стул и поднялся навстречу. — Вы немного опаздываете. Надеюсь, у вас не возникло проблем по дороге сюда.

— Прошу прощения. Произошла… — Не было смысла рассказывать им, что повлияло на его решение поехать на метро. — Всего лишь неприятности на дороге. Извините, что заставил ждать.

— Ничего. — Ордман указал ему на свободный стул и сел сам. — Окружная в это время суток беспощадна. Во всяком случае… итак, полагаю, вы со всеми знакомы.

Действительно, это было так. Гарри Камиски, начальник штаба космических исследований, семь лет назад принял его на работу. Всего на несколько лет старше самого Мерфи, Гарри являлся его непосредственным начальником. Камиски приветливо и в то же время равнодушно кивнул в его сторону. В конце концов, если бы не Мерфи, его бы сегодня здесь не было.

Рядом с ним сидел Кент Моррис, помощник заместителя директора по делам общественности HACA. Мерфи знал Морриса не слишком хорошо. Они встречались лишь однажды, три недели назад на рождественском вечере, ежегодно проводимом в HACA. Тогда Моррис показался достаточно любезным; но что-то в нем на подсознательном уровне раздражало Мерфи. Как оказалось, интуиция его не подвела: Моррис только что перевелся в HACA из Пентагона, где связи с общественностью в большей степени подразумевают тщательную проверку гражданского персонала на предмет нарушения правил безопасности. Не прошло и недели после рождественского вечера, как Моррис написал на Мерфи донос.

Что касается Роджера Ордмана… хотя Мерфи встречался с ним лично лишь раз или два, но достаточно хорошо знал заместителя директора понаслышке. Раньше Ордман был вице-президентом крупной фирмы, выполняющей заказы HACA, затем его завербовал Дэн Голдин, исполнительный директор, после того, как сам принял участие в президентской кампании Буша. Попав в компанию, Ордман последовал призрачному примеру Голдина и, будучи человеком далеким от космической науки, ограничился тем, что удостоверился в достаточном финансировании этой отрасли в будущем году. Учтивый, выдержанный и тихий, он тем не менее мог быть беспощадным, когда приходилось увольнять какого-нибудь сотрудника в Вашингтоне, вызвавшего его гнев.

— Да, сэр. Я знаком со всеми. — Мерфи повесил пальто на спинку стула; когда он сел, воцарилось долгое томительное молчание. Казалось, все пристально смотрят на него, ожидая продолжения. — Для начала…

Мерфи почувствовал першение в горле и откашлялся, прикрыв рот рукой.

— Прошу прощения. Для начала я приношу свои извинения за все неприятности, которые, возможно, причинил агентству. В мои намерения не входило бросить тень на HACA. Когда я писал эту статью, то не предполагал, что ее сочтут…

— Дэвид, — Роджер Ордман поглядел на него и по-отечески улыбнулся, — это не официальная административная комиссия и уж точно не допрос. Мы просто хотим узнать — ну, по крайней мере я бы этого хотел, — на основании чего вы пришли к таким выводам и почему решили их опубликовать.

— И кто предоставил вам для этого допуск к секретным материалам? — не так дружелюбно добавил Моррис.

Мерфи взглянул на сидящего напротив Морриса и только тогда заметил февральский выпуск журнала «Аналог», лежащий перед ним. И не только перед ним; и Ордман, и Камиски тоже держали в руках по экземпляру. Тот самый научно-фантастический журнал, который в настоящее время продавался по сниженным ценам в книжных магазинах и газетных киосках по всей стране и в котором наряду с новыми рассказами Майкла Ф. Флинна, Пола Левинсона и, Бада Спархока и рецензиями Томаса Истона помещалась научная статья некого Дэвида 3. Мерфи «Как путешествовать во времени, чтобы вас не поймали».

— Итак, — сцепив пальцы в замок, Ордман откинулся на стуле, — расскажите нам, почему вы считаете, что НЛО, возможно, являются машинами времени.


15 октября 2314 года
Понедельник, 0946Z

Фрэнк Лу проснулся от того, что лунный корабль запустил тормозной микродвигатель. Почувствовав кратковременную силу гравитации, он стянул с глаз защитные очки, которые надел пару часов назад, и несколько раз осторожно моргнул. Потолочный свет был приглушен, поэтому ему не пришлось щуриться; спустя минуту вернулась невесомость, и Фрэнк почувствовал, что его тело снова начинает подниматься над сиденьем. Слава Богу, отходя ко сну, он не пренебрег ремнями безопасности.

Фрэнк повернул голову влево и выглянул в овальной формы иллюминатор, расположенный рядом с сиденьем. Мимо гондолы двигателя у левого борта на мгновение промелькнула Земля: огромный щит с пятнами-облаками ускользнул из виду в тот момент, когда корабль завершил разворот. Фрэнку не удалось различить сквозь облака ни одного крупного материка, и он предположил, что они находятся где-то над Тихим океаном. Возможно, как раз за видимым горизонтом лежит Гонконг, его отчий дом. При этой мысли Фрэнк улыбнулся. Когда-нибудь он бы хотел получить еще одну возможность побывать…

— Ага, теперь он мило улыбается. — По другую сторону прохода Леа отложила блокнот для записи данных и лукаво посмотрела на него. — О чем задумался? За пфенниг расскажешь?

Фрэнк хотел было ответить, когда понял, что Леа забавляется своей любимой игрой, но было уже слишком поздно.

— Попался! — Она шаловливо погрозила ему пальцем. — А теперь рассказывай…

— Пфенниг — это монета. — Фрэнк поудобнее устроился в кресле. — Самая мелкая конвертируемая валюта, которую использовали в Германии до 2002 года, когда немецкую марку заменили евро.

— Очень хорошо. — Она не могла позволить ему так легко отделаться. — А что тогда означает выражение «за пфенниг расскажешь»?

— Это значит, что ты неудачно скаламбурила. А думал я о Гонконге, если тебе так уж необходимо это узнать. Интересно было бы побывать в этом городе.

— Я думала, ты уже побывал там. Три года назад, когда… — После этих слов тонкие брови Леа слегка изогнулись. — О, ты имеешь в виду экспедицию ХКИЦ?

Фрэнк кивнул.

— 31 декабря 1997 года. В день, когда Великобритания официально уступила остров Китайской Народной Республике. Судя по тому, что я читал, очень интригующий период.

Женщина покачала головой и сложила блокнот.

— Возможно, но скорее всего он хорошо задокументирован. Там нет ничего, представляющего особый интерес. Ты, конечно, всегда можешь внести предложение, но…

— Вероятнее всего, Совет отклонит его. Ты права. — Лу пожал плечами и снова повернулся к окну. — Просто мысль в голову пришла.

Земля полностью скрылась из виду; он видел теперь лишь черное пространство, расположенное между Землей и Луной. Откуда-то снизу раздались звуки — это беспокойно заерзали в своих креслах остальные пассажиры. Они путешествовали уже более восемнадцати часов с момента вылета корабля из космического порта в Море Дождей. На частном корабле, принадлежащем Хронокосмическо-му Исследовательскому Центру, не было той роскоши, которую могли позволить себе огромные коммерческие лунные аппараты. Все пассажиры на борту являлись сотрудниками ХКИЦ; одни возвращались из отпуска, другие, как, например, Леа и сам Фрэнк, жили на Луне. Так как коммерческим рейсам не позволялось стыковаться со станцией «Хронос», то приходилось добираться на кораблях ХКИЦ либо на попутных грузовых судах.

Вспомнив о конечной цели полета, Фрэнк дотянулся до вмонтированного в спинку кресла компьютера, провел указательным пальцем по экрану, и вид на панели изменился, воспроизводя передний обзор. Теперь он наблюдал ту же картинку, что и пилоты из кабины: крестообразная станция, каждое крыло которой состояло из пяти цилиндрических модулей, а на противоположных концах вытянутого центрального ядра располагались два космических дока сферической формы. На прямоугольной платформе ближнего дока Фрэнк мог различить крошечные корабли, а также те, что зависли на соседней парковоч-ной орбите.

Из чистого любопытства он дотронулся пальцем до изображения дальнего дока. Когда они завершили оборот вокруг станции, на короткое мгновение Лу мельком увидел маленький аппарат в форме тарелки, примостившийся на ангарной платформе. Затем, как он и ожидал, картинку заслонил перевернутый треугольник.

***секретно**секретно*** получение телеизображения запрещено ХКИЦ 103-Б

Экран очистился, и появилась первоначальная заставка.

— Verdammt,[1] — с презрением проворчал Фрэнк. Это был один из случаев, когда господа из Отдела безопасности чересчур серьезно воспринимали свою работу. Как будто никто на борту корабля ХКИЦ ни разу в жизни не видел хронолета…

Леа ухмыльнулась.

— А ты способный.

— Перестань! — Он бросил на нее предупреждающий взгляд. — Я занимался усердно, старался, как мог, ты же знаешь.

Закрыв глаза, Леа устроилась в кресле.

— Надеюсь, ты выучил историю лучше, чем немецкий. Она тебе понадобится.

Фрэнк открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Бесполезно спорить с Леа, когда она не в духе. Поэтому он попытался расслабиться, но через мгновение снова дотронулся до экрана компьютера и провел оставшиеся минуты полета, наблюдая за тем, как корабль завершает стыковку.

Когда космический док полностью заполнил экран, Фрэнк подумал, что станция «Хронос» имеет в длину более километра. Не так уж и много, по крайней мере по сравнению с некоторыми колониями на орбите Лагранжа. Тем не менее поражала мысль, что почти три сотни лет назад летательные аппараты приблизительно такого же размера строились — да в общем-то и летали! — на Земле.

Фрэнк мысленно улыбнулся. Ровно через два дня они увидят «Гинденбург». А потом он предложит Леа выложить ее мысли за пфенниг.


14 января 1998 года
Понедельник, 08:06

Подобно многим физикам, Дэвид Мерфи полюбил науку за чтением научной фантастики.

Его привязанность началась, когда Дэвиду было десять лет и он впервые увидел по телевизору «Звездный путь». Тогда он прямиком направился в библиотеку начальной школы, где среди более традиционного чтива вроде «Ветра в ивах» и «Джонни Тремэйна» обнаружил полдюжины менее известных книг: «Ракетный корабль «Галилей», «Атака из Атлантиды», «Острова в небесах» и серию «Счастливчик Старр» некоего Пола Френча.[2] Все это Дэвид прочел за несколько недель, затем пару раз перечитал и наконец, оседлав велосипед, помчался в ближайшее отделение городской библиотеки, где нашел пищу для более искушенного читателя: «Я, Робот», «Двойная звезда», «Иголка в стоге времени», «Пересадочная станция» и другие классические произведения жанра.

К шестому классу Дэвид Мерфи читал уже не только произведения, включенные в программу младших курсов колледжа, но и проявлял живой интерес к науке и время от времени ставил учителей в тупик, задавая вопросы, на которые у них не было ответа, например, об определении парсека.

Озадаченные, но счастливые родители подарили ему на рождество игрушечный телескоп. Когда после холодных зимних вечеров в саду мальчик подхватил грипп, мать вместе с робитусином и апельсиновым соком принесла из соседней аптеки журнал, который случайно заметила на полке прямо под новым номером журнала «Лук»: январский выпуск «Аналога». Миссис Мерфи показалось, что это как раз то, что сможет понравиться ее чудесному ребенку и, возможно, поможет удержать его в постели.

Спустя два дня Дэвид излечился от гриппа, но прикидывался больным еще один день, чтобы дочитать все рассказы. Одним из них была первая из трех частей романа Гордона Р. Диксона «Волчонок»; в течение последующих двух недель он осаждал аптечные газетные киоски, пока наконец не появился февральский выпуск журнала. В нем содержалась не только вторая часть «Волчонка», но и повесть Энн Маккэффри «Женский дар», иллюстрация к которой была дана на обложке. Оглядываясь назад, проницательный наблюдатель заметил бы, что гибкая молодая девушка, изображенная на рисунке Фрэнка Келли Фреаса, очень сильно походила на женщину, на которой в конечном счете Дэвид женился. Но это могло быть всего лишь совпадением.

На протяжении следующих двадцати девяти лет жизни Дэвид Мерфи оставался преданным читателем «Аналога», не пропускал практически ни одного выпуска и никогда не выбрасывал уже прочитанные номера. Иногда он по случаю приобретал и другие научно-фантастические журналы — «Галактику», «Если», «Журнал фэнтези и научной фантастики», «Зенит». Но только в «Аналоге» Мерфи каким-то странным образом находил вещи, читать которые представлялось ему интересным. Он прошел курс обучения в школе, не выпуская журнала из рук: среди школьных учебников всегда был припрятан экземпляр. Не такой уж пустяк, учитывая то, что в семидесятые годы куда более допустимым в общественном отношении явлением считалось курение травки, нежели чтение научной фантастики. А когда он учился в колледже и перед ним вставал выбор между завтраком и последним выпуском журнала, Мерфи предпочитал остаться голодным, чем отказаться от «своего Аналогового допинга», как он его называл.

Он познакомился с Донной на третьем семестре аспирантуры в Корнелле. В первую ночь, которую они провели вместе в его маленькой квартире, Донна была поражена, когда нашла под кроватью дюжину выпусков «Аналога». Еще больше девушка удивилась, когда на Рождество он поехал навестить маму и первый раз взял ее с собой. Тогда Донна обнаружила, что чердак завален грудами разного рода научно-фантастических журналов.

Именно в этот период, когда Дэвид готовился к получению степени доктора астрофизики, он предпринял попытку написать научно-фантастическую работу. Не потребовалось много времени — всего лишь штук двадцать отказов, присланных не только из «Аналога», но и из «Научно-фантастического журнала Айзека Азимова», «Омни» и «Журнала фэнтези и научной фантастики», — и Мерфи осознал, что как бы он ни любил читать научную фантастику, создавать подобные произведения ему не позволяет полнейшее отсутствие таланта. Дэвид не то чтобы совсем не умел писать — на самом деле один из руководителей диссертации, сам уважаемый Карл Саган, нередко высказывался по поводу его врожденных творческих способностей. И все же искусство беллетристики выходило за рамки его возможностей; диалоги были немузыкальны, персонажи безжизненны, сюжеты — натянуты и зависимы от неправдоподобных обстоятельств. Но Мерфи не очень расстраивался по этому поводу; сочинительство являлось для него чем-то большим, нежели хобби, но, во всяком случае, точно не страстью. Тем не менее увидеть свое имя на обложке журнала, которому он с самого детства хранил верность, было его тайным стремлением. Даже после того, как Дэвид получил докторскую степень и благополучно женился на Донне, имея на руках десятимесячного ребенка и новую работу, ожидавшую его в HACA, он считал, что жизнь его останется неполной до тех пор, пока он не опубликуется в «Аналоге».

И вот однажды вечером, когда Мерфи торчал в дорожной пробке на Окружной, а единственной компанией ему было радио, в голову Дэвиду пришла блестящая мысль. Возможно, он не умеет писать художественные произведения, но ему недурно удаются научные труды. В конце концов, три его статьи уже публиковались в крупных астрофизических журналах. Может статься, у него получится обратить эти же способности на написание научно-популярных статей. В действительности Мерфи был знаком с несколькими учеными, которые, помимо основной работы, подрабатывали в качестве постоянных сотрудников журналов «Астрономия» и «Дискавери». Почему бы и ему не сделать то же самое с «Аналогом»?

Этим же вечером после ужина Мерфи засел в кабинете и методично составил список идей, которыми он мог бы воспользоваться при написании статей для «Аналога». Это оказалось необыкновенно легким заданием; будучи пожизненным читателем, он хорошо представлял себе, какие статьи публикуются в журнале, а являясь исследователем HACA, имел возможность следить за последними разработками в области космической науки.

Верхнюю позицию занимал заголовок «Полеты сквозь искривленное пространство — возможны ли они?». За ним следовали «Три способа терраформировать Марс», «Биостатическое равновесие межзвездных путешествий», «Новые модели космических скафандров» и так далее, и тому подобное… Завершал список приписанный практически как послесловие заголовок: «НЛО — новое толкование (путешествие во времени)».

К его великому удивлению, «Аналог» купил статью о полетах сквозь искривленное пространство. Сумма чека, который Дэвид получил за шесть недель работы, составила чуть менее половины его чистого недельного заработка в HACA, но дело не в этом. Девять месяцев спустя, когда статья наконец увидела свет, Мерфи в момент просадил эти деньги. Он пригласил няню, чтобы та присмотрела за Стивеном, и отвез Донну в самый лучший ресторан в Джорджтауне. Дэвид с гордостью демонстрировал сигнальный экземпляр каждому, от метрдотеля до водителя такси, и смутил Донну, когда, подвыпив, предложил ей заняться сексом в дамском туалете. Но все это того стоило. Теперь жизнь Дэвида стала полной. Его опубликовали в «Аналоге».

Немногие его коллеги видели статью. Этот факт нисколько не удивлял Мерфи. За последние три года он узнал, что большинство сотрудников HACA просто тянут лямку государственной службы, не проявляя совершенно никакого интереса к космической науке. Они с превеликим удовольствием променяли бы свое место на работу в Министерстве сельского хозяйства или каком-нибудь другом государственном учреждении за надбавку в несколько долларов и зарезервированное место парковки. И все же несколько человек из отдела космический исследований являлись читателями «Аналога». Они распознали подпись Мерфи и остановились у дверей его кабинета, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Среди них был и Гарри Камиски; к великому удивлению Дэвида Гарри не только похвалил статью, но и дал разрешение проводить исследования в рабочее время при условии, что это не помешает основной работе.

Такой реакции наряду с письмами одобрительного содержания, опубликованными в журнале несколько месяцев спустя, оказалось достаточно, чтобы вдохновить Мерфи снова сесть за компьютер. В течение последующих четырех лет он работал на «Аналог» по совместительству. Чеки, которые он получал, вносились на университетский счет Стивена, но дополнительный доход не являлся основной причиной писательской деятельности Мерфи. Кроме удовлетворения, которое он получал от самого занятия, Дэвид время от времени обменивался корреспонденцией с писателями-фантастами, которые, ознакомившись с его статьями, собирали материал для своих произведений. Более того, постепенно рос его авторитет в HACA. После публикации статьи о биостатическом равновесии человека Гарри отправил его в Хантсвилл прочитать по этому вопросу лекцию в Центре космических полетов Маршалла. Несколькими месяцами позже Мерфи с семьей пригласили на мыс Канаверал посмотреть запуск космического корабля и предоставили им места в зоне для высоких гостей. Он стал пользоваться уважением в HACA как член группы экспертов.

Затем Дэвид написал статью, в которой связал НЛО с путешествиями во времени, и именно тогда все и началось.

* * *

— Это… э-э-э… очень занимательная теория. — Роджер Ордман снял очки в проволочной оправе и вытащил из кармана жилетки носовой платок, чтобы протереть линзы. — Довольно неортодоксальная, но тем не менее занимательная.

— И у вас имеются доказательства этого? — На столе перед Кентом Моррисом лежал открытый экземпляр «Аналога».

— Ну… нет. Но это и не теория. — Мерфи тревожно заерзал на стуле. — Что-то вроде мысленного эксперимента. В конце концов, это журнал научной фантастики. Подобного рода размышления и гипотезы встречаются…

— Это я понимаю, — раздраженно бросил Моррис, — но здесь, в ссылках… — Он указал на последнюю страницу: — Вы ссылаетесь на исследование о тоннелях, проводимое в HACA…

— Доклад с научно-теоретической конференции о межзвездных путешествиях, которую проводили прошлой весной. Я нашел его в Интернете.

— Знаю. Я прочитал его после вашей статьи. — Побарабанив пальцем по журналу, Моррис нахмурился. — В докладе ничего не говорится о путешествиях во времени, а уж об их связи с НЛО и подавно. Вы использовали в качестве материала этот доклад, чтобы прийти к довольно странным, притянутым за уши выводам.

Мерфи украдкой бросил взгляд на Камиски. Гарри сидел, положа руки на колени, и старался не смотреть никому в глаза. До сих пор он хранил молчание и воздерживался от комментариев, и постепенно Мерфи начал понимать, что единственная забота Гарри — спасение собственной задницы. Босс ни за что не встанет на его защиту.

— Я признаю, мои выводы притянуты за уши, — ответил Мерфи, — но они не лишены смысла.

Ордман резко поднял глаза, а Моррис скептически приподнял бровь. Камиски тихо выдохнул воздух. Мерфи слишком поздно понял, что сказал что-то не то.

— Я хочу сказать, что не думаю…

— Прошу вас. — Ордман взмахнул рукой. — Возможно, нам следует вернуться к началу разговора и резюмировать все, что нам известно на данный момент. — Он снова надел очки и взял в руки свой экземпляр «Аналога». — Дэвид, вы по собственной инициативе написали статью для этого… э-э-э… научно-фантастического журнала, которая утверждает, что НЛО не принадлежат инопланетным цивилизациям, а скорее могут являться машинами времени?

— Я не делал подобных утверждений, сэр. Я всего лишь предположил, что…

— Пожалуйста, позвольте мне закончить. Ваша основная идея в том, что, поскольку не существует способа, позволяющего небольшим космическим аппаратам преодолевать межзвездные расстояния, и так как звездные системы, которые, вероятней всего, включают планеты, населенные разумными формами жизни, находятся в десятках световых лет от Земли, единственным разумным объяснением существования НЛО является следующее: это не что иное, как аппараты, способные образовывать тоннели, которые в свою очередь дают возможность пассажирам путешествовать назад во времени. Отсюда следует, что НЛО, вероятно, имеют земное происхождение, но из далекого будущего. В этом вся суть, я правильно понял?

Моррис посмотрел на Мерфи с противоположного конца стола, словно тот был одним из фанатиков, которые собирались в парке Лафейетт напротив Белого дома с требованием отпустить розуэльских пришельцев с военно-воздушной базы Райт-Паттерсон. Гарри еще глубже вжался в кресло, если это вообще было возможно.

— Да, сэр, — ответил Мерфи, — но, как я уже говорил, это всего лишь гипотетическое утверждение. То есть я не думаю, что именно так и происходит в действительности. Я только предполагаю… то есть сопоставляю…

— Понимаю. — Ордман неожиданно улыбнулся. — Как я сказал, это занимательная идея. Если бы кто-нибудь в Голливуде снял об этом фильм, он, возможно, имел бы большой успех. — Он усмехнулся и покачал головой.

— Будь я на вашем месте, то написал бы сценарий и отослал его Стивену Спилбергу. Быть может, он купил бы его за несколько миллионов долларов.

— Улыбка на лице заместителя директора растаяла. — Но суть не в этом. Вы написали эту статью как ученый HACA…

— Извините, сэр, — перебил Мерфи, — но я не указал в статье свои данные. Там нет никаких упоминаний о том, что я работаю на агентство…

— Я понимаю, — сказал Ордман. — Тем не менее вы — младший ученый HACA. Этот факт придает вашей теории… или, как вы называете, вашему предположению определенную степень достоверности.

Мерфи хотел было возразить, но ему помешал Моррис.

— Я читал ваши предыдущие публикации, — заметил глава отдела по делам общественности. — Вы дважды упоминали тот факт, что являетесь физиком, работающим на HACA. Хотя вы и не предоставляете своих данных именно в этой статье, другие обязательно напомнят о вашей связи с агентством.

— Именно. И в этом состоит проблема. — Ордман закрыл журнал и положил его на стол. — Дэвид, я могу отвести вас в почтовое отделение и показать, сколько безумных писем мы получаем каждый месяц. Люди утверждают, что мы отменили программу «Аполлон», потому что нашли на Луне города, что космонавты видели на орбите летающие тарелки, что мы укрываем от них все, от вторжения пришельцев до убийства Кеннеди. Подобного рода вещи происходят со времен бога Меркурия и не прекращаются по сей день.

Заместитель директора вздохнул и снова снял очки. — Именно поэтому HACA не придерживается официальной позиции касательно НЛО, если не считать заявления о непричастности к их исследованию. Даже неофициально мы утверждаем, что они не существуют. Сынок, если бы летающая тарелка приземлилась напротив Белого дома и «Пост» спросил бы мое мнение, я ответил бы, что ее там нет. Вот с какой осторожностью мы обязаны относиться к подобным вещам.

Хотя Мерфи кивнул, им так и не удалось его убедить. Предыдущие статьи касались вопросов не менее притянутых, чем эта. В статье о развитии земледелия на Луне он в шутку предположил, что марихуана могла бы стать товарной культурой. Никто не выразил по этому поводу недовольства. Однако публичное обсуждение НЛО оказалось закрытой темой.

Тем не менее спорить не имело смысла.

— Я все понял, — произнес он. — Простите, если я поставил под удар агентство. Это не входило в мои намерения.

Ордман улыбнулся.

— Я уверен, вы этого не хотели, Дэвид. И, поверьте, не хочу предпринимать ничего, что могло бы подавить ваши творческие способности. Когда Кент принес эту статью, я попросил Гарри дать мне что-нибудь еще из ваших работ. Вы — очень хороший писатель. — Он слегка улыбнулся. — Знаете, когда я был еще ребенком, то читал этот журнал. Тогда он еще носил название «Поразительный». Он стал одной из причин моего увлечения космосом. Я рад видеть, что один из наших сотрудников имеет ту же страсть. К тому же это хороший способ общения с населением.

После этого он покачал головой.

— Но я не могу позволить вам поступать так опрометчиво. Вы за последнее время написали еще какие-нибудь статьи?

— Что-нибудь еще готовится к публикации? — многозначительно осведомился Моррис.

— Нет, сэр, — ответил Мерфи. — Последнее время я очень занят, и у меня практически не остается на это времени.

Слова Дэвида не являлись абсолютной правдой. Хотя он и занимался анализом данных, полученных космическим зондом «Галилей», но материалы для статьи, которую надеялся протолкнуть в «Аналог» тоже собирал. Возможно, следовало признаться в этом.

— Я подумываю написать статью о Юпитере, — добавил Мерфи. — О том, что «Галилей» поведает нам о возможности существования жизни в системе Юпитера, что-то в этом роде.

Моррис провел рукой по лбу. Выражение на его лице невозможно было истолковать иначе, как «Боже праведный, опять все сначала». Казалось, Ордман не обратил на это внимания, но тем не менее слегка нахмурился.

— Ну что ж, если и когда вы напишете эту статью… или, коли на то пошло, другие статьи… я хочу, чтобы вы направили экземпляр Кенту, просто чтобы он посмотрел, что вы делаете.

— Пришлите его мне, прежде чем направить в редакцию. — Моррис пристально смотрел на Дэвида с противоположного края стола. — И дайте знать, если соберетесь отослать статью в какой-нибудь другой журнал. Понятно?

У Мерфи екнуло сердце. Творчество было для него делом очень личным; никому, даже Донне, он не позволял читать свою работу до того, как ее опубликуют. И предписать показывать кому-либо статьи, прежде чем отослать в журнал, было все равно что заставить его установить в собственной спальне камеру слежения. Однако заявление исполнительного директора носило безапелляционный характер, и надежды на соглашение сторон не оставалось.

— Я понял, сэр, — тихо промолвил он. Ордман сочувственно улыбнулся:

— Вы — отличный писатель, Дэвид. Я не хочу предпринимать ничего, что могло бы помешать вашим творческим способностям. Но вам придется сдерживать свои фантастические идеи… по крайней мере пока вы работаете на HACA.

Вот в чем заключается вся суть, не так ли? Все, что волнует Роджера Ордмана? Дэвид Мерфи может написать, что разумом президента управляют пришельцы с Альфы Центавра и что Военно-воздушные силы имеют на вооружении космические корабли, спрятанные на испытательном полигоне в Неваде… но в тот момент, когда он сделает это, сразу же окажется на улице. Штаб-квартира HACA не допустит, чтобы в штате находился какой-то сумасшедший.

— Я понял, сэр, — повторил Мерфи.

Гарри выдохнул так, словно последние пять минут находился под водой. На сегодняшний день в его планы не входило потерять работу. Моррис походил в этот момент на гиену, торжествующую над тушей убитого жирафа.

— Ну что же… Я рад, что мы все уладили. — Ордман отодвинул стул и взглянул на часы. — А теперь прошу прощения, я опаздываю на плановое заседание в Конгрессе. Было приятно повидаться с вами, доктор Мерфи.

После этих слов он вышел из кабинета, где его уже с волнением ждала девушка-референт с «дипломатом» в руке. Гарри что-то пробормотал о телефонном звонке, поспешно встал и покинул зал заседаний. Мерфи услышал, как там, в коридоре, он воспользовался возможностью пожать Ордману руку и щедро поблагодарить его за уделенное время и проявленное терпение.

Подлизаться никогда не поздно, мрачно подумал Дэвид.

На какое-то время он остался наедине с Моррисом. Поначалу руководитель отдела по делам общественности, складывая блокнот и собирая со стола бумаги, старательно избегал взгляда Мерфи. Затем он поднял номер «Аналога», и его взгляд задержался на обложке, где помещалась иллюстрация Винсента Ди Фата с изображением астронавтов, совершающий выход в открытый космос на фоне огромного космического корабля.

— Вам правда нравится эта научка, да? — спросил он.

— Читаю всю свою жизнь. — Мерфи старался сдержать голос.

Как большинство пожизненных поклонников научной фантастики, он презирал слово «научка».

Моррис покачал головой.

— Это не для меня, — пробормотал он. — Слишком неправдоподобно. Я предпочитаю рассказы о реальной жизни. — Он бросил журнал на стол. — Что-то наподобие «Секретных материалов». Это я понимаю. — Он повернулся к двери. — Все равно держите меня в курсе.

Мерфи дождался, пока он уйдет, затем поднял отвергнутый номер «Аналога». Листая журнал, он заметил, что некоторые параграфы статьи выделены желтым маркером.

По какой-то странной причине ему это польстило. По крайней мере Моррис потрудился прочитать его статью. Плохо только, что он не понял ни одного слова.


15 октября 2314 года
Понедельник, 1045Z

Фрэнку предстояла встреча с руководителем. Когда он по прибытии зашел в свою каюту на палубе 5Е, чтобы скинуть сумку, на письменном столе для него уже лежало послание: Санчес как можно скорее хотел видеть его и Леа.

Леа, по всей видимости, получила такое же послание; он увидел ее в центральном коридоре прямо за люком, ведущим в отсек № 5; она чего-то ждала. Ей как селенитке, жительнице Луны, могли предоставить каюту на верхних уровнях, но поскольку она пыталась акклиматизироваться, отвыкнуть от земного тяготения, то попросила каюту на 4Е. Во время перелета с Тихо Фрэнк снова постарался уговорить девушку переехать к нему на 5Е. Она вежливо отклонила приглашение, однако никогда не поздно попросить об этом еще раз.

— Знаешь, мы все еще можем снять комнату вместе, — сказал он. — Я сверился с бортовым ИИ. Он сообщил, что на моей палубе имеется свободная двухместная каюта как раз напротив того места, где я сейчас проживаю. Я осмотрел ее перед тем, как прийти сюда, и нахожу, что она довольно уютная. Нам останется лишь перенести туда вещи и…

— Спасибо, не нужно. — Леа одарила его улыбкой. — Если ты не возражаешь, я предпочла бы спать одна.

— Ну… — Фрэнк замялся. — Если уж ты спросила, да, я возражаю. Я считал, что мы — напарники.

— Ох, ну перестань. — Леа предостерегающе поглядела не него. — Мы действительно напарники… Но, думаю, ты воспринимаешь это чересчур серьезно. Если продолжать в том же духе, то в скором времени ты потребуешь заключить брачный договор.

— Я никогда не говорил тебе о брачном договоре. — Хотя на самом деле такая мысль последнее время не однажды приходила ему в голову. Подошла бы даже совместная экспедиция сроком на год с условием совместного проживания. — Я просто ненавижу, когда распадается хорошая команда.

Леа собиралась что-то ответить, но пронзительный электронный сигнал прервал их разговор. Они оглянулись и увидели, что по коридору движется служебный робот. Щетками, прикрепленными на концах вращающихся рук, он сметал пыль с цилиндрических стен.

— В сторону, пожалуйста, — приближаясь, зажужжал он. — В сторону, пожалуйста.

Это разозлило Фрэнка, и он с трудом преодолел желание отшвырнуть робота в сторону. Вмонтированная камера сразу же записала бы этот поступок, и потом он получил бы предупреждение от бортового ИИ не вмешиваться в работу обслуживающего оборудования. Фрэнк протянул руки, схватился за подвесные поручни и поднял ноги, чтобы уступить роботу дорогу.

— Благодарю за сотрудничество, — произнес аппарат, с шумом проезжая под ним; Леа, которая практически расплющилась по стене, едва не попала под крутящиеся щетки машины. — Пожалуйста, не загромождайте коридор.

— В этом-то все и дело. — Леа поглядела на Фрэнка, который все еще нависал над ней. — Мы члены одной команды. Мы должны работать вместе. Кроме того, мы вот-вот отправимся в следующую экспедицию…

— Но в Нью-Йорке ты не возражала.

— Тогда все было по-другому.

Они впервые провели вместе ночь, когда исследовали причины Великой депрессии двадцатого века. Спустя три дня после краха нью-йоркской фондовой биржи снять номер-люкс в «Уолдорф-Астории» особых трудностей не представляло. К тому времени им необходимо было отвлечься от массовой паники, по причине которой молодые миллионеры выбрасывались из окон собственных кабинетов.

— То была миссия класса 3, - немного тише добавила Леа. — А в этот раз нас отправляют по классу 1. Ты ведь знаешь, насколько это опасно.

Фрэнк неохотно кивнул. Нравилось ему это или нет, но он вынужден был согласиться. Экспедиции класса 3 значительной опасности не представляли, при условии, конечно, что никто не вмешается в ход событий. Крах фондовой биржи в 1929 году относился как раз к таким заданиям, как и крушение «Челленджера» в 1985 году. Экспедиции класса 2 были труднее, поскольку требовалось более близкое сближение исследователей ХКИЦ с рисковыми ситуациями: примером могли послужить студенческие восстания в Париже в 1968 году, а также переживающая чуму Европа в период, предшествовавший эпохе Возрождения. Миссии класса 1 характеризовались тем, что жизни исследователей подвергались непосредственной опасности. За весь период существования Хронокосмического Исследовательского Центра выполнялись лишь две экспедиции класса 1: извержение вулкана Пеле на острове Мартиника в 1902 году и сражение при Геттисберге 1864 года.

Во время экспедиции 1902 года никто не пострадал, в основном потому, что исследовательская команда покинула Сен-Пьер до того, как деревня была уничтожена. Однако в ходе геттисбергской миссии один из историков ХКИЦ, изображавший из себя репортера, был застрелен стрелком Конфедерации, пытаясь задокументировать атаку Пиккета. Коллеги вынуждены были бросить его тело, предварительно сняв записывающее оборудование. К счастью, это не привело к возникновению парадокса; на поле сражения под Геттисбергом осталось огромное количество неопознанных тел, и появление еще одного не имело особого значения.

С тех пор комиссия по пересмотру дел стала выбирать возможные задания с большей осторожностью. Это была не очень сложная задача; многие пункты назначения исключались из-за свойственных хронопутешествиям ограничений. По еще неизвестным науке причинам путешествовать назад во времени более чем на тысячу лет не представлялось возможным. Никто не знал почему, но все предыдущие попытки открыть мосты Морриса — Торна, которые восходят к середине 1300-х годов, провалились, когда пространственно-временные воронки поглотили сами себя. И хотя никакой статической пограничной линии не наблюдалось, тем не менее барьер существовал.

Более того, хотя хронолет мог вернуться в исходную точку отправления — скажем, из 1902 года во вторник 12 февраля 2313 года, когда стартовала экспедиция к вулкану Пеле, — переместиться за ее пределы было невозможно. Поэтому будущее являлось таким же закрытым для путешественников, как и далекое прошлое. Точно так же как ни одна экспедиция никогда не станет свидетелем распятия Христа и не увидит разрушения Александрийской библиотеки, ни один человек начала двадцать четвертого века никогда не узнает, что произойдет через наносекунду после его отправления. В хронокосмическом пространстве можно проделать тоннель, но его никогда не удастся покорить.

Экспедиция «Гинденбург» опасна, Фрэнк не сомневался в этом. Он собирался спросить, каким образом это может повлиять на их отношения, как вдруг что-то быстро пробежало по потолку мимо его плеча. Слегка ударив Фрэнка хвостом, существо пронзительным голосом завопило ему на ухо:

— Живо, живо, Фрэнк Лу, живо к Паоло! Поторопись! Живо!

Фрэнк быстро обернулся и увидел, что под потолочной перекладиной висит ящерка с голубой кожей. Она была около пятнадцати сантиметров в длину и разглядывала его черными, как у куклы, глазами. Когда ящерка снова заговорила, длинный красный язык, вибрируя, выскочил из вытянутой пасти.

— Живо! Живо! Ты нужен Паоло! Живо!

— Марсел! — Леа предвидела, что снова увидит малыша-мимозавра. Перед тем как сесть на корабль в Море Дождей, она улучила момент и купила у продавца в космопорте немного орешков кешью. Девушка достала из кармана пакетик и вскрыла целлофан.

— Вот, — сказала она, оттолкнувшись от стены и бесшумно проскользнув мимо Фрэнка. — Купила специально для тебя.

— Орешки! Орешки, орешки, орешки, орешки! — Марсел спрыгнул с поручней на плечо Леа.

Она радостно засмеялась, когда ящерка обвила шею девушки длинным хвостом, затем, нежно поглаживая ее по гребню на затылке, разрешила засунуть мордочку в пакет.

— Только так можно заткнуть ему рот, — проворчал Фрэнк. Со своей стороны, он считал Марсела немного надоедливым. — Когда-нибудь из него выйдет прекрасная пара ботинок.

Мимозавры относились к числу наиболее интересных обитателей Большой Медведицы 47-BD, сходной с Землей планеты, вращающейся вокруг газообразной звезды-гиганта в сорока пяти световых годах от Земли. Их обнаружили во время одной из первых межзвездных экспедиций человечества. Мимозавры обладали способностью заучивать простые слова и фразы и по желанию повторять их, а наряду с этим имели отличную память на лица и имена. Хотя их разум немногим превосходил разум среднего домашнего кота, они намного легче приспосабливались к микрогравитации, что сделало их любимцами исследователей дальнего космоса. Паоло Санчес привез Марсела из последнего путешествия, когда еще был капитаном «Олафа Стаплдона», до того, как стал главным руководителем ХКИЦ. Теперь мимозавр служил Санчесу курьером и бегал на посылках по территории станции «Хронос».

Леа бросила на него недружелюбный взгляд.

— Ты лучше будь полюбезней, не то я сделаю так, что он разбудит тебя завтра пораньше. — Скормив Марселу остатки его любимого кушанья, она улыбнулась. — Суза. Марсел, ты помнишь Сузу? На-на-на… ля-ля-ля…

По сигналу Марсел оторвался от пакетика и начал насвистывать песню о звездно-полосатом стяге, которой его несколько месяцев назад научила Леа. Этого Фрэнк уже вынести не мог.

— Все понятно. — Он развернулся и направился к отсеку № 6. — Пошли послушаем, что скажет Паоло.


14 января 1998 года
Понедельник, 09:15

Когда Мерфи проверил утреннюю электронную почту, его ожидали шестнадцать писем. В этом не было ничего необычного: имея возможность выбирать между телефонной трубкой и электронной запиской, сотрудники HACA отдавали предпочтение последней. Порой письма приходили к нему от людей, работающих в том же здании, даже на том же этаже. Конечно же, этот способ общения был удобней, так как позволял отправителю посылать документы без использования бумаги, которую неизбежно придется перерабатывать.

Тем не менее временами Мерфи задавал себе вопрос, не является ли электронная почта наиболее значительным недостатком компьютерной революции. Ему приходилось проверять новые сообщения по крайней мере трижды в день, и на каждое он должен был написать ответ, хотя бы в одну строчку: «Получил. Спасибо. Д.М.». Когда-то государственная работа представляла собой непрекращающуюся гонку с бумажным «следом»; а теперь она превратилась в электронные скачки.

Мерфи снял теплые ботинки, надел пару войлочных мокасин, которые хранил под столом, и, водрузив на него ноги, уложил клавиатуру на колени. Большая часть корреспонденции представляла собой обычную текущую деловую переписку. Послание от одного из сотрудников лаборатории реактивных двигателей в Пасадене, с которым Мерфи поддерживал деловые связи, отвечающее на вопросы относительно данных, собранных «Галилеем». Еще одно сообщение от другого ученого ЛРД и приложенные к нему материалы, полученные с Марса. Полдюжины сообщений для печати из пресс-бюро, свежие новости относительно следующего запуска космического корабля и нынешнее состояние программы космической станции. Письмо от друга из Центра управления космическими полетами Годдарда в Гринбелте, который сообщал, что приезжает в округ Колумбия в четверг, и справлялся, сможет ли Мерфи составить ему компанию за обедом. Комикс, опубликованный в прошлом номере «Дилберта», который Мерфи уже прочитал и даже успел забыть, посланный его приятелем из внутреннего отдела, кто, по всей вероятности верил, что юмористические комиксы — кладезь человеческой мудрости. Другой шутник переслал список Леттермана, включающий десятку лучших обманных поведенческих линий, которые президент Клинтон мог бы испробовать на Поле Джонс. Дэвид удалил эти послания, не читая.

Перемещаясь вниз по экрану монитора, Мерфи поднял треснувшую кружку с картинкой из «Звездных войн», подаренную ему на день рождения Стивеном пару лет назад, и сделал глоток чуть теплого кофе, который принес из комнаты отдыха. Хотя он и просматривал электронную почту, мысли его находились далеко от рабочего места.

С чего бы это статья в «Аналоге» привлекла такое внимание заместителя директора? В конце концов, в январе в Вашингтоне начинается сезон составления бюджета. И HACA, как всегда, придется не только подготовить проект, представляемый в Белом доме перед Конгрессом, но и продумать, как отдел космических исследований будет открыто защищать свои программы от критиков на Холме. А посему неясно, зачем Роджеру Ордману понадобилось тратить час своего расписания, зачем по собственной воле опаздывать на слушания подкомитета палаты ради того, чтобы просто поговорить с каким-то младшим сотрудником агентства, который написал статью об НЛО в журнал научной фантастики?

И разве не противоречит конституции его настойчивое требование представлять все будущие статьи на рассмотрение отделу по делам общественности? HACA является гражданской организацией. Несмотря на то что она все еще поддерживает связи с Министерством обороны, несколько лет прошло с тех пор, как на борту космического корабля на орбиту в последний раз был запущен военный груз. Теперь, когда ВВС имели собственную программу космических полетов, Мерфи ни разу не слышал о том, что HACA предпринимает какой-нибудь проект с грифом секретности. Возможно, Кент Моррис, бывший начальник ОДО, просто слишком усердно выполняет свои обязанности? И если так, то зачем Ордману отдавать распоряжение о необходимости просмотра всех будущих статей Мерфи?

Посмотрев в окно, Дэвид потер указательным пальцем переносицу. На улице, заслоняя низкие крыши домов, простирающихся до Потомака, буйствовали белые хлопья снега. Хотя Мерфи выпало счастье иметь кабинет с окном, он не очень-то высоко ценил вид на Капитолий. Он поглядел на висящую над столом узкую полку. Там были подшитые папки с документами, справочные тексты по астронавтике и космической физике, несколько последних научно-популярных изданий по планетарным исследованиям. И все это находилось под охраной фигурок Дарта Вейдера и Люка Скайуокера, которые Дэвид как-то купил, когда они со Стивеном ходили в магазин игрушек.

— Полагайся на силу, Люк, — пробормотал он. — Да, точно. Вы знаете, что сказал бы Дарт Вейдер. Твоя сила велика… но ты еще не джедай…

Зазвонил телефон, спугнув его фантазии. Мерфи сбросил ноги со стола и потянулся к трубке.

— Отдел космических исследований, Мерфи, — произнес он.

Некоторое время он ничего не слышал и подумал, что, возможно, кто-нибудь в здании неправильно набрал добавочный номер. Такое частенько случалось. Затем послышался мужской голос:

— Это За… то есть Дэвид 3. Мерфи?

— Я слушаю.

— Тот самый Дэвид 3. Мерфи, который пишет для «Аналога»?

— Да, время от времени. — Он посмотрел на высветившийся номер и понял, что звонок исходит не с местной линии. — Кто говорит?

— Доктор Мерфи, меня зовут Грегори Бенфорд. Я являюсь профессором физики Калифорнийского университета. Я тоже от случая к случаю пишу научную фантастику.

Мерфи от удивления раскрыл рот.

— Да, конечно, я много слышал о вас. — Он выпрямился. — Я большой поклонник ваших работ.

Эти слова были чистой правдой. Одним из авторов научной фантастики, которым он восхищался больше других, был Грегори Бенфорд. Он не только обладал богатым воображением, но и относился к небольшому числу писателей, чьи рассказы и романы обладали высшей степенью научной правдоподобности. Когда Мерфи взялся за перо, одним из авторов, чьему стилю он сознательно, хотя и безуспешно пытался подражать, был стиль Бенфорда.

На другом конце провода раздался сухой смешок.

— Пожалуйста, называйте меня Грег. Мне тоже нравятся ваши труды.

— Но я не написал ничего… — Ту Мерфи понял, что Бенфорд говорит не о научной фантастике. — О, вы имеете в виду статьи в «Аналоге».

— А вы хотите сказать, что публиковались где-нибудь еще? Я не видел вашего имени нигде, кроме как в…

— Нет-нет, — поспешно проговорил Мерфи. — То, что я сделал для «Аналога», — это все… Я хочу сказать, что пытался писать научную фантастику, но они не… То есть просто ничего не вышло.

— Скверно. Как бы то ни было, доктор Мерфи…

— Дэвид.

— Конечно. Как бы то ни было, как я уже сказал, причина, по которой я звоню, в том, что я только что прочитал вашу статью о путешествиях во времени…

— Правда? — Мерфи рассеянно поднял со стола скрепку и начал крутить ее между пальцев. — Надеюсь, вам понравилось. Я хочу сказать, что на самом деле не понимал, о чем пишу…

— Нет-нет, статья действительно очень интересная. Посылка, конечно, немного радикальная, но вы достаточно хорошо справились с содержанием. Меня крайне увлекла эта идея. По правде говоря, я надеялся, мы сможем обсудить ее далее. У меня есть несколько вопросов, которые я хотел бы вам задать.

— Разумеется. С удовольствием. — Мерфи вытянул шею, чтобы посмотреть на часы, висевшие на стене возле двери. — Примерно через полчаса у меня собрание отдела, но до этого я располагаю некоторым временем. Что бы вы хотели узнать?

— На самом деле я в некотором роде надеялся, что мы сможем вместе пообедать.

Мерфи удивленно приподнял брови.

— Пообедать? Сегодня?

— Ну разумеется, если это вас не затруднит. Я сейчас в городе. На прошлой неделе в Балтиморе проходила научная конференция физиков, и я задержался, чтобы повидаться с друзьями. Сегодня днем я улетаю обратно в Лос-Анджелес, но до этого у меня есть немного времени. Поскольку я знаю, что вы работаете в HACA, то подумал, что позвоню вам и узнаю, сможете ли вы со мной пообедать.

Странно. Мерфи не слышал ни о какой физической конференции в Балтиморе, а коллеги в Годдарде обычно стараются держать его в курсе подобных мероприятий. Однако такие конференции не являлись редкостью; вероятно, эта просто выпала у него из головы.

— Нет… то есть да. Непременно. Я с большим удовольствием встречусь с вами. Где вы остановились? Я приеду…

— Я останавливался в «Гаятт», но уже расплатился и съехал, — сказал Бенфорд. — По правде говоря, я подумал, а что, если нам встретиться у Музея авиации и космоса? Он недалеко от вашей работы, а мне не хотелось бы занимать у вас целый обеденный перерыв. Итак, почему бы нам не встретиться там?

— Ну… хорошо, — ответил Мерфи немного более сдержанно, чем хотел. На пятом этаже музея находился ресторан, но в нем не было ничего особенного: просто кафетерий для туристов, меню которого не предлагало ничего, кроме чизбургеров и пиццы. И если уж он собирался пообедать с Грегори Бенфордом, то предпочел бы ресторанчик более высокого уровня. На Капитолийском холме найдется с полдюжины хороших кафе, где они могли бы встретиться. Но, возможно, Бенфорд спешит; в конце концов, ему сегодня нужно еще успеть на самолет. — Тогда у «Авиации и космоса». Как насчет двенадцати?

— Мне подходит. Я встречу вас… а что, если на первом этаже, у лунного модуля? В двенадцать?

— Идет. Тогда до встречи в двенадцать.

— Хорошо, Дэвид. Увидимся.

— С удовольствием, доктор… то есть Грег. И снова сердечный смешок.

— Я тоже буду рад. Увидимся в полдень. Пока.

Мерфи положил трубку, глубоко вдохнул, медленно выдохнул и откинулся назад. Какой странной иногда бывает жизнь. Утро начинается с того, что ты оказываешься на ковре у заместителя директора за то, что что-то там написал, затем, менее чем через час, звонит один из ведущих мировых авторов научно-фантастических произведений, хвалит за тот же самый материал и просит составить ему компанию за обедом.

— Может быть, он прав, — пробормотал Мерфи. — Я должен стать писателем-фантастом.


15 октября 2314 года
Понедельник, 1101Z

Каюта главного руководителя располагалась на палубе 6А на самом верху отсека № 6. Как и почти половина личного состава станции «Хронос», Паоло Санчес родился и вырос на Луне и поэтому предпочитал палубы, находящиеся ближе к центру, где центростремительные, силы составляли одну шестую земного притяжения. Тем не менее в отличие от большинства других селенитов Санчес никогда не бывал на Земле. Раньше он был капитаном космического корабля и провел большую часть своих девяноста семи григорианских лет на борту корабля и на различных орбитах, поэтому путешествие в дом предков в Мехико, вероятнее всего, оказалось бы для него смертельным. Если бы высокая гравитация не раздавила его кости или не вызвала коронарный удар, Санчес все равно вскоре подхватил бы смертельную болезнь от одного из передаваемых по воздуху микроорганизмов, против которых в его теле не имелось естественного иммунитета.

Фрэнк и Леа вошли в кабинет Санчеса через шлюз, где подверглись кратковременному ультрафиолетовому облучению. Они прикрыли глаза руками и находились в таком положении, пока не прекратилось жужжание и не прозвенел звонок, после чего дверь плавно отъехала в сторону. Мимозавр, который во время процедуры зарылся мордочкой под воротник Леа, мгновенно спрыгнул с ее плеча и понесся через широкую полукруглую комнату.

— Фрэнк здесь! Леа здесь! — раздался возбужденный визг Марсела. — Леа дает Марселу орешки! Фрэнк говорит… — Его голос с точностью воспроизвел тембр Фрэнка: — Только так можно заткнуть ему рот. Когда-нибудь из него выйдет прекрасная пара ботинок.

Фрэнк вздрогнул. Еще одна причина, почему он не любил мимозавров в целом и Марсела в частности: они обладали свойством дословно повторять все, что слышали, особенно когда это имело отношение к ним самим.

— Шутка, сэр, — оправдался он. — Я не имел в виду ничего дурного.

— Надеюсь, что нет, — холодно ответил Санчес. — Мне мой друг нравится в таком виде, как есть.

Руководитель сидел в кресле, окруженный объемным каркасом массивного пульта управления. Письменные столы, мониторы, блоки данных, полки и шкафчики обступали его со всех сторон подобно клетке; когда Санчес двигался в определенном направлении, кресло автоматически вращалось вокруг одной из шести основных осей. Когда Марсел бросился к нему, Санчес едва пошевелил скелетообразным телом, и кресло перевернуло его из позиции вверх ногами в вертикальное положение. Голубая ящерка запрыгнула на тонкий стержень, поддерживающий монитор, затем соскочила к Санчесу на колени.

— Спеть для Леа! — взвизгнул Марсел и потерся мордочкой о длинную, тронутую сединой бороду. — Она любит! Спеть для тебя?

Он снова принялся насвистывать старинную песню-марш.

— Нет-нет, Марсел. Спасибо, в другой раз. — Санчес костлявыми пальцами нежно погладил мимозавра по затылку. Марсел утих, если не считать довольного мурлыканья. — А теперь не шуметь. Нам надо о многом поговорить.

Утихомирив своего любимца, Санчес поднял темные глаза, которые являлись единственным, да и то неясным, намеком на его латинское происхождение.

— Доктор Ошнер, доктор Лу, gracias,[3] благодарю за то, что вы явились сюда по первому требованию. Надеюсь, вы хорошо провели отпуск.

— Muchas gracias, se?or.[4] — Франк присел в одно из кресел, располагавшихся за пределами руководительского пульта. — Очень хорошо. Благодарим за то, что позволили нам отдохнуть.

— Si, se?or. Перерыв в работе чрезвычайно нам помог. — Леа, как и Фрэнк, обратилась к руководителю на официальном испанском языке. Конечно, в этом не было необходимости, но ни для кого из исследователей ХКИЦ не представлял секрета тот факт, что Санчес гордился своим мексиканским происхождением. Его кабинет украшали католические фрески девятнадцатого века, а также костюм и шпаги матадора, привезенные из хронокосмической экспедиции в тот период и висящие теперь в герметичных рамках на стене позади стола. Если бы Санчес обладал физической возможностью лично возглавить экспедицию, вероятнее всего, отправился бы в республику Техас (миссия класса 1), чтобы собственными глазами увидеть битву при Аламо.

— Рад это слышать. — Руководитель снова переключился на разговорный английский. — Итак, вы готовы к С320-37? — поинтересовался он, упомянув предстоящую экспедицию по порядковому номеру. — Насколько я понимаю, вы закончили исследование.

— Так точно, сэр, — ответил Фрэнк. — Мы с Леа завершили работу в колледже Тихо. Через зарегистрированные данные переписи населения мы подтвердили факт гибели наших субъектов на борту «Гинденбурга». При условии, что «Миранда» успешно выполнит операцию экстрагирования, мы сможем без особых проблем взять на себя их роли.

— Я позже встречусь с командой «Миранды», чтобы выработать окончательные детали. — Леа подняла левую руку и прикоснулась к миниатюрному компьютеру, который носила на запястье. — Вот предварительный доклад, как вы просили.

— Спасибо. — Пальцы левой руки Санчеса скользнули по вмонтированной в подлокотник клавиатуре. Кресло повернулось вправо, что позволило ему посмотреть на экран, расположенный над головой. Двое исследователей терпеливо ожидали, пока руководитель просматривал отчет Леа. — А вы сможете записать их голосовые модели?

— Группа экстрагирования сделает это до того, как мы прибудем, — ответила Леа. — Отель «Франкфуртер Хоф» был излюбленным местом американских туристов, и план состоит в том, чтобы эвакуировать субъекты за несколько часов до нашего прибытия.

— Джон и Эмма Пеннс в ночь перед отбытием «Гинденбурга» из Франкфурта посещали оперу, — добавил Фрэнк. — От оперного театра до отеля можно дойти пешком, поэтому план предполагает, что похищение должно произойти на отрезке пешеходной улицы между этими двумя точками.

Бровь Санчеса удивленно приподнялась.

— И как же вы намереваетесь осуществить это в таком людном месте?

— Двое членов «Миранды» выдадут себя за агентов гестапо и арендуют автомобиль для перевозок. Они подъедут к обочине, остановятся, выйдут из кабины и приблизятся к мистеру и миссис Пеннс. Предъявив документы, наши люди потребуют, чтобы американцы прошли с ними. — Фрэнк улыбнулся. — Подобные вещи были обычным явлением для того места и времени, особенно в отношении иностранцев. Никто не станет доносить об этом. В конце концов, мы имеем дело с параноидальным обществом.

— А как вы разместите оборудование?

— Как только произойдет похищение Пеннсов, — продолжила Леа, — члены группы вернутся в «Франкфуртер Хоф», но в этот раз одетые в гражданское. У них будет наш багаж. Когда они зарегистрируются в гостинице, то просто отнесут веши в номер Пеннсов и заменят наши чемоданы на их, соответственно сменив ярлыки. На следующий день ранним утром они съедут и вернутся в безопасное место в Грисхайме.

Санчес кивнул, но ничего не сказал и продолжил читать отчет. Его немногословность поразила Фрэнка. Учитывая то, что это был инструктаж перед экспедицией класса 1, руководитель задавал на удивление мало вопросов. Когда Фрэнк отправлялся в нью-йоркскую экспедицию 1929 года, Санчес просто засыпал его группу расспросами, хотя это была всего лишь наблюдательная операция класса 3. Это путешествие не только представляло большую опасность, но и имело более высокую степень сложности. Им предстояло наладить совместную работу двух хронолетов, экстрагировать двух современников из потенциально враждебной среды и внедрить на их место двух исследователей, которые окажутся на месте крупнейшей катастрофы столетия. В любой момент все могло пойти наперекосяк. И более того, когда они с Леа окажутся на борту «Гинденбурга» и дирижабль поднимется в воздух, миссию уже никаким образом нельзя будет прервать.

Тем не менее Санчес, казалось, полностью доверял их прогнозам. Внезапно Фрэнку в голову пришла мысль: а что, если внимание шефа поглощено совершенно другими делами?

Он неловко поерзал в кресле. Уголком глаза Лу увидел, что Леа делает то же самое. Мимозавр встал на коленях у Санчеса, зевнул и по-кошачьи смешно потянулся, затем запрыгнул на блок данных и свернулся клубком, чтобы немного вздремнуть. Какое-то время спустя Санчес издал крякающий звук, что могло означать удовлетворение, и повернул кресло, чтобы оказаться к исследователям лицом.

— Ваш предварительный доклад, кажется, охватывает все предсказуемые факторы, — промолвил он, — и как вы, очевидно, ожидаете, у меня есть к вам несколько вопросов. Но еще одна вещь, к которой я бы хотел сначала привлечь ваше внимание… это эпизод, произошедший во время последней экспедиции.

— Последней экспедиции? — Фрэнк взглянул на Леа, затем вновь на Санчеса. — Вы имеете в виду С120-29? Мы не…

— Нет-нет, — покачал головой Санчес. — С120-29 проведена безупречно. Если бы что-то не получилось, я не утвердил бы ваши кандидатуры для С320-37. — Он слегка улыбнулся. — Кстати, доктор Лу, если эта экспедиция пройдет успешно и ваша группа соберет новую полезную информацию, я рассмотрю альтернативу вашего участия в С320-12.

Фрэнк сделал глубокий вдох. Операция С320-12 была мечтой его жизни: экспедиция в Англию, Саутхемптон 1912 года с размещением двух или более исследователей на борту «Титаника» до того, как он отправится в обреченное плавание по водам Атлантического океана. Среди сотрудников ХКИЦ эта экспедиция считалась Эверестом исторических исследований, в основном из-за чрезвычайной степени риска. Во многом С320-37 являлась репетицией перед С320-12; если ему и Леа удастся доказать, что двое исследователей ХКИЦ смогут записать катастрофу «Гинденбурга» и остаться в живых, то можно будет считать выполнимой и операцию на «Титанике».

— Спасибо, сэр, — поблагодарил он. — Я ценю вашу поддержку.

— Это к делу не относится. Я имею в виду последнюю экспедицию. Ту, которая вернулась на прошлой неделе. — Санчес посмотрел на него через панель пульта. — С113-38. Экспедиция «Миранды» в Нью-Мексико. Разве вы не ознакомились с окончательным докладом?

Фрэнк знал о миссии, на которую ссылался Санчес, но ему неловко было признаться, что он не располагает необходимыми сведениями. Чтобы спасти положение, в дело вмешалась Леа.

— Мы настолько увлеклись собственной работой, что у нас не было возможности…

— Не годится, доктор Ошнер. Всем исследователям необходимо читать доклады предшествующих экспедиций. Задачи отличаются друг от друга, но можно многое почерпнуть из… — Санчес вздохнул и отвел взгляд. — Извините. Возможно, мне следовало бы знать лучше. История Северной Америки тринадцатого века не относится к вашей компетенции, к тому же вы были поглощены С320-37. — Он снова поднял на них глаза. — Вы говорите, что не беседовали с Хансом Брехом? Во время выполнения той миссии он был пилотом «Миранды», как, впрочем, будет и во время вашей. — Руководитель замялся. — Кстати, «Оберон» будет пилотировать Василий Мец. Есть возражения?

Фрэнк поджал губы, надеясь, что Санчес не усмотрит в этом его неприязнь к Мецу. Тот был неплохим пилотом хронолета — более того, одним из лучших, Фрэнку пришлось, хоть и неохотно, признать этот факт; тем не менее, поработав вместе на С120-29, Фрэнк понял, что Мец просто невыносим.

— Нет, сэр, — ответил он и сменил тему разговора. — Я не беседовал с Хансом. Что-то случилось во время последнего перелета?

Некоторое время Санчес не отвечал. Он прислонился жилистым корпусом к спинке кресла и строго взглянул на них непроницаемыми черными глазами.

— Ханс говорит, они видели ангела, — наконец произнес он.


14 января 1998 года
Понедельник, 11:58

Вслед за Мерфи в заднюю дверь Музея авиации и космоса ворвался холодный порыв ветра. На мгновение остановившись у фрески Роберта Макколла, чтобы расстегнуть парку, он оглядел холл. Если не считать шумную группу младших школьников, совершающих учебную экскурсию, на первом этаже было необыкновенно тихо. Горстка людей бродила по залу полетов, время от времени останавливаясь, чтобы осмотреть командный отсек «Аполлона-11» и капсулу «Меркурий» Алана Шеппарда, а дети в это время носились друг за другом под летательным аппаратом братьев Райт. К весне музей вновь обретет репутацию одного из наиболее посещаемых достопримечательностей Вашингтона, но сейчас, зимой, его посещают в основном местные жители, воспользовавшиеся сезонным спадом туризма.

Подышав на замерзшие ладони, Мерфи быстро пересек анфиладу комнат и оказался у зала астронавтики, находящемся в западном крыле здания. Он бывал здесь бессчетное количество раз и все же не потерял интереса к экспонатам выставки: макет космической орбитальной лаборатории «Скайлэб» в натуральную величину; прямо за ним аппарат «Аполлон», постоянно пристыкованный к «Союзу» на низкой орбите; между ними множество ракет-носителей — «Скаут», «Меркурий-Редстоун», «Атлас» и «Титан II». Всякий раз при виде этих гигантов Мерфи непроизвольно замедлял шаг, чтобы полюбоваться на них. И только взглянув на электронные часы, висящие над входом в демонстрационный зал, Дэвид вспомнил, что ему надо спешить на обед с доктором Бенфордом.

В дальнем конце зала, символически расположенный напротив высоких окон, выходящих на здание Капитолия, покоился макет лунной капсулы «Аполлон-11» в натуральную величину. Школьники нетерпеливо шаркали ногами, пока учитель пытался объяснить им историческую важность этого аппарата; их больше интересовали афиши, рекламирующие экспозицию «Звездных войн» на третьем этаже здания. Только высокий мужчина, стоящий у красного бархатного каната, казался очарованным именно этим космическим аппаратом. Подойдя ближе, Мерфи увидел, что тот слегка наклонился вперед, словно хотел лучше разглядеть покрытую серебристой пластмассой обшивку нижнего фюзеляжа.

Мерфи приблизился к нему.

— Доктор Бенфорд?

Посетитель вздрогнул, быстро посмотрел по сторонам и повернулся к нему лицом.

— Полагаю, вы и есть доктор Мерфи. — Он вынул руку из кармана парки.

— Приятно познакомиться. Грег Бенфорд. Спасибо, что нашли время…

— Нет-нет. В самом деле, это я очень рад встрече с вами. — Они пожали друг другу руку, и на лицо Мерфи вернулась приветливая улыбка. — Как я уже сказал по телефону, ваш звонок стал для меня настоящим сюрпризом. Я и ожидать не мог, что…

— Я стараюсь не упустить ни одной возможности прийти сюда. — Бенфорд снова поглядел на лунный модуль. — Он всегда немного больше, чем кажется. Когда видишь его на фотографиях с Луны, он выглядит маленьким, но стоит подобраться поближе…

— Я понимаю, о чем вы говорите.

На этот раз Мерфи впервые в жизни понял, что его в данный момент мало интересует модуль. У него возникло странное ощущение от того, что он встретил человека, чье фото прежде видел на задних клапанах суперобложки. Тем не менее это был тот же самый человек: аккуратно подстриженная седая борода, каштановые волосы, подернутые сединой, спокойные серьезные глаза, обрамленные очками в металлической оправе. Бенфорд был примерно его роста и имел свойственное людям среднего возраста небольшое брюшко. Говорил он с едва заметным южным акцентом.

