КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604327 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239561
Пользователей - 109494

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Свеча на подоконнике [Дженни Лукас] (fb2) читать онлайн

- Свеча на подоконнике (пер. М. Карпушина) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1772) 342 Кб, 96с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дженни Лукас

Настройки текста:



Дженни ЛУКАС Свеча на подоконнике

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Тарфая, Марокко


Маркос Рамирез настроил бинокль и стал наблюдать за тем, как лимузин, обсыпанный лепестками цветов, покидает рыбацкую деревушку Дар-эль-Саладин.

Наконец-то Тамсин Уинтер попадется в расставленную им ловушку! Он следил за ней, когда она еще училась в закрытых школах, и после, когда в прошлом году вернулась в Лондон. Теперь юная наследница периодически появляется на страницах глянцевых журналов, и всегда в обществе разных мужчин. Избалованная красавица считается едва ли не самой виртуозной кокеткой в Англии.

— Машина на позиции, патрон, — сообщил Райес, главный телохранитель Маркоса.

— Отлично. — Маркос отложил бинокль в сторону. Он понимал, что его люди могут похитить девчонку, которая отправилась во дворец шейха на собственную свадьбу, и без его непосредственного руководства. Ему бы сейчас отдыхать в Мадриде, попивая кофе и изучая курсы акций на лондонских и нью-йоркских биржах, а не париться в знойной пустыне!

Однако мужчина уже двадцать лет мечтал о мщении, и сегодня его месть свершится, поэтому он и решил принять личное участие в операции.

После того как девчонка попадет к нему в руки, и она, и вся ее отвратительная семейка будут уничтожены. Как они того и заслужили!

Марко хищно улыбнулся. Увидеть бы выражение лица жениха этой девицы, когда до него долетит новость об исчезновении невесты!

Лимузин выехал издеревнй и покатил по песчаной дороге. Маркос натянул черную маску на лицо и повернулся к Райесу:

— Начинаем!


Тамсин Уинтер только что продала свою невинность.

Ее белое подвенечное платье, разукрашенное драгоценностями, давило на нее, как доспехи.

Но жребий брошен, и теперь нет смысла жаловаться на судьбу!

Выезжая из деревни, девушка с завистью смотрела сквозь тонированные стекла машины на занимавшихся своими повседневными делами местных жителей. Мда, лучше торговать апельсинами, чем выходить замуж за старого, злобного человека, который забил до смерти свою первую жену.

Тамсин глубоко вздохнула и закрыла глаза. Все неважно, зачем теперь думать о том, чего нельзя изменить? Ей так или иначе придется позволить Азизу аль-Магрибу лапать ее своими жирными руками и целовать, источая зловонье изо рта. Бог с ней, невинностью, если этот шаг позволит спасти младшую сестру от страданий.

Еще месяц назад Тамсин мечтала о том, что влюбится и выйдет замуж за человека, которого будет уважать. Мечтала сделать карьеру и завести детей. Обидно, что в ее двадцать три года уже настала пора распрощаться с иллюзиями: ее жизнь, можно сказать, закончилась, не успев начаться.

Но спасение сестры важнее всего!

— Тамсин, сейчас же прекрати ерзать! Помнешь платье. Небось все это специально делаешь, противная девчонка!

Тамсин медленно открыла глаза и посмотрела на ненавистное лицо жены ее сводного брата. Камилла Уинтер была на двадцать лет старше Тамсин, а ее кожа, подтянутая пластическими хирургами, неестественно обтягивала скулы.

— Скажи, ты заплатила за подтяжку лица из денег Николь, да, Камилла? — с иронией в голосе полюбопытствовала Тамсин. — Поэтому ты заставляла десятилетнюю малышку голодать? Чтобы, самой выглядеть как кукла?

Камилла издала негодующий возглас.

— Давай-давай, покуражься напоследок! Мой брат выбьет из тебя всю эту дурь, — с уверенностью заявила Хатима, будущая золовка Тамсин. Хатима и Камилла поправили платье невесты, эти две старшие родственницы по марокканским традициям обязаны были помогать молодой невесте, наставлять ее я рассеивать страхи перед предстоящей свадьбой.

Да уж, помогли, печально рассудила Тамсин. Она оглядела свои руки, украшенные рисунками хной. Хатима права. Муж непременно будет бить Тамсин. Может быть, до, а может, и после того, как лишит ее невинности. А скорее всего, и до, и после. И зачем она только осталась целомудренной? Надо было переспать с тем парнем, который приставал к ней с пьяными поцелуями на вечеринке в колледже. Или с любым другим из тех, что вертелись в то время вокруг. Тогда, наверное, ей не было бы так горько на душе.

— Что, замолчала? Не будет колких ремарок в ответ? — хмыкнула Камилла. — Уже не такая смелая, да?

Крепко зажмурившись, чтобы сдержать нахлынувшие слезы — лучше умереть, чем расплакаться перед Камиллой, — Тамсин уставилась на рыбацкие лодки на побережье и чаек, свободно парящих над волнами. Очевидно, разочарованные отсутствием боевого духа у Тамсин, женщины принялись обсуждать недавние похищения людей в близлежащем городе Лааюне.

— Жену Вали затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении, — заохала Хатима. — Среди бела дня.

— Куда мир катится? — покачала головой Камилла. — И что было потом?

Машина ехала по вполне ровной дороге, но ее почему-то слегка стало заносить то в одну сторону, то в другую. Сдвинув брови, Тамсин взглянула на водителя. Странно: хотя в машине был кондиционер, его шея сзади покрылась испариной.

— Вали пришлось продать все, что у него было, чтобы заплатить выкуп. В результате семья осталась ни с чем, но по крайней мере женщину вернули живой и невредимой.

— То есть ей не причинили никакого вреда? — с разочарованием произнесла Камилла.

— Нет, похитителям нужны были только деньги. Это...

Голос Хатимы перешел в крик, когда водитель резко вывернул руль вправо и вдавил тормоза. Лимузин дернулся и остановился посреди песков.

В следующее мгновение водитель открыл дверцу и побежал по направлению к Тарфае.

— Куда ты?! — взвизгнула Камилла. — Черт, что происходит?

Но тут распахнулась дверца с другой стороны. Трое мужчин в черных масках и камуфляже отдавали приказы на языке, которого Тамсин не понимала.

Дверца с ее стороны тоже открылась. Вскрикнув, девушка повернулась.

За черной маской возникшего перед ней мужчины можно было различить плотно сжатые губы и серые глаза цвета стали.

— Тамсин Уинтер, наконец-то ты моя, — произнес незнакомец на отличном английском

Он знал ее имя. Откуда разбойнику известно, кто она?

Неужели ее молитвы услышаны и сейчас ее спасут?

Нет! — решила в отчаянии Тамсин. Никто не мог спасти ее. Тамсин должна выйти замуж за Азиза, иначе ее сестре придется туго.

Чего там, говорила Хатима, хотели бандиты?

Денег? Нервно облизнув высохшие губы, девушка выпрямилась, стараясь сохранить достоинство в этой непростой ситуации.

— Я — будущая жена Азиза ибн Мохамеда аль-Магриба, — произнесла она как можно тверже. — Если хоть один волосок упадет с моей головы, он убьет вас. Если же вы доставите меня жениху в целости и сохранности, то он вас вознаградит.

— Ах, какое счастье! — Губы незнакомца расплылись в улыбке, обнажив ровный ряд белоснежных зубов. — И как же он вознаградит меня?

Мужчина обладал странным акцентом. Похожим на испанский. Кто это такой? Это явно необычный бандит. Мысль привела Тамсин в замешательство.

— Миллион евро.

— Ну что ж, неплохая сумма.

— Ты будешь богат, — сказала девушка, молясь, чтобы дядя Азиза, который распоряжался богатством семьи, согласился заплатить такую сумму.

— Щедрое вознаграждение, — усмехнулся незнакомец. — Но, к несчастью для тебя, деньги меня не интересуют.

Мужчина взял Тамсин за плечи. Девушка закричала, пытаясь вырваться и одновременно сорвать маску с его лица.

— Даже не пытайся! У тебя все равно ничего не выйдет.

Тамсин закричала, вырываясь еще сильнее. Наконец ей удалось ударить нападавшего ногой в пах. Согнувшись от боли, мужчина уже через несколько секунд выпрямился, выхватил из кармана белый платок и прижал его к носу Тамсин.

Девушка старалась не дышать, но продержалась она недолго. И почти тут же очертания пустыни начали расплываться перед глазами, а потом Тамсин поглотила темнота.


Тамсин проснулась на очень мягкой постели. Медленно открыла глаза. Голова болела. Девушка слышала плеск воды, скрип дерева и крики чаек.

Девушка села в постели и откинула покрывала. На ней были только шелковые лифчик и трусики — белье для брачной ночи, — и больше ничего.

— Надеюсь, ты хорошо спала?

Девушка быстро натянула покрывало до подбородка. Красивый незнакомец стоял в дверях. Он был высоким, широкоплечим и загорелым, с вьющимися темными волосами. На нем была белая рубашка, облегающая мускулистое тело, и темные брюки.

Тамсин никогда раньше его не видела, но голос показался ей знакомым. И эти жесткие, но вместе с тем чувственные губы. А больше всего — темные холодные глаза.

— Где я? — девушка смутно припоминала, что летела куда-то на вертолете, а потом ее везли по улицам на машине. — Что вы сделали с Камиллой и Хатимой?

Серые глаза мужчины выражали неприкрытую ненависть, когда он смотрел на Тамсин.

— Тебя должно больше волновать то, что я собираюсь сделать с тобой.

Вот об этом-то Тамсин как раз и старалась не думать. Чтобы не закричать от страха! Не только за себя, но и за десятилетнюю Николь, которая все еще находилась в Тарфае.

Ей необходимо продержаться как можно дольше, чтобы придумать план побега.

— Их тоже похитили? — поинтересовалась девушка, ненавидя себя за то, что ее голос дрогнул. — Куда вы меня привезли? Вы послали шейху письмо с требованием выкупа?

Незнакомец скрестил руки на груди.

— Не будет никакого письма о выкупе.

— Почему? И чего вы в таком случае хотите? Он не спеша подошел к кровати.

— Я командую здесь. И мне нужна только ты. Тамсин нервно сглотнула.

— Я? Но для чего?

Лицо незнакомца осталось непроницаемым. Девушка сделала еще одну попытку прояснить свое положение.

— Где мы?

— На моей яхте.

Что ж, можно было бы и самой догадаться по легкому покачиванию. Тамсин выглянула в окошко. Солнце клонилось к закату, оставляя на воде оранжево-золотую полосу. Земли не видно. Они вышли в открытое море, решила девушка, чтобы никто не услышал, если она будет кричать.

Но если этот человек похитил ее не ради выкупа, то ради чего? Что бы там ни писали о Тамсин Уинтер в газетах, в ней нет ничего особенного. Как и у ее родных. Да и компания брата разваливалась на части.

— Кто вы? — прошептала девушка.

— Похититель. Это все, что тебе требуется знать.

Тамсин вцепилась в покрывала, чтобы скрыть дрожь в руках. Она не могла позволить этому человеку заметить ее страх. Этому она научилась от отца. Единственный способ выжить — скрывать свои настоящие чувства.

— Что вам от меня нужно?

Мужчина сел на кровать и погладил щеку Тамсин.

— Ты красивая девушка, известная своей властью над мужчинами. Не догадываешься, чего я от тебя хочу?

Тамсин задрожала, когда его дыхание коснулось ее кожи. А с близкого расстояния незнакомец казался еще красивее. Темный и опасный, он буквально излучал чувственность и мужскую силу. Если бы они встретились в каком-нибудь клубе Лондона, он бы ей наверняка понравился.

Может ли она надеяться на победу в поединке с таким мужчиной?

Пальцы незнакомца легли на покрывало, разделяющего их наподобие ширмы. Николь, сказала себе Тамсин, помни о Николь.

В прошлом месяце девушка нашла свою сестренку одну в темном и холодном поместье брата в Йоркшире. Она была оставлена без еды и денег, пока Шелдон и Камилла тратили ее деньги. Тамсин до сих пор помнила, какой ужас охватил ее, когда она вошла в темный дом, зовя сестренку по имени; Николь в слезах выбежала ей навстречу и прижалась к ней своим крошечным худым тельцем. Она уже начала думать, что и Тамсин бросила ее.

Девушка никогда не сможет простить их сводного брата за этот поступок. Господи, Тамсин ненавидела Шелдона и презирала Камиллу, как и всех тех, кто обижает невинных, слабых людей в угоду своим эгоистичным желаниям.

Тамсин опустила глаза.

— Если собираетесь взять меня силой, тогда давайте поскорее покончим с этим. И увезите меня обратно в Марокко, чтобы я могла выйти замуж.

Незнакомец шире раскрыл глаза, и Тамсин поняла, что удивила его. Но так же быстро, как и появилось, это выражение исчезло с его лица. Мужчина поднялся.

— Теперь я понимаю, почему тебя называют записной кокеткой.

— Простите, что забыла об этикете, но у меня есть смягчающие вину обстоятельства: меня похитили в день моей свадьбы, а потом я проснулась голая на чужой яхте.

— Ты не голая.

— Откуда вы знаете? Вы что, сами раздевали меня?

Мужчина с сарказмом приподнял бровь.

— Черт, я не имел такого удовольствия, — сказал он, но прежде, чем Тамсин смогла расслабиться и поблагодарить бога за этот небольшой подарок судьбы, добавил: — Пока.

Взгляд, которым он наградил ее, мог бы растопить камень. Он был полон ненависти, да, но и еще чего-то. Тамсин ощутила дрожь, пробежавшую по всему телу. И вдруг поймала себя на мысли, что пытается представить, каков он без рубашки.

Что за глупости, рассердилась на себя Тамсин. Единственное, что сейчас имело значение, — это узнать, что именно ему от нее надо. Ей нужно вернуться и защитить Николь.

Особенно потому, что все случилось по вине Тамсин. По правде говоря, они никогда не были особенно близки — Тамсин послали в закрытую школу в Америке, когда ее сестренка была еще младенцем. Их мама умерла, а отец вскоре вновь женился. Но Тамсин никогда не должна была доверять Шелдону опекунство над Николь. Никогда! И пока она жила в Лондоне, наслаждаясь свободой, Шелдон растрачивал трастовые фонды обеих сестер. А для Николь он нанял няню, оставив девочку практически без помощи.

Тамсин следовало бы обо всем догадаться. Она должна была бы защитить сестру...

— Мы почти приплыли.

Ее красивый похититель подошел к окну.

— Куда?

— В Андалусию. Ко мне домой.

Испания! Надежда затеплилась в душе Тамсин. Испания означает землю под ногами, цивилизацию... и свободу! Она могла бы сесть на поезд и уже к полуночи вернуться в Марокко.

Мужчина резко развернулся, и Тамсин опустила глаза, боясь, что он по лицу догадается об ее планах.

— Скажи, сеньорита Уинтер, ты говоришь по-испански?

— Нет, — соврала Тамсин. — А вы?

— Разумеется, говорю. Но моя мать была американкой. После ее смерти я шесть лет жил в Бостоне. Я буду говорить с тобой по-английски.

— Тогда объясните мне на английском, зачем вы похитили меня.

— Уже скучаешь по жениху? — холодно бросил мужчина.

Сбитая с толку Тамсин замялась.

— Нет... то есть да. — Она набрала в легкие побольше воздуха. — И скучаю ли я по нему или нет, это к делу не относится. Я обещала выйти за него замуж, и я должна сдержать слово. У некоторых людей существует такое понятие, как честь.

В глазах мужчины промелькнуло нечто странное, но тут же исчезло.

— Значит, ты признаешь, что не любишь его?

— Я так не говорила.

— Да, но Азиз аль-Магриб имеет репутацию жестокого тирана. — Взгляд его темных глаз неторопливо двигался по ее фигуре. — Неужели ты настолько меркантильна, что богатство Азиза заставило тебя стать его невестой?

Тамсин не собиралась обсуждать с чужим человеком причины своего замужества.

— Если, зная репутацию Азиза, вы все-таки решились похитить меня, то вы просто глупец. Он убьет вас.

Незнакомец сел на кровать. Близко. Слишком близко. Тамсин хотела отодвинуться, но не смогла подтянуть к себе покрывало. Никогда еще девушка не позволяла ни одному мужчине видеть ее в нижнем белье, и сейчас она тоже не собиралась этого делать. Особенно если близость мужчины вызывала у нее такие странные сексуальные реакции.

Тамсин открыла рот, собираясь потребовать, чтобы он ушел, но тут их глаза встретились.

Назвать его красивым недостаточно, решила Тамсин. Римский нос, высокие скулы, четкие линии подбородка, серые выразительные глаза, загорелая кожа, черные вьющиеся волосы. Просто совершенство! А к тому же и тело красивое, атлетически сложенное. Такой легко сломит сопротивление любой женщины. Он явно мог сделать с ней все, что ему заблагорассудится. И эта мысль привела Тамсин в ужас.

Мужчина протянул к ней руку. Девушка замерла в ожидании удара, но он лишь опять погладил ее по щеке.

— Я так долго этого ждал. — Его прикосновение было нежным, заботливым, словно Тамсин была дикой лошадью, которую он должен был подчинить своей воле. — Целую вечность.

— Ждал чего? — переспросила она.

— Тебя.

— Меня? — Тамсин почти пожалела, что он не ударил ее. Она бы знала, как себя вести. А вместо этого она дрожит от его прикосновений. Ему даже не нужно грубой силы. Стоит этому человеку коснуться ее кончиками пальцев, как она уже готова согласиться на все его требования. А он всего лишь погладил ее по щеке. А что будет, если он начнет ласкать ее груди, целовать в губы?

Тамсин отвернулась.

— Зачем ты меня похитил? И что ты со мной собираешься делать?

— Ты мой трофей, Тамсин. — Он склонился к ее уху: — И я хочу узнать, так ли сладка месть...

Губы мужчины касались ее уха, и дыхание обжигало кожу, вызывая мурашки по телу.

— Пожалуйста, — прошептала девушка, сама не зная, чего просит. Она чувствовала себя так странно! Напряженно и расслабленно одновременно.

Незнакомец коснулся ее уха, медленно погладил шею, а затем наклонился и завладел ее губами.

Его поцелуй был жадным, требовательным. Его язык играл с ней, дразнил. Тело девушки тотчас обдало жаром, она невольно обвила руками его плечи, а когда он глубже проник языком в ее рот, запустила пальцы в его густую шевелюру.

— Журналисты несправедливы к тебе, — шепнул он, оторвавшись от ее губ. — Из-за таких женщин, как ты, мужчины в старые времена начинали войны.

Девушка со вздохом взглянула вниз... и пришла в ужас. Во время поцелуя она выпустила покрывало из рук, и оно упало до пояса. Его глаза смотрели на ее грудь и живот, на возбужденные соски, торчащие сквозь тонкий шелк.

И прежде, чем Тамсин успела накрыться, незнакомец грубо притянул ее к себе.

Тамсин не сопротивлялась. Не могла. И когда он принялся целовать ее и ласкать, она, потеряв над собой контроль, запустила руку под его рубашку и пробежала пальцами по широкой мускулистой груди. Мужчина простонал и потянулся к застежке ее лифчика.

Их прервал стук в дверь.

Незнакомец отстранился. Тяжело дыша, несостоявшиеся любовники посмотрели друг на друга.

И тут выражение его лица снова изменилось.

— А ты хороша. — В его голосе слышалось чуть ли не обвинение.

Хороша? Как будто это она пыталась соблазнить его!

Мужчина подошел к двери и открыл ее. На пороге стояла молодая женщина.

— Одежда для сеньориты, патрон, — сказала она по-испански и ушла.

Повернувшись к Тамсин, мужчина бросил ей черное платье и туфли на высоких каблуках.

— Вот. Ее зовут Мария, это она раздела тебя. Одежда должна подойти,

— Т-ты уходишь? — пробормотала девушка, растерявшись.

С минуту незнакомец со злостью смотрел на нее. Потом, не удостоив девушку ответом, повернулся к двери.

— Подожди, — остановила его Тамсин. Она чуть не расплакалась. — Это все, что ты можешь мне сказать? Ты украл меня в день мой свадьбы, вывез в открытое море, целовал меня, а теперь собираешься уйти, ничего мне не объяснив?

Незнакомец напрягся. И внезапно ненависть исказила прекрасные черты его лица.

— Очень хорошо. Я объясню тебе. Что ты спрашивала? Мое имя? Маркос Рамирез. Чего я от тебя хочу? Все просто, мисс Уинтер. Я намерен уничтожить твоего жениха и всю твою семью, а ты поможешь мне в этом.


ГЛАВА ВТОРАЯ


Возможно, следовало позволить Райесу самому похитить Тамсин.

Маркос взглянул на девушку, сидевшую рядом с ним в «роллс-ройсе», который вез их в сторону города.

Она упорно молчала. Ну и хорошо! Несколько часов назад она требовала, чтобы ее отпустили, так как ей, видите ли, нужно вернуться и выйти замуж за Азиза аль-Магриба. А потом, видимо догадавшись, что требования никто удовлетворять не намерен, перешла к оскорблениям и угрозам. Смешно! Эта девица не в силах повлиять на него!

Или он ошибается? — задумался Маркос. Воспоминания о недавнем поцелуе немного поколебали его хладнокровие. Эта женщина чрезвычайно опытна в кокетстве и сексе. Судя по статьям в прессе, она спала едва ли не с каждым богатым мужчиной, который появлялся в Лондоне; разумеется, кому, как не ей, знать толк в поцелуях. Но это ничего не меняет. А если и меняет, то только его мнение о ней, причем в худшую сторону. Ее притворство отвратительно. С каким мастерством она прикидывалась невинной овечкой и как «естественно» покраснела, когда сделала вид, будто случайно уронила покрывало. Наверняка решила продемонстрировать ему свои шикарные груди! Похоже, эта женщина пойдет на все, лишь бы вернуться в Марокко и запустить свои коготки в состояние аль-Магрибов.

Маркос признался Тамсин в своих планах уничтожить ее семью, но она даже бровью не повела. Страшная женщина! Ей наплевать на собственную семью, лишь бы самой купаться в роскоши. Как можно быть такой бессердечной и жадной, с отвращением подумал Маркос. Такое же мерзкое создание, как и ее женишок, и вдобавок, возможно, столь же безмозглая, как и ее сводный братец.

Жаль, что Тамсин Уинтер при всех своих отвратительных душевных качествах еще и самая красивая женщина, которую когда-либо видел Маркос.

Ее красота заключалась не только в нежной коже, чувственных, изумительной формы губах и больших голубых глазах. Нет. В ней было нечто большее. И в том, как она двигалась — словно танцовщица фламенко. И в том, как развевались на ветру ее длинные рыжие волосы. И в ее голосе, глубоком и мелодичном. И в хрупких изящных запястьях... Достаточно все это сложить, чтобы легко понять, почему ее называют самой желанной женщиной Великобритании. Редкий мужчина устоит перед ее красотой и обаянием и не станет ее рабом.

Но ему, Маркосу, это не грозит, ведь он никогда не был поклонником красивых стерв. Разумеется, он займется с ней любовью и заставит ее стонать и кричать от наслаждения.

Проклятье! Маркос понял, что его влечение к этой особе, похоже, переходит допустимые границы, так еще, не ровен час, можно забыть об истинных причинах, которые заставили его пленить красотку. Очевидно, он так же поддался на ее шарм, как и прочие мужчины. Это не могло не раздражать. И хотя нет никаких сомнений в том, что он никогда не почувствует к ней ничего, кроме обычной похоти, один тот факт, что у него с первых же минут их общения возникло желание затащить ее в постель, доказывало, насколько опасна Тамсин Уинтер.

Машина остановилась у входа в замок. Маркос невольно взглянул на свою спутницу. Хороша, ничего не скажешь! Тем более что теплая летняя ночь в Андалусии, наполненная ароматом жасмина, рождала в душе романтические настроения. В своем черном платье Тамсин казалась ночной нимфой. Махнув на прощание шоферу, Маркос вылез из машины и сам открыл перед ней дверцу.

