КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412621 томов
Объем библиотеки - 552 Гб.
Всего авторов - 151460
Пользователей - 94006

Впечатления

RATIBOR про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Благодарю! И за критику тоже! :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Спасибо, Странник, за Марию Семёнову, как-то упустил и не читал этот цикл. Люблю эту тему и восполню пробел!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

А у меня почему то пустой файл. А жаль .... Предыдущая прочитанная книга Женить дипломата понравилась неспешными , спокойными и логичными действиями , отсутствием эротики . которое во множестве изобилует сейчас каждая вторая книга в жанре ЛФ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

после интриг, заговоров, приключений первой книги здесь повествование неспешное. неспешное, но интересное.)
и свои интриги, и уже свои приключения. очень интересный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Федорцов: Крыса в чужом подвале. Часть 2 (Фэнтези)

сюжет разворачивается, а книга закончилась. Когда ждать продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ingvarson про Филимонов: Гавран (СИ) (Космическая фантастика)

Написано качественно и интересно, хоть и не ровно. Свежий взгляд на вселенную EVE - в отличии от убого-занудной "Хортианы". Взгляд ГГ на современную РФ - как аналогичный у большинства, не предвзято смотрящим на беспредел вокруг. Не совсем логичны мотивы создания "корпуса" - ну на то воля автора. Жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Удачная сделка (fb2)

- Удачная сделка (пер. Татьяна Львовна Черезова) (а.с. Падшие ангелы-9) (и.с. Шарм) 561 Кб, 289с. (скачать fb2) - Мэри Джо Патни

Настройки текста:



Мэри Джо Патни Удачная сделка

Моей матери, Элеонор Конгдоп Патни,

от которой я унаследовала любовь к литературе и путешествиям.

Пролог

Чарлтон-Эбби, весна 1812 года

Похороны четвертого графа Кромарти прошли со всей пышностью, подобающей его положению. Слуги, облаченные в глубокий траур, проводили его к месту упокоения под моросящим дождем и под мерные удары колокола. Граф отличался благородной наружностью и твердым характером, был человеком справедливым, любил посмеяться, и все, знавшие покойного, очень его уважали.

Больше всех скорбела леди Джослин Кендел, дочь графа. Принимая после похорон всех собравшихся по этому печальному поводу родственников, она исполняла свои обязанности безупречно, с изяществом и достоинством. Идеально правильные черты ее бледного лица под черной вуалью были неподвижны, словно мраморный лик ангела на надгробии.

Это было последнее появление леди Джослин в роли хозяйки дома — хозяином Чарлтон-Эбби становился теперь ее дядя сэр Уиллоби. Леди Джослин родилась и выросла в этом доме и сейчас, конечно же, очень переживала, однако умело скрывала свои чувства.

Некоторые пожилые леди полагали, что дочь графа «слишком уж независимая». Обладай подобным качеством особа более низкого происхождения, они назвали бы это упрямством. Но мужчины отказывались признавать за ней какие бы то ни было недостатки. В двадцать один год леди Джослин была на редкость красива и обаятельна, и мужские взгляды часто останавливались на ней.

Долгий и утомительный день завершался чтением завещания. Мистер Крэндалл, поверенный семьи, специально с этой целью прибыл из Лондона. Завещание же представляло собой весьма пространный документ, в многочисленных пунктах которого назывались суммы, предназначавшиеся наиболее преданным слугам, не забыл граф и о благотворительности.

Леди Джослин неподвижно сидела в первом ряду. Как дочь, она не могла наследовать отцовский титул, но все же к ней должна была перейти значительная часть отцовского состояния, что делало ее одной из самых богатых наследниц в Англии.

Новый граф, не обладавший и малой долей обаяния покойного брата, внимательно слушал мистера Крэндалла, читавшего завещание. Одно время все считали, что четвертый граф женится во второй раз и обзаведется наследником, но, очевидно, его первый брачный опыт сделал для него перспективу нового супружества малопривлекательной. Он удовольствовался единственной дочерью, а в результате такого решения в выигрыше оказался его младший брат Уиллоби. Хотя новый граф искренне скорбел о брате, он не мог скрыть своей радости — ведь ему достался титул покойного.

Никаких сюрпризов в завещании не оказалось — по крайней мере до чтения последнего пункта. Перед тем как перейти к нему, мистер Крэндалл нервно откашлялся и бросил тревожный взгляд на красавицу, сидевшую в первом ряду.

— «Моей возлюбленной дочери Джослин я завещаю и оставляю…» — начал поверенный зычным голосом.

Все слушали затаив дыхание. Когда же мистер Крэндалл наконец умолк, слушатели ахнули в изумлении и повернулись к леди Джослин.

Какое-то мгновение она оставалась неподвижной. Потом стремительно вскочила на ноги и отбросила с лица черную вуаль. Ее прекрасные карие глаза гневно сверкнули:

— Как он мог сделать со мной такое?!

Глава 1

Лондон, июль 1815 года

Майор Дэвид Ланкастер во сне скакал на своем Аквилоне по холмам Испании. Конь летел стремительно и легко, точно ветер. Мощные мышцы Аквилона реагировали на каждое движение всадника. Ветер ерошил волосы Дэвида, и он громко смеялся. Ему казалось, что он мог бы вечно так скакать, наслаждаясь своей силой и молодостью.

Внезапно он проснулся от боли. За годы войны майор привык вскакивать с постели и с оружием в руках выбегать из палатки, чтобы отразить атаку противника. Однако на этот раз он ощутил только сильную боль: его израненное тело по-прежнему было приковано к постели. Парализованные ноги отказывались повиноваться.

Майор открыл глаза — и вновь оказался в госпитале герцога Йоркского. Аквилон погиб при Ватерлоо, и он, Дэвид, тоже погиб, хотя его истерзанное тело странным образом продолжало цепляться за жизнь. Удача, так долго помогавшая ему избегать серьезных ранений, в конце концов отвернулась от него. Прямое попадание пушечного ядра было бы более милосердным исходом, чем это затянувшееся умирание.

Но теперь ждать оставалось совсем недолго. Стиснув зубы, Дэвид переносил нестерпимую боль. Он лежал в скверной убогой комнатенке, но офицерское звание давало ему право хотя бы страдать в одиночестве.

Услышав знакомое позвякивание вязальных спиц, он повернул голову на подушке и в тусклом свете, падавшем из окна, увидел маленькую фигурку сестры. Дэвид почувствовал прилив нежности. С тех пор как он вернулся в Лондон, Салли приходила к нему каждый день, она устраивала свои дела так, чтобы как можно больше времени проводить с умирающим братом. И ей было гораздо труднее, чем ему. В его душе уже не оставалось страха — только стоическое смирение. В конце концов, он скоро обретет покой. А вот Салли предстояло провести жизнь в одиночестве, и ее ожидало скудное существование гувернантки.

Салли, замечавшая каждое его движение, увидела, что он проснулся. Отложив вязанье, она подошла к постели.

— Ты проголодался, Дэвид? Я принесла от Лонстонов чудесный бульон.

Он понимал, что должен постараться что-нибудь съесть — хотя бы ради сестры. Но даже мысль о пище вызвала у него дурноту.

— Нет, спасибо. Может, немного попозже. — Он посмотрел в окно. — Тебе пора идти. Скоро стемнеет.

Салли пожала плечами. В своем скромном сером платье она казалась типичной гувернанткой. Дэвид с грустью подумал о том, что после его смерти никто уже не вспомнит, как Салли маленькой девочкой скакала верхом на пони и с радостным визгом бегала босиком по траве. Они были так счастливы в детстве, среди зеленых холмов Херефорда, С тех пор прошла целая вечность…

Взглянув на сестру, Дэвид сказал:

— Пора домой, Салли. Я не хочу, чтобы ты оказалась на улице ночью.

Салли улыбнулась. Она слишком хорошо знала брата, чтобы испугаться его строгого взгляда.

— Хорошо. Сейчас дам тебе лекарство и уйду. Взяв со столика у кровати пузырек с опием, она осторожно наполнила ложечку и поднесла лекарство к губам Дэвида. Он быстро проглотил жидкость, почти не замечая вкуса вина и пряностей, добавленных для того, чтобы смягчить горечь опия.

Приподняв брата за плечи, Салли дала ему немного воды. Когда он попил, она осторожно уложила его, устроив поудобнее на подушках. Сначала Дэвид очень раздражался — раньше он, старший брат, заботился о сестре, а теперь же их роли переменились. Однако ему пришлось смириться, ведь он был совершенно беспомощный, а Салли оказалась прекрасной сиделкой.

— Спокойной ночи, Дэвид. — Она расправила одеяло, покрывавшее его неподвижное тело. — Я приду завтра после полудня.

Окинув взглядом столик, Салли удостоверилась в том, что брат сможет дотянуться до бульона, воды и опия. Опий, во всяком случае, должен был ночью ему понадобиться. Стараясь держаться прямо и сохранять невозмутимое выражение лица, она направилась к двери. К счастью, в комнате было слишком темно и брат не мог увидеть безнадежность в ее взгляде.

Под воздействием опия боль быстро отступила, и глаза Дэвида закрылись. «Спасибо тебе, Господи, за лекарство…»

Хотя ему хотелось бы прожить еще несколько десятков лет, он не жаловался на судьбу. Почти тридцать два года были прожиты неплохо. Он путешествовал, храбро сражался за свою страну и обрел друзей, ставших ему ближе чем братья. Дэвид жалел только об одном: он ничем не мог помочь Салли, а ведь она необыкновенно способная девушка. О, если бы он мог оставить достаточно средств, чтобы обеспечить ее будущее! Если бы только…

Приятная теплота разливалась по телу, и Дэвид вскоре уснул.


Леди Джослин, нахмурившись, вошла в гостиную. Пышная юбка ее амазонки колыхалась при каждом шаге. Девушка решила, что пришло время посоветоваться с любимой теткой, та наверняка могла бы помочь ей разобраться в ситуации.

— Тетя Лора…

Джослин вдруг заметила, что леди Лора Киркпатрик в комнате не одна. За чаем с пирожными сидела также леди Кромарти, тоже тетка, но нелюбимая. Однако пытаться ускользнуть было уже поздно. Подавив вздох, Джослин с очаровательной улыбкой проговорила:

— Тетя Эльвира? О, какой… приятный сюрприз. Графиня тоже улыбнулась, и улыбка ее была столь же «искренней».

— Я решила, что раз уж приехала в город за покупками, то заеду и к вам. Я ненадолго, ведь до Чарлтон-Эбби добрых два часа езды.

— Я прекрасно знаю, где находится Чарлтон-Эбби. Джослин села напротив почтенных дам. Ей было невыносимо больно вспоминать о своем доме. Она очень любила Чарлтон-Эбби и какое-то время даже тешила себя мыслью о том, что выйдет замуж за своего кузена Уилла, сына и наследника дяди Уиллоби. Сын был так же добродушен и податлив, как отец, и этот брак со временем снова сделал бы ее хозяйкой Чарлтон-Эбби. К счастью, здравый смысл взял верх. Уилл был прекрасным молодым человеком, но в мужья для нее определенно не годился.

Леди Лора налила чашку и протянула ее Джослин. — Я рада, что ты очень вовремя вернулась, Будучи женой командира полка, она привыкла вносить умиротворение и гасить конфликты в среде полковых дам, а леди Кромарти, напротив, была крайне неуживчивой особой.

Принимая чашку из рук леди Лоры, Джослин уже в который раз подумала: как бы ей хотелось в сорок лет остаться такой же красивой, как тетка. Леди Лора и Джослин были очень похожи — обе с карими глазами и каштановыми, с рыжинкой, волосами, — однако тетку отличала безмятежность, являвшаяся результатом двадцатилетнего счастливого замужества. На такой брак Джослин не могла рассчитывать. Эльвира, графиня Кромарти и супруга дяди Уиллоби, была особой совершенно иного рода. Не буду чи аристократкой по рождению, она восприняла свое возвышение как акт высшей справедливости. Принимаясь за торт, она окинула элегантную гостиную взглядом собственницы.

Джослин поджала губы.

— Довольно вам осматривать мебель, тетя Эльвира, — проговорила она самым холодным тоном, на какой была способна. — Этот дом вы не получите.

Любую другую женщину подобная прямота смутила бы, но леди Кромарти только безмятежно улыбнулась:

— Тебе не по себе, потому что приближается день твоего рождения, а ты все еще не замужем?

Подобная откровенность произвела эффект разорвавшейся бомбы. Отец Джослин, всегда любивший настоять на своем, оставил большую часть состояния дочери, но при условии, она должна выйти замуж до двадцати пяти лет. Если этого не произойдет, все деньги и Кромартн-Хаус, великолепный лондонский особняк, где они сейчас сидели за чаем, перейдут к Уиллоби.

— Почему же мне не по себе? — с невозмутимым видом проговорила Джослин. — Впрочем, должна признать: мне действительно трудно решить, чье предложение принять. Но вы можете не беспокоиться, я выйду замуж вовремя и исполню волю отца.

— Я уверена, что у тебя есть предложения, моя дорогая, — с насмешливой улыбкой сказала графиня, — Но когда женщина в твоем возрасте все еще остается… — Она неопределенно махнула рукой. — Раз ты предпочитаешь одиночество, должна быть счастлива — ведь у тебя появится небольшая сумма для того, чтобы поселиться в каком-нибудь приличном месте вроде Бата.

— Поскольку я терпеть не могу Бат, то о нем не может быть и речи, — улыбнулась, в свою очередь, Джослин.

И тут Эльвира не выдержала.

— Да ведь тебе деньги не нужны! — закричала она. — А у нас пятеро детей, которых нужно: как-то пристроить. Твой отец поступил возмутительно, оставив Уиллоби на поддержание имения только жалкие крохи!

На самом деле четвертый граф оставил брату весьма приличную сумму, но графиня была из тех людей, которым невозможно угодить. Не успела Джослин, поддавшись искушению, выразить эту мысль вслух, как Эльвира пронзительно взвизгнула. Изящный рыжий зверек, перепрыгнув через спинку дивана, устроился на коленях графини и с ухмылкой уставился на нее своими золотистыми глазами.

Джослин с трудом удержалась от смеха. У Исиды был характерный для кошек обычай прыгать на тех людей, которым это меньше всего нравилось. Мысленно улыбнувшись, Джослин решила что непременно закажет Исиде на ужин устриц. Осторожно взяв кошку на руки, она проворковала:

— Ах, простите, тетя. — Джослин потянула за шнурок звонка. — Исида в вас прямо-таки влюбилась… А может, в булочку с кремом, что у вас в руке. Какая ты шалунья, Исида!

Кошка спокойно моргнула, она прекрасно понимала, что хозяйка ею довольна. Исиду подарил Джослин один из поклонников, моряк. Он утверждал, что привез животное из Египта. Бархатная, львиного окраса шерстка и благородство осанки действительно делали Исиду похожей на кошек, изображенных на древнеегипетских барельефах.

— Дадли, — обратилась Джослин к явившемуся на звонок дворецкому, — тетушка уезжает. Прикажите подать ее карету.

Столь прозрачный намек не могла проигнорировать даже Эльвира. Когда она встала, выражение ее лица уже снова казалось благодушным. Очевидно, она была уверена в том, что Джослин не найдет себе жениха.

— До свидания, Лора. И не забудь пригласить нас на свадьбу, Джослин. Если она состоится.

Выразительно взглянув на племянницу, Лора поспешила проводить графиню. Почувствовав, что вот-вот взорвется, даст волю гневу, Джослин встала и подошла к окну. Она смотрела на улицу, стараясь взять себя в руки. Эльвира всегда ее раздражала, вот и на сей раз она не сдержалась, вышла из себя…

Несколько минут спустя в гостиной появилась леди Лора.

Повернувшись к ней, Джослин сказала:

— Я скорее выйду замуж за уличного попрошайку, чем допущу, чтобы деньги достались Уиллоби и этой… этой вульгарной особе!

— Конечно, было бы лучше, если бы Уиллоби выбрал себе в жены женщину более деликатную, — проговорила Лора, присаживаясь. — Но знаешь, Эльвира права. У тебя не так-то много времени. Я тебя не торопила, потому что ты отнюдь не девочка и сама прекрасно знаешь, что делать. И все же, по-моему, лучше отказаться от наследства, чем решиться на неудачный брак. Ведь в любом случае ты без средств не остаешься.

— Я не намерена отказываться от состояния, на которое имею право, — довольно резко заявила Джослин. — Во всяком случае, не в пользу Эльвиры!

— У тебя было три с лишним года, чтобы найти себе подходящего мужа. За оставшиеся недели ты вряд ли успеешь это сделать.

Вспомнив, о чем она хотела поговорить с теткой, Джослин со вздохом присела.

— Я знаю, за кого хочу выйти. К сожалению, мне пока не удалось увлечь его. Во всяком случае, не настолько, чтобы он сделал мне предложение.

— Как… интересно. А я и не знала, что у тебя есть на примете жених. И кто же тот глупец, который сам не понимает своего счастья?

Джослин достала из шкатулки вышивание.

— Герцог Кэндовер.

— Кэндовер?! Но, Джослин, он же убежденный холостяк! — воскликнула леди Лора. — Он никогда не женится.

— То, что он ни разу не был женат, еще не означает, что он вообще никогда не женится.

Джослин вдела в иголку голубую шелковую нитку и сделала аккуратный стежок.

— Мы очень подходим друг другу, и в последние несколько месяцев он был ко мне очень внимателен.

— Похоже, ему нравится твое общество. Ты ведь, кажется, только что каталась с ним верхом? Но он всегда оставался… в определенных границах. Утренние визиты, танцы на балах, прогулки верхом или в экипаже. Или было что-то еще, о чем я не знаю?

Леди Лора с беспокойством посмотрела на племянницу.

— Герцог всегда вел себя как настоящий джентльмен, — ответила Джослин с сожалением в голосе. Ей оставалось только жалеть о том, что герцог «вел себя как настоящий джентльмен». Он не позволил бы себе какой-нибудь вольности, не имея самых серьезных намерений. — Но он проводит со мной больше времени, чем с другими. Герцогу уже за тридцать, и ему пора думать о наследниках.

Леди Лора нахмурилась:

— Твои планы неосуществимы, дорогая. У Кэндовера есть прекрасные кузены, ему нет необходимости жениться, чтобы обзавестись наследником. Мне ни разу не приходилось слышать, что герцог собирается жениться. У него были любовные связи, но только со вдовами или чужими женами. Незамужние леди его не интересуют. — Леди Лора скорчила гримасу. — Если ты хочешь стать его любовницей, тебе сначала придется выйти замуж за кого-нибудь другого. Может быть, тогда он удостоит тебя своим вниманием — хотя бы на какое-то время. Но в мужья он не годится.

— Откровенно сказано.

Следующую дюжину стежков Джослин сделала молча, размышляя над словами тетки. Уж не дала ли она волю фантазии, решив, что герцог проявляет к ней интерес? Нет, она определенно ему нравится. Джослин достаточно хорошо изучила мужчин, чтобы видеть: он ею восхищен. И в его отношении к ней было нечто большее, чем просто физическое влечение.

— Нас что-то связывает, тетя Лора. Возможно, мы оба страдаем от преследований охотников и охотниц за состоянием и положением в обществе… Во всяком случае, мне кажется, что между нами что-то возникло…

— Очень может быть, — мягко улыбнулась тетя. — Но у тебя нет времени. Если он еще не сделал тебе предложение, то я не думаю, что тебе удастся довести дело до этого за оставшийся месяц. Если ты решила, что не желаешь другого мужа, то тебе лучше уже сейчас паковать вещи. Эльвира захочет въехать сюда сразу же после твоего дня рождения. Она не посмеет тебя выгнать, разумеется, но я полагаю, что ты сама не захочешь оставаться в том доме, где хозяйкой будет она.

— Я не доставлю Эльвире удовольствия получить то, что ей не принадлежит.

Джослин с силой воткнула иглу в вышивание. Она была не так глупа, чтобы надеяться на предложение герцога Кэндовера.

— У меня есть… другой план.

— У тебя есть другие поклонники? Лорд Маккензи женился бы на тебе хоть завтра и, надо полагать, был бы прекрасным мужем. — Леди Лора улыбнулась. — Я, конечно, пристрастна, потому что он напоминает мне Эндрю.

Джослин покачала головой. Маккензи был весьма достойным джентльменом, но он ее не устраивал.

— Я думаю принять предложение сэра Гарольда Уинтерсона. Он постоянно делает мне предложение — у нас с ним это превратилось в своеобразную игру. И он будет в восторге, если я соглашусь. Ему никак не меньше семидесяти, и он слишком стар, чтобы настаивать на своих супружеских правах. Выйдя за него, я бы выполнила условия завещания, но со свободой рассталась бы совсем ненадолго. Если я останусь вдовой, Кэндовер станет относиться ко мне совсем по-другому.

Леди Лора чуть не выронила чашку.

— Какая чудовищная мысль! Выходить замуж, ожидая скорой смерти мужа, — грешно! Да и глупо! Я знала одну девушку, которая вышла за человека возраста сэра Гарольда, надеясь быстро стать богатой вдовой.

Это было двадцать лет назад. Ее муж все еще жив, а она уже далеко не молода.

Леди Джослин нахмурилась, а ее тетя добавила:

— Кроме того, никогда нельзя знать, в каком именно возрасте мужчина перестанет настаивать на своих супружеских правах.

Джослин содрогнулась.

— Вы меня убедили. Сэр Гарольд — славный старичок, но у меня нет ни малейшего желания стать ему верной супругой. — Она прикусила губу. — Сама по себе идея выйти за старика недурна… Но сэр Гарольд слишком бодр для своего возраста. Надо знать наверняка, сколько ему осталось.

— Мне хотелось бы думать, что я убедила тебя аргументами морального плана. Но меня преследует… нехорошее подозрение: боюсь, что тебя смущают только проблемы практического порядка. Если у тебя есть еще какие-то планы такого же рода, лучше ничего мне о них не рассказывай. — Лора серьезно посмотрела на племянницу. — В свете принято заключать браки по расчету, но я всегда надеялась, что тебя ожидает нечто лучшее. Подлинный союз умов и сердец, как у нас с Эндрю.

Стараясь не поддаваться чувству зависти, Джослин ответила:

— Не многим так везет в жизни.

Сознавая справедливость ее слов, тетка возражать не стала.

— Но почему тебе нужен именно Кэндовер, а не кто-то другой? Если не Маккензи, то, может быть, лорд Керн? Я уверена, что он стал бы любящим и верным мужем.

— Но мне нравится Кэндовер, тетя Лора. Только его я могла бы представить своим мужем. В свое время у вас было множество поклонников. Вам хотелось стать женой одного из них, а не дяди Эндрю?

— После того как я его встретила, я забыла о других. — Леди Лора немного помолчала. — Дорогая мне иногда приходило в голову… — Твое нежелание выходить замуж имеет какое-нибудь отношение к судьбе твоей матери?

— О моей матери мы говорить не будем! — отрезала Джослин. Почувствовав, что ответила слишком уж резко, она добавила:

— Я ее и не помню совсем. Какое она может иметь отношение… к нашему разговору?

Леди Лора нахмурилась, однако промолчала. Желая сменить тему разговора, она взяла со стола письмо.

— Я только что получила весточку от Эндрю. Он со своим полком сейчас в Париже. Полагаю, союзники останутся там до тех пор, пока во Франции не будет создано правительство.

— Он не пишет об офицерах, с которыми я познакомилась в Испании? — озабоченно спросила Джослин.

Дамы внимательно изучали списки погибших и раненных при Ватерлоо.

Затем Лора еще раз пробежала глазами письмо, после чего зачитала вслух отрывки, в которых упоминались офицеры — знакомые Джослин.

— Вот хорошая новость. Капитана Дэлтона доставили в госпиталь герцога Йоркского в Лондоне У него серьезное ранение в ногу, но его жизнь вне опасности.

— Это действительно приятная новость, — улыбнулась Джослин. — Помните, как Ричард спас меня, когда я заблудилась в поисках зимних квартир полка дяди Эндрю?

— Еще бы мне не помнить! — Лора закатила глаза. — Я могу показать тебе те самые волосы, которые у меня поседели, когда ты появилась среди солдат. Появилась даже без горничной!

— Моя тогдашняя горничная оказалась ужасной трусихой, — улыбнулась Джослин. — Откуда мне было знать, но она откажется покидать Лиссабон?

— У нее оказалось куда больше здравого смысла, чем у тебя, — заметила тетка. — Просто чудо, что тебя не ограбили и не убили французские солдаты, повстанцы, бандиты… или кто-нибудь еще. Было настоящим безумием приехать в страну, где идет война!

Джослин мысленно согласилась с тетушкой. Это был один из тех случаев, когда ее упрямство взяло верх над здравым смыслом.

— Но, тетя Лора, мне казалось, что особой опасности не было. Надо признаться, я немного встревожилась, когда мой проводник вдруг исчез, а я не знала, где искать полк. Но у меня было оружие. Вы ведь знаете, что я отлично стреляю. Когда капитан Дэлтон и его патруль нашли меня, я была в полной безопасности.

— Могу только сказать, что у тебя на редкость заботливый ангел-хранитель.

Леди Лора снова занялась письмом. Немного помолчав, проговорила:

— Майор Ланкастер тоже в госпитале герцога Йоркского, но ты с ним, кажется, незнакома. Зимой, когда ты была у нас, он был прикомандирован к испанской армии. — Лицо леди Лоры омрачилось. — Боюсь, что он при смерти.

Джослин, наклонившись, коснулась руки тетки. Списки раненных и погибших в битве при Ватерлоо печалили и ее, но для леди Лоры все было намного тяжелее, ведь она теряла своих друзей.

Познакомившись через леди Лору со многими офицерами, Джослин тоже очень переживала — ей нравились эти люди. Они разительно отличались от надушенных лондонских денди, они были настоящими мужчинами. Возможно, поэтому ей нравился герцог Кэндовер — даже в модном костюме он оставался незаурядной личностью. Кроме того, герцог считался человеком весьма прогрессивных взглядов, и леди Джослин эти взгляды, безусловно, разделяла.

Да, Кэндовер был для нее достойным избранником. Если бы только у нее было побольше времени, чтобы их отношения успели развиться! Она внимательно следила за ним и была уверена: он женится, если найдет подходящую женщину — женщину одного с ним круга и сходного темперамента.

Но ее время было на исходе. Если тянуть и дальше, то она потеряет завещанное ей состояние. И кроме того, если ей придется жить на оставшийся в этом случае скромный доход, у нее не будет возможности встречаться с Кэндовером в обществе. Из имеющей успех богатой наследницы она превратится в особу с ограниченными средствами, оставившую позади расцвет молодости и красоты. При одной этой мысли Джослин содрогнулась. Это было немыслимо, недопустимо! Ее положение в обществе — это единственное, в чем она всегда была уверена.

Проклятие! Как мог ее отец так поступить! Они были так близки — и под конец он все-таки предал ее, как в свое время это сделала и ее мать…

Привычным усилием воли Джослин пресекла подобные мысли. Лучше подумать о том, как ей сохранить наследство и заполучить такого мужа, какого ей хочется. У нее оставался еще месяц, а Кенделы из Чарлтон-Эбби никогда не сдаются.

Повернувшись к леди Лоре, Джослин сказала:

— Я думаю завтра утром навестить капитана Дэлтона. Вы поедете со мной?

— Завтра и послезавтра я не смогу. Но скажи ему, что через два дня я обязательно буду у него.

Леди Лора встала и удалилась, чтобы написать письмо мужу.

Оставшись в одиночестве, Джослин снова задумалась.

Очевидное решение заключалось в том, что следовало выйти замуж за одного из поклонников. Это мог бы быть обычный аристократический брак, и после рождения одного-двух наследников каждый из супругов смог бы вести свою собственную жизнь. Но такой брак вызывал у нее отвращение. Джослин не хотела становиться производительницей наследников для малознакомого человека. Не удовлетворяла ее и роль одной из любовниц герцога Кэндовера.

Она желала быть его женой. Джослин могла бы смириться даже с неверностью мужа — только бы Кэндовер не выставлял свои связи напоказ. А если ей повезет, то он, возможно, поймет, что, кроме жены, ему никто больше не нужен.

Хотя тетя и не одобряла ее замысел, Джослин предпочла бы скорее вдовство, чем брак по расчету, овдовев, она получила бы свободу и в конце концов сумела бы завоевать сердце своего избранника — Кэндовера. Но выходить замуж за сэра Гарольда Уинтерсона Джослин не желала. В этом леди Лора была права: отвратительно выйти замуж за старика и ждать его смерти, чтобы вернуть себе свободу.

Запрокинув голову, Джослин смотрела на великолепный расписной с позолотой потолок гостиной. В детстве она часто лежала здесь на полу и сочиняла всякие истории на сюжеты росписей, украшавших потолок. Она любила этот дом почти так же, как Чарлтон-Эбби.

Мятежная сторона ее натуры снова взяла в ней верх, и она дала себе клятву, достойную ее предков-воинов. Пусть ей никогда не добиться любви герцога, пусть Чарлтон-Эбби навсегда для нее потерян — но Кромарти-Хаус будет принадлежать только ей! Чего бы это ни стоило, она найдет способ уберечь этот дом от жадных лап Эльвиры.

Глава 2

Тревожный сон Джослин нарушили тихие шаги горничной. Зевнув, она повернулась и села в постели. Горничная поставила ей на колени поднос с горячим шоколадом и булочками.

— Благодарю, Мари. — Заметив легкую морщинку на лбу девушки, она добавила:

— Внизу все в порядке?

Обрадовавшись возможности поговорить, Мари Рено с очаровательным французским акцентом проговорила:

— Там Хью Морган, слуга…

Джослин улыбнулась и поощрительно кивнула. Морган, красивый молодой валлиец, поступивший в дом несколько месяцев назад, пользовался большим успехом у служанок.

— Его брат Рис был ранен при Ватерлоо, — сказала Мари. — И только что попал в госпиталь герцога Йоркского. Хью очень хочет его навестить, но свободный день у него будет только через неделю.

Мари бросила на хозяйку полный надежды взгляд. Значит, Риса должны были привезти на том же судне, что и Ричарда Дэлтона. Как много раненых! Подавив вздох, Джослин сделала глоток шоколада.

— Однако все складывается как нельзя удачнее! Сегодня утром я как раз собиралась посетить в госпиталя одного своего знакомого. Морган может меня сопровождать. А пока я буду навещать моего друга, ом увидится с братом.

— Чудесно, миледи! Он будет так счастлив! Мари просияла и ушла в уборную хозяйки, чтобы приготовить ей все для утреннего туалета. Джослин разломила теплую булочку и мечтательно улыбнулась: как было бы замечательно, если бы все проблемы решались с такой же легкостью…


Госпиталь герцога Йоркского располагался в унылом сером здании. Леди Джослин невольно усмехнулась: она вдруг подумала о том, что лежавшие здесь раненые, должно быть, изо всех сил стараются поправиться, только бы побыстрее вырваться отсюда.

Собравшись с духом, Джослин стал а подниматься по широким ступеням. Ее сопровождал Хью Морган, высокий, широкоплечий валлиец. Обычно Хью был весел и улыбчив, но в этот день он очень тревожился за брата и казался необычайно серьезным.

Госпиталь был переполнен ранеными, так что потребовалось немало времени, чтобы найти Риса Моргана. Переступив наконец порог комнаты, где лежал брат валлийца, Джослин в ужасе замерла. Хью же мигом побледнел.

Рис Морган находился в палате, в которой, кроме него, лежали еще несколько десятков раненых. Некоторые из них сидели на кроватях и разговаривали, но большинство лежали молча. И казалось, дух страдания и смерти витал над этими людьми.

Хью осмотрелся.

— Рис! — воскликнул он, увидев брата, лежавшего в самом углу.

Хью бросился к кровати, но тут же остановился и с виноватым видом посмотрел на Джослин. Кивком головы она отпустила слугу к брату.

Раненый лежал, глядя в потолок, но, услышав возглас Хью, повернул голову. Джослин тотчас же заметила, что братья очень похожи. Она даже подумала, что они, возможно, близнецы.

Глядя на братьев, девушка вдруг почувствовала себя очень неловко. Она отвела глаза… и тут заметила, что под одеялом Риса всего лишь одна нога. Левая нога раненого была ампутирована чуть выше колена.

Проглотив подкативший к горлу ком, Джослин подошла к кровати и тронула Хью за руку. Он вздрогнул и, обернувшись, пробормотал:

— Простите, миледи, я совсем забыл.

Джослин улыбнулась:

— Не надо извиняться. Капрал Морган, вы разрешите мне представиться? Я леди Джослин Кендел, а ваш брат недавно поступил ко мне на службу.

Рис приподнялся и, с восхищением глядя на девушку, произнес:

— Очень рад, мисс…

— Ее надо называть «миледи», олух! — прошипел Хью. Лицо раненого залилось яркой краской. Он принялся извиняться, но Джослин, снова улыбнувшись, проговорила:

— Не стоит извиняться, капрал. Вы с братом близнецы?

— Нет, я на год его старше, — ответил раненый. — Но нас часто принимали за близнецов.

— Вы очень похожи.

— Теперь… не очень, — вздохнул Рис, глядя туда, где должна была находиться его нога.

Джослин в смущении покраснела. Решив, что не следует мешать братьям, она сказала:

— Я пойду поищу моего знакомого, а вы пока разговаривайте. Когда я буду уходить, то зайду сюда, Морган. Хью в нерешительности посмотрел на девушку:

— Мне надо пойти с вами, миледи.

— Нет-нет, со мной здесь ничего не случится, — заявила она. — Капрал Морган, вы не знаете, где лежат офицеры? Раненый снова приподнялся:

— Этажом выше, мисс… То есть миледи.

— Благодарю вас. Мы еще увидимся.

Джослин направилась к двери и вышла в коридор. Она не могла не думать о том, что наслаждалась в Лондоне комфортом, в то время как эти люди под ядрами и пулями защищали свою страну.

Поднявшись по лестнице, Джослин вышла в длинный коридор и остановилась в нерешительности. Несколько минут спустя одна из дверей отворилась, и девушка увидела немолодого коренастого мужчину. Решив, что перед ней доктор, она сказала:

— Я разыскиваю капитана Ричарда Дэлтона из девяносто пятого полка. Он где-то здесь?

— Дальше по коридору.

Указав рукой в неопределенном направлении, доктор тотчас же удалился.

Решившись действовать методом проб и ошибок, Джослин открыла ближайшую от нее дверь. В ноздри ей ударил тошнотворный запах, и она поспешно отступила. Тетя Лора, которой пришлось ухаживать за ранеными в Испании, однажды рассказала ей о гангрене, но реальность оказалась еще более чудовищной, чем представлялось. К счастью, неподвижно лежавший на кровати мужчина был ей незнаком.

Другие палаты либо пустовали, либо в них лежали тяжело раненные, даже не замечавшие ее появления. Наконец Джослин открыла последнюю дверь — и замерла у порога. Она увидела стоявший посреди комнаты стол, на котором кто-то лежал. Над столом склонились несколько мужчин, затем сверкнул хирургический нож, и тут же раздался душераздирающий крик.

Джослин в ужасе захлопнула дверь и, заливаясь слезами, бросилась в противоположный конец коридора. Ей казалось, что она без труда найдет капитана Дэлтона, но теперь стало ясно: найти знакомого не так-то просто…

Уже недалеко от лестницы она вдруг столкнулась с мужчиной, которого заметила слишком поздно. Послышался какой-то стук, и тотчас же сильная рука сжала ее локоть. Джослин ахнула, едва удержавшись от крика.

— Извините, что напугал вас, — раздался мужской голос. — Вы не могли бы подать мне костыль?

Джослин наклонилась и подняла костыль. Подавая его раненому, девушка на мгновение замерла — перед ней стоял тот человек, которого она искала.

— Капитан Дэлтон! Как я рада вас видеть! Ричард Дэлтон был бледен и выглядел очень утомленным, однако улыбка его казалась вполне искренней.

— Какая приятная неожиданность, леди Джослин! Что привело вас в это злосчастное место?

— Я пришла к вам, капитан. Тетя Лора только недавно узнала о том, что вы здесь. — Она взглянула на костыли Дэлтона. — Простите меня, пожалуйста, я не заметила.

— Столкновение с прекрасной леди никак не могло мне повредить, — заверил он ее. — Могу сказать со всей откровенностью, что наша встреча стала моей самой большой радостью за последние недели.

Джослин наконец взяла себя в руки. Ей нравился этот невысокий кареглазый мужчина, но их отношения всегда были чисто дружескими, не более того.

— Тетя Лора просила извинить ее за то, что она сегодня не смогла приехать со мной, но она навестит вас послезавтра.

— Я буду ждать ее с нетерпением. — Капитан, опираясь на костыли, неловко переступил с ноги на ногу. — Вы не будете возражать, если я сяду? В данный момент я не в состоянии подолгу стоять.

— Да, садитесь, разумеется… — смутилась Джослин. — Боюсь, что ангела милосердия из меня не получится. Похоже, от меня только неприятности.

— Самая большая неприятность в госпитале — это скука, и вы прекрасно помогаете мне справляться с ней.

Капитан направился к стульям, стоявшим у окна. Жестом пригласив Джослин садиться, он медленно опустился на един из стульев и невольно поморщился от боли.

Джослин посмотрела на серые стены, взглянув в окно, увидела унылый двор госпиталя. Было очевидно: подобная обстановка не способствует скорому выздоровлению.

— Вы здесь надолго? — спросила она.

— Скорее всего мне придется провести здесь немало времени. Хирурги постоянно извлекают из меня осколки раздробленной кости. Поначалу речь шла об ампутации, и у нас был долгий спор, но в конце концов я настоял на своем. А теперь они пытаются убедить меня в том, что я никогда уже не смогу ходить без костылей. Естественно, я не намерен им верить.

— Полагаю, вы правы, капитан.

— Благодарю вас, леди Джослин, — сказал Дэлтон с грустью в голосе. — Мне еще повезло, многим пришлось гораздо хуже.

— Тетя Лора упоминала майора Ланкастера, — проговорила Джослин, вспомнив про письмо. — Я могу передать ей какие-нибудь известия о нем?

— Ничего хорошего. У него серьезно поврежден позвоночник и парализована нижняя часть тела. — Ричард откинулся на спинку стула. Казалось, он сразу постарел. — Дэвид почти ничего не ест, и вопрос только в том, от чего он умрет — от голода, боли или опия. Ему дают настойку опия, чтобы он мог хоть как-то выносить все это. Доктора не понимают, почему он до сих пор не умер, но все сходятся на том, что его смерть — всего лишь вопрос времени.

— Мне очень жаль. Я понимаю, что эти слова не соответствуют ситуации, но что еще можно сказать? Он ваш близкий друг?

— С первого дня моего поступления в полк Дэвид взял меня под свою опеку и старался сделать из меня настоящего офицера. — Ричард ненадолго умолк — он вспоминал те дни и месяцы, которые они провели на войне. — Даже умирая, Дэвид служит всем нам примером. Он совершенно спокоен. Его волнует только будущее его младшей сестры. Она гувернантка, и сейчас у нее хорошее место, но когда брата не станет, она останется совсем одна, без всякой поддержки. — Капитан сокрушенно покачал головой. — Простите, леди Джаслин. Мне не следовало бы огорчать вас рассказом о человеке, с которым вы даже не знакомы.

Джослин хотела что-то сказать, но тут ее осенило. Ей пришла в голову совершенно неожиданная мысль: смертельно раненному майору нужно обеспечить будущее сестры, а ей, Джослин, требовался муж. И в данном случае не могло быть и речи о «супружеских правах», поскольку этот несчастный находится на смертном одре. В обмен на брак она обеспечит его сестру прекрасным пожизненным доходом. Это было бы идеальным решением всех проблем: она сохранит свое состояние, а майор сможет спокойно умереть.

— Ричард, мне только что в голову пришла очень странная мысль, — проговорила леди Джослин. — Я могла бы решить свои собственные проблемы и одновременно помочь майору Ланкастеру.

Она рассказала Дэлтону об условиях отцовского завещания а потом объяснила, в чем видит выход из положения. К огромному облегчению девушки, капитан, выслушав ее, одобрительно кивнул:

— Это довольно необычное предложение, но Дэвида оно вполне может заинтересовать. Для него было бы большим утешением знать, что Салли обеспечена. Познакомить вас с ним? Надеюсь, он не спит.

— Да, это было бы замечательно. Джослин поднялась со стула. Поддержка капитана очень ее приободрила, и она надеялась, что у нее хватит смелости, чтобы осуществить свой план.

Ричард провел девушку к одной из палат — в нее она уже заглядывала, когда разыскивала капитана. Открыв дверь и пропустив Джослин вперед, он приблизился к кровати.

Джослин в изумлении смотрела на лежавшего перед ней человека. Ей с трудом верилось, что он еще жив. Глаза майора Ланкастера были закрыты, и казалось, что он спит. Определить возраст майора было непросто, но Джослин решила, что ему около сорока.

Склонившись над другом, капитан тихо произнес:

— Дэвид…

Услышав знакомый голос, майор Ланкастер открыл глаза, — Ричард… — прошептал он в ответ. Капитан посмотрел на Джослин.

— Дэвид, со мной одна леди. Она хотела бы с тобой познакомиться.

— Всегда к услугам дам, — отозвался Ланкастер и попытался улыбнуться. — У меня пока нет неотложных дел.

— Леди Джослин Кендел, позвольте представить вам майора Дэвида Ланкастера из девяносто пятого полка.

Девушка подошла поближе и встала так, чтобы раненый мог ее видеть. Только сейчас она рассмотрела его как следует. Хотя майор был смертельно бледен, его яркие зеленые глаза оставались живыми: и проницательными. Более того, в какой-то момент Джослин даже показалось, что эти глаза смеются.

Он смотрел на нее с откровенным восхищением.

— Так вот она какая, леди Джослин, — проговорил Ланкастер, с восхищением глядя на девушку. — Рад с вами познакомиться. В полку все говорили мне, что я много потерял из-за того, что провел прошлую зиму в Испании.

— Я тоже очень рада познакомиться с вами, майор. И тут Джослин поняла: его глаза были такими странными не только из-за их необычного цвета, но еще и потому, что зрачки превратились в крошечные точки, отчего радужная оболочка казалась еще более яркой. Она видела такие глаза у светских дам, чрезмерно увлекавшихся настойкой опия.

Джослин намеревалась сразу же изложить майору свой план, но сейчас, стоя у кровати раненого, она вдруг почувствовала, что не может вымолвить ни слова. Неужели ей придется смотреть в зеленые глаза Ланкастера и говорить о том, что она пришла предложить ему сделку ввиду его неминуемой смерти?

Капитан понял состояние девушки и, взглянув на друга, сказал:

— У леди Джослин очень необычное предложение, Дэвид. Думаю, оно тебя заинтересует. Я оставлю вас, чтобы вы могли обсудить все наедине.

Кивнув девушке, капитан вышел из комнаты.

Джослин глубоко вздохнула, мысленно поблагодарив Ричарда за то, что он помог ей. Но с чего начать? Чтобы не утомлять майора, она без предисловий сообщила:

— Мой отец умер несколько лет назад. Он оставил мне значительное состояние, однако с условием: я должна выйти замуж до того, как мне исполнится двадцать пять лет. Мне исполнится двадцать пять через несколько недель, а я все еще не замужем. Ричард упомянул о вашем положении, и мне пришло в голову, что мы могли бы заключить взаимовыгодную сделку. Если… если вы на мне женитесь, я закреплю за вашей сестрой приличный доход, и она будет обеспечена на всю жизнь.

Когда Джослин умолкла, воцарилось тягостное молчание. Девушка невольно потупилась под взглядом Ланкастера. Майор смотрел на нее с изумлением. Когда же он наконец заговорил, в его голосе не было негодования.

— Вы меня удивляете, леди Джослин. Трудно поверить, что вам не удается найти себе мужа… обычным способом. Неужели все мужчины в Лондоне сошли с ума или ослепли? А может, и то и другое одновременно?

— Тот, за кого мне хотелось бы выйти замуж, проявил ко мне весьма нелестное для меня равнодушие, — призналась Джослин, чувствуя, что в этой ситуации можно говорить только правду. — Возможно, когда-нибудь он передумает. Я на это надеюсь. Однако не желаю выходить замуж только ради наследства, ведь потом всю жизнь придется об этом жалеть. Вы со мной согласны?

Последние слова Джослин прозвучали как мольба, для нее вдруг стало очень важно, чтобы майор признал ее действия разумными.

— Было бы в высшей степени глупо из-за нелепого завещания выйти замуж за неподходящего человека, — ответил он.

Его глаза неожиданно закрылись, и казалось, что майор еще больше побледнел. Джослин с тревогой наблюдала за ним. Она боялась, что слишком утомила раненого.

Наконец глаза майора снова раскрылись.

— Какой годовой доход вы предлагаете? Джослин ненадолго задумалась. Потом с некоторой неуверенностью в голосе спросила:

— Как вы полагаете, пятьсот фунтов в год — приемлемая сумма?

Он в изумлении поднял брови:

— Это было бы очень щедрое вознаграждение. Садли могла бы не работать, если бы захотела, хотя я не могу себе представить сестру, ведущую праздную жизнь. Возможно, она откроет собственную школу.

Майор замолчал, задумался. Он лежал, глядя в потолок. Джослин, не выдержав, сказала:

— Конечно, вам требуется время, чтобы все обдумать.

— Нет, — решительно заявил он. Потом добавил:

— Нельзя… терять время.

При этих словах майора девушка похолодела. На какое-то мгновение их взгляды встретились, но Джослин не увидела в его глазах страха перед приближающейся смертью — было очевидно, что этот человек давно уже к ней приготовился и ничего на свете не боится.

Тщательно выговаривая каждое слово, Ланкастер сказал:

— Леди Джослин, не окажете ли вы мне честь стать моей женой? — Его губы дрогнули в иронической улыбке. — Хотя мне нечего предложить вам, кроме моего имени, для ваших целей этого будет достаточно.

Глядя на этого мужественного человека, Джослин едва не расплакалась. С трудом овладев собой, она накрыла ладонью его руку, лежавшую на одеяле.

— Это вы оказываете мне честь, майор Ланкастер.

— Теперь я для вас Дэвид, — улыбнулся он. — Мы ведь собираемся обвенчаться…

— Да, Дэвид, — кивнула она. Чудесное имя. Оно очень ему шло. Он в задумчивости проговорил:

— Очевидно, что сочетаться браком нам придется здесь. Боюсь, что о специальном разрешении на брак придется позаботиться вам. Если у вас есть поверенный, он сможет получить его уже к завтрашнему дню.

— Я поручу моему поверенному обо всем позаботиться. Он же составит документ о пожизненной ренте для вашей сестры. Ее зовут Салли Ланкастер?

— Сара Джейн Ланкастер. — Майор снова закрыл глаза. — Ваш поверенный должен также приготовить мне на подпись бумагу, в которой будет зафиксирован мой отказ от всех прав на вашу собственность.

— Разве в этом есть необходимость?

— По закону ваша собственность переходит к вашему мужу а после моей смерти половина отошла бы моей наследнице, Салли. Поскольку целью всего этого предприятия является сохранение вашего состояния, мы должны избежать такого оборота событий.

— Боже мой, я об этом не подумала! А что, если бы она сделала подобное предложение человеку менее щепетильному, чем майор Ланкастер? Это могло кончиться катастрофой!

Майор с трудом проговорил:

— Думаю, что ваш поверенный в любом случае сумел бы защитить ваши интересы.

Увидев, что силы Дэвида иссякают, Джослин сказала:

— Скорее всего я смогу подготовить разрешение и все бумаги к завтрашнему дню. Это же время вас устроит?

Взглянув на раненого, она вдруг подумала о том, что он, возможно, не доживет до утра.

Словно прочитав ее мысли, он с улыбкой сказал:

— Не беспокойтесь, я буду здесь. Она осторожно пожала его руку.

— Благодарю вас, Дэвид. Уверена, что увижу вас завтра. Ошеломленная тем, как стремительно стали развиваться события, Джослин вышла из палаты и тихо прикрыла за собой дверь. Капитан Дэлтон сидел в холле в конце коридора.

Она подошла к нему и сказала:

— Майор Ланкастер согласился. Церемония состоится завтра. Благодарю вас, Ричард. Вы… вы дали мне возможность обрести хоть какую-то самостоятельность.

— Я рад, леди Джослин, что смог помочь и вам, и майору. Быть может, в этом воля провидения.

— Мне хотелось бы так думать.

Грустно улыбнувшись, Джослин попрощалась с капитаном и направилась к лестнице.

Ричард же поднялся и, опираясь на костыли, пошел в палату, где лежал его друг. Ему хотелось узнать, что думает майор обо всем произошедшем.

— Насколько я понимаю, все в порядке? — спросил он, переступив порог палаты, Дэвид открыл глаза. Он ужасно устал, однако нашел в себе силы улыбнуться:

— В полном порядке. Будешь свидетелем?

— Разумеется. — Ричард устроился на стуле у кровати. — Мажет, ты хочешь чтобы я что-нибудь приготовил к свадьбе?

— Ты не мог бы снять с моего мизинца кольцо и пока оставить его у себя? — Дэвид вытащил из-под застиранной простыни правую руку. — Кажется, оно достаточно маленькое и подойдет.

Ричард снял кольцо, легко соскользнувшее с исхудавшего пальца Дэвида.

— Моя энергичная невеста сама обо всем позаботится, — с едва заметной усмешкой сказал майор. — Спасибо, что помог нам встретиться.

— Брак по расчету — почтенная традиция, хотя о подобном варианте мне слышать еще не приходилось, — заметил Ричард. — Но в выигрыше окажутся все.

— Возможно, найдутся люди, чьи семьи нуждаются в деньгах больше, чем Салли, но я все-таки ужасно рад, что сестра будет обеспечена. Одинокой женщине всегда угрожают опасности. Болезнь или несчастный случай могут повергнуть ее в полную нищету. Теперь такого не произойдет. — Дэвид поморщился от боли. — Пора принять еще опия. Онтут, на столе…

Ричард налил порцию лекарства в ложку и подмес к тубам друга.

— Твою сестру нельзя назвать совершенно одинокой.

— Она скорее умрет от голода, чем обратится за помощью к одному из наших братьев. И не могу сказать, что я ее осуждаю. Я бы поступил так же. — Глаза Дэвида начали закрываться. — А теперь ей никогда… никогда не придется просить помощи…

Решив, что друг задремал, Ричард поднялся со стула, но Дэвид неожиданно пробормотал:

— Я помог бы ей и без вознаграждения. Мне: будет приятно стать мужем леди Джослин — пусть всего лишь на несколько дней. По крайней мере мне есть о чем помечтать… — добавил он уже шепотом.

Ричард вышел из палаты, испытывая немалое удовлетворение. Он был благодарен леди Джослин за то, что она хоть немного скрасит последние дни Дэвида. Против подобного, договора могла бы возражать только Салли Ланкастер. Однако ее будущее было обеспечено, как бы она ни относилась к этой сделке.

Глава 3

Расставшись с капитаном Дэлтоном, Джослин вышла на лестницу и, не думая о дорогом платье, уселась на ступеньки между этажами. Уткнувшись лицом в ладони, она пыталась взять себя в руки. Ее переполняли самые противоречивые, мысли и чувства. Она испытывала глубочайшее удовлетворение — ведь ей все-таки удалось устроить свои дела, и в то же время Джослин сожалела о том, что отправилась в госпиталь, герцога Йоркского. Хотя и майор Ланкастер, и капитан Дэл — тон одобрили ее неожиданное предложение, ей казалось, что она превратилась в стервятника, терзающего умирающего.

Ну что же, они с майором заключили сделку, и теперь уже поздно отступать. Однако утешало то, что он с радостью принял ее предложение. Джослин вспомнила зеленые смеющиеся глаза майора и едва не расплакалась: смерть этого благородного человека казалась совершенно бессмысленней. Сколько еще мужчин и юношей погибли из-за честолюбивых планов Наполеона. А многие стали калеками, как Ричард Дэлтон и Рис Морган…

Думать об этом было невыносимо. Джослин встала и усилием воли заставила себя снова превратиться в благовоспитанную светскую даму. С невозмутимым видом она приближалась к палате Риса Моргана. Однако на сердце у нее по-прежнему лежал тяжелый камень.

Почувствовав нестерпимую боль в напевной валлийской речи, Джослин замерла, остановившись в дверях.

— Кому нужен такой калека, как я? — с ожесточением говорил Рис. — Я не могу воевать, не могу работать в шахте, да и на ферме смогу выполнять только половину работы взрослого мужчины. Мне только жаль, что это проклятое ядро оторвало мне ногу, а не голову!

Джослин не знала, о чем именно говорят братья, но понимала, что Хью успокаивает Риса. Расправив плечи, девушка решительно переступила порог и направилась в дальний угол палаты, где лежал раненый.

Она подошла к кровати, и братья повернулись к ней. Хью смутился и, поднявшись на ноги, вопросительно посмотрел на хозяйку.

Джослин же обратилась к Рису:

— Капрал Морган, я хотела бы попросить вас об одном одолжении.

— Слушаю вас, миледи, — пробормотал раненый.

— Я понимаю, что эта работа покажется вам скучной после всего, что вам довелось пережить… Но не согласились бы вы поступить ко мне на службу? Моя тетя вскоре переедет в собственный дом и заберет у меня кое-кого из прислуги, в том числе двух грумов. Как кавалерист, вы, конечно же, обладаете большим опытом и умеете обращаться с лошадьми.

Капрал в изумлении уставился на леди Джослин.

— Я бы хотел быть грумом. — Он взглянул на свою единственную ногу. — Но… я не уверен, что справлюсь с этим делом, миледи.

Джослин пристально посмотрела на раненого и проговорила:

— Я не вижу оснований сомневаться в ваших силах, капрал. — Она вдруг лукаво улыбнулась и добавила:

— Пожалуйста, соглашайтесь — хотя бы ради брата. Вашего брата замучили горничные, добивающиеся его внимания. Появление в доме еще одного видного мужчины очень облегчит ему жизнь.

Хью побагровел и в смущении пробормотал:

— Миледи!

Рис же откинулся на подушки и весело рассмеялся. Затем, взглянув на девушку, проговорил:

— Я сочту за честь служить у вас, леди Джослин.

— Прекрасно. — Тут ей н голову пришла еще одна мысль:

— А почему бы нам не расспросить докторов… Может быть, лучше перевезти вас для выздоровления ко мне в дом? Там гораздо уютнее, чем здесь, и ваш брат сможет чаще бывать с вами.

— О, миледи! — просиял Хью. Рис же пробормотал:

— Мне… мне бы очень этого хотелось, леди Джослин.

— Значит, мы будем вас ждать. Надеюсь, вас скоро отпустят из госпиталя.

С этим Джослин ушла, предоставив Хью наедине попрощаться с братом. Она невольно вспомнила Дэвида Ланкастера, который был настолько плох, что любая попытка перевезти его из госпиталя скорее всего стоила бы ему жизни. По сравнению с ним Рис Морган казался здоровяком. А теперь, устроившись к ней на службу, он быстро свыкнется со своим увечьем. Она же получит прекрасного грума.

Через несколько минут Хью догнал ее, и они покинули госпиталь. Оказавшись на свежем воздухе, Джослин с облегчением вздохнула — атмосфера госпиталя действовала на нее угнетающе.

Хью, шедший следом за ней, проговорил:

— Леди Джослин… Она оглянулась:

— Да, Морган…

— Миледи, я никогда не забуду того, что вы сейчас сделали. Если я когда-нибудь смогу что-то для вас сделать — что угодно…

— Я была рада вам помочь, — ответила Джослин. — К тому же я не сомневаюсь, что ваш брат будет прекрасно справляться со своими обязанностями.

— И все-таки… я очень вам благодарен, леди Джослин. Недаром у нас слуги говорят, что во всем Лондоне не найти такой добросердечной леди, как вы!

Смущенная словами слуги, Джослин молча кивнула. Осмотревшись, спросила:

— Морган, вы не видите, где моя карета? Ей было проще говорить о карете, чем выслушивать комплименты.


Прежде чем вернуться домой на Брук-стрит, Джослин отправилась к своему поверенному и нотариусу Джону Крэндаллу. За годы, прошедшие после смерти ее отца, поверенный привык к своей клиентке, но в этот день требования Джослин удивили даже повидавшего многое нотариуса.

— Вы намерены выйти замуж за умирающего офицера? — спросил он, недоверчиво глядя на девушку. — Таким образом вы выполните условие завещания, но ведь ваш отец надеялся, что вы найдете мужа, способного разумно распорядиться деньгами. Майор Ланкастер вряд ли успеет это сделать.

Джослин с грустью в голосе проговорила:

— А разве вы еще не поняли, почему я до сих пор не вышла замуж за кого-то другого? Наши с Дэвидом отношения… возникли не сейчас. Он находился в Испании, когда я навещала там мою тетю и ее мужа. Но война, знаете ли… — Джослин тяжко вздохнула и пристально посмотрела на нотариуса. — Я не встречала более храброго и благородного человека, чем он.

Хотя бы последние ее слова оказались чистейшей правдой! Крэндалл смягчился и пообещал получить специальное разрешение на брак, а также подготовить все необходимые документы.

Направляясь домой, Джослин размышляла: стоит ли рассказывать леди Лоре о своем неожиданном решении? В конце концов она пришла к выводу, что этого делать не следует. Ведь тетя говорила, что не желает ничего слышать о брачных планах племянницы. Гораздо лучше рассказать ей обо всем уже после венчания. Джослин давно усвоила: получить прощение гораздо легче, чем добиться разрешения.


Утром Джослин проснулась со странным ощущением: все происходящее казалось нереальным. Настал день ее венчания! Конечно, это было ненастоящее венчание, но все же она не могла не думать о том, что в этот день произойдет событие, которое для большинства девушек становится самым важным в их жизни. А ведь она решилась на это совершенно неожиданно!

Внезапно ей пришло в голову, что следует добавить что-то особое к трагической и скромной церемонии — венчание должно было состояться сразу после полудня. Когда Мари принесла ей шоколад с булочками, она дала ей поручение уложить в корзинку шампанское и бокалы, а потом нарвать в саду цветов и сделать букет.

Джослин с особой тщательностью выбирала платье и в конце концов решила надеть кремовое с изящной вышивкой во вороту и подолу. Мари расчесала ее каштановые волосы и уложила их, собрав на затылке в узел и оставив лишь несколько прядок. Заметив, что хозяйка необычно бледна, она слегка нарумянила ее.

И все же, глядя в зеркало, Джослин решила, что выглядит так, словно собралась на похороны. Но с другой стороны, именно так и следовало относиться к подобному венчанию…

Без четверти одиннадцать экипаж Джослин подъехал к госпиталю герцога Йоркского. У входа ее уже дожидался мистер Крэндалл с пухлой папкой в руке. Рядом стоял рассеянный пожилой священник. Поверенный был явно не в духе. Джослин невольно нахмурилась. Почему нотариус так мрачен? Ведь ему следовало бы радоваться: сохранив наследство отца, его клиентка по-прежнему будет нуждаться в его услугах…

Когда Хью помогал ей выбраться из кареты, она спросила:

— Морган, вам известно о завещании моего отца? Валлиец кивнул, и Джослин это не удивило: от слуг трудно утаить что-либо.

— Я выхожу замуж, Морган. Пожалуйста, пожелайте мне… удачи.

Хью в изумлении уставился на хозяйку. Потом пробормотал:

— Пусть все у вас будет хорошо, миледи… Тут к ним подошел Крэндалл и сказал, что следует поторопиться. В сопровождении Моргана — он нес цветы и украшенную лентами корзинку — они молча вошли в госпиталь. Никто не попытался их остановить, никто не спросил, с какой целью они явились сюда. Джослин вдруг пришла в голову странная мысль: скорее всего никто бы не обратил на нее внимания, даже если бы она въехала в госпиталь верхом на лошади.

Когда они, поднявшись по лестнице, вошли в палату, майор Ланкастер и капитан Дэлтон играли а шахматы. Увидев своего будущего мужа, Джослин радостно улыбнулась — ей казалось, что он выглядит значительно лучше, чем накануне. Она подошла к кровати.

— Доброе утро, Дэвид. Доброе утро, Ричард. Майор улыбнулся ей в ответ:

— Сегодня чудесное утро, Джослин. И ты замечательно выглядишь.

Взглянув на майора, Крэндалл невольно улыбнулся. Поверенный представился, потом сказал:

— Майор Ланкастер, будьте любезны подписать эти документы.

Дэвид внимательно прочел бумаги и только потом подписал их. Джослин же тем временем вытащила из корзины вазу и поставила цветы на столик у кровати. К сожалению, яркий букет лишь подчеркивал серость окружающей обстановки.

Удостоверившись, что жених подписал все документы, мистер Крэндалл настоял на том, чтобы и Джослин тщательнейшим образом их изучила.

Прочитав и подписав бумаги, она снова подошла к кровати и подала Дэвиду руку. Его пальцы, как ни странно, оказались теплыми, а пожатие — довольно крепким. Джослин заглянула ему в глаза и снова поразилась его спокойствию — майор Ланкастер не нуждался в сочувствии.

Она улыбнулась дрожащими губами. Ей хотелось казаться такой же невозмутимой, как Дэвид.

— Начнем? — спросил он.

Впоследствии ей никак не удавалось вспомнить церемонию во всех ее подробностях. В памяти остались только обрывки фраз.

— Дэвид Эдвард, берешь ли ты эту женщину в жены…

— Да.

Он говорил негромко, но уверенно.

— Джослин Элеонора, согласна ли ты…

— Да, — последовал ответ.

И снова у нее возникло ощущение нереальности происходящего.

Прошло какое-то время, а потом она вдруг услышала слова священника:

— Пока смерть не разлучит вас. «Смерть» — это слово еще долго звучало у нее в ушах. Джослин вновь вернулась к реальности, когда Дэвид взял ее за руку и осторожно надел ей на палец поданное Ричардом кольцо.

— Этим кольцом я обручаюсь с тобой…

Она пристально посмотрела на него, и ей почудилось, что его зеленые глаза смеются.

И тут пожилой священник произнес заключительные слова церемонии:

— Я объявляю вас мужем и женой.

Дэвид пожал руку Джослин, и она наклонилась, чтобы поцеловать мужа. Его губы оказались теплыми и чуть влажными.

Джослин почувствовала, что вот-вот расплачется. Глядя на нее с улыбкой, Дэвид тихо проговорил:

— Спасибо тебе, моя милая.

— Спасибо тебе… — прошептала она.

Ей хотелось добавить что-то еще, хотелось сказать, что она никогда его не забудет, но вдруг дверь палаты распахнулась, и раздался резкий женский голос:

— Что все это значит?

Джослин вздрогнула, словно ее поймали на месте преступления. Обернувшись, она увидела худощавую невысокую женщину, стоявшую у двери… Окинув гневным взглядом всех присутствующих, она решительно направилась к кровати. И тут Джослин заметила, что у незнакомки такие же ярко-зеленые глаза, как и у Дэвида.

Было совершенно очевидно: в палате появилась Салли Ланкастер, сестра майора. Стоя у кровати, Салли хмурилась и вопросительно поглядывала то на священника, то на брата. Никто не назвал бы ее привлекательной: пожалуй, лишь красивые зеленые глаза выделялись на бледном хмуром лице. К тому же на ней было серое платье, слишком уж скромное и не по моде закрытое.

Джослин взглянула на Салли и попыталась улыбнуться:

— Должно быть, вы мисс Ланкастер? Я леди Джослин Кендел. Вернее, леди Джослин Ланкастер. Вы, несомненно, уже догадались… Мы с вашим братом только что обвенчались.

— Обвенчались? — изумилась Салли. Дэвид протянул ей руку.

— Сестра, все в порядке, — улыбнулся он. — Я потом тебе все объясню.

Салли взяла брата за руку и пристально посмотрела ему в лицо. Теперь она уже не походила на ангела мести — у кровати раненого стояла худощавая молодая женщина с грустными зелеными глазами.

Джослин повернулась к слуге:

— Морган, шампанское, пожалуйста.

Открыв корзинку, Хью извлек оттуда бутылку и бокалы. Появление шампанского немного разрядило обстановку. Даже Салли приняла бокал с вином, хотя по-прежнему хмурилась.

Джослин поняла, что следует произнести тост, но в данных обстоятельствах было бы немыслимо говорить о «здоровье и счастье». И тут капитан Дэлтон всех выручил. Он поднял свой бокал, окинул взглядом присутствующих и с улыбкой произнес:

— За Дэвида и Джослин. Как только я увидел вас вместе, я понял, что вы предназначены друг для друга самой судьбой.

Только Джослин с Дэвидом поняли заключавшуюся в его словах иронию. После того как все выпили, Дэвид снова поднял свой бокал. Он тихо, но отчетливо проговорил:

— За друзей. За присутствующих и отсутствующих друзей. Поставив пустой бокал на столик, Джослин с беспокойством взглянула на Салли. И та почти тотчас же фальшиво улыбнулась:

— Леди Джослин, нельзя ли побеседовать с вами за дверью?

Джослин молча кивнула и вышла следом за Салли в коридор. Она прекрасно понимала, что рано или поздно все равно придется объясниться с сестрой Дэвида. Так лучше уж поговорить сейчас…

Закрыв за Джослин дверь, Салли резко бросила:

— Не объясните ли вы мне, что все это означает? Неужели у светских дам появилась новая мода — выходить замуж за умирающих? Или, может быть, вы забавляетесь подобным образом? Очень милая забава…

Джослин потупилась. Если сестра Дэвида решила, что этот брак — причуда скучающей светской дамы, то ее враждебность вполне объяснима. И туг, вспомнив улыбку майора, подумав о его благородстве и деликатности, Джослин возмутилась: как Салли смеет обвинять ее?

Вскинув голову, Джослин с вызовом в голосе заявила:

— Это нелепое заявление не заслуживает ответа. Ваш брат — человек взрослый. Чтобы вступить в брак, ему не требуется ваше разрешение.

Салли прищурилась.

— А я думаю, что вы заставили его на вас жениться. Дэвид даже ни разу не упоминал вашего имени! Я не верю, что он мог жениться, ничего мне не сказав. Только если у него не было иного выбора…

Джослин поняла: недовольство Салли — просто сестринская ревность. Но все же она не удержалась от язвительного замечания:

— Возможно, он предвидел, что вы устроите истерику, поэтому предпочел, чтобы церемония прошла без вас.

Заметив, как Салли побледнела, Джослин пожалела о своих словах. Уже более миролюбивым тоном она добавила:

— Все получилось совершенно неожиданно. Мы только вчера решили обвенчаться. Возможно, он просто не успел вас предупредить.

Салли сокрушенно покачала головой:

— Я была здесь вчера вечером. Почему он не захотел, чтобы я присутствовала на церемонии?

В этот момент дверь палаты отворилась и в коридор вышел капитан Дэлтон, видимо, он понял, что требуется его посредничество. Закрыв за собой дверь, он заявил:

— Салли, Дэвид сделал это ради вас. Леди Джослин, с вашего разрешения я все объясню…

Она с облегчением кивнула.

Капитан же объяснил Салли ситуацию, то есть рассказал об условии завещания. Выслушав его, сестра майора с возмущением сказала:

— Ему не следовало делать это ради меня. Я сама могу о себе позаботиться!

Ричард тяжко вздохнул:

— Но, Салли, поймите, если Дэвид будет знать, что ваше будущее обеспечено, он наконец-то успокоится. Глаза Салли наполнились слезами.

— Простите меня, Ричард, — пробормотала она. — Все… все так странно. А леди Джослин… какое имела право так бесцеремонно врываться в нашу жизнь?

Джослин посмотрела на кольцо, которое Дэвид надел ей на палец Это было совсем простенькое колечко — наверняка он снял его со своего пальца. Возможно, это кольцо — единственная ценная вещь, принадлежавшая ему.

Джослин подняла голову и, глядя прямо в глаза Салли, проговорила:

— Такое право дал мне ваш брат. — Взглянув на Ричарда, она добавила:

— С вашего разрешения я вернусь к мужу.

