КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420247 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200582
Пользователей - 95518

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сергиенко: Невеста лорда Орвуда (СИ) (Любовная фантастика)

Какая то бестолковая книга, зачем я взялась ее читать??
Ведь одну книгу этой аффорши уже удалила, но нет, взялась за эту, думала может что-то хорошее в этой.. Ошиблась. Совершенная размазня и какая то забитая ГГ, проучившаяся в академии магии, на минуточку, 7 лет ведет себя , как жертвенный баран.
Магиня с дипломом, ага, ага , куда поведут, туда и пойду.
ГГ невнятные, подруга ГГ – вообще неадекват. ГГ – сам по моему не знает, чего хочет. Аффтора себе в бан, писанину – в топку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

Согласна полностью с кирилл789 , читать ЭТО не смогла, удалила сразу же..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Казимир про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

уже по сумбурной аннотации ясно, что читать не стоит.
но я открыл. знаете, чем начинается? эту дуру, ггню, сбила насмерть машина, и её отвезли в морг. потом тройка абзацев - описания: как чувствует себя труп-ггня в морге - холодно ей, оказывается, трупом-то. (а я подумал, что афторша не курила, похоже - инъекции).
а потом этот труп-ггня восстала, на опознании родственницей.
а я - закрыл файл.
то, как эта снежная (???) ал-ндра шифруется, блокируя свои "шедевры", и отсылая дерьмо-письма денежным читателям, которые готовы с остальными поделится текстами "шедевров", уже понятно, что на такой особе - нужно экономить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Претендент на ее сердце (fb2)

- Претендент на ее сердце (пер. И. Кауров) (и.с. Любовный роман (Радуга)-855) 232 Кб, 124с. (скачать fb2) - Элизабет Беверли

Настройки текста:



Элизабет Беверли Претендент на ее сердце

Глава ПЕРВАЯ

Шериф Райли Хантер с головой ушел в составление очередного циркуляра. Не отрывая глаз от бумаги, он выдвинул нижний правый ящик стола и стал там что-то нащупывать рукой. Не обнаружив ничего, кроме стопки старых книг, он нахмурился и, отодвинув стул, посмотрел в ящик. Пустое место, как раз по размеру коробки с пирожными, свидетельствовало о ее пропаже.

Увы, кражи стали совершать даже здесь, в Вэллес-Каньоне, штат Оклахома. Куда мир катится?

Кто, спрашивается, мог утащить коробку с пирожными? — удивлялся Райли, начиная закипать от возмущения. Несомненно, это Верджил, решил он. Помощник шерифа, Верджил Байби, был еще большим сладкоежкой, чем Райли. Обязанный следить за соблюдением закона, Верджил явно решил, что кража пирожных в таком захолустье, как Вэллес-Каньон, пройдет незамеченной.

И кому пришло в голову назвать это место Вэллес-Каньоном? — в который раз поразился Райли. Во всей округе не было и намека на каньоны. Равнина Вэллес — куда более подходящее название!

— Верджил! — крикнул он, вставая из-за стола. — Где, черт возьми, мои пирожные?

Райли наклонил голову и прислушался, не раздастся ли похрустывания или шуршания обертки, но ничего не услышал, кроме звуков, доносящихся из включенного радиоприемника в соседнем офисе.

— Верджил! — снова позвал он.

На этот раз послышались приближающиеся шаги и в дверном проеме показалась голова Верджила.

— Ты меня звал? — мягким голосом осведомился он.

— Куда подевались мои пирожные? — без предисловия вопросил Райли.

— Я-то откуда знаю? — возмущенно ответил Верджил, торопливо проведя рукой по губам.

Райли выпрямился, приосанился, и выдержав солидную паузу, произнес как можно внушительнее:

— Верджил, вышеупомянутые пирожные должны быть возвращены под мою юрисдикцию, а конкретно вот — в этот ящик, — он указал на обычное местоположение коробки, — не позднее трех часов пополудни. Тебе все ясно?

Верджил молча кивнул, тряхнув волосами, и, прежде чем Райли успел еще что-то произнести, вытянул руку и потряс листком бумаги.

— Это пришло нам по факсу несколько минут назад, — сообщил он.

Прищурившись, Райли вышел из-за стола. Вэллес-Каньон не часто баловали сообщениями по факсу.

— И о чем же тут говорится?

— Похоже на розыск, — с готовностью отозвался Верджил, наконец зайдя в комнату.

Райли отметил, что на одежде помощника, состоявшей, как и его собственная, из защитного цвета рубашки и брюк, не было приставших крошек. Тем не менее таким людям, как Верджил, никогда нельзя доверять полностью. Но, хотя доверчивость Райли не раз усложняла его жизнь, на этот раз он решил поверить в невиновность помощника. К тому же пирожные могла умыкнуть и Розарио, которая выполняла обязанности секретарши и тоже была не прочь отведать сладкого. Потенциальных обвиняемых было множество.

— Разыскивается женщина. Более того, Розарио утверждает, что подозреваемая находится как раз в нашем районе, — выпалил Верджил с сияющими глазами.

Райли взял листок и пробежал его глазами, потом перевел взгляд на своего помощника и начал терпеливо объяснять:

— Послушай, Верджил, во-первых, она не подозреваемая, а без вести пропавшая. Во-вторых, все это старая информация. Мы получили сообщение, касающееся этого случая… вернее, должны были получить, несколько недель назад. Я послал ответный факс с просьбой сообщить некоторые подробности. Дело в том, что Розарио видела женщину, соответствующую присланному описанию, здесь, в Вэллес-Каньоне. Но так как ответа я не получил, то сделал вывод, что разыскиваемая была обнаружена где-то в другом месте. Похоже, связь у нас не слишком расторопная. Это, — он помахал бумажкой, — очевидно, те подробности, которые я просил выслать.

Верджил задохнулся от возмущения.

— Старые новости? И я только что об этом узнал! Вокруг творятся такие вещи, и никто не удосужился рассказать мне, что происходит! Почему меня все время оставляют в неведении?

— Но ведь не случилось ничего существенного. К тому же сообщение пришло, когда ты был в Гаймоне. Это было где-то на День Благодарения. И обрати внимание, что эта женщина, — он поискал ее имя на листке, — Сабрина Дженсен, разыскивается Департаментом полиции Фримонт-Спрингса не потому, что ее подозревают в совершении преступления, а потому, что она пропала без вести.

— Видно, я не дочитал до этого места, — разочарованно пробормотал Верджил. — Мне бросилась в глаза строчка, в которой говорится, что эту женщину разыскивают.

Райли продолжал внимательно изучать сообщение, зачитывая некоторые места вслух.

— Здесь говорится, что мисс Дженсен исчезла несколько месяцев назад. Ее разыскивает семья Вентворф. И я не представляю себе, какое к ним отношение имеет пропавшая женщина.

— А что это за люди?

— Я-то довольно многое о них слышал, потому что вырос в тех местах. Это большая влиятельная семья в Фримонт-Спрингс. Состоятельная. Они очень дорожат своей репутацией.

— Но у этой женщины фамилия Дженсен!

— Помню. Более того, они знали про нее очень мало, когда посылали первое сообщение, но через некоторое время вдруг выяснилось, что, — он заглянул в текст, — ей двадцать четыре года, рост примерно пять футов семь дюймов, среднего телосложения, темная шатенка, глаза зеленые… — он запнулся, как будто встретив в тексте готовый ответ на свой вопрос. — Ага, понятно…

— Ну, что там?

— Здесь сказано, что мисс Дженсен беременна и должна родить… — Райли непонимающе посмотрел на помощника. — Где следующая страница?

Тот лишь пожал плечами.

— Это все, что пришло по факсу.

— Но здесь должна быть еще как минимум одна страница, — настаивал Райли. — Предложение оборвано на полуслове и даже не сказано, почему эта семья ее разыскивает.

— Говорю тебе, это все, что нам прислали.

Райли кивнул, тяжело вздыхая. Такое случалось и раньше. Как и большая часть оборудования в полицейском участке Вэллес-Каньона, старый факс вел себя подчас непредсказуемо, его давно пора было менять.

— Ну что ж, — подвел итог Райли, — поскольку у нас есть ее фотография и приметы, с этим можно работать. Розарио видела фотографию?

Верджил кивнул.

— Как только Розарио увидела снимок, она тут же заявила, что видела эту женщину в Вестпорте.

Райли на минуту задумался.

— Единственное место в Вестпорте, где Розарио могла ее увидеть — это Трейлер-Парк, — заявил он. — Там живет ее сестра. Где фотография?

— На столе у Розарио.

— Я возьму ее и отправлюсь туда сам.

И, нахлобучив шляпу на самые глаза, он вышел.


Рейчел Дженсен посмотрела на маленькую искусственную новогоднюю елку на подоконнике передвижного домика, снятого сестрой, и грустно вздохнула. Единственная гирлянда из нескольких крохотных лампочек вспыхивала с неправильными интервалами, и их свет отражался в оконном стекле.

Пейзаж за окном, мягко говоря, не отличался особым разнообразием и живописностью. Слева расстилалась плоская бурая равнина, над которой нависли тяжелые мрачные тучи. И до самого горизонта — ни холма, ни дерева. От сильного ветра домик на колесах подрагивал. За окнами проносились крупные снежинки, крутясь в воздушных потоках.

Рейчел и Сабрина объездили с отцом, водителем грузовика, всю страну, но никогда не видели ничего более скучного и однообразного, чем зимний пейзаж в Оклахоме. Ветрено. Облачно. Серо. День за днем. И вот сейчас, когда до Рождества оставалось чуть больше недели, нечего было и думать о том, чтобы расслабиться и отдохнуть.

Она перевела взгляд вправо. Соседний домик по крайней мере выделялся из монотонности окружающего ландшафта. Стены его были выкрашены в желтый цвет, а входная дверь — в зеленый. У Рейчел еще не было возможности познакомиться с соседями Сабрины, поскольку она приехала сюда всего два дня назад. Но было ясно, что один из них решил не поддаваться унынию, навеваемому окружающим пейзажем.

Рейчел оторвалась от созерцания окрестностей и отошла от окна. Дом на колесах был меблирован традиционно уродливо: коричневая мебель, коричневые стены, коричневый ковер… Рейчел поклялась, что, если она когда-нибудь выберется из этого проклятого места — а она сделает это сразу, как только найдет Сабрину, — то никогда в жизни не купит себе в дом ничего коричневого.

Только бы знать, когда она сможет отсюда уехать. А это произойдет не раньше, чем она выяснит, куда подевалась Сабрина, что с ней стряслось и что нужно сделать, чтобы выпутать сестру из этой истории.

Дело в том, что впутываться в истории вовсе не в характере Сабрины. Из двух близняшек она была более уравновешенной, практичной и целеустремленной. Сабрина всегда знала, чего хочет и как этого добиться. Рейчел была гораздо более склонна попадать во всяческие переделки.

Судя по доходившим от Сабрины известиям, до последнего времени у нее все было замечательно. Правда, сестрам уже давно не удавалось поговорить по душам, как раньше. За двухчасовую совместную поездку можно успеть только рассказать друг другу об основных произошедших событиях, не более. Но они регулярно созванивались. Сабрина работала официанткой, а вечером училась в колледже и вот-вот должна была его закончить. И, разумеется, она уже совершенно точно знала, что будет делать после окончания колледжа. В отличие от Рейчел, которая в свои двадцать четыре года все еще не решила, чем будет заниматься в дальнейшем.

Сабрина мечтала открыть свою сеть кафе. Рейчел тоже хотела придумать что-нибудь свое, но пока не представляла, что именно. Впрочем, похоже, единственная ее перспектива в настоящее время — сидеть здесь, в Каньоне, и ждать появления Сабрины. Ждать, ждать и ждать.

Это убогое, скучное, пустынное место было последним известным Рейчел местопребыванием Сабрины. Два дня назад она позвонила Рейчел на работу из этого домика. В баре, где работала Рейчел, толпился народ, который нужно было обслуживать, и им даже не дали как следует поговорить, так что Рейчел до сих пор не знала, что именно случилось. Сабрина только успела сказать, чтобы Рейчел как можно скорее приехала в Вэллес-Каньон, на стоянку передвижных домов, где она снимала дом под номером тридцать два.

Когда вчера днем Рейчел прибыла по указанному адресу — из-за чего пришлось бросить работу в Оклахома-Сити, потому что по расписанию это был ее рабочий день, — Сабрины нигде не было.

Входная дверь была не заперта, хотя внутри все вроде оказалось в порядке. В доме жили еще недавно: в холодильнике стояли упаковка йогурта и пакет свежих сливок, а в корзинке — еще не совсем дозревшие фрукты. Но нигде не было никаких признаков того, что здесь жила именно Сабрина. Поговорив с управляющим, Рейчел узнала, что сестра заплатила за дом до конца года.

Рейчел не могла решить, что делать дальше — уезжать или оставаться. Находилась ли Сабрина где-то поблизости, ехала по направлению к дому или вообще покинула штат? Рейчел была уверена в одном — все метания сестры в течение последних нескольких месяцев объяснялись поисками надежного убежища. Да, к тому же Сабрина была беременна!

По привычке, выработавшейся за последние тридцать шесть часов, Рейчел уставилась на телефонный аппарат, прикрепленный к кухонной стене, и силой мысли попыталась заставить его зазвонить. Поскольку это ни к чему не привело, она закрыла глаза и сквозь зубы пробормотала тоже ставшую привычной фразу:

— Зазвонишь ты или нет, дурацкая штуковина?!

Она повторила эту фразу бесчисленное число раз, когда телефон вдруг действительно зазвонил. От неожиданности она подпрыгнула.

— Алло! — заорала она в трубку, вся дрожа от волнения.

— Это ты, Рейчел?

Рейчел почувствовала себя так, будто ее огрели дубиной. Несколько секунд она не могла ни пошевелиться, ни вздохнуть, ни заговорить. Наконец ей удалось совладать с собой.

— Сабрина! Дорогая… Откуда ты звонишь?

— Слава богу, ты там, — отозвалась сестра. Ее голос звучал жалобно. — Я сначала позвонила тебе домой и, не застав тебя там, подумала, что, может быть, ты в Каньоне. И уж извини, не могу тебе сообщить, где нахожусь сама.

— Почему ты не можешь сказать мне, где находишься? — возразила Рейчел, понимая, что настаивать бесполезно. Хотя Сабрина время от времени звонила ей в течение последних нескольких месяцев, она никогда не сообщала, где находится. Никогда — до позавчерашнего дня. — В конце концов, я твоя сестра, — напомнила Рейчел, — и схожу с ума от беспокойства за тебя. И я не знаю, сколько еще мне удастся удержать отца в неведении.

— Я не могу сообщить тебе, где нахожусь, — повторила Сабрина. — Как только я положу трубку, то уеду отсюда. Мне нужно успеть на очередной автобус.

— Сабрина, ради бога, скажи мне, куда тебя угораздило вляпаться? Твоя скрытность сводит меня с ума. Когда ты вернешься домой? Макс сказал, что ты некоторое время использовала его адрес для переписки, но никогда не жила там. Где ты была?

Поколебавшись, та ответила:

— Некоторое время я жила в Мейсон-Гроув, но мне нельзя больше там оставаться.

— Где это?

— Между Талсой и Стиллуотером. Там очень красиво. Тебе стоит как-нибудь туда съездить.

Их разговоры всегда происходили подобным образом. Начинались с одного, переходили на другое, потом опять на что-то. Но сегодня Рейчел не собиралась отклоняться от темы. Она должна была узнать всю правду.

— Почему ты не позвонила мне или отцу, чтобы сообщить, где находишься?

— Я не могла.

— Но почему? — повторила Рейчел. — Сабрина… родная, ты должна рассказать мне, что происходит. Прямо сейчас.

— Если бы я могла объяснить тебе, что к чему… — в ее голосе ясно слышалась тревога, — но все так запутано… К тому же я не уверена, что знаю все подробности, так что не буду втягивать тебя в это дело. Я просто хотела проверить, приехала ли ты, и сообщить, что я не вернусь, так что тебе нужно уезжать. Слышишь, Рейчел? Уезжай поскорее. Я совсем не уверена, что там безопасно.

— О боже! Что ты такое говоришь? Небезопасно? Этот город — самое захолустное место, которое я когда-либо видела. Неужели здесь может быть опасно?

Рейчел услышала, как на другом конце провода далекий голос объявил о начале посадки на автобус в Линкольн, Небраска.

— Это твой автобус? Ты едешь в Небраску?

— Нет. Я еду… — Сабрина замолчала. — Я не могу тебе этого сообщить, — наконец сказала она. — Ты не волнуйся — со мной все в порядке. Я регулярно показываюсь врачу, все идет по расписанию. — Поколебавшись, она неохотно добавила: — Об отце ребенка могу сказать только, что он из известной, богатой и влиятельной в Оклахоме семьи, и… — Повисла еще одна пауза. — Мне кажется, что они хотят отобрать у меня ребенка.

— Что они хотят сделать?

— За мной таскается какой-то парень, — торопливо продолжала Сабрина, — я не знаю, кто он и что от меня хочет, но он постоянно за мной следит. Я думаю, что он работает на ту семью, но, в любом случае, мне это не нравится.

— Мне кажется, тебе было бы безопаснее жить в семье, — возразила Рейчел. — Хотя бы скажи, куда ты направляешься! Я тебя где-нибудь встречу. Конечно, было бы еще лучше, если бы я позвонила папе. Ты же на седьмом месяце! Тебя должен кто-нибудь сопровождать!

— Нет. Все в порядке. Зря я позвонила тебе в прошлый раз. Это была минутная слабость. Не следует втягивать вас в это дело. Отправляйся домой. Я позвоню тебе, когда смогу. Теперь мне надо идти. Обещай мне, что уедешь из Каньона и будешь осторожна. Счастливо!

Со вздохом Рейчел повесила трубку, чувствуя себя еще хуже, чем до разговора.

Оставаться здесь больше не имело смысла: Сабрина недвусмысленно заявила, что не вернется. Ничего не оставалось делать, как вернуться домой в Оклахома-Сити и ждать ее следующего звонка. Если таковой последует.

Но взять и уехать было не так-то просто. Сабрина много раз помогала Рейчел выбираться из передряг, с которыми та была бессильна справиться самостоятельно. Рейчел понимала, что многим обязана сестре, и сейчас, когда у Сабрины возникли проблемы, надо было придумать какой-нибудь способ помочь.

Рейчел задумалась. Легко сказать — придумать способ. Она ведь даже не знала, где находится ее сестра. Стук в дверь нарушил ход ее мыслей.

Она вскочила и через замерзшее окошечко в двери попыталась рассмотреть, кто к ней пожаловал, но не увидела ничего, кроме широкополой ковбойской шляпы. Рейчел выпрямилась, несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и приготовилась встречать гостя.

Отперев замок, она повернула ручку и слегка толкнула дверь, но вьюга вырвала ручку у нее из рук, и дверь с грохотом распахнулась.

Рейчел ахнула, не столько от неожиданности, сколько оттого, что неизвестный отступил назад, и ей удалось как следует его рассмотреть.

Живые, яркие темно-карие глаза смотрели на нее с нескрываемым интересом.

— Мэм, — незнакомец приподнял шляпу. — Вы в порядке?

Она раскрыла рот, но не смогла произнести ни звука. Она молча стояла на пороге и смотрела на него, не обращая внимания на холодный ветер и снег. Смотреть приходилось сверху вниз, потому что вход в дом был расположен высоко и к нему вели две металлические ступеньки. Впрочем, в госте было добрых шесть футов роста, так что вытягивать шею ему не приходилось. И хотя его теплая куртка скрывала особенности телосложения, он определенно производил впечатление крепкого и сильного человека.

Ее взгляд сам собой упал на безымянный палец его левой руки, но поскольку посетитель был в перчатках, она не смогла определить, носит он обручальное кольцо или нет. Рейчел почему-то захотела, чтобы обручального кольца не оказалось. Прогнав из головы эту мысль, она снова посмотрела ему в лицо. Темно-карие глаза казались еще темнее от соседства длинных черных волос, видневшихся из-под шляпы, и густых черных бровей. Четко очерченные высокие скулы, красивый прямой нос, и все это дополнялось чувственной нижней губой, которую так и хотелось попробовать на вкус.

Великолепно! Как раз то, что надо. Рейчел почувствовала, что должна что-то немедленно предпринять, иначе она не удержится и бросится этому красавчику в объятия. Да разве возможно влюбиться в человека, которого впервые увидела минуту назад? Тем не менее, она точно знала, что именно это с ней и происходит. Такое случалось каждый раз, когда она встречала красивого мужчину. Так что Рейчел приказала себе выбросить глупости из головы, взять себя в руки, вспомнить о Сабрине и о том, что сестра просила ее быть осторожной.

— Мисс Дженсен?

Когда слова наконец дошли до ее сознания, Рейчел поняла по интонации, что он, должно быть, задавал этот вопрос уже не в первый раз. Она помотала головой, чтобы окончательно избавиться от обрывков посторонних мыслей, и заставила себя посмотреть ему в глаза.

— Да, — с трудом выдавила она из себя.

— Сабрина Дженсен?

Она почувствовала смутное беспокойство. Конечно, ее не в первый и не в последний раз принимали за Сабрину. Близнецам, похожим друг на друга как две капли воды, приходилось мириться с этим. Обычно это недоразумение разрешалось короткой фразой: «Нет-нет, я ее сестра Рейчел».

Но в обычных условиях не стоял вопрос о безопасности Сабрины. Теперь же от ее ответа зависело многое.

Рейчел поняла, что у нее есть выбор. Она может сразу поправить его, как ей приходилось делать много раз, когда кто-то из друзей или знакомых сестры принимал ее за Сабрину. После чего ковбой уйдет по своим делам, а она уедет домой ждать звонка от Сабрины и молиться за нее.

То, что этот человек спросил, не она ли Сабрина Дженсен, говорило, что он, вероятно, не был ни ее другом, ни даже знакомым. Если бы он успел увидеть Сабрину за время ее пребывания здесь, он бы понял, что сейчас перед ним другая женщина. Хотя бы по той причине, что Рейчел явно не была на седьмом месяце беременности.

Если же он не был ни другом, ни знакомым ее сестры, то он мог быть кем угодно. А этот кто угодно мог оказаться и кое-кем, вынашивающим коварные планы. К тому же Сабрина предупреждала, что здесь небезопасно. Так что этот господин-под-вопросом мог оказаться и злоумышленником. Может быть, он не один?..

В таких обстоятельствах Рейчел решила выбрать другой вариант.

Она посмотрела собеседнику прямо в глаза и произнесла:

— Да, я Сабрина Дженсен. Что вам угодно?

Глава ВТОРАЯ

Райли Хантер на своем веку повидал немало красивых женщин, но не встречал ни одной с такими ясными и бездонными глазами. В ее глазах можно было затеряться, утонуть, впрочем, ни на миг об этом не пожалев. Несколько секунд он стоял молча, забыв обо всем на свете, пока порыв холодного зимнего ветра не привел его в чувство.

— Простите, мэм, не разрешите ли вы мне войти в дом? Сегодня выдался ужасно холодный день.

Вместо ответа Сабрина Дженсен молча смотрела на него, как будто не слыша. Может быть, у нее не все в порядке со слухом? Ему пришлось трижды спросить, не она ли Сабрина Дженсен, и теперь он уже собрался попроситься в дом снова, как она наконец опомнилась.

— Не хотелось бы вас обижать, но было бы лучше переговорить прямо здесь.

Райли кивнул, наконец сообразив, что до сих пор не представился. Естественно, женщина не захочет пускать в дом незнакомца, которого впервые увидела. Он вытащил из внутреннего кармана удостоверение и, развернув, протянул ей.

Она долго вчитывалась в строки, где утверждалось, что предъявитель — шериф Райли Хантер, из Департамента полиции Вэллес-Каньона, но было видно, что даже это ее не убедило. Она взглянула на него, потом на фотографию, и так несколько раз.

В то время как Сабрина изучала удостоверение, его взгляд непроизвольно упал на ее живот. Несмотря на мешковатый свитер, она не обнаруживала решительно никаких признаков беременности. Должно быть, мисс Сабрина Дженсен была еще — как же это называется? — на первом триместре беременности.

Изучив удостоверение и внимательно всмотревшись в него напоследок, мисс Дженсен наконец посторонилась, пропуская шерифа внутрь. Как только Райли переступил порог, она тут же закрыла за ним дверь, но осталась у порога, видимо, будучи настороже, если ему вдруг вздумается выкинуть какой-то номер.

Ох уж эти женщины!.. Мужчины обычно никому не доверяют. Но, видно, беременные женщины оставили их далеко позади в своей подозрительности.

— Мисс Дженсен, — снова начал он, — мы получили сообщение, что вас разыскивают как пропавшую без вести.

У нее на щеках вдруг проступил румянец.

— Пропавшая без вести? — отозвалась она заметно дрожащим голосом.

— Да, мэм.

— Но… как я могу пропасть без вести? — Она нервозно пожала плечами. — Вот она я.

С такой логикой, конечно, не поспоришь.

— Да, но вы находитесь не дома, и никто не знает, что вы здесь. В Фримонт-Спрингсе вас разыскивают.

— Почему меня разыскивают там? Я никогда не была в Фримонт-Спрингсе. Я живу в Оклахома-Сити.

— Но сейчас вы не живете в Оклахома-Сити.

Она опять покраснела.

— Ну… Да, конечно. Я не живу там в данный момент. Но до самого недавнего времени я жила в Оклахоме.

Райли кивнул, хотя не верил ей ни на грош.

— В таком случае, что же привело вас в такое захолустье?

— Я… Мне нужно было побыть одной. Мой знакомый, который

когда-то давно был здесь проездом, сказал, что это замечательное место.

Теперь не осталось ни малейших сомнений, что она явно что-то скрывает. Подумать только, кто-то мог сказать, что здесь замечательное место!

— Вам требовалось побыть одной? — спросил Райли, уже не скрывая своего недоверия. — Накануне Рождества? Простите, но в такое время большинство людей, наоборот, стараются собраться всей семьей.

— Мне кажется, это зависит от сложившихся в семье отношений, не правда ли?

— Все же это не объясняет, что вы неожиданно исчезли. Если не из Фримонт-Спрингса, то из Оклахома-Сити.

— Боже, неужели не понятно? Из Оклахомы уезжают тысячи людей. Осмелюсь заявить, что полно таких, кто никогда там не бывал. Если вы собираетесь возвращать всех уехавших оттуда…

— Моя работа состоит не в том, чтобы возвращать всех, уехавших из Оклахомы. Я занимаюсь только теми людьми, которые объявлены пропавшими без вести. А семья Вентворф заявила, что вы пропали без вести.

— Кто эти люди?

Черт побери, ей нужно бы знать это лучше, чем ему! В конце концов, именно ее они ищут.

— Я не знаю ни одного человека с такой фамилией.

Он вздохнул.

— Вы жили в Оклахома-Сити столько лет и не знаете, кто они такие? Джозеф Вентворф — известный нефтяной магнат в Фримонт-Спрингсе. Это недалеко от Талсы. Вы представляете себе, где это находится?

— Да, конечно. У меня там… — Она запнулась, явно испугавшись, что чуть не сболтнула лишнего. Райли подождал в надежде, что она продолжит, но она сжала губы и не издала больше ни звука.

— Что там?

— Ничего.

— Нет уж, продолжайте, мисс Дженсен.

— У меня там живет тетка.

— Да? Ну что ж, продолжим… Семья Вентворф богата и известна. Они владельцы Вентворфских заводов нефтепродуктов. Это ни о чем вам не говорит?

В ответ она слегка прищурилась, как будто напрягая память.

— Старый Джозеф Вентворф вырастил двух внуков и внучку после того, как их родители погибли при кораблекрушении… это было много лет назад. У них большой красивый дом в Фримонт-Спрингсе. Как я уже сказал, это богатые люди. Влиятельные, уважаемые. Каждый житель той части штата знает о них. Их деятельность освещается газетами и телевидением. И в самом городе Оклахома очень многие про них знают. Даже приезжие. А вы говорите, что ни разу не слышали про таких?

Мисс Дженсен нахмурилась, словно с трудом что-то вспоминала. Наконец она облегченно вздохнула и хлопнула себя по лбу.

— Ах, это те самые Вентворфы!

Райли чуть не упал от неожиданности.

— Да. Те самые.

— Я-то думала, что вы имеете в виду каких-то других.

— Значит, вы с ними лично не знакомы?

Она покачала головой.

— Но при этом они наверняка знают вас. Они с ног сбились в поисках.

— Не представляю, зачем им понадобилось меня искать. Как видите, я в полном порядке. — Она потянулась к дверной ручке. — У вас все, шериф?

— Не совсем.

Он посмотрел на ее левую руку, на которой не оказалось кольца. Не замужем. Райли поразила догадка, что, может быть, она пропала специально и не очень-то хочет, чтобы ее нашли. Особенно Вентворфы из Фримонт-Спрингса. Кто-то ведь был отцом ее ребенка. Может быть, это внук Джозефа Вентворфа? Кто его знает…

— Мисс Дженсен, разрешите задать вам несколько вопросов.

Не дожидаясь ответа, Райли положил шляпу на кресло, снял перчатки и спрятал их в карман куртки, которую снял и положил рядом, и, наконец, сам уселся, устроившись поудобнее.

Мисс Дженсен молча стояла и смотрела на него, как будто просвечивая насквозь. Взгляд ее зеленых глаз словано приковал его к месту, загипнотизировал, не давал пошевелиться. Райли почувствовал себя букашкой под микроскопом. Потом она, к счастью, отвела взгляд и уселась в кресло напротив.

— Может быть, вам заварить чай или кофе?

— Вот уж не думал, что беременным женщинам можно пить кофе.

Она опять покраснела и раскрыла рот от удивления. Потом прикрыла рукой живот, как будто стараясь защитить будущего ребенка.

