КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423431 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201776
Пользователей - 96086

Впечатления

кирилл789 про Уральская: Психотерапевт для демона [СИ] (Фэнтези)

я просто погуглил, и гугл мне выдал сразу: "Ричард Гир и Дженифер Лопес для съемок танца танго в кф "Давайте потанцуем", готовились самостоятельно по 3 часа в день на протяжении 4 месяцев!!!!!".
когда я вот у этой, писалки, читаю, что "сложный танец" они выучили за вечер???
насколько ж вы бессовестны, афторши!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Уральская: Фитнес в постели принца (Фэнтези)

даже уже тупые, тупые и совсем тупые знают, что на фитнес в "шортиках и маечке" для улицы не ходят. шортики у неё в зад врезаются, и она их всё время поправляет. нормально, так и по улицам и в транспорте добиралась. ты, дура, купила ГОДОВОЙ АБОНЕМЕНТ на фитнес. денег хватило? а на нормальные шорты - нет?
ты по улице в них идти нормально не можешь, ты идёшь "на фитнес" в абсолютно неудобной одежде? в которой даже пройти нельзя? а как заниматься собиралась? с прижатыми к аналу руками? на фитнесе?
даже тупые дуры знают, что "на фитнесе" переодеваются. там потеют, дура. даже те, кто левачит, потеют, тренер не позволит филонить.
потом тебя прямо из зала уносит в портал, и там, на той стороне, в глухом лесу, ты встречаешь мужика, одетого странно, только в "в старинный чёрный камзол" и всё! ах да, на поясе ещё кинжал висел. ну, то есть в лесу стоит мужик в одном камзоле, с кинжалом. даже трусов нет. что, коллега по иномирскому лесному фитнесу?
а потом он переносится с тобой, в вот этих врезающихся в зад шортиках, а сам - в одном камзоле, в зал, полный ещё мужиков. яплакалъ.))
и, дура, "фитнес" - это, дура, не тренажёрный зал с бегущей дорожкой! с которой, дура, поставившая БОЛЬШЕ ДВАДЦАТИ ДВУХ КИЛОМЕТРОВ В ЧАС (!!!) тебя и унесло в иномирье. беговая дорожка это кардиотренировка. и ты просто так встала на неё? впервые придя в зал? то есть, подруга, которая туда ходит - пошла к тренеру, а ты, впервые придя - к дорожке???
тебя кто к ней пустил???
и это всё - только первая глава. хорошо, что эта дурь заблокирована. НЕЧИТАЕМО!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Jjfk453 про Пульс: Клеймо дракона (Любовная фантастика)

кирилл789

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Росси: Ошибка леди Эвелин (Фэнтези)

рассказ о тупой тле. когда баба по своей тупости и тлёвости влезает во всевозможные неприятности, а нормальные люди вынуждены рисковать жизнями чтобы эту тлю вытащить из дерьма.
ты видишь на улице знакомую тётку, с которой тебе не хочется разговаривать и тут же соглашаешься с незнакомцем пойти выпить кофе. тётка всё равно находит тебя в кафе, наклоняется к уху и громким шёпотом (почти вслух) говорит: "правильно, твой муж муд:к, а вот этот - хорош в любовниках". и ты молчишь? знаете, что это значит? вкупе с согласием выпить кофе с незнакомым, это значит, что тебя только что ему прорекламировали как долговременную шл:ху. недовольную своим мужем. а ты недовольна, что незнакомец взял тебя за руку? правда? ты, дрянь, промолчала, значит - согласна на него в любовники!
твоего мужа, который тебя из дерьма вытаскивал, только что увела сб. тебе не к кому обратиться. но! тут вдруг ты видишь жену его друга, и вместо того, чтобы тут же сообщить об аресте, разговариваешь с ней чёрт знает о чём, только не о срочном! она уже портал открыла, а ты "вдруг вспомнила", что "может ей сказать?"???
слушайте, что за сказ птушницы для поломоек?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Мэйз: Дочь кучера. Мезальянс (Любовная фантастика)

Домучив до 70 страницы, пролистала и … удалила.
Кто что кому в диалогах говорит , одному аффтору известно ,откуда что берется, бред бессвязный и сумбурный. Пробраться сквозь эту мешанину- можно вывихнуть мозг .
Кто , что , зачем и почему??? Эпилог – смятка бесполезная…..
В топку и аффторшу и сию писанину.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Николаева: Гувернантка (Исторические любовные романы)

Аннотация такая исчерпывающая, что книгу читать особого смысла уже нет...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Пульс: Клеймо дракона (Любовная фантастика)

ну. придти к портнихе для примерки свадебного платья, уходить в атласе до кареты, по прекрасной погоде и по вымощенной дорожке в САПОГАХ!!! наследница трона эта, головой скорбная, меряла своё свадебное платье в сапогах. я плачу. афтар, а ты так же? в сапогах?)
пробовал почитать дальше, плюнул, глянул здесь - заблокировано. отлично! не трепите себе нервы этой пульсом, нервные клетки долго восстанавливаются, некоторые. а некоторые - нет.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Предание о трех принцах (fb2)

- Предание о трех принцах (пер. Ольга Брусова) (и.с. Весь Азимов-11) 175 Кб, 20с. (скачать fb2) - Айзек Азимов

Настройки текста:



Айзек Азимов
Предание о трех принцах

The Fable of the Three Princes (1987)
Перевод: О. Брусова

Когда-то в незапамятные времена жил да был один король. Имя его было Хильдерик, и правил он очень маленькой страной, совсем крохотной, которая называлась Микрометрика. Не была она ни богатой, ни, к примеру, могущественной, но люди в ней жили счастливо, потому что Хильдерик был королем славным и добрым, из тех, которые любят свой народ, и народ в ответ любит их.

