КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605204 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239743
Пользователей - 109689

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Дом шепотов [Серж Брюссоло] (fb2) читать онлайн

- Дом шепотов (пер. Наталья Юрьевна Морозова) (и.с. The International Bestseller) 541 Кб, 241с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Серж Брюссоло

Настройки текста:



Серж Брюссоло Дом шепотов

Когда ты сумасшедший – это не так мешает.

Ужасно, когда сходишь с ума.

Джеймс Хедли Чейз

ОТ АВТОРА

Действие этого романа происходит в начале 1963 года. За шесть месяцев до этого – точнее, 5 августа 1962 года – Мэрилин Монро была найдена мертвой в своем доме на Хелена-драйв в лос-анджелесском квартале Брентвуд.

Джон Махони унаследовал от Джонни Вайсмюллера роль Тарзана.

Джону Ф. Кеннеди оставалось еще триста дней жизни, он встретил свою судьбу лишь 22 ноября напротив дома номер 411 по Элм-стрит, где находился склад школьных учебников…

В следующем году некоторых американских военных советников начали отправлять в далекий Вьетнам. За их судьбу никто не беспокоился, в конце концов, речь шла о незначительном коммунистическом мятеже… Великая эпоха радикальных споров, пылающим очагом которых скоро станет университет Беркли, еще не началась. Хиппи пока не существовало. Появились в великом множестве битники, вскормленные творениями Джека Керуака[1], бродячие поэты, одетые во все черное и носящие на голове баскские береты. Киноиндустрия слабела, подтачиваемая невероятным успехом телевидения. Минула легендарная эпоха голливудского блеска.

ПРОЛОГ

Map-Виста, июнь 1953 года


Языки пламени окружают кровать. Сара видит, как они растут, приближаются, слышит, как они потрескивают с еще большим задором, но не может пошевелиться! Она хочет встать, одним прыжком добраться до двери, чтобы вырваться из огня, но, хотя мозг ее уже совершенно проснулся, тело продолжает спать. Как упорно она ни пытается проснутьсяникакого эффекта.

В квартире стоит невыносимый жар, снопы искр уже пожирают занавески, картины корчатся, как ломтики бекона, забытые на раскаленной сковородке.

Огонь голоден, и сейчас он сожрет кровать и Сару вместе с ней.

Молодая женщина начинает ненавидеть свое тело, которое не слышит ее приказов, это ленивое тело, сладко низвергнутое в самый глубокий сон. Еще немногои она бросит его на произвол пламени, и лишь страх испытать боль ее останавливает. Она знаem, что будет ужасно мучиться, и ей приходится отказаться от этой маленькой мести, которая принесла бы хоть небольшое утешение.

Огонь обгладывает кровать. Саре наконец удается встать. Она срывает одеяло, заворачивается в него и бежит в ванную, чтобы облиться водой. Она надеется, что такая защита поможет ей добраться до входной двери до того, как она задохнется от дыма, становящегося все более и более густым.

Она не понимает, откуда мог взяться огонь. Абсурд. Она не курит и всегда очень осторожна со всевозможными кухонными приборами. Профессия приучила ее обращаться с опасными субстанциями, взрывчатыми веществами, так что она давно взяла себе за правило быть предельно аккуратной с любыми устройствами, которые могут привести к катастрофе.

Может, это короткое замыкание?

Это казалось еще менее вероятным – все смонтировано совсем недавно, Сара сама тянула провода из комнаты в комнату. Она прекрасно в этом разбирается и умеет это делать. Никакая работа, связанная со строительством, ее не пугает – каменная кладка, водопровод и канализация, кровля… Ее опекун Тимоти Зейн обучил ее всему, когда ей было только двенадцать лет. Пока другие девчонки играли в куклы, Сара уже училась сваривать куски листового железа. И ей это нравилось.

Но огонь… Огонь…

Одеяло занялось. Надо бежать. Сара бросилась вперед. Перепрыгивая через барьер из трещавших языков пламени, она посчитала, что у нее три шанса из десяти добраться до двери…

Она бросилась на угли.


Беседа, транслировавшаяся по «КРХ-Малхолланд»


6 января 1963 г. , 10.05

Присутствуют: Ли Маркус Пинкой, ведущий передачи «Кросс-овер», и его гость – Стив Стрэтфорд-Коган, историк кинематографии и профессор университета Беркли.


– В своем словаре звезд немого кино вы упоминаете Рекса Фейниса, который, по вашему мнению, не уступает Дугласу Фэрбенксу или Валентино. Рекс ведь случай особый, как вы считаете? Нечто вроде безликого призрака… Его фильмы редкость, даже в фильмотеках. Сегодня его невозможно увидеть. Как вы это объясните? Они были уничтожены?

– Нет, они были изъяты из обращения… На самом деле в результате расследования я узнал, что все существующие копии были выкуплены коллекционером, который пожелал остаться неизвестным. Этот господин попросту завладел целой главой истории американского кинематографа. Это совершенно недопустимо, однако мы ничего не можем поделать. Представьте себе, что такой же сумасшедший скупит все фильмы с Мэрилин Монро, которая только что покинула нас, и таким образом отберет их у публики…

– Это вызовет бурю негодования, естественно… Но Рекс Фейнис все же не Мэрилин Монро, его все давно забыли. Только старые экзальтированные дамочки еще изредка вспоминают о нем.

– Вы преувеличиваете, в 1938 году фильмы Рекса собирали толпы.

– Но он умер.

– Да, именно в 1938-м. Во время сильнейшего землетрясения его вилла, находившаяся высоко на Беверли-Хиллз, развалилась как карточный домик. Он оказался погребен под обломками.

– От этого человека исходил какой-то запашок ада. Его частенько сравнивали с толстым Фатти Арбаклом, этим комическим актером, приятелем Бастера Китона, которого обвинили в том, что он изнасиловал и задушил старлетку во время оргии…

– Вы имеете в виду смерть Вирджинии Рейп? Я вам напомню, что Фатти был оправдан и отпущен на свободу. Правда, эта гнусная история положила преждевременный конец его карьере в кино. Что же касается Рекса, то, по моему мнению, здесь речь идет о создании самим актером легенд из любого подручного материала, чтобы держать публику в напряжении.

– Вы хотите сказать, что Рекс Фейнис клеветал сам на себя? Как любопытно!

– Не так уж это и странно. Конкуренция была жесткой, а Рекс старел. Если он хотел продолжать гипнотизировать толпу, ему нужно было добавить таинственности своей особе. Он выбрал поведение Князя тьмы. Поговаривали о черных мессах, оргиях… даже человеческих жертвоприношениях! Рассказывали, что его секретарь был посвященным служителем вуду, о других слухах я уже и не говорю, они самые немыслимые. В то время известные киностудии не останавливались ни перед чем, чтобы собрать аудиторию, только потом, с появлением союзов добродетели и кода Хейса[2], атмосфера изменилась. Все впали в чрезмерную стыдливость. Звезды должны были вести упорядоченную жизнь и подавать пример людишкам, сидящим в темных кинозалах. Из демонических дебоширов они превратились в святых мирян.

– Таким образом, если я правильно понял, Рекс Фейнис был просто воздушным шариком?

– Вы опять преувеличиваете. О Рексе нелегко рассуждать, потому что у нас не осталось ни одного фильма с его участием, так что нам не удастся понять, что это был за актер. Мы с трудом можем наскрести несколько старых снимков, сделанных во время съемок. Вспоминать Рекса сегодня – то же самое, что пытаться воссоздать запах, голос и окрас динозавра на основе его левой берцовой кости. Мы обречены теряться в догадках.

– Рекс Фейнис – динозавр, это уж точно! Но к какому классу ископаемых ящеров отнести его – к злым или к добрым? Может, причислить его к исчезнувшим хищникам? Типа тиранозавра Рекса, например?

– Я бы сказал, что для специалиста Рекс Фейнис стал странным призраком – навязчивым, постоянно ускользающим образом, изменяющимся в зависимости от того, кто о нем рассказывает. Короче, загадкой.

– Полагаю, его могилу можно увидеть на Форест-Лоун, там, где похоронено большинство голливудских звезд?

– Нет, его останки были погребены на голливудском кладбище – гораздо более скромном, недалеко от могилы Дугласа Фэрбенкса.

1

Венеция, пригород Лос-Анджелеса,

6 января 1963 года.


В то утро Сара Кац проснулась вся в слезах – в тысячный раз она переживала во сне убийство своей матери. С годами кошмар понемногу потерял реалистические детали и приобрел форму трагикомедии, чему Сара не переставала удивляться. Однако каждый раз она испытывала невыносимый страх и теперь сидела на постели задыхаясь, с открытым ртом.

Во сне телефон звонил на одной ужасно пронзительной ноте. Сара снимала трубку и слышала прерывающийся голос своей матери:

– Я на пирсе Санта-Моника… Я умираю. Они убили меня… Приходи за мной… Быстрее. Не опоздай. Хоть раз в жизни.

Сара выскакивала на улицу в одной футболке «Ред Буллз», из-под которой торчали трусики, хотя она, как могла, старалась натянуть ее пониже, прикрывая наготу. Все остальное время сна она тщетно пыталась проложить себе путь через плотную толпу, заполнившую променад вдоль моря в Венеции. Зеваки выстроились напротив нее, образовав эластичную, но непроницаемую стену из улыбающихся загорелых лиц, глаза у всех были скрыты одинаковыми солнцезащитными очками.

Пирс Санта– Моника невероятно далеко вдавался в океан. Ей пришлось бежать по нему до самого конца, до маленькой фигурки, скрючившейся на скамейке и развернутой к горизонту. Когда Сара наконец добралась до нее, то увидела молодую, очень бледную блондинку, ее лицо наполовину скрывала прическа в стиле Вероники Лейк. На уровне живота белое платье украшал красный цветок с несоразмерно огромными лепестками – нарисованный цветок, который двигался с изяществом актинии.

– Идиотка, – прошептала наконец раненая бесцветными губами. – Ты пришла слишком поздно, как обычно. Я уже умерла. Иди отсюда, ты мне больше не нужна.

Обычно Сара Кац просыпалась именно в это мгновение.

В реальности все события происходили примерно так же. Шестого июня 1936 года в шесть часов утра ее мать Элизабет Гвендолин Кац, двадцати шести лет, актриса, незамужняя, была обнаружена в конце пирса Санта-Моника истекающая кровью – ей было нанесено три удара ножом в область живота. Несмотря на то что раны выглядели ужасно, они не оказались бы смертельными, будь кровотечение остановлено вовремя.

Тимоти Зейн, реквизитор на пенсии, который вырастил Сару, привычно повторял:

– Копы считали, что на нее напали в другом месте. Вокруг скамьи оказалось слишком мало крови. Они не пытались докопаться до причин. Твоя мать была для них всего лишь старлеткой, одной из сотен, к тому же общающейся с сомнительными личностями и живущей чем и как придется – иногда и проституцией, когда приходило время платить за квартиру. В таком вот роде. Голливуд ежегодно притягивает тысячи девушек вроде нее, все они становятся официантками или стриптизершами в ожидании своего часа попасть на «МГМ»[3]. К тому же это случилось во время Великой депрессии, да и о войне уже толковали повсюду. Всем было не до того. Нет, топорно выполненное расследование, которое быстро забыли под грудой неоконченных дел, было всего лишь видимостью.

Когда произошла эта драма, Саре было семь лет, ей не объяснили толком, что же случилось. Меган, старшая сестра ее матери, наплела ей какую-то малоубедительную сказочку по поводу несчастного случая.

– Ты пока поживешь с нами, – заявила она с кислым видом. – Да, с нами… пока мы не придумаем, как все уладить. Ты должна понять, мы недостаточно богаты, чтобы взвалить на себя еще одного ребенка. А тут еще этот кризис. Так что это временно. И потом, в любом случае ты не уживешься со своими двоюродными братьями. Ты слишком… много о себе воображаешь. Конечно, ты не виновата, что твоя мать так тебя воспитала. Как будто у нее были средства! Эта вечная дурацкая мания величия. Мы знаем, к чему это ее привело.

От недолгого пребывания у тети у Сары остались воспоминания о яростных спорах шепотом, которые замолкали тут же, как только она появлялась на пороге комнаты. И потом, скука… Бесконечное ожидание, когда, сидя на перевернутом ящике в углу двора, она наблюдала, как ее двоюродные братья шумно гонялись друг за другом, поглощенные игрой, в которой Сара ничего не понимала. Все казалось ей грязным, посредственным, вульгарным…

«Там повсюду был куриный помет, – позже объясняла она своему опекуну. – Как же там воняло! Эти ужасные животные не любили меня, они все время меня клевали за пальцы и лодыжки. Я их боялась».

Однажды Меган отрубила курице голову топориком – ее кровь забрызгала девочке все лицо. С Сарой случилась истерика, потом она потеряла сознание и упала на покрывавший землю помет.

В тот же вечер тетка решила, что Сара не может больше «сидеть у них на шее» и что «нужно как-нибудь все это устроить»…

В конце концов все завершилось удочерением по взаимной договоренности. Два месяца спустя Меган избавилась от своей надоедливой племянницы, поручив ее Тимоти Зейну, холостяку-реквизитору. Депрессия и первые отблески войны помешали социальным службам сунуть нос в это странное удочерение. Таким образом, Сара выросла на попечении одинокого чудака с сумбурными идеями, который когда-то играл роль робкого воздыхателя в тени убитой старлетки.


В то утро, после сна об убийстве матери, Сара Кац решила встать. Она жила в Венеции – пригороде Лос-Анджелеса, старинном морском курорте с постепенно-разваливающимися колоннадами, арками и фасадами в стиле рококо. Мало-помалу это место стало излюбленным у маргиналов, и в особенности одетых во все черное битников. Женщины красили глаза, как египетские царицы, спускающиеся в могилу, заросшие бородой мужики носили черные береты во французском стиле. Они курили травку и декламировали непонятные стихи, потягивая абсент, дистиллированный в Мексике. Они захватили трущобы, состоявшие из старых домишек с желтыми, розовыми и фиолетовыми фасадами, спали и совокуплялись на матрасах, брошенных прямо на пол, не заботясь о том, чтобы закрыть при этом окна. Напротив дома Сары некая девушка сожительствовала с двумя мужиками – один был помоложе, второй уже пожилой. Она трахалась открыто с одним или другим в запущенном саду под окнами Сары с явным намерением шокировать эту тридцатидвухлетнюю «старуху», которая жила в своем лофте одна, за задернутыми занавесками.

Некоторое время назад Сара начала испытывать отвращение к Калифорнии – этой изнуряющей и засушливой жаре, постоянной пыли, вездесущей пустыне, которая спешила уничтожить газоны, как только их забывали полить, пусть даже и на один день. Сара мечтала о зелени, об осеннем дожде, о настоящей смене времен года. Ее раздражало, что 25 декабря Санта-Клаусы носятся по пляжу в плавках.

И однако же, она знала, что никуда отсюда не уедет, по крайней мере пока не найдет убийцу своей матери. Глупо, конечно, но, сколько она ни пыталась переубедить себя, ничего из этого не выходило.

Поднявшись с постели, Сара прошла в ванную и открыла оба крана, чтобы дать время стечь красноватой жиже, заполнявшей трубы. Инженер уверял ее, что это всего лишь окись железа. Наверное, это было правдой, но, глядя, как струится жидкость цвета крови, она не могла не думать о бесконечном кровотечении, о тех, кто оставляет людей истекать кровью на скамейке в конце пирса Санта-Моника.

Сара пристально рассматривала свое лицо в маленьком зеркальце, висящем над раковиной. Она была высокой и худой девушкой с длинными черными волосами. Будь ее лицо менее изможденным и не таким скуластым, она могла бы считаться красавицей. Но все-таки жесткость ее взгляда приводила мужчин в замешательство и держала их на расстоянии. Ниже ключиц дело обстояло гораздо хуже. Вся левая сторона тела была покрыта ужасными стягивающимися рубцами – результат ожога третьей степени. Грудь, живот и бедро казались наполовину расплавленными под воздействием сильного жара. Сара избегала раздеваться в присутствии кого бы то ни было и никогда не показывалась в купальнике, что расценивалось как чрезмерная стыдливость ее соседями-битниками, которые, хотя и претендовали на звание поэтов, готовы были судить обо всех и вся по внешности.

Сара жила с этими шрамами вот уже десять лет.

Однажды ночью, еще в Map-Висте, она проснулась среди языков пламени. Ее квартира горела. Она инстинктивно завернулась в намоченное одеяло и побежала к двери. Увы, она потеряла две долгих минуты, сражаясь с замком, искривившимся от жара и упорно не желавшим открываться. Две лишние минуты, за которые огонь успел пробраться под плед и облизать ей живот и грудь.

– Это был поджог, – объяснил позже полицейский, зашедший к ней в больницу. – Кто-то бросил бутылку из-под содовой, наполненную бензином, в приоткрытое окно. У вас есть враги?

– Нет, насколько я знаю, – ответила ошеломленная Сара.

– Ну, значит, это был беспричинный поступок, – философски произнес полицейский. – «Шуточка» какого-нибудь наркомана, которому, должно быть, показалось забавным устроить барбекю, чтобы поджарить на нем хорошенькую цыпочку. – И, уже направляясь к двери, он добавил: – Возможно, мисс, у вас нет врагов, но тем не менее кто-то повозился с вашим замком, чтобы помешать вам вырваться. Просто чудо, что вам удалось избежать этой ловушки. На вашем месте я бы перебрал имена в записной книжке. Кто-то вас очень не любит, это очевидно.

Шрамы означали конец личной жизни. В двадцать два года, выйдя из больницы, Сара поняла, что никогда больше не посмеет раздеться перед мужчиной. С тех пор если ей и случалось заниматься любовью, то только с незнакомцем, где-нибудь на заднем сиденье автомобиля, и только в одежде. К счастью, ноги остались нетронутыми и очень красивыми. Этого оказалось достаточно. Все шло насмарку, если партнер начинал настаивать, чтобы она показала грудь. Не желая рисковать, она затягивалась в корсеты, которые невозможно было расшнуровать. К сожалению, эта уловка не всегда срабатывала, и несколько раз она испытала мучительные унижения, когда любовники, раскрыв ее хитрость, тут же выбрасывали ее из машины, обругав на чем свет.

И она убегала, заливаясь слезами ярости и проклиная свою слабость. Каждый раз Сара клялась себе не поддаваться больше порывам своего тела, воздерживаться, как монахиня, но в конце концов желание всегда брало верх и толкало ее на необдуманные поступки. После шести месяцев благоразумного поведения она сдалась и снова пошла по барам. В больнице ей предложили заняться групповой терапией для жертв пожаров, но она не выдержала и двух сеансов – изуродованные лица участников начали являться ей в кошмарных снах.

В течение десяти лет Сара копила деньги, доллар к доллару, на хирургическую операцию, которая вернула бы ей человеческий облик. Она обратилась к врачу из Беверли-Хиллз, пользующемуся большой популярностью среди звезд. Медик клялся, что после нескольких пересадок шрамы исчезнут, но запросил за это кругленькую сумму. С тех пор Сара жила на грани нищеты, покупая ровно столько продуктов, чтобы только не умереть с голоду. В один прекрасный день ей удастся сделать себе новую кожу – она была в этом уверена. Надо только набраться терпения и не падать духом.

Выйдя из ванной, Сара направилась к кухонному уголку и приготовила себе чай. Она пила только русский чай и не выносила все китайские смеси, вместе взятые. Окружающим такое пристрастие казалось подозрительным, и ее легко могли бы принять за коммунистку. Тимоти Зейн посоветовал ей не выставлять эти коробочки напоказ.

– Если ФБР вобьет себе в голову, что ты комми, – цедил он сквозь зубы, – тебе больше нигде не дадут взрывчатых веществ и отберут карточку предпринимателя. А без нее ты не сможешь купить динамит нигде на территории США. Кроме того, ты можешь рассчитывать на этих парней в синих костюмах – они обязательно шепнут на ушко твоим нанимателям, что ты потенциальный враг системы и что было бы безответственно подпускать тебя к взрывчатым веществам, даже в рамках обычного развлекательного фильма. Ты останешься без работы.

Он был прав, Сара не могла этого отрицать. После пожара опекун передал ей своих клиентов, и теперь она организовывала взрывы машин и зданий для небольших кинокомпаний. Сцены всегда были примерно одни и те же: ее просили что-нибудь взорвать…

«Побольше огня, побольше дыма, побольше предметов, взлетающих на воздух… короче, ты понимаешь, о чем речь. Нужно произвести впечатление!» – повторяли режиссеры. И каждый раз ей приходилось объяснять им, что придется снимать в замедленном режиме, потому что настоящий взрыв происходит за долю секунды. Едва успеешь заметить, а все уже кончилось!

Это была одна из первых заповедей, которую внушил ей Зейн, ее опекун:

– Взрывы, которые не спеша добираются до неба, извергая красивое пламя, ты сможешь увидеть только на экране. На самом деле их не существует. Если хочешь дать зрителю полную картину, придется мухлевать. То же самое с попаданием пули. Никто никогда не поднимает фонтанчики пыли, выстрелив в землю из пистолета, это самая большая глупость, которую только можно себе представить. Только вот режиссерам это нравится, так что приходится делать.

Сара пила чай с большим количеством сахара и молока. Образы из сна продолжали неотступно преследовать ее. В глубине души настойчиво стонал голос матери: «Они меня убили… » Откуда это множественное число? Сара ничего не знала. Иногда она говорила себе, что Лиззи пытается подать ей знак с того света, навести ее на след, но это было глупо. Когда Сара заводила об этом разговор со своим опекуном, старик замыкался в себе.

– Не стоит говорить об этом, – вздыхал он. – Слишком давно все это было. И потом, что ты действительно помнишь? Ты была чересчур маленькой. Если бы ты не проводила столько времени, смотря фильмы, где снималась твоя мать, то давно забыла бы ее лицо и голос. Или я ошибаюсь?

Нет, он не ошибался. Из детства у Сары сохранились расплывчатые, нереальные образы, которые она, возможно, сама себе придумала, вдохновясь увиденными по телевизору сиенами. Психоаналитик заговорил было о антазматическом воссоздании. Как бы то ни было, в течение этих лет Сара собрала воображаемый альбом, где ее мать ставила на стол в гостиной именинный торт или заставляла ее примерить платье, которое сшила сама. (Там была еще сцена, где они обе танцевали в патио под звуки джаза, вырывавшиеся из механического пианино.)

Перелистывая страницы этого сборника иллюзий, Сара сознавала, что жульничает. Ей случалось узнавать тот или иной эпизод из черно-белого фильма. Декорации, предметы – все было фальшивым. Она склевала их там и сям – из «Призрака мадам Мюир», или из «Лауры», или…

Сара снова осознала это совсем недавно, во время повторной передачи, увидев знаменитые стенные часы в «Лауре» – те самые, в который Клифтон Уэбб прячет орудие преступления. Именно они находились в гостиной в «ее» воспоминании о дне рождения.

На самом деле она ничего не помнила – все придумывала, рассказывая себе разные истории.

Сара выплеснула остатки чая в раковину, и тут зазвонил телефон. Она сняла трубку.

– Сара Кац? – произнес на другом конце провода голос с легким акцентом, выдававшим принадлежность говорившего к членам «Лиги плюща». – Возможно, вы слышали обо мне, меня зовут Адриан Уэст, я коллекционер. Мне хотелось бы с вами встретиться… Я собираюсь вам предложить немного странную работу… Это… это по вашей части, насколько я могу судить по тому, что узнал о вас. Я не могу сказать больше по телефону, это довольно щекотливый вопрос. Вы можете зайти ко мне?

Медоточивым голосом он продиктовал ей адрес в Беверли-Хиллз, который Сара записала на блоке желтых стакеров.

Она подумала, что речь скорее всего пойдет о фейерверке, который придется организовать на холмах. Ее часто просили о такого рода услугах. Заказчики иногда выдвигали самые экстравагантные требования: вспышки должны выписать их имя на небе или нарисовать лицо…

Эти фантазии хорошо оплачивались, и у нее не было сил отказаться.

Вода наконец стала прозрачной. Сара приняла душ, избегая смотреть на свое тело. Она надела легкое голубое платье – ненавидела «мужской» стиль: рубаху дровосека, джинсы, ботинки строителя – и вывела из гаража «форд» 1933 года цвета электрик, на который в 1946-м был установлен восьмицилиндровый мотор.

Через десять минут она ехала в направлении пустыни.

2

Сара углубилась в Малдунский каньон, оставив позади резиденции, кричавшие о вкусах своих хозяев: небольшой замок, греческий храм, ранчо, дом в норвежском стиле – и пересекла черту, где трава уступала место пыли. Криво повешенная табличка известила ее, что она на свой страх и риск въезжает на непатрулируемую дорогу.

Огромный ангар Тимоти Зейна стоял именно здесь, посреди ничейной территории. Его окружал неправдоподобный хлам: наполовину разобранные грузовики, небольшие личные винтовые самолеты, джипы без колес, школьные автобусы ярко-желтого цвета. Присмотревшись, можно было различить затерянные посреди этого кладбища автомобилей византийские портики, дорические колонны, огромные изображения античных божеств. Пыль, покрывавшая каждый предмет, придавала этим каркасам вид ископаемых.

Сара направила машину внутрь ангара, чтобы укрыться от солнца. В полутьме семидесятилетний старик в ирландской каскетке, украшенной клевером и лирами, балансировал на кресле-качалке. Его можно было бы принять за дублера Мики Руни – эдакий старик-мальчишка, чье лицо, казалось, могло выражать только радость. Его морщины были расположены таким образом, что он выглядел смеющимся, даже когда бывал грустен. Благодаря этому он заслужил прозвище Улыбающийся Тим. Он же настаивал, чтобы его называли по инициалам – T. Z. – Тизи. Единственной его одеждой был комбинезон армейского шофера, один из тех, что морские механики прозвали ползунками.


– Она снова мне приснилась, – прошептала Сара, заглушив двигатель.

Зейн, поморщившись, выбрался из кресла.

– Это нормально, – сказал он. – Приближается годовщина ее смерти. Тут ты ничего не можешь поделать.

Сара выбралась из машины, подхватила садовый стул и уселась перед столом из облупившегося железа. Переносной холодильник, полный пивных бутылок, стоял на полу. Кивком головы Тизи предложил ей угощаться, но она отказалась.

Сара бегло осмотрелась. Теперь, когда ее глаза привыкли к темноте, она различала старый кинопроектор, который ее опекун забрал из предназначенного на слом кинотеатра на Сансете. Большого размера экран, приобретенный при сходных обстоятельствах, сплошь закрывал одну из стен ангара. Это пространство Тимоти Зейн называл своим «драгоценным театром». И именно здесь, посреди пустыни, Сара тысячу раз пересмотрела пять фильмов, в которых снялась ее мать, Лиззи Кац.

– Она преследует меня неотступно, – вздохнула Сара. – И тем не менее я уверена, что она меня не любила. Я ее разочаровала. Я была недостаточно красива… недостойна ее.

– Невесть что несешь, – проворчал старик. – Ты была очаровательной девчушкой.

– Нет, – заупрямилась Сара. – Она хотела сделать из меня кого-то вроде Ширли Темпл. Она причесывала меня, как ту девчонку, «маленькую невесту Америки», одевала, как ее… Она хотела, чтобы я танцевала, пела, но я была неповоротливым увальнем, мое пение напоминало скрип ржавых пружин. Однако же я старалась изо всех сил: ходила вразвалочку, внимательно вглядываясь в ее лицо, надеясь, что она улыбнется, но нет… Она только морщилась. У меня не было сценического таланта. И она раздражалась из-за этого. Мы были чужими друг другу. Словно с разных планет. Мне стукнуло всего шесть лет, но я уже это понимала.

– Ты преувеличиваешь, – возразил Тизи, усаживаясь по другую сторону стола. Под открытым комбинезоном механика проглядывал когда-то мускулистый торс, но теперь его дряхлая плоть висела, как расплавленная резина.

– Возможно, – продолжала Сара, – я была слишком маленькой, у меня не осталось четких воспоминаний. Она часто отсутствовала, ходила на прослушивания – это я помню. Она всегда торопилась уйти, была вся взвинченная. В такие мгновения не стоило путаться у нее под ногами. Но я все равно это делала. Она меня отталкивала. Она боялась моих рук, липких от варенья или орехового масла. Она страшилась за свое платье, прическу, макияж. К ней нельзя было прикасаться, целовать ее, а мне хотелось повиснуть у нее на шее, чтобы ее удержать. Но особенно меня ранил радостный блеск ее глаз. Было видно, что она уже не здесь, а там – на площадке, съемках.

Тизи грустно покачал головой.

– В ней и правда горел священный огонь, – прошептал он. – У нее не было большого таланта, и я не стесняюсь говорить об этом. Но у нее была страсть к сцене. Это… это ее преображало. Как только на нее направляли луч прожектора, она преображалась, словно по волшебству. Надо полагать, ее лицо изменялось само по себе… Она становилась другим человеком. Мэрилин Монро была такой же. Я присутствовал при некоторых ее превращениях. Мы все обомлели. Пришла невысокая пухленькая девица с косынкой на голове, с блестящим носом, а потом… а потом что-то происходило. Чудо. За две минуты она меняла личину. Словно в нее внезапно вселялось демоническое существо. Твоя мать была похожа на Мэрилин. Внутри ее жила другая женщина. Как будто она была оборотнем.

Сара слушала не перебивая. Они оба привыкли к пережевыванию этих дурацких воспоминаний. Тим, который долго работал реквизитором в грошовых фильмах ужасов в неподражаемом стиле Эда Вуда, любил фантастические сравнения. Следовало только не улыбаться его лирическим порывам, если вы не хотели увидеть, как он погружается в вязкое болото своих бесконечных обид.

– Ты совсем на нее не похожа, – вздохнул старик. – Ты не кокетлива, у тебя нет ее желания соблазнять, нравиться. Твоя мать постоянно играла… в супермаркете, в ресторане, как только она могла привлечь внимание публики, не важно какой. Она говорила мне: «Сегодня я буду молодой русской баронессой, случайно оказавшейся в Лос-Анджелесе». Она уверяла, что это всего лишь упражнения, на которых настаивает ее преподаватель драматического искусства, но она получала от них невероятное удовольствие. Я присутствовал при настоящем раздвоении личности.

– У нее хорошо получалось?

– Нет, не очень… Мне жаль это говорить. Но эти «упражнения» делали ее неимоверно счастливой. Она буквально выскакивала из себя. Для нее это был настоящий наркотик. Я имею в виду, что многие звезды – плохие актрисы. Твоя мать была не хуже них. Она могла бы преуспеть.

– Почему ты говоришь о раздвоении личности?

– Потому что потом, как только представление заканчивалось, она с большим трудом выходила из роли. Ее персонаж приклеивался к ней, преследовал ее. Извини меня, но в течение получаса она вела себя просто как сумасшедшая. Словно девушка, которую она играла перед камерой, отказывалась умирать… Как будто она захватила ее и попыталась устроиться в ее голове и теле. Примерно как инопланетяне в «Нашествии похитителей тел», понимаешь?

– Да.

– Меня это сбивало с толку. Я часто кричал на нее: «Проснись, черт тебя подери!» – и тряс ее за плечи. У меня было впечатление, что кто-то другой надел ее тело, словно платье. В эти моменты у нее даже взгляд менялся. Вдруг она начинала задыхаться. У меня создавалось впечатление, что она только что чуть не утонула и в последний момент вынырнула на поверхность, добравшись перед этим до самого дна озера. И только тогда она снова становилась той Лиззи, которую я знал.

Сара молчала, не критикуя старика, не взывая к его рассудку. Она знала, что он играет своими воспоминаниями, как ребенок потускневшими елочными игрушками, найденными на дне сундука на чердаке. Он припудривал их позолоченными опилками, имитирующими сияние настоящих драгоценностей.

Вот уже тридцать лет Тимоти Зейн жил в этом ангаре на краю пустыни, среди кактусов, похожих на канделябры. Когда-то это место принадлежало звезде немого кино Бутти Флэнагану, комику, который из фильма в фильм вызывал бешеный хохот своими огромными нелепыми башмаками. В ангаре стоял его частный самолет. После своей смерти он все отписал Тизи за «оказанные услуги». Реквизитор отделывался туманными объяснениями насчет того, в чем эти услуги состояли.

Он сам оборудовал в постройке антресоль. Весь первый этаж был заставлен бесконечными рядами этажерок, на которых громоздились ветхие аксессуары. Нечто вроде музея ужасов, который мало-помалу заносили пески пустыни. Здесь можно было обнаружить все, что угодно: маска человека-спрута соседствовала с кинжалом со съемным лезвием, доспехи из папье-маше – с императорской короной из позолоченной латуни. В детстве Сара обожала это место. Она могла без конца шнырять между полками, лазить по рядам, задыхаясь одновременно от восторга и страха, предвкушая грядущие открытия. Некоторые стеллажи пугали ее, и она избегала их, обещая себе посмотреть, что там, когда вырастет. Она двигалась маленькими шажочками среди этого дешевого хлама, о котором ребенок может только мечтать, где языческие идолы из гипса прятались за нагромождением космических комбинезонов из потрескавшейся резины. Тогда она нерешительно брала царские драгоценности, примеряла императорскую корону и шла смотреться в «волшебное» зеркало в раме из крошащегося гипса, украшенной лилиями.

Да, она провела тут немало дней, а также вечеров, пока Тизи, склонившись над верстаком на антресолях, мастерил неправдоподобную «атомную» винтовку для какой-то жалкой киностудии, давшей ему подработать.

Он жил на эти заказы, так как был изобретателен, а его цены оставались вне конкуренции. Сара научилась читать по сценариям, сваленным на журнальном столике в углу гостиной, оборудованной на антресолях. Сколько часов провела она, разбирая «Реванш белого осьминога», «Женщину-пантеру из Сьерра Мадре» или «Господина механических пауков»?

Эскизы, нацарапанные Тизи, восхищали ее. Она рассматривала чертежи робота-каннибала из десятого эпизода, как другие девочки мечтают, глядя на изображение доброй феи.

Но больше всего Сара любила запах горячей пыли, распространявшийся по всему ателье, и песчинки, танцующие в лучах солнца, просачивающегося в щели между листами жести.

Благодаря Тизи она научилась разбираться в механике, электричестве, поняла, как действует автомат и как надо расположить заряд из тринитротолуола, чтобы взорвать декорации, не убив при этом находящихся там актеров.

Можно было предположить, что все это подтолкнет ее к карьере в кино, но ничего подобного – смерть матери отвратила ее от этой профессии раз и навсегда. В сознании Сары все связанное с киноиндустрией ассоциировалось с преступлением и опасностью. В течение десяти лет она отказывалась смотреть фильмы по телевизору, а уж тем более ходить в кино. Любая вымышленная история была для нее невыносима. Она нашла укрытие в совершенно конкретных вещах: механике, строительстве, конструировании, водопроводных работах… Если бы не изуродовавший ее пожар, она никогда бы не возобновила отношений с миром кино.

За годы, прошедшие после смерти матери, Сара заметила, что бесполезно пытаться восстановить образ покойной со слов тех, кто знал ее или хотя бы видел. В результате расспросов у Сары сложился десяток портретов – противоречивых, нелепых, фантастических, абсурдных, которые только сгустили завесу над тайнами усопшей. Разговаривая со знакомыми матери, Сара быстро прониклась ощущением, что по улицам Лос-Анджелеса бродило с десяток разных Лиззи Кац. Эти Лиззи отличались одна от другой так же, как голубь от гадюки.

Тимоти Зейн был единственным, кто сталкивался с Лиззи в повседневной жизни, по крайней мере в последний период ее краткого существования, но можно ли доверять его словам больше, чем остальным? Как и многие другие, он видел в Лиззи только то, что хотел видеть, или то, что она захотела ему показать.

– Многие будут говорить тебе, что она была глупой эгоисткой, как все блондинки, – ворчал он. – Что она всю жизнь провела перед зеркалом, восхищаясь сама собой. Что она была влюблена в себя до такой степени, что не обращала ни малейшего внимания на мужчин. Это все вранье. На самом деле она считала себя уродиной. Она не понимала, как человека может поразить ее красота. Она жаловалась, сидя перед зеркалом, просто пытаясь понять. Собственное лицо ей не нравилось, она хотела бы быть другой. «Более яркой, – повторяла она. – Не такой "мисс Мичиган"»…

Сару это не убеждало. Если читаешь журналы о кино, непременно приходишь к выводу, что все кинозвезды женского пола считали себя очень посредственными и придавали значение исключительно «внутренней красоте». От этих пошлостей Сара приходила в ярость. Тизи мог утверждать все, что угодно, но она на всю жизнь запомнила, как мать бесконечно красилась, сидя перед трюмо в спальне. С десяток баночек с кольдкремом, румяна, ящики, полные тюбиков с помадой… Этой косметики хватило бы целому гарему на десять лет!

Однажды в детстве Сара нерешительно протянула руку к пуховке с пудрой, но Лиззи грубо оттолкнула ее.

– Не тронь, – прошипела она. – Это тебе не игрушки. Это инструменты для работы.

– Для чего это? – захныкала Сара.

– Для того, чтобы стать кем-то другим, – прошептала тогда Лиззи, мечтательно глядя в зеркало. – Когда это получается, ты сама себя не узнаешь. У тебя должно создаться впечатление, что перед тобой в зеркале другая женщина.

Встав на цыпочки, Сара каждый раз внимательно всматривалась в зеркало, немного боясь увидеть проступающее там лицо незнакомки, которая, возможно, наговорит ей всяких гадостей.


Сара встряхнулась и посмотрела на часы. Каждый раз, оказываясь внутри ангара, она теряла представление о времени.

– Мне тут один человек позвонил, – сказала она. – Некий Адриан Уэст, коллекционер. Его имя мне смутно знакомо…

– Красавчик Адриан? – удивился Тизи, подняв голову. – Я его знаю. Плейбой, ни на что не годный папенькин сынок, унаследовавший авиационный завод. Огромные правительственные заказы. Денег навалом. Всем этим управляет опекунский совет. Ни секунды в жизни не работал. Много лет назад он участвовал в турнирах по гольфу по всему миру, а сейчас коллекционирует все, что имеет отношение к «проклятым» звездам, конец которых был печален. Аристократический вариант некрофилии. Свой маленький музей он пополняет нижним бельем звезд, покончивших жизнь самоубийством.

Сара скривилась.

– Думаешь, он хочет купить какие-нибудь вещи мамы?

– Это вряд ли. Уэста интересуют только самые крупные звезды. Старлетки – не его жанр. Я-то думал, он уже успокоился. После аварии о нем почти забыли.

– А что за авария?

– Его личный самолет разбился над Сьерра-Невадой. Ему раздробило обе ноги. С тех пор он передвигается в инвалидном кресле. Странный тип. Он не сказал, что ему от тебя надо?

– Нет. Но я съезжу к нему. Мне нужны деньги.

3

Едва Сара отъехала, Тимоти Зейн закрыл за ней раздвижную дверь ангара. Потом скрючился в темноте перед экраном, на котором сменяли друг друга кадры из черно-белого фильма. Пленка была в плохом состоянии, изборождена царапинами, оставлявшими просветы на изображении.

Тизи дышал с трудом, широко открытым ртом, что еще больше делало его похожим на постаревшего маленького мальчика. Его зрачки расширились до предела. Вполголоса он декламировал диалоги главных героев, но едва ли отдавал себе в этом отчет.

Это был отрывок с четвертой бобины «Юдифи из Семи замков» – никудышного фильма ужасов, снятого в 1935 году Кардошем Камптой в невероятных условиях: без разрешения и средств. В этом эпизоде появлялась Лиззи Кац. Она играла роль принцессы, которую преследует барон-вампир в подземельях своего замка. Увидев подземелье, Тизи вспомнил, что эта сцена снималась в заброшенном коллекторе неподалеку от Map-Висты. Его волновало только присутствие на экране Лиззи. Такая белая, такая гибкая. Эта блондинка чем-то походила на русалку, заточенную на потерпевшем кораблекрушение судне и барахтающуюся в толще глубинных вод. К волшебству изображения добавлялось слишком крупное зерно дешевой ортохроматической эмульсии[4], парадоксальным образом придавая ему реализм новостной киноленты.

Лиззи бежит, преследуемая темной тенью барона. Ей остается жить всего год, но она еще этого не знает. Она здесь, пленница желатина, одновременно живая и мертвая.

Тимоти шмыгнул носом. Ему показалось, что он плачет, он поискал носовой платок, но от старости его глаза давно уже высохли.

Ему понадобились годы настойчивых поисков, чтобы собрать эпизоды всех пяти фильмов, в которых снималась Лиззи. Одно не подлежало сомнению – каждый раз, когда мать Сары появлялась на экране, она затмевала звезду, выбранную режиссером. Макияж в стиле тридцатых придавал ей нереальное, колдовское очарование. Конечно, все шло насмарку, когда ей приходилось открывать рот и произносить текст. Ее голос не соответствовал внешности. Слишком обыкновенный, лишенный магических интонаций. Гнусавый звук того времени только ухудшал ситуацию.

Но этот недостаток быстро забывался, настолько покоряло изящество Лиззи Кац. В ней было что-то от сказочной феи, нечто томное и… разлагающееся. Она напоминала те экзотические цветы, чей слишком пьянящий аромат доводит до тошноты!

Она здесь, на экране, прекрасная – и уже разлагающаяся, не в состоянии двигаться, как живая женщина. Утопленница, пытающаяся путешествовать инкогнито по стране живых.

4

Сара ехала в сторону Беверли-Хиллз. Вопреки ожиданиям, посещение Тизи не успокоило ее. Обычно голос, воспоминания старого реквизитора освобождали ее от всех тревог. С некоторых пор Тимоти Зейн оставался ее единственным родственником, потому что тетя Меган больше не давала о себе знать. Вот уже десять лет она не отвечала на Сарины рождественские открытки. Может быть, умерла?

В течение двадцати семи лет, прошедших с убийства матери, Сара ни к кому, кроме своего опекуна, не испытывала никаких чувств. Однако в последнее время она с грустью наблюдала, как старик все больше и больше закрывается в своей раковине. Часто она чувствовала, что мыслями он где-то очень далеко. Провалившись в воспоминания, Тизи отрывался от реальности и целыми днями сидел в кресле-качалке, зажав в руке бутылку с теплым пивом. У Сары возникло предчувствие, что это состояние предвосхищает окончательный уход, и ее сердце сжималось при мысли о том, что будет «после Тизи».

Сара никогда не знала своего биологического отца. Каждый раз, когда она задавала этот вопрос Лиззи, та отвечала расплывчато:

– Он работал пожарным в том кабаре, где я подвизалась на подтанцовках в жалком спектакле. Он был красавцем, думаю, наполовину индейцем. Наверное, от него у тебя такие черные волосы. Мы недолго прожили вместе. Это было… просто так. Ты поймешь, когда вырастешь. Он погиб на пожаре, пытаясь спасти людей. Он был хорошим человеком.

– А как его фамилия? – спросила маленькая девочка.

– Я так толком и не узнала, – вздохнула мать. – У него было непроизносимое индейское имя, так что он называл себя Джеком. Знаешь, мы не задавали друг другу слишком много вопросов и весело проводили время вдвоем. Я звала его Джеком, а он меня – Джини, это было мое сценическое имя в то время. Джини Свитхарт – идиотский псевдоним, придуманный моим агентом.

Сара чувствовала, что настаивать бесполезно.

Когда девочке исполнилось шесть лет, у Лиззи Кац не оказалось денег на подарок, и тогда она вытащила из дорожной корзины погнутую пожарную каску, почерневшую от дыма.

– Держи, – прошептала она, протягивая ее ребенку. – Это каска твоего отца. Та, что была на нем, когда он погиб. Это тебе на память.

Сара никогда не расставалась с реликвией, однако со временем в ее душе зародились сомнения. Может, Лиззи, стыдясь, что не может купить самую дешевую игрушку, придумала эту сказку, случайно откопав каску на складе у Тизи, среди кованых латунных шлемов?

Как можно доверять людям, которые жили в искусственной стране и только и делали, что импровизировали, когда сценарий оказывался никуда не годным?

Сара хотела заняться поисками, но бляшка каски, на которой был написан номер округа, исчезла, и не осталось ни малейшей подсказки. В конце концов она сняла каску с крючка над кроватью и убрала в сундук. Она больше не верила в нее. Справедливо или нет, но она стала воспринимать подарок матери как главный бутафорский аксессуар в той подложной истории, которую состряпали Лиззи и Тизи, чтобы доставить ей удовольствие. Наверное, они считали, что таким образом заполняют пустоту, возникшую в душе девочки из-за отсутствия отца. Она живо представляла себе, как в проходе между полками на складе Лиззи Кац пылко шепчет, убеждая колеблющегося Тимоти Зейна:

– Она уже достала меня своими расспросами. Она просто невыносима! И что я могу ей ответить? Как ты себе представляешь – я должна сказать ей, что мы с ее отцом неплохо провели пару вечеров за кулисами кафешантана и после этого от него ни слуху ни духу? Нет, ей нужны красивые воспоминания. Для девочки это очень важно. Над этой штуковиной она будет мечтать еще лет десять.

И Тизи сдался, за три минуты придумав сценарий про красавца метиса, героя, сгоревшего на пожаре. В последнюю минуту, когда Лиззи уже собралась уходить, он напомнил ей, что хорошо бы убрать с каски пластинку с номером – просто так, на всякий случай…

Да, со временем Сара придумала свой собственный сценарий, который казался ей более похожим на правду.


Когда она въехала на аллею, ведущую к дому Адриана Уэста, ее остановила патрульная машина. Холм находился под наблюдением некоего охранного агентства, и право проезда имели только те автомобили, чьи номера фигурировали в списке службы безопасности. Саре пришлось подождать, пока стражи порядка удостоверятся по телефону, что господин Уэст действительно ее ждет. Когда проверка закончилась, ей указали на аллею, ведущую на вершину холма. Сара ожидала увидеть дом в стиле знаменитого Пикфаэ – легендарного поместья Мэри Пикфорд и Дугласа Фэрбенкса. Вместо этого она оказалась перед английским замком – необычной усадьбой, окруженной художественно разбросанными руинами. Рядом с калиткой на внушительной медной табличке можно было прочесть: «Адриан Уэст. Эсквайр».

Здесь было все, что положено, – и фонтан, окруженный искалеченными временем нимфами, и традиционный лабиринт из подстриженных под прямым углом кустов. На стенах замка виднелись многочисленные выбоины, словно по ним стреляли из автоматов или они пострадали от взрыва бомбы.

«Он наверняка купил это все в Англии и перевез сюда по камешку, – подумала Сара. – Толстосумы такого калибра не довольствуются подделками. Само собой разумеется, все это подлинное».

Три «Ягуара SK-E» были припаркованы рядком на газоне – черный, белый и серый. Их натертые до блеска кузовы блестели, несмотря на смог, скрывавший солнце. Сара вышла из своей машины и направилась к замку. Вблизи пробоины, оставленные войной, становились еще более явными. Никто и не пытался их скрыть или отреставрировать. Каменным львам, сидящим по бокам лестницы, не хватало голов. На цоколе правого красовалась медная табличка с надписью:


Здесь жил сэр Джеффри Хиллари Сноусон, член Лондонской королевской академии драматического искусства, который погиб на этой лестнице 7 июня 1943 года, во время вражеского налета на Бридж-касл, где изначально находился этот замок.


Сара припомнила, что Сноусон был вроде довоенного Лоуренса Оливье. Один из первых актеров шекспировского толка, который рискнул скомпрометировать себя в фильме для широкой публики, за что лондонские театральные критики пригвоздили его к позорному столбу.

Изо всех сил стараясь выглядеть непринужденно, Сара штурмом взяла парадную лестницу из белого мрамора. На середине ступеньки было шесть выщербин от пулевых отверстий, словно нанесенных по линейке. Она подумала, что именно эта очередь стала роковой для актера. Сара поморщилась: выемки, оставленные пулями, были залиты расплавленным золотом.

«Боже мой, даже Тизи бы до такого не докатился! – подумала она. – Как можно демонстрировать такой откровенно дурной вкус?»

Войдя в холл, она ничуть не удивилась, увидев именно то, что и ожидала. Картины, оружие, редкие вазы на специальных подставках, восточные ковры – тут присутствовал весь арсенал настоящего дворянина. За исключением того, что некоторые предметы мебели украшали таблички, поясняющие гостям, каким образом их использовал прежний хозяин. Красный шнурок, висящий на трех медных колышках, удерживал посетителей от нечаянного вторжения на огромный бухарский ковер в темных пятнах. И тут тоже медная табличка объясняла, что на этом ковре сэр Сноусон испустил дух, после того как слуги подобрали его на парадной лестнице, когда смертоносный обстрел окончился.

Сара задрожала. Ей подумалось, что лучше бы убраться отсюда подобру-поздорову, но в это мгновение перед ней возник мажордом, тоже словно только что доставленный из Англии.

– Добрый вечер, мисс, – церемонно склонился он. – Меня зовут Уиспер. Хозяин ждет вас на втором этаже, прошу вас следовать за мной.

Библиотека провоняла сигарным дымом. Адриан Уэст сидел в инвалидном кресле в скрывавшем его ноги домашнем халате, расшитом золотым шнуром в стиле «Великолепных Эмберсонов». И все-таки странный угол, образованный носками его лаковых туфель, наводил на мысль, что его конечности перестали подчиняться привычным законам анатомии.

«Господи, только бы не смотреть на эти дурацкие туфли! Не смотреть, не смотреть… » – твердила себе Сара.

Она с удивлением отметила, что Адриан все еще красив, несмотря на шрамы, рассекавшие его лицо. Он походил на Стюарта Грейнджера – те же благородные черты, те же невероятно изысканные седеющие виски. Определить его возраст было трудно. Он мог оказаться как преждевременно состарившимся молодым человеком, так и необычайно крепким стариком. Сара поняла, что он пытается компенсировать свою неподвижность жестикуляцией, чтобы не казаться слишком статичным. Ее тронуло это патетическое кокетство.

– Я не буду ходить вокруг да около, – произнес Адриан Уэст, поигрывая мундштуком. – Я страстный коллекционер, особенно меня интересуют вещи, принадлежавшие кинозвездам, чьи жизни трагически оборвались. Я приобрел большую их часть. Машину, на которой в пятьдесят пятом разбился Джеймс Дин – знаменитый «Маленький бастард», кровать, на которой в прошлом году обнаружили тело Мэрилин Монро, – вот только самые известные предметы из моей коллекции. Вы скоро сможете взглянуть на них, они хранятся в правом крыле замка. На поиски каждого из них я потратил немало денег и времени. Чтобы воссоздать спальню Мэрилин, я нанял тридцать детективов, которые прочесали Соединенные Штаты в поисках мебели, постельного белья, ковров, находившихся в комнате в тот день, потому что все рассеялось с феноменальной скоростью. Я использовал самые изощренные способы, чтобы завладеть пузырьками из-под лекарств, загромождавших ночной столик бедняжки… короче, воссоздание мало-помалу превратилось в настоящие поиски Грааля. Поиски, из которых я в конце концов вышел победителем.

«Или же тебя просто здорово надули, – подумала Сара. – Во всяком случае, именно так происходит обычно с сумасшедшими коллекционерами. Они становятся жертвами мошенников и изготовителей подделок».

Но она предпочла не делиться с ним своими тайными мыслями. Кроме того, ей совсем не улыбалось посещение музея ужасов этого свихнувшегося миллионера, ей хватало и собственных призраков.

– Я навел справки, – доверительным тоном сообщил Уэст. – Я знаю, что мы с вами существуем на одной волне. Мне известно, что произошло с вашей матерью. Думаю, нас обоих преследуют одни и те же вопросы… Для меня они стали навязчивой идеей. Возможно, это произошло потому, что я слишком близко соприкоснулся со смертью… и даже в течение минуты и тридцати семи секунд был настоящим трупом. Трупом, который вернули к жизни с помощью электрошока.

– Я не хочу, чтобы моя мать заняла место в вашем музее, – настороженно возразила Сара.

Правая рука Уэста совершила изящный пируэт в воздухе, словно он пытался разогнать клубы, исходящие от курительницы для благовоний. Он жестикулировал «по-европейски», кстати и некстати устраивая странные пантомимы, призванные подчеркнуть его слова.

– Вы ошибаетесь, – произнес он с тем особым бостонским акцентом, который перенимают шикарные американцы, когда хотят, чтобы их принимали за англичан. – Не в обиду вам будет сказано, но ваша мать нисколько меня не интересует. Она была всего лишь старлеткой, а не священным чудовищем, обнищавшим в зените славы, как Джимми Дин. Нет… Я позвал вас по другому поводу. Или, точнее, ради другого человека.

– Кого?

– Рекса Фейниса. Великого Рекса… Более великого, чем Кларк Гейбл, Дуглас Фэрбенкс, Валентино… Соблазнителя в подлинном смысле этого слова. Он умер летом 1938-го во время землетрясения, которое разрушило множество «звездных» вилл в Беверли-Хиллз. Он оказался единственным из погибших во время этой катастрофы актером, который находился на пике славы.

Сара нахмурилась.

– Его уже никто не помнит, – заметила она. – Никто сегодня не смотрит его фильмы. Их не показывают даже по телевизору в программе «Старая-старая сказка».

Калека улыбнулся.

– В этом нет ничего удивительного, – ответил он. – Я выкупил все права, равно как и все существующие ныне копии. Теперь я их единственный владелец и единственный зритель. Я всегда искренне восхищался этим актером. В детстве я раз сто ходил на его «Робин Гуда», «Озерного Ланцелота». Он был гораздо лучше Фэрбенкса и Флинна. Он не старел.

Страсть невозможно разделить, и Саре не хотелось ступать на эту зыбкую почву. Впрочем, она смутно представляла себе фильмографию Фейниса.

– Вы сказали, он погиб во время землетрясения? – произнесла она, чтобы прервать панегирик покойному актеру.

– Да, подземные толчки разрушили его виллу, одну из самых красивых в Беверли-Хиллз. В тот вечер он работал дома вместе с Владеком Варшавским, несравненным режиссером «Арен Помпеи». Они вместе собирались ставить исторический фильм, который по размаху должен был превзойти «Клеопатру» или «Бен-Гура». Это была мозговая атака, когда каждый бросал свои идеи на стол, словно кости… Вы только представьте себе: два гиганта кино сталкивают свои эмоции и свое воображение… Творческий процесс в самом разгаре, гений за работой…

– Погодите, – оборвала его Сара. – Я все еще не понимаю.

– Какой же я глупец! – словно извиняясь, воскликнул Уэст. – Я забыл вам сказать, что Рекс и Владек имели привычку записывать сеансы своей работы на магнитофонную пленку. А это значит, что в момент трагедии в комнате работал магнитофон, наматывая на бобины все, что они говорили.

– Ну и что? – настаивала Сара.

– А то, – решительно заявил калека, – что я знаю, где находится этот магнитофон. Я хочу, чтобы вы откопали его для меня, для моей коллекции. На этой магнитофонной ленте записаны последние секунды жизни Рекса Фейниса. Последний крик, который он издал в момент смерти. И все это там, навечно запечатленное на пленке! Это исключительный документ невероятной драматической напряженности. Это как если бы какой-нибудь турист случайно снял на восьмимиллиметровую пленку несчастный случай, унесший жизнь Джеймса Дина! Ту секунду, когда его «порше-спайдер» врезался в «форд-седан»!

Сара тихонько вздохнула. Ну вот, наконец-то. Она начала понимать причину своего присутствия здесь.

– Объясните мне, в чем дело! – без обиняков потребовала она.

Уэст тяжело дышал, его лицо покраснело, как при лихорадке. Ему понадобилось секунд десять, чтобы восстановить дыхание. Сжав руками подлокотники кресла, он продолжил:

– После землетрясения из-под обломков были извлечены останки двух идолов кинематографа. Рекс умер от перелома позвоночника в четырех местах, у Владека был пробит череп. Им ничем нельзя было помочь. Эта новость приняла размеры национальной катастрофы. Как если бы сегодня Фрэнк Синатра и Элвис Пресли оба неожиданно погибли в автокатастрофе. Вы слишком молоды, чтобы помнить об этом, но их похороны превратились в демонстрацию.

Однако же не в этом суть… Все, что осталось от дома, антрепренер по имени Мэллори Мэлоун приказал расчистить бульдозером. От принадлежавшей Рексу коллекции произведений искусства ничего не осталось, все превратилось в пыль. Эксперты из страховых компаний, срочно отправленные на место происшествия, это зафиксировали. Но Мэлоун оказался хитрецом. Вместо того чтобы избавиться от обломков, он ссыпал их в огромные контейнеры. Представляете? Каждый раз, когда его грузовики возвращались со строительной площадки, он выгребал все содержимое кузова! Все это он законсервировал, чтобы потом превратить в деньги, продавая реликвии… Улавливаете его план?