Таким был Грег Бенфорд — автор рассказа «Под Лен-нона», из-за которого в средней школе Мерфи завалил экзамен по химии, поскольку предпочел его обзорным курсам лекций и учебникам. Автор книги «В океане ночи», которая заставила его забыть о вечеринке для первокурсников, куда он обещал отвести Карен Долен; автор «Артефакта», который Дэвид читал в Англии во время медового месяца…

— Это действительно замечательная машина. — Бенфорд в последний раз бросил взгляд на модуль, затем подтянул рукав куртки фирмы «Л. Л. Бин» и посмотрел на «Ролекс» на левом запястье. — Но, послушайте, я не хочу вас задерживать. Я знаю, что вы скоро должны вернуться на работу.

— Это не проблема, — покачал головой Мерфи. — Я завершил на сегодня все дела. К тому же мне не нужно отмечать карточку, я ведь не на почасовой работе.

— Да, но мне все равно необходимо успеть на самолет. — Бенфорд кивнул в сторону ближайшей лестницы. Экскурсанты уже гурьбой бежали вверх по ступенькам, крича от ребяческого возбуждения, и за ними следовал обессиленный учитель. — Лучше поторопиться, если мы не хотим, чтобы нас растоптали. После вас…

Итак, они преодолели четыре пролета, по дороге поддерживая разговор на общие темы, и наконец подошли к ресторану. Дети, естественно, добрались туда первыми, но толпились снаружи в ожидании остальных членов группы. Мерфи и Бенфорд взяли пластиковые подносы и встали в очередь. Все это время Дэвид рассказывал Бенфорду о своей работе в агентстве, о том, как его наняли писать отчеты о текущих научных программах HACA, и о своем разочаровании, потому что, по его мнению, учился он для чего-то большего, нежели простая бумажная работа. О своих надеждах на то, что однажды его переведут в Маршалл или Годдард или, возможно, даже в Пасадену. Дэвид даже начал рассказывать о том, как был раздражен сегодня утром, когда ему пришлось поехать на работу на метро, и вдруг понял, что скорее всего это никого не интересует.

Что касается Бенфорда, то он, хотя и слушал очень внимательно, тем не менее оставался немногословным. Он сказал, что в настоящее время пишет научную книгу «Глубины времени», но не сообщил ничего конкретного по поводу ее содержания; он также совершенно случайно упомянул о своем участии в телевизионном мини-сериале о колонии на Марсе. Но когда Мерфи потребовал рассказать об этом подробней, Бенфорд отвлекся и попросил подать салат с итальянским соусом. Через некоторое время Мерфи пришел к выводу, что Грег намного лучше умеет слушать, чем говорить. Тем лучше: за время работы в HACA Дэвид встречал слишком многих эгоистов, которые могли задушить тебя своей напыщенностью без каких-либо на то оснований.

Они поставили подносы на стол в отдаленном конце помещения, где, как надеялись, смогут уберечься от шума, который создавали сорок ребятишек, толпой ворвавшихся в кафетерий.

— Итак, — произнес Бенфорд и потянулся за перечницей, — насчет этой статьи об НЛО… что вдохновило вас на ее написание?

Мерфи пожал плечами.

— Помните заметку в «Аналоге» «Как построить летающую тарелку»? — Бенфорд на минуту задумался, потом покачал головой. — Как бы то ни было, кто-то изучил отчеты об НЛО, описывающие их общий внешний вид, как они летают, нарушения электромагнитного поля, которые предположительно они вызывают, и так далее, и тому подобное, и написал статью, в которой приблизительно объяснил их с точки зрения аэронавигационной науки и общепринятой физики. Я всего лишь несколько развил эту идею. Следующий вопрос родился сам собой.

Бенфорд наколол на вилку ломтик огурца.

— И что это за вопрос?

— Если мы согласимся с предположением, что НЛО существуют… так, ради поддержания дискуссии… тогда следующим нашим вопросом будет: откуда они взялись? — Войдя во вкус, Мерфи совершенно позабыл про остывающий на тарелке чизбургер. — Гипотеза о внеземной цивилизации, безусловно, является излюбленным объяснением этого явления, однако она разваливается, если поглядеть на нее с позиций логики. В Солнечной системе нет ни одной планеты, где могла бы зародиться разумная жизнь, не говоря уже о расе с более развитым уровнем технологического развития. Ближайшие к нам обитаемые звездные системы находятся на расстоянии в десятки световых лет, поэтому кто-нибудь там, возможно, и построил космический корабль, чтобы навестить нас, но любой аппарат, обладающий способностью преодолевать такие огромные расстояния, будет очень большого размера. По правде говоря, тарелка должна быть размером с небольшую луну, если от этого зависит скорость до-С…

— До-С? — покачал головой Бенфорд. — Не понимаю.

— Хм… ну, знаете, если «С» является математической постоянной, обозначающей скорость света, тогда нечто, развивающее меньшую скорость, будет…

— Ну да, конечно, — кивнул Грег. — Извините. Я немного отвлекся, — оправдался он, показывая туда, где носились дети. — Так вы говорили…

— Да… в общем, если никто не видел НЛО, размеры которого соответствовали бы приемлемым размерам космического корабля, и если отказаться от заблуждения, что где-нибудь неподалеку скрывается корабль-носитель… Потому что, знаете ли, любой астроном-любитель, имеющий приличный телескоп, смог бы увидеть его — тогда мы вынуждены отвергнуть идею о том, что тарелки прилетели из космоса.

— Как это уже сделала большая часть ученых. — Бен-форд подцепил на вилку лист салата. — Вы читали работу Филипа Класса? Он уже долгое время разоблачает случаи обнаружения НЛО.

— Но я не оспариваю ни один из них, — усмехнулся Мерфи. — Поверьте, я ни в коем случае не приверженец какой-либо теории НЛО. Думаю, Класс на верном пути. Если вас интересует мое мнение, то я считаю, что девяносто девять процентов случаев наблюдения НЛО — вранье. Если это не мистификация и не оптический обман, то странные образования облаков, самолеты, метеоры, воздушные шары… все что угодно, но не космические корабли.

— А оставшийся один процент? Мерфи взял пару чипсов и обмакнул их в маленький сосуд с кетчупом.

— Оставшийся один процент остается на то, чему никто не в силах дать удовлетворительное объяснение, по крайней мере не притягивая за уши факты, к примеру, болотный газ, Венеру и подобные вещи. Это не означает, что обоснованных объяснений не существует вовсе. Мы просто еще точно не знаем, какие они.

— Что и приводит нас к машинам времени.

— Вроде того, — пожал плечами Мерфи. — Я просто играю в игру «А что, если?». Путешествия во времени, возможно, и не являются обоснованным толкованием, но они не лишены рационального зерна. Я хочу сказать, что действующая машина времени должна будет во многом обладать теми же качествами, что и космический корабль. Во-первых, ей придется открывать квантовые переходные тоннели, и единственным безопасным местом, где можно это осуществить, является пространство за пределами атмосферы. Во-вторых, она должна будет совершать полеты в атмосфере. Это может сделать аппарат в форме тарелки. И, в-третьих, хронопутешественник скорее всего пожелает сохранить свое присутствие в тайне, что объясняет тот факт, что ни одна тарелка ни разу не приземлилась на лужайке перед Белым домом.

— Похоже на обоснованный подход.

— Я примерно так и думаю. Может быть, это и вздор… но, как я уже заметил, я просто проводил мысленный эксперимент. — Осознав, что проголодался, Мерфи взял чизбургер. — Эй, это, конечно, к делу не относится, но… если я пошлю вам свой экземпляр «Сердца кометы», вы подпишете его для меня?

— Разумеется, с удовольствием.

— Замечательно. — Мерфи приподнял булочку, чтобы убедиться, что под ней нет маринованных огурцов. — Возможно, когда-нибудь мне и Брин подпишет книгу.

— Кто?

— Дэвид Брин. — Мерфи уставился на него, но выражение лица Бенфорда ничуть не изменилось. — Ваш соавтор. Парень, с которым вы вместе писали…

— О! Да, конечно, — Грег как-то глуповато улыбнулся. — Дэвид, ну, разумеется… — Он покачал головой. — Извините, у меня были слишком долгие выходные. — Он опустил вилку в салат. — Интересная теория, но не совсем оригинальная. Я видел книги нового века, которые постулировали ту же идею.

— Я тоже. Один парень зашел так далеко, что провозгласил Эйнштейна путешественником во времени. Но мои идеи происходят не оттуда. На самом деле я сам в это не верю…

— Не верите? — Бенфорд поднял глаза. — Но вы же создали достаточно стройную теорию и подтвердили ее с позиций общепринятой физики. Идея о том, что искусственно созданные переходные тоннели могут служить воротами во времени, а также и в пространстве… Все это было так убедительно.

— Спасибо, но я всего лишь повторил Хокинга и Торна. Вы, конечно же, знакомы с их работами. — Бенфорд едва заметно кивнул. — Действительно, я действовал таким же способом, как любой писатель-фантаст… высказывал предположения, обыгрывал безумные фантазии. И это совершенно не обязательно означает, что я считаю НЛО машинами времени. Это просто… ну, просто тема для размышлений.

— Теория ваша определенно привлекла мое внимание, это я вам точно говорю. — Бенфорд снова потянулся за перечницей. — Поэтому-то я и решил позвонить вам. Я прочитал статью, когда летел сюда на самолете, и подумал, что она может лечь в основу хорошего сюжета для романа.

— Правда? Я польщен.

— Ага. — Грег снова поперчил салат. — Я ведь еще не писал романов о машинах времени. Подумал, что с этого можно было бы начать.

Мгновение Мерфи молчал. Позади них в очереди галдели школьники, сражаясь за кусочки пиццы, а учителя из последних сил пытались помешать им поставить кафетерий с ног на голову. Грегори Бенфорд продолжал копаться в салате. Впервые за время разговора Мерфи показалось, будто тот намеренно избегает смотреть ему в глаза.

— Вы не извините меня на минутку? — спросил Дэвид.

— Ну конечно, — ответил Бенфорд, почти не отрывая взгляда от тарелки.

— Никаких проблем.

Мерфи выдавил из себя улыбку, отодвинул стул и встал из-за стола. Посмотрев по сторонам, он обнаружил табличку, указывающую путь в уборную, и вышел из кафе, стараясь идти не слишком быстро.

Как он и надеялся, на стене между женским и мужским туалетом висел платный телефон. Дэвид снял трубку, опустил в щелку аппарата монету в двадцать пять центов и по памяти набрал номер главного коммутатора HACA.

— Дженис Циммерман, пожалуйста, — сказал он, когда оператор поднял трубку, и взглянул на часы под потолком. Почти без четверти час; Дэвид надеялся, что Джен все еще питалась продуктами, которые всегда приносила с собой на работу.

После непродолжительной паузы раздалось два гудка. После третьего кто-то снял трубку.

— Отдел стратегии и проектов, Дженис Циммерман у телефона.

— Джен, это Дэвид Мерфи. Как поживаешь? Голос девушки повеселел.

— Дэйв! Я прочла твою статью в «Аналоге»! Это что-то! Мерфи непроизвольно улыбнулся. Несмотря на низкий ранг, Джен Циммерман относилась к правоверным сотрудникам HACA, которые работали на агентство, потому что являлись ревностными сторонниками идеи освоения космоса. Но более важную роль, по крайней мере в данной конкретной ситуации, играл тот факт, что она была поклонницей научной фантастики.

— Спасибо, мне очень приятно слышать это. — Дэвид посмотрел через плечо. — Послушай, я немного спешу, но…

— Чем я могу тебе помочь, милый? Ты получил мое письмо о следующем симпозиуме?

Будучи давнишним членом вашингтонского Общества научной фантастики, Джен вплотную занималась организацией симпозиумов писателей-фантастов, ежегодно проводимых в Мэриленде. Являясь главой программы, она уже несколько лет приставала к нему, чтобы он выступил как докладчик со стороны. До сих пор Мерфи отклонял приглашения лишь потому, что при мысли о необходимости сидеть в комиссии ему становилось неловко. Но теперь такая возможность могла сослужить ему хорошую службу…

— Конечно, получил, — ответил он. — По правде говоря, именно поэтому я и звоню. Я бы хотел приехать в этом году, но подумал, что неплохо было бы пригласить и Грегори Бенфорда, чтобы он составил мне компанию.

— Ну, я даже не знаю… — Голос Джэн прозвучал как-то недовольно. — Он читал лекцию несколько лет назад, но с тех пор больше ни разу не приезжал…

— У тебя есть его номер? — спросил Мерфи. — Я недавно связывался с ним… то есть я имею в виду, он не так давно прислал мне письмо… и, возможно, мне удастся уговорить его приехать на следующий симпозиум.

— Правда? Было бы великолепно! Не вешай трубку… — Наступила короткая пауза, во время которой из трубки доносился неясный шелест. Дэвид представил себе, как Джен пытается среди вечного беспорядка отыскать на столе адресную книгу. Он залез в карман рубашки и извлек оттуда карандаш. Спустя несколько минут снова послышался ее голос. — Есть, вот он. Это рабочий телефон…

Придерживая трубку плечом, Мерфи быстро намалевал номер на тыльной стороне ладони, затем повторил его Джен, чтобы убедиться в правильности.

— Спасибо, милая, — поблагодарил он. — Мне правда нужно бежать. Еще позвоню.

Он повесил трубку, надеясь, что не был груб, затем достал из заднего кармана бумажник. Дэвид вытащил кредитную карточку и внимательно набрал номер, переводя счет за разговор на свой домашний телефон.

Где-то на другом конце материка зазвонил телефон. Один гудок, два, три… Мерфи глянул на часы. Почти без десяти час; в Калифорнии, должно быть, уже около десяти. Не слишком рано для…

На четвертый гудок кто-то снял трубку.

— Алло? — раздался знакомый голос. Мерфи почувствовал, что мурашки побежали у него по спине.

— Э-э… Могу я услышать доктора Грегори Бенфорда?

— Я вас слушаю.

— Грег Бенфорд? — Дэвид сильнее прижал трубку к уху. — Это писатель Грегори Бенфорд?

— Ну да, это я. Могу я поинтересоваться, кто говорит? Тот же самый голос. За три тысячи миль отсюда.

— Я… это… — Мерфи почувствовал, как кровь прилила к лицу. — Извините, сэр, но… извините, думаю, произошла ошибка.

— Что? Я не…

Дэвид бросил трубку. Все смешалось у него в голове, и он судорожно пытался понять, что происходит.

Он только что встретил человека, который выглядит в точности как Грегори Бенфорд, голос которого в точности повторяет голос Грегори Бенфорда, но который не только не имеет представления о самом простом математическом знаменателе, используемом в теоретической физике, но и совершенно забыл о том, что написал свой самый популярный роман в соавторстве с физиком Дэвидом Бри-ном. Разумеется, все можно объяснить усталостью вследствие перелета. Однако Грегори Бенфорд никогда не забыл бы о том, что написал «Пейзаж времени» — роман, который известен не только как одно из его самых знаменитых произведений и как лауреат премии Небьюла, но и…

Но и как роман о машине времени.

Несмотря на это, Грег Бенфорд, с которым он только что сидел за одним столом, заявил, что никогда не писал романов о машине времени.

И теперь хоть и недолго, но Мерфи разговаривал с Грегори Бенфордом, чей голос был абсолютно таким же, но который находился у себя в кабинете на другом конце страны.

— Черт подери!

Мерфи со всей силы ударил кулаком по телефонному аппарату, затем развернулся и, крадучись, двинулся по коридору обратно в ресторан. Кем бы ни был этот парень, он только что провел его как мальчишку. Этот человек отлично справился с ролью, нечего сказать. На какое-то мгновение Дэвид почти поверил мошеннику. Но только на мгновение…

Мерфи остановился у входа в бар.

Их столик был пуст. Стул, на котором только что сидел мошенник, отодвинут. На столе остались лишь подносы. По ресторану взад вперед бегали дети, но его компаньона нигде не было видно.

Мерфи уставился на стол, затем кинулся к ближайшей лестнице. Ухватившись за перила, он посмотрел вниз. В самом низу Дэвид увидел лишь верхнюю часть лунного модуля «Аполлон» и больше ничего. На лестнице никого не было.

Что, черт возьми, произошло?


15 октября 2314 года
Понедельник, 1427Z

«Оберон» перемещался по посадочной платформе, словно скарабей, запутавшийся в паутине электрических проводов и тросов, и холодный солнечный свет, пробивавшийся сквозь входной проем, отражался от его серебристого корпуса. Вокруг хронолета в тяжелых скафандрах передвигались рабочие. Привязанные страховочными тросами, они проверяли решетчатый модулятор привода негамассы и тоннельные генераторы. Фрэнк находился в башне наблюдения и следил за всей этой деятельностью, дожидаясь, когда мостик соединится с судном. За соседним пультом старший техник разглядывал показания экранов, одновременно терпеливо поворачивая рычаг, управляющий перемещениями мостика; когда похожий на коробку переходной шлюз устойчиво уткнулся в корпус «Оберона», он заблокировал положение рычага и через плечо взглянул на Фрэнка:

— Все в порядке, доктор Лу. Теперь вы можете подняться. Василий ждет вас на борту.

— Danke shon. — Фрэнк все еще практиковался в немецком, и техник недоуменно поглядел на него.

Стараясь не зацепиться за скобы в полу, Фрэнк направился к ближайшему люку. Створки с тихим свистом раскрылись, и он, нагнув голову, шагнул внутрь тоннеля с гофрированными стенами. На мостике было холодно, поручни на ощупь казались ледяными. Пожалев, что, перед тем, как спуститься сюда, по собственной небрежности не надел свитер, Фрэнк быстро побежал по длинному переходу.

В конце тоннеля он вытянул руку и нажал парочку утопленных в потолок кнопок. Сигнальная лампочка, до этого красная, загорелась зеленым. Затем люк переходного мостика отъехал, открывая внешний люк хронолета. К большому разочарованию Фрэнка, он все еще был закрыт.

— Я здесь, Василий, — проворчал он в микрофон переговорного устройства. — Можешь впустить меня в любой момент, когда будешь готов.

Ответа не последовало, но через несколько минут люк поднялся. На него смотрел молодой человек, вверх тормашками передвигающийся по входному шлюзу.

— Извини, Фрэнк, — смущенно улыбнувшись и протягивая руку, проговорил он. — Мы не слышали, как ты пришел.

Вне всяких сомнений, Василию было известно о прибытии Лу; он всего лишь тонко намекал Фрэнку о том, кто руководит хронолетом, да и экспедицией в целом.

— Никаких проблем, Том. — Он схватил Хоффмана за руку, и тот втянул его в узкий радиальный коридор. — Все идет по расписанию?

Фрэнк попятился назад и чуть не ударился затылком об открытые дверцы потолочной технической ниши. Осторожно прикрыв створки, Том не забыл развязать маркированную ленту, которая обвязывала змееподобный кабель, свисающий из отверстия ниши.

— Кое-что нужно доделать, но мы сможем вылететь вовремя.

Оглядев отсек, Фрэнк кивнул. Когда хронолет находился на платформе, искусственная гравитация внутри него сводилась к нулю. Поскольку на потолке и на полу отсутствовали какие-либо поручни и крепления для ног, в каждом из четырех основных отсеков временно натягивали тонкие нейлоновые веревки. Он заметил, что скафандры для выхода в открытый космос не пристегнуты должным образом к стене; вероятно, кто-то недавно ими пользовался и забыл убрать в соответствии с инструкцией.

— Рад слышать, — сказал он, сильнее затягивая крепежные ремни. — Эй, хорошая стрижка!

— Нравится? — Последний раз, когда Фрэнк видел Хоффмана, его бритую голову украшала прядь волос, подобная той, что носили как вызов врагам индейцы некоторых племен. Теперь вместо косы на голове Тома была стрижка начала двадцатого века: короткие на затылке и висках и немного длиннее на макушке волосы, слева аккуратно разделенные на пробор. — Я увидел ее на фотографии Чарльза Линдберга, — сказал он, проводя рукой по коротко стриженному загривку. — Думаешь, сойдет?

— Конечно. Ты прекрасно выглядишь. — Эта экспедиция была для Хоффмана первой, и по понятным причинам он ревностно относился к своей внешности.

— Не волнуйся ты об этом, — добавил Фрэнк. — Если не будешь высовываться, никто ничего не заметит. Василий в рубке управления?

— Он ждет тебя, — ответил Том и затем, понизив голос, спросил: — Что происходит? Я слышал, вы с Леа встречались с Санчесом.

— Обычный инструктаж. Не о чем волноваться.

Фрэнк не любил обманывать членов собственной команды, но ему не хотелось еще больше нервировать и без того взволнованного Хоффмана. Он полез в карман рубашки и достал микрофиш, который принес из библиотеки.

— Вот, — сказал он, протягивая пластинку младшему специалисту миссии,

— сделай одолжение, загрузи эти данные в базовый компьютер. Это приложения по истории двадцатого столетия. — Без проблем.

Подтягиваясь на веревке, Хоффман поплыл через открытую диафрагму в узкий коридор. Фрэнк пристроился позади него и, дождавшись, когда Том скроется в люке контрольной рубки в дальнем конце прохода, повернул направо и нырнул в открытый отсек.

Рубка управления «Оберона» представляла собой клиновидный отсек. У самой длинной стены располагался пульт управления в форме подковы. Часть экранов высвечивала разного рода диаграммы и быстро сменяющие друг друга тексты, в то время как другие демонстрировали только испытательные таблицы. Распахнутые под потолком и в полу технические ниши обнажали компактно уложенные схемы и стандартную проводку. Через единственный прямоугольный иллюминатор, расположенный прямо над пультом, Фрэнк видел, как снаружи корабля суетятся рабочие космопорта.

Василий Мец висел в воздухе рядом с креслом пилота, с головой забравшись под приборную панель.

— Привет, доктор Лу, — не поднимая головы, сказал он. — Насколько я понимаю, вы встречались с Санчесом.

— Встречались пару часов назад. — Завалившись на кресло, Фрэнк схватился за спинку, и его ноги свободно повисли в воздухе. — Он рассказал нам о «Миранде». Говорят, они обнаружили ангела.

— Да. Именно это и сказал мне Брех. — Мец посветил туда-сюда фонариком. — Это длилось лишь пару секунд, но Ханс упомянул об этом в отчете, к тому же я разговаривал с ним по этому поводу. Паоло сообщил вам мои рекомендации?

— Да. Мы обсудили их и решили продолжить работу над С320-37.

Мец ничего не ответил. Фрэнк терпеливо ждал. Наконец пилот вылез из-под приборной панели и, выпрямившись, уселся на стул.

— Знаешь, — в конце концов произнес он, — Я мог бы удивиться, но не сделаю этого. Я полагал, что ты проигнорируешь этот факт.

— Я ничего не игнорирую. Я всего лишь не могу позволить, чтобы нам помешало что-то, чего мы не в состоянии объяснить.

— Я тоже не могу этого объяснить. — Мец выключил фонарик и спрятал его в нагрудный карман комбинезона. — Единственное, в чем я уверен, они просто так не появляются. А значит, что-то идет не так.

Фрэнк знал об ангелах все. Их наблюдали и две предыдущие экспедиции ХКИЦ: это были светящиеся видения, отдаленно напоминающие человека, которые внезапно возникали неподалеку от хронолетов, а затем исчезали так же быстро, как и появлялись. Каждый раз их видели только историки и пилоты ХКИЦ; они ни разу не являлись, кода поблизости находился кто-либо из местных жителей. Хотя никто точно не знал, что они собой представляли, несколько теорий, объясняющих видение, все же возникло. Наиболее популярная толковала их как хронопутешественников, но прибывших из еще более далекого будущего. Они никогда непосредственным образом не вмешивались в работу экспедиции и не вызывали никаких нарушений хода истории, но исследователи, и в особенности пилоты хронолетов, считали их предвестниками несчастий.

Их страхи нельзя назвать необоснованными. Впервые ангел появился при выполнении СЗ19-64, и тогда ХКИЦ потерял одного из историков во время битвы при Геттисберге. Второй раз видение возникло во время С220-63, когда случайные свидетели того времени сфотографировали двоих исследователей во время убийства Кеннеди.

— Но во время С113-65 ничего такого не произошло, ведь так? — спросил Фрэнк. — «Миранда» в целости добралась до дома, не так ли? Без казусов, без парадоксов? — Мец неохотно кивнул. — Тогда не беспокойся на это счет. Чем бы эти штуки ни являлись, нам не следует о них волноваться.

— Все равно не нравится мне это. Плохое предзнаменование…

— Если тебя это так волнует, мы всегда можем найти себе другого пилота.

Фрэнк попытался, чтобы его слова прозвучали не слишком оптимистически, но Мец покачал головой.

— Нет времени тренировать другого пилота. Запуск «Миранды» произойдет в 18:00, а «Оберон» последует за ней завтра в 06:00. — Он бросил взгляд на коридор. — Кстати говоря, где Леа?

— Наверху. Пошла проверить, готово ли снаряжение. — Фрэнк оглядел рубку управления. — Это корыто сможет подняться в воздух к завтрашнему утру?

— Всего лишь текущий ремонт. Перед путешествием я всегда перебираю «Оберон». — Василий снял с ремня для инструментов электрическую отвертку и бросил на Лу сердитый взгляд. — И не называй мой корабль корытом, — добавил он. — Он отвезет нас туда и обратно, так что относись к нему с уважением.

— Ты прав. Извини. — Еще одна причина, по которой Фрэнк недолюбливал Меца, заключалась в том, что Василий лучше ладил с машинами, чем с людьми. Лу отпустил спинку кресла и повернулся к двери. — Ну ладно. Увидимся в 05:00 на предстартовом инструктаже.

— До встречи. — И пилот снова забрался под панель пульта управления.

Фрэнк услышал, как жалобно заскулила отвертка, когда Мец начал отвинчивать следующий щиток. Лу немного подождал, добавит ли пилот еще что-нибудь к уже сказанному, но, очевидно, их разговор все же подошел к концу.


14 января 1998 года
Понедельник, 12:55

Распахнув стеклянные передние двери Музея авиации и космоса, Мерфи вырвался на широкую площадь, едва не сбив с ног двух монахинь.

Они озадаченно уставились на него, когда он устремился вниз по лестнице и бросился на тротуар. Там Дэвид остановился и посмотрел сначала в одну, затем в другую сторону. Возле выстроенных в ряд желтых школьных автобусов тайком курили двое учителей, рядом со своей тележкой разговаривал с полицейским продавец хот-догов, какой-то бродяжка рылся в мусорном баке. Но подставного Грегори Бенфорда не было нигде.

Он не мог так быстро исчезнуть. Должно быть, все еще прячется где-то поблизости. Забыв застегнуть парку, Мерфи быстрым шагом прошел мимо школьных автобусов, сошел с тротуара и трусцой побежал по Индепенденс-авеню. Замерзшая трава, прикрытая тонким слоем свежевыпавшего снега, тихо похрустывала под ногами Дэвида, когда он пробегал по газону, вглядываясь в лица пешеходов, проходящих мимо Смитсоновского института.

В паре сотен футов от него Мерфи увидел большую красную букву «М»: это ближайшая остановка метро, Смитсоновская станция. Должно быть, незнакомец побежал туда. При каждом вдохе холодный сухой воздух обжигал легкие. Дэвид миновал заснеженные парковые скамейки и обнаженные деревья и наконец добрался до подземного перехода. Он стрелой бросился вниз по эскалатору, перескакивая через три ступеньки за раз.

Остановившись на верхней площадке, Мерфи обвел глазами зал во всех направлениях. Около десятка человек покупали проездные билеты в кассах, другие спешили через турникет. Но мошенника и след простыл. С грохотом на нижнюю платформу подошел поезд, и Мерфи пошарил в кармане в поисках доллара. Если он поторопится, то все еще успеет купить билет и сесть на следующий поезд. Но здравый смысл подсказывал ему, что Бенфорд, а точнее сказать, псевдо-Бенфорд, никак не мог добраться до метро быстрее него.

Хватая воздух ртом, Мерфи прислонился к газетному киоску. Он ошибся. В каком бы направлении, покинув музей, ни побежал мошенник, но уж точно не в этом.

Дэвид подождал, пока восстановится дыхание, затем шагнул на эскалатор и поехал обратно на улицу. Он взглянул на часы: было пять минут второго. Дэвид мог развернуться и сесть на поезд до «Площади Инфанты», но оставалась еще шаткая возможность, что он увидит обманщика среди прохожих на тротуаре. А даже если не увидит, все равно ему необходимо было время подумать…

Зачем кому-то понадобилось выдавать себя за автора научно-фантастических произведений, чтобы просто поговорить с ним? Интересный вопрос, конечно, но, кроме «зачем?», был еще вопрос «как?». Роль была сыграна практически идеально; мошенник не только выглядел в точности как Грегори Бенфорд, но и, если судить по тому непродолжительному телефонному разговору, который состоялся между Мерфи и настоящим Бенфордом, голос его также соответствовал голосу подлинного писателя. Правда, хороший актер мог надеть парик и очки и приклеить бороду. Более талантливый смог бы даже подделать чей-либо голос…

Но для чего прилагать столько усилий?

Застегнув куртку и наклонившись, чтобы уберечься от холодных порывов ветра, Мерфи зашагал вдоль тротуара. Когда Дэвид дошел до перекрестка и стал ждать, пока загорится зеленый свет, еще одна мысль пришла ему в голову. Он попытался припомнить, не читал ли где-нибудь о том, что у Грегори Бенфорда есть брат-близнец?

Так и есть, он где-то читал: Джеймс Бенфорд, тоже физик, был однояйцовым близнецом Грегори. Тоже пишет научную фантастику как один, так и в соавторстве с более знаменитым братом. Возможно, он и есть…

Нет. Загорелся зеленый свет, и Мерфи, покачав головой, шагнул на проезжую часть. Это тоже не имеет смысла. Во-первых, зачем Джиму Бенфорду выдавать себя за собственного брата? Может быть, ради розыгрыша. Но какой в этом смысл, если жертва — совершенно незнакомый человек? И, во-вторых, Джим Бенфорд никогда не допустил бы ошибок, которые мало-помалу выдали его с головой: к примеру, незнание того, что «С» является общепринятым обозначением скорости света, или неведение того, что брат написал роман о машине времени.

Он, конечно, мог в любой момент позвонить Грегори Бенфорду снова, как только вернется в кабинет. Да, конечно; можно представить, как будет развиваться разговор:

Алло, доктор Бенфорд? Вы меня не знаете, но мое имя — Дэвид Мерфи. Я работаю на штаб-квартиру HACA в Вашингтоне. Я только что обедал с человеком, который как две капли воды похож на вас… Ну да. Я знаю, что есть множество парней, похожих на вас, но этот сказал, что он — это вы, и… Как бы то ни было, не могли бы вы мне сказать, где находится сейчас ваш брат и не обладает ли он странным чувством юмора?

Точно. И если он действительно Грег Бенфорд, то позвонит кому-нибудь в HACA и скажет, что некий псих, называющий себя Мерфи, задает странные вопросы о нем и его брате Джиме.

С неба снова посыпался снег. Мерфи поднял голову и посмотрел вверх. За молочно-белой дымкой он разглядел очертания Капитолия. Он снова опустил глаза и направился по Индепенденс обратно в сторону Музея авиации и космоса. Нет, лучше не вмешивать в это дело настоящего Грегори Бенфорда. Однако кем бы ни был мошенник, он владел достаточной информацией о Мерфи, чтобы предугадать, что его потрясет слава Бенфорда и он согласится встретиться за обедом и обсудить…

Статью из «Аналога» о путешествиях во времени.

Дэвид остановился. Вот где собака зарыта. Не имеет значения, с кем он встречался; важна именно тема разговора.

За сегодняшний день это уже второй раз, когда его статье уделили чрезмерное внимание.

Несмотря на теплую куртку, по спине Мерфи пробежала легкая дрожь. Сначала встреча со старшей администрацией HACA, которая выразила озабоченность по поводу того, что Мерфи может своими статьями об НЛО и путешествиях во времени скомпрометировать агентство, и попросила… нет, на самом деле предписала, чтобы все последующие статьи перед публикацией направлялись в отдел по делам общественности. Затем, менее чем через час после этой встречи, раздается телефонный звонок от некоего лица, разыгрывающего из себя знаменитого физика и автора, который, в свою очередь, хотел бы знать, что вдохновило Мерфи написать ту же самую статью…

Насколько все это можно считать совпадением?

Дэвид натянул капюшон и сунул руки глубоко в карманы. По какой-то причине его статья привлекла чье-то внимание. Но вся работа состояла в том, что он взял за основу некоторые наличные факты, увязал их с вероятными объяснениями и придумал правдоподобный сценарий. Однако статья появилась не в «Природе», не в научном разделе «Нью-Йорк тайме», а в журнале научной фантастики. Едва ли место совершения действия могло привлечь такое большое внимание.

Разве что… разве подобного рода вещи уже не встречались в истории?

Точно. В 1944 году, в самый разгар Второй мировой войны, когда писатель… кто же это был? Копаясь в памяти, Мерфи рассеянно щелкал пальцами. Хайнлайн? Азимов? А может, Хэл Клемент или Джек Уильямсон?

Нет. Теперь он вспомнил. Это был Клив Картмелл, почти забытый в наши дни писатель, если бы не один особый рассказ, который он написал для журнала «Поразительный».

Повесть носила название «Крайний срок» и ничем особенным не отличалась, если не считать одну важную деталь: в ней Картмелл в точности описал атомное оружие, то, которое применяли на самолетах «Ю-235» в качестве реактивной массы. Он даже пошел еще дальше и сочинил, что две подобные бомбы, если их сбросить на города неприятеля, могли положить конец вымышленной войне, изображенной в его рассказе. Всего лишь безобидная повесть, опубликованная на задней полосе низкопробного научно-фантастического журнала, но спустя несколько дней с момента опубликования в нью-йоркский офис редактора журнала «Поразительный» Джона У. Кэмпбелла-младшсго наведался офицер военной разведки, чтобы навести справки о личности Картмелла и о том, каким образом он получил такую информацию. Однако Картмелл не имел отношения к Манхэттенскому проекту; его бомба была всего лишь плодом воображения, а источники не более засекречены, чем учебники, которые можно найти в любой богатой библиотеке. Тем не менее он совершенно случайно наткнулся на тщательнейшим образом скрываемый секрет Второй мировой войны. Прошло немногим более восемнадцати месяцев, и на города Хиросиму и Нагасаки сбросили «Толстяка» и «Малыша».

Если подобное уже случалось, то почему бы этому не случиться снова?

У Мерфи дрожали руки, но отнюдь не от холода.

Он незаметно обернулся и увидел, что на расстоянии двадцати ярдов за ним следует какой-то человек. Дэвид ускорил шаг, затем неожиданно бросился через дорогу, чтобы увеличить расстояние между собой и преследователем. В конце квартала он повернул за угол, делая непредвиденный крюк по дороге в офис. Когда он снова обернулся, пешехода на горизонте не было.

«Возьми себя в руки, — сказал себе Мерфи. — Ты пугаешься собственной тени».

Все, что он написал, выдумка. Разумеется, в этом есть какая-то доля достоверности — несколько ссылок, чуть-чуть технической болтовни — к реальной жизни его статья имеет такое же отношение, как и любая серия «Звездного пути». НЛО никаким образом не могут на самом деле быть машинами времени…

Или могут?

Внезапно Дэвиду показалось, что сам город следит за ним. Окна государственных учреждений смотрели на него словно огромные немигающие глаза.

Мерфи немного прибавил шагу.


16 октября 2314 года
Вторник, 0550Z

— Спасибо, Центральная. «Оберон» готов к отбытию. — Мец похлопал по наушникам переговорного устройства, затем бросил взгляд через плечо. — Если хочешь занять свое место…

— Если можно, я бы хотел посмотреть. — Держась за спинку кресла, в котором сидел Василий, Фрэнк глядел в иллюминатор рубки управления. — Если, конечно, ты не имеешь ничего против.

Казалось, Мец готов был возразить, но затем пожал плечами.

— Поступай как знаешь. Если ты и твои люди через десять минут пристегнетесь ремнями безопасности, ты сможешь посмотреть все, что захочешь. — Он повернулся обратно к пульту. — Вытаскивайте нас отсюда.

Два похожие на пауков буксира двинулись прочь от хронолета. Тонкие тросы, которые волочились за ними, размотались и туго натянулись. За этим последовал еле заметный толчок, и они начали буксировать «Оберон» из космодока. Прожекторы осветили корпус корабля, когда он медленно двигался к воротам ангара. Фрэнк увидел, как где-то сбоку промелькнула чья-то крохотная фигура в скафандре, держащая над головой два светящихся жезла. «Оберон» работал на полную внутреннюю мощность и, конечно, мог покинуть платформу без чьей-либо помощи, но из соображений безопасности не полагалось активировать негатрон до тех пор, пока судно не окажется за пределами станции.

Фрэнк подумал, что в этот момент должен был бы заиграть оркестр. Раньше, в начале двадцатого века, когда корабль покидал порт и отправлялся в долгое путешествие, это считали торжественным событием. Духовой оркестр исполнял «Боже, храни королеву», с палубы летели разноцветные ленточки, ревели сирены, и собравшиеся на пристани толпы людей подбадривали отплывающих громкими возгласами. Теперь же на плоских экранах мелькали какие-то размытые образы, и из переговорных устройств доносился приглушенный звук голосов. Процедура была последовательна и безупречна, но совершенно бездушна.

Позади скрылись ворота ангара, и они увидели сине-зеленые просторы горизонта Земли.

— Все в порядке. Мы вышли. — Мец наклонился вперед, преодолевая сопротивление ремней безопасности, и принялся набирать команды на клавиатуре. — Шесть минут до искривления пространства. Доктор Лу…

— Нет необходимости напоминать мне об этом.

Он задержался на несколько секунд, чтобы посмотреть, как буксиры сбросили тросы и разъехались в разные стороны. Вдалеке над краем земной поверхности Фрэнк мельком увидел крошечный космический корабль: корабль-преследователь разместили на орбите специально, чтобы наблюдать за переходом «Оберона» через хронокосмос.

— Ты уверен, что ввел правильные координаты? Вопрос был задан совершенно не к месту.

— Хочешь вернуться и перепроверить ИИ? — проворчал Василий, показывая на компактные колонки алгоритмов, отображаемые на экранах по обеим сторонам от его кресла. — Мы всегда можем отложить запуск, если ты не…

— Извини. Не хотел тебя обидеть. — Фрэнк двинулся к диафрагме люка. — Скажи, когда будешь готов.

— Я всегда говорю. Ты, главное, проследи, чтобы твои люди были пристегнуты.

Фрэнк покинул кабину экипажа и двинулся по коридору в пассажирский отсек. Как он и ожидал, Леа и Том уже сидели на креслах, повернутых таким образом, чтобы они могли видеть широкий экран на дальней стене помещения. Леа взглянула на Фрэнка, когда он по потолочным ступенькам подтягивался к среднему креслу.

— Все готово? — справилась она.

— Ага. Теперь осталось только ждать.

Лу уселся в свободное кресло и пристегнул коленные и плечевые ремни. Краем глаза он заметил, что Хоффман не сводит глаз с панели, отображающей статус полета, которая располагалась рядом с экраном. Он сильно волновался и так сжал руками подлокотники, что у него побелели костяшки.

— Эй, Том, — мягко сказал Фрэнк. — Не повреди обивку.

— Простите. — Хоффман выдавил из себя нервную ухмылку. — Мой первый раз.

— Расслабься. — Лу непринужденно улыбнулся и туже затянул ремни. — Все закончится так быстро, что ты не успеешь понять, что произошло.

Конечно, при условии, что переход через хронокосмос пройдет благополучно. Не было смысла напоминать Хоффману о том, что может произойти, если что-то не получится. Малейший, самый незначительный просчет искусственного интеллекта «Оберона», и переходный тоннель поглотит сам себя, образуя квантовую дыру, которая мгновенно уничтожит хронолет. Если такое произойдет, то до того, как погибнуть, они узнают, каково это быть вытянутыми в спагетти. Подобные катастрофы раньше никогда не случались, по крайней мере с кораблем, на борту которого находились люди, однако каждый сотрудник ХКИЦ знал о судьбе приматов, оказавшихся на борту испытательных кораблей в конце 2200-х годов.

От этого Фрэнка бросило в дрожь. Он постарался выбросить эти мысли из головы и переключил внимание на настенный экран, где воспроизводилась проекция заднего вида «Оберона». Хронолет приводился в движение негатроном и быстро удалялся от «Хроноса», и теперь космическая станция казалась всего лишь маленькой точкой. Еще дальше над краем Земли двигалась небольшая группа ярких звезд: орбитальные колонии, спутники на солнечных батареях и другие космические аппараты. Даже сейчас диспетчеры «Хроноса» следили за курсом полета «Оберона», чтобы ни одно судно не оказалось в радиусе шестидесяти километров от хронолета.

— Осталась одна минута, — послышался из наушников напряженный голос Меца. — Включаю тоннельные генераторы.

Фрэнк почувствовал, как рука Леа потянулась к его колену. Он взглянул на нее и уловил выражение глаз. Она ничего не хотела говорить при Томе, но почти так же тревожилась, как и он сам. Лу быстро схватил ее за руку и улыбнулся, чтобы как-то успокоить девушку. Она кивнула, затем снова посмотрела на панель статуса полета. На экране меньшего размера изображалась радиомодель гравитационного колодца Земли. «Оберон» двигался вдоль крутой впадины колодца; именно здесь, используя естественную планетную пертурбацию хронокосмоса, тоннельные генераторы хронолета откроют в квантовой пене маленький проход.

— Тридцать секунд, и начало отсчета, — предупредил Мец.

Фрэнк закрыл глаза и заставил себя расслабиться. Представь себе крохотное отверстие в туго натянутом резиновом полотне, сказал он себе. Ты просовываешь в него палец, и оно растягивается и становится немного больше. Ты нажимаешь с большей силой, и дырка расширяется так, что в нее можно просунуть палец. Но на этом ты не останавливаешься; продолжаешь давить, и вот уже просовываешь кисть руки… теперь всю руку… потом все тело…

— Десять секунд, — произнес Мец.

Лу открыл глаза и увидел мчащуюся ему навстречу планету. Хронолет стремительно приближался к атмосфере Земли. Если он не изменит курс в ближайшие четыре-пять минут, то вскоре начнет входить в ионосферу, и Мецу придется менять угол падения, чтобы предотвратить возгорание корабля. Тем не менее панель статуса полета отображала совершенно иную картину: хронолет несся навстречу невидимой воронке, «Оберон» начал формировать вокруг себя условный горизонт тоннеля. Надави на отверстие и продолжай давить, пока…

— Пять… четыре… три…

— О Боже… — прошептал Хоффман.

— Закрой глаза, — посоветовал Фрэнк.

— Два… один…

В следующую секунду все вокруг словно превратилось в то воображаемое резиновое полотно, которое растянули до бесконечности, и оно стало больше целой галактики, длиннее самой вселенной…

А потом резко и неожиданно отпустили.

Фрэнк так сильно грохнулся в кресло, что почувствовал, как хрустнули шейные позвонки, и в то же мгновение до него донесся отдаленный крик — это Том, а может быть, Леа, он не разобрал, так как казалось, что все смешалось воедино. Отовсюду и в то же время ниоткуда послышался неприятный напряженный стон; он почуял едкий тошнотворно-кислый запах, а затем…

— Все в порядке, — сказал Мец, — можете расслабиться. Мы прошли.

Фрэнк открыл глаза.

Первое, что он увидел, была шаровидная полужидкая масса, парящая в воздухе рядом с его креслом. Завороженный, Лу поднял руку и потянулся, чтобы дотронуться до странного объекта… и тут же с отвращением отпрянул, когда понял, что это такое. Он осторожно повернулся направо и увидел, как Хоффман вытирает ладонью рот.

Том поймал сердитый взгляд Фрэнка и смущенно произнес:

— Извините…

— Ничего страшного. Такое случается время от времени, — успокоил его Лу, а про себя добавил: «Теперь-то ты понимаешь, почему мы предупреждали тебя не завтракать». Но сейчас незачем было акцентировать на этом внимание.

Он попытался сдержать улыбку, когда Леа увернулась от пролетающего мимо нее шара из рвотной массы. Фрэнк коснулся наушников переговорного устройства.

— Василий, если тебя не затруднит, нам бы хотелось, чтобы ты включил гравитацию.

— Минутку, — ответил пилот.

Красный индикатор на панели статуса полета загорелся зеленым светом, и через пару секунд Фрэнк внезапно испытал ощущение падения, словно находился в лифте, только что пролетевшем несколько этажей. Шаровидная масса шлепнулась на пол между кресел, полетели брызги. Не очень-то приятное зрелище, но по крайней мере лучше, чем ее свободный полет по пассажирскому отсеку.

Фрэнк отстегнул плечевые и коленные ремни безопасности и нетвердо встал на ноги. На первый взгляд картинка на экране ничуть не изменилась, но, присмотревшись, он заметил, что они находятся на большей высоте. К тому же светлое время суток переместилось в другое место; день теперь отступал с восточной Атлантики, а на Британские острова и Испанию опускалась ночь.

— Мы попали?

— Бортовой ИИ говорит, мы на правильных координатах, — ответил Мец. — 2 мая 1937 года, около восемнадцати часов по Гринвичу. Тем не менее хотелось бы получить звездные показатели, чтобы подтвердить это. Доктор Ошнер, вы сможете сделать это для меня?

— Слушаюсь.

Леа уже встала с кресла, немного сгорбившись, с трудом побрела к люку, открыла его и вышла из отсека. В регистрационном отсеке она сможет войти в библиотечную систему и найти исторические звездные карты и сравнить с положением видимых созвездий в реальном времени.

Хотя Хоффман и расстегнул ремни, он все еще лежал в кресле, имел бледный вид и тупо глазел в потолок.

— Ты в порядке? — тихо поинтересовался Фрэнк, и Том слабо кивнул. — Хорошо. Приходи в себя. Но через минуту мы тебя ждем. У нас много работы.

— Да… Хорошо, конечно. — Том сделал глубокий вдох и шумно выдохнул.

— Это… на тренажере все по-другому, да?

— На тренажере всегда все по-другому. — Фрэнк похлопал молодого человека по колену. — Уборка за тобой. Когда закончишь, можешь помочь мне и Леа подготовиться к внедрению.

Том снова кивнул. Фрэнк подошел к диафрагме люка и немного подождал, чтобы посмотреть, сможет ли Хоффман подняться без дальнейших уговоров. Когда же Том наконец зашевелился, Лу открыл люк и направился в рубку управления.

— Хоффмана стошнило, да? — Василий оставил свое кресло и теперь стоял напротив главной технической панели и проверял функционирование основных систем. — Я говорил Паоло, что для этого задания нужен более опытный специалист миссии.

— У всех когда-то бывает первый раз. Том немного неуверенно себя чувствует, но он справится. А как корабль?

— Прекрасно. Преодолел переход без проблем. — Мец отвернулся от технической панели. — Как только Леа подтвердит наше положение, я свяжусь с «Мирандой» и доложу, что мы на месте.

— Хорошо. — Фрэнк замешкался. — Здесь нужна моя помощь?

— Нет, спасибо. — Мец метнул на него хмурый взгляд и вернулся на свое место. — Когда мне понадобится второй пилот, я попрошу.

— Разумеется. — Получив отказ, Фрэнк отступил. — Прости, что спросил…

— Прощаю. — Мец медленно пододвинул кресло к пульту и начал набирать на клавиатуре команды. — Если хочешь помочь, то пойди проверь, что так задерживает Леа. Я должен был получить эти данные пять минут назад.

Фрэнк мог бы подобрать для пилота много слов, но подавил жгучее желание произнести их вслух. На самом деле не было смысла что-либо говорить. Оставив Меца наедине с его работой, он развернулся и покинул рубку управления. А оказавшись в коридоре, Лу на несколько минут остановился, чтобы посчитать до десяти, повернулся и направился в регистрационный отсек.

Экран, занимающий большую часть дальней стены, воспроизводил звездную карту, наложенную на изображение звездной картины, полученной в реальном времени за пределами хронолета. Леа стояла посреди помещения напротив огромной тумбы; хотя руки лежали на сенсорной панели, она, казалось, внимательно слушала то, что передавали через переговорное устройство. Девушка даже не замечала присутствия Фрэнка, пока он не дотронулся до ее плеча, но даже тогда она едва подняла на него глаза.

— Мец хочет знать…

— Мы на месте, — встревоженно сказала она, кивая в сторону настенного экрана. — Мы там, где должны быть. Подожди секундочку… — Леа нетерпеливо пробежала пальцами по сенсорной панели и перевела информацию на пульт Меца. — Ты должен это услышать.

Отсек неожиданно заполнил пронзительный, эмоциональный мужской голос. Вероятно, он исходил из какого-то наземного радиоисточника и поэтому искажался атмосферными помехами. Язык совершенно определенно был немецкий, и по мере выступления сила голоса все возрастала и возрастала.

— У меня нет точных координат, но, кажется, трансляция идет из Берлина. Я пропущу его через переводчик.

Леа ввела еще одну команду, и экран отобразил восходящие строчки текста:

Я тоже сын своего народа. Я вышел не из дворца. Я вышел из мастерских. Никогда я не был генералом. Я был простым солдатом, как миллионы других, таких же, как я. Нечто волшебное есть в том, что среди армии миллионов неизвестных германцев — армии рабочих и солдат — нашелся человек, который смог подняться и встать во главе Рейха и целой нации.

— Ты знаешь, кто это? — прошептала девушка. — Ты понимаешь, кого мы только что слушали?

Фрэнк медленно кивнул. Он был на 377 лет в прошлом и слушал голос одного из самых страшных людей, когда-либо появлявшихся в истории человечества.

Где-то там, внизу, кричало в микрофон свою полную ненависти речь самое ужасное, ненавистное чудовище — Адольф Гитлер.


14 января 1998 года
Понедельник, 17:06

Только когда Мерфи услышал в коридоре голоса людей, он понял, что рабочий день подошел к концу. Оторвавшись от канцелярской работы, в которую он намеренно погрузился с головой, Дэвид увидел, как мимо приоткрытых дверей его кабинета, на ходу натягивая пальто и болтая о концерте Билли Джоэла, который они собирались посетить сегодня вечером, прошагали две секретарши. За окном на город незаметно опустилась ночь.

Мерфи закинул пару папок в портфель, затем привел в порядок стол и выключил компьютер. Сменил мокасины на зимние ботинки, встал и надел парку. Все это время он ни на минуту не сводил глаз с телефона. В течение нескольких последних часов Дэвид всячески пытался отвлечься, но тем не менее не мог отделаться от мысли, что аппарат зазвонит с минуты на минуту. Но этого так и не произошло, и затянувшаяся тишина стала практически невыносимой.

— Выброси это из головы, — тихо сам себе сказал Дэвид. — Тебе нечего бояться.

Неужели? — поинтересовался слабый голос где-то в закоулках разума. — Тогда почему ты так боишься идти домой?

Нет. Мерфи не боялся идти домой. Мысль о том, что нужно уходить из кабинета, — вот что беспокоило его. Десятый раз за день он подумывал позвонить Донне и попросить, чтобы она приехала в город и подобрала его около работы. Возможно, ему удалось бы смягчить положение, предложи он ей поужинать в каком-нибудь ресторане. Но это означало бы, что ей придется пробиваться сквозь самое оживленное движение на Окружной, а она наверняка уже готовит обед, да и Стивен еще не сделал уроки, и…

Ерунда. Он поедет на общественном транспорте, ведь так? Вокруг него постоянно будет находиться кто-нибудь из десятков других пассажиров метро. Он ни на минуту не останется один. А чего он, собственно говоря, ждал? Что за ним придут люди в шинелях? Это походит на какой-то роман Роберта Ладлэма. Псевдо-Бенфорд? Хорошо, если он снова увидит самозванца, то сразу же найдет телефонавтомат и позвонит в полицию. Или, может быть, все писатели-фантасты Америки…

Мерфи фыркнул от смеха и погасил свет. Нет, беспокоиться не о чем. Он просто запугивает сам себя. Черт, не исключено, что кто-то просто-напросто разыгрывает его. Как бы там ни было, в конце концов он во всем разберется…

Порошило целый день, и к концу дня тротуары покрылись слоем свежего белого снега. Ветер гнал его мимо фонарей и проезжающих автомобилей, делая похожим на сказочную пыльцу. Желтый снегоочиститель гремел вдоль Е-стрит, царапая лезвиями заледенелый асфальт и отбрасывая в сторону белые сугробы. Кутаясь в шарф, Мерфи слился с толпой других работников, устало бредущих в направлении площади Инфанты. У эскалатора он остановился и купил последнее издание «Вашингтон тайме», после чего спустился в приятную теплоту станции метро.

Зарезервированное парковочное место в гараже НАСА разбаловало Мерфи. За все годы жизни в округе Колумбия Дэвид весьма редко ездил на работу и обратно на метро, предпочитая пользоваться им в выходные для поездок со Стивеном на бейсбольный матч на стадион Кеннеди или для воскресных рейдов по магазинам восточного рынка. Поэтому путешествие в пригород Виргинии заняло немного больше времени, чем он ожидал. Поезд был переполнен, не оставалось ни одного свободного места, и люди стояли в проходах, хватаясь за перила и потолочные поручни, когда вагон качался из стороны в сторону. Из-за такого скопления народа Мерфи не мог открыть газету, поэтому, просмотрев заголовки — «Тайме» со свойственным ей лицемерным негодованием максимально раздула скандал с Полой Джонс, — он сунул ее в портфель и уставился перед собой, рассматривая всех и не встречаясь ни с кем глазами: обычное поведение стоящего пассажира в любом виде транспорта.

Когда поезд выехал из-под Потомака, толпа с каждой остановкой начала постепенно редеть. Пентагон, Пентагон-Сити, Кристал-Сити, Национальный Аэропорт, Брэд-док-Роуд, Кинг-стрит… по мере того как станции по очереди сменяли друг друга, кто-то входил, кто-то выходил, и последних было больше. К тому времени как поезд прибыл на станцию «Эйзенхауэр-авеню», в вагоне уже никто не стоял, и здесь и там виднелись пустые сиденья. Когда сошел старик-пенсионер, деливший с ним место, у Мерфи наконец появилась возможность открыть газету, однако он не стал этого делать. Следующей остановкой был Хантингтон, где сегодня утром он припарковал машину. Зачем возиться с газетой, если скоро выходить?

Усталый, лелеющий надежду, что Донна приготовила на ужин мясной рулет и пюре и что Стивену сегодня вечером не понадобится его помощь, Мерфи рассеянно обвел взглядом полупустой вагон. По другую сторону от прохода какой-то бизнесмен читал триллер Джона Гришема. Немного дальше два латиноамериканских подростка в трикотажных фуфайках с капюшонами болтали между собой по-испански, время от времени заливаясь громким смехом. Чернокожая женщина средних лет равнодушно уставилась в окно. Симпатичная девушка с длинными рыжими волосами, струящимися из-под черного берета, встретилась с ним взглядом. На девушку было приятно смотреть, и неожиданно Мерфи осознал, что разглядывает ее. Когда девушка заметила это, она смерила его холодным и пристальным взглядом, бросая вызов вторгшемуся в ее уединение незнакомцу, и Дэвид быстро отвел глаза, смущенно переключив внимание на соседнее окно.

Если бы Мерфи в этот момент не поглядел в окно, он мог бы и не заметить старика, сидящего в задней части вагона. Высокий, сухопарый человек сидел через три ряда позади него, по другую сторону от прохода. Длинные каштановые волосы уже тронула седина, белая борода доходила ему до груди. На старике была армейская парка, вероятно, купленная на распродаже — воротник застегнут до самого подбородка, — и синяя бейсбольная кепка, низко надвинутая на глаза. Еще один из бесчисленных отщепенцев Вашингтона, на которых не обращаешь внимания, пока они не попытаются выпросить у тебя немного мелочи…

Однако в тот момент, когда Мерфи заметил его, бродяга пристально смотрел в его сторону. Следил за ним.

Дэвид инстинктивно отвел глаза. Затем еще раз тревожно взглянул в окно. Мужчина в конце вагона все еще глядел на него, очевидно, не подозревая, что сам оказался объектом тайного наблюдения.

Нет, это не псевдо-Бенфорд. Этот пониже ростом и не такого плотного телосложения. Совершенно незнакомый человек… и в то же время по какой-то непонятной причине его лицо казалось Мерфи знакомым. Если сбрить бороду и, возможно, немного подстричь его…

Поезд качнулся и начал замедлять ход. Показались уличные фонари и исказили отражение в окне. Они подъезжали к следующей станции.

— «Хантигтон», — раздался из потолочных динамиков записанный на пленку голос. — Двери открываются справа.

Бизнесмен отложил книжку в бумажной обложке и взял портфель. Темнокожая дама устало вздохнула и переставила ноги так, словно готовилась встать. Латиноамериканские парнишки угрюмо смотрели, как Мерфи нервно теребит стоящий на коленях портфель. Когда поезд выехал на надземную дорогу, отражение исчезло за желтым светом натриевых фонарей. Мерфи выглянул в окно и увидел около десятка ожидающих на платформе людей, но среди них ни одного патрульного.

Притворившись, что кашляет, Дэвид прикрыл рот рукой и украдкой посмотрел назад. Старик торопливо посмотрел в другую сторону, однако одной ногой он уже стоял в проходе. Так и есть, планирует сойти на этой станции.

На мгновение у Мерфи возник порыв остаться в кресле. Но он припарковал машину именно здесь. И если не хочешь ехать на метро до конца линии, потом покупать еще один проездной билет и возвращаться обратно, то нужно выходить именно здесь.

Это обыкновенный пьяница, сказал он себе. Бездомный бедолага. Может быть, немного сумасшедший. Ему просто нравится рассматривать людей в поезде, вот и все…

Поезд остановился. Бизнесмен и чернокожая женщина встали и двинулись к дверям. Еще какое-то мгновение Мерфи колебался, затем, как только разъехались двери, быстро вскочил с места и бросился по проходу. Темнокожая дама с немым удивлением смерила Дэвида взглядом, когда он пробежал мимо нее, а бизнесмен проворчал что-то непристойное ему вслед, когда они столкнулись плечами. Оказавшись на платформе, Мерфи зашагал так быстро, как только мог.

На самой верхней ступеньке он на короткое время остановился и обернулся. Он не увидел бродягу, но в толпе было так много людей, что сказать наверняка не представлялось возможным. Держась за перила, Мерфи повернулся и запрыгал вниз по лестнице.

Прямо за турникетом за воротами из металлической сетки находилась стоянка автомобилей.


2 мая, 1937 года
Воскресенье, 21:47

Сначала город и его окрестности были скрыты плотным слоем распухших от дождя туч, но вскоре «Оберон» прорвался сквозь густую облачность, и внезапно, как расплывшееся пятно света, перед путешественниками возник Франкфурт. Свечение городских огней делилось на две неравные части извивающимся полотном реки Майн. Инфракрасный локатор нащупал наиболее выступающие сооружения: высокий готический шпиль собора Св. Варфоломея, здания банков и муниципальных учреждений центрального финансового района, огромных размеров купол железнодорожного вокзала.

— Вон там.

Фрэнк, который стоял рядом в рубке управления с Мецем, указал на маленькое темное пятно неправильной формы к северо-западу от Ситиринга, узкой зеленой полосой окружающего самую древнюю часть города.

— Рядом со «Старой Оперой»… видишь? Это поместье Ротшильда. Высади нас там.

Пилот внимательно посмотрел на экран.

— Ничего не выйдет. Слишком мало места и слишком близко к дороге. — Он указал на большой парк в нескольких километрах от университета имени Гете. — Лучше я высажу вас там. Меньше вероятность, что нас засекут.

— Это ботанический сад. Ты понимаешь, сколько нам идти оттуда до «Франкфуртер Хоф»? — Фрэнк покачал головой. — Не беспокойся. Пока мы находимся в маскировочном режиме, нас никто не заметит. В это время ночи улицы практически пусты.

— Пойдете пешком, — стоял на своем Мец. — Человеку твоего возраста разминка только на пользу.

Фрэнк нахмурился. Он все еще не мог привыкнуть к новой внешности. Теперь Лу выглядел как мужчина шестидесяти лет с редеющими седыми волосами, небольшим брюшком и непривычным рядом морщинок вокруг глаз и в уголках рта. И хотя новые лицо и тело из нанокожи не представляли никаких неудобств, поскольку изготавливались для большей естественности из его собственного эпидермиса, восстановленного на микроскопическом уровне, невыносимым испытанием оказалась старинная одежда: черный смокинг из неэластичного материала поверх белой хлопковой рубашки с белым галстуком. Подобного рода одежду выбрал бы джентльмен любого европейского города для выхода в оперу воскресной ночью. Теперь Фрэнк во всем походил на Джона Пеннса, американского бизнесмена, место которого он в скором времени намеревался занять на борту «Гинденбурга».

— Чем дальше нам придется идти, тем больше вероятность влипнуть в какую-нибудь историю. Просто высади нас там, хорошо?

— Да, но… — Мец пожал плечами. — Как скажешь.

— Отлично.

Несмотря на тревогу, Лу вдруг понял, что ему не терпится покинуть «Оберон». Постоянные стычки с пилотом начинали его утомлять.

— Дай нам минут десять. Пойду проверю, как там Леа.

Он оставил Василия в кабине и направился по коридору в регистрационный отсек. Люк был закрыт; Фрэнк отворил его, и в тот же момент раздался гневный вопль:

— Фрэнк! Ради Бога, тебя не учили стучаться?

— Entschuldigen, извините, — пробормотал он, улыбнувшись против воли. Леа, по всей видимости, только что вышла из репродуктивной камеры. Из открытого вентиляционного отверстия цилиндрической установки валил пар.

— Я не хотел нарушить твой покой.

— Прости. Мне просто… просто не нравится мой внешний вид, больше ничего.

Неудивительно, что Леа была смущена. Хотя Фрэнк много раз видел ее обнаженной, но в теле сорокалетней Эммы Пеннс она выглядела совершенно по-иному. Репродуктивная камера добавила ее телу десять лишних килограммов искусственной плоти, что увеличило грудь, объем бедер, немного округлила животик и ягодицы. Эмму Пеннс нельзя было назвать женщиной непривлекательной, но она определенно не имела стройной фигуры Леа.

— Придется привыкнуть. — Фрэнк галантно отвернулся. — Мы пожилая женатая пара из Чикаго, надеюсь, ты помнишь?

— Пустяки.

Когда Леа начала одеваться, Фрэнк услышал позади себя шелест материи.

— Мы установили связь с «Мирандой»?

— Василий разговаривал с Хансом десять минут назад. — Хотя Фрэнк все еще стоял к ней спиной, краем глаза он видел ее полупрозрачное отражение в экране монитора, похожее на побочное изображение, наложенное на ночной вид Франкфурта-на-Майне. — Эвакогруппа подобрала Пеннсов около полутора часов назад, вскоре после того, как они вышли из «Франкфуртер Хоф» и направились в оперу. Они были одни, поэтому никто их не видел. Сейчас они в безопасном месте в Грисхайме, а завтра утром, после того как «Гинденбург» отбудет с аэродрома, Ханс вывезет их из города.

— А наши сумки?

— В данный момент они на пути в отель. О, и еще кое-что…

Лу отвернул высокий ворот рубашки и двумя пальцами надавил на гортань, чтобы активировать подкожные имитаторы, имплантированные в голосовых связках. Когда он снова заговорил, его голос был сиплым и низким, с явным американским акцентом.

— Эвакуационная группа передала нам голосовые модели, — сказал он и увидел, что Леа от неожиданности повернула голову. — Я уже переписал свою из бортового ИИ. Не забудь получить свою модель.

— Не забуду. — Она с облегчением вздохнула. Если самой рискованной частью операции считалось извлечение из города Джона и Эммы Пеннсов, то получение моделей их голосов было одним из самых деликатных заданий. — Итак, где Василий намерен высадить нас?

— Он хотел сделать это в ботаническом саду, но я настоял на поместье Ротшильда. Члены семьи Ротшильда покинули страну в начале года; нацистское правительство заявило претензии на участок земли, на котором стоял их дом. И теперь там устроили общественный парк. Оно намного меньше, но зато у нас не будет проблем.

— Никаких радаров, к тому же эта часть города не славится ночной жизнью. — Девушка раздраженно вздохнула. — Пожалуйста, застегни мне платье. Я не могу дотянуться.

На ней было длинное, по щиколотку, белое вечернее платье в стиле конца 1930-х годов. Вещевой отдел выполнил свою обычную скрупулезную работу: исследовал направления моды того времени и изготовил близкие к подлинным дубликаты, но Фрэнк надеялся, что фасон этого платья походит на тот, в котором Эмма Пеннс вместе с мужем покинули «Франкфуртер Хоф». Когда Лу застегнул пуговицы на спине Леа, она повернулась к нему лицом.

— И как я выгляжу?

— Как моя жена. — Он не мог сдержать улыбку.

