КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397600 томов
Объем библиотеки - 518 Гб.
Всего авторов - 168434
Пользователей - 90410

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

одна из лучших серий. жаль неокончена...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Жажда мести (fb2)

- Жажда мести (пер. Михаил Никитич Ишков) (а.с. Воительница-2) (и.с. Фантастический боевик) 748 Кб, 347с. (скачать fb2) - Дин Андерссон

Настройки текста:



Дин Андерссон «Жажда мести»

Посвящается Брайану, Борису и Песни Крови

ПРОЛОГ

На вершине горы, чьи покрытые местами клубящимися облаками склоны острыми зубцами поднимаются к самому поднебесью, среди льдов и снегов, возвышается замок волшебницы Тёкк. И она сама, и ее колдовская сила принадлежат богине Хель.

Застывшие, словно в полудреме, могучие башни с дощатыми кровлями и массивные стены крепости сложены из черного с алыми прожилками камня. Высоко вздымаются они над вершиной горы и на столько же уходят в глубь подвалы ее омертвелого, схваченного льдом обиталища. В это мрачное, заполненное тьмой подземелье как раз и начала спускаться хозяйка этих мест.

Вот она ступила на первую ступеньку, — затем на вторую… Неровный свет факела у нее в руке осветил заиндевелые стены колодца.

Змееподобные локоны ее густых и темных волос, поблескивая, свободно струятся по высокой с царственной осанкой фигуре. За сотню лет, проведенных ею в вечном холоде, черты демонически красивого лица ничуть не исказились. Она все так же стройна и прекрасна. Разве что губы и ногти подернула сизо-голубая мертвенная бледность, однако на щеках еще видны следы румянца. Не потускнела смоль ресниц, зловоние могилы до сих пор не смогло побороть исходящий от нее дурманящий аромат колдовских трав. Непобедимой оказалась и сладость ее едва заметного дыхания, каким она славилась в ту пору, когда поклонялась и верно служила Великой Хель, Властительнице Смерти, повелительнице Тьмы и Тлена.

Тёкк добралась до площадки, перехватившей горло исполинского колодца, затем приблизилась к следующему проему, откуда ступени, резко сужаясь, вели к самому дну. Но она как бы не замечала их узости. На лице у нее читалось едва различимое ожидание, плохо скрываемое нетерпение — колдунья все сильнее предвкушала радость долгожданной встречи. Небрежными движениями левой руки она сметала перекрывавшую проход паутину. Копошившиеся на ступенях склизкие твари, то и дело переползавшие через ее босые ноги, тоже не очень-то беспокоили колдунью.

Ее дыхание участилось, заметнее заалели щеки. Она вся была нетерпение — ее неудержимо тянуло все ниже и ниже. Свет факела теперь веселее подпрыгивал и дробился на гладкой заиндевелой поверхности камня, клочья тумана таяли у нее под ногами.

Наконец Тёкк добралась до самой нижней площадки и приблизилась к тяжелой, усиленной шляпками сотен вбитых в нее гвоздей деревянной двери. Распахнув ее, ведьма вошла в маленькое помещение и тут же притворила за собой дверь.

Посередине комнаты возвышался помост, сложенный из искусно обработанного черного камня. По боковым стенкам были вырезаны древние руны. Но самое удивительное заключалось в том, что на помосте лежало обнаженное тело молодого высокого мужчины со светлыми волосами.

Волшебница вставила факел в одно из колец, намертво вбитых в стену, затем не спеша приблизилась к возвышению. В ее огромных широко посаженных глазах цвета смарагда вспыхнул огонек. Оживший взгляд колдуньи, привороженный видом мужского тела, наполнялся страстью и неутолимым желанием. На лице юноши кое-где различались следы трупного разложения, однако дыхание смерти еще не коснулась прекрасного тела. Скорее красавец спал, тяжело, мучительно, но все же это был сон живого, еще не погибшего, пусть даже крепко обнявшегося со смертью человека.

Вот и пришел момент, о котором Тёкк так долго мечтала, столько лет лелеяла его в сердце.

Служительница Хель приблизилась к молодому мужчине, встала возле него на колени, шепнула:

— Теперь уже скоро, Локит. — Она провела рукой по его волосам, словно хотела успокоить спящего, затем все так же шепотом, но уже чуть-чуть громче, добавила:

— Скоро твое тело вновь станет гибким и сильным. Я приведу к тебе твою сестру, хлынет первая женская кровь, осуществится задумка Хель, и мы начнем наступление. Скоро, очень скоро…

Не договорив, она умолкла, и на ее лице вдруг застыла усмешка.

Все так же завораживающе неторопливо ведьма вскинула руки и расстегнула застежку, освобождаясь от черной накидки на плечах. Ткань цвета беспросветной ночи беззвучно скользнула на пол. Теперь Тёкк была полностью обнажена. Она сконцентрировалась и произнесла первое заклятье. Пламя факела лихорадочно дернулось и в следующий миг погасло. Теперь в подземелье воцарилась кромешная тьма.

Склонившись над распростертым юношей, служительница Хель долго вглядывалась в черты мужественного лица — темнота ей ничуть не мешала, — затем накрыла его холодное тело своим, полным жизни, горячим.

Несколько мгновений во мраке не было слышно ничего, кроме учащенного женского дыхания. Наконец Тёкк, полностью погрузившись в сладостное забвение, вновь принялась нашептывать нараспев заклинания. Все громче и громче становился ее голос, скоро исполненные волшебной силой звуки начали эхом отражаться от стен подземелья. Наконец они слились в настоящую бурю — только они одни, взывающие к силе Тьмы и возвращающие к жизни, звучали в подземелье.

Юноша неожиданно пошевелился, озноб волнами побежал по прекрасным рукам и ногам. Вдруг нестерпимый рев боли потряс холодный камень подземелья. Голоса мужчины и женщины слились в гимне пробуждения плоти, и трудно было понять, чего больше в этой песне — боли или наслаждения. Тёкк все чаще поминала имя той, кто владеет Смертью. Распалившись, она дарила ему поток любви и страсти, неудержимо хлынувший и затопивший его, пробуждая желание.

Через несколько мгновений боль ушла — только радость обладания, возвращение к жизни, песнь темной любви торжествовали во мраке.

Глава первая. ПЕРВОЕ УБИЙСТВО

В единственной тесной комнатенке убогой хижины спали три женщины. Ближе всех к очагу расположилась пожилая женщина, ее посеребренные годами волосы малиново поблескивали в отсветах пламени очага. Хотя ночь и выдалась теплой, Норда не сняла толстого серого платья, при этом еще и куталась в одеяло, стараясь подоткнуть его под себя. С возрастом, к сожалению, люди сильнее зябнут, и ей, старухе, уже трудно было согреться. Лежала она в полудреме, беззаботный и глубокий сон давным-давно оставил ее. Губы ее беззвучно шевелились, время от времени она хмурилась, черты лица искажались, словно она боролась с кошмарами, досаждавшими ей.

Поодаль возле стены, по левую сторону от двери под желтым одеялом лежала Хальд, спавшая обнаженной. Ее фигура была под стать эльфам и волосы такие же — длинные и золотистые. Сон ей выдался тревожный, беспокойный — по лицу пробегали тени, брови подергивались, капельки пота выступили на коже.

С противоположной стороны примостилась Гутрун в тонкой белой ночной сорочке. Молодая, совсем еще девчонка, она только-только начинала приобретать женственность. Энергичное, с резкими чертами ее лицо окаймляли длинные волосы цвета воронова крыла.

Норда и Хальд служили богине Фрейе, ее божественной силой они творили свое волшебство. Гутрун тоже вскоре должна была примкнуть к когорте ее служительниц.

Девушке также не доставляли удовольствия посетившие ее этой ночью сны. Одно беспокойство, ни радости, ни отдохновения. Она то и дело крутила головой, тяжело, с надрывом дыша, все пыталась проснуться. Наконец быстро и широко раскрыла глаза. Тяжело вздохнула, вся напряглась в попытке вспомнить мучивший ее только что кошмар. Затем до нее донеслось нечто, что смело всякое упоминание об улетучившемся сне.

Снаружи. Что-то вроде приглушенного бормотания…

Гутрун мгновенно добралась до меча, оружие она всегда укладывала рядом с собой, чтобы сразу дотянуться рукой. Осторожно, без шума обнажила лезвие. Сердце у нее страстно забилось. Затем она молниеносно и так же беззвучно скользнула в сторону Хальд и схватила молодую колдунью за голое плечо.

— Хальд! — горячо прошептала она. — Просыпайся!..

Служительница Фрейи что-то простонала в ответ, но справиться с оковами сна не смогла, как если бы ее опоили снотворным зельем или крепко-накрепко заколдовали.

Внезапно дверь, выбитая ударом ноги, распахнулась. Несколько вооруженных мужчин ворвались в хижину, лезвия их мечей тускло сверкнули в призрачном, вмиг набравшем силу пламени очага.

Издав боевой клич, Гутрун ринулась вперед. Холодная сталь клинка распорола воздух, затем взметнулась вверх и обрушилась на ближайшего из ворвавшихся в хижину воинов. Лезвие замерло, войдя наполовину ему в шею. На лице нападавшего вспыхнуло нескрываемое удивление, затем, после того, как Гутрун вырвала меч из раны, сменившееся болью и ужасом. Тут же обильно хлынула кровь, густо оросив лицо девчонки. Это был первый убитый ею враг.

Все это — взмах, удар, смерть, продолжалось какое-то неуловимое мгновение. Ошеломленные люди отпрянули, а Гутрун вновь приняла боевую стойку — так ее всегда учила мать. Она отразила удар следующего напавшего, сделала ложный выпад и, когда тот поддался и приоткрыл левый бок, ловко выпустила ему кишки. Однако врагов оказалось слишком много. Те, кто был потрусливее и похитрее, успели пробраться к ней с тыла. Выкрикивая проклятья, подбадривая себя грозными возгласами, они скопом навалились на девчонку, когда ее оружие еще терзало чужую плоть. Кто-то сумел заломить ее руку с мечом за спину и, крепко вцепившись, очень больно сжал. Гутрун, стиснув зубы, продолжала удерживать оружие. Ей начали выкручивать руку, отчего боль стала нестерпимой. Девчонка вскрикнула, и меч выпал. Острие вражеского клинка уперлось ей в горло, ухмылявшийся бородач с большим шрамом на щеке надавил сильнее, железо вошло глубже. Неужели эта отвратительная рожа будет тем последним воспоминанием, с которым она покинет мир людей?

— Нет! — выкрикнул другой воин с бородой золотистого цвета, отталкивая того, со шрамом.

— Она убила Торира и Йона! — воскликнул первый.

— Спрячь меч, Рагнар. Торира и Йона погубили опрометчивость и самоуверенность.

— Но она же еще девчонка!..

— Что ж из того! Она же дочь Песни Крови. По мне, убей ты и ее, и дело с концом, но вспомни приказ Тёкк. Помнишь, что она велела взять ее целой и невредимой. Она же предупредила, что нам придется иметь дело с дочерью необыкновенной воительницы. Мамаша научила ее обращаться с оружием. Девчонка владеет мечом, и нагоняющие сон чары на нее не действуют.

Услышав имя Тёкк, Гутрун невольно вздрогнула.

— Так что я не советую тебе нарушить приказ хозяйки, — веско добавил светлобородый.

Девушка заметила, как другие мужчины связывают руки Хальд и Норде, заводя их за спину и скручивая там сыромятными ремнями. Колдуньи даже не проснулись, видимо, сильны были чары, наложенные на них Тёкк, Мгновением позже Гутрун почувствовала, как кожаные путы стиснули и ее запястья.

Тот, со шрамом, хотевший пронзить ей горло, отошел в сторону и уже оттуда с явно недобрым выражением на лице посматривал на нее. Такие же взгляды бросал он и на светлобородого командира. Меч Рагнар до сих пор сжимал в руке, и Гутрун невольно отметила, как сильна была его злоба, пальцы даже побелели от напряжения. Наконец ему удалось справиться с собой, отогнать жажду мести. Он наконец засунул клинок в ножны.

— Они были мои друзьями, Тирульф, — уже спокойней выговорил Рагнар.

Тирульф кивнул и похлопал его по плечу.

— Не беспокойся! То, что Тёкк задумала в отношении этой девчонки и тех двоих, вряд ли доставит им удовольствие. Так-то, Рагнар.

— Клянусь Одином, в этом ты прав.

Рагнар, припомнив кое-что из практики Тёкк, явно повеселел. Затем уже с издевкой подмигнул Гутрун.

Девчонка сплюнула.

— Всеотец Один не имеет ничего общего с Тёкк, — огрызнулась Гутрун, глядя прямо в глаза врагу, — или с теми подонками, что служат Хель.

На простоватом лице Рагнара вырисовалось некоторое сомнение, по-видимому, слова пленницы заставили его задуматься.

— Когда будешь издыхать, не мечтай о Валгалле, — добавила девчонка. — Таким, как ты, там нет места. — Она холодно и зловеще усмехнулась и продолжила:

— Готовься попасть в объятия ужаса в ледяных владениях самой Хель. Богиня Смерти никогда не позволит твоей душе отлететь к Одину, особенно теперь, когда ты продался Тёкк.

Рагнар издал что-то, напоминающее рев.

— Свяжи ей покрепче руки, — обратился он к воину, стоявшему за спиной Гутрун. — Ни генерал Ковна, ни сама Тёкк не требовали, чтобы ее везли в замок со всеми удобствами.

Он подошел к начальнику и что-то прошептал ему. Гутрун так и не сумела разобрать смысл сказанного.

Тирульф проследовал за Рагнаром туда, где лежала связанная Норда, присел на корточки и стал щупать пальцами горло старухи.

— Норда! — крикнула Гутрун, пытаясь пробудить ее от сна. — Норда!

Девчонка отчаянно забилась, пытаясь освободиться от пут.

Неожиданно Тирульф встал, пнул неподвижное тело сапогом и разразился проклятьями.

— Сдохла, вот старая ведьма, — объявил он, затем обвел непонимающим взглядом стоявших рядом мужчин. — Но почему? Мы ведь даже не прикасались к ней, разве что руки связали.

Он еще раз совсем уже непотребно выругался.

— Может, все дело в сонном заклятии? — с тем же недоумением обратился он к Рагнару. — Возможно, она так отчаянно сопротивлялась, что сердце не выдержало? Лет-то ей уже немало, по виду совсем развалина.

— Тёкк разгневается, — очень тихо ответил Рагнар.

В глазах у обоих блеснул страх.

Тирульф выругался в третий раз, затем распорядился:

— Возьмите девчонку и эту… — он указал на Хальд, — и посадите их на коней. Покойницу оставьте в хижине. Подожгите ее.

— Нет! — выкрикнула Гутрун, пытаясь освободить руки. Когда ее тащили мимо трупа, она поклялась:

— Я отомщу за тебя, Норда!

— Подождите! — приказал Тирульф.

Мужчины, державшие девочку, остановились.

— Скажи, чему эти ведьмы успели научить тебя? — спросил начальник.

Гутрун промолчала.

— Мы видели, как ты умеешь работать мечом, — продолжил Тирульф. — Может, ты столь же ловка в колдовстве? Не надейся, я не дам тебе ни единого шанса.

Он вытащил кинжал и ударил Гутрун тяжелой рукоятью по голове. Девчонка потеряла сознание и обвисла на руках у тащивших ее воинов.

Вскоре Гутрун и Хальд взгромоздили на коней. Кто-то из воинов поджег хижину. Луна в ту ночь светила ярко, в полный диск, и Тирульф уверенно повел отряд по лесной дороге. Мчались галопом, никто не оборачивался, только изредка на деревьях ярко вспыхивали всполохи. Хижина догорела быстро, так же скоро превратилось в уголья тело избранной волшебницы Фрейи Норды Серый Плащ.

Нападавшие уже были очень далеко и не могли видеть, как обугленный труп издал стон, зашевелился и — о, чудо! — попытался встать.

Глава вторая. ДОЛИНА ЭРИКА

На самой вершине холма стоял воин. Яркий лунный свет заливал окрестности — обширное поселение, прилепившееся к подошве изрезанного каменистыми откосами и расщелинами каменного утеса, поодаль пашни, пастбища, за ними сосновый бор, простиравшийся до подножия гор, ограждавших долину.

Деревня звалась Долиной Эрика. Со стороны жилищ не было видно ни единого огонька.

Ночь выдалась теплая, безветренная. Воин стоял на виду, не таясь. Он был в полном боевом облачении — на голове стальной шлем, тело прикрывала кольчуга, сплетенная из множества стальных вороненых колец, на ногах штаны из толстой кожи, заправленные в сапоги, руки — в боевых перчатках. Меч с широким лезвием в ножнах был пристегнут за спиной, там же находился и щит. Под рукой у воина был длинный, висевший на широком поясе кинжал в ножнах. Пояс стягивал узкую талию, но силы бойцу, по-видимому, было не занимать. Звали воина Песнь Крови. Это была женщина-воительница. На ее угрюмом лице выделялись полученные в сражениях шрамы, в лунном свете оно поражало бледностью и печалью. Тосклив был взгляд широко посаженных глаз.

Когда-то Песнь Крови жила в этой деревушке. Сюда сбежала она после годов неволи, здесь пряталась после восстания, поднятого ею в Ностранде, цитадели властителя Нидхегга. Но король-чародей вскоре сумел отыскать ее. Он жестоко расправился с крестьянами, приютившими ее с семьей, — убивал их мучительно, с достойной исчадия Тьмы лютостью. Здесь же Нидхегг истязал и погубил ее мужа и сына и, в конце концов, сжег деревню, а саму Фрейядис (так ее тогда звали) приказал подвесить на дереве, оставив умирать. Песнь Крови выжила и сумела вернуть долг. Она уничтожила Нидхегга, разрушила Ностранд. Затем она со всеми соратниками вернулась в горную долину и с помощью добившихся свободы рабов восстановила деревню.

С тех пор прошло семь лет. Поселение, названное ею в честь погибшего мужа Долиной Эрика, сейчас мало напоминала ту маленькую деревушку, которую когда-то разрушил жестокий властитель.

Селение разрослось, в середине его теперь возвышалась крепость. Небольшая, но стены прочные, надежные. Это была хорошая защита против банд грабителей и прочих охотников до чужого добра, после падения Нидхегга во множестве бродивших по дорогам и не дававших покоя мирным жителям.

Во внутреннем дворе крепости виднелись рубленые казармы, где помещались воины. Дома жителей, их надворья располагались за насыпными валами, сами по себе служа надежными убежищами. За околицей просматривались ухоженные угодья и пастбища, на которых, должно быть, вольготно было пастись коровам и овцам. Далее начинался могучий сосновый бор. На севере в полновесном лунном свете отчетливо вырисовывались зубчатые пики гор.

Правда, в тот момент другие мысли волновали Песнь Крови. Ее тревожили воспоминания о дочери Гутрун. Заодно припомнилось, как ее малышка решила учиться умению колдовать у Норды Серый Плащ и молодой ведьмы Хальд, чародействующих силой богини Фрейи. Обе они когда-то помогли Песни Крови отомстить Нидхеггу.

Магия!.. Это слово всегда вызывало у воительницы неприязнь. Что поделаешь? Песнь Крови сама понимала, что без использования волшебных уловок, без возможности пользоваться потусторонними силами или, по крайней мере, без умения дать им отпор, в сражении не обойтись. Без колдовской подмоги ей вряд ли удалось бы справиться с Нидхеггом. Тем не менее, являясь воином до мозга костей, она испытывала непреодолимое отвращение к подобным коварным и низким в ее понимании приемам. Гутрун, уже сумевшая далеко продвинуться во владении оружием, вдруг объявила матери, что ее куда больше привлекает искусство накладывать чары. Чем дальше, тем глубже погружалась Гутрун в изучение тайн и сил природы, училась она и умению приводить к покорности многочисленных демонов. Незримое очень привлекало девушку. Она умела вслушиваться в шепот, издаваемый лунным светом, различать, о чем тот вещует, научилась различать незримые тени и свободно читать мысли и чувства, таившиеся в сознании людей, в их душах.


Песнь Крови глянула на полную луну. Вспоминая события, предшествовавшие появлению ее дочери на свет, сами обстоятельства ее рождения, раннее детство Гутрун, она поймала себя на мысли, что, в общем-то, в интересе, который ее дочь испытывала к чародейству, не было ничего удивительного. Другое тревожило, не давало покоя — разлука с дочерью, уже седьмой год они живут порознь. Поэтому так мучительно щемит в ее груди, охватывает тоска и печаль. За все эти годы видеться им приходилось всего несколько раз, и ничего, кроме напоминания о предстоящей скорой разлуке, эти короткие свидания не приносили.

Внимание воительницы привлекло какое-то шевеление там, далеко внизу, в поселении. Дрогнули створки ворот, и оттуда появилась смутно различимая фигура. Вот она выбежала на открытое место перед земляными валами, окружавшими укрепление. Тут же отблеск лунного света подтвердил, что человек был в шлеме. Когда же воин повернулся, за его спиной блеснуло лезвие меча.

Затем неизвестный заметался и сломя голову бросился бежать по улице.

Песнь Крови внимательно следила за ним. В следующее мгновение, уже как-то вскользь, она пожелала дочери доброй судьбы. Даже если Гутрун решила предпочесть холодной боевой стали колдовские чары, пусть ей сопутствует удача. С той минуты все внимание воительницы полностью сосредоточилось на странном беглеце.

Удивительным было то, что воин нес на себе полное боевое снаряжение, полностью готовый к битве. Грудь прикрывал кожаный панцирь, за спиной меч и небольшой круглый щит. Но с кем решил сражаться новый боец? Где его враг?.. Куда он направлялся? Какая опасность подняла его в преддверии рассвета?

Между тем странный воин все с той же неистовостью мчался по деревне. Может, ему тоже не давали покоя кошмары? Возможно, одолели мучительные воспоминания, разбуженные светом полной луны, и он не в силах совладать с собой, вот и бросился куда глаза глядят? В следующее мгновение Песнь Крови сердцем уловила что-то знакомое в облике молодого воина. Это же женщина! Неужели Ялна?!

Точно, это она! Девушке тоже досталось от Нидхегга. Когда-то она томилась в рабстве у этого чародея. С той поры ее и преследовали ночные ужасы. Пытки и издевательства, которым она подверглась в подземельях Ностранда, трудно было забыть. Они возвращались в ее сны с каждой новой луной, срывали с места, гнали прочь. Вот как бывает, тело давным-давно зажило, Ялна вновь расцвела броской женской красотой, а душу ее до сих пор терзали ужасные видения. Одно спасение — трудиться до пота, до крайней усталости, рубить мечом, метать копье, бегать, прыгать, учиться владеть кинжалом.

После разрушения Ностранда Ялна при встрече напомнила Песни Крови, что без ее помощи воительнице вряд ли удалось бы справиться с Нидхеггом. В благодарность девушка потребовала, чтобы Песнь Крови научила ее владеть мечом, чтобы она уже больше никогда не попала в рабство. Женщина-воительница согласилась, и Ялна вскоре уже настолько ловко владела холодным оружием, что могла считаться одним из самых опытных и выносливых воинов Песни Крови. Все равно кошмары продолжали мучить ее, по-видимому, и сегодня она не смогла заснуть. Вновь почудились оковы на руках, припомнилось, как ее обнаженную распяли на Черепе Войны в подземельях Ностранда. Песни Крови были знакомы эти ощущения. Всплыл в сознании рассказ Ялны — гниющие руки Нидхегга, отваливающиеся с его костей куски плоти, волшебный жезл Боли, которым он касался обнаженной, подвешенной на цепях рабыни, лишающая разума боль, пронизывавшая ее тело…


Между тем девушка все бежала и бежала. Не в силах справиться с подступающим ужасом, она неистово подгоняла себя. Ей уже не хватало воздуха, сердце готово было выскочить из груди. Скоро Ялна выбежала за околицу, помчалась по узкой тропке. Опомнилась только на опушке соснового бора.

Здесь она замедлила бег, прежнее чувство уверенности, накопленной за эти годы воинских тренировок, начинало возвращаться к ней. Рухнула завеса жутких воспоминаний, глаза обрели прежнюю зоркость, она машинально начала принюхиваться, приглядываться, примечать, что творится по сторонам. Лунный свет, заливавший прозрачный лес, служил отличной подмогой юному воину. Наконец она отерла пот со лба, сняла стальной шлем, пригладила ладонью короткие черные, пропитанные потом волосы. Повесив шлем на пояс, Ялна принялась восстанавливать дыхание — остановилась не сразу, просто перешла на размеренный бег трусцой. Великолепное снадобье от всевозможных кошмаров.


Нападение последовало без предупреждения. Внезапно ее окружили вооруженные люди, у всех в руках были клинки. Ялна попыталась выхватить меч, но прежде, чем она успела коснуться рукояти меча, на нее навалились сзади, вывернули руки, пытаясь завести их за спину. Девушка пнула сапогом одного из нападавших, тот взвыл и, проклиная подлую суку, отскочил в сторону. На мгновение железная хватка, сжимавшая ее запястья, ослабла.

Ялна сумела вырвать из тисков правую руку и тотчас же ударила локтем кого-то слева, чьего лица под плащом нельзя было разобрать. Нападавший взревел диким голосом. Видимо, она попала в солнечное сплетение. Противник осел, распахнулась пола плаща, и девушка, разглядев горло, со всей силы ударила по нему ребром ладони.

Как только нападавший рухнул, она, воспользовавшись замешательством, как можно ниже пригнулась к земле, наконец выхватила из-за спины клинок и со свистом опустила на руку ближайшего к ней человека. Тот успел почувствовать, как стальное лезвие прошло по его плоти, затем послышался скрежет перерубаемой кости, и его рука с зажатым мечом покатилась по земле. Человек страшно вскрикнул, а Ялна тем временем успела отбить выпад следующего нападавшего, мелькнувшего в уголке глаз, когда налетал справа. В следующее мгновение буквально учуяла шорох слева и сзади.

С той стороны кто-то, видимо, совсем молоденький, поднырнул под нее, успел схватить за кожаные штаны, приподнять и швырнуть на землю. Ялна ударилась спиной о выступавшие корни, тут же перекатилась и сумела вскочить на ноги уже за пределами кольца нападавших. Те, растерявшись на мгновение, вновь по очереди бросились на нее. Ялна сделала выпад влево, рубанула что было силы и, не обращая внимания на крики умиравшего врага, сумела парировать нападение следующего противника.

«Пора отступать», — пронеслось в голове. Она бросила взгляд в сторону нападавших, их оставалось всего трое. Ялна быстро отцепила маленький круглый щит и, когда все трое разом кинулись на нее, сумела встретить и отбить их удары.

Сталь встретилась со сталью. Удары клинков вышибали искры, лязг металла, звон и вскрики наполнили предрассветный лес.


Воительница наблюдала за беглянкой до того самого момента, пока Ялна не скрылась в лесу.

Она тогда еще подумала, как же допекли Ялну воспоминания о Ностранде.

Песнь Крови, или Фрейядис, ничего не знала о том, как жила Ялна до того самого момента, как был побежден Нидхегг. Девушка никогда и ни с кем не делилась своим прошлым. Однако долгие ночи, проведенные в лесах и на горах, в открытом поле, в засаде не прошли бесследно. Не раз воительнице доводилось слышать, как девушка глухо стонала во сне, как порой вскакивала и мчалась, не разбирая дороги. Случалось, Ялна иногда скупо пересказывала старшей подруге свои сны, прерывая рассказ проклятиями в адрес Нидхегга, мольбами о милости, рыданиями и просьбами о том, чтобы поскорее закончился этот ужас.

Песнь Крови отлично понимала ее. Она сама ненавидела Нидхегга и надеялась, что богиня Хель, которой он когда-то изменил, еще порадуется, услышав жуткие вопли поверженного, испытавшего наконец на себе, что такое мщение, властителя.

Внезапно мысли воительницы были прерваны вскриком, долетевшим из леса, затем до нее донесся звон металла. Звуки были слабые, но отчетливые, словно лунный свет помогал им распространяться по окрестностям.

Песнь Крови бросилась в сторону леса, но, выругав себя, остановилась и помчалась к деревне. Должно быть, Ялна наткнулась на банду бродяг и первой приняла бой. Необходимо немедленно поднять тревогу, разбудить воинов, жителей.

«Да поможет тебе Фрейя, Ялна!» — мысленно вскрикнула воительница и ускорила бег.

Глава третья. ВОИНЫ ХЕЛЬ

Не все воины-защитники Долины Эрика, размещенные в длинных бревенчатых строениях, спали в ту ночь.

Песнь Крови добралась до ближайшего дома, остановилась и ударила в дверь.

— Вельгерт! Торфинн! — крикнула она.

Она вновь и вновь колотила в дверь, продолжала выкрикивать знакомые имена, пока не услышала приглушенный голос, затем скрежет отодвигаемого засова. Наконец дверь распахнулась.

— В лесу бой! — с ходу объяснила она бородатому мужчине, выглянувшему из проема. — Поднимай деревню! Пусть люди уходят под защиту стен.

Не дожидаясь, пока сонный и несколько ошарашенный Торфинн ответит, она бросилась дальше по улице по направлению к крепости, на ходу продолжая выкрикивать распоряжения. Наконец взбежала на земляной вал, откуда открывался вид на внутренний двор крепости. Отсюда и принялась подгонять еще не до конца проснувшихся воинов.

— Торопитесь, надевайте доспехи, не мешкайте, занимайте места на стенах!..

Между тем рассвет приближался. Когда совсем посветлело, все жители уже собрались внутри крепости. Теперь они смогут встретить нападающих! Те, кому не по силам было носить оружие, спрятались в безопасном месте — в одном из строений, ближе других расположенном к лесу.

Вельгерт, высокая женщина-воин с отливающими медью в лучах восходящего солнца волосами, взобралась на земляной вал и подбежала к Фрейядис.

— Что-то случилось с Ялной, — произнесла Песнь Крови.

Тут и Торфинн, муж Вельгерт, взобрался на вершину вала, подбежал к женщинам. Рядом с ним находился молоденький парнишка по имени Оле, еще ни разу не принимавший участие в сражении.

— Ялна? — переспросила Вельгерт и понимающе кивнула.

Ночные забеги бывшей рабыни не были тайной в поселении.

— Где ваши дети? — спросила воительница.

— Спрятались вон в том доме, — указала Вельгерт на длинное строение, ближе других расположенное к лесу. — Тора, правда, хотела бежать вместе со мной. Ей не терпится принять участие в битве. — Женщина рассмеялась. — Вообрази, какова бы она была с деревянным мечом в руке!

Песнь Крови улыбнулась, потом кивнула в сторону вершины холма:

— Там я стояла, вспоминала Гутрун. Меня очень беспокоит ее отсутствие. Хотя, с другой стороны, и неплохо, что сейчас она находится под присмотром Хальд и Норды. Конечно, когда пробьет решающий час, Гутрун ни за что не уклонится от схватки, как мне кажется.

— В самом деле придется сражаться? — спросил молодой воин, прибежавший вместе с Торфинном. — Поскорее бы.

Обе женщины и Торфинн глянули на него. Юноша потер гладкий еще подбородок и, скрывая смущение, небрежно пожал плечами.

— Враг, наверное, решил застать нас врасплох, — продолжил он. — Теперь, когда уловка не удалась, они, вероятно, отступают. Их ведь не может быть слишком много, правда ли? Иначе им не подобраться бы так близко. Конечно, лучше всего, если мы не дадим врагам сбежать и врежем им покрепче! — с вызовом заявил юноша.

Торфинн положил руку ему на плечо.

— Может, и так, Оле. Вероятно, они по-тихому уберутся, а возможно, и нет. Но в любом случае, если начнется свалка, вспомни все, чему я тебя учил. Главное, не теряй голову. Не отвлекайся на то, что тебя могут ранить или убить. Вообще не думай об этом. Сосредоточься на том, как бы половчее отнять жизнь у противника. О себе забудь напрочь! Понял?

Оле кивнул и отошел в сторону. Он двинулся по верху земляного вала, при этом все еще что-то бормоча про себя. Между тем Песнь Крови и Вельгерт внимательно приглядывались к окрестностям. Горизонт все ощутимей наливался огнем. Светлели и земля, и горы, и кромка леса. Некоторое время обе хранили молчание.

— После победы над Нидхеггом, — озабоченно проговорила Вельгерт, — нам казалось, что впереди ждут мир и покой. Ничего, кроме мира и покоя. Недолго пришлось радоваться, а, Фрейядис?

Песнь Крови, услышав имя, названное ее подругой, нахмурилась. Так ее звали в то время, когда они обе томились в рабстве у Нидхегга. Там, перед тем как выпустить на арену, их тренировали в обращении с оружием. Именно в застенках колдуна-властителя Фрейядис взяла себе новое имя — Песнь Крови. Никто, кроме Вельгерт, не смел называть воительницу прежним именем.

— Нет, Вельгерт, мы еще поживем без войн и смертей, — наконец ответила она. — Разве эти хлопоты можно сравнить с властью свихнувшегося от крови Нидхегга.

— Так-то оно так, — вздохнула подруга, — но все же… Я-то не жалуюсь, нет. Просто теперь у меня двое детишек. И…

Воительница неожиданно грубо выругалась, не дослушав, потом, с трудом взяв себя в руки, произнесла:

— Если Ялна не вернется с минуты на минуту, значит, ее уже нет в живых.

— Или захвачена в плен, — Вельгерт глянула в глаза подруге.

— Девчонка предпочтет смерть, нежели вновь попасть в ярмо раба.


Когда последний нападавший упал, Ялна бросилась по тропинке в сторону Долины Эрика. Враги, уничтоженные ею, могли оказаться патрулем из боевого охранения или разведывательным дозором, за ними вполне можно было ожидать прибытия основного войска. «Необходимо срочно известить жителей деревни», — подумала девушка, домчавшись до опушки. Здесь она спряталась в кустах, ведь впереди лежала открытая местность. В тот момент до нее и донеслись звуки тревоги, поднятой в поселении. Ялна замерла, затаилась еще тщательнее. Выходит, что в то время, когда она сражалась в лесу, кто-то услышал вскрики, звон металла? Следовательно, жители уже предупреждены и заняли оборону, но какая же опасность нависла над деревней? Девушка повернулась и бесшумно скользнула назад. Удалившись от тропинки, она двинулась в глубь леса тайной стежкой, известной только некоторым воинам из поселения. Какую все-таки угрозу прятал в своих чащобах вековой бор?

Ступая очень осторожно, через каждые несколько шагов она затаивалась, прислушивалась, принюхивалась, держа меч и щит в постоянной готовности. Чем дальше, тем сильнее ее охватывала тревога. Что-то ужасное было совсем близко, ведь сердце не обманешь. Но что за опасность?! Уже рассвело, еще несколько мгновений, и солнечные лучи хлынут на землю, осветлят лес. Следовало торопиться. Наконец вдали послышался неясный шум. Точно человеческие голоса, приглушенные, как бы сдавленные желанием сохранить тайну. Многоголосый гул, а затем раздалось беспорядочное конское ржание.

Теперь девушка-воин двигалась со всей возможной осторожностью, старалась держаться зарослей. Благо, что все в округе было знакомо ей, как свои пять пальцев. Она уже почувствовала рассвет и все равно вздрогнула, когда сосновый бор разом осветился, заиграл золотом древних стволов, зеленью хвои. Место, откуда долетали гул и ржание коней, она решила обойти справа, по распадкам. Там немало мест, где можно укрыться.

Наконец выбралась к большой поляне. Лес расступался, и на открытом, как стол, пространстве теснились сотни воинов. Озноб пробрал Ялну до самых костей. Какая же это банда! Тут целая армия!.. Разглядывая врагов, она обнаружила среди них седовласого и бородатого, крепко сложенного мужчину в отличных доспехах. Он возвышался на огромном черном жеребце и отдавал приказы.

«Ковна?» — мысль прямо-таки ошеломила девушку. Она сразу же узнала его. Этот полководец когда-то стоял во главе войска Нидхегга. Увиденное придало ей решимости. Ялна пригляделась к вражеским воинам и отметила, что лишь немногие из них носили форму, точнее, остатки формы. Она с такой жадностью рассматривала Ковну и его отребье, что не сразу заметила еще группу конников, следовавших чуть поодаль. Когда же бросила взгляд в ту сторону и наконец разглядела этих всадников, то едва не вскрикнула.

У них кони были даже крупнее жеребца, на котором восседал генерал. Все они были какой-то странной белесой масти. Если точнее, то мертвенно-бледной, с неприятной голубизной. Всего их было девять, и, в отличие от сброда Ковны, они прятались в тени деревьев, словно не решаясь выйти на солнечный свет. Все всадники с ног до головы были защищены черными стальными латами, под которыми проглядывали кожаные куртки и штаны, на плечах черные плащи, широкие капюшоны наброшены на лица. Ялна вгляделась пристальнее и оцепенела. У них не было лиц, только черепа безмятежно белели в глубине темных полостей. Все они вели себя спокойно и невозмутимо, но это было спокойствие могилы.

Всадники Смерти! Вот кто это был! Ялна, затаив дыхание, покрепче сжала рукоять меча.

В следующий момент к воинам-скелетам подскакал кто-то, тоже скрытый под черным плащом. Всадник указал рукой на просветлевшее небо, затем отрицательным или успокаивающим жестом, словно заверил своих товарищей, что в дневном свете для них нет ничего опасного. Затем развернул скакуна и скинул капюшон. Девушка различила прекрасную и бледную как смерть женщину с длинными черными волосами, рассыпавшимися по плечам змеевидными локонами.

Женщина вскинула тонкие, иссохшие как у мертвеца руки, развела их в стороны, затем прикоснулась к глазам. При этом по ходу движения затянула странный напев и начала вычерчивать в воздухе какие-то знаки. К удивлению Ялны в воздухе сами собой зажглись огненные руны.

Дневной свет стал меркнуть. Прямо под вершинами могучих сосен заклубились черные тучи. Они наползали отовсюду, скрадывали солнечный свет.

Девушка осторожно начала отползать поглубже в заросли, с трудом удерживая себя, чтобы не вскрикнуть, не броситься подальше от этого зловещего места. Скоро вражеское войско пропало из видимости, и только приглушенные звуки долетали с той стороны. Наконец Ялна поднялась на ноги и помчалась в сторону поселения. Необходимо было срочно рассказать Песни Крови о том, что она видела в лесу.

Между тем над войском окончательно сгустилась тьма, и колдунья Тёкк вдруг нахмурилась, сжав губы. Она пришпорила коня и подскакала к генералу.

— Ковна! — закричала она и указала в сторону кустов, где несколько минут назад пряталась Ялна. — Здесь только что была лазутчица! Ей удалось удрать.

Генерал повернулся к ней и раздраженно огрызнулся:

— Вот и разделайся с ней с помощью своей мерзкой магии.

— Глупец! Я должна сохранить свою колдовскую мощь для более важных дел. Пошли людей. Я чувствую, что лазутчица движется пешком, и всадники легко догонят ее.

Ковна злобно выругался про себя, затем громко приказал:

— Тирульф, возьми несколько человек. Слышал, что сказала Тёкк?

— Рагнар, Кетил, Харольф! За мной! — рявкнул Тирульф, уже в начале перебранки догадавшийся, чем кончится дело.


Воины тоже для начала крепко выругались, однако светлобородый вожак, не обращая на них никакого внимания, развернул своего коня и помчался в направлении, указанном служительницей Хель. Следом за ним, нехотя и все так же громко ругаясь, двинулись остальные.

— Поднимай своих скелетов! — крикнул Ковна, обращаясь к Тёкк. — Всех, всех. Пришло время атаковать.

Глава четвертая. ПРЕДАТЕЛЬ

Пока Ялна бежала по лесу, дневной свет заметно угас. Скоро окрестности залило нечто, напоминавшее поздние сумерки. Тут до девушки и донеслось ржание коней приближающихся всадников. Она разразилась проклятиями, затем огляделась, увидела невдалеке две могучие сосны, росшие бок о бок. Расстояние между ними было узкое, только пешему пролезть — лучшего места для боя трудно и сыскать. Она спряталась за ближайшим деревом, приняв боевую стойку.

Ялна только успела приготовиться, как на нее налетел вражеский всадник. Был он в островерхом шлеме, в кольчуге, за его спиной слышался конский топот. Наконец вдали мелькнули еще трое преследователей. Солдаты Ковны обнажили мечи, стальные лезвия тускло блеснули в надвинувшихся сумерках.

Первый противник, приметив, где прячется Ялна, сразу догадался, что приближаться опасно. Он бросил поводья, сунул меч в ножны и выхватил из подсумка короткий самострел.

Прежде чем всадник выпустил стрелу, девушка бросилась вперед. На ходу успела ударить мечом коня по ноге и тут же откатилась в сторону, чтобы не попасть под рухнувшего наземь скакуна и разразившегося проклятиями всадника. Тот еще не успел подняться, как Ялна острием клинка прочертила на его щеке кровоточащую бороздку. Правда, воину хватило умения отдернуть голову и отскочить в сторону. Теперь они стояли друг против друга, сжимая в руках мечи.

Тем временем трое остальных не спешили приближаться к месту поединка, но в любом случае ей одной против четверых не выстоять, так что необходимо побыстрее разделаться с первым.

— Это ты! — неожиданно и глухо вскрикнул бородатый воин. — Я… Я думал, ты погибла. Как же тебе удалось?

Ялна не ответила, как бы не услышав вопрос, полагая, что это всего лишь хитроумная уловка врага. Она сделала выпад, и, к ее удивлению, воин отступил.

— Послушай, — обратился к ней бородатый. — Подожди! Посмотри на меня, женщина. Я же Тирульф.

Полагая, что враг пытается выиграть время, чтобы выждать, пока подоспеет подмога, Ялна продолжала молча и яростно атаковать, а воин, отступая, лишь отбивал удары ее меча.

— Тысяча демонов, Ялна! — наконец не выдержал бородатый. — Это же я, Тирульф! — Он отбил очередную атаку и вконец разозлился:

— Вспомни подземелье Нидхегга. Вспомни стража, который хотел помочь тебе.

В этот момент подоспели трое других. Как поступить? Ялна обернулась к ним лицом, и пусть этот полоумный дожидается своей очереди. Правда, краем глаза она продолжала следить за струсившим солдатом. Посмотрим, как он поведет себя, когда те трое навалятся на нее?

— Стойте! — приказал Тирульф и вышел вперед, к своим людям.

Ялна застыла от удивления, когда трое конных осадили своих лошадей. Она решила первым делом обрушиться на ближайшего — главное, добраться до его шеи, это будет наверняка. В тот момент ее и осенило. Память подсунула картинки недавнего рабства, подземелье Ностранда, вспомнился и этот страж, пытавшийся помочь ей избавиться от пыток.

— Ты о чем, Тирульф! Мы своими ушами слышали приказ генерала, — проворчал Рагнар. — Чего ждать? Что за глупости. Если тебе не по себе, отойди в сторону. После того как мы захватим Долину Эрика, каждому достанется по доброй сучке. Глядишь, и тебе что-нибудь перепадет. А эту следует добить.

— Я знаю эту женщину, — ответил Тирульф. — Вы не посмеете приблизиться к ней.

— Она же лазутчица, — попытался образумить его Кетил. — Если ты ее защищаешь, выходит, ты с ней заодно, ты предатель.

Рагнар поднял меч и с угрозой в голосе предупредил;

— Отойди в сторону, Тирульф. Я не хочу твоей крови, но если ты…

Он внезапно замолчал. Рукоять кинжала вдруг затрепетала возле его шеи, и Рагнар начал медленно сползать с седла. Следом Ялна бросилась к Харольфу и пронзила живот его коня. Скакун отчаянно заржал, встав на дыбы. Всадник взревел и кувырком полетел на землю, сильно ударившись, ловкости Тирульфа ему не хватило. Он не успел увернуться, и в следующий миг клинок с короткого размаха прошелся по его горлу.

Перепуганный Кетил попытался развернуть лошадь — сражаться с Тирульфом и этой обезумевшей сучкой в одиночку ему вовсе не хотелось. Он вздыбил скакуна и с места бросил его в галоп, но между деревьями не разгонишься, так что он тут же натянул поводья. Этих мгновений хватило, чтобы Тирульф успел прицелиться и спустить крючок арбалета. Стрела угодила в спину. Кетил вскрикнул и вывалился из седла, лошадь протащила его несколько шагов, после чего мертвое тело рухнуло на землю. Лошадь резво унеслась в заросли.

— Только одна лошадь и цела, — пожаловалась девушка и, обтерев меч, вложила его в ножны. — Она мне нужнее.

Тирульф между тем схватил ее, притянул к себе, обнял покрепче. Ялна попыталась освободиться, дотянуться до рукояти меча.

— Нет! — возразил Тирульф. — Слушай.

В этот момент лес вздрогнул от топота сотен коней. Это войска Ковны бросились в атаку на поселение. С грохотом набега смешался разноголосый и дикий рев.

Ялна вздрогнула.

— Что это? — спросила она.

— Ураган, навеянный теми, на конях Тьмы. Это же всадники Смерти, — объяснил Тирульф. — Это ревут демоны Ветра, несущие ее скакунов.

— А как же крепость?..

— Разве земляные стены смогут противостоять напору демонов! Нам надо подумать о спасении, Ялна. Чем мы можем им помочь? Да ничем. Долина Эрика обречена.

Девушка вновь попыталась вырваться из медвежьих объятий Тирульфа.

— Мое место там, рядом с Песнью Крови.

Ялна рванулась изо всех сил, и Тирульф выпустил ее. Освободившись, она поспешила к единственному оставшемуся коню, и только попыталась сесть в седло, как подбежавший Тирульф одним ударом сбил с нее шлем и с размаху стукнул кулаком по темени.

У Ялны в глазах поплыли круги, она едва не рухнула на землю. Мужчина поддержал ее, потом закинул на спину коня. Одним рывком сам взлетел в седло и, направив скакуна подальше от нараставшего рева битвы, погнал его в глубь леса.

Ялна застонала, попыталась вырваться. Голос ее слабел. Тирульф выругался, остановил коня и слез, затем осторожно положил девушку на траву. Она попыталась ударить его, но Тирульф легко перехватил ее руку.

— Будь ты проклята, женщина! Я же пытаюсь спасти тебя.

Сопротивление Ялны нарастало, она наконец пришла в себя. Тогда он ей шепнул, предлагая посмотреть по сторонам.

Между деревьев показались всадники, они скакали густо, подгоняли коней. Девушка замерла, теперь и до нее дошло, какая беда нависла над поселением.

С того места, где они прятались, было хорошо видно, как бывшие товарищи Тирульфа мчались по направлению к деревне. В следующее мгновение жуткая мысль обожгла светлобородого воина, весь ужас содеянного ясно предстал перед ним. Предатель! Так, кажется, его назвал Кетил, и это была правда, невыносимая, гнетущая, если только… Он глянул на женщину, лежавшую рядом с ним, теперь совсем присмиревшую. Прошло семь лет, он давным-давно считал ее погибшей, да и кто бы выжил в том страшном сражении в замке Ностранд! Ну, погибла и погибла, с какой стати горевать, а он горевал. То и дело мысленно возвращался к этой девчонке. Вот было бы здорово, если бы ей удалось выжить! Красивая она была, волосы густые, темные, видно, совсем мягкие. И глаза хорошие, большие, смотрят с некоей укоризной, а тело у нее на загляденье. Нет, все-таки он правильно поступил, когда набрался смелости и попытался освободить ее, подвешенную на цепях возле Черепа Войны богини Хель. Тирульф до сих пор вздыхал, вспоминая несчастную рабыню. Зачем такой красавице гибнуть! Вовсе незачем. Вот он и отнес ее, потерявшую сознание, в маленькую каморку, куда стаскивали замученных до смерти рабов Нидхегга. Ее предсмертный крик, раздавшийся в тот самый момент, когда ворота начали закрываться, до сих пор стоял в ушах. Может, еще тогда он и переступил грань верности хозяину, но и то рассудить — что это за хозяин! Изверг рода человеческого. Тирульфу и тогда было несладко в компании этих отъявленных убийц и негодяев. В присутствии властителя он испытывал неодолимый ужас, но что мог поделать один против всех. Вон их сколько, его прежних соратников, да еще и колдовские чары, подвластные Нидхеггу. Если бы даже он сам ударом меча прервал мучения Ялны, этот колдун сумел бы поднять ее из могилы, оживить и вновь предать мучениям.

Арьергард войска Ковны промчался мимо. Топот копыт и завывания демонов Ветра стихли. Тирульф ослабил хватку, с помощью которой прижимал Ялну к земле, зажимая ей рот.

Она мигом вскочила, отряхнула землю с коленей и тут же ухватилась за ручку меча. В следующий момент застонала и едва не свалилась на прежнее место — боль буквально расколола ее голову надвое. В глазах поплыло.

Тирульф поддержал ее, помог устоять на ногах.

— Ну что, — спросил он, — теперь убьешь меня?

Мужчина помог девушке сесть, прислонил ее спиной к древесному стволу.

— Из темницы мне тебя не удалось вызволить, но я спас тебя от головорезов Ковны и Тёкк. И в благодарность ты решила наградить меня ударом меча?

Ялна между тем все терла и терла глаза. Услышав последнюю фразу, она вдруг обрела ясность зрения.

— Тёкк? — громко переспросила она. — Служительница Хель? Так вот это кто был!

Некоторое время она сидела молча, смотрела прямо перед собой. Помалкивал и Тирульф. Наконец девушка окончательно пришла в себя и резко спросила:

— Где мой шлем?

— Я сбил его, чтобы покрепче врезать тебе по голове.

— А мой щит?

— Там же, где и шлем. У меня не было времени на объяснение…

Ялна резко поднялась, чертыхнулась и только бросилась было в сторону Долины Эрика, как Тирульф негромко проговорил:

— Тёкк захватила в плен дочь Песни Крови.

Ялна не ответила, но уже не помчалась, а пошла в направлении деревни. Тирульф присоединился к ней.

— Дочь Песни Крови и светловолосую Хальд, — добавил мужчина. — Их отвезли в замок Тёкк перед тем, как отправиться в поход против вашего поселения. Я сам помогал схватить их. Это случилось несколько дней назад.

— Гутрун и Хальд? — набавляя ход, переспросила Ялна. — Обе в плену у Тёкк? За одно это тебя уже следует предать смерти.

— Мы вдвоем не сможем остановить Ковну и Тёкк, — предупредил Тирульф. — Деревня обречена.

— Только попытайся помешать мне добраться до Песни Крови, и я тотчас убью тебя, — пообещала девушка и помчалась изо всех сил.

Глава пятая. ПРИКОСНОВЕНИЕ СМЕРТИ

— Что за облака? — Песнь Крови с удивлением глянула на небо. — Откуда они?

Действительно, из-за леса наползала странная бесформенная туча, скорее напоминавшая полог черного тумана. В глубине ее просматривались какие-то еще более темные и жуткие фигуры. Непонятно по какой причине, но солнечный свет начал блекнуть, наливаясь зловещим багрянцем.

— Колдовство! — воскликнула Песнь Крови. Она повернулась и крикнула воинам, собравшимся во дворе крепости:

— Приведите колдунью Герду. Быстрее!

— За последний год она потеряла былую силу, — напомнила Вельгерт. — И со здоровьем у нее нелады.

— Тебе известна какая-нибудь другая колдунья в селении? Как прикажешь бороться с чарами, если мы не сможем противопоставить им свою магию?

— Знаю, Фрейядис, — ответила Вельгерт. — Если бы Хальд и Норда были здесь…

— Они бы были здесь, — повысила голос Песнь Крови. — Хальд следовало согласиться приехать сюда и поучить Гутрун умению колдовать. Если бы не эта упрямая Норда!

Два воина помогли маленькой высохшей и совсем седой старушке взобраться на крепостной вал. Они скорее несли ее, нежели она сама ступала по земле.

— Никакого почтения! — пожаловалась Герда Снежный Луг, когда ее поставили перед воительницей. Затем она пригладила волосы и заодно оправила зеленое платье.

Песнь Крови выждала мгновение и произнесла:

— Посмотри на эту тучу, — она указала на черное марево, встающее над лесом, — она заволокла даль, и солнце совсем помертвело. Так скоро наступит ночь. Не иначе, как колдовство, а, Герда? Можешь ты чем-нибудь помочь нам?

Старушка уставилась на приближавшийся мрак и высунула язык, словно решила попробовать воздух на вкус. Вдруг ее резко качнуло, и, если бы Песнь Крови и Вельгерт не поддержали ее, она едва устояла бы на ногах. Веки ее закрылись. Женщины переглянулись — уж больно тщедушна была старушка, совсем высохший стебелек.

Неожиданно Герда оттолкнула их обоих и покрепче встала на ногах.

— Теперь все хорошо, — раздался ее голос, низкий, спокойный. Она встала лицом к надвигавшейся туче, что-то прошептала про себя, потом ни с того ни с сего добавила:

— Признаться, я удивилась…

Объяснять далее не стала, так как туча уже почти полностью покрыла небо. На землю осели тусклые сумерки.

— Это магия Хель, — наконец выговорила старушка. — Могучая, ужасная. Пахнет смертью.

— Кто его навел? — спросила Песнь Крови. — Можешь сказать? Можешь разогнать мрак?

— С того дня, как пал Нидхегг, — ответила Герда, — мне известна только одна ведьма, настолько сильная в колдовстве, что способна затмить солнце. Это Тёкк. Ты, конечно, слышала от многих служителей Фрейи, как сильна эта ведьма. Я знала, рано или поздно что-то подобное должно было случиться. Беда в том, что Владычица Мертвых сумела вернуть Череп Войны, придавший ей новые силы.

— Да, — невольно вздохнула Песнь Крови. — Мы все слышали об этой угрозе. Я бы никогда не вернула Хель ее проклятую реликвию. Она заставила меня ради спасения моей дочери.

Старушка укоризненно покачала головой:

— Поклонившиеся Хель обычно возвращаются к Хозяйке Тьмы. — Теперь Герда смотрела прямо в глаза Песни Крови. — Некоторые утверждают, что местом их сбора был назначен замок Тёкк, — добавила старушка.

Песнь Крови глянула на небо:

— Можешь ты помочь нам, Герда? Хотя бы чем-нибудь? Если нет, тогда возвращайся в дом, спрячься там.

— Я попробую, — коротко ответила Герда. — Однако уничтожить зло, принесенное в мир Черепом Войны, куда более трудное дело, чем разогнать темную тучу.

Теперь она уже не сводила глаз с подступившей к самой крепости тучи. Неожиданно глаза старухи закрылись, и все дальнейшие действия уже свершались не прежней дряхлой Гердой, но неким уверенным и сильным существом, вдруг обнаружившимся в хилом теле. В такт сильному дыханию колдунья начала бессвязно выговаривать отдельные слоги. Смысл их был непонятен, но они сыпались и сыпались из уст этой воспрянувшей, словно вновь родившейся женщины. Песнь Крови припомнила, что подобные то мелодичные, то стонущие, скребущие по чужим ушам звуки она слышала из уст Норды и Хальд. Это был какой-то особый язык, запредельный, сбивчивый и волнующий, на котором только и можно было обращаться к богине Любви и Жизни Фрейе.

Вероятно, Герда пользовалась ее особым расположением, или, может, мудрость и умение старухи были неизмеримо глубоки и широки, но ближе к крепости мрак вдруг начал истончаться. Потоки света начали пластать его на мелкие облачка, те в свою очередь скукоживались, рассеивались. Вот и голубое небо в своей первозданной яви вспыхнуло над головами защитников Долины Эрика.

Неожиданно Герда вскрикнула и отступила на шаг. Песнь Крови и Вельгерт подхватили ее и тут же разом вскрикнули от боли. Они отдернули руки, и в следующее мгновение старая невзрачная Герда обернулась пылающим багровым факелом. Колдунья завертелась на одном месте и страшно закричала. Ее лицо начало таять, на его месте прорезался череп. Герда вскрикнула еще раз, теперь багровое пламя вовсю бушевало в ее плоти. Еще мгновение, и сияние угасло, и на то место, где только что кружилась от боли Герда, осыпался пепел. Так и лег горкой.

Колодец голубого неба над головами вновь начала затягивать серая мгла.

Песнь Крови в сердцах помянула злых духов, и в душу ее невольно вполз страх. Она попыталась изгнать его, ведь на нее смотрели воины, держащие оборону на стене.

— Будь она проклята, эта ворожба! Приготовьте оружие. Если уж нам придется драться, вспомните, что именно я победила Нидхегга. Если уж с ним мы справились, значит, любая магия — пустяки для отважного сердца. Особенно та, что действует исподтишка, нагоняет мрак, убивает старух.

— Да будет так! — поддержал ее Торфинн, потом все-таки спросил:

— С тобой все в порядке?

Рядом с ним держался Оле.

— С нами все в порядке, — уверенно ответила Вельгерт. — Вот только Герда…

— Взгляни туда! — прервала ее Песнь Крови и указала на опушку.

Как раз в этот момент из леса начала выдвигаться масса конных воинов. На свободном месте всадники принялись пришпоривать коней, и нарастающий топот сотен копыт полетел к крепости. Впереди скакали девять покрытых в черное воинов, все они как на подбор скакали на бледной масти лошадях.

Песнь Крови вновь недобро помянула демонов.

— Теперь понятно, зачем эта тьма, — проговорила она. — Это — всадники Смерти, а кони, на которых они скачут, могут мчаться по ветру, прямые солнечные лучи убивают их. Лошадей Тьмы ничто не остановит — они ворвутся во двор крепости и распахнут ворота для остальных врагов.

Следом она принялась быстро выкрикивать приказания, затем выхватила меч, в левой руке зажав щит. Защитники крепости поступили так же. Многие сбежали со стен и заняли оборону возле ворот.

Между тем орда, возглавляемая воинами-скелетами на колдовских скакунах, приближалась.

После того как обороняющие крепость накрыли передовые ряды тучей стрел из луков и арбалетов, большая часть наступавших придержала коней. Только всадники Смерти натянули поводья, и их лошади взвились в воздух и вскоре оказались на уровне верха насыпной стены. Уже оттуда они обрушились на защитников Долины Эрика. Казалось бы, сами по себе всадники были не велики размерами, однако их тени оказались чудовищно широки и до жути черны.

В непосредственной близости они выглядели столь мерзко, что взглянуть на них было невозможно. Когда-то и сама Песнь Крови была воином Хель, но даже в ту пору она оставалась живым существом. Это же были скелеты, вооруженные громадными мечами. Даже сталь их клинков отливала какой-то мертвящей сизоватой чернотой. Внутри пустых глазниц пылало багровое пламя, его отсвет ложился и на развевавшиеся на лету плащи.

— Послушай! — резко выкрикнула Вельгерт. — Эти твари очень похожи на банду Нидхегга. Ну те, с которым он устроил на нас облаву. Это же Охота Проклятых. Их может остановить только кольцо Хель, что ты носила.

— Возможно, это не те же самые. — В голосе воительницы сквозила явная безнадежность. — Я никогда не жалела о том, что богиня Смерти вернула себе это кольцо, но теперь…

Вельгерт громко отдала приказания лучникам и арбалетчикам. Тучи стрел полетели в сторону надвигавшихся воинов-скелетов. Затем последовал еще один залп. Множество стрел попали в цель, особенно в животы уже спускавшихся лошадей Тьмы, однако ни всадники, ни призрачные твари не обратили на них никакого внимания. Вельгерт выругалась.

Наконец всадники Смерти перемахнули через стену. Взметнулись черные клинки и заработали с такой скоростью, что глаз не мог уловить ни взмахов, ни ударов. Послышались вопли погибавших людей. Только Торфинн не издал ни звука, он молча смотрел, как скелет ударил мечом Оле. Парнишка сразу рухнул на песок, из раскроенного черепа вывалились мозги, хлынула кровь.

Внутри крепостного двора призраки разделились на пары и, неся смерть налево и направо, двинулись ко всем четырем воротам. Оставшийся направил коня в сторону одного из общих домов.

— Там же мои дети! — завопила Вельгерт.

Некоторые из защитников крепости пытались остановить девятого всадника.

— Помогите им! — приказала воительница.

Несколько мгновений Торфинн и Вельгерт колебались. Чувство долга боролось с любовью к детям.

— Торопитесь, — повторяла Песнь Крови. — Сражение там, внизу. Там все решается.

Супруги разом бросились с вала в гущу схватки.

Песнь Крови быстро огляделась. Пока под стенами шел бой, маленькие группы из подступившего к поселению войска уже успели разбежаться по улицам. Там и тут показались язычки пламени. Скоро некоторые из домов уже вовсю полыхали. Воительница испытала что-то вроде шока — подобную картину она уже видела тринадцать лет назад. Все повторялось — сначала робкие язычки пламени, потом бушующий, пожирающий все огонь, крики женщин и детей, гибель мужа и сына. Она побледнела.

«На этот раз ничего подобного не случится. Я не позволю!»

Войско врага полностью окружило крепость, штурмовые отряды сосредоточились возле всех четырех ворот.

Стараясь понять, сколько еще всадников Смерти осталось в строю, Песнь Крови глянула со стены. Озноб пробежал по ее телу, восемь из них уверенно пробивались к воротам. Защитников становилось все меньше и меньше, лишь группки самых отчаянных еще пытались преградить путь безжалостным врагам. Девятый воин-скелет уже работал мечом возле самого входа в общий дом. Казавшиеся неуязвимыми всадники Смерти нагоняли ужас. Люди отчаянно сражались с ними, но всякий раз воины, сходившиеся с ними один на один, падали кто с перерубленной шеей, кто с разбитой головой. Даже если вороненая сталь и не касалась жертвы, та все равно падала на землю со страшной раной. Еще хуже было то, что одно только прикосновение к лошади Тьмы или к самому всаднику убивало наповал.

Одно только прикосновение! Эта мысль окончательно сразила Песнь Крови. Против подобных чудовищ нельзя выстоять, сражение неумолимо шло к единственно возможному финалу…

Она побежала по верху стены, на ходу приказывая отрядам лучников прикрывать подходы к воротам. В следующее мгновение заметила Вельгерт и Торфинна, казалось, застывших возле самого входа в общий дом. Она приостановилась, огляделась в последний раз, поняв, что помощи ждать неоткуда, сражение было явно проиграно. Затем воительница рванулась вниз по ступеням туда, во двор крепости, где вместе с друзьями она будет сражаться или умрет. «Благодарю тебя, Фрейя, что хотя бы Гутрун находится в безопасности! Пусть держится около Хальд…» — подумалось ей. В следующее мгновение она уже была внизу.

Песнь Крови помчалась к строению, надеясь каким-нибудь образом остановить ужасного всадника.

— Не притрагивайся к нему! — заметив подругу, закричала Вельгерт. — Он убивает прикосновением!..

— Что бы такое придумать, чтобы отогнать его? — спросила Песнь Крови.

В этот момент воин-скелет увернулся от удара, который пытался нанести ему Торфинн.

— Ничего не выходит! — разочарованно прокричал защитник крепости.

— Мы уже и так и этак атаковали его, — принялась рассказывать Вельгерт, — но, похоже, он не желает убивать нас.

— Тогда вы двое помогите обороняющим ворота. Другие, наверное, будут действовать так же.

— А ты?

Песнь Крови ничего не ответила, решительно бросившись на воина-скелета, но тот тут же отступил.

Неожиданно маленькая девчушка выбежала из длинного строения и, проскользнув мимо воительницы, набросилась на воина-скелета в черном плаще. В руке она сжимала деревянный, предназначенный для упражнений меч.

— Тора! — вскрикнула Вельгерт и попыталась перехватить дочь.

К удивлению Песни Крови воин Тьмы отступил и перед девочкой.

Вельгерт успела схватить дочку и оттащить ее назад, поближе к Торфинну и подруге.

К этому моменту сопротивление защитников северных ворот было окончательно сломлено. Два скелета спешились и отворили створки. Тучи стрел, обрушившиеся на гвардейцев Хель, не произвели на них ровно никакого впечатления. Наступавшие радостно завопили, тут же построились в колонну и, прикрывая головы щитами от действия лучников со стен, двинулись в сторону образовавшегося прохода.

Как только войско Ковны ворвалось внутрь крепости, оба воина Хель вскочили на коней и выехали из крепости, держа путь к лесу. Тот же, что пробивался к общему дому, вдруг замер, его скакун отчаянно заржал и взвился в небо. Тотчас же завыл страшный ветер, налетела буря, в ней всадник и завертелся, перевалил через верх насыпной стены и исчез вдали. Спустя несколько минут распахнулись и трое других ворот, оттуда воины-скелеты тоже погнали коней в сторону леса. Тут же начала пропадать колдовская мгла, вскоре ясный утренний свет вновь залил окрестности, а сражение, разгоревшееся в пределах крепости, продолжилось с новой силой.

Почти половина защитников Долины Эрика в это время уже лежали бездыханными. Те же, кому не повезло, и кто коснулся чудовищ на лошадях Тьмы, на глазах разлагались, плоть их стремительно слезала с рук и с лиц, обнажая кости. Оставшиеся обороняющиеся сражались отчаянно и умело, как учила их Песнь Крови, однако очень скоро сказалось преимущество в численности. В дыму сражения враги оттесняли защитников, разделяя их общий фронт на отдельные очаги сопротивления, а потом и на одиночных бойцов, справиться с которыми уже не представляло особого труда. С десяток воинов Ковны окружили Песнь Крови. Улучив момент, они набросили на нее прочную сеть. Так же поступили и с Вельгерт и с Торфинном, спеленав их, как диких зверей.

Скоро все было кончено.

Песнь Крови, Торфинн и Вельгерт стояли возле стены длинного строения. Все трое тяжело дышали, руки у них были связаны, так что нельзя было вытереть пот, сбегавший в глаза. Рядом с обнаженными мечами прохаживалась охрана. Воительница с тоской смотрела в сторону северных ворот — оттуда еще доносились звуки битвы. Затем она увидала, как несколько защитников крепости сумели вырваться за ее пределы.

Спустя несколько мгновений головорезы Ковны взломали дверь в строение. Начали выводить оттуда детишек, стариков и старух. Пожилых убивали сразу, а детей погнали через северные ворота. Только Тору и Ингвара, детей Вельгерт, подтащили к родителям и привязали там, словно волчат.

Внезапно со стороны северных ворот донеслись полные отчаяния крики. Песнь Крови вздрогнула, попыталась вырваться, услышав их. Подобные вопли звучали в ее ушах тринадцать лет назад, когда солдаты Нидхегга убивали детей в этой деревне. Один из охранников приставил меч к горлу воительницы и заставил вернуться к стене.

— Что вы делаете с ними? — закричала она.

Ей никто не ответил, конвоиры просто переглянулись и обменялись многозначительными ухмылками.

Через северные ворота во внутренний двор крепости въехали мужчина и женщина. Он был смуглолицым с седыми волосами, лицо женщины поражало переходящей в синеву бледностью. Ее длинный черный плащ ярко поблескивал в солнечном свете.

— Ковна! — воскликнула Песнь Крови и громко выругалась.

— Кто эта женщина? — спросил Торфинн.

Женщина еще находилась слишком далеко, чтобы услышать вопрос, однако повернула голову и удивленно взглянула на Торфинна. Некоторое время, вздернув в наигранном удивлении брови, женщина в черном плаще смотрела на невежду-пленного, затем губы ее шевельнулись, и в ушах пленников раздался мелодичный голосок, будто она была в двух шагах от них:

— Я — Тёкк.

Несколько мгновений спустя Ковна и Тёкк подъехали ближе. Ведьма внимательно осмотрела Вельгерт, Торфинна, затем перевела взгляд на детей. Наконец глянула на воительницу. Чувственные, полные алые губы изогнулись в улыбке.

Крики за северными воротами стали громче, отчаяннее. Затем все разом стихло.

— Ты спрашивала, что там происходит? — спросил Ковна и кивком указал в сторону северных ворот. — Еще увидишь, — он довольно засмеялся, — прежде, чем сдохнешь.

Глава шестая. ХОЛМ

Ялна выскочила на опушку леса. Казалось, она полностью лишилась самообладания, однако картина, открывшаяся перед ней, отрезвила ее, привела в чувство.

Поселение пылало, над крепостью столбом поднимался дым. Со стороны Долины Эрика доносились отчаянные предсмертные крики. Девушка до боли сжала рукоять меча, прижала к себе щит. Едва справившись с рвущимся из груди гневным криком, она почти шепотом принялась проклинать всех и вся. Между тем крики становились все отчаяннее, все надрывнее. Наконец, Ялна не выдержала и зажала уши. Но глаза закрыть она себе не позволила — не мигая, продолжала наблюдать за тем, что творилось возле крепости. Видно, хотела надолго запомнить эту картину. Солдаты Ковны развлекались — убивали последних защитников крепости на спор, кто ловчее нанесет удар. Высшей доблестью считалось одним движением вырезать из тела жертвы печень и подбросить ее повыше. Вот они и упражнялись…

Бывшая рабыня, сама испытавшая, что такое телесные муки, оцепенело следила за избиением пленников. Неожиданно она вскрикнула:

— Мы должны что-то сделать! — и в упор взглянула на Тирульфа.

В этот момент девичий вопль: «Мама! Мамочка! Не надо!» — словно разбудил светлобородого воина.

Он потряс головой, пощипал бороду:

— Может, позже?

— Когда всех поубивают?

Тирульф промолчал.

— Будьте вы прокляты, — неожиданно спокойным голосом заявила Ялна.

Теперь на нее напало странное леденящее оцепенение. Молча, с каменным лицом она внимала крикам и мольбам умиравших людей. Даже взлетающие вверх кровавые ошметки тел оставляли ее безучастной.