Микрометрика была такая маленькая и бедная, что король Хильдерик не пытался покорить соседние страны, а соседние страны не пытались покорить Микрометрику, такую маленькую и бедную. В результате — мир и довольство царили в этой стране.

Конечно, королю Хильдерику не нравилось жить в бедности. Дворец у него был довольно тесный, в саду ему приходилось помогать садовнику, а его супруге, королеве Эрментруде, возиться на кухне, из-за всего этого они чувствовали себя довольно несчастными. Но зато чего у них было вдоволь, так это сыновей. Когда королева в первый раз разрешилась от бремени, все в королевстве были ужасно счастливы, но, к сожалению, она на этом не остановилась. В тот прекрасный день Эрментруда родила троих детей. Все они были мальчиками.

— Ах, милая моя женушка, — несколько озадаченно произнес король Хильдерик. — Имея трех чудных сынов, сумеем ли мы правильно распорядиться нашим троном?

— Может быть. — Королева Эрментруда смотрела на новорожденных любовно и горделиво. — Пусть они, когда придет время, правят все вместе.

Король с сомнением покачал головой.

— Не думаю, что это разумное решение вопроса, любовь моя. Нашего королевства едва хватает и на одного правителя, а если их окажется целых три, остальные короли нас на смех поднимут. Кроме того, вдруг между детками возникнут разногласия? Посуди, как несчастен будет наш добрый народ, если его повелители станут ссориться между собой.

— Ты прав, — вздохнула королева. — Но у нас еще есть время подумать об этом.


Три мальчика, три королевских сына, росли крепкими, высокими и красивыми парнями, и их родители были очень счастливы и любили их совершенно одинаково. Они видели, что все трое принцев так хорошо учатся, что, когда придет время, каждый из них сможет стать прекрасным королем для своей Микрометрики. Но хоть дети и учились замечательно, были они очень не похожи один на другого. И внешность у них была разной, и вкусы тоже.

Один из трех принцев уродился покрупнее и посильнее, чем остальные двое, и его стали звать Примус, что на древнем и священном языке этого королевства означало Первейший. Когда он не сидел над уроками, то выполнял разные физические упражнения и развивал мускулы. Он уже мог поднимать огромные тяжести, сгибать железные прутья и раскалывать кокосовые орехи голыми руками. Каждый житель королевства восхищался его силой и считал, что их страна будет в полной безопасности, когда этому юноше придет время царствовать.

Второй сын не был таким уж высоким и сильным, как Примус, поэтому его стали звать Секундус, это имя на том же древнем и священном языке означало Второй. Его мускулы не выпирали буграми из-под королевского наряда, как у Примуса. Когда он не посещал занятия, то практиковался не с тяжестями, а с военным оружием. Принц Секундус мог метнуть копье дальше и послать стрелу точнее всех в королевстве. Никто не мог превзойти его в битве на мечах, а уж верховую езду он освоил просто в совершенстве. И опять каждый человек в королевстве восхищался вторым сыном королевской четы и не сомневался, что при таком короле можно чувствовать себя в полной безопасности.

И наконец, о младшем сыне. Он тоже был высок и силен, хоть и не так высок и силен, как старшие братья, поэтому его назвали Терциус, что означало Третий. Принц Терциус учился еще лучше своих братьев, но ничуть не интересовался ни поднятием тяжестей, ни метанием копий. Когда он не посещал школу, то слагал любовные поэмы и пел их сладкозвучным голосом. А также он прочитал великое множество книг. Все юные девушки королевства находили поэзию принца Терциуса прекрасной, но нельзя сказать, что каждый житель королевства был уверен, что король-поэт — это так уж надежно. Все были рады, что два старших принца будут посильнее и что есть из кого выбирать.

По счастью, все трое принцев оказались очень дружны между собой, и когда стали старше, то решили, что никогда не будут ни ссориться, ни враждовать из-за трона. К тому же они очень любили своего отца и желали ему еще долгих лет царствования.

— Но все-таки, — сказал однажды принц Примус, — его королевское величество наш отец стареет, и нам следует прийти к какому-то решению. Так как мы одного возраста, не имеет смысла выбирать старшего. Но я гораздо сильнее и крупнее вас обоих. Над этим стоит поразмыслить.

— Тут я с тобой согласен, — произнес принц Секундус, — но самый опытный воин среди нас — я. Не хотелось бы заострять на подобном вопросе внимание, но это важная деталь.

— Мне кажется, — заметил принц Терциус, — лучше спросить об этом маму и папу. Пусть они примут решение.

Принц Примус нахмурил брови и сказал:

— Не думаю, что их королевские величества, наших отца с матерью, тебе следует называть папа и мама.

— Но кто же они, если не папа и мама?

— Дело не в этом, — поддержал старшего брата Секундус, — а в том, что следует заботиться об их королевском достоинстве. Если я когда-нибудь стану королем, я хочу, чтоб ты меня звал «ваше королевское величество брат». И буду очень обижен, если ты обратишься ко мне со словами «приятель» или «братишка».