Уже открыв дверь, Джослин оглянулась Салли рыдала на плече капитана Дэлтона. Перехватив взгляд Джослин, он улыбнулся ей. Улыбнувшись ему в ответ, она переступила порог палаты.

Дэвид выглядел очень утомленным. Очевидно, церемония венчания и разговоры лишили его последних сил. Джослин вдруг подумала о том, что малейшее усилие может убить его. Но все же майор сдержал свое слово: он дождался ее и надел ей на палец кольцо.

— Не буду мешать тебе, — сказала Джослин. Она наклонилась и, поцеловав мужа, прошептала испанскую фразу, которую выучила минувшей зимой:

— Vaya con Dios, Дэвид. Иди с Богом.

— И ты тоже. — Его улыбка была столь безмятежной, что у нее до боли сжалось сердце. — Будь счастлива в будущем, моя милая.

Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза. Ее вдруг ошеломила мысль о том, что смерть этого человека — чудовищная несправедливость. Джослин отступила на шаг и осторожно положила на подушку несколько цветков — она вытащила их из вазы и обвязала шелковой лентой.

В последний раз взглянув на Дэвида, Джослин молча кивнула ему и направилась к двери. Мужчины последовали за ней. Не осмелившись оглянуться, она вышла из палаты.

«Иди с Богом, Дэвид. И пусть ангелы убаюкают тебя».

Глава 4

Салли, уже переставшая плакать, встретила невестку враждебным взглядом. Леди Джослин вытащила из ридикюля одну из своих визитных карточек и с невозмутимым видом проговорила:

— Здесь мой адрес. Дайте мне знать, когда… что-то изменится. Возможно, я смогу как-нибудь облегчить положение вашего брата. Может, ему потребуются одеяла, лекарства… Возможно, я могла бы нанять ему сиделку…

Салли взяла карточку, но все-таки с вызовом в голосе заявила:

— Дэвиду от вас ничего не нужно!

— Как пожелаете, Попрощавшись с Ричардом Дэлтоном, леди Джослин направилась к лестнице. Ее небольшая свита последовала за ней.

Салли процедила сквозь зубы:

— Шлюха.

Капитан грустно улыбнулся:

— Вы ошибаетесь, уверяю вас. Она — женщина, которая пытается выжить в мире, созданном мужчинами. В таких обстоятельствах вы могли бы поступить так же.

— Сомневаюсь, — ответила Салли. Взглянув на капитана и заметив, что он очень устал, она добавила:

— Вам пора бы отдохнуть. Я уверена, что вы провели на ногах гораздо больше времени, чем вам рекомендовал доктор.

— Доктор? Я его советов никогда не слушал.. Неужели прислушаюсь сейчас? Впрочем, я действительно не прочь прилечь. — Капитан пристально посмотрел на собеседницу:

— Салли, выбирайте выражения, когда будете говорить с братом. Он очень доволен этим браком. Не надо его огорчать.

Она густо покраснела.

— Наверное, я это заслужила. Не беспокойтесь, я не стану его огорчать. Я пойду к нему и скажу, что не убивала его аристократическую женушку.

— Это известие должно его успокоить.

Капитан улыбнулся и, опираясь на костыли, направился к своей палате.

Салли повернулась к двери и вошла к брату. Сначала ей показалось, что Дэвид спит. Она осторожно подошла к кровати и присела на стул. Дэвид тотчас же открыл глаза.

— Ты меня простишь, мой ежик? Сердце Салли едва не разорвалось — брат вспомнил ее детское прозвище.

— Конечно, прощу. Просто я очень удивилась, когда пришла сюда… и все это увидела. — Она взяла со столика пузырек с опием, — Наверное, тебе уже пора принять лекарство.

Дэвид выпил ложку настойки и устало прикрыл глаза.

— Ты, Салли, сегодня раньше, чем обычно…

— Мне удалось пораньше освободиться. — Немного помолчав, она спросила:

— А почему ты не сказал мне, что собираешься жениться?

Дэвид вдруг открыл глаза и улыбнулся:

— Потому что если бы я сказал тебе об этом заранее, то ты заявила бы, что способна сама о себе позаботиться. И запретила бы мне жениться. Я прав?

Она невольно рассмеялась:

— Ты слишком хорошо меня знаешь. Сон начал одолевать Дэвида, и он говорил все тише и тише:

— Я знаю, ты очень способная, но ты все равно остаешься моей младшей сестренкой. И я счастлив, что у тебя будет пятьсот фунтов в год.

Пятьсот фунтов в год! Салли в изумлении смотрела на засыпавшего брата. Неужели ей действительно назначили такую сумму? Какими бы недостатками ни обладала заносчивая леди Джослин, скупость в их число явно не входила. Пятьсот фунтов — ведь это в пять раз больше ее годового жалованья. Что ж, теперь она сможет жить так, как пожелает, теперь она обеспечена до конца жизни.

Но захочется ли ей учить детей, останется ли она на службе у Лонстонов? Конечно, они очень порядочные люди, но ведь с пятью сотнями фунтов в год у нее появится выбор… Она может путешествовать. Может купить домик и вести праздную жизнь…

Свобода взамен жизни Дэвида… Она тотчас же напомнила себе, что Дэвид все равно умер бы. По крайней мере теперь леди Джослин будет тратить на свои глупые развлечения на пятьсот фунтов меньше…

Утешившись этой мыслью, Салли полезла в свой ридикюль за вязаньем. Пока Дэвид лежал в госпитале, она сначала починила всю его одежду, а потом успела связать четыре пары перчаток, три пары носков и два шарфа. Вязать Салли не любила, но ей никак не удавалось сосредоточиться на чтении, когда рядом тяжело дышал брат. А вязанием она хотя бы руки могла занять…

Салли, нахмурившись, посмотрела на спицы с незаконченным носком. Три петли она упустила, и ей придется потратить полчаса на то, чтобы исправить огрехи. Ну что ж, у нее впереди почти весь день, а Дэвид будет спать. Она взглянула на изможденное лицо брата и, содрогнувшись, отвела глаза. Неужели прошло всего две недели с тех пор, как его привезли в Лондон? Ей казалось, что она приходит в этот мрачный дом уже целую вечность. И с каждым днем Дэвид становился все слабее… Даже удивительно, что он все еще жив.

Временами — да простит ее Господь — ей хотелось, чтобы все побыстрее закончилось. Тогда она могла бы наконец всецело отдаться своему горю. Иногда она даже пыталась представить, как узнает о смерти брата. Будет ли она в этот момент рядом с ним? Или Ричард пришлет ей записку? А может, она явится в госпиталь и увидит, что брата нет в палате?

Салли заметила, что порвала нитку. Дрожащими пальцами она сделала узелок.

«Ты должна сохранять спокойствие. Дэвиду достаточно его собственных страданий, ему не до твоего горя».

Она обвела взглядом палату. Услышав доносившиеся откуда-то крики и стоны раненых, тяжко вздохнула. Этот госпиталь — ужасное место. Но хороших госпиталей, наверное, и не существует.


Леди Джослин зашла в залитую солнцем гостиную — это была любимая комната Лоры Киркпатрик. После того как подававшая чай служанка ушла, Джослин объявила:

— Вы будете рады узнать, что мои брачные проблемы решены. А тете Эльвире придется смириться — она будет жить на доход Уиллоби.

Леди Лора поставила на блюдце чашку.

— Ты приняла предложение одного из своих поклонников? — спросила она с улыбкой. — Кто же он? В церковь вы еще успеете. Но боюсь, церемония будет слишком уж скромной.

— Все гораздо лучше. — Джослин вручила тете лист бумаги. — Дело уже сделано. Вот смотрите — свидетельство о моем замужестве.

— Что это значит? — Леди Лора взглянула на бумагу и вдруг нахмурилась. Затем пристально посмотрела на племянницу:

— Дорогая, как это надо понимать?

— Разве не понятно? — Джослин вдруг вспомнила, как выглядел Дэвид, когда она уходила из палаты. — Я нашла умирающего человека, и в обмен на значительную сумму он женился на мне.

— Но ты ведь совершенно его не знаешь!

— Эта мысль пришла мне в голову, когда я навещала Ричарда Дэлтона. Он упомянул о майоре Ланкастере, — объяснила Джослин. — Все вполне разумно. Сестра майора будет обеспечена, а я выполнила условие отцовского завещания. Ричард не был шокирован моим предложением, Дэвид — тоже…

Леди Лора гневно взглянула на племянницу:

— Дэвид с Ричардом много лет рисковали жизнью. Конечно, они смотрят на вещи иначе, чем лондонское общество!

Джослин поджала губы.

— Вас тревожит именно это? Что люди меня осудят? А я-то считала, что вы выше этого! И потом… мне кажется, многие только посмеются, если узнают об этой истории. Меня сочтут очень хитроумной и находчивой.

На щеках леди Лоры выступили красные пятна, но ее голос уже снова звучал ровно:

— Не могу отрицать: для меня очень важно, что говорят люди. Семейство Кенделов слишком часто бывало в центре скандалов.

При упоминании о прошлом Джослин побледнела, а леди Лора неумолимо продолжала:

— Но больше всего меня огорчает другое: ты используешь смерть человека для достижения своих эгоистических целей. Почему ты заранее не обсудила со мной свои планы?

Стараясь сохранять спокойствие, Джослин проговорила:

— Но, тетя, вы же сказали, что не желаете ничего знать о моих планах. Пожалуйста, не сердитесь на меня! — воскликнула она дрогнувшим голосом. — Поверьте, я не стала бы выходить за него замуж, если бы знала, что вас так это расстроит. Эта мысль пришла мне в голову совершенно неожиданно. Майор Ланкастер с радостью принял мое предложение, а потом отступать было уже поздно. Мне казалось, что мы оба будем в выигрыше. Пожалуйста… тетя, постараетесь меня понять!

Леди Лора тяжко вздохнула:

— Возможно, я не огорчилась бы так, если бы речь шла о незнакомом человеке, не о том, кого я знаю и уважаю. Но Дэвид… Мне ужасно его жаль. Он заслуживает большего…

— Возможно, вы правы, — прошептала Джослин. Осуждение тети больно ее ранило. — Но дело сделано, и изменить ничего нельзя.

Леди Лора встала из-за стола.

— Завтра утром я еду в Кеннингтон. Пора приводить дом в порядок и готовиться к возвращению Эндрю из Франции. Теперь ты женщина замужняя и моя роль дуэньи закончена, — добавила Лора, с усмешкой взглянув на племянницу.

— Да, наверное.

Джослин уставилась в тарелочку, на которой раскрошила свой бисквит.

Леди Лора направилась к двери. У порога обернулась:

— Я вернусь недели через две. Или через месяц. Надо полагать, к этому времени я уже успокоюсь.

Кивнув племяннице, леди Лора вышла из комнаты.

Джослин поднялась из-за стола, но тотчас же снова опустилась на стул. Она ужасно устала… а теперь еще и огорчила тетю Лору, самого близкого человека. А может быть, тетушка права? Может, подобный поступок действительно заслуживает осуждения? Да, конечно же, она совершила ужасную ошибку!

Только теперь уже ничего нельзя изменить. Ей придется смириться со своим собственным выбором.

Джослин задумалась… Ей хотелось как-то отвлечься от неприятных мыслей. И тут она вспомнила, что в этот вечер Паркингтоны дают бал. Приглашенных мало… И почти со всеми она хорошо знакома — именно такие вечера нравятся ей больше всего.

Хотя бы какое-то время ей не придется думать о том, что она скоро станет вдовой.

Гостей у Паркингтонов было немного — почти все уже разъехались по своим поместьям. И все же Джослин испытывала странное беспокойство, она ждала чего-то необычного… Во всяком случае, разговоры гостей казались ей скучными и глупыми.

А потом явился запоздалый гость — и Джослин почувствовала, что сердце ее учащенно забилось. В зал вошел Рафаэль Уитборн, герцог Кэндовер. Лишь взглянув на него, Джослин поняла: она приехала сюда в надежде встретить этого человека. Ее влекло к нему не только потому, что он был очень красивым мужчиной, она была уверена: они созданы друг для друга.

Беседуя с гостями, Джослин то и дело поглядывала на Кэндовера. Она знала, что ей не следует самой искать с ним встречи. Этого красивого и богатого аристократа постоянно преследовали женщины, так что не было ничего удивительного в том, что он не обращал на них внимания. Но ведь и она, дочь графа Кромарти, была богатой наследницей и не нуждалась ни в деньгах, ни в титуле. Если ей удастся его завоевать, это будет лишь подтверждением того, что они действительно созданы друг для друга.

Терпение Джослин было вознаграждено: когда музыканты заиграли вальс, лорд Кэндовер нашел ее.

— Я очень рад, что вы по-прежнему в Лондоне, — проговорил он с улыбкой — Разрешите пригласить вас на этот вальс?

— Только если вы пообещаете, что не станете снова наступать мне на ноги, — улыбнулась в ответ Джослин.

— Но я не виноват, — засмеялся Кэндовер. — Когда на меня налетел тот пьяный болван, мы с вами просто чудом не оказались на полу. Это нанесло бы огромный ущерб нашей репутации!

— Просто удивительно, что вам удалось сохранить равновесие да еще и проучить того пьяного невежу. Мне кажется, он так и остался лежать на полу. Скажите, как вам это удалось? Герцог вывел Джослин на середину зала.

— Я только подтолкнул его в нужном направлении, — усмехнулся он, обнимая партнершу за талию — В Итоне дают прекрасное образование. Там даже учат с честью выходить из подобных затруднении.

Джослин с улыбкой смотрела на герцога. В эти минуты она совсем не жалела о том, что отказывала всем своим поклонникам. Не жалела даже о том, что обвенчалась с майором Ланкастером — ведь этот брак давал ей свободу… и надежду.

Глядя в серые глаза Кэндовера, Джослин думала о том, что, может быть, и она когда-нибудь станет называть его Рэйфонд — так называли герцога только самые близкие люди.

Джослин казалось, что она ведет себя так же, как обычно, поэтому очень удивилась, когда Кэндовер вдруг сказал:

— Простите меня, леди Джослин, но похоже, вы сегодня не в духе. Что-то случилось?

Это был вопрос друга, а не случайного знакомого. Значит, она не ошиблась, значит, герцог действительно проявлял к ней интерес.

— У меня сегодня был очень странный день, — ответила Джослин. — Утром я вышла замуж и сама еще не привыкла к этому.

Герцог взглянул на нее с удивлением:

— Вышли замуж? Вот уж не думал, что вы способны допустить подобную оплошность, — Он усмехнулся. — Но разве дом Паркингтонов подходящее место для медового месяца?

Джослин решила, что пришло время обо всем рассказать герцогу. И намекнуть на то, что она голова к новым отношениям.

— Мало кто об этом знает… Видите ли, мой отец оставил нелепейшее завещание. Он поставил мне условие: я должна выйти замуж до двадцати пяти лет. В противном случае я лишилась бы большей части наследства.

Герцог выразительно поднял брови:

— Действительно, нелепое завещание…

— А ведь мы с отцом были в прекрасных отношениях, — продолжала Джослин. — Но у меня не оставалось выхода. Этим утром я вступила в брак по расчету. — B ее голосе послышались горестные нотки:

— Я когда-то мечтала о счастливом замужестве, но вот…

— Если вы имеете в виду брак по любви, то вам следовало бы знать: в нашем кругу подобное редко случается, — сухо проговорил герцог.

— Я вовсе не говорю, что женщина должна терять голову от любви, — возразила Джослин. — Конечно, и чувственное влечение должно присутствовать, но, судя по тому, что я слышала, со временем оно исчезает — даже у безоглядно влюбленных. Гораздо разумнее основывать брак на взаимном уважении и симпатии. Это должно быть дружеское партнерство людей с общими взглядами, принципами и целями.

— Вы очень разумно рассуждаете, — сказал герцог, явно заинтересовавшись разговором. — Хотелось бы, чтобы как можно больше женщин занимали такую обдуманную позицию. Тогда брак стал бы гораздо привлекательнее.

Взглянув на герцога, Джослин поняла, что значительно выросла в его глазах. Если он когда-нибудь решит жениться, то его избранницей будет женщина вроде нее — такая не станет утомлять мужа скандалами и истериками.

Немного помолчав, Джослин со вздохом проговорила:

— К сожалению, у меня не было выбора. — Она взглянула на герцога из-под опущенных ресниц и, чуть понизив голос, добавила:

— Доставляющие удовлетворение отношения мне придется искать где-то еще.

— И ваш муж не будет возражать? — осведомился он, глядя ей в глаза.

— Не будет, — решительно заявила Джослин. Находясь в объятиях мужчины, за которого ей хотелось выйти замуж, Она не желала думать о майоре Ланкастере. — Наш брак рассчитан только на взаимную выгоду.

Наконец вальс закончился, и они чуть отстранились друг от друга. Однако по-прежнему стояли в центре зала. Стояли, пристально глядя друг другу в глаза. И вдруг Кэндовер улыбнулся и, отступив еще на шаг, взглянул на вырез ее платья.

Джослин правильно поняла его взгляд — это был деликатный намек. В какой-то момент она даже испугалась. Может, отступить, может, дать ему понять, что она не желает идти дальше?

В следующее мгновение Джослин взглянула ему в глаза и улыбнулась. Герцог прекрасно понял значение этой улыбки. Подавая ей руку, он проговорил:

— Завтра утром я уезжаю из Лондона до сентября, но буду с нетерпением ждать нашей встречи.

К этому времени она уже овдовеет, в ничто не помешает ей принять герцога у себя. Правда, эта свобода обходится дороже, чем она предполагала… Стараясь не думать об умирающем майоре, Джослин ответила:

— Я тоже буду ждать с нетерпением.

Улыбнувшись ей на прощание, герцог Кэндовер отошел. Приглашение на второй танец подряд привлекло бы к ним ненужное внимание Однако они договорились встретиться… При мысли об этом Джослин задыхалась от волнения. Наконец-то единственный интересующий ее мужчина увидел в ней женщину — и все потому, что она вышла замуж!

Конечно, не так уж приятно хладнокровно строить планы любовной связи, но она не столь наивна, чтобы полагать, что герцог думает о чем-то большем Однако Джослин чувствовала: можно рассчитывать на дальнейшие отношения с Кэндовером только в том случае, если они будут близки.

А если она потеряет и его, и девственность?.. Ну что ж, конечно, ей будет больно сознавать, что он счел ее подходящей для роли любовницы, но не для роли герцогини… Однако и в этом будут свои плюсы. Ей, как и любой нормальной женщине, любопытно узнать, что такое страсть. Кэндовер же чрезвычайно привлекательный мужчина, и он сможет многому ее научить.

Интересно, как он отреагирует, когда узнает, что она девственница? Вероятно, Кэндовер все-таки поймет, почему она после венчания отправилась к Паркингтонам одна. Оставалось надеяться, что он в ней не разочаруется.

А пока… Пока она будете нетерпением дожидаться сентября.

Глава 5

Салли ушла из госпиталя лишь к вечеру. А потом беспокойно ворочалась всю ночь, вспоминая надменную светскую красавицу, так бесцеремонно воспользовавшуюся положением ее брата. Даже на следующее утро, давая уроки своим воспитанникам, Салли все еще кипела от гнева.

Но лотом, направляясь в госпиталь, она вдруг почувствовала, что события, произошедшие накануне, вселили в нее надежду. В течение последних недель она безропотно принимала приговор, который доктора вынесли Дэвиду. Но теперь гнев придавал ей решимости, теперь она не желала сдаваться. Если Дэвид не в состоянии бороться за жизнь, то бороться за него будет она, его сестра!

Перед тем как идти в палату брата, Салли нашла доктора Рэмзи. Ей нужно было серьезно поговорить с ним, чтобы выяснить, есть ли хоть какая-то надежда на выздоровление. Доктор Рэмзи прекрасно знал свое дело, но в отличие от многих своих коллег охотно признавал, что его возможности ограниченны.

С беспокойством взглянув на Салли, доктор Рэмзи пробормотал:

— Я слушаю вас, мисс Ланкастер. — Его близорукие глаза моргали за стеклами очков.

— Скажите, доктор, можно ли как-то помочь моему брату? Он умирает у меня на глазах! Не может быть, чтобы вы не могли еще что-нибудь сделать!

Рэмзи снял очки и принялся их протирать.

— Случай майора Ланкастера меня удивляет. Он держится за жизнь с удивительной цепкостью, но при параличе практически ничего нельзя сделать. — Доктор нацепил очки на нос. — Подозреваю, что, помимо паралича, у него еще и повреждения внутренних органов, которые мы вылечить не в состоянии. Мы можем лишь облегчить его страдания в эти последние дни.

Доктор хотел уйти, но Салли его удержала:

— Мне не хотелось бы спорить с вами. Я знаю, что вы сделали все, что могли, и я очень вам благодарна, доктор. И все же… нет ли в Лондоне специалиста, чьи методы, возможно, отличаются от общепринятых? Ведь терять уже нечего, не так ли, доктор?

Рэмзи молча кивнул. Поразмыслив, сказал:

— В больнице Святого Варфоломея есть сумасшедший шотландец по имени Йен Кинлок. Я слышал, что он недавно вернулся из Бельгии, где в течение нескольких недель оперировал раненных при Ватерлоо. Он очень… эксцентричен, но выполнил несколько удивительных операций. — Окинув взглядом скромное платье Салли, доктор добавил:

— Кинлок, судя по всему, превосходный хирург, а поэтому его консультации стоят очень дорого. Но, насколько я знаю, он берет крупные суммы с людей состоятельных, а потом раздает деньги нищим. Этот человек действительно безумец. И знаете… Я сомневаюсь, что он согласится осмотреть пациента в госпитале герцога Йоркского.

— Я только что получила некоторую сумму денег, — заявила Салли. — Возможно, мне удастся его уговорить.

Она повернулась и решительно зашагала по коридору.

— Да поможет Бог Йену Кинлоку, — пробормотал доктор Рэмзи, глядя ей вслед.

Направляясь к Дэвиду, Салли лихорадочно размышляла. Консультация с новым хирургом была попыткой уцепиться за соломинку, но она не откажется от борьбы, покуда остается хоть какая-то надежда. Кроме того, ей хотелось потратить деньги леди Джослин именно таким образом, хотелось потратить их на Дэвида. Больница Святого Варфоломея — одна из старейших и самых известных в Лондоне, и там всегда множество пациентов. Кажется, эта больница находится неподалеку от собора — Святого Павла, так что ей придется нанять экипаж…

В дверях палаты Салли едва не столкнулась с рослым молодым мужчиной в синей ливрее. В следующую секунду она узнала Моргана, слугу, сопровождавшего накануне леди Джослин.

— Пришли проверить, не умер еще муж вашей хозяйки? — проговорила Салли.

Молодой человек смутился, покраснел, и ей сразу же стало стыдно за свои слова. Действительно, несправедливо винить слугу за то, что леди Джослин не умеет себя вести.

— Я приехал сюда, чтобы забрать моего брата, мисс Ланкастер, — ответил Хью Морган. — Леди Джослин попросила меня заодно проведать майора Ланкастера.

— Ваш брат — пациент этого госпиталя? — спросила Салли.

— Он был капралом драгунского полка, мисс. Леди Джослин предложила ему место и решила взять его к себе, чтобы он быстрее поправился, — объяснил Хью. — Она прислала за ним свою карету, чтобы его довезти.

Салли внимательно посмотрела на стоявшего перед ней мужчину. Конечно же, он был очень высокого мнения о своей хозяйке — ведь леди Джослин согласилась забрать его брата из этого ужасного госпиталя, где даже здоровому недолго заболеть. Салли с радостью забрала бы отсюда Дэвида, но куда его отвезти? Ведь у нее не было денег для того, чтобы арендовать квартиру и нанять для брата сиделку.

Однако теперь у нее появилась другая возможность! В соответствии с британскими законами Дэвиду принадлежал роскошный особняк на Брук-стрит, который леди Джослин называла «своим домом». Эта особа не посмеет ей отказать, если она захочет перевезти туда своего брата. Да, она отвезет Дэвида на Брук-стрит — пусть только леди Джослин попробует протестовать!

— Как удачно, что вы с каретой! — воскликнула Салли. — Мы можем воспользоваться ею для того, чтобы перевезти майора Ланкастера в дом леди Джослин!

Морган сначала удивился, потом — встревожился.

— Но, мисс, хозяйка попросила меня только проведать его, она ничего не говорила о том, чтобы увезти его домой. Пристально глядя на Моргана, Салли сказала:

— Ваша хозяйка ничего не говорила об этом только потому, что была уверена: его нельзя перевозить. Однако я только что беседовала с доктором Рэмзи, и он сказал, что от перевозки Дэвиду хуже не станет.

Салли понимала, что не совсем верно передает слова доктора Рэмзи, но иначе она не сумела бы настоять на своем.

Но Морган молчал, и тогда Салли заявила:

— Полагаю, что ваша хозяйка обязана его принять, ведь она — жена Дэвида. И конечно же, леди Джослин не захочет, чтобы ее муж оставался в этом… в таком ужасном месте.

— Да, похоже, что миледи очень заботится о вашем брате, — пробормотал Морган. — И Бог свидетель, моему брату тоже хочется побыстрее выбраться из госпиталя. Вы правы, это ужасное место. — Хью нахмурился и вдруг решительно кивнул:

— Я усажу брата в карету, а потом вернусь за майором Ланкастером с носилками, потому что надо осторожно перенести его.

— Да, конечно, — кивнула Салли. Глядя вслед Моргану, она вдруг подумала: «Почему же он все-таки согласился, неужели не боится гнева своей балованной хозяйки?»

Салли снова нашла доктора Рэмзи. Выслушав ее, он с ней согласился, сказал, что если уж переправка из Бельгии майора не убила, то и поездка по Лондону, наверное, не причинит ему особого вреда. А если он все же не выдержит дороги, то это будет означать только одно: неизбежный конец наступил немного раньше.

Попрощавшись с доктором, Салли вернулась к палате брата и прямо с порога заявила:

— У меня хорошие новости, Дэвид. Здесь карета леди Джослин, и я получила от доктора Рэмзи разрешение перевезти тебя домой. Я уверена, что там тебе будет лучше, чем в госпитале.

— Леди Джослин хочет, чтобы я остановился у нее? — Майор был приятно удивлен. — Это в условия сделки не входило. Как она добра!

При мысли о том, что Джослин прислала за ним карету, Дэвид преобразился, он казался таким счастливым, что Салли не стала ничего ему объяснять. Однако мысленно поклялась, что заставит леди Джослин принять брата, заставит во что бы то ни стало.

— Ну, по госпиталю я скучать не буду. — Дэвид окинул взглядом серые стены палаты. — Может, только по Ричарду.

— Ричард сможет тебя навешать, ведь ему с каждым днем становится все лучше. Я не сомневаюсь, что он очень за тебя обрадуется. Перед отъездом я сообщу ему твой новый адрес. Салли принялась укладывать веши брата в картонку. Покончив со сборами, она взяла со столика пузырек с опием.

— Дать тебе двойную дозу? Во время поездки тебе будет больно.

— Увы, ты права. Думаю, я предпочел бы не сознавать, что происходит.

Брат впервые упомянул о своей боли, но Салли догадывалась, что страдает он постоянно. Она молила Бога о том, чтобы поездка в карете не повредила Дэвиду. Если он не выдержит перевозки, она никогда себе этого не простит!

Хью Морган ехал на запятках, но Салли, Дэвиду и капралу с костылями все равно было тесно в карете. Хью где-то раздобыл доски и одеяла и устроил нечто вроде походной кровати — на нее и положили впавшего в забытье майора, — но Салли все же морщилась всякий раз, когда карету подбрасывало на крупных булыжниках, которыми была вымощена дорога.

Когда экипаж остановился у дома на Брук-стрит, она сказала:

— Подождите, пожалуйста. Я сообщу леди Джослин о том, что приехал ее муж.

Салли решительно поднялась по мраморным ступенькам и взялась за тяжелый дверной молоток в форме дельфина. Когда дворецкий открыл дверь, она заявила:

— Я мисс Ланкастер, сестра майора Ланкастера. Будьте любезны, проводите меня к леди Джослин. Я хочу спросить у нее, куда перенести ее мужа.

Мужа? У дворецкого глаза на лоб полезли. Следовало отдать должное деликатности Хью Моргана — в доме никто не знал о венчании в госпитале Взяв себя в руки, пожилой дворецкий ответил:

— Леди Джослин сейчас находится в утренней гостиной. Будьте добры, следуйте за мной…

Особняк леди Джослин далеко не во всем соответствовал представлениям Салли. Она ожидала увидеть вызывающую роскошь, свидетельствующую о вульгарности и дурном вкусе хозяйки, но, к величайшему своему сожалению, вынуждена была признать, что дом обставлен с безупречным вкусом.

Миновав огромный холл с высоченным потолком, Салли с независимым видом проследовала за дворецким в утреннюю гостиную.

Леди Джослин сидела за письменным столом, ее желтое платье весьма удачно сочеталось с цветом ее волос. На письменном столе, рядом с вазой с цветами, сидела кошка, но не пушистая домашняя кошечка, а изящное гладкошерстное животное, явно «аристократического» происхождения. Салли невольно поморщилась: кошка казалась такой же высокомерной, как и ее хозяйка.

Дворецкий, откашлявшись, обратился к ней:

— Леди Джослин, с вами желает говорить сестра майора Ланкастера.

Дворецкий покосился на гостью, как бы давая понять, что она скорее всего самозванка.

Джослин подняла голову и с удивлением посмотрела на стоявшую перед ней женщину. Было совершенно очевидно, что эта особа настроена весьма враждебно. Но зачем она сюда пришла? Что ей нужно?

— Благодарю вас, Дадли. Вы пока свободны. Дворецкий молча кивнул и поспешно вышел из комнаты.

— Мисс Ланкастер? Очень рада вас видеть, — холодно проговорила хозяйка.

Джослин вдруг подумала о том, что Салли пришла сообщить ей о смерти брата. Впрочем, нет, маловероятно… Скорее всего эта угрюмая особа явилась сюда для того, чтобы снова устроить сцену.

— Так что же привело вас сюда? — спросила Джослин. Гостья по-прежнему хмурилась.

— Я привезла Дэвида к вам, — ответила она.

— Ко мне? Что вы хотите этим сказать?

С вызовом глядя на Джослин, мисс Ланкастер заявила:

— Собственность женщины после замужества переходит к ее мужу. Если вы не позволите Дэвиду остаться здесь, то я… я заставлю его завешать все ваше состояние Фонду помощи вдовам и детям погибших при Ватерлоо. Он это сделает, если я его попрошу!

Джослин невольно сжала кулаки. Она вдруг почувствовала, что ей ужасно хочется поколотить эту дерзкую гувернантку.

— Какой трогательный пример сестринской любви! Однако вы должны знать: ваш брат отказался от прав на мою собственность и подписал соответствующий документ, который составил мой нотариус.

— Он отказался от своих прав?! — в ужасе воскликнула Салли.

— Да, отказался. Очевидно, только ваш брат унаследовал фамильную честь Ланкастеров. А также привлекательную внешность, — добавила Джослин и потянулась к шнурку звонка. — Если вы немедленно не уйдете отсюда, то я прикажу слугам вывести вас. Салли потупилась.

— Леди Джослин, я понимаю, что нравлюсь вам не больше, чем вы мне. Но неужели вы никогда в жизни никого не любили?

Джослин недоверчиво посмотрела на гостью:

— К чему вы это говорите?

— Если бы у вас был выбор, неужели вы оставили бы любимого человека умирать в этом гадком заведении? Джослин поморщилась, вспомнив мрачный госпиталь. Заметив, что хозяйка не осталась равнодушной к ее слотам, Салли продолжала:

— Вы спрашивали, как можно облегчить страдания Дэвида. Так знайте: здесь ему будет гораздо лучше. У вас ведь достаточно места, так что он не будет вам в тягость. Если вы запретите мне навещать его, я с этим смирюсь. Если потребуете, чтобы я навсегда отказалась от ренты, — я согласна. — Голос Салли дрогнул. — Но пожалуйста, умоляю вас, не отправляйте Дэвида обратно в госпиталь! Вы должны его принять, даже если у него нет законных прав оставаться здесь.

— Не отправлять обратно… Вы хотите сказать, что он сейчас здесь? Боже правый, вы что, хотите его убить? — ужаснулась Джослин, вспомнив, как был слаб майор накануне.

— Он в вашей карете и перенес дорогу. Пока.

Салли умолкла, но и без слов было ясно: еще одну поездку майор скорее всего не перенесет.

Взглянув на кольцо, которое Дэвид надел ей на палец, Джослин вспомнила, с каким трудом он это сделал. «Пока смерть не разлучит вас».

Вчера Дэвид был очень слаб, да и Салли наотрез отказалась от помощи — только поэтому Джослин не предложила перевезти его в Кромарти-Хаус. Однако Салли права: Дэвид — ее муж, и она обязана принять его в своем доме, обязана позаботиться о нем и хоть как-то облегчить его страдания. Более того, Джослин почувствовала, что готова на все — только бы Дэвид не страдал в эти последние дни.

Она потянула за шнурок. Дворецкий появился с такой стремительностью, что стало ясно: все это время он прижимал ухо к замочной скважине.

— Дадли, в карете у дома — мой муж, — сказала Джослин. — Он очень болен, так что его придется внести сюда. Устройте его в голубой комнате.

После того как дворецкий ушел, Салли дрожащим голосом проговорила:

— Спасибо вам…

— Я делаю это не ради вас, а ради него. — Повернувшись к письменному столу, Джослин взяла небольшой мешочек. Мешочек звякнул, когда она передала его Салли. — Я собиралась отправить это вам с посыльным, но раз уж вы здесь, то передаю деньги вам в руки. Здесь ваш доход за первые три месяца.

Салли замерла в изумлении. Когда же она потянула за тесемку, чтобы заглянуть в мешочек, Джослин сказала:

— Можете не пересчитывать, Здесь сто двадцать пять фунтов золотом.

Салли подняла голову.

— А не тридцать сребреников? — съязвила она. Пристально глядя на гостью, Джослин медленно проговорила:

— Серебро — это когда продают. А я покупаю, следовательно, плачу золотом.

Казалось, Салли вот-вот взорвется, но Джослин вновь заговорила:

— Вы можете приходить и уходить, когда пожелаете. К комнате вашего брата примыкает еще одна небольшая комната. Я распоряжусь, чтобы ее подготовили для вас на то время… пока она будет вам нужна. У него есть слуга? — Салли отрицательно покачала головой, и Джослин сказала:

— Я передам в его распоряжение одного из моих слуг. И конечно, у него будут сиделки, если они нужны.

Салли повернулась, собираясь уйти, но вдруг, обернувшись, в нерешительности пробормотала:

— И вот еще что… Он подумал, что это вы решили перевезти его сюда, и очень обрадовался. Надеюсь, вы не станете его разочаровывать.

Почувствовав, что ее терпение иссякает, Джослин резко ответила:

— Вам придется надеяться на то, что я не стану мучить умирающего человека. А теперь извольте избавить меня от вашего присутствия.

Салли поспешно удалилась. Она едва сдерживалась, ибо окончательно убедилась в том, что леди Джослин — отвратительная и совершенно бессердечная особа. Что ж, оставалось надеяться на то, что она хотя бы Дэвиду не будет грубить… Ведь он очень огорчится, если вдруг поймет, что собой представляет эта женщина.

Глава 6

Уже через четверть часа майор оказался в уютной комнате с окнами на Гайд-парк. Это была лучшая комната для гостей, и Салли снова с величайшей неохотой признала, что леди Джослин способна проявлять щедрость. Дэвид побелел от боли, когда его переносили из кареты в дом, и Салли мысленно похвалила себя за то, что не забыла прихватить пузырек опия. Когда слуга ушел, она дала брату очередную дозу болеутоляющей настойки.

Стараясь не показывать своего отношения к леди Джослин, Салли сказала:

— Хотя твоя жена любезно отвела мне комнату рядом с твоей, думаю, мне лучше ночевать у Лонстонов. Но я буду приходить каждый вечер, как в госпиталь, и Ричард пообещал завтра тебя навестить. — Она расправила одеяло. — Тебе надо поспать. Переезд очень тебя утомил.

Дэвид едва заметно улыбнулся:

— Да, устал. Но чувствую себя неплохо, мой ежик.

— Раз ты устроился, я пойду в больницу Святого Варфоломея. Доктор Рэмзи сказал, что там есть прекрасный хирург, который может тебе помочь.

— Может помочь? Возможно, — пробормотал Дэвид. И тут Салли заметила, что брат то и дело поглядывает на дверь. Неужели он рассчитывает на то, что эта женщина станет его навещать? Но наверное, леди Джослин все-таки зайдет к нему хотя бы несколько раз… Поцеловав брата в лоб, Салли покинула комнату.

В коридоре она встретила Хью Моргана.

— Миледи назначила меня прислуживать майору, — сообщил он. — Я очень рад этому, мисс Ланкастер.

— Я уверена, что вы ему подойдете.

Выходя из дома, она подумала: «Может быть, леди Джослин придумала для Моргана такое наказание за то, что он привез сюда майора? Ведь ухаживать за тяжело раненным — дело очень непростое…» К счастью, Хью Морган Салли понравился, и она надеялась, что Дэвид также будет доволен.

Теперь ей предстояло найти сумасшедшего шотландца, хирурга из больницы Святого Варфоломея.


Джослин потребовалось не меньше получаса на то, чтобы успокоиться. Когда пришла эта ужасная женщина, она любовалась цветами, утром герцог Кэндовер прислал ей букет и записку, в которой была только одна фраза: «До сентября». Вместо подписи стояла размашистая "К".

Держа записку в руке и вспоминая многозначительные взгляды, которыми они обменялись, Джослин предавалась мечтам. Возможно, в загадочном герцоге она найдет то, что всегда искала, но не надеялась найти.

И тут явилась эта несносная мисс Ланкастер.

Явилась с угрозами и грубым шантажом! Если не считать зеленых глаз, она совершенно не походила на брата. Ведь Дэвид был джентльменом, вне всяких сомнений.

Джослин невольно улыбнулась, вспомнив свои слова о том, что за майора она платит золотом. Если бы тетя Лора услышала, как ее племянница произносит такие вульгарные слова, она упала бы в обморок! Но у этой Салли Ланкастер просто дар пробуждать в людях самые низменные чувства.

Джослин вздохнула — и вдруг нахмурилась. Поглаживая Исиду, она вспоминала о том, как впервые увидела майора Ланкастера. Неужели она полагала, что, обвенчавшись, сумеет тотчас же забыть о нем, сумеет не думать о его неминуемой смерти? Конечно же, она не собиралась становиться свидетельницей этой смерти, но теперь этого уже не избежать.

Всякий раз, когда Джослин вспоминала о Дэвиде Ланкастере, ей хотелось плакать. Его смерть будет похожа на погасшую свечу — в мире станет темнее.

Она заставила себя думать о другом… К счастью, Морган с радостью согласился прислуживать майору. У этого валлийца было доброе сердце, от Мари Джослин слышала, что он мечтает стать камердинером. Что ж, теперь Хью Морган наберется опыта…

Снова вызвав дворецкого, Джослин сказала:

— Закажите две повозки соломы и расстелите ее на дороге у дома. Проследите, чтобы солома лежала толстым слоем. Я не хочу, чтобы майора Ланкастера беспокоил уличный грохот. И еще распорядитесь на кухне, чтобы там готовили блюда, подходящие для больного.

«Если, конечно, майор сможет есть», — добавила она мысленно.

Когда Дадли ушел, Джослин решила: она должна проявлять больше терпимости в отношениях с Салли Ланкастер, ведь избежать общения с ней, конечно же, не удастся. Впрочем, Салли можно понять: она всей душой предана брату, и больше ей заботиться не о ком. А с ее внешностью и характером… Было очевидно, что после смерти брата близких людей у нее не останется и никогда не будет. Джослин даже не устыдилась своей последней мысли.


Салли считала, что после госпиталя герцога Йоркского ее уже ничем не испугают. Однако больница Святого Варфоломея оказалась даже более ужасным местом, чем госпиталь. Эту больницу основали монахи еще в средние века, и похоже, с тех пор здесь ни разу не делали уборку. В больнице Святого Варфоломея лечили лондонских бедняков, и почему-то все они были крикливыми и грязными! Во всяком случае, лежавшие тут пациенты оказались именно такими.

И тем не менее в этой больнице были прекрасные хирурги. Побродив по бесчисленным переполненным палатам, Салли решила: «У хирургов здесь, конечно же, огромная практика — вот они и набрались опыта…»

Ей пришлось довольно долго ходить по больнице, прежде чем она нашла человека, который хотя бы слышал об Йене Кинлоке. Но этот человек сказал, что шотландца нет в больнице, потому что «этот день у него для щеголей». Но затем кто-то сообщил, что совсем недавно видел доктора собственными глазами.

В конце концов Салли оказалась в убогой комнатке, где, как утверждали, можно найти Кинлока после того, как он закончит дела в операционной. Она устроилась на неудобном жестком стуле и стала ждать И старое бюро, и книжные Полки были завалены книгами и анатомическими картами. На полу тоже громоздились горы книг. Возможно, Кинлок действительно был замечательным хирургом, но вот аккуратным человеком его никак нельзя было назвать.

Проскучав целый час, Салли принялась приводить в порядок книги и бумаги доктора. Затем, отыскав за бюро грязное полотенце, начала вытирать в комнате пыль. Она помнила, как сердился отец, когда кто-нибудь переставлял его книги, поэтому тщательно следила за тем, чтобы не менять ничего местами. И все же комната доктора чудесным образом преобразилась.

Когда Салли вытирала пыль с одной из книжных полок, она заметила какой-то странный предмет — ей показалось, что это фарфоровая кружка. Она протянула руку — и вдруг поняла, что перед ней человеческий череп с пустыми глазницами. Салли ахнула и поспешно отступила от полки. Она в ужасе озиралась, не зная, за что теперь взяться. И тут послышались шаги, а потом раздался мужской голос:

— Это череп того идиота, который посмел рыться в моих вещах! Хочешь составить ему компанию?

Салли вздрогнула и резко обернулась. Перед ней стоял широкоплечий пожилой мужчина среднего роста. Забрызганный кровью халат и кустистые черные брови, резко контрастировавшие с копной совершенно седых волос, придавали ему весьма устрашающий вид, — Я… я ничего местами не меняла, — пролепетала Салли. — Вы Йен Кинлок, хирург?

— Да. А теперь убирайся к дьяволу. Вон из моего кабинета!

Он плюхнулся на стул у бюро, отпер один из ящиков и извлек оттуда бутылку. Салли решила, что это виски. Не обращая внимания на гостью, доктор откупорил бутылку и приложился к горлышку. Затем откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.

Салли приблизилась к нему и вдруг поняла, что он гораздо моложе, чем ей сначала показалось, доктору было явно меньше сорока, однако его старила ранняя седина, а более всего — усталость.

— Доктор Кинлок…

Он чуть приоткрыл глаза.

— Ты еще здесь? Убирайся. Немедленно.

Доктор сделал еще глоток виски.

— Простите… но я хочу, чтобы вы осмотрели моего брата.

Кинлок тяжко вздохнул:

— Мисс, постарайтесь понять: я сегодня осмотрел полсотни больных, сделал шесть операций и только что потерял на операционном столе двух пациентов. Даже если бы вашим братом был сам принц-регент, я не стал бы его осматривать. Особенно если бы это был принц-регент. В третий и последний раз говорю: убирайтесь — или я вышвырну вас вон!

Взглянув в усталые голубые глаза доктора, Салли вдруг поняла: этот человек не так груб и бессердечен, как кажется. Приободрившись, она еще ближе подошла к доктору.

— Моего брата ранило при Ватерлоо. Нижняя половина тела у него парализована, он постоянно испытывает боли и вот-вот умрет.

Кинлок взглянул на гостью с некоторым интересом:

— С таким ранением его можно считать мертвецом. Если вам требуется чудо, обратитесь в церковь Святого Варфоломея. Это напротив больницы.

Однако Салли не сдавалась:

— Но, доктор, разве вы не давали клятву? Разве не обязаны помогать тем, кто страдает?

Испугавшись, что зашла слишком далеко, Салли умолкла, но шотландец, похоже, не рассердился.

— Принимаю во внимание тот факт, что вы тревожитесь за брата. Я должен даже признать, что тронут вашей верой в меня. К несчастью, знания медиков ничтожны, и я сам порой очень удивляюсь, когда мне удается кому-то помочь.

Заметив грусть в глазах доктора, Салли вспомнила о двоих пациентах, только что скончавшихся на операционном столе. Неудивительно, что доктор в таком отвратительном настроении.

Снова приложившись к бутылке, Кинлок спросил:

— Когда была битва при Ватерлоо? Восемнадцатого июня? Значит, почти два месяца… — Доктор в задумчивости покачал головой. — Почти два месяца я оперировал раненых. А сколько человек потерял!

— Вы очень переживаете за своих пациентов, — тихо сказала Салли. — Именно это нужно сейчас Дэвиду. Нужен доктор, который по-настоящему хочет помочь.

Кинлок нахмурился:

— Если у него серьезно поврежден позвоночник, то можно лишь удивляться тому, что он все еще жив. В таких случаях нарушаются основные функции организма, и рано или поздно наступает смерть. Такие пациенты не выживают… Если ваш брат действительно парализован, то смерть станет для него благом. Так что проститесь с ним и оставьте меня в покое.

Кинлок снова потянулся к бутылке, но Салли схватила его за рукав.

— Но, доктор, мой брат должен выжить! Просто он страдает сейчас от сильных болей… Не могли бы вы хотя бы осмотреть его? Ну пожалуйста! Шотландец в задумчивости посмотрел на Салли:

— От сильных болей? Очень странно… Должно наступать полное онемение…

Доктор еще немного подумал, а потом задал несколько вопросов — было, очевидно, что он напряженно размышляет.

К счастью, Салли отвечала довольно толково, видимо, общение с хирургами госпиталя герцога Йоркского пошло ей на пользу.

Выяснив, каким образом лечили Дэвида, Кинлок спросил:

— Сколько опия он принимает? Салли задумалась.

— Кажется, один пузырек настойки Сайденхэма в два-три дня.

— Гром и молния! Неудивительно, что он шевельнуться не может! Опий — чудесное средство, но у него есть свои недостатки. — Кинлок скрестил руки на груди и снова погрузился в раздумья. Наконец объявил:

— Я осмотрю его завтра во второй половине дня.

У Салли отчаянно забилось сердце.

— А сегодня вы не могли бы? Он так слаб…

— Нет, не мог бы. Если ты хочешь, чтобы я пошел к нему после того, как выпил столько виски, значит, ты просто глупа.

Салли кивнула. Конечно же, доктор был прав.

— Тогда, может быть, завтра рано утром? Я заплачу вам сто двадцать пять фунтов.

Запустив руку в разрез платья, Салли извлекла из потайного кармана мешочек с золотом и протянула его Кинлоку.

Взяв увесистый мешочек, Кинлок тихо присвистнул:

— А ты упорная крошка, верно? Но утром я должен осмотреть своих больных. Вторая половина дня — вот все, что я могу сообщить. Точное время назвать не могу. Устраивает?

Доктор вернул Салли мешочек.

Обиженная словами «упорная крошка», Салли язвительно заметила:

— Я не раз слышала, что все хирурги — грубияны и циники. Приятно сознавать, что в данном случае слухи оправдались.

К величайшему удивлению Салли, Кинлок запрокинул голову и громко расхохотался:

— Ты еще забыла добавить, что мы задиры, невоспитанные болваны и шарлатаны. Вот почему к хирургам принято обращаться «мистер», а не «доктор». Мы недостойны уважения, постарайся это запомнить, моя милая. Да, кстати… Как тебя зовут?

— Салли Ланкастер.

— Салли? Прекрасное имя. Очень тебе идет. — Шотландский акцент доктора становился все заметнее, возможно, из-за выпитого виски. — Напиши, где живет твой брат, и я осмотрю его завтра днем. Скорее всего ближе к вечеру.

Салли принялась писать адрес. Кинлок же навалился на крышку бюро, положил голову на руки и тут же заснул.

Осторожно положив записку на бюро рядом с бутылкой, Салли внимательно посмотрела на спящего. Почему ей идет имя Салли? Наверное, он действительно сумасшедший, этот шотландец. Во всяком случае, пьяница и грубиян, как все хирурги.

И в то же время Салли почувствовала: наконец-то у нее появилась надежда на то, что Дэвид поправится.


Леди Джослин с досадой отшвырнула перо, оставившее очередную кляксу в конторской книге. Исида покосилась на хозяйку, явно осуждая ее за столь плебейскую выходку. Весь день Джослин пыталась сосредоточиться на своей корреспонденции и счетах, но у нее ничего не получалось — она то и дело вспоминала о человеке, лежавшем наверху, в голубой комнате.

Но почему же она робеет? Почему боится навестить?.. Нелепые страхи! Ведь она здесь хозяйка! И к тому же — его жена…

Угрюмая сестрица майора ушла и не вернулась — похоже, она отказалась пользоваться спальней (чему Джослин могла только радоваться). Эта ужасная особа все-таки не лишена здравого смысла. Если бы им ежедневно пришлось видеться даже за завтраком, можно было бы ожидать чего угодно — смертоубийства…

— Ты совершенно права, Исида. Поскольку у меня все равно ничего не получается, мне следует навестить майора. — Джослин со вздохом поднялась из-за стола. — Как ты думаешь, ему будет приятно видеть цветы?

В ответ кошка сладко зевнула.

— Я рада, что ты со мной согласна, Исида. Пойду в сад и срежу букет.

Джослин срезала целую охапку кремовых и желтых роз и составила из них букет с зелеными ветками для контраста. С вазой в руках она отправилась в голубую комнату. Тихо постучавшись, открыла дверь и вошла. Ей показалось, что майор спит, и она осторожно поставила вазу на столик. Затем повернулась к кровати.

Спящий майор чем-то напоминал мраморное изваяние рыцаря из их церкви в Чарлтон-Эбби. Во всяком случае, его лицо было таким же благородным и изможденным. И сейчас он казался еще бледнее, чем прежде, — возможно, потому, что на щеках его появилась щетина. Машинально протянув руку, Джослин осторожно прикоснулась к щеке майора.

Он тотчас же открыл глаза.

— Добрый день, леди Джослин. Она ужасно смутилась и поспешно отдернула руку. Ей показалось, что ее пальцы горят огнем.

— Добрый день. За вами хорошо ухаживают?

— Прекрасно. Я очень благодарен вам за приглашение. Взглянув в глаза майора, Джослин поняла, что не смогла бы сказать ему правду, даже если бы Салли Ланкастер ничего не говорила. И все-таки она сочла нужным заметить:

— Вам следует в первую очередь благодарить свою сестру. Это ей пришло в голову спросить у доктора, не опасно ли вас перевозить.

— И Рэмзи, конечно же, ответил, что это не имеет никакого значения. — Майор обвел взглядом комнату. — У вас здесь очень уютно. И умирать в вашем доме гораздо приятнее, чем в госпитале.

Джослин придвинула кресло к кровати и села.

— Вы так спокойно об этом говорите… — пробормотала она. — Разве можно говорить о смерти так, словно о перемене погоды?

Ей показалось, что майор пожал плечами.

— Когда воюешь почти всю жизнь, смерть действительно превращается в перемену погоды. Я уже много раз мог умереть и оставался в живых лишь по чистой случайности. Умереть от старости я не рассчитывал.

— То, что вы пережили… Это за пределами моего понимания, — тихо проговорила Джослин.

— Просто у вас другой жизненный опыт, — ответил Ланкастер.

Он смотрел на леди Джослин как зачарованный.

Освещенная лучами заходящего солнца, она в эти мгновения была прекрасна. Ее глаза, обычно карие, сейчас посветлели и казались почти золотистыми, в них можно было: различить даже зеленые искорки. Ее красота настолько очаровала его, что он вдруг почувствовал, что больше не может с прежним смирением думать о смерти.

Сердце его сжалось, он понял, что хотел бы встретиться с этой девушкой до своего ранения. Он хотел бы встретиться с ней — и добиваться ее любви. Но в любом случае майор Ланкастер не мог рассчитывать на успех: его положение в обществе не позволяло на это надеяться.

На щеках Джослин заблестели слезинки, и майор, собравшись с силами, протянул руку и утер ее слезы. Затем провел кончиками пальцев по щеке.

— Не плачьте из-за меня, миледи. Если вы будете обо мне вспоминать, то лучше вспоминайте меня с улыбкой.

— Я не забуду вас, Дэвид, поверьте, не забуду. — Джослин всхлипнула, но все-таки улыбнулась ему. — Как все это странно… Ведь три дня назад мы даже не знали друг друга. А теперь между нами возникла… такая странная связь. Я думала, что брак по расчету — это просто слова и подписанные бумаги, но оказалось нечто большее, правда?

— Для меня — да.

Она накрыла ладонью его руку, лежавшую на одеяле, и их пальцы переплелись. В ее пожатии ощущалась нежность, согревшая его сердце. Ему хотелось снова поднять руку и прикоснуться к ее блестящим волосам, но у него уже не оставалось сил — он мог лишь смотреть на нее и любоваться ею.

— Мне только жаль, Джослин, что я нарушил ваш покой.

— Возможно, очень вовремя нарушили. Постоянный покой вреден для души.

Она встала и, к великому огорчению майора, выпустила его руку.

И тотчас же раздался ее мелодичный голос:

— Хью Морган устраивает вас в качестве личного слуги? Если нет, я найду вам другого.

— Вполне устраивает. Я не буду капризным гостем и не собираюсь задерживаться надолго. Джослин закусила губу.

— Если вам чего-то захочется, только попросите. Вы не возражаете, если я буду к вам заходить? Он улыбнулся и спросил:

— А почему я мог бы возражать?

— Ну возможно, это не совсем прилично.. Майор вдруг весело рассмеялся. Джослин посмотрела на него в изумлении, а потом тоже засмеялась.

— Глупо, правда? Ведь вы, Дэвид, мой муж…

— Поверьте, вашей репутации ничего не угрожало бы, лаже если бы мы не были женаты. Я сейчас не в том состоянии, чтобы вас скомпрометировать. — Он улыбнулся. — Очень жаль, что не в том состоянии…

Джослин немного помедлила, потом, склонившись над майором, осторожно поцеловала его в губы. После чего резко выпрямилась и направилась к двери. Майор залюбовался ее грациозной походкой и сверкающими в лучах заката волосами. Ему вдруг пришло в голову, что сдержанность Джослин — всего лишь маска, под которой скрывается чувственность. При этой мысли Дэвид невольно улыбнулся. Да, она не только настоящая леди — она женщина. Женщина, которую он мог бы полюбить.

Ланкастер криво усмехнулся — он вспомнил о том, что никогда не познакомился бы с Джослин, если бы не находился при смерти.


Закрыв за собой дверь, Джослин привалилась к ней в изнеможении. В эти мгновения она чувствовала себя такой же слабой, как умирающий майор. Будь проклят этот человек! Почему он так ей понравился? И при каждой новой встрече ее сильнее влекло к нему. Как странно ощущать, что между ними вдруг возникла близость. Возможно, так получилось потому, что у них не было времени на продолжительные беседы.

Да, у них не было времени…

Глава 7

Радуясь тому, что леди Джослин куда-то ушла, Салли почти весь день провела недалеко от парадной двери — она ждала Йена Кинлока. Однако проклятый дверной молоток упорно молчал. Было уже довольно поздно, когда раздался резкий стук в дверь. Салли оказалась у двери одновременно с дворецким.

Увидев шотландца с черным докторским саквояжем в руке, Салли с облегчением вздохнула. Повернувшись к дворецкому, она сказала:

— Доктор Кинлок пришел, чтобы осмотреть моего брата, Дадли. Я проведу доктора в комнату.

В роскошном особняке леди Джослин Кинлок казался столь же неуместным, как дрессированный медведь. Поднимаясь следом за Салли по лестнице, он проворчал:

— Ваш брат неплохо устроился. — Окинув взглядом скромное платье девушки, доктор спросил:

— Неужели вы здесь живете?

Салли хотела объяснить ситуацию, но тотчас же передумала и сказала:

— Нет. Мой брат находится здесь в качестве гостя. А я гувернантка, но совсем в другом доме. И провожу с братом столько времени, сколько могу.

Они вошли в голубую комнату. Взглянув на Дэвида. Салли поняла, что он не возлагает особых надежд на этот визит. Майор согласился на очередной осмотр только ради сестры. После знакомства и обмена приветствиями хирург заявил:

— А теперь уходите, моя милая. Я сейчас буду осматривать вашего брата и обойдусь без помощников. Кроме того, мне надо поговорить с майором наедине.

Салли хотела что-то возразить, но Дэвид с улыбкой сказал:

— Иди, сестренка. Я как-нибудь сам справлюсь. Салли вынуждена была подчиниться. Она вышла на галерею и принялась расхаживать туда и обратно. Наконец ей надоело рассматривать мраморные бюсты скучных джентльменов в лавровых венках, и она стала все чаще поглядывать на дверь голубой комнаты. Утром их навещал Ричард, и ей, наверное, следовало попросить его остаться, но она даже не рассказала ему о докторе Кинлоке, должно быть, помешал суеверный страх.

Когда дверь голубой комнаты наконец-то отворилась, Салли стремительно бросилась к Кинлоку. Выражение его лица вселяло надежду. Собравшись с духом, Салли спросила:

— Ну что?

— Войдите, мисс Ланкастер. Я хочу обсудить это с вами обоими.

У Дэвида даже губы побелели от боли, которую причинил ему осмотр, но глаза его оставались ясными. Салли подошла к кровати и взяла брата за руку.

Кинлок же стал расхаживать по комнате, очевидно, он о чем-то размышлял.

Наконец шотландец остановился и проговорил:

— Во-первых, майор Ланкастер, у вас в спине остался еще один осколок шрапнели. Он расположен ниже тех, которые были удалены сразу после боя. Этот осколок и является основной причиной болей. — Хирург взглянул на Дэвида из-под своих кустистых бровей. — По вашим реакциям я заключаю, что вы не парализованы. В первые дни после ранения паралич был вызван отеком вокруг осколка, но сейчас отек уже спал.

Изумленный майор запротестовал:

— Но я почти без движения! Если это не паралич, тогда что же со мной такое?

— Думаю, вы страдаете от целой совокупности недугов. Осколок, безусловно, играет немалую роль, но я абсолютно убежден: основные ваши неприятности связаны с передозировкой опия, — заявил Кинлок. — Вам давали слишком большие дозы, чтобы облегчить боли, вызванные травмой позвоночника. Это действительно мучительные боли, и настойка очень вам помогла. Однако я полагаю, что сейчас вы страдаете от отравления опиумом И наверное, у вас развилось нездоровое пристрастие к нему. Передозировка опия может привести к целому ряду побочных эффектов, включая чрезвычайную слабость мышц и неспособность нормально питаться.

Дэвид уже несколько недель жил на бульоне и опийной настойке, потому что доктора давали ему болеутоляющее средство без ограничений. Они ведь считали, что он все равно умрет!

— Боже мой! Какой порочный круг… Чем хуже мне становилось, тем больше мне давали опия, чтобы облегчить страдания. И тем быстрее я слабел!

— Когда отек вокруг осколка спал, вам следовало встать, с постели и двигаться, но к тому времени вы уже были до такой степени истощены и ослаблены, что казались парализованным. Парацельс говорил: «Яд создается только дозировкой». — Шотландец сокрушенно покачал головой. — Лекарство, до какого-то момента вас поддерживающее, превратилось в яд.

Недоверчиво глядя на шотландца, Дэвид спросил:

— А если я перестану принимать опий, то поправлюсь? Кинлок нахмурился:

— Не так все просто. Если вы уменьшите дозу опиума, у вас появится аппетит и вы не умрете от голода, но боль может стать невыносимой. Если же вы окрепнете настолько, что начнете ходить, осколок может сдвинуться и вызвать настоящий паралич. Но даже если это произойдет, вы сможете жить в инвалидном кресле и вашей жизни ничего не будет угрожать. Такое лечение было бы самым безопасным.

Какое-то время все молчали. Наконец Дэвид, пристально глядя на хирурга, проговорил:

— Но вы думаете о более радикальном лечении, не так ли?

— Возможна операция. Но хирургическое вмешательство — это всегда опасность, а удаление осколка может вызвать как раз то повреждение спинного мозга, которое у вас предполагали. Кроме того, операция увеличивает риск инфекции. Инфекция же может привести к смертельному исходу, ведь вы сейчас очень слабы.

— Но если операция окажется успешной?

— Если она окажется успешной, то вы сможете ходить уже через неделю.

Салли ахнула и судорожно стиснула руку брата. Дэвид же попытался представить, что он снова на ногах, здоров и полон сил… Неужели он действительно поправится и станет таким, как прежде? Глубоко вздохнув, майор спросил:

— Как скоро вы сможете меня прооперировать? Кинлок, нахмурившись, принялся рассматривать содержимое своего саквояжа.

— Если вы уверены, что хотите именно этого, могу прооперировать прямо сейчас. У меня с собой есть все необходимые инструменты, а операция не займет много времени.

Дэвид и Салли переглянулись. Они поняли друг друга без слов.

И все же Салли ненадолго задумалась. Риск страшил ее, но она понимала: операция — последняя надежда. Снова взглянув на брата, она молча кивнула.

Майор повернулся к хирургу и сказал:

— Тогда действуйте. Я готов.

Кинлок, казалось, колебался. Наконец сказал:

— Я знаю только одно: на вашем месте я принял бы такое же решение.

Дэвид решил, что слова доктора должны послужить ему некоторым утешением. Заметив пузырек с опием, стоявший на столике у кровати, он снова вспомнил странные дни, искаженные цвета и звуки, вспомнил туман, в котором жил с тех пор, как очнулся после ранения.

Если бы у него хватило сил, он швырнул бы пузырек в стену, чтобы тот разлетелся вдребезги. Но ведь в течение многих недель он радовался этому лекарству как единственному средству, делавшему его жизнь терпимой.

— С того времени как я начал принимать опий, мне казалось, будто… будто мой разум принадлежит кому-то другому. Я думал, это связано с тем… Думал, что я умираю. — Он горько усмехнулся. — Опиум — чертовски опасный друг.

— Да, но для операции он вам понадобится, — заметил доктор Кинлок. — А потом вам лучше было бы снижать дозы постепенно. Если вы резко прекратите прием, то вас ждет несколько отвратительных дней — вам будет отчаянно его не хватать, вас будет трясти, вы будете потеть… Возможны и другие неприятности.

— Вы действительно уверены в том, что при постепенном снижении дозы от опиума легче отвыкнуть? Хирург пожал плечами:

— Честно говоря, я этого не знаю, майор. От опиума отвыкнуть очень трудно. Я знал человека, который пробовал постепенно от него отвыкать, — и потерпел поражение. Возможно, у него в любом случае ничего не получилось бы. Я не могу сказать ничего определенного. Но вам нет нужды принимать решение прямо сейчас. Примите большую дозу для операции, а потом продолжайте пить настойку еще несколько дней. Прекращение приема одновременно с операцией было бы для вас слишком большой нагрузкой. А когда вы почувствуете себя лучше, тогда и настанет время отказаться от опия.

Дэвид молча кивнул, но решил, что сразу после операции прекратит пить опий. Сейчас он послушно проглотил большую дозу, которую дала ему Салли, но потом… Майор дал себе клятву: после того как Кинлок закончит его оперировать, он больше не примет ни капли этого гадкого зелья.


Кинлок вывел Салли в коридор и прикрыл дверь, чтобы Дэвид не услышал их разговора.

— Нужны двое мужчин, которые бы его держали. И еще кто-нибудь — подавать мне инструменты.

Кроме того, понадобятся полотенца, простыни, а также горячая вода и мыло. — Заметив, что Салли удивлена, он объяснил:

— Необходима чистота. Чтобы уменьшить опасности заражения.

Салли кивнула. Слова доктора показались вполне разумными. Ведь в любом случае чистота не помешает.

— Я сейчас приготовлю все, что вам нужно. Хирург шагнул к двери, но вдруг снова взглянул на девушку:

— Вы сказали, что ваш брат находится здесь в качестве гостя. Кому принадлежит этот дом? Одному из родственников?

— Он принадлежит жене Дэвида.

— Жене? Тогда почему ее здесь нет? — изумился Кинлок.

— Венчание состоялось несколько дней назад. Это брак по расчету. Они едва знакомы. Леди Джослин даже не знает, что вы здесь.

И тут Салли впервые задумалась о том, как леди Джослин поведет себя, если Дэвид чудесным образом поправится. «Во всяком случае, она будет в ярости», — подумала Салли со злорадной улыбкой.

Салли в общих чертах обрисовала ситуацию. Доктор Кинлок, выслушав рассказ девушки, только хмыкнул и вернулся в комнату.

Стараясь не думать о реакции леди Джослин, Салли отправилась искать все необходимое для операции.


Почти все тело Дэвида было закрыто простынями. Подготовив пациента к операции, доктор оставил неприкрытым лишь то место на спине, где были совсем свежие шрамы. Рядом с этими шрамами Кинлок и собирался сделать новые разрезы.

Собравшись с духом, Салли подошла к кровати.

— Я сама буду подавать вам инструменты, — заявила она.

— Сама? Лучше бы это делал кто-нибудь другой. Если вы упадете в обморок или устроите истерику, у нас ничего не выйдет.

Салли взглянула на доктора:

— У меня не бывает истерик. Не беспокойтесь, я справлюсь.

Кинлок едва заметно улыбнулся.

— Хорошо, — кивнул он.

Хирург объяснил своей помощнице, в каком порядке следует подавать скальпели, зонды и прочие медицинские инструменты — все они были тщательно вымыты и разложены на столе.

Слуги, призванные на помощь, также заняли свои места.

Хью Морган стоял в изголовье кровати, а жилистый и молчаливый кучер — в ногах. Было видно, что им не по себе, но они все-таки взялись за Дэвида, и операция началась.

Салли с изумлением смотрела, как быстро и уверенно Кинлок делал разрезы и промокал кровь. Чувствуя легкое головокружение, она постаралась сосредоточиться на своих обязанностях — доктор требовал то один инструмент. то другой.

После ужасающе долгого зондирования открытой раны Кинлок удовлетворенно хмыкнул. С необычайной осторожностью он извлек из разреза небольшой кусочек металла. Бросив его в тазик, который держала Салли, хирург пробормотал:

— А теперь надо еще немного посмотреть — на всякий случай.

Убедившись, что других осколков в ране нет, он закрыл разрез. Помощь слуг почти не понадобилась, Дэвид во время операции только раз тихонько вскрикнул и содрогнулся — когда был сделан первый разрез.

Зашив рану, Кинлок сказал:

— А теперь, милая, подайте мне вон ту банку. Девушка взяла банку, открыла ее и передала доктору. В банке оказалась какая-то отвратительная серовато-зеленая масса с едким запахом. К ужасу Салли, Кинлок намазал этой зеленью рану Дэвида. Как мог человек, ратующий за чистоту, пользоваться такой мерзостью? Она стиснула зубы, чтобы не протестовать. Было бы слишком поздно выказывать недоверие хирургу.

Когда операция закончилась, Салли почувствовала такое огромное облегчение, что даже не заметила, как Кинлок наложил на рану повязку. После этого доктор дал все необходимые указания Моргану, которому предстояло остаться с Дэвидом. Сыграв свою роль, Салли снова почувствовала слабость. Она вышла в коридор и в изнеможении опустилась на диванчик, стоявший у стены. Кинлок был прав, когда предупреждал ее о том, что операция — ужасное зрелище. Но в то же время ей было очень интересно наблюдать за действиями хирурга.

Когда шотландец вышел из комнаты, она испуганно, с дрожью в голосе проговорила:

— Как вам кажется… все хорошо?