Тирульф пристально вглядывался в нее, не обращая особого внимания на зверства. В первый раз, что ли! Но теперь и у него в душе закипал гнев. Чем он мог помочь этой безумной? Броситься в бой, размахивая мечом и вопя? Он и задумываться даже не стал, какая судьба его ждет, попади он в руки бывших соратников. Он вновь взглянул на Ялну. Все смешалось в его душе, и откуда вдруг возникла тонкая струйка жалости к этой некогда распятой в подземелье Нидхегга девчонке. Все повторялось. Тогда пытался спасти, и сейчас то же намерение постепенно и твердо завладевало мыслями. Не помоги он ей тогда, она уже давно бы лежала в сырой земле, крикнув бы перед смертью так же, как та, что только что звала на помощь.

— По крайней мере, — неожиданно громко и даже резко заявил воин, — можешь не беспокоиться за жизнь Песни Крови.

Ялна вздрогнула, приблизилась к нему, сердито заглянула в самые зрачки.

— Ты-то откуда знаешь? Рассказывай!

— Ковна получил приказ захватить воительницу, но так, чтобы ни единый волосок не упал с ее головы. То же самое касается женщины по имени Вельгерт и какого-то мужика Торфинна, а также их детей. Тёкк долго колдовала, я думаю, слишком даже долго. Каждому из нас навеяли их облик и строго предупредили, чтобы не вздумали с ними шалить.

— Зачем?

— Не знаю. Мне известно только то, что их необходимо взять живыми, и ничего более. Нас даже заставляли упражняться с сетями, чтобы изловить их, как дичь.

Ялна неожиданно резво отбежала недалеко в глубь леса и как подкошенная повалилась там на мягкую траву.


На шею Песни Крови набросили петлю из прочной веревки, другой конец привязали к седлу Ковны. Скакал он легкой рысцой, однако воительнице, словно дикому зверю, пришлось почти вприпрыжку бежать за Ковной и ведьмой-служительницей Хель. Процессия направлялась к вершине холма, где одиноко возвышался древний, с неохватным стволом ясень. Внизу, между узловатых, выступивших корней в скалистом основании были вырублены две могилы. Одна было подлиннее и пошире, другая поменьше. В них покоились муж и сын Песни Крови.

Воительница уже не сомневалась в своей дальнейшая судьбе — жить осталось недолго, прощаться с белым светом придется в страшных муках. Она попыталась было сопротивляться, однако веревки, стянувшие руки за спиной, отличались прочностью, а петля на шее душила при малейшем движении. Скоро Песнь Крови окончательно выбилась из сил. Ковна, повернувшись в седле, глянул на пленницу и ухмыльнулся.

Гибель приближалась неотвратимо, спасения ждать неоткуда. Большинство защитников крепости зверски умерщвлены, внизу добивали последних жителей. Их крики, уже редкие, слабые, еще разносились по окрестностям.

«Даже детей не пощадили! Убили всех!..» — Бессильный гнев охватил Песнь Крови. Она обернулась, бросила прощальный взгляд на родное поселение. Там бушевал пожар, скоро все, что было создано за долгие годы, возведено своими руками, обратится в пепел.

«Так уже было!» — Эта мысль не давала покоя, томила и мучила. В те давние дни воительница была столь же беспомощна и ничем не могла помочь землякам. Но это были годы молодости, самонадеянности, а теперь, набравшись опыта, победив Нидхегга, она могла бы стать менее беспечной, более прозорливой. Вот и Ковна, по-видимому, решил сыграть в ту же самую игру, недоигранную ею с Нидхеггом тринадцать лет назад. Генерал решил погубить ее тем же способом, что и в то далекое время.

«Я же должна была предвидеть это! Предотвратить беду! — Сознание собственной вины обжигало душу и причиняло страдания, куда более мучительные, нежели телесная боль. — Как же можно было забыть об осторожности! Почему я не обращала внимания на предостережения Норды, отказывалась верить в приметы? Кто, кроме меня, виноват в том, что все люди, поверившие мне, пали в битве или замучены? Слава Фрейе, что, по крайней мере, Гутрун осталась невредимой».


Как ни старалась Хальд припомнить, что же произошло с ней за эти несколько дней, ничего не получалось. Последнее, что зацепилось в памяти, это лесная хижина, ночевка, Норда, расположившаяся у очага, Гутрун, лежащая около порога. Молодая колдунья отлично помнила, что до хижины они сумели добраться только к ночи, решив там заночевать. Женщины рассчитывали на следующий день в лесу поучить Гутрун волхованию. Пошептавшись с подругой перед сном, мол, скоро у Норды день рождения, она с дочерью воительницы должна приготовить сюрприз любимой наставнице. Затем пришел сон, какой-то тягостный, камнем давящий на душу, притащивший кошмары, от которых она никак не могла избавиться, как не могла и проснуться…

Теперь Хальд пробудилась. Вокруг царила непроницаемая темнота. Служительница Фрейи заскрежетала зубами — так все эти воспоминания разбередили душевную боль. Не легче было и с болью телесной: стоило пошевелиться, как отчаянно заныли плечи и руки. Она попыталась помассировать их. Не тут-то было! На запястьях звякнули тяжеленные цепи.

Только сейчас до нее дошло, почему так холодно — она была обнажена и закована в стальные цепи. Молодая ведунья приложила все силы, чтобы пошевелиться, однако широко разведенные руки и ноги накрепко прикованы к склизлой ледяной стене. Страх проник в сердце. Чтобы приободриться и успокоиться, она сказала себе: «Это все пустяки, я в любой момент могу освободиться от оков».

Хальд собрала волю в кулак, принялась тихо напевать знакомые с детства колдовские заклинания, надеясь, что вот-вот ее озарит золотой свет Фрейи. Тепло и сияние обнимут ее, цепи спадут, темнота отступит. Однако Тьма даже не шелохнулась, холод по-прежнему оставался нестерпимым, кандалы все так же удерживали ее.

«Цепи заколдованы?» — Прежние страхи всколыхнулись в ней с новой силой. «Некто, подобный Нидхеггу, вновь заточил меня в темницу?» Но как это могло случиться, ведь самый страшный колдун на свете погиб. Богиня Хель обратила властителя-чародея в гнусного дракона, таковы была причуды Повелительницы Смерти. Он проклят навеки и заключен в самых мрачных катакомбах Нифльхейма. Все это произошло на ее глазах. Нидхегг вдруг вытянулся, принялся извиваться, обернулся драконом и низринулся в жуткое подземное царство, где властвовала Хель. Тогда кто же посадил ее на цепь, поверг во мрак? Кто сумел наложить такие заклятия на сжимающие запястья и икры оковы, что даже она, достаточно опытная служительница Фрейи, не в силах справиться с заговоренным металлом? Неужели старый недруг Норды ведьма Тёкк? Да, такой мощью обладает только она, но даже если это и правда, какова же ее цель — месть? И если она оказалась в подземельях замка Тёкк, где же Норда и Гутрун? Неужели помощница Хель и их сумела захватить в плен, даже Норду Серый Плащ? Хальд с трудом верилось в такое всесилие Тёкк.

— Норда? Гутрун? — крикнула девушка в темноту.

В ответ гробовое молчание. Позвала еще раз, но никто не ответил.

Воздух в темнице был холодный и влажный. До нее долетели зловонные запахи разложения и тлена. Смесь подобралась совершенно отвратительная, от нее кружилась голова.

Хальд напрягла все силы, чтобы унять боль в мышцах, особенно в плечах и запястьях. Ныли они нестерпимо. Тут до нее дошло, что не зря ее распяли в виде косого креста. Это же знак руны «гипт»! Может, в этом все дело? Ведь известно, что этот символ часто используют в магий разврата, превращающей людей в скотов. Сам же знак олицетворяет пересечение двух начал, двух могучих сил.

Теперь, когда мысли потекли ровнее, молодая колдунья попыталась сосредоточиться и взять себя в руки. Что-то коснулось ее голых ступней, что-то плотное, негнущееся придавило волосы. Хальд глубоко вздохнула и громко, как могла, пронзительно завизжала. Прислушавшись, поняла, что на самом деле она едва пискнула, как порой в страхе попискивают крысы. Но в любом случае голоса ее не лишили. «Уже неплохо», — подумала она.

Неожиданно мускулы на икрах начали подрагивать, по телу побежали судороги.

Она изогнулась в оковах, боль ударила в запястья, заныли плечи. Подвешенная без движения во мраке, ледяном холоде, погруженная в ужас, Хальд с отчаянием ожидала, чем это все закончится?


— Там Песнь Крови! — возбужденно объявила Ялна. — Я видела ее. Ее привязали к седлу Ковны и гонят на вершину холма, к старому ясеню. — Девушка разрыдалась, а потом взмолилась:

— Боги, за что же? Светлая Скади, помоги! Они ведут ее туда, где…

— Куда они ее ведут? — спросил Тирульф.

— Нидхегг пытал ее на том самом месте тринадцать лет назад. На вершине этого холма. Сначала враги на ее глазах замучили мужа и сына, затем саму распяли на дереве и оставили умирать. Неужели они решили все повторить заново?

— Это похоже на Ковну, — уныло откликнулся Тирульф. — Значит, в тот день он был рядом с Нидхеггом. Но, возможно, на этот раз они решили просто попугать ее? Я же собственными ушами слышал, как Тёкк распорядилась взять ее живой и невредимой. Мы все головой отвечали за исполнение приказа.

— Нет, — тихо, сквозь зубы, процедила бывшая рабыня. — Если бы они хотели сохранить ей жизнь, зачем это представление. Ты вот что, — неожиданно грубо, даже с некоторым вызовом прервала она мужчину, — меня твои домыслы не волнуют. Я попытаюсь лесом обежать холм и подобраться поближе к вершине. Сопровождать меня незачем, сиди здесь и больше не цепляйся ко мне, у нас теперь дороги разные.

— Ага, — кивнул Тирульф. Он заметно помрачнел и так же грубовато продолжил:

— А ты попробуй остановить меня. Выдумала тоже, дороги у нас разные! Нет, милая, дорога теперь у нас с тобой одна, и нам с нее уже не свернуть.


Ковна и Тёкк спешились и наблюдали со стороны, как воины с обнаженными мечами, покалывая остриями Песнь Крови, погнали ее к древесному стволу. Здесь ее повернули лицом к генералу. Ковна спешился и подошел поближе.

— Помнишь, что случилось здесь тринадцать лет назад? — усмехнувшись, спросил он.

Воительница выдержала его взгляд, ничего не ответив.

— Она все помнит, — подала голос Тёкк и засмеялась. — И тебя тоже запомнила, догадывается, зачем ее притащили сюда. Взгляни, она же едва справляется со страхом. Ничего, дорогая, чему быть, того не миновать.

Ковна кивнул. Он всегда недолюбливал ведьм, с недоверием относился ко всяким колдовским вывертам. Особенно ему претила легкость, с какой эта жуткая Тёкк проникает в чужое сознание. Припомнилось, что властитель Нидхегг тоже отличался на этом поприще, он ломал чужую волю, скручивал и превращал в раба всякого, кто попадался ему на пути. Может, он действовал грубее, не столь изощренно, как эта стерва… «Тьфу, типун мне на язык, достопочтенная служительница богини Хель, моя верная союзница», — быстро мысленно поправился Ковна. Откуда-то издали насмешливым эхом откликнулся чей-то мелодичный голосок:

— Вот так-то лучше, генерал.

«Надо же, все слышит, со-оюзница! По-видимому, Тёкк добилась куда большего в искусстве магии, чем сгинувший чародей», — удивился он.

Он перевел взгляд на Песнь Крови, подошел ближе к связанной воительнице, вновь недобро усмехнулся. Столько лет не дававшая покоя жажда мести вновь овладела сердцем.

— Если что и запамятовала, мы тебе напомним, — Ковна рассмеялся, почти доброжелательно. — Помнишь, как Нидхегг приказал содрать с тебя одежду. Повисишь, дескать, голая, как и должно висеть рабыне, взбунтовавшейся против своего господина.

Стоявшие рядом солдаты захихикали.

Песнь Крови продолжала хранить молчание, в упор рассматривая Ковну.

Тот склонился над ней.

— Я прикажу развязать тебе руки. Ты сама снимешь с себя всю одежду. Затем встанешь на то место, куда тебе укажут. Остальное мы сделаем сами.

В этот момент издали раздался мелодичный голос Тёкк:

— Она полагает, что как только ей освободят руки…

Ковну неожиданно охватила дикая ярость:

— Я и сам могу догадаться, что она замыслила, колдунья. Однако пусть не надеется, что здесь ей позволят применять уловки, свойственные рабам, предназначенным выступать на арене.

Он нежно погладил Песнь Крови по длинным черным волосам. Воительница вздрогнула и резко тряхнула головой.

Ковна вновь рассмеялся:

— К сожалению, на этот раз в нашем распоряжении нет твоего мужа и сына, чтобы показать на них, как следует поступать с беглыми рабами. Но если ты не возражаешь, их место вполне могут занять твои сообщники Вельгерт и Торфинн, а также их детки. Кроме того, у нас есть еще кое-что. — Он повернулся к Тёкк и махнул рукой:

— Покажи-ка ей!

Тёкк наклонилась и вытащила из подсумка, притороченного к седлу, длинный предмет, завернутый в кожу. Она глянула на Песнь Крови, улыбнулась и принялась не спеша разворачивать его, держа на виду, так, чтобы воительница могла разглядеть сначала лезвие клинка, затем рукоять. Освободив предмет, Тёкк швырнула оружие к ногам Песни Крови. Это был меч Гутрун.

— Нет! — вскрикнула пленница и рванулась вперед.

Стражи сразу выставили мечи, уперев их острия в грудь женщины,

— Если ты откажешься сотрудничать с нами, — предупредила ее Тёкк, — твоей дочери будет очень больно, невыносимо больно! Она сейчас находится в моем замке. Это достаточно далеко отсюда, но я могу дать тебе возможность услышать, как она будет кричать. Я могу даже убить ее, и ты сможешь все увидеть лично, как ее будут мучить и убивать. Ну что, приступим?

— Я сделаю все, что ты захочешь, — не задумываясь, ответила Песнь Крови, — если освободишь Гутрун.

— Ты выполнишь все, что тебе прикажет Ковна, — засмеялась служительница Хель, — или твоей дочери придется туго. Не надейся, никто не собирается ее освобождать.

— Как же я узнаю, что она жива?

— Никак, — улыбнулась Тёкк.

Песнь Крови испытующе глянула на ведьму.

— Вот и хорошо, — засмеялась та и повернулась к Ковне:

— Она сделает все, что нужно. Жизнью своей дочери рисковать явно не будет.

— Телячьи нежности, — в тон колдунье засмеялся Ковна. — Для настоящего воина всякие чувства недопустимы. Нельзя быть такой мягкотелой, — обратился он к Песни Крови. — С другой стороны, ты и так у нас в плену, так что единственное, на что можешь рассчитывать, это на легкую и быструю смерть.

Затем Ковна распорядился развязать пленнице руки.

Когда кто-то из солдат распутал кожаные ремни, Песнь Крови потерла затекшие запястья. Некоторое время она пребывала в раздумье. В душе бушевали ненависть и гнев, однако воительница сумела сдержать себя. Вела себя спокойно, даже несколько угрюмо.

— Итак, для начала я могу приказать выколоть Гутрун правый глаз, — предупредила Тёкк. Смиренный вид Песни Крови не мог обмануть ее. — Это будет неплохое развлечение.

— Будь ты проклята! — не выдержала воительница.

Теперь хохотали все, даже солдаты, присутствующие при этой сцене.

— Хватит болтовни! — рявкнул Ковна. — Приступай!

Песнь Крови бросила взгляд на меч Гутрун и начала снимать с себя одежду, стараясь не обращать внимания на ухмылки и шуточки солдат. Чем более она обнажалась, тем разнузданнее становилось веселье. Все эти долгие невыносимые минуты воительница мучительно искала выход, однако его не было. В ее нынешнем положении невозможно обратить поражение в победу.

Песнь Крови сняла последний лоскуток, прикрывавший тело, аккуратно положила его на землю. Солнечный свет омывал ее фигуру. Она сжала пальцы в кулаки, уперлась кулаками в бока, не сводя взгляда с меча Гутрун. Наконец воительница подняла голову, обвела взглядом всех присутствующих. Теперь уже никто не смеялся. Ее тело, иссеченное множеством шрамов, лучше любого рассказа свидетельствовало о многочисленных боях и стычках, где ей пришлось участвовать. Всем было известно, что до сих пор никто не сумел победить ее в открытом и честном поединке. Теперь все видели, чего стоили ей эти победы. Зрелище было впечатляющее, даже отребье, собранное Ковной после падения Нидхегга, с уважением и страхом смотрело на обнаженную женщину. Только генерал и колдунья веселились по-прежнему, отпускали шуточки.

— Теперь к дереву, — приказал Ковна.

Ударом сапога он отбросил в сторону сложенную на земле одежду.

— Сожгите этот хлам, — велел он. — Он ей больше не понадобится.

«Им не удастся победить нас, Гутрун! — мысленно поклялась воительница. — Придет наш час, и мы…»

Уловив ее мысли, Тёкк рассмеялась:

— Ты опять начинаешь дерзить. Надеешься на победу? Отлично. Пока мы здесь развлекаемся, я могу…

Песнь Крови выругалась и решительно направилась к дереву. Здесь она обернулась лицом к врагам, раскинула руки и позволила мучителям привязать себя к стволу. Кора старого ясеня, грубая, бугорчатая, изрытая бороздами, множеством мелких острых выступов, зазубрин впилась в ее тело.

Глава седьмая. ДРУЗЬЯ

Во тьме раздался чей-то шепот:

— Гутрун…

Потом еще раз, с той же тоскливой мольбой:

— Гутрун…

Девушка, ходившая из угла в угол, остановилась, оглядела темницу. Небольшая, мрачная, едва освещенная каморка без окон. Помнится, в тот самый момент, как ее взяли в плен, кто-то из солдат обмолвился, что Тёкк велела брать их живыми. Выходит, теперь она в плену? Ее привезли в замок служительницы богини Смерти Хель? Но зачем? Пищу Гутрун просовывали через небольшое оконце в двери три раза. Если принять во внимание, что хижина, где они устроились на ночлег, располагалась в лесу, а замок Тёкк — в горах, между ними достаточно далеко, значит, она провела в заключении несколько дней.

В каморке стояла широкая кровать с поблескивающим красным покрывалом, рядом с ней кресло с резными позолоченными подлокотниками. Свет маленькой масляной лампы, подвешенной на стене над креслом, отражался на черной поверхности стола с изогнутыми, покрытыми резьбой ножками. Удивительно, но лампа сама собой наполнялась маслом. В каморке веяло холодом, а на Гутрун была надета только ночная рубашка, та, в которой ее захватили солдаты. Рубашка была порвана, кое-где проступали пятна засохшей крови, по-видимому, отметины оставили те два мерзавца, зарубленные ею в хижине. Следы на коже от ремней, которыми ей скручивали руки во время переезда, почти зажили.

— Гутрун… — долетел до нее тот же дрожащий шепоток.

Девушка метнулась к окованной железом деревянной двери, попыталась открыть ее. Дверь была заперта. Тогда она встала на колени и попыталась разглядеть что-нибудь через тончайшую щель, опоясывающую запертое отверстие, через которое ей подавали еду. Ничего, кроме кромешной тьмы за пределами комнаты, различить не удалось.

— Освободите меня! — громко потребовала девушка.

— Гутрун…

Девушка задумалась. Шепот определенно доносился не из-за двери, это точно. Голосок проникал в темницу откуда-то извне. Может, из-за стен?

— Я слышу, — наконец откликнулась Гутрун.

Она остановилась посреди комнаты, нахмурилась, постаралась припомнить уроки, полученные ею от Норды и Хальд. Они учили ее общаться с духами, управлять ими, отгонять злые силы, ее научили многому, но вот будет ли толк?

— Кто ты и чего хочешь?

— Поиграй, Гутрун, — раздалось вновь. — Я хочу играть. Ты не помнишь меня? Мы же вместе играли…

У Гутрун перехватило дыхание. Она наконец узнала этот пришептывающий голос. Она не слышала его несколько лет, точнее, более семи лет. Он пришел оттуда, из Нифльхейма, из страны Мрака и Льда, где она родилась и выросла.

Гутрун вздрогнула:

— Инга?

Неужели это она, ее давняя подружка, находившаяся в мире Мертвых во владениях Хель.

Стоило ей вспомнить имя, как в углу каморки зажглось свечение, следом очертилась отливающая пульсирующим пурпуром фигурка.

За эти годы Инга совсем не изменилась. Перед Гутрун предстала маленькая девочка. Светлые волосы обрамляли пепельно-мертвенное личико. Глубоко посаженные глаза смотрели печально, в них стыла невыразимая тоска.

— Гутрун! — вскрикнула Инга. — Как я скучала по тебе! Мне нельзя оставаться здесь долго. Матушка Хель тоже соскучилась по тебе. Зачем ты покинула нас? Разве ты не хочешь вернуться в родной дом в Нифльхейм? Все твои друзья ждут тебя…

Гутрун попыталась что-нибудь сказать, что-то пролепетала, но от подступившего волнения ничего связного выговорить не смогла.

— Гутрун? — вновь позвала Инга.

Ее причудливый, светящийся пурпуром образ затрепетал, затем начал растекаться, таять.

— Ты, — всхлипнула она, голосок ее дрогнул, — выглядишь совсем иначе, чем тогда, когда мы вместе играли. Ты теперь совсем взрослая. Наверное, больше не захочешь играть со мной, ты больше не любишь меня?

Слезы хлынули из глаз Гутрун. Она снова попыталась что-то сказать, что-то объяснить, пожаловаться, но тут же прикусила губу — лучше помалкивать. Норда учила, что первый признак мастера в таком сложном деле, как колдовство, — выдержка и умение беречь силы. Нельзя сломя голову бросаться на каждый призыв о помощи, на каждую мольбу. В таких случаях спешить нельзя, иначе не миновать беды. Сейчас она сознательно промолчала.

— Ты не хочешь вернуться домой? К друзьям? — Уже почти совсем растаявшая Инга протянула к ней руки, расплакалась. — Ну, пожалуйста. Ты не хочешь ответить? Тогда мне лучше уйти. Но сделай так, как велит тетушка Тёкк. Того же хочет и Матушка Хель. Вот я и все наши друзья поступаем так, как они пожелали. Если смогу, я еще приду к тебе…

Голос ослабел, затем и вовсе затих, как, впрочем, и колеблющийся образ подруги давнего детства.

Слезы у Гутрун мгновенно высохли. Она сжала кулаки, вскинула руки:

— Ничего не выйдет, Тёкк. Тебе не удастся обмануть меня. Что бы ты там ни задумала, все равно проиграешь.

Ответа не последовало.

Прошло несколько часов. Неожиданно за дверью звякнуло, окошечко отворилось, и в комнату просунули еду.

Гутрун, после разговора поклявшаяся не прикасаться к еде, теперь решила, что глупо самой лишать себя сил. Они ох как понадобятся! Девушка поела, хотя еда была холодная и безвкусная. Эта пища вновь напомнила ей те однообразные, воистину бесплотные блюда, какими ее с матерью кормили в царстве Смерти.

Только промелькнуло в голове, и сразу потянулись воспоминания.

Нифльхейм! Гутрун даже передернуло, когда ей припомнилось неисчислимое множество мертвецов, с которыми ей приходилось жить в раннем детстве. Освобождение пришло после того, как мать победила предавшего Хель Нидхегга и вернула богине Смерти Череп Войны. Владычица Тьмы отпустила их на волю. Тогда-то Гутрун впервые увидала зеленые холмы Мидгарда, мира Живых. Правда, маленькую девочку долго мучили призраки царства Смерти, порой ей никак не удавалось заснуть. Стоило смежить веки, как она вновь оказывалась в ледяном подземном мире, где правит матушка Хель, где, куда ни глянь, бродят толпы мертвецов. Все мерзнут, пытаясь согреться, прижимают руки к груди. Оттаяла девочка нескоро, сначала все никак не могла поверить, что солнышко светит всем, что тепла здесь хватает на всех. Даже маленькой былинке достается своя доля нежного и целебного сияния.

«Теперь они хотят, чтобы я вернулась во Тьму? — спросила себя Гутрун. — Выходит, замок Тёкк — только временное пристанище, и меня тянут вниз, на пепельно-серые, тусклые равнины. Даром, что ли, они подослали ко мне Ингу. Это же ловушка. А может, я уже в Нифльхейме, и этот голосок должен был обмануть меня — подтвердить, будто я еще на земле, в мире Живых?»

Гутрун вновь принялась расхаживать взад и вперед. «Прежде всего, — убеждала она себя, — нельзя поддаваться панике».

Намного ниже каморки, где томилась Гутрун, в ледяном подземелье, в беспросветной темноте висела распятая Хальд. По-прежнему обнаженная, девушка окончательно замерзла, каждый вздох давался с трудом, тело нестерпимо болело. Рук Хальд уже не чувствовала, не давала покоя боль в плечах. Больше всего убивало ощущение безысходности. С каждой минутой она слабела, ни воды, ни пищи ей не давали.

«Значит, здесь мне и сдохнуть? — с отчаянием размышляла она. — О, Фрейя, не дай мне погибнуть. Помоги мне, я не хочу умирать, я не сдамся». —

Внезапно во тьме прорезался малюсенький источник света. Сияние разрослось, набрало силу, приобрело пурпурный оттенок. В облаке света вдруг очертилась фигура. Была она высока, раза в два выше Хальд. Вот прорезались глазницы, скулы, и перед девушкой возник череп, затем высветился скелет. Наконец привидение приблизилось к ней.

— Я — твоя смерть, — бесцветным голосом проговорил призрак. — А также и жизнь твоя. Я — твоя любовь. Я помогу тебе узнать радость пребывания в могиле, наслаждение Смертью.

Хальд попыталась пошевелить руками и ногами. Зазвенели цепи.

— Именем Фрейи! — закричала она. — Оставь меня, исчадие Тьмы!

Призрак не ответил, сдвинулся, подплыл поближе. Скелет протянул «руки», точнее, кости и погладил Хальд по голове, затем «пальчики» коснулись щеки девушки, приласкали ее. А потом костяшки поползли ниже…

Девушка забилась, ужас придал ей силы. Она дергалась, пыталась освободиться от стальных оков. Трясла, крутила головой, слезы текли по ее лицу, когда она почувствовала отвратительные прикосновения по всему телу. Эта любовная игра со скелетом, ничего, кроме омерзения, не вызывала.

— Нет! Не надо!.. — закричала несчастная девушка. — Именем всемогущей Фрейи я призываю тебя — уймись! Пожалуйста… Не надо!..

Она разрыдалась громко, бурно, не в силах сопротивляться этим ласкам Смерти.

Неожиданно скелет отдернул «руки». Череп, до той поры ухмылявшийся — в его пустых глазницах горели пурпурные огоньки, — повернулся, уставившись в угол. В следующее мгновение в подземелье затлел еще один огонек, золотистый, пульсирующий.

Призрачный скелет зашипел, словно змея.

— Фрейя! — воскликнула Хальд. — Помоги! Убей его!..

У нее перехватило горло, мольбы и крики застряли в горле.

Сияние расширилось, обрело черты обуглившейся, покрытой ожогами человеческой фигуры. Только глаза были живы — глаза Норды Серый Плащ. В них стыли боль и сострадание.

Вспышка света родилась в поднятой ладони Норды, луч метнулся, угодив в грудь скелета. Жуткий призрак был отброшен к стене, ударился о каменную кладку и рассыпался багровыми искрами.

— Норда? — прошептала девушка. — Это ты? Что случилось? Как это произошло?.. Почему я здесь? Где Гутрун?

Обгорелые до угольев руки коснулись кандалов, надетых на Хальд. Металл звякнул, заклепки выскочили. Молодая ведьма рухнула на пол, пронзенная страшной болью. Собрав волю в кулак, она сумела выпрямиться. Сердце трепетало, в нем проснулась надежда. Только бы все снова не испортить. Она удержала стон, рвущийся из горла — не удалось только до конца погасить боль, и что-то вроде сдавленного мычания раздалось в подземелье. Затем девушка без сил опустилась на пол, схватилась за голову.

«Ты должна спасти Гутрун», — зазвучал голос Норды в голове Хальд.

Молодая ведьма заглянула в глаза наставницы.

— Что произошло, Норда? Кто пытался сжечь тебя? Скажи…

«Здесь в замке Тёкк находится Гутрун. Ее прячут в каморке, расположенной над этим подземельем. Тёкк хочет завладеть могучими силами, таящимися в ней. Если ведьма разбудит их именем Хель, случится горе. Ты должна предотвратить беду. Я… больше… не могу. Я сделала все, что в моих силах. Вот… и до тебя добралась… Найди и… освободи ее. Остальное неважно. Я… любила тебя как… дочь, Хальд. Я…»

Призрак вскрикнул, рухнул на пол, языки багрового пламени начали пожирать обгорелое тело. Скоро на полу осталась лишь горстка пепла. Золотистое сияние угасло, снова сгустилась тьма.

Хальд, тяжело дыша, уселась рядом с останками своей наставницы Норды Серый Плащ, затем, не удержавшись, прилегла на холодный пол. Некоторое время приходила в себя, мысленно боролась с болью, читала заклятия. Наконец попробовала пошевелить руками и ногами. Тело по-прежнему плохо слушались ее. Молодая колдунья разрыдалась.

— Ты ушла к Фрейе, Норда, она воздаст тебе покоем, — тихо проговорила золотоволосая девушка. — Меня же пусть наделит силой! Тёкк узнает, что такое месть!

Клялась она тихо, почти шепотом, но сила и страсть кипели в ее словах. Хальд вновь попыталась встать, и на этот раз тело подчинилось. Она сумела преодолеть слабость, ужас, страшную боль. В следующее мгновение она вскрикнула и вновь рухнула на холодный каменный пол, потеряв сознание, и темнота в сознании сомкнулась с окружающим ее мраком.

Глава восьмая. ПОКЛОНЕНИЕ ХЕЛЬ

Ковна приблизился к распятой Песни Крови.

— Когда ты разгромила Нидхегга, — как бы объяснял он воительнице, — ты разрушила весь порядок в мире. Не стало больше королевства, рухнул трон, по праву принадлежащий мне. Рано или поздно Хель все равно добралась бы до предателя. Однако вместо того, чтобы только наказать его, ты уничтожила весь уклад, лишив меня возможности стать повелителем, отодвинула в тень. Кем теперь я командую? Бандой отъявленных мерзавцев? Невелика честь. Я денно и нощно лелеял мечту отомстить тебе за эти семь безвозвратно потерянных лет. Теперь мой час пробил.

Песнь Крови усмехнулась:

— Тебе, Ковна, следовало бы поблагодарить меня за то, что до сих пор жив. Не уничтожь я Нидхегга, ты вряд ли дожил бы до сегодняшнего дня.

— Если обычная женщина сумела свергнуть короля, разве это король! Я…

— У меня были преданные друзья и союзники. Мне помогала сама богиня Хель, а также Властительница Жизни Фрейя, а также ее служительница… — перебила его Песнь Крови.

— Ты имеешь в виду эту ничтожную девчонку Хальд, — сказала Тёкк. — Забудь о ней, она тоже заточена в моем замке. С ней обошлись так же, как в свое время поступал с рабынями Нидхегг. Полагаю, она уже сдохла.

Скоро воительницу привязали к стволу старого ясеня. Руки прикрутили кожаными ремнями к дереву, предварительно заломив их назад, чтобы было больнее. Распяли также и ноги. Вдобавок намертво притянули к дереву ремнями туловище. Боль делалась все мучительней, и чем дальше, тем ужаснее становились страдания. Капельки пота выступили на теле несчастной женщины, теперь блестевшем в лучах полуденного солнца.

Песнь Крови повернула голову и перевела взгляд на ведьму.

— А ты, Тёкк, — спросила она твердым голосом, — за что ты мстишь мне? Чем я тебе досадила? Почему ты решилась захватить в плен мою дочь и помогала ему разрушить поселение?

Тёкк грациозно пожала плечами, вскинула брови:

— Никаких обид я на тебя не таю, нам нечего делить. Просто я служу великой Хель, как, впрочем, и ты в свое время. Так что никакой особой вражды в отличие от Ковны я к тебе не питаю. У него, правда, просто ум за разум заехал, все о какой-то короне твердит.

Генерал насупился, грозно глянул на союзницу, однако прервать колдунью не решился, видимо, в этой паре повелевала служительница Хель, а Ковна являлся не более чем исполнителем.

Между тем Тёкк продолжила:

— Так что ничего личного. Просто я хочу быть самой сильной, самой могущественной в искусстве магии. Ты возвратила Череп Войны Владычице Смерти, теперь она вновь обрела прежнюю силу. Ныне могущество ее распространяется далеко за пределами Нифльхейма, только, к сожалению, не все с этим согласны. С помощью грозного талисмана мы с ней сумеем наконец убедить сомневающихся и расширим влияние Мрака еще дальше. Много дальше… — Она прервала речь, затем направилась к двум могилам, вырубленным в камне. Здесь повернулась и проговорила:

— Многие из тех, кто верно служит Хель, уже собрались в моем замке. Нам не хватает только предводителя. Очень скоро с помощью Гутрун мы возродим его… — Она с откровенным недоумением посмотрела на генерала и развела руками:

— Послушай, Ковна, ты ничего не упустил? Разве Нидхегг не приказал привязать умирающего мальчишку к телу мамаши? Глядишь, она согрела бы его теплом и заботой…

— Оставь в покое кости моего сына! — воскликнула Песнь Крови.

Тёкк засмеялась.

— Точно, так и было, — кивнул Ковна. — Что-то я запамятовал. Сейчас я прикажу своим молодцам…

— Не надо. — Тёкк жестом остановила его. — Там, — она указала пальцем на могилу, — ничего нет. Я давным-давно забрала эти кости…

— Нет! — выкрикнула несчастная женщина.

— ..Это случилось тринадцать лет назад, — Тёкк по-прежнему обращалась к Ковне. Отчаянный вопль Песни Крови она попросту проигнорировала, — после того, как так называемая Песнь Крови сдохла.

— Ты лжешь! — воительница забилась в путах.

На лице Ковны вновь проступило нескрываемое изумление.

— Она… сдохла? Мы-то все решили, что эта сучка каким-то непостижимым образом сумела избежать гибели.

— Ты недостаточно осведомлен, — заключила Тёкк и решительно направилась к распятой пленнице и заглянула ей в глаза.

— Вспомни-ка, — сказала ведьма, — какая она была в те дни, когда вела битву с Нидхеггом. Ну что у нее за доспехи, какие меч и щит она держала в руках? Какой герб был нарисован на щите?

— Да, — ошарашено подтвердил генерал. — Но она совсем не похожа… Вовсе не напоминает этих, помогавших нам в битве:

— Воины Хель бывают разные, Ковна. Некоторым, таким, как Песнь Крови, может быть обещано возвращение живой плоти, если они согласятся исполнить приказ Властительницы Тьмы. То есть верно послужат ей делом и словом. Как, например, эта. Как ты ее назвал? Сучкой? Возможно, она и есть самая подлая сучка, предавшая свою благодетельницу. Но вернемся к воинам Хель. Есть и другие, похожие на тех, что участвовали в нападении на эту мерзкую деревню. Это мертвецы в самом полном смысле слова. На бой их поднимает повеление Хозяйки. Их так и называют — всадники Смерти. А самое страшное оружие у них — это они сами. Стоит только прикоснуться к ним, тут же наступает смерть.

— Признайся, что ты солгала, служительница Мрака! — выкрикнула Песнь Крови. — Насчет моего сына.

— О, горе матери, ты безмерно, — издевательски улыбнулась Тёкк и мягко пригладила волосы на голове пленницы.

Воительница попыталась сбросить ее руку, но путы, впившиеся в горло, не позволили.

— Послушай, дорогуша, — с некоторой даже доброжелательностью продолжила Тёкк. — Твое сознание для меня открытая книга. Мне известно даже то, о чем ты сама не догадываешься, хотя эти сведения тоже находятся в твоем мозгу. Вот что я там высмотрела. Прежде всего, тебе, оказывается, хорошо известно, что после казни Нидхегг вернулся на это место, оживил усопшего Эрика и сделал из него раба Смерти. Я могу также поведать, что в ту пору ты еще удивилась, почему он не заколдовал и трупик твоего дорогого сыночка? Теперь ты знаешь ответ. Твой сыночек похоронен вовсе не здесь. И даже совсем не похоронен. — Тёкк улыбнулась, вновь погладив по волосам привязанную женщину. — Я вижу насквозь все, о чем ты думаешь. Знаю даже то, о чем ты и не догадываешься. Так что не сомневайся. Это все правда. Просто до поры до времени Повелительница Тьмы скрыла от тебя все, что случилось тогда на самом деле.

— Что?..

— Что я с ним сделала? С ним все в порядке, он живет в моем замке.

— С-с ним… в порядке? Он здоров?.. — заикаясь, спросила Песнь Крови.

Эти вопросы вызвали у Тёкк новый взрыв смеха. На мгновение черты ее лица исказились, красота растворилась в отвратительной гримасе демона. Спустя мгновение прежний образ прекрасной женщины возвратился. У ведьмы было отличное настроение, она только что не пела, продолжая поглаживать волосы воительницы.

— Если бы ты знала, как мне хотелось рассказать тебе о нем. Он очень привлекательный юноша, статный, сильный, вылитый Эрик, хотя, конечно, моложе. Я исцелила его, понимаешь, о чем я? Помогла ему стать настоящим мужчиной.

— Торбьёрн… жив? Ты лжешь! Я умоляла оживить его, его жизнь должна была стать частью сделки. Иначе я отказывалась дать клятву на верность Хель. Однако сама богиня сказала, что это невозможно, ведь он слишком долго провел в стране Мертвых.

— Теперь его зовут Локит. Ну, если до конца честно, он не совсем живой, пока еще не совсем. Но очень скоро, когда я познакомлю его с родной сестрой, и когда он ощутит кровь своей первой женщины и сладость подобного выбора, он полностью воспрянет.

— Нет! — Песнь Крови вновь забилась в веревках. — Ты не посмеешь сделать из моего сына чудовище Тьмы.

— Почему чудовище? — Тёкк даже отпрянула.

— Ковна! — взмолилась Песнь Крови. — Не позволяй ей так поступать. Я уверена, даже ты не сможешь смириться с подобным святотатством. Сделай что-нибудь, останови ее! О каком королевстве ты можешь говорить, если этот монстр вырвется на свободу. Пытай, убей меня, но я заклинаю, подумай о себе. Не позволяй ей…

Ковна, до того момента продолжавший веселиться, вдруг насупился, помрачнел.

— Никогда бы не подумал, что ты когда-нибудь попросишь меня о помощи. Наконец-то я полностью удовлетворен. Спасибо, союзница. Ты заставила Песнь Крови умолять меня.

Воительница плюнула ему в лицо. В ответ он ударил ее кулаком в челюсть, женщина потеряла сознание.

— Будь ты проклят! — гневно воскликнула Тёкк. — Что ты себе позволяешь! А ну-ка, оставь меня с ней наедине. Желаешь навлечь на себя гнев Хель или поссориться со мной?

В глубине глаз колдуньи загорелись пурпурные огоньки.

Ковна выругался и отошел, приказав своим людям следовать за ним. Все они цепочкой начали спускаться к подножию холма, где он сам расставил часовых.

Тёкк справилась с гневом и напрягла волю, принявшись чертить в воздухе руны, при этом что-то бессвязно бормоча.

Когда Песнь Крови пришла в себя, ведьма снова улыбнулась и предложила ей:

— Воительница, ты еще можешь увидеть своих деток. Выбор за тобой.

Песнь Крови хмуро глянула на мучительницу.

— Это останется между нами. Ну, конечно, обо всем узнает моя повелительница Хель, а Ковну я отослала.

Песнь Крови долго всматривалась в самые зрачки Тёкк и наконец подала голос:

— Твоя взяла. Чего же ты хочешь?

— Тебе совершенно ни к чему воевать со мной. Я дала Ковне слово, что помогу ему отомстить, так вот, он сам признался, что доволен, следовательно, я сдержала обещание. На том и порешим. В виде распятой на дереве жертвы ты мне, в общем-то, не очень-то пригодишься. Другое дело, если ты, пусть вынужденно, подчиняясь обстоятельствам, согласишься стать моим союзником. Мне думается, тебе вряд ли понравится умирать здесь в одиночестве, ведь агония затянется на много дней. Тем более тебе мучительно будет вспоминать о том, что будущее, которому ты все эти годы яростно сопротивлялась, неотвратимо. Совсем недолго ждать, когда неисчислимая армия повелительницы Нифльхейма, ведомая твоим сыном, вырвется из страны Мертвых и обрушится на мир Живых, на ваш Мидгард. В конце концов, когда ты почувствуешь приближение смерти, ты вновь услышишь голос Хель. Он будет звучать все громче и громче, ведь ты сама помогла Владычице Тьмы обрести Череп Войны. Ты так и погибнешь, умоляя Хель о милости, и поступишь так, как она прикажет. Вновь станешь ее воином, тогда, когда наступит подходящий момент, и снова встретишься с Гутрун и Локитом.

Песнь Крови отрицательно замотала головой.

— Не упрямься, — посоветовала ей Тёкк. — Каждый воин, умирающий на земле, каждый человечишка, даже грудной ребенок, в свой последний миг услышит зов Хель. Это будет обещание жизни после смерти. Надо только поклониться ей, дать слово, что будешь служить верно и вечно. Уверяю тебя, многие уже встали под знамена Тьмы. С того момента, как ты вернула Хель Череп Войны, никто не сумеет остановить мою повелительницу. Присоединяйся к нам, тогда ты сможешь вновь обрести своих детей. Откажешься и…

— Я никогда больше не буду служить Хель, — спокойно ответила Песнь Крови.

— Даже если с твоими детьми случится то, о чем я тебе рассказала? Ты же не так глупа. Зачем тебе небытие, если у тебя есть выбор. Придет день, и ты сможешь гордиться своими детьми. Конечно, в твоем сознании я вычитала, что ты уже гордишься Гутрун, но это только начало. Твоя дочь еще удивит тебя. Владычица Смерти очень ценит ее и ее брата. Ведь Гутрун была рождена мертвой женщиной, ее дом — Нифльхейм. — Тёкк взяла локон Песни Крови и вытерла ей лицо, особенно то место, куда угодил кулак Ковны. — Ты даже представить не можешь, сколь высоко будет вознесена Гутрун, если ты согласишься помочь Хозяйке. Обратись к ней с мольбой, поклонись Повелительнице Смерти, и этим спасешь свою дочь. Богиня способна очень далеко заглянуть в будущее. Вот почему, как ты выражаешься, она всегда смеется последней.

— Проклинаю тебя, ведьма. Проклинаю Хель.

— Тебе не скрыть от меня своих мыслей. Твоя надежда теплится на том, что Гутрун весьма преуспела в колдовском искусстве. Возможно, ты успокоишься, если узнаешь, что в искусстве магии рожденная мертвой матерью пока лишь слабенькая ученица. Сила, Песнь Крови, спит внутри Гутрун подобно свернувшейся в клубок змее. Кольца Древней Ночи еще надо разбудить, а это можно совершить только именем Хель. Вспомни о Локите.

— Его зовут Торбьёрн, он сын Эрика. Таково его имя, и не имеет значения, принадлежит ли оно живому или погибшему.

— Его зовут Локит, — не обращая внимания на последние слова Песни Крови, тем же монотонным голосом продолжила Тёкк. — Ему предназначено возглавить отряды всадников Смерти. Он сделается могучим воином и чародеем, его искусством ты еще будешь восхищаться. Да-да, ты еще станешь гордиться своими детьми. — Ведьма сделала паузу, окинула взглядом окрестности. Дым над Долиной Эрика не произвел на нее никакого впечатления, и вновь продолжила:

— Я долго лелеяла в сердце эту мечту, великая и могучая богиня тоже думала об этом. Если бы тебе не удалось победить Нидхегга, пришел бы черед Гутрун и Локита. Они бы сразились с предателем и вернули Череп Войны его настоящей хозяйке. Но тебе удалось невозможное. Зачем же останавливаться на достигнутом! Теперь ты и твои дети смогут принять участие в осуществлении следующего этапа. Хель смотрит далеко. Нидхегг, битва, ожидающая нас в ближайшем будущем — это еще не конец, всего лишь полпути. — Тёкк замолчала, задумавшись, затем снова заговорила мелодичным чарующим голосом:

— Когда-то богиня являлась Повелительницей и Жизни и Смерти. Вся земля, называемая Мидгардом, была ее владением. Но Один и его подручные низвергли ее в подземное царство, в самую тьму, в страну Мертвых. Конунг богов украл Череп Войны и сумел навязать ей владение Смертью. Он лишил ее власти над Жизнью, Повелительница Мрака затаила обиду. Она верила, как только Череп Войны вновь окажется в ее руках, ей удастся вернуть прежнюю силу. Но беда в том, что ей слишком долго пришлось ждать, и все это время она продолжала властвовать над Смертью. Так что не стоит удивляться, если после того, как она вернет себе владычество над землей, Мидгард превратится в погруженный во Мрак, холод, покрытый льдом и снегом мир. То будет мертвое царство, подобие Нифльхейма. Точнее, вся Вселенная станет Нифльхеймом.

— Если ты испытываешь радость от того, что мир замерзнет, обратится в ледяную мрачную пустыню, ты безумна, Тёкк, — возразила Песнь Крови. — Что за доблесть превратить белый свет в ледяную могилу, позволить Мраку окутать Мидгард. Как можно мечтать о подобных вещах?! Разве не очевидно, что Свет лучше Тьмы, а тепло лучше холода? Неужели тебя саму прельщает пребывание среди снега и льда, где уже не отыщется жизни. Тебе-то что за веселье?

— Да, — кивнула Тёкк, — Хель ужасно заблуждается. Я же сказала, что она слишком долго правила Нифльхеймом, привыкла к холоду. К сожалению, самые первые и самые могущественные из нас, те, кто ей служит, кому по праву должна принадлежать земля, были вынуждены дать страшные клятвы на верность. Тем более что судьба Нидхегга у всех перед глазами.

— Я не могу понять, — воскликнула воительница, — какой смысл воевать за то, чтобы превратить землю в ледяную могилу? Какие клятвы могут оправдать подобный поступок? Никакие!..

— Я устала от твоего упрямства и глупости. Что ты все твердишь зачем? По-видимому, я зря потратила время, ты не способна понять, в чем радость и где горе. Короче, перед тобой две возможности. Только две! Либо ты поклонишься Хель и, когда мы захватим землю, сможешь увидеть своих детей, или долгая, мучительная смерть здесь и сейчас. Твою сгнившую плоть никто не положит в могилу. Мне, собственно, дела нет, что ты выберешь, как, впрочем, и Хель, тебе решать.

Тёкк глянула в глаза пленницы, прищурилась, затем повернулась и направилась к подножию холма.

Глава девятая. ЗА ПЕСНЬ КРОВИ И СВОБОДУ!

Солдаты Ковны притащили Вельгерт и Торфинна со связанными руками на вершину холма, поставили лицом к Песни Крови.

Вельгерт, заметив распятую подругу, бросилась к ней, объятая гневом. Песнь Крови обвисла на ремнях, глаза закрылись, дыхание прерывалось. Лицо с алыми шрамами, полученными в битвах, время от времени подергивалось от боли, крупные капли пота выступили на лбу.

— Фрейядис, — тихо окликнула ее Вельгерт.

Солнце садилось. Большую часть дня Песнь Крови провисела, привязанная к стволу ясеня. Ее страдания были безмерны, она лишилась сознания. Голос подруги вновь привел ее в чувство. Воительница с трудом открыла глаза.

Вельгерт склонилась к ней и поцеловала в щеку.

— Я боялась, что они уже разделались с тобой, — с усилием произнесла воительница, комкая слова. — Где твои дети? Им не причинили вреда?

— Нет, — ответила Вельгерт. — Нас уведут в замок Тёкк. Она обещала сохранить им жизнь, если мы подчинимся.

— Подчинитесь? Как?..

— Она пока не сказала, — подал голос Торфинн.

Песнь Крови едва заметно кивнула и выдавила улыбку:

— Все опять кажется совершенно безнадежным, не так ли, Вельгерт?

— Эх, Фрейядис, — Вельгерт совсем понизила голос. — Если уж нам удалось сбежать из застенков Нидхегга, а потом и победить его, хочешь, не хочешь, а придешь к выводу, что в этом мире нет ничего невозможного.

Подруги долго смотрели в глаза друг другу, затем приступ боли вновь скрутил Песнь Крови. Озноб пробежал по ее телу, веки сомкнулись. Она застонала. Через несколько мгновений, сумев справиться с болью, воительница вновь открыла глаза.

— Гутрун и Хальд тоже в замке Тёкк, — сообщила она. — И… мой сын.

— Твой сын?! Но как?..

— Тёкк призналась, что выкрала его останки из могилы и с помощью своих колдовских уловок оживила Торбьёрна. Теперь он магически быстро вырос. Однако по-настоящему живым его считать пока нельзя. Тёкк намерена оживить его плоть, и тогда он возглавит отряды всадников Хель. Помнишь тех, что напали на крепость?

Вельгерт кивнула, глаза у нее расширились.

— Их называют всадниками Смерти. Тёкк и Гутрун жаждет обратить в верную служительницу Хель, сделать из нее мерзкую ведьму. Мои дети нужны Владычице Мертвых, чтобы увеличить свою мощь, распространить ее по всей земле. Она хочет превратить наш мир в мертвое царство, где будут властвовать лед и мрак. Мы должны остановить ее. Если же мне суждено погибнуть, ты возьмешься за дело.

— Только бы мы могли спасти наших детей, — глухо откликнулся подошедший ближе Торфинн.

— Будьте осторожны. Помните, что Тёкк способна читать чужие мысли, — предупредила Песнь Крови. — Вот что вам следует знать — служительница Тьмы предложила мне поклониться Хель, стать ее воином.

— А ты? — спросила Вельгерт.

— Я отказалась.

Вельгерт кивнула:

— Но если другого выхода нет? Если иначе не выжить?..

— Не знаю, Вельгерт, я просто не знаю!

Голос воительницы прервался, она исступленно закашлялась, забившись в судорогах, спазм перехватил горло.

Между тем солнце легло на неровную, очерченную вершинами гор, линию горизонта. В тот момент в лесу, к северу от сгоревшего поселения, раздался жуткий рев. Скоро леденящие звуки усилились, и девять всадников Смерти гуськом взобрались на вершину холма. Правда, только четверо из них восседали на лошадях Тьмы, остальные двигались пешком, ведя своих скакунов в поводу. Все они выстроились перед деревом. Багровые, зловещие огоньки горели в глубине их пустых глазниц.

Следом за ними на вершину поднялась Тёкк, приблизившись к распятой воительнице, она улыбнулась. С той же непроницаемой улыбкой обвела взглядом Вельгерт и Торфинна.

— Пора отправляться в путь, — напомнила она, махнув рукой воинам-скелетам, стоявшим возле своих коней.

Те подвели их к солдатам Ковны, втащившим на вершину холма Тору и Ингвара, детей Вельгерт. Они усадили их в седла коней-призраков, Ингвар вскрикнул от страха.

— Если ты причинишь вред моему сыну… — предупредила Вельгерт.

— Прогулка верхом придется ему по вкусу, — пообещала Тёкк. — Скоро он поймет, как это здорово, если, конечно, ты не наделаешь глупостей.

Вельгерт повернулась к Песни Крови. Их взгляды снова встретились. Подруга склонилась и поцеловала воительницу.

— За Песнь Крови и свободу! — шепнула она.

Этот клич родился в те минуты, когда они обе, рабыни Нидхегга, подняли восстание и сумели вырваться из страшных подвалов Ностранда.

— Увижу ли я тебя вновь? — Вельгерт вытерла слезу, после чего решительно повернулась и направилась к группе всадников.

Торфинн, заметив прощальный взгляд воительницы, понимающе закивал. Что тут скажешь! Он повернулся и последовал за женой.

Теперь пришел черед Тёкк. Она приблизилась к распятой, встала очень близко.

— Ты очень страдаешь, — усмехнулась она. — Но зачем? То ли еще будет. К несчастью, я обещала Ковне перед тем, как покинуть тебя, принять кое-какие меры, чтобы ты не наделала глупостей на этот раз. Мало ли что может случиться.

Служительница Хель замерла, сконцентрировала волю, затем принялась вычерчивать в воздухе тайные руны. Следом за движениями ее пальцев побежала огненная змейка. Тёкк бормотала все быстрее и быстрее. Наконец багровый поток света ударил из ее глаз, и осветил тело несчастной пленницы.

Песнь Крови вскрикнула от нестерпимой боли и обвисла на ремнях.

— Это очень простое колдовство, — объяснила ведьма. — С его помощью можно повысить чувствительность к боли. А сейчас я еще больше увеличу ее.

Она вновь принялась вычерчивать руны, забормотала еще непонятней, еще торопливей.

По телу воительницы пробежала крупная дрожь, она забилась, ремни еще глубже впились в кожу. Лицо исказила гримаса страдания.

— Что же ты молчишь, воительница? Могла бы вскрикнуть, ведь терпеть невозможно. Я обещала, что Ковна услышит твой крик прежде, чем я уеду.

Ведьма добавила еще магии.

Песнь Крови слабо вскрикнула.

Вельгерт и Торфинн, взгромоздившиеся на коней и уже привязанные к седлам, вздрогнули.

Привязанная к дереву воительница кричала все громче и громче.

— Теперь, надеюсь, Ковна будет доволен, — отметила Тёкк.

Она повернулась и двинулась к подножию холма. Прежде чем колдунья успела спуститься, крики на вершине стихли, по-видимому, пленница вновь потеряла сознание.


— Ялна! Нет! — яростно прошипел Тирульф и схватил молодую женщину за руку, сильно сжимая, будто тисками. — Лежи тихо и не высовывайся!

— Отпусти меня, будь ты проклят! Слышишь эти крики? Это же Песнь Крови!..

— Говори тише, — жаркое дыхание воина, казалось, обжигало ее ухо. — Если нас схватят, чем ты сможешь помочь ей?

Крики внезапно прекратились, присмирела и Ялна.

— Когда стемнеет, я попытаюсь добраться до воительницы, — страстно прошептала девушка.

— Ты уже столько раз твердила об этом.

— Даже не пытайся отговаривать меня!

Тирульф покачал головой:

— И не собираюсь, ведь с тобой говорить без толку. Думал, у тебя на плечах голова, а, оказывается, пустой котел. Я тоже прикидываю, как бы половчее взобраться на холм. Такие дела исполняют без спешки. Послушай, никто не узнает, что случилось в лесу, свидетели мертвы. Ковна с остальными явно решил, что и меня убили. Если я как ни в чем не бывало поднимусь на холм, охрана вряд ли что-то заподозрит, ведь я один из них, и никто пока не объявлял меня предателем. Считаю, мне удастся подобраться к Песни Крови, не вызвав подозрений.

Ялна некоторое время обдумывала предложение Тирульфа, затем с жаром подхватила:

— Ты прикинься, что потерял сознание и не ведаешь ничего из того, что случилось днем. Помнишь только, что убил меня и все. Когда очнулся, отправился на поиски своих… — В следующее мгновение она, помрачнев, замолчала, затем сорвала травинку, принялась покусывать ее и неожиданно спросила:

— Зачем ты прицепился ко мне? Ступай своей дорогой, а я пойду своей. Или это все хитрая уловка, чтобы взять меня в плен и сдать Ковне?

Она схватилась за рукоять меча.

— Дура! — вздохнул Тирульф. — Куда я пойду, нет у меня обратного хода. Рано или поздно найдут Кетила, а в нем моя стрела. Какой мне смысл предавать тебя, если… Ладно, это неважно. Ковна мне никогда не нравился, если бы я знал, что ты жива, сразу покинул бы его сборище. — Он лег на спину, закинув руки за голову, глянул в ясное, подернутое сумерками небо и проговорил, признаваясь:

— Отправился бы по белу свету искать тебя.

— Зачем? Какой в этом смысл?

Тирульф горько рассмеялся:

— Тебе все смысл да смысл, а сама глупа как пень. Разве в том, что я пытался помочь тебе в подземелье Ностранда, можно найти смысл? Знаешь, сколько девушек распяли на Черепе Войны, я ведь только глазел на них. А вот увидал тебя и решился. Как я объясню тебе, зачем пошел на этот риск? — Он сел, в сердцах мотнул головой, потом добавил:

— Наверное, почувствовал, что ты чем-то отличаешься от тех других рабынь.

— Я никогда не задумывалась об этом.

— А ты когда-нибудь о чем-нибудь задумываешься? Чуть что, сразу хватаешься за меч и начинаешь рубить направо и налево. Я все эти семь лет только и делал, что вспоминал о тебе.

Ялна нахмурилась:

— И что же ты вспоминал?

— Все! — Он махнул рукой. — Ладно, если я помогу тебе освободить Песнь Крови, ты поверишь мне?

Ялна задумалась, глянула в сторону:

— Если ты поможешь освободить Песнь Крови, я, может, и поверю, что ты человек неплохой.

— Хвала богам! Но для того, чтобы все прошло удачно, ты должна слушаться меня. Скоро наступит ночь, пора заняться подготовкой.

— Но если ты собираешься предать меня…

— Ты сразишь меня своей собственной рукой. Это понятно. Послушай, Ялна, у тебя нет выбора, тем более что в душе ты уже немного доверяешь мне. Клянусь молотом Тора, ты должна поверить до конца, или нам обоим несдобровать.


Неподалеку от того места, где прятались Ялна и Тирульф, сверкнула еще одна пара глаз. Кто-то, умело притаившийся в подступавшей темноте, внимательно разглядывал подступы к холму, на вершине которого терзали Песнь Крови.

Как только по окрестностям разнесся ужасающий, пропитанный мукой крик воительницы, чья-то могучая рука судорожно рванула кинжал из ножен и вонзила его в дерево. Лезвие наполовину вошло в плотную древесину. Как только крики стихли, та же рука вырвала клинок и осторожно спрятала.

Незнакомец пробежал на другое место и продолжил наблюдение. Отсюда он разглядел одетых в черное всадников Смерти, они спустились с холма и скрылись в лесу. Затем какой-то воин поднялся на вершину и остановился возле пленницы.

«Ковна», — догадался незнакомец.

Его руки непроизвольно сжались в кулаки. У Ковны был кровавый должок перед ним. Сколько лет неизвестный пытался отыскать возможность отомстить, возможно, сейчас наступил самый удобный момент?

О чем Ковна говорил с Песнью Крови, слышно не было, однако разговор или очередная порция издевательств продолжались недолго.

Скоро генерал отошел от дерева, спустился по склону к огромному черному жеребцу, стоявшему неподалеку, и принялся что-то искать в подсумках, притороченных к седлу Ковне, высокому и огромному, пришлось даже наклоняться, чтобы найти то, что нужно.

Наконец отыскав, он вытащил из подсумка кинжал с богато украшенной рукоятью, когда-то купленный у состоятельного купца. Помнится, его тогда привлекла искусная гравировка на лезвии, а также замечательная полировка, правда, клинок был плохо уравновешен. Вот и сейчас он отметил этот недостаток и, надменно усмехнувшись, сунул кинжал в пустые ножны на поясе. Затем отстегнул небольшой круглый щит, закинул его за спину, вытащил из ножен короткий, с широким лезвием меч и уселся на выступающий корень. По-видимому, решил дождаться темноты. Неожиданно обернулся и глянул на дерево, к стволу которого была привязана Песнь Крови — ее истошные вопли еще звучали в памяти. Это была лучшая музыка, что он слышал за свою жизнь.


После того как служительница Хель в окружении всадников Смерти вместе с пленниками окончательно скрылась в лесу, Ковна вновь глянул в сторону дерева. На вершине воительница, недвижимая, мешком обвисла на стягивающих ее путах. Генерал внимательно вгляделся. Похоже, та, кого он так ненавидел, действительно потеряла сознание. В любом случае, Тёкк доверять опасно, она вполне могла обмануть и не дать ему в полной мере насладиться местью.

Наконец он вновь поднялся на вершину холма, приблизился к несчастной пленнице. На ходу отметил, что груди у этой сучки еще хоть куда. Прислушался к дыханию, видимо, и в самом деле ничего не соображает. Он проверил натяжение ремней, не поленившись и осмотрев каждый узел.

На мгновение отвлекся и глянул в ту сторону, куда скрылась Тёкк со своими неживыми подручными. Никогда более ему не хотелось встречаться с этой ведьмой, однако выбора не было. Как только Песнь Крови сдохнет, он и его люди обязались отправиться в замок служительницы Хель. От одной мысли, что ему придется провести в этом жутком месте какое-то время, озноб пробежал по телу. Генерал нахмурился, но напомнил себе, что союзу с Тёкк, как бы неприятен он ни был, отсутствовала альтернатива. Только с ней он мог победить. А там, кто знает, может, и удастся сесть на трон.

Но сначала следует разделаться с этой тварью. Досталось ей по заслугам, пусть как следует помучается.

— Очнись, будь ты проклята! — прорычал он, ударяя ее по щеке.

Никакого ответа. Еще раз, уже посильнее, он попытался привести ее в чувство.

Песнь Крови открыла глаза, однако боль до такой степени затмила рассудок, что ничего не удалось разглядеть. Она с трудом пришла в сознание, осмысленно посмотрев на Ковну.

— Сколько ты еще будешь подыхать? — спросил генерал.

Песнь Крови не ответила. Он вновь ударил ее.

— Три дня? Четыре? А я ведь могу сократить срок, и ты скоро отмучаешься.

Никакого ответа.

Ковна рассмеялся.

— Зачем ждать рассвета? — спросил он. — Ладно, сначала я поем и отдохну, потом уже разберусь с тобой. Сейчас здесь зажгут факелы. Чтобы было светло, и, конечно, тебе тоже достанется огонька.

Он потрогал ее груди, ухмыльнулся:

— М-да, ты знаешь, я ведь тоже могу быть милосердным и помочь тебе быстро умереть.

Со всей силы ударив привязанную женщину, он, вполне удовлетворенный, направился к подножию холма.

Песнь Крови собрала все силы и попыталась пошевелить руками и ногами. Может, за день какой-нибудь узел ослаб или ремень под ее весом вытянулся? Она хваталась за самую крохотную надежду, вдруг удастся освободиться, пока Ковна не вернулся.

Ничего не вышло, ремни натянуты крепко, узлы прочны. Она почувствовала отчаяние, чего ни в коем случае нельзя было допускать.

Нельзя сдаваться — иначе смерть!

Глава десятая. ВАФТРУДНИР

Хальд встрепенулась. Беспросветная темнота по-прежнему обволакивала ее. Девушка словно была укутана в вязкую, почти осязаемую мглу. Но тут же она почувствовала, насколько замерзла, попыталась согреться, начав двигать руками и ногами. Теплее не стало, однако в сердце проснулись бодрость и надежда. В памяти совсем не к месту поплыли светлые образы прежней жизни.

— Норда! — Это имя припомнилось первым. Она еще раз прошептала его:

— Норда…

Слезы полились из глаз, однако в следующее мгновение гнев охватил ее, вернув мужество.

Она еще энергичнее подвигала ногами, кажется, боль в теле совсем прошла. Девушка не спеша поднялась, потерла запястья. Суставы, долго стиснутые кандалами, еще побаливали. Как же долго находилась она без сознания?

Молоденькая колдунья сосредоточилась, напрягая волю, и произнесла заклинание. В глубине ее больших, чуть раскосых зеленых глаз зажглись золотистые огоньки. Теперь она легко видела в темноте. Можно было детально изучить темницу. Здесь не ощущалось и следа присутствия человека, на потолке висело полным-полно паутины. В грязных, забитых пылью углах посверкивало великое множество маленьких злобных крысиных глазок.

Оглядев застенок, пронзая магическим взором темноту, Хальд почувствовала себя намного уверенней. Даже от сердца отлегло, ведь ее колдовское умение вновь вернулось к ней. До этого молодую служительницу Фрейи беспрестанно мучило сомнение, может быть, в замке Тёкк никакие иные чары, кроме магии Тьмы, не действуют? Ведь каким-то образом ее, колдующую именем самой богини Жизни, сумели погрузить в беспробудный сон и беспомощную, потерявшую рассудок бросить в это каменный мешок. Но, как видно, мощь подручной Хель все-таки не беспредельна. Беда поджидала Хальд с другой стороны, стоило только призвать на помощь колдовство, как отчаянно заныла голова. Понятно, что без пищи и воды девушка очень ослабела.

Что там Норда говорила о Гутрун? Молодая ведьма отчаянно потерла виски, произнеся несколько заклятий, чтобы ослабить боль, вернуть мыслям ясность. Гутрун здесь в замке, заключена в темнице, расположенной как раз над ее подземельем. Наставница призывала спасти подругу.

Служительница Фрейи приблизилась к толстенной, окованной железом деревянной двери. Грязный каменный пол пронизывал нестерпимый холод, ступать по нему голыми ногами становилось сплошным мучением. Хальд сосредоточила взгляд на замке, произнесла заклинание. Золотистые огоньки вспыхнули в ее очах, полыхнувший оттуда свет лучиком уперся в железный запор. Внутри замка что-то щелкнуло, дужка откинулась, освободив путь.

Она вышла в короткий коридор, с тупиком в одной стороне, а с другой, в конце короткого прохода открывался колодец, где виднелась винтовая лестница. По правую руку каменные ступени вели вниз, по левую — вверх, Хальд свернула налево, поднимаясь по мрачной лестнице. Колдовской золотистый свет в ее глазах облегчал путь, ступени были хорошо видны, как, впрочем, и стены. Сама шахта, а также все пространство под верхними, нависавшими над головой ступенями густо заросло паутиной. Пауки безбоязненно сновали по тонким, чуть провисшим нитям, а по ногам то и дело шмыгали крысы. При каждом их прикосновении Хальд вздрагивала, однако пути назад не было. Особенно омерзительными казались какие-то скользкие твари, во множестве заполнившие каменные ступени.

Она поднималась все выше и выше, однако ни окна, ни каких-либо дверей не встретила. Порадовало молодую колдунью только то, что воздух стал свежее, словно колодец, по которому она взбиралась, проветривался снаружи. От одного этого сил у Хальд прибавилось. Крысы и другие омерзительные твари здесь, на высоте, исчезли. Но настораживало то, что она, уже преодолев много ступеней, тепла не чувствовала.

«Мне не выжить среди льда и снега. Без одежды, без еды надежды никакой, — мысленно твердила она. — Но прежде всего следует найти Гутрун».

Наконец лестница вывела ее к арочному проему, откуда она выбралась в широкий коридор. Конца ему видно не было ни слева, ни справа. Здесь она ненадолго затаилась, закрыла глаза, сосредоточилась, вызвала в памяти образ Гутрун. Сперва не различала ничего, кроме тьмы. Успела даже испугаться, подумала, что Тёкк запечатала коридор тяжелыми непробиваемыми заклятьями, и ей, ослабевшей, замерзшей, никогда не справиться с магией Тьмы и отыскать узилище подруги. Она напрягла волю, бросила мысленный взгляд в одну сторону, затем в другую, в следующее мгновение наткнулась колдовским взором на что-то пошевеливающееся, грузное, нечеловеческое.

«Фрейя, помоги мне! — безмолвно возопила девушка, обнаружив существо. — Что это за тварь? Откуда она и как же огромна! Просто исполин какой-то, может, это один из стражей Тёкк? Он вздрагивает!»

Она вновь сконцентрировалась, стараясь не потревожить колдовским взглядом таинственное чудище, затем совсем неожиданно в сознании промелькнул образ Гутрун. Хальд сумела уловить ее безрадостные думы.

Следуя за своими видениями, молодая колдунья, прижимаясь к стене, поспешила налево. Ступала осторожно, опасалась, как бы это чуждое и огромное страшилище, на которое она только что наткнулась мысленным взором, проснется и обнаружит ее, тогда беды не миновать.

«Каких только чудищ не упрятала в своем замке противная ведьма! — пронеслось в голове Хальд. — Но где же сама Тёкк, в замке ли она?» Почему Хальд до сих пор не почувствовала присутствия ее злой воли? Молодая колдунья остановилась, еще раз настороженно прислушалась к подспудным, неясным звукам, жуткому шевелению колдовской силы, изобиловавшей в этом страшном месте. Никаких следов присутствия хозяйки замка, хотя бы намека на ее колдовское воздействие она не обнаружила. Что ж, это и неплохо. Пока Тёкк отсутствует, Хальд с Гутрун необходимо как можно скорее покинуть тюрьму. В ослабленном состоянии, голодной, холодной, молодой колдунье против прислужницы Хель не устоять.

Коридор вывел Хальд к еще одному лестничному проему, она поспешила вверх. Скоро от усталости заныли ноги, сердце готово было выскочить из груди, но она продолжала упорно взбираться по ступеням.

Ей стало ясно, что чары, погрузившие ее в беспробудный сон, были навеяны Тёкк. Но другие вопросы не оставляли Хальд в покое.

«Непонятно, как я и Гутрун очутились здесь? Кто доставил нас в этот ледяной замок? Но, может, все случилось как-то иначе? Норда предупреждала, что Тёкк намеревается разбудить чудовищную силу, до поры до времени дремавшую в Гутрун, и что я не должна допустить этого. Значит, прочь все сомнения. Мне необходимо лишь думать о том, как освободить Гутрун».

