КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432821 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204760
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Осень прежнего мира (Фэнтези)

Очередные выходные прошли у меня «под знаком» продолжения «прежней темы». Порой читая ту или иную СИ возникает желание «сделать перерыв», а и то... вообще отложить «на потом». Здесь же данного чувства не возникало))

Новый роман «прежнего мира» открывает новую историю (новых героев) и все прежние «персонажи» здесь (почти) никак не пересекаются... Почему почти? Есть «пара моментов»... Однако это никак не влияет на индивидуальность этого романа. В целом — его можно читать «в отрыве» от других частей книги (которые по хронологии стоят впереди).

Стоит сказать, что новые герои и новые «обстоятельства» никак не сказываются (отрицательно) на СИ. Не знаю — будут ли «в дальнейшем» еще какие-нибудь соединения сюжетных линий, однако тот факт, что (почти) каждая новая часть открывается только новыми героями — никак не портит «общей картины». Конечно — кому-то разные части могут нравиться «по разному», однако если судить с позиций «расширения ареала» (предлагаемого мира), то каждая новая часть будет приносить «лишь новые краски».

Справедливости ради все же стоит сказать — что эта (конкретная часть), хоть и представлена солидным томом (в отличие от предыдущих, содержащих под одной обложкой условно несколько разных произведений СИ), но все же некоторая недосказанность все же осталась... Не знаю с чем конкретно это связано, но (мне) эта часть показалась несколько «слабее» предыдущих... То ли «очередная суперспособность» сыграла негативную роль, то ли что-то еще — но (в какой-то определенный момент), все это стало походить на какое-то … повествование, в стиле «я взмахнул рукой и меч противника исчез»...

Нет — конечно (вроде) и не все так плохо, однако тема суперспособностей по своему описанию (и ограниченности) видимо является неким «нежелательным элементом». И в самом деле... Ну вот представим себе «такого-то и такого-то» имеющего некую «хреновину» которой он... мочит всех подряд без зазрения совести)) И о чем тут (тогда) пойдет речь? О том — в каком именно порядке мочить? Начиная с краю или «поперек»))

В общем (наверное) именно это обстоятельство и сыграло «свою злую роль», засим... иду вычитывать продолжение))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Научный подход (Современная проза)

Этот рассказ (в отличие от других представленных в сборнике) как ни странно, производит впечатление просто юмористического. Никакой «многоплановости понятий» (тут) вроде бы и нет...

Некая (очередная) семья находится на грани безумства, поскольку 2 совершеннолетние девушки решили выбрать себе жениха. Почему решили жениться и выбирать именно конкретного юношу — вопрос отдельный, но ни о какой «любви с первого взгляда» тут (похоже) речь не идет...

Претендент на женидьбу похоже сам (внутренне) охреневает от данной ситуации, хотя и нельзя сказать что она ему совсем уж противна. Однако — кого именно выбрать из сестер (а их в рассказе, аж целых 2 штуки) непонятно, а вариант с многоженством «тут не катит»)) В общем — 2 соперницы устраивают «претенденту» какое-то подобие ЕГЭ, где совсем непонятно что идет «в плюс», а что «в минус».

Запутавшись окончательно в своих оценках, сестры (внезапно) решают вызвать арбитра (в виде третьей девушки) которая должна оценить результаты и вынести окончательный вердикт. Но увы!)) Финал «этой короткой пьесы» становится неудачным для обоих сестер)) И причина этого — совершенно дурацкий подход к «выбору жениха»... Не знаю — каковы были критерии «отбора», но все это похоже на одну большую глупость подростков, которой молчаливо потакают старшие. Финал — как всегда показал, что «любовь» не просчитаешь и что «в этом деле» нет благородной уступки очереди и (что) здесь каждый сам за себя... Впрочем... как и практически везде в нашей жизни.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Время Вызова. Нужны князья, а не тати (Социальная фантастика)

Когда-то давным давно я уже читал эту книгу, но «по прошествии лет» (в моей памяти) что-то как то мало отложилось и сразу сказать «о чем она» я так и не смог. Начав же читать данную книгу я (с некоторым удивлением) осознал что вся художественная часть здесь собственно «ни о том»... Это не очередная Злотниковская стратегия переустройства «прошлого» (на этот раз, как раз сурового настоящего), и это (по сути) книга не о героях меняющих мир (как может показаться на первый раз).

Несколько представленных (читателю) историй содержат путь становления героев романа... Не историю о том «как стать миллионером», а для чего им становиться! И ту не будет никаких «универсальных принципов успеха», кроме (пожалуй одного)...

Недавно я тут смотрел выступление одного дяди (заработавшего «туеву кучу» денег), в котором он «поучал неофитов» на тему «как не просрать бездарно свою жизнь». Помимо всяческого «лайфхака», он озвучил одну простую мысль: «...вот ты проснулся, открыл журнал Форбс... а тебя там нету... что делать? П#зд#й на работу!!! А вот что делать — если ты проснулся, открыл журнал Форбс, а ты там не на первом месте? Правильно)) П#зд#й на работу!!!))

Однако каждый из нас (наверняка) спросит: «... мол хожу каждый день и.... (дальше по тексту)). Что в выступлении миллиардера, что в этой книге вы не найдете «стопроцентного совета». Но может быть, надо идти на ту работу, которая «тебе в кайф» (да простят меня за этот слоган). Не на ту работу — где все давно обрыдло, «начальник дурак», и прийдя с которой ты «продолжаешь ненавидеть всех вокруг»? Думаю — да (хотя и это лишь один из необходимых, но малых «элементов успеха»).

Не буду дальше писать о том «как надо», ибо легко давать советы «с низшей ступени пищевой цепочки». Однако (на мой субъективный взгляд) эта книга является не сколько художественным произведением (на ту или иную тему), а именно средство для осознания «своих перспектив» при «заданных условиях». Честно говоря — когда я понял это, то положил книгу недочитанной куда-то на полку и примерно месяц «ее упорно не замечал». И в самом деле — тяжело осознавать себя... кем-то кто постоянно мечтает, но практически ничего не делает для «того и того».

Конечно — (кому-то опять) все это может показаться сумбурным признанием «в собственном ничтожестве», однако (в целом) я все же рад, что (в итоге) эту книгу дочитал до конца... P/

P.S И что касается финала — не стоит ждать «окончательной победы над злом». Несмотря на «вставки из другой реальности», здесь нет альтернативы (в которой русский мир заменяет США). Т.е — это не очередная попытка описать «как мы выбрались из ямы и показали всему миру»... Нет. Вместо этого автор убедительно показал что к «светлому будущему» ведет почти бесконечная череда битв и сражений... Которых у каждого (из нас персонально) еще очень и очень много. И даже одно поражение здесь не значит ничего, если (конечно) оно тебя вконец не сломало...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Адамов: Тайна двух океанов (Научная Фантастика)

Книга добрая и интересная. На ней должны вырасти наши дети, чтобы в жизни они были - ЛЮДЬМИ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Тоха (СИ) (fb2)

- Тоха (СИ) (а.с. Подростки 15+-2) 446 Кб, 107с. (скачать fb2) - Валентина Ad

Настройки текста:




Знаю, пацаны не плачут. Пацаны не нуждаются в любовных соплях. Пацанам не к лицу любовные переживания. Пацаны сильные, смелые, стойкие. Мы не плачем. Мы не страдаем и не переживаем. Нам все пофиг! Нас волнуют только телки, тачки и бухло. Сердца у нас не такие, как у барышень. Да что там, вы вообще часто ставите под сомнение наличие стучащего органа в нашей груди. Мы крутые и бессердечные мачо или чмо. Не важно. Смысл в том, что мы не имеем права на слабость, которой есть любовь: искренняя, настоящая, без понтов. Это удел слабых - говорить люблю, положить свою жизнь к ногам другого человека, раствориться в другом. Но я не могу не сознаться хотя бы себе самому - у меня есть сердце, я чувствую, я могу и хочу любить. Еще, еще мне бы хотелось чтобы меня любили не меньше: искренне, преданно, всем сердцем. За право быть любимым тобой я готов отдать ВСЁ. Но что-то внутри мозга, навязчиво твердит, что так как ЕГО, меня ты никогда любить не будешь. Знаешь, а мне бы и десятой части твоих чувств к нему хватило, что б за моей спиной выросли крылья. Но в этом я признаюсь только себе. А так я пацан - гордый, сильный и бессердечный.

Мне плевать на твой солнечный смех. Я понятия не имею какого цвета твои искрящиеся бездонной синевой глаза манящие словно омуты, в которых я бы не побоялся утонуть. Твои волосы всегда пахнут персиками. Губы алые сочные ягоды, которые я бы непременно вкусил, даже будь они запретным плодом растущим в райском саду и от моего поступка зависела бы жизнь всего человечества; и, поверь, для этого мне не понадобился бы даже змей искуситель. Ты вся светишься счастьем изнутри, в тебе живет радость и то самое солнце, которым разливается твой смех. Ты и есть МОЕ солнце. Вот только обо мне ты никогда не скажешь подобного. У тебя свое солнце.

Я пацан. Я гордый и сильный. Меня не учили выпрашивать любовь, да я бы и не стал. Я не умею клянчить, я просто беру то, что мне нравится. Но не в случае с тобой. Ты та, которую можно только завоевать, а не взять силой или тупыми уловками и понтами. Я бы завоевал, но твое сердце давно занято. Было занято чужой любовью, пока она не превратилась в яд и не стала съедать тебя изнутри. Теперь оно свободно и у меня есть шанс... Каждому в этой жизни дается шанс, а нам нужно только воспользоваться им правильно.

Но сейчас главное не это. Главное, чтобы ты дала самой себе второй шанс на право жить, и сердце вновь забилось в твоей груди. Сейчас важно, что б ты жила, а я готов снова стать сильным и бессердечным что б не замечать, как ты продолжаешь дышать для другого. Я буду молчаливо наблюдать за твоим счастьем. Солнце не может прекратить сиять на рассвете, и если для этого тебе нужен кто угодно, но не я, я пойму.

Пацаны сильные. Мы все можем вынести. Мы все выдержим и переживем. А если иногда, под покровом самой темной ночи, мы мажем свою подушку соплями, этого все равно никто не увидит, и мы остаемся сильными для всех.