Кинлок со вздохом опустился на другой конец диванчика. Сейчас он выглядел таким усталым, как в тот день, когда Салли впервые его увидела. Какое-то время доктор молчал. Наконец поднял голову и улыбнулся:

— Да, все хорошо. Осколок вышел легко, и, судя по всему, ноги у него в полном порядке. Опасность инфекции пока все равно остается, но если Богу будет угодно, он выживет. Во всяком случае, я очень надеюсь, что выживет.

Салли не плакала, когда ей сказали, что Дэвид умрет. Но сейчас, услышав, что он будет жить, она разрыдалась. Казалось, ей никогда не удастся успокоиться.

— Слава Богу, — пробормотала она, всхлипывая, — слава Богу!

Шотландец снова улыбнулся и обнял ее за плечи:

— Не плачьте, милая, не плачьте. Вы очень храбрая девушка, и вашему брату повезло, что у него такая сестра.

Повернувшись к доктору, Салли уткнулась лицом в его плечо. Он был такой сильный, такой надежный… И его сюртук впитал аромат трубочного табака… Она вдруг вспомнила отца, крепко прижимавшего ее к себе и защищавшего от всех опасностей…

При мысли об отце Салли заплакала еще громче. Она лишилась отца, потом матери, а теперь чуть не потеряла и брата. Но Дэвид будет жить. По милости Божьей и благодаря" этому добросердечному ворчуну шотландцу она не будет одинока.

Когда ее слезы наконец иссякли, она отстранилась от Кинлока и вытащила из кармана носовой платок.

— Простите, что я так расплакалась… Но то, что вы сделали, — это настоящее чудо. Я… я все еще не могу в это поверить…

Кинлок с усмешкой взглянул на девушку:

— Но вы ведь и хотели чуда. Вы вчера заходили в церковь Святого Варфоломея?

— Нет. Но завтра непременно зайду!

— Зайдите обязательно. Даже Богу приятно, когда его благодарят за хорошо выполненную работу.

Салли встала.

— Мне пора к Дэвиду. У вас есть какие-то распоряжения? Что для него надо делать ночью?

— Вот мое единственное распоряжение: вы должны как следует поесть и хорошо выспаться, — строго проговорил Кинлок. — Имейте в виду: это предписание доктора. Если не будете о себе заботиться, то очень скоро тоже станете моей пациенткой. А о майоре Ланкастере не стоит беспокоиться. Морган будет с ним, а завтра я к нему зайду.

Салли хотела что-то возразить, но вдруг почувствовала, что у нее не осталось сил даже на это — она смертельно устала. Да и доктор, судя по всему, прекрасно знал свое дело.

— Что ж, наверное, вы правы, — пробормотала Салли. Кинлок неожиданно поднялся и спросил:

— Интересно, в этом роскошном особняке найдется виски?

Если бы доктор пожелал принять ванну в самом дорогом портвейне, Салли позаботилась бы о том, чтобы это желание было исполнено.

— Давайте спустимся вниз и выясним.

Кинлок подхватил свой черный саквояж, и они спустились в большую гостиную. Дворецкий леди тотчас явился на звонок и вскоре принес графины с виски и бренди. Салли поблагодарила расторопного дворецкого. И тут же вспомнила о том, что никто из прислуги не оскорбил ее ни словом, ни взглядом, хотя слуги, конечно же, были не самого высокого мнения о ее скромной особе.

Йен Кинлок налил себе виски, и Салли заметила, что у него дрожат руки. Она спросила:

— Вы всегда так напряжены после операции? Доктор немного смутился:

— Да. Во время операции рука у меня твердая, но потом мне всегда трудно поверить в то, что я решился взяться за хирургический нож. Очень трудно резать человека… Но в некоторых случаях операция — единственный выход.

Он залпом осушил рюмку. Затем снова наполнил ев и уселся на диван. После чего пил уже более умеренно.

Салли сделала глоток бренди. Напиток оказался превосходным, как она и ожидала.

— Доктор, а что вы наложили на рану? Кинлок ухмыльнулся:

— Вы уверены, что вам хочется это знать?

— Да, конечно.

— Заплесневелый хлеб с водой.

— О Господи! Сначала вы так настаивали на чистоте, а потом намазали Дэвида этой гадостью?! — воскликнула Салли с притворным ужасом.

— Я знаю, что это может показаться странным, но поверьте: во многих странах для перевязок ран используют что-нибудь заплесневелое. Например, в Китае пользуются заплесневелой соей. А на востоке и на юге Европы, как я слышал, крестьяне специально хранят для этих целей хлеб.

Они срезают с хлеба плесень, заливают ее водой, а потом накладывают эту массу на рану.

— Как интересно… — пробормотала Салли, всегда отличавшаяся любознательностью. — Скажите, доктор, а вы тоже где-нибудь храните заплесневелый хлеб?

Кинлок в задумчивости покачал головой:

— Эту плесень мне дал один русский матрос. Он поклялся, что лучшую ему видеть не приходилось. Я проверил — и убедился, что матрос не лгал. Я уже восемь лет добавляю в эту смесь хлеб и воду и теряю гораздо меньше пациентов.

— А почему вы заинтересовались столь необычным методом лечения? Как вы о нем узнали?

— Я много путешествовал и видел, как лечат больных в других странах. Многие коллеги смеются надо мной, но иногда подобные средства помогают. Я пытаюсь выяснить, какие из этих средств можно считать действенными. — Кинлок улыбнулся. — Например, я не нашел подтверждения тому, что нож, лежащий под кроватью роженицы, вдвое уменьшает ее страдания. А вот ивовая кора действительно помогает при болях и лихорадке. Когда я нахожу действенное средство, я его использую.

Теперь, когда Дэвиду была оказана помощь, Салли заинтересовал уже не Кинлок-хирург, а Кинлок-человек.

— А какие еще у вас цели в жизни?

— Спасать от старухи с косой как можно больше людей и делать это как можно дольше. В конце концов, смерть всегда побеждает. Но я не сдамся, пока жив, клянусь всеми святыми!

Доктор внезапно помрачнел.

Желая отвлечь его от грустных мыслей, Салли подняла свою рюмку и сказала:

— За очередную победу над старухой! Кинлок снова улыбнулся, и они, чокнувшись, выпили. Салли оживилась и рассказала доктору о том, как учит детей. Он же рассказал о своей учебе в Эдинбурге и Лондоне. Поведал и о том, как плавал на судне в качестве корабельного лекаря — в те годы он побывал во многих удивительных странах. А потом Кинлок стал военным хирургом и сделал множество операций.

Слушая рассказы доктора, Салли чувствовала, что этот человек действительно предан своему делу. «Сумасшедший шотландец!» Кажется, так назвал его доктор Рэмзи. Салли нисколько не сомневалась: кроме Йена Кинлока, ни один хирург в Англии не мог бы спасти ее брата.

Глава 8

Леди Джослин очень утомил день, проведенный вне дома. Вернувшись, она едва не прошла мимо гостиной, но, услышав доносившийся оттуда женский голос, остановилась. Неужели тетя сменила гнев на милость и вернулась в Лондон?

Надеясь, что это именно так, она открыла дверь — и замерла… В гостиной сидела не тетя Лора, а эта дерзкая особа. Она пила бренди и любезничала с каким-то подозрительным субъектом — Джослин впервые видела этого человека. Незваный гость в ее доме?! Какая наглость! Однако она тут же вспомнила о том, что решила проявлять терпимость. Салли распивает бренди? Ну и что? Не станет же она воровать столовое серебро…

Джослин уже хотела незаметно уйти, но тут Салли подняла голову и увидела ее.

— У меня для вас плохие вести, леди Джослин, — ухмыльнулась она.

— Дэвид… Он… он умер?

Джослин похолодела. Неужели это все-таки случилось? Значит, исхудавшее тело Дэвида остывает сейчас в комнате наверху? Значит, его зеленые глаза закрылись навеки? А ее в это время даже не было дома! Их короткая встреча накануне оказалась прощальной! Неудивительно, что Салли потребовала графин бренди.

— Нет, напротив, — продолжала Салли. — Дэвид вовсе не умер. Доктор Кинлок, которого вы видите здесь, прекрасно выполнил операцию, и Дэвид скорее всего не только останется жив, но и совершенно поправится.

Он будет жить?! Эти слова ошеломили Джослин. Она машинально переступила порог, потом сделала шаг, другой — и ухватилась за спинку стула, чтобы не упасть. Но ведь это — настоящее чудо! Если сказанное Салли правда — это просто чудо! Дэвид заслуживает жизни и счастья.

Но тотчас же возникла еще одна мысль: живой муж не входил в условия сделки!

— Я знаю, что вы желали его смерти. — Салли встала и подошла к Джослин. — Может, мне лучше остаться и стоять у двери на страже? Потому что пока его нельзя увезти из, вашего дома. Поскольку он не умрет сам по себе, у вас может появиться желание… исправить положение.

Джослин невольно сжала кулаки.

— Какая низость! — воскликнула она. — Да, я действительно думала, что он умрет, но я вовсе не желала смерти Дэвида.

Джослин медленно опустилась на стул. Она чувствовала ужасную слабость — и в то же время ей хотелось наброситься на Салли и выцарапать глаза этой дерзкой гувернантке.

Ощутив прикосновение чего-то холодного, она поняла, что держит в руке рюмку бренди, которую ей подал доктор.

— Выпейте, леди Джослин. Это поможет вам. Она послушно сделала глоток, но тут же поперхнулась — влага огнем обожгла ее горло. Однако доктор оказался прав: она действительно пришла в себя. Поставив на стол рюмку, Джослин попыталась разобраться в своих чувствах.

Ничто не заставит ее сожалеть о том, что Дэвид Ланкастер будет жить. Но что это означает? Как теперь сложатся ее отношения с Кэндовером? Даже если герцог в нее влюбится, она не сможет выйти за него замуж. При этой мысли ей захотелось плакать.

Почувствовав, что вот-вот действительно разрыдается, Джослин заставила себя не думать о герцоге. Ведь можно думать о чем-нибудь другом… Например, хирург, кажется, не такой уж противный.

Как раз в этот момент доктор Кинлок начал рассказывать о болезни майора и о том, что именно было сделано для того, чтобы его вылечить. Когда он закончил свой рассказ, Джослин вполне искренне ему улыбнулась:

— Примите мою благодарность, доктор Кинлок. Вы сделали доброе дело. Я почти не знаю майора Ланкастера, но абсолютно уверена: мир станет лучше благодаря тому, что он выжил.

Салли нахмурилась, заметив, что Кинлок с величайшим удовольствием принял благодарность леди Джослин. Похоже, даже самые умные мужчины не могли разглядеть подлинной сущности этой надменной аристократки, этой… шлюшки.

Однако Салли тотчас же устыдилась своей последней мысли. Видимо, дело было в бренди, выпитом на пустой желудок. И конечно же, не следовало говорить о том, что леди Джослин может попытаться причинить вред Дэвиду. Как только Салли сказала об этом, ей захотелось прикусить язык — и не только потому, что доктор Кинлок посмотрел на нее с осуждением. Когда она высказала столь нелепое предположение, леди Джослин вдруг показалась ей удивительно беззащитной — словно ребенок, которого ударили. Кто бы мог подумать, что эта особа умеет чувствовать? Но наверное, ее просто огорчили подобные обвинения…

Тем не менее Салли понимала, что нагрубила хозяйке без всяких на то причин. Поэтому она заставила себя проговорить:

— Мне очень жаль, что я сказала лишнее, леди Джослин. Не сомневаюсь, что за Дэвидом будут здесь хорошо ухаживать. Я пока начну подыскивать жилье для брата, чтобы не обременять вас.

— Не нужно торопиться. В доме достаточно места, и ваш брат нисколько меня не обременяет. — Леди Джослин холодно взглянула на Салли и поднялась. — Доктор Кинлок, вы пришлете мне счет за ваши услуги? Надеюсь, что он будет соответствовать результатам.

Доктор взглянул на Салли:

— Меня пригласила мисс Ланкастер. Насколько я понял, она намеревалась сама мне заплатить.

— Но я считаю, что обязана вам заплатить.

Джослин одарила хирурга еще одной чарующей улыбкой.

Салли вынуждена была признать: если бы подобная улыбка была адресована ей, то она, наверное, забыла бы о многочисленных недостатках этой аристократки.

Леди Джослин взглянула на каминные часы:

— Уже довольно поздно. Разрешите мне предложить вам экипаж, чтобы вы могли доехать домой. Или желаете остаться на ночь, мисс Ланкастер?

Вспомнив о своей грубости, Салли отказалась:

— В этом нет нужды. Доктор Кинлок говорит, что Дэвид будет спать всю ночь. И Морган остался, чтобы за ним следить. Я пешком дойду до дома Лонстонов. Это недалеко, и еще не стемнело.

Салли на время забыла о своих воспитанниках, но теперь вдруг поняла: ей необходимо позаботиться о том, чтобы Лонстоны по-прежнему были ею довольны. Леди Джослин наверняка откажется от своих финансовых обязательств, раз она не овдовеет. Впрочем, деньги теперь не имели значения — жизнь Дэвида была дороже любых денег.

Бросив взгляд на Салли, Кинлок сказал:

— Мы будем счастливы воспользоваться вашим любезным предложением, леди Джослин. Я прослежу, чтобы мисс Ланкастер благополучно добралась домой. Если вы прикажете подать карету, то мы сразу поедем.

— Но в этом нет нужды, — пробормотала Салли.

Но леди Джослин уже распорядилась, чтобы подали экипаж.

Хирург негромко засмеялся:

— А мне кажется, есть нужда в экипаже. Как часто вы пьете бренди?

— Почти никогда, — призналась Салли. — Но я совершенно не опьянела!

Сделав столь решительное заявление, она тотчас же икнула.

Весело сверкнув глазами, Кинлок взял ее под руку и вывел к карете. Забравшись в экипаж, Салли с удовольствием откинулась на мягкое бархатное сиденье. У нее почему-то кружилась голова, и к тому же ее одолевал смех. Как странно!

Впоследствии Салли не могла вспомнить, о чем они разговаривали во время этой недолгой поездки, возможно, они просто молчали. Но она прекрасно помнила: неподалеку от дома Лонстонов Кинлок указал кучеру на небольшую таверну и велел остановиться.

Салли в изумлении уставилась на шотландца — ведь им следовало проехать еще два квартала.

— Но мы еще не приехали — воскликнула она. Доктор взял ее за руку, чтобы помочь выбраться из кареты.

— Да, но в этой таверне прекрасно готовят, и я намерен позаботиться о том, чтобы перед возвращением домой вы поели. В противном случае ваши хозяева уволят вас за пьянство, а виноват буду я.

Кинлок, конечно же, шутил, но Салли оскорбилась:

— Я не пьяна! Только… только немного весела. И есть мне не хочется.

Кинлок улыбнулся.

— Возможно, вы действительно не голодны, зато я ужасно проголодался Может быть, вы посидите со мной, чтобы мне не есть в одиночестве?

При такой постановке вопроса Салли отказаться не могла. К тому же в следующее мгновение она вдруг почувствовала, что прямо-таки умирает от голода.

Таверна оказалась чистой и опрятной, и, судя по всему, здесь действительно прекрасно готовили. Хозяин встретил Кинлока как друга и усадил доктора и его спутницу в темном тихом уголке. Несколько минут спустя Салли принялась с жадностью поглощать хлеб с сыром, горячий пирог с мясом и луком и персиковый пудинг. Утолив голод, она выпила крепкого кофе. Наконец, отставив чашку, проговорила:

— Мне очень неприятно, что я оказалась для вас такой обузой, доктор Кинлок. Наверное, я была немного пьяна и только сейчас это поняла.

Шотландец улыбнулся и несколькими точными движениями разрезал яблоко, лежавшее на столе.

— Да, разумеется. Бренди на пустой желудок, как правило, оказывает именно такое действие.

Салли откинулась на высокую спинку дубовой скамьи и с облегчением вздохнула.

— Кажется, я досыта не ела с того дня, как увидела список раненных при Ватерлоо.

Весна казалась бесконечно долгой: Англия ждала битвы с Корсиканцем, каким-то чудом вернувшись с Эльбы, он получил поддержку многих французов. Салли прочитывала все газеты, с жадностью выискивая самые последние новости. Возможно, у нее было предчувствие.. Во всяком случае, в те годы, когда Дэвид воевал на Апеннинском полуострове, она никогда так не тревожилась. Получив же известие о том, что он тяжело ранен при Ватерлоо, Салли не удивилась. Она была потрясена и смертельно испугана — но не удивлена. А потом началось ожидание…

Напомнив себе, что все это теперь в прошлом, Салли сказала:

— Мне очень стыдно из-за того, что вы взяли на себя заботу обо мне, вам придется идти домой пешком. А ведь вы могли уехать в карете леди Джослин. Вы живете неподалеку от больницы?

— Нет. Я живу в нескольких кварталах отсюда, на Харли-стрит. А в этом заведении часто ужинаю. — Кинлок провел пальцем по лужице эля, образовавшейся на столе. — А не могли бы вы подробнее рассказать о венчании вашего брата? Похоже, это довольно необычная сделка…

Салли объяснила, в чем заключался интерес леди Джослин и как именно Дэвид стал ее мужем. На сей раз она рассказала все, что знала сама. Хотя в ее устах эта история звучала довольно странно, хирург не выказал никаких признаков удивления. Видимо, Йен Кинлок был из тех, кого трудно чем-либо удивить.

Выслушав рассказ Салли, шотландец пробормотал:

— Бедняжка… Неудивительно, что вы с ней не поладили. Ведь у вас с леди Джослин совершенно разные интересы.

— И можно ли обвинять меня за то, что я заподозрила ее?..

— Глупости, моя милая. Вы ведь вовсе не считаете, что она может убить вашего брата. — Кинлок усмехнулся. — Неужели вы не заметили, какое у нее было лицо, когда она подумала, что он умер?

— Кажется, она действительно огорчилась, — признала Салли. — Возможно, она боялась, что смерть в доме расстроит прислугу.

— А может, ваш брат ей понравился — пусть даже она не собиралась оставаться его женой? Что ж, очень любопытно… Забавно будет посмотреть, как эта парочка решит свои проблемы.

Салли передернула плечами — шутка доктора пришлась ей не по душе.

— Мне бы очень не хотелось, чтобы леди Джослин осталась женой моего брата. Более высокомерной женщины я в жизни не встречала.

— Леди Джослин не так уж плоха. Хотя она аристократка. — Покончив с первым яблоком, доктор разрезал второе. — Откровенно говоря, она просто очаровательная женщина.

Салли благоразумно воздержалась от комментариев. Было очевидно, что по поводу леди Джослин они вряд ли придут к, единому мнению. Немного подумав, она заговорила о политике:

— Судя по всему, вы радикал, не так ли?

— Если радикал — это тот, кто презирает лентяев, людей, не сделавших для окружающих ничего полезного, то, наверное, я действительно радикал. Ведь есть женщины, которые тратят на один наряд столько денег, сколько многие семьи тратят за год. И есть мужчины, которые считают спортом убийство беззащитных животных и проигрывают в карты целые состояния. — Доктор весело улыбнулся. — Я всегда считал, что охота была бы более справедливой, если бы лисам и фазанам давали оружие, чтобы они могли отстреливаться.

Салли представила лису, стреляющую в охотника, и рассмеялась:

— Я знаю нескольких джентльменов, которых следовало бы проучить хорошим зарядом дроби пониже пояса.

Доктор ухмыльнулся, и Салли поняла, что позволила себе слишком смелое замечание. Кинлок совершенно не походил на всех ее знакомых, и она, беседуя с ним, невольно заговаривалась.

Салли всматривалась в лицо доктора, всматривалась в его голубые глаза, становившиеся то грустными, то веселыми, и думала о том, что ей никогда не удастся отблагодарить этого удивительного человека за то, что он для нее сделал!

Кинлок съел еще одну дольку яблока, а остальные отодвинул от себя. Салли взглянула на него вопросительно, и он, склонившись над столом, с лукавой улыбкой проговорил:

— Вам придется хорошо питаться, чтобы наверстать упущенное. Из-за постоянных волнений вы стали слишком уж стройной.

Доедая яблоко, Салли подумала: «Доктор Кинлок считает меня тощей». Но неужели для нее это важно? Встревожившись, Салли поняла: ей очень хотелось бы, чтобы доктор Кинлок увидел в ней женщину, а не только сестру своего пациента.

Немного подумав, она сказала себе: это странное волнение — оно просто от выпитого бренди. И кроме того, ей было приятно сидеть в этой таверне. Салли впервые в жизни обедала с привлекательным мужчиной. Разумеется, она обедала с Дэвидом, но братья — совсем другое дело.

Конечно, в глазах Кинлока она просто тощая гувернантка, опьяневшая от рюмки бренди и оскорбившая прекрасную женщину. При этой мысли Салли почувствовала себя униженной. Проглотив последнюю дольку яблока, она поднялась со скамьи:

— Мне пора к Лонстонам.

— Мне тоже пора домой, — сказал доктор. Кинлок встал из-за стола, и Салли вдруг поняла, что он только сейчас по-настоящему успокоился. Что ж, ничего удивительного — ведь доктор сделал замечательную операцию!

Они вышли из таверны, и Кинлок проводил Салли к дому Лонстонов. Уже простившись с шотландцем, она подумала о том, что этой ночью будет спать так спокойно, как не спала уже много месяцев.

Глава 9

Хирург и Салли Ланкастер уже давно уехали, а Джослин все еще сидела за чаем. Тетя Лора сказала бы: «Ты сама себя наказала». Да, наверное, ей не следовало выходить замуж за майора…

Исида прыгнула к хозяйке на колени и громко замурлыкала. Джослин невольно улыбнулась и принялась поглаживать свою любимицу. Поглаживая гладкую шерстку Исиды, Джослин всегда успокаивалась, но сейчас ей едва ли удастся успокоиться — ведь она стала женой совершенно незнакомого человека! Это был очень милый незнакомец. Более того, она восхищалась его мужеством. Но все-таки он оставался незнакомцем… В такой ситуации даже самая спокойная женщина может устроить истерику.

И кроме того, поправившись, майор, возможно, изменится, превратится в совершенно другого человека. Ведь он тоже не рассчитывал на длительный брак, и очень может быть, что он теперь огорчен не меньше, чем она. А если майор полюбит какую-нибудь женщину? Если захочет жениться на ней? В таком случае он, конечно же, захочет развестись…

Увы, о разводе не могло быть и речи, ведь Джослин всю жизнь страдала от того отвратительного скандала, которым сопровождался развод ее родителей. Нет, она на это никогда не решится. На развод требовалось специальное разрешение, и такое разрешение можно было получить лишь после унизительного обсуждения всех подробностей…

И даже если она решится пойти по этому пути, то ей потребуется повод для развода. Как правило, поводом становится измена жены, на что она определенно не пойдет. И кроме того, не исключено, что майор Ланкастер ни при каких обстоятельствах не захочет с ней разводиться, ведь она — богатая женщина. Слава Богу, майор подписал бумагу и отказался от собственности жены — в противном случае он мог бы ее разорить.

Джослин улыбнулась и покачала головой. Ее фантазия слишком уж разыгралась. Здоровый Дэвид может отличаться от умирающего, но она не может поверить в то, что он превратится в чудовище. Она готова биться об заклад, что майор Ланкастер — человек порядочный и благородный. Ей просто не хочется быть его женой.

Наконец Исида спрыгнула на пол и отправилась по своим кошачьим делам. Джослин же решила, что пора проведать майора.

Хью Морган по-прежнему находился в голубой комнате, рядом со своим спящим подопечным. Майор спал, лежа на животе, и дыхание у неге было спокойным и ровным.

— Все в порядке? — шепотом спросила Джослин. Слуга встал со стула и подошел к двери.

— Спит как дитя, миледи.

— Прекрасно. А как ваш брат? Он хорошо устроился?

— Очень хорошо. Замечательно… Он совсем ободрился. Спасибо, что вы о нем справились. — Морган смущенно улыбнулся. — Вы были правы насчет служанок, миледи. Они все хлопочут вокруг Риса, и это ему полезно.

Джослин улыбнулась. Она искренне порадовалась за Хью Моргана и его брата.


Поужинав в одиночестве, Джослин отправилась спать, но ее по-прежнему одолевали тревожные мысли. Она старалась смириться со своим неожиданным замужеством. В конце концов, через сто лет они оба умрут… так что все это не имеет никакого значения. Тем не менее она несколько часов ворочалась в постели, прежде чем забылась в беспокойном сне.

Ее разбудил настойчивый стук в дверь. Исида, лежавшая, как всегда, у нее в ногах, насторожилась и подняла голову. В следующую секунду дверь отворилась, и в спальню вошла Мари.

— Хью Морган попросил меня разбудить вас, — сказала служанка. — Майору очень… не по себе, миледи, и Морган тревожится.

— Сейчас приду. — Джослин встала с постели и надела капот. Сунув ноги в тапочки, она вышла в коридор, где дожидался Морган с подсвечником в руке. — Доктор Кинлок оставил свой адрес?

— Да, миледи. Он сказал, чтобы его вызвали, если понадобится.

Джослин перетянула капот поясом и поспешила следом за Морганом в голубую спальню. Слуга держал над головой подсвечник — был самый темный час ночи.

Миновав галерею, Джослин вошла в комнату. Она надеялась, что им все-таки не придется беспокоить доктора Кинлока. Майор теперь лежал на спине, и казалось, что он вздрагивает под одеялом. Джослин присмотрелась и ахнула в изумлении: ноги Дэвида шевелились! Кинлок оказался прав: он не был парализован.

Джослин подошла к кровати и, склонившись над майором, приложила ладонь к его лбу. Она решила: если у него жар, она немедленно пошлет за доктором. Однако ей показалось, что жара не было.

Дэвид немного успокоился и пробормотал по-французски:

— Жаннет… это ты, милая?

Она выпрямилась и отчетливо проговорила:

— Нет, это Джослин. Порядочная англичанка, а не одна из ваших французских или бельгийских девиц.

Он приоткрыл глаза и, похоже, немного смутился.

— А почему вы решили, что Жаннет — это не моя лошадь?

— Вы стали бы называть лошадь «милая»?

— Солдат и его лошадь… на войне они становятся очень близки, — ответил майор, и глаза его лукаво блеснули. Джослин невольно рассмеялась:

— Думаю, мне не следует вдаваться в подробности. Но скажите, вы помните, что происходило? Помните доктора Кинлока и операцию?

Дэвид промолчал, и Джослин поняла: ему страшно спрашивать о результатах операции.

— Операция прошла успешно, — сказала она. — Кинлок считает, что вы полностью поправитесь.

Майор по-прежнему молчал, и Джослин додумала, что он не расслышал ее слов.

Но несколько секунд спустя Дэвид вдруг кивнул и шевельнул правой ногой. Потом чуть приподнял колено. Затем то же самое проделал и с левой ногой.

— Господи! — воскликнул он с дрожью в голосе. — Это правда! Я могу двигаться. Я могу двигаться!!!

Майор поспешно закрыл глаза, чтобы сдержать заблестевшие в них слезы. Джослин села на стул у кровати и взяла его за руку. Повернувшись к Моргану и Мари, она сказала:

— Можете ненадолго уйти. Морган, вы, наверное, проголодались. И вам обоим следовало бы выпить чаю.

— Да, это было бы кстати, миледи, — кивнул слуга. Выходя из комнаты, Хью и Мари обменялись многозначительными взглядами, было очевидно, что предложение хозяйки пришлось им по душе.

Дэвид пытался осознать произошедшее, а Джослин тем временем рассказывала ему о том, что говорил доктор Кинлок перед отъездом. Когда же майор наконец открыл глаза, она спросила:

— Как вы себя чувствуете?

— По сравнению с тем, что я чувствовал после Ватерлоо, — сравнительно неплохо. Хотя, в сущности, отвратительно.

Улыбнувшись его шутке, Джослин спросила:

— Боли сильные?

— Конечно! Замечательные боли! Глаза майора лихорадочно блестели.

— Знаете, Дэвид, я подозреваю, что вы будете очень трудным выздоравливающим.

Джослин внимательно посмотрела на майора, и ей вдруг показалось, что она видит в нем еще одну, менее заметную перемену.

Глаза! Впервые его глаза выглядели… не так, как прежде. Видимо, действие последней дозы настойки закончилось. Она взяла пузырек, стоявший на столике у кровати.

— Доктор Кинлок велел дать вам немного опия, если вы проснетесь ночью. Чтобы поправиться, вам нужно больше отдыхать.

— Нет!

Дэвид взмахнул рукой — она и не подозревала, что у него хватит на это сил, — и выбил из ее рук пузырек. Бутылочка разбилась, и по лежавшему на полу роскошному персидскому ковру расползлось темное пятно.

Джослин изумленно смотрела на Дэвида. По комнате разливались запахи гвоздики и корицы. А на лице больного вдруг появилось выражение отчаяния.

— Простите, — пробормотал он. — Я не хотел вас обидеть. Но я… я больше не буду принимать опиум. Никогда!

— Почему?

Дэвид нахмурился. Он понял, что должен все объяснить, иначе Джослин вольет в него это проклятое зелье.

— Доктор Кинлок сказал, что я умирал из-за отравления опиумом?

Она кивнула, и он снова заговорил:

— Большие дозы опиума затуманивают разум и искажают чувства. Зрение, слух — все изменяется. Это было похоже… казалось, у меня украли душу. Я скорее умру, чем снова допущу такое.

— Вы действительно предпочли бы умереть? — прошептала Джослин.

Он судорожно вздохнул:

— Ну… возможно, я преувеличиваю. Наверное, принял бы дозу опия, если бы она спасла мне жизнь, но сегодня… сегодня я вдруг почувствовал, что не нуждаюсь в этой проклятой настойке. Я сумею обойтись и без нее.

— А как же боль? Он криво усмехнулся.

— Я бы солгал, если бы не признал: у меня сейчас такие ощущения, будто в тело мое впились когти тигра. Но даже это лучше, чем забытье под действием опия.

— Хорошо, майор, — кивнула Джослин, — я не буду заставлять вас принимать настойку. Хотя не могу обещать что доктор Кинлок поступит так же. Он придет к вам утром. Если доктор скажет, что опий необходим для вашего выздоровления, то я сама помогу вас держать, пока он будет вливать в вас лекарство.

— Да, конечно, леди Джослин, — улыбнулся Дэвид.

— Если вы не хотите спать, то, может быть, голодны? Вам надо набираться сил.

Дэвид прислушался к своим ощущениям.

— А знаете, — проговорил он с удивлением, — кажется, я и впрямь проголодался.

— Может, желаете жаркого?

Майор вдруг почувствовал, что ему действительно ужасно хочется жаркого.

— О… это было бы замечательно, — ответил он.

— Нет уж, приготовьтесь есть суп, — проворковала Джослин. — А если он вам не повредит, то, может быть, я дам вам омлет и немного заварного крема.

Майор рассмеялся:

— Я вынужден подчиниться, леди Джослин. Она потянула за шнурок звонка, и вскоре явился Морган. Пока Джослин объясняла слуге, что следует принести, Дэвид любовался ее точеным профилем. Ему ужасно хотелось приподняться и обнять ее, хотелось прижать ее к груди…

И тут слуга пробормотал:

— Повар будет недоволен, если разбудить его среди мочи. Джослин выразительно подняла брови:

— Если месье Шарбонье выразит неудовольствие, можете передать ему, что я не задерживаю его в своем доме. Надеюсь, что все заказанные блюда будут поданы через четверть часа. Вы меня поняли?

Пряча улыбку, Морган кивнул и поспешно вышел из комнаты.

— Поверьте, леди Джослин, вы могли бы стать замечательным сержантом, — заметил Дэвид. — Все подчиненные мгновенно выполняли бы ваши распоряжения.

Она улыбнулась, ничуть не смутившись.

— По-моему, мои слуги слишком обленились. Полагаю, им не вредно время от времени сталкиваться с трудностями.

— Мне кажется, они довольны жизнью. Майор прекрасно понимал, что леди Джослин только кажется холодной и высокомерной, на самом деле она была добросердечной и отзывчивой.

— Кому-нибудь нужно сообщить о том, что вам уже лучше? — спросила она. — Утром я отправлю записку Ричарду Дэлтону. Но может быть, известить об этом кого-нибудь еще? Наверное, у вас есть родственники, которые будут рады такой новости?

Майор тотчас же ответил:

— Братья едва ли обрадуются моему выздоровлению.

— У вас есть братья? — удивилась Джослин. — Я полагала, что у вас нет никого, кроме сестры. Дэвид с явной неохотой проговорил:

— У нас с сестрой есть три старших единокровных брата, но мы стараемся не вспоминать об их существовании. Наша с Салли мать была намного моложе отца. Его сыновья от первого брака презирали нашу мать, потому что у нее не было приданого. К тому же, по их понятиям, она была недостаточно знатной. Братья не смели оскорблять ее в присутствии отца, поэтому вымещали свою злобу на нас с Салли. — Он невесело улыбнулся. — Я рано научился драться — это оказалось очень кстати. После смерти отца старший брат выгнал нас троих из дому.

— Какая низость! Разве можно так обращаться с женой отца и с братом и сестрой? — воскликнула Джослин. — А отец вас не обеспечил?

— Он был поглощен наукой и наивно считал, что его наследник о нас позаботится, отец заблуждался. К счастью, нашей матери полагалась небольшая доля наследства. Денег хватило на небольшой домик и приличное образование для нас с Салли. — Майор грустно улыбнулся, вспомнив о домике, где прошли его самые счастливые дни. — После смерти матери поступление денег, конечно, прекратилось, но к тому времени я уже служил в армии, а Салли заканчивала учебу. Мы неплохо справились с трудностями.

— Неудивительно, что вы с сестрой так близки.

— В детстве мы были лучшими друзьями. Мы вместе играли и вместе учились. — Он улыбнулся. — С ней было даже веселее, чем с моим любимым пони.

Не скрывая зависти, Джослин призналась:

— Мне всегда хотелось иметь брата или сестру.

— Я бы предложил вам одного из моих единокровных братьев, но сомневаюсь, что вы могли бы с ними поладить. Они даже друг с другом не ладят. Когда я их знал, они постоянно ссорились. И я не думаю, чтобы они стали лучше. От некоторых недостатков с возрастом можно избавиться, но останутся подлость и злость… Наверное, братья похожи на свою мать — во всяком случае, на отца они абсолютно не похожи.

— Я, кажется, понимаю, почему ваша сестра не считала возможным обратиться к ним в трудную минуту. — Джослин поджала губы. — Предательство со стороны близких оказывается самым жестоким ударом…

Дэвиду было бы интересно узнать, чье предательство оказалось для Джослин жестоким ударом. Возможно, она вспомнила об отце, составившем столь странное завещание.

— Жаль, что родственников нельзя выбирать, как выбираешь друзей, — пробормотал майор.

— Да, очень жаль, — улыбнулась Джослин. — Но лишь благодаря моей тете Эльвире мы с вами познакомились. Если бы она не мечтала заполучить этот дом, то мне, возможно, не пришло бы в голову… я не решилась бы на столь необдуманный брак.

Дэвид тяжко вздохнул. Слова Джослин стали отрезвляющим напоминанием о том, что интимность этого ночного разговора всего лишь иллюзия. Их брак существует лишь на бумаге, и, конечно же, через несколько недель его придется расторгнуть. Ведь леди Джослин была абсолютно уверена в том, что он не выживет.

Майор понимал, что им предстоит обсудить этот вопрос, но сейчас у него не было сил на подобные разговоры.

— Не надо тревожиться, леди Джослин. Я думаю, что с таким непреднамеренным браком можно будет покончить к обоюдному удовольствию.

Она, похоже, обрадовалась.

— Неужели? Каким образом?

Но тут в комнату вошел Морган с подносом в руках. Обуздав свое любопытство, Джослин сказала:

— Мы сможем обсудить это завтра. Или, вернее, сегодня, днем. А сейчас вам надо поесть.

Хотя поднос был снабжен специальными ножками, воспользоваться им, лежа в постели, оказалось не так-то просто, возможно, потому, что разговор с леди Джослин очень утомил Дэвида. Когда он попытался поднести ко рту ложку куриного супа с ячменем, его рука дрогнула и суп разлился по подносу. Моргана уже отправили обратно на кухню, поэтому Джослин решила сама накормить майора. Она взялась за ложку, но он тотчас же запротестовал:

— Вам не следует это делать! Она укоризненно посмотрела на него.

— Вы думаете, я не справлюсь?

— Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду. — Майор хотел еще что-то сказать, но тут Джослин влила ему в рот ложку супа. Проглотив его, он в смущении пробормотал:

— Вам не стоит утруждать себя ради меня.

Она покачала головой:

— Если я аристократка, то это еще не значит, что я ни на что не гожусь. Возможно, вам следует называть меня просто Джослин.

Майор открыл рот, чтобы ответить, но она тотчас же влила в него следующую ложку и весело рассмеялась. Дэвид выразительно взглянул на нее и, проглотив суп, пробормотал:

— У вас это неплохо получается. Вам уже приходилось ухаживать за больными?

Джослин нахмурилась и опустила глаза.

— Я ухаживала за отцом в последние недели его жизни. Отец всегда был очень здоровым и энергичным человеком. И болеть он совершенно не умел. Когда я находилась рядом, он вел себя лучше.

И в ответ на дочернюю преданность граф составил это возмутительное завещание. Неудивительно, что она говорила о предательстве…

И тут он почувствовал, что больше не сможет проглотить ни ложки супа.

— Мне очень жаль… — Майор с сожалением посмотрел на куриные крылышки, оставшиеся на дне тарелки. — У меня не хватит сил, чтобы съесть что-то еще.

Джослин широко улыбнулась.

— А я на это и не рассчитывала. Откровенно говоря, омлет и заварной крем я заказала для себя. Когда я просыпаюсь среди ночи, мне всегда хочется есть.

Она поставила поднос на столик и быстро расправилась с омлетом. Майор с удовольствием смотрел, как Джослин ест. Правду ли говорят те, кто утверждает: если женщина с аппетитом ест, то она ненасытна и в постели? Размышляя на эту приятную тему, он впервые за много недель погрузился в здоровый сон.

Засыпая, Дэвид почувствовал, как Джослин осторожно пригладила ладонью его волосы. А может, это ему просто показалось?..

Глава 10

Джослин подозревала, что через неделю майора Ланкастера невозможно будет удержать в постели, но она ошибалась. Уже на следующее утро, зайдя к Дэвиду в комнату она увидела, что он сидит на краю кровати. Морган же помогал ему надевать халат поверх ночной рубашки.

— Майор Ланкастер! — воскликнула она. — Да вы с ума сошли!

Морган с виноватым видом проговорил:

— После того как майор позавтракал, он настоял на том, чтобы сесть, миледи. Он не желает ничего слушать.

Джослин, нахмурившись, подумала: пожалуй, у майора и его сестры есть еще кое-что общее, кроме цвета глаз. Она не знала, как ей реагировать на его упорство — восхищаться, пугаться или смеяться.

— Кинлок потребует сварить вас живьем, если вы не будете вести себя разумно, майор. Не забывайте, всего сутки назад вы считались умирающим!

Он улыбнулся:

— Если вы хотите, чтобы я называл вас Джослин, вам придется называть меня Дэвидом.

Майор по-прежнему улыбался, но было очевидно, что он чувствует себя неважно, во всяком случае, лоб его покрылся испариной.

Джослин подошла к кровати. Она решила, что у Дэвида жар.

— Рана не воспалилась?

Она хотела потрогать его лоб, но он отстранился:

— У меня… нет жара. Кинлок предупреждал меня, когда я перестану принимать опиум, у меня будет реакция. Она… начинается.

Джослин снова нахмурилась:

— Не лучше ли было принимать опий, пока вы еще не окрепли? По-моему, сначала вам следует оправиться после операции.

— Чем дольше я буду принимать опиум, тем труднее будет от него отказаться, — проворчал майор. — Я хочу отказаться от него прямо сейчас, пока болезненное пристрастие не стало еще сильнее.

Джослин прекрасно понимала майора. И а то же время она помнила, как близок к смерти он был совсем недавно.

Заметив, что она колеблется, Дэвид пристально посмотрел на нее. Зрачки его расширились настолько, что глаза казались черными.

— Джослин, пожалуйста, поверьте мне… Я знаю, сколько я в состоянии вынести.

Он заслуживал того, чтобы его не унижали, чтобы не относились к нему как к ребенку.

— Что ж, хорошо Только… постарайтесь не переоценить свои силы, не огорчайте доктора Кинлока.

— Не огорчу. — Он судорожно сглотнул. — Я… я бы предпочел, чтобы вы теперь ушли. Отказ от дурмана — неприятный процесс. Мне бы не хотелось, чтобы вы видели меня в таком состоянии.

На его месте она чувствовала бы то же самое. Самые неприятные моменты в жизни должны оставаться тайной для окружающих.

— Хорошо. — Она взглянула на слугу. — Если состояние майора начнет внушать опасения, немедленно сообщите мне, Морган.

— Да, миледи.

По глазам молодого валлийца было видно, что он понимает, какая ответственность на нем лежит. Как странно… Морган служит у нее уже больше года, а она даже не подозревала, какой он добросердечный и отзывчивый человек.

Когда она уже выходила, майор прошептал:

— Спасибо вам, Джослин. За все…

Оставалось только надеяться, что ей не придется сожалеть о том, что она уступила и позволила майору встать с постели.


Когда Джослин ушла, Дэвид облегченно вздохнул. Он понял, что приобрел надежную союзницу.

— Редко можно встретить женщину, которая знает, когда спорить не следует.

— Сэр, она действительно редкая женщина, — подтвердил Морган.

Дэвид посмотрел на слугу, пытаясь понять, не влюблен ли этот молодой человек в свою прекрасную хозяйку. Нет, в глазах Моргана была не романтическая любовь, а преданность женщине, которую он безмерно уважал, а ведь настоящую преданность не купишь за деньги, даже если очень щедро платить…

Майора начал сотрясать озноб. Взглянув на слугу, он попросил:

— Помогите мне сесть в кресло.

— А разве вам не лучше будет лежать, сэр?

— Позже. Я предпочел бы терпеть это сидя — покуда хватит сил.

Слуга взял майора под руку и помог подняться. Его ослабевшие ноги едва не подогнулись, и какое-то время он стоял пошатываясь. Если бы Морган не удерживал его, он рухнул бы на пол.

Когда головокружение прошло, Дэвид с трудом сделал несколько шагов и приблизился к креслу. Морган по-прежнему поддерживал его Опустившись в кресло, майор откинулся на спинку. Ноги и руки у него дрожали, и ужасно разболелся шов на спине.

Дэвид тяжело вздохнул. Что ж, слава Богу, что он уже не в постели. Все-таки гораздо лучше страдать, сидя в кресле.

Джослин отправила Ричарду Дэлтону записку с сообщением о чудесной операции. Однако слуга уже не застал капитана в госпитале — тот приехал в Кромарти-Хаус, даже не подозревая о том, что состояние друга улучшилось. Дворецкий проводил гостя в утреннюю гостиную и отправился к леди Джослин, чтобы сообщить о приходе капитана.

Когда она зашла в гостиную, Ричард стоял у окна. Сжимавшие костыли пальцы побелели от напряжения, лицо же капитана походило на маску. Ожидая худшего, он спросил:

— Как Дэвид?..

— Ричард, ему лучше, гораздо лучше! — воскликнула Джослин. — Вчера ему сделали операцию, и хирург считает, что у него есть все шансы полностью поправиться.

Капитан изумленно уставился на девушку:

— Дэвид будет жить?!

— Если повезет, то он будет танцевать на балах. Капитан стремительно отвернулся к окну. Какое-то время он был совершенно неподвижен. Чтобы дать ему время овладеть собой, Джослин подхватила на руки Исиду, пришедшую следом за хозяйкой из кабинета Эта кошка постоянно требовала ласки.

Когда Ричард наконец заговорил, он был настолько взволнован, что Джослин с трудом понимала его.

— Я ехал сюда в полной уверенности. Я думал, вы скажете мне: «Дэвид умер этой ночью». Вы не представляете себе, что это для меня значит. Ведь очень многие умерли… И узнать, что хотя бы один из друзей останется жив… вопреки всему…

— Мне кажется, что я понимаю вас, — кивнула Джослин.

Капитан повернулся к ней лицом:

— А что это будет означать для вас?

— Откровенно говоря, не знаю, — усмехнулась она — Но надеюсь, что в отличие от Салли Ланкастер вы не будете подозревать меня в том, что я собираюсь подсыпать Дэвиду яда в суп.

— Салли не могла такого сказать!

— Салли дала это понять совершенно недвусмысленно. — Джослин погладила Исиду, и кошка громко замурлыкала. — Правда, справедливости ради следует сказать, что в этот момент она была не совсем трезвой и, возможно, на самом деле так не думала.

— Если бы вы хотели кого-нибудь убить, то, мне кажется, это было бы сделао иначе: вы стрелялись бы на дуэли на Бонд-стрит. Но вы не прибегли бы к хитрости вроде яда…

Ричард улыбнулся и сразу стал моложе. Сейчас он выглядел так же, как в тот день, когда Джослин впервые увидела его в Испании.

— Было бы обидно не воспользоваться моей меткостью, — согласилась Джослин.

Капитан подошел к ней поближе:

— Дэвид чувствует себя достаточно хорошо, чтобы принимать гостей?

— Поскольку я всего лишь слабая женщина, он этим утром вышвырнул меня из своей комнаты. Но думаю, он будет рад вас видеть.

Они вышли из гостиной, и Джослин рассказала Ричарду о визите доктора Кинлока.

— Значит, он чуть не умер из-за опиума? — изумился капитан. — Господи, сколько раз я давал ему это зелье своими собственными руками!

— Все, в том числе и сам Дэвид, считали, что опиум ему необходим. Но теперь он узнал правду и наотрез отказался принимать настойку опия. — Джослин с тревогой посмотрела на Ричарда — Вам что-нибудь известно о болезненном пристрастии к опиуму? Я боюсь, что столь внезапный отказ от него может причинить вред здоровью.

— В Испании один из наших офицеров пристрастился к опиуму после тяжелого ранения. Он не смог отказаться от него, как ни старался. Его состояние… было незавидным, — пробормотал капитан. — Возможно, решение Дэвида покончить с этой зависимостью отчасти связано с тем, что он был свидетелем происходившего. Но Дэвид не глуп, поэтому ж будет упорствовать себе во вред. Он не станет губить себя, уверяю вас.

Ей оставалось только надеяться на то, что Ричард прав.

— Мне сказали, что вы здесь уже были, так что дорогу наверх вы найдете сами Пожалуйста, считайте себя вправе навещать Дэвида в любое время и оставаться здесь столько, сколько захотите, Я уверена, что ваше присутствие ускорит его выздоровление.

Капитан улыбнулся:

— К тому же в вашем доме гораздо приятнее проводить время, чем в госпитале. Спасибо вам, леди Джослин.

Решив, что Ричард не хотел бы демонстрировать, с каким трудом он поднимается по лестнице, Джослин посадила Исиду себе на плечо и вернулась в кабинет. Ей надо было написать несколько писем. Лора Киркпатрик придет в восторг, когда узнает о том, что майор Ланкастер поправляется. А ее вторая тетка, леди Кромарти, придет в ярость, когда примет, что состояние племянницы стало для нее недосягаемым. Жаль, что не удастся увидеть ее реакцию!

Джослин уже запечатывала письмо для леди Лоры, когда в кабинете появился Дадли.

— Пришли мисс Холливелл, миледи.

Сестры Холливелл? Проклятие — из-за всех этих драматических событий она совершенно забыла, что сегодня ее приемный день. Что ж, придется в течение нескольких часов любезничать с гостями.

Тихонько вздохнув, Джослин пошла принимать мисс Холливелл — трех безобидных, но немного чудаковатых старых дев, постоянно рассказывавших совершенно бессмысленные истории.

В гостиной время тянулось необыкновенно медленно. Джослин угощала сестер чаем и печеньем и с любезной улыбкой слушала их болтовню, но при этом она думала только о Дэвиде. Как он себя чувствует? Может, ему стало еще хуже? Возможно, испытывает адские муки из-за того, что отказался от лекарства?

Простившись с сестрами, Джослин с облегчением вздохнула. Вызвав Дадли, она сказала дворецкому, чтобы он никого больше не принимал, и тотчас же отправилась наверх — проведать майора. Джослин постучала в дверь и услышала чей-то веселый голос — ее пригласили войти.

Переступив порог, она увидела мужчин, сидевших за картами. К Ричарду Дэлтону и Дэвиду присоединились Хью и Рис, и, похоже, все были увлечены игрой. Увидев хозяйку, братья ужасно смутились — Хью вскочил на ноги, а Рис потупился, Дэвид же, сидевший в глубоком кресле, едва заметно улыбнулся. Однако было заметно, что майор чувствует себя очень неважно, глаза его лихорадочно блестели, а лоб по-прежнему был покрыт испариной.

Подозревая, что Ричард затеял игру в карты для того, чтобы отвлечь Дэвида от неприятных ощущений, Джослин с притворной укоризной сказала:

— А я-то представляла всякие ужасы! Оказывается, джентльмены развлекались игрой в карты, пока я принимала этих несносных гостей!

Хью Морган пробормотал:

— Простите, миледи, но майор Ланкастер сказал, что раз я остаюсь у него в комнате, то должен участвовать в игре. Она с деланной строгостью заявила:

— Майор, боюсь, что вы совращаете моих слуг! Взглянув на Джослин, Дэвид в тон ей проговорил:

— Напротив, я демонстрирую вашим слугам, к чему приводят азартные игры. Никогда не садитесь играть с Ричардом, леди Джослин. Мы играем на здания, и он уже стал владельцем резиденции принца-регента, собора Святого Павла и Вестминстерского аббатства.

— А кто выиграл госпиталь герцога Йоркского? — поинтересовалась Джослин.

— Его никто из нас не захотел брать! — выпалил Рис и тотчас же залился краской.

Джослин с удовольствием отметила, что капрал выглядит гораздо лучше, чем в госпитале. Может, ей следует превратить Кромарти-Хаус в санаторий для выздоравливающих?

— Что ж, я вижу, что женщине здесь не место. Развлекайтесь, джентльмены. Я распоряжусь, чтобы вам подали закуски.

Покинув комнату, Джослин вдруг подумала о том, что, кажется, понимает мужчин, побывавших на войне. Дэвида, Ричарда и Риса связывали крепкие узы, связывали всех троих, хотя двое из них были офицерами, а третий — всего лишь капралом.

Как-то раз кто-то из знакомых сказал ей: каждый мужчина чувствует себя обделенным, если ему не довелось побывать на войне. Прежде она не понимала смысла этих слов, но теперь начинала догадываться, что имелось в виду.

Но все-таки это ужасно, что мужчинам на войне приходится убивать друг друга.


«Болезненная потребность в новой дозе, безудержная дрожь и потливость…»

Дэвид понял, что больше не в состоянии делать вид, что играет в карты. Вместо пик и червей майор видел какие-то странные узоры, причем узоры эти постоянно меняли цвет и форму, так что невозможно было определить, что именно он видит.

Время же тянулось ужасно медленно — ему казалось, что леди Джослин заходила в комнату много лет назад. А когда им принесли закуски, Дэвид почувствовал, что он не в состоянии ни есть, ни пить.

Наконец, не выдержав, майор проговорил:

— Прошу простить меня, джентльмены, но мне пришло время выйти из игры. — С его пальцев капал пот, заливший карты. Дэвид положил карты на стол, и все его запястье вдруг покрылось гусиной кожей. Сделав над собой невероятное усилие, он добавил:

— Ричард, выиграть лондонский Тауэр тебе придется в следующий раз.

— Ну, это даже к лучшему. У меня все равно нет денег на то, чтобы его содержать.

Ричард положил ему руку на плечо, и, наверное, это его рука согрела плечо… А вот в мягкую постель его, должно быть, уложил Хью… Потому что ни Ричард, ни капрал не могли бы ему помочь — они по-прежнему передвигались только на костылях.

Лежа в постели, он сотрясался от дрожи, и простыни мгновенно намокли от пота. Время шло бы намного быстрее, если бы он мог заснуть, но все внутренности его… словно завязались узлом, а разум погрузился в странный сон наяву, в этом сне настоящее мгновенно сменялось прошлым, и то и дело перед глазами возникали какие-то ужасные картины…

А потом он увидел Салли, и она была очень встревожена, хотя он заверил ее, что у него все в порядке и ей не нужно с ним оставаться. Появился и Кинлок. Доктор нахмурился, пощупав пульс майора, и назвал его «проклятым болваном». Дэвид мысленно с ним согласился, но заявил: раз уж период отвыкания начался, то не стоит снова травить себя опиумом.

В конце концов Кинлок уступил — он не стал насильно поить его настойкой опия. Что ж, шотландец оказался человеком разумным, хотя лекари, как правило, разумом не отличаются…

А время по-прежнему мучительно тянулось. У майора начались болезненные спазмы мышц, и его трясло от холода, хотя Хью накрыл его множеством одеял. Когда наступила глубокая ночь, Дэвид едва не сдался. Мучительная потребность в опиумном забвении была настолько сильной, настолько всепоглощающей, что он уткнулся лицом в подушку, чтобы не просить лекарства. А ведь даже совсем небольшая доза могла бы успокоить нестерпимую боль во всем теле.

Кто-то протер ему лицо холодной водой. Дэвид почувствовал аромат жасмина и понял, что это была леди Джослин. Он попытался сказать, что ей не следует здесь находиться, но она тут же его перебила, решительно заявив, что «сама знает что делает». Да, его жена — женщина с сильным характером. Жена? Это невозможно. Увы, совершенно невозможно…

Тут его охватило отчаяние — казалось, вокруг него сгущается мрак. Возможно, наступила ночь… А может быть, солнце просто… погасло навеки. Дэвид стал пристально смотреть на свечу, почему-то он был уверен: стоит ему моргнуть — и он уже больше никогда не увидит света.

Наконец рассвело — значит, время все-таки не остановилось. Если ему удалось дожить до рассвета, он может терпеть и дальше.

…А потом он увидел равнины центральной Испании — и увидел селения, объятые пламенем пожаров. Но эти ужасные картины вскоре сменились… зелеными холмами Херефорда. Эти чудесные холмы он не видел уже двадцать лет…

Ему было двенадцать, и у него еще не сошли синяки после взбучки, полученной от одного из старших братьев, когда за ним, его матерью и Салли приехал возчик. Дэвид очень любил Уэстхольм, но он ненавидел братьев, поэтому, уезжая, заставил себя не оглядываться — ведь братья могли наблюдать за ним.

Вскочив с кровати, Дэвид направился к окну, он был абсолютно уверен в том, что увидит за окном Уэстхольм. Однако Хью Морган успел его удержать. Хотя майор отчаянно сопротивлялся — ему казалось, что он уже видит свой Уэстхольм, — справиться с молодым валлийцем ему не удалось.

Дэвид снова лежал в постели. Если бы только он мог заснуть…

Глава 11

Майор Ланкастер мучился уже третий день, и нервы Джослин были постоянно напряжены. Хотя Дэвид просил ее не приходить к нему, она часто его навешала и подолгу сидела у кровати. Хью Морган взял на себя основную часть обязанностей по уходу за больным майором, но Джослин, Салли и Рис тоже сменялись у его постели, чтобы дать возможность молодому валлийцу отдохнуть. Хотя Джослин предлагала нанять сиделку, слуга отказался от помощи, заявив, что сам прекрасно справится.

Сколько будут продолжаться эти мучения? Джослин спросила об этом Кинлока, но тот не мог сказать ничего определенного. Все зависело от того, насколько сильно Дэвид привык к опиуму и как он повлиял на его организм. В самом худшем случае дней пять или шесть, полагал доктор. Если повезет, то преодолеть болезненное пристрастие удастся раньше.

Когда Джослин пригласили на званый вечер, она с удовольствием приняла приглашение. («Моя дорогая леди Джослин, у нас, к сожалению, будут родственники моего мужа! Мне совершенно необходимо, чтобы кто-то внес в общество немного очарования!») Потом Джослин вспоминала этот вечер с грустной улыбкой — едва ли хозяйка получила то очарование, на которое рассчитывала. Не исключено, что наряд Джослин, сшитый из сверкающей зеленой тафты, выглядел живее, чем женщина, в этот наряд облаченная.

Тем не менее выбраться из дома было очень приятно.

Иногда ей удавалось по несколько минут не думать о страдальце майоре.

Джослин вернулась домой довольно поздно — во втором часу ночи. Она сказала слугам, чтобы они ее не дожидались, но, как всегда, ей пришлось с ними поспорить: все они, начиная от дворецкого и кончая камеристкой, почему-то считали, что она не в состоянии повернуть ключ в замке и самостоятельно раздеться.

Никому из них не приходило в голову, что иногда ей просто хочется побыть одной.

Джослин остановилась у первой ступеньки и взглянула на дверь большой гостиной. Ей вспомнилась гадкая сцена, произошедшая здесь накануне, — очередная стычка с сестрой майора. Салли требовала дать брату опия, чтобы он не повредился разумом и сердце у него не разорвалось от напряжения.

Джослин понимала ее беспокойство. Более того, она и сама очень тревожилась. Но Салли не было с Дэвидом в тот момент, когда он разбил пузырек с опием, чтобы больше не принимать это роковое снадобье. Она не слышала, какая отчаянная решимость звучала в его голосе.

Не считая нужным что-либо объяснять этой дерзкой особе, Джослин хладнокровно заявила: Дэвид — человек вполне взрослый, поэтому сам принимает решения. Салли же снова стала обвинять ее в том, что она желает смерти Дэвида и делает все для того, чтобы он умер. Только когда Ричард поддержал Джослин, Салли пришлось уступить.

Тяжко вздохнув, Джослин стала подниматься по лестнице. Она вдруг почувствовала, что ужасно устала, ей казалось, она никогда не доберется до своей спальни.

«Странно… как тихо в доме», — думала Джослин, преодолевая ступеньку за ступенькой. В это мгновение можно было вообразить, что она живет здесь одна, что в доме нет никого, кроме нее…

Джослин поднялась на второй этаж и пошла по галерее, направляясь к себе в спальню. Она почти добралась до своей двери, когда вдруг заметила, что впереди нее движется тень, вернее, какая-то темная фигура. Девушка остановилась, замерла… Сердце ее тревожно забилось: она решила, что в дом проник вор.

И тут она заметила, что человек двигается очень неуверенно, идет пошатываясь… Перед ней был майор Ланкастер! Он шел очень медленно, шел, держась рукой за перила и то и дело останавливаясь.

Джослин смотрела на него в изумлении. Как ему удалось выбраться из комнаты и уйти так далеко? Видимо, измученный Хью Морган заснул во время своего долгого бдения, и майор вышел из голубой комнаты никем не замеченный. Черт подери, слуге следовало попросить, чтобы кто-нибудь его подменил! Преданность — это, конечно, прекрасно, но нельзя же терять голову.

Осторожно ступая по ковровой дорожке, она направилась следом за Дэвидом.

— Майор Ланкастер, налагаю, вам следует вернуться в постель.

Дэвид резко обернулся. Глаза его были совершенно пустыми, казалось, он ходил во сне, точно лунатик. Джослин вздохнула — было очевидно, что страдания майора не закончились.

— Ну-ка, пойдемте, — сказала она негромко, но твердо, словно обращаясь к капризному ребенку. — Вам надо вернуться в постель.

— Кто… кто тут?

Дэвид поворачивался в разные стороны, пытаясь разглядеть ее в темноте. Видимо, зрение у него еще не восстановилось.

— Это я, Джослин.

Узнав ее голос, майор успокоился и двинулся ей навстречу, но, сделав несколько шагов, наткнулся на перила, ограждавшие галерею. Джослин в ужасе вскрикнула — ведь Дэвид мог перевалиться через перила и упасть вниз, на мраморный пол. А падение с такой высоты — это верная смерть.

Бросившись к майору, Джослин обхватила его обеими руками и с силой оттолкнула от предательских перил. Дэвид вскрикнул от неожиданности и попятился к стене галереи. Он наверняка бы упал, если бы Джослин не поддержала его и не прижала спиной к стене.

Дэвид был так худ, что даже сквозь плотную ткань халата можно было бы пересчитать его ребра. Джослин чувствовала биение его сердца. Она вдруг с удивлением обнаружила, что он очень высок. Когда майор лежал в постели, она не замечала, что он такой высокий. Джослин решила, что Дэвид — один из самых высоких мужчин, каких она только встречала. И плечи у него оказались необыкновенно широкие.

Она пыталась прийти в себя, но тут майор заключил ее в объятия к с радостным удивлением пробормотал:

— Жаннет!

— Я не Жан…

Она подняла голову, чтобы развеять его заблуждение, — и губы Дэвида неожиданно оказались совсем рядом.

Джослин тихонько вскрикнула. В следующее мгновение губы их слились в поцелуе, и ладонь Дэвида осторожно заскользила по ее обнаженной руке. Она почувствовала себя… очарованной. Согретой лаской.

Желанной.

Ноги Джослин подогнулись, и она, чтобы не упасть, еще крепче ухватилась за Дэвида. Из чистого любопытства Джослин иногда разрешала своим поклонникам сорвать украдкой поцелуй. И всякий раз с удовольствием отмечала, что не испытывает при этом ничего особенного. Вальс с герцогом Кэндовером волновал ее гораздо сильнее, чем поцелуи поклонников. Но страстный поцелуй майора… Подобного ей еще не доводилось испытывать.

Неужели ее мать чувствовала то же самое, когда, охваченная похотью, забыла обо всем на свете? Да, она забыла обо всем, кроме собственных эгоистических желаний…

Эта мысль, вызвавшая у нее острое отвращение, заставила ее резко вернуться к реальности. Ей захотелось отстраниться, захотелось оттолкнуть несносного майора, однако она ограничилась тем, что отвернулась и сухо проговорила:

— Майор Ланкастер, возьмите себя в руки!

Его объятия ослабели, и он как-то странно заморгал, казалось, он только что проснулся.

— О Боже! — Майор только сейчас заметил, что обнимает леди Джослин. — Мне… мне очень жаль. Я… я поступил неосмотрительно.

— Несомненно.

Он тихо рассмеялся:

— И еще мне очень жаль, что я не мог раньше совершить столь ужасный поступок. Мне действительно очень жаль…

У майора оказалось совершенно невозможное чувство юмора. Однако Джослин поняла, что не может по-настоящему рассердиться на этого человека. Пришлось ограничиться едким замечанием:

— Мне кажется, вы любите поздние прогулки. Но почему же вы отправились на прогулку в полном одиночестве? Ведь в доме множество слуг…

Майор наморщил лоб, обдумывая слова Джослин.

— Наверное, все спят? Думаю, сейчас действительно очень поздно.

Она облегченно вздохнула. Похоже, мучения Дэвида заканчивались. Во всяком случае, он рассуждал вполне здраво.

— Очень глубокомысленное замечание, майор. Я рада, что вы вернулись к жизни.

Но что же им делать теперь? Может, позвать слуг? Может, кто-нибудь из них проснется и поможет ей уложить майора в постель? Однако Джослин не была уверена в том, что сможет достаточно долго удерживать майора у стены. А голубая комната — в противоположном конце галереи. Зато ее собственная спальня находилась всего в нескольких шагах.

— Скажите, с моей помощью вы могли бы дойти до соседней комнаты?

Он с усилием оттолкнулся от стены и покачнулся. Однако сумел удержаться на ногах и выпрямился.

— Думаю, что смогу.

Майор обнял Джослин одной рукой за плечи, а она обхватила его обеими руками, стараясь не дотронуться до шва на спине. Таким образом они добрались до спальни, Дэвид свободной рукой открыл дверь. В комнате горел светильник я было довольно светло. У кровати Джослин развернулась и отпустила майора. Он тотчас же рухнул на кровать, рухнул, словно марионетка, у которой отрезали ниточки. А длинные ноги майора свесились на пол.

И тут Джослин заметила, что Дэвид дрожит — прогулка по галерее оказалась для него слишком серьезным испытанием. Однако ему удалось улыбнуться.

— Похоже, что я снова ваш должник, — пробормотал он.

— Не стоит благодарности, майор. — Джослин положила ему ноги на кровать и помогла лечь поудобнее. — Вы даже не представляете себе, как скучно я жила до того, как наши пути пересеклись.

Она выпрямилась и отдышалась. Майор был совершенно истощенный — и все же он оказался ужасно тяжелым.

К ее ужасу, Дэвид сразу же заснул. Видимо, этому не следовало удивляться, ведь он почти трое суток не знал отдыха. Однако то, что он заснул в ее постели… Это было совершенно неуместно!

Конечно, можно было бы разбудить слуг, чтобы они перенесли майора в голубую комнату, но на это ушло бы слишком много времени. К тому же майор обязательно проснулся бы, а ему так нужен отдых!

Джослин поморщилась при мысли о том, что придется иметь дело с заспанными и перепуганными слугами именно в тот момент, когда ей больше всего на свете хочется лечь и уснуть.

И в то же время она не могла уйти в какую-нибудь из свободных спален. Ни в одной из комнат для гостей не были приготовлены постели. Комната майора — единственная спальня, которую всегда держали наготове. Джослин в возмущении посмотрела на мирно спавшего Дэвида. Потом резко выдернула шпильки из прически. Ну и что из того, что он лежит в ее постели? В конце концов, они муж и жена! Во всяком случае — официально.

Джослин разделась за ширмой, которую обычно раздвигали, чтобы она могла помыться, не выходя из спальни. Было странно оказаться обнаженной в присутствии мужчины — даже такого, который ничего в этот момент не воспринимал. Надев свою самую плотную ночную сорочку и капот, она вытащила из комода легкое одеяло и накрыла им майора. После чего забралась под это же одеяло и, повернувшись к Дэвиду спиной, устроилась как можно ближе к краю.

К счастью, у нее была очень широкая кровать.


Дэвид просыпался медленно. Ему было так тепло и уютно, что сначала он решил, будто плывет в очередном сне, в хорошем и очень приятном сне… Но нет, сердце его билось ровно, а грудь поднималась и опускалась. Было очевидно, что он не спит.

Дэвид осторожно пошевелил пальцами ног, желая убедиться в том, что операция и выздоровление все-таки не сон. Все тело по-прежнему ныло, болело, и он был ужасно утомлен последними безумными днями, однако острые мышечные спазмы прошли. И самое приятное: он не чувствовал себя парализованным! Более того, способность шевелить пальцами ног уже не казалась ему чудом.

Дэвид еще долго лежал с закрытыми глазами, не желая терять это замечательное ощущение благополучия. Его обволакивали ароматы чистого белья и жасмина, а рука лежала на подушке… На подушке… которая дышит? Он открыл глаза и обнаружил, что лежит рядом со спящей леди Джослин, лежит, обнимая ее одной рукой.

Дэвид замер. Теперь он лежал абсолютно неподвижно, он даже старался не дышать. Но как, каким образом он мог оказаться в комнате, несомненно являвшейся спальней леди Джослин? Было очень раннее утро, и в лучах восходящего солнца ее густые распущенные волосы казались чуть рыжеватыми. Во сне леди Джослин совсем не походила на уверенную в себе аристократку, решительно вошедшую в его больничную палату… и в его жизнь.

Неудивительно, что он чувствует себя так хорошо! Ничто не может сравниться с тем чувством, которое испытываешь, просыпаясь рядом с прелестной женщиной, — пусть даже он не помнит, как именно оказался в ее комнате.

Сообразив, что по-прежнему обнимает леди Джослин, он с величайшей неохотой убрал руку. Но даже этого осторожного движения оказалось достаточно, чтобы она проснулась. Глаза ее открылись, и в них блеснули золотистые искорки. А кожа у Джослин била безупречная… «Настоящая английская роза», — мысленно улыбнулся Дэвид.

Они смотрели друг другу в глаза, и он чувствовал, что сердце его бьется все быстрее Джослин походила на испуганную птичку, и казалось, что эта птичка тотчас упорхнет, если он позволит себе неосторожное движение И в то же время его присутствие нисколько не удивило ее. Черт возьми, что могло произойти накануне?

Чуть хрипловатым со сна голосом она проговорила:

— Вам удалось выбраться из бездны, да? Из бездны? Какое точное слово она нашла!

