КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400230 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170203
Пользователей - 90962
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Паутинка Шарлотты (fb2)

- Паутинка Шарлотты (пер. Юлия Владимировна Шор) (и.с. Волшебная страна) 3.2 Мб, 108с. (скачать fb2) - Элвин Брукс Уайт

Настройки текста:



Элвин Брукс Уайт Паутинка Шарлотты


Глава 1. До завтрака

— А куда это папа отправился с топором? — спросила Ферн у матери, когда они накрывали на стол к завтраку.

— В свинарник. Прошлой ночью там родились поросята, — ответила миссис Эрабл.

— Непонятно, зачем ему понадобился топор, — продолжала Ферн, которой недавно исполнилось восемь лет.

— Ну что тебе сказать, — помедлила мама. — Один поросенок никуда не годится. Он маленький, слабенький, ничего путного из него не выйдет. Вот папа и решил с ним покончить.

— Как это — покончить? — завопила Ферн. — Убить? И только потому, что он меньше остальных?

Миссис Эрабл поставила на стол кувшин со сливками.

— Не кричи, Ферн, — сказала она. — Папа прав. Этот поросенок наверняка сам умрет.

Ферн оттолкнула стул, стоявший на ее пути, и выскочила за дверь. Трава была влажная, и в воздухе уже пахло весной. Когда девочка наконец нагнала своего отца, тапочки у нее промокли насквозь.

— Папа, пожалуйста, не убивай его! — рыдала она. — Это несправедливо!

Мистер Эрабл остановился.

— Ферн, — мягко сказал он, — нельзя так распускаться!

— Нельзя, нельзя, — всхлипнула Ферн. — Речь идет о жизни и смерти, а ты говоришь — нельзя.

Слезы бежали по ее щекам. Она ухватилась за топор, пытаясь вырвать его из отцовских рук.

— Послушай, Ферн, — сказал мистер Эрабл. — Я лучше тебя знаю, как растить поросят. Если в помете есть слабенький поросенок, с ним хлопот не оберешься. Давай-ка беги домой!

— Но это несправедливо, — продолжала плакать Ферн. — Разве поросеночек виноват, что он родился таким? А если бы я родилась маленькой и слабенькой, вы бы меня тоже убили?

— Ну что ты! — сказал отец, с любовью глядя на дочку. — Девочка — это одно, а никудышный, маленький поросенок — совсем другое.

— Никакой разницы не вижу, — ответила Ферн, все еще цепляясь за топор. — Это ужасно! Ничего более несправедливого я в жизни не встречала!

Губы у Мистера Эрабла дрогнули — казалось, он и сам вот-вот заплачет.

— Ну ладно, — сказал он. — Беги домой. Я принесу тебе поросенка, когда вернусь. Будешь сама его выкармливать из рожка, как младенца. Вот тогда увидишь, сколько с ним хлопот.

Полчаса спустя мистер Эрабл вернулся домой. Под мышкой он держал картонную коробку. Ферн переобувала тапочки наверху. Стол был накрыт к завтраку, и в кухне стоял аромат кофе и бекона, а еще пахло сырой штукатуркой и дымом поленьев из печки.

— Положи коробку сюда, — сказала миссис Эрабл.

Ее муж поставил картонку на стул, где обычно сидела Ферн. Затем он подошел к раковине, вымыл руки и вытер их полотенцем.

Ферн медленно спускалась по лестнице. Глаза у нее были красные от слез. Когда она подошла к своему стулу, в картонке кто-то зашевелился и зашуршал. Ферн взглянула на отца и сняла крышку с коробки. Оттуда на нее смотрел новорожденный поросеночек. Он был совсем беленький. В лучах утреннего солнца ушки его просвечивали насквозь и казались розовыми.

— Он твой, — сказал мистер Эрабл. — Спасен от безвременной смерти. Надеюсь, Бог простит мне эту глупость.

Ферн не могла глаз отвести от крошки-поросенка.

— Ой! — прошептала она. — Вы только посмотрите! Какой хорошенький!

Она бережно закрыла коробку. Сперва она поцеловала папу, потом маму. Затем снова открыла крышку, вынула поросенка и прижалась к нему щекой. В этот момент на кухню влетел ее брат Эвери. Он был вооружен до зубов: под мышкой — игрушечное духовое ружье, в руке — деревянный кинжал.

— А что там такое? — поинтересовался он. — Что это там у Ферн?

— У Ферн сегодня гость к завтраку, — сказала миссис Эрабл. — Иди и вымой лицо и руки.

— Дай-ка посмотреть! — потребовал Эвери, отставляя ружье. — И эта козявка называется поросенком? Ну и ну, вот так поросенок! Да он не больше моей белой крысы!

— Умывайся и садись завтракать, Эвери, — повторила мама. — Школьный автобус отходит через полчаса.

— Пап, а ты мне тоже подаришь поросенка? — спросил Эвери.

— Нет, я раздаю поросят только тем, кто рано встает, — ответил мистер Эрабл. — Вот Ферн, например, поднялась ни свет ни заря и с утра пораньше начала борьбу за справедливость. И вот вам результат: теперь у нее есть поросенок. А это еще раз доказывает, как полезно пораньше вылезать из постели! Ну, давайте завтракать!

Но Ферн и подумать не могла о том, чтобы сесть за стол, пока не накормит малыша молоком. Миссис Эрабл отыскала детский рожок и резиновую соску. Она налила в рожок теплого молочка, надела соску на горлышко и протянула бутылочку Ферн.

— Пусть и он позавтракает, — сказала мама.

Через минуту Ферн уже сидела на полу, положив поросенка на колени, и учила его сосать молоко из бутылочки. Поросенок, хотя и был очень мал, обладал отличным аппетитом и быстро разобрался, что к чему. На улице загудел школьный автобус.

— Беги, — скомандовала миссис Эрабл, забирая поросенка у дочери и сунув ей в руку пончик на дорогу.

Эвери подобрал свое ружье и тоже схватил пончик. Дети выскочили на улицу и сели в автобус. Пока они ехали, Ферн не обращала никакого внимания на окружающих. Она сидела и смотрела в окно, размышляя о том, как хорошо жить на свете и какое счастье иметь собственного поросенка. Когда автобус подъезжал к школе, Ферн уже придумала, как назовет своего любимца. Она считала, что выбрала для него самое красивое имя на свете.

— Его будут звать Вильбур, — прошептала она.

Девочка все еще была погружена в мысли о поросенке, когда учитель обратился к ней с вопросом:

— Ферн, ты можешь назвать столицу Пенсильвании?

— Вильбур, — мечтательно ответила она.

Ученики прыснули от смеха, и Ферн смутилась.

Глава 2. Вильбур

Ферн полюбила Вильбура всем сердцем. Ей нравилось гладить его, кормить, укладывать спать. Каждое утро, едва встав с постели, она мчалась кипятить ему молоко, надевала соску на горлышко бутылки и кормила поросенка. После занятий, днем, когда школьный автобус останавливался перед ее домом, она выскакивала из него и снова бежала на кухню, за следующей бутылочкой. Вечером она кормила поросенка ужином и еще раз давала ему поесть перед сном. Миссис Эрабл готовила малышу обед в полдень, когда Ферн была в школе. Вильбур с удовольствием пил молоко, и не было на свете поросенка счастливее его, когда Ферн сама подогревала еду и давала ему очередную порцию. Он обычно стоял рядом с девочкой и преданно смотрел на нее.

Первые дни Вильбур жил в картонной коробке, которая стояла у плиты. Затем, когда миссис Эрабл пожаловалась, что поросеночек ей изрядно мешает и что из-за него на кухне повернуться негде, он переехал в дровяной сарай, но уже в большей коробке. Когда Вильбуру исполнилось две недели, его выпустили на свежий воздух. Дни становились теплее: в саду уже цвели яблони.

Мистер Эрабл смастерил небольшой загончик под яблоней специально для Вильбура и поставил там деревянный ящик с соломенной подстилкой, в котором был прорезан лаз, чтобы поросенок мог входить и выходить, когда захочет.

— А ночью он там не замерзнет? — спросила Ферн.

— Не замерзнет, — ответил папа. — А пока посиди здесь и посмотри, что он будет делать.

Принеся бутылочку с молоком, Ферн села на землю в загончике под яблоней. Вильбур подбежал к ней, и девочка протянула ему рожок. Когда поросенок высосал все молоко до последней капли, он хрюкнул и важно направился к ящику. Ферн заглянула внутрь через отверстие. Вильбур копался в соломе, раскидывая ее пятачком. Вскоре он проделал норку, залез в нее и зарылся в солому так глубоко, что его стало совсем не видно. Ферн была в восторге. Она с облегчением подумала, что ее малыш будет спать в тепле, укутанный со всех сторон.

Каждое утро, позавтракав, Вильбур выходил на дорогу вместе с девочкой и провожал ее до автобуса. Он ждал, когда Ферн махнет ему рукой на прощание, и глядел вслед автобусу, пока тот не скроется из виду.

Вильбура запирали в загончике до тех пор, пока Ферн не возвращалась из школы. Но как только она приходила домой, поросенка выпускали и он повсюду ходил по пятам за своей хозяйкой. Если Ферн входила в дом, Вильбур следовал за ней. Если девочка поднималась на второй этаж, Вильбур стоял у лестницы и ждал, пока она спустится. Если Ферн вывозила на прогулку куклу в детской колясочке, Вильбур семенил следом. Иногда Вильбур уставал от долгих прогулок, и тогда Ферн брала его на руки и укладывала в колясочку рядом с куклой. И это ему очень нравилось. А если его клонило в сон, он закрывал глаза и засыпал, укрытый кукольным одеялом. С закрытыми глазами Вильбур был неотразим, потому что у него были очень длинные ресницы. Кукла тоже закрывала глаза, и Ферн медленно и осторожно катила колясочку, чтобы не разбудить своих деток.


Однажды теплым летним днем Ферн и Эвери взяли купальные принадлежности и пошли на речку. Вильбур побежал вслед за Ферн. Девочка вошла в воду, и поросенок, конечно же, полез за ней следом. Но вода ему не понравилась — она оказалась мокрая и холодная. И пока ребятишки плавали, плескались и брызгались в реке, Вильбур забрался в теплую грязную лужу на берегу ручья, полную зеленой тины, и с наслаждением разлегся в ней.

Каждый день проходил весело, а ночью поросенок мирно спал.

Таких поросят, как Вильбур, фермеры называют весенними, и это значит, что Вильбур родился весной. Когда ему исполнилось пять недель, мистер Эрабл объявил, что поросенок уже большой и что пришла пора продавать его…

Ферн бросилась на свою кроватку и зарыдала. Но папа был тверд. У Вильбура был очень хороший аппетит, ему уже не хватало молока — он требовал псе больше еды. И мистер Эрабл был не в состоянии его обеспечивать, да и не хотел. Тем более что все десять братьев и сестер поросенка были уже проданы.

— Пора расставаться с ним, Ферн, — сказал папа. — Ты забавлялась, выкармливая его из соски, пока он был маленький. Но сейчас поросенок уже подрос, и его нужно продать.

— А ты позвони дядюшке Гомеру, — предложила миссис Эрабл. — Я знаю, что Цукерманы держат поросят. И если дядюшка Гомер купит нашего поросенка, ты сможешь ходить на ферму и навещать Вильбура когда тебе вздумается.

— А сколько мне за него попросить? — осведомилась Ферн.

— Сейчас подумаю, — ответил папа. — Он родился слабеньким. Скажи дядюшке Гомеру, что у тебя есть поросенок, которого ты хочешь продать за шесть долларов. Посмотрим, что он скажет в ответ.

Вскоре все было улажено. Ферн позвонила по телефону и поговорила с тетушкой Эдит, а тетушка Эдит позвала дядюшку Гомера, который работал на скотном дворе, и передала ему трубку. Когда дядюшка услышал, что поросенок стоит всего шесть долларов, он немедленно согласился его купить.

На следующий день Вильбур покинул свой загончик под яблоней и переехал жить на навозную кучу, в хлев, который стоял на скотном дворе дядюшки Гомера.

Глава 3. Побег

Скотный двор, где теперь жил поросенок, был очень большой. Постройка была старая, там пахло сеном и навозом, потом усталых лошадей и чувствовалось теплое дыхание терпеливых коров. Это был особенный запах, говорящий о том, что все хорошо и спокойно и что никогда ничего плохого не может случиться. В помещении пахло и зерном, и конской сбруей, и колесной мазью, и резиновыми сапогами, и новыми пеньковыми веревками. А когда кошке кидали рыбью голову, в сарае пахло рыбой. Но больше всего пахло сеном, потому что на сеновале сена было полным-полно и его снимали вилами, чтобы накормить коров, лошадей и овец.

Зимой, когда животных редко выпускали наружу, внутри было уютно и тепло, а летом двери стояли открытыми настежь и свежий ветер приносил прохладу.

На скотном дворе были стойла для ломовых лошадей и коровники для коров, дальше — загон для овец, а еще дальше — хлев, в котором поселился Вильбур. И еще там было множество всяких интересных вещей: лестницы-стремянки, вилы, гаечные ключи, косы, сенокосилки, лопаты для уборки снега, топорища, бидоны для молока и ведра для воды, пустые мешки из-под зерна и ржавые мышеловки.

Под крышами таких сараев обычно вьют гнезда ласточки, а дети обожают там играть в прятки.

И все это богатство принадлежало мистеру Гомеру Л. Цукерману, который приходился Ферн родным дядей.

Новое жилище Вильбура располагалось в самой дальней части сарая, за коровником. Мистер Цукерман хорошо знал, что навозная куча — лучшее место для поросенка. Поросятам нужно тепло, а в хлеву, с южной стороны сарая, было достаточно тепло и не дуло.

Ферн приходила навещать поросенка почти каждый день. Девочка нашла старую шаткую табуреточку, которой пользовались, когда доили коров, и поставила ее в овечьей клети, рядом с хлевом Вильбура. Здесь она сидела часами, прислушиваясь к звукам, обычным для скотного двора, и наблюдая за Вильбуром.

Овцы скоро привыкли к Ферн и перестали ее бояться. Гуси, которые жили вместе с овцами, тоже подружились с ней. Все животные на ферме вскоре привязались к девочке, потому что она была добрая и ласковая. Мистер Цукерман не разрешал ей выводить Вильбура из хлева и заходить к нему внутрь тоже не велел. Но он позволял племяннице сидеть на стульчике рядом с поросячьим загончиком и наблюдать за малышом сколько ее душе будет угодно. Ферн была счастлива, что ей позволяют хотя бы сидеть рядом с поросенком, а Вильбур был доволен, что его маленькая хозяйка находится около него. Но всем их прежним забавам — прогулкам, купанью, поездкам в колясочке — наступил конец.

Однажды днем, в июне, когда поросенку было уже около двух месяцев, он вышел побродить по маленькому дворику у сарая. Ферн, против обыкновения, в тот день не приехала. Вильбур стоял на солнцепеке, чувствуя себя одиноким и несчастным. Он очень скучал.

«Здесь совсем нечего делать», — подумал он.

Поросенок медленно подошел к корытцу и ткнулся в него пятачком в надежде, что там что-то еще осталось от завтрака. Но нашел лишь кусочек картофельной шелухи и съел его. У поросенка зачесалась спинка. Он прислонился к забору и потерся о доски. Когда ему надоело скрестись о забор, он пошел к себе в хлев, взобрался на навозную кучу и улегся на самом верху. Спать ему не хотелось, рыть землю — тоже. Ему надоело стоять, надоело лежать.

— Мне еще и двух месяцев нет, а я уже устал от жизни, — сказал он сам себе и снова вышел во двор. — Ну, куда деваться? — размышлял вслух поросенок. — Если я во дворе, то могу пойти только обратно в хлев. Если я в хлеву, то могу выйти только во двор. И больше никуда.

— Ты го-го-го-говоришь, никуда? Дорого-го-го-гой друг, ты не прав, — послышался чей-то голос.

Вильбур бросил взгляд через ограду и увидел гусыню.

— Ну что тебе делать в этом га-га-га-гадком дворе? — затарахтела она. — В одном месте в заборе га-га-га-гайка отвалилась, доска шатается. Приго-го-го-готовься, толкни ее и убега-га-га-гай.

— Что-что? — спросил Вильбур. — А помедленнее вы повторить не могли бы?

— Отчего-го-го-го же, мо-гу-гу-гу. Го-го-го-говорю тебе еще раз, — сказала гусыня. — Я предлага-га-га-ю тебе бежать отсюда. За забором так хорошо!

— Так ты говоришь, доска шатается?

— Да-да-да. И благо-го-го-годарю за внимание.

Вильбур подошел к забору и увидел, что гусыня была права: одна доска и вправду еле держалась. Поросенок нагнул голову, закрыл глаза и толкнул планку изо всех сил. Она поддалась и отлетела в сторону. Через минуту Вильбур уже пролез через дырку в заборе и оказался посреди зеленой лужайки, за пределами скотного двора. Рядом гоготала гусыня.

— Го-го-го-голова цела? Нравится гулять на свободе? — спросила она.

— Нравится, — нерешительно ответил Вильбур. — Наверно, нравится.

На самом деле за забором поросенок чувствовал себя неуверенно. Теперь ничто не отделяло его от Большого Мира.

— А куда же мне теперь идти?

— Куда га-га-га-глаза га-га-га глядят, — ответила гусыня. —

Нет тебе преград!
Можешь выбрать сад,
Можешь огород,
Где редис растет.
Хочешь — землю рой,
Хочешь — песни пой!
Спи на траве,
Стой на голове,
Бегай, прыгай,
Ногами дрыгай,
Мни овес, топчи картошку,
Все отведай понемножку.

А еще лучше — через фруктовый сад убежать в лес и там дышать свежим воздухом! Как хорошо жить на свете, пока ты молод!

— Да я и сам вижу, — ответил Вильбур.

Он подпрыгнул, потом покружился на одном месте, сделал несколько шагов, остановился, осмотрелся, принюхался и отправился во фруктовый сад.

Передохнув несколько секунд в тени яблони, он уткнулся пятачком в землю и начал ее рыть, копать, раскидывать в стороны. Вильбур был счастлив! И, прежде чем его заметили, успел вытоптать изрядный участок земли.

Первой поросенка заметила миссис Цукерман. Она выглянула из кухонного окошка и немедленно позвала мужчин.

— Го-мер! — закричала она. — Поросенок сбежал! Лер-ви! Го-мер! Поросенок удрал! Вон он, под яблоней!

«Ну вот, начались неприятности, — подумал Вильбур. — Это уж точно».

Гусыня услышала крики и тотчас вмешалась.

— Го-го-го-готовься бежать! Вниз по склону! К лесу! К лесу! — загалдела она. — Тебя там не поймают никого-го-го-гда!

Кокер-спаниель услышал шум и гам на улице и выскочил из конуры, чтобы принять участие в охоте на поросенка. Мистер Цукерман, услышав визг, лай и гогот, выбежал из-под навеса, где он чинил машину. Лерви, наемный работник, который полол заросшую сорняками грядку спаржи, услышал крики и тоже примчался на помощь.

Вильбура обступили со всех сторон, и он не знал, что делать.

Лес, казалось ему, находился очень далеко. Кроме того, поросенок там никогда не был и не имел понятия, стоит туда бежать или нет.

— Заходи сзади, Лерви! — скомандовал мистер Цукерман. — Гони его к сараю. Только смотри осторожнее: не испугай животинку, а я пока схожу за ведром с похлебкой.

Новости о побеге Вильбура быстро распространились по скотному двору. Если кому-нибудь из обитателей фермы мистера Цукермана удавалось сбежать, то об этом тут же узнавали все остальные. О том, что Вильбур гуляет на свободе, гусыня сообщила своей ближайшей соседке — корове, и через минуту уже все коровы об этом знали. А потом одна из коров передала новости овце, и тотчас же все овцы были в курсе дела. А ягнята услышали об этом событии от своих матерей. Лошади, стоявшие в стойле, шевелили ушами и чутко прислушивались к тому, что происходит на улице. Из гогота гусыни вскоре все поняли, что произошло.

— Вильбур сбежал! — пронеслось по сараю.

Животные на ферме заволновались, закачали головами: все были рады, что хотя бы один из них теперь на свободе и не должен сидеть под замком или на привязи.

А Вильбур совсем растерялся и не знал, куда бежать. Он видел, что его окружают со всех сторон.

«Если это называется свободой, — подумал поросенок, — тогда лучше бы я жил в хлеву, на своем скотном дворе».

Кокер-спаниель пытался схватить поросенка слева, наемный работник хотел наброситься на него справа, миссис Цукерман стояла на пути у поросенка, чтобы изловить его, если он повернет к саду, а сзади надвигался мистер Цукерман с большим ведром.

«Какой ужас! — подумал Вильбур. — Почему же Ферн не идет?» И поросенок горько заплакал.

Тут гусыня приняла командование на себя.

— Да не стой ты на одном месте, Вильбур! — закричала она. — Петляй! Петляй! Круга-га-га-гами. Круга-га-га-гами! Вперед-назад, вперед-назад! Туда-сюда, туда-сюда! К лесу! К лесу! Га-га-га-галопом!

Кокер-спаниель почти поймал Вильбура за заднюю ногу. Вильбур отпрыгнул в сторону и побежал. Лерви рванулся вперед и попытался схватить поросенка. Миссис Цукерман подгоняла работника. А гусыня продолжала подбадривать Вильбура. Поросенок метался между Лерви и собакой. Ему удалось проскочить у работника между ног. Лерви промахнулся и вместо поросенка поймал кокер-спаниеля.

— Ге-ге-ге-гениально! Молодец! — закричала гусыня. — Так ему, га-га-га-гаду, и надо! Давай еще разок! И еще разок!

— По холму-му-му-му! Вниз по холму-му-му-му! — советовали поросенку коровы.

— Го-го-го-гони к лесу! — тарахтел гусь.

— Бе-бе-бе-беги вве-е-е-е-рх! — блеяли овцы.

— Нога-га-га-гами двига-га-га-гай! Прыга-га-га-гай! — надрывалась гусыня.

— Куд-куда же ты, куд-куда! — волновалась курица.

— Убега-га-га-гай! Лерви надвига-га-га-гается! — предостерег Вильбура гусь.

— Не м-м-м-медли ни м-м-м-м-инуты! Му-му-му-мужайся! М-м-м-мистер Цукерм-м-м-ман м-м-м-чится сюда, — подбадривали поросенка коровы.

— Бе-бе-бе-берегись собаки! — предупреждали овцы.

— Не теряй го-го-го-головы! — рекомендовала гусыня. От всей этой суматохи Вильбур ошалел. Голова у него пошла кругом. Ему было неловко, что из-за него поднялся такой тарарам. Сначала он пытался следовать указаниям друзей, но ему никак не удавалось бежать вверх и вниз одновременно, спасаясь то от собаки, то от Лерви. И он так горько заплакал, что от слез не видел ничего вокруг. Ведь он был всего лишь маленький поросенок, которому не исполнилось и полугода! Как жаль, что в эту минуту здесь не было Ферн! Она бы взяла его на руки, утешила и приголубила!

И только когда Вильбур поднял голову и увидел мистера Цукермана, который стоял рядом с ним и держал в руке ведро с ароматной похлебкой, он почувствовал облегчение. Поросенок покрутил пятачком. Запах был восхитительный: теплое молоко, картофельные очистки, пшеничные отруби, остатки обжаренных кукурузных хлопьев и вкусные объедки от завтрака мистера и миссис Цукерман!

— Свинка, свинка, иди сюда, — позвал мистер Цукерман, постукивая по ведру. — Ну, иди, иди ко мне.

Вильбур шагнул вперед, к ведру.

— Нет-нет-нет! Так не го-го-го-годится! — запротестовала гусыня. — Старый прием! Вильбур, не попадайся на эту удочку! Он заго-го-го-гонит тебя обратно в хлев! Он тебя приманивает едой!

Но Вильбур больше не слушал гусыню.

Из ведра очень вкусно пахло. Он сделал еще один шаг вперед.

— Свинка, свинка, хорошая моя, — ласково произнес мистер Цукерман и медленно направился к скотному двору, даже не оглядываясь назад. Он притворялся, будто и понятия не имеет, что Вильбур идет за ним следом.

— Ты еще будешь го-го-го-горевать, что поддался на уго-го-го-говоры! — кричала ему вслед гусыня.

Вильбур не обращал на нее никакого внимания.

Он неотступно следовал за ведром с похлебкой!

— Пого-го-годи! Ты потеряешь свободу! Га-га-га-глоток свободы стоит пога-га-ганого ведра с похлебкой! — не унималась гусыня.

Вильбур по-прежнему не обращал внимания на гусыню.

Дойдя до загончика, мистер Цукерман перелез через ограду и вылил похлебку в корытце. Затем он отодвинул болтавшуюся доску, чтобы Вильбур мог свободно пройти внутрь.

— Шевели мозга-га-га-гами! Не делай себе га-га-га-гадостей! — последний раз предупредила гусыня.

Но Вильбур даже ухом не повел. Он пролез через дырку в заборе, подошел к корытцу и жадно втянул в себя молоко. Потом голодный поросенок взялся за картофельные очистки и кукурузные хлопья. Как хорошо было вернуться домой! Пока Вильбур хлебал из корытца, Лерви принес молоток и длинные гвозди и приколотил доску на место.

Потом Лерви и мистер Цукерман постояли, устало опершись о забор, и мистер Цукерман палкой почесал поросенку спинку.

— Хороший поросенок! — сказал Лерви.

— Из него вырастет отличный боров! — согласился хозяин.

Вильбуру было приятно, что его хвалят. Он разомлел от теплого молока, и ему очень нравилось, когда ему почесывали спинку. Поросенок успокоился, волноваться больше было незачем. Он поел и был счастлив. Теперь его клонило в сон. Он очень устал за день. Было еще только четыре часа дня, когда Вильбур улегся спать.

— Наверно, я еще слишком маленький, чтобы так далеко ходить одному, — подумал он, засыпая.

Глава 4. Одиночество

Следующий день был пасмурным и унылым. Дождь стучал по крыше сарая, и капли одна за другой падали с карниза. Дождь шел и шел, и по двору растекались извилистые ручейки, затапливая тропинки, окруженные зарослями чертополоха и амаранта. Дождь лупил по оконным стеклам на кухне, где сидела миссис Цукерман, и струи, журча, стекали в водосток. Дождь хлестал по овцам, которые паслись на лугу, и, когда им надоело мокнуть, они медленно побрели по тропинке к навесу. Ненастная погода окончательно расстроила планы Вильбура. Он собирался выйти погулять во двор и вырыть новую ямку. Были у него и другие планы. Вильбур наметил себе примерно такой распорядок дня:

Завтрак в половине седьмого — снятое молоко, хлебные корки, отруби, черствьйз пончики, горбушка сдобной булочки с засохшими капельками кленового сиропа, картофельные очистки, остатки сладкого пудинга с изюмом и кремом, кусочки чайной соломки.

Окончание завтрака — в семь часов.

С семи до восьми Вильбур хотел побеседовать с Темпльтоном, крысенком, который жил под его корытцем для похлебки. Беседа с Темпльтоном была, конечно, не самым увлекательным занятием на свете, но уж лучше было разговаривать с ним, чем совсем ничего не делать.

С восьми до девяти Вильбур собирался погреться на солнышке и подремать. С девяти до одиннадцати он желал отдохнуть, глазея на мух на заборе, на ласточек в небе и на пчел, вьющихся над клевером.