***

«Я люблю тебя, а если тебе на это плевать, и я тебе не нужна… Что ж, мне тоже… мне Я тоже не нужна. Помни, хотя бы, что я любила по-настоящему…»

Я бы многое отдал за подобные слова адресованные мне. Но смятый клочок тетрадного листа, который я случайно заметил на компьютерном столике Быкова, был исписан не для меня. Ее почерк я бы узнал из миллиона. Она часто писала Руслану и когда он хвастал перед нами с Бобровым очередным ее посланием, оголявшим перед ним свою душу, я молча завидовал. По телу пробежала толпа холодных мурашек. Пальцы безвольно сжались в кулаки.

- Что это?

Едва мои глаза добежали до конца записки, вопрос вырвался сам собой.

- Да так. Не обращай внимания. - Руслан резко вырвал из моих рук обрывок тетрадного листа и, безжалостно смяв его в ладони, отправил в мусорное ведро. - Ника загоняется.

- На загоны не похоже.

- Не знаю. Она всегда все усложняет.

Руслан отмахнулся от меня и не заморачиваясь продолжил втыкать в комп. Там как раз грузилась новая игра. Можно подумать игрушка, любая, а тем более шаровая версия, может быть важнее Ники.

Я потянулся к мусорной корзине и достал ту самую записку.

- Рус, ты бы вник. Что-то тут не то, - я бережно расправлял в руках бумагу, - это на нее не похоже. Ника никогда словами не бросается. Все, что она писала тебе раньше - правда, ее суть. А тут будто…

Я даже боялся допустить напрашивающуюся мысль, а тем более произнести вслух.

- Да ладно тебе, Тоха. Расслабься. Загоняется Ника. Меня весь ее детский сад уже достал. Пусть что хочет то и делает. Мне пофиг. Вот честно. - Степень безразличия в голосе Быкова сводила с ума.

Руслан уставился в монитор, а я среагировал по-своему.

Не могу сказать, что я хотел того, что произошло дальше, и тем более не планировал, но рука сама по себе взметнулась вверх иии…

- Черт, Тоха, ты дебил?! - в следующую секунду мой лучший друг валялся в паре со своим компьютерным стулом, хватаясь за разбитую губу, растирая по роже кровь.

- Это ты, дебил.

Быстро сунув записку в карман джинсов, я пулей вылетел из квартиры Быкова. Руслан не пропадет, а вот Ника…

Я знал, я чувствовал, я ощущал седьмым, восьмым, девятым чувством, что в этих нескольких спешно нацарапанных строчках заключена жизнь - ЕЁ жизнь…

1

- Спорим, эта новенькая уже через пару недель будет сопли по мне пузырями пускать.

- Быков, не гони. Ты посмотри - где она и где ты?

- В смысле?

- Да эта барышня из другой песочницы, ясно же что вы из разных миров. Она - мамина девочка, а ты рас… В общем, ты понял.

- Еще посмотрим, чьей она будет через несколько недель - маминой ягодкой или моим сухофруктом.

Быков и Бобров оживленно обсуждали новенькую, я же слушал их в пол-уха, не в силах оторвать от НЕЁ свой взгляд.

Большая перемена. Сентябрь, десятое. Учебный год только начался. Мы с пацанами стоим на входе в школу. В небе ни единого облачка. Солнце светит как в мае, но для меня оно померкло, когда мимо нас проплыла новенькая.

Златовласка не обратила на нашу компанию никакого внимания, а увлеченно изучала какие-то бумаги сжимавшие обеими руками. Она слишком быстро исчезла за школьным порогом, но этих коротких минут мне было достаточно чтобы понять - ОНА для меня не просто «новенькая».

Я мгновенно впитал в себя ее аромат, аромат лета, солнца, счастья. Ее солнце проникло в меня своими лучами моментально, без труда добравшись к душе и сердцу. С этого самого момента в моей жизни появилась тайна. Я никому не мог рассказать о том, что со мной произошло. Только слабак может запасть на девчонку с первого взгляда. Настоящий пацан никогда не сохнет по соплячкам. Настоящий пацан это - бухло, телки, тачки.

- Эй, Тоха, ты че, завис?

Сильный удар кулаком в плечо заставил меня вернуться с небес на землю. Руслан и Борис над чем-то ржали, а я никак не мог включиться.

- Давай, разбивай.

Я смотрел на две сцепленные ладони парней и, не вникая в суть, понял, что принимаю участие в каком-то споре. Не прилагая особых усилий, я разбил их «рукопожатие».

- Ну вот, теперь дело остается за малым. Таких сосок цеплять проще-простого.

Быков довольно потирал руки, а я решил разобраться в происходящем.

- Это ты о чем?

- Не, Тоха, ты реально спал?

- Да не спал я, просто… - сказать друзьям правду было стремно, - я кое-что пытался вспомнить и завтыкал. Забейте. Так че у вас происходит?

Боря ехидно хихикал, а Руслан победно вскидывал вверх подбородок.

- Наш «бычок» телочку новенькую заприметил, думает, она тут же ему даст. А я говорю, что не даст. Вот так непонятка получилась, спор и все такое. Дальше ты знаешь.

- Никуда не денется, поведется и разденется, - довольно затянул Руслан.

Это были два моих лучших друга и мне впервые в жизни не хотелось поддерживать этот тупой разговор, а хотелось обоим съездить по роже. Но они мои друзья, этим все сказано.

- Ниче себе поворот. А то, что она не твой формат, уже не аргумент? Она же стремная серая мышь. - Как можно безразличнее я пытался увести товарища в ложном направлении, но солнечные лучи, похоже, зацепили в тот день не только меня. - Да и с Диной ты, на сколько мне известно, не расставался.

Руслан на автомате достал из кармана пачку «Парламента».

- Але, Вася, ты че, гонишь. Давно у Котка на ковре не был?

Я вырвал из рук Быкова пачку сигарет, а Боря выбил на асфальт ту, которую этот придурок чуть не подкурил на школьном пороге, практически у директорских окон.

- …ляяя, нафиг ты о Динке вспомнил, я прям потерялся. - Руслан и вправду выглядел растерянно, хоть и не долго. - А на счет наших отношений это у тебя устаревшая инфа.

Я посмотрел на Бориса, а он в свою очередь выкатил глаза в мою сторону. Дальше прозвучало единогласное:

- Чтооо?

- Слушайте новость из первых уст - уже сегодня после уроков я буду полностью свободен.

- Да не гони, Динка ведь прикольная. Ты сам говорил, что именно такую девчонку тебе и нужно - простую как пять копеек и полностью без комплексов. Вспомни, скольких ты телок до нее поменял и что?

Сам того не понимая Боря горячо выступал на моей стороне. Я тоже не стеснялся отговаривать Руслана от бредовой идеи. Я понятия не имел есть ли у меня хотя бы один шанс замутить с новенькой, но железное правило - подруга друга табу, еще никто не отменял.

- Да, Рус, Боря тему говорит. Нафиг тебе новенькая? Не пройдет и месяца, как ты в очередной раз, поджав хвост, побежишь к Шалевой. Так на хрена этот цирк?

- Ты не догоняешь, - Руслан засунул руки в карман джинсов и расправил плечи. - В этом и прикол. К Динке я всегда успею вернуться, а вот новенькую зацепит раньше меня какой-нибудь мудак из параллели и все, не видать мне сладкой маминой ягодки. Уверен она до сих пор ни-ни. Так с какой радости я должен отдать сливки какому-то ушлепку?

Боря весело ржал, я же только прикидывался. Спустя пару секунд прозвенел спасательный, для меня, звонок, и мы особо не торопясь потопали в класс. Не то чтобы я любил уроки, просто у меня было минимум сорок пять минут, чтобы достойно выпутаться. Зная «кота» Руслана падкого на всю молочку начиная от телочек и заканчивая сливками, я понимал - шансов все это разрулить у меня не много; если быть точным - они вообще отсутствуют. Разве только у этой новенькой уже есть парень, и для меня это лучший вариант. Я смогу увести эту златовласку у любого, кроме лучшего друга; даже если ему она нужна только для количества.

2

- Ну ты и сволочь, бычара! Не подходи больше ко мне, потаскун недоделанный!

Вслед за этими красноречивыми словами Быкову в голову прилетела одна книга, затем другая, а потом и сам рюкзак Шалевой, а совсем скоро на школьном крыльце показалась и сама Динка.

Руслан, как мог, прикрывал все болезненные части тела, но он не мог знать, что рюкзак был не последним боеприпасом разъяренной Шалевой.

- Ты че, потерялась?! Але, малахольная, уймись! - корчившись от боли, Руслан едва не упал прямо на асфальт.

Не съеденное Шалевой за обедом яблоко как раз прилетело туда, куда она целилась. Баба - огонь, что тут еще скажешь.

- Сам ты малахольный! Урод.

Проходя мимо Руслана, Дина быстро собрала разбросанные вещи в рюкзак, не забыла пнуть Быкова ногой и моментально нагнала заливающихся смехом подруг.

- Вот коза… - было последним, что ей вслед не громко сквозь зубы процедил Руслан.

Мы с Борей сначала соблюдали дружескую солидарность и не спешили ржать, но в какой-то момент поняли - это выше наших сил. Мы прост взорвались.

- Ну почему каждый раз происходит одно и тоже? - Руслан потихоньку отходил и пытался «расправить крылья». - Вот скажите, обязательно швырять в меня всякую хрень? Обзывай на здоровье, а калечить-то зачем. К тому же очень даже может быть, что ты покалечишь отца своих будущих детей, не родившихся из-за травмы юности. Вот на хрена это делать?

- Наверное, она задается тем же вопросом только с другим подтекстом: «На хрена?..». Ну а дальше может быть все, что угодно.

Я типа пошутил и эту шутку оценил только Бобров, рассмеявшись еще громче.

- Смешно, - недовольно, почти зло, проговорил Руслан. - Ну мы еще посмотрим кто будет смеяться последним.

- Да ладно тебе, - я дружески похлопал Быкова по спине, - мы и так знаем что это будет Дина, к которой ты приползешь в очередной раз и которая рано или поздно, в самом деле тебя покалечит.