Наверху лестничного проема обнаружился слабый подрагивающий свет. Одолев еще несколько ступенек, Хальд добралась до арки, выводящей на небольшую площадку, за которой начинался широкий, с терявшимся в темноте потолком коридор. На стене горел факел, воткнутый в металлическое кольцо. Хальд замедлила шаг, убрала колдовское свечение глаз и сразу ощутила, как головная боль оставляет ее.

Оглядев коридор, освещенный подрагивающим светом факелов, она никого не обнаружила. Вообще, замок казался безлюдными и чем-то напоминал кладбище. Тревожило только присутствие жуткого существа, на которое этажом ниже она наткнулась волшебным взором. Хальд вытащила пылающий, пропитанный смолой светоч из кольца, вышла в коридор и, прижимаясь к стене, двинулась вправо, туда, откуда до нее донеслись мысли Гутрун. От близости огня по телу начало разливаться долгожданное тепло. В случае чего факел можно использовать и как оружие.

Пол в коридоре был выстлан чем-то мягким и серым. Прикосновения к нему не доставили Хальд никакого удовольствия, покрытие казалось влажным и таким же холодным, как сам пол, к тому же отвратительно воняло плесенью. Хальд уже обратила внимание, что в замке повсюду стоял сладковатый аромат мертвечины и гнили.

Своды потолка были высоки, верхняя его часть терялась во мгле. Оттуда доносилось странное пришептывание и шелест крыльев, однако задействованный на мгновение колдовской взор, брошенный девушкой вверх, никого там не обнаружил.

В коридор выходило множество дверей, и все оказались заперты. Из-за тяжеловесных, окованных железом створок доносились тихие таинственные звуки — шаги, вздохи, неясное бормотание. Волшебное зрение служительницы Фрейи не обнаружило за ними ни одного человеческого сознания, в то время как мысли Гутрун становились все отчетливее, все полновесней.

Коридор вывел девушку в освещенную факелом, просторную, украшенную пилястрами прихожую, похожую на ротонду. Отсюда было два выхода: прямо просматривался более широкий коридор, налево вел узкий, но очень высокий проход. Хальд на мгновение испытала сомнение, затем свернула в более широкий. Куда он выведет ее? Неожиданно мысли Гутрун, улавливаемые колдуньей, начали быстро ослабевать. Тогда она возвратилась и свернула налево.

Сюда выходило куда больше дверей, из-за которых то и дело доносились те странные звуки, что звучали ранее, на нижнем этаже. Неожиданно всякий потусторонний шум стих. Хальд замерла, потом со всей возможной осторожностью двинулась вперед, и в следующее мгновение весьма полновесно звучащее проклятие долетело до нее из-за ближайшей створки.

Хальд удовлетворенно хмыкнула, остановилась, оглянулась, чтобы проверить, пуст ли коридор, и только удостоверившись, что поблизости никого нет, вернулась к заветной двери. Здесь повторила ту же операцию — золотистые огоньки в глазах, лучик света, щелчок замка. Проклятия внутри помещения стихли.

Молодая колдунья, распахнув дверь, заглянула в комнату. Света небольшой масляной лампы вполне хватало, чтобы убедиться, что в каморке никого не было. И спрятаться здесь негде — широкая разобранная кровать, кресло да стол — вот и вся обстановка. Хальд быстро почувствовала, что подруга здесь, рядом, пусть ее и нельзя сразу обнаружить.

— Гутрун? — тихо позвала она.

После недолгого молчания раздался изумленный дрожащий голосок Гутрун:

— Хальд?

Служительница Фрейи вошла в комнату, глянула за дверь, там и притаилась девчонка. В руках она держала что-то красное, матерчатое, видимо, приготовившись набросить его на вошедшего.

— Хальд! — еще раз вскрикнула Гутрун.

Она отбросила красное покрывало, бросилась вперед и страстно обняла обнаженную подругу.


Это все та же золотоволосая женщина, заточенная в подземелье. Хозяйка Тёкк призналась, что она тоже из колдуний, только из тех, что посвятили себя слишком уж много возомнившей о себе Фрейе. Госпожа поставила цель обратить эту пленницу в новую веру, как и ту, что держали наверху. Пусть обе поклонятся в ножки всемогущей Хель. Девчонки же оказались строптивы и упрямы. Он все смог прочитать в их сознании, по запаху мыслей. Он, многомудрый и многознающий Вафтруднир, никогда не ошибался. Другое удивляло, как же эта маленькая золотоволосая женщина сумела сбросить оковы и выбраться из темницы? Конечно, из замка ей не сбежать, но Тёкк будет сердиться, если, вернувшись, не обнаружит пленницу в цепях, прикованную в подземелье. А тех, кто отважится вызвать гнев Тёкк, ждет мучительное наказание, а то и смерть.

Вафтруднир в сердцах помянул злые силы, те, что будоражили мир еще до появления ненавистных ему людей. Был он великаном, или, как издревле назывался их род, — ётуном. Вафтруднир уже не помнил, сколько лет он прожил на свете. Другое накрепко сохранилось в памяти: смерть деда Имира, убитого молодыми богами во главе с Одином. Они же возвели из его черепа небесный свод, а из тела сделали землю. Из костей воздвигли горы, из волос вырастили деревья, из зубов — камни, а из мозга — облака. Помнил еще, как попал в этот замок, а вот когда появился на свет, сказать не мог.

Вафтруднир вышел из своей берлоги в коридор, принюхался, глянул налево, направо. В коридоре было пусто. А вот запах не обманет — та, которая должна быть снизу, только что пробежала здесь.

Он ступил в темноту, подождал, пока глаза привыкнут к мраку. В глубине его глазниц загорелись багровые огоньки. Затем направился вслед за беглянкой. Самое время прекратить этот беспорядок. Молоденькая девчонка из верхней комнаты должна оставаться в одиночестве, а светловолосая пребывать в подземелье, висеть, прикованной к стене. Порядок есть порядок, ничего не поделаешь. Как Тёкк приказала, так и будет, иного не дано. Вафтруднир шел и сердился на женщин! Оторвали его ото сна, притом ни одну нельзя трогать, обе должны быть невредимы.


— Хватит вопросов, Гутрун! — воскликнула Хальд. Она торопливо накинула на себя красное покрывало. — У нас нет времени на пустую болтовню. Я чувствую опасность. Она уже неподалеку.

Гутрун схватила никогда не гаснувшую масляную лампу. Затем обе выбежали в коридор. Здесь Хальд вновь и с нарастающей силой ощутила присутствие чуждого, нагоняющего страх сознания. Что-то таинственное, внушающее ледяной ужас приближалось с той стороны, откуда она явилась. Девушки побежали в противоположную сторону, однако преследователь сразу и точно определил направление, в котором решили спасаться беглянки. К тому же воздух в коридоре вдруг начал заметно остывать.

Коридор внезапно свернул направо, и через несколько шагов девушки уперлись в глухую стену.

— Зубы Фрейи! — воскликнула Хальд.

Гутрун попыталась открыть ближайшую дверь, однако та не поддалась.

— Хальд, — позвала она. — Попробуй ты. Может, нам удастся спрятаться.

Хальд отрицательно покачала головой и бросилась в обратную сторону.

— Мы в ловушке. Страж замка уже близко. Прислушайся, почувствуй угрозу.

— Да-а… — пролепетала Гутрун.

Хальд издалека определила, что это страшное уже добралось до нижнего коридора. Значит, ему еще надо одолеть лестницу, только потом он сумеет перекрыть проход. Они бросились назад.

Неожиданно Хальд остановилась возле одной из дверей, выходящих в коридор.

— Сюда!

Открыть замок было делом нескольких мгновений. Молодая колдунья втолкнула Гутрун внутрь, последовала за ней и захлопнула за собой дверь, наложив короткое заклятие.

Девушки затаили дыхание.

Между тем холод все усиливался и скоро стал совсем нестерпимым. К нему все сильнее примешивался какой-то незнакомый, очень едкий и противный запах. Наконец за дверью послышались тяжелые шаги, приблизились и стихли.

В следующий момент что-то осторожно коснулось ноги Гутрун. Девчонка глянула вниз и едва сумела справиться с душераздирающим криком, готовым вырваться из ее уст. Что-то отдаленно похожее на человека лежало на каменном, покрытом пятнами мерзкой слизи полу. Приглядевшись, она различила расплывчатые очертания туловища, напоминавшего личинку, полуразложившееся, ухмыляющееся мертвенное лицо. Существо в упор смотрело на нее, его зеленовато-сизое, покрытое плесенью щупальце ласково поглаживало голую ногу Гутрун пониже края ночной рубашки.

Хальд резко распахнула дверь, выглянула в коридор, там было пусто, по-видимому, неведомый страж протопал в сторону тупика.

Гутрун отшвырнула от себя скользкое щупальце и бросилась вслед за служительницей Фрейи.

Они побежали в обратную сторону, быстро добравшись до освещенного факелами коридора. Здесь на мгновение застыли, прикидывая, куда теперь направиться. Хальд бросила колдовской взгляд налево, направо. Тайные следы жуткого чудища, преследовавшего их, казалось, растворились в ледяном пространстве замка. Это было странно — страж, казалось, непременно повернет в их сторону, следовательно, его присутствие должно усилиться. Это обстоятельство очень встревожило Хальд.

Неожиданно Гутрун шепотом призналась:

— Хальд, в комнате, где мы спрятались… Там было что-то жуткое… оно коснулось моей ноги.

— Когда я искала тебя, до меня из-за дверей доносились странные звуки. Будто кто-то ходит, вздыхает, бормочет, однако как ни старалась, никого не сумела различить.

— Это меня не удивляет, — проговорила Гутрун дрожащим голоском. — В замке все какое-то неживое, совсем непохожее на наш дом в Долине Эрика. У того существа, в комнате, было мертвое лицо, как у трупа, покрыто плесенью, а по телу там и тут щупальца. Оно походило на личинку.

— Скорее всего, это один из прислужников Хель, помещенный в замке Тёкк. Я слышала, что когда кто-либо соглашался служить Владычице Смерти, она на время превращала его в жуткое страшилище и лишь потом возвращала человеческий облик. Они могут выглядеть вполне людьми, но на самом деле они уже иные. Пойдем, нам нельзя долго оставаться на одном месте.

Хальд потянула подругу за руку. Отсутствие следов неизвестного стража все более тревожило ее. Она выбежала из коридора, Гутрун старалась не отставать от нее.

— Доберемся до развилки и двинемся в другую сторону, — на ходу пояснила колдунья. — Здесь есть площадка. Я добралась до нее по лестнице. Меня заключили в подземелье, где-то далеко внизу. Тёкк заколдовала кандалы, я никак не могла освободиться от цепей. Если бы не Норда…

— Хальд, Норда… мертва, — со всхлипом выговорила Гутрун.

— Да, теперь уже мертва, — согласилась Хальд. — Ты ее видела? Здесь?

В следующее мгновение их внезапно обдало ледяным ветром. Налетел буран. Заряд снежный метели огромной силы ударил в лицо. Чуждая сила вдруг обнаружилась совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. Еще чуть-чуть, и она могла бы коснуться их. У девушек перехватило дыхание. В следующее мгновение лампа Гутрун и факел, прихваченный Хальд в коридоре, погасли. Когда же подруги почувствовали, что тепло и биение мысли начали покидать их тела, их охватил ужас.

Хальд невольно прикрыла глаза, иначе тысячи льдинок впились бы в них, но даже с сомкнутыми веками ей удалось смутно различить темную фигуру, приближавшуюся к ним. Отпрыгнув назад, она принялась размахивать погасшим факелом, затем схватила ошеломленную Гутрун за руку, потянув за собой. Они отступали и отступали, потом обе повернулись и бросились бежать. На ходу Гутрун обернулась и различила существо, обличьем напоминавшее человека, только очень высокого и крупного, шагавшее сквозь разыгравшуюся в коридоре метель.

— Он нас догоняет! — вскрикнула она.

Хальд, чьи мысли были сосредоточены на том, как спастись от лютого бурана, решила, что только ее колдовское умение может помочь им. Она сосредоточила волю, произнесла заклинание. В воздухе возник клубящийся огненный сгусток, принявший форму человеческого тела. Служительница Фрейи метнула его в сторону приближавшейся леденящей фигуры. При этом не забыла взмолиться богине Жизни, чтобы та дала силу ее колдовству, помогла им. Неожиданно за их спинами раздался глухой протяжный вой, эхом прокатившийся по коридорам замка, и снежная буря стихла. Хальд и Гутрун бросились бежать.

— Что случилось? — задыхаясь, прокричала Гутрун. К тому моменту они добрались до сводчатого коридора, куда колдунью привела лестница из подземелья. — Кто это был?

— Ётун. Инеистый великан, — с трудом произнесла Хальд.

Они еще прибавили шагу, страх подгонял их. Только добежав до конца коридора, остановились, чтобы перевести дух, восстановить дыхание.

— Я отослала ему магическое отражение его самого. Будто бы он вдруг превратился в пламя. Правда, скоро он очухается, — объяснила Хальд.

— Ётун? — переспросила Гутрун.

Она была помоложе, ей пришлось перенести меньше страданий, чем Хальд, поэтому она держалась бодрее и даже замедлила шаг, чтобы не упереться в спину подруги.

В следующее мгновение перед ними открылась лестница, ведущая куда-то вправо и вверх. Хальд повернула в ту сторону.

— Да, из тех, кто с ног до головы оброс инеем, — произнесла она. Колдунья очень устала, и ноги уже плохо слушались ее. — Ётун — это великан из древних сказаний.

— Я поверить не могла, что они существуют на самом деле.

— Помолчи и беги.

— Ну, уж я не отстану.

— Тогда вперед. Все, что нам надо, Гутрун, — это найти выход из замка. Тебе нельзя здесь оставаться. Тёкк хочет сделать тебя служительницей Хель. Этого нельзя допустить. Вот почему ты непременно должна бежать отсюда. Обо мне не беспокойся, я слишком ослабела, меня очень долго держали в холоде, без питья и еды. Я последую за тобой, если смогу, отыщу тебя в темноте с помощью колдовского зрения.

Она с трудом осилила последние ступени лестницы, вновь остановилась, чтобы перевести дух.

— Я не оставлю тебя здесь!

— Делай, как я говорю! Поверь мне, Гутрун, беги отсюда. Я чувствую, что ётун приближается. Скорее!

Дочь Песни Крови некоторое время колебалась, затем резко поцеловала подругу в щеку:

— Я обязательно вернусь за тобой, не сдавайся великану.

Гутрун со всех ног помчалась по открывшемуся коридору, скоро перед ней показалась еще одна лестница, ведущая вверх. Она бросилась по ней.

Хальд прислонилась к перилам, попыталась восстановить дыхание. Снизу доносилась тяжелая поступь взбиравшегося по лестнице великана. Добравшись до последнего пролета, он на мгновение замер, посмотрел на золотоволосую девушку. Она тоже глянула на ётуна. Его кожа имела синеватый оттенок, на ней там и тут нарос лед. Великан был огромен, неуклюж, длинные черные волосы свисали по обе стороны головы. Длинная и нечесаная борода отливала смолью. Густая черная, в прожилках инея шерсть покрывала его грудь, руки и ноги.

Наконец он начал взбираться выше.

Хальд разразилась проклятиями и с трудом заковыляла вдоль по коридору. По мере того как ётун приближался, воздух становился все холоднее, скоро мороз стал просто нестерпимым. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди, по лицу стекал пот.

Инеистый великан наконец осилил лестницу, Хальд же за это время сумела сделать всего-то три шага. Она попыталась сосредоточиться, извлечь из ослабевшего сознания заклятье, метнув наконец в сторону надвигавшегося чудовища какие-то обрывки колдовского огня. Тот даже не почувствовал, приблизился к ней, схватил за запястья.

— Тёкк не хочет, чтобы ты была одета, — размеренно заявил ётун. Одной рукой он поднял ее, а другой стянул красное покрывало.

Хальд забилась, попыталась вырваться из тисков великана, замолотила голыми ногами в воздухе. Ледяной холод довел ее до озноба, особенно нестерпимо было руке, в которую вцепился ётун. Длинные черные волосы чудища, словно иглы, впились в кожу.

Великан повернулся и отправился в обратный путь.

Молодая колдунья изо всех сил пыталась сохранить ясность мыслей. Надежды не было, с этим монстром ей не справиться. Оставалось использовать ее последний запас скрытых тайных чар, чтобы хотя бы таким образом вырваться из рук великана.

Она перестала сопротивляться. Вафтруднир удивленно глянул на золотоволосую пленницу. Та обвисла в его руках, видимо, лишилась сознания. Ётун испытал раздражение — опять девчонка выкинула какую-то штучку. Она и та другая уже сумели ошеломить его, причинить боль. Но так быть не должно. Порядок есть порядок. Предписано ей висеть в цепях, вот он и вернет пленницу на предназначенное ей место, потом отправится искать другую. Та одетой должна сидеть в комнате наверху. Никуда она не денется, ведь никто, кроме ётунов, не способен превращаться в снежную бурю. Он поймает ее и накажет, поморозит ей сердце, чтобы больше не бунтовала и не позволяла себе играть с ним в скверную игру. Вдруг на какое-то мгновение он почувствовал, что его объяло пламя, жаркое, убийственное.

Вся порода ётунов ненавидела то немногое живое и теплое, что составляло часть их натуры. Вот и сейчас он вновь испытал гнев, вспомнив о налетевшем на него призрачном огне.

«Должно быть, легко оторвать ей голову. Ишь, распустила волосы, — подумалось великану. — Нет, — Вафтруднир отказался от этой мысли, — нельзя. Я дал слово хозяйке Тёкк и обязан выполнить, ее волю. Я всегда был верен, никто не может упрекнуть меня в том, что я нечестен. Одна радость — сознавать, что наступит день, когда моя служба закончится, и я освобожусь. Тогда я вернусь сюда и оторву голову Тёкк, это будет моя награда».

Перспектива рассчитаться за все обиды вернула ему хорошее настроение. Ётун все ниже и ниже спускался по лестнице в подземелья замка Тёкк. Ступал все так же размеренно и тяжело, давя на ступенях всякую гадость, разрывая паутину. Наконец добрался до застенка, где должна была томиться служительница Фрейи. Здесь он осмотрел замок, удивленно поцокал, затем вновь заковал запястья и лодыжки Хальд в кандалы. Закончив работу, огляделся. В его глазах вновь вспыхнул багровый свет, кровавого цвета лучи пронзили темноту. Он принялся изучать, каким же образом человеческое существо сумело освободиться от оков. Перевел взгляд на пол и обнаружил горку пепла, а чуть подальше еще.

«Пепел», — отметил про себя он.

Великан понюхал воздух, отодвинулся подальше.

«Человеческий пепел. А там что?» — рассуждал ётун.

Он приблизился к следующей кучке, изучил ее. Запах был привычный, ётунский. Более того, это был запах его друга Трюма, совсем молоденького великана, чьи кости еще и плотью-то не успели как следует обрасти.

— Нет! Не может быть!.. — взревел Вафтруднир.

Он обернулся, разгневанно посмотрел на пленницу, на его руках вдруг выросли длинные когти. Смерть от огня наиболее мучительна для любого ётуна. Это было хуже, чем просто поразить плоть древнего существа, населявшего мир до того, как проснулось Время. Если жгут огнем, уничтожается душа, уродуется дух. К тому же стоило только вспомнить о страшных мучениях, которые будет испытывать жертва в ином мире, вспомнить о бесконечной агонии и невозможности возродиться в новом облике, как в душе Вафтруднира зажегся неодолимый гнев. Гибель Трюма требовала самого сурового возмездия.

Вафтруднир придвинулся к золотоволосой девушке. Он хотел, чтобы она тоже почувствовала, что значит, когда плоть сдирают с костей. Ётун протянул руку, коснулся ее левого бедра…

«Нет, — резко остановил он себя. — Я не имею права причинить ей вред. Мне нельзя нарушить клятву, данную Тёкк».

Жуткие проклятия потрясли стены темницы. Его громоподобный голос привел в чувство Хальд.

— Не знаю, каким образом, — взревел он, — но ты сгубила Трюма. Наступит день, и ты заплатишь за это. Я отомщу за своего друга. Клянусь честью ётуна.

Он повернулся и, направился к выходу из темницы. На ходу приказал себе:

«Теперь самое время отыскать ту, вторую. Успокойся, месть подождет».

Уже отворив дверь, он повернулся и вновь взглянул на пепел Трюма.

«Я вернусь сюда, когда отыщу вторую беглянку, и достойно похороню твои останки, Трюм», — поклялся он, обращаясь к другу. Затем, вновь разразившись проклятиями, вышел в коридор, затворил дверь темницы, защелкнул замок.

Глава одиннадцатая. ГРИМНИР

С того места, где Песнь Крови привязали к дереву, с трудом различались огни лагеря Ковны, разбитого на задворках сожженной деревни. В разрушенной Долине Эрика догорали пожары, время от времени по всей крепости и за ее пределами пламя набирало силу, тогда хлопья пепла долетали до вершины, осыпаясь ей на голову. Изредка оттуда доносились слабые вскрики, мольбы о помощи, видимо, захватчики замучили еще не всех пленников. Стражники, оставленные охранять вершину холма, переместились по склонам, чтобы лучше видеть, и уже оттуда наблюдали за догорающей деревней.

Конечности воительницы совсем онемели, мускулы нестерпимо ныли, время от времени по ним пробегала непроизвольная дрожь. Ночной воздух становился все холоднее и холоднее, казалось, он насквозь пропах гарью.

Песни Крови, раз за разом теряющей сознание, уже начали мерещиться лица родных и знакомых, счастливые годы, проведенные с Эриком. Затем всплыли почти уже не пугающие картинки прежней казни, как в прошлый раз ее привязали к дереву и оставили подыхать здесь, на вершине лобастого холма. Так вперемежку тянулись воспоминания, то привидится лицо сынишки, то нагрянет злобный оскал Нидхегга, а то всплывут образы царства Мертвых, где она провела долгие годы. Так же бессмысленно, чересполосицей сновали чувства: радость победы над Нидхеггом сменяла напрочь пронзившая сердце мысль, что на этот раз ей не выпутаться. Еще немного, и она совсем ослабнет. Тут и навестило ее воспоминание о нерожденной тогда, в первый раз, дочери… Ее дочери…

— Гутрун, — прошептала Песнь Крови.

Потрескавшиеся, разбитые в кровь губы едва шевельнулись. Она сделала усилие и повторила громче, членораздельнее:

— Гутрун…


— Скоро поднимется луна, — сквозь зубы, не повышая голоса, предупредила Ялна. — Станет светло. Или сейчас, или никогда. Ступай, обрежь путы и освободи ее или…

— Ялна, ход луны в это время года мне известен лучше, чем кому-либо еще на свете. Мы уже столько раз обсуждали наш план. Ты опять начинаешь терять голову? Либо доверяешь мне, либо иди сама, и скоро сама повиснешь радом с Песнью Крови. А то еще хуже, тебя отведут в лагерь к Ковне. Я не сбегу, но и попусту рисковать головой не желаю. Если удача будет на нашей стороне, мы освободим воительницу. Следует подождать, пока в лагере все затихнет. Солдаты перепьются и, конечно, не позабудут о часовых, притащат им фляжечку, другую.

Ялна помолчала, потом яростно зашептала:

— Откуда я могу знать, может, ты решил проваляться в кустах до рассвета, а потом сказать, что уже поздно.

Тирульф в сердцах сжал кулаки:

— Будь ты проклята, женщина! Что у тебя за характер! Ты единственная, кому я позволил вести себя под уздцы, так тебе и этого мало… — Он неожиданно запнулся, упал в траву, пригляделся, рукой поманил Ялну и, когда та пристроилась рядом, едва слышно шепнул ей на ухо:

— Пора. Жди моего сигнала. Дай слово, что не будешь пороть отсебятину и поступишь так, как мы договорились. Хотя слова здесь не помогут, а ну-ка, поклянись именем Фрейи.

— Я буду ждать твоего сигнала. Клянусь!

Тирульф удовлетворенно кивнул, затем неожиданно обнял, привлек к себе девушку и осторожно поцеловал в щеку. Все случилось так быстро, что Ялна не успела догадаться, что было на уме у этого светлобородого высокого мужчины. Ни сопротивляться, ни ругаться не стала — побоялась лишнего шума, только, отстранившись, показала кулак. Тирульф тут же исчез в темноте, девушка даже не успела заметить, в какую сторону он скользнул. Вот тогда она уж и разразилась проклятиями. Тирульф, не столько услышав, сколько догадавшись, каким напутствием проводила его эта девица, усмехнулся и, прибавив шагу, направился в сторону лагеря.


Таинственный наблюдатель ползком добрался до того места, откуда он мог видеть ближайшего часового, стоявшего у подножия холма. Теперь неизвестного вполне могли достать стрелой из арбалета, так что следовало вести себя предельно осторожно. Некоторое время он лежал, присматривался, пытаясь отыскать лазейку между двумя постами. Часовые, в общем-то, не стояли на месте, расхаживали, а то и сходились, передавали друг другу какие-то фляги. Нужно только выбрать удобный момент, когда они повернутся друг к другу спинами. Тогда можно легко проскользнуть за линию оцепления.

Он так и поступил — выбрал удобный момент и бесшумно прополз между двумя стражниками до огромного камня. Здесь передохнул, решил, что повезло, и замер. Ему надо было пробраться наверх, к дереву. Только не спешить, действовать без шума. Он спрятал кинжал, который хотел пустить в ход, если бы его движение было замечено часовыми, взял в правую руку меч, в левую — небольшой овальный щит. Так и двинулся дальше, таясь за камнями.


До Песни Крови как бы издалека, через завесу боли донесся разговор часовых. Она с трудом открыла глаза, сквозь колеблющуюся пелену различила две смутные фигуры. Потом раздался смех, и одна из фигур исчезла. Другая же двинулась в ее сторону. Не иначе как сам Ковна. Пленница невольно потянула за веревки, страх охватил ее. Что он придумал на этот раз?

Фигура остановилась совсем рядом. Нет, это не Ковна. У этого борода светлая, густая, а тот, изверг, почти совсем безбородый и значительно крупнее. Неожиданно мужчина наклонился и шепнул ей на ухо:

— Песнь Крови, я — друг. И пришел помочь тебе.

Воительница не ответила. Этот голос она никогда раньше не слыхала. Да и света маловато, чтобы различить черты лица. Скорее всего, это какая-нибудь новая уловка Ковны, придуманная, чтобы подкинуть ей надежду на спасение, а потом вдоволь нахохотаться.

— Ты слышишь? Ты в сознании? Послушай, я сейчас попытаюсь освободить тебя. Ялна ждет моего сигнала.

— Ялна? Я… решила… что… она… погибла, — язык едва ворочался во рту. Затем речь стала внятней. — Значит, ты знаком с Ялной? Вы тоже захватили ее в плен? Будьте вы прокляты! Передай Ковне, что его хитрость не сработала. Я еще не…

— Говори потише, — прошептал воин. — Ялна жива, живее не бывает. Она ждет моего сигнала.

Песнь Крови уже вполне отчетливо определила, что незнакомец вытащил кинжал и принялся перерезать веревки. Скоро ноги ее освободились. Она попыталась встать на них и едва не потеряла сознание от боли.

Мужчина поддержал ее, попросил помалкивать, даже если будет совсем невтерпеж, не кричать, — затем перерезал путы, притянувшие ее к стволу дерева. Наконец, освободив руки, успел подхватить ее и осторожно положил на землю.

— Ни ног, ни рук не чувствую, — призналась воительница.

Она стиснула зубы и принялась растирать запястья. Незнакомец начал массировать ее ноги и особенно икры. В этот момент у подножия холма показалась группа людей с факелами. Незнакомец замер, ткнув пальцем в ту сторону. Не шевелилась и Песнь Крови.

— Дай мне меч, — яростно прошептала она, — или кинжал. Какое-нибудь оружие! Ковна возвращается.

Тирульф разразился проклятиями.

— Что ему здесь делать? Мы следили за вершиной и решили, что ты здесь одна. Стража выставлена по периметру вокруг вершины. Рассчитывали успеть до рассвета.

— Дай кинжал! — уже громче потребовала воительница.

Она сама потянулась к рукояти, нетвердыми пальцами вытащила оружие.

Тирульф вновь выругался. Он отчаянно искал выход. Ковна и его люди были уже совсем близко от подножия, еще немного, и они увидят, что Песни Крови нет на дереве. «Так, их семеро, включая Ковну. Возможно, мне удастся что-то предпринять, если я сумею ошеломить их? Все равно, их слишком много. Женщина не помощница, она совсем ослабела. А что, если?..» — рассуждал про себя Тирульф.

— Спрячь кинжал, — приказал он. — Вернись к дереву.

Воительница сразу догадалась, попыталась встать. Кое-как ей это удалось, и она, напрягая волю, заковыляла к дереву. Там приняла позу распятой. Сам же Тирульф забежал за дерево, подпрыгнул, ухватился за сук и влез на ясень.

«Видимо, кто-то из часовых рассмотрел меня в темноте», — подумалось воину.

Неожиданно снизу послышался окрик Ковны:

— Тирульф!

Тирульф, одним махом выдав все проклятия, какие знал, глянул вниз. Песнь Крови стояла в прежнем положении, с поднятыми руками, расставив ноги, кинжал она спрятала за скрещенными кистями.

«Что ж, если это не сработает, — прикинул Тирульф, — если начнется заварушка, Ялна бросится в бой. Что толку, ведь если возникнет шум, у нас нет шансов. Выходит, спас-то я Песнь Крови только на несколько минут. Боги, как вы жестоки! Хуже всего, что девчонка решит, будто это все было подстроено и перво-наперво бросится на меня!»

Ковна взобрался на вершину и остановился в нескольких шагах от Песни Крови. В тусклом свете факелов ясно различалось, что никакие путы больше не сковывали ее тело. Ковна на мгновение испытал шок, в глазах прорезался нескрываемый ужас, однако уже в следующий миг он взревел:

— Предатель! Ищите Тирульфа! Он освободил ее.

Четверо солдат по разным направлениям бросились вниз.

Между тем глаза Песни Крови были закрыты. Тлела надежда, что генерал клюнет на приманку и подойдет поближе. Однако теперь таиться уже не было смысла. Она посмотрела на генерала чистым, пронзительным и незамутненным страданием взглядом. Эта ясность придала ей новые силы. Да и руки начали оживать, не до конца, правда, но просто так она теперь этим негодяям не достанется. Только бы добраться до горла Ковны, до того места, где между кольчугой и бармицей существует зазор. Тогда и воткнуть ему кинжал в горло.

— Его здесь нет, — крикнул один из сопровождавших Ковну солдат, с факелами в руках обегавших окрестности.

Сверху, с дерева метнулась неясная тень, и что-то обрушилось на Ковну. В момент броска Тирульф ударил его рукоятью меча по голове. Генерал рухнул на землю. Тирульф перекатился и вскочил на ноги. В руке он сжимал меч. На ходу пронзил живот одному из охранников Ковны, тот так и понять не успел, с какой стороны надвинулась смерть, рубанул по ноге другого. Между тем Ковна уже вскочил и, выхватив меч, бросился на Тирульфа. Тот едва сумел отбить мощный удар.

Песнь Крови бросилась на помощь Тирульфу. На ходу отбросила кинжал, схватила меч, выпавший из руки умиравшего, пытавшегося собрать свои внутренности солдата. Принялась ругать всех и вся, особенно пальцы, до сих пор неуклюже-омертвелые, совсем не так крепко, как следует, сжимавшие рукоять. Пришлось схватить рукоять обеими руками. Песнь Крови с размаху ударила Ковну по шее, пока тот был отвлечен на борьбу с Тирульфом. Однако удар вышел слабым, да еще плашмя, так что единственное, что ей удалось, это сбить с головы генерала стальной шлем.

Ковна неожиданно пошатнулся и грузно опустился на землю.

Тирульф и Песнь Крови сразу бросились к нему, намереваясь добить врага, однако другие стражники, подоспевшие к месту схватки, преградили им путь. Бой закипел с новой силой.

Тирульф рассек противнику горло, затем успел подставить клинок и отбить обрушившийся на него удар.

Песнь Крови с трудом отбивала удар за ударом. Не было в руках и ногах прежней силы, прежней ловкости. Только одно осознавала воительница, что на этот раз живой они ее не возьмут. Она сама заколет себя, на это сил и не требуется, а пока еще поборется, повоюет. Прежняя жажда боя, странное опьяняющее веселье все сильнее переполняли ее. Это состояние она испытывала всегда, в любом сражении, в любом поединке. Может, поэтому и славилась непобедимостью. Каждое боевое столкновение заставляло вскипать кровь, наполняло неугасимой жаждой жизни и, конечно, желанием победы. Если бы тело слушалось ее так, как раньше. Это пустяки, главное — им больше никогда не суметь взять ее живой.

Вот если бы противников было поменьше. К тому моменту снизу прибежала стража, выставленная по окружности холма. Примчались и другие, находившиеся поблизости. Эти были уже совсем пьяные, растерянные и неповоротливые, их только резать и резать, как скотину. Скоро появятся те, что из лагеря, вот тогда и поставим окончательную точку. Благо, что им еще бежать и бежать, и вряд ли там найдется много храбрецов, еще способных держать в руках оружие.

В следующее мгновение кто-то захватил ее свободную руку, пытаясь заломить за спину. Она ударила ногой, затем повалилась на землю. Тут же у нее вырвали меч, руки пронзила нестерпимая боль. В этот момент на вершине раздался негромкий боевой клич. Тут же густая струя теплой человеческой крови хлынула на спину Песни Крови. Она почувствовала, что руки вновь освобождены.

— За Песнь Крови и свободу! — подбегая к дереву, выкрикнул кто-то еще раз, вполголоса.

Это была Ялна. Вне себя от ярости, она так быстро работала мечом, что уже после нескольких ударов стражников, собравшихся у дерева, буквально вымело с вершины. В свете факелов ее меч поблескивал, словно молния. Уже несколько человек лежали при последнем издыхании, один из них в последнем усилии пытался отыскать свою отрубленную руку.

Песнь Крови вскочила, нашла меч и вдруг с радостью почувствовала, что это последнее испытание пошло ей на пользу. Когда ее повалили на землю и попытались связать, страх окончательно разбудил тело. Теперь она уже вполне отчетливо видела противника, рубила точно, попадала в то место, куда целилась, легче отбивала удары и побеждала противников не за счет силы, а ловко перемещаясь по полю боя.

Другое тревожило — врагов становилось все больше и больше.

— К дереву! — закричала она.

Тут же, уходя от удара, пригнулась, нырнула вбок, ударила подвернувшегося солдата в зад, тот страшно закричал. Воительница выдернула лезвие.

Оглянулась. До дерева не добраться. Они втроем — Тирульф, Песнь Крови и Ялна — встали спинами друг к другу, так, защищая друг друга, по команде воительницы и начали пробиваться к дереву. Добравшись, прислонились спинами к стволу, теперь сзади не надо ждать нападения. Между тем Песнь Крови почувствовала, что прежнее умение полностью вернулось к ней. Силенок, правда, не хватало, однако взять их живыми на такой позиции врагам не удастся. Прежнее разудалое веселье охватило ее. Что из того, что борьба почти безнадежна! Что из того, что рано или поздно враги одолеют. Это пустяки. Больше она не допустит промашки!

Внезапно снизу послышался клич, напоминающий рев дикого зверя. Этот оглушительный вопль разом перекрыл звон оружия, проклятия, последние стоны умирающих. Следом со стороны лагеря донеслись душераздирающие вопли. Все было настолько неожиданно и ошеломляюще, что у солдат Ковны кровь на миг застыла в жилах. Они не могли понять, что происходит в лагере? И что за неведомый враг нагнал страху на их товарищей?

Эти крики росли, приближались к вершине. Вдруг огромного роста воин, на голову выше любого из воинства Ковны, вбежал на холм. Стоило ему взмахнуть мечом, как враги снопами валились по обе стороны.

— Гримнир! — воскликнула Песнь Крови. — Это — Гримнир! Прорываемся к нему, — приказала она и первой бросилась на толпу солдат.

Те растерянно расступились, образовав коридор, по которому Песнь Крови, Тирульф и Ялна побежали к рыжебородому, одетому в кольчугу великану.

— Я придержу их, — ободрил друзей Гримнир, когда они наконец добрались до него. — Бегите в лес.

Песнь Крови будто не слышала и продолжала наносить удары.

— Бегите, будьте вы прокляты! Найди моего коня. Я пока разберусь с этой пьяной сволочью.

Песнь Крови некоторое время продолжала сражаться, успела сразить еще одного напавшего на нее солдата. Потом она выкрикнула:

— Ялна, за мной!

Женщины несколькими ударами разделались с теми, кто преграждал им путь к опушке леса, и бросились вперед. Скоро они исчезли в темноте.

— Кровавое Копыто! — позвала Песнь Крови.

Так звали боевого коня Гримнира. Спустя несколько мгновений послышался конский топот, и огромный, подстать хозяину, жеребец примчался на ее зов. «Великая Фрейя, — взмолилась воительница, — направь жеребца, подскажи, что хозяину грозит опасность».

Между тем Гримнир и Тирульф, стоя спина к спине, продолжали отражать удары врагов. Тирульфа ранили, кто-то из его бывших ратников сумел полоснуть его мечом по ноге. Хорошо, что рана оказалась неглубокой, и кровь уже успела запечься. Хуже, что нога чем дальше, тем отчетливее начинала неметь. Гримниру было проще, этот гигант ударом укладывал сразу двоих. Его длинный, тяжелый боевой топор с двумя массивными лезвиями крушил все подряд — щиты, клинки, шлемы, головы, грудные клетки, руки, ноги. К нему уже подбирались с опаской, ждали лучников. У Тирульфа даже мелькнула мысль, что он видит перед собой берсерка. До сих пор ему не доводилось наблюдать в бою этих исступленных жаждой крови воинов. Зрелище впечатляло. Тирульф решил, что с подобным храбрецом и стрелы ничего поделать не смогут. Они просто станут отскакивать от его широкой груди.

Когда несколько человек из подручных Ковны бросились в лес, чтобы догнать Песнь Крови и Ялну, рыжебородый великан в момент догнал их и буквально разделал на части, причем руки, ноги отлетели настолько далеко, что это послужило убедительным уроком для всех остальных. Тирульф был опытный воин и сразу сообразил, что чем ближе он будет держаться к рыжебородому, тем больше шансов уцелеть в этой кровавой круговерти. Так, шаг за шагом два воина отступали к опушке леса, старались держаться спина к спине. В тот момент, когда кто-то из нападавших наконец приволок арбалет, из лесу донесся нараставший громоподобный топот.

Тирульф обернулся, увидел Песнь Крови, восседавшую на исполинском черном жеребце, в руке воительницы блистало лезвие меча.

Могучий конь, словно соломинки, крушил и топтал людей Ковны. Тех, кто успевал отскочить, доставал меч Песни Крови. Он то и дело взлетал над ее головой и тут же со свистом рушился вниз. Солдаты принялись разбегаться, их вопли резко остудили пыл тех, кто под командой сотника Стирки спешил им на помощь из лагеря.

Гримнир, увидев эту картину, улыбнулся.

— Теперь ваша очередь отступать! — крикнула Песнь Крови.

Воины не стали долго ждать и бросились к спасительной опушке. Как только они нырнули во тьму, воительница развернула жеребца и помчалась за ними. При этом она тоже засмеялась.

Глава двенадцатая. КАМЕНЬ С МАЛИНОВЫМИ ПРОЖИЛКАМИ

Недолго смеялась Песнь Крови. Сражение закончилось, ей невероятно повезло. Кто бы мог подумать, что удастся вновь избежать мучительной смерти на вершине холма! Но радость, головокружение от одной только мысли, что она жива — вопреки всему, назло врагам, жива! — оказалась мимолетной. Очень скоро другие тяжелые, гнетущие думы начали терзать ее. Ужас прошедшего дня теперь отлился в ясно осознанное чувство непрощаемой вины. В ушах стояли крики умиравших стариков, плач детей, мольбы девушек и женщин. Все, чему воительница посвятила долгие годы, во что вложила столько сил, было предано огню. Тяжелым камнем на душе лежало осознание того, что и Гутрун оказалась в плену у безжалостной Тёкк. И останки ее сына, с которыми эта ведьма намеревалась поступить так жестоко и бесчеловечно.

«Все, хватит. — Песнь Крови взяла себя в руки, заставила отвлечься. — Слезами горю не поможешь. Надо действовать, попытаться найти способ вырвать Гутрун из лап Тёкк и Хель. Пока еще не все потеряно».

Огромная и яркая луна встала над лесом. Каждая сосна осветилась, обернувшись устремленной к темному небу колдовской башней. Звезды едва просматривались в вышине. Песнь Крови чуть осадила жеребца, переведя его на легкую рысцу. Затем оглянулась, попыталась отыскать вдали огни лагеря Ковны, но ничего не увидела. Позади вообще было тихо, ни огней, ни шума погони. Лес полнился естественными, живыми и знакомыми звуками. То треснет сухая ветка, то филин забьет крыльями. Ветерок шевельнет сосновую лапу, пискнет мышка, даст деру заяц. Вспомнился Ковна — ранила ли она его или только сбила шлем?

— Песнь Крови, — раздался вдруг приглушенный оклик.

Воительница узнала голос Ялны, повернув в сторону звука. Скоро в лунном свете между деревьев различила подругу, ступавшую бесшумно, как учила ее наставница. Песнь Крови слезла с коня. Голые ступни коснулись острых выступов камня, женщина ойкнула, недобрым словом помянула злые силы, подняв ногу, погладила ступню. Прежняя ловкость в полной мере вернулась к ней, но у нее отсутствовали сапоги, доспехи и оружие. Она с той же настороженностью, что и ранее, бросила взгляд в сторону лагеря. Из-за стволов показались Гримнир и Тирульф. Удивительно, но Гримнир вел в поводу двух лошадей. Приблизившись, он передал поводья Песни Крови.

— Это мой подарок, — объяснил Гримнир. — Для тебя и для Гутрун. Блудхуф их отец. Из них могут получиться отличные боевые кони. Я назвал их Свободное Копыто и Инеистое Копыто. Последний — твой.

— Гримнир… Я… так благодарна тебе. Такие кони, а в придачу еще и жизнь… Слов не нахожу.

Великан рассмеялся:

— Ты никогда не отличалась красноречием.

— Беда, Гримнир. Гутрун в плену в замке Тёкк, там же и Хальд, — объяснила Песнь Крови.

Она еще раз глянула в сторону лагеря Ковны, погони не было.

Гримнир тем временем подошел к своему жеребцу, открыл один из подсумков, притороченных позади седла, вытащил оттуда скатанный плащ. Развернул и накинул на плечи воительницы.

— Еще один подарок, — улыбнулся он.

Песнь Крови крепко, от души пожала его руку.

— Пока мы не раздобудем еще одну лошадь, я поеду сзади тебя на твоем коне.

Наконец группа всадников тронулась в путь. Лунный свет освещал им дорогу.

— Я видел, как кровь брызнула из-под шлема Ковны, — завел разговор Тирульф. — Если будет на то воля Одина, ему конец.

— Как тебя зовут, воин? — спросила Песнь Крови.

— Тирульф.

— Благодарю, ты помог мне.

Тут Ялна не удержалась, ядовито заметила:

— Он из прихвостней Ковны.

Воительница не смогла скрыть любопытства:

— Что же заставило тебя изменить ему?

— Ялна, — с нескрываемой тоской ответил воин. — Меня послали убить лазутчицу, выявленную Тёкк. Не знаю, как служительница Хель ее обнаружила, только когда подъехал, сразу догадался, что это Ялна. Я считал, она погибла.

— Он был солдатом в Ностранде, — Ялна вновь вмешалась в разговор. — С той поры и преследует меня.

— А-а, так вы старые друзья, — кивнула Песнь Крови.

— Еще чего! — бурно возразила девушка. — Какая между нами дружба! Пристал он ко мне, не знаю теперь, как от него избавиться.

— Она всегда так. — Тирульф показал на Ялну. — Думает одно, а говорит другое, но ни за что не признается.

Девушка промолчала, и воительница почувствовала, что этой перепалке уже не хватает остроты. Когда это Ялна оставляла за другим последнее слово? Не стоило говорить, какой гнев или сколько подозрений мог вызывать у нее этот светлобородый мужчина. Дала бы она ему спуску? Теперь же нечего попусту тратить слова. Тирульф доказал свою преданность в бою, так что надо отбросить недоверие.

— Послушай, — обратилась к нему воительница, — если боги наконец наказали Ковну, если он тяжело ранен, кто может возглавить войско?

— Есть такой. Его зовут Стирки. В его преданности Ковна никогда не сомневался. Первым заместителем генерала являлся я, следом по старшинству шел Стирки. Этот непременно пошлет погоню, но, думаю, не раньше рассвета. Следует предположить, что если бы Ковна был здоров и отделался легкими ушибами, он сам непременно возглавил бы поиск. Если же, как я полагаю, Ковна серьезно ранен, Стирки будет ждать, пока генерал придет в себя. Он не может жить без указаний. Если погони до сих пор нет, выходит, главарь совсем плох, выходит, не до этого им сейчас. Другое дело, что Стирки никогда не изменит генералу, тот когда-то спас ему жизнь. Стирки будет защищать его до последней капли крови. Так что преследование они начнут не раньше, чем взойдет солнце. Тогда станет ясно, сдох Ковна или оклемался.

— Похоже, что так, — согласилась Песнь Крови. — Твоим бывшим дружкам теперь действительно не до нас. Если это так, то — хвала Фрейе! — к утру наш след совсем простынет. Если мы поведем себя по-умному, нас уже никто не догонит. Как только окончательно избавимся от преследователей, можно будет заняться Гутрун. Нам просто необходимо вызволить ее из замка Тёкк. Вам придется помочь мне. Должен же быть какой-то способ спасти мою дочь! ***

Гутрун все видела — как ётун схватил Хальд, как сунул ее под мышку, как понес в направлении лестницы, ведущей в подземелье. Она подглядывала из-за угла, из дальнего конца коридора, куда отбежала по приказанию Хальд.

Девушка даже рискнула проводить их до самого спуска, лишь здесь заставив себя остановиться. Хватило ума понять, что самое худшее в ее положении — это начать дурить. Чем она может помочь подруге? Сейчас ничем. Вот и надо сначала обрести силы, укрепиться в умении, тогда и приниматься за дело.

«Я обязательно вернусь за тобой, Хальд!» — поклялась Гутрун. Затем бросилась назад по коридору, при этом стараясь отыскать путь, который вел бы все выше и выше. Скоро она догадалась, что движется в правильном направлении, потому что чем дальше, тем громче и яростнее становился странный и непонятный шепот за закрытыми дверями. Колдовское возмущение, крепчавшее в коридорах, как бы предупреждало ее, пыталось остановить.

По мере того как Гутрун взбиралась все выше и выше, она постоянно возвращалась мыслями к инеистому великану. В старых преданиях, что рассказывала ей Норда Серый Плащ, утверждалось, будто эти чудища обитали на белом свете еще до того, как молодые боги-асы сотворили землю и населивших ее людей.

Легенды гласили, что сначала не было ничего: ни земли, ни неба, ни песка, ни холодных волн. Была лишь одна огромная черная бездна Гиннунгагап. К северу от нее лежало царство Туманов и вечной Тьмы Нифльхейм, а к югу — царство Огня Муспелльхейм. Тихо, светло и жарко было в Муспелльхейме, так жарко, что никто, кроме обитателей этой страны, огненных великанов, не мог там жить. В Нифльхейме же, напротив, царствовали вечный холод и мрак.

Но вот в царстве Туманов забил родник Хвергельмир. Двенадцать могучих потоков брали из него свое начало. Они стремительно понеслись к югу, низвергаясь в бездну Гиннунгагап. Жестокий мороз царства Туманов превращал воду этих потоков в лед, но источник Хвергельмир бил не переставая. Ледяные глыбы все росли и росли и все ближе подвигались к Муспелльхейму. Наконец лед настолько приблизился к царству Огня, что стал таять. Искры, вылетавшие из Муспелльхейма, смешивались с растаявшим льдом и скоро вдохнули в него жизнь. Тогда над бескрайними ледяными просторами из бездны Гиннунгагап вдруг поднялась исполинская фигура. Это был великан Имир, первое живое существо в мире.

В тот же день из пота под левой рукой Имира появились мальчик и девочка, а от сплетения его ног родился шестиголовый великан Трудгельмир. Так было положено начало роду великанов — хримтурсов, жестоких и коварных, как лед и пламя, их породившие.

В одно время с великанами из инея возникла гигантская корова Аудумла. Четыре молочные реки потекли из ее вымени, давая пищу Имиру и его детям. Зеленых пастбищ еще не было, и Аудумла паслась на льду, облизывая соленые ледяные глыбы. К концу первого дня вершина одной из этих глыб обросла волосами, на другой день очертилась голова. К исходу же третьего дня из глыбы вышел могучий великан Бури. Его сын Бор взял в жены великаншу Бестлу, и скоро она родила ему трех сыновей-богов: Одина, Вили и Ве.

Братьям сразу не понравился мир, в котором они жили, не пожелали они и сносить господство жестокого Имира. Боги восстали против первого из великанов и после долгой и страшной битвы убили его.

Имир был так огромен, что в крови, хлынувшей из его ран, утонули все остальные великаны, утонула и корова Аудумла. Лишь одному из внуков Имира — Бёргельмиру удалось построить лодку, на которой он и спасся вместе со своей женой.

Теперь уже никто не мешал богам устроить мир по собственному разумению. Они сделали из тела Имира землю в виде плоского круга и поместили ее посреди огромного океана, образовавшегося из его крови. Землю боги назвали Мидгард, что означает «средний мир». Затем братья взяли череп Имира и сделали из него небесный свод, из его костей они сделали горы, из волос — деревья, из зубов — камни, а из мозга — облака. Каждый из углов небесного свода братья свернули в виде рога и в каждый рог посадили по ветру. Из искр, вылетавших из Муспелльхейма, Один, Вили и Ве сделали звезды и украсили ими небесный свод. Часть звезд они укрепили неподвижно, другие же, для того чтобы узнавать время, разместили так, чтобы они двигались по кругу, обходя его ровно за один год.

Сотворив мир, Один и его братья задумали его населить. Однажды на берегу моря они нашли два дерева: ясень и иву. Боги срубили их и сделали из ясеня мужчину, а из ивы — женщину. Так появились первые люди и звали их: мужчину — Аск, а женщину — Эмбля.

Не забыли боги и великанов, за морем, к востоку от Мидгарда, они создали страну Ётунхейм и отдали ее во владение Бёргельмиру и его покрытым инеем потомкам.


Гутрун решила, что ётун, схвативший Хальд, один из потомков Бёргельмира. Прежние, казалось бы, забытые сказки в первый раз не доставили ей радости. Одно дело, на ночь глядя, слушать рассказы много повидавшей старушки или провоевавших всю жизнь стариков, другое — воочию столкнуться с ледяным чудовищем. Ее охватил гнев, дошло до того, что она едва справилась с желанием немедленно вернуться, напасть на ётуна и освободить Хальд.

«Маленькая глупая девчонка, — укорила она себя. — Единственное, чем ты можешь помочь подруге, — это, наконец, сбежать из замка. Только там можно отыскать оружие, способное сразить и ледяного великана, и саму Тёкк. Нельзя терять ни минуты. Забудь о том, что руки и ноги устали, а сердце готово вырваться из груди».

Гутрун с новыми силами бросилась вверх по лестнице. Еще один пролет, еще один. Там вверху окно! Проем с полуциркульным завершением, узкий, вытянутый в высоту, расширялся к внутренней поверхности стены. Через него в лестничный колодец вливался дневной свет, его ни с чем не спутать. Она осторожно подобралась поближе к проему. Окно выходило в заваленный снегом внутренний двор замка. В первый раз за столько дней девушка увидала небо и едва не заплакала. Небосклон затянули низкие, серо-стальные облака, тучи цеплялись влажными космами не только за верхушки крепостных башен, но порой за сами стены. Света более чем на сумерки не хватало. Воздух здесь, наверху, охладился до невозможности, как могла защитить ее тоненькая ночная рубашка! Гутрун обратила внимание и на камень, из которого были сложены стены. Все глыбы были черны как ночь и прорезаны малиновыми прожилками. Другое порадовало девушку: она увидела на стене меч, пробегая через холл на нижнем этаже. Гутрун тут же схватила его, так и бежала, сжимая рукоять обеими руками.

Во дворе никого не оказалось, хотя на этом уровне замок буквально полнился шумами. За дверями в коридорах уже не шептались, а громко бормотали, а то и кричали в полный голос. Шорохи обернулись треском рушившихся деревьев, воем ветра, ударами прибрежных волн. Эти странные голоса, а то и призывы на непонятных языках, плач, мольбы досаждали больше всего. Гутрун не раз застывала на месте, ожидая, что после очередного душераздирающего вопля дверь распахнется, и несчастный обитатель выбежит в коридор.

Разглядела девушка и ворота, высокие, узкие, они тоже завершались арочным сводом. За ними виднелась дорога, ведущая к замку. Низкая облачность не давала возможности детально разглядеть местность, но и так ясно — замок с высокими отвесными стенами располагался на вершине горы. Взобраться на створки не представлялось никакой возможности — стальные, увешанные кружавчиками инея острия защищали ворота от всякого, кто посмеет приблизиться к ним. Такие же острия были натыканы по всей окружности внутреннего двора, и никаких лестниц, ведущих на стены. Из окна просматривались те же выступающие шипы, заполнявшие верхние площадки стен. Все вокруг было устроено таким образом, чтобы удержать обитателей замка внутри сооружения. На внешнюю угрозу здесь, по-видимому, не обращали особого внимания.

Дочь воительницы вспомнила уроки матери, объяснявшей ей устройство крепостей. Если приложить эти знания к данному случаю, получалось, что вырваться из замка практически невозможно. Самый близкий путь на волю через ворота, но створки запирало огромное бревно. Если его вытащить из петель, ворота можно открыть, да только как его вытащить? Для этого необходима по меньшей мере сила ётуна. Выходит, единственная надежда заключается в том, чтобы освободить Хальд и с помощью колдовства отбросить засов. Но это сказать легко! Пустые мечты одолеть ледяного великана.

Гутрун тоскливо оглядела меч, который держала в руках, вздохнула. Какой ущерб мог причинить он огромному, в три ее роста чудовищу? Возможно, стоит поискать более надежное оружие, чем этот клинок? Однако почему она решила, что у нее есть время. Глупо рассчитывать, что ётун единственный, кто охраняет замок в отсутствие хозяйки. А эти вопли за дверями? Кто знает, какие чудища там спрятаны, а вот ётун скоро кинется на поиски.

Что же ей предпринять?

Наплыв безнадежного отчаяния одолел девушку, но это продолжалось недолго. Острием меча она попыталась открыть окно, но безуспешно. В следующее мгновение омерзительный запах ударил в нос. Гутрун отшатнулась, однако тут же припомнила рассказы матери, какие отвратительные запахи порой издавали ее противники на арене, как мерзко вонял сам властитель-колдун.

Наконец она, согнувшись, проскользнула мимо оконного проема и спустилась по лестнице на пролет ниже.

«Больше не думай о том, что задача неразрешима, — приказала она себе. — Если нет другого выхода, попробуй отыскать Хальд. Сосредоточься только на этом».

Неожиданно снаружи донесся громкий оклик. Она прислушалась, затем помчалась назад. «Не обращай внимания на запах», — строго указала себе. Добралась до окна, выглянула во двор. Ётун уже был там, открывая ворота. По другую сторону она различила странных, одетых во все черное всадников. Приглядевшись, девушка ахнула, поняв, что это скелеты! Все они восседали на белесых, аж в синеву, худых до невозможности скакунах.

Послышался скрип внутренних дверей, и двор начал наполняться странными фигурами, полностью укутанными в черные с красным одеяния с лицами, скрытыми под широкими капюшонами. Толпа увеличивалась на глазах.

Наконец ётун справился с засовом, отступил и опустился на одно колено, низко склонив голову.

Воины-скелеты по двое въехали в ворота, следом за ними появилась высокая красивая бледная женщина с длинными, черными, блестящими волосами. Как только она оказалась на внутреннем дворе, фигуры, укутанные в черное и красное, бросились к ней, разом попадав на колени. Их головы тоже, как и у великана-ётуна, были опущены. Заговорили все разом, монотонно, размеренно, напевно:

— Приветствуем тебя, госпожа Тёкк. Пусть всегда будет с тобой сила нашей повелительницы Хель.

Высокая женщина холодно улыбнулась. Толпа одетых в черное и красное существ тут же принялась изображать бурное, неумеренное веселье.

Гутрун неожиданно отпрянула от окна. Малиновые жилки, прорезавшие черный камень, из которого был сложен замок, вдруг запульсировали, начали выдавливать из себя кровавую жижицу.

Глава тринадцатая. КОЛДОВСТВО

Последними, под охраной двух воинов-скелетов во двор въехали четыре пленника.

Гутрун едва не вскрикнула.

«Вельгерт! И Торфинн с ней. И дети? Где же моя мать? Странно, — прикинула девушка, — если Тёкк побывала в Долине Эрика и сумела взять в плен эту семью, почему рядом нет матери?»

«Она либо свободна, либо… мертва, — догадалась Гутрун. — Мертва? — переспросила она себя. — Этого не может быть! Она жива, обязательно жива. Мне ничего не остается, как только верить, что мама вырвалась из лап этой ведьмы».

Гутрун необходимо любым путем вырваться из замка и, если все не так, как она подумала, — отомстить за мать. «Перво-наперво мне следует освободить Хальд, а вместе с ней уже Вельгерт и Тор-финна, а также их детей, затем разделаться с Тёкк. Ни о чем другом и помышлять не смей, только о победе», — строго наказала она себе.

Гутрун провела у окна еще несколько мгновений, затем решительно бросилась вниз по лестнице, стараясь не упустить удобный момент, пока слуги в черном и красном разместят всадников-скелетов и отведут госпожу в ее апартаменты, и ётун еще не вернулся. Она бежала по коридорам и удивлялась — вокруг было тихо, как в могиле.


— Займись пленниками. Отведи их в тронный зал и присматривай, пока я не приду, — приказала Тёкк ётуну.

К тому моменту великан успел затворить ворота, задвинуть в петли бревно-засов и теперь застыл с низко опущенной головой. Услышав распоряжение хозяйки, он поспешил его исполнить. Его беспокоило, что к моменту приезда госпожи одна из двух женщин все еще гуляла где-то в замке. Если бы Тёкк вернулась попозже, ётун смог бы отыскать беглянку. Он уже успел вынюхать ее — девчонка пряталась на верхних этажах замка, схватить ее было делом нескольких минут. В такой момент и прозвучало мысленное требование Тёкк открыть ворота. Что ему было делать, в любом случае наказания не избежать. Вот только какое из мучений выберет хозяйка? Конечно, убивать его она не будет, однако наказаний у Тёкк тьма. Скольким видам пыток он был свидетель.

Тёкк, все еще сидя на лошади Тьмы, глубоко вздохнула, обвела взглядом башни и стены. Это зрелище всегда доставляло ей нескрываемое удовольствие. Ее дом, ее надежное убежище, можно сказать, логово. Она не раз мысленно посмеивалась над возможными недругами, пусть-ка попробуют достать ее здесь.

Ведьма подозвала к себе всадников Смерти.

— Вы все отлично исполнили. Я обращусь к повелительнице с просьбой облегчить ваши муки. Теперь можете отдохнуть и по очереди займитесь охраной замка.

Никто из всадников не произнес ни слова. Они молча повернули коней и шагом поехали в сторону конюшен.

Наконец Тёкк обратила внимание на окружавших ее прислужников. Все они когда-то дали клятву на верность матери Хель, после чего окропили человеческой кровью алтарь в ее храме, устроенном неподалеку от личных апартаментов хозяйки замка. Челядь продолжала стоять прямо в снегу на коленях, что вызвало улыбку у владелицы замка.

— Можете встать. Займитесь своими обязанностями.

Одна из ближайших фигур поднялась и взяла под уздцы коня, на котором приехала хозяйка. Другие легли на землю, чтобы колдунья, спешившись, ступая по ним, не касалась ногами снега. Третьи поспешили во внутренние помещения — обязанностей у них было море, необходимо поторапливаться, особенно когда госпожа в замке.

Тёкк вошла внутрь через арочный портал. Отсюда начиналась лестница, ведущая в ее личные апартаменты. «Времени вполне достаточно, так что пленники могут подождать», — решила она и, добравшись до главного зала, направилась к тайному ходу, ведущему в нижние подземелья замка. Там ее ждало много интересного и возбуждающего. От одного предчувствия наслаждения, которое ждало ее, она разрумянилась.


Ётун вел пленников коридором с высоким сводчатым потолком. Вельгерт и Торфинн невольно переглянулись, понимая, что такого исполина не побороть. Если он задумает недоброе в отношении детей, никто не сможет его остановить. Кто знает, какие указания ему тайно, без слов, передала Тёкк. Ворота-то он открыл вовремя.

Руки у пленников до сих пор были связаны за спинами. От нестерпимого холода, распространяемого великаном, кровь стыла в жилах, по коже пробегал озноб.

Наконец ледяной исполин привел их в обширный зал. Стены здесь были увешаны огромными гобеленами, изображавшими радости загробного мира. От подобных сцен кровь у пленников окончательно застыла в жилах. На противоположной от входа стороне на возвышении стоял трон из резной белой кости.

Великан провел их за помост, здесь и оставил. Сам отошел в сторону и с безразличным, поистине ледяным видом уставился на пленников, зная, что их можно не опасаться, им нечего предпринять!

Дети стояли возле родителей. Тора со страхом поглядывала на великана. Маленький Ингвар уткнулся лицом в ноги матери.

Наступила тишина, в какой-то мере расслабившая как пленников, так и их стража. Вафтрудниру вновь пришла на ум строптивая девчонка. Не обошли его мысли и Тёкк.

Его терзали вопросы о том, где находится госпожа, когда она все узнает? Сколько ему еще ждать наказания? Почему Тёкк сразу не пришла в тронный зал, ведь первым делом полагается разобраться с пленниками. Кого обнажить и забить в кандалы, кого посадить в темницу на хлеб и воду. В замке творилось что-то странное. Вафтруднир почуял, что после этой поездки что-то нарушилось в заведенном и давным-давно устоявшемся распорядке. Теперь ему придется сидеть и ждать. Есть время подумать, как бы невзначай сообщить хозяйке, что девчонка сумела вырваться из своей комнаты и теперь разгуливает по замку. Это было бы просто здорово, если бы он так небрежно обмолвился и добавил, что сейчас поймает ее и водворит в отведенную ей каморку. В противном случае стоит Тёкк обнаружить комнату пустой, грянет гром, сверкнут молнии, и ему несдобровать.

Он отвернулся и теперь не сводил глаз с дверей, через которые обычно Тёкк входила в парадное помещение.

— Что это он так нервничает? — недоумевал Торфинн.

— Я тоже заметила, он как будто сам не свой, — ответила Вельгерт. — Такое впечатление, что он чего-то боится.

— Возможно, это он нас опасается?

— Чего может бояться чудовище, если оно в два, а то и в три раза выше тебя, Торфинн. Меня больше волнуют дети. Что с ними станет?

— Ну, кто знает…

— А ну-ка всем молчать! — неожиданно взревел Вафтруднир.

Ингвар заплакал, Тора выскочила вперед и ударила ручонкой великана по голени.

— Тора! — вскрикнула Вельгерт, поспешив за дочерью.

— Вернитесь к стене! — приказал ётун. — Или я оторву вам головы, терпеть не могу людей.

— Тора, делай, как тебе сказано, — прикрикнула на дочь Вельгерт.

— Мама, может, мы лучше сразимся с ним?

— Тора, пожалуйста… Может быть, мы попозже вызовем его на поединок.

Хримтурс захохотал. Сверху посыпались сосульки, белесой пеленой начал опускаться иней.

— Эх ты, испугался, — укорила великана шестилетняя девочка и отошла к матери. Здесь она легонько шлепнула брата по затылку. — Перестань плакать, Ингвар. Что скажет всемогущий Один, услышав твое нытье.

Ингвара вовсе не интересовало, что скажет по этому поводу Один, и он зарыдал еще громче. Вафтруднир решил не обращать внимания на нарушающие порядок всхлипывания. Этот проступок ничто по сравнению с тем, что его ждет.


Гутрун скоро добралась до того места, где неистовый великан схватил подругу. Здесь начиналась лестница, ведущая в подземелья замка. Она вырвала из кольца факел, переложила меч в левую руку и стала спускаться по ступеням. В самом низу лестничного колодца перед ней открылся длинный мрачный коридор. Он уводил и налево и направо. Гутрун не знала, в какую же сторону ей двинуться? Как она жалела, что времени на обучение колдовству судьба ей выделила в обрез. Служительницы Фрейи, Норда Серый Плащ и ее подруга Хальд едва успели ввести девушку в суть волшебного учения, какого следует придерживаться склонившим голову перед богиней Жизни и Любви, рассказать о возможностях и недостатках магии. К конкретному обучению они еще не успели приступить. Правда, то, чем Норда порой делилась с молоденькой ученицей в свободное время, уже сослужило ей добрую службу в лесной избушке, где Гутрун загодя почувствовала приближение врага. Старуха пыталась втолковать девушке, что большинство людей пользуются колдовской силой, даже не подозревая об этом. Например, когда вдруг их посещают откровения или когда они интуитивно догадываются о возможном развитии событий. Как она была теперь благодарна за эти беседы, больше напоминающие обычную женскую болтовню за рукоделием или у очага.

Гутрун отрешилась от окружающего.

«Фрейя, веди меня», — мысленно попросила она.

Спустя мгновение она решительно повернула налево и побежала по коридору, стараясь держать факел повыше, чтобы подальше заглянуть во тьму. Только искры сыпались у нее за спиной.

Впереди очертился черный зев еще одного колодца, ведущего вниз. Что-то внутри нее отчетливо потянулось, в сторону лестницы. Гутрун начала бегом спускаться по ступеням и добралась до какой-то площадки, выходившей в коридор. Сориентировавшись, вновь побежала, не обращая внимания ни на липнущую к лицу паутину, ни на шмыгающих крыс и мелких слизней, облепивших ступени. Правда, за эти несколько часов лестницу словно вымели, видимо, Хальд и ётун постарались. Тоже верная примета, что она двигается в правильном направлении.

И вновь все ниже и ниже.

Вдруг, в то мгновение, когда она выпутывалась из паутины, сдирая ее пряди с лица, внимание девушки привлек отблеск в темноте. Остановившись, она пригляделась. Странные восьминогие существа, гладкие, лоснящиеся, висели на тонких, похожих на шелковые, прядях и пристально глядели на нее. Гутрун помянула недобрым словом злые силы, отчаянно содрала с лица, с волос, с груди остатки паутины и вновь двинулась в путь. Ступенек, ведущих на самое дно этого мрачного подземелья, оказалось не очень много. Теперь самое главное было не потерять голову. В прямом и переносном смысле. Ведомая интуицией, подтверждаемой следами раздавленных осклизлых тварей и смятой паутиной, она наконец подошла к обитой железными полосами запертой деревянной двери. Гутрун сунула факел в ближайшее гнездо и попыталась взломать замок мечом, надеясь, что на это уйдет совсем немного драгоценного времени.

Хальд, подвешенная на цепях, сразу учуяла приближение живого существа. Скоро ей стало ясно, что аура у него ясная, дружественная, более того, знакомая. Молодая колдунья поняла, что это Гутрун! Мгновения она потратила на приведение мыслей в порядок — тут же в затылке застучала привычная боль. Хальд напряглась, послала мысленный приказ оковам, стягивающим ее руки и ноги…

Цепи даже не шевельнулись.

— Гутрун! — вскрикнула она и тут же задрожала от страха. Что, если этот ледяной исполин находится где-то поблизости?

Наконец она решилась окликнуть подругу еще раз.

— Гутрун!

Тут же из-за двери долетел ответ:

— Да, Хальд! Это я. Подожди немного… — Гутрун перехватила меч, попыталась подцепить дужку замка с другой стороны. Неожиданно ее усилия оказались вознаграждены. Клинок сломался, но и дужка замка отскочила.

Гутрун распахнула дверь, вбежала в темницу, осветила факелом фигуру подруги.

— Как ты нашла меня? — изумилась Хальд.

— С помощью колдовства, — гордо ответила девушка и, не делая паузу, обломком меча принялась ломать оковы, стягивающие руки и ноги подруги, на ходу сообщая:

— Тёкк вернулась и привезла с собой пленников. Знаешь, кого? Вельгерт, Торфинна и их детей.

— Зубы Фрейи! Значит, Тёкк успела побывать в Долине Эрика! Но если эти четверо попали в плен, где же…

— Моя мать? — закончила фразу Гутрун. — Не знаю, только верю, что она жива и еще поможет нам. Я буду на это надеяться, пока меня не убедят в обратном.

Хальд кивнула.

— Ты права. — Помолчав, она добавила:

— Не знаю, чем я могу сражаться с Тёкк. Я еще очень слаба, да еще с тех пор, как нас взяли в плен, у меня крошки во рту не было, силы совсем иссякли.

— Я пойду первой, — сказала Гутрун, — с тем, что осталось от моего меча. Ты же неси факел. Меня, признаться, очень беспокоит этот ётун, даже больше, чем сама Тёкк.

Неожиданно и Хальд и Гутрун вскрикнули от боли. Они зажали уши, обломок меча и факел выпали из рук. Затем обе девушки медленно, теряя сознание, опустились на пол.

Дверь сама по себе широко распахнулась, железные накладки с грохотом ударились о каменный косяк.