— Да, с Божьей помощью. И надеюсь, мне больше никогда не придется там оказаться — Он окинул взглядом комнату. — Отважусь ли спросить, каким образом я очутился в столь… завидном положении?

Ее глаза смеялись.

— Мне представляется, что вы можете отважиться на что угодно, майор.

Он широко улыбнулся:

— Хорошо. Так что же все-таки произошло?

— Кое-что. Вы помните, как забрели на галерею? И он действительно вспомнил, как шел по галерее, шел очень неуверенно, пошатываясь и держась рукой за прохладные перила. А потом вдруг раздался мелодичный женский голос. Он обернулся и Дэвид невольно вздрогнул:

— Дьявольщина. Я помню, как перевесился через перила и думал, что пол ужасно далеко внизу, но мысли мои так. туманились, что меня это совершенно не волновало. — Но теперь ему было страшно об этом вспоминать После всего пережитого было бы очень глупо умереть, упав с галереи. — Вы смогли оттащить меня в безопасное место, верно?

Она молча кивнула, и щеки ее залились румянцем. И тут Дэвид понял, почему она смутилась. Он вспомнил о поцелуе у стены галереи. Да, он поцеловал Джослин — и она ответила на его поцелуй! Но это длилось всего лишь несколько сладостных секунд. Потом она поняла, что зашла слишком далеко, и отстранилась.

Подозревая, что Джослин предпочтет сделать вид, будто этого поцелуя не было, Дэвид, как и подобает джентльмену, сказал:

— Я полагаю, что вы привели меня сюда, а я сразу же заснул.

— Совершенно верно, — подтвердила она с явным облегчением. — Моя комната оказалась ближе всего, и только в ней приготовлена постель. К тому же мне не хотелось будить слуг. А кровать здесь очень широкая…

Дэвид улыбнулся и провел ладонью по ее чудесным каштановым волосам. Шелковистые пряди обвились вокруг его пальцев.

— Этой ночью вы спасли мне жизнь Простого «спасибо», кажется, совершенно недостаточно.

Она даже пальцем не шевельнула, но сразу словно отдалилась от него. Очевидно, ее тревожила теплота, прозвучавшая в его голосе.

— Если бы вы упали, мраморный пол был бы в ужасном состоянии.

— Что было бы крайне нелюбезно с моей стороны. Ведь вы оказались столь добры ко мне.

Почувствовав, что получил очень вежливый отпор, Дэвид чуть отстранился. Перед законом леди Джослин может считаться его женой, но они, в сущности, незнакомы, и он не замечал свидетельств того, что она испытывает к нему такое же влечение, как он к ней. А он действительно испытывает к ней влечение — очень сильное, причем не только физическое. Ему хотелось получше узнать ее, хотелось понять, о чем она думает и чем живет.

Но если его уже сейчас к ней влечет, то что же он почувствует, когда окончательно поправится?

Она отвлекла его от этих мыслей:

— Вчера вы двигались… удивительно целенаправленно. Вы помните, куда направлялись?

Обрадовавшись тому, что Джослин сменила тему, Дэвид ответил:

— Кажется, в Херефорд.

— Почему в Херефорд?

— А почему бы и нет? Это очень красивое графство. — Не удержавшись, он добавил:

— Почти такое же красивое, как вы.

Она села в постели.

— Я начинаю подозревать, что вы привыкли флиртовать!

— Нисколько. — Он любовался ее грациозной фигурой, только угадывавшейся под свободной ночной сорочкой. — Я просто сказал правду. Вы ведь знаете, что вы прекрасны.

Она в смущении отвела глаза. Дэвида это удивило и заинтриговало. Он не раз убеждался на собственном опыте: женщины обожают, когда ими восхищаются. Возможно, Джослин истолковала его слова как попытку заявить на нее супружеские права? Ведь она, конечно же, не имеет ни малейшего желания оставаться его женой.

И снова его раздумья были прерваны. В комнату внезапно вошла Мари, горничная леди Джослин.

— Миледи, майор исчез… — Тут Мари заметила его, и глаза ее округлились. — О… Mon Dieu[1] !

Совершенно спокойно, словно сидя в гостиной, а не в постели, Джослин проговорила:

— Как видите, майор не исчез. Он ночью бродил по галерее, и мне проще было привести его сюда, чем будить весь дом. Если ваш поклонник уже проснулся, сообщите ему, что он может помочь майору Ланкастеру вернуться в голубую комнату.

Мари закивала и попятилась к двери. Выходя из комнаты, она обернулась, и Джослин показалось, что в уголках ее губ затаилась улыбка.

Дэвид вздохнул — приходилось возвращаться к реальности. Он осторожно спустил ноги на пол и встал. Держась рукой за один из столбиков, на которых крепился балдахин, проговорил:

— Думаю, что смог бы добраться до своей комнаты без чьей бы то ни было помощи.

Джослин тоже встала с кровати.

— Лучше дождитесь Моргана, майор Ланкастер. Вы были очень больны и, наверное, еще плохо держитесь на ногах.

— Кажется, я просил вас называть меня Дэвидом.

Она потуже затянула пояс на капоте, и майор невольно залюбовался ее стройной фигурой.

— Мне будет легче держать вас на расстоянии, если я буду называть вас майором.

Он пристально посмотрел ей в глаза:

— Я не сделаю ничего такого, что было бы вам неугодно.

— Я… я и не думала, что сделаете. — Она вздохнула. — Но мы оказались… в довольно необычной ситуации.

Дэвид задумался. Он прекрасно понимал, что ему придется серьезно поговорить с леди Джослин.

— Я полагаю, что существует выход из этой ситуации. Вы могли бы сохранить свое наследство, и мы с вами жили бы так, как нам хочется.

Она взглянула на него вопросительно:

— Вы действительно знаете выход?

— Мне надо будет внимательно прочесть завещание. У вас здесь есть его копия?

— Кажется, да.

Майор провел ладонью по подбородку и ощутил под пальцами колючую щетину. Боже, в каком он ужасном виде! Небритый, немытый, взъерошенный…

— Я хотел бы побриться и позавтракать. А потом можно познакомиться с завещанием. Важные документы никогда не следует читать на голодный желудок.

Она наморщила носик.

— При одной только мысли об отцовском завещании у меня начинается несварение желудка.

Тут в комнату вошел Хью Морган. Бедняга был ужасно смущен — ведь он все-таки заснул и не заметил, как исчез пациент. Взяв Дэвида под руку, слуга помог ему выйти из спальни.

Дверь за мужчинами закрылась, и Джослин с облегчением вздохнула. Взглянув на Исиду, она невольно улыбнулась. Кошка всю ночь провела на подоконнике, потому что ее место в постели хозяйки оказалось занятым.

— Ну, кошечка, похоже, наш майор окончательно поправился. Но что нам теперь с ним делать?

Исида зевнула. Было очевидно, что подобные проблемы ее не интересуют.

Глава 12

Два часа спустя Джослин вошла в комнату майора и замерла в изумлении. Трудно было поверить, что всего лишь несколько дней назад этот человек находился при смерти. Чисто выбритый майор с непринужденным видом сидел у окна. При появлении хозяйки он встал и приветствовал ее изящным полупоклоном.

Она уселась напротив и положила документы на столик, рядом с подносом.

— Майор, вы просто чудо. Даже доктор Кинлок считал, что вы сможете вставать и передвигаться не раньше чем через неделю.

— Человеку военному очень полезно, чтобы раны у него быстро заживали. На войне времени часто бывает маловато, Выпьете кофе? Хью Морган только что принес.

— Спасибо, наверное, выпью.

Дэвид наливал в чашечки ароматный напиток, а Джослин тем временем внимательно рассматривала его. Майор по-прежнему оставался болезненно худым, но цвет лица у него улучшился. И только сейчас она поняла, что он моложе, чем ей прежде казалось. Конечно же, ему было не под сорок, а тридцать с небольшим.

Когда он подал ей чашку кофе, она спросила:

— Кстати, о Моргане… Где он сейчас?

— Я подумал, что, возможно, ему следует заняться другими своими обязанностями. Или немного побыть с братом. — Джослин выразительно подняла брови, и майор добавил:

— Мне уже не нужна сиделка.

— Наверное, вы правы. Но у Моргана не так уж много дел сейчас. В это время года в Лондоне почти никого не остается, так что слуги отдыхают.

Он налил себе в кофе немного сливок.

— Когда утром к вам зашла горничная, вы, кажется, назвали Моргана ее поклонником. У них дело идет к свадьбе?

— Кажется, да. Домоправительница заверяет меня, что они ведут себя достаточно сдержанно, но видно, что с обеих сторон… проявляется интерес.

— Вы очень снисходительная хозяйка, если позволяете подобное. Многие предпочитают, чтобы у служанок не было поклонников.

— Человеческая природа такова, что мужчины и женщины испытывают друг к другу влечение. Хозяева, которые это отрицают, просто принуждают слуг скрывать свои отношения. Согласитесь, глупо отдавать приказания, которые не выполняются.

Он улыбнулся:

— Леди Джослин, кажется, вы мечтательница.

— Вовсе нет. Просто я здраво смотрю на вещи. Хотя, наверное, она все-таки склонна к мечтательности… Иначе не испытывала бы желания стать женой герцога Кэндовера — и не оказалась бы в такой нелепой ситуации. Джослин придвинула к майору бумаги:

— Вот копия завещания моего отца.

— Да, я понял, — кивнул Дэвид.

Он начал просматривать документы. Прочитав все бумаги, он снова вернулся к одному из разделов и внимательно его перечитал.

Положив завещание на столик, майор проговорил:

— В завещании графа имеется только одно условие: вы должны выйти замуж до того, как вам исполнится двадцать пять лет. Даже развод или смерть мужа не станут основанием для того, чтобы лишить вас наследства.

— А эти два варианта — единственные? — спросила Джослин, не на шутку встревожившись.

— Почему же? Мы могли бы просто жить порознь, хотя это был бы не лучший выход для нас обоих. По крайней мере для меня. Наилучший выход — признание нашего брака недействительным.

Джослин нахмурилась:

— А что это означает?

— Решение о признании брака недействительным принимается церковным судом. Брак расторгается, и за обеими сторонами сохраняется право в дальнейшем снова жениться или выйти замуж, — пояснил майор. — Эта процедура проводится редко, но если основания достаточно веские, то признание брака недействительным — вполне реальный выход из положения. Кроме того, в отличие от развода подобное расторжение брака не связано со скандалом.

— Скандал — это очень нежелательно. Но какие основания нужны для признания брака недействительным? Условия, должно быть, довольно жесткие, иначе к этому выходу прибегали бы гораздо чаще.

Майор пристально смотрел наледи Джослин.

— Брак может быть расторгнут в случае отсутствия согласия, двоеженства или двоемужества, безумия, несовершеннолетия одной из сторон и еще в некоторых случаях. В нашем же случае… Пусть это будет половое бессилие.

Она не сразу поняла, что майор имеет в виду.

Сообразив же, уставилась на него в изумлении:

— Вы хотите сказать, что из-за ранения вы теперь не можете…

— Не надо ужасаться, леди Джослин. На самом деле у меня нет оснований опасаться подобных последствий, но, учитывая характер моего ранения, было бы проще всего заявить: супружеские отношения между нами невозможны, поэтому наш брак следует признать недействительным. Разумеется, потребуется подтверждение докторов, но полагаю, что с этим не будет затруднений.

Джослин покраснела и принялась помешивать ложечкой в своей чашке. Она не предполагала, что разговор окажется таким трудным. У нее сложилось впечатление, что мужчины воспринимают свои любовные успехи очень серьезно. Надо полагать, готовность Дэвида признаться в таком недостатке — это нечто совершенно исключительное.

— Вы действительно согласны сделать такое заявление? — спросила она.

— Я могу с чистой совестью поклясться в том… что я страдаю бессилием, потому что в данный момент не имею явных свидетельств обратного, — ответил майор.

Джослин заставила себя посмотреть прямо ему в глаза:

— Сделать столь унизительное для вас заявление — это очень благородно.

— Унижений с лихвой хватит на нас обоих. Например, вас придется освидетельствовать на предмет сохранности девственной плевы. — После некоторых колебаний майор спросил:

— Простите… но… у вас с этим не будет затруднений?

— Конечно, я девственница! — воскликнула Джослин, густо краснея.

Однако майор не зря задал этот вопрос. Джослин прекрасно знала, что многие аристократки попадают под венец уже беременными. Правда, сама Джослин придерживалась более строгих правил и не торопилась расстаться с девственностью.

Стараясь не замечать ее смущения, Дэвид сказал:

— Тогда мне кажется, что мы сможем добиться признания нашего брака недействительным.

Джослин искренне на это надеялась. Почувствовав, что пришло время сменить тему, она спросила:

— Откуда у вас такие знания законов?.

— Я два года изучал юриспруденцию. Считалось, что это очень подходящее для меня занятие.

Заинтересовавшись, Джослин спросила:

— А почему же вы от этого отказались?

Он широко улыбнулся:

— Я решил, что даже смерть предпочтительнее карьеры адвоката. Потому и поступил на службу в армию. Джослин кивнула:

— Мне тоже всегда казалось, что юриспруденция — очень скучная наука.

— Вовсе нет. Наше англосаксонское общее право — явление поистине уникальное. Общее право основано на прецедентах и на здравом смысле и коренным образом отличается, например, от наполеоновского кодекса, основанного на кодексе древнеримского императора Юстиниана. Общее право обладает чудесной способностью развиваться и изменяться со временем, однако я не сомневаюсь: через тысячу лет наши потомки по-прежнему будут руководствоваться теми же принципами.

— Какая чудесная мысль! — воскликнула Джослин. — Вам удалось добиться невозможного, вы даже юриспруденцию сделали увлекательной! Видимо, вам все-таки следовало стать адвокатом.

— Адвокатская практика — это кабинетная работа над бумагами. Мне было бы скучно… — Майор указал пальцем на завещание графа. — Хотя этот документ, несомненно, интересен. Скажите, о чем думал ваш отец?

— Разве это не ясно? — усмехнулась Джослин. — Кажется, он назвал меня «упрямой девицей, слишком много себе позволяющей».

— Полагаю, он погорячился, — улыбнулся майор, внимательно глядя на Джослин.

Однако она не обиделась. Ситуация была действительно забавная — для всех, кроме нее.

— Справедливости ради должна признать: мой отец искренне за меня тревожился. Он действительно считал, что судьба женщины, не вступившей в брак, ужасна. Полагаю, ему очень хотелось, чтобы я побыстрее вышла замуж.

— А может, он был прав?

— Возможно. Но это не означало, что я смирюсь с таким принуждением. — Она криво улыбнулась. — Знаете, в чем парадокс? Меня никогда не удовлетворит жизнь светской дамы, потому что отец дал мне совершенно другое воспитание.

Дэвид взялся за кофейник и налил им обоим еще кофе.

— И как же он вас воспитал?

— Он относился ко мне так, будто я — его наследница. Мы вместе с ним объезжали поместье и обсуждали все хозяйственные вопросы. То есть он учил меня тому, что должен знать хозяин поместья. Именно поэтому я очень привязана к Чарлтон-Эбби. — Голос Джослин дрогнул. — Но… Чарлтон-Эбби никогда не будет моим!

— Чарлтон-Эбби для вас, конечно, потерян навсегда, но теперь вы могли бы купить себе другое поместье. Со временем вы полюбите его так же, как Чарлтон-Эбби.

Джослин в смущении проговорила:

— Странно, не правда ли? Говорят, женщинам не положено так привязываться к земле.

— Так говорят только глупцы.

— Я тоже так считаю. Но далеко не все мужчины со мной согласятся. Что ж, теперь, когда наследство мне обеспечено, я стану подыскивать подходящее имение. Конечно, может пройти много лет, прежде чем такое имение будет выставлено на продажу, но со временем я найду то, что ищу.

— По-моему, желание стать владелицей поместья достойно уважения, и я не сомневаюсь, что вы добьетесь своего. — Он посмотрел ей в глаза. — Но как же ваше замужество? Кажется, при нашей первой встрече вы сказали, что есть человек, чьей женой вы надеетесь стать.

Джослин потупилась. Какое-то время она молчала. Наконец, решив придерживаться только фактов, сказала:

— Эти отношения только начали складываться. Я пока не знаю, чем все это закончится.

— А кто этот джентльмен?

— Он человек очень знатный и совершенно не уважает тех, кто преклоняется перед его титулом и богатством. Он умен, остроумен, но ему свойственна и доброта. Кроме того, он член палаты лордов, и… — Джослин замялась, сознавая, что не может — и не должна — говорить о том томлении, которое испытывает всякий раз, когда думает о Кэндовере. — И мне… мне очень нравится находиться в его обществе.

— Похоже, из него может получиться достойный супруг. — Майор в задумчивости посмотрел на Джослин. — И если он не идиот, то оценит вас должным образом.

— Мне кажется, что ему тоже нравится мое общество, однако он всегда вел себя совершенно безупречно, потому что я — знатная незамужняя леди. Вернее, была таковой, — с горькой иронией добавила Джослин. — У него репутация человека, предпочитающего женщин… столь же опытных, как и он сам.

Майор кивнул:

— Такое поведение характерно для тех мужчин, которые еще не готовы жениться. Думаю, он просто ждет, когда найдется подходящая женщина.

— Я тоже так считала. — Джослин снова потупилась. — Несомненно, я кажусь вам очень глупой, раз так заинтересовалась мужчиной, не зная, ответит ли он взаимностью.

— Полагаю, что интерес — это важный первый шаг. А если вы не ошиблись, то интерес взаимный.

— Вы очень чуткий человек, майор. Мне бы хотелось, чтобы вы были моим братом. Но, наверное, мисс Ланкастер не захотела бы поделиться.

Джослин попыталась улыбнуться, но улыбка получилась не очень веселая.

— Вам хотелось бы считать меня своим братом?

— Я понимаю, что это невозможно, но мне хотелось бы надеяться, что мы станем друзьями. Все-таки в последние дни мы кое-что узнали друг о друге…

— Вы правы, — кивнул майор и протянул ей руку. — Значит, мы друзья.

Рука у него оказалась горячая и сильная. Было очевидно, что через несколько дней майор окончательно поправится.

Немного помолчав, он сказал:

— Кстати, о моей сестре… Полагаю, вы захотите отменить ее пожизненную ренту, ведь я остался жив, то есть не выполнил условия договора.

Джослин испытывала огромный соблазн поступить именно так. Пятьсот фунтов в год — немалая сумма, а Салли Ланкастер не очень-то симпатичная особа. Но все же Джослин заявила:

— Разумеется, я ничего не стану отменять. Вы женились на мне — значит, выполнили основное условие.

— Возможно, вы правы, — кивнул Дэвид. И тут Джослин заметила, что он уже устал.

— Простите, я вас утомила, — проговорила она. — Простите меня, пожалуйста. Вы кажетесь таким здоровым… и я все время забываю, что вы еще очень слабы. Может, вам хочется прилечь?

— Наверное, мне действительно следует прилечь. — Майор осторожно поднялся с кресла. — Похоже, что еще неделю-другую я буду только спать да есть.

Джослин тоже встала.

— Может, вам нужна помощь? Вызвать Моргана?

— Я сам справлюсь, леди Джослин. Спасибо вам за заботу.

Какое-то время они в смущении молчали.

— Я вас еще навещу сегодня, — сказала наконец Джослин.

Она направилась к выходу, но тут дверь распахнулась, и в комнату ворвалась графиня Кромарти. С ненавистью глядя на Джослин, графиня в ярости прошипела:

— Что все это значит?

Глава 13

Ошеломленная столь неожиданным визитом, леди Джослин пробормотала:

— Простите… вы о чем?

— Бесстыдница! Ты что же, вышла замуж? Что за чушь? Ведь тебе же никто не сделал предложения! — Глаза графини превратились в узенькие щелки. — Или, может, ты купила себе мужа? Может, нашла какого-нибудь охотника за приданым, который согласился тебя взять? Отвечай!

Графиня побагровела от гнева, и Джослин, испуганная этой вспышкой, невольно попятилась. Впрочем, тетушку Эльвиру можно было понять: графиня по-прежнему не теряла надежды заполучить наследство, предназначенное Джослин.

Тетка перевела дух и уже собралась продолжить допрос, но тут раздался мужской голос:

— Джослин, будь так любезна, познакомь нас. Она забыла о присутствии Дэвида, но теперь отступила в сторону, чтобы тетя Эльвира увидела, что ворвалась в спальню к джентльмену! Однако графиня, увидев майора Ланкастера, нисколько не смутилась — она уставилась на него, сверкая глазами.

Повернувшись к Дэвиду, Джослин проговорила:

— Дэвид, это моя тетушка, графиня Кромарти. Тетя Эльвира, это майор Дэвид Ланкастер.

Графиня взглянула на Джослин, потом снова уставилась на майора.

— Значит, это вы приняли участие в спектакле? — закричала она. — Майор Дэвид Ланкастер? Никогда не слышала о таком. Вы ничтожество!

Дэвид отвесил графине изящнейший поклон.

— Конечно, вы не можете одобрить того, что ваша племянница отдала свою руку и сердце человеку, не обладающему ни титулом, ни богатством. С ее красотой, знатностью и обаянием она могла бы стать женой аристократа. И я не раз говорил об этом моей дорогой Джослин. — Майор с невозмутимым видом подошел к ней и обнял ее за плечи. — Я совершенно с вами согласен, графиня, наш брак неравный, — продолжал он. — Однако наши чувства прошли проверку временем. И поскольку наша любовь не умерла, я поддался соблазну и попросил Джослин стать моей женой.

Покосившись на девушку, майор украдкой ей подмигнул и снова заговорил:

— Надо отдать должное вашей проницательности, леди Кромарти. Вы прекрасно понимаете, что ни один мужчина не может считать себя достойным вашей племянницы. Я могу только поклясться, что всю оставшуюся жизнь буду заботиться о ней.

Джослин едва удержалась от смеха. Взглянув на майора, она проворковала:

— Дэвид, милый, как чудесно ты говоришь… Едва ли нашлась бы такая женщина, которая не согласилась бы стать твоей женой! — Повернувшись к тетке, она сказала:

— Такое врожденное благородство, такие высокие принципы… Дэвид замечательный человек! И у него львиное сердце — он герой битвы при Ватерлоо! — Она осторожно обняла Дэвида и положила голову ему на плечо. — Тетя, я счастливейшая из женщин.

Графиня в изумлении уставилась на Джослин. Потом перевела взгляд на Дэвида. Хотя она действительно никогда не слышала о майоре Ланкастере, он, несомненно, был джентльменом.

— Ваша привязанность возникла давно?

— О, мы знакомы уже целую вечность, — заявил Дэвид. — Но к сожалению, война надолго нас разлучила. — Он одарил Эльвиру очаровательной улыбкой. — Надеюсь, вы пожелаете нам счастья.

— Все это представляется мне… чертовски странным, — проворчала графиня. — Ни объявления в газетах, ни приглашений родственникам… Ты могла пригласить хотя бы нас с Уиллоби. Как глава семьи, он должен был вести тебя к алтарю.

Джослин поджала губы.

— Пожалуйста, передайте дяде, что я не хотела его обидеть. У нас просто не было времени на то, чтобы подготовить скромную церемонию. Дэвид был так болен! Доктора с величайшим трудом спасли ему жизнь.

Графиня недоверчиво взглянула на Джослин:

— Но когда же вы познакомились?

Решив, что спектакль затянулся, Джослин проговорила:

— Вы очень любезны, что пришли нас поздравить тетя Эльвира, но я не могу допустить, чтобы вы и дальше утомляли моего мужа.

Она выскользнула из объятий Дэвида и потянула за шнурок звонка.

Дадли явился почти в ту же секунду. Джослин не сомневалась, что при внимательном осмотре на его ухе можно было бы обнаружить отпечаток замочной скважины.

— Пожалуйста, проводите графиню вниз. Извините, что не пойду с вами, тетя, но мы с мужем обсуждаем весьма важные вопросы.

Джослин взяла Дэвида за руку и ласково улыбнулась ему.

Потерпевшая поражение Эльвира резко повернулась и стремительно прошла мимо Дадли. Дворецкий тотчас же последовал за графиней.

Джослин дождалась, когда их шаги затихнут, а потом упала в кресло и громко расхохоталась.

— Теперь мне понятно, почему вы не умерли от ран, майор! — с трудом проговорила она между приступами смеха. — Совершенно очевидно, что вам суждено закончить дни на виселице. Я в жизни не слышала такой чудовищной лжи! «Мы знакомы уже целую вечность!» Замечательно!

— Все-таки я изучал юриспруденцию, моя дорогая. А любой достойный своего звания адвокат сумеет без труда убедить даже самого разумного человека в том, что черное — это белое. Если вы вспомните наш разговор, то убедитесь: я, в сущности, ни разу не солгал. — Дэвид с улыбкой сел на край кровати. — Но если мне суждено закончить дни на виселице, то вам следовало бы сделать карьеру в театре. Вы очень быстро сообразили, в чем дело, и начали мне подыгрывать.

— Это очень нехорошо с моей стороны. — Однако в голосе Джослин не было ни малейшего сожаления. — Но тетя… Вот уж не ожидала, что она позволит себе подобное!

— У вас с ней всегда были плохие отношения?

— Она вышла замуж за моего дядю, когда мне было два года. Говорят, увидев меня впервые, она подхватила меня на руки, а я тут же укусила ее за нос. С тех пор наши отношения улучшились.

Майор рассмеялся:

— Леди Кромарти была права. Вы действительно бесстыдница.

Джослин лукаво улыбнулась:

— Конечно же, я очень хочу купить имение, поэтому и стремилась сохранить наследство. Однако вынуждена признаться: кроме этого, мне ужасно хотелось разочаровать тетю Эльвиру. — Джослин внезапно нахмурилась. — Но если наш брак будет признан недействительным, то она, наверное, попытается отсудить мое наследство… Скажите, у нее есть для этого какие-нибудь основания?

Дэвид пожал плечами:

— По закону кто угодно может пытаться отсудить что угодно у кого угодно. Я не думаю, что она сумеет выиграть процесс, но все-таки вам следовало бы обсудить этот вопрос с вашим поверенным. Готов ли ваш дядя вести против вас судебное дело? Даже если его иск не будет удовлетворен, сам процесс — удовольствие весьма дорогое.

— Скорее всего Уиллоби сделает все, что пожелает Эльвира. Дядя человек неплохой, но бесхарактерный.

Джослин с беспокойством подумала о возможном судебном процессе. Явно пришло время посоветоваться с Джоном Крэндаллом, ее поверенным. Но гражданский иск — это все-таки не так ужасно, как развод.

Визит Эльвиры заставил Джослин серьезно задуматься о будущем.

— А что будете делать вы после того, как освободитесь от уз нашего брака?

— Пока не знаю. Наверное, вернусь в армию. Служба в каком-нибудь гарнизоне не очень-то меня привлекает, но ни к чему иному я не готов. — Он невесело улыбнулся. — Конечно, меня могут не взять на службу. Теперь, когда Бонапарт окончательно побежден, в армии будут сокращения.

Джослин покачала головой:

— Мне кажется, это было бы ужасно несправедливо… Неужели вас уволят? Ведь такие люди, как вы, спасли Англию…

— Жить гораздо легче, если не ждешь справедливости. Тут в дверь постучали, и вошел Дадли.

— Доктор Кинлок пришел осмотреть майора Ланкастера, — доложил дворецкий.

В следующее мгновение в комнату вошел шотландец. Увидев майора, он остановился в изумлении.

— Я подумал, что сегодня стоит зайти к вам пораньше, но, похоже, напрасно тревожился. Дэвид поднялся на ноги.

— Возможно, я проведу здесь еще несколько недель, но уже сейчас чувствую себя неплохо. Иногда мне даже кажется, что я совершенно здоров. Кинлок ухмыльнулся:

— Ваше мнение никого не интересует, майор. Я ваш доктор, и я скажу, когда вы будете здоровы.

Увидев, что хирург намерен осмотреть пациента, Джослин встала:

— Я зайду к вам позже, майор Ланкастер. Следует ли мне пригласить завтра моего поверенного? Майор вздохнул:

— Чем раньше, тем лучше, наверное.

Уходя, Джослин заметила, что провела с Дэвидом гораздо больше времени, чем намеревалась. С ним было легко. Как жаль, что он брат такой несимпатичной особы, как Салли Ланкастер.


Дэвид и Кинлок провожали леди Джослин восхищенными взглядами. Изящная и грациозная, она выпорхнула из комнаты.

— Какая красавица, — улыбнулся хирург. Кинлок довольно долго осматривал и ощупывал своего пациента. Затем свернул из плотной бумаги трубку и, приставив к его груди, стал прослушивать сердце. Наконец сказал:

— Вы здоровы как бык, майор. Шов почти затянулся. Что же касается отвыкания от опиума, то оно прошло для вас без последствий. Должен признаться, что вчера вы внушали мне серьезные опасения.

— Да, разумеется, — усмехнулся Дэвид.

— Не стану тратить время на инструкции, майор. Уверен, что вы все равно станете поступать по-своему. — Хирург бросил на него суровый взгляд из-под густых бровей:

— Надеюсь, у вас хватит разума, чтобы хорошо питаться, побольше отдыхать и не переутомляться?

— Не беспокойтесь, у меня есть некоторый опыт. Я ранен не впервые, поэтому не наделаю глупостей. — Дэвид внимательно посмотрел на доктора. — Я очень вам признателен, и мне никогда не расплатиться с вами. Надеюсь, вы понимаете, что я — ваш вечный должник.

— Не надо благодарить меня. Благодарите свою сестру. Когда все уже похоронили вас, она не сдалась. Она у вас очень смелая и упрямая. — Кинлок улыбнулся, и глаза его потеплели. — Я ничего особенного не сделал — просто тщательно вас осмотрел. К сожалению, в госпитале герцога Йоркского решили, что вы безнадежны.

— Вы себя недооцениваете, доктор. — Дэвид затянул пояс халата, радуясь тому, что осмотр закончился. То, что его раны хорошо заживали, увы, не гарантировало безболезненного осмотра. Прикосновение к шву еще вызывало сильную боль. — Насколько я понимаю, вы больше меня посещать не будете?

— Я сниму швы на следующей неделе. В других моих услугах вы больше не нуждаетесь, майор. — Кинлок закрыл свой саквояж и добавил:

— Мне пора в больницу Святого Варфоломея. Сегодня у меня еще несколько операций.

Дэвид протянул ему руку:

— Очень рад, что познакомился с вами. Рукопожатие хирурга было крепким и энергичным.

— Я также рад. Тем более что в вашем случае я добился блестящего успеха. — Кинлок радостно улыбнулся. — И кроме того, леди Джослин уже оплатила до неприличия огромный счет, который я ей прислал. Благодаря этому мой бесплатный кабинет будет снабжен лекарствами в течение целого года. Всего вам доброго.

После ухода Кинлока Дэвид в задумчивости улегся на кровать. Итак, леди Джослин оплатила счет за лечение. Возможно, для нее это была не такая уж большая сумма, но все-таки… В любом случае совершенно очевидно: она чрезвычайно добра и отзывчива.

Почувствовав, что ужасно устал, майор закрыл глаза. Однако он по-прежнему думал о Джослин. Она воплощала в себе все, что он ценил в женщине. И она была его женой… Так почему же он хочет от нее избавиться. Не глупец ли он?

Но ведь у него нет выбора. Леди Джослин Кендел, богатая дочь графа, не может быть женой нищего офицера. К тому же у него нет никаких перспектив на будущее…


Когда Салли Ланкастер вошла в комнату брата, она ужасно обрадовалась: он выглядел здоровым и бодрым. Бросившись к Дэвиду, она едва не заключила его в объятия, но, вовремя вспомнив о его шве, схватила брата за руки:

— Теперь с тобой все будет в порядке, правда?

Он рассмеялся:

— С этого утра я считаюсь слишком здоровым для того, чтобы вызывать у доктора Кинлока интерес. Еще несколько недель — и я стану таким же, как прежде. И только лишь благодаря тебе, Салли. Все остальные сдались, даже сам я сдался. А ты боролась за меня.

Она лукаво улыбнулась:

— Я думала в первую очередь о себе, Дэвид. Кто, кроме тебя согласится терпеть меня?

— Уверен, что найдется множество таких мужчин. — Дэвид жестом пригласил сестру сесть. — Теперь у тебя есть постоянный доход и нет необходимости служить гувернанткой. Что же ты собираешься делать? Ты никогда не думала о том, чтобы выйти замуж?

Удивленная вопросом, Салли ответила:

— Но ведь моя годовая рента будет аннулирована, раз дорогая леди Джослин не получила мертвого мужа, как требовали условия сделки!

— Мы сегодня утром обсуждали с ней, этот вопрос. Она не намерена лишать тебя дохода. Брак дал Джослин то, чего она добивалась. Джослин сохранила свое состояние. Что же касается живого мужа, то это, конечно, непредвиденное осложнение, но мы что-нибудь придумаем.

— Что-нибудь придумаете? — возмутилась Салли.. — У этой женщины в жилах не кровь, а вода!

Дэвид нахмурился:

— Тебе не нравится леди Джослин?

Вспомнив, что ее брат не знает, с кем имеет дело, Салли проворчала:

— У нас не было возможности как следует познакомиться — Немного подумав, она добавила:

— Конечно, следует сказать, что леди Джослин была очень любезна, ведь она предоставила в наше распоряжение свой дом и прислугу. А еще она была так добра, что этим утром прислала мне записку, в которой сообщила, что тебе уже гораздо лучше и что теперь ты наверняка скоро поправишься. — Несмотря на свое решение быть великодушной, Салли не удержалась и выпалила:

— Но скажу тебе честно: когда я думаю о том, что она, возможно, останется твоей женой, у меня кровь в жилах стынет!

Дэвид нахмурился и хотел что-то сказать, но тут раздался спокойный женский голос:

— Вам не следует ничего опасаться, мисс Ланкастер. — Леди Джослин, прикрыв за собой дверь, прошла в комнату. — Мы с вашим братом уже обсудили этот вопрос. Наш брак будет признан недействительным, так что не беспокойтесь за свою кровь.

Салли густо покраснела. К несчастью, нападение всегда давалось ей лучше, чем защита, поэтому она тут же заявила:

— Великолепно! Если брак может быть признан недействительным, то я могу считать, что Дэвиду с вашей стороны ничего не угрожает.

— Салли! — воскликнул он.

— Не беспокойтесь, майор, — проговорила леди Джослин, проявляя терпимость. — Ваша сестра выдвигает такие обвинения не впервые. Похоже, что тревога за вас вызвала у нее слишком бурный всплеск фантазии. — Джослин положила на столик газету. — Я подумала, что вам будет интересно узнать последние новости. Извините, что я помешала вам.

Дэвид сказал:

— Пожалуйста, задержитесь на минутку, леди Джослин. Она взглянула на него с удивлением:

— В чем дело, майор Ланкастер?

Салли исподлобья поглядывала на стоявшую перед ней леди Джослин. Высокомерие этой аристократки раздражало ее, однако на сей раз она промолчала.

Дэвид же проговорил:

— Почему вы с моей сестрой так невзлюбили друг друга? Наступило неловкое молчание, которое в конце концов нарушила леди Джослин:

— Ваша сестра вбила себе в голову, что я представляю опасность то ли для вашей жизни, то ли для ее отношений с вами. Видимо, ей нравится видеть опасности там, где их нет. И тут Салли не выдержала и взорвалась:

— «Опасности там, где их нет»?! Дэвид, мне не хотелось тебе говорить, но я заставила ее согласиться на то, чтобы ты переехал сюда. Она хотела оставить тебя умирать в этом отвратительном госпитале, чтобы ты не мешал ей!

Дэвид посмотрел на жену:

— Это правда?

Джослин хотела что-то сказать, но Салли снова заговорила:

— А когда она дала мне деньги за первые три месяца, я спросила ее, почему она не дает мне тридцать сребреников. — Салли с возмущением взглянула на Джослин. — Так вот, твоя милая женушка сказала мне, что серебро дают, когда людей продают, а поскольку она покупает, то платит золотом!

— Вы действительно так сказали? — изумился Дэвид.

Джослин вспыхнула:

— Боюсь, что да.

В этот момент Джослин очень походила на нашалившую девочку, во всяком случае, не на гордую леди.

К величайшему удивлению Салли, ее брат вдруг громко расхохотался.

— О Господи, — пробормотал он и снова рассмеялся. — В жизни не видел таких… очаровательных дам. На него уставились две пары женских глаз. Салли угрожающе проговорила:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Вы обе — просто удивительные женщины. Не говоря уже о том, что более властных особ, чем вы, просто-напросто не найти. Стоит ли удивляться, что вы действуете друг другу на нервы! — Он сокрушенно покачал головой. — Тот, кто назвал женщин слабым полом, явно не был с вами знаком. При столкновении с вами мужчине остается только соглашаться и надеяться, что он останется цел.

— Не слушайте его, — проворчала Салли, обращаясь к леди Джослин. — Дэвид обычно вполне рассудительный… Настолько, насколько мужчина вообще может быть рассудительным. Но если уж он что-то решил, можно сразу вывешивать белый флаг, потому что он обязательно сделает то, что хочет, а остальные пусть сами о себе заботятся.

— Я заметила признаки подобного отношения. — Губы леди Джослин дрогнули в улыбке. — Кажется, мы с вами впервые сошлись во мнениях.

Салли почувствовала, что вот-вот улыбнется в ответ.

— Не думаю, что сошлись, — пробурчала она. Дэвид взял сестру за руку:

— Салли, насколько я понял, из-за обстоятельств нашего венчания решила, что леди Джослин — мне враг. Это не так. Если бы она желала мне зла, то прошедшей ночью позволила бы мне упасть с галереи на мраморный пол. Я забрел на галерею, когда вышел из своей спальни… Если бы она не удержала меня, то обеспечила бы себе вдовство.

Салли ахнула, представив смертельное падение на мраморный пол холла.

— Ты бы разбился! — воскликнула она.

— У меня все мысли разбежались, и, видимо, я решил их догнать, — усмехнулся Дэвид. — Джослин оттащила меня от перил и благополучно уложила в постель. — Он и жену взял за руку. — В самые тяжелые часы моей болезни она ухаживала за мной, хотя мы с ней почти не знакомы. Джослин не могла быть более заботливой, даже если бы мы прожили в браке двадцать лет.

Салли недоверчиво посмотрела на леди Джослин:

— Вы действительно помогали ухаживать за моим братом? — спросила она.

— Да, хотя я удивляюсь, что он это помнит. Майор почти все время бредил.

Салли вспомнила утро венчания. Она тогда наотрез отказалась от любой помощи леди Джослин. При подобных обстоятельствах было бы нечестно винить эту женщину в том, что ей не пришло в голову взять Дэвида к себе в дом. Салли вынуждена была признать, что вела себя отвратительно. Глядя на леди Джослин, она сказала:

— Я должна перед вами извиниться. То, что я говорила… Это просто ужасно.

Спесивая аристократка, созданная воображением Салли, не преминула бы насыпать ей соли на раны. Но леди Джослин с грустью в голосе проговорила:

— Я и сама виновата. Мне следовало иначе с вами говорить.

Женщины молча смотрели друг на друга. Наконец Джослин нарушила молчание:

— Вы обладаете удивительной способностью… Вы выводите меня из себя и заставляете говорить ужасные вещи. Если бы меня услышала тетя Лора, мне бы пришлось в течение месяца отправляться спать без ужина. Давайте сделаем вид, что прошлой недели просто не было, и начнем все сначала! — Улыбнувшись, она протянула Салли руку. — Добрый день! Как приятно, что вы смогли нас навестить!

Салли снова убедилась: леди Джослин Кендел становилась совершенно неотразимой, когда пускала в ход свою улыбку.

Улыбнувшись в ответ, она приняла протянутую ей руку.

— Добрый день, леди Джослин. Меня зовут Салли Ланкастер. Как я понимаю, вы вышли замуж за моего брата. Очень рада с вами познакомиться!

Они обменялись рукопожатиями, и Салли мысленно поблагодарила брата за то, что он предоставил им возможность начать все сначала. Она уже не сомневалась, гораздо приятнее быть подругой леди Джослин, чем ее противницей.

Глава 14

Прекращение военных действий было отмечено чаем с пирожными. Теперь, когда было решено, что они с леди Джослин не враги, Салли рассмотрела под ее сдержанностью душевную теплоту. К своему великому стыду, она поняла: ее собственные предрассудки во многом определяли отношение к леди Джослин. Аристократическое происхождение далеко не всегда делает человека эгоистичным и жестоким, а бедность необязательно обеспечивает благородство души.

Спустя час леди Джослин извинилась и ушла, сославшись на то, что у нее есть дела вне дома. Салли еще немного посидела с братом. Заметив, что он начал уставать, она собралась уходить.

— Доктор Кинлок не сказал, когда он снова к тебе придет? — спросила она, взяв свой ридикюль.

— Он через несколько дней снимет швы. Другие услуги мне не потребуются. Во всяком случае, надеюсь, что не потребуются.

Дэвид направился к кровати и не заметил, лак у его сестры вытянулось лицо при этом известии.

— О, какая досада. А я… я даже как следует его не поблагодарила!

— Ну, можешь не сомневаться, я поблагодарил. — Дэвид улегся, чуть поморщившись от боли. — Он не только прекрасный хирург, но и очень интересный собеседник. Жаль, что я больше его не увижу, но он не из тех, кто тратит время на здоровых людей.

— Наверное, это так. — Тут Салли пришла в голову мысль, которая очень ее ободрила. — Я зайду к нему, чтобы уплатить по счету. Он живет в нескольких кварталах от дома Лонстонов.

— Леди Джослин уже расплатилась по счету, даже сам Кинлок назвал его «до неприличия огромным».

— Но это не правильно. Мы сами должны были бы ему заплатить. — Салли прикусила губу. — Хотя для этого пришлось бы воспользоваться теми деньгами, которые мне дала леди Джослин.

— Я склонен с тобой согласиться, но в данный момент у меня нет сил, чтобы с ней спорить. Если хочешь, можешь снова с ней поссориться — на сей раз из-за оплаты по счету. — Глаза Дэвида закрылись.

Салли стало стыдно, что она утомляет брата.

— Больше я с ней ссориться не буду. И потом, я вижу, что теперь, когда я заключила мир с леди Джослин, ее щедрость перестала вызывать у меня протест. — Она поцеловала брата в лоб. — Я приду к тебе завтра во второй половине дня.

Покинув Кромарти-Хаус, Салли повернула налево, к Гайд-парку. Лонстоны считали, что летом дети должны заниматься только по утрам, так что Салли не торопилась. Хотя ей с Лонстонами очень повезло, она подумывала о том, чтобы уйти от них, — ведь теперь у нее появился выбор. Салли нравилось учить детей, но ей хотелось испытать свои силы, заняться чем-нибудь другим. Чем именно — она пока не решила.

Стоял чудесный летний день, но Салли этого не замечала, она брела по парку, думая о докторе Кинлоке. Почему ее так огорчило сообщение о том, что доктор больше не будет навешать брата? Почему слова Дэвида так сильно на нее подействовали? Мисс Сара Ланкастер всегда считала себя воплощением практичности и совершенно не была склонна к романтике.

Да, конечно, она постоянно вспоминала о том, как ловко и умело хирург оперировал брата. Более того, Салли искренне восхищалась его искусством! Она часто вспоминала его лицо, но лишь потому, что он выглядел слишком уж необычно: темные кустистые брови и совершенно седые волосы…

Салли возмущенно фыркнула. Кого она, собственно, пытается обмануть?

Увидев свободную скамейку, Салли села лицом к небольшому озерку, устремив на него невидящий взгляд. У нее не было привычки прятаться от неприятной правды, так что пришлось признать: Йен Кинлок привлекает ее не только своим замечательным искусством. Ей нравится его шотландский акцент — все в нем нравится…

Салли вздохнула. Как это для нее типично: впервые в жизни ей понравился мужчина, и он совершенно ей не подходит. Йен Кинлок живет для того, чтобы работать. Дэвид правильно подметил: здоровые люди его не интересуют. Но даже если бы интересовали… Незаметная и скромная Сара Ланкастер в любом случае не могла бы отвлечь его от той недостижимой цели, которую он перед собой поставил… Ведь доктор хотел спасти Лондон от старухи с косой.

Возможно, это стало одной из причин ее неприязненного отношения к леди Джослин. Ведь ее красоту и обаяние оценил даже добрый доктор! Салли нервно теребила перчатки, наконец-то она осознала, что просто завидовала леди Джослин. Зависть! Как неприятно бывает признаваться, что ты не очень хороший человек.

Прежде Салли испытывала удовольствие, презирая леди Джослин как бездушную аристократку. Но последние несколько дней наглядно продемонстрировали: жена Дэвида не только привлекательнее ее, но и духовно выше. Эта безупречная аристократическая красавица следила лично за Дэвидом, хотя он для нее совершенно чужой человек. Она, Салли, получила отрезвляющий урок и больше никогда не будет судить о людях по их внешности.

Положив на колени перчатки, Салли тщательно их разгладила. А Йен Кинлок… Возможно, он не считает дурнушку гувернантку привлекательной, но ведь ему все-таки нужны друзья! Судя по всему, он постоянно заботится о других. Пора, чтобы и о нем кто-то позаботился.

Поднявшись со скамейки, Салли попыталась вспомнить расписание доктора. В этот день он должен находиться в больнице Святого Варфоломея, а она собственными глазами видела, как изматывают его операции. Чем же можно ему помочь?

Уже в следующую минуту Салли знала, что именно ей следует сделать.


Когда Йен Кинлок вернулся в свой кабинет в больнице Святого Варфоломея, он был так утомлен, что едва открыл дверь. После того как доктор расстался с майором Ланкастером, он осмотрел множество больных, а потом произошла трагедия в операционной палате: его пациентка умерла во время операции. Кроме того, еще одна больная находилась при смерти. В такие минуты доктор ругал себя за то, что стал хирургом, за то, что поступил на службу в больницу Святого Варфоломея.

Войдя в комнату, он сразу же направился к своему бюро, в запертом ящике которого хранилась бутылка виски. Доктор прекрасно знал: спиртное — не лучшее лекарство от его недуга, но все же он не мог отказаться от виски. Кинлок приложился к бутылке — и вдруг услышал веселый женский голос:

— Если вы сначала чего-нибудь поедите, то сможете больше выпить.

Доктор повернулся и увидел, что на единственном стуле для посетителей сидит мисс Ланкастер. Отложив книгу, которую читала, она взяла с пола корзинку.

— Я подумала, что вы проголодались, и принесла вам поесть.

Доктор пододвинул к себе стул и уселся.

— В конце дня, проведенного в больнице, мне, как правило, не удается вспомнить, когда я в последний раз ел, — пробормотал он.

Салли протянула ему пирожок с мясом, настолько свежий, что все еще сохранял тепло печки. Корочка аппетитно хрустнула, когда доктор впился в него зубами. Пирог с говядиной и грибами! Замечательно! Кинлок откусил еще кусок и почувствовал, как к нему возвращаются силы. Оказывается, ему требовалась пища, а не виски. Нужно было восстановить силы, а не искать забвения.

Когда Салли извлекла из корзинки кувшин с элем и кружку, он спросил:

— А вы со мной не поедите?

— Я надеялась, что вы пригласите меня к вам присоединиться.

Вдвоем они обследовали содержимое вместительной корзинки. Помимо пирожков с мясом и эля, Салли принесла хлеб с сыром, маринованный лук и теплые тартинки с персиковым джемом. И все оказалось удивительно вкусным.

Доев тартинку, Йен долил в кружку эля.

— Теперь, когда я вновь обрел человеческий облик… хотелось бы поинтересоваться: что вы здесь делаете?

Салли начала убирать в корзинку остатки трапезы.

— Когда Дэвид сказал, что вы больше не будете к нему приходить, я поняла, что как следует вас не поблагодарила, Ведь вы спасли ему жизнь.

— Мне нравится подобная благодарность, — улыбнулся Кинлок. Он вдруг почувствовал себя таким спокойным, каким не был уже очень давно. — Но мне кажется, что особой благодарности не требуется. Ведь я… Я просто делаю все, что в моих силах, а исцеление приходит с высот, мне неподвластных.

— Вот уж не ожидала, что услышу от вас столь мистическое объяснение.

— На первый взгляд я могу показаться рационалистом, но в душе я, как всякий кельт, романтик и мистик. — Он окинул взглядом стройную фигурку Салли. — Такой респектабельной английской леди, как вы, этого не понять. Вам не понять, что такое необузданный кельт.

Салли закрыла корзинку и решительно встала.

— Поосторожнее бросайтесь такими словами, как «респектабельная английская леди», доктор. Моя мать — валлийка, так что у меня не меньше прав претендовать на кельтское, происхождение. — Она подошла к бюро. — Я завернула хлеб с сыром в бумагу, так что он не испортится еще несколько дней. Вашим пациентам не повредит, если время от времени вы будете есть.

Салли искала свободное место на заваленной всякой всячиной крышке бюро, опасаясь, что сыр оставит пятна на какой-нибудь важной бумаге. И тут, заметив один из конвертов, она уставилась на него в изумлении. На конверте было написано: «Достопочтенному Йену Кинлоку».

Салли кивнула на конверт:

— Простите, я не смогла его не заметить. А вы уверены, что вы действительно необузданный кельт?

К ее удивлению, хирург густо покраснел. Салли никогда бы не подумала, что этот суровый мужчина умеет краснеть!

— Моя мать упорно обращается ко мне именно так, — объяснил он. — Мой отец — лорд Кинтайра. В своих письмах мать призывает меня бросить «эти медицинские глупости» и возвращаться домой, чтобы вести «приличествующую Кинлоку жизнь».

— То есть убивать беззащитных животных и проигрывать в карты свое состояние? — улыбнулась Салли, вспомнив, что Кинлок говорил ей, когда они ужинали в таверне после операции.

— Да, — кивнул доктор. — Мои братья именно этим и занимаются. Справедливости ради надо признать, что ни один из них еще не проиграл в карты состояния. Они, в сущности, неплохие люди. Двое — армейские офицеры, как ваш брат. Но у них — свои интересы.

— Могу себе представить. — Салли очень заинтересовалась новыми подробностями из жизни доктора. — Мне кажется, что если бы вы попытались вести жизнь провинциального джентльмена, то уже через несколько недель умерли бы от скуки.

— Совершенно верно. Моя мать никак не может этого понять. — Кинлок вздохнул. — А еще она абсолютно уверена в том, что мне вскружит голову какая-нибудь совершенно неподходящая девица. Ей почему-то кажется, что все ее пятеро сыновей просто неотразимы. Мать так и не смогла понять, что я уже не маленький мальчик, хотя седых волос у меня больше, чем у отца.

— Кажется, она у вас очень милая.

— Разумеется, милая. — Доктор спрятал пакет с сыром в один из ящиков бюро — Не пора ли нам выйти на улицу и нанять экипаж? Я слишком устал, чтобы провожать вас до дома пешком.

Салли сказала:

— Вам не следует беспокоиться. На улице еще не стемнело, а я уже много лет живу в Лондоне. Кинлок усмехнулся:

— Может, я и не джентльмен, но все же не могу допустить, чтобы леди шла домой в темноте. И кроме того, ваш дом всего в трех кварталах от моего.

— Да, доктор Кинлок, — кивнула Салли. Она вдруг почувствовала, что сердце ее забилось быстрее — ведь ей удастся еще немного побыть в обществе доктора.

— Называйте меня Йеном. К сожалению, меня уже почти никто так не называет. — Он открыл перед Салли дверь кабинета. — Иногда ужасно надоедает быть «доктором Кинлоком».

— И мне надоело называться «мисс Ланкастер», — улыбнулась Салли. Она покосилась на доктора. — Да, кстати, а почему мое имя мне идет? Как должна выглядеть «Салли»?

Они вышли из больницы, и Кинлок весело засмеялся.

— Взгляните в зеркало — узнаете.

Он остановил экипаж и помог Салли устроится на сиденье. Она мысленно улыбнулась — все произошло именно так, как ей хотелось. Во всяком случае, было очевидно они с доктором стали друзьями.

Они ехали по сумеречному Лондону, и Салли то и деле поглядывала на своего спутника. Ей не давала покоя одна и та же мысль: возможно, Кинлок готов принять ее дружбу, но достаточно ли этого ей?

Глава 15

На следующий день явился вызванный леди Джослин поверенный Джон Крэндалл. Она вынуждена была отдать ему должное: он удержался от нравоучений и не стал обвинять ее в легкомыслии. Однако вид у поверенного был довольно мрачный. Впрочем, мистер Крэндалл немного оживился, когда Дэвид объяснил ему, как именно собирается расторгнуть брак. Когда же майор сообщил, что изучал юриспруденцию, поверенный одобрительно кивнул и с глубокомысленным видом заявил:

— Мне надо будет обсудить эту ситуацию с проктором, то есть с адвокатом, который имеет лицензию на практику в церковных судах. Насколько мне известно, канонический закон, распространяющийся на подобные случаи, требует, чтобы иск был представлен вами, леди Джослин. Но сначала вы должны какое-то время прожить вместе, чтобы… э-э… убедиться в том, что данная проблема действительно имеет место. Однако решение о признании брака недействительным может быть вынесено только через пять или шесть месяцев после начала процесса, причем при условии, что иск не будет опротестован.

Значит, ей придется ждать свободы почти целый год?! Но тогда все ее планы рухнут! Хотя все могло сложиться и гораздо хуже…

— Хорошо, мистер Крэндалл, — кивнула Джослин.

Снова помрачнев, поверенный сказал:

— Но вы должны отдавать себе отчет в следующем. Хотя сейчас ваше юридическое положение вполне надежно, признание брака недействительным сделает вас уязвимой для иска, в котором будет утверждаться, что вы в действительности не были замужем и, следовательно, не выполнили условий завещания вашего отца.

— Я понимаю, что могут возникнуть затруднения…

— Хотя такое судебное дело вы скорее всего выиграете, судебные издержки окажутся огромными, а сам процесс будет связан с нежелательной оглаской, — продолжал поверенный, глядя на Джослин поверх очков. — Может, вам не следует расторгать брак? Это было бы простым решением.

Джослин решительно заявила:

— Простые решения редко бывают самыми лучшими, мистер Крэндалл, особенно в тех случаях, когда речь идет о браке.

Тяжело вздохнув, поверенный удалился. После того как за ним закрылась дверь, Джослин спросила:

— Как вы считаете, он стал нотариусом потому, что по своей природе пессимист? Или со временем сделался пессимистом?

Майор едва заметно улыбнулся:

— Думаю, тут всего понемногу. Адвокатская практика очень отрезвляет, поскольку человек, как правило, имеет дело со всевозможными жизненными проблемами.

— Тогда я рада, что вы выбрали службу в армии. Похоже, что характер меньше портится, когда люди рискуют жизнью, а не составляют контракты.

Стук в дверь возвестил о приходе Ричарда Дэлтона. Поздоровавшись с ним, Джослин извинилась и вышла, чтобы не мешать мужчинам.

Когда Ричард осторожно опустился в кресло, Дэвид встал и начал беспокойно расхаживать по комнате.

— Не обращай на меня внимания. После встречи с поверенным леди Джослин я почувствовал острую необходимость в движении. — Он споткнулся и едва успел ухватиться за столбик кровати. — Надо узнать, не найдет ли Морган для меня трость. В первое время она мне понадобится.

— Прекрасная идея. — Ричард протянул другу один из своих костылей. — А пока возьми вот это. Джослин будет очень недовольна, если ты покалечишься.

С помощью костыля Дэвид передвигался гораздо увереннее. Теперь он с удовольствием прохаживался по комнате.

Неожиданно майор остановился и пристально посмотрел на друга — ему показалось, что капитан чем-то озабочен.

— Ричард, что-то случилось? Капитан выразительно поморщился.

— Я решил посетить твоего хирурга и узнать, не может ли он сделать для моей проклятой ноги что-то такое, чего не смогли хирурги в госпитале. Кинлок говорит, что, вероятно, сможет мне помочь. Но операция, которую он предлагает, будет экспериментом.

— Я не уверен, что согласился бы стать подопытным — даже в руках Кинлока, — проговорил Дэвид, нахмурившись. — А каков его диагноз?

— У меня не правильно срослись сломанные кости. Наверное, удивляться не стоит, если вспомнить, сколько работы было у хирургов и как они уставали. — Ричард уставился на свою неестественно вывернутую ногу. — Она срослась так криво, что я всю оставшуюся жизнь буду калекой. Если мне очень повезет, то я смогу передвигаться не на костылях, а с помощью трости. В те дни, когда буду хорошо себя чувствовать И… она дьявольски болит.

Дэвид сокрушенно покачал головой. Прежде они не говорили о ранении Ричарда, и он считал, что со временем его друг полностью поправится.

— А что предлагает Кинлок?

— Снова сломать кости там, где они криво срослись, и заново их сращивать. Это — эксперимент, но он считает, что есть шансы. Возможно, я смогу ходить и ездить верхом, то есть вести довольно активный образ жизни. Кинлок не обещает, что боль полностью пройдет, но говорит, что и в этом отношении могут произойти заметные улучшения.

Дэвид выругался сквозь зубы. Слова Кинлока звучали вполне разумно, но любая хирургическая операция сопряжена с риском. Более того, даже если она окажется успешной, Ричарду предстоят долгие месяцы трудного выздоровления.

— Ты намерен принять его предложение?

— Да. Видит Бог, я не испытываю радости при мысли об операции, но Кинлок — единственный хирург, который дает мне надежду на то, что я смогу избавиться от этих проклятых костылей! — с жаром воскликнул Ричард. — Еще одна или две операции, еще несколько месяцев на больничной койке — это небольшая плата за возможность снова почувствовать себя человеком.

Дэвид устыдился своего эгоизма. В течение последних ужасных недель Ричард всегда находился рядом, всегда был готов помочь, приободрить… Он принимал его дружбу как должное и даже не задумывался о том, что Ричард тревожится за свое будущее.

Дэвид мысленно поклялся: он станет для Ричарда таким же надежным другом, каким был ему Ричард.

Желая успокоить друга, майор сказал:

— По-моему, Кинлок — замечательный хирург. Думаю, что твоя нога будет в полном порядке.

— Я не требую, чтобы она была в полном порядке. Только бы я мог ходить… — Давая понять, что больше не желает говорить на эту тему, Ричард спросил:

— А как ты? Что-то ты не слишком весел для человека, который только что восстал из мертвых да еще женился на прекраснейшей из женщин. Опираясь на костыль, Дэвид отошел к окну.

— «Восстал из мертвых» — это из волшебной сказки. А реальный мир гораздо сложнее.

— Ты о чем?

Чувствуя необходимость рассказать все человеку, который его поймет, Дэвид ответил:

— Я нахожусь в ужасном положении. «Прекраснейшая из женщин» видит во мне брата и рвется как можно быстрее освободиться от брачных уз.

— Я подозревал, что ты можешь в нее влюбиться, — негромко проговорил Ричард. — Джослин — необыкновенная женщина. Она не только прекрасна, но удивительно умна и добра.

Дэвид бросил на друга пристальный взгляд:

— Ты тоже в нее влюблен? Ричард покачал головой:

— Нет. Но в людях я разбираюсь. — Заметив, что Дэвид принял его слова скептически, Ричард с улыбкой заметил:

— Я понимаю, что выказал недопустимое отсутствие вкуса, не влюбившись в нее, но ничего тут не поделаешь.

Дэвид невольно рассмеялся.

— Судя по тому, что я слышал о ее визите в Испанию, ты был в числе тех немногих, кто не сделал ей предложения.

— Очень может быть, — в задумчивости пробормотал Ричард. — И знаешь… возможно, именно поэтому мы с ней подружились. Казалось, она… не то чтобы презирала, но по крайней мере не принимала всерьез тех мужчин, которые теряли из-за нее голову. Она поддразнивала их, говорила, что они ветреники, что уже через полмесяца влюбятся в какую-нибудь другую женщину. Получилось так, что я проводил с ней больше времени, чем ее поклонники. Возможно, ее внимания так часто пытались добиться, что ей это наскучило.

— Это не сулит мне ничего хорошего, — заметил Дэвид, стараясь, чтобы его голос звучал беззаботно. — Как только я ее увидел, я понял, что готов отдать ей руку, сердце и жизнь, как и все ее ветреные поклонники.

— Ты не ветреный. Если ты испытываешь такое сильное чувство, то это не просто увлечение. — Ричард замялся. — Ты помнишь свадебный тост, который я произнес? Когда я сказал, что вы созданы друг для друга, то это были не пустые слова. Мне кажется, что вы действительно прекрасная пара.

Дэвид в изумлении воззрился на друга:

— Боже правый, ну ты и хитрец! Не может быть, чтобы ты предвидел, как все обернется.

— Конечно, я этого не предвидел. Казалось, что ты не проживешь и недели. — Ричард пожал плечами. — Мне просто показалось, что вас следует свести… Это — как инстинкт, который подсказывает тебе во время боя, когда надо пригнуться.

— На сей раз пригибаться следовало гораздо раньше. — Дэвид нервно провел ладонью по волосам. — Леди Джослин не рассчитывала получить живого мужа, и было бы с моей стороны неблагородно, если бы я пытался удерживать ее. Поверенный уже наводит справки… Мы решили добиться признания нашего брака недействительным.

— Но ведь на признание брака недействительным уйдет немало времени.

— В лучшем случае — несколько месяцев.

— Значит, ты еще успеешь ее отговорить…

— Проклятие! Ричард, вспомни, насколько разное у нас положение. Она богата, а я нищий. Она дочь графа, а у меня, кроме Салли, нет родственников, которых я согласился бы признать.

— И ты из гордости готов сдаться без боя? — с раздражающим спокойствием осведомился Ричард. — Возможно, у вас разное положение в обществе, но ты — джентльмен, и ты сделал прекрасную карьеру в армии. Из тебя получится прекрасный муж.

И тут Дэвид вспомнил:

— Но она любит другого…

Ричард смутился, но ненадолго. Он возразил:

— Видимо, он не отвечав ей взаимностью, иначе Джослин не пришлось бы делать тебе предложение. Возможно, он женат. Впрочем, не думаю… У Джослин хватило бы ума не допустить подобной привязанности.

Дэвид покачал головой:

— Судя по ее словам, их отношения представлялись ей многообещающими, но они только зародились. — Он с силой сжал костыль. — Насколько я понял, этот человек красив, богат и знатен. В общем, идеальный муж для Джослин.

— Не исключено, — кивнул Ричард. — Но вполне возможно, что она так никогда и не получит от него предложения. — И в то же время ты — рядом. Ты проявляешь к ней интерес и не лишен способности очаровывать дам. У тебя множество преимуществ. Почему ты ими не пользуешься?

— Наверное, жду, чтобы кто-нибудь посоветовал мне воспользоваться своим положением и попытаться завоевать ее сердце, — медленно проговорил Дэвид. — Но мне все-таки кажется, что она могла бы найти себе более достойного мужа, чем я.

— Полагаю, ты ошибаешься, — возразил Ричард. — Я абсолютно уверен в том, что ты самый подходящий муж для леди Джослин. — Капитан поморщился и помассировал больную ногу. — Если ты боишься, что тебя сочтут охотником за приданым, то скажу одно: никто из твоих знакомых этому не поверит. А чье еще мнение может тебя интересовать?

— По-твоему, все так просто?

— Вот именно. Вряд ли леди Джослин сочтет тебя серьезным кандидатом в мужья, если ты будешь настаивать на том, чтобы расторгнуть ваш брак. Пусть сама принимает решение. Она вполне способна отделаться от тебя, если ей очень этого захочется. Но выбор должен остаться за ней. И не думай, что знаешь, чего она хочет. Не исключено, что она тебя полюбит.

Сердце Дэвида гулко забилось. Он понял: Ричард прав!

— Спасибо тебе… Ты сказал именно то, что мне хотелось услышать. Наверное, я знал, что ты ответишь, иначе не заговорил бы об этом.

Ричард рассмеялся.

— Рад услужить. Леди Джослин достойна того, чтобы за нее сражаться.

— Истинная правда, — кивнул Дэвид.

Майор прекрасно понимал, что придется действовать осторожно — ведь следовало ухаживать за леди Джослин, не злоупотребляя своим положением. Недопустимо, чтобы она сочла его очередным ветреным поклонником. Ему надо проявить терпение, дать ей время узнать его получше. Живя с ней под одной крышей, он будет иметь для этого немало возможностей.

И хотя его соперник превосходит его богатством и знатностью, у него, у Дэвида, тоже есть преимущества. Он прекрасный стратег и тактик, и он твердо решил победить.

Глава 16

Джослин проснулась на рассвете, проснулась после ночи, полной беспокойных снов. Впрочем, ей запомнился только один из них — вальс с герцогом Кэндовером. Лежа в постели, она думала об их последней встрече, о встрече предстоящей — и вдруг вспомнила, в какой неловкой ситуации оказалась…

Когда в сентябре Кэндовер вернется в Лондон, она по-прежнему будет считаться женой Дэвида Ланкастера и, следовательно, не сможет вступить в близкие отношения с герцогом. Возможно, к этому времени уже начнется процесс по признанию ее брака недействительным, но любовная связь по-прежнему будет адюльтером. Для нее это немыслимо.

Джослин вздохнула и осторожно, чтобы не разбудить Исиду, поднялась с постели и подошла к окну, выходившему в сад. Что ж, теперь все ее планы придется отложить. А что, если Кэндовер за это время найдет себе другую женщину? Ведь она может навсегда его потерять! И в таком случае, возможно, уже никогда не найдет мужчину, достойного ее любви.

И вдруг она почувствовала какое-то странное спокойствие. Что ж, если ей суждено его потерять — значит, так тому и быть. Она еще примирилась бы с любовной связью, если бы была свободна, но супружеская измена для нее неприемлема — пусть даже с мужчиной, внимания которого она добивалась так долго.

И тут Джослин заметила какое-то движение в глубине сада. Неужели это майор? Господи, действительно он! Опираясь на трость, Дэвид неуверенно шел по дорожке, окружавшей сад.

Разумеется, прогулка по саду была далеко не столь опасной, как ночной выход на галерею, но Джослин все равно встревожилась. Ведь прогулка в одиночестве могла закончиться падением. И если майор не сможет встать, то ему придется пролежать несколько часов на сырой земле, пока его не найдут. Он может простудиться — и даже умереть от воспаления легких!

Джослин невольно усмехнулась. Стоит ли так тревожиться? Ведь майор столько пережил, он сумел выжить даже после такого ужасного ранения. Неужели ему повредит прогулка по летнему английскому саду?

И все-таки Джослин решила, что неплохо бы проверить, как майор себя чувствует. Она надела скромное утреннее платье и, перехватив волосы лентой, стала быстро спускаться по узкой черной лестнице.

С кухни на лестницу проникали манящие запахи свежей выпечки, так что Джослин ненадолго туда заглянула. Под изумленными взглядами повара и судомойки она взяла две еще горячие булочки с изюмом и, завернув их в салфетку, поспешно удалилась, легкомысленно помахав прислуге рукой.

Когда она догнала майора, он уже обошел вокруг сада и начал второй круг. При виде Джослин он дружелюбно улыбнулся:

— Вы рано встали, леди Джослин.

Она улыбнулась ему в ответ.

— А вы не рано?

Джослин пошла рядом с майором. Ей всегда нравилось гулять по этой дорожке, а нынешнее утро было просто чудесное: роса бриллиантами сверкала на листьях и цветах.

— Я люблю это время дня. Оно такое мирное… — Майор весело улыбнулся. — И еще я твердо уверен: во время выздоровления следует вести активный образ жизни. Упражняться же проще всего тогда, когда вокруг никого нет и никто не мешает.

Джослин кивнула и проговорила:

— Когда я выглянула в окно и увидела вас в саду, передо мной возникла ужасная картина: вы падаете без чувств среди розовых кустов. Садовнику было бы очень неприятно обнаружить вас в таком виде — особенно если бы вы при этом повредили его цветы.

