КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604313 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239555
Пользователей - 109490

Впечатления

pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Линейные корабли Германии. Часть I. «Нассау» «Вестфален» «Рейнланд» «Позен» [Валерий Мужеников] (fb2) читать онлайн

- Линейные корабли Германии. Часть I. «Нассау» «Вестфален» «Рейнланд» «Позен» (а.с. Боевые корабли мира ) 5.6 Мб, 138с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Валерий Борисович Мужеников

Настройки текста:



Валерий Борисович Мужеников Линейные корабли Германии. Часть I. «Нассау» «Вестфален» «Рейнланд» «Позен»

Боевые корабли мира

Историко-культурный центр АНО «ИСТФЛОТ» Самара 2005 г.

С-Пб.: Издатель p.p. Муниров, 2005. – 92 с: илл.

ISBN 5-98830-005-7

Обложка:

на 1-й и 3-й стр. линейный корабль "Рейнланд":

на 2-й стр. "Нассау";

на 4-й стр. "Рейнланд" (вверху) и "Вестфален" во время шторма

Текст: на 1-стр. Германский флот в походе (с рисунка того времени)

Тех. редактор Ю.В. Родионов

Лит. редактор ЕВ. Субботина

Корректор Б.П. Кудрявцева


В книге освещена история проектирования, строительства и боевой службы германских дредноутов – линейных кораблей типа "Нассау". Подробно дано описание устройства этих кораблей.

Описаны морские операции и сражения первой мировой войны и, в первую очередь, Ютландского боя, в котором участвовали эти корабли. Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Издатель выражает благодарность В.В. Арбузову и Б.В. Лемачко за предоставленные фотографии

Предисловие


В 1890-х годах во всех флотах мира при проектировании новых кораблей стали придавать особое значение наличию на броненосцах средней артиллерии. "Град попаданий" от большого количества скорострельных орудий среднего калибра, по мнению многих морских специалистов, должен был оказать решающее воздействие на противника. Но уже вскоре выяснилось, что общепринятый калибр средней артиллерии 152 мм оказался недостаточным как из- за сравнительно небольшой эффективности воздействия на цель, так и в связи с ожидавшимся увеличением дистанции боя. Поэтому на кораблях появился еще один калибр орудий, получивший наименование "промежуточный", и применяемый либо совместно, либо взамен артиллерии противоминного калибра, а также как совместно с главным, так и с противоминным. Первым кораблем, на котором получила реализацию такая концепция вооружения, стал итальянский броненосец "Регина Маргарита" (1901 г.. 13400 т, 4 305-мм, 4 203-мм, 12 152-мм. 20 76-мм. 2 47-мм, 20,2-20.5 уз.).

В Германии этому примеру не последовали. Хотя на додредноутах типа "Брауншвейг" калибр средней артиллерии увеличили со 150 до 170 мм. но одновременно увеличили и калибр главной артиллерии с 240 мм до 280 мм, сохранив тем самым соотношение калибров главной и средней артиллерии. Таким образом, преимущество в артиллерии среднего калибра, явно выраженное на додредноутах типа "Кайзер Фридрих III" и "Виттельсбах", снова уменьшилось, и изменившееся соотношение между артиллерией главного и среднего калибра вновь восстановилось на додредноутах типа "Брауншвейг". Напротив, все остальные морские державы приняли на вооружение принцип "промежуточной" артиллерии, калибр которой в разных флотах составлял 194. 203, 234 и 254 мм, а количество орудий колебалось от четырёх до двенадцати. Орудия устанавливались в одно или двухорудийных башнях и, частично, в казематах и располагались, в основном, в средней части корабля.

Прошло несколько лет, и эта концепция оказалась несостоятельной. Выяснилось, что промежуточный калибр является не усилением средней артиллерии, а частью артиллерии главного калибра, причем, далеко не равноценной её частью, так как при одновременной стрельбе двумя калибрами появлялись большие трудности в управлении стрельбой, особенно в процессе пристрелки и при стрельбе на больших дистанциях. Метод пристрелки недавнего прошлого посредством наведения орудий через прорезь прицела уступил место постоянно совершенствующейся системе централизованного управления артиллерийским огнем. Это, в свою очередь, неизбежно привело к появлению новой концепции артиллерийского вооружения кораблей, известной как "all big gun one calibre battleship". В 1900 г. эти соображения смог привести Первый морской лорд британского Адмиралтейства адмирал Фишер, а чуть позже подобные выводы были сделаны и в американском флоте.

В 1903 г. известный итальянский кораблестроитель Куниберти, в порядке обсуждения, предложил проект, основные идеи которого выразил в статье "Идеальный броненосец для английского флота", указывая в ней на тактическую ценность быстроходного тяжеловооружённого корабля, хотя главные боевые и технические характеристики подобного корабля – двенадцать 305-мм орудий (восемь в четырёх двухорудийных башнях в оконечностях и по бортам и четыре в бортовых башнях), броня до 305 мм на ограниченной площади по ватерлинии, скорость 24 уз. – вряд ли могли быть воплощены в указанном водоизмещении 17000 т, разве что пришлось бы пойти на сильное ограничение бронирования по площади.

Таким образом, можно только относительно считать, что дальнейшее развитие линейных кораблей, и, как следствие этого, постройка линкора "Дредноут", были вызваны опытом русско-японской войны. Война лишь подтвердила правильность направления уже существовавших концепций у некоторых морских держав.

Согласно Кеппен [3]: "С постройкой "Дредноута" (спущен на воду в 1906 г.) Англия перешла к типу линейного корабля, с которого начинается эпоха больших линейных кораблей этого типа. Скорость хода и водоизмещение, а также калибр тяжёлой артиллерии, возраставшие до сих пор постепенно, теперь сделали большой скачок вверх. Германия принуждена была последовать за постройкой таких кораблей и вышла за пределы, допускаемые размерами шлюзов Кайзер-Вильгельм канала. Но в то время как на английских кораблях нового типа отсутствовала артиллерия среднего калибра, на германских кораблях она была сохранена (12 150-мм орудий) и установлена за казематной бронёй".

Появление английского линкора "Дредноут" (1906 г.) ознаменовало возникновение линейных кораблей нового поколения. Его постройка произвела сенсацию в кораблестроительных кругах, привлекла всеобщее внимание и оказала влияние на планирование кораблестроительных программ основных морских держав. Этот корабль заставил пересмотреть все проекты строящихся и планируемых к постройке кораблей. В течение года в мире не было заложено ни одного линкора. С 1907 г. гонка морских вооружении началась с новой точки отсчёта.

Грандиозными оказались не его размеры, которые превосходили находящиеся в постройке корабли в Англии и в других странах самое большее на 2000 тонн, что составляло только 10%, исходя из водоизмещения 18000 тонн для кораблей, строящихся в то время в нескольких странах. Увеличение водоизмещения корабля на 2000 т не являлось неожиданностью – прогресс в кораблестроении неизбежно привел бы к этому. Более важным был переход к единому калибру главной артиллерии и отказ от "промежуточного" калибра. "Дредноут" обладал громадным преимуществом своей главной артиллерии, состоящей из десяти 305-мм орудий.

Однако следует отмстить, что с позиции объективной истории военной техники приоритет этой концепции принадлежит другому кораблю – американскому линкору "Мичиган", проект которого был разработан ещё в 1904 г. То, что целую эпоху военного кораблестроения назвали именем английского корабля, исходило из сильного влияния, которое оказывала первая морская держава мира – "владычица морей", и более раннего ввода в строй линкора "Дредноут".

Постройка этого корабля, проведенная в рекордно короткие сроки [в целом проект закончили к апрелю 1905 г., официальная закладка 2 октября 1905 г. (фактически в мае 1905 г., когда первые листы металла действительно легли на стапель), спуск на воду 10 февраля 1906 г., готовность к ходовым испытаниям 3 октября 1906 г.], оказалась возможной благодаря многочисленным организационным мероприятиям, принятие и проведение которых велось самым решительным образом. Это: внедрение усиленных темпов работ благодаря сосредоточению на постройке корабля большого числа рабочих (3000 человек из 6000 занятых на верфи), заблаговременное размещение заказов на материалы, оборудование и устройства, унификация многих конструктивных элементов, изготовление многих элементов корабля ещё до его закладки на стапеле, а также использование предназначенных для других строящихся кораблей 305-мм орудий.

Благодаря содержанию в глубокой тайне основных конструктивных элементов корабля должен был усилиться момент неожиданности и превосходства англичан. Строительство корабля велось в обстановке строгой секретности, но все-таки некоторые сведения просочились в печать и стали доступны общественности. Попутно иностранным морским державам продемонстрировали превосходные производственные возможности британских верфей.

Для Великобритании постройка "Дредноута" имела не только положительные, но и отрицательные стороны. Все значимые морские державы Германия, Япония, Франция, Италия и, как уже говорилось, США немедленно приняли и подхватили брошенный им вызов. П оявление подобных кораблей в других странах сразу ставило многочисленные английские броненосцы во второй ряд. Поэтому многие страны, до этого и не мечтавшие о соперничестве с британским флотом, теперь могли позволить себе такую роскошь, так как Англии приходилось как бы вновь, с нуля создавать свою морскую мощь, основанную на большом флоте додредноутов. Но для этого требовалось принять новые обширные и дорогостоящие кораблестроительные программы, и здесь приоритет "Дредноута" давал Британии большие преимущества и фору в виде выигрыша времени.

Появилась возможность осуществить такой громадный скачок в боеспособности кораблей, который для многих стран в ближайшее время был непреодолим (несмотря на то, что уже строились коммерческие суда огромных размеров). Разрыв в величине водоизмещения для большинства морских держав был незначительный, создание вооружения и броневой защиты было скорее количественной, чем качественной стороной проблемы. Большее значение имела громадная стоимость подобных работ, поэтому существовала возможность того, что некоторые морские державы не примут участия в "дредноутской гонке". Но они должны были это сделать, если не желали допускать падения своего престижа.

Для Германии финансовые вопросы всегда имели громадное значение. Деньги тратились очень экономно, и в отношении военно-морского флота особенно наглядно это демонстрировали в периоды, когда требовалось строить корабли с большими размерами. И в данном случае это подтвердилось, так как увеличение водоизмещения корабля было значительным. В сравнении с предшествующими линкорами типа "Дёйчланд" прирост водоизмещения "Нассау" составил 43% (5682 т). До "Нассау" в Германии сдерживались размеры строящихся кораблей, что диктовалось как экономическими, так и внешнеполитическими причинами. Большое значение имели ограниченные размеры существующих доков, которые не могли строить и обслуживать, и шлюзов Кайзер-Вильгельм канала, которые не могли пропускать корабли большого водоизмещения. Также было очень велико увеличение стоимости кораблей – один линкор-додредноуттипа "Дёйчланд"стоил около 23 млн. марок, в то время как каждый дредноут типа "Нассау" обошелся казне примерно в 37 млн. марок.

Но за увеличение инфраструктуры гаваней, на что часто в других странах не обращали должное внимание, в Германии взялись с самого начала постройки линкоров. Для немецкого морского командования, планировавшего значительный прирост флота, становилось ясно, что без кардинальных и дорогостоящих работ по расширению мест строительства и базирования флота не обойтись.

Не менее важно было и то, что. решившись на строительство таких кораблей, страна обрекла себя на громадные расходы, связанные с обеспечением их базирования. – дноуглубительные работы в гаванях, расширение судоходных каналов и шлюзов (в первую очередь Кайзер-Вильгельм канала) и вложение больших средств в развитие судостроительной промышленности. Отказ от этих дополнительных расходов мог поставить Германию в невыгодное стратегическое положение, которое ранее уже имело место – до открытия Кайзер-Вильгельм канала в 1895 г. немецкий флот стратегически делился на эскадры Северного и Балтийского морей.

Поэтому многие работы начались гораздо раньше появления первого дредноута, что позволило растянуть требовавшиеся крупные финансовые вложения (250 млн. марок или 12,5 млн. фунтов стерлингов) на более длительный срок. Поэтому ещё в 1901 г. в Вильгельмсхафене на казенной верфи началось удлинение и расширение эллинга № 2, а также строительство трех сухих доков №№ 4. 5 и 6. Одновременно с этим обновлялось и увеличивалось портовое оборудование, строился новый входной канал № 3 в порт. Большинство этих мероприятий закончили до 1909 г. 15 октября 1909 г. входной канал № 3 Кайзер-Вильгельм канала впервые использовали линкоры "Нассау" и "Вестфален".

Замедление работ на различных строительных объектах возникло из-за тяжёлого грунта. Особенно это сказалось при расширении эллинга № 2, на котором строился "Нассау". Работы на нём окончательно закончили лишь незадолго до спуска корабля на воду. Такая же ситуация сложилась в 1936-1937 гг. при дальнейшем расширении этого же эллинга, когда там уже строился линкор "Тирпиц". Кроме того, финансовые трудности не позволили ранее 1907 г. выделить средства на углубление и расширение участков КайзерВильгельм канала. Все работы там были закончены только к началу войны 1914 г.

Таким образом, судостроительная инфраструктура военно-морского флота Германии, благодаря предусмотрительности и своевременному планированию военно-морского ведомства во главе с Тирпицем, каждый раз росла и совершенствовалась в соответствии с поставленными задачами. Иначе обстояло дело с германскими частными верфями, которые требовали обновления для строительства больших военных кораблей, включая эллинги, которых не хватало даже для строительства крупных торговых судов. К тому же их размеры не позволяли строить дредноуты.

Линейный корабль "Нассау" стал головным в серии германских кораблей. С ним нельзя сравнивать даже столь известные и нашумевшие в истории военного флота "карманные линкоры" типа "Дёйчланд" времен второй мировой войны. И дело здесь не столько относится к военной точке зрения (это были первые в Германии дредноуты) – появление этих кораблей означало, что кайзеровская Германия приняла вызов, брошенный Великобританией постройкой "Дредноута", в вопросе о господстве на море.

Инициатор постройки "Дредноута" Первый морской лорд Великобритании адмирал Сэр Джон Фишер полагал, что в результате роста размеров и водоизмещения линкоров и линейных крейсеров можно будет добиться окончательного превосходства по отношению как к Германской империи, так и к другим морским державам. Тирпиц был вынужден пересмотреть свой первоначальный план строительства флота. Но его надежды истощить Великобританию гонкой морских вооружений не оправдались. Однако момент для перевооружения флота Германия выбрала вполне подходящий, ибо второй "рычаг" Антанты (антигерманской коалиции) Россию в результате поражения в русско-японской войне ещё долгое время нельзя было рассматривать как морского соперника.

Экономическая проблема строительства дредноутов для Германии имела всеобъемлющее значение. Всплыли все уже несколько подзабытые опасения восьмилетней давности. Не окажется ли, что потраченные на инфраструктуру флота средства сделают иллюзорным дальнейшее строительство самого флота? Не отнимет ли флот у армии столь необходимые ей средства? Не окажется ли вообще Германия на пороге войны с более мощными державами? Решение могло быть только в полном обновлении и перераспределении статей бюджета и увеличении смет на строительство флота. Таким образом, вопрос выносился на государственный уровень финансовой политики и не мог быть решен без обсуждения его, помимо морского министерства, политическим руководством, рейхсканцлером, министерством иностранных дел и министерством финансов.

С военно-технической точки зрения вопрос должен был согласовываться руководством флота, главным управлением департамента проектирования во главе с вице-адмиралом Эйкштедом и военно-морскими инспекциями. Причем было заранее известно, что требования флота о повышении мощи орудий и обеспечении защиты, несмотря на все технические ухищрения, нельзя было осуществить на кораблях прежних размеров. Кроме того, благодаря влиянию Тирпица были выделены немалые суммы для проведения опытов по непотопляемости на плавающем отсеке линкора новой конструкции.

В целом, при проектировании кораблей принципиально нового типа, немецким конструкторам пришлось решать различные сложные технические задачи, большинство из которых не отличались от таковых в других морских державах. Однако ряд проблем в немецком флоте решался иначе. В первую очередь вопрос о выборе калибра главной артиллерии и его размещении на корабле.

При обсуждении проекта главный калибр новых кораблей не вызвал споров, хотя артиллерийская инспекция настаивала на больших калибрах (до 305 мм). Морское командование считало важнее установить скорострельные орудия меньшего калибра. Такая же точка зрения господствовала в то время и во Франции. И представители морского командования, и конструкторы остановились на 280-мм калибре. Но вопрос об увеличении калибра до 305-мм также обсуждался. Было ясно, что строительство кораблей нельзя откладывать из-за неготовности 305-мм орудия и башенной установки.

Намерения морского командования подкреплялись очень тщательно проведенными сравнительными артиллерийскими испытаниями, показавшими приблизительную равноценность британского 305-мм орудия и нового германского 280-мм орудия образца 1907 г., предназначенного для линкоров типа "Нассау" (как и линейного крейсера "Фон-дер-Танн") с длиной ствола 45 калибров (вместо 40 калибров на додредноутах типа "Дёйчланд") в сочетании с предложенным Круппом новым бронебойным снарядом. 280-мм снаряд весом 305 кг развивал начальную скорость 820 м/с и при возвышении орудия 20° достигал дальности стрельбы 18,9 км. Позже, с принятием на вооружение нового снаряда, дальность стрельбы увеличилась до 20.4 км. По официальным немецким данным, пробивная способность орудия у дульного среза составляла для стальной плиты 889 мм. Благоприятные результаты испытаний оказались основной причиной, почему артиллерийская инспекция согласилась с доводами флотского командования, и "Нассау" получил орудия именно такого калибра.

Разногласия были и в вопросе размещения главного калибра. Хотя идеальное расположение башен в диаметральной плоскости уже вырисовывалось в некоторых проектах (например, "Саут Каролина" в США), однако против этого имелись такие возражения, как решение установить на "Нассау" довольно громоздкие паровые машины. Более значительным фактором было желание иметь достаточно большой "резерв" орудий. Объяснялось это тем. что немецкое командование, по опыту русско-японской войны, полагало, что кульминационным моментом генерального сражения всё ещё является так называемая "свалка". При этом решающее значение как для отступающей, так и для нападающей стороны будет иметь равномерно распределенный во все стороны огонь тяжелой артиллерии.

Чисто "диаметральное" (по ДП) расположение башен появилось в германском флоте лишь на линкорах типа "Кёниг", когда введение турбин на флоте создало для этого соответствующие условия и технические возможности.

Таким образом, Германия оказалась вполне готова к строительству дредноутов. Принятие этой программы в Рейхстаге не вызвало особых трудностей. Уже при первом чтении (6-13 марта 1906 г.) при обсуждении морского бюджета на 1906/07 финансовый год и Дополнения к закону о флоте 1906 г. предложения о строительстве кораблей одобрили большинством голосов. При втором чтении на Пленуме (26-29 марта) против высказалась только Социалистическая партия (43 депутата из 397). Две другие – Партия свободомыслия и Лига Свободомыслия (в общей сложности 42 депутата) – высказались за принятие программы "ограниченно". 19 мая, при третьем чтении в Пленуме, программа была принята большинством голосов.

Путь для немецкого дредноутостроения был открыт, и уже в самое ближайшее время казенная верфь в Вильгельмсхафене получила заказ на строительство линкора "Эрзац Баерн" – будущего "Нассау".

Проектирование

Согласно Brayer [6]: "Для Германии появление "Дредноута" не явилось неожиданностью, так как заблаговременно стало ясно, что в будущем нужно будет строить более мощные корабли. Только лишь определённые политические соображения помешали своевременной реализации кораблей такого типа". Германия оказалась вполне подготовленной и в отношении разработки проектов кораблей такого типа. В 1904-1906 гг. департамент проектирования морского ведомства проработал ряд предварительных проектов линкоров. Развитие этого ряда проектов явилось логическим шагом от линкора-додредноута "Брауншвейг" до дредноута "Нассау".

Согласно Brayer [6], в начале марта 1904 г. на рассмотрение предложили проект линкора К). А. При проектном водоизмещении 13779 т, длине по конструктивной ватерлинии (КВЛ) 130 м и ширине 23,2 м., корабль имел осадку 7,3 м – меньше, чем у "Дредноута" (8,08 м). Его вооружение соответствовало господствовавшей тогда концепции "промежуточного" калибра – 12 главных орудий, из которых четыре скорострельных 280-мм/40-калиберных в двух башнях в оконечностях корабля и восемь 240-мм/40-калиберных в четырех башнях в средней части побортно. Противоминный калибр состоял из шестнадцати 88-мм пушек, разнесенных по всей длине корабля на батарейной и верхней палубах. Дополняли вооружение шесть подводных торпедных аппаратов (ТА).

Главный броневой пояс толщиной 240-100 мм прикрывал почти всю ватерлинию. Броневая палуба в плоской части имела толщину 30 мм и 40 мм на скосах. Стенки барбетов башен главной артиллерии прикрывались 230-200-мм броневыми плитами, сами башни – 250-мм, стенки боевой рубки – 400-мм. Двухвальная энергетическая установка включала паровые машины, от использования которых немцы не отказались и на "Нассау", и двенадцать паровых котлов. При мощности 20000 л.с. (удельная мощность 1,45 л.с./т проектного водоизмещения) предполагаемая скорость хода должна была равняться 19,5 уз. Нормальный запас топлива составлял 787 т угля. Проект рассмотрели и в целом одобрили, но морское командование потребовало исключить двухкалиберную главную артиллерию.

П осле ряда доработок в октябре 1905 года на рассмотрение предложили новый проект С. Его основным отличием явилось полное изменение состава вооружения. Восемь 280-мм/40-калиберных орудий установили в двух двухорудииных в оконечностях и четырех одноорудийных башнях по две по бортам, причем в бортовом залпе могли участвовать шесть из восьми пушек. Восемь 170-мм/40-калиберные орудия разместили в казематах центральной батареи. Их дополняли двадцать 88-мм пушек, предназначенных в основном для противоминной обороны, большую часть которых также сосредоточили в средней части корабля. Имелись несколько подводных ТА.

При рассмотрении проекта отметили, что в оконечностях плотность противоминного огня явно недостаточна. Замена калибров и расположение артиллерии повлекло некоторые изменения в схеме бронирования. Энергетическая установка практически не изменилась. Водоизмещение возросло до 15452 т (удельная мощность несколько уменьшилась – 1,29 л.с./т проектного водоизмещения), но уменьшение длины по КВЛ до 123 м и увеличение ширины изменило соотношение L/B настолько, что позволило ограничить осадку при проектном водоизмещении до 7,8 м.

Но и в этом виде проект не устроил моряков. Бортовой залп из шести орудий они посчитали недостаточным. Работа над проектом продолжалась, и в 1906 г. предложили вариант проекта G.7.b. который и стал основой для окончательного проекта "Нассау".

К этому времени стало ясно, что германские гавани смогут в ближайшее время обеспечить базирование кораблей значительно более крупных размеров, без чего нельзя было осуществить требовавшееся увеличение числа орудий. Водоизмещение проекта G.7.b решили увеличить до 18405 т. Длина между перпендикулярами (в германском флоте она исчислялась от перпендикуляра из точки пересечения носового шпангоута с форштевнем до оси баллера руля) достигла 136 м, длина по КВЛ 145 м. ширину увеличили до 26,5 м. Осадка возросла до 8,6 м и превышала осадку додредноута "Дёйчланд" (8,2 м).


Эскизы предоставленные в 1905-06 гг. Департаментом проектирования при создании первого германского линкора-дредноута
Проект 10а (1904)


Проект С (1905)


Проект G 7b (1908)


Теперь главную артиллерию составляли двенадцать 280-мм/40-калиберных орудий в шести двухорудииных башнях, расположенных, как и на прежних проектах, по углам шестиугольника. При этом бортовой залп включал восемь орудий – две трети от общего числа. Противоминную артиллерию заменили на двенадцать 150-мм/40-калибсрных орудий, расположенных в казематах на батарейной палубе, п те же двадцать 88-мм пушек в казематах и палубных установках. Размещение батарей противоминной артиллерии стало более рациональным – их равномерно разнесли по большей части длины корабля. Дополняли вооружение шесть подводных ТА.

Энергетическая установка, как и в предыдущем проекте, почти не изменилась. Паровые машины той же мощности – 20000 л.с. (удельная мощность ещё больше уменьшилась до 1,09 л.с./т проектного водоизмещения), но количество винтов увеличили до четырех. Конструкторы считали, что благодаря изменению L/B, а также проработкам по теоретическому чертежу, проектную скорость хода удастся не только сохранить, но и увеличить до 19,8 уз. При нормальном водоизмещении корабль принимал 920 т угля, при максимальном – 2657 т. Именно на основе этого варианта разработали окончательный проект "Нассау".

В журнале "Морской сборник" 1906 г. № 6 говорилось, что: "Германские эскадренные броненосцы Ersatz Bayern и Ersatz Sachsen, по данным английского журнала "Engineer", будут иметь водоизмещение по 17710 т; скорость хода 19,5 уз.; главное артиллерийское вооружение их будет состоять из четырнадцати 280-мм пушек в 50 калибров длиной.

Относительно обоих броненосцев Ersatz Bayern и Ersatz Sachsen, в обычной синей книге, представленной недавно английскому парламенту, даны следующие сведения: водоизмещение 177I0 т: артиллерийское вооружение восемь 280-мм и двенадцать 190-мм пушек". Исходя из привычной для Германии экономии средств на постройку новых линкоров (последних с главной артиллерией калибра 280мм). проектное (нормальное) водоизмещение, как и "Дредноута" (18120 т), ограничили величиной 18000-19000 т.

Однако и это умеренное водоизмещение проектировщики снова использовали наилучшим образом. Отказавшись от крайностей, которые за границей были выбраны либо в пользу одних, либо других боевых качеств, создали оптимальный проект довольно гармоничного корабля. Наружные обводы корпуса обеспечивали хорошую мореходность, скорость хода поддерживалась в пределах средних значений своего времени, прикрытая бронированными башнями, главная артиллерия имела несколько уменьшенный, но достаточно эффективный и обладавший большей скорострельностью калибр 280-мм.


Линейные корабли типа "Нассау".

(Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике "JANES FIGHTING SHIPS". 1909)


Окончательно проект линкора по своей конструкции представлял собой высокобортный гладкопалубный башенно-казематный броненосный корабль с шестью бронированными вращающимися башнями артиллерии главного калибра (по одной в оконечностях корабля, и по две побортно), двенадцатью казематами в средней части корабля, лёгкой артиллерией в обеих надстройках, носовой и кормовой оконечностях, двумя бронированными боевыми рубками, непрерывным главным броневым поясом от кормовой поперечной броневой переборки до форштевня, бронированной цитаделью и казематами и броневой палубой выше и ниже ватерлинии. Носовую и кормовую оконечность защищала только броневая палуба, расположенная ниже ватерлинии.

Форма корпуса новых кораблей отличалась от корпуса линкора "Дредноут" несколько меньшей длиной и более широким миделем, а также отсутствием полубака. Подъём днища в носовой части корабля был менее крутой, а у форштевня отсутствовал характерный таранный шпирон, что свидетельствовало о полном отказе от архаичной тактики таранного удара в бою.

Согласно Groner [8]. для всех четырёх линкоров типа "Нассау" проектное (нормальное) водоизмещение при осадке по конструктивную ватерлинию (КВЛ) включало вес боезапаса, экипажа, загрузку от 25-до 50% топлива (950 т угля), провианта и другого специального оборудования, что составляло, согласно Эверс [5], 18870 т при средней осадке 8,06 м; Brayer [6], 18569 т; Conwey [7], соответственно, 18570 т и 8,08 м; Groner [8], 18873 т, то есть, по разным данным, на 449-753 т больше, чем у линкора "Дредноут" (18120 т и 8,08 м). Проектное водоизмещение "Нассау" превышало "Дредноут" в среднем на 700 т. Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 28,92 т.

Согласно Conwey [7], водоизмещение в полном грузу составляло 21000 т при осадке 8,9 м; согласно Groner [8] и Hildebrand [9]. водоизмещение в полном грузу включало максимальный запас угля 2700 т и составляло 20535 т при осадке 8,57 м носом и 8,76 м кормой, против, соответственно, 20730 т и 9,09 м у линкора "Дредноут" (в перегруз 21765 т).

Согласно Conwey [7], источникам [10], [11] и [12], длина корабля между перпендикулярами составляла 137,7 м; согласно Groner [8], по проекту по КВЛ 145,6 м и наибольшая 146,1 м, против, соответственно, 149,4 м, 158,5 м и 160,74 м или на 11,7 м, 12,9 м 14,64 м короче, чем у "Дредноута".

Корпус новых линкоров выполнили гладкопалубным и сравнительно широким. Отношение L/B составило 5,41 против 5,65 у "Дёйчланд". Конструктор этих кораблей главный строитель имперского флота тайный советник Бюркнер, выполняя требование сильно увеличить водоизмещение корабля при сохранении прежней осадки и учитывая необходимость действенной подводной защиты против торпед и мин, был вынужден значительно увеличить ширину корабля, поскольку конструкция противоминной защиты (пространство ниже главной броневой палубы между противоминной переборкой и наружной обшивкой), чтобы быть достаточно эффективной, требовала определенного пространства и глубины внутри корпуса. Помимо прочего, это также значительно повышало остойчивость.


Линейные корабли типа "Нассау".

(Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике "JANES FIGHTING SHIPS". 1909)


Согласно Conwey [7] и Groner [8], ширина корабля на мидель-шпангоуте (52-й шп.) составляла 26.9 м (без учёта противоторпедных сетей): согласно Эверс [5], отношение L/B=5.41 (где В длина по КВЛ), против, соответственно. 25,03 м и 6,33 у "Дредноута" и 22,2 м и 5,65 у линкоров типа "Дсйчланд", то есть на 1.9 м и 4,7 м шире.

Согласно Groner [8], высота борта, замеренная от верхней кромки верхнего горизонтального листа киля до верхней кромки балки верхней палубы на мидель-шпангоуте (52 шп.), достигала 13,25 м, против 13,11 м на миделе у "Дредноута".

Единственным более-менее стабильным параметром в германском судостроении была высота борта корпуса на миделе. Начиная с 1890 г., за 16 лет высота борта выросла с 11,0 м (броненосец "Бранденбург", ширина 19,5 м) сначала до 13,1 м (линкоры типа "Кайзер Фридрих Ш", ширина 20,4 м), затем уменьшилась до 12,84 м (линкоры типа "Дёйчланд", ширина 22,2 м) и снова возросла до 13,25 м (линкоры типа "Нассау", ширина 26,9 м) и, наконец, до 13,38 м (линкоры типа "Гельголанд", ширина 28,5 м).

Глубина трюма от верхней кромки листа обшивки второго дна до верхней кромки балки верхней палубы в середине между перпендикулярами составляла 11,95 м.

Согласно Эверс [5], высота надводного борта линкоров типа "Нассау" на миделе при нормальном водоизмещении составляла 5,18 м, линкора "Дредноут" 5,60 м. Согласно Conwey [7], высота надводного борта составляла в носовой оконечности 6,71 м, на миделе 5,66 м и в кормовой части 5,94 м, против 8,54 в носовой оконечности, 5,03 м на миделе и 5,49 м в кормовой части "Дредноута".

Согласно Эверс [5]: "Особые военные условия морских сражений в районе Северного моря создали для германского флота особый тип кораблей, во многих отношениях отклоняющийся от английских. Плохая видимость в течение известного времени года делает бои на большой дистанции маловероятными. Поэтому главный калибр был снижен, а средняя артиллерия оставлена. Немного лет спустя это решение пришлось принять и Англии, чтобы противостоять эсминцам. Экономия в весе машинных установок и тяжёлой артиллерии дала возможность увеличить толщину брони, равно как и величину бронированной площади, так что она оказалась много больше, чем у английских кораблей. Эти отличительные качества также отвечают бою на средних дистанциях".