— Он дело говорит, — сказал принц Примус, — если бы я стал королем, я бы презирал тех, кто звал бы меня, к примеру, Примми.

— Хорошо. — Принц Терциус не любил ссор. — В таком случае почему бы нам не спросить их королевские величества отца и матушку, что нам делать? В конце концов, монархи они, и нам надлежит слушаться их повелений.

— Отлично, — согласились старшие братья, и они втроем поспешили в королевский тронный зал.


Король Хильдерик немножко подумал. Будучи славным королем, он хотел лучшего для своей маленькой страны и вовсе не был уверен, что его подданные смогут процветать под очень сильным, или под очень воинственным, или под очень уж поэтично настроенным королем.

«В чем нуждается моя страна, — думал он, — так это в очень богатом короле, который даровал бы своему отечеству процветание и счастье».

Наконец король вздохнул и произнес:

— Нет, мне не сделать выбора между вами, дети мои. Поэтому я вынужден дать вам трудное и опасное поручение — раздобыть денег, причем довольно много. Не хотелось бы, чтоб вы думали, что деньги такая уж важная штука, но, видите ли, наша страна отчаянно в них нуждается. Следовательно, тот, кто принесет больше денег, и станет королем.

Королева Эрментруда сильно встревожилась и обеспокоенно сказала:

— Но, отец, — (в кругу придворных она никогда не называла его «отец», но королевство было таким бедным, что придворных там почти не водилось), — вдруг наших дорогих деток подстережет опасность при выполнении твоего поручения?

— Будем надеяться, что не подстережет, мать. Нам нужны деньги, ты и сама это знаешь, а, например, у императора Максимиана Аллеманского они есть. И их много. Он, возможно, самый богатый из всех монархов мира.

Принц Примус поразмыслил и сказал:

— Это, может, и так, ваше королевское величество мой отец, но, по-моему, император не даст нам денег только потому, что мы попросим их.

— В самом деле, — поддержал его средний брат, — нам никто не даст денег, если мы попросим.

А принц Терциус сказал:

— Мне кажется, что принцам ни в коем случае не полагается выпрашивать деньги.

— Так вот, дети, — заключил король, — речь идет не о выпрашивании денег. Император Максимиан, как оказывается, имеет дочку по имени Меливерса. И она является его единственным чадом.

Король Хильдерик надел пару больших очков, достал из ящика своего королевского стола пергамент и, глядя в него, продолжил:

— Два дня назад мне доставили эту эпистолу, и я ее внимательно с тех пор изучаю. Такие же послания доставлены во все королевства всем королям, и было очень любезно вспомнить и обо мне, хоть я владею такой небольшой и небогатой страной.

Он откашлялся.

— Итак, здесь говорится о том, — король не отрывал внимательного взгляда от пергамента, — что императорская дочь прекрасна, как божий день, высока, изящна и очень хорошо образованна.

— Мне что-то не нравится, что она такая образованная, — заметил старший из принцев, — образованные принцессы очень уж много говорят.

— Но ее же можно не слушать, — возразил принц Секундус.

А принц Терциус сказал:

— Ваше королевское величество батюшка, какое отношение имеет королевская дочка к вопросу о деньгах для нашей страны?

— Мои дорогие королевичи, — обратился к сыновьям король, — каждый, кто рожден принцем и кто сможет представить сертификат о своем королевском происхождении, получит право проявить свои способности при дворе императора Максимиана. Если эти способности покажутся приятными принцессе Меливерсе и она захочет выйти за этого принца замуж, он будет объявлен наследником престола и получит большое денежное содержание. Впоследствии он станет императором. Если победителем будет один из вас, то и я в свое время объявлю его властелином моей страны. А владея богатством обеих земель, он сможет сделать нашу Микрометрику процветающей державой.

— Принцесса Меливерса не сможет устоять перед моими мускулами, ваше величество отец мой, — заявил принц Примус.

— Или перед моей верховой ездой, — продолжил принц Секундус.

— Ну, не знаю, любит ли она поэзию... — неуверенно протянул принц Терциус.

— Но тут есть одна загвоздка, дети мои королевичи, — прервал его король. — Я дал вам образование в области экономики, социологии и в других, столь же необходимых королям науках. Меливерса же образованна в области колдовства. Если кто из принцев не угодит ей и не покорит ее сердце, то она обратит его в статую. В этой эпистоле сказано, что для главной аллеи парка, где королевна совершает свой утренний променад, потребно много статуй.

Королева Эрментруда воскликнула:

— Я так и знала, — и стала плакать.

— Не плачьте, ваше величество моя матушка, — сказал принц Терциус, который любил мать всей душой, — не уверен, что это соответствует духу закона, обращать королевичей в статуи.

— Как правило, нет, — поднял брови его отец, — но в данном случае это обстоятельство является частью соглашения. Кроме того, заводить тяжбы с королевнами — трудная задача. Итак, если вы, дети мои королевичи, не захотите воспользоваться этой возможностью, я не стану винить вас... Но наша Микрометрика терпит такую отчаянную нужду в деньгах.

Принц Примус сказал:

— Я ничуть не испугался. Передо мной принцессе не устоять.

Принц Секундус поддержал его:

— Или передо мной.

Принц Терциус смотрел озадаченно и ничего не отвечал.