– Конечно, он бы продал все, до последнего дырявого носка, до сломанной пуговицы с манжеты… Фанаты бились бы за право обладать вещами, оставшимися от их идола. На этом можно было сделать неплохое состояние.

– Все так, – согласился Уэст. – Тем более что у Рекса не было родственников, а значит, никаких наследников. Проблема в том, что Мэлоуну не хватило времени довести свой план до конца. Через неделю он погиб в автокатастрофе.

Сара закусила губу.

– А что случилось с контейнерами?

– Потеряны. Никто не знает, где он их спрятал.

Сара улыбнулась:

– Ну ладно, как я понимаю, вам удалось напасть на след, так? Вы знаете, где они.

– Именно так, – кивнул Адриан Уэст. – Мне понадобилось двадцать лет, чтобы добиться этого, но я достиг цели, преследуя бывших рабочих Мэлоуна, по крупицам собирая их воспоминания, как кусочки головоломки. Они были очень немногословны. Все они оказались суеверными ирландцами-католиками. Большинство из них продолжает верить, что Мэлоун поступал плохо и за это наказан, вот почему никто из них не захотел приближаться к этим контейнерам.

– Так где они?

– На складе, посреди пустыни. Это шесть цилиндров, огромных, как элеваторы. Дом Рекса находится внутри, разбитый на кусочки. Это словно громадный мешочек с сюрпризом, весящий несколько тонн. Там гектолитры гипса, мрамора, черепицы и погребенное под грудой хлама сокровище, которое я прошу вас достать: магнитофон с бобинами на тридцать сантиметров. Старинный ламповый «Филко». Вам придется просеять содержимое всех цилиндров, одного за другим. Работа для настоящего археолога. Найти все, что поддается восстановлению. Еще мне бы хотелось воссоздать гостиную, где находились Рекс и Владек в момент катастрофы! У меня вот здесь фотографии этого места, они должны помочь вам опознать вещи, которые были именно в этой комнате. Соберите все, что сможете. Отреставрируйте столы, диваны, камин. Если понадобится, обратитесь к кому-нибудь за помощью. Задача слишком трудна, так что вы не сможете в одиночку добиться цели. Сухость пустыни, возможно, позволила этим обломкам без потерь пережить время.

– Таким образом, вы просите меня открыть контейнеры и откопать в этом хаосе вещи, с помощью которых можно восстановить гостиную, где Рекс Фейнис прожил свои последние минуты, – подытожила Сара. – На самом деле, если довести вашу мысль до конца, вы бы хотели, чтобы я воссоздала виллу в том виде, в каком она была за секунду до землетрясения…

Адриан Уэст улыбнулся. Несмотря на свои шрамы, он оставался обаятельным. Саре пришлось бороться с охватившим ее смущением. Она напряглась. Ей не нравилось чувствовать свою уязвимость.

– Вы меня поняли, – жарко выдохнул калека. – Ну, на нет и суда нет, но если вам удастся из этой кучи обломков создать виллу Рекса, я буду невероятно щедр. Если быть скромнее, я готов удовольствоваться гостиной… и магнитофоном. Как только вы его обнаружите, тут же предупредите меня, в любое время дня и ночи. Я хочу быть первым, кто прослушает запись… вы слышите? Первым!

– Все будет так, как вы пожелаете, – вздохнула Сара. – Кто платит, тот и заказывает музыку. Кстати, вы подумали о цене всей этой работы? Отреставрировать эту рухлядь стоит гораздо дороже, чем построить новый дом.

– Это совершенно не важно, – уклонился Уэст от прямого ответа, – Составьте смету, сообщите свои требования моему адвокату, наймите рабочих, которым вы доверяете. Все предприятие должно остаться в тайне. Вам придется жить на стройплощадке и отвечать за безопасность. Я не хочу, чтобы меня обчистил другой коллекционер. Смотрите за тем, чтобы ваши люди зря не трепали языками, это главное.

– А… мое вознаграждение?

Уэст вытащил из кармана домашнего халата блокнот, нацарапал в нем цифры и протянул своей собеседнице.

– Имеется в виду сумма «помимо находок», – объяснил он. – Она будет вашей, что бы вы ни нашли среди обломков. Вы ее получите, даже если магнитофонная пленка окажется непригодной для использования. Однако каждый раз, когда вы вытащите на свет божий какое-нибудь «сокровище», она увеличится на десять процентов. Вас это устраивает?

Более чем! Таких денег Саре с избытком хватит на пересадку кожи, которая ей была так необходима, и даже на что-нибудь еще. Кроме того, ей останется на квартиру в месте поприятнее, чем Венеция.

– Хорошо, по рукам, – произнесла она.

– Мой адвокат мэтр Харлок пришлет вам контракт, – подвел итог Адриан Уэст. – А я со своей стороны предоставлю документы, которые собрал о Рексе Фейнисе, его жизни, фильмах и доме. Фотографии из журналов вам очень пригодятся в работе по восстановлению обстановки. Лампы «Филко» скорее всего разбились во время землетрясения, придется нанять кого-нибудь, кто бы мог найти отдельные детали или создать их точные копии. Я составил список деталей. Такие магнитофоны уже давно не продаются, как вы могли догадаться.

– Не волнуйтесь, – оборвала его Сара, подумав о Тизи. – У меня есть на примете подходящий человек. Он в состоянии отреставрировать любую машину, даже самую древнюю.

Адриан улыбнулся.

– Я знал, что могу положиться на вас, – кивнул он. – А теперь идите за мной, я дам вам документы, которые собрал, и покажу вам свой маленький музей.

Сара не могла отказаться. Ей пришлось плестись за креслом на колесиках. Они проследовали через бесконечный коридор, затем Адриан нажал какую-то кнопку, и перед ними распахнулась двустворчатая дверь. В этом крыле дворца не было никакой мебели. В первом зале – искореженные обломки туристического самолета – кукурузника с погнутым винтом.

Адриан улыбнулся с извиняющимся видом.

– Простите мне это маленькое тщеславие, – вздохнул он. – Так как я вовсе не звезда, то не заслуживаю места в этом музее, но я не мог противиться желанию начать свою коллекцию с самолета, который чуть было не убил меня. Это ведь он в некотором роде стал источником моей болезненной склонности. До несчастного случая мои пристрастия были менее кровожадными, многие бы даже сказали – более здоровыми.

Ловко управляя креслом, он объехал обломки. В следующем зале Сара узрела печально знаменитый болид, на котором 30 сентября 1955 года разбился Джеймс Дин, – серебристо-серый «порше-спайдер» с низкой посадкой. Казалось, машина представляет собой паззл из кусочков, сваренных с помощью паяльника.

– Маленькие негодяи разрезали ее, чтобы продать по частям, – пояснил Уэст.

Сара подошла, раздираемая отвращением и непреодолимым влечением. Как она и думала, водительское сиденье было заляпано темными пятнами.

«Ерунда, – решила она. – На основании хорошей фотографии любой мастер на все руки способен изготовить копию «Маленького бастарда»… Обычная работа фальсификатора. Когда на кону большие деньги, можно изучить вопрос и найти любые детали, вплоть до номера мотора… »

Уэст ее не убедил. Тизи мог бы сделать что-то подобное, и даже лучше!

По стенам были развешаны фотографии в рамках – Джеймс Дин на столе для вскрытия у коронера. Однако они оказались слишком расплывчатыми, чтобы заслуживать хоть капли доверия, – это тоже вполне могли быть фальшивки.

– А вот машина, которая столкнулась с Джеймсом Дином на перекрестке дорог 466 и 41, – объявил Адриан, указывая на «форд-седан». – Она принадлежала студенту Дональду Тёрнапсиду. Из его имени можно составить странную анаграмму. Изменив положение всего одной буквы «п», вы получите «Тёрнаспид». Улавливаете? «Тёрн» – поверни, «спид» – скорость. Какое странное совпадение, когда речь идет о несчастном случае со смертельным исходом! Не кажется ли вам, что это был совет, произнесенный неким голосом на последнем дыхании? Совет, который позволил бы избежать столкновения? Словно водитель седана умолял Джимми Дина притормозить и развернуться… Я часто думаю об этом, и у меня мурашки бегут по коже.

Третий зал – как декорации в театре – представлял собой спальню Мэрилин Монро.

– Все тут, посмотрите, – прохрипел Адриан. – Пустой флакон с нембуталом, в котором было пятьдесят желтых таблеток, и хлоралгидрат…

Сара ограничилась вежливым взглядом. Пожив в обществе реквизитора, она знала, с каким мастерством, каким вниманием к деталям эти люди воссоздавали любую обстановку. Они могли сделать фальшивку более убедительной, чем реальность. Зная об этом, она готова была поспорить, что Адриан Уэст стал жертвой талантливых фальсификаторов. Впрочем, ей было наплевать! Ее интересовала лишь подлинность обещанного ей чека.

Сара сделала вид, что находится в полном экстазе, но Уэст ничего не замечал. Крутясь в кресле, он любовно поглаживал вещи кончиками пальцев.

– Вы, конечно же, видите недостаток всего этого? – вздохнул он. – Тут тихо… тут мертво. В этих сценах ничего не происходит. Это «воссоздание». С Рексом Фейнисом все будет по-другому. У нас будет запись. Я перезапишу ее на нестираемый диск, и каждый раз, когда посетитель будет входить в комнату, будут раздаваться голоса двух спорящих мужчин… Представляете? Это как если бы кто-то записал треск, который раздался, когда в борт «Титаника» врезался айсберг. Рекс и Владек разговаривают, обмениваются идеями, шутят… и вдруг глухой шум, падающие вещи… И в этом адском грохоте они произносят свои последние слова. Последние…

Его голос начал подрагивать.

– Где документы? – спросила Сара, боясь, что с Уэстом случится нервный припадок.

5

Сара покинула поместье с чувством глубокого облегчения, сжимая в руке чемоданчик из нержавеющей стали. Вообще-то она спокойно относилась к эксцентричным персонажам – в киношной тусовке лучше оставаться терпимой, иначе ты обречена на полное одиночество! – но от мрачной энергии, исходящей от Адриана Уэста, у нее по спине бежал холодок.

Она решила заехать к Антонии Рошель, с которой уже работала над разными реставрационными проектами. Антония происходила из хорошей семьи (окончила Корнуэльский университет!), но из-за страсти к кино порвала со своими родителями, богатыми бостонскими буржуа. Рыжая, чудовищно близорукая девушка уверяла всех, что ее предки бежали из Франции после революции, чтобы не закончить жизнь на гильотине. Ее настоящее имя, утверждала она, Мари-Антуанетта де Ля Рошель, и она могла бы – если захотела – кичиться титулом маркизы. Сара не знала, была ли в этом хоть крупица правды. В Голливуде, общаясь с актерами, многие в конце концов начинали путать реальность и фантазию. Антония была неуравновешенной, всего за час переходила от радостного энтузиазма к самой глубокой депрессии, но при этом обладала невероятным талантом реставрировать самые испорченные произведения искусства. Она могла восстановить полотно мастера, изодранное в клочья, или склеить вазу эпохи Мин так, что ее вмешательство не искажало произведение. Сара познакомилась с Антонией три года назад, на площадке, во время какого-то праздника. Ее тотчас же очаровала эта странная женщина, которая за секунду превращалась из дикой кошки в комнатную собачку. Было в Антонии что-то трогательное, особенно когда она старалась казаться вульгарной или цедила ругательства с наивностью девочки из хорошей семьи, пытающейся опуститься до грубости. Что бы она ни делала, природа брала свое. Как только она переставала следить за каждым своим жестом, то тут же обретала говорок шикарных кварталов и дорогих пансионов. Неряшливость ее одежды тоже роли не играла – все равно ей не удалось бы скрыть природную аристократическую грацию, которой был наполнен каждый ее жест. Антонии достаточно было просто кивнуть или рассеянно взмахнуть рукой, как все тут же догадывались о ее происхождении. Ее богемность была всего лишь маской, ругательства – притворством молоденькой маркизы, переодевшейся в костюм корсара на время костюмированного бала.

Через час Сара уже звонила в дверь Антонии Рошель. Рыжеволосая барышня обитала на Сансете, в ветхом строении, закованном в решетки и железные двери, когда-то служившем логовом ювелира. Все эти меры предосторожности оказались для нее как нельзя более кстати – ведь иногда ей приходилось хранить у себе невероятно ценные вещи.

Квартира вся провоняла лаком и скипидаром и была завалена флакончиками, горшками, тысячей разных кистей.

Антония – высокая стройная девушка с лисьей мордочкой, усыпанной веснушками, – была одета в свободную блузу, усеянную разноцветными пятнами и пахнущую льняным маслом.

Сара объяснила ей причину своего прихода. Чтобы ее заинтриговать, она набросала загадочный портрет Адриана Уэста.

Хмурая Антония почесала рыжую гриву кончиком кисточки.

– Я скептически отношусь к коллекциям такого типа, – произнесла она. – Мужики вроде твоего прекрасного Адриана – ужасные простофили. Сотня подобных профанов в наших пятидесяти штатах покажут тебе с тысячью предосторожностей платьице, расшитое мехом, которое было на Мэрилин во время ее свадьбы с Джо Ди Мадджо в 1954-м. Каждый из них убежден, будто владеет настоящим, одним-единственным, тем, в котором Мэрилин потела, которое впитало запах ее духов и все такое прочее. И ни один из них не в состоянии признать, что это дурацкое платье было воспроизведено в сотне экземпляров всеми изготовителями фальшивок в Калифорнии и что их должно продаваться из-под полы по меньшей мере по шесть штук в неделю!

– Мне необходима твоя помощь, – настаивала Сара. – Открыть контейнеры – все равно что сунуть руки в развалины античного храма, разрушенного метеоритом. Сплошное крошево. Мне с этим не справиться.

– Давай начистоту, – произнесла Антония, сдвигая на лоб свои огромные очки. – Что ты собираешься делать? Хочешь состряпать липу? Знаешь, это вполне возможно… У какого-нибудь старьевщика можно разыскать магнитофон «Филко» и разыграть сцену разговора Рекса Фейниса с приятелем с помощью двоих имитаторов. У меня есть на примете отличная парочка. Диалог я в состоянии написать сама… Понадобится только немного звуковых эффектов, чтобы изобразить землетрясение, – и дело в шляпе. Уэст получит запись, а мы – деньги.

– Нет, – отрезала Сара. – Я не хочу жульничать. Впрочем, я думаю, именно поэтому он и обратился ко мне. Он знает, что я не буду его обманывать.

– Ну и зря, – вздохнула Антония. – Не стоит деликатничать с этими некрофилами.

– Расскажи мне о Рексе Фейнисе, – попросила Сара. – Я практически ничего о нем не знаю. Его почти не вспоминают сегодня, а между тем, похоже, в свое время он был очень известен.

Антония скривилась.

– Я знаю не сильно больше тебя, – призналась она. – Это актер не нашего поколения. А так как ни один из его фильмов не крутят по телику, он понемногу превратился в призрак. Давай лучше посмотрим, что там у тебя в чемоданчике.

И девушки склонились над разрозненными листками. Киножурналы, напечатанные на плохой бумаге, пожелтели и стали ломкими. На их страницах фигурировал Рекс в костюмах разбойника из Шервудского леса, принца, рыцаря в блестящих доспехах. У него были напомаженные волосы и маленькие усики идальго. Высокие скулы придавали его лицу странное выражение, отдаленно напоминающее азиата или индейца… Он широко улыбался, но было в его взгляде что-то властное и повелительное. Как у генерала во главе войска с саблями наголо, который готов безжалостно убить всех, кто, по несчастью, встанет у него на пути. Под старомодной упаковкой соблазнителя 30-х ходов просматривалась устрашающая личность. Сара тревожно нахмурилась.

«Этот человек был не тем, кем пытался казаться, – подумала она, не понимая, откуда взялась эта внезапная уверенность. – Он разыгрывал из себя фата, хотя на самом деле… »

На самом деле – что? Она была совершенно не в состоянии закончить свою мысль.

А Антония уже изучала фотографии виллы, пересчитывая вещи, выставленные на этажерках.

– Это оригиналы, – проворчала она. – Тут их на целое состояние. Если мы наложим на все это лапу, то сможем преспокойно заменить их на копии.

– Ты знаешь кого-нибудь, кто встречался с Рексом Фейнисом? – спросила Сара. – Какого-нибудь актера, например…

– Нет, – наморщив лоб, ответила Антония. – Его партнеры сегодня все уже умерли, но, возможно, остался кто-нибудь, например, каскадер, который играл с ним в паре в сценах дуэлей… Я знаю одного такого, он живет на Высохших холмах. Он отдал мне прекрасные клинки, которые приобрел в эпоху своей славы, а я загнала их одному коллекционеру за бешеные бабки. Каскадер был так счастлив, что уже почти согласился сделать мне ребенка, если бы был еще в состоянии, бедный старикашка. Если хочешь, мы можем с ним встретиться.

Сара поспешила согласиться. Хотя она понимала, что попросту теряет время, настойчивое желание толкало ее узнать как можно больше об умершем актере.

«Почему? – задумалась она. – К чему мне это? Мне ведь надо только открыть эти чертовы контейнеры и просеять обломки, которые там находятся. Что это со мной?»

– Пойду ему позвоню, – объявила Антония. – Я скажу ему, что ты пишешь книгу о киностудиях тридцатых годов, тогда он будет готов излить тебе всю душу. Не стоит упоминать Адриана Уэста.

6

Каскадера звали Джастин Делакур. Это оказался высокий худой мужчина лет шестидесяти. Длинные седые волосы ниспадали ему на плечи. Как Антония, он тоже уверял всех, что его предки были французами. Он жил неподалеку от Малхолланд-драйв, которая петляла по гребням холмов. Там, посреди выжженной солнцем земли, он установил три алюминиевых прицепа, спаянных таким образом, что они образовывали огромную букву «U».

– Он нищий, как все стареющие каскадеры, – объяснила Антония по дороге. – Так всегда и бывает – после не поддающихся пересчету аварий и латаний на скорую руку тело выставило ему счет. У него болит все – раны, разрывы, всевозможные повреждения. Он колется кортизоном, иначе бы просто не мог встать с постели. В свое время он был очень востребован, играл в паре со всеми звездами приключенческих фильмов, отлично фехтовал. Все голливудские звезды брали у него уроки. Еще его использовали как технического консультанта на съемках исторических фильмов, потому что он знал все, что можно знать, о шпагах, доспехах и тому подобных мужских игрушках.

Антония не преувеличивала – Джастин действительно ужасно себя чувствовал. Он лежал под полинявшим зонтиком, и ему стоило невероятных усилий подняться, чтобы поприветствовать подошедших девушек. С присущим старикам кокетством он пытался прикрыть гримасы боли голливудской улыбкой. Изъяснялся Джастин с оттенком французского акцента, скорее всего липового. Он с трудом переводил дух, издавая странные свистящие звуки, как астматик в момент обострения. В честь посетительниц он натянул домашнюю куртку, расшитую галуном, придававшую ему вид циркового актера, – остатки прежней роскоши.

Он предложил девушкам кофе по-французски в чашках из хэвилэндского фарфора. Его совершенно невозможно было пить, настолько он был крепок.

– Рекс Фейнис, – будто выплюнул он с нескрываемым отвращением. – Да, я его знал. Грязный шакал. Порочный тип. Очень опасный человек.

– Что вы имеете в виду? – спросила Сара, удивленная внезапной бледностью хозяина.

«Он боится, – подумала она. – Его пугает уже одно воспоминание о Рексе».

– Я имею основания полагать, мисс, что знаю свое дело, – пропыхтел Джастин Делакур. – Я учился во Франции у лучших фехтовальщиков. В Сен-Сире я получил чин офицера, и, поверьте мне, когда я был молод, никто мне в подметки не годился. Большую часть времени я наставлял актеров. Ни один из них ни разу в жизни не прикасался к рапире. С ними приходилось повторять все по тысяче раз, разбирая каждое движение, пока они наконец не заучивали все наизусть. Это было невероятно нудно. Потом мы сражались в замедленном темпе, а камера в ускоренном режиме снимала эту уродливую пантомиму. Из-за этого мошеннического приема те кинодуэли выглядят такими нелепыми и неровными. Но с Фейнисом все было не так… Это напоминало… Он был прирожденным дуэлянтом. В первый раз, когда мы скрестили с ним шпаги, у меня появилось ощущение, что мне попался профессионал.

– Вы хотите сказать, такой же фехтовальщик, как и вы? – уточнила Сара.

Джастин заерзал, ему было явно не по себе. Его дыхание, прерываемое бронхиальными свистами, производившими угнетающее впечатление, стало шумным.

– Нет… – проблеял он. – Это… Это трудно объяснить. Он сражался… как могли бы биться мушкетеры в шестнадцатом веке. Не очень элегантно, но эффективно, с совершенно невероятным мастерством. Он знал трюки, неожиданные выпады, о которых я понятия не имел. Он… Он дрался, чтобы убивать. Я тотчас же понял это по его глазам. Словно он сам сказал мне: «Игры кончились, парень. Теперь тебе придется защищать свою жизнь с помощью шпаги, или я проткну тебя насквозь. Мы сюда не развлекаться пришли». У меня по спине пробежал холодок. Он не притворялся, не сдерживал свои удары, а настойчиво подкарауливал, пока ты по ошибке не раскроешься. Три раза мне еле-еле удавалось отвести его клинок. А этот идиот-режиссер только радовался, потому что «это было как взаправду»! Он поздравил нас, просил так держать, не понимая, что присутствует на настоящей дуэли.

– Вы хотите сказать, что Рекс пытался вас убить? – настаивала Сара.

– Да, – отрезал старый каскадер. – Только профессионал может понять такие вещи, но в тот день я осознал, что мне придется защищать свою шкуру. Этот человек был убийцей. И невероятно ловким убийцей. Это читалось в его глазах. Он жаждал крови. К счастью, режиссер заорал: «Снято!» И Фейнис тут же снова заулыбался. Он похвалил меня за постановку руки, как будто ничего не произошло. Я был испуган и обессилен. Но вокруг никто не понял, что произошло, хотя мы были на волосок от трагедии. Думаю, именно этого придурок и добивался. Он надеялся, что я потеряю хладнокровие… Он хотел заставить меня драться с ним по-настоящему.

– Вы бы так и сделали?

– Возможно… Или так, или он проткнул бы меня насквозь. Знаете, в то время несчастные случаи на съемочных площадках были не редкостью. Равно как и смерти. Это был профессиональный риск, но он неплохо оплачивался, можно было договориться. Потом мне еще не раз приходилось сталкиваться в Фейнисом на дуэлях – и каждый раз он начинал свою игру. Должен признаться, что в конце концов мне стало страшно. С каждой новой схваткой было все хуже и хуже. Я уже понимал, что приближается момент, когда он проткнет меня насквозь. И я попросил меня заменить. Признаюсь в этом с чувством глубокого стыда.

– Как он вел себя с вами за пределами съемочной площадки?

– Он был невероятно любезен, но с намеком на иронию. Например, однажды он спросил, не соглашусь ли я давать ему уроки фехтования у него дома… как будто они были ему нужны! Я отклонил его предложение. Он посмотрел на меня так презрительно, как будто я обесчестил себя, отказавшись от дуэли. Вы наверняка решите, что все это лишь игра моего воображения, но оно тут ни при чем. Я разговаривал с другими каскадерами, которые с ним сталкивались, у них всех создалось то же впечатление. Они тоже были уверены, что Фейнис пытался их убить. Многие менее ловкие, чем я, даже были серьезно ранены.

– То есть вы полагаете, что Фейнис питал тайную надежду убить одного из своих противников и потом списать это преступление на несчастный случай во время съемок?

– Именно так. Знаете, мисс, эта странная фантазия широко распространена среди фехтовальщиков высокого уровня. Раньше или позже они все начинают обдумывать одну и ту же идею, задаваться одними и теми же вопросами: «А что такое настоящая дуэль? Что такое – почувствовать, как клинок входит в плоть противника?» В общем, появляется соблазн перейти к настоящему действию! Миф о мушкетерах, знаменитых бретерах… В конце концов это обязательно начинает на вас давить. Это нездоровое ощущение, но когда вы приобретаете некий уровень владения оружием, у вас неизбежно возникает желание дойти до конца. Извините меня, но ненастоящая дуэль – это как прерванное соитие, у вас начинается фрустрация. Думаю, что Фейнис был из тех, кто решил перейти к делу. Видал я таких. В тренировочных залах всегда можно найти экзальтированных молодых людей, которые вынашивают подобные планы. Фейнис же не ограничился одними мечтами.

Сара переваривала информацию. Насколько можно этому верить? Может, это были просто фантазии Делакура, которые тот напридумывал, чтобы загладить давние промашки? Наверняка он с трудом выносил техническое превосходство Рекса…

– Дело этим не кончилось, – продолжал старик. – Среди каскадеров пронесся слух, что Фейнис опасен. Конечно, его никто не трогал. Имей мы несчастье пожаловаться, нас бы обвинили в трусости. Так что мы объединились. Мы решили втайне объявить ему войну: собирались вместе, рассказывали друг другу про свои «штучки», неожиданные выпады, изучали стиль нашего общего врага, работали над собой. Это было похоже на заговор, но ничего смешного в этом не было. Для нас речь шла прежде всего о том, чтобы выжить в следующей схватке, продержаться до момента, когда режиссер крикнет: «Снято!»

– Может, вы немного преувеличиваете? – рискнула спросить Сара, раздраженная мелодраматическим тоном старика.

Делакур скрипнул зубами, словно она дала ему пощечину.

– Вы слышите, как я дышу, мисс? – в ярости выдохнул он. – Это заслуга Рекса Фейниса. 18 апреля 1934 года во время съемок «Проклятой королевы», сто семнадцатого эпизода, его шпага, «Саламанка Кастельжас», выкованная в Толедо в XVI веке, проткнула мне правое легкое.

Дрожащей рукой он расстегнул домашнюю куртку и сдвинул рубашку. Над сморщенным соском в обрамлении седых волос тянулся ужасный вздувшийся шрам.

– Под конец он меня достал, – ухмыльнулся он. – Говорили, конечно, что это несчастный случай во время съемок! Но я-то знаю, что произошло… Я помню, как Фейнис взмахнул рукой, чтобы провернуть клинок в ране. Понимаете? Он сознательно увеличивал рану, как когда-то делали настоящие дуэлянты. Это заняло всего долю секунды, и он не пожалел времени, чтобы завершить свое дело. Человек, который ранит вас случайно, не ведет себя таким образом! Он знал, что творил… Впрочем, я понял это по его глазам. Он думал: «Видишь, я же говорил, что достану тебя».

Джастину Делакуру потребовалось время, чтобы восстановить дыхание. Его лоб блестел от пота. Неуверенной рукой он поправил одежду.

– Это положило конец моей карьере. После этого мне всегда не хватало дыхания. Мне пришлось расстаться с профессией каскадера, я стал техническим консультантом в костюмированных фильмах. Перебивался с хлеба на воду.

– Других так называемых несчастных случаев не было?

– Были, но никто никогда не решался ни открыто обвинить Фейниса, ни предъявить ему иск. Его жертвы попросту боялись.

– Боялись чего?

– Не знаю… Я сам, прикованный к больничной койке, лишившийся легкого, дрожал при одной мысли о том, что он явится меня прикончить. Я не решался спать, приходил в ужас от звука шагов, приближающихся к моей палате. Мне все время казалось: «Это он! Вот и он наконец!» Вам это может показаться глупым, но в этом человеке было что-то зловещее. Ты сразу понимал, что он способен на все. Кроме того, у него было достаточно денег, чтобы замять любой скандал. Его секретарь являлся к жертвам с чемоданчиком долларов. Он покупал их молчание.

– Его секретарь?

– Да, любезный такой господинчик в огромных очках в роговой оправе. Забыл, как его звали. Он выложил деньги на столик у моего изголовья в больнице. Он сказал только: «С пожеланиями скорейшего выздоровления от Рекса». И смылся.

Джастин опустил глаза, словно не решался продолжить. Сара догадалась, что это еще не конец признаний. Она ждала.

– Я не… я не должен был бы вам об этом рассказывать, – наконец прошептал старик. – Но это случилось так давно… Мы… мы так устали от Рекса Фейниса, что устроили заговор с целью… с целью его убить.

– Правда? – удивилась Сара.

– Правда. Каскадеры не выдержали. Они знали: что бы Рекс ни сделал, он останется безнаказанным. Так что в три приема они организовали несчастные случаи во время съемок, чтобы избавиться от него. Но ничего не вышло. Фейнис выходил из всех переделок без малейших царапин, к тому же это служило ему прекрасной рекламой. Ему невероятно везло, совсем как Гитлеру. Но и это еще не все… Рекс продолжал играть с огнем. Рассказывают, что он устраивал тайные дуэли в саду своего дома в Беверли-Хиллз. Дуэли до смертельного исхода. Среди фехтовальщиков поползли слухи: Фейнис обещал награду в десять тысяч долларов тому, кто рискнет драться с ним до первой крови. Понятие «первая кровь» абсурдно, ведь любому ясно, что первая кровь очень быстро может превратиться в смертельную рану! Понимаете, он был одержимым, пытался придать всему оттенок рыцарства, но речь-то шла об убийстве.

– И… кто-нибудь согласился?

– Естественно! Десять тысяч долларов в то время были огромной суммой. Нашлось множество спесивых мексиканских фехтовальщиков, убежденных в том, что они отлично владеют шпагой, у которых от такого предложения текли слюнки. Я знал троих, кто принял вызов, и с тех пор их никто не видел. Секретарь Рекса рассказывал, что они выиграли, получили награду и вернулись домой, по ту сторону границы, но я уверен в обратном. Рекс их убил. Он развлекался тем, что разделывал их на куски, а потом хоронил где-нибудь среди холмов. Никто не мог выдержать его натиска. Это был настоящий убийца.

– И конечно, вы не можете доказать ничего из того, что вы тут нам нарассказали?

Делакур пожал плечами и закашлялся.

– Увы, нет, – вздохнул он. – В какой-то мере, не желая предавать эти случаи огласке, мы стали сообщниками Фейниса. Мы позволили ему продолжать. В его присутствии люди начали вести себя осторожнее. Его боялись задеть. Когда во время коктейля Рекс, забавляясь, попробовал спровоцировать кого-то из критиков на дуэль, тот чуть в штаны не наложил от страха. Я не знаю, как бы все развивалось. Фейнис вовремя умер. Не погибни он во время землетрясения, возможно, он бы перешел все границы и его махинации выплыли бы на свет божий. Лично я полагаю, что во время этих тайных дуэлей он убил с дюжину каскадеров. Повторюсь, мы жили в другое время. Он считался мачо. В моде были великие хищники, вроде Аль Капоне и Багси Сигеля. Женщины их обожали.

– Вот именно, женщины, – перебила его Сара. – Как Фейнис вел себя с ними?

– Он не обращал на них ни малейшего внимания, и они сходили от этого с ума. Они падали к его ногам, проскальзывали голыми в его постель, а ему хоть бы что.

– Он был гомосексуалистом?

– Нет, просто, похоже, он предпочитал биться на дуэли. Это его возбуждало гораздо больше, чем секс. Известные актрисы хвастались, что спали с ним, но нет никаких доказательств, что это правда. По-моему, они придумывали, зная, что он никогда не уличит их во лжи. Вы можете найти их и расспросить… большинство из них до сих пор живы, забавно будет услышать их точку зрения. Что же касается меня, то никто не переубедит меня в том, что это был психопат, убийца. Он принес немало вреда, оставшись безнаказанным, его защищал статус звезды.

Делакур устало взмахнул рукой. Казалось, он изможден и обеспокоен тем, что столько наговорил. Не отдавая себе отчета, он часто бросал взгляды через плечо Сары на алюминиевый прицеп, словно там прятался кто-то, кто мог бы появиться и упрекнуть его в излишней болтливости.

– Извините, – прошамкал он, поднимаясь. – Я очень устал. Я так давно никого не принимал… Но мы можем возобновить этот разговор в другой раз, если захотите.

Сара поблагодарила и, прежде чем откланяться, протянула ему свою визитку.

Садясь в машину, она обернулась напоследок. Ее глаза встретились с глазами Джастина. Она прочитала в них страх.

Сара завела машину и повела ее по изгибам Малхолланддрайв.

– Ну и?.. – наконец не выдержала Антония. – Что ты думаешь об этом его выступлении?

– А ты? – парировала Сара. – Во всяком случае, похоже, он убежден в том, что говорит.

Антония пожала плечами.

– Действительно, вокруг великого Рекса было столько слухов, – признала она. – Но так со всеми звездами. Им пытаются приписать какие-то темные делишки, в которых опасно признаваться. Делакур ненавидел Фейниса, потому что тот фехтовал лучше его. По-моему, этого простого объяснения вполне достаточно. За те сорок лет, что он лелеял свою злобу, он сам поверил в свои сказки.

– Возможно, – кивнула Сара. – Но может быть, и нет… Это объясняет интерес Адриана Уэста. Если Рекс был этаким убийцей-психопатом, это поднимает его цену как объекта для коллекции. С некоторых пор я считаю, что на той пленке, которую Уэст просит нас достать, записан не просто разговор двух киношников.

– А что, по-твоему?

– Не знаю. Запись убийства?

7

Оставив Антонию на Сансет-бульваре, Сара направилась в сторону Венеции. Солнце садилось. Встреча оставила у нее смутный, но неприятный осадок. Она не считала Делакура фантазером, еще меньше – сумасшедшим. Она склонялась к тому, чтобы поверить ему, но новые детали, сообщенные бывшим каскадером, придавали делу опасный оборот.

«Возможно, Адриан Уэст решил меня одурачить? – подумала она. – Может быть, магнитофон – всего лишь приманка, чтобы убедить меня открыть эти чертовы контейнеры и просеять их содержимое? Он надеется, что я найду там скелеты дуэлянтов, которых Рекс Фейнис убил в своем саду?»

Чем больше она размышляла, тем больше крепла ее уверенность в том, что дело нечисто. Что такое набрали там экскаваторы Мэлоуна, подрядчика, который расчищал руины?

«Может, ирландец нашел тела? – размышляла она. – Даже если Фейнис осмотрительно закопал их как можно глубже, землетрясение могло вытащить их наружу. Мэлоун никому ничего не сказал, наверняка собирался шантажировать секретаря актера, которого расследование поставило в затруднительное положение. Неожиданная смерть помешала ему довести это дело до конца».

Эта внезапная смерть ее сильно смущала. В свете признаний Делакура она выглядела более чем подозрительной: кто-то хотел заставить Мэлоуна замолчать – тут двух мнений быть не могло!

Приехав в Венецию, Сара поторопилась поставить машину в гараж – было уже темно, и она чувствовала себя неуютно. Она заперла дверь на два оборота и убедилась, что ставни закрыты. Антония наверняка посмеялась бы над ней. Ну и пусть!

Оказавшись дома, в укрытии, Сара налила себе полстакана виски, разложила документы, выданные Уэстом, на журнальном столике в гостиной и погрузилась в созерцание фотографий. Странные образы роились в ее мозгу – две фигуры в лунном свете друг против друга в саду, полном гигантских кактусов. Позвякиванье клинков, тяжелое дыхание мужчин. На камне лежит «награда» – десять тысяч долларов мелкими купюрами. Секретарь, прячущийся в темноте, следит за исходом встречи. Неподалеку к стене прислонена лопата. Среди свечек кактусов и юкк – могила, которая ждет своего жильца. И этот постоянный звук железа о железо… Иногда один из дуэлянтов издает стон или ругается сквозь зубы – значит, его царапнуло острием шпаги…

Сара встряхнулась, понимая, что позволила воображению взять верх. Но все же она не была столь наивна, чтобы не понимать, насколько часто власть и слава выявляют самое дурное, что есть в человеке, Голливуд строился на этих тайных пороках и извращениях. Еще в детстве Тизи рассказывал ей малоаппетитные подробности о поведении тех или иных идолов, обожествляемых толпой, и с тех пор у нее не осталось ни малейших иллюзий о маленьком мирке звезд.

Поддавшись внезапному порыву, она сняла трубку и набрала номер своего опекуна. Он ответил тотчас, словно ждал этого звонка весь вечер. Сара рассказала ему о встрече с Уэстом, потом нерешительно упомянула о теории Делакура.

– Это правда, что в то время ходили такие слухи? – спросила она. – Я имею в виду тайные дуэли…

– Да, – раздался приглушенный хриплый голос старого реквизитора. – Наш расчудесный Рекс был не такой уж невинной овечкой. Но о ком в Голливуде нельзя это сказать? Происходили странные вещи… Старлетки умирали во время вечеринок, другие просто исчезали на следующий день. Учти еще, что актеры якшались с воровским миром. Некоторые актрисы даже спали с самыми известными бандитами и дико этим гордились. Все смешалось. А Рекс парил надо всем этим, как живой бог. Это трудно себе представить сейчас, когда его все забыли. Даже если он действительно убивал тех бедняг, могу поспорить, что полиция попросту закрывала глаза. Рекс общался с самыми сливками общества – губернаторами, сенаторами, прокурорами. Его приглашали в Белый дом. Я помню, что журналисты из скандальных газетенок наградили прозвищем жилище Рекса – они называли его Домом шепотов, потому что там рассказывались самые компрометирующие секреты. – Он сделал паузу, а потом продолжил: – Мне бы не хотелось, чтобы ты в это ввязывалась… Ты можешь выковырять на свет божий мерзкие истории, это опасно. Иногда мне кажется, что Рекс не был жертвой землетрясения, что его просто убили в ту ночь, чтобы свалить все на природу, а тело бросили среди развалин дома.

– А что именно наводит тебя на эту мысль?

– Не знаю. Это настолько глупая смерть, уж слишком на него не похоже. И потом, эти «художественные» споры с режиссером… Маловероятно, Рексу было наплевать на такие вещи. Фон, форма, смысл фильма… Ему это было безразлично. Его интересовали только сцены дуэлей. Будь осторожна, мне бы не хотелось, чтобы ты попала в неприятную переделку.

– На кону много денег, – жалобно произнесла Сара. – А мне они нужны, ты же знаешь.

Они сердечно распрощались, и она положила трубку, не продвинувшись ни на йоту. На следующий день в девять утра ей предстояло принять решение – на это время была назначена встреча с адвокатом Уэста, чтобы подписать контракт и получить первый чек. Теперь она знала, что в договоре есть положение о конфиденциальности, запрещающее ей обсуждать с посторонними то, что она обнаружит.

«Иначе говоря, – думала она, – если я обнаружу с дюжину трупов, то не могу сказать об этом никому, кроме Адриана Уэста, даже если для этого мне придется нарушить закон. В противном случае я обязана вернуть все деньги до последнего цента».

Тизи прав, все это плоховато пахнет.

Сара уже направилась было в спальню, когда зазвонил телефон. Она сняла трубку, убежденная, что это опекун, и очень удивилась, услышав в трубке тяжелое свистящее дыхание Джастина Делакура.

– Извините меня, – пропыхтел старый фехтовальщик. – Я сомневался, звонить вам или нет, но мне… мне бы хотелось повидаться с вами. Я… я не все сказал вам сегодня. Я боялся, что Антония посмеется надо мной. Вы же знаете ее, иногда она бывает такой язвительной. Вы можете приехать?

– Сейчас? – удивилась Сара.

– Да, это будет более благоразумно… Дело, о котором идет речь, неотложное. Я вас жду.

И он повесил трубку, не дав собеседнице времени ответить. Сара удивленно подняла брови. Ей совершенно не хотелось петлять по Малхолланд-драйв среди ночи. В этом безлюдном месте беспечных водителей часто атаковали банды мотоциклистов. А иногда какие-нибудь сумасшедшие устраивали засады в канавах по обочинам. Они развлекались тем, что разбивали лобовые стекла из рогаток. Потерять контроль над машиной на такой дороге было очень опасно, потому что через раз машина оказывалась в кювете. Ко всему прочему Малхолланд был излюбленным местом в дымину пьяных школьников. Они любили гонять там, втопив в пол педаль газ и не заботясь о тех, кого ослепляли светом фар.

Сара колебалась, но ее мучило любопытство. Схватив ключи и сумочку, она спустилась в гараж.

Через десять минут она уже неслась по дороге к холмам. Машину она вела, судорожно вцепившись в руль, нервы были натянуты до предела.

Она уже решила, что заблудилась, когда увидела слева яркий свет. Она догадалась, что Джастин Делакур поставил световые сигналы, как на взлетно-посадочной полосе, чтобы указать ей дорогу. Сара с облегчением вздохнула и свернула на тропинку.

Старый каскадер ждал ее, дрожа на пыльном ветру, несшемся из пустыни. Было холодно. Он опирался на трость с серебряным набалдашником, шею его закрывал белый шелковый шарф – он был похож на обнищавшего аристократа, потерявшегося в стране буритос. «Ладно уж, давай, старый кривляка!» – подумала Сара с легкой нежностью.

Как только она заглушила мотор, Джастин нажал на кнопку, и ранчо погрузилось во тьму. Он, хромая, подошел к машине и открыл дверцу.

– Я так счастлив, что вы согласились приехать, – прохрипел он. – То, что я хочу вам открыть, немного… странно. Я не мог сказать этого по телефону. Это по поводу Рекса Фейниса. Может, пройдем в дом? Там будет удобнее.

Сара последовала за ним. Алюминиевые вагончики, закрепленные в бетоне, блестели, как детали упавшего с неба странного космического корабля, которому не хватило горючего.

– Я не всегда был таким бедным, – словно извиняясь, произнес Джастин. – Но я неудачно вложил деньги. Кино не подготовило меня к возвращению в реальный мир. Довольно долго все было просто, слишком просто. Ваш агент занимается всем вместо вас, вы принимаете все как ребенок, родители которого готовы исполнить любой каприз, а потом приходит время потуже затянуть пояс, и вы оказываетесь в мире, которого не понимаете и где все невероятно сложно.

Он, хромая, поднялся по ступенькам.

«Надеюсь, он позвал меня не потому, что его мучает бессонница, – подумала Сара. – Скорее всего после такого вступления он попытается мне что-нибудь продать».

Оказавшись внутри, она обратила внимание, что прицеп был обставлен с невероятным вкусом. Посетитель чувствовал себя как в роскошном поезде девятнадцатого века. В президентском вагоне, если быть точным. Это было что-то вроде шкатулки, наполненной ценными, хрупкими вещами и античными бюстами. Алюминиевые перегородки исчезли под деревянными панелями, начищенными воском и покрытыми резьбой. Там и сям лежали и висели части доспехов: латы, шлемы, наколенники.

– Сегодня днем, – начал Джастин, – я не все вам сказал. Антония очаровательна, но она считает меня выжившим из ума старым хрычом. Мне не хотелось выглядеть смешным в ее глазах. Время от времени я прибегаю к ее услугам, чтобы продать вещи из коллекции.

– И… что же вы от меня скрыли? – спросила Сара, торопясь покончить с тягостным разговором.

Произнося эти слова, она поняла, что боится. Боится этого странного человека, боится этого места на краю света, боится окружающей их ночи… Это было что-то вроде резкого предчувствия, интуитивного предвидения надвигающейся катастрофы. Внезапно ей захотелось развернуться и бежать отсюда без оглядки, не дожидаясь продолжения.

– В тот момент, когда я получил ранение в легкое, – объяснил Делакур, – я еще мог сражаться. Прежде чем упасть в обморок, я инстинктивно защищался до последнего и попал Фейнису по руке. На самом деле моя шпага проткнула его бицепс насквозь.

– Да? – Девушка не понимала, куда клонит ее собеседник.

– Когда я вышел из больницы, – продолжал старик, – друг принес мне мою шпагу, которую он обнаружил на площадке. Она была в крови Рекса Фейниса. Мой друг не вытер ее, чтобы у меня было доказательство, что я действительно загнал «зверя», несмотря на ранение. Эта шпага все еще у меня, я вам ее покажу.

Он поманил ее за собой и исчез во втором вагоне. Это место было обустроено под библиотеку, шпаги всех сортов, наверняка очень старые, были развешаны по стенам – арсенал довольно впечатляющий. Старый бретер явно этим гордился.

– Вот моя коллекция, – объявил он. – Точнее, то, что от нее осталось. Не буду утомлять вас техническими подробностями, женщины обычно нечувствительны к красоте оружия. Я бы хотел обратить ваше внимание вот на это…

Он указал на витрину, где лежала шпага с клинком в пятнах ржавчины.

– Вот клинок, который ранил Рекса Фейниса, – театральным тоном произнес Делакур. – Как видите, я его так и не почистил. И вот что я хотел вам сказать: однажды я заболел, и врач моего друга пришел ко мне сюда. Он остановился перед этой витриной и сказал: «Так это и есть кровь Рекса Фейниса? На твоем месте я бы отдал ее на анализ… Любопытно узнать, из чего сделан этот мужчина. Он всегда казался мне не совсем человеком». Конечно, это была шутка, но она натолкнула меня на размышления. Через три месяца я не выдержал, соскоблил немного ржавчины со шпаги и отнес ее в лабораторию. Результат анализа оказался ошеломляющим.

– Ну и?.. – нетерпеливо вскричала Сара.

– Это кровь не человека, – прошептал Делакур. – Но также и не животного. Это… нелепость. На нашей планете она неизвестна. Если вы интересуетесь Фейнисом, то не можете проигнорировать эту подробность. Я готов продать вам шпагу и документы с печатью из лаборатории. Там еще осталось достаточно ржавчины, так что вы сможете сделать еще один анализ. Уверен, результаты, которые вы получите, подтвердят мои.

«Похоже, Антония была права, – разочарованно подумала девушка. – Он всего лишь старый сумасшедший и к тому же неумелый изготовитель фальшивок. Неужели он считает меня идиоткой, способной купиться на такую сказочку?»

– Я вижу, вы колеблетесь, – настаивал Джастин. – Но вам нечего опасаться, это не мошенничество… На самом деле, чтобы уж быть до конца честным, мне бы хотелось избавиться от этой шпаги. Она нагоняет на меня страх. Это угроза моей безопасности. Думаю, что раньше или позже кто-нибудь придет за ней…

– Кто-нибудь? Кто?

– Секретарь Фейниса, человек в роговых очках. Он все еще жив, я знаю. Он… он уничтожает следы своего господина, потому что не хочет, чтобы кто-нибудь копался в его прошлом. Понимаете, ему ведь могут предъявить счета.

– Сколько вы за нее хотите? – спросила Сара, чтобы положить конец разговору. – У меня не очень много денег.

Делакур назвал цифру, которая, если и не была завышенной, не переставала от этого быть довольно значительной.

– Я не могу дать вам ответ сегодня, – соврала Сара. – Сначала я должна получить одобрение заказчиков. Если они согласятся, я вам позвоню.

Лицо старика исказилось.

– Вы мне не верите, – в ярости прохрипел он. – Я это прекрасно вижу. Вы считаете меня сумасшедшим. Вы ошибаетесь! Советую вам пообщаться с Гвеннолой Маэль, одной из партнерш Фейниса. Она подтвердит вам все, что я только что рассказал. Вы не понимаете, что творите. Вы влезли в невероятно опасное дело, дорогая мадемуазель… Вы можете опалить крылышки.

– Я вам позвоню, как только у меня будет что-нибудь новенькое, – пробормотала Сара, отступая к двери.

Она позорно бежала, преследуемая стариком, который размахивал руками и кашлял, задыхаясь от ярости.

– Вы совершаете огромную ошибку, – прохрипел он, остановившись на пороге вагончика. – Это давние дела, но он все еще тут… Он все еще жив, но в тени.

Сара помахала ему рукой и завела машину. Она была разочарована таким оборотом событий. Она-то надеялась на какое-нибудь важное признание, а не на басню, от которой можно было уснуть стоя. Однако ее разочарование не было сверхмерным, ведь в Голливуде уже перестали вести счет актерам, закончившим свои дни в сумасшедшем доме. Джастин Делакур явно был из этой команды.

Дома, в Венеции, ей никак не удавалось заснуть. «Секрет» Джастина преследовал ее и во сне, вызывая гротескную фантасмагорию, достойную фильма ужасов. На рассвете она проснулась – совершенно не в настроении – и решила подготовиться к встрече с адвокатом Адриана Уэста.

8

Сара удивилась, узнав, что мэтр Харлок, адвокат Уэста, на самом деле… адвокатесса. Это оказалась представительная женщина лет сорока с прической а-ля Луиза Брукс. Она носила черный костюм, а на равномерно загорелой коже выделялась нитка жемчуга. Саре она показалась красивой, но это была красота Брунгильды – величественная и холодная. В этой женщине с бесстрастным лицом было что-то от валькирии. Когда Сара подписала контракт, адвокатесса вытащила из сейфа чемоданчик с огромной стопкой стодолларовых бумажек – в качестве аванса – и конверт, запечатанный сургучом.

– В этом конверте, – сухо произнесла она, – вы найдете план расположения ангара, где стоят контейнеры, а также ключ, который позволит вам туда проникнуть. Естественно, эта информация должна остаться в тайне. За любое нарушение конфиденциальности вы предстанете перед судом, я об этом позабочусь.

– Класс! – вздохнула Сара. – Я буду играть в открытую. Нет необходимости мне угрожать.

Расстались они холодно.

Вернувшись домой, Сара заметила, что на автоответчике мигает огонек. К ее глубокому удивлению, это был звонок от шерифа, который просил ее немедленно перезвонить. Именно это она и сделала.

– В чем дело? – спросила она.

– Это по поводу Джастина Делакура, – сообщил ее собеседник голосом, охрипшим от бесчисленных сигарет. – Я знаю, что вы с ним знакомы, мы нашли вашу визитку рядом с его телефоном.

– Все так, – пробормотала молодая женщина, чувствуя, что ее ждут неприятные известия. – С ним что-нибудь случилось?

– Можно сказать и так, – проворчал шериф. – Его убили сегодня ночью. В него воткнули все дурацкие шпаги из его коллекции.


– Похоже на подушку для булавок, – не слишком церемонясь, повторил полицейский, вынув сигару изо рта. – Можете себе представить? Надо быть абсолютно сумасшедшим, чтобы сотворить такое, да еще со стариком. Штук тридцать шпаг, которые прошили его насквозь. В глазах, во рту… везде.

В кабинете воняло табаком. У шерифа Каллагера было личико толстого младенца в окружении седых косм, он был затянут в безукоризненно сидящую форму, но вонял потом. Бросив на стол конверт с фотографиями, шериф подтолкнул их к Саре. Та держалась приблизительной правды – она якобы интервьюировала Джастина в рамках литературного проекта.

– Книжка? – заворчал Каллагер. – Еще одна книжонка обо всех этих недоумках? Тогда вы хоть записали разговор… У вас есть пленки?

– Нет, – промямлила Сара. – Пока я только наводила мосты. До того как рассказать мне свои секреты, Делакур хотел, чтобы я ему заплатила, мы как раз обсуждали сумму. Вот и все.

Фотографии были омерзительны. Джастин действительно походил на огромную подушку для булавок.

– Его убили не сразу, – упорно продолжал коп. – Убийца позаботился о том, чтобы смертельным был лишь последний удар. Это садизм, или я ничего в этом не смыслю.

Неожиданно Сара почувствовала себя омерзительно. Она только что поняла, что люди из полиции обнаружили следы ее машины! Не так уж трудно понять, что она заезжала к Джастину два раза. «Только бы ветер не стер все следы!» – подумала она.

– Он, наверное, показал вам свою коллекцию? – продолжал Каллагер. – У него там была витрина… Вот видите, здесь, – толстым пальцем в пятнах от никотина он ткнул в отпечаток, – должно было лежать что-то очень ценное. Мы обнаружили эту витрину разбитой и пустой.

– Кажется, там была рапира, – вспомнила Сара. – Одна из. Я не обратила особого внимания, понимаете, я и оружие… Меня интересовало совсем другое – его воспоминания о звездах, с которыми он общался. Забавные истории, сплетни, все такое…

– М-м-м, – заворчал человек с сигарой. – Конечно, женщина интересуется оружием, только если его носит мужик, который подло ее бросил.

Десятком вопросов позже Каллагер сообщил Саре, что она может идти при условии, что пообещает не покидать Лос– Анджелес. Она вышла, пытаясь сохранить хорошую мину, ей казалось, что толстяк следит за каждым ее движением через стекло кабинета.

«Он догадался, что я ему лгала, – подумала она. – А потом, остались еще следы шин перед фургонами. Моя единственная надежда – что убийца уничтожил их вместе со своими».

Не желая оставаться в одиночестве, Сара поехала к Антонии сообщить новость. Всю дорогу она повторяла про себя: «Кто-то приехал, чтобы выкрасть шпагу с кровью Фейниса, это очевидно… Он понял, что Джастин собирался продать ее мне, поэтому он предпочел его убрать. Но почему? Чтобы не допустить повторного анализа ржавчины? Глупость какая-то. Если так, значит, убийца такой же сумасшедший, как Джастин… »


Вникнув в суть, Антония тут же налила два стакана бурбона и упала на продавленный чиппендейловский диван.

– Дичь какая-то! – выдохнула она в шестой раз за минуту. – Бедный старикашка! По-моему, это дело рук мотоциклистов. Они вечно рыскают по Малхолланду, развлекаясь боковым скольжением на поворотах. Мерзкое место.

– А если это не мотоциклисты? – прошептала Сара.

– Кто ж еще? – возмутилась Антония. – Ты же не веришь, в самом деле, в эту историю с «нечеловеческой кровью»! В последнее время Джастин слетел с катушек. Это от кортизона, которым он кололся довольно долго. Похоже, что он влияет на психику. Один из побочных эффектов лекарства. На тех, кто и так слаб на всю голову, это действует радикально.

Сара выдавила улыбку. Она любила Антонию – ее лисью мордочку в веснушках, ее острый длинный носик, огромные очки. «Наверное, она права, – подумала Сара. – Это единственно возможное объяснение».

Чтобы переключиться на что-нибудь другое, она открыла конверт, который ей передала мэтр Харлок, и вытащила оттуда план, карту генерального штаба и огромный ключ.

Антония наклонилась, чтобы рассмотреть документы.

– Вот черт! – выдохнула она. – Это в жопе мира. Посреди пустыни. Ни капли воды на горизонте. Придется всю еду везти с собой. Любая неполадка – и мы пропали.

Сара разделяла ее мнение. Зачем Мэлоуну понадобилось тащить эти контейнеры так далеко от любого человеческого жилья? Склада в Уоттсе было бы вполне достаточно.

– Я возьму грузовик напрокат, – решила она. – Завтра отправляемся на разведку. Никому не говори об этом. Если тебе нужно будет как-то объяснить свое отсутствие, придумай историю о раскопках стоянки индейцев… И речи не может быть о том, чтобы нас опередили охотники за сувенирами.

Оставшееся время она провела за подготовкой экспедиции. Углубиться далеко в пустыню оказалось довольно рискованным предприятием. В дюнах каждый месяц находили туристов, умерших от обезвоживания. Некоторые устремлялись навстречу приключениям, вооружившись всего двумя бутылками кока-колы.

Она раздобыла бывшую военную машину и загрузила ее десятью бидонами воды по десять литров каждый. В пустыне человек выпивает в среднем восемь литров в день – она предпочла взять с запасом, ведь машина всегда может сломаться. Еще она приобрела портативный радиопередатчик, работающий на батарейках, генератор постоянного тока и компас. Она одновременно торопилась и боялась пуститься в путь.

В ту ночь она спала у Антонии, потому что «так удобнее», но еще и потому, что ей совершенно не хотелось возвращаться в пустой дом в Венеции.

Они улеглись пораньше, чтобы выехать на рассвете, пока будет еще прохладно.


Выехав из Лос-Анджелеса, они довольно быстро оказались на бездорожье. Щиты, натыканные довольно часто прямо посреди песков, сообщали, что они выехали на свой страх и риск из патрулируемого участка. Им пришлось ориентироваться по компасу. На равномерно пустынном пейзаже взгляду не за что было зацепиться.

– Что-то мне становится не по себе, – призналась Антония на исходе второго часа. – Ты уверена, что мы до чего-нибудь доедем? От жары можно сдохнуть, и у меня впечатление, что мы ездим по кругу. Можно подумать, что мы на другой планете.

Сара наблюдала за работой двигателя, следя, чтобы он не перегрелся. Она боялась, что поднимется ветер и их настигнет и ослепит пыльная буря.

Наконец после трех часов дороги они увидели металлический щит, извещавший: «Горнодобывающая концессия Малдуна Мэлоуна. Посторонним вход воспрещен».

