КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402921 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

RATIBOR, это я лопухнулся. Библиотека сама присваивает имя великого собирателя сказок всем современным сказкам для взрослых с авторством Афанасьева. То же и на Флибусте и на ЛибРуСеке. Обычно я проверяю и исправляю, в этот раз на CoolLib вовремя не исправил. Большое Вам спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Олие: Целитель [СИ] (Юмористическая фантастика)

Чего ж здесь суперовского?? Это я на предыдущий отзыв..

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Забияка. (Трилогия) (fb2)

- Забияка. (Трилогия) (а.с. Заметки забияки) (и.с. В одном томе-93) 3.91 Мб, 1128с. (скачать fb2) - Тая Владимировна Ханами

Настройки текста:



Тая Владимировна Ханами (Максимова Евгения) Забияка. Трилогия.

Книга 1. По обе стороны Земли

Пролог.

Некромант еще дышал.

Волхв подошел - удержать врага на пороге смерти.

Он не должен был мстить.

И он знал это очень хорошо. Равно, как и некромант, что лежал сейчас напротив него в луже собственной крови, но, несмотря ни на что, победоносно улыбался:

– Ты не сможешь от меня уйти, волхв. Не сможешь меня убить.

Неправда. Природные волхвы убивали. Очень редко. По личным мотивам - практически никогда.

– Ты знаешь, что тебе будет, если…

Будет Суд. После которого он, волхв, навсегда лишится своей сути. Станет жалким, дряхлым, столетним земным стариком. Стариком, не умеющим жить без магии.

И он, пока еще не старик, уйдет.

Но, прежде чем уйти:

– Ты их даже не выпил. Просто убил. Зачем?

– Ты должен был принять нашу сторону, волхв. Этот мир скоро погибнет. Оно набирает силу.

– Две тысячи лет тому назад Оно было в силе. А наш мир не погиб, - отступил на пару шагов назад волхв.

Лежащий забулькал.

– Все дело в изнанке, Борилий, - через силу усмехнулся он. - Две тысячи лет тому назад люди жили, как животные. А сейчас они измываются над своим миром. Природа их не потерпит. Она не станет их защищать.

Волхв сделал два шага обратно. Умирающий перестал булькать.

– И что ты мне предлагаешь? - Тихо спросил Борилий.

– Если ты сейчас уйдешь, ты лишишься своей сути.

– Ты не договариваешь, - прорезались в голосе волхва горькие нотки. - Если я останусь, я ее тоже потеряю.

Умирающий не стал кривить душой:

– Ту, что сейчас в тебе, да. Но подумай. Что ты обретешь взамен…

По телу волхва прошла дрожь - он представил себе этот "взамен" на кратчайшую долю секунды.

– Ты нужен нам, - напомнили о себе жалкие останки некроманта. - Ты все еще можешь меня исцелить.

– Умри. - Волхв повернулся, и пошел прочь.

Часть I. Заповедник.

Глава 1.

День пошел вкривь и вкось с самого утра.

Сначала ко мне в комнату без стука вломилась администраторша этажа - напомнить, что я до сих пор не отдала ей деньги для милиционера.

– Что ты себе думаешь! - возопила эта, в общем-то, не вредная, грузная тетка. Зыркнула по сторонам, в надежде найти запрещенный пожарниками электрический чайник. - Ты должна была заплатить еще на прошлой неделе! Ты, верно, забыла, что не студентка и не аспирантка, и что я тебя укрываю по доброте душевной!

Дальше шло еще много чего в том же духе. Я молчала про то, что я тут, вообще-то, преподаватель, засунув кукиш в карман спортивной куртки - так было легче игнорировать громкую женщину. Тем паче, что скандал в одностороннем порядке затухал сам собой минут за пять-десять. Проверено! В противном случае… О, последний временной рекорд воплей администраторши недавно был побит моей соседкой Танькой, аспиранткой второго года физического факультета МГУ. Эта ветреная особа так не вовремя привела кавалера на ночь, а он, в свою очередь, так не вовремя заспался до позднего утра, что все обитатели этажа наслаждались визгливыми децибелами в течение часа и семи минут. Но, положа руку на сердце, кавалер в комнате взрослой девицы, в начале третьего тысячелетия от рождества Христова, был скорее нормой, чем скандалом.

А чайник у меня в комнате был. И ноутбук был. Но этих злостных пожирателей электроэнергии я благоразумно не держала на видном месте, чтобы лишний раз не нарываться.

Наконец комендантша выдохлась, и в недоумении посмотрела на меня - она явно забыла, зачем явилась ко мне десять минут тому назад. Вид у нее был донельзя растерянный, красный и всклокоченный.

– Вы, Марья Дмитриевна, хотели забрать эту ничтожную сумму, - сжалилась я над ней, - способную повлиять на тишину и покой в моем номере.

Протянула двадцать баксов. Широко улыбнулась.

Полностью выложившаяся администраторша уже не смогла завестись по новой. Она тяжело вздохнула, и в последний раз бдительно оглядев мои восьмиметровые апартаменты, убралась из комнаты. Я поспешила запереть оставленную открытой соседкой, курягой-полуночницей, дверь.

Шаги Дмитриевны еще не успели затихнуть, а из соседней комнаты высунулась всклокоченная соседкина голова.

– Свалила? - виновато и сонно одновременно осведомилась аспирантка. - Я дверь забыла закрыть…

– Догадалась, - поморщилась я. - Кофе готовить?

Танька радостно закивала.

Это была наша утренняя традиция. Проснувшись от возни в соседней комнате, аспирантка шлепала курить на лестницу, а на обратном пути неизменно заворачивала ко мне. Устраивалась на самодельном кресле из диванных подушек - кофейку попить, обо всем на свете потрепаться.

Вернувшись, Танька застала меня за ноутбуком.

– Диссертацию все же решила написать? - кисло осведомилась она. Над ней самой пресловутый псевдонаучный труд висел, аки дамоклов меч.

– Я же не в аспирантуре, - не отрываясь от экрана, напомнила я аспирантке. - Сказку пишу. Про гадкого утенка.

– Про то, как бедненькую птичку прижимала злая комендантша? - оживилась Танька такому повороту событий. - Не стыдно животное мучить?

– Мммм, - протянула я. Вообще-то я писала совсем о другом. - Мммм…

– О чем, говоришь, твоя сказка?

Я нехотя оторвалась от экрана:

– Про то, как утенок осознал свою неповторимую сущность, прекратил бесполезную беготню по чужим семьям, и в тот же момент ему привалило счастье!

– Миллион баксов, что ли? - подозрительно уставилась на меня соседка.

– Нет, он превратился в гордую красивую птицу!

– Глубоко копаешь, - уважительно резюмировала Танька. Уткнулась в чашку с кофе.

Мы помолчали, подружки закадычные. Женская дружба - вообще редкость, но мы вполне уживались рядом с конца первого курса. В настоящее время соседка помогала мне, снимая дополнительную комнату в блоке. Мне-то, не студентке да не аспирантке, шиш с маслом теперь полагался - университет и не думал обеспечивать жильем простых преподавателей. За комнату, понятное дело, платила я.

– Не хочешь в аспирантуру поступить? - наконец, нарушила тишину соседка. - И за жилье платить не надо будет, и взяток никому давать не придется.

Это была избитая тема. После окончания университета я, как все иногородние, не пошла в аспирантуру. Несмотря на то, что у меня, отличницы, были все шансы попасть туда совершенно бесплатно. Но… Но еще на третьем курсе мне стало понятно, что астрофизик из меня такой же, как из козла - балерина, и я не пожелала пудрить мозги ни себе, ни окружающим. Танька, кстати, об этом прекрасно знала, но всякий раз после визита администраторши упорно напоминала о возможности пожить на халяву.

Я ограничилась избитым высказыванием:

– Ага. Спасибо партии родной за трехгодичный выходной!

– Ну, не всем же правду-матку по жизни резать, - упрекнула меня Танька. - Хотя, с другой стороны, тебе хорошо… - издевательски протянула она, - ты определилась в жизни, тренируешься, и гармонию с окружающим миром в боевых стойках проверяешь.

В чем-то вредная девица была права. Я, и впрямь, любила тренироваться. Бывало, выйдешь на аллею. Вдохнешь воздух полной грудью. Махнешь шестом…

А мыши - тут как тут. Усядутся на безопасном расстоянии, и замрут минут на десять-пятнадцать. Мне они ни капли не мешали, наоборот, было приятно ощущать рядом с собой такого вот бесхитростного зрителя.

Только вот, зря я рассказала об этом Таньке. Ерничает теперь, зараза.

– Ты всю жизнь собралась дружить с грызунами и мыкаться нелегалом по общагам? - вклинилась аспирантка в мои воспоминания о природе.

– Танька, остынь, - поморщилась я. - Мы же уже столько раз с тобой на эту тему общались. Не убежит от меня твоя аспирантура. Захочу - поступлю, с кафедрой я отношений не портила, линейной алгеброй и аналитической геометрией исправно первокурсникам мозги пудрю.

О том, что аспирантура есть ничто, как отсрочка от пресловутых квартирных проблем, я упоминать не стала. Зачем портить человеку настроение?

– Как знаешь, - скептически хлюпнула носом аспирантка, и уткнулась в чашку с кофе.

Я оставила девушку в этом состоянии, а сама вернулась к своей сказке. Уже дописала хеппи-энд, и даже успела залезть на свой любимый сайт в поисках еще непрочитанной фэнтезюхи, как соседка снова нарушила молчание:

– Сколько раз я тебе говорила, что тебе надо осветлиться? - перешла она на другую излюбленную тему, "волосы растут на голове для того, чтобы их красить".

– Не-а, блондинка - это состояние души, - скептически покачала головой я. - Тем паче, что мне не подойдет. Да и глаза у меня серые, и… Пусть такой цвет, как у бурого медведя, остается

Танька меня не слушала - она и так знала все мои доводы наизусть.

– О, анекдот вспомнила! - встрепенулась она. - Сидят две блондинки на физфаке и щелкают задачки по теормеху, как орешки. Вдруг одна из них торопливо прячет учебники-ручки-тетрадки в сумку: "Смотри, парни идут! Давай живо о тряпках!"

– Даже ради анекдота не краситься не собираюсь. Не на первом курсе.

Мы еще немного посидели, поболтали о разных пустяках, а потом разошлись по своим делам. Танька - собираться на работу, а я - думать о будущем.

* * *

"Вот что я точно умею", - думалось мне, - "так это жечь мосты".

Так, после третьего курса, я, вдрызг разругавшись с научным руководителем, взяла академический отпуск, и отправилась изучать ушу в Поднебесную. Если бы я знала, во что влипну позже, потратила бы буйство натуры на что-нибудь другое. Во-первых, под предлогом дачи нового имени (китайская традиция) мастер обозвал меня "Лиса", что в переводе на русский язык означало "Полная очарования". Имя мне польстило, за год, проведенный в Китае, я к нему привыкла, и, вернувшись в Москву, потребовала, чтобы меня именовали по-новому. Прозвище прилипло ко мне намертво, и никто не называл меня, как прежде. Даже преподаватели, и те поддались дрессировке. И только потом, напоминая всем и каждому, что ударение надо ставить на первом слоге, а не на втором, я поняла, как же была не права.

Кроме того, говорят, имя влияет на судьбу человека…

С тех пор прошло несколько лет, я закончила физический факультет, получила второй дан айкидо и возглавила местечковую секцию традиционного японского фехтования, в которой занимались такие же, боккеном двинутые, что и я. Кормилась я преподаванием линейной алгебры и японской физкультуры, а жить продолжала в общаге на Воробьевых горах. Во-первых, это было дешево относительно остальной арендно-квартирной Москвы. Во-вторых, вид из окна был просто сногсшибательный. Ну а в третьих… А также четвертых и пятых! Мне нравилась ни с чем не сравнимая атмосфера МГУ. Эти лиственницы и ели, водящие хоровод вокруг знаменитой высотки. Порой в минуты вечерней вселенской печали я шла к ним, и подолгу смотрела сквозь пушистые ветки на свет, льющийся из окон здания. Запоздалые студенты, отяжелевшие от изгрызенного за день гранита науки, сползали вниз по широким ступеням, внося оживляющую нотку в мое тотальное одиночество. И мне, сумеречной душе, становилось легче. Я выходила из своего укрытия, и шла по направлению к хвойным аллеям, а камень, лежавший у меня на душе, неизменно терялся по ходу прогулки.

– Пока, Лиса!

– Счастливо!

Хлопнула входная дверь. Соседка ушла на работу.

Не сказать, чтобы Танька была совсем уж неправа. Конечно, определяться в жизни надо, это действительно полезно во всех отношениях, и уважаемо социумом. Но… Вся загвоздка была в том, что любая моя попытка побатрачить на общество заканчивалась в лучшем случае ничем.

Так обстояло, например, с учебой на факультете. Мне очень нравились общеобразовательные лекции, я млела от курсов математического анализа и линейной алгебры, бегом бежала на общую физику. Еще бы - у нас на "общей физике" ощутимую часть лекций занимал показ опытов. Пушка радостно палила, демонстрируя своим откатом законы сохранения, перегретая жидкость фонтаном сбрасывала лишние градусы при добавлении в нее мелового порошка, а гигантский маятник дисциплинированно сбивал кеглю с табуретки на пятом возвратном движении (как и было заявлено лектором!), подтверждая своим примером наличие в природе силы Кориолиса.

А лекции по астрономии! На них нам так красиво рисовали картинки расширяющейся Вселенной, и рассказывали захватывающие байки об прытких электронах, добегающих до конца мира, и лезущих по его стенке! Мое неуемное воображение себе так красочно все это рисовало, что предмет превращался в сплошной праздник.

И так прошли два года.

А вот потом все стало кисло. После распределения по кафедрам научный руководитель припахал меня к решению задач, нужных ему для докторской диссертации. И очень скоро я почувствовала, что начинаю хуже видеть - еще бы, сидеть и часами тупо пялиться в фотопластинки после целого дня учебы! И что-то внутри меня взбунтовалось. Именно тогда я и решила уехать в Китай.

…И это был еще "лучший случай"… В худшем - когда я долго "ломала себя" в попытках поработать "на дядю" - дело кончалось серьезной болезнью или травмой.

Не пойду в аспирантуру. Нет у меня своего интереса в фундаментальной науке.

Тук-тук-тук.

Кого еще несет?

Я встала, открыла дверь.

– А Таня здесь? - вопросили меня с высоты двух метров.

– Только что ушла, - задрала я голову, изучая неандертальскую внешность посетителя. - Заходи вечером, наверняка застанешь.

На лице парня отобразились немыслимые усилия, затраченные на мозговую деятельность. По правой щеке поползла струйка пота.

– Ну, тогда я пошел на тренировку, - пробурчал себе под нос этот наверняка баскетболист, и, побрел, возвышаясь, в сторону лифтов.

Кстати, о тренировках… Пора бы и мне размяться-то… Черт! Меня же сегодня припахали к зачету! Взамен то ли Волковой, то ли Перова, то ли кого-то еще. Надо было поторапливаться.

Я быстро облачилась в спортивные штаны, только вчера приобретенные за нечеловеческую сумму в фирменном магазине, обычную хлопчатобумажную футболку, повязала вокруг поясницы джинсовую рубашку. На всякий случай - вдруг на улице прохладно? И только-только успела завязать кроссовки, как:

Тук-тук-тук. Очень уверенный. Такой бывает только у…

– Откройте, милиция! - раздался пропитый голос.

А для кого я, скажите на милость, деньги сегодня передавала? И… вообще, ну почему я до сих пор не за пределами главного здания?

Эти неконструктивные "охи" и "ахи" вертелись в моей голове, пока я открывала дверь - все равно отсиживаться было бесполезно, у доблестного участкового ключи запасные от всех номеров имелись.

– А, это ты, - широко улыбнулся в предчувствии наживы хорошо, и, увы, печально знакомый мне мент. - Ну как, ты все еще прописана в своей Тмутаракани, али в аспирантуру поступить удосужилась?

– Денег нет, - широко улыбнулась я, костеря в душе нерасторопную Дмитриевну на чем свет стоит. - Но сто рублей могу от щедрот выделить.

– Давай, - вздохнул участковый с таким видом, словно это он давал мне деньги, а не я ему. - Но чтобы к концу дня… - нахмурившись, он псевдо-грозно посмотрел на меня. - Короче, ты в курсе.

О чем это он?

На лице участкового вдруг заиграла гаденькая ухмылка. Он провел своей лапой по моей руке, меня захлестнуло волной гнева и отвращения.

И тут оно случилось. То самое, о чем я никогда не рассказывала никому. Даже Таньке. Об огне. О моих редких, не поддающихся никакому контролю "паранормальных способностях". Об умении поджигать легковоспламеняющиеся материалы безо всяких там спичек и прочих зажигалок. Один раз я чуть было не устроила пожар. Как сейчас помню, мне приснилась какая-то выворачивающая душу мерзость. Проснулась я тогда от удушливого запаха - тлело одеяло. А в окно светила огромная полная луна.

Но подобные казусы случались настолько редко, что я до сих пор не удосужилась как следует озаботиться на их счет. А зря. Вот и сейчас события последнего часа не прошли даром, но накопились, и ждали "последней капли", чтобы радостно выплеснуться на поверхность.

Протянутая участковому сторублевая купюра вспыхнула.

– Шутки шутить со мной вздумала!? - отпрянул от меня тот. - Немедленно давай сюда пятьдесят баксов, или я вызываю пожарников!

Деньги у меня были. А еще у меня было ослиное упрямство. И злое недоумение по поводу того, насколько нужно быть жадным, чтобы не заметить… ну не чуда, конечно, но чего-то в этом роде?

Участковый сделал шаг вперед. У меня сжались кулаки. Между нами было не более полуметра.

Неизвестно, чем все это закончилось, если бы не трое в черном в конце коридора. Зловещие, решительные, вселяющие неуверенность в себе и безопасности окружающего мира, вплоть до желания свалить куда угодно. Хотя бы в комнату. Мент вдруг как-то стушевался, пробормотал что-то типа: дела, дела, загляну попозже, и, пятясь задом, убрался от моей двери. Отойдя на пару шагов, он как ни в чем не бывало, продолжил свое косолапое дефиле по этажу.

А трое остановились в метре от меня. Перегородив отступ к лифтам, они молча, не отрываясь, смотрели на мою скромную персону. И веяло от них… даже не страхом, нет. Чем-то нездешним…

Какое-то время мы молча смотрели друг на друга.

– И часто с тобой это бывает?

– А? - с удивлением посмотрела я на вдруг заговорившего крайнего правого. - Что бывает? И кто вы вообще такие?

Только сейчас я удосужилась рассмотреть их как следует. И увиденное меня встревожило. Парни были одеты абсолютно одинаково. Это были не деловые костюмы, не дирижерские фраки, не то, во что рядились китайцы обоего полу, начиная со времен великого Мао, не…

– Не знает, - констатировал средний.

Левый крайний согласно покивал головой:

– Боссу понравится наша расторопность.

– Но она не наша.

– Зато волхву не достанется.

Кому?

– Но мы не можем ее забрать без ее согласия.

Так они переговаривались, не обращая на меня ни малейшего внимания. И разговор незнакомцев нравился мне все меньше и меньше. Равно как они сами, поначалу показавшиеся чуть ли "посланцами небес".

"Эх! И почему я до сих пор не в парке", - с тоской подумала я уже второй раз за какие-то пятнадцать минут.

Я была уверена, что там можно удрать от кого угодно. Драться здесь и сейчас, в замкнутом пространстве казалось абсолютно бесперспективным - я интуитивно чувствовала, что силы противника превосходят мои собственные даже не в три раза. И, похоже, не в десять.

Спасение пришло неожиданно.

– Что вы делаете в студенческом общежитии? - загремел хорошо знакомый голос.

Пол сотрясло от грозной поступи.

Троица повернулась в сторону Марьи Дмитриевны. Я грустно усмехнулась: наверняка администраторша потеряет интерес к происходящему так же, как это сделал участковый парой минут раньше. Ан нет. Тетка перла вперед подобно боевой машине пехоты. Под ее горящим праведным гневом взором одетые в черное поколебались. Попятились. Отступили.

– Покажите пропуск!

Я быстро захлопнула дверь. Лязгнул замок. Я помчалась к лестнице. Страха не было. Радости - тоже. Мысль одна была, и та насквозь странная:

"Вероятно, различие между участковым и Дмитриевной в том", - прыгая через три ступеньки, думала я, - "что он - насквозь продажный, а она - действительно радеет о нашем благе. Настолько, что порой начисто забывает о себе, и…"

Впрочем, очень скоро происшествие перестало меня волновать. Надо было успеть потренироваться, позавтракать (голодный преподаватель - злой преподаватель), и бежать на факультет.

* * *

За пределами главного здания было хорошо. В воздухе ощущалась та неповторимая весенняя свежесть, что характерна для немногочисленных дней во второй декаде мая. Деревья, примерив новые наряды, радовали глаз свежими, можно даже сказать, юными, зелеными красками. Легкий ветерок донес до меня хвойный аромат, и я порадовалась тому, что не вдохнула вместе с ним изрядную порцию выхлопных газов. Не зря, не зря шумел полночи ливень. Трудился над очисткой московского воздуха.

В парке я оказалась не одна - на единственном на всю округу пенечке сидел интеллигентного вида мужчина в темно-сером деловом костюме. Курил трубку, и, подперев рукой щеку, думал. Вероятно, о вечном. Этот человек настолько гармонично вписывался в пейзаж, что, казалось, он тут с начала времен. Даже мыши его не смущались - знай, сновали себе возле пенька, качали молодую сныть. Возраст мужчины я определить не могла - судя по морщинам и умному виду, ему можно было дать лет пятьдесят. Но вот он шевельнулся, посмотрел на меня мельком, и мне подумалось, что ему нет и сорока.

Впрочем, я забыла о нем, как только приступила к тренировке. Размялась, попрыгала, решила, что недостаточно гибка для такого великолепного майского утра, и занялась любимым делом - растяжкой. Упражнение было привезено мною из Китая, называлось "поцеловать свой сапог". Подобной обуви, у меня, правда, с собой не было, но я вполне обошлась кроссовками китайского производства. Выбрала лиственницу посимпатичнее, закинула прямую ногу на дерево, натянула носок на себя, уставилась на свою спортивную обувь. И, чувствуя, как просыпаются связки, блаженно вздохнула.

Какая-то любопытная синица, видимо, привлеченная моим умиротворенным видом, бойко сбежала по стволу лиственницы, и принялась деловито прогуливаться по подошве кроссовка. Я замерла, боясь спугнуть нечаянную гостью. Птица освоилась, и… уставилась на меня. Глазки у нее были черненькие, пронзительные, и какие-то до невозможности честные. С минуту мы играли с ней в гляделки. Синица была настолько естественна, ей настолько были чужды человеческие условности типа добра и зла, а также прочие социальные ловушки, что у меня, потерпевшей с утра по полной программе, в том числе и от органов правопорядка, перехватило дыхание. Я почувствовала, как меня захлестывает энергией - захотелось что делать, и непременно что-то полезное. Я еще толком не знала, что именно сделаю, но была готова к подвигам.

И они, конечно, тут же меня нашли. В виде уже неприятно знакомой, но было позабытой троицы в нездешнем черном. На границе парка.

– Черт! - вырвалось у меня.

Гармония с природой порушилась, птичка улетела. Я торопливо сняла ногу с дерева. Троица заметно приблизилась, от нее меня отгораживали какие-то дохлые пятьдесят метров. Краем глаза я заметила, как интеллигентного вида дяденька легко и бодро (не всякий студент повторит!) поднялся с пенечка, и направился в мою сторону. Точнее, наперерез одетым в черное. Я замерла на месте, не зная, что предпринять. Повторная встреча с парнями наводила на нехорошие мысли о возможном продолжении неприятного знакомства. И, удери я сейчас, еще неизвестно, чем это обернется в дальнейшем. А тут у меня появился нежданный защитник. С другой стороны, интеллигентный вид мужчины тоже ни о чем не говорил.

А еще до меня наконец-то дошел весь сюрреализм происходящего. То, что я уже целых полчаса имею дело, с так сказать, потусторонними явлениями, и меня это не очень-то удивляет. Более того, мне почему-то до сих пор не было страшно.

"Наверное, у меня просто шок", - нашла я себе оправдание. - "А, может быть, я сплю, и скоро проснусь".

Последняя мысль показалась мне настолько спасительной и здравой, что я со всей дури ущипнула себя за руку. Стало больно. Очень. И даже где-то обидно - зловещие парни и не думали никуда исчезать. Стояли себе, припирались с кандидатом в мои спасители:

– Ты не имеешь на нее права.

– Вы тоже. Сила жизни и смерти обошла ее стороной.

Какая сила?

– Ты не на своей территории, чтобы распоряжаться, волхв.

Опять "волхв". А я-то была уверена в том, что мне тогда, у моей комнаты, показалось…

– А вы не в своем праве, - спокойно говорил в это время мой нечаянный защитник.

Что за черт? Может, я все же сплю? И мне снится сон о том, что я себя ущипнула, мне стало больно, и я подумала, что проснулась? Может, я сейчас все же того, очнусь?

В руках парней в нетутошнем черном, как по мановению волшебной палочки, возникли стволы. Я ущипнула себя еще больнее. "Защитник" даже не вздрогнул. Трое вытянулись, застыли, как по команде. Оружие исчезло так же мгновенно, как и появилось.

– Вы забыли все, что произошло за…

"Спаситель" повернулся ко мне.

– За последние полчаса, - оторопело произнесла я.

Глаза у защитника были стального цвета.

– …за последние полчаса, - повторил он за мной. - Вас здесь не было, вы ничего не помните.

– Нас здесь не было, мы ничего не помним…

– Идите!

Люди в иномирском черном послушно развернулись, и, сделав пару шагов, растворились в воздухе. Я почувствовала струйку холодного пота, побежавшую по спине. Стало холодно и зябко. "Спаситель" неторопливо направился в мою сторону.

И вот тут-то я испугалась. По-настоящему. До дрожи в коленках. До ледяной пустоты внутри.

Но незнакомец, слава богу, не собирался на меня нападать.

– Здравствуй, красавица, - остановившись метрах в двух от меня, молвил он.

Начало мне, перепуганной, польстило. Да и выражение бирюзовых глаз у собеседника не было таким отталкивающим, как у давешних парней. Скорее даже добрым. Я перевела дух. Коленки дрожать перестали.

– Меня зовут Борис Иванович. Синицын, если хотите полное звание, - произнес он, и выжидательно уставился на меня.

– Так это была ваша птичка? - против воли вырвалось у меня.

Мужчина лишь усмехнулся. Не ответил. Мне оставалось только одно.

– Лиса, - представилась я прилипшим прозвищем. - Ударение на первом слоге, - привычно добавила я на всякий случай.

– Лиса, вы учитесь, или работаете? - проникновенно поинтересовался Борис Иванович.

– Работаю, - удивленно протянула я. Почему-то мне казалось, что речь должна пойти о зловещей троице. - И учусь, - добавила, подумав.

Все же занятие всяким боевым искусством, как и любое другое самосовершенствование, бесконечно.

– А работа устраивает? - осведомился настырный собеседник.

Тут я снова начала напрягаться. Пережитый страх, было прогнанный добрым выражением зеленых(!) глаз… Что за черт?! Только что были бирюзовые! Они у него цвет меняют!?

– Не жалуюсь, - попятилась я назад. - А что?

– Да вот, хотел предложить вам место в своей конторе, - пристально глядя на меня, ответил "защитник".

Глаза у него стали и вовсе неописуемого цвета. В смысле невозможности сходу отождествить этот самый цвет. Внезапно я осознала, что чувствую себя этаким кроликом под взглядом удава, и мне это, разумеется, не понравилось.

– И как коллектив? Хорош? - буркнула я первое, что пришло на ум, с трудом отрываясь от загадочных очей собеседника, попутно размышляя, куда бы приткнуть свой взгляд, который, как назло, тянуло обратно. Наконец, вспомнив чей-то совет, я стала смотреть на мочку уха собеседника. Это подействовало - мне удалось хоть чуть-чуть абстрагироваться от товарища Синицына.

– Да ничего, дружный, - усмехнулся Борис Иванович. - Денежное вознаграждение вас, скорее всего, устроит, жилье мы вам предоставим, занятие творческое, кругом, - он сделал широкий жест рукой. - Кругом деревья. Много. Так что соглашайтесь.

От удивления я даже присвистнула. И, разумеется, нисколько не поверила дяденьке - моя недолгая рабочая карьера убедила меня в том, что если все начинается совсем уж хорошо, то подводный риф в виде того же начальника-самодура просто обеспечен.

Но, самое главное, заманчивое предложение сие поступило как-то неожиданно, и на фоне недавних событий выглядело, мягко говоря, странным. Казалось, потенциальный работодатель что-то не договаривает. А, возможно, и заговаривает зубы - ведь, ему, по идее, стоило объяснить мне, натерпевшейся страха, что за ерунда здесь творится!

– И где же подвох? - невежливо осведомилась я. - И в чем, собственно, состоит работа?

– Вы будете продолжать делать то же, чем и занимались, - начал объяснять он.

– Преподавать линейную алгебру неучам, не платить за комнату в общаге, и грести бабло лопатой? - нагло уставилась я в голубые глаза собеседнику.

Все-таки, не уважаю я возраст… Может, зря?

– Нет, тренироваться, - серьезно ответил Борис Иванович. - Может быть, работать с животными. И, это еще не работа, а, скорее, так, стажировка.

Очи его приняли какой-то несусветный ржаво-фиолетовый оттенок. Мои раскрылись совсем уж широко. От изумления. Но я взяла себя в руки, и принялась по пунктам объяснять настырному человеку, почему я ему не верю. Упомянула про то, что не первый день живу на свете, и научным российским работникам никто не платит больше прожиточного минимума в захолустном городе моей прописки за то, что они занимаются тем, к чему у них душа лежит.

И, потом, я не умела работать с животными, и никогда этим не занималась. Я для них только цирк бесплатный представляла. В-третьих,…

Но Борис Иванович жестом остановил мое красноречие.

– Во-первых, - в тон мне ответил он, - когда я говорил про животных, я имел в вашу способность собирать вокруг себя окрестную живность в процессе собственной тренировки. Спонтанно, а не под принуждением кого бы то ни было.

"И как он угадал?" - мелькнуло в моей голове. - "Так спокойно говорит обо всем том, о чем я только Таньке решилась рассказать, а в ответ нарвалась на шутки и непонимание".

Приоткрыв рот от изумления, я стояла и таращилась на собеседника. Тот заметил, усмехнулся.

– Во-вторых, у вас появятся новые горизонты для развития своих способностей, - продолжил он. - В-третьих, не понравится - всегда можете отказаться. В четвертых… Скорее! Давай руку!

И, прежде чем я успела что-либо сообразить, потенциальный работодатель вцепился в мою конечность, как клещ в геолога, и потащил меня к выходу из парка. К главному входу в не менее главное здание, к покрытой грязевыми разводами праворульной тойоте.

– Опять "агенты Смиты"? - поинтересовалась я, чуть отдышавшись.

Теперь, под защитой мужчины с непонятными глазами, зловещие парни казались немного забавными. Опасными, конечно, но…

– О чем ты? - оторопело уставился на меня "защитник" глазами спелой алычи. - Какие еще "Смиты"?

Мы что, уже перешли на "ты"?

Из дверей главного здания показались люди в черном. Пятеро на этот раз. Тот, что по центру, махал какой-то грамотой.

– Вот эти, - показала я на парней.

– Живо! Едем! - скомандовал мне Борис Иванович.

Я, не раздумывая, прыгнула на сиденье рядом с водителем.

Мотор взревел, меня вжало в сиденье.

Пятеро в черном остались позади.

* * *

Ездил Борис Иванович божественно. Казалось бы, на дороге не безобразничал, никого совсем уж откровенно не подрезал, вел уверенно (не люблю нервных водителей), но при этом двигался куда быстрее потока. Я наслаждалась наступившей действительностью. Да и какой русский не любит быстрой езды? На ум пришло воспоминание о недавнем предложении. То ли о работе, то ли о стажировке. Правда, я так и не дала согласия… Но, с другой стороны… Как ни крути, доводы потенциального работодателя казались мне неоспоримыми. И, кроме того, у меня затеплилась надежда. Надежда трудиться плодотворно, не страдая при этом заботой о завтрашнем дне, о прописке, о том, как бы попасться на глаза комендантше. И я решилась. Как я уже говорила, я вообще легко сжигаю мосты. А тут пока и сжигать еще было нечего.

"Осмотрю место работы", - подумала я. - "Все равно ведь ничего пока не теряю…"

Развитое мое воображение тут же принялось рисовать жизнерадостные картины светлого будущего, в котором фигурировали коттедж на лоне соснового бора, многочисленные поездки в Китай по собственному желанию, и…

Ой! По-моему, уже МКАД.

Мы сворачивали на Новорижское шоссе. Тут-то в мою голову снова начали закрадываться сомнения.

"Где находится место работы? Какой я себе представляю новую работу? Сколько раз в неделю я буду там появляться? Приду (нет, приеду) разок - другой в неделю, палкой помахать для собственного удовольствия? А куда, кстати, приду-то? В лес? В парк? На стадион? Хотя, какие, к черту, мыши на стадионе! А еще на меня иногда будет пялиться этот странный дяденька. И платить немалые деньги за бесплатный цирк…"

На этом месте благопристойные мысли закончились, и меня понесло в дебри сексуальных пристрастий и прочих ориентаций. Пора было заканчивать думать от греха подальше:

– А контора ваша не в Москве?

– Нет, под Звенигородом, - скупо ответил водитель, включая магнитолу.

Я повернула голову направо. Доброжелательный защитник исчез. Вместо него вел машину человек средних лет. Сосредоточенный и безжалостный.

– Вас, наверное, лучше не отвлекать?

– Да уж, будь так добра.

В тоне водителя прозвучали отчетливые нотки благодарности, и именно это обстоятельство позволило мне примириться с моим пребыванием в машине. Человек, способный проявлять лучшие людские качества в не самые лучшие моменты своей жизни, внушал надежду на позитивное общение. И, потом, я была до сих пор уверена в том, в случае чего всегда смогу спастись бегством.

Минут через сорок мы повернули на лесную дорогу, и запрыгали по колдобинам. Джип оправдывал свое гордое название, нигде не застревал, исправно урчал мотором, с налету проходил лужицы, поливая грязью молодую крапиву, росшую по бокам дороги. Довольно скоро мы уперлись в наглухо закрытые черные ворота без каких бы то ни было опознавательных знаков или табличек. Вправо и влево, насколько хватало глаз, тянулся высоченный бетонный забор. И сосны.

"Приплыли бревна к водопаду!" - обалдело подумала я. Но все же не удержалась от вопроса:

– Вход - рубль, выход - два?

– Да нет, и то и другое совершенно бесплатно, - слегка невнятно ответил водитель, шаря в бардачке. Не нашел то, что искал. Вытянул вперед руку. Створки ворот плавно и бесшумно поползи в разные стороны. - И экскурсию тебе устрою, и обедом накормлю, и обратно вернешься в целости и сохранности, - уже в привычной своей ироничной манере закончил он. - А там уж, если захочешь, можешь продолжить знакомство с этими… Как ты их назвала? Смитами? Агентами?

– Агентами Смитами, - справилась я с было отвисшей челюстью.

Пережитый часом раньше ужас казался далеким и нереальным. А вот бетонным забор был всамделишным. И что-то подсказывало мне, что через него я не смогу перепрыгнуть. Мозг заскрипел извилинами в поисках путей к отступлению. В зеркале заднего вида створки ворот потянулись навстречу друг к другу.

– Экскурсия - это хорошо, но мне еще на кафедру надо, зачет опять же…

Зачет! Меня моментально прошиб холодный пот. Потом горячий. Блин! Мне же надо сегодня в десять утра быть как штык на факультете! Я взглянула на приборную панель. Электронные часы показывал ровно половину десятого.

Машина остановилась.

– Что-то случилось? - участливо спросил водитель.

Он снова стал доброжелательным и спокойным.

– Да вот, совсем забыла, что мне сегодня зачет принимать у студентов! - с чувством произнесла я. - И позвонить не могу. Не откуда.

Это была правда. Я настолько впопыхах сорвалась с места, что при мне даже ключа не было. Что уж тут говорить о телефоне! Да и номера кафедры я не знала. Зачем он мне, живущей в двух шагах от факультета?

Осознав, что опоздала всюду, окончательно и бесповоротно, я с возмущением воззрилась на водителя. В конце, концов, он тоже был виноват в случившемся.

– Что требуется для исправления создавшейся ситуации? - серьезно спросил Борис Иванович.

– О, сущие пустяки! - невинным тоном отозвалась я. - Всего лишь сей секунд объявиться на кафедре, и уведомить нашу секретаршу о том, что меня сегодня не будет! Или…

– Или?

– А или… - я замялась на секунду, пытаясь выловить из компота противоречивых чувств зерно истины. - Или нашу бессменную, пожилую и героическую секретаршу хватит удар, когда она по пунктам будет разъяснять мне, непутевой, почему я неправа! Может, мне дорого ее здоровье! - с вызовом уставилась я на своего возможного босса.

А секретарша кафедры, и впрямь, была моей любимицей. Эта пожилая тетка обладала таким неистощимым запасом жизнестойкости, осознанием собственной правоты и громким голосом одновременно, что ее побаивалось даже кафедральное начальство. Я же откровенно ею восхищалась.

– Ну что же, причина для беспокойства наличествует, - согласно покивав головой, согласился со мной спутник. - Как попасть на кафедру?

– То есть, как? - не поняла я. - Обратно до Университета доехать, только так.

– От пенька далеко? - перебил он меня.

Тон водителя был настолько серьезен, что я почувствовала, что он знает, что делает. А значит, что-то может. И, возможно, сможет помочь.

– Лучше уж тогда от места парковки вашей машины, - внесла я необходимые коррективы. - Войдете в здание, там, кстати, охрана…

– Продолжай, - уверенно заявил Борис Иванович.

– Ладно, - пожала я плечами. - Как пройдете здание насквозь, так увидите далеко впереди себя памятник Ломоносову. Вам нужно большое пятиэтажное здание по левую руку от Михайло Васильевича.

Через пару минут собеседник удовлетворился моими пояснениями.

– Это все, что вам нужно во благо здоровья секретаря кафедры? - скептически осведомилась я.

– Пока да, - скупо улыбнулся водитель. - Я буду через пять-десять минут. Машину я закрою, выйти сама не пытайся. Посиди спокойно, я скоро вернусь. Ты будешь в полной безопасности.

Пока я переваривала услышанное, Борис Иванович нажал какие-то кнопочки на панели, раздался жизнерадостный щелчок, и я поняла, что открыть дверцу изнутри не сумею. Это меня задело: что я, маленькая, в самом-то деле? Безобразие! А вдруг мне в кустики захочется? И вообще, как же моя свободная воля?!

Я уже собралась было открыть рот, и ознакомить спутника с наличием у себя и свободы, и воли, но обнаружила, что излагать-то свои права некому. Водитель был уже снаружи. Занимался он чем-то странным. А именно: чертил носком отполированного ботинка неправильный эллипс вокруг машины. Я приникла к стеклу. Как там говорят люди? Нет ничего увлекательнее, чем наблюдать за человеком, увлеченным делом?

Трудился Борис Иванович старательно, раза три обошел джип, проверил замкнутость линии (по крайней мере, я так решила, да и сказки русские народные на ум пришли), щелкнул пальцами, после чего встал напротив моего окна. За чертой. Полыхнул на меня пламенем огнеподобных очей, повернулся спиной, очертил рукой арку вокруг себя, и… исчез. Я захлопнула рот. Оказывается, последнее время я сидела с отвалившейся челюстью.

Глава 2.

Вот уже целых пять минут я озиралась по сторонам. Ничего странного не происходило. Снаружи не долетало ни звука, я сидела практически в полной тишине, и могла слышать лишь звуки собственного ерзанья по сиденью. Магнитола, понятное дело, молчала, ключа зажигания тоже не было. Дверь на дерганье ручки никак не реагировала. Наконец мне надоело елозить, и я решила подумать. Тем более, что у меня скопилось великое множество вопросов, а к ним, по-прежнему, не было ни одного ответа. Например: что это за непонятные глаза у гражданина Синицына, так, кажется, он себя обозвал? Или: если он может пользоваться, скажем так, телепортом, то какого ляда мы тряслись в джипе по ухабам? Или вот: что это за место и к чему такие меры предосторожности? И что, наконец, за непонятные люди в нездешнем черном, посетившие мою скромную персону аж три раза за одно утро? И…

– Какого черта?!? - непроизвольно вырвалось у меня, заметившей, что я-то, оказывается, уже не одна.

За начерченной водителем чертой находилось нечто, на первый взгляд не поддающееся банальной классификации по семействам, родам и видам. Во-первых, оно было большое. Во-вторых, покрытое чем-то вроде… не то короткой шерсти, не то чешуи. Потом, оно имело длинное туловище с множеством ног.

Мне бы испугаться до тошноты, но чувство запредельного страха, как на грех, покинуло меня. Вероятно, оно исчерпало себя еще утром.

"Многоножка, что ли?", - думалось мне. - "Гладкошерстная?"

Славненькая такая многоножечка в два, а то и три метра длиной. Точнее определить ее размер я не могла - она постоянно двигалась по неправильному эллипсу вокруг джипа.

– Ну что же, по крайней мере, вопрос о нужности защиты отпадает, - вслух протянула я, втайне надеясь, что голос, пусть даже и свой собственный, создаст иллюзию постороннего присутствия и дружеского плеча.

Получилось не шибко убедительно.

Многоножке наскучило ее скользящее времяпровождение, и она плавно остановилась. Заглянула в окошко.

– Семейство кошачьих, - закончила я классификацию твари.

А "киска" была красивая. Чем-то сосну напоминала - сама рыжая, а глазища цвета иголок. И было в ее морде что-то неуловимо чуждое обычным кисам - не ощущалась она как хищник.

Бегло изучив кису, я успокоилась. Во-первых, я верила в крепость установленной защиты вокруг машины. Во-вторых, многоножка на вид не напоминала жуткого монстра из какого-нибудь фильма ужасов. И, следовательно, ее можно было не опасаться.

"А, может быть, даже и подружиться", - размечталась я. - "Или, по крайней мере, не ссориться - уж больно независимый нрав иногда бывает у кошек…Ой! Телепорт"

Прямо по курсу возникло голубоватое свечение. Из него вышел мой потенциальный работодатель. Я вздохнула с облегчением, и только сейчас заметила, насколько мне до этого момента было "не по себе".

А Борис Иванович отнесся к киске-многоножке совершенно спокойно: почесал ее за ухом, погладил по спинке. Многоножка тут же вытянулась на несколько метров - гладь, мол, по всей длине! Борис Иванович рассмеялся и отрицательно покачал головой. Киса ужалась до прежних, двухметровых размеров. Водитель щелкнул пальцами правой руки, и я наконец-то смогла слышать что-то, кроме собственного дыхания.

– Выходи, открыто!

Я потянула на себя ручку, и несколько неуверенно выбралась наружу. Киса величаво обползла вокруг меня, заглянула мне в глаза, и не спеша направилась в лес. Перед тем, как затеряться меж сосновых стволов, с которыми она действительно была идентичного цвета, многоножка обернулась. Окинула нас взглядом напоследок, повернулась - и была такова! Мне даже показалось, что она с некоторым сожалением убралась восвояси.

– Это хорошо, что ты с Маней в моем присутствии познакомилась, - радостно заметил Борис Иванович. - Теперь она ни за что на тебя не нападет.

Ой…

– А твоя секретарша оказалась премилой женщиной, и я понимаю, почему ты не хотела ее расстраивать.

– Совершенно с вами согласна, премилая. А…Она не слишком громко возражала против моего отсутствия? - попыталась я зацепиться сознанием хоть за что-то, привычное для меня в этом мире. Ибо последние события окончательно заставили меня усомниться в том, что я что-то знаю и понимаю в этой жизни.

Зря спросила. Судя по словам Бориса Ивановича, суровая тетка, не принимавшая практически никаких отговорок с моей стороны (вот такое вот проявление любви!), абсолютно не возражала ни против моего отсутствия, ни против способа передачи известия об отсутствии. Хотя… во всем можно найти положительные моменты. И киса, опять же, киса была абсолютно неподражаема!

– …Страж местности.

– А?

– Это был страж местности, - повторил мой спутник. - Мне показалось, что ты хотела это знать.

Еще бы! И это, и многое другое! Приключение вошло в меня, вытеснив недоверие и скептицизм. Борис Иванович с отеческой улыбкой наблюдал за мной.

– Готова к экскурсии? Садись, поехали дальше.

Нас трясло и подбрасывало на лесной дороге еще добрых пять минут, а потом сосняк внезапно кончился. Машина остановилась.

– Добро пожаловать, - сделал водитель широкий жест рукой. - Нравится?

Передо мной раскинулась холмистая местность, по которой там и сям были раскиданы островки деревьев. И здания. Порой совершенно невообразимой архитектуры.

Ярко светило солнце, в небе парили огромные хищные птицы. И откуда они в Подмосковье? Земля была покрыта ровной, сочной светло-зеленой травкой. Прямо от опушки сосняка сквозь этот огромный газон бежала мощеная серым булыжником тропинка. Где-то далеко-далеко, у самого горизонта, блестело озеро, за ним простирался лес.

– Такое впечатление, как будто программист постарался, - наконец собрала я воедино свои ощущения. - Настолько тут все игрушечно, красиво и нереально… Для Подмосковья, пусть это даже и район Звенигорода. Вот.

– Что же, не вижу смысла скрывать правду, - чуть подумав, ответил мне спутник. - Это не Подмосковье, конечно. Это Заповедник.

– Обычный заповедник? - разочарованно протянула я. - Так не романтично?

– Нет, не совсем обычный, - успокоил меня водитель. - Это магический Заповедник, искусственно выращенный в тупиковой точке перехода.

Вот так. "Все страньше, и страньше", как говаривала Алиса.

– Куда-куда перехода?

– В параллельные миры, - просто и обыденно, как о том, что сейчас около десяти часов утра по московскому времени, сообщил мой спутник. - По крайней мере, это название хоть чуть-чуть, да отражает действительность.

– Какое название?

– Параллельные.

– О! - только и смогла произнести я.

Но удивление удивлением, а в моей голове, тренированной высшим образованием, уже возникла поверхность Римана из курса теории функции комплексного переменного. Структурой своей она напоминала книжку. Выходит, Земля - всего лишь одна из "страниц" некой книги Вселенной… У меня загорелись глаза:

– И сколько же… - тут я замялась, подыскивая подходящие слова.

– Говори как есть, - подбодрил Борис Иванович.

– А их бесконечно много? - пыталась подстроить я известные мне математические теории под только что полученные сведения. - Этих э-э-э… миров? Параллельных?

– Тебе хватит, - усмехнулся спутник.

Лицо его приняло самое что ни на есть мечтательное выражение, удивительные глаза меняли цвет по мере вспоминания разных миров. По крайней мере, я так подумала. Где-то на пятом мире Борис Иванович вернулся в существующую реальность.

– Пошли, осмотрим окрестности, - повернулся он ко мне.

* * *

И экскурсия началась.

– Как я уже говорил, это магический Заповедник, - повел рассказ нудным голосом экскурсовода Борис Иванович. - Магический он не только в силу своего происхождения, но и потому, что в нем собраны жители Земли, в основном, с территории России, обладающие магическим даром. Это всевозможные маги, целители, ясновидящие, и им подобные личности. Здесь они все проходят обучение, переквалификацию, а также часто остаются вести научную деятельность.

Я, насколько могла, внимала экскурсоводу. Конечно, он излагал исключительно важный, нужный, и полезный материал. Но кругом было столько всего интересного! Даже сам воздух, лишенный каких бы то ни было вредных примесей был достопримечательностью сам по себе. Такой чистый, такой прозрачный! Поднявшийся ветер принес с собой горьковатый запах полыни, и я как наяву увидела огромный луг, весь в цветах, над которым кружат пчелы, собирающие восхитительный мед.

Я оглянулась в поисках чудесного луга. Его не было.

– Лиса, сосредоточься, пожалуйста, - вернул меня к действительности терпеливый голос экскурсовода.

– Ой, извините, - спохватилась я. - Но здесь так здорово!

– Еще успеешь все осмотреть, если захочешь остаться, конечно, - утешил меня спутник.

– А секретарша кафедры математики? - не удержалась я от подколки. - Как же она там, без меня-то?

Но, говоря откровенно, я уже почти согласилась остаться. И мы оба знали об этом. По крайней мере, мне так показалось.

И мы пошли дальше. Я честно старалась не отвлекаться. Первым на нашем пути стояло здание предельно странной архитектуры. Одна его часть была выполнена в мрачном готическом стиле. Вторая же напоминала не то православную церковь, не то мечеть, не то… В общем, несла в себе след некоего обобщенного религиозного архетипа. Храма, одним словом. Соединялись "половинки" здания между собой переходом, части которого, тоже были под стать своим строениям. Мне тут же подумалось о бронированной двери и огромном амбарном замке посередине.

Но кто построил ТАКОЕ?

Я обернулась за разъяснениями к провожатому?

– Странная какая-то архитектура…

– О, об этом "архитекторе" я тебе позже расскажу, - выделил провожатый интонацией слово "архитектор", - сейчас же поговорим об обитателях. Есть предположения?

– Церковники и сатанисты?

– Не совсем, - подмигнуло мне начальство. - Маги-эмпаты. К сожалению, наделенные способностью различать добро и зло. Отрицательные и положительные, или, как порой говорят, "светлые и темные".

– К сожалению? - удивилась я. - Почему?

– Потому что существуют просто эмпаты, - вздохнул Борис Иванович.

– Где?

– В параллельном мире, - еле заметно усмехнулся собеседник.

Мне показалось, что термин "параллельный мир" прозвучал как насмешка.

– И что, в этом мире их совсем нет?

Собеседник пожал плечами.

– Не встречал. А что касается наших… Вот тебе пример. Творит простой человек Вася благое дело по корыстному расчету, носит одинокой старущенции еду из магазина. А сам только и думает: "Когда же ты коньки отбросишь, мымра старая, и твоя квартирка…"

Слушать "Васины откровения" мне было неприятно - у экскурсовода моего был явный актерский талант. Я поторопилась его прервать:

– Тут и так все понятно, с Васей этим.

– Это тебе понятно, и мне. А наши эмпаты встают по разные стороны баррикад, и воют друг с дружкой. Одни закрывают глаза на мысли Васи, вторые - на его добрые поступки.

– И что? "Светлые" скидываются, и помогают Васе купить новую квартиру? А к старушке направляют мать Терезу? - невинно осведомилась я. - Или, "темные" подкарауливают нехорошего человека в мрачной подворотне, и учат его уму-разуму?

– Нет, они разглагольствуют о добре и зле, бросаются грудью на волшбу "заклятых врагов", - в тон мне ответил экскурсовод. Но видно было, что спокойствие дается ему с трудом. - Иногда эти разногласия заканчиваются очень и очень печально.

– Тяжелый случай, - вздохнула я, невольно отодвигаясь от распалившегося Бориса Ивановича подальше.

Тот заметил мой маневр, его необычные глаза из багровых превратились в терракотовые.

– Понятное дело, оба лагеря при умелом руководстве вполне легко управляемы, - уже спокойно закончил провожатый. - Ситуация ясна?

Ясна. Эйнштейн не был гуру эмпатов, и относительность добра и зла была им неведома.

…Да только не совсем ясна:

– Так чем же они от людей-то отличаются? - разобралась, наконец, я, в своих путанных ощущениях. - По описанию, так вообще ничем.

– Способностью подключаться к магическому полю Земли, что в сочетании с силой эмоций порой дает ошеломляющий эффект, - ответил Борис Иванович. - В то время как обычные люди тратят все силы от эмоций на скандалы. Иногда - на актерское мастерство, музыку и танцы. Но… Но хватит о них, пойдем дальше. Тем паче, что пока ты не научишься азам защиты, лучше от наших эмпатовдержаться подальше.

С этими, местами ехидными, словами мой проводник выудил из воздуха кулон на кожаном ремешке, и протянул мне. Я уставилась на "украшение". Кулон был выполнен то ли из берилла, то из чего-то, на него похожего. Формой напоминал капельку, в длину не превышал двух с половиной сантиметров. Сделан был изящно. Бегло ознакомившись с предметом, я перевела взгляд на собеседника.

– Экранирующий амулет, - пояснил он. - Надень и не снимай.

Под пристальным взглядом провожатого я просунула голову в ремешок. Экскурсия продолжилась.

По мощеной серым булыжником дорожке мы подошли к довольно обширной поляне. По ее краю расположились пять разномастных объектов. Я не проверяла, но скорее всего, расстояние между каждой соседней парой было одним и тем же.

– Корпуса элементарных магов, - сказал экскурсовод.

– ?

– Их еще иногда называют стихийными, - пояснил Борис Иванович с некоторой снисходительностью в голосе.

Ближайший к нам корпус напоминал собой огромный многоуровневый фонтан. Собственно, им он и являлся. Окружало фонтан озеро, упрятанное в гранитные берега.

– Корпус магов воды, или, сокращенно, водников,- пояснил провожатый.

Наклонился к водной глади, сделал огромный шумный глоток. Я последовала его примеру. Вкуснотища!

Следом за фонтаном мы обошли корпус друидов - огромное, нет, исполинское дерево, подпирающее кроной небо. Видимо, жившие в Дереве маги неплохо уживались с белками - те так и сновали по гигантскому стволу.

– Чтобы войти в корпус, нужно сказать пароль, - продолжал просвещать меня спутник.

И громко, с выражением произнес:

– Да повыведутся на Земле дровосеки!

В стволе отворилась дверь, оттуда вышел сухонький старичок приятной наружности. На голове у него был нахлобучен зеленый колпак, одет он был в мантию того же цвета. Глаза имел оливковые, в руке держал посох. Редкая седая бороденка совершенно его не портила.

– О, какие люди! - приветствовал он нас. - Здравствуй, Иваныч! Признаться, не ждал тебя сегодня так рано… Какими судьбами?

– Да вот, экскурсию провожу. Познакомься, Лиса. Это старший друид Макс.

– Можно без титулов, - поморщился дед.

Он прислонил посох к стволу и протянул мне руку. Дедова палка, почуяв свободу, немедленно превратилась в хмель и, извиваясь, поползла куда-то вверх.

– Вот проказник! Ни на секунду нельзя оставить! Он очень разговорчивый, - объяснил нам добрый друид поведение своего магического атрибута. - Пускай поболтают, - смущенно добавил он.

– Как у вас дела? - повел светскую беседу мой экскурсовод.

– Да ничего, скрипим помаленьку! А что привело к нам малолетнюю любительницу хвойных пород? Хотя… Нет, скорее всего друида из такого шила…, гм, в одном месте, не получится.

Я немедленно покраснела. Вот так! Меня вычислили!

– Да погоди ты человека смущать, она еще не определилась, - вступился за меня Борис Иванович.

– Зайдете? - спохватился друид. - Я вас медом угощу.

– Мы вечерком заглянем, - пообещал мой спутник. - Сейчас еще не время. Как ты, Лиса?

– Конечно, зайдем! - горячо закивала я головой.

Мы попрощались с дедом Максом. Он звонко свистнул, и общительный хмель появился откуда-то из-под кроны Дерева. Коснувшись земли, растение вновь обратилось в обычную на вид, длинную палку. Парочка скрылась за дверью, ствол гигантского дерева снова стал монолитным, а мы продолжили обход.

Корпус магов огня представляла собой здание о трех стремящихся ввысь каменных лепестках. Цвет камней менялся, создавая практически полную иллюзию горящего огня.

Маги земли расположились в огромной пологой каменной горе, покрытой мшистыми валунами. Я не удержалась, и провела по валунам рукой. Мох был на редкость ласков.

Последним мы торжественно обошли слиток из якобы благородного металла. Ну, тут и так все было понятно.

По словам экскурсовода, стихийные маги могли управлять энергетическими потоками металлической, водной, древесной, огненной и земляной природы. Странно… А где воздух? Мне вспомнились обрывки китайских знаний по ушу. Кажется, среди первоэлементов там тоже не было "воздуха".

"Интересно, а мой учитель ушу в Пекине был магом?" - внезапно пришло мне в голову.

Я представила, как он призывает ураган и прочие громы с молниями на голову нерадивых студентов, и меня разобрал смех. Борис Иванович укоризненно поглядел на меня, и, дождавшись подобия серьезности на моем лице, продолжил знакомить меня с направлением деятельности элементарных магов.

Оказалось, из них, помимо специалистов в областях управления погодой, выращивания растений, и т.д., также получались неплохие целители. Лично для меня в том не было ничего удивительного: по тем же китайским представлениям, каждому первоэлементу соответствовал свой внутренний орган. Сердцу - огонь, понятное дело. Печени - дерево, почкам - вода, легким - как ни странно, металл. Селезенке оставалась земля. Еще у жителей Поднебесной каждому элементу соответствовала своя эмоция, и даже собственный вкус. Напротив огня и сердца всегда находилась радость. Гнев гнездился где-то в печенке.

Мои мозги принялись переваривать полученную за последнее время информацию - о магах-эмпатах, и о их возможной связи со стихиями. Получалось, что светлым эмпатам была прямая дорога в корпус огня. А темным - в Дерево. Судя по виду друида Макса, и его отношению к своему посоху, в последнее не верилось абсолютно. Я поняла, что запуталась. Смущенно посмотрела на Бориса Ивановича.

Тот с ироничной улыбкой наблюдал за мной.

– Утомилась? Окончательно?

– Похоже на то…

– Так идем обедать, - повеселел он. - Жуть как кушать хочется!

* * *

Я ожидала, что мы пойдем в огромную, способную вместить всех обитателей Заповедника, столовую. Но я ошиблась - экскурсовод повел меня в свой "кабинет", что располагался среди корпусов стихийных магов, на незанятой центральной территории между ними. Представлял он собой выросшую из земли избушку - только курьих ножек не хватало. Крышей служила листва, водоотталкивающая, как выяснилось позднее. Из трубы вился еле-еле различимый дымок, точнее, струйка горячего воздуха.

– Друиды постарались, - смущенно сказал хозяин.

Глаза его приняли зеленоватый оттенок. Видимо, в честь "строителей".

– А как же огонь? - засомневалась я.

– Ну, во-первых, деревья в лесу тоже порой гибнут. А во-вторых, огонь магический, ему подпитка не нужна.

Мы поднялись по ступенькам, и дверь сама распахнулась навстречу. За порогом оказался небольшой холл, из которого вело несколько дверей. У стены стояла полка для обуви, над ней располагалась вешалка - ничего особенного, в общем. Разувшись, я следом за хозяином направилась к самой большой по размеру двери. Внутри было весьма уютно, но как-то очень обыденно, если отвлечься от магической природы того же огня в камине. Помимо камина, в комнате находился стол, стул, кресло, да пара шкафов с книгами. По стенкам вились растения, образуя замысловатые узоры.

– Располагайся, где тебе удобно, - гостеприимно предложил хозяин.

Я, не мучаясь ложной скромностью, тут же забралась в уютное на вид кресло у камина. Оно чуть тормознуло с подгонкой габаритов, а потом приняло уютную для меня форму. Я рискнула здоровьем (мало ли, вдруг у хозяина пунктик?), втянула ноги. Кресло немедленно отозвалось дополнительной корректировкой конфигурации. Борис Иванович усмехнулся. Я приняла это за разрешение.

Устроив меня, хозяин уселся за стол, достал из ящика простецкую холщовую скатерку, нажал на столе кнопку и произнес: "на двоих". Откуда-то из-под потолка раздалось: "гость или гостья?"

– Гостья, - недовольно ответил хозяин дома.

Скатерть сменила ткань на бархат изумрудного цвета, появилась непочатая бутылка красного вина и два высоких бокала. Следом материализовались чуть оплывшие свечи, затем ваза с фруктами… Борис Иванович покраснел. Я сдавленно хихикнула.

– Да войди ты в комнату, наконец! - не выдержал мой экскурсовод.

Он не вошел, но материализовался. Домовой. Существо ростом не более полуметра, енотообразное, с полосатым хвостом и человеческим выражением "лица". Одетое (одетый?) в парадный лакейский сюртук.

"Ядрена кочерыжка!" - чуть было не вырвалось у меня.

– Гоша, - вежливо представилось оно.

То есть он. Мы уставились друг на друга.

– Лиса, - проявила вежливость я.

– Понятно, - оглядев меня с ног до головы, резюмировал Гоша. - Не дама.

Исчез. Я пожала плечами. На даму в спортивных, пусть даже фирменных, штанах, да еще "с ногами" в кресле я действительно не тянула. Так что, не стоит и обижаться… на домовых!

Скатерть тем временем поменяла цвет и материал, снова став холщовой, но уже в широкую синюю клеточку. Вино исчезло, бокалы и свечи тоже. Зато появился самовар, заварочный чайник и кружки. А также хлеб, тарелки с супом - словом, все, что нужно голодному человеку для обретения счастья. Последним появился стул. Для меня. Я соскочила с гостеприимного кресла, подсела к столу.

Не успели последние крошки убраться со скатерти-самобранки (тоже портала, только хозяйственного, как выяснилось за беседой в ходе обеда), как завыла сирена. Борис Иванович на миг выпал из реальности. Вернулся озабоченным. Вскочил.

– Эмпаты разошлись не на шутку, - торопливо пояснил он мне, складывая скатерть и убирая ее в стол. - Ты тут почитай что-нибудь, а я скоро буду.

Я открыла брошюрку потоньше.

"Никола Тесла" - прочла. В голове дисциплинированно всплыло то, что "тесла" - это единица измерения магнитной индукции. Собственно, больше там ничего на эту тему не обитало. Ну, если не считать того, что где-то на задворках памяти мелькнула информация о том, что каким-то похожим именем назывался самолет Ричарда Баха. Того самого, который написал "Чайку по имени Джонатан Ливингстон". Но в этом я была не так уверена, как в магнитной индукции. Оставалось заполнить пробелы в образовании. Спустя какое-то время я была уже обладательницей следующих бесценных сведений:

"Изобретатель Никола Тесла родился в Сербии 9 июля 1856 г. Вид имел демонический, чему немало способствовали высокий рост, худоба, впалые щеки и пристальный взгляд горящих глаз.

С самого детства Никола на многие часы погружался в созерцание каких-то иных, неизвестных миров, таких ярких, что путал их с явью. Так же гениальный ребенок восхищался электричеством вообще и молниями в частности. Мечтал приручить, как кошку.

И это было только начало. Ибо Тесла вырос. И запатентовал более 700 собственных изобретений. И то была только малая часть его исследований. Он работал над изобретением машины времени и создал оружие, способное на куски разнести земной шар.

Его современники описывали один из его экспериментов следующим образом:

"В ходе испытаний адской установки затряслись столы и шкафы в лаборатории, полопались стекла в окнах, начали отваливаться куски штукатурки. Прохожие на улицах услышали странный гул. Вибрировали здания, крошились стекла, лопались газовые и отопительные трубы…"

В тот раз город не лег в руинах только потому, что Тесла вовремя отключил приборы. Оружие Тесла потом уничтожил. А еще изобретатель сжег ОЧЕНЬ много своих рукописей и чертежей только потому, что они могли оказаться опасными для человечества…"

– Чай будешь?

– Ась? - с трудом вынырнула я из начала прошлого столетия.

Передо мной стоял домовой Гоша. Смотрел на меня подозрительно.

– Чай будешь? - повторил он.

– Буду, спасибо, - рассеянно приняла я кружку из лап сказочного персонажа.

Углубилась в чтение.

"Но, конечно же, у Теслы существовало много полезных изобретений. Так, он создал переменный ток (а я-то была твердо уверена в том, что это открытие принадлежит русскому физику Яблочкову), флуоресцентный свет, беспроводную передачу энергии, построил первые электрические часы, турбину, двигатель на солнечной энергии… Он изобрёл радио раньше Маркони и Попова. На его патентах, в сущности, выросла вся энергетика ХХ века. Площади и улицы Нью-Йорка освещались дуговыми лампами конструкции Теслы. На предприятиях работали его электромоторы, выпрямители, электрогенераторы, трансформаторы, высокочастотное оборудование. Он предсказал: возможность лечения больных током высокой частоты, появление электропечей, люминесцентных ламп, электронного микроскопа…

При этом все свои изобретения на тему электричества он построил, исходя из понятия эфира - некой невидимой субстанции, заполняющей собой весь мир, и передающей колебания со скоростью, во много раз превосходящей скорость света. Каждый миллиметр пространства, полагал Тесла, насыщен безграничной, бесконечной энергией, которую нужно лишь суметь извлечь…"

Эфира?!!!

Я оторвалась от книжки. Как же так? Нам-то все мозги прокомпостировали тем, что ВСЕ полезные изобретения были сделаны из-за того, что открыли электрон. И поле. И, почему? Почему на моем, самом лучшем в мире факультете самого лучшего в мире университета, ни словом не помянули ТАКОГО ученого? Странно…

Перед моими глазами, как наяву, по темной аллее шел высокий человек. Мрачный и решительный. Он временами останавливался и устремлял взор в никуда. И видел. Видел бешеную пляску еще не родившихся на Земле молний. Страшную мощь гигантской колебательной установки, могущей раз и навсегда решить проблему угрозы космических тел - от астероидов до кораблей. Видел не только установку, но и то, что ей, увы, никогда не суждено будет появиться на планете. Из-за несовершенства и жадности человеческой натуры. Он был горд и одинок. Он нес на себе страшную ответственность - выбирать, каким бесценным дарам эфира дать жизнь, а каких лишить шанса на появление. Я так прониклась судьбой великого изобретателя, что мне показалось, будто я иду за ним, многими километрами навстречу открытиям. И не заметила, как снова оказалась у камина. Пламя выгнулось дугой в мою сторону и убралось обратно. Я вздрогнула, и очнулась от темной аллеи и гения на ней.

Зря я это сделала. Мое сознание вкупе с подсознанием отравили все впечатление от прочитанного.

Вот это Человек! С большой буквы "Ч". Шаровые молнии, шутя, в чемодан складывал!