Трое принцев вмиг собрались в долгую дорогу. Одежды их, к сожалению, выглядели довольно потрепанно и давно вышли из моды, лошади были стары, но ничего другого не водилось.

— Прощайте, ваши величества мои родители, — сказал принц Примус. — Постараюсь не подвести вас.

— Надеюсь, — неуверенно промолвил король Хильдерик.

Королева рыдала на пороге своей опочивальни.

— Я также не обману ваших ожиданий, — сказал принц Секундус.

Принц Терциус, подождав, пока братья удалились, сказал:

— До свидания, мои дорогие мама и папа. Я сделаю, смогу.

— До свидания, сын, — произнес король, когда смог побороть комок в горле.

Королева Эрментруда обняла сына, и он поскакал догонять братьев.

Долго, долго скакали они, пока не достигли главного города империи Аплемании. Лошади их почти выбились из сил, одежды совсем истрепались, да и деньги все вышли, так что пришлось просить взаймы у тех королей, чьи страны они проезжали.

— Значит, — грустно заметил принц Терциус, — мы еще и задолжали кругом, и теперь наше королевство станет еще беднее, чем было.

— Когда я заполучу принцессу, — пообещал принц Примус, — я заплачу своим заимодавцам втрое больше.

— А я — впятеро, — сказал принц Секундус.

— В случае если хоть один из нас завоюет принцессу, — добавил принц Терциус.

— Разве может такого не произойти? — в один голос воскликнули старшие братья.

И вправду, когда трое принцев прибыли ко двору, их приняли с большим почетом. Пожаловали свежих коней и прекрасные богатые платья самого нового фасона, а затем проводили в роскошные покои такого большого и красивого дворца, какой они только могли вообразить. В услужение им придали множество слуг, и те ухаживали за братьями с отменной вежливостью.

Все трое были очень довольны подобным обращением.

— Императору, должно быть, известно, из какой прекрасной семьи мы произошли. Наши предки много поколений являются королями, — заметил принц Примус.

— Да, — сказал принц Терциус, — только все они были бедными королями. И я думаю, знает ли об этом император Максимиан.

— Должен знать, — ответил принц Секундус, — императоры вообще все знают. В противном случае, какие же из них императоры?

В это время в их покои вошла младшая помощница горничной и принесла чистые полотенца, чтоб принцы могли принять ванну, перед тем как отправиться на бал. А бал должен был состояться в тот же вечер.

Принц Примус сказал:

— Эй, ты! Служанка!

Девушка вздрогнула оттого, что к ней обратился сам принц и, низко присев в реверансе, шепотом ответила:

— Да, ваше высочество.

— Ваш император умный человек?

— О, ваше высочество, вся империя поражается его мудрости.

Принц Секундус спросил:

— А его интересует, богаты или бедны прибывающие к вам принцы?

— Совсем не интересует, ваше высочество, — снова отвечала служанка. — Он до того богат, что деньги для него ровно ничего не значат. Все, чего он хочет, так это только счастья своей дочери. И если она остановит выбор на ком-то из принцев, тот сразу станет наследником империи, даже если у него до этого не было ни пенни.

Принц Примус и принц Секундус заулыбались и закивали друг другу, как бы говоря: «Мы так и знали».

А принц Терциус поглядел на служанку и спросил:

— А что вы могли бы рассказать о принцессе, дорогая служаночка? Она такая же хорошенькая, как вы?

Девушка покраснела, как маков цвет, и только ротик приоткрыла. Даже ответить ничего не смогла.

— Не зови ее «дорогая служаночка». Слугам непонятно, когда к ним так обращаются принцы, — понизив голос, сделан брату замечание принц Примус.

— С чего ты взял, что она хорошенькая? Служанка она служанка и есть, — поддержал брата принц Секундус.

— Все равно я бы хотел услышать ответ на свой вопрос, — твердым голосом сказал принц Терциус.

Служанка, а она и вправду была прехорошенькой, хоть большинство из приезжавших принцев этого не замечали, ответила:

— Ваша высочество, должно быть, изволит шутить. Принцесса и выше меня, и вообще гораздо красивее. Она прекрасна, как солнце.

На что принц Примус заметил:

— Богатая принцесса и к тому ж прекрасная, как солнце. Хм, очень интересно.

А принц Секундус добавил:

— Приятно жить в своем дворце, примерно таком, как этот, с богатой принцессой.

И принц Терциус спросил:

— Не больно ли на нее смотреть, если она прекрасна, как солнце?

— Но она такая высокомерная, — продолжала служанка.

Принц Примус сурово изрек:

— Служанкам не полагается встревать со своими замечаниями, когда их не спрашивают.

И принц Секундус еще суровее произнес:

— Вот что получается, когда говорят «дорогая» всяким служанкам.

А принц Терциус сказал:

— Так значит, она очень высокомерная, моя дорогая?

— Очень, ваше высочество. — Служанка отвечала, дрожа как осиновый лист от высокомерных взглядов двух братьев. — Уже так много принцев просили ее руки, а ей ни один из них не понравился.

— Конечно не понравились, — усмехнулся принц Примус. — Наверное, какие-нибудь заморыши, которые даже железного прута не могут согнуть как полагается. Какой ей в них интерес?

— Может, они и меча поднять не могли, уж не говоря о том, чтобы подобающе драться. Что в таких мужьях толку?

— Мне кажется, нам следует спросить у служаночки, — сказал принц Терциус, — что стало с теми принцами.