Девушка продолжала игнорировать его. Не сказав ни слова, Маркос взял ее за руку и вытянул из машины. Райес и Мария пошли за ними следом.

Девушка остановилась на верхней ступеньке, взглянув на башни замка четырнадцатого века.

— Это твой дом?

— Да, — коротко ответил мужчина. — И твой на следующие несколько недель.

На ее лице застыло бунтарское выражение, к которому Маркос уже успел привыкнуть.

— Я здесь не останусь. И ты не сможешь заставить меня выполнять твои гнусные планы.

Мужчина почувствовал, что теряет терпение.

— Ты останешься здесь настолько, насколько я захочу.

Тамсин вошла в замок и остановилась, скрестив руки на своей потрясающей груди. Затем раздался звонкий стук ее каблучков, когда она пошла за хозяином замка, удивленно озираясь по сторонам.

Маркос вспомнил, что Тамсин изучала историю искусства прежде, чем заняться экономикой. Надеюсь, ее впечатлил мой замок, подумал мужчина. Она не в Лондоне. И пора ей понять, кто здесь хозяин.

Если держать пленницу здесь, то можно разорить сразу двух его врагов. Без свадьбы, которая соединит их семьи, шейх Моха мед ибн Баттута аль-Магриб не сможет продать Шелдону Уинтеру свое оливковое масло. А это его единственный успешный продукт. Члены совета директоров «Уинтер Интернэшнл» распродадут компанию по частям, и Шелдон окажется зажат в тисках собственных долгов.

Азизу и того хуже. Без обещанного свадебного подарка дяди он не сможет скрыть последствий своего пагубного пристрастия к азартным играм. Уважаемый всеми шейх, отличавшийся строгостью нравов, скорее всего, лишит племянника наследства, а тут уж налетят кредиторы и завершат начатый разгром. Превосходная перспектива!

Хорошо бы, конечно, чтобы Азиз примчался в Испанию за Тамсин, подумал Маркос. После того, что этот человек сделал с его отцом, ему доставило бы огромное удовольствие задушить мерзавца собственными руками. Он устал от секретов. Устал от лжи. И больше всего устал ждать. Ему хотелось как можно быстрее наказать человека, который погубил его семью.

А пока месть не свершилась, Тамсин Уинтер останется его пленницей.

Маркос оглядел девушку. Ее кожа была бледна, как зимний снег, и нежна, как летний ветерок. Как приятно, наверное, ласкать и целовать ее тело!

Маркос с раздражением тряхнул головой. Она здесь пленница, напомнил себе хозяин дома, и больше никто. А потом уже столько мужчин занимались с ней любовью, что ему совершенно не хочется вставать в их длинную очередь.

— Сегодня ты присоединишься ко мне за ужином, — холодно сообщил он.

Ее розовые губки поджались.

— Я лучше умру от голода.

— Как пожелаешь. — Его ноздри раздувались от сдерживаемого гнева, когда он повернулся к телохранителю, незаметно следовавшему за ними. — Райес, запри мисс Уинтер в башне.

— Нет! — Испуганная Тамсин шагнула к Маркосу. — Ты не можешь запереть меня!

— Могу и запру. — Комната, которую он для нее подготовил, была очень удобной и просторной и находилась далеко от башни, однако мужчина не собирался говорить об этом Тамсин. Не сейчас, когда она заставила его испытать столько отрицательных эмоций. — Пока у меня нет причин поступать с тобой иначе.

Девушка сжала руки в кулаки, сдерживая злость. Щеки ее запылали.

— Я передумала, — процедила она сквозь зубы. — С удовольствием поужинаю с тобой.

Ну и славненько, подумал Маркос. Похоже, она взялась за ум. И с ней, значит, будет меньше хлопот.

Он повернулся к вошедшей в комнату экономке.

— Мы поужинаем в гостиной, Нелида. Уже поздно, поэтому чем быстрее, тем лучше.

— Да, патрон, — отозвалась женщина и тотчас вышла.

— Я тебя позову, — сказал Маркос Райесу, и тот, кивнув, ушел вместе с другими телохранителями.

Маркос галантно предложил свою руку.

— Ты идешь?

Тамсин недоверчиво посмотрела на него. Ее голубые глаза, обрамленные густыми ресницами, казались такими же глубокими, как море. Брать его за руку ей, кажется, хотелось меньше всего.

Но, к удивлению мужчины, Тамсин с улыбкой вложила свою руку в его ладонь. У него даже дыхание перехватило от ее прикосновения.

— Спасибо. — Ее голос был похож на довольное кошачье мурлыканье. Заинтригованный, Маркос придвинулся ближе.

— Следуйте за мной, мисс Уинтер.

Тамсин рассмеялась звонким, чистым смехом.

— Раз уж я буду находиться здесь неизвестно сколько времени, полагаю, нам можно забыть о формальностях, тем более ты уже давно перешел на «ты». Называй меня Тамсин, Маркос.

Наблюдая, как ее чувственные влажные губы произносят его имя, он вдруг понял, что устоять перед ее чарами ему будет невероятно сложно. Эта по виду снежная королева вмиг превращается в горячую львицу.

Но почему она так резко сменила манеру поведения? — насторожился Маркос. — Разумеется, не потому, что испугалась заточения в башне.

А, понятно! Она решила перейти от угроз к уговорам и попытаться подластиться к нему, чтобы разжалобить его. Дудки, новая тактика девушки не сработает; она, должно быть, считает его идиотом, если полагает, что он купится на такой старый, дешевый трюк. Но как только она приблизилась к нему, плавно покачивая бедрами, мужчина решил: а дай-ка сделаю вид, будто клюнул на ее приманку, ее нежность и игра глазками наверняка доставят ему немало удовольствия.

Все равно ей меня не соблазнить, успокоил себя Маркос.

И все-таки любопытно, как далеко готова зайти эта опытная в амурных делах девица.


Какой же она была дурой, когда пыталась силой воздействовать на Маркоса, подумала Тамсин. В отличие от ее сводного брата, он умен, организован и действует достаточно жестко. И этот мужчина проделал долгий путь до Марокко, чтобы похитить ее. Очевидно, Маркос потратил много времени и денег, планируя свою месть Азизу и ее семье. Дерзость тут не поможет.

Пора попробовать другой план.

Маркос бросил в ее сторону беглый взгляд, когда они шли по каменным ступеням лестницы по направлению к гостиной. Желание отразилось в его глазах, хотя Маркос быстро скрыл свои чувства с помощью улыбки. По всей видимости, он считает ее глупой светской львицей. И, судя по одежде, которую выбрал для нее — черное платье с декольте от Гуччи и туфли от Кристиана Лоботена, — достаточно изучил ее вкусы. Примерно в таком же наряде Тамсин когда-то приходила на вечеринку. Именно из-за него ее назвали символом нового стиля, на тот месяц по крайней мере.

Но сейчас Тамсин мечтала об удобной спортивной одежде. Туфли на высоких каблуках и вечернее платье, какими бы красивыми они ни были, — не лучший наряд для того, чтобы проскользнуть мимо охраны замка.

Впрочем, у сексуального платья есть свои преимущества. Тамсин взглянула на Маркоса из-под ресниц. Можно пофлиртовать с ним. Породить в нем благодушное настроение. Заставить его поверить, что она согласна переспать с ним.

Да, Тамсин справится с высокомерным испанцем!

Все, что нужно сделать, — это убедить Маркоса в том, что все, написанное в желтой прессе, — правда: она легкомысленная кокетка, которая интересуется лишь модой и поклонением богатых ухажеров. Необходимо убедить своего похитителя, что ей по душе жить здесь в роскоши, пока он «уничтожает» ее семью. А потом, когда бдительность Маркоса притупится и он будет меньше всего ждать подвоха, Тамсин сбежит в Марокко.

Девушка улыбнулась, представляя выражение лица Маркоса, когда он поймет, что его планы нарушила женщина, которую он явно недооценил.

— Вот мы и пришли, — объявил Маркос, входя в просторную гостиную. Его рука уверенно покоилась на талии девушки.

— Как здесь красиво! — промурлыкала Тамсин, изо всех сил улыбаясь мужчине, пока у нее не свело скулы.

Она солгала. Средневековая архитектура совершенно не сочеталась с висевшими на стенах произведениями современного искусства. Несколько работ принадлежали Пикассо. Посреди комнаты находился длинный деревянный стол темного дерева, в центре которого стояла ваза с цветами. Открытые двери выходили на балкон и каменную балюстраду. Тамсин с удовольствием вдохнула доносившийся из ночного мрака аромат жасмина.

Маркос проводил ее к стулу напротив открытых окон. На нем все еще были те же брюки и белая рубашка, которые он носил на яхте.

Будоражащий запах Маркоса, красота его тела, сексуальный голос — от всего этого по телу девушки пробегала чувственная дрожь. И это смущало. Как могла Тамсин испытывать к нему влечение, если ей должно было хотеться разбить вазу о его голову?

— Желаешь что-нибудь выпить? — поинтересовался мужчина.

Тамсин помедлила.

— Да. Спасибо.

Маркос подошел к бару в конце столовой. Девушка следила за каждым его шагом. Высокий и широкоплечий, он шел ленивой поступью, как лев, бродящий по саванне.

— Бренди с моих собственных виноградников. — Мужчина поставил бокал на стол и сел рядом с Тамсин. Она вздрогнула, ощутив, как их ноги соприкоснулись. Маркос удивился:

— Я тебя напугал?

Девушка стыдливо зарделась, злясь на себя за то, что ведет себя как девственница, каковой, впрочем, она и являлась. Она постаралась исправиться.

— Нет... просто у тебя ноги... очень длинные. Флирт с Маркосом будет сильно отличаться от танцев с подвыпившими юнцами в лондонских ночных клубах. Маркос — взрослый мужчина и опасный человек, а она пленница в его замке. Он мог сделать с ней все, что захочет.

Играть с ним все равно что играть с огнем.

Ты сможешь, сказала себе Тамсин. Заставь его думать, будто хочешь его. Надо больше кокетничать с ним. И играть. Например, взять и поцеловать его прямо сейчас.

Но девушка не смогла этого сделать. Чтобы скрыть смущение, она взяла бокал и жадно отпила бренди. Крепкий напиток обжег горло, заставив девушку закашляться.

— Осторожно! — Маркос постучал по ее спине. — Никогда раньше не пила бренди?

— Просто очень захотелось пить.

— Я уж вижу. — В его серых глазах отражался странный блеск. — Ты голодна?

— Очень. — Тамсин отпила еще немного бренди. — Кстати, я хочу поблагодарить тебя.

— За что? — с подозрением поинтересовался мужчина.

— За мое похищение. За мое избавление от Азиза.

— Избавление? Ты же так отчаянно хотела выйти за него замуж, что была готова прыгнуть в море и вплавь добраться до Марокко.

— Это потому, что я до смерти испугалась. Не знала, что ты от меня хочешь. Но, разумеется, я никогда не желала выходить замуж за Азиза. Никогда. Он бы запер меня в замке в пустыне, за сотни миль от магазинов, клубов, от всего. — Тамсин притворно поежилась. — Разве это жизнь для девушки?

Маркос поморщился.

— Ты права. Это форменная трагедия.

Трагедия для тебя заключается в том, что ты так быстро купился, подумала обрадованная Тамсин. Она склонилась к нему и накрыла ладонью его руку.

— Я вовсе тебе не враг, Маркос. И я не люблю ни брата, ни Азиза. Возможно, мы можем... помочь друг другу.

Мужчина посмотрел на их руки.

— Что ты задумала?

Его взгляд упал на ее губы, и девушка нервно облизала их. И снова у нее внутри возникло странное чувство, что она сошла с ума. Она ведь не могла настолько управлять мужчиной. Или могла?

Тамсин допила бренди залпом и протянула Мар-косу бокал, лучезарно улыбаясь.

— Не нальешь мне еще? — Она хихикнула. Голова начинает так чудесно кружиться.

Не сказав ни слова, Маркос взял бокал и вернулся к бару.

— Расскажи, каковы твои планы, — попросила Тамсин, когда мужчина снова подошел к ней, — и я скажу, чем смогу помочь. — Она потянулась, зевнув, прекрасно зная, что от такого движения ее грудь едва ли не выпадет из декольте. — Я не понимаю, почему мое похищение должно настолько уязвить Азиза и моего брата.

— Ну, это долго объяснять!

— Но почему ты хочешь причинить нам боль?

— Не тебе, красавица. Им.

— Почему ты хочешь причинить им боль?

— Они это заслужили, — пожал плечами Маркос.

Эгоистичный мерзавец, подумала Тамсин, раздосадованная тем, что он ничего ей так и не объяснил. Я не позволю ему разрушить жизнь Николь из-за идиотской жажды мщения.

— Твой бренди.

— Спасибо. — Тамсин скрестила ноги, стараясь показать их с лучшей стороны, потом как будто случайно уронила туфельку. Девушка наклонилась за ней, чтобы Маркос смог по достоинству оценить ее декольте.

Когда Тамсин села, Маркос, как она и думала, пожирал ее взглядом голодного волка.

Она чувствовала, как его глаза путешествуют по ее телу, и едва не вздрогнула, когда мужчина встал и положил руки на ее обнаженные плечи. Ее голос вздрогнул, когда она спросила:

— Что ты делаешь? Маркос улыбнулся ей.

— У тебя был трудный день, но впереди — целая ночь. Мы выпили. Скоро поедим. Останется получить наслаждение.

Сердце девушки странно екнуло, когда Маркос принялся массировать ей плечи. Она закрыла глаза и расслабилась, не в силах устоять перед таким соблазном.

— Ты очень красивая, — прошептал мужчина.

— Это не я. Это все платье.

— Красивая женщина в красивом платье. Маркос развернул Тамсин к себе и посмотрел на нее в упор:

— Ты права. Мы можем помочь друг другу.

— Расскажи о своих планах, — попросила девушка, не веря, как быстро он поддался на ее хитрость, — и я скажу, чем могу быть полезна.

Гладя ее руки, Маркос улыбнулся.

— Посмотрим.

Сработало! Маркос считает, что может ей доверять! Но не успела Тамсин насладиться своей победой, как в гостиную вошла экономка, а вслед за ней два официанта. Маркос тут же выпрямился и вернулся на свой стул.

— Ваш ужин, — сказала женщина по-испански, бросив беглый укоризненный взгляд на Тамсин.

Это удивило девушку. С чего это экономке не любить ее?

— Благодарю, Нелида, — ответил Маркос так же на испанском. — Что бы я без тебя делал.

— Ты бы голодал, это уж точно. Жил бы на одном кофе и бутербродах или вообще забывал бы поесть. Ты всегда худеешь в Мадриде.

— Но всегда возвращаюсь, чтобы ты меня подкормила. Спокойной ночи, Нелида.

— Кажется, твоя экономка меня невзлюбила, — произнесла Тамсин, как только женщина и ее помощники накрыли стол и удалились.

— Ничего личного. Нелида нянчила меня еще ребенком. Она старомодна и не одобряет распущенных женщин.

Распущенных женщин! Тамсин постаралась никак не отреагировать на эти слова Маркоса и, чтобы скрыть свои эмоции, взглянула на тарелку.

— Что это?

— Салмареджо. Томатный суп с гренками, яйцом и ветчиной.

Тамсин цопробовала ложечку. Суп был холодным, но очень вкусным.

— Похож на гаспачо.

— Да.

— А это что?

— Жареная утка с луком и морковью в вишневом соусе. И хлеб, разумеется домашний.

Тамсин попробовала блюда и поняла две вещи: во-первых, она была смертельно голодна, а во-вторых, если она долго пробудет здесь пленницей, то наберет лишний вес.

Если только Нелида не решит отравить ее за распущенность.

— Нравится?

— Очень вкусно, — поспешно ответила девушка и взялась за еду. — Твоя экономка просто сокровище.

Следующий час Тамсин старательно хлопала ресницами и улыбалась, стараясь выведать, почему же все-таки Маркос похитил ее, каковы его дальнейшие планы и что такого предосудительного совершили Азиз и ее брат. Однако мужчина не спешил откровенничать. Тамсин словно наткнулась на кирпичную стену. Как ни старалась девушка разговорить его и выудить хоть немного информации, у нее ничего не получалось, и в конце концов она сдалась.

Ей еще ни разу в жизни не приходилось иметь дело с таким непробиваемым мужчиной. Или она просто начала терять сноровку.

Ладно, подумала девушка, посмотрим, как тебе это понравится. Не хочешь говорить, ну и получи! Остаток ужина она ела молча.

Маркоса это, впрочем, совсем не смутило.

— Ты и правда проголодалась, — заключил мужчина, обозрев ее пустые тарелки.

— Быть похищенной очень изнурительно.

— Хочешь еще утки? Или десерта?

— Нет, спасибо. Но кое-что я все-таки хочу.

— Свободу и быстрое возвращение в Марокко?

Тамсин нервно рассмеялась. Разумеется, именно этого она жаждала больше всего. Но ему не удастся так быстро раскусить ее. Покачав головой, девушка положила руки на стол и наградила Маркоса, как ей казалось, серьезным взглядом.

— Я хочу знать, что тебе сделали Азиз и мой брат, что тебя так разозлило.

На мгновение Тамсин показалось, что он готов рассказать ей все. Но после долгой паузы Маркос протянул ей руку.

— Выйдем полюбоваться на вид, открывающийся отсюда.

Зачарованно Тамсин отложила салфетку и позволила мужчине увлечь себя на веранду. До самого горизонта простиралась долина.

— Видишь огни? — произнес Маркос. — Это Эль-Пуэрто-де-лас-Эстреллас. Деревня знаменита контрабандистами, пиратами и ворами.

— И что, они до сих пор в ней живут?

— Уж наверное, раз ты здесь. Все Уинтеры лжецы и воры, а твой жених еще хуже.

Девушка заставила себя прикусить язык, чтобы не ответить что-нибудь колкое, зная, что это делу не поможет. Кроме того... его обвинения правдивы.

Шелдон часто лгал. А самое ужасное, он соврал, сказав, что позаботится о Николь. И, хотя Тамсин не очень хорошо знала Азиза, она была уверена, что тот содержит любовницу и намеревается встречаться с ней и после женитьбы. Не говоря уже о том, что он до смерти забил прежнюю жену.

Прохладный ветер заставил Тамсин дрожать в тонком платье. Не колеблясь ни секунды, Маркос обнял девушку за плечи.

— Я рад, что ты здесь со мной, — негромко проговорил он.

Тамсин машинально прижалась к нему в поисках тепла. Возможно, она недооценивает Маркоса.

У него наверняка были причины ненавидеть семейство Уинтеров. Как и ее брат, так и жених без труда наживали врагов. Даже сама Тамсин презирала их. Может, обдурить Маркоса и бежать не такая уж хорошая идея? Возможно, если открыть Маркосу истинные причины замужества, то он придет к ней на помощь?

— Ты козырь в моей колоде. Без тебя я не смогу с такой легкостью уничтожить Азиза аль-Магриба и твоего братца.

Он явно пытался раздразнить Тамсин. Внешне оставаясь спокойной, девушка вся кипела внутри. Ей хотелось поколотить Маркоса. И себя за то, что хорошо подумала о нем, пусть даже на секунду.

Да что в нем такого, отчего так неспокойно на душе? Он похож на море, такой же сильный и непокорный.

— Согрелась?

— Да, — ответила Тамсин, взглянув на Маркоса. Темный ангел, подумала о нем Тамсин. Что-то твердое и квадратное коснулось –ноги девушки, когда она посмотрела на Маркоса сквозь полуопущенные ресницы.

Она украдкой скосила глаза на карман стоявшего рядом мужчина.

Мобильник!

Если добраться до телефона, то можно позвонить Азизу. Он прилетел бы за ней на вертолете своего дяди. Или можно связаться с Бьянкой и Дейзи, ее лучшими подругами еще со школы. У Бьянки богатые родители. У них есть личные лайнеры в Лондоне и Нью-Йорке. На вертолете Азиза или лайнере Бьянки Тамсин могла бы уже сегодня долететь до Марокко.

Нужно достать телефон Маркоса.

Но как?

Поцелуй его, шепнул внутренний голос. Если он обнимет тебя, ты сможешь выкрасть телефон у него из кармана. Его можно спрятать в платье, а потом попросить прощения и отлучиться на минутку. Позвонить Азизу и сказать, где ее найти. Отличный план!

Вот только Тамсин не была уверена, что решится на нечто подобное.

Поцеловать Маркоса? Девушка нервно облизала губы. Она не привыкла лезть к мужчинам с поцелуями. И у нее нет никакого опыта.

Тамсин взяла Маркоса за руку. Надо же с чего-то начинать!

— Что тебе сделали Азиз и мой брат? Маркос не выдернул свою руку.

— Почему ты так настойчиво спрашиваешь? Тебе разве не все равно?

— Нет. Я тоже ненавижу их обоих. Они воплощение зла. Не только по отношению ко мне, но и к тому, кого я люблю.

Поцелуй меня, мысленно молила Тамсин, поцелуй.

То, как Маркос взглянул на нее в лунном свете, заставило девушку почти забыть о том, зачем ей потребовался этот поцелуй. Она думала лишь о том, что им обоим ненавистны одни и те же люди и что она хочет, чтобы Маркос поцеловал ее.

Тамсин медленно пробежала пальчиками по его груди и ощутила учащенное биение сердца.

— Скажи мне, — шепнула девушка. — Скажи, что они сделали и как ты намерен отплатить им.

Мужчина перехватил ее руки. На его лице отразилась злость.

Поцелуй меня, продолжала твердить Тамсин. Она подошла почти вплотную к Маркосу. Подняла глаза. Он был гораздо выше ее и сильнее, но, глядя на него в ночи, пахнущей жасмином, девушка поняла, что не чувствует больше никакого страха.

— Ты не один, Маркос. Позволь мне помочь тебе.

Он резко отстранился.

— Ты обольщаешься. Это не сработает.

— Что?

— Ты что, наивная душа, действительно считаешь, будто, пококетничав со мной, продемонстрировав свои длинные ноги и прелести в декольте, ты сможешь настолько лишить меня бдительности и рассудка, что я позволю тебе сбежать?

Тамсин покраснела как рак. Значит, он давно обо всем догадался!

— Нет, я...

— Я не настолько глуп. Я не отпущу тебя за несколько жалких поцелуев.

Что он хочет этим сказать? Шокированная, Тамсин взглянула на Маркоса. У нее не было времени на то, чтобы чувствовать себя униженной. Не было времени на раздумья. Она пришла в отчаяние. Настолько глубокое, что уже была готова на все. Девушка глубоко вдохнула.

— А что, если я предложу тебе больше, чем поцелуи?

— Твое тело? — очевидно не зная, чего ей стоило предположить такое, Маркос хмыкнул с отвращением. — Если бы я захотел тебя, то с легкостью соблазнил бы. С легкостью.

— Это неправда! — с болью воскликнула девушка.

— Мы оба знаем, что это так.

Тамсин стиснула зубы. Возможно, это и правда, что в своей неопытности она не сумела скрыть свое влечение к нему, но она лучше умрет, чем признается в этом.

— Чтоб ты знал, я могу устоять перед мужчинами гораздо лучше тебя. Красивее. Богаче. Умнее.

— Неужели? — спросил он насмешливо, взяв Тамсин за подбородок, чтобы заставить ее посмотреть ему в глаза. — Значит, если я поцелую тебя сейчас, тебе будет все равно? И в твоей душе ничего не шелохнется?

— Именно так.

— Уверена? — с этими словами Маркос обнял девушку и наклонился к ней. — Значит, мой поцелуй оставит тебя равнодушной?

— Абсолютно.

— Даже такой?

Маркос крепко прижал Тамсин к себе и принялся неистово, жадно терзать ее губы. Кровь закипела в венах девушки. И вся ее воля к сопротивлению тут же исчезла. Внутренний голос пытался вначале предостеречь ее и убедить в том, что надо, пока не поздно, что-то предпринять, но вскоре и он стих.