Был гением с рождения (да еще и признанным). Скорее всего, он был магом. А теперь подумаем, при чем тут я? До этого самого Теслы мне сто световых лет г… плыть, и не доплыть! Единственное сходство между нами - ко мне тоже приходили идеи на ум во время двигательной активности. Ну, и мыши до кучи. Кроме того, я тоже имела привычку делать то же колесо во время прогулки. Но, положа руку на сердце, это вовсе не от гениальности, а из-за вышеупомянутого друидом шила в заднице.

Вот и все. Дальше шли одни сплошные различия. Например, как-то меня окрестили "самыми гуманитарными мозгами физического факультета". А изобретатель из меня был и вовсе нулевой. Нет, идеи-то ко мне в голову иногда приходили, но вот с техникой я никогда особо не дружила. Да и сами идеи мои, если разобраться, особой гениальностью не отличались… Скорее уж наоборот.

Конечно, у меня было неотразимое умение вляпываться в неприятности, в том числе и по причине спонтанного появления огня около моей особы. Но, если честно, я толком не была уверена в том, что имею к этому феномену прямое отношение…

Я приуныла. Наверное, Борис Иванович зря меня сюда привез. Не тот я человек. Да и сам он это наверняка понимает - транспортирует, словно куклу, к Университету обратно, щелкнет пальцами, очищая память. И забуду я Маньку, невозможный корпус эмпатов, и забавный посох друида. Временами меня будут навещать люди в нетутошнем черном, а я буду травить их Марьей Дмитриевной. А, может быть, они тоже поймут, что я ни к чему не гожусь, и отстанут от меня…

Я совсем было потухла. Но потом вспомнила, что еще не вечер, еще к деду Максу пойдем чай травяной с медом пить. А там, может, уговорю не стирать память, просто поставить блок на речь, чтоб молчала. Глядишь - и такой замечательный день в памяти останется!

Словом, когда в комнате появился Борис Иванович, я сияла, как начищенный пятак.

Даже вопрос насмелилась задать:

– Как прошло?

– Ничего, - приглаживая ладонью местами обгоревшую шевелюру, ответствовал хозяин. - Немного ребятки поспорили, чья энергия чище.

– И как?

– Покидались друг в дружку огнем, облили все вокруг водой, помахались воздушными потоками. Все живы. Выслушаны и наказаны.

– Так просто?

– О, это вполне обычное дело. Тем паче, что "архитектор" детишек приструнил.

– Архитектор?

– Ах да, - спохватился Борис Иванович. - Я же тебе так и не рассказал про него. Ну так слушай.

Давным-давно, когда еще люди этого мира не страдали от плохой экологии и повседневного стресса, один огромный тролль мучился от раздвоения собственной личности. Он все никак не мог решить, то ли он хороший пай-мальчик, когда верит в добро и справедливость, то ли он лучше, когда он умный, циничный и проницательный супер-тролль. Так он страдал долго-долго. В конце концов, дошло до того, что тролль шагу не смог ступить. А все из-за собственных сомнений: из добрых он побуждений двинулся, али из умных. Наконец он разделился на две части, добрую и циничную, или, как сказали бы наши эмпаты, "светлую" и "темную". Но две части его личности так и не смогли убежать друг от друга. И, как ни странно, в таком виде тролль примирился со своей натурой, и тем самым обрел целостность. С тех пор прошло много лет, его собратья практически вымерли, а он сохранился и здравствует. В Заповеднике.

Вот так.

– А как же эмпаты? - удивилась я. - Они что, в живом тролле живут?

– О, этот тролль изрядный весельчак, и ему люди не мешают.

– Скорее, забавляют и скрашивают одиночество, - понимающе усмехнулась я.

– Ну да. У них симбиоз. Эмпаты веселятся, тролль не страдает от одиночества. Единственное, что выводит из себя тролля, так это маленькие огненные шарики, отщипывающие кусочки от его каменного тела. Не любит он этого. Рявкнул инфразвуком, а эмпаты - народ впечатлительный, испугались.

Еще бы! Мне бы тоже не понравилось… Кстати:

– А что, этот амулет, - я извлекла кулон и потрясла им, - защищает от огненных шариков?

– Нет, конечно, - не покривив душой, ответил Борис Иванович. - Зато он представляет собой превосходную защиту от эмпатического воздействия. Но, если ты останешься, то первым делом научишься… - он внимательно обратил на меня взгляд своих красно-фиолетовых, как пламя в камине, глаз, - что, есть сомнения?

Я вздохнула. Конечно же, мне очень хотелось остаться. Очень-очень, и даже больше. А еще мне не хотелось обманывать всех этих людей и тратить их время и усилия на себя, никчемную. И я решилась сказать правду. О том, что я прочла про изобретателя Никола Теслу, о своем восхищении гением, о себе, бесталанной, о…

– Погоди, не надо больше, - поспешно прервал поток моих откровений хозяин. - Во-первых, о своих способностях предоставь судить мне. Таланты у тебя есть, магическая аура тоже, просто ты не привыкла с ней э-э-э… обращаться.

Я недоверчиво хмыкнула.

– Но ведь Тесла… - завела я свою песню по второму кругу.

– Тесла пользовался своими способностями на всю катушку, а не шел на поводу у окружающих, - довольно резко ответил собеседник. - А вот тебе придется открывать мир заново. Быстро ли ты сумеешь это сделать, или не очень, меня не волнует.

– Ладно, убедили, - насупилась я. - Предположим. Но вдруг я окажусь настолько тупа, что до конца дней своих из меня ничего гениального не выйдет? Если я так и не сделаю ни одного открытия?

– А кто тебе сказал, что из тебя обязательно тут же должен получиться Тесла, да еще и в юбке?

В самом деле, почему?

– Вот научишься видеть истинную природу вещей, подрастеряешь лишние современные ухватки, и поглядим, - начал уговаривать меня Борис Иванович. Как маленькую, ей Богу. - Помнишь, тебя старший друид другом хвойных назвал?

– Не другом, а любительницей, - проворчала я. Не перевариваю, когда со мной разговаривают, как с младенцем.

– Ну любительницей, - миролюбиво улыбнулся собеседник. - Просто это доказательство того, что ты "наша". И Манька тебя признала, - привел он еще аргумент. - И вообще, я обычно не ошибаюсь в выборе людей, - привел он последний, самый неотразимый аргумент.

Я шмыгнула носом. Ура! Потом еще раз. Уррра!!! Живем! Я так обрадовалась, что чуть не принялась скакать в кресле от избытка чувств. Но вовремя спохватилась.

Во-первых, я была не одна. Во-вторых, неизвестно, как на это отреагировало бы кресло. По-моему, оно тоже было живым да разумным. Борис Иванович все это время просидел молча, с отеческой улыбкой наблюдая за мной.

– А вы тут кто? - опомнилась я.

– Начальник Заповедника, - просто ответил он.

Странно…

– И подбором персонала сами занимаетесь?

– Ну, мы же не в вашем понтоватом мире находимся, - усмехнулся он. - Я могу быть тем, кем я хочу, мне не нужно бояться потерять лицо перед подчиненными… Кроме того…

Борис Иванович побарабанил кончиками пальцев по столу, словно размышлял, надо ли ему продолжать озвучивать свою мысль. Потом все же решился:

– Кроме того, мне показалось, что за тобой ведется целенаправленная охота. Я не знаю, когда она началась, я не знаю, кто за этим стоит, и я не могу тебя сейчас просто так отпустить. А теперь обувайся, и пойдем в гости.

И был корпус друидов, огромный полый ствол с винтовой лестницей по периметру. И везде двери, двери, двери… И тысячи маленьких светлячков, освещающих все вокруг.

Все это было безумно интересно, но я вскоре уснула за чашкой медового чая, утомленная дневными событиями. Мне приснился гений, только теперь радостная улыбка озаряла его лицо. Он шел вперед по бескрайней аллее - желтое и темное сходилось клином далеко впереди. Опавшие листья собирались в маленькие смерчики, и, кружась, следовали за человеком. И не могли угнаться. А он уходил все дальше и дальше. Вот только куда и зачем?

Глава 3.

Утром я проснулась в совершенно незнакомом месте. Кругом было дерево или его производные. Помещение напоминало уютное дупло с лежанкой, умывальником и окошком. Матрас (необычайно мягкий, кстати) был соткан из травинок. Одеяло тоже было на редкость экологически чистым. Это было настолько далеко от обстановки в родной общаге, что я ненадолго впала в ступор. Но потом все же вспомнила вчерашние события. И Бориса Ивановича, и многоножку Маню, и старшего друида Макса, и многое другое. Единственное, что не поддавалось вспоминанию - так это то, как я попала в дупло. Крепкий все-таки чаек у друидов!

Я вскочила с ложа. Что ни говори, но отдохнула я великолепно. Тело так и бурлило энергией, не чувствовалось утренней вялости, столь характерной для конца недели - а сегодня был уже четверг. Хотелось что-то делать, куда-то бежать, тренироваться - все равно, что, лишь бы двигаться, да поактивнее.

Для начала я все же умылась, благо возле деревянного рукомойника обнаружилась и щетка и паста. Надавила на деревянную палочку-затычку, и на мои ладони хлынула вода. Боже, какая она была чистая! После того компота из элементов таблицы Менделеева, которым я ежедневно терзала свою кожу, местная вода показалась божественным эликсиром, чуть ли не легендарной "живой" водой. А как она пахла! Нет, не то, чтобы от нее разило, конечно. У воды наличествовал какой-то внутренний запах, не могу сказать точнее. Да… Такую роскошь следовало пить по глоточку в день, как целительный бальзам, а не переводить на чистку зубов.

Окинув взглядом комнату на прощание, я отворила дверь, и…

– Что за черт! - непроизвольно вырвалось у меня.

Никакого пола под ногами не было и в помине. Впереди, метрах в пятидесяти были такие же "комнатушки", из которой выглядывала сейчас я. А еще из толщи ствола выделялись какие-то наросты. Вероятно, это были ступеньки.

– Ага, - глубокомысленно изрекла я, села на край дупла и осторожно свесила ноги в пустоту. Нашарила опору. Потом выпрямилась. "Лестничная площадка" представляла собой жалкий квадратик со стороной не более полуметра. Конечно же, никаких перил не предусматривалось, а скалолазание никогда не входило в число моих увлечений. Я чертыхнулась, повернулась правым боком к стволу, и, стараясь не смотреть вниз, начала монотонное нисхождение с высоты шестого или седьмого этажа. И как меня только поместили в это дупло?

Позже я выяснила, что я спала в так называемом "лазарете", своего рода разумном дупле, обладающим свойствами "живой" и "мертвой" воды. Оно сперва очистило мой организм от многолетнего сора, а потом слегка накачало его чем-то чистым на свое усмотрение. Инициатором "лечения" выступил друид Макс - он всерьез опасался за мой загрязненный мегаполисом организм. Меня такое отношение со стороны деда слегка задело. Ему бы на остальных москвичей полюбоваться - уж я-то по сравнению с ними никогда себе хилой да заморенной не казалась.

Но все это я узнала потом, а пока ползла, как улитка, вниз. Правда, спустя первую сотню ступенек я освоилась, и дело пошло куда легче. В холл я влетела чуть ли не вприпрыжку.

– О, явилась - не запылилась, - приветствовал меня старый друид. - Как спалось?

– Не помню, - честно ответила я. - Но проснулось просто великолепно! А какая у вас замечательная вода! Мне жалко было ей умываться!

Дед просиял:

– Ну, я рад, что тебе понравилось. Голодна?

Я кивнула. За завтраком (овсянка и медвяный чай) я выпытала у деда Макса историю своего странного пробуждения. Дед было пустился описания принципов работы Дерева, но, видя полное непонимание со стороны своей собеседницы, потихоньку свернул разговор:

– Иваныч просил зайти к нему, - оглаживая тощую бородку, молвил он. - Я дам тебе провожатого.

– А для чего, если не секрет? - почему-то поинтересовалась я. - В смысле, прийти для чего? Я начну учиться? Прямо сейчас?

– Он мне не докладывал вообще-то, - усмехнулся друид, - но мне почему-то кажется, что у тебя остались незавершенные дела во внешнем мире.

– Ой… В самом деле…

В Москву возвращаться решительно не хотелось.

Впрочем, я довольно быстро примирилась с обстоятельствами. (Но чай все же пила маленькими глоточками, изо всех сил оттягивая момент выхода из Дерева). Когда я была готова к подвигам во славу бюрократизма, друид Макс кликнул мне провожатого. Тоже друида, тоже в мантии, но без посоха и колпака. Практически моего ровесника.

Я, не стесняясь, уставилась на него в упор. Парень был весь какой-то утонченный, и не от мира цивилизованного. Наверное, именно такие, как он, растили избушку начальства, и все остальное. Вдумчиво и неторопливо.

– Антон, - немного смутившись от повышенного внимания к своей персоне, представился молодой друид.

– Лиса, - ответила я, продолжая рассматривать нового знакомого.

Глаза у него тоже были зеленого оттенка. А меня забраковали из-за шила в неположенном (или положенном?) месте. Как же! Да они, поди, по цвету радужной оболочки адептов отбирают!

– Идите уже! - аж закашлялся при виде меня, распаляющейся, дед. - А то эта взбалмошная девчонка Дерево спалит своим неуемным…, гм, характером.

Но глаза его оливковые смотрели на меня с одобрением. И с каким-то еще не вполне понятным мне чувством. Ностальгии, что ли?

* * *

Молодой друид повел меня прочь с поляны, окруженной стихийными корпусами - осматривать места обитания магов. Сказал, что начальство еще занято, и у нас есть немного времени для осмотра территории.

По дороге мы разговорились. Выяснилось, что Антон находится у друидов чуть ли не с самого младенчества. Парню несказанно повезло. Он родился в подмосковной деревне, где-то в районе Шатуры. Отца у него не было, мать умерла при родах, и ребенка приютила у себя на первое время сердобольная ветхая старушка. Надо ли говорить, что она была бесконечно счастлива пристроить младенца "в хорошие руки" при первой же возможности. А таковой оказался друид Макс, прибывший в эти края для оказания помощи деревьям - год выдался необычайно сухим и жарким, вокруг Москвы горели торфяники и леса.

У мальчишки оказался неплохой потенциал для того, чтобы стать друидом, и совершенно неопределенное будущее. Он даже не был зарегистрирован официально в Загсе - заниматься этим в вымирающей деревне было абсолютно некому. В общем, когда друид сказал, что мог бы забрать младенца к себе, его "приемная мать" обрадовалась несказанно. Пока она собирала пеленки-бутылочки, друид поколдовал над садом доброй старушки. Теперь в нем росли только полезные садоводу растения, а вход сорнякам был накрепко заказан. Ягодные клопы гордо промаршировали по направлению к лесу, а сами ягоды приобрели самые что ни на есть замечательные лечебные и вкусовые свойства.

Друид Макс как раз трудился над повышением урожайности яблонь, когда на крыльце появилась бабка со свертком на руках…

Так, за разговором, прошли мы порядка километра.

Мое новое жилище стояло на холмике, в окружении сосен, чуть поодаль виднелось еще одно строение, но куда большего размера. На соседнем холме, на расстоянии метров двухсот от моего, виднелись еще группы избушек. В них, по пояснению моего провожатого, жили эмпаты, светлые и темные, отдельно друг от недруга, еще дальше - всевозможные ясновидцы и стихийные маги. За исключением друидов - те, насколько я успела понять, и трудились, и жили в Дереве.

Меня же определили к боевым магам, как пояснил мне Антон. Пояснил, и с любопытством оглядел мое, несколько субтильное, теловычитание. Ибо могучими накачанными мышцами я не отличалась никогда. Рост мой был средним по нынешним временам - колебался в районе метра и семидесяти сантиметров, в зависимости от времени суток. А килограммов во мне было около пятидесяти пяти. Не бараний вес, конечно, но для бойца все же маловато. Особенно при росте метр семьдесят.

Странно…

– Задумалась? - вернул меня к действительности провожатый.

– Ага, - насупилась я. - Думаю вот, за что меня определили в забияки.

– Подумаешь, - махнул рукой друид. - Эка невидаль! Меня тоже определяли то к огневикам, то к друидам, так и мотался между двумя корпусами всю юность.

Значит, кое-какой беспорядок наличествовал и в этом удивительном месте.

– Знаешь, - задумчиво изрек молодой человек. - мне кажется, человек - это настолько сложное существо, что не поддается строгой классификации. Расслабься.

Что же. В словах друида была доля истины. Я решила пока отложить проблему определения себя в этом мире, и постаралась сосредоточиться на том, что мне объяснял в данный момент Антон.

В каждую подгруппу избенок вела, отделяясь от общей дорожки, своя тропка. Я было пошла не по той тропинке, но что-то не пускало меня вперед, выталкивало в обратном направлении. Не больно, но доступно для понимания: "вход посторонним воспрещен".

– Чтобы пройти дальше, нужно знать ключ-пароль, - пояснил друид. Он стоял у развилки, с улыбкой наблюдая за моими попытками проникновения на чужую территорию.

Я оставила свое бесполезное занятие. Всмотрелась.

Далеко впереди застыли два человека. На расстоянии. Стояли, обличительно указывая друг на друга пальцами. Вероятно, это были разномастные эмпаты.

– Понятно теперь. Сделано, чтобы ссоры и споры исключить?

Друид кивком подтвердил мою догадку, а заодно пояснил, что любые драки на территории Заповедника категорически запрещены. Исключение составляла лишь площадка перед корпусом эмпатов.

– Что так? Им можно, а другим - нельзя?

– Другие вменяемы, - пожал плечами Антон. - А эти - нет. К ним нельзя подходить с меркой для обычного человека.

– Почему?

– Разгонять придется, - констатировал факт молодой человек. - Причем, сразу. Поэтому им и было разрешено стравливать пар в специально отведенном для этого месте. Но любая драка вне площадки карается незамедлительно и навсегда - исключением из Заповедника и "опечаткой" изрядной доли магической ауры. Это чтоб на воле не куролесили.

Мы не смогли осмотреть мою избушку изнутри. Только снаружи. Выглядела она младшей сестрой начальского домика. Как пояснил Антон, "пристанище для драчуньи" вырастили друиды за ночь, но оно еще не было готово к заселению.

– Ты сможешь войти в избушку ближе к вечеру, - сказал он.

– А что, в другую меня нельзя было поселить? - удивилась я. - В смысле, общую?

– Видимо, забияк женского пола у нас еще не было, - усмехнулся в ответ друид.

Что я могла на это возразить? Что я самое мирное существо на свете? Все равно ведь не поверит.

– Осмотрелась? Пошли, тебя еще дела ждут, - напомнил мне Антон о том, что меня ожидали подвиги бюрократического характера.

К избушке Бориса Ивановича я подходила в смятенных чувствах. Все же я себя ощущала человеком скорее мирным, чем наоборот. О чем немедленно и заявила, едва оказалась в кабинете начальства.

– Нет, тебя отнесли не к боевым магам, - ответил мне Борис Иванович. - Но к зловредным, склочным и не уважающим ни на грамм авторитеты драчуньям. - Доброе утро, Лиса! Приветствую, Антон.

Друид скромно присел на стульчик. Я опомнилась.

– Я тоже рада вас видеть, Борис Иванович. Извините за… вторжение.

– Не переживай, - отмахнулся в ответ босс. - Я не обижаюсь. Вообще-то мы на пару с дедом Максом думали, куда тебя поселить, но так и не придумали ничего путного.

– Как это? Вот уж не думала, что я… - замялась я подборкой термина, - как бы это помягче выразиться… феномен.

– Тебя вообще следовало бы отнести в разряд эмпатов, потому что ты слишком импульсивна - глядя на меня, задумчиво изрек Борис Иванович. - Но, сожалению, ты не сможешь пользоваться их силой.

– Это еще почему?

– Потому что тебя нельзя отнести ни к темным, ни к светлым, - охотно пояснил собеседник. - У тебя доброе сердце, это факт. Но вместе с тем на редкость циничные мозги.

Столь меткая характеристика меня, признаться, озадачила:

– А что, это заметно?

– А ты вспомни, как мы с тобой от твоего университета до Заповедника ехали, - ехидно и одновременно охотно отозвался собеседник. - И что ты обо мне думала. Как еще из машины не выпрыгнула-то?

Меня бросило в жар. Он заметил! Наверняка прочитал все мои мыслишки, до единой! О мышах, о том, как он будет на меня пялиться с пенечка, и вообще… Я начала пятиться к двери, чтобы при случае успеть удрать. Друид с интересом наблюдал за происходящим.

– Да погоди ты! - рассмеялся Борис Иванович. - Постой! Во-первых, я не абсолютный телепат. Можно сказать, посредственный. Во- вторых, твои мысли были на редкость прозрачны даже для такого дилетанта в этом деле, как я. А в-третьих, я на тебя абсолютно не сержусь. Лучше вот, присядь в кресло, оно тебе, кажется, понравилось.

Я подумала и согласилась: куда я денусь с подводной лодки под названием "Заповедник"?

Кресло уютно обхватило меня, и я обрадовалась ему, как старому знакомому.

– К стихийным магам тебя можно отнести только с большой натяжкой, - тем временем продолжал начальник излагать свои сомнения в моей гениальности. - Ты ведь сама вчера призналась, что до Тесла тебе далеко как до Луны…

– Как до звезды, - со вздохом внесла я необходимые на мой взгляд коррективы.

– Как скажешь. Идем далее. Интуиция у тебя есть, и не малая, и ты ее разовьешь, когда перестанешь осмысливать все подряд в привычных тебе терминах цивилизованного общества… Но ты не ясновидец, - уверенно размышление вслух закончил он. - Тут и к гадалке не ходи. Ты можешь работать на частотах зверей и деревьев. В тебе сильна огненная стихия. И еще много всего. Это и хорошо, и плохо, т.к. нельзя сразу на чем-то сосредоточиться. Но я верю, что ты определишься с выбором направления деятельности сама и интуитивно. И, поскольку ты у нас занимаешься всяческим боевым искусством, то мы тебя определили в боевые маги.

Я скептически пожала плечами. После того, как просмотрела кучу записей женских соревнований вообще, и своих, в частности, я твердо решила "больше так не делать". В смысле не сражаться. Уж больно все это выглядело не эстетично. Да и перспективы, если честно, никакой… Ну, выиграла я пару соревнований. Ну и что? Травм-то получила куда больше… Кстати, и в Китай в свое время я поехала и поэтому тоже - чтобы учиться искусству по-настоящему. А то драться каждый дурак сумеет, даже эмпат. Как залепит огненным шаром, или, фаерболом, как их все тут называли, так мало не покажется.

– Не переживай, - отвлек меня от воспоминаний Борис Иванович. - Если что-то пойдет не так, и у тебя что-то будет не получаться, я обязательно подкорректирую процесс твоего обучения.

В дальнейшем мне, увы, не раз пришлось убедиться в его правоте…

* * *

А к вечеру вся бюрократия была улажена. Под прикрытием молодого друида в коридоре ("в крайнем случае, отобьетесь!") я написала заявление об уходе, и, попрощавшись с секретаршей кафедры, тихонько вышла за дверь. Вот и все. Прощай, физфак! На сердце было и тяжело - ведь я столько времени провела в этих стенах, и радостно одновременно - впереди меня ждало Большое Приключение! Антон следовал за мной по пятам.

"Смиты" либо затаились, либо вообще забыли о моем существовании. За время, проведенное на факультете, нам не встретился ни один.

В общежитии меня ожидал сюрприз. Даже такому не подозрительному существу бросилось в глаза, что в комнате кто-то был. И этот кто-то рылся в моих вещах. Этим "кем-то", конечно же, могла оказаться Танька. Наверняка ведь, обеспокоилась девушка моим отсутствием - никогда раньше не исчезала я без предупреждения. Скорее всего, так оно и было. Но Антон опроверг мои предположения:

– Тут работал маг, - как-то странно принюхался он. - Очень странный маг. То ли слабый, то ли… Не пойму. И, похоже, он был не один. О! У них при себе были амулеты и глушилки. И, вообще, я не могу сказать ничего определенного. Странно.

Неуверенность в его спокойных и чуть ироничных до того глазах меня насторожила.

– Почему странно?

– Я всегда отличался тем, что очень хорошо распознавал, так сказать, почерк мага.

– ?

– Составляющие компоненты магии. Сама поймешь. Не знаю, как тебе объяснить. Пойдем, осмотрим соседнюю комнату.

– Может, не стоит?

Ибо у Таньки в комнате последнюю неделю царил жуткий бардак. Как объясняла мне соседка, у нее совершенно не было настроения убираться.

Однако, Антона беспорядок не испугал. Он лишь подтвердил то, что неизвестные ему люди копались и в этой комнате тоже. И это как раз не было странным - они же не знали, где именно я жила.

– Пойдем к тебе, - нахмурился провожатый. - Проверим, все ли на месте. В смысле, не забрали ли они с собой что-то нужное.

Однако все документы, дипломы и грамоты были в целости и сохранности. Может, злодеи и забрали что-то (например, конспект по философии, ибо он, малиновая обложка с носатой карикатурой на препода, отсутствовал в комнате), да только мне с того было и жарко, ни холодно.

И я собрала свои нехитрые пожитки - они уместились в один большой, и один штурмовой рюкзак. Написала Таньке письмо, в котором кратко сообщила, что мне спешно надо покинуть общагу в связи с новой работой. Мне было жаль, что я не могла с ней по-человечески попрощаться. Но, с другой стороны, в этом тоже были свои плюсы: я бы все равно не смогла соврать прожившей со мной бок о бок лет шесть, а то и все семь, подруге, что-нибудь убедительное. А в том, что надо соблюдать конспирацию со всеми, меня предупредили сразу же.

Самым неожиданным оказалось прощание с Марьей Дмитриевной, администраторшей этажа. Нет, отреагировала комендантша на мое появление в дверях своей комнаты вполне правильно - грозно нахмурилась и вобрала в легкие побольше воздуха для возможного ора. Но потом, узнав, что я навсегда освобождаю помещение, заквохтала, как наседка. Она даже пыталась мне вручить сдачу за месяц, но я отказалась - к чему мне теперь деньги-то? Еда у меня была (избушка со шведским столом), в гости меня друиды звали, медовухи испить на сон грядущий. Крыша над головой наличествовала, и командировочными меня обещали обеспечить в случае чего. Да и стипендия, опять же, на мой счет куда-то там капала, начиная с сегодняшнего дня. В общем, не нужна мне была сдача.

Администраторша вздохнула с явным облегчением - от сердца, видать, деньги-то отрывала. И тут же засуетилась по новой, пытаясь всучить мне банку с клубничным вареньем:

– Сама варила, экологически чистое, с огорода, - уговаривала она меня.

– А вишневого у вас, случайно, не найдется? - Немедленно обнаглела я.

– Вот, последняя осталась, - просветлела лицом Марья Дмитриевна. Полезла, кряхтя, под кровать. Вынырнула. Отряхнулась. - Для администратора корпуса берегла. Но что с тобой поделаешь, забирай!

Так я покинула Университет. И, поручив Антону тащить тяжелый рюкзак, легко вскинула себе на плечи штурмовой. В путь!

* * *

А на следующее утро началась моя новая жизнь. И я не могу сказать, что мне пришлось легко. Весь мой день оказался расписан до последней минуты. Единственное, что мне удалось выбить - так это дополнительное время для сна. Точнее, не время - его и так не хватало. Но, узнав, что я люблю поспать, друиды внесли корректировку в мою избушку, и та стала каким-то хитрым образом влиять на восстановительные процессы в моем организме. Даже больше - за ночь дневные знания утрясались, упорядочивались в моей голове, и обучение шло куда скорее, чем могло бы. А большего мне и не требовалось.

Мой новый дом был совершенством - от и до. От ступенек до сосновой шишки на крыше. Избушка (она по сути дела была той же сосной) врастала корнями в землю по букве "Г". Взойдя по ступенькам, я попадала на плетеное крылечко, а оттуда - в крошечную прихожую, из которой было всего три выхода - в жилое помещение и подсобное. Третий вел на улицу.

Жилая горница была донельзя уютной - видимо, была призвана комфортом компенсировать синяки, шишки и моральное неудовлетворение по поводу собственной непроходимой тупости. Пол был покрыт ковром из мягчайшего серого мха. Разумеется, ни о каких мошках и муравьях, спутниках обычного лесного мха, и речи не шло. Мебели у меня было совсем немного - кровать, уютное кресло (не иначе как Борис Иванович друидам проболтался о моих пристрастиях), шкаф-купе, где поместились мои нехитрые пожитки, да полка с книжками. В углу был камин - отрада моей огненной душе, там же собственно, стояло и кресло. Одну стену занимало зеркало. Оно, помимо своей прямой функции, служило еще часами, телевизором и музыкальным центром. Настраивалось пультом. Как объяснял Антон, к пульту надо было подключать воображение (этого у меня было хоть отбавляй), и силу собственного технического гения. Последний у меня отсутствовал, как класс. Музыкальный центр мне не удавался, и, когда мне очень хотелось послушать музыку, приходилось просить Антона помочь с настройкой. Тот не зло усмехался, и помогал.

В подсобке, другой части избенки, у меня была крошечная кухня, санузел, и даже сауна. Кухней, я, правда, не особо пользовалась - ну там, чайник вскипятить, бутерброд горячий приготовить - питалась-то я все равно в столовой. А вот к сауне я пристрастилась, и парилась душевно и подолгу. Правда, только по воскресеньям, все равно в остальные дни времени не было.

Вот в таком вот чудесном месте я проснулась, потянулась, облачилась в спортивный костюм и отправилась на первую в жизни тренировку с настоящими боевыми магами.

И пришлось мне удивиться. Причем, очень сильно. Все парни, как один, были рослые, накаченные до такой степени, что могли бы шутя взять призовые места на соревнованиях по бодибилдингу. Возможно, даже международного класса.

– Смотри, как это у нас делается, - играя рельефными мышцами, сказал боевой маг Роман.

И нанес удар по бетонной стенке сантиметров двадцать толщиной. Как минимум. В точке приложения сил нового коллеги образовалась дыра.

– Магический удар второй степени, - хвастливо пояснил он. - Повторить сможешь?

Я энергично затрясла головой. Помялась, и брякнула то, что по моему мнению, должно было пояснить столь категоричный отказ:

– Не в форме.

Наверное, (когда-нибудь!) она у меня все же появится.

И, потом, меня волновал (и даже очень) вот какой вопрос:

– Ром, а твоей руке ничего не делается?

Вместо ответа боевой маг показал мне свою конечность, венчавшуюся невиданных размеров пятерней. И эта самая пятерня представляла собой одну сплошную мозоль.

О-хо-хо…

– А она у тебя хоть что-нибудь чувствовать может?

– Сейчас - нет, но к вечеру оживет.

Та-а-ак…

– А еще чего-нибудь покажете?

– Да не вопрос, - подмигнул мне "коллега", и жестом подозвал еще одного боевого мага.

Очертания обоих ребят изменились, по форме оба стали походить на арахис, по ощущениям - на гоблинов. Один из них размахнулся, и что есть дури нанес прямой удар той кувалдой, что отросла у него вместо кулака, по корпусу товарища. Тот слегка осел, принимая мощь, и судя по всему, пропуская ее через себя в землю.

– Ну как? - повернулись они ко мне.

Голос у ребят не походил на человеческий.

– Впечатляет, - честно ответила я. - Нет, повторить сейчас не смогу, и не надейтесь.

Короче, вся тренировка свелась к демонстрации боевыми магами своей недетской силы. К концу ее я устала не столько физически (да и не делала я ничего), сколько морально - уворачиваться от лестных предложений "попробовать". Наконец до меня дошло, что можно у ребят выяснить, что делать новичкам. Что я и сделала. Боевые маги воззрились на меня с неподдельным изумлением.

– Так ты не маг? - с неопределенной интонацией протянул гоблиноподобный, кажется, все же Роман. - То есть, с детства магически не тренировалась?

– Нет, но я пришла учиться, - с вызовом ответила я.

– Долго же тебе придется постигать эту науку, - ответил он, принимая изначальные очертания. - И стоит ли? Ты уже сформировалась…

Я ничего не ответила, хотя именно этот вопрос терзал меня на протяжении всей тренировки. Становиться арахисоподобным гоблином? Брр!

* * *

– Как прошла первая тренировка? - осведомилось начальство, когда я появилась у него в кабинете для получения дальнейших инструкций.

– Ну… - замялась я.

– Говори как есть, - пристально посмотрел на меня Борис Иванович. - Чем меньше ты от меня будешь скрывать правду, тем быстрее из тебя выйдет что-нибудь путное.

– У меня возникли сомнения, - честно призналась я.

– Да ну? - Деланно удивился Начальник Заповедника. - И в чем же?

"Еще и издевается", - подумала я. Насупилась:

– В том, что из меня получится боевой маг.

– Что так?

– Да вот, не знаю, что надо сделать для того, чтобы научиться прошибать кулаком бетонные стены.

И, кроме того, не горю желанием наращивать полсотни килограммов мышечной массы. Как минимум.

– Не беда, - бодро отозвалось начальство. - Чтобы прошибать стены, много мышц не требуется. Пойдем, покажу.

Конечно же, у него получилось. Но на свой лад - он просто приложил руку к стенке, надавил не нее чуть заметным глазу движением, и кусок бетона отвалился сам собой.

– С элементалами так легко столковаться… - пробормотал он.

– Повторить не смогу, - быстро опередила я возможный вопрос.

– Ничего, через полгодика сможешь, гарантирую, - отозвался собеседник. - Знаешь что… Отдам-ка я тебя на обучение одному китайцу…

– Я на соревнования не пойду, - уперлась я.

– Какие еще соревнования? - вскинул на меня желтые глаза собеседник.

– По ушу, - растерянно ответила я. - Мне уже предлагали, я отказалась.

Ага. Потому что видела, как спортсмены ломают конечности и рвут мениски. И потому, что знала свою "страсть" к занятиям из-под палки. Вот ежели для себя, для души - то пожалуйста. Но ради тренера и его амбиций - да ни за что!

– Вот уж куда ты точно не попадешь, так это на соревнования, - рассмеялся Борис Иванович. - Тебя обучать будут не спортивному ушу, и даже не традиционному, а самому что ни на есть внутреннему. Пошли.

Я молча направилась вслед за начальником. В телепорт.

Меня охватил калейдоскоп радужных брызг, настолько ярких, что я зажмурилась. А когда открыла глаза, то обнаружила себя стоящей в жалкой тени незнакомого мне длиннохвойного дерева. Все кругом было залито солнцем, куда ни глянь, сновали китайцы. Иногда под зонтиками. Иногда в оранжевых монашеских одеяниях. Но чаще все же в гражданской одежде.

Итак, я очутилась в Поднебесной.

В мгновение ока. Это обстоятельство казалось настолько невероятным, что я никак не могла поверить в его возможность. Рот открывался и закрывался, но слова не шли на язык.

– Ты хочешь меня спросить? - иронично осведомился мой проводник. - О чем же?

– А вы что, тоже тут учились?

Ну и вопрос! Я почувствовала, что заливаюсь краской. Но мой провожатый ничуть не удивился.

– Где я только не учился! - ностальгически вздохнул он. - А вот в этом конкретно месте не довелось. А здесь один мой хороший приятель, специалист по стихиям, живет. После культурной революции ему и его выжившим коллегам пришлось здорово шифроваться. Поэтому он и работает на местной кафедре физкультуры. Кажется, даже заведующим.

Да… Видать, нелегко приходилось магам в коммунистическом да социалистическом Китае. Но…

– Это же давно было. В смысле, культурная революция давно была.

– А привычка осталась, - назидательно ответило начальство. - Тем более, публичные казни в Поднебесной еще никто не отменял.

Я не нашлась, что возразить. И осведомилась:

– А что это за учебное заведение?

– Точно не помню, - оборачиваясь в поисках разъяснительных надписей, ответил провожатый. - Университет. Сямыньский, кажется. Идем?

Я беспрекословно пошла следом. Не пройдя и двух сотен метров, мы остановились перед зданием из красного кирпича. От крыши здания к земле вели железные растяжки.

"Странная архитектура у китайцев", - на автомате отметила я для себя.

– У них тайфуны часто случаются, и наводнения нередки, - ответил на невысказанный вопрос спутник-телепат.

Мы поднялись на третий этаж, прошли мимо каких-то кабинетов, и остановились перед дверью с испещренной иероглифами табличкой.

– Нам сюда, - прислушиваясь к своим ощущениям, сказал Борис Иванович. - Он сейчас у себя.

Не успели мы постучаться, как на пороге кабинета возник мой будущий учитель ушу. Немаленький такой китаец, даже по европейским меркам. Скользнул по мне ничего не выражающим взглядом, и радостно уставился на моего спутника.

– Болис? Осень лад тебя видеть! И твою спутницу, - произнес он по-русски. - Плоходите в кабинет, нет в ногах плавды, как говолите вы, лусские.

За чаем мы обговорили все подробности. Точнее, говорило начальство, мне была уготовлена участь помалкивать, да пить ароматный напиток маленькими чашечками. Что я и делала, слушая мяукающего по-китайски Бориса Ивановича.

Кабинет у местного "специалиста по стихиям" был зауряден. Кроме деревянного дивана и чайного столика в нем размещался письменный стол, компьютер, принтер и шкаф. Периодически дверь отворялась, и входила молодая китаянка в спортивном костюме. Иногда с бумажками, иногда без. Китаец, практически не меняясь в лице, мяукал указания. Его подчиненная кивала, и удалялась легкой спортивной походкой.

Вскоре большие дяди решили мою скорбную участь. Теперь вместо обеденного перерыва я должна была тренироваться у мастера Лина - так звали моего нового наставника. Так было удобнее всего, учитывая разницу во времени - когда в Москве куранты отстукивали час дня, в Сямыне было уже пять вечера. А тренировки у мастера Лина начинались как раз в пять. В другое время он был занят - вероятно, погоду усмирял.

Озвучив принятое решение, начальство засобиралось обратно. Я было поднялась за ним следом, но он покачал головой: остаешься, мол. И вручил мне прибор телепортации, или ПТ, со словами:

– Я бы мог тебе, конечно, постоянный портал навесить… Но это, во-первых, энергоемко. А, во-вторых, опасно - вдруг кто из здешних в него попадет? Правда, это не смертельно. Если, конечно, он не побежит в сосняк и не напорется на Маню.

– Да ладно, я и с ПТ могу путешествовать, - смилостивилась я над китайцами. - Только вот, как он работает, не объясните?

– Да, конечно, - ответил Борис Иванович, бросил пару мяуканий в сторону учителя Лина - мол, объясню сейчас подопечной азбучные истины, и отдам ее тебе на растерзание.

ПТ представлял собой наручные часы, но вместо часов и минут у него были широты и долготы. Чтобы попасть куда требовалось, достаточно было ввести соответствующие координаты с точностью до тысячной доли градуса - и вот ты на месте. Кроме того, корпус прибора был снабжен какими-то выступами.

– Это кнопки быстрого доступа, - пояснил он мне. - При нажатии вот этой ты окажешься в Китае. При нажатии той, что правее - в Заповеднике. И, - сделал он усилие, - все остальные уже не функционируют. Подзаряжать прибор не надо, в нем энергии на сотню лет хватит.

И, одарив меня взглядом синих глаз, начальство удалилось. В портал.

А я осталась. Одна, посреди Поднебесной, без денег и документов, с не опробованным еще прибором в качестве надежды на возвращение. Не могу сказать, что у меня опустились руки, но ошарашена я была изрядно. И как прикажете тренироваться в таком состоянии духа?

Чтобы настроить себя на позитивный (и сказочный) лад, я немедленно окрестила ПТ "скакуном" в честь любимого мною Роберта Асприна. Настроение улучшилось.

Китаец все это время молча наблюдал за мной.

– Все холосо? Пошли на тлениловку.

Так я приступила к занятиям.

Лин-лаоши (учитель Лин, то есть) поставил меня в пару стоек, велел махнуть ногой-рукой, и остался вполне доволен результатом. Велев отрабатывать стойки по утрам (вот и будет чем заняться на утренних тренировках с коллегами), наставник принялся обучать меня внутренним стилям ушу. По китайской методике - не спеша, с чувством, толком, расстановкой. Вроде бы не очень напряжной была тренировка, а двадцать потов сходило. Каждое упражнение приходилось делать, вкладывая изрядное количество сил, координируя конечности, дыхание и течение "жизненной энергии чи".

Что такое эта самая "чи", я спрашивала. Даже не один раз. Но разве ее покажешь? Мастер пытался объяснить мне в своих терминах, но я не очень разбиралась в китайской картине мира. Потому он и ограничился тем, что сказал, что чи - это то самое, что дает мне возможность проснуться утром бодрой, и радостно приступить к работе.

А я-то была уверена, что мне магия друидов помогает…

И вот, при помощи этой самой "чи" пыталась я понять, почему одному хитрому удару соответствует "огонь", а другому, не менее изощренному - "вода".

Помню, после очередной тренировки я спросила у Бориса Ивановича:

– Как китайцы догадались, что одному движению соответствует огонь, а другому - дерево?

Тот, хитро улыбаясь, ответил, что именно это мне и предстоит выяснить самой.

– А теперь, извини, - добавил, - но сейчас мы будем постигать совсем иные материи.

Так вопрос остался без ответа, а на следующие день я вместо огня почувствовала гудящие ноги и ломоту в плечах от отработки сотни - другой однообразных мощных ударов со входом, то бишь, продвижением вперед. И на день, следующий за этим. И так целый месяц.

Порой учитель Лин устраивал демонстрацию "того, как надо" - показывал тот или другой "кулак", или удар. Его движения были то мощными и стремительными, как прыжок тигра, то плавными, подобно течению могучей реки. И вот что было поразительно - от учителя то жаром дышало, то речной свежестью веяло.

Я же, в попытках повторить за мастером его движения, только потела. Иногда очень сильно. В таком случае мастер Лин давал отдышаться - показывал применения техник. Становиться напротив него было даже не страшно. А как-то сразу понятно, что бесполезно - сметет, и не заметит.

Когда наставник замечал, что я начинала дышать ровнее, он хитро улыбался, и говорил:

– А тепель иди, и тленилуйся!

Возвращалась я из Китая обычно абсолютно мокрая - от и до. Правильно сделал Борис Иванович, что кнопки на ПТ настроил, а то бы я с усталости все координаты позабыла, и куда-нибудь не туда угодила. Но весь ужас ситуации заключался в том, что когда я появлялась в Заповеднике, было всего три часа пополудни. Времени в обрез хватало на то, чтобы принять душ, переодеться в сухую одежду, перекусить, и мчаться дальше на занятия.

* * *

Прочие магические дисциплины я тоже постигала самостоятельно. Все боевые маги, обитающие в Заповеднике, в той или иной степени, но ушли вперед. Поэтому-то мне выдали репетиторов. Наверное, в наказание последним.

О том, как употребить на практике силу человеческих эмоций, до меня доносили два пожилых, умудренных жизненным и магическим опытом эмпата. Светлого величали Никитой Матвеевичем, а темного - Афанасием Матвеевичем. Вероятно, они были братьями, (но упорно не желали в этом признаваться).

Аудитория находилась на нейтральной территории корпуса эмпатов - в рукопожатии тролля. Так что я ошиблась на ознакомительной экскурсии - не было толстой бронированной двери. Было две - на входах на нейтральную территорию.

На занятиях я не столько слушала эмпатов, сколько училась глобальному пофигизму. Тем паче, что во всех наставлениях моего китайского наставника звучал один и тот же призыв - ни в коем случае не действовать в состоянии аффекта. Не поддаваться сиюминутным порывам, но развивать внутреннюю силу - то есть совершенствовать навыки, прямо противоположные тем, которым меня обучали эмпаты.

Но, поскольку я должна была тратить свое драгоценное время не на сон, но на посещение двуличного тролля, я тоже кое-чему научилась. Дождаться, когда один наставник долбанет в другого зарядом эмоций, и отзеркалить то, что от него рикошетило, выданным начальством амулетом-накопителем - сама-то я еще практически ничего не умела. Эмпаты уворачивались, нейтрализовывали остаточное заклинание, грозили мне пальцем. Напоминали о том, что у меня висит на шее экранирующий амулет. Но не обижали.

Спустя какой-то месяц с начала занятий я могла предугадать момент действия противника с точностью до наносекунды. Неизвестно, на что именно рассчитывал Борис Иванович, когда направлял меня на занятия с Матвеичами, но результат ему понравился.

А как эти два дядьки ругались время от времени - любо-дорого посмотреть! Я в такие минуты отдыхала душой и телом. Может, это на них магия места действовала, и троллю хотелось вспомнить молодость - не знаю. Но получалось у Матвеичей браниться очень и очень забавно.

Обычно начинал заводиться "светлый". Но, справедливости ради надо отметить, только после того, как "темный" с восторгом описывал, как велика сила отрицательных эмоций. И что она работает у всех людей без исключения, как обычных, так и магов.

– Допустим, - говорил "темный" Матвеич, хитро косясь в сторону оппонента, - у простого человека, далеко не мага, нет ни сил, ни желания тащиться на давным-давно опостылевшую работу.

"Светлый" поджимал губы:

"Ну-ну, что еще скажешь?" - говорила вся его поза.

– И лежит он в постели, и думает, как бы это ему половчее от дела отвертеться, - то ли продолжал рассказ, то ли отвечал ему "темный". - И понимает он, что не получится - все отгулы использованы на годы вперед. И падает духом. Представляет себе, как сейчас он встанет, заправится завтраком, будет часами стоять в пробке, а потом сядет в душном офисе на свое рабочее место. И рядом с ним, нарушая личностные границы, будут сидеть такие же бедолаги, как и он сам. Как вдруг!

"Светлый" в такие моменты оживал, раскрывал рот, из которого уже был готов сорваться его рецепт для несчастного российского труженика.

А "темный", не дав ему ответить, продолжал:

– Он вспоминает, как намедни его коллега Петька опростоволосился перед начальством, и зело злорадствует этому обстоятельству. Да так, что незаметно для себя поднимается с кровати.

На этом месте "светлый" Матвеич обычно не выдерживал, и с пеной у рта принимался доказывать, что того же самого человека может поднять с кровати какое-нибудь особо радостное событие.

– Ага, получка его с кровати подымет, - ядовито отвечал "темный". - Я же говорю, только корысть управляет людьми, только корысть!

"Светлый" возражал, что, мол, человек душу свою бессмертную таким вот всплеском энергии губит, и нечего такие примеры благовоспитанной молодежи приводить. "Темный" парировал, что природа человека, а, следовательно, и душа, порочна изначально. И что молодой и симпатичной девушке знать об этом полезно для здоровья.

Потом они иногда вспоминали обо мне, (а иногда - нет, поскольку им для полного счастья вполне хватало общества друг друга), и сверлили меня взглядами. Каждый жаждал одобрения. Я, добрая, одаривала одного восхищенной улыбкой, а второго понимающим взглядом. Матвеичи, получив ожидаемую реакцию благодарного зрителя, продолжали представление.

Покинув Матвеичей, я направлялась на лекции по стихийной магии. Природу первоэлементов мне освещала аж магистр пяти первоэлементов, Татьяна Георгиевна. Эта супермагическая тетка была весьма немаленького размера. Внешне походила на политика Жириновского. Ее манера вести занятия компенсировала мое тунеядство у эмпатов, да и магическим накопителем тут было запрещено пользоваться - приходилось потеть самой.

– Ты есть тундра! - гремела мадам Жириновская (как я окрестила ее для себя) по малейшему поводу. - Ну как можно не понимать таких элементарных вещей?

У нее все было элементарным - от знаний до предмета изучения - ведь мы с ней имели дело с элементалами. Воды, огня, и иже с ними. Чтобы зажечь свечу, нужно было призвать огненного элементала, и войдя с ним в дружеское общение, уговорить потрудиться. Основная проблема состояла в том, что характер у элементалов огня был на редкость буйным и несговорчивым. И, стоило только хоть чуть-чуть разозлиться (а как не злиться, когда уже по сотому разу пытаешься зажечь эту долбаную свечу!), как тут же возникал маленький такой пожар. А ведь это нехитрое действие у меня еще до начала обучения в Заповеднике получалось. Так что, положа руку на сердце, стихия огня не желала мне подчиняться.

Равно, как и водная. Одни бесконечные попытки вскипятить воду взглядом чего стоили!

– Так что ты, говоришь, тебе там было непонятно? Как воду разогреть? Зачем тебе количество теплоты куда-то прикладывать? Оставь ты уже свое физическое образование в покое! Научись контачить с элементалами!

Дальше шло в том же духе: что я не тем местом колдую, что мне надо работать тормозом на маневренном локомотиве, а не в магию соваться, что… Много еще чего…

* * *

А вот деревянную природу я постигала отдельно - старший друид настоял. Пыталась совладать с вьюнками и лианами, учила язык деревьев. И, тоже не могла похвастать успехами.

Зато я подружилась с Антоном. Именно он не дал мне окончательно пасть духом, когда выяснилось, что древесные языки я осилить неспособна. А без них - не вырастить ни избушки, ни захудалого пенечка…

Помню, в один прекрасный день я выложилась по полной программе - что у мастера Лина, что, затем, у мадам Жириновской. Едва заползла в Дерево, и высунув от натуги язык, плюхнулась на деревянную скамейку.

– Нелегко тебе приходится? - посочувствовал мне Антон.

– А ты как думаешь? - вяло огрызнулась я.

– О, силы еще есть, - потер руки друид. - Тогда приступим.

Я тяжело вздохнула, и постаралась войти в контакт с тоненьким побегом лианы, фривольно разлегшимся у ног Антона.

– Закрой глаза, будет легче, - посоветовал молодой друид.

Сидела я так минут десять, вспотела вся - свежая футболка промокла. Сил напрягаться уже не было, и я расслабилась. Каково же было мое удивление, когда я услышала радостный возглас друида:

– Она шевельнулась! И смотри - ползет!

– Кто?! - аж вскочила я.

– Да лиана эта несговорчивая! Ура!!

На радостях Антон бросился было хлопнуть меня по плечу, но забыл об обретшем самостоятельность растении, опутавшем его ступни, и растянулся во весь рост. На звук упавшего тела подоспел старый друид, и, когда узнал в чем дело, чуть не прослезился от радости.

– Ну, слава тебе, Дерево! - воздел он посох вверх. - Все-таки, ты на что-то годишься! По чаю?

За одним из таких "по чаю" выяснилось, что утонченный Антон обладал изрядной долей чертовщинки в характере. Вроде тихий-спокойный, а как отмочит что-нибудь - так всех святых выноси! И на то у него были свои причины.

Однажды, еще в подростковом возрасте, ему сильно досталось от "темных" подростков: юный друид неосмотрительно зашел на площадку перед троллем эмпатов. Он отбивался, как мог, но силы были уж слишком неравными - один друид против пятерых неуравновешенных "темных". Выращенные им лианы только на какое-то время обездвижили троих маленьких негодяев.

– Отмутузили меня они тогда… - радостно блестя глазами, рассказывал Антон. - Причем, изрядно.

Дело могло бы закончиться и вовсе печально, не подоспей подкрепление из юных "светлых". А там и Борис Иванович с дедом Максом подбежали. С тех пор, кстати, и была проведена сигнализация в кабинет начальства - та самая, которую я услышала еще в самый первый день пребывания в Заповеднике.

Антон же остался жив. Отделался он парой переломов, полностью спаленными волосами и ожогами разной степени тяжести. Где-то с неделю провалялся в лазарете - все книжки, какие нашлись у старшего друида, перечитал. А нашлись у деда почему-то только добрые книжки. Не помогло.

Выздоровев, юный друид, хакер этакий, взломал ключ-пароль в лагерь темных, и заставил елочные избушки нашептывать обидчикам сны о добром и вечном. Те чуть было гробы (мода у них такая на кровати была) не разнесли от подобных "ночных кошмаров", но проснуться так не смогли. Компоненту магии сна в жилище обидчиков юный друид не нарушал. Наоборот, усилил…

Антону, конечно же, влетело от наставников по первое число. Но не настолько сильно, чтобы отучить давать сдачи.

– Я подналег на оборонную магию, - подмигнул мне друид. - Кстати, если что непонятно, обращайся.

– Заметано, - согласилась я. Шумно отхлебнула из кружки. - Только не сейчас. Лучше, расскажи мне то, было дальше.

Антон было удивился, но потом оглядел меня, уставшую.

– Хорошо. Слушай.

"Темные" тинэйджеры уже не решались на него нападать. А после нескольких честных учебных поединков, в результате которых в лазарете отлеживались исключительно эмпаты, против Антона вообще борцов не нашлось.

Но была у этого всего и оборотная сторона - характер у друида, закалившись в боях, немного отличался от общепринятой нормы. Поначалу Антон вообще ничего путного, кроме "кактусов", вырастить не мог. Дубы там, липы, березы - все одно с колючками получались. Конечно, к концу официального обучения, к двадцати пяти годам, Антон знал и умел все, что полагается друиду. И даже больше. Но характер у него так и остался колючим. И, вместо того, чтобы уходить в сторону от любых конфликтов задолго до того, как они начнутся, парень вступал в борьбу со злом и несправедливостью. Потому-то он все никак не мог выйти из звания ученика, хотя по знаниям и умениям был давным-давно достоин посоха специалиста. Дед Макс вздыхал, но не торопил события.

А я, глядя эту на эту пару ученик - учитель, сильных отличий в характерах не очень-то замечала. На мой взгляд, дед Макс тоже особой уступчивостью не отличался.

* * *

Под конец учебного дня я посещала начальство - Борис Иванович заявил, что будет меня первые месяцы обучать лично. Его занятия начинались отнюдь не с полезного умения постановки защиты. Но с лекции об ответственности за поступки, выборе в каждый момент времени, вреде тщеславия, и прочего занудства. Понятное дело, что ответственность возросла, так как возросла сила и возможности. Что же касается тщеславия, то я, если честно, вообще не понимала, в каком-таком обществе я смогу блеснуть подобным пороком - моей наипервейшей задачей было не привлекать к себе излишнего внимания со стороны "обычных" людей.

– Не понимаешь? - возражало мне в таких случаях начальство. - А кто меня про соревнования по ушу спрашивал?

– Я же не хотела на них попасть!

– Не хотела бы - не спрашивала, - парировал Борис Иванович. - В твоей голове не возникло бы даже мысли на эту тему. Поняла?

В ответ на подобные инсинуации я только покорно вздыхала - спорить с могучим магом под конец тяжелого дня не было ни сил, ни желания. А тот, отчитав меня за норов, переходил к "разбору полетов" - к тому, что у меня не получалось за день. Иногда после таких "разборов" я попадала в лазарет - ожоги подлечить.

Один вечер (а это была пятница) я, наверное, запомню на всю жизнь.

– Ты знаешь, что строить Заповедник мне помогал твой учитель Лин? - огорошил меня Борис Иванович вопросом спустя пару месяцев после начала занятий.

Я стряхнула с себя сонную одурь. Начальство весело сверкнуло глазами - наверное, оно тоже засыпало, на меня, вялую, глядючи.

– А я-то гадала, откуда у вас эти пять корпусов взялись! Ведь, следуя обычной логике, их должно быть четыре.

– То есть? - хитро прищурившись, вопросило начальство.

– Ну… Воздух, вода, земля и огонь, - перечислила я доступные из астрологии знания.

– Ну… Это ты, мать, загнула! - присвистнул Борис Иванович. - До воздуха тебе, вконец испорченной цивилизацией, еще дорасти надо!

– И что, долго расти придется? - обиделась я.

– Как получится, - пожал плечами босс. - Сейчас ты, считай, еще не родилась, дышать тебе не надо, потому и воздуха в твоем обучении не предусмотрено.

Зародыш значит, да? Ну ладно!

– А что, все местные маги зародышами являются?

– Злишься? - проницательно посмотрело на меня начальство.

– Есть немного, - не стала скрывать истину я.

– Это хорошо, - улыбнулся собеседник. - В следующий раз будешь злиться, пойди, соответствующий элемент изучи.

– Это к друидам, что ли? - сопоставила я гнев и соответствующий ему первоэлемент.

– К ним. Или на спортивную площадку - попрактиковаться во внутренних стилях.

– Приму к сведению, - нехотя отозвалась я. Хотя в глубине души признавала частичную правоту начальства. - А все же… Вот изучаю я первоэлементы всякие. И при чем тут термин "магия"?

– А! - беззаботно махнуло рукой начальство. - Все очень просто. Магия - она везде, она вокруг Земли, она пронизывает ее насквозь. Ты просто это забыла, хотя в младенчестве прекрасно ею пользовалась.

– Это как? - оторопела я.

– Родилась такая, - пожало плечами начальство. - Жаль, что в обычной семье. Она-то тебя и воспитала неправильно.

Он взял со стола трубку и затянулся с видимым удовольствием. Не спеша выпустил колечко-другое дыма, потом снова повернулся ко мне.

– Хочешь, я тебя в карцер посажу, и ты поймешь, о чем я говорю? - участливо спросил он.

– Какой еще карцер?

– Ну, это дупло такое в Дереве, - пояснил он. - Ничего страшного.

Я сдуру согласилась.

– Вот и чудесно, - отложив трубку в сторону, заявил босс. - Пойдем скорее.

– Что, прямо сейчас? - удивилась я.

– А тебе что, специальное приглашение требуется? - вопросом на вопрос отозвался Борис Иванович. - Написанное по всем правилам дипломатического искусства? Пошли. Я твоих преподавателей сам предупрежу, если ты задержишься. Не волнуйся.

Вот тут-то мне и стоило насторожиться. Ан нет…

Я пожала плечами, и двинулась к выходу из начальской избушки. В Дереве, вопреки моим ожиданиям, старшего друида не оказалось, зато Антон подозрительно оглядел наш тандем с начальством. Мы прошли мимо него, и двинулись в сторону лестницы.

– Куда это вы? - догнал меня товарищ.

– В дупло, - ответила я. - То есть, в карцер.

– Ты что, с ума сошла?! - загородил товарищ путь наверх. - Не смей этого делать!

– Антон, не мешай, - с нажимом произнес мой провожатый, друид непонимающе моргнул, тупо посмотрел на меня, себе под ноги, пожал плечами, и ушел.

– Что встала? - окликнул меня Борис Иванович. - Пошли.

– А это не опасно? - впервые усомнилась я.

– Не ты первая, - махнул рукой босс. - Ты идешь, или как? Вон оно, уже близко.

Я пошла.

Через минуту мы дошли до квадратной площадки. Начальство щелкнуло пальцами, и в стене открылось круглое дупло.

– Полезай, - велел он.

– А как я оттуда выберусь? - запоздало сообразила я. - Сколько мне сидеть-то?

– Вот как с Деревом договоришься, так и вылезешь. Ну?

Я глубоко вздохнула, и полезла. Когда я оказалась внутри, свет медленно стал меркнуть, и я постаралась поскорее обернуться, чтобы увидеть выход.

– Зря я это сделала, - сказала я самой себе.

Голос вяз в окутавшей меня абсолютной темноте.

* * *

После я узнала, что из-за меня Начальник поссорился со старшим друидом и "мадам Жириновской". Оказалось, что наружу из дупла можно было вылезти и через год, и через два. А, случалось, оно само открывалось, и оттуда выносили претендента на высокое звание мага. Ногами вперед.

Но я, разумеется, ничего этого не знала, да было мне не до того - пыталась определить на ощупь, куда это я угодила. Дупло было небольшим, по форме напоминало яйцо. Встать в полный рост не получалось, ноги тоже вытянуть было невозможно. Поневоле пришлось принять позу зародыша. Температура была вполне комфортная, замерзнуть было проблематично. Как выяснилось позже, Дерево само обеспечивало меня всем необходимым во время сна, так что смерть от голода и жажды мне не грозила. Даже сливное отверстие внизу находилось. Пока я гадала, нужно ли мне оставаться в одежде, сверху полилась тепленькая водичка, и промочила меня насквозь.

– Черт! - выругалась я. - Мало того, что темно, как у негра в попе, так теперь еще и мокро!

В ответ подул теплый сухой ветерок.

– Ого! - развеселилась я. - Оно еще и с сушкой! Классно!

Короче, живи себе, да радуйся… Кабы не одно обстоятельство: моей деятельной натуре требовалась точка приложения сил. Сначала я вспомнила байки про "подвижников духа", и попыталась медитировать. Но мысли, вместо того, чтобы исчезнуть, наоборот, обложили меня со всех сторон, словно люди искусства мецената. Я боролась с мыслями, как могла, пока меня не срубил сон…

Когда я проснулась, то не сразу поняла, где я, что я, почему мое тело в скрюченном положении, и, как следствие, затекшем состоянии, и, наконец почему я НИЧЕГО не вижу. То есть, абсолютно ничего. Но постепенно я вспомнила и подъем по лестнице, и неудавшуюся попытку молодого друида остановить меня, и то, как залезала в дупло…

– Ну я и дура! - дошло до меня, как до жирафа. - Это же надо было на ТАКОЕ подписаться!

И я сделала первое, что пришло мне в голову - попробовала проскрестись наружу. Скреблась, пока окончательно не раскровила себе руки. Сунула я тогда в рот пальцы, и, грязно выругалась. На начальство. Перебрав все известные мне нецензурные выражения, я принялась костерить себя - за глупость и излишнюю доверчивость. До меня с опозданием, но начало доходить, что я, кажется, влипла. В этот раз - по причине своей безграничной доверчивости. Но я все же прогнала эту мысль: не может быть, чтобы со мной так жестоко поступили! Пришла надежда, стало легче.

Обманув саму себя, я заснула. Во сне мне снились мои тренировки, и я была счастлива - просто от того, что двигаюсь. Когда же я проснулась, то не смогла найти ни рук, ни ног - с непривычки у меня одеревенело все тело. Я размялась, как смогла. С грехом пополам наладила кровообращение. Снова уснула.

Так потянулось время. Сколько его прошло, я не знала. Равно как и того, день сейчас, или ночь. Поначалу я надеялась, что меня выпустят. Потом, по прошествии нескольких циклов сон - ожидание освобождения - сон - ожидание, с трудом, но поняла, что надеяться не на кого. Меня бросили! Оставили! Забыли!!!

Меня охватила паника - я поняла, что могу и не выбраться отсюда никогда.

Как-как он там сказал? Дерево само меня выпустит? Но как? Что я должна для этого сделать?! Опомнилась я от осознания того, что, у меня саднило все лицо. Оказывается, я, раздирая в кровь губы, грызла ставший ненавистным ствол исполина. По подбородку текли теплые струйки, из глаз тоже сочилась влага. Я, наконец, полностью осознала, что наружу мне не выбраться. В голову пришла дикая мысль - хотя бы умереть свободным человеком. Я пнула стенку своей тюрьмы головой. В шее что-то затрещало. Я… обрадовалась. Я знала, что в следующий раз ударю сильнее.

Я хочу быть свободной!!!!!!!!!

Там, куда пришла моя голова, было мягко. А меня клонило в сон. Все сильнее и сильнее…

Когда я проснулась, шея была в порядке.

Я усмехнулась:

– Понятно… Собаки на сене хреновы! И жить не дадут по-человечески, и умереть, как полагается. Ладно. Ваша взяла. Буду отсюда конструктивно выбираться.

После принятия решения я, как ни странно, успокоилась. Начала вспоминать, чему меня учили в последнее время.

– Надо войти в контакт, - сказала я темноте. - С Деревом. Меня этому учили.

Не вышло - объект был явно не по моим зубам. Я-то привыкла управлять растениями. А тут - поди, поуправляй исполином!

– Надо что-то придумать, - информировала я кромешную тьму. - Только что? Думай, спасенная Деревом голова, думай.

Тогда-то я и вспомнила лекции начальства - в конце концов, оно же меня сюда засунуло, значит, копать надо было в этом месте. Кажется, босс хотел, чтобы я поняла, что такое "магия". Про то, как он говорил, что мои собственные магические способности (и не маленькие) не использовались мною с самого младенчества. Про то, как я обросла ментальной оболочкой чужих разношерстных сведений об этом мире ("смотри, это человек, а у него два глазика, видишь, два, да смотри же, дубина стоеросовая, два глазика!!!"). Теперь же, судя по всему, мне предстояла работа счистке этой самой оболочки. И, скорее всего, дупло как нельзя лучше подходило для этой цели. Раскусив замысел начальства, я повеселела. Паника кончилась, началась конструктивная работа.

Прежде всего, я задалась вопросом - а чего это я, собственно, поддаюсь на провокацию со стороны окружающих? Вот как сейчас, с дуплом этим замечательным? Да и вообще, по жизни. Не сразу, но я догадалась, что главная моя беда состояла в том, что я (порой) была слишком общительна по натуре. Нет-нет, да накатывало на меня желание почувствовать с кем-то единение, в то время, как людям не было до меня никакого дела. Бабушка гнала меня к маме, мама к сестре, сестра и вовсе норовила пнуть посильнее - она была старше и тяжелее. Когда же на меня, наконец, обращали позитивное внимание, радости моей не было предела, и я была готова на многое, лишь бы продлить моменты дружбы и близости. Вот так и набралась я посторонних оценок и мнений во имя единства, блин!

Теперь же мне предстояло нырнуть в тотальное одиночество. О, как же это было сложно! Казалось бы, я и так сижу в полной изоляции. Но в то же время я удерживала около себя образы родственников-близких-знакомых, и упорно за них цеплялась. Мне так хотелось избежать одиночества! Но для того, чтобы выжить, мне надо было в него погрузиться. Наконец, я решилась отпустить всех. И осталась одна.

Это было ни капельки не страшно, но, наоборот, абсолютно весело и познавательно. Меня теперь окружала не темнота и безысходность, но нечто поистине безграничное, прозрачное, невесомое, и почему-то красноватого цвета. Не могу иначе сказать, не передается это словами. Я подумала, что неплохо было бы зажечь огонь. И вот он, тут как тут, уютный такой, чуть ли не пушистый. Комочек у меня в ладошке. Я рассмеялась - настолько все оказалось просто!

Огонек подмигнул(!), и, отделившись от моей руки, поплыл к центру дупла.

"Я не люблю огонь", - послышалось отовсюду.

Вроде бы и русским языком было сказано, а все равно - понятнее некуда.

– А? - завертела я головой по сторонам.

Огонек замерцал, и потух. Я немедленно создала новый.

"В руках - держи, а на волю - не пускай".

– ДЕРЕВО? Ты, что ли?

"А кто еще-то?"

– Выпусти меня, пожалуйста!!

"Неужели тебе было так плохо?"

Я не стала спешить с ответом - ведь, судя по напутствию начальства ("Как с Деревом договоришься!"), от моих слов зависела моя дальнейшая судьба.