— Значит, ётун пугает вас больше, чем я? — засмеялась Тёкк, входя в камеру.

Она приблизилась к двум распростертым на полу телам и поочередно пнула их. Обе пленницы не шевелились. Гнев охватил служительницу Хель. Она разразилась проклятиями, вспомнив, какую преступную промашку допустил ледяной великан. Обнаружив комнату Гутрун пустой, Тёкк едва справилась с изумлением. Как такое могло случиться в ее замке, где все насквозь пронизано мысленным взором ётуна, и спящего-то вполглаза! Хвала Хель, что не случилось непоправимой беды, тем не менее, худшего поворота событий не придумаешь. Кто-то очень сильный помог Хальд избавиться от оков. Хальд и Гутрун встретились и вполне могли докопаться до столь не нужной Тёкк правды. Вот тогда ведьма и почувствовала, как в ее ледяном сердце просыпается гаев. Там наверху она решила, что подобная нерадивость должна быть наказана. И жестоко наказана. Однако спешить нельзя, прежде всего, следует во всем хорошенько разобраться.

Она успокоила себя, смирила злобу. Сейчас не время поддаваться пусть даже и самому справедливому чувству.

Тёкк наклонилась, взяла служительницу Фрейи за запястья, легко, будто та ничего не весила, подняла и защелкнула кандалы, продев в них цепи и наложив на металл заклятья.

Ведьма подняла факел, не сдерживая отвращения и страха к яркому огню, затушила его, потом воспользовалась колдовским зрением. Дождалась, пока тьма не прояснилась, и, легко взяв Гутрун на руки, вышла из застенка.

«Пора начинать, дитя, пора начинать. Сила, спящая в тебе, должна быть разбужена. Пробил час, и ты проснешься иной», — мысленно обратилась она к девушке.

Глава четырнадцатая. НАСТАВНИЦА

Гутрун открыла глаза, поморщилась и застонала от боли. Потерла виски, затем, с трудом шевеля головой, огляделась. Вокруг была та же комната, куда ее поместили после пленения. Вот и алое покрывало, которым была застелена постель, она лежала на нем. Рядом с кроватью в кресле сидела Тёкк.

Девушка резко села, снова поморщилась. Сильная боль опять пронзила тело.

— Извини, дитя, за то, что была вынуждена причинить тебе страдания, — голос колдуньи был мягок, в нем слышалась некоторая доля раскаяния. — Скоро все пройдет. Я ни в коем случае не желала, чтобы в моем доме ты испытывала боль — только бодрость и радость.

— Не называй меня дитя! — кривясь от боли, потребовала Гутрун.

Тёкк кивнула:

— О да! Ты права. Скоро ты станешь женщиной, ведь твое тело почти сформировалось. Уже близок час, когда ты лишишься девственности.

Боль постепенно начала ослабевать. Гутрун перестала растирать виски, поднялась с кровати и подошла к колдунье.

— Где моя мать? — требовательно спросила она.

При этом ей стало немного не по себе — ее голос звучал не слишком требовательно, без должной твердости, какую она должна была проявить.

— Ты имеешь в виду Песнь Крови? Откуда я могу знать? — Тёкк изобразила полное неведение.

— Но Вельгерт и Торфинн у тебя в плену. Значит, ты была в Долине Эрика.

— Судя по твоим словам, а если хочешь, то и по образам, которые рождаются в твоей голове, — учти, я свободно читаю их, — ты наблюдала за нашим прибытием. Ты решила, что я атаковала Долину Эрика. Но зачем мне нападать на поселение?

— Я твоих образов не вижу, — ответила Гутрун. — Но здравый смысл пока ни разу не подводил меня. Я всегда чувствую, когда мне лгут.

Тёкк отрицательно покачала головой, на ее лице отобразилось нескрываемое уныние.

— Я понимаю, почему ты так недоверчива. Это все из-за тех, кто служит Хель. Наверное, за время своей нечаянной прогулки по замку ты вдоволь нагляделась на всяких чудовищ. Вот и решила, каковы слуги, такова и госпожа. Но в отношении Вельгерт ты ошибаешься. Она давным-давно тайно поклоняется Хель.

— Снова лжешь.

— Отнюдь. Вельгерт заключила тайное соглашение с Хель — в обмен на верность всемогущая богиня Смерти дала ей возможность иметь детей. Тебе должно быть известно, когда она находилась в рабстве у Нидхегга, она родила ребенка, что было строго-настрого запрещено рабыням. Король убил младенца, затем с помощью колдовства наложил чары на чрево Вельгерт. С той поры она сделалась бесплодной.

— Может, и так, только теперь Нидхегга нет, и его магия потеряла силу. Вельгерт получила возможность иметь детей.

— Уверяю тебя, если бы в прошлом она не поклонилась Владычице Смерти, то навсегда осталась бы бесплодной.

— Еще одна ложь. Это последняя?

— Я сказала правду.

Гутрун саркастически рассмеялась, на что Тёкк с некоторой даже обидой заявила:

— Ты должна быть благодарна мне, Гутрун, ведь это я спасла твою мать.

Теперь девчонка рассмеялась просто от души.

Хозяйка замка не обиделась, даже улыбнулась, желая разделить веселье пленницы.

— Послушай меня, Гутрун, — она вновь попыталась вставить слово. — Хель до сих пор благодарна Песни Крови. Ведь твоя мать сокрушила Нидхегга и вернула ей Череп Войны, а это реликвия неодолимой силы, не знающая равных. Владетельница Смерти никогда не даст в обиду тех, кто помог ей вернуть ее собственность, увеличить ее силу. Когда Вельгерт поклонилась моей владычице и обязалась вечно служить ей, она дала слово, что первые два ребенка будут посвящены Хель. Они станут ее воинами. Затем Вельгерт допустила глупость и решила порвать с богиней, она обратилась к Одину, а тот потребовал, чтобы Вельгерт отреклась от Хель и верно служила только ему. — Тёкк сделала паузу, долго она смотрела куда-то в стену, а может, в беспросветную даль, открывавшуюся ей за каменной кладкой. Неожиданно голос ее понизился, стал глухим, не совсем внятным:

— Известно ли тебе, что вначале был Хаос? Знаешь ли, что не было Времени? Оно родилось, когда воды двенадцати источников начали низвергаться в бездну Гиннунгагап. В ту пору, когда Время только-только проснулось, Один украл у моей повелительницы Череп Войны. После того как Песнь Крови вернула неодолимый талисман богине Смерти, Один возненавидел твою мать. Он поставил Вельгерт условие — она может рассчитывать на его помощь только в том случае, если погубит Песнь Крови.

— Вельгерт никогда бы не согласилась!

— Одно дело дружба, пусть даже и давняя, верная, другое — дети. Ради детей Вельгерт пойдет на все, даже на убийство своей закадычной подруги. Вот почему я взяла под стражу ее саму, мужа и детей. Теперь твоя мать может их не бояться. Так пожелала Хель. Вся их семья останется здесь, пока Тора и Ингвар не вырастут и не станут воинами Тьмы, в чем когда-то дала слово Вельгерт. Что касается ее самой и Торфинна… Даю слово, что придет день, и я дам тебе возможность насладиться местью. Ты сама накажешь предателей. Конечно, когда убедишься, что каждое мое слово — истинная правда. Но прежде я разрешу моему ётуну позабавиться с ними. Он ненавидит людей, особенно тех, кто пытался завести шашни с одноглазым Одином. Кстати, знаешь, как его зовут?

— Кого, Одина? — невинно спросила девчонка.

— Нет, — спокойно ответила Тёкк. — Хримтурса.

— Не знаю.

— Его зовут Вафтруднир.

Глаза у Гутрун расширились:

— Не может быть! Как, и того?..

— А он, этот ётун, и есть потомок того Вафтруднира, что проиграл свою голову Одину, сев играть с этим богом лжи в загадки. Один не мог честно одолеть мудрейшего из мудрых и решил смошенничать.

— Ты не смеешь так говорить о Всеотце Одине! — возмутилась Гутрун. — Все племя великанов — заклятые враги людей. Один и его сын Тор защищают нас от этих исчадий льда. А если бы Один был мошенник и враль, зачем бы ему защищать нас от этих ледяных, насквозь промерзших чудовищ.

Тёкк рассмеялась:

— Как ты прекрасна в своем возмущении! Какая непреклонная верность! Как же они сумели заморочить тебе голову! Ты, Гутрун, все это время жила во лжи. Теперь пришло время узнать правду, неприкрытую правду. В моем доме мы твердо придерживаемся этого правила.

— Твой дом — средоточие лжи, он битком набит рабами Хель, — ответила Гутрун. — Что ты сделала с Хальд? Наверное, вновь заковала в кандалы и оставила умирать от холода? За что ты так жестоко поступила с ней? Если ты причинишь ей хотя бы вот такой… — она показала ей ноготь мизинца, — я…

— Хватит! — Тёкк решительно встала. — Твоя ненависть убивает меня, и я не допущу, чтобы твое отношение к этой маленькой дряни, к этой подручной Фрейи, затмило твой разум. Норда Серый Плащ была моим давним врагом и, вовремя отдав концы, избежала возмездия. Это в ее духе — трусость и коварство…

— Норда никогда бы не смалодушничала! Она…

— Ты в этом уверена? Ты так мало знаешь, а позволяешь себе судить. Рубишь сплеча, даже не пытаясь толком разобраться, где правда, а где ложь. — Тёкк взяла себя в руки, продолжив говорить несколько усталым, но примирительным голосом:

— Я уже сказала, что теперь не в моих силах отомстить самой Норде. Но уж ее верной Хальд я отмерю полную меру. Не беспокойся, я вовсе не жажду ее крови. Даже готова простить ее, если она согласится, чтобы я стала ее наставницей. С этим же я хотела обратиться и к тебе. Я попытаюсь провести вас узкой тропкой. Идти будет трудно, мучительно трудно, но в конце перед вами засияет истина. Вся, целиком, незамутненная ничьей волей, ничьей ложью. Чего я хочу от тебя, Гутрун, так это стать твоим проводником, твоим другом, чтобы ты целиком и полностью доверилась мне. Поверь, верней подруги у тебя не было и не будет. Кроме того…

— С друзьями не обращаются, как с пленниками, или ты полагаешь, я полная дура?

— Нет, Гутрун. Ты всего-навсего жертва бесконечной, всеобъемлющей лжи. Все, к чему я стремлюсь, имеет свою четко очерченную цель. Даже в том случае, когда мои действия кажутся наносящими вред, распространяющими зло, в их основе лежит жажда добра и любви. Настанет день, и ты все поймешь.

— Я уже все поняла, обо всем догадалась, скользкая прислужница Хель. Ты ошибаешься, если вдруг решила, что я хотя бы в чем-нибудь поверила тебе.

Взгляд Тёкк помертвел, сделался каким-то бессмысленным.

— У меня немало других забот, Гутрун. Но скоро я вернусь, нам еще есть о чем поговорить. Когда ты согласишься признать меня своей наставницей и другом, тебя больше не будут держать на положении заключенной. Ты станешь моей почетной гостьей. По крайней мере, так оно и сложилось в моем сердце. Но обстоятельства пока не позволяют мне действовать по велению сердца. Подумай обо всем этом, прикинь, все ли в твоей прежней жизни было правдой. Может, от тебя что-то утаивали, скрывали. Постарайся вспомнить. Для начала я сообщу тебе кое-что, о чем ты, возможно, уже сама догадывалась. Песнь Крови тебе не родная мать.

Кровь бросилась в лицо Гутрун. Она рванулась к Тёкк, попытавшись вцепиться ей в горло. Острейшая боль мгновенно опрокинула девушку на пол. Она завертелась, начала хватать воздух ртом. Когда же сознание вернулось, она обнаружила себя в той же комнате, на той постели, вновь под замком.


— Взгляни-ка сюда, ётун, — приказала Тёкк и указала на кандалы, свисающие с потолка.

Комната, куда зашли колдунья и инеистый великан после того, как отвели Вельгерт, Торфинна и их детей в предназначенную для них темницу, завершалась вверху очень высоким сводом. На стенах горели факелы, так что света хватало, чтобы различить установленные в помещении ужасающие, вызывающие озноб инструменты и приспособления. Все они были предназначены для одной-единственной цели — причинять боль.

Вафтруднир резко вздрогнул, но все-таки поднял глаза.

— Я не позволю тебе погубить меня, Тёкк, — медленно выговаривая слова, произнес великан.

— Разве тебя принуждали давать клятву? Я полагала, ты честный ётун. Теперь мне кажется, что бесчестье, запятнавшее по вине твоего отца всю вашу семью и приведшее тебя ко мне в услужение, коснулось и тебя. Ты решил возместить ущерб, нанесенный твоим отцом, а что же я вижу? Пленники сбежали. Мало того, они сумели пронюхать о том, о чем им знать совсем не следовало.

Хримтурс выпрямился, напряг мускулы, даже ледяная крошка полетела с его плеч и груди, сжал руки в кулаки.

— То, о чем ты подумал, правда, — усмехнулась Тёкк. — Тебе действительно ничего не стоит сорвать мою голову с плеч. Но честный ётун никогда не позволит себе погубить кого-либо вопреки желанию своей госпожи. То есть той, кому поклялся в верности. Вафтруднир, ты считаешь себя честным? Слышишь? Отвечай!

Тёкк не боялась его, зная, как обращаться с отпрысками того первого великана, столь долго кичившегося своей честью. Впрочем, и сейчас кичатся, так что эта безмозглая глыба льда скорее выберет смерть, чем позор.

— Да, я — честный ётун.

— Тогда ты согласен, что я — твоя госпожа до того самого часа, пока действует наш уговор?

— Да.

— Тогда ты должен вспомнить, что одним из условий уговора было твое обязательство повиноваться мне беспрекословно, не задавая никаких вопросов. При этом не имело значения, нравится тебе это или нет?

— Так и было.

— Повтори, отребье ётунов!

— Так и было, госпожа. — Голос Вафтруднира теперь более напоминал змеиное шипение, в котором отчетливо слышались нотки гнева.

— Хорошо. Тогда сам займи место, где будешь наказан. Возможно, в следующий раз я оставлю тебя под присмотром этих двух человеческих самок. Они-то уж не позволят тебе сбежать.

Вафтруднир неожиданно горячо и страстно начал протестовать, заявляя, что его вины в том, что эти две сбежали, не было. Добавил, что он успел схватить одну из них и вернуть ее на прежнее место еще до того, как госпожа вернулась. Вдруг он замолчал буквально на полуслове, затем неуклюже приблизился к свисавшим с потолка кандалам.

— Закрепи их на своих запястьях, — потребовала Тёкк.

Два замка щелкнули.

— Ты полагаешь, что, если потребуется, сможешь порвать цепи? — спросила Тёкк и сама же ответила:

— Ошибаешься. Эти висюльки были сделаны по особому рецепту, как раз для тебя. На них наложены очень сильные заклятья. Чем яростнее ты будешь пытаться вырваться на свободу, тем быстрее будешь слабеть. Попробуй подергаться и очень скоро сдохнешь.

Тёкк отошла стене и повернула рычаг, цепи, заскрипев, медленно поползли вверх. Скоро ётун оказался подвешенным в воздухе. Служительница Хель приблизилась и сорвала с него темные штаны, его единственную одежду.

— Я очень хорошо подумала, как тебя наказать, предатель, — заявила она и похлопала своей костлявой рукой по голубоватой, покрытой инеем коже великана. — Я могла убить тебя множеством способов. Если желаешь, могу их перечислить, правда, на это уйдет много времени, но я буду краткой. Не хочешь? Прекрасно. Итак, на чем мы остановились? Ага, на том, что я могла бы убить тебя. Но затем я могу с помощью своего колдовства оживить тебя, и ты как новенький вернешься к исполнению возложенных на тебя обязанностей.

— Я желаю послушать, — неожиданно хрипло выговорил подвешенный великан.

— Отлично, слушай.

Тёкк принялась перечислять разнообразные виды пыток, при этом она демонстрировала предназначенные для того или иного мучения устройства. Сначала обошла те, что стояли на полу, потом принялась рассказывать о тех, что висели на стенах. Наконец она выбрала длинный кнут, сплетенный из трех железных жил, каждая из которых была снабжена острыми шипами. Далее действовала в тишине. Взяла кнут, обошла Вафтруднира сзади и хлестнула его по обнаженной спине.

Вафтруднир вздрогнул, мускулы его напряглись, собрались в узлы, по телу пробежала дрожь, видимо, боль была страшная, однако несчастный не издал ни звука.

Тёкк обошла его и принялась полосовать грудь и живот.

Ётун только вздрагивал и раскачивался на цепях. Он по-прежнему хранил молчание, несмотря на то, что невыносимая боль раз за разом пронзала тело. Он все так же беспомощно раскачивался на цепях, на теле проступили рубцы, из которых уже начала сочиться голубоватая жижа.

Тёкк ни с того ни с сего расхохоталась, отбросила в сторону хлыст и приблизилась к великану.

— Как тебе порка, ётун-клятвопреступник? Ты даже ни разу не вскрикнул.

Ведьма задумчиво глянула на Вафтруднира, сунув длинный как кинжал ноготь в одну из ран, раскрывшихся на груди великана.

— Такое терпение свидетельствует о том, что это испытание доставило тебе неимоверную радость. Не так ли, ледяной слизняк?

Вафтруднир с ненавистью глянул на нее, но ничего не ответил.

— Хорошо, — служительница Хель снова засмеялась. — Если порка пришлась тебе не по душе, может, это понравится? — Медленно, словно подразнивая его, она принялась разоблачаться, пока полностью не обнажилась. — Случалось, Вафтруднир, — произнесла она и придвинулась к нему поближе, — до меня доносились твои тайные желания. Я чувствовала, как похоть овладевает тобой, как тебе все труднее ей противостоять. Давно у тебя не было самки, какой-нибудь великанши или кого другого? Глядишь, я смилостивлюсь и вместо пыток вознагражу тебя счастьем.

Хримтурс продолжал молчать.

Тёкк сосредоточилась, произнесла магические слова. И вдруг стала изменяться, формы человеческого тела начали увеличиваться, цвет ее кожи приобрел голубоватый оттенок. Спустя несколько минут перед Вафтрудниром предстала соблазнительная молоденькая великанша. Она прижалась к ётуну грудями и животом, стала целовать его, израненного, молчащего, пытаясь пробудить в нем желание, с каждым мгновением заводясь все сильнее и сильнее.

В камере, где до сих пор раздавались исключительно вопли несчастных, теперь послышались иные звуки. Вздохи, всхлипы, вскрики заполнили каменный мешок. Вафтруднир не смог долго противиться природной страсти и вдруг вскрикнул в момент избавления от семени. С ним в один голос завопила и великанша.

Наконец наступила тишина. Тёкк не спеша отодвинулась от ётуна. Теперь затрепетала инеистая плоть, и очень скоро служительница Хель вернула себе прежний облик. Волосы ее были растрепаны, она отошла в дальний угол, оттуда загадочно глянув на наказанного, улыбнулась чему-то. Ее человеческая теперь кожа блестела от пота, от голубоватой жижы, размазанной по телу.

Она вновь облачилась в одежду, приблизилась и пошлепала ётуна по бедру.

— Теперь ты удовлетворен? Но ты еще не заплатил за полученное удовольствие. Однако на сегодня достаточно.

Она подняла с пола кнут, задумчиво оглядела его и повесила на шею великану.

— Мне кажется, я знаю, чего ты опасаешься более всего. Боль, конечно, и дальше будет досаждать тебе, но куда невыносимей всяческие унижения и оскорбление чести. Это тебя взволнует куда больше, чем примитивные телесные страдания. Так что тебе придется раз за разом вспоминать о том, что случилось с тобой сегодня. Ты будешь сгорать от стыда каждый раз, как только начнешь вспоминать о — своем предательстве. Ты станешь называть себя бесчестным ётуном, будешь благодарить меня за то, что я подвесила тебя в этой камере.

— Это мой отец опозорил наш род, а не я.

— Ты ошибаешься, Вафтруднир, и я постараюсь убедить тебя в этом. Потом я, возможно, прощу тебя, и ты останешься в моем замке. Будешь исполнять прежние обязанности до той поры, пока не окончится срок нашего уговора. А может, оставлю тебя здесь, как и полагается поступать с трусами, подобными тебе. Буду время от времени заглядывать сюда и доставлять тебе… небольшое удовольствие.

— Продолжай играть в свои дурацкие игры, — откликнулся инеистый великан. — Я просто изнываю от скуки, слушая твои пустые угрозы.

Тёкк рассмеялась:

— У меня есть гость, о чьем присутствии ты и не догадывался. Да-да, негодяй, вот насколько я сильнее тебя в колдовстве. Так вот, — после короткой паузы продолжила она, — этот кто-то очень подходит для того, чтобы выбить дурь из твоей глупой башки. Он вмиг докажет, насколько ты низок и бесчестен. О-о, если бы ты знал, как он умеет наказывать! Так что очень скоро ты узнаешь всю правду о себе, и, поверь, это будет безрадостная правда. Ты — всего-навсего жалкий трусишка, и говорить о тебе, как о честном ётуне, смешно. Позволь мне представить его.

Тёкк затянула напев заклинания, при этом она, как и требует колдовство, начала рисовать руками в воздухе волшебные руны. Их очертания обозначались огненными линиями и тут же гасли. Наконец в одном из углов пыточной образовалась сфера багрового огня, в следующий момент лопнувшая, посыпались искры, и на ее месте возник невысокий, на удивление мускулистый, бородатый мужчина с гривой торчащих в разные стороны ярко-рыжих волос. На его загорелом теле были видны многочисленные шрамы, по-видимому, полученные в битвах.

Подвешенный на цепях Вафтруднир напрягся, затем бросил полный ненависти взгляд на незнакомца.

— Ты угадал, ётун. Это — берсерк, знаменитый своей ловкостью и хитростью, один из самых непримиримых врагов вашего рода. Этот воин, посвятивший себя небесному предводителю берсерков, который сам, как ты, наверное, помнишь, был не прочь сгубить пару-другую великанов еще в начале времен.

Вафтруднир постарался взять себя в руки.

— Твоя очередная хитрость! Как это может быть, чтобы приверженец Одина прятался в замке служительницы Хель?

— Уверяю тебя, что этот богатырь и душой и телом принадлежит Одину. Возможно, он сам объяснит тебе, в чем здесь причина, а может, и нет. Теперь ты в его власти, трусливый предатель-ётун. Я удаляюсь, не нянчись с ним, — уходя, приказала она ухмылявшемуся берсерку. — Я жду, что ты заставишь его признать свою вину, пусть он начнет молить о прощении. Не забывай, что более всего эти ледяные увальни испытывают страх перед огнем.

Она величаво проследовала к выходу. На пороге, чуть задержавшись, улыбнулась, видимо, что-то тайное порадовало ее, и вышла из комнаты.

Ётун по-прежнему был уверен, что так называемый берсерк не более чем один из коварных приемов Тёкк. Что-то вроде колдовской иллюзии, созданной ее магической силой. Внешне человек как две капли воды походил на того воина, чья слава была связана с безумством в бою, однако вся его подлинность зависела от силы заклятия. Но ётуну было безразлично, иллюзия перед ним или настоящий берсерк, великан полностью находился в его власти.

Между тем Тёкк, медленно ступавшая по коридору, казалось бы отрешенная и равнодушная, напряженно прислушивалась к тому, что творится в голове приговоренного к пыткам великана. То-то порадовалась она, обнаружив, что, оставшись один на один с ее созданием-берсерком, никаких других мыслей, кроме безумного страха и обессиливающего ужаса, предатель не испытывал. Он совсем потерял голову, когда сотворенный колдовской силой иллюзорный берсерк принялся размахивать перед лицом ледяной глыбы факелом. Коротышка начал подпаливать волосы великана, затем кожу. Каждое содрогание жертвы вызывало у хозяйки замка приступы неудержимого веселья. Про себя Тёкк еще отметила, что инеистые существа настолько тупы и неразвиты, что даже не могут понять, как облегчить свою участь.

«Ничего, — решила Тёкк, — со временем он, может быть, поймет, что куда полезнее молить о пощаде и ползать на коленях, нежели дерзить. Впрочем, сомнительно, ётуны издревле славятся упрямством. Если же до него наконец дойдет, что хорошо и что плохо, можно будет его простить. Пусть служит до окончания уговора. Если же после сегодняшнего наказания он затаит злобу, я всегда смогу узнать об этом, покопавшись в его мыслях, и расправиться с ним прежде, чем он попытается причинить мне вред. — В следующее мгновение ее мысли вдруг изменились. — Однако каков бы ни был результат, это всего лишь завлекательное начало. Ётуна следует сломать как можно быстрее. Надо очень постараться, ведь, по правде говоря, лучшего стража для замка найти невозможно. Он и эту девчонку успел бы словить. Ах, как не вовремя я появилась! Теперь приходится принимать меры, по сути своей скорее идущие мне более во вред, чем на пользу. Не могу же я подолгу сидеть в замке, когда все так закрутилось! Тем более что, исходя из плана Хель, меня ждут другие, куда более важные и интересные забавы, чем возня с жалкой ледышкой. К сожалению, уже ничего нельзя исправить. В любом случае его надо либо сломать, либо извести. Риск, конечно, есть, но как в нашем деле без риска. Замок без присмотра — это все-таки меньшая угроза, чем иметь во врагах озлобившегося ётуна».

Теперь она направилась в подземелье, в котором томилась Хальд.


— Как же ты вновь смогла избавиться от оков, Гутрун? — спросила Хальд, жадно припав к кожаному сосуду с водой, которую принесла ей подруга.

— Сначала поешь и напейся, — ответила та и сунула кусочек сыра прямо в рот Хальд. — Я пока попытаюсь разобраться, как можно снять эти кандалы. Интересно, ведьма Хель что-нибудь поменяла в заклятиях, что она наложила на запоры?

Хальд с благодарностью глянула на подружку и принялась за сыр. Никогда пища не казалась ей такой вкусной. Но, признаться, никогда ранее ей не приходилось так долго оставаться без еды.

Неожиданно облик Гутрун затуманился, начал расплываться, искажаться. Перед ошеломленной Хальд предстала хозяйка замка. Она от души веселилась.

— Я догадалась, что из моих рук ты еду не примешь, — объяснила Тёкк. — А я бы хотела, чтобы ты подкрепилась, потому что впереди тебя ждет много интересного.

Хальд замерла, даже жевать перестала, затем выплюнула остатки сыра и коротко, но впечатляюще выругалась.

Смех служительницы Хель эхом отразился от холодных каменных стен. Она медленно подняла глаза, оглядев обнаженное тело пленницы.

— Твои мысли подсказали мне, что ты желаешь знать, почему тебя распяли именно в таком положении. Ты решила, что поза, напоминающая букву X как-то связана с руной, пробуждающей страсть. Стыдно, что любовник, навестивший тебя, так и не сумел доставить тебе удовольствия. Ты достойна того, чтобы испытать такую радость, о какой до сих пор никогда и не мечтала. Норда не могла смириться и погубила его, но тебе придется стерпеть и это. До того дня, пока…

— Хватит играть со мной, прислужница Хель, — с трудом проговорила девушка. — Норда — твой извечный враг, я же была ее ученицей. Я в твоих руках и знаю, на что ты способна. Так что не надо впутывать в наши дела Норду.

— Это был молодой ётун, — Тёкк, казалось, не обратила внимания на слова пленницы. — Совсем парнишка, косточки такие огромные и такие хрупкие. Ему бы расти и расти. Его звали Трюм, он был приятелем Вафтруднира.

— Кто такой Вафтруднир? Это не тот ли, который?..

— Да. Тебе уже довелось встретиться с ним. Если желаешь, я могу позволить ему проделать с тобой все, что он захочет. А он теперь, после того, как узнал, что ты обратила его дружка в пепел, многого хочет. Убить тебя я, конечно, ему не позволю, а нанесенные им тебе раны и увечья можно будет легко исцелить с помощью магии. Обещаю, станешь еще краше, чем сейчас.

Хальд ничего не ответила, она продолжала внимательно следить за служительницей Хель.

— Но страдания сами по себя ничего не значат. Мне куда больше по сердцу возможность объяснить тебе, каким путем легче прийти к Хель, чем выслушивать вопли и мольбы. Норда была глупа и неумела, чему свидетельство, что я так легко захватила вас в плен. Она не смогла почувствовать, как ее одолевает и вгоняет в беспробудный сон самый примитивный заговор. Вот так колдунья! Все на свете проспала. Задумайся, чему ты могла научиться у этой безмозглой старухи? Вспомни все ее наставления, уроки и придешь к выводу, что все, что ты знаешь в нашем деле, пришло к тебе от себя самой. Норда всего лишь поощряла тебя искать ответы в самой себе. Ты полагаешь, что это наука? Смешно. Наука — совсем другое, это — мощь, неодолимая сила, это, наконец, знания, которыми нельзя овладеть, копаясь только в собственных мозгах. Здесь необходим грамотный наставник. Властительница Тьмы всегда готова помочь молодым способным… новобранцам.

— Что ты сделала с Гутрун?

— Подумай лучше о самой себе, Хальд. Прими меня как свою наставницу или мне придется стать твоим палачом.

— Я не боюсь смерти.

— Да ну? Что ты знаешь об этом, в то время как мне повезло прочувствовать и насладиться всем ужасным, что происходило в течение столетия. Более того, после смерти твоя душа будет пребывать в царстве Мертвых, а не пировать в хорошеньком чертоге Фрейи Фолькванге. Это я знаю наверняка. Там, в Нифльхейме твоя душонка станет игрушкой для Хель, и забавам моей повелительницы не будет конца. Она так любит развлекаться с душами поклонниц Фрейи. Возможно, она вновь отдаст тебя во власть Нидхеггу. Он, правда, пребывает теперь в другой личине — приходится служить драконом, подгрызающем корни мирового ясеня Иггдрасиля, на котором держится Вселенная. Но это ничего, изверг и тобой не побрезгует.

Тёкк подошла и легко дернула Хальд за спутанные золотистые пряди. Вырвав несколько волосков, она некоторое время с нескрываемым интересом разглядывала их.

— Твои волосы прекрасны, Хальд. Как и любая женщина, ты, конечно, очень дорожишь ими. Но, как тебе должно быть известно, главная сила женщин-колдуний заключена именно в их волосах. Думаю, с них-то мы и начнем.

Служительница Хель заметила, как вздрогнула пленница, как напряглись ее мускулы. Глаза Хальд неожиданно расширились, и Тёкк сумела через них проникнуть в сознание девушки и тотчас же громко рассмеялась. Она увидела, что за внешней дерзостью, называемой храбростью и наглостью, красиво зовущейся гордостью, все тот же страх, желание сделаться маленькой-маленькой, трепет и мольбы.

Хозяйка замка отступила, с удовольствием погладив себя по длинным пышным черным волосам.

— Даю тебе последнюю возможность, Хальд. Желаешь ли ты отречься от Фрейи и припасть к ногам Хель?

Девушка собрала все силы, чтобы не выдать себя, ничем не выказать возмущения. Откажется она или нет, но в любом случае нельзя участвовать в этом представлении, разыгрываемом Тёкк. Что-то было не так во всем этом веселье, в наигранном доброжелательстве, предоставлении свободы выбора.

Тёкк пожала плечами и, вздохнув, принялась колдовать: напевно выговаривать заклинания и вычерчивать в воздухе таинственные руны.

Хальд почувствовала, будто бесчисленные иголочки вонзаются в ее голову. Пышные волосы молодой колдуньи начали выпадать локон за локоном, медленно опускаясь и горкой ложась у ее обнаженных ног.

— Будем продолжать, солнышко, — спросила Тёкк, не в силах скрыть охватившего ее возбуждения. — Судя по твоим переживаниям, ты затаила гнев на меня. Так и мечтаешь отомстить.

Хальд молча плюнула в лицо служительницы Хель.

Та так же молча утерлась, потам обратила внимание на цепи, на которых была подвешена пленница.

— Твое положение нельзя назвать мучительным, ведь ты, оказывается, еще способна дерзить.

Она направила тонкий, будто прозрачный, как изо льда указательный палец на правую руку Хальд, потом на левую.

— Это неплохая идея прислать к тебе Вафтруднира. Пусть он подтянет тебя повыше к потолку, а то тебе слишком удобно стоять на полу. Я могла бы разрешить ему и кое-что еще. Не возражаешь?

— Чудовище! Ты желаешь сделать меня прислужницей Хель, потому что всегда ненавидела Норду, сама же я ничего не значу для тебя.

Последний золотистый локон плавно опустился на пол.

— Надеюсь, ты здесь не подхватишь насморк, — заботливо проговорила Тёкк, с особым вниманием разглядывая голый череп пленницы. — Вот теперь, бедняжечка моя, тебя можно назвать по-настоящему голой.

Хальд дернула головой, пытаясь освободиться от прикосновений хозяйки замка.

Тёкк снова издевательски рассмеялась, затем взяла принесенный с собой факел и подожгла горку прекрасных золотистых волос, лежавшую на полу, заглянула в глаза пленницы и покинула темницу.

Противный запах сгоревших волос долго щекотал ноздри Хальд, едкий дым выедал глаза, вызывая слезы. Костерок разгорелся, скоро ногам стало тепло, потом жарко, наконец пришла боль от ожога. Девушка забилась в оковах, машинально попыталась отодвинуться, но ничего не получилось. К счастью, огонь скоро погас.

Наступила полная темнота.

«Не позволю ей победить! Не позволю! — поклялась она. Слезы потоком хлынули по щекам. — Пусть она делает со мной все, что угодно, но ей меня не сломить».

В этот момент до нее из-за закрытой двери долетел сдавленный смешок. По-видимому, ушедшая Тёкк так и осталась за дверью, прислушиваясь к переживаниям пленницы и веселясь над гневными клятвами Хальд!

Служительница Хель вернулась в камеру, в ее глазах горели багровые огоньки.

— Хальд, воля твоя сильна, но тебе никогда не одолеть меня. Скоро ты кинешься мне в ноги, умоляя помочь добиться расположения Хель!

— Никогда!

— Это будет любопытный поединок, мы славно развлечемся. Скажи, ты когда-нибудь засыпала в обнимку со смертью? Скоро узнаешь, что я имею в виду. То-то порадуемся.

Вновь хмыкнув, Тёкк вышла в коридор, запечатав особым заклятием замок, который некогда удалось взломать пленнице. Теперь дужка на нем восстановилась и щелкнула мелодичным металлическим звоном. В темнице, в коридоре воцарилась непроглядная тьма.

Глава пятнадцатая. БЕРСЕРКИ

В лесу, в самой глухомани, на краю обширной поляны притаилась избушка дровосеков.

Было позднее утро, светило солнце. Песнь Крови вышла из домика и поздоровалась за руку с пожилым, но все еще сильным, крепко сложенным мужчиной, державшим в поводу жеребца. Рядом с незнакомцем стояла женщина с двумя детьми.

— Спасибо, Гутнар, — поблагодарила Песнь Крови. — Я обещаю, тебе заплатят за этого коня, а также за еду и одежду.

Дровосек отрицательно покачал головой:

— С меня хватит уже и того, что ты отомстишь за наших друзей, за их родных. За всех тех, кто погиб в Долине Эрика.

Он вскинул сжатый кулак, символизируя молот Тора — объединяющий их священный знак.

— Будь я моложе, — добавил старик, — я бы присоединился к тебе. Помнишь, когда-то я был хорошим рубакой. — Он похлопал по шее приведенного к Песни Крови коня. — Его зовут Бурелом, — объяснил Гунтар. — Замечательный скакун. Жаль только, что он не так молод, как хотелось бы. Вам, молодым, подавай что-нибудь горяченькое, игривое.

— И меня прости, — вставила слово женщина, пришедшая вместе с дровосеком. — Хотелось бы принести что-нибудь поновее, а не эти обноски. — Она кивнула на широкие шаровары и длиннополую тунику, изготовленные из отлично выделанной оленьей кожи, очень мягкие и приятные на ощупь. — Ты не гляди, что ношеное. Я все подремонтировала, почистила. Если бы у тебя было время, я бы вмиг подогнала их по фигуре. Тогда все сидело бы тютелька в тютельку, а сейчас что? — Она вздохнула:

— Болтаться будет.

— Еще раз спасибо, Агета, — от всей души поблагодарила воительница. — К сожалению, ждать больше нельзя, пора в дорогу. — Она вскочила на коня и добавила:

— К тому же эти, знаешь, как разодеты, не нам чета. Одна радость, что когда я доберусь до них, они лишатся этого преимущества.

— Это еще как сказать, — подал голос Гримнир, сидевший неподалеку на завалинке и что-то лениво выстругивавший из деревяшки.

— Мужики предпочитают, чтобы мы вообще ходили нагишом, — сердито укорила его Агета.

Гримнир засмеялся:

— Да уж, были бы не против.

Он отбросил деревяшку, сунул кинжал в ножны, отстегнул их от широкого кожаного ремня и протянул оружие дровосеку ручкой вперед. — Возьми как вознаграждение.

Гунтар нахмурился и отрицательно покачал головой, затем сложил руки на груди.

Гримнир вновь пристегнул кинжал к поясу, и вдруг неуловимым движением выхватил его и столь же незаметно метнул. Лезвие, вонзившись в деревянную дверь, гулко загудело. Двое мальчишек, явившихся с дровосеком и его женой, тут же бросились к двери и принялись жарко обсуждать бросок и сам клинок. Оружие, особенно его украшенный драгоценными камнями и удивительно тонкой гравировкой эфес, действительно вызвал законное восхищение.

Гримнир обратился к дровосеку, говоря рассудительно и терпеливо:

— Это плата не за твое гостеприимство и не за верность в дружбе. Им нет цены. Послушайся доброго совета, Гунтар. Выковырни из рукояти ножа самоцветы, расплавь сам кинжал, чтобы никто не мог подумать, что ты убил его прежнего владельца.

Песнь Крови поддержала соратника:

— Гунтар, я не хочу, чтобы ты и твоя семья пострадали из-за нас. Мы приложим все силы, чтобы никто не сумел догадаться, куда мы отправились, однако погоня, идущая по нашему следу, вполне может добраться и до этих мест. Если Ковна найдет у вас кинжал, твоей семье несдобровать. Так что бери детей и уходи в самые дебри. Я не знаю, как долго они будут злобствовать, а тебе надо кормить семью. Бери кинжал и сделай так, как посоветовал Гримнир.

Дровосек вскинул вверх руку, сжатую в кулак, и провозгласил:

— Тор вам в защиту!

В тон ему подхватила Агета:

— Да поможет вам Фрейя!

Песнь Крови тоже вскинула кулак, затем ударила пятками жеребца и помчалась к дальней опушке. Хотелось познакомиться с конем, определить, каков он на ходу.

Когда избушка и люди возле нее скрылись из виду, ее догнал Тирульф и попросил остановиться.

— Я здесь объезжал окрестности, — объяснил он. — Пока все тихо.

Он спешился и передал воительнице поводья своего коня.

— Забирай Свободное Копыто. Он твой.

— Нет, Тирульф.

— Послушай, мой конь моложе, сильнее и быстрее твоего. Если нас настигнет погоня, он легко умчит тебя. — Воин искоса глянул на Ялну и добавил:

— Помоги мне, ведь мне необходимо произвести впечатление на девчонку — вон, мол, какой я храбрый да благородный. Так что слезай, забирай жеребца Гримнира. Или ты оцениваешь дар дровосека выше, чем подарок воина?

Воительница не смогла удержаться от смеха, спрыгнула с лошади, взяла поводья Свободного Копыта и ласково пошлепала скакуна по шее.

— Ну, ты и пройдоха, Тирульф, но все равно я благодарна тебе.

Очень скоро вся четверка — впереди Гримнир и Песнь Крови, за ними Тирульф и Ялна — вновь отправились в путь.

— Решение здесь самое простое, — рассудительно произнес Гримнир. — Чтобы победить Ковну и Тёкк, тебе нужна армия, Песнь Крови.

— Если наткнемся на дровосека помоложе, сразу же запишем его в рекруты, — мрачно усмехнулась воительница. — Так с бору по сосенке и войско наберем.

— В этом нет ничего смешного, — спокойно возразил рыжебородый великан. Здравый смысл, по-видимому, никогда не оставлял его, и только в битве он терял голову, хотя и это впечатление было обманчивым. — Тебе нужна не просто армия, а дружина молодцов, не убоящихся и всадников Смерти. Разве не так? Я, например, знаю место, где вполне достаточно таких. Они вполне могут противостоять армии Ковны.

— Даже если это и правда…

— Я никогда не лгу, — Гримнир как бы вслушался в свои слова. Вероятно, их смысл пришелся ему по душе, и он с нескрываемым удовлетворением добавил:

— Никогда!..

— Зубы Фрейи, Гримнир! — воскликнула воительница. — Я даже мечтать об этом не смею! Под моим началом уже было небольшое войско — там, в Долине Эрика. И все мои воины теперь мертвы. Какой дурак после того, что случилось, последует за мной! Кто отважится доверить мне свою жизнь? Люди пришли в деревню, решили наладить мирную жизнь. Я поклялась их защищать — и каков результат! Нет, с меня достаточно. Более никаких отрядов, никаких поселений.

— Но мы же воины, — резонно возразил Гримнир, — и мы по собственной воле следуем за тобой. Ялна тоже запротестовала:

— Это все из-за всадников Смерти, защитники Долины Эрика сумели бы одолеть сброд Ковны, но эти заколдованные скелеты. Они же неуязвимы!..

— И я о том же! — огрызнулась Песнь Крови. — Должна же я как военачальник предусмотреть всякую возможность или нет? Я же не из-за каприза или женского упрямства отказываюсь, а потому что ничего не смыслю в колдовстве. Пойдут за мной люди и в бою столкнутся с этими проклятыми мертвецами или с чем-нибудь еще похуже, что тогда?

— Будем сражаться! — выкрикнула Ялна.

— Значит, ты желаешь погибнуть, — вздохнула вмиг успокоившаяся Песнь Крови. — Я согласна с Гримниром, без войска мне не освободить Гутрун, но роль полководца не для меня.

— Вот ты упомянула о дочери, — вставил слово Гримнир. — Ведь если ты откажешься, никто другой не позаботится о ее спасении. Хотя бы ради нее надо взвесить все возможности.

Песнь Крови сердито посмотрела на него, довольно долго ничего не говоря.

— Я должна спасти Гутрун — это верно, но кого я могу попросить помочь мне победить Тёкк и всадников Смерти? Вступишь с ними в бой — неминуемо погибнешь. Другое дело, против сборища Ковна найти союзников. Ведь не по одной Долине Эрика он прошелся, много крови пролил… А магия Смерти, что я могу противопоставить колдовству?..

— Вельгерт и Торфинн рассказывали мне, — вмешалась Ялна, — как ты ловко боролась с чарами Нидхегга, выходит, ты сведуща и в волшебных делах. Расскажи, как ты сумела разрушить Ностранд?

— Я тоже ничего не знаю об этом, — поддержал ее Гримнир.

— Вот и со мной тогда что-то случилось, — признался Тирульф. — Я вовсе не хотел освобождать Ялну, потом словно кто-то подтолкнул меня.

— Вспомни, нас было всего четверо, и мы сумели разрушить Ностранд, — напомнила Ялна.

— Как четверо? — изумился Тирульф. — Кто же четвертый?

— Служительница Фрейи Хальд, — ответила Ялна.

Песнь Крови угрюмо усмехнулась:

— А пятой была сама Повелительница Смерти. Она вручила мне волшебный перстень. С помощью этого кольца я и смогла скрутить Нидхегга, с таким талисманом никакое колдовство не страшно. Если бы не оно, одуревший от крови чародей слопал бы нас, четверых, и не поперхнулся.

— Значит, нам необходимо найти способ, как победить магию, — заявил Тирульф. — Глядишь, нам повезет, и жена следующего дровосека окажется колдуньей.

Гримнир оглушительно захохотал. Его спутники даже вздрогнули, только Песнь Крови по-прежнему была мрачнее тучи.

— Если даже она и окажется ведьмой, — всерьез, прокомментировала она предложение Тирульфа, — с Тёкк ей не совладать. Эта прислужница Хель сумела расправиться с самой Нордой Серый Плащ, по праву считавшейся лучшей служительницей Фрейи в наших землях. Иначе как объяснить, что моя дочь и Хальд попали в лапы Тёкк. Она с легкостью уничтожила Герду, пытавшуюся разогнать тучи над деревней, когда всадники Смерти под их прикрытием ринулись в атаку. Кто еще? Хальд? Думаю, и от нее толку было бы немного. С того дня, как я вернула Череп Войны Повелительнице Тьмы, ее сила и возможности ее присных неимоверно выросли и направлены против меня.

— Тогда стоит обратиться к богу или к богине, чья мощь была бы весомей, чем сила, врученная Тёкк Хозяйкой Нифльхейма.

— Отличное предложение, Ялна, — согласилась воительница, — но мне неизвестен такой человек, кто мог бы связаться с обитателями Асгарда. Можно, конечно, отправиться к священным рощам, помолиться там, укрепив нашу решимость, но этого едва ли будет достаточно.

Некоторое время они ехали молча, пока отсмеявшийся и пришедший в свое обычное рассудительное состояние Гримнир не подал голос.

— Войско, которое я имел в виду, поклоняется великому Одину. Всеотец служит им защитой. Конечно, никто из богов открыто не вступит в битву на нашей стороне, но поддержать — тайно поддержать! — он согласится.

— Все воины, кто надеется после гибели попасть в Валгаллу, могут рассчитывать на помощь Одина, — усмехнулся Тирульф. — Да что толку?

— Верное замечание, Тирульф, — с серьезным видом кивнул Гримнир, — однако я веду речь не об обычных воинах, а о воинах-оборотнях.

Все недоверчиво молчали.

Гримнир нахмурился:

— Я никогда не лгу. Никогда.

Тирульф задумчиво почесал бровь.

— Мне однажды приходилось сталкиваться с берсерком. Уже после того, как ему были нанесены смертельные раны, он впал в совершенное неистовство и убил еще несколько человек. Откуда у него только силы брались! — Воин пожал плечами. — И не такой уж он был мастер в обращении с мечом, просто, не обращая внимания на кровь и боль, рубил наотмашь. Сметал все, что попадалось на пути. Да, такие ребята — страшные враги, однако и друзья надежные.

— Ты не понял меня, Тирульф, я имею в виду настоящих оборотней-ульфбьернов.

— Но смогут ли они противостоять всадникам Смерти? — спросила Ялна. — Ведь к ним и прикасаться нельзя.

— Не знаю, — коротко откликнулся Гримнир.

— Значит, Гримнир, ты полагаешь, что армия ульфбьернов, воинов-оборотней, способна помочь нам, — задумался Тирульф, потом, не скрывая недоумения, спросил:

— Но такие бойцы встречаются только в древних сказках. Я не говорю, что ты привираешь, — поторопился добавить Тирульф, — просто никогда не слыхал о чем-либо подобном.

— Вы поняли, что я сказала? — вмешалась в разговор Песнь Крови. — Я не стану никого просить о помощи, будь то оборотни или еще кто-нибудь. Против Тёкк и всадников Смерти я выступлю сама.

— Не спеши, Песнь Крови, — одернул ее Гримнир. — Я сам спрошу у них. Они у меня в долгу, как-то я оказал им услугу. Или две, сейчас не помню.

— Любопытно, — заинтересовалась Ялна, — какие дела ты имел с ними?

Рыжебородый великан давно привлекал внимание всех, кто жил в Долине Эрика. С того самого момента, как он появился в деревне. Это случилось во время снежной бури. Гримнир заблудился и случайно выехал к поселению. Там он ухитрился добиться приглашения Песни Крови и провел всю ночь в ее доме. Занятнее всего, что он прожил у хозяйки до самой весны. В деревне об этом только и шептались, ведь после смерти Эрика ни один мужчина не оставался в доме Песни Крови на ночь. Гримнир как внезапно появился, так внезапно и уехал. В теплое время года он в поселении не появлялся. Наезжал только по первому снегу, да и то не каждый год. Если Песни Крови и было известно, чем занимается Гримнир в то время, когда его не видели в Долине Эрика, она никому не рассказывала об этом. Даже собственной дочери. Ялна порой пыталась расспросить Гутрун, однако и девчонка ничего не знала.

Гримнир не обратил внимания на вопрос девушки. Он продолжил, обращаясь к воительнице:

— Однако если оборотни решат помочь, они должны быть уверены в тебе. Им вряд ли придется по душе сражаться на стороне одного из врагов Одина, тем более ради того, кто добыл для Хель Череп Войны. Боюсь, тебе будет нелегко выдержать испытание.

— А ты выдержал его? — спросила Песнь Крови.

Гримнир кивнул:

— Да, но с большим трудом.

Великан вновь погрузился в задумчивое состояние, видимо, ему припомнилось что-то, над чем можно было бы поразмышлять. Неожиданно он вскинул голову, заговорив:

— Но я-то никогда не служил Хель. Они могут предложить тебе что-нибудь еще хлеще. Что именно, даже представить не могу, а если ты не выдержишь испытание, умрешь. Таков уж у них, у ульфбьернов, обычай.

Он вздохнул.

— Я уверена в том, что выдержу любое испытание, лишь бы спасти дочь, — заявила в ответ Песнь Крови. — Если, конечно, я соглашусь просить у них помощь, а вот этого я еще не решила.

— Ты и не можешь их просить, — возразил Гримнир. — Когда подъедем поближе, я объясню…

— Я и тебе не позволю просить за меня!

— Ты не можешь разрешать мне или не разрешать, это просто смешно. Я поклялся освободить Гутрун и отомстить на разрушение деревни, и я сделаю это. Ты полагаешь, что я, не подумав, сгоряча дал слово? Значит, ты плохо меня знаешь. Так что засунь свои дозволения куда подальше. Сейчас не самое лучшее время для ссоры. Послушай, я перебрал все, что может нам сгодиться. Без оборотней нам не обойтись. Так что умолкни, женщина, и слушай, что тебе говорят.

— Я тоже решила!.. — Песнь Крови поднялась в стременах, затем, разом сев, присмирела. Грубые ругательства сорвались с ее уст. Закончились они обращением к Фрейе:

— Клянусь твоими зубами, дарительница Жизни, послушала бы ты нас и ужаснулась. Ковне не удалось расправиться с нами, так мы сами, того и гляди, прикончим друг друга на радость Тёкк.

Гримнир не ответил, чуть встрепенувшись, видимо, надумав что-то важное, он поднял палец, воскликнул:

— Да!

Спутники с удивлением глядели на него. Они ожидали какого-нибудь более веского замечания. Рыжебородый Гримнир не подвел их ожидания, продолжив наконец:

— Ладно, погрызлись и будет. Спорить больше не о чем, мы обращаемся к ульфбьернам за помощью. — После недолгой паузы он произнес, обращаясь к воительнице:

— А ты можешь и должна обдумать другие способы, как бы нам выполнить то, что мы задумали.

— Обязательно, Гримнир, — ответила Песнь Крови и, погрузившись в свои мысли, пришла к выводу, что он дал неплохой совет.

Глава шестнадцатая. ГОРА И ХОЛМ

Солнце перевалило за полдень, когда Песнь Крови и ее спутники добрались до опушки леса. Тропа уводила дальше, в живописную, покрытую добрыми травами долину. Издали это местечко казалось райским уголком. Всадники долго осматривали окрестности, опасности вроде бы не было.

— Пора передохнуть, — объявил Гримнир.

Не слезая с седел, они перекусили. Гримнир угостил Песнь Крови огромной краюхой хлеба и большим куском сыра, принесенного им дровосеком и его женой.

— Ты, должно быть, здорово проголодалась после всех этих споров и размышлений. Подкрепись.

Песнь Крови принялась за еду

— Я еще не отказалась от какого-то иного решения, — заявила она, набив рот. — Есть кое-какие мыслишки.

Гримнир был явно доволен, даже легонько похлопал женщину по спине. Та закашлялась, он тут же отдернул руку.

— Во, так и действуй, — он лукаво подмигнул ей.

Справившись с хлебом и сыром, воительница попила воды из кожаного меха, переданного ей Гримниром. Пила долго, с удовольствием. Затем распустила волосы, и тут же от движения рукой на лице появилась болезненная гримаса. Тело до сих пор помнило боль пыток, которым подвергли ее на вершине лобастого холма.

Песнь Крови решила, что на ближайшей стоянке обрежет длинные, рассыпавшиеся по плечам волосы мечом. Вспомнилось, как долго она отращивала их, это было хорошее время. Теперь красота ни к чему, главное, чтобы ничто не мешало в бою. В первый раз она обрезала волосы, сражаясь на арене в замке Нидхегга. После того как ей удалось сбежать от кровавого властителя, она вновь отрастила их. Эрик предпочитал, когда свои прекрасные, цвета воронова крыла локоны она укладывала в косу. «А вдруг Гримнир тоже любит, чтобы они были длинные», — задумалась она. В следующее мгновение разразилась проклятиями за то, что позволила себе расслабиться. Ей надо помнить о Гутрун, а не о мужиках!

— Сколько нам еще добираться до оборотней? — спросила она.

— Менее недели.

— И столько же, чтобы вернуться назад. Если, конечно, они согласятся помочь. Это значит, что Гутрун целых две недели будет находиться в замке Тёкк, чего нельзя допустить. Надо найти более короткий путь. За две недели Тёкк может…

— Если ты не подготовишься к походу, если полезешь наобум, Гутрун навсегда останется в лапах этой ведьмы, без всякой надежды на спасение, — прервал ее Гримнир.

Песнь Крови выругалась.

К ним подъехал Тирульф и сказал:

— Я тоже размышлял, что могло бы пригодиться. И вот о чем вспомнил. Якобы в трех днях пути от западной опушки леса… Не ручаюсь, конечно, что это правда, — неожиданно начал оправдываться Тирулъф. — Я услышал эту историю от какого-то воина, имени его уже не помню, рожденного в той стороне.

— Рассказывай, — подбодрил его Гримнир.

— В тех краях есть огромный холм, лежащий у подножия горы, чья вершина уходит за облака. Местные утверждают, что на холме и на горе творится что-то странное. Бродят какие-то тени, по ночам вспыхивают огни. Иными словами, чего-чего, а колдовства в тех местах полным-полно. Местные жители никогда не шатаются там с приходом темноты и никогда не заговаривают об этом с чужаками.

— С чего это воин вдруг решил поделиться с тобой? — недоверчиво спросила Ялна.

Тирульф обернулся:

— Наверное, потому, что не предполагал, что я все расскажу тебе. И, вообще, перестань изводить меня. Или ты все еще считаешь меня засланным проходимцем, решившим заманить вас в ловушку?

Девушка не ответила, неопределенно пожав плечами.

Песнь Крови махнула на ученицу рукой и обратилась к воину:

— Продолжай, Тирульф.

— Человек, поделившийся со мной тайной, был в стельку пьян. А разговор у нас тогда зашел о всякой жути, досаждающей людям. Вот он и припомнил, что более страшного места, чем у него на родине, нет и быть не может.

Ялна вновь выразительно пожала плечами, однако перебить мужчину не решилась.

— Воин рассказывал все это мне со слов своего деда. Холм, мол, запечатан заклятием Фрейи, а гора находится под властью Тора. Она так и называется — Гора Тора. На ее вершине по слухам есть хранитель крови молний, а в глубине холма — золотой самородок. Это, мол, не что иное, как слеза богини Жизни. Волшебная влага, коснувшись земли, тотчас превратилась в золото.

— Я, например, — рассудительно заметил Гримнир, — своими глазами видал воинов-оборотней, жил с ними, разговаривал. А вот доверяться бредням пьяного солдата не приходилось, стоит ли?..

— Так-то оно так, — ответил Тирульф. — Другой вопрос, будет ли разумно связывать все наши надежды исключительно с ульфбьернами? Вот о чем следует поразмышлять.

— Послушай, Гримнир, мы все четверо должны явиться к оборотням? — спросила Песнь Крови.

— Нет, — ответил Гримнир. — Вполне достаточно тебя и меня. Если ты выдержишь испытание, дело будет улажено.

— Я ни за что не оставлю тебя, Песнь Крови, — заявила Ялна.

— Пьяный еще заметил, — обронил Тирульф как бы в сторону, — что вроде бы мужикам в тех заколдованных местах делать нечего. Только женщина может взойти на холм и подняться на гору, ее колдовская сила не тронет.

— Мало что может наговорить пьяный солдат! — возмутилась Ялна. — Соврет, недорого возьмет. Я смотрю, тебе очень хочется, чтобы мы разделились.

— Зачем? — спросил ее Тирульф. — Зачем мне желать, чтобы мы разделились? Мне что, сейчас плохо? Будь ты проклята, Ялна! Я бросил Ковну, бросил ребят, которых знал много лет, рисковал своей жизнью, чтобы спасти Песнь Крови, и снова готов поставить жизнь на кон ради нее. Почему ты без конца изводишь меня своими подозрениями, боишься меня, что ли?..

— Твои угрозы меня ни капельки не страшат, — дернув плечиком, заявила девушка.

— Ялна, — Песнь Крови остановила разгоравшуюся перепалку. — Что ты пристала к Тирульфу? Чего ты хочешь? О каких угрозах ведешь речь? Впрочем, он тоже хорош. Но я не стану разбираться, кто прав, а кто виноват. Однако, если есть хотя бы маленькая возможность найти что-то такое, что может нам пригодиться, ее нельзя упускать.

— Я отправлюсь, куда ты скажешь, — тут же откликнулась Ялна. — Ради тебя и Гутрун я готова на все. Я вовсе не самовлюбленная дура, чтобы ставить себя выше дела. Но… — ее голос внезапно прервался.

— Не надо объяснять, — успокоила ее воительница. — Я доверяю Тирульфу. Возможно, со временем и ты будешь доверять ему…

— Никогда! — воскликнула Ялна.

— Должно быть, Фрейя жестоко наказала меня за те чувства, которые я испытал к тебе, женщина, — заявил Тирульф — Жаль, что ошибся.

— Да, ты ошибся, — съязвила Ялна. — Никаких чувств к тебе у меня нет.

Гримнир проницательно глянул на нее.

— Безусловно, нет, — подтвердил рыжебородый гигант. — Поэтому ты и отводишь глазки, когда Тирульф порой глянет на тебя, поэтому не хочешь оставаться с ним наедине и то и дело выставляешь напоказ неприязнь к нему…

— Достаточно, Гримнир, — прервала его Песнь Крови.

— Я никогда не говорила, что испытываю к нему неприязнь! — горячо возразила Ялна.

— Чувства или их отсутствие, это ее дело, Гримнир, — рассердился Тирульф и окинул непрошеного заступника недобрым взглядом.

Гримнир, вздохнув, сочувственно глянул на воина, затем перевел взгляд на Ялну, затем на Песнь Крови. По-видимому, что-то надумав, попытался объяснить свою мысль, однако вместо этого махнул рукой и разразился проклятиями. Это было настолько на него не похоже, что все едва ли не покатились со смеху.

Бородач вздохнул, пошлепал коня по шее и тронулся в путь.

— Остановись, Гримнир, — окликнула его воительница.

Тот повиновался.

— Куда дальше? — спросила его Песнь Крови.

— Как только доберемся до Меченосной реки, — ответил бородач, — этим двоим надо будет переправиться через нее и повернуть на восток. — В голосе его не осталось и следа обиды. — Думаю, от переправы до тех краев, о которых говорил Тирульф, останется день пути. Мы же двинемся берегом на юг до самого побережья.

— До побережья?

— Оборотни живут на острове. Разве я не рассказывал?

— Но где мы возьмем лодку?

— Не лодку, а снеккью — длинный корабль1.

— Но как с ним обращаться?

— Ты что, никогда не ходила по морю?

Песнь Крови отрицательно покачала головой.

— А видала его?

Воительница опустила голову. Гримнир подъехал к ней и взял за руку.

— Мы обязательно освободим твою дочь, — с неожиданной горячностью проговорил он. — Я ни разу за всю свою долгую жизнь не нарушал данного слова. Гутрун — сильная девушка, у нее душа настоящего воина, как, впрочем, и у ее матери. Пусть Хель остерегается своего будущего. Понятно?

— Нет.

— Вот и хорошо. Следуй за мной.

— Послушай, Гримнир. Я буду послушной, как овечка. Спасти дочь для меня важнее всего, иначе я наделаю глупостей. Но все же это несколько недель. Не слишком ли долго?

— Мы освободим ее, — коротко, с расстановкой ответил Гримнир.

Песнь Крови покорно кивнула и двинулась вслед за огромным, почти на полторы головы выше остальных, всадником. Ночью, в бою, он казался куда крупнее, чем при свете дня, но все равно, если кого и следовало назвать богатырем, то, конечно, Гримнира. Тирульф не доставал ему и до подбородка, а ведь бывший солдат Ковны был высоким мужчиной. Что уж говорить о женщинах

Они продолжили путь, впереди Гримнир и воительница, за ними в нескольких шагах Ялна и Тирульф.


Хальд различила в темноте неясные звуки, потом догадалась, что это грузные редкие шаги. Вот они замерли перед дверью, заскрипел замок. Пленницу обдало ледяным холодом, страх сжал сердце. Она вспомнила обещание Тёкк прислать ётуна позабавиться с ней.

Наконец дверь со скрипом отворилась.

Снежный заряд влетел в темницу, заполняя помещение. Вмиг охладились сжимавшие ее запястья и лодыжки кандалы. У девушки перехватило дыхание.

Наконец в дверном проеме обрисовался инеистый великан. Его глаза сверлили пленницу, на уродливом лице застыла омерзительная ухмылка. Он шагнул в помещение и закрыл за собой дверь.

Под мышкой слева у него торчала связка каких-то палок. Он аккуратно сложил их на пол у ног Хальд. В свете факела, принесенного чудовищем с собой, блеснуло что-то металлическое, обрисовались кожаные ремни. Глаза у пленницы расширились от ужаса — это же ножи, металлические крючья, зажимы, плети и прочие инструменты палача. Она лихорадочно прикидывала, что можно предпринять, чтобы избежать пыток.

Вафтруднир сунул факел в гнездо и вернулся к пленнице, встав возле нее.

— Вафтруднир, — окликнула его Хальд. Она старалась, чтобы голос звучал спокойно, без тени страха. — Тёкк рассказала тебе, будто это я убила твоего молодого друга, я не убивала его.

— Не имеет значения. Вы все за это в ответе.

— Это не так.

— Для меня так.

— Ты не прав! Если бы Тёкк не поместила меня сюда и не приказала твоему другу сделать со мной то… ну, ты знаешь что, он остался бы жив.

Вафтруднир наклонился и, покопавшись в куче, вытащил кнут с тремя железными шипами на сплетенных ремнях. Тот самый, каким Тёкк прошлась по его спине. Он так и не сломался во время пыток в руках рыжего берсерка. Ётун не унизился до просьб и мольбы о прощении. Когда Тёкк вернулась в пыточную, она прекратила истязания, быстро залечила его раны и со смехом сообщила, что этот берсерк был не чем иным, как видением, вызванным ее колдовством.

«Хороша себе иллюзия», — решил про себя ледяной великан, и прежняя неприязнь к хозяйке сменилась откровенной ненавистью, которую он умело спрятал от пронизывающего взгляда Тёкк. Тем не менее, он дал клятву служить и беспрекословно повиноваться ей, чем только и можно было вернуть утраченную честь семьи. Правда, теперь в его душе боролись два чувства, и ненависть к зловещей хозяйке порой перевешивала верность, однако, не настолько, чтобы он вновь рискнул своей гордостью. С другой стороны, не было бы побега этих двух девчонок, не было бы и наказания, которому он подвергся.

Ётун продемонстрировал Хальд сплетенные ремни, чтобы она могла подробно рассмотреть шипы. Когда глаза у нее расширились, он понял, что она разобралась, повесил кнут на шею девушке и отошел к стене. Здесь принялся накручивать колесо, связанное с цепями. Тело Хальд начало растягиваться, ужасная боль пронзила суставы, вызвав стон.

— И давно ты у Тёкк на побегушках? — собрав все силы, спросила пленница.

Между тем цепи растянули ее тело таким образом, что руки устремились вверх, а ноги в разные стороны.

— Освободи меня, и я помогу тебе избавиться от Тёкк. Клянусь! Она — твой истинный враг, а вовсе не я. Я тоже колдунья, и я тоже могу… — Ее голос сорвался, и она взвыла, почувствовав, как суставы начинают разрываться от напряжения.

Вафтруднир удовлетворенно притормозил колесо, вернулся к пленнице. Сняв у нее с шеи кнут, заглянул в глаза и произнес:

— Я дал клятву служить Тёкк, пока не кончится уговор. Я обязан возместить ущерб, нанесенный властительнице Хель моим отцом. Однажды он совершил бесчестный поступок. Оставь эти уговоры, я не поступлюсь честью.

— Выходит… ты… раб… Тёкк?

— Я не раб, я лишь служу ей. Что ты так беспокоишься, маленькая женщина. Тёкк приказала оставить тебя в живых, и я постараюсь не нарушить приказ. Пусть бы даже я и желал обратного, так что будь спокойна.

Ётун отступил на три шага. При этом он не сводил глаз с лица пленницы. Наконец поднял руку с кнутом, затем неожиданно опустил ее.

— Тебя когда-нибудь подвергали бичеванию, женщина?

— Нет… не помню…

Хальд отвечала из последних сил, в висках у нее гулко стучало. Она все еще машинально пыталась сообразить, что смогло бы облегчить ее муки, но в тот момент, когда кнут взлетел в воздух, она невольно напряглась.

— Нет! — закричала она. — Пожалуйста, не спеши! Выслушай меня, всего несколько минут. Позволь мне объяснить, позволь рассказать…

Кнут мелькнул в воздухе и со свистом хлестнул по обнаженному животу. Как ни пыталась Хальд сдержать крик, жуткий вопль потряс стены темницы. Ее мускулы непроизвольно напряглись, собираясь в узлы. Она сильно задергалась, пытаясь освободиться от оков. Все было напрасно.

— Даже если тебя никогда не пороли прежде, — проревел великан, наблюдая, как кровавая полоса проступила на обнаженной коже пленницы, — можешь не напрягаться. Где тебе против силы ётуна! Я в состоянии перерубить тебя одним ударом. Первый был сделан по приказу Тёкк, ей я его и посвящу. Остальные, маленькая женщина, я нанесу за моего друга и за себя, и они уже не будут столь же мягкими.

— Пожалуйста… Не надо…

Хальд рыдала, страх настолько затмил разум, что она была готова любой ценой вымаливать прощение, однако скоро безнадежность и отчаяние разбудили в ней гнев и ненависть к истязателю. Она взяла себя в руки и неожиданно спокойно проговорила:

— Мне очень не хотелось бы, чтобы тебя подвергли наказанию, Вафтруднир, но я тоже дала клятву, что обязательно отомщу Тёкк. Если ты хотя бы еще раз ударишь меня, я внесу тебя в тот же список. Клянусь именем Фрейи. И знай, что у меня есть способ навлечь на тебя наказание, а то и страшную смерть.

— Как это? — ошарашено спросил великан.

— Ударь меня еще раз, и ты увидишь меня мертвой. Тебя за это не похвалят, не так ли? Испытай меня, лупи, что есть сил.

Вафтруднир припомнил, что у него есть кляп. Пора употребить его в дело. Вновь повесив кнут на шею девушке, он наклонился и порылся в куче принесенных с собой предметов. Нашел кожаную затычку, затолкал ее в рот пленницы.

— Тёкк предупредила меня, чтобы я остановился только тогда, когда ты согласишься поклониться ей. Если решишь, то мычи, только громко, чтобы я понял, иначе я могу не услышать, и тебе будет больно.

Он глянул в глаза пленницы и, заметив там огоньки ярости и ненависти, удовлетворенно хмыкнул, засмеялся. Затем отодвинулся и вновь взмахнул кнутом.

Глава семнадцатая. ПРОЩАНИЕ

Перед самым закатом вдали сверкнула излучина Меченосной реки. Пришел час расставания.

Песнь Крови подъехала к Ялне, обняла ее и пожелала:

— Пусть Скади-охотница не оставляет тебя своей защитой!

Воительница знала, что Ялна питает особое уважение к этой богине.

— Если там, — Ялна махнула рукой на запад, — спрятано что-нибудь такое, что поможет освободить Гутрун и сокрушить Тёкк, я обязательно это найду. Но как мы встретимся вновь?

— Жди меня в лесу к востоку от Долины Эрика, — объяснила Песнь Крови. — Жди ровно две недели, считая с сегодняшнего дня. Если мы с Гримниром останемся живы, а мы очень постараемся, там и встретимся. Хорошо, если с нами придет войско оборотней-ульфбьернов.

— Договорились. Но если в моих руках окажется нечто такое, что само по себе может освободить Гутрун?..

— Ялна, что бы ни оказалось у тебя в руках, не спеши. Вспомни, что бой выигрывает храбрый, а войну умный. Хочу еще раз напомнить, что все мои мысли только о дочери. Мы должны хорошенько подготовиться, у нас нет права на ошибку, на повторный штурм. Дождись нас с Гримниром, ведь если наши силы удесятерятся, разве это плохо?

— Даю слово, что буду ждать в условленном месте.

Песнь Крови ласково потрепала девушку по плечу и глянула на Тирульфа.

— Я присмотрю, чтобы она исполнила обещание, — пообещал воин

— Я верю Ялне, — ответила Песнь Крови, — она не наделает глупостей. Тебе я тоже доверяю, Тирульф, однако недавно мне пришло на ум — а не ведешь ли ты собственную игру? Чего ради тебе вдруг потребовалось, чтобы мы разделились. Если что, я всегда отыщу тебя…

— Пусть только попытается встать у меня на пути, — прервала ее Ялна и многозначительно погладила рукоять меча, — и тебе не придется никого искать.