— Перестань. — Но при этих словах Леа заулыбалась сама, и щеки ее залились легким румянцем, что являлось свидетельством эффективности нанохирургического лечения. — Если мы выберемся, я пересмотрю твое предложение.

— Я запомню.

Леа чмокнула его в щеку.

— Готова? — спросил Фрэнк, она кивнула и взяла в руки пальто. — Хорошо, тогда… пошли.

В пассажирском отсеке они присоединились к Хоффману, который смотрел на настенном экране, как «Обе-рон» опускается на город. Мец снизил хронолет до двух тысяч метров и завис прямо над поместьем Ротшильда, чтобы просканировать местность инфракрасным локатором. Моросил дождь. Как они и ожидали, народу на улице было мало, а парк и вовсе опустел.

Только легкий шелест листвы выдавал тихое снижение «Оберона» на широкую поляну в центре парка. Его матовый черный корпус был практически незаметен для невооруженного глаза. За несколько секунд до приземления раскрылись посадочные опоры. Когда хронолет садился, энергия негатрона сорвала с деревьев засохшие листья, а потом все успокоилось.

Когда Хоффман открыл диафрагму входного шлюза, Фрэнк поспешно выключил внутреннее освещение.

— Просто на всякий случай, — пробормотал он себе под нос и спустился по лестнице на землю. Лу подождал, пока спустится Леа, и посмотрел на Хоффмана. — Увидимся в Нью-Джерси, — добавил он.

— Я буду ждать. Удачи вам.

Хоффман успел пожелать им ни пуха ни пера, после чего люк быстро закрылся.

Фрэнк взял Леа за руку, и они поспешили прочь от хронолета. Когда они находились уже достаточно далеко от места посадки, то обернулись посмотреть, как взлетает «Оберон». Овальная тень хронолета бесшумно поднималась в затянутое тучами небо; в течение нескольких минут до них еще доносился приглушенный гул негатрона, затем растаял и он.

Ночь была прохладной; свежий воздух пах сосной и дубом, траву покрывала ночная роса. Неподалеку, на вершине невысокого холма, возвышалась древняя каменная башня, единственное, что осталось от крепостной стены, окружавшей город в средние века. За окаймляющими парк деревьями мерцали огни в окнах соседних домов. Все вокруг казалось темным и спокойным.

— Давай выберемся отсюда. — Леа задрожала и укуталась в пальто. — Мне не нравится это место.

Будь у него время, Фрэнк еще ненадолго задержал бы се здесь. Какое огромное пространство! Как много деревьев! На Луне растительность была роскошью, ее специально выращивали в закрытых лабораториях. Здесь, на Земле, в этот период природа встречалась повсюду, даже в крупнейших городах. А ночь была так таинственна…

Однако Леа права. Опера скоро закончится. Как в последнем акте любой хорошей пьесы, темп решал все.

— Хорошо, — ответил он. Его глаза привыкли к темноте, и Лу заметил неподалеку гравийную дорожку. — Думаю, нам сюда.

Держась за руки, они побрели к выходу и наконец обнаружили в высокой каменной изгороди, которая обступала бывшее поместье, открытую калитку. Исследователи вышли на мягкий свет уличных фонарей и очутились на улице Бокенхаймер, как раз через дорогу от «Старой Оперы». Из темноты их взору предстало массивное готическое здание оперного театра, похожее на причудливый свадебный пирог из мрамора и белого гранита. В высоких сводах окон отражался свет, освещая статуи на остроконечных крышах и классические барельефы на узорных стенах. Откуда-то из глубин здания, достигая крещендо, доносился приглушенный мелодичный гул оркестра. Возможно, исполняли Вагнера.

— Это… — Завороженная видом «Старой Оперы» Леа пыталась подобрать подходящие слова. — Великолепно и в то же время как-то безобразно.

— Да, что-то в этом роде.

Фрэнк шагнул с бордюра и в тот же момент отпрянул, ослепленный фарами автомобиля. Раздался пронзительный протестующий сигнал клаксона, и мимо них пронесся седан. На сиденье рядом с водителем промелькнуло лицо женщины, которая с презрением посмотрела на них. Фрэнк отвел глаза.

— Пошли, — проворчал он и снова взял Леа за руку. — Мы начинаем походить на туристов.

— Так и есть. Мы действительно туристы, разве нет? — улыбнулась девушка.

— Возможно, но быть иностранцем в это время и в этом месте очень опасно. — Фрэнк осторожно обвел улицу взглядом. Теперь музыка прекратилась, и можно было различить отрывистый шум аплодисментов. — Пошли… спектакль заканчивается.

Они пересекли улицу как раз в тот момент, когда из арочного входа Оперы появились первые зрители. Хотя среди них встречались и скромно одетые люди, основная масса была разодета в нарядные вечерние туалеты. Фрэнк и Леа слились с толпой, повалившей на широкую площадь напротив оперного театра. Стараясь сохранять непринужденный темп, они неторопливо миновали центральный фонтан и, не обращая внимания на припаркованные вблизи Опера-плац такси, направились в направлении Ситиринга.

В средние века Франкфурт был окружен крепостным рвом, наполненным отведенными от Майна водами; с внутренней стороны рва находилась стена, которая также защищала город от вторжения неприятеля. В восемнадцатом веке необходимость в таких оборонительных укреплениях отпала, поэтому стену снесли, а ров засыпали землей. Теперь старый город Франкфурта опоясывала узкая парковая полоса, густо засаженная деревьями, по обеим сторонам которой проходили автомагистрали.

Фрэнк и Леа под руку брели вдоль вымощенной булыжником дорожки, проходящей по центральной аллее. Парк был густо засажен деревьями, от этого он становился еще темнее. Дорожки освещались лишь редкими фонарями. Время от времени кто-нибудь быстро проходил мимо них, отмечая их присутствие лишь небрежным кивком и невнятным hallo или guten Abend, но так или иначе Ситиринг почти опустел.

Впрочем, не совсем. Когда тропинка повернула налево, они натолкнулись на парочку подростков, которые, обвив друг друга руками, сидели на каменной скамье под бронзовым фонтаном и целовались. Они могли бы быть молодыми любовниками любого другого места и времени, только вот на парне была коричневая униформа «Гитлеръюгенда», а из-под пальто девушки выглядывала белая блузка, синяя юбка и черные тяжелые ботинки Jungmaedel организации «Молодые девы». Когда приблизились Фрэнк и Леа, молодые люди испуганно подняли глаза и виновато поспешили прочь, подобно преступникам скрывшись под покровом ночи.

— «На полях и топях, — глядя им вслед, пробурчала Леа, — радость губит многих».

— Что?

— Так, ничего. Строчка из пропагандистской песни. — Она печально посмотрела вдогонку молодой паре. — Как же все-таки здесь безлюдно. Я полагала, что майским вечером здесь будет побольше народу.

Фрэнк кивнул. Стояла напряженная тишина, словно кто-то объявил неофициальный комендантский час. Поверх деревьев он видел верхние этажи учреждений, банков и жилых домов, расположенных на прилегающих улицах. Почти все огни в окнах были погашены, что придавало им вид холодных каменных каркасов. В них присутствовало нечто жалкое и унылое, словно кто-то высосал всю радость и жизнь из этих серых громад.

— Не думаю, что находиться здесь безопасно, — тихо произнес Фрэнк. — Давай-ка поторопимся.

Не сходя с аллеи, они ускорили шаг и двинулись дальше по дорожке, которая вела к центру города. Вскоре дорожка кончилась в том месте, где улица делила парк пополам. Вывеска под фонарем указывала, что они находятся на Кайзерштрассе. Налево, в полуквартале от дороги, прямо за огромной статуей расположился Дрезденский банк.

Фрэнк остановился и в замешательстве посмотрел в обоих направлениях. Он тщательно изучил этот район, заучив наизусть историческую карту улиц, но совершенно неожиданно для себя осознал, что полностью дезориентирован. Запомнить координаты по карте — это одно, а оказаться на месте — совсем другое.

— Ты помнишь, куда поворачивать? — спросил он. Леа удивленно подняла брови.

— Я думала, ты знаешь.

— Я тоже так думал, но…

На карте все выглядело иначе, хотел добавить Лу, но это напугало бы девушку. Как раз сейчас он меньше всего хотел, чтобы она начала его пилить. Повинуясь порыву, он повернул направо и зашагал по тротуару в направлении перекрестка. Фрэнк был абсолютно уверен, что они находятся в двух-трех кварталах от «Франкфуртер Хоф» и что Кайзерштрассе обязательно выведет их туда… в двух-трех кварталах, но в каком направлении?

На углу он снова остановился, повернулся и посмотрел на статую.

— Гете, — пробормотал Фрэнк, кивая в сторону каменной фигуры немецкого философа. — Я не помню, чтобы что-то читал об этом ориентире, так что, возможно, мы…

— Tc-c! — прошептала она вдруг. — Нам в другую сторону, Джон.

Джон? Он обернулся и увидел, что Леа направилась в противоположную сторону.

— Леа, что…

— Halten! — выкрикнул чей-то голос. — Wohen gehen sie?

Фрэнк застыл на месте. Леа сделала то же самое. Он, скрепя сердце, медленно повернулся лицом к человеку, о присутствии которого догадался после того, как его заметила девушка.

К ним приближался коренастый мужчина в коричневой форменной рубашке с нашитой на рукаве свастикой и темно-коричневых бриджах, заправленных в высокие сапоги; на ремне висел парадный кортик. Короткий козырек фуражки с нацистским орлом затенял широкое мясистое лицо. Но больше всего пугала длинная черная деревянная дубинка, которую он держал в правой руке. Ее рукоятка была обмотана тонкими кожаными полосками, а поверхность покрывали глубокие царапины, которые свидетельствовали о том, что последнее время ее часто пускали в ход.

Это был один из Sturmabteilung, так называемых «коричневых рубашек», вместе с которыми нацисты захватили власть над всей Германией. Они представляли собой кучку уличных драчунов и головорезов, прожигающих жизнь в пивнушках, где, собственно, их и вербовали в свои ряды нацисты. Штурмовики патрулировали улицы по собственному желанию. Власть этих полувоенных сил постепенно вытесняла местную полицию. Встреченный путешественниками член организации, по всей видимости, только что вышел из соседнего кабака; красный галстук свободно болтался на шее и слегка съехал вбок, а рубашка была неряшливо запихана в штаны.

— Wohen gehen sie? — повторил штурмовик и подошел ближе. От него жутко пахло шнапсом. Немец вытянул руку. — Wo sind sie Urkunde? — потребовал он и, глядя на Леа мимо Фрэнка, нетерпеливо щелкнул пальцами.

— Geben sie mir Urkunde? Schnell!

Вмонтированный под кожу возле уха переводчик Фрэнка растолковал требования нациста: «Куда вы направляетесь? Где ваши документы? Покажите мне их, быстро!» Притворяться коренными немцами было бессмысленно.

— Wie bitte, — заикаясь больше необходимого, сказал он, делая вид, что говорит по-немецки хуже, чем было на самом деле. — Ich sprech kain Deutsch… sphrechen sie Englisch?

Человек в коричневой рубашке удивленно приподнял бровь.

— Americaner? — спросил он и, получив от Фрэнка подтверждение, с презрением ухмыльнулся. — Amerikan Juden?

— Nein, mein Herr, — холодно произнесла Леа и обратилась к нему по-английски. — Мы не евреи. Мы туристы. Мы только что вышли из Оперы.

— Ja. Der Oper, ja. — Нацист смерил пару презрительным взглядом, не опуская вытянутую руку. — Я чуть говорю по-английски, — медленно и осторожно проговорил он наконец. — Предъявите ваши документы, пожалуйста.

Фрэнк порылся в кармане пальто и достал свой американский паспорт и немецкую визу. Леа последовала его примеру, но коричневорубашечник, просматривая документы Фрэнка, не обращал на нее внимания. Он долго всматривался в фотографию, затем поднес ее к лицу Лу. Фрэнк терпеливо ждал. И то, и другое было безукоризненно подделано вещотделом, так что документы вполне могли пройти тщательную проверку немецкой таможенной службы и полиции, не говоря уже о затуманенном взгляде пьяного невежды. Однако этот болван, очевидно, напрашивался на неприятности, а Фрэнк очень хорошо понимал, что нацист не нуждается в какой-либо причине, чтобы арестовать или задержать их. Они — иностранцы, а этого достаточно, чтобы попасть под подозрение.

— Wo ist… — начал он, затем осекся и с недовольным видом продолжил.

— Где вы остановились, герр Пеннс?

— В отеле «Франкфуртер Хоф», — робко пожал плечами Фрэнк. — Боюсь, мы немного заблудились…

— Заблудились? — Гитлеровец внимательно поглядел ему в глаза. — Was bedeutet das?

— Мы не знаем, где находимся, — объяснил Фрэнк. Да, нацист говорил по-английски, но не очень много и не очень хорошо. — Может быть, вы подскажете нам, как добраться до «Франкфуртер Хоф»?

— А! Заблудились. Ja. — Он закрыл паспорт и визу Фрэнка, но вернул их не сразу. — Идите вдоль улицы. Это недалеко. — Он кивнул в направлении Кайзерштрассе, которое они выбрали до того, как штурмовик остановил их.

— Вам следует быть внимательней, герр Пеннс. Франкфурт — большой город. В нем очень легко заблудиться.

— Да, понимаю. Спасибо за помощь. Гитлеровец кивнул и неохотно отдал Фрэнку документы.

— Можете идти. Auf wiedersehen.

— Danke schon. Auf wiedersehen.

— Heil Hitler, — невнятно произнес коричневорубашечник, развернулся и, пошатываясь, побрел в том направлении, откуда пришел.

Леа осторожно вздохнула.

— Он даже не потрудился проверить мои документы, — пробормотала она, засовывая визу и паспорт обратно в пальто. — Я вижу, здесь не очень-то уважают женщин. Фрэнк покачал головой.

— Ты не интересовала его. Парень просто хотел вывести меня из себя. Возможно, я напомнил ему кого-то, кого он ненавидит, — улыбнулся он. — Умный ход заговорить с ним по-английски. Мне кажется, они все еще избегают американцев.

— Это не продлится долго,

Они продолжили путь по Кайзерштрассе и, оставив позади Ситиринг, вышли на узкую улицу, где повсюду располагались закрытые витрины магазинов. По дороге они то и дело натыкались на расклеенные по стенам нацистские плакаты: вербовочная пропаганда организации нацистской молодежи, призывы и лозунги, изображения Адольфа Гитлера, глядящего в счастливые лица трудолюбивых германских рабочих. Они прошли мимо ателье мужской одежды, на витрине которого были намалеваны шестиконечная звезда Давида и слово Juden. Леа остановилась и, презрительно сморщившись, хотела что-то сказать, но в этот момент Фрэнк заметил, что кто-то движется по другой стороне улицы, и ткнул ее в бок. Она благоразумно умолкла, и вместе они продолжили движение.

Через два квартала закончилась Кайзерштрассе, и хронопутешественники оказались на большой площади, где и располагался отель «Франкфуртер Хоф». Являясь крупнейшим отелем Франкфурта, он тянулся вдоль городского квартала по одной стороне Кайзерплац. Название отеля было высечено над сводчатым входом, оформленным колоннами романского стиля, между пятиэтажными крыльями здания, которые окружали центральный внутренний двор. Фрэнк и Леа пересекли площадь, прошли под аркой и очутились на внутреннем дворе. Лу взглянул вверх и заметил между балконами пятого этажа четыре высеченные из камня фигуры атлантов, сгорбившихся под тяжестью крыши, которую им приходилось держать.

Когда они вошли через переднюю дверь, швейцар в униформе учтиво поклонился и помог Леа снять пальто. Снимая собственный плащ, Фрэнк улучил момент и осмотрелся. После не по сезону холодной ночи вестибюль показался ему достаточно теплым. Он выглядел почти так же, как на исторических фотографиях, которые изучал Лу: повсюду обитые бархатом кресла и диваны, в одном углу находился черный рояль, а по оклеенным обоями стенам развешены гравюры с изображением сельских пейзажей. Если он хорошо изучил это место, то стол регистрации должен находиться в той арке налево, а лифты — недалеко от…

— Пеннс! Эй, Джон!

Голос с английским акцентом донесся со стороны бара, который располагался в дальнем конце вестибюля. Фрэнк обернулся и увидел группу мужчин, сидящих вокруг низкого стола. Один из них, краснолицый человек лет шестидесяти, энергично махал ему рукой.

— Иди сюда, старик. Выпей с нами.

— Сейчас буду, — выкрикнул он в ответ и взглянул на Леа. Она осторожно улыбнулась; очевидно, маскировка работала. — Думаю, друзья хотят меня видеть, — сказал он. — Будь умницей, возьми ключ у администратора, хорошо?

— С удовольствием, — ответила она, соблюдая принятые нормы. Леа знала правила поведения в обществе; в этом веке порядочных женщин не приглашали разделить с мужчинами стаканчик спиртного перед сном. — Я буду в номере.

— Спасибо, милая. Я недолго.

Фрэнк поцеловал ее на ночь, затем, перекинув через руку плащ, зашагал по полированному дубовому паркету вестибюля к гостиничному бару.

Бар был небольшим, тускло освещенным помещением. Там царила невозмутимая мужская атмосфера, выдержанная в стиле старой Европы: вдоль дубовых стен располагались шкафчики со стеклянными дверьми, вокруг невысоких столиков стояли кожаные кресла, напротив зеркальных полок с рядами бутылок тянулась длинная стойка бара. В это время ночи заведение почти опустело, если не считать группы мужчин, которые сидели за столиком под какой-то знаменитой картиной. Бармен, молодой человек с мужественной внешностью, одетый в смокинг обслуживающего персонала, рассматривал Фрэнка, ополаскивая стаканы в раковине под прилавком.

— Джон, иди сюда. Присядь. — Самый старый из присутствующих за столом джентльменов, англичанин примерно того же возраста, что и Джон Пеннс, указал ему на свободное сиденье. — Как опера?

— Очень… по-германски, — присаживаясь, сухо бросил Фрэнк, остальные понимающе усмехнулись. — На самом деле подобные вещи больше по вкусу Эмме. Я пошел только потому, что она настаивала.

Обратившийся к нему мужчина улыбнулся и потянулся за пачкой «Данхилла», которая лежала рядом с его стаканом. Фрэнк тотчас же узнал его: это Джордж Грант, заместитель директора лондонского отделения авиакомпании «Гамбург-Америка». Поскольку Джон Пеннс работал на ту же компанию, они знали друг друга как деловых партнеров.

— Я сам никогда не слежу за этим, — признался он и вытянул из пачки сигарету. — Кстати, ты знаком с этими ребятами? Все они завтра летят нашим рейсом… почти все.

Другие двое представились и сердечно обменялись рукопожатиями. Фрэнк сделал вид, что впервые их видит, хотя был очень хорошо знаком с их личными делами. Эдвард Дуглас, мужчина лет сорока, являлся главой рекламного отдела в Нью-Джерси. Хотя теперь это тщательно скрывалось, но в исторических документах будет сделана запись о том, что, изучая возможности германского рынка по заказу «Дженерал моторе», крупнейшего клиента компании, Дуглас втайне собирал для военно-морского флота США сведения о производственных возможностях Германии. Однако гестапо не так давно раскрыла его шпионскую деятельность, поэтому он спешил покинуть страну до того, как его арестуют как шпиона. Второй, Долан Кертис, ни больше ни меньше, как президент чикагской компании, импортирующей духи. Как и Пеннс, он прилетел в Германию по делам и теперь собирался домой, в Америку.

Лицо последнего человека, сидящего за столом, не было знакомо Фрэнку. Преждевременно лысеющий господин носил аккуратно подстриженную бороду, а любопытные глаза окаймляла пара очков в металлической оправе. Наклонившись к столу, чтобы взять с хрустальной пепельницы курительную трубку, вырезанную из корня верескового дерева, он протянул Фрэнку правую руку.

— Билл Ширер, — преставился мужчина. — Рад с вами познакомиться, мистер Пеннс.

Фрэнку едва удалось скрыть удивление. Слишком поздно, Ширер заметил его взгляд.

— Билл Ширер? — переспросил Лу, когда они пожимали друг другу руки. — Случайно не обозреватель Уильям Ширер?

Дуглас громко рассмеялся, когда Ширер равнодушно улыбнулся.

— Билл, ты становишься знаменитым, — промолвил он, похлопав журналиста по колену. — Тебя знает даже Джон, а он очень редко берет в руки газету.

— Я совершенно случайно наткнулся на эту публикацию, — пытаясь исправить ситуацию, произнес Фрэнк.

По прошествии нескольких лет репутация Уильяма Л. Ширера возрастет от простого корреспондента европейской газеты, кем он являлся в настоящий момент, до члена Всемирной Организации Печати. Будучи непосредственным свидетелем событий, приведших к развязыванию Второй мировой войны, он в дальнейшем напишет несколько книг о нацистском режиме, в число которых войдет и его полная история «Взлет и падение Третьего Рейха». На самом деле именно эту книгу изучал Фрэнк, прежде чем отправиться в экспедицию. Присутствие Ширера здесь удивило Лу.

— Я думал, вы обосновались в Берлине, мистер Ширер.

— Пожалуйста, называйте меня Билл. — Ширер откинулся на спинку кресла, поджег спичку и раскурил трубку. — Так и есть, но я только что получил новую работу радиокорреспондента в Колумбийской радиовещательной компании. Здесь я собираю материал для репортажа.

— А я думал, ты примешь наше предложение, — лукаво подмигнул ему Грант. — Мы еще можем достать тебе билет, если ты вдруг решишь передумать. Продали только половину билетов на этот рейс.

Фрэнк хотел было поинтересоваться, о чем они говорят, но решил помалкивать. Если дело касалось авиалиний «Гамбург-Америка», то Джон Пеннс скорее всего посвящен в него. К счастью, этот вопрос поднял Долан Кертис.

— Джордж предложил тебе билет на «Гинденбург»? — спросил он, и Ширер, потягивая трубку, утвердительно кивнул. — Тогда почему же ты не соглашаешься?

— Entschuldigen sie? — обращаясь к бармену, Дуглас поднял руку. — K?nnen sie mir helfen, bitte?

— Я бы с удовольствием, — ответил Ширер, когда с подносом в руках к их столику подошел бармен, — но должен отказаться. Мои издатели не хотят, чтобы я сейчас уезжал из Берлина. — Он пожал плечами. — Я их прекрасно понимаю. Пару лет назад «Гинденбург» представлял исключительный интерес, а сейчас это просто очередной рейс в Нью-Йорк…

— Старье. Полагаю, ты прав. — Грант повернулся к бармену и показал на стоявшие на столе пустые стаканы. — Еще по одной каждому, пожалуйста. — Бармен, очевидно, понимал английский язык, так как кивнул. Грант взглянул на Фрэнка. — Что тебе заказать, Джон? Как обычно?

Фрэнк не имел ни малейшего представления о том, что обычно заказывал Пеннс.

— Пожалуй, ничего. Спасибо, — ответил он и снова повернулся к Ширеру.

— Жаль, что вы не летите с нами, — сказал Фрэнк, хотя на самом деле не испытывал никакого сожаления, Он с удовольствием воспользовался бы возможностью провести больше времени в компании легендарного в будущем писателя, но история понесла бы огромную утрату, окажись Уильям Ширер на борту «Гинденбурга». — Итак, какой репортаж вы здесь готовите?

Ширер сделал вид, что не услышал вопроса. Растягивая трубку, он посмотрел в сторону, словно нечаянно увлекся изучением книг, расставленных по полкам. Никто не проронил ни слова, и на какое-то время воцарилась неловкая тишина. Воспользовавшись заминкой, бармен собрал со стола пустые стаканы и, вернувшись к стойке, занялся их напитками. Когда он удалился, Ширер склонился над столом.

— Прошу прощения, — тихо проговорил он. — Даже у стен есть уши.

— Он хочет сказать, что в наше время следует быть очень осторожным. — Дуглас бросил на бармена многозначительный взгляд. — Никогда не знаешь, кто может быть осведомителем. А наш приятель из-за нас немного затянул с закрытием бара.

Фрэнк понимающе кивнул. Директорат внутренней безопасности Sicherheitdienst, тесно связанный с гестапо, за последнее время проник во все аспекты повседневной жизни нацистской Германии. Он нанял около сотни тысяч человек, чтобы те подслушивали разговоры соседей и докладывали тайной полиции о любой антинацистской деятельности. Тем не менее Фрэнк не мог не поинтересоваться, имеют ли отношение к его собственному исследованию причины, по которым тот приехал во Франкфурт.

— Это никаким образом не связано с «Гинденбургом», не так ли? — понизив голос, спросил он, Ширер удивленно поднял брови.

— Нет. Я просто веду переговоры с представителями католического духовенства, которые обеспокоены нынешними событиями. — Он прищурился и посмотрел на Лу. — А что? Разве есть что-то, чего я не знаю о «Гинденбурге»?

Фрэнку стало интересно, как бы отреагировал Ширер, расскажи он ему, даже наедине, о том, что до СС дошли слухи — или даже более того, что в прошлом месяце в немецкое посольство в Вашингтоне доставили письмо от какого-то медиума с сомнительной репутацией, — о том, что на борту летательного аппарата будет заложена бомба. Однако он ни при каких обстоятельствах не мог позволить, чтобы журналист узнал об этом. Нельзя нарушать ход истории, все должно идти своим чередом.

— Нет, — ответил он. — Всего лишь мысль в голову пришла.

Ширер кивнул, но сквозь бледный дым, поднимающийся из трубки, он следил за каждым движением Фрэнка проницательными голубыми глазами. Каким-то непостижимым, почти телепатическим умением, которое любой хороший журналист развивает из годами накопленного опыта, Ширер догадывался, что Джон Пеннс говорит неправду. И Фрэнку, который сейчас выполнял роль Пеннса, было интересно, вспомнит ли Билл разговор, состоявшийся этой ночью, когда ему сообщат о таинственном взрыве, прогремевшем на борту «Гинденбурга» при посадке в Лэйкхерсте, штат Нью-Джерси.

Но к тому времени Джон и Эмма Пеннс будут уже мертвы…

Позади раздался звон стаканов. Бармен возвращался к их столику, неся в руках поднос, заставленный стаканами со шнапсом, водкой и бурбоном. Когда он составил напитки, Фрэнк притворился, что смотрит на часы.

— Господа, становится уже слишком поздно, — сказал он. — Эмма наверняка уже заждалась меня. — Лу отодвинул кресло и встал. — Прошу меня извинить…

— Ну разумеется.

— Конечно.

— До завтра, Джон.

— Был очень рад нашему знакомству, мистер Пеннс. — Уильям Ширер поднялся и еще раз протянул руку. — Когда в следующий раз приедете в страну, обязательно свяжитесь со мной.

— С удовольствием, Билл, — ответил Фрэнк, и они в последний раз обменялись рукопожатиями.


14 января 1998 года
Понедельник, 18:02

Стоянка автомобилей рядом со станцией метро была хорошо освещена, однако это нисколько не успокоило Мерфи. Между ровно выстроенными фонарными столбами лежали длинные участки, куда не попадал свет, а ряды покрытых снегом автомашин отбрасывали огромные тени.

Он преодолел примерно половину пути по центральному ряду, то и дело оглядываясь назад, чтобы проверить, не преследуют ли его, и вдруг понял, что не может вспомнить, где именно сегодня утром поставил машину. Где-то ближе к концу стоянки; он проехал один ряд, затем вернулся и все время ехал вдоль другого, пока наконец не нашел свободного места, которое, как Мерфи смутно припоминал, находилось вблизи ограды. Спеша успеть на очередной поезд, Дэвид забыл записать номер ряда; все, что он сделал, это запер дверь, сунул ключи в карман и бросился на платформу.

Боже! Для человека, имеющего степень доктора астрофизики, он порой ведет себя хуже самого тупого болвана на планете. Впервые за день гнев сменил страх. Снова поднялся ветер, и теперь он сметал сверкающие снежные покровы с капотов припаркованных повсюду автомобилей. Натянув на голову капюшон парки, Мерфи зашагал сквозь морозный туман и в очередной раз пожалел о том, что не потребовал работу в отделении HАСА в Алабаме или Техасе.

Он услышал, как где-то позади под ногами хрустнул лсд.

Дэвид остановился и быстро обернулся. Всего в десяти ярдах вдоль ряда позади него шел какой-то высокий человек в парке и бейсбольной кепке, засунув правую руку в карман.

В тот же момент Мерфи узнал в нем бродягу, которого видел в поезде. Он посмотрел по сторонам, но, кроме них, на стоянке никого не было. Вдалеке за крышами десятков машин Дэвид различил очертания приземистого здания городской тюрьмы. Оно по меньшей мере в сотне футов от него на другой стороне автомобильного лабиринта, но там наверняка кто-нибудь есть. Какой-нибудь скучающий дежурный, перелистывая журнал «Пипл» и слушая негритянский хип-хоп, греет ноги у электрического камина. И у него обязательно имеется телефон, и…

И вдруг человек остановился напротив «ниссана-пас-файндера» и вынул руку из кармана. Раздались пронзительные звуки — бип! бип! — и вспыхнули фары. Мужчина приблизился к фургону и принялся сметать снег с лобового стекла.

Мерфи расслабился.

— Идиот, — проворчал он под нос и отвернулся. — Заводишься из-за ерунды.

Дэвид достиг конца ряда. Хорошо, теперь он на задней стороне парковки, а вот и ограда. Колеса должны быть где-то рядом. Повернувшись лицом к ветру, он поднял руку, чтобы заслонить лице от снега, и побрел по встречной полосе. Черт возьми, неужели все в Арлингтоне ездят на «фордах»? На заднем бампере старенькой «вольво» когда-то находилась наклейка «Благодарных мертвецов», что облегчало задачу опознания, по крайней мере пока яппи не начали переводить на свои BMW изображения черепов и молний. Теперь же его машина имела более отличительную черту. Если внимательней присмотреться…

Вот он, пятилетний «эскорт» травянисто-зеленого цвета, засыпанный снегом, но отчетливо выделяющийся сине-белой наклейкой на заднем бампере, на которую падал свет от соседнего фонаря: Мне нужно ехать в Национальное Космическое Общество 202/593-1900. Наверное, половина машин, паркующихся в гараже НАСА, имела точно такую же наклейку на заднем бампере, но здесь, на стоянке в Хантингтоне, она выступала в качестве маяка. Мерфи улыбнулся и подумал, что только по этой причине следует возобновить членство в НКО.

Поставив портфель на капот, Дэвид стал обшаривать карманы, пока не нашел кольцо с ключами. Он отпер дверь со стороны водителя, отворил ее, затем нагнулся и нашел скребок для льда с длинной рукояткой, который всегда возил с собой под пассажирским сиденьем. Захлопнув дверь, принялся счищать снег с лобового и боковых стекол, а затем соскреб примерзший тонким слоем лед. Да, определенно настало время подумать о переезде в Хьюстон. В следующем году космические корабли начнут отправлять модули на новую орбитальную станцию. Возможно, у него получится получить перевод в Джонсон. Им может потребоваться новый…

На капот упала тень человека. Кто-то еще не может найти машину? Погруженный в мечты о Техасе, Мерфи не поднимал головы, пока не заметил за спиной едва уловимое движение.

— Доктор Мерфи?

Голос был старым и хриплым от возраста и в то же время каким-то странно знакомым.

Дэвид, не разгибаясь, слегка повернулся и увидел старика из поезда, который стоял у заднего бампера его машины.

Тень от бейсбольной кепки и густая седая борода скрывали лицо незнакомца, однако Мерфи казалось, что он уже где-то видел его и раньше. В левой руке старик держал нечто, похожее на пистолет, но не совсем оружие.

Мерфи медленно выпрямился, поднял скребок и выставил его перед собой, чтобы при необходимости использовать для самообороны. Старик неловко переступил с ноги на ногу; и Мерфи смог немного лучше разглядеть орудие. Оно имело тупоугольную форму, в которой не было ни одного отверстия. Нелепо, но Дэвиду показалось, что оно похоже на игрушечную лазерную пушку, которая продавалась во многих магазинах.

— Да, — ответил он. — А кто вы? Старик замялся. Хотя Мерфи из-за козырька бейсболки не видел его глаз, но почему-то ему казалось, что они бегают из стороны в сторону, словно проверяя, нет ли поблизости еще кого-нибудь. Мерфи точно знал, что никого.

— Что вам нужно? — потребовал он. — Почему вы преследуете меня?

— Простите, — пробормотал незнакомец. — Простите меня.

Он поднял оружие и направил его прямо на Мерфи.

— Что…

Последним, что почувствовал Дэвид, был раскаленный добела электрический разряд, пронзивший его тело. Он не успел закричать и рухнул на землю между машинами.

Какое-то время старик, тяжело вздыхая, смотрел на Мерфи. Затем засунул оружие обратно в карман и, в последний раз оглядевшись, опустился рядом с Дэвидом на колени и ухватил его за лодыжки.

Незнакомец протащил Мерфи по снегу и отпустил рядом с водительской дверью, затем открыл ее, поднял его за плечи и затолкнул внутрь машины. Усадив Дэвида вертикально на пассажирское сиденье, старик обшарил его карманы, где нашел ключи и бумажник. Затем он снял с капота портфель и закинул его на заднее сиденье, после чего забрался в автомобиль и, устроившись за рулем, захлопнул дверь.

Понадобилось всего несколько секунд, чтобы отыскать парковочный талон; он торчал из противосолнечного козырька. Старик вытащил из бумажника двадцатидолларовую купюру и зубами стиснул ее, затем вставил ключ в гнездо зажигания. Остывший двигатель издал глухой металлический звук, но завелся.

Незнакомец улыбнулся, поправил Мерфи, чтобы все выглядело так, словно тот придремал на сиденье, и затем осторожно дал задний ход.


3 мая 1937 года
Понедельник, 19:35

На юге Германии целый день шел дождь, но ко времени, когда автобусы, перевозящие пассажиров «Гинденбурга» из «Франкфуртер Хоф», прибыли на аэродром на другом берегу Майна, он почти прекратился. Багаж доставили в аэропорт еще утром, но предварительно офицеры гестапо тщательно проверили его в вестибюле, не пропустив ни один чемодан, сумку, корзину или контейнер. Чемоданы тех немногих пассажиров, которые прибыли из других мест, также подверглись тщательному досмотру. В качестве обычной меры предосторожности, предпринимаемой перед каждым рейсом цеппелина, у пассажиров изъяли все спички и зажигалки, однако немногие понимали, что гестаповцы перетряхивали весь багаж не в поисках контрабанды, а искали они взрывные устройства.

Наконец пассажирам позволили покинуть зал ожидания, расположенный в огромном ангаре. Дирижабль уже отбуксировали на взлетное поле, и рядом с ним оркестр в униформе исполнял немецкие народные баллады на духовых инструментах. Когда Фрэнк и Леа вышли из ангара, стюард пристроился рядом с девушкой, чтобы нести зонт над ее головой. Фрэнк обрадовался, что ему не оказали подобную честь; он не хотел, чтобы ему помешали как следует рассмотреть дирижабль.

Он около года изучал «Гинденбург» и знал каждую его деталь, как будто был членом экипажа; если спросить, он наизусть процитировал бы все его важные технические характеристики. Однако изучать архивные чертежи, фотографии и видеофильмы — это одно, а увидеть ЛЗ-129 собственными глазами — совершенно другое. Корабль появился над ними словно огромный серебристый эллипс, такой же большой, как любой межпланетный космический аппарат, когда-либо построенный на лунных верфях, такой необъятный, что, направляясь к его носу, Фрэнк не мог разглядеть широкие стабилизаторы в хвостовой части. Он на мгновение остановился не только для того, чтобы миниатюрные записывающие устройства, вмонтированные в пуговицы пальто, могли запечатлеть картинку, но и чтобы самому насладиться видом.

— Великолепно, — пробормотал он. — Совершенно невероятно…

— Пошли, Джон. — Леа остановилась рядом с ним; стюард терпеливо ждал, по-прежнему держа в руках зонтик. — Ты видел это раньше, — раздраженно добавила она. — Ничего нового.

Она была права. Вид немецких дирижаблей уже утомил Джона Пеннса; тот уже не первый раз поднимался на борт «Гинденбурга». Он бы не стал таращиться на него.

— Конечно, дорогая, — сказал он, неохотно опуская глаза. — Я просто не могу свыкнуться этим, вот и все.

— Я тоже, герр Пеннс.

Стюард, возможно, всего лишь хотел быть учтивым, но Фрэнк чувствовал, что он искренне гордится своим кораблем.

— Пройдите, пожалуйста, сюда.

Когда они ступили на трап, оркестр заиграл «Хорста Весселя». Из ангара появилась группа гитлеровской молодежи и строем направились к дирижаблю, их лидер нес нацистский флаг. Увидев это, Фрэнк вдруг обрадовался тому, что покидает Германию. Обернувшись, он заметил осторожно сдерживаемую реакцию других пассажиров. Несмотря на то что владельцы корпорации «Цеппелин» пытались держаться подальше от нацистской партии (Хьюго Экенер, ее президент, был ярым противником национал-социалистов, поэтому отказался назвать ЛЗ-129 в честь Гитлера), «Гинденбург» тем не менее был построен на деньги нацистов. На самом деле «Гинденбург», как и его младший брат «Граф Цеппелин», нацисты уже использовали, чтобы разбрасывать листовки во время ралли в Нюрнберге и Берлине. Спроектированный и построенный для менее отвратительных целей «Гинденбург» тем не менее стал главным символом власти нацистов.

Именно по этой причине зародившееся в Германии движение сопротивления выбрало этот дирижабль, чтобы разместить на его борту бомбу. Несмотря на свою жестокую власть, гестапо оказалось беспомощным и не смогло предотвратить катастрофу. Бомба была уже спрятана рядом с газовым баллоном в кормовой части, как раз под свастикой, нарисованной на верхнем вертикальном стабилизаторе. Через три дня она сдетонирует, унеся жизни тридцати семи пассажиров и экипажа…

Фрэнк почувствовал, как его сердце сжало тисками. На мгновение он захотел как можно быстрее покинуть «Гинденбург». Должно быть, Леа заметила выражение его лица, так как заглянула ему прямо в глаза.

— Что-то не так, дорогой? — пробормотала она.

— Как-то мне нехорошо. — Был неподходящий момент для объяснений. — Мне станет лучше, как только мы доберемся до каюты.

Они присоединились к пассажирам, которые поднимались по трапу, спущенному из дирижабля. Фрэнк не позволил себе еще один момент нерешительности, он последовал за Леа вверх по лестнице. Они миновали палубу Д, где располагались каюты экипажа и кухня, и вышли на палубу А, где прямо напротив бронзового бюста маршала фон Гинденбурга их встретил другой стюард.

— Герр Пеннс, фрау Пеннс, приветствую вас на борту. — Он развернулся и повел их по узкому коридору, который проходил посредине судна вдоль киля. — Ваша каюта № 12. Сюда, пожалуйста…

Каюта их оказалась на удивление маленькой: двухъярусная кровать, компактный алюминиевый стол и миниатюрная раковина, которая крепилась к перегородке, маленький шкаф, где уже был сложен их багаж. Фрэнк ожидал чего-то более просторного; пассажирский отсек «Оберона» был намного больше. Стюард показал им, где что находится, объяснил, что уборные располагаются под ними на палубе Б и в жесткой форме напомнил, что rauchen verboten[5] везде, кроме комнаты для курения. Затем он пожелал им счастливого пути и оставил наедине. Фрэнк поднялся по алюминиевой лестнице на верхнюю полку, сел на тонкий матрац и взбил подушку размером с носовой платок. Когда он попытался выпрямиться, то задел головой потолок. Тогда он посмотрел на Леа и улыбнулся.

— Думаю, нам придется придумать новые позиции, — сказал он.

— Подумай о чем-нибудь другом. — Леа хмуро посмотрела на него и открыла дверь каюты. — Они в любой момент поднимут корабль в воздух, я не хочу этого пропустить.

Прогулочная площадка на палубе А, когда они туда пришли, была переполнена. Стюард протянул им бокалы с шампанским, затем они нашли свободное место возле иллюминаторов по правому борту. Внизу на земле они увидели людей, которые держали туго натянутые тросы. На взлетное поле начинали спускаться сумерки; дождь перестал, и зеленоватые лучи солнечного света пробивались сквозь темные тучи.

Оркестр заиграл «Германия превыше всего», и после, казалось, бесконечного проигрыша наземная команда ослабила тросы, затем устремилась вперед, чтобы оттолкнуть контрольную гондолу. Затем медленно и очень тяжело «Гинденбург» стал отрываться от взлетной площадки. Фрэнк обнял Леа за талию. Спустя мгновение она положила голову ему на плечо.

— Мы отправились, — тихо сказала она, когда они смотрели, как под ними проплывает Германия. — Следующая остановка — Нью-Джерси.

Он кивнул и наклонил голову, чтобы поцеловать се в щеку.

— Следующая остановка — история, — прошептал он ей на ухо.

Фрэнк не хотел, чтобы его слова были зловещими, однако Леа именно так их и восприняла. Он понял это, когда она задрожала в его руках.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ КУДА МУДРЕЦ БОИТСЯ И СТУПИТЬ…

15 января 1998 года
Четверг, 23:15

Когда улеглась шумиха, связанная с происшествием на озере Сентерхилл, когда были подшиты и сданы в архив отчеты компетентных служб и специально созданные подкомитеты провели свои закрытые слушания, когда, наконец, высокие персоны, допущенные к государственным секретам, убедились, что проблема хоть и не решена до конца, но по крайней мере перестала быть животрепещущей и острой — только тогда, оглядываясь на то, как разворачивались события, Зак Мерфи начал постигать, что на самом деле все началось днем раньше, в пивном баре «Снегирь» на Пенсильвания-авеню.

«Снегирь» был одной из самых почтенных забегаловок, расположенных на Капитолийском холме. Он находился примерно в трех кварталах от здания Конгресса и совсем близко от одного из самых сложных в криминальном отношении районов Вашингтона. Днем здесь любили обедать сотрудники Конгресса и журналисты, приходившие сюда на перерыв, когда в коридорах власти происходила какая-нибудь сенсация; в вечерние же часы «Снегирь» наполнялся федеральными служащими из доброй дюжины министерств и ведомств. Взмыленные, во влажных от пота рубашках, с животами, распухшими от высококалорийной, но малосъедобной пищи, которую можно извлечь из любого торгового автомата, они являлись сюда после напряженного двенадцатичасового рабочего дня, чтобы пропустить с друзьями по паре кружек пива, а потом нетвердой рысью мчались к ближайшей станции метро «Капитол-Саут» и садились на поезда, идущие в вашингтонский пригород — в Мэриленд или Виргинию.

Так повелось, что вечер четверга был «пивным днем» сотрудников Управления паранормальных исследований. Мерфи бывал на этих дружеских вечеринках нечасто, предпочитая проводить время с женой и сыном в своем доме в Арлингтоне, однако в последнее время дома ему было тяжко. Донна никак не могла прийти в себя после смерти матери, скончавшейся перед Рождеством, а Стива, похоже, гораздо больше интересовали магические карты, чем родной отец. Вот почему, когда Гарри Камиски, заглянув в его комнату в начале девятого, спросил, не хочет ли он выпить с ребятами пивка, Мерфи неожиданно решил пойти. В конце концов, подумал Мерфи, он уже давно не устраивал себе выходной, и не будет ничего страшного, если сегодня он явится домой на часок позже. Пусть даже при этом от него будет пахнуть «Будвайзером» — Донна все равно молча свернется калачиком на своей половине кровати, а Стиву на все наплевать, если только отец не откажется от своего обещания взять сына в субботу в магазин комиксов.

Выключив компьютер, Мерфи запер свой кабинет и присоединился к Гарри и Кенту Моррису, которые уже ждали его в вестибюле. На улице было слякотно и сыро, и пешая прогулка до «Снегиря», находившегося всего в пяти кварталах, не доставила Мерфи удовольствия.

В «Снегирь» они пришли самыми последними — завсегдатаи давно сидели на месте. В задней комнате пивной уже были составлены вместе несколько столов, и официантка сбилась с ног, обнося собравшихся кувшинами с пивом и тарелками с подсоленным поп-корном. Появление Мерфи вызвало у собравшихся умеренное любопытство — все-таки он в «Снегире» редкий гость. Как бы там ни было, для него сразу освободили место, и Мерфи сел. В Управлении он пользовался репутацией «сухаря» и знал это, поэтому он начал с того, что распустил галстук и велел смотревшему на него во все глаза молодому специалисту, недавнему выпускнику Йельского университета, перестать обращаться к нему «сэр» и звать его попросту Зак. Потом Мерфи налил себе первую из двух кружек, которые он себе обещал. Выпить пару пива, немного поболтать с коллегами, и домой — такова была программа, которой он намеревался строго придерживаться.

На деле же, разумеется, все вышло не так, как он планировал. Вечер оказался слишком холодным и сырым, а в «Снегире» было так тепло и сухо! Горящий газ уютно шипел под фарфоровыми поленьями в камине, и отсвет огня дрожал в стеклах множества спортивных фотографий в рамках, развешенных по обшитым деревом стенам. Приятная застольная беседа легко перескакивала с финала «Суперкубка», который должен был состояться на будущей неделе, на текущий кинорепертуар, а то вдруг разговор касался самых последних капитолийских сплетен и слухов. Официантка Синди, обслуживавшая их стол, хоть и носила кольцо, которое свидетельствовало о том, что она с кем-то помолвлена, вовсю наслаждалась знаками внимания, которые сотрудники УПИ наперебой ей оказывали, и это делало атмосферу за столом еще более непринужденной.

Между тем гулянка шла полным ходом, и пиво лилось рекой. После второго похода в туалет Мерфи заскочил в телефонную будку и позвонил домой — предупредить Донну, чтобы она не ждала его. Нет, он вовсе не пьян, просто очень устал — только и всего. Нет, он не будет садиться за руль — машину он оставил в гараже, а сам возьмет такси. Да, дорогая. Нет, дорогая. И я тоже тебя люблю. Спокойной ночи и приятных сновидений. После этого содержательного разговора Мерфи снова вернулся к столу, где Орсон как раз потчевал Синди бородатым анекдотом про техасского сенатора, проститутку и кастрированного бычка.

Мерфи даже не заметил, как пролетело время, и спохватился только тогда, когда было уже достаточно поздно и комната наполовину опустела. Один за другим сотрудники УПИ допивали «посошок», выбирались из-за стола и, надев свои куртки и теплые плащи, нетвердым шагом выходили в ненастную мглу. В конце концов из полутора десятков человек за столом осталось только трое — Кент, Гарри и сам Мерфи, уже подошедшие к той опасной грани, за которой приятная эйфория переходит в тяжелый пьяный угар.

Синди тоже заметно поскучнела; от ее веселости и оживления не осталось и следа, и теперь ее лицо не выражало ничего, кроме раздражения. Собрав со стола пустые кружки, она принесла им еще кувшин пива, строго предупредив, что больше они не получат. Не нужно ли вызвать такси, спросила она, и Мерфи с грехом пополам удалось объяснить Синди, что, да, мэм, такси — это было бы неплохо, даже очень здорово, спасибо большое… Потом он вернулся к прерванному разговору, который, по случайному стечению обстоятельств, коснулся путешествий во времени.

Впрочем, ничего странного в этом не было. Несмотря на то что о возможности путешествий во времени говорилось главным образом в самых путаных трудах по теоретической физике, сотрудники Управления паранормальных исследований живо интересовались этим вопросом. В этом заключалась их работа. Таким образом, не было ничего необычного в том, что Мерфи обсуждал со своими коллегами именно путешествия во времени — поздний час и огромное количество выпитого пива располагали к разговору именно на эту волнующую тему.

— Представьте себе… — Гарри громко рыгнул в кулак. — Пршу прщения… Так вот, представьте себе на минуточку, что путешествие во времени возможно. Значит, человек может вернуться в прошлое…

— Эт-то нельзя, — вставил Кент.

— Я знаю! — Гарри погрозил ему пальцем. — Я знаю, что это невозможно. Но давайте просто вообразим…

— Говорю тебе, это неосуществимо. Нереально, невозможно… Понимаешь? Я ведь тоже читал все эти книги, и я тебе точно говорю — путешествие во времени невозможно! Ни один человек не может… Ни одна страна еще не владеет соответствующей технологией.

— Да я не о том толкую, черт! Не о сегодняшнем дне. Я говорю о будущем. Когда-нибудь, скажем, через тысячу лет, кто-нибудь сможет… Вот о чем я тебе талдычу!

— А-а… Ты имеешь в виду наших отдаленных потомков, которые могут явиться с визитом в собственное прошлое? Ты это имеешь в виду? — В детстве Мерфи увлекался научной фантастикой, в которой часто говорилось о путешествиях во времени. На чердаке в его доме до сих пор хранилось несколько зачитанных до дыр книг Финнея и Андерсона, в чем он ни за что бы не признался приятелям. Научная фантастика — за исключением телесериала «Секретные материалы» — была в Управлении не в почете.

— Вот-вот! — Гарри яростно закивал. — Вот о чем я говорю. О том, что кто-то может прилететь к нам из будущего.

— Все равно это невозможно, — возразил Кент. — Даже за сто миллионов лет!

— Может, и невозможно, — вставил Мерфи. — Но давай просто представим себе это на минутку. Сделаем такое допущение хотя бы для поддержания разговора. О'кей, Гарри, допустим, кто-то из будущего…

— Не кто-то. — Гарри потянулся к полупустому кувшину и плеснул пива в свою кружку. — Много, много людей прилетят к нам… из будущего.

— Ладно, допустим. — Кент смерил взглядом уровень пива в кувшине и, как только Гарри поставил его на стол, долил пива себе, оставив на дне сосуда с полдюйма янтарной жидкости. — Раз святой Петр велит верить, давайте верить… Ну и где они тогда?

— Во-от! В этом-то все и дело. Об этом нам и твердят некоторые шизики… фижики…

— Физики, — подсказал Мерфи. — Такие, как я. Я есть то, что я есть, и ничего с этим не поделаешь…

Гарри не обратил на него никакого внимания и продолжал развивать свою мысль.

— Так вот, если кто-то в будущем наушисся летать в прошлое, то есть к нам, в наш-время… — Он с силой ткнул пальцем в стол. — Тогда где же они?! Где эти хронопуп… хронопу-те-шест-вен-ники? Об этом как раз и говорил этот англичанин, как бишь его?.. Ну, тот, в инвалидной коляске…

— Хокинг.

— Во-во, Хокинг!.. Так он как раз и говорил: если пушешествие во времени возможно, то где же тогда сами пушественники?

— Но разве не то же самое говорилось о пришельцах? — Кент слегка приподнял бровь и на мгновение перестал быть похожим на пьяного. — Этот итальянец, как его… Ферми, что ли?.. Однажды он сказал ту же самую штуку о пришельцах. И чем мы сейчас заняты? Мы ищем пришельцев!..

Тут Мерфи захотелось сказать, что из всех случаев наблюдения НЛО и похищения ими людей, которые ему пришлось расследовать за десять лет работы в УПИ, он еще ни разу не сталкивался со случаем, который можно было бы считать абсолютно доказанным. Он выслушивал показания десятков людей, которые утверждали, будто они побывали на борту внеземного космического корабля, и собрал столько размытых, любительских фотографий дисковидных объектов, что ими был битком набит его самый большой картотечный шкаф, однако за десять лет на государственной службе ему еще ни разу не довелось ни встретиться лицом к лицу с настоящим пришельцем, ни обнаружить ни одного чужепланетного корабля. Впрочем, Мерфи не стал распространяться на эту тему. Как ни пьян он был, он понимал, что сейчас не время и не место оспаривать целесообразность существования Управления или ставить под вопрос стратегию и методы его работы. Кроме того, Мерфи не считал Гарри и Кента настолько близкими друзьями, чтобы делиться с ними своими сомнениями.

— Это не одно и то же, дружище! Далеко не одно и то же! — Несмотря на то что у него в кружке еще оставалось пиво, Гарри снова потянулся к кувшину, но Кент успел схватить его первым. — Если путешественники во времени существуют, то они смыва… скрываются. Никто не должен знать, что они здесь побывали! Это делается ради нашего же собственного блага, понятно?

Кент засмеялся сухим лающим смехом и вылил остатки пива в свою кружку.

— Конечно, понятно! Может быть, даже сейчас вокруг нас полным-полно людей из будущего.

— Ч-черт, ты прав, дружище! — Гарри резко повернулся к каким-то личностям, которые сидели за соседним столом. — Эй, вы, кто из вас прилетел сюда из будущего?

Незнакомцы неприязненно покосились на Гарри, но промолчали. Синди, которая вытирала столы и ставила на них перевернутые стулья, смерила компанию недовольным взглядом. Время шло к закрытию, и ей совсем не нравилось, что трое пьянчужек пытаются задирать ее последних клиентов.

— Ты что, собираешься устроить бучу? — пробормотал Кент. — Господи, да я же вовсе не хотел раздуть это!..

— Но ведь это действительно важно, дружище! Это наша работа, в конце концов. Может, поставим вопрос, чтобы это заведение лишили лицензии за то, что они тут принимают путешественников во времени без этой… черт!.. без «грин-карты»?

С этими словами Гарри выхватил из кармана свой значок в кожаном футляре, на крышке которого была вытиснена эмблема Управления, и с грохотом отодвинул стул. Мерфи понял, что пора вмешаться. Схватив Гарри за запястье, он с силой потянул его на себя, не давая ему встать.

— Эй, успокойся, слышишь?

Гарри попытался выдернуть руку, но Мерфи не отпускал. Краешком глаза он видел, как Синди подала бармену какой-то знак, и понял: еще немного, и их попросту вышвырнут отсюда.

— Успокойся же! — прошипел он. — И не вздумай показать значок, иначе мы все окажемся в каталажке.

Гарри свирепо взглянул на него, и на мгновение Мерфи показалось, что сейчас он его ударит, но все обошлось. Гарри пьяно ухмыльнулся и тяжело упал обратно на стул. Футляр со значком вырвался из его пальцев и покатился по столешнице.

— Черт возьми, парень, я ведь только пошутил, вот и все… Я хотел только заострить внимание…

— Я понимаю. — Мерфи слегка успокоился и отпустил его руку. — Понимаю. Ты просто хохмишь — вот и все.

— В-вот!.. Ты знаешь, и я знаю: этих вещей просто не бвает — и всс! Ну как их?.. Забыл, как называется…

— Да-да, я знаю. Мы отлично тебя поняли.

На этом все и кончилось. Кент уехал первым, Мерфи задержался, чтобы посадить Гарри в такси и проследить, чтобы тот не выкинул еще какой-нибудь фортель. Только после этого он кое-как натянул куртку и пошел к выходу, ненадолго задержавшись возле бара, чтобы украдкой сунуть пятерку в плексигласовый контейнер для чаевых, на котором было написано «Синди».

На улице не было ни души, ночь была морозной и тихой. Бледно-серые клубы дыма из выхлопной трубы ожидавшего его такси плыли над бордюрным камнем, словно усталые призраки. Мерфи забрался в машину и назвал водителю свой арлингтонский адрес; потом он откинулся на заклеенное изолентой сиденье и стал смотреть в заиндевевшее стекло, за которым проплывал освещенный прожекторами купол Капитолия.

Путешествие во времени… Господи, что за дурацкая идея!..


6 мая 1937 года
Четверг, 19:04

С серого, как слюда, неба спускался Левиафан. Сначала он напоминал просто серебристый овал, но после разворота на северо-восток он начал постепенно расти, на глазах увеличиваясь в размерах и приобретая сходство с огромным тыквенным семечком. Как только гудение его четырех дизелей достигло слуха толпы, собравшейся на травянистом аэродроме в Нью-Джерси, к стальной причальной мачте, высившейся в самой середине посадочной площадки, сразу двинулись два отряда военных моряков в белых шапочках. Остальные встречающие, задрав головы, смотрели на колосса, медленно плывшего на высоте шестисот футов над землей.

Легкая тень скользнула по поднятым кверху лицам, когда цеппелин совершил резкий поворот на запад. Теперь зрителям были хорошо видны огромные свастики на его стабилизаторах, олимпийские кольца над иллюминаторами пассажирских кают и само название гигантского воздушного корабля, начертанное высокими готическими буквами над контрольной гондолой от носа к корме.

Пассажиры воздушного корабля собрались в бортовых проходах палубы А, с любопытством следя сквозь наклонные иллюминаторы за тем, как «Гинденбург» приближается к конечному пункту своего путешествия — военно-воздушной базе ВМФ США в Лэйкхерсте. Из-за сильных встречных ветров над Атлантикой и грозового фронта, двигавшегося из глубины континента к морю, цеппелин опаздывал с прибытием на тринадцать часов, но никого из пассажиров это не огорчало, ибо последние несколько часов полета оказались богаты самыми разными событиями. Они наблюдали проплывающий внизу шпиль Эмпайр-Стейтс-Билдинг; помешали нормальному течению бейсбольного матча «Доджерсов», остановившегося, когда воздушный лайнер появился над стадионом Эббетс-Филд; увидели, как сердитые волны с белыми барашками бьются о джерсийский берег. Стюарды уже вынесли их багаж на площадку находившейся позади кают лестницы и сложили в кучу у подножия бронзового бюста генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга.

Путешествие на «Гинденбурге» было поистине незабываемым. Три дня пассажиры провели на борту самого известного и самого большого летающего отеля в мире, где утра начинались изысканным завтраком в столовой, а вечера заканчивались бренди и сигарами в курительной комнате. Но теперь полет подходил к концу, и всем пассажирам не терпелось снова ощутить под ногами твердую землю. Для американцев это было возвращение домой, и они уже предвкушали, как через считанные минуты они воссоединятся со своими семьями и обнимутся с друзьями, ожидающими их на аэродроме. Для членов экипажа это был седьмой по счету — и первый в этом году — трансатлантический рейс. Для супружеской пары немецких евреев конец полета означал спасение от ужасов нацистского режима, захватившего власть в их родной стране. Для троих офицеров разведки Люфтваффе, притворявшихся обычными туристами, высадка на американскую землю знаменовала собой вынужденный контакт с непоседливой и шумной нацией деградирующих «недочеловеков».

И только для двух пассажиров, внесенных в список под именами Джона и Эммы Пеннс, посадка в Лэйкхерсте означала начало обратного отсчета.

Оторвав руку от ограждения прогулочной палубы, Фрэнк Лу несильно постучал пальцами по тонкой металлической оправе очков, делая вид, будто поправляет их. На внутренней поверхности правой линзы тут же появились цифры: 19:33:31/-13:41.

— Тринадцать минут, — пробормотал он.

Леа Ошнер ничего не ответила, но ее пальцы чуть сильнее стиснули перила. Пассажиры вокруг них оживленно переговаривались и смеялись, показывая друг другу на удивленных коров на пастбище далеко внизу. Полупрозрачная тень воздушного корабля стала теперь больше, плотнее и приобрела более четкие очертания.

Согласно историческим хроникам, прежде чем снова повернуть на восток и взять курс на причальную мачту, «Гинденбург» должен был опуститься до высоты сто двадцать метров. Пассажирские палубы были, конечно, снабжены звукоизоляцией, так что никто из пассажиров не мог слышать гула дизельных двигателей, но уже сейчас капитан Прусс должен был переключить двигатели на холостой ход. В следующую минуту винты дирижабля должны были начать вращаться в обратном направлении, тормозя «Гинденбург» перед причаливанием.

— Расслабься, — прошептал Фрэнк. — Еще не время.

Леа выдавила из себя улыбку, но ее пальцы легли на тыльную сторону ладони Фрэнка и несильно пожали. Остальные пассажиры вокруг них пребывали в приподнятом настроении, поэтому и они тоже должны были выглядеть радостными и беззаботными, ибо они все еще оставались Джоном и Эммой Пеннс из Мангазета, Лонг-Айленд. Джон работал билетным агентом Германских линий Ллойда «Гамбург — Америка» — компании, представлявшей в США интересы германского флота пассажирских дирижаблей. Эмма Пеннс, родом из Иллинойса, была на пятнадцать лет моложе своего супруга, но занималась тем же, пропагандируя воздушные путешествия и продавая билеты на дирижабли на территории от Нью-Йорка до Филадельфии. Сейчас они возвращались из деловой поездки в Германию.

Внешне оба производили впечатление уравновешенных и спокойных людей позднесреднего возраста, для которых трансатлантические перелеты были не в новинку. Уж конечно, они не стали бы нервничать из-за того, что оказались на борту «Гинденбурга», хотя через тринадцать… нет, уже через двенадцать минут им суждено было погибнуть.

На самом деле ни Джон, ни Эмма Пеннс не погибли бы в приближающейся катастрофе. В данную конкретную минуту они оба были вполне живы и здоровы и прекрасно себя чувствовали, находясь в двадцать четвертом столетии, вдалеке от какой бы то ни было опасности. Эвакогруппа Хронокосмического Исследовательского Центра тихо и незаметно похитила супругов из их номера в отеле «Франкфуртер Хоф» ранним утром третьего мая 1937 года и переправила на конспиративную квартиру в предместье Франкфурта. К настоящему времени «Миранда» уже должна была доставить Джона и Эмму в 2314 год от Рождества Христова, и Фрэнк искренне надеялся, что настоящий Джон Пеннс не будет очень возражать против похищения, когда ему все как следует объяснят. Фрэнк весьма сомневался, что кто-то на месте Джона и Эммы стал бы сильно расстраиваться, учитывая, что альтернативой была неминуемая смерть в огненном аду.

Теперь Фрэнк сам стал пятидесятилетним американским бизнесменом; Леа выглядела на сорок, хотя на самом деле ей было двадцать девять. Искусственная нанокожа и имплантированные вокализаторы столь убедительно изменили их облик, что не далее как позавчера они успешно отужинали с капитаном Эрнстом Леманом — старым знакомым Пеннсов. Капитан Леман, инспектировавший капитана Прусса во время его первого трансатлантического перелета, не заметил подмены, однако все остальное время Леа и Фрэнк благоразумно держались своей каюты и почти не общались со своими спутниками; чем меньше они сталкивались с экипажем и пассажирами, тем меньше была опасность непреднамеренно изменить ход истории.

И все же совершенно исключить контакты с окружающими было, разумеется, невозможно. Один такой случай произошел вчера, когда вместе с другими пассажирами супруги Пеннс отправились на экскурсию по кораблю.

Экскурсия эта была необходима. Джон и Эмма осматривали дирижабль — следовательно, Фрэнк и Леа должны были поступить так же, чтобы не нарушать естественного хода событий. Но самым главным было то, что эта прогулка позволяла исследователям выполнить свою основную задачу — собрать достоверные аудиовизуальные материалы о последнем полете «Гинденбурга» и установить истинную причину гибели цеппелина ЛЗ-129. И пока пассажиры гуськом пробирались по узкому килевому мостику и, разинув рты, рассматривали огромные резервуары с водородом, схваченные для прочности титанических размеров дюралюминиевыми кольцами, Фрэнк и Леа остановились, чтобы прикрепить в укромном месте миниатюрный «наблюдатель» — крошечную передающую видеокамеру размером не больше заклепки, под которую она и была замаскирована. «Наблюдатели», искусно размещенные ими по всему кораблю, передавали изображение и звук на записывающие устройства, спрятанные в портсигаре Фрэнка и в пудренице Леа. Сотрудники гестапо, внимательно осматривавшие багаж и личные вещи пассажиров накануне отлета, не заметили их; впрочем, нацисты искали, разумеется, взрывчатку, а не шпионское оборудование, которое было столь миниатюрным, что его можно было без труда разместить в обычных для первой половины двадцатого века безделушках.

Неприятность случилась, когда экскурсанты достигли кормы дирижабля и проходили по мосткам под тем местом, где в парусиновую оболочку газового отсека-4 был аккуратно зашит заряд взрывчатки со взрывателем. Корабельный врач Курт Рудигер, проводивший экскурсию, как нарочно остановился здесь, чтобы показать пассажирам причальную шахту в нижнем килевом стабилизаторе, и тут Фрэнк и Леа услышали у себя над головой шаги. Кто-то спускался к ним по металлической лестнице. Через несколько секунд из темноты наверху появился один из членов команды; ступив на мостки, он повернулся, чтобы идти на нос.

Мостки были освещены низковольтными электрическими лампами, и, как только их свет упал на лицо матроса, Фрэнк и Леа тотчас же его узнали. Это был Эрик Шпель — тот самый человек, который, как считалось, и заложил бомбу, взорвавшую «Гинденбург». На первый взгляд, Шпель нисколько не походил на саботажника, хотя сейчас он и появился очень близко от того места, где находилась бомба. Бомбу внутри газового отсека он заложил, еще когда «Гинденбург» стоял в ангаре во Фридрихшафене. Высокий, светловолосый, одетый в тускло-коричневую хлопчатобумажную робу и башмаки на мягкой резиновой подошве, Эрик Шпель напоминал просто усталого рабочего. Пассажиры посторонились, давая ему пройти, и только Леа замешкалась. В ее ожерелье была вмонтирована миниатюрная камера, и она хотела воспользоваться случаем запечатлеть лицо Шпеля.