— Вы… вы и об этом знаете?

Он кивнул.

— Это было в последнем сообщении, которое мы получили. Когда вы должны родить?

Странное выражение появилось на ее лице.

— Я… гм… — она замолчала.

— Вы беременны, не так ли?

Она торопливо кивнула.

— Когда вы должны родить?

— Ну… Где-то… примерно… — Казалось, она что-то обдумывает. — В июне. Я на третьем месяце. — Она показала «три» на пальцах, как маленький ребенок, которого спросили, сколько ему лет.

Райли кивнул. В конце концов, ум и красота редко идут рука об руку.

— Все же позвольте вам посоветовать не пить кофе. Не то чтобы я разбирался в подобных вещах, но…

— Я тоже в этом не разбираюсь. Я ведь беременна в первый раз. Я знаю, что кофе мне лучше не употреблять. Но вы-то наверно не откажетесь выпить чашечку?

Он еще не совсем отогрелся и с благодарностью согласился.

Мисс Дженсен вскочила и порхнула в кухню, до которой было всего фута два. Райли, к своему удивлению, остался доволен, что он мог по-прежнему наблюдать за ней. Конечно, это объяснялось тем, что ее разыскивали, а не тем, что она была миловидной женщиной, с которой неплохо было бы свести более короткое знакомство, уверял он себя. Она беременна, следовательно, любому желающему познакомиться с ней нужно семь раз отмерить, прежде чем что-то предпринимать.

На своем веку Райли случалось делать глупости, связанные с женским полом, но уводить беременную женщину у кого-то другого он не собирался. Конечно, мисс Дженсен сама себе хозяйка, и непохоже, чтобы она была замужем, но все же… Появление ребенка обычно заставляет родителей привязаться друг к другу. Даже если отца сейчас нет поблизости, весьма вероятно, что она все еще питает к нему какие-то чувства, да и он имеет на нее виды. В любом случае, какой мужчина в здравом уме может упустить из виду такую женщину?

Когда он поднял глаза, она стояла на пороге с банкой кофе.

Улыбнувшись, Рейчел закрыла дверь в кухню и подошла к кофеварке. Она двигалась легко и проворно. По крайней мере так было до того момента, пока она не подняла глаза и не заметила, что он за ней наблюдает. Тогда все пошло вкривь и вкось. Она уронила ложку с кофе, который рассыпался по полу, а когда наклонилась, чтобы поднять ее, ударилась о стол. Подняв руку к голове, чтобы потереть ушибленное место, она попала себе в глаз злополучной ложкой.

— Так. — Райли вскочил с кресла. — Разрешите, я вам помогу. — Он чувствовал некоторую ответственность за случившееся — ведь это ему нужен был кофе. Но не успел он сделать шаг в ее сторону, как она, отступив назад, ударилась о холодильник. Кофе уже был рассыпан по всему полу. Мисс Дженсен ужасно смутилась, и даже Райли почувствовал себя неуверенно, впрочем, ненадолго. Он уперся в дверцу холодильника обеими руками, так что Сабрина оказалась между ними. Когда они стояли вот так, лицом к лицу, в голове Райли возникла интересная мысль. Ему захотелось поцеловать Сабрину Дженсен.

Конечно, это будет величайшей его ошибкой. Но тем не менее он не мог отстраниться. И причина этого была не в том, что ее глаза не отпускали его, и не потому, что от нее исходил аромат цветущего луга. Просто она в отчаянии бросила все в раковину и теперь стояла, вцепившись в его рубашку, совершенно несчастная. Удивительно, но вместо того, чтобы оттолкнуть его, как сделала бы на ее месте любая нормальная женщина, она тянула его к себе. Их губы теперь были совсем рядом. Казалось, она читает его мысли и тоже жаждет поцеловать его.

— Мисс Дженсен?

Она пристально рассматривала его, как будто хотела сохранить в памяти каждую черточку его лица, и не ответила.

— С вами все в порядке?

— Угммм….

— В таком случае, — тихо сказал он, — может быть, вы отпустите мою рубашку?

Сначала ему показалось, что она, как всегда, недослышала, но вдруг ее глаза расширились от удивления, щеки опять зарумянились от смущения, рот раскрылся, как будто ей не хватало воздуха, и… она продолжала стоять, вцепившись в его рубашку. Райли мягко взял ее руки в свои и с немалыми усилиями высвободился. Только тогда мисс Сабрина начала понимать, что происходит.

— О боже! Извините, пожалуйста.

Осознав, что он держит ее за руки, она неловко высвободилась и порывистыми движениями стала разглаживать складки на его рубашке, образовавшиеся из-за ее крепкого захвата. Райли тут же пожалел, что высвободился. Потому что оставаться спокойным, когда она поглаживала его через рубашку, было гораздо труднее.

— Извините, — снова сказала она, пытаясь разгладить еще несколько складок. — Я не понимаю, как это произошло.

Райли опять взял ее за руки. В какой-то момент он был очень близок к тому, чтобы просто наклониться к ней и поцеловать, отбросив всякие формальности. Но ему удалось каким-то образом совладать с собой и мягко отстраниться.

— Ничего страшного, — произнес он чуть резче, чем хотелось бы. — Забудьте об этом. Мне уже… гм… совсем не хочется кофе.

Он чуть было не сказал, что ему уже совсем не холодно, поскольку столь тесное общение с ней разом его согрело. Еще он хотел спросить у мисс Сабрины, что она делает сегодня вечером…

Однако, собрав волю в кулак, Райли заставил себя отступить на шаг назад, потом еще и еще, пока не оказался на максимальном расстоянии, которое допускала тесная комнатка домика-трейлера. К несчастью, отступая, Райли уперся в дверь спальни и нечаянно толкнул ее плечом. Обернувшись, чтобы посмотреть, что ему мешает, он успел заметить за приоткрывшейся дверью маленькую аккуратную кровать.

— Черт! — громко пробормотал он, быстро повернувшись.

Когда Райли снова встретился с ней взглядом, его сердце забилось с такой силой, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Он, оказывается, уже забыл, что перед ним почти незнакомая женщина, которая почему-то ведет себя весьма подозрительно и ожидает от кого-то ребенка. Что, черт возьми, происходит? Ничего подобного с ним раньше не случалось. Женщина, которой он мог всерьез заинтересоваться, должна была располагать такими качествами, как остроумие, образованность, чувство собственного достоинства, и многими другими. Мисс Сабрина Дженсен не проявляла ни малейшего признака таковых. И будь он проклят, если очертя голову ринется в этот омут только из-за того, что в ее присутствии у него, видите ли, «сердце замирает».

— Мисс Дженсен, — он попытался возобновить разговор, — не могли бы вы пройти со мной в участок и ответить еще на несколько вопросов?

Она удивленно посмотрела на пего.

— Вы меня арестовываете?

— Нет, мэм, — торопливо ответил он. — Просто мне кажется, что обстановка офиса более располагает к беседе.

— Звучит так, будто у вас на уме что-то помимо простых формальностей.

Райли отрицательно помотал головой.

— Вовсе нет, мне только хотелось прояснить некоторые вещи, и не более того.

— Я отвечу на все ваши вопросы здесь.

Райли вздохнул. Она ушла в себя, как улитка в раковину. Было совершенно ясно, что сегодня мисс Сабрина не ступит и шагу за порог в его компании.

— Ну что ж. В таком случае я просто позвоню старику Вентворфу и сообщу ему, что вы целы и невредимы, живете в Вэллес-Каньоне.

Не дожидаясь ответа, Райли нахлобучил шляпу и как раз влезал в рукава куртки, когда мисс Сабрина шагнула к нему. Она сделала всего один шаг, словно боялась, что, если подойдет ближе, то ситуация может выйти из-под контроля и случится что-то вроде самовозгорания.

— Шериф…

— Слушаю вас, мэм.

— Я была бы вам очень признательна, если бы вы не сообщали Вентворфу о моем местонахождении. Он нисколько не удивился такой просьбе.

— Почему же?

— Это долгая история.

— В таком случае, почему бы вам не пойти со мной в офис и не рассказать все по порядку? В ближайшее время у меня нет никаких дел. Если вы еще не обратили на это внимание, то я вам поясню, что Вэллес-Каньон — маленький захолустный городишко. Время здесь течет медленно.

Она закусила нижнюю губу, раздумывая, что делать дальше.

— Я не могу идти прямо сейчас. У меня… через полчаса мне нужно будет выполнить некоторые процедуры. Врач велел не пропускать их.

— Вы были у доктора Слатера? — спросил он, заранее зная ответ. В Вэллес-Каньоне практиковал только один врач. Чтобы попасть к другому, нужно было потратить на дорогу не менее часа.

Она кивнула.

— Да-да. Доктор Слатер. Именно у него я и наблюдаюсь. Док Слатер.

— Ему сорок семь лет, и он, знаете ли, не любит, когда его называют «док Слатер».

— Ах… Да, понимаю. Но это… я была у него только один раз.

Райли кивнул, все же чувствуя в себе некоторый холодок недоверия.

— Хорошо. Тогда вы можете прийти позже. Вы знаете, где находится участок?

— Да, конечно.

— Значит, встретимся через час.

Она облизнула губы.

— Ну… лучше было бы через полтора.

— Тогда до встречи, мисс Дженсен.

— Да. Всего хорошего.

Почему-то она выглядела ужасно обеспокоенной.

— Буду с нетерпением ждать ответов на свои вопросы, — сказал он на прощание.

Сабрина Дженсен ответила на это крайне странной фразой:

— Я тоже.

Глава ТРЕТЬЯ

Рейчел закрыла дверь за шерифом, как можно быстрее заперла ее и привалилась к ней, словно надеялась удержать снаружи все свои проблемы. Но даже закрыв глаза и десять раз глубоко вздохнув, даже пробормотав про себя все любимые фразы самовнушения, представив, что она спокойно плещется в бассейне…

Рейчел глубоко вздохнула.

Нервное напряжение не покидало ее, и она продолжала вся трястись. Ноги отказались служить ей, и она неуклюже осела на пол.

Только что она наплела столько небылиц офицеру полиции! Что теперь делать? И потом, что могло привести в ее дом шерифа? Зачем эта семейка Вентворф ищет Сабрину?

Рейчел припоминала свой разговор с шерифом, с каждой минутой чувствуя себя все более и более неловко. Не мог ли один из внуков старого Ветворфа быть отцом ребенка Сабрины? Если догадка правильна, это помогло бы ответить на некоторые из вопросов, так мучивших Рейчел. Сабрина ведь сказала по телефону, что отец ее ребенка из известной в Оклахоме семьи, богатой и влиятельной. Сабрина жила в Талсе, совсем недалеко от Фримонт-Спрингса. Вполне возможно, что ее пути пересеклись с одним из Вентворфов.

Скорее всего, так оно и есть, думала Рейчел. Это было единственное разумное объяснение. Сабрина наверняка увлеклась одним из младших Вентворфов и в результате — забеременела. Когда это стало известно, вся семейка бросилась на поиски будущей матери.

И, как всегда, родная сестра узнает обо всем последней!

Да, но Сабрина сказала, что семья будущего отца хочет отобрать у нее ребенка. О боже! Только не это! Неудивительно, что она пустилась в бега. Теперь понятно, почему сестра ни за что не хотела сообщить, где находится. Ну и влипла же она в историю!

А в какую историю влипла сама Рейчел? Она не только стала одним из действующих в ней лиц, но и наврала представителю власти.

Теперь она не знала, что делать. В присутствии такого мужчины, как Райли, Рейчел растерялась бы в любом случае, даже если бы с сестрой было все в порядке. Войдя к ней в дом, он, казалось, заполнил собой все свободное пространство, и, конечно же, она растерялась. Стала лгать и изворачиваться и в результате сама загнала себя в тупик.

У нее ведь действительно сначала не было никакого представления о том, что происходит, убеждала себя Рейчел. А к тому времени, когда в ее сознании начала смутно вырисовываться вся ситуация, она уже слишком далеко зашла, чтобы пойти на попятный. Даже сейчас, когда все вроде бы встало на места, Рейчел отнюдь не была уверена, что ей стоит рассказать правду. Отцом ребенка Сабрины оказался отпрыск одной из самых известных и влиятельных семей в штате. И естественно, они хотят заполучить ребенка, как только он появится на свет.

Несмотря на то, что Рейчел притворялась — увы, весьма неуспешно, — что понятия не имеет, кто такие Вентворфы, она, как почти любой житель Оклахомы, на самом деле знала, кто они такие.

Что у них на уме и на что они могут пойти, чтобы отнять ребенка? Неизвестно, кто работает на них и насколько быстро и жестко они могут действовать. С виду это была приличная, добропорядочная семья — если не прислушиваться к многочисленным сплетням и пересудам, которых всегда было предостаточно. Но сами Вентворфы, казалось, не придавали слухам ни малейшего значения. Кто знает, на что они способны? Эти люди всегда вели себя так, будто законы не про них писаны.

Вполне возможно, что они ищут Сабрину для того, чтобы отобрать у нее ребенка, когда она родит. У них деньги, возможности и, несомненно, друзья на высоких должностях, а у Сабрины ничего, что она могла бы им противопоставить. Если Вентворфы решат отнять у нее ребенка, они наверняка найдут способ это сделать. О боже, это действительно может произойти!

Рейчел не знала, что и подумать. Сама того не желая, она вдруг оказалась втянутой в происходящее почти в той же степени, что и Сабрина. Теперь ей оставалось только держаться до последнего, пока Сабрина с ребенком не окажутся в безопасности. Рейчел должна сделать все возможное, чтобы помочь им. Даже если для этого приходится врать проклятому шерифу.

Ну что, все вроде бы прояснилось?

Почему же она тогда все равно чувствует себя такой виноватой?

Рейчел прогнала непрошеную мысль и подошла к окну, как раз вовремя, чтобы увидеть коричневый пикап шерифа со звездой на дверце, выезжающий на шоссе.

Они должны через полтора часа встретиться у него в офисе. Что-то говорило ей, что избежать этого не удастся. Разве только схватить сумку с вещами и сбежать в Оклахома-Сити, где она не сможет оказать Сабрине никакой помощи. Если же Рейчел не явится, как обещала, Райли Хантер наверняка снова завалится к ней домой. Или, чего доброго, позвонит Вентворфам.

Итак, она стояла перед выбором. При встрече с шерифом можно выложить ему всю правду — что на самом деле она сестра Сабрины и понятия не имеет, что происходит с Сабриной. А также извиниться за свою наглую ложь. Или продолжать пытаться нагло обманывать его, в надежде узнать еще немного о ситуации.

Если Райли Хантер действительно был всего-навсего представителем закона в маленьком городишке и оказался втянутым в это дело совершенно случайно, то, может быть, когда она убедится, что ему можно доверять, они вместе подумали бы над тем, как найти Сабрину.

С другой стороны, если он — наемник семейки Вентворф, обязанный найти Сабрину и доставить в Фримонт-Спрингс, то, выдавая себя за нее, Рейчел выиграет немного времени и собьет преследователей со следа.

В самом деле, кто такой этот Райли Хаптер? Он мог быть и добропорядочным служителем закона, и тем таинственным преследователем, о котором упомянула Сабрина. Хотя, конечно, он хорошо выглядел, был вежлив и любезен, у него такой приятный голос…

Рейчел прервала ход своих мыслей раньше, чем дошла до эпизода, где они с Райли идут рука об руку под марш Мендельсона.

Нужно быть сильной, приказала она себе. Стараться не замечать его безумно красивые карие глаза и чувственную нижнюю губу. Спокойно слышать его голос. И вообще без крайней необходимости не смотреть на него.

Ну что ж, она сможет сделать это ради Сабрины. Она выдаст себя за беременную сестру, благо Райли Хантер явно не знает, что Сабрина уже на седьмом месяце беременности. Ну и слава Богу.


Если бы Рейчел не слишком внимательно всматривалась в дома, она наверняка пропустила бы полицейский участок Вэллес-Каньона. Крошечное кирпичное здание было втиснуто между двумя такими же домишками. Надписи на стеклянной входной двери были старые и облезшие, так что их было почти невозможно прочесть. Рейчел подняла воротник куртки, поглубже натянула на уши красную вязаную шапочку и только потом повернула ручку и вошла.

Она оказалась в маленькой комнате с обстановкой времен президента Эйзенхауэра. Пол был покрыт желтым линолеумом, вдоль одной из стен выстроились оранжевые пластиковые стулья, на столе в углу стояло жалкое подобие новогодней елки, почти без украшений. Направо стоял еще один стол.

Сначала Рейчел подумала, что помещение давно заброшено, но постепенно начала замечать признаки, говорящие о присутствии людей. На столе лежала кипа бумаг, освещаемая настольной лампой. Через спинку металлического кресла на колесиках был переброшен женский свитер. Из охрипшего радио на полке тянулась какая-то нескончаемая мелодия. Несмотря на это, нигде не было ни души.

Очевидно, кто-то здесь периодически появлялся. Если бы она смогла найти…

— Мисс Дженсен.

Обернувшись на голос, она обнаружила, что шериф Райли Хантер стоит в дверях, приветственно протянув руку. Все недавние рассуждения Рейчел о стойкости тут же испарились. Он был таким обаятельным, элегантным, сексуальным… и ей, несмотря ни на что, безумно хотелось поцеловать его.

— Рад, что вы решились прийти. — Райли шагнул к ней. — Даже на несколько минут раньше.

— Шериф… — выдавила Рейчел дрожащим голосом. Машинально она сняла перчатку для рукопожатия. Его рука была теплой и загрубевшей, пожатие крепким. Как и сам он, его руки обладали какой-то необъяснимой притягательной силой.

Рейчел попыталась вспомнить, о чем они должны были говорить. Ах да, конечно. Ей нужно будет выдать еще порцию откровенного вранья.

— Разумеется, я пришла, — ее голос все еще звучал прерывисто. — Вы в этом сомневались?

— Нет-нет, нисколько, — поспешил уверить ее Райли. Он положил руки на бедра, так, что она не могла не обратить на это внимание.

Боже, да у него замечательные бедра! Нет, конечно, она имела в виду его руки. Рейчел не из тех женщин, которые будут рассматривать мужчину ниже пояса. Никогда в жизни.

— …но иногда, — продолжил он, возвращая ее к реальности, — эти процедуры затягиваются дольше, чем предполагаешь.

— Да, бывает… Вы хотели задать мне какие-то вопросы?

— Может быть, нам лучше поговорить в офисе?

Этого еще не хватало.

— Ну что ж, можно и в офисе.

Райли двинулся вперед, показывая дорогу. Коридор был совершенно пустынным. Рейчел потребовалось собрать всю силу воли, чтобы не смотреть на его бедра. Между прочим, ей стало любопытно, сколько человек работает в Полицейском департаменте Вэллес-Каньона. Да, Сабрина превзошла себя, выбирая уголок поглуше. Почему она уехала отсюда? Здесь ее было бы почти невозможно отыскать. Такое маленькое и заброшенное поселение, кажется, специально предназначено для убежища.

Если, конечно, не знать, что кто-то, тем не менее, нашел Сабрину и здесь. О боже…

— Мисс Дженсен?..

Задумавшись, она не заметила, что они уже пришли и шериф Хантер открыл дверь в офис, такой же маленький, плохо освещенный и скудно обставленный, как, вероятно, и все остальные помещения в этом здании. Ей опять не повезло: отвлекшись на разглядывание обстановки, она столкнулась с Райли, который хотел было пропустить ее вперед. И опять, как и пару часов назад, ей показалось, что он окружает ее со всех сторон.

— Ох, простите, — пробормотала она, рефлекторно хватаясь за него, чтобы сохранить равновесие. Ее пальцы сами собой схватились за его рубашку.

И снова Райли Хантер деликатно отвел ее руки, но не отпустил совсем. Заглянув ему в лицо, Рейчел увидела в глубине блестящих черных глаз нечто такое, о чем она не посмела бы говорить вслух, но отчего ее сердце забилось вчетверо быстрее.

— Мэм…

— Да.

Это был не вопрос, а утверждение. Рейчел понимала, что сейчас готова сделать все, что бы ни попросил Райли, с удовольствием и без малейших колебаний и никогда не жалеть об этом впоследствии.

— Вы хотели зайти в офис? — Он отпустил одну ее руку и

показал внутрь комнаты.

— Да. — Несмотря на утвердительный ответ, Рейчел не двинулась с места.

— Здесь нам никто не будет мешать.

— Да.

— Заходите, присаживайтесь. Насколько мне известно, женщины в вашем положении устают очень быстро?

— Да.

— Угу… К сожалению, мне нечем вас угостить… хотя должно было остаться несколько пирожных. Пойдет?

Хотя Рейчел совершенно не ожидала такого оборота событий, она по-прежнему ответила утвердительно.

Некоторое время они молча стояли и смотрели друг на друга. Постепенно до Рейчел дошло, что Райли Хантер смотрел на нее как-то необычно, явно не так, как она на него. Он смотрел так, будто хотел увидеть ответ на какой-то вопрос или тревожился за нее.

— Да. Большое спасибо. Не стоит так беспокоиться, — выдавила она.

— Располагайтесь. Пойду принесу молока к пирожным. В вашем положении молоко, должно быть, особенно полезно.

Рейчел кивнула, но он не успел этого заметить. Со вздохом посмотрев ему вслед, она наконец сориентировалась и устроилась в большом кресле, стоявшем напротив стола. До чего же уродливая вещь, подумала она, когда кресло протестующе заскрипело под ее тяжестью. Хорошо еще, что его не покрасили в коричневый цвет.

— Освоились? — Голос шерифа нарушил гнетущую тишину. Райли принес большую кружку молока и поставил ее на салфетку на стол так, чтобы Рейчел смогла до нее дотянуться. Затем извлек из ящика коробку с пирожными, которую тоже пододвинул в пределы досягаемости Рейчел.

Очевидно, он решил держаться на расстоянии. Наверное, это даже к лучшему. Рейчел нисколько не хотела повторения того… той ситуации, которая возникла в трейлере.

— Ну что ж, — произнес он, усевшись за стол. — Почему бы нам не оставить игру в жмурки? Расскажите мне, как получилось, что вы связались с Вентворфами.

Рейчел как раз взяла пирожное, но, услышав этот вопрос, от неожиданности уронила его.

— Я же говорю, я их совершенно не знаю. Лично, во всяком случае.

— Тогда почему они разыскивают вас как пропавшую без вести?

Рейчел утешила себя тем, что сейчас у нее наконец появилась возможность сказать правду.

— Честное слово, не знаю.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Я навел о вас справки после того, как приходил к вам домой. Правда, ничего интересного не выяснил.

— Вы меня проверяли?

Рейчел не могла решить, что было более досадно — его недоверие и устроенная им проверка — хотя она действительно не сказала ни слова правды и не была достойна доверия, — или то, что в ее жизни не нашли «ничего интересного». Сейчас она не отказалась бы от некоторой доли таинственности в своем прошлом, даже от какого-то небольшого пятнышка на ее репутации.

Вдруг Рейчел вспомнила, что проверял-то он биографию Сабрины. Ну конечно! Сабрина-то никогда не выкидывала никаких фокусов. По крайней мере до недавнего времени. До тех пор, пока не связалась с наследником одной из самых богатых, преуспевающих и влиятельных семей штата Оклахома.

— Не сочтите за оскорбление, мисс Дженсен. Такая проверка — совершенно обычная стандартная процедура. Я просто хотел выяснить, не разыскивают ли вас по каким-то другим причинам, помимо исчезновения без вести.

Рейчел вскинула глаза.

— Ну, знаете… я никогда в жизни не нарушала закон. — Ну, наговорила вранья офицеру полиции, добавила она про себя, но нарушать закон? Нет, никогда. Если, конечно, намеренно вводить в заблуждение полицию не означает нарушать закона…

— Я и не утверждал обратного.

Она вскочила.

— В таком случае я могу идти?

Шериф покачал головой и молча указал на кресло. Рейчел вздохнула, села и снова потянулась за пирожным, не потому, что у нее вдруг проснулся аппетит, а скорее для того, чтобы чем-то занять руки.

— Если вы утверждаете, что не знакомы с семьей Вентворф, то почему они вас разыскивают? Можете рассказать мне все начистоту, мисс Дженсен. Обещаю, что ни одно слово не пойдет дальше моих ушей.

Рейчел откусила хороший кусок пирожного, запила молоком и не сказала ни слова. Пусть думает что хочет.

Очевидно, Райли расценил ее молчание как злонамеренное сокрытие чего-то важного. Он потянулся к телефону, стоявшему на углу стола.

— Если вы ничего не хотите мне сообщать, мне придется прямо сейчас позвонить Вентворфам и доложить, что вы находитесь в моем распоряжении.

Ого-го. В его распоряжении. Звучит заманчиво. Однако через несколько секунд Рейчел вспомнила, что сейчас ей меньше всего улыбалось быть в распоряжении у Райли Хантера. В любом смысле. Она приказала себе очнуться и не поддаваться всяким романтическим грезам о человеке, которому, скорее всего, и доверять нельзя. Потянувшись через стол, она накрыла своей ладонью его руку, лежавшую на телефоне, и тихо попросила:

— Пожалуйста, не делайте этого.

Шериф помолчал, не убирая руки. Только пристально смотрел на нее, о чем-то думая. Наконец он сказал:

— Сообщите хотя бы одну вескую причину, по которой я не должен им звонить.

Рейчел вздохнула. Надо было решаться сейчас или никогда. Ей оставалось или признаться во всем, или выдумывать новую сказку, которая могла привести к бо-о-ольшим затруднениям. Все же она колебалась.

— Всего одну причину, — повторил он ровным голосом.

— Хорошо, — решилась она. — Я скажу вам причину. Все потому, что я… потому, что я отвечала вам не совсем честно.

Шериф вопросительно поднял брови, но продолжал держаться за телефон. Рейчел покрепче обхватила его загрубелую руку и продолжила:

— На самом деле я знаю Вентворфов. — Теперь она врет про то, что врала ему. Но ведь это делается ради Сабрины и ее ребенка, не так ли? — Я знаю их… и прячусь от них. Намеренно. Вы не можете выдать меня!

— Один из них — отец вашего ребенка? — спросил он напрямую.

Голова у нее все еще была занята мыслями о Сабрине, и, не задумываясь, она выдала:

— Я не знаю.

На этот раз Райли Хантер не только поднял брови, но и раскрыл рот.

— Вы не знаете? Не знаете, является ли один из них отцом вашего ребенка?

— Ну… — Рейчел мучительно подыскивала объяснение, которое бы не заставило подумать о ней как о развратной, беззаботной, аморальной или попросту глупой девчонке.

— Дело в том, что один из Вентворфов мог быть отцом ребенка. Вероятно, так оно и есть.

— Мог быть? Вероятно?

— Или… или это мог быть кто-то другой, — запинаясь, добавила она.

Великолепно, ничего не скажешь, поздравила себя Рейчел. Никакого намека на безнравственность, аморальность и прочее.

— В таком случае, кто именно из Вентворфов на подозрении?

Снова отвлекшись на мысли о Сабрине, Рейчел, не дав себе труда подумать, честно ляпнула:

— Я не знаю.

Когда до нее дошло, какую ошибку она совершила, Рейчел в ужасе зажмурилась. По сути, она призналась, что побывала в постели с двумя Вен-творфами. И еще с кем-то третьим, кто тоже мог оказаться отцом ребенка.

Великолепно! Просто великолепно! Она заставила несчастного шерифа поверить, что за последние несколько месяцев сменила как минимум троих мужчин. На самом же деле у Рейчел за это время даже трех свиданий не было, не говоря уже о занятиях любовью. К тому же трех любовников у нее и за всю жизнь не наберется. Боже, что только шериф подумает про нее…

Когда она собралась с духом и открыла глаза, у Райли был такой вид, будто он собирается кого-то как следует вздуть.

— Все-таки, сколько человек на подозрении? Ответьте мне хотя бы на этот вопрос.

Рейчел раскрыла рот, собираясь заговорить, но подумала, что любой ответ только ухудшит дело, и промолчала. Несколько долгих секунд она ломала голову, выискивая подходящие слова для ответа, чтобы, с одной стороны, не пойти на попятный, а с другой — не показаться еще более беззаботной, аморальной, развратной и глупой. Наконец, она решилась произнести:

— Трое. Отцом ребенка может быть… один из этих трех — братья Вентворфы и тот, третий.

Шериф Хантер, который по-прежнему держал руку на телефоне, некоторое время молча всматривался в молодую женщину, как будто намереваясь прочитать ее мысли.

— Так что я попала в очень неловкое положение, особенно, если учесть, что сюда замешаны Вентворфы.

— Это верно, что вы попали в положение, — съязвил он, не слишком заботясь о вежливости. — Вообще-то ваши объяснения наводят на мысль, что такое происходит уже не в первый раз. Интересно, в который? Впрочем, вам, наверное, и не упомнить такие мелочи…

Несмотря на то, что Рейчел испытывала сильное искушение вмазать ему по физиономии, она не стала обращать внимание на его сарказмы.

— Пожалуйста, не сообщайте Вентворфам о моем местонахождении. Дайте мне немного времени, скажем, неделю, чтобы во всем разобраться. Обещаю, что после этого я сама явлюсь к ним и расскажу все, что знаю.

— Неделю… — отозвался он. — А вы уверены, что за неделю вам удастся все расставить по своим местам? Лично я в этом сомневаюсь.

Рейчел кивнула.

— Недели мне вполне хватит. Вы ведь ничего не теряете, если дадите мне немного времени.

Он посмотрел задумчиво.

— Я не могу быть уверенным, что, выйдя за дверь, вы тут же не пуститесь в бега.

Она посмотрела на него с надеждой.

— Разве вам мало моего обещания?

— Простите, мисс Дженсен, но я слишком плохо знаю вас, чтобы поверить вашему слову, и вообще, с тех пор как я впервые увидел вас полчаса назад, вы не произвели впечатления честнейшего человека.