Гримнир рассмеялся.

— Ну что, наугрожались? — спросил он. — Тогда пора прощаться. А ты, парень, — подбодрил он растерявшегося Тирульфа, — не вешай нос.

Песнь Крови и Гримнир некоторое время наблюдали, как Тирульф и Ялна по мелководью пересекли реку и выбрались на противоположный берег. Там девушка придержала коня, повернулась и отсалютовала друзьям вскинутым вверх кулаком. —

«За Песнь Крови и свободу» — вот какие слова повторяла она про себя.

Воительница ответила тем же жестом. Ялна развернула коня и двинулась на восток. Тирульф последовал за ней.


— Догадываешься, почему парень так заботится об этой девчонке? — спросил Гримнир, когда они с воительницей устремились на юг, к побережью.

— Я тоже забочусь о ней, — ответила Песнь Крови. — Однако сейчас важнее другое. Нам надо спешить, есть и спать будем, не слезая с седла.

— Скоро стемнеет, — Гримнир пожал плечами. — Ладно, я возьму поводья твоего коня, а ты отдохни.

— Разбудишь меня ровно в полночь.

— Хорошо.

— Обязательно, Гримнир!

— Хорошо, хорошо.

— Ты не менее моего устал, тебе потом тоже следует отдохнуть.

— Обязательно. Ты что, не доверяешь мне?

— Безусловно. В том-то все и дело.


Он потерял сознание сразу и уже не помнил, как его перетаскивали в лагерь, забыл он и свое имя. Стоило только сознанию пробудиться, первое, что пришло на ум, было — Песнь Крови! Она свободна! Будь она проклята, эта Песнь Крови.

Затем огляделся, пощупал, что лежит на грубом солдатском плаще. Небо над головой налилось глубокой густой синевой. «Что это, утро или вечер?» — пронеслось в голове. Поблизости различил людей, все они стояли спинами к нему.

Наконец припомнил свое имя. Ковна… Генерал пошевелился, попытался сесть. Тут же разразился проклятиями — страшная, до судорог, боль пронзила тело. Схватившись за голову, он обнаружил, что она забинтована. В следующее мгновение его едва не вырвало. Ковна откинулся на спину, принялся хватать пальцами воздух.

Кто-то, стоявший поблизости, выкрикнул:

— Он очнулся!

К нему подбежали, склонились. Одного из них генерал узнал.

— Стирки, что… с Песнью… Крови?..

— Сбежала. После того как вы упали, мы пытались поймать ее, но вдруг отовсюду сбежались ее сторонники. Те, кто непосредственно столкнулись с ними, утверждают, что одним из них был Гримнир, проклятье на его кости.

— Гримнир?! Я расправлюсь с этим негодяем так же, как и с его женой и детьми. Что же касается Песни Крови… Почему ты не послал людей в погоню? Если из-за твоей нерасторопности она сумела уйти…

— Я послал людей, генерал, но они вскоре вернулись. Объяснили, что было темно, и они не сумели отыскать ее след. Они сказали правду, генерал. Двое ваших проводников были убиты в тот момент, когда эта тварь вырвалась из кольца окружения.

— Пусть Один расправится с ней! — не выдержал Ковна.

— Вам, генерал, еще повезло, что вы остались живы. Вам следует серьезно подлечиться, прежде чем вновь возьмете меч в руки.

— Я вполне здоров. Головокружение и слабость пройдут сами. Полагаю, вам не удалось захватить и предателя Тирульфа? Надеюсь, хотя бы удалось убить его?

— Нет. Я столько лет знаю его и не могу понять, что заставило его пойти на поводу у этой смутьянки? Может, она еще до сих пор сохранила колдовское умение, с помощью которого, как рассказывают, она сумела одолеть Нидхегга?

Стирки пожал плечами.

— Тёкк уверяла меня, что и частички той силы у нее не осталось.

Заместитель вновь пожал плечами, стараясь сменить тему:

— Рад, что вы наконец пришли в сознание, генерал. Есть дела поважнее. В лагере неспокойно, многие выражают недовольство, говорят, что не желают служить Тёкк. Есть такие, кто вслух заявляет, что лучше дезертировать, чем служить колдунье. Если бы с вами что-либо случилось, я не смог бы удержать их в повиновении.

На этот раз боль оказалась терпимой, и Ковна сел.

— Я поговорю с солдатами.

— Но прежде вам надо отдохнуть. Скоро рассвет. Я пока оповещу, что с вами все в порядке. Утром вы и поговорите с ними.

— Послушай, Стирки, кончай наводить тень на плетень. Сколько негодяев сбежало из лагеря этой ночью? Что? Никто?! Тогда собирай людей, я потолкую с ними немедленно.

Он с мучительным выражением на лице попытался встать. Ему помогли, поддержали, однако генерал оттолкнул добровольных помощников.

— Я так понимаю, прошел день? — спросил он.

— Так точно, генерал.

Стирки к своему огорчению заметил, как через бинты вновь проступило кровавое пятно. Оно начало расширяться, однако Ковна уже уверенно стоял на ногах. Заместитель невольно вытянулся в струнку.

— Собирай людей, — повторил приказание военачальник.

Стирки отдал честь и принялся выкрикивать команды.


— Ялна, — окликнул спутницу Тирульф, — скоро ночь. Пора устроить привал.

— Поспим в седлах, — ответила девушка. — По крайней мере, я буду спать не слезая с коня. Ты можешь спешиться, догонишь меня утром.

— Ты же без моей помощи никогда не сумеешь отыскать холм и гору.

— Тогда опиши мне их и скажи, в каком направлении двигаться.

Тирульф неопределенно пожал плечами.

— Боишься, что не сможешь догнать меня? — спросила Ялна.

— У тебя конь помоложе и порезвее, — объяснил тот. — Просто мне трудно поверить, что ты готова по непонятной причине подвергнуть нас опасности и тем самым сорвать задание. Двоим всегда легче, чем одному.

— Бывает по-всякому. Но ты прав, мне не следует терять тебя из виду до тех пор, пока… — она не договорила. — Однако ты должен сообщить все приметы, подробно объяснить, как добраться до горы и холма. Мало ли что. Вдруг нас внезапно атакуют, и ты погибнешь.

— Если мы не остановимся и как следует не отдохнем, то погибнем оба. У нас впереди трудный путь, не то что у Песни Крови и Гримнира. Им до побережья скакать по равнине, а нас ждет дремучий лес, где то и дело исчезают люди. Помнится, давным-давно меня послали отыскать следы разведывательного дозора, пропавшего в этих местах. Мы нашли костровище, следы их лагеря и никаких следов нападения. Я так думаю, что нам не стоит на ночь глядя углубляться в лес.

— Я не намерена терять время из-за того, что ты чего-то боишься. Много разного болтают о лесной чаще, но меня эти россказни не трогают.

Тирульф вздохнул:

— Я тебя не держу. Можешь отправляться. Если уже решила, что твоя главная цель доказать всем, что ты самая храбрая, езжай. Осваивай дебри, куда нормальные люди в ночное время не сунутся. Если ты настолько глупа, что отвергаешь всякую осторожность, нам с тобой не по пути. Итак, слушай, куда надо ехать.

Ялна вспыхнула, однако сумела удержать себя в руках.

— Ладно, будь по-твоему, — процедила она сквозь зубы. — Твое присутствие раздражает меня, при тебе я не могу размышлять здраво, и это более всего пугает меня.

— Давай-ка спешимся здесь, не доезжая до опушки. Отыщем подходящее местечко, — Тирульф решил не начинать перепалку. В конце концов дело было нешуточное, опыт подсказывал ему, что потерять голову в этом походе, раз плюнуть. — Лучше всего остановиться вон на том кургане. Если кто-то решится напасть на нас, ему придется двигаться по открытому месту. Луна сегодня встанет пораньше, так что к нам нельзя будет подобраться незамеченным.

— Хорошо, — неожиданно легко согласилась девушка. — Чем дальше от леса, тем меньше мы привлечем внимания. Устраиваем привал, и заодно ты объяснишь мне, где расположены эта дурацкая гора и не менее дурацкий холм.

— Обязательно, — поддакнул Тирульф.

— Огня разводить не будем, — вновь начала руководить Ялна, — чтобы не привлекать внимания лесных жителей, если, конечно, они там есть.

— И коней оставим оседланными, — поддержал ее Тирульф. — Мало ли… Перво-наперво перекусим, потом я первый посижу на часах.

— Нет уж, бросим жребий. Кто вытащит короткую травинку, того первая очередь.

Они поели хлеба и сыра, затем начали тащить травинки. Тирульф выиграл.

Ялна собрала сухую траву, сделала себе ложе, устроилась и положила рядом меч.

— Я очень чутко сплю, — предупредила она на всякий случай.

— Никто не собирается на тебя набрасываться.

— Посмотрим. — Девушка многозначительно глянула на Тирульфа. — А теперь давай рассказывай.

Воин объяснил ей, как добраться до нужного места, затем сел повыше и для начала оглядел окрестности. Скоро до него донеслось размеренное дыхание спутницы.

«Спи, красавица», — усмехнулся он. Тут же припомнил, как эта миловидная девчонка умеет ругаться, какие проклятия порой сыплются из ее нежных уст. Затем думы невольно перетекли к событиям двух последних дней, потом нырнули еще глубже — в семилетнюю даль, когда он впервые увидал ее. Все накатилось разом: гнев, испытанный им к Нидхеггу, ярость, с какой Ялна отбивалась, когда он пытался освободить ее из кандалов. Вспомнились и те нескончаемые дни, когда он, уверенный в гибели девчонки, грустил о ней.

Теперь она лежала рядом, рукой можно коснуться, живая, вздорная, умелая в бою. Все-таки живая — это было самое главное, все остальное приложится. «Живая! Пусть всегда остается живой!»В этом был какой-то высший, радующий его сердце и думы смысл. Теперь от него зависит, чтобы с ней ничего не случилось. В следующее мгновение он инстинктивно почувствовал опасность, приближавшуюся к ним.

Началось? Или померещилось?

Глава восемнадцатая. НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

Нависавший Череп Войны выплыл из ночного мрака, начал обрисовываться яснее. В пустых глазницах вновь вспыхнули багровые огни. Гулко забилось сердце, его удары скоро обрели силу ударов молота по наковальне. Заколыхались цепи — еще мгновение, и раскрывшие страшные объятия кандалы сожмутся вокруг ее запястий. Ее все ближе подтаскивали к жуткой массивной реликвии. Девушка боролась яростно, дергалась, пыталась зацепиться за какое-нибудь препятствие, однако справиться с тащившим ее солдатом сил не хватало. Наконец ее подтащили к Черепу. Солдат обхватил рабыню, высоко поднял ее, в следующее мгновение на ее запястьях защелкнулись оковы. Затем тот же солдат уравновесил ее в воздухе и начал притягивать к хрустальной, студеной как лед поверхности Черепа. Вот она коснулась его, неодолимый холод овладел бедрами, начала неметь спина.

Она сверху глянула на солдата, который тащил ее к Черепу. Заметила, будто взор у того онемел, зрачки растаяли. Да это вовсе и не солдат, а призрак. Труп, с которого на глазах слезала кожа и кусками отваливалась плоть, повернулся и начал удаляться…

— Тирульф! — вскрикнула она. — Помоги! Вернись, Тирульф!..

Тут на нее наплыло иное лицо, на этот раз это был мертвец. Боги, это же сам Нидхегг! В руке он держал волшебный жезл, зловеще поблескивавший зеленым светом. Властитель поднял жезл, направил его конец в сторону девушки, затем за спиной короля мелькнуло, исчезло и очертилось вновь лицо Тирульфа. Он печально смотрел на нее, испытавшую приступ пронзительной нестерпимой боли.

— Помоги мне! — умоляла Ялна. — Тирульф, пожалуйста, спаси меня! Нет больше сил терпеть…

Жезл Боли вновь коснулся ее.

— Ялна! — Тирульф бросился к ней, принялся трясти за плечи. — Проснись, Ялна!

Постепенно кошмар начал отступать, Ялна очнулась, перед ней ярко проступили звезды и лицо Тирульфа на фоне тьмы.

— Побойся Скади! — зло выговорила девушка. — Что ты трясешь меня, как яблоню. Наступил мой черед караулить?

— Ялна, ты вдруг забилась во сне, начала звать меня. Просила помочь…

— Это был всего лишь сон, — неожиданно она показала ему язык и ядовито добавила:

— А ты только скалился и смотрел, как меня пытают.

— Откуда же я знал, — развел руками Тирульф. — Что, страшно было?

— Просто кошмар. Опять Нидхегг, Череп Войны. Впрочем, я уже почти все забыла.

Она поднялась, расчесала спутавшиеся волосы, глянула на луну, вставшую над горизонтом.

— Я готова, хватит с меня такого спанья.

Потом она с некоторым подозрением глянула на мужчину:

— А ты не рано меня разбудил?

— Уже полночь. Вон где луна.

— Тогда спи, — бесцеремонно распорядилась девушка, потом спросила:

— Все тихо?

— Был момент, когда мне показалось, что на опушке леса что-то шевелится. Пригляделся повнимательнее, все тихо, спокойно. Может, просто привиделось или отблеск лунного света заиграл. Вон в том направлении. Ты все-таки посматривай.

— Конечно. Если что-то замечу, разбужу.

Тирульф устроился на той же охапке травы, где только что отдыхала Ялна, вдохнул ее запах — от него сразу и резко закружилась голова. Он на мгновение прикрыл глаза, потом открыл их, глянул вверх.

Небо ломилось от звезд, даже лунный свет не был им помехой. Будто все они собрались над головой, поближе к реке, к равнине, на которой отдыхали двое. Светили ярко, с любопытством. На сердце стало тепло и до такой степени просторно, что хотелось говорить и говорить. Со звездами, с Ялной, сидевшей поблизости и неотрывно наблюдавшей за краем темного леса. Вспомнился ее вскрик, сдавленный, испуганный. Она выкрикнула его имя, молила его о помощи. Сложные создания эти женщины, как ему их понять?

— Ялна, — тихо окликнул он спутницу. — Я насчет твоего сна. Тебе привиделся Ностранд? И ты позвала меня на помощь? Выходит, ты видела меня в своем кошмаре, звала, а я ничем не смог помочь? Отступил? Ты… прости… часто видишь во сне то время?

— Я уже сказала тебе, что забыла все, что мне привиделось, — откликнулась девушка. — Спи.

— Мне бы хотелось, чтобы ты знала. Я… я до сих пор простить себе не могу. С этим жил все семь лет. Полагал, что тебя нет, а все равно чувствовал себя виноватым.

— Как ты мог остановить Нидхегга? Чем?.. — глухо ответила Ялна. — Теперь-то мне известно, какому зверю я попала в руки. Кто тогда мог перещеголять его в колдовстве. Он одним щелчком убил бы тебя, а то, может, приказал подвергнуть пыткам. Забудь об этом. Я же забыла.

— Ты так и не научилась обманывать, — вздохнул Тирульф.

Он сделал паузу, ожидая взрыва негодования, на которое Ялна никогда не скупилась, однако на этот раз девушка промолчала.

— Ты ничего не забыла, и я тоже. А то, что я сказал тебе, правда. Я до сих пор чувствую вину, и не за то, что не смог помочь тебе, хотя и за это тоже. Но как бы вину по большому счету. За то, что так сложилась судьба, что ты угодила в рабство к Нидхеггу; за то, что не пришлось нам встретиться в других обстоятельствах; за то, что мы до сих пор не в силах избавиться от этого ужаса и начать жить сначала. Нам обоим досталось. В последние семь лет меня тоже по ночам мучили кошмары. Вот что я хотел тебе сказать — нам надо бы найти способ забыть о том, что произошло, надо научиться радоваться жизни, а не перемалывать всякую жуть.

— Я уже радуюсь, — ответила Ялна. — Возможно, и ты со временем…

— Может быть, но для этого мне нужна уверенность, что ты цела и невредима…

— Спи! — оборвала она. — Если я буду и дальше слушать тебя, к нам целое войско может подобраться.

«Надеюсь, мои крики не привлекли внимания тех, в лесу?» — подумала она.

Тирульф затих, и Ялна принялась вглядываться в близкую опушку леса.

Она заметила их ближе к рассвету. Неожиданно они встали в полный рост, со всех сторон. Так и замерли, недвижимые, бессловесные, едва различимые в тусклых предрассветных сумерках.

— Тирульф! — шепотом позвала Ялна и отчаянно подергала его за сапог. Затем вытащила меч и прикрылась щитом.

Воин рывком сел, несколько мгновений разглядывал их, потом вскочил на ноги и выхватил оружие.

— Они появились внезапно, — объяснила девушка. — Не могу понять, как им удалось приблизиться, не привлекая внимания. Вроде с каждой минутой становилось все светлее, и вдруг вижу — они стоят!

— Я знаю их! — прервал ее Тирульф. — Боги, я их знаю! Это же те самые ребята из разведки, которых мы искали, когда я служил у Ковны. Они вроде исчезли в лесу, и вот на тебе. Выходит, они сами отыскали нас.

— Они, должно быть, сбежали от Ковны, — попыталась найти объяснение девушка. При этом ее не покидало удивление, почему же незваные гости не атакуют? — Они, наверное, тоже наслушались всяких сказок про этот лес и решили, что их там не будут разыскивать.

— Нет, здесь явно что-то не так. Взгляни, как подрагивают их тела. Чем светлее становится, тем более призрачными они кажутся.

— Скади, помоги нам. Ты прав.

Неожиданно призрачные воины исчезли с той же изумляющей внезапностью, с какой появились вокруг холма. Некоторое время опушка казалась опустевшей, однако ни Ялна, ни Тирульф не позволили себе расслабиться, так и стоя спина к спине, готовые к битве, пока не встало солнце.

— Самое время позавтракать, — с нервным смешком предложил Турильф, сунув меч в ножны, и принялся расстегивать подсумок, притороченный к седлу.

— Тирульф, гляди! — девушка привлекла его внимание к полоскам засохшей травы, тут и там видневшимся в луговом раздолье.

Тирульф почесал голову:

— Да, я уже заметил, думаю, это следы незваных гостей.

Ялна вложила меч в ножны.

— Я слышала, что лошади особенно чувствительны ко всякой нечисти, а наши ведут себя так, будто ничего не случилось.

Тирульф пожал плечами:

— А может, действительно ничего и не случилось. Не знаю, что ты заметила, а я обратил внимание, что ни один из этих призраков ни вздохнул ни разу, ни пошевелился.

Ялна взяла кусок сыра и принялась за еду. Позже, когда они поскакали к опушке, она на всякий случай обнажила меч и прикрылась щитом.

— Я не боюсь, — ответила она на недоуменный взгляд мужчины. — Это всего лишь обычная предосторожность.

Тирульф засмеялся и тоже извлек клинок.

— Возможно, днем ничего и не случится. В поисках пропавших товарищей мы спокойно ездили по лесу в светлое время суток. Беда в том, что они решили устроиться здесь на ночь.

Они ехали бок о бок, внимательно прислушивались и присматривались к окружающему. Скоро лес накрыл всадников своей сумрачной тенью.


Стены залов, через которые он проходил, покрывали наросты черного льда. Холод пронизывал до костей. Ноги подгибались от усталости, словно он, стремясь к цели, уже много дней брел без отдыха. Обувь уже не защищала ноги — подметки стерлись, голенища порвались. Острые осколки льда впивались в кожу, разрывая ее до крови.

Впереди возвышался высокий арочный портал. Он миновал его и вошел в огромную пещеру, где стены одевали наросты и наплывы льда, напоминавшие саван. В центре подземного грота смутно очерчивался огромный трон, тоже, по-видимому, вырезанный из льда. На троне — громадная фигура, во много раз превышавшая размерами самого крупного мужчину. Неожиданно фигура мягко склонилась к нему. Наброшенный на голову необъятный капюшон накладывал густую черную тень, так что лица видно не было.

Более всего в ту минуту странника страшило предчувствие — только бы она не скинула капюшон. Тогда — конец.

В следующее мгновение его пронзило неожиданное прозрение — он в пещере не один, и как бы в подтверждение догадки вокруг замельтешили уродливые, покрытые трупными пятнами и гнилью существа. Все они были укутаны в черное, лица по здешнему обычаю наглухо прикрыты накидками. Все равно он чувствовал, что вся эта пакость не сводит с него глаз. Все присматриваются, наблюдают, как он все ближе и ближе подходит к трону.

Женский голос, подобный ударам колокола, поплыл по пещере. Слов разобрать было невозможно, но в следующее мгновение они ласковым, вполне понятным шепотком отразились в сознании.

«Тебе хватило мудрости поклониться мне», — прозвучало у него в мозгу.

Он замер, растерявшись, не зная, как поступить. Может, следует ответить или молча поклониться? Или продолжать идти?

Фигура на троне подняла руки, коснулась краев накидки, скрывавшей лицо. Одна рука была впечатляюще молода, совсем как у юной девушки. Другая принадлежала скелету — иссохшая, с набором длинных снежной белизны пальцев-костяшек.

Наконец капюшон был откинут.

Колокольным звоном поплыли странные слова, тут же отложившиеся в сознании ласковым шепотком:

«Ты умер, генерал Ковна».

— Нет! — воскликнул генерал. Он умоляюще глянул на восседавшую на троне богиню Смерти. Ее лицо было жутким образом искажено — левая половина представлялась принадлежавшей молодой красивой женщине, правая — ухмылявшемуся скелету. Точнее, полусгнившему трупу, на черепе которого еще висели остатки разложившейся плоти.

«Ты погиб, возвестив клятву верности Хель, — продолжила Повелительница Смерти. — Не печалься, верный слуга, ты будешь возрожден после гибели. Ты станешь предводителем моих воинов. Ты поведешь мою армию, будешь следовать позади Локита. Ты обретешь неодолимую силу, Ковна. Силу, которую нельзя будет победить! Ты завоюешь землю, станешь царем царей. Ты же всю жизнь страстно вожделел власти. Так возьми ее! Бери мой подарок. Только умри с моим именем на устах, и все это будет твоим».

— Нет! — вновь воскликнул он. — Нет!

Он попятился, попытался отодвинуться от трона, но с каждым новым шагом приближался к Хозяйке Тьмы.

— Генерал Ковна! — откуда-то издалека донесся знакомый голос. Затем кто-то принялся отчаянно тормошить его за плечо. Генерал открыл глаза. Над ним склонился Стирки.

Он с откровенным страхом и ненавистью оттолкнул его. Испуганное лицо помощника ничуть не изменилось.

— Что с вами, генерал? Проснитесь, — продолжал кричать Стирки.

Наконец Ковна сел, вытер пот, выступивший на лбу.

— Дурацкий сон! Это был только сон. Что тебе? — Тут он почувствовал, как боль от раны на голове растекается по телу, сильная, упрямая.

«Она предупредила, что я умру, — мелькнуло в голове. Сердце отчаянно забилось. — Врешь, меня так просто не возьмешь. У меня есть собственная магия и плевать мне на всех. И на Хель в том числе. Тёкк вылечит меня. Только бы вовремя добраться до ее замка. Тогда я спасен».

Ковна вышел из палатки. Было уже совсем светло. Старый воин заставил себя не обращать внимания на боль — воли ему хватало. Здесь возле палатки и уселся на приготовленный стул.

— Принесите еду и вина, — распорядился он, обращаясь к Стирки. — Вина побольше и покрепче, глядишь, боль притихнет. Готовь людей к походу. В полдень мы выступаем. Направление на замок Тёкк.


В первый раз с того момента, как они ступили в темный лес, Ялна позволила себе немного расслабиться. Она вложила меч в ножны, закинула щит за спину.

— Слышишь, — обратила она внимание Тирульфа, — птички поют. В первый раз с тех пор, как мы въехали в эту проклятую чащу. Чувствуешь, и воздух подобрел. Наверняка мы миновали самое опасное место.

— Смотри в оба, тщательно прислушивайся, не теряй бдительности, — предупредил ее Тирульф. — У тебя, должно быть, волчье чутье. Я, например, никакого птичьего пения не слыхал, пока ты не упомянула о нем. Насчет того, что все вокруг как-то успокоилось, ты права, кажется, дышится легче. Что это у тебя вид такой удрученный? Разочарована, что мы так и не смогли раскрыть загадку этого леса?

Он улыбнулся. Неожиданно и она засмеялась.

— Если даже и так, этой причины недостаточно, чтобы повернуть назад.

Их взгляды встретились, девушка тут же отвела глаза в сторону, смех угас.

— Сейчас почти полдень. Мы скакали все утро, и, хвала Скади, беда обошла нас стороной. Я так проголодалась, будто неделю крошки во рту не было. Давай-ка добудем, чего-нибудь пожирнее, чем хлеб и сыр дровосека.

— Еще бы глоток винца, — вздохнул Тирульф, — чтобы отпраздновать победу над мертвецами.

— Да, но только глоток или два. Кто знает, что ждет нас впереди.

Глава девятнадцатая. ДОЛГИЕ УВЕЩЕВАНИЯ

В коридоре послышался шум. Гутрун, расхаживавшая по комнате, замерла, обернулась к двери. Щелкнул замок. У девчонки мелькнула мысль внезапно наброситься на незваного посетителя, однако в памяти горечью отозвались ее прежние попытки напасть на Тёкк, и она решила поберечь силы.

В комнату вошла улыбчивая, полная доброжелательности служительница Хель, с порога поинтересовавшись:

— Как отдохнула, Гутрун?

— Никак. Каждый раз, стоило мне сомкнуть веки, как непременно являлся кто-нибудь из прежних знакомых по Нифльхейму. Начинал плакать, клясться в нерушимой дружбе, в том, что страдает от разлуки. Они шли и шли, уговаривали послушаться тебя, отказаться от прошлого, то есть забыть о том, кто я есть и откуда родом. Ты предупредила, что вернешься, должно быть, прошло несколько дней, и все это время меня не кормили. Но это не поможет тебе, Тёкк. Не надейся! Я не собираюсь отступать, я не склонюсь перед тобой. Мори меня голодом, не давай спать, можешь даже подвергнуть пыткам, все равно…

— Гутрун! Я ничего не знала. Я обязательно накажу Вафтруднира за то, что он не приносил еду. Сейчас же пойду и распоряжусь.

Тёкк быстро вышла в коридор, прикрыла за собой дверь.

— Надеешься обмануть меня, прислужница Хель! — крикнула Гутрун в сторону закрытой двери. — Ты затеяла грязную игру и рассчитываешь сломить меня. Не выйдет!

Послышался щелчок замка. Гутрун вновь принялась расхаживать по комнате, обнимала плечи, время от времени растирала руки и ноги, чтобы хотя бы немножко согреться. От голода и бессонницы болела голова. «Ей не сломить меня!» Эти слова она мысленно произносила по много раз в день. Твердила как клятву. Все это время она без конца прикидывала, каким образом можно было бы вырваться из лап Тёкк. В сражении с использованием колдовских сил ее не одолеть. У нее за спиной встает тень ужасной и безжалостной Хозяйки Смерти. Девушка решительно отвергала всякую мысль о примирении, называя эти помыслы предательством, тем не менее эти «недостойные и отвратительные» намеки, догадки, надежды все глубже закрадывались в душу. Время от времени задумывалась — не будет же эта ведьма так беспардонно врать! Может, в самом деле Песнь Крови не мать ей? По крайней мере, не родная мать. Тогда кто же? Почему бы в самом деле не овладеть тайнами колдовства, в котором Тёкк великая мастерица. Что, если она и в самом деле узнает о себе что-то такое, о чем никогда не ведала? Разве плохо, если в ней проснется великая сила, это же как яркий свет в пасмурный день. Вокруг станет светлее.

«Ей не сломить меня! Не сломить — и все тут! Буду стоять до конца. Я — Гутрун. Песнь Крови — моя мать. Ей не сломить меня!» — повторила Гутрун.

Девчонка даже не обернулась, когда позади вновь послышался щелчок и в комнату вошла Тёкк, очень быстро вернувшаяся.

Гутрун вдруг неумолимо потянуло в сон. Спотыкаясь, зацепившись за стол и проклиная слабость, она заковыляла к постели, изо всех сил пытаясь держать глаза открытыми. Стоит только на мгновение прикрыть веки, как она тут же уснет.

Ее глаза закрылись.

Уже в полусонном бреду до нее донесся знакомый голос:

— Гутрун, проснись. Я не могу здесь долго оставаться.

— Сейчас. Ах, будь я проклята! — воскликнула Гутрун. — Не получается.

«Если ты не взглянешь на меня…»

В ее сознании всплыл образ мальчишки.

Гутрун почувствовала, что не в силах сдержать душераздирающий крик, рвущийся из груди. Она прикладывала все силы, чтобы открыть глаза, однако все было напрасно.

Наконец сумела выпалить:

— Оставь меня! Мои мысли — это мое и только мое. Мне не нравится, когда в мои мысли вламываются чужие люди. Хель не моя мать! Моя мать Песнь Крови! Я не Дитя Смерти, нет у меня никакой колдовской силы. Я…

«Бессмысленно сопротивляться правде, Гутрун. Мы же друзья, не так ли? А я никогда не лгу друзьям, Гутрун. Вспомни годы, когда мы вместе играли в Нифльхейме. Мы делились каждым секретом, были не разлей вода. Друзья! Как ты плакала, когда женщина, называвшая себя твоей матерью, отправилась сражаться с Нидхеггом за Матушку Хель. Я успокаивал тебя, старался развлечь, рассмешить. Вспомни, Гутрун. Мы ведь были друзьями…»

— Будь ты проклят, Орм!

«Ты же помнишь мое имя. Я буду надеяться…»

Образ растворился. Гутрун открыла глаза.

Рядом с ее кроватью стоял Орм. Серую кожу покрывали следы гниения, на теле там и тут копошились могильные черви. Даже на лице пировала эта пакость.

— Мне становится больно, когда ты проклинаешь меня, — произнес Орм. — Матушка Хель расстраивается из-за нас, твои друзья печалятся. Что же ты так упрямишься? Почему не хочешь поверить в добрые намерения Тёкк? Меня накажут, если ты и дальше будешь упираться. Разреши Тёкк рассказать тебе, что случилось на самом деле. Поклонись Матушке Хель, обратись к ней как к матери. Ингу уже жестоко наказали за то, что она не сумела убедить тебя, Гутрун, она долго страдала по твоей вине.

— Ложь.

— Ой, не поступай так жестоко со мной, Гутрун. Дай слово, что позволишь Тёкк рассказать тебе правду. Я очень боюсь, что Матушка Хель жестоко накажет меня. Мы же друзья, Гутрун. Друзья… Согласись, смири гордыню, хотя бы ради меня. По-о-жа-а-луйста.

— Нет.

— Всякий раз, когда ты плакала, я утешал тебя. По-о-жа-а-луйста. Разве тебе не следует отдать мне долг, ведь я заботился о тебе. Смири гордыню. По-о-жа-а-луйста.

Гутрун зажала голову руками, пытаясь унять чудовищное наваждение, терзавшее ее. Удивительно, но где-то сбоку змейкой проскользнула надежда, что все эти мольбы, упреки, увещевания теряют свою мучительную силу. Она словно научилась справляться с ними. Гутрун тут же отогнала эту мыслишку — не хватало, чтобы Тёкк проведала о ней. С другой стороны, Орм действительно был ее другом. Зачем же подвергать его жестокому наказанию из-за такой мелочи как пара слов согласия. Еще хуже и недостойнее сердить Матушку Хель, ведь она заботилась о ней как о родной. Может, и вправду она ее истинная мать?

«Вот куда сумела проникнуть проклятая ведьма», — возмутилась Гутрун и принялась твердить вслух, чтобы заглушить все посторонние мысли:

— Она мне не мать! — Затем выкрикнула изо всех сил:

— Она мне не мать!

Ей надо говорить и говорить, изгоняя прочь предательские мысли. Вон!

В следующий момент Орм зарыдал. Гутрун добавила страсти:

— Ступай назад в Царство Мертвых. Мне безразлично, как с тобой поступят.

Кровавые слезы хлынули по исказившемуся от боли и страха лицу Орма. Его контуры начали таять. Когда они совсем исчезли, издали до Гутрун донеслись рыдания, неясные звуки требовали сочувствия.

Девушка встала с кровати и вновь принялась расхаживать по комнате. Она долго не могла восстановить дыхание — досаждали ужасные, рвущие душу на части крики, долетавшие, казалось, из самых недр земли. Она не выдержала и зажала уши руками.

Не помогло!


Звуки шагов привели Хальд в чувство. Она с трудом приподняла веки. В темнице по-прежнему царил полновесный, беспросветный мрак. Она дернулась, зазвенели цепи, решила, что, может быть, Вафтруднир вернулся? Ётун уже три раза посещал ее, и всякий раз, когда к пленнице возвращалось сознание, Хальд готова была умолять о смерти. Однако в воздухе не ощущалось никакого ледяного дыхания, всегда предвещавшего появление великана. И шаги были куда менее тяжелы.

Она по-прежнему висела, не касаясь пола ступнями — так, как распял ее Вафтруднир. Все равно Хальд, стараясь не обращать внимания на холод и пронизывающую боль, сосредоточилась, бросила мысленный взгляд в коридор. Посетитель был один, вот и все, что она могла понять. Щелкнул замок, распахнулась дверь. С дрожащим светом факела в темницу вошло несколько фигур.

— Я гляжу, Вафтруднир согласился с моей просьбой посетить тебя, Хальд.

Тёкк с удовольствием осмотрела раны, нанесенные во время бичевания, даже поковыряла пальчиком засохшую кровь на бедре пленницы.

— Из твоих мыслей я узнала, что он побывал здесь три раза. Узнала также, что он отказался прекратить мучения. Ах, как красноречиво ты умоляла его об этом! Что ж, условие прежнее, дай слово, — что будешь верна мне и повелительнице Хель. Все эти истязания не доставляют мне никакой радости, Хальд. Так что он посетит тебя в последний раз — это случится через несколько дней, когда у меня дойдут руки, — после чего либо ты примешь мое предложение, либо я навсегда забуду о тебе. Томись здесь в темноте. Поверь, дорогуша, мне труднее сказать, чем сделать это.

Хальд глянула на Тёкк, но ничего не ответила.

— Нет, — произнесла ведьма с усмешкой, — твои мысли подсказали, что ты не веришь, будто я забуду о тебе. Возможно, ты права, а возможно, нет. Но Вафтруднир точно не забудет. Согласись быть моей ученицей, и он больше никогда не причинит тебе боли. Ну как, решилась? — Она осмотрела тело молодой пленницы, затем многозначительно подмигнула ей. — Я обещаю излечить тебя, если Вафтруднир поведет себя слишком… разнузданно.

Служительница Фрейи, как и прежде, проигнорировала намеки и угрозы Тёкк. Постаралась приглядеться, чтобы выяснить, кто еще явился с мучительницей. С ней были двое взрослых и двое детей, по крайней мере, так они выглядели под черными накидками. Неожиданно накидки были отброшены. Хальд решила, что эти существа ей знакомы. Помнится, когда-то она встречалась с ними.

— Ведь… герт? — свистящим шепотком спросила несчастная. — Торфинн?

— Здравствуй, Хальд, — приветствовала ее женщина, оглядывая цепи и раны на теле пленницы. — Ингвар и Тора тоже здесь. Мы все желаем помочь тебе, но сама видишь…

— Да уж, — подтвердила Тёкк. — Если они попытаются сбежать или как-нибудь иначе проявить дерзость и неповиновение, первыми пострадают их дети. А теперь позволь продемонстрировать, насколько они стали покладисты. Торфинн, подойди, — подозвала она мужчину, — я сниму с тебя оковы. Когда ты будешь свободен, я хотела бы, чтобы ты подвел Вельгерт к той стене и заковал ее в кандалы — видишь те, что свисают с потолка? Закуешь жену, возьмешься за себя. Ты все понял?

Тёкк положила руки на плечи Ингвара и не спеша взяла его за горло.

Гнев ударил в сердце воина, однако после того, как он бросил взгляд на жену и на ребенка, решил не спорить.

Тёкк, одной рукой удерживая Ингвара, начала вычерчивать в воздухе руны, не забывая при этом произносить заклятия. Цепи спали с рук Торфинна.

Он почесал запястья, затем неохотно принялся исполнять то, что ему было приказано. Тёкк вновь поместила обе руки на плечах мальчика.

— Шевелись, — поторопила она мужчину, — и помни, что я могу сделать твоему сыну больно. Могу ослепить его на всю жизнь, могу навсегда лишить движения, могу изуродовать до такой степени, что его лицо станет напоминать маску ужаса.

Торфинн взял жену за руку и повел к стене.

— Не делай этого! — воскликнула Хальд. — Не слушайся ее. Лучше убей!

— Неужели отец допустит, чтобы его дети страдали? — Тёкк удивленно вскинула брови. — С той поры, как сгорела Долина Эрика, у них нет выбора.

— Вот именно, — с той же страстью поддержала ее Хальд. — Все равно она вас убьет. Рано или поздно, но убьет!..

— Долины Эрика больше нет, — с горечью сообщила Вельгерт.

Между тем Торфинн защелкнул оковы на запястьях жены. Теперь руки женщины были вытянуты вверх, но она продолжала говорить. Речь ее текла все быстрее и быстрее:

— Ковна со своей армией при поддержке Тёкк и всадников Смерти напали на поселение. Все разрушено, все погибло и сгорело. Все мертвы, за исключением нас четверых и Фрейядис, которая, наверное, тоже мертва.

Хальд не смогла сдержать стон. Все, оказывается, было куда хуже, чем она могла вообразить. Она вспомнила о Норде Серый Плащ. С ее смертью, казалось, погибла всякая надежда. Кто еще мог противостоять Тёкк в колдовском искусстве. Понятно, почему Торфинн и Вельгерт смирились перед неизбежным.

Наконец послышались щелчки — это захлопнулись наручные кандалы.

— Мы не должны терять надежду, — произнесла Хальд. — Никто не видел Песнь Крови мертвой. Если она жива, она может…

Ни Вельгерт, ни Торфинн не ответили.

Тёкк погладила шею Ингвара. Тора бросилась вперед и начала стучать кулаками по ноге колдуньи. Тёкк стоило только обронить короткое заклятие, как девочка вскрикнула и без чувств упала на пол.

— Тора! — не удержалась Вельгерт.

— Она не причинила мне вреда, — успокоила ее Тёкк. — Надеюсь, вы в точности поведаете этой безумной, что случилось с Песнью Крови.

Вельгерт не смогла сдержать рыданий.

— Фрейядис привязали к дереву, — кое-как успокоившись, сказала она. — Ковна выставил охрану, дожидаясь того момента, когда жизнь оставит ее.

Хальд не ответила, решив сохранить силы, чтобы выжить. Сил, правда, почти не было, теперь оставалось надеяться только на чудо.

— Самое время объяснить тебе, зачем я приказала доставить вас в мой замок, — Тёкк удовлетворенно потерла руки. — Скоро Гутрун научится видеть окружающее в новом, истинном свете. Когда ее погружение в новые истины будет завершено, я прикажу ей убить вас обоих как доказательство ее преданности Хозяйке Мертвых.

— Что будет с нашими детьми? — подал голос Торфинн.

— Я сохраню им жизнь. Можете умирать спокойно, ваша покорность будет тому порукой. После вашей гибели они останутся здесь в замке и начнут служить мне.

— Станут твоими рабами? — спросила Вельгерт.

— Моими слугами. Если со временем они проявят сообразительность и умение услужить, на них будут возложены другие обязанности. Более важные. В конце концов они примкнут к Хель и станут участвовать в сокрушительной битве за право владения Мидгардом.

— Лучше бы ты погубила их, — прошептал Торфинн.

Ингвар захныкал.

— Вот еще о чем я хотела бы вам напомнить, — добавила Тёкк. — Если вы согласитесь служить Хель, вам будет предоставлена свобода.

— Никогда, — отказалась Вельгерт. — Хель никогда не получит мою душу.

— О, как ты горда, — ответила Тёкк. — Что ж, это неверное решение. Души всех, кто умирает в моем замке, принадлежат Хель. Они спускаются в Нифльхейм и там вливаются в ряды воинов Повелительницы Смерти. Разве ты об этом не слышала? — Заметив удивление на лице Вельгерт, она рассмеялась, затем что-то коротко выкрикнула, и Ингвар опустился на пол. — Пусть немного поспит, — успокоила она родителей.

Тем временем в коридоре послышались грузные шаги, в воздухе потянуло ледяным холодом. Хальд напряглась — только Вафтруднира здесь и не хватало.

Ётун вошел в темницу и хмуро оглядел людишек.

— Отнеси детей в их комнату, — приказала Тёкк.

Цепи Вельгерт и Торфинна зазвенели, когда те невольно потянулись вслед за детишками. Великан поднял их, взял под мышки и вышел в коридор.

— Больше в этой жизни вы их не увидите, — объяснила Тёкк. — Можете попрощаться.

Она холодно, но с явным удовольствием улыбнулась и добавила:

— Ах, великан уже унес их? Какая жалость. Ну, ничего, главное сказано, остальное пустяки.

Тёкк приблизилась к вороту и принялась крутить барабан. Ноги Хальд вновь коснулись пола, она застонала от боли и потеряла сознание. Служительница Хель подошла к пленнице. Багровые огоньки засветились в ее глазах. Тёкк вскинула руки, ладони оказались обращенными к Хальд. Следом оттуда ударили два багровых лучика, свет омыл израненное тело пленницы. Раны стали затягиваться на глазах, силы возвращались к девушке.

Сияние угасло. Хальд выздоравливала, на ее теле не осталось ни единого следа бичевания. Она уверенней встала на ноги и посмотрела на Тёкк.

Та, уловив одну из тайных мыслей Хальд, весело рассмеялась:

— Нет, Хальд, и не рассчитывай. Ваше колдовское знахарство именем Фрейи не может вернуть тебе волосы. Я связываю весьма серьезные надежды с твоей лысиной. Однако имей в виду, условия прежние — покорность, готовность учиться новым истинам, и я смогу помочь тебе. Заклятие, в общем, не сложное. Я обращаюсь к твоему разуму, Хальд. Подумай, есть ли смысл перечить мне, мучиться, геройствовать. Так как насчет обучения?

Хальд не проронила ни слова. Тёкк надменно вскинула подбородок.

— Ты сделала свой выбор, — пожала она плечами. — Я тебе не завидую. То, что с тобой случится, будет очень и очень болезненно. Подумай, стоит ли? Скоро Вафтруднир вернется. Я прикажу ему перевести тебя в другую камеру — этакое тихое местечко, где можно с удовольствием предаваться раздумьям. Оно называется Хранилище падали. Вот так, Хальд.

Глава двадцатая. ХРАНИЛИЩЕ ПАДАЛИ

На этот раз ей удалось забыться. Пусть в цепях, стоя, пусть на какие-то мгновения, но все же это был отдых. Хальд очнулась даже посвежевшей. Целебное заклятие буквально вымело всякую боль и усталость. Ясно, что это не к добру. Тёкк не бросает слова на ветер, и служительницу Фрейи наверняка ждут новые, невыносимые испытания, но сейчас хотелось порадоваться, пожить хотя бы минутку. И голова вновь стала ясной, припомнилось, что всякое излечение высасывает слишком много сил у колдуньи, а с хозяйкой замка вроде бы ничего не случилось.

Подрагивающий свет факелов освещал ведьму, и служительница Фрейи некоторое время изучала Тёкк. Не похоже, чтобы ведьма ослабела, все тот же блеск в глазах, та же непробиваемая колдовская мощь. Может, стоит попробовать вступить с ней в поединок, даже если он и окажется последним? Почему бы не воспользоваться удобным моментом? Это все-таки лучше, чем терпеть новые муки.

Как только в темницу, где помещались Хальд, Вельгерт и Торфинн, вернулся Вафтруднир, воздух вновь заметно охладился. Девушка очень осторожно попыталась проверить свои колдовские способности — так ли она сильна, как это ей представляется? Ах, если бы не ётун! Между тем великан приблизился к хозяйке, с трудом наклонился и что-то зашептал ей на ухо.

Глаза у Тёкк расширились, лицо потемнело. Она разразилась проклятиями, затем решительно вышла из камеры. Следом за ней удалился и ётун.

— Что могло случиться? — тихо спросила Хальд. С трудом верилось, что передышка затянулась и можно еще немного передохнуть.

— Только богам известно, — откликнулся из своего угла Торфинн.

Его цепи зазвенели. Через несколько мгновений до служительницы Фрейи вновь долетел его голос:

— Каким же надо быть глупцом, чтобы самому заковать себя в цепи.

— У нас не было выбора, — откликнулась Вельгерт. — Только ради детей. Я даже не сопротивлялась, когда ты надел на меня наручники.

Теперь Торфинн дернулся изо всех сил.

— Хальд, — послышался голос Вельгерт, — прежде, чем Тёкк вернется, я должна кое-что рассказать тебе. Фрейядис сообщила, будто Тёкк призналась ей, что сумела выкрасть тело ее сына. Скорее всего, она прячет его в этом замке и собирается своим колдовством сделать из него полноценного взрослого мужчину. А может, ей это уже удалось. Такое возможно?

— Для той, что посвятила себя Хель, день и ночь практикуясь в магии Смерти, — да. Но зачем это ей?

— Она собирается разбудить его, чтобы он возглавил отряды всадников Смерти, — объяснил Тор-финн.

— А Гутрун должна стать служительницей Хель, колдующей ее именем, — добавила Вельгерт.

Хальд задумалась, потом призналась:

— Меня она тоже склоняет, чтобы я отреклась от Фрейи и поклонилась богине Смерти. Я отказалась. Не сомневаюсь, что и Гутрун поступила так же, хотя…

— Что хотя?

— Тебе известно, что мы с Нордой только приступили к обучению Гутрун. Она успела получить всего несколько уроков на пути служения Повелительнице Жизни и Любви. Но мне тогда уже не давала покоя какая-то скрытая, не поддававшаяся пониманию сила в девчонке. Я все оставляла на потом, надеялась со временем разобраться в ней, научить держать под контролем эту смутную темную мощь. Норда тоже беспокоилась. Как-то она призналась мне, что не может проникнуть в тайну пяти первых лет пребывания Гутрун в подземельях Нифльхейма. Если эта сила окажется сильнее, чем воля Гутрун, Тёкк сумеет принудить ее отдаться Хель.


— Рассказывай, что случилось? — приказала Тёкк, обращаясь к Стирки. Перед ее троном в парадном зале на холодном полу без сознания лежал Ковна.

Заместитель генерала невольно вытянулся в полный и на удивление немалый рост. Страх, внушаемый ведьмой, не давал ему покоя. В этом дворце он чувствовал себя неуютно.

— Генерал Ковна был ранен в тот момент, когда пытался помешать Песни Крови бежать. Он приказал доставить себя сюда, к тебе. Он верил, что ты его вылечишь. Боюсь, он не выживет, если ты не поможешь ему.

— Песни Крови удалось бежать?

— Да, госпожа Тёкк.

Некоторое время колдунья размышляла, потом проговорила:

— Ну, об этом следует больше беспокоиться Ковне, а не мне. К сожалению, она способна доставить массу хлопот, после того как ее дети присягнут на верность Хель. Что ж, придется послать всадников Смерти, чтобы отыскали и уничтожили ее. — Она повернулась и направилась к выходу.

— Стойте! — неожиданно громко крикнул Стирки.

Тёкк замерла, затем обернулась и, не скрывая раздражения, глянула на зеленоглазого воина.

— Генерал погибнет, если вы не окажете ему помощь, — Стирки старался говорить твердо, не обращая внимания на все эти колдовские уловки, таившиеся в этом мрачном месте.

— Мне-то что, — пожала плечами ведьма. — Ты поведешь его людей.

Раздражение отступило, и она засмеялась.

— Солдаты присягали на верность генералу Ковне, а не мне.

— Эти так называемые солдаты, как, впрочем, и все ваше войско, всего лишь ватага разбойников. Не беспокойся, они и за тобой пойдут.

Гнев на мгновение пересилил страх, и Стирки решительно проговорил:

— Люди, с которыми мы все вместе служили генералу Ковне, честные воины в подавляющем большинстве. Если среди нас и были негодяи, то это не значит, что можно бросать тень на всю армию. Многие из нас служили генералу еще во времена Нидхегга. Мы не бросили Ковну после того, как властитель пал, верили в него и будем служить только ему. Для всех, и для меня в том числе, смерть генерала — слишком большая утрата. Никто из нас не желает служить тебе.

Теперь Тёкк разгневалась по-настоящему, однако давняя привычка скрывать мысли помогла сдержаться. Заглянув в сознание Стирки, она обнаружила, что он говорит правду. Прикинула и решила, что этот сброд еще может пригодиться.

— Хорошо, — согласилась служительница. — Я вылечу его. Я могла бы с помощью магии принудить ваших людей служить мне, но зачем тратить силы, если есть более простой и надежный путь. Лечебные заклинания потребуют меньше сил. «Хотя два подобных лечебных упражнения ослабят меня куда серьезнее, чем я ожидала», — сказала она себе.

Она приблизилась к генералу, лежавшему на носилках, произнесла несколько непонятных фраз и начала вычерчивать в воздухе руны. Багровый свет из ее глаз омыл тело генерала. В течение нескольких мгновений рана на голове затянулась. Ковна открыл глаза и осмысленно глянул на Тёкк, стоявшую возле него.

Ведьма повернулась и, не говоря ни слова, направилась к выходу из зала.

Стирки присел на корточки, шепотом докладывая начальнику:

— Она не хотела лечить вас, будь она проклята. Но я сумел убедить ее, что она нуждается в наших ребятах, вот она и согласилась.

Ковна закрыл и открыл глаза, затем с трудом сорвал с головы окровавленную повязку.

— Спасибо, Стирки, что выполнил приказ и доставил меня сюда, когда я потерял сознание.

— Еще в пути, генерал.

— Еще раз спасибо.

— Она собирается послать за Песнью Крови всадников Смерти.

— Хотелось бы мне, чтобы смерть этой гадины была не столь легкой, — воскликнул Ковна. — Ладно, пусть Тёкк постарается, все равно без ее магии мне не отыскать эту суку. Всадники так всадники, лишь бы дело сделали. — Он неожиданно легко встал на ноги. — Первым делом надо выйти к людям, показать им, что я жив и здоров. Некоторое время мы отдохнем в замке. Я, честно говоря, не доверяю Тёкк. Вот самый удобный случай изучить, как она тут живет, чем дышит. Если у нее камень за пазухой, я должен знать об этом заранее, до того, как она швырнет его мне в спину. — Ковна решительно двинулся вперед, вышел во внутренний двор, где его люди в заметном напряжении поджидали начальника. — Расседлывайте коней. Сами тоже можете снять оружие, — приказал генерал, затем тихо, только чтобы Стирки мог слышать его, добавил:

— И держите уши востро. Все примечайте, обо всем докладывайте сразу, без промедления.


Гутрун по-прежнему терзали видения, приходящие из прошлого. Голоса звучали не переставая, звали ее, умоляли склонить голову, заливались слезами. Ни минуты передышки. Стоило только, преодолев неимоверную тяжесть, открыть глаза, как начинала страшно болеть голова, а сомкнешь веки — все повторялось снова и снова.

Неожиданно боль отступила. Гутрун решила было, что, может, удастся передохнуть. Она открыла глаза. В комнате, возле самой постели, весь изрубцованный кровавыми полосами стоял Орм.

— Видишь, что со мной сделали, — пожаловался призрак.

Кровавые слезы текли по тронутому разложением лицу.

— Из-за тебя Матушка Хель наказала меня.

— Да, прости. Но этого больше не случится. Я решила последовать твоему совету.

— Ты должна доказать, что твое намерение искренне.

— Конечно.

— Тёкк потребует, чтобы ты лишила жизни Вельгерт и Торфинна.

— Надо так надо.

Орм некоторое время приглядывался к Гутрун. Вроде бы девчонка говорит искренне, а может, решила сменить тактику?

— Я не так глупа, Орм, — заверила его Гутрун. — Я могу затаиться, но надолго ли меня хватит? Рано или поздно я не выдержу. Никто не может существовать без сна и пищи. Откуда у меня силы сопротивляться! Лучше разом окончить мучения, чем терпеть их бесконечно. Мне не дают покоя ваши муки. Можешь ты открыть дверь этой комнаты, Орм? Открой, если в состоянии, и мы оба отправимся на поиски Тёкк, сообщим ей радостную новость.

В следующее мгновение образ Орма затрепетал, начал расплываться и скоро совсем растаял.

Гутрун сидела на кровати и ждала, что же будет дальше. Не прошло и минуты, как перед ней явилась Тёкк.


— Отведи ее в зал приговоренных к смерти, — приказала Тёкк, наблюдая, как Вафтруднир освобождает запястья Хальд. Ведьма улыбнулась и добавила:

— Мы еще называем это место Хранилищем падали. Там тебе скучать не придется.

Великан защелкнул на руках пленницы новые, заговоренные особым образом кандалы. Цепи были какого-то странного вида, на первый взгляд, легкие, слабенькие, однако в этом, по-видимому, и таилось колдовское коварство, и запирались они на ключ, а ключ находился у ётуна, и тот ни за что с ним не расстанется.

— Ты никогда не сможешь освободиться от этих кандалов, — предупредила Тёкк. — По крайней мере, до того момента, пока не согласишься стать моей ученицей. А вот еще что, эти цепи, что на лодыжках, быстро усмирят тебя, если ты вдруг вздумаешь бежать. Так что не глупи.

Всю длину цепи Вафтруднир намотал на шею и грудь Хальд. Вес был неподъемный, девушка даже вздохнуть не могла.

— Не беспокоит? — с издевательской предупредительностью поинтересовалась Тёкк.

Хальд слова не могла выговорить, тогда ведьма прикрикнула на великана.

— Сними с нее цепь, а то она сдохнет от удушья. Смотри, приятель, ты отвечаешь за нее головой. Чтобы ни царапины.

— Ага, — откликнулся ётун и взвалил пленницу себе на плечо.

Это «ага», как видно, не понравилось хозяйке, и она строго добавила:

— Ты уже отомстил ей за смерть Трюма. Этого достаточно. Понял?

— Ага.

«Она и не мучилась вовсе, — решил про себя Вафтруднир. — Что это за месть, так, баловство…» — Однако вслух ничего не сказал, сразу поспешил выйти из темницы.

Тёкк взяла факел и последовала за ним. Неожиданно замерла — точнее остолбенела. В следующее мгновение до нее долетел голос Хель. Повелительница Смерти сообщила подручной, что Гутрун согласилась служить ей.

— Я полагала, что она продержится дольше, — прошептала Тёкк. — Скорее всего, это какая-нибудь уловка. Не беда, я загляну в ее мысли, и все встанет на свои места, а теперь пусть Хальд порадуется следующему испытанию.

Вафтруднир с пленницей на плече и хозяйка замка спускались все ниже и ниже. Каменная лестница уводила их в такие недра, где давным-давно не появлялся человек. Весь колодец зарос паутиной, ётуну приходилось время от времени выжигать ее факелом. Шли они медленно, ступени были полны скользких тварей, и от месива ноги у великана скользили.

Легче приходилось Тёкк. Она не жалела колдовской силы, чтобы расчистить себе путь.

Между тем служительница Фрейи, лежащая на плече у инеистого великана, изо всех сил пыталась справиться со страхом, сохранить в сердце стойкость и мужество. Она без конца твердила себе, что малодушие в поединке с Тёкк — это верная гибель, всякое потакание ведьме, всякое доверие — еще хуже, чем гибель, потому что никто не мог в точности сказать, что она со своей повелительницей задумали на самом деле. Все россказни Тёкк насчет ученичества — это не более чем наглые увертки, попытка сбить Хальд с толку, овладеть душой девушки и принудить совершать пакости. Хальд, в общем-то, была не далека от истины. Ей припомнился рассказ Гутрун о мерзкой твари, чье щупальце тронуло ее за ногу в одной из комнат дворца, где они прятались от ётуна. Подобное существование — это ее будущее, потому что коварная и безжалостная Матушка Хель, тем более Тёкк никогда и ни под каким видом не выпустят служительницу Фрейи из замка в ее истинном виде. Единственное спасение — борьба, пусть безнадежная, неравная, но только сопротивление могло спасти девушку. Она старалась припомнить редкие, едва различимые моменты, когда Тёкк проявляла слабость. На память пришли слова Норды об ограниченности сил хозяйки замка. «Как бы исхитриться заставить ее растратить всю свою магическую силу? Не теряй голову, ищи и обрящешь, — говорила себе Хальд. — Выбери момент и атакуй, другого способа сласти свою жизнь нет».

Откуда только силы брались у этой закованной в цепи обнаженной пленницы. Все ее мысли во время этого долгого спуска в преисподнюю были сосредоточены на том, как вырвать инициативу из костлявых рук хозяйки замка.

Удивительно, но они все продолжали спускаться. Ни разу им не встретился выход, ведущий в какой-нибудь коридор. Все одно и то же — глухая кладка, поблескивающий в дрожащем свете факела черный камень, прорезанный малиновыми прожилками. Удивляли и пауки, на них хочешь, не хочешь, а обратишь внимание. Все они были размером с кулак, наглые, бесстрашные, то и дело бросались на спасение паутины. Тёкк с видимым удовольствием поджаривала их огнем своего факела.

Между тем стены узкого колодца, в котором винтом шли ступени, начали сужаться. Ётун уже задевал телом Хальд о стены и при этом случайно или нарочно раздирал ей кожу то о камень, то о выступы на потолке.

Холодный несвежий воздух все более пропитывался запахом трупного гниения. Затем неожиданно ступени прервались, и перед Хальд открылся короткий проход, упиравшийся в деревянную, обитую железными полосами дверь. Весь дверной проем был густо завешан паутиной.

Тёкк произнесла заклятие, замок щелкнул. Вафтруднир ногой ткнул в тяжелую створку, та со скрипом растворилась. Он склонился пониже, придерживая пленницу, и протиснулся вовнутрь.

Хальд едва не лишилась сознания от запаха мертвечины. Здесь просто дышать было нечем.

Тёкк осталась в коридоре, видимо, ей самой было невыносимо зловоние, распространявшееся изнутри. Однако света ее факела хватало, чтобы слабо осветить огромное помещение, заваленное кучами полуразложившихся трупов. Точнее, все помещенные здесь тела пребывали в различных стадиях разложения. Пол казался живым, по нему в бессчетном множестве ползали слизни и прочие мерзкие твари. Один их вид вызывал омерзение. Хватало здесь и крыс — все, как на подбор, упитанные, огромные. Их маленькие глазки светились по углам, они выглядывали из-за трупов, а то и вылезали прямо из внутренностей.

Вафтруднир поставил Хальд на пол. Как только ее голые ноги коснулись слизней, она машинально съежилась. Затем выпрямилась, приняла безразличный вид — ни в коем случае нельзя выказать страх, дать Тёкк возможность порадоваться.

— Это самое глубокое подземелье моего замка, — раздался из коридора голос колдуньи.

Ее саму видно не было, только густое облачко пара, вырывавшееся изо рта во время разговора, выдавало ее присутствие.

— Это место для тех, о ком забыла смерть. Как ты можешь заметить, здесь чрезвычайно тихо, зато отлично думается. А ты как раз, с того самого дня как попала ко мне в гости, все думаешь, размышляешь, ищешь выход. Отсюда выхода нет… — Она не договорила и грубо прикрикнула на ётуна:

— Что ты копаешься, недотепа! Кончай скорей.

Ледяной великан усмехнулся — эта усмешка, в которой читались и ненависть, желание отомстить, и необъяснимая покорность, просто поразила Хальд. Вафтруднир оперся одной рукой о дверь, затем принялся раскидывать гниющую плоть, освобождая пространство у стены. Хальд не смогла скрыть ужас в глазах, и хримтурс сумел уловить страх пленницы. Он широко расплылся в улыбке, затем неожиданно оставил пленницу и шагнул к выходу.

Тёкк тем же повелительным тоном предупредила великана:

— Постарайся напомнить мне о той, кого здесь заточили.

Ётун что-то глухо проворчал в ответ, затем повернулся в сторону Хальд и подмигнул ей, после чего покинул темницу.

Заскрипели петли, угас свет, замок обреченно щелкнул. Послышались грузные удалявшиеся шаги. Служительница Фрейи осталась одна-одинешенька в пропахшей падалью темноте.

Глава двадцать первая. ЛОКИТ

Как только наступила тишина, и вдали пропал колдовской взгляд Тёкк, которым она всегда осматривала на прощание пленников, Хальд принялась стряхивать с ног мерзких тварей, уже сумевших доползти до колен. Мешающие движениям, стискивающие суставы цепи не позволяли ей размашистых движений, поэтому пришлось тереть одну ногу о другую, потом трясти то одной, то другой. В конце концов, ей удалось кое-как освободиться от всей этой пакости, однако следом за этими новые слизни стали наползать на ноги.

Она осторожно шагнула, колдовским зрением решив не пользоваться, следовало беречь силы. Надеялась, что в движении эти твари не сумеют налипнуть. Однако Хальд не рассчитала свои силы и тяжесть навешанных на нее цепей. Не то что шагать, ковылять с такой тяжестью на плечах было трудно. Однако само движение, преодоление тяжести доставило ей радость и хотя бы какое-то развлечение после долгого недвижного висения на стене. Тем более эти попытки веселее гнали кровь, будили мысли. Пусть даже после нескольких шагов приходилось останавливаться и вновь счищать с ног налипших тварей.

Между тем в полной темноте, в одиночестве в душе начал скапливаться ужас. «Интересно, сколько она продержит меня здесь?» — пытаясь сдержать волнение, задумалась Хальд. Теперь, когда каждый шаг давался с трудом, прежняя храбрость оставила ее, рыданья стали сотрясать тело. Дышать было нечем, она готова была все отдать за глоток свежего воздуха. Сколько можно бродить по этой камере, сдирать мерзких тварей, то и дело вляпываясь в чьи-то полуразложившиеся тела! Здесь и поспать нельзя! Стоит только закрыть глаза, как эти твари покроют с ног до головы. От одной только мысли, что ей придется спать в этом месте, озноб продирал по коже.

Она без чувств рухнула на пол…

Очнулась быстро — душа словно оледенела. Тупое, на грани помешательства упрямство вновь взяло верх.

«Однако на этот раз я более свободна, чем раньше. Я могу двигаться, не чувствую боли, нет и усталости. Конечно, если то и дело падать в обморок, толку не будет. В первую очередь следует заняться цепями. В тот момент, когда Тёкк накладывала на них заклятья, она была слаба как никогда. Стоит попробовать», — рассуждала юная колдунья.

На мгновение ей припомнилось, что на некоторых трупах она различила остатки одежды. «Вполне может быть, что и оружие удастся разыскать. Какой-нибудь меч или кинжал. С его помощью можно попытаться взломать кандалы», — подумала она.

Всякое отвращение, подымавшееся в душе при одной только мысли о том, что придется воспользоваться одеждой мертвецов, она отгоняла сразу и напрочь. «Сейчас не время играть в брезгливость, если, конечно, хочешь выйти отсюда в человеческом облике, а не в образе какой-нибудь поганой твари», — резко сказала она себе.

Девушка осторожно двинулась вперед, пока не наткнулась на холодное жесткое тело, затем, едва уняв отчаянно скакнувшее сердце, опустилась на корточки и принялась обыскивать труп. Скованные руки плохо слушались ее, тем не менее она продолжала настойчиво шарить пальцами по разлагавшейся плоти. Скоро стало ясно, что в ее положении единственная возможность надежно обыскать труп — это встать на колени или сесть возле мертвеца.

Выбора не было.

Преодолевая отвращение и страх, она медленно опустилась на пол. Попыталась не обращать внимания на наползавших со всех сторон слизней, но не тут-то было.

Когда слизняки попытались взобраться ей на бедра, она жутко вскрикнула, начала отчаянно трясти ногами, стараясь скинуть тварей, облепивших ноги.

Успокоившись, холодно приказала себе: «Все? Наоралась? Теперь на колени. Выбор есть? Выбора нет. Так что действуй. Пусть ползают, все-таки они не кусаются. А то, глядишь, и совсем безвредны. Может, их только трупы интересуют».

Она взяла себя в руки и принялась обыскивать труп. Скользкие твари вновь полезли вверх по бедрам, однако на этот раз служительнице Фрейи удалось сдержать крик. Она заставила себя не вскочить в ужасе с колен. Спустя несколько минут сумела даже неуклюже присесть на пятках. Так и принялась обшаривать труп.

Ее дрожащие ищущие пальцы уткнулись в холодную липкую плоть. Никаких следов одежды. Она переползла дальше, наткнулась на следующее тело. Тот же результат, только на этот раз ее пальцы провалились в жидкую омерзительную массу.

Ее вырвало, обильным потоком хлынули слезы. С трудом справившись с отвращением, она продолжила поиски. Так и ползала от одного трупа к другому. Слизни уже обильно налипли на ее тело, но она упрямо продолжала обыскивать мертвецов.

«Хоть бы что-нибудь металлическое. Пряжка, заколка, ну, что-нибудь, что помогло бы мне открыть замки на кандалах», — с безумным упрямством твердила она про себя. Теперь обыск представлялся чем-то вроде неприятной работы. Какая-то липкая тварь добралась до ее губ и попыталась пролезть в рот. Девушка отчаянно замотала головой, трясла до того момента, пока тварь не отлепилась.

Она заливалась слезами, проклинала все на свете, молила Фрейю помочь ей, спасти ее и продолжала ползать по полу, ощупывал трупы. Скоро все ее тело оказалось покрыто слизнями, но она продолжала искать. Теперь ее гнала уже жажда мести, как оказалось, это очень сильное чувство. Оно действовало куда сильнее, чем страх смерти, гнев или умозрительное желание выжить. Добраться до Тёкк, перекусить ей горло, вырвать ей сердце — что могло быть слаще этого!


— Тебе, Гутрун, не скрыть от меня своих мыслей, — предупредила Тёкк. — Я прекрасно знаю, на что ты рассчитываешь. Это не сработает, тебе не удастся обмануть меня.

— А тебе не сломить меня голодом и невозможностью поспать, — с непоколебимым спокойствием ответила Гутрун, хотя в душе чувствовала откровенную растерянность. Каким же образом Тёкк так быстро догадалась о ее тайном замысле.

Служительница Хель ответила не сразу, некоторое время словно обдумывая заявление девчонки.

— Мне кажется, наступил момент, когда тебе пора встретиться со своим братом, — объявила ведьма.

— Мой брат мертв.

— Да, в настоящее время почти мертв, — улыбнулась Тёкк. — Но с твоей помощью мы пробудим его к новой жизни.

— Да, если ты освободишь Хальд, Вельгерт и Торфинна и, конечно, их детей. Это мое условие.

— Никаких условий, Гутрун. Я не намерена давать никаких обещаний. Ты пойдешь со мной добровольно и не будешь пытаться совершить побег, иначе я прикажу Вафтрудниру вновь пытать Хальд.

— Вновь?! Что ты сделала с ней?

— Я уже излечила ее. В настоящее время она радуется жизни, отдыхая в одном очень тихом уютном месте. Однако если ты проявишь строптивость и не пойдешь со мной к брату добровольно…

— Я пойду с тобой, — согласилась Гутрун. — Исключительно ради Хальд.

Тёкк отворила дверь и вышла в коридор, девушка последовала за ней.

— Запомни, Гутрун, любая дерзость с твоей стороны, любое непослушание, и Хальд будет страдать.

Гутрун ничего не ответила, просто молча последовала за хозяйкой замка. Она шла с трудом, совсем ослабев от голода и бессонницы.

Они долго спускались в подземелья замка. Наконец, Тёкк, добравшись до самого дна лестничного колодца, остановилась перед закрытой дверью. В руке колдунья держала факел. Подняв его повыше, пристально глянула на спутницу. По-видимому, нескрываемый страх в глазах Гутрун, ее волнение, удовлетворили хозяйку замка, и Тёкк, с некоторой даже задушевностью, призналась:

— До сих пор никто, кроме меня, не входил в эту комнату. А ведь прошло уже более тринадцати лет. Здесь хранится плод моих бесконечных усилий, бессонных ночей. Там, за дверью, — твой брат. Оцени это. Ты увидишь его красивого, полного сил, юного. Он живой и неживой, а ведь относится к числу избранных, отмеченных Матушкой Хель, как, например, ты или я.

— Хель не мать мне. Можешь сколько угодно повторять одно и то же, толку не будет. Моя мать — Песнь Крови.

— В каком-то смысле, Гутрун. Точнее, телесно, она всего-навсего выносила тебя и произвела на свет. Этого я не отрицаю, однако после того, как ты умерла в ее чреве, тебя возродила наша повелительница Хель. Только ей подвластны жизнь и смерть, только она в силах миловать и наказывать. Учти это, Гутрун.

— Я никогда не умирала, и Песнь Крови — моя мать, однако…

— Что однако? — быстро спросила Тёкк. — Она никогда не рассказывала тебе, что с ней случилось, и как ты появилась на свет?

Неожиданно Гутрун испытала приступ острейшей головной боли, даже в глазах зарябило. Боль все усиливалась и усиливалась, мысли начали путаться, она плохо слышала, о чем говорила Тёкк. Запомнилась только печальная улыбка на ее лице. Может, это от усталости и голода, ведь ей пришлось выдержать долгий спуск вниз, но вряд ли. Без чар хозяйки замка здесь не обошлось. На мгновение боль отступила, и до девушки донеслось:

— Ты действительно умерла, Гутрун. Хель возродила тебя к новой жизни, так же, впрочем, как и Песнь Крови. Наша госпожа твоя подлинная мать. И спящая внутри тебя темная сила должна принадлежать ей. Иначе быть беде. Эта мощь уже ищет выход, и чем дальше, тем чаще будут случаться подобные приступы. Это так же верно, как и то, что здесь лежит твой брат Локит.