Но каблук ее левой туфли застрял в отверстии пола, сделанного из перфорированного алюминия. Леа пошатнулась и, взмахнув руками, попыталась схватиться за ограждение. Туго натянутая парусиновая оболочка дирижабля находилась всего в тридцати футах ниже мостков. Дальше начиналась трехсотметровая пропасть, на дне которой плескались холодные волны Северной Атлантики.

Фрэнк потянулся к Леа, чтобы поддержать ее, но Эрик был ближе. Схватив Леа за плечи, он помог ей удержаться на ногах. Потом вежливо улыбнулся пассажирке и, пожелав фройляйн быть осторожнее, пошел дальше.

Все это заняло всего несколько секунд и не привлекло к себе особого внимания, однако в Хронокосмическом Исследовательском Центре к подобным происшествиям относились с предельной серьезностью, ибо никто не знал, какое влияние они могли оказать на историю. Некоторые ученые полагали, что напряженность мировых темпоральных линий столь велика, что малейшее стороннее воздействие на них может вызвать очень серьезные последствия. В качестве примера подобного воздействия обычно приводили случай, когда появление наблюдателей ХКИЦ в Далласе, за оградой автостоянки вблизи Дилей-Плаза 22 ноября 1963 года, чуть было не изменило ход истории. Другие же утверждали, что пространство-время гораздо более пластично, чем обычно считается, и поэтому при темпоральных погружениях мелкие происшествия вполне допустимы, так как история уже находится в движении. Или, иными словами, сколько бы бабочек ни раздавил в плейстоцене путешественник во времени, динозавры все равно вымрут.

Несмотря на это, когда Фрэнк и Леа вернулись в свою каюту, на душе у них было неспокойно. Они боялись, что происшествие может вызвать парадокс времени. Но события, похоже, продолжали развиваться естественным путем. Когда на следующее утро, накануне прибытия «Гинденбурга» в пункт назначения, Фрэнк и Леа наблюдали из своей каюты внутренние помещения дирижабля, они увидели, как Эрик Шпель прошел по алюминиевому мостику и, оглядевшись по сторонам, поднялся по трапу в отсек номер четыре. Миниатюрная камера, которую Фрэнк установил у основания трапа, не обладала достаточной светочувствительностью, чтобы передать его изображение в видимом спектре, но зато она реагировала на тепловое излучение человеческого тела. На термограмме было хорошо видно, как Эрик, держась за лестницу под газовым отсеком, устанавливает часовой механизм, который должен был соединить две сухие гальванические батареи с небольшим фосфорным запалом.

Итак, история не изменилась. В 19 часов 25 минут по местному времени 203 тысячи кубометров водорода воспламенятся. Через тридцать семь секунд после этого объятый пламенем воздушный гигант весом в 241 тонну рухнет на землю.

«Гинденбург» тем временем все больше и больше замедлял ход. В иллюминаторы прогулочной палубы уже были видны похожий на коробку из-под печенья ангар и ажурная причальная мачта, у подножия которой выстроились крошечные фигуры военных моряков в белых головных уборах.

Фрэнк снова коснулся металлической оправы очков.

19:17:31/-08:29.

Через несколько секунд будет слита вода из кормовых балластных цистерн и сброшены носовые швартовы.

Но не восемь оставшихся минут беспокоили его больше всего, а те тридцать семь секунд, которые пройдут между взрывом и ударом о землю. Подняться на борт «Гинденбурга» им с Леа было совсем не трудно — гораздо труднее будет сойти на землю живыми и невредимыми.


6 мая 1937 года
Четверг, 19:21

Василий Мец уже давно решил, что самым интересным в начале двадцатого столетия было то, как выглядела Земля из космоса.

Дело было даже не в относительно малых размерах городов, не в чистоте воздуха над ними и даже не в несколько иных очертаниях океанских побережий. Конечно, любопытно было увидеть Нью-Йорк-Сити в те времена, когда город еще не был наполовину погружен в воду и его небоскребы четко вырисовывались на фоне неба, однако не это было самое удивительное. В конце концов, это было третье путешествие Меца в качестве пилота «Оберона», поэтому к подобным различиям он успел присмотреться. Больше всего его поражала девственная пустота околоземного пространства — ни тебе энергетических спутников, ни колоний, ни снующих туда-сюда челноков. Не было даже низкоорбитальной станции «Хронос», служившей основной базой для хронолетов-разведчиков ХКИЦ, откуда они вылетали и куда возвращались, завершив свою миссию. И самое главное, вокруг Земли не было плотного роя разнокалиберного космического мусора, и не мудрено — первый искусственный спутник появится на орбите еще только через четыре десятилетия, и пройдет еще тридцать лет, прежде чем находящиеся в состоянии свободного падения обломки ракет и отслужившие свое спутники начнут представлять опасность для околоземной навигации. Пройдет не менее двадцати лет, прежде чем появится первое сообщение о появлении «летающей тарелки», и если бы кто-нибудь поинтересовался мнением Меца, то он высказался бы за то, чтобы дела обстояли именно так как можно дольше.

На протяжении последних трех дней — после кратковременного визита на Землю, когда Василий высадил Лу и Ошнер в пригороде Франкфурта и совершил суборбитальный бросок, чтобы доставить в Нью-Джерси Тома Хоффмана — он удерживал станцию на геосинхронной орбите, зависнув высоко над Нью-Джерси. Все это время он оставался совершенно один, если не считать переговоров с экипажем «Миранды», пробивавшей тоннель, по которому вернулись на «Хронос» спецгруппа поддержки и два этих милых, спокойных человека — Джон и Эмма Пеннс. Но тремя часами ранее «Оберон» перешел на новую орбиту, пролегающую на высоте 289 километров над Нью-Джерси, и теперь Мец был очень занят. Уравновешивать силу тяготения Земли антигравитационным приводом хронолета, одновременно компенсируя вращение планеты, было далеко не простой задачей. Кроме того, Мецу приходилось поддерживать постоянный радиоконтакт с Хоффманом. Спутников связи, которыми они могли бы воспользоваться, еще не существовало; установить тарельчатую антенну Том тоже не мог, поэтому им приходилось пользоваться обыкновенной радиопередачей в стокилометровом волновом диапазоне, который был бы недоступен любителям-коротковолновикам этого временного периода.

— База Лэйкхерст вызывает «Оберон», — раздался в наушниках Меца голос Хоффмана. — Как слышите меня? Прием.

Мец поправил микрофон.

— Слышу вас хорошо, Лэйкхерст. Доложите обстановку.

— Обстановка нормальная. «Гинденбург» подошел к причальной мачте. Водяной балласт сброшен, только что опущены носовые швартовы. Высота от земли — около девяноста одного метра. Ожидаемое событие наступит через три минуты семнадцать секунд плюс последний отсчет.

Хоффман старался говорить профессионально-безразличным тоном, но Мец ясно уловил в его голосе взволнованные нотки. И он не мог винить за это Хоффмана. Меньше чем через четыре минуты главный специалист проекта своими глазами увидит одну из величайших технологических катастроф столетия, на девять десятилетий приостановившую коммерческое использование летательных аппаратов легче воздуха. Проявить свои эмоции в разговоре — это было, пожалуй, единственное, что мог позволить себе Том. Было бы гораздо хуже, если бы, не усидев в своей взятой напрокат в машине, он смешался с толпой и кто-нибудь из людей на аэродроме увидел его с радиопередатчиком.

— Примите сообщение, Лэйкхерст. — На плоском экране под ходовым иллюминатором появилось подсвеченное радарное изображение «Гинденбурга», зависшего над базой ВМФ в Лэйкхерсте. Оно было похоже на светло-голубую пулю, вокруг которой роилось несколько сотен крошечных белых точек. В верхней части экрана горело табло расчета времени:

06.05.37/19:22:05/Событ. — 02:45.

— Продолжаю удерживать станцию в заданной точке. Готов забрать вас по сигналу маяка.

— Очень хорошо, «Оберон». Я вот-вот… — Остальное потонуло в шипении статики, и пальцы Меца ловко пробежали по пульту управления, корректируя позицию хронолета-разведчика. Шипение тут же затихло, и он услышал окончание фразы Хоффмана:

— …огромен. Ты не поверишь, насколько он велик! Его размеры можно сравнить разве что с астероидным буксировщиком. Эта штука…

— Не отвлекайтесь от задачи, Лэйкхерст.

— Мотор работает, я готов тронуться в любой момент. — Последовала еще одна пауза. — Просто не верится, что когда-то люди действительно использовали двигатели внутреннего сгорания, чтобы перемещаться с места на место. От них жутко воняет!

— Я знаю. Не выключайтесь… — Мец снова бросил взгляд на хронометр. Осталось две минуты, одиннадцать секунд и последний отсчет плюс-минус несколько секунд поправки на неточность в записях современников. Эти несколько секунд и были самой сложной частью всей операции.

— Ну что ж, Фрэнк, — пробормотал он негромко. — Теперь все зависит только от тебя. Постарайся ничего не испортить.


6 мая 1937 года
Четверг, 19:23

Над аэродромом установилась сверхъестественная тишина. Даже надоедливый мелкий дождь, зарядивший с самого утра, ненадолго прекратился, сквозь разошедшиеся тускло-серые облака проглянули прямые, как стрелы, лучи закатного солнца, и серебристые бока «Гинденбурга» окрасились зеленоватым светом весенних сумерек. Военные моряки дружно налегали на швартовы цеппелина, словно играя в перетягивание каната с Левиафаном, бесшумно парившим в трехстах футах над их головами, и только где-то на краю толпы радиожурналист из Чикаго беспрерывно комментировал происходящее, склонившись над портативным магнитофоном.

Оглядевшись по сторонам, Фрэнк неожиданно подумал о том, что он окружен мертвыми людьми. Вот Фриц Эрдманн — полковник Люфтваффе, пытавшийся разоблачить возможного саботажника среди пассажиров, но проглядевший Эрика Шпеля; вскоре он будет убит обрушившейся горящей балкой. Обречены Герман Донер и его дочь — очаровательная юная Ирэн, — отправившиеся в Америку, чтобы провести здесь каникулы и отдохнуть. Погибнет Мориц Файбух — приятный, хорошо воспитанный господин, которого стюарды с самого начала отделили от других немцев просто потому, что он был евреем. Доживал свои последние минуты и Эдвард Дуглас — служащий «Дженерал Моторс» и американский шпион (по предположению гестапо), от которого на протяжении всего полета Фриц Эрдманн не отходил буквально ни на шаг.

И точно так же, как все эти люди, должны были погибнуть в огне Джон и Эмма Пеннс; такова, во всяком случае, была их судьба с точки зрения истории.

Но в действительности все обстояло несколько иначе. Одежда, которую с самого утра надели на себя Джон и Эмма, только казалась сшитой из обычного хлопка и шерсти; на самом деле она была выполнена из особой огнеупорной ткани, неизвестной в этом столетии. Носовые платки, которые лежали у них в карманах, будучи развернуты и прижаты ко рту, обеспечивали две минуты нормального дыхания в любой атмосфере, так как содержали в себе запас молекулярного кислорода. Зато в багаже супругов Пеннс не осталось ничего, что было бы сделано в двадцать четвертом столетии. Миниатюрные камеры, которые они разместили по всему воздушному судну, должны были испариться, как только температура достигнет 96 градусов по Цельсию. Что касалось исчезновения их тел, то его легко было объяснить тем, что страшный жар попросту испепелил их, и это, кстати, выглядело бы не так уж неправдоподобно, поскольку после катастрофы некоторые останки были опознаны только по обручальным кольцам и часам с гравировкой.

— Время? — шепнула Леа, и Фрэнк снова постучал по оправе очков.

— Примерно шестьдесят пять секунд, — ответил он и, сняв очки, убрал их в карман. Леа кивнула и, отпустив его руку, снова положила ладонь на перила.

По палубе неожиданно пронесся сквозняк — должно быть, кто-то открыл иллюминатор. Одна из пассажирок помахала рукой мужчине, который, стоя в толпе встречающих, возился с пузатой кинокамерой.

Призраки… Одни только призраки окружали Фрэнка.

В нагрудном кармане его пиджака лежала небольшая вещица, которую он позволил себе взять на память о путешествии. Это был сложенный в несколько раз лист плотной бумаги, в верхней части которого были типографским способом оттиснуты изображение воздушного корабля и его название. Под этой гравюрой был напечатан список пассажиров. Сей документ предназначался вовсе не для ХКИЦ — Фрэнк уже решил, что когда вернется домой, то вставит его в рамочку и повесит на стену своей квартиры в Тихо-Сити. Конечно, это было нарушение, и Леа ворчала на него до тех пор, пока Фрэнк не возразил, что во время катастрофы бумага, безусловно, сгорит. Впоследствии сам он сделал вид, будто не заметил чайной ложечки, которую Леа заткнула за резиновую подвязку чулка. Фрэнк знал, что подобных мелочей никто никогда не хватится, и искренне жалел о том, что не может спасти двух собак, которые путешествовали вместе с ними в специальной клетке, стоявшей в багажном отделении. Там, откуда явились Леа и Фрэнк, собаки были большой редкостью, и ему даже не хотелось думать о том, что станет с этими ни в чем не повинными тварями, когда…

Фрэнк глубоко вздохнул, стараясь привести в порядок взвинченные нервы. Спокойнее, приказал он себе. Все будет в порядке, только не надо терять голову.

Это место по правому борту на палубе А, неподалеку от ведущего вниз трапа, Фрэнк и Леа заняли совсем не случайно. Им было известно, что большинство из оставшихся в живых пассажиров уцелело только потому, что они находились именно здесь, а не по левому борту, где путь к спасению людям преградила мебель, выброшенная из широких дверей обеденного зала. Настоящий Джон Пеннс погиб, потому что незадолго до катастрофы ушел с палубы, чтобы проведать Эмму, которая по неизвестным причинам оставалась в каюте. Что это было? Морская болезнь? Или, возможно, некое предчувствие? В истории не осталось никаких упоминаний о том, почему погибли супруги Пеннс, но Фрэнк и Леа не собирались повторять их ошибку.

Они знали, что первой о землю ударилась корма дирижабля. Было неизвестно, как поведет себя при этом стоявший в конце прогулочной палубы огромный рояль, однако Фрэнк и Леа уже решили, что побегут по проходу, как только почувствуют первый гибельный рывок, который поначалу все примут за обрыв причального каната. Вниз по трапу, мимо палубы Б, к пассажирскому люку… К тому времени, когда они достигнут его, «Гинденбург» будет уже почти что на земле, и им придется прыгать с высоты не более четырех метров.

Тридцать семь секунд. С того момента, когда в верхней части кормового отсека будет замечен первый огонь, и до того времени, когда «Гинденбург» превратится в объятый пламенем остов, пройдет всего тридцать семь секунд… Вполне достаточно, чтобы обвести историю вокруг пальца.

Или проиграть.

Фрэнк почувствовал, что Леа незаметно придвинулась к нему.

— Если мы не…

— У нас все получится.

Прислонившись головой к его плечу, Леа кивнула.

— Но если все-таки…

— Только не говори, что любишь меня. Ее смех прозвучал сухо и нервно.

— Ты себе льстишь.

Фрэнк с трудом усмехнулся. Пальцы Леа на мгновение сжали его предплечье и вернулись на перила ограждения. Бросив взгляд в иллюминатор, он увидел, как тень дирижабля приближается к причальной мачте.

— Держись… Теперь это может произойти каждую секунду.

Дирижабль двинулся назад, вперед, снова назад. Наземная команда боролась с ветром, стараясь подтянуть воздушный корабль к стальному треножнику причальной мачты. Две тени на земле соединились в одну.

Фрэнк с силой сжал ограждение, чувствуя, как перила врезаются в ладонь. О'кей, о'кей… Ну когда же?..

Резкий рывок сотряс воздушный корабль.

Схватив Леа за плечи, Фрэнк развернул ее к выходу.

— Бежим! — воскликнул он. — Скорее, скорее!.. Леа сделала шаг, потом остановилась. Фрэнк наткнулся на нее.

— Шевелись же! — Он подтолкнул ее в спину. — Нам нельзя…

Но тут он тоже остановился и прислушался.

Палуба под ногами больше не шаталась. Она даже не накренилась.

Ни криков, ни отчаянных воплей. Кресла и шезлонги оставались на своих местах.

Пассажиры глядели на них кто с удивлением, кто с насмешкой. Эдвард Дуглас усмехнулся и, прикрывая рот ладонью, сказал что-то жене. Мориц Файбух сочувственно покачал головой. По лицу четырнадцатилетней Ирэн Донер скользнуло выражение снисходительного превосходства. Полковник Эрдманн презрительно фыркнул.

Тут на прогулочной палубе появился один из стюардов. Он объявил, что «Гинденбург» благополучно прибыл в порт назначения и что пассажиры должны собраться у выходного трапа. Просьба не забывать свои вещи. По выходе из дирижабля просьба незамедлительно пройти американский таможенный контроль.

Фрэнк посмотрел на Леа. Она была бледна и дрожала, прижимаясь к нему всем телом.

— Что случилось?.. — прошептала она.


16 января 1998 года
Пятница, 08:12

Телефонного звонка Мерфи не слышал — он как раз находился в ванной, обрабатывая кровоостанавливающим карандашом многочисленные порезы, оставленные бритвенным лезвием на шее и подбородке. В последнее время он хранил свою бритву под небольшой стеклянной пирамидой, которую Донна подарила ему на Рождество. Если верить рекламной брошюре, эта пирамида — точная копия египетских — должна была сохранять лезвия острыми, но, судя по всему, со своими обязанностями она справлялась плохо. Либо это, либо тяжкое похмелье, от которого страдал Мерфи, и привели к тому, что он в нескольких местах порезал лицо.

Как бы там ни было, Мерфи понятия не имел, что он кому-то понадобился, до тех пор, пока Донна не постучала в дверь ванной. «С работы», — негромко сказала она, протягивая ему радиотелефон, и Мерфи скорчил недовольную гримасу. Он и так уже опаздывал, ибо проснулся с такой сильной головной болью, что не сразу сумел заставить себя встать. Должно быть, решил он, на восемь было назначено очередное совещание, о котором он совершенно забыл, и теперь ему звонит кто-то из сотрудников УПИ, чтобы выяснить, почему он не пришел.

Вчера вечером, когда пьяный Мерфи вернулся домой на такси, Донна была крайне недовольна, а необходимость подвозить его с утра на работу отнюдь не способствовала примирению. Смерив мужа укоризненным взглядом, она вернулась к телевизору досматривать утренний гороскоп.

Мерфи взял трубку.

— Алло, Зак слушает… — сказал он, прижимая телефон плечом к подбородку.

— Говорит Роджер Ордман…

Мерфи чуть не уронил трубку в раковину. Роджер Ордман был исполнительным директором Управления, и за десять лет службы в УПИ Мерфи разговаривал с ним ровно три раза: в первый раз, когда поступал на работу, и дважды — по разным социальным вопросам. Достаточно сказать, что Роджер Ордман был тем самым человеком, которому Президент позвонил, когда на втором этаже Белого дома был замечен дух Мэри Линкольн.

— Слушаю вас, сэр. — Мерфи непроизвольно выпрямился. — Извините, что опаздываю, однако как раз сегодня утром аккумулятор в машине приказал долго жить. Но жена меня подбросит…

— Не волнуйтесь, мистер Мерфи, я все понимаю. Такие вещи иногда случаются. Я хотел поговорить с вами по другому поводу. У нас тут возникла одна небольшая проблема…

Мерфи нервно переступил с ноги на ногу; кафельная плитка на полу ванной неожиданно показалась ему гораздо холоднее, чем была в действительности.

О Боже, подумал он, должно быть, это из-за вчерашнего. Не иначе, по пути домой Гарри завернул в ночной бар, сцепился там с кем-нибудь и попал в кутузку. Или же Кент врезался во что-нибудь на машине. Так или иначе, без полиции дело не обошлось, и его имя выплыло наружу.

— Проблема, сэр?..

— Вы на защищенной линии, Зак? Мерфи не сразу понял, что имеет в виду Ордман. Потом он вспомнил, что говорит по радиотрубке.

— Гм-м… Нет, сэр. Вы хотите, чтобы я…

— Да, будьте добры.

— Одну минуточку, сэр… — Мерфи не без труда отыскал на трубке кнопку «ожидание» и, выйдя из ванной, прошел по коридору в небольшой кабинет рядом с гостиной. Дверь за собой он закрыл, но Донна даже не подняла головы; телевизор был включен на полную громкость, и это значило, что она не услышит, о чем он будет говорить с Ордманом. Астролог-предсказатель как раз объяснял Донне, почему сегодняшний день особенно благоприятствует Козерогам, желающим обновить старые дружеские связи, в особенности — со Скорпионами.

Сев за стол, Мерфи снял трубку обычного телефона и выключил радиотелефон.

— Я слушаю, сэр. Извините, что заставил вас… — Это защищенная линия? Да что с ним такое?!

— Да, сэр, я говорю с другого аппарата, если вы это имели в виду. Я, видите ли, был в ванной, когда вы позвонили. Я как раз собирался… — Сообразив, что начинает мямлить, Мерфи оборвал сам себя. — Да, сэр, это надежная линия.

Последовало короткое молчание, потом Мерфи услышал:

— Произошла авария.

Господи Иисусе! Кто-то из парней и впрямь попытался доехать до дома на собственной машине. Кто же — Кент или Гарри? Скорее всего Гарри — пожалуй, он был самым пьяным. Полез за руль, и на тебе!..

Только потом Мерфи вспомнил, с кем он разговаривает. В этом контексте фраза об аварии приобретала совсем иное значение.

— Да, сэр, я понимаю, — медленно проговорил он, а мысли его уже неслись с бешеной скоростью, обгоняя одна другую. — А где это произошло?

— В Теннесси, примерно в шестидесяти милях к востоку от Нэшвилла. Всего час или полтора назад.

— Понятно… Скажите, кто-нибудь… Кто-нибудь видел саму машину?

— Мы обнаружили машину, но внутрь еще никто не заглядывал. Как раз сейчас готовится к выезду бригада «скорой помощи», которая должна все исследовать. Вы можете быть готовы через… десять минут?

По спине Мерфи пробежал неприятный холодок.

— Через десять? Мистер Ордман, я еще не…

— Мы выслали за вами автомобиль. Группа уже в сборе, самолет ждет в аэропорту Далласа. С подробностями вас познакомят по дороге. Так вы сможете выйти через десять минут?

Мерфи все еще был в халате. Его костюм висел на плечиках и скорее всего нуждался в том, чтобы по нему прошлись специальной щеткой, которая так хорошо собирает приставшие к ткани волоски и ворсинки. Он даже еще не выбрал галстук, зато в чулане, в его старой адидасовской сумке, лежала смена чистого белья, оставшаяся еще с прошлой осени, когда он в последний раз ездил на охоту. На то, чтобы собрать и уложить портативный компьютер, требовалось всего несколько минут.

— Да, я буду готов.

— Очень хорошо, доктор Мерфи. У вас появился отличный шанс, смотрите не упустите его.

— Не упущу, сэр, — ответил Мерфи, постаравшись вложить в свои слова как можно больше уверенности, которой он не чувствовал. — Буду держать вас в курсе.

— Хорошей кармы, — ответил Ордман и дал отбой.

Мерфи осторожно опустил трубку и, откинувшись на спинку кресла, с облегчением выдохнул. Ночью над Арлингтоном прошел легкий снег, и в окно кабинета ему был виден выбеленный цветник Донны и присыпанные белым крошевом качели Стива, которыми он уже давно не пользовался. В саду было холодно, пусто и неприютно; Мерфи невольно задумался о том, насколько теплее может быть в Теннесси.

Потом он снова вздохнул и, встав из-за стола, пошел сказать Донне, что уезжает в служебную командировку.


6 мая 1937 года
Четверг, 20:00

Через тридцать пять минут после того как «Гинденбург» пришвартовался на аэродроме базы ВМФ в Лэйкхерсте, взрыв, прогремевший в одном из кормовых отсеков дирижабля, уничтожил гигантский воздушный корабль.

По счастливому стечению обстоятельств, когда «Гинденбург» взорвался, на борту не было ни одного человека. Все пассажиры и члены экипажа сошли на землю, а техники наземной команды успели разбежаться и попрятаться, прежде чем пылающий дирижабль рухнул на землю, увлекая за собой причальную мачту. Оператор из отдела кинохроники сумел заснять катастрофу на пленку, и впоследствии комментаторы и журналисты наперебой твердили о том, как удачно, что «Гинденбург» взорвался уже на стоянке. Случись это, пока воздушный корабль был в воздухе, не обошлось бы без множества жертв.

Фрэнк и Леа наблюдали за пожаром, сидя во взятом напрокат «форде»-седане Хоффмана. Машину Хоффман предусмотрительно отогнал на край аэродрома и припарковал на обочине шоссе.

То, как развивались события, по-настоящему потрясло их. С трудом сохраняя видимость спокойствия, Фрэнк и Леа разыскали свой багаж и спустились на землю по выходному трапу. Как они прошли таможню, где в их паспорта поставили соответствующие штампы и поздравили с возвращением на родную землю, они помнили плохо — настолько были удивлены. За стойками таможенного контроля их встретил Хоффман. Он сразу же начал задавать вопросы, но Фрэнк знаком велел ему молчать, пока они не отойдут на такое расстояние, где их не могли бы услышать другие пассажиры.

Когда они уже шли к машине, Фрэнк заметил Эрика Шпеля, все еще одетого в тускло-коричневую рабочую униформу. Не замеченный ни своими товарищами по команде, ни офицерами разведки Люфтваффе, Эрик сел на заднее сиденье такси и уехал. А через пятнадцать минут взорвалась бомба.

Фрэнк, Леа и Хоффман только переглядывались, пока мимо них одна за другой проносились по шоссе пожарные машины, направлявшиеся к месту катастрофы. Потом Том сказал:

— Ну что ж, по крайней мере мы не вызвали парадокса времени. Ведь мы еще здесь!..

Фрэнк мрачно посмотрел туда, где бушевал огненный ад.

— Черта с два мы его не вызвали!.. — буркнул он.

— Это еще неизвестно, — подала голос Леа, которая сидела на заднем сиденье. — Какое-то отклонение, несомненно, произошло. И серьезное, должно быть, но все же только отклонение.

— Ничего себе отклонение! — Фрэнк кивнул в сторону пылающего дирижабля. — Да, я знаю, что во время событий в Далласе кто-то заметил за изгородью двоих наших людей, но тогда ход истории не изменился. А это…

— «Оберон» все еще на орбите, — вставил Хоффман, поворачиваясь, чтобы бросить взгляд на футляр с радиопередатчиком, который лежал открытым на заднем сиденье. Леа только что выходила на связь с хронолетом. — Если бы мы вызвали парадокс времени, Василия сейчас бы здесь не было. Более того, мы и сами исчезли бы, верно?

— Что такое парадокс? — сердито спросил Фрэнк. — Ты можешь дать определение? Можешь сказать, что происходит, когда имеет место парадокс пространства-времени?

— Я не совсем…

— Ну давай же, скажи точно, как такой парадокс влияет на существующие темпоральные линии?

— Перестаньте. — Леа захлопнула крышку футляра. — Мы поговорим об этом позже, когда доберемся до места встречи.

И они поехали прочь от Лэйкхерста. Держась пустынных проселочных дорог, они спешили на юго-запад, а вокруг сгущалась холодная весенняя ночь. Когда они углубились в Сосновые пустоши, огни домов и ферм стали показываться все реже, а потом и вовсе исчезли. Низкий туман стелился над болотистыми низменностями, и «белобокие» покрышки седана то и дело натыкались на горбы и ухабы разбитого дорожного полотна.

Составив на пол футляр с передатчиком, Леа вытянулась во весь рост на заднем сиденье, заметив при этом, как невероятно просторны были автомобили этой исторической эпохи. Том Хоффман возразил на это, что зато они были крайне неэкономичны, так как для того, чтобы сдвинуть с места такую большую массу, требовалось слишком много бензина. Пока они так переговаривались, Фрэнк, которого не покидало мрачное настроение, включил на приборной доске встроенный радиоприемник и, изнывая от нетерпения, принялся вращать рукоятку настройки, ненадолго останавливаясь каждый раз, когда ему удавалось поймать передачу из Нью-Йорка, Трентона или Филадельфии. Танцевальные джазовые программы, юмористические постановки, криминальные мелодрамы сменяли друг друга, а Фрэнк все гонял волосок метчика из конца в конец шкалы, стараясь найти хоть какой-то ключ к тому, что случилось — или, вернее, не случилось — с «Гинденбургом».

Когда они сворачивали с шоссе на неприметную грунтовую дорогу, эстрадная программа из Нью-Йорка неожиданно была прервана коротким выпуском экстренных новостей. Диктор сообщил, что германский дирижабль «Гинденбург», погибший в результате необъяснимого пожара час с четвертью назад, был уничтожен взрывом заложенной на борту бомбы. В анонимном сообщении, полученном радиостанцией всего несколько минут назад, говорилось, что ответственность за акт саботажа принимает на себя немецкая подпольная антифашистская организация. Подпольщики утверждали, что бомба на борту «Гинденбурга» была заложена для того, чтобы, с одной стороны, привлечь внимание мировой общественности к жестокостям, творимым нацистским режимом, а с другой — показать немецкому народу, что Гитлер все еще может быть отстранен от власти.

Прослушав это сообщение, Фрэнк выключил радио. В машине установилось долгое молчание, потом Фрэнк вздохнул.

— Именно это я и называю парадоксом, — сказал он.

— Но мы все еще здесь, — негромко напомнил Том Хоффман.

— Это означает, что мы каким-то образом пережили возмущение, которое сами же и вызвали.

— Кто тебе сказал, что это наша вина?! — воскликнула Леа, снова садясь на сиденье. — Никто не знает, почему бомба Шпеля взорвалась именно тогда, когда она взорвалась. Может быть, часовой механизм был неисправен…

— А может быть, он вернулся и перевел стрелку, — сказал Том.

Фрэнк кивнул.

— Скорее всего так и было. Как раз вчера Эрик случайно столкнулся с Эммой Пеннс и решил, что не может допустить, чтобы такая очаровательная фройляйн погибла в огне.

— По-твоему, выходит, это я виновата?! — изумленно воскликнула Леа. — Я тебе не верю! Я не…

— Я шучу.

— Совсем не смешно! Мне и в голову не приходило, что ты…

— По-моему, вам обоим лучше помолчать, — сказал Том, крепко сжимая руль и пытаясь разглядеть в тумане проселок. — Все равно сейчас мы ничего не можем поделать. Но Леа никак не могла успокоиться.

— Так ты думаешь, что это смешно? — спросила она.

— Нет, не думаю. Но учитывая, что мы пока ничего не знаем, даже такая гипотеза имеет право на существование…

— Заткнитесь, вы, оба! — во все горло заорал Том. — Ради всего святого, просто заткнитесь и помолчите хоть немного!..

После этого в салоне снова повисла напряженная, враждебная тишина.

В конце концов проселок вывел их на обширную вырубку, где лет десять назад стояла ферма, уничтоженная одним из тех лесных пожаров, которые время от времени проносятся по Сосновым пустошам. От дома осталась только наполовину обрушившаяся каминная труба, все остальное обратилось в трухлявые головешки. Лишь кое-где из высокой травы, которой заросло пепелище, торчали старые, наполовину сгнившие кедровые пни.

Остановив машину, Том выключил фары. Стоило им открыть дверцы, как в салон ворвался слаженный хор лягушек и сверчков. Ночь была довольно прохладной, и Леа, вздрогнув, поплотнее запахнула пальто, инстинктивно сделав шаг по направлению к Фрэнку. Она родилась и выросла на Луне, и звуки дикой природы пугали ее. Фрэнк обнял Леа за плечи и, запрокинув голову, посмотрел на небо. Поднявшийся западный ветер относил облака в сторону, и в безлунном небе сияли яркие звезды.

— Ты не ошиблась, когда давала Василию наши координаты? — негромко спросил он, но, увидев выражение ее лица, осекся. — Прости, я только поинтересовался.

Хоффман достал с заднего сиденья чемоданчик с передатчиком и, отойдя на несколько шагов в сторону, положил его на траву. Потом вернулся к «форду» и, включив под потолком свет, бегло осмотрел салон. Нет, здесь не было ничего такого, что не следовало оставлять в прошлом. Дорожные сумки Фрэнка и Леа лежали в багажнике, а документы и записывающая аппаратура были у них в карманах.

Погасив свет, он вынул из нагрудного кармана небольшую золотую коробочку и, нажав на боковой грани утопленный переключатель, положил ее на выступ крыла рядом с задним сиденьем. Через пять минут после их отлета прокатная компания «Херц» таинственным и необъяснимым образом лишится одного из своих автомобилей, если, конечно, какой-нибудь охотник не набредет на его оплавленный остов.

Когда Том снова подошел к Леа и Фрэнку, оба смотрели в небо, он тоже поднял взгляд. Сначала он не видел ничего; потом там, где сияло созвездие Большой Медведицы, появилось небольшое темное пятнышко округлой формы, которое было лишь ненамного чернее ночного неба.

— Лучше отойти подальше, — пробормотал Хоффман. — Возьмите кто-нибудь передатчик.

Они поспешно отбежали к краю поляны. Когда, обернувшись, они снова посмотрели вверх, то увидели большую черную тень, которая с каждой секундой становилась еще больше, заслоняя звезды. «Оберон» спускался в режиме «хамелеон», поэтому для невооруженного глаза хронолет был практически невидим. Даже если бы в это время уже получили широкое распространение радиолокационные станции, «Оберон» не появился бы на их экранах, поскольку полимерное покрытие корпуса поглощало любые лучи. Обнаружить можно было только решетчатый модулятор привода негамассы, расположенный на нижней части хронолета, но он работал практически бесшумно, так что трое путешественников поняли, что «Оберон» опустился до верхушек окружающих поляну деревьев, только тогда, когда услышали негромкий гул и увидели, как стелется по земле трава.

Гудение стало громче, и хронолет вдруг появился прямо над ними. Он был специально сконструирован, чтобы походить на классические сомбрероподобные «летающие тарелки», и мог бы украсить собой обложку одного из многих посвященных проблемам НЛО журналов, которые появились в двадцатом столетии. И действительно, украсил в качестве иллюстрации к очередному рассказу о похищении людей инопланетянами, опровергнутому большинством современных ученых. В момент, когда в плоском днище между полусферическими гондолами тоннель-генераторов откинулись, подобно цветочным лепесткам, посадочные опоры, в единственном иллюминаторе хронолета вспыхнул свет. Казалось, на мгновение «Оберон» застыл в воздухе, потом гудение негатрона неожиданно стихло, и корабль грузно опустился на землю.

Исследователи уже бежали к «Оберону», когда в одном из ребер открылась диафрагма входного шлюза, вниз упала легкая лесенка, а в освещенном прямоугольнике входа появился темный силуэт Меца.

— Чего вы ждете?! — прокричал он. — Пошевеливайтесь, мы должны убраться отсюда как можно скорее! Фрэнк первым добежал до трапа.

— Не так быстро! — сказал он, поднимая над головой футляр с передатчиком. — Нам необходимо выяснить, что здесь произошло! Должно быть, случилось что-то такое, чего мы не предусмотрели!..

— Ты хочешь сказать, что вы еще не закончили?.. — Мец протянул руку и, схватив чемоданчик за ручку, выдернул его из руки Фрэнка. — Может быть, на обратном пути нам следует сделать остановку в Вашингтоне, чтобы вы могли подстрелить Тедди Рузвельта?

— Франклина, ты хочешь сказать…

— Да какая разница? Нам нельзя здесь больше оставаться. — Мец поставил футляр в люк. — Надеюсь, вы не совершили какой-нибудь ошибки, которая помешает нам смыться отсюда?

— Черт побери, Василий, это не наша вина! — Судя по голосу, Леа была вне себя от ярости. — Мы не знаем, что случилось, но это… Мы не…

— Оправдываться будешь в суде, Ошнер. А сейчас нам надо взлетать. — Мец скрылся в люке. — Поднимайтесь на борт или останетесь здесь! Через шестьдесят секунд — старт.

— Василий, погоди! — Фрэнк вскарабкался по трапу и протиснулся в воздушный шлюз «Оберона». После ночного холода узкое помещение клиновидной формы показалось ему слишком теплым. В забрале висящего на переборке шлема от скафандра для работы в открытом космосе отразилось его вытянутое, словно в кривом зеркале, лицо.

Он помог Леа подняться в шлюз, потом нырнул в диафрагму внутреннего люка и, нагнав пилота, прошел вслед за ним по узкому радиальному коридору в рубку управления.

— Успокойся, Василий, — начал он. — Я должен поговорить с тобой о…

— Не о чем тут разговаривать, Фрэнк. — Войдя в рубку, Мец опустился в кресло пилота и быстро пробежался пальцами по пульту, готовя к перепрограммированию навигационные системы хронолета. — И нечего меня успокаивать, во всяком случае — не после этого! Лучше проследи за тем, чтобы твои люди пристегнулись как следует. Мы взлетаем.

— О'кей, хорошо. — Фрэнк миролюбивым жестом поднял обе руки. — Вытащи нас отсюда, доставь на орбиту, но не начинай переход до тех пор, пока мы не разберемся в ситуации. Нам по крайней мере необходимо попытаться понять, что вызвало отклонение…

Мец резко повернулся вместе с креслом и уперся Фрэнку в грудь крепким пальцем.

— Послушайте, доктор Лу, не вынуждайте меня читать вам лекцию по теории пространства-времени. Причинно-следственные связи. Парадоксы несообразности. Поддержание и энергетический режим перехода Морриса — Торна… Помните?..

— Я только хотел сказать, что нам нельзя торопиться. Мы должны выяснить…

— Выяснять будете потом. Я должен пробить тоннель, пока это еще возможно. — Мец снова повернулся к пульту управления и принялся нажимать клавиши. По панелям забегали оранжевые, зеленые, голубые и красные огоньки; на полукруглой консоли засветились многочисленные экраны, показывавшие готовность и состояние полетных систем, положение хронолета в местной системе географических координат, орбитальные карты и проекции хронотемпоральных векторов.

Натягивая на голову переговорное устройство, Мец бросил быстрый взгляд через плечо.

— Извини, Фрэнк, но здесь твои полномочия кончаются. На борту командую я, и как я скажу, так и будет. Раз я сказал — срочный старт, значит, мы взлетаем, и как можно скорее. Прикажи лучше своим людям занять противоперегрузочные кресла — полет к «Хроносу» будет не из легких.

Фрэнк понял, что спорить дальше не имеет смысла. Инструкции ХКИЦ на сей счет были достаточно строги. Пусть Фрэнк и был руководителем исследовательской группы, однако по уставу на борту хронолета последнее слово всегда оставалось за пилотом. Мец просто воспользовался своим правом.

Повернувшись, Фрэнк вышел из рубки управления. Когда дверь за ним захлопнулась, он с досадой хватил кулаком по переборке.

— Кретин! — громко выругался он.

Когда, пройдя коротким коридором, Фрэнк заглянул в пассажирский отсек, он увидел, что Хоффман уже сидит, пристегнувшись к одному из трех противоперегрузочных кресел.

— Леа в аппаратной, — сообщил Том, прежде чем Фрэнк успел задать ему вопрос. — Я думаю, она…

— Оставайся в кресле, я ее позову. Василий хочет выдернуть нас отсюда как можно скорее. — Он попятился назад и, выйдя в коридор, повернул к последнему из больших помещений хронолета, расположенному в дальнем от пассажирского отсека конце коридора.

— Леа! — позвал он. — Василий…

— Я знаю, слышала… — Леа уже сняла костюм Эммы Пеннс и натянула облегающий эластичный комбинезон. От ее внешнего вида Фрэнка слегка покоробило — Леа еще не избавилась от нанокожи, и ее тело сорокалетней, склонной к полноте женщины выглядело не особенно привлекательно. Фрэнк, однако, прекрасно ее понимал; будь у него хоть одна свободная минутка, он бы тоже переоделся. Костюмы двадцатого века были на редкость неудобными; кроме того, тело в них почти не дышало очень быстро становилось липким от пота.

Леа стояла перед панелью в центре аппаратной; ее пальцы проворно сновали по клавишам компьютера. Фрэнк заметил, что она вошла в справочно-библиотечную подсистему.

— Дай мне еще минуту, — попросила она. — Я хочу посмотреть, нельзя ли выяснить, в чем дело, по материалам, которые мы записали на борту дирижабля.

— У нас нет этой минуты, — ответил Фрэнк. — Василий собирается стартовать в экстренном режиме.

— Лучше помолчи и дай мне твой портсигар. — Леа уже подсоединила свою пудреницу к компу. Теперь, не глядя на Фрэнка, она протянула к нему руку ладонью вверх. — Скорей же!

— У нас нет времени! — повторил Фрэнк, но все же достал из кармана свой портсигар и протянул ей. Леа схватила его, вытряхнула на пол невыкуренные сигареты и подсоединила идущий от компа кабель к незаметному разъему на донышке нижней крышки портсигара. Потом нажала несколько клавиш и бросила нетерпеливый взгляд на настенный экран. Библиотечная подсистема начала загружать в свои банки данных всю информацию, которую записали размещенные на «Гинденбурге» миниатюрные «наблюдатели».

— Отлично, просто отлично… — удовлетворенно пробормотала она некоторое время спустя. — Похоже, мы ничего не пропустили. А теперь поглядим, что происходило в отсеке-4 незадолго до взрыва.

— Теперь это уже не важно, — перебил ее Фрэнк. — Мы должны лежать пристегнутые в противоперегрузочных креслах!

С этими словами он схватил ее за запястье и оттащил прочь от панели, однако, прежде чем он развернул ее к выходу, Леа успела схватить оба записывающих устройства.

Фрэнк и Леа ворвались в пассажирское отделение за считанные секунды до того, как диафрагма люка плотно замкнулась. Едва они успели разместиться в креслах, хронолет начал подниматься. Бросив взгляд на информационное табло, Фрэнк увидел, что Мец отключил маскировочный режим и гравитационный экран, чтобы дать негатрону полную мощность. Сжав зубы, он про себя обругал пилота последними словами. Похоже, их ожидал по-настоящему тяжелый старт…

Потом хронолет рванулся вверх, в ночную мглу, и перегрузка вдавила их в сиденья. На настенном экране появилось изображение оставшейся внизу Земли. Ненадолго показались огни джерсийского побережья и Нью-Йорка, потом они исчезли, скрытые высокими, плотными облаками. В следующее мгновение «Оберон» пронзил облачный слой и устремился в космос.

Слишком быстро… Фрэнк изо всех сил вцепился в поручни своего кресла, стараясь справиться с перегрузкой, которая все сильнее сдавливала грудь. Так нельзя, подумалось ему. Они не должны были поступать подобным образом. Окружающее двоилось и расплывалось в его глазах, но боковым зрением он все еще различал профиль Леа в соседнем противоперегрузочном кресле. Судя по выражению ее лица, она была рассержена так же сильно, как и он сам. И, черт побери, она была совершенно права! Они улетели, так и не разобравшись, что же все-таки произошло там, внизу.

Фрэнк попытался поднять руку, но она была словно налита свинцом и не повиновалась. Потом он вспомнил, что так и не надел переговорное устройство и не может поговорить с Мецем.

На настенном экране появился земной горизонт. Он представлял собой темный полукруг, по краю которого шла тонкая светящаяся полоска светло-голубого цвета. Над нею вставали яркие звезды, и в тот же момент Фрэнк почувствовал, что его тело начинает подниматься над подушками сидений.

Невесомость! Они достигли второй космической скорости, и Мец уменьшил тягу негатрона. Но ведь они должны остановиться, должны лечь на низкую орбиту! Им необходимо время, чтобы разобраться в том, что же произошло на борту «Гинденбурга», перед тем, как…

И тут включились тоннельные генераторы «Оберона».

Бортовой ИИ — искусственный интеллект — хронолета рассчитал и обнаружил количественную аномалию в гравитационном поле Земли. Особое вещество, помещенное в гондолах под днищем корабля, увеличило субатомные зазоры до такой степени, чтобы в образовавшуюся воронку мог пройти хронолет. Одновременно оно окружило устье воронки энергетическими полями, которые сделали тоннель стабильным во временном отношении. В считанные мгновения ограниченный участок пространства-времени свернулся, превратившись в нечто, отдаленно напоминающее четырехмерную катушку улитки — замкнутый времяподобный цикл. И хронолет, с неодолимой силой притягиваемый тоннелем, который он только что создал, ринулся в самый центр воронки.

Переход должен был пройти так же гладко, как отлет «Гинденбурга» из Франкфурта несколько дней назад. И поначалу казалось, что именно так все и будет.

Но в следующий момент что-то случилось. Словно огромная десница разгневанного Бога обрушилась на хронолет и отшвырнула его… неизвестно куда.


16 января 1998 года
Пятница, 10:26

Самолет оказался пятнадцатилетним «Гольфстримом II» — реликтом той давно забытой эпохи, когда правительство еще могло позволить себе приобретать гражданские самолеты, произведенные в Соединенных Штатах. Внутри он, правда, выглядел не на пятнадцать, а только на десять лет, что обещало ощущения несколько более приятные, чем те, что довелось испытать Мерфи, когда он в последний раз летал на «Боинге-727». Тем не менее сиденья «Гольфстрима» были протерты чуть ли не до дыр, а надголовные шкафчики пестрели отпечатками грязных рук. Кроме того, когда самолет отрывался от взлетной полосы в аэропорту Далласа, он попал в какой-то воздушный поток, отчего фюзеляж отчетливо крякнул. Услышав этот пугающий звук, женщина, сидевшая через проход от Мерфи, принялась читать какое-то заклинание низким напряженным голосом.

Когда на высоте тридцати трех тысяч футов «Гольфстрим» наконец выровнялся и пилот погасил табло, предписывающее пассажирам пристегнуть ремни, в салоне появился армейский лейтенант в штатском. Он спросил, не желает ли кто-нибудь перекусить, прежде чем начнется инструктаж. Мерфи решил взять кофе и бублики с мягким сливочным сыром. Женщина через проход от него пожелала узнать, кошерные ли бублики, каково содержание холестерола в сыре и гватемальский ли кофе. Когда лейтенант вежливо ответил, что бублики попали на борт замороженными и что он не имеет ни малейшего представления ни о жирности сыра, ни о происхождении кофейных зерен, она раздраженно фыркнула и, потребовав горячий чай, долго изучала ярлычок, прежде чем опустить пакетик с заваркой в кружку с кипятком.

Всего на борту «Гольфстрима» было пятеро пассажиров, включая самого Мерфи. Разборчивая дама тоже работала в Управлении паранормальных исследований, но как ее зовут, он не знал. Несколько раз Мерфи встречал се в коридорах Управления и поэтому решил, что она трудится в другом секторе. Еще было двое военных в гражданских костюмах и человек из ФБР; как и Мерфи, он был одет в зимнюю куртку. Фэбээровец сидел в хвосте самолета и, переговариваясь с кем-то по телефону, работал на портативном компьютере. Когда Мерфи, следуя в туалет, прошел мимо него, он полуотвернулся и прикрыл трубку рукой.

Это было странно, но Мерфи сразу забыл о случившемся, когда через полчаса после взлета старший из военных взял слово.

— Джентльмены и мадам, — сказал он, как только его помощник помог пассажирам развернуть кресла таким образом, что все они оказались обращены к столу, во главе которого стоял военный. — Позвольте мне прежде всего поблагодарить вас за то, что вы откликнулись на нашу просьбу и нашли возможность вылететь в эту командировку. Правительство высоко ценит вашу готовность исполнить свой долг; я, со своей стороны, надеюсь, что срочный вызов не нарушил ваших планов и не причинил вам ненужного беспокойства.

Потом военный назвал свое имя и чин — полковник Бэйрд Огилви из армейской разведки. Лейтенанта звали Скотт Кроуфорд. Имя фэбээровца было Рей Санчес; его присутствие было необходимо главным образом для того, чтобы обеспечивать взаимодействие с местными властями и исполнять обязанности официального представителя правительства.

Полковник Огилви показался Мерфи достаточно приятным человеком — высокий седеющий джентльмен лет пятидесяти с небольшим, он держался подчеркнуто спокойно и доброжелательно, и его манеры можно было даже назвать светскими. Помощник был намного моложе; в его жестах и речи сквозило напряжение, однако, когда его представляли, он сумел выдавить из себя короткую улыбку. Санчес, с большой неохотой отложивший свой телефон, был нарочито сух и официален. Когда Огилви назвал его имя, он нахмурился, но ничего не сказал, и Мерфи сразу же решил держаться от этого типа как можно дальше. Большинство сотрудников Федерального бюро, которых он встречал, были вполне приличными ребятами, но Санчес явно смотрел слишком много фильмов со Стивеном Сигалом.

Потом Огилви представил самого Мерфи, назвав его главным уполномоченным дознавателем УПИ на время предстоящей миссии, и повернулся к раздражительной даме. Услышав, что ее зовут Мередит Синтия Луна, Мерфи невольно поднес ладонь к губам. Худая, с острым лисьим лицом и каштановыми волосами, завитыми и уложенными в высокую прическу, она была похожа на агента по продаже недвижимости, который однажды оставил привычный скепсис и узрел лик Бога в приготовленном на завтрак рогалике. Мередит Луна была известна Мерфи больше понаслышке: она была медиумом и работала в отделе ясновидения. По слухам, ужиться с ней было сложно, и не мудрено — трудно поддерживать нормальные отношения с человеком, наделенным особым шестым чувством, с помощью которого он поддерживает постоянную связь с другим измерением. Когда Огилви упомянул о ее эспер-способностях, Мередит Луна гордо выпрямилась, и Мерфи подумал, уж не собирается ли она продемонстрировать свои таланты, предсказав, что скоро они полетят над водой.

Не в первый раз Мерфи задавал себе вопрос, почему он вообще работает в Управлении паранормальных исследований, и каждый раз ему на ум приходили одни и те же причины. НАСА приказала долго жить, количество штатных должностей в Национальной научной организации сокращалось быстрее, чем поголовье горбатых китов, а в последнее время даже академические институты с большей охотой принимали на работу астрологов, а не астрофизиков. В таких условиях Мерфи мог только постараться, чтобы его голос был воплощением здравого смысла среди всех этих мастеров ходить по углям и гнуть взглядом столовые приборы. Компромисс был неизбежен, ибо каждый раз, когда он невольно задумывался о том, чтобы отказаться от должности и уйти, ему сразу вспоминались закладная на дом, которая будет висеть над ним, как дамоклов меч, пока он не выплатит последний взнос, и сын, которого нужно было отправить в колледж. В такие моменты Мерфи готов был благодарить Бога за то, что Карл Саган умер, и ему не нужно рассказывать своему старому преподавателю из университета, чем ему приходится зарабатывать на хлеб насущный.

Пока Огилви говорил, лейтенант Кроуфорд начал раздавать собравшимся голубые папочки с грифом «Строго конфиденциально» на обложке.

— В 6 часов 42 минуты по Восточному времени, — сказал полковник, — два истребителя Ф-15Ц с базы ВВС в Сьюэрте в окрестностях Нэшвилла совершали учебно-боевой полет над плато Камберленд. Находясь в шестидесяти восьми милях к юго-востоку от базы, они столкнулись с неопознанным летающим объектом.

Он заглянул в свою папочку.

— Оба истребителя шли на высоте тридцати тысяч пятисот футов. Неопознанный объект появился над ними на высоте примерно сорока пяти тысяч футов и приблизительно в десяти — пятнадцати милях к востоку от местонахождения самолетов. Предположительно НЛО только что вошел в атмосферу Земли и продолжал спускаться под острым углом, равным примерно сорока семи градусам; его скорость при этом больше чем вдвое превышала скорость звука. Несмотря на то что ни на радарах истребителей, ни на локаторах гражданских служб управления воздушным движением НЛО так и не появился, оба пилота ясно видели его. Огилви перевернул страницу.

— Запросив разрешение с базы, летчики пошли на перехват объекта. Настигнув цель на высоте тридцати четырех тысяч футов, они получили возможность рассмотреть НЛО с близкого расстояния. Оба пилота описали его как диск около шестидесяти пяти футов в диаметре и двадцати футов толщиной — то есть размером примерно с их собственные машины. Ни реактивных двигателей, ни какой-либо иной силовой установки, которая бы приводила его в движение, летчики не заметили. На передней поверхности выступающей над корпусом НЛО рубки находилось единственное окно или иллюминатор.

Мередит Синтия Луна подняла руку, и Огилви кивнул ей.

— Не видели ли ваши летчики пришельцев в кабине НЛО? — спросила она.

— Нет, мэм, пилоты не заметили ничего такого. Им приходилось прилагать значительные усилия, чтобы не отстать и не потерять цель.

— Не получали ли они каких-нибудь телепатических сообщений?

— Увы, мэм. Пилоты пытались связаться с НЛО по радио на низких и на высоких частотах, но не получили никакого ответа ни по радио, ни каким-либо иным способом.

Показалось ли Мерфи, или полковник действительно изо всех сил старался сдержать улыбку?

— Но вы сказали — объект вошел в земную атмосферу под каким-то там углом?.. Это верно?

— Учитывая тот факт, что, когда НЛО был впервые замечен, он находился в верхних слоях атмосферы и продолжал снижаться со сверхзвуковой скоростью, можно с уверенностью предположить, что дело в действительности обстояло именно так, мэм, — вежливо ответил полковник, поднимая руку, чтобы предотвратить следующий вопрос. — Позвольте мне закончить изложение известных фактов, потом я отвечу на все ваши вопросы.

Мередит Луна промолчала, и Огилви снова сверился со своей папочкой.

— После того как пилотам не удалось установить радиосвязь с неопознанным летающим объектом, они сманеврировали таким образом, чтобы иметь возможность наблюдать его с близкого расстояния. К этому моменту НЛО успел затормозить до дозвуковой скорости и, достигнув высоты двадцать девять тысяч футов, начал выходить из пикирования. Тогда один из пилотов, капитан Генри Г. О'Донелл, занял позицию в семистах футах слева от НЛО, а его напарник, капитан Лоренс X. Байндер, попытался подлететь еще ближе, чтобы исследовать объект вблизи. Когда истребитель Байндера проходил под днищем объекта, во всех системах самолета неожиданно нарушилось электроснабжение.

— Нарушилось электроснабжение? — Мерфи поднял голову, и полковник выжидательно посмотрел в его сторону. — Вы хотите сказать, что его самолет перестал слушаться управления?

— Я хочу сказать, доктор Мерфи, что электропитание всех систем в истребителе Байндера неожиданно отключилось. Электронное оборудование, радиосвязь, силовая установка, радиотелеметрическая аппаратура, приводы рулей управления — все перестало функционировать. Как будто кто-то выдернул штепсель из розетки — так описывал это сам пилот. После этого его самолет вошел в плоский штопор, и ему пришлось катапультироваться из кабины вручную.

— Я слышала о таких случаях, — пробормотала Мередит Синтия Луна. — Когда во Флориде один полицейский столкнулся с кораблем инопланетян, в его машине тоже отключилось электричество.

— Полицейский успел катапультироваться? — с искренним интересом осведомился лейтенант Кроуфорд.

Мерфи зажал рот ладонью. Только бы не засмеяться, думал он. О Боже, только бы не засмеяться! Потом он увидел, что Огилви смотрит в сторону и как-то странно кашляет в кулак, и от сердца у него немного отлегло. Похоже, на борту самолета он был не единственным здравомыслящим человеком.

— Ничего смешного нет! — пылая праведным гневом, воскликнула Мередит Луна, сильно покраснев. — Бедняга полицейский попал в серьезную переделку. Пришельцы держали его в плену целых двенадцать часов. — Она повернулась к полковнику. — Скажите, ваш пилот не испытывал ничего необычного, когда это произошло?

Мерфи придвинул к себе папку и нацарапал на обложке: «100 % потер. электр. у истреб. — электромагнитный импульс?»

Огилви пропустил вопрос Мередит Луны мимо ушей.

— Увидев, что его напарник потерял управление самолетом после того, как подлетел слишком близко к объекту, капитан О'Донелл решил, что НЛО предпринял враждебные действия. В полном соответствии с действующими наставлениями ВВС о порядке ведения воздушного боя он отпустил объект на тысячу футов, затем навел на него ракету-перехватчик воздушных целей «Сайдвиндер».

При этих словах полковника Луна пришла в ужас.

— О нет! — воскликнула она. — Он не мог…

— Да, мэм, — возразил Огилви. — Еще раз попытавшись установить с объектом радиоконтакт, капитан О'Донелл выпустил ракету.

Время неизвестно

— Держись! — закричал Мец во всю силу легких.

Фрэнк едва успел схватиться за подлокотник пилотского кресла. Хронолет резко накренился набок. Пальцы Фрэнка сорвались, он полетел через всю рубку и, стукнувшись о переборку, сполз на пол.

— Они в нас попали? — крикнул он.

— Ракета сдетонировала на гравитационном поле. — Мец, пристегнутый к креслу, изо всех сил налегал на штурвал, стараясь выровнять хронолет и снова заставить его слушаться руля. Бросив взгляд на информационный экран, он добавил: — Нам повезло, корпус цел. Но мы продолжаем падать.

Не обращая внимания на боль в ушибленном плече, Фрэнк вскарабкался на четвереньки и пополз по наклонной палубе к креслу пилота. В последний момент перед вхождением в земную атмосферу Мец успел включить гравитационный защитный экран «Оберона». Если бы он этого не сделал, Фрэнка попросту размазало бы по стене.

Что ж, хоть тут им повезло, но этого было явно недостаточно. «Оберон» продолжал стремительно снижаться и находился уже на высоте девяти тысяч метров над землей. Они не знали ни где они находятся, ни когда, ни — что было еще более важно — как они сюда попали. Единственное, что было более или менее очевидно, — переходный тоннель отбросил их обратно к Земле. Все произошло так быстро, что негатрон хронолета потратил огромное количество энергии на то, чтобы погасить инерцию и обеспечить безопасное возвращение. Бортовой ИИ сумел стабилизировать полет ровно настолько, чтобы не дать экипажу изжариться живьем, однако для этого потребовалась почти вся энергия термоядерных батарей маленького разведчика.

В довершение всего не успел «Оберон» войти в земную атмосферу, как рядом откуда ни возьмись появились два современных самолета. Один из них по ошибке пролетел сквозь электромагнитное поле негатрона, в результате чего все электрические цепи истребителя оказались выведены из строя. К счастью, пилоту удалось спастись, однако его товарищ воспринял все происходящее как очевидную агрессию и открыл огонь.

— Ты можешь вытащить нас отсюда? — спросил Фрэнк, снова хватаясь за поручень пилотского кресла и вставая на колени. Мецу удалось выровнять «Оберон», и теперь палуба кренилась уже не так сильно. — Может быть, мы могли бы обогнать эту штуку?

— В любое другое время — пожалуйста, но не сейчас. — Продолжая удерживать штурвал одной рукой, Мец указал другой на какой-то прибор на панели. — Мощность двигателя упала до сорока семи процентов и продолжает уменьшаться. Защитное поле тоже становится слабее. Если самолет выпустит в нас еще одну ракету…

— Понятно. — Гравитационное поле спасло хронолет в первый раз, но рассчитывать, что точно так же им повезет в случае, если пилот выпустит еще одну ракету, не приходилось.

— А тоннельные генераторы? — спросил Фрэнк.

— Конечно, я мог бы открыть тоннель… — Мец свирепо оскалился, поочередно нажимая клавиши энергоблока в тщетной попытке направить двигателю как можно больше энергии. — Вот только в земле под нами появится кратер диаметром этак километров в восемьдесят. Уж тогда-то мировые линии точно перепутаются так, что никаких концов не найдешь!

— Ладно, согласен — я свалял дурака, — примирительно сказал Фрэнк. Вопрос был действительно глупым; хронолеты не зря уходили в тоннель только с орбиты.

Потом его взгляд упал на обзорный экран. Самолет немного отстал, однако по-прежнему следовал за «Обероном», в точности повторяя все его маневры.

— Леа? — позвал Фрэнк, включив микрофон, который захватил из пассажирского отсека. — Есть что-нибудь по самолету?

— Да, — раздался в наушнике ее голос. — Информационно-библиотечная система идентифицировала его как «Игл» Ф-15Ц, состоявший на вооружении ВВС США в конце двадцатого столетия. — Она принялась читать с экрана: — Это одноместный самолет, максимальная скорость — 2,5 М, потолок — 18 228 метров, дальность полета — 5600 километров. Вооружение включает 20-миллиметровую скорострельную пушку и ракеты класса «воздух-воздух» и «воздух-земля»…

— Черт с ними, с ракетами! — перебил ее Фрэнк. — Скажи лучше, как нам оторваться от преследования.

— Господи, Фрэнк, откуда мне знать?!

— Том, что у тебя? — сказал Мец в интерком, и Фрэнк с интересом прислушался. Когда он в последний раз видел Хоффмана, главный специалист проекта стоял на коленях в пассажирском отсеке, по локоть запустив обе руки в подпалубную техническую нишу.

— Делаю, что могу! — донесся ответ Хоффмана. — Я уже переключил гравитационную подсистему на негатрон, но никак не могу добраться до главной шины без… Черт!..

Палуба яростно подпрыгнула — это хронолет провалился в воздушную яму и снова накренился. Фрэнк слышал, что Хоффман выругался: как он и говорил, гравитационный экран был выключен. Продолжая цепляться за поручень пилотского кресла, Фрэнк бросил быстрый взгляд на лобовой иллюминатор. Закрывавшие обзор перистые облака наконец-то расступились, и внизу появились пологие холмы, освещенные косыми лучами низкого рассветного солнца. Раскинувшееся под ними плоскогорье было испещрено пятнами света и тени и неправильной формы прямоугольниками полей, ферм, небольших поселков. Если Леа не ошиблась, сейчас они были где-то над Теннесси.

Потом Фрэнк увидел две протянувшиеся через холмы параллельные черные ленты и сообразил, что это скорее всего шоссе. Чуть дальше виднелась какая-то блестящая серебристо-голубая поверхность. Озеро, понял Фрэнк, большое озеро или водохранилище в форме неправильной многолучевой звезды. Его изломанная береговая линия тянулась на многие мили вдоль обступивших водоем возвышенностей.

— Долго не протянем, — озабоченно пробормотал Мец. — Я пытался оторваться от самолета, но ничего не вышло.

— Снижайся, — негромко подсказал Фрэнк.

— Что? — Пилот сердито оглянулся на Фрэнка, потом, проследив за его взглядом, посмотрел на иллюминатор. — Здесь?..

— Да, прямо здесь. Маскировочный режим еще работает?

Мец бросил взгляд на индикаторы пульта.

— Сработает, если я дам ему десять процентов мощности. Но пока мы не сядем на землю, включать «хамелеон» бесполезно.

— Не на землю. На озеро. — Фрэнк вытянул руку и нажатием клавиши вызвал на экран увеличенное изображение раскинувшегося внизу водоема. Еще два нажатия, и на экране появилась его термограмма.

— Вот смотри — это самое глубокое место, — промолвил Фрэнк, указывая на темно-синее пятно в самой широкой части озера. — Если ты сможешь приводниться здесь, мы уйдем под воду и надежно укроемся от самолета. Глаза Меца испуганно округлились.

— Ты что, с ума сошел? — спросил он.

— Возможно. А у тебя есть лучшее предложение? Может, ты хочешь найти уютный маленький аэропорт и сесть там? В конце концов, мы всегда можем сказать местным жителям, что мы марсиане. — Он сердито мотнул головой в сторону экрана внешнего обзора. Истребитель продолжал преследовать их, словно рассерженная пчела. — А еще мы можем подождать немного, чтобы наш дружок успел влепить в нас вторую ракету. Может, на этот раз ему повезет больше.

Взгляд Меца перебегал с иллюминатора на экраны внешнего обзора, а от них — на индикаторы состояния бортовых систем. Озеро, военный самолет, критическое состояние «Оберона» — таковы были три главных неизвестных в уравнении, которое, как ни решай, не сулило ничего, кроме проигрыша.

— Ладно, будем спускаться. — Мец переложил штурвал в сторону, и палуба снова накренилась, но на этот раз Фрэнк держался так крепко, словно от этого зависела его жизнь, и сумел устоять на ногах.

— Иди в свое кресло и пристегнись как следует, — велел ему Мец. — Посадка на воду в любом случае вряд ли будет мягкой.