Что ж, этого следовало ожидать. Но все же неприятно понимать, что тебе не доверяют. Даже если ты и в самом деле не слишком-то заслуживаешь доверия.

— Никаких обид, шериф. Ко я просто не знаю, как еще вас убедить. Смотрите — я верю, что вы неделю не будете звонить Вентворфам. Почему же вы не верите моему обещанию? Я обещаю оставаться здесь и никуда не исчезать, а вы на неделю обождете им звонить. Ну пожалуйста…

Он молчал, и Рейчел безумно захотелось прочитать его мысли. А, с другой стороны, что можно подумать про беременную женщину, которая не знает, кто из троих отец ее ребенка? Вне всякого сомнения, Райли Хантер посчитал ее женщиной, мягко говоря, крайне легкомысленной.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Я дам вам время. Но не неделю. Три дня. В вашем распоряжении целый уик-энд. Но к понедельнику вам лучше определиться, что вы собираетесь делать дальше. Потому что в конце рабочего дня в понедельник я в любом случае звоню Вентворфам.

Рейчел вздохнула с облегчением. У нее на три дня больше, чем она рассчитывала. За эти три дня Сабрина успеет замести следы.

— Спасибо, шериф. Вы так…

— Но в свою очередь, — перебил он, и вся ее радость испарилась, — вы должны отдать мне…

Она насторожилась.

Он улыбнулся той самой улыбкой, от которой ее сердце таяло.

— Ключи от вашей машины.

Глава ЧЕТВЕРТАЯ

— Что? — Рейчел показалось, что она ослышалась.

Шериф откинулся на стуле, заведя руки за голову.

— Вы не ослышались. Сдайте ключи от вашей машины. Я должен быть уверен, что вы не сбежите.

— Почему бы мне не взять машину напрокат? — Впрочем, задавая этот вопрос, Рейчел уже потянулась за ключами.

— В Вэллес-Каньоне не выдают машины напрокат. У нас бензоколонка-то всего одна, черт возьми! Как раз напротив нашего здания. Так что мне нужно всего-навсего предупредить старину Мингера, чтобы дал знать, если к нему на заправку вдруг завернет красавица с огромными зелеными глазами, один взгляд которых заставляет тебя растаять. И не более как через пять минут я уже буду у вас на хвосте.

Без таких метафор вполне можно было бы обойтись. Сердце у Рейчел и так билось как сумасшедшее, чему не в последнюю очередь способствовали интонации его голоса, а теперь в ее воспаленном воображении замелькали весьма конкретные и очень эротичные образы.

Собрав всю свою волю, она прогнала сладостные видения и сосредоточилась на более прозаическом деле — высвобождении нужного ключа из связки. Справившись с этой задачей, она нехотя отдала ключ шерифу через стол и, не удержавшись, спросила:

— Почему вы так уверены, что я не угоню какую-нибудь машину?

Широко улыбнувшись, он накрыл ключ ладонью и крепко сжал. Было в этом жесте что-то, заставившее ее почувствовать то ли электрический разряд, то ли пробежавший по жилам огонь. Оказывается, здесь жарко. Почему она этого не замечала раньше?

Райли, казалось, не обратил внимания на ее замешательство.

— Может быть, вы и лгунья, мисс Дженсен, но ничего преступного в вас и в помине нет. Теперь я это вижу совершенно ясно. Я возвращу вам его в понедельник вечером.

— И как же я буду обходиться без машины все это время?

— Неужели вам куда-то нужно ехать? Кажется, вы здесь почти никого не знаете. И, если вы еще не заметили, Вэллес-Каньон не очень-то смахивает на крупный город.

— Да уж. Это трудно было не заметить.

Он сложил руки на груди и снова улыбнулся.

— Ну, в таком случае…

— Все же мне нужно будет как-то передвигаться. Хотя бы, например, в продовольственный магазин.

Он пожал плечами.

— Ну, тогда позвоните в участок.

Внутри у нее возник легкий нервный холодок.

— И кого же я должна там спросить?

— Меня.

— Простите, шериф, но, несмотря на мир и покой, царящие здесь, у вас, должно быть, полно других дел, помимо того, чтобы повсюду сопровождать меня. К тому же злые языки могут обвинить вас в приставании к женщинам.

— Издеваетесь? — усмехнулся он.

Разумеется, она издевалась.

Многообещающе улыбнувшись, он добавил:

— Дорогая, если мне вдруг захочется к вам поприставать, вы об этом и сами догадаетесь. Уж поверьте.

Рейчел беспокойно поерзала на стуле. Но на что еще ей приходилось рассчитывать? Какого еще отношения к себе может ожидать женщина, которая, как следует из ее слов, ложится в постель с каждым встречным и которая не может решить, кто из трех вымышленных любовников — отец ее несуществующего ребенка? Приходится привыкать.

— Мне нужно добраться домой, по дороге ненадолго заглянув в магазин.

Шериф Хантер с ленцой вылез из-за стола. Рейчел изо всех сил старалась не разглядывать его в упор.

— Ну, тогда поехали.

Она кивнула, пытаясь оценить ситуацию. Если за выигранное время удастся поподробнее выяснить, что происходит с Сабриной, то можно оправдать и потерю возможности пользоваться машиной на выходные, и репутацию женщины легкого поведения, и даже потерпеть колкости от шерифа. Трейлер находился не дальше четырех или пяти миль от городка, и в случае чего она могла бы пройти такое расстояние за час. Правда, сейчас слишком холодно для таких прогулок. Но зато можно не зависеть от Райли Хантера.

Она молча смотрела, как он влезал в куртку, надевал перчатки и нахлобучивал на голову шляпу.

Боже, как элегантно он выглядит! — не могла не отметить Рейчел. Он мог бы сниматься в любом из фильмов про Дикий Запад.

— Мисс Дженсен?

— Да, шериф?

— Кто из молодых Вентворфов, скорее всего, отец вашего ребенка?

Рейчел удрученно вздохнула. С одной стороны, какое ему дело? С другой, поскольку она действительно плохо знала этих Вентворфов из Фримонт-Спрингса, то и не подумала выучить, как их зовут. Пришлось уходить в глухую оборону.

— Почему вас это интересует?

Он совершенно непринужденно пожал плечами.

— Просто любопытно. Я помню, что вы сказали «оба», но ведь шансы у них наверняка разные. К тому же, если учесть, что Джек умер, и все такое…

Джек умер? Вот это новость. Она впервые услышала о смерти одного из Вентворфов. К сожалению, не было никакого способа разговорить шерифа, не боясь навлечь на себя подозрение. Если бы она действительно была в таких близких отношениях с членами этой семьи, то, разумеется, узнала бы, что один из них умер.

Может быть, эта смерть отчасти и была причиной неприятностей у Сабрины? Не поэтому ли рядом с Сабриной не было отца ее ребенка? Подумать только, какое несчастье свалилось на ее бедную голову! Рейчел вдруг почувствовала, что ее как никогда тянет к сестре. Угораздило же ее влюбиться, ожидать ребенка от любимого и вдруг потерять его…

Она должна разыскать Сабрину! Просто обязана. Сестру ни в коем случае нельзя оставлять одну.

Шериф еще раз взглянул на нее, но тут же опустил глаза.

— Я хотел сказать, что вы не… в самом деле… это на вас не похоже… я имею в виду, с двумя… Хотя, на самом деле, наверно… Если вы говорите, что подозреваете обоих… Но может быть, все-таки кого-то одного?

Он окончательно смутился и снова, едва взглянув на нее, уставился в пол.

— Ладно, забудьте все, что я сказал, хорошо? Конечно, это меня не касается. Но если вы все-таки решитесь рассказать…

Он отчаянно пытался быть обходительным. Хотел попять, зачем женщина поставила себя в такое, мягко говоря, неприятное положение. И сейчас она должна была объяснить ему. А заодно и себе, и всему миру.

— Да, конечно, с одним из них у меня были гораздо более тесные отношения, но…

Он впился в нее глазами.

— Это был Майкл или Джек? — наконец не выдержал он.

Она вздохнула с облегчением. Все-таки он назвал их имена.

— Майкл. — Она помнила, что, по его словам, Джек считался умершим.

Он кивнул, но, казалось, был не вполне доволен ответом.

— А тот, третий, который тоже может оказаться отцом? Что насчет него?

Рейчел вздохнула, мечтая о том, чтобы этот, с позволения сказать, разговор побыстрее закончился и ей больше не приходилось чувствовать себя такой виноватой.

— Ну, это было что-то вроде… Ну знаете, как это бывает… мимолетное увлечение… — запинаясь, ответила она.

Он кивнул, не глядя на нее.

— Вы частенько увлекаетесь, правда?

Странно, но в его вопросе не слышалось никаких намеков. Он, казалось, совершенно не собирался извлекать какую-то выгоду из знакомства со… скажем так, женщиной без твердых моральных устоев. Наоборот, он совершенно искренне беспокоился о ее благополучии, стараясь понять, что заставило эту женщину угодить в такой переплет.

Рейчел глубоко вздохнула, испытывая непреодолимое желание выложить ему все начистоту. Но к этому моменту она уже столько напридумывала, наделала столько глупостей, что вряд ли Райли поверит ей, когда она наконец скажет правду. К тому же она все еще не доверяла ему полностью. Поэтому на данный момент она решила открыть только маленький кусочек правды.

— Вовсе нет. Просто в последнее время у меня не жизнь, а сплошная неразбериха, и я…

— У вас неприятности, так?

Она грустно улыбнулась, прочитав искреннее сочувствие в его глазах.

— Да, вне всякого сомнения.

Хотя Рейчел испытывала чувство благодарности за то, что получила возможность сказать несколько правдивых слов, она помнила, что должна быть очень осторожной. Если она забудет, когда говорила правду, а когда сочиняла, то Райли Хантер выведет ее на чистую воду еще до понедельника.

Проще всего избегать его в последующие дни, подумала Рейчел. Она могла бы окопаться в трейлере на весь уик-энд, позвонить оттуда нескольким друзьям и знакомым, решить, что делать дальше. Потом… Ей все-таки нужно пускаться по следу Сабрины. Ничего не поделаешь.

— Пойдемте, мисс Дженсен, — голос Райли Хантера прервал ее мысли.

Рейчел уже была готова сказать что-то еще, но решила, что для первого раза и такого кусочка правды достаточно. Чтобы Райли не успел задать ей еще какой-нибудь вопрос, Рейчел быстро накинула куртку и поспешила из офиса. Она страстно надеялась, что за три дня сможет найти какой-то разумный выход из этого хаоса.


Едва Райли втиснулся в пикап, получив жалобу, что хулиганствующие Баркеры опять не дают никому покоя, и собираясь поехать в очередной раз поучить их уму-разуму, как у пего перед глазами возник образ Сабрины Дженсен. Впрочем, если учесть, что в последние часы он не мог думать ни о ком, кроме нее, это было не слишком удивительно. Мысли о ней занимали все его свободное время, которое можно было посвятить куда более важным делам, при том, что они были знакомы всего-навсего несколько часов! Еще ни одна женщина не поселялась в его сердце так скоро и основательно, а увлекаться такими особами, как Сабрина, было для него и вовсе странно.

Черт возьми! Она даже не знает, кто из трех ее поклонников сделал ей ребенка. Трое. Подумать только! Трое. Не то чтобы Райли был моралистом, который любит всех осуждать, — «живи и давай жить другим» было его девизом, — но все же, черт возьми… Почему его с такой силой тянет к этой женщине?

Он вспомнил последнюю свою любовь — тогда он тоже влюбился сильно и быстро. Мисс Кэролайн Мерили Дьюхорст, регулярно посещавшая церковь, бывшая герлскаут, учительница младших классов — и, вдобавок, девственница. А чем все закончилось? Только ее родичи пригрозили лишить ее денежной помощи, если она выйдет замуж за такого, как Райли Хантер, она тут же пошла на попятный и впоследствии сочеталась законным браком с тщательно отобранным родней претендентом.

Вот такая жертвенная любовь.

Может быть, Райли было суждено влюбляться в женщин, которые не отвечали ему взаимностью?

Шериф повернул ключ зажигания и посмотрел через ветровое стекло на ночное небо. Ярко сияла полная луна, несколько звездочек прятались за облака. Ему живо припомнились зеленые глаза, смотревшие на него с заднего сиденья со страхом и беспокойством.

Райли всегда везло на женщин, у которых были неприятности. Еще в школе он увидел, как старшие девчонки дразнили Сару Сандаски. Они насмехались над ней потому, что она была из бедной семьи и росла без отца. Райли взял Сару под свою опеку с того самого утра и следил, чтобы про нее никто не сказал худого слова. Они остались друзьями и по сей день. Сейчас она замужем, работает репортером в газете и совершенно счастлива. Они с мужем даже просили Райли быть крестным отцом у их первого ребенка.

Кто знает, может быть, Сабрина Дженсен испытывала те же трудности в какой-то период жизни? Может быть, ее бросили, когда она была ребенком? Может быть, она росла в бедности или с ней грубо обращались? Может быть, ее некому было защитить? Райли долгое время придерживался мнения, что победители и неудачники в жизни различаются только тем, что у первых были друзья и любящие родственники, чтобы поддержать их в трудные периоды жизни, а у неудачников не было никого.

У Сабрины Дженсен, похоже, никого не было. Она сама весьма прозрачно на это намекнула, когда Райли сказал, что странно уезжать на праздниках, когда все стремятся быть поближе к родным. Что она тогда ответила? Что это зависит от отношений с родными. Очевидно, в ее семье родственные узы не были слишком крепкими.

И вот она здесь, за многие мили от дома, живет в съемном

жилище, и некому позаботится о ней. Все про нее забыли, кроме чужой семьи, да и той, вероятно, нужна не она сама, а ребенок. Бедняжка испугана, обеспокоена и страдает от неопределенности. Беспокоится она, наверное, не только за себя, но и за будущего ребенка, и при этом ей совершенно не к кому обратиться за помощью. А между тем Рождество уже на носу.

Райли включил фары и прибавил газу. Вестпорт-Трейлер-Парк, или Стоянка домов на колесах, как бы это место ни называлось, находилось всего в нескольких милях. За пять минут можно заехать туда, убедиться, что с Сабрипой все в порядке. Узнать, не нужно ли ей чего. Или кого.

Когда он подъехал, в ее окнах еще горел свет. Вообще-то ничего удивительного, ведь еще только половина десятого. Все же Райли поколебался, перед тем как вылезти из машины. Он не собирался лукавить себе, что его намерения были исключительно благородными. Да, он собирался убедиться, что она в порядке и все такое, но в то же время отдавал себе отчет, что втайне надеется на что-то значительно большее… Он напомнил себе о своих зароках и предыдущих ошибках. Снова наступать на те же грабли?

Отбросив подобные мысли, он открыл дверцу и вышел. Сабрина, должно быть, услышала, как он подъехал, потому что, не успел он подняться на первую ступеньку крыльца, как она предстала перед ним в проеме распахнувшейся двери, освещаемая слабым желтым светом, шедшим из дома.

Ее одежда, вероятно, служила ей чем-то вроде пижамы — длинная фланелевая рубашка до колен, белые леггинсы и толстые носки. Волосы были собраны в хвост, но несколько выбившихся прядей обрамляли лицо, на котором не осталось и следа от скромного дневного макияжа. Правой рукой она схватилась за дверную ручку, как будто это была единственная надежда в жизни, а в левой держала… Райли с подозрением прищурился. Она держала стакан белого вина! Странный, мягко говоря, выбор для беременной женщины. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы знать: при беременности противопоказаны любые спиртные напитки.

— Мисс Дженсен, — он поднес два пальца к шляпе в знак приветствия.

— Что вас привело сюда в такое время?

Он подошел поближе, к началу металлической лестницы.

— Меня вызвали утихомирить семейку Баркеров. Решил заодно проведать вас.

Она посмотрела на него с любопытством.

— Кого вы собираетесь усмирять?

— Вздорных Баркеров. Они здесь притча во языцех. До них отсюда рукой подать.

— Они опасны?

— Нет, мэм. Просто покоя никому не дают. Особенно младший, Билли Баркер. Мухи не обидит, но душу вымотает. Я как раз хотел убедиться, что он не околачивается поблизости. Вы ведь тут недавно, и он может обратить на вас внимание.

— А что они вытворяют?

— Шумят, ругаются. Недовольны всеми окружающими и друг другом. Спать никому не дают. Удивительно, что вы ни разу ничего не слышали.

Она показала внутрь дома.

— У меня работает радио, и не слишком тихо. — Она улыбнулась. — Странно, что на меня никто еще не жалуется.

Только теперь Райли услышал доносившуюся из комнаты музыку. Он кивнул.

— По сравнению с теми концертами, которые закатывают Баркеры, это сущие пустяки.

Она перехватила ручку двери, видимо, собираясь закрыть ее.

— Ну вот, как видите, я в полном порядке. Благодарю за заботу, шериф. Если у вас больше никаких новостей…

Не удержавшись, Райли произнес:

— Да, еще одно. — Он кивнул на ее стакан. — Вы уверены, что в вашем положении можно употреблять вино? Я не хочу вас обидеть, но, по-моему, это может повредить ребенку.

Сабрииа широко раскрыла глаза, и Райли подумал, не превысил ли он свои полномочия.

— Нуу… — протянула она. Затем, наконец вспомнив нужные слова, произнесла: — Не о чем беспокоиться. Это безалкогольное вино, которое начали теперь выпускать.

У Райли отлегло от сердца. Ну конечно. Он и забыл, что существует такая ерунда.

— Мне всегда хочется чем-нибудь полакомиться под Рождество. Я обычно запасаюсь продуктами на все праздники. Если помните, вчера я даже купила пирожков с сыром. Это привычка. Без сыра и Рождество не Рождество. А к сыру обязательно нужен стаканчик вина. Пришлось порыться в своих старых запасах. — Она сделала хороший глоток. — Я бы пригласила вас зайти и тоже выпить стаканчик, но ведь у вас много всяких дел.

Если бы речь шла о настоящем вине, Райли бы отказался немедленно. Там, где дело касалось коньяка или виски, он мог перепить любого, хотя был обычно весьма умерен. Но вино почему-то сразу ударяло ему в голову. Стоило выпить чуть больше стакана, как тело отказывалось ему повиноваться, а на следующее утро приходилось бороться с жестоким похмельем. Но поскольку вино было не настоящее и Сабрина почти напрямую приглашала…

— Напротив. Время моего дежурства только что истекло, так что я совсем не прочь к вам заглянуть. Спасибо за приглашение.

Выражение ее лица можно было истолковать только как панику, вызванную его согласием.

— Или вы не хотите, чтобы я к вам заходил? — На него напало сомнение.

— Нет, почему же, просто… я удивилась, вот и все. Я имею в виду — тому, что вы сейчас не на работе. Вы ведь сказали, что ехали по какому-то вызову.

Райли взялся за перила и медленно поднялся до предпоследней ступеньки. Даже стоя на ступеньку ниже Сабрины, он был чуть выше ее.

— Мне приходится работать даже во внеурочное время. В таком городишке, как Вэллес-Каньон, приходится жить на бегу. Но, к счастью, в такой глуши не происходит ничего серьезного, чтобы приходилось не спать ночами. Практически я сейчас вроде бы работаю. Но в то же время можно сказать, что я решил отдохнуть. Вы, кажется, предлагали пропустить по стаканчику? — Райли неожиданно до смерти захотелось побыть с Сабриной подольше.

Секунду она сверлила его взглядом, но в конце концов сделала приглашающий жест.

— Да, конечно. Сколько угодно. Я надеюсь, сырные пирожки тоже вам поправятся.

— Какое же Рождество без них?

Как только он закрыл за собой дверь, Сабрина тут же выключила радио и метнулась на кухню, а Райли стал освобождаться от шляпы, перчаток и куртки. Когда ему сообщили о безобразном поведении Баркеров, он сидел дома, и поэтому сейчас на нем не было формы. Он был одет в синие джинсы и рубашку. По привычке, сняв шляпу, Райли провел обеими руками по волосам. На этот раз он не обращал внимания на передвижения Сабрины по кухне, памятуя, к каким последствиям это может привести. Не успел он устроиться поудобнее, как появилась Сабрина со стаканом вина.

— Надеюсь, вам понравится.

Райли глотнул и обнаружил, что вкус весьма приятен. Вообще-то он всегда подозревал, что всякие безалкогольные суррогаты в рот не возьмешь, но это оказалось на удивление вкусным.

— Неплохо. — Из вежливости он добавил: — Я, пожалуй, как-нибудь куплю такое для себя. Как оно называется?

Снова испуганно расширенные глаза.

— Ну… Гм… По-моему, Chateau de Fimposteur.

Райли кивнул.

— Оно очень вкусное.

— Да-да. Особенно хорошо с курицей и рыбой.

— Надо запомнить.

Повисло неловкое молчание. Сабрина скользнула в кресло.

— Итак, шериф… — заговорила было она.

Он знаком остановил ее.

— Пожалуйста, зовите меня Райли. Так меня называют все в Вэллес-Каньоне. Даже те, кого я арестовываю.

— Вам случалось арестовывать людей здесь? — спросила она с улыбкой. — Трудно поверить.

Он улыбнулся в ответ.

— Никуда не денешься. Это неизбежная часть работы.

— Это были те самые вздорные Баркеры?

Он кивнул.

— И сестры Гленденнинг, правда, они не такие буйные.

— И что они делали?

— Всякие хулиганские шуточки. Обматывают деревья туалетной бумагой, поливают окна мыльной пеной, а то устроят пальбу из пистолетов посреди ночи. Вот в таком духе. Они делают это круглый год, но иногда переходят всякие границы. — Он глотнул вина и продолжал: — Черт возьми, они ведь уже далеко не дети. Пора бы вырасти из таких забав.

— Простите, шериф… то есть Райли, — поправилась она и, прежде чем продолжать, сказала: — Можете звать меня… хм… Сабрина. Так вот, Вэллес-Каньон, кажется, неподходящее место работы для такого человека, как вы. Поймите меня правильно. Здесь, конечно, замечательный маленький городок. Но вряд ли здесь найдет применение такой… человек с такими способностями, какими вы, очевидно, располагаете.

— Вы хотите спросить, что привело меня в этот затерянный уголок штата, мисс… то есть Сабрина?

Она пожала плечами.

— Свою историю я рассказала. Теперь ваша очередь.

Она, вероятно, была права, но Райли больше любил слушать, чем говорить, особенно когда дело касалось его и его прошлого. С другой стороны, скрывать ему нечего.

— Я родился и вырос в маленьком городишке недалеко от Талсы — в Эденсайде. Если вы были в Талсе, вы, наверное, о нем слышали.

Она кивнула, стараясь сохранять нейтральное выражение лица.

— Там нет ничего, кроме кучки запущенных домов. Ах да, еще процветающей преступности. Немногие хотели бы там оказаться, особенно после наступления темноты.

Никак не прокомментировав это сообщение, она спросила:

— Что же все-таки послужило поводом к вашему отъезду?

Обычно Райли старательно избегал разговоров на такие темы, но почему-то сейчас, рассказывая Сабрине о своей жизни, он не чувствовал особой неловкости. Может быть, подозревал, что у них было нечто общее в прошлом.

— Отец ушел от нас, когда мне было семь, а сестре пять, оставив маму с двумя детьми на руках, так что ей приходилось работать на трех работах. Мама всегда хотела, чтобы наша жизнь сложилась лучше, чем ее собственная. Она смогла добиться, чтобы у нас была возможность учиться в колледже. Мы и учились.

— Что вы изучали?

— Юриспруденцию, — с гордостью ответил он. — Закончил с отличием. До того как приехать сюда, работал детективом в Талсе. Расследовал убийства. Я проработал там почти десять лет, с двадцати двух.

— Почему же вы уехали?

Он тяжело вздохнул, отхлебнул еще вина и отвел глаза.

— Чтобы расследовать убийства, нужно быть слишком толстокожим. Я не выдержал.

Удивительно, с какой легкостью он смог в этом признаться. Там действительно требовался гораздо более сильный человек, чтобы работать с этим день за днем и не сойти с ума.

— После того, как мне пришлось расследовать дело человека, убившего шестилетнего сына, я долго не продержался. Я просто не мог этого выносить. Страшно смотреть, что люди могут сделать друг с другом. Когда я нашел объявление об этой вакансии в газете, мне ужасно захотелось сбежать сюда. Так что работа в Вэллес-Каньоне мне идеально подходит.

Конечно, было и другое объяснение тому, что Райли забрался в этот медвежий угол. Ему нужно было время, чтобы осваивать новое увлечение, которое он мечтал сделать профессией. Работа в здешнем департаменте была, пожалуй, единственным вариантом, оставляющим достаточно свободного времени и в то же время позволяющим не терять связи с полицией. Переехав сюда, он совершенно неожиданно для себя приобрел замечательную ясность ума и спокойствие души.

Такая идиллия продолжалась до вчерашнего дня. Приезд Сабрины Дженсен основательно подорвал его спокойствие и умиротворение. И сейчас, попивая вино и смотря на нее поверх стакана, он понимал, что эта история еще очень далека от завершения.

Глава ПЯТАЯ

— А вы чем занимаетесь в Оклахоме?

Рейчел разглядывала Райли Хантера в тусклом свете единственной лампы и жалела, что пригласила его к себе. Конечно, приглашая его, она совершенно не ожидала, что он примет ее приглашение. Она-то думала, что он находится на службе или едет куда-то по своим делам и остановился проведать ее просто из вежливости. Меньше всего она ожидала, что ему захочется установить с ней более близкие, чем требовалось по долгу службы, отношения. Судя по его вчерашнему поведению, он был рад отделаться от нее.

Хотя сейчас, вспоминая вчерашний день, она отметила, что Райли был очень обходителен с ней, когда они зашли на маленький рынок, где Сабрина сделала некоторые закупки на пути домой. Он вызвался нести ее корзинку с продуктами, доставал все, что ей требовалось, с высоких полок, и насоветовал ей купить много полезных продуктов для беременных, в дополнение к ее обычному убогому рациону.

Райли также напомнил ей, что беременной женщине нельзя пить вино, вспомнила Рейчел. Конечно, ей следовало вспомнить об этом, когда она шла открывать дверь. Просто она не подумала. Как обычно.

Уезжая из Оклахомы, она в последнюю минуту положила эту бутылку вместе со всеми остальными вещами. Тогда она думала, что какое-то время проживет с Сабриной. Теперь же, увидев Райли, так растерялась, что забыла о необходимости изображать из себя беременную. Когда же он сам напомнил ей об этом, пришлось ему наврать.

В очередной раз.

Настанет ли когда-нибудь время, спросила она себя, когда можно будет сказать ему хоть что-то правдивое? Она, наконец, вспомнила, что ее только что спросили об Оклахоме. Вот и представилась возможность. Если Райли не знает, что Сабрина на седьмом месяце, он, может быть, не знает и об ее жизни. Так что какая, к черту, разница, подумала Рейчел. Теперь-то она могла начистоту рассказать о своей жизни дома.

— Я работаю в баре. Вернее, работала. Я потеряла работу перед самым отъездом.

— Вас уволили накануне Рождества? Ужасно. Тем более, учитывая, что вы беременны.

Она закусила губу.

— Да, но… гм… мой шеф не знал, что я беременна.

— Вам следовало сообщить ему.

— Не думаю, чтобы это принесло какие-то результаты. — Это тоже было правдой, подумала она. Эдди, ее менеджер, был человеком без сердца. Вот так.

— Может быть, мне стоит позвонить ему? — предложил Райли. — Я бы напомнил ему о человечности и доброте.

— Нет! — Рейчел выпалила это слишком резко и твердо, и Райли взглянул на нее с удивлением. — Я имею в виду, — попыталась она сгладить свое восклицание, — это не его дело. Я не хочу, чтобы он знал… о моем положении. И не беспокойтесь за меня. Я найду другую работу. В бары всегда требуются работники. Не придавайте этому значения.

Судя по выражению его лица, Райли еще не раз об этом задумается, отметила Рейчел. Он казался всерьез обеспокоенным за нее.

Надо же, у нее, оказывается, вполне успешно получается вешать лапшу на уши. Последняя мысль затронула какую-то болезненную точку в ее душе, и Рейчел поняла, что ее снова тянет рассказать ему всю правду. Он слишком хороший человек, чтобы водить его за нос подобным образом. Но все же торопиться нельзя. У нее еще будет достаточно времени рассказать, как все было на самом деле. Когда Сабрина окажется в безопасности.

— Вы хороший человек, Райли, — с улыбкой сказала она. — Но, право же, не стоит беспокоиться за меня. Покраснев, он опустил глаза.

— Я вовсе не такой уж хороший. Просто не могу видеть женщину в затруднении.

— Я сама могу позаботиться о себе.

— Ну, это ведь еще как сказать.

Рейчел вспыхнула.

— Вам-то до этого какое дело?

— Понимаю, что никакого, — тихо сказал он, — но от этого ваши трудности заботят меня не меньше.

На душе у нее потеплело. Он знаком с ней едва ли день, и все-таки его волнуют ее трудности. Он прекрасно осведомлен, что она запуталась и не в состоянии выбраться самостоятельно. Если верить ее словам, ситуация складывается такая, что большинство мужчин в ужасе разбежались бы от такого существа, а он тем не менее продолжал заботиться о ней.

Это как раз то, что ей было нужно, подумала Рейчел. К тому же в глубине души она чувствовала, что Райли ей тоже небезразличен. Странно, но ее чувства к нему отличались от тех, что она испытывала по отношению к другим мужчинам. Работая в баре, она каждый день общалась с множеством мужчин. С ней флиртовали, заигрывали. Там бывали мужчины, в которых она могла бы по уши влюбиться с первого взгляда. И Рейчел давным-давно научилась осторожничать в любовных делах.