Ноги Тамсин ослабели, и, чтобы устоять, она потянулась к Маркосу и... коснулась его бедра.

Мобильник!

Позже, решила Тамсин.

Но потом девушке припомнилось бледное, худое личико Николь, и она, собрав в кулак все свое мужество, вытащила у него из кармана телефонную трубку.

Зажав ее в ладони, она отстранилась и посмотрела ему в глаза.

— Вот видишь, я была права: ничего не почувствовала. Ни-че-го-шень-ки.

— Ты лжешь.

— Я же Уинтер. Лгунья и воровка. Возможно, тебе следовало бы запереть меня в башне.

— Возможно.

Тамсин развернулась на каблуках, чтобы уйти, и на мгновение даже подумала, что Маркос отпустит ее вместе с украденным телефоном, но он перехватил ее руку с зажатым в ладони телефоном и прижал девушку к каменной балюстраде.

— Подожди.

— Что? — Ее сердце бешено колотилось в груди. В любой момент Маркос мог обнаружить пропажу.

Мужчина склонился к ее уху.

— Должен сказать, что твои способы соблазнения не так хороши, как их расписывают. В лучшем случае это была неуклюжая попытка.

О! Это оскорбление заставило Тамсин вспыхнуть от злости и унижения.

— Это ты поцеловал меня! Маркос рассмеялся.

— Я лишь хотел посмотреть, насколько далеко ты готова зайти. Теперь я знаю. Ты доказала мою точку зрения. Прыгнешь ко мне в постель при малейшем намеке. И, прошу, не пытайся торговать своим телом еще раз. Я могу получить его и бесплатно.

— Лучше я буду заперта в башне, чем проведу с тобой еще хотя бы минуту.

— Отлично. Я устал от... — Он вдруг замолчал, сомкнув пальцы вокруг ее кулака. — Что у тебя в руке?

— Ничего.

— Ничего? — Маркос разжал ее пальцы и взял телефон. — Зачем тебе это, маленькая лгунья. — Мужчина посмотрел на нее с удивлением. — А ты умнее, чем я думал.

Умнее? Тамсин почувствовала приступ тошноты. Она проиграла. Она ненавидела себя за то, что ей пришлось флиртовать с этим чудовищем столько времени, и все впустую.

Но Тамсин никогда не позволила бы Маркосу раздеть себя. Проигнорировав комок, застрявший в горле, она вздернула подбородок, сверкнув глазами в его сторону.

— Почему еще, ты думаешь, я позволила тебе целовать меня? Из-за твоих красивых глаз? Негодяй! Меня от тебя тошнит.

— Подумать только, а я ведь едва не поверил тебе. «Ты не один, Маркос... Расскажи мне, Маркос...», — передразнил он Тамсин. — Ты настоящая Уинтер — воровка и лгунья. А я ведь почти поверил, что ты ненавидишь Азиза.

— Это правда!

— Да, ты настолько ненавидишь его, что не можешь дождаться момента, когда прыгнешь к нему в постель. Прямо из моей, возможно. Скажи мне, ты хотя бы помнишь, сколько у тебя было любовников? Если спать с кучей мужчин каждый день, то, наверное, трудно вести счет? Ты раздаешь приглашения на свидание или мужчине достаточно постучать в дверь твоей спальни?

Выдохнув, Тамсин с силой влепила Маркосу пощечину.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Маркос потер горящую от удара щеку. Да, он заслужил наказание.

Но, черт возьми, эта девушка играла с ним, как с котенком. И он, взрослый мужчина, купился. Целовать ее — настоящее помешательство. Следовало бы догадаться об этом после поцелуя на яхте, но Маркос сказал себе, что ничего страшного не случится. Он считал, что в отношении Тамсин Уинтер у него все под контролем.

И ошибся.

— Ты должен передо мной извиниться, — произнесла девушка.

— Я ничего тебе не должен.

— Я не шлюха, какой ты меня считаешь. Маркос хмыкнул.

Тамсин покачала головой.

— Ладно, я со многими встречалась в Лондоне.

Впервые в жизни за мной никто не присматривал, и я делала, что хотела. И мне было все равно, что станет с моей репутацией или что обо мне подумают. Я гуляла ночи напролет, но никогда не влюблялась ни в одного мужчину, с которым встречалась. И никогда...

— Что никогда? Тамсин отвернулась.

— Забудь.

Она так погрустнела, что Маркос едва не подошел к ней, чтобы утешить. И снова поцеловать ее.

Господи, она закончит когда-нибудь пускать в ход свои уловки? Есть ли стыд у этой женщины?

Маркос в ярости открыл мобильник.

— Что ты делаешь?

— То, что должен был сделать сразу же. Звоню твоему брату и Азизу, чтобы сообщить, что ты у меня. — Сжав зубы, мужчина посмотрел на Тамсин, делая вид, что раздумывает. — Кому же позвонить первому?

— Никому!

— Никому? Ты меня удивляешь. Любая нормальная женщина стала бы умолять меня позвонить ее родным и друзьям, хотя бы из надежды на спасение.

Тамсин закусила губу.

— Я хочу, чтобы меня спасли. Только...

— Да? — Маркос замер.

— Боюсь, они не помчатся ко мне на помощь, — пробормотала девушка.

— Думаешь, им все равно, что тебя похитили? О, ошибаешься, они мигом прилетят. Ты ведь нареченная Азиза и сводная сестра Шелдона. Им не наплевать на свою сделку.

Тамсин не смогла скрыть изумления.

— Тебе об этом известно?

— Разумеется, — нетерпеливо ответил Маркос. Его испанский акцент от волнения сделался заметнее. — Нет свадьбы, нет сделки. «Уинтер Интернэшнл» пойдет по частям с молотка, а Шелдон и Азиз будут уничтожены.

— Так вот почему ты меня похитил... Теперь понятно.

Раздраженный на себя за то, что сболтнул лишнее, Маркос заиграл желваками, метнув злобный взгляд в сторону Тамсин.

— Но если Шелдон уговорит шейха заключить сделку без объединения наших семей, твой план может провалиться, — заметила девушка, сделав глубокий вдох. — Или если Азиз найдет себе другую невесту.

— Разве тогда не сбудется твоя мечта? — Маркос приподнял бровь. — Ты же не хочешь замуж за Азиза аль-Магриба. Ты слишком умна, чтобы не знать, что за жизнь ждет тебя с ним.

— Но мне необходимо, чтобы они нуждались именно во мне. Это единственный способ...

— Для чего?

Тамсин взглянула на Маркоса так, как он еще ни разу не видел. В ее голубых глазах отражалась искренняя мольба.

— Прошу тебя, Маркос. Позволь мне самой позвонить Азизу.

— Зачем?

Тамсин сделала пару шагов ему навстречу.

— Мы едва знакомы, но я уверена, что у него есть любовница. Я видела ее вещи в его комнате, слышала не предназначавшийся для моих ушей разговор. — Она сглотнула. — Что будет, если я не появлюсь на свадьбе и он решит жениться на ней вместо меня?

Маркос насупился.

— Мои люди не нашли доказательств наличия у него любовницы. Они видели лишь тебя, Камиллу и его сестру.

— У него есть любовница, — настаивала Тамсин. — Я знаю, что права.

— Даже если и так. Сомневаюсь, что шейх посчитает шлюшку достойной невестой для своего племянника. — Маркос с сарказмом улыбнулся. — За исключением, разумеется, его нынешней пассии.

Тамсин поджала .губы, вцепившись руками в балюстраду.

— Обижай меня сколько хочешь, только позволь позвонить Азизу. Подумай, насколько более серьезным покажется ему такой звонок. Я могу говорить испуганно, слезно, по-всякому... Начну кричать, что ты угрожаешь мне, и умолять спасти меня.

— Что тебе на самом деле нужно? — потребовал ответа мужчина. — Каков твой план на этот раз, хочешь каким-то образом намекнуть ему о том, где мы находимся?

— Если ты этого боишься, я позвоню Азизу при тебе. Ты будешь слышать каждое мое слово, и в любой момент сможешь помешать мне говорить. Ну, давай соглашайся!

— Не понимаю. — Маркос, не веря, качал головой. — Почему ты так отчаянно стремишься выйти замуж за человека, которого, как утверждаешь, ненавидишь.

Тамсин махнула рукой, давая ему понять, что все это мелочи, недостойные его внимания.

— У меня есть на то свои причины, которыми я не собираюсь делиться с тобой.

— Тогда я не смогу тебе доверять. — Маркос начал набирать номер Азиза, который выучил наизусть много лет назад. — Я слишком долго ждал этого момента...

Неожиданно Тамсин вырвала у Маркоса мобильник из руки и выкинула его с балкона. Трубка блеснула в темноте и скрылась за пальмовыми листьями.

Тамсин посмотрела Маркосу в глаза. Да, в них отражался страх. Но, кроме того, в ее глазах отчетливо читалась уверенность в своей правоте.

Маркос осознал, что совершал большую ошибку, когда считал, что Тамсин Уинтер — безмозглая кокетка. Он явно недооценил ее. И пока мужчина наивно полагал, будто полностью контролирует ситуацию, она умело вела его своим путем.

Но куда? Какова ее цель?

Ни одна другая женщина не вызывала в нем такого интереса к себе. И не оказывала на него такого сильного, почти магического воздействия.

— Зачем ты это сделала? — медленно произнес Маркос.

Тамсин усмехнулась.

— После девяти звонить выгоднее. Подумай о счете за телефон.

Маркос взял девушку за плечи и тряхнул.

— Почему ты выбросила мой мобильник?

— Мне больно!

— Говори.

— Я хотела сама позвонить Азизу! — закричала Тамсин. — Он не может жениться на другой! Я должна была убедить его, что я именно та, кто ему нужен, иначе мой брат не...

— Что не?

— Я люблю Азиза, ясно? Люблю его, скучаю по нему и хочу с ним поговорить!

— Лгунья! Ни о какой любви к Азизу не может быть и речи. — Маркос поджал губы. — Ты играешь со мной. Именно этим ты занималась весь вечер.

— Я не...

— Что ты задумала? Уже нашла способ связаться с братом? — Мужчина снова тряхнул Тамсин. — Он знает, где ты находишься? Отвечай мне, черт возьми, или, клянусь, я...

— Нет, пожалуйста! — взмолилась Тамсин, прикрывая лицо руками.

Маркос уставился на нее. Девушка дрожала. Она была бледна, как полотно.

Мужчина понял: она решила, что он собирается ударить ее. Его охватил ужас, и он отпустил Тамсин.

— Матерь божья, Тамсин, я не собирался причинять тебе боль.

— Давай тогда поскорее покончим с этим.

Маркос мягко взял девушку за подбородок. Она избегала смотреть ему в глаза, но когда он повернул, ее лицо к свету, то заметил на левой щеке следы старых синяков.

— Кто тебя ударил? Азиз?

— Нет, — прошептала Тамсин. — Не Азиз. Маркос все понял.

— Твой братец. Уинтер избил тебя.

Тамсин поджала губы, а когда наконец подняла глаза, в них стояли слезы.

— Отец постоянно бил меня. Шелдон по крайней мере только дал мне пощечину. — С горькой усмешкой девушка скрестила руки на груди, словно защищаясь. — Я пыталась убежать вместе с сестрой. Но не успели мы добраться до Танжера, как нас поймали. Так мы оказались в Тарфае. Брат знал, что мы не сможем сбежать оттуда до самого дня свадьбы, так как с одной стороны — Сахара, а с другой — море.

— Почему вы пытались бежать? Тамсин не ответила.

— Чтобы избежать свадьбы с Азизом? — Голова Маркоса раскалывалась. Все было слишком запутанно. — Если это свадьба должна была быть сыграна против твоей воли, почему ты так отчаянно рвешься обратно?

— С чего я должна тебе доверять? — бросила девушка. — Ты похитил меня. Ты хочешь уничтожить мою семью. Я ничего тебе не скажу!

— Свадьбы не будет. Я не позволю твоему брату или Азизу снова причинить тебе боль.

Тамсин отвернулась.

— Свадьба была устроена не против моей воли. За последнюю неделю я... я мое мнение об Азизе изменилось. Я не возражаю против того, чтобы, выйти за него замуж. Я... хочу этого.

— Хочешь?

— Да.

Тамсин соврала. Маркос видел это по ее лицу. И по тому, как она дрожала теплой испанской ночью.

— Но Азиз однажды уже был женат. — Мужчина подошел ближе, чтобы лучше видеть лицо Тамсин. — И забил свою жену до смерти.

Девушка облизнула пересохшие губы.

— Это был несчастный случай. Она попала под копыта лошадей в пустыне.

— Ах, да, несчастный случай. Когда с тобой произойдет то же самое, все тоже скажут: несчастный случай. — Маркос слышал, как прервалось дыхание девушки, но беспощадно продолжал: — Тебе наплевать, что твоя сестра будет расти без тебя? Или тебе настолько хочется умереть?

Маркос заметил, как дрожат ноги Тамсин, и придвинул ей стул. Девушка опустилась на него, удивленная и беспомощная.

Взяв со стола ее бокал бренди, Маркос протянул его ей.

— Выпей.

— Нет.

— Выпей, — приказал мужчина.

Тамсин сделала большой глоток и начала хватать ртом воздух.

— Горячо!

Маркос принес стул и для себя. С минуту оба молчали. Смотрели на темные пальмы и огни деревни.

— Почему вдруг ты стал таким милым? — тихо спросила Тамсин.

Он едва не рассмеялся. Ну и обвинение!

— Ты просто моя гостья, — передернул плечами мужчина.

— Но ты хочешь уничтожить меня.

— Твою семью.

— Значит, и меня тоже.

Маркос стиснул зубы. Он и правда планировал отомстить всей семье Уинтер, а не только Шелдону. Но ведь сестры не имели никакого отношения к тому, что произошло с семьей Маркоса. А младшая из сестер к тому времени еще даже не родилась. И все же мужчина ненавидел их тоже. Слишком многого он лишился по их вине. Дома... Денег... Семьи.

Прежде всего, конечно, семьи. Маркос сжал кулаки, вспоминая свои последние каникулы. Его брат, Диего, всегда серьезный и любознательный, бежал к пляжу, стараясь запустить змея. Змей никак не набирал высоту, а брат никак не хотел сдаваться. А мама потом обнимала его и успокаивала.

На следующий день глаза мамы были красными от слез. А еще через день вся семья погибла...

Маркос стряхнул с себя оковы воспоминаний. Он заберет все, что было у него украдено. Разумеется, денег ему вполне хватает, и у него есть все, о чем только может мечтать мужчина. Ему достаточно лишь щелкнуть пальцами, чтобы почти любая красотка отправилась с ним в постель.

Но сколько бы он ни тратил денег, сколько бы ни наслаждался жизнью, его не покидало ощущение пустоты. И единственной надеждой Маркоса стала его месть. Он надеялся, что после мщения призраки прошлого перестанут терзать его.

Мужчина взглянул на девушку, сидевшую рядом с ним. Ее красивое лицо было бледным от ужаса. Он больше не видел гордо вздернутого подбородка. Да и синяк на щеке все испортил. Маркос надеялся заполучить в плен гордую, избалованную наследницу, а не девушку, которую избивают, обижают и выдают замуж против ее воли.

Если, конечно, это не очередная ее ложь. Маркос напрягся.

— Не бойся, я не причиню тебе боли, Тамсин.

— Как ты можешь так говорить? Ты уже делаешь мне больно.

— Если ты имеешь в виду то, что я держу тебя вдали отАзиза, то да. Я не позволю тебе даже говорить с ним. Никогда. Так что прекрати попытки убедить меня отпустить тебя.

— Я не могу.

— Почему? Потому что ненавидишь его? Или потому что любишь? Ты говорила и то и другое? Где ложь?

— Единственный человечек, которого я люблю, — это моя младшая сестренка. Удивительное, создание, нежное, трогательное, сострадательное. Она выхаживает больных животных, а если у нее появляются деньги, то она раздает их нищим на улицах. — Тамсин медленно закрыла и открыла глаза. — Она заслуживает лучшей участи, но я все, что у нее есть.

Диего тоже любил животных. Возникшие перед мысленным взором воспоминания были такими сильными и явственными, что Маркос теперь едва дышал. Он вспомнил, как Диего весь год уговаривал родителей завести собаку. Изучал породы и читал книги по собаководству. И просил так убедительно, что в конце концов родители сдались. За неделю до десятилетия Диего мама и папа поделились с Маркосом секретом: Диего получит в подарок собаку, как только они всей семьей вернутся в Испанию.

Но Диего не дожил до того дня, когда должен был получить свою собаку. Он вместе с родителями погиб в автокатастрофе на двадцать пятой магистрали, неподалеку от Лондона. Позже Маркос узнал, что его брат жил еще целый час после аварии. С тех пор Маркос казнил себя за то, что не был рядом с братом в последние минуты, что не держал его за руку и не попрощался.

Маркос резко встал, пытаясь скрыть охватившее его волнение.

— Вот, — тихо произнесла Тамсин. — Я сказала правду. А теперь ты расскажи, почему так хочешь отомстить брату и Азизу, что даже похитил меня.

— Это неважно. Важно, что они оба заплатят мне за все. Ты никогда не задумывалась, почему ваша компания на грани банкротства? Твой брат худший бизнесмен, с которыми я когда-либо встречался, но в последние пять лет я «помогал» ему, в кавычках разумеется: выкупил его долги, инвестировал его соперников, критиковал в совете директоров. А также я убедился в том, что все вложения

Азиза обернулись в пыль, а каждый его поход в казино оказывался провальным.

— Так это ты почти обанкротил моего брата? — Тамсин неожиданно нахмурилась. — А тебе известно, как Шелдон обеспечивал себе шикарную жизнь в последние несколько месяцев?

— Нет, и мне на это плевать. Влез в долги, я полагаю. Они с Азизом похожи. Заботятся только о деньгах. Было бы проще убить их, но я хочу, чтобы они ощутили, каково это — терять то, что любишь больше всего на свете. Я просто заберу все их деньги и оставлю их на бобах. И до конца своих дней они будут помнить, за что заслужили такую судьбу.

Маркос стоял, опершись на балюстраду, и глядел в ночь.

— Ты не лучше их, — холодно бросила Тамсин.

— Что? — он повернулся к ней лицом.

— Ты бессердечный и эгоистичный. Ты причиняешь боль невинным людям, которые попадаются на твоем пути.

— Кому, например? — фыркнул мужчина. — Тебе?

— Нет. — В глазах Тамсин отразилась печаль. — Я достаточно взрослая, чтобы самой о себе позаботиться.

Что, черт возьми, это значит? Маркос устал от игр, устал от ощущения, что никак не может обрести контроль над ситуацией.

— Значит, ты все еще планируешь сбежать?

— Да. Ты не сможешь держать меня здесь.

— Тогда позволь помочь тебе. Я попрошу Нелидy показать тебе замок. Сможешь обдумать маршрут.

Маркос отошел от балюстрады и посмотрел на Тамсин с грустной полуулыбкой.

— И предупреждаю, Тамсин. Никогда не целуй меня. Если ослушаешься, я не сверну назад. И не буду больше джентльменом. Еще раз предложишь мне свое сладкое тело, я сделаю тебя своей.


Взволнованная Тамсин в одиночестве ходила туда-сюда по балкону. Она взглянула вниз, перегнувшись через балюстраду. Сквозь темноту она не могла даже различить, где земля. Девушка раздумывала, есть ли у нее хотя бы маленький шанс сбежать отсюда.

Маркос совершил первую ошибку. Он попросил экономку показать Тамсин замок. А это значит, что, если повезет, можно сбежать уже сегодня.

Нелида действительно провела девушку по замку. Тамсин не обращала внимания на интерьеры и красоты архитектуры, она старалась запомнить как можно больше деталей из расположения комнат. Старинное здание было отремонтировано и обновлено, согласно требованиям нового хозяина. А требования Маркоса, очевидно, касались исключительно мер безопасности. Даже чтобы позвонить куда-нибудь из замка, нужно было набрать определенный код.

Значит, просьба показать Тамсин замок вовсе не ошибка со стороны Маркоса, осознала девушка. Это всего лишь способ доказать ей, что пытаться бежать бессмысленно.

Но Тамсин лишь сильнее захотелось улизнуть. Проходя мимо длинного ряда портретов, Тамсин решила рискнуть.

— Похоже, это очень старый замок.

— Да, — коротко ответила Нелида.

— У него наверняка богатая история. Привидения. Похищения. Старые подземные ходы.

— Один подземный ход действительно есть, но я не собираюсь вам его показывать.

— Почему нет? Я бы с удовольствием... Экономка кинула на гостью проницательный взгляд.

— Потому что он начинается в комнате синьора Рамиреза. А эту комнату я не намерена показывать вам. Подозреваю, вы сами попытаетесь найти в нее дорожку. А вот и ваша комната. — Нелида распахнула двойные двери и ушла прежде, чем Тамсин смогла что-нибудь ответить ей. — Звоните, если я вам понадоблюсь. Спокойной ночи.

Ее спальня оказалась лучше номера в пятизвездочном отеле. Большая кровать возвышалась напротив плазменного телевизора, повешенного над камином. Вдоль стен на полках стояли книги на разных языках в кожаных переплетах.

Тамсин включила лампу и проверила шкаф. Там висело множество вещей ее размера, такого же гламурного стиля, какой она предпочитала, посещая клубы Лондона. Это было все равно что заглянуть в гардероб ее кингстонской квартиры. Сплошное дежа-вю.

Долго ли Маркос следил за ней?

На улице пошел дождь. Капли отбивали чечетку по оконным стеклам. Тамсин распахнула окно и вдохнула свежий воздух. Вдалеке слышался рокот волн. На уровне глаз располагались вершины пальм.

Тамсин закрыла глаза. Маркос Рамирез, кажется, все продумал. Даже если ей удастся выбраться из замка, как связаться с Азизом? У нее не было ни телефона, ни паспорта, ни денег.

Интересно, что сейчас делает Николь, подумала с тоской девушка. И где находятся Шелдон и Камилла? В Тарфае? Или они уехали в замок шейха в горах? Или вернулись в Англию?

Знает ли Николь, что Тамсин похитили?

Тамсин до сир пор живо помнила, как напугана была ее сестренка, когда обнимала ее в темных коридорах поместья. И не отец причинил ей боль. Это сделали Шелдон и Камилла. Намеренно. Жестоко. И что было бы, не отправься Тамсин в Йоркшир на поиски сестры? Что стало бы тогда с малюткой?

Тамсин до боли сжала кулаки. Шелдон, Камилла, Азиз, Маркос... она ненавидела их всех за высокомерный эгоизм, за то, что они воевали друг с другом, поставив ее и Николь между собой.

Девушка медленно раскрыла кулаки и посмотрела на свои руки. Они все еще были покрыты хной.

Тамсин со злостью подставила руки поддождь, а затем вытерла их о платье от Гуччи. Хна въелась в кожу, но цвет немного поблек. Девушка высунулась в окно. С минуту она бездумно смотрела в темноту, а потом вдруг заметила что-то серебристое и блестящее, лежавшее на краю рифленой крыши.

Несколько мгновений спустя Тамсин уже сняла с себя туфли, широко распахнула окно и выбралась на крышу. Платье под дождем тотчас прилипло к телу. Мокрые волосы упали на глаза, мешая ей смотреть. Каким-то чудом ей удалось добраться до телефона, не поскользнувшись и не упав с крыши! Дрожа всем телом, Тамсин забралась обратно в свою комнату.

Немного успокоившись, она разглядела добычу, которую держала в руках. Ну вот и все! Теперь можно позвонить в Марокко и позвать на помощь.


Огонь трещал в старом камине, заглушая шум дождя. Маркос взглянул на часы. Прошел почти час с тех пор, как он покинул Тамсин.

Осмотрела ли она замок? Спит ли сейчас?