В двенадцать часов обед — отруби, теплая вода, яблочная кожура, подливка от жаркого, морковные очистки, мясные обрезки, засохшая кукурузная каша и обертка от сыра.

Окончание обеда — в час дня.

С часу до двух — послеобеденный сон.

С двух до трех он собирался потереться спинкой о забор, особенно там, где больше всего чесалось.

С трех до четырех он решил постоять спокойно и подумать, как хорошо жить на свете, и еще он хотел подождать Ферн.

В четыре приносили ужин. Снятое молоко, недоеденный бутерброд, завалявшийся у Лерви в корзинке для завтрака, сливовая кожура, кусочек того, глоточек сего, пара ломтиков жареной картошки, ложка варенья, объедки и остатки всякой всячины, огрызок печеного яблока да крошки от пирога, который уронили на пол.

Накануне вечером Вильбур лег в постель, уже составив себе распорядок дня. И вот, когда поросенок проснулся в шесть часов утра, он увидел, что идет дождь. Казалось, он не перенесет такого удара.

— У меня на сегодня были такие грандиозные планы, а дождь все испортил, — вздохнул он.

Несколько минут он огорченно потоптался у себя в загончике, затем подошел к двери и выглянул наружу. Капли дождя упали ему на мордочку. На дворе было сыро и холодно. В его корытце набралось воды не меньше дюйма. А Темпльтона нигде не было видно.

— Ты здесь, Темпльтон? — позвал Вильбур.

Ответа не было. Поросенок почувствовал себя заброшенным и одиноким.

— Здесь каждый день похож на другой, — простонал он. — А я такой маленький, и у меня нет настоящего друга на скотном дворе. И к тому же дождик зарядил на весь день — значит, Ферн не придет из-за плохой погоды. Какой я несчастный! — И Вильбур снова заплакал, уже второй раз за два дня.

В половине седьмого Вильбур услышал, как гремит ведро. Это Лерви, промокший насквозь от дождя, готовил ему завтрак.

— Свинка, иди сюда, — позвал Лерви.

Вильбур не хотел есть, он хотел, чтобы его пожалели. Ему нужен был друг, с которым можно было бы поиграть. И он сказал об этом гусыне, которая тихонько сидела в углу овчарни.

— Давай поиграем! — предложил он.

— Не могу-гу-гу-гу! Я сижу на яйцах. У меня их восемь штук! Я га-га-га-грею их, чтобы им было тепло. Я ведь не какая-нибудь га-га-га-глупая вертихвостка! Ко-го-го-гда сидишь на яйцах, не до игр! У меня скоро будут гу-гу-гу-гусята!

— А я разве сказал, что у тебя будут жучки или червячки? — с обидой ответил Вильбур.

Потом поросенок попытался поговорить с ягнятами.

— Давай поиграем! — предложил он одному из них.

— И не подумаю, — ответил ягненок. — Во-первых, я не могу забраться к тебе в загончик, потому что я еще маленький, — мне не перепрыгнуть через загородку. А во-вторых, мне неинтересно играть с поросятами. И вообще, свинья для меня менее чем ничто!

— Что ты хочешь этим сказать? Гм, менее чем ничто… Мне кажется, менее чем ничто просто не бывает. Ничто — это предел ничтовости. Как что-нибудь может быть ничтее, чем ничто? Если есть на свете такое ничто, которое ничтее ничта, тогда должно быть что-то чтее этого ничта. Но если ничто — просто ничто, тогда ничтее его ничего быть не может!

— Ох, да замолчи же ты наконец! — оборвал его ягненок. — Оставь меня в покое! Иди поиграй сам с собой! Я не вожусь с поросятами.

Обиженный, Вильбур улегся на подстилку и стал слушать шум дождя. Вскоре он заметил крысенка, который карабкался по наклонной доске, служившей ему лестницей.

— Ты не хочешь поиграть со мной, Темпльтон? — спросил Вильбур.

— Поиграть? — удивился крысенок, шевеля усиками. — Поиграть? Я не совсем понимаю, что это значит.

— Ну, это значит забавляться, развлекаться, шутить, дурить, топать, хлопать, скакать и прыгать, ногами дрыгать — одним словом, веселиться от всей души, — объяснил Вильбур.

— Я никогда ничем подобным не занимаюсь, даже в исключительных случаях, — сухо возразил крысенок. — Я предпочитаю проводить время так:

Стащу тихонько корку —
Снесу добычу в норку.

Я лентяй и обжора, а не весельчак. Вот сейчас я собираюсь пойти к корытцу и съесть весь твой завтрак, раз уж у тебя не хватает ума, чтобы сделать это самому.

И крысенок Темпльтон юрко прошмыгнул вдоль стены и нырнул в подземный ход, который он прорыл от двери сарая до поросячьего корытца, стоявшего во дворе.

Темпльтон был хитрюга, всегда себе на уме. И подземный ход был верхом его ловкости и смекалки. Этот лаз давал ему возможность незаметно пробираться от сарая до укромного местечка под корытцем, не выходя на поверхность. Он прорыл множество ходов и норок на скотном дворе мистера Цукермана и мог тайно путешествовать под землей. Днем он обычно спал, а на поиски добычи выходил по ночам.

Вильбур увидел, как крысенок скрылся в подземном туннеле, и через секунду острый крысиный носик уже выглядывал из-под деревянного корытца. Темпльтон осторожно взобрался на борт кормушки. Такого зрелища Вильбур вынести уже не мог.

В мрачный, непогожий день видеть, как кто-то чужой ест из твоего собственного корытца! Он знал, что Темпльтон промокнет насквозь, стоя под проливным дождем, но даже это не утешало поросенка.

Одинокий, всеми покинутый и голодный, он бросился на свою подстилку и зарыдал.

Поздно вечером Лерви подошел к мистеру Цукерману и сказал:

— Мне кажется, что поросенок заболел. Он не прикоснулся к еде.

— Дай ему пару ложек серы и добавь патоки, — распорядился мистер Цукерман.

Вильбур не понял, что с ним делают, когда Лерви схватил его и насильно сунул в рот лекарство. Это был самый скверный день в его жизни. Ему было неясно, сможет ли он дальше выносить гнетущее одиночество.

Пришел вечер, и вскоре стало совсем темно. Были различимы только тени, да слышно чмоканье овец, жевавших траву, да позвякивание коровьей цепочки.

Можете себе представить, каково было удивление Вильбура, когда из темноты раздался голосок, которого он никогда раньше не слышал. Голосок был тоненький, но приятный.

— У тебя нет друга, Вильбур? — спросил кто-то у него. — Я наблюдала за тобой весь день, и ты мне очень понравился.

— Но я тебя не вижу! — закричал Вильбур, вскочив на ноги. — Кто ты? И где ты?

— Я здесь, наверху, — ответил тот же голос. — Спокойной ночи, Вильбур. Мы увидимся утром.

Глава 5. Шарлотта

Ночь казалась бесконечной. В животе к Вильбура было пусто, но зато в голове было полно мыслей. А когда мысли одолевают на голодный желудок, трудно заснуть. За ночь Вильбур просыпался несколько раз, прислушиваясь к звукам и пытаясь угадать, который час. В сарае никогда на стояла абсолютная тишина. Даже в полночь кто-нибудь копошился или перешептывался. В первый раз Вильбур проснулся из-за Темпльтона, который пытался прогрызть дырку в деревянном сундуке с зерном. Зубы его скрежетали о доски.

«С ума он сошел, что ли? — подумал Вильбур. — Ходит-бродит тут всю ночь напролет, точит зубы, портит чужое добро! Почему это он не спит, как все порядочные животные?»

Второй раз Вильбур проснулся оттого, что гусыня ворочалась в гнезде, разговаривая сама с собой.

— Который час? — шепотом спросил поросенок у гусыни.

— Га-га-га-гарантирую, что не меньше половины двенадцатого, — сказала гусыня. — А ты почему никак не уго-го-го-гомонишься?

— Лезет в голову всякое… — ответил Вильбур.

— А вот мне нико-га-га-гда ничего-го-го-го в го-го-го-голову не лезет, — похвасталась гусыня. —

Я на яйцах целый день,
И вообще мне думать лень.

А ты когда-нибудь пробовал сидеть на яйцах?

— Нет, — вздохнул Вильбур. — Наверно, это очень неудобно. А сколько времени нужно, чтобы гусенок вылупился из яйца?

— Примерно месяц. А знаешь какая я хитрая? Днем, если тепло, я укрываю яйца соломой, а сама иду гу-гу-гу-гулять.

Вильбур зевнул и отвернулся. Во сне ему опять почудился тот же голос:

— Я буду твоим другом! Спи спокойно, мы увидимся утром.

Когда Вильбур проснулся, до рассвета оставалось не менее получаса. В сарае было темно. Он прислушался. Овцы лежали не шевелясь, даже гусыня перестала галдеть. Из коровника не доносилось ни звука: коровы спали. В стойле тоже было тихо, лошади дремали. Темпльтон, закончив свои дела, отправился выполнять чье-то поручение. В полной тишине был слышен только скрип, который раздавался откуда-то сверху, с крыши. Это скрипел флюгер, поворачиваясь туда-сюда на ветру. Вильбуру нравился сарай в такое время суток: все вокруг тихо и спокойно ждало рассвета.

«Скоро утро», — подумал он.

Слабый луч света пробился сквозь маленькое окошко. Звезды гасли одна за другой. Вильбур в полумгле разглядел гусыню, расположившуюся в нескольких шагах от него. Она спала, сунув голову под крыло. Поросенок теперь различал и овец, и ягнят. Наконец стало совсем светло.

— О, какое чудесное утро! Я его так долго ждал! Сегодня я увижу своего друга!

Вильбур осмотрелся. Он обыскал весь свой хлев, изучил подоконник, исследовал потолок. Но никого не нашел. Наконец он решился заговорить. Ему не хотелось так рано, на рассвете, будить своих соседей, нарушая их покой, но он не мог придумать ничего другого, чтобы привлечь внимание таинственного нового друга, которого нигде не было видно.

Вильбур откашлялся.

— Внимание, внимание! — объявил он громким и четким голосом. — Пусть тот, кто обратился ко мне вчера вечером перед отходом ко сну, даст о себе знать. Отзовитесь, пожалуйста!

Вильбур подождал немного, прислушиваясь. Все животные подняли головы и уставились на поросенка. Вильбур смутился. Он твердо решил вступить в контакт с незнакомым другом.

— Внимание, внимание! — снова заговорил он. — Я повторяю объявление. Пусть тот, кто обратился ко мне вчера вечером, перед отходом ко сну, даст о себе знать! Будьте добры, скажите, где вы находитесь, если вы — мой друг!

Овцы снова переглянулись.

— Бе-бе-бе-безумец! — вступила в разговор самая старшая овца. — Даже если у тебя есть друг, то своими криками ты бе-бе-бе-беспокоишь всех остальных. Лучший способ лишиться друга — это разбудить его рано утром, когда он еще хочет спать. Твой бе-бе-бе-бедный дружок, наверное, еще и не думал вставать!

— Простите, пожалуйста, я больше не буду. Я не хотел вам мешать.

Расстроенный поросенок улегся снова на навозную кучу, мордой к дверям. Он чувствовал, что его друг где-то рядом.

Но старая овца была права — друг еще не проснулся.

Вскоре Лерви принес поросенку похлебку на завтрак. Вильбур выскочил, поспешно заглотал месиво и вылизал корытце.

По тропинке мимо него прошли овцы, за ними важно выступал гусь, пощипывая травку.

И вдруг, как только Вильбур улегся, чтобы вздремнуть после завтрака, над ним зазвучал тот же тоненький голосок, который он слышал накануне вечером…

— Высокочтимая публика! Разрешите приветствовать вас!

Вильбур вскочил.

— Какая, какая публика? — спросил он.

— Высокочтимая, — повторил тот же голос.

— А где она? И вы где? Ну пожалуйста, скажите, где вы? И что такое «высокочтимая публика»? — сыпал вопросами Вильбур.

— Высокочтимая — значит глубокоуважаемая. Звучит немножко старомодно: «Высокочтимая публика! Разрешите приветствовать вас!» Конечно, глупо выражаться так в наше время, когда можно сказать «привет» или «доброе утро». Мне и самой странно, что такие слова сорвались у меня с языка. Ты спрашиваешь, где я нахожусь? Найти меня очень легко. Посмотри наверх, в угол дверного проема. Я здесь! Смотри внимательно! Я тебе махну!

Наконец-то Вильбур увидел то существо, которое вело с ним столь необычную беседу. На огромной паутине, занимавшей весь угол дверного проема, висел вниз головой крупный серый паук, вернее, паучиха. У нее было восемь лапок, и одной из них она приветливо махала Вильбуру.

— Ну что, видишь меня теперь? — спросила она.

— Вижу! — воскликнул Вильбур. — Теперь-то, конечно, вижу! Доброе утро! Как вы себя чувствуете? Высокочтимая публика! Разрешите приветствовать вас! — Вильбур повторил старомодное обращение. — Рад с вами познакомиться! А как вас зовут, скажите, пожалуйста!

— Меня зовут Шарлотта, — ответила паучиха.

— Шарлотта, а дальше как? — радостно отозвался Вильбур.

— Мое полное имя — Шарлотта А. Каватика. Но ты можешь называть меня просто Шарлотта. И давай на «ты».

— Какая ты красивая! — восхитился Вильбур.

— Да я и сама знаю, что не дурна собой. Отрицать не буду. Вообще, все пауки красивые. Моя красота сразу не бросается в глаза, как у некоторых, но я и не гонюсь за этим. Вильбур, я бы хотела рассмотреть тебя получше. Жаль, что я не вижу тебя так же ясно, как ты меня.

— Почему это? — удивился поросенок. — Я же рядом с тобой.

— Я знаю. Но я близорука. Ужасно близорука. С одной стороны, это неплохо, но с другой… Хочешь посмотреть, как ловко я поймаю муху?

Муха, которая ползала по бортику корытца Вильбура, взлетела и угодила в нижний угол паутины Шарлотты. Прилипнув к клейким паутинкам, она запутывалась все больше. Муха яростно била крылышками, пытаясь порвать сети и освободиться.

— Сначала я на нее нападаю, — сказала Шарлотта. — Это раз.

Паучиха сделала прыжок, и тут же у нее из брюшка вытянулась тоненькая шелковая ниточка.

— Потом я ее оплетаю. Это два.

Шарлотта обхватила муху и обернула ее несколькими рядами шелковистой паутины. Она продолжала опутывать муху до тех пор, пока та не перестала двигаться.

Вильбур в ужасе наблюдал за паучихой. Он не мог поверить своим глазам. И хотя он не любил мух, эту пленницу ему стало жалко.

— Ну а теперь я с ней покончу, — продолжала Шарлотта. — И все будет в порядке. Это три. — И паучиха укусила муху. — Она больше ничего не чувствует, — пояснила Шарлотта. — Я ее съем на завтрак.

— Как! Ты пожираешь мух? — возмутился Вильбур.

— Конечно!

Мух, кузнечиков, жучков,
Бабочек и мотыльков,
Комаров, личинок, мошек,
Долгоножек, пчел и блошек,
Ос, стрекоз, сверчков, букашек,
Тлей, клещей и таракашек —

одним словом, я ем всех, кто случайно попадется ко мне в сети. Чтобы жить, нужно есть. А разве не так?

— Так-то оно так, — согласился Вильбур. — А они вкусные?

— Очень вкусные. Конечно, я не съедаю их целиком. Я высасываю из них кровь. Я привыкла так питаться, — сказала Шарлотта, и ее приятный голосок зазвучал теплее.

— Ты говоришь ужасные вещи! — ужаснулся Вильбур. — Ну пожалуйста, не надо так!

— Почему же? Это правда, а я всегда говорю чистую правду. Нельзя сказать, чтобы мне нравились комары да мухи, но так уж устроены пауки. Им приходится расставлять капканы и ждать, пока добыча не попадется в сети. Я из рода пауков и поэтому плету сети и ловлю насекомых. И моя мать плела сети, и бабушка. И все мои родственники плели сети. И много-много тысяч лет тому назад мои предки-пауки тоже раскидывали сети и поджидали добычу, как и я.

— Плохая наследственность, — мрачно заметил Вильбур. Он был расстроен от того, что его новая подруга оказалась кровопийцей.

— Ты прав, — согласилась Шарлотта. — Но это не моя вина. Я не знаю, кому из пауков первому пришла в голову великолепная мысль соткать паутину, но, так или иначе, паутина была соткана, и это был мудрый поступок. И с тех пор мы всегда так делаем. Если подумать, паутина — неплохая штука!

— Какие вы, пауки, жестокие! — воскликнул Вильбур, который твердо стоял на своей точке зрения.

— Не тебе об этом судить, — возразила Шарлотта. — Тебе приносят готовую еду в ведре. А меня никто не кормит. Я живу своим умом и сама добываю себе пищу. Мне нужно быть хитрой и ловкой, чтобы не умереть с голоду. Я должна иметь терпение, чтобы подкараулить тех, кто случайно попадется мне в сети. И выбирать уж не приходится. Так получается, что моя случайная добыча — комары да мошки, мотыльки да блошки! Более того, — продолжала Шарлотта, назидательно потрясая одной ножкой, — представляешь, что бы произошло, если бы я не ловила мух и прочих насекомых? Они бы расплодились на земле в невероятном количестве и заняли бы столько места, что никому другому не осталось бы!

— В самом деле? — спросил Вильбур. — Мне бы этого совсем не хотелось. Значит, действительно, твоя паутина — неплохая штука.

Гусыня услышала этот разговор и усмехнулась.

«Вильбур еще многого не понимает, — подумала она. — Он еще совсем маленький, наивный поросенок. Он даже не знает, что с ним случится под Рождество! Он и не подозревает, что мистер Цукерман и Лерви собираются его зарезать!» Гусыня привстала, поправила клювом яйца и уселась поудобнее, чтобы ее потомство не замерзло.

Шарлотта зависла над мухой, готовясь ее съесть. Вильбур лег и закрыл глаза. Он устал и от бессонной ночи, и от ожидания встречи с новым другом. Ветерок принес аромат клевера — сладкий запах Большого Мира, который находился за забором.

«Ну так что ж? — подумал поросенок. — Я приобрел друга. И это хорошо. Но водить такую дружбу опасно. Шарлотта злая, жестокая, коварная кровопийца. Мне такие не нравятся. Как я смогу ее полюбить, даже если она красивая и умная?»

Вильбура терзали сомнения и страхи, которые часто возникают при новом знакомстве.

Вскоре Вильбур понял, что ошибался. На первый взгляд Шарлотта казалась безжалостной и свирепой, но на самом деле у нее было доброе, отзывчивое сердце, и она оставалась ему верным и преданным другом всю свою жизнь.

Глава 6. Летние дни

Первые дни лета — самое хорошее время на ферме. Цветет сирень, наполняя воздух сладким ароматом. Вместе с сиренью расцветают яблони, и пчелы вьются над распустившимися цветками. Стоит солнечная, теплая погода.

Занятия в школе закончились, и у детей появилось свободное время, чтобы поиграть и половить форель в излучине ручья. Эвери часто приносил домой форель, такую упругую и свежую, что хоть сразу клади ее на сковородку и жарь на ужин.

Теперь, когда больше не нужно было учиться в школе, Ферн ходила на скотный двор почти каждый день и тихонько сидела там на своей табуреточке. Животные к ней привыкли. Овцы спокойно ложились у ее ног.

В начале мая рабочих лошадей обычно впрягали в сенокосилку, и мистер Цукерман, взобравшись на сиденье, выезжал в поле. Каждое утро было слышно стрекотание и лязг сенокосилки, которая ездила туда-сюда, подрезая траву, падавшую длинными зелеными волнами под острыми ножами. После сенокоса, если не было грозы, все, кто был на ферме, помогали сгребать сено, ворошить его и укладывать на высокую телегу, на которой его перевозили в сарай.

Ферн и Эвери любили залезать на самый верх груженой повозки, чтобы ехать домой. Затем свежее сено кидали на сеновал, и весь сарай наполнялся нежным запахом тимофеевки и клевера. Как хорошо было попрыгать на куче сена или зарыться в него с головой! А иногда Эвери находил в траве ужа и совал его в карман, в придачу к уже имеющимся сокровищам.

Первые летние дни — настоящий праздник для птиц. В поле, у дома, в сарае, в лесу, на болоте — везде раздается их звонкий щебет и пение. Они вьют гнезда и высиживают птенцов. С лесной опушки доносится свист и щелканье щеглов, которые, верно, прилетели сюда из самого Бостона:

— Чувик-чувик! Чувик-чувик!

На яблоневой ветке, раскачиваясь и подрагивая хвостиком, заливается чибис:

— Чьи вы? Чьи вы?

Серый воробей, который знает, как прекрасна и быстротечна жизнь, чирикает:

— Чик-чирик! Чики-чики-чик-чирик!

А если вы откроете двери сарая, ласточки высунут головы из гнезда под карнизом и засвищут:

— Фьюти-фьють! Фьюти-фьють!

Летом земля покрывается зеленым ковром, и дети постоянно грызут какую-нибудь травинку или соломинку.

Стебли одуванчиков наполняются белым молочком, пестрые головки кашки тяжелеют от нектара, а в глубине цветка настурции спрятана капелька холодного терпкого сока.

Куда ни бросишь взгляд — всюду жизнь. Даже в капельке росы на цветочном стебельке шевелится букашка, а на обратной стороне картофельного листа жучок откладывает оранжевые личинки.

В один из летних дней на ферме произошло важное событие: у гусыни вылупились гусята.

Как раз в это время Ферн сидела в сарае, на своей табуреточке. Шарлотта первая, не считая, конечно, самой гусыни, узнала о том, что на свет появились птенцы. Гусыня еще накануне почувствовала, что они вот-вот проклюнутся, — она слышала их слабый писк сквозь яичную скорлупу. Она знала, что гусятам было неудобно сидеть, скрючившись, в яйце и что птенцы с нетерпением ждут момента, когда они смогут разбить скорлупу и выйти наружу. Поэтому гусыня притихла и ни с кем не разговаривала.

Когда первый гусенок высунул серо-зеленую головку из-под маминого крыла и осмотрелся, Шарлотта заметила его и объявила:

— Я полагаю, каждый из присутствующих здесь будет рад узнать, что гусыня, которая без устали трудилась в течение месяца, проявляя безграничное терпение, наконец добилась успеха: у нее родились гусята! Дорогая гусыня! Поздравляем вас от всего сердца и желаем всяческого благополучия.

— Бла-го-го-го-годарю! — смущенно ответила гусыня.

— И я бла-го-го-го-годарю! — присоединился к ней гусь.

— Поздравляю! — закричал Вильбур. — А сколько у тебя гусят? Я пока вижу только одного.

— Семеро! — ответила гусыня.

— Отлично! — обрадовалась Шарлотта. — Семь — счастливое число. Молодчина! Вы прекрасно справились с нелегким делом!

В это мгновение крысенок Темпльтон высунул нос из-под поросячьего корытца, под которым он частенько прятался. Он взглянул на Ферн и вдоль стены тихонько пополз к гнезду. Животные не спускали с крысенка глаз, потому что его не только не любили, но и не доверяли ему.

— Послушай, гусыня, — произнес он резким, скрипучим голосом. — Ты сказала, что у тебя семеро гусят. А яиц было восемь. Что случилось с восьмым яйцом? Почему из него не вылупился гусенок?

— Оно, наверно, стухло, — ответила гусыня, — и никуда не годится.

— А что ты собираешься с ним делать? — продолжал Темпльтон, буравя гусыню своими блестящими, круглыми, как бусинки, черными глазками.

— Забирай его, — разрешила гусыня. — Утащи его отсюда подальше, в укромный уго-го-го-голок, можешь включить его в свою коллекцию.

Нужно сказать, что у Темпльтона была привычка собирать всякую всячину и хранить ее у себя в норке. Он никогда ничего не выбрасывал.

— Да-да-да, — подтвердил гусь, — можешь забирать яйцо. Но я тебя предупреждаю: если ты сунешься к гусятам, я тебе го-го-го-голову оторву! — Гусь расправил крылья и грозно ими захлопал, чтобы показать, какой он страшный.

Гусь был сильный и храбрый. По правде говоря, и он, и гусыня не очень-то доверяли Темпльтону. И не без оснований. У крысенка не было ни стыда ни совести. Высокие чувства были ему недоступны. Такие слова, как честь, достоинство, благородство, доброта, деликатность, щепетильность, дружелюбие, — ничего для него не значили. Если бы ему удалось утащить гусенка, он бы его прикончил не задумываясь — гусыня это хорошо понимала. И каждый это понимал.

Гусыня подтолкнула яйцо своим широким клювом, и оно выкатилось из гнезда. Все с отвращением наблюдали за крысенком, который поволок гнездо к себе в норку.

Даже Вильбур, который мог есть все подряд, был неприятно поражен.

— Как ему не противно! Заграбастал старое, тухлое яйцо! — брезгливо пробормотал он.

— Крыса есть крыса, — подвела итог Шарлотта и засмеялась тоненьким серебристым смехом. — Но прошу учесть, дорогие друзья, если залежавшееся яйцо когда-нибудь разобьется, жить в сарае станет невозможно.

— Что ты этим хочешь сказать? — спросил Вильбур.

— Я хочу сказать, что здесь дышать будет нечем из-за мерзкого запаха. Тухлые яйца отвратительно пахнут.

— Я его не разобью, — ухмыльнулся Темпльтон. — Я знаю, что делаю. У меня таких вещей полным-полно, и я умею с ними обращаться.

Крысенок нырнул в подземный ход, толкая яйцо перед собой. Он его катил, вертел, крутил, пока не добрался до тайника под корытцем Вильбура.

Вечером, когда ветер улегся и на скотном дворе стало тихо и тепло, гусыня-мать в первый раз покинула гнездо и вывела птенцов на прогулку. Мистер Цукерман увидел всю компанию, когда пришел покормить поросенка ужином.

— Эй, привет! — поздоровался он улыбаясь. — Ну-ка, давайте посчитаем, сколько вас там: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь! Семеро гусят! Просто великолепно!

Глава 7. Плохие новости

Вильбур с каждым днем все больше привязывался к Шарлотте. И ее война с мухами ему уже не казалась такой бессмысленной и жестокой. О мухах же на ферме никто не мог сказать ни одного доброго слова. Они всем докучали. Коровы их терпеть не могли, лошади не выносили, а овцы ненавидели лютой ненавистью. Мистер и миссис Цукерман вечно отмахивались от назойливых мух и, спасаясь от них, затягивали окна марлей.

Вильбур восхищался тем, как легко Шарлотта справляется с насекомыми. Его особенно умиляло, что Шарлотта усыпляла свою жертву, перед тем как съесть.

— Какая ты умница, Шарлотта. Ты поступаешь правильно! — хвалил ее поросенок.

— Да, — отвечала она звонким мелодичным голоском. — Я всегда делаю мухам анестезию, так что они не чувствуют никакой боли., Я в состоянии оказать им эту маленькую услугу.

Одна неделя сменяла другую, и Вильбур все рос и рос. За день он съедал три огромных ведра похлебки. Много времени он проводил лежа на боку, в полудреме, и ему снились сладкие сны. Он был здоровяком, и прекрасно прибавлял в весе. Однажды вечером, когда Ферн сидела на своей табуреточке, в сарай вошла старая овца и остановилась перед загоном, чтобы поговорить с Вильбуром.