- Можно подумать ты святой. Сам телок как перчатки меняешь, а я значит самый подлый? И ты, бобер, если бы это было в твоих силах, тоже обзавелся бы не одной.

Обычно подобные заявления я воспринимал как комплимент, но не в этот раз. Да и Боря растерянно замолчал. На сегодняшний день мне гордиться нечем, кроме количества, не переходившего в качество. Я просто в поисках единственной. Да, действовать приходится методом проб и ошибок, а как иначе? Но я по крайней мере никогда не вешал лапшу на уши одной-единственной, а потом в десятый раз кидал ее черз… Ну, думаю всем понятно через что. А у Бори ни того ни другого, о чем не постеснялся напомнить Быков.

- Чувак, ты не загоняйся. - С улыбкой на губах, ледяным взглядом я посмотрел на своего френда. Руслан тут же все понял. Мы давно отработали подобный взгляд, чтоб не размениваться на слова, а сразу врубаться, что кто-то не прав.

- Да ладно тебе. Шуток, что ли, не понимаете.

- В каждой шутке есть доля шутки. Дальше продолжать?

- Тоха, расслабься.

- Я и не напрягался.

- Пацаны, харэ.

- Что значит «харэ». У этого придурка есть классная девчонка, которая по непонятным для меня лично причинам любит этого засранца, а что делает он? Он жестко тупит и бросается на первый попавшийся кусок свежего мяса, будто у новенькой сиськи не такие же как у всех, или губы не на том месте. Дина любит тебя, дебил, а ты кидаешь ее в очередной раз даже не поинтересовавшись - может у этой новенькой есть парень!

- Нет, я, конечно, не Эйнштейн, но о наличии парня я разузнал в первую очередь. Она свободна, как сопля в полете.

Признаться, подобное заявление, а тем более сравнение, заставило меня на несколько секунд подвиснуть.

- Это когда же ты успел?

Руслан, довольно улыбаясь, вытащил из заднего кармана мобильный:

- Чувак, на дворе двадцать первый век и ты не поверишь, но инет, вай-фай и связи, способны творить чудеса. Хош на фотки ее взглянуть? Кстати, познакомься, мою будущую девушку зовут Вероника, а фамилия у нее вообще четкая - Любимова. А, круто? Да, она не любит своего полного имени и для близких друзей, таких как я, она просто Ника. Зацени, чувак.

Быков совал мне свой телефон прямо под нос и с довольной рожей пролистывал одно фото за другим. Златовласка была фотогеничной красоткой. Милая, добрая, солнечная, какой ее и запомнило мое сознание и подсознание.

- Натурпродукт, так сказать. А ты говоришь Дина. Да моя Дина без косметики в общественный туалет не пойдет, не то что в нэт фото выложить. А тут: ни тебе черных бровей во всю рожу, ни килограмма туши на ресницах, даже губы естественного цвета, а на лице можно рассмотреть едва заметные веснушки, если увеличить фотку. Шалева же себя как отфотошопит, места живого на ней не остается. А так иногда  натурпродукта хочется… Так сказать не пастеризованного, не законсервированного, не наколотого химией, молока с кровью. А у нас в школе все с химией.

Не согласиться с Русланом было сложно, как и принять то, что мой лучший друг открывает охоту не на ту девчонку.

- Короче, дело твое. Поступай как знаешь, да только сильно с Динкой не собачься. - Я типа пошутил. Все поддержали мое чувство юмора смехом, даже Борька смог, наконец, расслабиться и забить на слова Быкова.

Полностью увлеченные разговорами и смехом мы и не заметили, как оказались в своем дворе.

- Ну что, пацаны, досвидос.

- Давай, до завтра.

Первым нас покинул Боря, который проживал в начале нашего двора.

- Какие планы на вечер? - слегка подозрительно поинтересовался Руслан.

- Да никаких, в принципе. В сети зависну, вот и все планы. А что, есть предложения?

- Не то чтобы… Короче, помоги разузнать все об этой новенькой соске. Ну там: что ей нравится, чего она терпеть не может, чем занимается, какую музыку слушает, какие конфеты точит. Короче, все в этом роде.

- А ты сам не можешь? По-моему кто-то не так давно просветил меня по поводу двадцать первого века и так далее.

Руслан озадаченно почесал затылок.

- Нуу, как тебе сказать - все что мог, я уже узнал, а ты ведь в нэте шаришь лучше. Да и я с Динкой вечером встречаюсь.

Последняя фраза меня вырубила на несколько долгих секунд.

- В смысле, с Динкой?

- Ну, я ей написал что побазарить надо, она согласилась.

- Не, тут два варианта - либо она реально тупит, либо ты просто Бог для нее. Как так-то, ты ведь всего несколько часов назад послал ее? Она чуть не пришибла тебя и что в итоге?

- А то в итоге, нужно уметь телочек выбирать. Как ни крути, а Дина всегда на подхвате: безотказная, любящая, прощающая и понимающая.

- Ага, и к этому списку, судя по ситуации, стоит еще добавить без мозгов. Хотя мне всегда казалось, что они у нее имеются.

- А мне до ее мозгов, чувак, дела нет. Даже если у нее черепная коробка реально пустая, это ничуть не влияет на размер ее сисек и плотность между ног.

Руслан многозначительно улыбнулся, а мне стало гадко. Еще вчера я в такой же манере спокойной обсуждал с Быковым и свои отношения, но что-то резко изменилось. Отчего-то слова Руслана заставили задуматься над реальным содержимым женского мозга, сердца, души. Он прав, его, да и меня, никогда не заботила наполненность черепной коробки, главное чтоб она принадлежала симпатичной мордахе и приличному размеру. Но вдруг привычный расклад вещей для меня рухнул, мне, реально интересно, о чем думает, чем дышит и о чем мечтает новенькая. А на ее размер, я даже не обратил внимания. Помню только, что оно златовласка.

Златовласка…

- Так мы тебе с Борей о чем и говорили - вы с Динкой созданы друг для друга, на хрена тебе новенькая? Это ж один сплошной гемор. Тебе оно надо изучать ее биографию? Займись лучше Диной.

- Не, чувак, вопрос ведь не в том, что я пытаюсь найти Шалевой замену, а в том, что б собрать сливки. В этом плане, ты меня знаешь, я азартный игрок, и пока не сорву джек-пот, не отступлю.

Тут Руслан был прав, он никогда не сдается на полпути. Вот к примеру: Натаха Руднева буйно помешена на футболистах, так он из кожи вон лез, но попал в нашу районную команду и уложил Рудневу на обе лопатки. Потом, само собой, ушел из «большого» спорта. Олеська Страханова звезда школьных концертов - поет, танцует, учувствует в разных постановках, естественно Быков тоже записался на хор и даже напросился спеть с ней в дуэте. Итог - эта крепость пала спустя пару недель репетиций. Так было и с шахматисткой Кутузовой и с пловчихой Горшковой и со всеми остальными барышнями путь к сердцам которых лежал через их увлечения, а не через бутылку пива или шоколадку. Не стану греха таить, я часто поступал приблизительно так же. Особо никогда не выпендривался, но желаемое всегда получал. Как-то те, с кем хотел замутить я, не особо сопротивлялись, и учиться играть в футбол или шахматы мне так и не довелось.

Не хочу показаться не скромным, но своим успехам на любовном фронте я обязан матушке. Практически все мои девчонки утверждали что повелись на мои красивые глаза. Глядя ежедневно в зеркало не могу сказать что в них что-то особенное: обычные прозрачно-голубые радужки, как у миллионов других человек. Но я склонен верить всем своим бывшим, им виднее.

Руслану же не всегда доставало его внешности, но не потому что он урод. Он тоже красава под два метра ростом с широкими плечами и достаточно смазливой мордой лица, вылепленной, словно на заказ - клеить малолеток. Но так уж сложилось, что его репутация часто опережала действия, и приходилось изловчаться, что бы получить желаемое. Но он особо не парится по этому поводу и как бы ни поливали говном его бывшие, он умел стать белым и пушистым в глазах у будущих.

Борька, Борька у нас голова, курчавая голова, вот только для барышень не слишком зачетная. Бобров тоже высокого роста, но тощий, а лицом вообще не вышел. Телкам ведь в первую очередь подавай красивый фэйс, а на то, что у него реально башка варит, они плюют не глядя. Угри и из-за нежелания носить пластинки на зубах, как результат, довольно некрасивая улыбка, и все - полное отсутствие хоть каких-то реальных отношений. Разве только в сети он мачо, а так, закомплексованный, неприглядный чувачок. На нашей же дружбе подобные физические дефекты никаким боком не отражаются. Мы с первого класса вместе и друг за друга готовы любому шею свернуть.

- Ладно, считай добазарились.

- Спасибо, чувак.

Мы пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны.

3

К выполнению задачи поставленной мне Быковым я приступил практически сразу.

- Антон, обедать будешь? - донеслось со стороны кухни, стоило мне переступить порог квартиры.

Эта неделя была у мамы выходной и она, как обычно, убивала время на кухне.

- Не, спасибо, я не голоден.

- Антоша, что значит «ты не голоден»? - В переднике с безголовой голой барышней на груди (в реальную величину) и какой-то вонючей хренью в руках, мама за считанные секунды стояла у двери в мою комнату. - У нас в меню сегодня вьетнамская кухня.

Мама довольно улыбалась, а меня передернуло. Ничего плохого не могу сказать о своей матушке, но «по-вьетнамски» она готовит практически все. Как-то так у нее выходит что и борщ, и салат и даже яичница всегда имеет что-то из вьетнамской кухни например: специфический запах и странный вкус. Сейчас же страшно представить, что это будет за блюдо’.

- У нас что, тараканы лишние в доме завелись?

- В смысле?

- Забей.

Я успел махнуть рукой и пройти к своему ложе, когда до мамы доперло и она громко расхохоталась.

- Ну ты, Антоша и шутник. Скажешь тоже - тараканы. Ничего подобного. Я готовлю рыбу под экзотическим соусом с лапшой собственного приготовления, по рецепту Юлии Кысоцкой. На сайте так аппетитно выглядит. Думаю, у меня получится не хуже.

- Не сомневаюсь. - Да уж, «не хуже» это мягко сказано, у мамы даже выдавленный из пакета кетчуп или майонез имел экзотический вкус, стоит задуматься, вкус чего будет иметь приготовленный ею соус.