Торпедное вооружение линкоров рассматривали как удобное в ближнем бою или при внезапном возникновении боя применяемое при удобном случае. Эти ожидания в первую мировую войну не сбылись. Крупные немецкие корабли за всю войну не добились ни одного попадания торпедой. Большие затраты оказались полностью бесполезными. Это выразилось как в излишней весовой нагрузке, так и занимаемым объемом помещений корпуса. Торпедные отсеки, главным образом бортовые, занимали очень большой объём помещений от борта до борта, и их трудно было разместить. Поскольку большей частью они располагались по концам цитадели, а также в сужающихся частях корпуса корабля, их защита от подводного попадания была довольно слабой. Затопление этих отсеков могло вызвать серьезное нарушение плавучести корабля.

Средства защиты включали бронирование и другие способы предотвращения гибели корабля от потери непотопляемости или остойчивости.

Согласно Эверс [5]: "Становившаяся всё более необходимой хорошая подводная защита от снарядов и торпед явилась серьёзной проблемой, которая в то время была хорошо продумана и систематически проработана только в Германии. В противоположность английским кораблям и кораблям других наций, только германские корабли обладали основательной подводной защитой, проверенной на многих предварительных испытаниях, действенность которой подтвердилась во время войны. Защитный противоминный пояс корабля от торпедных и минных попаданий требовал значительно большей ширины кораблей, чем у других наций. Он придавал им значительную остойчивость и относительную невосприимчивость к бортовому проникновению воды".



Предварительные эскизы, представленные в 1906 гг. Департаментом проектирования при создании первого германского линкора-дредноута


По сравнению с германскими додредноутами бронирование ещё более усилили. Броневой пояс в средней части борта "Нассау" достигал толщины 270 мм (у остальных 290 мм) вместо 225 мм и, соответственно, 240 мм у линкоров типа "Дёйчланд". ("Дредноут" имел толщину броневого пояса по КВЛ 279 мм. выше 203 мм. Бронирование цитадели между броневым поясом и верхней палубой отсутствовало, поскольку там не имелось артиллерии среднего калибра.) В средней части корпуса броневой пояс был значительно шире, чем у его предшественников, так что он перекрывал батарейную палубу.

Переход от лежащей выше КВЛ части броневой палубы в середине корабля до лежащих ниже КВЛ частей броневой палубы в оконечностях осуществили не через наклонную, так называемую гласис-палубу, а за счёт установки в местах перехода поперечных вертикальных переборок. Противоторпедные продольные переборки проходили вдоль всей длины цитадели. (На "Дредноуте" противоторпедные переборки в виде коротких экранов расположили только на длине погребов боеприпасов.) Эффективность защиты этих переборок из 30-мм судостроительной стали была недостаточной. Лишь на линкорах типа "Кайзер" поставили 40-мм переборки из броневой стали.

В схему бронирования первых немецких дредноутов входили: главный броневой пояс переменной толщины по всей ватерлинии (согласно Brayer [6] и Groner [8], толщина плит главного броневого пояса по КВЛ от кормы к носу составляла 90 – 300 – 80 мм); бронированная цитадель с броневой палубой выше ватерлинии и расположенным выше броневым казематом для орудий противоминного калибра (согласно Brayer [6] и Groner [8], толщина броневых плит цитадели составляла 120-170-100 мм, толщина броневых плит каземата 160 (80) мм); легкая бортовая броня в оконечностях с броневыми палубами ниже ватерлинии: бронированная верхняя палуба (согласно Brayer [6] и Groner [8], толщина броневых плит настила броневой палубы составляла 55-80 мм); защищенные толстой броней барбеты и орудийные башни, а также боевые рубки для управления кораблем в бою (согласно Brayer [6] и Groner [8], толщина стенок/ крыши 280-мм орудийных башен составляла 280/90 мм, толщина стенок/крыши 280-мм передней боевой рубки – 400/80 мм, задней 200/50 мм); противоторпедная переборка, входящая в конструктивную подводную защиту (согласно Brayer [6] и Groner [8], толщина противоторпедных переборок составляла 30 мм): поперечные броневые переборки для защиты от продольных попаданий снарядов в середину корабля со стороны носа и кормы (согласно Brayer [6], толщина поперечных броневых переборок составляла 200 мм).

Кроме бронирования в систему защиты корабля входили специальные устройства конструктивной защиты в виде проходящих вдоль всех машинно-котельных отделений бортовых продольных коффердамов (коридоров), защитных угольных ям, защита котельных отделений ямами с углём и оснований дымовых труб броневыми колосниками, разделения подводной части корпуса на крупные основные отсеки и относительно мелкие водонепроницаемые помещения и цистерны.

В качестве критерия бортовой защиты часто используют угол крена, при котором верхняя кромка броневого пояса уходит под воду или нижняя выходит из воды. При крене 7° нижняя кромка броневого пояса выходила из воды, при 25° верхняя кромка броневого пояса уходила под воду.

Машинная установка состояла из трёх главных вертикальных трёхцилиндровых паровых поршневых машин тройного расширения прямого действия, изготовленных Имперскими заводами в Вильгельмсхафене, установленных параллельно друг другу в машинном отделении (МО) и вращавших каждая свой винт.

Котлы отапливались углем. Консервативность немцев в сохранении этого вида топлива легко объясняется тем, что немцы считали его важным дополнением к броневой защите. Правда, при этом требовалось делать вырезы в переборках для удобства доступа в угольные ямы, что явно не улучшало водонепроницаемость отсеков. Кроме того, довольно существенно увеличивался экипаж корабля.

Угольное отопление имело и другие недостатки – трудности в погрузке на корабль, сложности обитания (угольная пыль), а также все более усложняющиеся условия подачи угля к котлам по мере его расхода. Дополнительным, но не менее важным для немцев фактором в их приверженности к углю было то, что на территории Германии при почти полном отсутствии нефтяных месторождений имелись большие и легкодоступные залежи угля, в то время как доставка нефти морем в случае войны могла быть легко прервана британскими кораблями. Корабли оборудовали системами управления и средствами сигнализации, электроосвещения, кренования, осушения и затопления трюмов и отсеков, затопления погребов боезапаса, противопожарной, парового отопления и вентиляции помещений.

На стапеле

В конце марта 1906 г. рейхстаг дал согласие на постройку четырёх линкоров нового типа. Все четыре линкора-дредноута первой серии принадлежали к одному типу и, согласно Groner [8] и Hildebrand [9], получили предварительные названия "Эрзац Баерн".

"Эрзац Саксен", "Эрзац Вюртемберг" и "Эрзац Баден", причём два (линкора) – "Эрзац Баерн" и "Эрзац Саксен" квотировались по бюджету 1906 г., а два других – "Эрзац Вюртемберг" и "Эрзац Баден" по бюджету 1907 г. Сами по себе предварительные названия говорили о том, какие корабли должны были вывести из состава флота при вступлении в строй новых кораблей. Несмотря на это, фактическое выделение средств на строительство всех четырех линкоров началось только в 1907 г.

Выдачу заказов, закладку киля и постройку четырёх линкоров первой серии сметной стоимостью около 37 000 000 марок в 1907-10 гг. произвели на четырёх различных верфях – одной казённой и трёх частных.

Ещё продолжавшаяся в 1906-07 гг. достройка на плаву линкора-додредноута "Ганновер" не помешала имперской (казённой) верфи в Вильгельмсхафене получить 31 мая 1906 г. заказ на постройку головного линкора-дредноута типа "Нассау", в период постройки на стапеле имевшего название "Эрзац Баерн", строительный № 30.

Для постройки второго корабля 30 октября 1906 г. привлекли судостроительную верфь А.Г. "Везер" в Бремене, получившую заказ на постройку линкора-дредноута, в период постройки на стапеле имевшего название "Эрзац Саксен", строительный № 163, впоследствии "Вестфален".

13 ноября 1906 г. судостроительный завод "Фридрих Крупп Германия-верфь" в Киле получил заказ на постройку третьего линкора-дредноута серии, в период постройки на стапеле имевшего название "Эрзац Баден", строительный № 132, впоследствии "Позен". хотя только 3 августа 1906 г. завод отправил на ходовые испытания линкор-додредноут "Дёйчланд", а 17 декабря 1906 г. состоялся спуск на воду однотипного "Шлезвиг-Гольштейна".

Ещё продолжавшаяся в 1906-07 гг. достройка на плаву линкора-додредноута "Поммерн" не помешала частной верфи А.Г.Вулкан в Штеттине получить 16 ноября 1906 г. заказ на постройку линкора- дредноута, в период постройки на стапеле имевшего название "Эрзац Вюртемберг", строительный № 287, впоследствии "Рсйнланд".

Закладка кораблей на стапелях этих верфей состоялась почти одновременно (с разницей в один-два месяца), но строительство велось разными темпами, причём длительность обсуждения проекта корабля и его конструкции при решении ряда сложных проблем сильно затягивали сроки постройки двух первых кораблей.

Из четырёх кораблей первой серии первым, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 1 июня 1907 г., через шесть с половиной месяцев после выдачи заказа на постройку на стапеле частной верфи А.Г. "Вулкан" в Штеттине заложили киль "Рейнланда", хотя заказ на постройку получили последним.

Вторым, через 10 дней и около семи месяцев после выдачи заказа на постройку, согласно Вгауег [6], Groner [8] и Hildebrand [9J, 11 июня 1907 г. на стапеле судостроительного завода "Фридрих Крупп Германия-верфь" в Киле заложили киль "Позена".

Третьим, ещё через полтора месяца и 14 месяцев после выдачи заказа на постройку, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 22 июля 1907 г. на стапеле имперской (казённой) верфи в Вильгельмехафене заложили киль третьего линкора- дредноута "Нассау", хотя заказ на постройку получили первыми.

Последним и через девять месяцев после выдачи заказа на постройку, согласно Вгауег [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 12 августа 1907 г. на стапеле судостроительной верфи А.Г. "Везер" в Бремене заложили киль "Вестфалена". Тем самым эта верфь впервые начала постройку крупных военных кораблей для кайзеровского флота.

Хотя контракт на строительство "Нассау" выдали ещё 31 мая 1906 г. к весне 1907 г. (то есть спустя около 10 месяцев) из Вильгельмсхафена не поступило никаких известий о начале строительства. Это привело к парламентскому запросу в бюджетную комиссию Рейхстага. Вопрос о частных верфях не поднимался, так как им заказы выдали на семь месяцев позже. Так как постройка таких крупных кораблей требовала больших предварительных работ по увеличению количества и размеров стапелей и шлюзов, запрос не возымел никакого действия, и закладка головного линкора произошла несколько позже серийных кораблей по отношению к дате заказа.

Тем не менее, верфь в Вильгельмсхафене времени даром не теряла. Пока готовился стапель, произвели завоз листового и уголкового металла, создали задел металлических конструкций корпуса, выдали заказы на машины и котлы. И когда 22 июля 1907 г. строительство головного линкора серии на стапеле имперской верфи в Вильгельмсхафене всё же началось, оно проходило настолько быстро, что через семь с половиной месяцев после закладки киля (заложенный третьим) он первым из кораблей этой серии был готов к спуску на воду – раньше, чем остальные корабли.

Заложенный третьим (22 июля 1907 г.), головной линкор-дредноут "Нассау" через семь с половиной месяцев после закладки киля первым из кораблей серии был готов к спуску на воду. Согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 7 марта 1908 г. состоялся торжественный спуск первого германского дредноута. На церемонии спуска линкора на воду в присутствии кайзера Вильгельма II с супругой и супружеской четы Принца Генриха Нидерландского речь произнес обер-президент земли Нассау фон Хенгстенберг, а обряд крещения, разбив бутылку шампанского о форштевень, совершила Великая герцогиня Хильда фон Баден, принцесса Нассау, назвав линкор "Нассау", в честь немецкого герцогства, с 1866 г. составлявшего часть прусской провинции Гессен-Нассау.

В составе флота "Нассау" находился с 1 октября 1909 г. по 5 ноября 1919 г. Срок службы 10 лет.

Через четыре месяца, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 1 июля 1908 г. на верфи А.Г. "Везер" в Бремене при спуске на воду второго линкора-дредноута типа "Нассау", заложенного последним (12 августа 1907 г.). на церемонии с речью выступил обер- президент провинции Вестфален государственный министр князь фон Реке, а княгиня фон Салм-Хорстмар окрестила корабль, назвав его "Вестфален", в честь прусской провинции (с 1945 г. часть федеральной земли Нордрейн-Вестфален).

Ещё через три месяца, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 26 сентября 1908 г. на частной верфи А.Г."Вулкан" в Штеттине состоялся спуск на воду третьего дредноута серии. Хотя корабль заложили на верфи в Штеттине раньше всех – 1 июня 1907 г., спустили его на воду только третьим. На церемонии спуска корабля с речью выступил обер-президент Рейнской земли фон Шорлемер, а княгиня Виед совершила обряд крещения, назвав его "Рсйнландом". в честь неофициального названия Рейнской земли, относящейся к провинции Пруссия.

Последним, через два с половиной месяца после спуска "Нассау", согласно Brayer [6]. Groner [8] п Hildebrand [9], 12 декабря 1908 г. на судостроительном заводе "Фридрих Крупп Германия-верфь" в Киле состоялся спуск на воду (заложенного вторым) четвёртого линкора-дредноута серии. На церемонии спуска выступил обер-президент земли Позен фон Валдов. а представительница одного из старейших родов провинции княгиня Иоганна фон Радолин окрестила корабль, назвав его "Позен", в честь одноимённой прусской провинции.

"Нассау" был первый немецкий линкор, технические характеристики которого, как и в случае "Дредноутом", держались в строгом секрете, и который начали строить в ускоренном темпе. Правда, выделенные средства не позволяли форсировать строительство настолько же быстро, как в Англии, но все же время постройки было значительно сокращено, что для Германии было не совсем обычно. После спуска корабля на воду, в период достройки, слесарь по ошибке снял временную заглушку на трубе диаметром 450 мм. ведущей за борт. По недосмотру рабочих проникшая вода затопила часть трюмов корабля, поскольку во время достройки двери в водонепроницаемых переборках не могут быть задраены. Корабль сел кормой на грунт. За три дня работы удалось закрыть отверстие в трубе, а затем осушить и поднять корабль, и работы на нём возобновили.

Прошло ещё около 19 месяцев, прежде чем, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9]. 1 октября 1909 г. "Нассау" предварительно ввели в строй и верфь подготовила дредноут к первому выходу в морс. Как головной корабль нового типа, линкор сразу же начал проходить длительную программу всесторонних расширенных испытании. 15 октября состоялся первый выход на ходовые испытания. Но уже первые выходы в штормовую погоду показали, что по разным причинам ожидаемого большого момента инерции при бортовой качке не получилось, и конструкторы зря отказались от установки скуловых килей. Их пришлось устанавливать позднее.

Подготовка производства и стапеля продолжалась около 14 месяцев. Стапельный период постройки линкора "Нассау" на имперской верфи в Вильгельмсхафене составил семь с половиной месяцев ("Дредноута": официально четыре, фактически восемь), достроечный период – неполных 19 ("Дредноута" – восемь), общее время постройки округленно равнялось 26 месяцам ("Дредноута": официально 12, фактически 16), по сравнению с соответственно, 10,5 и 25 месяцами (всего 35,5) постройки на той же верфи линкора-додредноута "Ганновер". Частным верфям, строившим однотипные корабли, потребовалось 27.5 ("Вестфален"), 35 ("Рейнланд") и 35,5 месяцев ("Позен"). После введения в строй проведение испытаний заняло ещё семь месяцев.

С 1 октября 1909 г. по 16 декабря 1918 г. кораблем командовали: капитан 1-го ранга Щютц (октябрь 1909 г.-сентябрь 1910 г.): капитан 1-го ранга Яспер (сентябрь 1910 г.-сентябрь 1912 г.); капитан 1-го ранга фон Услар (сентябрь 1912 г.-август 1915 г.); капитан 1-го ранга Кётнер (август-ноябрь 1915 г.); капитан 1-го ранга Кюне (ноябрь 1915 г.-февраль 1916 г.); капитан 1-го ранга Клаппенбах (март 1916 г.-январь 1917 г.); капитан 1-го ранга Реклам (январь 1917 г.- ноябрь 1918 г.); капитан 1-го ранга Бауэр (ноябрь-декабрь 1918 г.);

Согласно источнику [10], фактическая наибольшая длина "Нассау" составила 146,15 м, по КВЛ 145,67 м; наибольшая ширина 26.88 м: нормальное водоизмещение по КВЛ 18873 т при осадке 8.10 м; высота борта на миделе 13,245 м.

Согласно Brayer [6] и Groner [8], при испытаниях на Неукругской мерной миле паровые машины "Нассау" развили максимальную мощность на валах 26244 л.с. (удельная мощность 1,39 л.с./т нормального водоизмещения), что при частоте вращения валов 124 об/мин. обеспечило кораблю скорость хода 20,0 уз. (на 0.5 уз. выше контрактной). Расход угля в среднем при скорости хода около 19,5 уз. составил 0.801 кг/л.с. в час. дальность плавания 8100 миль при экономической скорости хода 10 уз. Согласно источнику [10]. "Нассау" достиг наибольшей средней скорости хода 20,1 уз. при мощности машин на валах 26215 л.с.

Согласно расчётам, у линкора "Дредноут" полная мощность на валах 23000 л.с. (удельная мощность 1,27 л.с./т нормального водоизмещения) достигалась при частоте вращения валов 320 об/мин. 6 октября 1906 г. у о.Уайт во время 6-часовых испытаний корабль развил скорость хода 21,05 уз. при мощности 24712 л.с. (1,36 л.с./т ) и 328 об/мин., а на двух участках мерной мили зафиксировали максимальную скорость хода 21,78 уз. (на 0,78 уз. выше контрактной) при мощности 26728 л.с. (1.48 л.с./т) и 27899 л.с. (1,54 л.с./т) и 334-336 об/мин.

Согласно Groner [8], фактическая стоимость постройки линкора "Нассау" составила 37399 тыс. марок (18 699 500 руб. золотом или 1 869 950 фунтов стерлингов) или 1981 марку за тонну нормального водоизмещения против, соответственно. 24253 тыс. марок и 1706 марок при постройке на той же верфи линкора-додредноута "Ганновер", 1 672 483 фунтов стерлингов (33 449 660 марок) и 90,8 фунтов стерлингов (1816 марок) стоимость постройки "Дредноута" без учета стоимости вооружения и 1785683 фунтов стерлингов (35 713 660 марок) и 98,5 фунтов стерлингов (1971 марок) стоимость постройки "Дредноута" с учетом стоимости вооружения.

Согласно Groner [8], экипаж линкора "Нассау" насчитывал 1008 человек, из них 40 строевых офицеров, инженер-механиков, чиновников, врачей, гардемарин и кондукторов. Согласно Hildebrand [9], экипаж в продолжение службы корабля насчитывал 967-1008 человек; источнику [10], экипаж по штату насчитывал 31 офицера. 9 корабельных гардемарин и 932 унтер-офицера и матроса – всего 972 человека.

1 октября 1909 г. на "Нассау" был поднят вымпел, корабль приняли в казну и он вступил в кампанию, а 15 октября состоялся первый выход на ходовые испытания. Меньше чем через месяца за ним последовал "Вестфален". Два других корабля были готовы весной следующего года, 16 октября "Нассау" и "Вестфален", официально ещё не принятый флотом, участвовали в Вильгельмсхафене в церемонии открытия входного шлюза № 3 Кайзер-Вильгельм канала, расширенного с учётом размеров и развала бортов новых дредноутов. В феврале 1910 года они же, не пройдя ещё полной программы испытаний, участвовали в маневрах флота Открытого моря. 3 мая "Нассау" закончил все программы испытаний и его окончательно ввели в строй.

"Вестфален" находился в составе флота с 16 ноября 1909 г. по 5 ноября 1919 г. Срок службы 10 лет.

Из четырёх кораблей типа "Нассау" линкор "Вестфален" проектировался и строился как флагманский корабль командующего эскадрой с учётом размещения личного состава штаба эскадры. Подготовка производства и стапеля продолжалась около 9.5 месяцев. Стапельный период "Вестфалена" составил 10,5 месяцев, достройка на плаву ещё 16.5 месяцев. Всего постройка продолжалась 27 месяцев. После предварительного введения в строй, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9]. 16 ноября 1909 г.. проведение испытаний заняло ещё около шести месяцев.



Линейный корабль "Рейнланд" во время достройки. 1908 г.


С 16 ноября 1909 г. по 18 декабря 1918 г. кораблем командовали:капитан 1-го ранга Гёдеке(ноябрь 1909 г.-сентябрь 1910 г.); капитан 1-го ранга Бенске (сентябрь 1910 г.-октябрь 1911 г.): капитан 1-го ранга Штарке (октябрь 1911 г.-апрель 1912 г.); капитан 1го ранга Крафт (апрель 1912 г.-октябрь 1913 г.); капитан 1-го ранга Редлих (октябрь 1913 г.-сентябрь 1916 г.): капитан 1-го ранга Эбериус (сентябрь 1916 г.-июнь 1917 г.); капитан 1-го ранга Эверс (и.о. июнь- июль 1917 г.); капитан 1-го ранга Бауэр (июль 1917 г.-август 1918 г.); фрегаттен-капптан Виндмюллер (и.о. декабрь 1917 г.-январь 1918 г.); капитан 1-го ранга Лоэш (август-декабрь 1918 г.); корветтен-капитан Цлевс (и.о. декабрь 1918 г.).

Согласно Brayer [б] и Groner [8]. при испытаниях на Неукругской мерной миле паровые машины "Beстфалена" развили максимальную мощность на валах 26792 л.с, удельная мощьность 1.39 л.с./т нормального водоизмещения, что при частоте вращения валов 121 об/мин. обеспечило кораблю скорость хода 20,2 уз. (на 0,7 уз. выше контрактной). Расход угля в среднем при скорости хода около 19,5 уз. составил 0,797 кг/л.с. в час, дальность плавания 8380 миль при экономической скорости хода 10 уз.

Согласно Groner [8], фактическая стоимость постройки линкора "Вестфален" составила 37 615 тыс. марок (18 807 500 руб. золотом или 1 880 750 фунтов стерлингов) или 1992 марки за тонну нормального водоизмещения.

Согласно Groner [8], экипаж "Вестфалена" насчитывал 1008 человек, из них 40 строевых офицеров, инженер-механиков, чиновников, врачей, гардемарин и кондукторов. Становясь флагманским кораблем командующего эскадрой экипаж увеличивался на 79 человек (из них 13 офицеров). Согласно Hildebrand [9], в продолжение службы экипаж по штату насчитывал 1008-1087 человек.

К середине сентября 1909 г. "Вестфален" находился в большой степени готовности и с заводской командой на борту готовился к буксировке в Вильгельмехафен. Однако из-за падения уровня воды в реке Везер при буксировке возникли трудности. Только со второй попытки, уменьшив осадку с помощью установленных с обоих бортов шести понтонов, удалось обеспечить проводку корабля к морю и перевести его в базу флота. Там ещё недостроенный линкор, также с заводской командой, принял участие в Вильгельмсхафене в торжествах по случаю ввода в эксплуатацию входного канала № 3 Кайзер-Вильгельм канала. Предварительное вступление "Вестфалена" в строй состоялось 16 ноября 1909 г. После проведения полной программы испытаний 3 мая 1910 г. линкор окончательно ввели в строй. В этот день на корабле подняли вымпел, его приняли в казну, и он вступил в кампанию.

"Рейнланд" находился в составе флота с 30 апреля 1910 г. по 5 ноября 1919 г. Срок службы 9 лет.

Подготовка производства и стапеля продолжалась около 14 месяцев. Стапельный период линкора "Рейнланд" составил 16 месяцев, достройка на плаву 19 месяцев. Всего постройка продолжалась 35 месяцев по сравнению, соответственно, с 21 и 20 месяцами (всего 41) постройки на той же верфи "Померна". После предварительного введения в строй, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 30 апреля 1910 г., проведение испытаний заняло ещё четыре месяца. Первый выход на ходовые испытания состоялся 27 февряля 1910 г.

С 30 апреля 1910 г. по 4 октября 1918 г. кораблем командовали: капитан 1-го ранга Хопман (апрель-август 1910 г.); корветтен-капитан Бюннеман (уменьшенная численность экипажа, сентябрь 1910 г.); капитан 1-го ранга Хопман (сентябрь 1910 г.-сентябрь 1911 г.); капитан 1-го ранга Энгель (октябрь 1911 г.-август 1915 г.); капитан 1-го ранга Рохардт (август 1915 г.-декабрь 1916 г.): капитан 1-го ранга фон Лессель (декабрь 1916 г.-август 1917 г.); корветтен-капитан фон Горриззен (и.о. август-сентябрь 1917 г.): капитан 1-го ранга Тоуссайнт (сентябрь 1917 г.- сентябрь 1918 г.); фрегаттен-капнтан Бергер (сентябрь-октябрь 1918 г.);

Согласно источнику [12] наибольшая длина "Рейнланда" составила 145,72 м, по КВЛ 145,65 м; наибольшая ширина 26,93 м; нормальное водоизмещение по КВЛ 18883 т при осадке 8,10 м.

Согласно Brayer [6] и Groner [8], при испытаниях на Неукругской мерной миле машины "Рейнланда" развили максимальную мощность на валах 27498 л.с, (удельная мощность 1,46 л.с./т нормального водоизмещения), что при частоте вращения валов 123 об/мин. обеспечило кораблю скорость хода 20,0 уз. (на 0,5 уз. выше контрактной). Расход угля в среднем при скорости хода около 19,5 уз. составил 0.765 кг/ л.с. в час, дальность плавания 8380 миль при экономической скорости хода 10 уз.

Согласно источнику [12] "Рейнланд" достиг наибольшей средней скорости хода 20,1 уз. при мощности машин на валах 27500 л.с.

Согласно Groner [8]. фактическая стоимость постройки "Рейнланда" составила 36916 тыс.марок (18 458 тыс. руб. золотом или 1 845 800 фунтов стерлингов) или 1955 марок за тонну нормального водоизмещения против, соответственно, 24645 тыс . марок и 1867 марок при постройке на той же верфи линкора-додредноута "Померн".

Согласно Hildebrand [9]. в продолжение службы корабля экипаж насчитывал 972-1008 человек; по источнику [12], экипаж по штату насчитывал 31 офицера, 9 корабельных гардемарин и 922 унтер-офицера и матроса – всего 962 человека.

Когда в сентябре 1909 г. "Рейнланд". при окончательной готовности на верфи в Штеттине, должен был покинуть её, возникли трудности с переводом корабля к Балтийскому морю, которые уже не раз возникали на верфях при постройке крупных кораблей – река Одер обмелела. Установив с обоих бортов линкора по три кессона, удалось уменьшить осадку и таким образом обеспечить его проводку к морю.

"Рейнланд" и "Позен" были готовы к весне 1910 г. 27 февраля 1910 г. начались заводские испытания "Рейнланда". С 27 февраля по 4 марта 1910 г. корабль с заводской командой на борту проходил сдаточные испытания в бухте Свинемюнде, после чего перешёл в Киль, где 30 апреля на нём подняли вымпел И официально приняли в состав флота. После окончания всей программы испытания 30 августа "Рейнланд" с уменьшенным составом экипажа на борту уже дымил на рейде Вильгельмсхафена.

Только после завершения осенних маневров и вывода из состава флота додредноута "Церинген" на "Рсйнланде" увеличили экипаж до штатного. 21 сентября 1910 г. его окончательно ввели в строй и зачислили вместо додредноута "Церинген" в состав l-й линейной эскадры.


Линейные корабли типа "Нассау".

(Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике "JANE'S FIGHTING SHIPS". 1909)


"Позен" находился в составе флота с 31 мая 1910 г. по 5 ноября 1919 г. Срок службы 9 лет. Подготовка производства и стапеля продолжалась около 9.5 месяцев. Стапельный период "Позена" составил 18 месяцев, достройка на плаву 17,5. Всего постройка продолжалась 35,5 месяцев по сравнению, соответственно, с 17 и 20,5 месяцами (всего 37,5) постройки на той же верфи додредноута "Дёйчланд". После предварительного введения в строй, согласно Brayer [6], Groner [8] и Hildebrand [9], 31 мая 1910 г., проведение испытаний заняло еще около трёх месяцев. Первый выход на ходовые испытания состоялся 18 июня 1910 г.

С 31 мая 1910 г. по 16 декабря 1918 г. кораблем командовали: капитан 1-го ранга Бак (май 1910 г.-сентябрь 1912 г.); капитан 1-го ранга/ контр-адмирал Ланге (октябрь 1912 г.-июнь 1917 г.); капитан 1-го ранга фон Крозигк (июнь 1917 г.-ноябрь 1918 г.); корветтен-капитан Цирцов (ноябрь 1918 г.); должность не занята (ноябрь-декабрь 1918 г.).

Согласно источнику [11], наибольшая длина "Позена" составила 146,25 м, по КВЛ 145,65 м; наибольшая ширина 26,94 м; нормальное водоизмещение по КВЛ 18864 т при осадке 8,067 м.

Согласно Brayer [6] и Groner [8], при испытаниях на Неукругской мерной миле машины "Позена" развили максимальную мощность на валах 28117 л.с, удельная мощность 1,49 л.с./т нормального водоизмещения, что при частоте вращения валов 123 об/мин. обеспечило кораблю скорость хода 20,0 уз. (на 0,5 уз. выше контрактной). Расход угля в среднем при скорости хода около 19,5 уз. составил 0,765 кг/л.с. в час. дальность плавания 9480 миль при экономической скорости хода 10 уз. Согласно источнику [11], "Позен" достиг наибольшей средней скорости хода 20,064 уз. при мощности машин на валах 28117 л.с.

Согласно Groner [8], фактическая стоимость постройки "Позена" составила 36920 тысмарок (18460 тыс. руб. золотом или 1846 тыс. фунтов стерлингов) или 1955 марок за тонну нормального водоизмещения против, соответственно, 24481 тыс. марок и 1856 марку при постройке на той же верфи додредноута "Дёйчланд".

Согласно Hildebrand [9], в продолжение службы корабля экипаж насчитывал 972 и 1033 человека; источнику [11], экипаж по штату насчитывал 972 человека, из них 31 офицер, 9 корабельных гардемарин и 932 унтер-офицера и матроса.

После выполнения всей программы испытаний в конце апреля 1910 г. и довооружения на казенной верфи в Киле, 31 мая "Позен" предварительно вступил в строй кайзеровского флота, к 18 июня 1910 г. провел официальные испытания, а 21 сентября 1910 г. его окончательно ввели в строй.

Устройство

Корпус.

Корпуса линкоров собирали из мягкой судостроительной (мартеновской) стали Сименс-Мартена, ранее называемой литым железом Сименс-Мартена. Этот сорт стали в тот период времени широко использовали в судостроении.

Способ клёпаных связей корпуса – смешанный набор поперечных шпангоутов и продольных стрингеров, вместе с килем, форштевнем и ахтерштевнем обеспечивал продольную и поперечную прочность корпуса. Детали связей представляли собой одинарные и двойные пластины и листы, соединённые встык или внахлест, и для увеличения прочности подкрепленные с одной или обеих сторон уголками и рёбрами жёсткости.

В германском военном судостроении стандартная величина шпации или расстояние между шпангоутами (шп.) равнялось 1,2 м. а отсчёт шпангоутов начинался от кормы. Поперечные шпангоуты (флоры) располагались на расстоянии 1,2 м один от другого и простирались от вертикального листа киля до броневой палубы. Между продольными стрингерами они состояли из отдельных листов и скреплялись со стрингерами при помощи уголков.

Набор корпуса включал 121 шп. (120 шпаций). Начиная от оси баллера руля [0-й (нулевой) шп.] в нос, корпус корабля разделили на 114 шпаций. В нос от 114-го шп. на длине 1,4 м разместили форштевень в виде небольшого тарана. В корму шпангоуты отсчитывали со знаком минус. В корму от 0-го шп. уходил подзор кормы вместе с ахтерштевнем, сформированный набором от-1-го до 6-го шп. и продолжавшийся за 6-й шп. на 0,70 м. Суммарно это составляло наибольшую длину корпуса корабля 146,1 м.