— Здравствуй, поросенок! — сказала она. — Мне кажется, что ты набираешь вес!

— Да, набираю! — гордо ответил Вильбур. — В моем возрасте это естественно!

— Все равно я тебе не завидую, — сказала старая овца. — А ты знаешь, для чего тебя откармливают?

— Нет, — ответил поросенок.

— Я бы не хотела тебя огорчать, но говорят, тебя откармливают специально для того, чтобы потом зарезать. Понял теперь, для чего?

— Для чего? — переспросил Вильбур.

Ферн оцепенела от ужаса.

— Чтобы зарезать и сделать из тебя ветчину и копченую грудинку. Фермеры режут поросят с наступлением холодов, под Рождество. Обычно это держат в секрете. Они все в заговоре: и Лерви, и мистер Цукерман, и даже Джон Эрабл.

— Мистер Эрабл тоже? — зарыдал Вильбур. — Отец Ферн?

— Конечно! Когда режут свинью, помогают все, кто может. Я старая овца, и из года в год вижу одно и то же. Приезжает мистер Эрабл, берет в руки большой…

— Хватит! — завизжал Вильбур. — Я не хочу умирать! Спасите меня! Эй, кто-нибудь! Спасите, помогите!

— Успокойся, Вильбур, — вмешалась Шарлотта, которая присутствовала при этом тяжелом разговоре.

— Как я могу успокоиться? — продолжал вопить Вильбур, бегая взад-вперед по загончику. — Я не хочу, чтобы меня убивали! Я не хочу умирать! Шарлотта, скажи, старая овца говорит правду? Они и в самом деле зарежут меня с наступлением холодов?

— Как тебе сказать… — ответила паучиха, в задумчивости перебирая лапками нити своей паутины. — Старая овца всю жизнь прожила в этом сарае. Она видела множество маленьких поросят. Они появлялись и исчезали. Если овца говорит, что хозяева задумали тебя зарезать, она не врет. Я уверена, что овца говорит правду. Какая жестокость! Никогда в жизни не встречала ничего подлей! Хотя люди, впрочем, так не считают.

Вильбур горько заплакал.

— Я не хочу умирать, — рыдал поросенок. — Я хочу жить! Хочу остаться здесь навсегда, на уютной навозной куче, рядом со всеми моими друзьями! Хочу дышать свежим воздухом и валяться на солнышке!

— Ну что ты так ужасно кричишь? — сделала ему замечание овца.

— Я не хочу умирать! — всхлипнул Вильбур и бросился на землю.

— Ты никогда не умрешь! — решительно возразила Шарлотта.

— Честное слово, не умру? Ты обещаешь? — дрожащим голосом спросил поросенок. — А кто меня спасет?

— Я спасу, — ответила Шарлотта.

— Но как?

— Это уж мое дело. Обещаю, что спасу, если ты немедленно придешь в себя и успокоишься. Стыдно! Ведешь себя как маленький. Прекрати реветь сейчас же. Не выношу плакс!

Глава 8. Разговор на кухне

В воскресенье утром мистер Эрабл, миссис Эрабл и Ферн завтракали на кухне. Эвери уже поел и ушел наверх искать рогатку.

— А вы знаете, что у дядюшки Гомера на ферме вылупились гусята? — спросила Ферн.

— Сколько штук? — поинтересовался мистер Эрабл.

— Семеро, — ответила Ферн. — Яиц было восемь, но одно протухло, и гусыня сказала Темпльтону, что оно ей не нужно, и Темпльтон забрал его себе.

— Что сделала гусыня? — переспросила миссис Эрабл, с тревогой и недоумением посмотрев на дочь.

— Она сказала Темпльтону, что яйцо ей больше не нужно, — повторила Ферн.

— А кто такой Темпльтон? — спросила миссис Эрабл.

— Это крысенок, — пояснила Ферн. — Мы все его недолюбливаем.

— Кто это «все»? — осведомилась миссис Эрабл.

— «Все» — это все, кто есть на скотном дворе. Вильбур, овцы с ягнятами, гусь с гусыней и гусятами, Шарлотта ия.

— Шарлотта? — удивилась миссис Эрабл. — А кто такая Шарлотта?

— Это подруга Вильбура. Она ужасно умная.

— А кто она такая?

— Ну как тебе объяснить… — задумалась Ферн. — У нее восемь ног. Наверно, у всех пауков столько.

— Шарлотта — это паук? — поразилась миссис Эрабл.

Ферн кивнула.

— Вернее, паучиха. Она большая и серая. Она соткала паутину в сарае, где дверной проем. И еще она ловит мух и высасывает из них кровь. Вильбур обожает Шарлотту.

— В самом деле? — недоверчиво отозвалась миссис Эрабл.

— Клянусь тебе! — подтвердила Ферн. — А ты знаешь, что сказала Шарлотта, когда вылупились гусята?

— Не имею ни малейшего представления. Расскажи мне, пожалуйста.

— Слушай. Когда первый гусенок высунул голову из-под крыла гусыни, я сидела на табуреточке, в углу, а Шарлотта висела на своей паутине. И она сказала вот что: «Каждый из присутствующих здесь будет рад узнать, что гусыня, которая без устали трудилась в течение месяца, проявляя безграничное терпение, наконец добилась успеха: у нее родились гусята! Дорогая гусыня! Поздравляем вас от всего сердца и желаем всяческого благополучия». Правда, замечательно? Очень красиво сказано!

— Да, очень, — согласилась миссис Эрабл. — А теперь, Ферн, собирайся, а то опоздаешь в воскресную школу. Вечером расскажешь поподробнее, что там происходит на скотном дворе у дядюшки Гомера. По-моему, ты там проводишь слишком много времени. Ты что, туда каждый день ходишь?

— Да, мне там очень нравится, — призналась Ферн.

Она вытерла рот салфеткой и помчалась наверх, к себе в комнату.

Когда она выбежала из кухни, миссис Эрабл шепнула на ухо своему мужу:

— Ферн меня беспокоит. Ты слышал, что она тут наплела про животных на ферме? Она вообразила, будто они разговаривают, как люди.

Мистер Эрабл усмехнулся.

— Может, и разговаривают, — сказал он. — Мне тоже так казалось, когда я был маленьким. Во всяком случае волноваться незачем. У Ферн богатая фантазия. Дети всегда сочиняют небылицы.

— И все-таки она меня тревожит, — озабоченно сказала миссис Эрабл. — Я непременно поговорю о ней с доктором Дорианом, когда пойду к нему в следующий раз. Он очень любит Ферн, и я хочу рассказать ему о странностях в ее поведении. Выдумывает всякую чушь о говорящих поросятах и пауках. Это ненормально! Всем известно, что звери не умеют говорить.

Мистер Эрабл улыбнулся.

— Может, у нее слух тоньше нашего, — пошутил он.

Глава 9. Вильбур хвастается

Паутина в действительности гораздо прочнее, чем кажется на первый взгляд. Хотя она и сплетена из тоненьких, едва заметных ниточек, ее не так-то легко порвать. Но когда в паутине запутывается насекомое, сетка может лопнуть, и тогда пауку приходится штопать дырки. Шарлотта обычно занималась починкой по вечерам, а Ферн сидела и наблюдала за ней. Однажды девочка оказалась свидетелем весьма любопытного происшествия. Сначала она услышала следующий разговор.

— Шарлотта, а почему у тебя такие волосатые ноги? — спросил Вильбур.

— Чтобы легче было плести паутину, — ответила Шарлотта. — Я тебе открою один секрет: я — членистоногое. У меня каждая ножка делится на семь члеников: тазик, вертлуг, бедро, колено, голень, пятка, лапка и заканчивается коготком.

Вильбур остолбенел от удивления.

— Ты шутишь, — пробормотал он.

— Нисколько не шучу.

— А ну-ка повтори все сначала, а то я не запомнил с первого раза.

— Тазик, вертлуг, бедро, колено, голень, пятка и лапка.

— Вот это да! — воскликнул Вильбур, разглядывая собственные ножки. — А я не знал, что мои ноги тоже делятся на семь члеников.

— Послушай, дружочек, — сказала Шарлотта. — Поросенок — это одно, а паук — совсем другое. Ты не умеешь плести паутину, и такие ноги, как у меня, тебе ни к чему.

— А может, и умею, — похвастался Вильбур. — Просто я никогда раньше не пробовал. Это для меня пара пустяков.

— Посмотрим, как ты будешь действовать, — улыбнулась Шарлотта.

Ферн добродушно рассмеялась и, широко раскрыв глаза, посмотрела на поросенка.

— Ну хорошо, — согласился Вильбур. — Ты меня сейчас быстренько научишь, и я сплету паутину. Наверно, переплетать ниточки очень интересно. А с чего начать?

— Сделай глубокий вдох, — скомандовала Шарлотта улыбаясь.

Вильбур глубоко вздохнул.

— А теперь залезай повыше — как я. — Шарлотта побежала вверх, до дверной притолоки.

Вильбур забрался на самый верх навозной кучи.

— Молодец! — похвалила его Шарлотта. — А теперь приготовься, выпусти немножко паутины, чтобы зацепиться, и прыгай вниз. Не забывай тянуть из себя ниточку, пока летишь!

Вильбур, слегка поколебавшись, прыгнул вниз. Он резко обернулся, чтобы посмотреть, не тянется ли за ним ниточка или веревочка, которая не даст ему свалиться, но ничего не заметил. Он понял, что падает.

— Хрясь! — хрюкнул поросенок, плюхнувшись на землю.

Шарлотта так хохотала, что ее паутина раскачивалась из стороны в сторону.

— А что я сделал не так? — спросил Вильбур, с трудом очухавшись после падения.

— Все так, — ответила Шарлотта. — Ты молодчина!

— Попробую еще разок! — с энтузиазмом заявил Вильбур. — Наверно, нужно привязаться веревкой, чтобы не упасть.

Поросенок вышел во двор.

— Эй, Темпльтон! Ты где? — позвал он.

Крысенок высунул голову из-под корытца.

— Ты не мог бы одолжить мне кусочек веревочки? — попросил поросенок. — Я хочу сплести паутину.

— Мог бы, — ответил Темпльтон, у которого в запасе было несколько обрывков старой бечевки. — Нет ничего проще. Всегда к вашим услугам.

Отодвинув гусиное яйцо, он влез к себе в норку и вытащил оттуда кусок грязной веревки. Вильбур внимательно изучил обрывок.

— Как раз то, что нужно, — обрадовался поросенок. — Пожалуйста, привяжи один конец к моему хвостику, Темпльтон.

Вильбур присел и повернулся к крысенку задом. Темпльтон взял веревочку, обернул ее дважды вокруг тоненького розового хвостика, закрученного колечком, и завязал ее двойным узлом. Шарлотта с удовлетворением следила за этими приготовлениями. Как и Ферн, она очень хорошо относилась к поросенку. Паучиха была довольна таким соседством еще и потому, что запах хлева и валявшихся объедков привлекал мух, которыми она питалась. Шарлотта с радостью отметила, что поросенок не был обескуражен первой неудачной попыткой и был готов попробовать сплести паутину еще раз. Крысенок, паучиха и девочка внимательно наблюдали за тем, как Вильбур, полный энергии, снова взбирается на самый верх навозной кучи.

— А теперь все смотрите! — крикнул он и, собравшись с силами, очертя голову бросился вниз.

Веревочка вилась по воздуху вслед за ним. Но так как поросенок не сообразил привязать другой конец веревочки к чему-нибудь прочному, она его не спасла.

— Плюх!

Вильбур снова шмякнулся на землю и сильно расшибся. Слезы потекли у него по щекам. Темпльтон усмехнулся. Шарлотта спокойно смотрела на поросенка. Помедлив, она сказала ему:

— Ты никогда не сможешь сплести паутину, Вильбур. Я хочу дать тебе добрый совет: выкинь ты эту идею из головы! Чтобы плести паутину, нужны две вещи.

— Какие же? — печально спросил Вильбур.

— Во-первых, нужны особые прядильные железы, а во-вторых, нужно умение. Но ты не огорчайся. Тебе не нужна паутина. Цукерманы и так тебя неплохо кормят три раза в день. Тебе не нужно заманивать добычу в тенета, чтобы поесть.

Вильбур вздохнул:

— Шарлотта, ты еще умнее и благороднее, чем я думал. Я хотел доказать всем, какой я ловкий. Похвастался — и получил по заслугам. Так мне и надо.

Темпльтон тем временем отвязал веревочку от поросячьего хвостика и утащил ее обратно в норку. Шарлотта снова принялась прясть.

— Не стоит так огорчаться, Вильбур, — успокоила она поросенка. — Не всем дано умение плести паутину. Даже люди не умеют, а они за многое берутся, и у них неплохо получается. Ты когда-нибудь слышал о мосте Куинсборо?

Вильбур покачал головой:

— Это что, паутина такая?

— Вроде того, — пояснила Шарлотта. — А знаешь, сколько его строили? Целых восемь лет. Подумать страшно! Я бы умерла с голоду, если бы мне пришлось столько ждать! Лично я могу сплести паутину за один вечер.

— А что люди делают на мосту Куинсборо? Ловят мух? — спросил Вильбур.

— Нет, — ответила Шарлотта. — Ничего они там не ловят. Просто ходят по нему туда-сюда, с одного берега на другой, и каждый думает, что на другом берегу лучше. Вот если бы они дошли до середины, свесились с моста и тихонько подождали бы, может, им что-нибудь хорошее и попалось бы. Но нет, им не до того. Каждую минуту снуют взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед! Какое счастье, что я веду оседлый образ жизни!

— А что значит «оседлый»? — спросил Вильбур.

— Это значит, что я всю жизнь сижу спокойно на одном месте и не брожу по белу свету. Я знаю, что хорошо, а что плохо, по личному опыту. Моя паутина, например, — это хорошо. Я затаюсь и жду: а вдруг кто-нибудь в нее попадется? А пока я караулю добычу, я размышляю о том о сем.

— Наверно, и я веду оседлый образ жизни, — заключил поросенок. — Я вынужден торчать здесь, хочу я того или нет. А знаешь, где бы я хотел провести сегодняшний вечер?

— Где же?

— В лесу. Я бы там поискал буковые орешки, трюфели и сладкие корешки. Я бы зарылся в листву, мял бы, швырял, ковырял землю своим крепким пятачком, нюхал бы траву, которая так восхитительно пахнет…

— Это ты, что ли, восхитительно пахнешь? — вмешался в разговор ягненок, только что вошедший в сарай. — Ты так благоухаешь, что я даже отсюда чувствую. Ну и запашок от тебя — хуже всех на скотном дворе!

Вильбур понуро склонил голову, глаза его наполнились слезами. Шарлотта заметила, что поросенок смутился, и резко одернула ягненка.

— Оставь Вильбура в покое! — сказала она. — От него пахнет так, как и должно пахнуть, учитывая, что он спит на навозной куче. Ты тоже не букет роз. Кроме того, ты прервал очень приятную беседу. О чем мы с тобой Говорили, Вильбур, когда этот невежа так грубо перебил нас?

— Да я уж и не помню, — смешался Вильбур. — Какая разница! Давай немножко помолчим, Шарлотта. Что-то у меня глаза слипаются. Не обращай на меня внимания, продолжай чинить свою паутину. А я пока прилягу и буду смотреть, как ты работаешь.

Вильбур лег на бок, вытянулся и глубоко вздохнул.

Наступили сумерки. На скотном дворе стало темно и тихо. Ферн понимала, что ей пора домой, ужинать, но уходить страшно не хотелось. Над сараем бесшумно пролетели ласточки, неся корм птенцам. Вдали, за дорогой, заливалась какая-то птица:

— Фьюти-фьюти-фьють! Фьюти-фьюти-фьють!

Лерви сел под яблоней и закурил трубку: животные почуяли знакомый запах крепкого табака. Вильбур слышал, как выводила трели садовая жаба да изредка хлопала кухонная дверь. От этих привычных звуков поросенку становилось легко на сердце. Он чувствовал себя спокойно, потому что любил жизнь, и ему нравилось ощущать себя частью Большого Мира в погожий летний вечер.

Но как только Вильбур лег спать, он сразу же вспомнил, что сказала ему старая овца. Мысли о смерти мучили его, и он начал дрожать от страха.

— Шарлотта, — позвал он шепотом.

— Что, Вильбур?

— Я не хочу умирать!

— Никто не хочет, — ласково произнесла Шарлотта.

— Я хочу жить здесь, в сарае, — продолжал Вильбур. — Мне тут очень нравится.

— Я понимаю тебя, — подхватила Шарлотта. — Нам всем тут очень нравится.

В сарае появилась гусыня, за которой семенили все семеро ее птенцов. Они, вытянув шейки, издавали такие звуки, будто играл крохотный духовой оркестр. Вильбур с умилением прислушивался к мелодичному попискиванию.

— Шарлотта! — позвал он опять.

— Да? — откликнулась паучиха.

— Ты серьезно обещала, что спасешь меня от смерти?

— Совершенно серьезно. Я не допущу, чтобы ты погиб, Вильбур.

— А как ты собираешься меня спасти? — спросил Вильбур, которого распирало от любопытства, поскольку дело касалось его самого.

— Ну, я пока еще не знаю, — неопределенно ответила Шарлотта. — Но я разрабатываю план действий.

— Отлично! — обрадовался Вильбур. — Ну и как у тебя идут дела? Ты уже много сделала, Шарлотта? И сколько еще осталось? — Вильбур дрожал от нетерпения, но Шарлотта вела себя спокойно и сдержанно.

— Пока все идет нормально, — с удовлетворением ответила паучиха. — Я обдумываю одну идею, хотя детали еще не разработаны.

— Скажи, пожалуйста, а когда ты думаешь? — спросил Вильбур.

— Когда вишу на паутине вниз головой. Так мне легче думать, потому что кровь приливает к голове.

— Если бы я мог тебе чем-нибудь помочь!

— Спасибо, не надо. Я сама справлюсь. Мне легче придумывать, если я работаю одна, — отказалась Шарлотта.

— Ну ладно, — вздохнул Вильбур, — но если тебе понадобится моя помощь, тй обязательно скажи. Может, я хоть капельку смогу помочь.

— Хорошо, — согласилась Шарлотта. — А пока ты должен собраться с силами, подтянуться и как следует спать ночью. И перестань хныкать! Хватит распускать нюни! Тебе нужно съедать все до дна, ничего не оставляя в корытце — только крошки для Темпльтона. И пищу надо жевать, а не глотать целиком!

Спи побольше, ешь и пей,
И толстей, толстей, толстей!
Нервы попусту не трать, —
Встал, поел — и лег опять!

Только этим ты сейчас мне сможешь помочь. Ты меня хорошо понял, поросенок?

— Да, понял, — ответил Вильбур.

— Тогда иди скорее спать! — приказала Шарлотта. — Крепкий сон — залог здоровья!

Вильбур прошлепал в самый темный угол своего загончика, лег и закрыл глаза. Но через минуту заговорил снова.

— Шарлотта! — позвал он.

— Ну что, Вильбур?

— Можно я пойду посмотрю, не осталось ли в корытце чего-нибудь от ужина? Кажется, я немножко не доел картофельное пюре.

— Хорошо, иди, — разрешила Шарлотта. — Но сразу же возвращайся и ложись спать.

Вильбур опрометью выбежал во двор.

— Не спеши, не спеши, — крикнула ему вслед Шарлотта. — Поспешишь — людей насмешишь.

Вильбур остановился и медленно прошествовал к корытцу. Он нашел кусочек картошки, тщательно его прожевал, проглотил и вернулся в свой угол. Поросенок закрыл глаза и замолчал на несколько секунд.

— Шарлотта, — прошептал он.

— Да?

— А можно я схожу попью молока? Там еще немножко осталось на дне корытца.

— Нет, в корытце пусто. Я хочу, чтобы ты скорее заснул. Хватит болтать! Закрой глаза и спи.

Вильбур закрыл глаза. Ферн встала со стульчика и отправилась домой, полная впечатлений от всего, что она увидела и услышала на скотном дворе.

— Спокойной ночи, Шарлотта!

— Спокойной ночи, Вильбур!

— Спокойной ночи!

— Спокойной ночи!

Глава 10. Взрыв

День за днем паучиха висела на паутине вниз головой, в надежде, что у нее появится идея. Она часами не сходила с места, погруженная в мысли. Пообещав Вильбуру, что спасет его от смерти, паучиха была намерена выполнить свое обещание.

Шарлотта была очень терпелива. Она по опыту знала: если долго ждать, муха обязательно попадется в сети. Паучиха была убеждена: если долго думать о том, как спасти поросенка, в голову непременно придет хорошая мысль.

И вот однажды утром, в середине июля, ее осенила чудесная идея.

— Как это просто, — сказала она самой себе. — Чтобы спасти Вильбура, нужн<? одурачить Цукермана. И если я могу перехитрить жука, то обмануть человека ничего не стоит. Люди не такие сообразительные, как жуки.

Вильбур в этот момент пришел со двора.

— О чем ты думаешь, Шарлотта? — спросил он.

— Я думаю о том, что людей легко провести.

— А куда провести?

— Провести — значит обмануть.

— Просто счастье, что люди такие доверчивые, — ответил Вильбур и прилег в тени у забора.

Он быстро заснул, а паучиха не спала. Она с нежностью смотрела на поросенка, обдумывая планы на будущее.

Лето уже наполовину прошло. Шарлотта знала, что времени у нее оставалось немного.

Этим утром, когда Вильбур крепко спал в тени у забора, во двор к Цукерманам забрел Эвери Эрабл. Ферн шла следом за ним. На ней был венок из маргариток. Эвери держал в кулаке живого лягушонка. Дети заглянули на кухню.

— Как раз вовремя! — воскликнула миссис Цукерман. — Сейчас я вас угощу пирогом с черникой.

— Смотрите, какая у меня лягушечка! — похвастался Эвери и, посадив свою пленницу в кухонную раковину, протянул руку за куском пирога.

— Сейчас же убери отсюда эту гадость! — рассердилась миссис Цукерман.

— Лягушка перегрелась, — сказала Ферн. — Она уже полудохлая.

— Ничего подобного! — возмутился Эвери. — Видишь, ей нравится, когда я ее глажу по головке.

В этот момент лягушка прыгнула и угодила прямо в миску с мыльной водой, приготовленную для мытья посуды.

— Эвери, у тебя с пирога варенье капает! Ты уже весь измазался. — Ферн сделала замечание брату. Потом она спросила: — Тетя Эдит, а можно я пойду поищу яйца в курятнике? — Выйдите-ка вы оба вон отсюда! И не смейте лезть в курятник! — запретила тетушка Эдит.

— Ну, Эвери, ты и грязнуля! — воскликнула Ферн. — Ты уже с ног до головы в чернике.

— Пойдем, лягушечка! — закричал Эвери, схватив свою жертву.

Лягушка брыкалась, разбрызгивая мыльную воду на черничный пирог.

— Ну что ты делаешь! — простонала Ферн.

— Ладно, пойдем качаться на качелях! — позвал сестру Эвери.

Дети побежали к сараю. У мистера Цукермана были лучшие качели во всей округе. Они были сделаны из куска толстого каната, привязанного к брусу в дверном проеме сарая, с северной стороны. Канат кончался большим узлом, на котором можно было сидеть верхом.

Качели были так устроены, что раскачивались сами по себе. Чтобы влезть на качели, нужно было сначала забраться по приставной лестнице на сеновал, встать на самый край загородки и подтянуть к себе канат. Вниз лучше было не смотреть: захватывало дух и кружилась голова. Затем нужно было крепко ухватиться за канат руками, а после — собраться с силами, сделав глубокий вдох, и — оттолкнуться ногами от края загородки. Сначала кажется, будто падаешь в пропасть и непременно разобьешься. Но нет, ты уже соскользнул вниз и сидишь на узле, канат раскачивается, ты вылетаешь из дверного проема со страшной скоростью, ветер бьет тебе в лицо, свистит в ушах и треплет волосы! Ты взлетаешь высоко в небо, канат натягивается и дрожит, и ты тоже дрожишь, и тут же стремительно падаешь вниз, и снова взлетаешь почти до самого сеновала под крышей сарая, потом опять вверх-вниз (но уже не на такую высоту), вверх-вниз (еще пониже), вверх-вниз, и еще раз, и еще, пока качели не остановятся, и тебе пора слезать, чтобы уступить место другому. Ты соскакиваешь с качелей и, бывает, падаешь на землю.

Матери всех детей в округе волновались, когда их сыновья и дочери ходили кататься на качелях мистера Цукермана. Они считали, что их дети обязательно свалятся и расшибутся. Но пока никто еще не упал. Дети всегда очень крепко держатся за канат, и только их родители считают, что они ничего не умеют.

Эвери сунул лягушку в карман и полез по лестнице на сеновал.

— Когда я последний раз качался, я чуть не врезался в ласточку! — крикнул он.

— Вынь лягушку! — приказала Ферн.

Эвери ухватился за канат обеими руками и прыгнул. Он как на крыльях выпорхнул из сарая и взлетел высоко в небо. Лягушка раскачивалась вместе с ним: вверх-вниз, вверх-вниз, вперед-назад, вперед-назад!

— А у тебя язык синий! — крикнула брату Ферн.

— У тебя тоже! — ответил Эвери, пролетая мимо нее.

Лягушка тоже пролетела мимо.

— А мне соломинка за шиворот попала! Щекотно! — сообщила Ферн.

— А ты почешись! — посоветовал Эвери, качнувшись в обратную сторону.

— Слезай! Теперь моя очередь! — потребовала девочка.

— Щекотно! Щекотно! Хи-хи-хи! Щекотно! — распевал Эвери.

Эвери слез с качелей и бросил канат сестре. Она крепко зажмурилась и прыгнула. У нее сердце екнуло, когда она соскользнула вниз, но узел на конце каната не дал ей упасть. Когда девочка открыла глаза, она уже парила высоко в голубом небе. Мгновение спустя она уже влетела в сарай через дверной проем. Дети качались по очереди около часа. Потом им надоело качаться, и они пошли на пастбище. По дороге они забрались в малинник и наелись ягод. Языки у них из синих сделались красными. Ферн нечаянно взяла в рот червивую ягодку, и ей стало противно. Эвери нашел пустую конфетную коробку и посадил в нее лягушку. Казалось, лягушка слегка притомилась, проведя все утро на качелях. Дети медленно пошли обратно к сараю. Они тоже устали и брели еле-еле: силы их иссякли.

— Давай построим шалаш! — предложил Эвери. — Я хочу жить в шалаше вместе с моей лягушечкой.

— Я собираюсь навестить Вильбура, — объявила Ферн.

Они перелезли через забор и не спеша пошли по дорожке к свиному хлеву. Вильбур услышал шаги и встал. Вдруг Эвери увидел паутину, а подойдя поближе, и саму Шарлотту.

— Эй, посмотри, какой огромный паучище!

— Оставь его в покое, — скомандовала Ферн. — У тебя уже есть лягушка. Тебе что, мало?

— Ай да паук! Сейчас я его поймаю! — пообещал Эвери.

Он снял крышку с конфетной коробки, затем подобрал палку.

— Я его стряхну прямо в коробку, — сообщил Эвери.

У Вильбура сердце замерло, когда он увидел, что происходит. Если мальчишка поймает Шарлотту — ей конец!

— Эвери, прекрати немедленно! — закричала Ферн.