- Через полчасика заходи, все будет просто пальчики оближешь.

Меня снова передернуло. Мама исчезла. Я поспешил закрыть комнату и включил ноут.

Я просидел за компом до глубокой ночи. Мама сто раз обиделась на меня, но кроме чая я отказывался принимать какую-нибудь пищу и заказал на дом пиццу.

- Антон, как это называется? Я весь день горбачусь чтоб тебя удивить, порадовать, а ты фастфудом питаешься.

- Мааа, - заныл я, и так хотелось добавить «избавь меня от своих шедевров и так на душе паскудно», - ты же знаешь что я не в восторге от твоих экспериментов. Я люблю бутеры, пиццу, котлеты и, если уж экзотику, то суши с доставкой. Ты прекрасно об этом знаешь, и все равно пытаешься мне всякий раз впарить твой очередной кулинарный шедевр. Через неделю вернется из Тайланда папа, вот на нем и экспериментируй. Он, мой отец, твой муж, если что - любит экзотические приколы. Я - твой сын, терпеть их не могу.

- Но я так старалась…

Смотреть на то, как прекрасные мамины глаза, доставшиеся мне благодаря генетике, наполняются грустью, было неприятно.

- Ладно. Обещаю, перед сном загляну на кухню и обязательно попробую твою «ароматную» рыбу. - Мама едва заметно улыбнулась, а глаза враз засверкали, будто и не было этих нескольких секунд безграничной обиды на сына. - А сейчас можешь меня оставить, пожалуйста. Я к контрольной готовлюсь.

- Да, Антошенька, конечно.

С этими словами мама подбежала ко мне, прижала обеими руками к своей груди мою голову и несколько раз поцеловала в волосы. Потом, без лишних слов, так же быстро исчезла за дверью.

Я завис за компом, но спустя долгое-долгое время, я был совершенно раздавленный и разочарованный своим поисковиком. Кроме той информации, которую мы уже знали о Веронике Любимовой, мне не удалось узнать о ней ровным счетом ничего. Впервые в жизни у гугла для меня не было нужных ответов.

У нее была всего одна-единственная страница в ВК откуда, походу, Руслан и черпнул инфу. Ни тебе регистрации в «ЖЖ», ни в «Твиттере», ни в «Фейсбуке», ни блога какого, ни сайта собственного, ни фоток, кроме тех, что я уже видел в ВК. Она практически ничего не лайкала и не комментировала. В ее друзьях числилось пятнадцать человек. Не сто, не двести, не миллион, а всего на всего пятнадцать. Из анкетных данных только название нашего города через слэш с бывшим местом жительства, ФИО, дата рождения без года и пустая графа с семейным положением. Интересно откуда у Руслана такая уверенность, что у нее никого? Как по мне, слишком смелое предположение.

Совершенно расстроенный я скачал и сразу распечатал фото моей Златовласки. Именно это слово первым пришло мне на ум, когда она прошла мимо нас сегодня днем и теперь она навсегда останется для меня ЗЛАТОВЛАСКОЙ. Ее густые шелковистые волосы переливались всеми оттенками золота, как еще я мог ее назвать?

Я держал в руках фотку где Ника, глядя куда-то ввысь, счастливо улыбается, подбрасывая в небеса десятки пожелтевших листьев. Могу поклясться, что фото было совсем свежим, многие листья еще не успели изменить свой окрас пробиваясь зеленью среди падающего с небес золота с медью.

- Хоть что-то.

Я нежно провел тыльной стороной пальцев по прекрасному лицу Вероники Любимовай. Видел бы меня сейчас Быков, или даже Бобров… Думаю, в их глазах я бы навсегда остался лошарой. Пацаны не пускают любовные слюни и сопли, пацан либо любим, либо ему все пофиг, третьего не дано. До сегодняшнего дня я почти всегда был согласен с подобным мнением, хотя иногда реально хочется выть на луну.

«Почему ты мне первый не пишешь, а все время я?..»

«Почему ты никогда не говоришь что любишь?..»

«Почему наедине ты такой нежный и ласковый, а стоит рядом появиться друзьям, тебя словно меняют?..»

Столько разных «почему» я слышал за последние годы своих взаимоотношений, что все даже и не припомнишь. Часто доводилось врать напропалую. Иногда спасала правда, в которую отчего-то не всегда верили. Если по чесноку, всегда спасал железный аргумент - я пацан. Какие к черту «сюси-пуси»? Какие «люблю»? Один раз я попытался быть искренним, когда с Богданой Цветаевой мутил, но она не оценила. Это было в седьмом классе, но мне хватило. Никогда не забуду ее душераздирающего смеха в ответ на мое признание в валентинке. Слава Богу у меня хватило ума не подписываться. Ее реакцию я запомнил навсегда.

Девчонки ведь сами не знают чего хотят - искренний, чуткий, нежный - тряпка; грубый, лицемерный, пофигист - козел. Сами бы определились, прежде чем сыпать обвинениями и упреками. «Почему он первый не звонит?», «Почему он первый не пишет?», «Почему он на меня не смотрит?». Да по той же причине что и вы! Мы тоже люди и тоже боимся услышать отказ, оказаться в игноре, не поймать на себе нужный взгляд. Думаете нам по приколу читать между строк «ЛОХ»? Или вы считаете нас мазохистами, которые то и дело ищут ощущений да поострее. Нет, мы тоже люди, как ни странно, и не желаем зализывать, зашивать, заклеивать раны в душе и сердце. Именно по этой причине мы выбираем легкие, безразличные мишени. Да мне плевать, если мне откажет Иванова, Петрова, или Козлова, поэтому я буду с ней, боясь даже заговорить с той, кто действительно важен. Мы пацаны и выглядим сильнее вас только потому, что трусливее. Мы гораздо больше вас боимся боли. Парни не плачут. Лучшее лекарство от слез - избегать опасных углов. Нет оголенного нерва, искренней страсти, настоящей любви - мы сильные, нам наплевать на ваши оголенные сердца. Когда дело касается всего настоящего НАШЕГО, нам проще скрыть, сбежать, соврать, промолчать, только бы не пришлось быть слабым. Да, вот так-то, уж простите.

К моему стыду я так и не заценил мамину стряпню. Утром я обнаружил себя в постели полностью одетым с фоткой Златовласки зажатой в руке. Респект тому, кто придумал фишку с будильником сразу на всю неделю, а то бы я однозначно проспал школу. Потеря не большая, но валяться дома без дела мне не по приколу. Тем более до одури хочется увидеть Нику.

4

Как обычно все мы собрались у дома Бори и после перекура потопали в школу. Боря начал было повесть с название «Мой очередной вечер проведенный в ВК», но его прервал Руслан, с более интересным рассказом.

- Короче, Динка сказала, что если в этот раз я кину ее через «Х», она забудет о моем существовании. Ее достало, что над ней все ржут. Кто дура - Дина Шалева. Кто больная на всю голову - Дина Шалева. Кто повернута на Быкове - Дина Шалева. О кого Быков вытирает ноги - о Дину Шалеву. Кого Быков ни во что не ставит - Дину Шалеву. Эти и тому подобные сплетни бродят по коридорам и классам нашей школы и ей это «надоело до тошноты». Как-то так.

Руслан безразлично пожал плечами и сунул руки в карманы. Боря смотрел на меня я на него, а потом мы практически вместе выдали:

- Надеюсь, ты сделал правильный выбор?

- В смысле? - Руслан вроде и в самом деле нас не понял.

- Что значит «в смысле», ты с Динкой или как?

Руслан с многообещающей улыбкой плюнул на землю:

- Пацаны, не ссыте, что я Дину, что ли не знаю. Ее угрозы каждый раз одинаковые, это уже даже не смешно.

- Возможно, но вспомни старую сказку о пастухе, который несколько раз подряд обманывал односельчан будто на стадо напали волки, а когда реально напали, ему никто не поверил и не прибежал на помощь. В сказке все закончилось печально - волки загрызли всех овец. - Боря снова выступил в роли моего незрячего заступника.

- Бобер, это сказка, а это жизнь. Чувствуешь разницу? - Руслан был слишком самоуверен, но впервые за все время нашей дружбы мне хотелось съездить ему за это по роже. Ну советует тебе товарищ придержать лошадей, прислушайся!

Быков резко оглянулся на меня:

- Только не говори, что ты поддерживаешь этот бред?

- Не скажу. Буду поддерживать молча.

- Я завалю эту крошку, или я буду не я. А Дина никуда не денется. Все знают что она моя телка. Кому нужны лишние проблемы?

Боря молча схватился за лоб. Я плюнул на землю и только мне было известно что это была не слюна, а яд, которым от злости на друга и отчаяния наполнился мой рот. Я не имел права им воспользоваться, Быков мой друг. Не зря мы дружим так долго, в моем рукаве было достаточно козырей чтобы он изменил свое мнение. Но я не мог так поступить. Я пацан и словосочетание - мужская дружба, для меня не просто слова. Предательство и подстава - не мои методы.

- Да и кто сказал, что мне будет хреново с новенькой? - Не унимался Быков. - Я вроде как только собрался с ней замутить и не факт, что мне не понравится. Так что Шалева в отстое и точка.

С подобными заявлениями не поспоришь. Не факт, что Златовласка вообще поведется на Быкова. Не факт, что если даже и поведется, не отошьет его через пару дней. Не факт, что он сам не сбежит от нее через пару дней. Да может она вообще ему не подойдет, а я зря загоняюсь. Может и я ей не пара…

Мы только пристроились возле входа в школу, мы всегда переступали порог нашей старушки только после первого звонка, как меня в плечо начал толкать Руслан, шипя что-то невнятное.

- Смотри, смотри.

- Что?

- Смотри вон туда, говорю, наша Ника-брусника плывет.

Я обернулся в заданном указательным пальцем Руслана направлении, в школьном дворе и в самом деле стало намного ярче. Возможно меня просто глючило всякий раз, как я видел эту Златовласку, но честно - она вся светилась. Это была наша вторая встреча и ее лучи проникли ко мне в душу еще глубже, если такое вообще возможно.