В голове возник образ Тамсин в постели — рыжие волосы рассыпались по подушке, белое, прекрасное тело укрыто одеялом. И она всего в нескольких метрах от него. Что за мысли? Разве эта девушка не предлагала ему себя?

Маркос расстегнул рубашку, собираясь лечь спать. Но понял, что уснуть ему не удастся. Все его мысли были заняты его прекрасной соседкой. Да что за наваждение такое?! Он провел долгих двадцать лет в ожидании мести. И сейчас нельзя менять свои планы. Спать с ней — безумие! Она слишком умна и талантлива.

Но приходится признать, что Тамсин заинтриговала его. И его влечет к ней! Как же быть? У этой девушки, очевидно, свои причины ненавидеть собственного брата. Почему бы не сделать ее своей союзницей, раз у них общий враг? Как говорится, враг моего врага мой друг.

Но уже в следующее мгновение в нем снова заговорила похоть. Маркос пытался найти оправдание своему желанию переспать с ней. Но тщетно. Нет, он этого не сделает. Надо держаться от нее подальше.

Тамсин постоянно ему лгала и до сих пор что-то скрывает.

Маркос бросил рубашку на пол. Сидя на кровати, он наблюдал, как тяжелые капли дождя падают на оконные стекла. Приблизиться к Тамсин — значит накликать проблем, сказал он себе. Нужно собраться. Она необычайно изворотлива. Хорошо, что он заметил телефон у нее в руке. Еще немного, и она ушла бы, чтобы позвонить Азизу. А это могло бы привести к самым неожиданным последствиям.

Он сам позвонит обоим негодяям и сообщит, кто и почему похитил Тамсин. Маркос давно уже мечтал об этой минуте.

Мужчина потянулся к телефону на ночном столике, но вспомнил мольбу в глазах Тамсин и заколебался. Злясь на себя за нерешительность, он встал с кровати и заходил по комнате.

Наконец снова остановился возле телефона. Машинально провел рукой по волосам, затем развернулся и вышел из комнаты. Не оставив себе времени на размышления, он направился в комнату Тамсин. Постучав, распахнул дверь, не дожидаясь ответа.

И, пораженный, замер на пороге.

Тамсин стояла возле окна, промокшая до нитки. Волосы и платье пристали к телу. Темная тушь стекала по щекам, делая Тамсин похожей на бездомную проститутку.

В четыре шага Маркос пересек комнату. Она дрожала, когда он заключил ее в объятия, а ее кожа была просто ледяной.

— Что произошло?

Ответ последовал не стразу.

— Я... — Ее зубы стучали. — Я пыталась бежать. Думала, смогу вылезти из окна и по пальме спуститься вниз.

Что-то в ее лице не давало мужчине покоя. Она явно лжет. Он прекрасно знал, что пальмовые листья едва ли выдержали бы даже вес кошки. И располагались они не так близко к крыше, чтобы ухватиться за них. Если, конечно, это не попытка самоубийства.

Но почему Тамсин врет? Непонятно!

— Пошли, — скомандовал Маркос.

— Нет, я в порядке, — запротестовала девушка. — Правда...

Не сказав ни слова, Маркос подхватил ее на руки и понес в свою комнату.

Усадив Тамсин у камина, он укрыл ее пледом.

— Спасибо. Все хорошо, — пробормотала девушка, все еще стуча зубами.

Маркос подложил ей под спину подушку и нажал кнопку аппарата внутренней связи.

— Да, патрон, слушаю вас, — немедленно раздался голос экономки.

— Принесите несколько полотенец для моей гостьи, — приказал он по-испански. — Как можно скорее.

— В ее комнату?

— Нет, ко мне. Молчание.

— Нелида, ты меня слышишь?

— Да.

Маркос заметил, что Тамсин внимательно слушает их разговор, и, повернувшись к ней, спросил по-английски:

— Какие-нибудь проблемы?

— Мм... нет. Просто пытаюсь понять, о чем вы говорите.

Маркос сначала удивился, но потом вспомнил, что она до сих пор делает вид, будто не говорит по-испански. Наверное, думает, что, если окружающие будут свободно говорить на испанском в ее присутствии, это поможет ей бежать. Хорошая стратегия, вот только Маркос был уже сыт по горло обманом.

Он подошел к ней.

— Тамсин, мне известно, что ты говоришь по-испански, — сказал он на своем родном языке.

— Нет, ты ошибаешься, — ответила девушка на английском.

Маркос с трудом сдержал улыбку.

— Ну, во-первых, как ты поняла тогда, что я тебе сказал? А во-вторых, я видел твой аттестат. У тебя отличные отметки по испанскому. Ты изучала язык восемь лет. Так что сделай одолжение, перестань притворяться.

— Как ты достал мой аттестат?

— Это неважно.

— Ужасно, что ты шпионил за мной. У тебя что, совсем нет совести?

— Нет. Я провел долгих двадцать лет, строя планы мести. Думаешь, мне интересно, что ты завалила химию? Но я знаю и это. Мне все про тебя известно, Тамсин. Я знаю, какую одежду ты предпочитаешь. Знал, по какой дороге поедет твой лимузин на твою свадьбу с Азизом и насколько спасителен этот союз для компании твоего брата.

— Что ж, это далеко не все.

— И чего же я не знаю? Тамсин отвернулась к огню.

— Чего я не знаю? — повысив голос, произнес Маркос.

— Ты же у нас всезнайка! — хмыкнула девушка. — Вот и разнюхай!

Мужчина склонился над ней.

— Скажи мне, — потребовал он и вдруг понял, что любуется девушкой. Она прекрасна даже с такими взъерошенными волосами. Как принцесса из сказки. Огненные волосы, кожа как снег на вершинах Пиренеев, а глаза такие же голубые, как небо Андалусии. Она способна свести с ума любого мужчину.

Да что за черт? Что с ним такое? Всего лишь вожделение, убеждал себя мужчина. Он хочет ее. И ничего больше. Когда он переспит с ней, эта женщина покажется ему такой же, как и все остальные. Вся магия сразу исчезнет.

Возможно, это лучшая причина, по которой стоит соблазнить ее.

Маркос заставил Тамсин взглянуть на него.

— Я ничего тебе не скажу.

— Скажешь. — Он погладил ее щеку. — Ты скажешь все, что мне захочется знать.

Медленно, мучительно медленно Маркос приблизился к губам Тамсин. Он целовал ее до тех пор, пока сдавленный стон не слетел с ее губ. Мужчина отстранился.

В глазах Тамсин застыло изумление.

— Как ты это делаешь? — Она выглядела смущенной, почти испуганной. — Меня никто так раньше не целовал. Никто. И это меня страшит.

— Вот и хорошо. — Значит, Маркос снова взял ситуацию в свои руки!

Почему бы просто не соблазнить ее сейчас? Затащить Тамсин в постель и раз и навсегда доказать себе, что у нее нет над ним власти. А заодно открыть ее маленькую тайну.

Кроме того, черт возьми, он предупреждал ее, чтобы она больше не прикасалась к нему. Могла бы сейчас и оттолкнуть его. А не отвечать страстно на поцелуи.

Тамсин явно его хочет. И поэтому вести себя подобно святому — верх глупости. Эта девушка давно уже не девственница. И одноразовый секс ничего не изменит в его планах отомстить ее жениху и брату.

Наоборот, только поможет. Мужчина улыбнулся, представив себе лицо Азиза, когда тот узнает, что Маркос овладел его невестой.

Раздался стук в дверь. Нелида принесла роскошные пушистые полотенца, коробок спичек и вазу розовых лепестков. Она прошла в ванную и включила воду, а через пару минут вышла, намеренно громко хлопнув дверью.

Маркос снял плед с плеч Тамсин и бросил его на пол. Взяв ее за руку, он помог девушке подняться.

Тамсин озиралась по сторонам, словно ища чего-то, но, как только он потянулся к молнии на ее платье, остановила его.

— Позволь мне помочь тебе, дорогая.

— Хочешь помочь мне принять ванну?

— Хочу, чтобы ты согрелась. Ты замерзла и промокла. У тебя был сложный день, и в этом частично моя вина. Позволь мне исправиться.

— Я не собираюсь спать с тобой, если ты об этом думаешь.

Маркос замолчал.

— Тогда возвращайся в свою комнату, я не стану тебя удерживать.

Тамсин все вглядывалась в стены и потолки. Наверное, стесняется смотреть мне в глаза, догадался Маркос. А когда она все-таки взглянула на него, он понял, что она скажет.

— Я хочу провести эту ночь с тобой.

И все же ее честность поразила мужчину. Ведь ее явно раздирало между двумя желаниями: улизнуть и остаться.

Взяв Тамсин за руки, Маркос поднял ее со стула. Ее приоткрытые губы были влажными и манящими.

Мужчина честно предупредил эту женщину, что он не будет идти наперекор своим желанием, так что пусть не приближается к нему и не играет с его инстинктами. Она опять бросила ему вызов. Ну что ж, теперь он сделает ее своей. Он узнает все ее тайны. И тайные места ее тела... и потайные уголки души.

Откинув волосы Тамсин на одну сторону, Маркос расстегнул молнию ее платья. Он ощущал легкую дрожь там, где его пальцы касались кожи. Или это дрожат его собственные руки? Нет, невозможно. Он не мог настолько поддаться соблазну.

Платье упало к ногам девушки, и она осталась стоять перед ним в одних кружевных трусиках.

У Маркоса перехватило дыхание. Тамсин была прекрасна, как греческая богиня, со своей высокой полной грудью, округлыми бедрами и осиной талией. Ему захотелось тут же прижать ее к стене, разорвать эти невинные трусики и войти в нее, покрывая тело поцелуями.

Одного взгляда в ее испуганные глаза хватило, чтобы понять, что это не лучший сценарий. Тамсин все еще дрожала то ли от холода, то ли от волнения, а может, от того и другого сразу.

Маркос растянет удовольствие. Сначала успокоит ее.

Потом соблазнит.

Растянуть удовольствие — это лучшее, что он мог предложить Тамсин, ведь Маркос не собирался дарить ей самый желанный для нее подарок — ее свободу. А в этот самый момент, глядя на ее соблазнительное тело и красивое, гордое лицо, он не мог даже подумать о том, что когда-нибудь отпустит ее.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Еще минуту назад Тамсин дрожала от холода. А сейчас она чувствовала, что вся горит.

С потемневшими от желания глазами Маркос медленно гладил ее тело. Затем он опустился перед ней на колени и снял с Тамсин трусики. Посмотрел вверх и выдохнул:

— Красавица!

Тамсин только и думала о том, что впервые в своей жизни стоит обнаженной перед мужчиной. Она знала, что это должно было произойти сегодня, но не представляла, что будет страстно желать ласк и поцелуев. Разве могла Тамсин утром представить, что вместо жениха ее вечером разденет другой мужчина! Какой все-таки длинный и удивительный день! И подумать только, он еще не закончился и самое волнующее ждет ее впереди!

Огонь отбрасывал блики на тело Маркоса. Свет четко очерчивал его мускулистый торс. Он красив, подумала Тамсин, мой темный ангел. Шепча на испанском ласковые слова, Маркос поднялся, покрывая ее тело поцелуями.

Тамсин закрыла глаза, не в силах сопротивляться, не в силах даже двигаться. Несколько часов назад, этот человек был для нее всего лишь незнакомцем. Врагом ее семьи. А сейчас он собирался заняться с ней любовью, и Тамсин намеревалась позволить ему это. Что с ней такое?

У меня, нет выбора, говорила себе девушка в отчаянной попытке оправдаться. Когда Тамсин по телефону говорила с Азизом, он был так взбешен, что хотел немедленно прислать людей дяди, чтобы те убили похитителей Тамсин. Но девушка не могла такого допустить. Нет, она не беспокоилась о Маркосе. Но даже его грубоватая экономка не заслужила смерти.

Поэтому, когда Азиз потребовал у Тамсин назвать имя похитителя и место, где ее держат, девушка ответила, что ничего не знает. Это не было ложью, ведь Тамсин действительно не знала точного расположения замка, но она договорилась встретиться с Азизом в Пуэрто-де-лас-Эстреллас на рассвете.

Ей оставалось только убежать из замка.

По счастливому стечению обстоятельств она оказалась в спальне Маркоса, и если экономка не соврала насчет подземного хода, то это знак судьбы.

Тамсин дождется, когда Маркос заснет, отыщет потайной ход и сбежит в деревню.

И за свободу она готова подарить Маркосу свою невинность. У нее нет выбора. Ради Николь Тамсин пожертвовала бы чем угодно.

Но ласки Маркоса заставляли сомневаться: а так ли уж велика ее жертва.

Тамсин запрокинула голову, держась за плечи Маркоса и закрыв глаза, когда он ублажал ее губами и языком, доводя девушку до беспамятства. Ей хотелось стонать и кричать от охвативших ее острых и сладких чувств.

Неожиданно Маркос остановился.

— Ты заставила меня забыть о моих планах.

— О каких планах?

— О моих планах относительно тебя.

Тамсин отстранилась и посмотрела на Маркоса, стараясь понять, о чем он говорит.

Но уже в следующее мгновение Маркос без всяких усилий поднял Тамсин на руки, как будто она была легкой как перышко.

Слава богу, обрадовалась девушка и положила голову ему на плечо. Сейчас он положит ее на кровать, разденется, и она станет женщиной.

Вот только Маркос понес ее совсем не в постель, а в ванную комнату, уставленную свечами, где опустил ее в горячую воду, усыпанную лепестками роз.

Тамсин погрузилась в пену, чувствуя себя рожденной заново. Маркос взял губку, лавандовое мыло и начал намыливать ее тело. Он начал с плеч, двигаясь ниже, к рукам, животу, ногам.

Тамсин вытянула руки перед собой. Красивые геометрические рисунки хной, которые означали, что Тамсин является невестой Азиза аль-Магриба, уже почти исчезли.

Как это ни ужасно звучит, послезавтра, если ее план осуществится, Тамсин снова будет невестой Азиза. И уже он станет касаться ее тела своими морщинистыми руками.

Но сегодня все по-другому. Сегодня Тамсин — свободная женщина, и она сделала свой выбор. Скоро ее где-нибудь запрут среди пустынь. Почему бы не сохранить хотя бы несколько приятных воспоминаний о своей прошлой независимой жизни? И не Азизу подарит она свою девственность, а Маркосу. Муж, конечно, изобьет ее, узнав, что Тамсин больше не девственница, но ей не привыкать к боли.

— Готова? — Маркос протянул ей полотенце.

— Да, — решительно отозвалась Тамсин. Она готова. Готова к ночи свободы и радости перед тем, как разрушить свою жизнь ради младшей сестры.

Маркос помог девушке выйти из ванны и, подведя к камину, обернул ее тело полотенцем.

— Так намного лучше, — произнес он мягко.

— Намного.

Маркос провел большим пальцем по ее нежней губе.

— Тамсин, я ничего тебе не обещаю. Мы проведем вместе эту ночь, может быть, еще несколько ночей. Но после этого между нами не будет никаких отношений.

— Отлично. — Тамсин даже думать не хотела о том, чтобы встретиться с Маркосом после свадьбы с Азизом.

— Отлично? — удивился мужчина.

Тамсин не могла объяснить ему все, даже если бы хотела.

— Маркос, — с легким укором проговорила она, — а не кажется ли тебе, что ты слишком много болтаешь?

Минуты летели быстро, и у нее уже осталось слишком мало времени, чтобы сполна насладиться ощущением свободы.

— Ты первая женщина, которая сказала мне нечто подобное.

А ты мой первый мужчина, мысленно произнесла Тамсин. Она не произнесла этих слов вслух, боясь, что это может остановить Маркоса или даже оттолкнуть его,

Девушка опустила руки и позволила полотенцу упасть на пол.

С минуту Маркос молча смотрел на нее, потом подошел и нежно поцеловал в губы. Тамсин с готовностью ответила на его поцелуй, который с каждой секундой становился все более требовательным. Голова девушки закружилась, как в день ее двадцатилетия, когда Тамсин с подружками Бьянкой и Дейзи выпили целую бутылку шампанского, а потом танцевали под октябрьским листопадом. Но целовать Маркоса было во много раз приятнее.

Он поднял Тамсин на руки, не отрываясь от ее губ, и нежно опустил на кровать. Отступил и разделся.

Тамсин никогда раньше не видела обнаженного мужчину. Он был прекрасным и сильным. Что, если она не сумеет доставить ему удовольствие? Вдруг он посмеется над ее неопытностью? Девушка начала нервничать.

Но когда Маркос опустился на постель и прижался к ней, его тело было таким теплым и нежным, что вся ее нервозность куда-то испарилась. Они лежали сердце к сердцу.

— Я прошу тебя... — прошептала Тамсин, сама толком не зная, о чем она просит. Она смотрела фильмы и читала книги, но наяву все оказалось совершенно иначе.

— Подожди...

Тамсин почувствовала его язык у себя между ног. Сначала его движения были осторожными, потом все более жадными и смелыми. Тамсин не сдержала крик, когда ее тело начало пульсировать от удовольствия.

Маркос поднялся над ней, надел презерватив и резким толчком вошел в нее.

Острая боль пронзила девушку, и она невольно вскрикнула.

Маркос замер, в недоумении уставившись на нее.

Но Тамсин вовсе не хотела, чтобы он останавливался.

— Ты девственница... — с каким-то ужасом выдохнул он.

— Уже нет.

— Ничего не понимаю. — Его удивлению не было предела. Он явно растерялся, не зная, как себя вести. — Все, что я о тебе слышал...

— Я пыталась сказать. — Тамсин взяла его руку и поцеловала ладонь. — Я ждала. Тебя.

И как будто не в силах устоять перед соблазном, Маркос снова вошел в нее. На этот раз медленно.

Девушка обвила ногами его торс, позволив ему делать с ней все, что он захочет.


Они еще долго лежали, обнявшись. Тамсин только сейчас осознала, почему он предупредил ее о том, что между ними невозможны отношения. После их близости она чувствовала себя настолько защищенной, настолько любимой, что ей хотелось остаться в его объятиях навсегда.

Но на рассвете у Тамсин назначена встреча.

— Я ошибся в тебе, — с трудом произнес Маркос. — Обвинял тебя в ужасных вещах, а ты оказалась девственницей.

— Все нормально, не волнуйся.

— Нет. Я похитил тебя, обвинял в чужих преступлениях, оскорблял и унижал. Прости меня, я был неправ.

— Мне наплевать на мою репутацию, — отмахнулась Тамсин.

— Я десять лет наблюдал за тобой. Мне следовало бы узнать тебя лучше, а не верить в самое плохое. Я должен извиниться перед тобой.

Его слова звучали так тихо и робко, что Тамсин с удивлением посмотрела на Маркоса: похоже, он впервые в своей жизни перед кем-либо извинялся.

— Как ты там говорила? Не помню точно: я ломаю жизни невинных людей, чтобы получить желаемое? — Неожиданно в его глазах отразилась злость. — Поэтому ты отдалась мне? Я заставлял тебя? Угрожал?

— Нет! Ты первый мужчина, которого я захотела. И я ни о чем не жалею.

— Ладно, не волнуйся и не обращай внимания на мои слова. Спасибо тебе, — тихо произнес Маркос. — Я все исправлю, Тамсин. Обещаю. Все оставшееся время твоего пребывания здесь ты будешь жить как принцесса. Как богиня.

Они еще несколько минут целовались, а потом тихо замерли, обнявшись. Маркос лежал с закрытыми глазами, и на его губах играла довольная и озорная, мальчишеская улыбка. Он выглядел таким молодым, таким счастливым.

Такого мужчину Тамсин могла бы полюбить.

О, нет. Любить Маркоса? Это невозможно! Между ними не может быть никаких отношений. Другое дело, что, как и любая женщина, она никогда не забудет своего первого мужчину. Вот и все.

Нужно отыскать подземный ход и уйти. Сегодня же. Она и так потеряла много времени.

— Это... очень старинный замок, да?

— Ага, — сонно отозвался Маркос.

— А где, интересно, самая древняя часть комнаты?

— Трудно сказать. Замок то и дело ремонтировали. Та стена, наверное. — Он кивнул туда, где располагался камин. — А что, милая?

— Я всегда интересовалась архитектурой. Ты же должен это знать. — Внимание Тамсин привлек большой овал возле камина, замаскированный геометрическим узором и выпуклыми изображениями крошечных птиц. Это вполне может оказаться дверью.

Тамсин приподнялась.

— Куда ты? — удержал ее Маркос. — Останься. Останься и спи со мной.

— Мне нужна пижама.

— Мне больше нравится то, что сейчас на тебе, — ухмыльнулся мужчина.

— Но что, если твои люди увидят меня голой?

— Это станет самым счастливым днем в их жизни.

— Перестань шутить. Нелида уже и так считает меня развратницей.

— Это ошибочное мнение скоро исправится, уверяю тебя. Она будет уважать тебя точно так же, как и я.

— Нет, если она увидит меня разгуливающей в чем мать родила по коридору.

— Полагаю, красавица продолжает настаивать. Хорошо, я принесу тебе пижаму.

В то самое мгновение, как Маркос вышел из комнаты, Тамсин вскочила с постели. У нее было несколько минут до его возвращения. Девушка ощупала стену. Так и есть: дверь! Позади лампы обнаружился и старинный замок. Но где же ключ?

Тамсин лихорадочно огляделась по сторонам. Его стол! Девушка подлетела к столу и принялась выдвигать ящики один за другим. От волнения руки ее дрожали, ведь Маркос мог вернуться в любой момент. Если он застанет ее, когда она будет копаться в его вещах, то неизвестно, чем это закончится.

Тамсин услышала стук закрывающейся двери, донесшийся из коридора. В этот самый момент ее пальцы нащупали связку ключей, на которой висел резной старинный ключ. Шаги приближались. Девушка задвинула ящик и прыгнула в постель в то самое мгновение, когда открылась дверь. Тамсин закрыла глаза, притворившись сонной.

Маркос нежно погладил ее по волосам. Тамсин приоткрыла глаза и улыбнулась. Он протянул ей сорочку.

— Давно я так не удивлялся, — произнес мужчина нежно. — И я никак не могу понять — почему?

— Что почему?

— Почему ты подарила мне свою невинность после того, как я столь грубо и несправедливо обошелся с тобой?

— Ты был неотразим, — улыбнулась Тамсин.

— Хотелось бы мне узнать все твои секреты, дорогая. Знаю, это кажется странным, но на самом деле ты можешь быть полностью откровенной со мной. Я хочу отомстить Азизу и твоему брату. Позволь мне помочь тебе.

После таких слов Тамсин едва не открыла ему свою душу. Как просто было бы позволить Маркосу защитить их с Николь. Тамсин была бы свободна распоряжаться своей жизнью, как ей захочется.

Однако...

Но после этого между нами не будет никаких отношений, вспомнила она его слова.

Я намерен уничтожить твоего жениха и всю твою семью, а ты поможешь мне в этом.

— Маркос, я слишком устала, чтобы разговаривать. — Тамсин натянула на себя сорочку. — День был слишком насыщен событиями. Я хочу спать.

— Хорошо, милая. Завтра наступит новый день.

Маркос обнял ее, прижимая к себе. Тамсин закрыла глаза, притворившись, что засыпает. Прошло много времени прежде, чем она услышала, что его дыхание изменилось. Открыв глаза, девушка посмотрела на лежавшего рядом мужчину.

Он спал.

Тамсин с тяжелым сердцем высвободилась из его объятий, достала ключ и подошла к потайной двери. Ключ легко вставился в замочную скважину. Один полный поворот, и дверь тихо отворилась.

Значит, так тому и быть, решила Тамсин, чувствуя от волнения приступ тошноты. Она втайне надеялась, что ключ не подойдет. Или дверь откроется с таким шумом, что Маркос проснется и снова заключит ее в свои объятия, и ей придется остаться.

Но судьба распорядилась иначе. Тамсин ждал ее ненавистный жених. И Николь. Кормят ли сестренку Шелдон с Камиллой? Присматривают ли за ней? Говорят ли ей, что ее любят?