Эвери одной ногой встал на загородку свиного загончика. Он уже почти дотянулся палкой до Шарлотты и хотел подцепить ее, но внезапно потерял равновесие. Он поскользнулся, закачался и шлепнулся прямо на борт Вильбурова корытца. Корытце подскочило, перевернулось и упало: блям! А прямо под корытцем лежало тухлое гусиное яйцо. Раздался взрыв! Яйцо треснуло, и сарай наполнился отвратительным запахом.

Ферн взвизгнула. Эвери вскочил на ноги. В воздухе мерзко запахло тухлятиной. Удушливый газ вырывался из скорлупы. Темпльтон, который отдыхал в своей норке под корытцем, вскочил и со всех ног бросился к сараю.

— Господи Боже мой! — закричал Эвери. — Какая вонь! Пошли отсюда скорей!

Ферн заплакала. Затыкая нос, она побежала к дому. Эвери тоже, зажав ноздри рукой, бросился за ней.

Шарлотта с большим облегчением смотрела им вслед: ведь еще минуту назад ее жизнь висела на волоске!

Чуть позже, тем же утром, все животные вернулись с пастбища домой: овцы, ягнята, гусь с гусыней и семеро гусят.

Все жаловались на ужасный запах, и Вильбуру не один раз пришлось с самого начала рассказывать историю о том, как негодный мальчишка Эвери Эрабл пытался поймать Шарлотту и как вонь от тухлого яйца заставила его убраться прочь.

— Вот так: тухлое яйцо спасло жизнь Шарлотте, — подвел итог поросенок.

Гусыня была весьма польщена тем, что имела хоть какое-то отношение к этой истории.

— Я го-го-го-горжусь своим яйцом! Всегда го-го-го-готова помо-га-га-гать вам! — заявила она.

Темпльтон, конечно, очень расстроился из-за того, что его сокровище разбилось, но тем не менее не смог удержаться от хвастовства.

— Как хорошо, что я никогда ничего не выбрасываю! — похвалялся крысенок своим скрипучим голосом. — И от старых, никому не нужных вещей бывает польза! Крысы всегда бережливые: неизвестно, что в жизни может пригодиться, а что — нет.

— Послушайте, — вмешался какой-то ягненок. — Шарлотте сегодня повезло, но что должны делать все остальные? Запах тут омерзительный. Кому приятно жить в сарае, где воздух отравлен тухлятиной?

— Не волнуйся, ты скоро привыкнешь, — успокоил ягненка Темпльтон.

Он посидел, в задумчивости крутя свои длинные усы, а затем отправился на мусорную кучу поискать что-нибудь полезное.

Когда подошло время завтракать, появился Лерви с ведром похлебки для Вильбура, но, не дойдя нескольких шагов до свиных закутов, остановился, принюхался и скорчил гримасу.

— Чем это тут воняет, черт побери! — воскликнул он. Поставив ведро на землю, работник взял палку, оброненную Эвери, и перевернул опрокинутое корытце.

— Крысы! Фу, какая пакость! Я и понятия не имел, что они устроили себе нору под свиным корытом. Как я ненавижу крыс!

И Лерви, оттащив корытце Вильбура в другой конец двора, забросал землей крысиный ход, закопав и тухлое яйцо, и все остальные сокровища Темпльтона. Затем он поднял ведро. Вильбур уже залез с ногами в корытце и ждал, умирая от голода. Лерви вылил похлебку прямо на него. Жидкое месиво текло у поросенка по голове, заливая глаза и уши. Вильбур похрюкивал от удовольствия.

Он хватал и глотал, глотал и хватал, урчал, чавкал, хлюпал и чмокал, пытаясь управиться с едой в один присест. А какой вкусный завтрак принесли Вильбуру! Снятое молоко, пшеничные отруби, недоеденные блинчики, половинка пончика, яблочная кожура, две черствых хлебных корочки, огрызок имбирного пряника, рыбий хвост, апельсиновая кожура, остатки вермишели из супа, полчашки недопитого какао, засохшая булочка с повидлом, ложка малинового варенья и обрывок бумаги, которой было выстелено ведро для кухонных отбросов. Вильбур с жадностью уплел все до крошки. Сначала поросенок хотел оставить полвермишелины и капельку молока для Темпльтона. Но вспомнив, что крысенок сыграл роль в спасении жизни Шарлотты, которая, в свою очередь, хотела спасти его самого, Вильбур расщедрился и вместо половинки оставил Темпльтону целую вермишелину.

После того как разбитое яйцо было зарыто, воздух посвежел. Запах исчез, сарай проветрился.

Прошел день, наступил вечер. Тени стали длинными. Прохладный мягкий ветерок дул в двери и окна. Широко расставив ноги, Шарлотта сидела на своей паутине, в задумчивости доедая слепня. Она размышляла о будущем. Некоторое время спустя паучиха энергично взялась за дело.

Она спустилась к центру паутины и начала перерезать там какие-то нити. Она работала медленно, но целеустремленно, пока другие обитатели фермы мирно спали. И никто, даже вездесущая гусыня, не заметил, что Шарлотта трудится. Зарывшись как можно глубже в навозную кучу, сладко похрапывал Вильбур. Спрятавшись в любимом укромном уголке, гусята тихо посвистывали во сне.

Шарлотта вырвала из паутины довольно большой кусок, оставив пустой самую серединку. Затем она начала прясть то, что должно было занять свободное пространство, оставшееся от перекушенных ниточек. Когда Темпльтон вернулся после похода на мусорную кучу, паучиха еще работала.

Глава 11. Чудеса

Следующее утро было туманным. Все на ферме промокло от росы. Трава стала похожа на волшебный ковер. Серебрилась спаржа на грядке, напоминая заколдованный лес.

В такие туманные дни паутина Шарлотты блестела, как драгоценный камень. Тем утром на каждой тоненькой ниточке висели десятки радужных капелек. Паутина, загадочно переливаясь и мерцая, походила на чудесную вуаль. Даже Лерви, которого мало трогала красота природы, заметил паутину, когда принес завтрак для поросенка. Он подумал, что паутина хорошо смотрится, и еще про себя отметил, какая она большая и как тщательно сплетена. Потом, бросив еще один взгляд на паутину, Лерви вдруг обомлел и в замешательстве поставил ведро на землю. Там, на паутине, в самом центре, он увидел слова, вывязанные из тоненьких ниточек! Буквы были печатные! Надпись гласила:

ЧУДО-ПОРОСЕНОК

На несколько минут Лерви лишился дара речи. Он протер глаза и снова уставился на изделие Шарлотты.

— Я всякое видал, — прошептал он, — но такое… — Работник упал на колени и скороговоркой пробормотал короткую молитву.

Затем, начисто позабыв про завтрак для Вильбура, он бросился назад, к дому, и позвал мистера Цукермана.

— Мне кажется, вам лучше самому сходить в хлев, — с трудом произнес Лерви.

— А что там случилось? — спросил мистер Цукерман. — Поросенок заболел?

— Нне-не-не-совсем, — еле ворочая языком, ответил работник. — Пойдите и посмотрите сами.

Двое мужчин молча дошли до поросячьего загончика. Лерви указал хозяину на паутину.

— Ну что? Видите? — спросил он.

Мистер Цукерман поднял глаза, прочитал надпись и пробормотал:

— Чудо-поросенок.

Затем он перевел взгляд на Лерви, и они оба задрожали от страха.

Шарлотта, утомленная после бессонной ночи, с улыбкой наблюдала за ними. Вильбур подошел и встал прямо под паутиной.

— Ч-ч-ч-чудо-поросенок! — заикаясь, произнес Лерви.

— Чудо-поросенок! — прошептал мистер Цукерман.

И хозяин, и работник не отрываясь глазели на поросенка. Потом оба перевели взгляд на Шарлотту.

— Не думаешь ли ты, что этот паук… — начал мистер Цукерман, но, не докончив фразы, покачал головой.

Постояв немного, он торжественно отправился домой и позвал жену.

— Эдит, произошло невероятное событие, — сообщил он ей слабым голосом.

Он прошел в гостиную и сел на стул. Миссис Цукерман вошла следом за ним.

— Я хочу тебе что-то рассказать, Эдит, — произнес он. — Только ты не пугайся. И лучше сядь.

Миссис Цукерман опустилась на стул. Она даже побледнела от волнения.

— Эдит, — заговорил мистер Цукерман, пытаясь унять дрожь в голосе, — лучше я тебе сразу скажу: у нас живет необыкновенный поросенок!

На лице миссис Цукерман отразилось полнейшее недоумение.

— Гомер, что за чушь ты несешь! — возмутилась она.

— Это очень серьезно, Эдит, поверь мне. Наш поросенок не такой, как другие. Это необычный поросенок.

— А что ж в нем такого необычного? — полюбопытствовала миссис Цукерман, которая уже оправилась от замешательства.

— Гм-гм, я пока еще не знаю точно, — ответил мистер Цукерман. — Но нам был дан знак свыше. Загадочный знак. На нашей ферме произошло чудо. В дверном проеме нашего сарая, рядом со свиным хлевом, висит большая паутина, и когда Лерви сегодня утром пришел покормить поросенка, он обратил на нее внимание, а ты сама знаешь, как красиво смотрится паутина в тумане. А посредине паутины он увидел слова: «ЧУДО-ПОРОСЕНОК». Надпись была соткана из паутинок. Она была частью самой паутины, Эдит. И я видел эти письмена своими глазами. Там ясно написано: «ЧУДО-ПОРОСЕНОК». Никакой ошибки быть не может. Произошло ЧУДО, и не где-нибудь, а прямо на нашей ферме! Нам послан знак свыше! Нам послан чудо-поросенок!

— Послушай, — поправила его миссис Цукерман. — Мне кажется, что у нас ЧУДО-ПАУК.

— Ну нет! — запротестовал мистер Цукерман. — У нас ЧУДО-ПОРОСЕНОК. И об этом прямо сказано словами на паутине.

— Может, оно и так, — ответила миссис Цукерман. — И все-таки я хочу сначала взглянуть на паука.

— Паук как паук. Обыкновенный серый паук, — ответил мистер Цукерман.

Они встали и отправились к свиным закутам.

— Ну, видишь, Эдит? Обыкновенный серый паук.

Вильбуру было приятно, что ему уделяли столько внимания. Лерви все еще топтался у поросячьего загончика, когда пришли мистер и миссис Цукерман, и они втроем проторчали там битый час, читая и перечитывая надпись на паутине и разглядывая Вильбура.

Шарлотта была очень довольна тем, что ее замысел удался. Она сидела не шевелясь и прислушивалась к беседе трех человек. Когда маленькая мушка влетела в ее паутину и запуталась в ниточках прямо под словом «ПОРОСЕНОК», Шарлотта стремительно бросилась за ней, обволокла ее паутинками и унесла подальше от надписи.

Днем туман рассеялся. Паутина подсохла, и слова на ней уже не выделялись так четко. Цукерманы и Лерви пошли домой. Перед тем как выйти из сарая, мистер Цукерман бросил прощальный взгляд на Вильбура.

— Знаете что? — важно сказал хозяин. — Я всегда думал, что наш поросенок — замечательный! Толстый, красивый. Лерви, ты заметил, какая у него широкая спинка?

— Конечно заметил, — согласился Лерви. — Я всегда по-особенному относился к вашему поросенку. Отличный экземпляр.

— Кругленький, гладенький, — добавил мистер Цукерман.

— Правда ваша, — согласился Лерви. — Гладенький и чистенький. Настоящий чудо-поросенок!

Когда мистер Цукерман вернулся домой, он снял рабочую одежду и надел свой лучший выходной костюм.

Затем он вывел машину со двора и поехал к священнику домой. Там он пробыл около часа, рассказывая ему, какое чудо произошло на ферме.

— Итак, — сказал в заключение мистер Цукерман, — только четверо знают о чуде: вы, моя жена, наемный работник Лерви и я.

— Никому не говорите об этом чуде, — сказал священник. — Пока мы еще не знаем, что оно означает, но я хорошенько поразмыслю над случившимся и, возможно, сумею дать объяснение небесному знамению в моей следующей проповеди. Безусловно, вы обладаете исключительным поросенком. Я непременно поведаю о сем моим прихожанам во время воскресной службы и возвещу, что в наш приход Господь ниспослал чудесное животное. Между прочим, есть ли имя у вашего поросенка?

— Конечно есть, — ответил мистер Цукерман. — Моя маленькая племянница назвала его Вильбуром. Она довольно странный ребенок: у нее полным-полно всяких фантазий. Девочка выкормила поросенка из рожка, а я купил его, когда ему был всего месяц от роду.

Мистер Цукерман пожал священнику руку и вышел из его дома.

Но секреты хранить очень трудно. До воскресенья было еще далеко, а новости уже разлетелись по всей округе. И вскоре все узнали, что на паутине, висевшей в сарае мистера Цукермана, появились тайные знаки. Каждому стало известно, что у Цукерманов живет Волшебный Поросенок. За несколько миль люди шли к Цукерманам, чтобы взглянуть на Чудо-Поросенка и прочитать магическую надпись на паутине Шарлотты. С утра до ночи вся аллея, ведущая к дому Цукерманов, была запружена и легковыми, и грузовыми автомобилями. Там можно было увидеть «форды» и «шевроле», «бьюики» и «пикапы», «плимуты» и «студебеккеры», «паккарды» и «де-Сото», олдсмобили с мощными двигателями, джипы с прицепами и «понтиаки».

Новости о волшебном поросенке дошли до жителей холмов, и фермеры спускались вниз по склонам в грохочущих фургонах и повозках, чтобы постоять часок-другой в свинарнике и полюбоваться на необыкновенное животное. И все в один голос говорили, что никогда в жизни не встречали такого замечательного поросенка.

Когда Ферн пожаловалась матери, что Эвери пытался сбить Шарлотту палкой, миссис Эрабл так рассердилась, что в наказание отправила Эвери спать без ужина.

Все последующие дни мистер Цукерман был настолько занят приемом гостей, что начисто забросил все остальные дела на ферме. Теперь он всегда появлялся на людях только в хорошем костюме, который он надевал уже с раннего утра. Миссис Цукерман сама готовила еду специально для Вильбура. Лерви побрился и подстригся: теперь его основной обязанностью было кормление Вильбура при посетителях. Мистер Цукерман велел работнику кормить Вильбура четыре раза в день, а не три, как раньше. Мистер и миссис Цукерман так увлеклись приемом посетителей, что все сельскохозяйственные работы не двигались с места. Поспела черная смородина, но миссис Цукерман и не думала варить варенье. Пора было жать рожь, но Лерви никак не удавалось выкроить для этого хоть чуточку времени.

В воскресенье в церкви было полно народу. Священник объяснил природу непонятного явления. Он сказал, что письмена на паутине посланы людям для того, чтобы они всегда были готовы к сотворению чуда.

Итак, свиной хлев Цукерманов стал центром всеобщего внимания. Ферн была счастлива, потому что замысел Шарлотты удался и жизнь Вильбура была спасена. Но, нужно признаться, девочка была недовольна тем, что в сарае толклось слишком много посетителей: там теперь стало неуютно. Ей нравилось бывать на скотном дворе, когда она могла оставаться со своими друзьями-животными без посторонних.

Глава 12. Собрание

Однажды вечером, через несколько дней после того, как на паутине Шарлотты появилась надпись, паучиха решила устроить на ферме собрание.

— Я начну с переклички, — сказала она. — Вильбур?

— Здесь, — откликнулся поросенок.

— Гусь?

— Да-да-да, — отозвался гусь.

— Похоже, что здесь три гуся, а не один, — заметила Шарлотта. — Почему бы тебе не ответить просто «да»? Зачем ты повторяешь слоги по два-три раза?

— По-га-га-га-ганая привычка, — объяснил гусь.

— Гусыня? — позвала Шарлотта.

— Га-га-га.

Шарлотта только взглянула на нее.

— Гусята? Отвечайте хором все семеро!

— Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! — откликнулись гусята.

— Я вижу, у нас сегодня большой сбор, — объяснила Шарлотта. — Со стороны может показаться, что тут три гуся, три гусыни и двадцать один гусенок. Овцы?

— Зде-е-е-сь! — проблеяли овцы в один голос.

— Ягнята?

— Зде-е-е-сь! — вторили ягнята.

— Темпльтон?

Нет ответа.

— Ну ладно. Все в сборе, кроме крысенка, — подытожила паучиха. — Придется начать без него. Итак, все, наверное, заметили, что тут творится в последние дни. Послание, написанное мной, достигло своего адресата. Цукерманы попались на удочку, и их гости тоже. Хозяин думает, что наш Вильбур — необыкновенный поросенок. Поэтому он не будет зарезан и съеден. Осмелюсь утверждать, что моя уловка удалась и жизнь Вильбура спасена.

— Ура-а-а-а! — закричали присутствующие.

— Большое спасибо, — поклонилась Шарлотта. — Я собрала вас, чтобы выслушать ваши предложения. Мне нужны свежие идеи. Людям надоело читать одну и ту же надпись: «ЧУДО-ПОРОСЕНОК». Если кто-нибудь поможет мне придумать что-нибудь оригинальное (пусть это будет объявление, лозунг, призыв или реклама), я с удовольствием вплету новые слова в мою паутину. Есть предложения?

— Как насчет «Суперсвинья»? — спросил маленький ягненок.

— Не пойдет, — ответила Шарлотта. — Слишком пышно. Смахивает на пирожное с кремом.

— Может, написать «О-го-го-го-громный»? — спросила гусыня.

— Если убрать лишние «го-го-го» и оставить слово «огромный», пожалуй, оно вполне подойдет, — ответила Шарлотта. — Это слово должно подействовать на мистера Цукермана.

— Но, Шарлотта, — вмешался Вильбур, — пока я еще не огромный.

— Никакой разницы не вижу, — возразила Шарлотта. — Ни малейшей. Люди верят любой чепухе, если о ней написано печатными буквами. Кто-нибудь из присутствующих знает, как пишется слово «огромный»?

— Мне кажется, надо писать два «О», два «Г», два «Р», опять два «О», два «Н», два «Ы» и два «И», — посоветовал гусь.

— Ты думаешь, я акробатка? — с иронией произнесла Шарлотка. — Изобразить пляску святого Витта легче, чем соткать из паутины то, что ты предлагаешь.

— Га-га-га-глупость сморозил, — признался гусь.

Затем в разговор вступила старая овца.

— Я согласна с тем, что на паутине должно быть написано что-то новенькое, поскольку мы хотим спасти жизнь Вильбуру. И если Шарлотте нужна помощь, ее может оказать наш друг Темпльтон. Крысенок постоянно бывает на свалке, куда люди выбрасывают старые газеты и журналы. Он может вырвать из них листок-другой с каким-нибудь объявлением или рекламой и притащить в сарай, а Шарлотта спишет оттуда новые слова.

— Отличная мысль! — похвалила Шарлотта овцу. — Но я не уверена, что крысенок согласится нам помочь. Вы же знаете, какой он эгоистичный, никогда ни о ком не позаботится.

— Могу поспорить, что я заставлю его помогать нам, — сказала старая овца. — Я сыграю на его низменных инстинктах. А их у него полным-полно. Смотрите, вот и он! Попрошу не вмешиваться и соблюдать тишину, пока я с ним не договорюсь.

Крысенок появился в сарае тем же способом, что и всегда, осторожно прошмыгнув вдоль стены.

— Что здесь происходит? — полюбопытствовал он, увидев собравшихся животных.

— Проводим совещание на высшем уровне, — ответила старая овца. — В следующий раз, когда пойдешь на мусорную кучу, принеси оттуда страничку из какого-нибудь журнала. Шарлотте нужны свежие идеи, чтобы она могла найти нужные слова для паутины и тем самым спасти жизнь Вильбуру.

— Спасти, спасти… Пусть помирает, мне-то какое дело?

— Тебе будет до этого дело, когда придет зима. Ты крепко задумаешься, когда выйдешь на улицу холодным январским утром, а Вильбура больше нет, и никто не идет сюда, и не несет ведро с теплой, вкусной похлебкой, и не наливает ее в корытце. Ты, Темпльтон, в основном питаешься тем, что оставляет тебе Вильбур. Что ест поросенок, ешь и ты. Твоя судьба и судьба Вильбура тесно переплетены. Если Вильбура зарежут и его корытце опустеет, ты день ото дня будешь худеть, худеть и худеть и наконец так отощаешь, что будешь просвечивать насквозь.

У Темпльтона даже усики задрожали от страха.

— Может, ты и права, — мрачно отозвался он. — Пожалуй, я схожу на свалку завтра вечером. И, если найду, принесу вам страничку из журнала.

— Спасибо, — поблагодарила Шарлотта. — Собрание окончено. Мне еще многое нужно успеть сегодня вечером. Я собираюсь уничтожить старую надпись и написать новое слово «ОГРОМНЫЙ».

Вильбур вспыхнул:

— Я не огромный, Шарлотта. Я — обыкновенный поросенок средних размеров.

— По-моему, ты огромный, — ласково ответила паучиха, — и с этим люди будут считаться. Ты мой лучший друг, и я считаю, что ты — исключительный поросенок. Хватит препираться, иди-ка лучше спать!

Глава 13. Новые достижения

Глубоко за полночь, когда все животные на ферме крепко спали, Шарлотта ткала свою паутину. Сначала она оборвала несколько круговых нитей в центре, оставив радиальные, чтобы паутина держалась. Все ее восемь ног были заняты; она работала и зубами. Ей нравилось прясть, и она была мастером своего дела. Когда она кончила перекусывать круговые ниточки, паутина ее выглядела вот так:

Пауки умеют выпускать из себя паутину разного вида. Для основы Шарлотта использовала сухие, крепкие нити, а для круговых, ловильных, — клейкие ниточки, к которым прилипали запутавшиеся в ее силках насекомые. Для новой надписи Шарлотта решила выбрать толстую сухую нить.

«Если я вытку слово „ОГРОМНЫЙ“ из клейких ниточек, — думала Шарлотта, — то какой-нибудь жучок может прилипнуть к ним и испортить весь вид. Итак, первая буква, „О“».

Шарлотта взобралась по паутине в левый верхний угол. Она выпустила ниточку из паутинной железы, закрепила ее и бросилась вниз. Падая, она продолжала вытягивать из себя паутинку. Описав дугу, она закрепила ниточку внизу. Получилась половинка буквы «О». Шарлотта осталась довольна результатом. Она взобралась наверх еще раз, привязала вторую ниточку рядом с первой и затем снова протянула ее в том же направлении, чтобы линия оказалась двойной толщины.

— Надпись будет лучше смотреться, если я вывяжу каждую буковку двойными нитями, — сказала сама себе Шарлотта.

Она снова поползла вверх и, открыв паутинные железы, описала еще одну дугу. Получилась вторая половинка буквы «О». Шарлотта дважды повторила свой маневр. Все ее восемь ног быстро шевелились. Вскоре буква «О» была готова.

— А теперь буква «Г».

Работа у Шарлотты спорилась. Паучиха начала разговаривать сама с собой, чтобы поддержать хорошее настроение. И если бы вы находились в тот вечер в сарае, то могли бы услышать следующее:

— А теперь буква «Р». Вверх! Теперь привязали! Вниз! Выпускаем ниточку! Закрепили! Хорошо! Теперь вверх! И еще раз! Закрепили! Вниз! Выпускаем ниточку! Умница. Стоп. Закрепили! Полезли наверх. А теперь направо и вниз. Получилась петелька. Закрутили ее и еще раз обернули! Закрепили, полезли наверх. Повторили. Отлично! Молодчина!

Вот так, разговаривая сама с собой, паучиха справлялась со своей нелегкой задачей. Когда работа была закончена, паучиха почувствовала, что проголодалась. Она съела жука, припасенного заранее, и улеглась спать.

На следующее утро, проснувшись, Вильбур встал прямо под паутиной. Он жадно вдыхал свежий утренний воздух. Надпись, вытканная Шарлоттой, сияла от капелек росы, переливавшихся на солнце. Когда Лерви принес Вильбуру завтрак, он увидел, что поросенок стоит у порога, а над ним на паутине крупными печатными буквами вырисовывается слово «ОГРОМНЫЙ». И это было еще одно чудо.

Лерви бросился за мистером Цукерманом. Мистер Цукерман помчался за миссис Цукерман. Миссис Цукерман побежала к телефону и позвонила мистеру и миссис Эрабл. Мистер и миссис Эрабл вывели машину и поспешили на ферму. Люди окружили свиной загончик и, пораженные, ахали и охали, вновь и вновь разглядывая паутину и перечитывая новую надпись. А Вильбур, который уже и сам начал думать, что он «ОГРОМНЫЙ», крутя пятачком, скромно стоял под паутиной, хотя его и распирало от гордости.

— «ОГРОМНЫЙ». — Мистер Цукерман в восхищении шумно выдохнул воздух. — Эдит, ты бы лучше позвонила репортеру из «Уикли Кроникл» и рассказала ему, что тут у нас произошло. Он обрадуется, когда узнает об этом. Может быть, он даже привезет с собой фотографа. Ведь во всей округе нет такого огромного поросенка, как наш.

Новости быстро распространились среди населения. Местные жители, которые приезжали посмотреть на Вильбура, когда он был «ЧУДО-ПОРОСЕНОК», навестили ферму еще раз, чтобы полюбоваться на него, когда он стал «ОГРОМНЫЙ».

Вечером мистер Цукерман пришел подоить коров и ослабить им привязь. Он все еще размышлял о том, какой у него замечательный поросенок.

— Лерви! — позвал он работника. — Ты больше не бросай коровьи лепешки в поросячий загон. Нечего ему спать на навозной куче, нашему «ОГРОМНОМУ ЧУДО-ПОРОСЕНКУ»! Я хочу, чтобы ты каждый день ему менял подстилку из свежей соломы! Ты понял?

— Да, сэр, — ответил Лерви.

— Слушай дальше, — произнес мистер Цукерман. — Я хочу, чтобы ты смастерил клетку для Вильбура. Я решил показать его на Окружной Ярмарке, которая состоится шестого сентября. Клетка должна быть просторной. И покрась ее всю зеленой краской, а надпись выведешь золотом.

— Какую еще надпись? — спросил Лерви.

— На клетке должно быть написано: «Знаменитый поросенок Цукермана».

Лерви взял вилы и пошел набрать свежей соломы для Вильбура. Если на ферме живет такой важный поросенок, работы — непочатый край. Теперь Лерви это хорошо понимал.

За яблоневым садом шла тропка, которая упиралась в мусорную кучу. Туда мистер Цукерман выносил всякий мусор и хлам. Здесь, на небольшой площадке, окруженной зарослями молодой ольхи и дикой малины, громоздилась большая свалка. Чего там только не валялось! Груды пустых бутылок, мятые консервные банки, грязные тряпки, обрывки проволоки, картонные коробки, сломанные задвижки и крючки, лопнувшие дверные пружины, севшие батарейки, прошлогодние журналы, истертые посудные мочалки, рваная одежда, истлевшая ветошь, ржавые костыльные гвозди, прохудившиеся ведра, ненужные пробки и прочая рухлядь, включая искривленную ручку от сломанной мороженицы.

Темпльтон хорошо знал эту свалку и любил там бывать. На ней было хорошо прятаться — лучшего укрытия и не найдешь! А кроме того, среди мусора всегда можно было отыскать консервную банку, на дне которой присохла какая-нибудь вкуснятина.