По высоте корпус корабля разделили шестью палубами, часть из которых проходила через весь корабль, и двумя палубными платформами. Сверху вниз располагались: ярусы мостиков, палуба надстроек (спардек), верхняя, батарейная, броневая (она же промежуточная, как продолжение броневой в той же плоскости в местах отсутствия бронирования) палубы; в части корпуса ниже броневой палубы верхняя и нижняя палубные платформы (твиндек) и настил внутреннего (второго) дна, а в носовой и кормовой оконечностях настилом трюма.

В отличие от ранее построенных додредноутов форштевень линкоров типа "Нассау" имел более простую форму и конструкцию, да и значительно меньший вес. Отлитый единой деталью из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена, форштевень имел слабо выраженную таранную форму, выступал на 1,4 м за 114-й шп. и располагался от 4.5 м ниже КВЛ до батарейной палубы. Шпирона как такового не было. Выступающий вперёд конец тарана находился на 2 м ниже КВЛ и на 1,5 ("Позен")-1,7 м ("Рейнланд") впереди верхней части форштевня. В отливке штевня предусмотрели рёбра жёсткости для соединения с настилом палуб и стрингерами. Переднюю часть форштевня, являющуюся собственно тараном, для увеличения прочности и жёсткости подкрепляли броневой шельф, передняя часть главного броневого пояса и броневая палуба.

Расположенную между броневой и батарейной палубами обшивку корпуса и бортовую броню установили в шпунт (канавки) глубиной 60 мм и соединили со штевнем несколькими рядами заклёпочных и болтовых соединений. Ниже броневой палубы рёбра жёсткости штевня в трёх местах соединили с листами настилов. Ещё ниже от 109 до 111-го шп. разместили отливку из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена, служащую для крепления передней части трубы и водонепроницаемой крышки ТА и соединявшуюся листами набора со штевнем и наружной обшивкой. На каждом борту в плоскости бронированных палуб на протяжении от 107-го шп. до форштевня установили вертлюги из отливок мартеновской стали, служившие для надёжного соединения при помощи заклёпок бронированных палуб, бортовой брони и рёбер штевня. В этих вертлюгах имелись шпунты глубиной 30 мм для соединения с расположенными за бронёй листами бортовой обшивки. Для подкрепления носовой оконечности установили оковки и рёбра жесткости из более толстых листов стали и двойных уголков.

Для образования форштевня в районе от батарейной до верхней палубы литой штевень продолжили утолщёнными листами стали шириной один метр, наложенными на бортовую обшивку и скреплёнными с ней двойным рядом заклёпок. С боковых сторон форштевень соединялся с носовыми 80-мм плитами главного броневого пояса, которые на одинарной бортовой обшивке и деревянной прокладке установили заподлицо с его наружной поверхностью.

Единого литого ахтерштевня, как такового, не было. Остался только отлитый из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена штевень среднего гребного вала (старнпост) в районе от 5 1/2 до 8-го шп. – самая нижняя часть ахтерштевня для установки дейдвудной трубы (мортиры) среднего гребного вала. Вертикальную часть ахтерштевня накладками соединили при помощи заклёпок внахлёст с вертикальным листом киля, а горизонтальную часть – с его уголками. От 5 1/2-го шп. до броневой палубы наружная обшивка примыкала к проходящему через все шпангоуты среднему килевому листу, который доходил до 3-го шп. Под броневой палубой установили отлитый из мягкой судостроительной стали Сименс- Мартена кронштейн для концевой части трубы расположенного по ДП кормового подводного ТА.

Верхняя часть ахтерштевня от броневой палубы до клюза кормового якоря представляла собой кормовой шпангоут (старнтимберс), соединявшийся с наружной обшивкой при помощи стыковочного листа и соединения с перекрытием (внахлёст). Между 3 и 4-м шп. расположили отлитый из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена кронштейн среднего гребного вала с двумя стойками. Стойки кронштейна проходили через наружную обшивку и были приклёпаны к стрингеру № 1а и поперечным переборкам на 3 и 4-м шп. Ступицу кронштейна снизу сделали плоской, образовав тем самым опорную поверхность для кормы при постановке корабля в док. Между кронштейном среднего гребного вала и старнпостом находилась задняя дейдвудная труба, привинченная к кронштейну н штевню в трёх местах.

Киль или нулевой стрингер длиной 123 м проходил от 6 1/2 до 109-го шп. и соединял форштевень с ахтерштевенем, обеспечивая продольную жёсткость и водонепроницаемость по всей длине днища корпуса. Конструктивно киль состоял из одного вертикального сплошного (неразрезного) 15-мм стального листа, двух верхних и двух нижних сплошных (непрерывно проходящих) стальных уголков, служащих для крепления нижних листов горизонтальной части киля. Вертикальный стальной лист на большей своей части имел высоту около 1,2 м и от 16 до 108-го шп. и не имел вырезов для облегчения веса. Горизонтальная часть киля состояла из двух, лежащих под средним килевым листом друг на друге и склёпанных с помощью двух нижних уголков стальных поясов обшивки; внутренний пояс от 8 до 104 1/2-го шп. шириной 1,5 м, нижний – 1,2 м. От 104 1/2-го шп. в нос- горизонтальная часть киля состояла из одного листа. Соединение деталей киля при помощи заклёпок от 16 до 108-го шп. обеспечивало его водонепроницаемость, а в районе от 54 до 62-го шп. и от 67 до 75-го шп. его нефтенепроницаемость.

Помимо вертикального киля продольную прочность корпуса обеспечивали продольные связи – стрингеры. Начиная от киля, на каждой стороне днища и борта корпуса проходило по девять стрингеров. Стрингеры собирали из сплошных 9-мм полос и отдельных уголков. Они проходили вдоль днища и борта корпуса на разную длину, имели высоту около 1,2 м и подлине корабля разное расстояние (2,1-2.125 м) друг от друга – максимальное 2,15 м на мидель- шпангоуте (52-й шп.), что соответствовало изменению формы корпуса. Водонепроницаемыми стрингеры были только на отдельных участках.

Стрингеры вне района водонепроницаемости через каждые две шпации имели большие круглые вырезы для облегчения веса, а также ряд отверстий диаметром 80 мм для стока воды. В районе от 21 до 86-го шп. противоторпедная переборка являлась продолжением стрингера № 4. Ниже броневой палубы набор корпуса включал 121 шпангоут. Шпангоуты собирали из установленных между стрингерами 8-мм стальных листов, соединённых отдельными уголками. Полностью водонепроницаемыми во всех частях были -4, -1, 12, 16, 21, 26, 32, 37, 41, 46, 50, 54, 58. 62, 67, 71, 75. 81, 86, 92, 99, 108 и 111-й шп. Остальные для облегчения веса имели большие круглые вырезы.

Выше броневой палубы шпангоуты продолжались в тех же плоскостях, что и ниже. В цитадели и казематах за главным броневым поясом установили промежуточные облегчённые неподкреплённые шпангоуты с размером шпации 600 мм, имеющие большие вырезы. Верхние концы шпангоутов жёстко крепили к настилу батарейной, либо верхней палубы бракетами, бракетными флорами и кницами. Ниже броневой палубы пересекающиеся шпангоуты и стрингеры образовали систему набора корпуса, которую снизу покрыли стальными листами наружной обшивки, обеспечивая водонепроницаемость корпуса. До стрингера № 4 по обе стороны от киля проходила наружная обшивка днища, выше – наружная обшивка борта.


Линейные корабли типа "Нассау" (Продольный разрез корпуса в районе форштевня)


Ниже броневой палубы от 12 до 105-го шп. наружную обшивку изготовили по системе прилегающих и перекрывающих друг друга поясов. 16-мм листы обшивки располагали рядами или поясами параллельно килевым листам так, что наружный 17мм пояс обшивки своими краями перекрывал оба смежных внутренних пояса. В оконечностях корпуса от киля до броневой палубы позади 12-го и впереди 105-го шп. и выше броневой палубы обшивку настилали одиночными 15-мм листами только как прилегающие пояса, образуя гладкую поверхность выше бортовой брони.

Покрытием 8-мм стальными листами верхних кромок шпангоутов и стрингеров образовали настил двойного (внутреннего) дна и двойного (внутреннего) борта. Двойное дно высотой около 1,2 м проходило от 6-го до 108-го шп. по обе стороны киля на длине 123,6 м или 85% длины корабля по КВЛ (согласно Groner [8], 88%), против, соответственно. 82,8 м или 68,5% у линкоров типа "Кайзер Фридрих III" и 91,2 м или 72% у линкоров типа "Дёйчланд". Двойное дно после стрингера № 4 переходило в двойной борт, заканчивающийся броневым шельфом – мощным сплошным уголком, на который торцом опирался главный броневой пояс. Листами конструкции системы набора, часть из которых были водо- и нефтенепроницаемы, двойное дно и двойной борт делились на большое число герметичных отсеков и цистерн.

Отсеки и цистерны в двойном дне располагались побортно от киля (нулевой стрингер) на длине корпуса с 16-го по 108-й шп: с 16-го до 21-го шп. в районе стрингера № 2, с 21-го до 86-го шп. в районе стрингера № 4, с 86-го до 108-го шп. в районе нижней палубной платформы.

В двойном дне имелось 72 цистерны, из которых цистерны между 32 и 37-м шп. предназначались для котельной питательной воды и между 37 и 41-м шп. для мытьевой воды. Цистерны побортно между средним килевым листом и ближайшим водонепроницаемым стрингером обозначили как двойное дно № 1, между этим стрингером и следующим как двойное дно № 2. В районе V-го и VI-го основных отсеков между 26 и 41-м шп. цистерны от стрингера № 2а до стрингера № 4 обозначили как двойное дно № 3.

Двойной борт проходил с 12-го по 99-й шп. на длине 105,6 м или 73% длины корабля по КВЛ и располагался от 12-го до 86-го шп. между стрингером № 4 и броневой палубой, от 86-го до 99-го шп. между нижней палубной платформой и броневой палубой. В этом районе водонепроницаемыми были те же шпангоуты, что и у двойного дна, кроме того, стрингер № 4 между 26 и 86-м шп. Тем самым были образованы по 31 отсеку и цистерны по ПрБ и ЛБ. Отсеки и цистерны побортно от 26-го до 86-го шп. обозначили как двойной борт № 1 и № 2, до и после района этих шпангоутов – двойной борт № 1.


Линейные корабли типа "Нассау" (Поперечный разрез в районе миделя)


Для поддержки среднего гребного вала между 3 и 4-м шп. установили кронштейн с двумя стойками, отлитый из мягкой мартеновской стали. Внутри втулки кронштейна сделали уступы для установки бронзовой мортиры гребного вала. Между кронштейном гребного вала и старнпостом установили заднюю (кормовую) дейдвудную трубу, а между ахтерштевнем и переборкой на 9-м шп. переднюю. В помещения от 6 1/2 и до 9-го шп., где размещались передняя дейдвудная труба, кормовой ТА и дифферентовочная цистерна, имелся доступ только через горловину лаза.

Для поддержки обоих боковых гребных валов также имелись свои дейдвудные трубы. Пояс наружной обшивки, проходящий в районе между 7 1/2-м и 12-м шп., постепенно принимал форму подводной части корпуса, был водонепроницаемым, и доступ туда был возможен через горловину лаза между 9 и 10-м шп.

Дейдвуд отлили полым, воспринимающим нагрузку с кормы, и в нём предусмотрели уступы для (упора) восприятия давления бронзовых мортир гребного вала. Другой конец мортиры гребного вала зафиксировали в насадке (кронштейне) на 12-м шп.

Принимая во внимание большие поперечные нагрузки корпуса корабля (вследствие большой ширины и далеко расположенных от ДП высоколежащих грузов) для докования на "Нассау" было установлено три доковых киля, вместо одного среднего киля, имеющегося на всех кораблях. Дополнительные кили стояли по бортам ниже противоторпедных переборок (IV-й стрингер). Также было сделано и на броненосном крейсере "Блюхер". Это нововведение, несомненно, было обосновано, но вызвало определенные неудобства при доковании, поскольку эти три прямые линии должны были находиться на одной плоскости, что на практике было едва ли выполнимо как при постройке корабля, так и при постановке его в док на клетки.

Боковые (скуловые) успокоительные кили первоначально установлены не были. Ho моряки, возможно, не ожидали, что такой большой корабль будет так крениться. Тем большей была неожиданность во время первых испытаний при плохой погоде, у людей, бывших на берегу, даже возникли опасения, что корабль находится в опасности. Остойчивость и мореходность были улучшены за счет установки больших скуловых килей.

Позднее на обеих сторонах наружной поверхности борта на длине корпуса с 37-го по 64-й шп. установили боковые (скуловые) успокоительные кили длиной 33,6 м (61,2 м у линкоров типа "Кайзер Фридрих III" и 44,4 м у линкоров типа "Дёйчланд"). Кили имели треугольное поперечное сечение с основанием 200 мм и высотой 570 мм и были склёпаны из 10- мм полос судостроительной стали. С помощью согнутых уголков их приклепали к наружной обшивке борта между местом прохождения стрингеров №№ 5 и 6. Внутреннее пространство между расположенными под углом стальными полосами заполнили деревом на морском клее, образуя таким образом монолитное ребро.


Линейные корабли типа "Нассау" (Продольный разрез корпуса. Фото с модели)


Водонепроницаемые поперечные переборки проходили: ниже броневой палубы 8-мм поперечные переборки на -5, -4, -I, 7-м шп. и (за исключением угольных ям) на 12, 16, 21, 26. 32, 41, 46. 54, 62. 67, 75. 81, 86, 92. 99, 108 и 111-м шп.; между броневой (промежуточной вне зоны бронирования) палубой до и позади цитадели на -5, 7, 12, 16, 21, 86, 92. 99. 108 и 111-м шп. (21 и 86-й шп. были бронированными): внутри цитадели на скосах броневой палубы на 21. 32,41, 46. 54, 62. 67. 75. 59 и 86-м шп.; на промежуточной палубе на -5, 5. 13. 21. 32. 41, 46 (по JI Б и ПрБ). 54, 62 (по ЛБ и ПрБ), 64, 67 (по Л Б и ПрБ), 68 1/4 (по ДП). 75 (по ЛБ и ПрБ). 78 (по ДП), 79 (по ЛБ и ПрБ), 86. 92.99 и 111-м шп.: на батарейной палубе на 34,43, 55. 65 и 75-м шп. и поперечные переборки казематов.

Всё внутреннее пространство корпуса корабля от внутреннего дна и второго борта до броневой палубой вместе с палубными платформами, шпангоутами и стрингерами делилось несколькими продольными водонепроницаемыми переборками на более мелкие водонепроницаемые отсеки, помещения и цистерны.

В числе продольных водонепроницаемых переборок на каждом борту корпуса установили по одной 8-мм коффердамной переборке, идущей вдоль двойного борта в месте прохождения стрингера № 5 по высоте от настила внутреннего дна до скоса броневой палубы с 32-го по 67-й шп. и образующей между ней и двойным бортом коффердамы (бортовые проходы или коридоры) длиной 42 м. Максимальное отстояние коффердамных переборок от борта на миделе составляло 2.56 м при ширине коффердама 1,42 м. Коффердамы служили камерой расширения при взрыве пробивших броневой пояс снарядов и торпед. Эти переборки должны были дополнять назначение бортовой брони по защите внутренних частей корабля от давления газов и действия осколков брони и снарядов, хотя их 8-мм стенки вряд ли могли служить в качестве противоосколочных переборок.

30-мм противоторпедные переборки из обычной судостроительной стали длиной 78 м, являясь продолжением стрингера № 4 до броневой палубы, проходили на каждом борту корпуса с 21-го по 86-й шп. Максимальное отстояние противоторпедных переборок от борта на миделе составляло 4,68 м при ширине защитного бункера 2,12 м.

На каждом борту корпуса на протяжении всех КО с 46-го по 62-й шп. и с 67-го по 75-й шп. параллельно и на расстоянии 6,7 м от ДП установили переборки продольных расходных угольных ям, проходящие от настила внутреннего дна до броневой палубы. Водонепроницаемыми поперечными переборками на 46-м и 62-м шп. расходные угольные ямы разделили на три части.

По обоим бортам корпуса между броневой и батарейной палубами с 21-го по 79-й шп. протянулись продольные переборки, расположенные на горизонтальной части броневой палубы, отстоящие на 0,5-1 м от её скосов и образующие внутренний борт верхних угольных ям.

Пересечение продольных и поперечных водонепроницаемых переборок образовало ниже броневой палубы внутри каждого из основных отсеков приблизительно одинаковое количество отдельных водонепроницаемых помещений различного объема. На "Нассау" и "Рейнланд" их имелось 319, на "Позен" 314.

Под броневой палубой с 42-го по 75 3/4-й шп. расположили сплошной прямой центральный коридор длиной 40,5 м, против 44,4 м на "Дёйчланд", высотой 3 м и шириной 1,45 м, проходящий без перерыва над всеми КО и через все водонепроницаемые поперечные переборки, в которых для него проделали проходы. На 75 3/4-й шп. из него имелся вход вверх в коммуникационную трубу передней боевом рубки. Из передней боевой рубки через эту трубу в центральный коридор свободно и легкодоступно проходили система рулевого управления и его указатели, механический телеграф, переговорные трубы, электрические и телефонные кабели, трубопроводы системы воздуха высокого давления (ВВД), противопожарной системы и т.д.

В районе с 63-го по 66-й шп. коридор расширялся до 3 м и, начиная с 73-го по 75-й шп., его стенки уходили наискось, расширяясь до 3 м на водонепроницаемой поперечной переборке на 75-й шп. В расширенной части центрального коридора с 63-го по 66-й шп. площадью 10,8 кв.м разместили по ПрБ пункт управления торпедного и артиллерийского оружия, телефонный коммутатор, по JIB боевой штурманский пост и центральный пост живучести. В расширенной части, начиная с 73-го шп., расположили центральный командный пункт. Если на додредноутах центральный коридор соединял обе боевые рубки через их коммуникационные трубы, поскольку на них средняя паровая машина стояла позади бортовых, позволяя провести центральный коридор до задней боевой рубки, то на линкорах типа "Нассау", благодаря большой ширине корпуса и относительно небольшим размерам главных паровых машин, их удалось расположить рядом друг с другом в одном MO, он заканчивался у водонепроницаемой поперечной переборки между VI и VII-м основными отсеками на 42-м шп.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Продольный разрез корпуса с указанием водоотливной и противопожарных систем)


Толщина стальных стенок центрального коридора составляла 6 мм, настила пола 8 мм. В местах прохода шахт дымовых труб на его обшивку снаружи нанесли слой изоляции для предотвращения нагрева газами дымовых труб. Вентиляция (удаление нагретого воздуха) осуществлялась через центральную трубу фок-мачты.

Из шести имеющихся на корабле палуб только верхняя и батарейная были сплошными и проходили через весь корпус. Броневая палуба состояла из трёх частей проходящих через весь корпус, на разных уровнях.

Глубина трюма составляла 7,73 м, считая от броневой (промежуточной) палубы, и 7,05 м от КВЛ.

На 2,5 м выше настила внутреннего дна и на 4,36 м ниже КВЛ расположили водонепроницаемую нижнюю палубную платформу из 8-мм судостроительной стали, проходящую с перерывами через I – IV, VII, X, XII – XVI-й основные отсеки.

На 2,71 м выше нижней палубной платформы и на 1,64 м ниже КВЛ расположили водонепроницаемую верхнюю палубную платформу из 8-мм судостроительной стали. С перерывами она проходила через I, II, IV, V, VII, X и ХП-й основные отсеки.

Между верхней палубной платформой и батарейной палубами в средней части корпуса от 20-го до 87-го шп. на 0,86 м выше КВЛ, а в носовой с 86-го шп. на I м и кормовой части до 21-го шп. на 300 мм ниже КВЛ проходила броневая палуба. Продолжением надводной части броневой палубы в той же горизонтальной плоскости от 87-го шп. до форштевня и от 20-го шп. до бронированной переборки на 5-м шп. проходила плоская промежуточная (средняя жилая) палуба из 8-мм судостроительной стали.

Проходящую от форштевня и до ахтерштевня батарейную палубу расположили на 2,17 м выше броневой и на 3,03 м выше КВЛ. Батарейная палуба не бронировалась. Вне каземата настил палубы имел толщину 12 мм, в остальных местах 8 мм. Расположенную над цитаделью часть батарейной палубы (вне казематов) обложили плитами палубной брони. Точно так же усилили батарейную палубу вокруг барбетов бортовых 280-мм орудийных башен. Вокруг станин 150-мм казематных орудий подкрепляющие листы уложили на металлический настил палубы.

На 2,23 м выше батарейной палубы, также от форштевня и до ахтерштевня, расположили верхнюю палубу, имевшую некрутой подъём у форштевня. Вне надстройки её стальные листы имели толщину 12 мм, под надстройкой и надстроечной палубой (спардеком) 8 мм. Перед и после кормовой 280-мм орудийной башни палуба имела обычное покрытие, остальная часть имела более толстое покрытие. Вокруг бортовых башен палубное покрытие ещё более усилили.

Верхнюю палубу над казематом настелили из более толстых стальных плит, расположив на бронированных поперечных переборках вокруг барбетов бортовых башен, так как она представляла собой основание для всей надстройки корабля. На верхней палубе в районе от 74 3/4 до 77 1/2-го шп. на длине 3,9 м установили переднюю боевую рубку.

На 2,15 м выше верхней палубы расположили с 29-го по 40-й шп. заднюю, с 49 1/2-го по 60-й шп. среднюю и с 64-го по 78-й шп. переднюю 8-мм стальную надстроечную (шлюпочную) палубу или спардек. Надстройки соединили между собой переходными мостиками. Поверх передней надстройки в районе от 64 до 78-го шп. находился командный мостик, охватывающий своей передней частью боевую рубку. На передней части командного мостика находился пост управления кораблём в мирное время, на задней части – штурманская рубка и помещение командира корабля.

Все линкоры типа "Нассау" получили то, чего до них никогда не было – специальный адмиральский мостик, расположенный в районе от 68 до 75-го шп. на 7.55 м выше верхней палубы и на 3,5 м выше командного мостика. Адмиральский мостик имел по бокам свободные крылья, выступающие на 9 м отДП и откидывающиеся назад к передней дымовой трубе. Поверх адмиральского мостика, с обеих сторон и почти вплотную к передней дымовой трубе установили два расположенных друг над другом поста сигнальных прожекторов. На задней надстройке в районе от 29 1/2 до 32-го шп. на основании высотой 750 мм расположили заднюю боевую рубку.

Побортно от задней шахты вытяжной вентиляции MO, установленной между 37 и 39-м шп., на платформах (помостах) разместили посты сигнальных прожекторов, поверх этой же шахты на 2.4 м выше платформ установили задний мостик для прожекторов, а ближе к носу, подальше от стальных частей надстройки, пост главного компаса.

На открытые части батарейной и верхней палуб, за исключением мест установки заслонок портов 150-мм орудий, настелили деревянный настил из тикового дерева толщиной 60 мм. в то время как для покрытия остальных палуб был предназначен линолеум. Настил (пол) гальюнов, помывочных помещений, за исключением отдельных ванных комнат для командного состава, покрыли линолеумом толщиной 3,6 мм, камбузы, хлебопекарни и помещения для хранения шлака – керамической плиткой. В помещениях TA, вспомогательных механизмов, MO и всех КО, поверхности настила, а также ступени трапов, ведущих в MO и КО, сделали из листового металла с насечками.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Вид сверху и план с указанием секторов обстрела артиллерийских установок)


С 15 апреля 1896 г. корабли кайзеровского военно-морского флота имели следующую окраску: до высоты главной палубы серого цвета; верхняя палуба, надстройки, дымовые трубы, орудийные башни и вентиляторы – светло-серого. Носовое и кормовое украшения всегда имели желто-золотой цвет.

Доступ в водонепроницаемые отсеки, помещения, трюмы и цистерны осуществлялся через обеспечивающие водонепроницаемость двери, люки, горловины лазов с крышками.Устройство этих кораблей представляло собой гармоничное сочетание необходимого количества артиллерии, мощности машинной установки и условий обитания экипажа, рациональное распределение массы, в необходимых пределах ограниченные размеры надстроек и довольно лёгкие стальные трубчатые мачты с деревянными стеньгами. Несмотря на отсутствие полубака, надводный борт в носовой части обеспечивал достаточно хорошую мореходность в условиях Северного моря, а 150-мм орудиям – достаточную высоту ведения огня над уровнем моря (4,2 м над КВЛ), такую же как и у линкоров типа "Дёйчланд" (4,23 м).

Немецкие конструкторы продолжали максимально использовать разделение трюмов корабля водонепроницаемыми переборками на множество отдельных отсеков и цистерн, наряду с довольно совершенной для того времени искусственной вентиляцией внутренних помещений.

Внутреннее пространство цельноклепанного корпуса, наверху замыкаемое броневой палубой, включающее обе палубные платформы, от настила внутреннего дна и двойного борта до броневой палубы делилось 15-ю водонепроницаемыми поперечными переборками на XVI основных водонепроницаемых отсеков. Все водонепроницаемые переборки доходили до броневой палубы, а часть из них до батарейной или верхней палуб. На всех линкорах основные отсеки были одинаковыми. По принятому в германском судостроении порядку, нумерация отсеков (а также переборок) шла от кормы к носу.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Планы надстроек с указанием бронирования башен и верхней палубы с указанием бронирования барбетов)


Подводную часть корпуса ниже броневой палубы по высоте разделили нижней и верхней палубными платформами на три части, проходившими с частичными перерывами от ахтерштевня до форштевня. Помещение между настилом внутреннего дна и нижней палубной платформой обозначили трюмом, помещение между настилом нижней и верхней палубными платформами – нижней палубной платформой или твиндеком, а верхней палубной платформой и броневой палубой – верхней палубной платформой.

1-й основной отсек ниже броневой палубы длиной 22.3 м располагался от ахтерштевня по 12-й шп.

В нем по ДП проходил туннель среднего гребного вала и кладовые запасных частей различных машин и механизмов. На нижней палубной платформе с 7-го по 12-й шп. оборудовали кормовую дифферентовочную цистерну. На верхней палубной платформе по ДП имелся проход в помещение кормового торпедного аппарата (TA), из которого через двери имелся доступ в побортно расположенные помещения запасного ручного рулевого управления и в расположенные за ними кладовые обмундирования.

К корме за 7-го шп. по ДП в помещении в районе от -1-го по -4-й шп. установили кормовой подводный TA с запасными торпедами. Конец трубы TA снаружи закрывался водонепроницаемой крышкой. С 7-го по 9-й шп. побортно находились румпельные отделения ручного управления обеими рулями, для чего в каждом установили по два ручных штурвала и различные кладовые.

II -й основной отсек ниже броневой палубы длиной 4,8 м располагался с 12-го по 16-й шп. Через него проходили обе палубные платформы. Трюм отсека разделили четырьмя продольными переборками. В нём по ДП проходила передняя часть туннеля среднего гребного вала, по ЛВ разместили цистерну спирта, по ПрБ помещение кладовых запасных частей машин и механизмов. Побортно от цистерны спирта и помещений кладовых проходили туннели боковых гребных валов.

На нижней палубной платформе по ПрБ находилось помещение боевых головных частей торпед и практических отделений торпед, по ЛБ, кладовая красок, а также помещение кормового шкафа с аккумуляторными батареями аварийного освещения. На верхней палубной платформе по правую и левую сторону от прохода находились помещения основных и резервных рулевых машинок, с расположенными ближе к бортам кладовыми запасных частей. Переднюю часть прохода занимало помещение, где производили переключение рулевого управления с основных и резервных рулевых машин на резервный ручной привод. В двойном борту № I по ПрБ и ЛБ имелось по одной цистерне.


Линейные корабли типа "Нассау" (Планы батарейной и промежуточной палуб)


III -й основной отсек ниже броневой палубы длиной 6,0 м занимал пространство корпуса с 16-го по 21-й шп. Трюм отсека разделили двумя продольными переборками, расположенными над местом прохождения стрингеров № 2, на три туннеля гребных валов. В более широком туннеле среднего гребного вала с 16-го по 20-й шп. по ПрБ оборудовали четыре выгородки под цистерны смазочных масел: машинного, для смазки цилиндров, турбинного масла, а по ЛБ разместили кладовые запасных частей. Оба бортовых туннеля гребных валов без перерыва проходили от переборки на 12-м шп. до 21-го шп.

Помещение на нижней палубной платформе по высоте до броневой палубы, ограниченное продольными переборками и шпангоутами, разборной фигурной выгородкой разделили на два отсека задних бортовых TA ПрБ и ЛБ. С 16-го по 18-й шп. по ЛБ расположили хранилище стрелкового оружия и сигнальных ракет. Дверь в верхней части разборной фигурной выгородки под броневой палубой служила для транспортировки торпед.

В двойном борту по ПрБ и ЛБ между стрингерами №№ 4 и 6 в специальных водонепроницаемых наделках установили концевые части труб TA. Концы труб TA снаружи закрывались водонепроницаемой крышкой. Начиная с Ш-го основного отсека, в двойном дне имелись герметичные цистерны.

В IV-м основном отсеке ниже броневой палубы длиной 6,0 м пространство корпуса от 21-го до 26-го шп. двумя палубными платформами разделили на три помещения. Трюм отсека разделили двумя продольными переборками на три помещения, в которых установили упорные подшипники гребных валов. На нижней палубной платформе эти же две продольные переборки образовали три погреба боеприпасов, в которых по ЛБ и ДП расположили 280-мм заряды кормовой башни и их подъёмники, а по ПрБ – 150-мм снаряды и заряды. Последний погреб на 24-м шп. отделял достаточно большой тамбур, из которого имелся доступ во все погреба боеприпасов.

На верхней палубной платформе пересечение двух продольных и двух поперечных переборок, проходящих на 21-м и 26-м шп., обеспечило жёсткое подкрепление барбета кормовой башни. По ЛБ расположили погреб 88-мм унитарных патронов и 150-мм снарядов и зарядов. По ДП в подбашенных подкреплениях имелся погреб и подъёмник 280-мм снарядов кормовой орудийной башни, а по ПрБ – погреб 88-мм унитарных патронов. По обе стороны от бортовых погребов с 21-го шп. начинались защитные угольные ямы.

В V-м основном отсеке длиной 7,2 м проходила только одна верхняя палубная платформа. В трюме в расположенных рядом трёх отдельных помещениях установили конденсаторы главных паровых машин. На верхней палубной платформе по ПрБ и ЛБ имелись помещения кормовых динамо-машин (по две в каждом) и по ДП, помещения для двух опреснителей и двух воздушных компрессоров TA и с 30-го шп. пост управления № I. Между 31 и 32-м шп. имелся поперечный проход в обе стороны от ДП, идущий через довольно широкие защитные ямы до двойного борта.

В VI-м основном отсеке ниже броневой палубы длиной 10,8 м пространство корпуса с 32-го по 41-й шп. занимало машинное отделение (MO). От настила двойного дна до броневой палубы двумя противоторпедными переборками, расположенными над местом прохождения стрингеров № 4, и двумя продольными переборками, расположенными над местом прохождения стрингеров № I, MO разделили по всей высоте натри помещения главных паровых машин. В каждом установили главные паровые машины и различные вспомогательные механизмы.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Планы броневой и нижней палубной платформы)


Рядом с помещениями бортовых паровых машин за 30-мм противоторпедными переборками располагались защитные ямы, за ними коффердамы, разделённые настилом на верхнюю и нижнюю части, и далее по две верхних и нижних цистерны двойного борта. Снизу под цистернами двойного борта располагалось двойное дно. На каждой стороне от среднего килевого листа стрингера №№ I? 2а и 4 и водонепроницаемая переборка на 37-м шп. делили его на 12 цистерн. Цистерны с 32-го по 37-й шп. использовали для хранения запаса питательной воды, с 37-го по 41-й шп. – запаса мытьевой воды.