Девушка опустила глаза и грустно ответила:

— Их всех обратили в статуи, выше высочество. Статуи получились очень красивые, так как и принцы были красивые и молодые.

Принц Терциус печально покачал головой.

— Я надеялся, император изволил шутить, а он и в самом деле поступает так, как было писано в эпистоле. И много у вас статуй?

— Почти по дюжине с каждой стороны главной аллеи, по которой принцесса каждое утро совершает променад, ваше высочество. Но она на них даже и не смотрит, потому что настолько же жестока, насколько прекрасна.

— Фу, какая мне разница, жестока она или нет? Была бы она только богата, — усмехнулся принц Примус. — И прекрасна тоже, конечно. Я сумею победить ее гордое сердце... А теперь убирайся прочь, служанка.

Девушка сделала глубокий реверанс и вышла из покоев, пятясь, поскольку было бы очень невежливо с ее стороны выходить, повернувшись спиной к принцам.


Вечером задали роскошный пир, и трое принцев были на нем почетными гостями.

Император, сидя на великолепном троне во главе стола, любезно приветствовал их. Рядом с отцом сидела принцесса Меливерса, она и вправду оказалась прекрасна, как солнце. Ее длинные волосы были цвета кукурузных початков, а глаза синие-пресиние, они напоминали небо в ясный весенний день, а цвет лица у нее оказался вообще совершенно безупречен, и черты его идеальны.

Но глаза ее были пусты, и лицо не выражало ни одной мысли.

Когда принцессе представили принца Примуса, она даже не улыбнулась ему. Только посмотрела гордо и обронила:

— Из какого вы королевства, сударь?

— Из Микрометрики, ваше императорское высочество, — ответил принц.

И принцесса заметила:

— Мне известны все страны на земле, и могу сказать, что Микрометрика из них самая маленькая. — После чего посмотрела на него с презрением.

Принц Примус отошел от нее, уселся на свое место за столом и шепнул брату:

— Она проявит ко мне больше интереса, когда я покажу ей, что я умею.

Затем принцессе представили принца Секундуса, и она спросила:

— Вы, надо полагать, тоже из Микрометрики?

— Да, ваше императорское высочество. Принц Примус — мой брат.

— Ваша Микрометрика к тому же беднейшая из всех стран. Если вы с братом надумаете делиться, то окажетесь на грани настоящей нищеты.

И отвернулась от него. Принц Секундус тоже отошел от принцессы и, заняв свое место подле братьев, прошептал старшему:

— Она забудет о нашей бедности, когда увидит мое мастерство.

Когда принцессе представили принца Терциуса, она чуть не рассмеялась:

— Еще один из Микрометрики?

— Мы — трое родных братьев, ваше императорское высочество, — объяснил принц, — и тем, что принадлежит нам, мы владеем сообща.

— Но вам почти ничего и не принадлежит.

— Вы правы, у нас нет денег и власти, — согласился принц Терциус, — но мы и наш народ живем счастливо. А стоит поделиться счастьем, как оно умножится.

— Не доводилось видеть, — сказала так принцесса и отвернулась.

Принц Терциус вернулся на свое место и шепнул братьям:

— Она богата, а наша страна так нуждается в деньгах. Но красота принцессы холодна, и богатство не принесло ей счастья.


На следующее утро старший из принцев приготовился продемонстрировать свои подвиги. Он нарядился в великолепный наряд атлета, подаренный ему императором, и теперь стоял перед зеркалом, любуясь своими мускулами. Принц Примус был до крайности доволен собой.

В этот момент послышался робкий стук в дверь, и, когда принц провозгласил «входите», в комнате появилась младшая помощница горничной с вазой яблок.

— Это что еще? — строго спросил принц Примус.

— Я подумала, что вам потребуется подкрепиться перед выступлением, ваше высочество.

— Что за чепуха. У меня есть все, что нужно. Унеси прочь эти дурацкие яблоки.

Служанка опять сильно покраснела, но продолжила:

— Ваше высочество, я сомневаюсь в том, что вам стоит браться за выполнение задания.

— Это еще что такое? Почему бы мне за него и не взяться? — Произнося эти слова, принц Примус напружинивал мускулы и любовался собой в зеркало. — Тебе что, кажется, что я недостаточно мужественен?

— Конечно, вы достаточно мужественны в глазах всех людей на свете, но не в глазах нашей принцессы. Ей невозможно угодить, и будет ужасно, когда такой прекрасный принц, как ваше высочество, обратится в мраморную статую.

Принц Примус расхохотался.

— Принцесса не может быть настолько жестокой, чтобы я не сумел угодить ей. И хватит болтать! Тебе следует говорить только тогда, когда к тебе обращаются. Убирайся отсюда, служанка!

И маленькая служаночка в одно мгновение исчезла из его покоев, едва успев сделать реверанс.


Принц Примус вышел на большую арену. Всю ее окружали трибуны, а над трибунами возвышался шелковый балдахин. В самом центре сидел император, справа от него расположилась принцесса Меливерса. Все придворные, среди них было много прекрасных юных дев и юношей, тоже собрались на трибунах. На одной из скамей сидели братья Секундус и Терциус. Принц Примус встал лицом к трибунам, и слуги разложили перед ним разные атлетические снаряды.

Сначала принц подошел к целой горе штанг. Самую легкую из них он небрежно отбросил в сторону, хотя поднять такую было бы трудно даже очень сильному человеку.