На следующий день после разговора с овцой Темпльтон появился на свалке. Он облазил ее вдоль и поперек. Когда крысенок вернулся в сарай, в зубах он тащил рекламное объявление, выдранное из мятого журнала.

— Ну как? — спросил он, предъявляя клочок бумаги Шарлотте. — Тут написано «ХРУСТЯЩИЙ». Подойдет? По-моему, как раз то, что надо.

— Никуда не годится, — ответила Шарлотта. — Просто не может быть хуже. Зачем Цукерманам подавать идею, что Вильбур «хрустящий»? Они могут вспомнить о румяном поджаристом беконе и розовой ветчине. Мы должны рекламировать благородные качества Вильбура, а не сообщать, каков он на вкус. Пожалуйста, Темпльтон, сходи поищи другое слово.

Темпльтон всем своим обликом выражал презрение. Но тем не менее он снова метнулся на мусорную кучу и на этот раз приволок лоскуток хлопчатобумажной ткани.

— Подойдет? — спросил он, предъявляя этикетку от старой рваной рубахи.

Шарлотта внимательно изучила бирку. На ней было написано: «Материал дает усадку».

— Мне очень жаль, Темпльтон, — огорчилась Шарлотта. — Но и это не подойдет. Мы хотим, чтобы Цукерман видел, как наш Вильбур округляется и наливается соками, а не «дает усадку». Придется попросить тебя сходить на свалку еще раз.

— Я вам что, мальчик на побегушках? — огрызнулся крысенок. — Я не собираюсь целый день мотаться туда-сюда из-за вашей рекламы!

— Ну пожалуйста, еще разочек, — попросила Шарлотта.

— Знаете, что я сейчас сделаю? — спросил Темпльтон. — Я помню, что видел в сарае пачку стирального порошка. На ней что-то написано. Сейчас я вам принесу кусочек картонки.

Он взобрался вверх по веревке, которая свешивалась со стены, и юркнул в щель под потолком. Когда крысенок вернулся, в зубах он держал обрывок от бело-голубой упаковки.

— Вот и я! — с торжеством объявил Темпльтон. — Ну как?

Шарлотта прочитала надпись:

— «Дает блестящий эффект». А что это значит? — спросила паучиха, которая ни разу в жизни не пользовалась стиральным порошком.

— Мне-то откуда знать? — буркнул крысенок. — Ты просила принести тебе какие-нибудь слова, вот я и принес. Наверно, в следующий раз ты сгоняешь меня за словарем!

Крысенок и паучиха вместе еще раз прочитали инструкцию на коробке от мыльного порошка.

— «Дает блестящий эффект», — задумчиво повторила Шарлотта. — Вильбур! — позвала она.

Вильбур, дремавший на соломенной подстилке, вскочил на ноги.

— Я хочу посмотреть, какой ты производишь эффект, когда бегаешь. Блестяще это у тебя получается или нет.

Вильбур пробежался до конца двора.

— А теперь обратно! — скомандовала Шарлотта. — Быстрее!

Вильбур галопом помчался назад. Шкурка у него блестела на солнце, а тонкий хвостик закручивался плотным колечком.

— Подпрыгни! — крикнула ему Шарлотта.

Вильбур подпрыгнул как можно выше.

— А теперь нагнись, чтобы ушки касались земли, и не сгибай ноги в коленках! — велела ему Шарлотта.

Вильбур выполнил приказ.

— А теперь крутанись назад! Боковой поворот! Обратное сальто! — командовала паучиха.

Вильбур послушно крутился, вертелся и прыгал через голову.

— Отлично, Вильбур, — успокоилась Шарлотта. — Можешь идти досыпать. Знаешь, Темпльтон, пожалуй, реклама стирального порошка нам подойдет. Хотя, с одной стороны, я не совсем уверена, что Вильбур «дает блестящий эффект», с другой стороны…

— По правде говоря, — вмешался Вильбур, — сегодня я чувствую себя блестяще.

— В самом деле? — спросила Шарлотта, ласково глядя на поросенка. — Ты — славный поросеночек, и поэтому просто обязан быть блестящим. Я сама тобой займусь и доведу дело до конца.

Устав от акробатических этюдов, Вильбур разлегся на соломенной подстилке и закрыл глаза. Подстилка была жесткая и колючая и совсем не такая удобная, как навозная куча, на которой можно было уютно устроиться для отдыха. Поэтому Вильбур отодвинул солому и растянулся на навозной куче. Поросенок вздохнул. День был утомительным. В<едь сегодня все узнали, что он «ОГРОМНЫЙ». Люди десятками приходили в сарай с раннего утра, и Вильбуру приходилось красоваться перед ними, доказывая, что он «ОГРОМНЫЙ». Теперь поросенок чувствовал себя утомленным. Ферн пришла навестить его и тихонько уселась в углу на своей табуреточке.

— Расскажи мне сказку, Шарлотта, — попросил Вильбур, укладываясь спать. — Ну пожалуйста, расскажи что-нибудь.

И Шарлотта, несмотря на то что тоже была утомлена, решила исполнить просьбу своего друга.

— Однажды жила-была паучиха, — начала Шарлотта свое повествование. — Она была очень красивая и, между прочим, приходилась мне двоюродной сестрой. И вот как-то раз она сплела паутину и повесила ее над маленьким ручейком. А в эту паутину, как в сеть, попалась большая рыба. Рыба подпрыгнула — и запуталась в тенетах. Конечно, моя сестра очень удивилась. Рыба неистово билась, пытаясь вырваться из паутины, и сестра сначала боялась атаковать ее, но собралась с силами и напала на чудовище. Паучиха храбро бросилась на рыбу, выпустив из себя много-много клейких ниточек, чтобы опутать свою добычу, и она вступила с рыбой в смертельную схватку.

— И ей удалось одолеть эту рыбу? — спросил Вильбур.

— О, то была незабываемая битва, — ответила Шарлотта. — Только представь себе: с одной стороны — рыба, у которой плавник застрял в паутине; она яростно бьет хвостом, и ее чешуя сверкает на солнце. А с другой стороны — паучиха, и ее сеть раскачивается над водой, провисая под тяжестью пойманной добычи.

— А сколько весила рыба? — полюбопытствовал поросенок.

— Точно не знаю, — ответила Шарлотта. — Так вот, моя сестра старалась перехитрить рыбу, чтобы та не нанесла ей смертельный удар хвостом по голове. Она перебежками и прыжками подобралась к трепыхающейся жертве, пытаясь оплести ее витками паутины. Сестра сражалась из последних сил. Сначала она метнулась влево и попыталась набросить петлю на рыбий хвост. Рыба отпрянула. Тогда она сделала еще одну попытку, набросила петлю на хвост слева и закрепила ее в середине, у плавника. Рыба продолжала метаться. Затем моя сестра стремительно рванулась вправо, оплела хвост и опять приклеила ниточку к спинному плавнику. Она плотно опутала плавник и раз, и другой, и третий, а потом спустилась к голове и намертво прикрутила ее, а паутина тем временем дрожала, растягивалась и качалась из стороны в сторону. Казалось, она вот-вот лопнет.

— А что было дальше? — спросил Вильбур.

— А ничего не было. Рыба проиграла сражение. Моя сестра так плотно обмотала ее паутинками, что та даже шевельнуться не могла.

— А что было дальше? — повторил вопрос поросенок.

— А ничего. Моя сестра провялила рыбу на солнышке и, когда блюдо было готово, съела его.

— Расскажи мне еще одну историю, — попросил Вильбур.

И Шарлотта рассказала ему еще об одной двоюродной сестре, которая стала аэронавтом.

— А что такое «аэронавт»? — спросил Вильбур.

— Это — воздухоплаватель, — пояснила Шарлотта. — Моя сестра любила стоять на голове, выпуская из себя ниточки-паутинки, из которых получалось нечто вроде воздушного шарика. На таких шариках она поднималась в воздух и летала, когда дул теплый, свежий ветерок.

— Это правда? — спросил Вильбур. — Или ты сочиняешь?

— Чистейшая правда, — ответила Шарлотта. — У меня есть замечательные родственники. А теперь, Вильбур, тебе пора спать.

— Спой мне песенку! — попросил Вильбур, закрывая глаза.

И Шарлотта спела ему колыбельную. В траве стрекотали кузнечики, и в сарае уже становилось темно. Песенка была вот такая:

Баю-бай, мой поросенок,
Больше ты не одинок.
Если вздрогнешь ты спросонок,
Посмотри на потолок:
Там, в углу, по нитке тонкой,
Охраняя поросенка,
Ходит верный паучок.
Баю-баю, спи, дружок.

И Вильбур сразу заснул. Когда Шарлотта допела свою колыбельную, Ферн встала и пошла домой.

Глава 14. Доктор Дориан

Наступила суббота. Ферн стояла на кухне рядом с раковиной и вытирала посуду, которую мыла ее мать. Миссис Эрабл работала молча. Она надеялась, что Ферн выйдет на улицу поиграть с детьми вместо того, чтобы отправляться в сарай на ферму Цукерманов, где она будет сидеть в помещении и наблюдать за животными.

— Я даже и не подозревала, что Шарлотта — такая великолепная рассказчица, — сказала Ферн, в задумчивости протирая кухонным полотенцем банку от крупы.

— Ферн, — строго выговорила миссис Эрабл, — хватит выдумывать всякую ерунду. Ты же знаешь, что пауки не умеют рассказывать сказки. Они вообще не умеют говорить.

— А Шарлотта умеет, — настаивала Ферн. — Голос у нее негромкий, но разговаривает она не хуже нас с тобой.

— Ну и какие же истории она рассказывает? — полюбопытствовала миссис Эрабл.

— Ну, например, она рассказывала о своей двоюродной сестре, которая поймала паутиной большую рыбу. Потрясающе, правда?

— Ферн, деточка, ну как же рыба может попасться пауку в сети? Такого не бывает. Ты это сама выдумала.

— Нет, бывает, бывает, — запротестовала девочка. — Шарлотта никогда не врет. Ее сестра соткала паутину прямо над речкой. И вот однажды, когда паучиха гуляла по своей паутине, из речки выпрыгнула рыба и запуталась в паучьей сети. У рыбы застрял плавник. Ты только послушай, мама: рыба яростно била хвостом, а чешуя у нее сверкала на солнце. Ты что, не можешь представить себе паутину, которая раскачивается туда-сюда над водой и вот-вот лопнет от тяжести? Короче говоря, сестра Шарлотты хотела перехитрить рыбу, чтобы та со всей силы не ударила ее хвостом по голове. Паучиха перебежками и прыжками подобралась к трепыхающейся жертве…

— Ферн, — оборвала ее мать. — Прекрати сейчас же. Хватит сочинять небылицы!

— Я ничего не сочиняю, — обиделась Ферн. — Я рассказываю тебе все как было.

— И чем же дело кончилось? — спросила миссис Эрабл, которую уже начало разбирать любопытство.

— Шарлоттина сестра победила. Она обмотала рыбу паутинками, провялила ее на солнышке и съела. Пауки ведь тоже должны что-то есть, так же как и мы.

— Да, да, конечно, — недоверчиво согласилась миссис Эрабл.

— У Шарлотты есть еще одна родственница. Она — воздухоплаватель. Она становится на голову, вытаскивает из себя паутинку и летит по воздуху. Мам, а ты хотела бы полетать по воздуху?

— Наверно, хотела бы, — ответила мать. — А сейчас, деточка, пойди-ка лучше побегай с ребятами на улице. Хватит тебе сидеть в душном сарае у дядюшки Гомера. Поищи детей на дворе и поиграй с ними. Ты слишком много торчишь на ферме одна — тебе это не на пользу.

— Одна? — удивилась Ферн. — Я там не бываю одна. В сарае живут мои лучшие друзья. И там очень весело. Мне с ними никогда не бывает скучно.

Вскоре Ферн вышла из дому и направилась по дороге к ферме Цукерманов. Ее мать вытирала пыль в гостиной. Орудуя тряпкой, миссис Эрабл непрерывно думала о Ферн. Для маленькой девочки неестественно проводить столько времени среди зверей на ферме! Наконец миссис Эрабл пришла к мысли нанести визит старому доктору Дориану и посоветоваться с ним насчет Ферн. Она села в машину и поехала в деревню, на прием к врачу.

Доктор Дориан сидел у себя в кабинете. У него была густая борода. Он был рад видеть миссис Эрабл и сразу предложил ей сесть на удобный мягкий стул.

— Я насчет Ферн, — объяснила мать. — Девочка слишком много времени проводит среди животных на ферме у Цукерманов. Это ненормально. Она там сидит на табуреточке, рядом со свиным хлевом, и часами наблюдает за животными. Просто сидит и слушает.

Доктор Дориан откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

— Ах, как это мило! — произнес он. — Там, наверное, так тихо, так спокойно! Мне кажется, Гомер держит овец?

— Да, — ответила миссис Эрабл. — Но все началось с поросенка, которого мы подарили Ферн. Она его выкормила из рожка. Гомер купил поросенка, и с тех пор, как он живет на ферме, девочка вечно торчит на скотном дворе, чтобы быть к нему поближе.

— Я уже наслышан про вашего поросенка, — сказал доктор Дориан, открывая глаза. — Говорят, что это замечательный поросенок.

— А вы слышали про надпись на паутине? — нервно спросила миссис Эрабл.

— Да, слышал, — кивнул доктор.

— И как вы это понимаете? — осведомилась миссис Эрабл.

— Что понимаю?

— Вы понимаете, как на паутине могла оказаться надпись?

— О нет, — ответил доктор Дориан. — Не понимаю. Я не понимаю и другого: в первую очередь того, как паук научился плети паутину. Когда на паутине появились слова, все сказали, что это чудо. Однако никто не заметил, что сама паутина уже чудо.

— А что такое чудесное вы видите в паутине? — удивилась миссис Эрабл. — Не вижу никаких причин называть паутину чудом. Паутина как паутина. Обыкновенная паутина.

— А вы когда-нибудь пробовали соткать паутину? — спросил ее доктор Дориан.

Миссис Эрабл смущенно заерзала на стуле.

— Нет, не пробовала, — ответила она. — Но я могу вышить салфеточку или связать носки…

— Несомненно, — согласился с ней доктор. — Но ведь вас кто-то этому научил?

— Меня научила моя мама.

— А кто научил паука? Каждый паучок умеет плести паутину, хотя его никто этому не учит. Разве это не чудо?

— Наверно, вы правы, — задумалась миссис Эрабл. — Я никогда не смотрела на пауков с такой точки зрения. И все же я не понимаю, как на паутине появились слова. А я не люблю, когда мне что-нибудь непонятно.

— Многие не любят, — вздыхая, поддержал ее доктор Дориан. — Я — врач. Предполагается, что врачи должны понимать все, но, хотя я и не могу понять всего, что происходит на свете, меня это очень мало трогает.

Миссис Эрабл взволнованно обратилась к доктору Дориану:

— Ферн говорит, что животные на ферме разговаривают друг с другом. Доктор Дориан, вы верите в то, что животные умеют говорить?

— Лично я никогда не встречал говорящее животное, — ответил он. — Но мой опыт еще ничего не доказывает. Вполне возможно, что какое-нибудь животное попыталось заговорить со мной, а я не уловил слов и не обратил на него никакого внимания. Дети более внимательны, чем взрослые. Если Ферн утверждает, что звери в сарае Цукермана разговаривают, я охотно ей верю. Может быть, если бы люди меньше болтали, животные говорили бы больше. Могу поклясться: все люди непереносимые болтуны.

— Вы точно камень у меня с души сняли, — обрадовалась миссис Эрабл. — Так вы считаете, что мне не стоит волноваться из-за моей девочки?

— Она выглядит здоровой?

— О да!

— Аппетит у нее хороший?

— О да! Она всегда голодная.

— По ночам она спит спокойно?

— О да! Вполне.

— Тогда нечего беспокоиться, — заключил доктор.

— Как вы считаете, она когда-нибудь будет думать о других вещах, кроме поросят, овец, гусей и пауков?

— А сколько ей лет?

— Восемь.

— Хорошо, — ответил доктор Дориан. — Я думаю, она всегда будет* любить животных. Но я сомневаюсь, что она всю жизнь просидит в сарае у Гомера Цу кермана. А как у нее насчет мальчиков? У нее есть знакомые мальчики?

— Есть один. Его зовут Генри Фасси, — радостно откликнулась миссис Эрабл.

Доктор Дориан снова закрыл глаза и погрузился в мысли.

— Генри Фасси, — пробормотал он. — Так-так. Замечательно. Я твердо убежден, что вам незачем волноваться. Пусть Ферн сидит в сарае со своими четвероногими друзьями сколько хочет. Замечу мимоходом, что сейчас обитатели фермы ей интересны не меньше, чем Генри Фасси. Но я предвижу тот день, когда Генри скажет ей что-нибудь такое, от чего она загорится. Просто удивительно, как ребятишки меняются год от года! А как поживает Эвери?

— Ах, Эвери, — усмехнулась миссис Эрабл. — Он в полном порядке. То он залезет в ядовитый кустарник, то его покусают пчелы и осы… Тащит домой змей, лягушек, бьет и ломает все, что попадет под руку. С ним все в порядке.

— Вот и отлично, — улыбнулся доктор.

Миссис Эрабл поблагодарила доктора Дориана за совет и попрощалась с ним. После беседы она почувствовала большое облегчение.

Глава 15. Кузнечики

В траве стрекотали кузнечики. Они пели печальную, монотонную песню о том, что лето кончается:

Лету конец, к нам идут холода,
Может, не будет тепла никогда?
Скоро настанут дождливые дни.
Солнце и свет нам заменят они.

Кузнечики считали своим долгом предупредить всех, что лето не может длиться вечно. Даже в самые ясные дни, самые красивые дни в году, когда лето клонится к закату и осень стоит у порога, они упорно твердят о зловещих переменах.

Все слышали грустную песню кузнечиков. Эвери и Ферн услышали ее, когда брели по пыльной дороге. Они поняли, что скоро пора в школу. Гусята тоже услышали песню и подумали, что они больше никогда не будут маленькими. А Шарлотте песня напомнила о том, что времени у нее остается совсем мало. До миссис Цукерман, хлопотавшей на кухне, тоже донеслась песенка кузнечиков, и ей неожиданно взгрустнулось.

— Вот и еще одно лето прошло, — вздохнула она.

А Лерви, который мастерил клетку для Вильбура, в стрекотании кузнечиков уловил известие о том, что пора копать картошку.

Кончилось лето, пожухла трава,
С яблонь уже облетает листва,
Вянут цветы, пожелтели поля,
Голой, безжизненной станет земля, —

пели кузнечики.

Овцы услышали причитания кузнечиков, и им стало настолько не по себе, что они проделали дыру в заборе и вылезли через нее в поле, которое лежало за дорогой. Гусь обнаружил, что путь на свободу открыт, и повел за собой через пролом всю семью. Выводок забрался во фруктовый сад, и там гуси принялись поедать паданки, валявшиеся на земле. Молодой клен, росший у болота, тоже услышал предсказания кузнечиков и от волнения покраснел.

Вильбур теперь был центром всеобщего внимания на ферме. Регулярное питание и добротная еда делали свое дело. Таким поросенком мог бы гордиться любой фермер.

Однажды на него пришло полюбоваться более сотни человек. Посетители в восхищении окружили загончик со всех сторон. Шарлотта выткала слово «БЛЕСТЯЩИЙ» на своей паутине, и шкурка Вильбура действительно блестела, когда он стоял, залитый солнечным светом.

С тех пор как паучиха начала ему помогать, он изо всех сил старался поддержать свою репутацию. Когда Шарлотта написала, что Вильбур — «ЧУДО-ПОРОСЕНОК», он лез из кожи вон чтобы выглядеть, как «ЧУДО-ПОРОСЕНОК». Когда на паутине появилось слово «ОГРОМНЫЙ», Вильбур надувался, чтобы казаться огромным. А теперь, когда надпись гласила, что Вильбур «БЛЕСТЯЩИЙ», он делал все возможное, чтобы оправдать свою характеристику.

Не так-то легко казаться «БЛЕСТЯЩИМ», но Вильбур решительно взялся за дело. Он слегка склонял голову и моргал длинными ресницами. Затем он делал глубокий вдох. А когда зрителям надоедало смотреть, как он моргает, Вильбур подпрыгивал и делал обратное сальто с боковым поворотом. И, глядя на этот акробатический этюд, публика просто выла от восторга.

— Ну как? — довольный собой, спрашивал Цукерман. — Блестяще, не правда ли?

Друзья и соседи Вильбура сначала опасались, что слава вскружит ему голову и он зазнается. Но поросенок никогда не задавался. Он был скромным, известность не испортила его. Вильбура все еще тревожила его судьба, потому что он не до конца верил, что обыкновенная паучиха может спасти ему жизнь. Часто его преследовали ночные кошмары: ему снилось, что люди с ножами и ружьями гонятся за ним. К счастью, это были лишь сны. Днем Вильбур обычно был весел и счастлив. Ни у одного поросенка в мире не было столько друзей, сколько у него, и он понимал, какая замечательная штука — дружба. Поэтому даже грустная песня кузнечиков не слишком опечалила его. Он знал, что скоро начнется Окружная Ярмарка, и готовился к поездке. Если он отличится на ярмарке и, может быть, даже получит денежный приз, то Цукерман не будет его убивать — в этом поросенок был уверен.

У паучихи были свои заботы, но она никому не сказала ни слова.

Однажды утром Вильбур спросил ее о ярмарке.

— Надеюсь, ты поедешь со мной, Шарлотта, — уверенно произнес он.

— Ну, я пока точно не знаю… — заколебалась Шарлотта. — Ярмарка состоится в неудобное для меня время. Мне бы не хотелось в эти дни уезжать далеко от дому.

— Почему? — спросил Вильбур.

— О, мне просто не хочется сейчас расставаться со своей паутиной. На ферме теперь происходит столько интересных вещей!

— Ну пожалуйста, поедем со мной! — взмолился Вильбур. — Ты NiHe очень нужна, Шарлотта! Ты обязательно должна поехать!

— Нет, — отказалась Шарлотта. — Я считаю, что мне лучше остаться дома. Мне предстоит кое-какая работа.

— А что это за работа? — поинтересовался поросенок.

— Кладка яиц. Мне пора сплести мешочек и наполнить его яйцами.

— А я и не знал, что ты можешь класть яйца, — поразился Вильбур.

— А что тут такого удивительного? — изумилась паучиха. — Я же универсальная.

— Скажи, пожалуйста, что такое «универсальная»? Полная яиц?

— Конечно нет! — засмеялась Шарлотта. — «Универсальная» — значит «многосторонняя». Это значит, что я легко перехожу от одного рода деятельности к другому. Мне не нужно ограничивать себя только плетением паутины, да ловлей насекомых, да прочей ерундой.

— Почему бы тебе не поехать со мной на ярмарку? Ведь яйца можно отложить и там! — умолял Вильбур. — Мы чудесно прокатимся!

Шарлотта качнула свою сеть и задумчиво смотрела, как она ходит из стороны в сторону.

— Боюсь, что ничего не получится, — сказала она. — Что ты знаешь о кладке яиц, Вильбур? Я не могу пренебрегать своими семейными обязанностями, чтобы угодить организаторам Окружной Ярмарки. Если пришла пора класть яйца, то я должна это сделать, и мне все равно, проходит ли где-то ярмарка или нет. Впрочем, я не хочу, чтобы ты волновался: ты можешь потерять в весе. Давай договоримся так: я поеду на ярмарку, если у меня будет хоть малейшая возможность.

— Вот хорошо! — обрадовался Вильбур. — Я знал, что ты не подведешь! Не бросишь в самый трудный момент!

Весь день Вильбур никуда не выходил из дому: он ничего не делал, только валялся на соломенной подстилке. Шарлотта отдыхала. На ужин она съела сверчка. Паучиха знала, что она больше не сможет помогать Вильбуру. Через несколько дней ей придется забыть обо всем, кроме своего потомства, и начать плести маленький прочный мешочек, в который она отложит свои яйца.

Глава 16. На ярмарку

Вечером накануне ярмарки все легли спать очень рано. В восемь часов Ферн и Эвери были уже в постели. Эвери, засыпая, мечтал о Чертовом колесе и уже представлял себя сидящим в кабинке на самом верху. А Ферн во сне казалось, что она качается на качелях и у нее от высоты кружится голова.

Лерви лег спать в половине девятого. Ему снилось, что он бросает мячики в тряпочную кошку и выигрывает настоящее шерстяное одеяло. Миссис Цукерман снилось, что она купила холодильник с большой морозилкой. А мистеру Цукерману снился Вильбур. Ему снилось, что поросенок вырос большой-пребольшой, длиной в сто шестнадцать футов, а высотой — в девяносто два, и что за это ему присудили все возможные призы на ярмарке, и украсили его голубыми ленточками, и даже на хвостик привязали голубой бантик.

Все животные в сарае, кроме Шарлотты, тоже угомонились довольно рано: ведь на следующий день должна была открыться ярмарка!

Утром все встали чуть свет. День обещал быть жарким. Ферн сама притащила к себе в комнату ведро с горячей водой и хорошенько вымылась губкой и мылом. Она надела самое красивое платье, потому что знала: на ярмарке она встретит знакомых мальчиков. Миссис Эрабл оттерла мочалкой грязь на шее у Эвери, смочила ему голову, сделала пробор и аккуратно пригладила волосы щеткой, чтобы они хорошо лежали, но несколько волосков так и остались торчать ежиком на макушке. Эвери надел свежее белье, чистые синие джинсы и выстиранный свитер. Мистер Эрабл оделся, позавтракал и вышел во двор, чтобы вымыть машину.

Он предложил отвести на ярмарку всех, включая Вильбура.

Лерви поднялся в хорошем настроении. Он положил свежей соломы в клетку для Вильбура и поставил ее в загончик. Клетка была зеленой. На ней золотыми буквами было выведено:

«ЗНАМЕНИТЫЙ ПОРОСЕНОК ЦУКЕРМАНА».

В связи с торжественными проводами Шарлотта привела в порядок свою паутину.

Вильбур медленно доедал свой завтрак. Он хотел казаться блестящим и, чтобы не запачкаться, не совал мордочку в корыто до ушей. Миссис Цукерман, которая крутилась на кухне, внезапно объявила:

— Гомер, я собираюсь выкупать поросенка в сливках.

— В чем, в чем? — недопонял мистер Цукерман.

— В сливках. Моя бабушка всегда купала своих поросят в сливках, когда они становились очень грязными, — я об этом только сейчас вспомнила.

— Но Вильбур вовсе не грязный! — гордо возразил мистер Цукерман.

— Да он покрыт коростой с головы до ног! — воскликнула миссис Цукерман. — Каждый раз, когда Лерви выливает похлебку в корыто, Вильбур сует голову под струю, и месиво стекает у него по ушам. А потом жижа присыхает к щетине, и образуется корка. И еще у него на боку грязное пятно от навоза.

— Он лежит на чистой соломе! — поправил ее мистер Цукерман.

— Все равно. Он грязный, и его нужно выкупать.

Мистер Цукерман в растерянности сел на стул и съел пончик. А его жена пошла в чулан. Когда она вернулась, на ней были резиновые сапоги и старый дождевик, а в руках она держала ведро со сливками и деревянный скребок.

— Эдит, ты сошла с ума, — пробормотал мистер Цукерман.