— И естественно, вы поспешили выйти, чтобы удостовериться, что и с кустами, и со мной все в порядке. — Майор снова улыбнулся. — Вы очень чуткая.

Джослин смутилась и посмотрела на дорожку.

— Нет ничего необычного в том, что хозяйка дома заботится о гостях.

— На вашем месте я бы больше беспокоился о садовнике. Уверен, что хорошего садовника не так-то легко найти. — Майор говорил совершенно серьезно, но глаза его смеялись.

— Льюис служит здесь лет тридцать. И он прекрасно знает свое дело, хотя и состарился.

— Да, у вас прекрасный садовник. — Дэвид окинул взглядом сад. — Трудно поверить, что мы сейчас находимся в центре Лондона. Здесь очень приятно гулять.

— Мое любимое место — вон та беседка в дальнем конце сада, — сказала Джослин. — Летними днями я люблю там читать. — Она протянула майору горячую булочку. — Похоже, что вы еще не собираетесь на завтрак, так что поешьте.

Он впился зубами в сладкую булочку, и на его лице появилось выражение блаженства.

— На тот случай, если я забыл упомянуть об этом раньше: ваш повар — настоящее сокровище.

— С прислугой мне повезло, — согласилась Джослин. — Поскольку Чарлтон-Эбби для меня потерян, я позаботилась о том, чтобы сделать Кромарти-Хаус как можно более приятным местом.

Дэвид искоса посмотрел на нее.

— Судя по тому, что сказал Крэндалл, мне еще некоторое время предстоит наслаждаться искусством вашего повара. Я собирался в скором времени подыскать себе квартиру, но теперь этого делать нельзя, раз нам с вами следует жить под одной крышей. Мне очень жаль, что я вас обременяю.

— Не стоит извиняться — Джослин тоже откусила кусочек булочки, ароматной и полной сочных изюмин. — Места в доме достаточно. Откровенно говоря, я получаю удовольствие от вашего общества.

Более того, Джослин чувствовала, что в обществе Дэвида ей удивительно легко и хорошо. Она посмотрела на его четко очерченный профиль и вдруг подумала о том, что майор — очень привлекательный мужчина — С вами никогда не жила компаньонка? — поинтересовался он — Ведь это не принято, чтобы привлекательная молодая женщина жила в Лондоне одна.

— Тетя Лора Киркпатрик одно время жила со мной. Но тетю возмутило мое поведение, и она решила съездить в свое поместье в Кенте, — призналась Джослин. — Она попозже вернется в Лондон, но когда именно — я не знаю.

— Надеюсь, что скоро. Мне бы хотелось снова ее увидеть.

— Обязательно увидите. Тетя и ее семья всегда здесь останавливаются, когда приезжают в Лондон. После смерти моего отца она жила со мной все то время, когда не следовала за армией. Когда тетя Лора уезжала к дяде Эндрю, у меня были другие компаньонки, но она — моя самая любимая.

— Вы очень на нее похожи?

— Хотелось бы надеяться. Поскольку у нее только сыновья, она всегда относилась ко мне как к дочери.

— А ваша мать давно умерла?

Джослин нахмурилась — так бывало всякий раз, когда упоминали ее мать. Избегая прямого ответа, она сказала:

— Я ее почти не помню.

— Простите, мне очень жаль… — пробормотал Дэвид. — А вот мой отец прожил довольно долго. Он увлекался науками, и ему нравилось учить нас с Салли. Я прекрасно помню, как мы сидели с ним в библиотеке и он показывал нам свой огромный глобус. А еще он брал нас на прогулки, и мы гуляли недалеко от нашего дома.

Джослин вдруг вспомнилось: ее мать плетет венок из весенних цветов, а потом надевает его ей на голову со смехом и поцелуями. Она с трудом проглотила вставший в горле ком. К глазам внезапно подступили слезы.

— Похоже, ваш отец был мягким человеком. Совсем не таким, как ваши братья.

— Они совершенно не походили на отца, — подтвердил Дэвид. — Первый брак отца был заключен по соглашению между семьями. А мою мать он выбрал сам. Отец любил ее по-настоящему.

Какое-то время они шли молча. Однако Джослин то и дело поглядывала на майора. Хотя длительная прогулка явно требовала от него немалых усилий, он держался очень неплохо. Возможно, майор правильно поступает, заставляя себя двигаться как можно больше, решила Джослин. Он шел, опираясь на трость, но при этом уже не казался больным и слабым. Более того, благодаря высокому росту и широким плечам майор выглядел довольно внушительно.

— Я много думал о том, что вчера говорил Крэндалл, — проговорил он неожиданно.

— Я тоже, — кивнула Джослин. — И я обратила внимание: он не стал спрашивать, действительно ли существует основание для признания брака недействительным. Крэндалл говорил лишь о том, как разумнее всего вести дело.

Дэвид пожал плечами:

— Он обязан представлять ваши интересы. Возможно, ему легче это делать, не зная всей правды о нашем деле.

Джослин почувствовала укол стыда: из-за нее Дэвиду придется лгать — во всяком случае, говорить полуправду. Ситуация оказалась ужасно неприятной. Однако ей пришлось признать: выход из нее был только один.

— Крэндалл сказал кое-что… И я много думал об этом, — снова заговорил Дэвид.

Он умолк, и Джослин спросила:

— Думали о чем?

Дэвид сделал глубокий вдох:

— Я — незавидная партия, но… по закону мы считаемся мужем и женой. Вы не рассматривали возможность остаться замужем? Ведь Крэндалл это предложил… — Он остановился и повернулся к ней:

— Я не знаю, чего вы ждете от мужа, но если любви… Мне кажется, что полюбить вас было бы очень легко.

Джослин пристально посмотрела на майора.

— Нет, — прошептала она.

Ведь они уже стали добрыми друзьями… Она доверяет ему, и ей хорошо в его обществе… Как он может такое предлагать? Тогда все изменится — и отнюдь не к лучшему.

Молчание становилось все более напряженным. Джослин хотела отвести взгляд — и не смогла. Дэвид же по-прежнему стоял прямо перед ней. Стоял, пристально глядя ей в глаза. Он — сильный мужчина, у него есть чувство юмора, ум и благородство… Может, он действительно полюбит ее?

Эта мысль привела ее в ужас. Нет, ей не нужна его любовь! Дружба гораздо надежнее — и гораздо прочнее.

— Нет, — повторила она уже решительнее. — Вы… вы мне очень нравитесь, но не как муж.

Дэвид застыл в полной неподвижности, и Джослин показалось, что он разгневан. Но он вдруг улыбнулся и с невозмутимым видом проговорил:

— Я подозревал, что ваша реакция будет именно такой, но было бы глупо не рассмотреть и этот вариант. — Майор галантно протянул Джослин руку. — Думаю, нам следует заглянуть к вашему повару. Возможно, у него еще остались булочки с изюмом?

У Джослин от облегчения даже немного закружилась голова. Она взяла майора под руку, и они направились к дому. Она не подозревала, как ценит его дружбу. Не подозревала до той ужасной минуты, когда ей показалось, что этой дружбе пришел конец.


Джослин была права, когда сказала, что в беседке очень приятно читать в жаркие летние дни. Однако Дэвид даже не заглянул в газету. Сидя в беседке, он смотрел на розы и думал о Джослин. Когда они вместе гуляли по саду, она была очаровательна в своем простеньком утреннем платье. А пряди ее чудесных волос, казалось, вспыхивали под лучами солнца. И она была такой счастливой, держалась так непринужденно…

Понимая, что пришло время проверить ее чувства, он сказал, что, может быть, не стоит расторгать их брак. Но Джослин ответила решительным «нет». Почему же она так отреагировала на его предложение? Она не оскорбилась — это было очевидно. Скорее, удивилась. Возможно, даже испугалась.

Испугалась? Нет, наверное, он все-таки ошибся. Но какие бы чувства она в тот момент ни испытывала, Дэвид был абсолютно уверен: Джослин не походила на женщину, отказывающую мужчине только потому, что любит другого. Скорее всего ее отказ вызван какими-то другими причинами.

Ему тогда ужасно хотелось заключить ее в объятия и сказать, что с ним ей ничего не угрожает. Но такой жест был бы совершенно неуместен. Он постарался разрядить атмосферу — и был вознагражден ее радостной улыбкой.

Завоевать Джослин будет так же трудно, как приманить на руку мотылька. Ему понадобится терпение, понадобится осторожность и, наверное, удача…

Будет ли этого достаточно? Оставалось только надеяться — и молиться.


Леди Лора Киркпатрик сладко потянулась и, запахнув шелковый капот, уселась за столик у окна своей спальни. Перед ней на подносе лежала утренняя почта, а рядом стоял горячий кофейник. Лора потянулась к письмам. Адрес на первом конверте был написан изящным почерком Джослин.

Леди Лора сломала печать и улыбнулась, услышав доносившийся из соседней комнаты плеск воды. Кеннингтон находился неподалеку от Дувра, и полковник Эндрю Киркпатрик, накануне прибывший из Франции, недолго добирался до поместья. Супруги очень обрадовались встрече. Даже не побрившись и не смыв с себя дорожную грязь, Эндрю присоединился к жене, поджидавшей его в постели. И теперь, вспоминая прошедшую ночь, Лора невольно краснела.

Вскрыв конверт, леди Киркпатрик просмотрела первую страницу письма племянницы — от бумаги исходил жасминовый аромат любимых духов Джослин. И тут дверь отворилась и в комнату вошел Эндрю, вытирающий полотенцем чисто выбритые щеки. Облаченный в бархатный халат, полковник казался непомерно широким в плечах. При этом он двигался с энергией, совершенно неожиданной для пятидесятилетнего мужчины.

— Дорогая, хорошие новости?

— Замечательные, Дрю. Ты получил мое письмо, которое я написала тебе, когда Джослин вышла замуж за Дэвида Ланкастера?

Полковник уронил на пол полотенце.

— Боже правый, нет! Когда это произошло? Последнее, что я слышал о Ланкастере, — это то, что он смертельно ранен и его отправили умирать в Лондон.

За кофе и булочками, к которым подали свежее сливочное масло и мед, леди Лора рассказала мужу, каким образом ее племянница решила свои имущественные проблемы.

— А теперь Дэвиду сделали операцию, и Джослин пишет, что он быстро поправляется. Я так рада! Он всегда был моим любимцем.

— И моим — тоже. — Полковник вздохнул. — Очень многие погибли при Ватерлоо… Но британские офицеры — люди крепкие. Может быть, ты слышала о том, что Майкл Кенион был при смерти? Но он, как и Ланкастер, выжил, несмотря ни на что. Выжил благодаря Кэтрин Мельбурн — она выхаживала его в Брюсселе после сражения.

— О… как я рада!

И Лора тотчас же вспомнила, как они с подругой Кэтрин проводили долгие часы в госпитале. Это было ужасное время… Дай Бог, чтобы им больше никогда не пришлось перевязывать пулевые раны умирающих юношей.

Завтракая, супруги обменивались рассказами об общих друзьях. Они то радовались, то огорчались — в зависимости от обстоятельств. По окончании великой битвы было очень трудно получать сведения, но постепенно общая картина произошедшего становилась яснее.

После того как они рассказали друг другу все свои новости, Дрю спросил:

— Раз твоя хитренькая племянница не станет вдовой — то каковы же ее намерения относительно Ланкастера? Лора снова заглянула в письмо Джослин.

— Она надеется, что найдется какой-то способ расторгнуть этот брак. Какая жалость! По-моему, Дэвид стал бы для нее превосходным мужем. Правда, порой мне начинало казаться, что она ужасно боится брака и никогда не решится выйти замуж.

— Я подозреваю, что именно по этой причине твой брат и составил свое завещание таким образом, — заметил Эндрю. — Он хотел вынудить ее выйти замуж, потому что опасался, что тот ужасный семейный скандал навсегда отвратит ее от брака.

Лора заморгала глазами:

— Дрю, какое блестящее заключение! Я уверена, что ты прав. Это все объясняет. Как хитроумно!

— Когда умираешь, то либо действуешь хитроумно, либо ничего не добиваешься, — криво усмехнулся полковник. Леди Лора с сожалением в голосе проговорила:

— Наверное, мне следует вернуться в Лондон, чтобы играть роль дуэньи.

Лора предпочла бы остаться в Кеннингтоне. Ее мужу не нужно было возвращаться на службу в течение нескольких недель, так что они могли бы провести это время у себя в поместье.

— А с какой это стати новобрачным вдруг понадобится дуэнья? — ухмыльнулся Эндрю. — Если тебя там не будет, их знакомство может развиться до такой степени, что они решат остаться супругами.

Лора нахмурилась:

— Может быть. Но я боюсь, что Дэвид мог невзлюбить Джослин за то, что она так бесцеремонно, забыв обо всех приличиях, пыталась воспользоваться его положением.

Густые брови полковника удивленно поползли вверх:

— Ты считаешь, что твоя племянница забыла все приличия? И это говорит та самая леди Лора Кендел, которая в свое время умоляла меня увезти ее в Гретна-Грин, потому что отец не позволил ей выйти за меня замуж?

— Побойся Бога, я об этом Джослин никогда не рассказывала! Я столько лет потратила на то, чтобы представиться… образцом благопристойности. Если Джослин узнает, какой я была неосмотрительной, она ужаснется! — Глаза Лоры засверкали. — Но если бы мой отец не сменил гнев на милость, то мы оказались бы в Шотландии, даже если бы мне для этого пришлось тебя похитить.

Их взгляды встретились, и несколько мгновений они смотрели друг на друга с глубоким чувством. Они прожили вместе более двадцати лет, однако связывавшие их узы стали только крепче. Супруги вместе танцевали на балах и вместе переносили все тяготы походной жизни. Порой Лоре в одиночестве приходилось дожидаться вестей о муже — она ждала его, не зная, жив он или мертв. Как-то раз, когда Лора осталась с маленькими сыновьями, ей пришлось защищаться от грабителей — она держала пистолет дрожащими руками.

В последние годы она иногда месяцами не видела мужа, Но теперь, с наступлением мира, у них будет время для неспешных завтраков и длительных верховых прогулок по холмам Кента. Когда же ее мальчики женятся и у нее появятся внуки, она будет бессовестно их баловать. А Эндрю, благослови его Господь, будет баловать их еще больше.

Заставив себя отвлечься от этих мечтаний, Лора заметила:

— Было бы очень приятно, если бы Джослин и Дэвид полюбили друг друга. Ей нужен такой муж, который пытался бы ее… исправить, но чтобы при этом он не позволил ей собой помыкать.

— Можешь мне поверить, — заявил полковник, поднимаясь из-за стола, — Дэвид Ланкастер уже сейчас влюблен в нее.

Эндрю обнял Лору за талию и принялся легонько покусывать мочку ее уха.

— Дорогая, женщины из вашего рода совершенно неотразимы. Джослин сравнится красотой со своей тетушкой только лет через двадцать, но она достаточно хороша для того, чтобы покорить молодого Ланкастера. Я только надеюсь, что она не разобьет его сердце. Ему было бы очень трудно забыть ее.

Рука полковника скользнула по шелковому капоту супруги и легла на ее высокую грудь.

— А теперь не пора ли нам закончить разговор о твоей ужасной племяннице?

Леди Лора со смехом взглянула на мужа:

— Ужасной? Эндрю, но ведь ты всегда был очень привязан к Джослин!

— В данный момент я нахожу ее ужасной. — Он поцеловал Лору в губы и прошептал:

— Так на чем же мы остановились этой ночью?

Лора решила, что Эндрю совершенно прав: Джослин не нуждается в дуэнье. Пусть они с майором Ланкастером сами ищут выход из той ситуации, в которой оказались А у Лоры Киркпатрик есть другие, гораздо более приятные заботы.

Глава 17

После того как Салли побывала в кабинете Йена Кинлока в больнице Святого Варфоломея, ее не удивило и то, что она увидела в его частном кабинете на Харли-стрит. В приемной был не просто беспорядок — там царил полный хаос.

Открыв дверь, Салли в растерянности остановилась у порога. На скамейках, стоявших вдоль стен, сидели ожидавшие приема пациенты. По полу ползали малыши, несколько мальчишек постарше разлеглись на дощатом столе, а двое мужчин с громкой руганью выясняли, чья очередь идти к доктору.

Салли едва не задохнулась от запаха пота. Судорожно сглотнув, она повернулась к беременной женщине, стоявшей рядом, и спросила:

— Это кабинет доктора Кинлока?

Женщина молча кивнула, казалось, она не в силах была говорить.

Салли окинула взглядом приемную.

— И здесь всегда столько людей?

— В благотворительные дни — да. В другое время тут потише.

Собираясь разделить трапезу с Йеном, Салли захватила с собой корзинку для пикника. Но теперь стало ясно: он освободится еще очень не скоро. Она уже хотела уйти, но тут спорившие мужчины закричали и сжали кулаки — драка казалась неизбежной.

Желая положить этому конец, Салли стиснула зубы и решительно направилась к спорившим.

— Прошу прощения, — проговорила она ледяным голосом. — Если вы намерены вести себя как дикари, то извольте выйти на улицу.

Мужчины в изумлении уставились на девушку. Один из них, высокий и мускулистый, заявил:

— Он говорит, что следующей пойдет его жена, но мне хирург нужнее. Видите?

И он сунул Салли под нос свою ручищу, перевязанную окровавленной тряпицей.

— Пусть дожидается своей очереди, как все мы, — возразил другой мужчина. — Моя жена пришла сюда раньше.

Тут в спор вступили остальные пациенты, каждый высказывал свое мнение или объявлял, что имеет право войти раньше других. Салли поняла, что может распрощаться со своими надеждами на тихий вечер. Подавив вздох, она подошла к столу и поставила под него корзинку.

— Слезайте! — приказала она лежавшим на столе мальчишкам.

Один ткнул другого локтем в бок, и оба засмеялись. Пристально глядя на мальчишек, Салли строгим тоном проговорила:

— Мне что, повторять придется?

Мальчишки обменялись взглядами и поспешно слезли со стола. Салли повернулась к пациентам и громко сказала:

— Как помощница доктора Кинлока, я сама буду решать, кто и когда зайдет. Кому-нибудь из вас требуется срочная помощь? Может, у кого-нибудь очень серьезная травма?

Высокий мужчина снова поднял свою окровавленную руку. Но Салли внимательно посмотрела на него, и он поспешно отступил. Остальные пациенты негромко переговаривались, но никто не заявил, что имеет право на срочное лечение.

— Прекрасно. — Салли окинула взглядом приемную. — Кто пришел сюда первый?

Несколько человек заговорили одновременно — причем каждый заявлял, что именно он пришел первый.

— Помолчите!

Салли строго взглянула на пациентов, и те тотчас же замолчали. Точно так же умолкали когда-то и ученики в той школе, где начинала свою карьеру Салли Ланкастер.

— Будет гораздо лучше, если вы перестанете спорить, — с металлом в голосе проговорила Салли. — Доктор Кинлок очень щедро делится с вами своими знаниями и временем. Но вы не имеете права испытывать его терпение. Вам понятно?

Все молча закивали.

— Я составлю список в том порядке, в котором вы сюда приходили, — продолжала она. — Кто ждет дольше всех?

Несколько человек переглянулись, и тут худенькая пожилая женщина робко подняла руку. Салли подозревала, что ей очень долго пришлось бы дожидаться у двери. Отыскав в столе листок бумаги, она записала имя пациентки.

Салли уже заканчивала составлять список, когда дверь кабинета открылась. Из кабинета вышла женщина с мальчиком, а затем у двери появился Йен. И он выглядел очень усталым.

— Кто следующий? — проворчал доктор.

— Я, сэр, — почти шепотом ответила старая женщина. Когда она встала, чтобы зайти в кабинет. Йен обвел взглядом приемную. Было очевидно, что он очень удивлен: наверное, впервые увидел столь дисциплинированных пациентов.

И тут, заметив Салли, доктор понял, что произошло.

— Мисс Ланкастер, я счастлив, что вы сегодня смогли прийти мне на помощь.

Он смотрел на нее с явным одобрением.

Она прошла бы босиком через весь Уэльс ради его одобрения!

— Мне очень жаль, что я не смогла прийти раньше, доктор. Но теперь все уже в порядке.

— Да, я вижу.

Он едва заметно улыбнулся, взял пожилую женщину под руку и провел ее в кабинет.

Решив, что это может оказаться полезным, Салли начала расспрашивать пациентов, что привело их к доктору. Вскоре она выяснила: многие из них просто сопровождают тех, кто нуждается в лечении. У некоторых не было ничего серьезного — им следовало дать разумный совет или же просто внимательно выслушать. Например, молодая мать со слезами говорила, что младенец требует много внимания, а ей страшно: вдруг она плохо о нем заботится?

Салли взяла малыша на руки, сочувственно выслушала испуганную женщину, а потом успокоила ее: малыш пухленький, красивый и явно ухоженный — значит, его мать делает все, как нужно. Молодая женщина успокоилась и решила, что можно не дожидаться приема у доктора из-за того, что малыш изредка кашляет.

Прием закончился на удивление быстро. Когда последний пациент вошел в кабинет, Салли порылась в ящиках стола и обнаружила там конторскую книгу и обрывки бумаги с записями. Отвратительное состояние счетов Йена совершенно не удивило Салли.

Она пыталась разобраться в конторской книге, но тут дверь отворилась, и из кабинета вышел последний пациент.

Салли оглянулась. Йен стоял, прислонившись к дверному косяку и скрестив на груди руки.

— Что-то я сегодня рано закончил. Как это вам удалось их разогнать?

— Не всем из них требовался доктор. Некоторых достаточно было просто выслушать. — Салли откинулась на спинку стула. — Как вам удавалось справляться без помощника?

— Был помощник, а потом ушел. Но у меня не было времени найти нового. — Кинлок с надеждой посмотрел на Салли:

— А вас такая работа не привлекает? Наверное, нет.

Салли попыталась сообразить, что она ответила бы в том случае, если бы это предложение было сделано всерьез. В целом она могла бы радоваться — день провела не зря. Она навела порядок в приемной Йена и дала некоторым пациентам весьма разумные советы. Но предложение Йена… Устоять перед таким соблазном просто невозможно!

Напомнив себе, что ей вообще необязательно работать. она сказала:

— Я могу помогать вам, пока вы не найдете себе нового помощника. И я даже могла бы помочь вам в поисках ассистента.

— Вы просто ангел! — с жаром воскликнул Кинлок. — Мне не следовало бы задавать лишние вопросы, но все-таки: что вас сегодня сюда привело?

Она показала ему корзинку.

— Я хотела принести вам поесть, но все отдала. Женщине с четырьмя детьми пища нужнее, чем нам с вами.

— Настоящий ангел! Не только умелая, но и щедрая, — тихо проговорил доктор.

Он протянул руку и прикоснулся к ее щеке. Прикосновение его сильных пальцев было нежным как пух.

Салли затаила дыхание. Она не ожидала, что легкое прикосновение может так на нее подействовать. На несколько секунд их взгляды встретились, было совершенно очевидно, что их влечет друг к другу.

Наверное, в глазах Салли можно было прочесть все, что она чувствовала. Йен вдруг в смущении закашлялся и опустил руку.

— Позвольте угостить вас обедом. Мне было бы очень приятно пообедать с вами.

— С удовольствием принимаю ваше приглашение. Я ужасно проголодалась, — сказала Салли, гордая тем, что говорит спокойно, хотя сердце ее в это мгновение бешено колотилось.

Вставая из-за стола, она знала одно: сегодня ей удалось произвести впечатление на Йена Кинлока.

Глава 18

Садясь завтракать, Джослин с улыбкой посмотрела на своего сотрапезника. После операции прошло уже три недели, и Дэвид, судя по всему, прекрасно себя чувствовал. Было совершенно очевидно: через месяц он сможет ходить без трости.

Она снова улыбнулась, заметив, как он тайком бросил кусочек ветчины Исиде, ждавшей у его стула. Проглотив лакомство, кошка начала бесстыдно тереться о его ноги.

— Покупаете любовь, майор? — весело проговорила она. — Исида проявила бы любовь даже к Бонапарту, если бы ее устроила цена.

— Насколько я слышал, император терпеть не может кошек. — Дэвид дал Исиде еще кусочек ветчины. — И это свидетельствует о том, что он — жестокий человек.

Джослин пожала плечами:

— Тетя Эльвира просто ненавидит кошек. Они весело рассмеялись. Последние дни прошли так безмятежно, словно они вдруг оказались на необитаемом острове, где, кроме них, не было ни души. Тетя Лора и ее муж остались в Кенте, а большинство знакомых Джослин разъехались, в гости заходили только офицеры, друзья Дэвида, и, конечно же, приходила Салли. С Дэвидом было легко, интересно и весело, и Джослин с удовольствием проводила с ним время. Они гуляли по саду, устраивали пикники в беседке и говорили на самые разные темы.

Наблюдая, как Дэвид чешет Исиду за ушком, Джослин впервые подумала о том, что ему, возможно, скучно в ее доме — ведь они ни разу никуда не выезжали.

— Вам не захочется сегодня покататься в экипаже? — спросила она.

— Очень хотелось бы.

Обрадовавшись, что может развлечь майора, Джослин с улыбкой сказала:

— Я сама буду править фаэтоном, и мне очень не понравится, если вы начнете хвататься за сиденье и говорить, что женщины совершенно не умеют править.

— Те, кто сражался с императорской гвардией Наполеона, не испугаются даже столь серьезного испытания, — ответил майор.

Джослин рассмеялась. Ей нравилось, когда Дэвид ее поддразнивал. Именно такого друга ей прежде не хватало!


День выдался теплый и солнечный. Свежий ветерок унес неприятные городские запахи, и было очень приятно ехать и по парку, и по направлению к реке. Подъехав к Челси, Джослин наконец остановилась у конюшни. Следовало отдать майору должное — он не приставал к ней с расспросами о том, куда они едут. С ним было очень спокойно.

— Мне хочется показать вам одно замечательное место, — объяснила Джослин, передавая вожжи груму, вышедшему из конюшни.

Дэвид без труда выбрался из фаэтона и обошел вокруг него, чтобы помочь Джослин. Опершись на его руку, она уже начала спускаться, но тут сильный порыв ветра взметнул ее юбку, и Джослин, оступившись, покачнулась…

Дэвид тотчас же подхватил ее — она даже не успела вскрикнуть. В следующее мгновение ноги Джослин коснулись земли, но Дэвид не сразу ее отпустил — несколько секунд они стояли прижавшись друг к другу.

Джослин остро ощущала силу и тепло его тела, чувствовала ровное биение его сердца. Она вдруг вспомнила ту ночь, когда Дэвид поцеловал ее на галерее. Это воспоминание оказалось настолько ярким, что Джослин даже испугалась — ведь он мог почувствовать, о чем она думает.

— Вы проверяете, насколько я окреп? — спросил Дэвид. Его голос прозвучал прямо над ее ухом, и Джослин поняла, что майор в этот момент улыбается.

Она покраснела и в смущении отступила на шаг.

— Если это была проверка, то вы с честью ее прошли, майор. Если бы я вот так же оступилась еще, несколько дней назад, то непременно упала бы.

— Очень рад, что оказался в состоянии вас спасти. — Он нагнулся, чтобы поднять трость. — Конечно, было бы гораздо приятнее вас спасать, если бы на вас напали жестокие грабители с большой дороги. Но грабителей, к сожалению, нет, так что пришлось спасать вас от падения.

Пытаясь справиться с волнением, внезапно охватившим ее, Джослин проговорила:

— Нам надо идти вон по той дорожке, вдоль желтой кирпичной стены.

— Это чье-то имение? — спросил Дэвид.

— Скоро узнаете, — ответила Джослин.

Они пошли вдоль кирпичной стены и через несколько минут оказались у ворот. Над воротами висела табличка с надписью: «Ботанический сад общества аптекарей. Лонд. 1686».

— Это аптекарский сад, — объяснила Джослин. Она дернула за шнурок звонка у входа. — Сад принадлежит Обществу аптекарей. Сюда со всего света привозят травы и кустарники и их здесь изучают, чтобы находить новые лекарства.

На звонок вышел привратник, который приветствовал Джослин как давнюю знакомую.

Они вошли в сад, и Джослин сразу же повела Дэвида к реке.

— Аптекарский сад закрыт для публики, но один из старых друзей моего отца — член Королевского общества. Как-то раз он нас сюда привез, и мне так здесь понравилось, что он выхлопотал для меня разрешение — я могу приходить сюда, когда захочется.

Сад раскинулся акров на пять, и выглядел он весьма экзотично. Они довольно долго бродили по извилистым тропинкам, восхищаясь необычными и редкими растениями, такими, как ливанские кедры — они росли недалеко от берега, напротив шлюза. Наконец, утомившись, они устроились на скамье, стоявшей у памятника сэру Гансу Слоуну, одному из первых покровителей Общества аптекарей.

Наслаждаясь необычными ароматами, наполнявшими воздух, Джослин проговорила:

— Этот сад просто чудо… Здесь есть растения, которые вы больше нигде не увидите.

— Я даже не знал о существовании этого сада! Как Кинлок раздвигает границы хирургии, так аптекари раздвигают границы своей науки, — отозвался Дэвид. — Я сейчас не в восторге от опиума, но опийная настойка спасла жизни многих людей. Возможно, в этом саду будут обнаружены и многие другие замечательные лекарства.

Джослин с улыбкой посмотрела на Дэвида — казалось, он читал ее мысли.

Майор протянул руку и сорвал соцветие, состоявшее из множества крошечных золотистых цветочков. Эти цветки в изобилии росли на клумбе рядом со скамейкой. Повернувшись к Джослин, он украсил цветком ее волосы.

— Сейчас ваши глаза стали такими же золотистыми. Джослин в растерянности смотрела на своего спутника — она чувствовала, что сердце бьется все быстрее. И казалось, что после легкого прикосновения его пальцев по всему телу стал растекаться какой-то странный жар. Джослин сама себе удивлялась: почему она так реагирует на самое обычное прикосновение?

Черт побери, что с ней происходит? Ведь Дэвид — ее друг, а не один из назойливых поклонников. И он определенно не тот мужчина, за которого она хотела бы выйти замуж. Джослин резко поднялась со скамьи.

— Нам пора возвращаться. Скоро на дорогах будет слишком много экипажей, а мои лошади этого терпеть не могут.

Несколько минут спустя они вышли из ботанического сада. Еще совсем недавно она непринужденно взяла бы Дэвида под руку, но сейчас… сейчас его прикосновения были связаны с совершенно неожиданными опасностями…

Когда конюх подал их фаэтон, Джослин спросила:

— Хотите править?

— Как вы догадались об этом? — виновато улыбнулся майор. — Мне бы очень хотелось подержать в руках вожжи. Но вы действительно доверяете мне? Не боитесь, что я испорчу вашим лошадям губы?

Джослин рассмеялась, делая вид, что с ней ничего особенного не происходит.

— Я очень удивлюсь, если окажется, что вы не умеете править. Не беспокойтесь, в крайнем случае я просто отниму у вас вожжи.

Как Джослин и предполагала, Дэвид прекрасно управлялся с лошадьми. В какой-то момент она вдруг поймала себя на том, что наблюдает за его руками — большими и умелыми, с мозолями от работы. А на левом запястье она увидела тонкий шрам. Может, это след от штыка, результат стычки с каким-то французом? Эта рука была такой теплой и твердой, когда он держал ее за руку во время венчания.

«Пока смерть не разлучит вас»…

Джослин поспешно отвела глаза. Ее сердце колотилось так, словно она только что быстро бежала. Чтобы не смотреть на Дэвида, она уставилась на гладкие спины лошадей. Этих лошадей выбрал для нее Кэндовер, поскольку женщинам не позволялось появляться на подобных аукционах. Ей нравилось, что герцог внимательно слушал ее, когда она объясняла, каких именно лошадей хотела бы приобрести.

И Дэвид всегда внимательно ее слушал.

Джослин снова стала думать о Кэндовере и о том, какой огонь иногда вспыхивал в глубине его серых глаз.

Он приедет в сентябре…

Вот только она никак не могла вспомнить, какое у него лицо. Разумеется, он красив… но как же он выглядит?

Зато лицо Дэвида она могла представить во всех подробностях. Впрочем, ничего удивительного. Ведь последние несколько недель она постоянно проводит в его обществе. Так что это ничего не значит. Ничего!

Она снова посмотрела на Дэвида. К счастью, он этого не заметил, потому что сосредоточился на упряжке. У него был очень четкий профиль. А у рта и в уголках этих удивительных зеленых глаз затаились веселые морщинки. Несомненно, Дэвид очень привлекательный мужчина. А его лицо… У него прекрасное лицо.

О Господи, она снова о нем думает! В отсутствие Кэндовера она все чаще думает о Дэвиде. Ей просто необходимо снова увидеть герцога, чтобы вспомнить, какой он необыкновенный.

Но герцог Кэндовер вернется в Лондон только через месяц. А когда он вернется, ей придется пережить неприятное объяснение. Придется дать герцогу понять, что она пока не может вступить с ним в связь, однако не прочь сделать это позже, когда снова станет свободной. Но не случится ли так, что их неустойчивые, только начавшие складываться отношения на этом и закончатся?

Джослин помрачнела. Она вдруг подумала о том, что ей, возможно, уже никогда не удастся встретить человека, достойного ее любви.


Когда Джослин вернулась домой, ее ждал подарок от герцога Кэндовера. Это оказался тоненький томик стихов, причем некоторые из стихотворений Сэмюэла Тэйлора Колриджа были написаны от руки.. В записке же герцога говорилось:


"Я подумал, что это может доставить вам удовольствие. Некоторые из стихотворений еще не были опубликованы, хотя, насколько мне известно, друзья Колриджа уговаривают его познакомить с ними широкую публику. С нетерпением жду встречи.

До сентября.

Кэндовер".


Листая томик стихов, Джослин думала о герцоге Кэндовере. Это был чудесный подарок. И очень необычный. Более того, этот подарок был знаком! Она нуждалась в напоминании о том, чего хочет ее сердце.

Хотя по закону она считается женой Дэвида, но ее будущее связано с Кэндовером. Доказательство этого она держит сейчас в руках.

Глава 19

То, что Салли решила обратиться за помощью к Джослин, говорило о том, как окрепла их дружба. Она пришла в Кромарти-Хаус во второй половине дня, как раз когда ее милости должны были подать чай в утренней гостиной.

Джослин встретила Салли приветливой улыбкой:

— Как вы вовремя! Не угодно ли будет выпить со мной чаю? Но, к сожалению, Дэвида дома нет. Он отправился навестить Ричарда Дэлтона: бедняжка перенес новую операцию и несколько недель ему предстоит лежать совершенно неподвижно.

— Я знаю. Йен Кинлок сказал мне, что пришлось заново ломать искалеченную ногу Ричарда и выправлять кости, но прогноз самый благоприятный. — Салли нервно теребила перчатки. — Говоря по правде, я знала, что Дэвида не будет. Мне хотелось поговорить с вами.

Тактично не замечая, как нервничает ее гостья, Джослин налила чаю в чашки и предложила ей бисквит, затеяв ничего не значащий разговор. После увлекательного обсуждения того, насколько серыми были в последнее время дни, столь нехарактерные для августа, Джослин наконец спросила:

— Я могу вам чем-то помочь? Я с удовольствием бы это сделала.

Салли стало трудно дышать, нежнейший бисквит показался ей горстью несъедобного песка.

— Сомневаюсь, чтобы вы смогли мне помочь, но я просто не знаю, с кем еще поговорить.

Джослин пробормотала в ответ нечто Подбадривающее. Не решаясь встретиться с ней взглядом, Салли принялась рассматривать пейзаж на стене.

— Может ли женщина добиться того, чтобы в нее влюбился мужчина? Я уверена, что у вас есть опыт, и была бы счастлива получить от вас совет. Хотя вряд ли он поможет такой… как я, — горько заключила она.

Джослин так изумилась, что даже громко стукнула тонкой севрской чашечкой о блюдце.

— Я… поняла вас. На такой вопрос ответ дать непросто. Салли была глубоко благодарна Джослин, что та не расхохоталась в ответ.

— Вряд ли существует какой-то единый метод внушить к себе любовь. — Джослин нахмурилась. — По правде говоря, я не знаю, сколько мужчин действительно были в меня влюблены. Говорят, все богатые невесты красивы, так что, по-моему, как правило, на все комплименты, которые я получала, их вдохновляло мое состояние.

— Вздор. Конечно, вокруг вас увивались охотники за наследством, но большинство ваших поклонников искренне были вами увлечены. Посмотрите хотя бы на Дэвида и Ричарда Дэлтона.

— Салли, вам нездоровится? — встревожилась Джослин. — В последние дни было так пасмурно, что солнечного удара вы получить никак не могли… Может, поели несвежих устриц? Мне очень нравятся Дэвид и Ричард, и я надеюсь, что они тоже относятся ко мне с симпатией, но никто из нас ни в кого не влюблен.

Салли задумалась.

— Ну, может, Ричард и не влюблен, хотя влюбился бы, если бы вы хоть немного его поощрили. Но Дэвид уж точно увлечен вами.

К, ее глубокому изумлению, Джослин эти слова искренне огорчили.

— Мы с Дэвидом друзья, Салли! Между нами нет и намека на роман!

Может быть, ее невестка протестует чересчур горячо? Не желая ее расстраивать, Салли пожала плечами:

— Ну, это не имеет значения. Если вы не знаете, как это делается, то и совета у вас просить нечего. Извините, что я вас побеспокоила.

— Никакого беспокойства. — Джослин отломила кусочек пирожного с кремом и угостила им Исиду, которая буквально поедала тарелку глазами. — Ради Бога, скажите же мне, что вас тревожит? Даже если я не смогу вам помочь, разговор с близким человеком иногда может подсказать, что следует предпринять.

— Но если вы будете надо мной смеяться, я вам это никогда не прощу!

— Конечно же, я не стану смеяться, — пообещала Джослин. — Насколько я понимаю, вас интересует мужчина, который не уделяет вам внимания, как вам того хотелось бы. Не так ли?

Салли нервно переплела пальцы.

— Я… Похоже, я безнадежно влюбилась в Йена Кинлока. Мы живем неподалеку друг от друга и часто вместе обедаем. Иногда я захожу за ним в больницу Святого Варфоломея, несколько раз я помогала ему в его консультативном кабинете — переписывала больных и разбиралась с денежной стороной его практики, которую он совершенно игнорирует.

— А я и не знала, что вы так часто виделись с Йеном. Видимо, ему ваше общество приятно, — ободрила ее Джослин.

— Мне действительно кажется, что он рад меня видеть. и, похоже, ему нравятся наши разговоры, но это и все. Я даже не уверена, заметил ли он хоть раз, что я — женщина. А если и заметил, то… ну, этот факт его не заинтересовал..

Джослин поняла наконец, в чем проблема. Способен ли Йен Кинлок отвлечься от своей работы настолько, чтобы заметить рядом с собой молодую женщину?

— Такой увлеченный своим делом хирург, как Кинлок, вряд ли был бы хорошим мужем. Салли невесело улыбнулась:

— Я прекрасно вижу его недостатки. Жена для него всегда будет на втором месте. Я могу с этим смириться. Меня восхищают его бескорыстие и преданность делу. Такая страстная забота о людях — вещь уникальная, как мне кажется.

Джослин вспомнила сильную коренастую фигуру хирурга и его резкие, но симпатичные черты.

— Надеюсь, вас восхищает не только его характер. Он ведь еще и привлекательный мужчина.

— Поверьте, это я тоже заметила, — с невеселым смехом ответила Салли. — Иначе мое восхищение было бы более спокойным. А так я… я постоянно о нем думаю. Как мне сделать так, чтобы он не обращался со мной, словно с младшим братом? Я стерплю, что я в его жизни никогда не займу главного места, но хочу попасть хотя бы в разряд того, что для него важно!

Джослин пристально посмотрела на свою гостью: мешковатое платье с высоким воротом, унылое и строгое. Она не позволяла себе никаких украшений — даже ленточки! Темно-синий цвет не самый удачный для темноволосой и зеленоглазой женщины. Свои густые волосы, того же приятного оттенка, что и у Дэвида, она стягивала в тугой узел, из которого не разрешала выбиться ни единому завитку. Правильные черты лица, удивительно зеленые глаза, оттененные длинными ресницами, но с первого взгляда на нее становилось ясно, что перед вами — гувернантка.

— Если вы не хотите, чтобы с вами обращались, как с младшим братом, прежде всего не прикидывайтесь таковым!

— Ну уж извините! — оскорбилась Салли.

— Я не хочу сказать, что вы похожи на мальчика. Подозреваю, что фигура у вас была бы весьма недурна, если бы вы надели платье, хотя бы немного ее обрисовывающее. Но мне кажется, что вы стремитесь стать как можно незаметнее.

— А вы считаете, что мне следовало бы нацепить на себя кучу лент и кружев? — едко осведомилась Салли. — Я выглядела бы совершенно нелепо! И потом, все эти дамские ухищрения — это так… так поверхностно! Отношения между мужчиной и женщиной должны строиться на уважении и взаимной симпатии, а не на одной только внешности.

— Все это очень верно и достойно восхищения, — согласилась Джослин. — Но хотя симпатия и уважение являются необходимой основой хороших отношений, нельзя отрицать, и того, что немалая часть жизни проходит именно на поверхности. На один час обсуждения вопросов этики или философии приходится достаточно времени, когда люди обедают, едут в карете и занимаются прочими повседневными делами. И нельзя отрицать того, что приятная внешность только усиливает то удовольствие, которое мы получаем от общества другого человека.

Тут она вдруг вспомнила о том, как много часов проводила в обществе Дэвида. А на него смотреть всегда было приятно!

— Возможно, вы правы, — неохотно признала Салли. — Но я выглядела бы совершенно нелепо, нарядившись в такое платье, которое сейчас на вас.

Джослин взглянула на свое ярко-синее платье с нежной отделкой из французского кружева и аппликациями по подолу.

— Возможно, оно не в вашем стиле, но есть и другие модные фасоны.

Салли недоверчиво фыркнула. Тут Джослин осенило:

— Вы одеваетесь так просто из принципа или потому, что боитесь проиграть в сравнении с другими молодыми женщинами?

Она готова была к тому, что Салли взорвется, но та приняла ее вопрос совершенно естественно.

— И то и другое — всего понемногу. Я работала в таких домах, где надлежало быть незаметной. Если бы мужчины сочли меня привлекательной, моя жизнь могла бы сильно осложниться.

— Я об этом не подумала, — призналась Джослин, которую потрясло то, как спокойно Салли упоминает о ситуациях, которые определенно были весьма неприятными.

Ее золовка рассеянно почесала за ушком Исиду которая ткнулась головой ей в ногу.

— Впрочем, и до того как стать гувернанткой, я находила разумным одеваться как можно строже. Дэвид вступил в армию, когда ему исполнилось девятнадцать, и все хозяйство оказалось на мне. Моя мать была чудесная женщина, но совершенно непрактичная. И я, будучи очень молодой, чтобы вести дела с торговцами, старалась выглядеть и вести себя как взрослая. После того как мать умерла, я получила место школьной учительницы, но меня не взяли бы на работу, не кажись я чопорной особой гораздо старше своих лет. Моя неброскость служила мне верой и правдой — до недавнего времени.

Джослин кивнула: теперь ей стало понятнее, почему Салли была такой суровой и так оберегала брата. Неудивительно, что Дэвид терпеливо сносит все ее резкости. Вставая из-за стола, Джослин объявила:

— Значит, пришло время менять стиль. Пойдемте наверх и посмотрим, что найдется у меня в шкафу.

Взгляд Салли выразил удивление и даже гнев.

— Я пришла не для того, чтобы выпрашивать у вас одежду!

— Разумеется, не для того. Но я всегда обожала играть в куклы и не имела такой возможности уже много лет!

Салли невольно рассмеялась. Когда они шли по длинной анфиладе комнат, Джослин добавила:

— Моя горничная Мари весьма разборчивая особа в отношении того, какие из моих ненужных платьев брать себе. Она одета не хуже — если не лучше, — чем я, и ей это, представьте, ничего не стоит.

— Вы хотите сказать, что если я постараюсь, то смогу одеваться не хуже горничной? — хмыкнула Салли.

— О, настолько хорошо у вас не получится. У Мари неподражаемый вкус, свойственный француженкам. Я ей завидую. — Джослин нырнула в просторный шкаф, занимавший всю стену в ее туалетной комнате. — Возможно, вам легче будет примириться с моим легкомыслием, если я скажу вам, что отдаю на благотворительные цели ровно столько же, сколько трачу на пополнение моего гардероба. Эта сумма — с точностью до фунта — направляется в сиротский дом. Я даю деньги и другим благотворительным организациям, но именно эта особенно выигрывает, если я трачусь на наряды.

Салли была изумлена. Видимо, ей не приходило в голову, что Джослин может заниматься благотворительностью. Получив удовольствие от того, что ей снова удалось нанести удар по предрассудкам золовки, Джослин вызвала свою горничную.

Мари, выше Салли, но с более пышными формами, немедленно явилась на звонок. На ней было одно из платьев Джослин, которое она сама для себя переделала, и выглядела она в нем действительно прекрасно.

— Мари, нам надо выяснить, какой стиль больше пойдет мисс Ланкастер, — объяснила Джослин. — Начнем с прически. Пока мы будем ею заниматься, подумайте, какие из моих платьев будут хорошо на ней смотреться.

Неуверенно протестующую Салли усадили за туалетный столик. Мари распустила ее волосы и тщательно их расчесала.

— Прекрасные волосы, — глубокомысленно заключила горничная. — Но нужно что-то помягче, так?

Совместными усилиями они сочинили для Салли новую прическу: почти все ее волосы были убраны в свободный узел, который не мешал им лежать вокруг ушей мягкими волнами. Не без трепета Салли позволила Мари немного себя подстричь. В результате вокруг ее лица появился ореол из нежных завитков. Такая прическа совершенно не подобала гувернантке, но благодаря ей Салли вдруг стала на много лет моложе и гораздо симпатичнее. Под руководством Мари Салли научилась делать такую прическу самостоятельно.

Начиная входить во вкус происходящего, Салли не стала протестовать, когда Джослин и Мари стали рыться в шкафу. Вскоре Джослин извлекла оттуда простое муслиновое платье цвета темного персика.

— Вот это мне надоело. Померьте его, Салли. Мари открыла было рот — видимо, чтобы напомнить хозяйке о том, что это платье даже ни разу не было надето, но Джослин взглядом приказала ей молчать. Ведь Салли это платье нужнее.

Салли послушно надела персиковое платье. Мари подколола его сзади и внизу, после чего пригласила «мамзель» к зеркалу.

Салли повернулась к высокому трюмо — и ахнула:

— Это что, действительно я?!

— Несомненно. Оказывается, ваш маскарад был невероятно успешным, — ответила Джослин, с удовлетворением разглядывая результаты своих трудов.

Фигура ее золовки обладала элегантной стройностью, которую обычно скрывали ее мешковатые платья. Мягкие персиковые тона подчеркивали прекрасный цвет ее лица. Салли никогда не сойдет за классическую красавицу, но она явно превратилась в молодую леди, которая, несомненно, будет притягивать к себе восхищенные взгляды мужчин. Даже Йен Кинлок не сможет не оценить подобную метаморфозу.

Джослин снова нырнула в шкаф, задумчиво кусая губы.

— Что еще будет ей к лицу?

Пока Исида возлежала на забытом синем платье, к кипе подарков присоединились еще четыре наряда. Когда процесс отбора туалетов был закончен, Салли оставалось лишь растерянно взглянуть на гору разноцветной роскошной ткани.

— Я не могу принять так много, Джослин.

— Подумайте о сиротах! Они выиграют, когда я закажу себе новые платья взамен этих! Салли рассмеялась:

— Если вы так ставите вопрос…

Они с Джослин снова уселись пить чай, пока Мари перешивала персиковое платье. Поскольку Салли еще не скоро предстояло встретиться с Йеном Кинлоком, она почистила свое синее платье, убрав с него кошачью шерсть, и снова облачилась в него. Разглядывая себя в зеркале, она сказала:

— Удивительно, как много значит новая прическа! Даже в моем гувернантском платье я выгляжу гораздо лучше.

— Да, и еще одно.

Джослин открыла ящик комода и извлекла оттуда кашемировую шаль с золотисто-коричневым узором. В нем были и пятна темно-синего и темно-оранжевого цвета, так что она подходила практически к любому наряду. Джослин было немного жаль расставаться с этой красивой вещью, но она идеально подходила Салли!

— Возьмите еще и вот это.

— Ах, Джослин! — Тихо ахнув, Салли благоговейно прикоснулась к роскошной ткани. — У меня никогда в жизни не было ничего подобного! Ваша щедрость совсем вогнала меня в краску.

Джослин решительно замотала головой:

— Настоящую щедрость проявляет женщина, которая делится последней тарелкой супа с голодным незнакомцем. Я никогда не знала настоящей нужды, так что не заслуживаю похвал, даря то, без чего вполне могу обойтись.

— Самые богатые семьи, в которых мне доводилось работать, были и самыми скупыми, когда дело доходило до помощи бедным. — Салли метнула на нее пристальный взгляд. — Почему вы никогда не принимаете комплиментов, Джослин?

Этот неожиданный вопрос ее потряс. Но еще хуже был пугающий ответ, который прозвучал в ее голове сразу же:

«Потому что я их не заслуживаю».

Она знала этот ответ очень давно — с тех самых пор, как…

Поспешно меняя тему разговора, Джослин спросила:

— А кто такая Жаннет?

— Откуда вы о ней узнали?

Салли набросила шаль на плечи перед зеркалом, чтобы, увидеть, как лягут складки мягкой ткани.

— Дэвид называл это имя, когда бредил, — объяснила Джослин, стараясь говорить совершенно непринужденно. — А потом я спросила у него, кто она такая, — думала, не надо ли ей сообщить о том, что он выздоравливает, но он уклонился от ответа. Она из тех женщин, о которых мужчины предпочитают не говорить?..

— Нет, она не из девиц легкого поведения. Честно говоря, в последние месяцы происходило столько всего, что я почти забыла о ее существовании. — Салли поправила выбившийся завиток, — Судя по письмам Дэвида, Жаннет родом из семьи французов-монархистов и очень хороша собой, Подозреваю, что он собирался сделать ей предложение, но его направили в Брюссель. Он не упоминал о ней в разговорах со мной, когда вернулся в Англию.

— Понимаю. Несомненно, он почел за лучшее самому написать ей.

Джослин аккуратно сложила персиковое платье, которое Мари уже успела переделать: надо было, чтобы наряд не помялся, пока Салли будет нести его домой. Значит, у Дэвида тоже были планы относительно брака. Неудивительно, что он предложил признать их брак недействительным: так их узы будут расторгнуты быстрее.

Вспоминая, как Дэвид спрашивал у нее, не желает ли она сохранить их брак, Джослин поняла, что он нервничал, поднимая этот вопрос. А как только она отвергла такую возможность, он снова стал держаться непринужденно. Видимо, он сделал это предложение только из-за адвокатского взгляда на практичность, который роднит его с Крэндаллом. Его истинный интерес направлен на другую особу!

Ну, если на то будет воля Божья и церковного суда, к весне они оба будут свободны и смогут следовать велению своих сердец. Джослин была рада узнать, что он питает чувство к другой женщине. Возможно, именно поэтому им так легко оставаться друзьями. Она только надеялась, что эта таинственная Жаннет достойна Дэвида.

А потом она не без горечи спросила себя: почему мужчина кажется более привлекательным, становясь менее доступным? Как унизительно думать, что она так похожа на корову, которая тянется через ворота к соседу за травой!

Перед тем как уйти, Салли в последний раз посмотрелась в зеркало. Над ярким узором шали ее щеки разгорелись от возбуждения.

— Так годится?

— Просто идеально. Вы чудесно выглядите — но остались собой, — объявила Джослин. — Только помните: красивый наряд — еще не все. Гораздо важнее, чтобы вы сами знали: вы привлекательны. Вы должны быть уверены, что Кинлок не может не находить вас неотразимой.

Салли рассмеялась:

— Значит, все-таки существует секрет того, как заставить мужчин влюбляться в вас, и вы только что им со мной поделились!

— Наверное, это так, — удивленно отозвалась Джослин. Салли порывисто обняла ее.

— Спасибо вам за все! Пожелайте мне удачи. И ничего не говорите Дэвиду. Я сама все ему расскажу — если добьюсь успеха!

Глава 20

Этим вечером Салли должна была зайти за Йеном в его консультативный кабинет на Харли-стрит, но на ее звонок никто не ответил. Видимо, его вызвали к больному. Она воспользовалась ключом, который дал ей Йен, но руки у нее предательски дрожали. Йен дал ей право входить к нему и приводить в порядок конторские книги и счета, но не было никакой гарантии, что он хотя бы обратит внимание на перемены в ее внешности. А если это не сработает, то ей просто не на что надеяться.

Приемная выглядела гораздо лучше, чем в тот день, когда Салли появилась в ней впервые. Она договорилась с одной из пациенток Йена, и теперь та регулярно приходила делать уборку. Многодетная мать была счастлива обменять свой труд на лечение и лекарства для своего выводка. Йен был готов лечить детей и даром, но теперь гордость женщины не страдала.

На столе оказалась записка, поспешно нацарапанная уже знакомым Салли почерком.

«Меня вызвали — нужна срочная помощь. Не знаю, сколько я буду отсутствовать, и не обижусь, если вы не захотите меня ждать. Извините! Йен».

Салли улыбнулась. Это было так похоже на него! Нет, она не откажется его подождать, и Салли уселась за стол и достала конторскую книгу. Хотя ее восхищала готовность Йена лечить неимущих даром, она не видела причин не брать денег с более зажиточных пациентов, которые вполне могли оплатить его услуги.

То, что Йен имел небольшое денежное пособие от своей семьи, было одновременно и благом, и бедой. Деньги не давали ему разориться и позволяли не обращать внимания на материальную сторону практики. Салли решила, что этому человеку явно нужна опека. Оставалось только убедить его в том, что на роль опекуна больше всего подходит она сама.

Закончив выписывать счета, по которым давно следовало бы получить деньги, она заглянула во врачебный кабинет, проверяя, не надо ли там что-нибудь сделать. Ее всегда смешил контраст между неопрятной приемной и идеальной чистотой хирургического кабинета.

Беглого взгляда было достаточно для того, чтобы убедиться: в кабинете все в порядке, если не считать горбушки хлеба возле глиняного кувшина, в котором Йен хранил свою гадкую смесь для перевязок. Салли сняла с кувшина крышку и заглянула внутрь. Пусть плесневая смесь и казалась мерзкой, но она помогла Дэвиду и бессчетному количеству его пациентов. Салли показалось, что вид у слизи довольно голодный. Наверное, Йену помешали как раз в тот момент, когда он собрался ее подкормить.

Она разломила хлеб на мелкие кусочки и высыпала их в кувшин. Тайком от Йена она взяла небольшую порцию этой гадости к себе домой. Принцип был тот же, что и с дрожжами, которые женщины держали в доме от поколения к поколению: дочери получали кусочек хлебной закваски в приданое, когда выходили замуж.

Возможно, именно дрожжи делают смесь Йена такой действенной? Это нельзя было исключить, хотя запах лечебной «закваски» сильно отличался от запаха дрожжей, который был ей хорошо знаком. Возможно, все дело в том, что она — русская. Как бы то ни было, если с этим кувшином что-то случится, в распоряжении его пациентов окажется ее дочерняя смесь.

Салли добавляла в кувшин воды, когда услышала, что дверь с улицы, ведущая в приемную, открылась.

— Йен? — окликнула она его. — Я в кабинете.

Он вошел и широко улыбнулся, увидев, чем она занимается.

— Найдется ли в Англии другая женщина, которая так ухаживала бы за кашей из заплесневелого хлеба?

Салли повернулась, чтобы Йен смог оценить персиковое платье по достоинству. Его улыбка погасла, и он посмотрел на нее так, словно она превратилась в какую-то мерзкую тварь, вроде тех, какие прячутся в сырой земле под камнями.

Испугавшись такой реакции, она пролепетала:

— Что случилось?

— Ничего. — Его щека начала дергаться в нервном тике. — Если не считать того, что я вдруг понял, насколько не пристало молодой леди приходить сюда одной. Не знаю, почему я раньше об этом не подумал! В конце концов, меня ведь растили как джентльмена — пусть я и давно опустился ниже общепринятого уровня!

— С каких это пор визит к врачу стал считаться неприличным? — спросила Салли, стараясь скрыть тревогу под непринужденным тоном.

— Но вы же приходите сюда не как пациентка Вы — молодая привлекательная женщина. Это может испортить вашу репутацию. А что, если наниматели будут недовольны вашими встречами с мужчиной наедине? Вы можете лишиться места.

— Лонстоны — люди очень прогрессивные и придерживаются широких взглядов: их подчиненные имеют право на личную жизнь. Они полагаются на то, что я никогда не сделаю чего-то такого, что пошло бы во вред детям, — возмущенно ответила она. — И кроме того, я собираюсь в скором времени предупредить их о своем уходе. Благодаря пожизненной ренте от леди Джослин мне нет нужды служить у Лонстонов.

Он поставил на стол свой саквояж, стараясь не смотреть на нее.

— Тем более у вас появились основания позаботиться о своей репутации. Мне вообще не следовало разрешать вам сюда приходить.

Дрожащими руками Салли накрыла крышкой кувшин с хлебной смесью.

— Вы хотите сказать, что больше не желаете меня видеть? Мне… мне казалось, что мы — друзья.

Несмотря на все ее усилия, голос у нее задрожал. Прежде Иен никогда не говорил о том, что она привлекательная молодая женщина, и ему не приходило в голову, что в ее визитах есть нечто неприличное. Бог свидетель: она ни за что не стала бы менять свою внешность, если бы предвидела, что это его оттолкнет.

Его голос зазвучал мягче:

— Мы действительно были друзьями, и мне будет очень вас не хватать. — Его шотландский акцент становился все заметнее. — Но мой кабинет в больнице или таверна — неподходящее для вас место. Как часто вам приходится меня дожидаться? Три раза из четырех?

Вопрос был чисто риторический: оба знали ответ. Жизнь медика непредсказуема, и очень часто ему приходится задерживаться из-за какого-нибудь экстренного случая или просто при наплыве больных.

— Я даже не знаю, что хуже — заставлять вас дожидаться меня в таверне или встречаться здесь со мной наедине? — размышлял он вслух. — И то и другое не подобает леди.

В его голубых глазах читалась тревога. Салли ужаснулась при мысли о том, что этот приступ благородства разлучит их навеки. Она в отчаянии выпалила:

— Существует проверенный временем способ, с помощью которого мужчина и женщина могут быть вместе и при этом сохранять респектабельность. Он называется браком.

И она застыла, ужаснувшись тому, что только что сказала.

Йен изумленно воззрился на нее:

— Салли, ты только что сделала мне предложение? Она молча кивнула, сгорая от стыда.

Не решаясь взглянуть на нее, он прошел к окну и стал смотреть на Харли-стрит, где наступающие сумерки не правдоподобно удлинили тени. Ему следовало бы предвидеть, к чему все это приведет Сердце у нее такое открытое, и в нем было столько любви! Нет, он это предвидел, но отказывался думать о последствиях! Присутствие Салли значило для него так много, что он даже самому себе не признавался в том, что на самом деле ему нужно от нее гораздо больше…

— Я когда-то был женат, — резко проговорил он. Сердце у него сжалось от боли. Он уже много лет никому не говорил о своем браке, но время не принесло облегчения.

Салли негромко откликнулась:

— Расскажите мне о ней.

— Мы с Элизой дружили с детства. Прелестнейшее существо, нежное, словно эльф…

На улице стало уже настолько темно, что он видел в оконном стекле отражение своего лица — лица человека, встретившегося с призраком. Он женился еще мальчишкой. С тех пор прошла целая жизнь.

— Я всегда знал, что мне следует посвятить себя изучению медицины. Призвание врача — такое же сильное, как призвание священнослужителя. Я читал книги, выхаживал больных животных, ходил с местным врачом к больным. Но медицина — неподходящее занятие для джентльмена. Элиза была настоящей леди и заслуживала лучшего. Мы поженились после того, как я окончил Кембридж, и поселились в Эдинбурге, где я получил место правительственного чиновника. — Он сделал глубокий судорожный вдох. — Спустя четыре месяца после свадьбы Элиза упала с лестницы в нашем доме. Казалось, она не получила серьезных повреждений. Но уже вечером ей стало плохо. Это было кровоизлияние в мозг. Спустя двенадцать часов она умерла.

— Как это ужасно! — В мягком голосе Салли слышалось только сострадание. — Как это было ужасно — и для вас, и для остальных ее родных!

Он почувствовал, что она стоит совсем близко. И знал, что в ее глазах прочтет только сочувствие, и не был уверен, что сможет это вынести. Она была такой чистой, такой верной — и не сомневалась в том, что он тоже такой!

— Не знаю, нашелся бы в мире такой хирург, который бы смог спасти Элизу. — Собравшись с духом, он повернулся к Салли. — Но одно я знаю твердо: если бы я на ней не женился, если бы доверился зову сердца и стал заниматься медициной, Элиза не умерла бы. Вышла бы замуж за человека, более достойного, чем я, родила бы чудесных детишек и была бы счастлива. Она… она была рождена для счастья.

Салли покачала головой, не соглашаясь с тем, что он сказал.

— Ты слишком строг к себе, Йен. Ты не знаешь, какая судьба ждала бы Элизу, если бы вы не поженились. Но, любя тебя, она могла бы предпочесть четыре месяца счастья с тобой целой жизни без тебя.

— Ее судьбу я знать не могу, — согласился он с горечью. — Но одно знаю определенно: я поступил неразумно, предпочтя любовь призванию. После ее смерти я с головой ушел в изучение медицины, хирургии. Был в кругосветном плавании, служил военным хирургом, повсюду приобретал опыт и знания. Иногда мне кажется, что от докторов мало толку, но бывают ситуации, когда я могу что-то изменить. И в этом вся моя жизнь — что-то менять к лучшему. Брак, деньги, честолюбие — то, что движет большинством мужчин, — это не для меня.

— А одиночество? — Ее вопрос прозвучал очень мягко. Ему мучительно хотелось зарыться в шелке ее волос, найти утешение в тепле ее души. А вместо этого он должен был доказывать ей, насколько он неблагороден, какие грехи совершил вопреки укорам его пресвитерианской совести.

— Конечно, я испытывал одиночество. Иногда мне встречались женщины, которые были благодарны мне за то, что я мог сделать для них самих или их близких, и им хотелось выразить свою благодарность, скажем так, личным путем. Как правило, я отказывался. Ведь меня растили джентльменом. Но порой… Я ведь всего лишь мужчина со слабостями, свойственными моему полу.

Она поняла, о чем он говорит. И тем не менее не отвернулась с отвращением!

— И со всеми достоинствами, свойственными мужчинам. Не забывай об этом, Йен.

Понимая, что должен говорить резко, он сказал:

— Ты благодарна мне за то, что я спас твоего брата. Не совершай ошибки и не путай благодарность с любовью. К его глубочайшему изумлению, она улыбнулась.

— Не считай меня идиоткой, Йен. Конечно, я благодарна тебе за то, что ты сделал. Чтобы спасти Дэвида, я с радостью отдала бы тебе все свои деньги — все до последнего пенни! — Она решительно протянула руку и положила ее ему на плечо. — Но благодарность не заставила бы меня полюбить тебя так, как я люблю. Мою любовь вдохновил ты сам — хороший, плохой или даже глупый, как вот сейчас.

Он резко отстранился от нее, стараясь сохранить объективность ученого-физиолога в отношении того, как отреагировало на ее близость его тело. Однако голос его невольно охрип.

— Я был бы совершенно отвратительным мужем, Салли. Я целиком ухожу в то, что делаю, и забываю о времени. Я совершенно ничего не понимаю в финансах и никогда не заработаю больше, чем нужно для самой скромной жизни. Я раздражаюсь и рычу на всех, и мои мысли заняты работой шестнадцать часов в сутки.

— Я прекрасно сознаю, как важна для тебя твоя работа, И никогда не стала бы пытаться этому мешать. Посмотри на меня, Йен. Я — женщина выносливая и практичная, отнюдь не нежная былинка, за которой нужен особый уход. Ты можешь работать столько, сколько нужно — при условии, что будешь возвращаться домой ко мне. А я буду работать рядом с тобой, потому что мои способности позволят тебе уделять больше времени тому, что у тебя лучше всего получается.

С этим спорить было невозможно. С тех пор как Салли начала незаметно вносить в его жизнь порядок, он не только стал более счастлив — он стал лучше работать. Перспектива провести всю оставшуюся жизнь рядом с Салли, в ее обществе и с ее поддержкой… Это было почти непреодолимым соблазном.

Наверное, по его глазам она увидела, что он колеблется, и тихо проговорила:

— Я люблю тебя таким, какой ты есть, и не имею ни малейшего желания тебя менять. Я просто делаю тебе скромное предложение: ты по-прежнему будешь спасать весь мир, а я стану спасать тебя.

Несмотря на переполнявшие его чувства, он невольно рассмеялся:

— Салли, плутовка, разве ты не слышала то, что я тебе говорил?

— Каждое твое слово. — Она смотрела ему в лицо, словно бросала вызов, приглашая быть с ней таким же честным и открытым. — Единственное, чего ты не сказал, это то, что я тебе не нравлюсь.

— Конечно, ты мне нравишься! — возразил он, удивляясь, как она могла в этом усомниться. — Когда мы вместе, я чувствую себя спокойным и счастливым. Таким я не был с самого детства. Ты… ты заполнила собой те провалы, которые так долго зияли в моей жизни, что я забыл, как это бывает, когда их нет.

Кинлок больше не мог устоять перед потребностью прикоснуться к ней и нежно очертил кончиками пальцев изящные линии ее лица — решительный подбородок, скулы, маняще мягкие губы…

— И когда я смотрю на тебя, я думаю о том, как чудесно создано женское тело — но эти мысли не имеют никакого отношения к моей профессии, — признался он почти шепотом. — Я не смел называть мои чувства к тебе, но ты заслуживаешь того, чтобы знать правду. И у меня нет выбора, я должен сказать, что люблю тебя.

На ее личике засияла такая улыбка, которая мгновенно преобразила ее в красавицу.

— А раз мы сошлись во мнениях, то почему бы нам что-то не предпринять?

Йен Кинлок уступил судьбе и ощутил прилив счастья. Он так крепко обнял Салли, что едва не оторвал ее от пола. Да, она была женщиной миниатюрной, но каждый дюйм ее тела был источником счастья!

— Ах, Салли, любимая, ты — ты просто валлийская ведьма! Я считал, что слишком стар и мрачен, чтобы снова полюбить. Но ты ворвалась в больницу Святого Варфоломея, чтобы найти сумасшедшего хирурга, и была такая милашка, что меня подмывало обнять тебя и расцеловать А как храбро ты держалась, когда помогала мне оперировать твоего брата, хоть и побледнела, как снег в горах Шотландии. Я еще думал: какой счастливец твой брат, что завоевал такую преданность. Я только молю Бога, чтобы ты не пожалела о том, что сегодня сделала.

«Милашка?» Салли на секунду опешила: она никогда про себя не слышала такого. Ей это понравилось. Даже очень.

— Не пожалею. Может, ты и будешь думать о работе по шестнадцать часов в сутки, но на мою долю останется еще восемь. И наверное, ты не будешь спать все восемь часов?

Он расхохотался, и лицо под копной седых волос вдруг стало удивительно юным.

— Наверняка. Ведь ты не дашь мне отдохнуть. Он склонил к ней голову, и его поцелуй сначала был очень нежным, но быстро наполнился жаждой. Они очень долго стояли в проеме окна, не боясь шокировать прохожих на Харли-стрит. У Салли голова пошла кругом, и она подумала, что это вполне естественно, когда врач так умело целуется: ведь он же прекрасно знает анатомию!

Она охотно поднялась бы с ним наверх, в его комнаты, но Йен в конце концов решительно отодвинул ее от себя. Его седые волосы растрепались от прикосновений ее рук, дыхание сбилось.