Затем он стал одну за другой поднимать более тяжелые, сначала охватывая их двумя руками и рывком подбрасывая на уровень плеч, а затем с большим усилием даже над головой. Когда принц поднял самую большую из штанг, все придворные принялись неистово аплодировать. Ни один человек на свете не смог бы даже приподнять такую тяжесть.

А под конец принц взвалил на свои плечи толстый железный прут и затем свел его концы таким образом, что оба они оказались перед его лицом. А потом снова развел их, поднял прут над головой и отбросил в сторону. Каждая часть его выступления вызывала гром аплодисментов придворных. Даже сам император одобрительно кивал. Только одна принцесса не аплодировала и не кивала.

Тогда император наклонил к дочери голову и тихо сказал:

— Дорогая, этот принц поистине самый сильный человек из всех, кого я знаю. Совсем неплохо было бы иметь такого наследника для нашего трона.

Но дочь его холодно ответила:

— По моему мнению, таких силачей надо в цирке показывать, ваше императорское величество мой отец, но замуж за такого я не собираюсь. Разве в моей спальне есть штанги или железные прутья, которые необходимо сгибать или подбрасывать? Наблюдать же за тем, как он то напружинивает, то расслабляет мускулы мне, право, скоро надоест. А уж если он попытается обнять меня, то непременно сломает мне одно-два ребра.

Она величественно встала, и все стихли.

— Принц Примус, — раздался ее звучный голос.

Принц скрестил на груди руки и обратил к принцессе лицо, на котором застыло самонадеянное выражение. Она продолжила:

— Вы самый сильный человек, которого я когда-либо видела, и я благодарю вас за старания быть приятным мне. Но я не хочу видеть вас своим мужем. Извольте подвергнуться наказанию.

Последовало несколько загадочных пассов (она ведь и вправду была очень образованная принцесса), и ослепительно ярко вспыхнуло волшебное пламя. Придворные побыстрее зажмурили глаза, и только принцы Секундус и Терциус, которые ничего подобного не ожидали, были на минуту-другую почти ослеплены.

Когда зрение к ним вернулось, они с ужасом увидели, как грузят на тележку какую-то статую, чтобы отвезти ее в главную аллею парка, по которой принцесса совершала свои утренние променады.

Этой статуей стал их старший брат принц Примус, по-прежнему со сложенными на груди руками и лицом гордым и красивым.


Принц Терциус был очень грустен в тот вечер. Ему еще не доводилось терять брата, и теперь он понял, до чего это неприятно.

Он сказал принцу Секундусу:

— Не думаю, чтобы нашему отцу, его королевскому величеству, это могло понравиться. А уж что касается нашей матушки, ее королевского величества, то она просто в ужас придет. Как мы осмелимся сообщить им об этом?

Принц Секундус ответил:

— Когда я завоюю руку и сердце принцессы, то, надеюсь, смогу убедить ее попробовать освободить нашего брата, его королевское высочество. В конце концов, если она так уж хорошо образованна, то должна же она уметь это делать.

— Но как тебе удастся завоевать ее руку и сердце? Ведь сердце у принцессы просто из камня. Настоящего холодного камня.

— Думаю, не совсем так, — ответил средний брат. — Эта неприятность произошла только потому, что принцессу не заинтересовали бесцельные демонстрации силы и мускулов. Что толку в поднятии тяжестей? Я, по крайней мере, воин. Я умею сражаться и владеть оружием. Это уж точно полезное занятие.

— Надеюсь, — сказал принц Терциус. — Но ты понимаешь, как сильно рискуешь? Хотя, конечно, принцесса очень богата, а мы так нуждаемся в деньгах.


На следующее утро принц Секундус как раз облачался в сверкающие доспехи, когда младшая служанка, сгибаясь под непомерной тяжестью, приволокла ему огромный меч. Девушка едва сумела втащить его в покои и только хотела присесть в реверансе, как нечаянно уронила меч на пол. С оглушительным грохотом.

Принц Секундус, досадливо поморщившись, сказал:

— До чего ты неуклюжа.

— Прошу прощения, ваше высочество, — смиренно прошептала она, снова приседая, — но вы и вправду хотите попытаться ублаготворить принцессу?

— Конечно. А тебе-то что за дело, служанка?

— Вовсе никакого, ваше высочество, — призналась девушка, — но наша принцесса такая привереда и ей до того трудно угодить, что прямо ужас. Мне бы так не хотелось видеть вас, подобно вашему брату, в образе статуи.

— И не увидишь, — отрезал принц Секундус. — Меня ей не обратить в статую. Мне удастся покорить принцессу. А теперь, служанка, убирайся от меня прочь. Не выношу настырных ос

Служаночка опять присела в реверансе и исчезла.


Принц Секундус вышел на арену и сразу же был встречен громом аплодисментов. Доспехи, которые ему преподнес император, ярко сверкали и были прекрасны, а уж шли ему как нельзя лучше! Щит сиял ослепительно белым цветом, меч был выкован из самолучшей стали, копье отличали исключительно пропорциональные размеры, а уж шлем закрывал все лицо и придавал принцу самый устрашающий вид. Принц Секундус метнул копье, и оно пролетело через всю арену и вонзилось в самый центр мишени.