— Моего брата зовут Торбьёрн. Он — сын Эрика, в этом и заключена истина, какие бы пакости ты не сотворила с его телом. И нет во мне никакой темной силы, это все твои штучки…

Боль внезапно ударила в голову, Гутрун даже отбросило к стене, она застонала, и ее вырвало.

Тёкк терпеливо ждала, пока девчонка не почувствует себя лучше. Как только дочь воительницы выпрямилась, она сунула ключ в замочную скважину, повернула его и открыла дверь. Она пригласила Гутрун следовать за собой и переступила через порог.

Комната была обширная, с высоким сводчатым потолком. Посреди помещалось возвышение, где лежал юный красавец. Гутрун медленно приблизилась, с первого взгляда угадав черты сходства между ними. Что там говорить о сходстве — у них было прямо одно лицо, разве что черты молодого человека были крупнее, резче и волосы у него были светлые, а у нее и у матери черные.

— Твой отец был блондином, — пояснила Тёкк. — Понятно, что тебе никогда не приходилось видеть его, а мне однажды повезло. Локит — точная его копия.

— Но… он же мертв?! Он не дышит. И как может труп быть моим братом? Он погиб малым ребенком, как же?..

— Хель вдохнула в него силу, Гутрун, ее стараниями он вырос. Я же только лечила его разлагающуюся плоть. Это была очень трудная работа, я влила в него столько своей энергии, всем жертвовала ради него, вот почему он вырос и стал таким красавцем. Могла бы Норда Серый Плащ сотворить что-нибудь подобное? В ее силах возродить человека? Нет, и ты знаешь об этом. Только мне дано великое знание. Придет срок, и ты с моей помощью и под моим руководством овладеешь тайным искусством и сотворишь много новых, невиданных доселе чудес. Задумайся, какой простор откроется для тебя. Ты распахнешь двери в необъятный, полный немыслимых, недоступных никому другому чудес, мир. В тебе спит великая сила. Кольца Древней Ночи ожидают, что ты наконец проснешься, овладеешь этой мощью. С моей помощью!

Она обошла труп, вернувшись к оцепеневшей от ужаса девушке, продолжила:

— Эта сила уже обнаружила себя. Только что она вновь напомнила о себе. Но это еще цветочки, ягодки впереди. Уже ради того, чтобы уметь подавлять боль, тебе следует овладеть этим искусством. Для этого и существует Колдовство. Я имею в виду Колдовство с большой буквы, а не эти знахарские приемчики, составляющие суть магии Фрейи. Подлинное знание хранят исключительно Кольца Древней Ночи, наследницей которых является могущественная Хель. Это правда, Гутрун, одна только истина. Ты сама можешь убедиться, что я не лгу, сама можешь добыть доказательство наличия в тебе скрытых волшебных сил, если попробуешь сотворить первое чудо. Попробуй оживить брата, Гутрун! Такое даже мне не под силу. Только если ты подаришь ему свою невинность, если оросишь его чресла своей первой кровью, хранящей твою исключительную мощь, Мертворожденный сможет возродиться к жизни. Вы оба возродитесь вновь в лоне Повелительницы Нифльхейма. Вы оба! Он, взращенный трупом, и ты, рожденная после смерти.

— Мою, что… невинность? Первую кровь?..

— Да, Гутрун. Я даю слово, что это может случиться в любой момент, какой ты пожелаешь выбрать. Тебе надо только назвать день или просто высказать желание. Желательно, чтобы это случилось как можно скорее, но я не буду торопить тебя. Первая же капля твоей первой крови, которой ты смажешь губы брата, оживит его. Он проснется, могучий, жаждущий славы, непобедимый и прекрасный. Только ты можешь исполнить старинное пророчество. Только ты. Только твоя кровь.

— Ты предлагаешь оживить труп? Вдохнуть жизнь в мертвеца, да еще…

— Зачем такие слова: «труп», «мертвец», — перебила ее Тёкк. — Неужели ты предпочла бы, чтобы Хель более никогда не вдохнула новую жизнь в тебя, в твою мать? Хель — Повелительница Смерти, в ее силах наградить жизнью или смертью. Она выбрала жизнь. Для тебе и для твоей матери. Неужели ты откажешь в этом великом чуде ему, самому близкому для тебя человеку? Тебе дана сила, так используй ее во благо человеку, только и ждущему, чтобы встать, вздохнуть, открыть глаза, шагнуть. Это такая малость, что мне даже не по себе, что приходится уговаривать тебя. Если я вручу тебе кинжал, ты сможешь перерезать ему горло?

— Нет… но я…

— Прими правду, какова она есть. Истина редко прекрасна, обычно она страшна. Порой ошеломляюще ужасна, но с этим ничего не поделаешь. С этим надо жить, с этим надо смириться. Прими это предложение как один из первых даров Хель, за ними последуют и другие. — В глазах Тёкк вспыхнули вдохновенные багровые огоньки. — Вдохни жизнь в Мертворожденного, он встанет во главе войска, завоюющего для Хель весь мир.

— Ни за что! Нет, нет и нет!.. Мне не нужны такие дары…

Гутрун неожиданно и разом успокоилась. Взгляд ее стал холоден, разумен, словно наваждение, навеянное речами Тёкк, внезапно спало, и открылась истина, и в самом деле ошеломляющая и ужасная. Но это была подлинная истина, с которой каждый остается один на один.

— Если я так необходима Хель, то мне никогда не избавиться от нее. Она будет держать меня пленницей в Нифльхейме, как ты держишь меня здесь, в замке, мучаешь меня, врешь, лицемеришь, утверждаешь, что Хальд на отдыхе в тихом, прохладном месте. Задумайся, Тёкк, зачем мне такая жизнь? Зачем добровольно становиться пленницей? Чтобы муки длились вечность? Ты считаешь меня полной дурой? Ты твердишь о желании подружиться со мной, убеждаешь, что лучше жить в мире, и не замечаешь, что твоим словам грош цена, потому что я пленница, но это еще полбеды. Хуже, что я знаю — ох, как я теперь хорошо знаю! — с кем мне приходится иметь дело. Каждое твое слово — ложь. И даже если ты не врешь насчет тайной силы, якобы спящей во мне, то ты все равно не говоришь правды. Хватит, ты сама просветила меня. Очень хорошо просветила. И насчет так называемого братца, и насчет Хель. Все, что ты сказала, это пустые домыслы, никчемные обещания и напыщенные призывы, и ни слова о том, чего Хель желает на самом деле, и какая участь уготована мне, если я сдамся.

Тёкк была явно смущена, но сумела взять себя в руки, по крайней мере, так могло показаться, и ее последующие слова показали, что она решила резко сменить тему:

— Хель хотела, чтобы ты провела эти годы среди живых. Годы, которые ты провела под солнцем, тоже что-то вроде подарка. Теперь ты особенно дорога Хель. Ты познакомилась и освоилась со множеством вещей, набралась опыта, который может оказаться бесценным во время нашествия на мир Живых. Тебе известны их слабости, тебе легче будет применить свою силу Смерти, чтобы привести их к покорности. Годы, проведенные вне Нифльхейма, как раз и подтверждают, что я говорила правду. Повинуйся своей судьбе, Мертворожденная дочь Хель! Обратись к истине, и тогда ты найдешь мир в душе.

Вопль ужаса вырвался из уст Гутрун.

Багровые огоньки в глазах Тёкк зарделись густо, мощно, она нутром почувствовала, что сопротивление Гутрун ослабло. Еще чуть-чуть, и она покорится.

Странные тени затмили взор девушки. В дрожащем свете факела вдруг обрисовались языки пламени. Еще мгновение, и ее голова разорвется от боли. Она не удержалась и сползла на пол. Попыталась было ухватиться за край помоста, не получилось. Еще через мгновение она, лишенная чувств, растянулась на полу.

Тёкк бросила на нее взгляд и улыбнулась.

«Сколько бы ты ни трепыхалась, — подумала она, — все равно выхода у тебя нет. Ты отчаянно сопротивлялась, даже слишком отчаянно, но все-таки проиграла. Ты еще пока не догадываешься об этом, но ты теперь принадлежишь Хель, а также и мне».

Глава двадцать вторая. «РАЗРЕЗАТЕЛЬ ВОЛН»

Песнь Крови и Гримнир выехали на вершину одной из песчаных дюн, намытых вдоль побережья, и долго разглядывали бескрайнюю водную гладь. В утреннем свете темный, чистейшей синевы простор поблескивал и нехотя перекатывал волны, ровной чередой набегавшие на берег. Песнь Крови наконец отвела глаза, повернулась к спутнику и призналась:

— Никогда не видала ничего подобного. — Она вновь глянула в сторону моря. — Это прекрасно, и почему-то на душе немного тревожно.

Гримнир кивнул, вспомнив, как он сам впервые увидал море. Случилось это в далеком детстве. Он усмехнулся — сладкие были времена…

— Не ты первая, не ты последняя, — откликнулся он. — Сколько их, людишек, впервые увидавших морскую ширь. Знаешь, мне приятно, что я оказался первым в твоей судьбе, кто показал тебе море. Хотя бы в этом первым. Вот она перед тобой, крыша дворца Эгира2.

— Да, Эгир могуч, его владения обширны. На верное, многие из тех, кто живет на побережье, часто поминают его имя.

— И не только поминают, но и приносят ему дары, а также его жене Ран. Но это не мешает Ран забавляться с людьми. Она забрасывает золотые сети, улавливает рыбаков и утаскивает их в свои коралловые пещеры.

— Надеюсь, меня она не утянет на дно, — вздохнула Песнь Крови. — Ты обещал показать мне снеккью, Гримнир. Я никогда не видала кораблей.

— Это место недалеко отсюда.

— Тогда в путь, не будем терять время. Дни, потраченные нами на дорогу, уходят попусту. Надеюсь, на острове оборотней мы не задержимся. Ты обещал, что мы быстро поладим с ними.

Гримнир ударил ногами лошадь и, ни слова не говоря, направил коня прочь от берега в сторону небольшой бухты, по берегам которой росли сосны. Подъехав ближе, Песнь Крови с удивлением отметила, что местами деревья стояли в самой воде. Сосны были как на подбор высокие, стволы ровные, без малейших изгибов, только на самой верхушке зеленели редкие кроны. Между ними там и тут виднелись вознесенные на сваях строения, а ближе к морю, где глубина увеличивалась, можно было различить плавные обводы и мачту длинной и узкой боевой снеккьи.

— Видишь, корабль уже готов, — Гримнир указал на судно. — Скоро ребята отправятся в поход. Корабль называется «Разрезатель Волн». Сколько раз мне приходилось стоять на его палубе, ставить паруса, браться за весло. Веселое было время.

— Но как мы вдвоем справимся с таким большим кораблем? Смотри, сколько там веревок. Какую куда тащить?

Гримнир засмеялся:

— А нам и не доверят их тащить. Кстати, это не веревки, а снасти. — На берегу бухты Гримнир спешился и закричал:

— Эге-гей, Магнус! Встречай боевого товарища!

Песнь Крови тоже спешилась, положив руку на рукоять меча. Мало ли что; лучше проявить осторожность, чем быть застигнутой врасплох.

Из дома вышел высоченный со светлой бородой мужчина, напоминавший бочку. Он помахал рукой, затем добрался на челноке до берега, крепко пожал протянутую руку Гримнира.

— Явился, чтобы поучаствовать в походе? — спросил Магнус, при этом увесисто шлепнув Гримнира по спине. — А то мы заждались, — Затем он запросто глянул на воительницу:

— А это кто с тобой? Твоя женщина? — Не дожидаясь ответа, он тут же нашел применение Песни Крови:

— Ладно, пусть поживет с моей женой, пока мы будем в отлучке. Глядишь, подружатся.

Песнь Крови выдержала взгляд Магнуса, выслушала его и только потом представилась:

— Я — Песнь Крови. Мне нужен твой корабль.

Магнус расхохотался:

— Конечно. Обязательно. Прямо сейчас и вручу. Ну и баба! — он вновь расхохотался. — Одна из твоих шуток, Гримнир? Ты всегда был мастер по этой части.

Он глянул на Гримнира, и смех угас.

— Мы только что из Долины Эрика, Магнус, — объяснил Гримнир. — Туда нагрянул Ковна с этой ведьмой Тёкк, а также с компанией грязных колдунов и ватагой своих разбойников. Поселение разрушили и сожгли, всех жителей поубивали. Только она одна, Песнь Крови, и осталась. Разве ты не слышал имя этой женщины, Магнус? Она же сказала — ее зовут Песнь Крови. Отнесись к ней как к воину, она того заслуживает.

Магнус, уже не скрывая любопытства, глянул на женщину.

— Я не хотел обидеть тебя, — сказал он, затем кивком указал на Гримнира:

— Он всегда любит подшучивать, порой не знаешь, когда он бывает серьезен. — Он помолчал, потом посуровел:

— У меня было много друзей в Долине Эрика. Правда, побывать мне там не довелось. Ты уверен, что всех вырезали под корень?..

— Всех, кроме Песни Крови и еще четверых. Она также должна была погибнуть — ей придумали страшную казнь, — однако мне и еще двум верным людям удалось успеть вовремя. Мы нуждаемся в помощи, Магнус, без твоего корабля нам не обойтись. Не мог бы ты со своими ребятами доставить нас на остров оборотней?

Магнус с некоторым сомнением посмотрел на гостей.

— Тёкк служит богине Смерти Хель, — попыталась убедить его Песнь Крови. — Хель поставила целью захватить солнечный мир, распространить на Мидгард мрак и холод своего Нифльхейма. Что произошло с нашей деревней, должно произойти повсюду. Никто в одиночку не выстоит против такой угрозы. Я не прошу тебя и твоих людей выступить против Тёкк, ведь ее колдовские чары очень сильны. Я попрошу помощи у воинов-оборотней. Мы с Гримниром знаем, что в их руках магия Одина, а уж она-то способна надежно защитить против колдовских чар Тёкк. Доставьте нас на остров, и вы внесете свой вклад в эту битву.

— Некоторые утверждают, — с сомнением заявил Магнус, — что Ран, повелительница морей, родная сестра Локи. А Хель как-никак его дочь.

— Да, — подтвердил Гримнир. — Хель и Ран — родственницы. Но прежде, Магнус, мы столько раз побеждали их. Каждый раз, когда воину приходится вступать в битву, он вынужден играть в прятки со Смертью. Если не рискнешь помочь нам, мне придется обратиться к Наялу.

— У Наяла не корабль, а груда сгнившего дерева.

— Согласен, — кивнул Гримнир. — «Разрезатель Волн» — лучшая снеккью, когда-либо бороздившая плоскую крышу дворца Эгира.

Магнус задумался, потом рассмеялся:

— Представляешь, я уже никогда более не рассчитывал побывать на острове ульфбьернов. Помнишь Зару? — спросил он Гримнира и невольно бросил лукавый взгляд в сторону дома. — Может, и она еще не забыла меня? Тогда я был куда моложе, ладный такой, сильный парнишка. В ту пору я еще не встретил Уллу, мою жену. Такие дела… «

— Женщины-ульфбьерны в любви ведут себя так же, как в бою, — обращаясь к Песни Крови, объяснил Гримнир. — Тот же напор, те же отвага и безоглядная решимость получить все. — Заметив недоуменный взгляд воительницы, он торопливо добавил:

— То есть, я хотел сказать, сокрушить врага.

Магнус расхохотался, на этот раз неудержимо. По-видимому, он был очень веселый человек, этот Магнус-мореход.

— Долго вы будете рассказывать сказки? — сурово поинтересовалась Песнь Крови. — Может, все-таки займетесь кораблем. Моя дочь в плену у этой Тёкк, и одним богам известно, что она сделает с ней, если я не поспею вовремя.

Магнус и Гримнир смутились.

— Мы сможем отплыть следующим утром, — пообещал Магнус.

— Как насчет сегодняшнего полдня? — спросил Гримнир.

Магнус было запротестовал, потом случайно глянул на лицо Песни Крови и махнул рукой:

— Ладно, в полдень.

Вершина горы уперлась в набежавшие с востока тучи. Скоро блеснули молнии, раздались первые раскаты грома, а тучи все прибывали и прибывали. Полуденный свет на глазах таял, надвигался какой-то странный мрачный сумрак. На земле пропадали тени.

Вот тогда и началось безумство. Молнии одна за другой принялись бить в землю. Вокруг грохотало, с неба обрушивались потоки воды. И как заметил Тирульф, небесные огненные стрелы метили именно в то место, где находились люди. По крайней мере, всплески белого огня ложились и слева, и справа, и впереди, и позади.

Они ехали по поднимающейся предгорной равнине, когда далеко на горизонте обозначились контуры вставшей выше облаков горы, Весь день они двигались в том направлении, только после полудня добрались до подножия. Тогда и началась гроза. Пришлось искать укрытие. Устроились всадники под выступом скалы. Здесь было более-менее спокойно, если бы не блеск молний и грохот грома, после которого долго звенело в ушах.

— Кому придет в голову поселиться на вершине горы, — недоумевала Ялна. — Даже тот, кого ты назвал Хранителем крови молний, должен чувствовать себя там неуютно.

— Это не я его так назвал, — ответил Тирульф, — а люди. В преданиях, между прочим, говорится, что вершина возвышается над облаками. А кто он или что он, этот Хранитель, я не ведаю. Но для того, чтобы одолеть подъем, тебе придется пройти и через бурю.

Ялна не сдержалась:

— Пусть Скади проклянет Тёкк, и Ковну, и всех других, подобных им негодяев! Люди в своем большинстве отлично уживаются друг с другом, выбирают мир и покой. Так нет, всегда найдутся завистники, которым и это не так, и то. Силу им девать некуда, а тут лезь наверх в самый ливень.

— Спасите боги тех, кто последует за таким вождем, как ты, — вздохнул Тирульф. — Послушай, Ялна, что ты все стонешь? Таков наш удел. Ты смогла бы заняться хозяйством, разводить кур и гусей, ткать… Помолчи, я отвечу. Никогда, тебе это просто не дано, так что воюй, влезай на крутые склоны во время грозы, спускайся в пропасти, дерись на поединках, участвуй в битвах.

— Я не вижу ничего зазорного в разведении кур и гусей, — огрызнулась девушка, но уже без прежней дерзости, скорее, по привычке, нежели со зла. — Некоторое время она изучала, как бы побыстрее взобраться к черным, поливающим склоны дождем тучам, наконец проговорила:

— Я вовсе не всегда была воином, а меч взяла в руки по одной простой причине — тебе известно по какой. Чтобы никто и никогда не посмел вновь сделать меня рабыней. Если бы не Нидхегг, Тёкк, Ковна и прочие отъявленные мерзавцы, немеренно расплодившиеся в нашем мире, я никогда бы не лазила по горам в сырую погоду.

На этот раз Тирульф не стал спорить с ней. Его самого очень волновало, как девушка отыщет холм, доберется до вершины. Ему-то путь туда был заказан.

Молния ударила совсем близко, и почти без паузы грянул гром такой силы, что в ушах оглушительно зазвенело. Уши на какое-то время словно ватой заложило.

— Ялна, постараемся без спешки. Сначала отыщем холм, передохнем, оглядимся. По рассказам, курган расположен у подножия горы. Имей в виду, что люди приходят туда только для того, чтобы почтить богиню Жизни, принести ей дары. Так что будь особенно внимательна, не пропусти опасности, — предупредил Тирульф.

— Ладно, — откликнулась Ялна. Она проверила меч в ножнах, подвигав им туда-сюда, убедилась, что щит и кинжал закреплены надежно, потом глянула на Тирульфа:

— Ты хочешь сказать, что они вряд ли одобрят, если кто-нибудь попытается покуситься на их святыню?

— Точно, — кивнул Тирульф, — прошу, будь осторожна.

Ни Тирульф, ни Ялна не ожидали увидеть картину, какая открылась перед ними, когда они подъехали к высокому погребальному холму. То, что холм был насыпной, сомнений не возникало — он был правильной округлой формы, ровные склоны уже густо поросли травой. Каждый, кому ранее приходилось встречать подобные курганы, с первого взгляда определил бы, что в его недрах скрыт прах какого-то знаменитого воина. Другое дело, что этот холм был неимоверно велик, высотой в несколько десятков человеческих ростов. Когда и кто насыпал курган, сказать никто не мог. Свидетелем какого нашествия он был и кто не поленился вознести его на такую высоту, тоже. На вершине кургана зеленело могучее дерево. Приблизившись, Тирульф различил дубовые листья. Крона его раскинулась широко, покрывая почти всю вершину холма. Толстенные узловатые корни, местами обнажившиеся и скрученные, казалось, всей своей мощью вцепились в почву, старый дуб намертво врос в курган.

Наверху, поодаль от дуба вырисовались три фигуры. Они наблюдали за всадниками, подъехавшими к кургану. Когда гости подобрались совсем близко, один из этой троицы поманил их.

— Полагаю, нам придется спешиться, — тихо проговорила Ялна. — Мы прибыли сюда просить Фрейю о помощи, поэтому никаких бряцаний оружием, никаких угроз. Не хватало еще поссориться с Покровительницей Жизни. Коней лучше оставить внизу и подняться пешком.

— Сомневаюсь, что мне позволят добраться до вершины. Помнишь, я предупреждал, что только женщине дозволено приблизиться к святилищу. Только женщина может вознести молитвы.

— Мы здесь не для того, чтобы возносить молитвы!

Тирульф кивнул:

— Тоже верно. Я последую за тобой, насколько будет возможно. Заметила, эти трое на вершине женщины. Слушай, а что, если это норны3? Может, они обитают здесь и, глядя на нас, прозревают нашу судьбу?

Ялна с Тирульфом спешились, некоторое, время постояли — каждый на мгновение погрузился в свое, что-то припомнил, на что-то понадеялся. Затем их взгляды встретились. К удивлению Тирульфа девушка улыбнулась ему, затем ласково коснулась его руки:

— Если сегодня мы погибнем, ляжем тут у подножия кургана, знай, Тирульф, что я очень благодарна тебе за помощь, за сострадание, за то, что ты пытался спасти меня от Нидхегга. У меня больше не осталось подозрений, они растаяли как дым. — Она еще раз улыбнулась. — Я не могу ответить на твою страсть, которую ты испытываешь ко мне, но…

— Может, со временем?

Она еще раз погладила его по руке:

— Может, и так, только я ничего не обещаю.

— Спасибо тебе, — голос Тирульфа дрогнул.

Он отвернулся и договорил уже куда-то в пространство, обращаясь к облакам, к тому времени заметно разошедшимся, к хлынувшему на землю солнечному свету. Это было завораживающее зрелище — косые столбы света, бьющие и согревающие землю, испещренная голубыми тенями даль. К ним — облакам, теням, сиянию и обратился воин:

— Спасибо, что улыбнулась мне, впервые за все эти годы.

— Может, и не в последний раз, — эхом откликнулась девушка, вновь одарив его улыбкой.

Тирульф рассмеялся:

— Слава тебе, Фрейя! Да сбудется воля твоя, богиня Плодородия, Любви и Красоты.

Он поклонился жизни, воплощенной в этих светоносных потоках, ликующей на груди матушки-земли, насытившейся дождем. Поклонился женщине, воплощению богини. На душе стало непривычно легко и беспечно.

Он махнул рукой:

— Пошли.

Они двинулись вверх по склону. Скоро отыскали узенькую тропку, извилисто огибавшую курган и ведущую к вершине. Трава на склоне была удивительно густа, шелковиста, богата ягодами. Россыпь луговых цветов сливалась в единый душистый, бодрящий ковер.

Когда они поднялись на вершину, три женщины в темно-зеленых, бесформенных накидках-плащах подошли и поприветствовали гостей. Плащи были накинуты на голые тела, капюшоны откинуты, воздух над ними колебался и прозрачными облачками уплывал вверх. Первой к ним приблизилась девушка в самом расцвете юной красоты, следом зрелая женщина, последней подошла старуха, древняя, морщинистая, но все еще подвижная, ловко орудовавшая огромной клюкой.

— Какие они легкие, — шепнул Тирульф, — смотри, даже головки цветов у них под ногами не сгибаются.

Его пробирал озноб, впрочем, нечто подобное испытывала и девушка.

— Точно, — так же тихо ответила Ялна.

Ее охватило возбуждение, такое же, как и перед битвой.

Между тем зрелая женщина, словно угадав их мысли, объявила:

— Мы всего лишь тени трех норн. Фрейя сообщила нам, куда вы направляетесь и что ищете. Вы нуждаетесь в ее помощи против Хель? Если ты, женщина, отважишься войти в курган, если сумеешь справиться с угрозой, обитающей в подземелье, возможно, вы обретете поддержку богини.

— Ты сказала, что Фрейя известила вас о том, что мы ищем, — Ялна бросила подозрительный взгляд, — а может, это все очередное колдовство Тёкк. — Может, вы создания Хель, посланные погубить нас?

— Да, все может быть. Решать тебе. Знай только, что в подземелье ты войдешь без оружия. Тебе необходимо полностью доверять нам или не доверять вообще. Об этом ты должна сказать здесь и сейчас, только потом ты сможешь войти в гробницу.

Ялна бросила взгляд на Тирульфа, пожавшего плечами.

— Вряд ли бы Тёкк терпела так долго. Если бы она знала, ради чего мы отправились в путь, она бы не стала ждать, имея массу возможностей напасть раньше. Что же касается того, можем ли мы доверять этим женщинам…

— У нас есть выбор, Тирульф? Я полагаю, если мы не отдадим им наши мечи, нам никогда не найти вход в подземелье.

— И не надейтесь причинить нам вред и силой заставить показать вход, — предупредила старуха.

— Фрейя защищает нас, — в тон ей добавила зрелая женщина, — тайные стражи, что охраняют этот курган.

— Я никогда не стану враждовать с Фрейей, — решительно заявила Ялна, — хотя куда чаще вспоминаю имя Скади.

Она мгновение подождала, потом решительно начала отстегивать перевязи, крепившие ее оружие. Сложив его к ногам трех норн, девушка указала на Тирульфа:

— Он может пойти со мной?

— Не только может, но и должен, если вы, конечно, готовы на все, чтобы отыскать то, что ищете.

— В таком случае я готов, — Тирульф решительно расстегнул пряжку на боевом поясе. Его оружие легло рядом с мечом Ялны.

Глава двадцать третья. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КУРГАН

Три женщины пригласили Тирульфа и Ялну последовать за ними. Они обошли неохватный ствол старого дуба, затем остановились и обернулись к гостям.

— Оружие и сила, сталь и дерзость там, — зрелая женщина указала пальцем в землю, — не помощники, даже если бы вам и позволили воспользоваться ими.

Она перехватила взгляд Тирульфа.

— Ты — первый мужчина, которому за долгие годы разрешено войти в гробницу. Запомни, даже если женщина выживет, ты, скорее всего, погибнешь. Ты еще можешь вернуться.

— Вы сказали, что мы ищем то, не знаю что, и оно находится именно здесь. Что ж теперь поворачивать назад. Хотелось бы знать, что мы ищем. Ну, какой оно формы? Я слышал, что в гробнице покоится золотой самородок. Это и есть то, что нам нужно?

— Решать тебе самому, — откликнулась старуха.

— Вы не хотите или не можете объяснить?

— Для нас это одно и то же. Поймите, вы, люди, Фрейя тоже враждует с Хель, и этой вражде нет ни начала, ни конца. Несмотря на то, что Фрейя тоже властвует над смертью, и ее посланцы забирают не менее половины павших в сражении, ее первая ипостась — жизнь. Желаю вам удачи, когда спуститесь в подземелье. Если же вам не повезет, Фрейя со временем отыщет других воинов, которые встанут на ее сторону в борьбе с Владычицей Тьмы. Богиня Смерти очень уж размахнулась. Не сидится ей в подземном царстве, на волю тянет. А зачем? Заморозить все вокруг, нагнать мраку? Умертвить это все? — Младшая из прорицательниц обвела рукой открывавшийся с вершины холма простор.

Пейзаж все так же завораживал, заставляя сердце таять…

Неожиданно голос младшей норны посуровел:

— Зачем Песнь Крови помогла Хель вернуть Череп Войны? Зачем помогла Властительнице Смерти?

— Если мы хоть словом, не говоря уж о делах, предали Фрейю, пусть она погубит нас в недрах этого холма! — горячо воскликнула Ялна. — Или Один, или кто-нибудь еще из обитателей Асгарда. Я говорю от себя. Я мстила за все те мучения, что испытала у Нидхегга. Более того, я хочу жить, глядеть на все это, — она повела рукой. — Завладела ли Хель Черепом Войны, нет ли, мне все равно. По крайней мере, было все равно… До этой минуты…

— Одобрит ли Фрейя твои поступки или нет, теперь уже не имеет значения, — ответила старуха. — Просто из-за того, что ты помогла Песни Крови добыть Череп Войны для Хель, испытание, ждущее тебя в гробнице, станет более трудным и устрашающим.

— Интересно, — Ялна уже начала заводиться, — долго мы будем здесь судачить? Или эта болтовня тоже входит в ритуал?

В следующее мгновение она тайком выругала себя за несдержанность, ведь судя по всему эти женщины были настроены к ней доброжелательно. Верхом глупости было прерывать их — пусть говорят, они и так уже много о чем поведали.

Младшая норна скупо усмехнулась:

— Хорошо, если тебе так не терпится встретиться со своей судьбой, я больше тебя не задерживаю.

Три прорицательницы вошли в круг алых цветов. Их кольцо заметно выделялось на разнотравье. Они взялись за руки и принялись что-то неразборчиво, но очень мелодично напевать. Мелодия была однообразна, но сразу брала за душу. Услышав ее, каждый пустился бы в пляс. К сожалению, сейчас было не до танцев. Ялна с трудом разобрала несколько слов — она слышала их от Хальд, когда та колдовала с именем Фрейи на устах.

В глубине холма послышался грохот, неожиданно весь курган буквально заходил ходуном. Тирульф и Ялна едва устояли на ногах. Женщины, вдруг сбросив свои темно-зеленые плащи, закружились в танце в кольце цветов. Начали медленно — вскинули руки, медленно кружась, затем их движение ускорилось. Удивительно, но старуха вертелась с той же легкой грацией, что и ее более молодые подруги.

Все произошло внезапно, земля в центре круга то ли провалилась, то ли разошлась, открыв узкий проход, ведущий в глубь кургана. Там царила тьма, полновесная, жгучая. Женщины вдруг замерли, оцепенели в момент самого быстрого, казалось, неодолимого вращения. Ялна и Тирульф обменялись взглядами. Воин взял женщину за руку, и на этот раз она не отдернула ее.

— Ты как предпочитаешь, — спросил Тирульф, — чтобы я проявил вежливость и пропустил тебя вперед? Или тебе больше по сердцу герои? Тогда пусти, я пойду первым?

— Сначала женщина, — глухо распорядилась норна средних лет.

Как только норны расступились, Ялна смело шагнула вперед. Всего только на мгновение задержавшись у входа, глянула в темноту. Сердце у Тирульфа забилось гулко, отчаянно.

Этого мгновения Ялне хватило, чтобы глубоко вдохнуть сырой спертый запах сырой земли. Она еще успела обернуться и обежать взглядом прорицательниц.

— Кто-нибудь из вас уже там бывал? — спросила она.

Вся троица весело рассмеялась.

— Как вас зовут? Мне бы хотелось знать ваши имена.

Смех стал громче, заливистей.

Ялна уняла гнев — сейчас не время браниться, требовать то или это. И все же она не удержалась:

— Может, взять с собой факел?

Женщины посерьезнели и отрицательно покачали головами.

— Послушай, — крикнул Тирульф. — Давай-ка лучше начнем с горы. Какая разница, с чего начать? Может, сокровище Тора добыть будет легче, потом уже можно будет вернуться сюда. Эта тьма очень тревожит меня. Кто знает, что таится там внутри.

— Что бы ни таилось, — откликнулась Ялна, — я пошла. Хотя… — Она задумчиво глянула на трех женщин. — Если вы служите Фрейе, и богиня желает, чтобы мы добыли то, не знаю что, почему бы вам не отправиться вместе с нами в поход против прислужницы Хель. Я уверена, вы сведущи в магии и наверняка поможете нам одолеть колдовство Тёкк. Может, там, — она указала в сторону провала, — и нет ничего?

Женщины вновь рассмеялись.

— Ты предлагаешь нам спуститься в подземелье? — не поверила младшая. — Предлагаешь отправиться в поход?

— Легче этому вековому дереву покинуть курган, чем нам уйти отсюда, — вполне серьезно сказала старуха.

— Проклятые ведьмы! — выругалась Ялна и осторожно сунула ногу во тьму. Попыталась нащупать там опору.

Нащупала. На ее лице очертилось нескрываемое удивление.

— Вот еще что, — неожиданно добавила средняя норна. — Раз тебе так не терпится повстречаться со своей судьбой, я должна предупредить, что в недра кургана можно войти лишь обнаженной. Иначе ты сразу погибнешь, и тебя заживо похоронят в кромешной тьме.

Ялна отдернула ногу и подошла к женщинам.

— Что-то вы очень развеселились, — не скрывая подозрений, сказала она. — Чего это ради нам обнажаться? В такое место и нагой, да еще без оружия, не слишком ли?

— Ради ожерелья Брисингамен, кто-нибудь когда-нибудь видал Фрейю облаченной в наряд?! — воскликнула старуха.

— А вообще, кто-нибудь видал Фрейю? — не удержался Тирульф.

— Многие и много раз, — заверила его молоденькая норна.

— Торопитесь, проход скоро закроется, — предупредила зрелая провидица. — Его можно будет открыть только по истечении лунного месяца. Снимайте одежду и спускайтесь в гробницу или откажитесь от мечты и уезжайте прочь.

— Как же мы выйдем наружу, если вход откроется только через месяц? — удивилась Ялна.

— Из подземелья можно выйти множеством способов, а вот войти только через этот лаз.

Девушка по привычке выругалась, но тихо, не повышая голос. Благоразумие подсказало, что следует поберечь силы, мало ли какая опасность ждет их во мраке. Они быстро разоблачились, затем Ялна, следуя указаниям норн, осторожно опустила ногу во мрак, затем другую. Еще мгновение — и ее с головой поглотила холодная непроглядная тьма.

Следом за ней в провал ступил Тирульф. Постарался догнать ее, скоро нащупал ее руку и тихо шепнул:

— Сколько раз я мечтал остаться с тобой наедине, да еще в таком вот виде. Может, остановимся, займемся любовью?

Ялна даже не откликнулась. Теперь, когда проход закрылся и тьма полностью овладела ими, она решительно двинулась вперед, все силы затрачивая на то, чтобы сдержать страх, разрывающий душу. Казалось, она добровольно спускается в собственную могилу, где ей суждено быть похороненной заживо.

Скоро стены прохода сузились до предела, и им пришлось двигаться боком. В лазе было холодно, сыро, пахло затхлостью. В следующий момент до Ялны донеслось что-то вроде хныканья. Она на мгновение замерла, потом догадалась, что эти звуки рождались в ее гортани. Это уж было чересчур, и девушка сурово отчитала себя за недостойное воина поведение. Неужели отсутствие света, наименьшее из всех возможных зол, способно довести ее до истерики? Приведя себя в порядок, поиграв мускулами, она немного ускорила шаг.

Туннель расширился внезапно, наклон исчез. Теперь они двигались по ровной поверхности. Ялна остановилась, перевела дух, принялась счищать землю, налипшую на кожу. Приблизившийся к ней Тирульф занялся тем же самым. Спустя несколько мгновений Они вдруг обнаружили, что зрение вернулось к ним. Стены туннеля вдруг слабо осветились бледным зеленоватым светом.

Они направились дальше. Проход вновь пошел под уклон, здесь стало заметно теплее, так что озноб, время от времени пробегавший по их обнаженным телам, исчез. Более того, оказалось, что земляные стены скрывали внутри себе некое подобие жизни. Странные предметы начали появляться на их шершавых влажных поверхностях: невиданные растения прятались в глубине стен, их побеги лукаво прорастали сквозь зеленое свечение, обнаружились цветы, каких не встречало ни одно живое существо. Согревшийся воздух наполнился удивительным дурманом ароматных запахов.

Встреча с небывалым фантастическим садом, упрятанным в недрах земли, произвела на воина удивительное действие, интерес подавил всякий страх и ожидание худшего.

— Как они могут выжить здесь без солнечного света? — воскликнул Тирульф.

— Они светятся сами по себе, — откликнулась Ялна и после паузы добавила:

— Мне так кажется.

Тирульф, приглядевшись, убедился, что девушка права.

Неожиданно туннель свернул налево. Теперь здесь стало даже чуть жарковато, и запах сырости усилился. Вскоре коридор с пламенеющими зелеными стенами вывел их к темному проему, оформленному как портал. Две колонны, полуциркульное завершение входа как бы завершали светящийся туннель или, наоборот, открывали путь во тьму. Из темноты повеяло холодом, кожа вмиг покрылась мурашками.

Ялна осторожно приблизилась к краю очерченного колоннами проема, заглянула внутрь. К ее удивлению она смогла различить лишь грязный пол, неровный земляной потолок был часто испещрен древесными корнями, но дальше в глубине царил непробиваемый мрак.

Опять тьма, опять неизвестность! Так всегда, день за днем, из одной полосы мрака в другую, и каждый раз с головой.

Ялна вошла в проход и тут же, спасаясь от холода, крепко обняла себя за плечи. Ноги по щиколотки погрузились в какое-то омерзительное месиво. Тирульф не отставал.

— Послушай, — сказал он, — возможно, Фрейя не обидится, если Мы сорвем несколько светящихся веток. Все-таки светлее будет идти.

Ялна кивнула, и Тирульф уже совсем было собрался вернуться, чтобы запастись светоносными растениями, как их внимание привлек какой-то шум.

— Подожди! — скомандовала она.

Тирульф тут же вернулся и прижался к ней сзади.

— Нельзя срывать растения. Мы должны сами одолеть эту полосу темноты, — убежденно заявила она. — Вспомни, о чем упоминали норны наверху? Фрейя покровительствует жизни, любой, даже самый малый росток — ее дитя. Я думаю, не стоит губить эти растения, тем более в ее саду. Вряд ли ее порадует вред, который мы им нанесем.

Тирульф обернулся и с нескрываемым ужасом, словно на змею, глянул на стебли, один из которых он намеревался сорвать, потом принялся изучать мрак, скопившейся впереди.

— Послушай-ка, прежде чем мы войдем туда, может, все-таки займемся любовью? Кто знает, чего ждет от нас Фрейя. Возможно, ей не терпится взглянуть, как мы это сделаем?

— Тебе бы все шуточки! — огрызнулась девушка и решительно отодвинулась от него.

— Не совсем, — серьезным тоном возразил Тирульф и пригладил коротко стриженные темные волосы. — Сама подумай, ведь среди множества ипостасей Фрейи наиболее важная это покровительство любви. Я уже не могу спокойно смотреть на тебя, меня всегда, как гляну на тебя, душит желание, но здесь просто голова идет кругом.

— Всегда?! — возмутилась Ялна. — Так вот о каком лакомстве ты мечтал все это время! Лучше утихомирься и больше не приставай ко мне с глупостями. Мы здесь не ради развлечений. Если не можешь сдержаться, не смотри на меня.

— Может, мне больше не дышать? — угрюмо откликнулся Тирульф.

Ялна поджала губы и строго глянула на спутника. Тот отвел глаза. Девушка решила, что хотя бы на время приструнила этого кобеля. Вот, оказывается, о чем он мечтал все те дни, что они провели вместе. Она невольно улыбнулась, смутное томление в душе, такое несвоевременное, глупое, вдруг насытило ее радостью или, скорее, ожиданием радости.

Ялна разозлилась на себя.

Она решительно шагнула во тьму. Шла медленно, стараясь держаться середины туннеля. Ужасно досаждал холод, ее знобило. Вдруг что-то невидимое схватило ее за лодыжку, дернуло, попыталось утащить дальше в темноту.

Она вскрикнула:

— Тирульф!

— Ялна! — воскликнул Тирульф и поспешил на помощь любимой.

Портал поглотил их обоих. Земля за спиной Тирульфа сомкнулась, и он вслед за Ялной полетел в беспросветную пропасть. На лету жадно хватал губами ледяной ветер, но воздуха все равно не хватало, тем более что не в силах совладать с собой и, падая во тьму, он безостановочно выкрикивал имя любимой девушки. Ответа не было, тогда он, позабыв обо всем на свете, вновь принялся надрываться в крике. Каждое мгновение ждал, что вот-вот шлепнется на что-нибудь твердое — на скалы, копья, острия мечей.

Неожиданно вокруг что-то изменилось. Скоро он почувствовал, что погрузился во что-то плотное, очень тяжелое, напоминающее жидкость, светящуюся призрачным голубым светом. Вокруг него извивались какие-то спиралевидные, дергающиеся существа — он пролетал мимо них. На ходу попытался забарабанить руками, ногами, чтобы хотя бы на миг задержать падение. Не удалось. Его легкие разрывались от недостатка воздуха. Если ему не удастся вздохнуть, он погиб.

Этот момент наступил. Падение замедлилось, он, отчаянно работая руками и ногами, поплыл куда-то. Надеялся выбраться на поверхность. Наконец сил не осталось, и он глотнул. Жидкость полностью заполнила легкие… Сознание покинуло его.

Очнулся Тирульф на песчаном берегу. Морские волны издали, чуть наискосок набегали на пляж. В чистом головокружительно синем небе сияло солнышко. Стало жарко. Ялны нигде не было видно.

Отбивавшуюся, пытавшуюся освободиться от захвата девушку втянуло в какую-то огромную пещеру. Что это было за место, она догадалась сразу. Ужас проник в сердце. В этой пещере в подземельях замка Нидхегга хранился Череп Войны. Здесь ее пытали, подвешивали возле самых глазниц чудовищного колдовского талисмана. Она попыталась успокоить себя, доказывая себе самой, что это не более чем обман зрения, некая магическая иллюзия, это не может быть реальностью. Все в прошлом, уже пережитом и забытом.

Не тут-то было. Все повторялось наяву. Люди в черном, с наброшенными на головы капюшонами принялись подтаскивать ее поближе к Черепу. Она отчаянно отбивалась. Какой-то мужчина — лицо его напоминало полуразложившуюся плоть мертвеца, — держал в руке поблескивающий зеленым светом волшебный жезл. Время от времени он прикладывал жезл к ее коже, боль от ожогов становилась нестерпимой. Жутко пахло паленым мясом.

Прислужники в черном наконец сумели поставить ее, сопротивляющуюся, рыдающую, на ноги. Человек с жезлом равнодушно оглядел ее. Еще через мгновение страх окончательно парализовал ее волю. Прежние кошмары навалились на нее. Тогда и проснулось отчаяние, разбудившее ярость и гнев. Девушка страшно вскрикнула, так до конца и не поверив, что все это вновь происходит с ней, принялась яростно отбиваться ногами. Удалось даже ударить человека с жезлом в низ живота. Он согнулся, Ялна вырвала из его рук зеленый жезл, принялась хлестать им людей в черном.

Первый, кого ей удалось ударить, жутко вскрикнул и превратился в багровый факел. Малая горсть угольков осыпалась на земляной пол пещеры. Ялна бросилась на следующего, с размаху опустила жезл ему на голову и вдруг обнаружила себя погруженной в ледяную воду.

Она задергалась, принялась бить руками и ногами, стараясь вырваться на поверхность. Вырвалась! Жадно глотнула воздуха, в следующее мгновение различила освещенный солнцем пляж, на песке Тирульфа. Тот стоял и напряженно вглядывался вдаль. Ялна поплыла в его сторону, на ходу проклиная все это колдовство, полеты, тьму, Череп Войны. Успокоилась уже у самого берега, взяла себя в руки, задумалась.

» Что же это было? Зачем разбудили мои прежние кошмары, вселили в сердце страх? Удивительно, но страха я уже не чувствовала, только холодную ярость и желание понять. Может, хотели убедиться, изменилась ли я? Действительно ли обрела силу и опыт? На пользу ли мне свобода? Но кому это надо, Фрейе или мне самой?«— думалось девушке.

Она наконец почувствовала дно под ногами, побрела к берегу, не сдерживая ругательства. Так ей было легче. Выбравшись на берег, Ялна ощутила кожей целебное действие солнечных лучей и едва не упала. Тирульф, бросившись к ней, успел подхватить девушку. Он отнес Ялну подальше от воды, усадил на колени, принялся греть руки, целовать в шею. Скоро его объятия стали заметно настойчивей.

— Опять ты за старое! — в сердцах бросила она, оттолкнув его.

Ее внимание привлек курган на берегу. Это была точная копия могильного холма, в который они только что спустились. Курганы напоминали друг друга, как близнецы. Даже очертания крон древних дубов совпадали. Ялна подумала, что, может, и количество листьев сходится?.. Те же три фигуры в темных плащах стояли на вершине.

Как они походили на тех, кто собирался пытать ее в пещере!

Ялна и Тирульф встали и направились к кургану. Отыскали тропинку, которая, обегая склон, скоро привела их к трем норнам. Однако никаких прорицательниц на вершине уже не было.

— Будь она проклята, эта магия, и все, кто ею занимается! — не выдержал Тирульф.

Ялна согласным кивком подтвердила, что полностью разделяет его мнение. Они подошли к кольцу красных цветов, обозначившемуся рядом со стволом.

— Неужели это тот же самый холм? — удивилась Ялна. — Возможно, если бы мы…

Договорить она не успела. Позади нее разверзлась земля, и костлявые руки ухватили ее за лодыжки. Руки плодились, вцеплялись в нее со всех сторон, стараясь утащить ее в глубь кургана.

Она боролась изо всех сил, но когти скелетов, глубоко вцепившись в ее плоть, тащили мощно, неодолимо.

Тирульф бросился на помощь, ухватил ее за руки, начал тянуть в свою сторону. Ничего не получалось. Более того, и у него под ногами разверзлась земля, и они оба полетели в черный провал. Скелеты продолжали терзать их плоть.

Как вопили они, беспомощные, испытывающие гнев и ярость, дрожащие от страха и боли! Казалось, кровь хлещет из них, из каждой жилочки на теле. Следом подступили тошнота и обволакивающая слабость, будто с потоками крови из них уходила жизнь. Еще чуть-чуть, и они рухнут в объятия смерти.

Затем какая-то новая, бодрящая, неописуемо приятная влага заполнила их кровеносные сосуды. Исчезли и костлявые конечности, начали сами собой излечиваться глубокие раны, нанесенные когтями мертвецов. Следом оба — и Тирульф и Ялна — почувствовали огонь в жилах. Страсть охватила их, они разом почувствовали абсолютную невозможность существовать друг без друга, жить в отдалении. Их тела требовали слияния, желание разрывало сердца, да и сердца теперь больше напоминали разгоревшиеся уголья. Мужчина и женщина принялись окликать друг друга, тянуться друг к другу.

Утолив страсть, они долго не выпускали друг друга из объятий. Между тем окружающее их пространство вновь начало меняться. Впереди обнаружился портал прежней формы, только теперь вместо темноты оттуда изливался пульсирующий золотистый свет.

Тирульф нежно пригладил волосы подруги, потом шепнул на ухо:

— Я же предупреждал, что Фрейя — богиня Любви.

— Но также и Смерти, — также тихо ответила Ялна. Девушка вздрогнула и, покрепче прижавшись к мужчине, договорила:

— Эти скелеты, пытавшиеся разорвать нас на части… они напомнили мне… — Ее голос угас, затем она вдруг вслух спросила:

— Зачем это?

Тирульф пожал плечами. Ему было понятно, на что намекала подруга. Следом припомнились подвалы Ностранда, фигуры в черном, Череп Войны, обнаженное тело любимой.

— Нам теперь туда. — Он высвободил руку и указал в сторону залитого светом входа. — Гляди, какое счастье.

Они поднялись, взялись за руки и направились ко входу. Приблизившись, обнаружили, что золотистый свет заливал все пространство, открывавшееся за порогом.

— Что нас ждет там? — Ялна указала на очерченный колоннами и арочным завершением проем.

Тирульф не ответил, тогда девушка попросила:

— Давай на этот раз не расставаться.

Они вместе, нога в ногу переступили через порог и обнаружили себя в окружении девяти женщин, облаченных в блистающие золотом доспехи. Глаза у них были огромны, лучисты. Мечи они держали в руках, так же, впрочем, как и щиты. На каждом из щитов был выгравирован сокол. Одна из воительниц положила свой меч в ножны, подняв с покрытого золотом пола два меча и два щита, протянула их людям.

— Это же валькирии! — оторопело прошептал Тирульф. — Люди говорят, что Фрейя является их предводительницей. Они возносятся над полем битвы и, увидев павшего бойца, решают, кто из них достоин Валгаллы или Фолькванга.

— Старые сказки, — ответила Ялна. — А может, новая колдовская уловка.

Воительницы в золотых доспехах окружили людей.

— Это тоже часть испытаний? — спросила Ялна. — Сейчас нам предстоит продемонстрировать, как мы умеем обращаться с оружием?

— По-видимому, так и есть, — согласился Тирульф.

В следующее мгновение Ялна воскликнула:

— За Песнь Крови и свободу! — и отразила удар, который нанесла ей ближайшая из валькирий.

Небесные воительницы сражались с безупречным, божественным искусством. Их удары были молниеносны и точны, так что Ялне, считавшейся лучшей ученицей Песни Крови, пришлось нелегко.

Они, прижавшись спинами, помогали друг другу. Пот градом катил по обнаженным телам Тирульфа и Ялны, кровь сочилась из многочисленных ран, хотя и неглубоких, тем не менее, их становилось все больше. Наконец Ялна приметила щель в круговом строю валькирий. Она отразила щитом удар меча и в следующее мгновение поразила ближайшую противницу ударом клинка в горло. К ее удивлению, даже капельки крови не выступило из раны. Ее противница только рассмеялась, подняла меч и отсалютовала им, затем вышла из битвы.

Тирульф и Ялна слабели с каждой минутой. Теперь им пришлось сражаться с восемью воительницами, на лицах которых не было и тени усталости, Они были все так же свежи, как и в начале битвы. Неожиданно меч одной из валькирий глубоко вошел в левую ногу Ялны. Она выкрикнула проклятие и, невзирая на острейшую боль, набросилась на противницу. В следующее мгновение новый страшный удар поразил ее с другой стороны.

Тирульф пока чувствовал себя лучше, держался крепче, но и его покидали силы. Он весь был залит кровью, однако это не помешало ему яростно наброситься на одну из валькирий. Его натиск был отбит, и воин почувствовал беспомощность, сродни той, что одолевала его, стоявшего в охранении возле Черепа Войны, когда он ничем не мог помочь Ялне. Это сравнение пробудило ярость — он ли виноват в кознях Нидхегга?

— За Песнь Крови и свободу! — воскликнул воин и набросился на ближайшую валькирию. Он обрушил на нее серию сокрушительных ударов. Затем сделал ложный выпад, противница поддалась, и он с размаху вонзил в ее грудь клинок.

Валькирия улыбнулась и, отсалютовав ему мечом, тоже вышла из боя. Ее огромная колотая рана на глазах затянулась прежней золотистой кожей.

В следующее мгновение оставшиеся семь воительниц подняли мечи и отступили. Все они испытывали неудержимое веселье, радовались как дети. Каждая старалась лично поприветствовать гостей.

Грохот наполнил светоносный зал, где только что происходила битва. Тирульф и Ялна вытирали пот и кровь, держа мечи и щиты по-прежнему готовыми к бою. Здесь, в подземелье, нельзя было расслабляться, здесь с любой стороны можно было ждать удар или какую-нибудь новую колдовскую каверзу. Правда, сил сражаться у влюбленной пары уже не осталось.

Все девять воительниц разом исчезли. На тех местах, где они стояли, вдруг засияли золотые факелы, нараставший грохот уже был невыносимым.

Затем всякий шум резко оборвался. Наступила зловещая, чуть подзванивающая тишина. Следом в золотистом мерцающем сиянии появилась женская фигура на колеснице, влекомой двумя громадных размеров котами. Женщина была обнажена и ослепительно прекрасна. Ее голова, плечи, грудь излучали яркий свет. Особенно ослепительно сияло лицо, так что было трудно разглядеть его черты. Взглянешь прямо — ослепнешь на мгновение, смотреть можно было лишь прикрыв глаза ладонью. Тирульф и Ялна так и поступили. На шее у божественной колесничей посверкивало золотое ожерелье, составленное из невероятно огромных драгоценных камней.

Тирульф опустил меч. На него накатило все разом: и страх, и нестерпимая страсть, какую он никогда не испытывал ни к одной женщине, даже к Ялне. Сердце его колотилось все быстрее и быстрее. Ялна, стоявшая сбоку, по-видимому, испытывала те же самые чувства.

И что удивительно, их раны мгновенно, чудесным образом затянулись, и они ощутили в своих телах невообразимую силу.

Мечи и щиты, которые они сжимали в руках, исчезли сами собой — просто растворились в золотистом сиянии. Женщина улыбнулась и поприветствовала их копьем в сжатой руке.

Людей залило ослепительное золотое сияние. Когда же окружающее прояснилось, они обнаружили, что стоят на вершине могильного кургана — того первого, до которого они так долго добирались. Далеко внизу паслись их кони, мирно пощипывая травку. Рядом у самых ног лежали их одежда и оружие. Трех норн нигде не было видно. В небесах внезапно раздался удар грома, хлынул ливень, омывший их разгоряченные тела.

— Это же была сама Фрейя! — не обращая внимания на дождь, воскликнул Тирульф.

— Айя! — подхватила Ялна. Затем она по привычке выругалась:

— Будь я проклята, это точно была она.

Девушка взглянула на Тирульфа.

— И это все? — спросила она. — Я полагала, что нас подвергнут жесткому испытанию, и мы либо победим, либо погибнем. Если победа будет на нашей стороне, наконец, отыщем то, сами не знаем что. Теперь как быть? Ради чего столько страхов?

Тирульф пожал плечами:

— Мало ли. Может, на вершине горы нам повезет больше, если мы, конечно, доберемся до вершины. Но я не согласен, что все это попусту. Кое-какое испытание было очень даже ничего.

— Знаю, что ты имеешь в виду, — нахмурилась Ялна, затем выражение ее лица смягчилось. Она покачала головой, подошла к мужчине и ласково провела пальцем по его щеке. — Я тоже не забуду. Никогда…

— Послушай, Ялна, никогда бы не подумал, что предложу тебе что-нибудь подобное, — улыбнулся Тирульф. — Может, мы, наконец, оденемся? Становится чересчур холодно.

Девушка весело рассмеялась и направилась к своей одежде. Скоро оба вновь был одеты и вооружены, осталось только сунуть мечи в ножны. В этот самый момент Ялна удивленно вскрикнула.

— Что случилось с моим клинком?! Почему он теплый? Даже горячий, будто его держали в огне.

Тирульф схватился за рукоять своего меча.

— Мой тоже!

Он поднес лезвие ближе к глазам. Блестящая по-прежнему сталь теперь была покрыта множеством рун, и полированная поверхность, казалось, отражала куда больше света, чем падало на клинок.

— С моим то же самое! — воскликнула Ялна, затем, резко выругавшись, сунула оружие в ножны.

— Может, это и есть поддержка, оказанная нам Фрейей, — предположил мужчина.

— Скади, будь свидетельницей, я мало что понимаю в колдовских делах, — горячо произнесла Ялна, — касается ли это волшебства Фрейи или темной магии Хель. Почему бы не пользоваться обычными предметами, знакомыми всем простым людям! Никому даже в голову не придет объяснить, что же произошло здесь сегодня, в глубине этого холма. Так и живи теперь с кучей вопросов. Спросят — не знаешь, что и ответить. Откуда, например, эти руны на клинках? Если это против Тёкк, так и надо было сказать. — Девушка вдруг словно загорелась, видимо, ее обожгла догадка. — Что, если эти мечи теперь смогут поразить всадников Смерти? — Она вздохнула. — Правда, мы не узнаем, так ли это, пока не пустим их в дело.

Тирульф был настроен более осторожно.

— Не знаю. Может, испытания еще не закончены, пока мы стоим здесь, на вершине кургана. Возможно, всякий раз, как мы обнажим это оружие, нам придется доказывать, что мы достойны его.

— А не колдовская ли это уловка? Пусть, мол, до конца жизни эти двое размышляют о случившемся, прикидывают и так и этак. — Она сделала паузу и закончила мысль вполне приемлемым для нее образом:

— Будьте вы прокляты, ведьмы! А теперь на гору!

— Вперед! — воскликнул Тирульф.

Они бросились к коням.

Глава двадцать четвертая. ВОИНЫ-ОБОРОТНИ

Остров открылся к вечеру. Сначала на горизонте смутно очертилась темная полоска, вскоре она оформилась в прибрежные скалистые утесы, к которым и подступиться было невозможно, лишь местами выделялись узкие полоски пляжей. Сотни чаек истошно вопили в полете, не меньше их пряталось на отвесных и каменных берегах и на песке. Волны одна за другой набегали на скалы и с грохотом били в почти отвесные щеки.

— Однажды я слышала, — рассказывала Песнь Крови Гримниру, — как седобородый скальд пел о подвигах Одина и Тора.

Рыжебородый великан стоял рядом с ней у борта и пристально вглядывался в остров оборотней.

Между тем воительница продолжила:

— Один и Тор были привержены старинным обычаям, и конунг богов как-то обвинил Тора в том, что тот посмел совершить позорное деяние — на каком-то острове поднял руку на женщину. На что Тор возразил, что эти женщины больше походили на волчиц, нежели на мирных людей, и что они первыми атаковали его корабль. К тому же, как добавил бог грозы, они были вооружены железными дубинками. Он поэтому назвал их невестами оборотней.

Гримнир усмехнулся:

— Должно быть, этому певцу посчастливилось побывать на острове, к которому мы приближаемся. Однако я сомневаюсь, что мы будем атакованы. Хозяйки острова уже разглядели» Разрезателя Волн»и догадались, что прибыли друзья. Некоторые ребята из нашей команды уже оставались здесь.

— Они предпочитают волчиц обыкновенным женщинам? — изумилась Песнь Крови. — И твой друг Магнус тоже?

— И я, — захохотал Гримнир. Заметив недоумение в глазах воительницы, он добавил:

— А за кое-что другое я люблю тебя.

Песнь Крови улыбнулась.

— Как насчет испытания, которое нам устроят эти волчицы? Готова? — спросил Гримнир, понизив голос и обняв ее за плечи.

— Готова-то готова, только мысли у меня о другом — способны ли эти оборотни помочь мне освободить Гутрун? Вот о чем печаль. Что касается испытаний, мне все равно. Без дочери мне и жизнь не в жизнь. Что они могут потребовать? Чтобы я сразилась с их предводителем или предводительницей? Послушай, Гримнир, а какой экзамен они устроили тебе?

Рыжебородый воин заглянул в ее глаза, положил руку на плечо, прижал к себе.

— Прежде чем покинуть остров, мы все дадим клятву, что никогда и никому не расскажем, что там видели, чем занимались. Вообще, как только ступишь на корабль, чтобы отправиться в обратный путь, лучше сразу забудь о нем. Придется дать еще одну клятву, что опять же никогда, ни при каких обстоятельствах не рассказывать ни о местных обычаях, ни о тайных испытаниях, через которые пришлось пройти. Я не могу нарушить клятву. Даже ради тебя.

— Понятно. Выходит, будет нечто необычное, может, даже колдовское. Вот тут и выживай.

— Айя, — укоризненно заметил Гримнир и вновь прошептал на ухо:

— Ты справишься. Должна справиться, иначе мне придется оставить тебя на острове.

— Ты можешь захватить с собой какую-нибудь другую волчицу, — огрызнулась Песнь Крови. — Их здесь полным-полно.

— Нет уж, кроме тебя, мне никого не нужно, — тихо ответил Гримнир.

Он снял руку с ее плеча, глянул в сторону береговой линии и о чем-то задумался.

Песнь Крови незаметно коснулась его руки.

— Я справлюсь, — шепнула она.

Он кивнул, однако взгляд его был по-прежнему устремлен на остров.

Скоро снеккью скользнула в небольшую бухту, на высоких и скалистых откосах которой собрались местные жители, однако никто не отважился спуститься на узкую полоску пляжа, где пристал «Разрезатель Волн». Никто из местных не вскинул руку, не сделал шаг вперед, чтобы поприветствовать гостей. Все обитатели острова — мужчины и женщины были при оружии. Мужчины бородаты, а женщины носили длинные распущенные волосы. Морской ветерок беспрепятственно играл ими. Одежда их состояла из штанов мехом наружу, выше пояса тела были обнажены. Все островитяне были мускулисты и загорелы почти до черноты.

Магнус подошел к Гримниру.

— Что-нибудь не так? — спросил кормчий.

— Все в порядке, — успокоил его рыжебородый. — Хотя им следовало спуститься на пляж, чтобы поздравить нас с благополучным прибытием. Что-то здесь не так. Может, что-то случилось за то время, что нас не было здесь? Возможно, их навестили другие корабли, и моряки повели себя не совсем так, как требуют местные обычаи. Хотя чего они могут опасаться, я даже предположить не могу.

— Ладно, другие корабли, но это же мой «Разрезатель»! — воскликнул Магнус. — Они же не могли не разглядеть нас! Знают же, что мы друзья.

— Пусть твоя команда побудет на борту, пока я не спущусь и не выясню, в чем дело.

— Если оборотни нападут на тебе, тебе понадобится помощь, — добавил Магнус. — Лучше двинуться к ним плотной компанией.

— Гримнир и я отправимся к ним вдвоем, — заявила Песнь Крови. — Если у них есть причина не доверять пришельцам, двух человек они не испугаются. Мы постараемся объясниться, а там будет видно.

— Напасть на двоих куда легче, чем на ватагу, — проворчал Магнус.

— Они не станут нападать, — успокоила его воительница. — Я уверена в этом, нутром чую. Видишь, как они стоят — оружие-то в руках, но ведут себя безо всякого напряжения. Они выжидают, только и всего. Если бы они не желали, чтобы мы высаживались, давно бы бросились на нас.

Гримнир и Песнь Крови спрыгнули на песок, в который корабль уперся носом, поднялись по склону холма и направились в сторону толпы, держа руки подальше от оружия.

— Вот того рыжебородого зовут Харбард. Когда я в последний раз побывал на острове, он был их вождем. Рыжеволосая женщина, что стоит рядом с ним, его жена Ульфхильда, — Гримнир на ходу давал пояснения.

Как только гости подошли поближе, Харбард шагнул к ним навстречу. Песнь Крови сразу обратила внимание на многочисленные шрамы, избороздившие его лицо и грудь. Такого количества боевых отметин ей еще не приходилось встречать. Да и другие воины, стоявшие поодаль, выглядели не менее впечатляюще. Удивительно, но зарубцевавшиеся шрамы порой достигали таких размеров и были столь глубоки, что становилось непонятно, как получившие их храбрецы смогли выжить? Причем изувечены были и мужчины и женщины.

— Они что, предпочитают сражаться без оружия? — не выдержала Песнь Крови.

— С оружием, — тихо ответил Гримнир, — но без доспехов.

Песнь Крови понимающе кивнула. Ее глаза встретились с глазами Харбарда, затем с глазами Ульфхильды.

— Привет, Харбард! — воскликнул Гримнир.

Он поднял правую руку и продемонстрировал оборотню открытую ладонь.

— Это ты, Гримнир, — проворчал вождь. — Я так и думал, что без тебя здесь не обошлось.

— Не обошлось? Что?

— Тут на нас напало что-то вроде колдовской бессонницы. Я сам с неделю промучился без сна. Потом жене было видение.

— Интересно, что же привиделось Ульфхильде?

— Один пожелал, чтобы мы помогли женщине, пришедшей вместе с тобой. Однако она должна доказать, что ее намерения честны.

— Один не доверяет ей, — объяснил Харбард, — потому что она помогла его врагам. С ее помощью Хель вернула себе Череп Войны и обрела неслыханную мощь. Так? — спросил он, обращаясь к Песни Крови.

Песнь Крови решительно шагнула вперед, почти вплотную придвинувшись к постаревшему, но все еще безмерно могучему, мускулистому вождю, глянула прямо в его глаза:

— Я поступила так во имя спасения моей дочери и чтобы отомстить Нидхеггу. Я не просила Одина простить меня, за это нельзя простить или помиловать. Он ничего не сделал, чтобы остановить меня в этом безумии. Никакого вещего знака, видения, так что он не вправе обвинять меня в том, что люблю дочь.

Харбард нахмурился:

— Этот остров посвящен Одину. Я не позволю непочтительно отзываться об Отце богов.

— И я тоже, — согласилась Песнь Крови.

Харбард тем же угрюмым взглядом окинул ее, затем перевел взгляд на Гримнира и подмигнул:

— Клинок ей в сердце, Гримнир, какова баба!

Рыжебородый оглушительно захохотал, он вообще был веселый человек.

Вождь с Гримниром дружески пожали друг другу руки.

— Разве я взгромоздился бы на какую-нибудь тихоню.

— На кого ты только не взгромождался, Гримнир, — усмехнулся вождь и вновь окинул Песнь Крови долгим оценивающим взглядом.

Воительница наградила вождя оборотней столь яростным взглядом, что Гримнир, заметив выражение ее лица, сразу замолчал.

— Клянусь зубами Фрейи, — сквозь зубы проговорила Песнь Крови. — Я пришла сюда за подмогой, а не ради того, чтобы выслушивать ваши жеребячьи шуточки. Я не люблю, когда меня рассматривают как кобылу. Гримнир рассказывал, что здесь мне предстоит испытание, которое вы назначите. Я готова. Моя дочь в плену у злобной Тёкк, а вы тут стоите и гогочете!

Харбард кивнул:

— Ты и в самом деле можешь начать. Но никто другой не имеет права сойти на землю, даже Гримнир.

— Ты имеешь в виду, что я должен вернуться на корабль, пока она здесь…

— Я не имел в виду, я требую! — прервал его вождь.

— Этот остров особенный. Здесь все предназначено, чтобы… испытать эту женщину, — сказала Ульфхильда.

— Меня называют Песнь Крови, — огрызнулась воительница. — Так и зови меня.

— Мы знаем твое имя, — проговорила жена вождя. — Тебя называют Песнью Крови, Воином, сражавшимся на арене, Ведьмой-воительницей Хель, победительницей Нидхегга, Фрейядис…

— Меня зовут Песнь Крови и не иначе, — настаивала воительница.

— Возвращайся на корабль, дружище. Мы придем на берег, когда все кончится. Либо пригласим тебя на праздник, либо притащим ее труп, — сказал Гримниру Харбард.

Гримнир посмотрел прямо в глаза Песни Крови.

— Это будет торжество победы! — решительно заявила воительница. Она подошла ближе к рыжебородому великану, обняла его за плечи, затем обернулась к вождю:

— И очень скоро, не так ли? Тогда мы поднимем паруса. Твои вещие сны, Харбард, пока не подсказали, что все будет именно так? Я нуждаюсь в твоей помощи. Без твоих воинов мне не одолеть магию Тёкк и ее всадников Смерти. Ты поможешь мне освободить мою дочь?

— Я знал, что без колдовских чар здесь не обошлось.

— Ответь прямо, ты готов помочь мне? Если я выдержу все твои испытания, ты отправишься со мной на битву с Тёкк?

— На все воля Одина, — услышала она в ответ.

— Если ты выдержишь испытания, — добавила Ульфхильда. — Многие, куда более сильные, чем ты, лишались здесь головы.

— Один — извечный враг Хель, — вступил в разговор Гримнир. — Может, мы все-таки сможем договориться, и ты поможешь нам независимо от того, справится Песнь Крови или нет?..

— Ступай, Гримнир, — прервал его Харбард и жестом пригласил воительницу последовать за собой в глубь острова.

Она еще раз обняла друга, затем решительно направилась за вождем.


Они так шли — Песнь Крови чуть впереди, по обеим сторонам Харбард и Ульфхильда. Миновав прибрежные холмы, они скоро спустились в небольшую, пустынную, ровную, подобно блюдцу, долину. Посредине стояло огромное высохшее дерево, даже кора уже успела отслоиться и опасть с ветвей. С одного из толстых сучьев свисала веревка, ее нижний конец светился малиновым пламенем.

Когда они подошли дереву, Харбард пояснил:

— Когда-то Один провисел на дереве девять дней и ночей, чтобы проникнуть в тайну рун. В наших преданиях говорится, что страдать Всеотцу пришлось именно на этом дереве.

— В других легендах это описывается по-иному, — возразила Песнь Крови. Взглянув на веревку, она сразу догадалась, что ее ждет. — От легенд немного пользы, и у меня нет девяти дней, — добавила она. — Если уж вы решили испытать меня, хотелось бы, чтобы все происходило быстро.

Харбард не обратил внимания на ее слова. Он взялся за нижний конец веревки и завязал на нем петлю.

— Испытание закончится с заходом солнца. Сейчас почти полдень. Мы не станем попусту тратить время, нетерпеливая просительница. Чтобы сдохнуть, времени до вечера вполне достаточно, — пообещал он.

— Или выжить. Что требуется от меня?

— Просто выжить, — засмеялась Ульфхильда. — Любым способом.

Тем временем Харбард закончил завязывать петлю, при этом он в такт дыханию едва слышно выговаривал заклинания. Когда же затягивал последний узел, что-то выкрикнул.