VII-й основной отсекдлиной 6,0 м занимал пространство корпуса с 41-го до 46-й шп. ниже броневой палубы. Через него проходили верхняя и нижняя палубные платформы. В трюме по обе стороны от среднего килевого листа образовали два прохода высотой 1,75 м и шириной 1,4 м для трубопроводов системы осушения и кренования, доступ в которые осуществлялся из среднего помещения главных паровых машин и из заднего КО.

Пространство трюма двумя противоторпедными, двумя продольными переборками и средним килевым листом, доходящим до броневой палубы, разделили на четыре погреба боеприпасов. На пастиле двойного дна по обе стороны от среднего килевого листа расположили погреба 150-мм снарядов и зарядов, под задними бортовыми 280-мм орудийными башнями – погреба 280-мм снарядов и их подъёмники. Через откидные двери эти погреба сообщались между собой. Эти же противоторпедные, две дополнительные продольные переборки и средний килевой лист на настиле нижней палубной платформы также образовали четыре погреба боеприпасов. В двух средних расположили 280-мм заряды, ещё в двух совместных, у бортов под задними бортовыми башнями, также 280-мм заряды и их подъёмники и 88-мм унитарные патроны.

На верхней палубной платформе по ДП проходил центральный коридор, с обеих сторон к нему примыкало по проходу главных паропроводов шириной I м. По обеим сторонам от этих проходов дополнительные продольные переборки также образовали четыре погреба боеприпасов. В двух средних расположили 150-мм снаряды и заряды, а два крайних были общие для 280-мм зарядов и их подъёмников двух задних бортовых 280-мм орудийных башен и 88-мм унитарных патронов.

Побортно от погребов боеприпасов располагались те же защитные ямы с углём, коффердамы и двойной борт, а ниже трюма – двойное дно.


Линейные корабли типа "Нассау" (Планы нижней палубной платформы и обшивки внутреннего дна трюма)


В VIII-м основном отсеке длиной 9.6 м пространство корпуса с 46-го по 54-й шп. от настила двойного дна до броневой палубы, ограниченное с боков 30-мм противоторпедными переборками, без перерыва занимало заднее котельное отделение (КО). По ДП КО условно поделили пополам на две кочегарки, каждая с двумя водотрубными котлами морского типа (системы Шульца) и различными вспомогательными механизмами. Вдоль ДП под броневой палубой, опираясь на пиллерсы, проходил центральный коридор. Вдоль каждой кочегарки расположили продольную расходную угольную яму, наружные стенки которой являлись противоторпедными переборками. Побортно за продольными угольными ямами и противоторпедными переборками находились защитные ямы с углем, коффердамы и двойной борт. Первые представляли собой единое помещение, коффердамы настилом разделили на два уровня, последние имели по две цистерны. В двойном дне имелось восемь цистерн.

В IX-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса ниже броневой палубы с 54-го по 62-й шп. точно так же занимало среднее КО с четырьмя водотрубными котлами морского типа (системы Шульца) и различными вспомогательными механизмами. Устройство среднего КО было аналогично кормовому. Продольные расходные угольные ямы, защитные ямы с углём, коффердамы и двойной борт были устроены так же, как и в VIII-м основном отсеке; в двойном дне тоже имелось восемь цистерн.

Х-й основной отсек длиной 6,0 м занимал пространство корпуса ниже броневой палубы с 62-го по 67-й шп., разделённое верхней и нижней палубными платформами на три уровня. В трюме по ПрБ и ЛБ рядом с противоторпедными переборками под передними бортовыми 280-мм орудийными башнями разместили погреба 280-мм снарядов и их подъёмники, за ними ближе к ДП – погреба 150-мм снарядов и зарядов, доступ в которые имелся через двери в переборках. По обе стороны от средней диаметральной переборки часть последних погребов выделили под проходы для трубопроводов системы осушения и кренования.

На нижней палубной платформе по обе стороны от расположенной по ДП продольной переборки разместили погреба 280-мм зарядов, у бортов под передними бортовыми башнями идо противоторпедной переборки погреба, общие для 280-мм зарядов (и их подъёмники) и 88-мм унитарных патронов.

На верхней палубной платформе по ДП проходил центральный коридор, с 63-го до 66-го шп. расширяясь до 3 м. Это помещение площадью 10,8 кв.м использовали как пункт управления торпедного оружия, телефонный коммутатор, боевой штурманский пост и как центральный пост живучести. С обеих сторон к нему примыкало по одному узкому проходу главных паропроводов. По ПрБ от прохода расположили погреб 150-мм снарядов и зарядов, за ним до противоторпедной переборки погреб, общий для 280-мм зарядов (и их подъёмник) и 88-мм унитарных патронов. По ЛБ от прохода расположили погреб, общий для 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов. С последним граничило помещение, разделённое надвое поперечной переборкой на 65-м шп. В нём установили воздушный компрессор TA.

Расположенные побортно от погребов боезапаса, защитные ямы с углём и коффердамы в пределах этого основного отсека имели по одному помещению, в двойном борту по одной верхней и нижней цистерне по ПрБ и ЛБ. В двойном дне имелось восемь цистерн.

В XI-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса ниже броневой палубы с 67-го по 75-й шп. между 30-мм противоторпедными переборками от настила внутреннего дна до броневой палубы без перерыва занимало переднее КО. Условно отсек поделили по ДП пополам на две кочегарки, в каждой с двумя водотрубными котлами морского типа (системы Шульца) и различными вспомогательными механизмами. Вдоль ДП под броневой палубой, опираясь на пиллерсы, проходил центральный коридор. В каждой кочегарке ближе к борту расположили продольную расходную угольную яму. В двойном дне имелось восемь цистерн, доступ в которые имелся через горловины лазов из обеих кочегарок.

ХП-й основной отсек длиной 13,2 м располагался в пространстве корпуса с 75-го по 86-й шп. между противоторпедными переборками от настила внутреннего дна до броневой палубы. Через отсек проходили обе палубные платформы. Две продольные переборки, расположенные на стрингерах № 2. проходили через основной отсек от настила внутреннего дна до броневой палубы, но в районе верхней палубной платформы от 81 -го до 86-го шп. смещались на 0.5 м наружу, образуя подкрепления носовой 280- мм орудийной башни. Точно так же поперечная переборка на 81 -м шп. проходила через весь основной отсек, за исключением района ДП на верхней палубной платформе, где башенное подкрепление образовывало стенку.


Линейные корабли типа "Нассау"

(План трюма с указанием водоотливной системы)


В трюме имелась ещё одна расположенная по ДП продольная переборка, что позволило здесь образовать восемь отдельных помещений. Из них четыре по ЛБ использовали в качестве двух кладовых сухой провизии, а расположенные ближе к ДП – как помещение вспомогательного конденсатора и холодильной машины (рефрижератора). Помещения по ПрБ у противоторпедной переборки использовали как кладовые мясных продуктов. Между переборкой, являющейся продолжением среднего килевого листа, и продольной переборкой проходила ещё одна поперечная переборка, образуя здесь таким же образом три помещения: аварийного насоса и кладовые продуктов, упакованных в стеклянную тару.

На нижней палубной платформе обе боковые продольные переборки и поперечная переборка на 81-м шп. образовали шесть помещений, два из которых, расположенные побортно у противоторпедных переборок, занимали общие погреба 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов. В расположенном по ДП погребе разместили 280-мм заряды носовой башни и их подъёмники.

На верхней палубной платформе имелись помещения носовых динамо-машин (по две в каждом). Помещение по ДП разделили поперечными переборками и в результате образовали центральный командный пост и погреб 88-мм унитарных патронов. От 79-го шп. до стенки башенного подкрепления (81-й шп.) разместили погреб боеприпасов для проведения салютов. На 81-ми 86-м шп. установили водонепроницаемые стенки башенного подкрепления носовой 280-мм орудийной башни, а внутри него, погреб 280- мм снарядов и их подъёмники. По обе стороны от этого подкрепления, отделённые специальными продольными переборками, расположили два погреба 88-мм унитарных патронов.

По обеим сторонам основного отсека расположили защитные ямы. имевшие на каждом борту по две цистерны, двойной борт с двумя нижними и двумя верхними цистернами.

ХШ-й основной отсек длиной 7.2 м ниже броневой палубы с 86-го по 92-й шп. по высоте разделили нижней палубной платформой на две части. В трюме двумя продольными переборками по ДП образовали помещение холодильной установки и на каждом борту по три цистерны питьевой воды. Нижнюю палубную платформу от одного двойного борта до другого занимали единое помещение для двух передних бортовых TA. Фигурной выгородки, разделявшей помещение на два, здесь уже не было. По ПрБ и ЛБ расположили небольшие кладовые запасных частей и принадлежностей TA.

В двойном борту по ПрБ с 86-го по 90-й шп. имелась цистерна, в которой оборудовали водонепроницаемую наделку для выхода трубы бортового TA ПрБ. По ЛБ с 86-го по 88-й шп. и с 90-го по 92-й шп. оборудовали две цистерны двойного борта, в одной из которых также устроили водонепроницаемую наделку для выхода трубы бортового TA ЛБ. Конец трубы TA снаружи закрывался водонепроницаемой крышкой.

Двойное дно доходило до краёв нижней палубной платформы и имело от ДП на каждом борту по две цистерны.

XIV-й основной отсек длиной 8,4 м с 92-го по 97-й шп. по высоте от настила внутреннего дна до броневой палубы разделили нижней палубной платформой на две части. Средней диаметральной переборкой трюм разделили на два отдельных помещения кладовых мучных изделий. По ПрБ отделили выгородку для размещения практических отделений торпед и по ЛБ такую же для зарядных отделений торпед. Двойное дно доходило до краёв нижней палубной платформы и имело две цистерны, по одной на каждом борту.

XV-й основной отсек длиной 10,8 м ниже броневой палубы с 99-го по 108-й шп. по высоте разделили нижней палубной платформой на две части. В расположенное в трюме помещение носового TA имелся доступ через дверь в переборке на 99-м шп. из XIV-го основного отсека. На палубной платформе на 102-м в 105-м шп. установили водонепроницаемые переборки, по высоте доходящие до броневой палубы. Побортно от прохода разместили по ПрБ кладовую для продуктов в стеклянной таре, по ЛБ – кладовую стеклянной посуды. Двойное дно доходило до краёв палубной платформы и имело две цистерны, по одной на каждом борту.

В XVI-м основном отсеке длиной 8.6 м ниже броневой палубы со 108-го шп. и до форштевня помещения в трюме и на палубной платформе разделили водонепроницаемой переборкой на 111-м шп., по высоте доходящей до броневой палубы, на четыре части. В трюме проходила труба носового ТА, закрывающаяся на 111-м шп. снаружи водонепроницаемой крышкой. Доступ в это помещение был возможен через горловину в переборке на 108-м шп. Начиная со 111-го шп. и далее в нос. помещение служило в качестве таранного отсека. На палубной платформе помещения со 108-го по 111-й шп. также оборудовали как дифферентовочные цистерны.

В пространстве выше кормовой части броневой и по высоте до промежуточной палубы от кормы до 21-го шп. высотой 1,16 м. а у бортов несколько выше в самой корме имелись пустые помещения, далее разместили различные кладовые: вина и продуктовых запасов для командира, личных вещей офицерского состава, шкиперского имущества, склад парусиновых коек экипажа и по ПрБ помещение привода шпиля. На скосах броневой палубы по ЛБ и ПрБ с 21-го по 41-й шп. расположили резервные угольные ямы, а по высоте от броневой до батарейной палуб – верхние угольные ямы.

В пространстве выше кормовой части броневой и по высоте до промежуточной палубы от 86-го шп. до форштевня высотой 1,86 м. а у бортов несколько выше разместили помещение привода носовых шпилей и кладовые различного имущества, кубрики для команды, кладовые трального и подрывного имущества, а со 111-го шп. и до форштевня шли пустые помещения таранного отсека.

Промежуточная палуба представляла собой в основном жилую палубу. В кормовой оконечности разместили каюты офицеров, инженер-механиков, гардемарин, в средней части – кубрики унтер-офицеров, помещения различных мастерских, в носовой оконечности – кубрики унтер-офицеров и матросов.

В районе VI-го, VIII-го, IX-го и XI-го основных отсеков ближе к ДП установили воздуходувки для подачи воздуха в МО и КО и вырезы для прохода кожухов дымовых труб, с 41-го по 46-й шп. и 62го по 67-й шп. основания бортовых башен 280-мм орудий с поворотным устройством и механизмом подачи боеприпасов.

На батарейной палубе от ахтерштевня до -5-го шп. оборудовали кормовой балкон, от -5-го до 1-го шп. находилась каюта командира корабля с четырьмя 88-мм орудиями, затем до каземата – каюты офицеров и различные служебные помещения, с 10-го по 18-й шп. кают-компания. Внутри каземата, разделённого продольными и поперечными противоосколочными переборками и четырьмя основаниями бортовых башен на 12 отдельных помещений, установили 150-мм орудия. Ближе к ДП между продольными противоосколочными переборками находились кубрики для команды, с 48-го по 51-й шп. – радиорубка и вырезы для прохода кожухов дымовых труб. Вне каземата в носовой оконечности разместили помещения различных мастерских, затем кубрики унтер-офицеров и матросов и, наконец, стационарный лазарет. С 93-го по 95-й шп. по ЛБ имелся люк броневой шахты для погрузки торпед.

На кормовой части верхней палубы разместили платформу главного компаса, верхние световые люки жилых помещений и палуб, шпиль кормового якоря и кнехты, с 29-го по 40-й шп. расположили заднюю, с 49 1/2-го по 60-й шп. среднюю и с 64-го по 78й шп. переднюю надстройки, с 41 -го по 46-й шп. и 62го по 67-й шп. – барбеты бортовых башен 280-мм орудий, в носовой оконечности – шпили носовых якорей, кнехты и три якорных клюза.

Надстройки соединили между собой переходными мостиками. В задней надстройке разместили кубрик для матросов и различные служебные помещения, поверх её – заднюю боевую рубку, шахты вентиляции и подачи воздуха и четыре 88-мм орудия. С 43-го по 64-й шп. установили катера и спасательные шлюпки, по ПрБ и ЛБ на 52 1/2-м шп. – краны спуска-подъёма спасательных средств и у борта на 54-м – 60-м шп. – бронированные дальномерные посты.

Через среднюю надстройку проходил кожух задней дымовой трубы, а перед ней разместили камбуз. В передней надстройке 64-го по 67-й шп. разместили хлебопекарню, затем проходил кожух переднем дымовой трубы и вокруг основания передней боевом рубки – помещение для хранения дождевого тента.

Конструктивная подводная защита

Быстрый рост эффективности мин и торпед постоянно вынуждал обращать особое внимание на развитие подводной конструктивной защиты. Отсутствие серьезного боевого опыта в отношении этого рода защиты немцы попытались компенсировать проведением натурных опытов. Для определения оптимальной конструкции подводной защиты построили специальный отсек водоизмещением 1500 т. В течение девяти лет его использовали для экспериментов с подрывом боевых зарядов у борта. Результаты экспериментов использовали и при создании проекта линкоров типа "Нассау".

Важным достоинством подводной конструктивной защиты была сравнительно большая глубина. При ширине самого корпуса 26,3 м (без учета толщины главного броневого пояса) она состояла в районе КО на миделе из ширины двойного борта – 1,14 м, коффердама – 1.42 м. защитной угольной ямы – 2.12 м и расходной угольной ямы – 1,81 м. дополнительно защищавших от проникновения осколков, что в сумме составляло 6,49 м с каждого борта, оставляя для КО 13,32 м или 51% ширины корпуса. В районе МО и погребов боезапаса, ограниченных 30-мм противоторпедной переборкой, расходные угольные ямы отсутствовали, увеличивая ширину МО и погребов боезапаса до 16,94 м, оставляя глубину защиты менее 4,6 м. При этом 30-мм противоторпедные переборки считались достаточно надёжными, лишь на линкорах типа "Кайзер" поставили переборку из 40-мм броневой стали.

Коффердамы служили камерой расширения при взрыве пробивших броневой пояс снарядов и торпед. Все эти переборки должны были дополнять назначение бортовой брони по защите внутренних частей корабля от давления газов и действия осколков брони и снарядов, хотя их 8-мм стенки вряд ли могли служить в качестве противоосколочных переборок.

В корме небронированные части борта защитили только проходящей ниже ватерлинии бронированной палубой и делением корпуса многочисленными поперечными переборками на мелкие отсеки и помещения.

В процессе проектирования и постройки на кораблях была предусмотрена установка противоторпедных сетей, которые укладывали по борту на уровне верхней палубы. Сети нельзя было использовать на ходу, потому что они создавали попутный поток и сильно увеличивали сопротивление движению корабля. Сети были тяжёлые и нуждались в постоянном уходе. Самым опасным было то, что сети в бою могли быть разорваны попаданием снаряда и намотаться на винты, что однажды чуть не произошло с линейным крейсером "Дерфлингер" в Ютландском сражении. Их старались использовать только при стоянке корабля на якоре, хотя якорные стоянки немецкого флота, например, рейд Шиллинг или Яде, были хорошо защищены от миноносных атак.


Линейные корабли типа "Нассау"

(План палубы в районе ахтерштевня с указанием расположения рулевого устройства)

Рангоут и такелаж

Оснастка состояла из двух одинарных практически одинаковых вертикальных стальных трубчатых мачт довольно большого диаметра. Фок- и грот- мачту оборудовали деревянными стеньгами для установки радиоантенн; сигнальными реями для подъёма и размещения боевых и сигнальных флагов, различных дневных и ночных средств сигнализации, включая семафор; флагшток для подъёма флага и наблюдательными постами (вороньим гнездом) на салингах марса. Реи можно было спускать. Ось грот- мачты установили на броневой палубе на 34 1/2-м и фок-мачты на 72 1/2-м шп. на расстоянии 45,6 м одна от другой, причём фок-мачту впереди носовой дымовой трубы и вплотную к ней. Высота верхней кромки клотика обоих мачт от КВЛ составляла 42,4 м, верхней кромки стеньги радиоантенн 39.4 м, верхней кромки трубчатой мачты 32 м, их салингов 28 м (для сравнения высота верхних кромок дымовых труб составила 19 м).

Трубчатые мачты изготовили из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена толщиной стенок 4-6 мм. Их наружный диаметр в основании равнялся 550 мм, при проходе через верхнюю палубу увеличивался за счёт элементов крепления до 680 мм и у топа уменьшался до 300 мм. В точках закрепления мачт в основании и при проходе через палубы предусмотрели установку деревянных прокладок. Мачты поддерживали стальные ванты диметром 40 мм. Полая труба фок-мачты одновременно служила вентиляционным каналом центрального коридора.

В местах установки мачты на броневой палубе мачты закрепили в рамах из железных угольников на деревянных прокладках из тикового дерева. Обе мачты на протяжении от броневой палубы до двух метров выше палуб, мостиков и т.д., где люди могли бы с ними соприкасаться, изолировали деревянным покрытием.

Наблюдательный пост установили на 4 м ниже топа каждой мачты (28 м выше КВЛ) и оборудовали входным люком и леером (поручнями), а для спуска- подъёма проходил скоб-трап.


Линейные корабли типа "Нассау”

(Продольный разрез корпуса в районе ахтерштевня)


На передней части грот-мачты и задней части фок-мачты установили 4-метровыс укосины (вылеты, поперечные стрелы), служащие для подъёма стеньги и поддержки рея. Кроме того, в качестве гафеля для флага на грот-мачте предусмотрели вылет длиной 2,5 м. Длинные наклонные деревянные стеньги радиоантенн длиной 10 м, по одной на каждой мачте впервые были введены на линкорах типа "Нассау" и затем вновь нашли свое применение только при постройке линкоров типа "Бисмарк". На каждой мачте установили по два гафеля для флага, один флагшток длиной 4,5 м и оборудовали одним сигнальным реем длиной 13,2 м.

Ради такелажа на "Нассау", как и на "Блюхере", окончательно отказались от постов управления артиллерийским огнем на марсах. Вместо этого в немецком флоте предполагали введение решетчатых мачт по американскому образцу. Но на это не решились. Решетчатые мачты имели недостатки: представляли собой крупную мишень, имели большие колебания, и их трудно было содержать в исправности. Для управления огнем они не использовались, поскольку в германском флоте управление огнем производилось из боевой рубки, расположенной на высоте мостика.

Напротив, на "Дредноуте" предпочли высокорасположенный пункт централизованного управления артиллерийским огнем и выбрали для этого верхнюю часть треногой мачты, имея взамен не только ухудшение условий наблюдения от задымления газами дымовой трубы и собственных выстрелов, но и увеличение предела дальности в бою на дальних дистанциях. Это не было нововведением, поскольку уже имелось на первом британском броненосце с бронированными башнями "Кэптен" (1867 г.), чтобы при стрельбе избежать помех от многочисленных вант.

На "Дредноуте" и нескольких следующих английских линкорах фок-мачта стояла неудачно – позади передней трубы, дымовые газы от которой сильно нагревали её и окутывали марс. На линкорах типа "Нассау" первоначально предполагали такое же положение фок-мачты, но от этого отказались, поскольку она не несла поста управления артиллерией. Окончательно было решено расположить мачту вплотную к носовой дымовой трубе и впереди неё.

Артиллерия главного калибра

На линкорах типа "Нассау" артиллерию главного калибра из двенадцати 280-мм скорострельных морских орудий (типа SKL/45 с длиной канала ствола 45 калибров – 12600 мм в башенных лафетах на поворотной орудийной платформе образца 1907 г.) попарно установили в шести статически уравновешенных (отбалансированных) орудийных башнях. Важным нововведением было применение на них башенных дальномеров.

Орудия разместили на спаренных лафетах с возможностью раздельного вертикального наведения в башенных установках новой конструкции. Согласно Conwey [7], вес ствола 280-мм орудия с затвором составлял 39,17 т, против 58 т 305-мм орудия линкора "Дредноут".

Каждый орудийный ствол имел для отката салазки. Лафеты установили во вращающиеся орудийные столы, опиравшиеся на расположенные в неподвижных основаниях барбетов шаровые опоры.

Согласно Conwey [7], угол возвышения составлял + 20° с дальностью стрельбы 20400 м (110 кбт.); согласно Groner [8] и источнику [11], угол снижения стволов орудий -6°. угол возвышения +20° с дальностью стрельбы 18900 м (102 кбт.). позже, с принятием на вооружение нового снаряда, дальность стрельбы увеличилась до 20400 м (110 кбт.); согласно источнику [10]. угол возвышения +20° с дальностью стрельбы полным зарядом 21000 м (113 кбт.).

Установки обеспечивали угол возвышения орудий +20°, угол снижения для бортовых башен -6°, а для башен в оконечностях -8°, поскольку на кораблях были установлены башни двух (имевших некоторые отличия)типов.

Бортовые башни более раннего выпуска носили литерное обозначение Drh.L.C/06 – вращающийся лафет образца 1906 г. и занимали пространство до броневой палубы, установленные по ДП башни Drh.L.C/07 – вращающийся лафет образца 1907 г.. занимали пространство до нижней палубной платформы.

Основные различия были вызваны тем. что бортовые башни, несмотря на большую ширину корабля, из-за недостатка места пришлось устанавливать так, что барбеты почти касались бортов корабля. Вследствие этого нельзя было расположить транзитные элеваторы между погребом боезапаса и башней, поскольку элеваторы и загрузочная камера попали в район противоминной защиты. Вместо этого спроектировали и установили бронированные элеваторы, которые проходили из находящегося за противоминной переборкой погреба боезапаса в расположенную под погоном башни батарейную палубу.

Снаряды и заряды поднимали из находящегося в подводной части корабля погреба боезапаса по вертикальному бронированному элеватору на батарейную палубу, расположенную ниже вращавшейся вместе с башней орудийной платформы. Там, внутри барбета боеприпасы выгружали из элеватора, перевозили на специальной тележке на то место, где располагался подъёмник в башню, который подавал их на линию заряжания для последующей его досылки в канал ствола. Таким образом создали перегрузочную камеру.

Другую конструкцию использовали для 280-мм орудийных башен линейных крейсеров и спроектированных позднее 305-мм орудийных башен. Вскоре после 1890 г. начали применять вращающуюся орудийную платформу с подвешенным к ней элеватором боеприпасов. Впервые её установили на английском броненосце "Цезарь" (1895 г.) и в Германии на двух первых броненосцах типа "Кайзер" частично (носовые башни), на трех остальных полностью.

Здесь перегрузочная камера имела другую конструкцию и расположение: она и нижний элеватор, который выходил из погреба боеприпасов позади орудий, подвешивались к погону башни и вращались вместе с ней. Соединяющим звеном между погребом боеприпасов и бронированным подъемно-транспортным устройством в погребе боеприпасов был так называемый круговой вагон, то есть узкая вращающаяся платформа в погрузочном помещении погреба. При этом получалась значительно большая скорость стрельбы (три выстрела в минуту на ствол), чем при транзитном элеваторе, когда каждый раз производились две перегрузки на пути из порохового погреба до орудия.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Поперечный разрез корпуса в районе миделя с указанием отсеков конструктивной подводной защиты)


Этому преимуществу сопутствовал тогда ещё неизвестный недостаток конструкции, проявившийся при попадании снаряда в скопление зарядов в перегрузочной камере. На линейном крейсере "Зейдлиц" в бою у Доггер-Банки 24 января 1915 г. это привело к выходу из строя башни и тяжёлым людским потерям. На 380-мм орудийных башнях линкора "Баерн" с самого начала отказались от перегрузочных камер, поскольку манипуляции со снарядами и зарядами такого большого веса были невыполнимы. Снова были установлены транзитные элеваторы и удовлетворились меньшей скорострельностью. Этот, различающийся только в деталях, способ подачи боеприпасов башен главного калибра сохранился до конца постройки линейных кораблей, поскольку он оказался наиболее целесообразен.

В целях унификации, чтобы иметь одинаковый тип башен на корабле, для "Нассау" и "Вестфалена" выбрали бронированные элеваторы, так-же и для расположенных по ДП башен. Однотипные с ними линкоры "Рейнланд" и "Позен" получили концевые башни уже с подвешенными к погонам элеваторами и перегрузочными камерами. Точно такие же бортовые башни смогли установить на следующем за ними линкоре "Остфрисланд", но уже дальше от борта вследствие большей ширины корабля.

Для более тщательной и надёжной работы всей башни, ускорения подачи боеприпасов, поворота башни и наводки орудия требовалось применение электрических или гидравлических приводов. В отличие от ранее построенных додредноутов, имевших башни с гидравлическим приводом, на новых кораблях немцы выбрали систему горизонтальной и вертикальной наводки с электроприводом. Электродвигатели соответствующей мощности установили на лафетах и поворотной орудийной платформе. Кроме того, наведение орудий можно было осуществлять и вручную.

В погребах боезапаса снаряд, основной и добавочный полузаряды перемещали при помощи механических устройств и приспособлений. Из погреба их подавали в перегрузочное отделение с помощью жёстких двойных подъёмников с электроприводом (элеваторов) или вручную. Отсюда при каждом заряжании посредством расположенного на лафете подъёмника с электроприводом боеприпасы поднимали в башню. В каждой башне имелось четыре подъемника, два для снарядов и два для зарядов. Для каждого ствола в качестве резервного имелся вспомогательный элеватор, осуществлявший подъём из перегрузочного отделения. Кроме того, все подъёмники и элеваторы имели ручной привод.

В перегрузочном отделении на батарейной палубе боеприпасы доставляли специальными транспортными устройствами в подъёмник и с его помощью к орудиям. Механизм для перегрузки боеприпаса в перегрузочное отделение разместили внутри башенного подкрепления. Для возврата боеприпаса в погреб и для смены типа снаряда снаружи башни предусмотрели подъёмник с ручным приводом, а для обмена снарядов между башнями использовали рельсовый путь на батарейной палубе. Для этой же цели в средней продольной переборке погребов боезапаса между 41 и 46-м шп. и 62 и 67- мшп. установили водонепроницаемые двери.

Погреба боезапаса расположили под башнями. Для перемещения боеприпасов в погребах использовали лебёдки как ручные, так и с электроприводом. Из погреба боеприпасы подавались с помощью подъёмников с электроприводом или вручную. В качестве резервного использовали лебёдки с ручным приводом. Рельсовый путь на промежуточной палубе, двери и сквозные проходы в подбашенных подкреплениях обеспечивали возможность транспортировки боеприпасов между отдельными башнями.

Во всех башнях снарядные и зарядные погреба расположили в подбашенном отделении. Снаряды и заряды хранили в стеллажах. Снарядные погреба находились на днище трюма под размещёнными на палубных платформах зарядными погребами, сгруппировав их ближе к ДП.

Погреба боеприпасов оборудовали рефрижераторными установками (кроме снарядных погребов бортовых башен), искусственной вентиляцией, и их можно было при необходимости затопить пли осушать посредством гибкого прорезиненного рукава.

Не возникло особенных вопросов п в отношении размещения башен. Все предшествующие проекты предполагали одинаковое расположение главной артиллерии, или как тогда говорили, "шесть башен по углам шестиугольника". Казалось, ничто иное никогда не будет приниматься во внимание.

В Англии при проектировании "Дредноута" и следующих за ним линкоров при расположении орудийных башен большое внимание уделялось направлению действия дульных газов при стрельбе. Конечно, в любом флоте этот фактор принимался во внимание, но для Англии он имел особенно важное значение, так как конструкция и месторасположение башенного колпака для установки прицела английских орудийных башен оказалось очень неудачным из- за воздействия на него дульных газов от орудий соседних башен. Это явилось основанием для знаменательного, но малоизвестного факта, отмеченного О. Парксом: "До линкоров типа "Куин Элизабет" на английских линкорах не смогли применить линейновозвышенное расположение башен. При этом были упущены существенные выгоды подобного расположения" (O. Parkes. "British Battleships").

Иначе к этому вопросу подошли в США. В ходе разработки проекта линкоров типа "Мичиган" здесь провели ряд опытовых стрельб, в результате которых выяснилось, что существовавшее до этого специальное прикрытие колпаков не выдержало испытаний. Был предпринят ряд специальных мер, направленных на ликвидацию этого недостатка, включая экранирование башенных колпаков по боковым стенкам. Это позволило создать корабль, ставший первым к мире линкором с классическим расположением двух линейно-возвышенных орудийных башен по оконечностям корабля.

В Германии смогли провести подобные испытания несколько позже, специально для линкоров типа "Кайзер", когда было решено применить на них линейно-возвышенные башни. Опыты проводились на полигоне Меррен, где уже была смонтирована башенная установка с двумя 280-мм орудиями для испытания брони последующих башенных установок. Во время проведений стрельб полученные замеры давления внутри башни, особенно в районе башенной амбразуры, показали, что стрельбу поверх крыши находящейся впереди башни можно вести без всяких опасений. В это время в строю флота Открытого моря уже почти год числился линейный крейсер "Мольтке" с линейно-возвышенным расположением кормовых башен.

Что касается линейно-возвышенного расположения башен на первом американском дредноуте "Мичиган", то в основе его проекта лежало не стремление получить возможно большие углы обстрела, а мощный бортовой залп при ограниченной длине цитадели и всего корабля вследствие жёсткого ограничения в водоизмещении (16 000 т), разрешенные Конгрессом США для новых линкоров. Не случайно, что подобное расположение башен стало классическим для линкоров гораздо позже, но ещё до этого были опробованы различные промежуточные решения – диагональное размещение средних башен, возвышенные башни в корме и другие.

К линейно-возвышенному расположению немцы и англичане, как и все другие страны, кроме США, ещё не пришли. Принятая же для проекта большая ширина корабля вполне позволяла разместить башни как это было сделано, чтобы иметь "огневой резерв" – так или примерно так размещались башни главного и промежуточного калибров на большинстве кораблей во всех флотах мира. Если исходить из этих соображений, то сходное размещение орудийных башен на линкорах "Дредноут" и "Нассау" можно хоть как-то объяснить, хотя оно. несомненно, означало нерациональное увеличение веса и личного состава, на "Дредноуте" меньше, на "Нассау" больше.