Конечно, мне было плохо. Местами даже очень. Одно битье головой о стенку чего стоило! И вообще, еще неизвестно, может, у меня вся голова уже седая… Но… Дерево-то тут при чем? Оно обо мне заботилось, поливало, кормило, чистило.

– Спасибо за заботу, - от души ответила я. - Мне здесь, и впрямь, очень хорошо. Но я люблю двигаться, и махать ногами. Так что, выпусти меня, ПОЖАЛУЙСТА! Я тебя буду навещать, - добавила я на всякий случай.

"Ну, раз будешь навещать, то тогда конечно…"

Могу поклясться, это было "сказано" с изрядной долей ехидства.

Дупло медленно, со скрипом, приоткрылось. Свет резанул по успевшим привыкнуть к полной темноте глазам - тот огонек, что развлекал меня, был не очень-то ярок, как выяснилось. Я тут же зажмурилась обратно, а вслед за этим услышала какую-то возню снаружи.

– Ты жива, детонька? - вопросили меня голосом старшего друида.

Тут-то я и разревелась от облегчения. И плакала, не переставая, пока дед вытаскивал меня из уже бывшей темницы, и, бранил, бранил на чем свет стоит "Иваныча". За жестокость методов обучения.

– Сколько я там пробыла? - спросила я деда Макса, когда мы благополучно достигли уровня земли.

– Всего девять дней, - ответил он. - Поверь мне, это крайне немного. Но этого старого хрыча я видеть не хочу!

– А почему он старый? - заинтересовалась я.

– Потом расскажу, - покачал головой друид. - Как-нибудь. Не сейчас.

А вот и "старый хрыч", собственной спортивной персоной, легок на помине. Никак, сирена какая-нибудь у него в домике сработала:

– О! - потер руки он. - Я вижу, ты освободилась! Рановато, конечно, я еще всех дел не успел переделать. Но ничего, ничего…

Старший друид не сказал ничего. Лишь укоризненно покачал головой, и, поджав губы, отвернулся.

Глава 4.

Надо отдать должное начальству, после этого "чудного" во всех отношениях эксперимента, учеба моя пошла куда успешнее. Спустя каких-то полгода с первого посещения Заповедника, я могла уже худо-бедно залепить в обидчика комком огня, или фаерболом, а то и более энергоемким образованием, молнией. Амулетом-накопителем я давно пользоваться перестала. За ненадобностью. К сожалению, магия почвы давалась мне с трудом, металл все еще оставался для меня чем-то запредельным, но огонь, воду и дерево я худо-бедно освоила. На них-то я и сосредоточилась. Стихийная наставница перестала меня бранить почем зря, и оказалась весьма неплохой теткой.

В Китае я уже не просто так обливалась потом, но со смыслом. Не обошлось и без курьезов. Сразу после выхода из заточения в карцере, я была настолько рада любому движению, что совершенно не могла контролировать свои действия. С моего кулака сорвался огненный шарик, и впился в стену рядом стоящего здания. Я охренела. Повторила движение. Получилось! Еще раз! Еще! Площадка для ушу начала заполняться охочими до происшествий обитателями Поднебесной. Мастер Лин укоризненно взглянул на меня, обвел все собрание пристальным взглядом… Студенты, недоуменно переглядываясь, покидали место действия с таким видом, как будто не понимали, что это они потеряли на площадке для ушу.

А я приступила к тренировке другого "кулака". Вода собиралась в кулаке, и, при раскрытии оного, капала с ладошки. Но это было не столь заметно для окружающих.

Мое непосредственное начальство тоже перестало смотреть на меня, как на непоседливую обузу. Правда, однажды оно перепугало меня до полусмерти:

– Лиса, - сказало оно в тот вечер. Проникновенно так. - Как ты думаешь, где на Земле обитают маги?

Я завозилась поудобнее, устраиваясь в своем любимом кресле.

– Как это где? В Заповеднике, где же еще-то?

– Что, и рождаются тут? - удивленно поднял брови босс.

– Ага, в этой комнате, - поняла я свой промах. - Под столом. Вон, как раз, еще один появился.

– Лиса, я серьезно, - устало воззрилось на меня начальство.

– Ну, если серьезно… Тогда маги бывают и вне Заповедника.

– Отлично! - повеселел собеседник. - Вот об этом-то я и хотел с тобой поговорить.

Конечно же, в природе существовало еще много магов вне нашего райского уголка - у людей разные вкусы и требования к месту жительства. У нас, в основном, люди с магическим геном, они же - маги, учились, проходили переквалификацию и занимались научной работой. Еще у нас жили некоторые виды магических и даже обычных животных - те, которым по каким-то причинам не было места в других уголках Земли. Все остальные, и люди, и звери, жили так, как им заблагорассудится - лишь бы не буйствовали.

– Практически в каждом крупном городе находится контора, в которой работают немногочисленные земные маги, - говорило начальство нудным голосом.

– А в небольших?

– Как жили при царе Горохе, так и живут, - пожало плечами оно. - А те, что с амбициями - давным-давно в столицу потянулись. Ты мне вот что лучше скажи, ты тут останешься, или в Москву вернешься?

– Прогоняете? - мгновенно напряглась я.

Настроение начало стремительно портиться. Конечно, со мной поступили по-джентельменски, спасли от злодеев, обучили обороняться… Но… Сказать по правде, не чувствовала я себя настоящим магом. Совсем нет. Кому я такая нужна?

– Понятно все с тобой, - усмехнулся собеседник-телепат. - Значит, остаешься?

– А можно?

– Да и не гнал я тебя, в общем-то. Просто спросил.

Глаза Бориса Ивановича полыхнули багряным огнем. Обычно это было не к добру.

– А скажи мне, Лиса… Как ты вообще видишь свое будущее?

Я задумалась. Сказать по правде, я его себе никак не представляла. Мне нравилось то, чем я занимаюсь. Особенно сейчас нравилось. Когда я попривыкла к магии. Каждый день я узнавала что-то новенькое. Подружилась с Антоном и дедом Максом. И…

– Понятно… - немного ехидно, как мне показалось, протянул телепат. - Учиться ты любишь.

Я закивала головой. Передо мной возникла кружка - видать, домовой пожалел меня, смятенную, решил скрасить мне жизнь вкусным напитком.

– В корпус огневиков пойдешь работать? Там в лаборатории высоких температур требуется младший научный сотрудник.

Я поперхнулась шиповником.

И здесь наука? Кабинетная?

О боже! От чего сбежала, к тому же и прибежала.

– Не хочешь, значит, - прокомментировал мое желание, а, точнее, нежелание, телепат. - К водникам, изучать свойства льда, ты, вероятно, тоже не захочешь.

Я мотнула головой.

– С металлом и землей у тебя никак.

– Как это? Я пробитая позавчера стенка?

Борис Иванович посмотрел на меня, словно на микроб какой.

– С древесными языками тоже…

Я решила вообще промолчать.

– И ты все-таки остаешься? - поднял на меня Борис Иванович побагровевший взгляд.

Мне надоела неопределенность. Он что, дожидается, что я сама догадаюсь о своей никчемности, и не свалю отсюда к всеобщей радости?

А вот нет!

– С вашего позволения, мне бы хотелось остаться. Только я не знаю, к чему применить свои скромные способности.

Я ожидала от начальства какой угодно реакции. Но он неожиданно улыбнулся:

– Ты не права. Возможности у тебя большие. Просто немного необычные.

Я шмыгнула носом. Такие речи мне определенно нравились.

– И, если ты мне доверишься, я сделаю из тебя классного специалиста. Специалиста, которому не будет равных среди… Среди земных магов. Да и вообще, тебе нигде не будет равных.

Обещание было сказочным. И таким же невероятным. И даже чуть-чуть пугающим. Что-то еще от меня потребуется?

– Ты согласна?

Я кивнула. Не в Москву же возвращаться? Магом недоделанным.

Но у меня все же оставался один вопрос.

– А почему вы решили из меня сделать… этого… специалиста, которому не будет равных?

– Потому что у тебя способности…

– Это я уже слышала, - невежливо перебила я собеседника. - И уже поняла, что я… феномен. Но ВАМ зачем это надо?

Борис Иванович ответил не сразу. Побарабанил пальцами по столу, набил трубку, затянулся, выпустил густую сердитую струю дыма.

– Я, к сожалению, не могу тебе открыть всех причин. И не потому, что не доверяю тебе. Не перебивай. Потому, что ты всего не поймешь. Да и не надо это тебе.

– А почему тогда?

– Потому что я тебе доверяю, - прямо глядя мне в глаза, произнес Борис Иванович. - И потому, что кое-где на политической, - он выделил это слово, - арене произошли кое-какие перемены. Крайне неблагоприятные для меня. И мне не на кого рассчитывать. Разве что на старшего друида и его ученика Антона. Но Максим стар, а Антон один. Нужен кто-то еще. Ты подходишь. Так понятно?

Я медленно кивнула головой.

– Еще вопросы?

– Вы сказали, "на политической арене". А политик из меня нулевой…

– Это и хорошо. Еще?

Была - не была!

– Агенты Смиты.

– Кто?

– Ну эти, люди в одинаковой черной одежке. Помните, возле Университета…

– Ах эти! - собеседник как-то странно посмотрел на меня. - А ты знаешь… И они тоже, как странно, могут оказаться замешаны в… том, чего я опасаюсь.

– Я согласна!

– Отлично! Обучение твое в том виде, как оно было, подошло к концу. Эмпаты с этого момента отменяются. Татьяна Георгиевна, к сожалению, тоже. Не спорь. Можешь ходить к ней в гости, и пить чай. Так же, как и к друидам.

Ну вот. Только мне понравился учебный процесс…

– И вот тебе первое задание: сходи-ка ты в сосняк, как только будет время, познакомься с Маней получше.

– Это с многоножкой-то?

– Со стражем местности, - занудно поправил меня собеседник.

* * *

В ту же субботу я с утра пораньше отправилась в сосновый бор. Настроение у меня было - хуже некуда. В Заповеднике воцарилась промозглая осенняя сырость, и я, меся промокшими кроссовками грязь, все гадала, почему это в нашем полном магов мирке не тепло да не сухо…

Внезапно до меня донесся чей-то яростный, полный боли утробный вой.

Что есть силы я бросилась по дороге в лес. Помню, неслась, не разбирая кочек, и думала только о том, как бы успеть. За что чуть было не поплатилась шаровой молнией в лоб. Все же хорошие у меня оказались наставники - я успела поставить защиту, и пустила в ответ лианы по телу нарушителей спокойствия. Я даже успела удивиться, почему это Маня не вырастила какую-нибудь сосну вокруг плохих парней, или не удушила их, подобно удаву. Потом я узнала, что у парней был специальный амулет против Манькиной магии. А пока раненая многоножка кружила вокруг парней на расстоянии, и собирала в себя сюрикены, сякены, и прочие кены, которым ее щедро осыпал один из противников. Кругом были разлиты смоляные лужи, а вокруг начали засыхать деревья…

"Вовремя я тут оказалась", - подумала я, сосредотачиваясь на битве. Вопрос о ногомашстве отпал сам собой - мне хватило мимолетного взгляда на огромный топор, которым один из магов отсек многоножке лапу. Конечно, не стой парень столбом (и не будь он магом-металлистом), с ним еще можно было бы попробовать сразиться. Силу его инерции использовать, перенаправить от себя, в айкидо поиграться… Но спонтанно отрастающие железяки самого жуткого вида рождали в моей голове нехорошие мысли о заведомом проигрыше. Отрастят ли друиды отрубленную руку обратно? Калечиться решительно не хотелось. Да и Манька пока, слава богам, удерживала врагов на месте. Поэтому я встала поудобнее и сосредоточилась на той магии, что мне была доступна.

А было жарко! В прямом и в переносном смысле. Сложная волшба типа искажения пространства, способная одним махом решить проблему, была мне еще не под силу. Приходилось "идти в лоб", по принципу кто удачливей, да быстрее, тот и прав. Я швырялась фаерболами вслед за молниями, прикрывалась щитом, выращивала новые лианы вокруг нарушителей… И все гадала, надолго ли хватит моих скромных сил. Парни тоже не оставались в долгу. Старший из них периодически пытался достать многоножку различными предметами пилящего и рубящего свойства, младший освобождался от моих лиан. Вскоре силы младшего иссякли, и он безучастно стоял, глядя, как его напарник отращивает очередной топор. Но и меня уже дрожали все четыре конечности, да и не видела я уже практически нечего…

…И все же вдвоем с Маней мы справились - она отвлекала металлиста, собирая в себя железо, пока я пеленала парней. И наступил все же момент, когда очередная пила стала бессильной против метрового слоя лиан, оплетших мужиков подобно удаву.

Управиться-то мы управились, но вот Маня сильно пострадала. Эх, освоила бы я левитацию посторонних предметов - сама бы оттранспортировала гадов! А так пришлось снова многоножке отдуваться. Она едва доволокла свой груз до дерева друидов, и свалилась совсем без сил. След храброй кисы отмечался дорожкой смолы на жухлой осенней траве, под ней быстро образовалась изрядная лужа.

– Да издохнут на Земле последние древогубцы!! - истошно завопила я. Хоть и не совсем верно, но в корне правильно.

Потому что дед Макс не замедлил появиться. Он было ехидно поинтересовался, что за пожар приключился, но потом его взгляд упал на Маню…

Что тут началось! Откуда не возьмись, набежала толпа друидов, меня же быстро оттерли в сторону. Я лишь успела заметить, как вокруг лиан, начиненных злоумышленниками, выросла клеть, по стенкам которой побежал высокочастотный ток - такое было под силу только друидам! - и поплелась к начальству докладывать обстановку. Энергии у меня на бег не осталось, а в практически пустой голове вертелась одна и та же мысль: "Ну, ни хрена ж себе, наведалась в сосновый бор!"

Борис Иванович оказался у себя. Разговаривал по телефону. Я оставила грязнущие кроссовки с носками и куртку в прихожей, Гоше на радость, и босиком проскользнула внутрь.

И, только устроившись в уютном кресле, я поняла, как же устала. Меня лихорадило - я явно перерасходовала свои силы. Даже магический огонь своим видом разжалобила - тот выплеснулся из очага, и поплыл ко мне поделиться теплом. Мне слегка полегчало.

Начальство заметило, наконец, мое состояние - в основном, благодаря поведению огня. И, сославшись на обстоятельства, окончило разговор. Выглядело оно, впрочем, тоже неважно. Глаза его, обычно яркие, были какого-то тусклого пасмурного цвета, под стать сегодняшней погодке.

– Извини, - сказал начальник, устало потирая виски. - Этот чертов вампир Мыкола Ромуальдович меня совсем доконал.

– А что, вампиры разве бывают? - аж встрепенулась я. - Мне про них еще не рассказывали…

– Значит, еще время не подошло, - ворчливо отозвался собеседник, и глаза его вернулись к обычному, яркому, состоянию.

У меня отлегло от сердца.

– И, потом, разве вас можно доконать?

– Можно, как видишь, - невесело усмехнулся Борис Иванович. - Уж я его обрывал-обрывал, заворачивал-заворачивал, ничего не помогало! - в сердцах закончил он. - Так что у тебя стряслось-то? В сосновом бору побывала?

– А кто такой Мыкола Ромуальдович? - задала я встречный вопрос.

– А тебе-то что? - откровенно удивился Борис Иванович. - Никак, высокой политики захотелось?

– Да нет, - поморщилась я. И ткнула пальцем в небо: - Просто этот ваш не в меру долгий разговор может напрямую относиться к моей прогулке…

Иначе, почему такое знаменательное событие, как на нападение на стража, да прошло незамеченным?

А с Борисом Ивановичем произошла перемена. Его глаза мгновенно зажглись недобрым пламенем, он подобрался, как тигр перед прыжком. Мне стало не по себе, захотелось убраться куда подальше из избушки.

– Повтори, - потребовал он.

Я дисциплинированно повторила. А заодно рассказала, что произошло. По мере моего рассказа у начальства округлялись глаза.

"Все-таки, и его можно удивить", - подумалось мне вскользь.

Я закончила свою повесть на том, что друиды обступили храбрую Маню, а вокруг "дровосеков" выросла клеть. Возникла нехорошая тишина.

– Ну что же, - спустя пару минут нарушил, наконец, молчание Борис Иванович. - Хорошее было время, спокойное…

"Спокойное? Да что произошло-то? Ну, залезла в Заповедник пара недоучек, подумаешь, какое дело! Мы с ними расправились, правда Маня пострадала, и ее жалко…"

– А киса-то поправится? - жалобно спросила я.

– Куда она денется, живучая наша!

– Мне так не показалось, - укоризненно произнесла я. - Она там все смолой заляпала! И откуда в ней столько?

– А ты как думаешь? - хитро посмотрел на меня Борис Иванович, между делом доставая скатерку.

Пока он разговаривал с Гошей, я думала над поставленной задачкой. Как на грех, в голову ничего не приходило.

"Маг боевой, дубина тюнингованая", - попыталась я разозлиться на себя самое. - "Уж и подумать не в состоянии!"

Не помогло. Голова желала остаться в нерабочем состоянии.

Борис Иванович посмотрел на мои потуги, крякнул с досады, щелкнул пальцами. Передо мной возник поднос с горячим чаем и печеньем. Я закрыла глаза, вдохнула аромат неведомых мне, но, несомненно, целебных трав, сделала глоток…

Хлопнула входная дверь, в дверях возник старший друид:

– Скорее, Иваныч, Маньке совсем плохо, - хмуро произнес он. - Боюсь, ей не поможет вся сила ее родного бора.

…Понятно теперь, откуда столько смолы.

* * *

А Мане и вправду было нехорошо. Она лежала возле Дерева, вся какая-то вялая и апатичная. Если сосновое бревно, снабженное кошачьей головой и многочисленными лапами-корешками, вообще может быть вялым.

Друиды, конечно же, смолу остановили сразу. Но ужас ситуации заключался в том, что амулет, при помощи которого плохие парни так успешно атаковали Маню, нес в себе заряд сильнейшей депрессии. Поэтому многоножка, еще совсем недавно столь доблестно сражавшаяся, сейчас пребывала в глубочайшей уверенности, что никогда более она не сможет защитить врата. А, следовательно, и жить ей больше незачем. Единственное, что смогли сделать друиды, так это не дать ей умереть немедленно.

– Ну и дела! Вот уж не знала, что у многоножек бывают депрессии, - с сомнением покачала я головой.

– Да никогда ее не бывает, - с отчаянием в голосе отозвался Начальник Заповедника. - Эмпатов призывали?

– Призывали, не действует. У нее ушла вера. Совсем. Во чтобы то ни было вообще, и в свои силы, в частности. Тут наигранное веселье не поможет… - понурился старший друид.

А в моей голове, слава богу, не отягощенной многими знаниями, зародилась мысль.

– Дедушка, - потянула я за рукав друида. - А что, если…

Я принялась сбивчиво объяснять. Борис Иванович оторвался от разглядывания Манькиных закрытых век, подошел поближе. Я, краснея от ответственности, говорила, что когда упомянули про депрессию и веру, подумала, что влюбленность - вот лучшее лекарство от всех болезней. Кроме безденежья. А еще, нет силы, мощнее толпы. А у меня как раз было в жизни такое переживание - первая любовь и замечательный концерт. Правда, все это было загнано подальше в закоулки памяти, так как любовь оказалась неудачной, и меня постигло разочарование в людях. И петь я совсем не умею. Но, может быть, если у кого-нибудь есть запись… Я все объясняла и объясняла, а лица окружающих все светлели и светлели.

– А что, это мысль, - сказал, наконец, Борис Иванович. - Можно попробовать. Я тебе сам помогу все вспомнить. А что за концерт?

– "Иваси", 1996 год, по случаю Дня Физика, - с сомнением посмотрела я на босса.

Знает ли? О "Матрице" и "агентах Смитах", вон, и слыхом не слыхивал.

Но начальник знал.

– Подойдет! - окончательно просветлел лицом он. - Если я не ошибаюсь, в советские времена некоторых больных лечили "Ивасями".

– Каких больных? - удивился старый друид.

– Депрессивных, - с каким-то даже удовольствием ответило начальство. - Звуком разуважишь?

Старший друид кивнул…

Вскоре с необъятного дерева зазвучали "Иваси". Зазвучали, и тут же смолкли в преддверии действа. Мы с начальником Заповедника подсели к Мане, положили ладони на "шкуру" удивительной многоножки. Только теперь я поняла, что вовсе не шерсть и не чешуя покрывала достойную нашу Маню. А практически невесомая рыжая сосновая кора. Вокруг кольцом выстроились друиды, навострили посохи.

– Готова? Начали!

Я провалилась в воспоминания.

Первый курс. Весна. Май. День Физика, толпы пока еще трезвых собратьев по факультету. Пивной забег вокруг памятника Михайло Васильевичу. Флаг физфака - восклицательный знак под корнем - над крышей химфака, и восторженные вопли собратьев по разуму по этому поводу. Холодрыга страшная, несмотря на май месяц. Ветер. На мне новая куртка - три месяца копила! И я сама, влюбленная, неуверенная, то ли пригласить Его на концерт, то ли нет - он как-то обмолвился, что бардов не уважает.

И второй билет в кармане, купленный на последние деньги. Я тогда его все же не пригласила. Не решилась. Но, если честно, это было неважно - любовь, она же в сердце живет, внутри, а не вовне!

Я почувствовала, как Борис Иванович сжал мою ладонь - не отвлекайся, мол, на глупые рассуждения.

Едем дальше. Итак, концерт. Толпы людей перед первым гуманитарным корпусом. Физики и лирики, в одном месте.

"Есть билетик?" - то и дело раздаются вопросы.

Осчастливленная внезапным и бесплатным, но таким вожделенным прямоугольником бумаги девчонка-физичка. Танька. И, наконец, полный зал народа. И я, сомневаюсь, права ли, что не пригласила…

…Но рядом сияет все еще не верящая в удачу новообретенная подруга, и сердце переполняется любовью и благодарностью ко всему сущему. На сцене появляются они. Один, почти лысый и второй, небольшого росточка. С гитарами наперевес. Зал взрывается овациями и затихает. Первые шутки, приветствия, аккорды. Концерт. И постепенно разогревающаяся толпа.

Я хочу быть высокой сосною,
Чтобы жизнь не прошла впопыхах,
Чтоб знакомый орел надо мною
Ежедневно парил в облаках.

Физики и лирики, качаясь, представляют собой одно целое.

Чтоб корнями широко раздаться.
И, стоять, не считая года!
Чтобы шишками сверху кидаться
Без опаски попасть не туда!

Между людьми, еще совсем недавно разобщенными, стираются границы.

Я хочу быть высокой сосною,
Чтобы время катилось рекой,
Чтобы ты, проходя подо мною,
По коре проводила рукой.

Куда не бросишь взгляд, везде радостные лица. Вот вспыхнули первые зажигалки. Меня несет куда-то, я растворяюсь в толпе себе подобных…

"Иваси" поют последнюю песню.

Если климат тяжел,
И враждебен астрал.
Если поезд ушел,
И все рельсы забрал.
Если пусто в душе,
И не любит никто -
Это значит, это значит,
Означает это, что:
Пора по пиву, пора,
Пора по пиву, пора,
Пора по пиву, пора,
Пора по пиву, пора,
Пора по пиву, по пиву, по пиву пора,
С ним не берет мороз, и не страшна жара!
Гимн пофигизму.

И все поют вместе с исполнителями. Кто как может, в меру вокальных способностей. И я тоже - мне все равно, кто и как меня оценит. По-моему, друиды тоже поют. Я успокаиваюсь. Все и впрямь будет хорошо. Потом вздрагиваю и открываю глаза. И бессмысленно улыбаюсь. Передо мной огромная кошачья голова с бездонными глазами цвета хвои. Живыми и вполне себе вдохновенными. Получилось!

Надо ли говорить, что с Маней после этого случая мы накрепко подружились?

А сосняк друиды восстановили всего за несколько часов.

* * *

Между тем пришел декабрь-месяц, а с ним и зима. У ворот встали стражи-воины. Огромные, закованные в броню, неподвижные. До поры - до времени. Мне начальство объясняло их принцип действия, но я только поняла, что они не живые, и что им ни мороз, ни жара, ни маги-самородки - не помеха. А еще почувствовала, что Борис Иванович не очень-то одобрял этих киборгов.

– Есть у меня подозрения, - сказал, - что не в помощь нам они тут появились. Совсем не в помощь.

– А зачем тогда? - удивилась я.

– Сам не знаю, - грустно ответил наставник. - Но догадываюсь. Знаешь что? Приходи вечерком ко мне в гости. Поговорим.

– Политика?

– Не совсем. Придешь - узнаешь.

Вот так получилось, что поздним декабрьским вечером я, вместо того, чтобы укладываться спать в своей избушке, устраивалась в кресле. С ногами, по своей привычке. Откуда ни возьмись, появился плед. А вслед за ним и Гоша:

– Испей, - скупо улыбнулся он. Подал малюсенькую чашечку. В ней плескалась зеленоватая жидкость.

– Что это?

– Хозяин пожелал гонять чаи по-китайски, - вспрыгнул домовой на спинку кресла. Пристроился у правого уха. - Ему экзотика, а мне - бегай.

– Ничего, тебе полезно, - устремил на него ржавый взгляд Борис Иванович.

Гоша исчез.

– Приходи сюда завтра, когда хозяина не будет, - послышалось возле левого уха. - Полезному трюку тебя научу.

Я покосилась на начальство. Оно смотрело на меня в упор. Делало вид, что ничего не услышало. Но я почему-то была уверена в том, что наставник не только расслышал слова домового, но еще и увидел его, невидимого для меня.

Скрипнула дверь. В горницу вошли Антон и старший друид.

– Извини, Иваныч, задержались, - огладил редкую бороденку дед. - Куда нам?

– Растите свои пеньки где хотите, - отмахнулся от извинений Борис Иванович. - Только потом убрать не забудьте… А ты откуда?

Кто откуда?

Я проследила за взглядом начальства. В окне маячила Манина голова.

– Из леса, вестимо, - блеснул познаниями в области российской классики молодой друид.

Повторно скрипнула дверь. Многоножка вползла внутрь.

– Почему не на посту? - подпустило начальство строгости в голос.

– Оставь ее, Иваныч. Может, ей неуютно среди киборгов, - вступился за деревянную гостью старый друид.

– Неуютно, говоришь, - побагровел глазами Борис Иванович. Забарабанил пальцами по столу. - Неуютно… Мне тоже неуютно. В моем доме…

Атмосфера сгустилась. Маня повертела головой от одного друида к другому, и направилась ко мне. Подползла, свернулась кренделем возле кресла. Антон, искавший место для выращивания посадочного места, потер руки, и двинулся к нам. Уселся на многоножку. Борис Иванович, было собиравшийся что-то сказать, махнул на Маню рукой: хочешь - оставайся!

Маня обрадовалась. Шибанула ласковым теплом - аж до меня долетело. Антон блаженно прикрыл глаза.

Начальник Заповедника пристально оглядел нашу компанию.

– Максим, посмотри на них, - сказал. - Друзья-товарищи. А знаешь… Я кое-что придумал. Подойди-ка…

Друид Макс послушал, покивал головой, и, усевшись на сотворенный тут же пенек, принялся что-то мастерить.

Появился Гоша. Оделил всех чашечками. Вздохнул.

– Давай сюда чайник, - сжалился над ним хозяин. - Сам справлюсь.

Чайник, а с ним и прочие принадлежности чайной же церемонии материализовались на столе. Маг протянул ладонь - в чайник полилась горячая вода. Выпитая чашечка исчезла из моих рук. Спустя мгновение появилась снова. Уже полная.

Я наслаждалась жизнью. Устроилась в кресле, укуталась в плед, приготовилась слушать умные разговоры. Несмотря на поздний вечер, меня не клонило в сон. Чаек бодрил.

– Итак, - разливая чай по маленьким чашечкам, повел Борис Иванович разговор о событиях месячной давности, - мы имеем кого-то, кто напустил магов на Маню. Признаюсь, я все это время ждал повторной атаки, но ее так и не последовало.

– Странно все это, - не поднимая головы от работы, произнес друид Макс. - Повредить-то Маню повредили, а нападение не продолжили. Территория тогда на сутки без охраны осталась - атакуй - не хочу.

Многоножка посмотрела на него. Друид ответил ей долгим взглядом. Маня снова уставилась на огонь.

– Мне вот что интересно, - задумчиво произнес Борис Иванович, - Не такой человек Мыкола Ромуальдович, чтобы так взять и напакостить, что он это фактически проделал со своим телефонным трепом.

– Но его все равно нельзя сбрасывать со счетов? - вступил в разговор Антон.

– Конечно, я о нем не забываю. Но мне кажется… Нет, я знаю, что не он руководил операцией, - ответил Начальник, и снова разлил чай по чашечкам.

Несмотря на пятую заварку, вкус напитка оставался таким же, как и в начале чаепития.

Старший друид оторвался от работы. Опрокинул в рот свою порцию.

– Согласен. Насколько я знаю, этот э-э-э, - скрипуче протянул он, оглядываясь на нас с молодым друидом, - не совсем темный эмпат не очень-то умен, чтобы самому руководить операцией.

Я посмотрела на Антона. Тот явно пребывал в таком же неведении, что и я.

– Как это "не совсем темный эмпат"? - осведомилась я вслух.

– Потому что он не эмпат вовсе, - отрезало начальство.

– А кто же? Вампир, что ли?

– Никогда не видел вампиров, - задумчиво протянул молодой друид. - Они с крыльями?

– Антон, не сбивай человека, - покачал головой начальник. - Лиса, никакой он не вампир. Довольна?

– А кто тогда? - не сдавалась я.

– Кто-кто, - смутился дед под укоризненным взглядом начальства. - Узнаешь, когда придет время, кто. На-ка, Маня, примерь!

– Что это? - поднялся с многоножки Антон. Пошел рассматривать поделку. - Никак, седло?

Маня, увидев такое дело, заскользила к выходу.

Пришлось деду пустить в ход все свое красноречие на языке сосновых. Киса оглянулась на меня, наклонила голову набок. Кивнула…

Седло пришлось ей впору. Прилаженное на спину, оно напоминало перевернутую букву "П" - чтобы было удобно держаться. Никаких поводьев и уздечек было не предусмотрено - управлять многоножкой было невозможно, но с ней можно было договориться. Для этого требовалось ментальное (или духовное, как в моем случае), слияние со стражем.

– Ну вот, будете теперь вместе дозором ходить, - довольно оглядывая результат, сказал друид.

– А если я тоже захочу? - не удержался Антон.

– Вдвоем, али как? - подколол ученика дед.

– Как получится, - зарделся Антон.

– Тогда щелкнешь здесь, и седло раздвинется.

Седло разрослось до очертаний объемной буквы "Ш".

Дед продолжил давать показания:

– Седло рассчитано максимум на троих. Так же я его снабдил антивесом, - показал друид на еще один рычажок, - чтобы вам таскать это сооружение было удобно. Осталось только лямки для заплечной переноски приладить…

Не знаю, как Маня, а я от дедовой выдумки пришла в полный восторг - аж про "вампира" позабыла. Глаза молодого друида тоже загорелись. Азартом, что ли?

Начальство наблюдало за нами с отеческой, но снисходительной улыбкой:

– Ну вот. Как и было заявлено, будете дозором вместе ходить. Смотреть, не куролесят ли стражи эти подозрительные.

– Ты думаешь, стражи их не почуют? - кивнул на нас с Антоном старший друид.

– Скорее всего, - согласился с ним Борис Иванович. - Но шанс на положительный исход дела увеличивается.

В дальнейшем я убедилась в его правоте. Положительный исход случился. Да только не тот, на который рассчитывало начальство. Интересно, и чем ему новые стражи не угодили?

А оно тем временем продолжало размышлять вслух:

– Ладно, с Мыколой я как-нибудь сам разберусь… Но что вы думаете насчет металлистов?

– А то и думаю, что наши соседи из Слитка что-то химичат у нас прямо под носом, - проворчал дед. - Тоже мне, благородные выискались!

– Просто ты к ним предвзято относишься, - усмехнулся Борис Иванович.

– Согласен, - пожал плечами старый друид. - Но ведь и они раньше на Маню не нападали.

– Так ведь атаковали извне, разве нет? - удивилась я. - Да и магами эти лазутчики были хреновенькими, иначе бы я с ними не справилась…

– Это я и без тебя знаю, - уведомил меня дед. - Но меня беспокоит то, что амулетами их снабдили высочайшего уровня. И магией металла от них разило за версту.

Борис Иванович отрицательно покачал головой.

– Это не наши. Нет среди тех, что в Слитке, мага с таким почерком.

– Но, может, они к кому-то из наших, Заповедных металлистов, направлялись? - не сдавался древесный дед. - Неужто просто так забрались? На Маню посмотреть, себя показать?

– А что им там было надо?

– Да что угодно! Может, они не хотели нападать на Маню, и не знали о ее существовании. А, допустим, хотели амулет этот передать в Слиток. Чтобы там еще сотню таких же наделали.

Многоножка вздрогнула. На пол посыпались ошметки коры. Антон оглянулся на начальство, пошел подбирать. А я смотрела на старших, и думала. Что такой вот беседой ничего не добьешься. А значит…

– Борис Иванович, а давайте я на разведку схожу, - предложила я. - В Слиток. Элемент соответствующий изучать.

Борис Иванович оглядел меня с ног до головы.

– Рано тебе еще, - вынес безапелляционный вердикт он. - Маг из тебя покамест нулевой. Кроме того, ты у нас известна, как защитник Мани.

– Вы меня просто недооцениваете, - не сдавалась я. Хотя в глубине души была полностью согласна с руководством.

– В тебе же почти нет "металла". Зато "дерева" хоть отбавляй! - сделал спектральный анализ разозленный начальник.

– Вы же сказали, что хотите сделать из меня неповторимого в своем роде специалиста!

– Так сделать специалиста, а не убить! Вот непуганая идиотка! - вконец озверел наставник. Но потом все же взял себя в руки, и абсолютно спокойно произнес: - Одну не пущу. Точка.

Я затравленно оглянулась на друидов в поисках помощи. Никогда не видела свое ненаглядное начальство в ярости. Может, и впрямь, не зря он так распалился-то?

Старый друид устремил красноречивый взгляд на молодого. Тот согласно кивнул:

– Борис Иванович, разрешите, я с нею пойду. Во мне тоже огня хоть отбавляй. Да и драться я умею получше некоторых. Отобьемся, в случае чего.

Начальство осмотрело друида со всех сторон - точно пытался найти в нем серьезный изъян какой. Не нашел. Хмыкнул.

– И чем же ты мотивируешь свое желание?

– Скажу, что катану соратнице подарить хочу, или в компьютере получше разобраться, или… Да мало ли что?

– Только если катану ковать будешь, делай тупую, а то мне уши жалко, - озаботилась я.

– Нет уж! Куй острую, пускай отрежет себе нос, зато соваться, куда не просят, перестанет! Ты! - Указал он на меня пальцем. - Завтра с утра ко мне! Изучать магию искажения пространства!

Я не хотела злить начальство еще больше. Это у меня вышло само собой:

– Какую магию?

– Ты, кажется, на разведку собралась? - вкрадчиво осведомился маг. - В Слиток, на вражескую территорию. И, при этом, - голос его начал набирать обертоны, - не знаешь элементарных вещей.

Терять мне было уже нечего:

– Так что за магия-то?

Борис Иванович посмотрел на меня, как на мелкое насекомое:

– Ты! Ограничишься левитацией. И познанием о том, что такое пространственные искажения. А вам, ребята, - свирепо оглянулся он на притихших друидов, - придется потрудиться. Чтобы уже через час ее избушка стояла рядом с моей. Все понятно?

И, вылив в рот полный чайник элитного китайского напитка, исчез.

Вместе с чайником.

Посиделки окончились.

– Ну что, Антон, - поднялся с пенька старший друид. - Не передумал, нет? Тогда пошли трудиться.

* * *

На следующий день я проснулась ни свет, ни заря. Выпила чашку горячего чаю, чтоб не очень мерзнуть, оделась потеплее, нацепила рюкзак-седло, и припустила бегом по утреннему морозцу. В лес, к Мане!

О, доложу я вам, это было что-то! Маня неслась немыслимым зигзагом среди сосен, я попыталась было уследить за ходом событий, но не смогла. Рыжие деревья вокруг так и мелькали - вот-вот впаяемся, еще чуть-чуть, и… Но в последний момент многоножка неизменно уворачивалась, и прямо по курсу оказывалась новая сосна. Где-то на тысячном дереве я привыкла к тому, что мы удачно вписываемся во все повороты нашей безумной траектории, и расслабилась. А потом и рассмеялась - я "соединилась" с Маней, и поняла, как она движется. Она не уворачивалась от сосен, но общалась с ними. Скользя, приветствовала свою родню. Многоножка распознавала преграды так, как это делают летучие мыши, а потому авария была просто невозможна! Я от радости научилась воспринимать ультразвук не ушами, а всем своим существом.

И когда я, слегка укачанная, но невероятно счастливая, сползла на снег, то пообещала себе, что кататься буду так часто, как позволят обстоятельства и Маня.

– Пока, Маня, - помахала я многоножке на опушке. - Пора мне грызть гранит науки пространственных искажений.

Та, наклонив голову набок, смотрела на меня зелеными очами.

К начальской избушке я подходила с некоторой опаской - уж больно не понравилось мне его вчерашнее настроение. Но, вопреки моим ожиданиям, Борис Иванович был спокоен, весел и голубоглаз.

– Ну-с, приступим, - потирая руки, оптимистично начал он. - Для начала…

В общем, жизнь пошла на новый виток. Выражалась новизна в том, что мне теперь пришлось прикладывать куда больше усилий, чем раньше - я уже изучала не только то, к чему имела врожденный дар, но и то, к чему дара особенно не имела. Но, как оказалось, во всем были свои преимущества - на первом же занятии мы отправились на экскурсию.

– Иди за мной, - сказало начальство, очертив арку телепорта. - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю.

Я сделала шаг. Огляделась. Мы стояли в заснеженном лесу, возле входа в пещеру.

– Здесь кто-то живет?

– Вообще-то, он всеядный, - почему-то шепотом сказало начальство. - И я очень надеюсь на то, что Гоша его кормил все это время.

– Кого?

– Дракона.

Я приготовилась спасаться бегством.

Дракон был сыт, мудр и огромен. И не собирался кусать руку, кормящую и приютившую его.

– Бориссссс! И госсстья!

Начальство вытащило меня из-за своей спины. Отступать стало некуда.

– Лиса, - несмело проинформировала я исполина.

В ответ дракон издал переливчатую последовательность шипяще-свистящих, с вкраплениями чистых музыкальных тонов, звуков. Видать, это и было его имя.

– Очччень приятно, - пустил исполин струйку. - Сс чем пожжжаловали?

Он был велик - метров двенадцать в длину, а то и больше. По виду напоминал гигантскую ящерицу, покрытую серебристо-зеленой металлической чешуей.

– На экскурсию, - уклончиво ответило начальство.

– Вот как? - насмешливо осведомился ящер. Его глаза горели красным огнем из-под тяжелых надбровных дуг.

Начальство смутилось. В первый раз я застала его за этим занятием.

Дракон удовлетворенно вздохнул, и положил голову на передние лапы. Прикрыл глаза.

– Ты улетать от нас, часом, не собираешься? В свой мир?

– А шшшто я там поззззабыл? - приоткрыл правый глаз дракон. - Мне и тут хххорошшшо.

– Ты часто покидаешь Заповедник, - возразил мой спутник. - Я чувствую, когда открываются порталы такой мощи.

– Ну и шшшто? Я жжже ненадолго. Не на века, и дажжже не на годы. К чччему вопроссссы?

– Можно тебя попросить об одной услуге?

– Надумал всссе-таки, - пустил две струйки дыма дракон. - Я готов. Разззмятьсссся.

– Нет, - покачал головой Борис Иванович. - Я не о том.

И он поведал вкратце о событиях месячной давности. Дракон слушал, не перебивая. В глазах его красных светились чуть ли не грусть.

– Ззззря ты выжжжидаешшшь. Поверь.

Борис Иванович покачал головой:

– Я мог бы давно разогнать Слиток ко всем чертям. А заодно и половину остальных магов.

– На жжживццца ловишшшь? Не боишшшшься?

– Я понял, что такое Заповедник. И почему сюда лезет всякая шваль.

Я ожидала, что дракон как минимум оживится. Но он посмотрел на начальство с бесконечной усталостью.

– Убьешшшь этого - появится новый.

– Не раньше, чем через пару тысяч лет.

Ого! Я аж присвистнула.

– Красссивая у тебя помощщщниццца. Ссссветлая. Молодая.

В глазах исполина светилось уже даже не ехидство.

Но и что-то доброе одновременно. И очень-очень грустное.

– Ххххорошшшо. Я вам помогу. Мне дажжжже интерессссно ссстало.

…Вечером я все же поинтересовалась у деда Макса, чем я так не угодила Борису Ивановичу. То он подшучивает, то гневается, то строг, то…

Друид, уловив подоплеку вопроса, сразу погрустнел.

– Дочка у него была. Погибла она. Я видел ее портрет всего один раз. Но запомнил черты ее лица.

Я поняла. И больше к этой теме не возвращалась.

А через пару недель наступил Новый Год. Мы нарядили огромную сосну, специально выращенную друидами, собрались вокруг. Ровно в двенадцать ночи небо расцвело всеми мыслимыми и немыслимыми фейерверками. Бабахнуло так, что мама не горюй! Старались все - кто во что горазд. Потом притомились, и перешли на обычные снежки. Мы с Антоном вывозились, вымокли, и, счастливые, отправились в Дерево пить медовуху.

Маня, разумеется, все это время была с нами. Дракона тоже звали, но он не пошел. Сослался на то, что ему теперь надо охранять территорию. Инкогнито.

Отмазался, в общем. Но мне почему-то показалось, что он просто не любит шумные сборища…

Глава 5.

Сразу после Нового Года начальство устроило мне небольшой экзамен. Стояло погожим январским деньком посреди соснового бора, скептически смотрело. На то, как трехпудовая колода взмыла в воздух, перенеслась на пару метров, и тихонько опустилась на землю. Хмыкнуло. Потом заставило приподнять две колоды. Работать с двумя объектами было сложнее - на одном-то сконцентрироваться куда проще! Я с сомнением посмотрела на экзаменатора.

"Хочешь в Слиток"? - говорили его ультрамариновые глаза.

Ладно…

Колоды оторвались от земли на пару десятков сантиметров… Плюхнулись обратно - только снег брызнул в разные стороны.

– Ишь ты, - с каким-то даже уважением посмотрел на меня Борис Иванович. - Хорошо… Хорошо… Осталось дело за малым. Садись на колоду. Жди. Если он тут появится раньше твоего "Ой!", то ни в какой Слиток ты не идешь.

Я села деревяшку. И, не успела как следует задуматься над тем, кто, откуда и когда должен появиться, как:

– Ой!

– Ты сссмотри, - полмгновения спустя появился дракон. - Почччуяла.

Экзаменатор с сомнением покачал головой.

– Она сссправиласссь. Чччего ты от ххххочччешшшшь? - прищурился ящер. - Ссссвоей мощщщи? Или, может быть, тебе надо, чччтобы я ссс ней сссразззилссся?

Ой!

Борис Иваныч устало посмотрел на меня, на дракона…

– Так и быть, зови Антона. Будете инструкции получать.

На следующее утро мы с друидом появились перед торцом Слитка.

– Какой элемент самый могучий в природе? - с едва заметным ехидством в голосе осведомился он.

– А какой? - не поняла я.

– Пошли, дверь появилась, - так и не ответил спутник на мой вопрос.

Нас встретил молодой металлист в косухе и высоких кожаных ботинках. Высокий, мощный и… симпатичный. Длинные черные волосы были собраны сзади в хвост, карие глаза глядели насмешливо. Лет ему было где-то около тридцати. Или немногим больше.

Я даже обрадовалась такому повороту событий, потому что уже приготовилась получить старого зануду в наставники. Этот вариант учителя нравился мне куда больше.

Металлист тоже с интересом нас разглядывал. Надо было как-то начать беседу.

– Здравствуйте,…

– Илья, - с достоинством сказал он. - Можно на "ты".

Мы тоже назвались, и потопали за парнем вглубь Слитка.

Здание большой оригинальностью не отличалось. Скорее уж, запутанностью коридоров.

– У вас тут что, лабиринт, что ли? - недоверчиво спросила я, когда мы в пятый раз свернули за угол.

– Что-то в этом роде, - уклончиво ответил провожатый, поднимаясь по лестнице, и снова поворачивая за угол.

– А если нам самим придется твою лабораторию искать? - поддержал меня друид.

– Это вам не скоро удастся, - успокоил нас новый наставник. - Разве что вы поэзией металла проникнетесь. Придется, видно, мне вас встречать каждый раз…

– Да-а-а, - протянула я задумчиво. - Поэзия металла! Это что-то совсем запредельное! Давай ты к нам, на природу полюбоваться приходи. У нас все просто. Ветер, сосны. И плутать не придется.

– А что, приду! - улыбнулся металлист. Неожиданно светло и бесшабашно. - Я природу тоже люблю и уважаю. Стой, раз-два! Пришли уже.

Он набрал код на электронном замке, и впустил нас внутрь. Кругом были всевозможные технические устройства - от примитивного кузнечного горна до компьютера. Прямо посреди помещения работал жуткого вида станок. Обещал оттяпать неосторожные пальчики. Что, на нем придется работать? Я тихо заскулила, чуть ли не попятилась к выходу. Друид усмехнулся, подпихнул меня внутрь лаборатории. Мне очень хотелось хоть ненадолго, но покинуть это жуткое место. Настроиться. Войти заново.

– А где у вас туалет?

Где заведение, мне все же объяснили. Перед тем, как обменялись многозначительными взглядами. На этом уровне, всего один поворот направо, а потом два налево.

– Я же никогда не найду дорогу. Заблужусь, помру с голоду, превращусь в приведение, и буду тут металлистов пугать!

– Ну у тебя и фантазия, - расхохотался "пугливый" металлист. - Не мудрено, что у тебя с металлом не лады. В нашем деле четкость и порядок важен.

Я чуть было не показала ему язык. Но потом спохватилась - наставник! Пожала плечами, и вышла из лаборатории.

В "заведение" я, понятное дело, не пошла. Ибо не нужно было. Но решила все же отойти на пару поворотов, а потом вернуться обратно. И… заблудилась. Плутала уже минут пять, а нашей лаборатории все не было. Поняв, что потеряла направление, я остановилась, постаралась сосредоточиться на образе друида, и хоть так отыскать ребят.

И тут из-за соседней приоткрытой двери послышался голос:

– А ты уверен, что этому парню можно доверять?

– А почему ты решил, что я ему доверяю?

– А зачем же тогда…?

– Тише, дверь закрой!

Я метнулась за угол, и на всякий случай установила полог невидимости. Этому простейшему трюку домовых меня Гоша еще месяц назад научил, в пику хозяину, после достопамятного чаепития по-китайски. Установила полол, и замерла, не дыша. Послышался слабый щелчок, дверь закрылась. Я подождала еще пару минут, вызвала к жизни огонек, подкоптила стенку коридора на уровне колена. И только тогда оправилась искать лабораторию. Под пологом, на всякий случай.

* * *

Я застала парней над кузницей. Похоже, они нашли общий язык - увлеченно так о чем-то беседовали. Я не стала снимать полог - может, услышу что-нибудь интересненькое?

– Так какой, ты говоришь, процент углерода нужен? - спросил Илья.

– Не меньше двух, как всегда, - ответил друид. - Но и не больше.

– Сталь неоднородная?

– Ну да, внутри мягкая, к лезвию прочная.

– Легирующие добавки? Хром исключаем?

– Конечно! Он же хрупкость придает!

– Так в Японии руда всегда только с хромом была. Забыл?

Дальше шло в том же духе. Я оставила спецов общаться по душам, а сама села. Призадумалась. Очнулась я минут через десять от того, что разговор пошел обо мне:

– Где она там бродит? Уж не провалилась ли? - забеспокоился друид.

– А я-то думаю, что же так тихо и спокойно, - отозвался мой новый наставник. - А что, она всегда такая язва?

"Вот ты значит, как!" - подумалось мне. - "Ну-ну… Еще чего скажешь?"

– Да смотря с кем, - пожал плечами Антон. - Со стражем Маней - так сама дружелюбность… Куда она все-таки запропастилась?

– Не съедят ее тут, не переживай. Разве что заплутает и проголодается. Подождем еще минут пять, а потом будем волноваться.

Что же, в разумности ему не откажешь.

Впрочем, я обнаружила себя раньше - как-то не подумала о том, что при включении компьютер издаст характерный завывающий звук.

– А вот и она, - не оборачиваясь, прокомментировал металлюга. - Давно подслушиваешь?

– Фи, как некрасиво! - скривился Антон.

Я все же показала ему язык.

Новый наставник ничем не выразил своего удивления по поводу моего несообразного поведения:

– Что же… Приступаем к обучению.

Я старалась преуспеть в изучении несговорчивого первоэлемента, как могла. Держала железяку перед легкими. Ведь, согласно мировоззрению китайцев, именно там находилось средоточие металла в человеческом организме. Но, судя по всему, жители Поднебесной ошиблись, и в легких все же обитал воздух, а не металл.

Элементалы молчали, и никак на меня не реагировали. Когда я пыталась пользоваться доступной мне магией, я их не ощущала. Когда я пыталась "воспользоваться головой", магия исчезала. Через двадцать минут я взмокла. Через сорок у меня опустились руки.

– Не выходит, - грустно констатировала я.

Металлист все это время просидел рядом со мной. Иногда он чуть-чуть подогревал кусок железки, который я держала в руках. Иногда охлаждал. Мне это не помогало.

– Да… Дела… А как у тебя с почвой?

Друид, услышав наши голоса, отошел от кузницы, где пытался совладать с металлом:

– О, она - существо на редкость приземленное.

– Сам ты это слово, - обиделась я. - Тебе бы такие мучения!

– Какие?

– Тихо вы, горячие древесные парни! У меня идея.

– Вся внимание, - буркнула я.

– Представь, что ты что-то, боящееся огня в ожидании ковки.

– Ого! Тут прям садо-мазо какое-то…

– Вот откажусь от тебя, и будет тебе садо-мазо у Николая Петровича, - зловеще пообещал наставник.

Это был сильный аргумент. Я прекратила валять дурака, и постаралась сосредоточиться. Отрешилась от всего. Представила себя, скованной, неподвижной, не хотящей перемен… Боже, как же это было мрачно и тоскливо…

…Очнулась я на полу, вся облитая водой.

– Эй, вы чего?

– А ты чего?

Я вспомнила. Пояснила.

– Да у тебя, мать, клаустрофобия! - подал голос друид.

– Сам ты это слово, - огрызнулась я.

Металлист озадаченно смотрел на меня. Я на него.

– Знаешь что, ступай-ка ты к своему учителю, расскажи ему все, а завтра еще раз в то же время попробуем, - сказал наконец он.

– Да, я пойду, пожалуй… Тем более… - я вспомнила про подслушанный разговор, и про то, что его не мешало бы пересказать Борису Ивановичу.

– Что?

– А, Маньку надо проведать, - соврала я, не моргнув глазом. - Я ей обещала.

Парни только недоуменно переглянулись и пожали плечами.

– Я, пожалуй, с тобой пойду, - озадаченно сказал друид. - А то ты сегодня странная какая-то…

Я ждала, что металлист откажется. Ан нет.

– Да, пойдем, - сказал он. - Заодно со стражем Заповедника познакомлюсь.

Я изобразила на своем лице подобие радости.

– Договорились. Только вам придется подождать меня, пока я не оденусь, я не для леса наряжалась.

– Ладно, встречаемся у твоей избушки через пять минут.

А до меня с опозданием дошло, что я зря впутала в эту историю Маню - вдруг этот металлист и есть тот самый недруг, к амулету имеющий отношение?

Но обещание парням было уже дано, встреча назначена, и, раз уж так вышло, я решила взять с собой седло - покататься в случае положительного исхода дела. А то и, отключив опцию "антивес", двинуть им по башке новому наставничку, если что-то пойдет не так, как надо.

* * *

На полпути к сосняку Антона перехватил собрат по корпусу - мой друг срочно потребовался в Дереве. Я оглянулась на металлиста - мол, ты не передумал ненароком? Тот кивнул, как ни в чем ни бывало, продолжил путь.

В лесу было очень хорошо. Недавно прошел снегопад, деревья были укутаны снегом. Из-за туч выглянуло солнце, и было понурый лес засиял, заискрился. Там и сям по деревьям сновали белки, я пару раз останавливалась, чтобы на них посмотреть.

А новый наставник все это время молчал, ни слова не вымолвил, и мне это, признаться, не понравилось. В конце концов я престала обращать внимание и на белок, и на снег, но шла вперед, мучимая сомнениями о причастности металлиста к нападению на многоножку.

Конечно, Маня его должна была раскусить, у нее на всякого рода магию нюх. И на авторство волшебных побрякушек тоже - она неоднократно приносила эмпатам-растеряшам потерянные артефакты, и никогда не ошибалась в том, кому какой амулет принадлежал. Вот только мне снова драться придется. И Мане мое "лекарство" может не помочь. Во второй-то раз…

…Металлист Мане понравился. Она внимательно обползла байкера, принюхалась, заглянула в глаза… И неожиданно потерлась основанием уха о его поясницу. Значит, друг! У меня отлегло от сердца - не хватало мне еще с этим парнем сражаться! Он, поди, в два раза меня тяжелее. Да и маг, наверное, не последний. Иначе, почему мне в его наставники выделили?

Жизнь снова расцветала яркими красками.

– Прокатимся?

– На ней, что ли? - не понял металлист.

– А на ком же еще? - удивилась я. - Не на мне же!

Я сняла седло-рюкзак, щелкнула рычажком. Илья внимательно следил за моими действиями.

– Дай, я сам прилажу, - неожиданно попросил он.

Я уступила. Человек с техникой на "ты", разберется.

Металлист с благоговением взял седло в руки. Провел пальцем по изгибам, бережно прикрепил к Мане. Я молча за ним наблюдала. Если честно, такого отношения к вещам и животным, если это слово применимо к Мане, я от него не ожидала. И вообще Илья на вид был какой-то толстокожий. И косуха эта его, толстый свитер из-под нее торчащий, длинные волосы. Классический байкер, одним словом. Существо грубое, немытое, матом ругающееся.

– Зови меня Илюхой, - повернулся он ко мне.

Такой большой, и такой… открытый в этот момент. Чуть ли не беззащитный.

– Хорошо, давай дружить, - согласилась я, протягивая руку.

– Садись вперед, - великодушно предложил Илья, сжимая мою конечность своей медвежьей лапой.

Мы сели, киса привычно взяла с места в карьер. Скажу честно, ТАК я еще не ездила! К привычным для Мани внезапным поворотам добавились столь же внезапные ускорения, торможения, развороты на сто восемьдесят градусов. От металлиста она этого набралась, что ли? Сначала меня такая манера езды ошеломила. А потом я поняла: металлист каким-то образом умудрялся управлять многоножкой, и мне даже понравилось это вкрапление человеческой логики в привычно спонтанный процесс езды. Я загорелась Илюхиным азартом, принялась отслеживать направление движения…

…Наконец мы остановились.

– Вот это да! - с восхищением произнес металлист за моей спиной. - Это круче, чем на байке!

Все-таки, я не ошиблась - мой новый наставник оказался мотоциклистом.

Да и как мне ошибиться, если ему подобные личности на Воробьевых горах каждые выходные небо коптили, и я изрядно на них в свое время насмотрелась?

– Понравилось?

– А как же! Можно мне еще как-нибудь прийти?

– Ну, Маня-то общественная, да и ты с ней сдружился… - удивилась я вопросу. - Приходи, конечно.

Я слезла с кисы, приняла из рук нового наставника собранное седло. В доказательство моих слов Маня потерлась сперва об меня, потом о металлиста.

– Не, у меня такого чудесного устройства, как у тебя, нет.

– А сам чего не сделаешь? - хитро улыбнулась я.

– Не смогу, к сожалению. Я только по металлу мастер, а Маня железо не примет.

– И деда Макса ты просить не будешь, - уточнила я.

– Так это он сделал? Наслышан о нем… Круто!

– Могу я за тебя попросить.

– Нет, не надо, - решительно отказался металлист. - Во-первых, старый друид нас, металлюг, недолюбливает…

– Ну… Это, безусловно, в нем есть, - согласилась я. - А во-вторых?

– А во-вторых… - он как-то странно посмотрел на меня. - Во-вторых, достаточно того, что "во-первых".

– Да мне не жалко, вообще-то, - немедленно надулась я. - Не хочешь, не говори.

Я погладила Маню на прощанье, и сердито направилась к выходу из лесу. Больно нужны мне его секреты! Но, сказать честно, мне было обидно. Тоже мне, друг, называется!

Вскоре позади меня раздался топот - меня нагонял металлист.

– Не дуйся, Лиса, - с усилием произнес он.

Я остановилась, глянула на толстокожего наставника хмуро и неприветливо.

– Не сердись! Просто мне порой бывает сложно в себе разобраться, а лишний раз сотрясать воздух я не люблю.

– Ладно, мир, - улыбнулась я.

И мы пошли обратно по тропинке. По пути я, не найдя другой темя для светской беседы, принялась расспрашивать нового наставника об "агентах Смитах" - вдруг ему что-то известно?

Но Илья лишь пожал плечами. И крепко задумался о чем-то своем.

Расстались мы у развилки - он повернул к Слитку, а я направилась к начальству.

– Здравствуй, Лиса! Как прошли занятия? Как Николай Петрович?

– Не знаю. Это садо-мазо меня миновало.

Послышался надрывный кашель.

– Ой, ну нельзя же так с больным человеком, мне смеяться сейчас вредно. Но, однако! Как метко подмечено!

– А что с вами такое? - удивилась я. - Вроде еще вчера вы были здоровы.

– Вот вчера я и был здоров, - проворчал начальник. - Гоша, принеси еще горячительного.

– Одну секунду, - послышался голос домового. - А Лиса тоже будет?

– Глинтвейн будешь?

– Еще бы! Я ззззамерзла. А что же вы за столом сидите, вам в кровать надо…

– Да не, - махнуло рукой начальство. - Ночью в лазарет наведаюсь, с утра буду как новенький. О, спасибо, Гоша. Бери кружку, Лиса. Так что у тебя с наставником-то?

Я пояснила.

– Какой-такой Илья? И где, в таком случае, Николай Петрович?

Я воззрилась на начальство с подозрением: как это, оно, всеведущее, да не в курсе?

– Где Николай Петрович, я не знаю. Одну минуту, - я завозилась, устраиваясь в кресле возле камина. - Сейчас расскажу.

Глинтвейн был выше всяких похвал. Кресло, как всегда, тоже. Доклад получился подробным и гладким.

О том, как мы с друидом сказали пароль, о металлисте-байкере по имени Илья, о лабиринте, лаборатории наставника, куче технических устройств в оной. О моих сногсшибательных способностях к металлу, о совместном походе к Мане, о том, что многоножка не заподозрила в металлисте врага.

– Зато ты заподозрила? - хитро прищурился Борис Иванович.

– Угу, я вообще такая подозрительная во всем, что касается металла, от деда Макса набралась…

– Странно, я никакого Ильи не помню, - задумчиво сказал Борис Иванович. - Но, раз Маня его признала, значит, он, скорее всего, хороший человек. Это все, что ты мне хотела рассказать?

– Да вроде все… - я почесала в затылке. - О! Как же я могла забыть? Самое главное-то я и не рассказала. О туалете!

– А что там с туалетом? - вопросительно уставилось на меня начальство. - В Слитке не хватает сантехников? И тебя прислали ко мне в качестве делегации для выспрашивания помощи неумелым металлистам?

Теперь уже кашляла я - поперхнулась глинтвейном.

– Да нет же! Я заблудилась, и разговор случайно подслушала.

– Стой. Не говори. Просто думай. Понятно. А дальше?

– А дальше они закрыли дверь, и я ничего больше не могла услышать.

– Та-ак, - протянул Борис Иванович. - Надо же, в первый же день ты натолкнулась на что-то подозрительное. Что же… Возможно, твоя затея будет иметь какой-то смысл. Так что продолжай посещать занятия.

– А мне плохо там не станет?

– Ты об обмороке? Дай посмотрю… Та-ак… Завтра посмотрим… И, кстати, приведи мне этого Илью. А то мне интересно, почему это я о таком видном парне, да ничего не знаю… А теперь - марш в Китай! Я в тебе кое-что подправил, пусть на тебя еще мастер Лин поглядит. Глядишь, совместными усилиями мы справимся с твоим неприятием металла.

* * *

На следующее утро - если утром можно назвать темень непроглядную - меня разбудил стук в окно. Я взглянула на зеркало, в данный момент служившее часами, и некрасиво ругнулась - кого еще нелегкая принесла в такую рань? Полчаса сладкого сна украли!

За дверью оказался новообретенный друг, он же наставник-металлист по совместительству.

– Привет, - чуть смущенно улыбнулся он. - Я боялся опоздать. Слышал, ты спортсменка, комсомолка и забияка. В общем, по утрам бегаешь.

На такого злиться совершенно невозможно.

– Хорошо, я пока оденусь, а ты иди на кухню, чайник поставь, пожалуйста.

– Нет в тебе уважения к наставникам, - покачал головой Илья.

– А в тебе сочувствия к ученикам, - в тон ему ответила я.

И, не слушая возражений, с осознанием собственной правоты скрылась в комнате. Пока я одевалась, раздался новый стук в окно, и в дом вошел друид.

– Вот и хорошо, как раз к чаю, - приветствовал еще одного ученичка Илья.

Да-а… придется Мане сегодня попотеть…

Вредная многоножка, оглядев нашу делегацию, наотрез отказалась слушаться кого бы то ни было, и упилила куда зеленые очи глядят. Остановилась перед избушкой на курьих ножках. Темнота к тому времени отступила, но день еще не настал. В синеватых сумерках домишко выглядел нереально и утрированно-сказочно.

– Избушка-избушка, встань к лесу задом, к нам передом, - продемонстрировал друид знание русских народных сказок.

– Пять баллов! Она же и так к нам передом стояла!

Избушка проворно обернулась вокруг своей оси, мстительно окатив нас снегом с крыши. Маня фыркнула, и отползла в сторону.

– Кого несет нелегкая?! - послышался звонкий девичий голос.

Дверь сердито заскрипела, и на пороге появилась девушка. Красивая. Только уж больно сердитая. Волосы черные, как смоль, глаза зеленые, носик с еле заметной горбинкой. Сама росту невысокого, стройная, одета в какую-то непонятную хламиду. Впрочем, она была ей к лицу.

Я оглянулась на друида. Тот так и пожирал ее глазами. И не только он.

– Жозефина?! Ты-то как здесь оказалась?! - изумился байкер.

– Вы знакомы? - повернулась я к нему.

Металлист смотрел на ведьму со странным выражением на лице. С радостью, с беспокойством, удивлением… Местами с некоторой растерянностью. С чего бы это вдруг?

– Сестренка она мне, - наконец, сказал он, заметив, что пауза слишком затянулась.

– Сводная, по отцу, - сварливо уточнила ведьмочка. - Виделись в детстве пару раз.

Мане тем временем надоела наша компания на своей спине, и она перекатилась на бок. Я от всего сердца поблагодарила предусмотрительного старого друида, защитившего седлом ноги от подобных маневров - если бы не хитрая конструкция, не обошлось бы без множественных переломов. Вывалив нашу делегацию в снег, вредная многоножка отползла в сторону, и принялась ехидно смотреть, как мы поднимаемся и отряхиваемся. Жозефина, уперев руки в бока, сердито сверлила нас взглядом. Я поежилась. Кто ее, бабу-ягу, знает, какая в ней сила?

– Да брось, сестренка, мы тут проездом, - примирительно сказал металлист. - Ты бы нас это… напоила, накормила, что ли… в баньку своди…

– Размечтался! - оборвала братца сестрица. - Кто избушку просил вращать? Кто?

– Милостивая Жозефина, - выступил вперед вежливый друид. - Покорнейше прошу вас простить неразумного друида, который по незнанию причинил вам столько неудобств. Это больше не повторится. Уверяю вас, сударыня.

– Ладно, прощу на первый раз, - сурово произнесла девица. - Заходите, что ли, гости дорогие, угощу вас киселем, - уже совсем другим тоном предложила она.

И улыбнулась.

Друид с шумом втянул воздух.

Мы гуськом вошли в избу вслед за Маней, скинули обувь в прихожей, скромненько уселись на лавку. Один металлист, ни на грош не поверивший "грозной сестрице", держался относительно раскованно. Только уж больно задумчиво и замкнуто. Впрочем, как обычно.

Обстановка была отнюдь не мрачной - скорее, приятной. Беленая печка, огромный дубовый стол, самовар, пучки сушеных трав на веревочке. Ну и кот на лежанке - огромный, черный, ленивый. Маня тут же уменьшилась в размерах до объема рядового кошачьего домашнего питомца, и поползла к печке общаться. Остановилась в полуметре от печи нерешительно - деревянная, как-никак. Котяра приоткрыл один глаз, скептически посмотрел на новоявленную кошку. Потянулся, зевнул во всю пасть, и мощным прыжком соскочил на пол. Парочка, виляя задом, удалилась куда-то в угол. А нас юная ведьма к столу пригласила.

За невероятно вкусным киселем - клюквенным, с травами и медом - мы узнали, что Жозефина уже год как в Заповеднике. Сама попросилась, чтобы приютили - ее лесок, в котором стояла эта самая избушка, приглянулся новым новосибирским. У местной конторы ведьмочка просить помощи не стала - сразу в Заповедник направилась. Да и мама у нее умерла - так что ее в родных лесах ничего не держало. Байкер за все время рассказа пару раз поменялся в лице - видать, совсем ничего не знал о жизни сестры. И не только сестры - когда в болтовне ведьмочки выдалась пауза, осведомился, давно ли она звонила отцу.

Жозефина, повела плечиком, окатила братца чуть презрительным взглядом:

– А сам?

– Ты же знаешь, я не люблю го тревожить по пустякам. Помнишь, у нас была договоренность - в случае чего, ты меня информируешь…

Вот так-так… А толстокожий наставник по металлу, оказывается, еще и переживать за кого-то умеет…

Ведьмочка смягчилась - вероятно, о том же подумала.