Золотистые, слегка волнистые локоны играли солнечными лучами и легонько скользили по плечам на спину. Бирюзовый плащ отлично оттенял синеву ее глаз и еще больше приближал Златовласку к небу, где она раньше проживала. Шутка, конечно, но если ангелы и в самом деле существуют, они непременно выглядят именно так. Маленький каблучок на изящных ножках только подчеркивал всю утонченность ее фигуры. Девчонки, не двенадцать сантиметров, не двадцать, как вы любите нацепить себе на ноги, украшают вас, а наоборот. Вы хоть раз задумывались, как вы на этих кандалах уродски корчитесь? Без обид, но о том, что вы прекрасно замечаете как «страшно, уродски и некрасиво» на ходулях смотрится любая из ваших подруг, а тем более не подруг, я прекрасно осведомлен (не один раз доводилось выслушивать подобную инфу). Отчего-то на вас подобная обувь принепременно смотрится «прикольно, круто и обалденно», чудеса, не правда ли? Так вот чувство стиля Ники Любимовой лишний раз доказывало - каждый видит красоту по-разному, я же голосую за подобную сдержанность, в которой скрывается и сексуальность и женственность, за которыми вы так гоняетесь.

Вероника Любимова снова прошла мимо, не обращая на нас ровным счетом никакого внимания. В этом не было ничего странного, она даже не догадывалась о том, что все внимание абсолютно незнакомых парней приковано к ее милой персоне. Я вновь ощутил аромат солнца с примесью персиков. Раньше я не знал, что у солнца есть запах, думаю, об этом не догадываются многие. Как оказалось есть.

- Вот коза, даже не взглянула.

Быков не мог не возмутиться. Еще бы, она практически спотыкнулась о мачо, и глазом не повела в его сторону. Беда.

- Хи-хи, - первым не выдержал Боря.

- Не смешно, - тут же вызверился обиженный и оскорбленный Быков.

- Да ладно тебе, девчонка в наших краях только второй день, успеет еще по сторонам поглазеть. Сейчас ей просто не до этого.

Я типа успокаивал Руслана, но, скорее, слова вылетевшие из моего рта, были адресованы самому себе. Я бы тоже был не против, что б Златовласка заметила меня. Но…

- Ничего, я ей помогу смотреть в нужном направлении, а ты мне в этом поможешь.

Я удивленно вскинул вверх брови:

- Это как же?

- Ну, следуя нашей классификации, барышни делятся на - телок, цыпочек и маминых ягодок. С телками проще всего, а вот на грядку попробуй заберись.

Я прекрасно понимал, о чем Руслан, с правильными девочками всегда сложнее. Мне самому несколько раз доводилось объяснять «маминым девочкам», что это их жизнь, а не мамина, и они просто должны расслабиться и получать удовольствие, а не твердить, как заевшая пластинка «Мама меня убьет… Мама меня убьет… Мама меня убьет…». Перед глазами враз всплыл образ Ники. По непонятным причинам, я просто чувствовал, она не имеет ничего общего с «мамиными девочками», но это нисколько не облегчает Быкову задачу. Она особенная, иная, необыкновенная.

На моем лице появилась ироничная улыбка.

- А я-то тут при каких?

- Тоха, не притворяйся, будто не понимаешь. Не один раз ведь помогал. Кто у нас Пушкин? Ты у нас Пушкин. Вот и накропаешь пару-тройку строчек. Не, ну она полюбасу должна любить поэзию.

- Думаю ты прав, но мое творчество поэзией сложно назвать. - Я фальшиво рассмеялся. - Мое «творчество» как раз таки больше подходит «телочкам» и «цыпочкам». Сам вспомни, кому я писал стихи? Да тем девчонкам по барабану было о чем мой текст. Чувак, я рэп читаю и пишу, а не любовную лирику.

- А вроде не пофиг? Слова складываются в стихи - значит ты поэт.

- Даа, услышал бы подобное заявление какой-нибудь Есенин покойный, еще раз покончил бы с собой, - включился в наш разговор стоявший в стороне Боря.

- Это точно, - не мог не согласиться я.

- Да не грузите вы меня своими Есениными-Песениными… Поможешь или нет?

Я сильно сжал челюсти, и так захотелось никогда больше не раскрывать рта. Такого поворота я не ожидал. Одно дело наблюдать как твой лучший друг чисто из спортивного интересе клеит девушку которую, по ходу, ты полюбил, хрен знает с какой радости; другое - помогать ему в этом.

- Да… наверное. Если получится помочь.

Руслан хлопнул меня по плечу:

- Так бы и сразу. А то - то, се, пятое, десятое. А проблем-то вообще нет.

5

Несколько раз за день я видел Златовласку в школьных коридорах. Она держалась особняком, постоянно прижимая к груди стопку книг. На переменах не сплетничала с одноклассницами, а сидя на подоконнике постоянно что-то либо читала или писала. При всем этом она не была похожа на заучку или изгоя, скорее всего ей просто было комфортно и в своем собственном мире. Думаю, Быков прав, Ника Любимова в самом деле любит поэзию и если бы я писал ей от своего имени, я бы попытался превзойти Есенина, Ахматову и Блока. Как написать что-то от имени Быкова, что удовлетворило бы Руслана и не зацепило Златовласку, я пока не знал.

Весь день я не находил себе места. Уроки фигня полная, голова была занята «заданием».

- Ну что? - прозвучало из уст Руслана, стоило нам только распрощаться на сегодня со школой.

- Что «что»?

- Стихи готовы?

- Не, Рус, ты реально гонишь. По-моему ты сидишь со мной за одной партой или же это все иллюзия? Ты видел, что б я что-то писал?

- Не видел, но мало ли. Ты сегодня весь день какой-то странный. Пару раз вообще исчезал куда-то.

- Я исчезал не для того чтобы стихи стряпать, а поссать. Прости «мамочка», что тебя не звал с собой, может подержать помог бы.

- Ха-ха.

- Хи-хи.

- А я вот кое-что нацарапал…

Боря вновь напомнил о себе и неуверенным движением протянул нам обычную тетрадку.

- Ну не фига себе! Бобер, да ты поэт?! - Быков изобразил бурные аплодисменты. - Респект, братуха. Давай-ка посмотрим на что способен ты. Учись, Тоха.

Я воздержался от каких-либо комментов. Вдруг Боря в очередной раз не осознанно поможет мне выбраться из дружеской западни.

«Ты прекрасна, как божий день!

С тобой не сравнится даже сказочный олень.

Ты достойна любви неземной,

Жаль, что подобной предложить не может организм мой!»

Не, мы, конечно, любим и уважаем нашего Бобрика, но это был откровенный перебор. Мы с Быковым ржали так, что еще чуть-чуть, пришлось бы вызывать скорую. Проходившие мимо нас люди, скорее всего, думали что мы без мозгов.

- Чувак, ты реально гонишь! - сквозь смех со слезами на глазах пытался выразиться словами Руслан, но у него это плохо выходило, и он тупо продолжал ржать дальше.

Боря густо покраснел. С ним иногда случались подобные приступы, но это всегда происходи в присутствии девчонок, и впервые когда нас было трое.

- Борь, ты не обижайся, но если это послание попадет к новенькой, она никогда не попадет в лапы нашего Бычары. - На самом деле я бы даже сам доставил эту бредятину Златовласке, только бы она не повелась на Руслана, но подстава это не мое.

- Да пошли вы!

Бобров зло вырвал из моих рук тетрадь и ускорился.

- Борь, ну это реально дерьмовенькая поэзия, если не сказать хуже! - Приходя понемногу в себя, кричал в спину Боброву Руслан. - Даже я это понимаю, а мне до поэзии как до Марса. Забей, это просто не твое!

Но Бобров не остановился.

- Ниче, отойдет. - Руслан достал из кармана «Парламент» и одна сигарета моментально оказалась у него во рту. - Тоха, ну скажи что это реальное говнище. Как там у него «с тобой не сравнится даже сказочный олень». Надо же такое насочинять, а главное еще обиделся.

- Да, как-то не очень. Я всегда думал, что мой рэп дерьмовенький…

И тут Руслана словно осенило.

- Слушай, может он это специально? Нет, ну согласись, написать подобную муть и предложить ее как любовное чтиво, может только больной на голову.

- Это ты к чему клонишь?

- Точно! Наш Боря скорее всего сам запал на новенькую и парил мне эту свою писанину чтоб ее от меня навсегда отвернуло. Ясно же как божий день. Вот сука! Даа, не ожидал я подобной подставы от Борюсика. А что, все логично - телки и цыпочки ему не по зубам, вот он и решился расчехлиться хотя бы на новенькой ягодке.

Я смотрел на Руслана, не веря собственным ушам. Вне всяких сомнений я был рад тому, что его подозрения пали не на меня, но обвинять в подобной подставе Боброва откровенный перебор.

- Рус, не загоняйся. Наш Боря подставить мог только муху, забыв убрать со стола банку с вареньем. Он физически на это не способен. Чел реально хотел быть полезным, и никто не виноват, что в нем от Пушкина только кудряшки.

- Думаешь?

- Тут и думать-то не над чем. Это факт.

- Тогда он реально придурок и понятно почему ему не удается уложить на лопатки ни одну телочку. Если б я в свой адрес услышал подобный бред, тоже послал бы куда подальше. А у тебя, реально голяк? Ну, на счет четверостишия?

- Ага. Ниче в голову не приходит.

- Ладно, мне спешить некуда, но ты не расслабляйся. Тоха, я сегодня видел как ее пожирал взглядом Борзов Серега из параллели, а он по долгу козу за рога водить не будет. Так что, друг, как-то прижучь свою музу.

Новость о Борозове меня немного повеселила. Такого мудака как он еще поискать нужно. Я не один раз намыливал ему шею и считал зубы, но из подобных уродов дерьмо так просто не выбьешь. Не скажу что мы с Быковым ангелы, но до Борзова нам еще расти и расти. Златовласка стопудово ему не по зубам, на конченную идиотку она точно не похожа.

- Ладно, буду стараться. Давай, до завтра. Ну или встретимся в нэте.

- Ок.

Рус ускорился и исчез за дверью. Я же не особо торопился домой, а как настоящий новоиспеченный «лирик» замер очарованный одним из последних теплых дней. В нэте читал, что теплая погода продлится максимум неделю, а дальше циклон, холод и дожди.