Таким образом, и англичане и немцы, учитывая опыт постройки и эксплуатации линкоров "Дредноут" и "Нассау", пришли к выводу, что в дальнейшем каждой орудийной башне необходимо создавать максимально допустимый сектор обстрела и всем башням обеспечить возможность ведения огня на оба борта. На артиллерию среднего калибра этот принцип не распространялся, поскольку небольшие потребности в весе и личном составе позволяли устанавливать её на корабле в значительном количестве.

У кормовой башни "D" ось вращения на всех линкорах располагалась по ДП на 23 1/2-м шп., у носовой башни "А" ось вращения располагалась по ДП на 83 1/2-м шп.. в передних бортовых башнях "В" (ПрБ) и "F" (ЛБ) оси вращения располагались на 64 1/2-м шп. и на 8,4 м от ДП. и в задних бортовых башнях "С" (ПрБ) и "Е" (ЛБ) оси вращения располагались на 43 1/2-м шп. и на 8,9 м от ДП. Расстояние между осями вращения носовой "А" и кормовой " D " башен составляло 72 м. между осями кормовой " D " и задних бортовых "С" и "Е" 24 м, между осями задних "С" и " Е" и передних "В" и " F " бортовых 25,2 м. между осями последних и носовой башни "А" 22,8 м.

Расстояние между осями вращения носовой "А" и кормовой "D" башен составляло 72 м. что с учетом внутреннего диаметра барбета 7,8 м требовало установки главного броневого пояса длиной не менее 79.8 м (фактически установили пояс длиной 78 м или 54% длины корпуса по КВЛ). против, соответственно. 67,8 м и 56% длины корпуса между перпендикулярами у додредноута "Дёйчланд" и около 90 м и 58% по КВЛ у линкора "Дредноут".

На линкорах типа "Нассау" сектора ведения огня башен составляли 280° для кормовой и носовой башен и 160° для всех бортовых. В сумме это составляло 1200° или по 200° на башню. При этом в различных секторах ведения огня действовало разнос число орудий. Погонный огонь в секторе 355°-5° (10°) и ретирадный в секторе 175°-185° (10°) могли вести шесть орудий. В секторе 5°-25°(20°) четыре орудия. 25°-40° (15°) шесть, 40°-140° (100°) восемь, 140°-155° (15°) шесть, 155°-175° (20°) четыре, ретирадный 175°-185° (10°) – шесть, 185°-205° (20°) четыре, 205°-220° (15°) шесть, 220°-320° (100°) восемь, 320°-335° (15°) шесть, 335°-355° (20°) четыре. Причём восемь орудий действовали в двух секторах обстрела, суммарно 200°; шесть в шести секторах обстрела, суммарно 80°; четыре в четырёх секторах обстрела, суммарно 80°. Погонный огонь в секторе 60° и ретирадный 40° могли вести четыре орудия.

На линкоре "Дредноут" сектора ведения огня башен составляли 285° для носовой башни. 300° для кормовой. 180° для двух бортовых и два сектора по 130° для четвертой башни. В сумме это составляло 1205° или по 241° на башню. При этом в различных секторах ведения огня действовало разное число орудий. Строго по носу и корме огонь могли вести шесть орудий. В секторе 0°-30° четыре орудия, 30°-142°30" (112°30') восемь, 142°30'-160° (17°30') шесть, 160°-200° (40°) четыре, 200°-217°30' (17°30') шесть, 217°30'-330° (112°30') восемь, 300°-0° (30°) четыре. Причём восемь орудий действовали в двух секторах обстрела суммарно 225°; шесть в двух секторах суммарно 35°: четыре в четырёх секторах суммарно 100°.

При высоте осей орудий над палубой 2,34 м высота осей орудий над КВЛ составляла для носовом башни "А" "Нассау" 7,75 м ("Позен" и "Рейнланд" 7.815 м), кормовой "D" "Нассау" 7,65 м ("Позен" и "Рейнланд" 7,745 м) и всех бортовых "Нассау" 7,6 м ("Позен" 7.715 м, "Рейнланд" передних "В" и "F" 7,725 м и задних " С " и " Е " 7,715 м).

Орудия стреляли двумя ("Рейнланд" тремя) типами снарядов одинакового веса по 305 кг (согласно Conwey [7], 302,4 кг) с начальной скоростью у среза ствола орудия 820 м/с.

Общий боекомплект (боевой запас) артиллерии главного калибра составлял 900 выстрелов (75 на ствол). Согласно источникам [10] и [11], штатный боезапас "Нассау" и "Позен" включал 720 полубронебойных снарядов [L/3,2 (Psgr- Panzersprenggranaten)] длиной 3,2 калибра (896 мм) с донным взрывателем и 180 сплошных стальных снарядов (болванок) [L/3 (Stvg-Stahvollgeschossen)] длиной 3 калибра (840 мм), соответственно, 60 и 15 на ствол; согласно источнику [12], штатный боезапас "Рейнланд" равнялся 180 фугасных L/3,2 длиной 3,2 калибра (896 мм). 540 полубронебойных L/3.2 и 180 сплошных стальных снарядов (болванок) L/3. соответственно. 15, 45 и 15 на ствол, а также 900 полных зарядов (Pulverladung) к ним, против 800 или по 80 на ствол у линкора "Дредноут".

Полубронебойный снаряд длиной 3,2 калибра (896 мм) с донным взрывателем имел разрывной заряд (2.88) кг (2%). Окраска: красный с чёрной головкой. Второй тип длиной 3 калибра (840 мм) представлял собой сплошной стальной снаряд (болванку) с бронебойным колпачком. Окраска: голубой с чёрном окантовкой.

Единый для всех снарядов полный заряд состоял из основного полузаряда и добавочного. Важной особенностью было применение латунных гильз для основных полузарядов. Для добавочных полузарядов по-прежнему применялись двойные шелковые картузы и латунные пеналы, из которых заряды вынимались только перед заряжанием. Вес полного заряда равнялся 144,6 кг, включая 99 кг пороха марки RPC/06 (Rohrenpulver) образца 1906 г. Основной полузаряд весил 119 кг, включая 75 кг трубчатого (макаронного) пороха и гильзу весом 44 кг, добавочный 25,6 кг. включая и 24 кг пороха и шелковый картуз, против 117 кг кордита MD-45 (нитроцеллюлозного бездымного пороха) у линкора "Дредноут".

Сплошной стальной снаряд (болванка) длиной 3 калибра на дистанции 1000 м под углом встречи 60-90° пробивал 600-мм плиту прокатанной железной брони. 420-мм плиту брони-компаунд и 300-мм плиту поверхностно закалённой стале-никелевой брони. Полубронебойный снаряд длиной 3,2 калибра с донным взрывателем при попадании в плиту закалённой стале-никелевой брони под углом встречи 90° на дистанции 4000 м пробивал 413-мм плиту, на дистанции 8000 м – 319-мм. По официальным немецким данным, пробивная способность орудия у дульного среза составляла для стальной плиты 889 мм.

Сила отдачи орудия при стрельбе полным (основной и добавочный полузаряды) зарядом составляла 220 т, уменьшенным (основной полузаряд) 130 т. Конструкция 280-мм орудия обеспечивала прицельную скорострельность три выстрела в минуту.





На линкоре "Рейнланд": до (два фото вверху) и во время стрельб

Управление артиллерийским огнем

Управление из боевой рубки как артиллерийским огнем, так и самим кораблем ко времени появления дредноутов стало создавать большие трудности. Централизованное управление огнем потребовало наличия значительно большего, чем раньше количества приборов управления и личного состава. Управление кораблем и артиллерией мешало друг другу. Поэтому уже на додредноутах типа "'Дёйчланд" оба поста разделили. В то время как "Дёйчланд"и "Поммерн" получили двухярусный пост управления, на трех остальных кораблях пост управления артиллерией был расположен в той же боевой рубке, но несколько позади и выше поста управления кораблём. Так же сделали на броненосном крейсере "Блюхер", линкорах типа "Нассау". где управление артиллерийским огнем главного калибра производили из передней и задней бронированных боевых рубок, а затем это ввели на всех крупных кораблях кайзеровского флота.

Артиллерия среднего и малого калибров

На линкорах типа "Нассау" в одноорудпйных бронированных казематах на батарейной палубе, отделённых друг от друга продольными и поперечными переборками, разместили двенадцать (по шесть на каждом борту) 150-мм (фактически 149,1 мм) скорострельных морских орудий типа SKL/45 с длиной капала ствола 45 калибров (6750 мм) вместо 170-мм па предшествующих типах додредноутов. Орудия со щитами установили на лафете с вертикальной цапфой типа MPLC706 (Mittel Pivot Lafette) образца 1906 г.: четыре орудия как погонные и ретирадные, остальные восемь ближе к миделю образовали центральную батарею. Горизонтальную и вертикальную наводку осуществляли только вручную.

Согласно Conwey [7], ствол 150-мм орудия с затвором весил 5.73 т. Согласно источникам [10] и [11], угол снижения стволов орудий составлял -7°. возвышения +25° (в отдельных частях сектора обстрела от -4° до +15°), что обеспечивало дальность стрельбы, согласно Groner [8]. 13500 м (73 кбт.), с 1915 г. 16800 м (91 кбт.): согласно источнику [10], 14800 м (80 кбт.): согласно Conwey [7], 14950 м (81 кбт.) при угле возвышения +19°, 15800 м (85 кбт.) при угле возвышения +22°, 16900 м (91 кбт.) при угле возвышения +27° и 17600 м (95 кбт.) при угле возвышения + 30°.

Эти орудия имели следующие сектора обстрела (место расположения орудия/ № орудия/борт/сектора обстрела): каземат/№ 1/ ПрБ/ 120° (357°- 117°), каземат/№1/ ЛБ/ 120° (243°-3°)/, каземат/ № 2/ПрБ/ 120° (6°- 126°), /каземат/ № 2/ЛБ/120° (234°-354°), каземат/ № 3/ ПрБ/120° (9°-129°), каземат/ № 3/ЛБ/120° (23Г-351°), каземат/ № 4/ ПрБ/ 120° (48,5°-168,5°), каземат/ № 4/ ЛБ/ 120° (191,5-311,5°), каземат/ № 5/ ПрБ/ 120° (50°- 170°), каземат/ № 5/ ЛБ/ 120° (190°- 310°), каземат/ № 6/ ПрБ/120° (62°- 182°), каземат/ № 6/Л Б/ 120° (178°- 298°).

Сектора ведения огня всех орудий ПрБ и Л Б составляли 119°-120°. При этом в различных секторах по ПрБ действовало различное число орудий: 0-3° два орудия, 3°-6° (3°) одно, 6°-9° (3°) два, 9°- 48°30' (39°30') три, 48°30'-50° (l°30') четыре, 50°-62°(12°) пять, 62°- 117° (55°) шесть, 117°-126° (9°) пять, 126°-129° (3°) четыре, 129°-168°30' (39°30') три, 168°30'-170° (l°30') два, 170°-178° (8°) одно, 178°-182° (4°) два. Аналогичными сектора были и по ЛБ. При высоте осей стволов орудий над палубой 1,17 м высота осей орудий над КВЛ составляла 4,2 м.

Как погонный и ретирадный, так и бортовой огонь могли вести по шесть орудий, по курсу в секторе 357°-3° (6°) и по корме в секторе 178°-182°(4°) по два орудия. Максимальное число орудий (шесть) могли вести бортовой огонь в двух секторах по 55°, суммарно 110°; минимальное (одно) в четырех секторах, суммарно 22°.

Боезапас к орудиям подавался с помощью электропривода со скоростью подачи 4-6 комплектов выстрелов (снаряд-заряд) в минуту или вручную. Механизм подъёма с помощью электропривода или вручную приводил в движение бесконечную цепь с захватами для боеприпасов.

Орудия стреляли двумя ("Рейнланд" тремя) типами снарядов одинакового веса, согласно Conwey [7]. по 45 кг с начальной скоростью у среза ствола орудия около 800 м/с. Выстрел состоял из снаряда и единого для всех трёх типов снарядов заряда.

Корабли могли принять на борт боеприпасов на 1800 выстрелов противоминным 150-мм калибром (150 на ствол), но штатный боезапас отдельных кораблей различался между собой. Согласно источникам [10] и [11], штатный боезапас "Нассау" и "Позена" включал 600 (50 на ствол) полубронебойных снарядов L/3.2 (Psgr – Panzersprenggranaten) с донным взрывателем длиной 3.2 калибра (480 мм) и 1200 (100 на ствол) фугасных снарядов L/3,2 (Spgr – Sprenggranaten) тоже длиной 3,2 калибра (480 мм).

Согласно источнику [12], на "Рейнланде" штатный боезапас включал 180 (15 на ствол) осколочно-фугасных снарядов L/3,3 (Gr-Granaten) длиной 3,3 калибра (495 мм), 600 (50 на ствол) фугасных снарядов L/3,2 (Spgr-Sprenggranaten) длиной 3,2 калибра (480 мм) и 1020 (85 на ствол) полубронебойных снарядов L/3.2 (Psgr- Panzersprenggranatcn) длиной 3.2 калибра (480 мм) с донным взрывателем, а также 1800 зарядов (Hauptkartus). Снаряды всех типов весили по 45 кг.

Полубронебойный снаряд [L/3,2 (Psgr- Panzersprenggranaten)] длиной 3,2 калибра (480 мм) с донным взрывателем имел разрывной заряд весом 1,05 кг (2,5%), окраску: красный с чёрной головкой. Фугасный снаряд тоже длиной 3.2 калибра (480 мм) имел разрывной заряд весом 1,6 кг (4%). окраску: жёлтый с чёрной головкой. Единый для обоих типов снарядов заряд в латунной гильзе весил 22,6 кг. включая 13,25 кг трубчатого (макаронного) пороха марки RPC/06 (Rohrenpulver) образца 1906 г.

Конструкция орудия обеспечивала прицельную скорострельность 10 выстрелов в минуту. Сила отдачи орудия при стрельбе составляла 107 т.

Полубронебойный снаряд длиной 3,2 калибра с донным взрывателем при попадании в плиту закалённой стале-никелевой брони под углом встречи 90° на дистанции 4000 м пробивал 144-мм плиту, на дистанции 8000 м – 64-мм.

Штатный боезапас 150-мм артиллерии разместили в 13 общих погребах. Выстрелы (снаряд и заряд) доставляли на батарейную палубу с помощью 12 подъёмников с электроприводом или вручную с помощью элеваторов, представлявших собой ковшовый конвейер. В качестве резервного использовали лоток для одного выстрела (снаряд и заряд), который после удаления ковша поднимали посредством талей (полиспастов).

Погреба боеприпасов также оборудовали рефрижераторными установками, искусственной вентиляцией, и их можно было при необходимости затопить или осушить посредством гибкого прорезиненного рукава.

Лёгкая противоминная артиллерия состояла из шестнадцати 88-мм скорострельных орудий (так же новой модели) типа SKL/45, с длиной канала ствола 45 калибров (3960 мм), предназначенных для стрельбы по морским целям, по сравнению с двадцати восемью 76-мм орудиями линкора "Дредноут". Орудия устанавливались на лафете с вертикальной цапфой (центральным штыревым отверстием) типа MPLC/06 образца 1906 г.. прикрытые (12-мм) лёгкими стальными щитами стандартной формы. Согласно Conwey [7]. ствол весил 908 кг. Сила отдачи орудия при стрельбе составляла около 25 т.

Согласно источнику [10], установка обеспечивала угол снижения ствола орудия -10°, возвышения + 25°, что, согласно Conwey [7] и источнику [10], обеспечивало дальность стрельбы 10700 м (58 кбт.). Скорострельность составляла до 20 прицельных выстрелов в минуту.

Общий боекомплект (боевой запас) 88-мм артиллерии был рассчитан на 2400 выстрелов (150 на ствол), против, соответственно, 8400 и 300 у "Дредноута". Половину из них составляли унитарные осколочно-фугасные снаряды с головным взрывателем [(Sprenggranaten-Patronen) Spgr.K.Z.], вторую половину – унитарные осколочно-фугасные снаряды с донным взрывателем (Spgr.J.Z.).


Линейные корабли типа "Нассау (Поперечные сечения корпуса)


88-мм орудия стреляли осколочно-фугасными унитарными патронами (снаряд с гильзой) весом, согласно источнику [10]. 15.5 кгс начальной скоростью у среза ствола орудия 616 м/с.

Снаряд длиной 3,6 калибра (317 мм) и весом, согласно Conwey [7] и источнику [10], 10 кг имел разрывной заряд весом (0,22) кг (3%). В гильзе помещалось 2,325 кг трубчатого пороха марки RP образца 1906 г.

Шестнадцать 88-мм орудий установили четырьмя батареями по четыре в каждой. Носовую батарею с орудиями без щитов установили на батарейной палубе под баком. 88-мм унитарные патроны подавали в неё из погребов боезапасов, расположенных на верхней палубной платформе под броневой палубой в районе от 81 до 86-го шп. по JIB и ПрБ (ХП-й основной отсек), на поддонах с помощью электромоторов или вручную. Требуемая скорость подачи составляла шесть поддонов в минуту.

Вторую батарею с орудиями с круглыми щитами разместили в передней надстройке. 88-мм унитарные патроны подавали в неё из погребов боезапасов, расположенных так же. как идля первой, но несколько дальше к корме – в районе от 77 до 81 -го шп. по ДП (ХП-й основной отсек).

Третью с орудиями с обычными щитами разместили в задней надстройке. 88-мм унитарные патроны подавали в неё из погребов боезапасов, расположенных так же, как и для первых двух на верхней палубной платформе в районе от 21 до 26-го шп. по ЛБ и ПрБ (IV-й основной отсек).

Четвёртую с орудиями без щитов установили на батарейной палубе в кормовой каюте. 88-мм унитарные патроны подавали в неё из тех же погребов боезапасов, что и для третьей батареи. Кроме того, небольшие хранилища 88-мм унитарных патронов оборудовали на броневой палубе в районе 36-го шп. и батарейной в районе 72-го шп. Для каждых двух орудий неподалёку имелись кранцы первых выстрелов, вмещавшие до трёх поддонов унитарных патронов.

В различных местах между продольными стрингерами на броневой и батарейной палубах разместили кранцы первых выстрелов всего на 635-640 унитарных патронов. На батарейной палубе между 79 и 80-м шп., на промежуточной по ДП между 38 и 39-м шп. и 28 и 29-м шп., по ЛБ между 29 и 30-м шп. и 21 и 22-м шп.

Сектор ведения огня каждого орудия составлял 119-120°. При высоте осей стволов орудий над палубой 0,9 м высота осей стволов орудий над конструктивной ватерлинией составляла для носовой и кормовой батарей 4,25 м, двух средних – 8,5 м.

На "Нассау" и "Рейнланд" два 8-мм пулемёта (на "Позен" и "Вестфален" четыре) с боекомплектом 10000 боевых патронов на ствол не имели определённой назначенной позиции. Закреплённые по-походному, они находились на батарейной палубе в районе 18-го шп. Обычно пулемёты устанавливали на специальных тумбах на палубе или на корабельных плавсредствах. Дальность стрельбы составляла 2400 м, скорострельность 250 выстрелов в минуту.

На "Нассау" патроны хранились в специальном хранилище на промежуточной палубе в районе от 21 до 23-го шп. по ЛБ, на "Позен" и "Рейнланд" – на нижней палубной платформе в помещении задних бортовых ТА по ЛБ между 16 и 18-м шп. Хранилище имело искусственную вентиляцию, и его можно было при необходимости затопить или осушать посредством гибкого резинового шланга. Патроны подносили вручную. Там же, в оружейных комнатах кораблей хранились 355 винтовок образца 1898 г. и 42600 боевых патронов к ним, а также от 98 до 128 пистолетов образца 1904 г. и 24500 боевых патронов к ним.

Зенитное вооружение первоначальным проектом не предусматривалось, но в ходе первой мировой войны на кораблях установили по две 88-мм зенитные пушки.

Помимо орудий главного и противоминного калибров на борту кораблей имелись две 60-мм десантные пушки "6-cm.SBtsKL/21" (Schnellfeuer Boots Kanone) с длиной ствола 21 калибр, предназначенные для использования в десантных операциях. Пушки устанавливались на колесных лафетах BLL.С/00 (Boots und Landung Lafette). Их можно было использовать также и с катеров или баркасов. Пушка на лафете могла стрелять на дистанцию 4300 м при максимальном возвышении ствола 19,25°. Боекомплект составлял 250 выстрелов на ствол.

Торпедное вооружение

Торпедное вооружение линкоров типа "Нассау" состояло, как и у предшествующих типов кораблей. из шести подводных 450-мм ТА. Вес торпедные отсеки размещались вне цитадели, ниже броневой палубы: по одному у ахтерштевня и форштевня (I-й и XVIй основных отсеках) и четыре бортовых, непосредственно под помещениями приводов кормового и носового шпилей – два ближе к корме (III-й основной отсек) и два ближе к носовой оконечности (XVI-й основной отсек) с общим боекомплектом в мирное время 12, а в военное 18 торпед. Все торпедные аппараты были неподвижны, то есть их нельзя было наводить на цель.

Носовой ТА расположили в XVI-м основном отсеке на настиле двойного дна под нижней палубной платформой ниже и позади форштевня на "Нассау" в районе от 104 3/4 до 111-го шп. (105 до 110 1/2-го шп. "Позен") на 6,0 м (5,95 м "Рейнланд") ниже КВЛ. Труба носового ТА заканчивалась выпускным патрубком, отлитым из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена и расположенным в районе от 109 до 111 -го шп. Четыре одиночных бортовых ТА – сплошные (целые) трубы, кроме ТА № 1, который имел трубу с крышкой, установили в III и XVI-м основных отсеках на 3.6 м (3.5 м "Позен") ниже КВЛ под углом 10° вперёд от траверза и с наклоном -4° к горизонтали. Кормовой ТА горизонтально расположили в 1-м основном отсеке на 1,5 м (1,475 м "Рейнланд") ниже КВЛ. Труба кормового ТА заканчивалась выпускным патрубком, отлитым из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена. На кораблях имелись места хранения для торпед типа " S " образца 1906 г., из них: по три в носовом и кормовом помещениях ТА (по две в мирное время), по шесть в каждом бортовом помещении (по четыре в мирное время).

Торпеды калибра 450-мм с гироскопическим прибором Обри для прямого курса имели разрывной заряд пироксилина весом 98 кг. Для каждой торпеды имелись одно практическое отделение и одна головная боевая часть, а также два ударных взрывателя.

Торпеды из ТА выталкивались сжатым воздухом. Для обеспечения ВВД самих торпед и системы пуска в V и Х-м основных отсеках на верхней палубной платформе установили четыре компрессора ВВД давлением 100 кгс/кв.см типа М образца 1903 г. В каждом помещении бортовых ТА установили по одному главному воздушному аккумулятору, а в оконечностях по одному вспомогательному аккумулятору, от которых по трубопроводам ВВД подавался в распределительные колонки с клапанами.

В помещениях бортовых ТА производили обслуживание, регулировку и подготовку торпед к пуску. Две кладовые для хранения взрывателей, запчастей и принадлежностей торпед находились в помещении передних бортовых TA. Практические отделения и головные боевые части разместили в соседних помещениях.


Линейные корабли типа "Нассау (Поперечные сечения корпуса)


На кораблях имелись места для временной установки лебёдок для погрузки и выгрузки торпед. Места погрузки торпед и торпедопогрузочные люки расположили на верхней палубе по ПрБ впереди мидель-шпангоута, по ЛБ после. В корму транспортер с торпедой везли наискось по ПрБ от каземата № 4. в носовую оконечность через бронированную шахту за бронированием форштевня. Оба места погрузки торпед связывал рельсовый путь.

Пуск торпеды производили электроспуском или вручную. При каждом TA оборудовали по три места хранения торпед. Для управления торпедным оружием оборудовали восемь постов управления торпедной стрельбой (три в передней и задней боевых рубках и два для носового и кормового TA). После модернизации 1907-10 гг. количество TA уменьшили до пяти с общим боекомплектом 13 торпед. В 1916 г. все торпедные аппараты демонтировали.

Форштевень уже не был предназначен для тарана. На борту имелось тральное и подрывное оборудование новейшего типа (класса А), которое разместили между броневой и промежуточной палубами в районе от 108 до 111-го шп.

Броневая защита

На дредноутах типа "Нассау" от -5-го шп. до форштевня в районе КВЛ установили броневой пояс- переменной толщины, начиная от кормы 90/120-300-80 им. По высоте в районе цитадели броневой пояс состоял из одного пояса брони; в кормовой оконечности и ближе к форштевню из двух; бронирование носовой оконечности от 108-го шп. и до форштевня из трёх. Все вертикальные и горизонтальные броневые плиты, за исключением нижнего пояса у форштевня из броневой стали с низким содержанием никеля, изготовили по технологии Круппа из никелевой стали с закалённым (цементированным) наружным слоем. По длине корабля толщина плит броневого пояса была различной.

Со стороны кормы на -5-м шп. на скосе броневой палубы броневой пояс замыкала поперечная вертикальная броневая переборка из двух расположенных один над другим поясов такой же стали. Нижний пояс толщиной 120-мм проходил от скоса броневой палубы до промежуточной, 90-мм верхний от промежуточной до батарейной, прикрывая от продольного огня с кормы помещение ТА и рулевые машины.

В кормовой оконечности бортовая броня от – 5-го шп. до 21-го шп. (до начала цитадели) на длине 31,2 м состояла из двух расположенных один над другим поясов брони. Верхние кромки плит верхнего броневого пояса располагались на 2,1 м выше КВЛ, то есть не доходили до уровня батарейной палубы на 0,9 м. Это позволило в междупалубном пространстве (между промежуточной и батарейной) установить иллюминаторы. Ниже КВЛ броневые плиты опускались на разную глубину – от 880 мм на -5-м шп. до 1,24 м на 4-м шп. и 1.52 м на 14-м шп. Далее нижние кромки плит уравнивались с кромками плит главного броневого пояса. Толщина плит по высоте была неодинаковой – 120 мм у нижнего броневого пояса и 90 мм у верхнего.

Главный броневой пояс расположили в районе с 21-го по 86-й шп. на длине 78 м, прикрывая бортовые и концевые барбеты 280-мм орудий, погреба боезапаса й машинно-котельные отделения (IV-XII-й основные отсеки). По высоте главный броневой пояс состоял из одного ряда вертикально расположенных броневых плит высотой 4,57 м переменной толщины, начинался у нижнего скоса броневой палубы на 1,6 м ниже КВЛ и возвышался на 2,97 м выше КВЛ, доходя до уровня батарейной палубы, где образовывал броневой пояс цитадели.

По высоте толщина плиты главного броневого пояса не была постоянной. В средней части плиты на длине 2 м она имела толщину 290 мм, но начиная с расстояния 1,28 м от верхней и нижней кромок, сужалась по направлению к кромкам до толщины 170 мм, образуя скосы. Плиты главного броневого пояса укладывали на 50-мм подкладку из тикового дерева и крепили к 10-мм бортовой обшивке. Иногда эти 10 мм прибавляют к 290-мм броне, получая таким образом максимальную толщину брони 300 мм. Согласно источнику [13], головной "Нассау", в отличие от остальных кораблей серии, вообще имел максимальную толщину броневых плит 270 мм.

В носовой оконечности 80-мм бортовая броня начиналась от носового траверза и продолжалась до форштевня. От 86-го до 108 1/2-го шп. на длине 27 м бортовое бронирование состояло из двух, а от 108 I /2го шп. до форштевня на длине 8 м из трёх 80-мм поясов. От 86-го до 111 -го шп. верхние кромки плит верхнего броневого пояса на 750 мм не доходили до штрека батарейной палубы – как и в корме для размещения иллюминаторов. От 111-го шп. и до форштевня верхние кромки плит опирались на штрек палубы на 60 мм выше линии подъёма. Нижние кромки нижнего броневого пояса шли на том же уровне, как у главного броневого пояса, на 1.6 м ниже КВЛ, но в районе 104-105 шп. (немного не доходя до клюзов) они опускались гораздо ниже и у самого форштевня доходили до 2,8 м ниже КВЛ.

Плиты главного броневого пояса по боковым сторонам в верхней и нижней части имели фигурные пазы для соединительных переходников, состоящих из прямоугольной части и двух трапеций, по форме напоминавших ласточкин хвост, и с их помощью скреплялись друг с другом. Плиты были выгнуты наружу и своими нижними кромками опирались на приклёпанный к наружной обшивке корпуса сплошной уголковый шельф на уровне нижнего края скоса броневой палубы.

Плиты главного броневого пояса установили на 50-мм рубашке из тикового дерева и крепили гужёнами (специальными стальными болтами из никелевой стали) диаметром 45 и 80 мм. Гужёны ввинчивали с обратной (незакалённой) стороны броневых плит и наружными концами через коробчатые подкладки с резиновыми прокладками крепили шайбами и гайками к 10-мм однослойной бортовой обшивке из судостроительной стали.

Для защиты от продольных попаданий снарядов в середину корабля со стороны носа и кормы оконечности главного броневого пояса замыкались траверзными броневыми переборками, расположенными между промежуточной и батарейной палубами. Эти переборки из 200-мм броневых плит цементированной стали установили на 21-м (кормовая) и 86-м шп. (носовая).

Броневой пояс "Дредноута" переменной толщины, протяжённостью от форштевня до ахтерштевня, располагался по высоте от 1,52 м ниже КВЛ в средней части и носовой оконечности до уровня средней палубы, в корме несколько ниже. Главный броневой пояс, прикрывавший 58% длины корпуса на участке погребов боезапаса и турбинно-котельной установки, состоял из двух поясов наиболее толстых плит суммарной высотой 4.06 м. Как это практиковалось в британском флоте, плиты этих поясов не были одинаковы по толщине. Таким образом, главный броневой пояс "Дредноута" включал два отдельных пояса ватерлинию защищали 279-мм плиты со скосами к нижней кромке, выше которых до уровня средней палубы установили 203-мм броню. В полном грузу (полный запас топлива и воды) осадка "Дредноута" возрастала с 8.08 до 9,22, при этом 279-мм пояс полностью уходил под воду, оставляя выше ватерлинии только 1,4-метровую полосу 203-мм брони. Бронирование цитадели между броневым поясом и верхней палубой отсутствовало, поскольку там не имелось артиллерии среднего калибра. За пределами концевых орудийных башен броневой пояс проходил до самых штевней толщиной 152 мм в носовой оконечности и 102 мм в корме.


Линейные корабли типа "Нассау” (Поперечные сечения корпуса)


Бронирование цитадели на линкорах типа "Нассау" простиралось от кормовой башни главного калибра до носовой. Продольную стенку образовывала проходящая до батарейной палубы верхняя часть плит главного броневого пояса, имевшая в этом районе броневых плит толщину, постепенно уменьшающуюся до 170 мм. На 21-м и 86-м шп. цитадель замыкали поперечные броневые переборки, охватывающие по дуге внутренним радиусом 3,9 м основания концевых 280-мм орудийных башен.

По высоте траверзные переборки состояли из двух расположенных один над другим поясов брони. 200-мм нижний из цементированной стали с закалённым наружным слоем проходил от расположенной ниже КВЛ части броневой палубы до промежуточной, 280- мм верхний от промежуточной до батарейной. Согнутые по наружной окружности барбета броневые плиты, на 21-м шп. толщиной 120 мм из никелевой броневой стали и 86-м шп. 100 мм, охватывающие по дуге внутренним радиусом 3,9 м основания концевых 280-мм орудийных башен, соединялись с траверзными переборками. Стыки поясов имели пазы и соединялись между собой посредством планок и стяжек. Под броневыми плитами поперечных переборок цитадели не имелось ни бортовой обшивки, ни шпангоутов. В кормовой поперечной броневой переборке на промежуточной палубе по ПрБ установили бронированную дверь той же толщины, что и переборка.

Артиллерию калибра 150-мм расположили в бронированном каземате на батарейной палубе в средней части корпуса в двенадцати одноорудийных казематах, по шесть с каждого борта. Бронирование каземата с вырезами под орудийные порты и отогнутыми частями брони для обеспечения секторов обстрела простиралось по обоим бортам корпуса от кормовой до носовой башен главного калибра. Вдоль борта бронирование каземата произвели от 28-го до 79-го шп. на длине 61,2 м 160-мм броней (орудийные амбразуры 80 мм).