– Извини, забыла тебя предупредить. Я, как мама умерла, обо всем на свете позабыла…

Илья не ответил - только неуклюже притянул к себе сестрицу. Та посидела в объятиях с полминутки для проформы.

Потом шмыгнула носом, чмокнула братца в щечку, вскочила, наделила нас киселем повторно.

Друид все это время не сводил с нее глаз. Жозефина тоже на него посматривала.

Где-то через час, или около того, мы спохватились - нам давным-давно пора было быть в Слитке. Быстренько распрощались, обещались заходить, и помчались обратно быстрее ветра.

После занятия (в ходе которого ничего примечательного, окромя непроходимой тупости все же влюбившегося друида и ожога на моей руке от все-таки раскалившегося куска железяки, не случилось), я с моим новым наставником направилась в избушку Бориса Ивановича. Известие о том, что его ждет аудиенция у начальства, Илья воспринял спокойно. Но не удержался от усмешки:

– Подозревает в чем-то?

– Удивился, что не знает "такого видного парня".

Металлист в ответ лишь пожал плечами:

– Что же… Веди.

– Да мы уже пришли, вообще-то… Стой! Обувь снимай. Ой! Борис Иванович, здравствуйте! Как здоровье?

– И ты здравствуй, Лиса! Все хорошо, спасибо.

Начальник Заповедника стоял на пороге. Это было что-то новенькое - еще ни разу не выходил он мне навстречу. Да и глаза его меняли цвет как-то уж больно часто…

Я недоуменно переводила взгляд с одного наставника на другого, не зная, что и подумать. Но металлист был само спокойствие, бегством спасаться не помышлял, топоров не отращивал, просто стоял. И это не могло не успокаивать.

Наконец Борис Иванович закончил сканировать незнакомого ему сотрудника Заповедника.

– Ну, проходите, молодой человек, знакомиться будем, - сделал он приглашающий жест. - Пообщаемся, чайку выпьем.

Я нерешительно замерла на пороге.

– Мне остаться?

– Как хочешь, - мельком взглянув на меня, ответило начальство. - Но, если тебе по-прежнему скучно влезать в политику, я тебя не держу.

– Скучно. Да и тренировка у меня на носу. Я пойду, пожалуй.

* * *

А где-то через неделю, поздним вечером, когда я, укутавшись в одеяло, читала Толкиена, в окно постучался Антон. Я любила, когда ко мне приходил друид. Он казался близким и родным - совсем как Маня. С ним было легко. И общаться, и учиться. Порой, он, конечно, вредничал…

Но этот случай явно не являлся таковым: уже по походке Антона можно было сказать, что разговор пойдет о чем-то личном. Так оно и вышло - оказалось, друид пришел узнать, что я думала о металлисте. А я ничего не думала. Я Илью просто не понимала. Но мне было достаточно того, что Маня не заподозрила в нем врага. И того, что он ничего не знал о людях в подозрительных черных костюмах. А еще того, что Борис Иванович поговорил с металлистом, и тот на следующий день, как ни в чем ни бывало, продолжил существование в Заповеднике. Был бы шпиком - поди, вылетел бы в два счета.

Что-то было не то в этом визите…

– А что тебя, собственно, волнует-то?

В ответ друид покраснел так, что мало не вспыхнул.

– Жозефина? - Осенило меня.

Антон покраснел еще больше. Я попыталась припомнить, есть ли у меня в избушке огнетушитель.

– Догадайся.

– Догадалась. И? При чем тут Илья? Боишься, что воспротивится? Брось! По-моему, у нашего толстокожего наставника вообще никаких родственных чувств нету.

Да и жили они с сестрой, как мне показалось, сильно порознь. Жозефина - в чащи лесной, а металлист - в лаборатории. По крайней мере, мне так казалось.

Но Антон не спешил со мной соглашаться:

– Не скажи… Про отца-то он спросил…

– Ага! После того, как вдруг! Обнаружил, что сестрица уже год как не жила с ним в Сибири. Но! Оказывается, раньше его, металлического, прибыла в Заповедник. И вообще, у нее мать умерла. И потому она не смогла присмотреть за их общим папой.

Антон усмехнулся:

– Резка ты, Лиска. Что он тебе сделал?

Я пожала плечами.

– Ничего.

– Ничего? - хитро посмотрел на меня Антон. - Может, в этом все дело?

Я воззрилась на друида с удивлением. Он у нас, оказывается, сводник! Раньше, помнится, Танька меня допрашивала с пристрастием о том, почему это я, такая-сякая, симпатичная да стройная, без вредных привычек, да без кавалера. Теперь Таньки рядом не стало. Свято место пусто не бывает?

– Так дело не пойдет, - покачала головой я.

– Это почему еще? - вскинулся парень. - Я тебе что, не друг?

Понятно… Сам влюбился. Вошел, так сказать, во вкус жизни, сдобренной гормонами, и другим того же желает.

– Друг. И поэтому ты оставишь эту тему в покое.

– Как скажешь, - отвернулся от меня товарищ.

Уставился в окно.

В комнате стало тихо-тихо. Даже огонь в камине ужался чуть ли не вдвое.

Только на улице разыгралась метель - ревела, мела снегом, качала сосны. Те тихонько скрипели.

– Тебя что-то беспокоит?

Антон еле заметно вздрогнул, когда услышал мой голос:

– Странная ты, Лиска. Как на дистанции, так вся душа нараспашку. А стоит подойти поближе, и закрываешься. Может, обидел тебя кто?

– Я не хочу сейчас говорить об этом. И не потому, что не доверяю тебе. Просто, поверь мне, причины для подобного поведения у меня есть.

– Так сходи к деду Максу, излей ему душу, если я для тебя слишком молод!

Эх ты… Часовой любви!

– Схожу, если припечет. И, вообще, ты сюда по какому поводу приперся? Меня агитировать?

Запал учительства жизни в друиде потух - точно ветром задуло. Передо мной снова сидел счастливый до безобразия человек. Но и в то же время неуверенный. Я бы даже сказала, смятенный. Интересно, почему?

Проходила минута, другая, третья. Антон краснел, бледнел, силился что-то сказать… И не мог. Снова краснел… Мне внезапно пришло в голову, что он так и просидит светомузыкой своей души в моей комнате всю ночь. Мне это было и вовсе ни к чему - у меня с утра тренировка намечалась.

Пришлось раскинуть мозгами. Точнее, не мозгами, а интуицией. Та-ак… Что у нас в последнее время происходило? Встреча с Жозефиной? Это, конечно к делу имеет самое прямое отношение. А еще что? Посещение Слитка с целью обнаружения лазутчика в оном?

– Ты боишься, что Илья все же окажется тем самым недругом, что мутит воду в Заповеднике?

Антон неуверенно кивнул.

– Не совсем… Я боюсь, что, Жозефина примет сторону брата, если окажется, что он-таки супостат. Вот.

Друид выговорился и перевел дух. Повеселел, расправил плечи, отправился на кухню ставить чайник. А я впервые со времен признания Маней металлиста задумалась всерьез. В самом деле, что мне известно о моем наставнике по металлу?

– А что дает тебе повод так думать о нем? - поинтересовалась я у товарища, когда тот плюхнул поднос с двумя кружками на покрывало. Из чашек выплеснулась хорошо, если не треть. И хорошо, что на поднос. Однако Антона это не смутило - он, как ни в чем ни бывало, уселся на краешек кровати, протянул руки, лишняя жидкость моментально перешла в газообразную фазу.

А было повеселевший друид снова погрустнел.

– Не знаю. Странный он какой-то. Замкнут без меры. И не к месту. Вот ты. Что ты о нем знаешь? О его прошлом. Кроме того, что у него есть сводная сестрица Жозефина, с которой он виделся раз десять за всю свою жизнь. Или о том, что у него есть отец?

– То, что он - байкер.

Антон замер, как будто услышал откровение свыше.

– Откуда такие познания?

– У него Маней управлять получается. И вообще…

Я развела руками, не в силах выразить двумя словами то, что узнала о мотоциклистах на Воробьевых Горах.

– Допустим, - не хотел сдаваться друид. - А еще что?

И что это он к человеку прицепился? Видать, что-то сильно его припекло… Или кто-то? Может, старший друид? Каждый вечер ученику своему мозги промывает?

Антон вскочил с кровати, прошелся по комнате, плюхнулся в кресло у камина. Я честно пыталась вспомнить о наставнике по металлу хоть что-нибудь. Как на грех, ничто не шло на ум. Кроме одного воспоминания - о встрече с драконом.

… Маня, петляющая меж сосен. Друид с ведьмой в одной ячейке. Пещера, нет, логово дракона. Дым и огонь - приветствие исполина. А вот и он сам - огромный, умный, мудрый, хитрый, мощный… Чешуйчатый, металлический… Тысячелетний? Необъятный…

…Вот дракон восхищается Жозефиной. Задерживает взгляд на металлисте… Отворачивается. И поворачивается обратно… Думает о чем-то, прищурив глаза… Из пасти вырывается пара десятков огненных элементалов. Они носятся по поляне друг за дружкой, и я, забыв о странном противостоянии исполина и сибиряка, наблюдаю за своими любимцами…

…А когда поворачиваюсь обратно, дракон уже лежит. Лениво. Как обычно. И металлист украдкой переводит дух. А ведь пред этим, помнится, стоял с видом человека, готового биться не на жизнь, а на смерть…

Нет, не похоже было, чтобы дракон принял металлиста за супостата. Заподозрил что-то сперва, это факт. Но в живых-то оставил. И, потом, может, ему не нравятся люди, способные в мгновение ока отрастить двуручный меч.

Я озвучила эту мысль вслух. Антон посмотрел на меня с любопытством:

– Что это ты все на Маню, да на дракона ориентируешься?

– А на кого мне ориентироваться? На людей, что ли?

– А чем тебе homo sapiens не угодили?

– Звери честнее, - пожала плечами я. - Им от нас ничего не нужно, кроме еды и тепла зимой. А вот люди зачастую с тобой общаются только потому, что ты им понадобился для каких-то личных целей. Хуже, если компенсаторного свойства.

– Компенсаторного? Что это?

– Ну… Неуверен человек по жизни, и самоутверждается за счет того, кто рядом оказался… Я не психолог, конечно… Но где-то так. В общем, не опираюсь я на мнение людей.

Друид уставился на огонь. Долго так сидел. Я уж и засыпать начала. Наконец поднялся.

– Ладно. Все. Кончаю думать. Пойду жить. А там - как выйдет. Пока, Лиска. Спасибо. Спокойной ночи.

Он ушел, а я проснулась, и еще долго не могла заснуть. Лежала в темноте, прислушиваясь к свисту бури за окном. И думала. Об Антоне. О Жозефине. О металлисте. О старом друиде. О Борисе Ивановиче. О Мане и о драконе с непроизносимым именем. И о том, что… Как же все-таки было хорошо, что я оказалась в Заповеднике.

* * *

А между тем, время шло.

Металл я худо-бедно познала. Правда, все с каким-то разрушительным уклоном. Сперва - в сторону плавления. Зато хоть на расстоянии, поэтому ожогов можно было не опасаться. Научившись доводить элементалов до кипения, я попробовала вести с ними более конструктивные беседы. В результате всех результатов понизила температуру испытуемого объекта чуть ли не до абсолютного нуля. Наставник-металлист потирал руки и предлагал открыть малое предприятие - сверхпроводники, экономия энергии, сверхприбыль, все дела. Я отказывалась, говорила, что в этом случае я стану столь прожорлива, что меня не прокормят, даже и за счет сверхприбыли. И вообще, что это за использование друзей в целях наживы?

Илья был признан гениальным преподавателем - ведь ему удалось сделать то, что не получилось ни у Татьяны Георгиевны, моей первой стихийной преподавательницы, ни у самого начальства. Правда, на то, чтобы я научилась управлять своим духом противоречия, неизменно возникающим при контакте с металлом, ушло три месяца. Когда меня, наконец, признали умеющей в случае крайней нужды справиться с металлистом-неудачником, на дворе уже стояла самая что ни на есть весна.

Снег еще не успел сойти везде, но на открытых местах уже вовсю зеленела травка. Природа медленно, но верно пробуждалась ото сна. Для поездок на Мане приходилось одеваться чуть ли не в скафандр, а потом еще долго сушиться. Молодой друид все больше левитировал в облаках, и все больше с ведьмой. Вопросом о причастности наставника по металлу к нападению на многоножку он уже давно не задавался…

Один только Борис Иванович хмурился. Каждый раз, по приходу к нему в избушку, я заставала то одного мельком знакомого металлиста, то другого. А то и вовсе незнакомых мне людей. Но, насколько я могла судить, беседы сии ни к чему путному не приводили. Напряжение копилось, и рано или поздно что-то должно было случиться. Так оно, как оказалось в дальнейшем, и вышло.

В одно прекрасное воскресенье начальство разбудило меня с утра пораньше.

– Эге-гей, соня! - издавало оно громкие звуки под окном. - Вставай, пора в путь!

– Я не Соня, я Лиса, - сонно пробурчала я. - И потом, какой-такой путь? Далеко?

– За пределы Заповедника точно выйдем. Вставай, давай, жду тебя у себя!

Не успела я выбраться из теплой постельки, как в избушку снова постучали.

– Кататься пойдешь? - осведомился металлист, вламываясь в комнату.

Я поспешно натянула было сброшенное одеяло на себя.

– Нет. Там мокро. И вообще, меня ждут в кабинете у начальства, - недовольно пробурчала я, лицезря в дверях эту пташку раннюю. - Мы уже идем на какую-то экскурсию. За пределы Заповедника. Хочешь кататься, возьми седло, и иди один.

– Ну уж нет. С тобой пойду, - мгновенно отреагировал на известие товарищ. - Так даже интереснее. А то все Заповедник да Заповедник…

– Тогда дай мне, что ли, одеться!

Металлист кивнул, и вышел на улицу. Я же, проклиная не в меру активных коллег, китайские тренировки и занятия магией, с трудом поднялась с кровати.

Поясницу ломило, плечи ныли, на ладони виднелся след от позавчерашнего ожога. Обычно воскресенье было единственным днем, когда я по-настоящему отдыхала. А сегодня меня лишили и этой радости жизни. Все-таки, надо было спать в лазарете! Магия Дерева, поди, помощнее магии избушки будет. Да и не достучались бы до меня в дупле-то.

Я вздохнула, и пошла под контрастный душ.

– И куда это мы направляемся? - уже почти бодро поинтересовалась я десять минут спустя. - Кстати, Илья… А, ты уже здесь! Так куда мы идем-то?

– На изнанку.

– Куда?

– В… параллельный мир, скажем так. И учтите, это строжайшая тайна! - бдительно окинул нас Борис Иванович взором оранжевых очей. - Ну что, готовы? Тогда пошли!

Путь наш оказался неожиданно кратким. Мы просто подошли к одному из книжных шкафов, начальство нажало на что-то сбоку, шкаф отъехал в сторону, а за ним… за ним оказалась обычная дверь с кодовым замком. За дверью расстилался лужок. Обычный такой, весь покрытый росой в ожидании скорого восхода солнца. Вдалеке паслись косули, щебетали птички. В воздухе не чувствовалось вредных примесей.

– Тут лето? - Ахнула я. - Или такой апрель?

– Апрель. Тут климат куда ровней да мягче.

Я присвистнула - когда-то я мечтала жить в подобном климате. И вот она, готовая сбыться мечта! Рядом, меньше чем в десяти метрах от моего изголовья!

Я оглянулась на Илью - углядеть восторженное выражение глаз. Странно. Тот стоял, как ни в чем ни бывало. Не изумлялся.

Очень странно.

– Ну, что ты встала, закрывай дверь, и пошли, - выдернуло меня начальство из раздумий.

Я, мигом позабыв о "не восторженном" товарище, шагнула вперед.

Раздался звучный щелчок - это захлопнулась дверь, связывающая нас с Заповедником. Начальство с шумом вдохнуло воздух. Еще раз, полной грудью. Расправило плечи.

Я с удивлением воззрилась на него.

Борис Иванович немного смутился.

– Оглянись назад, - сказал. - Посмотри, как выглядит переход.

Снаружи портал выглядел, как украинская хата - беленые стены, низенькие оконца, резные наличники…

– Неужели здесь Украина?

– Русь. Портал сам себе обличье выбрал. Его пять раз пытались переделать, а потом плюнули, и оставили, как есть.

Ну и дела…

Мне, признаться, стало немного не по себе. Если здесь простая избушка так себя ведет, то что же от машин ожидать прикажете? Я поежилась.

Начальство интересом наблюдало за мной.

– Расслабься, Лиса, тебе тут ничего не грозит.

– Так-таки уж и ничего?

– Ну, здесь практически нет громадных заводов и двигателей внутреннего сгорания. А все остальное - сущие пустяки, - оптимистично заверил меня Борис Иванович.

– А как же тут люди живут? В каменном веке, что ли?

– Да нет, что ты! И свет у них есть, и на больших расстояниях они могут общаться.

– Это магически, что ли? - недоверчиво осведомилась я.

– А что тут такого? Сама вовсю магией пользуешься, а другим нельзя? - проявил мужскую солидарность байкер.

И тут меня осенило:

– Постойте, Борис Иванович! А кто говорил, что Заповедник - это тупик?

Металлист тоже не остался безучастным, глянул на босса с любопытством.

– Лиса, это официальная версия, - поморщился тот. - Причем, усиленно пропагандируемая. Так что попрошу вас, молодые люди, держать язык за зубами.

– И что, никто до сих пор не догадался? - как бы между прочим осведомился Илья.

– Я очень на это надеюсь, - помолчав, сказал Борис Иванович. - Но всерьез рассчитывать на это было бы, по крайней мере, не умно.

– Ой, а мы шкаф закрыли?

– Не беспокойся, все схвачено. Пошли же!

До леса, темневшего за лугом, оказалось не меньше получаса ходьбы. За это время мои ноги вымокли до середины бедра - луг щедро делился росой с нами, его гостями. И это было не холодно и неприятно, но радостно. В нашем мире подобного чуда нужно было ждать до июля-августа…

Мы уже почти дошли до опушки, как сзади ахнул металлист.

– Лиса, смотри!

– Вот это да! Это что, детеныши нашего дракона?

– Да нет, наш дракон, он вообще европейского типа, а эти - на курицу смахивают.

– И где твоя хваленая металлическая логика? Кто же Европу с курицей сравнивает?

– Глаза прячьте, неучи! - Сурово оборвало обмен мнениями начальство. - Это же василиски! Все, готово, можете смотреть.

– А что вы сделали? Зеркальный полог установили?

– Боже, какая проницательность! Лиска, ты можешь помолчать? Смотри, смотри, как он его! О, а там еще одна курица, только поменьше! Наверное, дама!

– Я, между, прочим, тоже дама, - надулась я. - А ты со мной так невежливо.

– Не голоси, дай посмотреть! Смотри, какая тактика… Этот, что больше, да зеленее, все с неба голубого норовит атаковать. А тот, что голубой, на месте волчком вертится.

– Ага! Схватка тарантула со скорпионом, - прокомментировала я тактику боя. - Они тоже так дерутся.

Металлист издал горестный всхлип. Я для разнообразия решила помолчать.

Мы досмотрели сражение, закончившееся победой молодости над опытом. Фиолетовая дама, немного поупиравшись для виду, улетела за победителем. На зеленой траве остался истекать дымящейся кровью старый самец. Я дернулась помочь поверженному василиску.

– Ты что, совсем рехнулась?! - схватил меня за руку металлист. Все же в быстроте реакций ему не откажешь.

– Пусти, ты, изверг! Зверушку жалко…

– Лиса, - проникновенно посмотрел мне в глаза Борис Иванович. - Эту зловредную курицу ты все равно уже не спасешь. А вот подцепить какое-нибудь проклятие очень даже сможешь. Эти твари и так не мягкосердечны по жизни, а уж пред смертью и вовсе зловредны, как два Николая Петровича!

– Два Николая Петровича? - Представила я себе силу оппонента. - Хорошо, уговорили. Не пойду.

Мы зашагали к лесу. Самому что ни на есть обычному смешанному - сосны, там, дубы да осины с березками. Вглубь вела утоптанная тропинка. Мы вступили под сень деревьев. Вокруг было тихо и чуть-чуть влажно. Но, не успела я как следует надышаться лесными запахами, как появилась избенка. Вполне еще крепкая, хоть и не вчера построенная - видать, хозяин у нее был хороший. Во дворе собака лаем заливалась, на заднем плане курятники-огороды виднелись.

На звук собачьего бреха вышел дед. Голосок у него был шаляпинский.

– Тихо, Волчок! Свои! Иваныч! Сколько лет, сколько зим!

– И тебе привет, Макарыч! Я, как видишь, не один, ты уж пса попридержи, что ли.

– Цыц, Волчок, свои, кому говорят! Глеб Макарович, к вашим услугам, - протянул хозяин руку.

Мы поздоровались. Я, потеряв остатки приличий, в упор рассматривала хозяина-русофила. Или в этом измерении все мужики так ходят? С длинными седыми космами, бородой по середину груди, вышитой рубашке, подпоясанной бечевой, портах каких-то непонятных, и лаптях?

А глаза-то! Тоже цвет меняют! Сначала вот были серые, а теперь стали насыщенного голубого цвета.

– Проходите, гости дорогие, - не дал мне сделать поспешных выводов о родстве с начальством хозяин. - Вы, чай, проголодались?

– Твоя правда, Макарыч, мы что-то забыли позавтракать. Гоша потом меня растерзает - скажет, что он, мол, готовил, а я его труды проигнорировал.

– Да не посмеет он, - откуда-то снизу раздался эдакий рассудительный бас.

Я аж подпрыгнула от неожиданности. А это оказался всего лишь домовой с низким голосом и русофильского вида.

– Еще как посмеет, - заверило местного домового мое начальство. - Это тут вашего брата много, а он у нас - единственный, вот и возгордился. Не поверишь, меня пред гостями в краску вгоняет.

– А ты его ко мне на перевоспитание отдай, - посоветовал хозяин дома. - А я тебе своего на время одолжу.

– Никуда не пойду, - заупрямился домовой. - Мне и тут хорошо. Я ему лучше весточку пошлю… Кстати, меня Тошей звать, - поклонился он нам. - Квасу, чаю? Может быть, кофею? Да вы рассаживайтесь, не стойте. Располагайтесь, где удобнее

Мы расселись по дубовым лавкам вокруг матерого стола.

– Какими судьбами, Борилий? - набивая трубку, поинтересовался хозяин. - Да еще с подрастающим поколением?

Борилий?

Я с удивлением посмотрела на начальство. Оно проигнорировало мой взгляд.

– Да вот, что-то непонятное творится в моем Хозяйстве, сказало. - Рядовые члены небезызвестной тебе комиссии как-то странно себя ведут. На Маню техногенные маги напали. Переводы специалистов-металлистов из Сибири затеяли без моего ведома.

Глеб Макарович пристально посмотрел на Илью. Тот спокойно выдержал его взгляд.

– И ты полагаешь, что…?

– Нет, ничего я пока не полагаю, но вот расслабляться, как прежде, не советую, - не дал задать вопрос полностью Борис Иванович. - У вас тут все спокойно?

– Когда это у нас было совсем уж тихо? - развел руками хозяин. - Так, бузят все, кому не лень. С лешим вот намедни разругался. А до этого вон, Тоша с водяным что-то не поделили.

Домой с вызовом посмотрел на хозяина избушки. А мне-то казалось, что он правильный - от кисточек на ушах и до кончика хвоста.

– Знаешь что… - задумчиво сказал Борис Иванович. - Пойдем-ка, друг мой старинный, на воздух, да посоветуемся.

Они поднялись, и вышли. Я налила себе новую кружку чая, схватила румяный пирожок. Вкусно! Не хуже, чем у Гоши, но чуть по-другому. Приправа какая-то добавлена незнакомая, что ли?

– Ну, что ты обо всем этом думаешь? - задал вопрос металлист, когда утихли шаги старших.

Что я думала? Совсем изошло наше начальство подозрениями, вот что я думала. Но делиться этими соображениями с наставником по металлу мне почему-то не хотелось. Равно как и тем, что старик обозвал наше начальство каким-то странным именем. Возможно, потому, что все еще была под впечатлением от "изнанки". На нем-то я и постаралась сосредоточиться:

– Классно тут… Надо друида с Жозефиной пригласить обязательно… Вот бы кто порадовался!

– Ты что, думаешь, сестренка тут никогда не была?

– А что, была, что ли? Место-то секретное!

– Да ничего подобного, - возразил металлист. - Во-первых, это не единственный выход на изнанку.

– Ты-то почем знаешь?

– Семейство у меня такое, - пожал плечами Илья. - Мачеха - так форменная баба-яга была, царствие ей небесное. Знал я об изнанке нашего мира, можешь не сомневаться.

– Так что же ты никогда не рассказывал?

– А ты и не спрашивала, - не смутился наставник. - Да и учиться тебе надо было, а не лясы точить.

Я смотрела на Илюху, и думала: "Что с него, толстокожего, возьмешь?"

Но металлист вдруг хитро прищурился:

– Как ты думаешь, откуда взялись все герои русских народных сказок?

И правду, откуда? Все эти лешие, кикиморы, василиски? Змей Горыныч, опять же. Должны же они были куда-то деться, если у нас им места не стало, да славятся законы сохранения во веки вечные!

– Так ты тут раньше бывал? - с интересом воззрилась я на металлиста.

– Не здесь. А у нас, в Сибири, - не стал скрытничать наставник. - Помню, как-то в далеком детстве, мы с сестрицей удрали от предков…

Я с упоением внимала. Когда этот обычно немногословный человек раскрывался, то становился необыкновенно привлекательным. Я даже заскользила по лавке поближе к наставнику - под влиянием рассказа мне захотелось сократить расстояние между нами.

– Ты смотри, Иваныч, на пять минут нельзя молодежь одну оставить. Чуть ли не в обнимку сидят!

Я пожала плечами, и из вредности характера придвинулась к Илюхе вплотную. Тот напрягся - аж мышцы взбугрились. Но не стал отодвигаться.

А потом забрехал Волчок - мирно так, по-домашнему.

– Соседи, - поднялся успевший усесться на скамью хозяин. - За помощью.

Борис Иванович ностальгически вздохнул. Мне вдруг подумалось, что я никогда раньше не видела, чтобы у моих сопланетников глаза меняли цвет. Зато в этом измерении - у первого же встречного. А я ведь ничего не знала о прошлом начальства. Кроме того, что у него убили дочь. Наверное, у него когда-то была своя жизнь. И, возможно, кто-то и к нему приходил - в надежде на помощь.

– Лиса, - сглотнул Борис Иванович. - А ты не хочешь пойти посмотреть, как хозяин скотинку лечит?

– Какую скотинку? - порушилась качественная картинка, созданная моим воображением.

– Крестьянскую, - устремил на меня взгляд телепат.

И был этот взгляд таким, что я поспешила выйти во двор.

Старый маг как раз заканчивал с оказанием помощи. Принимал куль муки в подарок от крестьянина, хозяина теленка. Излеченный бычок был резв, а крестьянин - нем и глух. Я присела погладить бычка. В моей руке невесть откуда появился клочок ароматного сена.

– Му-у-у, - сказал крестьянин, глядя на меня добрыми глазами.

– Му-у-у, - повторил за ним бычок.

Шерстка его была шелковистой, от него приятно пахло летом. А я думала - почему начальство меня отослало столь скоропостижно?

А потом они ушли. Мы посидели еще с полчасика, поговорили о погоде, послушали ворчание хозяина по поводу расшалившихся кикимор в местном болоте. Дед рассказывал складно - заслушаешься. Время от времени я ощущала на себе его взгляд. Не тяжелый, но пронизывающий насквозь. Я от него и не думала закрываться - пускай себе проверяет, за мной особо тяжких грехов не много водилось.

Глава 6.

– Ну как, понравилось на изнанке?

– Конечно! Мы когда-нибудь еще туда пойдем?

– Непременно. Собирайтесь, вы идете в поход.

– А поход? А куда?

– Сперва до Макарыча, а там - видно будет.

"Уж послала, так послала…"

– Нет в тебе никакого уважения к начальству, - спокойно констатировал телепат.

Я смутилась и покраснела. Но взгляда не отвела:

– Но ведь это была шутка?

– Нет, отчего же? Я абсолютно серьезен.

– И когда мы выступаем?

– Завтра в семь утра. И найдите мне Антона, пожалуйста. Поскорее, если можно.

Так я поняла, что спокойная размеренная заповедная жизнь временно закончилась. Снова предстояло кормить комаров собственным телом, мыться в речке, коптиться дымом костра и радоваться случайной бане. И топать, куда волхв пошлет. Вы бы согласились? Я - так с радостью, если честно, потому что чувствовала, что засиделась на одном месте, и что размяться мне было бы неплохо. Байкер соглашался, стиснув зубы и матерясь - по его словам, у него сезон был на носу, и он надеялся погонять по МКАДу в ночное время. Да и друид, как ни странно, особой радости выказывать не собирался. После недосказок и недомолвок, прижатый к стенке Антон нехотя сознался, что Жозефина ждет пополнения в избушке, и что поэтому он, ее почти муж, не горит желанием куда бы то ни было тащиться. Поняв, что мне грозит совместное путешествие с обычно молчаливым, как рыба, наставником по металлу, я пришла в тихий ужас. Надо было как-то уломать древесного товарища.

– Антон, - потянула я друида за рукав. - А ты знаешь, что у твоей почти жены скоро начнутся токсикозы, и вконец испортится характер?

– Вообще-то, у нее характер и так испортился, - язвительно произнес товарищ. - И что?

– Так может, если ты на немного отлучишься, то ее хоть от твоего вида тошнить не будет? - не подумав, ляпнула я.

– Спасибо тебе, родная, за добрые и ласковые слова! - набычился друид. - Это все твои аргументы?

– Если ты с нами не поедешь, то я повешусь от общества нашего с тобой наставника по металлу, - мрачно сообщила я истинную причину своего беспокойства.

– Вот так бы сразу и говорила, - повеселел Антон. - А то вешаешь мне тут лапшу на уши, и думаешь, что я ничего не замечаю. Ладно, пойду, посоветуюсь с Жозефиной…

Как потом выяснилось, ведьмочка меня полностью поддержала - то ли ей хотелось одной побыть, то ли она и впрямь опасалась за здоровье друида в своем беременном присутствии.

Заручившись поддержкой друида, я приступила к сборам.

Оглядела свой скудный гардероб, и поняла, что меня постигла извечная женская проблема. Все было каким-то не от мира того, куда мы собирались, и я никак не могла решить, что же мне нацепить на себя, чтобы замаскироваться под аборигенку. Да и выбор у меня был невелик: вельветовые джинсы, или обычные.

За этим время провождением и застал меня металлист:

– Ну что, идем? - вломился он без стука.

Нет, это проходной двор, а не избушка!

– Никуда я сейчас не пойду. У меня серьезная проблема.

– Что такое? - встревожился наставник.

– Надеть нечего…

– Ну, так одевай первое, что попало, и пошли. На изнанке нам, поди, все равно переодеваться придется.

– О, тогда я надену вельветовые джинсы, - обрадовалась я, - они мне больше нравятся. И пускай начальство их заколдует. Слушай, а мы зубную пасту со щетками берем?

– Не знаю, я взял на всякий случай, - пожал плечами металлист. - Хотя, конечно непонятно, как мы ими там будем пользоваться. Инкогнито там, все дела…

– Нет, я без зубной щетки не пойду! И без мыла тоже.

– Да хоть набей ими рюкзак под завязку, только пошли скорее! Уже все собрались.

Я покосилась на наставника-металлиста с невольной неприязнью: и с этим вот занудой меня хотят отравить на поиски приключений. Вдвоем. Жуть.

Друид уже сидел в домике у начальства. Едва я только вошла, он утвердительно кивнул головой. Класс!

Борис Иванович усмехнулся.

Улыбнулся каким-то своим мыслям.

Оглядел нас серьезным взглядом: присаживайтесь, мол.

– Сейчас будем выяснять нюансы, чтобы вы с первых же шагов не попали впросак, - оптимистично сказал он.

– Нам бы карту какую-нибудь, а то заблудимся, - припомнила я свой прежний туристический опыт.

– Не беги впереди паровоза, - осадило меня начальство, доставая потрепанный свиток из недр стола. - Вот вам карта, которую вы сможете смело созерцать на людях.

– А есть та, которую можно тайком? - недоверчиво покосилась я на потрепанный свиток.

– Нет, - покачало головой начальство. - Но описание городов, помнится, у меня где-то было.

– Отлично, - обрадовался металлист, доставая наладонник. - Можно я ознакомлюсь?

Начальство скептически хмыкнуло, но все же достало из книжного шкафа потрепанный временем фолиант. Пока металлист трудился, перестукивая сведения в наладонник, мы с друидом склонились над свитком.

– Политическая география языческой Земли немного отличается от географии нашей планеты, - начало начальство читать лекцию. Предельно нудным голосом. - Прежде всего, такого государства, как Российская Федерация, там не существует, зато есть Русь и есть Сибирь.

– И что, мирно живут?

– Да так себе, грызутся помаленьку, - ушел от ответа Борис Иванович.

– А Украина с Белоруссией? Тоже отдельно?

– Нет, слава богам, таких государств нет, - суеверно постучало начальство по деревяшке. - Едем дальше. Уральские горы не принадлежат ни Руси, ни Сибири, там слишком сильна власть духов местности.

– А не Хозяйка ли Медной Горы там всем заправляет?- вспомнила я свою любимую книжку времен младшей и средней школы.

Металлист и друид, как по команде, посмотрели на меня. Скептически. Я и сама уже начала понимать, что сморозила глупость:

– Случайно…

Ответ начальства поразил всех троих:

– Ишь ты! Догадливая какая, - одобрительно посмотрело оно на меня. - Да, именно Владычица владычествует на Урале. Потрясающе красивая женщина, кстати, - разве что только не облизываясь, уточнил Борис Иванович; глаза его при этом зажглись мягким зеленоватым светом. - Бажов, в своих уральских сказах, немного исказил положение вещей. Но ему простительно - не мог он, при Советской-то власти, резать правду-матку. Постойте-ка… - нырнул он в стол. - Ага, нашел! Лиса, надень это и не снимай, Владычица поможет вам в случае чего. Да, и не забудь весточку передать от меня, буде представится такая возможность.

Я аккуратно взяла кулон в руки. Серебряная цепочка. Малахитовая капелька.

– А наш путь проходит через Урал?

– Тут уж все от Макарыча зависит, - немного виновато сказал Борис Иванович. - Но, возможно, вам доведется побывать в Уральских горах. Ладно, едем дальше.

Дальше мы еще битый час постигали общие сведение о параллельном мире. Как я уже говорила, языческая Земля не сильно отличалась от своей техногенной сестрицы, но была чуть меньше. И куда колоритнее. Помимо Сибири с Русью на том же материке, который, кстати, так и назывался - Материк, были: Европа, Восточная и Западная, ну, тут и так все понятно, Скандинавия, Средиземноморье, Южный Стан, Индия, Матриархатия и Поднебесная. И, если с Индией, Поднебесной и Южным Станом (на месте нашего Казахстана, Узбекистана, и иже с ними) было так или иначе понятно, то Матриархатия пролила бальзам на мою независимую женскую душу. Находилось сие дивное государство на месте Пакистана, Ирана, Ирака, Сирии, Афганистана, - в общем, там, где находились наши исламские государства. Вот уж, воистину: если в одном месте что-то убудет, то в другом - непременно прибавится!

С Африкой творилось что-то и вовсе непонятное. Египет и Карфаген, разделенные плодороднейшими землями Сахары, служили южной окраиной Материку. А, все, что южнее - отделялось океаном от ойкумены, и поэтично наименовалась Дремучим Континентом. Наверное, потому, что его толком никто не исследовал, зато в народе о нем ходило множество легенд - и каких там только монстров вперемешку с ужасными великанами-людоедами не встречалось! Мне почему-то вспомнился так и не встреченный ни разу Николай Петрович, к которому меня неоднократно грозились отправить за недостаток усердия в металловедении. Мне этот старикашка тоже до сих пор представлялся чем-то ужасным.

– Лиса, вернись к нам, пожалуйста!

– Борис Иванович, у меня в школе по географии была пятерка только из-за грозящей мне серебряной медали, - поморщилась я. - Я и так стараюсь. Может, перерыв устроить?

Наставник по металлу оторвался от своего увлекательного занятия, и презрительно поджал губы.

Борис Иванович сегодня по сравнению с ним казался прямо-таки душкой:

– Нет, сначала ты узнаешь, что на Востоке есть еще могущественные островные государства Япония и Корея.

– А Бирма, Вьетнам, и этот, как его там…

– Нет, все эти страны входят в состав Поднебесной. Да ты приглядись повнимательнее…

– А я знаю, как они выглядят? - скептически воззрилась я на свиток. - Сдается мне, что находиться они должны были чуть пониже, чем…

– Ладно, двоечница, уговорила! Гоша! Чай!

Лишь отхлебнув из кружки, я вспомнила о том, что мне "одеть нечего".

– Можешь идти в чем есть, - отмахнулся от меня телепат. - Там такого добра - завались. Особенно в Сибири.

– Вот как? - удивился коренной новосибирец, не произнесший ни звука за все время совещания.

Да, как ни странно это звучало, но одежда, изобретенная на Диком Западе, на изнанке нашего мира никого удивить не могла. Согласно сведениям, полученным от Глеба Макаровича, хозяина той избушки, в которой нам довелось побывать нынешним утром, несколько лет назад, через один из постоянных порталов в Новосибирске была переброшена большая партия джинсовой одежды китайского производства. И, естественно, переброшена незаконно. Товар (преимущественно некачественный) попал на рынки языческой Земли, и очень быстро разошелся - еще бы, такая диковинка! Разразился жуткий скандал, злополучный портал запечатали, иноземных торгашей арестовали, но изымать чужеземную одежку у населения не стали. Да и тамошние швеи быстро научились шить "штаны по-новому", и получалось у них куда качественнее оригинала. Джинсы распространились в Сибири повсеместно, купцы за бешеные деньги торговали ими на Руси, казна Сибири неустанно пополнялась, и прекращать столь доходное дело не стали.

Я поблагодарила незадачливых "иноземных торгашей" в сердце своем - нет худа без добра, если бы не они, пришлось бы влезать в холщовые порты. А по их милости я могла путешествовать в том, в чем мне было привычно да удобно.

* * *

Испив чаю, мы отправились навестить Жозефину, друид с байкером по-родственному, а я - за компанию. Маня, почувствовав наше чемоданное настроение, не стала уединяться с домашним питомцем ведьмы, но обвилась вокруг меня, и так провела весь вечер. У меня тоже на душе кошки скребли - не хотелось с кисой расставаться. Я все гладила ее спину, и вспоминала, как мы с ней носились меж сосен. Очнулась я только тогда, когда избушка вздрогнула, пол накренился сперва в одну сторону, потом - в другую, и мы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее начали куда-то двигаться. По-моему, так в сторону корпусов, поближе к людям. Через минуту-другую изба набрала крейсерскую скорость. Качать перестало.

– Так-то оно лучше будет, - ответила на мой вопросительный взгляд Жозефина. - Да и Антон настоял…

– Никуда не поеду, если останешься тут одна! - взъерепенился друид. - А там за тобой наставник Макс присмотрит, - уже куда тише добавил он.

– Раскомандовался мой друг сердешный, - вздохнула ежка. - Лиса, ты не возражаешь, если я рядом с тобой поселюсь?

– Да нет, я только "за", - вполне искренне ответила я. - И за избушкой моей присмотришь. И сауна, у меня, опять же, - начала было делиться я, но вовремя остановилась. - Ах да, тебе же нельзя!

Жозефина только вздохнула.

– Мальчики, не пошли бы вы обговорить детали похода на крылечко, - сказала она. - Мне тут с Лисой поговорить надобно.

"Мальчики" деланно-возмущенно переглянулись - как же, притесняют! На холод гонють!

Но спорить с беременной ведьмой не стали: Жозефина, согласившись переехать "к людям", и так пошла на невиданные уступки, так что дальнейшие препирательства были чреваты тяжелыми последствиями. Металлист вынул из воздуха пару запотевших бутылок пива (как позже выяснилось, достал из собственного холодильника - надо будет освоить этот трюк!). После чего парни гордо удалились, предельно аккуратно притворив за собой дверь. Жозефина проводила их задумчивым взглядом, и повернулась ко мне.

– Я тут тебе травы да снадобья припасла, возьми вот, протянула она мне мешочек.

Он был объемист и тяжел. Я не без трепета развязала завязки - а вдруг там дохлые лягушки и прочая гадость?

Мне повезло, сушеных животных внутри не обнаружилось. Но и без них диковин хватало. Помявшись, я честно сообщила Жозефине, что не возьму как минимум половину - куда нам такой гербарий?

– Ладно, оставь средство от головокружения, оно мне важнее, - нехотя согласилась со мной ведьма. Пол-литровая банка с подозрительной бурой жидкостью перекочевала под стол. - Что вам еще, на твой взгляд не нужно?

В результате мы остановились на лекарстве от простуды (оно же - жаропонижающее), противоядия от гадюки и щитомордника, средстве от расстройства желудка, кровоостанавливающем двух видов, чудном бальзаме для заживления ран, и еще доброй дюжине чрезвычайно сильнодействующих и полезных снадобий. От чудодейственного настоя против сглаза и порчи (так же, как и средство от головокружения, плескавшееся в объемистой бутыли), я отказалась уже в конце сборов. Жозефина сверлила меня сердитым взглядом:

– Непуганая ты, Лиса, вот что я тебе скажу.

Где-то я этот эпитет уже слышала. Только в куда более жестком варианте.

Жозефина еще раз строго посмотрела на меня, подумала, и, внезапно решившись, пошла в угол комнаты, где стоял кованый сундук. Открыла взглядом крышку - в воздухе запахло нафталином. Из сундука сам собой выскочил маленький резной ларец, ведьмочка ловко схватила его одной левой. Крышка сундука сама собой захлопнулась, Жозефина направилась обратно.

– На, держи, - протянула она мне свою ношу.

– Что это? - полюбопытствовала я.

– Вода живая, да мертвая, - просто сказала ведьмочка. - Ты держи ларец-то, не кусается он. От матушки покойной мне достался… Ох, неспокойно мне… На вот, возьми еще клубочек путеводный… Ох, неспокойно…

Я оторвалась от созерцания диковин.

– А что, на изнанке есть что-то, чего нам реально стоит опасаться? Лекарств у нас на полк солдат хватит, карта местности у нас есть, кто такие василиски, нам известно, и щит от них мы ставить уже умеем.

Это была чистая правда - на обратном пути начальство потратило целых пять минут, чтобы научить нас этому, как оказалось, простейшему трюку.

Жозефина меня не слушала - знай себе шмыгала носом. Я подсела к ней поближе, вспомнила, чему учили эмпаты Матвеичи, обняла…

– Ох, неспокойно мне, - завела Жозефина свою песню по новому кругу. - Кто за вами там присмотрит?

Понятно… Беспокойство молодой ежки оказалось сильнее науки местных эмпатов. Может, так подействует:

– Мы сами не маленькие, - ласково, как только смогла, напомнила я ведьмочке. - Прорвемся.

– Это ты-то? Дитя-дитем!

Я молча проглотила шпильку. Жозефина всхлипнула.

– А мужики, так вообще младенцами до старости остаются…

– Даже начальство? - не поверила я.

– Смотря в чем… Но если бы он с вами пошел, я бы тогда не переживала…

Снова всхлип. Жа-алобный.

– Так, может, и эти, что на крылечке пиво пьянствуют, тоже ничего? Не Борис Иваныч, конечно, но…

Ведьмочка криво усмехнулась.

– Ты не понимаешь. Я… опасаюсь конкуренток.

Ну вот, это по делу, а то все вокруг да около!

– Яйца оторву в случае чего, - кровожадно пообещала я.

– Да нет, ты опять меня не поняла, - поморщилась Жозефина. - На изнанке полно настоящих специалисток по совращению. И братца моего побереги, вот что.

– Это что же это за гнусные бабенки у вас там водятся?! - вскипела я.

Неуемное воображение услужливо нарисовало толпу разодетых в одни бусы срамных теток, изнывающих от похоти и вожделения.

В дверь просунулось озабоченная физиономия друида. Мы на нее зашикали. Она убралась обратно.

– Суккубы, - спокойно ответила ведьмочка.

Грустно. Отрешенно.

– А это что за звери такие?

– Это ведьмы такие. Совращают мужчин, выпивают их жизненную силу, и бросают использованных любовников влачить жалкое существование до конца дней своих. Впрочем, обычно бедолагам на это занятие уже немного времени остается…

– Бр-р-р, - встряхнулась я. - Мерзость какая! И что, много их, таких вот гадостных?

– Да нет, не часто встречаются.

Хоть не толпа, и то хорошо.

– А противоядие имеется?

– Любовь, - просто ответила ведьма. - Любовь и чистота души - вот и все противоядие.

– Ну и оплеуха покрепче, в случае чего, - проворчала я. - И скрутить по рукам и ногам!

Ведьмочка покачала головой.

– Самое лучшее средство - все же чистота души, - вздохнула она. - В таком случае суккубы просто мимо проходят. А ежели голодная, да опытная суккубиха вам попадется, то и любовь не спасет… - совсем поникла она.

– Слушай, а для женщин такая же опасность есть? - поспешила перевести разговор я.

– А как же! Их инкубами называют, но тебе это почти не грозит, - уверенно заявила ведьмочка, оглядев меня с ног до головы.

– Это почему же? - даже обиделась я. - Что я, старая, что ли? Или особо некрасивая?

– Да нет, - засмеялась Жозефина. - Просто, на мой взгляд, уж больно ты не любишь, когда к тебе подкатываются с однозначно плотскими намерениями. Любовь тебе внеземную подавай! Идеалистка!

– Какая уж есть, - не стала отрицать я.

– С Илюхой у тебя что?

Вопрос молодой ежки застал меня врасплох.

– А что, разве что-то есть? Так, ругаемся время от времени. Сегодня он, так вообще непонятно себя повел.

– Как?

Я изобразила презрительную усмешку наставника по металлу.

– Странно… Мне казалось…

– Нет. Тут все либо глухо, как в танке, либо твой братец очень тщательно от меня свои чувства скрывает.

– Ну и дурак, - резюмировала Жозефина. - Ой! Про самое главное-то я и забыла… Мальчики, идите, тоже послушайте!

Оказалось, что на языческой Земле существует и реальная для нас опасность. Темные маги, или некроманты.

– Это как темные эмпаты, что ли?

– Нет, - покачала головой ведьмочка. - Темные эмпаты - это местный феномен. У нас там эмпаты есть, но они не делятся на положительных или отрицательных. Музицируют, поют, танцуют…

– А чем же тогда знамениты некроманты?

– Тем, что магией жизни и смерти владеют. Ну там, из покойника зомби сделать (при этих словах я вздрогнула, и покосилась на мешок с заветной мертвой и живой водицей). Жозефина, видимо, ожидая от меня такой реакции, отрицательно покачала головой.

– Вампиры, что ли? - не унималась я.

– Опять тебе вампиры мерещатся, - подколол меня друид.

– Нет, они не кусаются, - строго посмотрела на возлюбленного ведьмочка. - Но от того не менее опасны. Вот ужо, доберусь я до начальника Заповедника! Вот ужо я ему покажу, как младенцев на смерть посылать!

Металлист с друидом переглянулись, подсели с двух сторон к сестрице:

– Рассказывай, а мы сами поймем, на смерть нас посылают, или нет.

Некроманты убивали людей. На расстоянии выпивали их жизненную силу. Но это было еще полбеды. Особенно им приходились по вкусу недоделанные (спасибо Жозефине на добром слове!) маги вроде нас. Подобных нам они не просто убивали, но с особой жестокостью - чтоб отдавали силу, сдобренную мучениями и ненавистью.

Опознать по внешнему виду некроманта было не просто, потому что от человека обычного он практически ничем не отличался. Единственное, что его выдавало, так это очень тяжелый, давящий взгляд. У некромантов большой силы получалось и взгляд контролировать. Да и цвет глаз у них не менялся.

– А как же они нас-то распознают? - обиделась я. - У нас что, на лбу аршинными буквами написано, что мы - маги-недоучки?

– Для них - написано, - вздохнула ведьмочка. - Впрочем, вам, наверное, амулеты какие-нибудь выдадут, чтобы от некромантов попроще схорониться…

– Не переживай, сестрица, - веско сказал металлист. - Негоже своего мужика совсем уж за ребенка держать. Да и за меня не волнуйся. Спасибо что предупредила, мы у начальства спросим совета.

Жозефина поежилась.

– Вы там поосторожнее с этим вопросом-то, - неуверенно сказала она. - Скользкая это тема… Я всех подробностей, конечно, не знаю… Мне известно лишь, что какой-то некромант убил всю семью Бориса Ивановича. И тех, кто кинулся на подмогу. Просто так убил. Не выпил.

Лицо ежки стало злым.

– А где же он сам-то в это время был? - не поняла я.

– В Сибири, гада одного мочил, - зло ответила Жозефина. - А потом вернулся, и с убийцами расправился. Его судили. Сослали присматривать за техногенными магами.

– За что? - не поняла я. - Он же за правое дело сражался!

– Не все так просто, - вздохнула ежка. - Каждое убийство мага карается по закону, на изнанке с этим строго. Наше начальство за самоуправство себя на ссылку обрекло. А могло бы все закончиться куда хуже…

Да, Бориса Ивановича жалко, ничего не скажешь. Но и ведьма тоже хороша! Стращала, да так натурально, что я даже поверила. А там на нас, оказывается, и напасть-то не смогут.

– Ой, не расслаблялась бы ты раньше-то времени, - снова вздохнула Жозефина. - Закон-законом, но от смерти-то не спасет.

Умеет ведь ведьма утешить, честное слово!

– А откуда у начальства такие глаза загадочные? - перевела я разговор, а то уж больно какая-то мрачная картина вырисовывалась.

– А, это на изнанке все сильные природные маги такими глазами похвастать могут, - сообщила, как данность, Жозефина. - Их еще волхвами называют.

Значит, наше начальство еще и волхв. Где-то я уже слышала это слово… Только где? Уж не в Университете ли? Точно! Кстати, про "силу жизни и смерти" тогда же прозвучало…

– А ты про людей в черных костюмах такого… странного покроя ничего не знаешь?

Жозефина отрицательно покачала головой. Металлист фыркнул - мол, кто о чем, а ученица моя бестолковая все о каких-то глупостях. Ведьмочка посмотрела на братца с укоризною.

Я было хотела спросить, почему волхв Макарыч назвал нашего "Борилием", но не успела. Пол накренился, и снова выровнялся. Приехали!

* * *

– Уффф! - закончила я упаковывать вещи в штурмовой рюкзак.

Чуть ли не треть места заняла аптечка. Спальники, палатку, и все прочее хозяйство компаньоны великодушно взяли на себя, поэтому я в первый раз шла в поход практически налегке. Вещей я взяла в обрез - джинсы, спортивные штаны (как же без них-то?), рубашку запасную, свитер, защиту от дождя. Ну там, нижнее белье, миску, ложку, и иже с ними. Соль. Вдруг она на изнанке - дефицит? Тюбик зубной пасты - самый большой, который нашла. От второго, подумав, отказалась.

Едва я щелкнула застежкой клапана, как в окошко постучали.

– Открыто!

– Я видел свет. Ты не спишь, - сказал Борис Иванович, он же волхв, как оказалось. - Одну минуту… все, защита от прослушивания установлена.

Ого! А начальство что-то важное мне сообщить собирается, не иначе…

– Ой! Кеды забыла! - внезапно вспомнила я.

– Не понял, - сказал Борис Иванович. - Я тебе что, спортивную обувь напоминаю?

Не отвечая, принялась я засовывать кеды в рюкзак. Начальство молча наблюдало за сборами. Из него так и сочились флюиды белой зависти.

"Аллилуйя, аллилуйя", - пело зеркало голосом певца из "Шрека". Песенка мне нравилась. Волхв прислушался. Песенка заиграла по новой. Громче, и куда музыкальнее.

– С Жозефиной поговорила?

– Поговорила…

– Что так кисло?

– Да вот, про долбаных суккубов теперь можете смело спрашивать! На пять баллов с похмелья отвечу!

– Понятно, - усмехнулся Борис Иванович. - Ох уж мне эти наседки! А ведь еще совсем недавно могла идти и в огонь, и в воду, и…

– Да ладно! Может, еще все образуется, и молодая яга опомнится.

А если и вовсе встать на ее точку зрения, то это мы дурака валяем. Все никак остепениться не можем, корни пустить, и все такое…

– Получается, что так, - поморщился телепат. - И ты права. Просто я очень на нее рассчитывал.

– А она, вместо того, чтобы помочь, еще и наговорила кучу лишнего, - понимающе сказала я. - Да не переживайте, я во всю эту муть не верю.

– Это правильно, - одобрил Борис Иванович. - Но ты все же осторожнее там…

– Да знаю я все! Между прочим, я в походы почти каждое лето ходила. И в горные, и в водные. Жива вот, до сих пор, - с вызовом посмотрела я на начальство.

– Даже странно, - деланно изумилось то. - Ладно, не закипай, я не о том хотел поговорить.

– О некромантах?

– О боги многочисленные! Ну кто эту девицу за язык тянул? - волхв пристально посмотрел на меня. - Не могла дождаться, пока вас спокойные люди не проинструктируют! Впрочем, ладно, ничего крамольного она тебе не сказала.

– А это правда?

Телепат заставил зеркало, начавшее было транслировать разухабистую песенку, замолчать.

– Ты про мою ссылку сюда и ее причины? Да, правда. Это случилось полвека назад, - жестко ответил собеседник. - Еще вопросы?

Вопросы у меня, конечно были. Но задавать их почему-то расхотелось. Разве, что:

– Сколько же вам лет?

– Столько не живут, - усмехнулся собеседник.

– Сто… пятьдесят семь? - наудачу брякнула я.

– Почти угадала… Но хватит об этом. Поговорим о твоей… практике, скажем так.

Засиделись мы хорошо за полночь - проясняли подробности.

– Поход ваш будет скорее увеселительным, чем каким бы то ни было другим, - просветил меня Борис Иванович. - Волхв Макарыч даст вам задание, оно и определит ваш маршрут.

Это я уже и так поняла. Но…

– А почему он?

– Потому что я почти пятьдесят лет на изнанке не был, забыла? Едем дальше. Основная ваша задача - подмечать то, что покажется необычным.

– Там и так все будет необычным.

– Значит, то, что не будет вписывается в обычное необычное, - поправился волхв.

– А почему именно мы?

– Новичкам везет, а вы там таковыми окажетесь, - попытался отшутиться Борис Иванович. - И, поверь мне, я знаю, что делаю.

Нестыковочка. Кто еще совсем недавно жалел о том, что ежки с нами не будет?

– Эта история как-то связана с "агентами Смитами"? Или с нападением на Маню?

Волхв не ответил на вопрос. Напрочь игнорируя меня, уставился на огонь в камине, и застыл без движения. Я полюбовалась пляской языков пламени в его глазах - то ли отражением его души, то ли огненного танца. Вспомнила, что хозяйка, отправилась на кухню ставить чайник. Заварила мяты, нацедила в две кружки. Одну поставила перед Борисом Ивановичем на пенек-табуретку, вторую взяла с собой. Забралась с ногами на кровать, укуталась в плед, и еще долго наблюдала за волхвом, попивая мяту маленькими глоточками. Наконец волхв ожил, отхлебнул настой из своей кружки, крякнул от удовольствия.

– Да, и с Маней тоже, - молвил он. - И, возможно, со "Смитами", как ты выражаешься. А еще с тем, что я сейчас, увы, не могу один распоряжаться вверенным мне хозяйством, - грустно добавил он.

– Это Заповедником-то?

– Ты потрясающе догадлива, - не удержался собеседник от шпильки. - Надо мной стоит пара боссов, не дает уволить кого следует. За моими действиями следит система правосудия моего родного мира, мне навязывают новейшие разработки новосибирских контор в качестве охранной системы…

– Это те, что заодно с Маней у нас теперь территорию охраняют? - прервала я начальство. - Им что, своей земли не хватает для испытаний?

Борис Иванович с сомнением покачал головой.

– Не совсем, - сказал он. - Тут все не так просто, как кажется на первый взгляд. Эх! Мне бы мою былую свободу!

Волхв вскочил, прошелся по комнате. Огонь загудел, выгнулся дугой, заплясал языками. Маг бросил удивленный взгляд на него, пригладил разлохматившиеся волосы. Глаза волхва потеряли сходство с пламенем.

– Руки у меня сейчас связаны, - подошел он к зеркалу. То отобразило уменьшенную версию дракона в человеческом обличье. Разъяренного. Готового биться не на жизнь, но на смерть. - Но я не хочу сидеть, и смотреть, как… Впрочем, проехали…

Зеркало показывало человека. Борис Иванович отошел от него, сел на пенечек. Призадумался…

– Итак… Завтра вы отправляетесь в поход.

– Так может, мы сами чего-нибудь разведаем? - загорелась азартом я.

– И не мечтай, - осадил меня волхв, полыхнув глазами. - Вот ежели что заметите необычное, по ходу выполнения задания, то пожалуйста.

Я хотела было возразить: как это мы найдем что-то необычное, если будем следовать маршруту, предписанному старшими?

– Поверь мне, я знаю, что делаю, - посинел глазами наставник. - Ты и так сильно рискуешь.

Интересно…

– А Антон?

– И он тоже, - не стал отпираться Борис Иванович. - Но не так сильно.

– Интересно… - произнесла я уже вслух.

Но собеседник не стал удовлетворять мое любопытство.

– На сегодня, пожалуй, все. И, прошу тебя. Будь осторожнее. - Волхв поднялся с видом человека, решившего для себя какое-то противоречие. Залпом допил мяту, и вышел в ночь.

Часть II. Изнанка.

Глава 7.

На другой день, ни свет, ни заря собрались мы втроем у начальства. Все, как один, сонные и с рюкзаками. Гоша расстарался - на всю горницу пахло кофе, вселяло надежду на пробуждение. Вскоре завтрак был съеден, напутствия даны, руки пожаты, шкаф отодвинут.

И вот перед нами снова раскинулся огромный луг, на конце которого маячила крошечная фигурка. Волхв, что ли? Мы ускорили шаг, и громкие сетованья друида, переживавшего по поводу того, что ему не дают рассмотреть инопланетную растительность, были нам аккомпанементом.

Впрочем, на него так и не обратили внимания, поэтому он вскоре затих. Пятнадцать минут ходьбы, и:

– Здравствуйте, Глеб Макарович!

– И вам поздорову, - степенно ответствовал волхв. - А где же вы четвертую потеряли?

– Она не смогла пойти с нами, - помрачнел друид.

– Понятно, - сочувственно посмотрел на него старый маг. - Страдаешь.

Задержал на секунду взгляд, и вселенская скорбь покинула лицо Антона.

– Так пойдемте же, - повернулся Глеб Макарович лицом к лесу.

Я все же не выдержала и оглянулась. Далеко-далеко маячило белое пятно перехода.

В молчании мы шли мы по утреннему лесу, звонкому от птичьих голосов, вертели головами по сторонам, пока перед нами не замаячило жилище старого волхва. Туман слоился на подворье, где-то в нем лениво брехал Волчок. Глеб Макарыч погрозил ему пальцем. Пес перестал.

Мы сложили рюкзаки на крыльцо, сели рядышком. Глеб Макарыч попросил свиток, которым снабдил нас Борис Иванович. Развернул, вгляделся пристально - теперь карта отображала то место, где мы находились. Металлист впал в задумчивость - не оставить ли ему наладонник у волхва. Ведь в случае, не приведи господь, тотального обыска КПК выдавало нас сразу и с головой. Но потом все же не решился расстаться с греющим душу предметом.

Пока металлист размышлял, хозяин дома разбудил домового. Тот явился, оглядел нашу делегацию заспанным взором, исчез… Спустя пару минут подворье скрылось под видавшим виды, выцветшим, латанным-перелатанным ковром.

– Что это? - протер глаза друид.

– Ковер-самолет, - как ни в чем ни бывало, ответил волхв. - А ну-ка, орлы, забирайтесь на него, посмотрим, годится ли он для вашей дружной компании. Это его максимальный размер, он может быть таким или меньше.

Мы несмело приблизились. Вытерли о траву мокрую обувь, сгрудились в центре "пташки перелетной". Места хватало - и еще оставалось. Коврик ожил, затрепетал, приподнялся над землей, загнул вопросительно правый передний угол. Полетели, мол?

Я от неожиданности потеряла равновесие. Друид поддержал.

– Не время ишо, - строго сказал Глеб Макарович. - Погоди.

Коврик опал. Мы поспешили сойти.

– И что, подобные транспортные средства часто встречаются в этом мире? - подозрительно оглядел летуна металлист. - Не будем ли мы слишком заметны?

– Не беспокойтесь, - усмехнулся в бороду волхв. - Ковры, конечно, сейчас не так часты, как в старые времена, но и не такая уж редкость. Я бы мог отправить вас телепортом… Но нам с Иванычем хотелось, чтобы вы на этот мир полюбовались. А то пройдете весь путь за три часа - ни уму, ни сердцу.

В этом я была с волхвом абсолютно согласна.

Меня била еле заметная дрожь - как это обычно бывает перед походом в неведомое. Было и страшно, и весело одновременно. Хотелось побыстрее отправиться в путь, обозреть окрестности с высоты птичьего полета, окунуться в местную жизнь, истратить медяк, выданный еще начальством, на печатный пряник…

Но пришлось вникать в технику безопасности, которую степенно доносил до нас Глеб Макарович. Сводилась она в основном к помеченным красным цветом местам на карте. Стоило щелкнуть по ним разок, как в свободном углу свитка появлялась надпись. Например: "Местообиталище семьи темных волхвов Вели и Зевула. Во избежание нежелательного контакта следуйте указанному маршруту". Пунктирная линия, иллюстрирующая безопасный маршрут, обходила "местообиталище" километров за двадцать.

Кроме "избегания нежелательных контактов", нам стоило не вступать в беседы с водяными, лешими, и прочими хозяевами вверенных им (или захваченных силой) объектов. А все из-за того, что вышеупомянутые граждане языческой Земли все, до единого, страдали склонностью к азартным играм. Причем ставкой служило в лучшем случае имущество неосторожных путников. А в худшем - батрачь на того же лешего, очищай лес от сухостоя и валежника! Русалок, кикимор, ведьм и иже с ними следовало избегать по схожим причинам. Но в этом случае ставкой нередко являлась жизнь…

Конечно, показать с точностью до сантиметра местоположение мелкой нечисти карта не могла. Но она очерчивала примерный район ее обитания.

Помимо наглядных (на свитке) сигналов опасности, возникающей по мере необходимости, карта постоянно отображала несколько мест, пронумерованных, и помеченных синим цветом. Собственно тех, куда мы стремились. Пункт N1 находился в Москве.

Под конец военного инструктажа нам были вручены четыре залитых воском маленьких деревянных цилиндра:

– Хозяева посланий сами определят, кому - какое, - сказал волхв. - Ну, кажется, все. Управились.

Заботливый домовой вручил нам сумку с припасами на сутки, волхв отсыпал кое-каких деньжат - много у него не водилось, обязал нас в случае чего не стесняться и спрашивать его друзей о всякого рода помощи.

– Да и не пропадете вы, - оглядев нас с ног до головы, добавил он. - Прокормитесь.

Мы закрепили рюкзаки на поместительном ковре специальными ремешками, присели на крылечко - "на дорожку", и было уже совсем приготовились отчалить, как зашелся лаем Волчок, и во двор влетел перепачканный травой и грязью зареванный подросток.

– Деда Глеба, спасайте!- Вопил он на ходу. - На нас напали!

Не пробежав и пяти шагов, пацан упал. На спине его, не скрываемая обугленной рубахой, виднелась здоровенная рана. По всей видимости, от фаербола. Волхв и друид склонились над мальчишкой, и ожог начал уменьшаться в размерах. Взамен него постепенно образовывалась новая кожица.

Покончив с оказанием первой помощи, и поручив пацана домовому, волхв повернулся к нам:

– Вот незадача! Я обещал Иванычу, что с места не сдвинусь, пока вы не вернетесь. И неизвестно еще, с какой целью и кто напал…

– Да мы сами разберемся! Куда лететь-то?

– Хутор у них верстах в пяти, - одобрил кивком головы нашу инициативу дед. - Вот, возьмите переговорник. Управитесь, откроете, и скажете, как все прошло.

В руке волхва появилось подобие чехла от градусника. Деревянное.

До меня, ошарашенной ожогом на спине пацана, начал медленно доходить смысл происходящего.

– В пяти верстах?! Уж не с того ли хутора тот…

Волхв мрачно кивнул:

– Оттуда, и бычок, и его немой хозяин. Крайний левый дом, если отсюда смотреть.

– Но у них все будет нормально? - чуть не плача, спросила я. И, не дожидаясь невнятного ответа, вспрыгнула на коврик:

– Ребята, скорее!!!

Парни и так уже были там. Артефакт рванулся с места, за считанные секунды набрав скорость синконсена. Нас не сдувало - видимо, хранила какая-то особая магия.

Но меня это обстоятельство совсем не занимало - мне хотелось долететь до хутора. Увидеть немого хозяина и его мычащего бычка. Понять, что ничего страшного не случилось…

…Запахло паленым.

Мы подлетали.

– Стой, коврик, - глухо сказал металлист. - Обстановку разведать надо.

– Да ты что?!!! - взвилась я.

Илья отрицательно покачал головой:

– Их не спасем, и сами погибнем. Не беспокойся, это много времени не займет, - немного виновато добавил он, смотря на меня, сникшую.

* * *

От небольшого хуторка - всего на три двора - осталась только груда углей. Высились скелеты двух обгорелых печных труб. Тошнотворно воняло горелым мясом.

Кругом было тихо, лишь где-то в глубине пепелища потрескивали угольки, да над ухом монотонно гудел слепень. Я выискивала глазами крайний левый дом. На его возможном месте было огромное костровище. Лежали ошметки чего-то, отличного от древесного угля.

Мы опоздали.

– Магическое вмешательство, закончилось полчаса назад, - вслушался подавленный друид в разговор угольков. - Впрочем, и так видно, что без магии не обошлось… Лес кругом, а его, вишь ты, даже не опалило.