— Удачи тебе. Удачи нам всем… — Фрэнк хлопнул Василия по плечу и, выпустив из рук надежный поручень пилотского кресла, бросился прочь из командной рубки.

В коридоре он чуть не столкнулся с Леа. Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но Фрэнк втолкнул ее обратно в пассажирский отсек. Хоффман на полу пытался встать на колени; инструменты из ремонтного комплекта раскатились по всем углам, и ему лишь ценой неимоверных усилий удалось снова закрыть лючок технической ниши.

— Что там происходит? — крикнул он. — Что, черт возьми, вы задумали?

— Будем садиться в озеро, — быстро предупредил его Фрэнк. — Держись крепче, посадка будет тяжелой!

В это мгновение последовал еще один резкий толчок, и Фрэнк головой вперед бросился в противоперегрузочное кресло. Каким-то чудом ему удалось застегнуть на себе поперечный ремень, прежде чем «Оберон» рванулся в другую сторону.

— Я маневрирую! — раздался в наушниках возбужденный голос Меца.

Леа схватила Фрэнка за ногу и крепко прижалась к нему; Фрэнк, в свою очередь, обнял Леа за плечи и напряг мускулы, пытаясь удержать ее на месте. Это ему удалось, но Хоффмана с силой швырнуло о стену, и он, обмякнув, безвольно сполз на пол.

— Том! — Леа выпустила бедро Фрэнка и попыталась ползти к оглушенному Хоффману.

— Назад! — рявкнул Фрэнк. — Пристегнись немедленно!

С этими словами он толкнул Леа в сторону ближайшего кресла.

Леа больно ударилась о сиденье, но, к счастью, упала на него, а не рядом. Плохо соображая от боли, она все же нашарила ремни и попыталась застегнуть их на груди и животе.

Фрэнк бросил взгляд в сторону Тома. В данных обстоятельствах ему ничем нельзя было помочь. «Оберон», кувыркаясь, летел на половинной тяге, и Мец задействовал все энергетические резервы, чтобы аварийная посадка не превратилась в неуправляемое падение.

Леа, надежно пристегнувшись к креслу, что-то кричала Хоффману, но он не отвечал; главный специалист проекта был в глубоком обмороке.

Фрэнк поглядел на информационный экран и почувствовал, как горло стиснуло от страха, а пальцы непроизвольно впились в поручни противоперегрузочного кресла. Голубовато-зеленая вода озера, покрытая мелкими рябинками волн, с головокружительной скоростью неслась в какой-нибудь сотне футов под ними. Далекие берега скалились желтоватыми обнажениями песчаника. Полотно моста промелькнуло в тридцати футах под днищем «Оберона», а они все снижались, снижались…

— Том, вставай! — снова закричала Леа во всю силу легких. — Очнись, Том! О Боже, мы сейчас…

И в этот момент хронолет врезался в воду.


11 часов 57 минут

С высоты, на которой летел вертолет ВВС, озеро Сентерхилл казалось серым и холодным. Стальные облака отражались в тусклой воде его многочисленных притоков и заливов, образовавшихся в том месте, где перегороженная противопаводковой дамбой река Кэни-Форк разлилась и затопила несколько глубоких долин. Впрочем, сейчас, в середине зимы, уровень воды в озере находился на самой нижней отметке.

Несколько минут спустя военно-транспортный вертолет «Блэкхок» опустился до двухсот футов и полетел между вершинами холмов и лесистыми гребнями, которые отзывались громким эхом на стрекот его турбин. Сидя в жестком кресле сразу за пилотской кабиной, Мерфи с любопытством рассматривал озеро. Несмотря на то что прилегающие к нему холмы были довольно плотно застроены летними домиками, среди которых попадались настоящие особняки (зимой, правда, здесь почти никто не жил), вблизи береговой линии не было ни одного строения. За время перелета от базы ВВС в Сьюэрте полковник Огилви, который сам был родом из Теннесси, успел рассказать Мерфи, что специалисты армейского инженерно-саперного корпуса, воздвигшие противопаводковую дамбу в начале пятидесятых годов и продолжавшие следить за ней до сих пор, строго придерживались правил, согласно которым никто не имел права строиться ближе пятисот футов к берегу. Несколько эллингов для лодок были единственным исключением, защищаемым какой-то замшелой поправкой к упомянутым правилам, и большинство дачников, которые приезжали сюда на лето, держали свои лодки и катера у платных причалов, разбросанных по всему озеру. Возможно, эти правила казались слишком строгими зажиточным нэшвиллским врачам, адвокатам и звездам кантри-музыки, которые имели или хотели бы иметь здесь дома, однако именно благодаря им озеро Сентерхилл выглядело, пожалуй, самым «неокультуренным» из всех, которые Мерфи приходилось видеть.

Снова бросив взгляд вниз, на лесистые холмы, он подумал, сколько оленей мог бы завалить здесь за один охотничий сезон.

Тем временем вертолет в последний раз повернул, огибая выросший на его пути утес из светло-желтого песчаника, и впереди показалась главная акватория озера — широкое водное пространство, имевшее несколько миль в поперечнике. В самом узком, восточном его конце, берега были соединены автомобильным мостом.

Вертолет опустился еще ниже и, слегка накренившись, начал поворачивать налево. Мерфи выглянул в окно и увидел небольшой залив, окаймленный чистеньким песчаным пляжем. Здесь была оборудована огороженная зона отдыха, служившая местным жителям площадкой для пикников, но сейчас на берег вторглась армия Соединенных Штатов. В самом центре пляжа стояли большая грязнозеленая палатка и несколько оливкового цвета грузовиков, между которыми сновали десятка два фигур, одетых в полевую армейскую форму.

Мерфи ожидал, что вертолет сразу же пойдет на посадку, но он неожиданно снова отклонился к центру озера. Не успел Мэрфи спросить, в чем дело, как полковник Огилви, сидевший рядом с ним, отстегнул свой ремень и, перегнувшись через колени Мерфи, указал ему на что-то внизу.

— Вон там!.. — крикнул он. — Видите?

Сдвинув в сторону правую чашку своих звукозащитных наушников, Мерфи посмотрел туда, куда показывал полковник. Сначала он не видел ничего особенного, потом заметил крошечный островок, почти не превосходивший размерами самую маленькую из дач, выстроенных в окрестных лесах. Собственно говоря, это был даже не остров, а наносная песчаная коса; на ней росло несколько дубов, сумевших каким-то чудом уцелеть во время сезонных подъемов уровня воды в озере, однако Мерфи сомневался, что на этом островке мог бы жить кто-то, кроме диких уток.

Ничего странного или необычного он по-прежнему не видел — ничего, если не считать нескольких ярких пластмассовых буйков, которые покачивались на воде сбоку от острова, образуя незамкнутый круг.

— Что? Что там?! — заорал он в ответ, стараясь перекричать рев турбин. — Я ничего не вижу!

Мередит Синтия Луна сидела у противоположной стены кабины. Глаза ее были плотно закрыты. Глубоко дыша через нос, она поигрывала двумя амулетами, которые носили название энергетических камней. Один камень был связан с бабочкой и служил источником душевного равновесия и изящества мысли. Второй был посвящен броненосцу и должен был обеспечить своей хозяйке защиту и безопасность. Похоже, однако, что против воздушной болезни эти раскрашенные камешки не помогали, поскольку с тех пор, как «Блэкхок» оторвался от взлетной полосы на Сьюэртской авиабазе, Мередит Луну уже однажды стошнило, и лейтенант Кроуфорд всю дорогу просидел рядом с ясновидящей, держа наготове гигиенический пакет. Как ни удивительно, прическа Мередит Луны нисколько не пострадала.

— Я тоже ничего не вижу! — прокричал агент Санчес, прильнув к соседнему блистеру. — На что вы смотрите?

— Нужно смотреть с более близкого расстояния! — Огилви ткнул пальцем в песчаную косу. — Видите, там, слева, берег немного не такой? Как в кривом зеркале.

Мерфи пристальнее вгляделся в очертания косы. Теперь, когда полковник сказал, в чем дело, он тоже увидел какой-то странный серебристый полукруг, который просвечивал сквозь мелкую воду на ограниченном буйками участке. С первого взгляда рассмотреть его было невероятно трудно; он почти сливался с водой и песчаным берегом, но, когда вертолет слегка развернулся и прошел прямо над странным объектом, Мерфи неожиданно увидел, как его тень слегка выросла и тут же снова съежилась, словно упала на какую-то невидимую выпуклую поверхность.

— Вот он! — выкрикнул Огилви. — Вот он, распроклятый сукин сын!

— Но как он это делает?

— Будь я проклят, если знаю. Для этого мы вас и вызвали. — Огилви вытянул вперед руку и потрогал пилота вертолета за плечо. — О'кей, командир, давай спускаться. Нас ждет работа!

Мелкий белый песок вихрем взлетел вверх, когда «Блэкхок» опустился на наклонный слип для лодок на берегу уютного заливчика. Выждав, пока все пассажиры выгрузятся, летчик снова поднял тяжелую машину в воздух.

Когда песок осел, Мерфи сошел на берег и огляделся. Пляж буквально кишел солдатами, и у каждого на рукаве, прямо над дивизионным значком, был нашит черный шеврон. Это был спецназ 101-й парашютно-десантной дивизии из форта Кэмпбелл в Кентукки. Все солдаты были в касках и носили на поясе штык-нож или пистолет, а у некоторых висела за плечами автоматическая винтовка М-16. Несколько рейнджеров, ловко орудуя саперными лопатками, наполняли песком брезентовые мешки; остальные относили их на берег, чтобы обкладывать наскоро выкопанные в песке одиночные стрелковые ячейки. В одной из них Мерфи увидел зачехленный крупнокалиберный пулемет. Судя по всему, военные не склонны были рисковать, играя с неизвестной опасностью.

Тем временем к Огилви подбежал лейтенант в полевой форме. Отдав полковнику честь, он о чем-то заговорил с ним, но слов Мерфи разобрать не мог. Рей Санчес сразу же направился к столу, где какие-то два типа в штатском разложили топографические карты. Фэбээровец уже успел связаться с местной полицией и распорядиться, чтобы они перерезали ведущие к озеру дороги под предлогом того, что здесь-де потерпел аварию сверхсекретный экспериментальный самолет. Мередит Синтия Луна неловко подковыляла к соседнему столу и села возле него на песок, наклонив голову к самым коленям.

Все это заставило Мерфи почувствовать себя ненужным. Никто не обращал на него внимания, и он медленно пошел к берегу, хрустя по песку своими мотоциклетными ботинками. Он прошел мимо грузовиков, мимо солдат, мимо фэбээровцев и стрелковых ячеек и остановился только у самой кромки воды. Теперь между ним и таинственным песчаным островом, ясно видимым вдалеке благодаря росшим на нем дубам, не было ничего, кроме полумили открытой воды, однако потерпевший крушение неопознанный летающий объект по-прежнему оставался скрыт от глаз. На его местонахождение указывали только яркие буйки, слегка покачивавшиеся на волнах.

Интересно, каким образом пришельцам удалось так замаскировать свой корабль, подумал Мерфи. Может быть, это какое-то особенное силовое поле? Весьма вероятно, учитывая, что случилось с истребителем, имевшим неосторожность подлететь к НЛО слишком близко. Пилот второго Ф-15 утверждал, что пущенная им ракета взорвалась до того, как достигла цели. Он также сказал, что на подлете к озеру НЛО практически исчез из виду, и он смог продолжать преследование только потому, что ясно видел на воде его тень. В последний раз «летающее блюдце» показалось пилоту, только когда запрыгало по поверхности озера наподобие пущенной умелой рукой гальке, но это продолжалось очень недолго. В конце концов НЛО налетел на остров, опустился на грунт и снова исчез из виду.

Значит, решил Мерфи, все-таки это оказалось защитное поле, и, возможно, оно не было абсолютно непробиваемым. Оно успешно противостояло кинетической энергии — например, кинетической энергии нацеленной на НЛО ракеты, но не сумело справиться с инертным препятствием…

— Увидели что-нибудь интересное, доктор Мерфи?

Голос полковника Огилви, неожиданно раздавшийся за его спиной, заставил Мерфи обернуться так резко, что в какой-то момент он чуть было не потерял равновесие и не упал.

— Вот черт!.. — вырвалось у него. — Пожалуйста, не делайте так больше. Вы…

— Извините. — В глазах полковника промелькнула легкая насмешка. — Я не хотел вас пугать.

— Вы и не испугали. — «Разве только чуть-чуть», — подумал Мерфи и, слегка переведя дух, мотнул головой в сторону песчаного островка. — Я просто пытался сообразить, как… Как они это делают?

— Этого никто не знает, — спокойно сказал полковник, показывая на две надувные резиновые лодки, лежавшие на песке чуть дальше по берегу. — Примерно полчаса назад шесть человек отправились туда на веслах на рекогносцировку. Они приблизились к острову футов на тридцать, но не смогли разглядеть ничего, кроме этого странного серебрения, которое мы наблюдали с воздуха.

— А они не пытались?..

— Нет. У них был строгий приказ: разведать обстановку и выставить буйки. Правда, один из солдат говорит, что его весло будто бы наткнулось под водой на какую-то твердую гладкую поверхность, но ничего странного они так и не увидели. Как бы там ни было, это напугало их, и они возвратились.

Твердая гладкая невидимая поверхность на небольшой глубине…

— Насколько там глубоко? — спросил Мерфи. — Я имею в виду — около острова.

— Максимальная глубина озера — около пятидесяти футов. На отмели, там, где побывали разведчики, футов десять — пятнадцать. У береговой линии — не больше пяти футов.

Проклятие, подумал Мерфи. Разведчики были совсем рядом, они могли бы дотронуться до «летающего блюдца», если бы захотели, но даже на таком расстоянии не сумели ничего разглядеть!

— До постройки дамбы, — продолжал Огилви, — здесь был обычный сельскохозяйственный район, так что остров, возможно, просто вершина небольшого холма. Если бы сукин сын не налетел на него, он мог бы уйти глубоко под воду.

— Именно этого и добивался пилот НЛО?

— Не исключено. Вот только зачем?

— Но ведь его преследовал истребитель, так что… — Мерфи пожал плечами. — Нет. не знаю. Пожалуй, следует подумать над этим. Когда у меня появятся какие-то соображения, я вам обязательно сообщу.

Огилви кивнул и некоторое время молчал.

— Знаете, доктор Мерфи, — сказал он наконец, — у вас, похоже, котелок варит, хотя вы и из УПИ.

— Что вы имеете в виду, полковник? — осторожно поинтересовался Мерфи.

— Зовите меня просто Бэйрд.

— А меня — Зак.

— Хорошо, Зак… — Они пожали друг другу руки. — Вы ведь нормальный ученый, верно?

Нормальный ученый… Как будто бывают нормальные ученые!..

— Я астрофизик, если вы об этом спрашиваете.

— Похоже, я в вас не ошибся, Зак. Вы не строите предположения, а задаете вопросы. Вы не торопитесь с выводами и не подгоняете факты к теории, которая вас больше всего устраивает в данный момент. А взгляните, к примеру, на мисс Мередит…

Он не договорил, но отступил в сторону, как бы приглашая Мерфи самому вынести суждение. Мередит Синтия Луна уже вполне оправилась после перелета и, взгромоздившись на стол для пикников, села в позу «лотоса»: ладони покоились у нее на коленях, голова была откинута далеко назад, глаза закрыты. Несколько солдат даже остановились, чтобы поглазеть на нее, но проходивший мимо офицер приказал им вернуться к работе.

— Я спросил, что это она делает, — вполголоса пояснил Огилви. — И она ответила, что пытается войти в единение. Даже не в контакт, а именно в единение…

В единение, подумал Мерфи. Значит, она еще и последовательница Шрайбера… Боже, только этого не хватало!

— Она не из моего отдела, — сказал он сухо. — Если ей что-то понадобится, дайте ей это. Мне совершенно все равно, что она делает, только держите ее от меня подальше.

— Значит, вы не думаете, что она может чем-то нам…

— …помочь? Вряд ли. Но и избавить вас от нее я тоже не могу.

— Я примерно так и подумал. — Огилви немного помолчал, потом снова заговорил, на этот раз совсем тихим голосом:

— Откровенно говоря, мои люди относятся к вам, гражданским специалистам из УПИ, без особого уважения. Таких, как вы, мы обычно называем между собой попрыгунчиками, однако у вас, Зак, неплохая репутация. По слухам, вы один из самых надежных парней во всем Управлении. Если вам кажется, что вы понимаете что к чему…

— Я польщен, Бэйрд, но это не так.

— Видите ли, для нас всех такие дела в новинку, и вы наш единственный эксперт в подобных вопросах. — Огилви глубоко вдохнул. — Покуда мы будем действовать сообща, все будет нормально. Агент Санчес со своими коллегами уже решают, как сделать так, чтобы сохранить это происшествие в тайне как можно дольше. Пока нам везло: никто не видел, как эта штука спускалась, и полиция успела блокировать район, но шила в мешке не утаишь. Очень скоро о появлении НЛО пронюхают зеваки и корреспонденты, и тогда…

— Как скоро?

— Через шесть — двенадцать часов, максимум — через сутки, так что времени у нас мало. Я уже давно мог бы вызвать сюда дополнительные силы со специальным оборудованием, но прежде нам надо узнать, с чем мы имеем дело. Как вы думаете, доктор Мерфи, вам удастся это выяснить?

Интонация Огилви была вопросительной, но Мерфи хорошо понимал, что, по сути дела, это никакой не вопрос. И у полковника, и у него самого было свое начальство, перед которым придется держать ответ, а начальство, как известно, не любит слышать «нет».

— Да, я смогу это сделать, — ответил Мерфи.

Время неизвестно

— Прости, Том…

Фрэнк бережно сложил руки Хоффмана на груди, потом накрыл тело простыней. Еще несколько мгновений он молча стоял рядом с ним на коленях, потом встал и, осторожно ступая по сильно наклоненной палубе, поднялся к двери пассажирского отсека.

Он только что вышел в коридор, когда раздался какой-то тупой удар. Фрэнку показалось, что стучат снаружи, и он, напряженно прислушиваясь, на мгновение замер у переборки, но удар не повторился.

Он стоял в коридоре до тех пор, пока из командной рубки не раздался голос Меца:

— Эй, Фрэнк! Иди сюда! У нас тут проблема.

Если бы одна, не без горечи подумал Фрэнк и стал пробираться по темному коридору к люку командной рубки. Люк был открыт, но палуба так сильно накренилась, что Фрэнку пришлось опуститься на четвереньки, чтобы пробраться внутрь.

Мец, сидевший в пилотском кресле, казался тенью на фоне неярких ламп аварийного освещения. Большинство экранов работали в информационном режиме, сообщая о повреждениях, и только один показывал, что происходит за пределами корабля.

— О Боже!.. — вырвалось у Фрэнка. — Откуда они взялись?

На экране он увидел трех солдат, подплывших к «Оберону» на небольшой резиновой лодке. Один из них держал в руках древнего вида винтовку, второй водил из стороны в сторону старомодной видеокамерой, третий осторожно греб длинным пластмассовым веслом. Первые двое то и дело оборачивались на гребца, который испуганно всматривался в воду под лодкой.

— Я не видел, как они подплыли, — сообщил Мец шепотом, словно боясь, что солдаты могут его услышать. — Я чинил одну штуку под пультом и не знал, что они здесь.

— Я кое-что слышал, — кивнул Фрэнк. — Лодка прошла над затопленным краем «Оберона», и гребец, должно быть, задел корпус веслом. Маскировочный режим включен?

Мец бросил быстрый взгляд на один из экранов.

— Пока работает. Они нас не видят, но если им придет в голову подойти вплотную…

Он не договорил, но все было ясно и без слов. Солдаты знали, что хронолет находится здесь. Первые грузовики появились на песчаном берегу меньше чем через час после того, как «Оберон» совершил вынужденную посадку, и хотя режим «хамелеон» хорошо скрывал хронолет от их глаз и аппаратуры, все же неясные очертания его корпуса вполне можно было различить, если смотреть под определенным углом при ярком полуденном свете. Несколько раз над островом пролетали вертолеты, еще никогда обитатели этой эпохи не подбирались к хронолету так опасно близко.

К счастью, диафрагма входного шлюза оказалась под водой. В данный момент она была прямо под надувной лодкой, и найти ее без аквалангистов было весьма затруднительно. Впрочем, если судить по бурной деятельности на берегу, появления ныряльщиков следовало ожидать в самое ближайшее время.

Фрэнк и Мец молча смотрели, как солдаты в лодке сделали еще несколько кадров — с такого близкого расстояния, словно они снимали свои собственные искаженные тени, — а потом поспешно уплыли. Когда они удалились на порядочное расстояние, Мец шумно выдохнул.

— Они попали почти в яблочко, — проговорил он нормальным голосом. — Это даже хуже, чем в Далласе.

— Гораздо хуже, — сказал Фрэнк, впрочем, без тени упрека. Обвинения были бессмысленны: что бы ни случилось в 1937 году, положение экспедиции было отчаянным. Том Хоффман — главный специалист проекта — был мертв, он сломал шею во время первого удара «Оберона» о воду. Сам хронолет оказался на земле, и было неизвестно, какие он получил повреждения и сможет ли снова подняться в воздух. Кроме того, обитатели этой исторической эпохи засекли место посадки «Оберона», и они, увы, были вполне цивилизованными людьми, а не троглодитами, способными зафиксировать появление хронолета лишь в расплывчатых легендах и таинственных наскальных рисунках.

Да, это последнее обстоятельство было, пожалуй, хуже всего. Конец двадцатого столетия всегда считался самым опасным периодом человеческой истории.

— Они напуганы, но они вернутся. — Фрэнк подобрался поближе к пульту управления, чтобы взглянуть на экраны. — Как наши дела?

— Тебе какую новость сначала, хорошую или?.. — Мец осекся, перехватив напряженный взгляд Фрэнка. — Извини. Я проверяю всю систему, вплоть до главной силовой установки. Она по-прежнему в аварийном состоянии, но ИИ сумел найти, в чем там дело. Повреждена главная энергетическая шина, придется заменить с полдюжины распределительных ячеек. Я перепрограммировал несколько ремонтных устройств на ликвидацию последствий аварии; они уже работают, так что через час или около того все должно быть готово. Резервные системы, однако, в полном порядке, так что…

Фрэнк нетерпеливо постучал пальцем по пульту, и Мец вернулся к главному.

— Гондолы негатронов целы, и отремонтировать главный движитель будет довольно просто; правда, решетка модулятора затоплена, но она начнет нормально функционировать минимум через шестьдесят секунд после того, как мы поднимемся в воздух.

— Стало быть, мы можем выбраться отсюда, верно? Мец не ответил.

— Ну же, говори, — поторопил его Фрэнк. — Можем или не можем? Что нам мешает?

— Два обстоятельства. О первом ты уже знаешь — силовая установка дает лишь пятнадцать процентов нормальной мощности: этого едва хватает, чтобы поддерживать работу искусственного интеллекта и маскировочный режим. Я поставил ядерные синтез-батареи на полную перезарядку; к счастью, необходимый нам водород мы можем выделить из воды… — Он улыбнулся. — В этом смысле посадка в озеро имеет свои преимущества. По расчетам ИИ, мы сможем подняться в воздух часов через шесть, если все пойдет нормально. Даже раньше, если будем экономить внутренние энергетические резервы.

— Ты имеешь в виду выход на низкую орбиту и открытие переходного тоннеля? — спросил Фрэнк, и Мец кивнул, но его лицо оставалось мрачным. Фрэнку даже показалось, что пилот внутренне напрягся, стараясь держать свои чувства в узде.

— А что это за второе обстоятельство, о котором ты говорил?

Meц вздохнул.

— Мы не знаем, когда мы. Где — более или менее известно. ИИ рассчитал наши координаты незадолго до падения. Мы находимся в Теннесси, на плато Камберленд, в озере Сентерхилл… точные данные о широте и долготе хранятся в банке памяти бортовой навигационной системы. И судя по тому, что мы до сих пор видели, это конец двадцатого столетия, скорее, даже 90-е годы. Но вот точнее…

— То есть какой сейчас год?..

— …я не знаю. — Мец покачал головой. — В этом-то и заключается самая главная проблема. Основной приемник телеметрической информации не работает, так что мы не можем задействовать внешние источники. Даже сейчас мы не можем подключиться к местным информационным сетям. Я мог бы попытаться сделать это до аварии, но у меня не было такой возможности…

— Понимаю…

В критических обстоятельствах Мец действовал практически безупречно. Он сделал все, что было в его силах, чтобы спасти экипаж и благополучно посадить хронолет на землю. Увы, без точной даты бортовой ИИ «Оберона» не мог правильно рассчитать траекторию возврата к воронке тоннеля; приближенные данные тоже не годились — ИИ должен был знать предельно точно, где и когда находится хронолет. Пространственные координаты были вычислены им без труда, но временные оставались неизвестны, и, следовательно, в алгоритме четырехмерного перехода недоставало самой важной компоненты.

— Извини, Фрэнк, — проговорил Мец, и в голосе пилота впервые не прозвучало ноток самоуверенности. — Мне очень хотелось бы порадовать тебя лучшими новостями, но…

— Как ты думаешь, что могло вызвать этот парадокс, эту аномалию? — спросил Фрэнк.

— Леа пытается это выяснить. Если хочешь, попробуй ей помочь. — С этими словами пилот снова повернулся к пульту управления и не поднимал головы до тех пор, пока Фрэнк не покинул командную рубку.

Фрэнк нашел Леа в библиотеке. Она просматривала кадры, запечатленные «наблюдателями» на борту «Гинденбурга». Как и Фрэнк, Леа потратила несколько минут на то, чтобы смыть нанокожу, и теперь снова выглядела так, как обычно. Длинные черные волосы были собраны в тугой конский хвост, падавший на широкие плечи. Стоя у консоли счетно-решающего устройства, она даже не обернулась, когда Фрэнк вошел в аппаратную.

— Есть что-нибудь интересное? — спросил он.

— Да, пожалуй, — откликнулась Леа. — Кажется, я нашла точку дивергенции.

Фрэнк оперся на консоль, и Леа набрала на клавиатуре команду.

— Материала было слишком много, поэтому я сосредоточилась на последних трех часах перед посадкой. «Гинденбург» был бы над Лэйкхерстом уже часа в четыре, но ему пришлось долго маневрировать из-за порывистого ветра и высоких кучевых облаков.

— Да-да, я помню.

— Мы долго летели на юг вдоль побережья Нью-Джерси, чтобы обойти грозовой фронт. Согласно историческим записям, через полтора часа такого полета капитан Прусс получил с аэродрома телеграмму, в которой говорилось, что погодные условия остаются неблагоприятными и ему следует подождать с посадкой. Капитан Прусс ответил, что он не подойдет к Лэйкхерсту, пока ему не дадут с земли разрешение. Эта телеграмма была отправлена в 17 часов 35 минут по местному времени. А теперь — смотри…

Леа нажала на клавиатуре кнопку «воспроизведение», и на настенном экране появилось изображение просторных внутренних помещений «Гинденбурга». Фрэнк сразу понял, с какой камеры производилась съемка: на экране был металлический мостик под отсеком-4, где они установили «наблюдатель» во время экскурсии по кораблю. Цифры в нижнем углу экрана показывали 06.05.1937/ 17:41:29, когда на мостках появилась одинокая фигура в мешковатой одежде. У подножия ведущего наверх трапа человек ненадолго задержался, чтобы оглядеться по сторонам, и на мгновение его лицо попало в поле зрения камеры. Это был Эрик Шпель — матрос воздушного судна, заложивший в газовом отсеке бомбу.

Шпель поднялся по трапу наверх и пропал из виду.

— Он отсутствовал примерно шесть минут, — сказала Леа, нажимая кнопки на клавиатуре, чтобы пропустить эту часть записи. — Смотри.

В 17 часов 47 минут Шпель снова появился на трапе. Спустившись на мостки, он еще раз огляделся по сторонам и, удостоверившись, что его никто не видел, пошел по направлению к носу дирижабля.

— Я просмотрела запись с этой камеры до самого конца, — проговорила Леа. — Я видела все, что происходило у отсека-4 до посадки и после посадки. Эрик Шпель больше не возвращался.

— Будь я проклят, если он не приходил сюда, чтобы переставить таймер!

— Верно, Фрэнк. Да, он перевел время. И сделал это вскоре после того, как капитан Прусс во второй раз отложил посадку.

— Но почему он не сделал этого раньше? — Фрэнк задумчиво потер подбородок. Ощущать под пальцами свою собственную плоть, а не опостылевшую нанокожу было приятно. — Почему он так неожиданно передумал?

Леа негромко вздохнула.

— Может быть, твоя догадка верна. Возможно, Эрик действительно вспомнил женщину, с которой он столкнулся за день до того на этом самом месте. — Леа показала на пустые мостки. — Он подумал и решил, что не может взять на себя ответственность за ее смерть. Поэтому он вернулся назад и перевел стрелки таким образом, чтобы взрывное устройство сработало не раньше восьми часов вечера. Он был уверен, что к этому времени «Гинденбург» успеет благополучно пришвартоваться и все пассажиры сойдут.

Фрэнку хотелось успокоить ее, сказать, что она напрасно обвиняет в случившемся себя. Материал, заснятый миниатюрными камерами, не мог служить неопровержимым доказательством вины Леа — он был убежден в этом. Фрэнк просто не мог поверить, что история изменилась только потому, что они двое оказались на борту «Гинденбурга».

— Ты хочешь сказать, что мы с тобой создали альтернативную темпоральную линию?

— Да. Дирижабль в конечном итоге все равно был уничтожен, но на этот раз движение Сопротивления сумело извлечь выгоду из того, что сделал Шпель.

— Мы слышали это по радио. Но какое значение это может иметь?

— Это вопрос… — Леа печально побарабанила пальцами по консоли. — Давай примем в качестве исходной предпосылки, что Шпель добился того, чего хотел. «Гинденбург» был символом могущества нацистов, и его уничтожение могло послужить сигналом к началу массовой оппозиционной кампании, которая в конце концов привела к тому, что Гитлер был отстранен от власти. Не исключено также, что удалось одно из многочисленных покушений на диктатора…

— Не слишком ли много предположений? — перебил Фрэнк.

— Возможно, но… — Леа немного поколебалась. — Есть еще одно… Это очень незначительная деталь, но все же…

— Давай выкладывай.

Леа повернулась к клавиатуре и набрала еще несколько команд.

— Помнишь те самолеты, которые преследовали нас после того, как «Оберон» вошел в земную атмосферу? Они вели переговоры по радио…

Фрэнк удивленно приподнял брови, но промолчал.

— Я просмотрела аудио- и видеозаписи, которые сделал наш внешний полетный регистратор, потом ввела данные в библиотечную систему и заставила ее проследить исторические источники. Вот что я получила…

Два самолета появились на настенном экране в виде двух точек, оставляющих за собой длинный инверсионный след. (Фрэнк сразу обратил внимание, что в нижней части экрана не было цифр, обозначающих дату.) Когда точки приблизились к камере, в динамиках зазвучал голос пилота, перебиваемый громкими всплесками статических разрядов:

«Росомаха-Один — Сьюэртской Башне, подтверждаем наличие воздушной цели в квадрате…»

Леа остановила воспроизведение и несколько раз нажала пальцем на сенсорную панель. Когда над ближайшим из двух самолетов появился небольшой прямоугольник, она увеличила изображение в несколько сотен раз. На экране открылось прямоугольное окно-вставка, в котором во всех подробностях был показан преследовавший «Оберон» истребитель.

Еще несколько нажатий, и рядом с фотографией появилось схематическое комбинированное изображение.

— Справочно-библиотечная система уверенно опознала этот летательный аппарат как «Игл» Ф-15Ц, — продолжала Леа. — Этот одноместный истребитель-перехватчик состоял на вооружении Военно-воздушных сил США с конца семидесятых вплоть до начала девяностых годов, когда его заменила более совершенная двухместная модификация Ф-15Е. Мы знаем, что нас преследовали именно Ф-15Ц, потому что из кабины истребителя, пролетевшего сквозь рабочее поле негатрона, катапультировался только один пилот.

— Ну и что?

— Из радиопереговоров пилотов я узнала, что их наземная база называется Сьюэртская Башня. Я проверила эти данные по библиотеке и выяснила, что база ВВС США в Сьюэрте была ликвидирована в конце шестидесятых. Ее вообще не должно существовать, не говоря уже о том, что на ней не могут быть размещены самолеты, принятые на вооружение десять лет спустя.

Фрэнк долго и пристально рассматривал изображение на экране.

— Ну хорошо, — сказал он наконец. — Ты меня убедила. Значит, мы находимся на альтернативной мировой линии.

— На альтернативной мировой линии, которую мы сами непреднамеренно создали, — поправила его Леа. — И когда мы попытались вернуться из 1937 года в наше собственное время, то наткнулись на разрыв пространства-времени… на расходящуюся петлю замкнутого время-подобного цикла. Нам еще повезло, что нас не уничтожило на месте. Вместо этого нас выбросило сюда…

— В параллельную вселенную, — сказал позади них Мец.

Леа и Фрэнк дружно обернулись и увидели, что пилот стоит у входа, опираясь спиной на диафрагму входного люка. Они не знали, как давно он вошел; не исключено, что он слышал весь их разговор от начала до конца. Ну и хорошо, подумал Фрэнк. По крайней мере им не надо объяснять ему все, что удалось узнать Леа.

Мец поднял руку.

— Не надо ничего говорить, — сказал он. — Я знаю, это была моя ошибка. Если бы мы немного задержались в тридцать седьмом и все как следует проанализировали, то, возможно, сумели бы избежать неприятной ситуации, в которой сейчас оказались. Это я виноват — я все испортил…

— Нет, Василий, мы все виноваты. — Опираясь на консоль, Леа повернулась к нему. — Существование парадоксов, подобных этому, предсказано уже давно, просто предыдущим экспедициям повезло больше, чем нам. Глупо полагать, что везение будет продолжаться вечно.

— Забудь об этом, — сказал Фрэнк. — Сейчас главное выяснить, как нам выбраться отсюда. Некоторое время все молчали.

— В первую очередь, — проговорила наконец Леа, — нам надо узнать, в каком мы сейчас времени.


15 часов 00 минут

Когда рейнджеры навестили место крушения «летающей тарелки» во второй раз, они высадились на песчаный островок с противоположной стороны и приблизились к месту падения НЛО по суше. На сей раз разведчики отправились в путь на двух надувных лодках, в каждой из которых помещалось по четыре человека. Солдаты старались грести как можно тише, окуная весла в воду так, чтобы не вызвать на поверхности ни малейшей ряби. На протяжении всего путешествия они соблюдали полнейшую тишину; ни один из них не проронил ни слова, объясняясь с товарищами знаками, если возникала такая необходимость. Все солдаты были вооружены; двое взяли с собой фотоаппараты и универсальные видеокамеры. Ответственным за операцию полковник Огилви назначил лейтенанта Кроуфорда; Мерфи отправился с разведчиками в качестве гражданского эксперта-консультанта.

Как и следовало ожидать, Мередит Синтия Луна тоже не захотела оставаться в стороне. После двух часов сосредоточенной медитации она заявила, что внутри неопознанного летающего объекта находятся пришельцы с планеты, расположенной где-то в самом сердце Крабовидной туманности. На Землю они прибыли для того, чтобы на рубеже третьего тысячелетия пригласить землян стать членами Галактической федерации.

Полковник Огилви внимательно выслушал ее, потом вручил ей автоматическую винтовку и вежливо осведомился, не нужно ли уважаемой мисс Мередит освежить в памяти основные правила обращения с оружием. Это был очень хороший план. Мередит Луна отшвырнула незаряженную винтовку с таким негодующим видом, словно это был непрожаренный бифштекс, и вопрос, таким образом, оказался решен окончательно и бесповоротно, хотя Луна и пыталась настаивать, что приближаться с оружием к мирным посланникам далекой планетной системы будет по меньшей мере недостойно.

Путь длиной в полмили показался Мерфи удивительно долгим, но наконец он почувствовал, как резиновая лодка зашуршала по песчаному дну отмели в нескольких футах от островка. Лейтенант Кроуфорд молча показал рукой вперед, потом сжал пальцы в кулак и дважды опустил его, словно заколачивал гвозди. Двое солдат, сидевших возле бортов, с едва слышным плеском выпрыгнули в ледяную воду и, схватив лодку за расчалки, вытащили ее на берег. Вторая лодка причалила к острову футов на двадцать левее. Держа оружие на изготовку, солдаты шли, низко пригнувшись, и производили так мало шума, что не потревожили даже парочку диких уток, устроившуюся в высокой траве на гребне косы.

Как только спецназовцы заняли позицию за стволами двух самых толстых дубов, Кроуфорд махнул рукой Мерфи, показывая, что он тоже может выбраться из лодки.

Островок был замусорен пивными жестянками, выброшенными прибоем бумажными пакетами и клубками спутанной рыболовной лески. На камнях между дубами чернел выжженный круг — это был след костра, разведенного здесь какими-то бездельниками. Кора обоих дубов была сплошь изрезана инициалами, а когда Мерфи встал на колени за стволом одного из них, ему в ногу врезалось что-то острое. Опустив взгляд, он увидел крошечную руку, тянувшуюся к нему из земли. Взяв ее двумя пальцами, Мерфи вытащил на свет Божий облепленную песком фигурку Дарта Вейдера — знаменитого персонажа «Звездных войн». Видимо, прошлым летом его забыл здесь какой-то ребенок.

Ирония была очевидна. Улыбнувшись, Мерфи спрятал игрушку в нагрудный карман зимней куртки — Стив будет рад такому подарку.

Позиция за деревьями была достаточно надежной, но отсюда было довольно трудно разглядеть, что творится на противоположном конце острова. Во всяком случае, ничего, что было бы похоже на космический корабль, прибывший на Землю из далекой Крабовидной туманности или откуда-нибудь еще, Мерфи не наблюдал. Стоило, однако, вглядеться попристальнее, как начало казаться, что береговая линия выглядит как-то не так и высокое полуденное солнце отбрасывает на прибрежный песок какие-то странные, искаженные тени. Ах, если бы он только мог подобраться поближе!..

Повернув голову, Мерфи посмотрел сначала в одну сторону, потом в другую. Спецназовцы лежали на животах слева и справа от него, напряженно глядя в прицелы автоматических винтовок, словно ожидая, что из воды вот-вот выскочит какое-нибудь ревущее плотоядное чудовище, подобное тем, которые были так популярны в фантастике пятидесятых годов.

К Мерфи бесшумно приблизился лейтенант Кроуфорд. Тронув его сзади за плечо и показав рукой на дальний берег островка, он сделал движение к земле выпрямленной ладонью. Мерфи раздраженно покосился на него. Чего он от него хочет? Неужели он должен ползти по-пластунски через весь остров?

— Нет, — вслух сказал Мерфи. — Это глупо.

И прежде чем лейтенант сумел ему помешать, он выпрямился во весь рост и пошел туда, где были такие странные тени.

— Мерфи!.. Назад! — зашипел лейтенант, рейнджеры в растерянности повернулись в его сторону, но он не остановился. Продолжая идти вперед ровным, неторопливым шагом, он поднял руки на высоту плеч, показывая пустые ладони. Сердце отчаянно стучало в груди, куртка неожиданно стала не по погоде теплой, и Мерфи неожиданно задумался о том, действительно ли это была такая уж удачная идея. Но отступать было поздно; если он вернется сейчас, Кроуфорд скорее всего прикажет своим людям связать его по рукам и ногам, как барана, и в таком виде отправит обратно в лагерь. Ничего, еще несколько шагов… Он уже вышел из-под деревьев и был совсем недалеко от воды.

С близкого расстояния было хорошо видно, что береговая линия, показавшаяся ему подозрительной, имела форму правильного полукруга. Мерфи двинулся туда и вдруг увидел перед собой свое отражение, возникшее прямо в пустоте. Отражение было вытянутым, словно он смотрелся в выпуклое кривое зеркало, вот только само зеркало оставалось невидимым.

Мерфи вытянул вперед правую руку, чтобы потрогать отражение, и его пальцы внезапно наткнулись на какую-то невидимую преграду, которая была гладкой и холодной на ощупь, напоминая отполированный металл. Это было так неожиданно, что Мерфи невольно отдернул руку.

— Эй! — крикнул он. — Я что-то нашел!

— Доктор Мерфи, вернитесь немедленно назад! — крикнул из-за деревьев лейтенант Кроуфорд.

Но Мерфи не обратил на него внимания. Теперь он коснулся невидимой поверхности обеими руками и осторожно провел ими из стороны в сторону. Он был настолько внутренне готов ощутить в пальцах легкое покалывание, что даже почувствовал разочарование, когда ничего такого не произошло. Какова бы ни была природа невидимости НЛО, это вряд ли могло быть энергетическое поле.

Проверяя эту догадку, Мерфи бросил взгляд на свои наручные часы. Секундная стрелка продолжала как ни в чем не бывало двигаться по циферблату. Если какое-то электромагнитное поле и вывело из строя один из истребителей, заставило сдетонировать боеголовку ракеты, то сейчас оно было отключено.

За его спиной раздался негромкий шорох и заскрипел песок — это солдаты приближались к нему короткими перебежками. Лейтенант Кроуфорд включил рацию, и до Мерфи донеслось его бормотание:

— Ворчун — Первому, Ворчун — Первому… Белоснежка приблизилась к объекту, подтверждает наличие. Гномы заняли позиции. Прошу указаний, прием…

Мерфи медленно водил руками по наклонной гладкой поверхности, стараясь мысленно представить себе форму непонятного объекта. Невидимая преграда была довольно пологой; она спускалась до уровня его лодыжек и там неожиданно кончалась. Когда Мерфи подошел к ней вплотную, отражение стало почти нормальным, но стоило ему откинуть голову назад, как его лицо снова вытянулось. Не помня себя от волнения, он приподнял правую ногу и уперся коленом в невидимое покатое нечто. Определенно, это был какой-то неизвестный металл, возможно — корпус НЛО…

Мерфи перенес свой вес на правое колено, подтянул вторую ногу и медленно пополз на четвереньках вверх по невидимой наклонной плоскости.

Он чуть не расхохотался, когда представил себе, как это должно выглядеть со стороны. Человек, который идет, вернее, ползет по воздуху на высоте пяти футов над песком и водой. Позади раздавалось негромкое жужжание и частые щелчки фотозатвора — один из солдат снимал его на пленку.

Мерфи фотографировали достаточно редко, и он был не прочь покрасоваться перед объективами. Стараясь не потерять равновесия, он осторожно перенес центр тяжести на ноги и, надежно уперевшись подошвами ботинок в невидимую поверхность, медленно встал в полный рост. Боже милостивый, он висел над самой…

И в это мгновение НЛО стал видимым.

Только что внизу не было ничего, и вдруг там появилось огромное серебристое тело, действительно напоминающее перевернутую вверх дном суповую тарелку. Одним краем она лежала на песчаном берегу, второй был скрыт под водой.

Мерфи в испуге повернулся, но сделал это слишком быстро. Ноги потеряли опору, и он плашмя упал на покатый корпус НЛО. Удар был достаточно силен; он едва не сбил Мерфи дыхание, и он успел до половины съехать вниз по корпусу «летающей тарелки», прежде чем догадался раскинуть руки в стороны и остановить падение за счет трения. Но перед тем как упасть, он невольно вскинул голову и увидел…

На верхушке НЛО была большая круглая башня, отдаленно напоминающая ходовую рубку подводной лодки, в самой середине которой виднелся небольшой прямоугольный иллюминатор. На глазах Мерфи металлические шторки, прикрывавшие иллюминатор снаружи, сомкнулись так плотно, что секундой позже он уже не смог бы с уверенностью сказать, не почудилось ли ему это. На гладком, блестящем корпусе, во всяком случае, не осталось ни стыков, ни щелей…

Все произошло очень быстро, и все же Мерфи показалось, что он заметил что-то за стеклом иллюминатора.

Нет, не что-то — кого-то…

Он увидел человека.


Время неизвестно

Янтарные лучи зимнего солнца на несколько кратких минут залили озеро огнем и погасли, когда усталое светило опустилось за холмы, но наступившая тьма не была абсолютной. Серебристый корпус НЛО ярко блестел в свете множества переносных прожекторов, установленных на песчаном островке. Между ними копошились крошечные фигурки людей; одни ставили дополнительное оборудование, другие стояли на страже с оружием наготове. По протоке между островом и заливом сновали резиновые лодки, а в небе кружили вертолеты, и лучи их прожекторов плясали на поверхности черной воды.

Фрэнк выждал, пока совсем стемнеет, и только потом рискнул выбраться из своего укрытия. Последние полчаса он просидел на мелководье в дальнем конце залива, высовывая голову только тогда, когда ему казалось, что большой шлем космического скафандра, в который он был одет, не привлечет к нему внимания. Лагерь военных находился в каких-нибудь пятидесяти метрах от его укрытия, но за все время ни один человек даже не посмотрел в его сторону. Фрэнк был уверен, что, если он не станет лезть на рожон, никто не догадается о его присутствии.

Теперь он хорошо понимал, что их план с самого начала был безрассудным и опасным, но пока все складывалось удачно. Когда Фрэнк выходил из воздушного шлюза «Оберона», Мец отключил маскировочный режим. Внезапное появление хронолета так потрясло высадившихся на остров солдат, что никто из них не обратил ни малейшего внимания на предательские пузыри воздуха, поднявшиеся на поверхность из выходного люка.

Под люком оказалось совсем неглубоко. Фрэнк погрузился на три с небольшим метра, прежде чем его ноги ушли в вязкий, илистый грунт. В принципе он мог сразу же двинуться дальше, но выждал несколько минут, чтобы удостовериться, что его никто не видел, и только потом зашагал по дну озера, придерживаясь заранее намеченного направления. Чтобы добраться до берега, ему потребовалось два часа. Сначала Фрэнк двигался в полной темноте и рискнул включить нашлемные фонари, только когда глубина достигла двадцати футов. Дважды он останавливался, чтобы уравнять давление в шлеме и стравить лишний воздух. Леа так запрограммировала встроенные дисплеи шлема, что они показывали не только схематическую карту озера, но и направление движения, но никакая карта не могла, к сожалению, подготовить Фрэнка к тому, с чем пришлось ему столкнуться в действительности. Дно озера оказалось сплошь завалено разнокалиберным мусором: ржавыми банками из-под содовой, помятыми ведерками, набитыми всякой дрянью, обломками дерева, фибергласа и металла, обрывками рыболовной лески и сломанными удилищами. Раз среди всего этого хлама попался даже остов древнего автомобиля: выхваченный из буро-зеленой мглы мощными нашлемными фонарями Фрэнка, он напоминал скелет динозавра или какого-то другого доисторического чудища. Все это были реликвии эпохи всеобщей беспечности, и Фрэнк мельком подумал, что его скафандр будет лишь еще одним экспонатом в удивительной экспозиции, которая собралась на дне озера.

Выбравшись наконец из воды, Фрэнк надежно укрылся в лесу и, улегшись на спину, с трудом выбрался из керамического панциря. Шерстяной костюм, который он носил на борту «Гинденбурга», вряд ли был способен защитить от пронизывающего зимнего холода, однако Фрэнк понимал, что придется обойтись так — на «Обероне» не было никакой другой одежды, которая могла бы сойти за костюм двадцатого века.

Потом Фрэнк снова подтащил скафандр к берегу и столкнул его в воду. Булькнув, он почти сразу ушел под воду и пропал в глубине. Конечно, это тоже был риск, но Фрэнк рассчитывал, что при минимальном везении скафандр не будет найден еще лет пятнадцать — двадцать, а может быть, и вообще никогда.

Ночной холод пробирал до костей, Фрэнк поднял воротник пиджака и спрятал ладони под мышками.

В нагрудном кармане его рубашки лежала небольшая плоская коробочка портативного коммуникатора, и Фрэнк на мгновение задумался, не связаться ли ему с «Обероном», чтобы доложить о благополучном завершении первого этапа операции, но потом решил, что делать этого не стоит. Военные наверняка прослушивали несущие частоты во всем диапазоне, включая микроволны. Нет, лучше не выдавать своих намерений до тех пор, пока у него не будет все готово. Леа и Василию придется пока попотеть… По крайней мере они сидят в тепле, и у них есть такая возможность.

Стараясь не думать о холоде, Фрэнк начал пробираться сквозь густой подлесок, по возможности избегая наступать на сухие, промороженные сучки. До него все еще доносились негромкие голоса солдат на побережье, а когда он остановился и обернулся назад, то увидел между деревьями свет прожекторов, установленных вокруг «Оберона». Впрочем, на хронолет Фрэнк смотрел совсем недолго — ровно столько, чтобы начать удивляться безумию собственной идеи. Потом повернулся и стал быстро подниматься по крутому лесистому склону.

На склоне холма над озером стояло довольно много домов, но Фрэнк не видел в окнах ни огонька. В какой-то момент он подумал о том, не вломиться ли ему в один из них, но потом решил приберечь это на крайний случай. Даже если сейчас там никто не живет, дома, возможно, оборудованы охранной сигнализацией, а у Фрэнка не было с собой подходящих инструментов, чтобы нейтрализовать ее.

Нет, не стоило осложнять себе жизнь, тем более что, начиная с этого момента, задача представлялась Фрэнку довольно простой. Ему нужно было только найти общественный платный таксофон, и Фрэнк знал, что, как только он выйдет на дорогу, где-то поблизости обязательно отыщется и телефон. В конце концов, они были в Америке конца двадцатого столетия, а не где-нибудь еще. Американцы всегда любили телефонизировать свою страну.

Шоссе. Телефон. Информация. Что могло быть проще?

И гадая, почему Леа не могла сделать этого вместо него, Фрэнк пошел дальше сквозь холодную ночную мглу.


18 часов 11 минут

Ужин состоял из коричневого винилового пакета, содержащего ППР — полевой питательный рацион, или, на армейском жаргоне, «Помои для поросят и рейнджеров», в зависимости от того, кому какое толкование больше нравилось. Внутри пакета оказалось несколько зеленых лоточков из фольги; в одном была нарезанная в форме кубиков холодная индейка в густой коричневой подливке, в другом — безвкусное картофельное пюре. В отдельной упаковке лежали галеты. В полевой комплект входил также крошечный пакетик растворимого кофе и какая-то очень тонкая, волокнистая бумага, которую Мерфи принимал за салфетки, пока ему не подсказали, что это — туалетная бумага. Ужиная при свете аккумуляторного фонаря, Мерфи с трудом проглотил половину ППР, а вторую отнес в мусорное ведро. Он не ел почти целый день и должен был зверски проголодаться, но удивительные события последних двух часов начисто лишили его аппетита.

Вскоре после того, как лейтенант Кроуфорд и Мерфи вернулись из своего путешествия на остров, полковник Огилви созвал в штабной палатке совещание с участием гражданских специалистов. Сами по себе факты были довольно просты: с тех пор как в 15:05 НЛО по непонятным причинам внезапно стал видимым, не произошло ровным счетом ничего примечательного. Прослушивающее оборудование, установленное вокруг «летающей тарелки», не зафиксировало никаких посторонних шумов, никаких радиопередач, никаких излучений. На поверхности корпуса — по крайней мере на той его части, что торчала над водой, — не было обнаружено никаких люков или иллюминаторов. То, что Мерфи — и только он один — успел рассмотреть, прежде чем единственное окно в корпусе закрылось, свидетельствовало о том, что экипаж НЛО вовсе не стремился показаться людям.

Синтия Мередит Луна продолжала твердо стоять на том, что «летающая тарелка» — инопланетный космический корабль, прибывший к нам из отдаленной галактики, и что его экипаж — посланцы межзвездной федерации. Сообщенные Мерфи сведения о том, что НЛОнавты могут быть человекоподобными или по крайней мере гуманоидными, вдохновили Мередит Луну на новые откровения. Она заявила, что гуманоидная форма тела не является уникальной, присущей одной только Земле; напротив, она распространена достаточно широко, и прилетевшие в «летающей тарелке» паралюди специально разыскивали во Вселенной такие разумные существа, которые были бы близки к ним по облику и строению. Поэтому, заявила она, нельзя встречать их с оружием в руках. Вместо этого следует найти иные, мирные способы коммуникации. Под конец Мередит Луна предложила убрать с песчаного островка всех рейнджеров и позволить ей и еще нескольким медиумам из УПИ отправиться туда, чтобы установить с пришельцами телепатический контакт.

Когда она закончила, полковник Огилви выложил на стол свои карты. «Поскольку, — сказал он, — в Пентагоне убеждены, что неопознанный объект может представлять собой угрозу национальной безопасности, «наверху» было принято решение попытаться пробиться внутрь. С базы ВМФ в Гротоне, Коннектикут, доставлены газовые резаки, которые используются на флоте для вскрытия корпусов терпящих бедствие подводных лодок, и обученный обращению с ними персонал. В полночь техники высадятся на островок и попытаются прорезать корпус НЛО».

Мередит Луна принялась бурно протестовать, и Мерфи впервые не мог с ней не согласиться, правда, по причинам совершенно иного свойства. Да, они по-прежнему не знали, кто прибыл к ним в «летающем блюдце», однако то, что пришельцы отключили режим маскировки, ясно свидетельствовало о том, что у них нет враждебных намерений. Ему лично, заявил Мерфи, требуется дополнительное время для тщательного изучения объекта. Не исключено, что НЛО прибыл вовсе не из Крабовидной туманности, добавил он. Не подлежит сомнению только одно — он не прилетел из ближайшего городка.

Но Огилви продолжал стоять на своем: решение принято и обжалованию не подлежит. В своей короткой речи полковник весьма недвусмысленно дал понять, что расследование проходит по ведомству министерства обороны и что он получает свои приказы из самых высоких инстанций. Совещание полковник закончил сообщением, что ужин можно получить в одном из фургонов, после чего захлопнул свой блокнот и удалился.

Санчес перехватил Мерфи, когда тот уже собирался отправиться к грузовику, чтобы получить свою порцию горячего ППР. Несмотря на то что расследование было в руках военных, все гражданские специалисты находились под юрисдикцией ФБР, а это означало, что в данном случае Управление паранормальных исследований функционировало как одно из подразделений Федерального бюро. За десять лет работы в УПИ Мерфи как-то не удосужился получить допуск к материалам высшей степени секретности, поэтому, как сказал Санчес, теперь ему придется дать расписку о неразглашении сведений, касающихся текущего расследования. Исключение составляли правительственные служащие, облеченные особым доверием. (Тут Мерфи понял, что для обычной публики события на озере Сентерхилл навсегда останутся тайной за семью печатями, словно здесь никогда ничего не происходило.) Бланк расписки Санчесу должны были прислать по факсу с минуты на минуту, и фэбээровец предупредил Мерфи, что он хотел бы решить этот вопрос как можно скорее. Один взгляд на лицо агента сразу же убедил Мерфи, что протестовать бесполезно. Он должен был поставить свою подпись под его бумажонкой — в противном случае мог потерять работу или вовсе оказаться в тюрьме.

Итак, ужин оказался несъедобным, компания — отвратительной, и Мерфи снова почувствовал себя очень одиноким. Ночь была морозной, к тому же сразу после захода солнца подул резкий, холодный ветер, и Мерфи, подняв повыше воротник своей куртки, попытался найти какое-нибудь укрытие. Штабную палатку заняли Огилви и Санчес, а Мерфи очень не хотелось встречаться с ними именно сейчас. В какой-то момент он подумал о том, не вздремнуть ли ему в одном из грузовиков, но быстро понял, что еще не настолько устал.

Взгляд его скользнул по далекому островку, возле которого, выхваченный из тьмы светом прожекторов, серебрился диск НЛО, и Мерфи неожиданно поймал себя на том, что смотреть на все это ему осточертело. Пусть ненадолго, но ему было совершенно необходимо отвлечься от всех проблем, которые занимали его ум на протяжении нескольких последних часов.

И он решил пойти немного прогуляться по окрестностям.

Выйти из лагеря оказалось на удивление просто. Мерфи не считал себя связанным какими-либо обязательствами, поэтому решил никому не говорить о своем намерении. От берега вверх по склону вела узкая, вымощенная каменными плитами дорога, и Мерфи дошел по ней до самых ворот зоны отдыха. У ворот стоял на часах один из рейнджеров, но Мерфи объяснил, что хочет немного размять ноги, и солдат пропустил его без возражений. Как понял Мерфи, пост был выставлен здесь для того, чтобы не пропускать посторонних в лагерь, а в его желании пройтись не было ничего предосудительного.

Рейнджер рассказал Мерфи, что примерно в полумиле дальше по дороге, почти на вершине холма, есть небольшой магазинчик, торгующий всякой всячиной. Сейчас он, конечно, закрыт, но перед входом стоит торговый автомат с «кока-колой». Может быть, мистер Мерфи возьмет для него баночку газировки?

Мерфи с готовностью пообещал, что на обратном пути обязательно захватит для часового баночку «Доктора Пеппера» похолоднее.

Теперь, когда он отошел достаточно далеко от воды, ветер больше не казался ему таким пронизывающим и резким, однако голые ветви деревьев по обеим сторонам дороги продолжали раскачиваться и поскрипывать. Мглистая зимняя ночь обступила его со всех сторон, и Мерфи чувствовал на языке легкий привкус хвои. Огни лагеря давно исчезли из виду, и Мерфи поднял вверх голову, чтобы полюбоваться созвездиями. Для него это было редким удовольствием, поскольку над округом Колумбия постоянно висел легкий смог, делавший наблюдение за звездами весьма затруднительным, но небо, как назло, оказалось затянуто облаками. Ночь была очень темной, и даже после того, как глаза Мерфи освоились с окружающим мраком, он почти ничего не видел уже на расстоянии вытянутой руки. Скверно…

Незаметно для себя Мерфи добрался до вершины холма, где дорога раздваивалась. У самой развилки стоял упомянутый часовым магазинчик — из тех, что в сезон вовсю торгуют блеснами, леской, «Лунными завтраками» и апельсиновым «Крашем». Жалюзи на окнах были опущены, дверь — заперта, но над широким крытым крыльцом горела тусклая лампочка, освещавшая обшарпанный автомат по продаже «кока-колы», приютившийся между пустым садком для живца и телефонной будкой.

В телефонной будке стоял человек.

Сначала Мерфи подумал, что это кто-то из солдат потихоньку сбежал из лагеря, чтобы позвонить жене или подружке, но, подойдя ближе, увидел, что незнакомец одет не в военную форму. Его темный шерстяной костюм выглядел не по сезону холодным, а ни пальто, ни кашне на человеке не было. Мерфи была видна только его спина, но он сразу разглядел, что незнакомец дрожит от холода.

Странно, подумал Мерфи. Впрочем, звонивший мог оказаться обычным любителем путешествовать «автостопом», застрявшим в этой глуши из-за того, что полиция перекрыла дороги. С другой стороны, что ему здесь делать? Как-никак до ближайшего шоссе было несколько миль.

Продолжая шагать к освещенному крыльцу, Мерфи внимательно рассматривал незнакомца. Должно быть, решил он наконец, это просто местный житель — один из немногих, кто живет в домах вокруг озера круглый год. Но если это местный житель, то почему он пользуется общественным телефоном-автоматом?

— …Спасибо, — донеслось до него. — Большое спасибо, вы мне очень помогли.

В ночной тишине Мерфи отчетливо слышал голос незнакомца. Он говорил с каким-то странным акцентом, который Мерфи затруднялся определить. Его английский казался достаточно чистым и правильным, но интонации были скорее азиатские.

— Простите, — сказал мужчина в будке, — не могли бы вы мне назвать сегодняшнюю дату? Да, мэм, сегодняшнее число. И год, пожалуйста.

Число? Год? Да что он, сумасшедший?

Деревянное крыльцо под ногами Мерфи негромко скрипнуло, и незнакомец, испуганный его неожиданным появлением, едва не выронил трубку. Мерфи перехватил его быстрый взгляд.

— Извините, — машинально сказал он. — Я не хотел вам мешать.

Черты лица незнакомца действительно можно было назвать евразийскими. Несколько мгновений он молча смотрел на Мерфи сквозь стекла очков в тонкой металлической оправе, потом, спохватившись, снова поднес трубку к уху.

— Простите, мэм, не могли бы вы повторить?..

Мерфи тем временем прошел к автомату с газировкой и сунул руку в карман брюк в поисках мелочи. Опуская в прорезь два четвертака, он ясно чувствовал на себе взгляд незнакомца. Определенно, это какой-то бродяга, убеждал себя Мерфи. Слишком уж старомодный у него костюм — такую древность можно достать разве что на благотворительной барахолке Армии спасения. Но Мерфи хорошо знал, что даже самые опустившиеся, бездомные бродяги, которых он видел сидящими на вентиляционных решетках в деловом центре Вашингтона, носят зимой поношенные пальто до пят или, на худой конец, теплые бейсбольные куртки.

Потом он подумал, что такой же, как у незнакомца, костюм он видел на фотографиях своего деда, когда тот был еще совсем молодым человеком.

— Спасибо, мэм, очень вам благодарен. — Незнакомец повесил трубку и постучал кончиком пальца по оправе очков, словно поправляя их. Подув на замерзшие руки, он бросил на Мерфи еще один осторожный взгляд и зашагал прочь.

— Холодная ночка, — сказал Мерфи, когда незнакомец проходил мимо него.

— Простите, что вы сказали? — Мужчина слегка замедлил шаг.

— Холодно, говорю, сегодня. — Мерфи нажал кнопку «Доктора Пеппера»; в чреве автомата что-то лязгнуло, и в решетку приемника выкатилась жестяная баночка с напитком. — Не меньше двадцати…

— Двадцати — чего?

— Градусов. Я о температуре.

— А-а… Да, пожалуй. — Незнакомец поплотнее запахнул на груди пиджак и, кивнув в сторону дороги, добавил: — Впрочем, мне-то все равно — я тут недалеко живу. Мне пришлось воспользоваться дорогой, чтобы… Я хочу сказать, что мне нужно было позвонить.

Показалось ли это Мерфи, или голос незнакомца действительно звучал сейчас несколько по-другому? Трудно сказать… Он наклонился, чтобы достать жестянку из автомата, и мужчина заторопился дальше.

— Я не знал, что здесь кто-то живет зимой, — сказал Мерфи ему вслед.

— Мне говорили, что люди появляются здесь только летом.

— Несколько человек остается и на зиму. — Незнакомец снял очки, аккуратно сложил и убрал в карман пиджака. — Извините, но мне нужно…

— …поскорее попасть домой. Конечно. — Мерфи опустил баночку с газировкой в карман куртки. — Не обращайте на меня внимания.

— Да-да, конечно… — Мужчина спустился по ступенькам крыльца. — Я не буду обращать внимания. И вы не обращайте…

Мерфи некоторое время смотрел, как незнакомец, наклонясь навстречу ветру и вобрав голову в плечи, торопливо шагает по дороге, ведущей к соседнему холму, и постепенно исчезает в темноте. Должно быть, бедняга живет просто в трейлере, размышлял он, и не может позволить себе такую роскошь, как собственный телефон. И ему каждый раз приходится ходить сюда, чтобы позвонить… Надеюсь, у него есть хороший обогреватель или что-то в этом роде…

Неужели этот человек звонил в справочную только для того, чтобы узнать, какое сегодня число?

Странные люди… Странные люди живут в Вашингтоне, странные люди живут в Теннесси. Странные люди продолжают работать в Управлении паранормальных исследований, хотя отлично знают, что это дело нестоящее…

Мерфи пожал плечами и тоже спустился с крыльца на дорогу. Пожалуй, ему нужно поторопиться, пока Огилви или Санчес его не хватились. Да и часовой у ворот зоны отдыха, должно быть, заждался своего «Доктора Пеппера».

Он прошел всего несколько шагов, и тут ему пришло в голову, что он и сам не прочь глотнуть газировки. Не было смысла возвращаться в лагерь лишь с одной банкой — ночь обещала быть долгой. Можно взять даже пару банок, чтобы выпить одну по дороге.

И, приняв такое решение, Мерфи повернулся и трусцой побежал обратно к магазину.

Но, обшарив карманы, Мерфи обнаружил, что у него остался только один четвертак. Вот невезение!.. Потом он посмотрел на стоявшую рядом телефонную будку. Незнакомец говорил только с телефонисткой… Почему? Зачем кому-то могло понадобиться выходить из дома в такую погоду просто для того, чтобы узнать месяц и год?

Ладно, не важно. Главное, этот странный тип оставил свои деньги в окошечке сдачи. Наверное, так замерз, что ему было не до того, а может, просто забыл. И поскольку вызов стоил ровно двадцать пять центов, в окошечке возврата могло остаться достаточно мелочи, чтобы Мерфи мог позволить себе «Спрайт».

Перейдя к будке, Мерфи сунул палец в щель «Возврата монет». Ну конечно — два десятицентовика и никель! Он быстро выковырял монеты из щели и, позванивая ими в кулаке, вернулся к торговому автомату. Опустив в прорезь свой четвертак, он уже собирался бросить туда же один из найденных им десятицентовиков, но вдруг остановился.