Часто от своих девушек я слышал «хватит прикидываться придурком, ты ведь не такой, как Быков, вы разные». Иногда, например в подобные идеальные дни, я готов согласиться с такими заявлениями. Банально и смешно, но хочется сказать «душа поет». Да и эта осень для меня стала особенной, все вокруг напоминает о Златовласке. Все растения в той или иной степени были раскрашены в золото, а в воздухе, пусть и осеннем, но иногда пробивался аромат лета.

6

Приближаясь к своему дому мне ничуть не хотелось нырять в мрачное, вонючее парадное и я просто свернул в сторону стоявшей во дворе беседки. По вечерам мы часто с пацанами рвем здесь гитарные струны, сейчас же мне просто захотелось в ней расслабиться.

Вообще я не курю, но у меня всегда с собой имеется пачка сигарет. Типа статус популярного плохого парня обязывает. Да и мои телочки зачастую курили, «угостить даму сигареткой» всегда приятно. Так, раз в месяц или в полгода, бывает хочется и самому кайфонуть, и тогда никотин как раз кстати. Я неторопливо выкуриваю одну-единственную сигарету, физически ощущаю как дым проникает в мои легкие и иногда кажется что немного пьянею. Это случается редко, и именно поэтому я получаю от процесса курения удовольствие. А ходить с соской во рту постоянно и чувствовать себя пепельницей мне не по кайфу. Но, как говорится - каждому свое.

Именно в тот момент, когда мой рот медленно выпускал клубы дыма, я увидел ЕЁ.

Вероника Любимова по неизвестным мне причинам не торопясь шагала в сторону нашего двора. Она с кем-то болтала по мобильном, но не долго. А затем свернула на детскую площадку. Меня видеть да и узнать она никак не могла, а вот я не мог оторвать от нее глаза. Рядом не было ни единого тела, которое могло просечь что я пялюсь на девчонку, что не могло не радовать. Я пацан, мне не к лицу пускать слюни. Да и ей не нужно видеть мои щенячьи глаза. Поэтому я мог наслаждаться своей Златовлаской сколько угодно.

Ника прошла к песочнице и уселась на одном из бортиков. Она достала со школьного рюкзака какую-то книгу и «Пепси» в жестянке. В мою сторону она даже не взглянула, а подставила свое лицо все еще теплым солнечным лучам. Понятно почему для меня она пахнет солнцем и светится изнутри - она любит его, а оно отвечает взаимностью и не скупится на свое тепло.

Девушка, которая даже не догадывалась о моем существовании, резко откинула назад голову и, похоже, вдыхала осенний воздух на полную грудь. Это длилось не долго, но я бы мог наблюдать за подобным бесконечно.

Я видел ее тонкую шею и мог только мечтать, что когда-нибудь смогу прикасаться к ней своими губами. Я наблюдал как сверкает копна ее  золота и готов был всю жизнь купаться в нем своим лицом. Я видел на ее лице истинное наслаждение, которое несравнимо со всем тем, что я успел повидать в своей жизни до этого. Как же мне хотелось чтобы подобное выражение на ее лице присутствовало всегда, когда я целовал бы ее манящие губы. Ни разу даже не заговорив с ней, не имея ни малейшего представления о ее внутреннем мире, да и о внешнем тоже, я знал что к ногам только этой девушки я готов положить свою жизнь.

Слышали бы мои мысли пацаны, померли бы со смеха. «Чувак, мы живем в двадцать первом веке, где телок бессчетное количество, а не в семнадцатом или восемнадцатом, где на дуэлях из-за стремных барышень стрелялись. Не гони, тоже мне цаца. Златовласка… Тьфу-ты!» - и это я еще сильно смягчил текст Быкова. А Борька, скорее всего, просто бы прокомментил: «Тоха, барышням в наше время не нужны высокопарные фразочки, любовная лирика и наивные вздохи на скамейке. Обычно они дают отворот-поворот приблизительно так - «что за хрень ты паришь? Это же прошлый век. Нормальные чуваки давно так не выражаются и не пускают нюни и сопли. Отвали». Поверь мне». А он знает в этом толк.

Я пацан: я легко могу съездить кому-то по роже; без проблем пойду один против толпы, если знаю что прав; я готов прыгнуть с огромного моста в воду без страховки; отдать другу, не дай Бог, конечно, любой орган; могу быть гладиатором; полететь на луну; погрузиться на подлодке на десяток лет; моей дури хватит на самые разнообразные дебильные и не очень поступки, а вот заговорить со Златовлаской мне реально страшно. Я просто не переживу ее безразличное «отвали». Да даже «прости, но ты не в моем вкусе». Неважно как это прозвучит, но отказ если не убьет меня сразу, то однозначно сломает. А пацаны не имеют права на слабость, мы всегда должны быть сильными. Вот и я предпочту разбитому вдребезги чертовому сердцу, убийственное и изматывающее неведение.

Да я ТРУС, но и об этом никто не узнает, ведь в этом я могу признаться только одному человеку на планете - себе.

Я и не заметил, как выкурил почти всю пачку. Только когда Ника захлопнула книгу, я очнулся словно ото сна. Златовласка отгородилась от мира наушниками и торопливо покинула детскую площадку у моего дома, исчезнув при этом в непонятном для меня направлении.

Почему я не догнал ее? Почему не подошел познакомиться? Если я раньше с ней замучу, это не будет считаться предательством по отношению к Руслану, и тем не менее я этого не сделал. Я смотрел на то, как исчезает девушка, которая занимает всю мою сущность и не смог сделать то, что сотни раз выходило с другими. Это же элементарно - «Привет, как дела?» и все, больше ничего не нужно, разве только улыбку. В любом случае разговор начат, и диалог произойдет, пусть и не всегда гладко. Но страх быть отвергнутым лишил меня способности передвигать ногами, отнял речь и превратил меня в тупой и безмозглый памятник! В этот момент я жалел о том, что я не Лилька Капля и у меня нет смелости сказать - «Дружков, я давно сохну по тебе, как на счет замутить?». Вот у кого нужно поучится получать желаемое. Да, мы повстречались не долго, но если б не ее первый шаг, я вообще вряд обратил бы внимание на одну «ИЗ».

- Здорово, чувак, - немного придя в себя я набрал Быкова.

- Здорово.

- Я тут кое-что накропал для тебя, так что забей на Борзова.

- Круто. Сенкс. С меня, если все сложится, причитается, чувак.

- Да уж как-то добазаримся.

- Окей. Завтра обмозгуем, когда и как это все преподнести, ты ведь поможешь?

- Я в сутенеры не нанимался, а в свахи и подавно. Давай ты уж как-то дальше без меня. Раньше ведь справлялся. Если что, мне и о собственной доле позаботиться нужно, а не только твои проблемы разруливать.

- Да ладно, че ты. Нет так нет. Тогда до завтра.

- Давай, досвидос.

Я сунул мобильный в рюкзак. Все еще продолжая сидеть в беседке я мертвой хваткой сжимал в руках небольшой белоснежный листок бумаги перепачканный собственным почерком. Как так вышло, что я не помнил как писал эти строки, я не знаю. Раз за разом вчитываясь в каждое написанное мною же слово я не верил, что подобное мог выдать мой мозг, сознание, или что-то еще. Каждое слово, каждая точка и запятая в стихе посвященном Златовласке была написана сердцем, пусть даже трусливым.

- Нет, это мое признание. МОЁ, а не Быкова.

Я перевернул листок на другую сторону и с удивлением обнаружил что все свои собственные признания я писал на обратной стороне распечатанной вчера фотке. Прикольно получилось - с одной стороны Ника осыпает себя листьями, с другой - я ее осыпаю словами.

Делать было нечего, я уже успел обрадовать товарища и отвертеться не выйдет. Вложив фото, которое я не помнил чтобы брал с собой, во внутренний карман куртки у самого сердца, подняв свой зад со скамейки, я не торопливо отнес его, и не только, домой.

6

Войдя в квартиру, я моментально почувствовал что я дома. Уже в коридоре попахивало очередной экзотикой, и я судорожно сглотнул в предвкушении маминого - «Антошенька, кушать».

Я быстро скользнул в комнату и мгновенно запер дверь на ключ; всегда можно съехать, что был в наушниках и ничего не слышал. Как ни странно ни через минуту, ни через десять, мама у моей двери не появилась.

- Маа, - я хоть и не горел желанием запихивать в себя какую-то гадость, но от чашки чая с бутером не отказался бы, - маа, ты дома?

Я сначала заглянул в родительскую комнату и гостиную, а затем прошел на кухню, где, как и в предыдущих помещениях, никого не оказалось.

«Антошенька, обед в микроволновке, тебе стоит только нажать на кнопочку и разогреть. Мама на работе. Срочно вызвали. Сыночка, обязательно покушай. Сегодня у нас… некогда вспоминать как называется блюдо, но очень вкусно. Буду поздно».

Вместо мамы сегодня меня встретила записка. Блин, ее «сыночка» просто убивает. Чуваку семнадцать, а она носится со мной будто пять.

Мамы не было, что не могло не порадовать прилично проголодавшегося меня. Есть непонятное блюдо ее приготовления я, само-собой, не собирался, но из любопытства все же заглянул в микроволновку. Короче в двух словах - ЖЕСТЬ ПОЛНАЯ. То ли рыба, то ли мясо; то ли с овощами жареными на костре, то ли почерневшими от старости; то ли с макаронами, то ли с рисом. Моя порция моментально полетела в унитаз, но только из уважения к моей дорогой матушке. Я один раз имел неосторожность выбросить ее стряпню в мусорное ведро, так она полдня проревела. Теперь, чтобы по-прежнему оставаться идеальным «Антошенькой» в ее глазах, я уничтожаю следы преступления безвозвратно. Я с аппетитом схаваю пару-тройку бутеров с колбасой и сыром, потягивая чаек, а мама увидит конечный результат - сытого и довольного сыночку бесконечно благодарного за «вкусняшку», которую все же больше не стоит готовить. Как-то так.

Остаток вечера я потратил на «поэзию», ну ее к черту. Нужно же было нацарапать что-то похожее на Быкова, а не на себя, а это не так и просто. Похоже, Боря писал свой шедевр по той же схеме, именно поэтому у него вышла подобная хрень. Передать мысли Быкова «поиметь телочку» в поэзии, так что б никого не обидеть и не показаться придурком, то еще зданьице.