… Он был такой пахнущий летом…

– Зачем?

– Почему, - тихо ответил металлист. Неуклюже похлопал меня по плечу. - Почему, Лиса. На карту бы глянуть. И, давай что ли, коврик, отлетай. Мы тут никому уже не помощники.

Когда мы оказались на опушке леса, друид развернул свиток. Никаких красных отметок.

Я тупо пялилась на карту. Он еще вчера был жив…

– Мы их найдем, - услышала я голос наставника по металлу.

И что с того? Бычка-то уже нет. И его хозяина.

Я сказала об этом Илюхе.

– Это твой первый опыт? - не ответил на мои переживания он.

Я нехотя кивнула.

– Я тебя понимаю. Но сейчас не время раскисать. Негодяи остались в живых, и, возможно, ходят поблизости. Ты тоже так хочешь?

Он не глядя, указал на пожарище.

Я не стала ему отвечать. Хоть и знала точно - "так" я не хочу.

– Ребята, - подал голос друид. - Кажется, у нас гости. Иди-ка поближе, дружище!

Я поспешно вытерла глаза. Оглянулась - кого это Антон имеет в виду? Из-за дуба выглядывал пенек - не пенек, но нечто деревянное, слегка замшелое, полуметра в высоту. С ножками-корнями, ветками и глазами. Леший!

"Так ведь наша Маня тоже из той же породы будет", - отрешенно подумалось мне.

Пенек засеменил корнями к нам. Приблизился на расстояние метра, и остановился.

Это было забавно. Я через силу улыбнулась. Боль, было поселившаяся в груди, постепенно уходила.

– По здорову вам, люди добрые, - тем временем вежливо скрипел леший.

– И тебе здравствуй. С чем пожаловал? - держал ответ друид.

– Горело тут.

– Сами видим. Не видал случайно, кто посмел?

– Ну… - замялась мелкая нечисть. Глазки так и забегали, веточки "рук" сложились непонятной зюзюкой. - Видать-то видал. Чем отдарите?

А ведь волхв-то был прав, говоря об азартной природе мелкой нечисти.

– Слушай внимательно, - пришло ко мне спонтанное решение о том, как можно воздействовать на азартного субъекта. - Времени у нас в обрез, в случае чего у волхва помощи просить будешь.

Подействовало. Пенек сник, подрастерял задор, но, тем не менее, от разговора уклоняться не стал:

– В сердце леса засели, люди полосатые, - пробурчал он. - Подсобили бы, что ли? Одному-то боязно справляться…

– Ну ты даешь! - поневоле восхитилась я. - У самого в логове беда, а ты наживаться вздумал!

– Так это… марку держать надо, - лихим гусаром выпятилась передняя часть пенька.

– Послушай, не те ли это самые сволочи, что тут бесчинство устроили? - продолжал допытываться друид.

– Дык, а я о чем торговаться хотел? - спохватился пенек. - Видите, и у вас корысть своя имеется, - хитро добавил он.

– Не с руки тебе выделываться, - веско возразил металлист. - Мы люди проезжие, случайные, а лес-то твой, поди, будет.

Увеличившийся было в размерах пенек вернулся к прежним габаритам.

– Ладно, ваша взяла, - обиженно буркнул он. - Так поможете, или как?

– Обманешь, сама тебе корни подпалю, волхва не дожидаясь, - вкрадчиво пообещала я. - Мало не покажется! Веди давай!

– И ведь исполнит, она такая, - незаметно подмигнул мне друид.

Я подмигнула ему в ответ.

А в голове вертелась мысль: что бы я делала без друзей?

Леший замялся на секунду - видать, призадумался, настолько ли ему нужна наша вспыльчивая помощь. Но потом решился, махнул веткой куда-то вглубь лесного массива - туда нам, мол. Мы двинулись за ним - коврик без напоминаний набрал необходимую высоту, полетел низехонько. Мне даже показалось, что летун даже изображал крадущиеся движения, но, возможно, мне показалось.

Вел нас леший как-то странно - неожиданно огибал какое-нибудь деревце, а там, глядишь, и темного ельника, замаячившего было на пути, как не бывало! Не будь у нас ковра с возможностью вертикального взлета, да магической карты, я бы заволновалась. А так - пусть себе петляет, ему виднее, как лучше да быстрее. А вскоре леший и вовсе снизил скорость до минимальной. Коврик припал к земле, полетел совсем уж низехонько.

Прокравшись метров пятьдесят, мы остановились.

На абсолютно круглой полянке, обрамленной вековыми липами, сидели четверо. У костра. У меня сжались кулаки. Прищурившись, смотрела я на гадов. Вели они себя громко, распивали, судя по всему, спиртной, напиток, по очереди прикладываясь к горлышку оплетенной бутылищи. Сразу стало очевидно, что гостей супостаты не ждали. Могли бы мы и не красться столь тщательно.

Увидев огонь в святая святых родного обиталища, леший чуть было не рванулся вперед, но вовремя опомнился. Лишь горестно обхватил себя за верхушку ветками.

Я почувствовала, как у меня теплеет в области сердца. Не опались бы поляну.

Чуть сонный по жизни металлист тоже преобразился - подобрался весь, ногти заблестели железом. Друид откинул волосы, расправил плечи. Мы переглянулись, кивнули друг другу. Коврик двинулся вперед. Вровень с ним решительно, но совершенно спокойно шел взявший себя в ветки леший. Молодец, нечисть!

У края полянки мы спешились. Коврик заложил крутой вираж, и полетел на другой конец полянки. Боец! А я-то думала, что нас трое. Нет, нас пятеро, если считать еще и бравый пенек.

Пора было действовать.

Я вежливо попросила элементалов огня не баловать на чужой территории. Те послушались сразу и с радостью. Мол, сами убрались бы отсюда по добру - по здорову, не то это место, чтобы тут баловать! Да вот незадача - призывают постоянно.

Я пообещала, что разберусь. Костер моментально пошел на убыль, а потом и вовсе потух.

Друид вытянул вперед пальцы. Костровище пошло зарастать веселой травкой, а потом и вовсе запестрело незабудками. Незваные лешим гости тупо смотрели перед собой - поди, сообразить пытались, что же у них такое было налито в бутыли. Наконец один из них догадался оглядеться по сторонам. Заметил нас, палец вытянул в нашу сторону.

Нехорошие люди повскакивали на ноги. Вот один из них схватился за какие-то вилы… За металл. Я, нехорошо улыбаясь, щелкнула пальцами. Негодяй завопил. Я почувствовала, что обрадовалась.

"Эх, рановато я костер потушила, следовало бы поджарить негодяя как следует", - родились в моей голове не самые добрые мысли. Я опомнилась и ужаснулась самой себе. В кого я превращусь?

Пока я рефлексировала на поле боя, ко мне, единственной на всю компанию, девице, приблизился еще один вдребезги пьяный маг. Приблизился на расстояние удара боевым топором. Я не стала дожидаться замаха. Кинулась в него комком огня. Негодяй страшно завопил. Я не стала тушить пламя - ему, годовалому, тоже было больно.

Пустила по парням лианы, и повернулась к остальным.

Прямо по курсу лежал супостат с развороченной грудной клеткой, из которой торчала эдакая железная дуля. Судя по характеру поражения, ему не посчастливилось столкнуться с металлистом. Как потом объяснил Илья, он просто призвал первоэлемент, обитающий в легких налетчика, послужить правому делу, ну и добавил маленько из находящегося поблизости болота. Что же, просто и изящно, но… Брр! Не хотела бы я меряться с ним силами.

Друид на пару с ковриком гоняли последнего, самого трусливого врага, по поляне. Уж не знаю, на каком именно виде магии негодяй специализировался, но то, что он мог занять место в сборной России по каким-нибудь игровым видам спорта - было несомненным. Он так ловко уворачивался, перекатывался, стартовал с места в карьер - одно загляденье. Своим магическим даром (и довольно нехилым, судя по ауре) трус воспользоваться и не пытался. А время шло…

Наконец нашему средству передвижения удалось подсечь ноги прыткому противнику, друид довершил дело ударом в плечо. Парень рухнул, как подкошенный. Изобразил потерю всех пяти чувств. Мы ему, разумеется, не поверили, и, поручив лешему охранять поляну (на всякий пожарный!), приступили к "оживлению". Мгновенно приведенный в чувство задымившейся одежкой, скованный по рукам и ногам предусмотрительным металлистом, пленный оказался на редкость разговорчивым. Вид поверженных товарищей немало тому способствовал.

Я оставила парней разбираться в словесном потоке, так и бившем из пленного, а сама вернулась к покойнику - опробовать на нем новую технику. Да-да, у меня и на поле боя мозги работали в одну сторону. Мне хотелось стать настоящим магом. А потому я подумала: почему бы мне не попробовать вырастить деревце в печенке мертвого негодяя? Но я не успела заняться творчеством. Мертвец вдруг как-то нехорошо ожил, и, как был, с развороченной грудной клеткой, и дулей в оной, начал подниматься.

– Осину! - не своим голосом завопила я.

Леший, слава древесным богам, быстро сориентировался, и мгновение спустя у меня в руках был хороший такой дрын. Подпустив супостата на должное расстояние, я что есть силы загнала осину в уже развороченную грудную клетку. Тот качнулся назад. Мне оставалась только, подловив зомби на этом движении, слегка подправить траекторию движения, и пригвоздить его осинкой к поляне. Зомби дернулся пару раз, и затих.

– Ф-фух! - отерла я пот со лба.

Кинувшийся было на подмогу металлист вернулся к трусливому пленному. Друид заторопился к двум опутанным лианами вражинам. Принялся спешно менять безобидные растения на тоненькие ползучие осинки. С шипами. Судя по всему, в нашем утонченном спутнике просыпалась не до конца изжитая колючесть характера. Вот они с Жозефиной весело заживут, по возвращении-то!

Я все же вернулась к борзому мертвецу, и спустя пяток минут мучений все же вырастила у него из печени что-то колючее и крайне мерзостное на вид. Подоспевший леший погрозил мне веткой - не погань поляну. Еще прорастет! Я смутилась, ликвидировала растение. И, поручив заботам лешего проткнутого осиной мертвеца, воротилась к товарищам.

– Ну как? - присела я на заботливо подлетевший коврик.

– Никак, - нахмурился металлист. - То, что напали по чьему-то приказу, и так понятно. А вот, кто его послал, узнать не удается.

– А казался таким разговорчивым, - не поверила я.

– Он и сейчас языком чешет, как будто его кто на огне поджаривает. Да только, когда дело до имени доходит, у него звук пропадает!

– Ясно…

– Чего тебе еще ясно?

– Что кто-то очень не хочет, чтобы мы о нем прознали, - пожала плечами я. - Это же очевидно. И этот кто-то - некромант.

– Почему ты так думаешь? - сощурился металлист.

Я молча показала в сторону упокоенного осиной зомби.

– А вам не кажется, други, - подал голос друид, - что нам пора отсюда сваливать?

– Да разве мы против? - с готовностью поддержал Илья идею товарища. - И так задержались. Один вопрос - как с гадами поступить? Не здесь же их оставлять?

Мы разом оглянулись на лешего. Тот почесал мшистую маковку левой веткой.

– Я бы, конечно, мог пару лосей на подмогу призвать, - задумчиво проскрипел он. - Да телеги у меня нет…

– Не беда, сейчас я тебе что-нибудь с полозьями наколдую, так проще, - закатал рукава друид. - А вы, други, определитесь пока, куда мы ворогов денем.

И правда, куда их? Не волхву же на голову сваливать? Или? Может, он сможет им языки развязать? Я расчехлила переговорник.

– Как дела? - раскатился по всей поляне голос волхва. Я даже обернулась - не стоит ли тот поблизости. - Что-то вы долго, я уж волноваться начал! Докладывайте.

– Хутор уничтожен полностью, захватчиков взяли в лесу, один скончался, потом ожил, мы его осиновым колом упокоили. Куда теперь девать - не знаем, - кратко описала я обстановку.

– Понятно… Леший с вами?

– Не поняла? Ах да, с нами, вот он стоит. Эй, куда же ты?! А ну стой!

Пустившийся было наутек пенек нехотя возвратился. Да и куда он от собственной святыни-то денется?

Послышался кашляющий смех волхва.

– Так вот пускай леший мне их привезет, а я уж найду, что с ними сделать, - распорядился он.

– А труп?

– Мертвеца сжечь надобно по всем правилам, так что тоже везите его ко мне. Кол надежно сидит?

– Не беспокойтесь, Глеб Макарыч, - подал голос друид. Оторвался от деревяшки, над которой колдовал в данный момент. - Я уж позабочусь, оплету его осиной.

– Уговорились, - довольно молвил волхв. - Приберите там все, и в путь отправляйтесь. Как закончим разговор, закройте чехол. Да берегите переговорник - он вам еще понадобится. Только пользуйтесь им, когда рядом нет никого. И, Перун с вами!

Я попрощалась, и закрыла чехол. Пока мы разговаривали, друид успел закончить колдовать над санями:

– Готово, - с облегчением вздохнул он. - Грузите.

Леший поморщился - аж весь пенек перекосило.

– А может, вы сами справитесь? Не с руки мне как-то с волхвом встречаться…

– Во-первых, не с руки, а с ветки, - наставительно сказала я. - А во-вторых, мы спешим.

Леший снова скривился.

– Поссорились мы намедни.

– Знаю. Да только не сделает тебе волхв ничего: ты же по делу! Может, даже подружитесь, - уламывала я пенек.

– Дело говоришь, - почесал он маковку. Оживился: - Может, в картишки перекинемся с его домовым.

Ну и логика у пенька! Определенно, горбатого только могила исправит!

Впрочем, как раз это обстоятельство не было нашей заботой.

Мы соорудили кляп трусливому пленному, закрепили вьюнками. А то бедолагу на беседу пробило, и, как на грех, какую-то неприличную.

Леший тоже времени зря не терял - вскоре послышался хруст, топот, и без дороги, напролом, из кустов выскочили два огромных лося. Остановились в считанных сантиметрах от нас, поводя мокрыми боками - мы еле успели отпрянуть.

Вскоре все было готово. Покалеченные налетчиками деревья выздоровели, луг восстановился полностью. Надежно оплетенные осиной в три слоя пленники погружены на лосей. Мы взобрались на подрагивающий от нетерпения ковер. Пора было прощаться.

– Держи, рыжая! - бросил мне леший желудь на пеньковой веревочке. - Теперь ни один мой собрат вас не обидит, на помощь придет, путь покажет.

– Спасибо, друг, - поблагодарил друид. - Только она ведь не рыжая, а… Лиса! Что-то ты и впрямь порыжела, - удивленно воззрился он на мою шевелюру. - Наверное, это особенности этого… места, - в последний момент вывернулся поклявшийся блюсти инкогнито Антон.

– О боги! - глянула я в моментально извлеченное зеркальце. - Впрочем, не так уж и плохо…

Леший провел веткой, и за поляной открылся вид на хозяйство волхва. До плетеной ограды оставалось не больше километра.

– Ближе нельзя, - степенно проскрипел он. - Деревьям во вред будет.

И правда, по бокам коридора деревья стояли как-то уж чересчур скученно.

– Счастливого пути! - прокричали мы невпопад, зато дружно.

– И вам удачно добраться! - тронул леший поводья. Но! Пошли!

Коврик набрал высоту, и не спеша двинулся в сторону Москвы. Судя по карте, лететь нам оставалось не больше полутора часов.

* * *

Какое-то время мы летели молча. Нельзя сказать, что наслаждались жизнью, но… Коврик ослабил защиту от потока встречного воздуха, легкий ветерок мягко ласкал кожу. В небе ярко светило послеполуденное солнце, а внизу мелькали версты. Пепелище уходило в прошлое.

– Что-то все как-то уж больно гладко прошло, - нарушил тишину металлист. - Вам не кажется?

– Да брось ты, - отозвался друид. - Они же пьяные были! Мы на них напали внезапно, они успели не подготовиться. Наверное, потому мы их так быстро и повязали.

– Ага, сидели, расслаблялись в непосредственной близи от волхва, - иронично сказал Илья. - Ты что скажешь, рыжая?

– Будешь обзываться, вообще ничего не скажу.

– Хорошо, не дуйся, о, девушка с прической цвета сосновой коры. Скажи нам свое ценное мнение!

– Ну ладно, так и быть. Мне почему-то кажется, что волхва кто-то хотел ненадолго выманить со двора, вот и прислал злобных неучей в роли пушечного мяса. Это раз. Этим кем-то был некромант. Это два. Нас никто в расчет не брал, я так думаю. Это три.

– Все это хорошо, но волхв бы с ними расправился куда быстрее нас! Минуты за три, а то и меньше.

– А может быть, злодею надо было, что бы он отлучился совсем ненадолго? Или его сподручные лажанулись, и им вовсе не надо было все сжигать дотла? А, например, предоставить волхву кучу работы по оказанию первой помощи?

– Ты знаешь, что-то в этом есть, - согласился со мной Антон.

– Знаете что, ребята? - Полез в рюкзак за наладонником металлист. - Я буду все записывать, а потом, на досуге, анализировать. Потом обсудим, как информации побольше будут. Идет?

– Только поставь пароль позаковырестее, на всякий случай.

Металлист только хмыкнул в ответ, (мол, не учи отца, и баста!) и уткнувшись в экранчик, принялся быстро-быстро стучать по нему пластмассовой палочкой.

А еще через полчаса полета над лесом коврик пошел на снижение. Остановился в подлеске, подождал, пока мы слезем, отвяжем поклажу, и свернулся в трубочку. Объем у "трубочки" получился не шибко большой - ее можно было даже прикрепить к рюкзаку.

– Поди сюда, коврик, я тебя прицеплю, - немедленно сориентировался Илья.

Летун не стал разворачиваться - так допрыгал.

Пока металлист укладывался, я пошла на разведку - туда, откуда сквозь заросли кустарника лился свет. Раздвинула упругие ветки, и:

– Мать честная! Мы же на Воробьевых горах!

Подо мной, лишенная многочисленных заводских труб, эстакад и привычного смога, лежала Москва. Никаких высоток, ни сталинских, ни лужковских не было и в помине. Намозолившие глаза Лужники отсутствовали, метро туда-сюда не сновало.

Внизу текла река прямо-таки немыслимой чистоты, через нее был брошен скромненький низенький мостик, по берегам кучковались рыбаки. Идиллия! И рыба здесь, скорее всего, не мутировавшая, как у нас в измерении, а вполне себе экологически чистая. Я оглянулась, чтобы увидеть знакомый шпиль. Его не было.

"Логично", - дошло до меня. - "Мы же над сплошным лесом, в том месте, где должно стоять главное здание, пролетали. Наверняка все на Моховой учатся. Если тут вообще есть МГУ. Интересно, а город сильно изменился. Поглядим…"

Надо сказать, ключевые моменты в городе не шибко изменились. Комсомольский проспект (или как его тут называют?), поужавшийся в размерах, был на месте, вдалеке маячил Кремль. Белокаменный. Вот только церквей практически не было - одна или две золотом поблескивали.

– Лиса! - донеслось до меня. - Ты где?

Ну вот, уже отлучиться нельзя! А если бы я в кустки собралась? Впрочем, с этих взволнованных станется меня по всему подлеску разыскивать. Я уже собиралась вернуться, когда затрещали ветви кустарника, и на простор выбрались компаньоны. Антон расправил плечи, подставил лицо солнцу. Илья загорать не стал. Наоборот, нахмурился.

– Куда это ты от нас ускакала? - Вопиюще менторским тоном осведомился он.

– Да вот, любовника себе за пять минут завести успела, - не потерялась я. - Изнаночного, экзотического. А ты, бесстыжий, мне жизнью насладиться не даешь!

– Врешь, - спокойно констатировал факт наставник по металлу.

– Надо было сказать "говоришь неправду", - поправила я его. - Но… Неужели мне нельзя отойти в сторонку? На пять минут!

– Тут может быть опасно, - упрямо сказал Илья.

– А если мне в туалет захочется?

– Предупредишь, и мы посмотрим в другую сторону.

Я скептически пожала плечами, и повернулась к реке. По-моему, парень сильно перегибал палку. Впрочем, он и сам это понимал, потому что через пару минут подошел ко мне:

– Не сердись. Я действительно волновался за тебя.

С чего бы это, интересно?

– Это не повод, - снизошла до ответа я.

И, вообще, я всегда считала, что собственная свобода воли важнее инстинкта наседки у окружающих. Стоит только повестись на поводу таких вот "заботливых" - и все, можно смело на себе ставить крест.

– И, все-таки, я настаиваю, что бы ты нас предупреждала, прежде чем отлучаться, - не сдавался компаньон.

– Хорошо, - смирилась я. Все же в его словах была доля истины. - Впредь буду тебя звать с собой в качестве телохранителя. Куда теперь?

Илья фыркнул и отвернулся.

– Ребята, не ссорьтесь, - подошел к нам друид. - Приключения еще только начались, а вы уже успели сцепиться.

– Я не ссорилась. Я окрестности осматривала. Куда идем-то?

– Вот, тут на карте все указано. Надо на тот берег реки перебраться.

Судя по ярко-синей точке на карте, идти нам предстояло почти прямо, не сворачивая. Куда-то в район Арбата (если таковой тут, конечно, существовал под этим названием). Лично я рада прогуляться - ноги затекли от сидения, и хотели размяться. Друид тоже не возражал против променада, лишь байкер что-то недовольно ворчал по поводу мотоцикла и плоскостопия.

* * *

Перейти через мост нам встало в три медяка - по штуке на нос. Хорошо хоть, лошадей у нас при себе не было, а то наши скудные денежные возможности оскудели бы еще сильнее. Мы затянули кошель, и уповая на то, что платить больше не придется, пошли дальше.

По бокам покрытой брусчаткой дороги тянулись заборы всевозможных мастей - от плетеных, низеньких и простецких, до каменных, высоченных, с чугунными воротами. За каждым забором угадывались равные по площади участки. Называлось это место "Беженцев тракт". Видимо, когда-то давно, потерпевших и притекших за помощью тут дарили одинаковыми земельными наделами, а потом уж каждый старался, кто во что горазд.

На тракте было довольно многолюдно - того и гляди, под копыта али колесо угодишь! На нас, слава языческим богам, не очень-то обращали внимания. Только мальчишки показывали пальцами на наши джинсовые штаны и кроссовки. Я было обеспокоилась: вдруг премудрые наши волхвы ошиблись насчет китайских товаров, и никаких джинсов тут и в глаза не видывали. Но, приглядевшись повнимательнее, заметила не столько удивление, сколько банальную детскую зависть при виде "импортной" одежки-обувки.

Незаметно подкралось еще одно событие. Незначительное для окружающих, но весьма значимое для меня. Нет-нет, да появлялись люди на тракте в "нетутошних" деловых костюмах. Выходили из ворот, спешили по своим делам. Признаться, первые мгновения после того, как я заметила врезавшийся в память покрой, мне стало не по себе. Мозг начал подавать настойчивые сигналы об опасности, я остановилась, приготовилась биться.

– Чего стоим? Кого ждем? - вывел меня из транса металлист.

– Ничего, - нехотя ответила я. Очень хотелось поделиться опасениями. Но…

И то сказать - зловещестью от местных, облаченных во все-таки здешние костюмы, не веяло. Да и цвет костюмов был самым разным, а не одинаково-черным - мимо нас как раз дефилировала личность в оранжевом прикиде (иначе и не скажешь). На голове у нее был совершенно немыслимый ирокез, глаза вдохновенно пылали, в руке алчно клацали ножницы. Я на мгновенье выпала из реальности - от парня слабо веяло магией. Бытовой такой, на Гошину чем-то похожей. Нет, этот субъект не мог быть ни агентом, ни "Смитом". Скорее уж, имиджмейкером каким-нибудь.

После этой встречи я расслабилась окончательно. Да и "Смиты" перестали казаться таинственными, загадочными и пугающими. Какая уж тут загадка, если в этом мире каждый пятый в подобную одежку одет? Отсюда они родом, и к гадалке не ходи.

"Впрочем, и расслабляться тоже не стоит", - решила я про себя.

– Так мы идем? - напомнил о себе бывший наставник.

– С тобой все в порядке? - закончил глазеть по сторонам друид.

– Все нормально, - успокоила я его. - Просто мне покрой костюма странным показался. Идем.

Прежде, чем углубляться в Арбатские переулки, мы устроили привал в тени персиковых деревьев, на Садовом кольце. Расположились на искусно вырезанной скамеечке, вытянули ноги, обутые в дефицитную по местным меркам обувь.

За фруктовым садом начинались кварталы зажиточных ремесленников. К последним, кстати, относились и маги, не шибко одаренные от природы, зато трудолюбивые и добросовестные. Они шли нарасхват там, где не хватало обычных человеческих умений. Больного там, страдающего от хронического заболевания, вылечить. Крышу заговорить, чтоб не протекала, огонь, дров не требующий, обеспечить, фонтан хитроумный соорудить… Все зависело от наличия фантазии у мага и заказчика, и платежеспособности последнего. Умельцы готовить мало-мальски действующие амулеты, приворотные (и отворотные) зелья также пользовались спросом. А вот волхвы, такие, как Глеб Макарович, в таких кварталах обычно не селились, предпочитали жить наособицу. Некроманты большой силы тоже жили вдали от людей - у них неприязнь с населением была обоюдная. Те же, у кого силы было не шибко много, наоборот, пользовались хоть не гласным, да немаленьким спросом: порчу навести на соперника, еще что-нибудь в том же духе. По мелочи и мелочности.

Долго рассиживаться нам не пришлось - вокруг нас начала собираться приличная толпа вездесущих мальчишек, привлеченных нашим нездешним видом. Металлист глубоко вздохнул, свернул свиток, поднялся на ноги. Я краем глаза заметила, что синяя точка, отмечающая пункт назначения, вроде как потускнела. Но тут же решила, что мне это показалось. Пора было двигаться дальше.

Идти нам оставалось от силы минут пятнадцать. Целью нашего променада служил маленький домишко, с двух сторон зажатый хоромами зажиточных продавцов магических услуг. Ага, а вот и хоромы - хозяин-кудесник вежливо раскланивается с человеком в богатых одеждах.

А вот и нужные нам воротца - открыты, заходите, гости дорогие! Присоединяйтесь к нашей потехе, фаербол вам между глаз. Шальной, но от того не менее опасный.

– Что за черт! - вырвалось у друида, ставшего в последнее время на редкость впечатлительным. - Вы всех гостей так привечаете?

– Бегите отсюда! Скорее! - задыхаясь, прокричал один из поединщиков. - Я его надолго не задержу!

И то правда, не задержит - еще один ком огня в плечо пропустил, паленым мясом запахло. Зато нам стало понятно, на чьей стороне выступать. Мы, не сговариваясь, ударили по недругу. Я - своим любимым мощным "напалмом", он у меня всегда отлично получался. Друид подсек ноги злодею выросшей посередь двора лианой, Илюха метнул в горло уже падающему противнику сюрекен. Но негодяй оказался неожиданно крепким. Огонь его практически не тронул, сюрекен лишь оцарапал. Одна лиана достигла цели, но много ли с пустого падения проку? Разбитую коленку можно зеленкой помазать…

Разве что, время мы выиграли. Пока супостат подымался, рассредоточились мы по дворику, чтобы не представлять собой идеальную мишень. Хозяин дома, сильно пострадавший от кудесника, безвольной куклой лежал в углу. Над ним склонился домовой, пытаясь привести в чувство.

"Ишь ты, какой преданный выискался", - мельком подумала я, и попыталась проделать освоенный ранее трюк - вырастить в печени нехорошего мага что-нибудь деревянное. Но, судя по тому, что злыдень за правый бок держаться не стремился, и лицом не бледнел, соответствующий орган злодея не спешил поддаваться моей волшбе. В своем углу разочарованно вздохнул металлист - видать, и ему не дался коварный приемчик.

И тут меня окатило такой волной безысходности, что хоть волком вой - меня как будто засасывало в серый водоворот, вдруг образовавшийся на месте мага. Я чувствовала, как с кончиков пальцев, капля за каплей, уходит сила. В области сердца поселилось стылое безразличие.

"Во-от че-ер-т", - мелькнуло у меня в голове, - "э-да-ак и по-ме-ре-ть не-до-лго".

Но уж больно вялая была эта мысль, я с трудом сопротивлялась желанию лечь и заснуть. Чтобы спать, и спать, и…

Так и упала бы я, наверное, если бы воронка спереди мерзко не захихикала. Зря это она.

– Ах, так! - разозлилась я. - Не тобою даденную энергию отымать? Не выйдет!

Подействовало. Вот он, огонь - аж в груди потеплело. Воронка из плотной превратилась в прозрачную, стал виден протягивающий руки маг с торжествующе-обжирающейся харей. Меня аж передернуло от омерзения. Краем глаза я заметила, что компаньоны уже лежали на земле. И дружественный мне друид, и занудный металлист. Пытались сопротивляться неведомой напасти. Как слепые котята…

Печальное зрелище придало мне силы - мой внутренний огонь разбушевался не на шутку, я, не думая, запустила в недруга фаерболом.

Светящийся шарик летел ме-е-едленно, теряя капельки огня. Как будто воздух вдруг изменил своей природе, и стал тягу-у-учим и вя-я-язким…

Но все же цели достиг. Как и второй, и третий, четвертый, и парочка шаровых молний, пущенных мною вслед за первопроходцем. Они медленно двигались к своей мерзкой цели, а мне все казалось, что это происходит не со мной. Что я просто стою и смотрю фильм, и вижу, как обугливается человеческая плоть, как вытягивается лицо мага, как отрывается его рука от плеча, как окрашивается алым все вокруг. И как падает на землю мертвый враг…

* * *

Очнулась я от того, что кто-то тряс мою руку. Глянула в направлении возмутителя спокойствия.

На меня взирал очередной домовой, уже третий за короткий промежуток времени. Морда у него была симпатичной. Только уж больно жалобной.

– Привет, - сказала я. - Меня Лиса зовут.

– А я - Тиша, - молвил собеседник вежливо. - Пойдем, посмотрим, что с хозяином.

"Хозяин - это тот парень, что кричал нам, чтобы мы убирались, да поскорее", - отрешенно подумала я. - "И ребята тоже как-то вяло шевелятся, надо бы узнать, что с ними произошло…"

Я встряхнула головой, прогоняя навалившуюся в одночасье сонную одурь, пошла за Тишей.

Ярослав, хозяин домового, был жив. Но в ходе схватки с некромантом он получил несколько неприятных ожогов и, как минимум, пару переломов. Возможно, у него были какие-то внутренние повреждения. А у меня опыта врачебного - только собственные растяжения, проходящие сами по себе, и невероятным образом излеченная Маня. Да и та с помощью волхва.

Ноль, короче, я была в смысле врачевания.

– Подожди, с полчаса он протянет, - смущенно сказала я Тише. - А я пока друзей растолкаю, один из них - как раз лекарь.

Домовой глянул на меня огромными глазищами, поморгал жалобно.

– Извини, но я совсем не врач, - потрепала я его по мохнатой голове. - Потерпи, ладно?

Тишка кивнул.

У ребят резвости в движениях не прибавилось - двигались они так, что любая черепаха сделала бы их в два счета. Я подошла, пощелкала пальцами. О! Реакция есть! Но вялая какая-то… Деда Макса бы… Или волхва… Я вытащила из кармана рубашки переговорник:

– Лиса! Как дела? - послышался густой величавый бас Глеба Макарыча.

– Плохо дела, - угрюмо произнесла я. - Маг ваш сильно покалечен. Некромантом. Мои друзья, как пришибленные, по земле ползают, ни на что не реагируют.

– Так, - крякнул Глеб Макарыч. - Только без паники. Нужна живая вода. У тебя ее случайно нету? Хотя, откуда? А домовой у Ярослава есть?

– Есть у меня! - что есть мочи завопила я. - Вода то есть! Кого поливать?

– Тише, деточка, не кричи, - попытался утихомирить меня волхв. - Кропи, значит, недруга вашего. В области сердца.

– Как это? - озадачилась я. - Его-то за что?

– Ты делай давай, что тебе говорят, - ворчливо сказал волхв. - Рассуждать потом будешь.

Я недоуменно почесала макушку, отдала части "чехла" домовому, чтобы подержал в разомкнутом виде. Тот ходил за мной хвостом, будто приклеенный. Стараясь не думать - а мысли, как на грех, так и лезли в голову, и все какие-то нехорошие, - достала ларец Жозефины.

Знала бы ведьма, на кого ее вода пошла…

Я мрачно открутила пробку, принюхалась. Пахло… Нет, разило нашатырем.

– Лиса, ты еще тут? - затопило весь двор басом Макарыча.

– Тут, - недовольно морщась, пробурчала я. - А что, у живой воды должен быть такой запах?

– О! - обрадовался волхв. - Значит, у тебя, и впрямь, есть живая вода. Кропи давай.

Я пожала плечами. Да у нас на Земле этой "живой воды" - хоть залейся! Я осторожно приблизилась к поверженному некроманту, зажала пальцем горлышко (чтобы все снадобье ненароком не ухнуть), покапала на грудь. Ничего не случилось.

– Глеб Макарыч, а может, его сперва это, мертвой надо было кропить? - скептически поинтересовалась я. В голову лезли обрывки народных рецептов, в которых, помимо воды, фигурировали половинки ворон, серебряные короны, и прочие монаршие атрибуты.

– Да ты что! Совсем ополоумела? Нам же не воскрешать его надо, а всего лишь его мертвую хватку ослабить. Ну как, эффект есть?

Я оглянулась.

– Глеб Макарыч, - они же это… совсем… того…

Компаньоны, ранее шевелившиеся, теперь лежали и вовсе без движения. Мое сердце помчалось к пяткам. Я сама - к парням.

– Лиса! Что там происходит? Они уснули?

– Ага! - приглядевшись повнимательнее, воспрянула духом я. - Это надолго?

– Буди, чего стоишь?! Время упустишь! - Рассердился волхв. - И чему тебя только Иваныч учил? Ты же элементарных вещей не знаешь!

– В мою программу обучения, - заявила я, влепляя пощечину друиду, - искусство врачевания не входило.

Бац! Вторая пощечина, еще звонче. Эх! Хорошо пошла! А еще не надо?

– Ты чего дерешься?! - взревел металлист, подымаясь. - Больно же!

– Совсем девка охренела, - поддержал товарища друид. Сощурился…

– О! Ожили! Глеб Макарыч, они совсем как настоящие! Ребята, как же я рада! - вопила я, уворачиваясь от цепкой лианы, нацелившейся мне под коленки. - Антон, прекрати! Деда Глеб, ну скажите же им!

– А ну прекратить безобразие!! Как там мой ученичок Ярослав? Жив еще?

Через несколько минут все устроилось. Спутники пришли в себя, извинились, поблагодарили за спасение. Друид, не мешкая, принялся врачевать хозяина дома. Металлист устроился прямо на траве со своим неразлучным наладонником - описывать события по горячим следам. Я без сил плюхнулась рядом.

– Лиса, ты мне не могла бы помочь? - не дал мне задремать Антон.

Я встала, поплелась на помощь друиду. Следом за мной поднялся металлист.

– Что делать надо?

– У тебя сил много осталось? А то у меня не хватит на все раны. Я слишком сильно на переломы потратился, - как-то виновато сказал друид.

– Я сейчас с тобой поделюсь, - отодвинул меня в сторону Илья. - Еще чего не хватало! Из девчонки силу тянуть! У тебя, там, кажется, аптечка была, - повернулся он ко мне. - Не стой столбом, иди, поищи. Вдруг от ожогов что найдется?

И впрямь! В суматохе я совсем позабыла об объемистом холщовом мешочке. Та-а-к… Посмотрим…

Снадобье нашлось. И такое сильное, что через пару минут от страшных ожогов ничего не осталось. В отличие от живой водицы, оно пахло куда более приятно. Смолой сосновой.

– Ну, вот и все, - устало поднялся с колен друид. - Надо покамест оставить. Хозяина. Дома в покое. Чтобы новая кожа. Укрепилась. А не то. Рубцы останутся.

Не обиженный ораторским даром Антон говорил отрывистыми даже не фразами, но словами. Видать, устал очень сильно.

– Но почему он спит? - спохватилась я. Вспомнила, как старый волхв пятнадцать минут назад велел будить компаньонов, и немедленно. - С ним что-то не то?

Тишка жалобно ткнулся носом в мою ладонь.

– Да нет, - успокоил меня друид. - Это я. Его усыпил. Ему. Поспать полезно. Пойдемте. Присядем куда-нибудь. Устал. Я. Что-то. Только этого мертвяка. В осину упакую. На всякий. Случай.

* * *

Тиша расстарался - сбегал в соседний зажиточный дом, к своему другу. Вдвоем домовые натаскали нам еды столько, что на целый полк хватило бы. В результате совместных усилий енотоподобных на столе стояли: супы, по крайней мере, двух видов, цыплята жареные, котлетки медвежьи, пироги со всякой всячиной, куча салатов и еще много других блюд. Медвежатину я отказалась есть наотрез. Зато блинов с начинкой наелась так, что пришлось джинсы расстегивать. Ребята комплексами по поводу братьев наших крупных не страдали, уписывали кушанья во все щеки.

– Уфф, - наконец отвалился от стола Антон. - Смотрите-ка, руки дрожать перестали. Спасибо, Тиша.

Металлист тоже буркнул что-то благодарное, домовой галантно расшаркался.

– Что делать будем? - спросила я. - Как там наш хозяин?

– Спит ишшо, - важно ответил Тиша. Но потом резко сменил интонацию: - А откуда у вас пулька хозяйская?

– Какая пулька? - не поняла я аборигена.

А пулькой именовался тот самый деревянный цилиндрик, залитый воском, что болтался у меня на шее. Как оказалось, пулька была чем-то вроде почтового голубя, но без возможности самоходного перемещения в пространстве. Подделать ее было абсолютно невозможно - на ней была аура владельца, единственная в своем роде.

– Интересно, что там внутри? - спросила я, вертя пульку. - Записка?

– Нет, она голосом разговаривает, - удивленно посмотрел на меня домовой. - А ты что, не знала?

– Просто никогда пользоваться не доводилось, - ушла я от ответа. - Вот, в первый раз волхву помогаю, курьером работаю.

Уж не знаю, поверил ли мне Тиша, или нет, но виду не подал. Кивнул степенно, и пошел куда-то по своим делам. Я же отправилась к товарищам.

– …кому это выгодно, - услышала я, когда подошла поближе к ним.

– Что выгодно? - переспросила я, поудобнее устраиваясь в огромном старом кресле возле камина.

– Кому выгодно нападать на ремесленника по амулетам, - пояснил мне металлист.

– И как, выяснили?

– Нет, - ответил друид. - Информации ноль. Но ночью мы решили караулить. На всякий пожарный.

Металлист вызвался дежурить первым, и друид, утомленный врачеванием, свистнул коврик, улегся, и немедленно уснул. Мне не спалось, хотя по идее, следовало отдохнуть перед дежурством, которое должно было наступить через пару-тройку часов. Я нацедила в кружку настойки шиповника, и устроилась, по своей привычке, с ногами в кресле. Конечно, не так комфортабельно, как у начальства, но тоже ничего.

Долго сидеть в одиночестве мне не пришлось. Металлист отложил в сторонку наладонник, подсел поближе.

– Странный ты какой-то боевой маг, - начал светскую беседу он.

– Это почему же?

– Ну, хотя бы потому, что ты не пошла путем наращивания пробивной мощи удара, - пожал плечами собеседник. - И не стала усиливать защиту голеней, предплечий, и…

– Я даже не пробовала, - перебила я наставника по металлу, пока он не перечислил все части моего тела.

– А почему? Характер-то у тебя задиристый… Только не вскипай, я всего лишь истину констатирую.

Как говорил классик, правду говорить легко и приятно?

А слушать?

– Хорошо, не буду. Вскипать. А про боевых магов… Они же походят на гоблинов! И руки себе уродуют, стены прошибая. А мне нравятся живые конечности, а не костные наросты. И, потом… Мне проще иметь дело с элементалами, чем с людьми. Я же не убийца какая. Вот.

Металлист неопределенно хмыкнул. Может, давешнего мага вспомнил. Может, нет. Я, по опыту зная, что вразумительного ответа от него не добьюсь, отвернулась. Уставилась на пышущие жаром угли.

Сказать по правде, это зрелище мне не надоедало никогда. Завораживало, грело - не только тело, но и душу. На кресло вспрыгнул домовой Тиша. И, положив голову мне на колени, свернулся калачиком. Прикрылся пушистым хвостом. Постепенно его глаза начали закрываться, и он уснул.

– А как ты вообще в Заповеднике очутилась? - вновь нарушил тишину металлист.

– Было как минимум две причины.

– Первая?

– Сначала я разочаровалась в работе на университетского дядю, - начала я вспоминать события далекого майского дня.

– А тебе не кажется, что ты здесь по прихоти очередного "дяди"? - прервал меня Илья.

– Кажется, - пожала плечами я. - Только теперь я с "дядей" заодно, мне интересно так жить, и вообще… А чего это ты спрашиваешь?

– Да так, интересно просто.

– Небось, в наладонник запишешь, и будешь потом перечитывать, когда захочется узнать, как не надо поступать по жизни?

– Не кипятись понапрасну. Мне действительно интересно. Чем больше с тобой общаюсь, тем понятнее становится характеристика, заочно выданная тебе шефом.

– Это какая же? - надулась я на всякий случай.

– Это про Иванушку-дурачка в юбке, - оправдал мое дутье металлюга. - Впервые сталкиваюсь с такой непосредственностью по жизни.

– В таком случае вы неправы оба.

– Да неужели!? А чем докажешь?

– Я юбок не ношу.

Металлист не ответил - только хмыкнул выразительно. Хотел было уже отвернуться, как вдруг что-то вспомнил.

– А вторая причина?

– В одно не шибко прекрасное утро у моей комнаты в общаге на Воробьевых горах появилась троица в черном. Кстати, костюмы у них были местного покроя.

– И ты их испугалась? - усмехнулся наставник по металлу.

На то, что одежка оказалась из этого измерения, Илья, казалось, вообще не обратил внимания.

– Я от них удрала.

– ?

– Удрала, - спокойно повторила я. - А потом встретилась с начальством, и оно меня отбило.

– А сама не могла?

– Я тогда даже не подозревала, что у меня есть способности к магии. И…

– Когда же это было?!

– Почти год назад.

Илья снова впал в прострацию - видать, не знал обо мне таких подробностей. Судя по отрешенному выражению лица, замолчал он надолго. А потом и наладонник извлек…

Я же мысленно вернулась к характеристике, выданной мне заочно Борисом Ивановичем. "Ваня-дурак в юбке!" Вот… Редиска! А как, казалось бы, все хорошо начиналось! "Специалист, которому не будет равных!" Эх…

Будь я в силах, я бы еще долго не смогла уснуть от негодования. Но в этот раз я пожелала металлисту спокойного дежурства, да наказала разбудить меня вовремя. Устроилась, как смогла, возле домового, накрылась джинсовой рубашкой, и уснула.

Я так намаялась за день, что не почувствовала, как Илья, ворча что-то о простуженных компаньонах, распаковал свой рюкзак, и накрыл меня спальником.

* * *

Ночь прошла спокойно. Мы свое откараули на пару с домовым - тот проснулся вместе со мной. Я не больно-то сопротивлялась неожиданной помощи: вдвоем, и вправду, было веселее. Мы подбросили дров в камин, и так просидели, пялясь на огонь, до трех ночи, пока не подошло время будить друида.

Ранним утром (а я проспала каких-то два часа после дежурства), больше всего на свете мне хотелось придушить хозяина жизнерадостного голоса:

– Здравствуйте, гости дорогие!

"Ага, оклемался, все-таки", - сонно подумала я. - "Боже, как все-таки спать хочется…"

В организме так и ощущались свободные радикалы, призывали проспать еще полдня, как минимум.

Но пришлось вставать, плестись из избы вон, к умывальнику, смывать сонную одурь ледяной водой. Большие часы на правом соседском флюгере показывали пять. На левом соседском подворье истошно кукарекал петя.

– Д-доброе утро, - вернулась я в комнату. - Здравствуйте, Ярослав. Меня Лиса зовут.

– И ты здравствуй, девица, - радостно приветствовал меня хозяин.- Как спалось? Как там учитель Глеб?

– Отлично выспалась, - широко зевнула я. - Глеб Макарович вполне себе жив и здоров. А как ваше самочувствие?

– Сейчас я тебе скажу, - не дал ответить Антон хозяину дома. - Ярослав, давай сюда руку.

Друид выглядел до безобразия бодрым. Видать, потому, что караулил последним, и успел проснуться за пару часов.

Вот и сейчас, стоял, и, как натуральный доктор Айболит, то ли пульс измерял, то ли еще какой процедурой диагностического характера занимался. Я с любопытством уставилась на врача и его пациента. Даже по сравнению с моим утонченным другом, хозяин дома выглядел на редкость хлипким. Зато он явно относился к числу людей, у которых никогда (или почти никогда) не бывает плохого настроения. Даже медосмотр не смог заставить Ярослава прекратить улыбаться.

– Ты ему еще в пасть загляни, - вошел в горницу свежеумытый металлист. - Здравия желаю всем здесь присутствующим. Цилиндр отдали?

Пулька до сих пор болталась у меня на шее - ее еще вчера опознал домовой. Она, и еще одна. Какую из них надо было отдать Ярославу, я не знала. Сняла обе, протянула на ладошке. Хозяин дома, не глядя, схватил ту, что была посветлее. Посмотрел смущенно на нас, потом все же вышел во двор. И очень скоро вернулся обратно.

– Кажется, я полечу с вами, - неуверенно сообщил он. - Волхв настоятельно рекомендует мне не задерживаться в городе. Тиша!

На кресле у камина зашевелился спальник. Попытался приподняться раз, другой, третий… Без толку.

– Уйдите, люди, - послышался сонный голос. - Дайте поспать! Там еды осталось много, не будите домового!

– Во дает, почти стихами, - уважительно произнес друид.

– Да-а-а, - почесал в затылке хозяин. - Лучше его оставить в покое, все равно от него ничего не добьешься. Пойдемте, что ли, посмотрим, что там со вчерашнего дня осталось.

Еды после вчерашнего ужина было и впрямь завались. Мясо, правда, парни подъели (скорее всего, за время дежурства, уж больно его много оставалось). Но пирогов было еще в избытке. Друид, сильный в бытовых заклинаниях, разогрел остатки вчерашнего пира не хуже микроволновой печи.

– Талант, - восхитилась я. - Вот Жозефине повезло!

При упоминании о ежке друид помрачнел. Хозяин взглянул на гостя, и, поднявшись со стула, отправился шуровать в ящиках комода.

– Возьми вот, - протянул он Антону янтарные бусы. - Подаришь своей зазнобе.

Украшение было поистине царским. Каждую бусину можно было рассматривать на свет бесконечно долго. Отличались желтые камешки друг от дружки тоном - от светлого до чуть зеленоватого. Внутри таились воздушные пузырьки диковинных очертаний.

– Здорово! - шмыгнула я носом. - Красотища… Нет-нет, - опередила я хозяина, вновь направившегося к шкафу. - Мне не нужно, я… Мне просто очень понравились бусы, а сама я ничего на себе носить не могу, только вот амулеты и терплю по долгу службы.

– Тогда держи на память вот эту зверушку.

Это была ящерка, темно синяя, с золотыми искорками. Так искусно сделанная, что казалось, вот сейчас юркнет, хвостом вильнет, и только ее и видели! От такого подарка я не могла отказаться.

– Амулет навевает добрые сны, - молвил Ярослав, с улыбкой наблюдая за моей умиленной физиономией. - Если поставить его в изголовье, то ночных кошмаров можно смело не бояться.

Интересно, как Ярослав догадался о том, что мне порой снились кошмары? Правда, еще давно, до перемещения в Заповедник. После того, как я переехала, моя голова была непрерывно занята - упорядочивала изученный за день материал.

Неужели у меня способность к неприятным сновидениям написана на лице? И на что в таком случае влияет подарок для Жозефины?

Спросить? Не спросить? Вдруг получится, что я выведываю чужие секреты?

– А бусы? - все же насмелилась я.

– Тут я лишь слегка усилил свойства янтаря, - просто ответил амулетчик. Видимо, тема все же не была для него запретной. - Поэтому бусы способствуют кротости нрава и хорошему настроению.

– Это хорошо, - как всегда, веско сказал металлист. - Сестрица, она такая! Как вспылит, то мало не покажется.

Ярослав улыбнулся. С тихим таким достоинством и осознанием собственной правоты.

Друид вздохнул. Потом вспомнил что-то, и вздохнул еще раз. Поди, желал оказаться в Заповеднике побыстрее.

– А скажи, Ярослав, - вспомнила я о насущных проблемах. - Кто это на тебя напал?

– А, это был некромант Кремантий, - жуя, ответил хозяин. - Ему не понравилось то, что я слишком хорошие амулеты от порчи делаю. Давно он около меня околачивался. А вчера вот, пришел совсем злой, и мы с ним повздорили маленько… О, боги! Что же мы тут сидим? Нам же драпать отсюда надо. Немедленно! Тиша! Вещи пакуй!

В сторону кресла полетел хозяйский тапок.

– Куда это мы собрались? - вскочив с кресла, как ошпаренный, жалобно запричитал домовой. - Опять переезд? Так еще вещи распаковать не успели…

– Собери только самое необходимое!

Из глаз домового покатились крупные слезы. Больше всего он сейчас походил на обиженного злой судьбой ребенка.

– Я тебе избушку выращу, - пообещал ему друид.

– С печкой? - с надеждой посмотрел на него Тиша. Слезы тут же просохли.

– Как пожелаешь, - почти уверенно ответил Антон.

– Ну, тогда я мигом! - повеселел домовой, и… исчез.

Только маленький смерч, да открывающиеся - закрывающиеся ящики-дверцы отмечали его путь.

– Я готов! - спустя каких-то пару минут сказал он, потрясая котомкой.

– И это все? - недоверчиво воззрилась я на суму. Размером та была не больше обычного городского рюкзака.

– Она же безразмерная, - махнул лапой домовой. - Ты что, с луны свалилась? Таких элементарных вещей не знаешь?

– У меня нет домового, - пожала плечами я.

Пора было прикреплять рюкзаки к транспортному средству.

Через пять минут все было готово - домовой успел даже тарелки помыть. Мы взгромоздились на коврик, и он нас всех выдержал. Не успели мы заложить ставший уже традиционным в наших полетах вираж, как в воротах показались незваные гости. Двое из них были одеты в местные черные деловые костюмы.

– Жми! - что есть мочи завопила я.

И коврик нажал - взмыл метров на двадцать вверх, подобно самолету вертикального взлета. Если внизу кто-то и колдовал, мы об этом так и не узнали.

Так мы двинулись на север. Летели довольно высоко - нам было даже видно, что земля - круглая. Домовой сперва держался неуверенно - видимо, не привык к подобному средству передвижения. Но потом осмелел, отодвинулся от центра ковра, и даже высунул нос наружу для пущей видимости.

За весь ходовой день так ничего и не случилось. То есть, у нас, Заповедных, не случилось. Зато Ярославу пришлось отвечать на вопросы, градом посыпавшиеся на него. Надо отдать должное амулетчику - он довольно бойко удовлетворял наше любопытство в том, что касается одежки, погоды, времен года. Мы тоже в долгу не остались - признались, что с изнанки. После этого откровения Тиша перерастал глазеть по сторонам, но упулился на нас.

Ярослав не стал выказывать совсем уж невежливое удивление. Но отвечать стал куда подробнее.

– Волхвы, - задумчиво сказал он, озадачившись очередным вопросом. - Волхвы…

Обычно веселое лицо Ярослава приняло неописуемое выражение. Там была и мечта. Дотянуться до чего-то, далекого пуще звезды. И осознание неосуществимости стремления. И уважение. И ностальгия - наверняка, по учителю Глебу.

– Волхвы… Волхвы - это те же лешие, но на человеческий манер.

Это был неожиданный ход.

– Ась? - взбодрился чуть сонный по жизни металлист.

– Ну… - замялся Ярослав. - Вот леший. Он может мгновенно оказаться в любом уголке своего хозяйства. Отделиться от любого дерева.

– А еще свистнуть, и узреть перед собой пару лосей, - вспомнила я вчерашние впечатления. - Всего через какие-то полминуты!

– Вот-вот, - закивал головой Ярослав. - И волхвы тоже так могут.

– Что могут? Лосей подзывать?

– Да нет, Лиска, - вступился за нового товарища друид. - Видишь, иногда человеку бывает трудно объяснить то, чего он наверняка не знает. Ярослав ведь не волхв.

Маг отрицательно покачал головой.

– Не волхв. Дитя я неразумное перед волхвом.

Долго ли, коротко ли, а удалось нам вытянуть (по капле, ей богу) из амулетчика, что волхвы - это сама природа, но в ограниченном проявлении. Точно так же, как Маня представляла со своими соснами единое целое, так и волхвы проникали в природу. Они были водой, землей, огнем, и воздухом. Кустиком и полынью, ветерком и аметистовым рудником. Правда, волхвы тоже разные по силе бывали. Чьей-то мощи хватало на город. Чьей-то - на деревеньку. Да и нелюдимые они, вишь, были. Не принимали пороков людских.

– Почему? - озадачился друид. Они же мудрые! Что им стоит понять человека?

"А что стоит человеку понять донимающего его комар?" - подумала я.

– Они - ответственные, - покачал головой Ярослав. - Им слишком многое ведомо, чтобы вести себя, подобно людям. Недальновидно вести. Знают они и то, чем чреваты проступки, и не торопятся с деяниями.

– Это как?

Амулетчик пожал плечами.

– Как именно, не знаю, - сказал. - В смысле, не знаю, как им удается все просчитывать. Наверное, они просто чувствуют. Вот… коза. Она ведь никогда не скакнет в пропасть. Но сбежит по крутой тропинке.

В общем, и целом - конечно, да. Не скакнет. Но, бывало, что и козы наворачивались…

– Но ведь коза не мыслит! - горячо возразил друид.

– Вот именно, друг мой! Вот именно! - в тон ему отозвался Ярослав. - А волхвы - те же горные козы, бегущие по круче, те же орлы, летающие в поднебесье, та же рыба, тенью проносящаяся в водоеме,…

– Да ты поэт, друг мой, - повел правой бровью Антон.

– Нет, - покачал головой мастер по амулетам. Просто я долго жил рядом с волхвом. - Но я не закончил.

– Волхвы - такие же звери, но вдобавок ко всему еще и думающие? - предложил металлист свой вариант ответа.

– Наверное, так, - снова задумался Ярослав. - Но… Еще они могут управлять стихиями. И не делают этого без крайней необходимости.

– ?

– Ураган там предотвратить, ежели он на деревню идет, пожар лесной потушить - запросто. А ради пустяшной забавы - никогда.

– А они очень корыстолюбивые?

В нашем измерении за такие услуги… Я даже не могла себе вообразить, сколько бы потребовали "специалисты". Если бы таковые у нас имелись.

– А зачем им деньги? - искренне удивился Ярослав. - Птице же деньги не нужны. Она и так… летает.

Я задумалась. Какая-то странная картина вырисовывалась, ей богу. Из описания Ярослава выходило, будто волхв - эдакая голотурия. Морской огурец тюнингованный. Живет себе, и никого не трогает. Бытием наслаждается. Огромную силу имеет в местах обитания. Вне оного - маг. Не такой сильный, как в местах обитания, но тоже ничего. Посильнее нас, вместе взятых будет.

Что-то не похоже была нарисованная картинка на Бориса Ивановича - уж очень жизнь у начальства нервная была. Богатая интригами и событиями жизнь. Да и не видела я его парящим в поднебесье-то. Все чаще звонил он кому-то, или эмпатов сцепившихся разнимал.

– Но ведь они же не для забавы живут, так ведь? - решила уточнить я свои предположения.

– Ох, не для забавы, - покачал головой Ярослав. - За лешим пригляди, за людьми пригляди, за ураганом - тоже пригляди. Какая же это забава?

Верно. Не забава. И жизни тоже никакой. Если за всеми приглядывать. Впрочем… Я же не волхв. И не могла сказать, сколько именно им надо затратить калорий на возделывание и облагораживание вверенному ему хозяйства.

Так летели мы над полями и лесами. Остановились ненадолго на лесной полянке, перекусили Тишкиными припасами, птичек послушали, природой полюбовались. Никто на нас не нападал, ни крестьяне, трудящиеся в поле, ни старый волхв, с другой стороны полянки наблюдающий нашу трапезу. Мы звали его присоединиться, разделить с нами хлеб-соль, но он покачал головой, кивнул в такт своим мыслям, и ушел в лес.

Он ушел, а я вспомнила про наше начальство и его просьбу о необычном среди необычного. Как понять, что для изнанки было обыденным? Вот такая вот спокойная жизнь, с жарким солнышком, тенечком от могучего дуба? Или наши московские "приключения"?

Ярослава мне пытать на эту тему не хотелось - Борис Иванович ясно сказал: то, что мне покажется необычным среди необычного. При чем тут чужое мнение?

Пока я размышляла, наша трапеза подошла к концу. Тиша упаковал остатки продуктов, коврик, провисевший обычным ковром на ветке дуба, спланировал к земле: полетели, мол?

– Скажи, Ярослав, - молвил задумчиво металлист, как только летун набрал крейсерскую скорость. - А почему у вас жилища настолько неукрепленные?

– Насколько? - озадачился амулетчик.

Мы с друидом непонимающе уставились на товарища.

– Если у вас развита левитация, то, то люди, по идее, должны жить в бункерах.

– В чем? - уставился на металлиста Ярослав.

Илья жестом и словом пояснил, что такое бункер. Ярослав недоуменно покачал головой:

– Зачем? - спросил. - А волхвы на что? Они же оборону держат. В каждом мало-мальски крупном поселении есть свой оборонник. За редким-редким исключением.

– И что, они каждый дом защищают? - ахнула я. - Каждого жителя от порчи и сглаза?

– Ага, ты скажи еще, экскременты в нужниках от отпечатка личности нейтрализуют. Чтобы не приведи боги, какой-нибудь некромантский отморозок в сортире порчу на ростовщика не навел. По, так сказать, отходам его человеческой жизнедеятельности. По горячим… Нет, по теплым испаряющимся следам!

Я с недоумением воззрилась на компаньона - мне только казалось, или в Слитке он был куда человечнее? Ярослав тоже с интересом к нам приглядывался. Один только друид пожал плечами и отвернулся со скорбным выражением на лице. Видать, ежку вспомнил. Ага, на братца ее глядючи!

Повисла неловкая тишина. Тишка прильнул к хозяину. Амулетчик нерешительно улыбнулся. Потом шире. Еще шире:

– Нет, конечно же. Не настолько оборонники вникают в человеческую жизнь. На это маги-ремесленники есть. Это их хлеб - локальную оборону и красоту поддерживать.

Металлист, получив исчерпывающий ответ, кивнул, и снова задумался о чем-то о своем. Друид улегся спать. Ярослав шепнул что-то на ухо Тишке. Тот, порывшись в сумке, достал какой-то невзрачный камешек, протянул хозяину. Мастер амулетов взял камешек в руки, уселся поудобнее, прикрыл глаза… Да так и застыл истуканом. Я повернулась на спину и принялась смотреть на проплывающие облака. Я думала.

О том, что большой была сила волхвов, да не безграничной. Не могли они совсем уж природу дублировать. Вот и Глеб Макарович не смог со двора отлучиться, держал данное начальству слово. Был бы всемогущим - наверняка бы и нас встретил, и напутствия дал, и хутор защитил. Ан нет. Видать, не могли волхвы делать тысячу дел одновременно.

Но и металлист был умен, нельзя не признать. Лично у меня вопрос об обороноспособности жилищ не возник бы никогда. А он - гляди ты!

Я глянула в сторону товарища. Тот то ли делал вид, что спит, то ли и в самом деле спал.

Так летели мы в сторону Ладоги. Проносились назад деревеньки. Вились ленты рек. Смеркалось.

Глава 8.

К городу Ладога, что раскинулся на берегу собственно Ладожского озера в этой версии Земли, мы подлетели практически в полной темноте. Высадились на окраине города, и пошли огородами, чуть ли не на ощупь, аки калеки какие перехожие. Не известно, сколько бы времени мы проблуждали в абсолютно незнакомом городе, если бы не домовой. Он сочувственно оглядел нашу голодную делегацию, и просочился в чужой двор. Мы остались стоять посреди кривого переулка, вдыхая урбанистические запахи. Помойные, для разнообразия. Вскоре рядом появилась какая-то темная личность. За ней - другая, третья… Но держались они на приличном расстоянии, и кем были эти люди, разглядеть не было никакой возможности. Когда появился Тишка, вздохнул с облегчением даже металлист.

Домовой, встав во главе отряда, уверенно пошел вперед. Мы еще пару раз свернули, а потом ступили на освещенную мостовую. Личности остались позади.

Улица создавала впечатление тихого праздника. Особенно после блужданий по темным закоулкам. Разноцветные магические огни весело перемигивались друг с дружкой, им вторили сотни светлячков, опутавших ветки придорожных деревьев на манеру елочных гирлянд. Из открытых окон доносились звуки, порой весьма и весьма гармоничные. Вскоре показался и приют для нас, уставших. Двухэтажный деревянный дом стоял на перекрестке, призывно мигал гирляндами. "Путник" - емко гласила вывеска. Домовой настороженно повертел носом, подумал, и кивнул головой в сторону гостиного дома - заходите, одобряю.

Внутри заведение оказалось еще лучше, чем снаружи. Насквозь пропитанное вкусными запахами, освещаемое бездымными факелами, оно вызвало в нас, голодных, желание немедленно ознакомиться с кулинарным талантом местного повара. Да и зала была забита посетителями - верный признак отличной кормежки. Пока мы вертели головами да поводили носами, к нам подошла полная миловидная женщина. Окинула наметанным взглядом, заметила "сибирскую" одежку, и повела наверх по винтовой лестнице - в номера. Нам повезло - аккурат сегодня уехал купец, освободил две комнаты.

Мы поблагодарили хозяйку, кинули багаж, и, довольные фактом наличия ночлега, спустились ужинать на первый этаж. А там уж и стол был готов к нашему появлению.

Парни заказали по огромной кружке пива для себя, большущую чашку чая для меня, миску молочной лапши для домового (свежего молока не осталось), и сели изучать меню в приятной расслабляющей атмосфере. Полистав опись предлагаемых кулинарных шедевров, они заказали по порции "печеночек от бабки Лукерьи" и дополнительной пол-литре пива на брата. Я обошлась жареной картошкой с грибами и еще одной кружкой чая.

А вокруг шумели посетители. Кто-то кого-то спьяну уважал, кто-то хвастался охотничьими удачами (самого бы его на рогатину, злодея!), кто-то разглагольствовал о политике. В ожидании заказа я прислушалась к жаркому спору двух мужиков за соседним столом. Один из них был явно склонялся к христианству, второй же держался традиционного язычества.

– Что за странный у тебя бог, - говорил тот, что сидел спиной. - Вроде как милосердный без меры. Но только к тем, кто щеки под удары подставляет. Кому такое милосердие надобно?

Я прислушалась.

Поначалу ответы христианина особой оригинальностью не отличались, все это я уже так или иначе слышала-читала: про вечное блаженство и муки адовы, про стада овец и всезнающих пастырей, про второе пришествие и спасение истинно верующих, и прочие страшилки. О! А вот что-то новенькое: про некую загадочную дверь, ведущую в чистилище с "на редкость дурным воздухом", адовый предбанник, не иначе.

"Ничего себе, у них тут шестое доказательство существования бога!" - возмущенно подумала я. - "Да это же фальсификация чистой воды!"

– А то еще вишь как бывает, - напустил на себя таинственности христианин. - Подует ветер, и откроется дверь в самый ад…

Я бы и дальше послушала откровение приверженца христова, но мне принесли огромную тарелку золотой картошки. Грибы также имели место (и немаленькое!) быть на тарелке. Все это было таким вкусным, а я - такой голодной, что я забыла на время про мужичков с их религиозным спором. А когда снова вспомнила про них, то прочувствовала на себе закон мирового зловредства вещей во всей красе - их след уже простыл, а стол был занят новыми посетителями. Они уже кружки с пивом ополовинить успели.

А жаль. Такая познавательная была беседа…

Наконец мы наелись, расплатились за стол и ночлег, и отправились наверх, по комнатам распределяться. Двое надвое, по идее, да только оказалась я в меньшинстве. Парни как-то странно на меня поглядывали, и ни один не решался составить мне копанию. Тоже мне, суккуба выискали! В общем, разозлилась я, сказала, чтобы вытаскивали одну кровать из моей комнаты, и оставили девушку в покое. Озабоченный моей безопасностью металлист немедленно воспротивился такому повороту событий. На что ему друид с талисманщиком резонно заметили, что, раз он такой заботливый, пусть сам и спит со мной в одной комнате. Я, естественно, еще больше рассвирепела: тоже мне, нашли прокаженную! Ушла в комнату, захлопнула дверь, села дуться в обществе домового: Тишка, жалостливый, за мной, униженной да оскорбленной, увязался. Достала я блокнотик с ручкой из клапана рюкзака (взяла на всякий случай, вот и пригодились!), принялась рисовать карикатуры на спутников. Злобно и абсолютно непохоже - на мне, дочери художника и рисующего искусствоведа, природа явно отдохнула.

Спустя какие-то пять минут в дверь осторожно постучали.

– Уйдите все, я тут буду одна ночевать!

– Нельзя! Неужели ты не понимаешь?

Ага, значит металлист.

– А где же ты раньше был, такой сознательный? - осведомилась я. - Мне ничья жалость не нужна, в гробу я ее видала, в белых…

– Лиса, ну прости меня, пожалуйста, я тебе незабудки принес. Коленку в кровь разодрал, пока по буеракам лазал.

Незабудки? Интересно! Что-то друга моего металлического бросает из холода в… Ну, если не в жар, то по крайней мере, в тепло, уж точно!

Странно это. Что-то ему, наверное, от меня понадобилось.

Решив так, я вздохнула, и пошла открывать.

Металлист ворвался в комнату подобно маленькому смерчу. Подозрительно огляделся. Я пожалела, что на кровати не лежит герой-любовник во всей красе. А, еще лучше, два героя-любовника.

– Держи незабудки, давай зеленку!