Тамсин сильно сомневалась в этом.

В последний раз взглянув на спящего Маркоса, девушка глубоко и с сожалением вздохнула и, босая, ступила в холодный сумрак туннеля.


Маркос проснулся один в постели.

В спальне было темно. Стояла такая рань, что даже птицы еще не пели.

На подушках и простынях остался запах Тамсин. Маркос, зевая, потянулся. Так хорошо он давно себя не чувствовал.

Маркос потрогал подушку Тамсин. Интересно, где она? В ванной комнате? Или, проголодавшись, отправилась вниз?

Маркосу хотелось, чтобы она поскорее вернулась. За окнами едва начинал брезжить рассвет. И он чувствовал себя как ребенок в рождественское утро.

Тамсин подарила ему свою невинность.

Маркос до сих пор не мог в это поверить. Это был неожиданный дар, которого он совершенно не заслуживал.

Прижав ее подушку к груди, мужчина радостно ждал ее возвращения.

Минут двадцать спустя улыбка сошла с его губ.

Встав с постели, Маркос заглянул в ванную, потом прошел по коридору в ее спальню, зовя Тамсин по имени. Его голос эхом отзывался в тишине.

Первый холодок страха пробежал по спине мужчины.

Она могла, безуспешно, разумеется, заигрывать с охранниками. Могла простукивать стены в поисках тайных ходов. Она ведь не обещала остаться с ним.

Но неужели ей все еще хотелось бежать? Нет. Только не Тамсин. Она не могла отдать свою невинность одному, а наутро выйти замуж за другого. Кроме того, она просто физически не могла сбежать из этого замка.

Маркос надел майку и джинсы и быстро обошел все коридоры. Охрана не видела девушку.

Маркос разбудил Райеса и всех, кто был в замке. Если уж он ищет Тамсин, то и они, черт их дери, должны искать ее.

Тамсин исчезла.

Одурачила его.

Маркос ворвался в ее спальню, раскрыл шкаф, но вся одежда была на месте. Кровать не тронута. Ни одного намека на то, как она...

И тут Маркос заметил свой мобильный телефон, лежавший под столом, возле окна. Подобрав его, мужчина просмотрел последний набранный номер и громко выругался.

Когда он вчера вошел к Тамсин, она стояла насквозь промокшая и была очень удивлена, увидев его. Маркос сразу понял: что-то не так, и ее объяснение о неудачной попытке побега — ложь, но предпочел проигнорировать это. Решил, что потом когда-нибудь сможет заставить ее сказать ему правду.

Теперь эта правда вылезла сама собой. Тамсин увидела его телефон на крыше и, рискуя жизнью, вылезла под дождь, чтобы достать его.

Маркос потерял эту девушку, а вместе с ней и все, к чему он стремился, за одну ночь удовольствия. Он проиграл из-за необъяснимого тупого желания затащить Тамсин в постель. А та пожертвовала своей невинностью, доказав, что она гораздо более хитрая и хладнокровная соперница, чем ему казалось.

Значит, он все-таки не ошибался, когда считал ее бессердечной кокеткой и расчетливой стервой. Она использовала против него свою невинность, а он повелся на это, как неопытный, зеленый юнец.

Но как ей удалось сбежать?

Забрав свой телефон, Маркос бросился к себе в спальню, обдумывая одну возможность за другой. Ясно одно: Тамсин не могла сбежать, спустившись по стенам замка. Она ведь не обладает сверхъестественными способностями!

Его взгляд замер на стене у камина. Неужели... Нет, не может быть!

Маркос подскочил к своему столу и выдвинул ящик. Ключ исчез. Мужчина вернулся к стене и толкнул дверь. Она открылась, незапертая. В пыли на полу валялся ключ.

С губ мужчины слетело ругательство. Откуда она узнала про подземный ход?

Придя в бешенство, Маркос выскочил из комнаты в коридор.

Наверняка это проболталась Нелида. Его старая няня не одобряет того, что он привозит в замок любовниц — ей все хотелось, чтобы Маркос остепенился, женился и завел семью, — но вряд ли она намеренно поступила бы с ним столь жестоким образом.

— Ты уволена! — прорычал Маркос, завидев Нелиду в вестибюле.

— Хорошо, что ее больше нет в замке, Маркосито, — ответила экономка, ни на секунду не поверив в реальность его угрозы. — В твоей жизни нет места развратницам. Женись. Найди себе славную чистую девушку.

Скрипя зубами, Маркос отправился обратно и натолкнулся на Райеса.

— Сеньориты нигде нет, патрон!

— Прекрати поиски в замке. Она сбежала. Собери команду для поиска в окрестностях.

Не дожидаясь ответа, Маркос удалился. Ему оставалось только надеяться, что он найдет Тамсин раньше, чем это сделает Азиз. Горизонт уже окрашивался в алые цвета. Маркос вскочил в свой красный «феррари» и помчался в ближайшую деревню, Пуэрто-де-лас-Эстреллас.

Он был слишком напряжен, чтобы злиться. Ему необходимо отыскать Тамсин. Ни о чем другом и думать невозможно. Не для того он двадцать лет лелеял планы мести, чтобы сейчас все так бестолково провалилось. И не для того он спал с Тамсин прошлой ночью, чтобы она вышла замуж за Азиза.

Маркос выехал за угол и, к своей величайшей радости, заметил Тамсин, появившуюся с западной стороны его виноградника. Она бежала в сторону деревни, к побережью. В белой сорочке, с развивающимися рыжими волосами.

Маркос направил «феррари» в ее сторону, преграждая ей путь, а затем остановился и выскочил из машины.

Со сдавленным криком Тамсин развернулась и бросилась прочь в виноградники. Маркос побежал за ней следом. И с каждым шагом воспоминание о том, как она одурачила и предала его, становилось все острее. Все ее слова, все действия — сплошной обман. Доверия ей больше нет! Пока он извинялся и обещал относиться к ней как к принцессе, Тамсин бесстыдно искала взглядом потайную дверь.

— Стой! — закричал Маркос.

Но Тамсин продолжала бежать, спотыкаясь чуть ли не на каждом шагу. Только тут мужчина заметил красные пятна на траве. У нее кровоточат ноги, понял он. Она босая.

Это разозлило Маркоса еще больше. Как могла девчонка, вооруженная лишь красотой и смелостью, убежать от него и его людей из замка, откуда практически невозможно было выбраться? И сейчас бежит от него, как от чумного, словно этот проклятый Азиз ей дороже жизни! Был бы он еще молодой, красивый, тогда понятно, а так...

— Стой! — закричал Маркос на испанском.

Но Тамсин не останавливалась. Откуда столько сил у нее — загадка! — недоумевал Маркос. Ему пришлось изрядно постараться, чтобы настичь беглянку и схватить ее за руку. Он был так зол, что едва мог сдерживать свою ярость.

— И что мне с тобой прикажешь делать? Запереть в башне? Заковать в цепи.

— Попробуй! Я все равно сбегу! — бросила Тамсин с вызовом. Ее груди вздымались и опускались от быстрого дыхания. Щеки раскраснелись, а голубые глаза сверкали от бессильного гнева. — Ты не можешь держать меня взаперти!

— Почему ты так настойчиво рвешься замуж за Азиза? Объясни!

— Может, я соскучилась по его ласкам после того, как столько времени провела с таким, как ты... ай!

Маркос прижал ее к апельсиновому дереву. Несколько плодов упало на землю.

— Таким, как я? А какой я?

— Такой же, как и остальные! Тебе плевать, если другим больно. И если у тебя есть сердце, то ты отпустишь меня!

— Кто бы говорил о сердце, но не ты, — усмехнулся мужчина. — Подарила мне свою невинность. Соблазнила, чтобы сбежать, а ведь я уже хотел тебе поверить, расчетливая маленькая лгунья!

— У меня не было выбора! Ты заставил меня, ты... Заставил? Маркос потерял терпение.

— Довольно! Да, я эгоистичный мерзавец, который соблазнил тебя против твоей воли. Изнасиловал девственницу. И получил удовольствие. И кстати, я собираюсь и впредь не отказывать себе в нем.

С этими словами Маркос завладел губами Тамсин. Но потом, вспомнив, что они находятся почти у самой дороги, укрытые только апельсиновыми деревьями, выпрямился. Азиз и его люди могли появиться здесь в любую минуту.

— Мы продолжим разговор позже. — Маркос перекинул Тамсин через плечо, как какой-то мешок с картошкой.

— Подожди! — взмолилась она. — Прошу тебя, отпусти меня.

— Почему я должен тебя отпустить?

— Отпусти, или моя сестренка может погибнуть.

Маркос замер. Он уже видел сквозь заросли свою машину, но мужчина тут же опустил Тамсин на землю.

— Рассказывай. Только побыстрее. Девушка помотала головой.

— Не могу.

— Опять обман. Очередной твой трюк. Так я и знал.

— Никакой это не трюк! — Ее глаза наполнились слезами. — Ты был прав, говоря, что я выхожу замуж за Азиза против своей воли. Это брат заставил меня. У меня нет выбора!

— Чем он шантажирует тебя?

— У меня есть сестра — Николь. Ей всего десять лет. Я думала, за ней присматривает наша няня, но в прошлом месяце узнала, что Шелдон, пользуясь правом опекуна, растратил мой трастовый фонд. Сейчас он хочет сделать то же самое с фондом малышки. Я нашла ее одну, несчастную, голодную, в его поместье в Йоркшире. А Шелдон с Камиллой прожигали ее деньги на лыжном курорте в Церматте.

— Значит, брат убедил тебя, что позаботится о твоей сестре, если ты спасешь его бизнес, выйдя замуж за Азиза?

— Как будто я поверила бы этому! — Тамсин вытерла слезы. — Шелдон обещал, что, если я выйду замуж за Азиза, он перепишет на меня опеку над Николь. Малышка не сможет жить со мной, но я могла бы использовать остатки средств из ее фонда, чтобы нанять хорошую няню и убедиться, что девочка в безопасности.

— Но ты будешь заперта в ловушке до конца своих дней! Азиз никогда не отпустит тебя, Тамсин. Став женой Азиза, ты будешь носить его имя и рожать ему детей. До чьей-нибудь из вас смерти. Для него ты ничем не лучше его лошадей. И относиться к тебе он будет точно так же. И ты готова пожертвовать собой ради сестры?

Тамсин подняла на Маркоса свои голубые глаза.

— Николь десять лет. Десять, Маркос. Ее нужно защитить от злых людей, а если не я, то кто?

Маркос молчал.

Десять лет. Диего было почти столько же, когда он умер. И его некому было защитить. Он не помог своему маленькому брату.

Помрачнев, он прогнал от себя эту мысль.

— Свадьба с Азизом смерти подобна.

— Что еще я могу сделать? Если у тебя есть идеи получше, я с удовольствием их выслушаю.

— Иди в органы опеки и борись.

— Думаешь, они отдадут мне ребенка на воспитание? С моей-то репутацией, созданной желтой прессой. Скорее всего, малышку отдадут в приют. А этого я не могу допустить. Большую часть своей жизни я провела в Америке и даже не видела сестренку. Лишь звонила, посылала подарки, навещала ее на каникулах. И верила, что мой глупый, эгоистичный брат позаботится о ней. Это я виновата в том, что Николь чуть не умерла от голода. Это моя вина. Я должна была присматривать за ней.

— Да. Но после того, как Азиз организует для тебя «несчастный случай», твоя сестра останется совсем одна. И что тогда с ней будет?

— Я... я не знаю.

Маркос услышал громкий хлопок. Он взглянул на дорогу: примерно в ста метрах от них остановился грязный побитый фургон. Четверо головорезов вылезли из дверей с ружьями наперевес. Азиз аль-Магриб, одетый в традиционную восточную одежду, появился последним.

Маркос быстро притянул Тамсин к земле.

Его «феррари» красным пятном сиял в лучах утреннего солнца.

Черт! — тихо выругался мужчина на испанском.

У них было два выхода.

Либо драться.

Либо бежать.

Маркос увидел, как два человека начали осматривать виноградник, а двое других направились к апельсиновой роще.

Маркос мог обезоружить одного головореза или двоих, но против пяти вооруженных мужчин у него не было шансов.

Значит, бежать?

Мужчина отлично знал эту рощу и эти земли, если он отпустит Тамсин, эти люди отвлекутся, предоставив ему достаточно времени, чтобы скрыться. Маркос взглянул на Тамсин. Она была бледна и до боли кусала губы, следя за каждым движением Азиза.

Отдать ее Азизу? И перечеркнуть двадцать лет? Позволить этому мерзавцу овладеть Тамсин?

Нет. Ни за что на свете! Маркос стиснул зубы. Он скорее умрет, чем позволит этому случиться.

Крепко держа Тамсин за руку, Маркос шепнул ей на ухо:

— Это твой шанс. Один звук, и они увидят нас. Заберут тебя в Марокко. И ты станешь женой Азиза сегодня же.

— А ты? — произнесла Тамсин одними губами. Маркос бросил взгляд на мужчину, который медленно приближался к ним.

— Они не просто так приехали с оружием. — Он снова посмотрел на Тамсин. — Один звук, и все это кончится раз и навсегда.


ГЛАВА ПЯТАЯ


Что же делать? — судорожно пыталась сообразить Тамсин, дрожа от ужаса. Можно подумать, что Макрос не будет против, если она закричит.

Глядя на людей Азиза сквозь деревья, девушка уже открыла рот, чтобы позвать их. Азиз возьмет ее и сделает своей женой еще до конца дня. И Николь будет в безопасности.

Но надолго ли?

После того, как Азиз организует для тебя «несчастный случай», твоя сестра останется совсем одна. И что тогда с ней будет?

Необходимо остаться в живых, в отчаянии сказала себе Тамсин. Она будет потакать всем капризам Азиза, и ублажать его так, что тот...

Девушка взглянула на Маркоса. Взгляд его был мрачным и непроницаемым. Тамсин пискнула, но он даже не пошевелился. Она могла бы закричать, он явно не станет ее останавливать.

Но если она действительно закричит, что станет с ним?

— Тамсин, — позвал ее Азиз со стороны дороги. От его заискивающего голоса по спине девушки побежали мурашки. — Я знаю, ты где-то здесь, моя малышка. Он с тобой? Не бойся. Скоро мы найдем тебя. Вас обоих.

Лучи солнца начали золотить верхушки апельсиновых деревьев. Два головореза подошли совсем уже близко. Ветки хрустели у них под ногами.

Даже если Тамсин не издаст ни звука, долго прятаться им не удастся.

Маркос неожиданно нахмурился и достал телефон из кармана. Тамсин, затаив дыхание, наблюдала за ним.

— Райес? — произнесла девушка одними губами, и Маркос кивнул. Тамсин прикрыла руками светящийся экран, пока Маркос поспешно набирал текстовое сообщение. Его пальцы были слишком большими для этих крошечных кнопок, и он писал бы дольше, чем нужно, поэтому Тамсин взяла из его рук телефон и быстро набрала текст, потом показала Маркосу, и тот нажал на кнопку «отправить».

Люди Азиза с каждой секундой приближались к ним. Тамсин услышала, как один из них сказал что-то по-арабски, указывая на землю. Азиз гаркнул что-то в ответ, и двое других людей Азиза бросили поиски в виноградниках и также направились к апельсиновой роще. Что же они увидели на земле? Тамсин закусила губу. Неужели Маркос обронил что-то?

И только тут девушка заметила на свой правой ноге глубокий порез и в ужасе прикрыла рот рукой. Тамсин не чувствовала его, когда бежала, но теперь ей сразу стало все понятно: люди Азиза заметили кровь на траве!

Тамсин схватила руку Маркоса и прижала ее к своей груди. В этот момент ей меньше всего хотелось, чтобы Азиз нашел ее. И чтобы с Маркосом что-нибудь случилось.

Тамсин кивнула ему на свою ногу. Мужчина помрачнел. Сжав кулаки, он медленно встал, в его глазах читалась решимость.

Маркос намеревался бороться за Тамсин!

Но как бы он ни был силен, ему противостояли пятеро вооруженных человек. Тамсин не могла позволить ему пожертвовать жизнью ради нее. Азиз, без всякого сомнения, убьет его.

Девушка также встала, расправив плечи. Она уже сделала шаг вперед, по направлению к Азизу, но ей не хватило мужества, и она остановилась.

Маркос схватил ее за руку.

— Нет, — прошептал он.

Тамсин замотала головой, готовая расплакаться.

— Только так я смогу спасти тебя, — чуть слышно проговорила она.

— Нет, — повторил мужчина громче.

Один из людей Азиза поднял голову, словно услышал что-то. Тамсин нервно сглотнула, не зная, как ей поступить. Маркос не хотел, чтобы она шла к Азизу, но чего он от нее ждал? Чтобы она спокойно наблюдала, как его расстреливают у нее на глазах?

У дороги раздался шум мотора. Напрасная надежда, сказала себе девушка. Возможно, это самолет, пролетающий мимо. Но звук стал приближаться, и один из головорезов Азиза закричал, предупреждая об опасности остальных. Азиз громко выругался на французском, и все бросились к машине. Раздались выстрелы. Птицы взлетели с деревьев.

На дороге показались три черных седана. Один продолжил преследовать фургон, а два других остановились по обе стороны рощи.

— Патрон! — закричал Райес.

Маркос отозвался. Тамсин прижалась к нему, вне себя от радости. Мужчина нежно обнял ее, поддерживая.

— Прости, меня, пожалуйста, — пролепетала девушка. — Прости. Я не хотела причинять тебе боль. Не хотела оставлять тебя посреди ночи. Но моя сестра...

— Все в порядке. Все хорошо, моя милая. — Подхватив Тамсин на руки, Маркос понес ее к дороге, где стояла его машина.

Девушка слишком устала, чтобы сопротивляться. Главное, оба живы. А ведь он рисковал своей жизнью ради нее.

Красный «феррари» Маркоса была изрешечен пулями. Азизу не удалось добраться до Маркоса и Тамсин, и он выместил свою ярость на машине.

Азиз — ужасный, жестокий человек. Маркос прав. Он никогда бы не отпустил Тамсин живой. Но если не выйти за него замуж, тогда что же делать? Как спасти сестренку?

Тамсин уткнулась носом в грудь Маркоса. Ее тело начали сотрясать рыдания.

Мужчина заметно напрягся. Через минуту она уже сидела на заднем сиденье машины.


Когда они вернулись в замок, Маркос молча отнес ее в комнату для гостей, положил на кровать и вышел. Горничная принесла чай и тосты. Девушка приняла ванну, переоделась в свежую сорочку и легла в постель. Позже приехал врач и обработал порез.

Но какой бы удобной ни была ее постель, Тамсин отчаянно хотелось снова оказаться в комнате Маркоса, в его кровати, в его объятиях. Но хочет ли он того же? Она ведь обвела его вокруг пальца, сбежала, подставила его под пули, а потом еще и расплакалась у него на руках. Неудивительно, что он просто оставил ее одну.

Несмотря на почти бессонную ночь, Тамсин не ожидала, что заснет, но все же почти сразу заснула. А проснулась через несколько часов, когда солнце уже заходило. Девушка потянулась, размышляя над тем, что это за лекарство доктор подсыпал ей в чай.

— Тебе лучше?

Маркос сидел в кресле у огня глядя на нее. Давно ли он сидит здесь?

— Да. — Удивительно, но Тамсин не врала. Однако уже в следующую секунду она вспомнила о Николь и резко села в постели. — Но моя сестра до сих пор у Шелдона и Камиллы! Не знаю, что они с ней сделают, если я не...

— Мы спасем ее.

— Как? — спросила Тамсин, тронутая тем, что Маркос использовал местоимение «мы». — Мой брат не отдаст ее. Пока на ее счете есть деньги.

— Я больше не позволю ему причинить вам обеим боль. Мои информаторы не проводили специального расследования по ребенку. И это была моя ошибка. Будь я умнее, мне уже давно стало бы известно, что творит Шелдон. — Маркос стиснул зубы. — Я найду доказательства жестокого обращения с ребенком, и мы подадим апелляцию в органы опеки.

— Но я же говорила. Нет ни единого шанса, что я получу опеку над Николь. Все в Великобритании считают меня расчетливой маленькой стервой. Как и ты.

— Я больше так не думаю. — Маркос посмотрел ей в глаза. — И никто не посмеет так думать о моей жене.

Что за наркотики дал ей доктор? Тамсин облизала пересохшие губы.

— Прости, кажется, у меня слуховая галлюцинация. Ты только что назвал меня своей женой. Это что — предложение руки и сердца?

Маркос встал с кресла и пересел на кровать Тамсин.

— Что, если так?

Его прямота заставила девушку занервничать.

— Во-первых, ты не любишь меня!

— Это разве проблема? А ты меня любишь?

Сердце Тамсин совершило неожиданный кульбит. Разумеется, она не любила Маркоса. Да, она подарила ему свою невинность. И да, у них был потрясающий секс, который она запомнит на всю жизнь. Ей не хотелось покидать Маркоса, а когда он спас ей жизнь, она почувствовала в своей душе... что-то. Но это не любовь, уверяла себя девушка. Она же не так глупа.

— Нет, — ответила наконец Тамсин. — Конечно, я не люблю тебя.

— Ты и Азиза не любила, однако тебе не терпелось выйти за него замуж. — Маркос грустно улыбнулся. — Обещаю быть тебе лучшим мужем, чем Азиз. Если что, мы быстро разведемся. Это будет брак по расчету. Чтобы ты могла получить опеку над сестрой.

Тамсин сглотнула, не решаясь спросить, значит ли это, что Маркос простил ее за обман. Но у нее так и не хватило смелости.

— Почему ты помогаешь мне? — промямлила девушка.

Маркос встал.

— Потому что у меня был брат.

— Был?

— Он умер.

— Мне жаль. А как...

— Я не хочу это обсуждать.

Тамсин хотелось знать больше, но она видела, как напрягся Маркос, и поняла, что не стоит давить на него.

Возможно ли, что смерть брата как-то связана с его желанием отомстить?

Вряд ли, заключила Тамсин. Возможно, Азиз и убийца, но ее брат — нет. Хотя он же бросил Николь на погибель.

Тамсин отбросила эту мысль. Скоро она получит опеку над сестренкой, и они обе будут жить спокойно. Благодаря Маркосу.

Девушка взглянула на него.

— Какими бы ни были твои мотивы, я благодарна тебе за помощь. То, что ты забыл о мести, чтобы помочь мне спасти Николь...

— Забыл? Я планировал ее двадцать лет. И я не сдамся. Ни ради тебя, ни ради кого-то другого.

Двадцать лет? Маркосу не больше тридцати двух. Может, тридцать три. Он что, был еще мальчишкой, когда Азиз и ее брат что-то ему сделали?

Боже, что же они могли такого натворить?

— Кстати, — Маркос подошел к окну. — Наша свадьба очень удачно вписывается в мои планы. Она унизит Азиза, заставив его выглядеть посмешищем в глазах окружающих людей. И она покажет Шелдону, что я контролирую не только его, но и всю его семью.

Слава богу, что я не люблю его, с удовлетворением подумала Тамсин. Ну что, право, за человек? Как можно превращать доброе дело в подлость?

Откинув покрывало, Тамсин вылезла из постели.

— Мне нужно одеться. Маркос подошел ближе.

— Позволь мне помочь.

— Кажется, ты говорил, что... что наш брак будет только на бумаге.

— Я не произносил таких слов, дорогая. Я сказал, это будет брак по расчету. И я хочу спать с тобой в одной постели каждую ночь. И чтобы ты была голой, а не в этих бесформенных сорочках, которые так тебе нравятся. Ты не сможешь прятать от меня свое тело. Я этого не позволю. То, что я попробовал, только раздразнило аппетит.

Маркос погладил спину Тамсин, прижимая ее к себе. Сердце девушки забилось от страха. Как мог такой хладнокровный мужчина заставить ее чувствовать такой... жар?