Еще я несколько раз заглядывал на страничку Вероники в ВК. В сети ее не было, но были ее фото которые я пересматривал по нескольку раз сдерживая себя от лайков и комментов. Сегодня я решил, если у Быкова с ней не выйдет, спустя какое-то время, когда он снова замутит с Динкой, я все же рискну. За все это время, я постараюсь победить свой страх и буду мужиком до конца - пришел, увидел, победил. Как вы любите, девчонки. Как было у меня с другими раньше. Вот только отсутствие слова «победил» в вышеперечисленном списке все в корне меняет, все остальное не имеет значения. Кто в это виноват?

Сегодня я проспал школу, просто не мог заставить себя прервать сон в котором Златовласка купалась в листве, как на фото, а ее смех разливался всеми оттенками счастья. Я вырубил будильник в ту же секунду и еще около часа пытался удержать светлый образ Ники в своих снах. Но сны это только иллюзия и мне достаточно быстро пришлось возвратиться к реальности.

- Держи.

С Быковым мы встретились после первого урока, и я тут же поспешил избавить себя от лживых строчек.

- Держу.

Прозвучавший звонок приглашающий всех на урок, нас с Русланом заставил только вздрогнуть. Боря помчал в класс, мы же торчали напротив, у окна.

- Тоха, это ж круто! Чувствует мое сердце, чувачок, что эта ягодка скоро, очень скоро окажется в моем лукошке:

             «Ты вошла в мою жизнь неизвестно откуда.

              Ты заставила сердце мое застучать.

              Стала ты для меня восьмым чудом.

              Без тебя в моей жизни мне себя потерять…

                                                                      Б.Р.»

- Это куда лучше, чем про оленя.

Руслан рассмеялся, вспоминая шедевр Боброва, я же едва улыбался, понимая что реально дал в руки своему лучшему другу неплохую наживку. Теперь мне только оставалось молиться, что Златовласка никак не отреагирует на вполне сносные словосочетания.

- Ладно, вон уже Метлицкая чешет на урок, идем. - Я кивнул головой в сторону приближавшейся училки по зарубежке и шагнул в сторону класса.

- Не, я пас. Мутотень всякую слушать нет ни малейшего желания. - Руслан наоборот шагнул на несколько шагов в сторону, пытаясь стать невидимым, забившись в угол. - Я лучше прогуляюсь, открытку какую присмотрю, не с тетрадного же листа начинать мутить.

- Ну-ну, удачи. - Тоже мне, романтик херов. - Мария Михайловна, добрый день. Прошу.

Быков поплотнее вжался в стену. Я дождался учительницу повернутую на своем предмете, распахнул перед ней дверь в класс и даже немного склонившись уважительно сделал жест рукой предлагая войти.

- Добрый день, Дружков. Вижу, ты настоящий джентльмен. - Мария Михайловна, женщина за тридцать и весом приблизительно таким-же, максимум сорок, довольно улыбнулась. - Сейчас редко доводится встречать воспитанных, интеллигентных парней. А ты, молодец.

Наверное, именно по причине исключительной редкости желаемых экземпляров мужского пола, Метлицкая была самой популярной старой девой в нашей школе. Хочешь раскрутить девчонку на секс, ну или что-то в этом духе, шепни ей что если она не даст, ее ждет участь Метлицкой и можешь праздновать победу. Срабатывало в 90% из 100%. Остальные 10% это всего три-пять девчонок, типа феминистки, которых не пугало отсутствие рядом мужского плеча в возрасте за тридцать. Рано или поздно они все равно сдавались, просто по другим, не связанным с устоявшимися взглядами на жизнь Марии Михайловны.

- Добрый день, дети.

- Добрый.

- Что ж, не стану вас томить, - Мария Михайловна уверенной походкой прошла на свое рабочее место и со счастливой улыбкой принялась вести урок, - сегодня по программе у нас творчество и жизнь Анны Андреевны Ахматовой.  Надеюсь, хотя бы большинству из вас известно это имя.

С этими словами Мария Михайловна обвела весь класс пристальным взглядом и сомневаюсь, что кроме Голубикиной Томки, увидела хоть у кого-то в глазах понимание, о чем вообще идет речь. Кое-кто вообще тупо втыкал в телефон, никак не реагируя на звонкий голос учительницы.

- Ясно. В принципе, я приблизительно так и думала, кроме нашей Томочки Голубикиной и меня, об Анне Ахматовой слышали разве только стены этого класса. Что ж, начнем с беглого знакомства и сразу же приступим к любовной лирике, что б хоть как-то вас заинтересовать, дорогие мои. Анна Андреевна Ахматова — русская поэтесса, переводчица и литературовед, одна из наиболее значимых фигур русской литературы XX века. Жизненный и творческий путь Анны Ахматовой, акмеизм, его эстетические принципы и поэтику в ее творчестве мы рассмотрим чуть позже…

Дальше было еще «бла-бла-бла», но я особо не вникал, мне бы со своим творчеством разобраться.

- … Двадцать первое. Ночь. Понедельник.

Очертанья столицы во мгле.

Сочинил же какой-то бездельник,

Что бывает любовь на земле.


И от лености или от скуки

Все поверили, так и живут:

Ждут свиданий, бояться разлуки

И любовные песни поют.


Но иным открывается тайна,

И почиет на них тишина…

Я на это наткнулась случайно

И с тех пор все как будто больна.

О чем прежде рассказывала Мария Михайловна, я не уловил, но этот стих, прочтенный учительницей с таким надрывом и эмоциями, пропустить мимо ушей я не мог. Практически каждое слово было будто обо мне, особенно «я на это наткнулась случайно и с тех пор все как будто больна». Один в один моя ситуация. Это стихотворение было первым и кроме меня оно привлекло к учительнице внимание не только Голубикиной. Человек пять из класса завороженно ловили слова.

- Это лишь капля в творчестве Анны Андреевны, но в ней наполненность целого океана. Или вот еще:

Я улыбаться перестала,

Морозный ветер губы студит,

Одной надеждой меньше стало,

Одною песней больше будет.

И эту песню я невольно

Отдам за смех и поруганье,

Затем, что нестерпимо больно

Душе любовное молчанье.

Кто осмелится отрицать талант Анны Андреевны после подобных строк в которых она обнажает душу?…

Со вторым стихом заинтересовавшихся лиц прибавилось и началось коллективное обсуждение услышанного вперемешку с биографическими фактами и датами. Я участия в этом не принимал, а искал в нэте сборник стихотворений Ахматовой. Стихи реально крутые и в моем нынешнем состоянии как раз в тему. Да, наверное много всего прекрасного есть в мире, только мы этого не видим, не хотим видеть. Вот и я, если бы не полюбил, понял бы все не так, или вообще ничего бы не понял.

Домашним заданием было подробное прочтение биографии Анны Ахматовой и изучение поэмы «Реквием». Больше никакой любовной поэзии, только жизненная драма, драматичные произведения и их разбор.

7

После лит-ры, я не покинул класс, а продолжил сидеть за партой с электронным сборником стихов Ахматовой. Понятия не имел, что она крутая, но, вроде как, решил приобщиться к культуре.

- Вот, - на парту, прямо перед моим лицом, упала банальная и какая-то мерзкая розовая открытка с плюшевым зайцем, морем сердечек, цветочков и всего, что только можно было запихнуть на подобного размера бумагу. - Зацени.

- А ты ничего не путаешь? - Я удивленно поднял на Быкова глаза. - Веронике Любимовой не пять, даже не тринадцать, по-моему это перебор.

Я бы мог разубедить Руслана не преподносить подобное дерьмо Златовласке, но не стал стараться. В конце концов, это будет честный бой, пусть заливает, как умеет: получится - значит он крутой чел, а нет - проверю на вшивость себя.

- А что не так-то? - Руслан смотрел на глянцевый шедевр и реально не понимал что я от него хочу. - Все, как любят девчонки - любовь, морковь и много розового цвета. Они же тащатся от подобных безделушек, тем более не важна обертка, важно содержание. Стих сгладит все недостатки. Хотя, как по мне, все и так в идеале.

Руслан взял открытку и принялся придирчиво вертеть ее в руках, но так и не нашел в ней недостатков.

- Тебе виднее.

А что еще я мог сказать? Что Вероника Любимова это не твои прошлые победы в виде «телочек» и «цыпочек». У нее же на лице все написано: интеллигентная интеллектуалка живущая в собственном мире, а не по стандартным шаблонам современного общества. Она ЗЛАТОВЛАСКА: сказочная, нежная, воздушная, ранимая, умная, добрая… Какой на хрен розовый цвет и плющевые зайцы?!!! Она не тупая Барби, неужели этого можно каким-то образом не заметить?

- Ладно. Приступим. В век технического прогресса, а главное инэта, начинать с барышней переписку с помощью бумажных, а не электронных открыток, что может быть романтичнее? Да она не может не купиться.

Быков упал на соседний стул, я же молча сжимал зубы. В чем-то он конечно прав. Лично меня подруги часто упрекали в том, что кроме электронных открыток, подарков и всякой прочей электронной хрени, я не могу раскошелиться на что-то настоящее. Но дело ведь было не в жлобстве, просто не хотелось напрягаться. Куда легче одним кликом осчастливить сразу всех - «Поздравляю …!!!», пофиг с чем. Или «Люблю тебя моя ….» какая разница кто. Тем более открытки практически все с каким-то текстом, что еще нужно девчонке для счастья? Но некоторым этого было маловато и… шли они все лесом.

Руслан же мыслит правильно, пусть немного стремная, но все же бумажная открытка тем более с рукописным текстом, тем более «собственного» сочинения. Может и сыграет в его пользу.

А я бы выбрал для Златовласки открытку в стиле минимализм. На чисто белом фоне одно-единственное сердце нарисованное кистью, а в развороте не просто строчки, а моя душа. Глупо мечтать и не делать ничего для осуществления собственных мыслей, но я пацан, а мы даже мечтать о подобном не должны, это удел слабаков. Вы, девчонки, только на словах романтиков любите, а начни вам поэмы посвящать и у балконов с серенадами стоять, вмиг пошлете. Это в кино прикольно, а в жизни все выглядит приблизительно так:

 «- Ооо, как это мило! - будешь восхищаться ты.