Затем принц вызвал любого из присутствующих рыцарей биться с ним на мечах, к нему на арену спустился один из них, и был он преогромного роста. Когда противники принялись сражаться, мечи их так и засверкали. Но принц Секундус на каждый выпад соперника отвечал двумя, а по мере того как рыцарь уставал, принц словно все больше набирался сил. Вскоре его противник, подняв руки вверх, запросил пощады, и принц был объявлен победителем. Аплодисменты раздались ошеломительные. Под конец принц Секундус снял шлем с головы и латы вскочил в седло и стал показывать чудеса верховой езды. Держа поводья лишь одной рукой, он заставлял коня то становиться на задние ноги, то прыгать, а то даже танцевать. Это было великолепное зрелище, и публика прямо с ума сходила от восторга.

— Но, дорогая моя дочь, — произнес император, наклоняясь к принцессе Меливерсе, — этот принц просто первоклассный воин. Он поведет мои армии в бой и непременно одержит победу. Уверен, что он тебе приятен.

Ни одна черта не дрогнула на лице прекрасной принцессы, его выражение было таким же холодным, как всегда.

— Может, из него и получился бы превосходный генерал, если бы он к тому же знал, как командовать армиями, но какой из него муж? В моей спальне не прячутся вооруженные солдаты, с которыми ему потребуется сражаться, там нет лошадей, на которых он мог бы скакать, и мишеней, по которым он стал бы выпускать стрелы. А стоит ему чуть забыться, как он может метнуть копье в меня, так как именно это занятие он любит больше всего.

Она поднялась, и вокруг стало тихо.

— Принц Секундус, — обратилась к нему принцесса, — вы и впрямь величайший воин, какого мне только доводилось видеть, и я благодарю вас за ваши старания угодить мне. Но я не хочу видеть вас своим мужем. О наказании, которое последует вы были предупреждены.

Она сделала те же таинственные пассы, что и накануне. В этот раз принц Терциус успел прикрыть глаза, когда же он убрал руку, перед ним была еще одна статуя: молодой и пригожий принц, рука которого осталась поднята, будто он собирается метнуть копье. И принц Терциус понял, он только что лишился второго брата.


На следующее утро принц сидел в своих покоях в полном одиночестве. Он не спал всю ночь и, сказать правду, пребывал в полной растерянности. Что ему делать?

— Если я сейчас отправлюсь домой, все скажут, что я трус. Кроме того, как я отважусь объявить эту ужасную новость папе? А дорогая мамочка будет лить слезы всю оставшуюся жизнь. А я, я лишился двух родных братьев, которые, хоть и были самую чуточку самонадеянны и немножко упрямы, все равно оставались для меня лучшими братьями на свете.

В это время в дверь постучала младшая служанка. Она вошла в покои, и в руках у нее ничего не было.

— Вы принесли мне что-то, моя дорогая? — спросил принц.

Она испуганно присела в реверансе и ответила:

— Нет, ваше высочество. Не гневайтесь, прошу, я пришла только для того, чтобы рассказать, как я просила обоих ваших братьев отказаться от завоевания принцессы, но они не послушали меня.

Принц вздохнул.

— Оба они были немножко своевольны, я знаю. Вы не должны винить себя за то, что они не стали вас слушать. И уж конечно, я не держу на вас обиды.

— Тогда, ваше высочество, хоть вы меня послушайте. Я прошу вас, не пытайтесь выполнить задание принцессы. Вы ведь не великий силач и не непобедимый воин. Как вам удастся покорить принцессу, если это не удалось вашим братьям?

— Это так. Все, что я умею, это слагать пустяковые стишки и писать к ним музыку. Но возможно, они понравятся принцессе.

— Ах, ей так трудно угодить, — вздохнула служанка и вздрогнула от собственной смелости, с которой противоречила принцу. — И вас тоже обратят в статую, и ваши родители останутся бездетными, и не будет в вашем королевстве наследника трона.

Принц тоже испустил тяжкий вздох.

— Вы совершенно правы, миленькая служаночка. У вас очень доброе сердце и ясный ум. Но видите ли, наше королевство такое маленькое и бедное, что папа принужден сам работать в саду, а моя мамочка помогает на кухне. И если бы я женился на принцессе и разбогател, и папа, и мама, да и все королевство были бы ужасно счастливы. Поэтому я все-таки думаю, что должен попробовать ублажить принцессу. Возможно, если я выберу самые лучшие из моих стихов и спою их самым приятным голосом, ей они и понравятся.

Слезы покатились по щекам служаночки.

— Ох, до чего я бы хотела, чтобы так оно и случилось, но уж очень наша принцесса жестокосердная. Если бы в груди ее билось мое сердце, может, из этого что и вышло.

— Послушайте, моя дорогая, — вдруг горячо заговорил принц, — позвольте мне испробовать мои стихи на вас. Я спою вам некоторые из моих песен, а вы мне скажете, понравились они вам или нет. Если они вам понравятся, то, возможно, принцесса их тоже полюбит.

Служаночка пришла в ужас от такого предложения.

— Ох, что это вы, ваше высочество, как вы могли надумать такое? Вы сложили песни для того, чтоб петь их перед принцессой, а не передо мной. И как вы можете судить о принцессе по какой-то простой служанке?

— Тогда давайте вообще забудем про принцессу, — предложил принц Терциус, — для меня важно только то, что подумает о моих песнях служанка.