Она отвергала всех. Да, естественно, она флиртовала и отшучивалась в ответ, но, каждый вечер, возвращаясь одна в пустую квартиру, чувствовала себя обделенной. Однажды, когда ей было семнадцать, она совершила ошибку и больше не собиралась ее повторять.

Она влюбилась в совершенно очаровательного ковбоя по имени Барт Мендоза и вскоре отдалась ему душой и телом. Но через неделю он исчез в неизвестном направлении, даже не попрощавшись. Вскоре Рейчел забыла о нем, потому что познакомилась с неким Натаном. Ему на смену пришел очаровашка Тим, и мысли о Натане выветрились у нее из головы.

Но с ними она отнюдь не заходила так далеко, как с Бартом. С тех пор у нее было еще несколько ухажеров, но, общаясь с ними, она не давала себе воли. Урок, преподанный Бартом, оказался болезненным, но тем лучше она его запомнила. Барт показал ей раз и навсегда, что она, так же как и ее мать, готова броситься на первого же симпатичного мужика.

Рейчел плохо помнила мать — последний раз она видела ее много лет назад. Бланш Дженсен бросила любящего мужа и двух сестер-близнецов ради симпатичного ухажера с хорошо подвешенным языком.

Сначала, пока дети еще не подросли, она иногда писала им письма, поздравляла с днем рождения, но постепенно и это сошло на нет. Бланш сделала свой выбор, уйдя и не оглянувшись.

В свое время Барт Мендоза подобным же образом исчез из жизни Рейчел. С тех пор ухаживания мужчин, можно сказать, не выводили ее из равновесия. За исключением первого раза, она никогда не позволяла себе потерять голову. Она разрешала любви поселиться в сердце только на несколько часов свидания, а когда мужчина уходил, заставляла себя забыть о нем. Она наделала порядочное количество глупостей в жизни, и, надо думать, наделает еще немало, но этой ошибки больше не повторит.

Она не собиралась быть такой женщиной, как мать, и переходить от одного любовника — или мужа — к другому. А если это значило, что Рейчел придется всю оставшуюся жизнь провести в одиночестве, ну что ж… значит, так тому и быть. На свете много куда более страшных вещей, чем одиночество.

Так что никакой Райли Хантер не вскружит ей голову. Потому что она знала: если влюбится в него по-настоящему, то наделает глупостей и вскоре об этом пожалеет. Как бы он ни был привлекателен, она была уверена, что он ничем не лучше любого другого красивого мужчины.

— Я, право же, ценю вашу заботу обо мне. Но, верите вы в это или нет, я способна позаботиться о себе сама.

— Хорошо, — произнес он, допивая вино. — Если вы на этом настаиваете, у меня, похоже, нет другого выхода, кроме как поверить вам. — Он оглянулся вокруг, ища, куда бы поставить пустой стакан. — Поскольку я убедился в вашей самостоятельности, то видно, никакого резона околачиваться тут дальше нет.

Не найдя, куда поставить стакан, он быстро поднялся, очевидно, намереваясь отнести его в кухню. Но движение оказалось слишком быстрым, чтобы он сумел удержать равновесие. Поэтому вместо того, чтобы шагнуть вперед, он, покачиваясь и вытаращив глаза от удивления, застыл на месте. Затем, прежде чем Рейчел поняла, что происходит, он качнулся в ее сторону. В растерянности она привстала и попыталась удержать его. Но он был явно слишком тяжел для нее, и Рейчел плюхнулась обратно в кресло, а Райли приземлился ей на ноги.

Секунду они глазели друг на друга, и каждый пытался понять, что же все-таки произошло. Затем Райли откинулся назад, вскочил и приземлился в свое кресло. Но теперь он сидел в гораздо более непринужденной позе, чем раньше, — руки раскинуты в стороны, одна нога перекинута через подлокотник.

Рейчел не двинулась с места — да и не смогла бы, даже если бы захотела, и сидела, беспомощно моргая, как будто внезапно ослепленная какой-то яркой вспышкой. Но постепенно она начала приходить в себя и, наконец, до нее дошло, что Райли находится в состоянии, несколько не подобающем облеченному властью представителю закона.

— Ч-что с вами? — дрожащим голосом спросила она.

Райли потряс головой, прижал руки ко лбу.

— Если бы я не знал точно… — он выглядел растерянным. — Вот черт! Я бы подумал, что напился.

Рейчел похолодела. Что же делать, придется снова вешать лапшу на уши.

— Но это невозможно!

Это действительно невозможно — ведь она налила ему всего-то полстакана. Сама она выпила больше и не чувствовала ни малейшего головокружения. А он, крупный мужчина, выпил всего-то неполный стаканчик. Даже если учесть, что вино на самом деле не было безалкогольным, на такого человека, как Райли Хантер, оно не могло оказать никакого действия. Не должно было оказать, по крайней мере.

— Вы уверены, что это не настоящее вино?

— Совершенно уверена.

— Дело в том, что у меня очень высокая чувствительность к вину, — добавил он.

Так вот в чем дело! Теперь все стало на свои места.

— В последний раз я испытывал такое головокружение на свадьбе у сестры, когда одна рюмка шампанского просто свалила меня с ног. Так что вино мне совершенно противопоказано. — Райли внимательно посмотрел на нее, прежде чем продолжать: — Правда, я вспомнил, что у меня было подобное ощущение, когда прошлой зимой я заболел гриппом. Но я болею редко и не заболеваю так неожиданно.

Рейчел ухватилась за возможность увести разговор в другое русло.

— Я слышала, здесь ходит какая-то зараза. Эта болезнь начинается очень остро. Может быть, вы именно ее и подхватили. — Она вскочила. — Надо смерить вам температуру.

— Не стоит! — крикнул он вдогонку. — Вряд ли это необходимо. Мне вовсе не жарко.

Ему не жарко? Это поразило Рейчел. После тех скачек, которые они устроили минуту назад? У нее до сих пор сердце готово выскочить наружу, а ему даже не жарко?

— Ну, хорошо, — пробормотала она, возвращаясь обратно, и, примостившись на краешке кресла, стала настороженно наблюдать. Райли сидел уже ровнее, но при этом уперся локтями в колени и положил голову на руки.

— Говорю же, я чувствую себя пьяным, — сказал он, не поднимая головы.

От стаканчика вина?.. — подумала Рейчел. Из чего только делают сейчас шерифов…

— Может быть, это приступ головокружения?

Он покачал головой, медленно, и даже слегка застонал.

— Я не страдаю головокружениями.

— Может быть, это однократный приступ.

Он поднял голову, но явно не чувствовал себя лучше.

— Никогда о таком не слышал.

— У моей тетки такое бывает. Посидите спокойно пару минут, может быть, пройдет.

— Думаю, мне лучше прилечь.

О боже, только не это! — пронеслось у нее в голове. Но прежде чем она смогла что-то возразить, Райли лег на кушетку, закрыв рукой глаза от света, и через минуту уже крепко спал.

— Невероятно, — пробормотала Рейчел. На этот раз была ее очередь покачать головой. Еще не было десяти вечера. Райли заснул явно надолго. Она тяжело вздохнула. И что теперь? Ей нужно было сделать еще несколько телефонных звонков, но, похоже, на сегодня все отменяется. Не очень-то тут поболтаешь, когда в двух шагах похрапывает представитель закона. Выбора, в общем-то, не было. Ей оставалось только прибраться, накрыть одеялом свалившегося на ее голову стража порядка и отправиться спать самой. Хорошо еще, что она привезла книгу и есть что почитать. Больше делать все равно нечего.

Через пятнадцать минут она уже залезла в постель. Из соседней комнаты доносился храп Райли, способный и мертвого поднять на ноги. Рейчел, может быть, и не ждала особых домогательств с его стороны, но для ее женского самолюбия оказалось неприятным сюрпризом, что человек, считающий ее особой достаточно легкого поведения, совершенно не был заинтересован ею.

Рэйчел прогнала грустные мысли и открыла книгу, стараясь не обращать внимания на громкий храп, раздававшийся, казалось, над самым ухом. Да, похоже, ночь будет длинной.


Пробуждение было медленным и мучительным. От неудобной позы затекли и болели шея, нога, бок. Голова прямо-таки раскалывалась. Первые несколько минут Райли неподвижно лежал с зажмуренными глазами и удивлялся, куда его занесло и кто мог

устроить ему такую трепку. Он, ведь, кажется, не сделал ничего настолько плохого, за что его могли отдубасить подобным образом.

Постепенно в его помраченное сознание проникали сигналы из внешнего мира: аромат готовящегося кофе, шкворчание бекона на сковородке, шершавость одеяла и звуки песенки, которую какая-то женщина мурлыкала себе под нос. Такое нашествие странных ощущении вынудило его рискнуть и открыть один глаз. Правда, он тут же зажмурился — даже слабый свет утренних сумерек раскалывал голову на части. Глубоко вздохнув, он предпринял новую попытку, на сей раз действуя медленно и осторожно. Получилось. Один глаз открыт. Наверняка ему удастся открыть и второй. С немалыми усилиями, после нескольких попыток, ему удалось и это.

Но, даже открыв глаза — ну, приоткрыв, — он все еще ничего не понимал. Окружение было довольно убогим. Даже его собственная квартирка, которую никак нельзя назвать образцом комфортности, была гораздо уютнее. Где же он все-таки находится, и какого черта…

— Вот вы и проснулись.

Голос был женский. Это поразило его, потому что с самого приезда в Вэллес-Каньон Райли не вступал ни в какие взаимоотношения с женщинами. И сейчас, проснувшись неизвестно где и слыша этот голос, он был, мягко говоря, сбит с толку. Кто же обладатель такого звонкого, мелодичного…

Сабрина Дженсен.

На Райли обрушилось воспоминание о вчерашнем вечере. Он заехал проведать красивую беременную женщину, которая, помимо всего прочего, никак не могла решить задачку про отца своего ребенка, и она пригласила его зайти. Они обменялись несколькими фразами, потом взглядами… А потом он напился. По крайней мере так он себя почувствовал. Это пойло сразу ударило ему в голову.

Он начал смутно припоминать, что безалкогольные напитки якобы все же содержат незначительные количества спирта. Слишком мало, чтобы оказать влияние на обычных людей, но, очевидно, более чем достаточно, чтобы уложить его. Он, должно быть, страдает чем-то вроде аллергии, уж слишком ему плохо.

Или Сабрина Дженсен в очередной раз его надувает?

С превеликим трудом шериф поднялся и сел. Одеяло упало на пол, но он только посмотрел на него отрешенным взглядом. Одежда оказалась слегка помятой, но переодеться было не во что. Медленно, очень медленно, он провел пальцами по волосам, потом потер лицо. Спасибо индейским предкам — о бритье можно было особенно не заботиться, борода у него почти не росла.

Райли уже собрался задать один из множества крутившихся в его голове вопросов, но тут перед его носом возникла чашка кофе. Подняв глаза, он увидел, что Сабрина улыбается ему. Она выглядела настолько же хорошо, насколько плохо он себя чувствовал. Он, сокрушаясь, покачал головой — очень медленно, прежде чем осторожно глотнуть живительный напиток. Впрочем, один только аромат горячего кофе заставил его почувствовать себя лучше.

Посмотрев на Сабрину, Райли и вовсе ожил. Ее темные волосы разметались по лицу, зеленые глаза весело сверкали даже в царившем здесь полумраке. Она тоже держала в руках чашку кофе и лениво отпивала по глотку. Мешковатая красная рубашка доходила до обтянутых джинсами бедер, на ногах красовались тяжелые туристские ботинки — для тепла. Райли снова поймал себя на том, что рассматривает ее живот и думает, кто мог быть соучастником зарождения этой новой жизни.

— Как себя чувствуете? — спросил он, пытаясь не обращать внимание на боль, которой сопровождалось каждое движение.

— Наверное, мне стоит спросить то же у вас.

— Но я спросил первый.

Она засмеялась.

— Великолепно. Как нельзя лучше. А вы?

Прежде чем ответить, он сделал добрый глоток кофе.

— Спросите меня об этом где-нибудь через час.

— Обязательно. А как насчет позавтракать? Яичница с беконом подойдет?

Он ухитрился кивнуть.

— Отлично. А у вас разве не бывает всяческих недомоганий по утрам?

На долю секунды Райли опять показалось, что она скрывает что-то важное. Но Сабрина покачала головой, и наваждение исчезло.

— Нет. Я же говорю, никогда не чувствовала себя так хорошо. Только проголодалась намного сильнее, чем обычно.

Как бы в ответ на ее слова и несмотря на ломавшее весь организм похмелье, желудок Райли заурчал, не желая больше терпеть состояние опустошенности. Райли вспомнил, что вчера так и не поужинал. В тот самый момент, когда он пытался решить, чего бы такого достать из морозилки и быстренько приготовить в микроволновке, раздался звонок и ему сообщили, что Баркеры опять хулиганят. Теперь ему подумалось, что пустой желудок мог усугубить действие вчерашнего вина.

— Да и я, пожалуй, тоже проголодался. Несмотря на похмелье. — Он снова внимательно посмотрел на Рейчел, ожидая, что она скажет в ответ.

— Не может у вас быть никакого похмелья. — Она глянула на плиту, метнулась туда и вывалила на блюдо целую груду поджаренного бекона. — Вы не пили ничего такого, что могло бы вызвать похмелье. Если, конечно, ничего не употребили до того, как прибыли сюда.

Райли крепко ругнулся про себя.

— Ничего подобного, — возразил он. — Я вообще-то почти не пью. И, во всяком случае, если бы я набрался, то не стал бы тут разъезжать вчера вечером, невзирая ни на каких Баркеров. Может быть, вы не знаете, но это против закона. Так что все это действие вашего угощения.

Она пожала одним плечом и слегка вздохнула.

— Но это же просто невозможно.

— А где эта бутылка?

— Какая бутылка?

— Бутылка из-под Chateau de Flmposteur, или как вы там его еще называете. Где она?

— В мусорном ведре, — ответила она, не взглянув на него.

— А где мусорное ведро?

— Я вынесла его, когда вы еще спали.

Райли не удивился.

— Ловко, ничего не скажешь. Теперь поди разыщи хоть какие-то улики.

— Боже! Вы, шериф, говорите так, будто уверены, что я вас обманываю.

— Представьте себе, — огрызнулся он. И, не дав ей ответить, сам не очень-то понимая зачем, добавил: — Но, кажется, я просил вас называть меня Райли. По крайней мере эту деталь вчерашнего вечера я помню вполне отчетливо. И еще ту, где вы предложили называть вас Сабрина.

Она чуть покраснела.

— Ну вот, я готовлю вам завтрак, Райли, раз уж вы у меня в гостях, — сказала она, разбивая яйцо на сковородку. — Но посмотрим, удастся ли вам еще когда-нибудь ни с того ни с сего уснуть у меня в комнате, даже если вас свалит скоропостижный грипп.

Райли почувствовал запоздалое смущение. Вчера он свалился и уснул под влиянием какого-то зелья, и последствия ощущались до сих пор. И сегодня утром он показал себя уж слишком большим брюзгой. Забавно, но обычно он просыпался в замечательном настроении. Конечно, он всегда просыпался один, а сейчас ему готовит завтрак невероятно красивая женщина…

На время Райли отбросил все свои подозрения насчет Сабрины и очень, очень осторожно поднялся, все еще сжимая чашку. Еще раз провел рукой по волосам и крепко потер скулы. Но мысли не желали отклоняться от выбранного направления.

— А нельзя ли… — неохотно начал он. — Мне очень неудобно спрашивать об этом, но…

Она взглянула озадаченно.

— Но что?

— Ну… — он откашлялся. Сабрина посмотрела ему прямо в лицо. — Не будете ли вы возражать, если я воспользуюсь вашим душем? — через силу выдавил он.

Ему не стоило садиться за руль, пока он не придет в себя окончательно. И хотя его повергала в ужас одна мысль о том, чтобы раздеться в этом трейлере — разве что заодно с Сабриной Дженсен, — но Райли в его теперешнем состоянии было совершенно необходимо постоять под душем.

— Вы хотите принять душ? — В ее голосе отчетливо слышалась паника.

Черт. С таким же успехом он мог спросить, не хочет ли она залезть под душ вместе с ним. А что, неплохая мысль…

— Мне нужно немножко постоять под горячим душем. Это займет не более минуты.

Она попыталась возражать.

— Но ваш завтрак!..

— Лучше вам позавтракать одной. Я потом найду чего-нибудь пожевать.

— Но…

— После меня там останется еще много горячей воды.

Она снова покраснела, словно им обоим пришла в голову одна и та же мысль, а именно — если бы они забрались под душ вместе, то не пришлось бы беспокоиться о перерасходе воды, энергии, света, о неудовлетворенных желаниях и о чем бы то ни было еще.

— Ну что ж, хорошо, — выдавила она наконец.

Он подождал, не скажет ли Сабрина что-нибудь еще — может, спросит между строк, нужно ли ему потереть спину или так обойдется, но больше ничего не последовало. Райли развернулся и прошествовал в крохотную ванную, стараясь не обращать внимание на то, что она соседствовала со спальней, где постель Сабрины все еще оставалась неубранной. Вот здорово было бы оказаться на этой постели вместе с Сабриной, еще по-утреннему растрепанной…

— Полотенца в шкафчике под раковиной, — крикнула она вслед, прервав его сладкие мечты.

Он заскочил в ванную, захлопнул за собой дверь и прислонился к стене, чтобы немного прийти в себя. В тесном помещении витал какой-то тонкий аромат, наверное, лаванды. Райли вспомнил, что его сестра тоже пользовалась чем-то похожим. Ему пришло в голову, что именно здесь совсем недавно раздевалась Сабрина. Никогда раньше он не встречал женщины, одна мысль о которой возбуждала бы его так сильно. Чем она могла привлекать его до такой степени?

Забудь и думать об этом, сказал он себе. Лучше раз и навсегда выкинуть из головы мысли о ней. Иначе взвалишь на себя столько проблем, что их хватит на сотню таких, как ты. Ну, если не на сотню, то на четверых точно. Он и еще трое претендентов на ребенка. И, по всей вероятности, на место в ее сердце.

Прогнав эту мысль, он потянулся к пуговицам рубашки и стал их методично расстегивать, одну за другой. Горячий душ, подумал он. Основательный завтрак. Еще одна чашка кофе. И тогда он будет готов к тому, чтобы задать Сабрине еще несколько вопросов.

Райли надеялся, что она не оставит их без ответа.

Глава ШЕСТАЯ

Рейчел проглотила последний кусочек своего завтрака, когда услышала, что Райли выключил душ. Желая ускорить его отъезд, а заодно вернуть себе душевное спокойствие, она поспешила на кухню приготовить ему поесть. Когда она выкладывала третий ломтик бекона на сковородку, он вышел из ванной. Подняв глаза, она увидела, как он появился в облаке пара, мокрые волосы зачесаны назад, лицо и торс еще влажные. Рубашку он держал в руке, синие джинсы были застегнуты не полностью.

Сначала Рейчел даже не поверила своим глазам, но, в конце концов, вынуждена была признать, что этот привлекательный — это еще слабо сказано, — полуобнаженный мужчина, только что вышедший из душа и стоявший чуть ли не на расстоянии вытянутой руки, — не плод ее воображения.

Райли Хантер без своей шерифской униформы выглядел гораздо соблазнительнее, чем в ней, хотя он в любом наряде выглядел замечательно. Если раньше Рейчел находила его неотразимым, то теперь она и подавно была выбита из колеи и не знала, что делать.

На самом деле она быстро поняла, что она хочет сделать. Для начала — поцеловать гладкую темную кожу на груди, потом ямку у основания шеи, пробежаться пальцами по мокрым волосам, попробовать на вкус его губы, потом окончательно расстегнуть его джинсы и…

Рейчел крепко зажмурилась. Нет. Она не может этого сделать.

Молодая женщина заставила себя открыть глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как Райли показывает ей свою отсыревшую рубашку.

— Извините, — негромко пробормотал он. — Там так влажно, что невозможно было как следует обсохнуть и одеться.

Как будто здесь намного суше, подумала Рейчел, а вслух сказала:

— Ничего страшного. Со мной тоже такое постоянно случается. То есть, я имею в виду, что в ванной очень сыро и приходится выходить раздетой.

В его взгляде мелькнуло нечто вроде сообщения, что лучше бы ей не произносить таких слов. Но когда они встретились глазами снова, Райли смотрел вполне нейтрально.

— Здесь тепло и хорошо. Через минуту я вполне высохну.

— Почему бы вам не зайти в кухню? Здесь намного теплее, — предложила она и тут же мысленно хлопнула себя по лбу. Надо же было ляпнуть такую глупость! Меньше всего ей нужно было, чтобы Райли находился здесь, в такой близости от нее, что она могла заключить его в объятия, повалить на пол и делать с ним все, что захочет.

Казалось, предложение его удивило, но потом он пожал плечами, как будто решил поймать ее на слове. В горле у нее пересохло, когда она наблюдала за его приближением. Рейчел не понимала, как шериф может заставить играть каждый мускул на своем теле без всяких видимых усилий. Увлекшись изучением его анатомии, она не следила за тем, куда кладет очередной ломтик бекона. В следующий момент она нечаянно прикоснулась запястьем к краю раскаленной сковородки.

— Ах! — Бекон выпал из ее руки прямо в огонь газовой горелки. Она рефлекторно потянулась за ним, но теперь ее рука оказалась над пламенем. Она вскрикнула еще громче. — Ох ты господи, ну что же такое творится… Ай-ай-ай…

Она уронила злосчастный кусок на пол и проявила достаточно сообразительности, выключив горелку. Потом начала дуть на обожженную руку, как будто это могло чем-то помочь.

Не успела она понять, что случилось, как Райли оказался рядом, осторожно взял ее руку в свою и изучил повреждение. Кожа на запястье в месте ожога сделалась багровой, кисть покраснела и припухла. Оценив ситуацию, он подтолкнул Рейчел к крану, включил холодную воду и подставил ее руку под тугую ледяную струю.

Облегчение пришло немедленно, и Рейчел поняла, что беспокоила ее не только обожженная рука. Везде, где Райли прикасался к ней, то есть во многих местах, благо он стоял, прижавшись к ней чуть ли не вплотную, она ощущала странную теплоту.

В замешательстве она наблюдала, как он осторожно взял ее руку обеими руками, внимательно осмотрел, и, видимо, не вполне довольный результатами, снова поместил под кран, поворачивая то так, то эдак, не спуская глаз с поврежденного места.

Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь обходился со мной нежнее, чем Райли, подумала Рейчел. Такой крупный и могучий человек, но тем не менее эпитет нежный подходил ему как нельзя лучше.

— Думаю, ничего страшного не случилось, — заявил Райли. — Но все-таки не мешает показаться доктору, учитывая ваше положение…

Она улыбнулась в ответ на такое открытое проявление заботы.

— Вряд ли какой-то маленький ожог может повредить ребенку.

Она извлекла руку из-под крана и покрутила кистью, сжимая и разжимая пальцы.

— Видите? Как новенькая.

Но Райли остался не слишком доволен. Действуя с такой же нежностью, он вытер ей руку полотенцем и снова внимательно осмотрел.

Его прикосновения заставляли ее сердце биться все чаше, и он, очевидно, заметил бешеный ритм ее пульса.

— С вами точно все в порядке? — еще тише, почти шепотом спросил он.

Она кивнула, не решаясь произнести что-либо вслух. К тому же в мыслях была такая путаница, что она и не знала, что сказать.

— Дело в том, что ваш пульс… сердце бьется очень часто.

Рейчел машинально приложила свободную руку к груди. Сердце колотилось как бешеное. Вдобавок у нее шумело в ушах и все сильнее кружилась голова.

— Ну я… я просто испугалась. Когда обожглась.

На этот раз пришла очередь Райли молча кивнуть.

Не понимая, зачем она это делает, Рейчел протянула руку и положила ему на грудь. Она сразу почувствовала, что его сердце точно так же готово выскочить наружу. Она улыбнулась, осознав, что он так же, как и она, взволнован, а может, и напуган тем, что только что произошло — или происходит и сейчас?

— Похоже, ваше сердце тоже бьется немного быстрее обычного.

Долгую секунду они стояли молча, не шевелясь, глядя друг на друга. Райли все еще держал ее руку и медленно, неторопливо поглаживал большим пальцем запястье — вперед-назад, вперед-назад… Рейчел прижимала руку к его груди, так же ритмично водя по ней ладонью.

Затем, как будто по сигналу невидимого дирижера, они начали сближаться. Рейчел положила руку ему на плечо, он обнял ее за шею. Каждый мало-помалу притягивал к себе другого, пока между ними не остался совсем маленький промежуток. Вскоре и он исчез, так как Райли одним ловким движением склонился к ней и поцеловал в губы.

Таких поцелуев в своей жизни Рейчел не помнила.

Он провел губами по ее губам — раз, другой, третий, так мягко, что она скорее угадывала, чем ощущала прикосновения. Потом прижался щекой к ее щеке, поцеловал в щеку, в шею. Шагнул вперед и прижался к ней еще крепче. Единственное, на что он решился не сразу, — посмотреть ей в глаза.

Да, подумала Рейчел, на сей раз все происходит определенно по-другому.

Райли снова поцеловал ее, вложив в этот поцелуй всего себя. Одной рукой он гладил ей волосы, другую прижал к ее груди. Потом он обнял ее обеими руками, и Рейчел показалось, что он окружает ее со всех сторон.

Райли стал медленно отступать, не выпуская Рейчел из объятий, пока не уперся спиной в стоявший у них на пути холодильник.

Застонав от страсти, он так сжал ее в объятиях, будто хотел слиться с ней воедино. Его нога оказалась между ног Рейчел. Инстинктивно, не задумываясь над тем, что делает, она сделала движение бедрами вперед, навстречу ему. И немедленно об этом пожалела, почувствовав такой голод, такое ненасытное желание, о существовании которого даже не подозревала. Протяжный стон вырвался из ее горла. Сгорая от страсти, она подалась назад, потом снова вперед. Еще раз, и еще, и еще, вцепившись в Райли и стараясь слиться с ним.

Райли уловил ее состояние и поднял ногу выше. Рейчел чуть не задыхалась от избытка охвативших ее чувств. Она пыталась внушить себе, что ей следовало бы немедленно прекратить все это, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля. Но вместо этого, с каждой секундой возбуждаясь все сильнее, она еще крепче, еще безудержней прильнула к Райли.

Она играла с его волосами, накручивала длинные пряди на пальцы, потом наклонила его голову и приникла к его губам. На этот раз она завладела инициативой и не упустила возможности изучить все, до чего могла дотянуться. Его дыхание было резким и прерывистым, как и ее собственное.

Рука Райли, лежавшая у нее на бедре, двинулась вверх, забралась под рубашку и коснулась голой кожи чуть выше пояса. Рейчел затаила дыхание, ожидая, что он станет делать дальше.

Рука продвигалась выше, нежно поглаживая ее тело, как будто играя на самом чувствительном музыкальном инструменте. Коснувшись груди, рука остановилась, как будто ожидая подтверждения, что можно двигаться дальше.

Медленно-медленно Рейчел завершила поцелуй, но не отстранилась, а прижалась к Райли еще теснее. Когда она стала целовать его в шею, Райли неожиданно накрыл руками ее грудь и осторожно сжал. Ее соски напряглись под тонкой тканью, и он начал нежно ласкать их кончиками пальцев.

В этот момент Рейчел с кристальной ясностью осознала: то, что происходит сейчас, вызывало у нее другие ощущения, чем прежде, потому что само происходящее было другим. Она не знала, почему и каким образом это получается, но то, что происходило сейчас, казалось… правильным. Естественным. Хорошим. Как будто так и должно было быть.

Ну и что из того, что она влюбилась в Райли так же легко, как и во всех прежних мужчин? — пронеслось у нее в голове. Пусть он очаровал и покорил ее почти моментально. Пусть столкнувшие их обстоятельства нельзя было назвать идеальными, разумными, нормальными.

На этот раз все по-другому, сказала она себе. Это действительно так было. Она знала. Она это чувствовала. И почему бы им не пойти дальше по проложенному пути и посмотреть, куда он их приведет? Зачем пытаться помешать тому, что неизбежно должно случиться? Почему бы не отдаться здесь и сейчас, целиком и полностью, душой и телом?

— Сабрина, — тихо пробормотал он, и в его голосе чувствовалось желание.

Рейчел открыла глаза, и все ее мечты моментально испарились. Все было бы хорошо, если бы не одно маленькое обстоятельство, а именно: он принимал ее за совершенно другого человека.

Она уже собралась что-то сказать, но в этот самый момент он наклонился к ее груди и провел губами по чувствительной коже. Этого незначительного движения оказалось достаточно, чтобы кровь закипела у нее в жилах. Но Рейчел все-таки смогла взять себя в руки.

Она должна прекратить это немедленно! Райли думает, что держит в объятиях брошенную одинокую женщину. Кто знает, как он отреагирует, узнав правду? Вполне возможно, что он сейчас хочет ее просто потому, что видит перед собой беззащитную женщину, которой нужна поддержка.

Она знала, что многие соблазняются на таких женщин. Многим нравилось строить из себя опекунов. Рейчел же долгое время сама заботилась о себе, и меньше всего ей требовалось, чтобы кто-то подставлял ей плечо.

Через силу Рейчел выпустила его из объятий. Понимая, что не сможет выразить ничего словами, она просто уперлась ему в грудь и стала отстранять от себя, пытаясь не обращать внимания на мягкость и теплоту его кожи и надеясь, что он поймет ее жест. Сначала он не сдвинулся с места и продолжал стоять, как раньше — его нога между ее ног, его рука у нее на груди. Рейчел уперлась сильнее, и постепенно до Райли начало доходить. Он медленно выпустил ее и отступил.