Но миссис Цукерман не обратила на мужа никакого внимания. Они вместе пошли к свиному хлеву. Миссис Цукерман не теряла времени зря. Она влезла в поросячий загончик и принялась за работу. Обмакивая скребок в сливки, она терла им Вильбура, отдирая грязь со всех сторон.

Гуси, овцы и ягнята сгрудились, чтобы посмотреть на диковинное зрелище. Темпльтон осторожно высунул голову из норки, а Шарлотта от любопытства опустилась пониже на паутине, чтобы получше видеть, как поросенка моют сливками.

Вильбур стоял спокойно, закрыв глаза. Он чувствовал, как сливки бегут по его круглым бокам. Поросенок открыл рот и проглотил несколько капель. Жидкость оказалась очень вкусной. Вильбур блаженствовал. Он был счастлив. Когда миссис Цукерман намыла Вильбура до блеска и насухо вытерла, он стал самым чистеньким и самым хорошеньким поросеночком на свете! Он сам оказался беленьким, ушки и пятачок — розовыми, а шкурка стала гладкой как шелк.

Цукерманы пошли домой и переоделись в лучшие выходные костюмы. Лерви побрился, надел парадную клетчатую рубашку и повязал пурпурно-красный галстук.

Животные в сарае остались одни. Семеро гусят, выстроившись в цепочку, несколько раз обошли вокруг матери.

— Доро-га-га-га-гая мамочка! — пропищал один гусенок. — Отпусти нас на ярмарку! Ведь ярмарка только раз в го-го-го-году!

— Раз в го-го-го-году! Раз в го-го-го-году! Раз в го-го-го-году! — загалдели все гусята.

— Дети! — оборвала их гусыня. — Не га-га-га-галдите! Дорога-га-га-га длинная, и поэтому на ярмарку едет один Вильбур.

В этот момент вмешалась Шарлотта.

— Я тоже поеду, — тихо сказала она. — Я решила поехать вместе с Вильбуром. Может статься, что я ему буду нужна. Никто не знает, что может случиться на ярмарке. Необходимо, чтобы рядом с поросенком был тот, кто умеет читать и писать. Хорошо было бы, если бы Темпльтон тоже поехал с нами. Мне, возможно, понадобится кто-нибудь, чтобы сбегать по поручению или еще для каких-нибудь дел.

— Я остаюсь здесь, — проворчал крысенок. — Мне ни капельки не интересны ваши ярмарки.

— Ты же никогда ни на одной не был, — заметила старая овца. — Ярмарка — это просто крысиный рай. Выползешь ночью и поймешь, что там тебя ждет настоящее пиршество! В стойле для лошадей всегда найдутся зернышки овса, оброненные рысаками и иноходцами, а на обочине, в примятой траве, валяются рваные пакеты с объедками: там и надкушенные бутерброды с ореховым маслом, и недоеденные крутые яйца, и крошки от печенья, и остатки от пончиков, и сырные корки… А когда погаснут фонари и публика разойдется по домам, на дороге, в растоптанной грязи, ты найдешь настоящие сокровища: хлопья воздушной кукурузы, засохшие капельки крема от пирожных, яблочные огрызки, клочья сахарной ваты, соленый миндаль, конфетки, потерянные уставшими детьми, обгрызенные вафельные стаканчики с растаявшим мороженым и даже обсосанные леденцы на палочке! Везде валяются груды съедобных вещей: под тентами, в палатках, у ларьков, прилавков и стоек! Поверь, крысенку там настоящее раздолье! На ярмарке бывает столько пищевых отходов, отбросов, помоев, что целые полчища крыс могут набить себе брюхо!

У крысенка загорелись глаза.

— А ты не врешь? — спросил он. — Очень заманчивая картина, если, конечно, все это правда.

— Я говорю чистую правду, — ответила старая овца. — Поезжай на ярмарку, Темпльтон, и убедишься сам. То, что ты увидишь, превзойдет все твои ожидания. Там ты обнаружишь и брошенные ведра с остатками скисшего молока, и консервные банки с ломтиками протухшего тунца, и промасленные кульки с прогнившими…

— Довольно! — оборвал старую овцу Темпльтон. — Хватит рассказывать мне байки. Вот поеду и сам посмотрю, своими глазами.

— Вот и хорошо! — поддержала его Шарлотта, подмигивая старой овце. — А теперь надо поторопиться!

Вильбура скоро загонят в клетку. Нам с Темпльтоном нужно залезть в нее до поросенка и хорошенько спрятаться.

Крысенок не терял ни минуты. Он вскарабкался на клетку, юркнул в щель между планками, нырнул под кучу соломы и зарылся в ней так глубоко, что его совсем не было видно.

— Молодец! — похвалила крысенка Шарлотта. — А теперь моя очередь.

Она плавно опустилась вниз на паутинке и мягко приземлилась. Потом она взобралась по боковой рейке клетки и соскользнула под верхнюю планку, в самый угол.

Старая овца одобрительно кивнула.

— Вот это пассажиры! — усмехнулась она. — Один поедет по праву, а двое — зайцами! Надпись на клетке следовало бы исправить так:

«ЗНАМЕНИТЫЙ ПОРОСЕНОК ЦУКЕРМАНА И ДВОЕ БЕЗБИЛЕТНИКОВ!»

— Бере-ге-ге-ге-гитесь! Го-го-го-господин Эрабл надвига-га-га-га-ется! — забеспокоился гусь.

Большой грузовик мистера Эрабла с запасным колесом на боку въехал во двор. Лерви и мистер Цукерман шли следом. Ферн и Эвери стояли в кузове, опершись на борт.

— Послушай, что я тебе скажу, — шепнула Вильбуру старая овца. — Когда хозяева откроют клетку и попытаются загнать тебя в нее, сопротивляйся изо всех сил. Не сдавайся без боя! Свиньи всегда воюют с людьми, когда их пытаются засунуть в клетку!

— Если я начну с ними воевать, я запачкаюсь, — возразил Вильбур.

— Запачкаешься так запачкаешься! Ну так что ж! Брыкайся, упирайся, а в руки не давайся! Если ты залезешь в клетку без боя, Цукерман подумает, что ты заболел, и побоится поехать с тобой на ярмарку!

Темпльтон высунул нос из-под соломы.

— Воюй, если так нужно, — вступил он в разговор, — но, будь добр, не забывай, что в клетке, под соломой, нахожусь я, и мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь на меня наваливался! Зачем мне нужно,

Чтоб какой-нибудь нахал
Грубо в бок меня пихал,
Мял, кромсал, душил, мотал,
Бил, месил, давил, топтал.

Я не хочу быть весь в синяках! Смотри, куда ступаешь, «блестящий сэр», когда тебя будут запихивать в клетку!

— Замолчи, Темпльтон! — предупредила овца. — Убери голову, люди идут! Вильбур, помни, что ты «БЛЕСТЯЩИЙ»! Спрячься, Шарлотта! Гуси, перестаньте гоготать!

Грузовик медленно подъехал к свиному хлеву и остановился. Мистер Эрабл выключил мотор, вышел из кабины, обошел грузовик и откинул задний борт. Гуси радостно загоготали.

Первой на землю сошла миссис Эрабл. Следом за ней спрыгнули Ферн и Эвери.

Из дома навстречу им вышла миссис Цукерман. Вся компания окружила свиной загончик и молча постояла минуту-другую, любуясь великолепной зеленой клеткой. И никто из людей даже не подозревал, что внутри спрятались крысенок и паучиха.

— Настоящий Чудо-Поросенок! — восхитился мистер Эрабл.

— А какой он огромный! — подхватил Лерви.

— И блестящий! — добавила Ферн, вспомнив тот день, когда Вильбур появился на свет.

— Во всяком случае чистый, — отметил мистер Цукерман, — сливки ему явно помогли.

Мистер Эрабл рассматривал поросенка со всех сторон.

— Да, просто замечательный поросенок! — похвалил он Вильбура. — Даже не верится, что когда-то он был самым слабым из всего помета! Когда вы его зарежете, Гомер, из него получится прекрасная ветчина.

Вильбур услышал эти слова, и сердце у него оборвалось.

— Я сейчас упаду в обморок, — шепнул он старой овце, которая стояла рядом и все видела.

— А ты встань на колени! Тогда кровь у тебя прильет к голове, — посоветовала ему овца.

Вильбур рухнул на колени. Вид у него был далеко не блестящий.

— Помогите! — закричала Ферн. — Поросенку плохо!

— Э-ге-гей! Глядите на меня! — вопил Эвери, залезая в клетку на четвереньках. — Я — поросенок! Я — поросенок!

Эвери ногой задел крысенка, прятавшегося под соломой.

«Какой кавардак! — подумал Темпльтон. — Что за странные существа эти мальчишки! И зачем я только поддался на уговоры!»

Гуси увидели, что Эвери забрался в клетку, и загомонили.

— Эвери, сейчас же вылезай оттуда! — скомандовала миссис Эрабл. — Как ты себя ведешь!

— Я — поросенок! — орал Эвери, пригоршнями расшвыривая солому. — Хрю-хрю! Хрю-хрю!

— Смотри-ка, папа, наш грузовик сам поехал! — удивилась Ферн.

За рулем в машине никого не было, и она начала медленно скатываться с горки вниз. Мистер Эрабл бросился к машине и быстро нажал на аварийный тормоз. Грузовик остановился. Гуси захлопали крыльями. Шарлотта поджала ножки и укрылась в пазу между рейками, чтобы Эвери не заметил ее.

— Немедленно выйди вон из клетки! — рявкнула на сына миссис Эрабл.

Эвери выполз из клетки на четвереньках, корча рожи Вильбуру. Поросенок потерял сознание.

— У поросенка обморок, — сказал мистер Цукерман. — Надо полить его водой.

— Лучше сливками, — предложил Эвери.

Гуси продолжали галдеть. Лерви помчался за ведром с водой. Ферн перелезла через загородку и встала на колени рядом с Вильбуром.

— У него солнечный удар, — пояснил мистер Цукерман. — Наш поросенок явно перегрелся.

— Может, он сдох? — спросил Эвери.

— Сию же секунду вылезай из загончика! — в ярости закричала миссис Эрабл.

Эвери подчинился и забрался в кузов грузовика, чтобы оттуда ему было лучше видно. Лерви вернулся с ведром воды и облил Вильбура.

— Полей и меня немножко! — крикнул работнику Эвери. — Я тоже перегрелся!

— Ой, заткнись ты наконец, — одернула брата Ферн. — Заткнись! — Глаза ее наполнились слезами.

От холодной воды Вильбур пришел в себя. Он медленно встал на ноги. Гуси, обрадовавшись, подняли страшный гвалт.

— Ему лучше, — сказал мистер Цукерман. — Надеюсь, ничего страшного не произошло.

— А я есть хочу! — заканючил Эвери. — Хочу яблоко! Хочу яблоко!

— С Вильбуром все в порядке, — подтвердила Ферн. — Можно ехать. Я хочу покататься на Чертовом колесе.

Мистер Цукерман, мистер Эрабл и Лерви схватили поросенка и стали засовывать его в клетку. Вильбур отчаянно сопротивлялся. Чем сильней мужчины пихали его, тем яростней отбивался Вильбур. Эвери спрыгнул с грузовика и путался у всех под ногами, а Вильбур хрюкал, визжал, лягался и брыкался.

— Все нормально! Поросенок здоров, — весело сказал мистер Цукерман, подталкивая Вильбура под зад коленом. — А теперь еще разок, ребята! Давай-давай! Загоняй! Все вместе!

Навалившись втроем на Вильбура, мужчины с трудом впихнули его в клетку. Гуси заходились от крика. Лерви прибил несколько досок крест-накрест, чтобы Вильбур не смог выбраться наружу. Из последних сил мужчины подняли клетку и погрузили ее на машину. И никто даже не подозревал, что в клетке под соломой прячется крысенок, а в углу, под верхней планкой, затаясь, сидит большая серая паучиха. Люди видели только поросенка.

— Все по местам! — скомандовал мистер Эрабл, заводя мотор.

Женщины сели в кабину рядом с ним. Мистер Цукерман, Лерви и дети забрались в кузов и облокотились о борт грузовика. Машина тронулась с места. Гуси захлопотали, и ребятишки помахали им на прощанье. Вот так все они отправились на ярмарку.

Глава 17. Дядька

Машина было еще далеко от ярмарки, но уже ясно слышалась музыка. Высоко в небе кружилось Чертово колесо. Там, где по беговым дорожкам промчались разукрашенные повозки, остро пахло лошадьми. В стойлах блеяли овцы. Ветер донес до пассажиров аппетитный запах гамбургеров. В воздухе плавали разноцветные воздушные шарики. Из репродукторов раздавался громоподобный голос:

— Внимание, внимание! Владелец «понтиака» под номером «Н-2439»! Немедленно уберите машину от склада с горючими веществами!

— Пап, а пап? Ты мне денежку дашь? — попросила Ферн.

— А мне? А мне? — заклянчил Эвери.

— А можно, я куплю воздушный шарик?

— А я хочу мороженое, и пирожок, и газировку с малиновым сиропом! — заявил Эвери.

— Тихо, дети, успокойтесь. Никто никуда не пойдет, пока поросенка не выгрузят из машины, — приструнила их миссис Эрабл.

— А пусть дети сами пойдут гулять, — предложил мистер Эрабл. — Ведь ярмарка бывает только раз в году!

Мистер Эрабл выдал дочери два двадцатипятицентовика и два десятицентовика, а Эвери он отсчитал пять десятицентовых и четыре пятицентовых монетки.

— Теперь можете идти, — сказал он. — Но помните: больше я вам сегодня денег не дам. Того, что у вас есть, должно хватить до вечера. Поэтому не стремитесь потратить все сразу, в первые же секунды. Ровно в полдень жду вас здесь, у грузовика. Мы позавтракаем все вместе. И не набивайте животы чем попало, а то вам плохо станет.

— А если будете качаться на качелях, держитесь крепче, а то упадете, — дала совет миссис Эрабл. — Вы слышали, что я сказала? Держитесь крепче!

— И не потеряйтесь, — предупредила миссис Цукерман. — И смотрите не запачкайтесь!

— И не перегрейтесь на солнце! — предостерегла ребятишек мать.

— И берегитесь карманных воришек! — назидательно произнес отец.

— И не перебегайте дорогу под носом у лошадей! — крикнул им вдогонку мистер Цукерман.

Дети взялись за руки и помчались к тому месту, где вертелись карусели и гремела задорная музыка, туда, где их ждали всяческие развлечения, где они будут предоставлены сами себе, где родители не смогут беспрерывно одергивать их и делать им замечания, туда, где они смогут делать что захотят до самого полудня! Миссис Эрабл тихо смотрела им вслед. Она вздохнула, затем вытащила носовой платок и высморкалась.

— Ты думаешь, все будет в порядке? — спросила она мужа.

— Скоро они станут совсем большие и самостоятельные, — ответил мистер Эрабл. — Надо же с чего-то начинать… Я считаю, что ярмарка для этого — самое подходящее место.

Пока Вильбура выгружали из машины и переводили из клетки в новый загончйк, вокруг собралась толпа зевак. Все уставились на надпись:

«ЗНАМЕНИТЫЙ ПОРОСЕНОК ЦУКЕРМАНА»

Вильбур отступил на несколько шагов, стараясь произвести впечатление на публику. Ему очень нравилось его новое жилище. В загончике росла трава, а над площадкой был устроен навес, защищающий поросенка от солнца.

Шарлотта, дождавшись удобного момента, выползла из клетки и по столбу взобралась до навеса. Темпльтон, который не хотел выходить при дневном свете, все еще прятался в соломе.

Мистер Цукерман налил снятого молока в корытце для Вильбура, постелил ему свежей соломы, а затем, под руку с миссис Цукерман, отправился посмотреть на чистопородных коров и прочий скот, привезенный на ярмарку. Мистер Цукерман также очень хотел взглянуть на новые трактора, а миссис Цукерман мечтала здесь купить большую морозилку. Лерви решил побродить по ярмарке один, в надежде встретить приятелей, с которыми можно будет хорошо провести время.

Как только люди ушли, Шарлотта заговорила с Вильбуром.

— Хорошо, что ты не видишь того, что вижу я, — сказала она.

— А что ты такое видишь? — спросил Вильбур.

— В соседнем загоне стоит поросенок. Он — просто гигант. Боюсь, что он больше тебя раза в два.

— Может быть, он старше и поэтому успел меня перерасти, — предположил Вильбур, но на глаза у него навернулись слезы.

— Я сейчас спущусь и посмотрю на него вблизи, — решила Шарлотта.

Она проползла по рейке под навесом и оказалась прямо над соседним загончиком. Паучиха вытягивала из себя паутинку до тех пор, пока не опустилась вниз и не повисла прямо перед пятачком громадины-поросенка.

— Скажите, пожалуйста, как вас зовут? — вежливо обратилась к нему Шарлотта.

— А никак не зовут, — ответил он ей грубым, резким голосом. — Ежели хошь, кличь меня Дядькой.

— Ну хорошо, пусть будет Дядька, — согласилась Шарлотта. — А когда вы родились? Вы — весенний поросенок?

— Конечно, я — весенний поросенок! А ты что думала? Что я — весенний цыпленок? Ха-ха-ха! Отличная шутка! Правда, сестренка?

— Я бы не сказала, поморщилась Шарлотта. — Я слыхала шутки и посмешней. Благодарю вас, рада была познакомиться. А теперь мне пора.

Она медленно поднялась и вернулась к загончику, где стоял Вильбур.

— Он говорит, что он — весенний поросенок, — доложила своему другу Шарлотта. — Должно быть, он прав. Мне ясно одно: это весьма малосимпатичная личность. Развязен, ведет себя запанибрата, отпускает плоские шутки. С тобой не сравнить ни по чистоте, ни по обаянию. Я его сразу невзлюбила: мне и нескольких минут знакомства с ним хватило по горло. Но состязаться с таким невежей будет нелегко, потому что он большой и толстый. Впрочем, если я тебе помогу, его можно будет победить.

— А когда ты собираешься плести паутину? — спросил Вильбур.

— Сегодня, поздно вечером, если я не очень устану за день. В последнее время я что-то быстро стала уставать. У меня уже не те силы, что раньше. Старею, наверное.

Вильбур посмотрел на свою подругу. Выглядела паучиха неважно: она раздалась и погрузнела, а волосы поредели.

— Мне очень жаль, что ты себя плохо чувствуешь, Шарлотта, — огорчился Вильбур. — Может, если ты соткешь паутину и поймаешь пару мух, тебе станет легче?

— Наверное, станет, — вяло согласилась она. — Но я себя чувствую такой разбитой, будто уже поздняя ночь.

Оставив Вильбура в душевном смятении, паучиха задремала, примостившись вверх ногами на потолке.

Все утро толпы посетителей сновали мимо Вильбура. Десятки и сотни незнакомых людей останавливались перед загоном, чтобы поглазеть на симпатичного поросенка, восхититься его белой, лоснящейся, шелковистой шкуркой, хвостиком-крючком и добрыми, лучистыми глазками. Затем зрители переходили к следующему загончику, где находился поросенок-толстяк. До Вильбура доносились возгласы удивления, когда речь шла о размерах Дядьки. Он невольно слышал одобрительные восклицания, относящиеся к соседу, и не мог не волноваться за свою судьбу.

— А теперь, когда Шарлотта заболела, что будет? О-хо-хо-нюшки… — вздыхал Вильбур.

Все утро Темпльтон тихонько просидел под соломой. Днем стало невыносимо жарко. В полдень мистер и миссис Цукерман, а также мистер и миссис Эрабл собрались у поросячьего загончика. Несколькими минутами позже появились Ферн и Эвери. Девочка грызла хрустящую вафлю с кремом; под мышкой у нее торчала выигранная тряпочная обезьянка. Эвери жевал яблоко в слойке. К уху у него за ниточку был привязан воздушный шар. Дети были чумазые и взмокшие от пота.

— Припекает… — отметила миссис Цукерман.

— Ужасная жарища, просто дышать нечем, — поддержала ее миссис Эрабл, как веером обмахиваясь рекламой морозилки.

Оба семейства по очереди залезли в кузов грузовика и открыли корзинки с едой. Солнце нещадно палило, и от перегрева ни у кого не было аппетита.

— Интересно, что судьи скажут о нашем Вильбуре? — спросил мистер Цукерман.

— Подождем до завтра, — откликнулась миссис Цукерман.

К грузовику подошел Лерви. В руках он держал выигранное шерстяное одеяло.

— О, это как раз то, что нам нужно! — обрадовался Эвери.

— А я что говорю! — поддержал его Лерви.

Работник натянул одеяло над кузовом, так что получился замечательный тент. Дети сели в тени, и им стало немножко легче. Перекусив, они растянулись на дне кузова и заснули.

Глава 18. Вечерняя прохлада

Вечером, когда жара немного спала и тени стали длиннее, Темпльтон наконец выбрался из клетки и огляделся. Вильбур спал на соломе, Шарлотта плела паутину. У крысенка был острый нюх, и он сразу же учуял множество разнообразных запахов. Темпльтон буквально умирал от голода и жажды, поэтому он отправился порыскать вокруг. Но паучиха заметила его.

— Не забудь принести мне новые слова! — крикнула она ему вдогонку. — Сегодня я пишу на паутине в последний раз.

Крысенок что-то недовольно проворчал себе под нос и скрылся в тени деревьев. Он ужасно не любил, когда его считали мальчиком на побегушках.

После палящего полуденного зноя пришла долгожданная вечерняя прохлада, и все почувствовали облегчение. На Чертовом колесе загорелись огоньки. Сверкая, оно крутилось и крутилось и казалось раза в два выше, чем днем. На центральной аллее зажглись фонари, а с площадки аттракционов раздавался треск и щелканье игровых автоматов. Вертелись под музыку карусели, а в балагане, где проводилась лотерея, мужской голос объявлял номера, на которые выпадали выигрыши.

После дневного сна дети оживились. Ферн встретила на ярмарке своего приятеля Генри Фасси, и тот пригласил ее покататься на Чертовом колесе. Он даже купил ей билет, так что Ферн прокатилась за чужой счет. Миссис Эрабл случайно подняла глаза и увидела, как в звездном небе поворачивается Чертово колесо, а в одной из кабинок, рядом с Генри Фасси, сидит ее собственная дочь и поднимается все выше и выше! Обратив внимание на счастливое, улыбающееся лицо Ферн, мать только покачала головой.

— Ну и ну! — прошептала она. — Генри Фасси! Подумать только!

Темпльтон старался оставаться незамеченным. В высокой траве, позади сарая, где держали скот, он нашел скомканную газету, в которую были завернуты объедки чьего-то завтрака: посыпанный солью и перцем недоеденный бутерброд с ветчиной, корка швейцарского сыра, кусочек крутого яйца и огрызок червивого яблока. Крысенок заполз в щель между газетными листами и съел все до крошки. Затем он оторвал полоску бумаги и отправился назад, к загончику Вильбура.

Когда появился крысенок с газетным обрывком, Шарлотта уже почти закончила плести паутину. В середине оставила место для нового слова. В тот час никого из посетителей не было, поэтому крысенок, паучиха и поросенок получили возможность поговорить без свидетелей.

— Надеюсь, ты принес хорошее слово, — сказала Шарлотта. — Ведь это — последнее, что я напишу в своей жизни.

— Вот посмотри, — сказал Темпльтон, разворачивая клочок газеты.

— Что там написано? — спросила паучиха. — Прочитай вслух.

— Здесь написано «СМИРНЫЙ», — ответил крысенок.

— «СМИРНЫЙ»? — переспросила Шарлотта. — «Смирный» — значит «послушный», «робкий», «застенчивый». Все это можно отнести к нашему Вильбуру. Он у нас и послушный, и робкий, и застенчивый.

— Ну, значит, теперь твоя душенька довольна, — осклабился крысенок. — Я не собираюсь с утра до ночи бегать по твоим поручениям. Я приехал на ярмарку развлекаться, а не таскать бумажки туда-сюда.

— Ты нам очень помог, — поблагодарила его Шарлотта. — Теперь можешь быть свободен. Пойди поброди по ярмарке.

Крысенок ухмыльнулся:

— Ночью я устрою настоящий пир! Старуха овца была права: ярмарка — настоящий крысиный рай! Сколько здесь жратвы! И питья! И снрятаться можно где угодно, а потом выйти на охоту. Ну, пока, мой глупый, смирный Вильбур. Будь здорова, тетка Шарлотта! Эту ночку я запомню на всю жизнь!

И он исчез в темноте.

Шарлотта вернулась к своей работе. Сумерки уже сгустились. Начался фейерверк: хлопали петарды и шутихи, рассыпая огненные искры, в небе крутились сверкающие шары. К тому времени как Цукерманы и Лерви, обойдя выставку скота, вернулись назад, Шарлотта уже закончила плести паутину. В середине красовались аккуратно вытканные буквы:

«СМИРНЫЙ»

Но никто не заметил нового слова в вечерней мгле. Все были усталые, но счастливые. Ферн и Эвери забрались в кузов и улеглись, укрывшись шерстяным одеялом, которое выиграл Лерви. Работник принес Вильбуру охапку свежей соломы. Мистер Эрабл похлопал поросенка по спине.

— Нам пора домой, — объяснил он Вильбуру. — Ну, пока. До завтра.

Взрослые тоже не спеша забрались в кузов, и Вильбур услышал, как заворчал мотор и грузовик медленно тронулся с места.

Поросенку было бы тоскливо и одиноко, если бы рядом с ним не было Шарлотты. Изредка до него доносились веселые мелодии с площадки аттракционов. Засыпая, он попросил Шарлотту:

— Спой мне еще раз песенку про поросенка и паучка.

— Не сегодня, — прошептала Шарлотта. — Я слишком устала.

Голос ее доносился откуда-то из-под потолка.

— Где ты? — спросил Вильбур. — На паутине тебя нет. Я тебя не вижу.

— Я здесь, в уголке, — отозвалась она.

— А почему ты не сидишь на паутине? — удивился Вильбур. — Ты же никогда не уходишь с паутины.

— А сегодня ушла, — ответила паучиха.

Вильбур закрыл глаза.

— Шарлотта, — погружаясь в сон, проговорил он, — ты уверена, что Цукерман не убьет меня с наступлением холодов? Ты уверена, что я буду жить?

— Конечно, — ответила Шарлотта. — Ты — знаменитый поросенок, очень красивый и симпатичный. Завтра ты обязательно получишь приз. И весь мир узнает о тебе. Мистер Цукерман будет гордиться тобой — ведь каждый был бы рад иметь такого замечательного поросенка! Тебе нечего бояться, Вильбур, не о чем беспокоиться. Быть может, ты будешь жить вечно. Кто знает? А теперь пора спать.

Несколько минут было абсолютно тихо. Затем снова послышался голос Вильбура:

— Шарлотта, а Шарлотта? А что ты там делаешь наверху?

— Да так, занимаюсь кой-какими делами, — ответила паучиха.

— Моими делами? — спросил Вильбур.

— Нет, для разнообразия своими, — пояснила паучиха.

— Ну пожалуйста, скажи, чем это ты там занимаешься? — упрашивал ее поросенок.

— Завтра утром скажу, — пообещала паучиха. — Когда первые лучи солнца упадут на землю, и защебечут ласточки, и коровы зазвякают своими цепочками, и пропоет петух, и погаснут звезды, и автомобили прошуршат по дорожкам, ты посмотришь наверх и кое-что увидишь. Я покажу тебе свой шедевр.