Это был не обычный десятицентовик. Это был «мер-курий».

Десятицентовика с головкой бога торговли на аверсе Мерфи не видел с тех пор, когда учился в начальной школе.

Он раскрыл ладонь и поднес ее к свету. У него на руке лежал еще один «меркурий» и пятицентовик с изображением бизона.

Могло ли это быть простой случайностью? Вряд ли. Вероятность случайного совпадения была настолько мала, что Мерфи сразу же отмел это объяснение как невероятное. К тому же все три монетки выглядели совершенно новыми.

Может быть, этот мужчина — нумизмат? Странный, однако, нумизмат… Нумизмат, который не может позволить себе пальто и приличный костюм, но разбрасывается новенькими «Меркуриями» и «бизонами». А может, это тот слегка комичный тип рассеянного коллекционера, который опускает в автомат бесценные монеты, чтобы позвонить телефонистке и спросить у нее, какое сегодня число?

И неожиданно ему вспомнились слова Гарри Камиски, сказанные в «Снегире» прошлым вечером.


16 января 1998 года
Пятница, 18:48

Действуя с предельной осторожностью, чтобы ненароком не выключить коммуникатор, Фрэнк закрыл его и засунул в карман рубашки, потом потуже стянул на груди лацканы пиджака. Ветер на вершине холма был особенно сильным, и холод пробирал его буквально до костей. Замерзшие ноги плохо слушались, а чтобы не стучать зубами, ему пришлось изо всех сил стиснуть челюсти. Несколько раз Фрэнк останавливался, чтобы потопать по асфальту и попытаться восстановить кровообращение в пальцах ног, но согреться никак не удавалось.

— Надо спешить, — шептал он, беспокойно поглядывая на тускло-черное небо. — Быстрее, быстрее…

Не только холод заставлял его нервничать. Случайная встреча с местным жителем настолько напугала его, что он чуть было не забыл о своей главной задаче. Ему пришлось сделать над собой сознательное усилие, чтобы загрузить точную дату в память своих фальшивых очков. Фрэнк чувствовал, что мужчина, появившийся у магазина, чтобы купить баночку газировки, проявил к нему повышенный интерес, который нельзя было объяснить характерным для конца двадцатого века любопытством. Конечно, он мог жить в одном из ближайших домов, но у Фрэнка были все основания подозревать, что это не так.

Впрочем, теперь это не имело особого значения. Мец скорее всего уже стартовал с озера; стоит ему подняться на достаточную высоту, и он легко найдет Фрэнка по сигналу включенного коммуникатора.

Подумав об этом, Фрэнк снова посмотрел в небо, хотя и знал, что Василий скорее всего снова включил «хамелеон», и он ничего не увидит до самого последнего момента.

— Эй, послушайте!.. Кто вы такой?

Голос, раздавшийся за его спиной, был задыхающимся, прерывистым, словно после быстрого бега, но Фрэнку он показался знакомым. Круто повернувшись, он посмотрел назад.

— Я спрашиваю, кто вы такой? Голос принадлежал человеку, которого он встретил у магазина. Фрэнк напряг зрение и наконец сумел рассмотреть его в темноте. Он с трудом поднимался вверх по склону в нескольких метрах от него.

— Уверяю вас, сэр, вы ошиблись. Мы никогда с вами не встречались, — спокойно сказал Фрэнк. — Я живу здесь, и…

— Я в этом очень сомневаюсь. — Незнакомец наконец остановился. Наклонившись вперед и упершись руками в колени, он жадно хватал ртом морозный воздух. Должно быть, всю дорогу он пробежал бегом.

— Никто… не живет здесь… зимой… — пробормотал он. — К тому же у местного жителя… должен быть свой телефон.

— У меня его нет, — ответил Фрэнк, лихорадочно соображая, как быть. «Оберон» должен был появиться здесь с минуты на минуту, и он не мог допустить, чтобы человек двадцатого века стал свидетелем его отлета. — Я пользуюсь платным телефоном-автоматом, чтобы сэкономить деньги.

— Ага… Я так и понял. — Послышалось негромкое бренчание мелочи. — Такие деньги не грех и поэкономить.

Фрэнк почувствовал, что, несмотря на мороз, его лоб покрылся испариной. Для путешественника во времени это была грубая ошибка. Хронокосмический исследовательский центр специально обучал своих исследователей не допускать подобных промахов.

— Да, я действительно забыл эти монетки в автомате, — осторожно сказал он. — Я весьма признателен, что вы взяли на себя труд вернуть их.

— Он протянул руку. — Если вы отдадите их мне, я…

— …пойдете домой, — закончил незнакомец, не сделав ни малейшей попытки приблизиться. — Не сомневаюсь. Кстати, это возвращает нас к вопросу, который я задал вам с самого начала. Кто вы?

— Джон Пеннс, — машинально ответил Фрэнк. Точно так же он отвечал, когда агенты гестапо проверяли его во франкфуртском отеле. — Допустим. И откуда вы, мистер Пеннс?

— Боюсь, сэр, что вас это не касается. — Фрэнк подавил в себе желание снова посмотреть на небо, резонно полагая, что незнакомец вряд ли видит в темноте намного хуже, чем он. — А теперь прошу…

— Мне кажется, вы говорите неправду. — Незнакомец в последний раз глубоко вздохнул и выпрямился в полный рост. — Вы живете не здесь. Я почему-то думаю… — Он неожиданно закашлялся и, сплюнув на асфальт, закончил: — Мне кажется, вы не из нашего времени, мистер Пеннс. Я не ошибся?

Фрэнк почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Кем бы ни был этот человек (впрочем, у него не оставалось ни малейшего сомнения в том, что он приехал сюда с военными, разбившими лагерь на берегу залива), он знал слишком много. И Фрэнк должен был любой ценой помешать ему увидеть посадку «Оберона». На его стороне был фактор внезапности и темнота, к тому же его противник изрядно выдохся, поскольку ему пришлось бежать в гору. Если он будет действовать достаточно проворно…

— Может быть, — сдержанно ответил Фрэнк. — Мне нелегко ответить на ваш вопрос прямо, поскольку я даже не знаю, с кем имею дело…

— Моя фамилия Мерфи. Доктор Зак Мерфи. — Похоже, незнакомец слегка расслабился. — По специальности я астрофизик, но сейчас работаю в Управлении паранормальных исследований при правительстве Соединенных Штатов.

Ученый… Несмотря на свои обширные познания в истории двадцатого века, Фрэнк никогда не слышал об Управлении паранормальных исследований. Может быть, оно существует только на этом, альтернативном, отрезке темпоральной линии? Впрочем, сейчас не время гадать!

— Рад познакомиться с вами, доктор Мерфи, — сказал он и осторожно шагнул вперед, делая вид, что хочет пожать руку новому знакомому. — И вы искали именно меня?

— Не совсем, но… — Мерфи двинулся ему навстречу, также протягивая руку. — Вы так и не сказали…

Он неожиданно остановился и замолчал, и Фрэнку на мгновение показалось, что Мерфи догадался о его намерениях. Но в эту секунду он громко ахнул, и даже в кромешной тьме Фрэнк понял, что его противник глядит на что-то, появившееся в небе над самыми их головами.

— Боже, что это?!

Именно этого момента и дожидался Фрэнк. Низко пригнувшись и вытянув вперед руки, он бросился на Мерфи,

Разделявшее их расстояние он покрыл в несколько быстрых прыжков. Внимание Мерфи было отвлечено, и нападение застигло его врасплох. Два быстрых сильных удара в живот заставили его согнуться пополам. Мерфи задохнулся и, сделав несколько неверных шагов вперед, повис на лацканах пиджака Фрэнка, то ли стараясь чем-то ответить на удар, то ли просто для того, чтобы удержаться на ногах.

Но Фрэнк не собирался позволить ему ни того, ни другого. Его кулак обрушился на челюсть Мерфи. Послышался громкий треск разрываемой ткани, и Мерфи опрокинулся навзничь. Упав на асфальт, он остался лежать неподвижно, и Фрэнк почувствовал, как холодный ветер ожег грудь в том месте, где астрофизик разорвал его огнеупорный пиджак. Ветви окружающих дорогу деревьев бешено раскачивались и гнулись, словно от порывов ураганного ветра. Громкое гудение раздавалось, казалось, со всех сторон; потом сверху ударил яркий луч света, и Фрэнк на мгновение увидел лицо Мерфи. Астрофизик выглядел ненамного старше него, но рассматривать его у Фрэнка не было времени. Прикрывая глаза рукой, он поднял голову и увидел широкую черную тень, которая зависла в нескольких метрах над землей.

Мец очень спешил. Он даже не стал выключать маскировочный режим и выпускать посадочные опоры. Луч света бил из открытого входного шлюза; Леа стояла на коленях на краю люка и протягивала вниз руку.

— Скорее! Нам нужно убираться отсюда!

Ветер нещадно трепал полы разорванного пиджака Фрэнка, и он в панике ощупал карманы. К счастью, очки были на месте, но у него было еще одно дело.

— Подождите! — крикнул он, опускаясь на колени рядом с Мерфи. Тот был в сознании и негромко застонал, когда Фрэнк перекатил его на бок, но никакого сопротивления оказать не мог. Фрэнк запустил руку в карман его куртки и вытащил оттуда два десятицентовика и никель, которые так неосмотрительно оставил в телефоне-автомате. Теперь у Мерфи не было никаких вещественных доказательств того, что он столкнулся с путешественником во времени.

Он был уже готов подняться» когда Мерфи негромко прошептал:

— Как там? Лучше?..

Фрэнк отлично понял, что имеет в виду Мерфи.

— Все будет зависеть от вас, дружище, — ответил он негромко.

Он вскочил на ноги и бегом бросился к ожидавшему его хронолету.


19 часов 02 минуты

Яркие лучи автомобильных фар уже бежали вверх по холму, когда Мец снова поднял «Оберон» в воздух. Через считанные секунды хронолет пронзил плотный слой закрывавших Теннесси облаков и вырвался в чистое ночное небо. Самолетов-перехватчиков нигде не было видно — вокруг «Оберона», насколько хватал глаз, был только разреженный воздух стратосферы, а выше мерцали далекие звезды.

К этому времени Леа уже успела отнести очки Фрэнка в аппаратную и перекачать собранную наночипами хронометрическую информацию в память бортового ИИ. После этого Фрэнк и Леа поспешили в командную рубку и сидели там затаив дыхание, пока Мец не сообщил им, что оптимальные параметры трансвременного перехода определены. Правда, еще не все системы «Оберона» были в полной исправности, но их ремонт продолжался. Всего несколько витков, и они смогут открыть тоннель перехода.

— Боюсь, мы не сможем вернуться домой, — добавил Мец, нервно постукивая пальцами по пульту под одним из экранов, на котором горело схематическое изображение двух параллельных кривых — замкнутых времяподобных циклов. — В наш год мы попадем, в этом нет никаких сомнений, однако мы все равно останемся в ином континууме.

— В котором не будет станции «Хронос». — Голос Леа звучал так невыразительно и ровно, словно у нее уже не осталось ни надежды, ни даже отчаяния.

— Может быть, будет, а может, нет. — Мец пожал плечами. — Мы узнаем это только тогда, когда попадем туда. Одно ясно: здесь мы не можем оставаться, как не можем и вернуться в 1937 год.

— Я знаю. — Фрэнк вздохнул. — Мы не можем изменить то, что мы наделали, не создав нового парадокса.

— Увы, это так. — Пилот покачал головой. — Сделанного не воротишь. Нам придется смириться с результатом, каким бы он ни был. — Он бросил быстрый взгляд через плечо. — Впрочем, мы могли бы вернуться в более раннее прошлое. Я имею в виду — до тридцать седьмого года… Найти укромное местечко и обосноваться там. Что вы скажете о маленькой канзасской ферме в году, скажем, одна тысяча восемьсот девяностом? Или об уютном шато на юге Франции в тысяча семисотом? А может быть, вас привлекает скромный собственный виноградник где-нибудь в окрестностях древних Афин?

— Спасибо, что-то не хочется. — Фрэнк через силу улыбнулся. — Мы скорее всего попали в иную вселенную, но не думаю, чтобы она уж очень отличалась от того, что мы знаем… — Его улыбка превратилась в широкую ухмылку. — Боюсь, она может показаться нам слишком похожей на наш мир.

Лицо Меца выражало крайний скептицизм, но Леа посмотрела на Фрэнка неожиданно широко раскрывшимися глазами.

— Почему ты так думаешь? — спросила она.

Фрэнк рассеянно поигрывал разорванным карманом.

— Так, кое-какие намеки…


16 января 1998 года
Пятница, 19:09

— И вы не успели рассмотреть того парня, который вас ударил?

— Нет. Совсем нет… — Мерфи, сидевший на переднем бампере джипа-вездехода «Хамер», привалился спиной к радиаторной решетке. — Было слишком темно.

— Это я понял. Мне неясно другое, почему он вообще напал на вас? — Огилви, освещенный тремя фарами джипа, опустился перед ним на корточки.

— И еще я не понимаю, что вы делаете здесь? Часовой сказал, что вы пошли в магазин за газировкой, но ведь это на предыдущем холме, в четверти мили отсюда. Зачем вы прошли лишние четверть мили, доктор?

Мерфи осторожно потрогал царапину на лбу. Царапина была неглубокой и совсем не болела, но это движение помогло ему надежнее скрыть выражение лица.

— Мне захотелось еще немного пройтись, прежде чем возвращаться в лагерь, только и всего. Надеюсь, у часового не будет из-за меня неприятностей?

— Его не расстреляют, если вы это имеете в виду. — Огилви оглянулся на двух солдат, которые, вооружившись электрическими фонариками, прочесывали лес справа от дороги. — Давайте попробуем сначала. Вы дошли до лавки и пошли дальше, потому что вам захотелось размять ноги. Когда мы вас нашли, вы лежали избитый на дороге. Вы утверждаете, что какой-то незнакомец выскочил из леса и потребовал у вас деньги. Когда вы сказали, что денег у вас нет, он на вас напал. А потом исчез. Я ничего не упустил, Зак?

— Я тоже не могу ничего объяснить. — Мерфи посмотрел полковнику прямо в глаза. — Может быть, он просто… Нет, не знаю. Думаю, это был просто какой-нибудь бродяга. Подобные вещи иногда случаются, полковник.

— Да, действительно. — Огилви медленно кивнул. — Но откуда тогда у меня такое чувство, что вы не говорите всей правды?

— Я сказал вам все, что знал. Честно. Огилви со вздохом поднялся.

— Ладно, что бы здесь ни произошло, главное представление вы пропустили. Этот сукин сын исчез. Мы считаем, что он взлетел.

— Вот черт! Правда?.. — Мерфи, как мог, изобразил удивление. — Вы хотите сказать, что НЛО стартовал?

— Это случилось минут пятнадцать — двадцать назад. Сначала эта штука стала невидимой — прямо под носом у моих людей, которые оставались на острове. Мы услышали громкое гудение, потом погас свет и вырубилась вся электроника. Вода на том месте, где лежал диск, забурлила и поднялась высоко в воздух… Когда все успокоилось, НЛО уже не было.

— И вы ничего не видели?

— Видели просто какую-то черную тень, которая взмыла прямо к облакам. Она исчезла из виду так быстро, что мы не сумели даже проследить, в каком направлении она отправилась. — Огилви засунул руки глубоко в карманы своей длинной куртки военного образца. — Именно тогда мы и обнаружили, что вы отправились в самоволку. О, если бы вы только знали, как приятно мне будет вернуть вас назад! Когда мисс Луна услышала, что вас нигде не могут найти, она заявила нам, что вас похитили пришельцы. Как вы понимаете, она установила сей факт путем ясновидения и телепатии.

Мерфи громко рассмеялся, но вовсе не из-за слов полковника. Впервые Мередит Синтия Луна была близка к тому, чтобы высказать правильную догадку.

— Я уверен, что она ошибалась и раньше, — заметил он, отсмеявшись.

— Да, пожалуй… — Огилви снова огляделся по сторонам. — Полезайте-ка в вездеход, там намного теплее, — сказал он. — Я дам своим людям еще несколько минут на поиски вашего таинственного друга; потом надо возвращаться и сворачивать лагерь. Мне почему-то кажется, что мы больше не найдем здесь ничего интересного. А вам?

— Я тоже так думаю. — Морщась от боли в животе, Мерфи встал с бампера «Хамера». — Можно, конечно, еще раз осмотреть остров, чтобы подстраховаться, но я думаю, что вы скорее всего правы.

Полковник открыл для него дверцу вездехода, Мерфи забрался внутрь и сел на место стрелка-радиста. Огилви сразу ушел к своим людям, чтобы узнать, есть ли какие-нибудь результаты, и Мерфи остался в машине один. Тогда он достал из кармана смятый листок бумаги.

Этот лист бумаги выпал из кармана хрононавта, когда Мерфи в борьбе разорвал его пиджак. Дальнейшее вспоминалось ему весьма смутно — он припоминал только, что его противник что-то говорил, стоя возле него на коленях. Монеты из кармана пропали, и в судорожно сжатых пальцах Мерфи осталась только эта бумага и клочок темной шерстяной материи.

Мерфи осторожно развернул бумагу и внимательно рассмотрел ее при тусклом свете приборов на щитке управления. В верхней части листа помещалось стилизованное изображение дирижабля в венке из оливковых ветвей. Надпись на ленте гласила, что это ЛЗ-129 «Гинденбург».

Чуть ниже этой официальной «шапки» располагался перечень имен, и Мерфи догадался, что держит в руках список пассажиров. Два имени в самой середине списка привлекли его внимание:

«Мистер и миссис Пеннс из Мангазета, Лонг-Айленд».

Подняв голову, Мерфи увидел, что полковник с солдатами возвращаются. Он едва успел спрятать свою находку во внутренний карман до того, как Огилви открыл правую заднюю дверь.

— Ничего мы не найдем, — проворчал он, устраиваясь на пассажирском сиденье. — Впрочем, спешить все равно некуда. Мы должны убраться отсюда к утру, а до утра еще полно времени.

— Да, спешить некуда… — Мерфи повернулся к окошку и посмотрел на небо. Облака начинали понемногу расходиться, и впервые за сегодняшний вечер он сумел разглядеть на небосводе несколько звезд.

— «Куда мудрец боится и ступить,
туда летит безумец без оглядки…»

— пробормотал он негромко.

Один из рейнджеров открыл переднюю дверцу и сел за руль.

— Вы что-то сказали, сэр? — спросил он.

— Что?.. Н-нет, ничего. — Мерфи улыбнулся своему отражению в темном стекле. — Просто подумал вслух.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ СВОБОДА ВОЛИ

16 октября 2314 года
Вторник 0600Z

На фоне темного космического пространства буквально из ниоткуда возникла вспышка яркого дефокусированного света, и через доли секунды в пространственно-временной материи открылась воронка. В то же мгновение из хронокосмоса вынырнул «Оберон».

Едва стихли последние толчки пространственно-временного перехода, Фрэнк услышал сигнал всеобщей тревоги. Не открывая глаз, ошеломленный Лу вцепился в подлокотники противоперегрузочного кресла. Сначала он подумал, что звук был плодом его воображения. Но внезапно «Оберон» резко накренился на правый борт, и Фрэнк вылетел бы из кресла, если бы не ремни безопасности. В этот момент ему стало ясно — возникли проблемы.

— Фрэнк! Что…

Когда раздался оглушительный крик Леа, он распахнул глаза, и первое, что предстало перед Лу, был настенный экран информационного табло. В нескольких сотнях километров под ними в пространстве висела Земля. Солнечный свет, отражающийся от верхушек густых белых облаков, скрывал ее поверхность. Фрэнку не нужно было проверять хронометр, он и так знал, что они не в 1998 году. Последним, что он увидел, прежде чем Мец активировал тоннельные генераторы, были ночные огни Северной Америки. Теперь его взору предстала совсем другая картинка.

Высоко над Землей прямо через космос простиралась гигантская серая стена.

Размеры ее ужасали. Сплошная и в то же время странным образом зернистая поверхность опоясывала планету и скрывалась за горизонтом, отбрасывая широкую тень на белые верхушки облаков. Стена чем-то походила на…

— Этого не может быть, — только и смогла прошептать Леа, ее заглушил рев сирены. Широко разинув рот, она огромными от страха глазами уставилась на экран. — Пожалуйста, скажи, что ее там нет.

— Она там. Я тоже вижу.

Фрэнк безуспешно пытался расстегнуть ремни безопасности. Наконец, нащупав пряжку, сумел освободить замок. Его тело начало подниматься вверх. Поспешно ухватившись за подлокотник, Лу удержался в кресле. Он похлопал свободной рукой по наушнику переговорного устройства.

— Василий! Включи гравитацию! И, черт возьми, выруби сирену!

Пилот не ответил, однако сигнал тревоги резко смолк. Фрэнк перевел дыхание и посмотрел направо. В третьем кресле все так же покоилось бездыханное, окутанное покрывалом тело Тома Хоффмана. Хорошо, что они пристегнули его ремнями, по крайней мере внезапный маневр не выбил тело из кресла. Но в каком состоянии сам «Оберон»?..

Фрэнк повернулся и посмотрел на панель рядом с настенным экраном, отражающую состояние полетных систем. Гистограммы всех основных систем казались в порядке, не горела ни одна красная предупредительная лампочка. Тогда что же спровоцировало сигнал всеобщей тревоги? Фрэнк уже собирался снова позвать Меца, когда его взгляд упал на хронометр реального времени.

16.10.2314/0601:06:06

«Оберон» вернулся из прошлого. Фактически он вышел из хронокосмического тоннеля менее чем на секунду позже относительного времени выхода, и оставшиеся шестьдесят секунд объяснялись событиями прошедшей минуты и нескольких секунд. На самом деле они должны были находиться прямо над тем же местом на Земле, из которого хронолет пробил тоннель во второе мая 1937 года. Следовательно, если они вернулись в свое время, ничего не могло измениться.

Внезапно тело Фрэнка обрело вес и рухнуло обратно в кресло. Ограниченное гравитационное поле корабля было восстановлено. Через мгновение он услышал в наушниках голос Меца.

— Идите-ка сюда, ребята, — произнес он. — Что-то не так.

Фрэнк едва не расхохотался во весь голос.

— Что-то? — Он ткнул пальцем в серое изображение на экране. — Ты это видишь? — вопросил Лу, совершенно забывая, что пилот находится в другом отсеке. — Это кольцо! Это, черт дери, планетное кольцо!

— Знаю, — приглушенным голосом произнес Василий. — Мы чуть не столкнулись с ним, когда выходили из хронокосмоса. Нам повезло… когда бортовой ИИ засек его, он переключился в режим автопилота и поместил нас на низкую орбиту. — Пауза. — Но не об этом речь. Просто поднимитесь ко мне. Это еще не самое худшее.

Леа уже расстегивала ремни. Она посмотрела на Фрэнка, на какое-то мгновение задумалась и, щелкнув переключателем переговорного устройства, обратилась к Мецу:

— Что ты от нас скрываешь? Говори! Ты связался с «Хроносом»?

И снова воцарилась тишина.

— «Хроноса» нет. Там ничего нет. Орбитальные станции, колонии Лагранжа — все исчезло.

— Что значит исчезло? — рассердился Фрэнк. — Они не отвечают?

— Нет, это значит, что все исчезло. Их просто больше нет.

— А Тихо? Кто-нибудь должен был…

— Леа, — очень тихо проговорил Василий. — Луны тоже больше нет.


17 января 1998 года
Суббота, 02:30

«Гольфстрим II» до сих пор стоял напротив ангара американской военно-воздушной базы в Сьюэрте, именно там, где Мерфи и оставил его сегодня утром… то есть вчера утром, поправился Мерфи, хотя вспомнить этот факт оказалось довольно трудной задачей. В предрассветной мгле прохладный ветер гулял по летному полю, то и дело задувая в капюшон его парки, когда Зак направлялся к ожидающему самолету.

Команда рейнджеров еще снималась с лагеря у озера Сентерхилл, когда полковник Огилви начал собирать своих людей из УПИ к вертолету, чтобы вернуться в Сьюэрт. Мередит Синтия Луна тем не менее отказалась лететь, упорно отстаивая свою точку зрения: мол, корабль принадлежит посланцам внеземных цивилизаций, и ей нужно ненадолго остаться, чтобы «сконцентрироваться на остаточных парапсихологических ощущениях» на месте крушения. Несмотря на то что Мерфи в душе верил, что Луна просто не хочет делить компанию с ним и Огилви, он не собирался переубеждать ее.

К великому удивлению Мерфи, Огилви позволил ей остаться при условии, что она в ближайшие двадцать четыре часа сядет на любой коммерческий рейс до Вашингтона. Возможно, он пытался успокоить членов УПИ, либо, как и все остальные, просто устал от нее. Какой бы ни была причина, но после того, как Огилви перепоручил заботу о Луне лейтенанту Кроуфорду, которого, по всей видимости, не пугала перспектива нянькаться с человеком экстрасенсорных способностей, он примкнул к Мерфи и Рею Санчесу на борту «Блэкхока».

Совершенно вымотанный Мерфи потеплее укутал в куртку свое продрогшее до костей тело и поволочил ноги к реактивному самолету. Если повезет, у него, возможно, получится немного вздремнуть, прежде чем самолет приземлится в Далласе. Полет продлится примерно два часа; учитывая часовую разницу во времени, они будут в Виргинии около 05:30. Еще час-два, и он откроет парадную дверь своего дома. Донна наверняка еще будет в постели, а Стивен скорее всего уже проснется и будет смотреть мультфильмы в гостиной. Мерфи рассеянно похлопал по карману, куда недавно засунул маленькую фигурку Дарта Вейдера, которую нашел на острове. При первой возможности он пойдет в уборную на борту самолета и смоет с Дарта остатки песка. Он подарит сыну этот сувенир… А потом снимет телефонную трубку, чтобы его никто не побеспокоил, заберется в постель, под бочок к жене, и проспит весь день.

А дальше?

Хотя Мерфи очень устал и не мог собраться с мыслями, кое-что он понимал слишком хорошо: его жизнь уже никогда не будет такой, как раньше. В конце концов, он только что повстречался с путешественником во времени. Когда подобное происходит в твоей жизни, уже больше никогда не захочется посетить Диснейленд…

«Забудь об этом, — сказал он себе. — Потом все обдумаешь».

Рядом с опущенным трапом «Гольфстрима» стояли двое офицеров ВВС в летной форме. Мерфи предположил, что это скорее всего пилоты самолета. Огилви и Санчес остановились рядом с ними. Образовав тесный круг, все четверо о чем-то оживленно разговаривали, сгорбившись под холодными порывами ветра. Когда приблизился Мерфи, они резко замолчали.

Зак остановился около трапа.

— Что-то не так? — поинтересовался он. — Я могу что-нибудь сделать?

Санчес смерил его сердитым взглядом, но не сказал ни слова и отвернулся. Огилви непринужденно улыбнулся.

— Не волнуйтесь, — ответил он, поднял большой палец и указал на самолет. — Не задерживайтесь, поднимайтесь на борт. Я все объясню после.

Тут у Мерфи и возникло предчувствие, что во время полета в Вашингтон ему вряд ли удастся поспать. Однако он ничего не мог с этим поделать, поэтому поднялся по трапу и обосновался на сиденье в хвостовой части самолета. Сняв парку, Зак свернул ее и положил на колени, чтобы ни на минуту не выпускать из рук. В окне он увидел, что Огилви и Санчес все еще беседуют с пилотами самолета. Затем они развернулись и направились к трапу. Минуту спустя пилоты показались в салоне, вслед за ними шли полковник и фэбээровец. Летчики прошли в кабину и захлопнули за собой дверь, а Огилви и Санчес заняли места в передней части салона. Полковник взгромоздил ноги на свободное сиденье и откинулся назад, а агент ФБР поместил ноутбук на столик и открыл его. Ни тот, ни другой не смотрели в сторону Мерфи. Спустя несколько минут он откинул назад спинку кресла, накинул на плечи куртку и закрыл глаза.

«Гольфстрим» находился в воздухе минут пятнадцать; этого оказалось достаточно для Мерфи, и он задремал, когда вдруг кто-то опустился на соседнее сиденье.

— Зак? — позвал Огилви настойчиво, но без недоброжелательности. — Проснись, сынок. Нам нужно поговорить.

Мерфи неохотно открыл глаза. Полковник держал в руках два стаканчика черного кофе, которые, очевидно, принес из бортовой кухни.

— Сделай одолжение, откинь, пожалуйста, столик, — попросил он. — У меня заняты руки.

— Хм… Да, конечно. — Мерфи вытянул из-под парки руку и опустил столик-поднос. — Спасибо, но я не буду, — сказал он, когда Огилви поставил перед ним кофе. — Мне бы хотелось немного поспать, прежде чем мы приземлимся.

— Разумеется. У всех нас был тяжелый день. — Полковник, извиняясь, покачал головой. — Но пока я не могу вам этого позволить. У нас кое-что не сходится. Так что для начала нужно связать концы с концами. — Он поднял свой кофе и бросил взгляд в переднюю часть салона. — Агент Санчес, не хотите к нам присоединиться?

Фэбээровец поднялся, словно уже давно ожидал приглашения, и направился по проходу в конец самолета. Вместо того чтобы сесть на свободное кресло с другой стороны прохода, он облокотился на спинку переднего сиденья и сверху вниз посмотрел на Мерфи холодными темными глазами, не проронив при этом ни слова.

— Это как-то связано с договором о неразглашении информации? — Зак поднял стаканчик с кофе и попробовал отпить. С кофеином или без, но кофе согрел его после студеной зимней ночи. — Я же сказал, что подпишу все, что попросите, если это вас так беспокоит.

— Рад слышать, доктор Мерфи. Приятно осознавать, что вы желаете сотрудничать с нами. Но это не совсем то, о чем я… о чем мы хотели поговорить с вами. — Повернувшись вполоборота, Огилви сцепил руки и положил их на подлокотник. — Перейдем к делу. Итак, что с вами произошло на дороге до того момента, как подоспели мы? Вот черт…

— Ничего, — ответил Зак, глядя полковнику прямо в глаза. — Я пошел прогуляться, вот и все. А когда поднялся на вершину холма, из леса вышел какой-то человек и поинтересовался, который час…

— Раньше вы говорили, что он попросил у вас мелочи.

— Ну да. То есть он попросил мелочь, а потом…

— Избил вас, правильно? Именно это вы рассказали. — Огилви протянул руку к потолочной панели и, щелкнув кнопкой, включил небольшую лампочку над креслом Мерфи. Свет неожиданно ударил ему в глаза, и он вздрогнул. — Знаете, для человека, которого недавно измолотили, — полковник пристальней посмотрел на Зака, — вы неплохо выглядите.

— Я получил хороший удар по лицу. Потом мне врезали в живот, затем толкнули и…

— Толкнули на дорогу? — вставил Огилви, и Мерфи кивнул. — Дорога в том месте покрыта асфальтом. Так что у вас обязательно должны были остаться ссадины на руках или царапины на куртке. — Он осмотрел руки Мерфи, затем спинку парки. — Я не вижу никаких следов.

— Я не… Я хочу сказать, я не сильно ударился о землю.

— Перестаньте, Зак. Я не купился на это тогда, не куплюсь и сейчас. — Огилви нахмурил брови и покачал головой. — Там случилось что-то еще. Вы знаете это не хуже меня. Так почему бы вам не облегчить нам задачу и не сознаться?

— Я на самом деле не понимаю, о чем вы говорите, — спокойно ответил Мерфи.

Бэйрд Огилви некоторое время молча смотрел на него, затем раздраженно вздохнул.

— Агент Санчес, вы не поможете мне разобраться с этим?

— Доктор Мерфи, — начал фэбээровец, — в настоящий момент наш самолет кружит над границей штата Кентукки. Пилоты ожидают моих инструкций относительно места назначения. Если вы не согласитесь оказать нам полное содействие, самолет направится в сторону форта Кемпбелл, где на взлетной полосе нас встретит военный конвой. Затем они препроводят вас в федеральную тюрьму Марион штата Иллинойс, где поместят в камеру строгого…

— Что?

— Вас поместят в камеру строгого режима, где вы и будете находиться до тех пор, пока вам не предъявят соответствующее обвинение в нарушении федеральных законов. — Санчес произносил каждое слово ровным голосом, ни разу не моргнув. — Вам не разрешат контактировать с окружающим миром. Вам не разрешат связаться с адвокатом или поговорить с семьей или…

— Вы не сможете так поступить! — Побагровев от злости, Мерфи попытался подняться с сиденья. — Это незаконно! Вы не можете!

Автоматический пистолет 45-го калибра так быстро возник перед его лицом, что Зак едва уловил движение Санчеса.

Мерфи застыл. Он почти не почувствовал, как по правому колену потекла теплая жидкость из опрокинутого стаканчика кофе.

— Пожалуйста, сядьте, доктор Мерфи, — ровным голосом сказал Санчес. — Любое подобное действие с вашей стороны в дальнейшем будет расценено как угроза…

— Угомонитесь, пожалуйста. Вы, оба. — Огилви положил руку на плечо Мерфи, пытаясь успокоить его. — Успокойтесь, Зак. Сегодня никто не собирается упечь вас в тюрьму. — Он взглянул на Санчеса. — Рэй, пожалуйста, опусти пистолет. В этом нет необходимости.

Фэбээровец некоторое время колебался, затем снял палец со спускового крючка и спрятал пистолет в кобуру, висящую на ремне под курткой. Когда Мерфи упал в кресло, ему казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Никогда в жизни никто еще не наставлял на него оружие. И он не хотел бы, чтобы такое когда-нибудь повторилось.

— Вы… — начал он и понял, что не может говорить. Во рту пересохло. Зак проглотил огромный ком в горле и продолжил: — Вижу, вы не шутите. Вы действительно сделаете это.

— Очень жаль, но… да, сделаем.

В лихорадке Мерфи не заметил, что опрокинул и кофе Огилви. Полковник поднял пустой стаканчик, достал из кармана рубашки носовой платок и промокнул разлитую жидкость.

— Постарайтесь посмотреть на это моими глазами, — продолжал он. — Инопланетный корабль… или по крайней мере то, что, очевидно, является инопланетным кораблем… терпит крушение в сельском озере после столкновения с двумя военными истребителями, один из которых по неизвестным причинам теряет управление. Будучи окружен войсковыми отрядами и не проявляя никакой активности в течение половины суток, аппарат неожиданно взлетает, причем становится невидимым для радаров. Все это не поддается никаким разумным объяснениям. Не знаю, как вас, а меня до смерти пугают подобные проявления.

Огилви взмахнул носовым платком и перебросил его на свободное сиденье с другой стороны прохода.

— Потом младшего консультанта УПИ, на которого возлагалось исследование этого загадочного события, находят на прилегающей дороге. Он заявляет, что на него совершили нападение… посреди ночи, в пустынном месте… хотя все улики доказывают обратное. Немного подозрительно, вы не находите?

— Думаю… — Мерфи заколебался и посмотрел в сторону. — Нет. Мне нечего сказать.

Огилви разочарованно покачал головой.

— Поверьте, доктор Мерфи, это не блеф. Вы скрываете факты, представляющие потенциальную угрозу национальной безопасности. Я понимаю, вы утратили способность трезво оценивать ситуацию, и мне очень жаль, что должно произойти именно так, потому что мне кажется, вы — неплохой парень. Я еще раз предупреждаю, что если вы не заговорите, то очутитесь за решеткой до того, как взойдет солнце.

— Если же вы согласитесь сотрудничать, — добавил Санчес убеждающим тоном, — все, что только что произошло здесь, в самолете, здесь и останется. Я не стану докладывать о нашем разговоре. И полковник тоже. Ваша репутация останется незапятнанной.

— Совершенно верно, — согласился Огилви. — Никто из УПИ никогда ни о чем не узнает, ни ваша семья, ни коллеги. Все будет засекречено на самом высоком уровне. — Он перевел дыхание. — Но если вы откажетесь…

— Думаю, я все понял.

Мерфи нервно провел рукой по волосам и поглядел в окно. Сквозь тонкую стаю облаков он увидел, как внизу, под левой плоскостью, пролетали огни большого города. Если они над границей Кентукки, это, вероятно, форт Кэмпбелл. Если дело обстоит именно так, «Гольфстрим» через пять минут окажется на земле. Военная полиция скорее всего уже ожидает его на взлетно-посадочной полосе и готова в любой момент схватить, бросить в машину и доставить в тюрьму Марион.

Зак вспомнил о фигурке Дарта Вейдера в кармане куртки. Он с нетерпением ждал момента, когда доберется до дома и сможет подарить ее Стивену. Наверняка у него уже есть такая — Мерфи потерял счет всем игрушкам из его коллекции, — но самым драгоценным для него было выражение лица собственного сына.

Однако в кармане парки находилась еще одна вещица. Зак посмотрел на лежащую на полу куртку. Она упала, когда он пытался вскочить с кресла, и все еще валялась у его ног. Он хотел защитить таинственный предмет и сохранить, как личную тайну. Но, по всей видимости, у него не оставалось иного выбора. Рано или поздно листок обнаружат, если заберут его одежду, а взамен выдадут тюремную робу…

— Ваш ход, доктор Мерфи, — сказал Санчес. — Время не ждет.

Зак тяжело вздохнул.

— Хорошо. — Он замялся, затем склонился и поднял с пола парку. — Есть кое-то. Вам необходимо на это взглянуть.


16 октября 2314 года
Вторник, 1123Z

С высоты геосинхронной орбиты, как раз над плоскостью экватора, подмененная Земля пугала своей грандиозностью и красотой.

Самые отдаленные кольца мелкой желто-коричневой пыли меньше метра глубиной расположились на низкой орбите всего в нескольких сотнях километров над планетой. Они вращались с огромной скоростью и в то же время находились в процессе распада. Ночное небо то и дело озарялось густыми желтовато-красными вспышками микрометеоритов, сгорающих в верхних слоях атмосферы. За этой узкой полупрозрачной зоной простирался широкий угольно-черный слой средних колец. Здесь встречались каменные обломки различных размеров — от мелких булыжников до небольших валунов; эти кольца углублялись на полкилометра внутрь и на тысячи километров раскинулись вширь. Над ними находилось еще один пояс, немного шире двух предыдущих, и, наконец, внешние кольца были почти такие же хрупкие, как и внутренние, но с более высоким альбедо, нежели их собратья внизу.

Кольца представляли собой все, что осталось от Луны. Бывший спутник Земли, уничтоженный силами, которые не мог постичь разум человека, предал ее и стал ее убийцей. Кольца отбрасывали на Южное полушарие продолговатую тень, простирающуюся на пятьсот километров в ширину. В полдень территория от Центральной Америки и Карибского моря до западного побережья Африки лежала в зоне бесконечного затмения, которая перемещалась лишь со сменой времен года. Более того, отсутствие притяжения Луны, которое раньше сдерживало океанские приливы и модели ветров, привело к тому, что вследствие непрекращающихся ураганов и бурь под воду ушли все прибрежные районы.

Однако наибольший урон нанесли обломки лунной мантии и ядра, рухнувшие прямо на поверхность Земли. Сквозь редкие просветы в шаровидной облачной завесе просматривались обширные участки выжженной и испещренной кратерами местности. Там, где когда-то росли города, теперь стояли руины, где расстилались леса и равнины, теперь остались лишь черные пустыри.

Независимо от того, какие причины вызвали всемирный катаклизм, и когда это случилось, планета была опустошена — безжалостно и полностью. Ничто не могло выжить там, внизу. Земля умерла.

— Я ничего не могу уловить, — почти шепотом произнес Мец, пробегая пальцами по клавиатуре компа в поисках любой доступной частоты. — Ни радиосигнала, ни цифрового, ни микроволновой передачи… ничего. Ни одного источника.

— А ты пробовал… — начал было Фрэнк и осекся. Он собирался спросить о спутниковой связи, но понял, что это маловероятно. Кольца скорее всего уничтожили все орбитальные аппараты.

— Ты получил что-нибудь из колоний? — с дрожью в голосе справилась Леа, которая стояла позади него. — Прошло уже больше часа. Ты должен был услышать хоть что-нибудь, по крайней мере с Марса.

— Последний раз, когда я проверял, ничего не было, но… — Мец включил кнопку на пульте и несколько минут внимательно вслушивался в эфир. Затем покачал головой. — Ничего. Ни малейшего импульса. — Он нахмурился. — Хотя мы бы уже давно могли услышать космический поток информационного обмена или по крайней мере ответ из порта Деймоса. Но я не получаю даже сообщений с Цереры.

Ком подступил к горлу Фрэнка. Земля и Луна стерты с лица вселенной… С этим трудно было смириться. Но по всей Солнечной системе, от поселений на Аресе до колоний на малых планетах и даже дальше, на спутниках Юпитера и Сатурна, проживали миллионы людей.

— Я… мне действительно трудно поверить в это, — пробормотал он. — То есть… каждая точка в системе…

— Нет-нет, не думаю. — Глаза Леа воспалились и опухли, ее голос охрип. В какой-то момент она оказалась на грани истерики, но быстро взяла себя в руки. — Даже если уничтожены крупнейшие колонии, все равно остается куча мест, где могли бы укрыться люди.

— Тогда, возможно… — Мец на минуту задумался. — Возможно, всех эвакуировали из системы. Собрали всех, кто выжил, и увезли их.

— Нет. Слишком много народу. — Освободившись от утешающих объятий Фрэнка, Леа приблизилась к иллюминатору и уставилась в него, словно искала ответы в грязных кольцах, опоясывающих планету. — Они не смогли бы разместить всех на борту кораблей, даже если набили бы их, как…

Она умолкла, рот медленно открылся, словно девушка припомнила какой-то важный факт.

— Проклятие, — прошептала она. — Мы кое о чем забыли.

— Что такое, Леа? — переспросил Фрэнк. — О чем мы забыли?

— Это не наша мировая линия, — пояснила она. — Это не то место, из которого мы отправились в экспедицию.

— Но мы ведь вернулись в то же самое время… — начал Мец.

— Время то же, это правда… но место другое. — Леа не отрываясь продолжала глядеть на кольца. — Мы ведь изменили историю в 1937 году, никто не станет этого отрицать? Это означает, что наша мировая линия изменилась вместе с ней. Когда мы попытались вернуться в 2314 год, нас забросило в 1998 год, но этот 1998 год относился к другой мировой линии. Поэтому отсюда явно следует то, что, когда мы покинули 1998 год, мы продолжили перемещение по этой мировой линии и попали в другой 2314 год…

— Так это не наш 2314 год, — подхватил Фрэнк.

— Точно. — Леа указала на пульт компа. — Именно поэтому мы и не получаем позывных из колоний… Здесь просто никогда не было никаких колоний, ни на Марсе, ни на Церере, ни где-то еще. Может, их не было даже на Луне.

— Тише! Погодите-ка… — Мец развернулся в кресле и прикоснулся к пульту. На экране появились горизонтальные диаграммы. Пилот внимательно их изучил и показал на самый широкий столбец. — Смотрите. Инфракрасный сканер не находит никаких следов металла, оставшегося от всех орбитальных аппаратов, который должен бы тоннами летать там среди осколков колец.

— Потому что там никогда не было никаких орбитальных аппаратов. Станция «Хронос» не была уничтожена, потому что ее никогда не существовало. По крайней мере в этой мировой линии. — Леа кивнула в сторону иллюминатора. — Это произошло не вчера и даже не в прошлом году. Я не очень-то разбираюсь в планетарной физике, но совершенно ясно, что эти кольца не новы. У них было достаточно времени, чтобы приобрести форму.

— Триста шестнадцать лет? — засомневался Фрэнк. — Я тоже не силен в этой области, но…

— У тебя есть другая теория? — Леа бросила в его сторону суровый взгляд, затем склонилась над пультом и указала на изображение плоскости колец на другом экране. — Василий, ты можешь подвести нас поближе к центральному кольцу? Если бы нам удалось ухватить один из тех валунов, то, возможно, ИИ смог бы провести анализ и определить, когда это произошло.

— Разумеется, я могу подойти поближе, но не уверен…

— Отлично. Я буду в аппаратной устанавливать программу. — Леа так быстро развернулась, что чуть не сбила с ног Фрэнка. — Поможешь мне или…

— Нет, пожалуй, нет. Ты сама знаешь, что делать.

Фрэнк поспешно уступил ей дорогу, и Леа, не сказав больше ни слова, промчалась мимо него. Он дождался, когда девушка покинет кабину экипажа, и перевел дыхание.

— Она расстроена, — тихо произнес он.

— Хочешь сказать, что ты нет? — Мец уже начал вводить новую траекторию в навигационное устройство. — Возможно, это и не наша мировая линия, доктор Лу, но если вы не заметили…

— Знаю. Извини.

Фрэнк все еще не мог усвоить происходящее. Что-то нереальное присутствовало во всем, словно он оказался в каком-то кошмаре. Возможно, сказывался недостаток сна; последний раз он закрывал глаза на борту «Гинденбурга» где-то над Атлантикой. Фрэнк посмотрел на себя, на его лице появилась гримаса отвращения. Хотя он уже давно избавился от нанокожи, на нем до сих пор была одежда 1937 года, в которую Лу облачился, когда совершал вылазку в 1998 год. К отворотам брюк присохла трехсотлетняя грязь.

— Думаю, мне надо переодеться, если ты не возражаешь, — проворчал он и отвернулся от пульта. — Возможно, мне станет…

— Что-то есть! — оборвал Мец.

— Что? — Фрэнк обернулся и увидел, что пилот обеими руками прижал к ушам гарнитуру. — Что… ты хочешь сказать, есть сигнал? Откуда?

— Не знаю! Он просто…

— Фрэнк! Быстро ко мне!

Услышав голос Леа, Фрэнк кинулся к люку.

— Определи, откуда сигнал, — прокричал он пилоту и выскочил из рубки управления. — Не потеряй его!

Леа стояла перед библиотечной информационной системой и смотрела прямо перед собой.

— Василий только что уловил сигнал! — ворвавшись в отсек, прокричал Фрэнк. — Он пытается…

— Знаю, — прошептала Леа и указала на настенный экран. — Смотри.

Лу не успел затормозить и чуть не сбил ее с ног. На экране огромным шрифтом отображалось сообщение:

«ОБЕРОН»

СЛЕДУЙТЕ СЮДА

72° 35° N 42° 39° W

ВСЕ ОБЪЯСНЮ

— Фрэнк! — прогремел в наушниках голос Василия. — Я зафиксировал сигнал! Он идет с…

— Знаю. Бортовой ИИ получил сообщение. Оно передо мной на экране. — Словно по мановению руки вся усталость улетучилась. — Здесь координаты: семьдесят два градуса тридцать минут на север, сорок два градуса тридцать девять минут на запад. — Он уже принялся вводить данные в компьютер. — Похоже, это где-то в Северной Америке. Давай-ка займись траекторией посадки. А я вычислю точно, где это находится.

— Вы что, в самом деле собираетесь лететь туда? — в изумлении уставилась на него Леа. — Вы же не знаете, кто они.

— Не знаем, но, по всей видимости, они знают, кто мы. — Фрэнк дотронулся до сенсорной панели и подождал, пока на экране появится карта. — Кроме того, невежливо не отвечать на приглашение.


19 января 1998 года
Понедельник, 08:49

Зал заседаний располагался на третьем этаже Капитолия, всего в нескольких шагах от кулуаров Сената. Его обычно использовали для проведения пленарных бюджетных заседаний, парламентских сессий. Иногда он служил неофициальным местом проведения закрытых слушаний. Этим утром вход охранял офицер из капитолийского полицейского департамента. С тех пор как началось собрание, у закрытых дверей останавливались три сенатора, четыре советника и двое мелких служащих, чтобы поинтересоваться о том, что происходит внутри. В ответ страж лишь безмолвно пожимал плечами.

В зале было пусто, что нервировало Мерфи. Куда бы он ни посмотрел, везде лишь ряды пустых кресел. Поодаль сидел единственный свидетель — по форме одетая девушка-лейтенант армии США. Глядя в пространство, она колотила по клавишам портативного стенотипа. Слева от Мерфи сидел полковник Огилви, почти неузнаваемый в парадной форме с многочисленными шнурами и нашивками. На столе перед ним лежали разбросанные документы. И прямо напротив, с обеих сторон окруженный сенаторами, восседал не кто иной, как вице-президент Соединенных Штатов Америки.

Пока вице-президент просматривал фотокопии документов, в зале царила полнейшая тишина. Долгое время никто не произносил ни слова. Слушание открылось заявлением полковника Огилви; за ним последовали показания Мерфи. Хотя люди в креслах молчали, Зак остро воспринимал малейший звук: кто-то беспокойно шаркнул ногой, закашлял больной гриппом сенатор из Вермонта, тихо звякнул колотый лед, когда сенатор из Калифорнии налила себе воды из стоявшего на столе графина. Мерфи было невыносимо жарко в шерстяном костюме, который еще сегодня утром казался ему удобным. Но он не смел ослабить галстук и даже не решался вытереть со лба пот, пока наконец Огилви, тайком опустив руку под стол, не положил ему на колени один из своих многочисленных носовых платков.

Вице-президент разглядывал копию еще несколько секунд и в конце концов вопросительно посмотрел на Зака.

— Итак, доктор Мерфи, — начал он. — Насколько я понимаю, это… — он поднял вверх ксерокопию, — единственное свидетельство того, что вы столкнулись с кем-то из будущего.

— Э-э… да, сэр. — К Мерфи с трудом вернулся дар речи; он прикрыл ладонью рот и откашлялся. — Прошу прощения. Так точно, господин вице-президент. То есть единственное вещественное свидетельство. Как уже говорилось, я нашел его случайно во время… э-э… столкновения на дороге за пределами лагеря.

— У нас есть оригинал, господин вице-президент. Взгляните на него, если вам не составит труда. — Огилви поднял со стола список пассажиров «Гинденбурга». Он крепился к картонной оправе и был запечатан в пластмассовую обложку, на которой красной полосой виднелась надпись «Совершенно секретно». В таком виде он походил на исторический памятник не более, чем улики, собранные на месте преступления. — Я принес его, чтобы доказать вам и остальным членам комитета, что это — не подделка, а подлинный документ.

Это заявление не впечатлило вице-президента.

— У меня нет сомнений относительно его подлинности, полковник. Однако подобные штуки легко можно найти в любой частной коллекции.

— В моем штате есть антикварные магазины, где легко можно найти что-нибудь в подобном роде. — Сенатор из Вермонта вытер нос бумажной салфеткой и потянулся за картонным стаканчиком апельсинового сока. — Всего несколько лет назад один перекупщик вскрыл рамку купленной им на местном аукционе картины и обнаружил с оборотной стороны копию Декларации независимости. Список пассажиров какого-то немецкого корабля…

— При всем уважении, сенатор, — перебил Огилви, — любой старинный документ обязательно обнаружит признаки старости. Бумага ветшает, выцветают чернила. — Он аккуратно опустил список на стол и открыл лежавший перед ним отчет. — Если вы прочтете восемнадцатую страницу, то увидите, что мы отсылали этот документ на анализ в криминалистическую лабораторию ФБР. Они установили, что он был отпечатан не более двух недель назад на бумаге технического сорта, которую перестали выпускать в Германии после окончания гитлеровского режима. Документ совершенно новый, сэр. Он никоим образом не может быть подделкой.

Сенатор из Вермонта бросил на Огилви сердитый взгляд и открыл непрочитанную копию отчета на соответствующей странице. Однако вице-президент остался непреклонен.

— Благодарю вас, что прояснили ситуацию, полковник, но вопрос был адресован доктору Мерфи. Какие еще доказательства, кроме этого, вы имеете в подтверждение своей теории?

Мерфи понимал, что ему следует вести себя предельно осторожно. В прошлом вице-президент занимал кресло председателя Комитета науки и технологии, то же самое положение занимал теперь сенатор из Вермонта. Несмотря на то что комитет поддерживал годовой бюджет УПИ, вице-президент не принадлежал к сторонникам телепатов и экстрасенсов и славился своим скептическим отношением к деятельности управления. Убедить его было задачей не из легких.

— Господин вице-президент, — начал Мерфи, — независимо от того, к какому выводу пришло агентство, я полагаю, что происхождение… э-э… аномалии у озера Сентерхилл… не является внеземным…

Вежливо прервав его, подняла руку сенатор из Калифорнии.

— Прошу прощения, доктор Мерфи, но мне бы хотелось внести ясность именно в этот пункт. Несмотря на то что являетесь младшим исследователем УПИ, вы даете показания, противоречащие официальным заключениям агентства. Можно узнать почему?

И снова ему следовало отвечать осторожно, но уже по другой причине. В отличие от вице-президента сенатор из Калифорнии была ярой сторонницей Управления Паранормальных Исследований. Неудивительно, учитывая тот факт, что во время второй избирательной кампании она пригласила в свою команду медиумов. Мерфи собирался уже ответить, но ему помешал Огилви.

— Что касается УПИ, мэм. Доктор Мерфи сегодня присутствует здесь без ведома и одобрения агентства. Он согласился предоставить свои показания от имени Министерства обороны при условии, что все им сказанное останется в строгом секрете.

И, кроме того, подумал Мерфи, это намного лучше, чем сидеть в тюрьме. Однако к настоящему моменту этот вопрос был исчерпан. Он и Огилви уже давно пришли к соглашению. И теперь на повестке дня стояла совершенно иная проблема.

— Пожалуйста, позвольте доктору Мерфи самому ответить за себя, полковник. — Сенатор снова переключила внимание на Мерфи. — Отчет УПИ недвусмысленно утверждает, что объект, потерпевший крушение в Теннесси, является космическим кораблем пришельцев. Другой исследователь УПИ, мисс Луна, в этом убеждена, как, впрочем, и ваш исполнительный директор, мистер Ордман. С другой стороны, вы, кажется, дезертируете с корабля. Можно узнать почему?

Мерфи вздохнул.

— Мисс Луна пришла к этому выводу до того, как мы попали на место катастрофы. Ее мнение в большей степени основано на… ну, скажем, на ее личной уверенности, нежели на свидетельстве собственных глаз. Ничего не могу сказать об исполнительном директоре, поскольку еще не имел возможности обсудить с ним это дело лично. Но я основываю выводы на том, что увидел собственными глазами… и на документе, который мы вам показали.

— Что возвращает нас к первоначальному вопросу, — сказал вице-президент. — Какие еще доказательства вы можете представить?

— Когда я взобрался на борт… э-э… машины времени — назовем ее так за отсутствием какого-либо другого термина, — то мельком увидел в единственном иллюминаторе человека. Это был первый признак того, что аппарат имеет не внеземное происхождение. Потом, когда я впервые повстречался с неизвестной стороной в магазинчике, расположенном неподалеку от лагеря, он забыл в телефоне-автомате, по которому разговаривал, три монеты. Это были две монеты по десять центов с изображением Меркурия и одна пятицентовая с бизоном. Все три совершенно новые. Мне стало любопытно, и я пошел вслед за ним по дороге, на которой он на меня и напал…

— И именно здесь приземлилась… как вы говорите, машина времени… и он поднялся на борт, — раздался голос сенатора из Аризоны, который до сих пор хранил молчание. Он был ревностным республиканцем и находился здесь лишь по той причине, что являлся председателем Сенатского комитета вооруженных сил. Но, глядя на его мечтательное лицо, у Мерфи не осталось никаких сомнений, что этот человек не поверил бы и в то, что Земля круглая, если бы об этом ему сообщил демократ.

— Так точно, сэр, — продолжал Мерфи, — но прежде чем приземлился летательный аппарат, этот человек, сбив меня с ног, потрудился вернуть себе монеты из моего кармана. Он не заметил, что во время драки я выхватил у него из кармана список пассажиров «Гинденбурга». В противном случае он обязательно вернул бы и его тоже. Теперь я уверен, что он пытался ликвидировать все свидетельства их визита.

— А зачем ему понадобилось это делать?

Теперь они подходили к очень деликатному вопросу.

— Я не совсем уверен, сенатор, но мне кажется, что корабль попал в наше время совершенно случайно. Судя по стилю одежды того человека, по мелочи в его кармане и списку пассажиров, который я у него забрал. Думаю, аппарат возвращался из 1937 года, когда вдруг потерпел крушение в нашем времени. Не знаю почему, но тем не менее, это случилось.

— И на основании этого вы поверили, что аппарат прилетел не из космоса, — сказала сенатор из Калифорнии. Мерфи покачал головой.

— Нет, мэм. Я думаю, он прибыл из космоса, но совершенно не уверен, что корабль имеет космическое происхождение. Будет разумнее заключить, что он прибыл откуда-то… точнее, из какого-то времени… в будущем.

В зале заседаний воцарилась тишина. Сенаторы делали пометки на полях, ворочались в креслах и откашливались. Вице-президент взглянул на часы, затем снова пролистал отчет. Стенографистка в форме ВВС США опустила руки рядом с клавиатурой. Мерфи бросил взгляд на графин с ледяной водой, который стоял на столе между ним и Огилви. У него пересохло в горле, но он не решался потянуться за ним. Не показывай, что тебе страшно, сказал он себе. Они могут почуять твой страх.

— Полковник Огилви, — произнес наконец вице-президент, и полковник выпрямился, — на тридцать второй странице вашего отчета вы утверждаете, что этот инцидент может стать коренным переломом в научной теории. Не желаете объяснить почему?

— Господин вице-президент, — ответил Огилви, — у нас есть свидетельства того, что нас посетили субъекты из будущего. — При этих словах сенатор из Аризоны, не веря своим ушам, выпучил глаза, но полковник предпочел не обращать на него внимания. — Был ли их визит намеренным или произошел случайно — вопрос спорный, но факт остается фактом: путешествия во времени возможны. Более того, визитеры продемонстрировали способность маскировать корабль до практически невидимых пределов, что, таким образом, позволяет им проникать в воздушное пространство США. Их корабли способны вывести из строя боевые самолеты Ф-15, не производя не единого выстрела, и приводятся в движение при помощи силовых установок, выходящих за пределы современных технологий. Сенатор из Аризоны перестал улыбаться. Он нагнулся над столом и сцепил руки в замок.

— Вы считаете, это представляет угрозу, полковник?

— Вполне возможно, — ответил Огилви. — Я обсудил это происшествие с младшими коллегами из Пентагона, и в отношении потенциальной угрозы национальной безопасности их мнение совпало с моим. Однако, даже если дело не в этом, существует еще одно соображение… Если путешествия во времени возможны, то когда их изобрели?

Сенатор из Вермонта убрал от лица бумажную салфетку.

— Прошу прощения, полковник, но я не совсем понимаю вас. Почему это имеет для нас какое-то значение?

— Позвольте мне. — Мерфи взглянул на Огилви, и Бэйрд кивнул. — Полковник хочет сказать, что если некий способ перемещения во времени был… или, точнее, будет открыт в будущем, тогда встает вопрос, когда начались первые попытки? Мы не знаем, откуда… то есть из какого времени прибыл этот корабль. Возможно, он прилетел из времени, которое наступит через двести или триста лет, но остается возможность, что путешествия во времени начали разрабатывать даже раньше этого момента. Альберт Эйнштейн теоретически допустил, что это осуществимо, когда более восьмидесяти лет тому назад придумал общую теорию относительности. С тех пор отдельные ведущие ученые усовершенствовали труды Эйнштейна до такой степени, что многие согласились с тем, что единственными препятствиями для подобного рода открытий являются технологические.

Он замялся.

— Возможно, все это звучит безумно, нечего сказать, и, возможно, я сейчас ставлю себя под удар… но я полагаю, мы можем это осуществить. И, может быть, даже раньше, чем мы думаем.

Сенатор из Аризоны цинично приподнял бровь. Сенатор из Вермонта смерил его взглядом таким же холодным, как гранит в Новой Англии. Сенатор из Калифорнии рассеянно провела рукой по волосам. На какое-то мгновение показалось, что отреагировала даже стенографистка: она моргнула, ее пальцы застыли над клавиатурой. Сидевший рядом Бэйрд Огилви позволил себе улыбнуться, прикрывшись тыльной стороной ладони.

Тем не менее Мерфи знал, что добился своего, когда увидел, как вице-президент одобрительно кивнул.


16 октября 2314 года
Вторник, 1432Z

Подобно гигантскому когтю посреди долины Фронтир-Вэлли вздымалась гора Шугарлоуф. Крутые гранитные склоны неясно вырисовывались над рекой Коннектикут. В двадцатом веке гору приобрел штат Массачусетс и отвел эту территорию под заповедник. По закругленной западной стороне к скалистой вершине вела извилистая асфальтированная дорожка, где из булыжника воздвигли наблюдательную башню, чтобы в полном объеме наслаждаться живописным пейзажем. Отсюда обозревалась вся долина от охотничьих угодий в Хольек на юге и до Зеленых гор Вермонта на севере. Стелившуюся по дну долины равнину делила на две половины река.

По крайней мере так могла выглядеть картина триста лет назад. Когда «Оберон» курсировал над долиной Пионеров, Фрэнк, Леа и Василий увидели, что даже этот мирный уголок Новой Англии не пережил катастрофу, которая стерла всю жизнь с лица земли. Река Коннектикут была покрыта толстым слоем льда. Средняя температура на всей планете упала на пять градусов, и в этой местности лето не наступало уже в течение трех столетий. Неуправляемые пожары опустошили густые леса окрестных гор, кислотные дожди обесплодили фермерские угодья, где когда-то в изобилии выращивали кукурузу, тыкву и картофель. Приближаясь к горе Шугарлоуф, хронолет пролетал над выжженными безжизненными руинами Амхерста. Небоскребы библиотек и общежитии Массачусетского университета, казавшиеся неуместными на фоне сельского пейзажа, возвышались теперь над загнивающей территорией подобно могильным плитам, покрытым сажей.

Координаты, установленные в принятом сообщении, указывали, что местом встречи должна быть гора Шугарлоуф. Хотя Василий и Леа сошлись во мнении, что нет причины включать маскировочный режим хронолета, Фрэнк решил перестраховаться. В конце концов, они не знали, кто встретит их там, внизу, и что им нужно. Поэтому Мец неохотно активировал режим «хамелеон». Однако, преодолев почти полкилометра, они поняли, что необходимость в маскировке отсутствует.

— Дым, — тихо сказала Леа и указала на вершину горы. — Вон там. Видите?

Фрэнк склонился над креслом Василия и выглянул в иллюминатор. С вершины вверх спиралью поднимался столб коричневого дыма.

— Может, это леской пожар, — проворчал он. — Может, недавно туда ударила молния.

— Не думаю. — Василий кивнул в сторону одного из экранов, которые висели над пультом управления. Там на радиолокационной топографической карте мелькала крошечная несимметричная точка. — Я принимаю отдельный инфракрасный след. Он слишком мал для пожара. — Он взглянул на Фрэнка. — Кто-то есть внизу. Они развели сигнальный костер.

— Думаю, нас ждут. — Леа неуверенно поглядела на Фрэнка. — Хочешь спуститься, или задержимся еще ненадолго?

Фрэнк колебался.

— Нет-нет, давайте выясним, в чем же дело. — Он похлопал Меца по плечу. — Отключай «хамелеон» и вези нас на место. Если можно, посади нас возле костра.

Пилот кивнул и снял с «Оберона» маскировочный экран. Когда хронолет приблизился к горе, они разглядели, что дым поднимался со скалистого отрога у основания наблюдательной башни.

— Будет трудно посадить хронолет, — заворчал он. — Я не вижу ни одного ровного…

— Вон там. — Фрэнк показал на маленькую поляну среди того, что осталось от леса, прямо под вершиной. — Вроде выглядит достаточно плоской.

Когда «Оберон» начал снижаться на поверхность горы, ему пришлось бороться с сильным встречным ветром. Чтобы удержаться на ногах, Леа схватилась за край пульта. Она случайно выглянула в иллюминатор.

— Там кто-то есть! — крикнула она. — Видите его? Смотрите!

Один из экранов над иллюминатором отобразил крупный план вершины. Как и сказала Леа, около костра стоял высокий мужчина и смотрел, как приближается хронолет. Он поднял руки вверх и размахивал ими из стороны в сторону.

— Я вижу его. — Фрэнк схватился за спинку пилотского кресла, когда хронолет снова сильно тряхнуло ветром. — Каким образом он смог выжить после всего этого?

— Мы очень скоро это выясним. — Мец крепко сжал штурвал и осторожно манипулировал им, пытаясь справиться с управлением. — Держитесь, возможно, немного потрясет.

Мец не опускал шасси до последнего момента, но, несмотря на его осторожность, ветер ударил в посадочные опоры. Когда палуба накренилась, Фрэнк едва смог удержаться на ногах, а Леа с криком грохнулась на панель управления. Затем шасси наконец соединились с твердой поверхностью. «Оберон» сел.