Остатки бывшей ограды из колючей проволоки были почти погребены под песком. Каркас грузовика и несколько бочек, наполовину занесенных песком, окружали ангар, достаточно большой, чтобы в нем поместилось три бомбардировщика вооруженных сил США.

– Приехали, – придушенным голосом произнесла Антония.

Сара остановила грузовик у дверей ангара. Цепь и огромный замок удерживали на рельсе щит, закрывающий вход в сооружение. Девушка склонилась над ним – несмотря на кучу пыли, было понятно, что замок явно не трогали.

«Никто сюда не приезжал за последние тридцать лет, – подумала она. – Ни посетителя, ни вора, ни просто любопытного… »

Это казалось необычным. Всегда находились какие-нибудь туристы – любители городов-призраков посреди пустыни, и к настоящему времени осталось мало не тронутых ими мест. Похоже, предприятие Малдуна стало исключением.

Глубоко вздохнув, она вытащила ключ, найденный в конверте, и вставила его в замок. Механизм поддался со скрипом. Антония неохотно помогла ей открыть створки двери.

– Вот черт, – пробормотала Антония. – Это место вызывает у меня дрожь в коленках.

Одна за другой они проскользнули на склад. После яркого света пустыни темнота, в которой они оказались, была похожа на египетскую гробницу. Сара застыла на пороге в ожидании, пока ее глаза привыкнут к темноте. Наконец она различила лучи света, проникающего сквозь щели в крыше.

Адриан Уэст не солгал. В огромном ангаре действительно стояли стальные цилиндры, содержавшие то, что осталось от дома Рекса Фейниса. Их было шесть, рядком расставленных в глубине. Шесть громоздких запаянных контейнеров.

– Можно подумать, что это останки подводных лодок, поднятых на поверхность, – выдохнула Антония. – Там, внутри, тонны строительного мусора! Нам понадобится техника, чтобы все поднять, бульдозер, например. Бред какой-то. Кому пришло в голову тащить это сюда?

– Не паникуй, посмотри вон туда, – остановила ее Сара. – Мне кажется, Мэлоун все предусмотрел.

В полутьме она только что обратила внимание на множество строительной техники, сгруженной в углу ангара.

– Не думаю, что они еще работают, – сказала она. – В пустыне все быстро приходит в негодность. Но, полагаю, после небольшого ремонта их можно будет пустить в дело.

Сара говорила с наигранной бодростью, стараясь скрыть ужас, обуявший ее при виде цилиндров. Было в этих громоздких минах, присыпанных желтоватой пылью, что-то устрашающее. Они казались похожими на гигантские саркофаги или на стальные коконы, упавшие из космоса перед нашествием…

«Вперед! – скомандовала она себе. – Похоже, я начинаю разговаривать, как Тизи. Будто в фильме Эда Вуда… »

– Вдвоем мы не справимся, – настаивала Антония. – Надо нанять каких-нибудь работяг. У меня есть пара-тройка приятелей, на которых можно положиться, если хочешь…

– Хорошо, – сдалась Сара. – Пойду взгляну на машины.

Приблизившись к машинам, она поняла, что все на месте. Мэлоун собрал все необходимое оборудование: паяльники, лопаты, мотыги…

«Он явно решил во что бы то ни стало все прошерстить, – подумала она. – Но смерть ему помешала».

Ей хотелось подойти и потрогать контейнеры, но что-то ее останавливало. Она боялась, что если притронется к ним, то они «проснутся». Впрочем, Сара не смогла бы объяснить, что она под этим подразумевает, но опасность казалась ей вполне реальной. Она заметила, что Антония тоже не спешит рассмотреть контейнеры поближе.

«Слоны, – шепнул ей внутренний голос. – Уснувшие слоны. Если ты их разбудишь, они тебя раздавят. Дом Рекса здесь, у них в животе, наполовину переваренный… Дом шепотов… »

– Ну ладно, – нетерпеливо произнесла Антония. – Мы все тут посмотрели, поехали назад?

Она растеряла всю свою обычную браваду и старалась не смотреть в сторону цилиндров.

– Хорошо, – откликнулась Сара. – Возвращаемся.

Позже, когда они уже ехали по Лос-Анджелесу, Антония прикурила и объявила:

– Я тебя, конечно, очень люблю, но эта твоя затея… Если бы мне были не так нужны деньги, я бы вышла из игры не раздумывая.

– Почему? – спросила Сара.

Антония досадливо поморщилась:

– Почему? Да ты сама прекрасно знаешь почему! Это дело слишком дурно пахнет. Что мы найдем в этих контейнерах? Трупы? Кости?

– Ну-ка, ну-ка, – удивилась Сара. – Можно подумать, что ты внезапно поверила в теории бедного Джастина?

Антония нахмурилась.

– Я не знаю, – вздохнула она. – Я ничего больше не знаю. Знаю только, что у меня дурное предчувствие, вот и все. А может, это просто месячные приближаются. Но ты все равно можешь на меня рассчитывать, я тебя не подведу. Мы откроем эти чертовы консервные банки!

9

Вернувшись в Лос-Анджелес, Сара решила без промедления отправиться за советом к Тимоти Зейну. Она обнаружила его, как обычно, в его берлоге, в окружении этажерок, уставленных самыми нелепыми вещицами. Она рассказала ему все без утайки.

Реквизитор не перебивал ее, давая выговориться.

– Меня это не удивляет, – вздохнул старик, когда Сара закончила монолог. – О Рексе ходили странные слухи. Однажды я разговаривал с девушкой, которая гримировала его перед съемками. Выпив три порции виски подряд, она рассказывала всем, кто готов был слушать, что Фейнис обладал сверхъестественными способностями. «Спрыгнув с башни, – утверждала она, – он повредил ногу. До гримерки добрался, хромая, но утверждал, что это обычный вывих». Девушка, о которой я веду речь, утверждала, будто у него был открытый перелом. Она клялась, что видела рану и куски сломанных костей, торчавших наружу.

– Ну и?..

– Ну а через два дня выздоровевший Фейнис снова появился на съемках без единой царапины.

– Ты сам сказал, что эта твоя подружка пила как сапожник.

– Она еще говорила, что он был холодным, как мертвец. Когда к нему прикасались, его кожа была ледяной. Он никогда не потел, даже после тяжелых физических нагрузок. К тому же от него плохо пахло. Это был запах тухлого мяса, который он пытался замаскировать литрами одеколона. Эта девочка, гримерша, повторяла, что «от него воняло, как в мясной лавке».

– Да ладно, ты не хуже меня знаешь, как звезд пытаются выставить на посмешище, особенно после смерти. Если верить журналистам, Валентино красил черепушку в черный цвет, чтобы скрыть лысину, и каждое утро сжигал наволочку, которую испачкал ночью во сне… Я могу тебе выдать с десяток подобных историй. К тому же большинство из них рассказал мне ты.

– Да знаю я, – сдался Тизи. – Но с Рексом все не так… Это особый случай. Как только его фильмы перестали показывать по телевизору, его забыли на следующий же день. Его самых преданных поклонников поразила амнезия, словно пленка была заколдована и Рекс существовал только тогда, когда его показывали на экране.

Сара устало вздохнула. Сегодня вечером романтическое настроение Тизи ее утомляло.

– Делакур посоветовал мне встретиться с одной из партнерш Фейниса, – сообщила она. – Актрисой по имени Гвеннола Маэль. Это имя тебе о чем-нибудь говорит?

Тимоти Зейн вздрогнул.

– Гвеннола… – протянул он, сжав ладонями подлокотники кресла. – Священное чудовище. Это была девочка-звезда, вроде Ширли Темпл. Девочка лет десяти невероятной красоты. Она пела и танцевала. Ее прозвали «маленькой принцессой с глазами-незабудками». Посмотри в моих архивах… синяя коробка, прямо за тобой. У меня должно быть на нее досье.

Сара повиновалась. Ей понадобилось меньше минуты, чтобы вытащить из пыльной стопки коробку, перевязанную старой бечевкой. Она открыла ее, и на стол высыпались пожелтевшие фотографии и вырезки из газет. С первого взгляда ее поразило невероятное очарование девочки. На снимке она отбивала чечетку посреди декораций, напоминающих «Волшебника Изумрудного города».

– Она играла в многосерийном фильме, – объяснил Тизи. – Он назывался «Королевство безумной надежды». Очень трогательная была картина. Гвен там исполняла роль маленькой цветочницы, продававшей гвоздики у входа в театр в шикарном квартале. Ее отец погиб на войне, а мать умирала на чердаке от туберкулеза. Однажды ее сбил лимузин богатого промышленника. Когда ее привезли в больницу, она впала в кому. С этого момента фильм превращался в музыкальную комедию вроде «Волшебника Изумрудного города». Гвен просыпалась в сказочном мире, где была принцессой.

Заговорщики свергли ее с трона; она нашла убежище у домовых и стала пытаться вернуть себе корону. Ужасно глупый, но очаровательный сериал. Имел бешеный успех. Гвен, в свою очередь, стала «маленькой невестой» Америки. Она чудесно пела и к тому же была ангельски, почти нереально красива… По всей стране продавались куклы и статуэтки с ее личиком. Она заполонила рынок. Ей поклонялись. На Рождество на тротуаре соорудили ее двенадцатиметровую статую в костюме принцессы. В правой руке она держала плюшевую гориллу, похожую на Кинг-Конга. Обезьяна явно пребывала в шоке от того, что ее свергла с престола какая-то маленькая коматозная цветочница. Для всех Гвен была живой куклой, идеальной маленькой девочкой, которая никогда не вырастет – такой, какую хотела бы иметь каждая мать.

Сара пролистала фотографии. Красота ребенка была бесспорной, и это явно был ее звездный час – ясно, что она начнет увядать по мере взросления. Такова судьба детей-актеров. С тринадцати лет они становятся «слишком старыми». Они теряют все детское очарование и превращаются в ужасных прыщавых юнцов с длинными ногами и руками.

– Полагаю, сказочка закончилась, как только она подросла? – рассеянно спросила Сара.

– Нет, – ответил Тизи. – В этом-то вся и проблема… Гвен не выросла.

– В смысле?

– Ее родители понимали, что она перестанет приносить деньги, как только превратится в девушку, а они уже привыкли к роскоши, хорошей жизни, Атлантик-Сити и шикарным домам… Они спускали гонорары малышки за игорными столами в Лас-Вегасе. И им пришла в голову совершенно безумная идея: возможно ли помешать девочке расти? Они обращались к врачам – как к настоящим, так и к шарлатанам. Один доктор объяснил им, что можно замедлить рост, если «подправить» щитовидную железу Гвеннолы. Он рассказал им о неотении, педогенезе, так, как он существует в природе.

– А что это за нео-что-то-там?

– Неотения? Это блокировка процессов роста. Можно всю жизнь оставаться ребенком – с детским телом и голосом. В природе так существуют некоторые виды земноводных – они становятся взрослыми особями только совсем в преклонном возрасте.

Сара выпучила глаза.

– Вот черт! – прохрипела она. – Ты же не хочешь сказать, что эти сумасшедшие сделали своей дочери операцию, чтобы она навсегда осталась ребенком?

– К сожалению, именно так. Они отвалили кучу денег хирургу – специалисту по эндокринной системе. Что-то вроде Франкенштейна для хороших семей, у которого была своя частная клиника. Малышка шесть раз попадала на операционный стол, ее резали до бесконечности, чтобы переделать организм. Потом еще пришлось прибегать к помощи косметической хирургии, чтобы скрыть следы вмешательства в дела природы. Врач заверил их, что после этого она будет стареть на год каждые семь лет. С тех пор ее внутренние часы замедлились. Таким образом, можно было надеяться, что она будет продолжать свою карьеру еще как минимум лет пятнадцать. В возрасте двадцати четырех лет она должна была выглядеть всего на двенадцать!

– Но это все, естественно, провалилось…

– Вовсе нет, это отлично сработало. Гвен действительно перестала расти. Проблема в том, что она в конце концов вышла из моды. Ее фанаты подросли, стали молодыми людьми, потом взрослыми, в то время как она навсегда осталась пленницей в теле вечной девочки. Всем это стало казаться странным, потом журналисты из скандальных газетенок распустили слух, что Гвеннола Маэль вовсе не ребенок, а карлица, у которой лицо подправлено косметическими хирургами. Идиотизм, конечно, но сомнения остались. С тех пор в ней видели только ярмарочного уродца, переделанное существо, каприз природы, чье настоящее место – в балагане. Ей перестали предлагать роли, она попала в черный список всех киностудий. Ее забыли. К счастью, она была богата, потому что ее родители разбились в автокатастрофе, не успев пустить все деньги на ветер.

Сара вздрогнула – среди журнальных вырезок она только что углядела огромное желтоватое фото, на котором Гвеннола вальсировала с… Рексом Фейнисом.

Рекс был в белом смокинге, Гвен – в костюме принцессы. Оба улыбались, глядя друг другу в глаза. Взгляд девочки светился обожанием.

– Она играла с Фейнисом? – спросила Сара.

– Да, он был ее покровителем и представлял ее интересы после смерти родителей. Не давал киностудиям обобрать ее до нитки. Понемногу он стал для нее кем-то вроде опекуна.

– Рекс?

– Да, я знаю, по поводу их отношений было много пересудов, ходил даже слух о педофилии, но это безосновательно. Думаю, Рекс интересовался малышкой, потому что она была монстром, а его это забавляло. Он баловал ее, как дрессированного пуделька. Он хотел посмотреть, как она будет стареть. Словно король, купивший шута.

Саре понадобилось время, чтобы переварить эту информацию. Лицо девочки гипнотизировало ее. Оно было похоже на личико феи или эльфа. Казалось, она не принадлежит к миру людей.

– Сколько ей сейчас лет? – прошептала она.

– Примерно столько же, сколько тебе, – ответил Тизи. – Я бы сказал, тридцать пять – тридцать шесть. Если ее эндокринная система не восстановилась, она должна быть похожа на тринадцатилетнюю девочку…

– Ты знаешь, где она живет?

– Да, в глубине Холли-Каньон, в поместье, откуда никогда не выходит. Никто не видел ее вот уже десять лет. Известно только, что она все еще жива. Думаю, у нее немного съехала крыша. За ней присматривает экономка, кажется, бывшая гримерша, последовавшая за ней в изгнание. Зачем тебе это? Хочешь с ней поговорить?

– Да, Делакур сказал, что она может рассказать мне о Фейнисе. Что-то нелицеприятное. Я хочу как можно больше узнать об этом человеке, прежде чем открыть контейнеры. Я должна понимать, что ждет меня там, в глубине пустыни. Если мне покажется, что это слишком… подозрительно, я брошу это дело.

– Думаешь, Адриан Уэст тобой манипулирует?

– Да. Магнитофон, пленка, последние слова Рекса – все это похоже на дымовую завесу. За этим что-то кроется. И я должна узнать что.


Получив от Тизи адрес, Сара тут же откланялась. Она ожидала, что ее будет выпроваживать охрана «звездного» ребенка, но решила все же рискнуть.

К ее великому удивлению, ей ответили на первый же звонок.

– Я Настасья Ковак, экономка Гвеннолы, – прозвучал гнусавый голос из трубки. – Буду рада встретиться с вами. Вы хотите договориться о встрече?

И они договорились – на следующий же день! Сара поняла, что записная книжка бедной женщины безнадежно пуста и что она воспринимает ее визит как настоящий нежданный подарок. Она пыталась представить себе жизнь двух затворниц за стенами их чудесного поместья в Холли-Каньоне. Каково это – жить рядом с бывшим священным чудовищем?

Сара тронулась в путь, вооружившись блокнотом и магнитофоном, надеясь, что с этими символическими предметами сможет сойти за писательницу. Странное предвкушение щекотало нервишки. Всю дорогу она не могла не думать, как сейчас выглядит Гвеннола. Наум приходили эпизоды из фильмов ужасов. То она представляла ее в виде карлицы с чудовищным лицом, то в виде маленькой старушки низенького роста, почти мумии, одетой в розовое платьице десятилетней девочки, живущей благодаря постоянным переливаниям крови.

Холли-Каньон оказался жилым кварталом, застроенным претенциозными виллами. В самом конце этого тупика роскоши она уперлась в стену в мексиканско-испанском стиле с единственной кованой дверцей. Чтобы попасть внутрь, надо было представиться по интерфону.

– Сейчас подойду, – прошептал в громкоговоритель испуганный голос. – Ждите меня у входа. Не подходите к дому.

Дверь автоматически открылась, затем захлопнулась за спиной Сары, как только та переступила порог. «Фотоэлементы», – догадалась девушка.

Сад был запущен. Поначалу его создатель задумал парк в английском стиле, но без должного ухода деревья и кустарники разрослись, образовав неприветливые джунгли, из которых там и сям внезапно возникали, словно застывшие призраки, мраморные статуи сказочных персонажей: волшебница, дракон, карета в форме тыквы, гномы… Подойдя поближе, Сара поняла, что статуи изрешечены осколками пуль, словно по ним стреляли, как по мишеням.

Худенькая женщина, одетая во все белое и поэтому похожая на медсестру, отвела ветки ивы и пошла ей навстречу. Ее седоватые волосы были собраны в пучок, она улыбалась, но выглядела усталой. Немедленно, словно она слишком долго ждала этого мгновения, она начала говорить быстро-быстро:

– Я Настасья Ковак, – в ее речи чувствовался легкий восточноевропейский акцент, – когда-то давно я работала гримершей у Гвен. В то время я была еще молода и являлась одной из самых преданных ее поклонниц. Вы, конечно, не можете знать, но тогда достаточно было один раз увидеть ее, и вы попадали под ее обаяние, словно она околдовывала всех, кто к ней приближался. Настоящая фея. Она покорила меня до такой степени, что от меня сбегали все мои дружки, столько я о ней бубнила. Я могла только повторять: «Гвеннола сделала то, Гвеннола сказала это». Они начинали сходить с ума и сваливали. Но мне было наплевать, потому что я знала, что на следующий день увижу Гвен!

Она внезапно замолчала, осознав, что выглядит глупо и смешно, и улыбнулась дрожащими губами.

– Извините меня, – пробормотала она. – Я отвыкла разговаривать с людьми. Я никогда никого не вижу. Даже курьеры не переступают порог. Они боятся, что Гвен будет по ним стрелять.

– Ах вон оно что! – деланно легкомысленным тоном произнесла Сара. – Статуи – это ее работа?

– Да. У нее… у нее иногда случаются приступы, во время которых ей мерещатся разные… разные вещи. Это связано с ее состоянием, с изменениями, которые произошли в ее организме. Похоже, это вызывает временное помешательство из-за гормонов и еще каких-то веществ, в которых я ничего не смыслю. Но она всегда потом успокаивается. Однако когда она приходит в это состояние, лучше находиться от нее подальше. Я думаю, необходимо предупредить вас. Пойдемте, не надо оставаться здесь. В охотничьем домике нам будет удобнее.

Сара догадалась, что «удобнее» означает вдали от шальных пуль.

Охотничий домик оказался чем-то вроде беседки из сказки про Спящую красавицу и был увенчан островерхой крышей. Посреди стоял круглый столик на одной ножке, на нем – чайный сервиз с чайником в форме девочки с лейкой. Склонившись над этой странной вещицей, Сара поняла, что фигурку лепили с Гвеннолы.

– Я… я прошу прощения, – произнесла Настасья, не пытаясь скрыть замешательство. – Это сервиз для девочки, но ничего другого у нас нет. Мы используем только вещи, на которых изображена Гвен. Иногда это становится неудобным. Например, полотенца уже сильно вытерлись.

– Забавно, – произнесла Сара, усаживаясь как можно дальше от окна. – Окажись я на месте Гвеннолы, думаю, в конце концов возненавидела бы собственный образ. Смотреть на него каждую секунду, видеть повсюду.

– Да, – снисходительно ответила Настасья. – Но вы же не актриса. Актеры сделаны совершенно из другого теста. А уж Гвеннола тем более, ведь ее тело было перекурочено до такой степени, что перестало подчиняться законам физиологии. После операции она уже не совсем человек.

– Она постарела? – спросила Сара.

– Нет, – с чуть утомленной улыбкой ответила экономка. – Я знаю, этот вопрос интересует всех, но нет. Вопреки катастрофическим предсказаниям генетиков, за последние двадцать пять лет она не подверглась никакой физической деградации. Она безупречна. Нужно хорошо ее знать, жить с ней под одной крышей, чтобы уловить малозаметные признаки усталости. В некоторых местах ее кожа уже не такая гладкая и мягкая. Мимические морщины стали чуть глубже, но все равно почти незаметны. В тридцать семь лет она выглядит как двенадцатилетняя девочка.

– А… умственно? – не унималась Сара.

Настасья страдальчески сморщилась, фарфоровые чашки начали позвякивать, пока она дрожащими руками разливала чай.

– У нее бывают хорошие и плохие дни, – прошептала она, отводя глаза. – Когда случается приступ, она замыкается в своем прошлом. Может раз тридцать подряд проиграть ту или иную сцену из какого-нибудь фильма. Она ведет себя как капризная, но очаровательная малышка, и ты опять попадаешь под ее обаяние. В другое время она отдает себе отчет в своем состоянии и становится той, кто она и есть на самом деле, – тридцатисемилетней женщиной, заключенной в тело маленькой девочки, у которой никогда не было любовных приключений, которую никогда не полюбит ни один мужчина. В такие минуты она смотрит на себя как на балаганного урода и начинает пить, курить, грязно ругаться. Из ангелочка превращается в демона. Разыгрывает теневой вариант спектакля про принцессу Гвеннолу. Выдает ужасные вещи. Приказывает мне… найти жиголо в каком-нибудь баре на Сансете и заплатить ему, чтобы он ее трахнул. Да, я ничего не придумываю. Именно так она и говорит, да еще добавляет физиологические подробности, которые приводят меня в ужас. Конечно, я всегда отказываюсь это делать, тогда она швыряет мне в лицо все, что попадается ей под руку. Однажды она запустила мне в голову чем-то тяжелым, и у меня случилось сотрясение мозга. Я двенадцать часов пролежала без сознания на плитках в холле у лестницы. Она и пальцем не шевельнула, чтобы меня спасти или вызвать «скорую». В такие моменты я, признаться, боюсь ее. Но я ведь не могу ее бросить, правда? Что с ней будет? У нее же никого нет, кроме меня.

– Она никогда не выходит из дома?

Настасья провела рукой по лицу, словно для того, чтобы стереть неприятные воспоминания.

– Однажды мы попробовали, – прошептала она. – Это было ужасное испытание. Я попыталась «переодеть» ее в современную маленькую девочку, чтобы никто не обратил на нее внимания, но одежда, которую я предложила, показалась ей чудовищно вульгарной. Она настаивала на том, чтобы надеть те наряды, которые принесли ей популярность и в которых она когда-то появлялась на публике. Это был экстравагантный викторианский сценический костюм. Понимаете, она просто не отдавала себе отчета в том, что происходит. У нас тут нет телевизора, да и газет мы не читаем. Ну вот, мы отправились в Малибу. Естественно, дети начали смеяться над ней, дразнили ее «маленькой сироткой Анни». А потом нашелся человек, который ее узнал, и тут нас окружила толпа. Все ужасные старухи хотели ее потрогать, ущипнуть за щечку, чтобы проверить упругость кожи. Выискалась даже одна, которая задрала ей юбку! Они словно обезумели от зависти. Гарпии. Требовали, чтобы она показала им шрамы.. . Они беспрестанно повторяли: «Где твои шрамы? Что у тебя вырезали? Покажи! Покажи!» Я боялась, что они разденут ее догола, чтобы удовлетворить свое грязное любопытство. Пляж превратился в ярмарочный балаган, выставку чудовищ. Такого Гвен не ожидала. Она-то думала, что ее все еще любят, помнят ее чудесной маленькой феей. Мне стоило чудовищных усилий вырвать ее оттуда и усадить в машину. Она неделю ничего не говорила, лежала на кровати и смотрела в потолок. После этого мы не пытались никуда выйти.

Настасья замолчала и сделала вид, что пьет чай, чтобы потянуть время и сглотнуть слезы.

Сара смущенно отвела взгляд. Она уже жалела, что согласилась прийти. Чем больше она слушала экономку, тем меньше ей хотелось выбраться из беседки и встретиться с Гвеннолой Маэль.

– На самом деле, – промямлила она, – меня больше интересует Рекс Фейнис, он – центральный персонаж моего исследования. Мне хотелось бы услышать воспоминания, которые остались у Гвен от их совместной работы.

– Рекс вел себя как настоящий джентльмен, – произнесла Настасья Ковак, и лицо ее внезапно осветилось. – Он единственный, кто помог Гвен, когда все ее бросили. Он управлял тем, что осталось от ее состояния, я имею в виду, что не успели промотать ее родители. Он удачно вложил ее деньги, и они стали приносить доход. Благодаря ему мы до сих пор не бедствуем. Если бы он не занимался нами, Гвен закончила бы свои дни в цирке, в вагончике для уродцев, между бородатой женщиной и человеком-змеей.

– То есть родители Гвеннолы все промотали?

Настасья зашипела как змея:

– Это были настоящие свиньи! Их ничего, кроме денег, не интересовало. И только поэтому они отдали свою единственную дочь, одиннадцатилетнюю девочку, на растерзание хирургу из Беверли-Хиллз. Чтобы она продолжала нести им золотые яйца. Эти кретины из Техаса воображали, что она по-прежнему будет играть роли маленьких девочек в течение двадцати лет и ни у кого не возникнет никаких вопросов! Они умерли в подходящий момент, не успев опустошить банковский счет Гвен. Когда я узнала об аварии, то упала на колени и возблагодарила Бога.

«Да, – подумала Сара, – авария по меньшей мере удачная. К которой Рекс Фейнис, возможно, приложил руку».

Внезапно повисло тягостное молчание. Чай остыл. Настасья была не в силах скрыть нервозность.

– Извините, я сорвалась, – сказала она. – Наверное, я показалась вам сумасшедшей… Но мне стало гораздо легче после разговора с вами. Уже так давно… так давно. Иногда мне становится так невыносимо тяжело! Гвеннола бывает такой неблагодарной. Она смеется над моим возрастом, обзывает меня старухой. Заходит в ванную и хохочет, показывая пальцем на мои груди. Говорит: «Какие чудные уши спаниэля!» Я делаю вид, что смеюсь, но мне трудно сдержать слезы. – Она остановилась, собралась с силами и объявила: – Если вы хотите ее видеть, придется принять ее правила игры. Ничему не удивляйтесь. Войдя в дом, будьте настороже. Случиться может все, что угодно, – как хорошее, так и плохое. Она может кинуться вам на шею и расцеловать или выстрелить в вас из карабина. Ей подарил его Джон Уэйн, вы знали об этом? Небольшой «винчестер» с золотым прикладом. Я предпочитаю предупредить вас. Именно поэтому у нас нет садовника. Гвен его запугала, и он уволился. То же самое со всеми остальными слугами. Они все уволились, один за другим. Некоторые даже угрожали судом. Я не хочу, чтобы с вами случилось то же самое. Если вы не чувствуете в себе сил идти туда, не ходите. Она разорвет вас на кусочки. Она, как все животные, чует запах страха за сотню шагов.

Сара заставила себя улыбнуться.

– После всего, что вы мне рассказали, мне ужасно хочется с ней познакомиться, – соврала она.

– Ну ладно, – сдалась Настасья. – Если все обернется плохо, бегите. Кричите, я приду и успокою ее. Будьте терпеливы. Сначала она будет изучать вас издалека, не показываясь. Оценивать вас. Если вы ей подойдете, она позволит вам играть в ее игру… – Экономка подняла руки, словно демонстрируя свое бессилие. – Ну вот, – закончила она. – Я все сказала. Могу только пожелать вам удачи. Если вы закончите партию, вы ее увидите, она будет стоять на последней клетке.

Сара в замешательстве покачала головой, в очередной раз улыбнулась и, зажав свои инструменты под мышкой, вышла из беседки и направилась к дому.

По обеим сторонам дороги, покрытой мелким голубоватым гравием, высились причудливые статуи. В конце концов Сара догадалась, что они представляют персонажей из фильма «Королевство безумной надежды». Она узнала капитана Пикабо, заклятого врага принцессы с глазами-незабудками, кого-то вроде Капитана Крюка[5], закутанного в немыслимые доспехи. Приглядевшись повнимательнее, девушка поняла, что то, что она приняла за мрамор, на самом деле было отделочным гипсом.

«Тут все фальшивое, – подумала она. – Я нахожусь внутри декораций к фильму. Эти огромные деревья с обрезанными кронами, возможно, всего лишь видимость».

Она подняла руку, чтобы потрогать дрожащие листочки на тощих деревцах, и улыбнулась – они оказались резиновыми!

В этом саду были перемешаны реальные и фальшивые растения. Калифорнийская сушь и редкие дожди позволяли сажать здесь «декоративные элементы», которые в любом другом месте не выдержали бы непогоды.

Дом был «подправлен» – это сразу бросалось в глаза. Фальшивый фасад скрывал настоящий. Добавленные там и сям детали превратили обычное здание в сказочный замок. Крепостные стены, эркеры, башенки, сооруженные из гипса, без конца подвергались атакам сантаны – этого горячего ветра, налетавшего из пустыни, – и уже начали осыпаться.

«Вперед! – скомандовала себе Сара, собрав смелость в кулак. – Партия началась».

Сжав зубы, она поднялась по ступенькам террасы и, толкнув двойную стеклянную дверь, оказалась в холле. Можно было подумать, что это королевский бальный зал. Люстры с подвесками и зеркала в позолоченных рамах придавали помещению сказочный вид. По обе стороны от мозаичного столика, на котором лежали рожок для игральных костей и пергамент, стояли каменные единороги в натуральную величину.

Озадаченная, Сара подошла к столику. Послание состояло из трех строчек, написанных корявым детским почерком. Она прочла:

Киньте кости. Если в сумме вы получите меньше шести, валите отсюда. Не пытайтесь жульничать. За вами следят. Если вы этого не сделаете, единороги проткнут вас насквозь – и поделом!

Сара сжала зубы, не понимая, стоит ли принимать угрозу всерьез. Она осмотрела скульптуры, не нашла никаких признаков механизмов и почувствовала облегчение. Через секунду она разозлилась на себя за то, что поддалась панике. Единороги были такие же гипсовые, как и все остальное. Она бросила кости. Девятка. Можно продолжать.

Слева донеслось злобное хихиканье. Смех хитрой маленькой девчонки, шалуньи, который сопровождался приглушенным звуком убегавших детских ног в тапочках. Сара решила идти в том же направлении. Маршрут оказался размечен цифрами, нарисованными прямо на полу!

Почти час Саре пришлось играть в эти утомительные прятки. Она переходила из одной комнаты в другую, решая глупые или вообще невразумительные загадки. Иногда кости заставляли ее отступить на десять клеток назад или требовали какой-нибудь фант. Ей велели снять левый башмак, потом пройти по коридору, держа туфлю на голове. Она должна была выпить содержимое чудесного бокала из богемского хрусталя. Жидкость оказалась такой горькой, что на мгновение Сара решила, что ее отравили.

Еще ей пришлось уколоть подушечку большого пальца серебряной булавкой и подписать кровью невнятный контракт. Понемногу ее охватил глухой гнев, затем раздражение сменилось страхом. Ей казалось, что за ней наблюдают. Хитренький смешок раздавался то дальше, то ближе, равно как звук убегающих ног в тапочках…

«Эта маленькая зараза меня опережает, – подумала Сара. – Она пишет эти дурацкие записки за две минуты до того, как я вхожу в комнату. Хочет взять меня измором».

Она задумалась о том, что может произойти, если, наплевав на задания, она бросится вдогонку за Гвеннолой и схватит ее за шкирку, как капризного котенка…

«Нет, – решила она обуздать свое нетерпение. – Это значит, что все усилия пойдут насмарку. Она откажется отвечать на мои вопросы. Лучше выполнить ее условия».

Когда она добралась до второго этажа, все приняло еще более неприятный оборот. Ее попросили снять всю одежду, сделать пи-пи в фарфоровый ночной горшок, расписанный сценами из «Королевства безумной надежды», и намочить в нем левую руку.

На этот раз Сара уже готова была отказаться, страшась того, что будет потом, однако, нервничая, она все же разделась, сложив одежду на алое бархатное кресло. Ей было любопытно, что Гвеннола подумает об ожогах, изуродовавших ее тело. «Она увидит, что я тоже в некотором роде чудовище, – размышляла Сара. – Если повезет, это внушит ей симпатию ко мне. В конце концов, не такие уж мы и разные».

Она правильно угадала – на этот раз никакого хихиканья. Когда она вошла в следующую комнату, никакой записки не было. Саре почудилось, что вид шрамов сбил Гвеннолу с толку.

Сара обхватила себя за плечи – из-за кондиционера на всем этаже царил арктический холод.

Она решила идти вперед. Переступив порог элегантного будуара, она заметила брошенный на софу шелковый сиреневый халат. Коротенькая записка на картонке гласила:

Отлично. Вы выиграли. Оденьтесь и присоединяйтесь ко мне в тронном зале.

Сара взяла халат и завернулась в него. Это оказалась одежда взрослой женщины, наверняка позаимствованная у Настасьи Ковак.

Обретя приличный вид, она толкнула новую дверь. Там ее ожидала комната с закрытыми ставнями, утонувшая в полутьме. На полу стоял голубоватый детский ночник с абажуром, на котором были нарисованы улыбающиеся, нахмуренные и смеющиеся личики Гвеннолы Маэль. Он вращался вокруг своей оси, наигрывая детскую песенку. Это пятно голубоватого света освещало фигуру, скрытую за полупрозрачной занавеской, свисавшей с потолка. Сара подошла поближе. Она различила контуры высокого барского кресла. Кто-то скрючился на дешевом троне – маленькая девочка с вьющимися волосами, одетая в невообразимое розовое платье с воланами. Колыхание занавеса скрывало ее черты, превращая лицо в размытое пятно.

«Она постарела, – догадалась Сара. – Наверное, у нее полно морщин. Она надеется ввести меня в заблуждение, используя такую тактику».

– Достаточно, – прошипела девочка. – Вы и так подошли близко. Тут где-то есть стул, можете пристроить на нем свой зад. Не пяльтесь на меня. Если вы, по несчастью, приблизитесь к занавесу, я пальну в вас из ружья. Я вполне в состоянии всадить вам пулю в коленку, учтите. Я брала уроки стрельбы вместе с самим Дьюком[6].

– Вы не хотите, чтобы на вас смотрели? – спросила Сара. – Но ведь говорят, что вы по-прежнему очень красивы.

– Избавьте меня от всего этого идиотизма, – раздраженно ответила Гвеннола. – Я тридцатисемилетнее чудовище, заключенное в теле двенадцатилетней девочки. Я никогда не целовалась. Ни один мужчина не обнимал меня, не шептал мне слов любви. Я чудище, наводящее ужас на людей. Мамаши смотрят на меня как на колдунью. Старухи завидуют. Если я и согласилась с вами встретиться, то только потому, что вам, как мне кажется, тоже досталось. Мужики небось делают странные рожи, когда вы показываете им свои сиськи? Можно подумать, что это расплавленная резина.

И она закудахтала, как веселый гномик.

– Расскажите мне о Рексе Фейнисе, – перешла в наступление Сара. – Настасья сказала, что он вам здорово помог, когда вы перестали сниматься…

Карлица за занавеской оживилась.

– Рекс… – залепетала Гвеннола. – Красавец Рекс… Это самая ужасная свинья, которую я когда-либо видела.

Детский голосок зазвенел от ненависти. Сара насторожилась.

– Он был так красив, что они все от него с ума сходили, – продолжала Гвен тем же тоном. – Мужчины, женщины, гомосексуалисты, гетеросексуалы – все они хотели с ним переспать. Рекс вызывал возбуждение у всех, к кому приближался. Но он этим никогда не пользовался… Его это не интересовало. Он был здесь не за этим.

– Значит, по-вашему, у него была своя роль?

– Вы что, тоже не сечете? Рекс был не человеком, а демоном. Демоном, явившимся терзать людей. Он первый громко и во всеуслышание заявлял об этом. Его имя было настоящей визитной карточкой. Вы ничего не заметили? Это анаграмма: Rex Feinis, EX INFERIS – Тот, кто вышел из ада.

«О-ля-ля!» – подумала Сара, и у нее сжался желудок.

– Вы, конечно, считаете, что я сумасшедшая, – усмехнулась псевдо-девочка, спрятанная за занавеской. – Настасья никогда не хотела мне верить. Она всегда была влюблена в Рекса. Втюрилась в него с первого взгляда, как все эти дуры, которые к нему приближались. Мои родители ни при чем, они не виноваты в том, что со мной случилось. Я одна повинна в своем несчастье. Это Рекс меня надоумил однажды вечером. Мы тогда снимали четвертую серию. Он там играл роль восточного принца, летающего на ковре-самолете. Мне было одиннадцать лет, и он казался мне прекрасным как бог. Я была счастлива прогуливаться с ним под ручку, как большая. Я видела, как женщины бросают на меня яростные взгляды, в их глазах сверкали молнии ревности. Это так возбуждало! Эти гниды отдали бы все, что угодно, чтобы оказаться на моем месте. У них трусы намокали, как только они его видели. Ему-то было наплевать, он был здесь не за этим. Мы сидели за столом, и он предложил предсказать мне будущее по руке. Я засмеялась, как маленькая дурочка, заелозила на своей дурацкой девичьей попке. В то время я гордилась своим смехом, знала, что он золотой… Я даже записала пластинку, на которой только смеялась – от начала до конца, и ее продали сотнями тысяч экземпляров. На обложке было написано: «Вас одолела хандра? Тогда послушайте смех маленькой принцессы! Запаситесь смехом, который лечит!»

Рекс начал предсказывать мне всякие приятные вещи: «Оскар» за лучшую роль, поездку во Францию… А потом с озабоченным видом произнес: «Вот с этой линии маленькая принцесса начинает расти… Ох-хо-хо! Какая она, бедняжка, стала длинная… ножки вытянулись, как лягушачьи лапки, ручки стали как спагетти! Ба! Да она страшная уродина! А ведь ей всего лишь четырнадцать лет, и это совсем скоро, а, куколка моя милая? Погоди-ка, что это я вижу? Она не снимается ни в одном фильме. Она никого больше не интересует теперь, когда похожа невесть на кого. Да и денег у нее больше нет, ее родители все спустили… Ей пришлось вернуться в свой ужасный колледж для бедных. Девчонки и мальчишки все время смеются и дразнят ее. Она часто плачет. У нее ничего нет. Совсем ничего, она просто прыщавый подросток. У нее выросли огромные сиськи, мальчишки щиплют ее за них постоянно и кричат: «Ни фига себе!» К тому же она не очень умна, умеет только петь, танцевать да использовать свое обаяние. У нее нет никакого будущего. Она понимает, что станет продавщицей в супермаркете, и ей это не слишком нравится. То есть совсем не нравится».

Он продолжал в таком духе, пока я не зарыдала. Слезы текли у меня по щекам, как моча. Я не могла остановиться, потому что понимала, что он говорит правду. Хотя мне было всего одиннадцать лет, я знала, что этот сон не может длиться вечно, я подслушала разговор режиссера и сценариста. Эти два подлеца пытались прикинуть, сколько времени я еще буду им полезна. Они без конца повторяли: «Нельзя, чтобы у этой маленькой идиотки выросли сиськи, это все погубит… Интересно, нет ли средства, чтобы отсрочить ее рост, может, какие-нибудь таблетки? Надо спросить у врача. Сейчас она приносит невероятные бабки, но, как только вырастет, публика выкинет ее на помойку – это закон».

Гвеннола замолчала. Саре почудилось, что она слышит всхлипы, как будто девочка плачет. Она решила воздержаться от комментариев, по ее виску скатилась капелька пота.

– Потом, – продолжила Гвеннола, – Рекс отпустил мою руку, улыбнулся, указательным пальцем вытерев мне слезы, и прошептал: «Знаешь ли ты, моя очаровательная куколка, что существует способ избежать этой печальной участи? Надо перестать расти. Я могу организовать это для тебя. У меня есть возможности. Одно мое слово – и тебе будет одиннадцать лет до конца жизни. Как тебе такая идея?» Я была в ужасной панике. Я не хотела возвращаться в реальный мир, снова идти в школу, жить в этом чудовищном бунгало, носить дешевую одежду… Это было выше моих сил. Черт возьми! Мне было всего одиннадцать лет! Я была ребенком, я не отдавала себе отчета!

– И тогда он заговорил с вами об операции, – закончила Сара, – об удалении желез…

– Вы идиотка или как? – завопила Гвеннола Маэль девчоночьим голосом. – Не было никогда никакого хирургического вмешательства, это все придумали потом! Это слух, который мы распустили, когда журналисты стали уж слишком любопытными. Это был… это был договор. Сделка с дьяволом. Он подарил мне вечное детство в обмен на кое-что другое.

– На вашу душу.

– Да нет же, Рексу было наплевать на человеческие души, он без конца повторял, что со временем они совсем обесценились и теперь ничего не стоят и никого не интересуют. «За десять тысяч душ я не куплю и одного хот-дога», – хохоча, говорил он. Нет, ему надо было крови… Рекса Фейниса интересовала только кровь. Он пообещал мне: «Ты навсегда останешься такой, как сейчас, при одном-единственном условии: разрешишь мне убить твоих родителей. Это моя цена. Без всяких скидок. Не предлагай мне убить вместо них твоего режиссера, потому что все актеры хотят убить режиссера. Это не будет ни настоящим убийством, ни настоящим жертвоприношением». И я согласилась.

– Вы их не любили?

– Мы никогда не были близки. Мне было за них стыдно. Они были вульгарны. Когда-то они выступали с балаганом, работали в цирках в Техасе. Мой агент уверял, что каждый раз, когда они открывали рот перед очередным журналистом, я теряла десять тысяч поклонников. А хуже всего то, что они меня разоряли. Все мои гонорары исчезали в игорных домах в Вегасе. Так что я согласилась… Мне было одиннадцать лет, я была невероятной эгоисткой, мне хотелось, чтобы сон продолжался, я мечтала вечно оставаться принцессой.

– И что произошло? – прошептала Сара.

Не пытаясь больше найти логическую связь, она решила проникнуть в бред Гвеннолы, а потом на свежую голову отделить зерна от плевел.

– Я точно не знаю, – призналась псевдо-девочка. – Он все это закамуфлировал под несчастный случай. Ему не привыкать. Он принес мне флакон с кровью моих родителей, приказал обмакнуть туда указательный палец, как в чернильницу, и этими чернилами написать свое имя под договором.

И я подписалась кровью своих родителей. А потом он сказал мне: «Облизни палец, и ты получишь то, чего так хотела». Ну, я и облизнула – он был солоноватый – и потеряла сознание.

«Наркотик, – подумала Сара. – Наверняка красная жидкость была сильным снотворным. Как только девочка уснула, Рекс отвез ее к хирургу, который перекроил ее организм, как и было предусмотрено с самого начала».

– Я очнулась в больнице, – продолжала Гвеннола. – Мне объяснили, что, когда я узнала о смерти стариков, со мной случился припадок, и я две недели провалялась в коме. У меня были проблемы с дыханием, врачам пришлось сделать вскрытие трахеи.

«Очень удобно для того, чтобы объяснить происхождение шрамов, оставшихся после хирургического вмешательства, – решила Сара. – Так, значит, это Рекс решил перекроить организм девочки. Но с какой целью? Наложить лапу на ее богатство? Да, возможно… Или же для него это была просто возможность поразвлечься. Кровавая игра, которая заводила его еще больше, чем ночные дуэли, которые он организовывал в своем саду. Возможно, именно это его, в конце концов, и возбуждало: планировать безумные манипуляции, склонять людей к унизительным договорам… Какое он, наверное, испытал удовольствие, мороча голову бедной девочке, запутывая ее, смешивая реальность и воображаемое!»

– И вы продолжали видеться с Рексом? – спросила она.

– Нет, я его боялась. Настасья встречалась с ним, чтобы обсуждать денежные дела, контракты и всякое такое, я в этом ничего не понимаю. Мы больше почти не сталкивались. Он стал мне чем-то вроде опекуна. Настасья была влюблена в него. Ночами она мастурбировала перед его фотографией с дарственной надписью. Точно знаю, однажды я ее застала за этим занятием. Жалкое зрелище. Она бы руку дала себе отрубить, если бы он попросил. Она была хуже, чем рабыня. У меня еще некоторое время все продолжалось по-старому. Рекс сдержал слово – я перестала расти и снималась все в новых и новых фильмах. Денег было завались – теперь не было родителей, их никто не тратил. Думаю, Рекс и Настасья ими попользовались, но мне было наплевать. На самом деле мне уже стало надоедать играть принцесс. Мне было тринадцать, четырнадцать, пятнадцать лет… Я начала посматривать на мальчиков, а они меня не замечали. В их глазах я была малышней, ребенком. В шестнадцать лет я поняла, чем станет моя жизнь – адом, – и решила отыскать Рекса, чтобы попросить его положить конец договору. Но именно в это времяон умер – произошло это дурацкое землетрясение. Я пропала. Теперь я пленница на своем необитаемом острове без всякой надежды на спасение.

Сара заметила, что хронология Гвен не выдерживает никакой критики. Совершенно невозможно, чтобы ей было шестнадцать лет в момент смерти актера – в лучшем случае тринадцать. Сара решила, что пора положить конец этому ужасному разговору. Ничего полезного она больше не узнает, а если продолжать в том же духе, собеседница будет продолжать упиваться своим бредом.

– Я, может быть, и сумасшедшая, но не идиотка, – усмехнулась Гвеннола, когда Сара собралась подняться. – Я знаю, чего тебе надо, мерзавка. Старый фехтовальщик, Джастин, недавно звонил Настасье. Я подслушала разговор. Считаешь себя жутко умной, но Общество жертв Рекса пришло в движение. Поползли слухи. В голливудских джунглях раздаются шорохи. Слышала имя Адриана Уэста, мерзкого коллекционера, некрофила, стервятника, осквернителя могил?

Весь изломанный человечишко, как говорят. Марионетка, которая не держится на собственных ходулях.

– Да, он попал в аварию, – сказала Сара.

– Как и ты? – припечатала Гвеннола. – С тобой ведь тоже произошел несчастный случай. Мне так и показалось, именно поэтому я заставила тебя раздеться. Мне хотелось быть уверенной. Таким образом, получаем следующее уравнение: жертва несчастного случая нанимает другую жертву несчастного случая, чтобы копаться в обломках дома мертвяка.

Сара задрожала.

– Вы в курсе, – поняла она. – Я думала, Уэст более сдержан.

– Уэст сдержан, но он не может ничего сделать с Обществом жертв Рекса Фейниса. Мы все еще сидим в засаде, все это время. Ловим момент.

– Какой момент?

– Момент, когда он вернется, естественно! Тупая идиотка. Он не совсем умер, потому что не был человеком. ЕХ INFERIS! Вспомни! Его дух там, среди развалин дома. Его телесная оболочка разрушена, но она ничего не значит. Главное – это его дух, дух, спрятанный в тоннах пыли и обломков. Именно его ищет Уэст. Он хочет поднять могильный камень и позволить Рексу вернуться. Чтобы начать новую жизнь, Рексу понадобятся верные слуги. Люди, которые станут его рабами, получат помощь…

– Какую помощь?

– Не будь дурой. Уэст попросит, чтобы ему вернули ноги, ты захочешь избавиться от шрамов. Рекс поможет вам, щелкнув пальцами, но после этого вы будете принадлежать ему. Он потребует от вас, чтобы вы взамен нашли ему тело. Тело одного из ваших друзей или родственников. Будет немало жертв, так как Рекс любит примерять разные обличья, а потом уже принимать решение. Он ведет себя словно в магазине одежды. Какая разница, что тела, которые он отбрасывает, тут же тухнут! Главное, чтобы он чувствовал себя удобно, не так ли?

«Бедная сумасшедшая!» – подумала Сара, отодвигая свой стул.

– Ты боишься! – бросила Гвен, которая теперь ерзала за занавеской, как непоседливый гном. – Ты знаешь, что не сможешь отказаться. Он тебя облапошит, как облапошил меня. Соблазн будет слишком велик. Именно поэтому Уэст выбрал тебя. Ему нужна была сообщница. Девушка, которая с одного взгляда оценит преимущества, которые сможет извлечь из этого дела. Это не вопрос денег. Рекс платит за услуги монетой, от которой очень трудно отказаться.

– Мне очень жаль, что я пробудила у вас все эти ужасные воспоминания, – произнесла Сара, выходя из комнаты. – Я вас оставлю. Еще раз извините меня. Я понимаю, что вам пришлось пережить.

Гвеннола расхохоталась неприятным смехом.

– Пошла прочь! – закричала она. – Иди принимайся за ту мерзкую работенку, для которой тебя наняли. Подними могильный камень, который придавливает Рекса. Он ждет тебя, он там, под ним. Он не умрет от руки человека, только природная катастрофа смогла уничтожить его тело. Никакое оружие, никакая машина, управляемая человеком, не в силах его убить. Но цунами или землетрясение, циклон или извержение вулкана не зависят от человека. Они неконтролируемы. Но произошло именно то, что он не предусмотрел. Его убил дом, он обрушился на него, так что люди здесь ни при чем. Покров, под которым скрывался Рекс, был сорван. А так как тела на замену не оказалось, то его дух остался среди камней. Он не может сбежать оттуда без очень сложных ритуалов, которые попросит вас совершить ради него.

Не в состоянии больше выносить этот бред, Сара выскочила в будуар и начала судорожно одеваться. Она заметила, что дрожит, и не только от холода.

Лишившись зрителей, Гвен замолкла.

Следующие несколько минут Сара потерянно бродила по коридорам. Она была так взволнована, что ей сразу не пришло в голову пройти назад по пронумерованным клеткам, нарисованным на полу. Пришлось возвращаться.

Внизу в холле ее ждала Настасья Ковак. Она выглядела обеспокоенной и недовольной.

– Из-за вас она разнервничалась, – укорила она Сару. – Я слышала, как она кричала. Это вредно для ее здоровья. Никогда нельзя ей перечить. Она обожает придумывать истории, лишенные всякого смысла. Надо просто принять ее правила игры и не пытаться хитрить.

Сара неловко защищалась. У нее было только одно желание – сбежать из этого приюта для умалишенных.

– Идите, идите! – потеряла терпение экономка. – Вы знаете дорогу, я вас не провожаю. А я сделаю ей горячего шоколаду, чтобы она успокоилась. Идите все время прямо, дверь открывается автоматически.

И, не дожидаясь ответа, Настасья унеслась в сторону кухни – готовить напиток для принцессы с глазами-незабудками.

Сара вышла из дома и побрела по голубой дороге. Оказавшись под прикрытием растений, она услышала сухой треск. Подняв глаза, Сара увидела, что одна из статуй только что лишилась носа. Она тотчас же поняла, что произошло. Гвен стреляла по ней из своего «винчестера» с золотым прикладом!

10

– Это очень структурированный бред, – поставила диагноз Антония, которой Сара только что поведала свои приключения в «Королевстве безумной надежды». – Но в этом нет ничего исключительного. Это характерная черта параноидального состояния. Эта бедная девочка все время прожила в сказках. Она все еще верит в демонов, волшебниц и разные чудеса. Кино свело ее с ума. Очень многие актеры начинают воображать себя персонажами, которых сыграли. Лугози спал в гробу, Джонни Вайсмюллер не мог сдержать криков Тарзана даже на пенсии, находясь в окружении слабоумных стариков. Могу привести тебе другие примеры – актеры, изображавшие на экране сверхлюдей, в конце концов погибали, пытаясь повторить подвиги, превосходившие человеческие возможности.

Сара покачала головой и отхлебнула бурбона. Она провела бессонную ночь, призрак Гвеннолы преследовал ее.

– Вся эта история завернута в нечто вроде костюма для Хэллоуина, – признала она. – Но я по-прежнему думаю, что в этом что-то есть. Думаю, Рекс действительно убил родителей девочки, а потом отдал ее на операцию одному из своих друзей-хирургов.

– Зачем?

– Для смеха. Он был хищник, жадный до всяких новых штучек. Он начал с дуэлей. Потом ему это надоело, захотелось чего-то более возбуждающего. Как многие сумасшедшие, он обладал сильно развитой интуицией и быстро понял, что окажется соблазнительнее всего для этой дурочки Гвен, – вечное детство. У нее была тысяча причин, чтобы не хотеть взрослеть. Он подарил ей эту фантазию, а для собственного развлечения придал всему вид сделки с дьяволом.

Он, должно быть, изрядно повеселился, обдумывая мистификацию.

– Возможно, – согласилась Антония. – Если это так и есть, он наверняка был виновником смерти многих звезд. Это был серийный убийца из Голливуда, и никто об этом не догадывался.

– Да, этого нельзя исключать. Возможно, он сделал из шоу-бизнеса свой загон для охоты… Он наверняка считал, что актеры – единственно достойная для него дичь. Скольких он убил? Этого мы никогда не узнаем.

– Может, и узнаем, – ответила Антония. – Возможно, ответ спрятан в контейнерах. И именно это Уэст послал нас искать. Представь себе на секунду, что Рекс вел дневник или снимал свои убийства на камеру! Многие психопаты коллекционируют свои трофеи. Наверняка эти доказательства дожидаются нас среди обломков! И именно их мы должны вытащить на свет божий. Вот будет смешно, если мы обнаружим, что Рекс убил Мэрилин Монро!

– Да успокойся ты, истеричка несчастная! – пробурчала Сара. – Рекс умер двадцать пять лет назад, Мэрилин покончила с собой шесть месяцев назад. Подумай немного головой! У меня нет настроения шутить. Мне бы хотелось понять, на что я подписалась, пока типы из ФБР не заявились, чтобы надеть на меня наручники.


Для подстраховки она позвонила шерифу Каллагеру, чтобы узнать, как движется расследование. Толстяк ответил, что они склоняются к версии мотоциклистов, и повесил трубку. Очевидно, расследование смерти бывшего каскадера не являлось первостепенно важным.

По дороге в Венецию Сара заметила, что за ней следят. Зеленый «понтиак» намертво к ней приклеился. Сначала она испытала укол страха где-то в области затылка и чуть не расплющила педаль газа, но потом поняла, что этому человеку не составит труда разыскать ее. Проще было решить все сейчас, среди бела дня, в толпе народа. Она перестроилась и съехала на парковку, наполовину забитую разноцветными машинами с досками для серфинга на крышах. «Бич бойз» пели «Калифорния герлз», тут с ней не могло произойти ничего плохого. Выключив мотор, она вышла из машины и прислонилась спиной к дверце, наблюдая за приближением автомобиля своего преследователя. «Понтиак» нерешительно притормозил, собираясь было проехать мимо площадки, но все-таки свернул на парковку, остановившись в десяти метрах от Сары. Наконец у нее появилась возможность рассмотреть водителя – крупный, высокий, лысый, с перебитым носом профессионального боксера и огромными усами, скрывающими рот. На голом черепе сияли солнечные блики. Неловко улыбаясь, он преодолел несколько метров, отделявших его от Сары.

– Меня зовут Матиас Грегори Микофски, – представился он. – Я преподаю антропологию в Беркли. Точнее, преподавал, пока мне не пришлось бросить это занятие, чтобы посвятить себя более личным исследованиям. Мне очень жаль, что я напугал вас. Глупо было вас преследовать, но я просто не решался подойти к вам, боялся, что вы примете меня за сумасшедшего.

Сара не знала, что и думать об этом типе. На самом деле он не слишком был похож на университетского преподавателя – проще было представить себе, как эта горилла сидит за рулем грузовика в кабине, обклеенной фотографиями голых девиц, одной рукой держа руль, а второй одну за другой открывая банки с пивом.

– Один телефонный звонок, и вы сами сможете убедиться, – обиженно произнес он, догадавшись о ее сомнениях. – Посмотрите, вот мой пропуск в университет. – Он открыл бумажник, но Сара лишь рассеянно взглянула в его сторону – подделать такой документ ничего не стоит. – Я хорошо знал Джастина Делакура. Мы общались с ним до самого… до того дня, когда его убили. Гвеннола Маэль тоже меня знает. Именно Джастин рассказал мне о вас. Он позвонил мне сразу после того, как вы отказались купить шпагу.

– А, все понятно, – вздохнула Сара. – Вы член Общества жертв Рекса Фейниса.

Микофски горько улыбнулся.

– Я бы сказал, что я скорее президент Общества врагов Рекса Фейниса, – глухо поправил он. – Не стоит принимать меня за идиота, я приехал предупредить, что вы в опасности.