— Я обещал угостить тебя обедом, девочка. А потом мы пойдем в Кромарти-Хаус, чтобы сообщить нашу новость твоему брату. Я не намерен испрашивать его согласия: если у него есть хоть крупица здравого смысла, он мне его не даст.

— Он будет счастлив сбыть меня с рук, пока я не стала старой девой. — Она захлопала ресницами, чувствуя себя легкомысленной и желанной: ведь любимый ею мужчина не скрывал, что любит ее. — Мне надо составить родословную, чтобы ты мог предъявить ее своей матери? У меня есть кое-какие респектабельные связи, и я буду получать пятьсот фунтов в год.

— У тебя такая большая рента? — спросил Йен, ведя ее к выходу. — Если бы ты раньше сказала мне, что ты — состоятельная женщина, то я бы уже давно сделал тебе предложение.

— Это я сделала тебе предложение, разве ты забыл? И не беспокойся: когда я приведу твои дела в порядок, ты будешь очень неплохо зарабатывать. В конце концов, ты ведь самый лучший хирург в Лондоне!

На ступеньках дома он остановился и провел по ее щеке тыльной стороной своей сильной ладони.

— Может быть, и не самый лучший, — проговорил он нежно с очень сильным шотландским акцентом, — но определенно самый удачливый.

Не боясь, что их кто-то может увидеть и осудить, мисс Сара Ланкастер, которая совсем недавно была чопорной гувернанткой, заставила своего жениха наклониться и крепко поцеловала его в губы.

Глава 21

Какое-то время Дэвиду казалось, что он живет в волшебном мире, куда не могут проникнуть обычные заботы мира реального. Почти все время они проводили с Джослин, и с каждым днем она становилась для него все более желанной. После посещения Аптекарского сада они стали регулярно совершать экспедиции в различные уголки предместий Лондона. Однако в свет вместе не выезжали. Так было проще: не надо никому объяснять свои отношения.

Джослин была чудесной спутницей — за исключением тех редких моментов, когда он не мог скрыть своего влечения к ней. В таких случаях она сразу же замыкалась в себе. Она избегала даже самых незначительных физических контактов, например, поданной руки — когда он пытался помочь ей выбраться из экипажа. Возможно, Джослин чувствовала, что Дэвида влечет к ней, во всяком случае, она старалась держать его на расстоянии.

День проходил за днем, и в середине августа Дэвид начал сомневаться в том, удастся ли ему удержать Джослин. Вскоре аристократы вернутся в Лондон, и тогда она, конечно же, подаст иск о признании их брака недействительным. Дэвид чувствовал: если к этому моменту она не изменит свое решение, то потом будет уже слишком поздно. Он потеряет то, чем никогда по-настоящему не обладал — несмотря на то что она явно получает удовольствие от его общества.

В один из теплых дней они захватили с собой книги и отправились в беседку в дальнем конце сада. Туда же им подали ленч, так что они могли бы до обеда просидеть в беседке. Погладив Исиду, сидевшую рядом, Джослин спросила:

— Дэвид, еще кофе?

— Да, пожалуйста.

Он наблюдал, как она наливает кофе в чашки. Ему мучительно хотелось склониться к ней и прикоснуться губами к ее изящной шейке, хотелось провести ладонью по ее чудесным волосам. По мере выздоровления Дэвиду становилось все труднее скрывать от Джослин подобные желания.

Тут он снова вспомнил о том, что Салли и Йен Кинлок решили обвенчаться. Узнав об этом, Дэвид искренне изумился. Он до сих пор не мог поверить, что Салли удалось найти такого прекрасного мужа, как доктор Кинлок.

А вот Джослин совершенно не удивилась, когда узнала о предстоящем венчании. Она улыбнулась и приказала подать шампанского — чтобы поднять тост за жениха с невестой. Дэвид смотрел на хирурга и не узнавал его — тот очень изменился. Впрочем, любовь сотворила чудо не только с Йеном, но и с Салли. Глядя на счастливых влюбленных, Дэвид радовался за них и в то же время завидовал им…

С улыбкой взглянув на Джослин, он заметил:

— Кинлок будет не просто прекрасным мужем для Салли. Я все думаю о том, что очень удобно иметь в качестве родственника такого прекрасного доктора.

Она весело рассмеялась:

— Я тоже об этом подумала. Надеюсь, и я смогу пользоваться его услугами. Вы ведь одолжите мне его, если со мной что-нибудь случится?

Дэвид отвел глаза, слова Джослин почему-то напомнили ему о том, что она не намерена оставаться его женой. И тут он увидел Дадли, приближавшегося к ним в сопровождении высокого и очень серьезного мужчины. Майору сначала показалось, что дворецкий чем-то недоволен, но он тотчас же вспомнил о том, что Дадли хмурится почти всегда.

Подойдя к беседке, дворецкий сказал:

— Прошу прошения, леди Джослин, но этот человек утверждает, что у него чрезвычайно срочное дело к майору Ланкастеру.

Видимо, высокий незнакомец обладал редкостным даром красноречия, иначе Дадли не провел бы его в сад без предварительного доклада. Дэвид пристально посмотрел на визитера, но убедился только в том, что впервые его видит.

Незнакомец шагнул вперед и поклонился леди Джослин.

— Извините, что я вас побеспокоил, но у меня срочное дело к майору Ланкастеру. — Он устремил на Дэвида пристальный взгляд — Вы Дэвид Эдвард Ланкастер, родившийся в Уэстхольме в графстве Херефорд?

Майор насторожился. Столь официальное вступление не обещало ничего хорошего.

— Да, это я, — кивнул он. — Простите за резкость, но какое вам до этого дело?

— Позвольте представиться. Меня зовут Джеймс Роули. Возможно, вы не помните моего имени, но Роули представляли интересы вашей семьи на протяжении трех поколений.

Ему следовало бы догадаться, что этот субъект — адвокат. Стараясь не взорваться, Дэвид проговорил:

— Надо полагать, мои братья узнали, что я при смерти, и поручили вам удостовериться в том, что это счастливое событие произошло. Можете сообщить братьям, что им не повезло. Мое здоровье теперь в полном порядке, и я не имею намерения в ближайшем будущем порадовать их своей смертью. Я могу надеяться на то, что они хотя бы лет на двадцать оставят меня в покое?

Поверенный в смущении пробормотал:

— Но у меня совсем другое дело. Наоборот, я счастлив, что вы оправились от ран. — Роули сделал выразительную паузу и добавил:

— Я счастлив видеть вас здоровым, лорд Престон.

Дэвид молча смотрел на поверенного. Он не чувствовал ничего, кроме какого-то безразличия. Джослин же ахнула и вопросительно взглянула на Дэвида — она поняла, что означают слова Джеймса Роули.

Майор судорожно сглотнул и пробормотал:

— Полагаю, вам следует присесть и объясниться, мистер Роули.

Поверенный вошел в беседку и уселся на стул. Положив себе на колени кожаную папку, он сказал:

— Все очень просто. Ваши трое братьев умерли, не оставив наследников. Так что вы уже несколько недель являетесь седьмым бароном Престоном.

Дэвид с усмешкой проговорил:

— Неужели все трое наконец-то отправились в ад? Видимо, кто-то поджег дом…

— Пожара не было, но все же ваши братья скончались. — Поверенным нервно откашлялся. — Ваш средний брат, Роджер, три года назад утонул. А в этом году, в начале июля, Уилфред и Тимоти поссорились — возможно, потому, что были слишком пьяны. — Поверенный искоса взглянул на Джослин, не сводившую с него глаз. — Впрочем, причина ссоры значения не имеет. Братья сочли нужным решить свой спор на дуэли, на южном газоне. Каковы бы ни были их недостатки, оба считались превосходными стрелками. Тимоти был убит на месте. Уилфред прожил несколько дней, а потом скончался от полученного ранения.

— Можно ли надеяться на то, что он сильно страдал перед смертью? — осведомился Дэвид.

Глаза Джослин широко раскрылись. Она протянула Дэвиду руку, и он ухватился за нее, словно за спасательный круг. Возможно, она действительно помогла ему справиться с волнением.

— Вы имеете полное право негодовать, — кивнул мистер Роули. — Особенно предосудительным было поведение вашего старшего брата, когда он выгнал вас с матерью из Уэстхольма. Весьма печально, что ваш отец не оговорил особо статус своей второй семьи, но он был слишком наивен и доверчив. Но теперь все это в прошлом. Они умерли, а вы живы. Вы стали седьмым лордом Престоном, и я рад сообщить вам об этом.

Дэвид сделал над собой усилие и справился с бушевавшими в его душе чувствами.

— Полагаю, что у Уилфреда было множество долгов. Останется ли что-нибудь после уплаты долгов? Я не удивился бы, если бы узнал, что он проиграл весь Уэстхольм.

— Поместье обременено долгами, но небезнадежно, — ответил поверенный. — Я позаботился о том, чтобы ваш брат не смог взять на имение столько закладных, сколько ему хотелось.

Это была хорошая новость. Уэстхольм принадлежал Ланкастерам более трехсот лет. Унаследовать титул без поместья — это была бы насмешка судьбы. Собравшись с мыслями, Дэвид пробормотал:

— Наличных, полагаю, нет, но если осталось поместье, то есть и надежда.

— Совесть не позволяла мне желать смерти вашим братьям, но я очень рад, что вы вступаете в права наследства, — проговорил Роули. — Я поддерживал связь с вашей матушкой после того, как она уехала из Уэстхольма, и следил за вашей военной карьерой. Вы с сестрой нисколько не похожи на ваших единокровных братьев.

— Это очевидно, — заявила Джослин. — Судя по вашим словам, эти братья были просто отвратительными личностями.

— В семье их матери было много душевнобольных, — объяснил поверенный. — Они были не просто неприятными людьми. Я считаю, что они были психически больны.

Дэвид положил левую руку на стол. Тонкий белый шрам тянулся от запястья до безымянного пальца, а параллельно ему протянулось еще несколько шрамов, совсем тоненьких.

— Видите это? Тимоти резал мне руку итальянским стилетом, которым ужасно гордился. Он сказал, что не перестанет резать, пока я не скажу, что моя мать — шлюха. Мне было шесть лет.

Джослин ахнула от ужаса и отвращения.

— Но кто-то пришел и остановил его? — с надеждой в голосе спросила она.

— Я сопротивлялся, как мог. Но ему было тринадцать, и он был гораздо сильнее меня, так что шансов у меня не было. В конце концов на шум пришли слуги, которые нас растащили.

— Его наказали? — Губы Джослин побелели.

— Уилфред велел ему прекратить глупые шутки, — сухо ответил Дэвид.

— Шутки?! — возмутилась Джослин.

Дэвид рассматривал шрамы, вспоминая ужасную боль и еще более ужасное унижение, вызванное оскорблениями старшего брата.

— Моему отцу ничего не сказали. Мы с матерью не хотели, чтобы он узнал, насколько порочны его старшие сыновья. Ему это причинило бы страшную боль.

Роули в изумлении покачал головой:

— Я не подозревал, что положение было настолько серьезное.

— Не стоит об этом вспоминать. Все это в прошлом. Мы с матерью были счастливы в нашем коттедже, и мы с радостью уехали из Уэстхольма. После смерти отца жить там было бы невозможно.

Поверенный с жаром проговорил:

— Я могу понять, что вам не хотелось бы возвращаться в места, о которых вы сохранили столько неприятных воспоминаний, но вы нужны Уэстхольму! Имение запущено, арендаторы в полной растерянности. Я сегодня пришел сюда не только для того, чтобы сообщить о вашем наследстве, но и для того, чтобы уговаривать как можно быстрее взять все дела в свои руки. Когда вы это сделаете, вам будут предоставлены все оставшиеся денежные средства. Полагаю, вы сумеете привести имение в порядок.

Дэвид едва не рассмеялся. Похоже, поверенный решил, что ему не захочется возвращаться в Уэстхольм. Поднимаясь на ноги, он заявил:

— Вы можете не тревожиться на этот счет. Я ненавидел своих братьев. А Уэстхольм… Уэстхольм я всегда любил. Оставьте мне ваш адрес, я зайду к вам завтра, чтобы подробнее все обсудить. А сегодня мне о многом придется подумать.

Роули встал и неожиданно улыбнулся:

— Лорд Престон, позвольте поздравить вас. Я очень рад, что именно вы стали хозяином Уэстхольма.

— Я тоже. — Дэвид протянул поверенному руку.

— Леди Престон. — Мистер Роули почтительно кивнул Джослин, затем вышел из беседки и направился к дому.

Пытаясь осознать ту огромную перемену, которая произошла в его жизни, Дэвид снова сел за столик.

— Теперь вы узнали мою страшную тайну, — сказал он с улыбкой.

— Вы умалчивали о своем происхождении, но я прекрасно знала, что вы — человек благородный. — Джослин накрыла его руку своей и пристально посмотрела ему в глаза. — Что вы сейчас чувствуете, Дэвид? Вы только что получили в наследство… множество забот и обязанностей. Ведь вы не ожидали, что вам придется столкнуться с ними.

— Вы правы. Мне действительно никогда даже в голову не приходило, что я унаследую фамильное имение. — Майор невесело улыбнулся. — Кажется, мои братья доказали: не только хорошие люди умирают молодыми.

— Возможно, тут чувствуется рука божественного провидения. — Джослин оставалась совершенно серьезной. — В то утро, когда у вас закончилась болезненная тяга к опиуму, я спросила вас, куда вы пытались попасть, и вы сказали: в Херефорд. Значит ли это, что вы готовы туда вернуться?

— Несмотря на все — да, — кивнул Дэвид. — Нигде нет места прекраснее.

Джослин улыбнулась:

— Я точно так же отношусь к Чарлтон-Эбби.

— Я понимаю вас, — вздохнул Дэвид, только теперь он осознал, сколь велика его ответственность. — Мне придется в ближайшее время отправиться в Уэстхольм, чтобы определить, что именно там необходимо сделать. Вы поедете со мной? Подозреваю, что в управлении поместьями у вас опыта гораздо больше, чем у меня. Мне бы очень хотелось узнать ваше мнение.

Дэвид затаил дыхание. Он увидел, что Джослин удивлена и встревожена. Но что ее тревожит? Может быть, она боится ехать с ним в Уэстхольм? Но чего именно боится?

Наконец Джослин сказала:

— Я с удовольствием поеду с вами. — Немного помолчав, она добавила:

— Я смогу подать иск о признании брака недействительным только после того, как мы продемонстрируем всем, что ведем семейную жизнь. Поэтому мне следует вести себя так, как подобает супруге.

Увы, она все же не готова была вести себя совершенно по-супружески… Дэвид решительно поднялся:

— Надо сообщить новость Салли. Деньги появятся не так уж скоро, но в конце концов она получит ту долю, которую должна была унаследовать, когда умер наш отец. — После некоторого колебания он добавил:

— Вы не очень огорчитесь, если я навещу Ричарда один? Я помню, что мы собирались поехать к нему вместе, но мне хотелось бы поговорить с ним наедине.

Было видно, что Джослин немного обиделась. И все же она заставила себя улыбнуться:

— Конечно, я не против. Передайте ему мои наилучшие пожелания. Очень жаль, что он не пожелал провести время после операции здесь. Это нас нисколько не затруднило бы.

— Я не сомневаюсь в том, что у него были основания отказаться.

Кивнув Джослин, майор вышел из беседки. Он прекрасно понимал, что Ричард просто боялся помешать «молодым супругам». Однако теперь было очевидно: Ричард вполне мог бы принять приглашение Джослин, потому что никак не мог бы помешать.

Глава 22

Дэвид предпочел отправиться в госпиталь герцога Йоркского пешком — ему хотелось успокоиться и как следует все обдумать. Столь неожиданно свалившееся на него наследство — это, конечно же, великое благо. Теперь ему не придется ломать голову над тем, чем заниматься всю оставшуюся жизнь: судя по тому, что он уже услышал, Уэстхольм не так-то просто привести в порядок.

Ему предстоит очень многому научиться — ведь его не воспитывали как наследника, а из имения он уехал, когда ему было всего двенадцать лет. Однако управлять собственным имением он как-нибудь научится — в этом Дэвид не сомневался. Гораздо больше его беспокоило другое — как теперь сложатся его отношения с Джослин.

Майор наконец-то добрался до госпиталя и, поднявшись по лестнице, вошел в палату друга. Ричард поднял голову и отложил книгу, которую читал. Его прооперированная нога была перебинтована, и на нее наложили шины. Хирург заявил, что ходить — даже с помощью костылей — он сможет только через несколько недель. Однако капитан очень надеялся на выздоровление, поэтому пребывал в прекрасном расположении духа.

— Рад тебя видеть, Дэвид! Сегодня ты без леди Джослин?

Майор пожал другу руку.

— Да, я решил пройтись в одиночестве. Джослин передает тебе свои наилучшие пожелания.

— Пожалуйста, поблагодари ее за книги, которые она мне передала. А также за цветы и деликатесы. Теперь я считаюсь самым избалованным пациентом госпиталя.

— Джослин жалеет, что не заполучила тебя к себе в Кромарти-Хаус, где она могла бы баловать тебя еще больше. — Дэвид уселся на единственный стул. — Ричард, у меня просто удивительные новости… Начнем с того, что моя сестра и Йен Кинлок собираются обвенчаться.

— Превосходно! — рассмеялся капитан. — Тебе на смертном одре удалось стать неплохим сватом.

— Да, действительно, — усмехнулся Дэвид. — Мне это почему-то не приходило в голову. — Майор ненадолго умолк, он вдруг понял, что ему не хочется говорить о наследстве. — Но это не единственная новость. Оказывается, мне все-таки предстоит продать офицерский патент. Я нашел себе другое занятие. Вернее… не я нашел — правильнее будет сказать, что меня нашли.

— То есть твои отношения с леди Джослин развиваются удовлетворительно?

— Нет, с ней мне не везет. — Дэвид пригладил ладонью волосы. — Я ведь рассказывал тебе о своих единокровных братьях. У меня с ними были очень плохие отношения. Я только не упоминал о том, что нашим общим отцом был пятый лорд Престон. Сегодня утром я узнал, что мои братья отбыли к праотцам. Все трое. Я внезапно стал бароном.

— Боже правый, — пробормотал Ричард. — И ты все еще снисходишь до разговоров с нами, простыми смертными? Дэвид пристально посмотрел на друга.

— Ричард, больше никогда не говори ничего подобного — даже в шутку!

— Прости. Я прекрасно понимаю, что ты ни за что бы не отвернулся от старых друзей из-за того, что вдруг стал титулованной особой. — Капитан внимательно посмотрел на Дэвида. — У тебя такой вид, словно в тебя… молния ударила.

— Именно так я себя и чувствую. — Майор поморщился. — Разумеется, я рад титулу и поместью, но к этому надо привыкнуть.

— Могу себе представить! К счастью, мой отец был просто странствующим учителем фехтования, так что меня в будущем подобные сюрпризы не ожидают. Мне кажется, что быть лордом — это очень хлопотно. Лорды не так свободны, как простые смертные.

Дэвид пожал плечами:

— Да, не так свободны. Особенно когда имения слишком запущенны. Но… мои корни в Уэстхольме. Там мой дом.

— Тогда я рад за тебя. — Ричард ненадолго задумался. — Надо полагать, это снимает твои опасения по поводу того, что ваш брак с леди Джослин — неравный брак.

— Неравенство сохраняется, но сейчас оно не столь велико, как прежде. — Дэвид забарабанил пальцами по подлокотнику. — И кроме того… Она мечтает о собственном поместье. У меня могут возникнуть опасения, что Джослин осталась со мной из-за Уэстхольма — если она, конечно, со мной останется.

— Из-за Уэстхольма? Но разве это так плохо? Ведь вы прекрасно ладите. Любовь к земле — прекрасная основа для крепкого брака.

— Это слишком практичный взгляд на веши, — заметил Дэвид. — Ты думал бы иначе, если бы полюбил.

— Да, наверное, — кивнул Ричард. — Но мне все-таки кажется, что ты напрасно так беспокоишься. Если она действительно любит этого таинственного «другого», то твое наследство ничего не изменит. А если она останется с тобой, то на то будут веские причины.

Дэвид вздохнул:

— Вероятно, ты прав. Должен сказать, что это наследство помогло мне понять, почему леди Джослин так плохо относится к охотникам за приданым. Я узнал о наследстве всего несколько часов назад, а уже готов подозревать всех и без разбору.

— Привыкнешь, лорд Престон.

Было странно слышать такое обращение из уст друга, но Ричард был прав: он привыкнет.

— Она поедет со мной в Херефорд. Следующие несколько недель решат все.

— Ты своего добьешься. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

— Мне бы твою уверенность.

Дэвид вдруг снова вспомнил то чудесное утро, когда они проснулись в спальне Джослин, проснулись в одной постели. Он решительно поднял голову:

— Но если я потерплю поражение, то не потому, что не пытался добиться своего!

Устав от долгой ходьбы, Дэвид взял экипаж, но поехал не к сестре, а к Джону Крэндаллу, поверенному леди Джослин. Ричард помог ему собраться с мыслями, и теперь следовало уладить кое-какие дела.

Когда Дэвид приехал к Крэндаллу, тот, к счастью, был свободен. Узнав о наследстве майора, поверенный оживился:

— Это означает, что вы с леди Джослин не станете расторгать брак? Такое решение было бы самым разумным.

— Решение должна принимать леди Джослин. Пока она предпочитает признать наш брак недействительным. — Дэвид старался выглядеть невозмутимым. — Мы с ней отправимся в Херефорд, чтобы осмотреть имение. Думаю, лучше было бы подать прошение о признании брака недействительным еще до нашего отъезда.

Крэндалл нахмурился:

— Вы считаете, что в этом есть необходимость?

— Считаю.

Дэвид не счел нужным давать поверенному какие-либо объяснения. Майор Ланкастер всегда отличался сильной волей, однако сейчас опасался, что он не сумеет себя пересилить, не сумеет отказаться от леди Джослин. Так что гораздо лучше подать прошение сейчас — чтобы у него не было возможности пойти на попятный, даже если он очень этого захочет. Если уж он не доверяет себе — пусть все решает Джослин.

Так и не дождавшись объяснений Дэвида, Крэндалл сказал:

— Я подробно обсудил дело с проктором, то есть с церковным юристом, — ему предстоит представлять наше дело в суде. Церковные суды отличаются от королевских тем, что истец и ответчик показаний не дают. Решение выносится на основании свидетельских показании, данных под присягой. — Поверенный сухо кашлянул. — Потребуется два медицинских освидетельствования. Речь идет о серьезности ваших ранений. Полагаю, вы найдете докторов, готовых выступить в качестве свидетелей?

Дэвид кивнул. Он был уверен, что найдет нужных свидетелей. А если когда-нибудь он снова женится, чтобы обзавестись наследником, — ну что ж, в таком случае он заявит, что свершилось чудо.

— А будет ли проводиться освидетельствование леди Джослин?

Мистер Крэндалл в смущении проговорил:

— Естественно, должен состояться осмотр. Вероятно, можно воспользоваться услугами какой-нибудь пожилой женщины… из тех, что принимают роды. Таким образом леди Джослин избежит некоторых неудобств.

Это была неплохая идея, хотя осмотр все же крайне неприятная процедура.

— Вы считаете, что церковный суд должен принять во внимание наши необычные обстоятельства? Полагаете, что к нашему иску отнесутся с пониманием?

Коэндалл в задумчивости откинулся на спинку кресла. Немного помолчав, проговорил:

— Полагаю, что да. Ведь вполне логично предположить, что покойному графу Кромарти хотелось, чтобы дочь родила ему внуков — пусть даже они не смогут унаследовать его титул и имение. И тот факт, что леди последовала велению сердца и вышла замуж за отважного героя Ватерлоо, а потом оказалась в таком положении, что не сможет иметь детей… Да, полагаю, что суд отнесется к ней сочувственно.

Такой ответ поверенного навел Дэвида на подозрение, что тот тайно увлекается модными романами. Однако это не имело значения — главное, чтобы Крэндалл верно оценивал сложившуюся ситуацию.

Дэвид задал еще несколько вопросов и распрощался с поверенным. Майор почти не сомневался: судьи отнесутся к просителям со всей возможной снисходительностью.

Проклятие!


Накануне вечером Салли упомянула о том, что во второй половине дня будет в кабинете Кинлока. Поэтому Дэвид отправился искать сестру на Харли-стрит. Она сидела в приемной, склонившись над конторской книгой, но при появлении брата сразу же подняла голову.

— Перед тобой твоя сестра, превратившаяся в клерка! — весело улыбнулась Салли.

Он поцеловал ее в щеку и сел на одну из скамеек для посетителей.

— Кажется, это дело тебе по душе. Или просто хочется помочь Кинлоку?

— И то и другое. Ты же знаешь, я очень аккуратная. К тому же властная. Поэтому мне нравится следить за тем, чтобы дела Йена были в порядке. Так лучше и для него, и для его пациентов. А что касается самого Йена… Я ежечасно вынуждена себя щипать — мне все кажется, что я сплю!

Дэвид улыбнулся:

— Похоже, ты не слишком долго думала, перед тем как принять его предложение.

Салли очаровательно покраснела.

— Честно говоря, это я сделала ему предложение. И его еще пришлось уговаривать!

Дэвид в изумлении уставился на сестру. И вдруг расхохотался:

— Да, ты действительно женщина властная! Но полагаю, что Кинлок очень обрадовался твоему предложению. — Майор пристально посмотрел на сестру. — Салли, сегодня меня навестил некий мистер Роули, поверенный Ланкастеров.

Салли насторожилась: как и брат, она не ожидала от родственников ничего хорошего.

— Наши братья умерли. Все трое. Я седьмой лорд Престон.

Салли невольно вздрогнула.

— Боже правый! Просто… удивительно. Как это произошло?

Выслушав объяснения Дэвида, она сказала:

— Как добрая христианка, я, конечно же, должна выразить сожаление. Но я не могу. Они получили по заслугам.

Брат с сестрой обменялись выразительными взглядами. Только они будут знать все подробности тех отвратительных преследований, которым их подвергали братья. Родители, разумеется, за них заступались, но все же Салли с Дэвидом ежедневно терпели множество унижений.

Возможно, именно поэтому брат с сестрой были так близки. И вполне естественно, что сейчас, узнав о смерти старших братьев, они даже не пытались изобразить скорбь. Дэвид наконец нарушил молчание:

— Салли, наличных сейчас слишком мало, но в будущем ты получишь положенное тебе приданое.

— Прекрасно. После помолвки я стала удивительно практичной. — Салли весело рассмеялась. — Йен очень не любит признаваться в этом, но он сын шотландского барона. Он как-то упомянул о том, что его мать тревожится — боится, как бы сын не женился на какой-нибудь простолюдинке. Она будет счастлива узнать, что я стала сестрой лорда Престона.

— Ты и раньше ею была. Салли помрачнела:

— Я бы скорее назвалась сиротой, чем признала Уилфреда своим родственником!

Тут дверь отворилась, и в приемной появился Кинлок, уходивший навешать больного. Доктор энергично размахивал своим саквояжем и насвистывал, словно мальчишка. Помолвка явно пошла ему на пользу.

Хирург поздоровался с гостем и уселся на край стола. В этой непринужденной позе, держа за руку невесту, он слушал рассказ Дэвида. Сообщение о том, что майор стал бароном, заинтересовало, однако особого впечатления не произвело. Родословные интересовали его гораздо меньше, чем люди.

Рассказав о визите мистера Роули, Дэвид спросил:

— Кинлок, я могу поговорить с вами наедине?

— Конечно.

Заметив, что сестра удивлена, Дэвид успокоил ее:

— Это не имеет никакого отношения к тебе, Салли. Не забывай: я все-таки бывший пациент доктора Кинлока.

Хирург пригласил майора к себе в кабинет. Прикрыв дверь, сказал:

— Вы прекрасно выглядите. Вам кажется, что ваше выздоровление идет не так, как следовало бы?

— Я хотел бы поговорить о других последствиях моего ранения. — Дэвид медлил, не зная, как подойти к щекотливой теме. — Не знаю, рассказывала вам Салли или нет… Джослин будет добиваться того, чтобы наш брак признали недействительным по причине моего полового бессилия.

Брови Кинлока поползли вверх:

— Друг мой, сейчас слишком рано так считать. Вы еще не поправились как следует. Я не думаю, чтобы ваша травма имела такие последствия. Дайте природе время. Само беспокойство может привести к тому состоянию, которое вас тревожит.

Дэвид кивнул:

— Да, вы правы. Еще рано говорить об этом с полной определенностью. Именно поэтому я решил получить показания докторов сейчас, чтобы им не пришлось кривить душой.

— Я… я вас понял. — Кинлок скрестил на груди руки. — А может, и нет. Наверное, вам лучше объясниться.

Дэвид прошелся по кабинету и подошел к окну. Ему ужасно не хотелось обсуждать столь личные вопросы. Однако выхода, похоже, не было. Собравшись с духом, он проговорил:

— Чудеса имеют неожиданные последствия. Наш брак… не был рассчитан на долгое время.

После довольно продолжительного молчания Кинлок сказал:

— Травмы позвоночника бывают очень серьезными. И не исключено, что могут нарушиться половые функции. Направляйте ко мне вашего адвоката, и я дам соответствующие показания.

— Благодарю. — Дэвид пристально посмотрел на Кинлока. — Мне очень неприятно, что я вынужден был обратиться к вам с подобной просьбой.

Кинлок пожал плечами:

— Возможно, в законах все подробнейшим образом расписано, но в медицине — не так. Не мне решать, следует ли вам с леди Джослин оставаться мужем и женой. Хотя я все-таки считаю, что вы совершаете большую ошибку.

Дэвид невесело улыбнулся:

— А вам бы захотелось удерживать Салли в браке вопреки ее воле?

Кинлок нахмурился:

— Наверное, нет.

Попрощавшись с Салли и Кинлоком, Дэвид покинул кабинет. Несмотря на усталость, он снова предпочел идти пешком. Хотя доктор ему не отказал, настроение у него нисколько не улучшилось.

Какая ирония судьбы! Он прилагает все силы к тому, чтобы предоставить Джослин свободу, и вместе с тем мечтает о том, чтобы она от этой свободы отказалась.

Глава 23

Три дня спустя они отправились в Херефорд. Джослин с радостью покинула Лондон. Она полагала, что Дэвид, навестив поверенного, поступил разумно, однако процедура осмотра, необходимая для доказательства ее девственности, оказалась для нее невероятно унизительной. Но Джослин понимала, что без подобного осмотра суд не сможет признать их брак недействительным. Развод же вызывал у нее еще большее отвращение.

Рис Морган, сидевший на козлах рядом с кучером, выполнял роль охранника — тем самым его армейский опыт использовался наилучшим образом. Хотя культя Риса еще не совсем зажила, он уже изредка появлялся в конюшне, где ухаживал за лошадьми и чинил упряжь.

Мари пришла в восторг, когда узнала, что ей предстоит сидеть рядом с Хью Морганом, теперь выполнявшим обязанности камердинера майора. Хью был очень доволен новым назначением — он уже успел привязаться к Дэвиду. Только Исида опечалилась. Догадавшись, что хозяйка уезжает надолго, она проводила ее жалобным мяуканьем.

Они выбрали не самый короткий путь — с заездом в Уэльс, чтобы высадить братьев Морганов у родительского дома, находившегося неподалеку от городка Эйбергевенни. Рис не виделся с родителями уже много лет и теперь собирался погостить у них недели две. Хью также хотел задержаться у родителей, он должен был пожить у них неделю, а потом отправиться в Уэстхольм к своему хозяину.

Джослин прежде не бывала в Уэльсе, и его живописные виды привели ее в восторг. По ее просьбе они остановились на вершине холма, откуда был виден базарный городок.

Пока Рис с подозрительно блестевшими глазами смотрел в сторону родного дома, Хью объяснял Мари:

— Моя семья живет на горе, прямо над Эйбергевенни. Видишь вон тот дымок, что поднимается из-за деревьев? Думаю, это как раз из трубы нашего дома.

Мари прикрыла глаза ладонью и присмотрелась.

— Как здесь чудесно, — проговорила она с очаровательным французским акцентом. — А как называется эта гора?

— Исгирид-Фавр. Глаза Мари округлились.

— Как ты ее назвал?

Хью терпеливо учил Мари правильно выговаривать название, но француженке никак не удавалось освоить непривычные звуки. В конце концов Джослин с Мари расхохотались. Хью, добродушно посмеиваясь, что-то пробормотал себе под нос по-валлийски.

И вдруг Дэвид обратился к своему камердинеру на безупречном валлийском.

— Вы говорите на нашем языке, милорд? — изумился Хью.

Дэвид рассмеялся и снова заговорил по-валлийски. Хью смутился:

— Простите, если я сказал что-то не то, милорд. — Он виновато улыбнулся. — Мне следовало бы догадаться, что вы валлиец. Ведь вас зовут Дэвидом.

— Моя мать была валлийкой, так что я рос, разговаривая на двух языках, — объяснил Дэвид. — И не беспокойтесь. Ничего обидного вы не сказали.

Джослин с улыбкой посматривала на майора. Она в который уже раз убеждалась в том, что Дэвид — чрезвычайно интересный человек.

Все снова заняли свои места, чтобы проделать оставшуюся часть пути. Вскоре экипаж остановился у коттеджа Морганов, — и тотчас же раздались радостные крики. Рис подхватил свои костыли и спрыгнул с козел, а Хью выпрыгнул из кареты.

— Рис! Хью!

Из дома выбежала румяная толстушка и попыталась обнять обоих сыновей одновременно. В следующую секунду снова раздались радостные возгласы и появились трое младших сыновей и сам мистер Морган. Все весело смеялись и по очереди обнимали Риса и Хью. А две собаки, носившиеся вокруг, громко лаяли и в восторге повизгивали.

Дэвид помог Джослин выбраться из кареты, и она, не желая мешать Морганам, отвернулась. Любуясь чудесным видом на Бреконские горы и реку Уск, Джослин проговорила:

— Наверное, отсюда нелегко уезжать. В Британии вряд ли найдутся более красивые места.

— Да, здесь очень красиво, но мало работы, — заметил прагматичный Дэвид. — Везде, где живут кельты, очень красивая природа — и очень трудная жизнь. Иногда мне казалось, что вся армия состоит из ирландцев, шотландцев и валлийцев. Хью и Рис должны считать себя счастливцами, ведь оба имеют неплохой заработок. Полагаю, они уже много лет отправляют часть своего заработка домой.

Джослин прикусила губу.

— Мне это и в голову не приходило! Иногда мне становится стыдно из-за того, что я живу лучше многих.

— Но ведь нет ничего предосудительного в том, что человек пользуется своим богатством — при условии, что он щедр по отношению к тем, кто менее удачлив. Судя по тому, что я видел, вы очень щедры.

Джослин смутилась, покраснела. Дэвид относился к ней с такой снисходительностью, которой она не заслуживала.

Тут Хью подошел к экипажу, взял Мари за руку и подвел ее к своим родителям:

— Я хочу познакомить вас с Мари Рено.

Молодая француженка потупилась, но миссис Морган пристально посмотрела на нее и обняла.

— Добро пожаловать, моя милая, — сказала она со свойственной валлийцам напевностью.

Радостно улыбаясь, Мари тоже обняла ее. После этого миссис Морган повернулась к Джослин и в смущении проговорила:

— Я понимаю, что наша простая жизнь для вас непривычна, миледи, но мы почли бы за честь, если бы вы с мужем согласились выпить у нас чаю.

— Это вы оказываете нам честь своим приглашением, — с улыбкой ответила Джослин.

Когда все расселись в небольшой комнате, хозяйка принесла несколько огромных чайников. Затем поставила на стол тарелки со свежевыпеченным хлебом, рассыпчатым творогом и аппетитными плоскими лепешками с изюмом. Сидевший между отцом и матерью Рис все время смеялся и шутил — мрачный солдат, которого Джослин видела в госпитале, остался в прошлом.

Джослин окинула взглядом комнату. Повсюду безупречная чистота и порядок, стены были выбелены, а полы тщательно натерты воском. В противоположном конце комнаты Хью и трое младших Морганов пристроились на резном деревянном сундуке, судя по виду, очень старом. Рядом с сундуком, на полке старинного дубового буфета, лежала потертая Библия. Джослин вдруг пришло в голову, что она была бы счастлива даже в таком скромном жилище — только бы рядом был мужчина ей по сердцу. Представив, как выглядел бы Кэндовер в подобной обстановке, Джослин невольно улыбнулась. Ведь он был аристократом до мозга костей.

Когда пришло время продолжить путь, старшие Морганы горячо поблагодарили Джослин зато, что она сделала для их сыновей. Джослин смутилась — ей казалось, что она ничего особенного не сделала.

Когда Дэвид помогал ей сесть в карету, Хью спросил:

— Вы уверены, что не хотите, чтобы я сопровождал вас в Херефорд, милорд? Мой старик говорит, что в Черных горах бродят разбойники.

Дэвид покачал головой:

— Вам нет нужды расставаться с родителями. Мы доберемся до Уэстхольма еще до темноты.

— Слушаюсь, милорд.

Хью радостно улыбнулся, было видно, что ему очень не хочется расставаться с родителями. Дэвид уселся рядом с Джослин.

— Придется приучить моего камердинера не говорить «милорд» каждую секунду, — заметил он, когда экипаж тронулся. — Хью относится к моему титулу гораздо серьезнее, чем я!

— Естественно, — улыбнулась Джослин. — Положение слуги зависит от положения его господина. Верно, Мари? Француженка энергично закивала головой:

— Да-да, милорд, конечно! Вы делаете честь нам всем. Дэвид усмехнулся, но возражать не стал, а Джослин подумала о том, что майор нравится ей все больше.

Погода стояла сухая, дорога была в хорошем состоянии, и они быстро доехали до следующей почтовой станции. В последний раз сменив лошадей, они продолжили путешествие.

Вскоре Дэвид задремал, откинувшись на спинку сиденья. Видимо, еще не полностью восстановил силы, поэтому спал больше обычного. Его разбудил громкий крик:

— Кошелек или жизнь!

Он тотчас же открыл глаза и был оглушен гулкими выстрелами. Карета резко остановилась, едва не завалившись набок. Мари вскрикнула. Джослин вскочила с сиденья.

— Ложитесь! — закричал Дэвид.

В следующее мгновение обе женщины оказались на полу кареты. Майор взглянул в окно и увидел двух всадников, лица которых были наполовину прикрыты шарфами. В руках они держали пистолеты. Внезапно с другой стороны раздался резкий голос, и Дэвид понял, что нападавших по крайней мере трое.

Может, отдать им кошельки? Дэвид мгновенно отверг эту мысль. Выполнять приказы грабителей нельзя — ведь в экипаже две красивые молодые женщины.

Значит, надо оказать сопротивление. Причем как можно быстрее — майор прекрасно знал, что в сражении каждая секунда имеет огромное значение. Взглянув на женщин, по-прежнему лежавших на полу экипажа, Дэвид прошептал:

— Лежите. Не вылезайте из кареты.

Перед отъездом из Лондона майор на всякий случай вложил в кармашек на двери кареты два пистолета. Сейчас он выхватил их оттуда и стремительно выскочил из кареты через левую дверцу — с этой стороны грабители не могли его увидеть.

Прикрыв дверцу, он бросился на землю и заполз под раскачивающийся на рессорах экипаж. Моля Бога, чтобы карета не тронулась с места, он взвел курки на обоих пистолетах. Чтобы их перезарядить, понадобится время, так что ему остается только надеяться, что первых двух выстрелов окажется достаточно. От кучера ждать помощи не приходится — он сдерживает испуганных лошадей.

Держа оружие наготове, он осторожно прополз несколько метров и увидел двоих разбойников. И тут один из них спрыгнул с лошади и бросил поводья своему приятелю. Затем взвел курок пистолета и с силой рванул на себя дверцу кареты. Дэвид прицелился, но прежде чем он успел выстрелить, разбойник вытащил из экипажа отчаянно кричащую Мари.

— Пойдем-ка, красавица, — прорычал он. — Уверен, что ты нам пригодишься. — Заглянув в карету, разбойник в изумлении воскликнул:

— Здесь еще одна! Эй, Альф, мне нужна твоя помощь!

Дэвид в ярости скрипнул зубами. Но он не мог выстрелить в мерзавца, не подвергая опасности жизнь Мари. Прицелившись, майор всадил пулю в разбойника, сидевшего на лошади. Тот хрипло закричал, на его рубахе тотчас же расплылось красное пятно.

Тут Дэвид заметил еще одного разбойника, выехав из-за кареты, он заорал:

— Черт возьми, что здесь происходит?

Дэвид хладнокровно прицелился и выстрелил. Выехавший из-за кареты разбойник рухнул на землю, а его лошадь тут же ускакала. За ней последовала лошадь негодяя, удерживавшего Мари. Раненый разбойник что-то закричал и пустил свою лошадь галопом — очевидно, он сообразил, что разумнее всего отказаться от добычи.

Дэвид вскочил на ноги и быстро перезарядил один из пистолетов — нужно было вызволять Мари, пока разбойник не причинил ей вреда. Прижимая к себе девушку, тот попятился. В другой руке он держал пистолет. Майор прицелился, однако спустить курок не решился — он не желал подвергать Мари опасности.

Разбойник усмехнулся и, по-прежнему прижимая к себе девушку, поднял пистолет. Он целился в грудь Дэвида Моля Бога о чуде, майор бросился на землю и откатился в сторону.

В следующее мгновение раздался оглушительный выстрел, но Дэвид не почувствовал боли. Зато услышал пронзительный вопль и увидел, как разбойник рухнул на землю. Мари же, освободившись, бросилась к карете.

Дэвид вскочил на ноги и увидел Джослин: она стоила у открытой дверцы кареты, и в ее дрожащих руках дымился пистолет. Джослин спасла Дэвида и Мари, но теперь была смертельно бледна и близка к обмороку. Дэвид подбежал к дрожащей жене и крепко ее обнял.

— Прекрасный выстрел, моя милая!

Джослин отчаянно цеплялась за Дэвида. Тошнота подкатывала к горлу, и ей казалось, что она вот-вот лишится чувств.

Джослин полагала, что прекрасно знает военных. Дядя Эндрю сажал ее на колени, когда она была маленький девочкой. А потом она танцевала и флиртовала с молодыми офицерами, слушала их рассказы о войне. Но Джослин никогда прежде не видела настоящего боя. И сейчас, увидев, как стремительно и расчетливо действовал Дэвид, она вдруг осознала: этот добросердечный человек со смеющимися глазами — настоящий воин, отважный и беспощадный к врагам. А еще он — надежный и верный друг…

Уткнувшись лицом в плечо Дэвида, Джослин с содроганием вспоминала тот ужасный момент, когда разбойник навел свой пистолет на Дэвида — а тот стоял так близко от него, что промахнуться было невозможно! А что, если бы она замешкалась еще на секунду? Ей сделалось дурно при одной мысли о том, что Дэвид, истекающий кровью, мог бы сейчас лежать на земле.

Он тихо проговорил:

— А я и не знал, что вы так умело обращаетесь с оружием. Откуда взялся этот пистолет?

— Стрелять меня научил отец. И я всегда беру в дорогу пару пистолетов, — ответила Джослин. — Но я не смогла бы действовать так, как нужно, если бы не ваш пример.

Он обнял ее еще крепче.

— Как бы то ни было, вы действовали прекрасно. Джослин закрыла глаза. Она чувствовала, что успокаивается в объятиях Дэвида. И еще ей казалось, что от него исходит какой-то странный жар… Джослин вдруг захотелось еще крепче прижаться к Дэвиду. Захотелось поцеловать его и…

Джослин невольно вздрогнула. Она поняла, что испытывает физическое влечение к майору. Эта страсть зарождалась постепенно — и вдруг расцвела пышным цветком. Подобного влечения к мужчине она прежде не испытывала.

Судорожно сглотнув, Джослин подняла голову, и их взгляды встретились. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Потом Дэвид чуть отстранился и приподнял пальцем ее подбородок. В следующее мгновение их губы слились в поцелуе, и Джослин почувствовала, как по телу ее прокатилась горячая волна… Дэвид уже целовал ее однажды — когда бредил, — и уже тогда Джослин подумала: каким оказался бы его поцелуй, если бы он был здоров? Теперь она это узнала и на несколько мгновений забыла обо всем на свете. Джослин закрыла глаза и ни в чем не сомневалась — она просто была. И чувствовала, что рядом есть опора, надежный защитник…

Нет! Надежные защитники — это предательская иллюзия. Джослин открыла глаза. Теперь ей больше всего хотелось оттолкнуть Дэвида и забыть об этом поцелуе.

Словно почувствовав в ней какую-то перемену, он отстранился и пристально посмотрел ей в глаза. Джослин не могла бы сказать, что именно Дэвид в них увидел, — но он разъял объятия и отступил на шаг.

Джослин дрожащей рукой пригладила волосы. Пытаясь овладеть собой, спросила:

— Разбойники мертвы?

Дэвид подошел к тому, в которого стрелял сам, и, опустившись на одно колено, попытался нащупать пульс на шее.

— Этот мертв.

Затем подошел ко второму разбойнику и снял с него шарф. Перед ними лежал довольно молодой мужчина с грубоватыми чертами лица. Он потерял сознание, и рана в плече кровоточила, но дыхание было ровным.

— А этот доживет до виселицы.

Джослин с облегчением вздохнула.

— Я рада, что не убила его. Хотя он, наверное, заслуживает смерти.

Дэвид поднял голову.

— Я тоже рад. Убийство пятнает душу. Любое убийство. Майор помрачнел.

— Но ваша душа чиста, — тихо проговорила Джослин.

— Я сделал то, что должен был сделать. И только Бог мне судья.

Он вытащил из кармана носовой платок и начал делать раненому перевязку.

Джослин молча наблюдала за ним — она была не в силах отвести глаза. Хотя Дэвид казался таким же, каким был прежде, ее отношение к нему изменилось. Теперь она видела не элегантного джентльмена, а могучего и грозного воина. Она остро ощущала его мужскую мощь — и столь же остро чувствовала свое женское начало.

— Миледи…

Джослин резко обернулась и увидела перед собой Мари. Француженка достала из кареты фляжку с бренди и теперь протягивала ее своей хозяйке. Джослин улыбнулась:

— Сначала вы. Ведь не мне, а вам пришлось побывать в руках этого зверя.

Молча кивнув, Мари поднесла фляжку к губам. Сделав глоток, она чуть не поперхнулась, но руки у нее перестали дрожать. Девушка довольно уверенно налила бренди в крышечку и протянула ее хозяйке. Последовав примеру своей горничной, Джослин почувствовала, как по телу разливается приятное тепло. Взглянув на Мари, она спросила:

— Как вы?

— Лучше, чем была бы, если бы вы не подстрелили эту свинью, миледи.

Мари невольно содрогнулась. Джослин с улыбкой проговорила:

— Если вам хочется прикончить эту фляжку и напиться до неприличия, я обещаю не ставить вам это в вину.

Мари хихикнула:

— Этого не понадобится. Но вот еще один глоток я сделаю.

Дэвид повернулся к женщинам:

— Джослин, вы не могли бы подержать лошадей, чтобы мы с кучером смогли затащить этого молодца в карету? Его надо сдать в харфордскую тюрьму.

Джослин подошла к лошадям и начала поглаживать одну из них. После ужасов насилия было очень приятно прикасаться к теплой лошадиной морде.

Дэвид с кучером привязали труп разбойника к крыше кареты, а раненого уложили на переднее сиденье. Мари не желала сидеть рядом с ним и предпочла устроиться рядом с кучером на козлах. Остаток пути до Херефорда они провели в полном молчании. Дэвид пристально наблюдал за пленным, держа наготове заряженный пистолет. Но грабитель так и не пришел в сознание.

Джослин забилась в дальний угол кареты. Мысли ее были в полном беспорядке. Имел ли этот поцелуй значение? Она была склонна думать, что не имел. По письмам, которые ей в течение многих лет писала тетя Лора, она поняла, что между насилием и страстью существует некая темная связь.

Измученная уходом за ранеными после осады Бадахоса, Лора не могла не рассказать о тех ужасах, свидетельницей которых стала. Она объяснила, что когда город сдается без боя, то с ним обычно обходятся милосердно. Но если нападавшим пришлось вести долгую осаду и понести тяжелые потери, то по варварской логике войны захваченный город разоряют и сжигают, а жителей убивают. Бадахос принес британской армии именно такую кровавую победу, и Веллингтон[2] в течение двух суток не мешал своим солдатам мстить за потери. Солдаты сжигали дома, убивали мужчин и насиловали женщин…

И вот сейчас, на дороге, они столкнулись со смертельной опасностью. Дэвид их спас, убив одного из разбойников, а когда все закончилось, он ее поцеловал. Вероятно, он сделал это бессознательно… Он поцеловал ее — и тотчас же забыл об этом.

Наверное, и она прижалась к Дэвиду безотчетно. Но удастся ли ей забыть о случившемся так же быстро, как забыл он? Эти объятия породили в ней физическое влечение к мужчине, ставшему волей судьбы ее мужем. Она болезненно остро ощущала, что ее неудержимо влечет к Дэвиду.

Прикрыв глаза, Джослин мысленно молила Бога, чтобы это безумие как можно скорее покинуло ее.

Глава 24

Когда они добрались до Херефорда, Дэвид оставил Джослин и Мари в гостинице «Зеленый дракон», а затем отправился к судье, чтобы передать пленника в руки властей. Служанка и госпожа подкрепили силы крепким чаем, и, когда Дэвид вернулся, Джослин уже почти успокоилась.

— Что будет с разбойником? — спросила она, наливая Дэвиду чаю.

Майор, не задумываясь, ответил:

— В Херефорде как раз начались выездные процессы, так что его осудят очень скоро. Возможно, уже через неделю.

— Мы все будем выступать как свидетели?

— В этом нет необходимости. Мы с кучером скажем все, что нужно, так что вас с Мари вызывать не станут. Поскольку за этим человеком других преступлений не числится, я попрошу суд проявить к нему снисходительность. Конечно, грабеж на большой дороге заслуживает смертной казни, но, возможно, он отделается ссылкой. — Дэвид принялся расхаживать по комнате. — Нам пора отправляться в путь. Я хочу добраться до Уэстхольма до темноты.

— Да, конечно, — кивнула Джослин.

Она встала и взяла со стула шаль и ридикюль.

Только сейчас она заметила, что Дэвид старается не встречаться с ней взглядом. Конечно же, он тоже понимал: если им не удастся предать забвению эту неуместную близость, их пребывание в Херефордшире будет сопряжено с постоянным ощущением неловкости.

Они покинули гостиницу, и минут через сорок Дэвид стал выказывать явные признаки беспокойства. Джослин спросила:

— Вы узнаете эти места? Он кивнул:

— Мы почти приехали. Самая старая часть имения расположена в излучине реки Уай, хотя со временем наши земли расширялись.

Они поехали медленнее и вскоре повернули на аллею и проехали мимо высокого каменного столба и домика привратника, судя по всему, пустующего. Джослин с любопытством смотрела на деревья с толстыми корявыми стволами.

— Что это за деревья, Дэвид? — спросила она, Глядя в окно, он ответил:

— Это испанские каштаны. Им больше двухсот лет. А аллея тянется почти на полмили, Джослин была напряжена как струна. Ей хотелось прикоснуться к его руке, чтобы он почувствовал: она прекрасно понимает, что испытывает человек при возвращении в столь давно покинутый дом своего детства. Но после случившегося на дороге она не смела к нему прикоснуться.

Наконец они остановились, и Дэвид тотчас же выбрался из кареты. Лицо его оставалось совершенно бесстрастным. Джослин спустилась на землю следом за мужем. Она с любопытством разглядывала особняк с несколькими пристройками. Каждая из пристроек отличалась своим собственным стилем, но все они, как и основная часть дома, были выложены из местного красноватого камня. Уэстхольм, конечно же, уступал величественному Чарлтон-Эбби, но и он был очень красивым. А окрестные холмы и леса оказались совершенно такими, какими их описывал Дэвид.

Однако все вокруг пребывало в запустении — во всяком случае, у Джослин сложилось именно такое впечатление.

Лицо Дэвида по-прежнему оставалось непроницаемым, и Джослин могла только догадываться, что он в этот момент чувствует и о чем думает. Осторожно прикоснувшись к его рукаву, она спросила:

— Не войти ли нам?

Он улыбнулся, кивнул, и они вместе поднялись по широкой лестнице. Дэвид несколько раз ударил в дверь молотком, в форме львиной головы. Удары гулко разносились по дому. Вопросительно взглянув на мужа, Джослин сказала:

— Нас ждали сегодня?

Дэвид внимательно оглядывал фасад.

— Я известил о нашем приезде. Но, судя по всему, в Уэстхольме очень мало слуг.

Наконец дверь распахнулась, и они увидели немолодого лысеющего мужчину.

— О… лорд Престон… — Мужчина расплылся в улыбке. — Добро пожаловать домой! — Он отвесил Дэвиду низкий поклон. — Мы с нетерпением ждали вашего возвращения.

Они вошли в холл. Дэвид внимательно посмотрел на слугу у вдруг воскликнул:

— Неужели Стреттон?! Значит, вы теперь стали дворецким?

Слуга снова поклонился:

— Совершенно верно, милорд. Дэвид повернулся к Джослин:

— Помните историю со стилетом, о которой я вам рассказывал? Стреттон был одним из тех, кто спас меня. — Повернувшись к дворецкому, он сказал:

— Приятно видеть знакомое лицо. Очень рад, что вы продвинулись по службе.

Дэвид протянул Стреттону руку. Тот несколько мгновений медлил, но потом все же пожал хозяину руку. Джослин невольно улыбнулась. Было очевидно, что Дэвид искренне обрадовался, увидев старого слугу. Конечно же, только поэтому он протянул дворецкому руку.

Дэвид между тем продолжал:

— Это моя жена, леди Престон, и ее камеристка, мадемуазель Рено. Надеюсь, комнаты для нас готовы?

— Да, милорд. Только боюсь, что все не так, как должно быть. Ваш брат, покойный лорд, не хотел тратить деньги на домашнее хозяйство. И к тому же… — Стреттон в смущении откашлялся. — Видите ли, из-за… э-э… склонностей покойного лорда Престона и мистера Тимоти было трудно найти порядочных молодых служанок.

Дэвид вопросительно поднял брови:

— Так ты здесь один?..

— Не совсем, сэр. Адвокаты не велели нанимать новых людей до вашего приезда, поэтому моя жена сейчас занята на кухне. Она немного готовит, правда, только простые блюда. И из деревни каждый день приходят две девушки, которые ей помогают. — Стреттон вздохнул. — Боюсь, понадобится немало времени, чтобы привести дом в порядок.

Джослин осмотрелась. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: последние слова дворецкого — истинная правда.

— Прекрасно, что ваша жена занялась кухней. А не могла бы она приготовить легкий ужин… — Дэвид бросил вопросительный взгляд на Джослин, — примерно через полчаса?

— Будет исполнено, милорд.

Стреттон трижды дернул за шнурок звонка и, повернувшись к Дэвиду и Джослин, пригласил их следовать наверх.

Ее спальня, как и ожидалось, имела весьма запущенный вид, однако выцветшие драпировки были недавно выстираны. Что ж, ей приходилось останавливаться в гостиницах, где все было гораздо хуже. А вот Мари оказалась менее снисходительной. Распаковывая вещи хозяйки, она с возмущением что-то бормотала по-французски.

Джослин подошла к окну, из него открывался прекрасный вид на поля и леса, залитые сейчас золотыми лучами закатного солнца. Хотя ландшафт был не столь живописен, как в горах Уэльса, находившихся на западе, но и здесь было очень красиво. Неудивительно, что Дэвиду, когда он бредил, так хотелось вернуться домой, в Херефордшир.

Он станет прекрасным хозяином — таким, каким был ее отец. Возможно, Дэвид не сразу освоится, но со временем он узнает все, что должен знать хозяин поместья и землевладелец. И конечно же, лорд Престон всегда найдет время, чтобы поговорить с арендаторами и выпить с ними кружку эля.

Улыбнувшись при этой мысли, Джослин вышла из спальни. Она решила осмотреть остальные комнаты. Слева от спальни находилась небольшая угловая гостиная, откуда открывался вид сразу на две стороны. Еще одна дверь вела в гардеробную, где находились пустые платяные шкафы. Джослин открыла следующую дверь и обнаружила еще одну спальню. У кровати стояли вещи Дэвида, но, к счастью, его самого в комнате не было.

Джослин поспешно закрыла дверь. Конечно, ей следовало предвидеть, что им отведут главные апартаменты, предназначенные для хозяина и хозяйки дома. Она задумалась… Может, следует проверить, запирается ли дверь, ведущая в ее половину? Джослин тотчас же отбросила эту мысль. Ведь с Дэвидом она в полной безопасности.

Однако ее беспокоило другое: если она с Дэвидом в безопасности, это еще не означает, что он в безопасности с ней…


Переодевшись, Джослин присоединилась к Дэвиду, сидевшему в малой столовой. В своем зеленом муслиновом платье с глубоким вырезом она была прекрасна, как весенний цветок. Окинув взглядом изящную шейку и белые плечи жены, Дэвид судорожно сглотнул. Судя по ее улыбке, она уже оправилась от переживаний, во всяком случае, уже не была так напряжена, как по дороге в Херефорд.

Напомнив себе, что джентльмену не подобает заглядывать в вырез платья дамы, майор усадил супругу за стол. Стретто н предусмотрительно поставил их приборы рядом, а не в противоположных концах стола — иначе им пришлось бы кричать, чтобы поддерживать беседу.

— Если бы я знал, насколько тут все запушено, я не пригласил бы вас сюда.

Она звонко рассмеялась:

— Уэстхольм — настоящий дворец по сравнению с тем домом, который мы с дядей и тетей занимали в Фуэнте-Гвинальдо.

— Простите, я совсем забыл, что вы — закаленный ветеран пиренейской кампании.

Дэвид попытался представить, как сложились бы их отношения, если бы они встретились тогда. Может, ее сердце было бы свободно? Но два года назад у него не было никаких перспектив на будущее, кроме смерти от лихорадки или от ран. Так что скорее всего он не осмелился бы добиваться ее любви.

С того времени, когда они пили чай у Морганов, прошло уже много времени, поэтому оба с аппетитом принялись за ужин. Как и обещал дворецкий, приготовленные его женой блюда были простыми, но вкусными и сытными. Когда тарелки убрали, Джослин заметила:

— Очень вкусно. А вина — просто превосходные.

— Это меня не удивляет, — отозвался Дэвид. — Полагаю, лошади тоже окажутся превосходными. Судя по всему, покойный лорд не жалел денег на то, что ему доставляло удовольствие, а на все остальное не обращал внимания.

Джослин взяла с блюда персик и начала счищать с него кожицу острым десертным ножом.

— После смерти вашей матери в доме не было хозяйки?

— Не совсем так. Мой средний брат, Роджер, был женат, но чаше жил не здесь, а в Лондоне. Детей у него не было, а его вдова вышла замуж во второй раз. Уилфред также был женат, но его жена несколько лет назад умерла во время родов, и ребенок тоже умер. Ему так и не удалось отыскать себе другую жену.

— А есть ли средства на обустройство особняка? Джослин отрезала ломтик сочного персика и с видимым удовольствием съела его.

Испытывая почти непреодолимое желание поцеловать эти губы со вкусом персика, он ответил:

— Раули считает, что есть. Но мне придется экономить и все наличные вкладывать в поместье. На то, чтобы привести все в порядок, уйдет много лет, но это вполне осуществимо. А остальное не имеет значения. — Дэвид ненадолго умолк, он вспоминал свое детство, проведенное в Уэстхольме, и, как ни странно, приятных воспоминаний было гораздо больше… — Да, это вполне осуществимо, и я с удовольствием займусь поместьем.

— Может, мне следует посоветоваться со Стреттоном и нанять горничных? — спросила Джослин. — Теперь, после смерти ваших братьев, мы без труда найдем молодых женщин.

— Да, этим стоило бы заняться. Если вы не против. Джослин широко улыбнулась:

— Я обожаю нанимать прислугу и отдавать приказания. Вы же сами говорили, что я — на редкость властолюбивая женщина.

— Но это был комплимент, имейте в виду. Дэвид никогда не понимал, почему некоторым мужчинам нравятся совершенно беспомощные женщины. Он пристально взглянул на Джослин, и она вдруг почувствовала, что ее снова влечет к нему. Опустив глаза, она неожиданно сказала:

— Более странного дня рождения у меня еще не было.

— Боже правый! Значит, сегодня вам исполнилось двадцать пять? Почему же вы об этом не сказали? Какое сегодня число? Двадцатое августа? Надо запомнить на будущее.

Хотя, наверное, глупо говорить о будущем. Ведь их брак вскоре будет признан недействительным. Дэвид попытался представить их дальнейшие отношения. Возможно, время от времени они будут встречаться в Лондоне и вежливо кивать друг другу. Может, станут раз в год обмениваться записками…

Напомнив себе, что их брак пока не расторгнут, Дэвид сказал:

— Уэстхольм славится своими винными погребами. Не сомневаюсь, что шампанское там тоже найдется. Может, спустимся туда и посмотрим, что нам оставил Уилфред?

— Ведите меня! — Джослин поспешно проглотила последний кусочек персика. — Лучше отметить день рождения шампанским, а не стрельбой по разбойникам.

Глава 25

Стреттон отыскал канделябры, штопор и два бокала. После чего все трое спустились в винный погреб.

— Вот та часть Уэстхольма, за которую извиняться не приходится, — сказал дворецкий, отпирая тяжелую, окованную железными пластинами дверь. — Покойный лорд Престон распорядился: забота о винном погребе — основная моя обязанность. Так что я стал большим знатоком вин, особенно кларета — его требовалось постоянно «подкармливать».

Дворецкий сардонически усмехнулся: судя по всему, он считал, что мог бы проводить время с большей пользой.

Когда Стреттон распахнул дверь подвала, Дэвид тихо присвистнул:

— Таким подвалом даже принц-регент мог бы гордиться — Он взял один из канделябров, а второй оставил дворецкому, чтобы тот мог подняться вверх по темной лестнице. — Вы можете вернуться к своим обязанностям, Стреттон. Мы с леди Престон пойдем на разведку одни.

Дворецкий вручил Джослин два бокала и удалился. Подняв канделябр повыше, чтобы осветить дорогу, Дэвид с улыбкой проговорил:

— Добро пожаловать в ту часть Уэстхольма, которую Уилфред предпочитал всем остальным.

— Боже! — воскликнула Джослин. — Кажется, даже погреба Чарлтон-Эбби с ними не сравнятся! А я считала, что их превзойти невозможно.

Дэвид и сам был поражен увиденным. Обычно ребенку все кажется более крупным, чем взрослому, но это правило ни винный погреб Уэстхольма не распространялось. Подвалы оказались огромными, и их прохладные недра были заставлены рядами винных бочек. Над каждой висела аккуратная табличка с обозначением года, качества и места происхождения вина. Вдоль стены стояли стеллажи с бутылками, лежащими наклонно — так, чтобы не пересыхали пробки. В одном углу стоял стол, а рядом находилась дверь чулана — там, по-видимому, хранились бочата, пробки и воронки.

Джослин прошлась вдоль ближайшего ряда — ее туфельки беззвучно ступали по полу, усыпанному толстым слоем опилок.

— Здесь чище, чем в операционной госпиталя!

— Печально, но факт. — Дэвид пошел следом за ней. — Даже опилки свежие, как того потребовал бы любой серьезный управляющий погребами. Поддержание такою порядка должно было отнимать у Стреттона немало времени.

— А что он имел в виду, когда сказал, что «подкармливал» кларет? — Она бросила на него через плечо озорной взгляд. — Я вообразила, как он бросает в бочки кусочки хлеба с сыром.

Дэвид рассмеялся:

— Кларет имеет небольшую крепость, так что рекомендуется время от времени добавлять в бочки небольшое количество хорошего французского бренди. То же самое часто проделывают с бургундским. А вот белые вина иногда «подкармливают» свежим молоком.

— Откуда вы так много знаете о вине? — спросила Джослин, проводя пальцем по дубовой бочке, в которой, судя по табличке, хранился превосходнейший испанский херес.

— Мой отец очень увлекался винами. Вот почему погреб такой большой. Он, бывало, приводил меня сюда и рассказывал, как надо разливать вино, как смягчать слишком резкий вкус… Так что я многое узнал о винах.

Дэвид любил эти занятия с отцом, но с погребом у него были связаны и менее приятные воспоминания. Он невольно содрогнулся.

Заметив это, Джослин спросила:

— Вы замерзли?

— Просто вспомнил, как Уилфред запер меня здесь. Меня нашли только на следующий день, когда дворецкий спустился за вином к обеду.

Ужаснувшись, Джослин воскликнула:

— Какой отвратительный поступок! И сколько вам тогда было лет?

— Восемь или девять. Но было не так уж страшно. Вместе со мной оказалась запертой одна из кошек, так что она составила мне компанию.

Эта кошка помогла ему не сойти с ума в темноте. Свернувшись у него на коленях, она громко мурлыкала. С тех пор он навсегда полюбил кошек, но позаботился о том, чтобы старшие братья об этом не догадались — иначе… страшно было даже подумать, что бы они сделали с кошками, обитавшими на кухне и в амбарах.

Джослин прищурилась.

— Мне искренне жаль, что это не я пристрелила Уилфреда. Было бы очень приятно это сделать.

— Гораздо лучше, чтобы этот грех пал на Тимоти. — Дэвид снова начал осматривать погреб. — А вот запасы уэстхольмского сидра. Я рад, что эта традиция не была забыта.

— У вас в поместье делают сидр?

— Да. Херефордшир славится своим сидром. В Уэстхольме много акров занято яблоневыми садами. — Он похлопал ладонью по выпуклому боку огромной бочки. — Вот эти предназначены для общего пользования. Слуги могли выбирать между сидром и элем. Когда я был мальчишкой, они, как правило, выбирали сидр. Хотите попробовать?

Джослин протянула бокалы:

— Да, с удовольствием.

Дэвид повернул кран, и Джослин налила в каждый из бокалов понемногу прозрачного коричневатого напитка. Дэвид сделал глоток. Аромат яблок сразу же напомнил ему детство — воспоминания вернули его в солнечные осенние дни, когда отжимали сок для сидра. В эти дни в поместье всегда был праздник: во фруктовом саду устраивали танцы и подавали угощение. Дэвид решил, что возобновит эту традицию, если Уилфред отменил празднества.

Джослин тоже сделала глоток, а потом осушила свой бокал одним глотком.

— Очень вкусно. И не слишком сладко. — Она окинула взглядом ряды бочек. — Даже если вы доживете до ста лет, вам никогда не придется покупать вина.

— В этих винах — целое состояние. Если их продать, деньги можно будет вложить в хозяйство.

— Только не продавайте все, — сказала Джослин. — Мой отец всегда говорил, что без хорошего вина не может быть достойного обеда.

— Я оставлю вполне достаточно, — улыбнулся Дэвид.

— Ну, где же шампанское? Или шампанское — слишком легкомысленный напиток для Уилфреда?

— Может, на полках у стены?

И действительно, несколько стеллажей были отведены под шампанское. Дэвид попытался сделать выбор. В глазах у него зарябило от многочисленных рядов бутылок — в каждой из бутылок отразилось пламя свечей.

— Господи, я не знаю, какой год был самым удачным. Надо полагать, что Уилфред не хранил вина, которые нельзя было бы назвать первосортными. Миледи, делайте выбор.

Джослин немного подумала, а потом прикоснулась к одной из бутылок:

— Вот это.

Дэвид поставил канделябр на стол, оказавшийся поблизости, и открыл бутылку. Хотя он старался действовать осторожно, пробка выскочила из горлышка с громким хлопком, а пена вырвалась наружу.

Джослин со смехом подставила бокалы.