Но прежде чем Шарлотта кончила фразу, Вильбур успел заснуть. И по тому, как ровно и мерно посапывал поросенок, паучиха поняла, что ее друг спит спокойным сном.

А в это время, далеко от Вильбура, мужчины собрались за кухонным столом в доме у мистера Эрабла. Они ели персиковый компот и обсуждали события истекшего дня. Эвери уже крепко спал у себя наверху. Миссис Эрабл укладывала дочку в постель.

— Ну, как тебе понравилось на ярмарке? — спросила она девочку, целуя ее на ночь.

— Очень понравилось! — кивнула Ферн. — Сегодня был самый счастливый день в моей жизни!

— Умница, дочка! — похвалила ее миссис Эрабл. — Я так за тебя рада.

Глава 19. Мешочек с яйцами

На следующее утро, когда первые лучи солнца осветили землю, в кронах деревьев защебетали ласточки, коровы зазвякали цепочками, пропел петух и автомобили прошуршали по дорожкам, Вильбур проснулся и сразу же стал искать Шарлотту. Она примостилась в уголке прямо у него над головой. Паучиха сидела не шевелясь. Ноги ее были широко расставлены. Казалось, за ночь она вдвое похудела.

Рядом с ней на потолке Вильбур увидел странный предмет, что-то вроде мешочка или кокона. Предмет был персикового цвета и напоминал клочок сахарной ваты.

— Ты не спишь, Шарлотта? — шепотом спросил поросенок.

— Нет, не сплю, — ответила она.

— Что это там за штучка висит? Ты сама ее сделала?

— Конечно сама, — произнесла паучиха слабым голосом.

— Это что, игрушка?

— Игрушка? — усмехнулась паучиха. — Я бы не сказала. Это — мешочек с яйцами, мой «magnum opus».

— Я не знаю, что такое «magnum opus», — заявил поросенок.

— Это — латынь, — объяснила Шарлотта. — По-латински «magnum opus» значит «шедевр, лучшая работа». Мешочек с яйцами — мое лучшее произведение.

— А что там внутри? Действительно яйца? — уточнил Вильбур.

— Пятьсот четырнадцать штук! — сообщила Шарлотта.

— Пятьсот четырнадцать? — изумился Вильбур. — Ты шутишь!

— Ничуточки не шучу! Я их все пересчитала. Я начала считать и ни разу не сбилась!

— Какой замечательный мешочек! — восхитился Вильбур, который был так счастлив, как будто сделал его сам.

— Да, он очень красивый, — согласилась Шарлотта, поглаживая свое изделие двумя передними ножками. — И, во всяком случае, он никогда не порвется, даю гарантию. Ведь я его сплела из самого прочного материала! К тому же мой мешочек водонепроницаемый. Так что яичкам будет внутри сухо и тепло.

— Шарлотта, — с придыханием произнес Вильбур, — у тебя в самом деле будет пятьсот четырнадцать деток?

— Да, если ничего не случится, — отвечала она. — Конечно, они появятся не сейчас, а только следующей весной.

Вильбур заметил, что в голосе паучихи прозвучала печаль.

— А почему ты так грустно об этом говоришь? Я-то считал, что ты будешь рада своим детям.

— О, не обращай на меня внимания, — сказала Шарлотта. — Просто у меня уже нет прежней бодрости духа. Мне грустно от того, что я никогда не увижу своих деток.

— Как это не увидишь? Обязательно увидишь! И мы все их увидим! Представляешь, как будет здорово, когда весной по сараю разбегутся пятьсот четырнадцать паучат? А у гусыни опять будут гусята, а у овец — ягнята…

— Да, здорово будет… — согласилась Шарлотта. — Только мне кажется, что я не увижу результатов своего труда. Я неважно себя чувствую. По правде говоря, я совсем ослабела и впадаю в прострацию.

Бедный Вильбур не понял, что означает «прострация» и куда впадает Шарлотта, но сразу постеснялся спросить. Однако любопытство взяло верх.

— Шарлотта, повтори, куда ты впадаешь? — озабоченно спросил он.

— В прострацию. Это значит, что я теряю силы и перестаю реагировать на окружающих. Я начинаю ощущать свой преклонный возраст. Молодость прошла, Вильбур. Но тебе незачем беспокоиться обо мне. Сегодня у тебя был большой день. Взгляни-ка лучше на мою паутину! Она отлично смотрится, вся унизанная капельками росы!

И действительно, паутина Шарлотты никогда не была прекраснее, чем в то утро! На каждой ниточке висели десятки переливающихся, бриллиантовых бусинок-брызг. Лучи восходящего солнца падали на паучью сеть, делая ее рисунок строгим и четким. Паутина Шарлотты была само совершенство, шедевр архитектурной мысли. Паучиха думала, что через час или два людской поток будет шуметь внизу, восхищенно перечитывая надпись, любуясь Вильбуром и изумляясь чуду.

Пока Вильбур изучал паутину, из-за ограды высунулась острая мордочка с длинными усами. Темпльтон (а это был он!) с усилием перевалился через планку и плюхнулся наземь.

— Вот и я! — сообщил он хриплым голосом. — Уф! Ну и ночка у меня была!

Крысенок от обжорства раздулся вдвое. Живот у него стал круглым как арбуз.

— Ну и ночка! — скрипуче повторил он. — Вы даже не представляете, сколько здесь жратвы и питья! Наверное, я догрыз остатки тридцати завтраков, не меньше! Никогда в жизни я не встречал таких вкусных объедков! Яства прогнили от жары, слегка протухли на солнце и к вечеру стали такими аппетитными! Друзья мои, это был настоящий пир!

— Вредно так переедать, — упрекнула его Шарлотта. — У тебя от обжорства живот разболится. И поделом тебе будет.

— Оставь мой живот в покое, — огрызнулся крысенок. — Я могу переварить все что угодно. Между прочим, я принес вам дурные вести. Я проходил мимо соседнего загончика, где живет поросенок, именующий себя Дядькой, и заметил, что на ограде висит голубая табличка. Значит, соседский поросенок получил первый приз! Конечно, я понимаю, что для тебя, Вильбур, это сильный удар. Не волнуйся, дыши глубже: тебе никто не собирается вручать медаль. И я не удивлюсь, если Цукерман передумает: посмотрим, что будет, когда ему захочется отведать жареной свининки на Рождество или положить на тарелочку хрустящий кусочек бекона! Он уже точит ножик, чтобы зарезать тебя, деточка!

— Сейчас же замолчи, Темпльтон! — одернула его Шарлотта. — От переедания у тебя в голове помутилось. Ты сам не знаешь, что говоришь. Не обращай на него внимания, Вильбур!

Поросенок пытался не думать о том, что ему сообщил Темпльтон. Он предпочел сменить тему.

— Темпльтон, — обратился Вильбур к крысенку. — Если бы не туман у тебя в голове, ты бы наверняка заметил, что Шарлотта сплела мешочек. И если хочешь знать, там лежит пятьсот четырнадцать яичек! Она скоро станет мамой!

— Это правда? — недоверчиво спросил крысенок, разглядывая мешочек персикового цвета.

— Да, правда, — вздохнула Шарлотта.

— Поздравляю, — буркнул Темпльтон. — Ну и ночка у меня была!

Крысенок закрыл глаза, набросал на себя мятой соломы и погрузился в глубокий сон. Вильбур и Шарлотта были рады хоть на время избавиться от его общества.

В девять часов утра грузовик мистера Эрабла подкатил к ярмарке и, проехав по дорожке, остановился у загона Вильбура. Все пассажиры вылезли из кузова.

— Посмотрите! — закричала Ферн. — Это паутина Шарлотты! Там что-то написано!

И взрослые, и дети, взявшись за руки, стояли у паутины и изучали новый знак, посланный им свыше.

— «Смирный», — прочел вслух мистер Цукерман. — Это про нашего Вильбура.

И все обрадовались, что еще раз произошло чудо.

Вильбур преданно и доверчиво смотрел людям прямо в глаза. Он стоял смирно. Ферн подмигнула Шарлотте.

Лерви сразу занялся делом: он налил в корытце теплой похлебки и, пока Вильбур завтракал, почесывал ему спинку гладкой палочкой.

— Подождите минуточку! Посмотрите, что тут висит! — закричал Эвери, указывая на голубую табличку на ограде соседнего загончика, где лежал Дядька. — Этот поросенок получил первый приз!

Цукерманы и мистер Эрабл в недоумении уставились на табличку. Миссис Цукерман даже заплакала от огорчения. Никто не проронил ни слова. Все, застыв на месте, стояли и пялились на голубую бирку. И опять выпучили глаза на Дядьку. Лерви извлек из кармана носовой платок и шумно высморкался. Он так громко прочищал нос, что трубные звуки доносились даже до конюхов в стойлах.

— Мам, а мам! Ты мне денежку дашь? Я хочу пойти погулять по ярмарке, — попросила Ферн.

— Никуда ты не пойдешь! — запретила мать.

На глаза у Ферн навернулись слезы.

— А что это вы тут все рыдаете? — спросил мистер Цукерман. — Ну-ка за дело! Эдит, тащи сюда скорее сливки!

Миссис Цукерман вытерла слезы платком. Она пошла к машине и вынула оттуда большую банку со сливками.

— Пора купаться! — весело произнес мистер Цукерман и перелез через ограду к Вильбуру.

Жена и племянник последовали его примеру. Эвери медленно лил сливки на поросячью голову и спинку, и они стекали тонкими струйками у Вильбура по бокам. А мистер и миссис Цукерман драили ему шкурку, расчесывали щетинку. Посетители ярмарки останавливались, чтобы поглазеть на диковинное зрелище. Вскоре вокруг Вильбура собралась толпа зевак. После мытья Вильбур стал гладенький и чистенький. Утреннее солнце просвечивало сквозь его розовые ушки.

— Он будет поменьше, чем вон тот поросенок по соседству, но зато он чище. Таких беленьких поросят я люблю, — заметил один из наблюдателей.

— И мне он нравится! — подхватил мужчина, стоящий рядом с ним.

— Смотрите, какой он смирный! — удивилась какая-то дама, прочитав надпись на паутине.

Все, кто приближался к загончику, находили доброе слово для Вильбура и восхищались чудесной паутиной. И, конечно, никто не заметил Шарлотты.

Тут внезапно из громкоговорителя раздался чей-то голос:

— Внимание, внимание! Мистер Цукерман, просим вас срочно доставить вашего знаменитого поросенка в павильон у выставочной площадки. Жюри собирается вручить вам специальный приз. Церемония награждения состоится на площадке через двадцать минут. Приглашаются все желающие. Подготовьте поросенка к отправке и срочно свяжитесь с выставочным комитетом!

Услышав объявление по радио, все остолбенели от изумления. Эвери первым радостно завизжал и подбросил в воздух пригоршню соломы. Она рассыпалась, и падающие стебельки запутались в волосах его сестренки. Мистер Цукерман бросился обниматься с миссис Цукерман. Мистер Эрабл поцеловал миссис Эрабл. Эвери чмокнул в щечку Вильбура. Лерви каждому горячо пожал руку. Ферн обхватила маму за талию, а Эвери повис на плечах у Ферн. Миссис Эрабл прижала к груди миссис Цукерман.

А в это время высоко под навесом, в темном уголке, притаилась Шарлотта. Она сидела, обхватив ножками свой драгоценный мешочек. Сердце ее билось уже не так сильно, как раньше, и чувствовала она себя разбитой и измученной. Но на душе у нее было спокойно: теперь она была совершенно уверена, что ей удалось спасти поросенка. Шарлотта была довольна.

— Поторопитесь! У нас мало времени! — закричал мистер Цукерман. — Лерви, помоги мне с клеткой!

— Мам, а ты мне денежку дашь? — опять заканючила Ферн.

— Подождешь! — рассердилась миссис Эрабл. — Не видишь, что ли, что все заняты?

— Эвери! — скомандовал мистер Эрабл. — А ну-ка быстро отнеси пустую банку из-под сливок в машину!

Эвери схватил банку и помчался к грузовику.

— У меня прическа в порядке? — спросила мужа миссис Цукерман.

— В полном порядке, — не глядя бросил мистер Цукерман, потому что как раз в эту минуту он вместе с Лерви устанавливал клетку перед Вильбуром.

— Ты даже не взглянул на меня! — обиделась миссис Цукерман.

— Все нормально, Эдит, — успокоила ее миссис Эрабл. — Ты только не волнуйся.

Темпльтон, который спал, зарывшись в солому, проснулся от шума. Вначале он не понял, что происходит, но когда увидел, как двое мужчин заталкивают Вильбура в клетку, решил поехать вместе с поросенком. Он выждал какое-то время, и, улучив момент, забрался в клетку и спрятался под соломой на дне.

— Готово, ребята! — крикнул мистер Цукерман. — А теперь взяли! Понесли!

Он сам, мистер Эрабл и Эвери подняли клетку с поросенком, перетащили ее через ограду и погрузили в машину. Ферн перелезла через борт грузовика и села на край клетки. Она раскраснелась от возбуждения и выглядела прелестно, даже несмотря на то что у нее в волосах торчала солома.

Мистер Эрабл завел мотор. Все остальные тоже сели в кузов, и машина тронулась по направлению к выставочной площадке, точнее, к павильону, где заседало жюри. Проезжая мимо Чертова колеса, Ферн бросила огорченный взгляд на вертящуюся махину и вздохнула, пожалев, что сейчас не сидит в самой верхней кабинке, рядом с Генри Фасси.

Глава 20. Час триумфа

— Специальное объявление! — торжественным голосом сообщил громкоговоритель. — Правлению ярмарки выпала большая честь представить уважаемой публике мистера Гомера Л. Цукермана и его знаменитого поросенка. В данный момент грузовик с этим удивительным домашним животным приближается к выставочной площадке. Просим почтеннейшую публику расступиться и дать дорогу грузовику. Через несколько минут клетку с поросенком снимут с машины и жюри выставочного комитета присудит замечательному животному особый поощрительный приз. Еще раз просим зрителей разойтись и дать проехать грузовику! Благодарим за внимание!

Вильбур даже задрожал, услышав объявление по радио. От счастья у него закружилась голова. Грузовик, в котором его везли, медленно пополз по территории ярмарки. Пестрая толпа окружила машину, и мистеру Эраблу приходилось ехать очень осторожно, чтобы никого не задавить. С большим трудом ему удалось добраться до выставочной площадки. Эвери первым соскочил с грузовика и откинул ббрт.

— Я ужасно волнуюсь, — прошептала миссис Цукерман. — Ведь на нас смотрят сотни людей.

— Ничего, — утешил ее мистер Эрабл. — Все будет хорошо.

— Снимайте вашего поросенка с грузовика, — распорядился громкоговоритель.

— Ну-ка, давайте все вместе, ребята! — попросил мистер Цукерман.

Несколько человек вышло из толпы, чтобы помочь вытащить клетку из кузова. Эвери суетился и путался у всех под ногами.

— Заправь рубашку, Эвери, — сделала мальчику замечание миссис Цукерман. — И застегни ремень, а то у тебя штаны падают.

— Не видите, что ли, что я занят? — оскорбился Эвери.

— Посмотрите! — радостно воскликнула Ферн. — А вот и Генри!

— Не кричи, дочка, — одернула ее мать. — И ни на кого нельзя показывать пальцем.

— Мам, ну пожалуйста, дай мне денежку, — упрашивала Ферн. — Генри меня приглашал кататься на Чертовом колесе, но у него, наверно, ни гроша не осталось. Он еще вчера все потратил.

Миссис Эрабл открыла сумочку.

— Вот, держи, — сказала она. — Здесь сорок центов. Смотри не потеряй. Покатайся и сразу же возвращайся обратно, к условному месту. Я буду ждать тебя, как всегда, у поросячьего загончика.

Ферн сразу же умчалась. Ныряя в толпе и прокладывая себе дорогу локтями, она бросилась вдогонку за Генри Фасси.

— Знаменитого поросенка Цукермана в данный момент выгружают из машины, — надрывался громкоговоритель. — О дальнейшем будет объявлено особо.

Темпльтон зарылся поглубже в солому на дне клетки.

«Какая суматоха! — подумал он. — Сколько шуму на пустом месте!»

Шарлотта осталась одна. Она тихонько сидела под навесом, обнимая передними ножками мешочек с яйцами, и отдыхала. Она слышала все объявления по местному радио, и это придавало ей бодрости. Наступил час ее триумфа.

Когда Вильбура выпустили из клетки, в толпе раздались восторженные возгласы. Все дружно захлопали в ладоши. Мистер Цукерман снял шляпу и раскланялся. Лерви извлек из кармана носовой платок необъятных размеров и вытер пот со лба. Эвери встал на колени в грязную лужу рядом с Вильбуром и, деловито водя ладошкой по его спине, приглаживал щетинку. Миссис Цукерман и миссис Эрабл, стоя в кузове машины, наблюдали за происходящим.

— Дамы и господа! — снова прорычал громкоговоритель. — Мы счастливы представить вам мистера Гомера Л. Цукермана и его знаменитого поросенка. Слава об этом уникальном животном прогремела по всему свету. Миллионы туристов стекаются в наш штат, чтобы полюбоваться на чудесного поросенка. Многие из вас помнят тот летний день, когда на паутине, висевшей в сарае мистера Цукермана, появилась загадочная надпись, возвестившая всему сущему на земле об удивительном факте. И хотя многие прославленные ученые посетили ферму мистера Цукермана для изучения данного явления, последнее так и не получило удовлетворительного объяснения. Подводя итоги, можно сказать, что мы имеем дело со сверхъестественными силами природы и посему должны испытать чувство радости и благодарности, цитируя слова, вытканные на паутине. Перед вами, дамы и господа, — «ЧУДО-ПОРОСЕНОК»!

Вильбур покраснел от смущения. Он стоял, не шевелясь, и старался всем понравиться.

— Это поразительное животное имеет колоссальные размеры. Поросенок воистину «ОГРОМНЫЙ», — продолжал рокотать громкоговоритель. — Взгляните на него, дамы и господа! Полюбуйтесь, какой он беленький и чистенький, какая у него гладенькая шкурка, без единого пятнышка, и какой симпатичный розовый пятачок и розовые ушки!

— Это все от сливок, — шепнула миссис Эрабл своей соседке, миссис Цукерман.

— Посмотрите, какой он «БЛЕСТЯЩИЙ»! Безусловно, выставляемый поросенок в отличной форме! Напоминаем вам о том дне, когда слово «БЛЕСТЯЩИЙ» появилось на паутине. И не паук соткал его, в том сомнений нет! Известно, что пауки — искусные ткачи, но они не умеют писать!

— Неужели? — пробормотала себе под нос Шарлотта.

— Дамы и господа! — разливался громкоговоритель. — Не будем больше занимать ваше драгоценное время. От имени и по поручению правления ярмарки я имею честь вручить мистеру Цукерману специальный приз в двадцать пять долларов вместе с гравированной бронзовой медалью в знак нашей оценки той роли, которую сыграл ОГРОМНЫЙ, БЛЕСТЯЩИЙ, СМИРНЫЙ ЧУДО-ПОРОСЕНОК в привлечении стольких посетителей на нашу беспримерную Окружную Ярмарку!

Поросенку, пока он слушал столь пространную хвалебную речь, стало совсем плохо. Голова у него кружилась все сильней. И когда восхищенная толпа одобрительно засвистела и захлопала, он внезапно потерял сознание. Ноги у Вильбура подкосились, в глазах потемнело, и он упал без чувств.

— Что такое? — закричал громкоговоритель. — Что тут происходит? Объясните нам, мистер Цукерман!

Эвери встал на колени рядом с поросенком и принялся гладить его по голове, а мистер Цукерман бегал вокруг, обмахивая Вильбура кепкой.

— Все в порядке! — гаркнул в ответ мистер Цукерман. — С ним это бывает. Он у нас очень стеснительный и не выносит, когда его перехваливают.

— Но не можем же мы вручать приз дохлому поросенку! — взорвался громкоговоритель. — Такого в нашей практике еще никогда не было!

— Он не дохлый! Он живой! Он просто упал в обморок! — завопил мистер Цукерман. — Лерви, быстро беги за водой!

Лерви прорвал плотное кольцо зевак и исчез.

Темпльтон высунул голову из-под соломы. Он заметил, что хвостик Вильбура находится в пределах его досягаемости. Крысенок осклабился.

— Я ему помогу, — хмыкнул Темпльтон.

Он взял поросячий хвостик в рот и изо всех сил сжал зубы. Боль от укуса привела Вильбура в сознание. В мгновение ока поросенок снова вскочил на ноги.

— И-и-и-и-и! Хрю-хрю! И-и-и-и-и! — завизжал он.

— Ур-р-р-ра! — всколыхнулась толпа. — Он встал! Поросенок здоров! Поздравляем, мистер Цукерман! Что за ЧУДО-ПОРОСЕНОК!

Все были очень довольны. Но больше всех радовался мистер Цукерман. Он с облегчением вздохнул.

А крысенка никто не заметил. Но Темпльтон сделал свое дело.

Один из судей вышел на выставочную площадку. Сначала он вручил приз мистеру Цукерману: две десятидолларовые и одну пяти долларовую бумажку. Потом повесил медаль Вильбуру на шею. Поросенок смутился и покраснел. Судья пожал руки мистеру и миссис Цукерман. Эвери тоже протянул судье грязную ладошку. Судья пожал и ее. Зрители зааплодировали. Фотографы защелкали своими аппаратами.

Мистера и миссис Цукерман, а также мистера и миссис Эрабл буквально распирало от счастья. Это был самый замечательный день в их жизни. Они гордились тем, что получили приз в присутствии стольких людей!

В тот момент, когда Вильбура загоняли обратно в клетку, появился Лерви с ведром. Глаза у него горели. Не задумываясь, работник выплеснул воду на поросенка, но от волнения промахнулся и облил мистера Цукермана и Эвери.

— Черт побери! — взвизгнул мистер Цукерман, который сразу же промок до нитки. — Ты что, Лерви, с ума спятил? Не видишь ничего вокруг? Поросенок-то давно очнулся!

— Вы же сами просили принести воды, — виновато оправдывался Лерви.

— Но я же не просил поливать водой меня! — возмущался мистер Цукерман.

Зрители, глядя на них, покатывались со смеху. Мистеру Цукерману тоже пришлось улыбнуться.

Эвери, естественно, был ужасно рад, что его облили водой. Он сразу же устроил представление перед публикой. Мальчишка притворялся, будто стоит под душем: он гримасничал, жестикулировал, тер под мышками воображаемым мылом, а потом делал вид, что растирается полотенцем.

— Эвери, немедленно прекрати эту клоунаду! — крикнула ему мать. — Хватит кривляться!

Но зрителям его выступление очень понравилось. Все дружно зааплодировали. Окруженный плотным кольцом зевак, которые смотрели на его ужимки во все глаза, Эвери сам себе казался знаменитым клоуном. Шалун заметил, что в ведерке на донышке еще осталась капелька воды. Он схватил ведро, поднял его над головой и, продолжая корчить рожи, вылил остаток воды на себя. Дети в толпе завыли от восторга.

Наконец все угомонились. Вильбура погрузили в машину. Мать увела Эвери с площадки и усадила его в кабину грузовика сохнуть. Мистер Эрабл завел мотор, и грузовик медленно потащился обратно к загончику. На сиденье от мокрых штанов Эвери расплывалась огромная лужа.

Глава 21. Последний день

Шарлотта и Вильбур остались одни. Взрослые, взяв с собой Эвери, отправились искать Ферн. Темпльтон крепко спал. Поросенок, устав от напряженного дня с церемонией вручения приза, отдыхал, лежа на боку. Медаль все еще висела у него на шее. Скосив глаза, он мог разглядеть свою награду.

— Шарлотта, — спросил Вильбур, помолчав немного, — а почему ты так тихо сидишь?

— А зачем мне шуметь? Я всегда была тихоней, — ответила паучиха.

— Да, но сегодня ты какая-то особенная. Ты что, себя плохо чувствуешь?

— Наверное, я немного устала. Но на душе у меня спокойно. Ведь твой сегодняшний успех на выставочной площадке — это и мой успех тоже. Будущее твое обеспечено. Теперь ты в полной безопасности. Никто тебе не грозит, Вильбур, и никто тебя не обидит. Скоро осенние дни станут короче, придут холода. С деревьев облетит листва и ляжет на землю. Придет Рождество и с ним — вьюги и морозы. Но ты будешь жить! И ты увидишь, как красив снег зимой, потому что ты очень дорог мистеру Цукерману и он не поднимет на тебя руку. Пройдет зима, дни станут длиннее, растает лед на пруду радом с пастбищем. Прилетят и зачирикают воробьи, проснутся лягушки, и снова подует теплый ветер. И ты своими глазами увидишь, как придет весна, и услышишь пение птиц, и вдохнешь свежий запах трав, и будешь счастлив, ибо все это — для тебя… О, дивный мир! О, золотые дни!

Шарлотта замолчала. У Вильбура по щеке скатилась слеза.

— Шарлотта, дорогая! — воскликнул он. — Ты знаешь, когда я увидел тебя в первый раз, я подумал, что ты свирепая и кровожадная.

Едва справившись с охватившим его волнением, Вильбур снова заговорил:

— А почему ты так старалась ради меня? Я этого не заслужил. Ведь я-то никогда ничего для тебя не сделал.

— Ты — мой друг, — отвечала Шарлотта, — что само по себе немаловажно. Я вплетала слова в свою паутину, потому что хотела помочь другу. И что такое жизнь? Мы рождаемся на свет, живем и умираем. Пауки существуют лишь для того, чтобы ловить и пожирать мух. А помогая тебе, я пыталась хоть как-то оправдать свое существование, придать ему большой смысл. Небу известно, что каждый должен сделать в своей жизни что-то хорошее…

— Послушай, — сказал Вильбур. — Я не умею произносить цветистые фразы, я не такой златоуст, как ты. Но ты спасла меня, Шарлотта, и я, в свою очередь, с радостью отдам свою жизнь за тебя.

— Я в этом и не сомневалась. Спасибо за доброе отношение ко мне.

— Шарлотта! — снова позвал ее Вильбур. — Сегодня мы едем домой. Ярмарка кончается. Как прекрасно снова оказаться дома, в сарае, где гуси и овцы! А тебе разве не хочется домой?

Несколько минут Шарлотта молчала. Потом она заговорила, но так тихо, что Вильбур едва слышал ее.

— Я не вернусь домой, — прошептала она.

Вильбур вскочил на ноги:

— Как это не вернешься? Что ты такое говоришь, Шарлотта?

— Я умираю, — отвечала она. — Через несколько дней меня уже не будет с вами. У меня не хватит сил даже на то, чтобы вползти в твою клетку. В моих железах не осталось паутины, и я не смогу опуститься до земли.

При этих словах Вильбур в отчаянии бросился на землю. Тело его содрогалось от рыданий. Он всхлипывал и горестно хрюкал, страдая от того, что остается один.

— Шарлотта! — заливался слезами Вильбур. — О, Шарлотта! Мой дорогой, верный друг!

— Ну, ну, только без истерик, — сказала паучиха. — Успокойся, Вильбур. Сейчас же прекрати реветь.

— Но я этого не переживу! — продолжал рыдать Вильбур. — Я не брошу тебя здесь одну! Если остаешься ты, остаюсь и я.