– Меня убьют, как Джастина?

– Нет, хуже. Вас будут использовать, манипулировать вами. И именно это уже происходит. Адриан Уэст – недоумок, который играет с огнем. Он не отдает себе отчета в том, что начнется, если открыть контейнеры.

– Гвен говорила мне что-то в этом духе, рассказывала о дьяволах, демонах, существах, явившихся из ада. Ее слова меня не слишком убедили.

– Гвен расстроена. За последние годы ее состояние ухудшилось. Кризисы случаются все чаще и чаще. В ее бреде есть доля истины, однако в том, что касается природы Рекса, она ошибается. Существо, которое мы упорно продолжаем называть Фейнисом, не имеет ничего общего с миром демонов. Он не приспешник Сатаны, не падший ангел, вышедший из геенны огненной. Это кое-что другое. Нечто вроде существа…

– Вы хотите сказать – душевнобольной, убийца?

Микофски провел правой рукой по голому черепу, покрасневшему на солнце. Казалось, ему не по себе.

– Сейчас я попробую вам объяснить, с чем Вы столкнетесь, – понизив голос, произнес он. – Причиной всему стало кино. Кинематограф производит фильмы, которые смотрят сотни миллионов зрителей. Персонажи, там фигурирующие, становятся объектами страстного поклонения. Ими восхищаются, им поклоняются, как богам. Толпы ломятся в темные залы, чтобы пасть ниц перед этими новомодными божествами так же, как древние египтяне ходили в храмы, чтобы пасть ниц перед изображениями Ра или Осириса. Сегодня мы поклоняемся не богу, а звездам. Карикатурам на божественное. Все это обожание в конце концов породило мощный напор энергии. Электростатический напор, который возможно измерить, – он такой же сильный, как молния.

Сара отступила на шаг. Она прекрасно понимала, что за этим последует. Микофски оказался гуру секты чокнутых, которые во множестве развелись в Калифорнии. Она искала способ закруглить разговор, не спровоцировав при этом взрыв ярости толстяка, чья грузная фигура внушала опасения и призывала к осторожности.

– Подумайте! – припечатал бывший преподаватель. – Чем публика восхищается больше всего? А?

– Ну… актерами, – промямлила Сара. – Вы сами только что это сказали.

– А вот и нет! – пророкотал ее собеседник. – Вы ошибаетесь. Зрители никогда не видели актеров из плоти и крови. Их благоговение относится прежде всего к образам этих актеров… Образам, отпечатанным на пленке. Образам из желатина. С течением времени персонажи, которые движутся на экранах всего мира, становятся более живыми, чем люди, которые их играют. Они превращаются в магические иконы, каждую минуту вбирают в себя любовь очарованной толпы, насыщаются ею, раздуваются от нее. Таким образом они подпитываются, словно электричеством.

– К чему вы клоните? – оборвала его Сара.

Микофски задыхался. Полбу его ползли крупные капли пота.

– А к тому! – прорычал он. – Раздувшись от энергии, некоторые образы, более любимые, чем другие, отделились от пленки. В конце концов они ожили. Энергия может все. Она разрушает, но она же дает жизнь, создает новые существа…

«Хватит уже, я достаточно наслушалась», – решила Сара и попыталась сесть в свою машину. В ту же секунду толстая рука Микофски схватила ее за запястье и остановила.

– Нет, – прошипел он. – Вы не свалите, это было бы слишком просто. Вы дослушаете меня до конца. Если вы будете продолжать разыгрывать из себя идиотку, то подвергнете опасности всех нас. Рекс Фейнис – жертва того процесса, который я вам только что описал. Сначала это был обыкновенный актер, как все прочие. Существо из плоти и крови. Звезда. Но женщины всего мира обожали его с такой силой, что спровоцировали возникновение двойника. Образ Рекса отделился от пленки и стал жить своей жизнью, превратился в существо. Нечеловеческое существо, порожденное любовью фанатов.

Сара билась, не в силах выскользнуть из его цепких рук. Теперь она уже была уверена, что имеет дело с помешанным. Ей стало страшно.

– Да успокойтесь же! – приказал ей собеседник. – Я ничего не придумываю. Я пытаюсь спасти вам жизнь. И тогда произошло то, что происходит всегда, когда желатиновый призрак отделяется от своей основы. Двойник Фейниса отыскал своего «родителя», настоящего актера, и убил, чтобы занять его место. Чтобы не быть всего лишь образом, копией. Понимаете? Целлулоидные призраки одержимы этой идеей: стать единственными, разрушить того, кто дал им жизнь, заменить его, занять его место.

– Понимаю, – пробормотала девушка, надеясь, что колосс наконец-то успокоится.

– Настоящий Фейнис умер, был убит своим двойником, который похоронил его в подвале виллы в Беверли-Хиллз, – продолжал Микофски. – Каждый раз все происходило одинаково. Двойник убивал своего прародителя и занимал его место. С этой минуты поведение актера полностью менялось. Когда изучаешь историю звезд кино, замечаешь, что часто существует «до» и «после». Именно это и произошло с Рексом, и тому есть немало свидетельств. Его близкие, агент, режиссеры, гримерша – все в один голос заявляют, что в один прекрасный день непонятно почему Рекс начал вести себя очень странно. Он стал другим – жестоким, холодным, бесчеловечным. Он тут же перестал интересоваться женщинами – это он-то, который до того был неисправимым ловеласом. В его биографии имеется трещина. То же самое произошло со многими другими звездами – они тоже стали жертвами своих целлулоидных двойников.

Сара поняла, что ей придется выслушать лекцию до конца. Единственный способ избавиться от сумасшедшего – играть по его правилам, как она поступила, беседуя с Гвеннолой.

– Это призраки Голливуда, – прошептал Микофски. – Вампиры из желатина, которые подпитываются поклонением толпы. Пока их обожествляют, им не нужно ничего другого, чтобы существовать. Энергия, исходящая от миллионов поклонников, подпитывает их и дает им невероятную силу. Теперь вы понимаете, почему кожа Рекса всегда была такой холодной? Почему она была такой белой, а его глаза и губы – серыми? Потому что это было существо, вышедшее из чернобелых фильмов. Все его гримерши в один голос утверждают, что от него плохо пахло. На самом деле от этого существа исходил запах целлулоида, нагретой кинопленки! И именно поэтому он выполнял самые опасные трюки и не разбивался. Поэтому его раны и переломы заживали за выходные – это был не человек. Любовь киноманов сделала его непобедимым. Чем популярнее он был, тем совершеннее становился его образ. Успех позволял ему довести имитацию до совершенства. В вечера премьер, когда его фильмы имели невероятный успех, его белая кожа становилась живее и теплее. Он переставал вонять целлулоидом и распространял вокруг себя запах пота… человеческого пота.

– Хорошо, – сдалась Сара. – Вы меня убедили. Они живут только за счет успеха.

– Именно так. Когда они на вершине славы, все хорошо. Они становятся похожи на людей, иногда даже – очень мимолетно – могут испытывать какие-то чувства… Но, увы, мода проходит, зрители непостоянны. Вчерашнего идола сегодня называют бездарем или устаревшим актером. А для призраков, которыми кишит Голливуд, это крах.

– Им не хватает источника энергии?

– Точно. Их фильмы больше не показывают по всему миру, их уже не смотрят миллионы зрителей. Это означает, что энергия, генерируемая от созерцания образов, уменьшается. Этот недостаток оказывает губительное действие на органический баланс призраков. Они бледнеют, слабеют, словно начинают таять. Очень скоро у них не хватает сил на то, чтобы двигаться. Единственная для них возможность продолжать существовать – стать вампирами, пить кровь человеческих существ. Такие вливания их немного подстегивают, позволяют продлить иллюзию. Но их тело хрупко и постоянно находится на грани исчезновения. Они должны подпитываться снова и снова. Именно так поступал Рекс Фейнис. Он убивал. Не для удовольствия, как воображали некоторые, но чтобы выжить. Он организовывал тайные дуэли, чтобы потом пить кровь своих жертв. Ему ничего не стоило быть лучшим, чем его противники, фехтовальщиком, потому что он по определению был вымышленным персонажем. Артистом в исконном, греческом смысле слова. Эти попойки позволяли ему подкрашивать свою внешность, казаться человеком. А потом, когда публика отвернулась от него, ему пришлось продолжать убивать, просто-напросто чтобы выжить. Он убивал направо и налево, хватался за любую возможность. Так он уничтожил родителей Гвеннолы. К тому же этот маневр позволил ему наложить лапу на состояние бедной малышки, то есть потихоньку спускать ее деньги, так как он почти вышел из моды и его гонорары уменьшились.

– Если вы считаете, что Рекс не был человеком, то как он мог умереть под обломками своего дома? – спросила Сара.

– В ту пору своей жизни Рекс был очень уязвим, потому что его поклонники отвернулись от него. Его телесная оболочка начала разлагаться. На самом деле, можно сказать, что он гнил. У него теплилась надежда, что можно вернуть любовь зрителей благодаря фильму Владека Варшавского, но этого не случилось. Для него все было кончено. Слишком типический актер – «смуглый любовник». Этот образ устарел и вышел из моды. А так как ему не хватало энергии, в сценах драк у него начиналась одышка, что относили на счет возраста, и эти слухи не прибавили ему популярности. Землетрясение застало его в неудачный момент – обломки буквально его раздробили. Его тело взорвалось, как тело медузы. Под обломками не нашли практически ничего. Лишь его лицо осталось нетронутым, только поэтому его опознали без проволочек. Делать вскрытие смысла не было – причина смерти была очевидной.

– Таким образом, он умер! – выдохнула Сара с облегчением, удивившим ее саму.

– Его человеческая оболочка была уничтожена, – поправил Микофски. – Но не энергия, которая ее оживляла. Эта энергия тут же подыскала себе другой «носитель», чтобы «сохраниться».

– И в каком же «носителе» она разместилась?

– Я не знаю. Может, в каком-нибудь металлическом объекте? Статуе, латах, шпаге? Все возможно. Думаю, она пыталась зафиксироваться в чем-то железном.

Девушка вздрогнула.

– А магнитофонная пленка подойдет? – срывающимся голосом спросила она.

– Конечно, – кивнул бывший профессор. – Если в тот момент в комнате работал магнитофон, энергия Рекса Фейниса отлично могла записаться на феррит пленки. И если эта пленка до сих пор существует, она служит одновременно убежищем и тюрьмой призраку, чье тело было разрушено землетрясением той ночью. Сегодня достаточно поставить эту бобину, чтобы разбудить привидение и освободить магнетическую энергию, из которой он состоял. Никто не может предположить, что тогда произойдет. Возможно, он попробует вновь материализоваться, не важно, каким способом.

– У Адриана Уэста есть все фильмы Рекса, – вспомнила Сара. – Он сделал так, что никто не может их посмотреть.

– Ну тогда Уэст – настоящий фанат и поклонник Фейниса, желающий воскресить его единственно силой своего поклонения. Вполне возможно, что он решил обеспечить своего кумира человеческой кровью, чтобы тот принял человеческий облик. Это означает, что снова начнутся убийства. Многочисленные убийства, потому что Рексу понадобится немало крови, чтобы возродиться.

Сара едва не закричала: «Ваше место в психушке!» – но что-то ей помешало – не только осторожность, скорее замаскированный ужас.

– Вот почему убили Джастина. А потом уже у него забрали шпагу, изгвазданную в крови существа, занявшего место настоящего Рекса Фейниса, – продолжал антрополог. – В этой жидкости не было ничего человеческого – это был синтез целлулоида и крови, нечто непостижимое для ученого, если только он не принял гипотезу существования внеземных цивилизаций. Кровь, в которой сосуществуют несовместимые группы – группы крови жертв Рекса. Медицинское отклонение, которого, однако, было вполне достаточно, чтобы подпитывать человеческий механизм призрака. Джастин Делакур вам не сказочки рассказывал.

– Кто его убил?

– Может, один из молодчиков Адриана Уэста. Вашему нанимателю невыгодно, чтобы поползли слухи… И потом, есть еще другие…

– О ком вы говорите?

– О других призраках. Я же вам уже сказал: Рекс был не один такой в Голливуде. Постепенно возник целый легион привидений. Это признанный факт, большая часть кинозвезд была убита своими двойниками, которые заняли их место. Именно этим объясняется экстравагантное поведение большинства из них. Мы имеем дело не с людьми, а с гибридными созданиями, которые в меру своих возможностей копируют наш способ существования.

– По-вашему, этих двойников достаточно много, чтобы создать целую армию?

– Да. Эти «вещи» совершенно не хотят, чтобы их раскрыли. Они встречаются друг с другом, помогают друг другу. Это всего лишь образы, напитанные кровью, но они не хотят умирать. Как только публика перестает им поклоняться, их физические силы иссякают, и им приходится выходить на охоту, чтобы поправить здоровье. А единственное средство, которое может им помочь, – это кровь. Что касается меня, то я думаю, что Джастина убило одно из этих существ. Все они создали настоящий культ Рекса Фейниса, который, по их мнению, был выдающейся личностью из прошлого, безусловным господином, первым из их породы, понимаете? Многие среди этих призраков хотят его возвращения. Им необходим проводник и защитник. Рекс может справиться с этой ролью.

– А эти псевдо-звезды, – ринулась в атаку Сара. – Вы знаете их имена? Можете показать на них пальцем, сказать: вот человек, а вот – призрак?

– Нет, пока призраки Голливуда находятся на пике формы, ничто не позволяет отличить их от человека. Только одно может их выдать…

– Что же?

– Некоторых звезд, несмотря на их почтенный возраст, зрители до сих пор боготворят. Люди продолжают думать о них, поклоняться им. Эта коллективная любовь приносит двойникам необходимую жизненную энергию и не дает им состариться. Несмотря на то что прошло много лет, их образ остается все таким же, как в старых фильмах, когда они находились на пике славы. Эта необъяснимая молодость могла бы возбудить подозрение журналистов, поэтому призраки, когда им приходится выходить в свет, из предосторожности наряжаются стариками. Я ничего не придумываю – если вы согласитесь зайти в мой офис, я покажу вам фотографии, которые сделал сам. Тайно, разумеется. На них – кинозвезды в частной жизни. Те, кому сейчас семьдесят пять или даже восемьдесят пять, выглядят на двадцать пять, максимум тридцать. Конечно, пластическая хирургия может творить чудеса, но не до такой степени!

Микофски сделал несколько шагов. Он выглядел усталым, озабоченным, словно что-то очень сильно его беспокоило. Он вынул из кармана платок, чтобы вытереть лысину.

– Мы находимся на пороге нашествия, – выдохнул он. – С той лишь разницей, что завоеватели явятся не с другой планеты. Мы сами создали их – своим идиотским восхищением, благоговением перед картинками на экране. Я не знаю, сколько их. У меня есть несколько имен и множество подозрений. Вы в курсе, что именно двойник убил Мэрилин Монро?

– Что?

– Вы прекрасно слышали. Это был не политический заговор и не самоубийство. Мэрилин была убита своим двойником. Могущественным призраком, созданным обожанием толпы. Однажды ночью это целлулоидное привидение проникло к ней в дом, чтобы уничтожить ее и занять ее место. Оно решило выбрать отравление. К сожалению, труп обнаружили раньше, чем оно успело его спрятать. О смерти Мэрилин стало известно, двойник не смог заменить собой модель.

– И что стало с этим созданием?

– Оно все еще «живо», потому что культ Мэрилин Монро с ее смертью стал возрождаться. Любовь поклонников позволяет призраку сохранять хорошую физическую форму, поэтому ему пока не приходится никого убивать, чтобы выжить. Я точно знаю, потому что наблюдал за ним последние полгода. Внешность позволяет ему играть роль двойника в ночных клубах. У него есть номер в кабаре, где он поет хиты своей модели. У него появилась некоторая известность, но славы ему не видать. Он очень неловок. Призраки часто бывают такими, поэтому им и нужен проводник, заступник, который бы улаживал все детали, пока они не привыкнут к этому миру. В течение многих лет эту роль играл призрак Рекса Фейниса. Он был разводящим.

– Ну ладно, – вздохнула Сара. – Вы меня предупредили, я буду очень осторожна. А теперь разрешите мне наконец уехать.

Микофски поднял руки ладонями вверх.

– Хорошо, – улыбаясь, произнес он. – Хорошо. Как хотите. Я знаю, что вы мне не поверили! Что ж, тем хуже. Но все же помните: Джастина вы тоже приняли за ненормального, и он мертв. Когда меня убьют, возможно, вы станете воспринимать нашу встречу немного по-другому?

– Оставьте мне ваш телефон, – сдалась Сара. – Я подумаю и позвоню вам, как только для меня что-нибудь прояснится. Так пойдет?

Антрополог проворчал что-то невразумительное и вынул из бумажника визитку со значком университета Беркли. Сара сунула ее в карман пиджака и села в машину. Пока она выезжала с парковки, Микофски наблюдал за ней с несчастным видом, как щенок, которого бросили на обочине дороги.

«Бедняга! – подумала Сара. – Такой умный и тем не менее совершенно чокнутый!»


Антония пожала плечами. Сара только что в подробностях рассказала ей о своей встрече с антропологом, но подруга не высказала ни малейшего удивления.

– Ненормальные притягивают ненормальных, – философски произнесла она. – Я думаю, какое-то зерно в теории этого психа все же есть. Действительно возможно, что Рекс Фейнис верил во все это. Вполне в духе шизофреников. У них часто возникает ощущение, что они обитают в чужом теле, что они просвечивают (как кинопленка!). Они могут заявить тебе, что они мягкие, желатиновые, что их руки-ноги могут удлиняться, таять. Постоянна у них только уверенность в том, что их органы мертвы. Короче, что они на самом деле не человеческие существа. Это может быть определение тех самых «двойников», о которых говорил твой Микофски. Рекс был психом, убежденным, что является чем-то вроде призрака, который подменил его истинное «я». Поэтому он и вел себя соответственно. То есть я хочу сказать, что действительно возможно, будто он убил множество людей. Сумасшедший, который считает себя вампиром, может принести не меньше ущерба, чем настоящий вампир. Некоторые актеры не выносят, когда их вытесняет персонаж, которого они сыграли на экране. Эти мучения могут породить фантазии о «двойнике» из желатина.

– Не так глупо, – признала Сара. – Это только подтверждает мою идею, что Рекс был преступником. Возможно, он хоронил жертв в фундаменте своего дома. И именно это кладбище Мэлоун, тот самый подрядчик, обнаружил, разгребая завалы. Вполне вероятно, что контейнеры наполнены скелетами. Десятками скелетов.

– Возможно, – согласилась Антония. – В любом случае мы не можем вечно откладывать все до завтра. Я собрала надежную команду – троих приятелей, которые не будут задавать лишних вопросов. Вполне достаточно, чтобы расчистить этот бардак. К тому же они будут держать язык за зубами, если мы наткнемся на что-нибудь неприятное. С тебя – достать грузовики, провизию и воду. Пришло время искоренить зло, старушка!


Сара взялась за работу. Ей бы хотелось, чтобы Тизи поехал с ними, но она боялась, что пребывание в пустыне – слишком тяжелое испытание для старика. В полдень жара в ангаре достигала шестидесяти градусов, и, естественно, она не могла подвергнуть его таким мучениям.

Весь день Сара была так занята свалившимися на нее проблемами, что ей некогда было подумать над россказнями антрополога Матиаса Микофски. Она вспомнила обо всем этом позже, с заходом солнца, когда улицы заполонили тени и Саре вдруг показалось, что ее квартира слишком уж темная, и она, почти не задумываясь, зажгла все лампы в гостиной. Ночь внезапно сделалась гнетущей, полной невидимо присутствующих духов. Саре казалось, что за ней следят, и хотя она не понимала, откуда взялось это ощущение, но все же опустила шторы. Однако на улице, равно как и в саду, было совершенно пусто.

От телефонного звонка Сара подпрыгнула. Сняв трубку, она сразу узнала голос Микофски.

– Ну вот, – глухо произнес антрополог. – Они идут за мной… Они видели, как мы разговаривали, и знают, что я пытался убедить вас бросить это дело. Им это не нравится.

– Вот черт! – выдохнула девушка, еще не оправившись от страха. – О ком вы говорите?

– О существах, вы прекрасно все поняли. Они здесь, рыщут вокруг. Я чувствую их присутствие. Они постараются заставить меня замолчать. Ночь – это их время.

– Почему? Потому что они вампиры?

– Нет, потому что при свете дня они становятся прозрачными. Как кинопленка. Солнечные лучи проникают сквозь них, и можно увидеть, что внутри у них нет органов. Их тело – всего лишь каркас, который позволяет им держаться прямо. Они как медузы, понимаете? Масса желатина, прикрепленная к остову. Вы никогда не увидите их на пляже средь бела дня в купальнике. Там они не смогут поддерживать иллюзию, выдадут себя. Поэтому они так любят одежду. Женщины обожают корсеты, пояса, которые их поддерживают…

Сара поняла, что антрополог может нести подобный бред до рассвета. Она сделала все, что было в ее силах, чтобы сдержать этот поток сознания.

– Если вы чувствуете себя в опасности, обратитесь в полицию, – вздохнула она.

Призраки тут наверняка ни при чем, но она не исключала другой опасности, гораздо более реальной. Джастина Делакура ведь кто-то убил?

– Полиция? – усмехнулся на другом конце провода антрополог. – Они расхохочутся мне в лицо.

– На вашем месте… – начала было Сара.

– Вы не на моем месте, – отрезал Матиас тоном, не допускающим возражений. – Вы находитесь как раз по другую сторону баррикад.

– Как это?

– Если призраки преследуют меня, то только для того, чтобы защитить вас. Сечете? Они будут вашими телохранителями. Им нужно, чтобы вы пошли до конца в своих розысках. А я представляю опасность – для них, для вас… Они понимают, что, если вы не откажетесь открывать контейнеры, я вынужден буду вас убить.

– Что?

– У меня нет выбора. Я не могу допустить, чтобы вы совершили такую гнусность. Я умоляю вас отказаться и уничтожить контейнеры. Вы ведь специалист по взрывчатым веществам, разве нет? Превратите их в пыль. Сделайте так, чтобы Адриан Уэст не смог ничего использовать, особенно магнитофон, на который вы намекнули во время нашей встречи. Я догадался, что дух Рекса записался на магнитофонную пленку. Это так?

– Ну хватит! – резко сказала Сара. – Матиас, вы больны. Попробуйте сходить к врачу, пока вас не заперли в сумасшедший дом.

– Ну что ж, тем хуже для вас, – ответил ее собеседник. – По крайней мере я попытался дать вам шанс. Я протянул вам руку помощи, но вы отказались. Теперь я знаю, что мне делать. В следующий раз, когда мы встретимся, я приду, чтобы вас убить.

Разговор оборвался. Сара медленно положила телефонную трубку на рычаг. Она понимала, что Микофски не шутит. Бездумно она выключила везде свет и подошла к окну, чтобы выглянуть на улицу, и вздрогнула, увидев на противоположной стороне тротуара застывшую фигуру. Кто-то стоял там, задрав голову и глядя на окна. Женщина – высокая, элегантная, но старомодно одетая. Она была очень бледна, а ее прическа вызвала у Сары смутные ассоциации.

«Я ее знаю, – подумала она. – Я ее уже где-то видела».

Незнакомка была красивой, лет тридцати, с волосами, уложенными завитками на лбу, и крупной родинкой на правой щеке. Вся ее одежда была разных оттенков серого – других цветов на ней не было, – только белый, черный, серый.

Сара отступила на шаг. И хотя ее скрывала темнота, ей показалось, что женщина ее разглядывает.

Так они стояли с минуту, глядя друг другу в глаза, затем шпионка в сером подняла руку в перчатке и помахала Саре на прощание, после чего повернулась и скрылась из виду.

«Я ее знаю», – продолжала думать Сара, прижавшись носом к шторе. Ее поразили старомодный наряд женщины, перчатки, шляпа. Так никто больше не одевался. С чем связана эта довоенная мода? Конечно, битники одевались исключительно в черное, но у них не было денег, чтобы купить такую дорогую ткань. Ведь очевидно было, что одежда незнакомки куплена в дорогом магазине.

«Она не хотела мне ничего плохого, – подумала Сара. – Уходя, она помахала мне, как сообщнице».

Не удержавшись, она набрала номер Тизи. Когда тот снял трубку, она произнесла, стараясь, чтобы это было похоже на шутку:

– Мне нужна твоя память. Каверзный вопрос: девушка с завитками на лбу, крупная родинка на правой щеке, темные волосы. Кого она тебе напоминает?

– Это могла бы быть Лейк Финест, – ответил реквизитор. – Она играла в нескольких гангстерских фильмах в тридцатые годы. Красотка. Завитки на лбу и родинка на правой щеке – это был ее сценический образ. А что ты имела в виду? Фотографию?

– Да, да, – промямлила Сара, и ладони у нее стали влажными. – У меня как раз перед глазами старая фотография со съемок. А этой Лейк Финест сейчас сколько лет?

– Лет шестьдесят. Три-четыре года ею увлекался весь Голливуд, а потом она вышла из моды, как многие другие. Я даже не знаю, жива ли она до сих пор.

– Она играла в черно-белых фильмах?

– Конечно.

Сара поблагодарила опекуна и дрожащей рукой положила трубку. Теперь она знала, кем была незнакомка, стоявшая под окнами.

«В ее одежде не было ни одного цветового пятна, – подумала она. – Сплошной серый… Теперь я припоминаю, что даже губы у нее были серыми. Но что может быть более естественным для создания, сошедшего с черно-белой пленки!»

Да, теперь Сара была уверена, что только что увидела свой первый призрак.

11

Сара заснула только на рассвете, когда свет наступающего дня уже заливал сад и улицу. Всю ночь она бегала от кровати к окну и обратно, чтобы убедиться, что Лейк Финест – или, скорее, ее двойник – больше не следит за ней.

Когда Сара проснулась – ближе к полудню, – она уже собралась с духом, и ночное приключение показалось ей глупостью. Она решила никому о нем не говорить.

«Микофски забыл рассказать мне эту подробность, – размышляла она, принимая душ. – Образы, вышедшие из черно-белых фильмов, навсегда обречены на отсутствие красок. Почему? Это правило мира целлулоидных призраков, табу, или цветная одежда в контакте с призраком неминуемо становится серой? Надо будет задать ему этот вопрос!»

Но уже через минуту с нее слетела вся бравада и приключение перестало казаться ей таким уж забавным.

Она оделась с расчетом на то, что весь день придется провести в пустыне, закрыла дверь на два оборота и направилась к месту встречи, где ее ждали полные грузовики. Было оговорено, что там соберется вся команда. На самом же деле сдержали слово только Антония и двое молодых людей. Ей объяснили, что остальные обкурились и не стоит на них рассчитывать. Сара не смогла скрыть раздражения – вечно с этими битниками одно и то же. Они ведут себя как капризные дети и не в состоянии выполнить ни одного условия. А если им сказать об этом, они начнут вопить про фашизм и с ученым видом объяснять, что общество должно содержать их как поэтов, ничего не требуя взамен.

Двух парней, пригнанных Антонией, звали Тош и Ван Дик. Это были два красивых молодых человека слегка за тридцать, мускулистые, с насмешливыми глазами. Они были одеты во все черное и листали затрепанные экземпляры «Дороги» Джека Керуака. Тош был блондином, Ван Дик – брюнетом. Сара решила, что это серфингисты, лишь недавно принявшие «философию» и играющие роль поэтов, мучающихся от абстиненции.

– Мне очень жаль, – прошептала Антония, оттаскивая Сару в сторону. – Но мне кажется, что двое других просто наделали в штаны. Уже поползли слухи. В городе заключают пари.

– Пари? На нас?

– Да, на наши шансы выжить. Сейчас пока большая часть игроков полагает, что мы не вернемся из этой экспедиции.

Сара не дала себе труда ответить и приказала парням сесть за руль второго и третьего грузовиков, они с Антонией возглавили колонну. Две машины были наполнены водой и провизией, в третьей находились инструменты, запас батареек, ацетиленовые таблетки, а также различные клеи и прочие вещества, собранные Антонией, – она использовала их в реставрационных работах. Все без исключения взрывоопасно. В последнюю минуту Сара прихватила еще помповое ружье и коробку с пятьюдесятью патронами. «От койотов» – так она объяснила.

Колонна двинулась в путь, проехала Лос-Анджелес и направилась в сторону пустыни. Сидевшая рядом с Сарой Антония попыталась произнести веселый панегирик парням.

– Они правда клевые, вот увидишь, – повторяла она. – И отличные любовники. Советую тебе этим воспользоваться, я не ревнива, мы с ними просто друзья, вот и все. Я заставила их пообещать, что они не будут часто курить травку на раскопках. Знаешь, выбор у нас невелик. По поводу этой работы уже ходят ужасные слухи. Никто точно не знает, о чем идет речь, но все повторяют, что эта тухлятина опасна, и это еще не все. Есть еще кое-что.

– Что еще?

– Мы будем не первыми. Адриан Уэст уже отрядил туда три команды, и ни одна не вернулась. Все они испарились, будто их поглотила пустыня. Никто больше никогда ничего о них не слышал.

Сара не могла скрыть удивления.

– Ты ведь об этом не знала? – настаивала Антония. – Говорят, что Уэст повторяет попытку каждый год. В этот раз выбор пал на тебя. Мы новые гладиаторы и сейчас выходим на арену.

Весь остаток пути Сара молчала, изо всех сил сжимая руль. Конечно, она презирала слухи, расползавшиеся из мирка битников, для которых наркотики превращали обычный инцидент в международный заговор, но ей не нравилось, что Уэст надул ее.

«Так что же, мы четвертая команда, которую посылают на бойню? – подумала она. – Не слишком веселая перспектива!»

Словно наяву девушки почувствовали, что они покидают нормальный мир и попадают на фантастическую территорию, странную зону вне времени и пространства, где присутствие человеческих существ не приветствуется. Сара постоянно сверялась с компасом, чтобы удостовериться, что они не сбились с пути. Наконец среди дюн показался склад горнодобывающей компании, и она с облегчением вздохнула.

Когда они вылезли из грузовиков, парни попробовали шутить, что звучало так фальшиво, будто они пытались заполнить шумом это слишком пустое и слишком огромное пространство.

Не обращая на них внимания, Сара сняла замок и попросила сдвинуть дверь, закрывавшую вход на склад. Вид шести спящих в глубине контейнеров быстро привел их в чувство.

– Эй! – выдохнул Тош. – Это еще что такое? Атомные бомбы?

– Ядерные подводные лодки? – добавил Ван Дик.

Несмотря на все их шуточки, Сара чувствовала, что ребята находятся под впечатлением и даже немного побаиваются. Сама она испытывала те же ощущения – она уже успела забыть, какой устрашающий вид у этих покрытых пылью цилиндров.

«Можно подумать, что это какое-то старое забытое оружие, – подумала она. – Шесть механических монстров, которые только и ждут ошибки с нашей стороны, чтобы ожить».

В течение следующего часа они загоняли грузовики в ангар, а потом разбивали лагерь. Приходилось думать о том, что с наступлением ночи температура падает с головокружительной скоростью. Сара заставила натянуть две палатки – мужскую и женскую, отчего Тош и Ван Дик опять стали ухмыляться.

– Лучше давайте устроим смешанные пары, – предложил Тош. – Это лучший способ бороться с холодом.

Антония глупо хихикнула. Сара почувствовала раздражение. Что эта дура себе думает? Может, она действительно считает, что приехала сюда трахаться?

Ей пришлось повысить голос и даже перейти на крик, призывая всех к порядку.

– Хватит! Успокойся, – прошептала Антония. – Если ты будешь продолжать строить из себя маленького фюрера, ребята свалят и мы с тобой останемся одни, как две идиотки. Они нам нужны, ты сама это прекрасно знаешь.

Сара подчинилась. В глубине души она признавала, что присутствие молодых мужчин с голыми торсами возбуждает ее. Она не занималась любовью уже шесть месяцев, и фрустрация испортила ее характер, она стала более агрессивной.

Ей показалось, что ребята это заметили, и это открытие только усилило неловкость.

Они вытащили все инструменты и принялись за ревизию подъемных механизмов, сложенных в глубине ангара. Сара сначала думала, что все эти тягачи и подъемные краны доставил сюда Мэлоун, но теперь она не была так в этом уверена. Возможно, все это оборудование принадлежало командам, которые были тут до них? Рассмотрев их поближе, она убедилась, что машины менее старые, чем показалось.

В течение двух часов ангар наполняли слаженные удары молотков и крепкие ругательства. Сара заметила, что все стараются повернуться спиной к контейнерам, словно один их вид вызывал в каждом необъяснимое отвращение.

Начали испытывать технику. Тош и Ван Дик оказались знатоками механики и отлично управлялись со строительными машинами. Сара расслабилась. По крайней мере от этих двух идиотов будет хоть какая-нибудь польза!

Когда стемнело, она настояла, чтобы ангар закрыли от койотов, которых наверняка привлечет запах еды. Раздвижную дверь заперли на висячий замок. Антония разложила садовую мебель и склонилась над плиткой, чтобы приготовить сосиски и чечевицу в томате – совсем как в вестернах. Керосиновая лампа освещала лишь небольшую часть склада, оставляя в темноте ужасающую груду контейнеров. Парни изгалялись в шутках, как могли, но Сара их не слушала. Уже некоторое время она спрашивала себя, не допустила ли она ошибку, заперев входную дверь. Если из цилиндров что-то вылезет, они окажутся пленниками в стенах из жести и…

Она встряхнулась. С ума она сошла, что ли? Ничего не вылезет из контейнеров – разве что обломки и цементная пыль. Ей необходимо взять себя в руки!

Антония смеялась с Тошем и Ван Диком. Такого смеха Сара у нее никогда не слышала. Смех самки, закидывающей голову назад. Парни не переставали ее поглаживать, перемигиваясь между собой. Было в их поведении что-то неприятное, и очень скоро Саре, все это надоело. Она сидела в сторонке, не влезая в разговор, пока остальные передавали друг другу банки с пивом, а потом и косячки. На свет керосиновой лампы стала слетаться мошкара.

– Я знаю одну историю про Рекса Фейниса, – почесываясь, заявил Тош. – Мне мать рассказывала, она работала медсестрой в частной клинике в Беверли-Хиллз.

Сара сжалась. Ну вот, эти два клоуна сейчас решили возродить детскую традицию страшилок вокруг костра! Только этого еще не хватало…

– Этот Рекс, – начал парень, – был прикольным мужиком. Что-то вроде великого прислужника смерти. Похоже, он организовывал самоубийства людей, которые хотели умереть, но не решались перейти от слов к делу.

– Что за глупости ты несешь! – захихикала Антония.

– Вовсе не глупости, – проворчал внезапно посерьезневший Тош. – Моя мать никогда не выдумывала. Рекс создал что-то вроде службы для депрессивных звезд. С ним связывались, и он принимался за дело. Ну как бы устраивал весь спектакль. Конечно, ему за это отваливали много бабла. Затем он обдумывал с девкой или мужиком, что им больше подойдет: принять яд, порезать вены, повеситься… У всех были свои идеи на этот счет. Все они хотели чего-то театрального, чтобы поразить журналистов. Рекс говорил им: «Вы наверняка хотите совершить самоубийство, чтобы отомстить кому-то. Поэтому надо сделать что-нибудь ужасное, отчего его совесть замучает и что будет преследовать его до конца жизни!» И он был прав: ведь если ты стреляешься, то только для того, чтобы насолить девчонке, которая тебя бросила, продюсеру, который тебя выгнал, или критику, который разнес тебя в пух и прах. Звезды, решившие покончить с собой, приходили к нему. Он появлялся вечером, на который была назначена церемония, давал своим жертвам что-то выпить, чтобы они слегка одурели, а потом готовил их. Девиц усаживал в ванную, перед тем как вскрыть им вены, затем разбрасывал вокруг лепестки роз и зажигал ароматические свечи по всему дому. Мужиков держал за руку, пока они не нажимали на курок, чтобы пустить себе пулю в лоб. К тем, кто хотел выброситься из окна, но не мог набраться смелости, он вламывался среди ночи, полусонными выдергивал из кровати и выбрасывал с балкона. Он был вроде как палачом, но палачом, чьи жертвы были сами согласны, сечете? Он много лет занимался этим видом спорта, нажил немало бабла, прикончив стольких звезд. Похоже, Мэрилин Монро тоже обратилась к нему, когда ей надоело, что с ней обращаются как с дерьмом.

– Что за чушь ты несешь! – прыснул Ван Дик. – Мэрилин соскочила в прошлом году, а Рекс помер, когда твой отец еще даже не трахнул твою мать.

– Много ты понимаешь! – Пиво привело его напарника в боевое настроение. – Всем известно, что Рекс инсценировал свою собственную смерть. Он знал, что ФБР раскрыло его махинации и собирается его прижучить. Он воспользовался катастрофой, чтобы исчезнуть с лица земли. Тело, которое вытащили из обломков, принадлежало не ему. Это была куча мясного фарша, завернутая в тысячедолларовый костюм. После псевдо-смерти Фейнис продолжал свои делишки. И он все еще обделывает их, если верить слухам.

Минут десять молодые люди спорили, сопровождая реплики неприличными жестами. Сладковатый запах марихуаны затуманил мозг Сары. Антония продолжала пикироваться с парнями. Сара не узнавала рыжеволосую девушку в очках с толстыми стеклами, с которой она привыкла работать. В присутствии особей мужского пола она словно переродилась. Странная жадность искажала ее обычно столь невыразительные черты, придавая ей сходство с настороженной волчицей. Правую руку она сунула в вырез рубашки и теперь чувственно поглаживала себе плечо.

– Вздор несешь! – в тридцатый раз повторил Ван Дик. – Я-то знаю настоящую историю Рекса Фейниса. Там нет ничего про суицид. На самом деле он держал бордель, у себя, на своей вилле. Когда у звезд наступали трудные времена, они занимались там проституцией. Мужики, между прочим, тоже. Рекс выставлял их на аукцион и устраивал свидания. Он находил любителей и предлагал им: «Не хотите ли отыметь такую-то актрису? Если вы дадите соответствующую цену, я могу договориться для вас». И оп! Сделка состоялась. Он знал: звезды никогда не откладывают денег на черный день, они тратят все, что зарабатывают, поэтому, как только они прекращают сниматься, у них не оказывается ни гроша. А так как они не желают отказываться от прежнего образа жизни, то соглашаются стать шлюхами. В этом-то и заключался секрет Рекса Фейниса. Он держал подпольный бордель, где можно было трахнуть самую известную актрису планеты. Его халупу называли Домом шепотов из-за любовных вздохов, которые неслись оттуда днем и ночью. И я могу сказать вам, что мы обнаружим в этих контейнерах: его бухгалтерские книги, записные книжки с датами свиданий и именами звезд! Вот что Адриан Уэст отправил нас искать. Возможно, там даже найдутся фильмы. Бобины, отснятые Рексом через зеркало без амальгамы, когда тетки трахались. Все это стоит кучу денег сегодня. С этим можно разрушить самые безукоризненные репутации!

Сара провела рукой по лбу. У нее кружилась голова. Выдвинутые парнями теории имели право на существование. Она без труда могла представить себе Рекса как за одним, так и за другим занятием. И он наверняка делал это не столько из-за денег, сколько из удовольствия творить зло.

Она поднялась, пошатываясь, и словно издалека услышала собственный голос:

– Ладно, хватит, пошли спать. У нас впереди тяжелый день.

Молодые люди, ворча, убрались в свою палатку, Сара и Антония проскользнули в свою. Похолодало.

– Ты дулась весь вечер, – заметила Антония. – Надеюсь, ты не собираешься и завтра себя так вести? Ребята нервничают, я нервничаю… Что касается тебя, так ты просто умираешь от страха, это ясно, как божий день, так что расслабься немного, а то через пару дней мы начнем убивать друг друга.

Не отвечая, Сара влезла в спальный мешок и сделала вид, что спит. Через полчаса Антония тихонько выбралась из палатки и пошла к парням.

«Вот сволочь, – подумала Сара, но и пальцем не пошевелила, чтобы ее остановить. – В конце концов, – решила она, – что мне с того?»

К сожалению, ее мучила бессонница, изгнавшая все остатки сна. Помучившись немного, Сара натянула рубашку и вылезла из палатки. Из обиталища парней доносилось глупое хихиканье. Сара зажгла один из негаснущих на ветру светильников и решила бороться со своим страхом. Повернувшись спиной к лагерю, она побрела к контейнерам.

Ей было страшно идти в темноте, окруженной лишь на десяток шагов вперед кругом желтоватого света. Ей казалось, что она находится в крипте[7] и идет навстречу идолу омерзительного обличья, Баалу Молоху, требующему ужасающих жертвоприношений.

Внезапно из темноты появились цилиндры, словно носовые части армады, поглощенной бурей, ржавые форштевни, покрытые водорослями и морскими наростами.

Сара встряхнулась, понимая, что ее захлестнули детские страхи.

«Ну же! – приказала она себе. – Еще пять шагов».

Она пошла вперед, вытянув руку, чтобы прикоснуться к запаянной крышке первого цилиндра. Ощутив под пальцами металл, она почувствовала, что на нем есть надпись. Пыль пустыни наполовину скрыла ее, но достаточно было дунуть, чтобы прочесть.

Это оказалось послание. Кто-то написал: «Бегите! Завтра будет слишком поздно».

Сара застыла. Кто вывел эти слова? Один из участников предыдущих экспедиций? А может, это детская выходка Тоша и Ван Дика?

Не раздумывая, она стерла надпись рукавом рубашки. Нет уж, она не сбежит, она еще поборется со своими демонами, чего бы это ей ни стоило.

12

На следующий день состоялось открытие первого цилиндра. Создавалось впечатление, что они разбили крышку огромного саркофага. Тош и Ван Дик, вооруженные паяльниками, отрезали верхушку контейнера. Когда они взрезали три четверти периметра, сталь искорежилась под внутренним напором строительного мусора. Понимая, что их тут же окутает облако пыли, Сара настояла, чтобы все надели защитные маски и очки. Сама она сидела в кабине бульдозера с наполовину поднятым ковшом, чтобы защититься от камней. Шум камнепада наполнил ангар, а бетонная пыль ослепила их всех. В течение минуты никто не мог ничего разглядеть.

«Боже мой, – подумала Сара. – Это как дымовая завеса… Если бы из этих контейнеров что и вырвалось, мы бы этого не заметили. Оно здесь… незаметно протиснулось сквозь ячейки сети, так, что мы и не углядели».

Поддавшись панике, она оглянулась вокруг, ожидая увидеть какую-нибудь фантастическую фигуру в свете фар.

«Отличный камуфляж, – повторяла она про себя. – Узник из цилиндров о лучшем и мечтать не мог».

Эта мысль целое утро не давала ей покоя.

Постепенно облако пыли рассеялось, открыв взглядам строительный мусор. Похоже, там не было ничего интересного. Кирпичи, обломки камней… Теперь предстояло просеять все это с тщательностью археологов, в надежде найти хоть что-нибудь подходящее. Нудная и утомительная работа.

Антония, как профессиональный реставратор, попыталась определить происхождение обломков. Для этого у нее имелся каталог, составленный на основе фотографий, вырезанных из тогдашней прессы. Эти кадры дали ей ценнейшую информацию об обоях и мебели. С помощью этих знаков она могла сказать, какие обломки откуда.

– Думаю, что это курительная комната, – объявила она. – Взгляни на эти обломки костей и палисандрового дерева.

Сара слушала более чем рассеянно. Она не могла избавиться от ощущения опасности. Встав на колени посреди обломков, она тоже начала поиски и каждый раз, поднимая камень, ждала, что оттуда выскочит скорпион или гремучая змея.

Она вздрогнула, обнаружив среди строительного мусора лицо, пристально смотревшее на нее своими мертвыми глазами, но это оказалась всего лишь мраморная статуя, от которой осталась одна голова.

Вскоре им пришлось признать, что все уничтожено. От фарфоровой посуды и зеркал остались одни черепки, от статуэток – только обломки. Бронзовые фигурки, казалось, приняли на себя удар мощного артиллерийского снаряда, большинство из них было перекручено в сюрреалистические произведения искусства. Но, как это иногда случается при подобных катастрофах, они обнаружили совершенно нетронутую полную коробку для сигар из красного дерева.

– Хе-хе! – воскликнул Тош. – Это, конечно, не марихуана, но тоже сойдет.

Сара хотела ответить ему, что не стоит слишком на это рассчитывать, но сдержалась. Стоит ли в первый же день ругаться из-за горстки травы?

В десять часов они решили устроить перерыв. Жара в стенах ангара была невыносимой, они умирали от жажды. Все жадно выпили воды. Покрытые гипсовой пылью лица выглядели как маски.

– Однажды я разговаривал с японцем, бывшим садовником Рекса Фейниса, – объявил Ван Дик. – Он сказал мне, что никогда не видел такого роскошного сада. По его словам, во всей Калифорнии было не сыскать места, где так пышно цвели растения. Кактусы были огромные. Он говорил, что в конце концов струхнул и уволился.

– Он испугался кактусов? – хмыкнул Тош.

– Да нет же, кретин несчастный, – огрызнулся Ван Дик. – Он даже думать не хотел о том, почему земля в саду такая плодородная, такая черная, тогда как всюду вокруг она больше похожа на пыль. Теперь уловил? Рекс закапывал там трупы! Этот сад был настоящим кладбищем! Мертвяки подкармливали кактусы!

– Бред какой-то! – заартачился Тош.

– Ага! – признал его собеседник. – Но ты-то чуть не попался, бедный простофиля!

В середине дня они описали все, что обнаружили во время первого этапа раскопок. Сара насчитала пять разбитых старинных статуэток. Картина – предположительно викторианской эпохи – в лоскутах. Три горшка доколумбовой эпохи (вывоз запрещен!) чудом уцелели. Мебель же буквально взорвалась под давлением балок и разрушенных стен. Персидские ковры напоминали плохо прокрашенную шерсть зубра.

– Ничего интересного, – прошептала Антония. – Я даже не знаю, разочарована я или успокоена.

– Это лишь начало, – ответила Сара. – Не ослабляй защиту, игра только началась.

– Думаю, мы просто поддались панике, – пожала плечами Антония. – В конце концов, это всего лишь разрушенный дом, и ничего больше. Как только мы найдем этот дурацкий магнитофон, я делаю ноги.

Саре хотелось бы разделить ее оптимизм, но надпись, выведенная на пыльной поверхности, продолжала танцевать у нее перед глазами: «Бегите! Завтра будет слишком поздно».


Оглядев горы просеянного строительного мусора, Сара решила, что пришло время устроить сиесту. Жара стала совершенно невыносимой.

Она чувствовала себя грязной, одежда стояла колом от смеси пота и пыли. Однако о том, чтобы потратить питьевую воду на умывание, не могло быть и речи. Как и ее компаньоны, она уже выпила семь литров. В таком темпе запасы иссякнут довольно быстро.

Когда наступила ночь, Тош и Ван Дик объявили, что займутся стряпней, а барышням остается только чопорно сложить ручки на коленях, как подобает истинным леди.

Они все слишком устали, так что шутки быстро сошли на нет. Сара быстро отпустошила свою миску, даже не отдавая себе отчета в том, что ест. Через десять минут она уже залезла в свой спальный мешок и уснула, крепко сжав кулачки.

Рекс Фейнис придет к ней около полуночи.


Она почувствовала его пальцы у себя на лице – он нежно ощупывал ее лоб. Рекс, одетый в белый смокинг, который когда-то надевали все звезды по торжественным случаям, склонился над ней. Его черные волосы казались нарисованными прямо на черепе, безупречная линия усов напоминала перевернутую галочку, сделанную китайской тушью. Он был похож на волшебника из мультфильма. (Возможно, на Мандрэйка[8], созданного Ли Фальком и Филом Дэвисом?)

Сара открыла глаза. Ее очаровала его элегантность. Рекс приложил палец к губам, словно призывая не будить остальных. То, что должно было произойти дальше, предназначалось только для посвященных.

Она последовала за ним из палатки, гордая тем, что он выбрал именно ее. Она знала, что должна от него бежать, но была не в состоянии это сделать.

«Это всего лишь сон, – повторяла она себе. – Это совершенно не важно». И тем не менее она понимала, что лжет самой себе. Это не сон. В этом-то и заключалась опасность. Она находилась на пороге пограничной территории. И только что перешагнула черту, поддалась плану, далекому от реальной жизни. Вместе с контейнером приоткрылась дверь в другое измерение. Оттуда появился Рекс.

Сара пошла за ним по пятам, они вошли в цилиндр.

– Рой, – велел Рекс, – там ты увидишь дверь, открой ее. Когда окажешься на той стороне, я объясню, что тебя ждет.

Сара повиновалась. Конечно, она должна была отказаться, но не смогла и стала разгребать завал. Внезапно она наткнулась на красивую высокую дверь красного дерева. Ручка легко повернулась. Сара шагнула вперед.

Едва переступив порог, она поняла, что находится в гостиной Дома шепотов. Впечатляюще роскошной гостиной, какой она была до землетрясения. На журнальном столике урчал огромный «Филко», медленно крутились бобины. Сара знала, что ламповые усилители дают магнитофону такое качество звука, с которым никогда не сравнится ни один транзистор.

– Все, что ты скажешь, будет записано на специальную пленку, которую нельзя ни стереть, ни уничтожить, – объявил Рекс. – Она будет вечным свидетелем.

– Чего вы от меня хотите? – заволновалась Сара.

– Да ладно тебе, – усмехнулся Рекс. – Не надо передергивать! Это ты чего-то от меня хочешь. Все вы приходите с одной целью – чтобы я дал вам то, чего вы желаете, Ты, естественно, хочешь, чтобы я уничтожил твои шрамы. Это возможно. Но до того – до того – тебе следует это заслужить. Ты должна развлечь меня.

– Вы хотите, чтобы я переспала с вами? – бросила Сара. Но как только она произнесла эти слова, то поняла, насколько – о, насколько! – ей бы хотелось, чтобы этим все и ограничилось!

Увы, как она и боялась, Рекс отрицательно покачал головой.

– Такие вещи меня не интересуют, – объявил он. – Нет, если ты хочешь выздороветь, ты должна отдаться другим мужчинам, я сам выберу тебе партнеров.

– Но они не захотят меня, – простонала Сара. – Я слишком изувечена. Как только они увидят мои шрамы, то оттолкнут меня. Так все всегда и происходит.

– Вот именно! – ухмыльнулся Рекс. – В этом-то и заключается весь интерес игры. Ты должна будешь как-то выкручиваться, чтобы они забыли о твоем уродстве. Тебе придется стать такой похотливой, чтобы они забыли о твоих шрамах и думали только о том, как бы тебя трахнуть. Вот такую цену тебе придется заплатить за выздоровление.

– А Адриан Уэст? – резко вскинулась она. – Что вы потребуете от него в обмен на возможность ходить?

– Я потребую, чтобы он уничтожил свою коллекцию.

Дальше – туман. Сара оказывается в богато убранной комнате, но без окна. Здесь множество зеркал и темных картин, на которые она старалась не смотреть, потому что они сводили ее с ума. Ей показалось, что это написанные Гойей картины о колдовстве. Явно подлинники. Кровать с балдахином, толстый ковер кроваво-красного цвета, алые простыни. Даже стены были оклеены красными обоями с золотыми лилиями. И она оказалась в этой комнате, одетая лишь в черный кожаный корсет, скрывавший ее тело. Она ласкала одного мужчину, десяток мужчин – она уже не знала скольких.

В соседних комнатах, больше похожих на бетонные камеры, в подвалах Дома шепотов, «священнодействовали» другие женщины. В основном звезды экрана, а также певички, от которых отвернулась капризная публика. Под крылышком Рекса они стали проститутками, чтобы поддерживать привычный уровень жизни. Фейнис находил им богатых клиентов, которые были готовы заплатить целое состояние ради того, чтобы переспать с героиней своих фантазий. Обычно они оказывались сильно разочарованными после подобных экспериментов и возвращались очень редко. Им достаточно было одной ночи, чтобы понять, что между кинематографическими персонажами и женщинами из плоти и крови, которые их играют, лежит огромная пропасть.

Девушки, которые им отдавались, были не настолько глупы, чтобы не понимать это, и каждый раз разочарование мужчин, которое те даже не давали себе труда скрывать, унижало их еще больше.

Проблемы Сары были другого рода. Вот уже неделю она сидела в роскошной клетке, не в состоянии убедить клиентов трахнуть ее. Рекс назначил ей точное число – тридцать. Если она хочет избавиться от шрамов, то должна переспать с тридцатью мужчинами в течение десяти дней. Такой вот уговор. Но пока только трое дошли до финиша. Трое неизвестных, которых так возбуждал кожаный корсет, что они не просили ее раздеться. Что же касается остальных, они сбегали, едва взглянув на ее шрамы, не пытаясь скрыть отвращение.

Время шло, Сара начала нервничать. И хотя она пресмыкалась все больше и больше, вела себя как последняя шлюха, ничего не происходило. Приближался срок. Против ее собственных ожиданий, она не испытывала отвращения. Ей было ни холодно ни жарко, когда она отдавалась этим типам. Она настолько хотела добиться заветной цели, что едва отдавала себе отчет в происходящем. И это немного ее пугало. Она открыла для себя, что легко могла бы стать проституткой. Может, Рекс добивался именно того, чтобы она пришла к этой мысли? Сара не была идиоткой, она догадывалась, что он пытается усложнить задачу, отправляя ей самых уродливых клиентов.

Да, время шло. Она стала настолько смелой, настолько агрессивной, что даже напугала некоторых посетителей – она отталкивала их, а они били и оскорбляли ее.

На десятый день Рекс с извиняющимся видом вошел к ней в красную спальню.

– Ты проиграла, – прошептал он. – Видишь, ты слишком некрасивая, они тебя не хотят. И это при том, что я отправлял тебе только легкую добычу. Неудовлетворенных, наркоманов. Я специально отбирал жертв для тебя, но тем не менее ты была настолько неумелой, что не смогла заставить их забыть о твоем уродстве. Ты не выполнила своих обязательств. Договор расторгнут.

Сара начала плакать. Ей было стыдно, но она не могла сдержать рыданий. Тогда Рекс приобнял ее за плечи. Он был очень нежен, его голос обволакивал.

– Ты пропащая, – объявил он, – и никогда не сможешь вести жизнь нормальной женщины. Раны обрекли тебя на одиночество или на быстрые совокупления на заднем сиденье автомобиля с партнером, перебравшим текилы. Никакой хирург не сможет избавить тебя от шрамов. В лучшем случае тебе придется выйти замуж за такое же чудовище, как ты сама. За какого-нибудь пострадавшего от пожара, который на все будет согласен. Неужели ты действительно этого хочешь? Или же за развратника, – продолжал он. – За кого-нибудь из этих мерзких типов, которые обожают раны, плохо зажившие шрамы. Такие есть, и я даже знаю некоторых. Извращенцы, которые будут умолять тебя, чтобы ты позволила им еще чуть-чуть надрезать тебя. У меня в записной книжке найдется парочка имен, хочешь, я расскажу им о тебе? Мы сможем установить цену за каждую рану, которую они нанесут тебе: например, сто долларов за сантиметр. Что скажешь? Я могу стать твоим агентом, добиться для тебя самых выгодных тарифов. Ты можешь стать звездой: женщина, которую режут живьем, девка, которая согласна стать инвалидом за чемодан хрустящих бумажек. Таких на рынке не много, так что тебе не придется слишком долго ждать, чтобы стать богатой. Я составлю тариф. Те увечья, что тебе нанесут без анестезии, будут самыми дорогими. Себе я прошу всего десять процентов, по-моему, разумная цена, нет?

Его голос убаюкивал, Сара уже готова была дать себя уговорить. Раз она ни на что не годна, почему бы не довести эту ужасную логическую цепочку до самого конца?

Почему бы не стать куклой, которую кромсают мужики, и не обогащаться с каждым новым шрамом? По крайней мере в таком случае уродство хотя бы принесет ей богатство!

Но нет, на это она не способна. Она не сможет наблюдать за тем, как ее тело становится все ужаснее. И потом, она слишком устала.

Рекс прижал ее к себе, тихонько укачивая.

– Тебе нужно отдохнуть, – шептал он. – Отдохнуть по-настоящему. Почему бы тебе не заснуть навсегда, ты ведь уже думала об этом, разве нет? Маленькое самоубийство, отлично организованное, ничего от этих штучек на скорую руку, когда идиоты кое-как режут себе вены, чтобы в конце концов очнуться в «скорой помощи», все такими же несчастными и к тому же с ампутированной из-за заражения крови рукой!