Он подозвал Песнь Крови, надел петлю ей на шею. Ульфхильда подняла длинные волосы воительницы и после того, как вождь затянул петлю, отпустила и даже разгладила на прощание.

Затем Харбард забросил другой конец веревки вверх на дерево.

Песнь Крови, казалось, сумела подготовиться ко всему, что могло с ней случиться. Вот и теперь она успела подпрыгнуть и ухватиться за веревку повыше спирального узла, затянувшего петлю. Так и подвисла над землей, потому что ноги ее внезапно оторвались от земли, и она взлетела вверх.

Ее пронзила убийственная мысль: «До заката? Все, что от меня требуется, это провисеть в таком положении до заката? Значит, будем висеть».

Правой рукой она мертвой хваткой вцепилась в веревку, дав тем самым время отдохнуть левой. «Я справлюсь, — убеждала она себя. — Я должна выдержать».

Неожиданно она почувствовала, как кто-то схватил ее за одежду. Через какое-то мгновение те же руки полностью обнажили ее тело. Между тем у дерева собрались оборотни. И слова не произнесли, все внимательно изучали шрамы на ее теле.

Перед ее глазами обрисовался наконечник копья Харбарда. Сталь была испещрена множеством рун. Затем послышался голос вождя:

— Один висел обнаженным. Его девять ран, нанесенные копьем, кровоточили. Он сам изувечил себя, тем самым принеся себя в жертву. Мне же придется помочь тебе.

Острейшая боль пронзила тело, когда наконечник копья вонзился в ее левое бедро. Хлынула кровь. Безжалостная сталь продолжала терзать ее тело. Раны получались неглубокие, но очень болезненные. Как теперь сохранить силы и дотерпеть до вечера! Ей нанесли девять ран, но она даже не вскрикнула. Харбард, закончив истязание, отошел и одобрительно кивнул. Со знанием дела оглядев ее, он отметил сталь мускулов на руке, удерживающей тело. Все равно до вечера было далеко, кровь сочится обильно, подкрадывается усталость. Выдержит ли она?

Между тем в поле зрения Песни Крови появилась Ульфхильда. Она подняла руки и сделала несколько ритуальных жестов — правой рукой прочертила воздух слева направо, а левой в противоположную сторону. Затем описала круг, в котором оказался знак солнца. Это был крест с загнутыми в одну сторону концами.

— Теперь тебе, подвергшейся испытанию, пора узнать, — объявила жена вождя, — сакральное название нашего острова. Это самое заветное наследство, которое оставили нам наши предки. Тогда, быть может, Один подарит тебе победу над врагами. Если же ты откроешь тому, кому не довелось побывать здесь, великую тайну, погибнешь ты и все твои родственники. Помни об этом, подвешенная на ритуальном дереве.

— Давным-давно, — в тон жене продолжил Харбард, — в нашем племени родился воин, научивший нас сражаться за свободу. С той поры мы никому не кланяемся, никто не сможет надеть на нас цепи. У нас нет хозяев и рабов, ни перед кем мы не вставали на колени. Даже перед богами.

— Даже перед Одином мы не становимся на колени, — продолжила Ульфхильда.

— Даже перед Одином! — внезапно подхватили все собравшиеся возле дерева оборотни.

Их рев громом прокатился по окрестностям.

— Наш предок-воин разорвал цепи рабства, — торжественно продолжил Харбард. — Мы — свободные люди. Наши тайные знания достались нам из той поры, когда Время еще только-только началось в этом мире.

— Мы — свободные люди, мы — народ Одина, — сменила мужа Ульфхильда. — Мы никогда не станем рабами, но никогда не будем вести себя, подобно дикому зверью.

— Пробил час, — провозгласил Харбард, — и после бесчисленного множества сражений и битв, после гибели бесконечного числа бойцов, сражавшихся за свободу, великий воин привел нас на этот остров.

— Он стал нашим домом, — добавила Ульфхильда.

— Домом!.. — подхватила толпа.

— Вольфравен… — прошептала Ульфхильда.

— Воин! — Рев толпы потряс округу.

— Вольфравен, — громче сказала Ульфхильда.

— Наш дом!

Харбард передал копье с рунами жене. Она поднесла наконечник к губам и поцеловала сталь, на которой еще не высохли алые струйки крови. Затем подняла копье и приложила наконечник к губам Песни Крови.

Воительница тоже поцеловала его.

Ульфхильда еще выше вскинула священное оружие — символ Гунгнира — копье Одина.

— За Вольфравен и Одина! — выкрикнула она.

Это был боевой клич оборотней-ульфбьернов, с которым они шли на врагов.

Клич подхватили все, находившиеся в низине. Они выхватили оружие и, потрясая им, повторили:

— За Вольфравен и Одина!

Теперь все взгляды были направлены на Песнь Крови. Наступила тишина, и в ней отчетливо и ликующе прозвучал выкрик подвешенной на дереве:

— За Вольфравен и Одина!

Воины, собравшиеся вокруг дерева, заулыбались. Напряжение спало, и жители острова начали обмениваться впечатлениями. Повеселела и Ульфхильда. Она улыбнулась воительнице:

— Добро пожаловать на Вольфравен. Ты правильно поступила, сестра-меченосица. Воля Одина в том, что у тебя появилась слабенькая надежда выдержать испытание.

— Будет на то воля Одина или нет, — с трудом выговорила Песнь Крови, — но я выживу.

— Теперь необходимо соблюсти еще одно условие, и мы покинем тебя, — заявил Харбард. — И ты останешься один на один с Одином и своей судьбой.

Песнь Крови глянула вниз и увидала, что несколько мужчин принесли тлеющие угли и раздули слабенький огонь. Харбард глянул в ее глаза и рассмеялся.

— Мы не собираемся тебя поджаривать. На угли мы положим травы. Их дурманящий дымок поможет тебе поскорее встретиться с Одином.

Он так и поступил. Едва заметный голубоватый дымок поплыл над тлеющими углями, затем клубы стали гуще, плотнее. Начало есть глаза, потекли слезы. Песнь Крови закашлялась, задергалась на веревке. Руки пока еще терпели. Кто знает, как долго это продлится?

Клубы дыма скрыли от нее окружающее. Последнее, что ей запомнилось, это были любопытствующие взгляды, которые бросали на нее ульфбьерны. Чуть позже все исчезло, и Песнь Крови осталась одна в дыму.

Глава двадцать пятая. ОДИН

Сколько прошло времени, воительница сказать не могла, ей показалось, что вечность. Уже с трудом ощущая собственное тело, Песнь Крови не понимала, жива она или уже мертва. Мир вокруг нее сузился до отрезка веревки, за который она хваталась то правой, то левой рукой. Что еще связывало ее с реальным миром — шипенье травы на углях. Наглотавшись дыма, она вскоре почувствовала, как странные картины начали всплывать перед очами. Изо всех сил цепляясь за остатки сознания, она без конца твердила, что она должна выдержать.

«До самого заката, — напоминала она себе. — У меня нет выбора, я должна справиться. Они сказали, любым способом, каким могу. Кто сказал, что я должна болтаться здесь? Что, если, пока силы окончательно не оставили меня, я попытаюсь взобраться по веревке? Можно ведь и ногами зацепиться или завязать петлю на ноге, тогда станет куда легче».

Сказано — сделано. Она подтянулась и начала на руках взбираться по веревке. Выбрав определенную длину, уже принялась прикидывать, как лучше закрепить веревку, но в следующее мгновение ее неудержимо потянуло вниз. Она пыталась замедлить скольжение. Удержалась и вновь, перебирая руками, стала карабкаться вверх. На этот раз более удачно, однако слишком поздно воительница заметила, что ее руки погрузились в какое-то серое марево, мало напоминающее дым. А там они как бы потеряли опору, и Песнь Крови вновь заскользила вниз.

Она забилась, пытаясь остановить падение, пока ее ладони не коснулись спирального узла, стягивающего петлю на шее.

Песнь Крови прокляла все на свете. Она раскачивалась на веревке, задыхалась от облака дыма, поднимавшегося от углей на земле. С каждой минутой дым становился все гуще, все горячее. «Все дело в этих проклятых травах, — догадалась она. — Пахнет чем-то едким, кислым…»

Узел, стягивающий петлю, и сама петля увлажнились сукровицей, стали гладкими, начали даже поблескивать. Кровь стекала с ее содранных ладоней. К тому же, кажется, она ухитрилась обжечь их, когда пыталась подтянуться вверх ногами, а потом замедлить скольжение. Одним словом, воительница оказалась в прежнем положении: петля на шее, руки над узлом, только сил оставалось все меньше и меньше. Прежняя боль, знакомая ей по тем невыносимо долгим минутам, когда она висела распятая на вершине холма, пронзила мускулы. Повиси она в таком положении еще некоторое время, и начнутся судороги. Тогда будет невозможно контролировать натяг петли, и она задохнется.

Она принялась раскачиваться в разные стороны, пытаясь на каком-нибудь махе наткнуться на ствол дерева. Только бы ухватиться за что-нибудь твердое, тогда она смогла бы добраться до нижних ветвей, зацепиться за них ногами, а там видно будет. Однако, ударившись об древесный ствол, она обнаружила, что он был неохватен и гладок настолько, что удержаться за него невозможно.

Время шло, а ее ладони уже соскальзывали с намокшей и ставшей слишком скользкой веревки. Вот когда ее бросило в ужас, в следующее мгновение петля туго обхватила шею. Последним усилием она смогла подтянуться повыше и что было сил закричала:

— Не-ет!

Руки ее дрожали, силы стремительно покидали воительницу, однако она заставила себя ухватиться повыше узла и подтянуться, на сколько можно. Затем, сама не зная как, машинально вращаясь, накрутила несколько витков веревки на левую руку. Это сработало, ладони больше не скользили. Легче стало и левой руке, на которой она повисла на какие-то мгновения, и петля на шее ослабла. Этих мгновений хватило, чтобы подтянуться и тем же способом ухватиться за веревку правой рукой. Закрутившись, она смогла теперь сменить руку.

Песнь Крови наконец немного отдышалась и, что важнее всего, выиграла драгоценное время, чтобы получить возможность перевести дух, отдохнуть и сообразить, что делать дальше. Поочередно меняя затекшие руки, осмотрелась. В просветах истончившихся дымных столбов обнаружился светящийся диск солнца. Оно уже низко стояло над горизонтом. Удивляло, что окутывавший ее едкий дым так и не вызвал никаких видений. В голове сохранялась ясность. Никаких намеков на Одина! Реальность была сурова, немилосердна и сводилась к одной неразрешимой задаче — как выжить.

Действительно, дымить стало меньше. Наверное, оборотни перестали подбрасывать траву. Утихла и боль в содранных ладонях. Может, они просто онемели? Перестали кровоточить раны, нанесенные копьем. Скоро дымок совсем исчах. Глянув вниз, Песнь Крови обнаружила, что уголья окончательно погасли. Тут еще с моря налетел предвечерний ветерок, охладив ее разгоряченное, измученное тело. Скоро воительница сообразила, что перехват рук следует совмещать с биением сердца. Каждое движение необходимо исполнять в такт — в этом случае можно было терпеть бесконечно долго. За этими хлопотами она и не заметила, что наступили сумерки. Какую же радость она испытала, глянув на потемневшее небо. Наступил вечер, солнце село, и край неба, поглотивший его, постепенно поддался подступавшей ночи.

«Неужели конец? — мелькнуло у нее в голове. — Что они еще придумали, чтобы измучить меня?»

В долине, где стояло ритуальное дерево, было пусто. Ветер принялся раскачивать Песнь Крови. Небо почти совсем угасло, вскоре на нем выступили звезды, тьма поглотила окрестности, однако никто не пришел, не помог ей избавиться от веревки.

Воительница выругалась. Руки ее почти совсем онемели, левая уже начала отказывать. Стоило ей чуть ослабить хватку, как она тут же заскользила вниз, петля затягивалась. Стало трудно дышать.

«Где же они? — безмолвно выкрикнула она. — Я провисела до заката. Я выполнила условие, чего они медлят? Будьте вы все прокляты!»

Звезды над головой были мелкие, сияли тускло, как бы нехотя. Стало заметно холоднее, теперь ее начал бить озноб. Издали донеслись громовые раскаты. Спустя некоторое время в той стороне обозначились всполохи. Усилился ветер, теперь он задувал с севера, должно быть, нагоняя бурю.

Вот когда настали по-настоящему трудные минуты. Порывы ветра швыряли ее из стороны в сторону, а временами начинали раскручивать женщину, вырывая веревку из рук.

Песнь Крови зарыдала. Все было против нее в этом мире! И если бы только враги!.. Они пытали ее, заманивали в ловушки, терзали плоть. Это было вполне объяснимо, чего еще можно было ждать от врагов. Но так называемые друзья или будущие союзники! Где же они, эти воины-оборотни? Куда все подевались? Было ясно сказано — испытание продлится до заката, а теперь уже ночь. Звезды светят. И что? Приближается буря, и ей уже не справиться, руки совсем ослабли. Пойдет дождь, намочит веревку, тогда на ней уже никак не удержишься.

Словно накаркала. Хлынул дождь, обильный, пронизывающе холодный. Следом ударил град, принялся молотить по ее обнаженному израненному телу, ветер все-таки нагнал бурю.

Руки отказывались выдерживать вес тела. Как ни хватайся, как ни закручивай, все равно веревка скользила, петля затягивалась. С каждым новым порывом ветра смерть подбиралась к воительнице все ближе и ближе.

Совсем рядом от дерева в землю ударила молния. В воздухе послышалось шипенье. Ветер ревел, словно обезумевший зверь, сражавшийся с облаками. В этот момент новая напасть навалилась на нее — что-то трепыхающееся, когтистое коснулось ее лица. Пропало, налетело вновь, когти вцепились в щеки пониже глаз.

В этот момент сверкнула молния. Песнь Крови на мгновение различила пару чернокрылых существ, рвавших кожу на ее лице. Клювы у них были иссиня-черные, громадные. Проклятые птицы так и метили в глаза.

«Вороны! — догадалась она. — Два ворона! И буря… — Ей на ум пришли старинные предания:

— Когда Один выезжает на охоту, начинается страшная буря. Два ворона — это его посланцы».

— Прочь, Хугин! — закричала она, перекрывая вой ветра. — Оставь меня, Мунин!

Эти имена воронов Одина называл старый скальд, рассказывая сагу об Отце богов.

— Сообщите своему одноглазому хозяину, что мои очи ему сегодня не достанутся. И завтра тоже! И вообще, пока я жива. Убирайтесь вон!..

Раздалось громкое карканье, и две страшные птицы исчезли в ночи.

Между тем буря сменилась настоящим ураганом. С неба низвергались потоки воды, крупные градины продолжали стегать обнаженное тело. Подвешенную воительницу швыряло взад и вперед, петля затягивалась все туже. Воздух с трудом проникал в легкие, сознание начало меркнуть, руки отказывались повиноваться. Наконец час пробил — она повисла в петле. Опоры не было. Несколько мгновений она трепыхалась, затем рев ветра заполнил сознание, и что-то ярко вспыхнуло, а снаружи или в голове, она уже не могла сообразить.

Вдруг подступила тишина. Померк блеск молний, грохот урагана стал подобен тихому шепоту листвы. Она висела и корчилась от боли, хотя и муки ее как-то разом отделились, словно теперь принадлежали другому существу, тоже зовущемуся Песнью Крови.

Разбудила ее новая, нестерпимо-яркая вспышка света, будто солнце осветило ее увядший разум. Пламя трепетало, колебалось, вспыхивало, словно мысли. Сияющий диск хаотично двигался, заглядывая в самые потаенные уголки ее души, что-то выискивал, выспрашивал, во всем сомневался, пытался добиться правды и вдруг начал меркнуть.

«Один! Властелин воинов! Покровитель повешенных! Будь ты проклят, но я буду жить! Ради Гутрун, ради моей дочери! Тебе не справиться со мной», — из груди Песни Крови вырвался предсмертный крик.

Сияющий диск угас. Какой-то холодный шепоток проник в ее сознание. Смысл разобрать было невозможно, звуки напоминали скорее шипенье змеи, нежели человеческую речь.

Песнь Крови уже ничего не чувствовала, даже давления петли, в смертельной хватке сжимавшей шею. Неожиданно кольцо боли вновь встало перед ней, сжигая ее, словно пламя, все глубже и глубже проникая в горло. Затем огонь побежал по жилам, охватил все тело. Песнь Крови забилась в агонии, теряя последние остатки жизни.

Последний вопль вырвался из ее груди, долгий, пронзительный, чем-то похожий на вскрик новорожденного. До нее еще смутно доходили обрывки мыслей, понимание, что это был ее крик, даже удивление, как ей удалось набрать столько воздуха, чтобы издать его.

Затем перед мысленным взором поплыли странные образы. Они сменяли друг друга, порой накладываясь, безостановочно вращаясь, однако скоро в этой хаотической череде прорезался девичий лик…

Гутрун! Лицо дочери дало ей сил вскрикнуть еще раз.

Взгляд девушки остановился на Песни Крови. Сначала Гутрун смутилась, затем обрадовалась, слезы хлынули из ее глаз. Губы ее сложились таким образом, будто она произнесла имя матери.

«Держись, девочка моя! Я иду к тебе на помощь! Будь сильной и стойкой!» — мысленно прошептала воительница.

Губы Гутрун продолжали двигаться, однако Песнь Крови так и не смогла разобрать или догадаться, что именно дочь пыталась поведать ей.

«Гутрун!» — беззвучно позвала женщина.

Но лицо дочери начало гаснуть, уплывать вдаль.

Вдруг воительница начала падать. Она рухнула на погасшие угли, здесь и лежала, не в силах ни пошевелиться, ни позвать на помощь. Некоторое время жадно хватала холодный, влажный воздух, все никак не могла напиться. Страшно болело горло, его словно обожгли раскаленным обручем и не только снаружи, но и изнутри.

Дождь прекратился. Облака рассеялись, и она увидала звезды. Кое-где их мерцанию препятствовало что-то черное, непонятное. Спустя минуту она догадалась, это же ветви дерева. Открытие наполнило ее несмываемой радостью: она видит, она соображает, следовательно, живет!.. Мир вокруг вновь обрел прежнюю ясность. Молнии били в стороне, гром слышался в отдалении, видимо, буря уходила.

Песнь Крови попыталась пошевелить руками и ногами, тут и обнаружилось, как она замерзла. Это открытие тоже порадовало душу. Мерзнет, значит, живет. Однако с шевелением ничего не получилось. Она смогла двигать только веками, могла открыть глаза и закрыть их. Это все. Стало обидно и непонятно, где же эти проклятые оборотни? Кто же тогда вынул ее из петли? Долго ей тут еще лежать без движения? Успокоило воспоминание о Гутрун. Дочь была жива, она ждала ее.


Харбард и его товарищи пришли к дереву ранним утром. Там и нашли Песнь Крови на месте погасшего кострища. Лежала воительница недвижимо, однако жизнь еще теплилась в ней. Харбард взял ее на руки, взглянул вверх на веревку. Узел сохранился, но петля порвалась, словно ее прожгло насквозь. Вождь перевел взгляд на горло Песни Крови и обнаружил следы сильнейшего ожога. Однако другое обстоятельство привлекло его внимание — повыше и пониже кругового ожога на шее глубоко были выжжены мелкие значки, напоминавшие руны. Вождь ульфбьернов пробежал по ним взглядом и вздрогнул, он, знаток рун, не смог понять, что означала кровавая надпись на горле

Тут еще Ульфхильда добавила растерянности. Она стояла рядом и тоже изучала таинственную скоропись, затем обратилась к мужу:

— Что они означают?

Харбард пожал плечами:

— Никогда не встречал ничего подобного. Только Один знает, что здесь написано, так мне кажется. Только он мог сотворить что-нибудь подобное.

— Я ей даже завидую, — вздохнула Ульфхильда, коснувшись горла воительницы.

— Сомневаюсь, — ответил Харбард, — что она разделит твою радость.

Он понес воительницу в поселение. Ульфхильда и другие воины-оборотни последовали за ним. Они забрали ее одежду и оружие и по пути то и дело толковали о странной отметине, которой Один наградил незваную гостью. Всерьез обсуждался и другой вопрос, как скоро им придется отправиться в поход под предводительством этой удивительной женщины.

Глава двадцать шестая. ОЖИВШИЙ

Гутрун открыла глаза, но ничего не увидела. Немилосердно болела голова, просто раскалывалась. В то же время перед глазами еще стоял лик матери с выражением мучения и огромной радости от встречи с ней, Гутрун. Пусть и заочно, через неоглядные дали.

«Это был сон? — спросила она себя. — Нет, это больше, чем сон. Каким-то образом наши сознания соприкоснулись. Выходит, она жива! Но она же не моя мать, разве нет? По крайней мере, не настоящая мать, она…»

— Помоги мне, Фрейя! — вскрикнула Гутрун и не в силах противостоять мучительной боли обхватила голову руками. — Песнь Крови — моя мать. Единственная и настоящая! Будь проклято все колдовство Тёкк! Будь проклята ложь! — крикнула она.

В следующее мгновение боль внезапно отступила. Девушка словно очнулась от одолевавшего ее кошмара. Убрав руки, она энергично встряхнула головой, чтобы окончательно избавиться от наваждения. «Мама жива! Она сообщила, что идет мне на помощь. Умоляла меня держаться», — пронеслось у нее в голове.

Боль пропала, голова была совершенно ясная, как бывает по утрам. В следующее мгновение Гутрун обнаружила, что полностью обнажена и распростерта на каменной плите. Единственный источник света — факел на стене. Рядом с ней кто-то лежит.

Она скосила глаза, попыталась определить, кто же это может быть. Затем потерла глаза, пытаясь прогнать набежавшую вдруг тень. Наконец взгляд обрел ясность.

Она все поняла.

Рядом лежал труп, названный Тёкк ее братом. Его правая рука помещалась на ее бедре. Она ясно слышала дыхание мертвеца!

Крик обезумевшей от ужаса Гутрун потряс холодные стены. Девушка оттолкнула труп, попыталась отползти подальше. Скатилась с возвышения и продолжала ползти, пока не уперлась в каменную стену. Здесь она вскочила на ноги и бросилась к двери, оказавшейся запертой. Глянула назад, на возвышение. Губы трупа были вымазаны чем-то темным. Неожиданно черты его лица дернулись, начав складываться в жуткие гримасы. Он облизнулся и стал оживать.

Гутрун почувствовала, как что-то теплое и вязкое стекает у нее по ногам. Она невольно глянула вниз, увидала кровь…

Голова у нее закружилась, обещанный прежде и, казалось, совершенно немыслимый кошмар стал реальностью. Тёкк удалось сломить ее сопротивление, ее душа сдалась, внутренне согласилась с требованием ведьмы. Вот как она поступила с первым потоком крови, сделавшим ее женщиной. Как же удалось лишить ее разума? Как она посмела?..

Гутрун зарыдала. Значит, она сама, собственной рукой намазала губы жуткому порождению магии Хель, пробудила его к жизни на горе всем, кто ей дорог. На горе матери…

Она опустилась на пол и, уткнувшись в ладони, зарыдала еще громче. Мать упрашивала ее крепиться! Что же она? Не выдержала? Отступила? Как поддалась? Выходит, Тёкк одержала победу?

— Нет! — яростно закричала она. Слезы растаяли сами по себе. Сердце наполнили гнев и жажда мести.

Между тем труп продолжал пошевеливаться. Ей нельзя медлить.

Она выхватила факел и поспешила на возвышение, попытавшись прижечь лицо трупа огнем.

Локит внезапно открыл глаза. Он увидел огонь и резким движением выбил факел из рук Гутрун.

— Нет, так у нас не пойдет, сестричка, — прошипел он.

В следующее мгновение на его лице расплылась довольная ухмылка. Он сел рывком и уставился на Гутрун холодным, пустым и жестоким взглядом.

— Ты не сможешь причинить мне вред, — проговорил он скрипучим и безжизненным голосом.

Гутрун бросилась в ту сторону, куда отлетел факел, успев найти его. Затем глянула в сторону возвышения — там никого не было. Рука, холодная как лед, схватила ее за запястье. До нее донесся безжизненный торжествующий смех.

Девчонка отмахнулась, ударила его ногой, потом, развернувшись корпусом, ударила еще раз, на этот раз по колену. Казалось, мертвец даже не заметил ее ударов. Он вновь засмеялся, на этот раз его смех наполнился алчной жаждой жизни и победоносным ликованием. Гутрун, перехватив факел левой рукой, сделала ложный выпад и ткнула им в лицо Локита. Однако и теперь труп оказался изворотливей и ловчее, вцепившись в ее левое запястье.

Так они и стояли лицом друг к другу. Гутрун поразило в тот момент, что руки оборотня были нестерпимо холодны. Никакой кусок льда или металла не мог сравниться с ними. В глазах мертвеца горели веселые багровые огоньки.

— Я недоволен, сестричка, — проговорил он, неестественно двигая при этом всей нижней челюстью. — И госпожа Тёкк будет недовольна. Нас здесь двое, и я — главный. Твоя кровь нужна была лишь для того, чтобы оживить меня, ну и, может быть, еще, чтобы я набрался сил. После этого твоя помощь уже может не понадобиться…

— Это не моя кровь вернула тебя к жизни! — отчаянно выкрикнула Гутрун. — Ты мертв! Ты был мертвецом, так им и остался. Ты труп, и этим все сказано.

— Не такой уж я труп, как бы тебе того хотелось. И кто из нас скоро станет мертвецом, это мы еще поглядим. Я, по крайней мере, еще не решил. Я могу одним движением свернуть тебе шею или, например, для начала сломать запястья.

Локит сжал ее левую руку. Она услышала хруст, острая боль пронзила предплечье. Девушка вскрикнула и выпустила факел.

— Все равно тебе не жить! — поклялась Гутрун. — Если не я, то мать уничтожит тебя.

— Моя мать? Ты имеешь в виду Матушку Хель? — усмехнулся вурдалак. — Или ты намекаешь на какую-то другую женщину? Она не мать нам, Гутрун. Почему ты не хочешь признать очевидное?

— Тёкк лжет!

Он выпустил ее руку и с размаху, тыльной стороной ладони ударил по лицу. От удара Гутрун отлетела к стене, из разбитой губы потекла кровь.

Локит поднял факел и медленно двинулся в ее сторону. На его лице появилась голодная похотливая усмешка.

— Ты хорошо сложена, сестричка. Тело, как у взрослой женщины. И твоя кровь такая сладкая.

Гутрун отпрыгнула в сторону, затем ударила его ногой в живот.

Локит вскрикнул, выругался, затем принялся наступать на нее, размахивая факелом.

Девчонка нырнула, ушла в сторону, еще раз достала его ногой и на этот раз угодила точно, пятка глубоко вошла в ледяную плоть.

Багровые огоньки в глазах мертвеца начали разгораться. Он ощерился, обнажив крупные белые зубы, затем принял стойку, напомнив Гутрун хищного зверя, и затушил факел. В наступившей темноте его глаза светились особенно ярко.

Прежде чем отправиться на войну с Нидхеггом, мать Гутрун провела шесть долгих лет в царстве Мертвых. Там она научилась особому умению различать противника в полной темноте. Это знание она успела передать дочери, так что девчонка вполне достоверно видела живого покойника.

Серия быстрых и точных ударов в спину отбросила Локита к стене. Девчонка приблизилась, перевела дух, стараясь не обращать внимания на болевшую левую руку и, определив, где находятся плечи противника, нанесла удар точно в горло. Локит сдавленно вскрикнул и на мгновение потерял ориентировку. Тогда Гутрун добавила ему в то же место ребром ладони. Глаза у мертвеца остекленели, багровые огоньки начали гаснуть. Она услышала, как он попытался отползти вдоль стены. Локит уже плохо соображал, что делает.

С ним надо было кончать — это Гутрун поняла сразу и до конца. Она стиснула зубы из-за усиливавшейся боли в левой руке. Жаль, что факел погас, с ним было бы легче лишить движения и вернуть в первоначальное состояние ожившего мертвеца. С другой стороны, с помощью толстой палки, обмотанной паклей, можно было раскроить череп этому чудовищу. Гутрун бросилась к тому месту, куда Локит отбросил факел, быстро отыскала его. Только было она попыталась повернуться к порождению Тьмы, как ледяные руки крепко ухватили ее за плечи. В следующее мгновение мертвец сильно толкнул ее вперед, Гутрун ударилась головой о камень стены. Боль яркой вспышкой взорвалась в сознании. Девчонка рухнула на пол. Последнее, что промелькнуло перед ее взором, был вновь разгоревшийся багровый свет в его глазах. Он приближался, оказавшись совсем близко. Затем ледяные руки схватили ее икры. Локит потащил ее к возвышению, шершавый пол в кровь обдирал нежную кожу Гутрун. Затем могучие, источающие холод руки подняли ее и швырнули на помост. Вновь к самому лицу придвинулись багровые огоньки. Она попыталась отползти, начала отбиваться. Он прижал ее запястья к каменному возвышению, затем ледяные губы коснулись ее.

— Когда я больше не буду нуждаться в твоей крови, — прошипел Локит, — ты умрешь так, как мне заблагорассудится. Я подберу для тебя очень изысканный способ казни.

Его дыхание, пахнущее зловонным гниением, окропило холодом девчонку. Он ударил ее кулаком в лицо и бил до тех пор, пока Гутрун не потеряла сознание. После чего мертвец приступил к еде.

Глава двадцать седьмая. РАЗОРВАВШАЯ ПЕТЛЮ

— Гутрун!

Гримнир, услышав крик Песни Крови, вскинул голову, бросился к ней, опустился на колени.

— Песнь Крови, — позвал он.

Рыжебородый великан приподнял воительницу, принялся поглаживать ее по волосам.

Кошмарный сон, истомивший ее во время долгого отдыха, страшные картины, которые довелось разглядеть, начали медленно таять. Затуманилось перекошенное болью лицо Гутрун, потерявшей сознание и брошенной на каменное возвышение. Расплылись очертания твари, называвшей ее сестрой, бившей ее безжалостно, беспощадно.

— Песнь Крови, — позвал Гримнир, на этот раз погромче, порешительней.

Воительница застонала, вновь прошептала имя дочери и наконец открыла глаза. Озабоченный, встревоженный Гримнир смотрел на нее. Рядом стояли Харбард и Ульфхильда.

Песнь Крови распростерлась в пещере на ложе, помещенном у самого очага. Ее так до сих пор не одетую, накрыли медвежьими шкурами мехом наружу. На горле и на руках были наложены повязки, раны на теле смазали целебным бальзамом.

Гримнир улыбнулся и подмигнул ей, затем ласково потрепал по плечу. Она поморщилась от боли, и он тут же убрал руку.

— Я… я не думал, что… Я не хотел причинить тебе вред, — пробормотал он.

— Сомневаюсь, что ты смог бы найти на мне место, где нет боли, — слабо улыбнулась Песнь Крови.

Она перевела взгляд на Харбарда:

— Ты обещал, что все кончится на закате.

— Я же не говорил, какой именно закат имею в виду.

— Будьте вы прокляты, прислужники Одина! Все вы, как один, хитрецы и обманщики…

— Ну-ну, — оборвал ее Гримнир. — Ты выжила, и этим все сказано. Теперь ты можешь рассчитывать на помощь ульфбьернов.

Харбард присел рядом с ней на корточки.

— Песнь Крови, — обратился к ней вождь, — что произошло во время бури? Что ты видела или слышала? Что явилось тебе во тьме. Я… мы должны знать.

— Прикажи подвесить себя на дерево, и ты все узнаешь.

— Я уже висел, — ответил Харбард. — Все, кого ты видишь здесь, побывали на виселице. Мы называем ее «кобылой Одина»4. Но никогда прежде никто из нас сам не падал с дерева. Ты же буквально свалилась. Веревка сгорела. Тебе что-нибудь привиделось? Посещали тебя какие-нибудь образы?

Воительница поджала губы, отвела взгляд.

— Со мной ничего особенного не случилось, — упрямо повторила она.

— Скажи им, Песнь Крови, — настойчиво посоветовал Гримнир. — Это очень важно.

Женщина бросила испытующий взгляд на рыжебородого великана, затем с подозрением глянула на испещренного шрамами вождя и вновь перевела взгляд на рыжебородого.

— Гримнир, мое испытание закончилось? — спросила она. — Если я открою, что мне пришлось испытать, не может так случиться, что они откажутся помогать мне?

— Твое испытание закончилось, — подтвердил Харбард.

— Гримнир? — игнорируя вождя, спросила воительница.

— Да, все позади.

Теперь она глянула прямо в глаза Харбарда:

— Я не понимаю, о каком именно испытании ты ведешь речь, хитрец.

— Что тебе привиделось? — решительно осведомился Харбард.

Песнь Крови что-то пробормотала про себя, потом, взглянув на Гримнира, ответила:

— Моя дочь Гутрун. Наши сознания как бы соприкоснулись, прибавив обеим нам сил и решимости.

— Это хорошо, это дар Одина, — одобрительно кивнула Ульфхильда.

Харбард тоже покивал:

— Хорошая примета. Что еще ты видала, Песнь Крови?

— Двух воронов, которые хотели выклевать мне глаза, но я сумела отбиться.

Харбард просиял, победно глянув на Ульфхильду.

— Хугин и Мунин! — обрадованно воскликнул он.

— А волков Одина ты не различила? — спросила Ульфхильда. — Может, где-нибудь поблизости ты приметила Фреки и Гери?

— Нет, волков не было. Мне пришлось насмотреться много другого. Образы так и мелькали. Скоро я окончательно выбилась из сил и повисла в петле. Затем, помню, меня ослепил яркий диск, после него наступила полная тьма. То же самое и на теле — сначала обжигающий огонь, потом ледяной холод. Но все это смутно, какими-то обрывками. Вот что отчетливо отложилось в памяти — лицо дочери. Вдобавок я сердцем ощутила, что она еще жива. — Песнь Крови потянулась, коснулась руки Гримнира и страстно добавила:

— Гутрун жива! — Затем она обратилась к Харбарду:

— Вот за это знание я благодарна Одину, за все же остальное проклинаю.

Харбард и Ульфхильда рассмеялись:

— Проклинай, сколько хочешь, Разорвавшая Петлю.

— Почему разорвавшая?

— Потому что, — объяснила Ульфхильд, — Одину, без сомнения, пришлись по сердцу твои проклятия.

Харбард поднял палец и добавил:

— Рассказывают, что Один больше всего ценит тех героев, кто полагается только на себя, кто особенно не рассчитывает на богов и кто, пока не войдет в Валгаллу, ни перед кем не склонит голову и не сложит оружие. Теперь, когда ты помечена его рунами, твои проклятия у него ничего, кроме усмешки, не вызовут.

— Какие руны? — встрепенулась Песнь Крови и машинально коснулась повязки на горле. — Ты имеешь в виду ожоги от веревки? У тебя, я смотрю, тоже рубец на шее. Надо же, я только сейчас заметила его. Ух ты, — она всплеснула руками, — Гримнир, ты, оказывается, тоже помечен.

— У тебя на шее отпечаталось что-то другое, вовсе не похожее на шрам или рубец, — тихо проговорил рыжебородый. — С нашими отметинами ничего общего.

— Вот почему нам так важно знать обо всем, что случилось с тобой прошлой ночью, — объяснила Ульфхильда.

— Я надеялся отыскать разгадку, — подтвердил Харбард. — Найти ключ к надписи, выжженной у тебя на шее Одином.

На мгновение в пещере зависла тишина, затем Песнь Крови начала сыпать проклятиями.


Ялна вдруг вскрикнула:

— Руки не держат. Скользят.

Она попыталась приостановить сползание. Ничего не вышло. Ее руки начали соскальзывать с мокрого камня.

— Сейчас я упаду! — вскрикнула она.

Тирульф кончиками пальцев ухватился за какую-то трещину, переместился поближе к девушке. Здесь нащупал ногой узкий выступ, переместил вес тела и успел подхватить Ялну, неостановимо смещавшуюся к краю скалы, за которым открылся глубокий обрыв.

— Постарайся найти зацепку, — закричал ей воин.

Наконец Ялна сумела ухватиться за выступ. Здесь чуть передохнула, перевела дух.

— Не торопись, — уже поспокойнее попросил ее Тирульф. — Вершина рядом. Только не спеши и будь осторожна. Будет обидно, если мы сейчас сорвемся.

— Особенно мне, — откликнулась Ялна.

Она присмотрела новое направление — от одной трещинки до другой. Там на пути, кажется, и порожек намечался. Если встать на него ногой, можно будет подтянуться и выбраться на более пологое место.

В этот момент где-то рядом оглушительно, до звона в ушах, громыхнуло. Камень, за который ей удалось зацепиться, заходил ходуном. Этого сотрясения было бы вполне достаточно, чтобы сбросить ее в пропасть, однако каким-то чудом девушке удалось удержаться.

Она потрясла головой, крикнув Тирульфу:

— Помнится, ты говорил, что вершина должна быть повыше облаков и там тишь да гладь.

Тирульф осторожно пожал плечами, сам будучи едва ли в лучшем положении, чем Ялна. Резкий порыв ветра принялся прихватывать одежду, отрывать людей от каменной стены, на которой они висели. Налетевший шквал осыпал их градом, затем на мгновение наступило затишье. Казалось, можно было продолжать путь.

Не тут-то было!

В небе сверкнуло, и извилистая стрела молнии ударила в камень совсем близко от Тирульфа и Ялны. В воздухе послышалось шипение и резко запахло свежестью. Камень под ними опять качнулся, они отчаянно вцепились каждый в свой выступ. Рядом начался камнепад.

Уже который час они взбирались на вершину затянутой облаками горы. Мышцы болели, усталость все сильнее одолевала их, к тому же легким не хватало воздуха. Неожиданно буря стихла, примолк и гром, перестал сыпать дождь, прекратились снежные заряды. Тучи над головой на глазах начали таять, скоро в разрывах сверкнуло солнце.

— Я же говорил, — засмеялся Тирульф, придерживая Ялну, в тот момент менявшую опорную ногу. — Гляди, вершина. Совсем рядом.

— Ага, — усмехнулась девушка, — если, конечно, мы будет двигаться в ее сторону, а не кувырнемся вниз. Руки болят, — неожиданно пожаловалась она.

— А что-то будет завтра, — подначил ее Тирульф. — Мне, правда, тоже несладко. Давненько мне не улыбался такой бодрящий подъем.

— Бодрящий?! — воскликнула Ялна. Затем она прыснула:

— Да, если считать, что вершина близка, а мы пока еще живы.

Передохнув, они снова двинулись вверх. Теперь, при солнечном свете, дело пошло сподручнее. Еще два-три рывка, и они выбрались к центральному пику и здесь, устало выпрямившись, осмотрелись.

Вид с высоты открывался ошеломляюще живописный. Насколько хватало взгляда, расстилалась вспененная ветром, белоснежная, будто молочная, равнина. Где-то внизу грохотали громовые раскаты, сверкали молнии, их внезапный взблеск чудесным образом подсвечивал облачную страну снизу. Был полдень, небо над головой отливало глубокой, уходящей в фиолетовый тон синью. Было прохладно, но, как решил Тирульф, совсем не так, как этого можно было ждать на вершине пронзившей тучи горы. Легкий озноб пробежал по спине Тирульфа.

Ялна тоже затаила дыхание.

— Это великолепно! — воскликнула она. — Я никогда не видала ничего подобного.

Воина поразила необычная яркость цветов, резкость их сочетаний. Здесь, на высоте не было и следов мягкой темноватой зелени древесных крон, изумрудных луговин, разноцветья полевых трав, тяжеловатого золота песчаных отмелей — всякие приметы царства Фрейи, встретившие их в глубине могильного кургана, здесь отсутствовали напрочь. Вокруг ослепительное сияние, под ногами темно-красный гранит и местами языки снега, над головой непривычно синее небо.

В этот момент девушка обратила внимание на форму пика, завершавшего гору.

— Никогда не видала ничего подобного. Я полагала, что вершины гор выглядят совсем иначе.

— Они и выглядят иначе, — подтвердил Тирульф и вскинул руку в приветствии, сжав пальцы в кулак, символизирующий молот громовержца. Тирульф решил, что этот знак во владениях сына Одина был более чем уместен, и засмеялся.

Действительно, вершина поднебесной горы представляла собой ровную, даже искусственно выровненную площадку, в центре которой возвышался небольшой домик под двускатной соломенной крышей. Из трубы вылетал легкий синеватый дымок и тут же растворялся в небе.

Тирульф и Ялна переглянулись и неторопливо двинулись в сторону дома. Как только они приблизились к сколоченной из плах двери, девушка покрепче обхватила рукоять меча. Спутник положил ей руку на плечо.

— Не спеши, — посоветовал он. — Мы пока совсем не знаем, что здесь творится, так что не стоит задирать хозяев. У меня такое чувство, что нас здесь ожидали.

Ялна отрицательно покачала головой:

— Пусть нас ждут здесь как лучших друзей, пусть нет в мире другого места, где можно расслабиться, отдохнуть, выспаться вволю, все равно оружие всегда должно быть под рукой. Врасплох меня никто не застанет.

Дверь неожиданно отворилась, и из проема выглянула старуха, подслеповато глянув на гостей.

— Кто здесь? — прошамкала она. — Кому это пришло в голову после стольких лет навестить матушку Гроа. Подойдите ближе, глаза у меня совсем ослабли.

Тирульф шагнул вперед, затем неожиданно замер. Разглядев старуху, воин обнаружил, что она весьма смахивает на его бабушку. Тирульф тоже не удержался и потянулся к рукояти меча. Потом пристыдил себя — старуха казалась вполне безобидной, одета в поношенное темное платье, голову кутала в рваный, свисающий клочьями шерстяной платок.

— Меня зовут Тирульф, — представился он.

— А меня Ялна, — подала голос девушка, затем недоверчиво поинтересовалась:

— Ты — колдунья? Ведьма?

Старуха не ответила, продолжала подслеповато всматриваться в гостей.

— Мы отправились в путь, чтобы отыскать какую-то вещицу Тора, которая помогла бы нам в борьбе с Хель, — с порога выпалила девушка.

Тирульфа даже перекосило от такой простоты, но он сдержался. Слово не воробей.

— Ведьма? — удивилась старуха и задумчиво почесала подбородок, потом призналась:

— Была когда-то и ведьмой. Может, и теперь еще, не помню. А вы двое любите друг друга? Молодые люди должны влюбляться, что ж без толку землю топтать. Когда-то и я с ума сходила. Когда же это было? — спросила Гроа и вздохнула:

— Давно, с тех пор я все одна и одна.

— Матушка Гроа? — подал голос Тирульф и сделал еще один шаг вперед.

Ялна неодобрительно глянула в его сторону и бросила настороженный взгляд окрест.

— Матушка Гроа, мы слышали, что это место называют прибежищем Хранителя крови молний. Ты ничего об этом не знаешь? Люди говорят, что эта гора посвящена Тору, и что здесь можно отыскать нечто страшное и могучее для борьбы против Хель. Ялна уже сказала об этом.

Старушка махнула рукой, потом задумалась, видимо, что-то полузабытое прорезалось в памяти. Наконец сообразила и ткнула пальцем вниз.

— Молнии там, внизу, их там без счета, а здесь нет.

— Может, мы поищем на вершине? — спросила Ялна. — Если вы не против.

— Ищите, если хотите. — Гроа пожала плечами. — Только здесь молний нет. Может, сначала зайдете, детишки? У меня так редко бывают гости. Позвольте мне угостить вас, покормить, напоить.

Тирульф глянул в сторону солнца, скоро закат.

— Мы были бы рады провести ночь в доме, да боимся стеснить. Но пока светло, нам хотелось бы поискать. Может, и отыщем что-нибудь пригодное для борьбы с Хель.

Старуха кивнула, вышла из дому, подошла поближе. Ялна еще крепче ухватилась за рукоять меча.

— Может, — спросила Гроа, — я чем-нибудь могла бы помочь вам? Я знаю, где произрастают целебные травы и ягоды. Если вы собираетесь в ледяной Нифльхейм, вам необходимо запастись провизией, в этом тоже могу помочь. Я слыхала, в этом ледяном царстве ничего не растет. Ничего не произрастает, кроме Смерти, конечно…

— Может, вы приготовите нам поесть, — сказала Ялна, — а мы уж сами поищем?..

Гроа кивнула:

— Конечно, дочка. Правда, я уже не такая шустрая, какой была в молодости… Когда же я была шустрой? — Она вздохнула:

— Не помню. Ладно, когда вернетесь, еда будет готова. Если бы вы, дети, знали, как приятно встречать гостей. Так приятно…

Старуха вернулась в домик и прикрыла за собой дверь.

Тирульф недоверчиво повертел головой:

— Сомневаюсь, что мы отыщем здесь что-нибудь стоящее.

— Я тоже сомневаюсь. Мне кажется, что вся причина в старухе. Если здесь есть что-нибудь полезное, без старухи нам это не отыскать. Там, где дело касается божественной магии, разуму и житейскому опыту делать нечего. Ладно, давай осмотрим площадку, с чего-то все равно надо начинать, а ночью расспросим хозяйку. Мало ли, может, в ее доме что-нибудь полезное и отыщется.

— Знаешь, мне становится как-то не по себе от одной только мысли, что нам придется провести ночь рядом с этой старухой, — признался Тирульф. — Даже если она вылитая моя бабушка, все равно не по себе.

— Похожа на твою бабушку? — удивилась Ялна. — Я свою никогда не видала, она умерла до моего рождения. Но эта развалина очень похожа на тех старых женщин, одну из которых я охотно назвала бы своей бабушкой.

— Слушай, а не чары ли это? — проворчал Тирульф.

— Все может статься, — согласилась Ялна, — кажется, здесь действительно без частицы колдовства не обошлось. Видишь, как старуха ловко нам внушила, что она из тех, кому можно доверять. Клянусь Скади, сегодня ночью я не сомкну глаз.

Они приступили к поискам.

Глава двадцать восьмая. КРОВЬ ТОРА

Бабушка Гроа встретила их на пороге.

— Я же говорила, нет здесь никаких молний, — засмеялась она, шамкая беззубым ртом.

Между тем ниже облачного слоя по-прежнему грохотало. Раскаты разбегались по всей необъятной, заметно посеревшей к вечеру стране туч, от этих звуков странное чувство охватило Тирульфа и Ялну, устроившихся на шкурах возле очага. Будто под ними по всем сторонам света разливалась великая битва, но их она не волновала. Уже спустилась ночь, в окнах изредка вперемежку с раскатами грома посверкивало, а в домишке было тепло и пахло вкусно, совсем по-домашнему.

Старушка передала Ялне миску с горячим тушеным мясом. Над блюдом подымался пар, и раздражающе вкусный аромат пищи вызвал у девушки прилив слюны. Здесь, на вершине священной горы тушеное мясо пахло даже намного вкуснее, чем в детстве.

Тирульф тоже вдохнул божественный аромат, закатил глаза, потом не удержался и искоса глянул на Ялну.

— Ешьте, дети. Не бойтесь, ешьте, — предложила им Гроа.

Хозяйка, передав миски и добрые ломти домашнего хлеба, устроилась в низком деревянном кресле. Она тоже положила себе еды, правда, ее порция была поменьше и ела она без хлеба. Заметив, что гости то и дело поглядывают друг на друга, удивилась:

— Разве вы не проголодались?

Ялна осторожно попробовала кусочек и обнаружила, что вкус оказался еще более замечательным, чем запах.

— Знаете, пока вы лазили возле дома, я кое-что припомнила. Может, вам это понадобится, — сказала Гроа. — Но пока вы не насытитесь, ничего не скажу.

— Что же вы припомнили? — не выдержала Ялна.

— Прежде, милая, съешь все до последней крошки. Ты что, слышишь так же плохо, как я вижу?

Когда с едой было покончено, оба, и Тирульф и Ялна, отказались от добавки, Гроа налила им полные кружки горячего меда. Напиток оказался очень хмельным с ароматным привкусом луговых трав.

— Давным-давно, — начала старушка, — когда я была намного моложе, помнится, мне был известен секрет забытого теперь целебного заклинания, снимавшего любую боль. Конечно, там и травку надо было применить, не без того. Но главное, с помощью этого чародейства можно было насытить, наполнить безмерной силой любого воина.

Ялна многозначительно глянула на Тирульфа. Его ответный взгляд подсказал девушке, что и он обратил внимание, как неожиданно изменился голос хозяйки, когда она приступила к рассказу. Дребезжание и раздражающее шамканье вмиг исчезли, голос окреп, налился внутренней силой. Теперь речь звучала напевно, с некими волнующими переливами, паузами, смысловыми понижениями и повышениями, запоминающимися с детства, когда толи бабушка рассказывала нам сказки, то ли сверстники вспоминали всякие удивительные случаи.

— Теперь, ребятки, только я и помню это заклинание, да и в ту давнюю пору, кроме меня, никто им не владел. — Старушка на мгновение задумалась, потом уточнила:

— Ну, или почти никто. Многое я уже подзабыла, годы мои немерены, не сосчитаны. Я уж забыла, когда впервые увидала солнышко. Хотя нет, когда я родилась, солнышка еще не было, это точно. Порой такое приходит в голову, — она неожиданно расплакалась, — то вдруг жду, когда муж явится домой. Он у меня был большой, сильный. Вот, старая дура, сижу и жду, когда мой Аурвандиль постучит в дверь. А то вдруг различу, как он рубит лес и так аккуратно тюкает топором — тюк-тюк, тюк-тюк. Для очага он всегда рубил свежий, никогда вчерашними дровами не пользовался. — Она вздохнула, вытерла слезы и уже более спокойно добавила:

— Так вот что мне припомнилось. Может, и вас эта штука заинтересует. Нет здесь никаких молний и не было никогда. Я молниями не балуюсь, как этот, который чуть что, пускает в ход свой молот. Вот тогда действительно и молнии сверкают, и гром гремит.

— Это вы о Торе? — спросила Ялна.

Гроа засмеялась:

— А вы знаете еще кого-нибудь, кроме аса Тора, кто мечет молнии и грохочет громами?

— Нет, не знаем, — Ялна отрицательно покачала головой. — Пожалуйста, продолжайте. Я хочу послушать легенду о вас и о сыне Одина.

Старушка кивнула, отхлебнула напиток и спросила:

— Как вам мой медок?

Тирульф наконец решился и сделал маленький глоток. Лицо его перекосилось, он открыл рот, замахал руками, потом схватился за горло.

— Горячо? — полюбопытствовала Гроа и посоветовала:

— А ты, паренек, не спеши.

Тирульф сделал еще глоток. Глаза у него засияли.

— Вкуснотища необыкновенная. Лучше я ничего не пробовал. Ну а теперь о Торе?..

Старушка покивала и продолжила:

— Я тогда совсем молоденькая была. Впрочем, все женщины, оказавшиеся замешанными в эту историю, тоже были моложе. Сив, к примеру, золотоволосая жена Тора. Добрая она, помогает всходам подняться, набрать колос. Муженек ее окропит посевы весенними дождями, а уж затем она старается. Так вот, как-то Сив прибежала ко мне и по секрету сообщила, что ее муженек отправился на какую-то великую битву с ётуном по имени Хрунгнир. Этот Хрунгнир был самым сильным среди великанов. Голова у него была из гранита, а в груди — недаром он жил в Каменных Дворах — билось каменное сердце. Тор победил великана, однако во время сражения точильный брус Хрунгнира, его излюбленное оружие, разбилось вдребезги. Его осколки разлетелись во все стороны, и один из них вонзился в лоб Тора. Сколько мучений испытывал сын Одина от него, ведь никто из богов не мог вытащить каменную глыбу, застрявшую во лбу громовержца.

Вот Сив и пришла ко мне просить о помощи. Она сказала, что из всех живущих на земле только мне известны заклинания, настолько сильные, чтобы помочь ее мужу.

Я ответила: «Да, Сив, то, что ты слышала обо мне, правда. Только мне под силу помочь твоему мужу». Потом добавила, что Тор всегда заботился и оберегал меня, поэтому я обязательно излечу его рану. — Старушка задумалась, чему-то тайно улыбнулась и покачала головой. — Знали бы вы, — с затаенным волнением продолжила она, — как это путешествовать по радуге. Сив взяла меня за руку, стоило мне только моргнуть, как в мгновение ока мы перенеслись по мосту Биврёсту в сам Асгард, мир богов. Биврёст — это и есть радуга, и ни один смертный не может взобраться по ней в обитель асов, ведь красная полоса в радужной полосе — это всепожирающее пламя. Оно сожжет любого, кто дерзнет взобраться на небо.

Ох, дети, никогда я не видала такой красоты! Однако стоило мне увидеть страдающего Тора, все иные мысли, кроме желания излечить нашего защитника и небесного пахаря, покинули меня.

Камень засел так глубоко, что не мог выйти с потоком крови. Нельзя было и выковырять его оттуда. Что же тут поделаешь. Вспомнила я все, что знала, и затянула заклинания. Вскоре камень зашевелился. Вот тут и хлынула кровь, да так обильно, что залила мне лицо. Взяла я свое покрывало и утерлась, иначе просто работать невозможно. Читала я руны, читала, и вот наконец глыба зашевелилась, начала распадаться, и ее части, одна за другой начали вываливаться изо лба Тора. — Она вздохнула. — Тут-то Тор и допустил промашку, о которой, наверное, сожалеет и по сей день. Он так обрадовался, что ему захотелось вознаградить меня еще до того, как я окончу читать заклинания. Вот такой уж он у нас бесхитростный да нетерпеливый. Сердце у него доброе, вот он и сплоховал.

Он сказал, что недавно спас моего ребенка, которого еще в раннем детстве украл злой ётун. Я так обрадовалась, что забыла все заклинания, с помощью которых извлекала обломки точила. Как я ни старалась, и слезами обливалась, и пыталась вспомнить, ничего не получалось. Так последний обломок по сей день и сидит во лбу Тора, до сих пор досаждает ему, правда, боль не так сильна, как прежде. Раскаяние до сих пор не дает мне покоя, однако Тор успокоил меня, ничего, мол, Гроа, спасибо тебе за то, что возродила меня. Что я, дескать, за Бог, если голова раскалывается от боли. На том и расстались. Сив вновь подхватила меня, и мы вернулись в Мидгард. Ну, ребята, у Тора и дворец, Бильскирнир называется… Это я к тому, что когда мой срок на земле истечет, Сив возьмет меня туда, в Асгард.

— Что же было потом? — спросила Ялна.

— Я вернулась домой и долгие годы жила там с мужем. А вы любите друг друга? Молодые люди должны чаще любить. Чего ждать? Когда станете такими же, как я?

Уже последние фразы старушка произнесла прежним шамкающим надтреснутым голоском.

— Да, — ответил Тирульф, — мы любим друг друга.

Ялна тут же поправила его.

— Возможно, — проговорила она. — Ну, скорее всего, мы любим друг друга.

— Не знаю, как ты, — не согласился с девушкой Тирульф. — Я-то в любом случае без тебя жить не могу.

Гроа захихикала:

— Это точно. Если не можешь, значит, не можешь. Я так думаю, именно поэтому вам удалось выжить в подземелье кургана Фрейи.

Ялна и Тирульф даже вздрогнули.

— Как вы узнали? — потребовала ответа девушка.

— О чем?

— О кургане?

— Все знают, что здесь поблизости у Фрейи есть святилище.

— Как вы узнали, что мы побывали там, и нам удалось выжить?

— А вы там были? Я не знала. Это очень приятно любить друг друга. И полезно, иначе вам точно несдобровать.

— Но, — удивился Тирульф, — вы только что сказали, что нам удалось выжить в подземелье…

Он внезапно замер, так и застыл с раскрытым ртом, потом закрыл его, сглотнул и взглянул на Ялну. Та принялась отрицательно покачивать головой, мол, не стоит настаивать на своем. Скорее всего, Гроа просто обмолвилась, у старушки совсем плохо с памятью.

— А в повествовании нет больше ничего, связанного с Тором? — поинтересовалась девушка. — Ну, какое-нибудь вещественное свидетельство того, что все это правда?

— Правда? — переспросила старушка и задумалась. — Свидетельство? — Она пожала плечами, потом встрепенулась:

— Разве что покрывало, пропитанное кровью Тора? Оно у меня где-то сохранилось.

Тирульф и Ялна переглянулись.

— Кто-то, действительно, может переиначить запекшуюся кровь Тора в кровь молний. Разве не так, Гроа? — спросил Тирульф.

— Точно! — воскликнула Ялна. — За столько лет его вполне могли назвать Хранителем крови молний.

— Может, и так, — согласилась старушка, — только я сомневаюсь. Называйте покрывало, как хотите, мне все равно. Мне другое по сердцу — как замечательно мы сидим! Совсем как в старое доброе время, когда люди ходили друг к другу к гости. Здесь на горе хорошо, да очень уж одиноко.

— А покрывало с запекшейся кровью Тора у вас сохранилось? — нетерпеливо поинтересовалась Ялна.

— Покрывало?

— Ну да.

— Должно быть, где-то лежит, если я его не выбросила. Разве я не говорила, что, может, уже выбросила его.

Ялна едва сдержалась, чтобы не сказать старушке все, что она думает о ней, о ее памяти и забывчивости.

— Матушка Гроа, — справившись с гневом, ласково полюбопытствовала девушка, — это очень важно. Если покрывало сохранилось, не могли бы вы отрезать нам кусочек. Нам скоро придется сойтись в смертной схватке с богиней Смерти Хель, и эта реликвия очень помогла бы. Вы поняли или мне повторить? Должно быть, материя, пропитанная кровью громовержца Тора, обладает большой магической силой. Как мне думается, ее можно будет противопоставить колдовским чарам ведьмы Тёкк.

Старушка встрепенулась:

— Это где-то здесь.

Она поднялась и заспешила к сундукам, стоявшим вдоль одной из стен домика. Попыталась открыть крышку, но силенок не хватило. Она подозвала Тирульфа и Ялну, попросила помочь.

— Оно должно лежать здесь, — подтвердила Гроа, потыкав пальцем в сундук. — Если здесь нет, я попытаюсь вспомнить, куда я его положила. Высплюсь и вспомню, у меня по утречку головка свежая…

Она вернулась в кресло, села и вдруг захрапела.

Тирульф и Ялна переглянулись. Девушка позвала:

— Гроа?

Тирульф приблизился и потыкал старушку в плечо. Никакого ответа.

— Клянусь Скади, она и до утра не дотянула! — воскликнула Ялна. — Отпала в самый важный момент.

Тирульф взял старушку на руки, отнес на узкую, застеленную соломой и усыпанную сосновой хвоей кровать, стоявшую вдоль одной из стен, уложил ее и накрыл куском шерстяной материи, которым было застелено ложе.

В следующий момент он замер.

— Ялна! — свистящим шепотом позвал он. — Иди-ка сюда.

Когда спутница приблизилась, он указал на полотнище.

— Может, это она называла покрывалом? Взгляни на эти пятна крови?..

— Точно, — с той же страстью, с какой обычно сыпала проклятиями, проговорила Ялна. — Но, может быть, не стоит торопиться и попытаться поискать в доме. Она же сама предложила.


— Я настаиваю! — решительно заявила Гроа, стоя на пороге и глядя на вышедших за порог Тирульфа и Ялну.

Ялна держала в руках сложенное покрывало, а старушка по-прежнему требовала, чтобы гости взяли его с собой.

— Возьмите его и все тут! Хотя я и не уверена, что именно этим покрывалом я вытерла кровь Тора, все равно забирайте. Будет чем накрыться в холодную ночь. Оба влезете под него и любите друг друга, сколько душеньке угодно. — В следующий момент она насторожилась, видно, заподозрила что-то дурное, и сурово спросила:

— А вы любите друг друга?

Тирульф сжал челюсти, чтобы не расхохотаться напоследок. Справившись со смехом, ответил со всей серьезностью:

— Любим, Матушка Гроа. Ох как любим.

Старушка успокоилась.

— То-то же. — Она вдруг спохватилась:

— А твоя подружка?

Теперь пришел черед Ялне стиснуть челюсти:

— Любим, бабушка.

— Тогда ладно. Укрывайтесь. Я, правда, не уверена, то ли это покрывало, в котором застала меня Сив и умчала в Асгард, ну да ладно. Лишь бы вы любили друг друга.

— Спасибо, бабушка, — поблагодарила Ялна.

Она вернулась к порогу и коснулась руки старой женщины:

— Всего вам хорошего. Оставайтесь с добром.

— Приходите, когда сможете, — настоятельно попросила Гроа. — Может, к тому времени я найду то, что вы ищете. А может, это покрывало и есть то, что вам нужно. Кто знает.

— Нам надо идти, — сказал Тирульф. — Пока светло, легче спуститься с горы.

— С горы? — удивилась старушка. — А вы откуда пришли?

Ялна сразу заторопилась:

— Мы пойдем. Спасибо вам.

Тирульф и Ялна решительно двинулись к краю площадки. Вчера, обследуя ее, они отыскали место, где можно было спускаться с меньшей опасностью для жизни, чем по тому пути, где они поднялись сюда.

У самого края они повернулись и помахали Матушке Гроа. Старушка все вспоминала, куда же она положила покрывало. Последнее приветствие Тирульфа и Ялны она не заметила — глаза уже стали слабоваты. Так, что-то бормоча под нос, вернулась в домик и затворила за собой дверь.

Тирульф так и сказал девушке, мол, старая даже не видала, как они махали ей рукой. Потом вздохнул и добавил:

— Она, наверное, уже забыла о нас. Старость, Ялна, не радость.

Скоро они погрузились в облачность, потом попали в сильнейшую бурю. Правда, стоило им прикрыться накидкой Гроа, как гроза сразу стихла, гром отступил, и буря переместилась на противоположный склон горы. Далее путь им освещало солнце. Тирульф по ходу спуска задумался — вероятно, причина в смене ветра, а не в покрывале, прикрывшем их. Кто разберет, где здесь правда. Оставалось только верить, что эта старая тряпка с запекшейся чужой кровью и есть тот волшебный амулет, с помощью которого им удастся победить Тёкк. Возражая ему, где-то на середине склона их начал поливать проливной дождь, перешедший в снег.

В тот момент они уже шли по горному лесу, порывы ветра рвали последнюю листву с деревьев.

Еще более удивились бы наши путешественники, если бы сумели заглянуть на плоскую вершину, в домик, где провели ночь.

Никакого домика здесь не было — разве что ветхие тысячелетние развалины торчали посреди ровной площадки. Остатки бревен засыпал снег. Под завалом из бревен в низком деревянном резном креслице мирно похрапывала высохшая старушка. Бревна шалашиком возвышались над ней и над остатками очага. Неожиданно в расщелине между бревнами появилась молодая прекрасная женщина в красном свободном платье. Ее редкой красоты волосы напоминали чистое золото. Такое впечатление, что каждый волосок был выкован волшебным кузнецом из золотого самородка, искусно протянут и брошен на голову молодой женщины.

Гостья склонилась над старушкой, шепча ее имя.

Гроа открыла глаза, некоторое время разглядывала женщину, потом прослезилась:

— Хвала тебе, Сив! Хвала тебе, прекрасная богиня! Что случилось у вас там, в Асгарде? Твой муженек опять не поладил с ётунами? Я готова помочь, правда, многое подзабыла.

Женщина откинула волосы со лба, пригладив их на одну сторону. Следом на вершине появился могучий мужчина. Он улыбнулся старушке, открыв руки для объятия.

Сначала матушка Гроа не узнала его — слишком много света, а глаза уже не те, что прежде. Молоденький совсем… Вспомнила! Тогда он выглядел постарше. Нет, он всегда выглядел моложаво, ее верный муженек. Вот уж кого она любила вволю.

Слезы хлынули из глаз старушки, она резво поднялась из кресла и поспешила к Аурвандилю. С каждым шагом ее походка становилась ровнее, легче, веселее. Наконец она побежала, выкрикнув имя мужа, затем выкрикнула еще раз и еще.

Улыбающаяся Сив вышла из развалин, приблизилась к обнимавшейся паре молодых веселых людей. Богиня обняла их, и в следующий момент они исчезли, все трое.

Пошел снег. Падал крупными хлопьями, заметая вершину и развалины домика, скрыв все и навсегда. Только под руинами, в самой глубине, сохранились кресло и очаг. В кресле горкой лежали кости, а душа Гроа теперь мчалась по радуге в самую сияющую синь, где все отчетливее вырисовывались купола и башни Асгарда.

Глава двадцать девятая. ПОБЕДА

Локит пробудился. В подземелье было по-прежнему беспросветно темно, однако мрак не являлся для мертвеца преградой, скорее, другом, помощником. Он отлично видел и в кромешной тьме, ведь в глубине зрачков вспыхнули багровые огоньки. В их свете все, находящееся в камере, приобретало зловещий красноватый оттенок.

Он взглянул на Гутрун, неподвижно лежавшую возле него. Она все еще была без сознания. Кровь запеклась на ее лице в тех местах, как припомнил Локит, куда он удачно угодил кулаком. Скоро он наберет полную силу, тогда сестра больше не будет ему нужна.

«Тетушка Тёкк настаивает, чтобы я убил ее. Но зачем мне пробовать свою силу на своей сестре? Это по меньшей мере глупо», — размышлял Локит.

Он встал, направившись к запертой двери. Незвано-непрошено в голове мелькнуло заклинание, с помощью которого можно было открыть замок.

«Долгие годы Тёкк насыщала меня колдовской силой, — подумал он. — Интересно, сколь много я теперь знаю? Столько же, сколько она? Она глупа и нерасчетлива, если поступила со мной подобным образом. Мне кажется, она слишком прислушивается к советам Матушки Хель и не очень-то верит в себя. Или себе? Какое это может иметь значение? Что так, что этак, но она не меньше, чем другие, склонна к рабству. Правда, пока она мне полезна. И мне, и Матушке Хель. Возможно, при новом порядке мироустройства и для нее найдется местечко. А может, и нет».

Локит внимательно изучал замок. Да, он легко может открыть его. Но пока будет лучше, если он не станет выказывать, тем более кичиться своими знаниями, силой, расчетливостью. «Пусть тетушка Тёкк полагает, что я еще слаб и не понимаю, в чем моя сила. Она верит, что способна удержать меня в этом протухшем подземелье до той поры, пока сама не решит, что силы мне достаточно. Тогда она устроит грандиозную церемонию, чтобы ввести меня в круг служителей Хель, а точнее в круг своих холуев, которых она держит в замке. Она глупа и не понимает, что сильному церемонии ни к чему», — рассуждал Локит.

Он вернулся на каменное возвышение, потер руки.

«Отлично. Пусть хозяйка полагает, что я готов следовать ее указаниям. Пока…» — ухмыльнулся он.

Мертвец присел возле Гутрун. И вновь усмехнулся.

«Я мог бы запросто излечить тебя, сестричка. Возможно, так я и поступлю. А может, и нет».

Некоторое время он сидел оцепеневший, холодный как лед, потом неожиданно встрепенулся. Встал, размялся, вытянул руки и принялся читать заклинания. Читал и холодно усмехался. Целебная сила полилась в замерзшее, израненное тело Гутрун.


Песнь Крови стояла на баке «Разрезателя Волн»и пристально вглядывалась в полоску суши, выплывавшей из тумана, берег приближался. На ней был тот самый наряд из оленьей кожи, подаренный ей лесорубом. Она была при полном вооружении, сверху на плечи накинут плащ. Правда, и рубашка, и кожаные штаны разорвались — и для них испытание, которому подвергли ее ульфбьерны, не прошло даром, — но воительница решительно настояла, чтобы ей вернули ее прежнюю одежду. Отказалась она и от предложения Ульфхильды помочь починить ей «это рванье». Сама взяла в руки иголку и нитку. Ничего не вышло. Руки так и не смогли справиться с иголкой. Ульфхильд долго смотрела, как мучилась Песнь Крови, потом отобрала иглу и сама взялась за штопку.

Воительница переменила положение рук. Кисти до сих пор перетягивали повязки с мазью из лечебных трав. Гримаса боли на мгновение исказила черты ее лица. Песнь Крови вспомнила о Хальд.

«Как бы мне хотелось, чтобы она сейчас была рядом со мной!» — подумала Песнь Крови, не знавшая другой целительницы, способной сравниться в врачевании с ученицей Норды Серый Плащ.

«Жива ли она? Как хочется в это верить! Беда в том, что времени у нас мало. Как мало времени! Еще несколько дней придется добираться до развалин Долины Эрика. Хорошо, что я могу работать мечом независимо от этих дурацких повязок. И хорошо работать! Это вам не игла. Будьте вы прокляты, оборотни, будьте прокляты ваши дурацкие испытания. Будь оно проклято, колдовство, дурманящее головы добрым людям!» — Мысли воительницы были как всегда резкими и прямыми.

Стоило помянуть ненавистное, и на душе сразу стало легче. Ради истины не забыла напомнить себе, что не будь этого ритуального повешения, вряд ли у нее теперь была армия, способная сокрушить не только злобного Ковну, но и саму Тёкк. Не будь этой ужасной ночи, она не смогла бы увидеть Гутрун.

Как все сплелось в этой жизни, устроенной теми, кто живет высоко-высоко, в Асгарде. Нос вытащишь, хвост увязнет, сегодня радость, завтра горе. То душат в петле, а в результате под своим началом обретаешь большое войско. Вся хитрость в том, чтобы выжить. И нос спасти, и хвоста не лишиться, и радость испытать, и в беде устоять. Нехитрая наука, но сколь тягостна она для простой человеческой души.

Впрочем, для божественной тоже. Все судьбы в руках норн.

— Когда пристанем? — спросила она Гримнира, стоявшего рядом с ней и не досаждавшего ей разговорами, смешками, прочей ерундой.