— Не говори ерунды, — возразила Шарлотта. — Ты никак не сможешь остаться со мной. Мистер Цукерман, мистер Эрабл, Лерви и все остальные придут за тобой с минуты на минуту. Тебя посадят в клетку, и ты поедешь домой, хочешь ты этого или нет. Кроме того, тебе нет никакого смысла оставаться. Здесь тебя никто не будет кормить. Ярмарка кончится, и скоро тут не будет ни души.

Вильбура охватила паника. Он метался по загону из угла в угол. Внезапно его осенила идея: он вспомнил про мешочек, в котором лежало пятьсот четырнадцать яиц. Ведь из каждого должен был вылупиться маленький паучок! Если сама Шарлотта не в состоянии добраться до дому, то по крайней мере он увезет с собой ее будущих деток!

Вильбур бросился к загородке. Передними копытцами он оперся о верхнюю планку и осмотрелся. Вдалеке он увидел мистера и миссис Цукерман и мистера и миссис Эрабл с детьми. Они шли по направлению к загончику. Поросенок понял, что нужно торопиться.

— Где Темпльтон? — спросил он.

— В углу, спит под соломой, — ответила Шарлотта.

Вильбур бросился в угол, сунул свой крепкий пятачок под кучу соломы, подхватил крысенка и подбросил его в воздух.

— Темпльтон! — закричал Вильбур. — Да проснись же ты наконец!

Крысенок, который еще не вполне пришел в себя, очнувшись от глубокого сна, казался удивленным и обиженным одновременно.

— Это что за шутки?! — оскалился Темпльтон. — Нельзя прилечь, чтобы тебя тут же не разбудили…

— Послушай! — закричал Вильбур. — Шарлотта тяжело больна. Ей осталось жить недолго. Она не может ехать с нами домой, потому что плохо себя чувствует. Поэтому мне совершенно необходимо взять с собой хотя бы ее мешочек с яйцами. Но я не могу до него дотянуться. Я не умею лазать, как ты. Значит, ты — единственный, кто может достать мешочек. Нельзя терять ни минуты. Сюда идут люди. Еще немного, и они будут здесь. Ну пожалуйста, Темпльтон, умоляю тебя, полезай и достань мешочек.

Крысенок зевнул. Потом покрутил усы. Затем посмотрел на мешочек с яйцами.

— Ну вот… — брюзжал он. — Чуть что не так — давай, Темпльтон, помогай, Темпльтон… Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что… То беги на мусорную кучу за обрывком газеты, то достань веревочку…

— Ну скорей, Темпльтон, — молил Вильбур. — Поторопись, пожалуйста!

Но крысенок и не думал спешить. Он начал передразнивать Вильбура.

— Так ты говоришь: «Скорей, Темпльтон!» — издевался он. — Ха-ха-ха! А что мне за это будет? Интересно знать… Ведь мне никто никогда словечка доброго не скажет. Слышу только замечания, да окрики, да брань. Бедный, бедный я крысенок! Никто меня не любит, не приголубит…

— Темпльтон! — в отчаянии закричат Вильбур. — Если ты сейчас же не прекратишь свою болтовню и не займешься делом, будет поздно! У меня из-за тебя сердце лопнет, и я умру на месте! Ну прошу тебя, полезай наверх!

Темпльтон улегся обратно на солому. Он заложил передние лапки за голову, а задние скрестил в коленях, приняв расслабленную позу.

— «Сердце лопнет! Умру на месте!» — передразнивая Вильбура, кривлялся Темпльтон. — Как трогательно! Боже мой! А к кому вы обращаетесь, когда что-нибудь нужно? К бедняжке Темпльтону. Но что-то я не замечал, чтобы обо мне хоть кто-нибудь так беспокоился! Никому до меня, несчастного, дела нет…

— Вставай сейчас же! — рявкнул на него Вильбур. — Хватит валять дурака!

Темпльтон ухмылялся, не двигаясь с места.

— А кто по сто раз бегал на мусорную кучу? Ваш покорный слуга Темпльтон. А кто спас Шарлотте жизнь? Кто сохранил старое тухлое яйцо, запах которого заставил вредного мальчишку, сына Джона Эрабла, убраться восвояси? Опять-таки ваш покорный слуга Темпльтон. А кто укусил Вильбура за хвостик и привел его в чувство, когда он грохнулся в обморок прямо перед зрителями? Снова Темпльтон! Скажите, а вам не приходило в голову, что мне надоело быть у вас на побегушках? Я для вас — в каждой бочке затычка. Вы что, думаете, я нанялся к вам в услужение?

Вильбур был вне себя от горя. Люди подходили все ближе. А крысенок оказался предателем. И тут поросенок вспомнил, что Темпльтон — обжора.

— Темпльтон, — сказал поросенок. — Я хочу дать тебе торжественное обещание. Если ты достанешь мешочек с яйцами, я с этой минуты разрешу тебе подходить к моему корытцу первым. Когда Лерви будет приносить мне еду, ты сможешь выбирать себе все что твоей душе угодно. Я не съем ни крошки, пока ты не наешься до отвала.

Крысенок тут же вскочил на ноги.

— А ты не врешь? — усомнился он.

— Честное слово. Клянусь тебе, — пообещал Вильбур.

— Ну, тогда другое дело, — обрадовался крысенок.

Темпльтон дополз до стены и начал карабкаться наверх. После ночного пиршества брюшко у крысенка округлилось и мешало двигаться. Стеная и охая, крысенок с трудом долез до потолка. Он медленно продвигался вперед, пока не добрался до мешочка с яйцами. Шарлотта отодвинулась, чтобы пропустить крысенка. Паучиха была при смерти, но у нее хватило сил, чтобы сделать шаг в сторону. Темпльтон оскалил зубы, кривые и длинные, и начал перекусывать ниточки, которыми мешочек был прикреплен к потолку. Вильбур, подняв глаза, наблюдал за крысенком.

— Осторожнее! — предупредил он. — Не прокуси мешочек! Не повреди яйца!

— Эта фтука офень фильно фекотитфя и куфаетфя, — прошепелявил крысенок. — Конфетки, конефно, фкуфнее.

Но Темпльтон довел дело до конца. Ему удалось открепить мешочек и принести его во рту Вильбуру. Поросенок с облегчением вздохнул.

— Огромное спасибо, Темпльтон, — поблагодарил он. — Я никогда этого не забуду.

— И я не забуду, — отозвался крысенок. — У меня такое чувство, будто я шерсти наелся. Ну да ладно, поехали домой!

Темпльтон шмыгнул в клетку и зарылся в соломе. Он вовремя исчез из виду: как раз в эту минуту в загончик вошли Лерви, Джон Эрабл и мистер Цукерман. За ними следовали Эвери и Ферн.

Вильбур нашел единственный способ безопасной перевозки мешочка с яйцами. Поросенок взял его в рот и держал на кончике языка. Вильбур помнил, что сказала ему Шарлотта: мешочек был крепкий и непромокаемый. Язык у поросенка щипало, рот наполнился слюной. И, конечно, он не мог сказать ни слова.

Когда Вильбура запихивали в клетку, он в последний раз бросил взгляд на Шарлотту и подмигнул ей. Паучиха поняла, что таким образом Вильбур попрощался с ней. Теперь Шарлотта была уверена, что ее потомство в полной безопасности.

— До свидания! — прошептала она.

Шарлотта из последних сил махнула поросенку одной из передних ножек. Больше она не двигалась. На следующий день, когда Чертово колесо разобрали на части, гоночных лошадей увезли в крытых фургонах, а балаганщики уложили свои пожитки в повозки и уехали прочь, Шарлотта умерла.

Ярмарка опустела. Загоны для скота и павильоны казались заброшенными. Повсюду валялся мусор и пустые бутылки. И никто из многочисленных посетителей ярмарки даже не заподозрил, что самую главную роль здесь играла паучиха. В последние минуты рядом с Шарлоттой никого не было.

Глава 22. Теплый ветер

Итак, Вильбур вернулся домой, в хлев, на свою любимую навозную кучу. Вид у него был необычный: на шее висела почетная бронзовая медаль, а во рту он держал драгоценный мешочек с паучьими яйцами.

«В гостях хорошо, а дома лучше», — подумал Вильбур, пряча в укромный уголок мешочек, из которого должны появиться на свет пятьсот четырнадцать деток Шарлотты.

В сарае хорошо пахло. Все его друзья: и овцы, и гуси — были рады его приезду. Гуси шумно приветствовали поросенка:

— Наш бо-га-га-га-гатырь с га-га-га-гастролей вернулся! Мы го-го-го-гордимся тобой!

Мистер Цукерман снял у Вильбура с шеи медаль и повесил ее в хлеву на гвоздик, на самое видное место, чтобы она всем бросалась в глаза при входе, да и сам поросенок мог любоваться ею сколько захочет.

Все последующие дни ничто не омрачало существования Вильбура. Он вырос до невероятных размеров и уже больше не боялся, что его зарежут. Вильбур твердо знал, что мистер Цукерман будет его кормить и поить до самой смерти. Поросенок часто вспоминал Шарлотту. Несколько ниточек от ее старой паутины все еще висело в дверном проеме. Каждый день Вильбур с грустью смотрел на порванную, опустевшую паутину, и у него к горлу подкатывал комок. Ни у кого на свете не было такого замечательного друга, как у него: любящего, преданного и умного.

Осенние дни становились короче, Лерви принес из огорода кабачки и тыквы и сложил их на полу в сарае, чтобы они не начали гнить от ночных заморозков. Клены и березы оделись в пестрый наряд, и от ветра, раскачивавшего деревья, разноцветные листья по одному слетали на землю. На лугу, там, где росли дикие яблони, вся земля была усыпана мелкими красными падалицами, и овцы подбирали их языком. Гуси тоже клевали спелую мякоть, а ночью приходили лисицы и обнюхивали палые яблочки.

Однажды вечером, перед Рождеством, выпал снег. Он покрыл крыши домов и сараев, лег на поля и леса. Вильбур никогда раньше не видел снега. Утром он вышел на двор и забавы ради пятачком прорыл проход в сугробах. Пришли Ферн и Эвери, волоча за собой санки. Они съехали на них с горки и пронеслись по льду замерзшего пруда.

— Ух ты, как здорово! — воскликнул Эвери. — Мне больше всего на свете нравится кататься на санках!

— А мне больше всего на свете нравится кататься на Чертовом колесе! Знаешь, как весело сидеть в кабинке, на самом верху, рядом с Генри Фасси! А колесо как остановится, а Генри как начнет раскачивать кабинку из стороны в сторону! И видно все кругом как на ладони!

— Ты что, с ума сошла? Никак не можешь выкинуть из головы это колесо? — неодобрительно заметил Эвери. — Ведь ярмарка была давным-давно!

— А я все время вспоминаю о ней! — вздохнула Ферн, выковыривая снежок, залепивший ей ухо.

После Рождества температура воздуха упала до минус десяти градусов. Стало холодно. На лугу лежал белый ковер. Коровы теперь почти все время проводили в стойлах, и только иногда, в солнечные дни, они ненадолго выходили во двор постоять на подветренной стороне за стогом сена.

Овцы тоже жались к стенке сарая, чтобы согреться. Гуси вертелись вокруг амбара, как дети возле мороженщика, и мистер Цукерман бросал птицам зерно или кусочки репы, чтобы они отстали.

— Бла-го-го-го-годарим! Бла-го-го-го-годарим! — не забывали кланяться гуси, едва завидев, что им несут еду.

На зиму Темпльтон переехал жить в сарай. В норке под свиным корытом стало совсем холодно, и он устроил себе уютное жилище за сундуками с зерном. Крысенок выстелил его обрывками старых газет и грязными тряпками. Если Темпльтону удавалось найти какую-нибудь брошенную, никому не нужную вещь, он тут же тащил ее к себе в нору. Он навещал Вильбура трижды в день, когда поросенку приносили еду. Вильбур не забывал своего обещания и всегда пускал крысенка к корытцу первым. И только когда Темпльтон наедался до отвала, он приступал к еде сам. От переедания Темпльтон сильно раздобрел. Он раздулся, как шар. Наверно, теперь его можно было бы назвать Самым Толстым Крысенком на свете. Ростом он стал не меньше сурка.

Однажды с крысенком об его обжорстве решила поговорить старая овца.

— Кто мало ест, тот дольше живет, — сказала она ему.

— А зачем жить долго? — ухмыльнулся крысенок. — Я — любитель вкусно поесть. Еда доставляет мне огромное наслаждение.

Он самодовольно похлопал себя по плотно набитому животу, хмыкнул и убрался восвояси.

Всю зиму Вильбур охранял мешочек Шарлотты так ревностно, как если бы оберегал своих собственных детей. Он спрятал мешочек с яйцами в укромном месте, под соломой, рядом с загородкой. Холодными ночами он старался лечь так, чтобы его дыхание согревало будущее потомство его подруги. Для Вильбура забота об этом маленьком, хрупком предмете стала самым важным делом его жизни. Ничто другое для него уже не имело значения. Он терпеливо ждал, когда кончится зима и на свет появятся крохотные паучата.

А если чего-нибудь очень ждешь, жизнь кажется такой насыщенной!

И вот наконец зима подошла к концу.

— Я сегодня слышала кваканье лягушек, — однажды вечером сообщила старая овца. — Тихо! Вон они и сейчас заливаются!

Вильбур остановился и прислушался. С пруда доносился звонкий многоголосный лягушачий хор.

— Весна пришла, — в задумчивости проронила другая овца. — Еще одна весна.

Вильбур посмотрел вслед уходящей овце: за нею ковылял маленький ягненок, которому было всего несколько часов от роду.

Снег растаял, с холмов побежали ручьи. В канавах бурлила талая вода. Прилетел и зачирикал воробей. Дни стали длиннее, светало все раньше. Почти каждый день к овечьему семейству прибавлялось по ягненку. Гусыня высиживала девять яиц. Небо, казалось, стало выше. Дул теплый ветер: он унес последние ниточки от паутины Шарлотты.

Одним ясным, солнечным утром Вильбур, ни о чем серьезном не думая, стоял и наблюдал за мешочком с яйцами. И вдруг заметил, как внутри что-то зашевелилось. Он подошел поближе и, не отрываясь, стал смотреть на изделие Шарлотты. Неожиданно из мешочка выполз малюсенький паучок. Он был не больше булавочной головки. Спинка у него была серая, а брюшко — в черную полоску. Ножки тоже были серые, с коричневыми подпалинами. Он был очень похож на Шарлотту. Увидев паучонка, Вильбур вздрогнул. Малыш приветственно махнул поросенку ножкой. Вильбур, широко раскрыв глаза, уставился на мешочек. Оттуда вылезли еще два паучка и тоже помахали Вильбуру. Они несколько раз проползли вокруг мешочка, исследуя новый, неизвестный им мир. Потом на свет появилось еще трое. Затем восемь, девять… Это были дети Шарлотты! Наконец-то! Сердце у Вильбура стучало как бешеное. Он завизжал от восторга, сделал несколько кругов по загону, раскидывая копытами солому, затем подпрыгнул и исполнил обратное сальто. Подогнув передние ноги, Вильбур приземлился прямо перед мешочком.

— Здравствуйте, ребята! — сказал он.

Первый паучок ответил на приветствие, но он говорил так тихо, что Вильбур ничего не расслышал.

— Я был очень дружен с вашей мамой, — продолжал поросенок. — Я рад познакомиться с вами. Как вы себя чувствуете? Все нормально?

Паучата помахали ему в ответ передними ножками. Вильбур понял, что они тоже рады познакомиться с ним.

— Чем я могу быть полезен? Вам нужно что-нибудь? — без конца спрашивал Вильбур.

Но паучата только махали в ответ. Несколько дней они мельтешили у него перед глазами, ползая вверх-вниз, вправо-влево и выпуская тонюсенькую паутинку. При этом каждый махал Вильбуру ножкой. Их было очень много: десятки, сотни крохотных паучков. Поросенок давно сбился со счета, но он знал, что приобрел новых друзей. Росли они очень быстро. Все вместе они походили на рассыпавшуюся дробь. Паучки плели хрупкие паутинки рядом с мешочком, из которого они появились на свет.

И вот одним тихим утром мистер Цукерман распахнул настежь двери сарая и с северной, и с южной стороны, и внутри заструились потоки теплого воздуха. Ветер принес свежий запах влажной земли и еловой хвои. Повеяло весной.

Маленькие паучки почуяли дуновение теплого ветерка. Один из них влез на загородку и начал проделывать штуки, приведшие Вильбура в глубочайшее изумление: паучок встал на голову, направил вверх паутинные железы и выпустил в воздух облачко тоненькой шелковистой паутины, из которого получился маленький воздушный шарик. Вильбур наблюдал, как на этом шарике паучок, оттолкнувшись от доски, поднялся в воздух.

— До свидания! — попрощался он, проплывая сквозь дверной проем.

— Подожди минуточку! — закричал Вильбур. — Куда же ты?

Но паучок уже скрылся из виду.

Вслед за ним еще один паучок забрался на верхнюю планку загородки, встал на голову, сделал из паутинок шарик и взлетел. Затем еще один, и еще, и еще…

Скоро над землей неслись сотни шариков, и на каждом висел маленький паучок.

Вильбур чуть с ума не сошел. Потомство Шарлотты покидало его со страшной скоростью.

— Дети, сейчас же вернитесь назад! — звал поросенок.

— До свидания! До свидания! — отозвались они. — Прощайте!

Наконец, один паучок задержался на минутку, чтобы объясниться с Вильбуром перед тем, как покинуть его навсегда:

— Мы улетаем с теплым ветром. Пришла пора пуститься в дальний путь. Мы — паучки-воздухоплаватели. Мы разлетаемся по всему белу свету и где опустимся, там и начнем плести паутину.

— А где именно вы опуститесь?

— Где? — переспросил паучок. — Не знаю. Куда ветер занесет.

На север, запад, юг, восток,
Куда летим — нам невдомек.
Высоко ли, низко,
Далеко ли, близко, —
Вам знать не дано,
А нам все равно.

— Вы что, улетите отсюда? — спросил Вильбур. — Нельзя же так! Я тогда останусь совсем один, без друзей. Ваша мама была бы этим очень недовольна.

Скоро в воздухе парило столько малюсеньких воздухоплавателей, что, казалось, на скотный двор лег густой туман. Шарики десятками поднимались в воздух, кружились и, поднятые дуновением теплого ветерка, уплывали прочь сквозь дверной проем. Слабые возгласы: «До свидания! До свидания!» едва доносились до ушей Вильбура. У него больше не было сил выносить такое душераздирающее зрелище. Глубоко опечаленный, поросенок лег на землю и закрыл глаза. Он думал, что наступил конец света: дети Шарлотты один за другим покинули его. Вильбур долго и горько плакал и наконец уснул весь в слезах.

Поросенок проснулся, когда солнце клонилось к закату, и сразу же посмотрел на мешочек Шарлотты. Тот был пуст. Затем он поднял глаза: ни одного воздухоплавателя не было видно. Все паучки улетели. Тогда он, с тяжелым сердцем, бросил взгляд в угол дверного проема, где обычно висела паутина Шарлотты. Вильбур долго стоял на одном месте, вспоминая свою подругу, как вдруг услышал тонюсенький голосок:

— Приветствую вас! Я здесь, наверху.

— И я здесь! — послышался еще один слабенький голосок.

— И я, — сказал кто-то третий. — Мы втроем решили остаться. Нам тут очень понравилось. И вы нам очень понравились!

Вильбур поднял голову. У самой притолоки он увидел три крошечные паутинки. На каждой сидела малюсенькая паучишка — дочка Шарлотты. Все трое были заняты делом: они ткали свои сети.

— Скажите, я вас правильно понял? — спросил Вильбур. — Вы в самом деле решили остаться здесь навсегда? Значит, теперь у меня будет три друга?

— Ну конечно! — подтвердили паучата.

— А как вас зовут? — дрожа от восторга спросил Вильбур.

— Я отвечу, если вы объясните, почему у вас хвостик дрожит, — сказала первая дочка.

— У меня хвостик дрожит потому, что я ужасно рад.

— Тогда меня будут звать Радди.

— А с какой буквы начиналось второе имя моей мамы? — спросила вторая дочка.

— С буквы «А».

— Тогда меня будут звать Арания, коротко Ранни.

— А как меня будут звать? — задумалась третья дочка Шарлотты. — Пожалуйста, подберите мне имя сами. Что-нибудь не очень длинное, но звонкое.

Вильбур погрузился в мысли.

— Может быть, Нелли? — предложил он.

— Замечательно! Мне это имя очень нравится, — обрадовалась третья дочка. — Зовите меня Нелли.

И она, изящным движением закрепив орбитальную ниточку на своей паутине, начала новый виток.

Сердце у Вильбура буквально трепыхалось от счастья. Он почувствовал, что просто обязан произнести короткую речь, посвященную столь знаменательному событию.

— Дорогие Радди, Ранни и Нелли! — начал он. — Добро пожаловать к нам на скотный двор! Вы сами выбрали себе место: дверной проем в нашем сарае. И в этом благословенном уголке вы будете плести паутину. Должен вам признаться, что я был беззаветно предан вашей матери. Именно ей я обязан своей жизнью. Шарлотта была красивая и умная. Она была мне верным другом. Я не расставался с ней до самого последнего дня и всегда буду хранить память о ней, поэтому вам, ее дочерям, я предлагаю свою искреннюю дружбу.

— А я вам — свою, — сказала Радди.

— И я — свою, — подхватила Ранни.

— И я тоже! — поддержала сестер Нелли, которой только что удалось заманить в сети какую-то мошку.

Для Вильбура этот день стал одним из самых прекрасных дней в его жизни.

Вильбур жил долго и счастливо. Ничто не омрачало его безмятежного существования. Текли дни, месяцы, годы. Но всегда у Вильбура были друзья.

Ферн теперь редко заходила на скотный двор. Она стала старше и старалась не вести себя как маленькая. Она больше не сидела на табуреточке рядом с поросячьим загончиком: все «детские» глупости она выкинула из головы.

Потомки Шарлотты — и ее дети, и внуки, и правнуки — всегда жили в дверном проеме. Каждую весну в сарае появлялись крохотные паучки. Большинство улетало на воздушных шариках из паутинок, но два-три паучка обязательно оставались в сарае с Вильбуром.

Мистер Цукерман очень заботился о поросенке, которого часто навещали восторженные почитатели, не забывавшие ни его триумфа на ярмарке, ни надписей на чудесной паутине.

В сарае было очень уютно и зимой, и летом, и весной, и осенью, и в погожие дни, и даже в пасмурные.

«Лучше места на всем свете не найдешь», — думал Вильбур, лежа на боку в своем сарае, где было все таким родным и близким: и гогот гусей, и посвист ласточек, и мышиный писк, и блеяние овец, и запах навоза.

Здесь поросенок познакомился с паучихой. Здесь он наблюдал, как всходит и заходит солнце, как сменяются времена года. И здесь он понял, как прекрасен этот мир.

Вильбур никогда не забывал Шарлотту. И хотя он был очень привязан к ее детям, внукам и правнукам, ни один из них не смог вытеснить из его сердца память о ней. Никто никогда не смог заменить ее.

И в самом деле, не часто удается встретить паучиху, которая умела бы читать и писать и к тому же была верным и преданным другом!

Такой замечательной паучихой была только Шарлотта!

От переводчиков

Кто же был этот чудак и фантазер, написавший такие необычные истории о приключениях мышонка, который умудрился родиться в обыкновенной семье, и о девочке, набиравшейся мудрости в беседах с паучихой Шарлоттой? Книги эти сразу полюбились детям, а потом и взрослым, и вот уже полвека их читают, переводят на разные языки, сочиняют к ним музыку и ставят по ним спектакли.

Их автор, американский писатель Элвин Брукс Уайт (1899–1985), родился недалеко от Нью-Йорка в штате Нью-Джерси, окончил Корнеллский университет, служил рядовым в армии во время Первой мировой войны, ходил матросом на Аляску, а затем вернулся в Нью-Йорк и в качестве репортера стал посылать статьи в самый известный американский литературный журнал «Нью-Йоркер». Блестящие сатирические и юмористические репортажи, очерки о событиях в городе непрерывно печатались в отделе «Городских новостей», и их с нетерпением ждала вся читающая Америка. Именно эту колонку, «Городские новости», вел Уайт почти 11 лет, став сотрудником журнала.

В 30-х годах начали выходить его книги рассказов, очерков о нравах города и провинции, о сложностях современной жизни, смешных происшествиях, случаях из его богатого журналистского опыта. В 1949 году был опубликован сборник стихов и эссе о Нью-Йорке.

В преклонные годы Уайт, лингвист по образованию, издал две книги по стилистике древней и среднеанглийской литературы эпохи Чосера. Писатель был избран членом Американской академии искусств и литературы, получил много почетных литературных премий, а в 70-е годы — медаль Лори Ингаллз Уайлдера за свои детские книги, которые принесли Уайту, автору 17 книг в прозе и стихах, наибольшую известность.

«Стюарт Литл» появился на свет в 1945 году. Герой этой повести — мышонок-джентльмен, воспитанный, доброжелательный, со своим особым философским взглядом на вещи. Он всегда рад помочь любому, и все, за исключением кота Снежка, очень привязаны к нему. Несмотря на свой крошечный рост, Стюарт смело садится в городские автобусы и даже принимает участие в парусной регате в Центральном парке и становится победителем. Его рост, чуть более двух дюймов, иногда доставляет ему изрядные неприятности, но в целом ему хорошо и уютно живется в родительском доме. Большие испытания выпадают на долю Стюарта, когда он пускается в огромный мир на поиски любимой птички Маргало, которая несколько дней провела в семье Литлов. После забавных дорожных приключений он продолжает путь на Север в своем маленьком автомобиле, и нас не оставляет уверенность, что он выбрал верное направление. Художник Гарт Уильямс сделал 87 иллюстраций к этой смешной и доброй повести. Он же иллюстрировал «Паутинку Шарлоты».

«Паутинка Шарлотты» была написана в 1951 году и сразу же восторженно встречена прессой. Это сказка из фермерской жизни о девочке, которая выходила слабого поросенка, каких обычно не оставляют в живых по суровым фермерским законам, а потом подружилась с мудрой паучихой, живущей в хлеву под потолком.

А вот что писал об Уайте его близкий друг, знаменитый американский писатель-юморист Джеймс Тёрбер: «…Он любит пинг-понг и азартный покер и прекрасно играет на рояле. Он одинаково хорошо владеет топором и ружьем, искусно справляется с каноэ и тридцатифутовой лодкой. Он неподражаем и индивидуален, он блестящий стилист, и из его невнятного бормотания рождаются прозрачные, кристальные фразы».


Оглавление

  • Глава 1. До завтрака
  • Глава 2. Вильбур
  • Глава 3. Побег
  • Глава 4. Одиночество
  • Глава 5. Шарлотта
  • Глава 6. Летние дни
  • Глава 7. Плохие новости
  • Глава 8. Разговор на кухне
  • Глава 9. Вильбур хвастается
  • Глава 10. Взрыв
  • Глава 11. Чудеса
  • Глава 12. Собрание
  • Глава 13. Новые достижения
  • Глава 14. Доктор Дориан
  • Глава 15. Кузнечики
  • Глава 16. На ярмарку
  • Глава 17. Дядька
  • Глава 18. Вечерняя прохлада
  • Глава 19. Мешочек с яйцами
  • Глава 20. Час триумфа
  • Глава 21. Последний день
  • Глава 22. Теплый ветер
  • От переводчиков

  • загрузка...