Тамсин вырвалась из его рук и подошла к шкафу, чтобы достать халат.

— Я умираю с голоду.

— Я тоже.

Тамсин сглотнула, понимая, что они в любую секунду могут оказаться в постели. А ведь, даже если они действительно поженятся, ей нельзя влюбиться в него.

— Я хочу есть, — повторила Тамсин, надевая халат. — Не скажешь мне, где кухня?

— Я сам отведу тебя туда.

— Не нужно. Уверена, я смогу найти...

— Я провожу тебя, — тоном не терпящим возражений произнес Маркос.

— Хорошо.

Маркос взял Тамсин за руку, и они вместе вышли из спальни и спустились по лестнице. Прошли несколько коридоров и оказались в огромной кухне.

— Вот мы и пришли.

Они были одни. Так же как и в спальне.

— А где все остальные? Я думала, тут будет куча народа.

— Жаль тебя разочаровывать, но сейчас время сиесты. Ты что, боишься оставаться со мной наедине, сеньорита Уинтер?

— Разумеется, нет, — соврала девушка. — Я просто хотела сделать себе бутерброд, а не знаю, что где лежит.

Маркос принялся доставать продукты из холодильника: ветчина, сыр, паштет, спаржа, помидоры, хрустящий хлеб.

— Что ты делаешь?

Не говоря ни слова, Маркос быстро соорудил огромный бутерброд.

— Сядь, — скомандовал он. Тамсин села за круглый стол, а Маркос протянул ей бутерброд. — Попробуй.

— Я не смогу это съесть! — запротестовала девушка. — У меня не такой большой рот.

Маркос усмехнулся.

— Если голодна, сможешь.

Тамсин чувствовала себя ужасно, откусывая здоровенный кусище. Она и не знала, что ветчина бывает такой вкусной.

— Чудесно! — с набитым ртом произнесла Тамсин. — Не хочешь сделать себе такой же?

— Я приберегу аппетит. Для десерта.

— А! — Тамсин откусила еще, только теперь осознав, что он имеет в виду. — О!

Маркос широко улыбнулся, прочитав ее мысли.

— Мороженое, — пояснил он.

Тамсин даже ощутила некоторое разочарование. Чем больше она ела, тем больше сил чувствовала в себе. Возможно, физический контакт ничем ей не угрожает. Занятия любовью ведь вовсе не обязательно заставляют женщин влюбляться в своих любовников. Уж точно не ее. Тамсин сможет устоять. Она с удивлением посмотрела на свою пустую тарелку.

— Я все съела.

— Разумеется. — Маркос погладил ее по щеке. — Ты не из тех вешалок, которые живут за счет листиков салата и диетической воды. Ты слишком любишь жизнь и удовольствия, которые она дарит.

Тамсин потянулась навстречу его ласке. Маркос склонился к ней, двигаясь очень медленно, и наконец поцеловал ее. Он помог ей встать и развязал пояс ее халата, снял его с ее плеч и позволил ему упасть на пол. Их разделяла теперь только тонкая ткань сорочки.

— Хочешь немного десерта?

Тамсин прикрыла глаза от удовольствия. Ее страхи и сомнения рассеялись. Почему она должна отказывать себе в удовольствии заниматься любовью с этим мужчиной из-за смешного страха, что она может в него влюбиться?

— Да, — выдохнула Тамсин. — Хочу десерт.

Отпустив ее, Маркос подошел к холодильнику и достал оттуда две коробки мороженого.

— Шоколадное или клубничное?

— Что? — не сразу поняла девушка.

— Мороженое. Ты сказала, что хочешь десерт.

— А, мороженое, — разочарованно протянула Тамсин, — все равно.

— Я думаю, то и другое. Иди сюда. Зачарованная, Тамсин вложила руку в его ладонь. Ничего ей не объясняя, Маркос снял с нее сорочку.

— Что ты делаешь? — выдохнула девушка, пытаясь прикрыть свою наготу. Они же на кухне! Вдруг кто-нибудь войдет сюда? Тот же Райес или эта вредная экономка Нелида. — Мы не можем...

— Я могу. — Мужчина с легкостью усадил Тамсин на стол и встал над ней. — А теперь десерт.

Маркос достал ложку и зачерпнул немного шоколадного мороженого.

— Открывай рот.

Но он не положил ложку ей в рот. Он провел мороженым по ее губам, оставляя на них вкус шоколада и ощущение холода. Тамсин облизала губы.

— Еще.

Маркос снова повел себя неожиданно. Он не дал ей мороженого, а склонился к ней и поцеловал в губы.

Тамсин уже стало не важно, что она полулежит обнаженная на кухонном столе. Главное, чтобы Маркос занялся с ней любовью.

— Еще один поцелуй.

Маркос поцеловал ее. Легко и дразняще, только распаляя ее желания. Затем запустил ложку в клубничное мороженое и намазал им соски Тамсин, потом наклонился и не спеша слизал мороженое. Она вскрикнула, выгнув спину.

— Прошу тебя, — выдохнула она. — Не заставляй меня ждать.

— Хочешь, чтобы я разделся? Тамсин кивнула.

Маркос загадочно улыбнулся.

— Но ты вся в мороженом. На кухне. Кто-нибудь может войти и увидеть тебя.

Нахмурившись, Тамсин села. Если уж она раздета, то и он может раздеться. Она стянула с Маркоса футболку и надела ее, затем взяла его за руку и вывела из кухни.

— Сеньор, — услышала она голос экономки позади них, когда они прошли первый коридор. — Я собираюсь начать готовить обед и хочу посоветоваться с вами, что вы предпочтете... — Не договорив, она вскрикнула.

Тамсин обернулась, заметив осуждение на лице экономки. Но сейчас ей было все равно.

— Сделайте что-нибудь на ваш вкус, — спокойно ответила она. — И не торопитесь. Мы с Маркосом будем заняты еще как минимум часа два.

Потом Тамсин развернулась, увлекая Маркоса за собой и оставив Нелиду бормотать испанские разговорные слова и выражения.

— Ты изменилась, — заключил Маркос, оказавшись в спальне с Тамсин.

— Это все мороженое.

— Какое, оказывается, опасное блюдо. Маркос в изумлении наблюдал, как Тамсин сняла его футболку и бросила ее на пол. Он нервно облизал губы.

— Да, очень опасное.

Тамсин стояла обнаженной перед мужчиной, но она уже перестала стесняться.

— Пойдем.

— Куда? — удивился Маркос.

Она затащила его в ванную комнату и включила воду в просторной душевой кабине. Потом вернулась и сняла с Маркоса брюки и трусы. Он был уже готов к бою. Девушка с минуту смотрела на него как зачарованная, потом опустилась перед ним на колени...

— Бог ты мой, — простонал через несколько мгновений Маркос

Тамсин понравилось это чувство власти над мужчиной. Она ласкала его губами и руками до тех пор, пока Маркос не выдержал: подхватив девушку на руки, он отнес ее в душевую, прижал к стене и, раздвинув ей ноги, вошел в нее.

Девушка вскрикнула, запрокинула голову, закрыв глаза и отдалась ритму его требовательных движений...

Когда они выбрались из душевой, Маркос заботливо вытер Тамсин полотенцем.

Потом неожиданно выражение его лица изменилось.

— Что случилось? — удивленно спросила девушка

Маркос покачал головой, сжав зубы. Он надел брюки и вышел в спальню. Тамсин, обнаженная, последовала за ним.

— В чем дело?

— Ни в чем.

Она села на постель, желая пригласить его полежать с ней немного, но Маркос был, очевидно, чем-то расстроен. .

— Скажи мне.

— Дело не в тебе, Тамсин. Просто ты заставила меня потерять контроль над собой. Я никогда не делал этого раньше. Никогда.

— Чего не делал? Не занимался любовью в душе? — Девушка зарделась. — Для меня все это тоже впервые.

— Мы сегодня же уедем в Мадрид.

— Мадрид? Почему не в Лондон?

— Ноги моей больше не будет в этом городе. Я поклялся в этом, когда мне было двенадцать лет, и не нарушу слова.

Тамсин растерялась. Пять минут назад его взгляд был полон восхищения, а теперь Маркос глядел на нее так, словно ненавидел ее.

— Но Маркос, слушание по опеке будет проходить в Британии. — Заметила Тамсин смущенно. — И ты сам говорил, что нужно изменить общественное мнение обо мне...

— Нет. — Он резко отошел.

Тамсин почувствовала почти физическую боль от его холодности. Он явно наказывал ее за что-то.

— Мы дадим журналистам неделю, чтобы описать наш роман и предстоящую свадьбу, а потом поженимся. Английская пресса ухватится за эту историю. Свадьба будет сказочной. И все лондонцы будут с завистью вздыхать, рассказывая друг другу о нашем романе.

Его последние слова прозвучали как насмешка.

— Свадьба может не потребоваться, — парировала она. — Если твои детективы найдут достаточно доказательств против моего брата, мы можем надавить на него и заставить передать мне опеку.

— Я сказал, что женюсь на тебе, и я намерен сдержать свое слово.

— Может, я больше не хочу за тебя замуж.

— Какого черта!

— Да что с тобой такое? Почему ты так злишься на меня? Что я тебе сделала?

Стиснув зубы, Маркос раздраженно провел рукой по волосам.

— Я же сказал, дело не в тебе.

— Тогда почему ты ведешь себя так, будто ненавидишь меня?

— Я не воспользовался презервативом, Тамсин. — бросил Маркос. — Я никогда не забывал о защите, Тамсин, ясно? — Он заскрипел зубами. — Ты можешь забеременеть.

— Ах, черт...

— Не бойся. Я не оставлю тебя в беде.

— Я и не боюсь. Уверена, все будет в порядке. Мы всего лишь один раз забыли о презервативе.

— Иногда этого достаточно.

— Но непохоже, чтобы мы... что я могу... что что-то может случиться.

Тамсин запаниковала, хоть и постаралась не показать виду. Выйти замуж за Маркоса — уже событие из ряда вон, а носить его ребенка? Это даже хуже свадьбы с Азизом. Потому что Азиз никогда не заставлял ее чувствовать ничего подобного.

— Я не создан для того, чтобы быть отцом, понимаешь? — пробормотал Маркос. — Ты не можешь быть беременной. Это невозможно.

Тамсин взяла Маркоса за руку.

— Вряд ли я забеременела, но, если это произошло, мы справимся.

— Верно, — буркнул он. — Пойдем. Горничная соберет чемоданы. Сегодня мы переедем в Мадрид, а через неделю уже будем женаты. Ты сделаешь меня честным человеком. — Маркос наградил девушку ироничной улыбкой. — Пойдем сообщим Нелиде хорошие новости.

Я не люблю его, повторяла Тамсин, выходя следом за Маркосом из комнаты. Как только получу право опеки над Николь, тотчас с ним разведусь.

Тамсин не знала, почему он так боялся стать отцом, но все у них будет в порядке. Не могла же она забеременеть после одного раза.

Можно убедить папарацци, что она влюблена в Маркоса и без того, чтобы влюбиться в него по-настоящему. Можно наслаждаться его компанией днем и заниматься с ним любовью каждую ночь, не отдав при этом ему свое сердце.

И все-таки беспокойство в душе осталось.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


Как и думал Маркос, папарацци повсюду следовали за ними, заинтригованные романом испанского миллионера и молодой британской наследницы.

Разумеется, рядом всегда были телохранители. Маркос не исключал возможности, что Азиз может попытаться вернуть Тамсин силой. Мужчина больше не звонил ни Шелдону, ни Азизу. В этом не было необходимости. Каждая его с Тамсин фотография, опубликованная в газетах, говорила его врагам все, что им нужно было знать.

Сейчас же Маркос сосредоточил свое внимание на Тамсин. Он развлечется с ней, выбьет для нее опеку над сестренкой, а потом отошлет восвояси. Их роман будет коротким. Должен быть. Маркос не мог полюбить ее или хуже того, позволить ей влюбиться в него.

Пока все шло по плану. Их снимки каждый день появлялись в газетах. А после того, как два дня назад они объявили о своей помолвке, статьи о них стали пестреть и на страницах британских журналов.

Маркосу нравился вчерашний снимок, на котором он помогал Тамсин выйти из такси. Она была немного взъерошена, а платье чуть помято. У него на шее виднелся шрам.

Маркос улыбнулся, вспоминая, как он его получил. Тамсин была такая красивая, что он не смог удержаться от поцелуя на танцполе. Поцелуй длился до тех пор, пока им обоим не стало трудно дышать, а потом мужчина затащил свою спутницу на расположенный поблизости склад. Там, среди коробок с алкоголем, он задрал ее короткую красную юбку и грубо взял ее, прижав к стене. Маркос все еще живо помнил, как она стонала в его руках и как в наивысший момент страсти укусила его в шею.

Нужно чаще водить ее на танцы, решил мужчина. Может быть, сегодня.

В последние пять дней в жизни Маркоса то и дело возникали такие моменты, когда он забывал о мести и просто чувствовал себя... счастливым. Сегодня по дороге в свой офис на Пасео-де-ла-Кастеллана Маркос вдруг понял, что радостно насвистывает. Он планировал провести на работе полдня, но не прошло и часа, как его начали отвлекать мысли о Тамсин.

Решив не бороться с собственными желаниями, он объявил обеим своим секретаршам, что они могут быть свободны.

— Влюбился, — услышал он шепот одной из них.

— Точно, — подтвердила другая.

— Я вот тут что подумал... — Маркос дождался, пока девушки остановились и удивленно посмотрели на него. — Можете отдыхать до конца недели.

— И завтра? А как же намеченные переговоры? А токийские инвестиции...

— Вы же не серьезно, синьор. Наш офис в Нью-Йорке...

— Разберемся, — он ухмыльнулся. — Я собираюсь в Джавию.

Целых три дня с Тамсин в пляжном городке на побережье Коста-Бланка. Маркос не мог дождаться, когда они наконец уедут. Он размышлял над тем, будут ли они вообще выбираться с виллы на пляж.

Насвистывая легкомысленную мелодию, Маркос прошел по коридору и вызвал лифт, думая о том, что взять с собой. Чем меньше вещей, тем лучше! А Тамсин вообще не понадобится смена одежды: если судить по его планам, она все три дня проведет обнаженной!

Двери лифта раскрылись. Внутри стояли четверо мужчин в тюрбанах. Между ними находился пожилой человек с ореховой кожей и светлыми глазами.

Остальные звуки словно притупились, когда Маркос узнал в нем шейха Мохамеда ибн Баттуту аль-Магриба. Дядя Азиза был почитаемым человеком, властным и сказочно богатым. Он также был известен тем, что неугодные ему люди исчезали без следа.

Настроение у Маркоса испортилось. С некоторым колебанием, но он все-таки вошел в лифт. А что ему еще оставалось делать? Все равно от этих четырех телохранителей не убежишь.

— У вас есть кое-что, принадлежащее моей семье, — произнес шейх.

Маркос оглядел телохранителей шейха, готовых в любой момент к нападению, и невольно сильнее сжал ручку дипломата, чтобы в случае чего использовать его как оружие.

— Ее заставили согласиться на свадьбу против ее воли.

— А вам-то что за дело? Мой племянник жаждет вашей крови, как и моя племянница Хатима, возмущенная похищением. Они утверждают, что месть — дело чести семьи.

— Азиз аль-Магрибне имеет права рассуждать о честности. Он вор и убийца.

— Вы еще смеете бросать оскорбления мне в лицо? — возмутился шейх.

— Это правда.

— Пустые слова. Вы можете доказать их? Маркос кивнул.

Шейх нахмурился.

— Хорошо. Я даю вам три дня на то, чтобы доказать свою правоту. Мой племянник не станет нападать или пытаться забрать свою невесту силой. Я пока попридержу его, но вы представите мне доказательства.

— А если нет?

— Тогда у вас возникнут проблемы посерьезнее, чем мой племянник.


Тамсин смотрела на улицу из окна. Пентхаус Маркоса занимал весь верхний этаж старинного здания. Надев халат, девушка вышла на балкон с чашкой кофе в руках. Вдалеке виднелись две стеклянные башни по разные стороны широкой улицы, расположенные под определенным углом друг к другу. Маркос рассказывал, что они называются Торрес Кио или Ворота Европы.

Тамсин вдруг подумала, что они с Маркосом совсем как эти башни. Тянутся друг к другу, а коснуться не могут.

Его пентхаус казался пустым. Вчера вечером Маркос неожиданно уехал, отменив их пляжные каникулы. Он не сказал ни куда едет, ни зачем. А без него здесь было очень одиноко.

Одиноко... Маркос оставил шестерых телохранителей во главе с Райесом в квартире этажом ниже.

Однако Тамсин очень не хватало Маркоса. Она отпила крепкого испанского кофе. Но можно ли ей вообще пить его? Вдруг она беременна? В свои двадцать три года Тамсин чувствовала себя совершенно не готовой к тому, чтобы стать матерью. К тому же иметь ребенка от мужчины, который ее не любит, разве это не ужасно?

Но почему Маркос так боится становиться отцом?

Тамсин отпила еще кофе, задумчиво глядя на город. Например, таким людям, как ее родной отец, не следует заводить детей. Он причинял боль всем, кто имел неосторожность полюбить его. Он даже не был рядом с матерью, когда та умирала, устроив в этот момент скандал менеджеру больницы. И мама умерла в одиночестве. Без Тамсин, которая думала, что мама идет на поправку, и поэтому осталась в школе готовиться к выпускным экзаменам. И, разумеется, без двухлетней Николь, которая постоянно плакала, скучая по маме.

Когда отец позвонил Тамсин, чтобы сообщить о смерти матери, он ни словом не обмолвился о том, какой замечательной женщиной она была и как он любил ее, зато целых десять минут орал, какие в больнице плохие врачи и что он им всем покажет. Будто они виноваты в смерти мамы. Будто это вернуло бы ее.

И Маркос такой же. Сосредоточен на своей мести и совершенно не думает о том, кого он ранит при этом.

Тамсин следовало бы бояться беременности. Потому что она всегда избегала таких, как Маркос Рамирез. Да, он красив, умен и богат. Но представить его в качестве мужа? Отца?

Девушка положила руку на живот. Она не могла быть беременной. И поэтому молила бога, чтобы этого не случилось. Только не от Маркоса. Девушка вернулась в квартиру и оделась. Подкрашивая глаза тушью, Тамсин взглянула на свое отражение в зеркале. Это должен был быть счастливый день: Тамсин предстояло выбрать подвенечное платье. Но на сердце у нее было тяжело, а под глазами застыли темные круги. Уже второй раз за месяц Тамсин становилась невестой, и оба раза все происходило совсем не так, как она мечтала в детстве.

Мне вовсе не нужна любовь, пыталась убедить себя Тамсин, щипая щеки, чтобы придать им румянец. Маркос ей нравился, и она наслаждалась их ночами в одной постели. А самое главное, свадьба с ним поможет ей получить опеку над Николь.

Это все, что имеет значение. Не любовь. Пусть любовь остается мечтателям.

— Купи себе завтра свадебное платье, — попросил ее Маркос.

Если Тамсин не беременна, ее замужество будет не таким уж и плохим, сказала она себе, входя в лифт. У них будет первая брачная ночь. Да и время, проведенное с Маркосом в Мадриде, было поистине прекрасным. Даже когда он чем-то злил ее, Тамсин все равно чувствовала себя счастливой.

Сентябрьское солнце припекало. Фотографы кричали ее имя, стараясь привлечь ее внимание и заставить взглянуть в объективы их камер, когда Райес и другие проводили Тамсин к ожидающему ее «роллс-ройсу».

Другая свадьба, другой лимузин, подумала Тамсин, вспомнив о Тарфае. Все изменилось, решила девушка, глядя в окно машины на оживленные улицы Мадрида. Неожиданно с ее губ сорвался вздох.

— Стойте! — закричала она. — Остановите машину!

Шофер остановился у обочины. Райес первым вышел из машины, держась за свой автомат. Две молодые девушки, которые махали Тамсин, в ужасе отскочили в сторону, прежде чем подруга смогла что-нибудь им объяснить. Минуту спустя три подруги уже болтали на заднем сиденье лимузина.

— Наконец-то! — затараторила Бьянка. — Мы здесь со вчерашнего дня. Прочли о твоей свадьбе в газетах и решили приехать. Пытались дозвониться, но твой мобильный не отвечает. Хотели зайти, но каждый раз твои телохранители останавливали нас. Твой парень невероятно богат, да? Я хочу сказать, один телохранитель — это нормально, но когда их целая армия...

— Это правда, Тамсин? — перебила ее Дейзи. — Ты выходишь замуж за Маркоса Рамиреза?

— Да. — Тамсин улыбалась сквозь слезы. — Свадьба с Азизом не состоялась.

Девушки захлопали в ладоши.

— Я так рада. — Бьянка обняла Тамсин.

— И сразу новое поспешное замужество? — вставила мудрая Дейзи. — Это ведь не очередная безумная идея твоего братца и его жены? Хотя в это трудно поверить. Твой испанец такой красавчик.

— Да, — вздохнула Бьянка. — Кто бы меня заставил выйти замуж за такого мужчину!

— В реальности он еще лучше, — рассмеялась Тамсин. — И Шелдон не имеет к нашей свадьбе никакого отношения. Кстати, она состоится через два дня. Вы, надеюсь, на нее останетесь?

— Мне бы очень хотелось, — отозвалась Бьянка. — Но к вечеру я должна быть в Лондоне, а Дейзи улетает в Нью-Йорк через четыре часа.

Тамсин с трудом выдавила из себя улыбку.

— Ну тогда просто поболтаем сегодня днем. И вы можете помочь мне выбрать свадебное платье.

— Свадебное платье! — воскликнула Бьянка так громко, что Тамсин пришлось прикрыть уши. Из трех подруг Бьянка была самой романтичной. Младшая дочь богатой итальяно-американской семьи, она жила в роскоши всю жизнь, но сохранила доброе сердце и идеализм молодости. — Свадебное платье! — повторила Бьянка. — О, да! Пожалуйста! Может, мне так и не представится шанса выбрать себе что-то подобное. Скоро я стану профессоршей. Так что ты просто обязана взять нас, да, Дейзи?

Подавив слезы, Тамсин кивнула. Какая удача! Теперь ей не придется одной выбирать платье.

— Спасибо, что приехали.

— У меня не было выбора, — усмехнулась Дейзи, у которой было более трудное детство, чем у Бьянки. — Бьянка настояла на поездке в Мадрид. Я подумала, что лучше поеду и прослежу, чтобы она не потеряла сумочку где-нибудь. А еще паспорт и голову от какого-нибудь красавчика-испанца.

Бьянка начала возражать, и все трое заливисто хохотали, когда подъехали к знаменитому ателье. Райес остался у двери, а девушки вошли и расположились на удобном диване. Ассистенты принесли им шампанское, сэндвичи и клубнику в шоколаде, и модели начали им демонстрировать на подиуме коллекцию платьев. Через час девушки уже пили вторую бутылку шампанского, в общем, замечательно проводили время.

— Вот это, — показала Дейзи на строгое белое платье с множеством пуговиц.

— Нет, вон то, — мечтательно произнесла Бьянка, указывая на летящее платье из белого сатина с длинной фатой.

Но Тамсин поняла, в каком платье будет выходить замуж, как только увидела его.

А когда Тамсин вышла в нем из примерочной, подруги принялись вздыхать.

— Ты напоминаешь ангела! — всплеснула руками Бьянка.

Тамсин посмотрела на себя в зеркало, и у нее перехватило дыхание: по крайней мере хоть что-то похожее на ее прежние мечты.

Платье с тугим корсетом, французской шелковой юбкой, задрапированной океаном тюля, сидело великолепно. Дополняла его изящная тиара из бриллиантов и прозрачная длинная фата. Тамсин напоминала себе принцессу из сказки.

— Тебе отлично подходит это платье. Раз уж его не нужно перешивать, может, тебе сделают скидку.

— Мне не нужна скидка.

— Я слышала, ты потеряла свой трастовый фонд?