Прежде чем она успела сказать хоть слово и что-то объяснить, он развернулся, подхватил с пола рубашку и одним движением влез в рукава. Рейчел оставалось только молча наблюдать, как он застегивается, стоя к ней спиной. Закончив, он выскочил в прихожую и стал натягивать сапоги, полностью игнорируя ее. И мало-помалу все ее радужные надежды, что из их поначалу нескладного знакомства выйдет что-нибудь путное, начали улетучиваться.

— Райли?

При звуке ее голоса он замедлил движения, но по-прежнему не поднимал взгляда. Ей показалось, что он вообще не собирается отвечать. Она уже открыла рот, чтобы снова позвать его, но тут он повернулся и взглянул на нее. Однако, едва встретившись с ней глазами, отвел взгляд.

— Извините меня, — через силу выговорил он, сухо и вымученно. — Это не должно было случиться. Извините меня за то, что перешел границы… существующие между людьми в таких ситуациях.

— А что особенного в этой ситуации? — Она не удержалась от вопроса, хотя, конечно, знала ответ лучше, чем Райли. Но ей хотелось узнать, как выглядят вещи с его точки зрения.

— Она немыслимая, невозможная.

— Что же тут невозможного?

Райли долго и пристально разглядывал ее. Потом сердито фыркнул и ответил:

— Вы должны знать это лучше меня. — У него на щеке задергался мускул. — Только не вздумайте извиняться за то, что произошло. — Он показал на кухню. — Это… это моя вина, а не ваша. Я не имел права…

— На что?

Он замялся, на щеках вспыхнул румянец. Рейчел не могла определить, было ли это результатом смущения, или злости, или недавней страсти.

Казалось, больше он ничего не скажет, но после долгого молчания он наконец вздохнул и выпалил:

— Я не имел права воспользоваться вашим состоянием.

— Не понимаю.

— Вы знаете, о чем я говорю.

Рейчел покачала головой.

— Совершенно не понимаю. Просветите меня.

Он ругнулся себе под нос, подбоченился и сердито посмотрел на нее.

— Может быть, я и не знаю многого о беременных женщинах, но я знаю, что в это время у них выделяется много всяких гормонов… которые заставляют их поступать так, как они бы не стали поступать в нормальных условиях. Например…

Она стиснула зубы, понимая, что он скажет дальше.

— И как же?

Он еще больше покраснел и отвел взгляд.

— Ну, например, бросаться в объятия к совершенно незнакомому человеку. И тому подобное.

Рейчел даже задохнулась от негодования.

— Бросаться… Думаете, я бросилась к вам в объятия, потому что из-за беременности у меня вдруг забурлили гормоны и мне потребовалось немедленно заняться любовью, все равно с кем?

Он быстро, коротко кивнул.

— В таком случае вы глубоко заблуждаетесь.

Он по-прежнему не осмеливался взглянуть ей в глаза.

— Только не говорите мне, что такие сведения для вас — новость.

— Я думаю, это окажется новостью для всего сообщества акушеров и гинекологов, — съязвила она. — В отличие от вас, доктор Хантер, большинство экспертов затруднились бы объяснить, как гормональные перестройки могут враз превратить

беременную женщину в нимфоманку. Вам стоило бы написать статью по этому поводу.

— Я не это имел в виду.

— Ах, в самом деле?

Он покачал головой и, наконец, осмелился посмотреть ей в глаза.

— Я просто имел в виду, что в нормальных обстоятельствах это… — он тяжело вздохнул. — То, что произошло на кухне, не могло бы произойти. А так как я здесь единственный…

— …нормальный человек, — подсказала она, немало гордясь тем, что смогла удержать себя в руках и не засветить в глаз этому негодяю. Надо же такое предположить! Беременные женщины, оказывается, склонны к нимфомании!

— Нет. Я вовсе не хотел такого сказать.

— Так что же вы собираетесь мне сообщить, в конце концов?

Он нахмурился.

— Я хотел сказать, что в вашем теперешнем состоянии вы, возможно, плохо осознаете свои поступки. Но я-то должен был держать себя под контролем. Мне не следовало пользоваться вашими слабостями. Я очень сожалею. Вы можете принять мои извинения и забыть об этом?

Он громко и тяжело дышал и явно был готов убить себя. Не услышав никакого ответа, он пробормотал себе под нос что-то невразумительное, и Рейчел решила, что ей и в самом деле лучше этого не слышать. Потом он провел руками по своим еще не просохшим волосам и торопливо пробормотал:

— Мне надо идти.

— Но…

— Я должен проведать Верджила и Розарио, — перебил он, хватая куртку. Его движения сделались неловкими и торопливыми. — Они, наверное, решили, что я сквозь землю провалился. В последний раз, когда такое случилось, Розарио послала свою сестру проведать меня. Ничего не имею против Консуэло, но все равно не хочется, чтобы она еще раз заявилась ко мне домой со своей микстурой от гриппа. Эта гадость пахнет… просто невыносимо.

Рейчел покачала головой.

— Послушайте, Райли, мне кажется, мы должны…

— …попрощаться, — вставил он, нахлобучивая шляпу. — Вы совершенно правы. — И в три шага оказался у двери. Уже на пороге, как будто невзначай, бросил через плечо: — И не забудьте, Сабрина. Завтра вы должны сообщить, что собираетесь делать с Вентворфами. Я буду звонить им под вечер.

И с этими словами шериф Райли Хантер закрыл за собой дверь.

Глава СЕДЬМАЯ

В одиннадцать пятнадцать утра в понедельник Райли, как всегда, сидел в своем офисе и занимался своим обычным делом — ждал, пока что-нибудь произойдет. Но сегодня ему еще не давали покоя воспоминания о том, что произошло предыдущим утром в трейлере у Сабрины Дженсен. Черт возьми, он уже больше суток прокручивает в голове все подробности. Не пора ли остановиться? За все это время он нисколько не приблизился к объяснению произошедшего. Так стоит ли зацикливаться до такой степени?

Когда он увидел, что Сабрина обожглась о сковородку, из его головы разом испарился весь здравый смысл, и все освободившееся место заняла готовность и необходимость защитить, заявившая о себе с невиданной силой. Он увидел, что ей больно, и ему захотелось немедленно помочь ей, и все тут. Но дальше случилось что-то непредвиденное. Вдобавок к желанию помочь и защитить ему вдруг захотелось обладать ею. Хорош защитничек!

Просто он слишком долго жил в одиночестве. В Вэллес-Каньоне многого не хватало, и не в последнюю очередь — свободных девушек. Несколько проживавших здесь сверстниц Райли все были замужем, кроме, разумеется, Элоизы Хокинс, про которую все поголовно знали, что она души не чает в Верджиле Байби. Все остальные незамужние женщины были столь почтенного возраста, что единственным проявлением их внимания к Райли могли служить время от времени испекаемые и преподносимые ему домашние пироги.

Он вздохнул, поднес к губам чашку с кофе, и этот жест напомнил ему о первой встрече с Сабри-иой, когда она стала готовить ему кофе и разлила его, а потом они совершенно ненамеренно оказались друг у друга в объятиях.

Райли потряс головой. Что бы он ни делал, все напоминало ему о Сабрине. Он не мог принять душ без того, чтобы не вспомнить утро у нее в трейлере. Завтракая, он вспоминал, как она жарила бекон и обожглась. Даже одеться нельзя было без того, чтобы не вспомнить, как он торопливо и нервно одевался перед уходом.

Он не мог даже съесть свое любимое пирожное без того, чтобы перед глазами не возник образ Сабрины, сидящей в его офисе и ровными белыми зубами откусывавшей по кусочку от такого же пирожного. Да и само пребывание в офисе теперь напоминало ему прежде всего о Сабриие. Уму непостижимо! Раньше ни одной женщине не удавалось заставить его думать о ней круглые сутки. Каким-то образом за столь короткое время она проникла во все уголки его существа, во все его мысли и действия. Райли в любой момент мог вызвать у себя ощущение окутывавшего ее тонкого аромата лаванды, почувствовать мягкость и теплоту ее кожи, ощутить вкус сладкого кофе, оставшегося у нее на губах. И он знал, что, даже если проживет до ста лет, память о Сабрине Дженсен не изгладится из его сознания.

— Райли! Быстрее сюда!

В голосе Верджила слышалось необычайное беспокойство. Райли вскочил, вмиг отбросив размышления, и помчался на голос. Он нашел Верджила в «ксероксной комнате» — во всяком случае, они называли это помещение именно так, хотя старый копировальный аппарат, стоявший здесь, вряд ли, даже в дни своей молодости, имел какое-то отношение к известной марке Xerox. Помощник с предельной настороженностью смотрел на факсо-вую машину. Машина жужжала, стонала и явно вела себя не так, как обычно.

— Кажется, она взбесилась, — шепотом сказал Верджил, словно боялся, что машина услышит и рассердится. — Ты только посмотри на нее! Раньше она таких номеров не выкидывала.

Что верно, то верно, подумал Райли. Вообще-то он ни разу не видел, чтобы какая бы то ни было машина такое выкидывала. Это был какой-то припадок неизвестного происхождения. Аппарат скрипел, трясся…

— Ай!

А еще искрил, шипел и дымился. Оба они разом отступили назад. Потом еще и еще, пока не уперлись в стену, ожидая, чем же все это кончится. Машина продолжала рычать и дергаться, из ее недр показалась еще одна струйка дыма.

— Иди выключи ее, — обратился Райли к помощнику, убеждая себя, что он перешел на шепот вовсе не из-за того, что боится быть услышанным спятившим агрегатом.

Верджил твердо покачал головой.

— И не подумаю. Сам иди и выключай.

Райли уставился на него.

— Верджил, это приказ.

— Ну и что? Я все равно ни под каким видом не собираюсь приближаться к этой штуковине. У меня еще сегодня свидание с Элоизой.

Райли сделал несколько крадущихся шагов вперед. Машина, видимо, не оставила без внимания его действия и издала очередную серию звуков, в которых и в самом деле слышалось что-то демоническое. Райли замешкался и стал расстегивать кобуру. Вместо того чтобы угомониться при виде столь явной угрозы, машина еще громче затрещала и задребезжала, сыпля во все стороны искрами и исходя дымом. Наконец она дернулась последний раз, издала несколько судорожных вздохов, и…

И начала выплевывать бесконечно длинную ленту измятой бумаги. Несколько долгих секунд машина извергала информацию, и бумажная лента складывалась на полу в бесформенную кучу. Потом, выполнив свою миссию в этом мире, она сделала последний вздох и успокоилась навсегда.

С минуту оба молча стояли и смотрели на дымящиеся останки. Затем Верджил медленно и осторожно приблизился и оторвал вылезшую ленту, после чего поспешно ретировался. Райли вопросительно кивнул в его сторону.

— Это что, завещание потомкам?

Верджил покачал головой, задумчиво рассматривая неожиданное послание.

— Похоже, здесь собраны все не дошедшие до нас обрывки сообщений за последние несколько лет.

— Ты серьезно?

— Посмотри сам. — Он ткнул пальцем в один из абзацев: — Это кусок из рецепта, который Розарио хотела узнать к прошлому Рождеству. Она попросила Линет Парментир из Фелта прислать рецепт по факсу, но получила только первую часть. Боже, как она злилась, когда недополучила перечень всех необходимых специй! — Верджил поднял глаза от бумаги. — И, между нами говоря, она решила заменить их перцем чили… Могу только сказать, что без ее стряпни прошлогоднее Рождество потеряло бы всю остроту.

Райли нетерпеливо кашлянул, еле удержавшись, чтобы не выказать удивления.

— Там есть что-то, что может нам пригодиться? По-настоящему важное?

Верджил понемногу продвигался вдоль ленты.

— Сейчас посмотрю… Слушай, тут что-то про игру футбольной команды Вэллес-Каньона в прошлом месяце! — Он повернулся к Райли, глаза его загорелись. — Жалко, что ты этого не видел. Вот было зрелище! Когда Роберта Славос…

— Верджил, — перебил его Райли.

— Ну хорошо… — помощник двинулся дальше. — Посмотрим… Кажется, больше ничего интересного. Нет, подожди. Может быть… Похоже, здесь остаток того сообщения, что пришло в пятницу. Насчет Сабрины Дженсен.

Райли выхватил у него бумагу.

— Покажи-ка.

Вряд ли, конечно, здесь будет что-нибудь, чего он еще не знает. В официальном послании не будет написано, какие мягкие у нее волосы, какой от нее распространяется аромат, насколько теплее на душе становится от ее улыбки. Он торопливо, по диагонали просмотрел обрывок сообщения.

Разумеется, ничего. Ничего о том, как замечательно держать ее в объятиях, или что испытываешь, когда просто находишься с ней в одной комнате. Всякая ерунда про то, когда и где ее в последний раз видели, места работы, и то, что она должна родить…

— В феврале!..

Райли перечитал еще раз, чтобы исключить возможную ошибку. Внимательно перечитав весь текст, он нашел еще два упоминания о том, что разыскиваемая была на седьмом месяце беременности. Так что всякая вероятность ошибки исключалась. Ежу понятно, что у женщины на седьмом месяце нельзя не заметить живот. Райли достаточно пообщался с обитательницей Вестпорт-Трейлер-Парка, чтобы установить, что никаких намеков на беременность у нее не имеется. При этом она сказала, что ее зовут Сабрина Дженсен.

Она выглядела в точности, как Сабрина Дженсен. И, очевидно, таковой не являлась.

— Верджил, — сказал Райли, выскакивая за дверь, — ты без меня справишься? Тут срочное дело появилось.

— Ну разумеется, — озадаченно ответил тот. — Но к чему такая спешка? Пожар, что ли, начался?

Райли зловеще усмехнулся.

— Нет пока. Но, будь уверен, начнется! Вот только доберусь до Трейлер-Парка и до той особы, которая выдает себя за Сабрину Дженсен!


Рейчел собиралась испечь парочку своих любимых пирожных с орехами и только что достала из холодильника купленное специально для этого готовое тесто, когда услышала уже знакомый звук подъехавшей машины. Начало дня Рейчел провела, делая звонок за звонком тем людям, которые могли хоть что-то разузнать про Сабрину. Некоторые из них пообещали перезвонить, и, чтобы скоротать время и отвлечься от беспокойных мыслей, Рейчел воспользовалась испытанным средством.

Она не могла утверждать, что в своей жизни во многом добилась совершенства, но уж выпечка всегда удавалась ей на славу. Готовка помогала ненадолго отвлечься от тягот рутинной жизни. А уж под Рождество пекарский талант и подавно заявлял о себе в полную силу. Пирожными собственного приготовления она потчевала всех без исключения приглашенных — от почтальона до завсегдатаев бара, в котором работала.

Она прикинула, что до полудня, когда ей придется отправиться в участок, она успеет выпечь штук по шесть пирожных нескольких разновидностей. Нужно будет захватить немного с собой. Пусть останутся Райли на память, после того как она расскажет всю правду, заберет ключи от своей машины и следующим утром поедет в Оклахома-Сити.

Именно так она и собиралась поступить. Сказать Райли правду, извиниться за все свои выдумки и уйти, унося с собой беспокойство за судьбу Сабрины.

Конечно, когда Райли осознает всю глубину ее обмана, он не захочет каких бы то ни было напоминаний о времени, проведенном с ней рядом. Вряд ли он когда-нибудь простит ей все. Но если уж он такой сластена, может быть, десяток-другой пирожных помогут улечься его негодованию.

Она тяжело вздохнула. Похоже, это Рождество будет на редкость унылым. Рейчел уже представила, как тоскливо будет отмечать его без Сабрины, как придется объяснять отцу, что Сабрина пропала неизвестно куда. На праздники у них было заведено собираться втроем в чьем-нибудь доме. Сейчас была очередь Рейчел принимать гостей.

Она заранее приготовилась к Рождеству, прикрепила гирлянды над окнами и дверями, развесила ветки омелы, набила холодильник сладостями и прочей снедью.

Она так тщательно готовилась к этому празднику, потому что Рождество было единственным праздником в году, когда они могли собраться вместе и почувствовать себя одной семьей. Но в этот раз все будет по-другому. Праздник, судя по всему, сорвался. Еще за неделю до Рождества что-то подсказывало Рейчел, что Сабрина не будет праздновать его вместе с ними. Осталось только надеяться, что ей удастся подыскать уютное местечко, где провести выходные. Никому не следует оставаться в одиночестве на Рождество.

Странно, но именно эта мысль заставила Рейчел вспомнить о Райли. К тоске по Сабрине прибавилась еще и тоска по шерифу. Любопытно, не будет ли он тоже скучать по ней?

Рейчел была совершенно уверена, что ей не придется больше когда-нибудь услышать о нем. Как только он узнает, как нагло она его обманула, поймет, что она не та, за которую себя выдавала, он, вне всякого сомнения, не захочет больше иметь с ней никакого дела.

Да, похоже, будущего у их знакомства нет. Несмотря на то, что у нее начинает щемить сердце при одной мысли об отъезде.

Все, что она сейчас может сделать — отвлечься от грустных мыслей и помечтать, как приедет в Оклахома-Сити и найдет себе работу, — хорошо бы сделать это до конца года, а потом встретит красивого, очаровательного, неотразимого мужчину, который вскружит ей голову и заставит позабыть Райли Хантера. Да. Единственный способ забыть о нем — встретить кого-то другого. Начать все заново.

Именно это поможет ей навсегда выставить Райли из головы и сердца. Другое красивое лицо. То, что ей сейчас требуется.

Как бы в ответ на ее мысли за дверью мелькнул силуэт ковбойской шляпы. Прежде чем Рейчел успела как-то отреагировать на его появление, Райли принялся барабанить кулаком в дверь, да так, что задрожал весь трейлер.

Испугавшись такого яростного вторжения и все еще занятая возней с тестом, Рейчел откликнулась не сразу. Когда она, наконец, собралась с духом, чтобы заявить о себе и попросить не пороть горячку — а для того, чтобы ее услышали в таком грохоте, требовалось крикнуть изо всех сил, — раздался странный звук, исходивший как бы отовсюду, и входная дверь с грохотом повалилась внутрь и рухнула на пол.

О боже! Рейчел уронила тесто и отскочила подальше. Она пришла в совершенное смятение, осознав, что Райли Хантер вышиб входную дверь, просто сорвал ее с петель. Больше она не успела ни о чем подумать, потому что шериф влетел в трейлер и, казалось, заполнил все свободное пространство.

— Райли, вы что себе позволяете… — Она запнулась, увидев сверкавшую в его глазах неудержимую ярость.

Еще никогда в жизни Рейчел не видела, чтобы человек излучал столько гнева, горечи и злобы. Она открыла рот, пытаясь снова заговорить, но, похоже, все известные ей слова в панике разбежались, к тому же в горле пересохло. Она сглотнула, пытаясь привести себя в чувство, но безуспешно. Единственным звуком, который ей удалось выдавить из себя, был слабенький тревожный писк, да и тот стих, когда Райли начал подходить ближе.

Похоже, сейчас произойдет что-то нехорошее. Может быть, стоит позвонить в полицию…

Она нервно облизнула губы и отступила на шаг назад. Наскоро обдумав возможность выскочить наружу через маленькое окошко над раковиной, Рейчел пришла к выводу, что вряд ли сможет протиснуться туда. Ничего не оставалось, кроме как стоять неподвижно и ждать, пока он подойдет вплотную.

— Мисс Дженсен? — негодующе проревел он. Забавно, что он смог произнести это, не двинув ни одним лицевым мускулом.

Прекрасно понимая, что ее раскусили, Рейчел тем не менее кивнула.

— Мисс Сабрина Дженсен?

На миг она подумала о возможности продолжать игру, клясться и божиться, что она Сабрина Дженсен, но тут же до нее дошло, что все эти дешевые фокусы остались в прошлом. Совершенно ясно, что шериф узнал что-то, чего не знал до вчерашнего дня, и теперь Рейчел была уверена, что наживет еще больше проблем, если попытается продолжать в том же духе.

Поэтому она медленно покачала головой, не говоря ни слова.

— Так вы не Сабрина Дженсен? — В его голосе зазвучала смесь торжества и отвращения.

Она опять покачала головой.

— Кто же вы, в таком случае? Ее сестра?

Рейчел облизала пересохшие губы, несколько раз с усилием сглотнула и попыталась улыбнуться. Надо ли говорить, что ей не удалось выдавить и жалкого подобия улыбки.

— Да, в некотором роде, — наконец произнесла она, собравшись с силами. — К тому же мы близнецы.

— Вы близнецы с Сабриной Дженсен?

Она кивнула.

Все же он смотрел недоверчиво.

— Документы есть?

— В бумажнике.

Она шагнула влево, чтобы обойти его, и, как нарочно, наступила на упавший кусок теста, который был теперь окружен рассыпавшейся начинкой. С орехами. Ее любимой. Вот черт!

— Вы только посмотрите на это! — возмутилась она, тут же забыв, что Райли Хантер минуту назад чуть было не разорвал ее в клочки. — Почему, как только вы оказываетесь поблизости, у меня все из рук валится?

— Может быть, я тут совершенно ни при чем, — спокойно заметил он. — Может, это ваша больная совесть не дает вам покоя.

Не отвечая, Рейчел нагнулась, чтобы очиститься от ошметков теста. Выпрямившись, она обнаружила, что Райли продолжает сверлить ее взглядом.

— Ваши документы, — напомнил он.

— Ах, да!

Она снова шагнула влево, чтобы обойти его и взять бумажник в спальне. Он, однако, шагнул в ту же сторону и снова преградил ей дорогу. Нахмурившись, она двинулась вправо — он повторил маневр. Она качнулась в другую сторону — он последовал за ней.

— Послушайте, мне трудновато будет добраться до бумажника, если вы будете продолжать танцевать передо мной! — воскликнула она в отчаянии.

Посмотрев на нее еще пару секунд, он наконец отступил в сторону. Рейчел поколебалась, опасаясь, что это очередная ловушка, потом настороженно двинулась в обход. На этот раз он не двигался. До тех пор, пока она почти что прошмыгнула мимо. В этот момент он вытянул руку и крепкими пальцами сжал ей запястье, предупредив:

— Без шуточек.

— То есть?

— То есть, например, выскочить отсюда, прыгнуть в мою машину и попытаться удрать. Какой будет великолепный повод сцапать вас за хвост и притащить в участок.

Она испепелила его взглядом.

— Знаете, мне почему-то такое в голову не приходило. Но если уж вы сами предлагаете…

— Даже не думайте об этом.

— Я и не думала, — упорствовала она. — Кто первый начал?

— Сабри… — Он досадливо запнулся. — Мисс Дженсен. Так что с вашими документами?

— Я пробиваюсь к ним изо всех сил и, надеюсь, доберусь, если вы дадите мне хоть малейший шанс.

Он отпустил ее запястье и дал ей пройти, однако не преминул напомнить:

— Кажется, я уже давал вам шанс однажды. И посмотрите, что из этого вышло.

Рейчел почувствовала, что заливается румянцем, но, решив не обращать на это внимания, достала бумажник и возвратилась обратно.

— Это легко объяснить.

— Ну конечно. Я тут сижу как на иголках в ожидании ваших объяснений, — съязвил Райли. — Некое тайное чувство подсказывает мне, что здесь окажутся замешаны летающие тарелки, мутанты и сам Элвис Пресли.

Проигнорировав его сарказм, Рейчел сунула ему водительские права.

— Видите? Я действительно сестра Сабрины.

— Рейчел Дженсен. Значит, у вас одинаковая фамилия.

— Мы и выглядим одинаково, — подчеркнула она. — И родились в один день.

— Я не знаю, когда день рождения у Сабрины. Знаю только, что ей двадцать четыре.

— Мне тоже.

Не отвечая, он взглянул на фотографию в ее правах.

— Должен признать, что выглядите вы совершенно так же, как и ваша… как Сабрина Дженсен.

— На то мы и близнецы, — сухо ответила она. — Неудивительно, что нас все путают.

— Итак, если вы Рейчел Дженсен, то где, черт возьми, Сабрина? — спросил он, снова взглянув на нее.

Она не опустила глаза.

— Хотела бы я знать.

— По-моему, вы как раз знаете. Только не желаете сообщать мне.

— Вы ошибаетесь.

Они стояли почти нос к носу и готовы были в бешенстве броситься друг на друга. Райли был явно вне себя из-за того, что его так подло обманули, а Рейчел — потому… потому, что Райли до сих пор не верит ей, несмотря на то, что теперь она говорила правду.

— Думаю, мисс Рейчел Дженсен, — коротко сказал он, — вам придется снова отправиться со мной в участок. У меня появилось несметное количество вопросов.

— Не сейчас. Захотелось говорить со мной — говорите прямо здесь.

Через плечо он указал большим пальцем на сорванную с петель дверь.

— Если вы еще не заметили, температура здесь падает слишком уж быстро. Скоро здесь станет и вовсе неуютно находиться.

Она посмотрела мимо него, на дверь, лежащую посреди комнаты, и к ней вернулась некоторая доля прежней уверенности, смешанная с возмущением.

— А кто, спрашивается, это сделал? И кому теперь придется за нее платить?

У Райли хватило совести притвориться смущенным.

— Я не подумал, когда вломился сюда. Я видел, что вы там внутри, когда подходил, и когда вы сразу же не ответили, подумал, что вы пытаетесь удрать.

Она вытаращилась на него.

— Удрать? От кого?

— От меня.

— Райли… — Его подозрение было настолько нелепым, что она не нашла ответных слов и только молча покачала головой.

Он тяжело вздохнул, оглядев кухонный стол с остатками теста.

— Очевидно, я ошибался. Я найду кого-то, чтобы починил эту дверь, и сам заплачу за ремонт.

— Ужасно, — пробормотала она, — здешнего управляющего не будет весь день. Он приедет поздно вечером.

— Мне очень жаль, — произнес он. — Похоже, здесь придется жить кому-нибудь другому. Постараюсь найти вам пристанище в городе.

— Не имеет значения. Я все равно собиралась уезжать в Оклахома-Сити.

Он насторожился.

— Собирались уезжать?

— После того, как переговорю с вами. Рассказав всю правду про себя и Сабрину.

— Ну да, само собой разумеется.

— Это правда. Клянусь, что это правда!

Посмотрев на нее секунду, он кивнул в сторону бывшей входной двери.

— Почему бы тогда не передвинуть сроки? Вы можете поехать со мной прямо сейчас, не дожидаясь назначенного часа, и рассказать все о себе и вашей сестре.

— Сейчас я не могу, — она торопливо покачала головой.

Он понимающе улыбнулся, и его губы сложились в скептическую гримасу.

— Ясно.

— Не потому, что я пытаюсь выдумать рассказ поубедительнее,

— заявила она в ответ на его мысли, прямо-таки написанные у него на лице.

Боже, и как его только угораздило податься в детективы! Райли Хантер никогда не умел скрывать свои мысли и чувства. Ей, однако, по каким-то причинам нравилась такая его черта.

— Я не могу отправиться с вами сейчас вовсе не из-за того, что пытаюсь выдумать еще одну историю.

Он все еще не верил ей.

— Так из-за чего же?

— Мне скоро должны позвонить.

— Сестра тоже будет вам звонить?

— Нет. Сейчас мне должны позвонить одни давние знакомые и рассказать, что они слышали от их знакомых. Правда, Райли, я не сочиняю и расскажу все, что мне известно, только сначала я должна выслушать сообщения от этих людей.

Он вздохнул и продолжал внимательно всматриваться в ее лицо, как будто оно должно было измениться, когда обнаружилось, что ее зовут по-другому. Рейчел, в свою очередь, разглядывала его, мысленно вздыхая о том, что они не встретились при других обстоятельствах, и спрашивая себя, не появится ли вдруг возможности все исправить. Но что тут исправишь…

Устав от тишины, она спросила:

— Как вы узнали, что я не Сабрина?

Сначала он, похоже, не собирался отвечать, а просто стоял, положив руки на бедра, — это выглядело так сексуально, как, впрочем, и многое другое, что он делал, — и смотрел на нее. Внимательно рассматривал ее глаза, рот, волосы. Когда она подумала, что больше не выдержит такого разглядывания, и собралась отвести взгляд, он вдруг очень тихо ответил:

— Вы не на седьмом месяце беременности.

Каким-то образом по его голосу Рейчел поняла, что для него это было больше, чем просто один из замеченных фактов. Как будто вопрос ее материнства был для него очень важен.

— Все правильно. Но как вы узнали, что Сабрина на седьмом месяце?

— Когда в пятницу пришел запрос по поводу вашей сестры, факсовый аппарат распечатал его не до конца. Там было сказано, что Сабрина Дженсен беременна, но не сказано, с каким сроком. А сегодня мы получили остаток сообщения, где говорит ся, что Сабрина беременна уже семь месяцев.

Рейчел не успела опомниться, как Райли протянул руку и дотронулся до ее живота, через тонкую свободную рубашку. Несмотря на мягкость его движения, Рейчел почувствовала, что такой жест скорее предназначается не женщине, вынашивающей ребенка, а той, которой только собираются помочь завести ребенка, чтобы о нем заботиться.

— Ясно же, что вы не на седьмом месяце, — тихо сказал он, поднимая глаза от ее живота к лицу. Он еще плотнее прижал ладонь к ее животу, поглаживая круговыми движениями большого пальца, отчего ее сердце снова заколотилось в учащенном ритме.

Она дотронулась до его руки и переплела свои пальцы с его, чтобы эти поглаживания окончательно не лишили ее рассудка.

— Нет, я не на седьмом месяце.

Нельзя было сказать наверняка, но ей показалось, что уголок его рта приподнялся в отдаленном подобии улыбки.

— На самом деле, — продолжал он тихим, вкрадчивым голосом, — вы ведь вообще не беременны, правда?

После секундного раздумья Рейчел медленно покачала головой.

— Нет.

Все это время он неотрывно смотрел ей в глаза, а руку прижимал к ее животу.