Я не двинулась с места. Когда скребся под дверью, так сама вежливость был, а теперь - удовлетворись чахлым букетиком, да зеленку ему, вишь принеси да подай!

– Нет зеленки, есть чудное снадобье от Жозефины, приятно пахнет гнилой морковкой.

– Давай, помогу, - укоризненно покосился на меня Тиша. - А то она явно не в себе.

Эх! Ничего-то домовой не понимал в тонкостях женской натуры.

Я обиженно шмыгнула носом, и повернулась, чтобы выйти на улицу.

– Одну не пущу, - принялся за свое металлист. - Что это с тобой? Разве можно так долго обижаться? Может, ты не тем поужинала?

Кстати, об ужине…

– Слушай! - внезапно вспомнила я про христиан, и всю обиду как ветром сдуло. - Я тут такой разговор подслушала в таверне!

– Про местные тряпки?

– Будешь вредничать, не расскажу!

– Я весь внимание, начинай.

Я рассказала про секту с ее адептом, и про загадочную дверь в "чистилище с дурным воздухом" и про дверь в ад сатанинский. Металлист хмурился, хмурился, потом громко и заливисто заржал.

– А ничего ребятки, не промах! - утирая проступившие слезы, молвил он. - Высшее духовенство РПЦ нервно курит ладан, не входя в храм. Им бы такой отдел пропаганды - миром бы правили. Забей! Так ты гулять идешь, или спать ложимся?

Гулять мне, если честно, расхотелось. Сбил мне смеющийся металлист весь противоречивый настрой. Поэтому я просто сбегала почистить зубы во двор и легла спать. С момента перехода в мир изнанки прошли сутки и целых две трети.

* * *

Проснулась я среди ночи. Что-то было не так. Не открывая глаз, прислушалась я магическому полю. Та-ак… Вот металлист не спит, тоже напряженно в темноту вслушивается. Домовой бодрствует на ковре-самолете, уши насторожил, глаза в темноту вперил.

Никого постороннего в комнате, слава богу, не ощущается.

– Илюха, - позвала я шепотом. - Ты ведь не спишь?

– Нет, - ответил металлист. - Что-то странное происходит снаружи. Какое-то сильное вмешательство.

– Ага, и я что-то чувствую… На пространственные изменения похоже, как мне кажет…

Договорить я не успела. Раздался жуткий, леденящий душу вой, зашлись лаем собаки, домовой сиганул с коврика на мою кровать, прижался ко мне, затрясся. Спустя пару секунд послышался стук в дверь. Нас, прислушивающихся и озадаченно переглядывающихся, стало больше на друида с талисманщиком.

Домовой, завидев Ярослава, порскнул к нему за пазуху.

В городе тоже произошли изменения. Собаки в отдалении перестали лаять, но принялись испуганно скулить.

– Интересно, здесь всегда настолько весело, али только по случаю нашего появления? - задумчиво изрекла я. - Ярослав, ты хоть что-нибудь понимаешь?

– Нннет, - слегка дрожащим голосом отозвался абориген.

– А есть оборонщик у этого города? - быстро спросил металлист.

– Ннннезнаю. Нннне пппохоже. Ужж ббольно сильнннное возммммущение.

– А что это может быть?

Амулетчик расширил и без того широкие от ужаса глаза. Домовой вторил ему из-за пазухи.

– Похоже на то, - взял слово менее пугливый металлист, - что что-то тут внезапно нарисовалось. Причем явно не очень приятное.

– Ага, - мрачно отозвался друид. - Скорее кто-то, чем что-то!

– Ты что-то конкретное почувствовал? - повернулся к товарищу Илья. - Или просто так к словам придираешься?

– Вот что, ребята, берите вещи, и айда на улицу, - не терпящим возражения тоном оборвал дискуссию друид. - Чует мое сердце, в деревянном доме сейчас лучше не оставаться.

Мы все-таки чуть-чуть задержались: домовой по просьбе Ярослава искал какие-то амулеты. Пока мы возились, скулеж собак заметно приблизился. Мы торопливо покинули комнату друг за дружкой.

– Надевайте! - шепотом велел Ярослав, как только мы оказались во дворе. В руках у него была горсть каких-то бирюлек на шнурках.

– А что это? - подозрительно покосился металлист.

– Защищает от зловредных чужаков, - пояснил талисманщик. - Ну же, чего мнетесь!

Мы послушно надели амулеты на шею. Правда, мы и сами были тут чужаками. Но, вроде как, не зловредными. Пока. Интересно, подействует ли на нас магия амулетов? Впрочем, вскоре все эти размышлизмы покинули мою голову. Вторженец приближался. Дебоширил уже в двух кварталах от нас.

А мы, притаившись во дворе гостиного дома, ожидали. Пока он не подойдет вплотную. Сердце бешено колотилось, скорее в преддверии быстрого бега по пересеченной местности, чем геройской схватки. Ярослав прижимал Тишу к груди - то ли на домового не хватило амулета, то ли так им обоим бояться было смелее.

Тут мне под коленки что-то мягко ткнулось, и я, чертыхнувшись, села на коврик. Рядом "приковрились" и остальные члены нашей безмерно храброй делегации. Конечно же! Ай да коврик, сообразительный ты наш! Не то, что мы, добровольные коровы на заклание!

Со стороны соседнего квартала послышался грохот и треск, там и сям расцветали пятна пожаров. А вскоре мы увидели возмутителя ночного спокойствия озерного города Ладога.

По улице медленно продвигался огромный, высотой с трехэтажный дом, сгусток мрака. Я, ожидавшая увидеть ту или иную версию Змея Горыныча, растерялась. Со Змеем еще можно было попробовать сразиться. Особенно на коврике. От этого же брала оторопь. Оно (а иначе и не скажешь!) двигалось по мостовой, поводя незнамо чем (возможно, мордой) от дома к дому. Словно чего-то выискивало. Внутри него то и дело проблескивали искры темного пламени. Они-то, запущенные темным щупальцем, и служили причиной возгорания. Проникать в его сущность мне решительно не хотелось, поэтому о том, что именно оно искало в жилых домах, оставалось только догадываться.

Конечно же, первое, что пришло на ум, так это то, что оно питается жизненной силой людей. Но потом мое воображение не к месту разыгралось: "а вдруг это демон - геронтофил", - думалось мне, - "который питается исключительно старыми девственниками мужского пола в возрасте семидесяти пяти лет с половиной?"

И я не удержалась, и улыбнулась.

Напряженность мгновенно спала, и включились было наглухо заблокированные перепуганным сознанием магические способности.

– Оно ищет путь домой, - уверенно сказала я. - А точнее, того умственно отсталого идиота, кто его сюда призвал.

– Откуда ты знаешь? - подозрительно отозвался металлист. - Антон, она права?

– Я-то откуда знаю? Я тебе что? Оракул?

– Помочь ему, что ли? - задумчиво протянула я вслух.

– Ты с ума сошла!

– Нет, мы улетим, а оно пускай тут все пережжет!…Тем более, - прислушалась я снова к чудищу, - по-моему, это детеныш. Вам что, его папу или маму дождаться хочется?

Мысль о предках монстрика оптимизма не внушала никому.

– И что ты предлагаешь? - скептически осведомился друид. - Ты знаешь, где оно живет? Или можешь с ним поговорить?

– Я с ним поговорю, - неожиданно вступил в спор Ярослав. - Если ты пообещаешь мне, что у него и взаправду нет дурных намерений.

– Ну… - задумчиво протянула я, - дурных намерений у него нет, это точно. Но! За последствия я, тем не менее, поручиться не могу. И, потом. У тебя что, лингводекодер есть?

– Чего? - не понял талисманщик.

– Это такой амулет для перевода на другой язык, - подсказал жадно прислушивающийся металлист.

– А! - только крякнул Ярослав. - Нет, ничего подобного у меня никогда не было.

– А как же тогда?

– У меня врожденные способности к имитации, - пояснил молодой маг. - Поэтому я хороший ремесленник по амулетам.

– И?

– Ну, вот ты же его поняла? - принялся торопливо излагать он, прижимая к себе Тишку, и поглядывая на уже приблизившегося монстрика.

– Скорее уж, догадалась.

– Тоже ничего. А я смогу еще и воспроизводить свои мысли на его языке. Только я его боюсь, и…

– Может не получиться? - догадалась я.

– Ага… И опасаюсь я, если честно, вдруг он недобрый… Ладно! Отступать нам все равно некуда! - внезапно решился он.

И выступил на полшага вперед.

Монстрик приблизился. Скользнул по нам непонятно чем (коврик инстинктивно отлетел метров на пятьдесят подальше), "отвернулся", и… "повернулся" обратно. Мне даже почудилось что-то радостное в этой непроглядной тьме с искорками. Ярослав, подавшись вперед, совершал непонятные телодвижения. Мне внезапно стало не по себе. Ага! А вот и разгадка собачьего скулежа! Инфразвук!

Пришлось расширить границы звуковосприятия.

Жить стало веселее. Не страшно, в смысле. А потом случилось и вовсе неожиданное - монстрик прекратил хаотично двигаться, и встал по стойке "смирно".

– Это я его попросил конечностями не махать, пока мы тут совещаться будем, - пояснил Ярослав. - А то он слишком пожароопасный.

– Классно! - восхитилась я. - И до чего же вы договорились?

– Что он поведет нас обратно. Ну, к тому месту, где он у нас появился, - начал оживленно объяснять "переводчик". - А потом мы попробуем его отправить домой, - уже не так уверенно добавил он.

– И чего мы ждем? Пошли быстрее! А то этот малец еще дорогу назад забудет…

Нам пришлось выдержать еще один неприятный сеанс инфразвука, потом монстрик развернулся, и, все так же, по стойке смирно, не маша конечностями, поплыл в обратном направлении. А, может, он даже не разворачивался, так и пошел задом наперед. Коврик двинул за ним, соблюдая пятидесятиметровую дистанцию. Прошло совсем немного времени, как коврик остановился. То ли обратно детеныш мрака двигался быстрее, то ли вообще шел напрямик, насколько позволял город, а не петлял, как до этого, по улицам.

– Перекресток! - ахнул рядом Ярослав. - Почти целый, - уточнил он, внимательно оглядевшись. - А я-то думал, что их все порушили!

– Чего? - не поняла я.

– Ну, это место такое особое, - пояснил абориген. - Раньше такие хоть и редко, но все же встречались. А потом их Валаамские волхвы с землей сровняли. Да, как видно, не все!

И зачем это, интересно?

– Понятно… А почему тут только две "двери", да и те какие-то неполноценные? - показала я на остатки каменных построек.

– Вообще-то, их больше было, - ответил Ярослав. - А эти, что остались, работать уже не могут, по идее. Видимо, тут кто-то потрудился, чтобы они заработали… - размышлял он вслух. - И, по-моему, этот "кто-то" собирал их по кусочкам.

Что-то в его словах было правдивое. По крайней мере, при свете вовремя взошедшей красной луны было хорошо видно, что каменные столбы, видимо, представляющие собой те самые "двери", были отнюдь не монолитные. Кто-то, вероятно, долго трудился, собирал каменные огрызки, восстанавливая колонны. И вообще, непонятно было, каким чудом столбы не рассыпались обратно на кучки.

Снова на душе засвербело - монстрику наскучило ждать, пока мы соизволим обратить на него внимание. Но, не успела я на него настроиться, как рядом что-то грохнуло, блеснуло, разве что дым, неизменный спутник дешевых спецэффектов, не повалил! Всю котловину "перекрестка" залило мягкое голубоватое сияние, и из одного портала появилась дама поистине неземной красоты. Изящная до пересмотра метрических эталонов, ослепительно-милосердная до переписывания икон Богоматери, красивая до… Вообще, не было слов описать весь шарм, излучаемой ею. Дама раскрыла рот, и… дико заломило уши, пришлось снова расширять звуковой диапазон - незнакомка изволила выражаться ультразвуком.

– Иззя, милый, - прописклявила она с деланным еврейским акцентом. - Где ты уже так долго? Иди-таки к мамочке, шалунишка!

Монстрик, хаотично маша конечностями, и так вовсю спешил к родительнице. Дама окуталась мраком, но продолжала пищать о красоте своего ненаглядного чада. У меня в голове вертелись три слова: "черт и ангел". Наконец мамочка нащебеталась, и, выйдя на свет лунный, обернулась к нам.

– Спасибо вам, - проверещала она, - за то, что помогли-таки уже вернуть моего ненаглядного Иззю. - Я навсегда в долгу перед вами, о благородные жители планеты 14856747!

– Не за что, прекрасная леди! - распищался Ярослав. - Мы были рады помочь вам, - приложил он руки к груди.

Дальше все шло в том же духе - дама звенела подобно комару, Ярослав вторил ей, восполняя жестами несовершенство дикции. Наконец светоносная инопланетянка вручила нам очередной талисман в виде ракушки на цепочке непонятного сплава, велела дунуть в случае крайней нужды, и, взяв Иззю за щупальце, удалилась. Талисман я немедленно прикарманила себе (точнее, повесила на шею).

– Дела, - озадаченно произнес металлист. - А ты, я смотрю, обрастаешь украшениями, - повернулся он ко мне. - А говорила, терпеть их не можешь…

– Интересно, это у них все мужики такие страшноватые? - не ответила я на подначку. - Как говорила моя бабушка, "если мужчина не похож на черта, то он уже красив?"

– Мудра была старушка, ничего не скажешь, - согласно покивал головой друид. - И вот что я вам скажу, друзья, - широко зевнул он, - Приключения приключениями, а я спать ужас, как хочу. Пойдемте в гостиницу, что ли…

Не знаю, как там Ярослав с Антоном, а мы с металлистом потратили полчаса драгоценного сна на обсуждение ночного происшествия. Илюха, со свойственной ему обстоятельностью, делал пометки в своем ненаглядном наладоннике. У меня уже в конец слиплись глаза, спать хотелось просто до безобразия. Даже несмотря на то, что товарищ спрашивал об "агентах Смитах" - после мамы с "детенышем" люди в черном окончательно перестали будоражить мое воображение. Организм срочно требовал подзарядки.

И я уснула. А металлист все стучал, и стучал, и стучал пластиковой палочкой в маленький светящийся экранчик, аки дятел какой. Но я, разумеется, его не могла слышать.

* * *

Наутро только и разговоров было, что о таинственном ночном происшествии. В уцелевшем гостином дворе, а точнее, в трактире при оном, собралась немалая куча народу - обсуждала так, обсуждала этак, и обсуждала вот так ночное происшествие.

В основном, это были перечисления причиненных моральных и материальных убытков, и ничего конструктивного. Любая попытка внести ясность в ситуацию моментально забивалась "охами" и "ахами" по поводу ущерба. Если у меня и было какое-то желание просветить народонаселение города Ладоги по поводу случившегося, то через пару минут его отшибло начисто. У парней стремления общаться тоже не наблюдалось.

Так мы и убрались из гостиного дома не солоно хлебавши. Да и до Валаама было уже совсем недалече, и терпеть муки голода хоть и надо было, но недолго. Мы погрузились на коврик прямо посреди двора, и никого не таясь, отправились в путь.

Валаам встретил нас вполне радушно. Коврик долетел до маленького порта, расположенного в глубине острова. Там же нашелся трактир, где мы смогли позавтракать, (дабы не сваливаться неизвестному волхву на голову прожорливыми невоспитанными гостями). В небе играло лучами восходящее светило, истошно кукарекал петух, ругалась сварливая представительница прекрасного пола - кипела обычная людская жизнь.

Местный Валаам отличался от своего техногенного собрата. Во-первых, тут не было изобилия православных храмов и монастырей. Хотя языческие были, и в изрядном количестве. Во-вторых, тут мирно сосуществовали маги самых различных оттенков - от отшельников, святым духом питавшихся, до некромантов. Правда, многие кудесники предпочитали селиться наособицу, но никто друг на дружку косо не смотрел.

Пока мы трапезничали, заведение посетило с десяток магов - у крикливой женщины оказалась корова с на редкость вкусным молоком. Они были разными - обросшими, стриженными, с фолиантами, без, спешащими, неторопливыми. Сила доброй половины из них не уступала силе старшего друида Заповедника. Признаться, меня такое обилие магов сбило с толку - как прикажете искать среди них нашего адресата? Впрочем, не только меня - синяя точка на свитке не стояла на месте, все время куда-то перемещалась. В конце концов, мы приняли решение обратиться к проходящему мимо молодому и симпатичному на вид магу за помощью.

– А, так это верховный волхв Терентий вам нужен, - определил сквозь мою рубашку ауру послания остановленный нами кудесник. - Он вас сам найдет, если вы на месте немного посидите, - указал он на лавку. А потом схватился за голову, пробормотал что-то о начале занятий, и щелкнув пальцами, исчез.

Мы последовали совету этого, наверняка местного студента, расположились на дубовой скамье в тени трех сосен. Под ногами расстилался огромный моховой ковер, в котором я насчитала аж семь разных цветов, совсем как у радуги. Над головой заливался невидимый соловей - видать, ему не хватило ночи, чтобы высказать все, что было на сердце. А мне лично не давало покоя совсем другое обстоятельство - все время казалось, что я была в этом месте. Но, в то же время, что-то в нем было не так. Собора православного не хватало, что ли? Или это было другое место?

– Здоровы будете, - неожиданно (я аж подпрыгнула!) послышался густой бас. - Хорошо ли долетели?

Перед нами высился эдакий отец Тук. Огромный, мощный, похожий на медведя детинушка с добродушными глазами немыслимого кислотного оранжевого цвета.

– Хорошо, спасибо на добром слове! - поклонился друид. - Мы к вам от волхва Глеба будем, - пихнул он меня в бок.

Я вскочила, совершила какое-то телодвижение наподобие японского поклона. Попутно вспомнила, что именно на меня косился давешний маг - значит, "пулька" Терентия досталась мне, запустила пятерню за ворот рубашки.

– Вот держите, вроде как ваша, - вручила я деревяшку волхву.

Рядом со мной разгибались из поклона Илья и Ярослав.

– Твоя правда, сестренка, - прогудел детинушка. Задержал на каждом из нас взгляд посиневших глаз на мгновение. - Моя. Спасибо. Пойдемте, что ли, гости дорогие, в мою обитель. Заодно осмотрим окрестности по дороге.

С этими словами он развернулся, и направился вглубь острова. Мне его поступь напомнила спокойное течение широкой реки. Ярослав, до сих пор с немым восторгом пялившийся на Терентия, очнулся, и чуть ли не бегом бросился за волхвом. Мы, заповедные, гуськом потянулись за ним. Домовой замыкал шествие.

Первой на нашем пути появилась обитель студентов-магов, россыпь домиков в сосняке.

Антон, увидев жилища, остановился. Прислушался.

– Не живые, - с некоторым, как мне показалось, разочарованием, молвил он.

Волхв с интересом поворотился к нему мощным и плавным движением.

– А что, домики бывают живыми?

Антон почему-то зарделся. Немного неуверенно кивнул головой.

– Интересно было бы поглядеть на такое чудо, - задумчиво молвил Терентий.

Глаза волхва зажглись неподдельным сиреневым любопытством.

Друид стушевался еще сильнее.

– А мне Антон обещал избушку вырастить, - вылез вперед Тиша.

– Вот как? - удивился волхв. И добавил заинтересованным тоном: - Если позволишь, я поприсутствую?

Антону ничего не оставалось делать, как кивнуть. Волхв удовлетворенно кивнул, повернулся было продолжить путь, но замер, прислушиваясь.

– Ах, негодники! - гулко вскричал он.

Я потом еще долго гадала, кого он именовал подобным образом. То ли того, кто заставил жалобно затрещавшую избушку подняться над поляной на вспучившейся фонтаном земле, то ли полуголого студента, то ли его подружку - полную румяную девку в цветастом сарафане. Скорее всего, всех вместе и каждого по отдельности.

Девица гордо вздернула нос, оправила подол, и не спеша пошла в направлении порта. Студент залился краской. Оцепенел. Волхв пристально вгляделся в одну точку - и через пару мгновений на поляне материализовался еще один маг в рясе. Тот самый, нашкодивший, судя по смущенному выражению лица.

– Немедленно найдите Авраама, и попросите его вас наказать, - устремил чуть давящий взгляд на проказников Терентий. - Сообразно проступкам. Ты, Петр, - указал он на первого студента, после наказания, оборонную магию подтянешь. Ты, Василий, ему поможешь. Я потом проверю. Идите, чада мои. И кайтесь, и учитесь прилежно.

Как ни был печален вид у студентов, а не улыбнуться они не могли. Еще бы! Я бы тоже не опечалилась, услыхав такое напутствие…

Дальше тропинка пошла в обход скал, рассеченных многометровыми трещинами, и пересекающихся под прямым углом, создавая полную иллюзию каменной кладки. Потом, петляя, поднялась по склону, и внезапно перед нашим взором открылась Ладога.

– Вот это да! - восхищенно выдохнула я.

– Нравится? - обернулся волхв.

Я кивнула. К чему лишние слова?

– Пойдемте, уже совсем немного осталось, там и полюбуетесь видами.

Это была совсем небольшая, но необычайно живописная бухта. Причудливо изогнутые сосны, казалось, выросли прямо из камня, сделали бы честь самому знаменитому садовнику страны восходящего солнца. Сквозь игольчатые ветви искрилось море. У самой скалы прилепился маленький аккуратный домик, на одного, максимум двух человек. Крыльцом он выходил на ровную - точно кто скалу ножом срезал - горизонтальную площадку. Не более ста квадратных метров, круто обрывающуюся вниз. Я подошла к краю - полтора метра до воды, дна не видать, ныряй - не хочу. В шторм тут, поди, совсем весело было.

"Наверное, Терентий поселит нас в другом месте", - подумала я, скептически оглядывая домишко. - "Тут нам всем тесно придется".

Стоявший спиной волхв обернулся. Посмотрел на меня лукаво, но ничего не сказал. Телепат! Конечно же, телепат.

Я зареклась что-либо думать в дальнейшем на его счет.

Мы скинули обувь в прихожей, по одному вошли в комнату, и… замерли на месте! За дверью находилось громадное помещение. Да еще и снабженное, по меньшей мере, семью дверями. Наверняка за ними скрывались немаленькие покои.

"А вы мне еще толкуете про пятое измерение", - пришли мне на ум слова советского классика.

Меня так и подмывало выйти наружу, проверить, а в ту ли избушку мы вошли, или это был мираж какой-нибудь. Особо хитрый. Пока я размышляла, крайняя правая дверь отворилась, и в комнату вошел еще один маг. Высокий, худощавый, с хмурым, но приятным лицом.

– Знакомься, Владимир, гости у нас, - прогудел Терентий, поставив ударение на последний слог, отчего привычное имя вмиг утратило свою обыденность. - Ну как, осилил трактат?

Парень сдержанно кивнул волхву, и с интересом уставился на нас. Мы по очереди представились. Владимир оглядел нас, задержал взгляд на "сибирской" одежке, хмыкнул, но ничего не сказал - вероятно, от природы был не шибко разговорчив. Еще раз кивнув Терентию, маг вышел из дому.

Вслед за Владимиром появился домовой. Представился Мишей, чем и подтвердил мою возникшую ранее догадку о том, что все имена домовых кончаются на "ша". Оставалось только узнать, означает ли это "ша" что-то особенное, али просто так исторически сложилось, без заднего умысла. Тишка немедленно отделился от нашей делегации, пошел общаться с собратом по разуму. Безразмерную суму он попросту сбагрил хозяину. Ярослав покачал головой, но комментарии оставил при себе.

* * *

Расселили нас по половому признаку - всем в доме места хватило.

Ярославу комната не требовалась. Друид, еще раз смутившись под пристальным взглядом Терентия, "вызвался" помочь с выращиванием избушки. Так что нам, как минимум еще сутки, предстояло быть гостями острова.

Так мы отправились подыскивать место для нового жилища Ярослава. Коврик увязался за нами. Я, глядя, на то, как тот сперва рвался в направлении двери, а потом, оказавшись на вольном воздухе, выписывал пируэты, гадала - уж не живой ли он? Хотя бы отчасти.

– Может, потом махнем на экскурсию? - подошла я к Антону. - Прыти нашего коврика, хватит, поди, и еще останется.

Да и сам остров манил отправиться в путь, обещал живописные пейзажи и незабываемые впечатления. Однако, Антон был диаметрально противоположного мнения.

– Ага, - мрачно отозвался он. - Скорее всего, без меня.

– Почему еще? Ты настолько хочешь домой?

– Нет. Хочу, конечно, но не настолько.

– Тогда, если ты и впрямь хочешь на экскурсию, ответь мне на один вопрос.

– Да, конечно, - обогнула я кочку. Увернулась от колючей ветки.

Друид чуть ранее отодвинул ту же ветку взглядом.

– Как ты думаешь, твоя избушка Ярославу бы сгодилась? - спросил он меня, когда я его догнала.

– По-моему, да. А что?

– Я твой дом сначала растил, а потом еще и на новое место перетаскивал. И знаю его, как облупленный, - почесал в затылке Антон. - Поэтому ему подобный у меня получится быстро построить. А если начну заново, да еще в одиночку, то процесс может затянуться. Не хотелось бы Заповедник опозорить…

– Конечно, надо растить ту, что быстрее, - подошел к нам металлист. - А какие сомнения?

– Там нет печи. А тут нет электричества.

– А второй камин, на кухне, сделать сможешь?

– Это мысль, - просветлел лицом друид. - Так и поступлю.

И он прибавил шагу, поспешил догнать Ярослава и Терентия. Коврик, кувыркаясь, последовал за ним.

Я, откровенно говоря, думала, что мастер амулетов захочет поселиться поближе к порту. Но, то ученику волхва Глеба было неважно, кто, как, когда и где будет покупать его поделки, то ли это я что-то не догоняла в местной экономике. Скорее всего, последнее. Потому что Ярослав выбрал для проживания местный студгородок - тот самый, где еще совсем недавно забил земляной фонтан. Сейчас там и следов не осталось от "шуточки" студента Василия, потрескавшийся дерн лежал цельным травяным ковром. Гудели шмели, качались травы.

Мы обошли поселение юных магов раза три, пока мастер амулетов не остановил свой выбор на симпатичном пригорке, с видом на бухту.

– Тут. Сгодится?

– А то, - уверенно ответил друид. - Ты уверен?

Ярослав оглянулся на домового.

– Тишка, ты как?

Домовой всем своим восторженным видом выражал согласие.

– Приступаю.

Сказав так, друид набрал шишек, в изобилии валяющихся под ногами, втоптал в мох по периметру комнат будущего жилища. Потом вышел за пределы шишечного контура, встал, как истукан, руки протянул. Закрыл глаза, и зашептал на языке сосен. Отдельные звуковые сочетания мне были знакомы - еще со времен обучения у друидов в Заповеднике, но не более того. Рядом со мной стоял волхв Терентий, за ним еще один маг. От него за версту разило деревом - судя по всему, это был местный аналог друида, пришедший перенимать технику домовыращивания. Потом Антон, сраженный приступом самокритики, еще долго чертыхался: все переживал, что местным магам не удалось увидеть виртуоза Макса за работой. Те, впрочем, главное уловили, и были несказанно довольны - и избушки появятся новые, и сосны останутся целыми.

Через полчаса появился пол нового жилища, еще через час - выросли стены, а спустя какое-то время, и игольчатая, абсолютно непромокаемая крыша. Заметно отощавший Антон скушал тазик еды, потребовавшийся для восстановления потраченных им сил, и приступил к внутренней отделке помещений. Не прошло и восьми часов, как в распоряжении Ярослава оказалась новая избушка. Практически точная копия той, что служила мне домом в Заповеднике.

Так Ярослав сделался обладателем единственного на острове водопровода. Местные маги-строители решали эту задачу как-то иначе, синтезируя воду из окружающей среды.

В общем, все остались довольны - и Ярослав, и маги, и домовой. Последний, так вообще пребывал на седьмом небе от счастья. Мы его, рвущегося за своей драгоценной сумой в дом Терентия, чуть ли не силой удерживали на месте. Волхв, узрев муки домового, пожалел зверушку, сам отправил за вещами. Тишка исчез в мгновение ока, даже пятки не мелькали!

Одно отравляло идиллию - то, что рядом периодически появлялся какой-то хмырь в рясе. Заместитель верховного волхва по хозяйственной части, как потом выяснилось. Бледноглазый, весь какой-то обтекаемый, с настолько незапоминающимися чертами лица, что, казалось, отойди от него на пару шагов, и не вспомнишь, как он выглядел. И имечко у него было под стать внешности - Тихоний.

И про все-то Тихонию нужно было спросить, а после этого во всем усомниться. Если бы не присутствие Терентия, никакого водопровода бы не случилось, потому что обтекаемый товарищ решил усомниться в том, будет соблюден ли экологический баланс. И откуда только аборигену известно слово "экология"? В общем, Тихоний оказался ложкой дегтя в бочке местного ароматного меда.

Дабы избежать пристального внимания со стороны не в меру любопытного менеджера по хозяйству, я громко провозгласили, что мы отправляемся на экскурсию. Коврик не стал противиться, подлетел поближе, поднял правый уголок, всем своим видом подтверждая готовность к сотрудничеству. И я ему была за это весьма благодарна, ибо чуяло мое сердце, что Тихоний способен испортить нам настроение.

Но Антон задержался, отвечая на вопросы местного специалиста по древесной части, и не видел, как Тихоний двинулся в его сторону. Он шел неспешно к намеченной жертве, точно паук по паутине к запутавшейся в ней мухе. Причмокивая губами от вожделения, потирая волосатые руки… И мне стало не по себе. Можете считать меня нервной и впечатлительной, но я вдруг почуяла угрозу, исходящую от зама Терентия по хозяйственной части. Тело, приученное начальством не думая, реагировать на опасность, поняло команды мозга правильно - призвало огненных элементалов. Металлист, имевший дело с моим характером аж целых три месяца во время обучения, почуял, что дело пахнет керосином, и схватил меня за руку, в которой уже переливался красными оттенками маленький такой фаербольчик. Потом он мне признался, что испугался не столько огненного шарика (эка невидаль!), сколько хищного выражения на моем лице.

Я было начала вырывать руку из железной хватки металлиста, отчаялась, и новый фаербол расцвел у меня в левой руке. Ярослав метнулся в дом за талисманом. Неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы в самый последний момент на линии атаки не возникла массивная фигура Терентия. Не поменявшись в лице, верховный волхв Валаама изловил летящий в Тихония сгусток огня. Незащищенной рукой.

Лицезрение Терентия моментально привело меня в чувство. Я виновато шмыгнула носом, и приготовилась получать нагоняй. Но могучий волхв даже не рассердился. Понимающе подмигнул мне, до нельзя смущенной. Повернулся к Тихонию, взял того под локоток…

И увел, его, облизывающегося на закончившего переговоры друида, куда-то по направлению к хозяйственным постройкам.

– Пронесло! - только и смог сказать обычно занудный металлист. - Полетели, что ли?

Глава 9.

– Ну, рассказывайте, гости дорогие, - залил весь объем помещения густой бас волхва Терентия. - С чем прилетели, что в мире делается? Как Иваныч поживает?

Мы снова были одни, в смысле только наша неразлучная троица и верховный волхв. Где-то рядом сновал Миша, обеспечивая всю честную компанию едой, но он был не в счет. Ярослав, столь скоропостижно обзаведшийся жильем, покинул наши ряды сразу после облета острова. Что же, у каждого своя дорога… Хотя мне, признаться, жалко было с ним расставаться - компаньона с таким легким характером еще поискать надо было! И не сыскать…

Но насущные дела не давали грустить, звали жить дальше. Да и с волхвом Терентием очень хотелось пообщаться. Поэтому я, несмотря на легкую грусть-печаль, взяла инициативу в свои руки:

– Рассказывать-то можно долго и много…

– А ты по порядку, - посоветовал волхв, подмигнув мне терракотовым глазом. - Как ты думаешь, почему вы тут очутились?

– Ежели по порядку, - задумалась я, - то тогда, пожалуй, начать разговор стоит все же с Мани.

Конечно, можно было начать рассказывать с момента встречи с Борисом Ивановичем, но в этом случае, повесть моя (включая все обучение) всех наверняка бы утомила. Да и начальство, помнится, связало окончание спокойного отрезка времени с нападением на многоножку…

– Вот и отлично, кто такая Маня?

Я поведала вкратце про ранение стража Заповедника, про лечение "Ивасями". Терентий слушал, не перебивая, лишь раз переспросил, при чем тут селедка, и почему ее используют для лечения депрессии. Пришлось объяснить.

Потом настал черед металлиста, он рассказал о своем внезапном да негласном переводе из новосибирской конторы, по настоятельной рекомендации директора, некоего Всеволода Ромуальдовича. Верховный волхв задал пару уточняющих вопросов, но не более того.

Друид ничем, кроме безоглядной любви к ежке Жозефине, похвастать не мог. А потому промолчал.

– С предысторией понятно, - подытожил Терентий. - Неспокойно стало у вас там, в Заповеднике… Да… Неспокойно. Но почему вас на изнанку отправили?

– Посмотреть свежими глазами на этот мир, увидеть, нет ли чего необычного, - честно ответила я.

– Узнаю Иваныча, - прогудел Терентий. - Всегда имел склонность к интригам. Даже ссылка его не утихомирила.

– Так это не только Борис Иванович один придумал, - решила я выложить "всю правду". - Два, извините меня, хитрых дедушки, он и Глеб Макарович, в момент сговорились, и послали нас на… э-э-э практику.

– А вы и согласились? - хитро прищурился верховный.

– Ну, я всегда не прочь прогуляться, - почему-то смутилась я. - И остальные не очень сопротивлялись, - не дала я право голоса парням. - В общем, на следующее утро мы уже были изнанке…

С грехом пополам я, периодически поправляемая товарищами, стартовала от выхода с территории Заповедника. Волхв не сильно всполошился по поводу московских приключений с некромантом. Сказал, что еще вчера получил доклад от волхва Глеба, и что дело замято. Поморщился при упоминании нами христиан - мол, бузят себе потихоньку, но никому не мешают. И, вообще, ладожскую секту еще ночью отловили, а перекресток снова опечатали. А вот когда рассказ дошел до отправки Иззи на его (кстати, неизвестную нам) родину, Терентий зато заметно оживился:

– Планета 14565, - сказал он.

– Что?

– Мне показалось, что ты хотела узнать, откуда появились Иззя и его очаровательная мама, пояснил верховный волхв.

– Вы что, их все наизусть помните?

– Не все, - улыбнулся Терентий, - только самые колоритные, и те, с которыми постоянно приходится иметь дело.

– Да уж, что-либо, колоритнее этой парочки, представить сложно, - отозвалась я. - А по какому принципу пронумерованы планеты?

– Если коротко, то есть такая планета N1, на ней живут самые разумные, чистосердечные, и незлобивые существа во всей Вселенной. Они-то, давным-давно, и придумали нумеровать миры по мере их посещения.

– Понятно… - протянула я. - А у нашей Земли какой порядковый номер?

– 14856747, - ответил волхв. - И у нашего мира тоже. Ваша планета принадлежит к нашему миру, а мы - к ее. Ну, почти как лицевая и изнаночная стороны одной рубашки. Только это не совсем верная аналогия.

Точно! Похожее число упоминала светоносная дамочка, когда обратилась к нам со словами благодарности по поводу спасения своего ненаглядного чада.

– Ладно. С приключениями вашими я ознакомился, - подытожил наш совместный рассказ Терентий. - Но ведь вы, наверное, хотите и сами что-то узнать?

Мы хотели. Особенно усердствовал в получении новых знаний дотошный металлист. Так мы узнали, что волхв Глеб Макарыч стережет ход на изнанку, и, по совместительству, приглядывает за окрестными территориями. Что ключевые города обоих планет совпадают по местоположению, а, нередко, и по названию. Что мое начальство от рождения звалось не Борисом, но Борилием, и что ему пришлось немного изменить имя в нашем мире. Для конспирации. Что Ярослав делал на редкость хорошие амулеты, в том числе и от сильной порчи. Поэтому вполне мог и перейти дорогу какому-нибудь некроманту. Но при этом, увы, практически не владеет оборонной магией. Видимо, именно поэтому волхв Макарыч хотел его, своего воспитанника, уберечь от нападений в смутное время.

– Еще вопросы? - с улыбкой оглядел волхв нашу троицу, переваривающую полученные сведения. - Или кончились?

– Да нет, имеются, - ухватилась я за возможность уточнить классификацию здешних кудесников. - Вот мы тут много кого повстречали - и отшельников, и магов, и сильных, и не очень.

– И?

– А кто такие люди в черном? Ну, те самые, которые нас из местной Москвы спугнули?

– А почему они тебя так заинтересовали? - хитро посмотрел на меня волхв.

– Потому что из-за них я и попала в Заповедник.

– Ты уверена?

Наконец-то мне удалось по-настоящему зацепить верховного волхва. У него даже глаза сменили цвет три раза подряд.

– Вполне.

– Странно… Очень странно… Теперь я понимаю, что Борилий не зря беспокоился…

– А почему Борилий… Борис Иванович в связи этими людьми в черном одеянии упоминал про силу жизни и смерти?

– Да, - ожил металлист. - Они что, с некромантией как-то связаны?

– С некромантами, - поправил его Терентий. - Они ходят под началом местной комиссии по расследованию… По расследованию дел, связанных с деятельностью некромантов. А вы, как я вижу, хотите меня и по поводу некромантов поспрошать? Ну поспрошайте, поспрошайте.

Мы не отказывались от знаний - уж больно дорого нам далось их отсутствие в прошлую встречу. Волхв, видя наш интерес, рассказал нам в общих чертах о магах смерти. Что-то мы уже слышали от Жозефины. Что-то успели сами понять, на собственной шкуре. Что-то было нам в диковинку. Но более всего меня поразило, что некроманты не были чем-то смертельно опасным для окружающих. Они просто были, и все.

– Не человек выбирает силу, а сила выбирает человека, - наставительно прогудел Терентий, видя мое недоумение. - Человек рождается таким, каким рождается. И единственное, что ему подвластно, это или принять на себя этот крест, или навсегда от него отказаться.

– Это как? - не поняла я.

– Надев соответствующий, врастающий намертво в тело, амулет, - просто ответил волхв. - Но вместе с отказом от силы жизни и смерти человек закрывает для себя путь к магии. То есть, фактически становится калекой.

– И многие отказываются? - спросил друид.

– Довольно многие, представьте себе, - грустно сказал волхв. - Из-за отсутствия наставника на первых порах, из-за человеческих суеверий… Да много ли из-за чего!

– Так получается, что некроманты совсем не опасны?

– Не опаснее тебя, чуть не проделавшей сегодня дыру в Тихонии, - ответил волхв. - Да не смущайся ты, это я так, для пущей наглядности. Просто, как и везде, опасны, во-первых, недоучки, а во-вторых, те, кто чересчур подвержен всяческим человеческим порокам типа алчности и жажды власти… Миша! Принеси гостям еще меда, а то кружки уже пусты.

Появился домовой в рясе отшельника, чем несказанно всех, включая верховного волхва, порадовал.

– Только меду? Али еще пирога с рыбой?

Пирога мы не хотели. Но от меда не отказались. Волхв со странным выражением на добром, впрочем, лице, наблюдал за нами.

– …Завтра я вас отведу к Владимиру, вы его видели, - продолжил верховный, как только мы оторвались от кружек.

– А он что? Некромант? - распахнула я глаза пошире.

Как-то не вязался у меня образ пусть замкнутого, но явно не злого мага со зловещей репутацией…

– Да, - просто ответил волхв. - Темный волхв. Спокойнее, ребята. Он вас не съест. Он научит вас ставить простейшую защиту, чтобы не получалось так, как с тем московским недоумком. Еще вопросы?

Вопросы у меня еще были. Да и у парней, скорее всего, тоже. Помнится, Жозефина что-то про ссылку начальства упоминала. И про местную систему правосудия… Да и Терентий обмолвился о том же. Пожалуй, об этом стоило узнать поподробнее…

Но ничего больше узнать нам сегодня не довелось. Зазвонила сирена, Терентий, и не вылезая из-за стола, растворился в воздухе. На этом, собственно, вечерние посиделки окончились, и мы разошлись по комнатам.

* * *

На следующее утро я проснулась ни свет ни заря, но бодрая и свежая, как после ночи, проведенной в лазарете друидов. Вскочила, и отправилась тренироваться от избытка энергии. Снаружи было зябко, над Ладогой плавали клочья тумана. На площадке перед домиком я увидела волхва Терентия, занимающегося физкультурой с утра пораньше. Места рядом с ним было не много. Я было хотела взобраться по тропинке повыше, и поискать счастья там, но волхв жестом пригласил разделить площадку вместе с ним. Отказаться от столь лестного предложения я не посмела.

"Там, где может лечь бык, можно махать кулаком", - вспомнила я китайскую премудрость. - "Авось поместимся".

Следующий час ушел у меня на то, чтобы повторить все, чему я научилась у мастера Лина. Увлекшись, я совсем забыла про Терентия, вспомнила только, когда практически закончила упражняться. И, каково же было мое изумление, когда я увидела, что тот не ушел, но устроился уютно на крылечке, и наблюдает за мной. Я тут же смутилась, уж сама не знаю почему.

– И кто же твой наставник, дитя мое? - прогудел волхв.

– Мастер Лин, - ответила я. - А что?

– Китаец? Неплохо. Совсем неплохо, - не стал отвечать на прямо поставленный вопрос Терентий. - Только я бы слегка поправил некоторые места.

"Некоторые места" и "слегка" - это было слабо сказано. Я старательно выполняла пассы минут десять, никак не въезжая, чего же от меня требует волхв. Вроде бы похожи были движения на те, что показывал учитель Лин. А вроде и нет. Наконец, я устала сравнивать, и решила, что выучу то, что показывают, как новый стиль. Дело пошло лад, волхв одобрительно закивал головой. А потом вдруг я почувствовала, что с воздухом что-то не так. Он, оказывается, стал гуще. И даже смог держать меня не хуже воды - у меня получилось зависнуть на пару секунд, когда я, не думая, подпрыгнула вверх вслед за Терентием. Просто он завис, и я - тоже.

Узрев такое дело, волхв одобрительно крякнул. Я возрадовалась, и немедленно шлепнулась на землю.

– Ну что же, - прогудел Терентий. - Прогресс… Прогресс… Парить попробуешь?

– Это как?

– Просто прыгни с обрыва, - ответил нежданный наставник.

– Ладно, - ответила я. А про себя подумала: "в крайнем случае - выплыву".

Я повернулась в сторону Ладоги, и в тот же миг увидела яркий синий, а затем и зеленый луч, явные признаки чистоты воздуха. Вслед за ними величаво вставало красное солнце.

– Вот это да! Я об этом слышала, но видеть не доводилось!

– Так чего же ты ждешь? - гулко раздалось рядом со мной, и пошло рикошетить от скал. - Воспарили навстречу солнцу!

Волхв разбежался, оттолкнулся ногами от края площадки, раскинул руки. И поплыл, поплыл по воздуху, аки воздушный шар. Я последовала за ним. Немного запоздала с толчком… Растопырила конечности, приготовилась искупнуться в лучах восходящего солнышка. В смысле, в озере.

Но тренированное тело справилось со своей задачей, повторило за волхвом все нюансы движения, нашло поток, инстинктивно легло на него. Прошла секунда, другая, а я все не падала - покачивалась, точно на ковре-самолете. Меня охватила эйфория, захотелось взлететь повыше, уподобиться чайкам, кружащим над Ладогой. Я произвела постороннее мускульное усилие, и…

Немедленно за это поплатилась - окунулась по самую по макушку. Но даже это не уменьшило моего рвения постигать новую для меня стихию. Зато волхв меня остудил. Сказал, что, к сожалению, у него нет времени, да и к Владимиру пора, защиту от некромантов ставить. Против такого аргумента я возразить ничего не могла, но, признаться, стало мне не по себе.

Спустя час, ушедший на подъем компаньонов и легкий завтрак, подходили мы с товарищами к избушке некроманта. Все, как один, с дрожью в коленках. Меня так и подмывало вцепиться в огромную лапищу верховного волхва. Приходилось все время себя одергивать, напоминать, что не первоклашка.

Жил темный волхв, как и большинство его менее сильных собратьев, в мрачном ельнике. Заслышав наши шаги, он появился на пороге домика.

– Здравствуйте, - улыбнулся нам Владимир, подтверждая своим нестрашным видом истину о том, что нет ничего на свете хуже слухов.

Даже некроманты, и те не так страшны, как их малюют. Я осмелела, вышла из-за спины Терентия, куда все же спряталась при появлении темного волхва.

– Проходите, сейчас учиться будем, - сразу перешел тот к делу. - Друг Терентий, ты с нами?

– Посижу сперва, - степенно прогудел волхв. - А то уж больно у тебя контингент боязливый сегодня оказался, - подмигнул он мне. - Потом, как притретесь друг к дружке, пойду по своим делам.

Честно сказать, я была Терентию благодарна. Даже несмотря на то, что он меня обозвал "боязливой".

И снова была серая воронка, и жуткое ощущение пустоты в груди. Но рядом стоял верховный волхв, и я ничего и никого не боялась. А потом пришло понимание того, что я просто есть. И что ни один человек, пусть он самый что ни на есть страшный некромант, ко мне, вообще говоря, не имеет никакого отношения. Я - сама по себе, а он, вместе со своими пассами - сам по себе. И никто надо мной не властен, пока мое существование уместно на этой земле. Меня как будто щитом надежным прикрыло, прозрачным, но необычайно прочным.

– Молодец, Лиса! - тут же услышала я голос преподавателя Владимира. - Запомни это состояние, ничего больше от тебя не требуется.

А спустя минуту-другую и друид с металлистом успешно поставили щиты. При этом Илья радовался, как ребенок - видимо, ему все же сильно досталось от некроманта, хоть он и виду не подавал, и вообще был склонен держать все при себе. Антон был счастлив не меньше своего товарища по несчастью.

Убедившись, что все идет как надо, верховный волхв нас покинул. А мы продолжали тренироваться в постановке щита еще несколько часов. Освоили новую науку так, что случись ночью нападение - во сне защиту поставим. Владимира отпустило преподавательское рвение только тогда, когда изрядно он взмок, силясь пробить наши щиты. Как совместные, и индивидуальные. И не пробил…

Мы настолько привыкли некроманту, что даже остались у него на обед. Сами запекли в золе картошку и пойманную в реке форель. Все-таки, несмотря на доброту и несомненный преподавательский талант, домового у Владимира не было…

* * *

На следующее утро я снова проснулась до рассвета. Но не только я одна - ко мне, как ни странно, присоединился Илья. Возможно, также подзарядившийся за ночь до состояния готовности к утренним тренировкам.

Я, если честно, от него такого поступка не ожидала. Никогда не видела, чтоб это "само спокойствие" махало руками-ногами. Как и вчера, я повторяла упражнения за волхвом, и рядом со мной, не сбившись ни разу, двигался металлист, ускоряясь и замедляясь там, где нужно, правильно прикладывая силу точно туда, куда следовало. Он настолько хорошо владел своим телом (весом в центнер), что я, частенько на него оборачивалась с искренним изумлением. Больше всего он походил на медведя - те тоже большие, но движутся на редкость легко и мощно. Летать (парить, точнее) у него получилось куда лучше, чем у меня - по крайней мере, в Ладоге он против воли не купался. Зато, почувствовав внимание аудитории, нырнул в воду по собственному желанию, прокрутив перед этим двойное сальто. Вот тебе и центнер веса!

Подстегнутая успехами металлиста, я тоже парила сегодня не в пример лучше вчерашнего. Одно в этой истории огорчало. Летать, подобно птицам, нам пока было не суждено - размах, так сказать, крыльев, оказался не тот. Так что коврик оставался нашим уделом еще надолго.

А потом был последний завтрак в доме Терентия, перед отлетом на восток. Уезжать лично мне совсем не хотелось - столько всего нового можно было еще узнать! Возможно, волхв согласился бы потерпеть нас еще денек-другой в своем доме. Но по друиду было видно, что он рвется продолжать маршрут, и я волей-неволей смирилась с неизбежным.

– Итак, вы нас покидаете, - усмехнувшись в ответ на мои размышлизмы, подытожил телепат. - Куда направляетесь, если не секрет?

– Мы летим в Сибирь, - глянув на свиток, ответил металлист. - В Новосибирск, если быть точным. И еще куда-то там в район Телецкого озера.

– Кажется, я смогу вам кое-чем помочь, - сказал Терентий. - Вам не придется посещать Алтай, потому что к нам вчера приехал Велимир, хозяин того послания, что сейчас на шее у Антона.

– Вот и хорошо, - оживился друид. - Домой быстрее попаду!

Волхв проницательно посмотрел на него:

– Торопишься? К зазнобе?

– Да, - покраснел Антон.

– А вот и гости, - подмигнул ему Терентий. - Те самые, что путь тебе сократят.

В комнату вошли уже знакомый нам Владимир, такой нестрашный, такой педагогичный. И такой высокий, особенно по сравнению со своим щуплым низкорослым спутником азиатского происхождения. В последнем, несмотря на комплекцию, чувствовалась немалая сила. Волхв, без всяких сомнений. Только вот, не темный ли, часом?

– Велимир, - представился гость, по очереди задержав на каждом из нас взгляд. Спокойный. Сильный. Очень хорошо контролируемый. Не давящий. - А вы, несомненно, гениальные ученики Владимира? Он вас очень хвалил. Вам повезло с наставником, я бы так не смог!

Так и есть. Некромант. Еще один.

– Не прибедняйся, коллега! - улыбнувшись, сказал Владимир. - Чтобы ты, да с твоими методами, и не достиг успехов! Не верю. В два счета бы ребят научил.

Некроманты рассмеялись, а вот мне было не до веселья - я поняла, что методика преподавания Велимира не слишком отличалась от "бразильских методов" Бориса Ивановича. Нет уж, в данном случае быстрее - точно не значит лучше!

Антон охотно расстался с некромантской пулькой, которую, как и сказал уже верховный волхв, именно он носил на шее. Получив послание волхва Глеба, некромант не стал уединяться немедленно, предпочел с нами пообщаться.

– Слыхал я, что на вас в Москве напали, - щуря темные глаза, участливо молвил он.

– Ну да, - почему-то смутилась я. - Было дело.

– Бывает, - ответил Велимир. - Но вы все же справились, и это хорошо.

Я неопределенно хмыкнула.

– Вы уж постарайтесь больше не ввязываться в авантюры, - попросил некромант. - Конечно, что парни, спалившие хутор, что некромант из Москвы, были сами виноваты. Но…

Я, вспомнив про "систему правосудия", поежилась. Конечно, мы не принадлежали к этому миру, но… Но только сейчас осознала, что мы убили гражданина изнанки. Некроманта. И что Велимир возглавляет какую-то комиссию. Мне стало не по себе. А если вспомнить про убитого мага, подручного еще какого-то некроманта… О. Ой-ё-ой!! Окончательно пасть духом мне не дал Владимир:

– Ты прямо совсем ребят запугал, Велимир, - сказал он.

– Так должность обязывает, - улыбнулся ему азиат. - Как же я еще нашего брата контролировать буду, если его поубивают?

– Я думаю, в этом случае ребята были абсолютно невиновны.

Я украдкой перевела дух.

Верховный волхв с интересом смотрел на обоих некромантов.

– Кстати… Мне поступали жалобы на твоих ребят, Велимир. Что-то твои подручные вышли из-под контроля. Может, они все же не настолько надежны, как мы до этого считали?

Велимир задумчиво почесал маковку. Так по-человечески…

– Ну… Ты прямо-таки озадачил, друг Терентий, - молвил он спустя пару минут. - Я-то был уверен в них, как в себе… А тут… Дела… Расскажешь, в чем дело?

Я, почувствовав движение воздуха за своей спиной, оглянулась. Металлист так и пожирал глазами Велимира. Терентий с не меньшим интересом наблюдал за моим наставником по металлу.

Конец увлекательной беседе положил запыхавшийся студент. Терентий крякнул с досады, когда из сбивчивого доклада уяснил, что вынужден будет покинуть нашу компанию. Причем, немедленно.

– Вы ребята, если хотите, то оставайтесь, - то наполовину исчезая, то снова материализуясь целиком, дудел Терентий. - Но я бы вам рекомендовал уезжать. Вы и так все узнали, темные волхвы… - он испытующе посмотрел на Велимира с Владимиром.

Некроманты переглянулись. Недолго думая, кивнули головами. Посмотрели в лицо Терентию.

– Темные волхвы к вам благосклонны. Обиды на вас не держат. Да и Борилий вас, поди, ждет. Так что, решайте сами. А теперь извините, мне пора. Удачи вам.

Сказав так, волхв окончательно растворился в воздухе.

Мы со товарищи переглянулись. Пожали плечами, и решили большинством голосов (металлист был против), что и нам пора отправляться в путь.

* * *

В полдень мы были уже высоко в небе. Гостеприимный Валаам остался позади, а с ним могущественные волхвы, их интриги и напутствия. Впрочем, как вскоре выяснилось, интригами мы успели заразиться.

– Вот только не понял я, - начал держаться подальше от чужих интриг металлист. - Какой это такой контроль за деятельностью некромантов?

– А тебе-то что? - удивилась я. - Ну, понятно, что они, эти самые некроманты, не всегда бывают белыми да пушистыми. Хотя, признаться, после Велимира и Владимира я в это не верю.

– Вот, как была ты, Лиса, простодушная, так и осталась! - начал заводиться наставник по металлу. - И обвести тебя вокруг пальца ничего не стоит!

– Постой, - еще пока добродушно отозвалась я. - О чем это ты?

– А о том, проста ты наша святая, - кипел несправедливым негодованием Илья, - что нас ни во что не посвятили, обвели вокруг пальца, как последних лохов, а ты еще и жизни радуешься!

– Потише, старина, - поморщился друид. - Зачем так злиться на товарищей?

– А затем! Не люблю я, когда меня за дурака держат, - и не думал утихомириваться металлист. - И просто так я свое время тратить не могу. И потом, у меня ведь голова работает, в отличие от некоторых, и я не люблю, когда мне ее морочат! Всякие! Будь они хоть трижды волхвами! А еще вы тут. Словно спелись с ними…

Вот тут-то я, признаться, и растерялась. С одной стороны, я очень не любила, когда на меня кричат. А с другой… Я в первый раз видела своего наставника по металлу в таком состоянии. Поэтому и не стала влезать со своим эгоизмом, но решила сначала выслушать товарища. Тем паче, что место собеседника было уже занято друидом - он как раз выяснял, чем же Илюхе так приглянулся Велимир, что он развел такой сыр-бор.

– Да все дело в том, - экспрессивно размахивал руками обычно спокойный металлист, - что волхвы типа Глеба Макарыча и так следят за порядком на этой планете! И при чем тут какой-то дополнительный контроль?

– А ты знаешь, - вмиг посерьезнел друид, - по-моему, ты в чем-то прав. И все-таки, я думаю, что не стоит кипятиться…

– Конечно, не стоит, - уже куда спокойнее сказал металлист. - Но… если бы вы знали, как мне тяжело было сдерживаться за весь визит Велимира, вы бы меня поняли.

– А что такого было в том визите? - не удержалась я в стороне от дебатов. - Такой обаятельный дядька.

– Да, дядька обаятельный, ничего не скажешь! - снова вскипел металлист. - Но разве ты не заметила, что они с Терентием только и ждали, пока мы, наконец, изволим убраться, да побыстрей? А теперь они, небось, по-настоящему дела обсуждают!

Понятно… Злые мальчишки не дали поиграть своими игрушками. Ах, какая обида!

– Я понимаю, что это может показаться неприятным, - проявила я всю дипломатию, которая только у меня сыскалась. - Но при всем при этом не стоит обижать ближнего своего. И, кроме того. Возможно, у Терентия и впрямь возникли неотложные дела…

– Ну ладно, ладно, - смущенно пробурчал металлист. - Извините. Просто я думал, что вы, горячие древесные парни, не станете прислушиваться к голосу разума. Вот и погорячился, так сказать, заранее…

Ничего себе, методика привлечения внимания! Или это все проявления загадочности металлической природы?

– Хорошо, я вся внимание. Так что ты такого криминального углядел в этом местном дозоре?

– Ну, у меня есть только догадки, - совершенно спокойно ответил металлист, (куда только весь накал страстей испарился?) - Да и информации не так уж много…

…Но хватило ее еще на полчаса монолога, как минимум. А, если вкратце, то напрягло нашего наблюдательного товарища то обстоятельство, что, по всей видимости, существовал какой-то особо запрещенный вид деятельности некромантов. И по сравнению с ним все прочие мелкие шалости типа отнятие жизни у конкурентов, порча по заказу, и создание зомби для работы в собственном саду были сущими цветочками. То есть, настолько "цветочками", что пришлось еще и комиссию из своих же составлять, потому что волхвы типа Терентия оказывались некомпетентными в этой сфере деятельности магов жизни и смерти.

– И что ты предлагаешь? - подозрительно спросила я.

Что-то в тоне наставника по металлу было не то…

– Облететь пару замков, - невозмутимо ответствовал металлист. - Самим посмотреть, что к чему.

– А как же Жозефина?! - патетически вскрикнул наш Наполе, тьфу, друид. - Как же она без меня там? Одна? Одинешенька…

Мне показалось, что Антон сейчас заплачет.

– Ничего, сестрица у меня не робкого десятка, сама за себя постоять может, - ответил бесчувственный братец ведьмочки. - Тем паче, чем дольше разлука, тем слаще возвращение, - подмигнул он друиду. - Ну, так как, други?

– Полетели! - решила я. - Чего там, пара лишних дней погоды не сделает, Жозефина не один месяц будет в положении, так что еще успеете подраться, - начала я уговаривать друида. - А мы сами наконец-то во всем разберемся…

А если совсем честно, то я лелеяла надежду под предлогом поисков зарулись к Хозяйке Медной Горы в гости. Уж больно мне на эту даму, да еще и разрекламированную начальством, посмотреть была охота.

– Правда, полетели, Антон! А я тебя сам от сестрицы заслоню в случае чего, меня-то она, чай, побережет, убивать не станет, - начал уговаривать друида металлист. - Пожалуйста!

– Полетели, - в тон ему вторила я. - Ну, полетели же!

– Сам не маленький, разберусь со своей дамой сердца, - в конце концов огрызнулся Антон. - Ладно, хрен с вами, золотые рыбки, полетели! Только, чур, не говорите потом, что я вас не предупреждал!

Глава 10.

– И куда мы теперь направимся? - оторвалась я от кружки с чаем.

Мы расположились в придорожном трактире небольшой российской деревеньки. Заказали еды, поставили защиту от прослушивания, и принялись изучать свиток.

– Вот, смотрите, тут в трети летного дня замок Вели и Зевула, - водил по карте пальцем друид. - Заглянем?

– Та-ак… - протянул металлист. - Сейчас половина первого, и, если мы слегка поторопимся, то и разведать можно будет что-то вот в этой деревеньке у стен замка, и на ночлег напроситься. Как вам такой план?

– А ты в ночлеге уверен? - скептически отнесся к этому сомнительному пункту Антон. - Может быть, стоит посетить замок в дневное время?

– Не дрейфь, дружище! - азартно возразил Илья. - Как насчет подвигов во имя прекрасной дамы?

– Мне почему-то кажется, что прекрасной даме было бы куда приятнее лицезреть меня живым и здоровым, чем и героическим, но безнадежно мертвым, - мрачно ответил друид.

– Да брось ты, - с упорством, достойным куда лучшего применения, возразил металлист, - ничего с нами не случится! А ты, Лиса, чего скажешь?

– Спать я хочу по ночам, и сторожить меня уже достало, - проворчала я. - А так, если без караулов, то я согласная.

– Совсем рехнулись! - патетически завопил друид, и посетители трактира, почуяв что-то сквозь щит, начали на нас оборачиваться. - Соваться в замок аж двух некромантов, да еще и без защиты? Нет уж, одних я вас никуда не отпущу. Ни в коем случае!

Так мы оказались в деревеньке, раскинувшейся у подножия замка. Селение процветало.

Все в нем, от маленькой уютной мельницы и акведука, до скромненького парка с навороченными альпийскими горками, прямо таки кричало о том, что жизнь тут удалась. Люди кругом ходили настолько счастливые, что я даже заподозрила их в употреблении конопляных веревочек, повсеместно распространенных в этом мире, не по прямому назначению. Нас то и дело окликали аборигены (видимо, привлеченные нашей нездешней одежкой). Звали в гости поужинать, переночевать, а то и просто погостить… этак с недельку.

Даже собаки, и те были не в меру добродушные, все ластиться норовили. Не обижали их тут совсем, судя по всему.

– Фто-то штранное тут творицца, - с набитым мороженым ртом, даденным на халяву аномально доброй продавщицей, произнесла я. - Не богут быть люди наштолько гоштеприимными и шаштливыми.

– Ага, и мне все это кажется на редкость подозрительным, - согласился со мной металлист.

– Может быть, стоит переночевать в деревне, пока приглашают? - снова начал друид свою любимую песню.

– Нет, - решительно произнес Илья. - Немного подождем, и в сумерках пойдем проситься на ночлег в замок.

Ждать нам, однако, не пришлось. Высокий господин, с ног до головы во всем черном, с черными же волосами и радужными оболочками больших глаз, сам подошел к нашей скамеечке, на которой мы, было, так уютно устроились. На редкость приятным голосом он осведомился, далеко ли мы путь держим, и не желаем ли отдохнуть в его замке. Потом, спохватившись, представился Зевулом, добавив, что его дорогая женушка Веля будет весьма рада нас видеть.

– Нечасто к нам гости заходят, что поделаешь, - грустно прокомментировал он свое приглашение. - Репутация у нашего брата не самая хорошая…

– Как жаль, - посочувствовала я. И, потеряв осторожность, ляпнула из желания сделать человеку приятное: - Да, действительно, мы и сами побаиваемся… Конечно же, мы вас обязательно навестим.

Когда закончился мой дивный монолог, красными были все трое жаждущие оказаться в некромантских гостях. А Зевул как будто не заметил ни ляпов, ни смущения. Но просиял, аки ясно солнышко, и повел нас по вымощенной булыжником дороге к воротам замка. По обочинам тянулись кусты шиповника, в небе парили ласточки, то и дело подлетая к стене, окружающей замок. Судя по всему, у них там были гнезда. Крепостную идиллию нарушали лишь жуткие вопли внутри крепостных стен. Мы украдкой косились на хозяина, но тот с абсолютно безмятежным видом любовался птичками, принюхивался к цветам шиповника, показывал нам что-то далекое на горизонте - словом, вел себя так, как будто ничего не происходит.

С некоторым опасением подошли мы к воротам. Вопль, донесшийся до нас, был уже не просто жутким, а прямо-таки леденящим душу. И, по-моему, принадлежал ребенку.

– Дети развлекаются, - со счастливым видом прокомментировал Зевул. - Пойдемте же, скорее, посмотрим на милых деток!

"Милых деток" мы сыскали на площадке, более всего походящую на эдакий музей пыток под открытым небом. Жаровня с раскаленными докрасна щипцами заставила меня зябко поежиться, а виселица - и вовсе попятиться. Стол с грудой ржавых щипцов на оном почти напоминал визит к стоматологу. Брр!

Посреди всего этого великолепия стояла огненно-рыжая девчушка с торчащими в разные стороны косичками, и старательно метала ножи в маленького чернявого мальчика, уменьшенную копию папани. Из предплечья и бедра мальчишки торчало по ножику. Парень был привязан к вертикальному деревянному кругу, приводимым во вращение серым осликом. Судя по невозмутимости, с которым скотинка делала свое дело, животное было глухим. Жуткие крики издавал еще один рыжий братик при каждом неточном попадании девчонки.

– Ах вы, милые шалунишки, - ласково проворковал счастливый отец. - Отвяжите же Валю, и идите к папочке! Папочка подлечит, папочка добрый!

Глядя на то, как папаня обнимает троих юных садо-мазохтистов, я внезапно вспомнила, что где-то я все это уже видала. По телевизору, в соседнем блоке, "Семейка Адамсов" фильм назывался. Хотя, некоторые различия все же присутствовали. Так, девочка Валентина, например, (все-таки, как удобно - назвал всех чад Валями, и не надо ломать голову над именами!) не была анемичной да мрачной, но, скорее, выглядела полной жизни маленькой разбойницей. Эдакой Пеппи Длинныйчулок. Да вокруг площадки все было вполне жизнерадостно. Никаких тебе гробов, усыпален и кладбищ. Замок был свежеотремонтирован, как будто сошел с рекламного буклета туристической компании, сад - ухожен, да так, что способен был дать сто очков вперед университетскому дендрарию. Куры, клюющие зерно на заднем плане, выглядели довольными жизнью.

Пока мы обалдевали от подобной "идиллии", откуда-то сверху раздалось "па-аберегись!", и с третьего этажа замка вылетела гимнастка-акробатка. За свое тройное сальто она шутя взяла бы первое место на любых соревнованиях прыгуний в воду. Да только тут бассейна не случилось (какое упущение!), пришлось ей зависнуть в паре сантиметров над землей.

– А вот и Веля! - приветствовал акробатку Зевул. - Иди же скорей, гроза морей, познакомься с нашими гостями!

Так перед нами предстала потрясающе красивая юная девица, в которой без труда угадывалась мать Пеппи, то бишь, Вали - они были практически на одно лицо. С огромными изумрудными глазищами, огненно-рыжими волосами, аккуратненьким носиком, чуть тронутом веснушками. Пропорции тела у матери были таковы, что все японские мастера аниме удавились бы от зависти - уж им-то никогда не удастся прорисовать мультяшку до такой степени, чтобы она казалась абсолютно живой. А тут - на тебе, ожившая анимешка!

Дочь также обещала не подвести фигурой.

– Веля, - протянула нам руку красавица. Пожатие у нее было необычайно крепким. - Какими судьбами в наших морях? Хотя, что же это я? Эй! Фламинго! Прими вещи у наших гостей, покажи им комнаты! А вы, ребята, - повернулась она к нам, - будьте как дома. Располагайтесь, отдыхайте, делайте, что хотите! А еще лучше, спускайтесь в гостиную, и побеседуем!

С этими словами она исчезла в том же окне, из которого так экстравагантно появилась. Правда, на этот раз обошлось без пируэтов. Зевул проводил красавицу вдохновенным взором. Я невольно засмотрелась на некроманта - нечасто видела столько любви к отдельно взятой женщине в отдельно взятом мужчине. А, судя по десятилетней Пеппи, то бишь, Вале, сей союз и вовсе выглядел феноменальным.