— Не сомневаюсь, что кое-кто пришел бы в ужас: мы пьем шампанское из бокалов, куда только что наливали сидр. Но я никому об этом не расскажу — если вы пообещаете молчать.

— Договорились. — Дэвид поднял свой бокал. — С днем рождения, моя милая. И пусть сбудется то, чего жаждет ваше сердце.

Осушив бокал, Дэвид вдруг вспомнил: если бы не странное завещание отца Джослин, то они с ней никогда бы не встретились.

— Ax… — Допив шампанское, она почувствовала приятное головокружение. — Сидр был недурен, но я предпочитаю шампанское.

— Здесь его столько, что можете принимать в нем ванны, если пожелаете.

— Ну, это была бы непозволительная роскошь. Прекрасное шампанское!

Она поставила на стол бокал. Сейчас ее волосы казались черными, и на них играли красные отблески пламени. Хотя воздух был довольно прохладным, округлости ее грудей в глубоком вырезе платья не покрылись гусиной кожей. Что же до него — ему совершенно не было холодно. Скорее наоборот.

Дэвид снова налил в бокалы вина. По его жилам струилось горячее веселье.

— Иногда поздно вечером, когда офицеры немного глупеют, они пьют «на брудершафт», перекрещивая руки. — Майор ухмыльнулся — Возможно, для того чтобы не упасть. Ритуал также требует, чтобы бокал осушался одним глотком.

— Очень интересно… — Джослин подняла руку с бокалом. Когда же их руки перекрестились, она весело рассмеялась. — Вы слишком высокий, сэр!

— Женщина и мужчина всегда могут друг к другу приспособиться. — Дэвид немного опустил правую руку.

Как странно… Хотя Джослин, возможно, считала его слишком высоким, он никогда не замечал разницы в росте, когда она стояла рядом.

Пристально глядя на нее, он произнес:

— За вас, миледи.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза — а потом осушили свои бокалы. Легкое покалывание пузырьков на языке не шло ни в какое сравнение с тем, как закипела его кровь, когда он ощутил запах жасмина, шампанского и женской кожи. Они стояли почти вплотную, так что складки ее муслинового платья касались его ног.

Сердце Дэвида бешено колотилось. Он взял из руки Джослин бокал и осторожно поставил оба бокала на стол рядом с канделябром. Потом — еще осторожнее — взял ее лицо в ладони и поцеловал в губы. Она тихонько ахнула и чуть отступила. Он шагнул к ней, склонился над ней — и на сей раз ее мягкие губы ответили на его поцелуй.

Она судорожно сжала руки Дэвида, и ей показалось, что она слышит стук его сердца.

— У твоих губ вкус персиков и шампанского, — прошептал он.

Запустив пальцы в шелковистые пряди ее волос, Дэвид стал осторожно вытаскивать шпильки из прически. Одна за другой они с тихим звоном падали на пол — и наконец каштановые локоны рассыпались по плечам Джослин. Одурманенный ароматом жасмина, он тихо вздохнул.

— Это… это нехорошо, — прошептала она — и тут же откинула голову, чтобы он мог осыпать поцелуями ее изящную шею — Мы муж и жена, Джослин. — Он снова поцеловал ее. — Почему же это нехорошо? Я тебе неприятен?

— Нет, о нет! — Она судорожно вздохнула. — Только… еще один мужчина, Ты знал об этом с самой первой нашей встречи.

Он поцеловал ее в ямку за ушком, и она снова вздохнула. А потом вдруг прижалась к нему.

— Этот мужчина — как мне его называть? Ее глаза закрылись.

— Называй его… герцог.

Он с трудом подавил вздох. Ну конечно! Это мог быть только герцог!

— И ты действительно любишь этого герцога? Он провел ладонями по ее талии и бедрам. Ему хотелось покрыть поцелуями все ее тело.

— Люблю… Немного, — ответила она дрогнувшим голосом. — Но этого… вполне достаточно.

Удивительно… Она его «любит немного»! Впрочем, об этом еще будет время подумать…

Его рука скользнула по ее спине.

— Ты когда-то говорила, что ему нравятся опытные женщины. Если вы окажетесь вместе, то не будет ли он разочарован? Возможно, герцог даже разгневается, обнаружив, что ты менее опытна, чем он ожидал.

Джослин медлила с ответом так долго, что стало ясно: она и сама об этом думала.

— Мне казалось, что мужчины ценят невинность, — пробормотала она наконец.

— Это зависит от мужчины и от обстоятельств. — Он положил ладони на ее пышные груди и стал поглаживать их большими пальцами, пока не почувствовал под тонкой тканью отвердевшие соски. — Ты страстная женщина, Джослин. Тебе следовало бы побольше узнать о мужчинах.

Она вздрогнула:

— Я никогда не стану страстной! Моя мать была такой — и она опозорила нас всех.

В голосе Джослин прозвучала такая боль, что у Дэвида сжалось сердце. Он погладил ее по волосам и стал осторожно прикасаться губами к ее губам, пока она не успокоилась.

— Я открою тебе истину, — прошептал он. — Если ты захочешь познать страсть с опытным мужчиной, более тебе желанным, чем ты ему, ты окажешься в его власти, а его душа тебе принадлежать не будет. Ты хочешь этого?

— Нет. Только не это, — ответила она, и он почувствовал, что ее сердце забилось быстрее.

Дэвид принялся распускать завязки, стягивавшие ее платье на спине.

— Тогда тебе придется познать страсть со мной — чтобы ты в дальнейшем чувствовала себя увереннее. Она нервно рассмеялась:

— Ты совершенно беспринципен!

— Конечно. — Распустив завязки, Дэвид спустил платье с ее плеч, открыв отделанную кружевом шемизетку. Он уже понял, что мысль о физической близости внушает ей страх, поэтому прошептал:

— Я твой муж, Джослин, и ты мне желанна — так что, конечно же, я отбрасываю все принципы. Ты нужна мне, а тебе необходимо многому научиться.

Корсет ему удалось распустить за считанные секунды. Дэвид судорожно сглотнул, когда корсет упал на пол. Спустив с плеч Джослин шемизетку, он принялся целовать ее груди, легонько покусывая отвердевшие соски.

— Ты… ты хочешь сбить меня с толку, — сказала она, пытаясь изобразить возмущение.

— Да, хочу, — подтвердил он, и его горячее дыхание словно обожгло ложбинку меж ее грудей. — Я хочу, чтобы ты не думала ни о чем, кроме того, что происходит между нами здесь и сейчас.

Его рука скользнула по ее бедру — и Джослин почувствовала, что он приподнял юбку. Затем ладонь Дэвида легла ей на колено и заскользила все выше… Теперь он прикасался к ее самым интимным местам.

Джослин испытывала отвращение и унижение, когда акушерка проводила свой осмотр, но прикосновения Дэвида оказались совершенно иными — настолько иными, что полностью стерли воспоминания об осмотре и наполнили ее жаром желания. Джослин судорожно сглотнула и крепко прижалась к груди Дэвида — ей хотелось, чтобы эти ласки продолжались бесконечно.

А может, Дэвид прав, может, ей действительно нужно приобрести больше опыта, чтобы удержать Кэндовера? А если ласки герцога подействуют на нее еще сильнее, чем ласки Дэвида?.. Тогда она погибла! Джослин почувствовала, что совершенно растерянна, что лишилась способности мыслить.

— Это ошибка, — пробормотала она, и в ее голосе прозвучали нотки отчаяния. — Это ужасная ошибка…

Дэвид замер. Затем, чуть отстранившись, заглянул ей в глаза:

— Ты действительно так считаешь?

— Да, — прошептала она.

Ее глаза горели от невыплаканных слез, кровь в жилах кипела от жара желания — и страха.

— Прости меня, дорогая. — Выпрямившись, он заключил Джослин в объятия. Его сильная рука теперь осторожно поглаживала ее обнаженную спину. — Я вовсе не хотел сделать что-либо… тебе неприятное.

Его тело казалось теплой и надежной зашитой от всего мира. Она уткнулась лицом в его плечо — ткань сюртука приятно холодила лихорадочно горевшую щеку. И тут ей вдруг захотелось укусить Дэвида… Но Джослин не знала, чем вызвано это желание. Может, потребностью ощутить его вкус и… принять его в себя, слиться с ним воедино?

Она крепко зажмурилась, пытаясь овладеть собой.

— Мне… не было неприятно то, что ты делал, — пробормотала она. — Но… я не знаю, что стоит за твоими доводами. В твоих словах мудрость — или безумие?

Его ладонь скользнула по ее спине — и она почувствовала, как по всему телу пробежала сладкая дрожь.

— Я и сам этого не знаю, — проговорил он с грустной улыбкой. — Наверное, тебе стоит подумать о моих словах потом, на холодную голову. А я не могу ни о чем думать, когда тебя обнимаю.

Джослин нервно рассмеялась, она была уверена, что после этого вечера у нее уже никогда не будет «холодной головы».

В ту ночь Дэвид долго лежал без сна, лежал, устремив взгляд в темноту. На войне, возглавляя разведку на опасной территории, он научился забывать обо всем постороннем и схватывать самую суть происходящего, при этом майор полагался не только на разум, но и на интуицию.

И сейчас, пытаясь понять, что происходит с Джослин, Дэвид вспомнил о своем военном опыте. Прежде его постоянно преследовало неприятное ощущение: ему казалось, что он не улавливает самое главное, то, что составляло основу ее личности. Но этим вечером он наконец-то понял:

Джослин боялась страсти, боялась любви — и ее мать (которую она якобы совершенно не помнила) была частью этого страха. Почти все разводы происходили потому, что женщину обвиняли в адюльтере. Видимо, именно так обстояло дело с родителями Джослин — их брак распался со скандалом.

И все же, несмотря на все свои страхи, Джослин жаждала тепла и любви. Она напоминала одичавшую кошечку, которой хочется подойти поближе к человеку, но которая прячется при первом же движении ей навстречу. И все-таки ее тело откликалось даже тогда, когда разум требовал отступления. Ему следует завоевывать ее с помощью страсти и дружбы, никогда не упоминая опасное слово «любовь». Странный способ привлечь к себе собственную жену, тем более что большинство женщин мечтают о страстных вздохах и клятвах о вечной любви. Однако он готов пойти на все, он попытается удержать Джослин.

Дэвид со вздохом закрыл глаза. Долгий и наполненный событиями день очень его утомил. Ему не следует забывать: всего несколько недель назад он был при смерти.

Повернувшись и обхватив руками подушку — чертовски плохую замену теплого тела жены, — он вознес к небу молитву о том, чтобы не допустить ошибки в своих догадках относительно леди Джослин.

Глава 26

Джослин металась без сна на постели. Ее пьянили мысли о ласках Дэвида, и тут же она презирала себя, ругая за чувственность, за то, что не могла отрешиться от мыслей о его поцелуях и ласках. Прежде она была уверена в том, что очень выдержанна и хладнокровна. Она много лет расчетливо искала подходящего ей спутника жизни. И теперь, найдя его, позволяет, чтобы ее отвлек другой мужчина!

Спора нет, Дэвид — образцовый мужчина. Он добр, остроумен, общителен, к тому же весьма привлекателен. Но это ничего не меняет — ужасно, что ее влечет к мужчине, о котором она не должна думать.

Как это ни парадоксально, но Джослин была уверена в правоте Дэвида, когда он утверждал, что ей следует познать страсть. Конечно, он заинтересован в этом, но ведь действительно, чтобы управлять своим телом, надо сначала понять его.

Больше того, отпив маленький глоток из чаши страсти, Джослин увидела, как мало у нее надежды очаровать Кэндовера при такой неуклюжести, невежестве чувств. С его точки зрения, она стала интересной благодаря своему замужеству, так что она должна хотя бы научиться целоваться.

Хотя она стыдилась своей распущенности, но, увы, с удовольствием думала о том, что не прочь взять у Дэвида несколько первых уроков в области любви. Самых скромных, разумеется.

Явилась Мари с чайником на подносе. Надо будет сказать на кухне, чтобы ей готовили шоколад — по утрам она предпочитала именно его. Размешивая в чашке молоко, она спросила:

— Каково состояние комнат в мезонине? Вопрос оказался трудным.

— Они совершенно не такие, как в Кромарти-Хаусе, — со страдальческим выражением лица ответила Мари.

— Что поделаешь. — Джослин сделала глоток чаю. — Крепись. Через неделю вернется твой валлиец и разделит с тобой изгнание.

— Ха! А где он был, когда я нуждалась в защите, когда на меня напали эти страшные разбойники? — с негодованием воскликнула камеристка.

— Но ведь лорд Престон сумел защитить нас обеих, — напомнила ей Джослин.

— Было бы гораздо романтичнее, — возмущенно фыркнула Мари, — если бы меня спас мой возлюбленный, а не ваш.

— Он мне не возлюбленный! — Джослин едва не поперхнулась чаем.

— Он ведь ваш муж, если не ошибаюсь. И если вы его оттолкнете, это будет несусветная глупость с вашей стороны. — Мари устремила при этом на свою госпожу взгляд, строгость которого сделала бы честь любой няне.

— Извольте помолчать, мадемуазель! — Джослин с громким стуком поставила чашку на блюдце. Порой ей казалось, что она распустила прислугу, и это был как раз тот случай.

Совершенно не испугавшись ее ледяного тона, Мари спросила:

— Какое платье вы наденете сегодня утром, миледи?

— Темно-синее муслиновое.

Джослин подумала, что сегодня ей предстоит побывать в нескольких пыльных помещениях, потому и решила выбрать менее маркий цвет. К тому же это утреннее платье отличалось строгостью покроя и отсутствием выреза, что гармонировало с ее настроением.

Одевшись, она спустилась вниз, стараясь не выдать тревоги, которую внушала ей встреча с Дэвидом после той сцены, что произошла накануне. Увидев Стреттона, она опасливо спросила:

— Лорд Престон уже встал?

— Его милость уехал из дома рано утром, миледи. Вы желаете позавтракать?

Успокоившись, Джослин заказала себе на завтрак яйцо всмятку и гренки, после чего устроилась в комнате для завтраков, чтобы составить список вопросов к Стреттону. Дворецкий может стать прекрасным союзником, но ему необходимо объяснить, что именно нужно Дэвиду, по крайней мере на начальном этапе восстановления хозяйства в поместье и доме.

Она успела позавтракать и уже выходила из комнаты, когда в дом быстрым шагом вошел Дэвид. В сапогах и лосинах он был неотразим для любой женщины — если только эта женщина не чувствовала себя смущенной и виноватой.

Не дав Джослин опомниться, чтобы покраснеть и смутиться, он взял ее за подбородок и поцеловал в губы — нежно, но решительно. На секунду она потрясенно застыла. Но это не был поцелуй обольщения или обладания. Всего лишь простое дружелюбное выражение приязни, что заставило ее почувствовать себя хорошо и непринужденно.

— Доброе утро. Ты, похоже, очень рано встал, — сказала она, чуть задохнувшись.

— Я зашел к управляющему, чтобы обсудить наши дела, выслушать его мнение, что необходимо предпринять безотлагательно Хочу взять коня и сам все объехать и осмотреть. — Взяв Джослин под руку, он повел ее к дверям. — Пойдем вместе взглянем на конюшню. Ты ведь знаток по части лошадей, так что тебе это будет не менее любопытно, чем мне.

Его жизнерадостное настроение оказалось заразительным. И когда они подошли к цели, то уже непринужденно болтали. Однако войдя в конюшни, оба замолчали. Как и винный погреб, стойла оказались в идеальном порядке, а их обитатели — великолепно ухоженными. Джослин с наслаждением смотрела на гладких гунтеров, одномастную упряжку лошадей для кареты и массивных сильных тяжеловозов. Даже ее отец не смог бы найти недостатки в этой конюшне!

Остановившись у стойла чудесной серой кобылы, Джослин сказала:

— Я почти готова простить Уилфреду его грехи. — Но, вспомнив, что он запер Дэвида в винном погребе, поправилась:

— По крайней мере какую-то их часть.

— Мой брат разбирался в лошадях. — Дэвид не без грусти скользил взглядом по длинному ряду стойл. — Жаль, что он не счел нужным вложить необходимые суммы в улучшение пород скота или севооборота.

Похоже, что посещение управляющего просветило его. Джослин погладила бархатистый нос серой лошадки.

— Но ты займешься и тем, и другим, правда? Будешь правильно вести хозяйство и разводить прекрасных лошадей.

— Со временем — надеюсь. — Он вздохнул, и его жизнерадостное настроение немного померкло. — Но не сразу.

Говоря кобыле всякие ласковые слова, Джослин думала, что с ее состоянием Дэвид мог бы сделать это сразу же, не продавая вина или лошадей. Они смогли бы стать неплохими партнерами, вот только он не был ее избранником. Впрочем, как и она — его избранницей.

— Вы наш новый хозяин? — вежливо спросил мужской голос. — Я — Паркер, конюх.

Паркер казался взволнованным, но когда Дэвид начал вполне дружелюбно задавать свои вопросы, он успокоился. Джослин решила, что покойный барон был человеком несдержанным, и люди приучились в его присутствии вести себя осторожно.

Дэвид попросил Паркера оседлать высокого темно-гнедого коня. Пока конюх выполнял приказ, Дэвид предложил Джослин проехаться с ним.

— Тебе могут оседлать серую, пока ты пойдешь переодеться в амазонку.

Она колебалась: соблазн был велик. Но в конце концов все-таки покачала головой:

— Думаю, тебе лучше в первый раз осмотреть Уэстхольм одному.

— Наверное, ты права.

— С твоего позволения, я посовещаюсь со Стреттоном, чтобы решить, что необходимо сделать в доме.

Дэвид одарил ее той улыбкой, от которой ей всегда становилось теплее на сердце.

— Я буду глубоко тебе благодарен. Я могу командовать ротой солдат, но о ведении домашнего хозяйства знаю даже меньше, чем о сельском хозяйстве.

Радуясь возможности помочь, она сказала:

— Пойду и поговорю с ним прямо сейчас. Дэвид шел рядом с ней.

— Паркеру в конюшне нужны будут помощники. Ты уступишь мне Риса Моргана, если он согласится?

— Прекрасная мысль! Он старался быть полезным, но в моем лондонском доме работы для двух грумов не было. Теперь он обрадуется близкому соседству со своими родными.

Оседланный конь уже ждал Дэвида у конюшни. Он вскочил в седло и попрощался с Джослин до вечера. Она проводила его взглядом, отметив, какой он прекрасный всадник, в седле он держался так же просто и непринужденно, как в жизни. Джослин попыталась представить себе его в светском обществе, таком неестественно претенциозном. Впрочем, и там его характер и достоинства должны вызвать уважение тех, кто имеет вес и влияние. И если он почему-то не женится на своей Жаннет, то не будет недостатка в молодых леди, готовых стать леди Престон.

Почему-то эта мысль внушила Джослин глубокое уныние. Тяжело вздохнув, она вернулась в дом.

Когда Дэвид встретился с Джослин перед обедом, он снова поцеловал ее. На этот раз она не удивилась, а ответила на его поцелуй — совершенно естественно. Дэвид решил, что все идет успешно. Улыбаясь, он прошел с ней в столовую.

— У тебя был удачный день?

— Дом нужно бы снизу доверху покрыть воском для натирки и вложить много труда, но здание крепкое, если не считать, что в мезонине есть кое-какие повреждения — там крыша протекла. На чердаке я обнаружила прекрасную старинную мебель, так что большинство комнат можно обставить заново почти без затрат. Завтра сюда придут женщины из деревни помочь с уборкой. — Улыбнувшись, она расправила салфетку. — Все они просто умирают от желания побывать в хозяйском доме и хоть одним глазком взглянуть на тебя — если им, конечно, повезет.

— Полагаю, что им куда интереснее будет взглянуть на шикарную лондонскую даму. Все же каково твое впечатление о доме?

В глазах Джослин зажглись огоньки.

— Он действительно замечательный! Комнаты прекрасно распланированы, из больших окон открывается прекрасный вид. И много солнца. Мы могли бы… — Она вдруг замолчала. — Ты можешь превратить этот дом в настоящий шедевр.

Обрадованный тем, что она случайно обронила «мы», он откликнулся:

— Это чудесно, если тебе удастся обставить комнаты, используя прежнюю мебель. Пока что не получится тратить деньги на обстановку.

Джослин с удовольствием съела ложку щавелевого супа.

— А что ты обнаружил, осматривая земли?

— Раули и управляющий не преувеличивали, перечисляя, что необходимо сделать… — Он выразительно поморщился. — Да, это удивительно, как болят все мышцы, когда оказываешься в седле после нескольких месяцев перерыва.

Джослин тихонько рассмеялась, но воздержалась от комментариев.

— Я был бы тебе очень благодарен, если бы ты составила свое мнение по поводу угодий. Когда ты смогла бы объехать их со мной?

Джослин задумалась.

— Завтра я, наверное, должна быть в доме: ведь женщины только начнут работу. А вот послезавтра?

Дэвид кивнул, хотя испытывал некоторое разочарование. Он предвкушал, как покажет Джослин Уэстхольм. Его собственная любовь к этим местам не может не передаться ей! Джослин уже нравится дом и нравится, когда ее целуют. Если она влюбится в его поместье, то, возможно, в конце концов полюбит и его самого.

Глава 27

С домом им повезло. Сидя на полу, Салли составляла списки и с удовольствием поглядывала на пустую гостиную. При встрече с поверенным Ланкастеров она упомянула о скором замужестве. Тогда-то Раули и сообщил ей, что всего в квартале от кабинета Йена есть пустой дом, и вот Салли привела своего жениха посмотреть на него.

С первого взгляда они влюбились в этот дом, и договор об аренде был подписан немедленно. Местоположение оказалось идеальным: работа Йена находилась поблизости, и комнаты были гораздо просторнее, чем в тесной квартирке над приемной Иена. Салли была довольна, что поселится в этом районе и сможет почаще навешать Лонстонов — теперь уже в качестве друга семьи, а не служащей. Хотя новая гувернантка уже начала работать, Лонстоны великодушно разрешили Салли жить у них в доме до самого бракосочетания. Дни она проводила, строя планы своего нового хозяйства и помогая Йену. Это было головокружительно прекрасное время, полное надежд.

Встав на ноги, она прошлась по комнате, восхищаясь прекрасной лепниной и тем, как натертый дубовый паркет блестит в лучах солнца Здесь не было роскоши Кромарти-Хауса, но Салли это импонировало. Места в новом доме хватало, чтобы устроиться с комфортом — даже если по воле Божьей у них появятся дети. Салли вполне могла бы провести в этом доме всю оставшуюся жизнь и при этом ежедневно благодарила бы судьбу.

Поддавшись радостному порыву (ничего подобного она не испытывала с тех пор, как закончилось ее детство в Уэстхольме), она раскинула руки и закружилась по комнате, словно ей снова было шесть лет Когда она оказалась в дальнем углу гостиной, звуки смеха заставили ее остановиться.

Жарко покраснев, она обернулась — Йен входил в дом, отперев входную дверь своим ключом. Его фигура четко обозначилась на фоне солнечного пятна, и была она настолько по-мужски красива, что у нее сладко сжалось сердце.

— Я надеялся застать тебя здесь. — Небрежно бросив шляпу на пол. Йен направился к ней. В глазах его зажглись веселые искорки. — Вижу, что ты прекрасно проводишь время, девочка.

Салли радостно бросилась к нему в объятия, и ее радостный порыв закружил и его, словно в вальсе.

— Еще как прекрасно! Ах, Йен! Мне трудно поверить в то, что это не сон! Что ты мне не снишься.

Он склонился к ней — и его поцелуй был совсем не похож на сон. Когда его руки разомкнулись, Салли почувствовала сладкое волнение во всем теле. Отступив на шаг, он посмотрел на ее измазанное лицо.

— Вижу, что ты побывала на чердаке. Ты собрала пыль где могла.

— Боюсь, что я никогда не буду такой щеголихой, как Джослин.

— Будь у тебя склонность к щегольству, я бы еще подумал… — Обняв Салли за плечи. Йен неспешно прошел с ней в столовую, смежную с гостиной. — Ты закончила составлять списки?

— Да. Дом в хорошем состоянии. Здесь нужно немного убрать и, может быть, кое-что подкрасить. Но если бы нам захотелось, мы могли бы переехать сюда хоть завтра.

— По правде говоря, — нерешительно начал он, — я думаю, не пожениться ли нам прямо завтра. Салли в изумлении повернулась к нему:

— Завтра? А не в октябре?

— Я сегодня получил письмо от матери. У моего брата Диармида через две недели свадьба, и намечаются еще крестины одного или двух младенцев. — Он взял ее за руки. — Конец лета — это мое самое спокойное время, вот мне и подумалось удачнейший момент, чтобы отвезти тебя в Шотландию и познакомить с моей родней. Мне бы хотелось тобой похвастаться. И потом, я уже несколько лет не был дома.

Значит, он по-прежнему считает своим домом Шотландию, отметила про себя Салли. Ее умилило то, что, несмотря на годы странствий, он остался верен родным местам.

— Естественно, если нам предстоит совместная поездка, то мы должны быть женаты.

— Да. — Его обычно суровое лицо расплывалось в улыбке. — И еще я обнаружил, что совершенно не умею ждать.

В его взгляде было столько тепла, что Салли едва не растаяла. Люди видели в нем только талантливого хирурга, порой резковатого, а его нежность и преданность открывались ей одной. Сердце ее переполнялось любовью, и она погрузила пальцы в его белоснежную шевелюру, наслаждаясь этой радостью — касаться его.

— Тогда, мой милый, мы, конечно же, поженимся завтра утром.


Проведя два дня в трудах по дому, Джослин почувствовала потребность отвлечься. Облачившись в свою любимую синюю амазонку армейского стиля, она стремительно сбежала вниз по главной лестнице, словно специально созданной для картинных выходов.

Дэвид читал письмо, но при ее появлении поднял глаза — и уже не смог оторвать взгляда от Джослин.

— Доброе утро, Джослин. Какая роскошная амазонка! Похоже, ее сшили из парадного офицерского мундира.

— Ну конечно же!

Она подставила ему губы для поцелуя. Прикосновение его губ одновременно успокаивало и волновало. Просто невероятный эффект. Когда поцелуй прервался, она проговорила:

— Я не смогла устоять перед этой массой золотого галуна! Он лучезарно улыбнулся.

— Не оскорблю ли я достоинство королевской семьи, если скажу, что на тебе этот мундир выглядит гораздо лучше, чем на принце-регенте?

— Это не оскорбление королевской семьи, это просто государственная измена! Но я не стану на тебя доносить, — великодушно пообещала она.

Дэвид поднял письмо, которое читал, когда она вошла.

— Оно только что пришло из Лондона. Салли и Йен поженились и сейчас направляются в Шотландию.

— Неужели? А почему они решили не ждать до осени?

— Сестра вот пишет… — Дэвид поискал нужное место в письме. — «…Мне жаль, что тебя не было на свадьбе, а сейчас как раз удобно съездить в Шотландию, и, конечно, я не устояла перед перспективой побыть с Йеном вдвоем в течение целого месяца. Возможно, на обратном пути мы смогли бы заехать в Уэстхольм».

— Великолепно! Значит, у них получилось настоящее свадебное путешествие. Я уверена, что Салли была очень красивой невестой.

Дэвид снова заглянул в письмо:

— «Скажи Джослин, что на церемонию я надела зеленое шелковое платье с потрясающим декольте, и Йена это настолько отвлекло, что ему пришлось напоминать, что пора сказать „Да“. Я была весьма довольна собой».

Джослин рассмеялась:

— И она может гордиться по нраву! Благодаря Салли Йен Кинлок будет счастливее — и, возможно, станет еще успешнее лечить своих пациентов.

Подхватив пышную юбку, она проплыла в дверь, которую открыл перед ней Дэвид. Ей стало немного грустно. Как это, наверное, чудесно — чувствовать такую уверенность друг в друге, как Йен и Салли! В тот вечер, когда они объявили о своей помолвке, стало ясно, насколько идеально они подходят друг другу. Они буквально расцветали, когда были вместе. А вот она никогда не была так уверена — ни в ком и ни в чем.

Джослин решительно приказала себе не киснуть: стоит чудесный летний день, ей предстоит прогулка верхом на великолепной лошади, она осмотрит красивейшее имение — и сделает это в обществе идеального спутника.

Хотя хозяйство Уэстхольма было сильно запушено, оно имело прекрасные земли, с правильным соотношением посевов и пастбищ. Она одобрила такой принцип: цены на рынке меняются, и многоплановое хозяйство обеспечит более стабильный доход. Помимо зерна, хмеля и яблок, в хозяйстве были свиньи, небольшое стадо молочного и более крупное — мясного скота, которым так славилось это графство.

Когда они осматривали стадо, Джослин заметила:

— Породу следует улучшить. Одного хорошего быка было бы достаточно.

Лицо Дэвида осталось совершенно неподвижным, но ее собственные мысли немедленно сосредоточились на той роли, которую выполняет хороший бык. Чуть покраснев, она заслонила глаза от солнца и посмотрела вдаль.

— Там, кажется, колокольня. Ты уже был в деревне?

— Нет. Но сейчас как раз подходящий момент для экскурсии.

Через десять минут они уже были в деревне Уэстхольм. Дома из местного камня радовали взгляд, хотя опытный глаз заметил бы, что их давно не ремонтировали.

— А некоторые крыши выглядят просто устрашающе, — проворчала Джослин. — Надеюсь, они попали в список первоочередных дел?

Дэвид кивнул:

— В Испании мне не раз приходилось ночевать под протекающими кровлями. И я считаю, что другим приобретать подобный опыт ни к чему.

Их разговор был прерван: все население от мала до велика высыпало на улицу, чтобы посмотреть на нового лорда. Джослин привыкла здороваться с арендаторами и щебетать с младенцами, так что ее всеобщее внимание не смутило. И хотя роль хозяина имения для Дэвида была внове, он держался прекрасно. Как любил говаривать отец Джослин — настоящий джентльмен никогда не теряется.

Когда Джослин и Дэвид стали прощаться с деревенскими жителями, из домика выбежала девочка и вручила Джослин букет роз:

— Это вам, миледи!

Джослин этот подарок очень растрогал.

Этим людям так хотелось верить в нового лорда Престона! Он уже почти завоевал их сердца. К Рождеству они уже будут преданы ему до гроба — как и он им.

Джослин с грустью зарылась лицом в букет, годный тяжелого аромата, характерного для роз в преддверии осени. Что подумают деревенские жители, когда она уедет и не вернется? Сообщит ли им Дэвид о том, что их брак распался? Право, ему было бы легче заставить их думать, что она умерла. Или просто в один прекрасный день вернуться в имение с новой женой, никому ничего не объясняя. Именно так ведут себя лорды.

Поскольку их путь лежал мимо церкви, расположенной на самом краю деревни, Джослин спросила:

— Не сделать ли нам остановку?

— Хорошая мысль.

Он спешился, привязал своего коня и помог Джослин спрыгнуть на землю. Его руки обхватили ее за талию решительно и по-мужски крепко. Он задержал руки у нее на талии на несколько секунд дольше, чем необходимо. И она вспомнила о прохладном винном погребе и вспыхнувшей между ними страсти.

Господи, да ей все напоминает о тех минутах! Джослин подхватила подол амазонки и вошла в церковь. Здание было старинным, времен норманнского завоевания. Она прошла по центральному проходу, радуясь тому, что викария нигде нет. А это означало, что она может без помех насладиться мягким освещением, слабым запахом ладана и благостной атмосферой, вместо того чтобы вести вежливые разговоры.

Сразу же обращало на себя внимание большое окно с витражом, расположенное над алтарем. Вместо обычного религиозного сюжета на витраже был изображен восход солнца, его лучи падали на деревья и цветы, а в синеве неба парил белый голубь — символ Духа Святого.

Проследив за ее взглядом, Дэвид сказал:

— Когда витраж оказался безнадежно поврежденным, отец заменил его этим. Он попросил мать составить узор, который отражал бы их общую любовь к природе. Там в уголке внизу есть ее инициалы.

— Это большая честь! — тихо отозвалась Джослин. В Чарлтон-Эбби ничего не осталось от нее на память. Даже эхо имени покойной графини давным-давно отзвучало.

Погрустневшая Джослин открыла боковую дверь и вышла на затененный деревьями церковный двор. Обернувшись, она спросила:

— Твои родители похоронены здесь?

— Братья не разрешили похоронить здесь мою мать, хотя отец и хотел этого, — отозвался Дэвид. — Уилфред только свою мать считал настоящей женой отца.

— Конечно, он мог помешать захоронить здесь тело твоей матери, но он не в силах помешать встретиться их душам. — Джослин снова вспомнила сияние, исходившее от витража. — Я не сомневаюсь в том, что сейчас они вместе.

Его взгляд стал мягче.

— Мне хотелось бы думать, что ты права.

В дальнем конце двора стоял массивный фамильный памятник Ланкастеров. Джослин направилась к нему, но остановилась, заметив справа две свежие могилы. На недавно установленных надгробиях было высечено: «Здесь покоится прах Уилфреда Ланкастера, шестого барона Престона» — на одном, а на другом — более лаконично: «Достопочтенный Тимоти Ланкастер». А рядом была еще одна могила, уже успевшая покрыться ковром травы. Здесь покоился достопочтенный Роджер Ланкастер.

Джослин с грустью смотрела на место упокоения трех братьев. Когда-то они были младенцами, надеждой рода, их горячо любили. Но любили ли они друг друга? И какой роковой изъян ума и сердца сделал их столь жестокими и эгоистичными?

Она все еще держала в руках букет роз и, поддавшись внезапному импульсу, положила по одной розе на каждую из могил. После того как цветок лег на последний холм, она ощутила за своей спиной присутствие Дэвида.

Он положил руку ей на плечо:

— У тебя щедрая душа.

— Мне легко быть щедрой. Это не меня они терзали, — ответила она. — Они умерли, а ты вот жив. Время гнева прошло.

Его рука сжала ее плечо.

— Это мудро. Я постараюсь последовать твоему совету. Она легонько прикоснулась к его руке. Мудрые советы легко давать другим — гораздо труднее самой поступать разумно. Если бы и она могла забыть прошлое!

— А где похоронен твой отец?

— Вон там.

Легко касаясь ее талии, он провел ее мимо фамильного памятника. При взгляде на надгробный камень лицо его стало печальным.

— Я один раз заехал сюда, направляясь в полк. Это был мой единственный визит к нему после похорон.

Джослин молча вручила ему оставшиеся цветы. Он вынул из букета небольшую золотистую розу, а остальные цветы положил на могилу отца. Повернувшись к Джослин, он вдел цветок в петлицу ее амазонки. Когда он продевал стебель, его пальцы легко коснулись ее груди. Эта случайная вольность подействовала на нее неожиданно сильно. Они с Дэвидом должны были держаться друг от друга на расстоянии, но как-то вдруг уничтожили это расстояние, сами того не заметив.

— Я захватил кое-что для пикника, — сказал он. — Не хочешь ли провести ленч во фруктовом саду?

Она с улыбкой взяла его под руку, и они вернулись туда, где привязали лошадей. Джослин даже не заметила, как легко их шаги подстроились друг под друга.


Фруктовый сад раскинулся на нескольких крутых холмах. Дэвид выбрал для ленча самый высокий из них, откуда открывался прекрасный вид на реку и поля Уэстхольма. Ему хотелось, чтобы все чувства Джослин затопила красота этих мест и ей захотелось остаться здесь навсегда.

Он помог ей спешиться, наслаждаясь тем, как ее руки опираются на его плечи, как тяжелая юбка скользит по его ногам. Джослин больше не сторонилась его! Она принимала его прикосновения и, возможно, даже сознательно продлевала их, дразня его чувства.

Отойдя в сторону, она сорвала, яблоко с ближайшего дерева.

— Наверное, весной, когда деревья в цвету, этот сад выглядит просто великолепно!

— Да. Я любил лежать здесь и слушать гудение пчел. Ароматы тут так пьянят. — Он начал распаковывать седельные сумки, начав с одеяла, которое расстелил на траве.

— Деревья не обрезали и не окапывали, как следовало бы, но большинство по-прежнему в хорошем состоянии и дают плоды. Года два нормального ухода — и урожаи должны стать такими же обильными, как во времена, когда был жив отец.

Угостив серую кобылу яблоком, Джослин устремила взгляд в сторону дома, крыша которого виднелась за деревьями.

— В этих тихих местах трудно поверить в то, что где-то существует суетливый Лондон.

— У Лондона есть свои прелести, но я буду счастлив проводить большую часть времени здесь. — Следом за одеялом Дэвид извлек из сумок пакеты с провизией и кувшин с сидром. — Все для нашего ленча произведено в поместье.

Джослин грациозно уселась, утопая в пене юбок. Он выложил на салфетку сыр, ветчину и свежеиспеченный хлеб. Даже луковки были выращены и замаринованы в Уэстхольме, а уксус был сделан из местного яблочного сока. После утренней верховой прогулки оба дали волю своему сельскому аппетиту. Дэвиду нравилось, что Джослин не клюет еду, словно испуганная птичка.

— Это превосходно, — вздохнула она, утолив голод. — Ездить по угодьям, есть плоды со своей собственной земли… Ничто не может приносить большего удовлетворения. Мой отец всегда говорил, что сила Англии заключается в том, что мы в душе — сельские жители, в отличие от французских аристократов. Живя при дворе, они забыли о своих корнях.

— Не отдавай это качество одним англичанам. Правильнее сказать, что в этом — сила британцев, — поправил ее Дэвид, доедая последний ломтик сыра.

— Прости. С подлинно английским высокомерием я часто забываю об остальных народах Британии.

— Если бы ты росла здесь, то не забывала бы, — лениво проговорил он, ложась на спину. — Рядом — Уэльские болота, границы, которые лорды-англичане охраняли от набегов диких кельтов. Сражения за эти земли шли в течение многих веков, а такое долго не забывается.

— А откуда родом была твоя мать?

— Из Сэрфилли. Ее отец был школьным учителем. У него с моим отцом была общая страсть — классификация диких цветов, и в течение многих лет они вели ученую переписку. А встретились они, когда мой отец оказался проездом в тех местах и захотел показать своему корреспонденту новый вид дикой орхидеи.

Он улыбнулся, вспоминая ту историю, которую в детстве часто слышал от матери.

— Оказалось, что эту орхидею уже описали, а вместо нее мой отец включил в свою коллекцию мою мать. Он был человеком не от мира сего, и его нисколько не смутило то, что он влюбился в совершенно незнатную особу. Ему казалось: раз он любит мою мать, то и все остальные тоже должны ее любить.

— Да, как наивно, — сухо проговорила Джослин.

— Его первая жена была внучкой герцога, и она приучила своих сыновей считать, что знатность превыше всего. У моей матери не было ни малейшего шанса завоевать их привязанность.

Джослин сделала глоток сидра и передала кувшин Дэвиду.

— А ты чувствуешь себя более валлийцем или англичанином?

Размышляя над ее вопросом, Дэвид отхлебнул сидра.

— Внешне я, безусловно, англичанин: это определялось тем, где я рос и как воспитывался. Но в душе… — Он негромко рассмеялся. — Иезуиты говорят: если они воспитывают мальчика до семи лет, он принадлежит им до конца жизни. Всех в основном воспитывают не иезуиты, а матери — значит, в моем случае под внешностью английского офицера и джентльмена должен скрываться суеверный валлиец.

Джослин отвела взгляд. Ее лицо стало совершенно непроницаемым, и Дэвид вспомнил, что до семилетнего возраста она росла без матери. Сколько ей было лет, когда ее семья распалась? Очевидно, она была достаточно взрослой, чтобы след остался на всю жизнь.

Пока Дэвид решал, следует ли ему подробнее расспросить Джослин, она сказала бесстрастно и холодно — такого тона он давно уже у нее не слышал:

— Раз ты валлиец, то должен любить желтые нарциссы и лук-порей. Недаром же он считается эмблемой Уэльса!

— Признаюсь, это так и есть, — отозвался он. — Весной Уэстхольм покрыт ковром из этих цветов. Мы с Салли, когда были маленькими, помогали матери высаживать луковицы.

Джослин улыбнулась: к ней снова вернулись непринужденность и спокойствие.

— И теперь ты вернулся домой. Иногда судьба дарит людям неожиданно счастливые финалы.

Дэвид мысленно задал себе вопрос: будет ли такой финал у их брака? А обращаясь к ней, сказал:

— Мне жаль, что тебя не ждет подобный финал с Чарлтон-Эбби.

Джослин обхватила руками согнутые колени.

— Так уж принято, что женщин увозят из родного дома, и они вынуждены устраивать себе новое гнездо. Когда-нибудь и у меня будет свой дом.

Не в силах упустить такой шанс, он приподнялся на локте и пристально посмотрел на нее:

— Уэстхольм мог бы стать твоим.

Джослин судорожно вздохнула и отвела взгляд. Дэвиду показалось, что этот проклятый герцог уселся тут с ними, чтобы испортить их пикник. Сдавленным голосом она прошептала:

— Цена была бы слишком высока.

— Вот как?

В его голосе зазвучали требовательные нотки, и Джослин медленно повернулась к нему лицом. Он протянул руку. Она неуверенно вложила в нее свою, и он вновь откинулся на спину, увлекая ее за собой. Приблизив ее губы к своим, он проговорил чуть слышно:

— Это — слишком высокая цена?

— Ты же сам прекрасно знаешь, что нет, несчастный! — шумно вздохнула она.

А в следующую секунду их губы уже встретились в поцелуе, который стал словно бы естественной частью этого жаркого летнего дня, со вкусом солнца и сидра. За несколько последних дней она стала не такой робкой, и теперь ее язык с невинным энтузиазмом проник в рот, неся ему дивный жар ее тела. Не отрываясь от ее губ, Дэвид уложил Джослин так, что их бедра оказались тесно прижатыми друг к другу, а ее пышные юбки упали вокруг него.

— Ах! — вздохнул он. — Какое хорошее место ты себе нашла! — И отогнул подол ее платья так, чтобы его рука могла свободно двигаться по обтянутым шелком чулка теплым и упругим изгибам. Когда кончики его пальцев скользнули по внутренней стороне ее бедра, она невольно вздрогнула. Он застонал, наливаясь желанием, — но между ними оставалось слишком много слоев ткани!

Чуть подрагивающим от смеха голосом она произнесла:

— Сомневаюсь, что ты сейчас можешь убедить суд, что не способен выполнять супружеские обязанности.

— Нам удивительно повезло, что мы уже начали дело, а судей здесь нет.

Обхватив ее за талию, он перекатился так, чтобы оказаться над ней. Ее стройная шея оказалась у его губ — открытая для легких, дразнящих поцелуев.

Дрогнувшим голосом она спросила:

— Тебе не очень трудно сдерживаться?

Это был одновременно и вопрос, и предостережение: она не хотела, чтобы они зашли слишком далеко. Но ему этого не хотелось — еще не пришло время.

— Я предпочту немного пострадать здесь, чем оставаться спокойным и благоразумным в другом месте.

Он снова взял в плен ее губы, а его рука ласкала скрытые под лифом холмики ее грудей, пока оба они не задохнулись от страсти. Желая большего, он прошептал:

— Наверное, тебе слишком жарко в этой плотной амазонке.

Одной рукой он расстегнул воздушные петли из галуна, служившие застежкой ее синего жакета, — он распахнулся. На фоне темно-синей ткани ее кожа казалась удивительно нежной и тонкой. Под жакетом оказался простой белый корсаж с большим вырезом, который открыл манящую ложбинку между грудей. Он лизнул ее, словно лакомство, приготовленное специально для него.

Джослин кончиками пальцев поглаживала его затылок, и от легкого прикосновения ее ноготков по его телу шла душная волна. Его рука опустилась ниже. Юбка амазонки поднялась выше колен, и ему удобно было ласкать ее сокровенное место. Когда он прикоснулся к нему, Джослин тихо ахнула, но едва первое потрясение прошло, ее ноги раздвинулись, и под его ритмичными ласками в ней начала пульсировать страсть.

У нее вырвался гортанный нежный вскрик, который был для него волшебно-эротичным. Он лихорадочно потянулся к застежке брюк и уже начал рвать ее, когда осознал, что делает. Проклятие: он забыл обо всем, кроме одной потребности — погрузиться в нее! Секунду он балансировал на краю: жар крови боролся с разумом и благими намерениями.

Победил разум. Тело Джослин жаждет его ласки, но он еще не завоевал ее мысли и сердце. Обольстив ее, он получит секунды наслаждения, но рискует потерять ее доверие.

Дэвид со стоном перекатился на спину. Его тело было так переполнено желанием, что он едва смог прохрипеть в ответ:

— Мое самообладание небезгранично. Надо остановиться. Крепко переплетя свои пальцы с его пальцами, она через силу прошептала:

— Ты хочешь свести меня с ума?

Ее голос срывался от смеха и неутоленной страсти.

— Себя я определенно свожу с ума, тут все ясно. Он повернул голову, и они оказались лицом к лицу. Заглянув в ее горящие страстью глаза, он почувствовал прилив нежности. С каждым днем они становятся все ближе и ближе, а это значит, что теперь и сойти с ума ему не страшно.

Глава 28

Джослин с иронией размышляла: если Дэвид доставил перед собой цель довести ее до безумия, то он близок к ее достижению. Последующие дни внешне были спокойными и ровными, но под их гладью бушевала гроза! Она страстно рвалась к нему, он присутствовал во всех ее помыслах, вновь и вновь она переживала те минуты блаженства, которые уже испытала с ним. Страсть оказалась очень опасной штукой. Джослин впервые стала понимать, почему в средневековье женщины, боясь снедавшей их страсти, уходили от светской жизни в монастырь.

Однако она не была создана для жизни в монастырских стенах, да это и не совсем подходящее место для современной англичанки, особенно мечтающей о детях. Надо полагать, ее реакция на ласки Дэвида вызвана во многом новизной ощущений. И конечно, тем, что он очень ей симпатичен:.:

Всякий раз, когда ее мысли доходили до этого предела, она начинала представлять себе, как лежит в его объятиях, как он ласкает ее, и ей стоило неимоверных усилий вернуться к повседневным делам, в которых у нее не было недостатка. Обновление дома и прислуги требовало немалых усилий.

Трудолюбивые уборщицы за несколько дней уничтожили копившуюся годами грязь. Несколько человек пополнили штат постоянной прислуги. Хью Морган вернулся на два дня раньше, чем его ожидали. Судя по выражению лица Мари, причиной его досрочного приезда была она. Джослин немедленно загрузила молодого слугу работой.

Обветшалая мебель отправлялась на чердак, откуда извлекли мастерской работы прекрасно сохранившиеся вещи времен деда Дэвида. Эту мебель чистили и ремонтировали. Несколько предметов нуждались в новой обивке, но одна из деревенских женщин весьма умело владела иглой, и комплект неиспользованных парчовых драпри превратился в ее руках в чехлы на кресла и диван.

Помимо мебели и занавесей, Джослин обнаружила великолепные персидские ковры, которые по какой-то непонятной причине были свернуты в рулоны и убраны на чердак. Благодаря множеству давно высохших и превратившихся в пыль лавандовых веточек ковры остались в целости и сохранности и теперь еще поражали своей красотой. Соединив их с реставрированной мебелью и лучшими занавесями, Джослин добилась того, что центральные комнаты выглядели теперь обжитыми и ухоженными. На полное преображение дома должны уйти годы, но и в короткий срок было сделано очень много, и она получала огромное удовольствие от этого.

Единственным развлечением Джослин были утренние верховые прогулки с Дэвидом. Вместе они обследовали поля и аллеи Уэстхольма. Однако пикников под яблонями больше не устраивали. Ей и без того трудно было сосредоточиться на делах.

И тем не менее она с удовольствием принимала его поцелуи при каждой их встрече.


В начале второй недели пребывания Джослин в Уэстхольме их ставшее традиционным утреннее совещание о делах дворецкий прервал характерным покашливанием. Успев изучить манеры Стреттона, Джослин поняла, что он хочет сказать ей что-то важное, и, подавив раздражение, спросила:

— В чем дело Стреттон?

— Леди Престон, мне пришло в голову, что поскольку вы женаты совсем недавно и все такое прочее, то можете и не знать, что завтра у его милости день рождения…

Она в негодовании отбросила свой карандаш.

— О, и этот негодник даже не упомянул об этом! А сам смел укорять меня за то, что я не сказала ему о своем дне рождения! Так, значит, двадцать седьмое августа. Мне стыдно признаться, но я ведь точно не знаю, сколько ему лет. Мне всегда казалось, что это не важно.

Естественно: ведь она выходила замуж за человека без будущего!

— Ему исполнится тридцать два, миледи. Когда она впервые увидела Дэвида, он показался ей гораздо старше. А теперь тридцать два года казались ей самым подходящим возрастом.

— Нам надо придумать для завтрашнего обеда что-нибудь необычное.

Совместными усилиями они составили меню из любимых блюд Дэвида, стараясь употребить при их приготовлении местные продукты. Джослин уже написала слово «шампанское» — его следовало подать к столу, а не разыскивать в погребе, — когда Стреттон снова откашлялся.

Ей все-таки следует приучить его без такой вот подготовки высказывать свои мысли.

— Есть еще одно, что могло бы соответствовать завтрашнему событию, — неуверенно проговорил дворецкий. — Вы не согласились бы спуститься вниз, в служебные помещения?

Джослин, конечно, уже побывала и на кухне, и в кладовых, но она впервые оказалась в личной гостиной Стреттона. Он пропустил ее в дверях, и ее взгляд сразу же упал на средних размеров картину, висевшую напротив входа. На ней были изображены высокого роста немолодой мужчина, очень серьезный, женщина, гораздо моложе его, и двое детей, приблизительно трех и семи лет.

Внимательнее приглядевшись к групповому портрету, она заметила, что у всех, кроме мужчины, — одинаковые глаза редкого зеленого цвета.

— Семья Дэвида, — тихо проговорила она. — Как картина оказалась здесь?

— Эта картина висела в спальне старого лорда. После его смерти мистер Уилфред приказал мне снять картину и сжечь ее. Мне это показалось не правильным, миледи, и я убрал ее в одну из кладовок при кухне: я знал, что молодой лорд никогда не войдет на половину прислуги. А когда я в конце концов дослужился до дворецкого, то перенес портрет сюда.

— Вы поступили правильно Джослин никак не могла оторвать глаз от картины. Она принадлежала кисти сэра Джошуа Рейнолдса, который славился своим талантом портретиста. У отца Дэвида было лицо ученого мужа, пренебрегающего мелочами повседневной жизни. Его мать, хрупкая женщина с темными волосами и румяными, как у миссис Морган, щеками, производила впечатление полной безмятежности. Возможно, здоровый румянец являлся отличительной чертой валлийцев. Салли была явно на нее похожа, и, несмотря на юный возраст, лицо трехлетней девочки выражало непреклонную решимость.

Дэвид же был совершенно очарователен. Возможно, и его собственный сын будет так же добродушно проказлив, как мальчик на групповом портрете?

Напомнив себе, что нельзя позволять себе подобные мысли, Джослин сказала:

— Этот групповой портрет очень много значит для лорда Престона. — Она с любопытством посмотрела на Стреттона:

— А почему вы раньше не уволились? Судя по всему, Уилфред был совершенно невыносим.

— Был, — честно признался дворецкий. — Но это мой дом. Стреттоны испокон веков служили Ланкастерам. Хотя совершенно необязательно, чтобы все они нам нравились.

— Но Дэвид вам, похоже, нравится.

— Разумеется! Он всегда отличался от своих братьев. Горой стоял за сестру и никогда не задирал нос. Конечно, сказывалось влияние его матери. Она была настоящая леди, несмотря на свое происхождение. Какие только истории я бы мог порассказать вам… — Он задумчиво покачал головой.

Джослин решила, что ей не подобает поощрять разговорчивость Стреттона, как ни любопытно ей было узнать побольше о Дэвиде и его детстве.

— Пожалуйста, распорядитесь, чтобы картину отнесли наверх. Там я смогу решить, где именно ее следует повесить.

После долгих раздумий Джослин решила, что лучше всего портрет будет смотреться над камином в главной гостиной. Она договорилась со Стреттоном, что картину повесят на это место на следующий день к обеду. До того момента дворецкий будет ее прятать. Джослин решила, что это будет самым лучшим подарком Дэвиду ко дню его рождения.

На следующий день почта доставила Джослин письмо от тети Эльвиры. Недобрые предчувствия охватили ее при одном взгляде на конверт. Соблазн отложить чтение неприятного письма на следующий день, чтобы не портить день рождения Дэвида, был велик, но любопытство взяло верх. Сорвав печатку, она прочла следующее:


"Дражайшая моя племянница,

Расследование показало, что в Испании ты не встречалась с майором Дэвидом Ланкастером, так что твоя «давняя любовь» оказалась не чем иным, как циничным браком по расчету.

Мой поверенный также обнаружил, что вы подали прошение о признании брака недействительным. Все это совсем не соответствует тому, что твой милый отец имел в виду для своей единственной дочери, и я не сомневаюсь в том, что суд весьма сурово отнесется к твоей попытке обойти условия его духовного завещания.

Хотя я не сомневаюсь в том, что мы можем выиграть дело в суде, нам было бы очень неприятно заходить настолько далеко. Кроме того, я уверена в том, что ты не хочешь опозорить твою семью так, как это сделала твоя мать.

Вот почему мы с Уиллоби готовы разделить с тобой состояние Кенделов: ты получишь двадцать процентов, а остальное отойдет моему мужу, который по праву должен был бы получить все эти деньги с самого начала. Ты будешь неплохо обеспечена, так что я не сомневаюсь, что ты оценишь справедливость и щедрость нашего предложения.

Однако если ты откажешься пойти на этот компромисс, то я боюсь, что мы вынуждены будем подать на тебя в суд.

Я буду ждать твоего ответа в течение двух недель.

Эльвира Кромарти".


В порыве ярости Джослин скомкана письмо и швырнула его в камин, жалея, что в это время года там не зажигают огня. Однако ее гнев быстро остыл, оставив после себя пульсирующую в висках головную боль.

Ей следовало бы знать, что сельская идиллия не может длиться вечно. Если ее тетка решила начать расследование, то нужные факты найти было несложно. Стоило задать несколько вопросов однополчанам Дэвида, у которых нет причин говорить не правду, и выяснится, что Джослин действительно не встречалась с ним в Испании. Признание брака недействительным не афишируется, но, несомненно, адвокаты и клерки насплетничаются между собой.

Видимо, графине сказали, что основания для ее судебного иска не слишком убедительны, и она решила попробовать запугать племянницу. Эльвире предстоит устроить целый выводок детей, так что скандал ей совершенно не нужен, но если несколько угрожающих писем помогут ей ухватить, кусок полученного Джослин наследства, то ей не жалко потратить время на их написание.

Джослин нахмурилась. Чутье подсказывало ей, что следует предложить Эльвире подавать в суд, коль ей это угодно, проигнорировав ее требования. А если она заупрямится, то дядя Уиллоби скорее всего вмешается и запретит жене подавать иск. Хотя он и побаивается своей решительной жены, но еще больше он не любит дурную славу.

Но она вполне допускала, что ее желание побороться неразумно, ибо проистекает из ее давней неприязни к тетке. Возможно, целесообразнее начать переговоры и не подвергать себя опасности неприятного судебного разбирательства.

Джослин содрогнулась, вспомнив развод родителей. Возможно, окружавшие ее взрослые считали, что оградили ее от скандала, но она все знала. Она слышала перешептывание прислуги. Видела, как зеваки толпятся вокруг Кромарта-Хаус, жадно глядя на двери и окна.

Но самым болезненным было воспоминание о том дне, когда тетя Лора довела ее есть мороженое. Они прошли мимо витрины типографии, где были выставлены последние карикатуры, отражавшие политические события и скандалы. Перед витриной толпились мужчины, которые грубо хохотали, читая заголовки. Джослин услышала слово «Кромарти» в сопровождении слов, которых она не поняла, и увидела мерзкие изображения мужчин и женщин, делавших какие-то странные вещи.

Тетя Лора, бледная и расстроенная, постаралась как можно скорее у нести ее оттуда Забыв о мороженом, они бросились домой я больше никогда не упоминали об этом случае. Даже сейчас при воспоминании о давно минувшем эпизоде Джослин почувствовала тошноту.

Как ни противно было признаваться, леди Кромарти была права: покойный граф не одобрил бы действий своей дочери. Если даже Джослин отдаст Эльвире примерно двадцать процентов своего состояния, денег у нее все равно останется больше чем достаточно.

Но при мысли, что она позволит тете Эльвире выиграть дело, у Джослин закипала кровь. Она скорее передаст деньги непосредственно детям Уиллоби и Эльвиры, чем позволит ей торжествовать. Дети ей симпатичны, и она таким образом убьет сразу двух зайцев: поможет им получить самостоятельность и лишит тетку возможности торжествовать новую победу.

Джослин решила, что обсудит этот вопрос с Давидом. Его спокойная логика поможет ей выбрать наилучший путь. Но она не будет делать это сегодня. День его рождения — неподходящий момент обсуждения угроз ее тетки.

Глава 29

Джослин хотелось устроить для Дэвида по-настоящему праздничный обед, поэтому она уделила особое внимание своей внешности и надела платье из шелка цвета золота в тонкую черную полоску с весьма эффектным декольте. Мари сделала ей прическу из множества волн и локонов, которые подчеркивали изящные линии ее шеи. В качестве украшений Джослин выбрала золотые серьги и колье, усеянное небольшими топазами и изумрудами, которые делали более заметной игру зеленоватых и золотых искр в ее карих глазах.

Ее усилия были вознаграждены тем восхищением, которое вспыхнуло во взгляде Дэвида, когда она вошла в малую гостиную.

— Ты сегодня особенно хороша, моя милая девочка, — проговорил он с улыбкой. — Сегодня какой-то особый день?

Не дожидаясь ответа, он привлек ее к себе для приветственного поцелуя. При этом большой палец его руки скользнул по ее обнаженной спине вдоль ворота платья, так что по ее телу пробежала сладостная дрожь. Джослин охотно приникла к нему, сумев забыть недавнюю угрозу графини.

Спустя несколько секунд она неохотно отстранилась и сказала:

— День действительно особый, мой скрытный друг. Это твой день рождения.

— Боже правый, действительно! — удивленно сказал он, входя в столовую. — Честно говоря, я совсем забыл. Я уже много лет не обращаю особого внимания на то, что судьба прибавила мне еще один год. — Усадив Джослин за стол, он добавил:

— Полагаю, тебе сказал Стреттон?

— Естественно. Старые слуги семьи всегда все знают. А ты — центр этого мирка. Будь у меня больше времени, я бы организовала праздник, чтобы все твои арендаторы могли повеселиться на дне твоего рождения вместе с тобой. — Она лукаво улыбнулась. — Ты знаешь, что в этом случае принято делать? На открытом огне жарят целую говяжью тушу, выставляют бочки сидра и эля, устраивают игры, песни и танцы. Дэвид содрогнулся:

— Я рад, что ты этого не сделала. Я еще не готов настолько убедительно играть роль сельского лорда.

Джослин с улыбкой подняла свой бокал:

— С этой задачей ты справишься безупречно, лорд Престон.

Он ответным жестом поднял бокал:

— Хотел бы надеяться, леди Престон.

Его выразительный взгляд заставил ее снова ощутить сладкую дрожь. Может быть, ей следовало бы предложить ему вновь отправиться в винный погреб за шампанским? Это могло бы стать уэстхольмской традицией…

Нет, ей не подобает устанавливать новые традиции. Вскоре она уедет из Уэстхольма и, наверное, больше никогда не вернется. Их жизни, которые так причудливо переплелись между собой, снова пойдут раздельно. Но этим вечером они отпразднуют день рождения, который Дэвид уже не рассчитывал встретить.

Обед был несколько более пышным, чем обычно: с двумя переменами блюд и разнообразными винами. Они обсуждали те успехи, которых каждому удалось добиться в избранных ими направлениях, обменивались идеями, предлагали друг другу новые решения. Иногда их пальцы соприкасались, а один раз она поднесла к его губам кусочек яблочной тартинки на своей вилке. Это был обед двух влюбленных, внезапно поняла Джослин, чувствуя, что кровь играет в ней, словно хорошее шампанское: взгляды и прикосновения были важнее, чем суп или салат. Ох, это было так опасно, но она не чувствовала в себе силы что-то изменить.

Поскольку они были за столом одни, они отбросили глупую условность, согласно которой дамы уходят, предоставляя джентльменам пить портвейн в одиночестве. Они остались за шампанским, обсуждая все на свете, начиная с приближающейся парижской мирной конференции и кончая лучшими сортами пшеницы.

Любуясь тем, как свет от свечей подчеркивает выразительные черты лица Дэвида, Джослин пыталась понять, в какой момент он стал для нее столь привлекательным. Когда они впервые познакомились, он был болезненно худ и острые скулы обтягивала почти прозрачная смуглая кожа. Ему и сейчас можно было бы набрать несколько лишних фунтов веса, но теперь он был мужчиной в расцвете сил, человеком, которого окружала атмосфера спокойного самообладания и мужественности, делавшая его почти неотразимым. Ее взгляд задержался на его красиво очерченных губах, и она вспомнила их вкус. А потом она подняла глаза — и увидела, что он наблюдает за ней не менее пристально, чем она за ним.

Секунду она испытывала такое томление, что сердцу стало больно. Может быть, ей остаться здесь, отказаться от другого мужчины так же, как Дэвид отказался от другой женщины? Он дал ей ясно понять, что готов жить в соответствии с теми обетами, которые они дали. Она могла бы найти себе занятия в этом чудесном поместье, проводить ночи в его объятиях…

Нет! Она катастрофически близка к тому, чтобы полюбить Дэвида, но у нее нет сил и смелости на это решиться. Джослин быстро встала из-за стола, с напускной веселостью проговорив:

— Как поздно мы засиделись! Уже почти десять. Я вдруг так устала, что едва могу уследить за ходом нашего разговора. Дэвид взглянул на каминные часы.

— Ты права, — с сожалением согласился он. — А мне надо рано встать, чтобы ехать в Херефорд: завтра будут судить того грабителя. Сладких тебе снов, Джослин.

Он встал, собираясь поцеловать ее на прощание, но она уклонилась от поцелуя, чувствуя, что вот-вот заплачет. Ей стало понятно, что она должна как можно скорее уезжать из Уэстхольма, иначе она лишится остатков здравого смысла.

Наверху сонная уже Мари помогла Джослин раздеться, расчесала ей волосы и уложила в постель, после чего отправилась в свою комнату в мезонине. Несмотря на усталость, Джослин ворочалась в постели, ей никак не удавалось уснуть. Полная луна лила свой серебристый свет в окно, будя в ней беспокойство и томление.

Джослин хотела было задернуть занавески в надежде на то, что темнота успокоит ее, но причина возбуждения была не в лунном свете, а в ней самой. Она болезненно ощущала свое тело, нежное прикосновение тонкой ткани сорочки к коже, легкое давление простыни, прижимающей ее к широкой кровати, а поток лунного света возбуждал ее, распалял жажду страсти. Джослин ощущала себя женщиной, которая слишком долго сторонилась мужчин.

В конце концов она встала с постели и прошла к окну. Луна, которая так терзала ее, плыла высоко в небе — извечная богиня женственности, которой так хотело поклоняться ее тело.

Где-то в доме пробили часы. Джослин насчитала двенадцать ударов. Полночь, час колдовства.

Она вдруг вспомнила, что так и не показала Дэвиду семейный портрет. Он еще не ложился — иначе она услышала бы его через дверь, соединявшую их спальни.

Поддавшись какому-то непонятному порыву, она накинула поверх сорочки шелковый пеньюар и вышла из своей комнаты. В коридоре она взяла подсвечник с тремя свечами, чтобы осветить себе дорогу вниз. Фантастические тени сопровождали путь по безмолвному дому, усиливая ощущение нереальности происходящего.

Дэвид сидел там, где она его оставила. Только теперь он развязал шейный платок и, сняв фрак, бросил его на спинку стула — августовская ночь была на редкость теплой. Его волосы были в беспорядке, словно он машинально ерошил их. На столе перед ним стояла недопитая рюмка бренди.

Мрачное выражение его лица, когда он увидел Джослин, отразило тревогу.

— Что-то случилось, Джослин? — Он вскочил ей навстречу.

Она покачала головой, тряхнув распушенными волосами:

— Нет, ничего особенного. Я не могла заснуть, а потом поняла, что забыла показать тебе одну вещь. Это подарок, который тебе сделал Стреттон. А может быть, и Уэстхольм.

— Любопытно. — Он улыбнулся одними губами и последовал за ней.

Остро ощущая его присутствие, она провела Дэвида в большую гостиную. Стреттон ее не подвел — портрет семьи Дэвида висел над камином. Она молча подняла канделябр, чтобы лучше осветить картину.

Он судорожно вздохнул, жадно вглядываясь в знакомые лица.

— Я понятия не имел, что этот портрет еще существует. Думал, что Уилфред его уничтожил.

— Хотел уничтожить, но Стреттон спрятал. Она снова вгляделась в изображение: да, Рейнольдсу удалось явственно передать атмосферу семейной любви.

— Твои близкие были тогда счастливы? — спросила она.

— Да. Особенно тогда, когда старшие мальчики были в школе. Моего отца вторая семья радовала гораздо больше, чем первая. Он, наверное, и понятия не имел, на какие гадости были способны его старшие сыновья. — Его взгляд снова ностальгически скользнул по портрету. — Или, возможно, он просто не хотел этого знать. Он был человеком мягким и не хотел неприятностей.

— Сильный характер — это у тебя от матери?

— Наверное. После смерти отца она сумела наладить свою и нашу жизнь. И я никогда не замечал, чтобы она сожалела о том, что потеряла. — Он прикоснулся к раме, гладя пальцами позолоченные деревянные завитки. — Возможно, она даже была рада, что освободилась от роли хозяйки баронского поместья.

Джослин завидовала уверенности Дэвида в себе — он спокойно принимает комплименты, что у него сильный характер, сам ни минуты в этом не сомневаясь. Сама она никогда не могла безоговорочно принять ни один комплимент. Похвалы в ее адрес будили в ней смутное беспокойство. Чувство собственной неполноценности незаметно поселилось в ней.

Взгляд Дэвида скользнул по гостиной. Джослин сгруппировала принесенную с чердака мебель вокруг трех персидских ковров, и огромное пространство парадной комнаты разбилось на уютные уголки. Свет от свечей отражался в натертом до блеска паркете, подчеркивая богатые, сочные краски ковров.

— Эта комната никогда не была такой красивой. У тебя талант создавать прекрасное.

Он перевел глаза на нее — и их взгляды встретились. Джослин ни за какие сокровища мира не согласилась бы отвернуться. Чуть слышно она спросила:

— Почему ты так долго сидел один?

— Я… думал. О тебе. — Бархатные тона его голоса были подобны нежным прикосновениям. — О том, как ты красива. О том, как мне трудно сдерживаться, когда я прикасаюсь к тебе.

Джослин невольно шагнула вперед — ее грудь почти коснулась его тела. Изумляясь собственному бесстыдству, она спросила:

— А почему ты так сдержан?

Он застыл на месте, не делая попытки ни приблизиться, ни отстраниться от нее.

— Я обещал вернуть тебе свободу, и это обещание меня связывает. Я и без того зашел дальше, чем следовало.

— Мы подписали бумаги для признания брака недействительным, так что оба получим свободу. Но как же с этой ночью? — спросила она с откровенностью, поразившей ее саму. — Ведь никто не узнает, что происходит между нами?

— Но я-то знаю, ты — тоже. — Под туго натянутой кожей на его скулах заходили желваки. — Но я не уверен, что ты понимаешь, чего хочешь.

Она положила ладонь на его руку, ощущая под пальцами налитые силой мышцы.

— Я знаю, чего мне хочется. Я хочу, чтобы ты обнял меня, — сказала она, и ее голос стал глухим от острого желания. — Я знаю, что уроки страсти, которые ты мне дал, — это только прелюдия к изумительной симфонии любви.

Цивилизованный офицер и джентльмен вдруг исчез в нем.