Выше главного пояса от 37-го до 79-го шп. на бортовую обшивку навешивали броневые плиты каземата, по высоте доходившие до уровня верхней палубы. От 28-го до 37-го шп. броневые плиты устанавливали параллельно бортам на батарейной палубе, отступя от бортов на 1,3 м, до и после бронирование каземата шло наискось к середине барбетов, расположенных по ДП башен главного калибра.

Плиты толщиной 160-мм установили тем же способом, что и плиты главного броневого пояса на 50-мм прокладке из тикового дерева и крепили гужё- нами к бортовой обшивке. Под бронёй проходящих наискось траверзных переборок каземата не имелось ни бортовой обшивки, ни шпангоутов. Они крепились к батарейной палубе двойными угольниками, а между собой посредством стыковых планок и стяжек. В броневых переборках с каждого борта имелись двери той же толщины, что и переборка.

Внутри каземата между орудиями на 34, 43, 55, 65 и 75-м шп. ЛБ и ПрБ установили противоосколочные переборки из 20-мм броневой стали с низким содержанием никеля. Эти переборки проходили до расположенной на каждом борту на 3,4 м от ДП и от 27-го и 80-го шп. 15-мм продольной противоосколочной переборки из такой же стали. 160-мм вертикальную броню каземата изготовили по технологии Круппа из цементированной стали с закалённым наружным слоем, 80-мм плиты амбразур – из никелевой броневой стали, крышу и настил пола каземата покрыли 30-мм плитами из стали с низким содержанием никеля.

Логическим дополнением системы бортового бронирования явилось наличие броневой палубы. В немецком флоте того времени броневая палуба имела буквальное значение и располагалась на разных уровнях. Внутри цитадели корабля броневая палуба обычно находилась выше КВЛ, но вне цитадели этот уровень палубы уже не был бронированным и назывался промежуточной палубой. Сама броневая палуба здесь опускалась ниже КВЛ, была водонепроницаемой и, начинаясь от броневых траверзов, шла к оконечностям корабля, где из горизонтальной переходила в постепенно углубляющиеся скосы, особенно длинный в носовой оконечности.

Броневая палуба из 55-мм никелевой броневом стали проходила по всей длине корабля от форштевня до поперечной переборки на -5-м шп. на трёх уровнях. Под цитаделью от 21-го до 86-го шп. она располагалась на 860 мм выше КВЛ, от 86-го шп. в нос по ДП. почти на 1 м ниже КВЛ и от 21-го шп. в корму на 300 мм ниже КВЛ. В районе установки рулевых машин и румпельном отделении её толщину увеличили до 80 мм. От-1-го в корму и от 103-го шп. до форштевня палуба проходила под наклоном вниз, изогнутая таким образом, что везде стыковалась с нижней кромкой главного броневого пояса. Седловатость (погибь) на 21-м и 86-м шп. перекрывалась поперечными вертикальными броневыми переборками. Точно так же побортно наружные края броневой палубы стыковались с нижнем кромкой главного броневого пояса. Боковой наклон скоса броневой палубы из 80-мм никелевой броневом стали в средней части корпуса относительно горизонтали составлял 30°.

Горизонтальное бронирование броневой палубы осуществлялось двумя типами брони. Для верхнего уровня (под цитаделью) использовали листы никелевой стали (с ограниченным содержанием никеля), для нижних – мягкую судостроительную сталь. Отверстия в броневой палубе в основном имелись только в расположенной выше КВЛ горизонтальной части. Кожухи дымовых труб, трубопроводы подачи и слива воды, горловины угольных ям, тяговые механизмы и различные кабели проходили через неё только через эти отверстия. Люки для трапов и закрытия горловин угольных ям, расположенные вне цитадели, имели броневые крышки толщиной, соответствующей толщине палубы, и легко открывались одним человеком.

В расположенных ниже КВЛ частях броневом палубы между -1-м и 1-м шп. по ЛБ и ПрБ имелись два отверстия для рудерписа (баллера) руля и между 6-м и 7-м шп. ещё два больших отверстия, закрываемые съёмными водонепроницаемыми броневыми листами на болтах, для погрузки и установки тяжёлых и крупногабаритных частей рулевых машин. Между 14 и 15 1/2-м шп. по ДП и 92 и 93-м шп. слева от ДП прорезали отверстия для бронированных шахт трапов, а между 75 и 76-м шп. по ДП отверстие бронированной шахты коммуникационной трубы. Между 24 и 26-м шп. по ПрБ имелся большой люк для погрузки торпед и крупногабаритных частей рулевых машин.

Кроме названных, дополнительно броневую палубу расположили: над цитаделью в местах, не перекрытых бронёй каземата, вокруг оснований 150-мм орудий покрыли броневыми плитами батарейную палубу; покрыли двумя слоями плит над казематом на верхней палубе до и вокруг барбетов носовой и кормовой орудийных башен.

Люки для прохода и горловины угольных ям на броневой палубе закрывали бронированными крышками той же толщины, что и палуба. Конструкция бронированных крышек была устроена так. чтобы сё легко можно было открыть в любых условиях одному человеку как с бронированной, так и промежуточной палуб.

Световые фонари и вентиляционные отверстия площадью более 0,3 кв.м, а также проходы для дымовых труб оборудовали броневыми колосниками из судостроительной стали.

Для защиты вентиляционных шахт МО и нижних помещений, кожухов дымовых труб КО в местах прохода их через броневую палубу установили противоосколочные бронированные колосники с размерами отверстий 40х100 мм.

Бронирование главной артиллерии включало подвижную защиту – вращающиеся части двухорудийных башен – и неподвижную – барбеты. Толстые плиты изготовили из закаленной цементированной брони Круппа, тонкие и согнутые плиты – из закалённой никелевой стали.

Вращающиеся части всех шести двухорудийных башен высотой 2,3 м представляли собой оптимальное сочетание формы и размеров, в плане имели форму окружности с плоскими боковыми стенками. 280мм лицевую стенку установили наклонно, 250-мм боковые и 280-мм заднюю – вертикально. Бронирование дополняли 90-мм крыша и 50-мм настил пола из двух слоев брони с низким содержанием никеля. На крыше каждой башни разместили бронированные колпаки командира башни и наводчика.

Барбеты всех шести башен возвышались на 1,3 м выше верхней палубы, имели внутренний диаметр 7,8 м и максимальную толщину стенки 250-мм. Барбеты кормовой и носовой башен были составными. Их собрали из шести согнутых по окружности броневых плит, из которых три установили на батарейной палубе и три на верхней палубной платформе. Барбет каждой из бортовых башен собрали из четырёх броневых плит, установленных на верхней палубе. В качестве опоры вращающейся части башни между верхней и батарейной палубами служил цилиндр из броневых плит внешним диаметром 6.96 м.


В доке


Станины орудий и подкрепления под орудия расположенных по ДП башен установили на верхней палубной платформе, их очертания в плане имели восьмиугольную форму, которая постепенно расширялась вверх, принимая контуры окружности с диаметром 6,92 м. Броневую палубу вокруг подкреплений под орудия вырезали по окружности и снабдили комингсом в виде уголка. В одной плоскости с броневой палубой в подкреплениях под орудия установили горизонтальные платформы и в одной плоскости с батарейной – перегрузочную камеру.

Внутри барбетов находились подкрепления под орудия, служившие основанием для поворотной орудийной платформы, опирающейся на шаровые опоры. На них же опирались основание салазок и сами салазки с орудиями и бронированной башней. Внутри подкреплений смонтировали вращающиеся подъёмники (элеваторы) боеприпасов и поворотные механизмы. Вращающиеся элеваторы расположенных по ДП башен проходили вниз до верхней палубной платформы, боковых башен – до броневой палубы. Днище шахты жёстко соединили с подпятником, чтобы освободиться от связанной с настилом корпуса оси пяты и иметь место для прохода сквозь броневую палубу электрических кабелей и переговорных труб.

Станины орудий и подкрепления под орудия бортовых башен расположили на броневой палубе, их очертания в плане имели форму многоугольника п. проходя до батарейной палубы, приобретали там круглую форму. В каждом подкреплении под орудие имелась дверь на броневой палубе. В одной плоскости с броневой палубой внутри возвышения соорудили платформу и между этой платформой и броневой палубой основание для поворотного штыря вращающейся части башни, через который кабели и переговорные трубы башни проходили сквозь броневую палубу. Во внешней (наружной) части подкреплений под орудия имелись оборудованные переборками проходы для транспортировки угля. Люки и горловины для подачи боезапаса закрывались водонепроницаемыми броневыми крышками.

На "Дредноуте" выше верхней палубы барбеты концевых и бортовых башен с наружной стороны (180° окружности) имели 279-мм толщину стенки, их внутренние стороны 203 мм. В межпалубном пространстве "Дредноута" толщина брони была одинаковой 102 мм. Толщина барбета средней башни кругом составляла 203 мм. Сами башни прикрывались 279-мм бронёй спереди и с боков, имели 330-мм заднюю стенку и 76-мм крышу.

Переднюю боевую рубку высотой 6.7 м от верхней палубы в плане в виде перевёрнутого усечённого конического четырёхгранника с овальными стенками, повёрнутого большим основанием кверху, установили на верхней палубе "Нассау" в районе от 74 1/2 до 77 1/2-го шп. ("Позен" от 75 до 78-го шп., "Рейнланд" от 75 до 77 1/2-го шп.). Днищевая платформа из 22-мм никелевой стали, расположенная внутри рубки на высоте 3,2 м от верхней палубы, делила её на два яруса. Нижний ярус боевой рубки от верхней палубы до палубы надстроек (спардека) собрали из шести 250-мм, верхний – из семи 400-мм броневых плит цементированной высокопроцентной никелевой стали. Оба яруса соединили с перекрытием броневых плит, имевших разную толщину. Броневые плиты соединили между собой шпунтами, накладками, стяжками и болтами, а нижний ярус с верхним – перекрытием на болтах.

В задней стене верхнего яруса имелся вход шириной 450 мм, закрываемый броневой дверью. Посредством разделительной стенки, согнутой из единого 22-мм листа высокопроцентной никелевой стали, верхний ярус боевой рубки разделили на два отделения, из которых переднее использовали для управления самим кораблём, а заднее для управления всей артиллерией. На крыше рубки установили вращающийся колпак с дальномером. 80-мм крыши обоих отделений боевой рубки изготовили из броневой стали с высоким содержанием никеля. Внутри боевой рубки в разделительной стенке по ЛБ и ПрБ имелись двери, через которые сообщались оба отделения. В верхней части передних и боковых стенок обоих ярусов на высоте 10,45 м (управление кораблём) и 11,7 м (управление артиллерией) от КВЛ проделали смотровые щели.

В днищевой платформе, разделявшей боевую рубку на два яруса, в артиллерийском отделении оборудовали люк, снабжённый раздвижной броневой заслонкой, через который можно было попасть из верхнего в нижний ярус рубки на уровне верхней палубы и ещё ниже в каземат на батарейной палубе. В переднем отделении (управления кораблём) на высоте 1,9 м от крыши боевой рубки установили 8-мм стальной днищевой настил, имевший небольшие зазоры со стенками боевой рубки и разделительной стенкой. Чтобы избежать передачи сотрясений стенок боевой рубки на имеющиеся в ней приборы управления, их установили на этом днищевом настиле, не соприкасавшимся со стенками рубки. В этом же днищевом настиле имелся люк для перехода в нижнюю часть отделения и коммуникационную трубу.

В передней части артиллерийского отделения на высоте 1,7 м от днищевого настила установили лёгкий металлический настил, а с задней стороны на расстоянии 1,6 м от разделительной стенки – раздвижную металлическую стенку. На высоте командного мостика по ДП с переходной платформы имелся вход через люк в помещение для управления кораблём, откуда по трапу можно было попасть через нижним ярус в каземат на батарейной палубе. Основанием передней боевой рубки служили броневая шахта и установленная на броневой палубе на 77-м шп. несущая переборка шириной 2,1 м.

Из передней части боевой рубки наклонно вниз через нижний ярус боевой рубки и далее вертикально вниз от верхней до броневой палубы, где между 75 и 76-м шп. имелся вход в центральный коридор, уходила четырёхугольная коммуникационная труба из никелевой стали с внутренним размером 700x700 мм и толщиной стенки 150 мм для предохранения элементов систем управления. Внутри этой трубы проходили тяги к золотнику рулевой машинки, машинного телеграфа, электрические и телефонные кабели, переговорные трубы и другие устройства управления в расположенный под броневой палубой центральный коридор.

Заднюю боевую рубку установили на задней палубной надстройке (спардеке) "Нассау" в районе от 29 3/4 до 32-го шп. ("Позен" от 30 до 32-го шп., "Рейнланд" от 30 до 32 l/2-ro шп.) на 8-мм надстроечной палубе на основании из кованых стальных пиллерсов высотой 750 мм. В плане она имела форму круга диаметром 2,4 м. Стенки боевой рубки собрали из трёх 200-мм броневых плит, крышу рубки – из 50мм никелевой стали с ограниченным содержанием никеля, настил пола – из двух слоев 25-мм мягкой судостроительной стали. В верхней части на высоте 1,55 м от настила пола проделали смотровые щели. Вход с носовой части закрывала броневая дверь шириной 450 мм. которую посредством изогнутого щита можно было отодвигать на 0,5 м. Днищевой настил рубки изготовили из двух слоев высокопроцентной никелевой стали, а внутренний лёгкий днищевой настил – из 8-мм стали. На крыше рубки установили вращающийся колпак с дальномером. Из задней боевой рубки осуществляли управление артиллерийским и торпедным оружием, но рулевого управления в ней не имелось.

Для прохождения элементов систем управления из боевой рубки от днищевого настила до верхней палубы смонтировали коммуникационную трубу из никелевой стали на "Нассау" с внутренним размером 700x700 мм и толщиной стенки 100 мм ("Позен" и "Рейнланд" – 420x420 мм и 80 мм) и от верхней до броневой палубы кожух в виде тонкостенной трубы, уходящей вертикально вниз.

Для поддержки и обеспечения жёсткости задней боевой рубки использовали проходящую на 30-м шп. жёстко скреплённую с рубкой стенку шахты вытяжном вентиляции и установленное на верхней палубе специальное основание. Внутри боевой рубки на высоте 1.5 м ниже смотровых щелей установили лёгкий днищевой настил, через который кабели и элементы систем управления уходили в коммуникационную трубу.

На линкоре "Дредноут" передняя боевая рубка имела 279-мм толщину броневых плит, задняя 203 мм.

Крыши обеих рубок имели одинаковую толщину 51-мм куполообразных крупповских цементированных плит.

На верхней палубе "Нассау" на 54-м шп. (на "Рейнланд" между 53-м и 55-м шп., "Позен" между 58-м и 60-м шп.) по ЛБ и ПрБ разместили дальномерные посты. Они состояли из основания с вращающимся броневым куполом диаметром 1,3 м из никелевой стали с дальномером, установленным на смонтированной на батарейной палубе платформе.

На длине главного броневого пояса от 21-го до 86-го шп. установили 30-мм противоторпедные переборки из обычной судостроительной стали. На миделе переборки отстояли на 4,68 м от борта, являясь внутренними стенками защитных угольных ям и наружными расходных угольных ям и МО. Эти переборки проходили от настила двойного дна до броневой палубы и прикрывали внутренние помещения корабля на всем протяжении цитадели.

На линкоре "Дредноут" 51-мм противоторпедные переборки расположили только на длине погребов боезапаса. Сами англичане называли их ширмами или экранами.


Во время установки противоторпедных сетей

Машинно-котельная установка

На линкорах типа "Нассау" в качестве энергетической установки выбрали поршневые машины тройного расширения и паровые котлы. Машиннокотельные отделения (МО и КО) расположили в пространстве корпуса под броневой палубой между 26 и 75-м шп. с V-го по XI-й основные отсеки, за исключением VII-го и Х-го основных отсеков, в которых находились погреба боеприпасов.

Главное МО, занимавшее VI-й основной отсек с 32-го по 41-й шп. длиной 10,8 м. двумя водонепроницаемыми продольными переборками от настила внутреннего дна до броневой палубы разделили на три одинаковых помещения, в которых рядом друг с другом вдоль корпуса установили три главные паровые поршневые машины, вращавшие каждая свой винт. Помещение вспомогательных механизмов, также разделенное двумя водонепроницаемыми продольными переборками на три помещения, расположили в V-м основном отсеке с 26-го по 32-й шп. длиной 7.2 м. Оба отсека на протяжении с 26-го по 41-й шп. ограничили с бортов 30-мм противоторпедными переборками. Длина всего МО составляла 18 м или 12.4% длины корпуса по КВЛ по сравнению, соответственно, с 21,9 м или 13,8% длины корпуса по КВЛ линкора "Дредноут".

Машинная установка состояла из трёх главных вертикальных трехцилиндровых паровых поршневых машин тронного расширения прямого действия (все взаимозаменяемые), изготовленные Имперскими заводами в Вильгельмсхафене, с рабочим давлением пара 16 кгс/кв.см. избыточного давления в котлах и установленные каждая в отдельном помещении. По проекту суммарная мощность машин равнялась 22000 л.с. при этом проектная (контрактная) скорость хода по разным данным, составила 19-20 уз., по сравнению с. соответственно, 17,5 кгс/кв.см., 23000 л.с. и 21 уз. турбинной установки линкора "Дредноут".

Каждая главная паровая машина имела ступенчатое расширение пара в один цилиндр высокого давления, один цилиндр среднего давления и один цилиндр низкого давления. Сначала пар поступал в цилиндр высокого давления, после выполнения там работы в цилиндр среднего давления и. наконец, в цилиндр низкого давления.

Цилиндры машин имели диаметры 960 мм. 1460 мм. 2240 мм. Высота цилиндров была одинаковой, ход всех поршней – 1100 мм. Отношение объемов цилиндров: высокого: среднего: низкого давления равнялось как 1 : 2,32 : 5,26; среднего: низкого как 1 : 2,27. Цилиндры паровой машины отлили из чугуна одной отливкой вместе со своими золотниковыми коробками. Золотники приводились в движение посредством кулисы Стефенсона, что позволяло для каждого цилиндра осуществлять независимую регулировку степени расширения пара. Реверсирование осуществлялось вручную и от системы обратного хода. Работа поршней передавалась через штоки поршней с направляющими салазками и на шатуны, непосредственно воздействующие на коленчатый вал. три кривошипа которого были расположены под углом 120°.

Управление главными паровыми машинами строилось по принципу кулисного механизма Стефенсона и осуществлялось непосредственно при помощи золотника Трикше. На каждой машине реверсирование по циркуляционной системе производили при помощи отдельной двухцилиндровой паровой машины или вручную. Посредством муфты, установленной на заднем конце коленчатого вала каждой главной паровой машины, приводили в действие одноцилиндровый простого действия осушительный (трюмный) насос, расположенный горизонтально.

У каждой главной паровой машины имелось по одному главному конденсатору поверхностного охлаждения с внутренним теплообменником с двумя группами горизонтально расположенных охлаждающих труб, в котором поступающий из цилиндров паровых машин отработанный пар конденсировался в воду, по одному центробежному насосу охлаждающей воды и расположенной отдельно от главной паровой машины двухцилиндровой паровой машины для привода воздушного насоса системы Блайка. Все три главных конденсатора сообщались между собой таким образом, что отработанный (мятый) пар мог поступать в любой из них.

При помощи эксцентрика, установленного на заднем конце коленчатого вала каждой главной паровой машины, приводили в действие одноцилиндровый (простого действия), установленный горизонтально, осушительный насос. К корме в отсеке вспомогательных механизмов у переборки на 26-м шп. в трёх отдельных помещениях IV-го основного отсека установили упорные подшипники гребных валов, за которыми начинались туннели гребных валов.

В каждом помещении основного МО имелось по одному тепловому ящику с фильтрами, в среднем два опреснителя (системы Папе и Хеннеберга) с двумя насосами, одним конденсатором опреснителя, два рефрижератора и фильтр, а также промывочный насос с паровым приводом. Для нужд при стоянке в гавани в трюме XII-го основного отсека между 75 и 81м шп. разместили вспомогательный конденсатор, имевший насос с электроприводом.

Необходимый для главных и вспомогательных паровых машин пар с рабочим избыточным давлением 16 кгс/кв.см. производили 12 водотрубных паровых котлов (24 топки) морского типа (системы Шульца) с трубками уменьшенного диаметра. Общая площадь нагревательной поверхности составляла 5040-5076 кв.м.. по сравнению с, соответственно, 17,5 кгс/кв.см, 18 котлами типа Бобкок и Уилкокс и 5125 кв.м. КО линкора "Дредноут".

Изготовлял котлы всё тот же Имперский завод в Вильгельмсхафене. Каждый котел имел по две топки и состоял из одной верхней секции и трёх нижних, соединенных 1404 тонкими паропроводными трубками. Нижние секции котла в задней части также соединялись друг с другом.

Котлы разместили рядом по двое (продольными осями вдоль ДП, повёрнутые топками друг к другу) в трёх полностью отделённых друг от друга водонепроницаемыми поперечными переборками КО. Каждое КО условно разделили по ДП пополам на две отдельные кочегарки, но продольной переборки между ними не было. Располагаясь между противоторпедными переборками, КО полностью занимали: заднее – VIII-й основной отсек, среднее – IX-й, переднее – XI-й (вес одинаковой длины по 9,6 м). Общая длина трёх КО составляла 28,8 м или 19,8 % длины корпуса корабля по КВЛ, по сравнению с. соответственно, 44,7 м или 28,2% КО линкора "Дредноут". Таким образом, общая длина МО и КО линкоров типа "Нассау" составляла 46,8 м или 32.2% длины корпуса по КВЛ, против 66,6 м и 42% у линкора "Дредноут".

Котлы были рассчитаны на применение как естественной, так и искусственной тяги (наддува). Для этого на промежуточной палубе рядом с шахтами подачи воздуха, ведущими к каждому котлу, установили 12 центробежных воздуходувок, для каждого КО по четыре (два по ЛБ и два по ПрБ). Подачу требуемого количества воздуха в каждое КО обеспечивали по четыре центробежные воздуходувки, установленные на промежуточной палубе рядом с шахтами подачи воздуха и приводимые в действие компаунд- машинами (двухцилиндровыми машинами двухкратного расширения). Они засасывали воздух на уровне верхней палубы и загоняли его в герметично закрытые помещения КО.

В каждом КО установили по одному главному и резервному насосу питательной воды, паровому трюмному насосу, подогревателю питательной воды, фильтру питательной воды и мусорному эжектору.

Восемь котлов заднего и среднего КО имели выход дымовых газов на заднюю, а четыре переднего КО – переднюю, но в плане меньшего размера дымовую трубу. Дымоуловители заднего и среднего КО направляли дымовые газы в заднюю дымовую трубу, переднего КО – в переднюю. Обе дымовые трубы имели одинаковую высоту 19 м над КВЛ и в плане приблизительно эллипсное поперечное сечение.

В каждое КО имелся доступ с промежуточном палубы по двум трапам, закрываемым водонепроницаемыми крышками; трап по ПрБ был полностью выгорожен переборками. Котлы каждой кочегарки подавали пар по своему паропроводу. Причем все шесть паропроводов, проходящие по три с каждой стороны центрального коридора, подключались к общему бронзовому переходнику, установленному на 46-м шп. В свою очередь, этот переходник отдельным паропроводом соединялся с каждой паровой машиной. Паропроводы оборудовали запорными клапанами и клинкетами.

Конкретные данные о самих винтах противоречивы. Согласно Brayer [6], на кораблях установили три трёхлопастных винта, согласно Groner [8], три четырёхлопастных винта регулируемого шага диаметром 5 м, отлитые из бронзы. Правый винт имел правостороннее вращение, средний и левый левостороннее.

Замеры по расходу топлива, проведенные во время приемных испытаний, показали следующие результаты для скорости хода 19.5 уз. и расчетную дальность плавания экономической скоростью. Для "Нассау" 0,801 кг/л.с. в час, 8100 миль 10-уз. ходом, для "Позена" 0.765 кг/л.с. в час. 9400 миль 10-уз. ходом, для "Рейнланда" 0,765 кг/л.с. в час, 8380 миль 10-уз. ходом, для "Вестфалена" 0.797 кг/л.с. в час, 8380 миль 10-уз. ходом. Позже, во время войны, корабли были частично переоборудованы на нефть, для чего оборудовали цистерны общей емкостью 160 т. Наибольший запас принимаемого топлива позволял кораблям пройти 9400 миль 10-уз. ходом, 8300 миль 12- уз., 4700 миль 16-уз. и 2800 миль 19-уз. ходом.

Энергетическая установка при общем весе 1510 т имела удельный вес 69 кг/л.с. Это было несколько меньше (2050 т и 89 кг/л.с), чем у линкора "Дредноут", но уже значительно меньше (1430 т и 110 кг/л.с), чем у додредноутов типа "Кайзер".

На линкорах типа "Нассау" в кочегарках имелось шесть расходных угольных ям, примыкающих с бортов непосредственно к противоторпедным переборкам, 20 защитных угольных ям (под броневой палубой), шесть верхних угольных ям и четыре резервных угольных ямы (на броневой палубе). Под броневой палубой на длине всех КО с 46-го до 75-го шп., за исключением переднего КО по ПрБ. где яма проходила только до 73-го шп.. по обоим бортам расположили изнутри примыкающие к противоторпедным переборкам расходные угольные ямы, свои для каждой кочегарки. Доступ из кочегарки в ямы осуществлялся через двери с клинкетной задвижкой, оборудованными опускающим устройством, которое можно было привести в действие из кочегарки или с промежуточной палубы.

Вдоль всех КО, за противоторпедной переборкой, от 21 -го до 86-го шп. и по высоте от внутреннего дна до броневой палубы оборудовали защитные угольные ямы. Девять поперечных переборок по ПрБ и ЛБ делили защитные угольные бункера на 10 мелких водонепроницаемых отсеков. Транспортировку угля осуществляли через водонепроницаемые двери в переборках и водонепроницаемые клинкетные задвижные двери в противоторпедной переборке в нишах расходных ям. Клинкетные задвижные двери были оборудованы опускающим устройством с противовесом и открывались из кочегарок. Доступ в отсеки защитных угольных ям был возможен через водонепроницаемые двери.


Линейные корабли типа "Нассау"

(Продольный разрез боевой рубки)


Из-за опасности самовозгорания угля часть защитных ям, расположенных рядом с КО, оборудовали системой (принудительного) затопления.

Верхние угольные ямы разместили по ПрБ и ЛБ на скосах и горизонтальных участках броневой палубы шириной два метра, расположенных по длине от 46-го до 62-го шп. и от 67-го до 75-го шп. и по высоте от броневой до батарейной палубы. Проходы и водонепроницаемые двери давали возможность перевозить уголь по длине всех КО. В верхних угольных ямах установили специальные отсечные переборки, выходящие настолько высоко наверх, что при крене корабля в 10° забортная вода не попадала в ямы. В качестве резервных угольных ям использовали и скосы на броневой палубе по высоте до батарейной палубы. В эти помещения, используемые также как кубрики для матросов и боевые перевязочные пункты, уголь помещался только в мешках.

Всего для загрузки угля в угольные ямы на верхней палубе на каждом борту имелось по 24 горловины, закрываемые бронированными крышками, от которых шахты и быстросъёмные углеотводные рукава вели в ямы. Все ямы снабдили трубами для замера температуры, количества угля и вентиляции. Для транспортировки угля внутри верхних и защитных угольных ям имелись полозы, крановые тележки и угольные корзины. Верхние ямы снабдили спускными салазками и сходнями. Для погрузки угля при помощи шлюпочных кранов на каждом борту в зоне досягаемости угольных горловин на специальных выстрелах вывешивали штормовые леера (шкаторины). С помощью этих штормовых лееров подвешивали 12 переносных угольных транспортёров, которые приводили в движение от шести разборных лебёдок с электроприводом. Допустимая нагрузка каждой лебёдки составляла 240 кг.

Для погрузки угля использовали шлюпбалки и краны для спуска-подъёма катеров и шлюпок и на каждом борту установили по семь лебёдок с электроприводом, из которых две приводили в действие переносные угольные транспортёры. Для подвески этих транспортёров на каждом борту протягивали между мачтами штормовой леер (шкаторину).

Запас топлива на корабле по проекту равнялся 950/2700 т угля. Фактический запас угля на каждом корабле был различным, и значительно отличался от проектного.

Цистерны котельной питательной воды находились в двойном дне. При 75% заполнении цистерн их объём составлял 82.73 куб.м. На кораблях в цилиндрическом резервуаре, установленном в герметично выгороженном помещении на промежуточной палубе по ЛБ между 75 и 79-м шп., разместили спирт для двигателей катеров в количестве 7000 л. Подачу спирта на катера осуществляли под давлением с помощью углекислоты. Кроме того, в цистерны принимали 4300 кг машинного масла, 1500 кг масла для смазки цилиндров паровых машин.

Электроэнергетическая установка напряжением в сети 225 В имела общую мощность 1280 кВт. Она включала восемь турбогенераторов, размещенных в четырех помещениях ниже броневой палубы: два впереди носового КО побортно и два позади МО, также побортно, и 232 электродвигателя. На "'Дредноуте" установили четыре электрогенератора системы "Сименс" суммарной мощностью 1640 кВт напряжением в сети 100 В. Из них два приводились в действие вертикальными паровыми машинами, два дизельными двигателями.

На случай аварии и неисправностей подачи электропитания для электрического освещения от динамо-машин, а также для корабельной телефонной сети использовали четыре небольших аккумуляторных батареи напряжением 12 В. Две свинцовые аккумуляторные батареи, каждая из шести элементов, разместили на нижней палубной платформе в помещении рулевых машин между 12 и 13-м шп. по ДП и по ЛБ. Ещё две аккумуляторные батареи фирмы Эдисон, каждая из десяти элементов, установили в трюме в помещении аварийного осушительного насоса у переборки на 75-м шп.

Проектное водоизмещение "Нассау" превышало "Дредноут" приблизительно на 700 т.

У линкора "Нассау" весовая часть энергетической установки и вооружения была меньше, а весовая часть бронирования на 1800 т больше, чем у линкора "Дредноут". Запас водоизмещения запланировали небольшой, что было характерно для проектирования кораблей того времени во всех странах. Естественно, он оказался недостаточным для компенсации возникающего перерасхода веса при постройке, поэтому корабль в эксплуатации имел осадку выше проектной.

Во время проектирования кораблей этого типа турбинные агрегаты не отличались большой компактностью, и их габаритные размеры не давали большого преимущества перед поршневыми машинами. Эта весьма важная для немцев причина дополнялась высоким, по их мнению, расходом топлива турбинных установок на экономических режимах, а также сравнительно плохой маневренностью кораблей с турбинными установками того времени, что для линейных кораблей было весьма опасно.

Так же, как к габаритам механизмов немцы относились и к их весовым характеристикам, которые в расчет не принимались, так как, по мнению немецких инженеров, в период проектирования линкоров разница не была столь существенна, чтобы отступаться от преимуществ поршневых машин. К примеру, удельный вес паровых машин для линкора "Нассау" составлял около 69 кг/л.с, а у турбинной установки "Дредноута" 89 кг/л.с. Однако, уже вскоре появилось различие в весе – удельный вес турбинной установки линейного крейсера "Фон дер Танн" снизился до 67 кг/л.с. в пересчете на проектную расчетную мощность.

Остойчивость и мореходность

По сравнению со своими предшественниками, в главных размерсниях "Нассау" показал не только абсолютное, но и относитльное увеличение ширины. Отношение L/B составило 5,41, против 5,66 у "Дёйчланда". Мидель корпуса имел ярко выраженную прямоугольную форму, что должно было обеспечивать существенное снижение бортовой качки.