Сара позволила себя уговорить. Она так устала! Губы ее не слушались, она произнесла: «Хорошо, давайте». Она заключила с Фейнисом новый договор.

– Я позабочусь обо всем, – прошептал он. – Не надо бояться.

Потом… Потом она лежала в круглой ванне. В бассейне из черного мрамора. Рекс массировал ей голову, шею, плечи. Он управлялся с трапециевидными мышцами с ловкостью профессионала.

– Я вколол тебе обезболивающее в правую руку, – объяснил он тоном, каким другие мужчины объясняются в любви. – Так что ты сможешь вскрыть себе вены, не почувствовав боли. Еще я ввел тебе препарат, предотвращающий свертывание крови. Так что не бойся, что вены закроются, – вся кровь вытечет из тебя довольно быстро. Именно так я поступаю с большинством своих клиенток. Они всегда оставались довольны.

Рекс вложил бритву в правую руку Сары и заставил ее сжать пальцы на перламутровой рукоятке.

– Давай! – приказал он. – Давай!

Сара наугад полоснула по руке. Рекс прикрикнул на нее:

– Не поперек! Вдоль, как древние римляне.

Сара сосредоточилась и попыталась еще раз. Бритва выскользнула у нее из рук и упала на дно ванны.

– Ты ни на что не годишься! – взорвался Рекс. – Совсем ни на что. У меня создается впечатление, что передо мной твоя мать!

Последние слова вывели Сару из оцепенения.

– Моя мать? – пролепетала она. – Вы знали мою мать?

Но Рекс повернулся к ней спиной и растворился в темноте. Сара попыталась выпрямиться, неуклюже барахтаясь в бассейне, всеми силами стремясь оттуда выбраться. Из пореза на запястье хлестала кровь. Она ощутила приступ чудовищной слабости и, пошатываясь, двинулась вперед. Она не знала, где находится, – похоже, в пустыне, наверное, она вышла с виллы, даже не подозревая об этом. Она шла зигзагом, капли оставляли за ней кровавый след.

Неожиданно внизу, между дюнами, показались полуразвалившиеся домишки поселения геологов. Призрачный город, наполовину поглощенный песком. Заброшенный салун, развалившиеся главный магазин и церковь. Можно было подумать, что это декорации для туристов, созданные не слишком щепетильным оператором.

Все было темно, пусто и дышало такой безнадежностью, что никто бы не решился туда зайти. Никто, кроме Сары.

Из последних сил она толкнула двойную дверь салуна. Декорации из вестерна. Почерневший от дыма зал, где громоздились стулья и столы, через разбитые окна дул ветер, за много лет нанесший сюда килограммы песка, которые в конце концов засыпали барную стойку. Сара упала на колени.

– Поднимайся, – приказала ей женщина, сидевшая в дальнем углу. – Хватит хныкать. Меня бесит, когда ты корчишь из себя маленькую девочку.

Саре поднялась. Она узнала голос своей матери. И действительно, Лиззи Кац, закинув ногу на ногу, сидела на неустойчивом стуле. Она была в белом костюме, перчатках и шляпке – самом элегантном наряде, который доставала из шкафа, когда предстояла встреча с продюсером.

– Ты снова поранилась, – поморщилась она, увидев порезанное запястье дочери. – Какая же ты неловкая!

– Это не я, – оправдывалась Сара. – Это он, Рекс. Он заставил меня…

Лиззи Кац нахмурилась – Саре показалось, что мать рассердилась, – и наклонилась к дочери. Она была очень красива, не состарилась ни на день с момента убийства.

– Послушай меня хорошенько, – прошептала Лиззи. – Я ненавижу повторять. Не задерживайся в ангаре. Все, кто был там до тебя, сошли с ума. Одни перебили друг друга, другие отправились наугад в пустыню и умерли от жажды после двух дней непрерывной ходьбы. Дух зла очень силен, он проходит сквозь металл контейнеров, проникает в людей и сжигает их мозг. С вами случится то же самое. Найди «Филко» и уезжай быстрее, пока не стало слишком поздно. Ты должна послушаться меня. Ты не прочла предупреждение, которое я написала тебе в меловой пыли?

– Это была ты? – пролепетала Сара.

– Да, – ответила Лиззи. – А теперь дай мне руку. Я остановлю кровотечение.

Она зажала ладонью, затянутой в перчатку, рану Сары, не обращая внимания на то, что кровь запачкала белую ткань.

– Ну вот и все, сегодня ты не умрешь, – объявила она. – А теперь я должна идти.

Мать поднялась. Когда она выпрямилась во весь рост, стали отчетливо видны три ножевых удара у нее на боку. Зияющие раны розоватого цвета, побледневшие от отсутствия крови.

Сара покачнулась и потеряла сознание.


Она пришла в себя, ощутив рядом чье-то присутствие, перевернулась на бок и закашлялась. Голова раскалывалась от боли. Открыв глаза, Сара увидела, что ее левая рука покрыта слоем запекшейся крови. Кто-то стоял на коленях у ее изголовья. На секунду Сара подумала, что это ее мать, но потом узнала Антонию.

Подруга обняла ее за плечи и помогла ей сесть. Она вся вспотела и, казалось, находилась на грани безумия.

– Слава Богу! – пробормотала она. – Вот и ты! Мы уже три часа тебя ищем. Сегодня утром, вернувшись в палатку, я обнаружила, что тебя нет. Мы кричали, искали повсюду, но тебя нигде не было.

– Что произошло? – пролепетала Сара.

– Все эти кретины – Тош и Ван Дик. Они вчера накрошили тебе в жратву марихуаны, чтобы ты расслабилась, но тебя заглючило, и ты слиняла посреди ночи. Я… я не заметила этого, потому что трахалась. Прости, правда. Ты пошла наугад… Это счастье, что ты вырубилась до того, как уйти в пески. Ты могла идти долгие часы, и неизвестно в каком направлении.

Сара осмотрелась. Она находилась в салуне из своего кошмарного сна. Инстинктивно она бросила взгляд в глубину комнаты в поисках стула, на котором сидела ее мать.

– Ты порезала себе запястье, – заметила Антония. – Наверняка осколком бутылки. Пошли, надо сделать перевязку. Давай вернемся в лагерь.

– Где мы? – допытывалась Сара.

– Понятия не имею, – рассеянно ответила Антония. – Что-то вроде города-призрака для геологов. Здесь чудовищно мрачно: десять полуразвалившихся бараков, наполовину засыпанных песком. Тебе еще повезло – на тебя ведь могли напасть койоты или стервятники.

Сара поднялась и, поддерживаемая подругой, вышла из салуна. Ее мысли путались, запястье ныло.

– Лагерь всего в двухстах метрах отсюда, за этой дюной его не видно, – объяснила Антония. – От нашего ангара эти хибары заметить невозможно.

Пошатываясь, они дошли до сарая, где их ждали смущенные Тош и Ван Дик. Они настолько были готовы к отповеди Сары, что отнесли ее спокойствие на счет наркоты.

Антония поспешно открыла аптечку и, сделав подруге обезболивающий укол, начала промывать рану.

– Да уж, ты не промахнулась, – присвистнула она, скривившись. – Можно подумать, лезвием полоснула.

13

Как только Антония перевязала ей руку, Сара решила не ждать дольше и приступить к работе. Однако, едва она уселась за пульт управления экскаватором, ей пришлось признаться себе, что она все еще находится во власти кошмара. Жесты, голоса, образы – каждая деталь казалась ей пережитой, а не увиденной во сне. Сновидение никогда не оставляло такого впечатления. Ей начало казаться, что она была в Зазеркалье, в том измерении, где прошлое остается таким же реальным, как настоящее.

«Как поцарапанная пластинка, которая без конца повторяет одну и ту же фразу», – подумала Сара.

Вся на нервах, она пристально вглядывалась в содержимое контейнера, готовая увидеть, как среди строительного мусора появляется пресловутая дверь из красного дерева. Рана болела.

«Надо будет ее зашить, – сказала ей тогда Антония. – Иначе останется шрам».

Сара пожала плечами – шрамом больше, шрамом меньше, какая ей разница!

Они нашли много совершенно бесполезных мелочей: металлические зажигалки с рельефными изображениями, похожие на змеиную кожу шелковые галстуки, старинные мужские шляпы, записную книжку из страусовой кожи, шкатулку с запонками и часами-браслетами. Антония разложила все эти безделушки на столе, предварительно смахнув с них бетонную пыль.


В полдень, пока остальные обедали, она подошла к столу. Ее лихорадило, есть не хотелось. Разложенные предметы, как магнитом, тянули ее к себе. Она не могла отказать себе в удовольствии потрогать их, изучить, как маленьких больных зверьков. Она прикоснулась к записной книжке из страусовой кожи. Та была размером со школьную тетрадку. Не в силах удержаться, Сара открыла ее и стала перелистывать. Замелькали имена, которые ничего не говорили ей, но которые бы с легкостью распознал Тизи. Внезапно она напряглась, вернулась, отряхнула страницу тыльной стороной ладони. Она не ошиблась. На странице, датированной 5 июня 1936 года, острым почерком было записано имя: «ЛИЗЗИ КАЦ».

Сара застонала. Ее мать умерла на следующий день, 6 июня. Это означало, что в день убийства у нее было назначено свидание с Рексом Фейнисом.

«Это не обязательно означает, что именно Рекс убил ее, – прозвучал голос у Сары в голове. – Возможно, она встретила своего убийцу, уже покинув Дом шепотов. Не делай поспешных выводов, даже если они кажутся тебе такими соблазнительными»!

Она заметила, что дрожит, и рухнула в пляжное кресло. Антония тотчас же ринулась к ней.

– Ты совершенно бледная и вся в холодном поту, – произнесла она. – Тебе надо лечь. Если завтра тебе не станет лучше, придется возвращаться в Лос-Анджелес. Возможно, ты занесла в кровь какую-нибудь заразу.

Сара заверила ее, что это просто временная слабость, и попросила подругу идти работать. И тем не менее чуть позже она снова стала внимательно изучать записную книжку. Вскоре Сара опять присвистнула от изумления. Одно имя повторялось бессчетное количество раз, в основном это были вечерние встречи: Настасья…

Речь могла идти только о Настасье Ковак, экономке Гвеннолы. Почему Рекс встречался с ней так часто? Может, она была его любовницей? Хотя сложно представить себе великого соблазнителя под ручку с какой-то малопривлекательной гримершей. Значит, их отношения основывались на чем-то другом. На чем?

Когда Сара вернулась в ангар, Антония встретила ее, суя под нос шкатулку из эбенового дерева, закрытую на маленький замочек.

– Я только что обнаружила вот это! – воскликнула она. – Наверное, там что-то интересное, раз он счел необходимым ее запереть.

Они сгрудились вокруг стола, пока Антония пыталась вскрыть замок с помощью миниатюрных инструментов. Как только запор был снят, Сара обнаружила, что никто не решается поднять крышку. Пришлось это сделать ей. В шкатулке лежало что-то белое. В первое мгновение девушке показалось, что это мертвый голубь, и она с трудом подавила гримасу отвращения. Потом она поняла, что это скатанная в комок белая перчатка. Женская перчатка.

– Что это за штука такая? – пробурчал Тош. – Посмотрите, она вся в пятнах, омерзительно…

Антония подцепила пинцетиком останки со дна коробочки и выложила их на стол. У Сары замерло сердце. Перчатка была испачкана чем-то бурым…

«Кровь, – подумала она. – Засохшая кровь… »

В голове у нее вспыхнула сцена из кошмара: рукой, затянутой в перчатку, Лиззи Кац берет порезанное запястье своей дочери…

Сара задержала дыхание, кровь стучала у нее в жилах.

Да ладно! Это абсурд, перчатка из сна не может оказаться в этой шкатулке… Это всего лишь совпадение.

Но у нее в ушах беспрестанно звучал воображаемый голос: «Это перчатка твоей матери, это перчатка твоей матери…

Вспомни. Она была вся в белом, когда нашли ее мертвое тело. Перед тобой перчатка, которая была на ней в тот момент, когда ее пырнули ножом. Она инстинктивно прижала руку кране, чтобы остановить кровотечение. Отсюда и пятна».

Когда Лиззи Кац потеряла сознание, Рекс снял ее окровавленную перчатку – так берут трофеи со смертельно раненного животного – и спрятал ее в шкатулку, на память.

«Боже мой! Мы же обнаружим десятки подобных шкатулок, – подумала Сара. – Детали одежды всех девушек, которых он убил».

– Это омерзительно! – объявила Антония. – Зачем он это хранил?

Сара не ответила. Она чувствовала, что бледна как смерть, и потому не хотела привлекать к себе внимание.

Сморщив нос от отвращения, Антония положила перчатку обратно в шкатулку и закрыла крышку.

– Что тут скажешь, – присвистнула она. – Этот мужик был явно со странностями.

«Я должна сдать эту кровь на анализ, – подумала Сара. – Мне нужно быть уверенной, что она той же группы, что и у моей матери».


Остаток дня она была не в себе и совершенно не интересовалась тем, что происходит вокруг. Ее преследовало воспоминание о перчатке в пятнах. Бесчисленные вопросы теснились у нее в голове. Как Лиззи Кац, безвестная старлетка, стала гостьей Рекса Фейниса, живого бога?

«Рекс мог переспать с любой знаменитой актрисой, – рассуждала Сара. – Зачем он стал бы усложнять себе жизнь, ухаживая за практически неизвестной девушкой? Действительно, убить такую гораздо проще, чем убить звезду. Значит, если он пригласил ее к себе, то не для того, чтобы переспать с ней, а для того, чтобы убить ее».

Она отдавала себе отчет, что сильно все упрощает, поддаваясь предрассудкам. Она не имела права делать никаких выводов, пока не получит хоть каких-то анализов крови.

В конце дня Сара сообщила остальным, что незамедлительно собирается вернуться в Лос-Анджелес, чтобы отдать Адриану Уэсту первые находки. Заодно она заглянет к врачу по поводу своей раны, которая болит все больше и больше. Антония предложила поехать с ней вместе, но Сара отказалась. Подруга не настаивала – было совершенно очевидно, что она предпочитает остаться с ребятами.


Вернувшись в Лос-Анджелес, Сара прямиком направилась к заказчику, чтобы отдать ему вещи, извлеченные после первых раскопок. Мажордом Уиспер не пустил ее к самому хозяину дома. Убедившись, что в коробке нет столь желанного магнитофона, он с холодной улыбкой спровадил ее, произнеся:

– Это все мелочи, безделушки. Я не позволю беспокоить мистера Уэста по таким пустякам.

Сара не настаивала.

Затем ей нужно было найти лабораторию, где согласились бы взять на анализ перчатку, что оказалось не так-то просто, и она потеряла кучу драгоценного времени, бегая от одной конторы до другой. Она могла бы попросить Тизи заняться этим, так как у него осталось множество связей в этой среде, но ей не очень хотелось рассказывать старику о своем «расследовании». Она знала, что ему это не понравится и он станет обвинять ее в том, что она все еще живет прошлым.

Справившись наконец с этой задачей, Сара позвонила Настасье Ковак, чтобы договориться о встрече. Экономка ответила ей, слегка заикаясь:

– Ах! Это вы! Слава Богу! Я так надеялась, что вы позвоните. Приезжайте, приезжайте быстрее, Микофски… Он приходил. Он похитил Гвеннолу. Я не знаю, что делать. Прошу вас, не оставляйте меня одну.

– Я сейчас приеду, – ответила несколько ошеломленная Сара.

Настасья Ковак перебила ее дрожащим истеричным голосом:

– Будьте осторожны… Вы в опасности.

По дороге, ведущей к Холли-Каньон, Сара часто посматривала в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что за ней никто не следит.

Дверь открылась, едва она успела нажать на кнопку звонка. По всей видимости, Настасья ждала ее на пороге. Она была растрепана, на левой щеке – след от увесистой пощечины.

– Он появился вчера вечером, – глотая слова, стала объяснять Настасья. – Я попыталась помешать ему забрать Гвен, и он меня ударил.

Пока они шли к дому по дорожке из голубого гравия, Сара сказала:

– Я видела этого Микофски. Он утверждает, что преподает в университете – я уже не помню что. А кто он на самом деле?

– Он действительно преподаватель, антрополог. Во всяком случае, был им, – ответила экономка. – А потом он сошел с ума. Во время путешествия в Амазонию он долго жил в индейском племени – изучал использование галлюциногенных средств во время религиозных ритуалов. Все эти вещества он пробовал на себе. Местные приобщили его к кактусу пейотль и прочим подобным мерзостям. Его разум не выдержал. Он вернулся оттуда душевнобольным, у него была навязчивая идея, что мы окружены неживыми существами.

Из университета его выгнали, потому что он рассказывал студентам нечто несусветное, призывал их принимать наркотики. Это фанатик, и он очень опасен.

– Он угрожал убить меня.

– Советую вам принять эту угрозу всерьез. Это очень опасный безумец. Он придумал фантастическую теорию о кинематографических призраках, порожденных энергией восхищенной толпы. О живых образах, сошедших с пленки. Он убежден, что Рекс Фейнис – господин этих созданий. Именно по этой причине он связался с нами. Я спровадила его, но Гвен позвала обратно. Он сумел ее обаять. Его россказни, от которых можно заснуть на месте, ее очаровали. Может быть, ему удалось немного развеять ее скуку? Это так похоже на фильмы, в которых ей приходилось сниматься. Все эти истории с призраками и демонами… Как бы то ни было, Микофски стал захаживать к нам, и я не могла ничего поделать, чтобы это пресечь. Я боюсь его. Он такой огромный, я ведь не могу просто схватить его за шиворот и выставить за дверь?

Сара уселась на один из розовых диванчиков в будуаре, куда провела ее Настасья Ковак. Ей казалось, что она ходит по гигантскому кукольному дому.

– Вы говорите, что Микофски похитил Гвеннолу? – спросила Сара в надежде оборвать стремительный поток речи экономки.

– Он взял ее с собой, – поправила Настасья. – Без насилия, естественно, – просто рассказал ей одну из своих идиотских историй, в которые она верит. Я не могла ее удержать, он имеет на нее колоссальное влияние. Гвен так возбудилась при мысли, что отправляется на охоту за призраками! Что я могла сделать? Я всего лищь прислуга, а ей тридцать семь лет! Она уже давно совершеннолетняя, даже если выглядит как девочка. С Микофски ей хорошо. Они поддерживают друг у друга веру в безумные идеи. Для Гвеннолы это очень плохо – каждый раз, встречаясь с этим сумасшедшим, она еще больше отрывается от реальности, и мне потом приходится неделями возвращать ее с небес на землю.

– А зачем он взял ее с собой?

– Чтобы преследовать целлулоидных призраков и… и чтобы убить вас. Микофски считает вас агентом дьявола, он убежден, что вы вернете Рекса Фейниса, поэтому придумал что-то вроде крестового похода. Он потерял контроль над собой с тех пор, как перестал пить свои лекарства.

– И вы не предупредили полицию?

– Нет, полицейские нас не любят. Шериф считает, что мы портим местный пейзаж. Он принимает нас за лесбиянок. Я заранее знаю все, что он мне скажет: Гвен уже почти сорок лет, она свободна поступать так, как ей заблагорассудится. Он решит, что у меня приступ ревности, потому что любовница бросила меня ради мужчины.

Сара покачала головой. Она разделяла опасения Настасьи. Актеры и представители сил правопорядка редко понимают друг друга.

Она решила идти напролом:

– Послушайте, я сейчас провожу раскопки того, что осталось от дома Рекса Фейниса. Уже удалось обнаружить кое-какие вещи, среди которых записная книжка за 1936 год. Ваше имя встречается там довольно часто. Вы постоянно приходили к нему. Зачем?

Настасья Ковак напряглась, затаила дыхание, а потом вдруг ее плечи опустились, словно от внезапно навалившейся усталости.

– Я не была его любовницей, если вы имеете в виду это, – вздохнула она. – Впрочем, у Рекса вообще не было любовниц. Одним словом, он не спал ни с кем – ни с женщинами, ни с мужчинами. Он был неспособен.

– Он был импотентом?

– Почти. Он страдал от врожденного недостатка, который называется микрогенитоморфизм. Это означает, что, несмотря на атлетическую фигуру, у него был пенис маленького мальчика. Он бы никогда не смог удовлетворить женщину. Это была его тайна, и он ревностно ее охранял. Можете себе представить, что из этого сделала бы «желтая пресса»? Рекс страдал от множества наследственных заболеваний, например от проблем с кожей, поэтому он был таким бледным, с серыми губами. На самом деле его тело состояло из всех оттенков серого: глаза, волосы, даже язык… у него все было серым. Чтобы производить нормальное впечатление, ему приходилось гримироваться и красить волосы. Это была моя работа. Мне он доверял. Я готовила для него специальные румяна, которые не смывались от пота. На некоторых частях тела его кожа была практически прозрачной из-за отсутствия пигментации. Можно было разглядеть вены и даже мышцы, как будто под калькой. Он редко показывался обнаженным, но однажды костюмерши застали его врасплох в костюме Адама, когда он переодевался между двумя сценами. Свидетельства этих дурочек убедили Микофски в том, что его бред имеет под собой основания. В этой прозрачности ему виделось неопровержимое доказательство того, что Рекс состоял из желатина. К тому же эта кожная болезнь поразила и потовые железы, так что от Рекса постоянно воняло. Он знал об этом и прыскался духами каждые десять минут. Ко всему прочему его нервная система тоже была повреждена.

– Повреждена?

– Да. Когда вы обжигаетесь, вам больно, а ему – нет. Его нервные окончания не передавали мозгу сигналов боли или передавали, но очень слабые, как при анестезии. Вот почему во время съемок он мог получить рану или травму и даже не поморщиться. Однажды он случайно сломал ногу и заметил это только тогда, когда увидел, что она неправильно сгибается! Те, кто присутствовал при этом случае, придумали легенду, что он, мол, не человек, у него нет внутренних органов, и я не знаю, какие еще глупости. Но до правды так никто и не докопался. А на самом деле Рекс был больным человеком, которому приходилось скрывать свои недуги в угоду кинематографическому мифу. В частной жизни он совершенно не походил на тот образ, который изображал на экране. Он всегда повторял мне: «Это просто чудо, что я все еще жив. Я уже давно должен был умереть». Он был грустным и нежным меланхоликом, а на него постоянно все клеветали. Хуже всего вели себя его партнерши. Они распространяли самые гнусные сплетни.

– Почему?

– Потому что они не могли пережить того, что их оттолкнули. Одна из них дошла даже до того, что проникла на виллу Рекса без его ведома, чтобы совершить самоубийство. Она вскрыла себе вены в его ванной, а перед этим отправила письмо в полицию, где объясняла, что Рекс был коммивояжером смерти, устраивавшим самоубийства по просьбе клиентов в обмен на крупную сумму денег. Этот идиотский слух обошел весь Лос-Анджелес. Несколько месяцев Рекса называли Истребителем.

– А та девушка умерла?

– Да, это наделало много шума. Эта маленькая, глупая, никчемная старлетка в конечном итоге преуспела: все говорили только о ней и поливали Рекса.

– Как ее звали?

– Лейк… Лейк Финест. Эта курица пыталась придать себе стильности завитками на лбу и фальшивой родинкой на щеке.

Сара вздрогнула – в портрете, нарисованном экономкой, нельзя было не узнать призрак, который прогуливался под ее окнами накануне отъезда в пустыню!

– Лейк Финест… – повторила она. – Вы уверены, что она умерла?

– Да. Я была там, когда ее вытащили из ванны. Она вскрыла себе вены продольными порезами, чтобы уж наверняка. Рекс объяснил мне, что именно так поступали древние римляне. Отвратительная маленькая дрянь. Красивая оболочка из розового мяса с горошиной вместо мозга.

Уже стемнело, и Настасья разнервничалась еще больше. Она поспешила запереть все двери и закрыть все окна.

– Вы ведь останетесь тут со мной? – умоляюще произнесла она. – Я вижу, что вы ранены, я займусь вашей рукой. Я очень хорошо делаю перевязки.

В следующие полчаса она удвоила усилия, чтобы казаться незаменимой. Саре пришлось уступить.

– Я знаю акупунктуру, – с ребяческой гордостью объявила Настасья. – Она мне очень помогла, когда Рексу надо было расслабиться. А еще гомеопатию.

– Вы никогда не встречали у него актрису по имени Лиззи… Лиззи Кац? – как можно более небрежно спросила Сара. – Очень хорошенькая блондинка. Всегда носила белое.

– Нет, – ответила экономка. – Это имя ни о чем мне не говорит. Знаете, ведь Рекс вовсе не был ловеласом. Это девушки бегали за ним. Он частенько повторял мне: «У меня нет никаких сексуальных потребностей. У меня либидо, как у восьмилетнего мальчика. Почему они не оставят меня в покое?»

Сара не могла решить, можно ли принимать ее заявления за чистую монету. Будучи прекрасным актером, Фейнис мог просто ради забавы разыгрывать бедную глупенькую шестнадцатилетнюю гримершу, какой была тогда Настасья.

Может, после всех его фильмов ему доставляло особое удовольствие разыгрывать из себя хворого соблазнителя, безобидного, как маленький мальчик? Сара готова была в это поверить. А ослепленная любовью Настасья Ковак была совершенно покорена.

«В то же время, – думала Сара, – даже если предположить, что все эти россказни про либидо и импотенцию правда, не кроется ли тут источник его ненависти к женщинам? Ненависти, которая может привести к серийным убийствам… »

Вполне возможно, что Рексу, измученному сворой соблазнительниц, которых он не мог «использовать», захотелось их убить. В самом деле, ведь их авансы только растравляли в нем сознание собственной ненормальности. А от этого до убийства всего один шаг…

Может, в случае с Лиззи Кац он сделал его?


Когда наступила ночь, дом стал наполняться угрожающими тенями. Настасья нервничала все больше и больше. Она постоянно бегала туда-сюда, проверяя замки на дверях и окна. Действительно, стеклянные двери не обеспечивали достаточной безопасности. Гиганту, вроде Микофски, ничего не стоило выбить одну из них ударом плеча. Понемногу Сара заразилась ее беспокойством.

– Пойдемте, – неожиданно решила экономка. – Тут мы слишком на виду. Микофски сможет подстрелить нас, как кроликов, если заберется на ограду. К тому же Гвеннола захватила с собой винтовку.

Они эвакуировались внутрь здания. Саре пришлось идти за Настасьей по плохо освещенным коридорам, заполненным розоватыми статуями.

Наконец они добрались до игровой комнаты, где стоял сказочный замок – огромный пряничный домик с башенками и бойницами, его донжон поднимался на три метра от пола. Прикоснувшись к крепостной стене, Сара поняла, что макет металлический!

– Он прочный, как танк, – объяснила экономка. – Его сделали в ту пору, когда у Гвеннолы была паранойя. Ей казалось, что все вокруг желают ей зла. Она просыпалась, крича, что жители долины вот-вот взломают дверь, чтобы линчевать нас, как во «Франкенштейне». Она заказала этот… эту штуку, чтобы там спрятаться. Скрючившись внутри, она успокаивалась,

– Вы хотите сказать, что мы будем спать внутри? – возмутилась Сара.

– Да… мне кажется, это неплохая идея. Если мы задраим люк, Микофски не сможет до нас добраться. Внутри есть матрасы. Знаете, там можно хорошо выспаться…

Сара покачала головой. У нее не было ни малейшего желания вставать на четвереньки, чтобы прятаться в этой невообразимой конуре.

– Лезьте туда сами, если это вас успокоит, – объявила она. – Я лягу здесь, на софе. Если замечу что-нибудь подозрительное, то постучу три раза.

Настасья Ковак не стала терять времени на споры. Она казалась такой испуганной, что ей было совершенно не важно, насколько нелепо она выглядит. Сара увидела, как экономка ложится на пол и заползает внутрь металлического замка. На секунду ей показалось, что ягодицы Настасьи застрянут в дверном проеме, но, поерзав немного, экономка все же справилась с нелегкой задачей. Оказавшись внутри, Настасья тут же задраила люк, как испуганная маленькая девочка, которая чувствует приближение волка из страшной сказки.

Однажды Тизи заметил: «Когда общаешься с сумасшедшими, скоро сам становишься таким же». Теперь Сара поняла, насколько это верно: общаясь с Гвен, Настасья в конце концов помутилась рассудком, она уже давно поверила в волшебников и великанов.

Оставшись одна, Сара уселась на софу. Ночник с детским абажуром слабо освещал комнату. Сваленные в кучу игрушки создавали впечатление армии горбатых фигурок устрашающих очертаний, по большей части портретов Гвеннолы. Они были всевозможных размеров, некоторые даже ростом с десятилетнего ребенка. Их нарядили в костюмы, сшитые по мотивам сериала «Королевство безумной надежды». Их стеклянные глаза, слишком похожие на настоящие, смущали Сару.

Она не смогла долго выносить того, что за ней «наблюдают» таким образом, и отправилась осматривать соседние комнаты. Забыв о скромности, она выдвигала ящики комодов, распахивала дверцы шкафов, не ожидая даже найти ничего конкретного. Она надеялась наткнуться на что-нибудь полезное – какой-нибудь знак, любую информацию, которая помогла бы ей спасти свою шкуру.

В ящиках царил жуткий хаос – детские игрушки вперемешку с пачками сигарет, настольные игры с полпинтой бурбона, леденцы (пятнадцатилетней давности) с упаковками транквилизаторов или снотворного.

Это была картина медленной катастрофы, мрачного дрейфа в сторону безумия – где-то между Винни-Пухом и барбитуратами.

Когда Сара обнаружила в глубине шкафа кучу косметических средств от морщин, сердце сжалось от жалости: вопреки заявлениям Настасьи, кожа Гвеннолы не осталась безупречной – время наложило свой отпечаток. И хотя она до сих пор сохранила тело маленькой девочки, кожа была уже не та. Теперь она, должно быть, еще больше похожа на сорокалетнюю карлицу, чем на принцессу с глазами-незабудками из «Королевства безумной надежды».

«Вот почему она прячется за занавеской, когда принимает гостей, – догадалась Сара. – Она согласна быть псевдо-маленькой девочкой, а не уменьшенной копией взрослого человека».

Продолжив свои исследования, Сара в конце концов обнаружила в маленьком чуланчике десятки разбитых зеркал – самых разных размеров и явно очень дорогих. Их раздробили молотком на мелкие кусочки, Сара увидела в этом подтверждение своих подозрений.

Настасья ей солгала. Как вышколенная прислуга, она ревниво охраняла секреты своей хозяйки, выдавая любопытным сказку о вечной молодости.

Саре стало грустно, поэтому она решила закончить свои «раскопки» и вернулась в игровую.

В конце концов она уснула на софе, в трех метрах от металлического замка, под стеклянными взглядами кукол, сваленных в углу.

14

Сара простилась с Настасьей около десяти вечера. Экономка отказалась покидать дом и прятаться в мотеле – это предложение она приняла с возмущением капитана, которому предлагают покинуть на три четверти затонувший корабль.

Сара не настаивала. В любом случае Настасья Ковак не была целью Микофски. Саре казалось маловероятным, что он хотел причинить зло этой бедняге.

«Ведь пристрелить-то он хочет меня, – подумала она, садясь за руль. – Меня и только меня – подручную Антихриста».

Она постаралась побыстрее вырулить из каньона – нужно было как можно быстрее забрать анализы крови из лаборатории и сравнить их с медицинской картой матери, которую Тизи хранил как реликвию.

Когда лаборант выдавал ей бумаги, она, поддавшись приступу суеверного страха, спросила:

– Это точно кровь человека?

– Ну да, – проворчал молодой человек в белом халате. – Вполне себе человеческая, только вот взяли ее не вчера.

– А вы можете сказать когда? – настаивала Сара.

– А вам зачем? – усмехнулся парень. – Помчитесь в ФБР? Вы начитались детективов, милочка.

Расстроенная, Сара выехала по направлению к пустыне. На этот раз она решила обо всем рассказать своему опекуну. Ей больше не справиться одной посреди паутины.

Как это случалось все чаще и чаще, она нашла Тимоти Зейна в его маленьком зрительном зале – углу ангара, который он переделал в кинотеатр, обставив креслами, подобранными в одной из разорившихся киношек на Сансете. Сара вздрогнула, увидев на экране черно-белый образ своей матери, бегущей словно по подземелью. Это был эпизод из «Юдифи из семи замков», плохонького фильма ужасов, сляпанного на скорую руку, то есть с большим количеством халтуры и материалами, украденными на соседних стройках. Сара всегда испытывала большое волнение, видя на экране мать моложе, чем она сама, в роли уязвимой девушки, испуганной козочки – это ее-то, которая в обыденной жизни скорее производила впечатление жесткой и бесчувственной женщины.

Сара остановилась на пороге ангара, понимая, что Тизи даже не слышал, как она припарковала пикап. Он словно находился под гипнозом – глаза вылезли из орбит, челюсть отвисла, рот приоткрылся, из уголка стекала слюна. Сара испытала чувство отвращения, смешанного с грустью. С некоторого времени Тизи опускался все стремительнее. Он дряхлел – именно таким словом описывают состояние стариков, когда надо намекнуть на полный крах.

Сара почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Она никогда не думала, что реквизитор уйдет именно так – от истощения умственных и телесных сил. Она всегда считала, что он умрет внезапно от сердечного приступа посреди взрыва смеха, в полном расцвете сил, с бутылкой «Миллера» в руках. Теперь было ясно, что она ошиблась – все произойдет по-другому.

Сара покашляла, чтобы оповестить его о своем присутствии, но Тизи не отреагировал. Она задалась вопросом, сколько часов он ежедневно проводит перед экраном, просматривая одни и те же эпизоды. Металлические коробки с фильмами Лиззи Кац были старательно расставлены на столе, сооруженном из козел. Это было единственное место в ангаре, где никогда не скапливалась пыль, – доказательство того, что их использовали слишком часто.

– Тизи! – неуверенно позвала Сара.

Он, казалось, ее не заметил. Ей пришлось повторить. И только тогда старик всхрапнул, выходя из транса. Глаза у него покраснели, как будто он плакал, – возможно, это было всего лишь следствием бесконечного сидения перед экраном, где двигались расплывчатые, дрожащие черно-белые образы?

– Это ты? – спросил он, будто не узнавая. – Сара? Ох, я думал, это другая…

– Кто – другая? – удивилась девушка.

– Да так, никто, я брежу, – ушел от ответа старик.

Сара выключила кинопроектор, потому что от его жужжания слов совсем не было слышно. Затем она взяла пиво в переносном холодильнике и принялась рассказывать о своих приключениях последних дней, ничего не пропуская. Тизи смотрел сквозь нее, словно она была прозрачной. Казалось, он не в состоянии сфокусироваться. Закончив свой рассказ, Сара потребовала у него медицинскую карту своей матери. Зейн объяснил ей, где ее найти. Все этажерки с архивами были пронумерованы, а этикетки на папки наклеены с бюрократическим тщанием. Поиски не заняли много времени. Результат ее не удивил. Кровь, запачкавшая перчатку, которую она нашла среди обломков, была той же группы, что и у Лиззи. Конечно, это нельзя было считать решающим доказательством, но совпадение казалось более чем странным.

«Это та перчатка, которую она потеряла в день, когда ее убили, – подумала Сара, пытаясь унять дрожь в руках. – Рекс подобрал ее как трофей и сохранил в сундучке из слоновой кости. Наверняка мы найдем еще с десяток других таких шкатулок, пока будем выгребать строительный мусор из контейнеров… »

– Знаешь, – внезапно сказал Тизи, – я думаю, Микофски был прав.

– Что? – икнула Сара.

– Я имею в виду эту его теорию. Не так уж глупо. И к тому же не очень ново. Многие до него думали так же.

– Да о чем ты говоришь?

Старик сделал странный жест, его глаза необычно блестели.

– Призраки кино, – прошептал он. – Я, например, в это верю. Я их встречал. Микофски ничего не придумал. Любовь поклонников может оживить образы, зафиксированные на пленке.

Сара почувствовала холодок. Она застыла на стуле, пытаясь сохранять невозмутимость.

Старик не шутил. Никогда еще на его лице не было такого напряжения.

– Это не ново, – повторил он. – Нас всего несколько человек – тех, кто знает тайну. Несколько человек, которым довелось, ночью или днем, встретить этих целлулоидных призраков.

«Боже мой, – подумала Сара. – Он впал в маразм. Совсем не соображает. Это должно было случиться, но сейчас еще слишком рано. Нет, не сейчас».

«Это» имело свое название – старческое слабоумие. Больницы переполнены старыми актерами и режиссерами, потерявшими связь с реальностью и до самой смерти живущими в своем фантастическом мире, подпитываясь воспоминаниями юности. И вот теперь Тизи присоединится к легиону узников давно минувшего прошлого.

Она чуть не закричала ему: «Хватит! Только не ты! Возьми себя в руки… Борись! Прекрати нести чушь! Ты не такой уж старый».

– Как ты думаешь, почему я так часто смотрю фильмы твоей матери? – прошептал Тимоти. – Конечно, для того, чтобы она вернулась. Я любил ее, ты это знаешь. Думаю, что никто никогда никого не любил так сильно, как я твою мать… Эта любовь почти убила меня, потому что она была без взаимности. Десятки раз я собирался пустить себе пулю в лоб. Если бы Лиззи не умерла, я думаю, так все и произошло бы. Но не это важно. Важно то, что со временем моя любовь к ней не уменьшилась. Она тут – такая же сильная, как в тот день, когда ее взгляд навсегда сразил меня… Именно это я и использую. Ту энергию, что рокочет во мне. Она так сильна, что иногда у меня создается впечатление, будто я могу осветить весь Лос-Анджелес, если меня подключить к линии электропередач. Энергия. Я знаю, что если мне удастся достаточно сконцентрироваться, я смогу вызвать призрак с пленки. Образ Лиззи оторвется от своей опоры и станет автономным. Как Микофски тебе и объяснял. Поначалу она будет бледной, прозрачной, хрупкой, но я смогу вдохнуть в нее силы. Я дам ей то, что ей необходимо, чтобы стать сильной, если ей понадобится, то и кровь.

Сара едва дышала. Слезы текли по ее щекам, но она даже не пыталась их утереть.

Тимоти улыбался, сидя напротив нее за поржавевшим садовым столиком.

– Ты знаешь, у меня уже почти получилось, – выдохнул он. – Два раза. Я так напрягся, что добился эктоплазмы. Два образа Лиззи, но слишком несовершенные, слишком хрупкие. Они не выстояли. Растаяли от солнечного света. Меня это не смутило, я знаю, что могу добиться цели. Моя любовь достаточно сильна. Нет необходимости в тысяче людей перед экраном – одного человека достаточно, если у него в сердце настоящая мощь страсти. А у меня она есть, можешь мне поверить. Хотя я и старик, но в этом я как новенький, нетронутый, как в тот день, когда я впервые увидел ее в белом платье перед театром «Сид Грауманн».

– Успокойся, – прошептала Сара. – Ты устал.

– Нет, – уперся старик. – Я просто теряю силы от нервного напряжения. Все эти дни, проведенные перед экраном, спускаются внутрь меня, все глубже и глубже, чтобы отыскать источник. Понимаешь?

– Да, да, – пролепетала девушка.

Ей очень хотелось убежать и в то же время сжать Тизи в объятиях, как очень старого ребенка. Она перестала что-либо понимать.

Больше всего ей не хотелось ему перечить, причинять ему боль, пытаясь вернуть к реальности. Сара понимала, что ей не повезло и она застала его в самый разгар кризиса. Если бы она приехала на полчаса позже, то никогда бы не узнала его тайны.

– Микофски тебе не соврал, – повторил Тим. – Это возможно. Именно поэтому некоторые религии ненавидят образы, даже запрещают любые изображения. Они правы, что боятся. Если пристально и настойчиво смотреть на изображение, можно его оживить. Происходит передача энергии. Это работает для кино, которое собирает колоссальные толпы восхищенных поклонников, то же самое происходит и с живописью, картинами. Любое изображение может ожить. Они питаются нашей страстью, они как вампиры.

– Успокойся, – повторила Сара. – Ты весь вспотел. Тебе плохо.

– Совсем нет, – упрямо возразил старый реквизитор. – Я знаю, что ты считаешь меня сумасшедшим, но я уверен, что я прав. В конце концов мне это удастся. Однажды ты войдешь в этот ангар и увидишь свою мать, сидящую в этом кресле. Свою двадцатипятилетнюю мать, такую, какой она была в «Юдифи из семи замков». Тебе придется помогать мне заботиться о ней, потому что сначала она будет слабой, прозрачной. Хорошо бы, чтобы ты дала ей свою кровь… Просто переливание, понимаешь? Через день, чтобы не слишком изнурять тебя. Ты молода, в прекрасной форме, ты должна выдержать такой ритм. Тогда Лиззи быстро наберется сил, перестанет быть черно-белой. Ее кожа станет розовой, волосы платиновыми, она будет как настоящая. Она будет настоящей, она вернется, она снова будет с нами.

Тизи увлекся и яростно размахивал руками, но потом вдруг от внезапного приступа слабости обмяк у Сары на руках. Он был мокрым от пота, сердце его неистово колотилось. Сара, почувствовав эти беспорядочные скачки, схватила старика в охапку, чтобы доволочь до постели.

– Где твое лекарство? – спросила она. – Если ты не успокоишься, я вызову врача и потребую отвезти тебя в больницу.

– Нет, нет, – запротестовал Тизи. – Не стоит, мне уже лучше.

Он говорил голосом наказанного ребенка. Сара встала на колени у раскладушки и сжала руку старика.

– Я чувствую себя гораздо лучше, – слабо улыбаясь, повторил он. – Все прошло. Видишь, я все еще достаточно крепок. Не волнуйся, она опять будет с нами. Я никогда не говорил с тобой об этом, потому что хотел сделать тебе сюрприз, но теперь ты знаешь и сможешь мне помочь, а? Ты ведь поможешь мне?

– Я тебе помогу, – соврала Сара.

Слезы оставили у нее на щеках соленые следы, и кожа в этих местах натянулась.


Всю ночь она провела у постели старика. Наконец он забылся спокойным сном, а Сара свернулась клубочком в одном из шезлонгов, чтобы присматривать за ним. Где-то в пустыне койоты выли на луну.

15

На следующее утро Тизи проснулся бодрым и свежим. Казалось, он забыл о своих странных откровениях, сделанных накануне. Может, он просто ломал комедию? Сара решила его не расспрашивать.

Она проспала всего два часа и падала от усталости. Проснулась она от кошмара с первыми лучами солнца. Того самого кошмара. Как всегда, когда ее что-нибудь беспокоило, ей снился пожар, языки пламени, лижущие ее живот. Она видела в огне удаляющуюся тень – тень пиромана, личность которого полиции так и не удалось установить. Этой ночью поджигатель обернулся, чтобы помахать ей рукой. В свете луны ей удалось разглядеть его лицо. Это был Рекс Фейнис!

Однако ей не стоит думать сейчас об этой бессмыслице.

Чтобы отвлечься, она поджарила блинчики, приготовила кофе и открыла банку черничного варенья. По радио Бо Дидли выкрикивал навязчивый припев «Моны».

Сара накрыла на стол. Тизи улыбался и, казалось, не замечал ее присутствия. По его виду можно было подумать, что он продолжает телепатический разговор с призраком. Несколько раз он посмотрел на пустой стул и покачал головой, словно там кто-то сидел и отвечал ему.

Может быть, он разговаривал с той, другой, о которой упомянул при появлении Сары?

Огорченная девушка решила, что ей пора отсюда уезжать. Если ей придется ненадолго поместить своего опекуна в специализированную клинику, то понадобятся деньги, много денег. Плата, предложенная Адрианом Уэстом, могла бы решить некоторые ее проблемы. Ей нужны были деньги, причем срочно. И некогда думать о настроении.

Поцеловав старика в щеку и дав ему наставления, она села в пикап. Тимоти Зейн рассеянно помахал ей рукой. Как только Сара завела мотор, он тут же возобновил разговор с невидимым собеседником. Казалось, он счастлив, что его приемная дочь наконец-то уезжает.


Когда Сара пересекла пустыню, она почувствовала нарастающую усталость. Больше всего она боялась заснуть за рулем и съехать в овраг. Каждые полчаса она отхлебывала из термоса черный кофе, который захватила у Тизи. Невероятно горькое питье заставляло ее вздрагивать всем телом. Она решительно ненавидела кофе в любом виде! Уже некоторое время Тимоти забывал покупать чай. Почему? Другая предпочитала кофе?

Когда Сара добралась до места, ей сразу показалось, что там что-то не так. Во-первых, тишина – тяжелая тишина, в то время как воздух должен был вибрировать от шума техники, расчищающей строительный мусор. А во-вторых, ощущение чьего-то недоброжелательного присутствия. Много раз Саре хотелось проверить в зеркало заднего вида, что ее никто не преследует. Проехав проволочное заграждение, она остановилась, заглушила двигатель и вышла из машины. Кричать она не решилась. В тишине пустыни малейший шум становился диковатым. Где-то позвякивала цепь, скрипела жесть. Над головой она услышала шум крыльев грифа.

Присутствие этой птицы подтвердило ее страхи.

Сара сделала три шага в направлении склада. Теперь уже не оставалось сомнений, что за время ее отсутствия случилось несчастье. И тем не менее она не могла оторвать глаз от грузовика, словно что-то приковывало ее к нему. Кто-то наблюдал за ней – она это чувствовала. Враг, прячущийся в холмах.

«Микофски, – подумала она. – Микофски и Гвеннола Маэль».

Она попыталась взять себя в руки, встряхнулась и побежала к ангару. Едва переступив порог, она увидела Тоша и Ван Дика. Парни лежали на спине, их тела были сведены судорогой, лица черны.

Поначалу ей показалось, что их задушили, потом она увидела, что на шее нет никаких отметин. Должно быть, они умерли от удушья. Но рты у обоих, как ни странно, были закрыты. Что-то не сходилось. От удушья люди умирают с широко открытым ртом, пытаясь поймать хоть атом кислорода.

И где Антония? Неужели ее постигла та же участь?

Сара бросилась между всеми этими подъемными механизмами, краном, экскаватором. Она обнаружила подругу распростертой на сиденье бульдозера. Антония дрожала всем телом, взгляд ее был безумен, она была не в состоянии выговорить ни одной связной фразы.

– Что произошло? – закричала Сара, тряся ее за плечи. – Ты меня слышишь? Что тут произошло?

Но Антония только стонала в ответ. Ее зрачки были расширены, из чего Сара заключила, что подруга находится под действием какого-то наркотика.

– Ты курила? – продолжала кричать она. – Принимала что-нибудь? Что? Какую дрянь?

«У нее глюки, – решила Сара. – Что же касается тех двух идиотов, то они, по всей видимости, умерли от передоза».

Ее охватила ярость, и она, не в силах совладать с собой, влепила Антонии пощечину. Эти трое придурков воспользовались ее отсутствием, чтобы словить кайф, вот и все, и это закончилось плачевно. Наверняка они укололись чем-то второсортным, чем-нибудь из тех экспериментальных штучек, что как раз начали входить в моду.

Продолжающиеся стоны подруги выводили Сару из себя, ей приходилось сдерживаться, чтобы не дать той пинка под зад.

Завернув Антонию в одеяло, Сара вернулась рассмотреть трупы. Ощупав их лица кончиками пальцев, она поняла, что рты и ноздри бедняг чем-то склеены. Их замазали тем суперпрочным жидким клеем, который Антония использовала для реставрационных работ. Кто-то, должно быть, немало позабавился, пустив струи клея им в рот и в ноздри, а потом сжав их. Клей застыл секунды за две, и это уже было непоправимо. Тош и Ван Дик почти сразу задохнулись.

«Они спали, когда убийца подошел к ним, – поняла Сара, – и были настолько не в себе, что даже не осознали, что происходит. Они сами подставились. Когда они начали задыхаться, было уже слишком поздно».

Вероятно, это была ужасная агония, но она не испытывала к парням особой жалости.

Она поднялась, дрожа всем телом, вытерла ладони о брюки и подумала: «Похоже на Гвеннолу. Только она настолько безумна, чтобы придумать такую выходку. Микофски не стал бы так поступать. Он бы расстрелял их из винтовки, ему бы не пришло в голову такое извращение».

Да уж, убийство молодых людей походило на выходку ребенка, привыкшего мучить животных.

Сара попыталась успокоится. Ее первой мыслью было бежать к передатчику, чтобы предупредить полицию, но на полдороге она остановилась. Она не могла себе позволить, чтобы сразу же после смерти Джастина Делакура ее имя связали с очередной криминальной историей. На этот раз шериф Каллагер как пить дать посадит ее за решетку, в полной уверенности, что она убила всех троих.

Сара нерешительно направилась к выходу из ангара, чтобы посмотреть, что делается вокруг. Микофски и Гвеннола Маэль наверняка были где-то здесь. Засев в засаде в дюнах, они ждали ее возвращения. Они придут, чтобы закончить начатое и ликвидировать ее.

Решив ни за что не сдаваться, Сара схватила помповое ружье, спрятанное в грузовике, и вставила в магазин патроны. Вооружившись таким образом, она уселась в пляжный шезлонг, наблюдая за пустыней.


* * *


Антония вышла из транса, когда солнце уже садилось. Она была мертвенно-бледна, а налитые кровью глаза придавали ей сходство с дьяволом из низкобюджетного фильма. Для начала ее вырвало. Когда спазмы немного улеглись, Сара умыла ее, заставила выпить стакан воды и описала ситуацию. Антония застонала еще пуще.

– Вот черт! – взорвалась Сара. – Что вы тут устроили? Вам полагалось работать, а вы вместо этого слетели с катушек!

– Это… это все они, – невнятно пробормотала Антония. – Они хотели, чтобы мы все поучаствовали в мистическом эксперименте по расширению границ сознания. У Тоша были с собой мексиканские грибы. Он приготовил их на плитке, потом Ван Дик начал декламировать битниковские стихи. Потом… потом я не знаю. У меня… у меня было ощущение, что мои ноги и руки удлиняются до бесконечности. Я потеряла ощущение времени.

– Пока вы ловили кайф, кто-то вошел в ангар, – закончила Сара. – Наверняка Гвеннола. Вероятно, ей показалось, что будет забавно попробовать на парнях один из твоих клеев. Они были настолько не в себе, что даже не поняли, что она с ними делает.

Антония протестующе подняла руку.

– Нет, – пробормотала она. – Это была не Гвеннола, я бы ее узнала. Я видела ее фильмы, когда была маленькой.

– Ну, значит, Микофски. Огромный лысый мужик, похожий на мясника, с большими усами.

Антония сжала голову руками. На нее было неприятно смотреть, к тому же от нее несло рвотой.

– Нет, – повторила она. – Это была женщина.

– Женщина?

– Да, одетая в белое. Она склонилась надо мной. Забавно, у нее была совсем бледная кожа и серые губы. И седые волосы, хотя она совсем не старая. Я не знаю. Возможно, мне все это померещилось. Наверняка это какая-то картинка из моего бреда.

Сара затаила дыхание.

– Женщина, одетая в белый костюм? – настаивала она.

– Да, – подтвердила Антония. – Она сказала мне что-то вроде: «Вы не питаете никакого уважения. Здесь вы в храме, а ведете себя как свиньи. Уважайте церковь нашего господина». А потом она заговорила о тебе.

– Обо мне?

– Да. Она сказала, что я должна тебе повиноваться, что ты избранная, та, что вернет господина к жизни. Да, именно так. Она добавила, что ты кто-то вроде жрицы. Ну, в общем, глупости в таком роде. Думаю, что я бредила. Она сказала, что пощадит меня на этот раз, потому что тебе нужна помощь, но если в будущем я не исправлюсь, она вернется и займется мной. Она настаивала на том, что я должна тебя защищать, что моя жизнь не имеет никакого значения по сравнению с твоей. Она повторила, что ты избранная. Безумие какое-то, как по-твоему? И откуда это все только взялось в моей голове?

– А что эта женщина сделала потом? – выдохнула Сара.

– Она поднялась и ушла. У нее на боку было что-то странное. Три рубца, из которых сочилась кровь. Но ее кровь была не красной, а черной, как деготь.

Сара резко вскочила, как будто ее ударило током от оголенного провода. Она чуть не закричала: «Заткнись! Что ты болтаешь?» Но промолчала, так как была убеждена, что Антония рассказывает правду.

«Моя мать, – подумала она в полном смятении. – Моя мать вернулась. Или, точнее, ее двойник, ее призрак с пленки. Образ, который Тизи удалось вызвать к жизни силой своего обожания. Она здесь, где-то рядом, бродит в темноте. Она защищает меня, потому что уверена, что я стараюсь сделать все, чтобы Рекс вернулся».

Потом она взяла себя в руки и изо всех сил постаралась отказаться от этого абсурдного объяснения.

«Антония высказала единственный возможный диагноз, – решила Сара. – Она просто бредила. Вот и все».

Однако она была убеждена в этом всего лишь наполовину, так как никогда не рассказывала подруге об ударах ножом, разорвавших платье Лиззи Кац. Этой деталью она не делилась вообще ни с кем. Как в таком случае Антония могла ее придумать?

Не в состоянии принять решение, Сара ограничилась тем, что села, положив ружье на колени и уставившись на запертую на висячий замок дверь ангара, со страхом ожидая того, кто раньше или позже появится из темноты.


Антония наконец вышла из невменяемого состояния, в котором пребывала последние несколько часов. Стуча зубами, она завернулась в одеяло и нерешительно приблизилась к трупам с фиолетовыми лицами.

– Вот черт! – присвистнула она. – Должно быть, чудовищные ощущения. Что будем с ними делать?

– И речи не может идти о том, чтобы предупредить полицию, – заявила Сара. – Шериф запрет нас в камере. Вскрытие покажет, что они принимали наркоту. Остальное можешь себе представить.

Антония покачала головой.

– Они были из тех, кто не сидит на одном месте, – прошептала она. – Бродяги. Сегодня здесь, завтра там. Никто не удивится, что их больше не видно. Если нас спросят, мы скажем, что, получив деньги, они свалили в Мексику за наркотиками. Вот черт! Я не хочу пойти ко дну из-за них. Их убили, использовав мой клей, я уже получила на него патент, но его еще нет в продаже. Это все равно как если бы я расписалась в совершении преступления. Полиция тут же обнаружит связь. Они обвинят меня в том, что я их пришила.

Сара подошла к подруге и обняла ее за плечи.

– Не переживай, – произнесла она. – Мы похороним их завтра на рассвете в ложбине между дюнами. Кто будет искать их в этом забытом Богом месте? Мы в десятках километрах от любого жилья, даже самые заядлые туристы не забредут сюда, тут слишком тухло и страшно.

– Мне страшно, – призналась Антония. – Я слишком легкомысленно ввязалась в эту историю. Меня возбудили все эти легенды о призраках. Сейчас я бы отдала все, что угодно, лишь бы никогда не приезжать сюда.


Они заставили себя поесть, чтобы восстановить силы, держа винтовку на расстоянии вытянутой руки. Хотя дверь ангара была закрыта на висячий замок, безопасности она не гарантировала. Сара решила, что они будут поочередно, по четыре часа, сторожить склад, и пошла спать, потому что была не в состоянии дольше держать глаза открытыми.

В результате она проснулась на рассвете и обнаружила, что Антония заснула во время своей смены.

«Микофски мог бы перерезать нам глотки, – с раздражением подумала она. – На нее совершенно невозможно рассчитывать!»

Она растормошила подругу и заставила ту встать. Выпив по пол-литра черного кофе, они открыли дверь ангара и завели экскаватор. Сара решила, используя роющую технику, выкопать такую глубокую яму, чтобы никто – даже койоты – не смог добраться до трупов.

– Когда мы будем уезжать отсюда, раздолбаем все машины, – объяснила она. – Сомневаюсь, что кто-нибудь захочет их ремонтировать. Мы даже можем взорвать ангар динамитом, чтобы похоронить контейнеры под тоннами жести.

– Да, – согласилась Антония. – Это самое благоразумное решение. Надо стереть это место с лица земли.

– Ветер и песок сделают остальную часть работы, – продолжила Сара. – Им не понадобится много времени, чтобы похоронить склад. Вполне возможно, что через пару лет на этом месте окажется премиленькая дюна.

Они работали три часа без остановки и вырыли настоящий кратер, на дно которого Антония спихнула трупы. Сара тут же завалила их несколькими тоннами земли, песка и камней.

– Ну вот и все, – объявила она, выключая двигатель. – Дело сделано. Если никому не придет в голову открыть здесь казино[9], никто их не найдет.

– А теперь, – пробормотала Антония со смущенным видом, – что мы будем делать?

– Как можно быстрее откроем остальные контейнеры, – решила Сара. – И как только нам попадется этот чертов магнитофон, мы смотаем удочки. Ты согласна?