Не прошло и пары минут, как к нам подошел Фламинго - здоровенный араб с золотой серьгой в ухе. Заграбастал пожитки огромной лапой, махнул второй, следуйте, мол, за мной! Поселили нас в смежных апартаментах, выходящих в общую гостиную - вроде бы и не раздельно, но при желании можно уединиться, подумать о бренности жизни, и вообще… мало ли чего можно было сделать в одиночестве. Возможно, хозяева учли "дурную репутацию некромантов", и не захотели напрягать гостей принудительным разобщением. А может быть, просто звезды расположились удачно, поди, разбери теперь!

После ужина блюд эдак из пятнадцати (я заподозрила, что остатками здесь кормят деревню, должна же быть какая-то объяснимая причина безмерного счастья, царившего в селении), Зевул отправился играть с детьми, а Веля осчастливила нас своим анимешным присутствием. Признаться, я сначала стеснялась обыкновенности собственной фигуры, но ведьмочка была настолько дружелюбна, что через пару минут я совершенно привыкла к ее длинноногому обществу. Тем более, вскоре выяснилось, Веля была самым что ни наесть суккубом ("нашла, с кем себя сравнить!"), но с мозгами набекрень. Где же это видано, чтобы суккубу не нравилось быть сексуальным объектом? А наша Веля бежала от своей природы в море, где успешно пиратствовала, пользуясь природными данными только для привлечения моряков под свои паруса. Надо сказать, конкурс на ее бриг всегда был огромен - почти как в хореографическом училище при Большом театре, а ведь он там - не меньше ста человек на место. Веля и по сей день бороздила бы просторы южных морей, кабы не любовь, большая и светлая.

В тот день ее корабль зашел в маленькую бухту для пополнения запасов пресной воды. Матросы успели сделать дело, поиграть в мяч на суше, поискать клад при помощи плохонького мага (точнее, в своей погодной специализации маг был очень даже ничего, а вот с металлом у него были не лады), в очередной раз разочароваться, и приготовиться к отплытию. Как вдруг увидели, как от прибрежных пальм из последних сил ковыляет чернявый парень, а за ним бежит туземный шаман - уж и фаербол очередной заготовил. Сзади виднелась еще куча народу. При взгляде на беглеца сердце пиратки так и зашлось бешеным стуком в преддверии большого и огромного чувства.

Так, ценой небольшого ранения одного из матросов некромант Зевул был спасен. Правда, о роде своей деятельности он предпочитал не распространяться - спасли, и ладно. Но Веля-то вмиг раскусила, что за птицу спасла ее команда. Она уединилась в своей каюте, а когда вышла, то объявила команде о своем высочайшем решении сменить амплуа. Бриг унаследовал первый помощник капитана.

С тех самых пор, уже лет десять жили суккуб и некромант в родовом замке Зевула в мире и согласии. Сам Зевул оказался безобидным человеком, никогда не использовавшим свое страшное искусство во вред кому бы то ни было. Он и у туземцев-то чуть было не погиб из-за своей добросердечности. Внял слезным мольбам одной из женщин, вызвал дух ее покойного супруга. Да и то затем только, чтобы тот сказал, где он закопал честно нажитые, да нечестно прикарманенные совместные сбережения. А шаман узрел в нем конкурента, и возжелал от него избавиться…

После этого рассказа мы окончательно зашли в тупик, о чем честно признались хозяйке замка. Что же это получается, некроманты, все, как один, белые, мягкие и пушистые? Что Владимир, что Велимир, что Зевул… А тогда что это за отморозки нам в самом начале пути попались? И куда они теперь попрятались? Мы истребили последних? Или злодеи нашей защиты свежепоставленной испугались? Так она им и не во вред, вроде как… И зачем тогда их вообще надобно контролировать, да еще особым способом?

Веля же, узнав истинную причину нашего визита, повеселилась от души. Но это сперва. А потом помрачнела:

– Не на пустом месте люди некромантов не любят, - сказала она со вздохом. - Вам, молодые люди, повезло несказанно, что вы в наш замок прилетели. Вот приземлились бы на сотню километров южнее, тогда…

– Но там же нет никакого замка, - недоуменно воззрился на Велю металлист.

Достал свиток, предъявил вещественное доказательство.

– Ха! - непонятно чему обрадовалась суккуб. - Темнота! Кто же это вас с картами учил обращаться?

Я задумалась, кого бы из волхвов назвать в учителя. Но меня опередил друид:

– Волхв Макарыч, вообще-то. А что?

– Это который Глеб? - тут же оживилась Веля. - Глеб Макарович? Вот это да! И как он там поживает? А вы его ученики? Что-то плоховато он стал ученичков готовить, вот раньше, помнится…

Веля замолчала, уйдя мыслью в воспоминания.

А мир-то тесен, как оказалось…

– А вы что, тоже его ученица? - откровенно удивился друид. - Что-то мне не верится, не сочтите за грубость, пожалуйста.

– Да нет, что вы, - отмахнулась суккуб. - Мне не надо учиться, мне и так все дано с рождения.

Что же… Природа, и впрямь, не поскупилась на таланты для данной конкретной особи, внешность у нее была - что надо! Если и другие способности не подкачали, то тут точно никаких наставников было не нужно.

– А что же вы у него тогда делали? - озадачилась я. - Учеников на вшивость проверяли?

– Это мысль! - показала безупречные зубы Веля. - Было бы неплохо отсев устроить! Но, если честно, - серьезно и немного грустно сказала она, - все куда проще. Я родилась в тех краях, и частенько забегала в гости к деду Глебу. Он был всегда рад меня увидеть, несмотря на мое происхождение…

Как там было у Ремарка? Не бывает плохих людей, бывают те, на которых не хватило духовной силы?

– И это он так повлиял на… - замялась я.

– На выбор жизненного пути? - снова показала зубы немыслимой правильности и белизны суккуб. - Не знаю, может быть. По крайней мере, человек он на редкость правильный, при нем вести себя недостойно как-то не хочется…

Веля снова замолчала, погрузилась в воспоминания. Добрая улыбка озаряла ее нереально-красивое лицо. Огонь в камине отбрасывал причудливые тени, и казалось, что на противоположной стене пляшут бескостные существа. Я смотрела на танец теней, а сама пыталась понять, что же такого сказала Веля, что мне показалось очень подозрительным. И внезапно вспомнила: карта!

– Так что же это получается? - нарушила я тишину. - Карта наша неточная, да и вы на ней никакой не суккуб, а некромант…

– Да! И замка этого, как его там… - оживился металлист.

– Жидомира, - подсказала Веля.

– Жидомира? - удивился металлист. - Ладно, пускай будет Жидомир… Все равно его замок не обозначен.

– А это означает, любезные гости мои, - очаровательно улыбнулась Веля, - что вы сами многое недоговариваете. Почему вас волхв Макарыч снабдил не подробной картой, а так называемым "безопасным вариантом"? Откуда вы сами явились? Судя по всему все же маги… Но какие-то…

Ага! Недоделанные. Слышали уже мы этот эпитет. И картой нас снабдил не Глеб Макарович, а волхв Борилий. Иванович.

Суккуб внимательно посмотрела на нашу делегацию, как рентгеном прошлась.

– О! Я знаю, вы с технической изнанки, - сориентировалась она. - Зевул! Иди скорее сюда! Ты еще ничего толком не знаешь!

Появился Зевул сразу - не иначе, и так был на подходе. Влюбленно посмотрел на жену, так и растаял под ее взором.

– Да, дорогая, - немного рассеянно произнес он. - Что мне неизвестно?

– Наши гости с изнанки! - восторженно завопила женушка. - Представляешь? Я таких уже сто лет не видывала!

Интересно, про сто лет - это правда, или такой цветастый оборот речи?

Зевул изумленно воззрился на нашу троицу.

– Как это все познавательно… - пробормотал он. - Как… Так позвольте еще раз приветствовать вас в своем доме, гости дорогие! Удобно ли вам?

Мы удивленно посмотрели на некроманта - он же уже нас приветствовал!

– Не пугай народ, - вступилась за нас его супруга. - Видишь, они и так смущаются.

– Тогда чем обязаны?

– Позвольте, я расскажу, - взмолилась Веля. - Это все так захватывает!

– О да! - поддержал ее намерение супруг. - Это так познавательно…

И рассказала Веля все и без утайки. И про волхва Глеба, и про то, что мы злых некромантов ищем себе на пятую точку. Зевул при последних словах неодобрительно покачал головой.

– Да, ребята… Повезло вам, что вы не к Жидомиру в гости попали, - подтвердил он слова своей благоверной, сказанные десятью минутами раньше. - Мы вот, еще на заре наших отношений решили как-то раз навестить соседа…

– Едва ноги унесли, - возбужденно блестя глазами, перехватила эстафету рассказа Веля. - Он, как оказалось, имеет нехорошую привычку жизненные силы у магов вместе с умениями отнимать, инкуб чертов!

Слышать подобное ругательство из уст суккуба было, по меньшей мере, забавным.

– К сожалению, я с вами не могу полететь, - продолжила Веля. - Я тут нужнее, и да и вам интереснее самим всю работу проделать будет, не нужна вам нянька… Но вы спрашивайте, чем могу - помогу!

Вот про "ненужность" помощи - это она загнула. Нам бы она совсем не помешала - мы уже не раз успели пожалеть, что Жозефина не пошла с нами. Но не показывать же, в самом деле, что от рассказов о Жидомире нам стало "немного" не по себе.

– А что это за специальная комиссия такая по некромантам? - воспользовался предложением учинить допрос с пристрастием металлист. - Ну, та, о которой мы на Валааме от…

– Это та, которую сейчас Велимир возглавляет, что ли? - излишне быстро среагировал Зевул.

От меня не укрылось, с каким беспокойством он взглянул на жену.

– Ну да, вроде бы так, - неуверенно отозвался металлист. - А что, еще какая-нибудь есть?

– Да ходят тут всякие, - поморщился хозяин дома. - За порядочного человека не считают, все норовят к чему-нибудь придраться. Только когда Макарычу нажаловался, вроде как полегче стало, отстали от нас, - пожаловался нам добропорядочный некромант.

Заодно и тему сменил.

– Да, - грустно сказала Веля. - И на свитках нас, как злодеев каких, до сих отмечают, и в гости к нам редко кто заглядывает. И все из-за некоторых жадных типов!

– А что, с этим Жидомиром никто справиться не может? - не выдержала я. - На что же тогда все эти волхвы хваленые годятся?!

Веля с Зевулом только вздохнули. Все было не так просто. Пока Жидомир сидел в своем замке, нападать на него было бесполезно, ибо тот находился на своей территории. Если и убьет кого, то спишут на самооборону. Конечно, если жадный некромант совсем уж обнаглеет, начнет в жизнь из людей наглую выкачивать за пределами замка, то его схватят. Но ведь он хитрый, все делал потихоньку, на глазах у комиссии не нападал, вел себя почти как образцовый некромант. И, потом, убьешь такого, так сила еще кого-нибудь себе отыщет, и неизвестно, будет ли новый носитель лучше прежнего…

Да… А я-то гадала, что это волхвы, такие все из себя могущественные, а справиться с кучкой негодяев не в силах! А получается, что это просто бесполезно. Лучшие носители темной силы были либо редки, как тот же Зевул, либо вообще избегали тернистого пути некроманта. Те, что почестнее, стекались на Валаам, контролю над собой обучаться. Но бывали и подонки, и мздоимцы, и прочие низы рода человеческого. Но, как сказал кто-то необычайно умный, уж лучше привычное зло, чем зло неизвестное… Вот и терпели их волхвы.

– А что это за комиссия у Велимира загадочная? - продолжал гнуть свою дугу металлист.

Зевул, поняв, что от дотошного гостя отвертеться просто так не удастся, тяжело вздохнул.

– А это для попрыгунчиков, стареть не желающих, - скривился он. - Только мало кто этим пользуется, больно уж метод омоложения ненадежный.

– Попрыгунчиков? - переспросил друид.

– Ну, тех, кто в тело помоложе переселяется, - пояснила Веля. Но я заметила, что она вся напряглась, отвечая. - Но это, и впрямь, очень и очень опасно.

– Чем же?

– Даже специально выращенный для подобной цели ребенок обладает своей личностью. Даже самый нелюбимый и забитый, и тот имеет волю, - неохотно, выдавливая из себя каждое слово, ответил Зевул. - А при переселении используются только собственные дети, и почти всегда в результате экспериментов получаются законченные шизофреники.

– Убила бы гадов! - вскипела супруга. - Сама задушила бы, своими руками! Но теперь ими специальная комиссия, видишь ли, занимается! А все остальные - преступники!

– Тихо, милая, - притянул к себе жену Зевул. - Все в прошлом…

Мы притихли. Молча смотрели, как вздрагивает сногсшибательная красавица от рыданий, как гладит ее муж по роскошным волосам. Потом мы узнали, что Велиного младшего брата собственный отец использовал для переселения. Но ребенок оказался настолько чист душой, что скончался на месте от несовместимости духа и материи. Папаша, естественно, тоже не выжил. Но это - слабое утешение.

А комиссия Велимира, как выяснилось, раз в год проверяла некромантских отпрысков на предмет тотальной бесхребетности.

Зевул давно увел расстроенную жену (утешать, по всей видимости), дрова прогорели, а мы все сидели в темноте, оглушенные потоком сведений. Металлист очнулся первым, достал наладонник, и принялся долбить палочкой по экрану. Друид сотворил магический огонь, жечь дерево казалось ему противоестественным. Я села на пушистый ковер у камина. В дверь тихо постучали.

– Войдите, - отозвался металлист, пряча чужеземную технику под рубашку.

Появился хозяин замка.

– Ну как она? - спросила я.

– Уснула, - облегченно вздохнул хозяин. - Я тут подумал, ребята… Я вам помогу с поисками. Только никому, слышите, никому не говорите, что я вам что-то там присоветовал, - попросил он.

– Не хотите влезать в политику? - догадалась я.

– Именно, - скривился Зевул. - Не хочу мараться. Так что вы уж молчите, очень вас прошу.

– Конечно! - с энтузиазмом откликнулся металлист.

Да так энергично откликнулся-то, что аж вскочил с места, и из под его одежды вывалился злополучный наладонник.

– Ой! - восторженно вскричал Зевул. - Техника! Настоящая! А посмотреть можно?

– Берите, конечно, - вздохнул разоблаченный конспиратор. - Только вы тоже никому…

– Само собой, - отозвался некромант, увлеченно тыча палочкой в экран. - Как это познавательно… Карты! Да это же… Покер! И поиграть в одиночку можно. А там джин, случаем, не прячется? Точно нет?

– Великая сила!

– Как это познавательно…

Полчаса ушло на приобщение дикаря к технике. Зевул только качал головой, приговаривая о познавательности своего занятия, да открывал программы, одну за другой. Особенно, как ни странно, его порадовал календарь, и возможность напоминания важных событий - видимо, с памятью у него было не важно. К книжкам он остался совершенно равнодушным. По-моему, он что-то даже пробормотал о порче зрения. Вот тебе и "дикарь"…

Металлист уселся рядом с ним в кресло, показывал и рассказывал. Но слишком часто проскакивали слова типа "к сожалению, сейчас посмотреть мы не можем". Как я понимаю, это касалось всяких там GPS-навигаций, интернета, и иже с ними. Неизвестно, как Зевул представлял себе всемирную сеть, но глаза его загорелись нешуточным азартом. Пригласить его, что ли, в Заповедник на пару дней, с разрешения начальства? Или это совсем неуместно?

Пока я размышляла о сообразности тех или иных вариантов развития сотрудничества нашего мира и изнанки, Зевул вспомнил, зачем пришел.

– Поищите хорошенько в замке Ромуальда, - сказал он нам. - Там сейчас нет хозяина, так что ничего страшного случиться не должно. Но все равно, будьте очень осторожны, мало ли что…

– А где этот замок находится?

– Свиток давайте, - сказал хозяин. - Вот, смотрите, я вам обозначил несколько замков. Как тех, которые вы сможете посетить, так и других, в которые соваться ни в коем случае не стоит. Но, если честно, это так, для общей информации. А так, ваш путь лежит в Екатерининск, точнее, на пятьдесят километров восточнее.

– К Ромуальду в гости?

– К его полубезумному дворецкому Василию, самого Ромуальда лет пятнадцать уже как нету в живых.

– И в чем же безумие заключается? - спросил друид. - Может быть, ему помочь чем-то можно?

– Не знаю, - вздохнул хозяин. - Не знаю. Но вы не беспокойтесь. Это такое тихое помешательство, вполне неопасное, - поспешил заверить нас Зевул. - Тем более, славный старикан довольно часто находится в твердом уме и вполне трезвой памяти. И вот что еще…

Некромант замялся, видно было, как в нем борются два противоречивых чувства.

– Вы бы, ребята, покинули это место пораньше, что ли, - покраснев, как вареный рак, наконец попросил он. - А то я боюсь, увяжется за вами моя Веля. Дров наломает. Сгинет…

Мы, конечно же, пообещали. Заверили Зевула, что понимаем, зла не держим, в гости еще заглянем, и не один раз. Некромант просветлел лицом, и снова уткнулся в технологическую игрушку. Металлист, скрепя сердце, предложил оставить наладонник. Зевул было загорелся… Но потом все же отказался. Сказал, что, если самая безобидная комиссия унюхает в его замке технологическую вещицу, то уже вовек не отвяжется. Замучает проверками.

* * *

– Находился, - со вздохом сказал друид.

– Кто находился? - не поняла я.

– Дворецкий находился в трезвом уме и твердой памяти, - пояснил товарищ. - Несколько лет тому назад, а то и больше.

Тот, кого мы обнаружили в мрачном, заросшем в равной степени плющом и паутиной готическом замке, с рассудком явно не дружил. Чем питался, тоже было не ясно. Ходил в грязных лохмотьях, разговаривал с деревьями разными голосами, к нам, впрочем, тоже обращался. Ответов то ли не ждал, то ли не слушал. Мрачноватая картина.

А мы-то торопились! Летели, натирая мозоль на пятой точке, целый день. Питались сухим пайком и водичкой из фляжки. Ни разу не приземлились. Теперь вот чуть ли не о отвращением озирались по сторонам.

– Мрачноватая картина, - наконец, изрекла я.

Друид подошел ко мне, положил руку на плечо. Металлист фыркнул.

– Вы как хотите, а я намерен осмотреть замок, - заявил он. - Зря мы сюда прилетели, что ли?

– А без этого никак? - скривилась я. - Может, лучше в Новосибирск махнем, пока не поздно?

– Я бы не прочь, - посочувствовал мне друид. - И к Хозяйке заглянуть, и путешествие пораньше закончить. Но, раз уж мы тут очутились, давайте осмотримся.

– Конечно, надо осмотреться! - возмутился нашему пофигизму металлист. - Нам Зевул очень уж настойчиво советовал сюда прибыть, чтобы мы отказались в самый последний момент из-за трусости некоторых здесь присутствующих!

Я проигнорировала его пренебрежительный взгляд. Пожала плечами, и, вооружившись палкой для борьбы с паутиной, отправиться вслед за доморощенными детективами. Настроение было препаршивейшее - не люблю я покинутые помещения, не нахожу в этом ничего таинственного и тем паче, привлекательного. Помню, как-то сдуру полезла с МГУ-шными диггерами в высотку на проспекте Вернадского. Романтика, доложу я вам, если там и присутствовала, то уж больно специфическая. Везде было насрано, вонища стояла неимоверная, пол местами сгнил, местами и вовсе был разобран. В шахте лифта тоже кто-то от души навалил. Точнехонько в то место, где руками было цепляться всего удобнее. Пришлось лезть на этаж выше, матерясь в душе. Жалко, что не вслух - как же, сторож услышит!

И, оказавшись, наконец, на улице, я с величайшим наслаждением вдохнула не шибко экологичный, зато такой свободный московский воздух полной грудью. И шла по улице, раскрывшись всем свои существом навстречу ночному ветру, и думала, что никогда, ни за что, ни за какие коврижки я в заброшенные дома не полезу…

…И вот все обещания пошли лесом, я опять вдыхаю таинственный затхлый аромат, обхожу подозрительные кучки, а настроение еще хуже, чем препаршивейшее.

– Лиса, кончай дуться!

– А что, так заметно?

– Еще бы, еще чуть-чуть, и ты лопнешь!

– Не дождетесь!

– Ты лучше посмотри, что мы нашли!

Я без всякого энтузиазма воззрилась на портрет немолодого мужчины. Ничем не примечательный человек. Ничего не говорящая физиономия. Мне, по крайней мере. Ни проблеска эмоции: то ли хозяин был дерево деревом, то ли художника запугал до желудочных колик, и тот побоялся отобразить действительность. Я на всякий случай рассмотрела диковинную находку с другого ракурса. Безрезультатно.

– Не понимаю, - наконец сказала я, - чего это вы с таким восторгом пялитесь на эту явную неудачу местного портретиста?

– Эх ты! - сказал мне друид. - Свое прямое московское начальство в лицо не знаешь!

– Какое-такое московское начальство? - уставился на друида металлист. - Это же портрет моего новосибирского босса, Всеволода Ромуальдовича! Только лицо тут намного добрее, что ли…

– Добрее? - откровенно удивилась я. - Да оно тут абсолютно без единой эмоции!

– Вот поэтому и добрее, что злоба на нем отсутствует, - заключил довольный металлист. - Наверное, ты обознался, - повернулся он к друиду.

– Да нет, не похоже на то, - задумчиво изрек Антон. - Разве что это лицо много умнее того, что я год назад имел неудовольствие лицезреть в Заповеднике…

– Ну, знаешь, на этом тоже ума много не обозначено, - повернулась я к нему.

– Зато теперь ты имеешь представление, кто рулит в московской конторе, - не в меру оптимистично заявил друид.

– Постойте! - посетила меня первая конструктивная за время посещения замка мысль. - Они же оба Ромуальдовичи! А замок-то Ромуальда!

–Та-ак, - протянул металлист. - Ты точно уверена?

– Точно-о-о-о-о-о…

Ответить мне толком не удалось. Не даром мне не понравился этот замок, и, как выяснилось, я ему тоже. Иначе, как же объяснить то, что именно подо мной провалился большой подозрительно прямоугольный кусок деревянного пола, и настолько большой, что я даже не смогла дотянуться руками до что-нибудь более-менее незыблемого. Слава всем языческим богам, летела я недолго, а приземлилась, судя по ощущениям, на солому. И эта мера безопасности мне показалась особенно подозрительной.

Рядом со мной приземлился наш багаж - еще чуть-чуть, и хромала бы. Темно было, как у негра в попе. Я торопливо поставила две защиты на всякий случай - и от магов, и от некромантов. А то, мало ли кто тут кроме безумного дворецкого шастает!

Отдышавшись, я начала пугаться. Запалила фаербол. Ага! Вон и парни - осторожненько сверху левитируют.

– Ну, ты даешь! - еще не приземлившись толком, оценил мои способности металлист. - И как только умудрилась?

– Так это не я, - принялась оправдываться я. - Это замок!

– Не-е-ет, деточки, ошибаетесь, - проскрипел мерзкий голосишко откуда-то сзади. - Это не замок. Это я вас поймал.

Мы торопливо оглянулись. Дворецкий с факелом, собственной безумной персоной. Судя по всему, проблески сознания в нем все же остались. Но какие-то уж больно неприятные.

– Дяденька Василий, зачем мы вам сдались? - начала взывать я к голосу разума безумного старикашки, озираясь по сторонам в поисках выхода. - Выпустите нас отсюда!

Глухо, как в танке. С одной стороны решетка (надо дождаться, пока старикашка слиняет, вдруг металлист что-нибудь придумает?), со всех остальных сторон - камень. И даже дыра в потолке успела ликвидироваться. И, скорее всего, не без помощи дворецкого.

– А вот найдете моих ненаглядных деточек, тогда и выпущу, - отреагировал старикашка.

Это он о детишках Ромуальдовых, что ли? О Мыколе со Всеволодом? Их же тут нет!

– Как же мы их найдем-то? - спросил донельзя озадаченный металлист. - Если мы в подземелье сидеть будем?

– Так они из этого самого помещения и пропали, - резонно возразил дворецкий. - Из запертого, - добавил этот несравненный любитель детей уже откуда-то издалека.

Мы остались одни. В кромешной темноте. Где-то справа капала по капле вода. Слева - что-то неприятно шуршало. Действовало на нервы.

– И? Что делать будем? - спросил друид, когда шаркающие шаги дворецкого совсем смолкли. - Эх! Надо было сперва задание до конца выполнить, а уж потом соваться, куда не просят!

– Знал бы прикуп… - философски металлист. - Да зажгите же огонь, наконец!

– Не выходит, - удивленно протянул друид.

– Как это? - не поверила я. - У меня же получилось и защиту поставить, и огонь запалить… Ой! А теперь и впрямь - не выходит.

Видимо, дворецкий включил какую-то мощную заглушку магии. Ценой объединенных усилий нам удалось-таки зажечь крохотный ненадежный огонечек.

– Солому поджигай! - принялся командовать металлист. - Да не так! Бестолочь, прости меня за выражение. Не охапкой, сделай аккуратный пучок!

Честное слово, когда-нибудь мое терпение лопнет, и я все скажу, что о нем думаю! Сейчас, разумеется, не время и не место… Но, как только выберемся отсюда, узнает у меня, почем фунт лиха! И не посмотрю, что в два раза тяжелее, и, судя по всему, что-то разумеет в восточных единоборствах. Как советовал один из московских инструкторов по рукопашному бою, объединю лучшее, что есть в женщине, то бишь, злобу и ярость. И, тогда…

– Лиса, кончай мечтать, - прервал мои сладостные помыслы друид. - Давайте лучше стены обстукаем. Вдруг где-нибудь потайной ход какой найдется?

Чтобы не скучно было долбить стенку, я отвязала коврик. Все же, какая - ни какая, а моральная поддержка. Как ни странно, коврик своей подвижности не утратил, а ведь наши магические способности стали практически нулевыми. Может, у него быстрее получится выход найти? Вскоре, как оказалось, мои предположения полностью себя оправдали. Коврик полетал-полетал, и замер перед каменным монолитом, тем, что напротив решетки. Потрепыхал краями для наглядности - идите, мол, а то я уже заждался!

Мы подошли. Стена как стена. Постучали - глухо, как в танке. Коврик пустил укоризненную рябь (неучи!), тихонько дотронулся до камня, и стена внезапно стала прозрачной. Лес какой-то за ней обнаружился, только вот с освещением было что-то непонятное. Темнота вроде бы как, но с какой-то подсветкой, что ли? В общем, мы рюкзаки в охапку, бегом на коврик, тот еще раз дотронулся краешком до стенки, и влетел в образовавшуюся пустоту. Самодельный факел погас, мы оказались в темноте.

* * *

Летели мы, скорее всего, недолго, но путь неведомо куда в кромешной тьме показался нам едва ли не вечным. Потом друид догадался засветить гнилушку, прихваченную в камере - та у древесного мага засияла подобно фонарю. А тут и коврик остановился. Прямо посреди огромной пещеры, способной вместить десяток - другой современных танков. А то и много больше - попробуй, определи на глаз расстояние при неверном свете пусть и магической, но все равно гнилушки. Единственное, что я знала о больших пещерах, так это то, что воздух в них настолько прозрачен, что при попытке оценить расстояние можно здорово лажануться. Разиков эдак в десять, а то и больше.

Под нами расстилалась подозрительно ровная поверхность. Озеро, покрытое шершавой пленкой из каменной крошки. За многие годы (если не века) крошка так слежалась, что являла собой материал, не уступающий по прочности льду. Нырять туда абсолютно не хотелось - проломить-то проломишь, а вот назад выберешься ли, еще вопрос…

Коврик, словно угадав мои мысли, взял курс к берегу подземного водоема.

– Чего стоим? Кого ждем? - подал голос металлист.

– Давайте карту посмотрим, - подал голос друид. - Интересно, куда это нас занесло?

– Тэ-экс… где это мы… недалеко отлетели… кажется, сбылась чья-то мечта… мы на Урале. Под ним, если быть совсем уж точным. Давай сюда, Лиса, свою Хозяйку!

Я не удержалась, дернула металлиста за волосы - очень удобно, когда хвост свисает аж до середины спины:

– Вот не понимаю я тебя, если честно. Леших видали, водяных тоже, домовые чуть ли не в каждой избе встречаются. А в Хозяйку ты не веришь, да еще так пренебрежительно о ней отзываешься! Относишься ко мне снисходительно - твое дело. Но причем тут она-то?

Илья покраснел - даже при свете гнилушки было видно. Пробурчал что-то извинительное - мол, верит он в Хозяйку, верит, пошутил просто неудачно. Раскаялся, типа.

И тут же, откуда ни возьмись, появилась ящерка. Маленькая такая, цвета и не разглядишь. Подползла поближе - стало видно, что спинка зеленым отливает. Головой мотнула, следуйте, мол, за мной. Я не удержалась, показала металлисту язык. Тот пожал плечами и отвернулся. Ну и бог и ним! Не детей же с ним крестить, в самом-то деле. В конце концов, его дело - мотоциклы да техника, мое же… Вот с этим я еще до конца не определилась, но сказка в моем мире определенно имела место быть.

Помнится, удивлялась я уже "пятому измерению" в этом мире. Но чтобы вот так вот, в пещере, ни с того, ни с сего, да лес возник - это был уже перебор! Стволы деревьев были каменными. Но, если бы я об этом заранее не читала, ни за что бы не догадалась - настолько искусно они были сделаны, совсем, как живые. А кора! Проведешь по тому же дубу рукой, и чувствуется упругая шероховатая поверхность.

Над головой у нас то ли звезды (что опять же, невероятно под землей-то) горели, то ли все-таки это какая-то разновидность авантюрина золотым песком поблескивала. Внизу ковром расстилалась трава. На ощупь шелковистая такая, по тонкости от всамделишной и не отличишь. И как сделано (если, опять-таки, сделано), тоже неясно.

Первым делом отвела нас ящерка в баню. Русскую, с веником, паром, и всем, что сопутствует - пивом там, квасом для меня. Правда, париться нам довелось вместе, потому пришлось облачиться в купальник, благо он у меня был с собой на "всякий случай". Банька была что надо, натоплена жарко, но без излишеств. И, конечно, ни о каком угарном газе и речи быть не могло - все честь по чести. Тут же был бассейн каменный со студеной водой - окунуться с пылу, с жару, да не без визга.

Напарились мы всласть - часа три провели в бане, никак не меньше. Я так расслабилась, что даже металлист мне душкой начал казаться.

Пользуясь случаем, я уж было хотела свою одежку постирать, но ящерицы не дали. И откуда только взялись-то? Ведь и не видно их было, но, как только я заозиралась в поисках тазика, материализовались из ниоткуда, одежку отобрали. Парней также вниманием не обошли, и их вещи утащили.

Когда мы, чистые до блеска, и расслабленные до льющейся кондиции, вышли наружу, там уж и стол был накрыт. Прямо под открытым небом, то бишь, авантюрином. Съели мы всего изрядно - еще бы, после стольких-то приключений, и баньки в придачу.

* * *

Она была женщиной поистине неземной красоты. Недосягаемой и царственной, черноволосой и зеленоглазой. Ни одна из наших техногенных звезд ей по грациозности и умении держаться и в подметки не годились. Правда, платье на ней было совсем не малахитовое, как мне представлялось, но, судя по всему, из натурального шелка. У меня, одетой в спортивную футболку и такие же штаны, пусть и с претензией на "Reebok", невольно возникло ощущение, что я Маугли. Вот только вчера с ветки слезла, а сегодня уже явилась пред королевские очи и тихо млею от восторга. Мои спутники тоже глаз с красавицы не сводили, рты аж пооткрывали от… не знаю, если честно, от чего. Поди, пойми их, мужиков-то.

– Присаживайтесь, гости дорогие, - низким грудным голосом молвила Хозяйка. - Чем обязаны?

Под мои колени ткнулось кресло. Я послушно села, рядом со мной плюхнулись парни. Повисла тишина. Самый велеречивый компаньон, друид, разевал рот, аки рыба, вытащенная на берег, слова клокотали у него где-то в горле. Металлист даже и не пытался использовать свой речевой аппарат по назначению. Положение было критическим, приходилось спасать ситуацию. Я откашлялась.

– Так получилось, что мы тут случайно, - не погрешила я против истины. - Но, по правде говоря, мне давно хотелось попасть сюда.

Хозяйка пристально посмотрела на меня, и из-за ворота спортивной футболки выскочил внезапно обретший прыть малахитовый кулон.

– И как же поживает мой старинный друг? - не особо слушая мои сбивчивые пояснения, спросила Хозяйка.

– Это вы про Бориса Ивановича? - переспросила я.

– Я говорила про волхва Борилия, - уточнила моя царственная собеседница.

– А, ну да, - махнула я рукой. Воспитание так и перло из меня, и сдержать я себя была не в состоянии. Иначе сидела бы, безъязыкая, как и парни. - Про него. Только мы его Борисом Ивановичем называем. Хорошо поживает. Привет вам передава…

Не успела я договорить, как с Хозяйки слетела вся ее царственность, и я вдруг узрела перед собой просто женщину, а не каменное ее подобие. Пусть и невероятно красивое. Но даже теперь из невероятно прекрасных глаз ее на нас смотрела вечность и мудрость. За ровню принять ее было просто невозможно. Представилась она Катериной, сказала, чтобы мы ее не стеснялись. Парни тут же осмелели, вперед выступил друид, и я охотно отдала я слово. Пользуясь тем, что все внимание окружающих было поглощено беседой, я принялась украдкой рассматривать зал. Ведь поначалу прием был не настолько душевным, чтобы по сторонам озираться.

Находились мы в небольшой пещере, явно нерукотворного происхождения. Геология никогда не являлась моей сильной стороной, поэтому определить, что это за синие да зеленые минералы, я была просто не в состоянии. Впрочем, я была уверена, что облицовка стен может и меняться, в зависимости от настроения Хозяйки - не мог же Бажов лажануться в самом главном! И, если хоть что-то в его опусе было правдой, то сейчас настроение Катерины было спокойно-радостно-лирическим с легким оттенком потери и грусти. Но, в то же время, необычайно светлое. Где-то так.

Пол был выложен мраморной мозаикой, да так искусно, что ни один узор не повторял соседний. Пока я рассматривала причудливые конфигурации на полу, друид успел рассказать про Маню. Стены, подтверждая мою догадку, поменяли окраску, в них добавилось стальных серых тонов. Я не удержалась, задумалась про внутреннее и внешнее, инь и ян, мужскую и женскую природу. Получалось, что у местных волхвов цвет меняли глаза, или зеркало души. То есть, нечто внутреннее. В то время, как у женщины менялось ее окружение. Интересно…

Друид тем временем перешел к рассказу о чудовищном Иззе и его светоносной, но безмерно писклявой мамочке. Хозяйка слушала с интересом, стены вновь сменили цвет, став на этот раз кварцевыми (если я правильно определила минерал). Волхв Терентий не вызвал нареканий Катерины, равно как некромант Владимир. Веля с Зевулом ее откровенно позабавили, комната так и заискрилась. Только концовка рассказа подпортила настроение, и краски погасли. К моменту окончания рассказа друида комната оделась в совсем уж мрачные тона.

– Не нравится мне все это, - изрекла спустя какое-то время после окончания повествования Хозяйка. - Начнем с того, что Борилий зря суетиться не будет. Не такой он человек. Но одно мне непонятно - как это он послал магов такой силы, как вы, за некромантами подглядывать?

– А, это мы сами решили обстановку разведать, - махнула рукой я, решив не обижаться на недвусмысленное замечание Катерины относительно своих успехов в магии. - Нас послали только весточку передать.

– А если только пульки передать, то зачем он тебе кулон мой выдал?

– Вот это как раз просто, - выдал меня с потрохами металлист, причем, скорее всего, абсолютно не со зла. - Она еще в Заповеднике всем уши про Хозяйку Медной Горы прожужжала!

Все обернулись на меня, покрасневшую.

– Ну и что!? - с вызовом произнесла я. - У меня что, любимых литературных героев не должно быть, что ли?

Катерина лишь загадочно улыбалась, и лично мне не совсем было понятно ее настроение. То ли ей было просто приятно, то ли сказки (которые, как выяснилось позднее, она читала), были совсем уж нереальные. Узнать мне это так и не удалось - на сцену торопился выйти очередной персонаж. О его появлении доложила маленькая гибкая ящерка. Все внимание присутствующих переключилось на него.

Хозяйка махнула рукавом, и одна из стен обрела неожиданную прозрачность. По каменному лесу шел, шатаясь, молодой солдат в камуфляже - сразу видать, наш соотечественник. Его ноги выписывали такие кренделя, что, случись вдруг у нас под рукой осциллограф с чувством зависти, честный прибор не выдержал бы сравнения, и самостоятельно разобрался на части. Потом соотечественника особо сильно качнуло, нога парня вознеслась ввысь, за ней - вторая, и парень мягко приземлился, изобразив безупречное укеми под красивым японским названием "падающий лист". Впрочем, скорее всего, у российского служивого это получилось абсолютно спонтанно, и не о каких японских грамотных падениях он и понятия не имел. Разлегся себе на травке, как на кровати, губами почмокал, и захрапел.

– Пьяный солдат срочной службы, - вынес вердикт металлист. - Скорее всего, в увольнение вышел, а обратно до части не добрался. Интересно, откуда он тут?

– Да к нам часто забредают люди из вашего мира, - совершенно спокойно ответила ящерка человеческим голосом. - Я кликну подружек, мы его на поверхность спровадим? - тоном не то полу-вопроса, не то полу-утверждения обратилась она к Хозяйке.

– Да, конечно, - задумчиво отозвалась Катерина. - Конечно, проводите.

Ящерка хвостом махнула, и исчезла. В комнате на миг воцарилась тишина, а потом мы чуть ли не в один голос задали вопрос, каждый - свой. Друид - о наличии свободного хода на изнанку, металлист - об их количестве и точном расположении, а я - о том, появляется ли еще Хозяйка в наших краях. На нашем Урале, то есть. И как бы мне глянуть на остальных сказочных персонажей?

Катерина посмотрела на нашу любопытную делегацию, и внезапно рассмеялась. Звонко так, заливисто.

– Завтра у меня гости будут, - сказала, - оставайтесь, пообщаетесь, оглядитесь. А насчет ваших вопросов…

Она повела рукой, и перед нашим мыслимым взором появилась самая что ни на есть пятиэтажка, кирпичная, непередаваемого серого оттенка, с желтой газовой трубой, старательно огибающей подъезды.

– Ой! - вырвалось у меня. - Здравствуй, Родина!

– Значит, - загорелись глаза у металлиста, - Вы можете в любом месте на поверхность выйти?

– Любопытный вы народ, - снова засмеялась Катерина. - Конечно, в любом, в пределах своей территории. А теперь, юноши, будьте так добры, покиньте помещение, мне с вашей дамой пообщаться надобно.

Тут же появилась ящерица, и парни послушно потопали за ней. У самой двери металлист обернулся, и с откровенной завистью посмотрел на меня. Но потом махнул рукой, и молча вышел. Я немедленно решила, что пытать Катерину вопросами о некромантах не буду ни за какие коврижки.

* * *

– Теперь, когда мы остались одни, - сказала Катерина, - можем и поговорить о своем, о женском.

Я только в очередной раз подивилась - куда девалась вся мудрость и прочая царственность? Передо мной сидела даже не умудренная опытом женщина, но девчонка практически одного со мной возраста. Может, чуть старше. Стало необыкновенно легко, будто с Танькой-однокурсницей общалась, а не с Хозяйкой Уральской.

– Вы о Борисе Ивановиче? - переспросила я.

И, получив подтверждающий кивок, рассказала о нем все, что могло заинтересовать лицо женского пола (в рамках собственной осведомленности, разумеется). С того момента, как он появился на Воробьевых Горах. Мне было приятно вспоминать то время - все синяки и шишки подзабылись, и в памяти остались только самые светлые моменты. О них я, собственно, и говорила. Единственную тему, которую я не затронула, так это о погибшей жене и дочке. Скорее всего, Катерина и так обо всем этом знала. А если нет - так зачем омрачать такой чудесный вечер?

Хозяйка откровенно повеселилась, когда я описывала свой первый визит в домик начальства, и меткую характеристику домового про "не даму".

– Узнаю Гошу, - сказала она. - Все такой же охальник!

– А я думала, что это он у нас разбаловался, - удивилась я. - Тоша и Тиша были не в пример скромнее.

– Да нет, эти мелкие пакостники везде одинаковые, - махнула рукой Катерина. - А характер у них напрямую зависит от хозяина, - улыбнулась она.

Глядя на счастливую Катерину, я испытывала настоящую радость. Да и комната вовсю подыгрывала светлыми тонами. Но потом Хозяйка о чем-то вспомнила, критически посмотрела на меня.

– Завтра к нам гости будут, - задумчиво сказала она. - Надо бы тебе подобрать что-нибудь подходящее.

– ?

– Конечно, чтобы махать ногами в парке, - иронично прищурилась собеседница, - твоя одежда - самое то. Но вот для светского приема абсолютно не подходит.

Я хотела было возразить, что у меня еще джинсовый костюм имеется, но Хозяйка мягким движением руки остановила меня.

"Да", - подумала я, пораженная, сколько власти было в этом простом жесте. - "Это вам не по стадиону прыгать… Такой силы мне, скорее всего, в жизнь не добиться!"

Впрочем, меня это не шибко напрягало, если честно. Обычно я сама себе нравилась. Да и ногами махать любила, чего греха-то таить…

Пока я рефлексировала, в комнате появились вездесущие ящерки. Они приносили наряды, складывали в кресло, и исчезали за новой порцией. У меня начали округляться глаза. От ужаса. Надо сказать, что примерка платьев была моим самым больным местом. Конечно, если мне попадалось что-то элегантное, и сразу, да еще и по карману, я, не раздумывая, раскошеливалась. Но основная проблема заключалась в том, что все три названных фактора совпадали крайне редко, и постепенно у меня возникло стойкое отвращение к примерке одежды.

Хозяйка, видя мое состояние, только рассмеялась. Я тоже невольно улыбнулась - уж больно заразительная радость была в тот вечер у нее. Конечно, истинной причины веселия я ведать не ведала, но мне казалось, что мы, со своими вестями о Борисе Ивановиче немало ему способствовали. От Катерины исходили те самые волны любви, что уравнивают царицу и простую селянку, ибо места в человеке для условностей да сословностей просто не остается. Что же, и я рада, коли так!

Какие-то два часа мучений, и платье было подобрано. Потрясающе красивое, абсолютно элегантное, в пол, насыщенно-синего цвета. Сшитое, как будто по мерке. Впрочем, я бы не удивилась, если бы узнала, что проворные ящерки каким-то образом умудрялись подгонять все это дело прямо на мне.

Под конец процедуры проницательная Хозяйка спросила меня о причине моей нелюбви к примеркам. Я поведала ей в лицах историю своих злоключений в магазинах. Собеседница загадочно улыбнулась, и отдала какой-то приказ ящерицам. После чего меня, практически заснувшую, проводили в отдельную опочивальню.

* * *

За завтраком парни выглядели так, как будто проболтали до рассвета, а потом их еще и подушками побили - такими помятыми и абсолютно не выспавшимися они были. Они так широко зевали, как будто всерьез вознамерились выиграть приз имени Джулии Робертс в соревновании "кто шире распахнет пасть". Ящерки, видя такое дело, нацедили мученикам в кружки какого-то снадобья, бурого и с ошметками. Выглядело оно вполне омерзительно, зато по действию не знало себе равных. У парней широко распахнулись глаза, появился живой интерес к окружающим, самопроизвольные сокращения челюстных мышц прекратились.

– Ой, спасибо, дорогие мои, - поблагодарил местную разумную живность друид. - Слышь, Илья, нельзя было всю ночь языком трепать.

– Твоя правда, Антон, - потряс головой, проверяя ее на возможность выдержать сие непростое движение, металлист. - Но зато…

– Вы поняли, что Мыкола и Всеволод - братья? А так же догадались, что в них обоих находится по части от одного нехорошего Ромуальда?

– Ты как будто присутствовала, - недовольно проворчал друид. - Или тебе Хозяйка что-нибудь рассказала? - тут же оживился он. - Тогда колись!

– Ничего она мне не рассказывала, мы о своем, о женском болтали, - радостно объявила я.

– Эх ты…

Но у меня было слишком радужное настроение, чтобы с кем-то спорить:

– По-моему, так с этим Ромуальдом и так все очевидно.

– Ишь ты, шустрая какая, - неодобрительно покачал хвостатой головой металлист. - Может, ты нам еще скажешь, кто из них теперь некромант, а кто просто так, мимо пробегал?

– Конечно, - сложила я в уме "два и два". - Тот, который глупый, тот и некромант. А тот, что злобен не по-детски, тот, увы и ах, обычный человек без намека на магию.

– Ты смотри! - восхитился друид. - А мы-то всю ночь голову ломали!

– Учитесь, парни! - напустила я на себя значимость.

На самом деле, дело обстояло куда проще. Конечно, телепат из меня был никакой, но угадывать громкие мысли собеседника я умела еще в годы учебы на физфаке. Лекторы, имевшие привычку общаться с аудиторией, частенько задавали каверзные, с их точки зрения, вопросы. Но они очень хотели, чтобы хоть кто-то их внимательно слушал… И я неизменно попадала в ответ. Они считали меня гениальной, и ставили пятерки по своим предметам еще до начала зачетной сессии. А на самом деле, способности у меня всегда были средними, и, попадись я тому же лектору на экзамене, получила бы оценку не выше женской четверки (считай, твердая мужская "тройка").

Но, не буду же я свои секреты разбазаривать! Пускай думают, что я и впрямь, гений мысли. Может, еще и уважать станут…

– А доказать сможешь? - с интересом спросил металлист.

– Что именно? - потянула я слегка время.

– Ну, это свое предположение, которое ты тут смело высказала.

Дети! Решить обратную задачу и каждый дурак сможет.

– Ну, я думаю, - многозначительно молвила я, - что, если бы злобному, да умному достался бы дар магический, то он бы давным-давно уж учинил что-нибудь непотребное. И уж, наверное, не стал бы ждать удобного случая целых пятнадцать(!) лет.

– Голова, - многозначительно сказал друид. - На месте нашего драгоценного металлиста я бы не стал и дальше считать твои умственные способности чем-то, не заслуживающим внимания.

Илюха ничего не ответил, но видно было, что друид его уел. Мне даже неловко стало - парни, понимаешь, ночами не спят, думу думают, а я тут, походя, незаслуженные плоды трудов их праведных пожинаю.

– И до чего же вы додумались? - невинно осведомилась я. - Какие хитрые шаги предпринял новосибирский Ромуальдович для обретения былого могущества своего драгоценного папеньки?

Компаньоны тут же оживились, и ну на меня выкладывать труды бессонной ночи. Что и говорить, накопали они много. Я даже и вникать не стала. И так понятно, что новосибирский отпрыск не сидел, сложа руки, все пятнадцать лет. А уж нужными да влиятельными знакомствами оброс по самую по макушку. Все это меня не интересовало. А вот кое-что другое очень даже:

– Кстати, - повернулась я к металлисту, - а почему это тебя перевели в Заповедник? Ведь, фактически, тебя этим подставили?

Антон с некоторым замешательством посмотрел на товарища. Покраснел:

– А я ведь, признаться, тебя того…

– Подозревал? - как ни в чем не бывало, уточнил Илья. - Не переживай. Я бы, на твоем месте повел себя точно также.

– А все же?

– Ну, - задумался тот, - так сразу и не ответишь. Кто его теперь разберет? Может, у Ромуальдовича штат был не резиновый, и он вместо меня решил кого-то более нужного для себя протащить, вот и решил сразу две проблемы одним махом. А может, и еще какая вожжа ему под хвост попала.

– Ага, знаю, - не смогла удержаться от подколки я. - Ты этой, поэзией металла проникался в рабочее время. За это тебя и подвинули.

– Язва ты, рыжая, - с каким-то даже удовольствием заметил Илюха.

Он хотел еще что-то добавить в том же духе, но не успел - перед нами появились три ящерки с одежкой. Нашей, выстиранной да выглаженной. Они с поклоном отдали нам вещи, и тут же за ней появилась вторая троица, на сей раз с нарядами местного покроя. Я для себя их определила как охотничьи.

– Хозяйка велела подготовиться к мероприятию, - пискнула средняя, наклонила уважительно головку, и вся троица была такова.

* * *

Балы и приемы я не люблю, и вообще, я нисколько не светская личность. Хоть танцевать и умею, и даром речи будто не обижена, а все равно, не знаю, где получше схорониться, чтобы не так людно было. Но на этот раз можно было легко выбрать из разношерстной толпы гостей собеседника по своим интересам.

Кого тут только не было! И волхвы обоих мастей, и эмпаты, танцоры и музыканты, и стражи, и…

"Эх, Маню бы сюда", - подумала я. - "Развлеклась бы, затворница наша. Как-то она там без нас?"

– Можно вас отвлечь?

Ко мне подошел средних лет импозантный мужчина, одетый в костюм золотисто-коричневых тонов. Голова его, снабженная зелеными глазами невозможной мудрости и глубины, как-то не вполне гармонировала с ростом - она была раза в полтора больше, чем предполагали обычные человеческие пропорции. Зато, когда я разглядела, как продавливается под ним земная твердь, сразу стали понятны причины такого несоответствия.

"Да это же сам Великий Полоз", - мелькнуло у меня в голове. - "О чем беседовать-то будем?" - ударилась я в легкую панику.

Про Полоза, Хранителя Золота, я вычитала еще в глубоком детстве, все у того же Бажова. В книжке он выглядел как очень мудрая, но местами тираничная личность невероятной мощи. Надо сказать, и в этой, не книжной, жизни Полоз был необычайно силен. Это было настолько заметно, даже невооруженным глазом, что я, привыкшая примерять на себя противников, отнесла этого конкретного индивидуума в разряд "расслабься и получи по полной программе, авось не дойдет до смертоубийства".

– Говорят, ты с Борилием теперь общаешься? - голосом невероятной гипнотической силы осведомился Полоз. - И как он?

Я поспешно поставила защиту, чтобы невзначай не угодить под влияние - ценю я свободу и независимость, а в собеседнике сила гипнотическая была, как у удава. Полоз заметил это, усмехнулся, и как-то ужался, что ли. Я убрала щит. Давящее ощущение пропало.

– Да, общаюсь, - осмелела я. - По-моему, он вполне ничего, обучает таких вот, как я, магическим премудростям. На Мане по утрам катается, но редко.

– А кто такая Маня?

Я пояснила. Полоз улыбнулся, в глазах мелькнули золотые искры. Это было завораживающе и очень красиво - аж мурашки по коже побежали.

Но не долго довелось мне наслаждаться приватной беседою. Не прошло и пяти минут, как рядом со мной нарисовался Илья. Встал друг мой металлический, приоткрыл рот, уставился на Хранителя с прямо-таки детским восторгом. Наверное, поэзию учуял. Я осмелела вконец, представила мужчин друг другу. На пару с Ильей мы осилили рассказ о начальстве и о его современном бытии. Добавили только, что не ведаем, чем он вне Заповедника занимается. Потом вкратце рассказали историю своего появления в этом измерении, добавили, что решили самостоятельно копать в поисках истины.

– Ишь, старатели! - усмехнулся Полоз. - Ладно, так и быть, помогу вам, чем смогу. Окажетесь в затруднительном положении, потрете кольцо, я буду к вашим услугам.

С этими словами он откланялся, а я с изумлением уставилась на свою левую руку. На безымянном пальце появилось изящнейшее золотое колечко. Шириной не более двух миллиметров, такой искусной работы, что казалось, было выполнено из кружева. Оно мне пришлось настолько по душе, что я даже удивилась - я никогда не терпела никаких украшений на руках. А тут на тебе - сидит украшение, как будто так и надо, и не вызывает непреодолимого желания "снять немедленно".

На аналогичном пальце металлиста тоже появилось кольцо, но совершенно другого дизайна, основным девизом которого были мужественность и простота. Обладатель шедевра с таким благоговением уставился на свою руку, что я почувствовала себя лишней. Тихонько отошла в сторонку, огляделась.

Большинство приглашенного народу собралось под сенью каменных дубов. Я заинтересовалась, пошла посмотреть, что же там такого интересного. Протиснулась в первый ряд, встала между друидом и беспокойным по жизни, но притихшим в данный момент элементалом-переростком Огневушкой. Да так и замерла. Под аккомпанемент этакого Леля, танцевал небольшого росточка молодой человек. Эмпат. Танцевал - это слабо сказано. То струился, как ручеек, шуршал собой по мелким камушкам, то был легким дуновением ветерка в жаркий летний полдень, то отдыхающими крестьянами в тени орешника, то самими орехами в ожидании того, что их сейчас сорвут. Он танцевал, и я постепенно втягивалась в рисуемый им пейзаж. Жизни - простой, как капля воды, гармоничной, закат над поймой лесной речушки, и таинственной, как отношения между мужчиной и женщиной.

А вечером бал, и синее вечернее платье, и сонм приглашенных гостей. И музыка, такая потрясающая, что казалось, маэстро зажигает на струнах человеческой души. Хозяйку я видела не часто, но само ее присутствие было заметно, иначе откуда в этом измерении, да светомузыка?

Танцевали все, или практически все. Даже друид, тоскующий по своей диковатой Жозефине, даже металлист, заявлявший ранее в самой что ни на есть категоричной манере, что он "никогда, слышите, никогда!" не "пляшет".

Да и как тут было не танцевать, когда музыка была настолько созвучной человеческим (и, судя по гостям, не только) переживаниям, что эти самые переживания и чувства, затолканные куда поглубже в подсознание, выходили, не спросясь, на поверхность. И вот уже ноги с руками, привыкшие к тотальному контролю со стороны головы, говорили "Хватит! Накомандовалась!", и двигались, двигались в такт поистине божественной игре эмпата. Все тело пело, резонировало, неслось куда-то, и это было воистину хорошо.

Глава 11.

– Ну что же, друзья, - предлагаю отметить начало окончания задания, - поднял деревянный кубок друид.

– Не беги впереди паровоза, - отрезал металлист. - И вообще, на работе пить вредно.

– А это, между прочим, березовый сок, - делано обиделся Антон. - Если никто не хочет, сам выпью.

– Нет уж, тогда давай выпьем на брудершафт, - извлекла я простецкую эмалированную кружку из рюкзака. - Наливай!

– И мне тогда уж, - присоединился к нам Илья.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Мы летели над бескрайними просторами тайги. Коврик несся со скоростью синконсена, ведь от Урала до Новосибирска было не близко, а задерживаться нам не хотелось. На ум, расслабленный в ходе празднеств, упорно лезло "под крылом самолета…". Я была вполне довольна жизнью, а, конкретно, тем фактом, что было единогласно решено отказаться от дальнейших разведывательных действий на вражеских территориях некромантов. И так мы уже накопали столько, что впору стирать из памяти половину.

Два прошедших дня были до отказа наполнены разными лицами, посещениями мест силы, балами, пирами и концертами. Живот тоже был набит. Едой и до отказа. Мой скромный походный гардероб был полон. Платьев. От ящерок Екатерины. Всевозможных покроев и на все случаи жизни. Судя по всему, ящерки-портнихи были в курсе не только местной моды, но и нашей. Так что, носить мне это все теперь, не переносить. Жалко лишь, для всех этих нарядов нужен был, как говорится, кавалер и повод. Ни того, ни другого у меня пока не было.

И все же одним несомненным плюсом платья обладали - они были упакованы с использованием местных, пято-измеренческих технологий. То бишь, уместились в небольшом ларце с местным лейблом-ящерицей, места занимали совсем чуть, каши не просили. Вот и ладно.

– Я вот о чем подумал, - прервал мои размышления друид. - Что-то в последнее время у нас все гладко шло. - Ни тебе сражений, ни заточений.

– Смотри, накаркаешь, - погрозила я ему пальцем. - Тем более, если тебе хочется неприятностей, можешь спросить у нашего спутника, он тебе с удовольствием подкинет лишних знаний и печалей.

– Ты о чем это? - вскинулся Илья.

– Не о чем, - пожала я плечами. - Просто, у тебя, как ни спросишь, все подозрительно и не слава богу.

Металлист то ли вздохнул, то ли перевел дух.

– Кстати, - оживился он. - Вы знаете, кого, как мне показалось, я видел позавчера?

– Кого же?

– Того самого мага, что спугнул нас из местной Москвы. Ну, когда мы сматывались с Ярославом, помните?

– Того, который был с "агентами Смитами"? - уточнила я.

– Того самого, - согласно кивнул Илья. - "Агентов" твоих, я, правда, не видал. Наверное, их лицезреть - это исключительно твоя прерогатива.

Спасибо тебе на добром слове, друг хвостатый!

– Вот тебе, Антон, и неприятности! А ты, часом, ничего не перепутал? - повернулась я металлисту.

– Да нет, не должен был, - пожал плечами тот. - Я же его ауру запомнил, а не лицо. Она у него еще такая характерная была, такая… такая сероватая, буро-малиновая в желтую крапинку. Ну что ты хихикаешь?! Я же серьезно! Антон, и ты туда же?

Мы оба смеялись. До пупочного надрыва. Сколько раз, не думая, употребляла это выражение, а тут на тебе, свершилось! Лично мне крапинки представлялись этакими мультяшными кляксами, от этого становилось еще смешнее. Металлист дулся-дулся, крепился-крепился, а потом не выдержал, и тоже заржал. Неизвестно, чем бы это все веселье закончилось, если бы коврик не напомнил нам неприятной дрожью о том, что мы не на травке.

– Хотя, на самом деле, это все не смешно, - опомнился друид. - Даже печально.

– Еще бы! - с жаром поддержал его металлист. - Я даже пару раз трюк Тишкин применил, из виду исчез. Так некромант заозирался по сторонам-то…

– Что же ты не сказал? - возмутился Антон.

– Чтобы у вас испортилось настроение? - возразил металлист.

– Спасибо, конечно, что ты о нас печешься, но, если бы ты сказал, мы успели всех ящериц на хвосты поднять, и лазутчик от нас бы не ушел.

– А может быть, он не был лазутчиком? - решила я внести свои пять копеек. - Пришел по приглашению, но потом у него разболелся живот, и он раньше времени ушел по-английски?

– А, может, он понял, что мы защиту ставить умеем? - вкрадчиво осведомился друид.

Илья пожал плечами:

– Не знаю. Не проверял.

– Странный какой-то, то ищет, то исчезает, - пожала плечами я. - Может, ну его? Сам откроется, когда придет время?

– И то верно, - поддержал меня Антон. - Давайте, что ли, еще соку березового выпьем, а? У нас есть как минимум полчаса лета, в течение которого мы можем наслаждаться жизнью.

Пока мы распивали березовый сок из бездонной фляжки, которой снабдили друида заботливые ящерицы, погода начала портиться. Правда, до нас, хранимых магией коврика, капли не долетали, но уж больно не уютно было видеть пред собой сверкающие молнии. Да и гром погрохатывал все ближе да ближе.

– Вот черт! - с чувством произнес металлист, старательно изучавший свиток. - Чуть-чуть до города не дотянули! Всего каких-то там сорок километров осталось! Ну что, спускаемся, господа?

Но было поздно, разразилась гроза, мы оказались в центре немаленькой атмосферной воронки, вращающей огромные массы воздуха и низвергающей с небес тонны воды. О том, чтобы как-то справиться со стихией, и речи не шло - самим бы в живых остаться. Коврик, так быстро, как мог, спускался к земле, а я все гадала, на что больше похожа наша траектория - на спуск пьяного в стельку слаломиста? Или на самолет, ведомый вдребадан обкуренным пилотом?

Нас бросало из стороны в стороны с амплитудой не менее трех метров. Пару раз даже перевернуло, но коврик неизменно оказывался под нами в тот момент, когда мы уже были готовы подвергнуться силе тяжести. Летун уходил резкими рывками от молний, и мой, слава богу, пустой, желудок заносило то вправо, то влево. Тошнило.

Мы не дотянули до маленького лужочка, заблаговременно выбранного ковриком, всего каких-то пару метров, когда в доблестного летуна попала молния. Уж не знаю, каким богам мы молились в процессе безумного спуска (по-моему, так всем подряд), но гигантский разряд электричества прошел аккурат между металлистом и друидом, не задев ни того, ни другого. Так и рухнули мы вниз, оглушенные, ослепленные, мокрые до нитки, но живые и здоровые (синяки и шишки, набитые при падении не считаются).

В отличие от коврика. Тот как-то странно съежился, так, что дыра от молнии, вообще говоря, не очень-то и большая, стала сравнима с размерами самого летуна.

Ни о каком дальнейшем полете не могло быть и речи. Мы сгрузили с коврика наши промокшие, вмиг потяжелевшие вещи, подхватили пострадавшего, и кинулись бегом под ближайшую раскидистую ель. Под ней, несмотря на жуткий ливень, было на диво сухо. Я опасалась попадания молнии в одиноко стоящее дерево, но друид приложил ухо к стволу, и заверил меня, что этому дереву не суждено погибнуть так скоро.

Пора было приниматься за врачевание.

– Вот черт! - вырвалось у меня, исследовавшей свой рюкзак на предмет ремнабора. - Ну почему мне обязательно нужно хоть что-нибудь, да забыть!

– А что нужно-то? - участливо спросил металлист. - Может, я смогу чем-то помочь?

– Нитки с иголками нужны, а я про них совершенно забыла, - чуть не плакала я.

Уж больно коврик было жалко. Он лежал на руках у друида весь какой-то обмякший, и я только сейчас, в сравнении, поняла, что раньше-то наш летун был полон жизненных сил. А теперь он был похож на умирающего кота. Кисточки свесил, провис, зияя дыркой посередине.

– Эх, дружище! Жаль, что ты не деревянный, - приговаривал друид, гладя летуна, словно котенка. - Я бы тебя вмиг вылечил…

Коврик было заинтересовался, приподнял угол. Но долго продержаться в тонусе не смог, снова повис…

Даже толстокожего Илюху пронял выкрутасами - того на лице отобразилась усиленная работа мысли.

– Ну, предположим, иголку я и сам могу тебе сделать, - сказал после некоторого раздумья он. - Но вот с нитками у меня напряг.

– А в аптечке у тебя марли какой-нибудь не найдется? - спросил друид. - Может, из нее чего нащипать удастся? Или ниток для хирургических целей?

– Средство от поноса у меня там найдется, - скептически проворчала я.

Но в аптечку все же полезла. А вдруг, и впрямь там что-нибудь полезное отыщется?

Марля действительно нашлась - в нее был завернут клубочек, врученный мне Жозефиной. При виде клубочка-путеводителя коврик встрепенулся - видать, магические нитки ему могли оказать реальную помощь. А там и металлист состряпал немного кривоватую иголку, зато с толстым ушком, в который при желании мог пролезть даже небольшой ужик.

– Ты хоть ставила когда-нибудь заплатки? - скептически осведомился он, вручая мне поистине ценный прибор.

– Рюкзак как-то ремонтировала, - почесала я макушку. - Но не знаю, подходит ли это под категорию постановки заплаток.

Из чего же все-таки сделать заплатку? Не из марли же! Ее и на четверть дыры не хватит, да и хлипковата она… Носовые платки тоже не годятся… Эх, хорошая у меня джинсовая куртка. Была, судя по всему.

Маникюрные ножницы, пять минут стараний, и скоро у меня в руках был довольно большой кусок прочной материи, которого хватило бы и на две заплатки. Не беда, джинсовая ткань пополам складывается, прошивается вдоль и поперек чудесными нитками…

– Ну, где наш больной? - бодро осведомилась я.

Даже излишне бодро, да еще и громко. Чтобы уж наверняка заглушить зловредный голос собственных сомнений по поводу функциональности получившейся заплатки.

– Да вот он, у койки, - отозвался друид. - Интересно, а ему больно будет?

– Не знаю, - с сомнением произнесла я. - Но, в любом случае, ничего поделать не могу, шить придется.

При этих словах коврик приподнялся и опал. Уж не знаю, имитировал ли он вздох обреченного на неприятности человека, но ему это определенно удалось.

– А ты ему обезболивающее заклинание прочти, - посоветовал металлист.

– Так он же не человек и не дерево, - возразил друид.

– Ну так пофантазируй, - ехидно отозвался наш общий наставник по металлу.

Коврик снова "вздохнул", еще натуральнее, чем в прошлый раз. Глядишь, еще и человеком заделается…

– Ладно, - решительно направилась я к потерпевшему. - Вы как хотите, а я приступаю. Антон! Держи его, а то удерет!

– Ишь, шустрый какой, - изумился друид. - Глядишь, может и оклемается. Давай, шей, что ли…

Заплатка удалась. По крайней мере, получилась не хуже еще одной, той, что стояла сантиметров на двадцать правее. Ниток хватило тютелька в тютельку. У меня по ходу работы даже создалось впечатление, что клубочек периодически добавлял мотков. А может, был рассчитан на одно использование, не важно, ремонтное, или путеводное.

* * *

– Ну-с, чего дальше делать будем? - спросила я, критически наблюдая за пируэтами, выделываемые выздоровевшим ковриком.

Дождь прекратился, гроза ушла на восток. Воздух был пропитан свежестью и лесом. Особенно сильно пахло грибами.

– Я бы не рекомендовал сегодня лететь, - сказал друид, он же непризнанный врач нашей экспедиции. - Давайте лучше место для лагеря подыщем. Не зря же мы с собой палатку тащили все это время.

– Всего в паре километров отсюда источник обозначен, - включился в обсуждение металлист. - Ну что? Туда пойдем?

Возражений ни у кого не нашлось. Мы взвалили магически просушенные рюкзаки, и, ведомые излишне бодрым летуном, отправились к месту будущего ночлега.

Напитанная влагой почва мягко пружинила под ногами. На землю медленно, но верно спускались сумерки.

Спустя какое-то время коврик остановился.

– Почти пришли, - подсвечивая карту наладонником, объявил металлист. - Метров сто осталось.

А источник оказался занят. И, потом, это был уже не источник, но колодец. И стоял он возле избушки.