Конструктор этих кораблей, в то время главный строитель германского имперского флота тайный советник Бюркнер в своих ответах по поводу большой ширины корабля, неоднократно ссылался на то, что начальная остойчивость при проектном водоизмещении имела метацентрическую высоту 2,3 м, против 0,95 м у "Дёйчланда". В то же время момент инерции массы наиболее удаленных от средней линии корабля, высокорасположенных частей (бортовые башни и броневой пояс) значительно увеличился, поэтому надо было считаться с сильной бортовой качкой. Эти опасения судостроителей оказались не напрасными. Моряки, возможно, не ожидали, что такой широкий корабль будет так сильно крениться. Тем большей была неожиданность во время испытаний при плохой погоде. Сведения об этом, конечно не распространялись, но остойчивость и мореходность были улучшены за счет установки больших скуловых килей.

Так, показатель остойчивости L/V : 1/3 = 5,5 был большим, и коэффициент полноты водоизмещения составлял 0.585, как и соответствующие значения у "Дёйчланда" 5,35 и 0,61. Корабли обладали посредственной мореходностью, очень легко были подвержены бортовой качке, но при этом устойчиво выдерживали курс с креном в наветренную сторону, обладали хорошей маневренностью и малым радиусом циркуляции. Потеря скорости хода при движении против волнения была незначительной, при отклонении руля на 70% угла поворота (35°) потери скорости хода только из-за установленных скуловых килей возрастали почти на 0.8 уз. Дифферентующий момент на единицу осадки (1 м) составлял 24000 тм, поперечная метацентрическая высота 2.33 м, продольная 176 м ("Нассау" 174 м). Остойчивость была максимальная при 33 крена п нулевой при 64° ("Нассау" при 62°).

Почти вес командиры "Дредноута" отзывались о маневренных качествах своего корабля положительно. Чальз Мэдден, командовавший кораблём в 190708 гг., отмечал, что линкор очень хорошо слушался руля, держась на курсе ровно и устойчиво, и слаженно маневрировал в кильватерной колонне. Однако были и иные мнения. В своих воспоминаниях "Моя военно-морская карьера" Кэптен С. Фримантл, командовавший линкором в 1911-12 гг., писал следующее: "Дредноут" отнюдь не был легкоуправляемым кораблём. Он совершенно не желал слушаться руля на скоростях хода менее 10 уз. Если руль был переложен, ничто не могло остановить его от вращения, хотя на больших скоростях он управлялся превосходно… Было практически невозможно разворачивать корабль без движения, а на задних ходах способность его к управлению была крайне низка".


Плавание в штормовом море


Согласно источников [10], [11] и [12], на линкорах типа "Нассау" два полубалансирных руля без подпятника, площадью 14,9 кв.м. каждый, установили параллельно в струе боковых винтов с осями на 0м шп. на расстоянии 2.75 м от ДП. что отличало их от кораблей предыдущей постройки (на "Дёйчланде" был один полубалансирный руль площадью 22,37 кв.м). Несмотря на большой момент инерции массы корабля, это позволяло достичь хорошей маневренности. Преимущества большой площади рулей дополнялись расположением рулей в струе винтов такую особенность имели все последующие немецкие линкоры вплоть до "Бисмарка" (1934 г.). До "Нассау" два параллельных руля применили также на "Дредноуте", расположенными непосредственно позади внутренних винтов (всего корабль имел четыре винта).

Система управления рулевым устройством принципиально отличалась от установленной на кораблях предыдущей постройки тем, что цилиндрические тяги системы управления имели в направляющих не поступательное движение, а вращательное. Устройство парового руля состояло из ручных парораспределительных штурвалов запуска и остановки рулевой машинки, системы вращающихся цилиндрических тяг с коническими передачами, двух рулевых машинок – основной и резервной с соединительными муфтами и двух рулевых устройств с рулями. На корабле оборудовали пять постов установки ручных штурвалов для управления рулем посредством двух паровых рулевых машинок и два поста штурвальных колёс для управления вручную.

Управление рулём посредством рулевых машинок можно было осуществлять с командного мостики к условиях мирного времени, в боевых условиях из передней боевой рубки, из центрального командного поста в центральном коридоре па 74-м шп. и из двух помещений II-го основного отсека на верхней палубной платформе между 13 и 14-м шп. по ЛБ и ПрБ. Управление рулём посредством паровых рулевых машинок позволяло с каждой из них: приводить в действие одновременно оба руля: воздействовать на каждый отклонённый в одну сторону руль: воздействовать на каждый отклонённый в разные стороны руль.

Для парового привода поворота обоих рулей в румпельном отделении в отдельных помещениях под броневой палубой установили две рулевые машинки с автоматическим приспособлением для обратного вращения (возвращения в исходное положение). Обычно поворот руля осуществляли от основной рулевой машинки, расположенной между 15 и 16-м шп. по ПрБ, либо резервной по ЛБ. Каждая рулевая машинка обеспечивала поворот обоих рулей при скорости хода 19.25 уз. из положения 35° ЛБ в положение 35° ПрБ за 30 сек. При выходе из строя всей системы управление рулём посредством рулевых машинок каждый руль можно было поворачивать четырьмя рулевыми при помощи закреплённых на одной оси двух штурвальных колёс диаметром 1,9 м (рулевые штурвалы ручного управления), расположенных на палубной платформе во II-м основном отсеке между 7 и 9-м шп. по ПрБ и ЛБ. Оси штурвальных колёс соединялись цепной передачей с валом рулевого устройства. С помощью ручного управления можно было осуществить поворот руля при скорости хода 8 уз. на 10° в обе стороны.

Полубалансирный руль состоял из баллера руля, четырёх рёбер и установленной между ними обшивки пера руля. Баллер и рёбра отлили из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена и горячей ковкой соединили между собой. Перо руля собрали из семи кусков 18-мм листов стали, вставленных между рёбрами и приклёпанных к ним двойным уголком. Корабли укомплектовали тремя носовыми якорями Холла весом по 7000 кг, из них два становых и резервный, и кормовым якорем Холла весом 3500 кг. Все якоря завели в клюзы.

Носовой брашпиль (якорный шпиль) использовали для спуска-подъёма трёх носовых якорей и подтягивания троса при швартовке. От паровой машины с помощью переключения можно было приводить во вращение как каждый из трёх носовых шпилей, так и механизм подтягивания троса. Кормовой брашпиль для спуска-подъёма кормового якоря н механизм подтягивания троса при швартовке имел паровую машину несколько меньшей мощности, чем носовой.

Места установки спасательных катеров из-за бортовых башен были довольно ограничены. Состав спасательных средств кораблей постройки различных верфей несколько различался, но в основном был следующий: на "Нассау" два моторных катера; паровой катер (командирский вельбот); два весельных баркаса; два катера; один ("Позен" и "Рейнланд" по два) моторный катер; два яла; ("Рейнланд" имел еще и складную шлюпку). Поворотные краны для спуска-подъёма спасательных средств установили по одному между 52 и 53-м шп. по ЛБ и ПрБ на надстроечной палубе сбоку от задней дымовой трубы. По ЛБ кран поднимал катера и баркасы весом до 16 т со скоростью 20 м/мин., по ПрБ до 8,5 т. Шлюпочную лебёдку использовали для спуска-подъёма вельботов и яликов.

Условия обитания экипажа и состава штаба командующего эскадрой были хорошие. На корабле имелось достаточно помещений для размещения, питания и полноценного отдыха не только всего экипажа, но и кайзера с сопровождавшими его лицами и личного состава штаба эскадры и флота. Этому способствовало наличие парового отопления, естественной и электровентиляции, достаточное количество камбузов, столовых, душевых, помещений для бани, сушилок и гальюнов.

В составе флота

1910 г. 3 мая, после завершения приемных испытаний, "Нассау" окончательно приняли в состав флота и зачислили в состав 1 -й линейной эскадры, заменив устаревший додредноут "Кайзер Карл дер Гроссе". До начала войны в судьбе дредноута, помимо обычной службы, имели место несколько примечательных событий. 26 июля в Мольде Кайзер Вильгельм II посетил "Нассау". Это был первый визит императора на дредноут. Осенью Турция изъявила желание купить один готовый линкор типа "Нассау", но по настоянию высшего морского командования это предложение отклонили.

До 3 мая "Вестфален" со штатным экипажем на борту проходил испытания, но уже в феврале он принял участие в маневрах флота Открытого моря. После выполнения программы испытаний линкор зачислили в состав 1-й линейной эскадры, и он приступил к боевой подготовке. Сменив выведенный из состава эскадры додредноут "Кайзер Барбаросса", "Вестфален" до 31 августа 1918 г. находился в её составе.

5 мая командующий 1-й линейной эскадрой вице-адмирал Поль поднял свой флаг на "Вестфалене", перенеся его с додредноута "Ганновер", и с тех пор два года, до 29 апреля 1912 г. он оставался его флагманским кораблем. Прежний флагман "Ганновер" перевели во 2-ю эскадру. До 29 апреля 1912 г. "Вестфален" являлся флагманским кораблем, после чего его сменил "Остфрисланд", но и позже на линкоре многократно, хотя и кратковременно (как и позднее, во время первой мировой войны) поднимали флаги младшего флагмана 1 -й линейной эскадры и командующего эскадрой.

После окончания сдаточных испытаний в конце апреля 1910 г. и окончательного довооружения на казенной верфи в Киле, 31 мая "Позен" вошёл в состав кайзеровского флота. До 27 августа он проходил различные испытания и 7 сентября прибыл в Вильгельмехафен, где корабль окончательно покинула заводская команда. Одновременно с него сошла часть экипажа, переведённая на период приемки с других кораблей. Фактически "Позен" вошёл в состав флота Открытого моря только 20 сентября, когда экипаж пополнили до штатного за счёт личного состава выведенного в резерв додредноута "Виттельсбах". В ноябре "Позен" впервые участвовал в осенних маневрах флота Открытого моря.

21 сентября "Рейнланд" принял участие в осеннем походе флота Открытого моря, а в ноябре в осенних маневрах. До начала первой мировой войны служба корабля проходила в составе 1 -й линейной эскадры.

1911 г. В летних походах 1911, 1913 и 1914 гг. линкоры посещали норвежские воды. В 1911 г. "Позен" назначили флагманским кораблём младшего флагмана 1-й линейной эскадры и одновременно командующего 2-й дивизии линкоров. 3 октября на нем поднял свой флаг младший флагман контр-адмирал Циммерманн. В 1911 и 1912 гг. "Нассау" завоёвывал годовые итоговые призы Кайзера за лучшую артиллерийскую стрельбу среди кораблей 1-й линейной эскадры (артиллерийские офицеры: капитан-лейтенант Хофман и капитан-лейтенант Мейер).


Линейный корабль "Нассау". 1909 г.

(Наружный вид и вид сверху)

Вверху врезки указаны стрелками слева направо мачты кораблей: 1 "Рейнланд" и "Позен" 2 "Нассау" с 1911 г. "Вестфален" с 1915 г. 3 "Нассау" с 1911 г. "Вестфален" с 1915 г. 4 "Рейнланд" и "Позен"


1912 г. 1 октября 1912 г. контр-адмирала Циммерманна на посту младшего флагмана 1-й линейной эскадры сменил контр-адмирал Трюммлер. Однако через месяц, 5 ноября. Трюммлера назначили командовать Средиземноморской дивизией ("Гебен" и "Бреслау"), поэтому 10 декабря его сменил капитан 1 ранга Шауман (14 декабря ему присвоили звание контр-адмирала). Но. скорее всего, в этот период дивизией некоторое время командовал контр-адмирал Шмидт, который 2 октября 1912 г. оставил должность младшего флагмана 2-й эскадры, был переведён в распоряжение командующего флотом и в новую должность командующего 5-й дивизии линкоров вступил только 8 декабря. Известно, что в период между 5 ноября (назначение Трюммлера) и 10 декабря (назначение Шаумана) в распоряжении командования не было свободных флагманов.

1913 г. Поскольку предполагавшаяся кратковременной командировка Трюммлера на Средиземное море несколько затянулась, контр-адмирала Шаумана 13 мая 1913 г. приказом морского кабинета верховного командования назначили постоянным младшим флагманом 1-й линейной эскадры. Через полгода, 1 октября 1913 г., на этом посту его сменил контрадмирал Гедеке, под командованием которого дивизия и вступила в первую мировую войну 1914 г.

1914 г. Осенью 1914 г. "Вестфален" планировалось перевести флагманским кораблём во 2-ю линейную эскадру вместо додредноута "Прёйссен". Это должно было стать началом замены кораблей 2-й линейной эскадры на современные линкоры-дредноуты, однако начало первой мировой войны помешало осуществлению этих планов.

Во время войны боевая деятельность кораблей 1-й линейной эскадры, в которую входили 1-я дивизия (линкоры типа "Гельголанд") и 2-я дивизия (линкоры типа "Нассау"), полностью подчинили действиям флота Открытого моря. В 1914-1916 гг. линкоры типа "Нассау" принимали участие практически во всех операциях, проводимых флотом Открытого моря, за исключением времени нахождения на верфи во время очередного планового ремонта. "Позен" в течение всей войны являлся флагманским кораблем младшего флагмана (командующего 2-й дивизии) 1 -й линейной эскадры.


"Рейнланд" в совместном плавании


1915 г. В некоторые боевые походы 2-я дивизия выходила в неполном составе. 29-30 марта 1915 г. не выходил находящийся на верфи в ремонте "Вестфален". "Рейнланд" принимал участие практически во всех боевых походах флота Открытого моря, но во время выхода в море 21-22 апреля 1915 г. на нём произошла серьезная авария машин, из-за чего ему пришлось уйти на верфь в ремонт, длившийся почти полтора месяца. Лишь 29-30 мая 1915 г. после ремонта "Рейнланд" вновь принял участие в боевом походе. В походе 17-18 мая 1915 г. не участвовал находившийся в ремонте "Позем".

20 июня 1915 г. контр-адмирала Гедеке назначили командующим 1-й линейной эскадры, и в связи с этим. 29 июня исполнение обязанностей младшего флагмана возложили (по совмещению) на командира дредноута "Рейнланд" капитана 1 ранга Энгеля (с 17 октября 1915 г. контр-адмирал). Через два месяца, 27 августа, его утвердили в этой должности. В июле 1915 г. "Нассау" перешёл на верфь для перевода части котлов под нефтяное отопление. Вскоре такие же работы произвели и на других линкорах.

4 августа 1915 года 1-ю линейную эскадру направили в Балтийское море для участия в операции по прорыву в Рижский залив через Ирбенский проход. Руководил операцией командующий 4-й эскадры линкоров вице-адмирал Шмидт. Оперативный приказ вице-адмирала Шмидта от 6 августа ставил задачу морским силам Балтийского моря протралить от мин средний и южный фарватер Ирбенского прохода и прорваться в Рижский залив. Целью операции было после тщательной разведки разбить морские силы русских, заградить южный выход из Моонзунда минами, заблокировать гавань Пернова (Пярну) и произвести демонстративный обстрел Усть-Двинска. Корабли флота Открытого моря, находящиеся под командованием вице-адмирала Хиппера, прикрывали эти операции, используя все возможности, чтобы разбить противника, в случае, если он появиться из Финского залива.

Первая попытка прорыва, осуществляемая додредноутами типа "Виттельсбах", окончилась неудачей. В этой операции 1-я линейная эскадра (включая 2-ю дивизию) осуществляла оперативное прикрытие. После первой неудачи Шмидт запросил разрешения использовать в качестве ударной силы, вместо устаревших додредноутов своей 4-й эскадры, более современные линкоры. 13 августа Главнокомандующий сил Балтийского моря гросс-адмирал Принц Генрих разрешил включить в группу прорыва дредноуты "Нассау" и "Позен". 15 августа вице-адмирал Шмидт поднял флаг на "Позене", который стал флагманом в этой операции.

Для участия во втором прорыве привлекли дредноуты 2-й дивизии "Позен" (флаг командующего операцией вице-адмирала Шмидта) и "Нассау": лёгкие крейсеры "Грауденц" (флаг командующего 2й разведывательной группой контр-адмирала Хеббингхауса), "Пиллау", "Бремен" и "Аугсбург"; эскадренные миноносцы V-99, V-100 и V-108. 8-ю. 9-ю и 10-ю флотилии ММ (всего 31 корабль) и 1-й и 2-й дивизионы тральщиков: вспомогательный дивизион тральщиков базы Свинемюнде и сторожевую флотилию охраны фарватеров "Ост" базы Нейфарвассер (8 кораблей); вспомогательный минный заградитель "Дёйчланд". три парохода, предназначенные для затопления, и прорывателн минных заграждений "Отенсен" и "Золинген".

Прикрытие осуществляли корабли флота Открытого моря: линейные крейсер "Зейдлнц" (флаг командующего разведывательными силами вице-адмирала Хиппера), "Мольтке" и "Фон-дер-Танн"; дредноуты 1-й дивизии "Остфрисланд" (флаг и.о. командующего 1-й линейной эскадрой контр-адмирала Гедеке), "Ольденбург", "Тюринген" и "Гельголанд"; дредноуты 2-й дивизии "Рейнланд" (флаг и.о. младшего флагмана 1-й эскадры капитана 1 ранга Энгеля), "Вестфален", додредноуты "Брауншвейг", "Эльзас", броненосный крейсер "Роон" (флаг командующего разведывательных сил в восточной Балтике контр-адмирала Хопмана), крейсера "Регенсбург", "Штральзунд", "Любек", "Кольберг" (флаг младшего флагмана миноносных сил капитана 1 ранга фон Ресторфа);

1-я. 3-я и 5-я флотилии миноносцев (всего 32 корабля). Помимо этого, в Либаве в готовности находились линкоры-додредноуты "Виттельсбах", "Веттин", "Швабен" (флаг младшего флагмана 4-й эскадры контр-адмирала Альбертса), "Мекленбург", "Вёрт", "Бранденбург"; авиатранспорты "Ансвальд" и "Санта Елена"; госпитальное судно "Шлезвиг" и четыре миноносца.

К вечеру 14 августа 1-я линейная эскадра вышла из Свинемюнде в море и. пройдя мимо Риксгефта, направилась к месту рандеву в 30 милях к западу от Либавы. Туда же к 19 ч 00 мин 15 августа собрались корабли из Путцигской бухты, Данцига и Либавы. Вице-адмирал Шмидт со своим штабом перешёл на "Позен".


На якоре


Второй прорыв в Рижский залив через Ирбенский проход начался 16 августа. В 7 ч 20 мин 2-й дивизион тральщиков поставил тралы и начал тралить поставленные русскими минные заграждения на южном фарватере Ирбенского прохода. После 11 ч 30 мин на мине погиб тральщик Т-46. Взрыв произошёл в районе миделя, тральщик переломился и быстро затонул. Из экипажа в 25 человек удалось спасти только восемь. За тральщиками в сопровождении миноносцев шли крейсеры "Бремен" и "Пиллау". "Позен" и "Нассау" утром стояли на якоре с отваленными противоторпедными сетями и под защитой 10-й флотилии капитана 2 ранга Витинга (11 миноносцев), а затем двинулись вслед за крейсерами по протраленному фарватеру.

Ещё утром с востока показались дымы, но русские корабли приблизились только около полудня. С расстояния 110 кбт. (20000 м) среди них опознали эсминец "Новик", большое количество эсминцев и миноносцев, канонерскую лодку "Храбрый", линкор "Слава" (командир капитан 1 ранга Вяземский) и минный заградитель "Амур". Во второй половине дня дважды произошел бой с русским додредноутом "Слава", который поддерживали канонерская лодка "Храбрый" и миноносцы. Они находились за минным заграждением и артиллерийским огнём препятствовали работе немецких тральщиков, но оба раза безуспешно, так как "П озен" и '"Нассау" уже с большого расстояния вынуждали её отходить. К 16 ч 00 мин немецкие тральщики так далеко продвинулись на восток, что попали под меткий огонь "Славы" на дистанции 66 кбт. (12000 м). и им пришлось отвернуть. Тотчас, несмотря на угрожавшую ему опасность, к ним подошёл "Бремен", чем отвлёк на себя огонь, пока "Позен" и "Нассау" не вынудили противника к отступлению. Все тральщики остались невредимыми и снова приступили к работе.

Наступающий вечер и уменьшение видимости принудили Шмидта в 17 ч 00 мин дать сигнал отбоя. "Позен" и "Нассау" с поставленными противоторпедными сетями отошли к тому месту, которое занимали утром. Шесть тральщиков встали около них полукругом на якорь, остальные расположились вокруг, готовые к движению. Кроме того, до наступления темноты и с рассветом впереди на ходу находилась для дозорной службы 10-я флотилия миноносцев; одна из её полуфлотилий на ночь стала на якорь у Михайловского маяка для охраны протраленного фарватера.

Ввиду того, что "Слава" в 18 ч 00 мин продолжала держаться на своей позиции. Шмидт решил атаковать его ночью с помощью эсминцев V-99 и V-100 (1350 т, 37 уз., четыре 88-мм орудия). 17 августа около 4 ч 15 мин немецкие V-99 и V-100. идя вплотную к западному берегу Ирбенского прохода, пытались предпринять атаку на "Славу" ("Слава" ушла в Аренсбургскую бухту, где встала на якорь за сетевым заграждением), но в предрассветные часы встретили русский эсминец "Новик" (1300 т, 36 уз., четыре 102-мм орудия). В артиллерийском бою V-99 получил тяжёлые повреждения, при отходе подорвался на двух малых минах (погибли 21 человек и 22 были ранены) и выбросился на отмель западного берега Ирбенского прохода. Экипаж покинул корабль.

Рано утром 17 августа немецкие тральщики возобновили работу. Их прикрывали дредноуты "Позен" и "Нассау", которые в 6 ч 20 мин на короткое время открыли огонь по подошедшей "Славе". Она не отвечала, по-видимому, из-за плохой видимости германских кораблей на фоне мглистого горизонта. Когда русский корабль стал приближаться во второй раз, вице-адмирал Шмидт приказал подпустить его на дистанцию до 89 кбт. (16300 м). "Позен" и "Нассау" в 7 ч 40 мин открыли огонь и добились в "Славу" трёх попаданий 280-мм снарядами, из которых один пробил 152-мм броню. Получив повреждения, но не потеряв боеспособность, "Слава" вышла из боя и направилась в Моонзунд, так как русский флагман считал себя не в состоянии оказать прорыву действительное сопротивление, а немецкие тральщики смогли протралить проход в минных заграждениях Ирбенского прохода.

С наступлением темноты "Позен" и "Нассау" остались на якоре на своей дневной позиции в трёх милях от Михайловского маяка, за ними стали на якорь два лёгких крейсера. Часть флотилии миноносцев поставили на якорь под берегом, другую послали к Люзерорту для пополнения запасов угля с двух прибывших туда угольных транспортов.

18 августа тральщики вновь приступили к работе, но вскоре вышли на обнаруженное эсминцем V-99 сетевое заграждение. Сеть из стального троса стояла на якорях и была снабжена небольшими стеклянными поплавками; на сети оказались подвешенными подрывные патроны и малые мины, вполне достаточные для действия против подлодок. До полудня появились лишь русские канонерские лодки и эсминцы, не причинившие тральщикам затруднений. "Пиллау" и оба дредноута вышли вперёд, но не смогли обстрелять противника из-за плохой видимости. Дивизион тральщиков затопил сеть длиной 300 м, пробивая её поплавки со шлюпок и взрывая подрывные патроны и малые мины натягиванием сети. В 15 ч 30 мин было доложено, что проход через неё открыт. Прорываться в залив было уже поздно, поэтому Шмидт решил использовать вечер для пополнения запасов топлива. Для этой цели вес корабли отправили на те же якорные места, где они ночевали накануне.

19 августа в 4.00 2-й дивизион тральщиков приступил к тралению с целью расширить проход в минных заграждениях до 400 м. Когда тральщики подходили к месту сетевого заграждения, Т-77 при разворачивании в узком месте фарватера, севернее Михайловского маяка, вышел из-за буёв фарватера и наскочил кормой на мину. Два отсека заполнились водой, но тральщик удалось удержать на плаву и привести в порт. Около 7 ч 45 мин немецкие корабли вошли в Рижский залив и направились к Моонзунду. Во главе соединения шли 1-й и 2-й дивизионы тральщиков, за ними на больших интервалах крейсеры "Бремен" и "Пиллау", затем в кильватерной колонне "Позен", "Нассау" и "Аугсбург" в охранении эсминца V-100. Следом прошёл минный заградитель "Дёйчланд", прикрываемый 8-й флотилией миноносцев и крейсером "Грауденц" с командующим 2-й разведывательной группы контр-адмиралом Хеббингхаусом на борту. 9-я флотилия миноносцев развернулась для прикрытия крейсеров, а 10-я шла с линкорами.

В 9 ч 30 мин флагманский корабль прошёл в шести милях от Цереля. Незадолго до этого "Нассау" и "Позен" по правому борту на дистанции 27 кбт. (5000 м) видели погружавшуюся подлодку. "Нассау" открыл огонь и выслал для преследования миноносцы, но лодку не обнаружили. В полдень, в соответствии с планом, в разведку послали крейсера в сопровождении миноносцев: "Бремен" к Аренсбургу, "П иллау" к бухтам восточного побережья о.Эзель, "Аугсбург" к Пернову (Пярну), "Грауденц" с одной полуфлотилией в проход между о.Руно и Домеснесом. Вице-адмирал Шмидт с двумя дредноутами сперва попытался заградить южный выход из Моонзунда минами, но около 18 ч один из шедших впереди тральщиков задел тралом либо за грунт, либо за мину. Шмидт отменил на этот день минную постановку "Дёйчланда" и направился к о.Кюно, чтобы переждать в укрытом месте ночное время.

"Аугсбург", возвращаясь из Перновского залива вместе с эсминцами V-29 и V-100, шёл южнее о.Кюно, когда в 19 ч 30 мин с него заметили на западе неясные (из-за рефракции) силуэты двух кораблей. На опознавательные сигналы они не ответили. "Аугсбург" обстрелял их и пустился в погоню. Русские корабли повернули на Моонзунд, не зная, что оттуда приближаются главные силы противника, но, несмотря на густые облака дыма, они продвигались вперёд очень медленно. "Аугсбург" их скоро догнал и в 19 ч 58 мин открыл огонь по головному кораблю, освещая его прожектором. На крейсере считали, что бой идёт с канонерскими лодками, причём в головном опознали "Храбрый". Бой происходил на дистанции 21-16 кбт (4000-3000 м), русские энергично отвечали.

Канонерские лодки "Сивуч" и "Кореец" находились у Риги для артиллерийской поддержки русских войск у рижского побережья н шли из Усть- Двинска в Моонзунд. Когда русское морское командование убедилось, что прорыв германского флота в Рижский залив может произойти с минуты на минуту, оно отдало приказание, по времени уже запоздалое, отойти к Моонзунду, не сообщив им затем во время самого перехода о свершившемся факте прорыва, что в итоге привело к гибели "Сивуча" и самоуничтожению "Корейца".

Между тем флагманский "Позен", направляясь на юг к Дюнемюнде, в 20 ч 00 мин настолько приблизился, что с него были видны по носу вспышки выстрелов и лучи прожекторов. В 20 ч 12 мин "Позен" присоединился к крейсеру "Аугсбург" и вступил в короткую перестрелку с канонерскими лодками "Сивуч" и "Кореец". Но из-за темноты обстановка боя вице-адмиралу Шмидту была не ясна, и в 20 ч 17 мин он приказал сблизиться с противником. Вскоре в лучах прожекторов на расстоянии 1000 м по носу стал виден корабль, по силуэту очень похожий на "Славу". В тот же момент корабль – это была канонерская лодка "Сивуч" (1906/07 гг., 890 т, 12 уз., два 120-мм, четыре 75-мм, экипаж 140 человек) – окружили высокие всплески.

Для введения в действие артиллерии всего борта "Позен" повернул на прежний курс и во время поворота потерял цель; когда же он вновь её обнаружил, то не было твёрдой уверенности, что стреляет по тому же кораблю. Но, во всяком случае, обстреливаемый корабль был уничтожен в несколько минут. "Сивуч" храбро сражался до самого последнего момента.

Надстройки были разрушены, внутри происходил взрыв за взрывом, и в 20 ч 30 мин корабль перевернулся и пошёл ко дну.

Вместе с "Позеном" по мнимой "Славе" стрелял также и "Нассау"; а миноносец V-29 выпустил по нему торпеду. В поисках второй канонерской лодки "Аугсбург" прошёл к юго-востоку, но её не обнаружил. Миноносцы подошли к месту гибели, спустили шлюпки и спасли двух офицеров и 48 матросов, из которых некоторые, несмотря на немедленную врачебную помощь, умерли от тяжёлых ран. Все пленные одинаково утверждали, что затонувший корабль – канонерская лодка "Сивуч", а другая, шедшая с ней, однотипная "Кореец". На последней будто бы незадолго до конца боя произошёл сильный взрыв, вследствие чего она погибла.


На баке перед постановкой на бочку


Необходимо отметить, что прорыв германских линейных сил ("Позен" и "Нассау") в Рижский залив не был замечен русскими, и потому долгое время считалось, что "Сивуч" погиб в бою с настигшими её крейсерами. Что касается канонерской лодки "Кореец", то, избегнув неприятеля, она поспешила укрыться под берегом и, перескочив через прибрежные рифы у м.Мерис и получив с берега, где на всём протяжении в сторону Пернова виднелись пожары, сообщение о высадке и занятии города немцами. 20 августа была взорвана потерявшим самообладание командиром, считавшим себя отрезанным от Моонзунда, а потому обречённым на захват противником.

Около 23 ч 15 мин в 15 милях к северу от о.Руно стали на якорь: "Позен", "Нассау", "Дёйчланд", миноносцы с минами на борту, "Аугсбург" с эсминцами V-29 и V-100 и 1-й дивизион тральщиков. Линкоры поставили сети. Дозор, находившийся на линии между о. Руно и Домеснесом, около 23 ч 00 мин донёс о гибели миноносца S-3 1 (11 погибших) в 4 милях западнее о. Руно. Взрыв мины произошёл позади мостика, две кочегарки сразу же затопило, разлившаяся нефть вызвала пожар, и несмотря на принятые меры, через два с половиной часа S-31 затонул.

20 августа под командованием контр-адмирала Хеббингхауса крейсеры "Грауденц", "Аугсбург" и несколько миноносцев блокировали порт Пернов и обстреляли город и порт. Ответным огнем русской полевой батареи был слегка поврежден эсминец V-183. На входе в гавань немцы затопили три старых прохода. В тот же день около 19 ч немецкие корабли покинули Рижский залив. 21 августа на "Позене" вице-адмирал Шмидт спустил свой флаг и распустил корабли по базам.

Материальные потери обеих сторон в этой операции были примерно одинаковы. Однако важным стратегическим результатом операции для Германии стал факт, что англичане не поддержали своих русских союзников действиями Гранд-флита в Северном море и в проливе Каттегат в тот момент, когда значительная часть флота Открытого моря была отвлечена на Балтику. В итоге русским пришлось меньше надеяться на союзников и ограничить свою активность в Балтийском море. Кроме того, для русских стала реальностью возможность высадки крупного германского десанта за линией фронта с целью наступления на Петроград, поэтому они сняли с фронта свой гвардейский корпус и перевели его в Эстонию.

После возвращения в конце августа в Северное море ("Позен" вернулся 27 августа) линкоры 2-й дивизии 1 -й линейной эскадры продолжали действовать в составе флота Открытого моря. Первый выход в море после операции на Балтике они совершили 1112 сентября, второй 23-24 октября.



Линейные корабли "Позен" (вверху) и "Вестфален"


1916 г. Б оевые походы продолжались до середины 1916 г. "Рейнланд" с 12 февраля до 19 апреля находился в длительном текущем ремонте, поэтому пропустил выход 2-й дивизии 4 марта, когда "Позен" (флаг командующего 2-й дивизии линкоров). "Нассау" и "Вестфален" вместе с линейным крейсером "Фон- дер-Танн" в районе банки Амрум встречали возвращающийся из рейдерства вспомогательный крейсер "Мёве". Первый поход после ремонта "Рейнланд" совершил в составе эскадры только 21-22 апреля, второй 24-25 апреля.