— Так значит, нет никаких троих претендентов на отцовство будущего ребенка.

— Нет.

— Значит, вы не спали с тремя мужчинами в последние несколько месяцев?

— Нет.

— Но есть ли хоть один мужчина, который… который недавно занимался с вами любовью? Кто вам дорог?

Встретившись с ним взглядом, Рейчел почувствовала себя пригвожденной к месту. Ну вот, приехали! Только она решила начать говорить ему правду, как он задает такие вопросы. Ну как можно на это ответить, чтобы не нажить себе еще проблем?

В конце концов, она пришла к выводу, что половина правды лучше, чем совсем никакой правды, так ведь? Так что врать она не будет. Просто… опустит некоторые подробности. Было и еще одно маленькое соображение. Заключалось оно в том, что Райли совершенно незачем узнавать, насколько дорог он для нее стал. Потому что из этого все равно ничего никогда не могло выйти. Он выветрится из ее памяти так же быстро, как поселился там. Зачем браться за дело, которое с самого начала обречено на неудачу?

— Нет. Никто не занимался со мной любовью. Уже долгое… — Она заставила себя замолчать, не выдав, насколько давно это было в последний раз. С тех пор прошел уже не один год.

Но Райли не был намерен оставлять ее в покое. Он все-таки заметил, что Рейчел не ответила на вторую часть вопроса.

— Кто для вас дорог? — напомнил он.

Рейчел ничего не сказала.

Она никоим образом не собиралась совершать ошибку, рассказывая ему, какое место он занял в ее сердце за последние несколько дней. Чуть-чуть намекнула — и хватит. Она также не собиралась сообщать ему, что влюбилась в него по уши.

Рейчел слегка пожала ему руку и неохотно отстранилась. В этот момент порыв холодного зимнего ветра ворвался в помещение, и она поежилась, несмотря на жар, вызванный в ней прикосновениями Райли. Это тепло поможет ей скоротать еще не одну зиму. Даже если она разлюбит Райли, у нее не оставалось сомнений, что память о нем будет согревать ее всю жизнь.

К счастью, он не стал настаивать и выяснять, кто для нее был важен, а кто — не очень. Положив руки на бедра, он продолжал рассматривать ее.

— Теперь, мисс Дженсен… — его голос стал грубее, чуть грубее.

— Рейчел, — поправила она.

— Рейчел, — согласился он. Почему-то ей показалось, что ее имя он произносит не так легко, как имя Сабрины, и это сильно удручало ее. — Вы не рассказали мне, как и зачем оказались в этом трейлере. Я кое-что разузнал. Когда в пятницу я говорил с управляющим, он вполне определенно сказал, что мисс Сабрина Дженсен оплатила аренду до конца года. А что, спрашивается, делает здесь Рейчел Дженсен?

Рейчел закусила губу и задумалась. Она собиралась говорить правду, но не знала, что именно ей нужно сейчас сказать. Поэтому выдала первое, что пришло в голову:

— Я же сказала — жду, пока мне позвонят.

— Тогда, Рейчел Дженсен, вам придется подождать чуть подольше, чем вы рассчитывали. Потому что прямо сейчас вы отправляетесь со мной в участок.

— Но…

— Никаких «но»! И советую сделать это добровольно. В любом случае вы отправляетесь со мной.

— Но мне будут звонить.

С его лица исчезли всякие намеки на сочувствие.

— Перезвонят. А сейчас, будьте любезны, проследовать… И если только вы без утайки расскажете все, что я хочу услышать, то, возможно — всего лишь возможно, я окажусь славным малым и вам не придется ночевать за решеткой.

Глава ВОСЬМАЯ

Когда они подъехали к участку, Райли все еще пребывал в сомнении, чего ему хочется больше — поцеловать Рейчел или пристрелить ее.

С одной стороны, он был зол как черт, зол, как никогда в жизни, — из-за ее вранья и обмана, из-за того, что она заставила его почувствовать себя круглым дураком. С другой стороны, как же он рад, что у нее не было трех любовников одновременно! И даже одного. Она не беременна, ничего такого не натворила.

Она просто разыскивала свою сестру, хотела ей помочь. А это, как считал Райли, вовсе не являлось преступлением. Сколько раз он сам делал что-то, чего не должен был делать, чтобы защитить любимое существо? Не сосчитать. Но все же это не отменяло того факта, что она обманывала его с самого начала. Может быть, и сейчас продолжает обманывать. Лучше не питать особых надежд в чем-либо, связанным с Рейчел Дженсен. Пока что, во всяком случае.

Забавно, он сразу же привык к ее новому имени. В чем-то это, наверное, даже хорошо, что она не была Сабриной, думал Райли, прокручивая в голове все события с самого начала. Естественно, это не означало, что он собирается забыть все то, что произошло в выходные. Или все вранье Рейчел. Единственное, что он мог предпринять — держаться настороже.

Правда, он сомневался, что сможет заставить себя думать о серьезных вещах, а не о том, как элегантно она выглядит в красных перчатках, красной шляпе и обтягивающих голубых джинсах.

Как обычно, Розарио ушла, не выключив радио, и теперь по всему зданию разносился голос Хэнка Вильямса. Верджил до самого вечера уехал в Фелт, закупить все необходимое перед Рождеством, прежде чем идти на свидание с Элоизой. Так что весь полицейский участок остался в распоряжении Райли. И Рейчел.

Райли почувствовал себя как подросток, который, приведя девушку домой, чтобы представить родителям, вдруг обнаружил, что те неожиданно уехали до завтра и теперь можно вдвоем завалиться на кушетку, не опасаясь, что кто-то помешает.

— Мой офис, — произнес он, махнув рукой в направлении нужной двери.

Ни говоря ни слова, Рейчел двинулась в указанном направлении. Райли следовал за ней. Движения ее бедер были слишком соблазнительны, чтобы он мог не обращать на них внимания. У Рейчел Дженсен была совершенно особенная походка. Из-за такой походки начинаются драки и останавливается движение на улицах. Ни один мужчина не может игнорировать подобное.

Он выругался про себя, отметив, что весь его здравый смысл, не говоря уже про самообладание, улетели в тартарары. Придется как следует обуздать свое либидо.

— Ну хорошо, — сказал он, усаживаясь за стол, — с чего начнем?

Он отметил, что Рейчел расстегнула куртку, но не сняла ее, хотя освободилась от перчаток и шляпы, прежде чем усесться на стул напротив. Но она ничего не сказала в ответ.

— Тогда, — продолжил он, переходя на официальный тон, — скажите мне, мисс Дженсен, что вы делали в трейлере в отсутствие вашей сестры?

На этот раз она ответила, не колеблясь:

— Сабрина позвонила мне на работу в Оклахома-Сити на прошлой неделе и попросила приехать в Вэллес-Каньон. Но пока я сюда добиралась, она собралась и уехала.

— А что заставило вас остаться?

— Она позвонила мне, когда я была здесь, и рассказала некоторые вещи, из-за которых мне захотелось остаться. Я надеялась узнать побольше о том, что происходит.

— А она вам не рассказала?..

— Нет, хотя я ее расспрашивала.

Райли на минуту задумался.

— Хорошо, когда вы виделись с ней в последний раз?

Она глубоко вздохнула.

— Кажется, этим летом. Я точно не помню.

Он произвел в уме быстрый подсчет.

— Значит, в то время она уже могла быть беременной. Она знала про это? И если знала, то сообщила ли вам?

— Не могу сказать, знала ли она сама. Но ни мне, ни отцу она словом не обмолвилась. Я узнала о ее беременности осенью, когда она уехала. Однажды Сабрина позвонила мне и рассказала.

— Ваши родители еще живы?

Рейчел кивнула.

— Да, оба живы, правда, живут не вместе.

— Развелись, — сказал он, хотя все и так было ясно.

Она снова кивнула.

— Еще до того, как мы с Сабриной пошли в школу.

— Сабрина со времени отъезда общалась с отцом?

— Нет. Когда она рассказала мне, что беременна, то заставила меня пообещать, что я не скажу ему. Она не знала, как преподнести ему эту новость, боялась его недовольства. Он до сих пор не знает.

— Он действительно может огорчиться, когда узнает?

— Нет, конечно. Он всегда одобрял все, что делала Сабрина.

Некая интонация в ее голосе дала Райли понять что у самой Рейчел отношения с родителем были, вероятно, не столь безоблачными и, надо думать, из-за нее папа расстраивался частенько.

— Есть ли какая-то вероятность, что Сабрина пыталась связаться с матерью?

Рейчел печально улыбнулась.

— Нет.

— Что, совсем никакой?

— Через несколько лет после того, как она ушла от нас, мы окончательно потеряли с ней всякую связь. Мы обе тогда еще были маленькими.

— Так вы даже не знаете, где сейчас находится ваша мать?

— Нет. Да вообще-то и не хочу знать, — вздернув подбородок, добавила Рейчел, но в ее голосе прозвучали боль и тоска.

Райли помолчал некоторое время, затем, решив, что как раз настал благоприятный момент, спросил напрямую:

— Может ли один из Вентворфов оказаться отцом ребенка? Не поэтому ли они стали ее разыскивать?

Рейчел в свою очередь немного подумала, прежде чем ответить.

— Сабрина никогда напрямую не говорила мне, кто отец ее ребенка, но, когда вы сказали, что Вентворфы ее ищут, я проанализировала все ее слова, и мне стало казаться, что так оно и есть. Например, когда Сабрина позвонила мне в пятницу, она сказала, что отец ее ребенка из известной, богатой и влиятельной в Оклахоме семьи.

Райли пожал плечами.

— В штате полно состоятельных семей, — возразил он на всякий случай.

— Да, но никто из них не разыскивает Сабрину.

— Нет, — пришлось согласиться ему. — Не разыскивает.

Рейчел закусила губу и глубоко задумалась. Похоже было, что у нее есть какое-то важное сообщение, но она не решалась его высказать.

— Вы знаете что-то еще. Расскажите же.

Она опустила глаза и стала теребить нитку на джинсах.

— Сабрина рассказала еще кое-что об этой семье, и, вероятно, вам следует это знать.

— Так что же это?

— Она сказала, что… что они… Сабрина уверена, что Вентворфы хотят отнять у нее ребенка.

— Что? — Райли выпрямился так резко, что у него хрустнули суставы. — Что они хотят сделать?

— Сабрина сказала, что его семья хочет отобрать ребенка. Поэтому она убежала. Поэтому она и прячется.

— Сумасшествие какое-то, — взорвался Райли. — Они не могут так поступить. Это же незаконно.

Она пожала плечами.

— У таких людей, как Вентворфы, везде есть связи. Они располагают такими способами добиваться желаемого, какими простые люди никогда не смогут воспользоваться. Вы меня понимаете?

К сожалению, он слишком хорошо понимал, что это такое.

Разве семья Кэролайн Мерили не добилась своего, просто потому, что у них были деньги и связи? Они раз и навсегда отделались от Райли. Не хватало еще, чтобы какой-то потомок индейцев чероки тянул свои грязные лапы к их ненаглядному созданию! Мало того, что у него отняли любимую, так они еще позвонили нескольким своим знакомым в полицейском управлении, что едва не стоило Райли работы. Один только этот случай мог показать ему, что люди, использующие свое положение в обществе отнюдь не в благих целях, — не досужие выдумки.

— Хорошо, можно согласиться с тем, что семьи, подобные Вентворфам, располагают средствами, которыми не располагаем мы. Но это еще не доказывает, что им удастся забрать ребенка. Они, может быть, и не хотят этого делать.

— Но Сабрина, похоже, думает именно так, иначе она не пустилась бы в бега. К тому же она сказала, что за ней следовал какой-то парень, и она боится, что он работает на Вентворфов.

— Мы еще не решили окончательно, что отец ребенка — кто-то из Вентворфов, — возразил Райли.

— А кто еще это может быть? С чего вдруг такая семья могла кинуться разыскивать мою сестру? Она работала официанткой и жила в Талсе, так что вполне могла встретиться с одним из младших Вентворфов.

Хорошо, подумал Райли. Значит, Сабрина вполне могла повстречаться с Майклом или даже с Джеком — до того как он умер. Но все же это не объясняет, почему они так всполошились. Только из-за того, что она ожидала ребенка, который мог оказаться возможным…

— Наследником, — произнес он вслух.

— А?..

— Наследником. Ребенок вашей сестры может оказаться наследником. Особенно если его отец Джек Вентворф. Он старший из них. И, главное, он умер.

Когда до нее наконец дошел смысл сказанного, она застыла с раскрытым ртом, уставившись в пространство.

— Если окажется, что это ребенок Джека, — продолжал Райли, — тогда ваш племянник или племянница унаследует кучу денег. И прочих ценностей, уже много лет переходящих из поколения в поколение.

Она покачала головой, все еще несколько сбитая с толку.

— Я и не задумывалась, что ребенок Сабрины… мой племянник или племянница, — весело уточнила она, — окажется в подобном положении. Вы думаете, именно поэтому Вентворфы хотят найти Сабрину? Потому что они хотят убедиться, что о нем будут как следует заботиться, а вовсе не потому, что хотят отобрать его?

Он пожал плечами.

— Я почти ничего не знаю про Вентворфов, кроме того, о чем писали в газетах. Хотя время от времени вокруг них ходили сплетни, по большому счету ничего серьезного я не слышал. Они не производят впечатления дурных людей. Не думаю, чтобы они собирались разлучить Сабрину с ребенком.

Рейчел молча кивнула, обдумывая услышанное.

— Но в любом случае они захотят, чтобы ребенок знал о своем происхождении. Особенно, если его отцом был Джек, потому что он его не увидит.

У Рейчел на глазах заблестели слезы и потекли по щекам.

— Это так печально. Сабрине придется в одиночку растить ребенка, потому что его отец умер. Бедная Сабрина. Бедный малыш.

О, нет, взмолился Райли. Только не это. Не надо слез.

Если он не мог пройти мимо женщины, попавшей в затруднительную ситуацию, то при виде плачущей женщины он и подавно не мог остаться безучастным. Он встал из-за стола, присел рядом с Рейчел и обнял ее за плечи. Совершенно безобидный жест, только ради того, чтобы успокоить ее и дать выплакаться. Похоже, ей действительно нужно было как следует поплакать. Очевидно, она уже давно испытывала жизненные невзгоды, и теперь, обрадовавшись возможности облегчить душу, порывистым движением прижалась к нему, да так, словно не могла существовать без него. Райли оставалось только не мешать ей и сидеть на своем месте, потому что… черт!

Да потому что он влюбился в нее! Он не понимал, когда и каким образом это произошло, но совершенно точно знал, что напряжение, из-за которого он чувствует себя словно завязанным в узел, — не просто результат банального желания. Такое случалось с ним много раз, но сейчас было что-то еще.

Помимо желания физической близости с Рейчел, он хотел добиться взаимопонимания и на духовном уровне. Обычно он чувствовал беспокойство и неловкость в присутствии плачущих женщин и сейчас, будь на ее месте другая, украдкой поглядывал бы на часы, гадая, скоро ли она успокоится. Но с Рейчел он не задумывался о времени и не испытывал тягостных чувств. Ему нравилось быть рядом с ней. Более того, он был счастлив, что оказался в нужное время в нужном месте и мог помочь ей избавиться от переживаний, счастлив, что она чувствовала себя в его обществе достаточно свободно, открыто выражая свои чувства.

Он достал носовой платок и вложил ей в руку, давая понять, что она может плакать, сколько ей требуется. Он продолжал обнимать ее, поглаживая по руке и нашептывая на ухо слова утешения, которых она, может быть, никогда и не слышала.

Когда Рейчел наконец начала успокаиваться и отстранилась, он улыбнулся ей как можно более уверенно.

— Все будет хорошо, — сказал он, сам поверив в правдивость этих слов.

Она кивнула, но он сомневался в том, что убедил ее. Хотя это и не имело особого значения. Райли был уверен, что уж теперь-то все встанет на свои места. А вот каким именно образом это произойдет… этого он пока не знал. Ясно было одно — необходимо связаться с Вентворфами. Он только надеялся, что Рейчел не будет возражать.

— Я знаю, Рейчел. Все прояснится. Обещаю, что так и будет.

Она всхлипнула, вытирая слезы.

— Как вы можете быть уверены в этом? — спросила она дрожащим голосом. — Сабрины нет, и никто не знает, где она сейчас. Даже если Вентворфы не собираются отнимать у нее ребенка, может быть, этот тип, который таскается за ней, замышляет недоброе? А если что-то случится с ребенком? Она ведь совсем одна, и рядом нет ни одного знакомого. Что будет, когда ей придет время рожать? Кто ей поможет?

Райли вздохнул.

— Не надо бежать впереди паровоза. Будем решать проблемы по мере их поступления. До того, как ей придет время рожать, еще добрых два месяца. За эти два месяца мы должны найти ее.

Рейчел ничего не сказала в ответ.

— Первое, что мы должны сделать, — позвонить Вентворфам.

Она было замотала головой, но потом кивнула.

— Ну хорошо. Пожалуй, другого выхода действительно не остается. Сабрина не вернется сюда, а вы явно не тот человек, который следил за ней.

Райли не сразу понял, что она имеет в виду. Когда до него наконец дошло, он едва поверил своим ушам.

— Вы что, подумали, что это я мог быть тем парнем, который следил за вашей сестрой?!

Рейчел нервно передернула плечами.

— Откуда я могла знать, кто вы такой?

— Вы же знали, что я шериф в Вэллес-Каньоне.

— Как будто вас не могли подкупить. Можно подумать, в штате Оклахома никогда не слыхали о коррупции.

— Рейчел…

Она прервала его взмахом руки.

— Ладно, давайте просто забудем об этом, хорошо? Я забуду, что когда-то подозревала вас в преследовании беременных женщин, а вы забудете, что я была такой… лгуньей.

— Ну, это не совсем так, — улыбнулся он. — Вы просто защищали сестру. Вообще-то на вашем месте я бы сделал то же самое.

— Правда?

Он кивнул.

— Думаю, большинство людей поступило бы точно так.

Она улыбнулась, при этом ее лицо как бы осветилось изнутри. Райли залюбовался ею.

Ложка дегтя, однако, не замедлила себя ждать. Он вспомнил, что сегодня в приступе ярости высадил входную дверь трейлера и Рейчел теперь негде было приютиться. Хуже того, если Рейчел придется остаться до завтра, а это, учитывая неожиданный оборот дела, вполне вероятно, то ей попросту негде ночевать. Вэллес-Каньон никогда не был привлекательным для туристов, да и вообще не был привлекательным, с точки зрения Райли, поэтому и мест для ночевки здесь было, мягко говоря, не густо. Немногочисленные приезжие останавливались у друзей или родственников. У Рейчел здесь не было ни родственников, ни друзей. Кроме…

Кроме разве что Райли Хантера.

Может быть, он смог бы договориться с Розарио, подумал Райли, отказываясь от идеи предложить Рейчел переночевать у него. Приглашать девушку к себе — не лучший выход, особенно если учесть, что она еще не оправилась от эмоциональных перегрузок, а он куда острее обычного почувствовал сексуальный голод. Если только удастся найти Розарио! Она, разумеется, не сообщила, куда направляется. Вероятно, побежала по магазинам за покупками к Рождеству.

Но идея, засевшая в его воспаленном мозгу, не давала покоя, и в конце концов Райли признался себе, что ему совершенно не улыбается бросать все дела и на ночь глядя разыскивать Розарио. Так что, может быть, Рейчел согласится остаться… возможно, только возможно, что она не откажется пойти к нему домой.

И в самом деле, почему он не подумал об этом с самого начала?

— Рейчел, — сказал он, чуть отстранившись, но не желая совсем выпускать ее из объятий. Она всхлипнула в последний раз и повернулась к нему. Она была прекрасна, даже несмотря на следы слез на лице.

— По-моему, вам не следует сегодня уезжать в Оклахома-Сити.

Она вопросительно подняла брови.

— Уже довольно много времени, а эта поездка займет… кажется, часов пять?

— Зависит от транспорта. Может быть, и дольше.

— Насколько я могу судить, вы сейчас не в лучшей форме, чтобы так долго вести машину. Я имею в виду, вы устали и расстроены.


— Да, так и есть.

— К тому же сегодня ожидается снегопад, — добавил он. — Не сильный, но все же… А когда я свяжусь с Вептворфами, вполне возможно, что они захотят поговорить с вами, и, может быть, даже лично. Они могут и прилететь сюда сегодня, если достанут билеты.

— Но в трейлере у Сабрины теперь не переночуешь. Где в этом городе ближайшая гостиница?

— Знаете… гм… дело в том, что в Вэллес-Каньоне нет гостиницы.

На ее лице отразилось замешательство.

— Как это нет гостиницы? Если вы хотите, чтобы я не уезжала до завтра, то где же я буду ночевать?

В напряженной тишине Райли отвел глаза.

— Ах, вот оно что. Вы хотите, чтобы я провела ночь с вами, — тихо сказала она.

— Я буду спать на кушетке, — бросился он разуверять ее. — Никаких вольностей, обещаю. Просто… я не хочу, чтобы вы оставались одна, вот и все. — Он не стал добавлять, что и сам отнюдь не желал оставаться в одиночестве.

К его немалому удивлению, она согласно кивнула.

— Спасибо, Райли. Я ценю ваше гостеприимство. Мне и в самом деле не хочется оставаться одной. Но на кушетке буду спать я. Не годится создавать неудобства хозяину дома.

Он не стал заострять внимание на том, что расположиться с удобствами в его холостяцком жилище в любом случае будет трудновато. Вместо этого он только покачал головой и решительно заявил:

— Ну уж нет. Я устроюсь на кушетке, ничего не поделаешь.

Она чуть смутилась.

— Спасибо.

Он выудил из кармана ключи и протянул ей.

— Я сейчас позвоню в отделение в Фримонт-Спрингс и обрисую им положение вещей. Они свяжутся с Вентворфами, и тогда мы сможем уйти отсюда. Как вам такой план?

Рейчел согласно кивнула.

— А пока суд да дело, можете забрать вещи из машины и устраиваться у меня, как дома. — Он ткнул пальцем в потолок. — Я живу этажом выше. Нужно только подняться по лестнице.

— Хорошо.

— Помочь вам с вещами? — спросил он, хотя она взяла с собой одну маленькую сумочку.

— Нет, спасибо.

Повисло неловкое молчание. В этот момент между ними происходило нечто новое, чего не было раньше. Сейчас их отношения вышли за рамки внешних формальностей — теперь они были не просто шерифом и сестрой пропавшей без вести женщины, которую нужно найти и выяснить, не попала ли она в беду. Сейчас, когда они молча стояли рядом, между ними росло напряжение, от которого необходимо было немедленно избавиться.

— Ну, что же, — не выдержал Райли, — я, пожалуй, начну звонить.

Рейчел шагнула к двери.

— А я, пожалуй, начну устраиваться.

— Ну вот и порешили.

— Замечательно.

Райли, тем не менее, подозревал, что пройдет еще немало времени, прежде чем их отношения можно будет без натяжки назвать замечательными. Зато у них впереди была целая ночь, чтобы попытаться сгладить все острые углы.

Глава ДЕВЯТАЯ

Маленькая квартирка Райли оказалась очень близка к тому, что Рейчел ожидала увидеть, — тесная, пустая и неухоженная. Типичная квартира для холостяка, живущего в Вэллес-Каньоне.

Маленький столик и два стула смотрелись бы к месту в кухне, но ничего подобного здесь не было. Крохотный закуток с плитой и подобием холодильника размером с телевизор назвать кухней язык не поворачивался. Остальная жилплощадь (назвать ее комнатой было и вовсе немыслимо) могла похвастаться лишь диваном, столом и креслом, а еще лампой и книжной полкой, ломившейся от вестернов. В «спальне» — широкая кровать и тумбочка с лампой и еще одной кучей вестернов.

Любопытно, но рядом притулился ноутбук. Рейчел удивилась, зачем он мог понадобиться Райли. Наверное, для виртуальных свиданий, проскочила непрошеная мысль. Мужчина, затерявшийся в таком захолустье, явно страдающий от недостатка в женском обществе…

Лучше не думать об этом, — сказала она себе, поворачиваясь спиной к двери в спальню. Совершенно ни к чему сходить с ума при мысли о его потребности… в общении. В конце концов, ей бы справиться со своими собственными потребностями… гм… в общении.

Все же обстановка в его доме была на редкость непритязательной. Он даже не потрудился украсить квартиру к Рождеству. Ни одной зеленой веточки. У Рейчел, которая всегда с нетерпением ждала праздников и стремилась отметить их так, чтобы они запомнились надолго, — в конце концов, это были те редкие случаи, когда их семья собиралась вместе, — такое пренебрежение наступающим Рождеством вызвало разочарование.

Мог бы нарядить елку, подумала она. Места для этого хватало. Если конечно, это будет маленькая-маленькая елочка.

Взглянув на часы, она обнаружила, что еще нет и двух. Она спустилась обратно в офис, и Райли сообщил ей, что из Фримонт-Спрингса позвонят, когда удастся связаться с Вентворфами. Он также заметил, что, возможно, это произойдет нескоро, потому что, по словам сотрудников отделения во Фримонт-Спрингсе, Вентворфов обычно не бывает дома в это время дня.

Он посоветовал Рейчел вздремнуть или почитать, в общем, расслабиться и отдохнуть. Это был здравый совет, но Рейчел никак не могла сидеть без дела, снедаемая тревогой за Сабрину. Будучи от природы энергичным человеком, она и в лучшие времена с трудом переносила бездеятельность, а уж сейчас ей и подавно меньше всего хотелось сидеть сложа руки.

Еще в пятницу она заметила магазин в квартале от полицейского участка. Денег у нее было не густо, но она привыкла не выходить из дома без карточки Американ-Экспресс. Конечно, в таком захолустье, как Вэллес-Каньон, могли и не пользоваться Американ-Экспресс. Хорошо, что додумалась захватить еще и Виза-Кард.

Довольно кивнув, она натянула куртку, шляпу, перчатки, схватила бумажник и направилась к двери. Скорее всего, она вернется не позже чем через час, и, может быть, Райли к тому времени узнает какие-то хорошие новости.


Когда через сорок пять минут Рейчел вернулась с двумя большими пакетами, набитыми разными праздничными покупками, никаких новостей не было. Прежде чем подняться в его квартиру, она заглянула в офис и поинтересовалась, как идут дела. Но Райли только покачал головой и пробормотал, что отсутствие новостей — сама по себе хорошая новость.

Потом он поинтересовался, чего она накупила.

Рейчел улыбнулась.

— Пару вещиц, которые могут мне понадобиться. Ничего больше.

Оказавшись в квартире, она принялась за работу. Сначала она извлекла из пакета маленькую пластиковую елку, уже наряженную, и, пододвинув стол к окну, водрузила на него свою покупку. Затем развесила несколько длинных гирлянд по периметру обоих окон и над дверью в спальню и в кухню. И, наконец, потрепанная, но еще живая омела — в магазине сказали, что последняя, — заняла свое место в центре кухонного стола. Четыре фонарика из красного и зеленого стекла послужили достойным завершающим штрихом, особенно когда она зажгла внутри свечи.

Мало-помалу Рейчел превратила спартанское жилище в нечто более соответствующее приближающемуся празднику. С каждым новым украшением на душе у нее становилось легче, настроение улучшалось, а на смену отчаянию приходила надежда.

Теперь она была почти уверена, что Вентворфы не замышляют ничего злого против Сабрины. Рейчел подозревала, что, как и всякая семья, они просто хотят присматривать за новоявленной родственницей. Если окажется, что это ребенок Джека Вентворфа, они, конечно, захотят принимать определенное участие в его жизни.

Если бы только Сабрина вышла на связь, чтобы можно было объяснить ей ситуацию! Тогда они смогли бы собраться вместе к празднику, и Рождество получилось бы вовсе не таким тоскливым, каким ему предстоит быть на этот раз.

Когда подошло время ужина, Рейчел стояла на стуле, нанося последние завершающие штрихи. Она пыталась прикрепить ветку омелы над кухонной дверью, когда вошел Райли. На секунду ей представилось, что вот сейчас он воскликнет: «Здравствуй, дорогая! Ну вот я и дома!» — и, подойдя, поцелует ее. А она скажет: «Сегодня у нас на ужин тушеный окорок».

— Привет, — сказала она. — Сегодня на ужин суп и сэндвичи.

Он застыл на пороге, увидев, во что превратилась его берлога, и получше рассмотрев все украшения, расплылся в улыбке.

Только тогда до Рейчел дошло, что ей следовало спросить разрешения, прежде чем украшать жилище к Рождеству. Кто знает, может быть, он вообще не празднует Рождество. И когда она уедет, ему придется приводить все в прежний вид.

— Надеюсь, вы не против нескольких украшений, — сказала она после затянувшейся паузы.

— Нет, конечно. Квартира выглядит великолепно. Вам, наверное, пришлось как следует потрудиться.

Теплая волна облегчения прошла по ее телу.

— Мне нужно было чем-то заняться, иначе я извелась бы от ожидания. — Она пожала плечами, продолжая возиться с омелой. — Знаю, до Рождества еще неделя, но ведь лучше не ждать до последней минуты.

— Да я вообще не планировал ничего украшать.

Она не удивилась, но тем не менее спросила:

— Почему же?

— Не вижу в этом никакого смысла. — Он смущенно улыбнулся. — Зачем лишние хлопоты, если живешь один и никого не собираешься приглашать в гости на праздник?

— Зачем? Ну все-таки… Это же Рождество, в конце концов.

— Но ведь не все его празднуют.

Ах, вот оно что…

— Извините. Не знала, что ваша религия…

— Религия тут ни при чем. Просто… не знаю. Наверное, я просто не привык считать его праздником. Когда я был маленьким, наша семья была слишком бедной, чтобы позволить себе пригласить Сайта-Клауса с подарками или хотя бы просто нарядить елку. Для меня это был просто день, когда не нужно было идти в школу, а для мамы — лишний выходной. А когда я вырос… Просто не привык. Да, впрочем, не обращайте внимания.