– Обеими руками за!


Два следующих дня они вкалывали изо всех сил. Без парней справляться стало труднее. Девушки мало разговаривали и подскакивали от малейшего шума. По обоюдному согласию они старались как можно меньше выходить из ангара. И все же им приходилось время от времени решаться на это, когда от строительной пыли становилось невозможно дышать.

Они открыли второй контейнер, затем третий. Пока ничего интересного обнаружить не удалось. Антония много времени тратила на то, чтобы соединить с помощью своего волшебного клея осколки разбитых статуй. Сара чуть было не сказала ей, что эта работа абсолютно бесполезна, что Адриана Уэста не интересует ничего, кроме пресловутого магнитофона, но сдержалась, догадавшись, что для подруги эта работа – нечто вроде трудотерапии.

Пронзительные крики грифов в конце концов привлекли внимание Сары. До этого они никогда не были такими шумными. Может, учуяли трупы, погребенные в дюнах? В любом случае они не смогут до них добраться.

– Они сведут меня с ума! – заорала Антония. – Пальни по ним из своей винтовки, может, это заставит их заткнуться!

Сара вышла на порог ангара и уставилась в небо.

– Они крутятся совсем не над тем местом, где мы похоронили парней, – объявила она. – Кажется, они зависли над бывшей деревней геологов, за большой дюной. Мне хочется пойти посмотреть, что там творится. Пойдешь со мной?

– Конечно, нет! – запротестовала Антония. – Я никуда отсюда не выйду. Не хочу попасть в объятия сумасшедших, которые рыщут вокруг!

Сара схватила винтовку. Конечно, Антония была права, но ей все равно хотелось знать.

– Эй! – заорала подруга, увидев, что Сара удаляется от ангара. – Куда ты идешь? Вот черт! Вернись, не оставляй меня одну!

Сара притворилась, что не слышит, и вскоре ругательства сменились настойчивыми просьбами. Она не обратила на них внимания, чутье подсказывало ей, что нужно посмотреть, что там происходит.

Прижав к бедру ружье двенадцатого калибра, она обошла гору песка и двинулась по главной улице призрачной деревни. Ветер кидал ей под ноги колючие кустики. Сара тут же заметила грифов, сидящих на крыше салуна. Завидев ее, они закричали еще пуще и замахали крыльями, словно пытаясь не пустить внутрь.

«Они пытаются защитить свой бифштекс, – подумала Сара. – Значит, они нашли что поклевать».

Она замахнулась на хищников ружьем, и они, вытянув шеи, отступили. Но так как они продолжали загораживать ей дорогу, Сара решила выстрелить в воздух. Птицы улетели, громко хлопая крыльями.

Сара воспользовалась краткой передышкой и вошла в салун.

Она сразу увидела Микофски. Он лежал на спине с широко раскрытыми глазами и дыркой в груди. Птицы уже начали клевать ему нос и усы.

Сара приблизилась. Рядом с баром она обнаружила рюкзак, плитку и котелок. Профессор был убит выстрелом прямо в сердце. Он умер, сжимая в правой руке военный бинокль.

«Это Гвеннола его убила, – подумала Сара. – Но почему?»

Может, между двумя чокнутыми вспыхнула ссора? Или у карлицы случилась очередная галлюцинация и она выстрелила в Микофски, потому что на секунду ей померещилось, что перед ней Рекс Фейнис?

Сара опустилась на колени, чтобы проверить, нет ли в рюкзаке документов, касающихся ее. Затем она обыскала карманы трупа и вытащила бумажник. Если его кто-нибудь найдет, то примет за обычного туриста, ставшего жертвой банды мотоциклистов.

Она вышла из салуна, чтобы грифы могли закончить свое кровавое дело. Она предпочла бы, чтобы Микофски невозможно было опознать.

Оказавшись на улице, Сара подхватила ружье, из которого стреляла, чтобы напугать птиц. Она решила ничего не говорить Антонии – незачем пугать ее еще больше.

«Если она свалит, мне придется продолжать работу одной, – подумала Сара. – Об этом не может быть и речи».

– Ну что там? – взволнованно спросила Антония, когда Сара вернулась в ангар. – В кого ты стреляла?

– В грифов, – соврала Сара. – Они пытались на меня наброситься. Они лакомились дохлым койотом и решили, что я пришла отобрать у них добычу. Мерзкие твари!

– Ты испугалась, – заключила Антония. – Ты совсем бледная.

– Да, в какой-то момент мне показалось, что они выклюют мне глаза, и я запаниковала.

Чтобы закончить этот разговор, она схватила бутылку бурбона и наполнила две чашки.

– Ну ладно, – выдохнула она, одним глотком осушив свою порцию. – Давай заканчивать, меня все достало.

Они впряглись в работу, перебирая строительный мусор и осколки. Особые трудности доставляли балки. Шли дни, и разрушенный дом Рекса Фейниса превратился в каменистую насыпь вокруг сарая, из которой они регулярно извлекали тысячи предметов обихода: костюмы, обувь, телефоны, книги, разбитые флаконы. В третьем контейнере обнаружилось штук тридцать искореженных рапир. Сара предположила, что это трофеи, которые Рекс забирал у жертв ночных дуэлей. Она осмотрела шпаги. На большинстве из них были выгравированы имена – очевидно, бывших владельцев. Многие оказались испанскими.

«Мексиканские каскадеры, – догадалась она. – Те, кого Рекс заманивал десятью тысячами долларов награды и убивал ночью в лунном свете, в своем саду с кактусами».

Тридцать рапир. Немало дуэлей – и столько же трупов.

– Это становится все более и более омерзительным, – прокомментировала Антония. – С этим надо заканчивать как можно быстрее. Как только я получу бабки, слиняю в Канаду, подальше от Адриана Уэста. Буду под чужим именем заниматься реставрацией предметов искусства. Тебе советую поступить так же. С Калифорнией для нас покончено, здесь мы никогда не будем в безопасности.

Сара согласилась. Сознание того, что Гвеннола рыщет где-то поблизости, не добавляло ей энтузиазма. Одному Богу известно, что карлица могла еще придумать в приступе очередного безумия.


На следующий день они вскрыли четвертый цилиндр. Теперь они даже не пытались выудить предметы из мусора. Их интересовал магнитофон, и ничего больше.

Обе они были невообразимо грязными, покрытыми коркой из пота и пыли, со слипшимися волосами и в одежде, стоящей колом. Они стали похожи на выживших после бомбардировки.

Во время полуденного перерыва, когда Антония прикорнула, сморенная усталостью, Сара вышла из ангара покурить. Когда она подносила зажигалку к сигарете, то в колебании жаркого воздуха увидела у подножия дюны фигурку женщины, одетой в белый костюм. Ее длинные седые волосы развевались на ветру, три поперечные черные отметины запачкали ее левый бок.

Сара затаила дыхание, боясь пошевелиться. Солнечный свет был таким ярким, что ей пришлось прикрыть веки, чтобы его вынести. На секунду она подумала, что стоит сходить к грузовику за биноклем, но создание в белом костюме помахало ей рукой и повернулось спиной так быстро, что Сара не успела и глазом моргнуть. Через секунду призрак исчез в вихре песка.

«Ничего страшного, – успокаивала себя Сара, но кровь стучала у нее в висках. – Всего лишь мираж. Просто мираж».

Через два часа она нашла магнитофон.


Столь желанный предмет появился из пыли, когда сдвинулся ковш экскаватора. Антония испустила сдавленный крик, через секунду Сара последовала ее примеру. Обе бросились к нему, карабкаясь по горе мусора и рискуя переломать ноги.

Это действительно был «Филко», описанный Адрианом Уэстом. Несмотря на покрывавшие его пыль и царапины, он оказался абсолютно целым. Антония поспешила вытереть его тряпочкой. Две огромные бобины оказались на месте, лента зажата между магнитными головками.

– Это просто чудо! – воскликнула Антония. – Он в прекрасном состоянии! Лампы наверняка разбиты, но их легко починить. Главное – это лента. Ни сжевана, ни порвана – она такая, как была в то мгновение, когда от землетрясения вырубилось электричество. Полагаю, здесь около двух часов записи.

Да, это действительно чудо, подумала Сара, но стоит ли так радоваться? Может, было бы лучше, превратись магнитофон вместе с бобинами в труху под обломками дома? Таким образом дело было бы закрыто навсегда.

Антония, не выдержав, разрыдалась. Слезы проложили странные темные дорожки на ее лице, припудренном пылью.

– Закончили, – пробормотала она. – Упаковываем его и линяем, да? Мы ведь уезжаем?

– Да-да, – подтвердила Сара. – Мы закончили.

С сотней предосторожностей они подняли магнитофон, словно раненого ребенка. Он оказался довольно тяжелым из-за ламповой системы улучшения звука, типичной для эпохи, предшествовавшей изобретению транзистора. Медленно-медленно, стараясь не потерять равновесия, они спустились с горы мусора.

Добравшись до низа, Сара чуть не уронила «Филко». Она увидела что-то торчащее из горы мусора. Это была рука. Человеческая рука.

– Положи магнитофон, – велела она Антонии. – Здесь что-то не так.

Она не хотела, чтобы ее подруга дернулась и уронила на пол реликвию, ради которой они столько вкалывали.

– Что? – нетерпеливо проговорила Антония, ставя магнитофон. – Что еще?

Она посмотрела туда же, куда Сара, и застонала.

– Может, это статуя? – неуверенно предположила она. – Помнишь, мы уже пару раз так накололись.

Но Сара не поверила. Схватив совок, она начала копать. Рука казалась мумифицированной от времени и сухости. Так происходило со всеми трупами, спрятанными в пустыне.

Ловко орудуя совком, Сара разгребла мусор. Наконец появилось все тело. Это оказалась женщина невысокого роста, миниатюрная, почти подросток. Голая девушка, свернувшаяся калачиком. Несмотря на пыль, которая покрывала ее всю, Саре стало очевидно, что она была блондинкой. Ее убили тремя ударами ножа в левый бок, нанесенными с невероятной силой. Параллельные порезы напоминали огромные петлицы, сделанные на кожаной одежде.

Антонию била крупная дрожь, зубы у нее стучали.

Сара опустилась на колени рядом с трофеем. Незнакомка была убита так же, как ее мать, Лиззи Кац, однако удары, нанесенные с большей яростью, не позволили ей сбежать из Дома шепотов.

– Кто это? – прохрипела Антония.

– Понятия не имею, – призналась Сара. – Полагаю, одна из жертв Рекса Фейниса. Наверняка есть и другие. Она тут уже целую вечность. Вероятно, Рекс замуровал ее в потайной нише, а землетрясение освободило.

Она склонилась над трупом и увидела на пергаментной шее цепочку с крестильным медальоном. Сара подхватила его двумя пальцами. На лицевой стороне она увидела Мадонну с младенцем, выполненную в неповторимом стиле славянских икон. На другой стороне была надпись.

Сара нахмурилась и прочла: «Настасья Ковак, 1918».

Она оцепенела от изумления.

Настасья Ковак?

16

Антония нервно потеребила свою рыжую шевелюру и сказала:

– Если это тело Настасьи Ковак, то кто другая, та, с которой ты встречалась? Экономка Гвен…

Сара бессильно покачала головой. У нее не было ни малейшей идеи на этот счет.

– Понятия не имею, – призналась она. – Похоже, мной манипулировали. Я начинаю терять ориентиры.

– Ладно, потом подумаем, – перебила Антония. – Надо спрятать труп и сматывать удочки. Теперь у нас есть магнитофон, мы можем забрать деньги и сделать ноги. Я не останусь здесь ни на час, тут слишком много трупов.

Сара разделяла ее мнение. В любом случае у них не было другого выхода. Они не могли предупредить полицию, имея на руках трупы Тоша, Ван Дика и Микофски. Лучше уйти на цыпочках, по возможности заметая следы, и начать новую жизнь за границей. Деньги, обещанные Адрианом Уэстом, позволяли спокойно планировать бегство.

– Мы ее закопаем, как и парней, – прошептала Сара. – Потом закроем контейнер, который не успели инвентаризировать, приварим крышку паяльником. Я не хочу других неприятных сюрпризов. Эта девушка, возможно, всего лишь первая из длинного списка.

Несмотря на чудовищную жару, подруги действовали слаженно, чтобы как можно быстрее попасть в Лос-Анджелес. Все равно им придется вернутся, хотя бы затем, чтобы забрать грузовики и замести следы своего присутствия.

«Я испорчу все подъемные механизмы, а также блок питания, – мысленно твердила Сара. – Песчаные бури придадут всему этому вид хлама, который оттолкнет любопытных. Если немного повезет, никто не появится тут еще лет пятьдесят».

Закончив работу могильщиков, девушки заперли ангар, запрыгнули в один из пикапов и понеслись прочь.

Они ехали в молчании, терзаемые страхом. Теперь они были людьми вне закона, втянутыми в такую сложную историю, что ни один адвокат не взялся бы их спасти. Сара не переставала думать о настоящей Настасье Ковак, той, чьи останки они только что похоронили под тремя тоннами песка и камней.

Кто же тогда женщина, которая присвоила себе ее имя, эта якобы экономка, чье хныканье Саре пришлось выслушать в тот день, когда она расспрашивала Гвеннолу?


Когда они въехали в Лос-Анджелес, первой заботой Сары было найти место, где можно было бы арендовать сейф, чтобы оставить там магнитофон. Дурное предчувствие подсказывало, чтобы спрятать его надо в надежном месте, и как можно быстрее. Антонии не понравилась поспешность подруги.

– Мы могли бы прослушать пленку, – наугад предложила она. – Сделать с нее копию. Неизвестно еще, может, это нам пригодится. В конце концов, вдруг там записан номер счета в Швейцарии или на Каймановых островах и секретный код, чтобы получить к нему доступ?

Сара была непреклонна. Хотя она не хотела даже самой себе признаться в том, что боится, прослушав запись, запустить необратимый процесс. Спровоцировать катастрофу, которая убьет их обеих. Предупреждения Микофски до сих пор звучали у нее в голове. Ведь он говорил, что дух Рекса Фейнис живет на пленке, что он стал пленником молекул феррита, которые должны улавливать звук? Микофски убеждал ее, что, прослушав запись, она рискует освободить эту демоническую энергию – примерно так же, как запускают музыку, записанную на виниловой пластинке.

Конечно, при дневном свете все эти гипотезы казались столь же нелепыми, сколь и невероятными, но Сару парализовало нечто вроде суеверного страха, который мешал ей воспринимать магнитофон как обычную машину с лампами и проводами. Она уже почти готова была увидеть в нем чудовищного идола, усмехающуюся статую.

Она арендовала сейф, заперла в нем «Филко» и отвезла Антонию к ее дому.

– Что ты собираешься делать? – заволновалась та. – Я чувствую, что ты собираешься совершить какую-то ужасную глупость. Считаешь, что нам мало всего того, что произошло за последние несколько дней?

– Мне надо узнать, что за женщина выдает себя за Настасью Ковак, – ответила Сара. – Полагаю, ты не хочешь поехать со мной?

Антония отпрянула, как будто ей предложили нырнуть в котел локомотива.

– Нет, – пролепетала она. – И тебе советую от этого воздержаться. В конце концов, не наплевать ли тебе на это? Завтра мы отвезем магнитофон папаше Уэсту и слиняем в Канаду. Эта история выше нашего разумения, и если ты будешь продолжать копаться в этом дерьме, то не выберешься отсюда живой. Ты моя единственная подруга, а мне не хочется оказаться за границей совсем одной.

Сара пожала плечами, чмокнула ее в щеку и завела машину. Она не в состоянии была выбросить из головы эту историю, не поняв ее до самого конца.

Через час она остановилась у сказочного замка Гвеннолы Маэль. Вокруг поместья, находившегося в глубине каньона, не было других строений, поэтому Сара решила войти без предупреждения, перебравшись через стену. Ничего сложного – достаточно было взобраться на крышу грузовика, и она оказалась на верху ограды.

Она не забыла прихватить с собой ящик с инструментами. Соскользнуть со стены с другой стороны не составило никакого труда.

Дом был пустым, все окна темными. Проникнуть туда несложно. Сара, вооружившись ломиком, вскрыла стеклянную дверь на первом этаже меньше чем за минуту. Она знала, что в доме нет сигнализации, а потому не боялась, что ей помешают полицейские. В любом случае в этом тоскливом жилище нечего было красть, разве что сувениры Гвеннолы Маэль.

Оказавшись в холле, Сара попыталась сориентироваться. Она твердо решила обыскать здание от подвала до крыши. На этот раз она не ограничится парой-тройкой выдвинутых ящиков!

Она поднялась на первый этаж. В свете заходящего солнца спальни и коридоры казались фантастическими. Бесконечные игрушки с лицом Гвеннолы в конце концов начали сводить ее с ума.

Действуя наугад, Сара наконец нашла дорогу, которой она шла во время своего первого визита. Извилистые коридоры вели в будуар, где ее заставили раздеться. Там она наткнулась на запертую дверь, за ней располагалась игровая, где Гвеннола, усевшись на дешевый трон и спрятав постаревшее лицо за тюлевой занавеской, принимала ее.

Не колеблясь, Сара схватилась за лом, чтобы открыть дверь, и замерла на пороге, внимательно разглядывая комнату.

Так же горел маленький голубоватый ночник, а Гвеннола лежала на троне опереточной принцессы со свернутой шеей.

«Я пришла слишком поздно, – решила Сара. – Экономка ее убила. Я так и думала».

В полутьме она двинулась вперед, сжимая в руке лом, готовая к любым неожиданностям.

За полупрозрачным занавесом виднелась фигурка «маленькой девочки», шея которой была изогнута под невероятным углом, руки и ноги свисали, словно сами по себе, как у сломанной куклы. Создавалось впечатление, что какой-то безумец проехался по ней катком, не оставив ни одной целой косточки.

Сара с трудом сглотнула и отвела занавеску. Ее будто ударили под дых. Теперь она знала, почему Гвеннола Маэль казалась похожей на марионетку. Она и была ею!

Девочка, сидевшая в королевском кресле с позолотой, оказалась куклой в человеческий рост, марионеткой с восковым лицом, исполненным с потрясающим реализмом.

Сара в ужасе отвернулась от трона. В спинке стула была прорезана дырка, чтобы куклой можно было управлять. Достаточно было просунуть туда руки, чтобы заставить ее двигаться по своему разумению. Немножко сноровки – и, дергая за нитки и веревки, можно было заставить руки и пальцы шевелиться, придавая кукле видимость жизни.

Сара вспомнила, как она была смущена невротическими жестами Гвен во время их встречи. Теперь она понимала причину этих подергиваний.

«Ею управляла экономка, – подумала девушка. – Она стояла на коленях за креслом и изображала голосок маленькой девочки. Полутьма и тюлевая занавеска не позволили мне раскрыть ее игру».

Сара выругалась сквозь зубы. Она чувствовала себя униженной из-за того, что позволила так водить себя за нос. В оправдание приходилось признать, что восковая маска оказалась невероятно реалистичной. Настоящее произведение искусства – волосок к волоску, ресничка к ресничке.

«Вот почему меня заставили выполнять все эти нелепые желания, – внезапно припомнила Сара. – Экономка заставила меня раздеться, потому что ей нужно было несколько минут, чтобы спуститься вниз после встречи. Она использовала время, пока я одевалась, чтобы спуститься по потайной лестнице. Поэтому когда я оказалась внизу, она ждала меня, словно так там и просидела все это время. Неплохо придумано. Настоящий фокус».

Осталась одна проблема: где же настоящая Гвеннола Маэль?

«Она наверняка ее убила, – подумала Сара. – Как Тоша, Ван Дика и Микофски. Я уверена, что она последовала за нами в пустыню. Это ее я видела там в белом костюме. И опять же именно она прогуливалась под моими окнами переодетая в Лейк Финест. Она сумасшедшая».

Охваченная яростью, Сара решила внимательно осмотреть смежные комнаты. В комнате, похожей на спальню экономки, она обнаружила гардеробную, переделанную в гримерку. Там находилось невероятное количество седых и черных париков, нацепленных на гипсовые головы. Каждый муляж изображал умершую знаменитость. На столе перед зеркалом, окруженным электрическими лампочками, были расставлены помады, румяна, тени. Все серое и черное!

Парик Лейк Финест с завитками на лбу был тут же, рядом с коробочкой, полной фальшивых родинок.

В дальнем углу комнаты стояла вешалка с одеждой – только черного и серого цветов.

Сара вздохнула с облегчением, разгадав тайну целлулоидных призраков.

Накладные подбородки, щеки, носы должны были дополнять иллюзию. Настоящее профессиональное оборудование киношного гримера. Оно призвано было не просто сделать человека более красивым, но сотворить из него кого-то другого, преобразить его как по мановению волшебной палочки. Так это именно здесь экономка наряжалась в Лейк Финест или Лиззи Кац! Это не были призраки или черная магия – всего лишь безумная женщина, примеривающая разные образы. Преступница, заплутавшая в изгибах своих сумасшедших фантазий.

Шум, донесшийся с первого этажа, заставил Сару вскочить. Сжимая лом, она вышла из комнатушки в коридор – в ее планы не входило сбегать или прятаться, она хотела добиться правды.

В конце коридора появился силуэт экономки. В руке она держала небольшую винтовку – наверняка оружие, сделанное специально для девочки.

«"Винчестер", подаренный Дьюком, конечно же!» – подумала Сара.

– Ах, вы здесь, – произнесла блондинка, подняв брови. – Я должна была бы догадаться. Вы хитрая, именно поэтому Уэст и нанял вас.

Она казалась уставшей, пыльная одежда говорила о том, что последние дни она провела в тяжелых условиях. Видимо, она торопилась, снимая грим, и на губах остались следы серой помады.

– Я спасла вам жизнь, – напрямик заявила она, чтобы не выслушивать обвинений. – Микофски готов был вас убить. Он уже держал вас на мушке. Я убила его в ту секунду, когда он собирался нажать на курок.

– А парней? – спросила Сара. – Они что, тоже хотели меня убить?

Экономка скривилась от отвращения.

– Нет, – ответила она. – Но для этих скотов не было ничего святого. Ангар – это священное место, а они осквернили его, трахаясь, как кролики. Как вы могли общаться с этими подонками?

Она говорила спокойно, словно речь шла о ничего не значащих деталях.

– А зачем все эти переодевания? – спросила Сара. – Моя мать, Лейк Финест… Вы надеялись, что я умру от страха?

– Вовсе нет, это способ вызывать духов, вот и все. Заставить их воплотиться. Принимая их образ, ты подчиняешь их себе. Я стала вашей матерью, потому что решила, что она лучше всех сможет присмотреть за вами. Еще я подумала, что ее вид вас ободрит. Я сделала это, чтобы доставить вам удовольствие, я проявила чуткость, разве нет?

«Она безумна, – решила Сара. – Безумна и опасна. Не пытайся ей противоречить, не забывай, что она вооружена и уже убила троих!»

– Вы знаете, – продолжала настаивать блондинка, – в магии этот способ используется довольно часто. Люди из примитивных племен переодеваются во львов, чтобы обрести силу этого животного. Мой метод построен на той же логике. Лиззи Кац и Лейк Финест умерли, но мы все еще можем их «призвать», потому что, как и все духи, они обладают реальной властью. Без их поддержки я бы не выжила во время этой ужасной экспедиции в пустыню, я бы умерла от солнечного удара на второй же день. Человек становится гораздо сильнее, когда в нем живет дух. Лиззи дала мне смелость убить Микофски. Это она нажала на курок – я бы никогда не смогла, я слишком боязлива. Настоящая белая мышь!

– Ну ладно, предположим, – сказала Сара. – Лично я ничего не понимаю в этих историях про духов. Но у меня другой вопрос: что вы сделали с Гвеннолой Маэль?

Искорка веселья промелькнула в глазах экономки. Она фыркнула от смеха, как маленькая девочка, и произнесла:

– Так вы не догадались? Гвеннола Маэль – это я.

Сара отступила на пару шагов.

– Вы? – пролепетала она. – Но вы…

– Женщина? Взрослая? – закончила экономка. – Да, увы. Я наверстала упущенное, согласно проклятию, наложенному на всех нас. Когда Рекс умер, я начала расти. Его сила больше не защищала меня, и мое тело вырвалось на свободу. Пока Рекс был жив, все железы, отвечающие за рост, спали. Рекс обладал огромной властью, вы знаете? Он повелевал телом и духом, был настоящим шаманом. К сожалению, чары, которые мешали мне расти, с его смертью испарились. В одночасье я стала такой, как все. Время нагнало меня, заставило подчиниться своим законам. Я росла, росла быстрее, чем обычные дети, словно для того, чтобы наверстать все те годы, что жульничала. За полгода мое тело полностью изменилось, я превратилась в прыщавую жердь. Моя карьера закончилась. Принцесса с глазами-незабудками превратилась в некрасивую девочку-подростка, плоскую, как доска. Если бы Рекс не погиб вовремя землетрясения, ничего бы этого не произошло. Я бы на всю жизнь осталась маленькой девочкой.

– Но я думала, что вас это угнетает, – произнесла Сара. – Вы мне говорили, что…

– Я вам наврала, – отрезала Гвен. – Я играла роль чудовищной карлицы, девочки-женщины, потому что это согласуется с легендой, придуманной журналистами. Я продемонстрировала вам то, что вы ожидали увидеть, разве нет? Это вызвало у вас отвращение. Именно этого я и добивалась. Я не хотела, чтобы вы путались у меня под ногами…

– Но в тот день, вспомните, вы пытались настроить меня против Рекса, – настаивала Сара. – Вы рисковали, ведь я могла испугаться и все бросить.

Лицо Гвеннолы Маэль скривилось от нервного тика.

– Да, это правда, – признала она. – Это была другая. Иногда она говорит моими губами. Она произносит безумные вещи.

– Какая другая?

– Гвен прошлых лет, когда я была еще маленькой девочкой. Она продолжает жить во мне, как призрак. Она отравляет мои мысли. Она отказалась взрослеть. Мой мозг остался все тем же, вы понимаете? Изменилось тело, но не интеллект. Плоть меня предала, но в сердце, в голове я осталась двенадцатилетней девочкой. Во мне живут два существа. Женщина-тело с неудобными органами и маленькая девочка-мозг, обреченная жить в этой нелепой оболочке, которая постоянно разрушается и стареет. Иногда им трудно уживаться. Они ненавидят друг друга. Женщина-тело хочет иметь мозг, который позволил бы ей общаться со взрослыми своего возраста, завести любовников, детей. Девочка-мозг громко требует, чтобы ей вернули ее тело ребенка, игрушки и конфеты. Между ними постоянно идет война. Поэтому моими устами говорит то одна, то другая. Я не в состоянии это контролировать. Они ненавидят друг друга, каждая старается доказать свою правоту, навязать свою точку зрения. Если в тот день я сказала что-то дурное про Рекса, то против своей воли. Это говорила женщина-тело, а не настоящая Гвеннола. Настоящая защищала вас от врагов, чтобы вы могли найти магнитофон, на котором записан дух Рекса. Вы это знаете…

– Да, Микофски мне говорил об этом.

Сара не знала, как себя вести. За пять минут голос Гвеннолы изменился от тембра взрослой женщины до пронзительного девчоночьего визга. Сару напугала такая перемена, потому что это было похоже не на имитацию, а на то, что невероятно пластичные голосовые связки Гвеннолы Маэль изменяются в ту или иную сторону.

– Адриан Уэст включит магнитофон, – детским голоском объясняла Гвеннола. – Магнитофонная лента, соприкоснувшись с головками звука, освободит энергию, которая на ней записана, и все начнется снова. Рекс возродится из пепла, он снова обретет свою силу и наградит нас, дав каждому то, чего мы больше всего хотим. Я обрету тело двенадцатилетней девочки, вы избавитесь от своих шрамов, а Уэст снова станет ходить. Как же давно я этого жду! Все эти печальные годы будут забыты – и для меня, и для вас! Вы понимаете, что стоит на кону?

– Да… Мне кажется, да.

– Я снова начну карьеру, с того места, на котором она прервалась. А вы больше не будете страшилищем. Мы все выиграем от возрождения Рекса. Вот почему я должна защищать вас от врагов.

– Спасибо, – промямлила Сара, приходя в еще большее смятение. – Но зачем было убивать Настасью Ковак? Она была вашей гримершей, преданной вам всей душой, разве нет?

Гвен раздраженно пожала плечами, словно Сара говорила какие-то глупости.

– Настасье было шестнадцать лет, когда мне было одиннадцать, – процедила она. – Она была эмигранткой, кажется, из Польши. Без семьи. Очень способная во всем, что касалось грима и косметики. Я очень многому у нее научилась. Она могла загримировать любого человека под кого угодно и была до смерти влюблена в Рекса. Мы совершили ошибку. Так как она все время мешалась у нас под ногами, мы в конце концов решили, что она одна из наших. Но это было не так. Она ничего не поняла из того, что происходило вокруг. Однажды она увидела, как Рекс замуровывает труп мексиканского фехтовальщика в подвале дома. Она начала кричать, рвать на себе волосы как безумная. Это из-за ее религии, она была католичкой. И у нее были принципы. Вы можете себе представить – принципы в Голливуде! Она собиралась сообщить в полицию. Рексу пришлось ее нейтрализовать. Эта идиотка не оставила ему выбора. Он заколол ее, выпил ее кровь и немедленно замуровал в стене.

– Погодите-ка, – икнула Сара, чувствуя подступающую тошноту. – Рекс выпил ее кровь?

– Конечно, ему же приходилось поддерживать свои силы. Если в неделю он не выпивал достаточного количества крови, то становился прозрачным, как фотопленка.

– Вы говорите о нем так, словно он один из тех целлулоидных призраков, о которых рассказывал Микофски!

– Именно так! Рекс был привидением из желатина, это правда. Микофски обо всем догадался, именно поэтому он стал опасен. Когда я познакомилась с Рексом Фейнисом, актер из плоти и крови, носивший это имя, был давно мертв, убит собственным двойником. Я общалась только с его наследником, его призраком, и мне с ним было хорошо. Только ожившие изображения, напитанные энергией, обладают такой потрясающей властью. Настоящий Рекс никогда бы не смог мне помочь – это был такой же обычный человек, как и все остальные. Простой смертный, обреченный на старость, болезни, смерть. А его двойник мог совершать чудеса.

– А почему вы взяли имя Настасьи? – настойчиво допытывалась Сара. – Это было не опасно?

– Нет, у Настасьи не было ни родственников, ни друзей, – спокойно ответила Гвеннола. – Когда она исчезла, никто не заметил. Секретарь Рекса продолжал переводить ей фиктивную зарплату, платить за нее налоги и профсоюзные взносы. Она все еще числится живой, даже сегодня. Когда я стала взрослой женщиной, то поняла, что проще быть Настасьей Ковак, чем Гвеннолой Маэль. Настасья была никому не известным человеком, женщиной из толпы, это было удобно. На нее не смотрели как на чудовище, когда она произносила свое имя. Я привыкла к ней. Благодаря этой уловке я перестала быть ярмарочным уродом, люди уже не кричали: «О! Как вы выросли! Так жаль, вы были такой хорошенькой девочкой!» Мне надоело выслушивать такие глупости.

Сара покачала головой.

– Понимаю, – медленно произнесла она.

– Все эти последние годы Настасья была моим двойником, – продолжала Гвеннола. – Я принимала ее личину каждый раз, когда выходила в реальный мир. Это была удобная одежда, мне по размеру. К счастью, скоро это уже не понадобится. Рекс вернется, и мы будем жить как раньше, до катастрофы. Он снова отстроит Дом шепотов и станет оберегать меня. Он будет моим агентом или даже продюсером! Он поставит мои фильмы. Это будет чудесно. Принцесса с глазами-незабудками снова станет идолом всех детей.

– И на какие же это деньги он провернет все это? – выдохнула Сара, раздраженная детским голоском белокурой женщины.

– Конечно, с помощью своих сокровищ! – расхохоталась Гвен. – Рекс припрятал кучу денег. Целое состояние, которое он выудил у звезд, совершивших «самоубийство».

– Так это тоже правда? – невнятно пробормотала Сара.

– Ну конечно! – заверила ее Гвеннола. – Рекс заставлял платить кучу денег всех этих трусов, этих воробышков, которые не хотели ничего другого, кроме как покончить с жизнью, но у них не хватало пороху. Он убивал их целыми стаями по всему миру, маскируя казни под несчастные случаи или смерть от передозировки. После его гибели секретарю пришлось спрятать эту кубышку в ожидании возвращения хозяина.

Сара нахмурилась.

– Многие рассказывали мне об этом загадочном секретаре, – сказала она. – Но никто не знает даже его имени. Вы близко с ним сталкивались, ведь вы же тесно общались с Рексом. Что он собой представлял? Он еще жив?

Гвеннола улыбнулась.

– Да, – ответила она. – Но я никогда не знала его настоящего имени. Между собой мы называли его Бампером, потому что он всегда вставал между Рексом и занудами, которые его преследовали. У меня есть фото, где мы сняты втроем. Я вам его сейчас покажу, я им очень дорожу, это самые чудесные мои воспоминания. Пойдемте, оно в моей комнате.

Сара последовала за ней. Гвеннола свернула в коридор, ведущий в спальню. Порывшись в чемодане, где царил настоящий хаос, она поднялась, победно потрясая серебряной рамкой.

– Держите, – объявила она. – Призрак счастливой жизни. Фотография снята на террасе виллы, прямо над садом с кактусами.

Сара схватила фотографию. На ней была изображена Гвеннола в возрасте двенадцати лет, уцепившаяся за руку Рекса Фейниса, стоящего в белом льняном костюме. Оба улыбались, глядя друг другу в глаза, словно двое влюбленных. Третий человек, затянутый в скучный серый костюм, держался в тени.

– Бампер! – бросила Гвеннола. – Это он, вон там!

Сара подумала, что сейчас упадет в обморок.

Бампер оказался Тимоти Зейном. Тизи. Ее опекуном.

17

Несмотря на необычайную молодость, Тизи легко было узнать по его улыбке своего парня, вечного приятеля, готового всегда пожертвовать собой. В конце концов, время не сильно изменило его, и Сара не могла отрицать очевидного. Ее колени подогнулись, ей пришлось опереться на спинку стула. Гвен не обратила на это ни малейшего внимания.

– Бампер… – продолжала она, погруженная в созерцание фотографии. – Мне он нравился. Он был предан, как собака. Я забавлялась, обращаясь с ним, как с одним из этих мальчиков-индусов, которые кишели вокруг махараджей. Он был готов исполнить мой малейший каприз. Я могла потребовать от него чего угодно.

Сара собрала всю свою смелость и спросила:

– Он знал об убийствах?

– Конечно, – ответила Гвеннола. – Он приглашал девушек, каскадеров, короче, весь персонал. Он организовывал все эти самоубийства согласно записям, которые оставлял ему Рекс. Он был незаметным и энергичным. Когда ритуал заканчивался, он избавлялся от трупов – по большей части замуровывал их в подвале виллы, где Рекс потребовал устроить вертикальные ниши.

Теперь Сара еле сдерживалась, чтобы не заорать. Ей хотелось, чтобы Гвен заткнулась.

«Я могла бы ее убить, – внезапно подумала она с холодным ужасом. – Проломить ей череп, например, вот этим подсвечником».

Никогда она не чувствовала, что так близка к преступлению. Сара поняла, что ей надо подняться и уйти, прежде чем произойдет непоправимое. Но вместо этого она прошептала:

– А что с ним стало потом, после смерти Рекса?

Гвеннола Маэль пожала плечами.

– Я не знаю, – рассеянно сказала она. – Мы виделись еще некоторое время, чтобы поговорить о Рексе. Я тогда совершенно растерялась, не представляла, что со мной будет. Я начала расти, и это было ужасно. Каждый месяц мне приходилось покупать новую обувь. Мои ноги росли не переставая. Я помню, я без конца их измеряла. Бампер меня утешал, по крайней мере пытался. Он говорил мне, что благодаря вложениям Рекса я не буду ни в чем нуждаться. Он устроил меня здесь и нанял мне слуг – мексиканцев без документов, которых я могла выгнать пинком под зад, когда они начинали меня раздражать. А потом он стал приходить ко мне все реже и реже. Он признался, что ему приходится быть осторожным, скрываться. Он сменил имя, но уверял, что постоянно присматривает за мной. Рекс дал ему последнее задание. Что-то очень важное.

– Что за задание?

– Бампер должен был присматривать за сокровищами своего хозяина – это все, что я смогла понять. Там была куча денег, скопленных за много лет. Он стал в некотором роде душеприказчиком Рекса Фейниса. Ну вот. Больше я ничего не знаю. А потом он перестал приходить. Я организовала свою жизнь здесь. Я продолжала расти, я ждала…

– Чего вы ждали?

– Возвращения Рекса. Бампер уверил меня, что Рекс вернется рано или поздно, что нужно быть терпеливой. Он повторял: «Ты знаешь, что создание вроде него не может умереть». Так что я ждала. Это было долго, тяжело, скучно. Но теперь все кончено, вы нашли магнитофон, Рекс возродится, он вернет мне внешность маленькой девочки, и все станет как прежде.

Не в состоянии и дальше слушать этот бред, Сара скомкала разговор и сбежала под изумленным взглядом Гвеннолы. Вне себя, она села в машину, завела мотор и направилась к Малдунскому каньону. Она чувствовала себя опустошенной, как будто из нее вытащили все внутренние органы. Она ехала, не в состоянии додумать до конца ни одной мысли. Домчавшись до ангара Тимоти Зейна, она подумала, что не сможет вынести его вида, и чуть не развернулась. Старик, показавшийся на пороге, посмотрел на нее с неожиданной холодностью. Встретившись с ним взглядом, Сара подумала, что перед ней стоит незнакомец. С этой минуты Тизи перестал существовать, она открыла для себя другого, того, кто все эти годы скрывался под маской эксцентричного реквизитора.

На минуту они замерли, сверля друг друга глазами – молодая женщина в грузовике и старик на пороге сарая.

Он первым нарушил молчание, произнеся, словно покоряясь судьбе:

– Ладно. Похоже, ты все знаешь. Это должно было однажды случиться. Не стоит делать из этого трагедию. Вспомни, я всегда пытался уговорить тебя не влезать в эту историю. Разве я не предлагал тебе отказаться от предложения Уэста? Я знал, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Сара открыла дверцу и вышла из машины. Старик развернулся и, не дожидаясь ее, проковылял к своему любимому шезлонгу. На железном столике его дожидалась батарея бутылок и открывалка. Он потянулся к бутылке и отхлебнул глоток. Пена потекла по его седой щетине, более колючей, чем кактус.

Сара шла за ним следом. Ее мысли так перепутались, что она не знала, с чего начать.

– Рекс Фейнис… Как ты с ним познакомился? – наконец спросила она, одновременно с ужасом и восхищением.

– Ты не сможешь понять, – вздохнул Тимоти Зейн. – До него я был всего лишь никому не нужным реквизитором. Рабочим, делающим фальшивые статуи, фальшивое оружие, всякую жестяную дрянь, украшения из искусственного мрамора. Никому не известным мастером на все руки, о которого режиссеры вытирали ноги по десять раз на дню. Рекс заметил меня во время съемок. Не знаю почему. Он предложил мне работать на него, стать его человеком за все про все.

За секунду я превратился из обычного рабочего в серого кардинала. Меня начали бояться. Даже магнаты[10] стали меня обхаживать. Это возбуждало. Я казался себе человеком с бородкой, кардиналом Ришелье, ну, знаешь, из «Трех мушкетеров»? Потом, когда я узнал, в чем заключается моя работа, что-либо менять оказалось слишком поздно. Я был уже отравлен властью, могуществом. Я не мог от этого отказаться.

– Ты продолжал на него работать, даже когда узнал, что Рекс – убийца, серийный убийца! – возмутилась Сара. – Как ты мог так поступить?

Старик поднял голову. Гневный отблеск полыхнул в его выцветших глазах. Сара впервые видела у него такое выражение лица. У нее создалось странное впечатление, что она разговаривает с незнакомцем.

– Думаешь, у меня был хоть какой-то выбор? – усмехнулся Тизи. – Была Великая депрессия, кризис. Нигде больше не было работы. Люди умирали от голода прямо на дорогах, банкиры бросались с крыш небоскребов на Уолл-стрит. Мне не хотелось оказаться на улице, чтобы банда бродяг убила меня из-за пары ботинок. В то время человеческая жизнь стоила недорого. Каждый день находили мертвых детей, людей, повесившихся на фонарях. Казалось, всю страну поразила чума. Единственное место, которого не коснулась эпидемия, был Голливуд. Несмотря на кризис, камеры стрекотали в усиленном режиме. Здесь я чувствовал себя в безопасности, и мне не хотелось, чтобы меня выгнали. Так что я делал все, чего от меня ждали. Я стал подставным лицом Рекса Фейниса. В фильме ужасов таких называют проклятыми. Не надо делать такие большие глаза, ты в полной мере этим попользовалась! Интересно знать, как бы ты выжила без моих денег. Твоя мать была не в состоянии вырастить тебя, еще меньше – донести деньги домой. Я платил за все! Я вас содержал. Оплачивал квартиру, еду, шмотки. Я все взвалил на себя, но твоя мать всю жизнь обращалась со мной как со слугой. Да, если ты не оказалась в одиннадцать лет на улице, не стала проституткой, то это благодаря мне, благодаря деньгам Рекса. Ты тоже этим попользовалась, красавица моя. Так что, прошу тебя, не надо кривиться!

Сара дрожала. Она никогда об этом не думала.

– Твоя мать не любила меня, – прошептал старик, внезапно смягчившись. – Я бы даже сказал, что она меня не выносила. Я ее раздражал. Однажды она сказала, что ей хочется швырять в меня камнями, как в слишком привязчивого щенка. Она была жестокой и капризной. В то же время ей нравилось иметь при себе клоуна, робкого воздыхателя, который с улыбкой принимает все пинки и щелчки. Она была мерзавкой, дрянью, достойным презрения созданием. Маленьким отвратительным зверьком, с головой, набитой мерзкими идейками, но в оболочке невероятной красоты. Я не видел ничего, кроме этого, и в конце концов забывал все остальное. Я терпел все, сжав зубы. Нельзя позволять женщинам быть такими красивыми. При виде нее у меня перехватывало дыхание… Когда мужчины ее видели, у них начинало сосать под ложечкой. Будь она хорошей актрисой, то стала бы звездой почище Мэрилин. Но, к сожалению, она плохо играла. Начисто была лишена таланта, даже в самых чудовищных халтурах оставалась ужасной посредственностью. Ее использовали в ролях без слов. Она была статисткой, и это ее бесило, потому что она знала, что гораздо красивее актрисы, играющей главную роль. Как секретарь Рекса Фейниса я обладал в то время достаточным влиянием, все старались мне угодить. Именно так я помогал Лиззи, находя ей роли статисток. Думаю, ее раздражало, что она мне чем-то обязана. Она понимала, что без меня у нее бы ничего не получилось. В конце концов она начала втайне меня ненавидеть и проклинать. А я не переставал ее любить.

– Она тебя использовала, – вздохнула Сара.

– Да, – признал Тизи. – Я был не так глуп. Она использовала меня, чтобы подобраться поближе к Рексу. Она была готова на все ради успеха, ты знала это? Она без всякой для себя пользы переспала с десятками продюсеров и режиссеров. У нее была репутация шлюхи. Она участвовала в оргиях в шикарных отелях, чтобы ее заметили известные актеры. Было невозможно видеть такую красоту, погрязшую в таком разврате, скатывавшуюся все ниже и ниже. Эта грязь сводила меня с ума. Эти омерзительные актеришки использовали ее самым гнусным образом. Они оскверняли ее. Она не сопротивлялась, считая это абсолютно нормальным. В то время она даже снималась в фильмах, где совокуплялась с животными. Я использовал все свое влияние, чтобы скупить пленки до того, как их начали крутить. Ты ведь об этом даже не догадывалась? Твоя мать, видишь ли… Она была плохим человеком.

– И тем не менее ты любил ее?

– Да, это была моя тайная неизлечимая болезнь. Я не мог выбросить ее из головы. Хоть я и наблюдал, как она скатывается все ниже и ниже, я не мог испытывать отвращения.

– Но в конце концов ты познакомил ее с Рексом Фейнисом. Несмотря на опасность, которую это представляло.

– Да. Я надеялся, что Рекс пропихнет ее, но это не сработало. Все знали, что она отвратительная актриса. Рекс не хотел рисковать и выставлять себя на посмешище, снимаясь с ней. Однако когда я показал ему отрывки из проб, он заинтересовался ее лицом и телом. Ее невероятной красотой.

– Он хотел переспать с ней?

– Нет, Рекс ни с кем не спал, он не мог. Он страдал врожденным пороком гениталий.

– Знаю, Гвен мне об этом рассказывала.

Дрожащей рукой Тизи поднес к губам бутылку пива и с отвратительным звуком сделал очередной глоток.

– Уже некоторое время, – продолжил он, – у Рекса была навязчивая идея. Состояние его здоровья ухудшалось… Какой-то шарлатан убедил его, что он продолжит существовать, если станет пить человеческую кровь, свежую. Эту мысль внушил Хуган, великий жрец вуду, с которым Рекс повстречался на Гаити. Во время магической церемонии Рекс заключил договор с каким-то инфернальным божеством, Субботним бароном. Он считал его железным. Умирающие цепляются за любую идею. Именно поэтому он начал убивать направо и налево, как только предоставлялась возможность. С ним невозможно было спорить, он слишком боялся подохнуть, поэтому цеплялся за идею, что человеческая кровь будет поддерживать в нем жизнь.

– И ты сдал ему мою мать.

– Нет! Конечно, нет, я бы никогда такого не сделал! Но у Рекса была и другая идея, он хотел наследников. Сына. Он был мачо, больше всего ему хотелось увековечить свое имя. Поскольку он не мог заниматься любовью, то решил зачать сына с помощью искусственного оплодотворения, сговорившись с одним голливудским врачом. Ему оставалось только найти производительницу – очень красивую, и при этом неизвестную. Девушку, которая потом согласилась бы продать ему ребенка и навсегда исчезнуть из его жизни. Он попросил своего адвоката составить контракт о передаче прав на ребенка. На кону стояли огромные деньги плюс приличная сумма ежемесячно, которая должна была выплачиваться до совершеннолетия ребенка. Твоя мать вцепилась в эту возможность. Она больше не могла изворачиваться. Она понимала, что закончит девушкой по вызову или того хуже.

– Она согласилась на искусственное оплодотворение?

– Да. И это сработало с первого раза. Единственная загвоздка была в том, что она родила девочку. Это совсем не то, что было нужно Рексу. Девочки его не интересовали, он хотел мальчика, сына. В контракте это было четко прописано. В случае рождения ребенка женского пола она остается на полном обеспечении своей матери.

– Какая сволочь!

– Так что Лиззи оказалась с ребенком на руках. Ребенком, с которым она не знала, что делать, и который не принес ей ни гроша. Она с трудом это пережила. Она рискнула и проиграла. Думаю, именно поэтому она с самого начала тебя невзлюбила. Ты была материальным воплощением ее провала.

Сара нервно закрыла руками лицо. Так, значит, она дочь Рекса Фейниса… Сумасшедшего, да к тому же убийцы. Ей показалось, что сейчас она задохнется от ужаса.

Тизи не дал ей времени прийти в себя.

– История на этом не заканчивается, – продолжил он, недобро посверкивая глазами. – Твоя мать была упрямой, и через полгода она захотела повторить.

– Что?

– Она попросила меня убедить Рекса организовать второе оплодотворение. Фейнис согласился. Она была такой прекрасной. Он считал, что она сможет родить ему исключительно красивого сына. Процедура прошла успешно, и Лиззи забеременела во второй раз… и во второй раз родила девочку.

Сара выпрямилась, она задыхалась.

– Ты хочешь сказать… – пролепетала она, – что… у меня есть сестра?

– Да, сестра, которую Рекс тоже отказался видеть. Он приказал мне сообщить твоей матери, что больше не хочет и слышать о ней, что она совершенно никчемное создание и что он позаботится о том, чтобы ее выгнали из Голливуда. Он был в безумной ярости. Он считал, что она над ним издевается. Так Лиззи оказалась с двумя детишками на руках.

– Но я ничего не помню, даже ее беременность.

– Естественно, тебе же было всего два года.

– А что стало с этой… с этой девочкой?

– Я занялся ею. Это был единственно возможный выход, потому что твоя мать была в таком состоянии, что наверняка придушила бы ее подушкой или бросила на углу улицы. Я отдал девочку кормилице, ничего не сказав Рексу. Потом я заплатил одной вдове, чтобы о ней позаботились.

– Я никогда ее не видела. Моя мать не пыталась ее разыскать?

– Нет, Лиззи и слышать не хотела об этой второй неудаче. Она была совершенно раздавлена. Я всегда заботился о том, чтобы твоя сестра росла вдали от вас. Я боялся реакции твоей матери. Она была очень плоха. Я пытался по-прежнему ей помогать, но это становилось все труднее и труднее.

– Моя сестра, – прошептала Сара. – Что с ней стало? Чем она занимается сейчас?

Старик опустил глаза.

– Ты ее знаешь, – едва слышно произнес он. – Это Антония… Антония Рошель. И она ненавидит тебя больше, чем кого-либо еще.

– Антония?

На этот раз Саре пришлось опереться о стол, пока черные бабочки – предвестницы обморока – не перестали кружиться у нее перед глазами.

– Антония… – тупо повторила она. – Но я думала, что она…

– Ты считала ее своей подругой, не так ли? – открыто усмехнулся Тимоти Зейн. – Моя бедная девочка, она всегда тебя ненавидела. С самого раннего детства она считала, что я предпочитаю тебя ей, что ты моя любимица. Это не так. Я не люблю вас – ни одну, ни другую. Воспитывая вас, я всего лишь исполнял свою роль душеприказчика.

– Ты нас ненавидишь? – пролепетала Сара.

– Вовсе нет, – ответил старик. – Вы мне безразличны. Я любил Лиззи и до сих пор люблю ее. Такая страсть не оставляет места для вторых ролей. Она исключает все остальное, она требует всех сил от того, кто ее испытывает. Понемногу она вытесняет кордебалет в глубь сцены. Для меня вы с Антонией были всего лишь статистками, «силуэтами». Я поддерживал вас на плаву, потому что так велел Рекс. Я подчиняюсь приказам – вот и все. Если ты думала, что между нами существует какая-то нежность, то ты сама ее придумала. Вы с сестрой для меня всего лишь воспитанницы, надоедливые, назойливые воспитанницы, которых я всегда стремился поскорее сплавить. Все усложнилось, когда Антония решила избавиться от тебя.

– Избавиться? – Саре показалось, что она сходит с ума.

– Да, – подтвердил Тимоти Зейн. – Это она устроила пожар в твоей квартире десять лет назад. Она хотела, чтобы ты сгорела заживо. Хотела остаться единственной. Единственной дочерью Рекса Фейниса. Но у нее не получилось. Тогда она решила подобраться к тебе поближе и выждать подходящий момент. Так она стала твоей подругой. Она опасная, злая, совсем как Лиззи. И гораздо умнее тебя. Она действительно блестяще училась, могла бы забыть прошлое и начать новую жизнь. Но нет! Как и ее отец, она совершенно одержимая. И ее идефикс – это ты. Она придумала целую историю вокруг тебя. Она так и не оправилась от того, что росла без матери, что ее сразу выбросили в мрачный мир. В тебе она видит узурпаторшу.

Сара поднялась, направилась к выходу из ангара и долгодолго зажигала сигарету. Неожиданно ее обуяли сомнения.

Стоит ли верить хоть одному слову из того, что только что рассказал ей Тизи? Не была ли эта невероятная история плодом старческого маразма? Ей бы очень хотелось, чтобы так и было. Тем не менее оставалась еще фотография, показанная Гвеннолой, фотография, бесспорно подтверждающая близкое знакомство Тимоти Зейна и Рекса Фейниса.

– Я понимаю, как это тяжело для тебя, – произнес старческий голос у нее за спиной. – Я пытался открыть тебе правду после пожара, но боялся реакции Антонии. Я испугался, что она мне отомстит. Это маленькая гремучая змея, а я уже не в том возрасте, чтобы защищаться.

– Как умерла моя мать? – развернувшись, прошипела Сара. – Ты ведь наверняка знаешь!

Зейн осел в кресле.

– Да, – признал он. – Но я тут ни при чем. Меня тогда здесь не было. Рекс отправил меня в командировку. Я должен был найти новых фехтовальщиков в Мексике. Лиззи воспользовалась моим отсутствием, чтобы вымолить у Фейниса свидание. Эта идиотка угрожала все рассказать журналистам. Она была не слепа и в конце концов поняла все про дуэли и тайные убийства. Она хотела денег, много денег. Как я тебе уже говорил, она была глупой и упрямой. Она считала, что можно шантажировать человека вроде Рекса Фейниса. И на встречу пришла одна.

– И Рекс ее убил.

– Нет, все было сложнее. Он предложил ей сделку: не согласится ли она продать ему свою кровь по цене десять тысяч долларов за литр? Лиззи так любила деньги, что согласилась. Она пошла за Рексом в подвалы виллы, где была оборудована лаборатория для взятия крови с насосом для переливания. Она легла на стол и протянула Рексу руку. Он завел машину. Каждый раз, откачивая литр, он выкладывал пачку долларов на стол и спрашивал, не хочет ли она остановить процесс. Твоя мать была дурой, она не знала, сколько крови содержится в человеке. Она воображала, будто у нее есть в запасе пятнадцать – двадцать литров! Она уже представляла себя богачкой. Каждый раз, когда Рекс спрашивал, не хочет ли она закончить, она отвечала: «Продолжаем!» – чтобы увидеть, как новая пачка долларов ложится на предыдущую. А потом она начала слабеть, с ней случился нервный припадок с конвульсиями и она поранилась, упав со стола. Именно тогда она порвала свое платье и порезала бок, напоровшись на ряд скальпелей, разложенных на подносе. Когда она пришла в себя, ее обуяла паника. Она схватила деньги и побежала как сумасшедшая. Никто не знает, что произошло потом. И никогда не узнает. Ее нашли на пирсе Санта-Моника, совершенно обескровленную. Машина и деньги исчезли. Может быть, она потеряла сознание на обочине дороги? Я не знаю. Могу только предположить, что ее обнаружил какой-нибудь парень, путешествующий автостопом. Он решил взять деньги и машину и избавиться от нее. Ничего нельзя утверждать с уверенностью. В любом случае, если бы он выбросил ее неподалеку от больницы, ее могли бы спасти. Вскрытие показало, что в ее венах осталось совсем мало крови. Просто чудо, что ей удалось проделать весь этот путь. Понимаешь, я думал об этом тысячи раз, и мне кажется, что единственный убедительный сценарий – именно тот, который я тебе только что изложил: она остановила парня на обочине, когда почувствовала, что теряет сознание. Она умоляла его отвезти ее в полицию, а потом упала в обморок. Этот тип не имел ни малейшего желания впутываться в сомнительные истории, а когда увидел, что твоя мать тащит с собой целое состояние, то решил воспользоваться неожиданной находкой и продолжить свой путь в одиночестве. Он просто выбросил ее из машины. Когда она пришла в себя, то поползла на пирс, чтобы там умереть. Ну вот… Больше я ничего не знаю. Но ты должна понять одно: ее сгубила алчность. Если бы она не говорила «еще!» каждый раз, когда Рекс задавал ей вопрос, она бы могла уйти с виллы целой и невредимой. Фейнис обещал ей такую же сумму каждый раз, когда она согласится давать ему кровь. Эта сделка могла бы продолжаться месяцы, годы. В конце концов она стала бы богатой, но суть в том, что тогда ей пришлось бы ждать, а на это она была совершенно не способна!

Тизи умолк. Казалось, он устал от присутствия Сары. Она поняла, что у него только одно желание: остаться одному перед экраном, чтобы в очередной раз посмотреть двадцать седьмой эпизод «Юдифи из семи замков» – тот, где Лиззи Кац убегает подземными коридорами.

– Эта смерть очень забавляла Рекса, – глухо продолжил старик. – Он видел в этом заслуженное наказание. Ему казалось невероятным, что кто-то может оказаться настолько глупым. Меня смерть Лиззи просто подкосила. Я тысячу раз собирался покончить со всем выстрелом в висок. Прошли месяцы, годы, но я продолжал кое-как существовать. Одно время я надеялся, что найду что-нибудь от Лиззи в одной из вас, но ни ты, ни твоя сестра не унаследовали красоты своей матери. Вы обе были невероятно посредственными. Я невзлюбил вас за это и окончательно от вас отдалился. Если бы вы хоть чуть-чуть походили на Лиззи, я бы смог полюбить вас.