20 февраля контр-адмирала Энгеля назначили главным директором казенной верфи в Вильгельмсхафене. На посту младшего флагмана 1-й линейной эскадры его временно сменил командир "Позена" капитан 1 ранга Ланге, а 1 марта на его борту свой флаг ещё раз поднял контр-адмирал Энгельгард. Ланге позже временно замещал Энгельгарда с 17 июля до 7 сентября 1916 г. и 1-2 февраля 1917 г.

В Ютландском бою 31 мая/1 июня (немцы называют его морским сражением при Скагерраке) 2-я дивизия в полном составе следовала в общей линии флота Открытого моря. Учитывая предстоящий большой расход угля, экипажи увеличили до 11241139 человек.

Торопясь вступить в бой, флот Открытого моря шел поэскадренно растянутой кильватерной колонной. В голове колонны находилась 3-я линейная эскадра в составе восьми линкоров типов "Кёниг" и "Кайзер". За ними шла 1-я линейная эскадра во главе с "Остфрисландом" (вице-адмирал Шмидт) в составе четырех линкоров типа "Гельголанд" (1-я дивизия) и четырех линкоров типа "Нассау" (2-я дивизия) во главе с "Позеном" (контр-адмирал Энгельгард). Замыкала колонну 2-я эскадра в составе шести додредноутов типа "Дёйчланд".

31 мая около 22 ч 00 мин во время третьего боевого поворота "Все вдруг" при отходе флота Открытого моря вице-адмирал Шеер построил свои корабли в одну длинную колонну. В этом ордере Шеер прошёл позади Гранд-Флита, вблизи от 5-й эскадры британских линкоров, которая значительно отстала от главных сил. "Вестфален", шедший замыкающим во 2-й дивизии, оказался головным кораблем всей линии германских линкоров, в результате чего подвергся большой опасности быть торпедированным в ходе атак британскими эсминцами. Во время ночного перехода "Вестфален" успешно отразил несколько таких атак. При этом в линкор попал только один снаряд среднего калибра (двое убитых).

Около 23 ч 10 мин 4-я торпедная флотилия англичан (12 эсминцев) заметила на юго-западе неизвестные корабли, которые сперва приняли за британские. Они подходили с кормы сходящимся курсом. В 23 ч 30 мин они подошли с правого борта так близко, что эсминец "Типерери" дал опознавательный сигнал. В ответ на кораблях зажглись прожектора, и британские эсминцы подверглись сильному артиллерийскому обстрелу. В самом начале боя "Типерери" получил попадания и начал тонуть.

Неизвестными кораблями оказались германские линкоры "Вестфален", "Нассау" и "Рейнланд", рядом с которыми шли лёгкие крейсера "Росток", "Штутгарт", "Эльбинг" и "Гамбург". Британские эсминцы выпустили по ним несколько торпед с ближних дистанций. "Нассау", шедший 15-м и предпоследним в строю немецких дредноутов, после разворота оказался вторым в колонне. Во время ночного возвращения 1 июня линкору несколько раз пришлось уклоняться от торпед британских эсминцев. В этот момент боя с крупными германскими кораблями сблизился эсминец "Спитфайр", который не только выпустил по ним две торпеды, но и открыл огонь по линкору "Нассау", убив на нём 10 человек.

В 0 ч 31 мин 1 июня "Нассау" и "Спитфайр" столкнулись левыми бортами на встречных курсах. В момент столкновения "Спитфайр" шёл со скоростью хода 27 уз., а "Нассау" 18, и сила столкновения была колоссальной. Когда "Нассау" и "Спитфайр" столкнулись, на "Спитфайре" вообразили, что атаковали германский лёгкий крейсер, и никому не приходило в голову, что столкнулись с дредноутом; 280-мм снаряд которого пролетел очень низко над мостиком, снеся ему переднюю трубу газами своих тяжёлых орудий. Командир британского корабля капитан- лейтенант Трилонп присел, и снаряд в буквальном смысле погладил его по голове, почти содрав кожу и причинив мучительную рану. Приходится удивляться, как он вообще остался в живых.

После боя командир "Спитфайра" доносил об этом случае: "Ближайший крейсер повернул с явным намерением меня таранить. Поэтому я положил руль право на борт, и мы столкнулись носовыми частями левого борта. Полагаю, что я значительно повредил этот крейсер, так как на полубаке миноносца осталось 20 футов германской обшивки". Когда дредноут навалился на миноносец, погнув ему форштевень, последний действительно резко отвернул вправо и прочертил вдоль борта линкора, сорвав ему привальный брус. При этом "Нассау" получил значительные повреждения носовой оконечности. Как это ни странно, но удар эсминца сделал пробоину в борту линкора – обшивка борта оказалась разорвана на участке длиной 3,5 м, погнуло подпалубные балки, а сама палуба бака местами была вдавлена, местами вспучилась, что снизило его скорость хода до 15 уз.


Носовая часть "Нассау" после Ютландского сражения


Замедливший ход "Нассау" вышел из строя колонны и потерял главные силы из виду. Лишь в 2 ч 20 мин он обнаружил корабли 2-й линейной эскадры и пристроился к ним. Во время боя "Нассау" получил два попадания снарядами калибра 102-152-мм и потерял 11 человек убитыми и 16 ранеными. Ремонт линкора закончили 10 июля.

Во время ночных (1 июня) атак британских эсминцев крейсер "Эльбинг" (строился как "Адмирал Невельской" для русского флота), выполняя маневр уклонения, попытался прорезать строй кораблей флота Открытого моря перед "Позеном". Несмотря на попытку линкора отвернуть вправо, надеясь избежать столкновения, около 0 ч 30 мин "Эльбинг" попал под форштевень линкора (четверо погибших). Форштевень "Позена" протаранил корму крейсера под острым углом, и тот потерял способность управляться. Вскоре в результате полученных повреждений "Эльбинг" затонул в точке с координатами 55°49' с.ш/ 05°54' в.д. "Позен" тяжелых повреждений не получил.

1 июня в 0 ч 36 мин в "Рейнланд" попали два 150-мм снаряда в район передней дымовой трубы (погибли 10, ранены 20 человек). Во время боя "Вестфален" получил одно попадание снарядом и потерял два человека убитыми и восемь ранеными, его ремонт закончили 17 июня.

Около 1 ч 10 мин по левому борту германской колонны снова появились британские эсминцы, которых сразу же обстреляли с линкоров 2-й дивизии. Огнем с "Позена" один из них был поврежден, потерял ход и остался за кормой, где вскоре его обстреляли с дредноута "Ольденбург". Были замечены попадания во второй эсминец, причем по утверждению части экипажа, довольно серьезные. После этого "Позен", уклонившись от двух выпущенных по нему торпед, обстрелял следующий эсминец и, по всей вероятности, потопил его. Бой был жестоко неравен: эсминцы 4-й флотилии '"Форчен" и "Ардент" были потоплены почти со всеми экипажами. Но германские линкоры ещё раз вынуждены были отвернуть.

Около 1 ч 40 мин британские эсминцы ошибочно приняли германские линейные корабли головы колонны Шеера за британские корабли. При этом "Петард" получил сильные повреждения, а "Тэрбьюлент" потоплен головными германскими линкорами. Согласно журналу "Морской сборник" № 6, 1938 г., в результате таранного удара линкора "Вестфален" по "Тэрбьюленту", последний был разрезан пополам и затонул со всем личным составом.

Как только уцелевшие британские эсминцы вышли из боя, к германской колонне приблизился броненосный крейсер "Блэк Принс", очевидно, приняв её за британскую. Между 1 ч 05 мин и 1 ч 15 мин ночи с дистанции 5,5 кбт (ок. 1000 м) "Тюринген", "Остфрисланд", "Нассау" и "Фридрих дер Гроссе" открыли по нему огонь. В первую же минуту в него попало 10 тяжёлых снарядов с "Тюрингена". Пламя поднялось над ним до высоты мачт и осветило произведённые на нём разрушения. "Блэк Принс" не успел сделать ни одного выстрела. Весь в огне, дрейфовал он вдоль линии германских кораблей; взрыв следовал на нём за взрывом, пока наконец не произошёл сильнейший взрыв, после которого корабль исчез со всем личным составом.

До этого "Блэк Принс" потерял из видимости британский флот и шёл далеко позади. Но пламя взрыва было ясно видно со многих кораблей Гранд-Флита. Около полуночи линкор "Малайа" при свете взрыва увидел головной корабль германской колонны и правильно определил, что это линкор типа "Вестфален". Но он не передал адмиралу Джелико этого важного сведения. После отворота германский флот ещё раз лёг в направлении на арьергард британского флота и, вероятно, около 1 ч 30 мин прошёл позади него.

Дальнейший путь линкора "Позен" прошел без происшествий, раненых и убитых на его борту не было. Ремонт "Рейнланда" на казенной верфи в Вильгельмсхафене продолжался с 1 по 22 июня. "Позен" ремонтировали несколько дольше – с 26 июня до 17 июля. После Ютландского боя линкоры 2-й дивизии участвовали во всех операциях флота Открытого моря, а также в прикрытии боевых действий миноносцев, тральщиков и других легких кораблей. После ремонта на верфи в период с 26 июня до 17 июля уже 18-20 августа "Позен" вышел в боевой поход и принял участие в нескольких следующих.

19 августа во время боевого похода флота (18-20 августа 2-я дивизия выходила без "Нассау") британская подводная лодка Е-23, несшая дозор в Германской бухте, атаковала и добилась одного торпедного попадания в среднюю часть линкора "Вестфален". Вторая атака не удалась. Хотя повреждение оказалось очень серьёзным (линкор принял 800 т воды), но переборки выдержали, и со скоростью хода не более 14 уз в охранении миноносцев он ушёл в Вильгельмсхафен. Ремонт продлился до 26 сентября, и после проведения боевой подготовки в Балтийском море 4 октября он вернулся в Северное море в состав флота Открытого моря, так что смог принять участие в боевом походе флота 18-20 октября в район Доггер-банки.

21 декабря "Нассау" коснулся грунта в устье Эльбы, но самостоятельно смог сняться с мели. Тем не менее, кораблю пришлось идти в Гамбург на верфь "Райхерзигверфь" ("Rcihersiegwerft") в ремонт, продлившийся до 1 февраля 1917 г.



На якоре (вверху) и в походе (С рисунков того времени)


1917 г. 28 мая 1917 г. младшим флагманом 1-й линейной эскадры назначили контр-адмирала фон Дэльвига Лихтенфельса. Но в декабре он стал председателем Комиссии по перемирию с Россией в Риге, поэтому 5 декабря на посту младшего флагмана 1-й линейной эскадры его сменил капитан 1 ранга Хартог (с 27 января 1918 г. контр-адмирал). Хартог оставался младшим флагманом 1-й линейной эскадры до окончания войны, но 12-23 августа его временно замещали капитан 1 ранга фон Камеке, а 11-22 сентября – командир линкора "Позен" капитан 1 ранга фон Крозигк.

В 1917 г. все линкоры 2-й дивизии в основном привлекались для несения сторожевой и охранной службы в Северном море. В июле-августе на кораблях 1-й эскадры произошло восстание матросов. Возглавила восстание команда линкора "Тюринген". Случаи неповиновения экипажа имели место на "Позсне" и "Рейнланде".

В летней кампании 1917 г. по захвату Моонзундских островов 2-я дивизия ("Позен" и "Рейнланд") непосредственно не участвовала, но линкоры "Вестфален" и "Рейнланд" вышли в западную Балтику на подходы к датским проливам для предотвращения вторжения Гранд-Флита на помощь русским. В частности, "Вестфален" с 23 сентября до 20 октября, а "Рейнланд" с 15 сентября до 20 октября находились на подходах к Апенраде.

17-18 ноября "Позен" выходил в море для поддержки 2-й разведывательной группы в бою с частью Гранд-Флита.


Линейный корабль "Рейнланд "


1918 г. 21 февраля 1918 г. "Рейнланд" и "Вестфален" включили в состав "Специального" соединения для участия в Финляндской операции. Командующий соединением контр-адмирал Майер поднял свой флаг на "Вестфалене", тем самым навсегда связав название этого корабля с операцией Кайзеровского флота, политические последствия которой ощущаются еще и в сегодняшнее время.

Великое княжество Финляндия, находившееся в составе Российской империи с петровских времен и получившее в 1809 г. особые права автономии, все время стремилось образовать собственное независимое государство. В Финляндии к 1917 г. образовались две относительно крупные и влиятельные партии – буржуазная и социал-демократическая. После свержения в России большевиками правительства Керенского 24/25 октября 1917 г. свой пост оставил и русский генерал-губернатор Финляндии. Этим решили воспользовались финские социал-демократы, революционным путем захватив власть. 13 ноября они потребовали принятия своих условий, в противном случае угрожая буржуазной партии забастовкой. Условия приняты не были, и социал-демократы создали собственный Центральный комитет, через который призвали население к всеобщей забастовке. Одновременно Комитет упразднил Сенат, распустил ландтаг и взял в руки гражданское управление страной.

В Финляндии возникла угроза гражданской войны, что, в свою очередь, могло бы помешать объявлению независимости. Учитывая это, буржуазная партия решилась на компромисс, сделав значительные уступки требованиям социал-демократов. Всеобщую стачку отменили, но уже в конце ноября 1917 г. буржуазная партия объединилась с аграрной и образовала собственное правительство Пер Эвинда Свинхувуда. Социал-демократам, и до этого бывшим в меньшинстве в ландтаге, пришлось выжидать. Оба правительства начали формирование собственных вооруженных отрядов (охранной гвардии).

Наконец, 6 декабря 1917 г., Финляндия объявила о своей независимости. Совнарком официально согласился с требованиями Финляндии, однако практически препятствовал этому, не соглашаясь с оставлением военных и военно-морских баз для базирования флота. Так как путем переговоров правительству Свинхувуда не удалось добиться вывода русских войск (более того, благодаря русским гарнизонам произошло усиление Красной Гвардии), то оно в январе 1918 г. обратилось с нотой протеста к советскому правительству, а также к просьбой поддержки ко всем странам, уже признавшим независимость Финляндии и прежде всего к Германии. Однако следует отметить, что финско-германские контакты завязались ещё раньше, поскольку Германия уже из факта состояния войны с Россией проявила большой интерес к Финляндии.

В январе правительство Свинхувуда обратилось к Германии с просьбой отпустить финских добровольцев, воевавших в составе немецкой армии (27-й прусский егерский батальон). Немцы просьбу удовлетворили, и добровольцы на двух финских пароходах отбыли в Финляндию. Они укрепили ядро Белой Гвардии, которой к тому времени командовал бывший русский генерал фон Маннергейм.

В начале февраля финское правительство обратилось к Германии с просьбой выразить России протест против репрессий в Хельсинки и, по возможности, оказать на неё давление, пригрозив контрмерами. 14 февраля Германия согласилась с этой просьбой, тем более, что немцы продолжали теснить разваливающуюся русскую армию на всём сухопутном фронте. Наступление немцы приостановили только благодаря подписанию 3 марта Брестского договора. Помимо этого, Германия решила оказать Финляндии вооруженную помощь. Во исполнение этого решения в Данциге сосредоточили часть сил германского флота – десантная "Балтийская" дивизия под командованием генерал-майора графа фон дер Гольца и "Специальное" соединение кораблей под командованием младшего флагмана 4-й эскадры контр-адмирала Меурера.

К 21 февраля окончательно сформировали "Специальное" соединение. Первоначально в его состав входили линкоры "Вестфален", "Рейнланд", минный заградитель "Наутилус", 3-я группа прорывателей заграждений, 9-я полуфлотилия тральщиков, четыре миноносца, семь вспомогательных судов и несколько транспортов.

24 февраля контр-адмирал Меурер поднял флаг на "Вестфалене". От штаба флота Открытого моря к его штабу причислили капитан-лейтенанта Кнепа, из бывшего штаба командующего разведывательных сил Балтийского моря капитан-лейтенанта Бастиана и от Главного морского штаба капитан-лейтенанта Иессена.

23 февраля на линкоры началась погрузка 14-го егерского батальона под командованием герцога Мекленбургского и приданной ему роты велосипедистов. 24 февраля корабли первого эшелона вышли из Киля в северо-восточную часть Балтийского моря. Наличие толстого ледяного покрова сильно мешало переходу. Но возникали трудности и иного рода. В последний момент шведское правительство, несмотря на первоначальное согласие, отказало в проходе через свои территориальные воды, одновременно запретив также высадку немецких войск в Эккерё. Теперь путь кораблей проходил через шхеры севернее о.Логшер. Высадить войска на разрешенном участке южнее о. Лемланд не удалось из-за толстого ледяного покрова и предполагаемых минных полей. Поэтому контр-адмирал Меурер все же отправил корабли на рейд Эккерё, куда они и прибыли 5-6 марта и где местное население устроило им тёплый приём.


Линейный корабль "Нассау"


После переговоров с шведским морским представителем, утром 7 марта произвели высадку войск. Позже высаженный на Аландских островах 14-й егерский батальон по льду перебрался на материк, причём во время перехода его обстреляли с финского берега, но при огневой поддержке крейсера "Кольберг" батальон успешно завершил переход. Тем самым были созданы предпосылки для успешного решения основной задачи. С 6 марта по К) апреля "Рейнланд" находился на рейде Эккерё, а его командир капитан 1 ранга Тоуссант являлся там старшим морским начальником. Корабли обеспечивали сухопутным войскам необходимое снабжение.

10 марта контр-адмирал Меурер на "Вестфалене" вернулся в Данциг, где командование должно было определить дальнейший план действий. "Рейнланд" оставался на рейде Эккерё до 11 апреля. Первоначальный план предусматривал, что десант высадится в районе порта Раума, то есть к северу от Аландских островов. Из-за мощных ледяных торосов это было невозможно, а так как время торопило, контрадмирал Меурер предложил в качестве основного места высадки полуостров Ханко.

12 марта его предложение рассмотрели, а 14 марта окончательно одобрили. Для решения этой задачи соединение усилили дредноутом "Позен" (младший флагман контр-адмирал Хартог), крейсером "Кольберг", броненосцем береговой обороны "Беовульф", вспомогательным крейсером "Мёве", 4-й полуфлотилией тральщиков и несколькими пароходами.

Предполагалось присоединить также и дредноут "Нассау", но он находился на верфи в ремонте и больше участия в боевых действиях не принимал. 15 марта контр-адмирал Меурер на прорывателе минных заграждений "Франкен" ("Вестфален" остался в Данциге) отправился в Эккерё, но прорыватель подорвался на мине и затонул, и адмирал продолжил путь на миноносце, прибыв в Эккерё 20 марта. 21 марта под руководством фрегаттен-капитана фон Розенберга начались тральные работы, а в последних числах марта состоялась высадка частей "Балтийской"дивизии.

8 ночь с 31 марта/1 апреля операция вступила во вторую фазу. 1 апреля началась перевозка в Финляндию 12-тысячной десантной "Балтийской" дивизии генерал-майора фон дер Гольца. 3 апреля "Вестфален" и "Позен" ("Рейнланд" оставался ещё на рейде Эккерё) подошли к о.Руссарэ – здесь находился русский гарнизон и батареи, прикрывавшие Ханко, и немецкий десант захватил сигнальную станцию. Перед входом транспортов с войсками в гавань Ганге (Ханко) "Вестфален" подошёл вплотную к о. Руссарэ, занятому русскими, и приготовился открыть огонь. Русские батареи огня не открывали, соблюдая нейтралитет в соответствии с Брестским договором от 3 марта 1918 г.


Моряки "Рейнланда "


Высадка частей "Балтийской" дивизии в Ханко произошла без каких-либо осложнений. Базирующиеся там британские подлодки (Е-1, Е-8, Е-9, Е-19, С-26, С-27 и С-35) были взорваны своими командами, их плавбаза подожжена.

9 апреля "Вестфален" с другими кораблями соединения всё ещё находился в Ревеле. 1 I апреля они вышли в направлении Хельсинки. 12 апреля корабли миновали сильно укрепленные форты, и вскоре "Вестфален", "Позен", а несколько позже "Беовульф" встали на якорь в гавани финской столицы. Русские корабли, так же как и форты, соблюдали нейтралитет и не вмешивались в действия немцев. Одновременно "Наутилус" с несколькими небольшими кораблями ушёл для высадки войск в Турку.

Немецкий десантный отряд занял порт и городской район Скатудден. В ходе уличных боев 13-14 апреля погибли пять моряков-десантников (четверо из экипажа "Позен") и 12 было ранено. 14 апреля боевые действия в финской столице прекратились. Немецкие корабли, в частности "Вестфален". под флагом контр-адмирала Меурера, оставались в Хельсинки до 30 апреля. За это время немцы привели укрепления береговой обороны города в боеготовое состояние и передали её финнам. Фрегаттен-капитан фон Розенберг получил задание заняться обучением финнов минно-тральным работам. Для организации этого в Хельсинки создавали минно-тральное соединение из бывших русских кораблей.

22 апреля в гавани Гельсингфорса при постановке на якорь "Позен" наткнулся на затонувшее судно и повредил винты, поэтому 30 апреля его вывели из состава соединения, и уже 3 мая он находился на казенной верфи в Киле, где до 5 мая ему поменяли поврежденные лопасти винтов.

Более крупная авария произошла с другим дредноутом. Ещё 11 апреля "Рейнланд" покинул рейд Эккерё (его заменил крейсер "Кольберг"), чтобы присоединиться к эскадре в Гельсингфорсе, но предварительно было необходимо сходить в Данциг для погрузки угля. Однако около 7 ч 00 мин того же дня на скорости хода 15 уз. линкор выскочил на камни у о. Логшер (погибли 2 человека). Корабль получил большую пробоину, затопило все котельные отделения. С 18 до 20 апреля "Позен" под флагом адмирала Хартога тщетно пытался стащить "Рейнланд" с камней. Сделать это не удалось, и в обозримом будущем корабль в боевое состояние привести не представлялось возможным.

Для подъёма линкора предприняли чрезвычайные меры. С целью его разгрузки сняли 697 т боеприпасов, 381т различного имущества, 1758 т угля. 26 апреля по приказу большая часть экипажа покинула дредноут и перешла на "Шлезиен", разгрузив корабль ещё на 85 т, что в итоге составило 2921 т. 11 мая с "Рейнланда" начали снимать броневые плиты в районе цитадели и носовой оконечности. С помощью прибывшего 24 мая из Данцига плавучего крана пришлось снять все орудия и крыши башен. В целом корабль облегчили на 6400 т. и только потом с помощью понтонов его удалось 9 июля снять с камней и отбуксировать в Мариенхамн (Аландские острова), где временно заделали пробоины в днище. 24 июля, имея в действии только среднюю паровую машину, в сопровождении спасательных судов "Мёве" и "Вендемюс", минного заградителя "Наутилус" и 1-й группы сторожевой флотилии "Ост" приступили к возвращению на родину, и 27 июля линкор отшвартовался в Киле. О восстановлении корабля в то время не могло быть и речи.

После захвата Хельсинки присутствие в Финляндии немецких кораблей больше не требовалось, а так как задачи, поставленные перед флотом, были выполнены, большая часть кораблей вернулась в Германию. "Вестфален" перешёл в Северное море, и его снова включили в состав 1-й линейной эскадры.

Благодаря вмешательству Германии со 2 мая 1918г. правительство Свинхувуда стало хозяином положения в стране. Перед этим, 30 апреля -2 мая в районе Риихинаки "Балтийская" дивизия и бригада полковника князя фон Бранденштейна, совместно с финскими войсками окружили и принудили к капитуляции части финской Красной Гвардии. Одновременно войска Маннергейма под Выборгом нанесли поражение остаткам Красной Гвардии. 16 мая Маннергейм прибыл в Хельсинки. В течение следующей недели "Балтийскую" дивизию и части полковника князя фон Бранденштейна погрузили на оставшиеся в Финляндии корабли "Специального" соединения. Однако часть "Балтийской" дивизии во главе с командиром фон дер Гольцем по просьбе финнов оставалась там до конца войны, помогая создавать национальные вооруженные силы. В августе 1918 г. финское Национальное собрание пригласило принца Фридриха Карла Гессенского стать королем Суоми, однако тот отказался, поэтому в декабре того же года во главе правительства Финляндии стал генерал фон Маннергейм.

1918 г. не был отмечен активными действиями флота Открытого моря. Крупные боевые корабли привлекались, в основном, для охранных и сторожевых задач. Летом немецкое командование спланировало крупномасштабную десантную операцию на балтийском побережье, получившую кодовое наименование "Ключевой камень", однако от проведения ее пришлось отказаться. Тем не менее, некоторые подготовительные мероприятия проводились: в частности, линкор "Нассау" 8 августа прибыл в Вильгельмсхафен для принятия на борт десанта в составе 250 солдат со снаряжением. Вместе с десантом дредноут перешёл на Балтику, но, так как 22 августа операцию отменили, "Нассау" покинул Балтийское море.

11 августа 1918 г. "Вестфален", "Позен", "Кайзер" и "Кайзерин" прикрывали рейд немецких миноносцев на подходах к Тершеллингу. Во время похода на дредноуте "Вестфален" произошла авария котлов, и корабль снизил скорость хода до 16 уз. Осенью 1918 г. дредноуты 2-й дивизий начали выводить из состава 1-й линейной эскадры.


Линейный корабль "Вестфален". 1918 г. (Наружный вид)


1919-1924 гг. В соответствии с условиями перемирия дредноуты 2-й дивизии не относились к интернируемым (передаваемым странам Антанты в качестве репарации), но после затопления кораблей немецкого флота в Скапа-Флоу дополнительные требования союзников изменили это положение.

"Нассау" после прихода с Балтики в августе 1918 г. к боевым действиям практически не привлекался. С 22 ноября до 2 декабря 1918 г. на его борту находился штаб командующего разведывательными силами. 2 декабря "Нассау" исключили из состава действующего флота. После затопления кораблей немецкого флота в Скапа-Флоу по условиям дополнительных требований 5 ноября 1919 г. "Нассау" вычеркнули из списков кораблей немецкого флота. 7 апреля 1920 года он предназначался для передачи Японии как репарационный корабль "В", но британская судоразделочная фирма выкупила его и в свою очередь перепродала на разборку в Нидерланды. В июне 1920 г. "Нассау" отбуксировали в Додрехт, где вскоре разобрали на металл.

1 сентября 1918 г. "Вестфален" вывели из состава 1-й линейной эскадры и передали Инспекции корабельной артиллерии в Киле в качестве учебно-артиллерийского судна. Линкор находился в Киле, где 18 декабря 1918 г. его исключили из состава флота. 5 ноября 1919 г. "Вестфален" вычеркнули из списков кораблей германского флота, и он предназначался для передачи флоту Великобритании как репарационный корабль "D". Передача "Вестфалена" состоялась 5 августа 1920 г., а в 1924 г. его разобрали на металл в Биркенхеде.

"Рейнланд", на котором повреждения так и не были исправлены, 4 октября 1918 г. официально вывели из состава действующего флота. Некоторое время его использовали как плавказарму, но 5 ноября 1919 г. вычеркнули из списков флота и затем передали союзникам как репарационный корабль "F". 28 июня 1920 г. англичане продали корабль на слом в Нидерланды, а 29 июля 1920 г. его отбуксировали в Додрехт и там в течение 1920-1921 гг. разобрали на металл.

"Позен", как флагман дивизии, дольше всех оставался в строю. 2 октября 1918 г.. находясь на внешнем рейде Яде, он прикрывал возвращение подводных лодок из Фландрии. В конце октября "Позен" планировали задействовать для наступательной операции флота, но её отменили. 3 ноября 1-я эскадра вошла в устье Эльбы. 7 ноября на "Позен" спустили контр-адмиральский флаг, но 8 ноября подняли вновь. В этот день капитан 1 ранга фон Кросигк сложил с себя командование кораблем, которое принял, как исполняющий обязанности, старший офицер линкора корветтен-капитан Зирзов. 9 ноября "Позен" вместе с другими кораблями 1-й эскадры перешел из Брунсбюттеля в Вильгельмсхафен, где 10 ноября ошвартовался к причалу № 10. Официально корабли ещё не исключили из состава действующего флота, но экипажи на них уже сильно сократили. С 22 ноября "Позен" ещё использовали как блокшив с вахтенной командой на борту, но 16 декабря его официально вывели из состава действующего флота.

5 ноября 1919 г. "Позен" вычеркнули из списков немецкого флота и должны были передать флоту Великобритании, как репарационный корабль "G". 13 мая 1920 г. Адмиралтейство продало линкор для разборки в Нидерланды, куда его вскоре перевели и в 1922 г. разобрали в Додрехте на металл.

Литература

[1] Вильсон X. Линейные корабли в бою 1914-1918 гг. Воениздат Москва – 1938

[2]Журнал Морской сборник 1906-1914 гг.

[3] Кеппен П. Надводные корабли и их техника в войну 1914-1918 гг. Воениздат Москва – 1937

[4] Ролльман Г. Война на Балтийском море Воениздат Москва – 1937

[5] Эверс Г. Военное кораблестроение Ленинград-Москва 1935

[6] Brayer S. Schlachtschiffe und Schhichtkreuzer von 1905 – 1970 Lehmanns Verlag, Munchen, 1993

[7] Conwey Maritime Press, London

[8] Groner E., Jung D., Maass M. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945

[9] Hildebrand H.H., Rohr A., Steinmetz H. Die deutschen Kriegsschiffe Band 1-7. 1979

[10] Schiffskunde S.M.S. "Nassau"

[11] Schiffskunde S.M.S. "Posen"

[12] Schiffskunde S.M.S. "Rheinland"

[13] Strohbusch E. Linienschiff "Nassau"- Klasse Marine-Rundschau 7/1978.





Линейный корабль "Рейнланд" на достройке. 1909 г.







На фото вверху: линейный корабль "Нассау" в различные годы службы




1912 г. Смотр флота кайзером Вильгельмом II




Линейные корабли "Вестфален" (два фото вверху), и "Позен" (внизу)




Линейный корабль "Вестфален"



Линкоры типа "Нассау" на маневрах Флота Открытого моря (вверху) Линейный корабль "Позен" (фото внизу)




Линейный корабль "Вестфален"




На фото вверху: линейный корабль "Рейнланд"




Линейный корабль "Позен" в различные годы службы




Линейный корабль "Позен" в различные годы службы


Линейный корабль "Позен"


Линейный корабль "Позен"


На Кильском рейде


В Вильгельмсгафене


"Рейнланд" на якорной стоянке



Линейный корабль "Рейнланд" (вверху) На Кильском рейде



Линейные корабли типа "Нассау" в походе (два фото вверху)

"Вестфален" перед разборкой. 1921 г.






В 0 ч 31 мин 1 июня "Нассау" и "Спитфайр" столкнулись левыми бортами на встречных курсах. В момент столкновения "Спитфайр" шёл со скоростью хода 27 уз., а "Нассау" 18, и сила столкновения была колоссальной. Когда "Нассау"и "Спитфайр" столкнулись, на "Спитфайре" вообразили, что атаковали германский лёгкий крейсер, и никому не приходило в голову, что столкнулись с дредноутом, 280-мм снаряд которого пролетел очень низко над мостиком, снеся переднюю трубу газами своих тяжёлых орудий. Командир британского корабля капитан-лейтенант Трилони присел, и снаряд в буквальном смысле погладил его по голове, содрав кожу и причинив мучительную боль. Приходится удивляться, как он вообще остался в живых.



Оглавление

  • Предисловие
  • Проектирование
  • На стапеле
  • Устройство
  •   Корпус.
  •   Конструктивная подводная защита
  •   Рангоут и такелаж
  •   Артиллерия главного калибра
  •   Управление артиллерийским огнем
  •   Артиллерия среднего и малого калибров
  •   Торпедное вооружение
  •   Броневая защита
  •   Машинно-котельная установка
  •   Остойчивость и мореходность
  • В составе флота
  • Литература