От его вскользь брошенной фразы о том, что их семья была слишком бедной, чтобы праздновать Рождество, Рейчел почувствовала внутри какой-то непонятный холодок. Дженсены тоже никогда не могли назвать себя богатыми, и, поскольку их отец работал дальнобойщиком, им не раз приходилось встречать Рождество в дороге. Но в любом случае они находили способ как-то выделить этот день в ряду других и порадоваться хотя бы тому обстоятельству, что они вместе.

Отец обычно устанавливал в грузовике маленькую пластмассовую елочку, ловил по радио какую-нибудь передачу с рождественскими гимнами, чтобы они могли подпевать. Даже когда рождественский ужин происходил где-то в закусочной или на стоянке, им удавалось заразить праздничным духом всех окружающих.

Слишком бедны, чтобы праздновать Рождество? Но ведь… Рождество — это прежде всего состояние души, подумала Рейчел. Конечно, красивые гирлянды и подарки под елкой — это замечательно. Но даже без всего этого…

Рождество — это общение с самыми близкими тебе людьми, забота друг о друге и помощь тому, кто в ней нуждается. И неважно, каково убранство дома, главное, кто рядом с тобой. Рождество — отличный повод дать людям понять, насколько они важны для тебя. Это общение с максимальной отдачей. И Рейчел неожиданно почувствовала, что должна встретить это Рождество вместе с Райли Хаитером.

— С наступающим праздником, Райли, — сказала она, все еще стоя на стуле и придерживая ветки омелы.

Он улыбнулся на ее слова и подошел поближе.

— Должен признать, — сказал он, стоя так близко, что мог бы дотронуться до нее, но не сделал этого — к ее разочарованию, — что благодаря вашему появлению дом совершенно преобразился. До сегодняшнего дня я и не представлял, что в этих стенах можно создать такой уют. А во всем вы виноваты. И что прикажете с вами делать?

От восторга у нее вырвался почти непроизвольный смешок. В ответ Райли улыбнулся еще шире. Это была одна из тех улыбок, при виде которых Рейчел хотелось броситься к нему в объятия.

— И что же здесь такого смешного?

— Просто радуюсь, что ты наконец пришел. Никаких новостей от Вентворфов? — Она и не заметила, как перешла на «ты».

— Нет еще. Из Фримонта должны позвонить, как только что-нибудь узнают. Омелу ты купила в том же магазине? — тоже перейдя на «ты», спросил он, с деланным равнодушием посмотрев на веточки у нее в руках.

Рейчел кивнула, почувствовав некоторое беспокойство. Она всегда покупала омелу для украшения своей собственной квартиры, без всякой задней мысли — это было просто украшение к празднику. Но сейчас, когда она была вместе с Райли, простенькое украшение вернуло себе свою символическую значимость.

— Может быть, это простой каприз с моей стороны, — сказала она, изо всех сил стараясь казаться непринужденной, — но я никак не могла пройти мимо. Однако мне никак не удается ее как следует прикрепить. Боюсь, она упадет, если оставить все как есть.

— Давай помогу.

Прежде чем она успела возразить, Райли скинул ботинки и взобрался на стул. Если до того она считала свое положение лишь слегка неустойчивым, то, очевидно, ошибалась. Маленький стул, который даже под ее весом поскрипывал, теперь, когда на нем стояли двое, осел и затрещал. Хуже того, под их весом центр тяжести всей системы переместился. Рейчел наклонилась, чтобы не упасть, и в результате столкнулась с Райли — в тот самый момент, когда он поднял руки, чтобы помочь ей закрепить злосчастную ветку. Они замерли, стараясь сохранить равновесие. Неожиданно она поняла, насколько тесно они соприкасаются. Какое-то время оба молча стояли лицом к лицу и каждый выжидательно смотрел на другого, не зная, что делать дальше.

Наконец Райли принял решение за них обоих. Застенчиво улыбнувшись, он бросил взгляд на омелу, потом снова на Рейчел и очень тихо сказал:

— С Рождеством, Рейчел.

И, наклонившись, поцеловал ее.

Это был дразнящий поцелуй, легкое соприкосновение губами, как будто он и не собирался обнаруживать тот взрыв страсти, который она так ожидала. Рейчел продолжала придерживать ветки, и Райли, похоже, решил этим воспользоваться. В то время как ее руки были подняты вверх, он, обняв ее обеими руками, прижал к себе.

Потом он решил пойти дальше, прошелся кончиком языка по ее губам, прежде чем проникнуть вглубь и почувствовать ее вкус.

Рейчел по-прежнему стояла с поднятыми руками, может быть, потому, что забыла обо всем на свете, ощутив его прикосновения. Их дыхание смешалось, сердца бились в унисон, его страсть вызывала в ней ответную волну страсти. А он все продолжал целовать ее, исследовать, пробовать на вкус, прижимая все ближе и ближе к себе, так что она на секунду почувствовала, что они сливаются в одно целое.

Наконец Рейчел отпустила омелу, не в силах оставаться бездейственной. К ее удивлению, ветки остались висеть. Она обняла Райли за шею, запустила пальцы в его шелковистые волосы и поднялась на цыпочки, чтобы было удобнее целоваться. В ответ на такое действие стул протестующе заскрипел и они оба чуть не свалились. Райли отстранился от нее, что далось ему явно нелегко, и, спустившись, протянул руки Рейчел. Она улыбнулась, ожидая, что вот сейчас он спустит ее на пол и они продолжат с того места, где прервались.

Но Райли не опустил ее на пол, а взял на руки, обхватив за спину и под коленками. Сначала, не сообразив, что произошло, Рейчел испуганно ухватилась за него, но потом засмеялась, вызвав его ответный смех.

Приступ веселья исчез так же быстро, как и появился, сменившись порывом желания. Оба синхронно потянулись друг к другу и соединили губы в поцелуе. На этот раз не было дразнящих, едва ощутимых прикосновений. Райли приник к ней со всем нетерпением мужчины, долгое время не касавшегося женщины, и Рейчел, изголодавшаяся не меньше, ответила ему с той же порывистостью. Краем глаза она заметила, что они куда-то перемещаются, но ей было все равно. Для нее сейчас было важно одно — быть вместе с Райли. Где бы он ни находился, она должна быть рядом с ним, и больше ничего не имело значения.

Как и следовало ожидать, он принес ее в спальню, уложил на постель и сам опустился рядом. Рейчел обхватила его руками и подтянула поближе, опрокинув на себя, и слегка изогнулась навстречу ему.

Ощущать его близость было восхитительно, и горячая волна прокатилась по ее телу. Он касался ее везде, где ей того хотелось, проводя пальцами по ее волосам, лицу, рукам, груди, бедрам. Рейчел тоже не теряла времени даром. Она запускала руки ему в волосы, обнимала за плечи, гладила по спине и ногам. В ответ Райли целовал ее все крепче. Она сцепила руки у него за спиной, чтобы подтянуть его еще ближе, хотя они уже были прижаты друг к другу так тесно, как только могут прижаться два человека.

Тем не менее Райли исхитрился просунуть руку между их телами и начал расстегивать ее рубашку. На периферии ее сознания включился какой-то предохранительный механизм, призывающий быть осмотрительной, подождать, подумать о последствиях. Но то, что они делали, было так замечательно, так естественно, что Рейчел совершенно не собиралась задумываться над этим. Она не слушала никаких предупреждений занудного внутреннего голоса, и, в конце концов, он начал стихать и пристыженно замолк.

К тому времени, как Райли совсем расстегнул ее рубашку, она только принялась за дело. Несмотря на переплетенные руки, ему удалось распахнуть на ней рубашку. Под ней у Рейчел была очень практичная, но ужасно некрасивая сорочка, белая в желтый цветочек. Нечто подобное она носила еще в детстве. Она мысленно застонала, сожалея, что заранее не догадалась надеть что-нибудь обтягивающее, черное и шелковистое. Такой мужчина, как Райли, наверняка ожидал чего-то подобного.

Но, похоже, такой выбор белья его нисколько не разочаровал. Он, наверное, и не обратил внимания на ее сорочку, потому что в это время стаскивал с нее рубашку. Она по мере сил помогала ему в этом нелегком деле, приподнявшись на кровати, чтобы он мог наконец освободить ее от рубашки, которая в результате полетела на пол. Все это время Рейчел не прекращала работать над его одеянием. Наконец она справилась со всеми пуговицами. Райли быстро освободился от рубашки, которая тоже полетела на пол. Долгую секунду после этого он молча стоял на коленях на кровати, между ног Рейчел. Они смотрели друг на друга, и оба тяжело, прерывисто дышали.

В его глазах Рейчел увидела такой голод, такое неудовлетворенное желание, что, потрясенная, некоторое время не могла ни двигаться, ни говорить, а молча лежала и смотрела на него. Он стянул с себя футболку и бросил на пол. Она залюбовалась его мускулистым торсом, сильными, крепкими руками. Райли прямо-таки излучал силу и уверенность. Ее ошеломили его страсть, вид, запах.

Он улыбнулся улыбкой человека, знающего, что он собирается делать.

— Не люблю я эту зиму, — пробормотал он, наклоняясь к ней. Он ухватился за ее сорочку и начал высвобождать ее из джинсов. — Слишком много одежды приходится надевать.

Рейчел засмеялась таким низким, чувственным смехом, что сама себе удивилась. Такой смех больше подходил женщине с богатым любовным опытом, которая знает, что делает. Она старалась не поддаваться панике при мысли о том, что занималась любовью только с одним мужчиной, всего несколько раз, да и то целых семь лет назад. Вместо этого она сосредоточилась на своих ощущениях. И заставила себя выкинуть из головы мысль, что та давняя история, похоже, повторяется.

Один раз, пообещала она себе. Только один раз, с Райли. Он будет для нее подарком на Рождество, подумала она, мысленно улыбнувшись. Воспоминания об этой ночи всегда будут поддерживать ее в будущем. Все хорошо, сказала она себе. Потому что она любит его. И даже если этой любви суждено скоро исчезнуть, этого достаточно, чтобы оправдать то, что происходит сейчас.

Райли приподнял ее на кровати и стащил с нее сорочку. Она инстинктивно сложила руки на груди, неожиданно смутившись, не желая, чтобы он видел ее обнаженной. Райли, вероятно, имел много любовных связей и наверняка видел женщин куда более красивых и привлекательных.

Он-то, несомненно, способен удовлетворить ее так, как она могла только мечтать, но вот сможет ли она доставить ему удовольствие?

— Не надо, — сказал он, мягко убирая ее руки. — Я хочу на тебя посмотреть.

— Было бы на что смотреть, — ответила она с нервным смешком.

Он улыбнулся, углубившись в созерцание ее прелестей, потом поднял глаза.

— Ты не права. — И, прежде чем она успела остановить его — нельзя сказать, чтобы ей очень хотелось его останавливать, — Райли накрыл ей грудь ладонями. Его руки были теплыми и мягкими. Сердце у нее прыгало, отзываясь на каждое их движение.

Закрыв глаза, она отдалась во власть вызванных им ощущений. Он нежно играл с ее грудью, гладил соски, слегка сжимал упругую плоть. Вдруг он убрал одну руку. Рейчел уже хотела возразить, когда почувствовала, что он прикоснулся к ней ртом и провел языком вокруг соска.

Она издала невнятный звук, который он, вероятно, воспринял как одобрение. Он поглубже взял в рот ее сосок, лаская его языком. Потом просунул руки ей под спину и притянул ближе к себе. Рейчел в ответ запустила пальцы ему в волосы, в свою очередь подталкивая его к себе, пока он не переключился на другую грудь, и все повторилось.

Так продолжалось до тех пор, пока ее возбуждение не достигло предела. Он отодвинулся и одновременно начал расстегивать ее джинсы. Рейчел попыталась привстать, но он положил руку ей на живот, потом стянул с нее джинсы и трусики. Последними были сняты носки, и теперь она лежала полностью раздетая, залившись румянцем.

Долгую минуту Райли молча смотрел на нее. Потом быстро поднялся, чтобы сбросить остатки одежды. Рейчел наблюдала за ним со скрытым, как ей казалось, интересом. Но вот он выпрямился — уже полностью раздетый, снова посмотрел нa нее, привычным жестом провел рукой по волосам, улыбнулся одной из тех понимающих улыбок, в предвкушении…

Во рту и в горле у нее пересохло, пока она рассматривала его сильное мускулистое тело. Конечно, она не могла не обратить внимание на признак его принадлежности к мужскому полу — ту часть тела, которая скоро должна помочь им слиться воедино. Ей осталось только удивленно покачать головой.

Райли, похоже, прекрасно понимал ее мысли.

— Не волнуйся. Кажется, мы были созданы друг для друга. Все будет хорошо, вот увидишь.

И он присоединился к Рейчел на кровати, устроившись между ее раздвинутыми ногами. Когда она ощутила прикосновение его обнаженного тела к своим самым сокровенным местам, внутри нее вдруг возникла теплая волна, не оставившая места для всех остальных чувств и мыслей. Она инстинктивно потянулась губами ему навстречу, отвечая на его решительный напор.

Райли немедленно отреагировал на ее порыв, крепко прижав ее к себе.

— Прежде, чем мы пойдем дальше, — улыбаясь, тихо сказал он, — знай, что я собираюсь о тебе позаботиться.

Сначала она не поняла, что он имел в виду. Может быть, он хочет сказать, что намеревается сыграть несколько большую роль в ее жизни, чем ей кажется? В ответ она только покачала головой, молча выражая сомнение в таком желанном для нее, но вряд ли достижимом завершении их отношений.

Должно быть, он уловил ее замешательство, так как улыбнулся — почему-то довольно грустно.

— Я имел в виду, что хотел бы обезопасить тебя. Я говорю о презервативе. Ты не будешь возражать?

Так глупо Рейчел себя еще никогда не чувствовала. Ну разумеется, что еще он мог иметь в виду? И как она могла быть до такой степени наивной?

— Естественно, я не против.

Он потянулся к столику и достал оттуда нечто, деловито вынул, надел и снова приник к ее рту. На этот раз поцелуй был особенно долгим и страстным. В конце концов, у Рейчел даже перехватило дыхание.

Пока они лежали так, прижавшись друг к другу, его рука, путешествуя между их телами, пробиралась все ниже и ниже, и, наконец, его пальцы проникли к ней между ногами и коснулись мягких влажных складок плоти. Почувствовав его прикосновение, она слегка вздрогнула, потом закинула свою ногу на его тело. Он не замедлил этим воспользоваться и проникнуть поглубже, одновременно крепко целуя ее и дразня языком.

Рейчел двигала бедрами навстречу его движениям, вздыхая и постанывая, до тех пор, пока она еще могла держать под контролем свою реакцию. Как раз в ту минуту, когда ей показалось, что она больше не может выносить эти дразнящие ласки, Райли приподнялся и встал на локти над ней.

— Открой глаза, Рейчел, — попросил он.

Оказывается, она, сама того не замечая, лежала с закрытыми глазами. Открыв их, она увидела глаза Райли — почти черные от возбуждения. Не отводя взгляда, он стал медленно проникать в ее зовущую теплоту…


Когда, лежа у нее на плече, Райли пробормотал что-то неразборчивое, Рейчел не могла не улыбнуться. Что бы он ни сказал, это не могло быть настолько смущающим, как мысли, крутившиеся у нее в голове. Она обняла Райли и потеснее прижалась к нему.

Позже, сказала она себе, понимая, что только создает себе проблемы. Позже она даст волю всем крутившимся в ее голове мыслям. Теперь же ей хотелось думать только о Райли. О том, какие ощущения он вызвал у нее. О том, что она испытывала к нему. О том, как она займется с ним любовью еще раз, потому что этот, первый раз, хоть, казалось, и тянулся бесконечно долго, только разбудил в ней ненасытность.

Позже, повторила она про себя, прогоняя из головы все непрошеные мысли. Позже…

Глава ДЕСЯТАЯ

Райли не совсем понимал, что именно его разбудило. Открыв глаза, наверняка он мог сказать только одно: все его существо было наполнено счастьем и радостью — ощущение, которое он вряд ли когда-то испытывал. Секунду он не мог понять, чем вызвана такая странная реакция. Постепенно Райли начал осознавать, что чье-то теплое нежное тело прижимается к нему. И до него дошло, откуда взялась его невыразимая радость.

Рейчел. Конечно.

Улыбнувшись, Райли начал ворочаться, чтобы прижаться к ней потеснее. Потом он услышал, что в другой комнате звонит телефон. С величайшей осторожностью он отодвинулся, прилагая все усилия, чтобы не разбудить ее. Не потрудившись одеться, хотя воздух в комнате был более чем прохладным, подбежал к телефону. К тому времени, как он успел схватиться за трубку, он насчитал четыре звонка, а кто его знает, сколько их было до того. Его голос спросонья прозвучал отнюдь не радостно.

— Шериф Хантер? — послышался неуверенный женский голос.

— Слушаю. Чем могу помочь?

— Детектив Мэрилин Робинсон, — назвалась собеседница. — Фримонт-Спрингс, Оклахома, Департамент полиции. Я уже подумала, что никого нет дома.

Райли потер лицо, пытаясь прийти в себя после слишком короткого сна и слишком интенсивных занятий любовью. И тут же улыбнулся, несмотря на свою усталость, — похоже, с Рейчел любви не бывает слишком много.

— Простите, — пробормотал он, на время прогоняя нескромные мысли. — Я… заснул и только сейчас услышал телефон.

— Но ведь еще даже нет девяти.

— Ну, это был трудный день. Какие у вас новости?

Детектив Робинсон вздохнула.

— Пока ничего о пропавшей женщине, но Вентворфы очень рады уже потому, что вы нашли ее сестру. Они собираются прилететь сюда как можно скорее.

Чтобы Рейчел уехала во Фримонт-Спрингс? На другой конец штата? Сейчас, когда они только-только начали узнавать друг друга?

— Зачем?

Детектив Робинсон молчала, и Райли понял, что она ожидала от него большей осведомленности.

— Да потому, что она — единственная их возможность найти Сабрину Дженсен. Они хотят встретиться с Рейчел, расспросить ее о сестре, потому что Сабрина беременна от их старшего сына, Джека. Естественно, они хотят найти ее.

Значит, это правда, подумал Райли. Отцом ребенка был Джек Вентворф.

Он собирался сказать что-то еще, но почувствовал осторожное прикосновение к плечу. Обернувшись, он увидел подошедшую Рейчел, завернувшуюся в простыню. Волосы у нее разметались, губы покраснели и припухли после их страстных поцелуев.

— Кто это? — спросила Рейчел.

Не ответив ей, Райли снова заговорил в трубку.

— Детектив Робинсон, — нехотя сообщил он, — Рейчел Дженсен находится прямо здесь.

— В самом деле?

Райли не понравилось деланное удивление, отлично различимое в голосе этой женщины. Еще он подумал, что поставил себя в достаточно неловкое положение. Сначала признался, что заснул, теперь сообщает, что Рейчел находится вместе с ним. Но, с другой стороны, ей-то какое дело?

Он решил не обращать внимания на интонацию Робинсон и коротко спросил:

— Будете говорить с ней?

— Пригласите ее.

Он передал трубку Рейчел.

— Это детектив из Фримонт-Спрингса. Детектив Робинсон. Вентворфы хотят встретиться с тобой.

— Со мной? — озадаченно сказала она, потянувшись к трубке.

Райли кивнул, но ничего больше не сказал, только навострил уши, интересуясь, что будет говорить Рейчел.

— Да, я сестра Сабрины Дженсен, — ответила она на вопрос с того конца провода. — Нет, я не знаю, где она может быть. — Она опять слушала то, что говорила ей Робинсон. — В пятницу, по телефону. Я знаю, что она была на автобусной станции, ждала автобус. Могу только сказать, что она направлялась не в Линкольн, штат Небраска.

Добрых десять минут детектив Робинсон забрасывала Рейчел вопросами о ее отношениях с сестрой, последних местопребываниях Сабрины и куда она может направиться. Но Рейчел могла сообщить ей не больше, чем уже рассказала Райли. Тот, слушая вполуха, направился в спальню, достал джинсы, серую майку и оделся. Когда он возвратился, Рейчел кивала в ответ на что-то, вцепившись в простыню, как будто это была ее единственная связь с миром.

— Но почему Вентворфы хотят встретиться со мной? — спросила она и, выслушав ответ, решила: — Да, хорошо. Нет, все в порядке. Но мне придется добираться на машине. В любом случае передайте им мою благодарность. Я надеюсь добраться туда завтра к вечеру.

Наскоро обсудив маршрут, Рейчел передала трубку Райли.

— Она снова хочет переговорить с тобой.

Когда Райли взял трубку, Рейчел направилась в спальню, вероятно, тоже собираясь одеться.

— Слушаю, — сказал он, наблюдая, как Рейчел прошлась по комнате, и в то же время удивляясь неожиданно появившемуся у него тоскливому чувству.

— Как вы думаете, шериф Хантер, может ли Сабрина Дженсен вернуться в Вэллес-Каньон?

— Сомневаюсь. У нее нет никаких связей с местными жителями. Похоже, ее занесло сюда совершенно случайно. Не думаю, что стоит ожидать ее возвращения.

— Но все-таки, если вам удастся выйти с ней на связь, дайте нам знать.

Райли ехидно усмехнулся. Нет уж, он, пожалуй, придержит такую информацию для себя.

— Да, мэм. Вас я поставлю в известность в первую очередь.

— Кстати, хочу сообщить вам, что Вентворфы и Департамент полиции Фримонт-Спрингса высоко оценили вашу помощь в поиске мисс Дженсен. Ваши усилия не прошли незамеченными.

— Я только выполняю свою работу.

Не сказав больше ничего важного, детектив Робинсон пожелала Райли приятно провести праздники и повесила трубку. Он отошел от телефона и задумался, что же ему делать дальше.

Рейчел уедет утром. В этом по крайней мере можно не сомневаться. И Райли не сможет поехать с ней. В этом, к сожалению, тоже можно не сомневаться. Даже в таком сонном захолустье, как Вэллес-Каньон, он не мог так просто покинуть пост, когда ему вздумается. Конечно, нельзя сказать, чтобы на нем висела какая-то огромная ответственность, но все равно Райли был не такой человек, чтобы пренебрегать своими обязанностями, независимо от их важности.

Может быть, ему удастся вырваться на несколько дней после Нового года? Поехать в Оклахома-Сити, разузнать, как у Рейчел дела. С тех пор как он начал работать здесь, у него ни разу не было отпуска. Верджил и Розарио наверняка переживут одни выходные без него.

— Рейчел? — окликнул он, заметив, что она уж слишком долго не появляется из другой комнаты. — С тобой все в порядке?

— Вполне, — ее голос звучал отстраненно. — Я упаковываю некоторые вещи, которые достала днем.

Он направился в спальню, неприятно удивленный ее интонацией.

— Почему бы тебе не сделать этого завтра?

Помимо всего прочего, можно было придумать и лучший способ провести было их последнюю, похоже, ночь перед расставанием.

Чуть поколебавшись, она ответила:

— Мне лучше поторопиться и выехать. До Фримонт-Спрингса далеко, и мне нужно будет несколько раз останавливаться и отдыхать. И потом, как говорится, «не откладывай на завтра», так ведь?

Совершенно не так, подумал Райли. Не так, не так, не так!

— Что значит — лучше поторопиться?

Он зашел в комнату и увидел, что Рейчел уже переоделась в другие джинсы и свитер. Стоя к нему спиной, она засовывала в сумку пару носков. Но она ничего не ответила на его вопрос, никак не отрицая утверждение, что покидает его прямо сейчас.

Райли снова спросил ее:

— Ты же не имеешь в виду, что на ночь глядя поедешь через весь штат?

Не оборачиваясь, она начала застегивать молнию на сумке.

— Почему бы и нет? Я только что как следует вздремнула. Теперь я смогу часа два-три спокойно вести машину, прежде чем мне придется остановиться. Верни, мне, пожалуйста, ключи.

Райли аж взмок, услышав, с какой легкостью она отмахнулась от того, что ему казалось переломным моментом жизни.

— Надо сказать, что ты не просто «как следует вздремнула».

Эта фраза заставила ее, наконец, обернуться и посмотреть на него. Правда, ее выражение лица имело мало общего с тем блаженно-восхищенным, которое было раньше и которое он ожидал увидеть сейчас. Но по крайней мере теперь она снова смотрела на него.

Она нервно облизнула губы, теребя свисающую прядь волос.

— Райли, то, что произошло здесь сегодня…

— Нет, — перебил он, взмахнув рукой. — Только не говори мне, что произошедшее между нами было одной из тех глупостей, которые свойственны беременным женщинам.

Ее лицо покрылось румянцем, а губы вытянулись в тонкую линию.

— Нет, — тихо произнесла она. — Я и не говорю.

— Или что это было ошибкой.

— Да нет, ошибкой это не назовешь. Но это все-таки не должно было происходить.

— Почему?

Она тяжело вздохнула.

— Потому что этого не случится снова, вот почему. Это не может повториться.

Он заставил себя улыбнуться.

— Может, будь уверена. Прямо здесь и сейчас. Я попрощаюсь с тобой, прежде чем ты уедешь в Фримонт-Спрингс, и, думаю, ты не скоро это забудешь.

Она кивнула.

— Да. Это будет прощание. Именно так. Я больше не вернусь сюда.

Он подозревал, что она скажет что-нибудь подобное, но чтобы вот так, прямо в лицо…

— Я понимаю. И не обвиняю тебя. Вэллес-Каньон действительно беден событиями. Но, Рейчел, это ведь не значит…

Она перебила его:

— Дело не в этом!

— А в чем же?

Она долго смотрела на него, прежде чем ответить, смотрела так пристально, что он почувствовал себя не только вывернутым наизнанку, но и поставленным с ног на голову.

— Ты мне глубоко не безразличен, — тихо, убедительно произнесла она, — это правда.

— Тогда почему ты сейчас скажешь «но»?

Не обращая внимания на его замечание, она действительно сказала то, что он и предполагал.

— Но я такая женщина, которая по многу раз влюбляется и уходит. Думаю, здесь и сейчас я могу честно сказать, что люблю тебя.

Он открыл рот, но она опять перебила его раньше, чем он успел что-то произнести.

— Но через неделю, — ее голос чуть дрогнул, — ты вылетишь у меня из головы.

— Вылечу у тебя из головы, — эхом отозвался он. Черт, это у нее все повылетало из головы, и разум в первую очередь. — После того, что произошло здесь сегодня, ты и вправду думаешь, что так легко сможешь забыть обо мне?

— Не то чтобы мне хотелось забывать о тебе, — возразила она, — но это будет.

— Я тебе не верю.

— Это всегда случается со мной. Я не способна любить одного человека больше нескольких недель. Я просто не создана для постоянных отношений.

— Ты, наверно, и сама этому не веришь.

— Верю. Я именно такая и всегда была такой, с юности.

— И у тебя была куча любовников? — печально спросил он.

Она покачала головой.

— Нет. До тебя только один.

— Тогда как ты можешь знать, какая ты на самом деле? — оживился Райли.

— Потому что через несколько дней после того как тот, первый, бросил меня, я почти влюбилась в другого. А еще через несколько дней — в третьего.

— И сколько тебе в то время было лет?

— Семнадцать.

Он поперхнулся.

— Черт возьми, Рейчел, в свои семнадцать лет я тоже влюблялся направо и налево. Через такое проходят все! И это вовсе не доказательство, что поэтому я не могу любить тебя.

— Так ты… любишь меня?

— Боже, ну разумеется, я люблю тебя! Неужели не заметно? Я только и делаю, что пытаюсь дать тебе это понять.

— Ничего, пройдет. Так же, как у меня.

— Неправда.

— Послушай меня, Райли. Это одна из немногих вещей, которые я твердо знаю. Я не могу любить одного и того же человека сколько-нибудь долгое время. Я такая же, как моя мать. Это наследственность.

— Ветреность не наследуется.

— Это семейное.

— Рейчел…

— Лучше смирись с этим.

— Нет!

— Райли…

— То, что было между нами, совершенно не похоже на то, что у меня происходило с кем бы то ни было еще. Я понимаю это уже сейчас, даже после такого короткого знакомства. Я знаю это. И, думаю, если ты как следует прислушаешься к себе, то поймешь, что тоже знаешь.

Она молча посмотрела на него, как будто в самом деле копаясь в себе, чтобы узнать правду. Но вместо того, чтобы улыбнуться, броситься к нему в объятия, сказать: «Слушай, а ведь ты прав! Я действительно знаю это!» — Рейчел только покачала головой и потянулась за сумкой.

— Мне нужно идти. Спасибо за помощь, Райли. Я сообщу, когда услышу что-нибудь про Сабрину. А теперь прощай. Дай мне ключи. Пожалуйста.

Он нехотя достал ключи и протянул ей. Она так стремительно выскользнула из комнаты, что он не успел сказать ни слова. Он собрался крикнуть ей, чтобы она подождала, но услышал, как за ней хлопнула входная дверь. Ему оставалось только пообещать себе, что кровь из носу, но он ни за что не допустит, чтобы Рейчел исчезла так же, как и ее сестра.


Вентворфы, кажется, вполне приличные люди, решила Рейчел, встретив их на следующий день. Поездка через весь штат вконец вымотала ее. Она и так устала — физически и психически — от страстной любви, которой они занимались с Райли. И к тому же она беспокоилась за сестру. Словом, Рейчел была далеко не в лучшей форме для знакомства с будущими родственниками, даже если им предстояло породниться только через ребенка ее сестры.