Он застыл, положив руку на выключатель кинопроектора, но внезапно вспомнил еще одну подробность.

– Ах да, – вздохнул он. – Еще одно… Раз уж мы сводим счеты, придется идти до конца. Тебе нужно знать одну вещь. От этого зависит твоя жизнь. Рекс оставил после себя сокровище. Кучу денег, которую он решил завещать одной из своих дочерей, если в день смерти у него так и не будет наследника мужского пола.

– Я не понимаю: одной из нас?

– Да, это казалось ему забавным. Это была его личная месть, способ наказать вас за грязную шутку, которую вы сыграли с ним, появившись на свет. Все деньги будут переданы одной из вас – той, которая убьет свою сестру. Если это условие не будет выполнено, деньги останутся на тайном счете. Та, что останется в живых, заграбастает все.

– Это… Это чудовищно, – пробормотала Сара. – И ты никогда мне об этом не говорил? Почему? Ты мог бы предупредить меня, чтобы я была начеку…

Тимоти Зейн пожал плечами.

– Я пробовал, несколько раз, – попытался защититься он. – Но, признаюсь, мне не хватало смелости. Это было так трудно. С виду ты была так привязана ко мне, это мешало, а не облегчало мою задачу. С другой… я хочу сказать, с Антонией, все было проще. Она не любит меня, считает всего лишь судьей. Наши отношения более здоровые. Ты же отравлена своей дурацкой сентиментальностью. Ты смогла сделать так, что я стал чувствовать себя виноватым. Вот почему мне никогда не удавалось сказать тебе правду. Я знал, что для тебя это будет трагедией. А я слишком стар для слез. В конце концов все это мало-помалу обернулось против тебя, потому что Антония была на несколько корпусов впереди. Она попыталась сжечь тебя заживо. С тех пор, насколько я знаю, она больше не пробовала тебя убить. Она поняла, что это не так-то просто – кого-нибудь уничтожить. Но когда я узнал, что вы вместе отправляетесь в пустыню, то подумал: «Вернется оттуда только одна».

– Это все, что ты подумал? – взорвалась Сара. – «Вернется оттуда только одна»?

– Не совсем, – признал старик. – Еще я подумал: «Таким образом, дело будет окончательно закрыто, и я наконец обрету покой». Мне уже надоело хранить наследство Рекса Фейниса, играть роль опекуна и судьи. Мне хотелось, чтобы меня оставили в покое, один на один с моими воспоминаниями. Теперь наконец все ясно. Все остальное будет происходить между тобой и Антонией. Будь начеку, она опасна. От вашей матери она унаследовала страсть к деньгам. Я дам тебе координаты адвоката, который занимается наследством. Если тебе удастся избавиться от Антонии, тебе придется ее разыскать. Ты ее знаешь, ее зовут Харлок, Джейн Харлок, она работает на Адриана Уэста. Это она составляла твой контракт, когда он тебя нанял.

Все кончено. Неожиданно Сара испытала чудовищную усталость. Она поднялась и инстинктивно бросила прощальный взгляд на окружающие Тизи вещи, натасканные отовсюду понемногу. Вещи, среди которых прошло ее детство.

– Не возвращайся, – бросил ей Тимоти Зейн. – Я не хочу больше тебя видеть. Антонию тоже. С этой минуты начинается вторая часть моей жизни.

Сара повернулась к нему спиной. На мгновение ей показалось, что он пожелает ей удачи, но он промолчал.

Разворачиваясь, чтобы ехать в Лос-Анджелес, она видела, что старик запустил кинопроектор. На сероватом мятом экране Лиззи Кац снова начала свой бесконечный бег по подземным коридорам в «Юдифи из семи замков».

18

Доехав до Лос-Анджелеса, Сара поняла, что не сможет вернуться домой, где не сомкнет глаз всю ночь. Она остановилась в отеле, заперла дверь, просунула в ручку ножку стула и бросилась на кровать.

Она не плакала – была слишком подавлена для сильных эмоций. Что-то в ней сломалось, она ничего не испытывала – ни ярости, ни боли, ничего.

Схватив телефон, Сара набрала номер Адриана Уэста. Ей ответил Уиспер, мажордом. Сара сообщила ему лишь, что магнитофон у нее, и, велев назначить встречу на утро следующего дня, положила трубку.

Спала она недолго и очень плохо.

Проснувшись, заказала чай по-русски. Как и следовало ожидать, ей принесли мерзкий отвар, который она едва отхлебнула. Расплатившись по счету, Сара отправилась в банк забрать «Филко». Она нервничала и без конца смотрела в зеркало заднего вида, готовая каждую минуту увидеть Антонию с ножом в руке.

Бережно поставив аппарат на пассажирское сиденье, Сара направилась в сторону Беверли-Хиллз и беспрепятственно въехала в поместье Адриана Уэста. На этот раз Уиспер оказался более любезным, можно сказать, почтительным. Он провел ее на второй этаж в курительную комнату. Сара, ожидавшая увидеть одного хозяина, удивилась, обнаружив тут же Гвеннолу Маэль и Джейн Харлок. Адриан Уэст, судорожно сжимавший подлокотники своего кресла, казался очень напряженным.

– Вот агрегат, – с деланной беззаботностью объявила Сара. – У меня не было времени проверить, работает ли он. Обнаружить его оказалось сложнее, чем мы думали.

Она поставила запыленный аппарат на чудный инкрустированный столик, не заботясь о царапинах. Подняв голову, обнаружила, что Гвеннола, калека и адвокат не отрываясь смотрят на магнитофон, словно пытаясь его загипнотизировать: они как будто боялись его.

– Я знал, что у вас получится, – прошептал Адриан Уэст с неожиданным жаром. – Только дочери Рекса Фейниса могли довести до конца эти раскопки, не так ли? Естественно, ведь вас направлял инстинкт. Я должен был подумать об этом с самого начала, вместо того чтобы тратить время на бессмысленные экспедиции, которые к тому же никогда не возвращались…

Сара напряглась. Решительно все в курсе! Про себя она проклинала Тимоти Зейна и его тайны.

– Ваша сестра не придет? – спросила Джейн Харлок профессиональным тоном. – Может, вы ее ликвидировали? Как вы, наверное, знаете, если вы убили ее, то должны представить мне доказательство. Без формального доказательства смерти Антонии я не смогу передать вам документы, оставленные вашим отцом, Рексом Фейнисом, где содержится номер счета в Швейцарии и ключ, позволяющий его открыть. Речь идет о колоссальной сумме, состоящей из даров знаменитостей, которым он оказывал услуги.

– Я не убивала Антонию, – выплюнула Сара. – И не собираюсь этого делать.

– Вы не правы, – парировала адвокат. – Она-то своего не упустит. Это очень решительная молодая женщина. Конечно, мы с ней тоже встречались, но она не получила одобрения мистера Уэста.

Сара нахмурилась, не понимая.

– Одобрения? – повторила она.

– У нее нет данных, – безапелляционно заявил Уэст. – Она недоверчива. Ее интересуют только деньги, духовный аспект этой операции оставил ее равнодушной. Она сильно разочаровала меня, именно поэтому я сделал ставку на вас. Вы моя кандидатура, и я в вас верю. Я надеюсь, что вы окажетесь на высоте.

– Боже мой! – процедила Сара. – Да о чем вы говорите?

Уэст улыбнулся. Его лицо приняло выражение терпеливого учителя, который готовится объяснять теорию относительности пятилетнему ребенку.

– Я начну с самого начала, – произнес он. – Полагаю, Тимоти ввел вас в курс дела. Проблема в том, что последнее время он сильно сдал, и я боюсь, как бы он чего не напутал. Вы не дочь Рекса Фейниса.

– Что? – опешила Сара, неожиданно испытав огромное облегчение.

– Нет, – подтвердил Адриан. – Вашим родителем является его целлулоидный двойник. Его «изображение». Настоящий Рекс умер задолго до вашего рождения, поглощенный персонажем, которого он создал. Его останки покоились в фундаменте виллы. Вы бы наверняка нашли их, если бы открыли шестой контейнер, но это не важно. Важно то, что вы и ваша сестра родились не от человеческого существа, а от кого-то вроде ожившего призрака. Именно по этой причине Рекс не мог иметь сексуальных отношений с женщинами. Они бы неизбежно заметили, что без грима его тело в реальности прозрачно, как пленка, и не содержит никаких внутренних органов.

Сара воздержалась от какой бы то ни было реакции. Она только что поняла, что попала в лапы секты. Сумасшедшие, душевнобольные, живущие на другой планете. Она решила подыграть им и не перечить. За спиной она чувствовала присутствие Уиспера – неподвижного, молчаливого угрожающего.

– Я чувствую в вас недоверие, – усмехнулся Уэст. – Но вы ошибаетесь, дорогая моя. Вы гибрид. Целлулоид, из которого состоял ваш отец, смешался с плотью и кровью Лиззи Кац, вот почему вы не страдаете от недугов, которые обычно поражают голливудских призраков. Однако в вас есть желатин. Вы хотите доказательств? Посмотрите на свое тело: во время пожара ваша плоть расплавилась. Не сгорела, а расплавилась. Как обычно происходит с кинопленкой при соприкосновении с огнем. Мало-помалу биологическое наследие Рекса возьмет верх. Ваши волосы поседеют, кожа, равно как и губы и глаза, станет серой. Это не будет преждевременное старение – просто вы начнете приобретать черты персонажа, появившегося в черно-белом фильме на старой доброй ортохроматической пленке. Когда произойдет это превращение, вы действительно станете дочерью своего отца.

Сара замерла. Маленькие иголочки страха покалывали ей виски и затылок.

– Вы знаете, что ваша сестра красится? – бросил Адриан с манерным смешком. – Она не рыжая. На самом деле ее волосы поседели еще в шестнадцать лет. Именно это ввело меня в заблуждение в первый раз. Я думал, что она будет идеальной кандидатурой, и потому оказал ей поддержку. Я совершил ошибку, потеряв вас из виду. Понимаете, наследницей может быть только одна… Но я ошибся. У Антонии нет необходимых качеств, ее склад ума не подходит для нашего великого замысла.

– Теперь мы делаем ставку на вас, – подтвердила Джейн Харлок. – Вам придется убить ее своими собственными руками. Иначе и быть не может. Не тяните, чем раньше мы покончим с этой формальностью, тем быстрее перейдем к серьезным вещам.

Гвеннола Маэль, которая до поры до времени сидела, не открывая рта, увлеченно следила за этим разговором, как маленькая девочка, которую первый раз привели в цирк.

– Чего вы от меня хотите? – встрепенулась Сара. – Я принесла вам магнитофон, выполнила свою часть контракта. Заплатите мне, и расстанемся друзьями. Я должна уехать за границу. Если полиция начнет рыскать вокруг контейнеров, мне конец.

– Перестаньте, к чему такая паника! – снисходительно улыбнулся Адриан. – Уиспер займется всем этим. Несколько десятков килограммов динамита об этом позаботятся. Ничто не уцелеет после такого взрыва. Поверьте мне, ни один полицейский ничего не сможет найти. Детали вы сами с ним обговорите.

– Вы нам нужны, – неожиданно объявила Гвеннола дрожащим от надежды голосом. – Вы наследница трона, продолжательница… Вы примете эстафету.

– С меня хватит, – взорвалась Сара. – Включите этот дурацкий магнитофон в розетку, нажмите на кнопку воспроизведения и отпустите меня.

– Об этом не может быть и речи, – сухо процедил инвалид. – Вы единственная, кто может нажать на эту кнопку. Эта привилегия по праву принадлежит вам. Этот «Филко» – могила вашего отца. В нем заключена его душа, она записана на магнитофонную ленту. Энергия нуждается в носителе. Этим носителем будете вы. Вы включите магнитофон и освободите душу Рекса Фейниса. Как гибрид, порожденный им, из нас всех вы больше всего подходите для того, чтобы получить его послание, чтобы принять его в себя. Я толкую вам о переливании, вы понимаете? Духовном переливании. Вот почему Рекс так хотел получить сына. Он хотел возродиться во вместилище, к которому привык. Ваша мать не удовлетворила его запросы – ничего не поделаешь. Будем работать с тем, что у нас есть, а именно – с вами.

Час пробил. Сара, понимая, что производит впечатление полной идиотки, попыталась собраться. Все взгляды были прикованы, к ней. В их зрачках был лихорадочный блеск, который ее неприятно поразил. Она поняла, что если не согласится, то живой отсюда не выйдет.

– Ладно, – сдалась она. – Но я вас предупреждаю, что эта штука пережила довольно сильное землетрясение, разрушившее целый дом. Вполне возможно, что лампы разбились во время катастрофы и, когда я нажму на «Пуск», ничего не произойдет. Если вы хотите услышать эту запись, будет лучше перенести бобины в другой магнитофон.

– Об этом не может быть и речи, – отрезал Адриан Уэст. – Мы не имеем права рисковать. Возможно, душа Рекса хранится еще и в проводах. Мы же не знаем. Что касается меня, то я уверен, что эта машина находится в отличном рабочем состоянии.

«Ну, если ты так хочешь, мой цыпленочек!» – подумала Сара.

По знаку хозяина Уиспер наклонился, взял штепсель и сунул его в розетку. Против всех ожиданий «Филко» зажужжал, и бобины начали вращаться медленно, с ужасным скрипом – вероятно, из-за бетонной пыли.

– Ну, вот видите! – победно провозгласил инвалид. – Теперь ваш выход. Нажмите на «Стоп», перемотайте на начало и запускайте.

Сара поднялась со стула и присела на корточки у столика. От магнитофона исходил запах озона, что не сулило ничего хорошего.

«Провода почти расплавились, – подумала она. – Пахнет коротким замыканием».

Она отчаянно надеялась, что «Филко» сломается. У нее не было ни малейшего желания выслушивать то, что записано на магнитофонной ленте.

Когда левая бобина заполнилась до конца, Сара взяла конец пленки и просунула его в щель правой. Она прикоснулась к магнитофону, он разогревался все больше и больше.

– Давайте же! – приказал Адриан Уэст, вцепившись в подлокотники кресла. – Чего вы ждете?

Готовая к худшему, Сара нажала на «Пуск». В то же мгновение из глубин магнитофона вылетела голубоватая молния, и ее ударило током.

Сара без сознания рухнула на пол, а во всем доме погас свет.

– Ее убило током! – заверещала Гвен невыносимым голоском маленькой девочки. – Она мертва! Она мертва! Посмотрите, у нее все пальцы черные!

19

Сара пришла в себя в сказочной спальне. Даже самые незначительные предметы казались частью шикарных декораций. Запах воска и старой кожи смешался с медным блеском. Она лежала на кровати с балдахином. Пленники тяжелых золоченых рам, персонажи с серыми лицами, нарисованные в незапамятные времена, холодно взирали на нее.

Сара поняла, что все еще находится в замке, ее правая рука была перевязана. Обгоревшие пальцы пронзила жуткая боль. Приподнявшись на локте, она с досадой обнаружила, что совершенно голая. Кто ее раздел? Уиспер?

Скорее всего, ведь сложно себе представить, что Харлок или Гвеннола поспешили ей на помощь.

Пока она искала взглядом одежду, дверь приоткрылась и показался Адриан Уэст. Он развернул кресло, чтобы оказаться у изголовья раненой.

– Как вы себя чувствуете? – пылко спросил калека. – Как же вы нас напугали! К счастью, мой мажордом был военным санитаром. Он сделал вам искусственное дыхание рот в рот и вернул вас к жизни. Вы получили мощный удар током. Я вижу в этом счастливое предзнаменование.

– Почему это? – удивилась Сара.

– Потому что обычное короткое замыкание не произвело бы такого эффекта. Вас сразила энергия Рекса Фейниса! Можно даже сказать, что она чуть вас не убила. На секунду я подумал, что ваше тело вспыхнет и сгорит, как бревно в камине! Это было так эффектно!

Адриан снял темные очки и склонился над кроватью. Его бледное лицо излучало жадное любопытство.

– Теперь он внутри вас? – прошептал он, всматриваясь в ее черты, как будто ждал, что они изменятся у него на глазах. – Вы чувствуете его? Может, он шевелится у вас в животе, как ребенок, который должен вот-вот родиться?

Саре показалось, что сейчас он сорвет с нее простыню, чтобы взглянуть на пупок, как акушер во время медосмотра. Она судорожно вцепилась в ткань.

– Он внутри вас, – повторил Уэст. – Он вышел из магнитофона в ту секунду, когда лента начала крутиться. Он был именно там, оказался пленником пленки. Так что легенда оказалась правдой.

Он сделал над собой усилие, словно пришел в себя.

– Пока превращение не совершится, вы останетесь здесь, – объяснил он. – Никто не может сказать, какую форму он примет. Я надеюсь, Рекс будет не сильно разочарован, что ему придется возродиться в женском теле, у нас не было другого выхода. Переливание могло произойти только в «совместимое» тело. Обычный человек этого бы не пережил. Нужен был гибрид, мутант. И этим мутантом оказались вы.

С этими словами он гордо удалился, оставив Сару в полном недоумении.


Поднявшись, Сара обнаружила элегантный пеньюар, разложенный для нее на кресле. Она натянула его, так как одежда, в которой она явилась сюда, исчезла. Она прошлась по комнате, открыла дверцы шкафов. Внутри оказались великолепные наряды двадцатых годов! Возможно, это был гардероб звезды немого кино, который Адриан Уэст скупил на корню. Сара погладила одежду кончиками пальцев. Платья и корсеты сохранились в превосходном состоянии.

«Черт возьми, если я не хочу прохаживаться по замку в пеньюаре, как какая-нибудь шлюха, мне придется натянуть эти шмотки, одежду мертвецов», – подумала она.

Она позвонила, чтобы потребовать свои вещи. Уиспер с самой надменной из своих улыбок сообщил ей, что их сожгли, потому что «мистер Уэст ненавидит, когда в его дом приносят современные лохмотья».

С той же профессиональной любезностью он предложил Саре порыться в шкафах, не задавая вопросов.

Ей пришлось покориться и переодеться Мэри Пикфорд. Иначе пришлось бы остаться в шелковом халате. Из двух нелепостей пришлось выбрать наименьшую.

Уиспер провел ее в будуар, где ее встретили радостными криками. Посыпались вопросы. Как она справилась с испытанием? Что она чувствует? Слышит ли она уже голос Рекса, нашептывающий ей что-то? Есть ли у нее ощущение, что в ней живет другое существо?

Оглушенная, Сара рухнула в кресло. Ей подали чашку чая. Безвкусный «Эрл Грей». Она отдала бы все, что угодно, за крепкую бодрящую смесь с Кавказа.

– Дорогая моя! – дрожащим голосом обратилась к ней Гвеннола Маэль. – Вы должны помнить, что мы находимся здесь, чтобы помочь вам при осуществлении превращения. Не стесняйтесь, говорите, что с вами происходит, мы сделаем все возможное, чтобы процедура прошла для вас как можно менее мучительно.

«Можно подумать, я должна разродиться крокодилом!» – мысленно усмехнулась Сара, хотя уже ощущала первую дрожь нарождающегося страха.

– Хватит! – вмешался Адриан Уэст. – Вы ее затерроризировали. Зачем видеть все в черном цвете? Лично я уверен, что превращение будет происходить достаточно медленно. Моя теория заключается в том, что дух Рекса найдет себе пристанище в вашем мозгу. Возможно, он удалит некоторые из ваших воспоминаний, чтобы устроиться поудобнее, и будет находиться там, как суфлер в будке на сцене театра. Он будет нашептывать вам указания, идеи, планы. Да, я думаю, вы его «почувствуете» там, в тени, но никогда не увидите. Может быть, он воспользуется вашими сновидениями, чтобы внушить вам, как вы должны действовать? Как бы то ни было, вы должны держать нас в курсе.

– Но… сколько времени я пробуду здесь? – простонала Сара, чувствуя, что ее заманивают в ловушку.

– Столько, сколько понадобится, – ответил Уэст. – Здесь вы в безопасности, ваша сестра все еще ищет вас, более, чем когда-либо, желая вас убить. Она вас ненавидит.

– И она не так уж не права, – встряла Гвеннола. – Надо сказать, что изначально именно она была нашей избранницей.

– И что произошло? – спросила Сара.

– Мы выбрали ее – немного поспешно, должен признаться, – «вместилищем» для духа Рекса, – смущенно объяснил Адриан. – Она умна, агрессивна, не склонна к сентиментальности, короче, казалось, в ней есть все черты, присущие Рексу Фейнису. Качества в основном мужские. Вот почему мы попросили Тимоти Зейна не рассказывать вам правду.

– Ах вот как… – усмехнулась Сара. – Вы решили принести меня в жертву. Не зная, что меня ждет, я стала бы для Антонии легкой добычей.

Гвеннола заерзала на стуле.

– Я согласна, что это было в некотором роде жульничеством, – пробормотала она.

– Но мы пересмотрели свое решение, – поспешил уточнить Адриан. – Стечением времени выяснилось, что Антония – не идеальная кандидатура. Она… она оказалась слишком недоверчивой, непочтительной…

«Она держала вас за сумасшедших, это да! – подумала Сара, еле сдерживая улыбку. – Я прекрасно представляю, как она посоветовала вам пойти куда подальше».

– Она согласилась только ради наследства, – сказала Джейн Харлок. – В ее поведении не было никакой веры в мистические силы. Рекс Фейнис не захотел бы перевоплотиться в таком облике.

Вот именно! – подтвердил Уэст. – Возможно даже, что черенок бы не принялся и мы оказались бы свидетелями процесса отторжения. Вот почему я связался с вами. Я должен был исправить свою ошибку как можно быстрее. Не стоит на нас сердиться, замысел такого масштаба требует постоянных уточнений. Вы ведь понимаете?

– Ну конечно, – прошипела Сара.

– Здесь вы в безопасности, – повторила адвокат. – Уиспер всегда настороже, и Антония никогда не решится прорваться через такое заграждение. Не может быть и речи, чтобы подвергнуть вас хотя бы малейшему риску, в вашем-то состоянии. Считайте, что вы беременны. Позже, когда превращение произойдет, вы сможете начать преследовать свою сестру. Уиспер вам поможет. Он схватит эту рыжую мерзавку и приволочет ее сюда со связанными руками и ногами. Вам останется лишь прикончить ее. Тогда мы решим, что вы выполнили условия, поставленные вашим отцом, и наследство станет по праву вашим.

– Прекрасно, – пролепетала Сара.


В последующие дни Сара могла убедиться, что Адриан Уэст держит слово. Она действительно стала пленницей в поместье, перевезенном из Англии. Она не могла даже надеяться освободиться из этой роскошной клетки. Машина ее исчезла, также как и одежда. Старина Уиспер присматривал за ней. Однако перспектива оставаться многие недели в плену у этой шайки мистиков приводила ее в неистовство.

Они постоянно шпионили за ней. Стоило ей выйти в парк, как Уэст оказывался на балконе третьего этажа с биноклем. За едой, едва подняв глаза от тарелки, она тут же наталкивалась на пристальный взгляд Джейн Харлок.

Все они с жадностью пожирали ее глазами, ища первые признаки «превращения». Саре хотелось закричать, что по ним плачет сумасшедший дом, но это было бы неразумно. Она осталась жива только потому, что олицетворяла для них безумную надежду. Если она убьет эту надежду, они незамедлительно от нее избавятся. Она должна играть по их правилам.

Чтобы выиграть время, она приняла их бред и стала рассказывать, что у нее в голове звучит голос, но слишком далекий, поэтому нельзя разобрать слов. Это признание возбудило их до крайности, и Уэст, чтобы отметить первые признаки возрождения, приказал Уисперу принести из погреба шампанское. С нервными смешками они чокнулись.

Но Сара понимала, что не сможет до бесконечности испытывать терпение своих мучителей. Однажды они потребуют более ощутимых результатов.

Прошла неделя. Однажды утром она спустилась вниз на цыпочках и случайно подслушала разговор калеки и адвокатши.

– У нее все такие же шрамы, – с упреком заявила Харлок. – Я думала, что это будет первое, от чего она избавится. Ну, именно это я бы сделала на ее месте.

– Но вы не на ее месте, – с раздражением прошипел Адриан Уэст. – На ее месте Рекс Фейнис… или скоро будет. Надо дать ему время понять, где он находится, и все организовать. Когда он овладеет мозгом этой курицы, то напрямую обратится к нам ее устами.

– Все так, – оборвала его Джейн Харлок. – Но вы не хуже меня знаете, насколько Рекс презирал женщин. Я вот думаю, если он почувствует себя уязвленным тем, что находится внутри женского тела…

– Вы думаете, это может затормозить процесс возрождения? – вдруг заволновался Адриан.

– Почему нет… Если он почувствует себя не в своей тарелке, то, возможно, засомневается, проявляться ли ему, понимаете? Признаюсь, я немного разочарована, я ожидала более впечатляющих результатов, мне казалось, что это превращение займет не больше сорока восьми часов.

– Она утверждает, что слышит голос Рекса, – защищался Адриан.

– Вопрос только в том, говорит ли она правду.

Последовало долгое молчание. Прижавшись к двери, Сара едва осмеливалась дышать.

– И тем не менее она сотворена из его плоти и крови, – вздохнул инвалид. – У нас нет лучшей оболочки, чтобы предложить ему.

– Он бы хотел сына, – напомнила Харлок. – Такова была его воля. Эти две девчонки родились по ошибке. Если он почувствует себя оскверненным контактом с их матерью, возможно, он откажется возрождаться.

– Так что же нам делать?

– Убить ее, чтобы снова освободить энергию Рекса. Если тело Сары будет уничтожено, Рекс выскользнет из него, как во время землетрясения. Мы используем магнитофон, чтобы записать его. Инстинктивно он вернется на магнитофонную пленку, потому что именно так он первый раз пережил собственную смерть.

– А потом?

– Мы можем попробовать имплантировать его в тело мужчины. Почему не в ваше? Первое, что он сделает, – вылечит вас, чтобы обрести самостоятельность.

– Я не посмею, – пролепетал Адриан Уэст. – Простой смертный не сможет устоять перед мощью такого духа. Я сгорю, как свечка под колпаком, наполненным кислородом. Нет. По-моему, Сара слишком слаба, слишком боязлива, именно это мешает развитию Рекса. Наверняка он предпочел бы кого-то более энергичного, более жестокого. Возможно, мы совершили ошибку, отстранив Антонию. У нее нет никаких моральных принципов, никакого религиозного рвения, но она хищница. Мы должны пересмотреть ее личное дело. Может быть, из двух сестер мы выбрали не ту.

Сара решила, что пришло время отступить. Теперь она знала, что здесь она не в большей безопасности, чем за пределами дома. Ей надо бежать как можно скорее.

Она быстро заметила, что, стоило ей сделать шаг из дома, как у нее за спиной моментально возникал Уиспер. К тому же стены поместья были снабжены электрифицированной системой, подключенной напрямую к центральной аварийной сирене. Решетка же постоянно оставалась закрытой, никакие гости к Уэсту не приходили.

Сара решила прибегнуть к хитрости.

«Если мне удастся убедить их, что Рекс возрождается во мне, я укреплю свое влияние на них, – подумала она. – Тогда я смогу приказать им отвезти меня в город под каким угодно предлогом… А уж оказавшись на улице, я что-нибудь придумаю, чтобы сбежать от них».

У нее не было ни малейшего представления о том, что ей делать потом – без друзей, без денег. Но она предпочитала об этом не думать. Главное – выиграть время.

Она начала жаловаться на головные боли, постоянную бессонницу.

«Я слышу мужской голос, – лгала она. – Он отдает мне приказы. Говорит мне что-то, но я не понимаю. Сначала он был совсем далеким, а с некоторых пор словно приближается».

Так как она не могла ограничиться просто словами, однажды утром ей пришлось как попало подрезать волосы, чтобы прическа походила на мужскую.

Когда Сара в таком виде вышла к завтраку, Уэст, Харлок и Гвеннола Маэль выпучили глаза.

– Извините меня, – процедила Сара сквозь зубы, – но я больше не могла выносить эту шевелюру, чувствую себя ряженой. То же самое с этими платьями и корсажами, я словно все время переодетая… Вы не можете дать мне другие вещи? Рубашки, брюки?

– Как хотите, дорогая моя, – прошелестел Адриан. – Что касается прически, Уиспер этим займется. Потом он покажет вам другие гардеробы, выберете то, что вам понравится.

Сара пробормотала невнятные слова благодарности. Она решила вести себя как мужчина, чтобы создать у своих тюремщиков впечатление, будто она действительно находится под влиянием Рекса Фейниса. С этой целью она пересыпала свою речь крепкими ругательствами.

Когда мажордом показал ей разные гардеробные замка, Сара выбрала исключительно мужскую одежду. Затем она потребовала сигары. Как только она чувствовала, что за ней наблюдают, то начинала демонстративно почесывать щеки и подбородок, как мужчина, который определяет, не пришло ли время побриться.

Она никогда не стремилась стать актрисой, так что оставалось надеяться, что она не переигрывает. Каждый раз, когда Сара натыкалась на свое отражение в зеркале, у нее возникало впечатление, что она похожа на лесбиянку тридцатых годов, одну из тех эмансипированных девиц, что тогда наводнили Париж.

Так прошло дня три, затем Сара решила перейти к следующему пункту своего плана.

– Адриан, – объявила она однажды утром, – все это очень мило с вашей стороны, но я дохну тут со скуки, как крыса в клетке. Мне нужно поупражняться. Не завалялось ли в этой конуре парочки отличных шпаг, с которыми я могла бы развлечься?

В глазах калеки промелькнула искра. Именно этого и добивалась Сара. Так как Рекс был страстным фехтовальщиком, она надеялась убедить Адриана, что и в ней проснулась эта тяга. Конечно, она сильно рисковала, потому что дуэлянт из нее был никакой. Когда-то в юности Тизи обучил ее основам этого искусства, объяснив, что это сможет ей пригодиться, если она решит стать каскадершей. Так что Сара знала пару-тройку выпадов, которые могли произвести впечатление на непрофессионалов, их-то она и рассчитывала использовать.

Через полчаса Уиспер положил к ее ногам охапку рапир, собранных по всем углам подвала. Сара сняла жилет, засучила рукава и в одной рубашке принялась выискивать подходящий клинок.

Она посвятила этому немало времени, изображая болтливого Дугласа Фэрбенкса, каким она его помнила в «Трех мушкетерах». Она чувствовала на себе пристальные взгляды хозяев. Выбрав шпагу, Сара вышла в парк и сделала несколько ложных выпадов, чтобы пустить им пыль в глаза. Странным образом это упражнение ей понравилось, и – что еще более странно – она почувствовала себя гораздо увереннее, чем полагала.

Это было… Это было так, словно в ней проснулись былые рефлексы. Она даже не помнила, что учила эти движения.

Взволнованная, Сара остановилась. Пот тек у нее по лицу и груди, ей казалось, что она могла бы провести за этим занятием целый день.

В замешательстве она положила шпагу на каменную скамью и вернулась в дом, чтобы принять душ. Когда она спустилась вниз, Уиспер выразил ей восхищение, которое на этот раз не было наигранным.

«Я произвела на них впечатление, – заключила Сара. – Кажется, они меня боятся».

Она могла бы поздравить себя с подобным достижением, но что-то продолжало ее тревожить. Ей не понравилось восторженное возбуждение, которое она испытала на лужайке. На мгновение ей представилось, как она прокалывает Уиспера, Адриана Уэста, Харлок… И эта фантазия доставила ей странное удовольствие.

«Рядом с сумасшедшими и сам быстро сходишь с ума», – частенько говаривал Тизи. Может, именно это с ней и произошло?


Теперь ночью она засыпала с трудом, не переставая ворочалась с боку на бок. Она не чувствовала ни малейшей усталости, лишь только нервное напряжение, отчего вскакивала и бродила по коридорам поместья в надежде, что усталость наконец сморит ее и она сможет уснуть.

Саре пришлось признать, что она бурлит энергией, не находящей себе применения, она чувствовала избыток непонятно откуда взявшихся сил. В конце концов она задалась вопросом, не подсыпает ли ей Адриан каких-нибудь стимуляторов.

Весь день ей не сиделось на месте. Она бегала вокруг лужаек, занималась гимнастикой, подтягивалась, но, даже истекая потом, не испытывала ни малейшей усталости.

Рапиры гипнотизировали ее… Сара без конца возвращалась к ним, брала в руки, изображала выпады. Она с ужасом поняла, что ей хочется драться всерьез.

«Это же глупо, – думала она. – Я никогда не скрещивала шпаги с настоящим фехтовальщиком. Единственным человеком, с которым я сражалась, был Тизи».

И тем не менее ее желание росло, становясь навязчивым.

– Мне кажется, я понял, чего вам не хватает, – прозвучал за ее спиной голос Уэста. – Вам нужен противник. Для начала вы можете попробовать с Уиспером. В колледже он входил в команду фехтовальщиков, и он совсем не плох. Когда я еще мог ходить, мне случалось скрещивать с ним шпаги. Хотите, я шепну ему словечко?

Не в состоянии дольше сдерживаться, Сара услышала собственный голос, произнесший «да». Тут же она мысленно обозвала себя сумасшедшей. Она что, хочет, чтобы из нее сделали шашлык?

Однако когда появился мажордом, одетый в трико и со шпагой под мышкой, она с удивлением увидела капли пота у него на лбу.

«Да он боится! – поняла она. – Боится меня… Или, скорее, Рекса Фейниса!»

– Мадемуазель, я к вашим услугам, – дрогнувшим голосом объявил Уиспер и встал в стойку.

Сара так и не поняла, что же произошло потом. Не догадываясь, откуда взялось это неожиданное умение, она делала все больше и больше выпадов, заставляя Уиспера отступать к пруду. Она наносила удар за ударом, не давая ему ни секунды передышки. Кровь стучала у нее в висках, словно в лихорадке. У нее было единственное желание – проколоть эту огромную обезьяну, которая так напугала ее, когда она впервые появилась в поместье. Он был в ее власти, через минуту он вообще будет принадлежать ей. Еще одно усилие – и клинок проткнет ему грудь, разорвет желудок. А если немного повезет, ей даже удастся попасть ему в печень. Таков будет конец мажордома.

Должно быть, Адриан Уэст догадался о ее намерениях, потому что он прокричал: «Хватит!»

На секунду отвлекшись, Сара запорола нападение, и кончик ее шпаги лишь рассек трико соперника, оставив на животе неглубокую рану длиной сантиметров пятнадцать. Слуга весь дрожал. На секунду он решил, что сейчас погибнет.

– Хватит! – повторил Уэст. Он тоже был бледен, но его глаза блестели. Приблизившись к Саре, он прошептал: – Вы были великолепны, моя дорогая. Что касается вашего стиля, я знал только одного человека, который был способен драться так, как только что это делали вы. Эго был ваш отец. Думаю, он пришел вам на помощь. Это означает, что он внутри вас. Превращение происходит. Самое время, а то я уже начал терять надежду.

Чтобы не отвечать ему, Сара взяла полотенце и вытерла пот со лба.

«Мне удалось его одурачить… » – ликовала она. Однако в глубине души она не могла объяснить себе, как у нее получилось одержать верх над мажордомом, который, надо заметить, обращался со шпагой вполне ловко.

«Отец передал мне этот дар, – уговаривала она себя, не веря самой себе. – Это единственно возможное объяснение. Это генетическое, врожденное. Впрочем, не это ли определение дара – инстинктивное умение делать то, чему тебя никогда не учили?»

Она решила держаться этой теории, чтобы не поддаться панике, но злобный голосок шептал ей на ухо: «Это Рекс, он в тебе, он захватывает тебя. Ты действительно преобразишься. Это вопрос нескольких дней. Он будет обладать твоим телом, твоим мозгом. Ты пропала. Через неделю тебя уже не будет».


Гвеннола Маэль долго обсуждала ее подвиг, вспоминая, как видела Рекса Фейниса сражающимся на съемочной площадке. Она говорила, что узнала его стиль. С тех пор атмосфера в доме заметно разрядилась. На Сару перестали смотреть с подозрением. Все эти люди теперь не сомневались, что в ней живет душа великого человека.

– Черенок принялся, – повторял Адриан Уэст, потирая руки. – Черенок прекрасно принялся.

Сара была слишком взволнована всем тем, что с ней произошло, и даже не думала возмущаться, когда ей подавали все менее и менее прожаренное мясо, на самом деле практически сырое.

– Я знаю, что Рекс любил вкус крови, – с обаятельной улыбкой комментировал Адриан. – Если хотите, мы можем достать вам свежей крови вместо вина. Возможно, это подойдет вам больше? Это, знаете ли, совсем не сложно.

Сара не решилась отказаться. В тот же день за ужином она выпила свой первый стакан крови.

Странным образом это ей даже понравилось.

20

Сны начались тотчас же после этого. Вызывающие беспокойство сны. Каждый раз одна и та же история: утром – непонятно где – Сара просыпалась и шла в ванную комнату. Там, снимая пижаму, она понимала, что ее тело изменилось. Между грудями выросла шерсть, идиотский маленький член болтался между ног, щеки стали колючими. Во всем остальном она все еще была женщиной, отчего эта мешанина становилась совершенно нелепой. С этого момента все шло совсем уж наперекосяк. Для начала ей было очень трудно побриться. Неловко орудуя ручной бритвой, она порезалась в десяти местах. Когда она одевалась, ей невыносимо мешали пенис и яички. Казалось, что в трусы засунули какие-то непотребные штуки (бильярдные шары?), которые в любой момент могли выпасть, если она забудется и пойдет слишком быстро. Садясь, она содрогалась при мысли о том, что раздавит их, ведь при прикосновении они казались невероятно хрупкими. Как же мужики ухитряются на них не садиться?

«Придется все же тебе к этому привыкнуть, красавица моя, – шептал ей голос Рекса Фейниса. – Потому что скоро ты перестанешь быть женщиной».

В этот момент она просыпалась в холодном поту, дрожащей рукой проводя по животу. Это могло бы показаться нелегким сном, но у Сары оставалось от него ощущение липкого страха, которое не отпускало ее весь день.

Понемногу она начала бояться засыпать, потому что в конце концов пришла к выводу, что превращение происходит во время сна и сновидения – симптомы этого. Если она не будет начеку, если слишком долго не станет обращать на это внимание, кошмары превратятся в реальность, и однажды утром, открыв глаза, она увидит в зеркале Рекса Фейниса. А этого она боялась больше всего на свете.

В другие моменты ей случалось терять осязание. Ее кожа цепенела. Ей казалось, что если она положит руку на огонь, то не испытает никакой боли.

«Словно при анестезии… » – подумала она, не догадываясь о причинах этой странности.


– Вы выглядите усталой, – заметил Адриан Уэст, внимательно всматриваясь в лицо Сары. – Я очень боюсь, как бы перевоплощение не истощило ваши силы. Думаю, ваша телесная оболочка и дух Рекса Фейниса вступили в непримиримую схватку. Бессознательно вы не хотите покидать тело, к которому привыкли с детства. Это понятно, но очень опасно. Ваши силы истощаются, вполне возможно, что вы заболеете. Если я могу вам что-то советовать, сдайтесь, покорно сложите оружие. Смиритесь с мыслью, что Рекс сильнее вас. Откажитесь от борьбы.

И действительно, Сара чувствовала себя все слабее и слабее. Ее охватывала дремота, как только она садилась в кресло с книжкой в руках. Энергия покинула ее. Иногда ей казалось, что вампир выпил у нее кровь, и она трогала вену на шее в поисках следов укусов.

Однажды ночью, в очередной раз пытаясь не заснуть, она бродила по замку с мыслью найти пульт управления сигнализацией и решеткой парка. Если ей удастся разомкнуть цепь, она сможет улизнуть, прихватив один из «ягуаров», припаркованных на лужайке. По крайней мере она на это надеялась…

Слабость подтачивала ее. Если и дальше тянуть с принятием решения, то скоро она уже не сможет выйти из своей спальни. Сара не понимала, что с ней происходит. То ли в нее действительно вселился дух, то ли это были наркотики, которые ей незаметно подмешивали.

Она не знала, где они прячут пульт управления сигнализацией, поэтому ей пришлось тщательно, одну задругой, осмотреть все комнаты подряд. Особенно внимательно она обследовала кабинет Адриана Уэста, но безрезультатно. Однако в глубине шкафа она обнаружила сгоревший «Филко», который, казалось, следил за ней, как омерзительный идол, спасшийся от пожара. И хотя магнитофон не работал, пленка совершенно не пострадала от короткого замыкания. Не слишком понимая, что делает, Сара перемотала ее вручную и прихватила с собой. Она только что осознала, что никто не дал себе труда ее прослушать. Считая, что «переход» совершился, Уэст больше не интересовался записью.

Может, он ошибался?

Сара закрыла шкаф и спустилась в музыкальную гостиную. Там она когда-то видела магнитофон последней модели, стоявший рядом с пианино. Им-то она и решила воспользоваться.

Она уединилась, соблюдая множество предосторожностей, закрыв за собой тяжелые двери, обитые кожей, затем включила магнитофон. Поскольку микрофон, видимо, находился достаточно далеко, запись оказалась не очень хорошего качества, но Сара все равно содрогнулась, внезапно услышав голос Рекса Фейниса.

«Именно такой, как я слышала во сне», – с ужасом поняла она.

Примерно полминуты ей казалось, что двое мужчин говорят между собой на каком-то иностранном языке, потом Сара сделала над собой усилие, собралась и сосредоточилась на потусторонних голосах, исходивших из громкоговорителя. Рекс и его режиссер Владек – вечные пленники той ночи 8 июня 1938 года, ночи землетрясения, – спорили гнусавыми голосами.

– Я хочу сделать большой фильм на пятнадцать бобин, – заявил Владек на английском с польским акцентом. – Меня достали эти магнаты, которые хотят навязать нам стандарты в одну или две бобины, под тем предлогом, что зрители не высидят в темноте более получаса. На самом деле для продюсеров кино так и осталось ярмарочным аттракционом! Они его презирают!

Акцент режиссера и плохое качество записи делали его слова практически неразборчивыми. Сара услышала в глубине комнаты смех Рекса. Гнев режиссера его явно забавлял.

– «Нетерпимость» провалилась, – простонал Владек. – А тем не менее это был шедевр. Кино не должно увязнуть в глупых коротких комедиях…

Разговор продолжался в подобном тоне еще минут десять, затем мужчины перешли к предмету встречи – сценарию приключенческого фильма, который должен был поправить дела Рекса.

– Это будут изнурительнейшие съемки, – начал Владек. – Придется сниматься в Мексике. Ты уверен, что будешь в форме? У тебя такой усталый вид.. . Ты никогда не был таким бледным. Ты поседел, придется тщательнее красить волосы. Ты махнул на себя рукой, только посмотри, опустился дальше некуда, на себя уже не похож!

– Не беспокойся, – ушел от темы Рекс, позвякивая льдом в стакане. – Я поправлюсь, у меня есть свои средства.

– Черт! – вздохнул режиссер. – Ты хоть в зеркало смотрелся? Ты практически просвечиваешь. Твоя кожа стала прозрачной. Если журналисты увидят тебя в таком состоянии, мы пропали.

– Говорю же тебе, я буду в великолепной форме в первый день съемок, – угрожающе прошипел актер. – Я пройду курс. Небольшой курс лечения приведет меня в порядок.

«Лечение кровью», – подумала Сара.

Последовал бесконечный и малоинтересный спор о достоинствах выбранного сценария. Рекс говорил много, тоном, не допускающим возражений, требовал эпизодов с драками, не заботясь о том, насколько логично эти приключения вписываются в канву фильма. Можно было подумать, что он, глядя в меню, делает заказ.

– Ты действительно сможешь сыграть это все сам? – забеспокоился Владек. – Мы можем найти тебе дублера.

– Никаких дублеров! – прогремел Рекс Фейнис. – Я не желаю никаких имитаций.

Совершенно очевидно, что слово «дублер» вывело его из себя.

Он собирался продолжать, когда раздался глухой шум. Сара услышала, как зазвенели подвески люстры.

– Эй! – заорал Владек. – Что это такое?!

– Это… это землетрясение! – закричал Рекс. – Надо выбираться отсюда… Боже мой, я…

Раздавшийся затем грохот перекрыл голоса обоих мужчин. Послышался ряд глухих ударов, и запись прервалась.

Сара вся взмокла. Она только что услышала последний разговор и предсмертные крики Рекса Фейниса и Владека Варшавского так, как они были записаны на магнитофонной пленке летней ночью 1938 года.

Дрожащей рукой она остановила магнитофон, перемотала пленку и, повинуясь внезапному порыву, решила все стереть.

Как только лента стала чистой, она поспешила засунуть ее обратно в сгоревший «Филко» и вернулась к себе в комнату.


На следующее утро она проснулась такой слабой, что даже не могла подняться.

Уэст, Гвеннола и Харлок пришли ее навестить. Чтобы не разговаривать с ними, Сара притворилась, будто она без сознания.

– Она ослабла, – поставил диагноз мажордом, считая ее пульс. – Я видел такое во время войны в Корее. Что-то вроде сепсиса.

– Она скоро умрет, – прошипела Джейн Харлок. – Я это чувствую. Ей не хватает сил. Ее телесная оболочка сгорает, она слишком слаба, чтобы противиться присутствию Рекса.

Адриан Уэст выругался сквозь зубы и ударил ладонями по подлокотникам кресла.

– Как же нам не везет! – воскликнул он. – А мы были так близки к цели! И тем не менее я верил, что это сработает. Я снова обрел надежду после того, как она продемонстрировала нам свои способности к фехтованию. Ах, вот черт! Неудача…

– Я советую сделать ей укол пенициллина, – наугад предложил Уиспер.

Адриан задумался, затем выдал:

– Нет, это может убить Рекса. Он развивается в ней как вирус, как инфекция. Антибиотик может прикончить его. Я не могу пойти на такой риск. Я предпочитаю оставить ее умирать.

– С ней все кончено, – настаивала адвокат. – Придется снова прибегнуть к услугам Антонии. Найти ее, предложить ей сделку. Это должно сработать. Как только Сара умрет, Антония может получить наследство. Конечно, это будет нарушением последней воли ее отца, потому что она не убьет сестру собственными руками…

– Да наплевать! – завопил Адриан, теряя хладнокровие. – Великий Рекс Фейнис не будет придираться к мелочам. Когда мы вернем его к мертвым, у него будет немало других забот, вам не кажется?

– Конечно, – пролепетала Джейн Харлок.

Уэст повернулся к мажордому.

– Уиспер, с этой минуты ни на шаг не отходите от Сары, – приказал он. – Вы устроитесь в изголовье ее кровати с магнитофоном и хорошим микрофоном. Когда увидите, что она собирается испустить дух, включайте аппарат. Рекс выйдет из ее тела именно в этот момент. Как во время землетрясения, он будет искать убежища на магнитофонной ленте. Это позволит нам потом освободить его… Вы поняли?

– Прекрасно понял.

– Глаз с нее не спускайте… и включайте магнитофон, как только ей станет совсем плохо. Реке не задержится надолго в агонизирующем теле. Он тут же выберется оттуда. Возможно, именно в этот момент произойдет электрический разряд, не надо этого бояться.

– Я был на войне. Чтобы меня испугать, нужно что-то посерьезнее короткого замыкания.

– Все так, все так… Извините меня, я очень нервничаю. – Уэст сделал над собой усилие, чтобы успокоиться, и закончил: – Когда она умрет, отнесите магнитофон в мой кабинет и избавьтесь от тела. Похороните ее в холмах, койоты быстро сделают остальное. – И они удалились, бормоча ругательства.

Оставшись одна, Сара открыла глаза. Хотя она прекрасно все сознавала, тем не менее не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, словно кто-то под покровом ночи перебил ей позвоночник.

Однако она недолго оставалась в одиночестве. Появился Уиспер и поставил, как и велел его хозяин, на прикроватный столик магнитофон. Затем мажордом уселся в кресло-качалку, вынул из кармана газету и погрузился в чтение.

Сара не знала, как себя вести. Стоит ли играть роль умирающей?

Довольно скоро она поняла, что Уиспер просто не обращает на нее внимания. Из этого Сара заключила, что он не слишком-то разделяет убеждения своего хозяина, это ее удивило.

День показался Саре бесконечным. Несколько раз она пыталась подняться, чтобы справить естественные потребности, но каждый раз, к ее стыду, Уисперу приходилось нести ее до ванной комнаты и поддерживать, пока она облегчалась. Когда она встретилась с ним взглядом в зеркале над раковиной, то увидела, что слуга смеется над ней.

После обеда Адриан заглянул узнать, как идут дела.

– Она все еще?.. – прошептал он из-за приоткрытой двери.

– Увы, да, – высокомерно ответил Уиспер. – Цепляется за жизнь, гадина, если позволите мне такое выражение. Не беспокойтесь, мистер Уэст, я слежу за ней. Все готово для записи.

– Ну-ну, – произнес Уэст, уходя. – Ах, как же все это досадно!

Наступили сумерки. Сара умирала от голода. Уиспер подкрепился бутербродом с индейкой и отличным вином, принесенным из буфетной. Саре он ничего не предложил.

Когда стемнело, он неожиданно засуетился. Подойдя к Сариной постели, достал из бездонных карманов разнообразные предметы, которые аккуратно разложил на прикроватном столике. Первым из них оказался кусок липкой ленты, которым он заклеил ей рот. Затем Уиспер взял шприц и небольшой флакончик с желтоватой жидкостью. Сара с ужасом поняла, что сейчас он ее отравит. Наверное, ему надоело быть при ней сиделкой? К тому же это убийство позволит ему отомстить за то унижение, которое она нанесла ему во время их дуэли.

Сара попробовала выпрямиться, но она все еще была парализована, ни руки, ни ноги ее не слушались.

– Тихо, тихо, красавица моя! – усмехнулся мажордом. – Теперь мы уже не такие гордые, а? Этот маленький укольчик закроет твои очаровательные глазки, а потом мы вместе отправимся прогуляться, разве нет?

Сара рыдала и стонала, но, увы, липкая лента заглушала ее крики. Она видела, как иголка втыкается в вену на сгибе локтя, однако не ощущала ни малейшей боли, настолько она оцепенела.

– Вот и отлично, вот и все, – тихо сказал Уиспер, натягивая одеяло ей на лицо, словно она уже умерла.

Сара осознала, что он заворачивает ее, как в саван. Когда она была полностью упакована, мажордом перекатил ее справа налево, чтобы обвязать веревкой, а затем оставил на постели, вышел в коридор и объявил:

– Все в порядке, мистер Уэст, она мертва, и я все записал. Как вы и предсказывали, голубоватая молния вылетела у нее изо рта и устремилась к магнитофону. Все на пленке.

– Отлично, отлично, – донесся издалека голос Адриана Уэста. – Будем надеяться, что это была всего лишь досадная отсрочка. Немедленно избавьтесь от тела, я не хочу рисковать.

Сара совершенно оцепенела, ее веки закрывались.

«Я умираю, – безразлично подумала она. – Завтра меня отроют койоты и тут же начнут пожирать».

21

– Она не просыпается, – донесся голос Антонии сквозь обморочный туман. – Может, ты ее отравил?

– Нет, – проворчал Уиспер. – Не впервой, я был санитаром в армии. Я помогал врачам на поле боя и знаю, что нужно делать. Я только ввел ей кое-что, это должно вывести ее из комы.

Сара открыла глаза. Подступила тошнота, и секунды три ей казалось, что сейчас ее вырвет, потом все отступило. Она увидела, что лежит на соломенном тюфяке в подвале со связанными руками и ногами. Вокруг нее валялись тряпки, словно ее собирались разрезать на множество кусков.

Антония наклонилась к ней и влепила пощечину.

– Ну что? – спросила она. – Возвращаешься к жизни?

Ее лицо было жестким, глаза холодными. В ней не осталось ничего от той рыжей девушки, слегка с приветом, с которой Сара дружила последние три года.

– Что вы со мной сделали? – пролепетала Сара.

– Уиспер вкалывал тебе действенное анестезирующее средство, – пояснила Антония, – каждый день чуть-чуть увеличивая дозу. Вот почему ты ничего не чувствовала. Ты даже не замечала, как он входил ночью к тебе в комнату, чтобы сделать укол. Через неделю тебя парализовало. Ну а что было дальше, ты знаешь. Нам нужно было вытащить тебя оттуда. Это подлец Адриан собирался меня надуть. Деньги Рекса принадлежат мне. Это меня Уэст позвал первой. Я не позволю себя обчистить!

– Уиспер с тобой заодно.

– Я смогла его убедить. Он получит свою долю сокровищ. Приличную долю. Только он мог похитить тебя, не вызвав ни у кого подозрений. Он знал, как среагирует Адриан, если ты заболеешь.

Подошел мажордом. Без униформы он оказался ничем не примечательным человечком. Его можно было принять за какого-нибудь водителя грузовика.

– Я работаю на этих психов уже десять лет, – ухмыльнулся он. – Я поступил на службу к Уэсту, вернувшись из Кореи, он уже тогда был с большим Приветом, бедняга! Меня все это не касается, это их делишки, я закрываю глаза, пока мне хорошо платят. Мне жаль, что с тобой так все получилось, красавица моя, но твоей сестре удалось найти убедительные аргументы. Я старею, а Уэст рано или поздно окажется за решеткой. Я не хочу быть там, когда это случится, не желаю, чтобы меня обвинили в соучастии. Мне нужны бабки, чтобы слинять в Мексику.

Сара попыталась выпрямиться, но мешали веревки.

– Если ты немного свихнулась за последние дни, – продолжал Мажордом, – так это потому, что я давал тебе много всяких лекарств без твоего ведома. Я знал, что ты пытаешься найти способ сбежать, надо было как-то привязать тебя. Ах да, по поводу дуэли… Я притворялся. Я позволил тебе победить. На самом деле ты не так уж хорошо фехтуешь, но мне нужно было доказать остальным, что ты знаешь свое дело.

Сара вздохнула – теперь она понимала, откуда взялись все эти странные сны и необычные ощущения. Она все воспринимала через деформирующую призму наркотиков.

– Я хотела вытащить тебя оттуда! – повторила Антония с перекошенным яростью лицом. – Ты в очередной раз заняла мое место! Я избранная, я наследница. Они сообщили мне это, когда нашли меня три года назад.

– Ты уже пыталась меня убить! – выдохнула Сара. – Ведь это ты подожгла мою квартиру?

– Да, – прорычала Антония. – В тот раз это было просто ради удовольствия, не ради денег. Уэст тогда еще не изложил мне свой безумный план. А сегодня я хочу получить свое наследство в качестве компенсации. У меня есть на это право. Я никогда не знала своей матери, меня запирали в пансионах и у бесконечно меняющихся нянь. Сегодня пришло время Рексу Фейнису заплатить по счету. Адриан сказал, что должна остаться только одна, и это буду я. А раз они думают, что ты мертва, то не смогут оспорить законность моих притязаний.

– Ты займешь мое место?

– Да, – прошептала Антония. – Они доверяют Уисперу, им даже в голову не придет, что преданный мажордом их надул. Теперь я объясню тебе, что вскоре произойдет. Завтра я пойду к Адриану Уэсту и потребую свое наследство. Ничего удивительного – ведь официально я буду единственной оставшейся в живых законной дочерью Рекса Фейниса. Ты останешься запертой здесь. Можешь кричать, никто тебя не услышит. Так как во мне осталось немного жалости, из аэропорта, в тот момент, когда я буду садиться в самолет, чтобы лететь в Швейцарию, я предупрежу Тизи. Я объясню ему, где ты находишься, и он придет тебя освободить. Дальше выкручивайся как хочешь. Ты видишь, что я снисходительна. На самом деле я должна была бы убить тебя и закопать в этом подвале! Слишком много зла ты мне причинила. Ты забрала у меня все: мать, Тизи. Я была всего лишь дублером, сосланным за кулисы.

– Прекрати! – разозлившись, заорала Сара. – Наша мать ненавидела нас, Тизи на нас наплевать, он сам мне сказал. Меня обманули так же, как и тебя. Ты вообразила, что мне достался лакомый кусок, но это не так. Меня тоже надули.

– Ты врешь! – пронзительно заверещала Антония. – Ты была любимицей, маленькой принцессой, тебя все баловали, а я…

– Ну-ка хватит! – внезапно загремел Уиспер. – Заткнитесь, ладно? Мы так не договаривались. Антония, ты что, сбрендила?

Он схватил ее за руку и грубо встряхнул.