Рыжебородый великан сам о чем-то размышлял. Или, может, вспоминал минувшие дни и битвы, где рубился вместе с ульфбьернами?

— Магнус сообщил, что до полудня доберемся, ждать осталось недолго. Я заметил, раны досаждают тебе. Хочешь, я попрошу Ульфхильду наложить новые повязки, получше смазать их целебным бальзамом?

— Поверим Фрейе, сообщившей, что раны скоро затянутся, — пошутила Песнь Крови.

— Или Одину, — подхватил Гримнир.

Воительница потрогала повязку на шее, кивнула:

— Может быть.

Она вытащила меч и, глядя в полированную поверхность клинка, как в зеркало, принялась рассматривать руны, выжженные на горле. Опять вспомнилась Хальд, и Песнь Крови прикинула, смогла бы служительница Фрейи устранить эти значки? В это верилось с трудом. Вряд ли магия Фрейи сможет справиться с нанесенными самим Одином письменами. Однако если Хальд жива, почему бы не попытаться.

— Я без конца думаю о Гутрун, — призналась воительница. — Сны замучили. Они мало похожи на те, что приходили ко мне по ночам до того дня, когда меня приговорили к ритуальному повешению. Нынешние все какие-то яркие, волнующие, словно я сама в них участвую. То, что открывается мне, выводит из себя, лишает всякого терпения. Нам просто необходимо как можно скорее добраться до замка Тёкк и освободить дочь. — Она вновь потерла запястьем о запястье и пожаловалась:

— Если бы Хальд была поблизости.

Гримнир не ответил. На том разговор увял, и они оба вновь глянули в сторону приближавшегося берега.


«Как долго это может продолжаться?» — Хальд уже совсем отупела от запаха мертвечины, от разложившейся плоти, которую ей приходилось обыскивать в поисках оружия и хотя бы какой-нибудь одежды.

«Сколько же прошло дней? Два? Три? Или только несколько часов? Все-таки интересно, сколько времени прошло с того момента, как Тёкк заперла меня здесь. А может, безразлично. Ах, какие пустяки. Разве в том дело, сколько я уже сижу в этом Хранилище падали — так, кажется, назвала, этот зал прислужница Хель. Беда в том, что оружия нет. И свобода так же далека, как и раньше. Ясно, что Тёкк больше не вернется сюда. Я здесь умру, иначе откуда тут все эти трупы. Их тоже тешили надеждой, мол, посиди, подумай, сдайся, поклонись, а на самом деле никому это не нужно. Чем помогут Хель мои поклоны? Да ничем. Вот и я в конце концов потеряю силы и лягу на пол возле какого-нибудь мертвеца. Тоже начну гнить. Зачем тогда эти глупые поиски? Зачем я ползаю по полу, позволяю крысам кусать себя…» — отчаяние одолевало молодую колдунью.

Она села и разрыдалась. Некоторое время усилием воли пыталась отогнать от себя безнадежные мысли. Твердила себе, что нельзя поддаваться отчаянию. Только какой в этом толк, поддавайся, не поддавайся — итог один.

Поплакала, успокоилась. Со всем согласилась, правда, ухитрилась зацепиться за простенькую мыслишку — если даже ее положение безнадежно, все-таки лучше ползать, чем сидеть и ждать; двигаясь, хотя бы согреешься.

Она вновь поползла на коленях, продолжая поиски, и то ли в награду, то ли рано или поздно это должно было случиться, но ее рука наткнулась на что-то твердое. Точно, это был кусок материи, и немалый. Хальд долго боролась с трупом, прежде чем ей удалось вытащить его. В следующее мгновение острая боль пронзила пальцы. Она резко отдернула руку, решив, что ее укусила крыса. Вновь посидела, поплакала, пожалела себя. Наконец собралась с силами и принялась за материю.

Чуть просунула руку дальше и на этот раз ощутила странный, знакомый холод.

«Это же металл! Вот оно — острие. Но это не кинжал, не меч и вообще не оружие», — определила Хальд. Слишком маленький для оружия, какой-то выпуклый, полый внутри кусок металла со странным острием, прикрепленным на петле.

Может, аграф — пряжка, используемая для крепления на плече воинского плаща? Или заколка, чтобы закрепить накидку или плащ? Крючок? Некоторое время она ощупывала находку, потом догадалась — скорее всего, это брошь. Форма овальная, поверхность сплошная, заполненная каким-то рисунком, острие крепится с тыльной стороны и застегивается, как у булавки.

Она высвободила находку. Затем отползла от трупа, устроилась у стены, здесь решила проверить, можно ли с помощью этого предмета открыть замки на кандалах? Легче всего было добраться до замков на ногах. С них, закрепленных на лодыжках железных браслетов, она и начала. Потренировавшись на них, можно попробовать освободить запястья. С наручниками будет потруднее — подступиться неудобно.

Она развернула игольчатое острие поперек плоскости застежки, взялась покрепче и, потянувшись, попыталась нащупать отверстие для ключа. Нащупала, сунула туда острие, принялась вращать им. Шевелила и с затаенным трепетом в душе взывала к Фрейе: «Милостивая, дарующая жизнь, не допусти, чтобы острие сломалось!» Из чего оно сделано? Если из серебра или бронзы, это еще полбеды, а если из мягкого золота, толку от него никакого.

Острие соскальзывало, то и дело застревая в каких-то углублениях. Хальд терпеливо искала рычажок, на который следовало нажать.

Скоро от напряжения заболели руки, затекли пальцы. Она усилием воли заставила себя прекратить попытки. Главное, сохранить силы. Если устанет, начнет спешить, сломает острие — тогда конец. Восстановив дыхание, опять сунула иголку в замок. Ничего не получалось, однако Хальд отказывалась примириться с неизбежным, ведь лучше обессилеть и умереть, чем сдохнуть от тоски и безделья. Она сделала еще один перерыв. Наконец, стиснув зубы, прочитала заклятие, помогавшее ей в любом трудном деле, и вновь взялась за острие.

Неожиданно в замке что-то тихо щелкнуло, он открылся, и дужка отлетела. Ее правая нога оказалась свободной.

Слезы выступили из глаз. Необыкновенным усилием воли она удержала себя от облегчающего рева. Рано! Впереди еще столько работы! Прежде всего, следует унять расходившиеся, подрагивающие пальцы. Она несколько раз подвигала свободной ногой, теперь было куда проще принять удобное положение, и взялась за второй замкнутый обруч. Старалась воспроизвести движения, только что приведшие к успеху. После нескольких неудачных попыток открылся и второй замок.

Она радостно рассмеялась. Какая-никакая, а победа! Хальд встала в полный рост, постучала ногами о каменный пол, ударом носка легко отбросила в сторону тут же прилипшего слизня. Вообще очистила тело от этой пакости и, собравшись с духом, взялась за ручные кандалы. В этот момент застежка выскользнула из рук и упала на пол. Хальд в сердцах прокляла все на свете и, прежде всего, свое легкомыслие. Потом успокоилась и попыталась ногой нащупать металлический предмет. Нашла сразу, подняла его, вновь нужным образом приладила острие и попыталась нащупать спасительный рычажок.

Когда в замке что-то щелкнуло, она не смогла сдержать радостный возглас. Вдоволь накричавшись, наконец, успокоилась и с необыкновенной осторожностью и ответственностью взялась за последний замок. С ним справилась за несколько секунд, одним движением.

Освободившись от цепей, Хальд с ненавистью отбросила их в сторону, потом спохватилась, укорила себя за легкомыслие — эти железяки еще пригодятся. В ее положении лучше оружия не придумаешь. Она лихорадочно принялась искать цепи. Нашла их в углу и повесила через плечо, чтобы в случае чего можно было поудобнее взяться за звенья и врезать врагу кандалами.

Теперь молодая колдунья решилась включить способность видеть во тьме. Никакого результата.

Хальд загрустила. Кто знает, возможно, на само это помещение наложены чары? Может, она настолько ослабела, что не в состоянии использовать магию? Даже теперь, освободившись от оков.

Оковы! Так вот в чем дело! Ведь гадина Тёкк наложила на них заклятие, и они слишком долго касались тела молодой колдуньи и сосали из него силу.

Машинально она сбросила с плеча проклятое железо и попыталась снова обрести способность видеть во тьме. На этот раз все сложилось удачно. В глубине ее зрачков засветились золотистые огоньки. Она глянула вниз, на брошь и голосисто рассмеялась. На лицевой стороне застежки была изображена Фрейя. Вот она, спасительница, — обнажена, мчится в колеснице, в которую впряжены могучие коты. «Выходит, я не первая из поклоняющихся Фрейе, кто нашел смерть в этом ужасном месте. Кем ты была, хозяйка этой чудесной вещицы? Не волнуйся, я отомщу и за тебя тоже. За мной не пропадет, враги расплатятся сполна. Тёкк, по-видимому, в насмешку позволила тебе сохранить дорогой для тебя амулет — мол, порадуйся перед смертью. А оно вон как вышло! Эта малая вещица погубит все царство злой колдуньи и саму ее вернет в царство Мертвых. Клянусь тебе, несчастная моя подруга, что все так и будет. Именем Фрейи, своей душой клянусь», — мысленно поклялась Хальд.

Она поспешила к двери и прочитала заклятие, сметающее запоры.

Вспышка багрового цвета вырвалась из замка и поразила Хальд в лоб. Страшная боль пронзила тело, но еще больше ее сразила сила колдовства, запечатавшего замок.

Подумав, она пришла к нерадостному выводу, что ее сил не хватит даже на то, чтобы справиться с одним замком. Что, если вновь использовать брошь? Она сунула острие в скважину, попыталась отыскать там уже знакомый выступ. Вроде бы нащупала что-то похожее, нажала, но острие с треском сломалось.

Новый взрыв негодования. Хальд в сердцах отбросила брошь и тут же успокоилась. Приказала себе: «Помалкивай!» Первым делом опять нашла спасительную брошь, затем решила тщательно обыскать помещение в поисках другого выхода. Глупая надежда, Тёкк обмолвилась, что эта темница самая глубокая в замке. В этот момент в душе вспыхнул проблеск. Тем более! Если эта камера самая глубокая, именно здесь удобнее всего устроить тайный ход, с помощью которого можно покинуть замок во время осады.

Действительно, помещение, где ее заперли, было настолько огромно, что его стены терялись во тьме, и Хальд даже колдовским зрением не могла разглядеть их. Сначала ей необходимо добраться до какой-нибудь стены, потому что возле двери, запечатанной всей мощью хозяйки замка, пока делать нечего. Она с откровенной неохотой двинулась вперед, трупный запах казался еще более невыносимым. Мертвецов было видимо-невидимо. По ходу движения она заметила, что чем дальше от входа, тем больше становилось крыс, на полу сплошным ковром копошились слизняки. «Благодарю тебя, Фрейя, что наградила меня выдержкой терпеть эту омерзительную пакость», — обратилась она к богине.

Через некоторое время Хальд обнаружила, что не в состоянии различить входную дверь. Ужасная мысль ударила в голову. «Если Тёкк явится за мной, она просто не отыщет меня в этом зале…»

Ее охватила паника. Она уже было рванулась назад, однако сумела справиться со страхом и устоять на месте. Для этого покрепче стиснула в руке брошь с изображением Фрейи. Стиснула до боли, до вскрика.

Некоторое время стояла в тишине, переводя дух. В этот миг до нее долетели странные звуки, напоминавшие сдавленное, прерывистое дыхание, словно где-то впереди умирал большой и могучий зверь. Она двинулась вперед, ступая осторожно, таясь, пока не заметила впереди что-то чудовищное и странное. Какое-то непонятное существо ползало по кучам наваленных трупов. Или ходило? Вроде у него были конечности, даже четыре. Все равно понять, какого рода эта тварь, было невозможно. Вот она начала спускаться с очередной горы мертвецов. Хальд никак не могла понять, как же это существо движется? Сначала она приняла его за гигантскую змею, затем за исполинскую крысу, за волка, наконец, за горную кошку.

Когда молодая колдунья вдруг обнаружила, что эта пакость, принюхиваясь и пофыркивая, направляется в ее сторону, она оцепенела. Страх сковал члены. Теперь она различила багровые огоньки в глазах чудовища, машинально отметила, что двигается оно рывками. Было оно черно и формой напоминало тени крадущихся животных.

Каких?

Каких угодно. Это было исчадие Мрака.

Хальд по-прежнему оставалась недвижимой, только теперь она безостановочно читала охранительные заклятья. Паника постепенно растаяла, она принялась за самое сильное заклинание против диких зверей, какое только знала. Тварь замерла, принюхалась, прислушалась к незнакомым звукам, произносимым на живом языке Фрейи. Неожиданно чудовище зарычало, зашипело и двинулось по направлению к Хальд, передвигаясь все быстрее и быстрее.

Девушка тоже заторопилась, начала снова и снова повторять заклинание. Она пыталась собрать всю сохранившуюся у нее силу, чтобы ее голос звучал чисто, весомо, сильно.

Существо приостановилось, издало негромкий воющий возглас, затем подобрало лапы и внезапно метнулось в сторону Хальд. Прыгнуло с таким расчетом, чтобы вцепиться ей в горло. В прыжке оно совсем потерялось из виду.

Как только тварь коснулась ее, Хальд вздрогнула. Волна жуткого, какого-то неестественного холода обдала молодую колдунью, однако холодом все и ограничилось. Странно, но девушка не почувствовала ни раздирающих плоть когтей, не было и удара лап и прикосновения чего-то ощутимого, чуждого. В голове мелькнула мысль, что она еще не выиграла сражения. Все еще только начинается. Если на нее еще до сих пор действуют чары мерзкой Тёкк… Если она неспособна воспользоваться собственными знаниями…

Опомнившись, Хальд огляделась. Пощупала горло — все цело, и на теле ни единой царапины. Пусть так, следует поскорее убраться с этого места. Неужели эта зверюга померещилась? О более успешном исходе она и задумываться боялась, только бы не сглазить! Неужели все-таки сила Фрейи, заключенная в древних рунах, достала чудовище?

Она торопливо бросилась вперед, при этом постоянно оглядываясь, со всех сторон ожидая опасности. Кто может сказать, какая пакость может таиться в подвалах замка Тёкк!

Скоро обнаружился потолок, а следом и стены. Потолок заметно понижался, стены сходились, трупов становилось все меньше и меньше, а потом их вообще не осталось.

Камера теперь все больше походила на туннель. Сердце забилось от радости. Хальд решительнее двинулась вперед. Исчезли и слизняки, перестали отсвечивать крысиные глаза. Девушка обрадовалась, что воздух все больше и больше очищался от смрадных запахов. Дышать становилось легко и приятно.

Туннель повернул налево, уперся в груду камней. Хальд разразилась проклятиями, затем попыталась разобрать преграду. Она разодрала руки до крови, но с дороги удалось отбросить лишь несколько мелких камней. Что ж, видимо, ей придется потрудиться. С прежней холодной яростью девушка взялась за дело. Скоро окончательно согрелась, пот потек по обнаженному телу. В первое мгновение она не обратила внимания на чуть слышное шипение, затем струйка холодного свежего воздуха омыла ей лицо. Служительница Фрейи прочитала заклятие, глянула в темноту и увидала далеко впереди слабый отблеск дневного света, проникавший в щель между «двумя увесистыми камнями.

Она зарычала, как зверь, и исступленно набросилась на преграду. Откуда только силы взялись. Сдвинув левый камень и откатив его, Хальд взялась за правый. Далее работать стало легче, каменная мелочь просто сыпалась под ноги. Наконец отверстие стало достаточно широким, чтобы можно было протиснуться в него.

Хальд пролезла и, пошатываясь от усталости, бросилась вперед, к свету.

Через выходное отверстие туннеля она увидела затянутое тучами небо, заснеженные вершины гор. Туннель выходил в глубокое ущелье с отвесными склонами. Дно располагалось далеко внизу, так что нечего было и мечтать о том, чтобы спрыгнуть вниз. Необходимо найти способ спуститься.

» Возможно, — прикинула она, — здесь должна быть спрятана веревочная лестница, иначе как беглецы смогут выбраться из крепости. Или они рассчитывают притащить ее с собой? Но у меня-то с собой ничего нет. Что же делать?«

Холодный ветер охладил разгоряченное тело.

» Нет, так не выживешь. Просто замерзнешь. Даже если удастся добраться до дна ущелья, я очень скоро превращусь в ледышку. Где-то надо найти одежду… И добыть веревку!«— сказала себе молодая колдунья.

Ответ был ясен: надо возвращаться в Хранилище падали.

» Ничего не поделаешь, придется вернуться и хорошенько подготовиться, чтобы одолеть эту высоту. Выбора нет. Только нельзя спешить, раньше времени поверить в удачу. Предельная осторожность — вот мое спасение. Никакого риска. Теперь мне никто не в состоянии помочь, ни Норда, ни даже Песнь Крови, если, конечно, она еще жива. Одна надежда на Фрейю «, — рассуждала молодая колдунья.

Она заставила себя сесть и отдохнуть, расслабиться. Вспомнилась Норда, погибшая у нее на глазах. Хальд задумалась, пытаясь представить, чем же теперь занимается Песнь Крови? Жива ли она? А если погибла, то когда и где это случилось? Долго ли мучилась? Наконец дыхание восстановилось, прежняя решимость вернулась в сердце.

» Фрейя мне помощница, ее милостью передо мной открылась возможность бежать. Она ждет, что я правильно воспользуюсь ею. Прежде всего необходимо найти одежду, потом уже можно будет подумать, как отомстить Тёкк, освободить Гутрун и других. Итак, начнем с одежды. Больше никакой суеты, спешки, никаких ошибок — это все, что требуется от меня сейчас. Вся надежда на саму себя…«— подбадривала себя Хальд.

Она долго всматривалась в изображение Фрейи на спасительной броши.

» Впрочем, — мелькнула мысль, — возможно, теперь я не одна. Фрейя, помоги мне победить «.

Она поднялась, крепко зажала брошь в левой руке и отправилась в обратный путь.

Глава тридцатая. ВОЗВРАЩЕНИЕ

» Разрезатель Волн «, влекомый ударами весел, вошел в родную бухту Магнуса. За ним в залив один за другим втянулись девять таких же высокогрудых, длинных снеккий. Двести ульфбьернов, составлявших их команды, при оружии стояли вдоль бортов и разглядывали то, что осталось от поселения.

Половина деревни была сожжена, все жители убиты. Магнус, приставший первым, бросился в родной дом и вынес оттуда бездыханное тело жены. Слезы текли по его бородатому лицу.

— Она выглядит, — угрюмо заметил Гримнир, обращаясь к Песни Крови, — словно долгие годы пролежала в могиле. Другие тоже не лучше.

Песнь Крови с ужасом взирала на трупные пятна, которыми были помечены все, невинно убиенные в деревне, и на глазах разлагавшуюся плоть. Эта картина была ей знакома. Она сузила глаза и произнесла с горечью:

— Работа всадников Смерти.

Ее голос дрожал от гнева:

— Тёкк, должно быть, послала их разыскать меня. Они следовали по моему следу, пока не добрались до этой бухты. По морю они, как видно, скакать не могут, вот и устроили здесь погром.

— Скорее всего, так и есть, — согласился Гримнир, — ведь земля — угодье Хель, а море принадлежит Эгиру и Ран.

— Может быть, и так, — кивнула Песнь Крови, затем, не сдерживая ярость, воскликнула:

— Только что в этом толку, если они и здесь, и в Долине Эрика орудуют совершенно безнаказанно. Их не возьмешь ни мечом, ни стрелой, ни копьем. Одно прикосновение к ним убивает. Мы, конечно, поможем Магнусу похоронить близких, но больше тянуть нельзя. Всадники Смерти ищут меня, в этом я не сомневаюсь. Они могут учуять, что я вернулась, и напасть снова.

Когда овальные могилы были вырыты и несчастные жертвы погребены, сверху их завалили камнями. Так же быстро провели и похоронный обряд. Магнусу не терпелось самому отомстить за смерть близких ему людей. Он так и сказал, обращаясь к Песни Крови:

— Я иду с вами. Со мной все мои ребята. Мы требуем, чтобы нам было предоставлено право на месть. Сколько тебе, Песнь Крови, столько и нам.

Воительница попыталась объяснить Магнусу, что сражаться со всадниками Смерти простому люду, не защищенному особыми заклятиями, бессмысленно. Сказала, что уже навидалась смертей, но отказать Магнусу в святом праве на месть не может.

— Увидишь всадников Смерти, вспомни, о чем я говорила. Ни в коем случае ни ты, ни твои люди не должны приближаться к ним. Избегайте всякого прикосновения. Пусть берсерки встанут против них стеной и защищают вас, — предупредила она. — Я полагаю, что магия Одина сумеет защитить их от этих чудовищ.

Через несколько часов войско двинулось в путь. Гримнир передал Песни Крови поводья Свободного Копыта, сам взгромоздился на Кровавое Копыто — во время нападения врага животные не пострадали — так и двинулись впереди колонны.

К ним приблизились Харбард и Ульфхильда.

— У тебя что, ноги болят? Руки, понятно, повреждены, а ноги? — спросил вождь.

Воительница удивленно глянула на него, потом перевела взгляд на Гримнира.

— Харбард и его люди считают слабостью, если кто-то отправляется в поход, сидя в седле, — объяснил тот.

Он не выдержал и рассмеялся. Песнь Крови вполне серьезно ответила:

— Это на них похоже. Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь скакун выдержал этих зануд.

Засмеялся и Харбард:

— Ладно, скачите. Посмотрим, насколько быстры ваши кони и смогут ли они угнаться за нами.

— Послушай, Харбард, — спросила Песнь Крови, — ты уже познакомился со всадниками Смерти? Убедился, сколько бед они могут наделать? Если ты не хочешь рисковать жизнями своих людей, я это пойму. Хотя, помнится, я предупреждала тебя перед походом, с какой пакостью нам придется иметь дело, однако теперь, увидев все воочию, как ты намерен поступить?

— Это не вопрос, — ответил вождь воинов-ульфбьернов.

Ульфхильда пояснила:

— Если нам суждено погибнуть, сражаясь с ними, то мы погибнем. Один выразил желание помочь тебе, Разорвавшая Петлю, и мы помогаем.

Вопросов больше не было. Песнь Крови и Гримнир вели войско, Магнус и вся команда» Разрезателя Волн» двигались верхом на конях, оборотни бежали легкой трусцой.

— Давай, пошевеливайся, — на ходу прокричала Песни Крови Ульфхильда. — Что-то твой скакун еле ноги переставляет.

Воительница удивленно вздернула брови, ударила коня пятками и перевела его на легкий галоп.

— Это уже лучше! — воскликнула женщина и легко прибавила шаг.

— Как долго они могут бежать подобным образом? — обратилась Песнь Крови к Гримниру.

Спросила тихо, почти шепотом. Вместо рыжебородого ответила Ульфхильда:

— Если Один пожелает, весь день и всю ночь.

Гримнир расхохотался.

— У, Волчьи Уши! — Он показал Ульфхильде кулак, потом предупредил Песнь Крови:

— Говори потише, если не хочешь, чтобы все твои тайны стали известны Ульфхильде.

Женщина-оборотень рассмеялась и в шутку погрозила рыжебородому великану боевым топором с двумя лезвиями.

— Можно я расспрошу тебя, Волчьи Уши, кое о чем? — обратилась к ней Песнь Крови. — Я не видала на острове детей.

Ее мысли постоянно вертелись вокруг Гутрун.

— Конечно, ты их и не могла увидеть, — на бегу ответила жена вождя, — но не сомневайся, Меченная Рунами, они тебя видали. Все они живут на острове, но не с нами. После рождения мы оставляем их диким зверям. Если им предназначено выжить, они выживут, и когда станут постарше, возвращаются к нам, чтобы научиться владеть мечом и топором.

— Как же вы можете так поступать со своими детьми? Как же можете определить, чей это ребенок?

Ульфхильда и Харбард рассмеялись, а Гримнир пошутил:

— По запаху.

Песнь Крови пожала плечами и окинула взглядом небо. Оно было свободно от туч, солнце, вольно блиставшее в голубой дали, заметно склонялось к горизонту. Надвигался вечер. Полдня они провели, отдавая последний долг павшим в поселении Магнуса. Теперь Песнь Крови все прибавляла и прибавляла ход. Об остановке, устройстве лагеря, в котором войску удобно было провести ночь, даже не заикалась. Однажды, обращаясь к Гримниру, Хабарду и Ульфхильде, обмолвилась, чтобы те предупредили своих людей — пусть постоянно следят за небом.

— Не спускать с него глаз. Как только приметят, что надвигаются тучи или какая-то иная хмарь начинает застилать глаза, пусть сразу предупредят. Может случиться, что это всадники Смерти готовят атаку. Лошади этих выродков не выдерживают прямого солнечного света.

— А они сами? — спросил Гримнир

— Не знаю. Солнечные лучи на других воинов Хель не действуют, только на их скакунов. Что же касается всадников Смерти, — она пожала плечами, — в любом случае, по ночам следует выставлять усиленные караулы и следить за всяким изменением погоды, да и днем тоже. Вот еще о чем предупредите людей. Стоит им приблизиться, как возникает низкий воющий звук. Его издают их лошади. От него сразу становится не по себе, мурашки по телу пробегают.

— Я буду прислушиваться, — пообещала Ульфхильда. — Все наши люди также станут держать ушки на макушке.

— Особенно ночью, — подчеркнула Песнь Крови. — Есть еще примета, ее тоже необходимо знать. Ночью, в самый мрак поблизости появляются багровые огоньки, похожие на светлячков. Так светятся глаза всадников Смерти и их коней.

— У нас зрение не менее острое, чем слух. Так что, Разорвавшая Петлю, будь спокойна. Если и слух не поможет, мы за версту учуем присутствие падали, — заверил воительницу Харбард.

Песнь Крови кивнула и помахала забинтованными руками. На лице проступила гримаса боли. С той поры, как Ульфхильда принялась лечить ее запястья, воительница почувствовала, какими жесткими они стали. Кроме того, ей досаждал нестерпимый зуд. Пришло на ум желание сорвать эти повязки да хорошенько размяться. Она тут же осадила себя, раны должны окончательно затянуться, иначе какой из нее боец. Она и меч в руках не удержит. Нечего торопиться, без работы эти руки не останутся. Еще сколько дел впереди, еще следует посчитаться с Тёкк, с Ковной, освободить Гутрун.


Наступил вечер. Предзакатные сумерки постепенно затянули дали, кромку ближнего леса и берег реки, вдоль которой войско двигалось в сторону Долины Эрика. Песнь Крови безостановочно наблюдала за окрестностями. Она поклялась, что больше такой беспечности, какую позволила себе в родной деревне, не допустит. Она принюхивалась, присматривалась — все время отыскивая багровые огоньки. Сердце подсказывало — враг рядом. Почему же воины Хель не нападают? На то могло быть много причин. В любом случае первая ночь на суше прошла спокойно. Было тихо, в небе паслись крупные глазастые звезды, тоже смотревшие в оба. Где-то вдали грохотал гром, в той стороне посверкивали зарницы, однако на берегу реки было тихо и тепло. Струилась вода в камышах, время от времени на поверхности била хвостами крупная рыба. Оборотни по части рыбной ловли дали сто очков вперед ребятам Магнуса. Правда, те до сих пор ходили, как в воду опущенные, помалкивали и только после полуночи собрались в кружок и помянули своих погибших.

За ночь войско как следует отдохнуло, и на следующее утро воины взяли такой темп, что воительнице не пришлось их подгонять. Стремились к горам и к лесу, через который вела дорога к Долине Эрика.

Сначала все шло гладко, только ближе к полудню небо вдруг потемнело и вдали за горизонтом, на котором уже увесисто вставали заснеженные пики, вдруг образовалась гигантская черная туча. Все вроде в этой хмари было привычно, если бы не скорость, с какой туча помчалась к югу, наперерез войску.

— Слышу, как кто-то жутко воет, теперь все громче и громче, — предупредил Харбард.

— Стройтесь в каре, — велела воительница.

Она сыпала приказаниями, их выполняли беспрекословно, и скоро на ровном месте возникла стена бойцов. В центре строя собрались люди Магнуса.

— Этак меня и не подпустят к врагу, — принялся ворчать Гримнир.

— Что же, другие должны за меня отдуваться?! — возмутился и Магнус.

— Ты и твои люди, Магнус, останутся внутри строя, — жестко указала Песнь Крови. — Им еще придется повоевать.

Между тем ульфбьерны вовсю развеселились, только что не пели. Воительница удивленно глянула на Гримнира, тот шепнул:

— Они всегда так перед началом битвы. Одно слово, весельчаки. Кому война, а этим все нипочем.

Песнь Крови неожиданно встрепенулась:

— О, и я теперь слышу. Чувствуешь, как волосы на голове зашевелились. Таким образом они нагоняют страх еще до начала сражения.

Затем она вновь обратила внимание на ульфбьернов. Эти вдруг завели песнь, заунывную, протяжную.

— Как-то Харбард рассказал мне, что перед боем они особым образом доводят себя до исступления, — объяснил Магнус.

Действительно, настроение оборотней резко изменилось. Некоторые из них начали впадать в откровенное безумие, на губах у них выступила пена, а большинство угрюмо озлоблялись.

Вовремя! Низкий вибрирующий гул теперь полностью заполнил окрестности. Ульфбьерны приготовили оружие, щиты. Многие из них со злобными выражениями на лицах принялись принюхиваться и, как звери, припадать к земле.

Старая легенда о воинах-оборотнях промелькнула в голове Песни Крови. Вспомнилось, что о них говорили, будто они могут сражаться и как люди, и обращаться в диких зверей, а то вообще становиться невидимыми. Вся причина, как утверждала легенда, что магия, подвластная Одину, с наибольшей силой проявлялась, когда воин выступал в зверином обличье. Припомнила она и ответ Харбарда, когда спросила его, верно ли повествует легенда. Вождь отрицательно покачал головой, а вслух выразился в том смысле, что мало чести для человека прикидываться диким зверем, за исключением тех случаев, когда им приходится сталкиваться с чем-то необычным, ошеломляюще — странным. Когда же Песнь Крови начала настаивать, что всадников Смерти вполне можно отнести именно к такому случаю, пусть их число и не превышает девяти, Харбард и Ульфхильда весело рассмеялись. Теперь она воочию убедилась, как изменились лица ульфбьернов.

«Что ж, — подсказала себе Песнь Крови, — их защищает Один. Хочется верить, что он не даст их в обиду».

Она покрепче взялась за рукоять меча раненой рукой.

Всадников Смерти разглядели задолго до того момента, когда они обрушились на строй оборотней. Облака становились все гуще, свет угасал. Затем со стороны леса показалось облако пыли. Вой с каждой минутой становился все более нестерпимым. Скоро можно было различить багровые огоньки в их глазах и пустых глазницах их скакунов.

Вот о чем вспомнила воительница: «Всадники Смерти могут запросто перепрыгнуть через строй оборотней. Если они представляют для них какую-то опасность, они их и трогать не будут, им нужна я. Вот и пришло испытание для магии Одина. Так ли она сильна, как о том говорят легенды?»

Вместе с другими воинами она напряженно ждала, но вдруг у нее перехватило дыхание. Лицо ее исказилось, невыносимая боль скрутила ее. Горло словно пережало обжигающим обручем. Она выпустила меч, схватилась за повязку.

— Песнь Крови! — воскликнул Гримнир.

— Шея!.. — с трудом выкрикнула она, падая с коня. — Вся… в огне.

Гримнир тут же спешился, встал возле нее на колени, попытался помочь, унять терявшую над собой контроль, пытавшуюся сорвать повязку с горла воительницу. В следующее мгновение боль исчезла, причем так же внезапно, как и нахлынула. Мир вновь обрел ясность, до нее долетел завывающий рев ульфбьернов, почти полностью покрывший жутковатый, неодолимый гул, издаваемый всадниками Смерти. Она судорожно схватила меч и успела вскочить в седло.

Между тем враги как раз метили в оборотней — это прозрение вмиг овладело ею. Вся картина боя с его скрытыми поворотами, с отчетливым пониманием направления главного удара, со всеми тайными замыслами противника вдруг открылась перед ней. Как это случилось с ней, она понять не могла, впрочем, и не стала тратить время на поиск ответа. Просто в душе родилось убеждение, что ей открылась истина. Она приняла ее сразу и безоговорочно. Ей стало ясно, что только в зверином образе оборотни могли на равных сражаться с мертвецами.

— Обернитесь зверями! Воины! Нельзя сражаться с ними в человеческом обличье, — закричала она.

Тут же поскакала к вождю ульфбьернов.

— Харбард! Ульфхильда! Меняйте облик! Скорее!!

Однако времени уже не осталось. Девять смертоносных всадников в черном ударили в строй оборотней.

Все повторялось. Ульфбьерны храбро ринулись на врага, пытаясь рубить их мечами и боевыми секирами, и тут же падали замертво. Некоторые даже не успевали поднять оружие — стоило источающим смерть лошадям Тьмы или кончикам черных плащей коснуться плоти оборотней, как те тут же валились замертво. При этом на их лицах мгновенно выступали пятна трупного гниения. На других, казалось, колдовство вовсе не действовало, и они на равных сражались с чудовищами. Но проходили секунды, минуты, и эти островитяне начинали странно скукоживаться, усыхать на глазах, покрываться гнойно-зеленой мертвечиной. Другие, кто с ужасом и недоумением наблюдал за гибелью своих товарищей, опускали оружие.

Враги тем временем успели прорвать строй и теперь топтали плотный ряд воинов-ульфбьернов.

— Будьте вы прокляты! — продолжала взывать Песнь Крови. — Оборачивайтесь зверями! — Гнев, охвативший ее, не находил выхода. Зрелище бесполезно гибнущих, так ни о чем и не догадывающихся храбрецов приводил ее в исступление.

Оборотни продолжали гибнуть. Большинство из них все еще верили в себя, в свое умение владеть оружием, в ярость и напор. Песнь Крови только руками развела. Разве искусство махать мечом способно остановить подспудные силы Смерти, вырвавшиеся на белый свет с помощью магии Тьмы! Умирали ульфбьерны геройски, только смысла в этих смертях не было.

Гнев в душе Песни Крови внезапно вырвался огромной силы яростным воплем. Она бросилась в самое пекло битвы, где четверо всадников Смерти уничтожали восточное крыло ее войска. На попытки Гримнира остановить ее она ответила угрожающим взмахом меча. Ее переполняла ненависть к чудовищам и недалеким героям, которые по-прежнему все так же настойчиво, всей массой лезли вперед. Только воины Магнуса, в точности выполняя приказ, пока держались в стороне.

Сколько еще могло продолжаться избиение?

Между тем воительница продолжала кричать, и голос ее наконец начал доходить до жаждущих славы оборотней. Но удивительное дело, вопли Песни Крови все больше и больше стали напоминать вой дикого зверя. Какое-то жуткое безумие и жажда крови начали прорезаться в ней.

Повсюду валялись быстро разлагавшиеся тела. Крики бойцов Песни Крови уже давно смешались с гулом, издаваемым воинами Хель. Их боевой клич постепенно овладевал полем боя. Под черными капюшонами вдруг зажглись багровые вспышки, осветившие призрачные лики, на которых читалось нескрываемое ликование. Они уже не спешили, свободно разъезжая по месту сражения и поражая тех, кто не успевал увернуться. Они вели себя как безжалостные убийцы. С каждым новым поверженным противником багровое пламя в их глазах разгоралось все ярче. Челюсти их черепов раздвинулись в презрительных усмешках и напоминали улыбку самой Владычицы Смерти. Это была поистине гримаса Смерти.

В следующее мгновение наводящий ужас низкий звериный рык потряс округу. Даже гудящие от радости всадники Смерти притихли. В их сияющих багровым светом глазницах родилось недоумение, они прекратили собирать обильную жатву на поле битвы. Задрожали и их призрачные кони.

Звериный рык вновь прокатился над полем битвы, и следом среди оборотней вдруг обнаружился иссиня-черный, волчьей наружности, но исполинских размеров дикий зверь. Жуткое чудовище метнулось к одному из всадников Смерти, вцепилось в его горло и одним ударом могучей лапы снесло череп. Ни кольчуги, надетые на оголенные ребра скелетов, ни их несущие смерть прикосновения не могли остановить таинственного зверя. Еще удар, и рухнул с вывернутыми внутренностями конь-призрак. Тут же останки начали сжиматься и растекаться зеленоватой жижей.

Зверь бросился на следующего, ближайшего к нему всадника. Этого ударил сзади, сорвал плащ, принялся терзать гниющие кости. Всадник рухнул с лошади, и обезумевший конь-призрак рванулся в сторону, поскакал в сторону леса.

Так был разорван пополам еще один всадник Смерти. Черный зверь глубоко вонзил в него когти и резко вырвал огромный кусок его дымящейся разлагающейся плоти. Другой всадник попытался сразить зверя мечом с вороненым лезвием, однако удар пришелся впустую. Шесть оставшихся всадников Смерти тут же начали разворачивать коней и, набирая ход, помчались в сторону спасительного леса.

Зверь бросился преследовать их, затем страшно взвыл, чем заставил беглецов пришпорить лошадей Тьмы, наконец, встав на задние лапы, потянулся и опустился на землю. Здесь, устроившись поудобнее, принялся зализывать раны.

Песнь Крови страшно вскрикнула и открыла глаза. Возле нее на коленях стоял Гримнир. Голову подруги он осторожно держал в ладонях, на его лице читалась озабоченность. Заметив, что воительница открыла глаза, он ласково погладил ее по волосам.

Песнь Крови встрепенулась.

— Как сражение?! — спросила она и попыталась сесть.

Села, и тут же ее скрутило от резкой боли, пронзившей тело.

— Спокойней, — предостерег Гримнир и подставил ей под спину колени, чтобы воительница могла опереться на них. — Твои раны уже не кровоточат и, кажется, начинают затягиваться. Но тебе еще нельзя двигаться, а то они опять откроются.

— Раны? На горле и на руках?..

— Ты что, ничего не помнишь, что случилось? — спросил рыжебородый. — Трое из всадников Смерти уничтожены, другие бежали с поля битвы.

Песнь Крови нахмурилась, словно помогая себе вспомнить события ближайшего часа. Затем складки разгладились, видно, кое-что промелькнуло в сознании.

— Что-то припоминаю. Черный зверь, напоминавший волка, правильно? Точно, я об этом и кричала. Наверное, какой-нибудь ульфбьерн все-таки успел обернуться зверем. Кто-то из людей Харбарда? Ты был прав, Гримнир, магия Одина — великая сила, она даровала нам победу.

— Действительно, — ответил Гримнир, — магия Одина — великая сила, с этим не поспоришь. Однако это случилось не с воином Харбарда.

— А с кем? — спросила Песнь Крови и замерла, прижала ладонь ко рту.

Она все поняла, все вспомнила — и свое исступление, и крик, предупреждавший ульфбьернов, и желание помочь им, и гнев на них. Все эти чувства разом отразились в ее расширившихся глазах. Гримнир догадался, что теперь можно не рассказывать ей о том, как страшный черный зверь возник на поле боя, как расправлялся с воинами-скелетами.

Это была она сама, Песнь Крови.

Глава тридцать первая. ЧЕРНАЯ ВОЛЧИЦА

— Теперь понятно, как ей удалось порвать петлю, — сказала Ульфхильда мужу.

Они оба располагались в нескольких шагах от того места, где лежала Песнь Крови, и стоял на коленях Гримнир. Меч Песни Крови лежал у ног Ульфхильды, здесь же валялись повязки, еще совсем недавно намотанные на горло и на запястья, а также разорванные, в клочья лохмотья — все, что осталось от кожаных штанов и туники.

— Точно, — кивнул Харбард. — Вот она, награда Отца богов. В то время как она погибала в петле, Один выжег ей на шее свои руны, а сейчас она вызвала заклятие к жизни и превратилась в зверя.

— В петле она тоже превратилась в волчицу, — задумчиво уточнила Ульфхильда. — Иначе ей никогда бы не разорвать веревки. Смотри-ка, видишь на ее одежде следы гари. Видимо, все это связано с огнем. Как полагаешь, Харбард, она попросит починить эту рухлядь? Но это не мое дело, разве не так? Прокляни меня, Один, если всякий раз, как она начнет рвать на себе одежду, мне придется латать ее. Пусть сама побеспокоится и найдет себе штаны, которые не разлетались бы в клочья, когда ей приспичит превращаться в волчицу.

Песнь Крови повернулась к ней, глянула прямо в очи Ульфхильды.

Та невольно выпрямилась, сглотнула.

— Послушай, Харбард, — заявила она. — Я ничего не имею против, если мне и на этот раз придется взять в руки иголку и нитку. Правда, в следующий раз я уж буду говорить потише, — толкнула она мужа локтем. — По-видимому, заклятие обострило ее чувства. Интересно, как у нее с речью? Может, она забыла человеческий язык и теперь может только сыпать проклятиями?

Харбард кивнул. Песнь Крови перевела взгляд на него. Предводитель ульфбьернов хмыкнул и, заметив недобрый взгляд воительницы, объяснил:

— Мы можем становиться зверями, потому что для нас это вполне естественное состояние, так уж мы устроены. А на нее этот дар свалился внезапно, и только Одину известно, с какой целью. Она, наверное, еще не совсем пришла в себя.

— Пришла, пришла, — откликнулась воительница.

Ульфхильда и Харбард собрали лохмотья, бывшие когда-то ее одеждой, и подошли ближе.

— Я вовсе не намерена просить тебя залатать мои вещи, — обратилась к Ульфхильде Песнь Крови. — Я сама займусь этим. В дороге…

Она села поудобнее, оттолкнув Гримнира. Большинство порезов и ран на ее теле уже не кровоточили и затянулись, кроме ладоней, где мясо было содрано до костей.

— Вот и ладно, — проворчал Харбард и присел рядом с ней. Он принялся внимательно изучать раны на ее теле. Наконец вполне удовлетворенно хмыкнул:

— Никаких повреждений! Оружие этих выродков не причинило тебе вреда, а те раны, что остались от копья, — помнишь, когда ты висела на дереве, — тоже затянулись. Все равно ты учти, что и в зверином обличье тебя тоже могут сгубить.

— Сколько ваших людей погибло? — спросила она, поднявшись.

— Многие сегодня будут пировать в Валгалле, но большая часть жива и невредима.

— А точнее?

— Мы потеряли почти половину войска.

Песнь Крови окинула взглядом поле сражения. Повсюду валялись трупы, многие из них уже были заметно тронуты разложением. На лице Песни Крови прорезался ужас.

— Почти половину?! И все потому, что я не сразу сообразила…

Харбард усмехнулся:

— О чем ты, воительница? Лучше порадуйся тому, что вовремя сообразила и у нас сохранилась половина войска. Вот как следует оценивать сражение.

Песнь Крови попыталась возразить, однако вождь воинов-оборотней жестом остановил ее.

— Вот что еще, — продолжил главный ульфбьерн. — Поклонись Одину и поблагодари его за врученный тебе дар. Те из нас, кто пал первым, оказались слабы в вере. Не так глубоко они познали колдовские чары Отца богов. Те же, кто выжил, теперь во время нападения воинов-скелетов не станут ждать. Сразу обернутся зверьем. Ты еще убедишься, что мы не посрамим честь Одина и нашу славу…

— Айя! — выкрикнула Песнь Крови.

Разом подхватили все, кто находился на поле боя:

— Айя! Айя!

— А ты, Черная Волчица? — спросила Ульфхильда. — Ты будешь сражаться вместе с нами в своем естественном облике?

Песнь Крови подозрительно глянула на нее, видимо, сомневалась, может, жена вождя вновь посмеивается над ней?

Ульфхильда немного смутилась, пожала плечами:

— Таким прозвищем гордятся, а не проклинают тех, кто дарует его тебе.

— Она не совсем волчица, Ульфхильда, — вмешался в разговор Харбард. — И вряд ли имеет смысл называть звериную ипостась ее естественным состоянием.

— Меня это не касается, — гордо заявила Ульфхильда. — Какое же прозвище она желает получить за одержанную победу?

Харбард насторожился. Среди ульфбьернов Ульфхильда славилась тем, что умела каждому воину придумывать прозвище по заслугам. Этот великий, почти колдовской дар именовать любого, кто был рядом, к кому лежала душа, ей был дан от Одина. Он был сродни провидению. Беда в том, что эти прозвища не всегда нравились тем, кому они доставались, и только со временем становилось ясно, что вовремя и метко присвоенное имя порой спасало его обладателю жизнь.

Вот и на этот раз Ульфхильда прорицала, и Харбард лучше других понимал, что ему лучше помолчать, но и оставлять без внимания намечавшуюся ссору он не мог.

— Конечно, Черная Волчица — отличное прозвище, лучше не придумаешь, Дарительница Имен, — обратился он к жене. — Хотя, если по правде, я никогда не встречал такого волка, каким обернулась Песнь Крови. Она просто более походила на этого зверя, чем на какого-то другого. Оставь придумывание имени Одину — он подскажет. Он не оставит воительницу без боевой клички.

— Ты имеешь в виду, что эти руны, выжженные на ее шее, и есть скрытое имя? — нахмурившись, спросила Ульфхилъда. — Почему же ты не прочитал их? — Она знала, чем уколоть мужа, ведь он считал себя неподражаемым знатоком рун. Затем Ульфхильда добавила:

— Тебе не кажется, что эта надпись на шее тебе не по зубам. А я сумела угадать, что там написано.

— Я просто сказал, что, по моему мнению, Черная Волчица вполне достойное прозвище…

— Но ты имел в виду что-то другое? — продолжала наступать Ульфхильда. — Я видела, как ты подмигнул Гримниру. Я знаю, что ты хотел ему сказать…

— Хватит! — выкрикнула Песнь Крови.

Она вырвала остатки своей одежды из рук Ульфхильды и направилась к своему коню. Здесь вытащила из-под седла попону, натянула ее на плечи, а рванье скрутила и сунула под седло.

— Я вовсе не хотела злить ее, — пожала плечами Ульфхильда.

— Я тоже, — подхватил Харбард.

— Все в порядке, — успокоил их Гримнир и направился к Песни Крови.

Сюда же подошел и Магнус. Он принес с собой сумку, вытащил оттуда одежду и предложил воительнице.

— Если тебя это устроит? — Он протянул ей штаны и рубаху. — Возьми.

— Ближе не подходи, — предупредила его Песнь Крови, — а то я оторву тебе голову. Так, кажется, ведут себя дикие звери!

Магнус удивленно посмотрел на Гримнира. Тот положил руку на плечо воительнице.

— У меня есть еще штаны, — начал оправдываться Магнус. — И рубаха найдется. Красивая. Сколько угодно. Мы все благодарны тебе, Песнь Крови, — неожиданно признался мореход. — Без твоей помощи нам всем была бы крышка.

Гримнир кивнул в подтверждение, принял сумку из рук Магнуса и попросил его оставить их вдвоем.

Мореход отошел.

— Надень это, — рыжебородый великан обратился к Песни Крови. Голос у него был тихий, но властный.

— Может, Ульфхильда права… — начала Песнь Крови. — Возможно, мне вообще не нужна одежда и следует ехать голой.

— Я тебе сказал, — с откровенной угрозой в голосе повторил Гримнир, — надень это! И оставь свои бабьи капризы. Один дал тебе силу, чтобы ты сумела спасти Гутрун и наказать Тёкк, а ты чем здесь занимаешься! Тебе нужны союзники или ты собираешься сражаться в одиночку? Если даже никогда больше ты не воспользуешься силой оборотня, ты сегодня спасла нас. Зачем ведешь себя как девчонка? Ульфхильда права, имя — это не насмешка, а великая награда. И ты не зверь! В каждом из нас сидит частичка зверя, в этом можешь не сомневаться, это говорю тебе я, Гримнир, но это вовсе не значит, что мы звери. Один награждает магией только для того, чтобы принимать во время сражения наиболее подходящее обличье. Он поступает так во имя победы. Если ты не понимаешь этого, то пусть боги помогут мне, когда я стану твоим врагом. Я видел, что ты сделала с всадниками Смерти, значит, таков твой удел, только так ты можешь расправиться с ними. Я никогда не встречал что-либо подобное.

— Это было ужасно?

— Это было величественно. Жизнь горазда на выдумки, запомни это. Никакая смерть не может сравниться с ней в изобретательности, на то она и жизнь. Смерть может напугать, внушить ужас, поставить на колени, но она никогда не способна сотворить что-нибудь небывалое, невиданное. Ей не дано творить чудеса, ее удел только убийства. Желал бы я, чтобы Один осчастливил меня подобным даром. Я ведь тоже мучился на ритуальном дереве. Отвисел свое — и ничего. Ни единой руны на шее. А ты нюни распустила…

Песнь Крови отвернулась.

Харбард и Ульфхильда занялись своими погибшими — собирали их в кучу, чтобы предать очистительному огню.

Воительница мягко, совсем добродушно выругалась, глянула на насупленного рыжебородого великана.

— Когда до меня дошло, кем я обернулась, я решила, что потеряла в себе человека…

Гримнир мягко обнял ее, привлек к себе, потом поднял ей голову и мягко поцеловал в губы. Вздохнул и огляделся. Голова его возвышалась над спиной коня, так что наблюдать ему было удобно. Наглядевшись, он взглянул в глаза Песни Крови.

— Ничего ты не потеряла, а сгубила столько врагов. Ты видишь в моих глазах отвращение, отчуждение или еще что-нибудь в этом роде?

Она отрицательно покачала головой

— Вот и оставайся человеком. Разумным, дальновидным, храбрым, рассудительным, великодушным, страдающим существом. И, конечно, гордым и свободным.

— Я так… испугалась. Неужели мне снова придется испытать это?

— Возможно, в том больше не будет необходимости.

— Нет, Гримнир. Я сказала, что не хочу больше становиться зверем, но если потребуется…

Гримнир понимающе кивнул и погладил ее по плечу.

— Может, попросить у Ульфхильды еще целебной мази, чтобы ты погуще смазала ладони, а на горло наложила новую повязку?

— Я сама попрошу, но прежде позволь мне одеться, — сказала Песнь Крови, а затем призналась:

— Только Фрейя знает, какой дурой я буду выглядеть в этом наряде. В эти штаны поместятся две таких, как я.

— Не беспокойся, — успокоил ее Гримнир, — вряд ли кому-то придет в голову смеяться над тобой.


После того как Песнь Крови оделась и покорно, как бы признавая свою вину, попросила Ульфхильду смазать раны, воительница приняла участие в погребальном обряде, с которым ульфбьерны провожали в долгий путь на небо своих павших товарищей. Непогребенными остались только тела трех погибших всадников Смерти. Никто не собирался разводить над ними погребальный костер — они так и лежали смердящими кучами костей в тех местах, где их настигла чудовищная волчица.

Песнь Крови подошла к одной из таких куч, заставила себя вспомнить все подробности боя — как обернулась волчицей, как набросилась на первого врага. Напрочь прогнала тошноту и отвращение — Гримнир прав, способность оборачиваться зверем оказалась не менее спасительной, чем умение обращаться с мечом. Что, если ей вновь придется встретиться с врагом лицом к лицу? Ту ночь, когда у нее на шее появились руны, она не помнила. Теперь этого нельзя было допускать. Итак, прежде всего напор, ярость и страстное желание уничтожить врага.

Все равно это были нелегкие воспоминания, однако она сумела пройти через смерть, и теперь у нее появилась надежда, что удастся справиться с магией Хель.

Она ткнула носком сапога в вороненую кольчужную рубаху, которой должны были быть прикрыты кости скелета. Броня лежала пустая, ничего не осталось от жуткого воина. Рядом находился меч с вороненым лезвием. Она наклонилась и подняла его. Набалдашник на рукояти представлял собой серебряный череп с черными глазницами и опущенной — ухмылявшейся — нижней челюстью.

Когда-то и она носила такую же кольчугу и держала в руках такой же меч — тогда она сражалась против Нидхегга на стороне Владычицы Смерти. Задумчиво смотрела воительница на скомканную груду брони, лежавшей у ее ног, здесь же валялись кожаные штаны, тоже пустые, поодаль откатился черный шлем. Неожиданно Песнь Крови подцепила острием меча кольчугу, подняв ее повыше. Сплетенная мастерами царства Мертвых стальная рубаха обвисла до земли, в солнечном свете особенно зловеще поблескивали ее металлические кольца.

Она поднесла бронь поближе к костру, на котором догорали тела погибших ульфбьернов. Некоторое время держала рубаху в пламени, потом отбросила в сторону и подождала, пока она охладится.

Гримнир с интересом следил за ней.

Песнь Крови вернулась к останкам и так же внимательно изучила щит всадника Смерти.

В центре черного, круглого доспеха была выгравирована серебряная руна «бьёрка», заключавшая в себе тайны подземного царства Хель. В те дни, когда Песнь Крови сражалась с Нидхеггом, и она держала в руках такой же щит.

Носком сапога воительница приподняла его, перевернула наручным ремнем наружу, затем взяла кожаные штаны, принадлежавшие скелету, встряхнула, оглядела с обеих сторон и положила их в чашу щита. Туда же полетели черные сапоги, поясной ремень, на котором крепились ножны для меча и кинжала. Сняв ножны, подняла и бросила в кучу шлем воина Смерти, потом швырнула снаряжение в огонь.

Затем положила доспехи на землю, сама уселась сверху. Устроилась как раз возле остывающей кольчуги. Металл уже достаточно охладился, тогда Песнь Крови, не обращая внимания на удивленный взгляд Гримнира, начала облачаться в кольчугу всадника Смерти.

Глава тридцать вторая. КЛЯТВА ВЕРНОСТИ

Тёкк едва сумела скрыть раздражение.

— Не надо прикидываться, Гутрун. Ты далеко не глупа, — резко проговорила служительница Хель и, сложив руки на груди и о чем-то задумавшись, принялась расхаживать по маленькой комнатенке, в которой томилась дочь Песни Крови. Успокоившись, ведьма спросила:

— Почему ты так настаиваешь на этом союзе? Зачем требуешь, чтобы я уничтожила его?

Гутрун горько рассмеялась:

— Я удивляюсь тебе, Тёкк. Ты же сама требовала, чтобы я поклонилась тебе и Хель. Теперь, когда я наконец решилась, ты спрашиваешь, зачем мне это нужно? Неужели так трудно понять, что я хочу жить! После того как ты отдала меня в лапы твоему драгоценному Локиту, после того, что он сделал со мной, у меня не осталось выбора. Этот мертвец, этот зверь в конце концов убьет меня. Он и тебя хочет убить. Мы обе находимся в страшной опасности, потому что он видит в нашем существовании угрозу себе. Удивительно, что ты, такая проницательная, такая расчетливая, и не видишь того, что творится вокруг. Ты, верно, лишилась рассудка? Как ты могла оставить меня с ним наедине? Сколько я провела в его темнице? День? Два? Три? Сколько?

— Ты совершенно здорова!

— Только потому, что он излечил меня, когда я уже была при смерти. Он сам говорил, что убьет меня, когда решит, что я ему больше не нужна. Так же, впрочем, он собирается разделаться и с тобой, своей благодетельницей. Ты столько лет растила его, вдыхала в него собственную колдовскую силу, чтобы он уничтожил тебя?

— Я ни в коем случае не причиню ему вреда. Ты, верно, решила, что я не понимаю, к чему ты клонишь…

— К чему же я клоню? — усмехнулась Гутрун и пожала плечами. — Ты же всегда запросто читала мои мысли. Неужели твое искусство отказало тебе на этот раз? Загляни в мое сознание, разве я таю какие-то коварные мысли? Разве то, о чем я предупреждаю тебя, вздорные выдумки?..

Наступила тишина. Наконец Тёкк резко заявила:

— Повторяю, у меня нет оснований не доверять ему. Я не представляю для него угрозы. Если же он…

— Но ведь не ради меня ты оживила его. Ведь у тебя была цель. Ты мне не веришь, ладно, тогда прочти его мысли, ведь это для тебя пара пустяков.

Тёкк не ответила. На лице Гутрун отразилось откровенное замешательство.

— Разве ты не можешь прочитать, что творится в его голове? — спросила девчонка.

Ответа не последовало.

— Ты не в состоянии проникнуть в его мысли? — Гутрун схватилась за голову. Она прижала руки к груди, голос ее понизился до шепота:

— Клянусь зубами Фрейи, ты создала мертвяка таким, что не в силах контролировать его сознание?!

На этот раз пауза оказалась долгой, безнадежной. Первой подала голос Гутрун.

— Тогда мне несдобровать, — обреченно проговорила она. — Радует, что и тебе тоже. Чем же ты наградила его, Тёкк? Какой мощью поделилась? И ты предлагала поклониться тебе, учиться у тебя. Учиться у той, кто в упор не замечает смертельной опасности? Повторяю, скажи, какой силой ты его наградила? Я знаю, он способен видеть в темноте, умеет исцелять раны. Что еще? Какого рода магией он овладел? Ты сама-то знаешь?..

Тёкк промолчала и на этот раз.

Гутрун прикрыла рот ладонью.

— Значит, это правда? Ты бессильна против него…

— Хватит! — почти выкрикнула Тёкк.

Она вновь принялась расхаживать по комнате. Подошла к кровати, на которой сидела Гутрун. Девчонка тоже поднялась, глянула прямо в глаза ведьме.

— Мне неизвестно, — тихо произнесла она, — что ты замышляла в отношении меня и Локита, Тёкк, только не верится, что твоя цель — держать меня в этом закутке, откуда ты боишься выпустить меня, до конца моих дней. Ты расписывала прелести, что ожидают меня, если я соглашусь стать служительницей Хель. Тогда я отказалась. Теперь я тем более укрепилась в этом решении, потому что рассчитывать на твою защиту, на покровительство богини Смерти не приходится. Мне нет спасения, тогда какой смысл кланяться и усугублять мучения. Ты что-то говорила о темных силах, что спят во мне и рвутся на свободу. Я этого не допущу, хотя, возможно, в этом мое единственное спасение. Действительно, что-то шевелилось во мне, когда я умирала в лапах у этого зверя.

Зверя, Тёкк, и ты знаешь об этом. Я уверена, что его сила сродни моей. К тому же я точно знаю, что он хочет уничтожить меня, а заодно и тебя. Я полагала, что вдвоем нам удастся справиться с ним прежде, чем он разделается с нами, но, видимо, я ошибалась.

Тёкк уже не могла сдерживать раздражение. Сначала ее забавлял рассказ Гутрун, потом что-то подспудно-тревожное родилось в мыслях у ведьмы. Она решила, что все это полная чушь, однако было одно обстоятельство, от которого ей не трудно было отмахнуться. Конечно, это пустяк, не способный оказать какое-либо существенное влияние на ее планы, но все же. Мысли Гутрун были для нее открытой книгой, и там черным по белому было написано, что девчонка говорит правду. Ее слова могли оказаться искренним заблуждением, но не сознательной и коварной ложью. Действительно, девчонка до смерти боялась Локита. Она на самом деле верила, что мертвец уже решил расправиться с ними обеими. Смущало и другое обстоятельство — то, как Локит поступил со своей сестрой. Это было зверство, да и ладно бы с ним, с этим зверством, если бы оно оправдывалось какими-нибудь практическими соображениями. Ничего подобного! Это была жуть, необъяснимая, ненужная, а вот этого Тёкк никак не ожидала от Локита. Теперь девчонку не заставишь добровольно служить Хель, и за это ее, Тёкк, в Нифльхейме по головке не погладят. Страх — великая сила, а Гутрун напугана. Тёкк по опыту знала, что сломить ужаснувшегося нельзя. Он может и поклониться, и клясться в верности, только все это пустые слова, к верности они никакого отношения не имеют. Зачем тогда нужна Гутрун, если к тому же в ней действительно проснется сила, равная мощи восставшего из праха Локита.

Еще вот какая деталь не давала покоя Тёкк, решительно вторгаясь во все ее рассуждения. Каким образом в сознание Гутрун проник лик ее матери-воительницы? Просто не могло случиться, чтобы кто-то посторонний с помощью магии мог так легко просочиться в пределы ее заколдованного замка. Между матерью и дочерью, несомненно, восстановилась связь, и, несмотря на все усилия ведьмы, она не могла ни прервать эту связь, ни нащупать ее источник.

Она взглянула прямо в глаза девчонке, пытаясь проникнуть ей в сознание своим колдовством. Ведьма почувствовала, как душой Гутрун овладевает безразличие, ослабляется внутренний контроль, мысли начинают путаться, гнев угасает, а с ним и страх. Наконец девчонка окончательно расслабилась, чуждое колдовское вмешательство окончательно лишило ее сил. Все свершалось мирно, без всплесков ярости, жажды борьбы, какие случались с ней прежде, до встречи…

«С того самого момента, как проснулся Локит? — спросила себя Тёкк. — Нет, этого не может быть! Сколько я влила в него сил. Я вырастила его, и все равно он пока еще слаб. Он не в состоянии одолеть меня, лишить колдовской мощи. Он в моей власти, я повелеваю им. Что, если девчонка права? Если он уже сумел овладеть тайным знанием?.. Неужели он смог выскользнуть из-под моего контроля? Тогда его участь будет ужасна. Мы вдвоем сокрушим его…

Нет, — резко возразила Тёкк, — она ошибается. Я не могу поверить, нужны более веские доводы, чем рассуждения глупой девчонки. Моя проблема заключается в Гутрун, а не в Локите».

— Я никогда не использовала колдовское искусство, — заверила она Гутрун, — чтобы проникнуть к тебе в душу, потому что это может существенно помешать свободному истечению потока магической силы, а именно ее я хотела бы разбудить в тебе. Я могу проникать в твои мысли — это правда. Могу содрать покров с внутренней боли, что живет в каждом из нас, ты уже убедилась в этом. Но все это никак не касается души. Однако раз ты по-прежнему упрямишься, сопротивляешься доводам разума, мне, очевидно, придется применить более жесткие средства. Если попытки убедить тебя с помощью умственных и телесных способов не удались, мне придется использовать такое средство, которого я искренне хотела бы избежать.

— Мы будем защищаться? — спросила Гутрун. — Ты поможешь мне уничтожить Локита?

Тёкк едва сумела подавить раздражение. Некоторое время она молчала, потом, чтобы окончательно успокоиться, глубоко вздохнула.

— Нет, Гутрун. Я имею в виду насилие над твоей душой, к которому я буду вынуждена прибегнуть. Это средство моментально излечит тебя, вернет разум. Ты наконец увидишь окружающее в истинном свете. Колдовское искусство проснется в тебе, и ты увидишь себя таковой, какая ты есть. Пойми, я не хочу манипулировать твоей душой, это будет только мгновенное потрясение. Если выразиться точнее, прикосновение Смерти. Особого рода кинжал, лезвие, испещренное таинственными рунами, вонзится в твое сердце. Кинжал тут же будет вырван, тебя излечат, и тело твое вновь оживет. Ты сказала, что почувствовала, как в тебе шевельнулись подспудные силы, когда была на краю гибели в темнице Локита. Волшебный кинжал обладает тем же действием, он откроет момент истины в тот самый миг, когда душа попытается вырваться из бренного тела. Ты окажешься лицом к лицу с собой, тогда и узнаешь, что все, что рассказывала тебе я, — правда. После этого обряда ты поумнеешь, перестанешь сопротивляться. Это же смешно — сопротивляться правде. Тогда ты станешь тем, кем должна стать, — вождем победоносной армии Хель, в которой соберутся бесчисленные воины Тьмы и ведьмы, колдующие ее именем. Локит, ты и я будем работать совместно, чтобы установить на земле новый порядок. Да будет так, как того желает Властительница Смерти.

Гутрун хватило выдержки не выказать ужас, охвативший ее во время этой речи. Тёкк увлеклась и не замечала ничего вокруг. Девчонка обвела безразличным взглядом тесную комнату, потом зевнула и спросила:

— Надеюсь, ты все это расскажешь Локиту, Тёкк. Возможно, звуки твоего сладкого голоса взволнуют его сильнее, чем меня. А может, в пылу вдохновения он поступит с тобой так же, как поступил со мной.

Тёкк гневно глянула на девчонку. Дочь Песни Крови заставила себя зевнуть еще раз. Затем она подошла к кровати и улеглась на нее. Пока колдунья не ушла, пока не щелкнул замок в двери, она продолжала изображать безмятежность. Когда же осталась одна, не выдержала, всплакнула.

«Поспеши, мама, — твердила она, — поспеши, иначе будет поздно».


Локит холодно усмехнулся. Он по-прежнему находился в одиночестве в своей ледяной мрачной темнице, однако его колдовской взор свободно блуждал по переходам и помещениям дворца. Так он наткнулся на комнату Гутрун и оказался свидетелем состоявшегося там разговора. Только однажды он встревожился, когда Тёкк вдруг задумалась, нет ли в словах девчонки хотя бы капельки истины? Ведьма просветила мозги сестренки, но не обнаружила и намека на ложь и в пылу самоуверенной гордыни отвергла возможность того, что Локит уже давно и сытно питался ее, Тёкк, магической силой. Ему теперь надо было совсем немного, чтобы справиться с ведьмой, но это «чуть-чуть» могло решить исход дела. Его воля уже сейчас была сильнее, чем у служительницы Хель, оставалось только добрать совсем немного мощи.

«Испытание кинжалом потрясет не только Гутрун, — осклабился мертвец, — но и тебя, прекрасная Тёкк. Неужели ты настолько глупа, что не понимаешь, что я не отдам тебе свою любимую сестричку. То есть кинжал ты вонзишь, вот только вытащить его не сможешь. Мне сестрички, тем более с какими-то проснувшимися подспудными силами, не нужны. Ты, Тёкк, сама, своей рукой убьешь рожденное Хель дитя. Интересно, как посмотрит на подобное самоуправство наша покровительница? Полагаю, мне прикажут избавиться от тебя, от неразумной ослепленной гордыней ведьмы. Как когда-то Матушка Хель избавилась от Нидхегга, обращенного в дракона и приставленного подгрызать корни Иггдрасиля. Незавидная, должен признаться, участь. Тебя, Тёкк, отправят к Нидхеггу в помощницы. Так и следует поступать с предателями. Кто будет разбираться, что испытание с кинжалом было задумано как последнее средство, чтобы привести к покорности сестричку. Кто поверит, что это моя рука вонзит кинжал и не допустит, чтобы его вырвали из ее молодой груди. Однако одному мне не справиться, нужна поддержка, и я знаю, где ее найти».

Он подошел к двери и произнес заклятие, открывающее замок. Вспышка багрового света вырвалась из скважины, ударив мимо Локита. В ответ мертвец вонзил в скважину свой багровый луч, и замок открылся.

Он вышел в короткий коридор и вскоре уже поднимался по лестнице. Сейчас самое время наказать смертью Гутрун и вознаградить Тёкк. Пробил час, и он двинулся вверх по лестнице, ведущей его на трон властителя мира.


— Послушай, Тёкк! — обратился к ведьме Ковна, поджидавший ее в коридоре. — Нам надо поговорить.

Генерал окинул взглядом Вафтруднира, горой возвышавшегося за спиной Тёкк, затем глянул на служительницу Хель.

— У меня сейчас нет времени заниматься болтовней, — ответила хозяйка замка и попыталась пройти мимо Ковны.

Он загородил ей проход. Тут же в коридоре появился Стирки с группой воинов — все держали в руках обнаженные мечи. Правда, особой отваги не выказывали.

«Будь ты проклята, Гутрун, — в сердцах про себя выругалась Тёкк, — сумела-таки смутить меня своими бреднями. Как же я оплошала, что вышла в коридор и не проверила, кто там находится! Сейчас только выяснения отношений с Ковной мне не хватает. Что происходит в замке? Почему я так поздно обнаружила, что Хальд сумела освободиться от кандалов? Как она этого добилась? Не понимаю. Почему в последнее время у меня все плывет перед глазами? Почему я потеряла нюх на опасность, и пока что-то не случится, я полна безмятежности? Ранее я за версту, за неделю ощущала приближение беды».

На какой-то миг ей припомнился Локит, затем мысль метнулась к Гутрун. «Будь проклято твое упрямство! Вероятно, я уделяю слишком много внимания этой девчонке, вот и не хватает на остальное», — подумала ведьма.

— Я пытался достучатся до тебя, предупредить, что в коридоре тебя ждет человек. Если прикажешь, хозяйка, я оторву им головы. Мне это раз плюнуть, — донесся из-за спины голос Вафтруднира.

Тёкк отрицательно покачала головой.

— Я сама могу исполнить этот фокус. Для этого не нужны руки, хватит и слова, а то и мысли. — Затем она холодно взглянула на Ковну и добавила:

— Если пожелаю. Какая нужда подвигла тебя рисковать своей головой, Ковна?

— Правда ли, что посланные тобой на поиски Песни Крови всадники Смерти вернулись ни с чем?

— О, ты, оказывается, завел в моем замке шпионов, — засмеялась колдунья. Она просветила мысли генерала и с изумлением убедилась, что так оно и есть. Это уже было слишком! — Значит, ты сумел обзавестись соглядатаями. — После короткой паузы она подтвердила:

— Да, всадники вернулись, в этом нет никакой тайны.

— Ты послала девятерых. Вернулось шестеро.

— Попусту занимаешь мое время, Ковна. Ты спрашиваешь меня о том, на что уже имеешь ответ.

— Эти шестеро подтвердили, что Песнь Крови мертва?

— Она мертва, — заверила его Тёкк и тут же вспомнила о магическом контакте, произошедшем между воительницей и ее дочерью.

«Выходит, она жива? Иначе как ее образ мог проникнуть в мой замок? Почему я вовремя не подумала об этом? Как я могла допустить такую серьезную ошибку?» — ужаснулась служи