— У Маркоса больше денег, чем можно потратить за всю жизнь.

— Но ты ведь не поэтому выходишь за него замуж?

— Разумеется, нет! — вступилась за подругу Бьянка. — Она выходит замуж по одной самой лучшей причине, по которой люди женятся.

— Ты беременна? — поинтересовалась Дейзи.

— Нет! — воскликнула Тамсин, закатив глаза. — Я точно не беременна. И его деньги меня не интересуют. Я выхожу за Маркоса, потому что...

Тамсин хотела сказать, потому что намерена получить опеку над Николь. Она открыла рот, чтобы произнести эти слова, но в голове начали мелькать разные образы. То, как Маркос целовал ее на танцполе. Его мальчишеская улыбка на лице, когда он спит. Серьезный взгляд, когда он собирался умереть за нее тогда в лесу. Его смех, когда они вместе катались на мотоциклах.

Маркос злится, Маркос в ярости, Маркос смеется, Маркос целует ее.

Тамсин села на диван.

— ...потому что я люблю его.

— Ну конечно, — подбодрила ее Бьянка. — Что-то не так, Тамсин?

Девушка закрыла лицо руками.

— Это должен был быть брак по расчету, — прошептала она. — А я влюбилась в него. Не могу поверить, что я такая глупая.

Дейзи пододвинулась к ней поближе и обняла:

— Брак по расчету? Из-за денег? Неужели у вас все так плохо с финансами?

— Да. Нет. — Тамсин потерла виски. — Шелдону наплевать на Николь. А если стану женой Маркоса, я смогу получить опеку. Но я не ожидала...

— Что влюбишься? Тамсин кивнула.

— Не грусти. Это же хорошо! — воскликнула Бьянка. — Ты любишь его, он любит тебя, в результате вы оба будете счастливы до конца своих дней. Что в этом плохого?

— Ничего, если бы Маркос любил меня. Но он не любит. И никогда не полюбит. У него другие планы, в которых для меня нет места.

— Ты уверена? — тихо спросила Дейзи.

Тамсин помнила лицо Маркоса, когда тот сказал, что между ними не будет никаких отношений, а еще когда заявил о том, что не забудет о мести ни ради нее, ни ради кого-то другого. Да и отмененные три дня совместного отдыха тоже настроения не улучшали.

— Да, — тихо подтвердила Тамсин.

— Это все глупости. Просто дай ему время. Когда вы поженитесь, твой Маркос забудет о своих других планах. Влюбится как миленький. Вот увидишь. И все закончится просто чудесно.

— Ты правда так думаешь? — Тамсин вытерла слезы.

— Ты ошибаешься, Бьянка, — возразила Дейзи. — Если ты его любишь, Тамсин, а он тебя нет, ваш брак превратится в настоящий ад. Ты не сможешь так жить, подружка. Не сможешь. Беги. Поверь мне, беги от него как можно быстрее и как можно дальше.

Тамсин еще долго думала о словах Дейзи, когда вернулась в квартиру Маркоса после того, как проводила подруг в аэропорт. Она глядела на платье своей мечты, которое все же взяла домой, несмотря на предупреждения Дейзи. Девушка погладила юбку из тюля и шелка, думая, что давно уже перестала мечтать, но сейчас ей отчаянно хотелось, чтобы все ее мечты осуществились.

Кому верить? Бьянке? Или Дейзи?

Выходить замуж за Маркоса или нет?

Тамсин надела платье и, босая, заходила по комнате. Затем примерила фату и посмотрела на себя в зеркало. Закрыла глаза, представляя, как идет к алтарю. Маркос ждет ее там, и в его глазах отражается любовь...

— О господи! — вдруг услышала она за спиной его голос.

Оглянувшись, Тамсин увидела на пороге Маркоса. Она покраснела.

— Стой! — девушка вытянула руку перед собой. — Подожди! — она бросилась из комнаты. — Тебе нельзя видеть меня в свадебном платье. Это считается плохой приметой...

Но Маркос не дал ей уйти и, притянув к себе, поцеловал, приподняв фату.

— Ты меня сума сводишь, Тамсин, — прошептал он. — Ты хотя бы представляешь себе, как я соскучился? Приезжаю сюда, а ты в этом...

Он снова поцеловал ее, демонстрируя силу своего желания, а затем поднял на руки и понес в спальню. Девушка прижалась к нему. Ее сердце жаждало нежных признаний.

Маркос уложил Тамсин на постель и начал быстро сам раздеваться, а девушка только и думала в эти мгновения о том, как сильно она его любит

Главное — ни в коем случае не произнести слов, которые давно уже вертелись на языке. Иначе она все погубит.

Я не люблю его, заставляла себя повторять Тамсин. Это простое физическое желание. Бессмыслица. Не любовь.

— Презерватив! — выдохнула Тамсин в последний момент.

— Прости меня! — Маркос быстро нашел в тумбочке небольшой пакетик. — Я теряю голову рядом с тобой.

Он производил на нее такой же эффект. Тамсин разглядывала его лицо и думала, что любит в нем каждую черточку. Римский нос, высокие скулы, крошечные морщинки над бровями...Тамсин сглотнула, понимая, что ей придется утаивать свои чувства, несмотря на то что ее переполняла любовь к этому человеку и ей так хотелось признаться ему в этом!

Все эти дни Маркос скучал по Тамсин.

Он даже уже собрался сказать ей, насколько сильно, но слова застряли в горле. Даже собирая улики против Азиза, он не переставал думать о Тамсин.

Маркос взглянул на нее. Ее рыжие волосы рассыпались по подушке, а от груди, стянутой корсетом, нельзя было отвести взгляд.

Тамсин взглянула на него своими голубыми глазами.

— Я... ты... — Она закусила губу. — Ты помял мое платье.

— Оно мне мешает. — Его руки скользили по корсету, пытаясь коснуться ее пышной груди.

— Молния...

Но тут Маркос резко рванул платье, и шелк затрещал.

Тамсин вздохнула сначала от ужаса, но не прошло и полминуты, как вздохнула снова, уже от удовольствия.

— Я куплю тебе новое платье, — прохрипел он, целуя ее груди. —Дюжину новых платьев. Столько, сколько захочешь.

— Дюжину? И сколько раз, интересно, ты собрался жениться на мне?

— Один-единственный, — произнес Маркос и вдруг понял, что развода не будет.

Он не собирался отпускать Тамсин. Никогда!

Ему просто необходимо каждый день держать ее в объятиях.

Но Маркос по-прежнему не мог допустить, чтобы Тамсин полюбила его. Она ведь может улететь в Лондон в любой момент. Или влюбиться в другого. И тогда Маркос будет опустошен и беспомощен. Как когда-то в прошлом.

Тамсин стала слишком важна для него. Необходима для его счастья. Нужно раз и навсегда покончить с этим. Отпустить ее, чего бы ему это ни стоило. Нужно освободить Тамсин, пока не случилось ничего ужасного, например...

— Я люблю тебя, — прошептала девушка.

— Нет. — Мужчина отстранился. — Только не наедине. Оставь эти сентиментальные глупости журналистам.

— Но я серьезно, Маркос. Я люблю тебя...

— Прекрати это повторять! — он взял ее за руки и поднял с постели. — Ты не меня любишь, а это. — Мужчина начал ласкать ее между ног.

— Прошу тебя, — взмолилась Тамсин, прерывисто дыша. — Прошу, выслушай...

Проигнорировав ее, Маркос завел ее руки за голову и вошел в нее. Наклонившись, он взял в рот ее сосок, прикусив его. Тамсин мотала головой из стороны в сторону и сладострастно двигала бедрами, но губы ее по-прежнему шептали: — Маркос, я люблю тебя...

Он закрыл ей рот поцелуем. Но в наивысший момент наслаждения он все же не смог удержать ее от крика.

— Я люблю тебя!

Мысль о том, что Тамсин любит его, привела Маркоса в ужас. Он не хотел причинить боль такой замечательной и такой родной ему женщине, ведь ей единственной удалось заставить его почувствовать радость и увидеть все краски жизни. Маркос обязан защитить ее от боли, а значит, спасти ее от такого человека, как он.

Маркос резко отстранился от Тамсин и, вскочив, бросил ей халат.

— Одевайся. Ты уезжаешь.

— Уезжаю? — Тамсин непонимающе уставилась на него. — Куда?

— В Лондон. — Маркос поспешно одевался. Никогда больше он не позволит себе прикоснуться к Тамсин. Ради ее же блага он должен забыть о ней. Забыть ее прикосновения, радостный смех, блеск милых глаз. Забыть об их встрече.

— В Лондон? — Выражение лица Тамсин убивало Маркоса.

— К своей сестре. Свадьбы не будет.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Тамсин почувствовала приступ тошноты.

Она с ужасом наблюдала за тем, как Маркос подошел к шкафу, достал оттуда накрахмаленную белую рубашку и надел ее. Зачем она только сказала ему, что любит его? Каких-то три минуты назад Маркос занимался с ней любовью, заставляя ее стонать от удовольствия. А теперь он даже не смотрел в сторону Тамсин.

Пожалуй, столь быстрого перехода от любви к ненависти еще не случалось в истории человечества!

Тамсин знала, что так и произойдет, если она признается Маркосу в своих чувствах. Но она все-таки произнесла слова любви в глупой надежде, что Маркос ответит взаимностью и позабудет о своих планах мести.

Тамсин оглядела спальню. Посмотрела на разорванное свадебное платье.

— Ты отменил свадьбу из-за моих слов о любви к тебе?

Маркос наконец посмотрел в ее сторону, продолжая застегивать рубашку. — Да. В горле Тамсин пересохло.

— Но ведь мы должны с тобой пожениться. Моя сестра...

— Сегодня я как раз встречаюсь с твоим братом. Я добьюсь твоей опеки над Николь. Даю тебе слово. И никакой свадьбы не понадобится.

— Мой брат приезжает сюда?

— Шейх Мохамед аль-Магриб приходил ко мне в офис и потребовал доказательств моих обвинений против Азиза. Я ездил в Марокко, чтобы достать их, но после двадцати лет улик осталось слишком мало. Мне необходимо чистосердечное признание твоего брата.

— Ты когда-нибудь собирался рассказать мне, что они тебе сделали? — тихо спросила Тамсин.

Маркос покачал головой.

— Я скажу своей секретарше, чтобы она заказала тебе билет на первый же рейс до Лондона. Мои адвокаты будут держать тебя в курсе по делу об опеке. Так будет лучше для нас обоих. Мы никогда больше с тобой не увидимся.

Сердце девушки разорвалось на части, как и ее свадебное платье. Она пыталась убедить себя в том, что все к лучшему, но, встав с постели и подойдя к порванному платью, едва не расплакалась.

— Не понимаю, почему ты так паникуешь. Даже если я сказала правду о своих чувствах, зачем тебе отсылать меня?

— Потому что мне не наплевать на тебя, Тамсин. Довольна? Не наплевать. Настолько, что я не хочу видеть, как тебе больно. А если ты останешься со мной, боль неизбежна.

Тамсин знала, что Маркос прав. Знала, что ей нужно быть ему благодарной за то, что он отпускает ее. Знала, что нужно бежать отсюда. Бежать без оглядки.

Но она не могла.

Ее удерживала любовь.

— Шейх считает, что я оскорбил его семью. И если я не докажу обратное, это будет означать войну. Я хотел бы, чтобы ты оказалась за тысячи миль отсюда, но тебе придется уехать в Лондон.

— Ты пытаешься защитить меня от них?

— Не только от них. Все, кто любит меня, заканчивают болью или того хуже. Я не позволю, чтобы это случилось с тобой. Только не с тобой. — Маркос отвернулся, потом остановился, в последний раз взглянув на девушку у двери. — Прощай, Тамсин.

Он взялся за дверную ручку, и девушка поняла, что он собрался уйти от нее навсегда.

— А если я все-таки беременна? Маркос замер, но не повернулся к ней.

— Я всегда позабочусь о вас обоих. У тебя будет много денег. Но тебе... или вам будет лучше без меня.

Тамсин бросилась кдвери, преграждая ему путь. Она не могла позволить ему уйти.

— Я остаюсь.

— Тамсин...

— До тех пор, пока ты не встретишься с моим братом. И мне все равно, что ты скажешь. Для меня самое важное — судьба Николь. Я не уеду, пока не буду уверена, что моя сестра в безопасности.

— С ней все в порядке. Шелдон и его жена привезли ее в Лондон вчера вечером и оставили с няней, Эллисон или как ее там.

— Эллисон Холланд?

— Точно.

Тамсин вздохнула с облегчением. Когда-то Эллисон нянчила и ее.

— Шелдон пытается представить себя хорошим опекуном. Он, видимо, догадался, что мы будем добиваться опеки.

— Тем более я должна остаться и помочь.

— Ты напрасно потратишь время. Несколько часов не заставят меня передумать.

— Отлично, я поняла. Свадьбы не будет. Кстати, это была не моя идея. Я остаюсь ради Николь. К тебе это не имеет никакого отношения.

— Отлично.

— Отлично.

Мужчина снова повернулся кдвери.

— Маркос?

— Что?

— Я хочу поблагодарить тебя. — Сделав глубокий вдох, Тамсин заглянула ему в глаза. Она заставила себя сказать ему правду, хоть это и причиняло ей боль: — Спасибо, что ты не любишь меня.


Тамсин сидела в современном офисе в центре финансового района. В огромных окнах можно было разглядеть вдалеке дом Маркоса. Как ей хотелось бы вернуться туда, в его спальню и в его объятия!

Внезапно Маркос подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи.

— Твой брат больше не причинит тебе зла.

— Но он может лишить Николь детства.

— Этого не случится.

У Тамсин дрожали руки. Она хотела что-то сказать, но не могла.

— Что ты имела в виду, когда поблагодарила меня за то, что я не люблю тебя? — неожиданно поинтересовался Маркос.

— Из-за твоего навязчивого желания отомстить, — тихо произнесла девушка. — Я не могу жить с человеком, вся жизнь которого окутана злобой. Брак с тобой отравил бы мою душу. И душу наших детей. — Их взгляды встретились. — Так что спасибо за нелюбовь.

— Тамсин...

— Уинтеры здесь, сеньор, — раздался голос в интеркоме.

— Пригласите, — попросил Маркос. Он отпустил кнопку интеркома и стиснул зубы. — Не ожидал, что Уинтер притащит с собой жену.

— А я не удивлена. Камилла всегда была вроде леди Макбет. До брака с ней Шелдон не был таким уж плохим.

Дверь открылась, и Тамсин встала на ноги.

— Сеньор и сеньора Уинтер, — объявила секретарша и добавила: — Могу я предложить вам чай или кофе?

— Ничего, — отказалась вошедшая в кабинет Камилла.

— А я бы выпил скотча, — признался Шелдон.

— Я сам угощу гостя, — сказал Маркос секретарше, и та, кивнув, исчезла за дверью.

Маркос развернулся на каблуках, подошел к бару, налил бокал скотча и с улыбкой протянул его Шелдону.

— Присаживайтесь.

— Нет. Пока ты не скажешь, зачем вызвал нас сюда.

— Садись, Шелдон, — хмыкнула Камилла, опустившись на стул. — Пусть мистер Рамирез выскажет все, что хочет. Чем скорее мы здесь закончим, тем скорее я смогу вернуться к нашему милому, дорогому ребенку.

— Дорогому ребенку? — возмутилась Тамсин. — Да вы морили ее голодом и пренебрегали ею, а сами тратили ее деньги на пластическую хирургию и лыжные курорты!

— Я всего лишь дала девочке почувствовать вкус свободы. Из-за тебя, кстати.

— Из-за меня?

— Ну да. Тебя воспитывали-воспитывали, а выросла ты самой большой шлюшкой в Лондоне.

— Ах, ты... — Тамсин вскочила, чтобы влепить Камилле пощечину, но Маркос преградил ей путь.

— Полагаю, — обратился он к Шелдону, — вам следует попридержать вашу жену. Или оба сильно пожалеете.

— Как ты смеешь? — Камилла с отвращением вздернула нос. — Да это ты пожалеешь, что разговариваешь со мной в таком тоне! И учти: цена за документы на опеку Николь только что поднялась на сто тысяч фунтов.

— Вы продаете Николь? — возмутилась Тамсин.

— Почему нет? Ее трастовый фонд почти пуст. Девчонка нам больше не нужна. Я могла бы продать ее еще кому-нибудь. Как думаешь, сколько заплатил бы за маленькую блондиночку такой человек, как Азиз?

— У вас что, совсем нет души? — с ужасом выдохнула Тамсин.

— Разумеется, есть. — Камилла была, очевидно, довольна собой. — Если попытаешься отнять у меня опеку, я сделаю так, что все в суде поверят, что я люблю Николь, как собственную дочь. И я расскажу прессе множество грязных секретов о тебе. Пусть даже они будут выдуманными.

Тамсин взглянула на сидевшего за своим столом Маркоса. Почему он ничего не делает? Ничего не говорит?

Камилла принялась с вызывающим видом разглядывать свои длинные наманикюренные ногти.

— Лучше вам заплатить. Знаю, мистер Рамирез может себе это позволить. Цена Николь — два миллиона фунтов. Плюс еще сто тысяч. И чем больше времени вы у меня отнимете, тем выше цена. Это честная торговая сделка.

Маркос скрестил руки за головой.

— А вы согласны с женой, мистер Уинтер? Шелдон закусил губу.

— Ну, разумеется, я не стал бы продавать Николь в гарем. Это было бы по-варварски...

— Заткнись, Шелдон, — шикнула на него жена. Мужчина потупился и отпил еще скотча.

— Ясно. — Маркос медленно встал. — У меня к вам другое предложение.

— Лучше, чем мое? — спросила Камилла.

— Думаю, да.

— Тогда продолжайте.

— Возможно, вы можете одурачить Тамсин, но со мной этот номер не пройдет. Я не наивная двадцатитрехлетняя девушка с добрым сердцем. Я, — от его зловещей улыбки по спине Тамсин пробежали мурашки, — такое же чудовище, как и вы. И даже еще хуже. У вас есть два пути. Или вы оба отправляетесь за решетку за жестокое обращение с ребенком. Доказательства у меня найдутся, и они убедят любой суд. А скандал вокруг этого дела станет последним ударом по вашему бизнесу. Ни одна женщина не станет покупать косметику фирмы, владельцы которой обвинялись в жестоком обращении с детьми. У вас не хватит денег, чтобы нанять приличного адвоката, поэтому, думаю, вы согласитесь на мое предложение.

— Все, я не хочу больше ничего слышать, — фыркнула Камилла. — Шелдон, мы уходим...

Она начала вставать, но Маркос повелительным жестом велел ей сесть на место. Впервые Тамсин видела, чтобы Камилла лишилась дара речи.

— Итак, у вас есть иной путь, — продолжил Маркос, словно ничего не произошло. — Вы знаете, что я похитил Тамсин. Почему бы мне не похитить и вас двоих? Вы оба исчезнете. Никто никогда не узнает, что с вами случилось. Ваши кости когда-нибудь отыщут археологи.

Камилла закусила губу, прижав к силиконовой груди сумочку.

— Вы пытаетесь запугать мою жену, — слабо запротестовал Шелдон.

— Скорее не жену, а тебя, Уинтер. — Маркос повернулся к нему. — Я двадцать лет мечтал о том дне, когда смогу заставить тебя заплатить за все то зло, которые ты причинил мне и моей семье.

— А я-то здесь при чем? Мне хорошо известно, что у тебя зуб на Азиза, но что ты имеешь против меня? Мы ведь прежде ни разу с тобой не встречались.

— Двадцать лет назад ты купил формулу крема против старения у Азиза, которую тот украл у моего отца. Твои адвокаты подкупили судью, чтобы патент достался тебе. Мой отец оказался на мели, а потом и погиб вместе с матерью и братом. Все эти годы я мечтал о мести. Наконец этот день настал.

Тамсин удивленно смотрела на Маркоса. Этот крем был лучшим косметическим товаром Шелдона. И, оказывается, его рецептура была украдена у отца Маркоса. И вся семья Маркоса погибла, включая маленького брата, которого он так любил. Но как? Как это произошло?

Красное лицо сводного брата покрылось испариной.

— Мне тогда не везло. Отец готов был убить меня. А тут я увидел формулу этого крема и купил ее. Но я не собирался никому причинять боль! Клянусь богом, если бы я знал, что кто-то умрет, я бы никогда...

— Правильно. Ты купил формулу и последние двадцать лет жил на прибыль от ее использования. Но теперь твоя компания все равно разваливается. И то, что не сделал ты, чтобы развалить ее, сделал за тебя я. Ты заслужил страдать так же, как моя семья.

Со сжатыми кулаками Маркос приблизился к Шелдону.

Да он способен убить ее брата, испугалась Тамсин. Она не позволит ему стать убийцей!

Девушка вскочила и положила руку ему на плечо.

— Маркос.

Он сделал глубокий вдох и посмотрел на Шелдона.

— Вот что ты должен сделать. Ты передашь право опеки над сестрой Тамсин. И подпишешь чистосердечное признание о покупке формулы, чтобы я мог использовать его как доказательство того, что Азиз аль-Магриб украл ее. Если сделаешь это, я отпущу вас живыми. Вы останетесь без гроша и, скорее всего, сядете в тюрьму, но останетесь живы.

Шелдон облизал пересохшие губы.

— Согласен. — Он нервно потер виски. — Да. Правосудие принесет мне душевное облегчение после стольких лет. — Мужчина повернулся к Тамсин. — Бери Николь. Бери. Бог свидетель, что я был ей неподходящим опекуном.

— Тупица! — взорвалась Камилла, вскакивая с кресла. — Я всегда знала, что ты слабак. Все, я умываю руки. — Она надела сумочку на плечо. — Мы разводимся. Я ухожу к мужчине, который не пойдет за решетку и не станет рассуждать о правосудии.

Камилла вышла. Шелдон проводил ее взглядом, но даже не попытался остановить жену. И посмотрел на Маркоса.

— Где я должен подписать?


Итак, месть свершилась!

Маркос держал в руках признание, ожидая возвращения Тамсин, которая отправилась проводить брата до лифта. Мужчина медленно положил бумагу на стол, возле документов об опеке. Шелдон Уинтер сокрушен. И есть доказательства преступлений Азиза аль-Магриба. Он выиграл.

Но Маркос думал, что будет чувствовать себя по-другому. Где ощущение триумфа? Где чувство успокоения?

«Спасибо, что не любишь меня».

Маркос резко развернулся в кресле к окнам. Небо было чистым и голубым. Светило сентябрьское солнце. Люди сидели в открытых кафе, радуясь последним теплым дням.

Маркос неожиданно вспомнил о своих каникулах в южной Англии, когда после трехдневного дождя облака неожиданно расступились и все выбежали на пляж, чтобы насладиться солнцем.

А пока они были на каникулах, Шелдон выкупил у Азиза формулу крема, и небольшая фармацевтическая компания отца обанкротилась в одночасье.

А потом все погибли.

Маркос закрыл лицо руками. Если месть не помогла, тогда что? Что же остается?

Мысли о Тамсин снова заполонили голову. Она права. Брак с ним отравит ее душу и жизнь. Поэтому он должен отпустить ее.

Маркос угрюмо взглянул на Тамсин, когда та снова вошла в его кабинет. На ней было простое голубое платье, скромное, но элегантное.

Она для него как оазис. Глоток свежей воды в пустыне его жизни.

— Я поговорила с Шелдоном, — сказала она, усаживаясь в кресло. — Ему искренне жаль. Он сказал, что по возможности выплатит все деньги, взятые с наших счетов. Понимаю, я не должна ему верить, но я поверила.

— Он бил тебя, заставлял выйти замуж против воли.

— Частично в этом виновата Камилла. Это она убедила Шелдона в том, что Николь пойдет на пользу неделя-две, проведенные в одиночестве. — Тамсин опустила голову. — Не пойми меня неправильно. Я не считаю Шелдона хорошим человеком, но пройдет время... думаю, я смогу простить его.