– Я не собираюсь выслушивать ваши семейные склоки, – прошипел он. – Ты попросила меня доставить ее сюда, вместо того чтобы закопать в холмах, и я послушался. Хотя я и считаю, что мы из-за пустяков усложняем себе жизнь. А теперь хватит, вы не станете выяснять тут свои девчоночьи отношения, понятно? Запираем ее и сматываемся. Я должен вернуться в поместье.

Впервые Сара осознала, что Антония – сумасшедшая, как Рекс, как ее отец… Она рассуждала, как психопатка, не испытывая ни малейших чувств к людям, которые ее окружали. Она была холодной, пустой, бесконечно хныкала над собственными проблемами, убежденная в том, что весь мир против нее.

Как многие ненормальные, она к тому же оказалась отличной актрисой. Почти животная интуиция помогала ей угадывать тайные желания собеседников. Она талантливо приспосабливалась к ним, поочередно становясь близкой подругой, своей в доску девицей, мечтательницей, витающей в облаках.

«Кровь Рекса? – подумала Сара. – Кровь Рекса течет в ее венах. Кровь сумасшедшего убийцы».

В тот же момент она сообразила, что Антония, возможно, на самом деле единственная настоящая наследница Рекса Фейниса, потому что она так же безумна, как и он.

Когда Уиспер развязал ей ноги, Сара поднялась.

– Послушай хорошенько, – объявил мажордом. – Я привяжу тебя к этому кольцу, вбитому в стену. На расстоянии вытянутой руки будет вода, еда и ведро. Я оставлю тебе этот огромный электрический фонарь. Не используй его слишком часто – только для того, чтобы отпугнуть крыс, когда услышишь, что они приближаются. В этом подвале их видимо-невидимо. Так что не спи слишком долго. На столике ты найдешь еще несколько свечей и коробок спичек. Дверь бронированная, стены крепкие, так что бессмысленно звать на помощь. Приедет банда мотоциклистов, которые ошиваются поблизости. Если они найдут тебя здесь, ты легко можешь себе представить, чем это для тебя закончится. Так что тихонько жди, когда тебя придут освободить.

Сара обернулась к сестре.

– Ты же не оставишь меня здесь? – пролепетала она. – Меня же сожрут крысы!

– Я предупрежу Тизи, прежде чем сесть в самолет, я же тебе сказала, – ответила Антония. – Если тебе немного повезет, он приедет за тобой завтра вечером. В худшем случае ты проведешь в этой дыре сорок восемь часов, это не смертельно.

– Черт возьми! – заорала Сара. – Ты прекрасно знаешь, что Тизи в маразме… Он уже ничего не соображает. Если ты ему позвонишь, через две минуты он вполне может забыть все, что ты ему скажешь. Он повесит трубку, снова сядет смотреть свое дурацкое кино и никогда не придет мне на помощь.

Антония пожала плечами.

– Вполне возможно, риск есть, – сказала она, поворачиваясь спиной. – Но по крайней мере я дам тебе шанс.

– Тогда позвони ему, когда приземлишься в Швейцарии, чтобы проверить, что он не забыл.

– Нет, я позвоню ему только один раз – и точка. Если он не приедет, тем хуже для тебя.

Сара хотела броситься на сестру, но Уиспер оттащил ее. Он резко защелкнул наручники на кольце, торчащем из стены.

– Ну вот, – объявил он. – Ты можешь сесть на этот стул. Стол стоит достаточно близко, ты достанешь все, что тебе понадобится. Избегай неловких жестов, чтобы не опрокинуть его. Не пытайся вывернуться, только поранишь запястье, а это ни к чему хорошему не приведет, понимаешь?

Антония уже открыла бронированную дверь. Она вышла в коридор и сказала:

– Я оставлю ключи от двери и от наручников под камнем, у подножия лестницы, которая ведет в подвал, таким образом, Тизи легко тебя освободит – конечно, если он придет.

– Тебе это забавляет, правда? Маленькая месть, – выплюнула Сара.

– Да, немного, – призналась Антония. – Я так долго этого ждала! Я очень довольна своей выдумкой. В некотором смысле это русская рулетка. Тизи в маразме. Помнит ли он еще о твоем существовании? Забудет ли он о тебе, едва положив трубку? Мучительное ожидание, а?

Уиспер присоединился к ней в коридоре. Антония медленно закрыла за собой дверь. Когда осталась всего лишь маленькая щелочка, она прошептала:

– Вероятно также, что ему наплевать на все. Вдруг он увидит в этом возможность раз и навсегда избавиться от тебя, а? Что мы можем об этом знать?

Стальная дверь клацнула, затем раздался скрежет – ключ повернулся в замке.

Затаив дыхание, Сара слушала удаляющиеся шаги сестры и мажордома. Теперь она осталась в одиночестве, забытая в подвале неизвестного здания, в развалинах, каких было сотни в пригородах Лос-Анджелеса.

Одна? Нет, не совсем – где-то шебуршились крысы…

22

На следующее утро Антония приехала в поместье, как они и договорились с Уиспером. Она привела себя в порядок и надела очень строгий черный костюм. Два черепаховых гребня с Галапагосских островов удерживали ее рыжую шевелюру. Несмотря на долгое пребывание в пустыне, ее лицо не поддавалось калифорнийскому зною и сохранило молочную белизну. На шее и скулах под тонкой кожей просвечивали вены. Антония не стала краситься, считая, что эта «прозрачность» приятно поразит Адриана Уэста.

Мажордом вел себя с ней так, будто никогда в жизни ее не видел, ее поразило его высокомерие. На его месте она бы не утерпела и подмигнула ему. Уиспер провел ее к хозяину в отделанный лепниной огромный кабинет на втором этаже.

За письменным столом сидела Джейн Харлок, на бюваре лежал конверт, скрепленный восковой печатью. Уэст, устроившийся у камина, потягивал херес из чашки хэвилэндского фарфора.

– Рад снова видеть вас, дорогая моя, – приветливо произнес он, когда Антония переступила порог комнаты. – Вы наверняка в курсе того, как развивается ситуация. Наш верный Уиспер сказал мне, что взял на себя смелость вас предупредить.

По бостонскому акценту его почти с полной уверенностью можно было принять за англичанина.

Антония улыбнулась. Она решила убедительно играть свою роль и скрывать нетерпение. На самом деле она чувствовала себя вулканом, готовым извергнуть бурный поток лавы, и ей приходилось держать себя в руках, чтобы не броситься на конверт, лежавший перед адвокатом. Никогда еще она не была так близко к цели!

Адриан Уэст заставил ее мучиться, подробно рассказывая о печальных приключениях Сары во время ее пребывания в замке.

– Ей не хватало сил, – заключил он, беря в руки изящный чайничек, чтобы налить новую порцию хереса. – Передача энергии убила ее. Я собираюсь играть с вами в открытую, Антония. Если я вам рассказываю все это, то только для того, чтобы вы поняли, что эта операция небезопасна. У вас есть время отказаться.

– Я прекрасно поняла, – ответила она. – Но, полагаю, если я откажусь от операции, наследство Рекса уйдет у меня из-под носа?

– Действительно, имеется определенное нарушение условий завещания, – встряла Джейн Харлок. – Вы не убили сестру собственными руками, а значит, не выполнили условие, поставленное вашим отцом. Тем не менее, если вы пойдете навстречу пожеланиям мистера Уэста, мы можем закрыть глаза на эту деталь и немного нарушить процедуру. Ведь главное, что Сара мертва?

Антония кивнула. Уиспер объяснил, чего они ждут от нее: магнитофон, духовная энергия, вернувшаяся на магнитофонную пленку. Весь набор этих глупостей она выучила наизусть. Она сумеет разыграть обморок от электрошока. У нее настоящий талант к такого рода представлениям. Ведь удавалось ей в течение трех лет убеждать Сару, что она ее лучшая подруга.

– Ладно, – произнесла адвокат. – Раз мы договорились, я могу сообщить вам, что наследство Рекса находится в Швейцарии, в частном банке в Женеве. На самом деле нет ни номера счета, ни секретного кода. Всего лишь сейф и ключ от него. Полагаю, что ваш отец сложил туда бриллианты – это лучшее средство до предела сократить размеры состояния. И все это теперь принадлежит вам. Вы можете сесть в самолет сегодня же вечером и, если все пойдет хорошо, уже завтра станете богатой, безмерно богатой.

Антония постаралась остаться невозмутимой, но ладони у нее стали мокрыми.

Взяв нож для разрезания бумаги, Харлок вскрыла конверт, вынула оттуда листок бумаги с напечатанным текстом и плоский ключ.

– Ну вот, – объявила она. – Координаты банка, номер сейфа и ключ от него. Трофеи вашего отца покоятся там уже двадцать пять лет. Пришло время, чтобы кто-нибудь ими воспользовался.

– Не переживайте из-за бриллиантов, – вклинился Уэст. – Я помогу вам их сбыть. У меня есть связи в Амстердаме, Антверпене, Гамбурге. Не совершайте ошибку и не пытайтесь запихнуть все в свою сумочку – было бы безумием прогуливаться с таким сокровищем на руках. Когда вы вернетесь сюда, мы обсудим, как лучше всего воспользоваться состоянием.

«Болтай-болтай, красавец мой, – подумала Антония. – Как только я наложу лапу на камешки, ты больше меня не увидишь!»

– Только один совет, – добавил Адриан. – Не оставайтесь слишком долго за границей. Превращение может оказаться стремительным, и вам сложно будет вернуться на родину. Представьте, что вы превратитесь в мужчину! Тогда вы не сможете воспользоваться своим паспортом, чтобы вернуться в Америку. К тому же будет более благоразумно, если мы сможем присматривать за вашим развитием. У меня есть доктора, которые будут знать, что делать, если начнутся проблемы. В Швейцарии или во Франции ваш случай поставит врачей в тупик. Кроме того, медицина в этих странах довольно отсталая, с ней лучше не связываться.

Антония кивнула, но на самом деле она не слышала ни слова из разглагольствований инвалида. Ей не терпелось покончить со всем этим и приходилось постоянно сдерживаться. Она прекрасно знала свой главный недостаток. В некоторые момент импульсы становились слишком сильными и толкали ее на необдуманные поступки – иногда все сходило удачно, иногда нет. Именно в таком состоянии однажды ночью, десять лет назад, она не удержалась и подожгла дом Сары.

На прошлой неделе случился новый кризис. Это произошло, когда Тош и Ван Дик подмешали наркоты в еду, которая вызвала у Сары галлюцинации, заставившие ее покинуть сарай. Антония следовала за ней по пятам. Когда сестра вошла в салун призрачного города и рухнула там, Антония неожиданно ощутила потребность ее убить. Она вооружилась осколком бутылки и порезала ей запястье, надеясь замаскировать все под самоубийство.

Это принесло ей ни с чем не сравнимое удовлетворение. К сожалению, от боли Сара пришла в себя, и Антония не смогла закончить начатое. Больше пробовать она не решалась и потом горько об этом жалела.

Иногда ей казалось, что она начнет жить по-настоящему, только когда Сара умрет.

«Она словно те растения, что выпивают из земли все соки и мешают другим расти, – думала Антония. – Я любой ценой должна вырвать ее из своей жизни, оздоровить сад… »

За долгие годы Антония в конце концов убедила себя, что исчезновение сестры физически пойдет ей на пользу.

«Это произведет такой же эффект как курс косметических процедур, – думала она. – Моя кожа приобретет цвет, я перестану быть бледной как смерть, мое лицо станет прекрасным, тело приобретет формы. Грудь увеличится. Наконец-то я обрету то, что она у меня украла».

С недавнего времени эти приступы стали учащаться. Антония и не пыталась с ними бороться – она с наслаждением предавалась мечтам, теряя всякое ощущение времени.

Покашливание вернуло ее на землю. Она осознала, что все смотрят на нее, ожидая ответа.

– Хорошо… хорошо, – пробормотала она, положившись на случай.

– Мадемуазель, идите за мной, – произнес Уиспер, продолжавший блестяще исполнять свою роль.

Антония поднялась. Адриан Уэст и Джейн Харлок следовали за ними. Пройдя по бесконечному коридору, уставленному бюстами, Антония оказалась в курительной, деревянная обшивка стен которой впитала в себя запах тысяч сигар, выкуренных здесь.

На инкрустированном столике она заметила огромный магнитофон. Не «Филко», сгоревший во время первого прослушивания, а другой. Антония поняла, что на вставленной в него пленке записана духовная энергия Рекса Фейниса.

«Прекрасно, – подумала она. – Надо будет выдать им отличный номер с трансом вуду. Попробую поубедительнее… »

Ритуал происходил так, как она и предполагала. К счастью, Уиспер рассказал ей, чего ожидает от нее Адриан Уэст. Она должна исполнить достойное доверия представление, если хочет покинуть поместье с ключом в кармане.

Когда Адриан закончил свою речь, Антония нажала на «Пуск» и очень убедительно изобразила удар электрическим током. Мучась от неудержимых конвульсий, она каталась по ковру, испуская гортанные крики. Потом, когда ей показалось, что уже достаточно, она, дрожа и закатив глаза, застыла в совершенно непристойной позе с задранной до пупа юбкой.

Ее перенесли в бывшую спальню Сары, Уисперу велели смочить ей виски. Антония приказала себе потерпеть, несмотря на то что ей хотелось немедленно броситься в кабинет Уэста и схватить ключ от сейфа.

«Успокойся, – повторяла она себе. – Ты все испортишь. Тебе остался всего шаг – и ты у цели. Дай им то, что они хотят. Через три часа ты окажешься в аэропорту с чудесным ключиком в кармане».

Она пыталась убедить себя, что после всех этих лет три часа – ерунда, но ей не удавалось.

Три часа – это целая вечность!

23

Сара содрогнулась, почувствовав, как что-то трется о ее лодыжку. В очередной раз она зажгла фонарь и посветила на пол. Ослепленная крыса сбежала, исчезнув среди куч мусора. Сара выключила свет и топнула ногой по утрамбованной земле, надеясь спугнуть грызунов, которые без конца кружили около нее. Она боялась. К тому же в довершение всех несчастий она забыла часы в поместье, поэтому теперь не понимала, сколько прошло времени. От страха пересохло в горле, но она пыталась экономить воду, не зная, сколько времени ей придется провести в этой тюрьме.

Она совершенно не доверяла своей сестре. У Сары не было иллюзий: Антония поступит так, как хочет ее левая нога, – вот и все. Все зависит от ее настроения. В эйфории она может позвонить Тизи, а если будет не в духе, то пройдет мимо телефонной кабинки не задерживаясь.

Увы, даже если информация дойдет до старика, нет ни малейшей уверенности в том, что он согласится покинуть свой сарай ради спасения приемной дочери.

«Он сказал, что мы ничего для него не значим, – припомнила Сара. – Что он не желает больше ничего слышать о нас… »

Может, он положит телефонную трубку на рычаг и установит в проектор одну из бобин «Юдифи из семи замков»? Как только лицо Лиззи Кац появится на экране, он забудет обо всем на свете и погрузится в созерцание своей единственной любви, Сара готова была биться об заклад.

Теплый комок шерсти снова потерся о ее лодыжку, она наугад ткнула ногой в надежде размозжить грызуну голову.

Надо было поберечь батарейку фонарика. Пока она не чувствовала настоящей опасности. Крысы еще не решались атаковать все вместе, но рано или поздно это произойдет. В какой-то момент они перестанут ее бояться, и вот тогда-то начнутся настоящие проблемы.

24

Антония не смогла покинуть поместье в тот же вечер, как она рассчитывала, потому что на швейцарских рейсах не осталось свободных мест. Ей пришлось провести ночь в огромном здании, дрожа от нетерпения. Она была так возбуждена, что не сомкнула глаз. Она забыла о самом существовании Сары. Каждые десять минут она открывала сумочку, вынимала ключ от швейцарского сейфа, крутила его в руках, так что металл разогревался от жара ее тела. Она даже подносила его к губам и целовала или пристраивала на груди, как золотую подвеску. Она еле сдерживалась, чтобы не испустить торжествующий крик, рычание волчицы.

И – вот редкость! – ей даже хотелось заняться любовью. Уже много лет она из принципа вела целомудренную жизнь. Два неудачных опыта – в шестнадцать и двадцать лет – оставили ее девственницей, испытывающей отвращение к сексуальным приключениям. И хотя в пустыне она делала вид, что совокупляется с Тошем и Ван Диком, но только для того, чтобы придать достоверность своей роли разгульной взбалмошной девицы. На самом деле парни были гомосексуалистами, они охотно согласились разыграть комедию, чтобы позлить Сару, казавшуюся им слишком скованной. Что же касается Антонии, то она испытывал огромное удовольствие, строя из себе битницу, жаждущую свободной любви и искусственного рая, хотя на самом деле оставалась настороже, следя за малейшим движением сестры. Только раз Антония поддалась наркотическим глюкам, когда Сара уехала в ЛосАнджелес, чтобы показать врачу свое порезанное запястье. Оставшись одна с Тошем и Ван Диком, Антония дала убедить себя и решила поучаствовать в опыте расширения поля сознания. Это чуть не стоило ей жизни, потому что Гвеннола Маэль воспользовалась этим, чтобы убить парней.

«Какая же она чокнутая! – вздрогнула Антония, вспоминая происшедшее. – Я готова поспорить, что она даже не узнала меня, когда проскользнула в ангар. А я была настолько под кайфом, что даже не смогла бы защититься, попытайся она меня придушить, как остальных».

Да, это было неприятное воспоминание, одна из немногих ошибок. Антонии было стыдно. После отъезда Сары у нее началась депрессия, она не понимала, в чем дело. Внезапно ее обуяло непреодолимое желание послать все к черту. Ее переполняло отвращение ко всему миру, до самых дальних галактик. Одна из тех черных дыр, которые иногда угрожали поглотить ее в свои колодцы антиматерии. Тош и Ван Дик, догадавшись, что она раскачивается над бездной, неожиданно вытащили пакетик мексиканских грибов, которые приберегали для мгновений самой черной депрессии.

– Ну же, детка, – прошептал Тош с мальчишеской озорной улыбкой. – Это тебя подбодрит! Мы сварганим отличный супчик с витаминами счастья!

Антония окунулась в бред. Гвеннола Маэль воспользовалась этим, чтобы проникнуть в сарай в наряде Лиззи Кац, цитируя обрывки диалогов из фильмов старлетки, у которой она позаимствовала внешность. Она склонилась над молодыми людьми, сраженными наркотой, и погладила их по лицу кончиками пальцев, затянутых в белые перчатки.

«Я чуть не умерла со страху! – вспоминала Антония. – На секунду я действительно поверила, что это призрак Лиззи. Потом она подошла ко мне, чтобы прочесть мне нотацию. Она говорила что-то вроде: "Ты не должна нападать на свою сестру, это нехорошо. Я видела, как ты пыталась вскрыть ей вены. Если будешь продолжать в том же духе, мне придется вмешаться и наказать тебя. Мне будет тяжело это сделать, потому что ты ведь тоже моя дочь. Вы обе мои маленькие доченьки, и я вас очень люблю"».

Каша, сваренная из слов любви и угроз. Бесконечная материнская болтовня – такая, какой представляла ее себе Антония. На три секунды ее охватила настоящая паника. Мочевой пузырь не выдержал, когда призрак погладил ее по лбу, а потом… потом она заметила плохо натянутый парик, пот под слоем грима, влажные полукружья под мышками и наконец узнала Гвеннолу… Эту чокнутую Гвеннолу Маэль. Очарование ушло, и, несмотря на наркотический туман, Антония прыснула со смеху.

Ошибка, конечно. Единственная ошибка в плане, которому она неукоснительно следовала в течение трех лет.

Иногда, вспоминая, что она провела половину жизни, ожидая восстановления справедливости, надеясь на гипотетическое изменение ситуации, Антонии хотелось разрыдаться от жалости к себе.

Во сне она видела себя женщиной, запертой в зале ожидания со старыми журналами и пепельницами, полными окурков.

Сколько раз за последние десять лет, как только наступала ночь, она следила за Сарой, намереваясь убить ее? Двадцать? Тридцать? И всегда в последнюю минуту Антония сдавалась – не хватало смелости. Только однажды она пошла до конца. Она все еще помнила бутылку с бензином, которую бросила в полуоткрытое окно, заблокированный замок, чтобы сестра не смогла сбежать. И главное – сумасшедшую радость, которую испытала, услышав мычание пожарных сирен! В эту секунду ей захотелось захлопать в ладоши, как маленькой девочке накануне Рождества, и прокричать прохожим: «Все кончено! Наконец-то я вышла из зала ожидания! Теперь моя очередь, меня только что позвали!»

Да, в ту ночь ей казалось, что она вправе думать именно так: «Все кончено. Эта сволочь не выкарабкается. Уэсту и его приспешникам придется отдать мне наследство».

Увы, Сара выкарабкалась, еле-еле, но выкарабкалась. Обожженная, изуродованная, но все еще живая, она не сдвинулась с места и так и стояла на пути к свободе и богатству.

«Ну что ж, – вздохнула Джейн Харлок на следующий день после неудачного покушения. – Я ничем не могу вам помочь, моя дорогая Антония. Будем надеяться, что в следующий раз вам повезет больше… Вы ведь знаете правила игры? Они были установлены вашим отцом. Должна остаться только одна».

«Следующего раза» не произошло. Пожар показал Антонии, что она не обладает необходимой для убийцы смелостью. Конечно, она могла организовать преступление, срежиссировать, спланировать его, но она была не способна перейти к действию. Нажать на курок или вонзить нож оказалось выше ее сил. И хотя Антония была дочерью Рекса Фейниса, она не унаследовала его безумия убийцы.

Так что она решила приблизиться к Саре – ради удобства, конечно, но и по непреодолимому влечению. Став якобы Сариной подругой, Антония надеялась обнаружить ее слабые места.

Сестра жила почти затворницей, и Антонии не составило труда привязать ее к себе. Встреча во время праздника на площадке предоставила возможность познакомиться. Остальное было просто – Антония умела быть пленительной, незаменимой, забавной, взбалмошной. Рекс передал ей свои актерские гены. У нее было множество лиц, за секунду она могла измениться полностью, если появлялась необходимость.

У нее были все задатки, чтобы стать актрисой, но это ее не интересовало.

Антония возложила на свою сестру ответственность за те годы, что она перемещалась от кормилиц в приемные семьи, из пансионов в частные-заведения. Одна, всегда одна. Только изредка раздавался телефонный звонок от сдержанного Тимоти Зейна, который хотел убедиться, «что все хорошо и она ни в чем не нуждается».

В темноте дортуаров, где Антония изнывала от ненависти, она создала райский образ Сариного детства. Образ столь же наивный, сколь и неизгладимый. Даже став взрослой женщиной, Антония не смогла избавиться от своей детской ненависти. В ее мыслях Сара осталась пленницей иллюстраций Нормана Рокуэлла[11] – ее окружали улыбающиеся люди, которые любили и баловали ее, в гостеприимном доме с белоснежными скатертями, блестящим столовым серебром и новогодней елкой.

«Ей досталось все самое лучшее, – однажды вечером объясняла Антония Адриану Уэсту. – Ее баловали, а меня запирали в мрачных пансионах на другом конце страны».

В этих пансионах за порядком следили деспотичные воспитательницы, исполненные презрения к сироте, которая вынуждена была все каникулы и праздники проводить в заведении.

Антония поступила в университет, училась упорно – но не для того, чтобы преуспеть, нет – для того, чтобы подавить бурливший в ней гнев. Но и тут она сумела ввести всех в заблуждение: ее считали своей в доску, классной девчонкой, отличной соседкой по комнате, серьезной студенткой.

«Корнуэльский университет был моей первой стартовой площадкой, – охотно признавала Антония. – Там я отточила свое оружие и технику. Я научилась охмурять людей».

Когда она получила диплом, к ней обратился Совет. Именно так Адриан Уэст называл маленькую секту, объединенную культом Рекса Фейниса. Совет призвал Антонию под тем предлогом, что у них есть для нее работа.

«Я очутилась лицом к лицу с этим инвалидом в кресле на колесиках, – писала Антония в дневнике. – Еще там были Харлок, адвокатша, и Гвеннола Маэль… Я была очень удивлена, когда Уэст сообщил мне, что эта блондиночка – бывшая принцесса с глазами-незабудками из фильмов, которые нам показывали в пансионе, когда мне было десять лет! Боже мой, как же она постарела!»

В тот день Совет сообщил ей имя ее отца – Рекс Фейнис. Имя, которое Антония никогда до этого не слышала. До недавнего времени она считала, что ее родителем является Тимоти Зейн. Стыдливым родителем, у которого имеется официальная семья и который присматривает за своими незаконными дочерьми издалека… из дальнего далека. Двумя дочерьми – любимицей Сарой, которую все холили и лелеяли, и за ней, Антонией, которую по непонятным причинам отправили подальше.

Адриан Уэст честно выложил карты на стол. За полчаса он рассказал ей все – о преступлениях Рекса, о наследстве.

Потом, почувствовав доверие, он чуть ослабил защиту, и Антония поняла, что этот человек сумасшедший. Ее это позабавило и одновременно успокоило. Эти слишком серьезные взрослые больше не производили на нее впечатления. Она осознала, что их легко будет заставить плясать под свою дудку.

И хотя она никогда не верила в возрождение Рекса и во все эти байки о целлулоидных призраках, ей хватало ума это скрывать. Несмотря на юный возраст, она привыкла составлять сложные стратегические планы. Не она ли проводила долгие зимние вечера, придумывая тысячу и один способ убить собственную сестру?

Совет объяснил ей, что они сделали на нее ставку, что она их «чемпионка» в средневековом смысле слова. Они дали ей денег, помогли стать реставратором. Поначалу это занятие должно было служить лишь прикрытием, но Антонии понравилось, у нее открылся настоящий талант, что позволило ей вполне сносно зарабатывать себе на жизнь.

Они рассказали ей о контейнерах, местонахождение которых в то время еще не было известно Уэсту, и о «Филко». Они частенько приглашали ее на ужины, во время которых мусолили свои воспоминания и фантазии. Антонии иногда казалось, что она сидит за столом с бывшими нацистами, рассеявшимися по Калифорнии под чужими именами. Они словно бы жили во временных скобках, обреченные воспроизводить те же жесты, повторять те же фразы. Она не принимала всерьез ничего, за исключением того, что касалось наследства.

Они предоставили ей всю информацию о Саре: ее работе, знакомствах, месте жительства. В тот раз Антония с яростью узнала, что ее сестру воспитал Тимоти Зейн и что она никогда не знала мрачной атмосферы пансионов Восточного побережья.

Уэст объяснил Антонии, что она имеет полное право общаться с Тизи, старик ее не выдаст. Описывая его, инвалид употребил странное выражение: «Он тоже в машине… » – словно все они крутились внутри одной центрифуги.

Антония поехала к реквизитору. Они поняли друг друга с первого взгляда. Старик был всего лишь преданным рабом духа Рекса Фейниса. Кроме того, он испытывал мальчишескую страсть к Лиззи Кац. Антония решила, что он не представляет для нее интереса. Она пригрозила жестоко отомстить ему, если он расскажет о ней Саре. Старик убедил ее в том, что и не собирался этого делать. С момента смерти Рекса он скрупулезно выполнял условия завещания.

«Он боится, – поняла Антония. – Наверняка он верит в то, что призрак Рекса присматривает за ним свысока и оторвет ему ноги при первом же нарушении правил!»

– Мы свяжемся с вами, когда придет время, – повторял красавец Адриан вовремя неизбежных ужинов. – Когда час пробьет, мы расскажем вам, где находится «Филко». И тогда свершится обряд. Вы сможете забрать свое наследство и духовную энергию Рекса. Вы станете Рексом!

«Болтай-болтай!» – думала Антония, не подавая виду.

А потом.. , а потом ничего не произошло. В конце концов она поняла, что не смогла убедить Совет в том, что ее интересует превращение, возрождение и прочие глупости. Они ее выбросили. В очередной раз ее выбросили во мрак.


– Время пришло! – объявил Уиспер, встряхивая ее за плечо. – Ты опоздаешь на самолет.

Антония поняла, что в конце концов уснула, и рывком поднялась.

– Делаем все, как договаривались, – тихим голосом подвел итог мажордом. – Я отвезу тебя в аэропорт, и мы сядем в один самолет. Мой чемодан уже в багажнике, я переоденусь на парковке. Я не могу вернуться к этим чокнутым. Их истории плохо кончатся.

Антония согласилась. Эта часть плана вызывала у нее гораздо меньше энтузиазма, но приходилось признать, что без помощи Уиспера ей не обойтись.

Она наскоро умылась, натянула костюм, в тысячный раз проверила волшебный ключ и документ, открывающие доступ к швейцарскому сейфу.

С Адрианом Уэстом она распрощалась в невменяемом состоянии. Инвалид повторил ей то, что говорил уже множество раз: она не должна задерживаться в Европе из-за превращения и возможного изменения пола. Антония пообещала ему все, что он хотел, и вскочила на заднее сиденье автомобиля, дверцу которого, прежде чем сесть за руль, придержал для нее Уиспер.

Пока они ехали к калитке, рыжая пристально всматривалась в бритый затылок мажордома. Она была неглупа и понимала, что Уиспер представляет для нее реальную угрозу. Это был старый солдат, положивший немало народу в Корее. Он обещал, что, как только получит свою долю камешков (двадцать процентов от общей суммы), она больше о нем не услышит. Возможно, так, возможно, нет.

Как бы то ни было, ей надо оставаться начеку. Она еще не выработала четкого плана. В какой-то момент она думала остаться в Швейцарии, но испугалась реакции Адриана Уэста, когда, не дождавшись ее возвращения, он поймет, что его верный мажордом тоже сделал ноги.

«Этот псих вполне может приказать убрать меня», – подумала она. В этом не было ничего невозможного. Превращение стало для инвалида идефиксом. Антония не питала ни малейших иллюзий: как только Уэст будет уверен, что она не станет новым воплощением Рекса Фейниса, он тут же избавится от нее. Так что главное было не попасться ему в руки.

Теперь, когда «мерседес» ехал в направлении аэропорта, Антония ощутила покалывание в желудке. Вернется ли она в Америку? Сможет ли прижиться в Европе? Говорят, французы самодовольные, нечистоплотные, грубые, одержимые едой и вином; швейцарцы скучные, едят только «грюйер» и коллекционируют ювелирные часы.

«С деньгами меня везде примут с распростертыми объятиями, – повторяла себе Антония. – Я смогу путешествовать».

Внезапно она вспомнила, что Сара так и ждет, прикованная к стене в подвале, полном крыс. Надо не забыть позвонить Тимоти Зейну из телефонной кабинки в аэропорту и объяснить ему ситуацию. Поймет ли он, во что его снова пытаются втянуть? Он сильно сдал в последнее время. Похоже, его память стала совсем дырявой.

Минут десять она наслаждалась, смакуя эту мысль. Позвонит она или нет?

Если она сядет в самолет, забыв, что Сара в подземной тюрьме, проблема будет решена. Через сорок восемь часов запасы еды и воды у сестры кончатся, и начнется длительная агония среди полчищ крыс.

Некоторое время назад эта идея пришлась бы ей по вкусу, но сегодня она чувствовала прилив великодушия по отношению к бывшей узурпаторше.

«В конце концов что с ней станет? – подумала она. – Она без денег, без семьи, изуродованная… Ей придется покинуть Штаты, как воровке. Воровке без гроша за душой!»

Она прыснула со смеху при мысли об этом, представив Сару в Канаде, официанткой в каком-нибудь дешевом кабаке, куда заглядывают только охотники на тюленей, которые бесстыдно лапают ее, и как она, отчаявшись, становится проституткой.

Эта перспектива сделала Антонию великодушной. Не будет ли это для бывшей любимицы худшим наказанием, чем смерть?

Несмотря ни на что, ненависть тлела, оживая при малейшем воспоминании. И Антония чувствовала, что в ней нарастает желание «забыть» позвонить Тизи.

«Если немного повезет, – подумала она, – мы будем опаздывать и придется как можно быстрее бежать на регистрацию. У меня просто не будет времени сделать этот чертов звонок. Или я позвоню позже, оказавшись в Женеве».


Антония привыкла подолгу анализировать свои эмоции. Ей случалось проводить целые дни напролет, вспоминая «зло, которое ей причинили». И эти погружения в себя отрывали ее от реальности также, как выключается свет, если опустить рубильник. Когда она совершала эти «подземные исследования», то переставала обращать внимание на то, что ее окружало. Она не слышала вопросов, которые ей задавали. Те, кто смотрел на нее в эти мгновения, принимали ее за сомнамбулу.

В таком состоянии она пересекла зал аэропорта, вспоминая мрачную зиму 1940 года, проведенную в пансионе, где завывали сквозняки и где мисс Снизон-Чепмэн, главная надзирательница, бранила ее за вялость.

Уисперу пришлось встряхнуть Антонию, чтобы вернуть ее на землю.

– Ты должна позвонить старикану, – напомнил он. – Вон там есть кабинка.

Антония смотрела на него, не понимая.

– Иди звони! – прикрикнул мажордом. – Не хватало нам еще одного трупа на руках.

– Ладно, ладно, – обиженно процедила Антония.

Она ненавидела, когда ей приказывали. Когда она сняла трубку, ей захотелось лишь сделать вид, что она разговаривает. Просто так, чтобы наказать Уиспера за то, что тот осмелился говорить с ней подобным тоном. Хорошая вышла бы шутка!

И таким образом мажордом стал бы ответственен за смерть Сары! Так ему и надо!

Антонию немного позабавила эта мысль, когда она стояла, поглаживая диск с цифрами. Сделает ли она это? Да? Нет?

Она обернулась и увидела, что Уиспер наблюдает за ней. Она поймала его взгляд – злой и нетерпеливый – и поняла, что он не любит ее. Она уже видела это выражение у Адриана Уэста, Джейн Харлок и Тизи… Гвен – это совсем другое дело. Она наполовину безумна и узнает своих собеседников через раз.

Антония сомневалась, балансируя на краю бездны безнадежности. Как на страдающую маниакально-депрессивным психозом, на нее иногда накатывали внезапные приступы хандры. Это происходило внезапно, обычно после долгого периода сильного возбуждения. В течение трех секунд ей не хотелось совсем ничего – ни Швейцарии, ни бриллиантов. Все заранее утомляло ее. Ей захотелось броситься на пол, свернуться клубочком и заснуть.

Но так как надо было действовать, она набрала номер Тимоти Зейна в надежде, что старик не поднимет трубку.

«Я подожду шесть гудков, – решила она. – Потом повешу трубку».

Она начала считать: «Раз. Лцва… три… четыре… »

Если старик оглох, тем лучше для него и тем хуже для Сары! После пятого гудка в трубке послышался голос Тизи:

– Да?..

Недовольная, Антония объяснила ему, во что его опять втянули. Она говорила быстро, чтобы запутать старика. Она цеплялась за мысль, что он не поймет, ошибется зданием или приедет слишком поздно. Она также сообщила ему, что улетает в Швейцарию за сокровищами Рекса Фейниса. Она добавила это, чтобы ранить его побольнее, зная, что он никогда не делал ставку на нее.

– Вот видишь, – закончила она. – Я обошла твою фаворитку на финише. Приз получу я.

Старик ничего не сказал. Антония слышала только его хриплое дыхание, словно он был здесь – лежал на ней и дышал ей в шею. Она вдруг ощутила какую-то гадливость и повесила трубку.

– С этим покончено? – спросил ее Уиспер.

– Покончено, – вздохнула Антония, потирая ухо.

Ей казалось, что зловонное влажное дыхание старика пропитало ее кожу.

Одержимая этой новой идеей, она направилась на посадку.

25

Тизи смотрел на телефонную трубку, которую все еще держал в руке, словно забыв, для чего нужен этот странный предмет.

Слова Антонии звучали у него в ушах – глупые, нелепые слова…

Определенно, эти сестры – полные дуры, что одна, что другая! Кажется, они не в состоянии понять правил игры, установленных их отцом. Должна остаться только одна. Кажется, все ясно сказано.

Если Антония победит, Сара умрет. Четко и понятно. Математически точно. Ясно как день, разве нет?

Что же касается его, Тимоти Зейна, то он не будет никого спасать. Сара может оставаться в этом подвале, пока ее не сожрут крысы, его это не беспокоит. Свою миссию он исполнил. Он не будет жульничать – что нет, то нет! Последняя воля Рекса Фейниса для него священна.

Впрочем, он попытался быть честным с самим собой, и ему пришлось признать, что он до сих пор боится своего бывшего хозяина. Суеверный ужас, об истоках которого он старался не думать.

EX INFERIS… и этим все сказано! Лучше не пытаться обмануть этого человека.

Он не сдвинется с места. Антония могла бы позвонить ему из Швейцарии, с Северного полюса или из Конго, он не поднимет свою задницу с пляжного кресла.

Сара – это прошлая история. Он хотел поскорее забыть ее. Ее и ее чертову рыжую сестрицу.

Он встал и, прихрамывая, вышел из ангара. Внезапно он почувствовал огромное облегчение, избавившись от груза, который тащил почти тридцать лет. Сестры Кац наконец-то ушли из его жизни! Одна умерла или скоро умрет, вторая только что улетела навстречу своей судьбе. Какое облегчение! Он никогда в жизни больше не услышит о них. Тизи почти дрожал от радости. Боже! Как же он ждал этого мгновения! Свобода! Теперь он будет один с Лиззи. Один на один со своей единственной любовью.

Дрожащей рукой он провел по лицу, по своей серебристой щетине, впервые за долгое время испытывая нечто похожее на счастье.

26

Сару уже укусили три раза. Крысы осмелели. Они больше не пытались убежать, когда она зажигала фонарь, а оставались на месте и, подрагивая усиками, смотрели на нее своими маленькими красными глазками.

Пытаясь удержать их подальше, Сара кинула им еды, но они сожрали ее за несколько секунд. Теперь им хотелось большего… Они хотели ее.

Усталые батарейки заставляли фонарь мигать. Его свет стал тусклым и дрожащим. Мало-помалу Сара побросала в сторону грызунов все предметы, которые были у нее под рукой. Остался только стул, на котором она сидела, и стол, на котором стоял бидон с водой. Она догадывалась, что крысы скоро ринутся в атаку. На этот раз они не ограничатся тем, что зашлют разведчика, а нападут все вместе, как шерстяное море, приводимое в движение сотнями маленьких розоватых лапок.

Предчувствуя этот последний рывок, Сара поставила перед собой стол, как заслон. Еще она рассчитывала использовать стул в качестве дубины. Она собиралась убить как можно больше крыс.

Сара тяжело дышала, страх сдавил грудь. Наручники ограничивали ее подвижность. Пытаясь выдернуть руку из стального браслета, она содрала кожу. Крысы обезумели от запаха крови.

Теперь она боялась выключить фонарь, потому что понимала, что грызуны только этого и ждут, чтобы броситься в атаку. Тускнеющая лампочка потрескивала за защитным стеклом.

Сара встала и одной рукой схватила ножку стула. Не отдавая себе отчета, она цедила ругательства сквозь зубы. Мохнатая масса грызунов дрогнула, но не отступила. Сара не напугала их, от нее исходил запах жертвы, запах поражения.

27

Прождав три четверти часа, Антония и Уиспер погрузились на борт суперсовременного четырехмоторного самолета. Антония понимала, что путешествие будет долгим, но она не хотела заснуть, боясь, что сообщник воспользуется ее забытьём и вытащит у нее ключ от сейфа. Хотя, конечно, она понимала, что этот страх безоснователен, потому что перед тем, как покинуть замок, она приклеила пресловутый ключ лейкопластырем прямо себе к животу. Чтобы его заполучить, мажордому пришлось бы сначала снять с нее пиджак и блузку, что представлялось ей не слишком вероятным. Тем не менее она решила быть начеку.

Хотя Антония и Уиспер сидели бок о бок, они не обменялись ни словом в течение долгих часов полета. На самом деле им нечего было друг другу сказать.


Антония сразу возненавидела Швейцарию. Она сочла здания старомодными и нелепо низкими (всего-то шесть этажей!), одежду местных жителей мрачной. Казалось, европейцы вообще не знали, что, кроме серого, коричневого и синего, в мире существуют другие цвета! И потом, все было так омерзительно правильно…

Вдали на вершинах лежал снег, но Антония после стольких зим, проведенных в пансионах, ненавидела его.

Она решила, что не задержится здесь надолго. Как только она наложит лапу на бриллианты, то снимет другой сейф в банке, неизвестном Адриану Уэсту, продаст немного камешков, чтобы пару лет не соваться в Швейцарию, и улетит в Италию. Она слышала, что там много произведений искусства, которые нуждаются в реставрации. Возможно, она сможет там сделать себе имя?

Пришло время ей начать жить своей жизнью.

Как только они вышли из аэропорта, Уиспер разнервничался, Антония тоже. Они подозревали друг друга в неминуемом предательстве и искоса друг за другом следили. Антония решила, что благоразумнее будет покончить со всем как можно скорее, если она не хочет впасть в истерику. В полном согласии они взяли такси и отправились в банк – одно из самых престижных заведений в Швейцарии.

Антония, привыкшая к небольшим филиалам в Калифорнии, удивилась, что их приняли в зале, который сделал бы честь поместью Адриана. Вся на нервах, она с трудом понимала певучий английский банкира. Ей показалось, что он странно произносит звуки, растягивая слова, как техасцы, которые говорят так, будто постоянно жуют табак.

Она думала, что ее заставят доказывать свою личность, подписывать кучу бумаг, – ничего подобного. Как только она продемонстрировала ключ и номер сейфа, банкир подозвал человека в костюме-тройке и приказал ему проводить «мадам и месье» в зал частных сейфов. Костюм-тройка отзывался на имя Герхарта Уилфрида. Он был очень любезен, но Антонии не понравилась презрительная искорка, мелькнувшая в его зрачках.

Вдоль стен зала стояли пронумерованные этажерки, их закаленная сталь мягко поблескивала. Человек в костюме-тройке указал Антонии на один из ящиков, затем вытащил из кармана жилета ключ на длинной цепочке. Каждый сейф, объяснил он, имеет два замка – замок банка и замок клиента. Без этих двух ключей дверцу отпереть невозможно.

«Раз он считает нужным объяснять мне, как это работает, значит, держит меня за неотесанную деревенщину», – подумала Антония.

Но у нее не было времени возмущаться. Дрожащей рукой она вставила свой ключ в свой замок и повернула его. Замок щелкнул…

Тогда мистер Уилфрид выдвинул длинный металлический ящик и указал ей на «отдельный кабинет», куда она может удалиться ради сохранения тайны. Этот бокс был похож на кабинку для голосования, куда граждане скрываются, чтобы нажать на одну из кнопок на машине, которая регистрирует голоса.

Банкир поставил ящик на стол и тихонько удалился.

– Вы можете не спешить, – посоветовал он им, задергивая за собой занавеску.

Уиспер тяжело дышал, на лбу у него блестели капли пота. Антония села, так как ноги ее не держали. Оба не осмеливались поднять крышку стального ящика.

Наконец Антония решилась. Резким движением руки она открыла шкатулку. Та была пуста.

Ни одного бриллианта, ни одного золотого слитка, всего лишь листок бумаги, на котором по диагонали шла размашистая надпись: «Гоча!»[12]

Под этим тянулась своеобразная подпись Рекса Фейниса, оживленная пометкой «С наилучшими пожеланиями… », написанной по-французски.

Антония застонала от ужаса.

Так это была последняя шутка Рекса. Нащелкал всем по носу. «Никогда в этом сейфе ничего не было, – поняла она. – Он проделал это все, чтобы отомстить нам, своим дочерям».

Уиспер заорал от ярости. Потеряв голову, он кинулся на Антонию, схватил ее за лацканы пиджака и приподнял над землей.

– Ты… ты… – запинался он, сам не понимая, что пытается сказать.

Его взгляд выражал невыносимое разочарование. Наконец, не зная, что делать с телом, которое он прижимал к себе, он изо всех сил отбросил ее назад, вложив в это движение всю силу своего отвращения.

Голова Антонии ударилась об угол стального ящика, который, пробив черепную коробку, вонзился в мозг, повредив жизненно важную зону когнитивных центров.

Мистер Уилфрид, встревоженный этим шумом, поспешил вызвать службу охраны.

Когда они ворвались в сейфовый зал, Антония уже сползла на пол. Большая лужа крови запачкала мрамор у нее под затылком. Она была такой же красной, как и ее волосы.

Однако она еще не умерла. Странно, но в те тридцать секунд, что ей осталось прожить, она вспомнила Рождество 1940 года, когда осталась одна в пансионе. Как же ей было холодно тогда… Так холодно.

Ее ладони скользили по ледяным плитам. На мгновение Антонии показалось, что она лежит на снегу во дворе пансиона. «Мне надо подняться, – подумала она. – Иначе мисс Снизон-Чепмэн снова меня накажет… » Но она не двинулась, так как в это время кто-то погасил свет. Никогда в жизни Антония не видела такой черной ночи. Она застыла на краю этой страшной пропасти и закричала голосом маленькой девочки: «Есть здесь кто-нибудь?» Никто ей не ответил.

28

О чем Антония с Уиспером не могли догадаться, запирая Сару в подвале заброшенного дома на окраине Венеции, так это о том, что в тот же день, когда они улетят в Швейцарию, в пустом здании поселятся битники.

Эта милая одуревшая компания вылезла из размалеванного автобуса, вытащенного с помойки, и заняла со всем своим шмотьем квартиру на третьем этаже. Накачавшимся контрабандной текилой и травкой шестерым маргиналам (четырем мужикам и двум женщинам) потребовалось немало времени, чтобы понять, что крики о помощи – конечно, сильно притушенные толстыми каменными стенами – доносились из подвала и резонировали по всем комнатам, следуя за проложенными в здании трубами.

Так что Сару освободили неожиданные оккупанты, которых ей своими воплями удалось вырвать из наркотической летаргии. Пошатываясь, трое бородатых придурков с блуждающими взглядами кубарем скатились с верхнего этажа, чтобы посмотреть, что происходит в подвале. Двое из них слегка бредили и были убеждены, что женский голос, доносившийся из недр земли, – это голос Лилит, великой библейской грешницы. Они очень возбудились при мысли, что получат ее послание и станут ее последователями. В таком состоянии Духа они втроем навалились на бронированную дверь и снесли ее с петель. Тем же способом они освободили Сару от наручников, чуть не сломав ей руку.

От этого грохота крысы обратились в паническое бегство, и Сара смогла выбраться из каземата. Ее всю трясло, и, упав на колени, она осознала, что не может произнести и двух связных фраз. Бородачи подняли ее и отнесли к себе на третий этаж, в квартиру с окнами, забитыми досками.

Ее заставили выпить кофе, потом текилу, потом опять кофе и наконец скормили ей «пирожное» с гашишем.

Измученная, изнервничавшаяся, Сара впала в бессознательное состояние. Через шесть часов она очнулась голой, лежащей под мексиканским одеялом между двумя девушками. В квартире все спали. Двое парней в кальсонах громко храпели на террасе среди горшков с коноплей, расставленных так, словно это была герань. Здесь царил чудовищный бардак – пустые бутылки, гитары, баночки с красками и полотна, размалеванные яркими полосами.

В другом конце комнаты совершенно голая молодая женщина печатала стихотворение на допотопном «ундервуде». Она била по клавишам только двумя указательными пальцами и каждую букву выискивала, словно ребенок, который учится читать. Ее зрачки были расширены больше, чем у кошки в безлунную ночь.

В конце концов Сара обнаружила ванную комнату и подставила голову под воду. Крысиные уксусы причиняли ей ужасную боль. Надо бы побыстрее показаться врачу.

Сара наугад собрала какую-то одежду, валявшуюся на плетеных креслах, и натянула ее. У нее кружилась голова, она с трудом держалась на ногах. В кухне она поела хлеба, отрезала себе арбуза и сыра. Она торопилась, ей хотелось уйти до того, как ее спасители очнутся от летаргического сна. Она чувствовала, что не в силах объяснить им, почему ее заперли в подвале!

Перешагнув через три или четыре неподвижных тела, она выскочила на лестницу и, оказавшись на улице, задумалась, стоит ли ей разыскивать Тизи.

Предупредила ли Антония старика перед тем, как сесть в самолет? Если она это сделала, значит, реквизитор не соблаговолил за ней приехать. Она не должна обманываться насчет его чувств к ней. Между ней и Зейном все кончено. Никаких чувств. Только обломки слишком долгого заблуждения.

«Пришло время перерезать пуповину», – решила Сара.

Денег у нее с собой не было, поэтому пришлось возвращаться домой пешком. Там она приняла душ, замазала раны бетадином и переоделась. Посмотрев на себя в зеркало, испугалась. Разыскивая в справочнике телефон врача, Сара думала об Антонии. В эти минуты та должна уже гулять по Швейцарии с набитыми бриллиантами карманами.

Сара решила не поддаваться унынию. У нее не было времени оплакивать свою участь.

Так как она очень настаивала, ей удалось записаться к местному врачу, и через час она уже входила в его кабинет. Тот поморщился, рассматривая ее укусы.

– И как вам только удалось их получить? – проворчал он.

– Я убиралась в подвале, – соврала Сара. – Их было десять или пятнадцать, они прятались в бочке. Они напали на меня так стремительно, что я даже не успела понять, что произошло.

Врач сделал ей несколько уколов.

– Вам надо будет внимательно наблюдать за ранами, – процедил он. – Это очень серьезно. Если у вас поднимется температура, немедленно поезжайте в больницу, это может оказаться сепсис.

Сара расплатилась и отправилась в местную забегаловку – вагон-ресторан, прислоненный к бетонным трубам, где подавали вкуснейшие сандвичи с копченой говядиной. В этот ранний час зал был практически пуст. Хозяйка тут же, не слушая никаких возражений, всучила ей чашку кофе и пошла готовить яичницу. Сара проглотила содержимое тарелки, похрюкивая, как поросенок. Она чувствовала себя ужасно слабой.

Именно в этот момент она заметила на краю стола газету. Там сообщалось о смерти Антонии.

«Американская гражданка убита своим спутником в сейфовом зале швейцарского банка!» – гласил заголовок, напечатанный огромными буквами.

Сара схватила газету, но там сообщалось мало подробностей. Судя по статье, Антония Рошель и ее сообщник, некий Уиспер, подрались на первом этаже банка в Женеве. В результате столкновения Антония была убита.

«Самое странное в том, – писал журналист, – что убийство произошло рядом с пустым сейфом!»

Сара рассеянно допила свой кофе. Теперь она все поняла. Ее сестра попалась в ловушку, расставленную Рексом Фейнисом. Пресловутые сокровища были всего лишь приманкой, мрачной шуткой. Еще одним способом, которым ее отец отомстил своим – столь разочаровавшим его – потомкам.

Она поморщилась, поняв, что Уиспер арестован.

«Будет ли он говорить? Что он расскажет? – задумалась она. – Полицейские решат, что он псих, это хорошо, иначе не избежать последствий. Он заложит всех – Адриана Уэста, Тизи, меня. Это всего лишь вопрос времени, пока документы не дойдут до ФБР».

Ей придется сбежать, не дожидаясь последствий, пока она еще пользуется свободой передвижения. Ведь как только будет выписан ордер, она не сможет пересечь ни одну границу.

Не допив кофе, Сара бросилась в банк, опустошила свой счет – тот самый, на котором вот уже десять лет копились деньги на операцию. Теперь ей было не до красоты, главное – избежать ареста.


* * *

Сара ехала на север, останавливаясь как можно реже. Она купила другую машину, более просторную, другую одежду, перекрасила волосы. Она постоянно слушала радио, с ужасом ожидая, когда разразится скандал. Ничего не происходило. Вероятно, Уиспер ничего не рассказал. Нож гильотины пока завис.

Сара пересекла штат Мэн, приблизившись к канадской границе. Тут она позволила себе передышку. Сняла маленький домик и начала восстанавливать его. Работа руками помогала ей успокоить расшатанные нервы. После вечного калифорнийского лета снежные бури очаровали ее. Ей казалось, что она оказалась на рождественской открытке. Никогда в жизни ей не было так холодно. Ей пришлось научиться одеваться – ведь до этого она не носила ничего теплее летнего платья.

«По крайней мере тут Санта-Клаусы не будут выглядеть странно! – подумала она. – Они не станут скакать по пляжу в плавках!»

Неожиданно Сара стала себя плохо чувствовать. Она страдала от внезапных приступов лихорадки, а ночью просыпалась вся в поту. Она была уверена, что это последствия укусов, полученных в подвале. Врач велел ей сдать анализы. В лаборатории не обнаружили никакой вирусной инфекции. Но лихорадка не отпускала.

Сара пила аспирин. Отсутствие полиции успокаивало ее. Однако опасность могла угрожать и с другой стороны. Больше всего она боялась, что приспешники Адриана Уэста – Джейн Харлок или Гвеннола Маэль – кинутся за ней в погоню. Теперь, когда Антония мертва, она, Сара, – единственный для них шанс установить контакт с Рексом. Если Уэст решит снова произвести «трансфер духовной энергии», она не выдержит.

Однажды, когда она возвращалась домой из магазина, ей показалось, что она заметила женщину в белом костюме, прячущуюся на углу улицы. Это было так неправдоподобно, особенно в Мэне, где в это время года стоял трескучий мороз!

Сара решила, что ей примерещилось от усталости. Действительно, лихорадка, с которой она боролась, начала подтачивать ее силы.

Сны вернулись. Все та же история. Она медленно превращается в мужчину, изменяются ее тело, голос, лицо…

«Превращение, – пришлось признать ей. – Оно словно происходит снова. Это невозможно. Оно не может произойти, это же был просто бред»…

Ночью, расхаживая по гостиной и потягивая черный кофе, она заметила из-за занавески женщину в белом костюме, которая помахала ей с другой стороны улицы. Когда Сара подошла к окну, незнакомка исчезла. Самое странное, что на снегу тротуара не осталось никаких следов.

На следующее утро Сара обнаружила надпись, сделанную губной помадой на входной двери. Там было только два слова: «EXINFERIS».

Но гораздо больше испугало ее собственное отражение в зеркале ванной комнаты. Ее волосы. Они поседели.

Через два часа она уже ехала в сторону Канады, чтобы никогда не возвращаться.

ЭПИЛОГ

Тизи умер 22 ноября, за три часа до того, как был убит президент Джон Фицджералд Кеннеди. Двое туристов совершенно случайно обнаружили останки старика полгода спустя. Койоты не оставили от него почти ничего. Рядом с трупом лежали обломки профессионального киноаппарата, сгоревшего в результате короткого замыкания. Жар пламени расплавил фильм, находившийся на бобинах, превратив его в целлулоидную магму, форма которой напоминала человеческий зародыш. Надпись на пустой коробке на столе гласила, что это был двадцать седьмой эпизод «Юдифи из семи замков».


Примечания

1

Джек Керуак (1922 – 1969) – американский писатель, идеолог и летописец «beat generation» – социального и литературного движения 50-х годов XX в.

(обратно)

2

Код Хейса был принят в 1922 г. с целью регламентировать, что можно, а что нельзя показывать по телевидению.

(обратно)

3

«МГМ» – голливудская кинокомпания «Метро-ГолдвинМайер».

(обратно)

4

Ортохроматическая эмульсия использовалась в эпоху немого кино. Будучи нечувствительной к полутонам, она позволяла доводить контрасты до крайности. С началом звукового кинематографа ее заменила панхроматическая пленка, которая прекрасно передавала все оттенки серого.

(обратно)

5

Капитан Крюк – главный герой одноименного фильма Стивена Спилберга о новых приключениях Питера Пэна.

(обратно)

6

Прозвище актера Джона Уэйна, знаменитого своими ролями ковбоев.

(обратно)

7

Крипта – в Древнем Риме – любое сводчатое подземное или полуподземное помещение.

(обратно)

8

Речь идет о волшебнике Мандрэйке – персонаже очень популярного фильма, автором сценария которого был Ли Фальк, а художником – Фил Дэвис.

(обратно)

9

Казино Лас-Вегаса сооружены прямо посреди пустыни, в том месте, которое всегда считалось непригодным для жилья.

(обратно)

10

Прозвище, которое дали продюсерам великой эпохи голливудского кино.

(обратно)

11

Норман Рокуэлл (1894 – 1978) – американский художник и иллюстратор.

(обратно)

12

Выражение «Гоча!» означает «Я в тебя попал!». Оно сопровождается жестом – вытянутым указательным и большим пальцами, изображающими пистолет. Эту игру очень любили студенты. Участники, вооруженные пистолетами, стреляющими капсулами с краской, бегали друг за другом по классам и кампусу и «убивали» друг друга. Война во Вьетнаме положила конец этому развлечению.

(обратно)

Оглавление

  • ОТ АВТОРА
  • ПРОЛОГ
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***