Принц настроил лиру, которая, между прочим, была его собственной, а не одолженной императором. Затем очень красивым и мелодичным голосом он запел грустную песню. В ней пелось о несчастной, неразделенной любви. Когда же служаночка принялась всхлипывать так жалобно, будто ее сердце разрывалось от горя и сочувствия, он запел веселую песню о любви счастливой и взаимной. И слезы служаночки в одно мгновение высохли, она захлопала в ладоши и рассмеялась.

— Вам они понравились? — спросил принц Терциус.

— О, очень, — ответила служаночка. — Ваши песни такие прекрасные, и ваш голос тоже. Я даже подумала, что уже, наверное, очутилась на небесах.

Принц улыбнулся.

— Сердечно вас благодарю.

И он склонился и поцеловал ей руку. Бедная служаночка ужасно покраснела от смущения и поскорей спрятала поцелованную руку за спину.

Но тут раздался громкий стук в дверь, и вошел императорский гофмейстер. Он поклонился принцу Терциусу (но не слишком почтительно) и провозгласил:

— Ваше высочество, приндесса Меливерса желает знать, почему вы не появились на арене.

Он бросил сердитый взгляд на служаночку, и испуганная девушка мигом выскользнула из покоев.

— Я даже не знаю, стоит ли мне появляться на арене. Я как раз думал над этим, — ответил принц.

Гофмейстер поклонился даже еще менее почтительно и сказал:

— Я передам принцессе ваши слова. Прошу вас оставаться у себя, пока ее высочество не вынесет своего решения.


Принц Терциус ждал и ждал, и гадал, не обернет ли принцесса его в статую прямо сразу за его нерешительность. Он все еще размышлял над этим, как принцесса Меливерса вдруг вошла в его покои. Даже не постучав в дверь и не спросив разрешения войти. Принцессы никогда не стучат и ничего такого не спрашивают.

Она сказала:

— Наш придворный гофмейстер передал мне, что вы не намерены выполнять задание.

— Вашему императорскому высочеству, боюсь, не понравятся ни мои песни, ни мой голос. А это все, что я могу вам предложить.

— Но если они мне понравятся, что тогда?

— Ну, тогда я даже не знаю, хотел бы я иметь супругой такую холодную и жестокосердную особу, как вы. Особу, которая превращает в статуи храбрых и добрых юношей.

— Разве я не прекрасна, принц?

— Это лишь внешняя красота, ваше императорское высочество.

— Разве я не богата, принц?

— У вас есть только деньги, ваше императорское высочество.

— Разве вы не бедны, принц?

— Это так, ваше императорское высочество, но я к этому привык. Так же как привыкли мои родители и наши подданные.

— Но разве вы не желаете разбогатеть, женившись на мне, принц?

— Думаю, нет, ваше императорское высочество. Я ведь не продаваться сюда приехал.

— Но наш придворный гофмейстер, стоя за дверью, слыхал, как вы пели свои песни какой-то низкородной служанке.

— Я и не отрицаю этого, но ваша служаночка имеет любящее и доброе сердце, и мне захотелось спеть ей. Собственно говоря, любящее, доброе сердце и есть те самые богатство и красота, к которым я стремлюсь. И если бы она только захотела, я бы женился на ней, и когда-нибудь, когда я вместо моего отца стану королем в своей стране, эта низкородная служаночка стала бы королевой.

И вдруг принцесса улыбнулась. Отчего стала еще красивей, чем была.

— Вот, — сказала она принцу, — сейчас вы увидите, как полезно принцессам иметь образование.

Загадочные движения рук, одно-два шепотом произнесенных слова, и неожиданно принцесса стала немножко не такой ослепительно красивой, чуть поменьше ростом, чуть попроще манерами — и принц Терциус в то же мгновение понял, что перед ним стоит маленькая служаночка. И изумленно спросил:

— Кто же вы, императорская принцесса или низкородная служанка?

— Я и та и та, принц Терциус. Именно в обличье скромной служанки я дала себе зарок обрести хорошего мужа. Ибо что толку в принцах, которые ищут руки прекрасной и богатой принцессы, не заботясь о том, что она жестока и холодна. Я хотела найти юношу, который был бы добр к славной и мягкосердечной девушке, хоть она, может, и не прекрасна, как солнце, и не богата, как золото. Вы выдержали это испытание.

И снова девушка изменила свой облик и опять предстала принцессой, только в этот раз принцессой улыбающейся и нежной.

— Вы хотите взять меня в жены, принц Терциус?

На что принц ответил так:

— Если вы навсегда останетесь такой же разумной и доброй, какой я вас полюбил, тогда я с удовольствием женюсь на вас.

И тут внезапно все статуи принцев превратились в живых юношей.


Принц Терциус и принцесса Меливерса были женаты уже больше двух месяцев, когда король и королева Микрометрики прибыли к императорскому дворцу в самых быстроходных экипажах. О том, как они были счастливы, и сказать нечего.

Принцы Примус и Секундус испытывали счастья не меньше, поскольку опять стали живыми людьми, а не каменными статуями. Лишь время от времени они оба восклицали:

— Служанка? Нет, мы и подумать такого не могли!

Конечно, и принц Терциус был тоже очень счастлив. Но самой счастливой из всех была, конечно, принцесса Меливерса. Понимаете, она ведь уже стала побаиваться, что даже при своем образовании не сумеет найти того, кто, пренебрегши богатством и красотой, полюбит ее ради нее самой.



Оглавление

  • Айзек Азимов Предание о трех принцах