Вообще-то я ничего против избушек не имею. Особенно таких маленьких, аккуратненьких, с трубой, напоминающей о тепле и уюте зимним вечером. Но эта тут была явно не к месту. И, что было еще хуже, в ней явно кто-то присутствовал. Ну и что теперь делать? Идти впотьмах искать новый источник? Нагло ставить палатку рядом с чьим-то домиком? А вдруг характерами с хозяином не сойдемся? А я-то размечталась: костер, комары, мозоль на заднице от долгого сидения на бревне…

– Похоже, и в этот раз нам не удастся воспользоваться палаткой, - подвел черту под моими размышлениями друид.

– Ну что, пойдем искать новое место для ночевки? - уныло спросил металлист.

– Давайте стучаться, - обреченно вздохнула я. - Что-то луны не наблюдается, а идти при свете гнилушки не хочется…

Пока мы обсуждали нашу скорбную участь, дверь избушки отворилась, и на пороге появился хозяин. Я перевела дух. Признаться, мое воображение этакого вредоносного старикана изобразило, а тут такой милый интеллигентный человек нарисовался. Одет он был в костюм охотничий, на редкость добротно сделанный. В чертах лица проскальзывало что-то восточное, волосы и бородка были черные, глаза карие, умные.

На вид, хозяин избушки и муху не сподобился бы обидеть. Уединился, видать, от суеты мира бренного, жил себе в глуши, никого не трогал. Теперь вот, стоял, нас разглядывал. Спокойно, вроде как, но в то же время с любопытством. Такое впечатление, что чего-то ожидал… Не дождался, судя по виду, и только тогда осведомился:

– Куда путь держите, странники? Небось, к источнику?

– К нему, родимому, - чуть подался вперед друид. - Да занят он, как я погляжу…

– Так давно уж, - чуть удивился хозяин. - Почитай, годков пять как сюда наезжаю, и избушка тут столько же стоит. Вы, я вижу, народ нездешний, - все с возрастающим любопытством разглядывал нас он. - Заходите, что ли, поужинаем. А там, если характерами сойдемся, и переночуете. Всем места хватит. А то стемнело, уже, поздновато новый ночлег искать.

Мы не стали отнекиваться, вошли. Избушка строилась без применения магии - обычный деревенский сруб, одна комната, печка, стол, широкие лавки. Хозяин назвался Берендеем, мы своими именами.

Вскоре закипел самовар. Мы, не желая совсем уж стеснять Берендея, вытащили свои припасы, выданные на дорогу заботливыми ящерками.

– Вот и хорошо, - обрадовался хозяин. - А то я гостей не ждал, и еды у меня маловато.

За ужином Берендей ненароком попытался выяснить у нас, не встретили ли мы в лесу людей. Мы честно ответили, что нет, не встретили. Чем, судя по реакции Берендея, несказанно его удивили. Но он не стал распространяться о причинах своего недоумения, все нас расспрашивал. Кто мы такие, да куда путь держим. Мы ему, конечно, всю правду говорить не стали. Сказали лишь, что "пульку" по заказу везем, да вот, незадача, в аварию попали. Коврик продемонстрировал свежую заплатку.

Хозяин подобными объяснениями, как ни странно, удовлетворился. То ли не вникал особо в то, что мы ему говорили, то ли не счел нужным копать дальше. На том ужин и закончился, и мы стали устраиваться на ночлег.

* * *

Проснулась я ночью на своей лавке от неприятного ощущения чужого присутствия. Точнее, не столько присутствия, сколько магического прощупывания. Я машинально прикрыла всех троих щитом, отводящим внимание. Теперь противник подумает, что обознался. Рядом проснулся металлист - дыхание изменилось, и прибегать к магии не пришлось, чтобы узнать, спит, али нет. Потом недовольно охнул пнутый в бок друид. Это мне уже не понравилось - судя по методу экстренной побудки, дело было серьезное. Только Берендей спал, причем каким-то не своим сном. Как потом выяснилось, ночные гости использовали узконаправленный, настроенный на конкретного человека, усыпляющий амулет.

Не сговариваясь, мы тихонько поднялись с лавок.

– Суккуб, маг, обычный человек, - одними губами поставил диагноз друид. - Под самой дверью уже стоят! Плохо!

Металлист согласно кивнул. Я подумала, что человек, скорее всего, не наемный убийца - что ему делать, в такой-то компании? Тут и суккуба хватит за глаза, если учесть, что Берендей спит крепким сном - заходи, бери тепленького! Правда, не совсем понятны некоторые технические детали - спит же человек. Или… Стоп! Усилием воли я заставила себя отвлечься от неподобающих мыслей. Собраться ведь нужно перед боем, а не силу воображения развивать!

Времени на то, чтобы занять стратегически выгодную позицию, уже не оставалось. Мы кое-как рассредоточились по избушке. В дверь вошли друг за другом маг и суккуб. Человек остался ждать снаружи. Хреново. Если мы даже победим, удерет ведь, негодяй, времени у него на это будет - хоть отбавляй. Сбежит, и снова что-нибудь непотребное учинит.

Маг прямиком направился к спящему. Я перевела дух. Повезло! Не такой уж он и сильный, иначе все же почуял бы наше присутствие. А вот суккуба мы явно недооценили:

– Тут кто-то есть еще! - свистящим шепотом просветила нас вошедшая "дама". - Кто ты? Выходи!

Сердце екнуло. Помчалось к пяткам. Я привычно согнула коленки, осела вниз. Сбившееся было дыхание выровнялось. В груди ширилось тепло.

В руках у мага появился огненный комок. В его неверном свете стали видны обворожительные формы суккуба. Опять героиня аниме, опять длинноногая, в юбчонке, не прикрывающей пятую точку, с высокой грудью, торчащей из выреза кофточки, роскошной гривой и огромными глазищами. Только, в отличие от Вели, данная конкретная особь высокой духовностью явно не отличалась. Глаза у нее были самые что ни на есть неприятные, несмотря на их расположение, форму и размер. Да и весь ее облик, в отличие от Велиного, прямо-таки распирало от агрессивной сексуальности. "Бака!", в общем, как сказала бы, указывая пальцем на экран монитора, любительница аниме, закадычная университетская подруга Танька.

– Беру на себя девчонку, а ты парнями займись! - скомандовал маг, запустив в меня комлем огня для наглядности.

Страха я не почувствовала. Только злость. И радость узнавания стихии. Фаербол, летящий в меня, развернулся, полетел в морду супостата. Маг взвыл, схватился руками за обожженное лицо, завертелся волчком на месте, и замер, сраженный собственным гневом, разорвавшим печень. Осел медленно на пол, побился, подрыгал руками-ногами, и постепенно затих.

Покончив с незадачливым кудесником, я с некоторым даже любопытством (никогда не видела суккуба за работой), повернулась к остальным. Потом я еще долго костерила себя за извечно женскую черту… За то, что не остановила друида, промедлила.

А посмотреть, и впрямь, было на что. Как ни благочестивы были наши мальчики (ведь ни разу не клеились ко мне за все время путешествия), а не устояли. Хотя все же сопротивлялись, не без этого. У друида на лице отражалась самая натуральная борьба чувств: вины, чего-то радостного, чистого и светлого, и еще чего-то, животно-страстного. Но таяла, таяла уже защитная оболочка. Еще пара-тройка минут, и кинется уже дубина наша в объятия красотки.

Металлист сопротивлялся куда лучше. Уж не знаю, что у него там за зазноба феерическая была, он никогда не откровенничал со мной на эту тему, но такой уж прям страсти на лице его не было отображено. Равно как и чего-то чистого и светлого - просто брезгливость. Ему было еще далеко до окончательной сдачи, но было видно, что зацепило и его…

Оглядев компаньонов, и вспомнив, что не кино просматриваю, я матюгнувшись от души, впопыхах опутала чем-то друида, и повернулась к обольстительнице. Биться. Глянула на нее магически. И скривилась - аура суккуба по своим очертаниям напоминала гигантского клеща, никому не потребного в пищу венца природы. Только вот у клещей в лапках зелененьких огонечков не бывает. Что за огонечки, мне оставалось только гадать - видимо, они как-то действовали на особо стойких мужиков, которым одного сексуального вида было недостаточно. Обещала, небось, кому пироги да пряники, желудка радость, к сердцу подмостки, а кому - кнуты да цепи, утехи грешные.

Пока я сдуру гадала насчет предназначения огонечков, Антон сдался окончательно. Но, слава всем языческим богам, я, торопясь, обвила его цепочкой кактусов. Может быть, это была моя подсознательная маленькая месть неразборчивой мужской природе в лице отдельно взятого друида. Так или иначе, Антон, попытавшийся было сделать шаг вперед, дико заорал, но, все же, не в силах побороть необоримое, попытался ползти, цепляясь за пол пальцами босых ног. Уж не знаю, что там была за магия у суккуба, но, слава богу, с места коварная тетка не сдвинулась, только жвала растопырила поширше. Я, забыв о легкой воспламеняемости избушки, запустила в ведьму фаерболом, потом еще, и еще… Суккуб лишь лениво отмахнулась, огненные шары гуськом полетели в меня. Я поторопилась их повернуть… Ведьма впилась а меня недобрым взглядом, пропустила шары, зашипела, гася их. Прямо кожей.

Но на мгновение ослабла сила дрянной бабы, и этого хватило одному из компаньонов, чтобы очнуться. Слава богам, именно друиду. Лишенный наркоза, пораженный туевой хучей колючек, заорал он так, что мама не горюй! Закачался… Вот-вот завалится!

Суккубиха завыла, усилила нажим, добавила еще зелененьких огонечков. Зря это она. Лучшее - враг хорошего. Металлист потряс головой, с удивлением заозирался вокруг. Протер глаза, изумленно посмотрел на друида, на меня. В руках у него, откуда не возьмись, засверкали сюрекены, раздался крик "Получи, с-сука!" и какие-то мгновения спустя от обольстительницы остался только истыканный железяками труп.

– Получи, с-сука, - уже тише добавил Илья. - Пойдем, что ли, Антона посмотрим, - старательно отводя от меня глаза, добавил он.

Я удивилась. Меня он стесняется, что ли? Ежели так, то это он зря, ей богу! Что я, не понимаю что ли, что сопротивляться подобной мерзости могут либо мощные волхвы, либо святые старцы, которым и так ничего не нужно от радостей мира сего? Даже евнухи, и те, поди, не устоят - подманит, зараза, чем-нибудь вкусненьким. Они, говорят, падки на еду-то.

– Пойдем, - как можно беззаботнее произнесла я. - Ой! - проверила я труп суккуба еще раз на всякий пожарный. - Смотри, какая гадость!

Убитая ведьма (или нечисть?) потеряла весь свой обольстительный вид, превратившись в древнюю, сморщенную, седую, как лунь, старуху. Волосы ее, еще недавно казавшиеся такими густыми, повыпадали, осиная талия расплылась, голова и грудь слились в одно целое. Получившийся в результате метаморфозы старухо-клещ был на редкость неаппетитен. Как мы потом выяснили, силы и опыта эта особь была немалой, иначе ей нипочем не удалось бы заворожить двух магов одновременно.

А я вдруг подумала, что не так уж и зря переживала Жозефина, знала, о чем говорила-то. И что зря я, дурища, так расслабилась от встречи с Велей…

– Илья, - послышался слабый голос друида. - Лиса, что со мной? Я весь горю…

– Вот черт! - выругалась я.

Бросилась к товарищу, села на корточки, мгновение спустя рядом со мной оказался металлист.

– Как ты? - встревожено спросил он. - Сильно она тебя?

– Кто она? - слабым голосом осведомился Антон. - Так холодно, и… почему я ничего не чувствую?

– Черт!

Друид попытался пошевелиться, заорал, и потерял сознание.

* * *

– Успокойся, - положил мне руку на плечо металлист.

– Но надо же что-то сделать!

– Давай-ка лучше колючки вытащим. Кто это его так уделал? Этот? - кивнул он в сторону покойного мага.

– Нет, - залилась я краской по самую по макушку. - Это я.

– За что? - озадачился компаньон.

Я удивленно посмотрела на него, ища подвоха. Ни в одном глазу, лишь искреннее недоумение. Тут-то мне на ум и пришло, что тот ничего не знает, и коротко изложила последние события.

– Заколдовала, стерва, - отвел глаза металлист.

Снова застеснялся. И горазд же мой наставник по металлу переживать по пустякам! Можно подумать, его жена за непотребством застукала.

Надо было выручать компаньона.

– Понятно все с тобой… Переживаешь. Зря. Эта дрянь и Антона заколдовала, только куда лучше. Ты по сравнению с ним вообще не поддался. Видишь, я, недобрая, тебя в горячке не тронула. А друиду от меня ой как попало…

Подействовало, как ни странно. Илья перестал смущаться, улыбнулся.

– Ну что же, - как-то даже приосанился он, - давай, что ли колючки выковыривать?

– Давай, - охотно согласилась я. - Ой! Доброе… раннее… утро, Берендей.

Хозяин избушки проснулся. И мне показалось крайне подозрительным то спокойствие, с которым он оглядывал горницу. И как он не менее спокойно повернулся к нам.

– И тебе утро доброе, - благожелательно ответил он. - И тебе, Илья. Спасибо за то, что спасли мне жизнь, - с достоинством наклонил он голову.

Я бы даже сказала, каким-то подозрительно величавым достоинством, и что-то оно мне напоминало. Или кого-то? Во всяком случае, уж не того агнца, что пригласил нас вчера вечером разделить его скудную трапезу. Я неловко буркнула что-то типа "всегда готова", и, принялась дергать колючки. Металлист занялся тем же, благо, поля для деятельности было - хоть отбавляй. Берендей, ни слова не говоря, присоседился к нам. Я, мельком взглянув на его руки, отметила про себя, что они поразительно ухоженные. Не чета моим-то…

Но я тут же позабыла об этом обстоятельстве. В голову лезли не самые приятные мысли. Я, как могла, их отгоняла. Монотонное вытаскивание колючек немало тому не способствовало. Настроение портилось. Друид и не думал приходить в сознание.

Наконец, последняя заноза была извлечена из тела товарища.

– И что теперь прикажете с ним делать?

Металлист развел руками.

Берендей удивленно вскинул на меня бровь:

– До города не умрет. Протянет недельку, а то и больше.

– А вы, что, лекарь? - встрепенулась я.

– Да нет, просто могу отличить смертельный случай от не смертельного, - пожал плечами Берендей. - Общее воспитание позволяет.

"А на случай, если друид поторопится покинуть нас, есть живая и мертвая водица от его возлюбленной", - решила я. Приободрилась, и принялась рыться в аптечке. В результате поисков обнаружилась склянка с надписью: "От ран всяческих. Наружное".

В избушке стало совсем тихо. Берендей тихо мерил комнату шагами по периметру. Оба поверженных врага не подавали признаков жизни, но что-то мешало мне окончательно расслабиться. Наконец я вспомнила:

– А где человек?

– Какой человек? - немедленно отозвался хозяин дома.

– Ну, кроме мага и вот этой вот, - я указала в сторону поверженной металлистом суккубихи, - был еще и человек.

– Точно? - тут же подобрался Берендей.

– Угу, - кивнула я. - Был. Да сплыл.

Берендей помрачнел, поменял траекторию движения, принялся ходить из угла в угол. Споткнулся о мага, вопросительно взглянул на металлиста. Вдвоем они вытащили во двор тело кудесника, потом и суккуба. Я позволила себе не участвовать в этом малоприятном мероприятии. Да и недолго парни отсутствовали, справились за какие-то пять минут. Пришли, стряхивая с помытых рук капли воды, плюхнулись на лавки.

– Уф-ф-ф! - шумно вздохнул металлист. - Лиса, ты нам чайку не нальешь?

– Пожалуйста, - вежливо отозвалась я, берясь за заварочный чайник - Налью. Ой!

В комнату, гонимый ковриком, вбежал человек. Запутался в длинном балахоне, рухнул на колени, руки протянул:

– Смилуйся, государь-батюшка! Не вели казнить, - что есть мочи вопил он. - Вели слово молвить!

– Ой! - повторила я. - Что это еще за… комедия?

Заварка лилась мимо чашки. На столе образовалась лужица.

А с безобидным нашим Берендеем и вовсе произошла метаморфоза. Я никогда прежде не видела, чтобы человек за какие-то доли секунды из тщедушного интеллигента превращался в горделивого правителя.

– Ты почто руку на меня поднял, червь? - нахмурив брови, сурово вопросил Берендей в полном соответствии со своей новой ролью.

Бряк! Упала на стол крышка от заварочного чайника.

Упала, и покатилась по столешнице.

Глава 12.

Кто же он? Царь? Князь? Монарх? Король? И как себя с ним теперь вести прикажешь? Я торопливо вспоминала, не сболтнула ли чего лишнего. Вроде бы, нет… И вообще, откуда он тут взялся? Это у него такая загородная вилла, где он отдыхать от дворцовой суеты изволит, что ли? И где охрана? Уж не нее ли, должны мы были встретить в лесу, как он, помнится, спрашивал в самом начале знакомства?

Как всегда, вопросов было море, а ответов - ноль. Я покосилась на металлиста - тот следил за ходом допроса так, как будто от этого зависела его жизнь.

Монарх тем временем закончил низводить преступника до уровня амебы (ничего путного от преступника узнать так и не удалось), повернулся к нам.

– Друзья мои, - величаво молвил он. - Будьте так добры, веревки не подадите?

– Зачем же веревки? - отозвался металлист. - У нас кое-что и получше сыщется! Лиса, опутай его, пожалуйста, чем-нибудь колючим!

– Не смогу, - покачала головой я. - Кактусы у меня имеются исключительно для друзей, да и то в моменты аффекта. Так что придется лианами обойтись.

Монарх с любопытством смотрел, как растения ползут по преступнику, связывая его почище веревок. Вскоре преступник скрылся под толстым слоем дерева. Задохнется - не жалко!

– Э-э-э - проявила я красноречие. - Ваше ве…

– Оставь, Лиса, - устало отмахнулся Берендей. - Это я при народе царь. А сейчас я на отдыхе. Обращайся ко мне, как раньше.

– Ну, хорошо, - неуверенно протянула я. - Если получится…

– А ты постарайся, - подмигнул мне власть имущий. Выбрался из-за стола, прошелся мимо нас, притихших. Потом обратно. Видимо, думал о чем-то о своем, монаршем.

Мы ему не мешали. Я отправилась посмотреть друида, металлист - за мной. Состояние товарища стабилизировалось - ни туда, ни сюда. То ли он был в коме, то ли просто без сознания. Не врач я, чтобы в болячках разбираться.

На магическом уровне друид выглядел и того хуже - весь в какой-то липкой паутине. Я попробовала было ее тронуть, так та не далась, словно была из титана сплетена. Металлист ее трогать не стал - "мужик я, рисковать не буду". Я осмотрела друида еще раз, уже безо всякой магии. Воспаление от колючек зажило, и то хорошо. И, вернувшись на лавку, пригорюнилась. Запал боя прошел, на меня начало наваливаться чувство вины: если бы не мое ротозейство…

– Друзья мои, - остановился посреди избы монарх Берендея. - Вы закончили с осмотром?

– Да, в общем-то, - вздохнула я - Вы что-то хотели?

– Давайте, что ли, поговорим начистоту, - предложил монарх. - Начнем, пожалуй, с меня, - предложил он, видя наши сомнения.

Мы сидели молча, как завороженные глядя на сложную гамму чувств, отразившуюся на царском лице. Хозяин избушки и земель вокруг нее продолжил:

– …А там уж посмотрим, сможете ли вы мне доверять настолько, чтобы стать откровенными… с особой царских кровей, - горько добавил он. - Принуждать же я вас не хочу.

Так мы все снова оказались за одним столом. Но теперь уже напротив нас сидел не какой-то там интеллигент, но монарх. Так уж вышло, что оказались мы по разные стороны стола. Видать, дистанцировались чисто подсознательно, как и бывает всегда, когда откровенный разговор начинается принудительным образом.

– Вы, наверное, захотите узнать, почему я вас на ночлег пустил? - начал беседу монарх.

– Да, хотелось бы. И… где в это время была ваша охрана?

– Все время, пока мы вчера разговор вели, вас держали на мушке, - доверительно поведал нам монарх. - Меня лишь удивило то, что вас не завернули раньше. И, поскольку вы до избушки добрались, опасения мне не внушили, то я решил, что вам можно остаться…

Что же… Спасибо за откровенность, как говорится. А мы чего хотели?

Но…

– Это же опасно! - с удивлением воззрилась я на царя. - Нельзя монархам пускать в дом первых встречных.

– Я тоже немного разбираюсь в людях, - усмехнулся монарх. - И, кроме того, я увешан охранными амулетами, как елка новогодняя игрушками.

– Но вас же усыпили, - возразил ему металлист.

– На каждого зверя найдется свой охотник, - философски пожал плечами Берендей. - Но, признаюсь, для меня это покушение - тоже из ряда вон выходящее событие.

По словам монарха, в его стране до сих пор все было тихо, мирно и цивилизованно. Все мало-мальски значимые указы согласовывалось с многочисленными советниками и министрами. Налоги на дороги, всякую торговлю и земельные наделы он снизил, но самую малость, достаточную для любви народа, но недостаточную для роптания чиновников. И поэтому сейчас Берендей пребывал в недоумении относительно случившегося.

В конце своего выступления он ответил на волновавший меня вопрос - нет, не брал с собой переговорник, хотел отдохнуть, как следует.

Отдохнул…

– Кстати, - сказал монарх, глядя на меня, недоумевающую. - Разговор легко подслушать. На вашем месте я бы переговорником не пользовался. Или только в самых крайних случаях.

Мы с товарищем переглянулись. Наверное, в наших головах крутилась одна и та же мысль - часто ли мы пользовались местным устройством связи? Не очень, вроде как…

Берендей наблюдал за нами с интересом.

– А еще, друзья, я вам помогу с лечением вашего товарища, - кивнул он на Антона. - Я у вас и у него в долгу.

Мы не стали отказываться от монаршей помощи - ведь к его услугам были лучшие придворные маги, мистики и просто лекари.

А вот потом началась не самая приятная часть разговора.

– Вы уж простите меня, друзья мои, - сказал он сибирский монарх. - Но на моих подданных вы не тянете. Говор у вас не местный, да и не подпадаете вы ни под одну категорию населения.

– Ясно… Архетип у нас не тот, - мрачно подытожила я.

– Смысла не уловил, но в целом понятно, - отозвался монарх. - А что такое архетип?

– А, это центральное понятие аналитической психологии, - ляпнула я. Как всегда, не подумав.

– Чего? - не понял меня даже металлист.

Бедолага Берендей был с ним весьма солидарен.

– Ну… это… некий универсальный образ, мотив или сюжет, который наделен свойством "вездесущности" и пронизывает всю культуру человечества с древнейших времен до современности.

Аудитория безмолвно, и, увы, бессмысленно внимала. А ведь я еще не дошла до "образов коллективного бессознательного"…

– В университете заучила, - сказала я мрачно. - Ничего.

– Ладно, проехали, - посмотрел на меня снисходительно Илья. - По-моему, ц… Берендею и так ясно, что мы не отсюда, и не обязательно для этого терминами, не характерными для этого мира.

– Да, мне ясно, - согласился с ним монарх. - Давайте скажем прямо: вы с изнанки?

– Ну… да. Да, с изнанки. А что? Нельзя? - уставилась я на Берендея.

– Да нет, можно, - смутился монарх. - Особенно, если вы по поручению. Тем более, что по поручению волхва. Им многое ведомо. Да и с учетом всех обстоятельств… Вот только мне не вполне ясно, как же вы тут оказались?

Слово взял металлист. Все же из нас двоих он был гораздо лучшим дипломатом, нежели я. Всех событий, он, понятное дело, излагать не стал. Лишь краткую версию. Но говорил настолько складно, что даже я, знавшая наши похождения на все сто процентов, чуть было не повелась на разводку.

Монарх внимательно слушал, иногда что-то уточнял. Я, внимательно за ним наблюдавшая, заметила, как он сделал стойку при упоминании нами Тихония. А также помрачнел, когда мы описали наши пребывание у Хозяйки Медной Горы.

Я напряглась. Еще немного, и, возможно, я докопаюсь до того самого "необычного в необычном". Но как спросить? У самого царя?

– У вас плохие отношения с Уральской Владычицей? - все же осмелилась я, когда металлист благополучно добрался до конца повествования.

Но монарх, вопреки моим опасениям, не разозлился. Погрустнел.

– Да, - вздохнул он. - С Катериной у меня не очень ладится.

– Территориальные разногласия? - поиграла я в "угадайку".

Попала в точку. Берендей невесело кивнул:

– Передаются по наследству от царя к царю… Вот и мне достались… Хотя, надо признать, земли у нее богатейшие, - чуть не облизнулся он.

Металлист незаметно пихнул меня локтем в бок. Я поспешила увести разговор в сторону. А именно: спросила, не знаком ли Берендей с Тихонием. Запомнилось мне, как монарх отреагировал на упоминание нами менеджера по Валаамскому хозяйству. И получила в ответ что-то типа: "ну, крутится у меня при дворе кто-то похожий по описанию, но точно я сказать не могу".

На том и закончились обсуждения. Темень за окном постепенно уступила место сумеркам, пришел новый день, а с ним и новые заботы. Было решено отправляться в путь (без пленника, пущай с ним челядь возится, ибо не царское это дело!). Берендей предложил посильную помощь - сопровождать нас до своей летней резиденции, в которую должен был прибыть его личный лекарь, Арсений.

* * *

Только в процессе пристегивания неподвижного друида кожаными ремешками я осознала, что у нас случилась беда. До этого я была занята, да и множество загадок, отвлекающих от грустных дум, заполняло мой ум. А теперь… А теперь я боролась с подступающими к глазам слезами. Вот еще! Для полного комплекта неприятностей не хватало нам только рева бабского у ложа умирающего. В конце концов я не выдержала, и пошла орошать лесную растительность слезами. Села на пенек, пригорюнилась. Все как положено. И вдруг ка-ак подскочу!

– Ни здрасьте тебе, ни поклона, - скрипуче донеслось откуда-то снизу. - Я к ней на помощь, со всей душой! А она задницей - плюх! Чуть не раздавила!

Леший!

– Ой! Извини меня, пожалуйста. Не признала с горя…

– Да ладно, что уж там, - отвел глаза довольный чистосердечным признанием пень. - Ну докладывай, в чем помощь требуется?

– Да не знаю, - почесала озадаченно макушку я. - Вроде как сами управились… О! Ты случаем, не знаешь, - с надеждой уставилась я на мелкую нечисть, что это могло с моим другом приключиться?

Леший скосил было на меня хитрый глаз, но потом опомнился, и не стал торговаться с убитым горем недоделанным, а от того еще более опасным магом. Да и желудь, опять же у меня висел на шее, к порядочности взывал.

– А попутчики твои меня не забоятся? - с сомнением произнес он.

– Один - так точно нет. Да и второй не из пугливых, вроде как…

– Ну пошли тогда, а то тебя уж обыскались, - поторопил меня пенек.

И точно. По поляне перед домом наматывал круги металлист. Увидев меня, он прекратил заниматься спортивной ходьбой. Встал, как лист перед травой, и ледяным тоном осведомился, где это я пропадала. Мол, в лесу могут толпы недругов ошиваться, и лишний труп ему совсем ни к чему.

Я от него только отмахнулась - спорить не было никакого желания.

– Вот, смотри лучше, кого привела, - показала я на пенек. - А ты только и знаешь, как… беспокоиться по пустякам, - дипломатично не стала я употреблять не способствующие миру в команде выражения типа "мужских истерик".

– Да ладно, вижу, - пробурчал металлист. - Извини, нервы ни к черту.

– Проехали, - махнула я рукой, безмерно довольная от того, что меня не стали изводить занудством.

Монарх, если и удивился пню говорящему, то мешать нам своим недоумением не собирался. Леший, удостоверившись, что его не пугаются, важно заперебирал корнями по направлению к коврику. Мне даже показалось, что они поздоровались с летуном. Почему бы и нет, одного поля ягодки-то…

Едва взглянув на друида, леший как-то сразу сник.

– Хоть и наш это человек, но вылечить я его не возьмусь, - уверенно и грустно проскрипел он.

– Отчего же? - спросил заинтересовавшийся происходящим Берендей.

– Вам, человече, кто надобен, - строго взглянул на монарха этот тоже, в некотором, роде монарх, - человек, али… он замялся

– Леший? - подсказала я.

– Так, середка на половинку, - от души поморщился лесовик, его аж по диагонали перекосило. - Не пойми что. Не возьмусь, в общем, и не просите!

– Да… "Собачьего сердца" нам не надобно, - погрустнел металлист. - Но, может быть, хоть что-то присоветуешь?

Мог бы и не просить - леший и так усиленно думал, морщинами аж от натуги весь изошел. Потом велел подождать, исчез, явился через пару минут, мы и заскучать не успели.

– Возьмите вот, - явно неохотно протянул он какой-то кривой корешок. - На шею приладьте, и проследите, чтобы не потерялся до тех пор, пока в себя не придет.

– Это еще зачем? - насторожилась я.

Корешок пришлось чуть ли не силой выдирать из веток лешего. Не хотел тот с ним расставаться.

– Есть опасность, - грустно вздохнул леший, провожая взглядом дорогой его сердцу кусок деревяшки. - Что в нем поселится какая-нибудь аморфа. Или несколько.

– А это что за погань такая? - удивилась я.

– Вполне безобидный паразит, - перекосился в верхней части пенек. - Довольствуется обычно малым, нападает на сильно ослабленные растительные формы жизни. Да вон на березе грибы видите? - махнул он веткой в сторону сухостоя с десятком наростов правильной формы.

– Это что, аморфы? - искренне удивилась я. - А я думала…

– Что это твои двоюродные тетки по отцовской линии? - блеснул остроумием леший. - Аморфы и есть!

Вообще-то, я думала, что это были древесные грибы, но не стала продолжать бесполезную дискуссию, вспомнив бабок, как-то умудряющихся заговаривать те же бородавки там, где, казалось, медицина уж бессильна. Аморфы - так аморфы. В конце концов, не в первый раз традиционная наука имеет расхождения с нетрадиционной.

– Корешок-то надень, - посоветовал леший. - Эх! Последний отдал. Опять по болотам лазить! С водяным в дискуссии вступать!

Я поспешила исполнить совет, пока щедрый леший не передумал.

– Где кончаются твои владения? - спросил Берендей, внимательно наблюдавший за нашей беседой.

Леший описал. Монарх кивнул, не стал ничего вслух говорить. Но мне почему-то подумалось, что он издаст указ прекратить все лесозаготовки в указанном районе.

Напоследок леший нам присоветовал не обращаться к человеческим знахарям, дабы не терять времени даром.

– Снадобья тут не помогут, - скривился пенек по диагонали в верхней чести. - У него жизненная сила ушла, тут не лекарства надобны.

Та-а-к…

– А волхвы помогут?

– Эти могут, - пенек аж передернуло. - Да не все. Они тоже разные бывают. Вы там с ними осторожнее, - принялся стращать он нас.

– Не пугай меня, я сама испугаюсь, - мрачно ответила я. Сравнение друида с сухостоем веселью не способствовало. - Ладно, друг… Спасибо, за помощь, отдарила бы тебя, да нечем.

– Да, чего уж там, - махнул веткой леший. - Чую я, что не в накладе останусь, - прищурился он на Берендея.

Монарх с достоинством наклонил голову.

– Эх! - приосанился пенек. - Была - не была, сотворю-ка еще одно благое дело! Держитесь мшистой стороны! Пойти, что ли, грибника заморочить?

И, махнув веткой на прощание, исчез, как будто его и не было.

* * *

Не сразу, но разобрались мы в напутствии лешего, не поехали напрямик, но по северной тропке. Монарх восседал на немыслимой стати белом коне (видно, пасся где-нибудь неподалеку, на свист выбежал). Звали красавца Белым Ветром.

Я же летела, и все думала, женат ли Берендей. Мечталось мне, чтобы на пути попалась какая-нибудь девушка, испытывающая острую нужду во спасении… А то как же, такой типаж пропадает! Домечталась, чуть было в засаду не угодили, в последний момент отвернули от подозрительно шевельнувшихся кустов. И помчались, не разбирая дороги. Вдогонку засвистели стрелы. Повернувшись лицом назад, я начала отстреливаться фаерболами. Получалось не ахти - коврик постоянно менял направление. Зато и в нас ни разу не попали. Металлист держал меня одной рукой, второй цеплялся за пристегнутый рюкзак, ногой придавливал друида. Если бы не Илья, я бы свалилась.

Конечно, мы могли бы и взлететь, но тогда Берендея уж точно пристрелили бы. А так мы существенную часть стрел, приняв их на себя, отвели в сторону.

А вскоре стало понятно, что нам опять повезло. Мы оторвались от преследователей, когда мои силы, не восстановленные толком после ночных передряг, практически истощились. Металлист ни слова не говоря, поделился той малой толикой огня, что в нем присутствовала. Я благодарно шмыгнула носом. Все же хорошо, когда рядом есть друг.

Не доезжая километра до резиденции, мы остановились. Пока еще в лесу, но впереди были уже видны просветы в девевьях.

– Скорее всего, на опушке мы снова угодим в засаду, - молвил Берендей. - Ваш коврик нас выдержит?

Летун изобразил испуг, шарахнулся в сторону. Монарх слегка приуныл. Еще бы, мне тоже не хотелось бы выступить в очередной раз в роли загоняемого зайца.

– А только Берендея? - догадалась спросить я.

На этот раз испуга не было, но монарху не хотелось бросать жеребца. Я вызвалась попробовать поговорить с красавцем-конем, вдруг что-нибудь, да выйдет? Как ни странно, мне это удалось без особого труда. Стоило только закрыть глаза, и приникнуть лбом ко лбу животного, как я то ли почувствовала, то ли услышала лошадиное мнение. Бессловесная скотинка оказалась куда умнее (и благороднее) нас всех вместе взятых). Конь и сам бил копытом, прося забрать своего седока, и, как я поняла, утверждал, что не пропадет. Берендей со вздохом согласился. Чувства - чувствами, а наследника у него, как я поняла, не было. Монарх пересел к нам, а Белый Ветер помчался куда-то в сторону от намеченного ранее пути.

Мы же поднялись выше деревьев, и двинулись в сторону резиденции. Берендей отнесся к новому способу передвижения совершенно спокойно - то ли полет был для него не в диковинку, то ли воспитание царское показывать неосведомленность не позволяло. Коврик вполне оправился после травмы, по крайней мере я не смогла заметить изменений ни в стиле полета, ни в магии, хранящей нас от встречного ветра.

А засада действительно имела место быть. На опушке - семеро конных поджидали правителя. Сжимали луки.

И не только засада, но и осада. Крепостной стены, окружавший монаршую резиденцию. На расстоянии метров триста от оной стояли многочисленные шатры. Их обитатели отлично просматривались с воздуха. Кто-то готовил кашу, помешивал содержимое объемистого котла, кто-то чистил меч, втыкая клинок в землю, кто-то драил сапоги. Расхаживали часовые, скакали адъютанты, солдаты устанавливали пушки на телеги. Построений не было видно. Может, я ошиблась, и это - не осада, но учения?

А это что за мощная магическая аура прямо под нами? Уж не волхв ли?

– Да-а-а, - покачала я головой. - А у вас тут, оказывается, все серьезно…

И не по-детски.

– Правду глаголешь, - ошарашено произнес монарх. Выглядел он по меньшей мере растерянным. - Нет, вы только подумайте! Стоило только отлучиться от престола на пару дней, и нате вам! Сюрприз! - возмутился он.

От становища отделилось несколько ковров. Направилось в нашу сторону.

Ой. Так это не учения? Ой.

Коврик в момент разогнался до предельной скорости. Нас не сдуло только чудом. Точнее, магией летуна. Лагерь остался позади. Оставалось только надеяться, что за стенами крепости находится большое количество солдат.

Видимо, мысли металлиста двигалась в том же направлении.

– Армия внутри? - спросил он.

– В крепости только человек тридцать-сорок, не больше, - уже куда собраннее сказал монарх. - Личная охрана. Все остальные - в городе.

Мы пересекли крепостную стену - открылся вид на резиденцию: небольшой дворец китайского вида, и еще пять-шесть построек в том же стиле, сокрытых в тени деревьев - и плавно спустились на землю. Кругом царило уныние. Немногочисленные женщины с похоронными лицами кипятили в кухонных чанах смолу, оружейники трясущимися руками изготавливали новые стрелы, гвардейцы кромсали соломенные чучела с мрачной решимостью смертников. Древний незрячий дед вязал лестницу. Даже мальчишки с девчонками собирали камни. Только вот лица у них были не детские.

Защитников было ничтожно мало. Тем паче, что крепость была немаленькая. По площади где-то равная Троице-Сергиевой Лавре, как я на глазок определила для себя ее размер, и для того, чтобы ее оборонять, народу требовалось больше. На порядок, как минимум.

При виде монарха челядь немного приободрилась - настроение хоть чуть-чуть, да улучшилось. Я удивилась: не думают же они, что царь способен справиться один на один с осадой? Мысль о том, что народ собрался спасать свои жизни путем выдачи правителя неприятелю было мелькнула, и тут же спряталась. Точно испугалась собственной непривлекательности.

Пока я гадала о причинах поднятия настроения, к нам подошел сухопарый человек с военной выправкой. Скорее всего, это был командующий личным гарнизоном.

Я на несколько мгновений выпала из реальности - прощупала "командующего", уж больно мне его имя показалось подозрительным. Точно, несостоявшийся некромант, и амулет имеется. Как и говорил Терентий, "вшитый" наглухо.

"Неплохой вышел бы маг, сильный и властный, судя по всему", - вынырнула я в реальность.

– Приветствую, мой повелитель, - склонил голову несостоявшийся некромант.

– Ой, Градомир, давай без формальностей, - поморщился монарх. - Что Егор говорит? Справимся?

Командующий еле заметно качнул головой.

– У них целых четыре волхва. И двое из них гораздо мощнее Егора.

– Пробить телепорт не удастся?

– Отсюда - нет.

– Какая-нибудь помощь ожидается?

– Так точно. Я сына отослал в столицу. Подземным ходом, еще до того, как неприятель подошел к стенам. Он пока не вернулся. Да и неизвестно, вернется ли… Разрешите идти, мой… Берендей? Я должен обойти посты.

Берендей проследил за командующим долгим взглядом. Потом встряхнулся, точно ото сна:

– Что же… Время еще есть. Заняться все равно нечем, кроме переживаний. Давайте лучше с товарища вашего покажем лекарю, - кивнул он в сторону коврика, на котором лежал пристегнутый друид. - Как я уже говорил, мой личный целитель Арсений позавчера прибыл в резиденцию. Я не сомневаюсь в том, что он сможет поставить точный диагноз.

Мы заторопились в лазарет. Монарх, приветственно кивнув целителю, выскочившему навстречу, немедленно удалился. Наверняка, совещаться с Градомиром.

Мы остались одни.

Лекарь Арсений, этакий доктор Айболит, деловито пожал металлисту руку, сказал мне, что рад лицезреть "настолько прелестную даму" - познакомился, в общем. Мы по-быстрому ввели его в курс дела. По мере рассказа доброе лицо целителя становилось все более озабоченным.

– Понятно, - сказал Арсений по окончании рассказа. - Ну что же… Гляну я сейчас вашего друга. А вы отвара целебного, силы восстанавливающего испейте. Что?! Спорить надумали? А то я не вижу, что вы сами истощились… То-то же…

Так мы с металлистом оказались на кушетке, пьющими горький, и, судя по всему, невероятно полезный напиток. Лекарь же, не теряя больше времени, приступил к осмотру. Попросту отключился от реальности минут на пятнадцать. Сидел, подобно истукану, вперив взор в пространство. Когда он вернулся обратно, выражение лица его было весьма далеким от радостного.

– К сожалению, ничем не могу помочь, - развел лучший царский целитель руками. - Да и не припомню сейчас того, кому этот случай будет по силам. - Вы, конечно, у волхва Егора счастья попытайте, когда он освободится. Но почему-то мне кажется, что он тоже должен отказаться.

У меня упало сердце.

– Но вы хотя бы представляете, что с ним случилось? - жалобно спросила я.

Лекарь ответил не сразу. Зачем-то вымыл руки (хоть и не прикасался к нашему другу), присел на кушетку. Налил целебного отвара. Я невольно уставилась на поверхность травяного чая - она дрожала мелкой дрожью.

Лекарь сделал большой глоток. Поставил чашку на столик.

– К сожалению, я представляю, - невесело покачал он головой. - Удивительно не то, что ваш друг без сознания. Удивительно другое. То, что он до сих пор жив. С такими повреждениями как у него, уже не выживают. Она должна была его выпить.

Вот тут-то я и начала самоедством заниматься - ведь могла же активнее врага уничтожать, а не любопытствовать почем зря. Интересно мне, было, видишь ли, как суккубы работают! А ведь могла бы и отвлечь гадину. Обстрелять фаерболами. Глядишь, и уцелел бы товарищ-то. Металлист потом сказал, что ему было жалко на меня смотреть - так я вся сникла.

– Кончай ты это дело, - веско сказал он. - Не твоя это вина, что с Антоном такая история приключилась. Давай лучше подумаем, как ему помочь можно.

В этот момент я и подумала про Хозяйку, сказала про нее целителю. Тот оживился, молвил, что не знает, поможет ли Владычица, но обратиться к ней стоит. Мол, по всей Сибири о ней, волшебнице уральской, слава катится. Напоследок добавил, что, хоть состояние друида и устойчивое, но с лечением все же стоит поспешить:

– Никто не знает, сколько оно продлится. Может, неделю. А, может, и три дня. Вы идите, ребята, а еще разок друга вашего осмотрю. Может, пойму, почему он все еще жив. Но…

Мы остановились в дверях.

– Если оборона крепости падает, я сам… - царский лекарь замялся.

Я опешила - перед нами стоял совсем другой человек. Без малейшего намека на айболитовость.

– Отправите нашего друга на тот свет? - тихо спросил металлист.

Лекарь кивнул. Илья стиснул кулаки.

И только сейчас я поняла, что дела наши - дрянь. Если уж врач нам такое сказал…

В молчании мы вышли из лазарета. Осмотрелись. И без того мрачное настроение испортилось еще больше - защитницы крепости уже не варили смолу. Жалко сгрудились вокруг Градомира.

– То, что на стороне неприятеля четыре волхва, еще ни о чем не говорит, - спокойно говорил тот. - Возможно, мы еще сможем отбиться.

Я снова выпала из реальности. Командующий не верил в свои слова.

Металлист потянул меня за рукав. Я встряхнулась, пошла за ним. Илья шел по направлению к Берендею.

– Что еще случилось? - спросил компаньон.

– В моем личном гарнизоне обнаружен предатель.

– Он еще жив?

Берендей покачал головой.

– Отравился. Но пред тем посеял панику среди защитников крепости.

– Чем мы можем быть вам полезны?

– Ничем, ребята, - четко ответил подошедший Градомир. - Нам остается только ждать. И уповать на милосердие высших сил.

Металлист крякнул с досады. Открыл рот. Закрыл. Снова открыл:

– Но почему войско не спешит к вам на выручку? - все же решился задать он вопрос.

– Маршал не знает, где находится монарх.

Мы дружно повернулись в направлении Берендея. Тот выглядел донельзя смущенным.

– Я только год, как правитель, - покраснел он. - Я очень устаю. Иногда мне хочется отдохнуть от дел. Никто не знал, что меня не было в столице. Никто, кроме Арсения и солдат из личного гарнизона.

Вояка опустил голову. Сейчас он не выглядел жестким. Просто человеком. Сознающим, что случилось непредвиденное. Укоряющим себя, и понимающим, что, по большому счету, винить себя не за что. Просто такова была судьба.

– Я не знал, что среди нас есть предатель, - потупил голову Градомир.

В этот момент раздался резкий сигнал горна. Воздух ощутимо сгустился - то неведомый нам волхв Егор приступил к обороне крепости. Защитники кинулись по направлению к стенам. Мы побежали следом на ними. Войска неприятеля были уже близко. Но они не стремились бросаться на стены. Ждали сигнала.

И он прозвучал. Пушки, чернеющие дулами в первых рядах супостата, изрыгнули ядра. И они не достигли цели, срикошетили обратно. Но и до войска не долетели - у неприятеля было полным-полно магов.

Снова прозвучал горн. Снова полетели ядра.

– Зачем они это делают? - опешила я. - Зачем повторяют маневр, который уже не сработал?

– Силы Егора надолго не хватит, - покачал головой Градомир. - Он сейчас один борется с четырьмя волхвами. А нашим магам нелегко отбивать такую атаку. То, что до нас не долетают ядра - лишь вопрос времени. Это удивительно, что у нас до сих пор еще есть защита. Будем прощаться, друзья?

Берендей повернулся в сторону вояки. На секунду опустил глаза долу. Поднял. В них не было слепой покорности судьбе. Просто готовность. Умереть.

– Я не смогу воспользоваться Силой, и даровать тебе легкую смерть, Берендей, - грустно сказал запечатанный некромант. - Но…

– Не надо, - жестом остановил вояку монарх. - Я лучше погибну в бою.

– Это может оказаться мучительным, Берендей.

Они не замечали нас с металлистом. Смотрели друг на друга. Монарх отрицательно покачал головой.

– Твоя воля, друг, - тихо молвил Градомир. - И пусть это будет достойный конец нашего пути.

Конец?

Я переводила взгляд с одного на другого. Моя молодость мешала мне понять ситуацию. Да, я сражалась. Да, я видела, как гибнут люди. Я видела, как только что сибирский монарх приготовился к смерти. Видела я и готовность Градомира…

Но…

…Но в тот день судьба оказалась милостивой к нам. Не прозвучал очередной залп, как открылся огромный портал, и из него потянулись нескончаемым потоком воины. За первым порталом последовал второй, третий, четвертый - куда меньше по размеру. Из них выныривали маги - боевые, целители, волхвы. Выныривали, и немедленно принимались за дело. Ядра, в очередной вылетевшие из стволов, отразились от загудевшего защитного полога крепости, и поразили ряды неприятеля.

Монарх перевел дух.

– Поживем еще. Как ты думаешь, Градомир?

– Поживем. Но того, кто это все затеял, вы не спасете, ваше милосердное величество. Вы меня поняли? Я это беру на себя.

Повернулся. Ушел, чеканя шаг.

Монарх усмехнулся.

– Пойдемте, друзья, - сказал он нам. - В ознаменование начала конца заварушки мне хочется вас наградить. Все-таки, это вам я обязан спасением своей жизни. Точнее, и вам тоже. Там, в лесу, забыли?

– Забыли, - перевела я дух. Вера в жизнь возвращалась ко мне.

– Да-да, - весело сказал Берендей. - Мне очень хочется поблагодарить вас, как полагается.

А полагалось нам по украшенному брильянтами кресту "За преданность короне", и один земельный надел с еще не построенным замком. На всех троих. У меня от изумления глаза на лоб полезли, но монарх резонно заметил, что в жизни всякое может случиться, а свой дом еще не мешал никому. Надо признать, в его словах была доля истины…

Мы пообещали заходить в гости, если нам случится еще бывать в этих краях, сердечно попрощались, обнялись, похлопали друг друга по спине. Расстались.

Более нас ничего не задерживало, и вскоре мы уже сидели на ковре. Один их волхвов наложил на нас хитрую защиту - полету она не мешала, но неприятель нас заметить не мог, даже если бы очень старался. Невидимые, мы взмыли в небо. В крепости вовсю кипела работа - готовились катапульты, приставлялись лестницы к стенам, наставлялись защитники.

В проигрыш не верилось абсолютно.

* * *

Четвертым и последним адресатом оказался смотритель ходов на нашу Землю. Оказывается, в этом районе их, постоянно действующих порталов, было не меньше десятка. Присматривал за всем этим хозяйством неимоверно шустрый волхв-азиат, внешне чем-то похожий на паука. По крайней мере, при беглом взгляде на него создавалось такое впечатление, что перед тобой некто, обладающий количеством конечностей, превосходящим привычное число "четыре".

Рабочее место смотрителя ходов представляло собой комнату, в которой висели в воздухе несколько десятков обычных фарфоровых блюдец разной величины. Наливные яблочки по ним не катались, но на этом отличие от сказки и заканчивалось. Судя по всему, блюдца представляли собой камеры наблюдения за входами и выходами из порталов.

Поскольку с передачей последнего сообщения наше задание формально было выполнено, я "позвонила Глебу Макарычу по "телефону":

– А, Лиса, давненько не слышал, - послышался густой бас волхва Макарыча. - Как дела? Все ли пульки отдали? Как ребята?

– Пульки-то отдали все… А ребята… - я замялась, не зная, как в двух словах передать то, что случилось.

– Что еще такое с вами приключилось? - обеспокоился волхв. - Все живы?

– Живы все, - оттер меня в сторону металлист. - Но с Антоном случилась беда, на него напала суккуб, и сейчас он в коме.

– Немедленно летите назад!

– А мы и так летим, только к Хозяйке Катерине заглянем, - встряла я. - Нам целитель Берендея посоветовал.

– Какого Берендея? - несмотря на отчетливо слышимое в голосе огорчение, удивился волхв. - Никак, царя сибирского?

Волхв-паук оторвался от созерцания блюдец. С удивлением воззрился на нас. Пошевелил конечностями. С сожалением повернулся обратно.

– Ну да, его, самого! Царский лекарь сказал, что сам не справится, а когда мы сказали про Хозяйку Катерину, он воспрял духом…

– Да, пожалуй. Везите Антона к Катерине, - с явным облегчением прервал мои сбивчивые объяснения Глеб Макарович. - Жаль, что Мэргэн занят, и не сможет настроить вам телепорт во владения Хозяйки. Так ведь, Мэргэн?

Волхв-паук отрицательно покачал головой.

– Не смогу, Макарыч. И не проси. Слышал, беда у нас приключилась?

– Да слышал я, слышал! - Недовольно ответствовал дед. - Лететь вам придется, отроки. И вот что еще. Пока вы в воздухе будете, я с Иванычем посоветуюсь, он вашего друида лучше знает…

– Ой!

– Что еще такое? - сурово спросил волхв. - Что ты натворила?

– Да ничего она не натворила, - снова перебил меня металлист. - Наоборот, спасла всех. Просто ее совесть грызет, потому что она думает, что смогла бы спасти друида, кабы не ее чисто женское любопытство.

– А, ну тогда пусть мучает, - ответил с облегчением в голосе волхв Макарыч. - Это полезно. Если у вас все, разрешите откланяться. И, вот еще что: привет там Хозяйке Катерине передавайте.

Конец связи. Я соединила составляющие чехла. Может, и впрямь, я зря себя терзаю?

В Новосибирске мы задерживаться более не стали, памятуя о том, что времени у нас не очень много. Да и дотошный металлист отнюдь не возражал против немедленного старта - наверняка, опасался, что в городе может вспыхнуть гражданская война. Но пока все было тихо - основные военные силы, сосредоточенные в стольном граде, уже перебрались в крепость, оставшиеся тихо патрулировали основные тракты. По улицам шаталась лишь революционно настроенная молодежь, но вела себя вполне пристойно. В том смысле, что не учиняла погромов. Люди постарше выжидали. А старики и вовсе чесали языками на лавочках. Как обычно.

Солнце еще не успело подняться в зенит, когда мы взяли курс на Запад. И, хотя на душе у меня и скребли кошки, по мере удаления от Новосибирска настроение становилось все лучше и лучше. А потом и вовсе пришла уверенность в том, что все будет хорошо.

* * *

Хорошо-то хорошо, а вот когда мы подлетали к границе царства Берендеева с владениями Катерины, увидели полчища. Слава богам, сметные. Знамена были самые что ни на есть сибирские - успели мы на этого когтистого тигра насмотреться в осажденной крепости.

– Смотри, - толкнул меня в бок металлист.

Я и так смотрела - мало что с коврика не вались. На то, как ряд за рядом извергались солдаты и повозки из телепорта: скрипели колеса, подминая белые головки одуванчиков. Хлестали лошадиные хвосты, отгоняя назойливых мух и слепней. Тащили телеги, груженые хладным оружием. Пока еще хладным. Но сожмет боец древко копья, пойдет колоть им направо-налево, и прогреется оно до температуры человеческого тела, и станет очень скользким древко его. Скользким от крови.

Передвигая ноги, перешучивались солдаты. Начнется битва, и покатятся по земле головушки, устелют травку оторванные руки-ноги, а сама она окрасится в алый цвет.

В огромной повозке ехали маги. Я насчитала пять кудесников разного магического уровня - от ремесленника по амулетам до волхва. С Терентием, конечно, ему было не сравниться по мощи, но, судя по ауре, все приграничное поле он мог держать под своим контролем.

– Это что за нафиг? - подобрал челюсть металлист. - Кого еще черти принесли?

– Может, это провокация? - почесала я маковку. - Мол, Берендей напал?

– А смысл?

– Глубокий, как всегда.

– Ладно, будем надеяться, что нас все же примут.

Конечно, нас приняли. Слизнули прямо с неба, как хамелеон языком, мы и чирикнуть не успели. Доставили в целости и сохранности пред зеленые Хозяйкины очи.

Знатное все же ПВО у Владычицы Уральской!

– Ждали вас, герои, ждали, - молвила Катерина. - Ну же, слезайте с коврика, почто ведете себя, как будто мы не знакомы?

Ох, наверное, и глупо же мы со стороны выглядели. Лично я только после слов Хозяйки челюсть подобрала. Подозреваю, что у металлиста вид был не намного умнее моего.

Соскочив с летуна, я поздоровалась вежливо, металлист коротко поклонился.

– Что же, формальности окончены, - усмехнулась Катерина. - Как ваш товарищ? Впрочем, я и сама вижу, как… Не горюй, Лиса. Все будет хорошо. Сейчас здесь появятся… Кстати они уже тут.

Я обернулась на звук открываемой двери. В зал ворвалась белая, как мел, Жозефина, за ней поспешал старший друид с посохом в обнимку. Господи, как же я давно их не видела! Почитай, уже целую вечность. Заповедные наши друзья синхронно поклонились Хозяйке, потом ведьмочка распрямилась, и бросилась к ковру (летун сам двинулся навстречу), с которого ящерки так и не успели отвязать друида. И ну реветь белугой, был бы Антон покойником, с того света бы прослезился!

Илья без лишних слов направился в сторону ежки.

– А без нее никак нельзя было? - потихоньку спросила я у деда Макса, глядя на то, как металлист успокаивает сестрицу.

– Можно, наверное, - пожал плечами старый друид. Посох воспользовался моментом, вывернулся из охапки деда, обвился вокруг мантии. - Но мне Иваныч приказал ее известить, успокоить, и привести.

– А сам-то он где?

– Сказал, что дела не пускают, - вздохнул дед, отцепляя от себя посох. - А жаль, справился бы со всем этим, - он выразительно кивнул на Жозефину, - куда лучше меня, пенька старого.

– Ну, не такой уж вы и старый, - попыталась отвлечь я наставника от грустных дум. - Пару столетий еще проскрипите, как минимум.

Реакция старшего друида вышла не совсем такой, как я ожидала: я думала, что друид возмутится насчет "пня", но тот лишь обнял меня цепкими руками так, что косточки затрещали.

– Возвращайся! - сказал. - А то мы уж там совсем без вас одичали!

– Что такое? - насторожилась я.

– Да, охранники эти железные по всей территории расхаживают, как у себя дома.

– Те, что появились еще зимой?

– Такие же. Новые. Много. Новосибирская контора нам их поставила, - грустно кивнул друид. - Якобы для того, чтобы защищать Заповедник. Все только и твердят, что о нападении! Эмпаты совсем распоясались, драки устраивают по десять раз на дню, даже ночью сирена воет! И, как назло, никого рядом для поддержания духа старческого, кроме ведьмы беременной! Ну что ты ржешь, дрянная девчонка?

Ответить мне не дал открывшийся прямо в зале портал. Катерина было нахмурилась, померк свет маленько… Но, когда из телепорта вышло начальство собственной персоной, просияла аки ясно солнышко. Зал так и вспыхнул весь радужными огоньками.

– Не смог удержаться, - смущенно молвил волхв. Шагнул к Хозяйке, порывисто обнял.

Мы деликатно отвернулись, принялись камешки на стенке изучать. Даже пари успели со старым друидом заключить на то, какой цвет чаще всего следует за золотистым. Наставник утверждал, что зеленый, а я - голубой. Правда, до серьезного спора дело не так и не дошло. За спиной кто-то деликатно кашлянул, мы медленно обернулись.

Надо сказать, Катерину такой прекрасной я еще не видела. Ее глаза сияли, как две звезды - в первый раз увидела, чтобы набившее оскомину сравнение казалось верным на все сто процентов. Я даже рот раскрыла от изумления.

– Лиса, закрой рот, это невежливо, - обратилось ко мне начальство воспитательным тоном.

– И я вас рада видеть, Борис Иванович, - не потерялась я. - Как жизнь столетняя?

– Нет, ну до чего же наглая молодежь пошла, - с довольным видом ответило начальство. - Ну, тебя я о здоровье спрашивать не буду, и так все ясно. Как дела, Илья? - повернулся Борис Иванович к металлисту.

– Да, вроде как, хорошо, - как всегда, веско отозвался мой спутник. - Только вот Антона не уберегли.

– Наслышан я. И про то, что приключилось с Антоном, и про ваши душевные терзания, - строго посмотрел на меня волхв. - Наслышан! Ну как ты, осознала?

– Осознала, - пробурчала я.

Только сейчас, если честно, до этого момента подспудно терзалась совестью по поводу рева Жозефины. Но такое уж было свойство у моего начальства - прояснять всю тьму вещей.

– И как? - заинтересовался Борис Иванович.

– Shit happens.

– Гляди-ка ты, - с уважением произнес волхв. - И впрямь осознала!

– Но… Как же это тоскливо, туда наступать…

– Ничего не поделаешь, Лиса, - с грустью согласился со мной Борис Иванович. - Это жизнь.

* * *

А вылечить друида оказалось проще простого. Оказывается, нужна была живая и мертвая вода. Я, узнав, про такое дело, было подумала о Глебе Макарыче что-то совсем уж неподобающее - ведь старому, простите, пню, было известно, что нашатырь этот клятый у нас есть! И можно было Жозефину сюда не тащить. Ей же волноваться вредно! Но потом проницательное начальство пояснило мне, неразумной, седую, как мир, истину:

– Важен, Лиса, лекарь, а не только препарат медицинский. А то подняла бы ты нам недоделка беззащитного, по уши втрескавшегося в собственное отражение!

– Спасибо за лестную характеристику, - нарочито-вежливо сказала я. - Но мне почему то казалось, что мы с Антоном не очень похожи друг на друга.

– Ну, так он и не твоего пола, - резонно заметил Борис Иванович. - И вообще, не спорь со старшими, а то осерчаю!

– Объяснил бы, Иваныч, по-человечески, - вступился за меня дед Макс, - а то и мне смысл неясен.

Волхв глянул на нас со старым друидом, как на детей каких неразумных. Потом все же снизошел до ответа. Сказал, что кропить мертвой водой в данном случае нужно Хозяйке на пару с дедом Максом - только так можно восстановить те повреждения, что нанесла Антону суккуб. Ни у кого другого ни знаний, ни природы деревянной (тут он выразительно посмотрел на старого друида) не хватит.

Мог бы и не смотреть, друид был из нашего мира, а не из языческого - откуда ему в местных тонкостях разбираться!

– А вот живой водой кропить должна именно Жозефина, - продолжало читать начальство лекцию нудным голосом. - Этот момент понятен, али пояснить?

– Понятен, понятен, - мягко прервала волхва Хозяйка. - Начинаем уже.

Катерина с друидом сбрызнули мертвой водой, Жозефина - живой. Друид вздрогнул, открыл глаза… И с таким обожанием уставился на ведьму, что какой-нибудь Ромео по сравнению с ним пнем бесчувственным показался! И столько там всего в этом взгляде было… И обещания достать с неба Луну во что бы то ни стало, и робкого желания немедленно уединиться, и… еще много чего. Вам завидно? А мне вот тошно стало - я представила себе, что Антон на меня так упулился. Какое все-таки счастье, что я послушалась старших, и не стала сама его оживлять!

– Пойдем, что ли, Лиса, по лесу тутошнему прогуляемся, - вывел меня из мира не самых приятных грез старший друид. - Никогда не был, хоть и давно наслышан.

Мы уже было дошли до выхода из зала, когда к нам присоединился Илья:

– Погодите, и я с вами! А то находиться рядом со… счастливыми влюбленными, - он показал на друида с ведьмой, потом на начальство с Катериной, - мне кажется каким-то несообразным…

Друид, было поморщился от предложения металлиста составить ему, деревянному, компанию, но передумал. Сделал приглашающий жест рукой.

* * *

Лес буквально кишел ящерицами - аж трава шевелилась. Правда, наступать на себя они не давали, расступались. И, как только мы проходили, смыкались обратно. Так и ходили мы по лесу каменному. Друид Макс - с восхищением и изумлением, я - исполненная радости от встречи с друзьями, металлист, как всегда, в задумчивости.

И забрели мы непонятно куда. Ящерки пропали, низина какая-то пошла непонятная, и туман по колено. Деревья каменные тоже куда-то запропастились.

– Друзья, а вам не кажется, что мы заблудились? - первым спохватился Илья. - По-моему, ландшафт кардинальным образом сменился.

– И то верно, - отозвался друид. - Цепок глазок у нашего металлиста. Поворачиваем, что ли?

– А куда, кто-нибудь помнит?

– Эх, что бы вы без меня делали, - напустил на себя важности Илюха. Слава богам, наигранной. - Кто же без навигации в леса суется?

С этими словами он извлек свиток. Тот показывал что-то и вовсе непонятное. Ни тебе царства Берендеева, ни Руси. Зато Заповедник обозначен, хоть и далеко до него. Валаам какой-то усохший. И еще пяток таких же странных мест. Урал тоже видоизменился до неузнаваемости - только это место, да еще, наверное, самое сердце Хозяйкиных владений.

– Что за леший? - оторопел наш технически-подкованный спутник. - Куда, интересно, все остальное подевалось?

А мне внезапно вот что стало интересно:

– Значит, что-то все же в Заповеднике нашем есть необычное. Только вот что?

– Конечно, он по-своему необычен, - задумчиво молвил старший друид. - Но я, если честно, ни в курсе… Знал бы прикуп, супостата бы вычислил… Но давайте вернемся к нашим баранам, - озираясь по сторонам, сказал он. - Что там с картой, не поменялась ли?

Металлист отрицательно покачал головой.

– А масштаб ты увеличить можешь? - спросила я компаньона.

– Да не вопрос, - отозвался тот, и Урал оброс новыми подробностями.

Именно новыми, их не было в прежнем варианте. Да и вся карта пошла какими-то непонятными точками.

"В самое сердце леса забрели, сволочи!" - мелькнул у меня в голове голос первого встреченного нами лешего, подарившего желудь-талисман.

Судя по всему, карта обозначала места средоточения магии.

– Куда же это мы забрели? - спросил у своего посоха друид. - И как нам обратно попасть к Хозяйке?

– Вот я сейчас вам такую Хозяйку покажу, браконьеры техногенные, - послышался из-за спины старческий голос. - Навеки запомните, как быть гостями незваными!

Я торопливо обернулась. Прямо из тумана торчала верхняя половина ветхой старушенции. Ветхой-то ветхой, а руки у нее были будь здоров какие бойкие да загребущие! Ишь, протянула вперед на глазах удлиняющиеся конечности, а сама аж от злости трясется. Только глаза необычно молодые да синие сверкали негодованием на иссохшем лице.

– Чихай на нее, - вспомнила я рецепт из книжки Бажова. - Это же Синюшка!

– Да мне как-то не хочется, - оторопел слегка металлист. - Может, взлетим лучше?

Ага! Размечтался! Ни одного захудалого ветерочка, штиль полный, да и ноги разом потяжелели, будто кто свинцом их накачал. А руки старческие, как в третьесортном фильме ужасов, к горлу тянутся. Моему, как будто я тут самая рыжая!

Но, слава богам, не дотянулись. Обвели меня, а потом и спутников моих по контуру, и, дрогнув, начали сокращаться в размерах. Я перевела дух. Мои спутники - тоже.

– Ты почто, добрая бабушка, на путников нападаешь? - сердито осведомился старший друид. - Что же мы такого злого тебе сделали?

– А вы почто у моего колодца ходите? - отозвалась старушенция. - Что тут позабыли?

– Да заблудились мы, бабушка, - миролюбиво произнес друид. - В гостях у Хозяйки были, гулять по лесу каменному отправились, и заплутали. Вы уж не серчайте, что ли.

– А карта вам на что? - въедливо отозвалась бабка. - Ну, что теперь скажешь?

– Вот что бабушка, - потеряла я всякое терпение. - Хотите общаться, так и скажите. И вообще, раньше вы такой не были, - надулась я.

– А какая я была? - хитро посмотрела на меня бабулька. - Где ты меня видела?

– Она про вас читала, - не дал мне увлечься очередным пересказом любимого Бажова металлист. - Вы - Синюшка, к колодцу приставлены, богатства земные бережете, иногда красной девкой оборачиваетесь. И, вот еще что… чиха человечьего боитесь.

– А вот и не боюсь, - надулась старушка. - Тоже мне, повыдумывали про меня всякую чушь, и теперь все, кому не лень, на меня накашлять норовят, бациллами своими поделиться. А я их за то в колодце топлю.

Добра бабулька, ничего не скажешь.

– Так-таки и за то? - прищурился друид Макс.

– Не только, - уже куда спокойнее ответила старушка. - Но вы тут не со зла, как я вижу. Да и бацилл у вас немного.

– А ежели по злому умыслу пришли? - не удержалась я от вопроса.

– В колодец бы канули, и все тут, - пожала плечами старушенция. - Вы, кстати, немного до него не дошли-то.

Повела рукой, и туман сгинул. Метрах в пяти перед нами зиял круглый провал. Шагни мы в него - живыми бы не выбрались…

Мы попятились, отошли на пригорок. Остановились. И вот какая мысль пришла мне в голову:

"А если сюда сотня охотников за чужим богатством, да единовременно, припрется, как она обороняться будет? По одному душить станет?"

– Что, поглядеть охота? - прищурилась на меня бабка.

– Да нет, что вы бабушка, это мне вечно мысли глупые в голову лезут, - аж попятилась я от подобной проницательности.

– Ты смотри