Тем не менее детектив Робинсон сказала ей, с каким нетерпением Вентворфы ожидают знакомства с пей, как они готовы схватиться за любую, даже самую ненадежную ниточку, которая может соединить их с матерью ребенка от Джека. Наслушавшись таких заверений, Рейчел почувствовала бы себя подлейшей женщиной на свете, если бы не согласилась встретиться с ними. Так что, как бы ей ни хотелось свернуть и направиться домой в Оклахома-Сити, она продолжала двигаться на запад, в Фримонт-Спрингс.

И она не пожалела, что приехала. Хотя местонахождение Сабрины все еще не было установлено, Вентворфы за полчаса общения с ней немного успокоились. Джозеф Вентворф оказался типичным отцом семейства. Он был одет в элегантный черный костюм с галстуком винного цвета, в некогда темных волосах проглядывала седина. В своем роскошном доме, в окружении домочадцев и домработницы, которую он представил как Эвелин, он чувствовал себя вполне непринужденно. Эвелин, очевидно, относилась к детям, как любящая тетушка, и переживала смерть Джека так же тяжело, как переживала бы смерть своего собственного ребенка.

Джози Вентворф, внучка Джозефа и младшая сестра Джека, сидела рядом с мужем Максом Картером. Они поженились совсем недавно. В Максе Картере Рейчел узнала своего двоюродного брата — еще одна родственная связь. Темно-карие глаза Джози то и дело оживленно сверкали, а ровно подстриженные каштановые волосы рассыпались по плечам от ее порывистых движений.

Макс выглядел прекрасно. Прошло много времени с тех пор, как Рейчел видела его в последний раз. Она припомнила, что когда-то он всегда был угрюм и неразговорчив. Джози удалось вытащить на свет божий ту часть его личности, которую Рейчел даже не замечала. Супруги не скрывали, что летом у них будет ребенок, и с радостью ожидали его появления.

Майкл Вентворф, обворожительный брюнет, в привлекательности не уступал своей сестре. Если Джек хотя бы слегка походил на младшего брата, то неудивительно, что он с одного взгляда вскружил Сабрине голову. Майкл беззастенчиво флиртовал с гостьей с того самого момента, как она появилась на пороге, но Рейчел, ушедшая в свои мысли, меньше всего была настроена отвечать ему взаимностью. Конечно, он выглядел соблазнительно, и все такое, но…

Это был не Райли.

Несмотря ни на что, Рейчел все же не могла представить себе Сабрину в этой семье. Такие элегантные и ухоженные, Вентворфы словно были людьми из другого мира. Их бросающееся в глаза богатство, высокое происхождение, их положение в обществе — все это было так далеко от Рейчел. Конечно, они оказались приятными людьми, но вместе с тем внушали ей некоторый страх. Оставалось надеяться, что Сабрина, когда она отыщется, не будет, в отличие от Рейчел, чувствовать себя среди них не в своей тарелке.

— Вы уж извините нас, — сказал Джозеф Вентворф, привлекая ее внимание к беседе, от которой она отвлеклась, — знаю, что мы ошеломили вас с приезда, но поймите, что нам так важны любые сведения о матери этого ребенка. Теперь мы хотя бы знаем, как выглядит Сабрина. И если вам кажется, что мы слишком пристально вас разглядываем, так это потому, что мы смотрим как бы на зеркальное отражение той женщины, которую любил Джек.

— А Джек любил Сабрину? — поразилась Рейчел.

До этого она как-то не задумывалась об отношении Джека к Сабрине. В то же время она была уверена, что ее сестра любила Джека — Сабрина никогда не допустила бы появления ребенка, если бы не была безнадежно, по уши влюблена.

— Конечно, Джек очень любил ее, — вклинилась Джози. — Мы уверены, что он даже планировал сделать ей предложение, а потом… — она прослезилась.

— Он хотел жениться на Сабрине?!

Хотя к этому времени Рейчел уже поверила, что Вентворфы не замышляют ничего плохого против Сабрины и ее ребенка, ей было любопытно, в какой роли они хотят видеть Сабрину. Но если Джек собирался жениться на ней…

— Сабрина знает об этом?

— Думаем, что нет, — сказала Джози. — Но в личных вещах брата оказалось письмо с кольцом и фотографией Сабрины. Из этого следует, что он намеревался подарить кольцо Сабрине. В его жизни тогда не было других женщин. Да и не только тогда.

Рейчел кивнула, надеясь, что Сабрина вскоре позвонит ей, и она сможет рассказать ей все это. Если сестра узнает, что Вентворфы не хотят сделать ничего плохого ни ей, ни ребенку, узнает, что Джек собирался сделать ее миссис Вентворф, то может, она и согласится вернуться домой?

— Расскажите нам еще что-нибудь про вашу сестру, — попросила Джози.

Рейчел улыбнулась.

— Ну, Сабрина почти ничего мне не рассказывала об отношениях с Джеком. Она даже не сказала мне, как его зовут. — Рейчел уже сообщила Вентворфам о подозрениях Сабрины касательно их семейства, и хотя они были удивлены и даже раздосадованы, все же смогли понять ее опасения. — Я, конечно, на нее похожа, как отражение в зеркале, но не думайте, что, встретившись со мной, вы встретились с Сабриной. У нас много различий.

— Например? — спросил Майкл, и в его голосе снова прозвучало мягкое заигрывание, которое Рейчел не могла не заметить.

И она снова с легкостью проигнорировала его.

— Сабрина гораздо более уравновешенна. Она все заранее планирует и действует согласно своим планам. Если она берется за дело, то доводит его до конца.

— А вы более… импульсивная? — Вопрос Майкла сопровождался улыбкой, на которую Рейчел наверняка клюнула бы при других обстоятельствах, если бы ее мысли не были сосредоточены на чем-то — вернее, ком-то — другом.

— Я стараюсь жить сегодняшним днем, — сказала она в ответ. — Никогда не знаю, куда меня занесет. А вот Сабрина, прежде чем отправиться в путь, все распланирует, наметит маршрут на карте, заправит машину под завязку и прихватит кучу еды.

И Рейчел тут же пожалела, что не составила никаких планов, прежде чем отправилась в недавнее свободное плавание по морю жизненного опыта. Может быть, не сидела бы теперь, думая о Райли и отчаянно тоскуя…

— Кажется, Сабрина будет хорошей матерью для ребенка, — сказала Джози.

Рейчел кивнула.

— Вне всякого сомнения. Она любящая, ответственная, щедрая. Жаль только, что малыш не увидит своего отца.

В комнате повисло тяжелое молчание, и Рейчел пожалела, что сказала эти слова.

— По крайней мере, — заговорил Джозеф, — мы должны приложить все усилия, чтобы он узнал всех остальных Вентворфов. Тем более, что он — или она — сам к ним относится.

— Вы действительно хотите принять Сабрину и ее ребенка в семью? — спросила Рейчел. Хотя она, конечно, догадывалась, какой будет ответ, но все же была удивлена их единодушием.

— Ну разумеется! — воскликнула Джози. — Они и так уже часть нашей семьи. Хочется только, чтобы Сабрина поскорее вернулась и мы смогли бы сообщить это ей.

— Я уверена, что она мне скоро позвонит, — сказала Рейчел. — Рождество почти наступило. Она предполагала провести его вместе с нами в Оклахома-Сити. Но даже если она не приедет, то уж позвонит наверняка. Обязательно. Если не в сочельник, значит, на само Рождество.

— Надеюсь, вы окажетесь правы, — сказал Джозеф. — Для нас это будет самый лучший подарок.

Рейчел тоже надеялась, что не ошиблась. Чем дольше отсутствовала Сабрина, тем больше она беспокоилась, что с ее сестрой случилось что-то нехорошее. И с каждым днем приближалась дата рождения ребенка. Сабрина беременна уже семь месяцев. Многие дети рождаются раньше срока. Что будет, если ей придется рожать преждевременно, а она окажется в каком-нибудь захолустье, где никто ей не поможет?

Не думай об этом, одернула себя Рейчел. Сабрина в порядке, нужно просто быть уверенной, что все хорошо. Скоро она позвонит. Они всегда встречали Рождество втроем — сестры и отец, и пока что никто из них ни разу не пропускал встречи. Сабрина наверняка приедет. И вот, когда они соберутся втроем, на празднике будет не хватать только одного человека.

Райли.

Потому что, как бы Рейчел ни убеждала себя и его в обратном, она чувствовала, что пройдет немало времени, прежде чем ей удастся выбросить из головы мысли о нем. Но все же она была уверена, что сможет забыть его. Постепенно. Когда-нибудь. В не таком уж далеком будущем.

Глава ОДИННАДЦАТАЯ

Рейчел позвонили в сочельник. Но это оказалась не Сабрина, а ее отец.

— Я не смогу приехать в этом году, — его голос доносился откуда-то с края света. Связь была отвратительная, сплошные помехи, и она с трудом понимала, о чем он говорит. Но самое важное все же уловила.

— Не приедешь? — воскликнула она. — Но ты должен! Папа! Мы всегда встречали Рождество вместе.

— Прости, Рейчел. Но я застрял из-за бурана в Южной Дакоте. Здесь уже столько времени никто не может сдвинуться с места.

Рейчел посмотрела в окно, выходившее в маленький парк. Здесь, в Оклахома-Сити, с самого утра тоже падали и кружились большие снежные хлопья. Все

же это не было похоже на описываемый отцом буран. Предполагалось, что к этому времени он уже почти доберется до Канзаса, а к ужину она рассчитывала увидеть его здесь. Но, похоже, ему придется встречать Рождество на полпути.

— Но ведь…

— За меня не беспокойся. Я нашел мотель, и атмосфера здесь вполне праздничная. Много людей также застряли по дороге домой. Придется праздновать здесь, ничего не поделаешь. Впрочем, компания подобралась что надо. Так что, я думаю, мне удастся как следует повеселиться.

Так, подумала Рейчел. Он-то хорошо повеселится. А что остается делать ей?

— Но, папа…

— Мне пора, милая. Здесь большая очередь к телефону. Я только хотел сообщить тебе, что не смогу появиться ни сегодня, ни завтра, но со мной все в порядке, не беспокойся. Думаю, выберусь отсюда через несколько дней. Наверное, я смогу подъехать к тебе на Новый год.

— Но…

— Поцелуй за меня Сабрину.

— Но в этом все и дело. Сабрина…

— С Рождеством вас. Увидимся через недельку.

— Подожди!

Слишком поздно. Он уже положил трубку. Отец даже не сообщил, где именно находится.

Придется проводить Рождество в одиночестве. Рейчел не слышала Сабрину с того звонка в Вэллес-Каньоне. И в глубине души понимала, что ее сестра не станет снова выходить с ней на связь. Сказала же она тогда Рейчел, что опасается за ее безопасность. Сестры всегда заботились друг о друге. Если Сабрииа думает, что подвергает Рейчел опасности своими звонками, то действительно звонить ей не станет.

Прошла уже неделя с тех пор, как она рассталась с Райли, а в ее чувствах к нему не было совершенно никаких изменений.

Нет, подожди, тут же подумала она. Не совсем так. Изменение, конечно, было. Чувства усилились. Во много раз. Теперь она любила его больше, чем кого бы то ни было. Даже постоянные заигрывания Майкла Вентворфа не смогли отвлечь ее.

Майкл не переставая пытался флиртовать с ней весь день, припомнила Рейчел. Но она не ощутила ни малейшего желания ответить ему взаимностью. Он был невероятно симпатичен, очарователен, но все же ей ни разу не захотелось отозваться на его нескрываемый интерес к ней. Он был привлекательным, остроумным, сексуальным — словом, при других обстоятельствах Рейчел уже давно забыла бы обо всем на свете, увидев его.

Но он не произвел на нее впечатления. Она могла думать только о Райли.

Неожиданный звонок в дверь вывел ее из оцепенения. На пороге стоял курьер, держа коробку, в которую мог бы поместиться баскетбольный мяч. Когда Рейчел взяла посылку, он протянул ей бланк, чтобы она расписалась.

Подняв глаза, она обнаружила, что курьер — молодой человек, высокий, светловолосый. На форменной куртке вышито имя — Хельмут. Он улыбался Рейчел совершенно обворожительной улыбкой, как будто напрочь позабыл про всех остальных своих клиентов, которых должен обслужить сегодня. Боже, это невероятно! Молодой, красивый, и так улыбается.

Хм… Небольшой эксперимент совсем не помешает, решила Рейчел.

— Рейчел Дженсен, — произнес он, прочитав роспись, и бросил на нее откровенно похотливый взгляд.

Она кивнула.

— Да, это я.

Он прислонился к косяку и поднял бровь.

— Вы… а вам… не нужно ничего отправить?

Рейчел подождала, когда на нее нахлынет волна радости, которая обычно возникала в подобных ситуациях, если привлекательный мужчина начинал оказывать ей какие-то знаки внимания. Она подождала еще… и еще, и еще.

Ничего не происходило.

К своему удивлению, она осознала, что стоять вот так на пороге, глазея на Хельмута, ей совершенно не хотелось. Ей было чем заняться. Отец пережидает метель, беременная сестра в бегах, неотразимый шериф, которого она любит всем сердцем и душой, затерялся где-то в пустошах Оклахомы. Так что Хельмуту лучше смыться и не морочить ей голову.

Вслух она сказала:

— Да нет, Хельмут, спасибо. Счастливого пути! — И с легким сердцем захлопнула дверь.

Вот это да! Второй раз она остается совершенно безразличной к человеку, которого она явно привлекает. Занятно. Может быть, ей стоит провести сочельник, шатаясь по барам, чтобы посмотреть, сколько мужиков на нее клюнут?

Только зачем утруждать себя? — подумала она. Есть только один человек, который будет интересовать ее до конца жизни. И может быть, если она поторопится, то успеет к нему до ночи.

Она собралась посмотреть на часы, но ее взгляд упал на обратный адрес на упаковке, принесенной Хельмутом. Это была покупка из бутика в Оклахоме, того самого, который Рейчел нравился больше всех других магазинов. Любопытствуя, что может оказаться внутри, она торопливо открыла посылку. Там оказалась пышно завернутая упаковка и маленькая открытка.

Наверняка это подарок от Сабрины. Приезжала ли Сабрина в Оклахома-Сити или просто заказала покупку по телефону, Рейчел не могла понять. Она взглянула на письмо и заметила, что оно написано другим почерком. Значит, Сабрина не сама покупала подарок. Она не приезжала в Оклахома-Сити. Она была за много миль отсюда и не вернется домой на Рождество.

Сквозь слезы Рейчел прочитала письмо.

С Рождеством, Рейчел.

Хотела бы я отпраздновать его вместе с тобой. Но чувствую, что папа приедет к тебе, и ты не останешься в одиночестве. Я тоже не одна. Мой ребенок составит мне компанию. С нами все в порядке. Надеюсь, с тобой тоже. Я скучаю по вас и люблю вас. Передай это папе, ладно?

С любовью, Сабрина.

Вздохнув, Рейчел отложила письмо, подошла к елке и положила под нее подарок, увеличив уже находившийся там ассортимент. Один из лежавших под елкой подарков она приготовила для отца. Другой для Сабрины. Несколько — от ее бывших воздыхателей, завсегдатаев бара.

Но ни в одной из этих коробок не было того, что ей больше всего хотелось на Рождество. И среди подарков, которые она сама приготовила для любимых людей, был зияющий пробел.

Еще рано, подумала она. Магазины пока открыты. Она могла бы по-быстрому сбегать в магазин, прикупить что-то для Райли, потом быстренько упаковаться и отправиться на восток. Даже при таком снегопаде к ночи она окажется в Вэллес-Каньоне. И тогда она сможет встретить Рождество как положено, вместе с любимым. И любящим.

Без всяких дальнейших колебаний Рейчел натянула пальто, шляпу и перчатки, схватила кошелек и выбежала за дверь.


И куда она могла подеваться накануне Рождества? — недоумевал Райли, в десятый раз звоня в дверь Рейчел. Она так расписывала их семейную традицию собираться на этот праздник вместе, но в квартире пусто, а ведь уже смеркается. Если она собиралась отмечать Рождество с семьей, значит, должна быть здесь. Так нет же.

К черту всю затею!

Слишком долго он выжидал, подумал Райли. Очевидно, за это время Рейчел успела изменить планы. Черт, он ведь хотел всего-навсего удивить ее, появиться у нее на пороге в день перед Рождеством, в надежде, что она сочтет это хорошим подарком. Даже если она без экивоков объяснила ему, что тогда они виделись в последний раз и больше не увидят друг друга. Райли долго думал и пришел к выводу, что Рейчел находилась в том же состоянии, в каком он и сам был тем вечером в своей квартире, — до смерти перепугана происходившим между ними. Но если он привык смотреть страху в лицо, то она, очевидно, решила поджать хвост и дать стрекача.

Но он-то думал, что теперь она уже опомнилась. Если это не так, что ж, можно, пожалуй, в эти праздничные дни попробовать приучить ее думать по-новому.

И вот он сорвался в Оклахома-Сити, поручив исполнение своих шерифских обязанностей Верджилу, пока не найдется подходящей кандидатуры, чтобы заступить на пост шерифа. Райли всерьез планировал перебраться в Оклахома-Сити.

Он уже собрался снова нажать на кнопку, но понял бесполезность своих усилий и тяжело вздохнул. Рейчел не было дома, и, похоже, она не собиралась появляться здесь в скором времени. Может быть, ей тоже предстоит искать гостиницу, чтобы переночевать? Чудесно! Он будет продолжать свою традицию — встречать Рождество в одиночестве.

Уже направляясь к выходу из подъезда, он услышал, что кто-то неимоверно шумный зашел внутрь. Райли быстро, крадучись, отошел в сторону, по профессиональной привычке решив проверить, не представляет ли вошедший субъект какой-то опасности. Его взору предстала длинная, до колен, парка, облепленные снегом ботинки и штук восемь разных пакетов и свертков, навешанных на то, что, видимо, служило буйному существу руками.

Призрак рождественский — первое, что пришло ему в голову. Но постепенно издаваемые звуки начали казаться Райли знакомыми.

— Чертова метель, — громко произнесла куча свертков. — Зимняя сказка, блин. Сиди теперь дома одна, как дура. Только соберешься поехать к любимому, так повалит снежище, что и носа не высунешь.

Райли усмехнулся. Забавно, им с Рейчел, стало быть, пришла в голову одна и та же идея — встретить Рождество вместе, в гостях друг у друга. Он потратил кучу времени, пробиваясь в Оклахома-Сити через снегопад, который усиливался с каждым часом. Можно только догадываться, что испытала Рейчел, когда попыталась двинуться в обратном направлении. Очевидно, метель настолько разыгралась, что ей пришлось повернуть назад.

И злость, с которой она воспринимала эту неудачу, весьма обнадежила Райли.

Рейчел поднялась по ступенькам на площадку, не глядя по сторонам и ни на секунду не прекращая ворчать, оставляя за собой мокрые слякотные следы. Она почти миновала Райли, когда, должно быть, почувствовав его присутствие, резко остановилась. Она посмотрела в его сторону — во всяком случае, Райли так показалось, под массивным капюшоном было трудно что-нибудь разглядеть, — и издала недоверчивое восклицание. Потом побросала всю свою поклажу и откинула капюшон с лица.

Да, это Рейчел. Ее глаза, ее улыбку невозможно не узнать.

— Послушай, — произнес он, — я просто хотел узнать, что ты собираешься делать на выходные.

Вместо ответа она бросилась к нему и повисла у него на шее, прежде чем слиться с ним в поцелуе. Решив не упускать такой возможности, Райли обнял ее и поцеловал в ответ. Они долго стояли, не двигаясь с места, целуясь, лаская, трогая, заново узнавая друг друга. Только когда где-то наверху хлопнула дверь, Райли с великой неохотой оторвался от нее. Ничего, вернуться к прерванному занятию никогда не поздно.

— Так что ты планируешь делать на Рождество? — повторил он.

— Провести его с любимыми. Или хотя бы с одним любимым. С тобой.

— А где же ваша семья?

Она слегка нахмурилась, но даже напоминание об исчезнувшей Сабрине не могло полностью заглушить радости от встречи с Райли.

— От Сабрины ни слова, правда, утром принесли ее посылку. Впрочем, кажется, с ней все пока в порядке. Папа застрял в Южной Дакоте из-за метели. Он сможет приехать не раньше, чем через несколько дней.

— Да, невесело. Получается, мы с тобой вдвоем остались.

— Выходит, так.

— Ну что ж, пошли. Давай помогу дотащить твои пожитки.

Они собрали рассыпавшиеся пакеты, но, когда Райли потянулся заглянуть в один из них, она выхватила сумку у него из рук.

— Не заглядывай. Это подарок.

Он удивленно поднял брови.

— Надеюсь, «не заглядывай» относится только к подаркам.

Она кокетливо улыбнулась.

— А к чему еще?

Переступив порог, Рейчел бросила ношу на пол, захлопнула дверь и зажгла гирлянду на елке. За окнами уже почти совсем стемнело, и комната оказалась в полумраке, освещаемая только слабым мигающим светом елочных огней, отражавшихся в блестящих украшениях.

— Ну и ну! Выглядит замечательно. Тебе, наверно, пришлось как следует потрудиться.

— Да уж, порядочно. Но для любимых людей мне никакого труда не жаль, запомни это.

Райли обернулся к ней.

— А я-то думал, что ты уже забыла про меня, как обещалась.

Она потупилась.

— Ну, если говорить об этом… знаешь… кажется, я тогда ужасно ошибалась. Надеюсь, ты на меня не сердишься. На самом деле я, похоже, безумно влюблена в тебя, и, наверное, это будет продолжаться… бесконечно.

— Какое совпадение. Моя любовь к тебе будет продолжаться столько же.

— Ну, кто же знал заранее? А теперь у нас есть о чем поговорить.

Он кивнул.

— Да уж.

— Только давай сначала поужинаем. Я проголодалась. Мне удалось добраться до Гаймона, прежде чем я повернула обратно, и из-за метели и пробок я ехала целую вечность.

Вслед за Рейчел он проследовал в кухню, не только из желания помочь ей, но и потому, что ему не хотелось отходить от нее дальше, чем на несколько дюймов. Он был вознагражден зрелищем процесса раздевания. Она снимала с себя многочисленные одежки, слой за слоем, пока не осталась в длинной футболке и джинсах. Как ей удавалось в этом наряде выглядеть так сексуально? Хотя Рейчел Дженсен и в балахоне будет выглядеть сексуально.

Райли, в свою очередь, избавился от лишней одежды, оставшись в рубашке и джинсах. Мимоходом он отметил, как по-домашнему их ботинки устроились рядышком над обогревателем.

Начались приготовления к рождественскому ужину. Они достали из холодильника ветчину, клюквенный соус, салаты, а на десерт — фруктовый торт, взбитые сливки и, конечно, сырные пирожки. Рейчел постелила коврик рядом с елкой, и они устроили небольшой рождественский пикник, который, Райли был совершенно уверен, станет их семейной традицией.

Перекусив, они убрали со «стола» и принялись за кофе. Рейчел в предвкушении рассматривала значительно пополнившийся набор подарков.

— Знаешь, — сказала она, — я никогда не могла спокойно дождаться утра, чтобы открыть коробки с подарками. Мне всегда хотелось открыть их накануне.

— Ну так начинай, — улыбнулся Райли.

— Но, с другой стороны, есть что-то хорошее и в ожидании. Утром их тоже приятно открывать.

— Тогда открой один сейчас, а остальные завтра.

— Забавно, папа именно так и делал, когда мы были маленькими. Он разрешал нам открыть одну коробку накануне.

— Тогда действуй!

Очевидно, Рейчел заранее решила, какую коробку открывать, потому что сразу потянулась к одной из тех, которые привез с собой Райли. Это была коробочка кубической формы, размером с чайную чашку. Рейчел поднесла ее к уху и тихонько встряхнула.

— Там что-то шуршит.

— Угу, — невозмутимо отозвался он, стараясь подавить в себе растущий страх. А вдруг ей не понравится его подарок?

Она положила коробку себе на колени и извлекла из-под елки другую.

— Ты тоже должен открыть одну.

— Ну хорошо.

Райли тоже потряс подарок над ухом.

— Что это?

— Открой.

Он решительно сорвал обертку и обнаружил под ней коробку с его любимыми пирожными.

— То, что надо, — улыбнулся он. — Теперь твоя очередь.

Рейчел принялась за дело, моментально освободив коробочку от обертки. Открыв ее, она извлекла оттуда другую коробочку, поменьше, из черного бархата. Она с полуулыбкой взглянула на него.

— Давай, открывай.

Медленно, осторожно Рейчел сняла крышку и тихо ахнула, когда увидела, что было внутри — кольцо с маленьким изумрудом, вделанным в серебряную оправу.

— Он напоминает мне твои глаза. Надеюсь, это кольцо можно считать обручальным. Бриллианты, конечно, более традиционны, но в то же время слишком банальны. Они тебе не идут.

Когда Рейчел снова подняла глаза, напоминавшие Райли изумруды, в них стояли слезы. Но ведь она ничего не сказала в ответ на его фразу о том, что он надеется считать это кольцо обручальным!.. Страх, уже давно ждавший своего часа, теперь разросся в настоящую панику. Она же сказала, что любит его и будет любить всегда, напомнил он себе. Но все же…

— Ты выйдешь за меня замуж? — спросил он тревожным шепотом, удивляясь, куда вдруг подевался его нормальный звучный голос.

Слезы покатились у нее по щекам от такого вопроса.

— Ах, Райли…

Она потянулась к нему в объятия и припала к его губам. Райли наконец убедился, что ничего страшного не произошло, и его тревога начала проходить. С минуту они целовались, позабыв обо всем на свете. Наконец Рейчел отодвинулась и протянула ему коробочку.

— Надень его мне на палец.

Он послушно достал кольцо и надел ей на палец. Она тут же вытянула руку, любуясь игрой света в изумруде.

— Я люблю тебя, — тихо произнесла она.

— А я — тебя.

— И буду любить всегда, — добавила она.

— Я тебя тоже.

За этим последовал поцелуй. Наконец-то все встало на свои места. Единственная мысль, оставшаяся в голове у Рейчел, — она только что получила самый замечательный подарок на Рождество.

Дальше ей не хотелось уже ни о чем думать, потому что он мягко уложил ее на ковер рядом с собой, а над ними весело перемигивались елочные огоньки.

Потом они долго лежали неподвижно, приходя в себя. Райли отодвинулся ровно настолько, чтобы посмотреть ей в лицо.

— Знаешь, ты все-таки ни разу не сказала мне напрямую, что выйдешь за меня замуж.

— Я выйду за тебя замуж, шериф.

Он почему-то нахмурился. И тут же сообщил:

— Знаешь, я уже не шериф.

Она рот раскрыла от удивления.

— Как это не шериф?

— Я уволился.

Он накрыл их обоих краем ковра, потому что холод уже давал о себе знать. Устроившись поудобнее, он подпер голову рукой.

— Я все время работал над одной вещью. С тех пор, как переехал в Вэллес-Каньон. И, похоже, затраченное время окупилось.

Рейчел погладила его по волосам, кончиками пальцев провела по щеке, губам. Ей все еще хотелось пробовать его на ощупь, так же, как и в первый день их знакомства.

— И что это за работа?

Если бы она не знала его, то могла бы поклясться, что он покраснел в ответ. Но наверняка это просто отблеск от гирлянды.

Все же его голос прозвучал довольно смущенно.

— Ну, я написал книгу.

— В самом деле? Как здорово!

— Больше того, один издатель в Нью-Йорке купил ее. Только вчера. Предложил мне написать еще одну.

— Райли! — радостно воскликнула она. — Это же просто великолепно! О чем твоя книга?

— Вестерн. Я всегда восхищался этим жанром. И решил попробовать сам.

— Я так рада за тебя. Неудивительно, что ты решил уволиться.

— Доход от этого не особо щедрый, но все же больше, чем я получал в Вэллес-Каньоне. И теперь я могу жить, где захочу.

— Например, в Оклахома-Сити?

— Именно в Оклахома-Сити. Или в любом другом месте, куда тебе захочется переехать.

— Нет, мне здесь правится. И, кстати, я задумывала начать здесь дело. Если Сабрина может вести бизнес, то почему я не могу? — Вспомнив о сестре, она загрустила. — Как же мне хочется, чтобы она оказалась дома. Единственное, что может еще улучшить праздник, так это присутствие здесь Сабрины и отца.

— С ней все в порядке, Рейчел, — сказал Райли. — Ты и сама это прекрасно знаешь.

— Все же лучше, чтобы она была здесь. С семьей. Но я не знаю, что делать. Как сообщить ей, что Вентворфы не замышляют ничего плохого. Что они считают ее членом своей семьи.

— Я знаю. Я тоже над этим думал, и вспомнил, что одна моя хорошая знакомая работает в газете в Талсе. Так вот, может быть, мне удастся связаться с ней. Она напишет, что все хотят только помочь Сабрине. Или напечатает ее фотографию, и тогда, может быть, ее помогут найти.

— Великолепная идея, — кивнула Рейчел. — Надо позвонить Вентворфам, интересно, что они на это скажут.

Райли посмотрел на часы.

— По-моему, немного поздновато, чтобы звонить им прямо сейчас. Уже заполночь.

Она улыбнулась.

— Рождество наступило. Счастливого Рождества, Райли.

— С Рождеством. Сегодня я получил то, что хотел больше всего в жизни.

— Пирожные? — улыбнулась она.

— Нет. Тебя.


Оглавление

  • Глава ПЕРВАЯ
  • Глава ВТОРАЯ
  • Глава ТРЕТЬЯ
  • Глава ЧЕТВЕРТАЯ
  • Глава ПЯТАЯ
  • Глава ШЕСТАЯ
  • Глава СЕДЬМАЯ
  • Глава ВОСЬМАЯ
  • Глава ДЕВЯТАЯ
  • Глава ДЕСЯТАЯ
  • Глава ОДИННАДЦАТАЯ