— А я нет. Никогда не прощаю мужчин, которые бьют женщин.

— Наверное, ты прав. Но я не собираюсь тратить свою жизнь на то, чтобы злиться на него. Я начну новую жизнь с чистого листа. Ради себя. И ради сестры. — Тамсин подошла к Маркосу. — Ты сделал это. Ты спас нас. — Она поцеловала его в щеку. — Спасибо тебе.

Маркос так хотел ее. И не только ее тело. Он хотел бы иметь ее оптимизм, ее радость к жизни, ее покой.

Было бы так легко полюбить ее...

Маркос отстранился.

— Пустяки...

— Прошу тебя, оставь в покое Шелдона, — попросила Тамсин. — Ради меня. Он занял место вице-президента, потому что так хотел наш отец. Тот говорил, что в мире бизнеса женщинам не место.

— Твой отец, прости, умом не отличался.

— Когда я родилась, ему было под шестьдесят. Не думаю, чтобы он когда-нибудь понимал других людей. Он был очень злым человеком. — Тамсин откашлялась. — Шелдон мечтает открыть свой гольф-магазин. Брат всегда любил гольф. И я тут подумала. — Она опустила глаза. — Я могла бы попробовать руководить компанией «Уинтер Интернэшнл». Как тебе кажется?

— Твой брат не откроет гольф-магазин. Он сядет в тюрьму.

— Маркос, прошу тебя. — Тамсин встала. — Отпусти его с миром.

Маркос со злостью повернулся к ней.

— Документы об опеке у тебя. Отправляйся в Лондон. Я скажу своим адвокатам, чтобы ждали от тебя звонка. Ты нужна своей сестре.

— Я не хочу расстаться с тобой вот так.

— Таков был уговор. Мы оба знаем, что это к лучшему.

— Да. — Тамсин шагнула к нему. — Но я не хочу уезжать. Прошу тебя, Маркос. Забудь о мести. Выбери лучше меня.

Он покачал головой, отодвигаясь от нее с горьким смехом.

— Если ты думаешь, что после двадцати лет ожидания мести я отпущу Азиза спокойно жить, тогда ты совсем меня не знаешь. Несмотря на твое признание в любви.

Тамсин опустилась перед ним на колени, молитвенно сложив руки.

— Отец так же жаждал мести, и это развалило нашу семью. Месть никогда еще никому не помогла. Она лишь утоляет жажду темной стороны души и заставляет все время желать большего. Прошу тебя, забудь о мести. — Ее глаза наполнились слезами. — Я люблю тебя. Люблю. Поэтому, прошу простить Шелдона и Азиза.

Маркос погладил щеку Тамсин, ее шею.

Он должен был заставить ее уехать. Ради нее самой. И как можно скорее!

Но Маркос не хотел этого. Он хотел заняться с ней любовью. На столе. Дома. Где угодно. Он хотел, чтобы она носила обручальное кольцо. Хотел сделать ее своей. Показать всем остальным мужчинам на земле, что она принадлежит ему.

Он хотел, чтобы она стала его женой.

Носила его ребенка.

Хотел просыпаться с ней каждое утро до конца своих дней.

И в этот момент перед Маркосом открылась истина: он любит Тамсин.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Затаив дыхание, Тамсин ждала ответа.

Маркос несколько мгновений просто смотрел на нее.. В его глазах отражался странный блеск. О чем он думает? Неужели он все-таки согласится забыть о мести? Смогут ли они быть счастливы вместе?

И тут мужчина заговорил. Его голос звучал хрипло и устало:

— Тамсин, я не могу отпустить Азиза безнаказанным. Это единственный способ для меня обрести душевный покой.

Девушка тяжело вздохнула, ее последняя надежда рухнула.

— И это твое последнее слово?

— Да. Прости. Знаю, ты ждешь от меня другого, но это единственный ответ, который я могу тебе дать. — Маркос погладил Тамсин по щеке. — Я не собираюсь тебе лгать. Только не тебе.

Девушка попятилась, словно боясь, что если Маркос еще раз прикоснется к ней, поцелует ее, то она бросится в его объятия и уже не найдет в себе сил уйти.

Лицо Маркоса исказилось гримасой боли.

— Я все подготовлю для твоего возвращения в Лондон. — Мужчина нажал кнопку интеркома. — Амелита, пожалуйста, закажи билет на следующий рейс до...

— Нет! — Тамсин отдернула его руку от кнопки. — Я не позволю тебе разрушить свою жизнь! Не позволю!

— Сеньор? — раздался удивленный голос секретарши. — Куда рейс?

— Одну минуту, Амелита. — Отпустив кнопку, Маркос в упор взглянул на Тамсин. — Ты не сможешь остановить меня. Правосудие должно свершиться.

— Это не правосудие, это месть, и она не сделает тебя счастливым. Мой отец из-за нее лишился друзей, двух жен, любви своих детей. Папа не всегда был таким злым. Его первая жена ушла к его лучшему другу. Это разбило отцу сердце, и он не успокоился, пока не разрушил жизнь обоим любовникам. Но это не принесло ему счастья. От каждого человека он ждал теперь только подлости и предательства. И сердце его превратилось в камень.

— Я не такой. — Маркос со злостью сжал кулаки.

— Пока нет, но станешь таким. Разве признание Шелдона принесло тебе удовлетворение?

— Это только начало, — мужчина в ярости стиснул зубы.

— Ложь. Месть не принесет тебе счастья. И не вернет твою семью.

— Ты ничего не знаешь о моей семье.

— Так расскажи мне! — Тамсин почти кричала. — Скажи, что произошло!

— Шелдон и Азиз разрушили нашу жизнь. Из-за них погибли мои родные. Разве этого недостаточно?

— Но как? Как они это сделали? Они развалили бизнес твоего отца, это мне известно, но почему твои родные погибли из-за них?

Маркос подошел к ней ближе.

— Тамсин, просто отпусти меня, — тихо произнес он. — Лучше мне взглянуть Азизу в лицо, чем всегда оглядываться, не преследует ли он нас, ожидая, когда лучше напасть. Я обо всем позабочусь. И тебе больше не придется волноваться. — Мужчина погладил Тамсин по волосам. — Мне это нужно. Необходимо знать, что ты счастлива и находишься в безопасности.

— Не смей говорить, что делаешь это из-за меня! Неужели ты и правда считаешь, что месть принесет тебе покой?

Маркос с силой ударил кулаком по столу.

— Да! — взорвался он. — Проклятье! Так должно быть! И так будет!

Его злость испугала девушку, но она снова потянулась к нему.

— Что сделали тебе Азиз и Шелдон?

— Матерь божья, ты когда-нибудь угомонишься?

— Нет. Поэтому лучше расскажи мне все.

— И тогда ты покинешь Мадрид? Обещаешь? И мы больше не будем спорить? И ты оставишь попытки спасти мою душу?

Тамсин молчала.

— Обещай, что оставишь меня в покое, и тогда я все тебе расскажу.

Нет, подумала девушка, нет, нет, нет.

— Да, обещаю, — прошептала она.

Маркос тяжело опустился в кресло. Потер лоб. И начал свой рассказ.

— Мне было двенадцать лет. Мы с семьей отдыхали в Англии. Я знал, что у отца сложности на работе, но мы все были уверены, что он выиграет дело. Как могло быть иначе? Правосудие на нашей стороне. — Он закрыл глаза. — Но мы потеряли патент, который разрабатывали десять лет. Компания отца, его состояние, работа всей его жизни исчезли в мгновение ока.

— И в этом виноват мой брат, — кивнула Тамсин.

— За один день отец превратился в ходячую тень. Мама плакала, не переставая. Моему брату Диего было всего девять лет, он ничего не понимал. Я тоже. — Маркос снова потер лоб и продолжил: — И поэтому сбежал из дома. Я копил деньги, чтобы купить Диего нового воздушного змея надень рождения. Мне казалось, что этих денег хватит на билет до Мадрида. Я собирался найти человека, который отнял у нас наше имущество, и заставить его вернуть похищенное. — Маркос немного помолчал. — Мне удалось добраться до аэропорта Хитроу. Родители каким-то образом догадались, что я собрался сделать, и поехали за мной. Ночь была темная и дождливая. На скользкой дороге машину занесло, и она врезалась в шедший по встречной полосе грузовик. Родители умерли сразу. Мой маленький брат прожил еще час. А я в это время пытался за двенадцать фунтов купить билет до Мадрида.

— О, Маркос! — Тамсин взяла его за руки. По ее щекам лились слезы.

— Понимаю... Ты винишь меня в их смертях.

— Нет! — воскликнула Тамсин. — Это не твоя вина, Маркос. Ты был всего лишь мальчишкой. Ты понятия не имел, что...

— Хватит врать! — Он резко встал. — Ты винишь меня. Я вижу это в твоих глазах.

— О, господи, Маркос! Теперь мне понятно, почему ты так злишься. Ты мечтал отомстить моему брату и Азизу, но на самом деле хотел наказать себя. Маркос, прошу тебя. Это не твоя вина. Знай это. Я люблю тебя...

— Оставь свою любовь при себе, Тамсин. Я ее не заслуживаю. Мне она не нужна.

— Маркос! — Тамсин бросилась к нему, но мужчина оттолкнул ее.

— Хватит откладывать. Хватит придумывать отговорки. Я хочу, чтобы сейчас ты выполнила свое обещание. — Он повернулся к интеркому. — Амелита, мисс Уинтер сегодня покидает Мадрид. Закажите ей билет, пожалуйста, до Лондона.

— Хорошо, сеньор. Маркос взглянул на Тамсин.

— Если тебе что-нибудь понадобится, деньги или еще какая-либо помощь, или если ты вдруг окажешься беременной, немедленно звони моим адвокатам. Пообещай мне это!

— Не...

— Обещай мне.

— Обещаю. — Тамсин плакала. — Прошу тебя, Маркос, останься. Поговори со мной. Должен быть другой способ...

— Здесь нечего обсуждать. Твое будущее в Лондоне, а моя судьба находится сейчас в Марокко. — Маркос отвернулся. — Прощай, Тамсин.


***

Дом шейха Мохамеда ибн Баттуты аль-Магриба представлял собой четырехэтажную цитадель с наблюдательными башнями. Замок окружала деревня. Он находился на востоке от Агадира в оазисе возле гор Антиатлас.

Тамсин наблюдала закат в горах, сжав руки, чтобы те не дрожали.

Она недавно потеряла любовь всей жизни. А еще через час узнала, что не беременна. Нет ребенка, а значит, нет надежды. Нет предлога снова увидеть Маркоса. Нет живого напоминания их любви.

Тамсин знала, что еще слишком молода и не готова стать матерью. Ей было бы трудно. И все-таки девушка с грустью думала, как было бы чудесно иметь малыша от Маркоса.

И что же теперь?

— Шейх готов принять вас.

— Благодарю.

Тамсин проследовала за охранником по коридору и вошла в приемную. Ее волосы были прикрыты платком из уважения к человеку, с которым она собиралась обсудить будущее их семейной компании.

Шейх восседал на диване и курил кальян. Перед ним стоял низкий столик.

Мужчина взглянул на Тамсин, не сделав попытки встать.

— А, сбежавшая невеста моего племянника! Любопытно узнать, зачем вы пришли ко мне. Прошу, садитесь.

Тамсин опустилась на ближайший стул.

— Благодарю. Если можно, я перейду сразу к делу.

Шейх кивнул.

— Мой брат ушел из компании, и теперь я — владелица «Уинтер Интернэшнл». Я пришла с просьбой не разрывать сделку, которую вы заключили с моим братом.

— С чего это, мисс? Вы разве вернулись в Марокко, чтобы выйти замуж за моего племянника?

— Нет.

— Но в сделке фигурирует невеста.

— У вас будет невеста. Сегодня утром Камилла ушла от Шелдона. Насколько я поняла, у нее был тайный роман с Азизом. Она уже подписала документы о разводе, не без помощи ваших адвокатов, я полагаю. Камилла сообщила Шелдону, что собирается замуж за Азиза. Думаю, вам об этом уже известно.

— Знаю, ходят слухи, что мой племянник забил жену до смерти, но это ложь. Я своими глазами видел, как она умерла. Впрочем, полагаю, эта новость не заставит вас передумать.

Тамсин покачала головой.

— Не заставит. Но я рада за Камиллу в таком случае.

— Не радуйтесь за нее. Азиз не убийца, но жить с ним сложно. Подозреваю, Камилла больше влюблена в деньги Азиза, чем в него самого, но кто я такой, чтобы стоять на пути любви? Вы правы, юная леди. Ваша семья предоставила невесту, так что я готов заключить сделку.

Шейх щелкнул пальцами. Слуга тут же принес документы и ручку. Уже через пять минут Тамсин направилась к выходу, держа в руках все необходимые бумаги.

Но тут ее ждал сюрприз.

Когда она вышла из замка, ее сердце замерло в груди. Из неподалеку стоявшего джипа вылез... Маркос.

Он тоже заметил ее и замер.

— Тамсин. — Мужчина неуверенно облизал губы. — Что ты здесь делаешь?

— Маркос... — Тамсин хотелось броситься к нему, обнять, расцеловать его встревоженное лицо и в который раз повторить, как сильно она его любит. Но, увидев его мрачное лицо, она не рискнула это сделать.

— Если ты приехала, чтобы остановить меня, ты зря потратила время. Азиз заплатит за смерть моих родных.

— Не волнуйся. Я здесь не из-за тебя, — заставила себя сказать девушка. — Я приезжала к шейху по своим делам.

— Но как ты здесь оказалась? Я же сказал Амелите...

— Ты велел ей заказать мне билет из Мадрида. И она сделала это. Но мне надо было заехать в Агадир, а вот теперь я полечу в Лондон. И еще. Как только я выведу компанию из кризиса, я выплачу тебе все проценты по прибыли от крема твоего отца плюс сумму, причитающуюся за патент.

— Но это не твой долг.

— Это долг моей семьи.

Маркос насупился.

— Ты жертвуешь жизнью ради сестры. Чем это отличается от того, что я собираюсь сейчас сделать?

— А ты не видишь разницы?

— Нет. Мы оба хотим защитить тех, кого любим.

— Ошибаешься, ты не защитишь родных. Они не желали бы для тебя такой участи, я уверена. Они хотели бы, чтобы ты простил обидчиков и жил собственной жизнью. И перестань обвинять себя, ты ни в чем не виноват. Кстати, Азиз не убийца, он просто вор. Шейх сказал мне, что несчастный случай произошел на его глазах. Так что, если хочешь наказать Азиза за кражу формулы, ты должен наказать и меня, ведь это теперь моя компания получает от нее прибыль.

— Я никогда не причиню тебе боль, Тамсин. Никогда. Ты можешь оказаться матерью моего ребенка.

— Нет. — Голос Тамсин дрогнул. — Я уже убедилась в том, что не беременна. Можешь не волноваться об этом. И обо мне не волнуйся. Я больше никогда не побеспокою тебя.

Тамсин отвернулась и направилась к машине, которую взяла напрокат.

— Прощай, Маркос.

— Тамсин, подожди.

Девушка ощутила прикосновение его руки. Она не оглянулась. Боялась, что если посмотрит на Маркоса, то больше никогда и никуда его не отпустит.

— Что тебе нужно?

— Я... я не хочу тебя терять.

Затаив дыхание, Тамсин повернулась к Маркосу. Неужели произошло чудо и он все-таки передумал?

— Останься со мной. После того, как я разберусь с Азизом, мы можем поговорить. Найти компромисс. Может быть, вы с сестрой могли бы переехать в Мадрид. Мы жили бы вместе. Встречались.

Вся ясно. Маркос не говорит о серьезных отношениях. И он не забыл о мести. Тамсин сглотнула. Не доверяя своему языку, девушка отрицательно покачала головой.

— Тогда, полагаю, это действительно конец. Наслаждайся жизнью, Тамсин.

Девушка боролась с желанием пасть перед ним на колени и умолять его все забыть и начать их отношения заново. Но она заставила себя отвернуться прежде, чем он заметил бы ее слезы.

— Наслаждайся смертью, — бросила Тамсин напоследок и почти бегом направилась к своей машине.


Маркос наблюдал, как машина Тамсин исчезла за горизонтом. Он вошел под своды замка и поприветствовал шейха по-арабски, выражая ему свое почтение.

— Я полагаю, ты принес доказательства вины моего племянника?

— Как и обещал.

— Мой судья выслушает обвинения. У Азиза должна быть возможность оправдаться.

— Вы собираетесь его судить? Я думал, доказательства только для вас.

— Предъявленные обвинения караются смертью.

— Но я думал наказанием будет изгнание.

— За кражу. Но он также был обвинен в убийстве, насколько я помню. А закон моей пустыни гласит: око за око, зуб за зуб. Отведите нашего гостя на место суда, — приказал шейх, обращаясь к слуге.

Маркос проследовал за слугой во двор, где все уже было готово к процессу. Слуга указал ему на стул, где он должен был сесть, и вышел. Маркос поднял голову и увидел злое лицо Азиза в окне второго этажа.

— Полагаю, ты не против, чтобы я присутствовал на слушании, — послышалось за спиной.

Маркос повернулся и увидел Шелдона.

— А ты что здесь делаешь?

— Приехал узнать, не нужна ли помощь моей сестре. Но шейх сообщил, что она уже уехала. А теперь я хочу остаться, чтобы убедиться, что этот вор чужих жен получит по заслугам. Я на твоей стороне. Ты, по крайней мере обанкротил мою компанию, а не соблазнил мою жену.

Маркос нахмурился.

— Ты действительно ушел из компании? Или соврал Тамсин?

— Нет, она может забирать эту чертову фирму. Я никогда не хотел руководить косметической компанией, но думал, что у меня нет выбора. — Даже здесь, в пустыне, на Шелдоне была форма для гольфа. Он вытер пот со лба. — Какое облегчение! Мне больше нечего бояться. Мне остается только начать жизнь с чистого листа.

— Подойди ко мне, Уинтер.

— Что?

— Подойди!

Как только Шелдон приблизился на достаточное расстояние, Маркос ударил его по щеке.

— За что? — Шелдон едва удержался на ногах.

— За то, что ты ударил Тамсин.

— А, тогда я заслужил это.

Маркос удивленно моргнул. И этому человеку он мечтал отомстить? Этому слабаку и неудачнику? С Азизом еще сложнее. Скупердяй. Вор. Обманщик. Но не убийца. Тамсин права. Возмездие не принесет ему удовлетворения.

Нет, смерть его родных не на совести Азиза или Шелдона. Это Маркос виноват, что сбежал тогда из дома, чтобы отомстить. Но и он был всего лишь мальчишкой. Двадцать лет он платил за одну ошибку.

Простите, папа, мама, Диего, Маркос закрыл глаза, простите.

Неожиданно мужчина ощутил долгожданное успокоение. Его сердце будто открылось навстречу свету.

Тут раздался шум. Шейх и еще пятеро людей заняли свои места. Пожилой правитель начал свою речь и пригласил своего племянника занять место подсудимого.

Азиз вышел, наградив Маркоса взглядом, полным ненависти. Что он так злится? Маркос уже не стал бы обвинять его в убийстве...

— Сейчас мы услышим доказательства твоей вины, — объявил племяннику шейх.

Нет, решил Маркос, нужно закончить все прямо сейчас, сесть в машину и приехать в Агадир прежде, чем самолет Тамсин взлетит и унесет ее в Лондон. Он должен сказать, как сильно любит ее, обнять ее...

Ее любовь была свечой на подоконнике, которая звала Маркоса домой после долгой холодной ночи.

— Подождите, — сказал он на арабском и, глядя на Азиза, добавил: — Я снимаю свои обвинения.


Маркос наблюдал, как Тамсин, одетая в бордового цвета пальто, спускалась по ступеням офисного здания.

Девушка вышла под октябрьский дождь и стала ловить такси. Она заметно отличалась от той девчонки, которую он похитил. Превратилась в сильную, уверенную в себе женщину, готовую постоять за себя.

Возможно, она больше не захочет быть с ним, неожиданно испугался Маркос. Перед ней столько мужчин, многие из которых наверняка лучше, чем он, — только выбирай.

Но никто из них не любит ее так, как Маркос. И до конца своих дней он будет делать все, только чтобы она была счастлива. Он докажет ей свою любовь. Ей просто нужно дать ему шанс, и Тамсин никогда не пожалеет об этом.

— Вперед, — скомандовал Маркос Райесу. Черный лимузин подъехал к Тамсин. Маркос вышел из машины. Тамсин с раздражением посмотрела на лимузин, который загородил пол-улицы, а потом заметила Маркоса и открыла рот от удивления.

— Я не смог без тебя. — Маркос положил руку на сердце. — Я был идиотом.

С громким криком радости Тамсин бросилась ему на шею. Слезы ее мешались с каплями дождя.

— А я так боялась, что навсегда потеряла тебя, — повторяла девушка, целуя его лицо. — Так боялась.

— Ты? Боялась? Никогда не поверю.— Маркос обнял ее еще крепче. — Прости, милая. Ты была права. Я наказывал сам себя. Но я не смог завершить свою месть, когда вдруг понял, что люблю тебя.

— Маркос...

Он целовал ее под дождем, потом подтолкнул к машине.

— Поехали. Ты, наверное, голодна. Куда тебя отвезти?

Совершенно сбитая с толку Тамсин села на заднее сиденье машины.

— Что произошло? Прошло уже два дня. Целых два дня.

— Прости, я не мог приехать раньше. Я должен был, конечно, позвонить... — Маркос сделал глубокий вдох, — но боялся, что ты запретишь мне приехать.

— Я не ослышалась? Ты действительно отпустил Азиза?

— Да, — просто ответил Маркос.

Когда он снял свои обвинения, слово взял Шелдон и обвинил Азиза в краже. В результате шейх лишил племянника титула и наследства. Из того, что слышал Маркос сегодня утром, Азиза тут же устроили работать на нефтяной скважине в Каире, а Камилла стала собачьим парикмахером.

На глаза Тамсин навернулись слезы. Но почему она плачет? Неужели Маркос все сделал неправильно? Или уже слишком поздно...

— Куда пойдем обедать сегодня?

— Для разнообразия я приглашаю тебя к себе домой. — Тамсин вытерла слезы и улыбнулась. — Ты говоришь с новым вице-президентом косметической компании «Уинтер Интернэшнл».

— Тамсин, ты шутишь!

— Конечно, не очень высокооплачиваемая должность, пока компания не расплатится с долгами и не станет снова приносить прибыль, но я готова немного урезать свой бюджет, потратившись на карри.

Девушка склонилась к нему и поцеловала. И вдруг Маркос понял, что открывается новая страница его жизни. И все должно быть хорошо.

— Я мечтал об этом весь день.

— О карри или о поцелуе?

— О том и о другом.

— Я только и живу, чтобы потакать твоим капризам.

Маркос снова потянулся к Тамсин, но та неожиданно отстранилась:

— Но Маркос, что ты делаешь?

— Целую тебя. — Он притянул ее ближе. — Так что, если ты не против...

— Ты же в Лондоне. Здесь так не принято, — не унималась девушка. — Кстати, ты говорил, что никогда не приедешь в Лондон. Ты даже поклялся.

— Все это в прошлом. Я понял, что некоторые обещания созданы, чтобы их нарушать. — Маркос погладил Тамсин по щеке и с нежностью заглянул ей в глаза. — А некоторые обещания исполняешь вечно. Ты мое будущее, Тамсин. Ты спасла меня от тьмы. Мы можем жить в Лондоне, Мадриде, Катманду — где захочешь. Потому что мой дом там, где ты. Один день с тобой стоит двадцати лет мрака одиночества.

Тамсин смахнула с его щеки скупую мужскую слезу.

— Маркос, — прошептала она, бросив на него взгляд, полный любви.

На этот раз, когда Маркос стал целовать Тамсин, она с готовностью ответила на его поцелуй.

А Райес тактично поднял непроницаемую перегородку, оставляя своих пассажиров наедине друг с другом.


КОНЕЦ


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