Мец быстро выключил негатрон и перевел дыхание.

— Прошу прощения, — пробормотал он. — Сегодня не мой день.

Фрэнк мысленно улыбнулся, затем посмотрел на Леа и увидел, что она тоже улыбается. Возможно, сказывалась усталость, но Василий стал вести себя немного скромнее.

— Ты — молодец, — сказал Фрэнк и похлопал пилота по плечу. — Самое главное — мы целы.

— Да, но это лишь полдела. — Леа поднялась с пульта и устремилась к диафрагме люка. — Пойдемте посмотрим, кто там нас ожидает.

— Накиньте-ка на себя что-нибудь теплое, — крикнул им вслед Василий.

— Термометр показывает, что на улице заморозки.

На «Обероне» не было никаких аварийно-спасательных средств, и им пришлось обойтись пальто, которые они надевали в 1937 году. Тем не менее Фрэнк обнаружил в одном из хозяйственных шкафчиков пистолет, поражающий жертву электрошоком. Он почти забыл о нем, хотя такое оружие входило в стандартное оборудование хронолетов на случай, если исследователи столкнутся с враждебно настроенными современниками. Несколько минут Лу разглядывал оружие, затем сунул его в карман пальто, пока Леа стояла к нему спиной. Она скорее всего стала бы возражать. Да и сам Фрэнк при других обстоятельствах оставил бы его на корабле, но с оружием он все же чувствовал себя хоть чуточку в большей безопасности.

«Оберон» приземлился в том месте, где когда-то, по всей видимости, располагалась парковка. Давным-давно туристы, приезжавшие насладиться красотами этих мест, оставляли здесь свои машины, но теперь асфальт потрескался и раскрошился, и из трещин повсюду торчала сорная трава. У подножия лестницы воздух был прохладен; гуляя между ветвями мертвых деревьев, ветер издавал печальные звуки. Короткой тропинкой они миновали покрытые слоем копоти развалины беседок и направились к округлой бесплодной вершине горы, где на фоне недружелюбного неба неясно вырисовывались руины наблюдательной башни. Серые облака немного расступились, пропуская холодные лучи полуденного солнца, тусклым светом окутывающие горную вершину. Приблизившись к основанию башни, они увидели, как над лежащими вдалеке горами каменной радугой поднимались земные кольца.

Костер был немного больше, чем ожидал увидеть Фрэнк. Когда они с Леа приблизились, человек, который поддерживал пламя, не проронил ни слова. На нем была военная парка конца двадцатого столетия, вероятно, купленная на какой-нибудь распродаже, и темно-синяя бейсбольная кепка с вышитыми на ней буквами «NY». Каштановые волосы, тронутые сединой, развевались по сутулым плечам на морозном ветру, седая борода почти скрывала лицо.

Старик даже не взглянул на Леа, но Фрэнка рассматривал с удивлением, которое постепенно переросло в узнавание. — Я… я вас знаю, — заикаясь, проговорил он. Фрэнк изумленно уставился на него.

— Мы знакомы? — спросил он. — Я не…

— Вы не помните меня? Прошло уже двадцать пять лет, но…

— Двадцать пять лет? — переспросила Леа. — Откуда вы можете его знать?

— Мне вроде знакомо ваше лицо. — Не обратив внимания на Леа, старик вытащил руку из кармана и трясущимся пальцем показал на Фрэнка. — Но ваше пальто… Лучше всего мне запомнилось именно ваше пальто. Оно выглядело неуместно даже в то время. Это первое, что натолкнуло меня на мысль…

Его пальто? Фрэнк смущенно посмотрел на себя. На нем было то же пальто, которое он носил на борту «Гинденбурга»… но разве он не надевал его второй раз? Всего несколько часов назад, в Теннесси?

— Бог мой, — прошептал он.

— Вас зовут… — старик прикрыл глаза, — Джон Пеннс. Мы встретились много лет назад, в местечке…

— Вы — тот человек на дороге, — произнес Фрэнк. — Тот, которого я встретил, когда…

— Когда звонили по телефону. — Старик поднял глаза и глубоко вздохнул. — Меня зовут Зак Мерфи… доктор Дэвид Закария Мерфи. Меня доставили сюда встретить вас.

Фрэнк вдруг понял, что потерял дар речи.

— Доставили? — спросила Леа. — Кто?

Только теперь Мерфи заметил ее присутствие. Он открыл рот и хотел было ответить, когда краем глаза Фрэнк вдруг уловил вспышку света.

Он обернулся и посмотрел на наблюдательную башню. На ее вершине возник светящийся ореол: корона света, которая была ярче и осеннего солнца, и горящего поблизости костра. Внутри ядра в фосфоресцирующем сиянии парила безликая, отдаленно напоминающая человека фигура, если бы не пара расправленных за спиной крыльев. Ангел.

— Вот кто доставил меня сюда, — дрожащим голосом проговорил Мерфи. — Он… он доставил меня сюда, потому что…

Внезапно он замолчал и посмотрел в сторону, словно услышал что-то. Когда старик снова поглядел на них, лицо его было мертвенно-бледным.

— Он говорит, это мы повинны в конце света.


6 августа 1998 года
Четверг, 09:04

— Вы уверены, что никто не найдет это место? — Мерфи рассматривал башни Массачусетского университета, когда они проезжали мимо учебной территории по 116-й дороге. — Отсюда слишком близко до города.

— Если быть точнее, то прямо на направлении Амхерста. — Оставив левую руку на руле, Бэйрд Огилви потянулся к телефону, спрятанному под приборную панель «блейзера». — На самом деле это в Сандерленде, но это не так уж и важно. Разумеется, кто-нибудь обязательно заметит. Осталось не так много мест, где можно разместить что-нибудь в подобном роде… по крайней мере если только ты не захочешь переехать в пустыню. Но, поверь мне, это не стоит тех проблем, которые могут возникнуть.

— Тогда почему здесь?

— Фокус в том, чтобы спрятаться на открытом месте. Теперь обрати внимание. Вот таким образом ты будешь попадать внутрь.

Включив телефон, полковник переключил его в режим громкой связи, затем нажал пару кнопок на панели. Вместо гудка зазвучали тихие электронные сигналы, свидетельствующие о том, что происходит набор номера. После этого на другом конце провода раздались три гудка, и кто-то снял трубку.

— ИЦР, чем могу помочь? — послышался женский голос.

— Добавочный 121, пожалуйста, — сказал Огилви.

— Минуточку, соединяю.

На другом конце провода послышалась электронная музыка, затем трубку снова сняли.

— Транспортный отдел. Роше у телефона, — ответил мужской голос.

— Алло, можно услышать Гарри? — спросил Огилви и хитро подмигнул Мерфи.

— Мне жаль, но его сегодня нет. Он болен, — прозвучал утомленный голос. — Хотите оставить сообщение?

— Нет, спасибо. Просто передайте ему, что звонил Джеф, хорошо?

— Хорошо, Джеф. Передам.

— Спасибо. До свидания. — Разговор прекратился, и Огилви повесил трубку и отключил телефон. — Все понял? Когда приедешь, позвонишь по телефону 555-8602 и попросишь добавочный 121. Затем, кто бы ни поднял трубку, пригласишь Гарри. Тебе ответят, что он либо болен, либо пошел обедать… если только не возникнут чрезвычайные обстоятельства. Тогда тебе ответят, что он уехал из города. Понятно?

— Да. Спросить Гарри, сказать, что звонит Джеф. — Мерфи любовался пейзажами сельской местности: куда он ни смотрел, везде располагались леса, поля и горы. Говорят, олений сезон в предгорьях Беркшира довольно хорош. Но у него возникло чувство, что охотиться не придется. — Что делать, если возникнет чрезвычайная ситуация?

— Проехать мимо. Отправляйся прямо домой и жди, пока кто-нибудь с тобой не свяжется. — Бэйрд покачал головой. — Не волнуйся, это всего лишь мера предосторожности. Мы не опасаемся никаких неприятностей.

Мерфи кивнул. Несмотря на то что эта часть западного Массачусетса была деревенской, они находились не совсем посреди пустоты. Справа промелькнул магазинчик, который не закрывался двадцать четыре часа в сутки, и длинная хижина ресторанчика, где вам всегда могли предложить поджаренное на углях мясо. Слева они проезжали мимо склада сельскохозяйственного оборудования и амбара, где фермеры хранили свои запасы. Спрятанный на открытой местности, напомнил он сам себе.

— А что обозначает ИЦР?

— Ровным счетом ничего, — улыбнулся полковник из-за солнечных очков. После семи месяцев совместной работы в Пентагоне Мерфи все еще не мог привыкнуть к тому, что Огилви снова носит гражданскую одежду. — Эти три буквы выбрал наугад компьютер Министерства обороны. Если кто-нибудь спросит, мы изготавливаем прецизионные запчасти для нефтяных буровых вышек в открытом море. Надеюсь, тебе нравится быть сотрудником компании.

— Это повышение, — мрачно произнес Мерфи.

Впрочем, он был рад, что наконец может уехать из Вашингтона, Донна расстроилась, когда он ушел из УПИ, чтобы устроиться на работу в какой-то частной организации. Она пребывала в депрессии, пока Зак не сообщил, что будет зарабатывать в год втрое больше, чем любой государственный служащий, и Стивен сможет ходить в среднюю школу, не опасаясь, что его будут донимать уличные банды. Да и само место оказалось настоящей находкой: обновленный фермерский домик начала века, два акра земли и прекрасный вид из кухонного окна на гору Шугарлоуф. Впервые за все эти годы им не придется беспокоиться об интенсивном движении, преступности и смоге. Они смогут даже подарить Стивену собаку, о которой он так долго мечтал. Похоже, жизнь потихоньку налаживалась…

При условии, что он так и будет обманывать семью относительно того, чем на самом деле занимается, и притворяться, что слова «Голубая тарелка» относятся к одному из фирменных ресторанных блюд.

— Вот мы и на месте. — Огилви снизил скорость и, включив сигнал левого поворота, свернул на асфальтированную дорогу. — Твоя новая лаборатория.

Она не походила на государственное исследовательское учреждение. Лаборатория представляла собой большое заводское здание с плоской крышей, на одной из бежевых алюминиевых стен которого виднелись нарисованные краской буквы «ИЦР». Хотя здание окружал десятифутовый забор, у входа не было ни вахтенной будки, ни вооруженной охраны, которая патрулировала бы периметр. У погрузочного дока стояли три шестнадцатиколесных грузовика, каждый имел эмблему «ИЦР». Мерфи увидел, как несколько человек стаскивают с прицепов упаковочные клети, некоторые из них были настолько велики, что требовалась помощь автопогрузчиков. Когда они въехали на стоянку, темнокожий мужчина, работающий на косилке, смерил их взглядом и вновь занялся стрижкой травы. В общем, все представлялось настолько скучным, насколько только это возможно.

Как только Мерфи и Огилви открыли двери «блейзера» и вылезли из машины, молодой человек во фланелевой рубашке с длинными рукавами, натянутой поверх футболки, и джинсах неторопливо направился к ним. Он взглянул на Мерфи, затем протянул Огилви руку.

— Здорово, Джеф! — выкрикнул он.

— Привет, Гарри, — дружески сказал Огилви. — Эй, дай-ка я познакомлю тебя со своим другом. Зак, это Гарри. Гарри, это Зак Мерфи.

— Привет, Гарри, — протянул Мерфи руку. — Рад познакомиться.

— Я тоже. — Они пожали друг другу руки, и молодой человек удалился. — Приятного дня.

Огилви немного придвинулся к Мерфи.

— Морская пехота США, — пробормотал он. — Его поставили сюда приветствовать всех приезжающих. Я представил тебя, и с этого момента он запомнит твое лицо.

Мерфи поглядел на молодого человека.

— Он вооружен? — тихо поинтересовался он.

— Естественно, но готов поспорить, что ты никогда не определишь, где он прячет оружие. — Огилви кивнул в сторону человека на косилке. — И он, и тот парень сзади тоже. Их всех зовут Гарри, как и их сменщиков. Трое караульных всегда находятся на действительной службе. Когда встретишься с ними, называй их Гарри после того, как они назовут тебя Джефом. Это пароль.

— Гарри. Джеф. Все ясно. — Мерфи посмотрел, как Гарри, остановившись, словно случайно оглянулся, сплюнул на асфальт и побрел обратно по территории стоянки. — Трудно поверить, что он морской пехотинец.

— Ты мне будешь говорить, — покачал головой Огилви, сопровождая Мерфи к передней двери. — Ты даже не представляешь, чего нам стоило отучить этих ребят отдавать честь всякий раз, когда они меня встречали.

Через передний вход они прошли в здание, где за конторкой, уставленной детскими снимками, сделанными моментальным фотоаппаратом, сидела симпатичная молодая девушка.

— Привет, Джеф! — сказала она, когда они подошли к столу. — Кто твой друг?

— Люси, это Зак Мерфи, наш новый сотрудник. Зак, это Люси, — Огилви кивнул в сторону двери, расположенной за ее спиной. — Даг на месте?

— Так точно, сэр, он…

— Не называй меня «сэр», — очень мягко попросил Огилви. Люси зарделась и поспешно кивнула. — Никогда больше этого не делай, хорошо?

— Хорошо. — Смущенная Люси залезла в ящик стола и извлекла два ламинированных жетона. — Даг у себя. Проходите.

— Спасибо, Люси. Нам сюда, Зак. — Огилви провел Мерфи к двери за ее спиной, как только они вошли и дверь за ними захлопнулась, полковник вздохнул. — Это уже третий раз, когда мне приходится напоминать ей об этом.

— А чем еще занимается Люси, кроме того, что выдает эти штуковины? — Зак прикрепил жетон к карману рубашки.

— Она — привратник. Когда я позвонил сюда, именно она первой ответила на звонок, поэтому знала, что мы едем. Запомни, ты должен проделывать всю эту процедуру каждый раз перед тем, как приехать. — Они двинулись по узкому коридору, стены которого украшали рамки с фотографиями нефтяных вышек в открытом море. — Более того, она общается с посетителями. Когда кто-нибудь приходит в поисках работы, она отвечает ему, что мы не нанимаем. Когда заходят девочки-скауты, она покупает печенье. Когда репортер из местной газеты захочет встретиться с президентом компании, она организует интервью…

— У нас есть президент компании?

— Разумеется. Даг каждый день является на рабочее место. — Огилви улыбнулся. — И, опережая твой вопрос, скажу, что мы действительно выпускаем запчасти для нефтяных вышек. Правда, они производятся на Тайване, но никто не поймет, если, конечно, не станет проверять серийный номер. Мы привозим их сюда, укладываем в собственные упаковочные клети, грузим на грузовики, отсылаем на склад в Нью-Джерси, упаковываем в другую тару и высылаем обратно сюда, снабжая новыми декларациями для промежуточных весовых станций. Непрекращающийся товарооборот.

Рассказ полковника произвел впечатление на Мерфи.

— Вы все предусмотрели, не так ли?

— Еще не все. Мы все еще не изобрели машину времени.

Лифт, расположенный в конце коридора, открылся только тогда, когда Мерфи и Огилви вставили жетоны со штрих-кодами в скрытое сканирующее устройство. Он доставил их на верхний этаж, где находились настоящие офисы. Насколько спокойно было внизу, настолько оживленно наверху. Коридор переполняли коробки и упаковочные клети, наставленные одна на другую. Какие-то люди устанавливали компьютерные терминалы и телефонные аппараты на столы казенного образца.

— Первые члены твоей команды начнут прибывать на следующей неделе, — проинформировал Огилви, когда они направлялись по коридору. — Мы рассчитываем закончить оборудование и приступить к работе до Дня труда.

— Через три недели? — Мерфи удивленно приподнял бровь. — Не слишком ли мало времени? Огилви пожал плечами.

— Конечно, для главного исследовательского центра. Но мы-то будем работать в другом месте. Одна из причин, по которой мы развернули деятельность именно в Новой Англии, это близость к Массачусетскому технологическому институту и Корнеллу…

— И, разумеется, к Вашингтону.

— На этом настоял сенатский комитет. — Огилви сцепил руки за спиной.

— Тебе время от времени придется встречаться с кем-нибудь из них. Но в целом, я полагаю, они собираются… э-э… подсчитать все расходы.

Они остановились у большого помещения без окон, дверь которого была немного толще, чем у всех остальных. На полу лежала размотанная катушка толстого черного кабеля. Несколько человек в рабочих комбинезонах стояли на стремянках под потолком, несколько сидели на корточках возле панелей перекрытия. Они проверяли монтажные схемы и устанавливали гнезда электрической цепи.

— Здесь установят суперкомпьютер, — сказал Огилви. — На его подключение потребуется немного больше времени, но по расписанию необходимо ввести его в систему не позднее конца ноября.

Мерфи почувствовал себя ребенком в канун Рождества.

— А главная лаборатория? Где расположится она?

Огилви улыбнулся и поманил его за собой пальцем. Они дошли до конца коридора, и полковник остановился у расположенных друг напротив друга деревянных дверей.

— Вот мой кабинет, — сказал он, указывая налево: наклеенная на дверь полоска липкой ленты гласила «Огилви, ВД». — А это твой. После вас.

Дверь справа была отмечена надписью «Мерфи, НД». Соответственно, военный директор и научный директор. Отворив дверь, Мерфи шагнул в кабинет, который был немного больше, чем все остальные на этаже. С мебели еще не успели снять упаковочную пленку, стены еще не выкрасили. Среди картонных коробок, сваленных в дальнем углу, Мерфи опознал несколько собственноручно упакованных им в последний день работы в УПИ три недели назад.

Одну стену полностью занимало широкое стеклянное окно, которое выходило непосредственно на производственное помещение или то, что от него осталось. Здание, нынче занятое проектом «Голубая тарелка», раньше принадлежало промышленной компании по производству керамических изделий, которая два года назад свернула производство. Старое оборудование вывезли, и теперь главное помещение переоснащали и преобразовывали в исследовательскую лабораторию ядерной физики больших энергий. Со своего выгодного положения Мерфи наблюдал, как человек двадцать рабочих готовились к монтажу оборудования, которое вскоре должны были доставить: параллельные информационные системы, компьютеры, пульты управления, квантовые генераторы на рубине, сейфы со свинцовыми стенками для хранения радиоактивных материалов, длинный стальной цилиндр вакуумной экспериментальной камеры.

«Забудь о Рождестве, — подумал Мерфи. — Вот оно, Сотворение мира».

— Только не взорви нас, — тихо произнес Огилви. — Ты и представить не можешь, сколько тайных связей пришлось использовать для всего этого.

— Могу представить. Теневой бюджет, да?

— Зак, этот бюджет не теневой… он ультрафиолетовый. — Насколько мягко звучал голос полковника, настолько сурово выглядело его лицо. — Это самый грандиозный научный проект за последние пятьдесят лет. Никто не предпринимал подобных попыток со времен Манхэттенского проекта. Еще девять месяцев назад я сказал бы, что это невозможно. — Его отражение в окне пристально глядело на Мерфи. — Я знаю, что ты сказал комитету, док, но то было в Вашингтоне, а мы — здесь. Поэтому скажи правду. Ты действительно думаешь, мы сможем это сделать?

Хороший вопрос. Из-за него Зака уже много месяцев мучила бессонница. На самом деле последний раз Мерфи провел спокойную ночь примерно в январе прошлого года, как раз до того, как НЛО потерпел крушение в Теннесси. С тех пор его преследовали последние слова таинственного незнакомца, которого он повстречал у озера Сентерхилл. Все будет зависеть от вас, дружище.

— Кто-то в будущем сделал это, — ответил он. — Это все, что мы знаем наверняка. Что означает только одно: кто-то в их прошлом положил этому начало. — Он посмотрел прямо Огилви в глаза. — Да, мы можем сделать это. Я бы даже сказал, это нам предопределено.

Огилви не ответил. Вместо этого он облокотился на подоконник и засмотрелся на деятельность в помещении лаборатории.

— Знаешь, — наконец произнес он, — меня вырастили лютеранином. У меня никогда не было особых успехов в религии, но я кое-что помню. Я помню, что идея предопределения была одной из тем, которые преподавали в воскресной школе.

Мерфи сунул руки в карманы. Он тоже никогда не относился к религиозным людям, однако чувствовал себя намного хуже других, когда ему приходилось говорить о своей вере.

— Да? И что?

Полковник пожал плечами.

— Ну, ты сказал, что нам предопределено сделать это, и, похоже, я не собираюсь с тобой спорить. Как ты и сказал, кому-то в будущем удалось открыть путешествия во времени, так что логично, если они… или мы начали бы это здесь и сейчас. — Он замялся. — Но лично меня в воскресной школе всегда считали еретиком. Так получилось, что я верил в свободу воли.

— И?..

— И… — Огилви, очевидно, хотел что-то сказать, но передумал. — Да так, ничего, — закончил он и отвернулся от окна. — Просто мысль в голову пришла. Пошли покажу тебе остальное оборудование.


16 октября 2314 года
Вторник 1512Z

— Так вы говорите, что начали исследовать путешествия во времени в 1998 году? — Не веря своим ушам, Фрэнк уставился на Мерфи.

— Именно тогда и была построена лаборатория. Мы фактически не… — Мерфи замолчал. Он слегка склонил голову вправо, словно прислушивался к голосу, который, кроме него, не слышал ни один из сидящих у костра. — Мне… мне сказали, есть кое-что еще, что вам следует узнать сначала, — произнес он. Заметив любопытные выражения лиц, он недоуменно пожал плечами. — Не знаю, каким образом, но время от времени я слышу голос. До того, как очнуться здесь, я находился без сознания, так что они, возможно, имплантировали что-то в мою голову.

— Сомневаюсь, — возразил Фрэнк. — На вас нет следов хирургического вмешательства. — Он поглядел на вершину распложенной по соседству наблюдательной башни. «Ангел» исчез почти так же быстро, как и появился, однако Лу охватило жуткое чувство, что он где-то поблизости. — Телепатическая связь? — тихо спросил он, глядя на Леа. — Вероятно, он использует его в качестве проводника.

— Вполне возможно. В данный момент нам не найти объяснения лучше. — Она бросила взгляд на Мерфи. — Но почему он не хочет появиться?

— А где вы находились до того, как пришли в себя в этом месте? — поинтересовался Мец. Он оставил «Оберон» и присоединился к остальным у костра. — Ангел?..

— Пожалуйста, подождите. — Мерфи покачал головой и поднял руки вверх.

— Я понимаю, что у вас куча вопросов, но вы должны верить, когда я говорю, что не знаю всех ответов. — Дрожа от холодного вечернего ветра, он спрятал руки под мышки. — Мои мысли так же спутаны, как и ваши. Последнее, что я отчетливо помню, это…

Он снова резко прервался, прикрыл глаза и слегка наклонился вперед.

— Мне сказали, — наконец произнес он, — что нам не следует торопиться, иначе вы ничего не поймете. Это вам о чем-то говорит?

— Вроде того, — ответил Фрэнк. Он, очевидно, по еще неизвестным причинам выступал от лица реальности, которую они мельком увидели на вершине башни. — Хорошо, мы разберем все шаг за шагом. Что он хочет, чтобы мы узнали в первую очередь?

Мерфи сосредоточенно нахмурил брови и уставился на пламя костра.

— Ваша история… ваше прошлое… некоторым образом отличаются от моего, — медленно проговорил он. — Взрыв «Гинденбурга»… именно тогда все и изменилось.

— Да, мы знаем, — сказала Леа. — Мы отправились назад в 1937 год, чтобы исследовать причины взрыва, и… — Она в нерешительности взглянула на Фрэнка, и он молча кивнул. — Каким-то образом мы допустили ошибку, которая привела к изменению истории, поэтому, когда мы попытались вернуться в наше будущее…

— Вы потерпели крушение в 1998 году, — подхватил Мерфи, — но теперь оказались в другой мировой линии, а не той, которую оставили. — Снова наступила пауза, но на этот раз у старика от удивления широко раскрылся рот. — В середине двадцатого века развязалась крупнейшая война, это так? Между Германией и остальной Европой, в которую постепенно вовлекались Соединенные Штаты, Россия и Япония? Это правда?

— Совершенно точно, — ответил Фрэнк. — Вы хотите сказать, что этого не было в вашей мировой линии? Мерфи покачал головой.

— В 1938 году Германия вторглась в Австрию, но дальше это не пошло. Крушение «Гинденбурга» стало поворотным пунктом нацистского режима. После этого события германское движение сопротивления восстало против нацистов. Вскоре Ватикан начал тайно оказывать содействие подпольной католической организации, именуемой «Белая Роза».

Услышав это, Фрэнк почувствовал, что по спине пробежали мурашки. Внезапно он припомнил разговор, который состоялся между ним и Уильямом Ширером в баре отеля «Франкфуртер Хоф». Журналист упоминал о встрече с какими-то представителями католического духовенства, которые — как же он сказал? — были обеспокоены нынешними событиями. — У них получилось? Я имею в виду «Белую Розу».

— Да, конечно. Об этом написано во всех учебниках истории… по крайней мере в тех, какие читал я. Спустя несколько дней с момента завоевания Австрии сопротивление организовало массовые демонстрации протеста в Берлине. Гестапо арестовало лидеров сопротивления и публично казнило их, это привело к тому, что по всей Германии вспыхнули народные восстания. В крупных городах люди поджигали штаб-квартиры нацистской организации, расстреливали основных членов партии в их собственных домах… Неожиданно вся страна поднялась на борьбу с нацистами. Все закончилось, когда вследствие заговора собственных генералов был убит Адольф Гитлер. После этого правительство быстро распалось. Лидеры нацистской партии, по крайней мере те, кто не успел покинуть страну, были захвачены и приговорены к повешению или тюремному заключению. К этому времени немецкая армия отступила из Австрии, и к 1940 году все закончилось. — Мерфи был немного удивлен. — Вы хотите сказать, что всего этого не происходило в вашей мировой линии?

— Никакой Второй мировой войны? — скептически посмотрела на старика Леа. — Это означает, не происходило никакого развития ракетной техники, ни изобретения атомной бомбы…

— Ну разумеется, все это у нас было, — возразил Мерфи. — США испытали первую атомную бомбу в 1945 году. Предполагалось, что ее сбросят на Японию во время Тихоокеанской войны, но вместо этого президент Трумэн выбрал оккупацию. В 1960 году Россия послала на орбиту первый спутник, а несколько месяцев спустя мы запустили наши. В 1976 году Америка, Германия и Англия отправили на Луну экспедицию из пяти человек, но это лишь единственный раз, когда мы…

— Когда изобрели первый компьютер? — спросил Василий.

— Если вы имеете в виду самый первый, который спроектировал в 1820 году Чарльз Бэббидж, но фактически его ни разу…

— Нет, я имею в виду те, которые вызвали информационную революцию в конце двадцатого века.

— Настольные компьютеры? — Мерфи пожал плечами. — Я купил свой в 1991 году. «DEC Spectrum» — самый лучший на рынке. А что?

— Кажется, начинает складываться картина. — Фрэнк поднял с земли веточку и подкинул ее в костер. — За исключением атомной бомбы в сороковые года двадцатого столетия не произошло ни одного крупного технологического достижения. Не было войны, не было и срочной необходимости в ракетах V-2 или дешифровщике для «Энигмы». Космические полеты с экипажем на борту и микроэлектроника постепенно развивались, но более медленным темпом.

— Вы хотите сказать, что у вас все происходило быстрее? — Мерфи был совершенно поражен и даже немного позавидовал. — Если ваша мировая линия настолько отличается от нашей, тогда, должно быть, к концу двадцатого века у вас на Луне уже жили люди.

— Ну, не совсем так, — сказала Леа. — Мы построили первые лунные колонии только тогда…

— Это уже не имеет значения. — Фрэнк не хотел уходить от темы. — Когда я вас встретил, то есть когда я вас встретил впервые… вы упоминали об Управлении Паранормальных Исследований. Что это такое?

— УПИ? Это… — Снова воцарилась тишина, и Мерфи прислушался к голосу, звучавшему в его голове. — Они… те, кого вы называете ангелами… говорят, что это важно. Они не говорят почему, но я полагаю, это еще одна точка, где расходятся мировые линии.

— Продолжайте. — Фрэнк изо всех сил старался не показать своего нетерпения. — В чем еще расхождение?

Прежде чем ответить, Мерфи несколько минут глядел на пламя.

— Думаю… то есть я думаю, это имеет отношение к эпизоду, который произошел со мной, когда я учился в колледже. Было это модное течение либо просто причуда, называйте как хотите, но в семидесятых и восьмидесятых многие люди увлеклись псевдонауками: астрологией, лозоискательством и подобной ерундой…

— НЛО? — спросил Мец, многозначительно поглядев на остальных.

— НЛО, разумеется. Среди знакомых обязательно оказывался один, который видел летающую тарелку. — Мерфи бросил взгляд в направлении «Оберона». — Думаю, они не были так уж далеки от истины. Но большую часть составляло то, что люди называли потерянной немецкой наукой… то, во что верили многие нацисты.

— Не понимаю, — покачала головой Леа.

— Ариософия, теория полой земли, использование маятников для принятия решений, доктрина мирового льда… — Мерфи поднял палку и пошевелил угольки в костре. — Все это, конечно, полный бред, но было издано несколько бестселлеров, и их авторы утверждали, что нацисты добились переломных открытий в науке, которые после падения гитлеровского режима намеренно срывались правящими кругами.

— Вполне разумно. — Леа рассеянно потерла губы рукой. — Учитывая, что не было ни войны в Европе, ни уничтожения евреев, Запад, должно быть, не заклеймил нацистов позором так, как в нашей мировой линии. Некоторые их идеи вполне могли быть идеализированы.

— Именно так и произошло, — кивнул Мерфи. — Псевдонаука стала популярной. Это привело к тому, что народ Соединенных Штатов потребовал у правительства приложить больше усилий для расследования… ну, вы понимаете, о чем я говорю… — Его лицо стало мрачным. — Поэтому когда НАСА растаскивали по частям, а Национальная Академия Наук вымаливала милостыню у правительства, Конгресс основал УПИ. Я устроился туда, потому что единственной альтернативой была работа разносчика гамбургеров в «Макдоналдсе».

При воспоминании об этом он покачал головой.

— Ирония судьбы заключалась в том, что, пока американцы сходили с ума от нацистской псевдонауки, сами немцы обгоняли нас по части технического прогресса. Впрочем, как и англичане, и французы, и итальянцы… Они начали с теоретических знаний, продвинулись до разработки изделий и наконец достигли потребительских товаров. Дошло до того, что если ты хотел приобрести более или менее приличную машину, то должен был покупать автомобиль европейского производства. Старый добрый американский секрет изготовления превратился в секрет приобретения с наибольшей выгодой для себя «ауди» или «BMW» у европейского продавца… И вдруг в 98-м терпите крушение вы, ребята, и это совершенно меняет ситуацию.

— Что-то я не слишком понимаю, о чем речь, — сказал Фрэнк. — Если США так сильно отстали, то как же вам удалось разработать путешествия во времени?

— «Голубая тарелка» была… в общем, все происходило по следующему принципу. — Мерфи взял ветку, сломал ее о колено, бросил короткий конец в огонь, а длинным пошевелил тлеющие угли. — Конечной целью проекта «Голубая тарелка» являлось вычислить временные путешествия, потому что… ну, понимаете, если вам удалось выполнить эту задачу, то это означало, что такое возможно… И мы решили использовать это знание как средство развития новых технологий, которые вновь позволят Америке обогнать Европу. Нам нужна была цель, и ее мы нашли в перспективе стать страной, которая первой изобретет путешествия во времени. Подобно Манхэттенскому проекту, но на этот раз нам не пришлось бы применять ядерное оружие. Это была бы своего рода война без жертв.

— Итак, «Голубая тарелка» являлась срочной программой? — поинтересовался Василий.

— Начиналась она именно так, но постепенно переросла в долгосрочную. В теории это одно, а на практике все происходит по-другому. — Мерфи бросил остаток ветки в костер. — Все же у нас неплохо получалось. Основные принципы были, безусловно, хорошо обоснованы, и многие физики уже приложили значительные усилия к усовершенствованию теории Эйнштейна. Дело оставалось за расчетами того, как все это провести в жизнь, и изобретением технического оснащения. Мы были готовы к первому испытанию…

Внезапно он замолчал, как будто что-то услышал, затем лицо его изменилось.

— Боже мой, — в ужасе прошептал он. — Я не знал…

— Не знали чего? — Фрэнк потянулся и схватил старика за руку. — Чего вы не знали?

— Мы поторопились, — проговорил Мерфи. — Мы слишком поторопились…


16 февраля 2024 года
Пятница, 12:31

На пустыню Невада опустилась холодная ночь. Бледный свет луны отражался от отдаленных заледенелых склонов гор Папуса, а заблудившийся ветерок поднимал песок со дна высохшего озера. Хорошая ночь для тайн, для того, чтобы невозможное стало возможным.

Стоя на краю длинной пустынной взлетной полосы, Мерфи отхлебывал из пластикового стаканчика черный кофе и наблюдал, как вертолеты на малой высоте совершают заключительный облет предгорной территории к северо-востоку от озера Грум. Их прожекторы обшаривали каждый валун и каждую трещину места, которое неофициально именовали грядой Свободы. Любители НЛО обнаружили эту гряду около тридцати лет назад, когда она граничила с испытательным полигоном в Неллисе, и использовали ее в качестве места, с которого можно было выгодно наблюдать за деятельностью на этой удаленной испытательной базе ВВС США.

После того как сюда стало приезжать слишком много народу, военно-воздушные силы приложили все усилия, чтобы убедить различные правительственные комитеты расширить территорию испытательного полигона, включив в нее гряду Свободы. Поклонники летающих тарелок отступили к пику Тикабу, но он располагался в двадцати пяти милях от озера Грум, что было слишком далеко для нормального наблюдения. Теперь даже самые любознательные из них больше не решались пробираться в служебную зону. Тем не менее перед испытательными полетами военные всегда принимали меры предосторожности, чтобы убедиться, что никто не расположился на прилегающих холмах. Трудно сказать, кто именно мог устроить стоянку в этом месте, притаившись под маскировочным брезентом с мощными телескопами и камерами на трехногих опорах.

При этой мысли Мерфи улыбнулся. Если так, он желал им удачи. Если сегодня вечером кто-то скрывается на гряде Свободы, они будут свидетелями того, как совершается история, потому что со времен, когда испытывали первую модель самолетов-невидимок, ни один подобный аппарат не вылетал из зоны 51.

Он обернулся и поглядел на комплекс сооружений, раскинувшийся по юго-восточной стороне высохшего озера. Натриевые фонари освещали совокупность низких бетонных служебных зданий, военных казарм, механических мастерских, тарелки радаров и топливохранилища, окружавшие несколько самолетных ангаров. Самый большой был настолько просторным, что мог вместить С-5А «Гэлэкси». Пока Мерфи смотрел, двери ангара стали медленно открываться, являя взору массивные очертания черной фигуры.

— Время действовать, — пробормотал он.

Зак сделал последний глоток кофе, выплеснул едва теплые остатки и побрел обратно к ангару. Ветер выбрал момент и сорвал с него бейсболку. Однако Мерфи успел подхватить ее, прежде чем она отравилась бы кружиться по пустыне, но тем не менее волосы, которые он отпустил за последние несколько лет, растрепались по плечам. Стивен подарил ему эту кепку прошлым летом, когда Зак ездил в Бруклин навестить сына и его семью. По правде говоря, Мерфи никогда не был фанатом бейсбола, но позволил Стиви отвести себя на игру «Метс» только ради того, чтобы наверстать все те разы, когда он пропускал серии матчей Малой Лиги и дневные поездки в Бостон на игры «Ред Сокс».

Зак нахмурился и натянул на голову капюшон старой армейской парки, чтобы не задувал ветер. Впрочем, ветер холодил его меньше, чем голос Донны той ужасной ночью, когда она потребовала развод через четырнадцать месяцев после переезда в Массачусетс. Забрав Стивена, она вернулась на север, в Нью-Йорк. Прошло почти два года, прежде чем суд предоставил Заку право свободного посещения. К тому времени сын совершенно отдалился от отца, а бывшая жена стала призраком, случайно замеченным в окне дома ее второго мужа в Сиракузах. В течение всего этого времени Мерфи ни разу так и не смог рассказать ни одному из них, чем он в действительности занимался в ИЦР восемнадцать часов в сутки семь дней в неделю. Неудивительно, что Донна бросила его. Он не мог винить ее за это. Но даже потеря Донны оказалась для него не такой болезненной, как отдаление от Стивена. Спустя двадцать шесть лет единственным ощутимым свидетельством того, что сын еще не совсем отрекся от него, была бейсбольная кепка команды «Метс»…

«Господи, — тихо взмолился он, — пожалуйста, не допусти, чтобы сегодняшние испытания потерпели фиаско. Я уже слишком многим пожертвовал ради этого».

Хотя снаружи ангара собралась небольшая толпа военных чиновников и гражданских ученых, никто из них не замечал Мерфи, пока солдат в камуфлированной форме не увидел, как он неторопливо шел в их направлении. Зак наполовину расстегнул молнию куртки, пытаясь отыскать жетон, удостоверяющий его личность, когда вмешался генерал ВВС.

— Вольно, сержант, — скомандовал он. — Это наш человек. — Солдат бросил на Мерфи предупредительный взгляд, убрал руку с висевшей на поясе кобуры, отдал генералу честь и удалился. — Разве я не говорил тебе всегда носить жетон на видном месте?

— Прости, Джейк, — пробормотал Зак. — Просто вышел посмотреть, смогу ли я заметить НЛО. — Он криво улыбнулся. — Скажи, ты ведь не прячешь их где-нибудь неподалеку, правда? Я как-то прочел книгу, в которой писали…

— Брось. — Генералу было не до шуток. — Это зона строгого режима. Нельзя просто так разгуливать здесь, не сказав никому, куда ты идешь.

— Буду иметь в виду, — ответил Мерфи. — Прошу прощения. В следующий раз я спрошу разрешения.

Снова застегнув парку, он помрачнел и подумал о том, что его отношения с Джейком Леклидом далеко не такие непринужденные, как с его предшественником. Прошло уже почти три года с тех пор, как Бэйрд Огилви получил смертельный удар во время игры в гольф во Флориде, но Мерфи все еще оплакивал покойного друга, как будто он скончался на прошлой неделе. Вскоре после этого генерал Леклид принял на себя должность военного директора «Голубой тарелки». Он поддержал бесперебойную работу проекта, что само по себе было удивительным подвигом, учитывая, что он обошелся налогоплательщикам приблизительно в 60 миллиардов долларов, а первоначальный график работ уже давно отправился в мусорную корзину. Однако за все эти три года он ни единого раза не отправился с Мерфи выпить по бутылочке пива или съесть барбекю, как это частенько происходило при Бэйрде. В действительности Мерфи понадобилось два месяца, чтобы, не смущаясь, по имени обращаться к человеку моложе себя.

— Пожалуйста, проследи, чтобы так и было. — Леклид смягчился. — Вон твоя малышка, — сказал он, кивая в сторону летательного аппарата, который буксировали из ангара. — Готов к успеху?

Мерфи ответил не сразу. Трудно было найти подходящие слова, и «малышка» к таковым не относилась.

«Пронизатель СР-75» походил на глянцевого черного кондора. Титановый фюзеляж 160 футов в длину, размах дельтовидных крыльев 97 футов от заостренных краев загнутых вверх крылышек. С каждой стороны трехместной кабины загибались втяжные дестабилизаторы. Воздухозаборники прямоточных турбодвигателей были так велики, что могли проглотить человека целиком. СР-75 имел прежнее кодовое название «Аврора» и являлся строго засекреченной военной тайной. Его испытательные полеты в зоне 51 несли ответственность за появление над грядой Свободы неопознанных летающих объектов. Затем, вскоре после начала века, когда он совершил несколько разведывательных полетов во время Русского конфликта, правительство США было вынуждено официально заявить о его существовании. Даже тогда построили всего один подобный самолет; хотя он и развивал скорость 3,5М, но интенсивный инфракрасный след и шум, который он создавал при крейсерской скорости, упрощали наземным силам задачу обнаружения.

Но внимание Мерфи привлек отнюдь не СР-75, а самолет меньшего размера, который стоял на платформе на седлообразных опорах его верхнего фюзеляжа. Беспилотное несущее тело имело 42 фута в длину и отдаленно напоминало серебряного электрического ската. Однако у аппарата отсутствовали двигатели и кабина, способная вмещать пилота, несмотря на овальный иллюминатор на носу. Тем не менее его можно было бы отнести к любому виду экспериментального самолета, если бы не три маленьких горба в кормовой части кабины.

Пентагон присвоил второму аппарату кодовое наименование «Нефритовый фонарь». Однако Мерфи и все остальные сотрудники, тесно связанные с «Голубой тарелкой», за единственным исключением генерала Леклида, называли свое творение просто «Герберт», по имени Герберта Джорджа Уэллса, автора романа, который дал начало самому понятию временных путешествий за сто лет до того, как возник их проект. За прошедшие двадцать шесть лет Мерфи перечитал «Машину времени» по крайней мере дюжину раз. Частенько, мучаясь ночной бессонницей, он вел воображаемую беседу с мистером Уэллсом. Для него «Нефритовый фонарь» был просто «Гербертом».

— Да, — ответил он. — Я готов.

Они наблюдали, как желтый трактор волочит СР-75 на буксире по бетонной площадке к краю взлетно-посадочной полосы. Когда трактор освободил самолет от буксировочной штанги, включились посадочные огни; двойные ряды красных лампочек растянулись на три мили в обоих направлениях. Раздался громкий жалобный вой, когда пилот увеличил расход энергии в турбинах, затем «Пронизатель» начал выруливать к южному концу взлетно-посадочной полосы. Из предстартового инструктажа Мерфи узнал, что огромному самолету требовался каждый дюйм взлетной дорожки, чтобы оторваться от земли.

— Ладно, пора сворачиваться. — Леклид подтолкнул Мерфи в плечо. — Мы сможем наблюдать из здания.

— Почему нельзя остаться здесь? — Мерфи оглянулся и увидел, что большая часть наблюдателей устремилась к ближайшему сооружению. — Это опасно?

— Только для твоих ушей. Видишь тех парней? — Он указал на группу наземного обслуживающего экипажа в комбинезонах, которая стояла около полосатой спасательной машины. Они надевали поверх шлемов противошумные наушники. — Стоять здесь, когда эта штуковина взлетает, все равно что находиться возле космического корабля во время запуска. Если ты не хочешь следующие два дня читать по губам…

— Хорошо. — В свои шестьдесят шесть лет Мерфи гордился тем, что не утратил слух.

Он последовал за Леклидом через охраняемую дверь и вместе с ним поднялся по лестнице на третий этаж. Все, кто недавно стоял на площадке, собрались теперь у зеркальных окон из толстого стекла. Свет внутри был погашен, и несколько минут глаза Мерфи привыкали к темноте, однако взлетно-посадочная полоса хорошо освещалась посадочными огнями. Из динамиков под потолком послышались голоса дежурного диспетчерской вышки и пилота СР-75.

— Проверьте взлетную полосу, Ферма.

— Взлетная полоса свободна, Джанет-Два. Пауза.

— Все системы готовы, Ферма. Прошу разрешения на взлет.

— Взлет разрешаю, Джанет-Два. Счастливого полета.

— Спасибо, Ферма. Поехали.

Примерно полминуты Мерфи ничего не видел на южном конце взлетно-посадочной полосы. Затем до него донесся слабый высокий звук, который моментально перерос в вой, когда из темноты внезапно вырвался СР-75. Трехколесные шасси уже почти не касались земли, когда он со свистом промчался мимо них. В это мгновение вой превратился в пульсирующий оглушительный рев, от которого задрожали окна, и Мерфи инстинктивно заслонил ладонями уши. Он мельком уловил мерцающие красные огоньки форсажных камер, после чего массивный самолет скрылся из виду.

— Шасси убрано, Ферма.

— Ферма, мы установили часы, — раздался новый голос. — И те, и другие синхронизированы и заведены.

— Запишите это, Джанет-Два.

Леклид отнял от ушей руки и повернулся к Мерфи:

— Они улетели. Ну что ж, теперь твое представление, Зак.

— Спасибо, сэр, — пробормотал он в ответ.

Мерфи стало интересно, как долго продлится такое положение дел. Ненамного дольше, если испытание пройдет успешно…

Они быстрым шагом спустились по лестнице, затем, пройдя к другому концу здания, приблизились к двери, на которой не было никаких опознавательных знаков. Ее охранял сержант ВВС в камуфлированной форме. Генерал блеснул перед лицом караульного служебным жетоном, тот козырнул и пропустил их внутрь. Помещение очень сильно походило на миниатюрный вариант Центра управления полетами в Космическом центре имени Джонсона. Просторную комнату тускло освещали похожие на страусиные шеи лампы. Повсюду были устроены автоматизированные рабочие места, на панелях мигали диоды, электронно-лучевые трубки отбрасывали на лица сидящих в кабинках мужчин и женщин мрачный голубой отблеск. Помещение переполняли военные, которые собрались в дальнем его конце. Чтобы пробраться к своему рабочему месту, Мерфи пришлось оттолкнуть двоих офицеров ВВС.

— Как у нас дела, Эв? — поинтересовался он, когда стянул с себя парку и сел на место.

— Пока отлично. — Эверет Бэкофен, темнокожий молодой человек с бородой, сидящий слева, карандашом указал на экран компьютера. На нем отображались ряды разноцветных вертикальных столбцов, каждый из которых слегка пульсировал под горизонтальным рядом чисел, меняющихся с каждым уходящим моментом. — Минуту назад произошел небольшой всплеск, но я думаю, это из-за перегрузки во время взлета. В остальном все идет в соответствии с планом. Показатели «Герба» в норме.

— Хорошо. — Мерфи повернулся к сидящей справа от него строгой даме средних лет. — Дори, что там с телеметрией?

— Мы принимаем информационный сигнал. — Дорис Гоуфазер нежно сжала «мышку», и крошечная стрелка перескочила на два миниатюрных видеоизображения, воспроизводимых в призрачных серо-черных тонах. Она щелкнула клавишей, и левое изображение увеличилось, отображая расплывчатую форму, пересеченную мелькающими линиями атмосферных помех.

— Это вид из задней кабины, — пробормотала она. — Думаю, я могу немного очистить картинку.

— Да, пожалуйста. А то вид такой, словно мы получаем ее с Марса. — Мерфи рассматривал телевизионное изображение «Герберта», каким его снимала камера с третьего сиденья СР-75. Даже при свете звезд трудно было различить беспилотный аппарат. — Эв, присматривай за «Гербертом» и доложи, если опять произойдет всплеск.

Надев головной телефон, Зак положил перед собой блокнот и пробежал пальцем по схеме контрольного испытания. Он несколько минут изучал план, прослушивая отчеты, поступающие от других операторов, затем взглянул на пару цифровых хронометров, располагавшихся на дальней стене помещения прямо под стратегическим дисплеем плана полета СР-75. Часы слева отображали фактическое время продолжительности миссии, записываемое СР-75; в данный момент они показывали 00:10:47:02. Часы справа, которые показывали фактическое время продолжительности миссии, самостоятельно записываемое бортовым компьютером «Герберта», имели идентичные показания. Оба таймера были синхронизированы до десятых долей секунды и установлены на начало отсчета с того момента, когда специалист миссии на борту СР-75 запустил механизм. На борту «Пронизателя» и «Герберта» установили также резервную автоматизированную систему записи, которая должна была передавать полетные данные команде Мерфи.

Стены помещения слегка задрожали. Почувствовав, как под ногами завибрировал пол, Мерфи снова оторвался от блокнота.

— «Джанет» прорвалась, — доложил лейтенант ВВС, сидевший в кабинке напротив Эверета. Сжимая рукой головной телефон, он внимательно изучал показания радиолокационной панели. — Высота — 22 000 футов, дальность — 10 миль.

Мерфи кивнул. Подобно ястребу, парящему на восходящих потоках теплого воздуха пустыни, СР-75 круто набирал высоту, что позволит ему удержаться над зоной 51, когда он возьмет курс на стратосферу. Из наушников периодически доносился отрывистый голос пилота, переговаривающегося с вышкой. Люди в конце зала перешептывались друг с другом, и Мерфи был абсолютно уверен, что генерал Леклид стоит прямо за его спиной, наблюдая за каждым движением. Зак страстно желал очистить помещение от всех этих людей, включая Леклида, но поскольку осуществить это не было никакой возможности, он нервно постукивал карандашом по подлокотнику и ждал.

Спустя восемь минут они снова услышали голос пилота:

— Ферма, это Джанет-Два. Высота — сто. Удерживаю позицию. Ожидаю дальнейших распоряжений, прием. — Вас понял, Джанет. Передаю связь Барну.

— Джанет, это Бари, — ответил лейтенант. — Ожидай сигнала предварительного испытания, прием.

— Вас понял, Барн.

— Хорошо, у нас есть связь, — сказал Мерфи. — Дорис, как там наши дела?

— Хороший визуальный контакт.

На мониторе появилась ясное изображение «Герберта». Он покоился на седлообразных опорах на спине корабля-носителя, и от серебристого корпуса отражался лунный свет. Мерфи удовлетворенно улыбнулся; они намеренно выбрали для испытаний эту ночь, чтобы воспользоваться полнолунием.

— Включаю бортовые камеры, — добавила она, щелкнув тумблерами на панели. Через мгновение зажегся второй монитор, и на экране показалась носовая часть фюзеляжа СР-75, какой ее снимала камера на носу «Герберта». — Включены полетные регистраторы. Мы получаем хорошую картинку.

— Прекрасно. — Мерфи перевернул страницу схемы испытания и глубоко вздохнул. — Эверет, увеличь мощность до пятидесяти процентов, потом удерживай показатели для проверки.

Эверет ничего не ответил, но Мерфи заметил, что, прежде чем положить руки на рычаг переключателя, расположенный на его пульте, он вытер ладони о джинсы.

— Пятьдесят процентов, — спокойно доложил он и осторожно повысил уровень мощности пространственно-временного модуля перемещения, находящегося внутри фюзеляжа. Столбчатые графики на экране взлетели наполовину, затем покорно остановились. — Пятьдесят, и удерживаю, — пробормотал он. — Показатели всех ступеней в норме.

Последующие несколько минут они занимались тем, что проводили последнюю диагностическую проверку всех основных систем «Герберта». Не обнаружив никаких проблем, они подождали еще немного, пока экипаж заканчивал проверять собственные системы.

— Хорошо, — наконец изрек Мерфи. — Дамы, господа… вы готовы?

Эверет последний раз осмотрел приборную панель и кивнул. Дорис медленно выдохнула и подала ему знак, что можно начинать. Они оба волновались больше, чем сам Мерфи, если такое вообще было возможно. Он оглянулся на Леклида, но стоическое выражение на лице генерала не принесло ему никакого успокоения.

— Ну хорошо, — проговорил он, отворачиваясь к пульту. — Лейтенант, передайте им, что мы готовы к броску.

— Джанет-Два, мы готовы к отделению, — кратко сообщил лейтенант в микрофон и спустя мгновение продолжал: — Начинаю обратный отсчет: десять… девять… восемь…

При счете «ноль» блеснула вспышка пиропатронов, и «Герберт» отделился от спины СР-75. Как только беспилотный самолет оторвался от поверхности «Пронизателя», Мерфи услышал за спиной умеренные аплодисменты. Крылья «Герберта» слегка покачнулись, когда он попал в воздушный поток от винта большего самолета. Затем экран слева потемнел, в то время как справа все еще воспроизводились расплывчатые очертания удаляющегося черного корабля.

— Джанет-Два отходит в зону безопасности, — отрапортовал лейтенант. — «Герберт» находится на высоте 100 000 футов и стабилизирует ее. До цели — восемь миль.

В течение следующих минут беспилотный самолет должен был сохранять данную высоту, скользя по краю стратосферы немногим больше шестнадцати морских миль над пустыней, а потом начать стремительное снижение обратно к земле. Как раз это им и было нужно: высокоскоростное падение навстречу большой гравитационной массе.

— Эверет, увеличь мощность до ста процентов, — распорядился Мерфи. — Запускай ведущую программу. Выполняй по моему сигналу.

Бэкофен пробежал руками по пульту.

— Сто процентов. Основная программа загружена и запущена. Жду вашего сигнала.

— Дорис?..

— Телеметрическая аппаратура включена. Координаты установлены. Счетчики запущены.

— Лейтенант?

— Джанет-Два докладывает, что находится в зоне безопасности на 90 000 футах, в двух милях к западу от «Герберта». Они говорят, что отчетливо видят его. Наземный радар ведет оба объекта.

— По моему сигналу начинай обратный отсчет.

Отодвинув стул, Мерфи быстрым шагом подошел к лейтенанту. Перегнувшись через его плечо, Зак увидел на экране две отметки: в центре был «Герберт», прямо под ним находился СР-75. Он почувствовал, как сзади на него напирают люди, пытающиеся подобраться поближе, но постарался не обращать на них внимания. Зак взглянул на пару таймеров, отсчитывающих время миссии, которые висели на стене. Оба показывали одно и то же: 00:23:18:46. Он дождался, пока до минуты осталось десять секунд…

— Давай! — крикнул он.

— На старт! — Бэкофен ткнул переключатели на панели. — Начинаю отсчет: десять… девять… восемь…

Мерфи еще раз проверил часы, затем пальцем указал на пустую зону на экране радара, прямо справа от отметки «Герберта».

— Наблюдай, — прошептал он лейтенанту. — Ни на секунду не своди глаз… — Я наблюдаю, сэр, — проворчал лейтенант. Правой рукой прижав наушник, он внимательно слушал голоса из СР-75.

— Пять… четыре… три…

— Я вижу корону! — завопила Дорис.

Мерфи, не отрывая взгляда, следил за экраном радара.

— Ну давай, малышка… — прошептал он, сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Два… один…

— Вон она! — закричала Дорис. В этот момент у края экрана радара прямо позади беспилотного самолета появилась третья отметка.

— Ноль!

Отметка «Герберта» внезапно пропала… но та, что находилась позади него, осталась на своем месте.

— Он прошел! — заголосил лейтенант.

— Я видела это! — Дорис показала на свой телеэкран. — Он пропал! Он испарился, потом это… Зак, я видела это!

Пилот СР-75 что-то говорил, но его голос терялся среди шума, который поднялся в аппаратной. Мерфи вонзился взглядом в экран радара и следил за тем, как новая отметка прочерчивает одинокую траекторию на экране локатора. В это время остальные вокруг него изумленно кричали, аплодировали и похлопывали его по спине. Именно тогда, и только тогда, он поднял глаза на часы, показывающие время миссии.

На таймере слева, который показывал время, воспринимаемое СР-75, было 00:24:03:24. Однако справа часы, которые транслировали время с борта «Герберта», передавали 00:24:02:24.

На мгновение не длиннее одного сердечного сокращения «Герберт» заставил тоннель открыться вокруг него и затем вернулся в прошлое… на одну секунду.

В ту единственную секунду существовало два «Герберта»: один, который исчез в хронокосмосе, и другой, возникший из ниоткуда на некотором расстоянии от него. Когда это произошло, наземный радар на короткий момент распознал обоих как две четкие отметки.

Кроме того, камера, установленная на носу «Герберта», сняла изображение самой себя… свой вид сзади.

— Боже мой…

Почувствовав дрожь в коленях, Мерфи осел на пульт лейтенанта. Он с трудом заставил себя сделать глубокий вдох. На какое-то мгновение Заку показалось, что он сейчас потеряет сознание. Повсюду что-то кричали друг другу офицеры ВВС, а Дорис и Эверет крепко сжимали друг друга в объятиях. Он обернулся и уловил выражение на лице генерала Леклида. Оно было до отвращения самодовольным, и Мерфи почти не сомневался в том, что, когда он сделает окончательный доклад, генерал обязательно припишет себе большую часть успеха «Голубой тарелки».

Внезапно ему больше всего на свете захотелось глотнуть свежего воздуха.

— Сохрани данные, — сказал Зак Эверету, — и передай управление на вышку для проведения стадии обратного хода.

Затем, бормоча извинения, Мерфи схватил парку и начал пробиваться сквозь толпу. Его позвал Леклид, но Зак притворился, что не слышит, и направился к двери.

После духоты в аппаратной прохладный воздух пустыни принес ему облегчение. Ветер стих, и Мерфи достал из кармана кепку «Метc» и надел ее. У края взлетно-посадочной полосы, ожидая дистанционно управляемой посадки «Герберта», собрался наземный обслуживающий экипаж. Зак надеялся, что ему повезет и он сможет лично осмотреть беспилотный аппарат, прежде чем его увезут в один из ангаров. Теперь, когда ВВС знали секрет временного перехода, весь персонал, занятый в «Голубой тарелке» — или по крайней мере все гражданские научно-исследовательские и опытно-конструкторские сотрудники, — будет уволен. «Герберт» только что стал достоянием военных.

Теперь он понимал, что, должно быть, чувствовал Дж. Роберт Оппенгеймер…

Да и черт с ним. Засунув руки в карманы куртки, Мерфи медленно зашагал в сторону полосы. Возможно, это даже к лучшему. Он никогда не рассчитывал, что «Голубая тарелка» займет треть его жизни. Все, что он хотел сделать, это понять, как кто-то с пригоршней старинных монет и списком пассажиров «Гинденбурга» смог оказаться в 1998 году.

— Итак, теперь ты знаешь, — пробормотал он под нос. — Доволен?

Ну, по крайней мере он получает военную пенсию. Он все выплатил по закладной, и ему уже нравилось жить в Новой Англии. Может быть, он сможет чаще видеться со Стивеном и посмотрит с ним еще несколько матчей…

Вдруг все вокруг посветлело, словно первые проблески рассвета прорывались на секретную взлетную полосу.

Когда это случилось, Мерфи смотрел в землю. Он увидел, как его собственная тень начинает вытягиваться вперед, словно в ночном небе резко включился огромный прожектор. Затем он услышал, как за его спиной закричал какой-то человек…

— Эй, что за?..

— Черт возьми, это же!..

— Ядерная бомба!

Мерфи вскочил и поднял голову к небу. На какое-то мгновение он тоже поверил, что над пустыней взорвалась ядерная бомба. Он инстинктивно прикрыл глаза руками, однако не последовало ни звука, ни толчка, лишь дьявольски яркий ослепительный свет вылился из высокого ночного неба, как будто далеко в космосе извергалась миниатюрная сверхновая звезда.

— О Господи! — раздался чей-то крик. — Посмотрите на Луну!

Опустив руки, Мерфи изумленно смотрел в небо. Источник света исходил оттуда, где всего несколько минут назад находилась Луна…

Он все еще глазел на раскаленный добела шар в темном небе, когда что-то мелькнуло прямо перед ним.

Сначала Мерфи подумал, что это дальний свет фар стоящего неподалеку грузовика. Он не мог оторвать глаз от неба и поэтому не обратил на свечение никакого внимания. Но сияние становилось ярче и ярче, затмевая даже космическую катастрофу, и внезапно он осознал, что находящийся поблизости человек, крича от ужаса, показывает в его направлении…

Мерфи повернулся и понял, что стоит на краю светящегося шара, который материализовался прямо позади него. В самом центре мистического света находилась фигура, чем-то похожая на человека, если бы не пара широких крыльев, поднимавшихся над головой.

Заслоняясь руками от слепящего света, Мерфи отступил назад, но не успел даже подумать о том, чтобы убежать. Ореол растянулся и окутал его, фигура внутри ядра приблизилась…

Когтистые лапы, схватившие его за руки, принадлежали не человеку.


16 октября 2314 года
Вторник, 1547Z

— Так вы говорите, что видели его? — спросила Леа. — Я имею в виду ангела… Вы видели его вблизи?

— Только секунду. — Не отрывая взгляда от остатков костра, словно тлеющие угли помогали оживить воспоминания, Мерфи пожал плечами. — Я не совсем помню, что произошло потом, за исключением того, что я отключился. Когда я пришел в себя, то был уже в этом месте. — Он указал на костер. — Думаю, он оставил его, чтобы я не замерз. Не понимаю, почему и каким образом, но я знал, что вы прилетите. Поэтому я просто ждал, пока…

— Расскажите нам об ангеле, — тихо попросила Леа. — Как он выглядит? Мерфи вздрогнул.

— Барышня, это кто угодно, но не ангел. Больше похож на рептилию о двух ногах с лицом из ночных кошмаров. — При этой мысли он нахмурился. — Около семи-восьми футов ростом, с длинным гребнем на спине. У него коричневая кожа, вытянутый костлявый череп и черные глаза. Зловещий вид, но…

Какое-то время Мерфи молчал, затем покачал головой.

— Но они — не зло. По крайней мере именно это он только что сказал. Он говорит, что намеренно скрывает свою внешность, потому что у нас безобразие ассоциируется со злом. И он уверен, что мы посчитаем его отвратительным. — Уголки его губ медленно поползли вверх. — Не могу винить его за подобное объяснение. Мне хватило мельком увидеть того, кто доставил меня сюда. Это самое омерзительное зрелище, которое можно представить.

Солнце уже начинало садиться за западный горизонт долины. Приближались сумерки, и кольца в небе меняли цвет, принимая приглушенные оттенки оранжевого и красного, что отдаленно напоминало краски осенней листвы, когда-то украшавшей Новую Англию в это время года.

— Но эти… то есть этот народ… разве это не они уничтожили Луну? — Фрэнк осторожно выбирал слова, не забывая о том, что кто-то или что-то подслушивает их разговор. — Это привело к гибели планеты и всего живого на ней. Почему же мы не должны считать их злом?

И снова Мерфи закрыл глаза и опустил голову, внимательно прислушиваясь к невидимому источнику звука.

— Он настаивает, что он… то есть они не являются злом, — сбивчиво вымолвил он наконец. — Он говорит о своем народе. Он утверждает, что уничтожение спутника… то есть Луны было вынужденной мерой, чтобы помешать нам еще больше нарушить хронокосмическое равновесие. Если бы они этого не сделали, мы спровоцировали бы возникновение еще большего количества парадоксов, пока…

— И поэтому они истребили пять миллиардов человек? — Мец в гневе вскочил на ноги и швырнул палку в огонь. — Нельзя просто так… я хочу сказать, кто, черт возьми, избрал их богами? Они…

— Ради Христа, замолчите! — Сжав голову руками, Мерфи согнулся, словно что-то причиняло ему физическую боль. — Я не могу… не могу больше!

— Пожалуйста, Василий, сядь. — Леа придвинулась к Мерфи и обняла его.

— Успокойтесь, — прошептала она. — Все хорошо. Не торопитесь, возьмите себя в руки…

Она обменялась с Фрэнком многозначительными взглядами. Девушка, как и он, переживала за психическое состояние ученого. Неудивительно, что он напуган. За последние пару часов его принуждали играть роль телепатического канала связи между ними и… кем бы он ни был. Действительно, глядя на то, как Мерфи, словно напутанный ребенок, положил голову на плечо Леа, Фрэнку стало интересно, как скоро он сорвется.

Мец смотрел на Мерфи с отвращением и ненавистью.

— Успокойтесь, — проворчал он. — В нашем распоряжение все время во вселенной…

— Потише. — Фрэнк пристально поглядел на полота хронолета. — А если не можешь, возвращайся на «Оберон». — Возможно, телепатическая связь производила какой-то обратный эффект. Когда кто-то из них, в особенности Василий, самый раздражительный из всех, становился чрезвычайно возбужденным, Мерфи соответственно реагировал. Фрэнк снова переключил внимание на старика, которого баюкала на руках Леа. — Доктор Мерфи, — как можно спокойнее произнес он, — если вам нужно отдохнуть, мы сможем продолжить разговор позже.

Нравилось ему это или нет, но приходилось признать, что Мец прав в одном: они действительно располагают всем временем во вселенной. На самом деле только время и оставила после себя Земля…

К его удивлению Мерфи покачал головой.

— Нет-нет… Это слишком важно. Я просто… — Открыв глаза, он выпрямился и глубоко вдохнул. — Прошу прощения, просто… когда я проснулся сегодня утром, был еще 2014 год, и все, кого я знал, были живы. А теперь…

— Мы понимаем, — сказала Леа. — Если это имеет значение, то нам тоже пришлось нелегко.

Постепенно начало смеркаться, костер догорал. Фрэнк нашел ветку, сломал ее пополам и подкинул в ослабевший огонь.

— Итак, расскажите нам все, что знаете, — спокойно проговорил он, бросая на Меца предостерегающий взгляд. — Обещаю, вас больше никто не перебьет.

— Все, что знаю. Хорошо… — Мерфи стянул бейсбольную кепку и рассеянно провел рукой по вышитой эмблеме. — Хорошо, не уверен, что передам все правильно… ну что ж, начнем…

И снова наступила пауза.