— Ты в этом уверена?

От одной только мысли о том, что сейчас произойдет, у нее участилось дыхание. Ей хотелось бежать быстрее ветра — и оказаться добычей льва. Его добычей.

— Настолько, насколько в этом ненадежном мире можно быть в чем-то уверенной.

Он взял у нее из руки канделябр и поставил на каминную полку, а когда их губы встретились, они оба потеряли голову. Желание, которое они испытывали оба, взорвалось пламенем страсти, которую не утолить только поцелуями.

Дэвид и прежде обнимал ее — умело и страстно, — но теперь его объятия были чем-то гораздо большим: они одновременно разжигали ее страсть и обещали удовлетворение. Его руки сомкнулись вокруг ее талии и притянули так близко, что она ощущала, как у ее груди мощно бьется его сердце, а пуговицы рубашки больно врезались в тело, прикрытое только тонкой сорочкой.

Джослин потянула его за рубашку — ей так хотелось прикоснуться к его теплой коже. Когда Дэвид был болен, она видела его обнаженным, но теперь ей хотелось смотреть на него новыми глазами, насладиться его здоровьем и мужественностью. Ее руки конвульсивно сжимались на его обнажившейся спине, чувственно впитывая силу его тела. Потом она провела одной рукой по его груди, и ее пальцы нашли плоские кружки мужского соска. Гадая, испытывает ли он при этом прикосновении те же чувства праздника, что и она, Джослин осторожно сжала сосок двумя пальцами.

Дэвид громко втянул в себя воздух, и все его тело напряглось.

— Боже, помоги нам обоим! — А в следующую секунду, тяжело дыша, он подхватил Джослин на руки. — На этот раз мы все сделаем как положено.

Он унес ее из гостиной легко, словно ребенка. Пока они поднимались по лестнице, она уткнулась лицом ему в плечо. Ее глаза щипало от слез, она понимала: то, что этой ночью кажется им таким правильным и мудрым, на самом деле не более надежно" чем лунный свет, освещающий им дорогу.

Глава 30

Дойдя до комнаты Джослин, Дэвид спустил ее на пол, чтобы закрыть задвижку. Она молча наблюдала за ним — изящная фигурка, сотканная из лунного света и теней. Он перевел дух, любуясь, как мягкая ткань пеньюара изысканно драпирует ее женственное тело. Спутница Дианы, ночная нимфа, которая похищает души у мужчин.

Он давно мечтал и молился Богу, чтобы эта минута наступила — чтобы ее сердце открылось навстречу ему… Однако ее решение показалось ему неожиданным. Разрываясь между желанием и страхом совершить непоправимую ошибку, он с трудом выговорил:

— У тебя есть еще возможность передумать, Джослин.

— У меня нет сомнений. — Пристально глядя на него, она развязала пояс пеньюара и передернула плечами, — шелковая ткань соскользнула и упала к ее босым ступням, превратившись в темноте в бледную лужицу. — А у тебя?

— Абсолютно никаких.

— Тогда дай мне на тебя посмотреть, — прошептала она. Одним движением он сорвал с себя шейный платок, снял рубашку и отбросил ее на пол. Ее восхищенный взгляд наполнил его тело почти нестерпимым желанием. Считая, что неразумно открыто демонстрировать девственнице фигуру возбужденного мужчины, он стремительно заключил Джослин в объятия.

Она раскрыла губы его поцелую, и тяжелые пряди ее волос упали ему на руку. Ворот ее сорочки был стянут шелковой лентой, и, развязав бант, он спустил ткань с ее плеч, проводя руками вдоль ее бархатисто-нежного тела.

Джослин прижалась к нему. Ее руки ласкали его, прикосновение пышной груди к обнаженному мужскому телу ошеломительно возбуждало. Задыхаясь от страсти, он уложил ее на кровать, а потом, стремительно сняв с себя остатки одежды, лег рядом.

Лунный свет рождал безумие. Джослин должна была испытывать смущение, но его пламенный взгляд разжег в ней слепящий огонь страсти. Она наслаждалась его близостью, возможностью ощущать его тело. Заметные в лунном свете шрамы были знаками его отваги.

Она ахнула, когда он обхватил ладонями ее груди и сдвинул их ближе, целуя и посасывая поочередно оба соска. Ей даже стало казаться, что они вот-вот засияют от жаркого пламени, которое он зажег в ней. Он владел ее телом, словно умелый музыкант бесценным инструментом: его теплые губы и нежные руки будили в ней мелодию страсти, которая звучала все громче и громче.

Руки Джослин беспокойно скользили по его телу, запоминая каждую подробность, удивляясь нежному покалыванию ладоней об упругие волоски. Время исчезло — остались только ощущения. Ее пальцы легли на жаркий жезл, прижавшийся к ее бедру. Дэвид хрипло застонал, и этот резкий звук подействовал на нее так же сильно, как и его прикосновение к пушистой поросли между ее ног. Она с любопытством продолжала свои исследования, чуть сжав вершину этого удивительного — твердого и упругого — органа.

Он вздрогнул и хрипло прошептал:

— Если ты хочешь, чтобы я продержался подольше, будь осторожнее!

Она поспешно убрала руку и снова вцепилась в его сильные плечи. Он снова и снова целовал ее — уши, шею, губы… Она едва могла разобраться в потоке ощущений, а потом жар в ее лоне стал нестерпимым, всепоглощающим… В мире не существовало ничего, кроме прикосновения его умных пальцев и ее страстного отклика. Она летела, падала…

Джослин впилась зубами в его плечо, содрогаясь от сотрясающих ее тело волн экстаза. Она перепугалась бы, не будь вокруг нее надежного кольца его рук и не звучи рядом его радостный шепот:

— Да, да!

Некоторое время Джослин могла только прижиматься к нему, сотрясаясь от сладкой дрожи, а потом, ошеломленная, проговорила:

— Так вот тот урок страсти, который ты хотел мне дать!

— Ах, милая моя девочка, это — только первый шаг в бесконечном путешествии.

Он устроился меж ее раздвинутых ног, придвинувшись вплотную к тайнику ее девственности. Джослин напряглась, опасаясь вторжения, но Дэвид не торопился. Он прослеживал линию ее губ языком, маня новым поцелуем, словно спешить им было некуда и незачем. Она успокоилась, и вскоре желание снова забилось в ней сладким ритмом. Ее бедра приподнялись ему навстречу. Давление и трение порождали новые ощущения — томительную пустоту и потребность некоего завершения.

И тут его рука коснулась места столь чувствительного, что у Джослин перехватило дыхание. Вокруг его пальцев возник жаркий водоворот, который закручивался все туже и туже, обещая безумие — но стоило ей приблизиться к обрыву, с которого она так недавно полетела, рука Дэвида замирала. И вскоре ей уже стало казаться, что желание пожирает огнем даже ее кости.

Почувствовав, что ее силы на исходе, она с трудом прошептала:

— И… и что теперь, милорд? При этом ее бедра выгнулись, словно в мольбе. Он встретил это движение мощным ударом, сразу войдя глубоко в ее тело и замерев там. Она на мгновение почувствовала неловкость, но это ощущение быстро исчезло, оставив после себя только жаркое биение там, где их тела соединились. Это была та близость, которой она так жаждала, слияние мужского и женского начал — древний ритуал ночи.

Джослин осторожно покачала бедрами. Дэвид начал двигаться — сначала медленно, а потом все быстрее… И наконец владеть собой стало невозможно.

— О Господи, Джослин!

Он со стоном уткнулся лицом ей в плечо, пролившись в нее горячей струей. Она в ответ выкрикнула его имя, отдаваясь экстазу, превзошедшему все, что она могла себе представить, и в то же время ощутила прилив нежности и заботы, идущие от него, которые растрогали ее почти до слез.

Охваченная волной незнакомых чувств, она готова была расплакаться, но он крепко прижал ее измученное тело к себе, нежно приглаживая растрепавшиеся волосы, словно дороже ее для него никого в мире не было. И она успокоилась. Вскоре Дэвид уснул, а Джослин все лежала в блаженной полудремоте, мечтая, чтобы утро не наступило никогда. В эти часы у нее не было ни вопросов, ни сомнений — но она боялась, что подобного умиротворения ей больше не испытать никогда.

Когда луна спряталась за облако, Дэвид проснулся и перевернулся на спину, увлекая ее за собой, так что она оказалась на нем, как во время пикника во фруктовом саду. Однако на этот раз между ними не было преград, не было одежды — им ничто не мешало. Чувственные прикосновения и тихие вздохи стали началом медленного, дарящего глубочайшее удовлетворение совокупления — и на этот раз темп ему задавала Джослин.

И наконец, положив голову Дэвиду на плечо, Джослин заснула, словно усталый ребенок.


Дэвид проснулся очень рано. В комнате царил полумрак, за окном попискивали птицы, приветствуя рассвет. Он ощущал такое ликование, что был готов присоединиться к их хору. Джослин свернулась рядом калачиком и была больше похожа на семнадцатилетнюю девушку, чем на светскую женщину двадцати пяти лет.

Он нежно поцеловал ее в лоб, и она с тихим вздохом перевернулась на спину. Она была так хороша с разметавшимися по подушке каштановыми локонами — красивая и в то же время удивительно ранимая.

Он с трудом справился с желанием разбудить ее. Несмотря на все очарование прошлой ночи, он опасался, что при свете дня она будет испытывать некоторое смущение. Должно пройти какое-то время, чтобы эта сдержанная и спокойная леди целиком приняла в себя страстную лунную деву, которая пряталась в глубине ее существа. Дэвид решил, что это даже к лучшему — уехать в Херефорд на судебное заседание, чтобы в его отсутствие Джослин легче освоилась с переменой, которая произошла в их отношениях, — и, возможно, она даже начнет строить планы их совместной жизни!

Дэвид осторожно встал с постели, бережно укрыв плечи Джослин одеялом. Она спала все так же крепко, и он позволил себе один тихий поцелуй, после чего ушел к себе в комнату готовиться к новому дню.

Оставив Джослин записку — она должна найти ее сразу после пробуждения, — он уже думал о том, как поскорее вернуться: ему не терпелось снова увидеть Джослин.


Джослин просыпалась медленно: ее тело наполняло странное сочетание чудесной лени и неожиданной боли. Почему-то у нее горела щека — словно она провела ею по какой-то шершавой поверхности. Она рассеянно прикоснулась к ней ладонью — и тут же вспомнила: Дэвид прижимается щекой к ее щеке и горячо шепчет ей на ухо слова восхищения и желания. Она вспомнила все: страсть, покорность и наслаждение, какого не могла представить себе, даже дав полную волю своему воображению.

Она повернула голову и обнаружила, что находится в постели одна. Задрожав всем телом, она стремительно села. На левой подушке осталась вмятина там, где лежала голова Дэвида — и там лежала алая роза, стебель которой был обернут запиской. Лепестки цветка только начали раскрываться, и на их алом бархате еще искрились бриллиантами несколько капелек росы. Джослин робко взяла розу — интуиция подсказывала ей, что послание, которое она сейчас прочтет, полностью изменит ее мир.

Но этот мир уже изменился! С наслаждением вдохнув тонкий аромат розы, она развернула записку.

«Джослин, к моему глубочайшему сожалению, я должен уехать в Херефорд на судебную сессию, так что увижу тебя только вечером. Я тебя люблю. Дэвид».

Джослин смотрела на записку и чувствовала, как сердце ее рвется на кусочки, и каждый полон боли. Сначала боль пробежала тонкими трещинками, а потом они расползлись во все стороны, расколов ее душу на осколки страха и одиночества, которые прятались у нее внутри.

Ее охватило чувство глубочайшей потери. Сотрясаясь от рыданий, она закрыла лицо руками, судорожно сжав стебель розы в кулаке. Ей нужны были дружба и страсть, а не эта несущая обжигающую боль любовь Не удержавшись, она играла с огнем — и теперь обожглась.

Как она могла быть настолько глупа, чтобы думать, будто сможет избежать отчаяния? Она погубила себя — и при этом нанесла Дэвиду серьезную рану!

Он не может ее любить, потому что на самом деле не знает ее. В полной открытости супружеской постели, где ничего нельзя скрыть, он быстро увидит все ее недостатки. И когда это произойдет, иллюзия любви исчезнет, сменившись равнодушием или чем-то еще более страшным.

Она не перенесет этого! Она уже сорвалась в пропасть. И теперь ей надо бежать, не допустив окончательного уничтожения, которое неизбежно должно наступить.

Джослин лихорадочно строила планы побега, когда к ней с утренним подносом пришла Мари.

— Доброе утро, миледи. День опять прекрасный.

Ее жизнерадостность мгновенно погасла, едва она увидела лицо своей хозяйки:

— Миледи! Что случилось?

Поставив поднос на столик, горничная подняла с пола шелковый пеньюар и набросила его на обнаженные плечи Джослин.

Джослин уставилась на алые пятна, расплывавшиеся по белой простыне, яркие капли крови падали на ткань из ее пораненной шипами руки. Стебель розы, который она так судорожно сжала в припадке отчаяния, сломался.

Ощущение физической боли помогло ей собраться с мыслями. Дрожащим голосом она проговорила:

— Нам надо сегодня же утром уехать отсюда в Лондон. Горничная нахмурилась:

— Но лорд Престон весь день пробудет в Херефорде!

— Он с нами не поедет. Скажите моему кучеру, чтобы он заложил лошадей, а потом запакуйте мои вещи. Я хочу уехать около полудня.

Мари прикусила губу. Ее острый взгляд оценил значение беспорядка в спальне.

— Миледи, вы уверены? Если у вас какая-то ссора, то не лучше ли подождать и обсудить все с его милостью?

Чувствуя, что вот-вот не выдержит, Джослин решительно сказала:

— Делайте, как я велела.

Ее тон заставил горничную проглотить готовые сорваться с языка протесты. Встревоженная Мари отправилась сообщить кучеру о скором отъезде.

Думая о том, что необходимо еще сделать, Джослин быстро встала, завязала пояс пеньюара, а потом, прихватив с собой чашку шоколада, уселась за бюро. Теплый напиток помог ей немного успокоить тревожно рвущиеся мысли. Стараясь справиться с новым приступом слез, она начала составлять записку для Дэвида.

Горевать она сможет по дороге домой — для этого времени будет больше чем достаточно.

Глава 31

Уже через час они были готовы к отъезду. Джослин в последний раз обвела взглядом комнату. Хотя она провела здесь сравнительно немного времени, мысль о том, что она больше никогда не вернется в усадьбу, внушала ей глубокую печаль.

Ее размышления прервала Мари:

— Леди Джослин, а как же Хью Морган? Джослин повернулась и прочла на лице своей горничной тревогу.

— В чем дело?

— Хью служит вам или лорду Престону?

— О! Я об этом не подумала. — Джослин нахмурилась. Хотя жалованье молодому человеку выплачивала она, но он стал личным слугой Дэвида. — Попроси его прийти сюда.

Когда Мари вернулась, приведя своего возлюбленного, Джослин сказала:

— Морган, поскольку вы — камердинер лорда Престона, вам следует остаться у него на службе. Он был очень доволен вами, так что, полагаю, захочет, чтобы вы остались при нем.

Она прижала пальцы к пульсировавшему болью виску, пытаясь предугадать, как Дэвид воспримет ее отъезд.

— Если лорд Престон решит уволить вас из-за… из-за того, что прежде вы были связаны со мной, вы можете вернуться в Лондон. То же самое относится к вашему брату Рису, если он предпочтет работать у меня, а не здесь, в Уэстхольме.

Хью устремил взгляд на Джослин. На его открытом лице отразилось страдание.

— Леди Джослин, его милость чем-то вас обидел? Если это так…

Он так явно был готов ринуться на ее защиту, что у Джослин перехватило дыхание и она с трудом смогла ответить:

— Напротив. Это я причиняю ему зло.

С лицом, подобным застывшей маске, она поспешно вышла из комнаты. Хью и Мари проводили ее растерянными взглядами.

Валлиец спросил:

— Что случилось? У ее милости такое лицо, словно она столкнулась с самим дьяволом!

— Не знаю, — ответила огорченная Мари. — Вчера оба они казались такими счастливыми и влюбленными, а сегодня утром она плакала так, что сердце разрывалось слушать. А потом — этот немедленный отъезд.

Хью крепко обнял ее:

— До свидания, моя милая. Если я не ошибся в лорде Престоне, то мы поедем в Лондон следом за вами, едва он вернется домой.

— Я не хочу с тобой расставаться! — воскликнула Мари, и на ресницах у нее заблестели слезы. — Разреши мне остаться! Или поезжай с нами в Лондон. Ты сможешь снова служить у миледи.

— Нет, малышка, ты же видела ее лицо. Сейчас ты очень нужна миледи. И думаю, что я понадоблюсь милорду. — Он крепко поцеловал ее, страдая из-за предстоящей разлуки. — Скоро мы снова будем вместе, даю тебе слово.

Бросив на него полный грусти взгляд. Мари взяла шкатулку с драгоценностями своей госпожи и ушла. Хью нашел окно, из которого он мог наблюдать, как они усаживаются в карету. Их подсаживал растерянный дворецкий.

А потом они уехали.


Уже вечерело, когда Дэвид наконец вернулся домой. Не дожидаясь слуг, он нетерпеливо распахнул дверь. В холле его встретил Стреттон. Лицо у дворецкого было мрачнее тучи. Дэвид снял шляпу и бросил ее слуге.

— Где леди Престон? Опять на чердаке? Смутившись, Стреттон пробормотал:

— Ее милость уехала в Лондон, милорд.

Озадаченный Давид переспросил:

— Уехала?!

— Да, милорд.

Дэвид решил, что это могло означать только одно: Джослин срочно вызвал кто-то из родственников. Видимо, по очень важному вопросу. И все же сердце у него уже сжалось от дурных предчувствий.

— Полагаю, она оставила для меня письмо?

— Да, милорд.

Дворецкий вручил ему запечатанную записку.

Дэвид поспешно вскрыл ее и прочел:

«Дэвид, мне очень жаль. Я не хотела причинять тебе боль. Нам лучше больше не видеться. Джослин».

Каждое слово било, словно пуля, выпущенная из мушкета. Он два раза перечитал записку, пытаясь хоть что-то понять, однако так ничего и не понял.

Он стремительно прошел мимо дворецкого и поднялся наверх. Этого не может быть — это какая-то странная шутка!

Распахнув дверь спальни Джослин, он увидел, что там исчезли все следы ее пребывания. Все изящные мелочи: флаконы с духами, гребни, щетки, — все исчезло с туалетного столика, остался только слабый аромат жасмина.

Он потрясенно прикоснулся к голому матрасу, словно надеясь почувствовать тепло, оставшееся от прошлой ночи, но не ощутил и следа от разделенной ими радости. По крайней мере он так считал, что радость была разделенной.

Он обвел комнату взглядом и заметил смятый листок бумаги в холодном камине. Он поднял его, надеясь, что это окажется черновиком прощального письма, где хоть что-то прояснится.

Письмо было написано незнакомым почерком, и Дэвид хотел уже выбросить бумажку, но, увидев подпись леди Кромарти, решил прочесть письмо. Проклятие! Что значат эти угрозы в адрес Джослин?

У него похолодело сердце, а в голову лезли самые невероятные предположения. Может быть.

Джослин все-таки решила, что не хочет ликвидировать их брак, поскольку это делало ее уязвимой для шантажа тетки? В этом случае то, что она избавилась от девственности, сильно ослабило позиции леди Кромарти.

Или, не приведи Господь, решила, что готова к встрече со своим герцогом — теперь, когда она уже не невинная девушка. А кому же избавить ее от девственности, как не временному мужу, пылающему к ней страстью? Он помог ей не колеблясь. Она оказалась способной ученицей и теперь сможет предложить себя герцогу как женщина опытная.

Однако ему трудно было поверить в то, что Джослин способна на такую расчетливость и коварство: он всегда считал ее человеком добрым и правдивым. Может быть, она решила, что он с готовностью переспал с ней ради минутного удовольствия, а его признание в любви заставило ее ужаснуться?

Или он вообще ошибся, считая, что под маской светской женщины у нее прячутся доброта и ранимость? Ведь она росла в мире, совершенно непохожем на тот, который окружал его, где лорды и леди вели себя необъяснимым для простых людей образом.

Он снова смял письмо леди Кромарти. Обычно мужчин обвиняют в том, что они бросают женщин, — а у них, похоже, все получилось наоборот! Ирония этой ситуации ошеломляла.

Дэвид оставил попытки что-то понять, чувствуя, что совершенно запутался. Фактом оставалась лишь ее записка со словами, что она больше не хочет с ним встречаться, и письмо ее тетки, которое превратило акт любви в горстку пепла.

Он стоял у окна, устремив невидящий взгляд вдаль, когда в комнату вошел Морган и в смущении проговорил:

— Милорд, я хотел бы поговорить с вами о леди Джослин.

— Говорить, в сущности, не о чем. — Дэвид с трудом проглотил вставший в горле ком и постарался найти для происшедшего приемлемое для посторонних объяснение:

— Она была очень любезна, когда согласилась… приехать и помочь мне привести в порядок дом и хозяйство.

Отказываясь принять намек, Морган упрямо сказал:

— Мари сказала мне, что этим утром ее милость плакала так, словно у нее разбито сердце. А когда я спросил миледи, не обидели ли вы ее, она ответила, что, наоборот, это она поступила нехорошо по отношению к вам.

Заметив выражение лица своего хозяина, Морган густо покраснел.

— Я не думал предавать вас, милорд, но на первом месте у меня всегда будет стоять она — я не забуду никогда, как она помогла моему брату.

Вспомнив о Рисе, Дэвид подумал, что женщина, которая поддержала впавшего в уныние инвалида-солдата исключительно по доброте душевной, не могла быть бессердечной обольстительницей. Он попытался увязать этот факт с остальными деталями отъезда Джослин. Накануне он не заметил, чтобы ее одолевали какие-то мрачные мысли. Если только она не научилась лгать не только словами, но и телом, то она пришла к нему по зову страсти и испытала глубочайшее блаженство.

Может быть, она рассердилась на него за то, что он сделал их брак настоящим? Возможно, шампанское затуманило ей голову, и теперь она винит в случившемся его. Но это чертовски несправедливо, если учесть, как часто он спрашивал, уверена ли она в том, что хочет близости. А он по опыту знал, что его жена во всем была права.

Дэвид понял, что гадать бесполезно: маловероятно, чтобы поступок Джослин объяснялся чем-то очевидным, лежащим на поверхности. Несмотря на внешнее самообладание Джослин, ее уверенность, он заметил, как ее пугает сама мысль о любви. В глубине ее души живут раны, которые открылись из-за того, что она поддалась страсти, а он признался ей в своих чувствах.

Сумятицу его мыслей прервал решительный голос Моргана:

— Мари говорит, что леди Джослин вас любит. Все домашние это заметили.

Любит его? Смятение Дэвида мгновенно улеглось. Он едва не поддался безумию, послушавшись приказа, содержавшегося в лаконичной и по сути бессмысленной записке Джослин. Он отпустит ее только при одном условии: если, глядя ему в глаза, она клятвенно заверит его, что он ей не нужен.

Подойдя к дверям, он приказал:

— Бросьте мне в саквояж кое-что из одежды. Я немедленно отправляюсь в Лондон.

— Я тоже поеду, милорд, — решительно объявил камердинер. — Я обещал Мари, что приеду к ней, как только смогу.

Завидуя отношениям, которые были гораздо проще его собственного незадачливого брака, Дэвид сказал:

— А потом мы вернем их обеих домой.

Глава 32

Джослин возвращалась в Лондон со скоростью, на которую были способны хороший экипаж и резвые почтовые лошади. Всю дорогу она смотрела на золотое обручальное кольцо, которое Дэвид надел на ее палец, предаваясь мрачным размышлениям о своем прошлом. Многие мужчины клялись ей в любви, а она небрежно отмахивалась от их признаний, читая за ними то ли юношеские увлечения, то ли погоню за приданым.

Дэвиду же удалось за короткий срок обезоружить ее и сжечь дотла. Он незаметно проник в ее жизнь, подкупив своим мужеством, добротой и оптимизмом. Считая, что его сердце принадлежит другой женщине, она подпустила его слишком близко и теперь расплачивается за неосмотрительность.

Она добралась до Лондона вечером на второй день путешествия, вконец измученная мыслями, которые в такт мерному цоканью копыт вихрем пролетали в ее голове. Ясно ей было только одно: боль, которую она испытывала сейчас, корнями уходила в ее прошлое, которое она пыталась забыть.

Но пришло время разобраться в этом непонятном прошлом, чего бы это ей ни стоило. Если даже окажется, что она непоправимо искалечена судьбой, то, отбросив всякую трусость, надо дать себе отчет и в этом. Переночевав в Лондоне, она решила на следующий же день отправиться в Кент и разыскать леди Лору — единственного человека, который может ответить на ее вопросы.

Войдя в холл своего дома, Джослин по-новому взглянула на привычное великолепие. Да, тут царит роскошь — но до чего же пусто! Что одинокой женщине делать в этом огромном шикарном доме?

Мари со шкатулкой в руках поднималась наверх. Ее молчаливое сочувствие помогало Джослин пережить нелегкий путь из Херефорда. Останется ли горничная с ней или предпочтет вернуться в Уэстхольм, чтобы быть рядом со своим возлюбленным? Тогда Джослин останется совсем одинокой…

Не чувствуя в себе сил подняться по двум лестничным пролетам, Джослин остановилась в гостиной, устало стаскивая с рук перчатки. Она попросила, чтобы ей подали чаю, и поднесла к губам чашку, надеясь, что ароматный напиток взбодрит ее. И вдруг дверь гостиной открылась — и в комнату вошла леди Лора, свежая и удивительно привлекательная, в модном синем вечернем платье.

— Какой приятный сюрприз! — воскликнула она. — Я рада, что ты вернулась, дорогая! А где Дэвид? Джослин встала и горячо обняла тетку.

— Я так рада, что вы здесь! — сказала она дрожащим от слез голосом. — Я собиралась завтра ехать в Кеннингтон, чтобы повидаться с вами. Дядя Эндрю тоже в Лондоне?

— Да, у него дела в штабе конногвардейского полка. Мы с ним должны встретиться чуть позже, на званом обеде. — Окинув встревоженным взглядом племянницу, леди Лора довела ее до дивана и села рядышком. — Что случилось, милая? Ты бледна как смерть.

Джослин бессильно откинулась на спинку дивана и вытерла слезы.

— Все… очень непросто. У вас есть время поговорить или вам пора ехать?

— Ты же знаешь, что у меня всегда есть время для тебя, — ответила тетка, тревожась все сильнее. — Что ты хочешь обсудить?

С чего начать? С той ужасной путаницы, в которую она превратила свою жизнь и жизнь Дэвида? Или раньше, с той трагедии, которая непоправимо сломала ее жизнь?

С застывшим лицом она попросила:

— Расскажите мне о моей матери.

— Ты всегда отказывалась говорить о Клео! — изумленно ахнула Лора. — Почему ты сейчас меня об этом просишь?

— Потому что мне необходимо понять, — жестко ответила Джослин. — Что она была за человек? Почему мой отец с ней развелся? Она действительно была шлюха, как все ее называют?

— Дорогая моя, да кто тебе такое сказал? — воскликнула леди Лора. На ее лице был написан ужас.

— Все говорили! Вы помните ту карикатуру, которую мы с вами видели в витрине типографии? Леди Лора поморщилась:

— Я не догадывалась, что тебе в столь нежном возрасте уже было понятно, что означали те рисунки и комментарии, Джослин вдруг поняла, что тогда леди Лоре было всего лет девятнадцать или двадцать. Видимо, она была потрясена не меньше, чем ее племянница. И потом ей каждый день приходилось выслушивать злобные сплетни о Клео в салонах и бальных залах Лондона. Неудивительно, что она была так рада уехать следом за Эндрю Киркпатриком в действующую армию.

— Тот день был отнюдь не единственным. — Джослин криво улыбнулась. — Слуги называли ее потаскухой, когда думали, что я их не слышу. То же самое говорили и благовоспитанные юные леди в закрытом пансионе в Бате, куда меня отправил отец. В том самом, откуда я сбежала. А был еще благородный лорд, который пытался меня соблазнить на балу в честь выезда в свет его собственной дочери: он полагал, что я унаследовала склонности моей матери. «Дочка — что мамочка», — сказал он, а потом запихнул язык мне в рот.

— Боже правый, почему ты ни о чем мне не рассказывала? Или отцу… — Лора позеленела от возмущения. — Ты всегда казалась такой… такой спокойной. Тебе было всего четыре, когда твоя мать уехала, и не было заметно, чтобы ты по ней скучала. Если ты когда-то и спрашивала, что стало с мамой, то я об этом, во всяком случае, никогда не слышала.

— Конечно, я ни о чем не спрашивала! — Джослин начало трясти. — Даже маленький ребенок знает, какие темы затрагивать запрещено?

— Клео была женщиной упрямой и совершила немало ужасных ошибок, но шлюхой она не была, — решительно заявила Лора. — Они с твоим отцом влюбились друг в друга с первого взгляда и поженились спустя считанные недели после встречи. Когда пламя первой страсти погасло, то супруги обнаружили, что у них нет ничего общего.

Она печально покачала головой.

— Они могли бы жить отдельно друг от друга, как делают многие аристократы, но каждому из них хотелось, чтобы супруг… воплощал в себе все их мечты. Они не могли принять друг друга такими, какими в действительности были. А как они ссорились — это просто уму непостижимо! Ссорились на людях, ссорились, оставаясь наедине… Это была какая-то извращенная любовь, которая проявлялась в форме гнева и ненависти. Ты ничего этого не помнишь?

— О, я помню, — едва слышно прошептала Джослин. — Помню.

Она зажмурилась, и в ее памяти взорвались крики отца: «Ты — женщина, а это значит, что ты жалкая лгунья и шлюха! Будь проклят тот час, когда я тебя встретил!»

Ее мать впадала в ярость и била дорогой фарфор, проклиная мужа за жестокость и измены. А никем не замеченная девочка в это время жалась в углу огромной гостиной Чардтон-Эбби, потрясенная гневными криками родителей, испуганная настолько, что даже не могла убежать. Эта ссора, как и множество других, занозой засела в ее памяти.

Она прижала руку к груди, стараясь умерить боль, которая не оставляла ее всю жизнь.

— Мои воспоминания очень отрывочны. Расскажите мне все, что случилось, так, как вы это запомнили. Лора кусала губы.

— К тому времени, когда я начала выезжать в свет, твои родители дошли до предела, каждый стремился как можно больнее ранить другого. Твой отец сделал своей любовницей одну из самых знаменитых куртизанок Лондона, что было достаточно вызывающе. Грандиозный скандал грянул, когда он посмел привести ее на бал, который давала Клео, — прямо в супружеский дом.

Мы болтали с Клео, когда Эдвард ввел свою любовницу в бальную залу. Клео побледнела как полотно. Она прекрасно стреляла, и, думаю, будь у нее в этот момент пистолет, она всадила бы пулю прямо ему в сердце. Но они просто поругались, громко и скандально, в присутствии едва ли не всего высшего света Лондона, и она уехала с бала с бароном фон Ротенбургом — прусским дипломатом, который давно добивался ее благосклонности.

Между Клео и Ротенбургом начался демонстративно бурный роман, который дал твоему отцу достаточно материала для развода. После того бала она больше не появлялась в своем доме. Твой отец отказался ее впустить даже собрать личные вещи. Он приказал все упаковать и отослать Ротенбургу — вместе с вызовом на дуэль. Эдвард в результате даже не был ранен, а Ротенбург получил пулю в легкие и умер спустя пять лет.

Джослин массировала пульсирующие болью виски.

— Боже милосердный, сколько же жизней погубила эта женщина?

— Ты не должна винить мать в разводе. Твой отец был виноват не меньше ее. Может, даже больше, — печально проговорила ее тетка. — Я любила и Клео, и Эдварда, но между ними было нечто роковое, что заставляло их проявлять все самые дурные черты их характера.

— И поэтому она убежала с другим мужчиной, — с глубочайшим презрением заметила Джослин. — Какое высокоморальное решение всех проблем!

— Клео не была женщиной легкого поведение. Она никогда не завела бы любовника, если бы твой отец не довел ее до этого. В конце концов она полюбила Ротенбурга, но он был католиком, и его семья отказалась принять разведенную женщину. Хотя он все равно был готов на ней жениться, она не захотела ссорить его с родными, поэтому жила с ним до его смерти как любовница.

Стараясь подавить невольное восхищение, которое вызвал у нее отказ матери разрушить отношения любовника с родными, Джослин спросила:

— А как она умерла?

— В день после похорон Ротенбурга она поехала верхом на его жеребце и… и попыталась перепрыгнуть через слишком широкий овраг. Погибли и конь, и она сама. — На лице Лоры отразилось страдание. — Пожалуйста, не думай о ней плохо, Джослин. Пусть она отдавала свою любовь не слишком осмотрительно, но сердце у нее было доброе, и она щедро открывала его другим.

Так вот какой была история благородной, прекрасной и страстной Клео, графини Кромарти. Душевная боль, которая жила в душе Джослин с раннего детства, вырвалась на свободу. Вскочив с дивана, она зашагала по комнате, нервно ломая руки. Едва справляясь с мучительными спазмами, перехватившими горло, она страдальчески вскрикнула:

— А если она была такая чудесная, то что же таится во мне?

Она стремительно повернулась к тетке, и из глаз ее хлынули давно сдерживаемые слезы.

— Что же во мне такого ужасного, что моя собственная мать могла бросить меня? Без капли раскаяния или сожаления?

Она пыталась сказать что-то еще, но не смогла. Тело ее вдруг бессильно обмякло, и она скорчилась на полу, обхватив себя руками, словно пытаясь закрыть ту рану, которая истерзала ее душу.

— В чем я виновата? — прорыдала Джослин, чувствуя, что ее сердце готово разорваться. — В чем же я виновата?!

— Боже милосердный! — дрожащим голосом воскликнула Лора. В следующую секунду она уже опустилась на колени рядом с Джослин и обняла ее, укачивая, словно малое дитя. — Милая моя девочка, неужели ты так думала все эти годы? Почему ты ни о чем меня не спрашивала? Я сказала бы тебе правду!

— Я и так знала правду, — пробормотала Джослин. — Что моя мать — шлюха и что она бросила меня! Ушла, даже не оглянувшись.

— Все было совсем не так! Клео долго пыталась добиться, чтобы ты была с ней. Один раз она поехала в Чарлтон-Эбби, чтобы повидаться с тобой. Думала, что Эдвард в Лондоне, но он оказался дома и пригрозил, что отстегает ее плетьми. Кричал, что убьет ее, если она еще раз попытается проникнуть к тебе.

Клео пыталась убедить его, доказывала, что если ты не можешь унаследовать его титул, то он должен отдать тебя ей. Когда Эдвард отказал ей, она упала перед ним на колени умоляя, чтобы он позволил хотя бы увидеться с тобой Но он не согласился и на это. — Лора расплакалась. — Я была в ужасе, но всю глубину ее страдании я смогла понять только тогда, когда сама стала матерью.

— Мне кажется, что отец счел меня самым подходящим средством для того, чтобы наказать ненавистную жену, — с горечью проговорила Джослин. — И возможно, она хотела заполучить меня по той же причине — чтобы причинить ему боль. Я была пешкой в войне короля и королевы.

— Не путай гнев Эдварда по отношению к Клео и его искреннюю любовь к тебе, — ответила Лора. — Позже он признавался мне, что страшно боялся, как бы она с Ротенбургом тайком не увезли тебя на континент. И этот страх имел под собой основания. При разводе женщина не имеет абсолютно никаких прав. В глазах всего света на Клео осталось клеймо неверной жены, и власти и пальцем не пошевелили бы, чтобы помочь ей. Я уверена, что если бы она могла тебя выкрасть, то сделала бы это. В течение следующих пяти лет, до самой смерти Клео, твой отец следил за тем, чтобы тебя постоянно охранял один из особо доверенных слуг.

— А мою няню Джилли он выгнал потому, что боялся, как бы она не встала на сторону моей матери? Лора вздохнула:

— Наверное, так оно и было. Я говорила ему, что это жестоко и по отношению к тебе, и по отношению к Джилли, но он боялся, как бы она не позволила твоей матери увезти тебя. Вся прислуга души в Клео не чаяла. Ты во многом на нее похожа.

Потеря любящей и заботливой Джилли была равносильна потере второй матери. А потом она потеряла и тетю Лору — та вышла замуж. К тому времени как Джослин исполнилось пять лет, она уже знала, что любить кого-то — значить терять их.

Удивляясь осведомленности тетки, Джослин спросила:

— А откуда вам так много известно о мыслях и чувствах моей матери?

— Она стала мне сестрой, и мне невыносимо было ее потерять. Мы переписывались до самой смерти Клео. Я посылала ей твои рисунки, рассказывала, как ты растешь. После того как я вышла замуж и уехала из Чарлтон-Эбби, домоправительница писала мне о тебе, чтобы я могла передавать все новости твоей матери. Клео часто спрашивала, говоришь ли ты о ней, но ты ни слова о ней не упоминала, — тихо добавила леди Лора. — Я не могла заставлять ее страдать еще больше, и я лгала — говорила, что ты часто о ней спрашиваешь, вспоминаешь ее.

— Я все время о ней думала, только боялась спрашивать, — прошептала Джослин.

— Чего же ты боялась? — Лора ласково гладила ее по голове.

Джослин зажмурилась, пытаясь освоиться с совершенно новыми ощущениями.

— Кажется, я считала, что если когда-нибудь спрошу о ней, то папа отошлет из дома и меня тоже.

— Он никогда не сделал бы ничего такого! — Лора крепко обняла племянницу. — Он любил тебя сильнее всего и всех на свете. Поскольку ты никогда не спрашивала о матери и казалась всем довольной, он решил, что так лучше для тебя — никогда не упоминать о прошлом. Он был очень рад тому, что их развод тебя не затронул.

— Не затронул? — Смех Джослин звучал почти истерически. — Да вся моя жизнь была исковеркана из — за их развода!

— Мы с ним и не подозревали, что ты восприняла все так тяжело и что подвергалась таким оскорблениям. — Лора чуть отстранилась и веско сказала:

— Но не сомневайся в том, что тебя любили. Мне кажется, что Эдвард не женился снова главным образом потому, что хотел посвятить тебе как можно больше времени и внимания.

— А я-то думала, что ему просто нравилась нескончаемая вереница любовниц, — ядовито бросила Джослин. Это тоже повлияло на ее взгляды: она была уверена в том, что мужчины не способны сохранять верность. — А дядя Эндрю был вам верным мужем? Вообще супружеская верность существует? — Она мгновенно пожалела о том, что задала этот вопрос, но тетка совершенно спокойно ответила:

— Да, Дрю всегда был мне верен. Он дал мне слово, и я никогда в нем не сомневалась. Так же как у него никогда не было повода сомневаться во мне.

— И вы действительно так счастливы, как это кажется со стороны? — робко спросила Джослин. — Я сомневалась в том, что среди людей с нашим положением бывают счастливые браки.

— Какой ты стала циничной, — вздохнула леди Лора. — Да, дорогая, мы с Дрю счастливы. О, у нас были ссоры — такое случается у всех супружеских пар. Но та любовь, которая соединила нас в юности, с годами стала только крепче.

Джослин дрожащим голосом проговорила:

— И вы считаете, что моя мать меня действительно любила?

— Я в этом уверена. Незадолго до своей смерти Клео написала мне письмо. Только потом я поняла… поняла, что она со мной прощалась. — Лора судорожно вздохнула. — Она написала, что больше всего жалеет о том, что лишилась тебя и никогда не увидит, как ты взрослеешь. Она прислала тебе подарок, но я не решилась его передать. Ты ведь всегда отказывалась говорить о матери, и я не хотела рисковать, боялась, что ты расстроишься. Как жаль, что мне не хватило ума понять, что происходит на самом деле!

Она встала и протянула Джослин руку.

— Пойдем. Пора сделать то, что надо было сделать уже давно.

Глава 33

Джослин молча поднялась следом за теткой в ту спальню, которую супруги Киркпатрик занимали всякий раз, когда приезжали в Лондон. Они всегда спали в одной постели в отличие от большинства супружеских пар своего круга. Видимо, это следовало считать еще одним доказательством того, что брак может быть счастливым.

Леди Лора открыла шкатулку с драгоценностями, извлекла оттуда небольшую — размером меньше ладони — плоскую овальную коробочку из перегородчатой эмали и вручила ее Джослин. Это оказался футляр с миниатюрой удивительно тонкой работы.

Дрожащие пальцы Джослин с трудом справились с замочком. Наконец коробочка открылась. Внутри оказалось миниатюрное изображение золотоволосой молодой жен-шины — удивительной красавицы с карими глазами. В рамку напротив портрета был вставлен пергамент, на котором изящным почерком были выведены слова: «Моей дочери Джослин со всей моей любовью».

Рука Джослин судорожно сжала коробочку — лицо матери вызвало целый поток воспоминаний. Они играют в саду — и мать надевает ей на голову венок из цветов Она, восторженно улыбаясь, сидит у матери на коленях, и они скачут верхом по холмам, окружающим Чарлтон-Эбби. Они играют в гардеробной, полной кружев и шелков, и мать совсем не сердится на Джослин за то, что она случайно испортила новую шляпку…

По щекам Джослин заструились счастливые слезы: она открыла сердце добрым воспоминаниям, отринутым вместе с невыносимой болью разлуки и разочарования. Мать любила ее! Она уехала, но помнила о дочери, она страдала от разлуки не меньше, чем Джослин!

Леди Лора молча обняла ее за плечи и дала выплакаться. Когда слезы наконец иссякли, Лора спросила:

— Теперь ты лучше понимаешь свою мать? Джослин кивнула.

— Не знаю, заживут ли мои раны полностью, но я хотя бы поняла, где они находятся и почему появились.

— Мне побыть этим вечером с тобой? Я вполне могу отказаться от званого обеда.

— Я хотела бы остаться одна. Мне надо о многом подумать. — Джослин вздохнула. — Может быть, теперь я смогу разобраться в собственной жизни.

— У вас с Дэвидом сложности?

— Боюсь, что да. И все очень серьезно.

— Он очень похож на Эндрю, моя милая, — заметила леди Лора. — Если ты сделаешь ваш брак настоящим, Дэвид никогда тебя не подведет.

— Возможно, уже поздно. — Джослин не захотела вдаваться в подробности и заговорила о другом:

— Вам придется переодеться, — Она указала на платье тети. — Я залила его слезами.

— Ничего страшного. Зато ты наконец-то избавилась от своих заблуждений, — сказала леди Лора, вызывая свою камеристку. — Ты уверена, что с тобой все будет в порядке?

— Совершенно уверена. — Джослин в смущении поцеловала тетю в щеку. — Я всегда относилась к вам как к родной матери. Теперь у меня их две.

Лора улыбнулась:

— Я всегда мечтала о дочери, но даже собственную дочь не могла бы любить больше, чем тебя.

Обе прослезились, но в этот момент вошла вызванная Лорой камеристка, и тетя с племянницей тотчас же взяли себя в руки. Служанка принялась ахать над помятым платьем хозяйки, а Джослин тем временем выскользнула из комнаты. Теперь, когда к ней вернулось прошлое, ей придется распутывать те узлы, которые возникли в ее настоящем.


Радуясь возвращению хозяйки, Исида громко мурлыкала у нее на коленях. Джослин очень долго не ложилась спать — она размышляла о своей жизни и об истории отношений родителей. Возможно, она имела право сердиться на отца за то, что он лишил ее возможности общаться с матерью, но объяснения леди Лоры помогли ей понять, какими соображениями он руководствовался. Джослин всегда полагала: любовь отца не очень надежна, и она может лишиться этой любви, если ее поведение вызовет его неудовольствие. А ведь он думал только о ней! Она не доверяла его любви, но это была не его вина, а ее собственная.

Она поняла даже смысл этого проклятого завещания. Хотя Джослин никогда не делилась с отцом своими опасениями относительно брака, он, вероятно, догадался, что она умрет старой девой, если будет предоставлена самой себе. Поэтому граф Кромарти и решил составить столь странное завещание, он надеялся, что дочь в конце концов справится со своими страхами.

Джослин всегда считала, что похожа на леди Лору. Их внешнее сходство было бесспорным. Однако она немало унаследовала и от своей матери. Например, умела метко стрелять. И разумеется, унаследовала вспыльчивость матери и ее эмоциональность. С этими сторонами своего характера Джослин боролась всю сознательную жизнь, однако безуспешно. И сейчас она уже понимала: чтобы примириться с матерью, ей надо примириться и с самой собой.

Да, придется примириться.

Однако понять и принять прошлое — это только начало. Одного долгого и мучительного разговора недостаточно для того, чтобы почувствовать себя достойной любви. Даже общаясь с отцом и теткой, она испытывала какое-то смутное беспокойство, ей казалось, что она безнадежно ущербна и что любой, кто хорошо ее узнает, отвернется от нее.

И в то же время она жаждала любви, а это означало, что ей придется приучить себя к мысли: она достойна любви. Приучить себя к подобной мысли? Это не так-то просто. Но разве она так уж плоха? Она всегда относилась к людям с уважением, была щедра и не презирала тех, кто по рождению не принадлежит к аристократии. И все же ей еще долго придется привыкать к мысли, что она заслуживает любви. Если, конечно, когда-нибудь удастся привыкнуть…

Господь свидетель, она даже толком не знает, что такое любовь. Ей казалось, что она влюблена в герцога Кэндовера, — и даже после всего, что было у нее с Дэвидом, герцог по-прежнему занимал ее мысли. Была это любовь или иллюзия? Может, ее влекло к нему, потому что ей казалось, что герцог станет хорошим мужем. Ведь в отношениях с ним ей не угрожала разрушительная страсть, вызвавшая крушение брака ее родителей.

К Дэвиду Ланкастеру она испытывала гораздо более сложные чувства. Обвенчавшись с ним случайно, она привыкла к нему и стала считать его надежным другом, а потом в порыве неукротимого желания заманила к себе в постель. Она не знала, можно ли это считать любовью, но при одной мысли о том, что его не будет рядом с ней, у нее мучительно сжималось сердце.

Приедет ли Дэвид в Лондон следом за ней — или она уже погубила то, что было между ними? А если он не приедет, то хватит ли у нее смелости вернуться в Уэстхольм? А поехать туда ей придется — слишком долго она убегала от жизни.

Погружаясь в беспокойную дремоту, она чувствовала, что голова ее кружится от противоречивых мыслей.


На следующее утро Джослин проснулась с ощущением неестественного спокойствия — такое обычно наступает после бури. Завтракала она с супругами Киркпатриками, однако они ни о чем ее не расспрашивали. Перед уходом полковник пристально посмотрел на нее, но не стал задавать бестактных вопросов. Джослин была очень ему благодарна за это, сейчас она не смогла бы говорить о Дэвиде.

После завтрака леди Лора предложила племяннице отправиться вместе к модистке, но Джослин отказалась — ей хотелось побыть в одиночестве. Вернувшись в свои комнаты, она взяла перо и принялась записывать все, что узнала от тети. Джослин надеялась, что таким образом ей удастся упорядочить свои мысли и эмоции.

Около полудня она прервала это занятие, чтобы выпить чашку чаю. Если Дэвид решил последовать за ней в Лондон, то его возвращения можно было ожидать уже к вечеру Ей, конечно же, хотелось его увидеть, но она совершенно не представляла себе, что сможет ему сказать при встрече. Что она, кажется, его любит? Но ведь она не была уверена в своих чувствах! А он заслуживает большего.

Ее воспоминания уже занимали несколько страниц, теперь она понимала прошлое гораздо лучше. Странно, как только тетя Лора дала ей ключ к прошлому, она сразу все увидела в другом свете…

Джослин в очередной раз отложила перо, и в этот момент в комнату вошел Дадли с серебряным подносом, на котором лежала визитная карточка.

— К вам гость, миледи.

Взяв карточку, Джослин прочла:

«Герцог Кэндовер».

Она невольно вздрогнула. В ее дом пришел человек, который так долго занимал ее мысли, который служил ей защитой от реальности.

«До сентября»…

Оказалось, что герцог вернулся в Лондон чуть раньше. Может, это случайность? Или ему хотелось как можно скорее с ней увидеться? Герцог не забывал о ней — подтверждением тому был томик стихов, который он прислал ей в подарок.

Она хотела получить ответы на свои вопросы? Что ж, у нее появилась такая возможность.

— Я сейчас спущусь, — сказала Джослин дворецкому. Когда Дадли ушел, она ополоснула лицо холодной водой — ей следовало освежиться. Потом тщательно изучила свое отражение в зеркале. Мари потрудились на славу: леди Джослин Кендел была, как всегда, привлекательна и элегантна Как ни странно, мысленно она по-прежнему называла себя именно так, а не «леди Престон». Возможно, это был своеобразный протест — ей не хотелось признавать столь опрометчивый брак.

Глядя в зеркало, Джослин попыталась улыбнуться. Улыбка выглядела не очень убедительно, но пришлось удовлетвориться этим. Чувствуя странную готовность смириться с судьбой, она спустилась к гостю.

Смуглый красавец герцог стоял, небрежно опираясь на каминную полку, но при появлении хозяйки сразу же выпрямился. Его серые глаза смотрели на нее с восхищением.

Приблизившись к гостю, Джослин проговорила:

— Доброе утро, Кэндовер. Какой приятный сюрприз!

— Я вернулся в Лондон по делам и, проезжая мимо вашего дома, решил зайти. Однако я не надеялся застать вас… — Он взглянул на нее так же страстно, как смотрел на балу, при их последней встрече. — Хотя сентябрь еще не наступил… смею ли я надеяться на то, что вы готовы… — Он взял ее руку и поднес к губам. — Надеюсь, вы готовы развлечься.

Джослин в ужасе почувствовала, что ее влечет к этому человеку. Она надеялась, что останется совершенно холодной, но герцог по-прежнему казался ей чертовски привлекательным. Более того, она не сомневалась: Кэндовер — истинный джентльмен, то есть человек глубоко порядочный.

Джослин понимала: ей следует проявлять осторожность, пока она не разобралась в своих чувствах.

— Эта тема открыта для обсуждения, ваша светлость, — проговорила она с очаровательной улыбкой.

— Думаю, вам следует называть меня Рэйфом. Мне хочется, чтобы вы обращались ко мне именно так. — На его губах заиграла чувственная улыбка. — Напрасно мне дали имя одного из архангелов, не правда ли?

С этими словами он взял ее за подбородок и поцеловал.

Этот поцелуи вызвал у Джослин противоречивые чувства. Герцог был очень привлекательным мужчиной и, судя по всему, замечательным любовником. Именно о таком мужчине она и мечтала.

Но все же Кэндовер — не Дэвид. Ее реакция на поцелуй герцога была чем-то слабым и мимолетным по сравнению с бурей чувств, вызванной близостью с Дэвидом Оставалось только удивляться, что она так долго не могла понять, что все-таки любит его. Однако теперь было очевидно: она начала влюбляться в Дэвида с той первой минуты, когда увидела его, когда заглянула ему в глаза. И это чувство росло в ее душе, хотя она этого не замечала, — ведь мысль о любви всегда страшила ее. Она долго убеждала себя в том, что Дэвид просто стал ей другом, заменил брата — ей всегда хотелось иметь брата… Она даже не подозревала о том, что любит его.

Дэвид рассмеется, когда она ему об этом расскажет, но этот смех будет теплым, в нем не будет презрения. Теперь, когда она наконец-то разобралась в своих чувствах, ей необходимо вернуться к нему и попросить прощения за свое глупое поведение.

Джослин как раз собиралась высвободиться из объятий герцога, когда дверь гостиной распахнулась.

Глава 34

Дэвид Ланкастер и Хью Морган ехали почти всю ночь — благо она была лунная — и добрались до Лондона сразу после полудня Они остановились у дома Джослин, и Дэвид поспешно расплатился с кучером. Выскочив из экипажа, он взбежал по ступеням Однако ключа у него не было, и ему пришлось воспользоваться дверным молотком. Ожидание же показалось вечностью.

Наконец дверь отворилась.

— Милорд! Какая… неожиданность, — в изумлении пробормотал Дадли.

Хью тотчас же отправился на поиски Мари, а Дэвид спросил:

— Где моя жена?

Бог свидетель, она по-прежнему была его женой и по крайней мере обязана была как-то объяснить свой странный отъезд.

— Леди в гостиной. Но… но она не одна.

Дворецкий хотел еще что-то сказать, но Дэвид уже направился в гостиную. Распахнув дверь, он переступил порог — и замер, увидев Джослин в объятиях мужчины. Дэвид нисколько не сомневался: перед ним этот проклятый герцог Кэндовер.

Его охватила ярость, гораздо более сильная, чем все то, что ему приходилось испытывать в бою. Значит, инстинкт, который вел его к Джослин, оказался всего лишь предательской иллюзией, усиленной его надеждами и мечтами. Лето закончилось, Джослин избавилась от ненужной девственности и упорхнула обратно в Лондон, к своему избраннику.

И тут Джослин повернула голову и увидела его. Какое-то мгновение она молча смотрела на него, а потом вскрикнула «Дэвид'» и, высвободившись из объятий герцога, улыбнулась мужу. Улыбнулась так, словно с нетерпением ожидала его возвращения, а не собиралась улечься в постель с другим. Дэвид смотрел на нее и глазам своим не верил. Неужели она так изменилась за три дня?

Джослин направилась к нему, протягивая руки:

— Дэвид, как тебе удалось приехать так быстро? Я не ожидала тебя так рано. И тут, разглядев его лицо, она резко остановилась.

Дэвид пристально смотрел на жену. Как всегда, Джослин казалась совершенной и искренней. Но теперь-то Дэвид знал, что она собой представляет на самом деле. Но даже в этой ситуации она прекрасно держалась.

Невольно сжав кулаки, Дэвид проговорил:

— Очевидно, мой приезд оказался не только неожиданным, но и несвоевременным.

Он взглянул на герцога, стоявшего с невозмутимым видом. Было очевидно, что этот мерзавец не впервые сталкивается с разгневанным мужем.

— Полагаю, твой гость — герцог Кэндовер? Или моя дорогая жена дарит свою благосклонность многим мужчинам?

Джослин ахнула. А герцог кивнул:

— Да, я действительно Кэндовер. И мне хотелось бы знать, с кем я имею честь разговаривать, сэр.

Значит, они будут вести себя, как воспитанные люди. Дэвид напомнил себе о том, что Джослин никогда даже не пыталась делать вид, будто хочет, чтобы он был ей настоящим мужем. Он обещал предоставить ей свободу, и их временный брак не давал ему права оскорблять ее. Джослин очень много для него сделала, а если она не способна любить, то это — ее горе, а не преступление.

И все же ему хотелось разорвать герцога на части — желательно голыми руками Этот субъект казался довольно крепким, но с офицером, побывавшим во многих сражениях, ему не справиться. Дэвид мысленно проклинал свою порядочность. Насилие дало бы выход его боли, но он не решался дать волю гневу. Герцог находится здесь потому, что этого пожелала Джослин. Ледяным тоном Дэвид проговорил:

— Я лорд Престон, муж находящейся здесь леди. Впрочем, наш брак будет недолгим. — Он пристально взглянул на Джослин. — Прошу прощения за то, что прервал ваши забавы, Я соберу свои вещи и больше никогда вас не побеспокою.

Он резко повернулся и ушел, с такой силой захлопнув за собой дверь, что все стекла задребезжали Прижав руки к груди, Джослин рухнула в кресло. Она так радовалась своему озарению и осталась настолько равнодушной к поцелую Кэндовера, что даже не подумала о том, что оказалась в двусмысленной ситуации. Она поняла это, лишь разглядев лицо Дэвида. Он смотрел на нее с отвращением. Смотрел с гневом и болью человека, которого предали. Ей никогда не забыть выражение его лица — даже если она доживет до глубокой старости.

С их первой встречи в госпитале Дэвид открылся ей с потрясающей щедростью. Она видела от него только доброту и поддержку. Чтобы освободить ее от брачных уз, он даже решился на ложное свидетельство.

И как она ему отплатила? Когда он признался ей в любви и был особенно раним, она отвергла его и бежала, не дав никаких объяснений. Он отбросил гордость и последовал за ней — только для того, чтобы застать ее в объятиях мужчины, превосходившего его знатностью и богатством. Боже правый, как же Дэвид должен ее презирать!

Она устремила затуманенный слезами взгляд на дверь, за которой он только что исчез. Сейчас Джослин чувствовала себя совершенно беспомощной. При этом она прекрасно понимала: теперь Дэвид ни за что не поверит в то, что жена его любит. Какая горькая ирония — едва лишь открыв для себя любовь, она лишилась любимого…

Джослин совершенно забыла о Кэндовере. Наконец, тот, запоминая о своем присутствии, сухо проговорил.

— Похоже, лорд Престон не разделял вашей уверенности в том, что ваш брак заключен только по расчету.

Джослин подняла на герцога полные слез глаза. Теперь она стыдилась того, что втянула его в эту историю.

— Простите меня, — прошептала она.

— Что за игру вы ведете? Ваш муж не похож на человека, которым можно манипулировать с помощью ревности. Он может вас бросить или свернуть вам шею, но он не станет играть в подобные игры!

Герцог пристально смотрел на Джослин. С огромным усилием овладев собой, она проговорила:

— Я не вела никакой игры. Я пыталась понять, что у меня в сердце. Теперь я это поняла — но слишком поздно! Герцог неожиданно смягчился:

— Я начинаю подозревать, что вы — натура романтическая. Только тщательно это скрываете. Если это так, то идите к мужу, бросайтесь ему в ноги и вымаливайте прошение. Вам скорее всего это удастся, по крайней мере на сей раз. Мужчина готов простить любимой женщине многое. Только больше не допускайте, чтобы он застал вас в объятиях мужчины. Сомневаюсь, что муж простит вас во второй раз.

Джослин в изумлении уставилась на герцога. Несмотря на раздиравшую ее душу боль, она готова была расхохотаться.

— Я много слышала о вашем хладнокровии, но все же… Если бы сейчас сюда вошел сам дьявол, вы, наверное, спросили бы его, играет ли он в вист.

— Никогда не играйте в вист с дьяволом, дорогая моя. Он мошенничает. — Кэндовер взял Джослин за руку и поцеловал ее холодные пальцы. — Если ваш супруг не смягчится, то можете сообщить мне, когда почувствуете желание завести приятную интрижку без всяких осложнений. — Герцог выпустил ее руку. — Большего от меня вы никогда не добьетесь, — продолжал он. — Много лет назад я отдал свое сердце особе, разбившей его. С тех пор у меня сердца нет. — Герцог взялся за дверную ручку, но, задержавшись, обернулся и тихо проговорил:

— Вы немного напоминаете мне женщину, которую я когда-то знал. Да, немного…

В следующее мгновение он вышел из комнаты.

Джослин в изумлении смотрела на дверь, за которой исчез герцог Кэндовер. Только сейчас она поняла, что совершенно не знала этого человека. Какие раны таились в его душе? Ей не пришло в голову задуматься над этим, потому что сама она пряталась от жизни и предавалась пустым мечтаниям. Она совершенно ничего не понимала!

Но у нее еще будет время подумать об этом. А сейчас есть дела поважнее. Она выбежала из гостиной и стремительно взбежала по лестнице.

С отчаянно бьющимся сердцем она без стука ворвалась в голубую спальню и увидела, что муж укладывает свои вещи в саквояж. Задыхаясь после быстрого бега, Джослин выпалила:

— Дэвид, пожалуйста, разреши мне все объяснить! Все было не так, как могло показаться. Он с усмешкой приподнял брови:

— Вы хотите сказать, что не находились в страстных объятиях Кэндовера? Вот уж не подозревал, что у меня так плохо со зрением.

Его сарказм заставил Джослин содрогнуться. До этого дня она ни разу не видела, как Дэвид сердится, — видела лишь его доброту, ум и чувство юмора.

Стараясь не расплакаться, Джослин ответила:

— Да, я позволила ему меня поцеловать. Я хотела разобраться в своих чувствах, и мне показалось, что это наилучший способ. — Она неуверенно шагнула к мужу. — И я поняла, что не хочу с тобой расставаться. Я хочу быть твоей женой.

— Вот как? Вы решили, что формальное наличие мужа предоставит вам больше возможностей заниматься развратом? — Он закрыл саквояж и щелкнул замком. — Вынужден сообщить вам, что мои взгляды до неприличия старомодные и у меня нет желания иметь такую жену, как вы. Если вам нужен муж только для приличия, можете купить себе кого-то более терпимого, после того как получите свободу.

Он взял саквояж и посмотрел на нее. Его лицо оставалось непроницаемым.

— Я не буду прекращать дело о признании нашего брака недействительным. Но если вы попробуете его прекратить, чтобы сохранить видимость замужества, я подам иск о разводе. Тогда ваш герцог будет считать вас подходящей любовницей?

С мольбой глядя на мужа, Джослин воскликнула:

— Дэвид, пожалуйста, не уезжай! Я поцеловала герцога всего один раз — это не дает оснований считать меня развратницей. Мне не нужен ни он, ни светская жизнь. Мне нужен ты! Я считала бы себя счастливой, если бы могла провести всю оставшуюся жизнь с тобой в Уэстхольме.

Дэвид стиснул зубы, и Джослин поняла, что ее последние слова оказались явно неудачными.

— Вам нужны мои земли, леди Джослин? Вы могли купить мое умирающее тело, но не здоровое. А теперь дайте, мне пройти.

Но Джослин встала перед дверью, преградив ему путь. Она прекрасно понимала: гнев Дэвида вполне оправдан, ведь он был уверен, что его жена — развратница.

И тут она с дрожью в голосе проговорила:

— А что, если у меня будет ребенок?

Глаза Дэвида сверкнули, и на мгновение ей показалось, что она достучалась до его сердца. Но уже в следующую секунду его лицо снова стало бесстрастным.

— Если будете действовать достаточно быстро, то сможете устроить так, чтобы Кэндовер на вас женился. Насколько я знаю, ему нужен наследник.

— Прекрати! — воскликнула Джослин. Ее сердце пронзила мучительная боль, и она отвернулась, чтобы Дэвид не видел ее лицо. — Прекрати!

Дэвид судорожно вздохнул:

— Джослин, не надо усложнять ситуацию. Он положил руки ей на плечи, чтобы отстранить от двери.

И тут Джослин наконец-то нашла способ воззвать к его рассудку. Глотая слезы, она снова посмотрела ему в лицо:

— Ты изучал юриспруденцию и гордишься тем, что умеешь быть справедливым. Неужели ты осудишь меня, не выслушав все свидетельства?

Он криво усмехнулся:

— Я нашел письмо от твоей тетки. Судя по его содержанию, ты могла решить, что девственность может тебе помешать, и по этой причине вознамерилась меня соблазнить. Я приехал сюда и обнаружил тебя в объятиях мужчины, которого, по твоим собственным словам, ты давно выбрала себе в мужья. Какие еще могут быть свидетельства?

Она заглянула ему в глаза и содрогнулась от того, что прочла в них.

— Ох, любимый, неужели ты так подумал? Ты решил, что я пригласила тебя к себе в постель с хладнокровным расчетом? У меня множество недостатков, но расчетливости среди них не было и нет. Мое сердце знало, что я люблю тебя, — знало еще тогда, когда разум этого не осознал. Мои страхи помешали мне понять, что ты именно тот человек, которого я искала всю жизнь.

У него на виске пульсировала жилка.

— Тогда почему же ты уехала и написала, что нам не следует больше видеться?

— По очень… непростому стечению обстоятельств, — пробормотала Джослин. — Я только сейчас начинаю понимать, что проявляла интерес к мужчинам, похожим на герцога Кэндовера. То есть меня привлекали мужчины, не испытывавшие ко мне сильных чувств. Когда в своей записке ты сообщил, что любишь меня, я ужасно испугалась и бросилась в бегство.

— Ничего не понимаю, — проворчал он. Лицо его выражало полное недоумение, но он хотя бы начал слушать то, что она ему говорит!

— Когда я вернулась в Лондон, я обратилась к тете Лоре, чтобы побольше узнать о том, от чего пряталась всю жизнь. Мне было всего четыре года, когда мои родители развелись. Это был самый крупный скандал в то время. С тех пор я больше не видела мать и не получала от нее вестей. С тех самых пор я подсознательно считала, что во мне таится… какой-то ужасный недостаток. Мать меня бросила — и я боялась, что мой отец тоже так поступит, если я не буду ему идеальной дочерью. И я старалась всегда быть сообразительной, хорошенькой и дисциплинированной. Я научилась прекрасно играть свою роль, но это была всего лишь роль!

Джослин опустила глаза. Немного помолчав, она снова заговорила:

— А если моя жизнь была сплошным обманом, это означало: ни один мужчина не может меня полюбить, потому что ни один меня не знает. Тех, кто признавался мне в любви, я, не раздумывая, записывала в охотники за приданым. Или же считала глупцами, заблуждавшимися на мой счет. Я не могла допустить, чтобы какой-нибудь мужчина узнал о моих роковых недостатках. Только после того как Салли сказала, что ты хотел жениться на другой, я дала волю своим чувствам.

Она грустно улыбнулась.

— Кэндовер — привлекательный мужчина, о нем легко было грезить. Но, поцеловав его, я поняла: больше всего меня в нем привлекало то, что он меня не любил. Это было для меня главное, потому что я никогда не чувствовала себя достойной любви.

Ошеломленный этой исповедью, Дэвид молча смотрел на жену. Ее бросила мать, и она всю жизнь смертельно боялась потерять тех, кого любит. Неудивительно, что под маской безмятежности скрывался страх. Теперь он лучше понимал Джослин. Эту очаровательную женщину по-прежнему преследовали детские страхи.

В порыве любви и сострадания он поднял руку, чтобы прервать поток мучительных признаний.

— Джослин, больше не надо ничего говорить. Она покачала головой. В ее глазах была мрачная решимость.

— Я больше не хочу прятаться от самой себя. Когда ты оставил мне записку со словами, что любишь меня, я пришла в ужас. Если ты меня любишь, то пройдет совсем немного времени и ты поймешь, какая я непривлекательная. — Ее голос дрожал. — Я не смогла бы перенести потерю человека, которого я люблю, это меня убило бы. И я уехала… уехала, не дожидаясь, когда ты прогонишь меня.

Дэвид заключил жену в объятия. Увы, он не мог залечить раны, мучившие ее с раннего детства.

— Прости меня за все ужасные слова, которые я тебе сказал, — прошептал он голосом, полным любви. — Ты ничем не заслужила моей жестокости.

Джослин всхлипнула, ее губы дрожали. Прижав ее к груди, Дэвид проговорил:

— Теперь ты видишь, почему я стараюсь быть хладнокровным джентльменом. Когда на волю вырывается необузданный валлиец, я забываю о логике и рассудительности. Я не подозревал, что способен так ревновать. Но я никогда никого не любил так, как люблю тебя. — На его губах появилась ироническая улыбка. — И ко всему прочему Кэндовер еще оказался богатым и красивым герцогом. Если в будущем тебе снова понадобится разобраться в своих чувствах, постарайся провести эксперимент с низеньким и пожилым торговцем рыбой.

Засмеявшись сквозь слезы, Джослин подняла голову:

— Если ты дашь мне шанс, то новых экспериментов уже не будет.

Ее глаза были полны слез, но губы потеплели и чуть приоткрылись. Дэвид крепко обнял жену и поцеловал. Объятие и поцелуй как бы скрепили их союз.

И Джослин ответила на его поцелуй — ответила со всей страстью. Отбросив все опасения, они впервые познали чувственную близость, которую дает соединение двух душ. И оба были потрясены.

Примирение сменилось страстью, настоятельной потребностью полной близости. Разрывая завязки и застежки, они прошли по комнате, оставляя за собой дорожку из сброшенной одежды. На этот раз не возникло робости первого сближения, они познали друг друга во всем — и результатом стало пламя желания.

Джослин упала на постель, увлекая за собой Дэвида. Ей надо было принять