— Ангелы… пришельцы, называйте как хотите, представляют древний народ. То есть очень древний… Они обладали сложнейшими технологиями, когда мы еще пребывали в каменном веке. Они не называют мне своих имен и не говорят, где находится… точнее, находился их родной мир, потому что хотят сохранить это в секрете. Тем не менее они все-таки рассказали о том, что на протяжении тысяч лет… полагаю, наших лет, они господствовали над четвертью нашей галактики, примерно двести световых лет в диаметре, и исследовали большую часть оставшегося пространства.

— Таким образом, они были завоевателями, — без всякого выражения заключил Мец.

Фрэнк метнул на него еще один взгляд, но Мерфи, казалось, это не побеспокоило.

— Сначала так и было. Но прошло время, и они отказались от стремления к мировому господству. Думаю, можно сказать, что они повзрослели. Они поняли, что не очень-то интересно быть самым задиристым парнем в квартале, потому что тогда никто не захочет играть с тобой. — Он улыбнулся. — Это мои собственные слова, они ничего подобного не говорили. Но вы понимаете, о чем я.

— Понимаем, — ответил Фрэнк. — Пожалуйста, продолжайте.

— Там, в космосе, много разумных цивилизаций… Думаю, в этом нет ничего удивительного, мы всегда знали, что это так… Но не многим удалось достигнуть космических путешествий. И того меньше научились создавать переходные тоннели. Тем не менее те, у кого это получилось, вскоре разгадали, что если можно преодолеть пространство, то же самое возможно проделать и со временем. Если можно сделать одно, то другое получится естественным образом. Пока улавливаете мою мысль?

— Разумеется. Именно так случилось, — сказал Фрэнк. Леа покачала головой, но он не обратил на нее никакого внимания. В настоящий момент не имело смысла скрывать что-либо от Мерфи. Его будущее являлось их прошлым, хотя и в разных мировых линиях, и прямо сейчас ни ему, ни им терять было нечего. — Там, откуда мы пришли, человечество запустило первый гиперпространственный корабль в 2257 году. Двадцать пять лет спустя мы начали исследовать хронопространство. И вы правы… мы обнаружили множество цивилизаций, но ни одна из них не. обладала технологией космических путешествий, не говоря уже о путешествиях во времени. Во всяком случае, пока.

Мерфи кивнул.

— Да, они там… или по крайней мере те, кто выжил. Очевидно временные путешествия — самое опасное, что может открыть разумная раса, потому как цивилизация, обладающая возможностью исследовать собственную историю, способна и изменить ее. Когда такое случается, в большинстве случаев они уничтожают сами себя… а иногда увлекают за собой и другие народы.

Он остановился и тяжело вздохнул.

— Именно такая участь и постигла ангелов. Сначала они начали исследовать хронокосмос, затем изменять историю. Они вызвали парадоксы, которые постепенно погубили не только свой собственный мир, но также и миры в пределах своих владений. Пока наконец не осталось практически ни одного представителя их вида. Те немногие, кому удалось выжить, взяли на себя обязанность следить за тем, чтобы подобное больше никогда не повторилось.

— Итак, они… кто? Полицейские времени? — Мец оставался непреклонен.

— Кто их назначал? Мерфи безразлично пожал плечами.

— Если хотите, можете называть их так. Кажется, они считают себя хранителями. Что касается того, кто их назначил… думаю, можно сказать, они сами сделали это. — Он едва заметно улыбнулся. — Вы можете поспорить на эту тему, но вряд ли они станут слушать.

— Хорошо, если они слушают нас прямо сейчас, я скажу им пару слов…

— Мец, сделай одолжение, заткнись! — Фрэнк пристально поглядел Василию прямо в глаза, пока тот многозначительно не отвернулся. Затем он снова посмотрел на Мерфи. — Итак, они видят в себе хранителей. Это значит, они присматривают за другими народами, способными путешествовать во времени?

— Совершенно верно. Когда они обнаруживают нарушение хронокосмического равновесия, то выслеживают источник, и если оказывается, что оно вызвано созданием искусственных тоннелей, они наблюдают за цивилизацией, которая их создает, и следят, применяют ли их для путешествий в прошлое. Если оказывается так и если они считают, что народ ведет себя безответственно, тогда они… э-э… они вмешиваются.

— Это объясняет и другие случаи их появления. — Леа обхватила руками колени и уставилась на пламя. — Ангелы, о которых докладывали другие экспедиции ХКИЦ… то были наблюдатели, пытающиеся определить, чем мы занимаемся. — Она поглядела на Мерфи. — Мы видели их раньше, но не знали, кто они такие.

— Так вы знаете. — Зак снова надел бейсболку. — Когда вы отправились назад, в 1937 год, то вызвали парадокс, который изменил историю и создал новую мировую линию, а когда вы потерпели крушение в 1998 году, то вызвали еще один парадокс, который усугубил первую ошибку…

— Которая в свою очередь привела к тому, что человечество открыло временные путешествия на двести лет раньше, чем первоначально предполагалось, — закончила за него Леа.

— Правильно, а ангелы не могли допустить, чтобы это произошло. Они…

— Старик закрыл глаза и, пытаясь сосредоточиться, поджал губы. — Они говорят, что… народу, который ценит свободу воли так сильно, как мы, нельзя позволять перемещаться во времени. Мы недостаточно созрели для того, чтобы понять последствия собственных действий. Поэтому им пришлось остановить нас.

— Даже ценой нашего мира, — тихо добавил Фрэнк.

— Да. Лучше погибнет один мир, чем многие. — Когда Мерфи снова поднял голову, у него на глазах выступили слезы. — Они подождали, пока мы испытаем «Герберт», и затем уничтожили Луну. Большая часть человечества погибла практически сразу, когда на Землю посыпались огромные обломки нашего спутника. Выжившие продержались еще несколько лет, но к тому времени мировой климат пошатнулся, и жизнь на Земле прекратилась. Я… я

— единственный уцелевший человек своего времени, и то лишь потому, что… извините, я не могу называть их ангелами… потому что они переместили меня сюда, чтобы обо всем рассказать.

— И все? — Мец развернулся и поглядел ему в глаза. — И это все? «Эй, мы разнесли Луну и убили всех на вашей планете… Извините, но вы сами виноваты»? — Он махнул в сторону ближайший утес. — Назовите хоть одну причину, почему я не должен сбросить вас в пропасть?

— Он не виноват! — Фрэнк быстро встал на ноги.

— Перестаньте, оба! — завопила Леа. — Василий, он не…

— Нет, — спокойно вставил Мерфи. — Он прав. Это моя вина.

Не поднимаясь с земли, он созерцал золотистые угли.

— Мне не следовало брать тот листок бумаги, — продолжал он, — но я взял. И я не должен был доводить до того, чтобы меня вынудили рассказать, откуда, по моему мнению, произошел этот листок, но я допустил. И не нужно было последующие двадцать шесть лет тратить на конструирование «Герберта», но…

Он вздохнул и ладонью вытер накатившиеся слезы с лица.

— Ну, остальное вы уже знаете. Возможно, ребята, вы и допустили ошибку в 1937 году, но пять миллиардов людей погибли по моей вине. — Он кивнул в сторону раскинувшейся перед ними безлюдной долины. — Жившие здесь люди когда-то были моими соседями. Поверьте, я испытываю непреодолимое искушение присоединиться к ним. И если бы не…

Он замолчал и прислушался, затем снова поглядел в их сторону.

— Но пришельцы переместили меня сюда не только для того, чтобы я проинформировал вас. Они говорят, это всего лишь предупреждение…

— Что? — потребовал Мец. Мерфи горько улыбнулся.

— Они говорят, мы все еще можем все исправить, если захотим этого.

Он встал на ноги и отряхнулся.

— Я больше не слышу голосов, но мне кажется, я понял, что нужно делать. Это одна мировая линия, так? Это значит, существуют и другие. Я имею в виду другие варианты будущего. — Он бросил взгляд в направлении «Оберона», затем посмотрел на Фрэнка. — Если я не ошибаюсь, эта штука все еще может вернуть в прошлое, так?

— Разумеется. Конечно, может, — ответил Фрэнк. — Он немного поврежден, но все еще пригоден для полета. — Он повернулся к Мецу. — Ты можешь закончить ремонт?

Пилот медленно вздохнул и почесал затылок.

— Ну, у меня нет… — Затем он кивнул: — Конечно, я могу это сделать. Дайте мне несколько часов, и мы сможем лететь. Чего ты добиваешься, Лу?

Фрэнк ответил не сразу. Отступив на несколько шагов от костра, он поглядел на отвратительные кольца, которые поднимались над отдаленными горами. Последний дневной свет исчез за ними, и снова поднялся холодный ветер.

— Там, в прошлом, мы совершили ошибку, — наконец проговорил он. — Теперь мы собираемся исправить ее.


6 мая 1937 года
Четверг, 18:43

На побережье Нью-Джерси опускались сумерки, последние лучи заходящего солнца золотили набегающие на берег волны. Двое детей, которые строили на краю бурунов замки из песка, услышали рев двигателей, после чего над ними проплыла огромная тень. Задрав головы, они от изумления открыли рты, затем вскочили на ноги и радостно закричали, когда над их головами проплыл громадный серебристый эллипс.

«Гинденбург» следовал по береговой линии Джерси уже в течение трех часов. Его прибытие на военно-воздушную базу в Лэйкхерсте откладывалось до тех пор, пока на аэродроме не улучшатся погодные условия. И теперь, в тот момент, когда гигантский воздухолет приближался к городку Форкт-Ривер, радиооператор получил известие о том, что видимость увеличилась до пяти миль, а скорость ветра снизилась до двадцати узлов. Капитан Прусс распорядился, чтобы пилоты взяли курс на Лэйкхерст.

Далеко внизу, на пляже, один из детей, наблюдающих за Л3-129, заметил непродолжительное мерцание воздуха прямо над верхним стабилизатором дирижабля. Зачарованный, он поднял руку, чтобы заслониться от солнца, однако массивный аппарат замедлил ход, чтобы развернуться на северо-запад, и странное видение исчезло из виду. Мальчик решил, что его подвели глаза, и улыбнулся, глядя, как цеппелин медленно совершает разворот. Когда-нибудь, поклялся он про себя, он обязательно прокатится на одной из таких штуковин…

— Мы почти на месте, — раздался у Фрэнка в наушниках голос Меца. — Ты готов?

Сидя в открытой диафрагме люка и болтая ногами, Фрэнк смотрел, как постепенно приближается «Гинденбург». Несмотря на невидимость, «Оберон» все равно отбрасывал прозрачную тень на верхнюю палубу дирижабля. Хронолет висел меньше чем в тридцати метрах над воздухолетом, и теперь Лу отчетливо видел оребрение под туго натянутой парусиновой оболочкой.

— Готов, — ответил он. Ладони были скользкими от пота; он вытер их о брюки и попытался не думать о том, что ему предстояло сделать. — Подойди поближе к вытяжной трубе воздухозаборника в кормовой части.

«Гинденбург» увеличился в размере. Теперь Фрэнк больше не видел земли, а только лишь безбрежные просторы серебристой материи. Существовал предел, до которого Мец мог приблизить «Оберон», до того как электромагнитное поле негатрона начнет вмешиваться в работу дизельных двигателей дирижабля. В то же время он должен был воспользоваться несколькими драгоценными минутами, когда, разворачиваясь в сторону Лэйкхерста над Форкт-Ривер, воздухолет двигался с наименьшей скоростью, благодаря чему Лу мог безопасно оказаться на борту.

По крайней мере на это он надеялся…

— Кидать лестницу?

Ухватившись одной рукой за крепление в полу, Мерфи сидел на корточках с другой стороны люка, а второй рукой держал свернутую пожарную лестницу. Они нашли се, а также ломик, который Фрэнк незаметно сунул за ремень, на развалинах скобяной лавки прямо на выезде из Амхерста. Лу кивнул, и Мерфи сбросил лестницу через открытый люк. Забряцали звенья из нержавеющей стали; лестница опустилась, туго натянув крепежные сцепления. Мерфи перегнулся через диафрагму люка и внимательно поглядел вниз, затем снова поднял голову.

— Ты не долетел на пять футов! — закричал он, стараясь заглушить рев ветра. — Мы можем подлететь поближе?

Фрэнк оглянулся на Леа. Сидя на корточках позади него, она побледнела и покачала головой. Он снова посмотрел вниз, когда показались прямоугольные шлицованные перегородки воздухозаборника. Он наклонился и схватил верхнюю ступеньку лестницы.

— Я над вытяжной трубой! — прокричал Мец. — Спускайся!

Лу почувствовал, как ему на плечо легла рука Леа, словно она пыталась удержать его. Но он не мог позволить себе такую роскошь, как нерешительность. Фрэнк глубоко вдохнул и осторожно вылез из люка.

Настал ужасный момент, когда под тяжестью его веса ступеньки прогнулись на несколько сантиметров. Фрэнк чуть не сорвался, но все же ему удалось удержаться. После этого он сел на опоры лестницы. Ветер трепал одежду, угрожая сорвать его вниз. Фрэнка охватила паника, и на какой-то момент единственным его желанием было вцепиться в звенья, и пускай Леа и Мерфи тащат его назад, в безопасное место…

— Фрэнк, у тебя получится, — прозвучал в наушниках ровный голос Леа.

— Ты сможешь. Не смотри вниз. Аккуратно спускайся, ступенька за ступенькой, только не смотри вниз.

— Ладно… хорошо. — Он осторожно опустил правую ногу и принялся нащупывать внизу следующую ступеньку, пока не зацепил ее носком ботинка. Скрепя сердце, оторвал руку от верхнего звена и потянулся, чтобы схватиться за нижнее. — Есть.

— Молодец. — Леа спокойно подбадривала его. — У тебя хорошо получается. А теперь следующая ступенька…

Так, постепенно, по одной ступеньке, Фрэнк продвигался вниз по лестнице. Ему казалось, что с каждым шагом это делать все легче и легче. И хотя он не осмеливался поглядеть вниз, тем не менее слышал, как снизу доносится рев двигателей «Гинденбурга». Лу задрал голову и едва не расхохотался от увиденного: в облачном небе чернела квадратная дыра, из которой на него смотрели Леа и Мерфи. Невероятно, но они находились уже почти в двадцати метрах от него.

— Ты почти добрался, — продолжала девушка. — Ну давай, у тебя получится…

— Тебе придется поторопиться, — раздался в переговорном устройстве голос Меца. — Они завершили разворот и набирают обороты.

Теперь лестница раскачивалась словно маятник. Мец старался не отставать от «Гинденбурга». Лу пренебрег предостережением Леа и поглядел вниз. Оставалось шесть ступеней, однако от основания лестницы до вершины дирижабля было еще два метра. Менее чем в тридцати метрах находилась передняя кромка килевого стабилизатора. Если лестница приблизится к нему, Фрэнка размажет по его поверхности.

— Фрэнк, поторопись!

Нет времени. Фрэнк спускался вниз по ступеням, пока уже больше некуда было ставить ногу. Он сделал глубокий вдох, задержался на мгновение и отпустил руки.

К великому удивлению, ему удалось приземлиться на все четыре опоры. Оболочка под ним провисла, а шершавая поверхность материи обожгла ладони. Воздушный поток от винта, казалось, вот-вот захватит его тело и отбросит в сторону. Фрэнк распластался по оболочке и на животе пополз вперед к двойной вытяжной трубе воздухозаборника, поднимающегося с вершины дирижабля.

Деревянные створки покрытия трубы были заблокированы слоем льда. Уцепившись за оболочку воздухолета, Фрэнк вытащил лом и попытался расклинить нижние створки, затолкнув между ними узкий конец инструмента. Опершись ногами о ребро, он настолько осмелел, что поднялся на коленях и всей массой навалился на лом. Оболочка треснула и открыла перед ним темную шахту.

Засунув лом за пояс, Фрэнк подполз к открывшемуся отверстию и выпрямился настолько, чтобы можно было свесить ноги. Как он и ожидал, внутри шахты находилось множество стремянок. Он соскочил на одну из них и облегченно вздохнул. Наконец-то он укрылся от ветра.

— Хорошо, я внутри. — Фрэнк взглянул на часы «Ролекс», которые одолжил у Мерфи. Они показывали 18:55. — По моим подсчетам, у меня есть полчаса.

— У тебя их нет, — возразил Мец.

— Знаю. Повиси как можно дольше.

Шахты воздухозаборника были разработаны, чтобы выпускать горячий воздух из внешних помещений корабля, но матросы «Гинденбурга» пользовались ими также для того, чтобы осматривать и ремонтировать газовые водородные отсеки. Поспешно спустившись в узкую шахту, Фрэнк прислушался к звукам, доносящимся с расположенных внизу мостков. Он ничего не услышал, но этого и следовало ожидать. Члены экипажа к этому времени должны уже находиться на местах — либо на носу корабля, либо в небольшом запасном контрольном отсеке на дне нижнего стабилизатора.

Шахта пересекала центральный мостик, проходящий вдоль осевого центра дирижабля. Фрэнк осторожно отворил люк, посмотрел по сторонам и только потом бесшумно прокрался в трехгранный коридор. Повсюду вокруг него подобно легким морского чудовища, заключенным в скелетообразные дюралюминиевые кольца и паутину канатов, ревели газовые резервуары, сделанные из кусков бараньего кишечника ручной выделки. Лу медленно двигался по мосткам в направлении кормы. Он молился, чтобы никто внизу не услышал его шаги, но время не позволяло таиться.

Он нашел узкую лестницу, ведущую вверх вдоль отсека № 4. Где-то наверху находилось место, где матрос спрятал бомбу. Лу залез в карман брюк и нащупал электромагнитный датчик из ремонтного комплекта «Оберона», который всучил ему Мец. Василий использовал его для обнаружения поврежденной проводки, и Фрэнк рассчитывал, что он поможет точно определить местонахождение взрывного устройства, спрятанного в резервуаре с водородом.

Однако датчик ему не понадобился. На полпути по лестнице Лу услышал тихий шелест свободно развевающейся материи. Зажав датчик в зубах, Фрэнк взобрался на последние несколько ступенек и обнаружил место, где Шпель, воспользовавшись ножом, распорол материю внешней оболочки газового отсека. Он залатал отверстие, но клапан ослаб. Фрэнк аккуратно взломал его и внутри нашел перемотанную тесьмой бомбу.

Она представляла собой устройство грубой сборки: небольшой хлопковый мешочек, проводами соединенный с двумя гальваническими батареями, которые в свою очередь крепились к швейцарским навигационным часам.

— Я нашел ее, — сказал Фрэнк, осторожно осматривая бомбу.

— У тебя осталось девятнадцать минут, — коротко сообщил Мец. — Фрэнк…

— Помолчи. Я работаю.

Обезвреживать бомбу, не имея точных представлений об этом, было опасно и могло стоить ему жизни, но Лу и не собирался этого делать. Внимательней присмотревшись к циферблату часов, он заметил, что риска стоит у восьми часов. Должно быть, это таймер; когда минутная стрелка соприкоснется с красным показателем, примыкающие положительный и отрицательный провода соединятся и отправят электрический разряд к фосфорному запалу. Фрэнк протянул руку к газовому резервуару и как можно осторожнее повернул стрелку таймера назад, на 19:25.

Он медленно перевел дыхание. Хотел Фрэнк того или нет, но он только что обрек на смерть тридцать пять человек. На другом конце воздухолета на палубе А, наблюдая за проплывающими внизу сельскохозяйственными районами Нью-Джерси, стоят он сам и Леа. Хотя на этот раз они должны выполнить то, за чем, собственно, и отправились в это путешествие…

— Все в порядке, таймер установлен, — сказал Фрэнк и закрыл створку.

— «Гинденбург» сбрасывает скорость, — предупредил Мец. — Я больше не могу здесь оставаться.

Фрэнк посмотрел на собственные часы — 19:07. Осталось всего восемнадцать минут. Он тихо выругался и бросился бежать вниз по лестнице к выходу. Восемнадцать минут. Возможно, ему хватило бы времени добраться до трубы воздухозаборника и взобраться на вершину дирижабля до того, как взорвется бомба, однако, если он попытается подняться на борт «Оберона», пока тот будет находиться в пределах видимости взлетной площадки, его обязательно заметит кто-нибудь на земле. Хотя хронолет и находится в режиме «хамелеон», сам Фрэнк не замаскирован. Потом появятся показания очевидцев о странном зрелище, подтвержденные документальными кадрами. Человек, карабкающийся по лестнице в небо и растворяющийся в воздухе, обязательно произведет сенсацию.

— Улетай отсюда, — приказал Лу. — Я найду другой выход.

— Ты в своем…

— Не спорь. Я подам сигнал, когда выберусь отсюда. Подберете меня где-нибудь в другом месте. — В этот момент Фрэнк находился на последней ступеньке. Посмотрев по сторонам, он увидел, что на мостках больше никого нет. — Все, конец связи. Если мы больше не увидимся… в общем, пускай всем займется Леа. Она знает, что делать.

Мец что-то говорил, но у Фрэнка уже не было времени слушать. Он снял головной телефон и сунул его в карман, затем двинулся по коридору в направлении носа дирижабля.

Когда произошла катастрофа, «Гинденбург» стремительно терял высоту. Через тридцать семь секунд после взрыва он был… станет… грудой полыхающего искореженного металла. Поскольку при падении дирижабль сначала ударился о землю кормой, большая часть уцелевших находилась именно в передней части корабля, если не считать нескольких членов экипажа у нижнего руля, которым удалось спастись, прежде чем их сожгло пламя или смяли обломки. Поэтому лучший шанс остаться в живых — добраться до нижних палуб передней части воздухолета. Тем не менее Фрэнк не мог допустить, чтобы его заметили в пассажирском отсеке, а на палубе Б в своих каютах находились многие члены экипажа.

Если он правильно помнил план корабля, между двенадцатым и тринадцатым отсеками находилась вентиляционная шахта, которая вела вдоль нижних мостков к палубе Б, недалеко от грузового и почтового отделений позади контрольной гондолы. Там находились два грузовых люка. Если бы он пробрался туда, то смог бы спрятаться и переждать взрыв.

Фрэнк преодолел три четверти пути вдоль мостков, миновал вентиляционную шахту между десятым и одиннадцатым отсеками, когда вдруг услышал где-то рядом голоса. Он, тяжело дыша, остановился и пытался отыскать глазами какое-нибудь движение в слабоосвещенном коридоре. Ничего, кроме грохота шагов по металлу. В центральной части мостков прямо перед ним кто-то находился — возможно, двое механиков.

Фрэнк развернулся и как можно быстрее и тише зашагал к вентиляционной шахте, мимо которой только что прошел. Последний раз оглянувшись, открыл люк, нырнул внутрь и задержался на лестнице ровно столько, чтобы запереть за собой дверь.

Шахту заполнял приглушенный гул близких двигателей. Спускаясь по лестнице, Лу чувствовал ладонями, как вибрируют перекладины. Если ему не изменяет память, эта шахта должна вывести к нижним мосткам, проходящим вдоль киля, как раз недалеко от кают экипажа. Однако в этой части нижнего фюзеляжа корабля не было ни одного грузового люка, а войти в гондолы переднего двигателя, где во время высадки будут находиться механики, он не решился.

Так или иначе, приходится пробираться через каюты экипажа к палубе Б пассажирского отделения.

Добравшись до дна шахты, он прислонился ухом к люку, но ничего не услышал из-за шума двигателей. Время кончается; придется рискнуть. Фрэнк начал открывать люк и вдруг ощутил на бедре знакомый груз. Он поглядел вниз и увидел, что ломик, который взял с собой с «Оберона», все еще болтается на поясе. Он уже не представлял никакой ценности, но мог оказаться необъяснимой уликой, если его схватят. Фрэнк снял инструмент с ремня, повесил его на ступеньку, после чего открыл люк.

На килевом мостике не было ни души. С каждой стороны треугольного каркаса находились топливные и водные цистерны. Впереди располагался шпангоут, его запертая дверь вела прямо в верхний отсек. Фрэнк запер люк вентиляционной шахты и, миновав цистерны, быстро прошел к двери. Откуда-то сверху доносились невнятные голоса механиков, встречи с которыми ему удалось избежать. Взявшись за дверную ручку, он замешкался, затем повернул ее и распахнул дверь.

После холодной неотапливаемой шахты его приятно окутал теплый воздух служебного отсека. Фрэнк тихо закрыл дверь и, прижавшись к оштукатуренной стене, прислушался к звукам, доносящихся из узкого коридора, который лежал прямо перед ним. Из каюты слева послышался едва различимый шорох. Подкравшись ближе, он увидел, что дверь открыта. В каютах экипажа почти никого не было.

Затаив дыхание, Фрэнк осторожно прокрался к двери каюты. Он выглянул из-за косяка и увидел молодого темноволосого мужчину, склонившегося над открытым чемоданом. Лу узнал в нем одного из стюардов; в действительности это был тот самый юноша, который сопровождал его и Леа на борт «Гинденбурга», когда тот покидал Франкфурт. Корабль прибывал в Лэйкхерст, его работа закончилась, и теперь он складывал вещи, чтобы провести выходные в Нью-Йорке. Стюард отвернулся к шкафу, напевая под нос какую-то мелодию, и Фрэнк, воспользовавшись этим, на цыпочках прошмыгнул мимо его каюты.

«Auf wiedersehen, mein freund, — подумал он. — Надеюсь, ты выберешься отсюда живым».

В конце коридора располагалась еще одна дверь. Фрэнк аккуратно открыл ее и проскользнул в лежащий за ней проход. Он сразу же узнал это место; Лу находился на палубе Б, напротив килевого коридора, проходящего через нижнюю палубу пассажирского отделения. Впереди была площадка, которая вела к лестнице на палубу А. Недалеко отсюда у него под ногами располагался двухрядный свернутый трап.

Прислонившись к переборке, Фрэнк с облегчением вздохнул. Отлично. Теперь остается только прятаться… но сколько? Он осознал, что не сверял время уже по меньшей мере пятнадцать минут, поднял руку и поглядел на часы Мерфи.

Они показывали 19:23. Осталось две минуты, а может, и того меньше. Должно быть, «Гинденбург» сейчас уже парит над взлетной площадкой, медленно снижаясь над швартовочной опорой.

Хватит времени связаться с «Обероном». Он вытащил из кармана брюк переговорное устройство и прижал его к голове.

— «Оберон», слышите меня?

Прошло несколько драгоценных мгновений, и раздался голос Леа.

— Фрэнк, где ты находишься?

— На палубе Б, около трапа, — прошептал он. — А где вы?

Со стороны коридора послышался звон кухонной посуды. Откуда-то сверху доносились слабые голоса пассажиров, наблюдающих с палубы А, как наземный обслуживающий экипаж ВВС США бросился хватать канаты, только что сброшенные с дирижабля. Где-то наверху он, должно быть, касается оправы очков, тайком сверяя время, и что-то бормочет Леа о том, чтобы она была готова…

— Мы приземлились у северного края взлетно-посадочной полосы, — ответила Леа. — Зак собирается…

С другой стороны коридора послышался шум воды в сливном бачке. Секунду спустя растворилась дверь ближайшего из трех туалетов, и в коридор вышел пассажир. Высокий седоволосый мужчина инстинктивно глянул вниз, чтобы проверить, застегнута ли ширинка.

Фрэнк смахнул с лица переговорное устройство, сунул его обратно в карман и посмотрел сначала в одну сторону, потом в другую. Ему негде было спрятаться. Оставалось лишь застыть на месте в надежде, что его не заметят.

Пассажир развернулся и двинулся в его сторону. И тут у Фрэнка засосало под ложечкой.

Это был Джон Пеннс.

На мгновение он подумал, что этот человек — он сам: другой вариант Фрэнка Лу, переодетого и замаскированного под одного из несчастливых пассажиров. Однако когда мужчина приблизился и их взгляды встретились, в его глазах не промелькнуло ни намека на узнавание, ни шока при виде самого себя. Пеннс всего лишь странно посмотрел на Лу, словно увидел пассажира, который последние три дня ускользал от его внимания, затем повернулся и направился к лестнице, ведущей на палубу А.

Но, поставив ногу на первую ступеньку, Пеннс остановился и оглянулся на Фрэнка.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, молодой человек? — вежливо поинтересовался он.

— Нет… нет, сэр, — запинаясь, ответил Лу. — Просто… Я просто жду, только и всего. Пеннс холодно кивнул.

— Одна уборная не хуже другой, — пробормотал он и продолжил подъем по лестнице.

Проводив пассажира взглядом, Фрэнк почувствовал, что весь дрожит. Не оставалось никаких сомнений в том, что это — настоящий Джон Пеннс, тот, который сейчас должен пребывать в двадцать четвертом веке, а не забегать в туалет в последний момент перед посадкой «Гинденбурга». Так или иначе, это означает, что Фрэнка на борту нет, впрочем, как и Леа… — Боже мой, — взмолился он. — Что же произошло?..

Где-то наверху и позади него раздался громкий сильный удар, как будто на спину дирижабля внезапно сбросили тяжелый груз.

Через секунду у Фрэнка под ногами яростно содрогнулась палуба, и его отшвырнуло на пол лицом вниз. От сильного удара у него перехватило дыхание, и какое-то время он лежал в полубессознательном состоянии. Затем услышал, как в ужасе завопили мужчины и женщины, когда воздушный корабль накренился. Палуба снова покачнулась, и Фрэнка опять ударило о пол, даже когда он пытался подняться на колени.

Ему удалось отползти в сторону, прежде чем он ударился о переборку прямо у края лестницы. Острая боль пронзила левое плечо, но Фрэнк не обратил на нее внимания, схватился за поручни и, пошатываясь, поднялся на ноги. Теперь он затылком чувствовал жар — что-то горело у него над головой. Повсюду вокруг него врезались в стены тяжелые предметы. Из коридора прямо за его спиной кричали по-немецки.

Дирижабль еще больше накренился и теперь стремительно падал вниз. Когда позади начал рушится потолок, Лу ухватился за стойку около лестницы трапа, вцепился в нее обеими руками. Сквозь наклонные иллюминаторы на другой стороне палубы он мельком увидел быстро приближающуюся землю. Фрэнк отвернулся в тот момент, когда вдребезги разлетелись оконные стекла.

Осколки поранили ему щеки и вонзились в кожу рук. Он был оглушен адским грохотом: горели цистерны с водородом, ревел покореженный металл, в ужасе орали люди. Трап каким-то образом уцелел. Смещенный от удара, он был широко распахнут. Выход из адского пламени едва можно было различить за черными густыми клубами дыма.

Фрэнк отпустил стойку, прикрыл лицо руками и очертя голову бросился вниз по трапу. Когда он сошел на землю, сверху на него посыпались горящие обломки. Сквозь густой дым он увидел, как мужчины и женщины спасаются бегством из полыхающего корабля.

Лу кашлял и задыхался от дыма, наполняющего легкие. Закрыв руками голову, он нетвердой походкой зашагал прочь от пылающих останков дирижабля, не замечая рук моряков, пытающихся его спасти.

Он был в безопасности. Ему удалось спастись. «Гинденбург» взорвался, как и предсказывала история…

Но как и раньше, что-то ужасным образом сорвалось.


6 мая 1937 года
Четверг, 21:15

— Ты уверен, что это был он?

— Конечно, уверен, — настаивал Фрэнк. — Я же четыре дня носил его лицо. К тому же он был так близко, что я мог бы… Ой!

— Прости. — Леа вытерла антисептический аэрозоль и аккуратно осмотрела ожоги на плечах и спине.

Одежда двадцатого века, превратившаяся в изодранные лохмотья, кучей валялась на полу, а раздетый до трусов Фрэнк, опираясь на локти, сидел в одном из кресел пассажирского отсека, пока Леа обрабатывала раны.

— Сиди спокойно, — приказала она. — Я еще не добралась до твоих ног.

Фрэнк скорчился, однако послушно вытянул ноги, когда Леа наклонилась к нему.

— На твоем месте я бы не жаловался, — сказал Мерфи. — Тебе повезло, что ты вообще выбрался оттуда живым. Эта штука горела как печь.

Леа кивнула, стараясь не смотреть в его сторону. Ученый сидел на кресле, которое прежде занимал Том Хоффман. Хотя она противилась тому, чтобы оставлять его тело, Василий отметил, что если они собираются брать с собой Мерфи, то в хронолете не останется места для тела Тома. В конце концов они похоронили его на вершине горы Шугарлоуф у основания наблюдательной башни.

— Ты должна была быть внутри, — прошипел сквозь зубы Фрэнк, когда Леа опрыскала тыльную сторону его бедер и колен.

Он даже не осознавал, что получил ожоги первой степени, пока не вернулся на «Оберон». Фрэнк поглядел на сидящую у его ног Леа, протянул руку и нежно погладил ее по волосам. Девушка внимательно посмотрела на него, и он улыбнулся. — Я рад, что в первый раз ничего не вышло, — тихо сказал он. — Не думаю… не уверен, что нам удалось бы спастись.

На мгновение показалось, что Леа подавила охватившую ее дрожь, затем намеренно отвела взгляд в сторону.

— Передайте, пожалуйста, вон ту штуку, — обратилась она к Мерфи, показывая на открытую аптечку. Мерфи наклонился и толкнул коробку к ней.

— Итак, ты полагаешь, что Пеннсы не покинули корабль? Ты сказал, когда взорвалась бомба, они находились на лестнице палубы А?

— Возможно, но… — Фрэнк покачал головой. — Если так это и произошло… должно было произойти… тогда они не выбрались. Согласно историческим записям, он остался на борту, чтобы найти жену, и никто их них не покинул корабль вовремя. На самом деле это просто ужасно, — тихо добавил он. — Я встретился с ним всего на мгновение, но мне показалось, что он хороший человек.

— Тогда считай, что тебе повезло, — заключил Мерфи.

Фрэнк кивнул. Он знал, что ему повезло больше, чем кому-либо. Зная, что Лу в беде, Мец поставил на то, что режим «хамелеон» сделает «Оберон» невидимым для сотрудников военно-воздушной базы, и посадил хронолет у края посадочной площадки всего в нескольких сотнях метров от швартовочной опоры. Поскольку внимание всех и каждого было приковано к «Гинденбургу», никто и не обратил внимания на легкое возмущение воздуха, созданное хронолетом при посадке. Как только Фрэнк покинул место катастрофы, Мерфи вылез из «Оберона», нашел его у края толпы и под покровом сумерек препроводил обратно на хронолет. Когда оба благополучно забрались на борт аппарата, Мец снова поднялся в воздух.

Импровизированная спасательная операция прошла гладко, без сучка и задоринки. Однако каждый раз, когда Фрэнк позволял себе вспоминать об этом, когда его разум возвращался в те ужасные мгновения, которые показались минутами, даже часами, он переживал весь кошмар заново. Глухой звук взрыва, яростное стремительное падение, падающие обломки, крики…

— Сиди смирно, — проворчала Леа. — Сейчас будет щекотно. — Она натянула пару эластичных пластиковых перчаток и осторожно открыла маленькую, герметично запаянную баночку. Заметив любопытный взгляд Мерфи, девушка протянула ему емкость, чтобы он смог рассмотреть надпись.

— «Надерм-310» — наноклеточное средство восстановления эпидермиса. Похоже на лосьон. Мы накладываем его, и…

— Восстанавливает кожу, используя микроскопические нанороботы. — Рассеянно поглаживая бороду, Мерфи придвинулся поближе и зачарованно разглядывал баночку. — Ну перестаньте, я ведь не пещерный человек.

— У вас это было? — недоверчиво спросила девушка.

— Пока нет, но над этим работала одна итальянская компания биотехнологий. — Мерфи внимательно следил, как Леа аккуратно вылила немного лосьона на спину Фрэнку. — Откуда взялось это вещество? — Не знаю. Может быть, с Луны. Леа начала втирать «надерм» в покрасневшие и покрытые волдырями участки кожи Фрэнка.

— Итак, давай попытаемся все понять. Если ты видел на «Гинденбурге» Джона Пеннса, это означает, что ни я, ни ты никогда не поднимались на борт. Правильно?

— Именно так мне и кажется. — Фрэнк нахмурился, изо всех сил стараясь преодолеть желание почесаться. Леа ошибалась; лосьон не щекотал, он вызывал зуд, словно ядовитый плющ. — А этого не должно было случиться, если бы мы вернулись в исходную мировую линию… то есть ту, которую покинули в 1937 году.

— Нет, то была бы измененная мировая линия. — Мерфи загнул палец. — Как вы мне объяснили, в мировой линии «А» «Гинденбург» взрывается по плану, унеся жизни Джона и Эммы Пеннс наряду с десятками других людей. — Он загнул второй палец. — А в мировой линии «Б», измененной мировой линии, вы двое находитесь на борту вместо Пеннсов, но искажаете все так, что история изменяется, и создается новая мировая линия… Та, откуда вышел я. Пока я излагаю правильно? — Фрэнк кивнул. — Итак, тогда это — не линия «Б», потому что вы вернулись и изменили все в обратном направлении, как это должно было произойти в линии «А».

— Да, но когда мы поднялись на борт «Гинденбурга», то находились в темпоральной линии «А». — Леа закончила распределять лосьон по спине Фрэнка и приступила к ногам. — В ночь перед отправлением дирижабля из Франкфурта мы организовали похищение Пеннсов, когда они направлялись в Оперу. Мы не оказались бы на корабле, если бы похищение не удалось, просто не смогли бы этого сделать.

— Значит, теперь мы в мировой линии «В»… совершенно новой линии? — Фрэнк вдруг почувствовал пустоту внутри себя. — Тогда все это было напрасно. — Нет-нет… Совершенно не обязательно.

Мерфи поднялся и подошел к настенному экрану. На нем отображался вид Земли с низкой орбиты, куда Фрэнк вывел «Оберон» после того, как они покинули Нью-Джерси. Пожилой ученый получал удовольствие от полета в космос; и теперь, глядя на Землю, приводил в порядок мысли.

— Ты говоришь, что переставил время взрыва с восьми обратно на семь двадцать пять, так? Возможно, что бомба все время была установлена на восемь, однако таймер просто отказал и детонировал раньше срока. Тот факт, что Леа натолкнулась на этого парня, Шпеля, оказался лишь совпадением.

— Не получается, — возразила Леа. — Когда мы сверяли показания миниатюрных наблюдателей, установленных под оболочкой, то видели, что Шпель вернулся в отсек № 4 вскоре после того, как «Гинденбург» приблизился к Лэйкхерсту.

— Да, но в действительности видели ли вы, как он переставлял время таймера? А может, он просто проверял, не обнаружил ли кто бомбу?

— Это… логичное предположение, — неохотно согласился Фрэнк.

Мерфи улыбнулся и покачал головой.

— Я никогда ничего не предполагаю… Отсюда следует, что темпоральная линия «А» была изменена из-за событий, предшествующих сегодняшнему дню.

Леа от удивления раскрыла рот; какое-то мгновение она пристально смотрела на Мерфи. Затем, не потрудившись стереть мазь с ноги Фрэнка, девушка встала на ноги.

— Что-то не так? — спросил Лу.

— Нет. Оставайся на месте. Я сейчас вернусь. — Она покинула помещение и направилась в аппаратную.

— Милая девушка, — произнес Мерфи, когда Леа оказалась вне слышимости. Он вернулся на место и присел. — Твоя подружка?

— Нет… не совсем. — Фрэнк импульсивно вытянул руку, чтобы почесаться, но передумал. Нанороботы восстанавливали обожженную плоть; боль исчезла, но постоянный зуд грозил свети его с ума. — С чего вы взяли?

— Она очень переживала за тебя, пока ты был на борту «Гинденбурга». Я думал, она оторвет пилоту голову, когда он сказал, что больше не может находиться там. — Его глаза повеселели. — Может, это не мое дело, но, думаю, ты ей небезразличен. Если ты этого не знал… что ж, тогда, как когда-то говорило мое поколение, тебе нужно подобрать ключ.

Фрэнк почувствовал, как по телу распространяется тепло.

— Давайте вернемся к нашему разговору. — Лу намеренно переменил тему.

— Что вы хотели этим сказать?

— Я хочу сказать, вы работаете при допущении, что эта мировая линия могла измениться исключительно по причине действий, совершенных или не совершенных вами до этого дня. Учитывая характер вашего предыдущего визита, не могу винить вас за это. — Мерфи покачал головой. — Но вы забываете, что с 1937-го по 2314 год прошло почти триста лет. Другими словами, что-то, произошедшее в будущем, могло предотвратить ваше появление в этом году. И это…

— Может быть, вы помолчите? Ваш разговор разносится по всему кораблю.

Они подняли головы и увидели, что в дверях стоит Мец. Сославшись на изнеможение, он прогнал всех из рубки управления вскоре после того, как «Оберон» достиг орбиты, затем запер дверь, чтобы немного поспать. Теперь он с затуманенным взором, съежившись, стоял прямо у входа в пассажирский отсек и, очевидно, был раздражен тем, что его так бессовестно разбудили.

— Прости, Василий, — произнес Фрэнк. — Мы не знали, что мешаем тебе спать.

— Тем не менее это так, — проворчал Мец. — Если вы собираетесь продолжать, то по крайней мере… — Он поглядел в сторону. — Эй, что за?..

— Извини. — Леа оттолкнула Меца и просунула голову в дверь. — Я кое-что обнаружила в библиотеке. Вам всем необходимо взглянуть, — сказала она. — Полагаю, это важно.

Когда они вошли в аппаратную, Мерфи первым отреагировал на лицо человека, чья фотография высвечивалась на экране.

— Эй, это же я! — воскликнул он и внимательней присмотрелся к изображению. — По крайней мере мне так кажется. Но у меня никогда не было усов.

— Нет, определенно это вы. — Леа протиснулась между ним и Мецем и заняла место за пультом. — Просто в надежде, что я смогу что-нибудь обнаружить, я ввела ваше имя в информационно-библиотечную систему. На Зака Мерфи ничего не открылось. Тогда я попробовала Дэвида 3. Мерфи, и…

— Господи, я такой молодой. — Мерфи обошел пульт и уставился на архивный фотоснимок. На экране был изображен молодого вида мужчина, чуть за сорок, в свитере с высоким воротником, поверх которого была надета спортивная твидовая куртка. Он словно случайно прислонился к книжному шкафу. — Откуда эта фотография? То есть… вы знаете, когда ее сняли?

— Согласно вашему досье, ее сняли в 2001 году. — Леа пробежала руками по клавиатуре, и снимок немного уменьшился в размере, когда с правой стороны экрана появился горизонтально расположенный текст. — Ее взяли с суперобложки романа, который в том году опубликовали вы… а точнее, Дэвид Закария Мерфи. Он назывался «Годы незнакомца».

— Я… я опубликовал?..

— Нет, — ответила Леа. — Это сделал он. Дэвид 3. Мерфи, человек, которым вы стали в мировой линии «А». — Она прокрутила текст и, когда появились данные о его жизни, зачитала их вслух: — Доктор Дэвид 3. Мерфи являлся астрофизиком в НАСА до 1999 года. Потом оставил космическое управление и стал независимым писателем. Он писал научные статьи для различных журналов, пока в 2003 году не опубликовал свою первую художественную работу «Годы незнакомца», научно-фантастический роман…

— Ух ты! — выдохнул Мерфи. — Я всегда любил научную фантастику. — Он улыбнулся Фрэнку и Василию. — В УПИ не любили подобное чтиво, но я…

— Минуточку, — перебила Леа. — Становится все интересней. «Годы незнакомца» провозгласили лучшим трудом… теперь держитесь… о путешествиях во времени, в котором НЛО рассматривались как машины времени, прилетевшие из далекого будущего.

Гордость на лице Мерфи сменилась выражением ужаса,

— О нет!

— Книга встретила хороший прием, — продолжала Леа, — и в интервью для журнала любителей научной фантастики Мерфи утверждал, что на написание книги его вдохновило то, что он несколько лет назад наблюдал, работая в НАСА. На самом деле он впервые описал свои теории относительно возможной связи НЛО с временными путешествиями в статье, которая была опубликована еще в 1998 году в журнале под названием «Аналог»…

— Я читал этот журнал, когда был ребенком. — Мерфи недоуменно покачал головой. — Для совпадения это слишком таинственно. Научно-фантастический роман о путешествиях во времени…

— Подождите. Сейчас будет еще таинственней. Леа снова коснулась пульта, и экран переменился. Теперь он воспроизводил фотографию молодого человека атлетического телосложения в лабораторном халате, который стоял у огромного аппарата цилиндрической формы. Хотя он был выше ростом и с курчавыми светлыми волосами, лицо его имело поразительное сходство с лицом Мерфи.

Леа ничего не стала говорить. Она поглядела на ученого, который внимательно изучал лицо на экране. Какое-то время казалось, что он не узнает его… затем Мерфи от удивления раскрыл рот.

— Это Стивен, — прошептал он. — Мой сын.

— Совершенно верно, — тихо произнесла девушка. — Стивен Дэвид Мерфи… или даже доктор Стивен Д. Мерфи, помощник руководителя ядерной физической лаборатории Хокинга. Ван сын, Зак… точнее, ваш сын в этой мировой линии.

— Стивен стал физиком? — Мерфи громко рассмеялся. — Но ведь он не… я хочу сказать, он не мог… Господи, я люблю сына, но он не может подсчитать чековую книжку, не говоря уже об уравнении реакции. В действительности он совершенно не интересуется наукой. Там, откуда я пришел, он работает водителем грузовика в Нью-Йорке…

— Оказывается, в этой мировой линии все происходит немного по-другому. — Леа свернула фотографию, добавив справа от нее текст. — Согласно исторической информации ХКИЦ, заняться научной карьерой, конкретнее — ядерной физикой, Стивена Мерфи вдохновили произведения отца. Получив в Принстоне степень доктора, он поступил на работу в Национальную лабораторию в Лоуренс-Ливермор, а затем, когда в 2047 году на Луне построили станцию Хокинг, переехал туда…

— Это же… Бросьте, должно быть, это ошибка. — Мерфи трясущимся пальцем указал на экран. — Стивен… по крайней мере мой Стивен… родился в 1989 году! Если этот снимок сделали в 2047 году…

— На самом деле его сделали в 2049-м, спустя два года после того, как он стал помощником руководителя, — улыбнулась Леа. — А вы правы… Согласно фактам биографии, он родился в 1989 году и в этой мировой линии. — Она через плечо посмотрела на Фрэнка. — Хочешь объяснить, или это сделать мне?

— Нет никакой ошибки. — Фрэнк подошел к Мерфи и, пытаясь утешить, положил руку ему на плечо. — Начиная с двадцать первого века, достигнут значительный прогресс в области увеличения продолжительности человеческой жизни при помощи искоренения основных болезней, омолаживания на клеточном уровне, исправления генетических дефектов методами генной инженерии… Слишком долго объяснять. Поверьте, возможно, он и не выглядит на свои годы, но на этой фотографии вашему сыну шестьдесят лет.

— В действительности он жил до 2152 года и умер в возрасте 163 лет, — добавила Леа. — Но дело не в этом. Согласно данным ХКИЦ, доктор Стивен Мерфи был… извините, станет одним из основных теоретиков, явившихся инициаторами практической разработки путешествий во времени. Его деятельность в Хокинге связана непосредственно с изобретением генераторов переходных тоннелей.

Никто не произнес ни слова. Зак Мерфи пристально всматривался в лицо человека — пойдя по стопам отца, он сделает сложные открытия, которые неминуемо приведут к разработке путешествий во времени. Его сын и в то же время не совсем его, ответственен за цепь событий, которые в конечном итоге вызовут парадокс, разрушивший саму планету Земля.

— Я… Думаю, мне…

Мерфи резко отвернулся и, пошатываясь, побрел из аппаратной. Его лицо побелело, и он повалился на переборку. На мгновение показалось, что его сейчас стошнит, затем начали подкашиваться ноги. Фрэнк бросился к нему.

— Успокойтесь, — подхватив старика за плечи, пробормотал он и усадил его на пол. — Не волнуйтесь. Все будет в порядке…

— Не понимаю как? — Молчавший до этого момента Мец кивнул в сторону экрана. — Если его сын является одной из ключевых фигур, стоящих за изобретением путешествий во времени…

— Но это не так! — повернулась к нему Леа. — Разве ты не понимаешь? Если Джон и Эмма Пеннс погибли на «Гинденбурге», это означает, что Фрэнк и я никогда не поднимались на борт. Это могло случиться только при условии, что мы никогда не покидали 2314 год! Это значит, что путешествия во времени не были изобретены вообще!

— Тогда почему мы все еще здесь?

— Не знаю. Не могу тебе ответить. — Леа беспомощно развела руками. — Не думаю, что кто-нибудь вообще способен это сделать. Возможно, из-за закона сохранения материи и энергии, из-за того, что материю невозможно ни создать, ни уничтожить. Но даже тогда существует еще один парадокс: мы не исчезли, потому что… ну, просто потому, что мы сейчас здесь. Однако что-то, наверное, случилось… что-то случится… и это что-то помешает Стивену Мерфи стать ученым, который перевернет представление о жизни, что приведет к изобретению временных путешествий.

— Возможно, в этом что-то есть. — Фрэнк задумчиво потер подбородок и поглядел на изображение на стене. — Знаете, — протянул он, — может быть, в этом есть разумная нить.

Обернувшись, он поглядел на Мерфи. Сжавшись в комок и обхватив колени руками, ученый снова походил на обезумевшего человека, которого они нашли в 2314 году.

— Зак, в вашей мировой линии, линии «Б», в 1998 году вы начали работать над проектом, который привел к разработке путешествий во времени. Это случилось потому, что вы встретились с нами, обнаружив, таким образом, что временные путешествия возможны.

— Да, я понимаю, о чем вы. — У Мерфи был совершенно измученный вид. — По крайней мере мне так кажется…

— Послушайте меня. В этой мировой линии, линии «А», в 1998 году, в том же самом году, ваш двойник также приступил к работе над путешествиями во времени, хотя и другим способом… Он написал статью в журнал, где допустил, что НЛО, вероятно, являются машинами времени. Это, в свою очередь, вдохновило вашего сына, то есть его сына…

— Мне нравится думать, что это мой сын. — Мерфи невольно улыбнулся. — Стиви милый паренек, но в его представлении интеллектуальная беседа — это сравнение общего количество подач.

— Что?.. А, ясно. Бейсбол. — Фрэнк взмахнул рукой. — Не важно. Я пытаюсь сказать, что точкой пересечения двух мировых линий является вовсе не «Гинденбург», а в большей мере вы сам.

Мерфи недоуменно поглядел на Лу.

— Я? Но разве мы не решили, что «Гинденбург»?..

— Нет, — перебила Леа. — Разумеется, мы так полагали, но, может быть, различный исход катастрофы «Гинденбурга» является лишь последствием парадокса. Истинная причина, возможно, кроется в чем-то другом. И вы, и Дэвид Мерфи сделали нечто, что привело к…

— Минуточку. Погодите, — вмешался в разговор Мец. — Послушайте, я не уверен, что понял все, о чем вы здесь говорили, но разве мы не упускаем чего-то из виду? Если Мерфи… я хочу сказать — другой Мерфи написал статью о том, что машины времени ошибочно принимают за НЛО, тогда как у него возникла такая идея? — Он посмотрел на Мерфи. — Если он не так умен, как вы, тогда что-то, должно быть, навело его на эту мысль… Верно?

Впервые за последние несколько минут никто не проронил ни слова. Леа замолчала и отвернулась к пульту, а Мерфи уставился на фотографию сына из альтернативной мировой линии. Фрэнк вздохнул.

— Думаю, мы все понимаем, к чему все вдет, — тихо произнес он. — Независимо от причин мы нанесем еще один визит в 1998 год, то есть в этот 1998-й. — Фрэнк взглянул на Меца. — Мы можем это сделать? Я имею в виду, на этот раз без аварийных ситуаций?

— Безусловно, — пожал плечами пилот. — Почему бы нет? Координаты все еще в компьютере, поэтому никаких проблем возникнуть не должно.

— И что ты предлагаешь нам делать, когда мы туда попадем? — спросил Мерфи.

— У нас состоится небольшой разговор с вами, — ответил Фрэнк.


14 января 1998 года
Понедельник, 12:49

Мерфи только что купил хот-дог у уличного продавца и собирался было перейти через Индепенденс, чтобы перекусить на одной из скамеек в парке Молл, когда вдруг услышал, как кто-то сбежал по ступенькам перед входной дверью Музея авиации и космоса.

Он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как доктор Дэвид 3. Мерфи остановился на тротуаре всего в десяти футах от него. Сзади у стеклянной двери музея глазели на него две перепуганные монахини. В нескольких футах дальше полицейский, оживленно беседовавший с продавцом хот-догов, поглядел на него с любопытством.

Когда Дэвид повернулся в его сторону, Мерфи шагнул за капот одного из школьных автобусов, припаркованных у обочины, и нагнул голову, чтобы остаться незамеченным. Ни один из учителей, куривших напротив автобуса, ни полицейский, ни бродяжка, роющийся в мусорном баке, не обратили на него никакого внимания.

Мерфи переждал несколько минут, затем осторожно вышел из укрытия. Он увидел, как его молодой двойник шагает по тротуару в противоположном направлении. Пробежав мимо школьных автобусов, он ринулся по Индепенденс. Стараясь не выходить на прямой свет, Мерфи двигался вдоль улицы вслед за ним и с безопасного расстояния наблюдал, как Дэвид трусцой побежал к Моллу, направляясь к станции метро.

В какое-то мгновение у него возникло желание броситься за ним. Странное чувство, когда видишь себя самого таким, каким, должно быть, видели тебя остальные двадцать шесть лет назад. Словно издалека созерцаешь растянутое во времени зеркальное отображение. Насколько он мог судить, между ними не было ощутимой физической разницы. На самом деле Мерфи тотчас же узнал самого себя. Ему бы хотелось продолжить выслеживание самого себя, однако в то же время нечто жуткое присутствовало во всей ситуации, от чего мурашки пробежали у него по спине.

Мерфи понял, что потерял аппетит, и зашагал обратно к Музею авиации и космоса, где отдал хот-дог бродяге. Тот подозрительно смерил его взглядом и, пробубнив слова благодарности, принял дар. Зак подумал, что, наверное, он выглядит ненамного опрятнее: старая армейская парка, бейсбольная кепка с эмблемой «Метс», глаза человека, не спавшего несколько ночей. Возможно, это даже хорошо; так он может не выделяться на общем фоне.

Но его заботило не это. Сунув руки в карманы, Мерфи поднялся по лестнице и задержался прямо у парадного входа в музей. Ему не пришлось долго ждать; не прошло и минуты, как из здания вышел Фрэнк.

Путешественник осторожно открыл стеклянную дверь и посмотрел по сторонам. И снова Мерфи не мог не восхититься его измененной внешностью. Когда Фрэнк появился из репродуктивной камеры, Мерфи просто не мог поверить, что это тот же самый человек, который забрался в цилиндр всего полчаса назад. По правде говоря, он не идеально соответствовал физической внешности писателя Грегори Бенфорда. Они были вынуждены положиться на биографическую информацию, содержащуюся в библиотечной системе хронолета. К счастью, в ней содержалась цифровая запись настоящего голоса Бенфорда и его фотография в полный рост. Этого было достаточно, чтобы провести любого, кто никогда раньше не встречался с писателем. Несмотря на это, взглянув на лицо Фрэнка, точнее — Бенфорда, Мерфи понял: что-то не получилось.

— Куда он побежал? — подойдя к старику, тихо спросил Фрэнк.

— Туда. — Он кивнул в направлении, в котором ушел Дэвид. — Он выбежал около двух-трех минут назад, огляделся и двинулся по Моллу. У него был расстроенный вид.

— Туда? — переспросил Лу, и Мерфи снова кивнул. — Хорошо, пойдем в другую сторону. Лучше поторопиться… Он может вернуться в любую минуту.

Застегнув парку, которую вчера ему купил Мерфи, Фрэнк поспешил вниз по ступенькам. Ученый пристроился к нему, и они вместе зашагали по тротуару в направлении Капитолия. — Что случилось?

— Я не уверен, — пробормотал Фрэнк. — Когда мы встретились, он поверил, что я — Бенфорд. Я бы даже сказал, его переполнял благоговейный страх, но он старался это скрывать. Мы пошли обедать, долго разговаривали, а потом… — Он покачал головой. — Он несколько раз сослался на работы Бенфорда, и, наверное, я не то ответил.

— Я боялся, что это могло произойти.

Биографическая информация охватывала достижения Бенфорда-физика, но не останавливалась подробно на деятельности Бенфорда-писателя. Мерфи заметил пробелы, когда они вместе с Фрэнком изучали его биографию. Однако поскольку стратегия предполагала, что с Дэвидом Мерфи будет беседовать человек, которого он сразу узнает и которому сможет доверять, но которого, по всей вероятности, больше никогда не увидит, Грегори Бенфорд казался наиболее подходящим из всех возможных кандидатов. И Фрэнк взялся выполнять задание, предвидя, что оно предполагает определенный элемент риска.

— Он что-то заподозрил, да?

— Так мне показалось. — Фрэнк украдкой обернулся и прибавил шагу. — Он извинился, чтобы сходить в уборную, и покинул ресторан. Я последовал за ним и занял положение, с которого он не мог меня заметить. Я увидел, что он подошел к телефону и позвонил. Я решил, что он, должно быть, пытается выяснить мою личность, поэтому дождался, когда он повернется спиной, и незаметно спустился по лестнице.

— А он тебя не заметил? Я бы заметил, — про себя добавил Мерфи.

Фрэнк покачал головой.

— Нет. Я спрятался за столбом на третьем этаже, подождал, пока он выйдет из ресторана и побежит на второй этаж, и покинул музей после него.

— Тебе повезло, что он не стал обыскивать музей, — улыбнулся Мерфи. — Должно быть, в этой мировой линии я немного рассеянней, — проворчал он.

Фрэнк пожал плечами.

— Это очень большое здание. Он ни за что не нашел бы меня, — вздохнул он. — Мы не можем позволить, чтобы он еще раз увидел меня, по крайней мере эту особу. Если он догадался, что я — не Бенфорд…

— Судя по тому, как он оттуда вылетел, существует, я бы сказал, довольно большая возможность, что так и есть. — Прямо перед ними на противоположной стороне улицы лежал Зеркальный пруд Капитолия, воды которого покрывал тонкий слой молочно-белого льда. Мимо него, подняв воротники от сильного ветра, шагали рабочие и государственные чиновники.

— Итак, что тебе удалось выяснить? Произошел ли еще один парадокс?

— Нет. В этом я уверен. — Фрэнк подождал, пока проедет такси, отбрасывая на обочину ледяную слякоть, затем сошел с тротуара и перешел дорогу, направляясь к окружавшему пруд газону. — Он все выдумал. Это всего лишь отличное предположение, и ничего больше. Самое главное, он не видел никаких хронолетов.

— Это означает, мы вне подозрений.

— Нет, не совсем. Я всего лишь хочу сказать, что он ничего не знает, по крайней мерс пока. Но боюсь, сегодняшнее происшествие подтолкнет его к дальнейшему расследованию, и если это случится, он может прийти к нежелательным для нас выводам. — Фрэнк глубже засунул руки в карманы парки. — Мы не можем допустить, чтобы это случилось, — тихо добавил он и посмотрел на покрытую снегом землю.

При этих словах Мерфи остановился. Погруженный в собственные мысли, Фрэнк прошел еще несколько шагов и только тогда заметил, что старика с ним нет. Он замер, обернулся и поглядел на ученого. Не говоря ни слова, он просто ждал.

— Я правильно понимаю твои слова? — спросил Мерфи.

— Не знаю, — ответил Фрэнк. — А как вы понимаете мои слова?

— Если я правильно понимаю твои слова, — сказал ученый, — то на этом наши пути расходятся. Спасибо, но здесь я выхожу из игры.

Он сделал шаг назад, словно намеревался как можно быстрее уйти.

— И куда же вы планируете идти? — Фрэнк снял фальшивые очки и сунул их в карман. — Вы — человек, который уже здесь. Если у вас и есть удостоверение личности, то оно будет действительно только через двадцать шесть лет в будущем. Надеюсь, вы не собираетесь использовать его, потому что вряд ли кто его у вас примет, не говоря уже о том, что никто никогда не поверит вашему рассказу.

— Справлюсь, — бросил Мерфи. — У меня пока неплохо получалось.

И в самом деле это было именно так. После того как днем раньше «Оберон» приземлился в предместьях Виргинии, Мерфи покинул хронолет, захватив сохранившиеся запасы американских долларов 1937 года и немецкие марки, которые остались от экспедиции «Гинденбург». Добравшись автостопом до центра Вашингтона, он навестил ряд торговцев редкими монетами и наконец нашел одного, который согласился купить его тайные запасы, не задавая нескромных вопросов. Валюта, конечно же, была поддельная, но Фрэнк уверил его, что ее внешний облик настолько подлинный, насколько его мог воспроизвести вещотдел ХКИЦ. Обменяв около 500 долларов, он посетил фирму, сдающую в аренду подержанные автомобили, где, воспользовавшись ламинированной кредитной карточкой из бумажника, чтобы удостоверить личность, ему удалось арендовать машину. После этого ученый совершил рейд по торговым центрам Арлингтона, где купил подходящую одежду для Фрэнка. Может, 1998 год был и не из его мировой линии, но он все равно знал, как в нем ориентироваться.

— Возможно, вы справитесь, — допустил Фрэнк. — Вы человек сообразительный. — Он замолчал, когда мимо них торопливо прошагала какая-то женщина, затем подошел ближе. — Но даже если так, куда это вас приведет? Вы же знаете, как в конце концов все должно закончиться.

— Не обязательно будет именно так. Сотни… тысячи различных событий могут предотвратить…

— Нет, — покачал головой Фрэнк. — Мне жаль, Зак, но вы это знаете лучше меня. Вы видели исторические источники. Через несколько лет Дэвид Мерфи опубликует свой знаменитый научно-фантастический роман, который, в свою очередь, вдохновит его сына заняться разработкой путешествий во времени. Теории Стивена Мерфи неизбежно приведут к изобретению хронолета, и в результате Леа, Василий и я отправимся в экспедицию в 1937 год. Там начнется цепь парадоксов, которая продолжится до…

— Замолчи!

— А когда все закончится, все, что вы знали, все, кого любили, погибнут, а вы окажетесь…

Против воли правая рука Мерфи сжалась в кулак, и он бросился на Фрэнка. Он никого не бил с тех пор, как был подростком, и Фрэнк заметил его движение. Он уклонился от удара, но при этом потерял равновесие. Ноги поехали по обледеневшему тротуару, и он упал на бок, растянувшись на бетонной площадке, окружающей Зеркальный пруд. Лу вскрикнул от боли, перекатился и, морщась, схватился за левый локоть.

— О Господи! — Гнев улетучился так же быстро, как нахлынул, и Мерфи опустился на колени около Фрэнка. — Прости, я не хотел… То есть я не…

— Все в порядке. Я не пострадал. — Потирая руку, Лу поднялся на ноги.

— Вероятно, я это заслужил, — сказал он и нахмурился, пытаясь согнуть ушибленный локоть. — Если это лучшее, что вы можете сделать, то вы только подтвердили мои слова.

Мерфи прислонился к ограде. Нравится ему или нет, но Фрэнк прав. Он — старый человек… Хуже того, он старый человек, выброшенный из времени. Ради Бога, он не сможет больше никого ударить, даже в гневе. Если он хочет уцелеть на зимних улицах Вашингтона, ему придется постараться. Сильно постараться.

— Итак… Что у тебя на уме? — спросил он.

Фрэнк ответил не сразу. Он уставился в даль, рассматривая тонкий шпиль памятника Вашингтону, который стоял в дальнем конце парка. С синевато-серого неба посыпались нерешительные хлопья снега. Начинался холодный бессолнечный день.

— Я больше ничего не могу сделать, — наконец произнес он. — По крайней мере не сейчас. Мне нужно вернуться на «Оберон». С этого момента в игру вступаете вы.

— Хорошо. — Мерфи перевел дыхание. Так или иначе, у него не было выбора. — И что мне делать?

— Преследовать Мерфи… я хотел сказать — Дэвида… после того, как он выйдет из офиса. Он сказал, что сегодня на работу он приехал на… кажется, вы называете это «метро»? Это система скоростного транспорта? — Мерфи кивнул, и Лу продолжал. — Сегодня он приехал на метро из Виргинии, где оставил на стоянке машину. Из-за каких-то местных дорожных условий…

— Окружная, — улыбнулся Мерфи. — Здесь это в порядке вещей.

— Так мне сказали. — Фрэнк расстегнул подкладку парки. — Я хочу, чтобы вы следовали за ним от самого управления до того места, где он оставил машину. Будем надеяться, к тому времени вы оба останетесь одни.

— А потом?..

— Это самая сложная часть. — Фрэнк расстегнул молнию на куртке и просунул внутрь руку. — Но я дам вам кое-что, что облегчит вам задачу…


18:52