 - Подумаешь, да он просто галимый неудачник и лошара. Это все так банально. - Прошепчет невзначай твоя лучшая подружка.

 - Ага, последний романтик блин. Лошара, слюнтяй и зануда, - вовремя добавит вторая лучшая подружка.

 - Даа… - неуверенно проблеешь ты, но вряд ли станешь отстаивать своего последнего романтика, который заставляет твое сердце стучать быстрее и которого не заценили твои подруги. - Пожалуй вы правы. Ну на фиг с тряпкой встречаться. Мужик должен быть мужиком, а не любовными соплями страдать».

Приблизительно так случается практически всегда, а ведь ума не достает, чтобы понять - у подруг нет парней и они тупо завидуют. В общем, кто виноват в том, что в двадцать первом веке мало романтики? Лошарой и тряпкой быть никто не желает, поэтому мы и не стремимся к этой вашей романтике.

Я уверен, Златовласка это тот редкий случай, когда стоит дарить живые цветы охапками, посвящать собственные стихи томами, писать песни сборниками, сворачивать горы все встречающиеся на пути. Ее взаимность стоит этого, и я обязательно буду все это делать... Вот только перестану ссать, и начну. Не думал, что когда-то буду бояться чего-то так сильно, а тем более бояться до дрожи заговорить с девушкой. ЖЕСТЬ ПОЛНАЯ! Вот вам и любовь, мать ее.

С последнего урока мы с Русланом отпросились. Боря до сих пор с нами не разговаривал, ему же хуже. В школьном коридоре мы выцепили первоклашку и превратили его в почтового голубя.

- Держи, - Руслан протянул малому открытку и одну-единственную ромашку купленную у теток торгующих цветами прямо напротив школы, - вот это все вручишь девочке на которую мы тебе укажем. От кого молчи. Просто отдай и сваливай. Понял?

Испуганный полметровый мальчуган без двух передних зубов с беспределом на голове, без лишних слов положительно закивал головой.

- Вот и отличненько. На вот, конфету съежь за то, что такой хороший.

Быков вытащил из кармана куртки чупа-чупс ХХL и вручил малому. Я откровенно обалдел, а пацан с удовольствием и благодарной улыбкой схватил конфету.

- Что смотришь? Да, я хотел еще и тонко намекнуть Нике на взрослые отношения. Но потом передумал.

- Даа, намек получился бы тоньше некуда. Респект, братуха. - С отвисшей челюстью и сарказмом я похлопывал Руслана по плечу. - Ты таким дебилом иногда бываешь, даже я офигеваю.

Но в душе я огорчился что он не стал дарить Нике конфету. Он бы стопудово обломался и пополз к своей Дине.

- Чувак, дебилами мы все время от времени бываем, так что не думай, что ты самый умный. - Руслан типа пофилософствовал.

- А я никогда и не претендовал на звание «самый умный». Зовите меня «просто царь».

Стоя на «боевом посту», на своем обычном месте у школьного крыльца, мы весело и громко смеялись. Малый принялся распечатывать свою «зарплату». Прозвенел звонок с последнего урока.

- Эээ, - Руслан выхватил чупа-чупс чуть ли не изо рта, - это потом схомячишь, сейчас выполнять поставленную задачу нужно.

Малый расстроенно прикрыл рот и сунул в карман свою награду, причем без разодранной в клочья обертки.

- Вон ту барышню видишь? - Руслан одним только взглядом показывал в сторону девушки в бирюзовом плаще, а малый одобрительно кивал. - Вот ей, тетке с золотистыми волосами в синем плаще и отдай все. Вперед.

Руслан чуть ли ни пинком вытолкал пацана на встречу с Вероникой Любимовой. Мы же оставались в стороне и как бы, не при делах. Быков вообще развернулся спиной к происходящему спектаклю и только доставал меня.

- Ну что там? Что там?

- Ниче, вроде все норм.

- Малый уже справился? Что Ника?

Я видел как парниша быстренько бросился прямо под ноги Златовласки и что-то проговорив еще скорее, практически выбросил ей в руки посылку и изо всех ног убежал прочь. Вероника едва уловимо взглянула по сторонам и озадаченно развернув послание продолжила свой путь.

Оценить в деталях ее реакцию я не мог, но цветок она не выбросила, а поднесла к губам. А открытку из рук не выпускала.

- Малый справился. Ника, походу, идет домой. Читает открытку, нюхает твою ромашку.

Руслан резко обернулся и улыбнулся как-то наполовину:

- Что ж, ягодка начинает созревать. Подождемс. Я еще сегодня в ВК ей о себе напомню. Естественно с липовой страницы. Так мол, я тот самый, давай общаться и все в таком же роде. Кстати, может ты еще рез другу поможешь, накалякай что, а?

- «Накалякай», это к Боре. А я сказал что не сваха. - Я был раздражен и зол на самого себя, на всю эту ситуации до предела, и даже не пытался скрыть этого.

- Чувак, ты чего оскалился, я просто переспросил на всякий пожарный. Вдруг ты успел передумать.

- Не успел. В нэте полно «каляканий» бери - не хочу.

- Так и сделаю.

- Так и сделай. - Оторвавшись на секунду от Руслана, я попытался разыскать глазами Нику, но увидел только кусочек бирюзы исчезающей за пределами школы. - Ладно, мне домой срочно надо. Пока.

- С чего это вдруг? Ты ничего не говорил.

- А я что должен тебе за каждый шаг отчитываться? Ты что, моя вторая мамочка? До завтра.

- Как скажешь.

Оставляя за плечами обалдевшего Быкова, я практически побежал, а не пошел. Я надеялся что Ника и сегодня сделает остановку в песочнице моего двора, но ошибался. Ее нигде не было.

- Черт!

Что делать дальше и как себя вести я не знал, но чувствовал что сегодня произошло что-то необратимое и страшное. Я не слышал, когда во дворе появилась какая-то машина, и долго сигналила, что б я свалил с проезжей территории. Мой слух был занят другим звуком - ударами собственного сердца.

8

- Антошенька, сынок, это ты?

«Нет, блин, хрен моржовый!», безумно хотелось крикнуть в ответ обладающей, судя по всему, абсолютным слухом мамочке.

- Я. Есть ничего не буду. Буду спать.

Предупредив следующие мамины слова, я громко хлопнул дверью своей комнаты. Это был своего рода намек «меня лучше не трогать» о котором мама отлично знала и точно не станет соваться ко мне со своей вонючей едой.

Первым делом включив комп я развалился на кровати. То, что творилось со мной остаток дня, случалось не часто, может второй, максимум третий раз за всю жизнь. Состояние когда интуиция, шестое чувство, подсознание или еще какая хрень всеми силами пытается дать понять тебе что что-то идет не так, но ты понятия не имеешь ЧТО и как с этим бороться. Тебя реально что-то грузит, но это на столько глубоко внутри тебя, что понять суть просто не возможно. Потом, по факту свершения того или иного происшествия, ты понимаешь о чем кричала твоя душа. Но заранее догнать что от тебя хочет подсознание не реально. По крайней мере я так не умею.

Меня реально рвало изнутри. Фотки Вероники Любимовой сегодня не успокаивали, не действовали умиротворенно, а наоборот еще больше напрягали нервы.

- Бред, - в какой-то момент вырвалось из меня и, хлопнув ноутом, я просто лег спать.

Я пытался сбежать от реальности в иллюзию, но это не спасло. Засыпал я мучительно долго, а сны были тревожными и бредовыми. Издевался я над собой около часа, а потом плюнул на это дело и снова открыл ноут.

БычараР: «Тоха, прикинь, только что «ягодке» писал и она с радостью отозвалась : )))»

БычараР: «Дружков, ты че спишь? Говорит стих четкий, тронул ее или что-то типа того. Прикинь»

БычараР: «Я ей всякой мути из нэта налабал, романтик то се. Цитат всяких проверенных, слов красивых. В общем, договорились неделю списываться, может меньше, а потом в реале встретиться, ну, если срастется в беседах»

БычараР: «Прикинь, говорит, что даже подумать не могла, что есть еще такие парни как я : ))) Гыыы : ))) Говорит я милый романтик, так что все будет чики-пуки»

БычараР: «Проснешься набирай. А я пока с Никой, кстати, она сама разрешила себя так называть, еще пообщаюсь»

- Твою мать!

Со стола полетела моя любимая чайная чашка, несколько дисков, ручки, тетради и едва устоял ноут. За дверью моментально прозвучало:

- Сыночка, у тебя все в порядке?

- Да.

- Точно?

- Да.

- По-моему у тебя что-то разбилось, может я зайду, приберусь?

- Мама!

- Ладно-ладно, ухожу. Но ты там поаккуратнее.

Я смотрел на разбитую чашку и понимал что если все действительно так, как в отчетах Быкова, очень скоро мое сердце будет похоже на нее, причем Вероника даже не узнает об этом. Никогда ни о чем не узнает. Девушка друга - табу. А я трус, галимое ссыкло!

- Черт!

Со стола полетело последнее, что на нем оставалось - ноут.

- Антон, что у тебя там происходит? Открой дверь! - испуганно зазвучало из-за двери.

- Ничего, все нормально, говорю. Просто… просто, - я смотрел на беспредел творившийся на полу «Просто я лошара, мамочка, вот так-то», - я уборку решил сделать, вот все ненужное и бросаю в одну кучу. Прости, что громко получается. Я уже закончил.

- А что это ты уборку затеял, сказал бы, я бы убралась…

- Ма, у меня у самого рук нет, что ли? Все в порядке, у меня все хорошо, расслабься.

- Как-то ты не особо убедителен…

- Правда, все в поряде.

После этого за дверью все стихло. Я, сидел на краю кровати сцепив руки на затылке, потерянно уставившись в пол. Ни о чем и ни о ком другом кроме Вероники Любимовой думать не хотелось. Почему так-то: Быкову плевать на нее и он бесстрашно ринулся в бой; я брежу ею, но не сделал даже попытки устроить наши отношения. Кого в конечном итоге я буду обвинять в том, что я ЛОХ?

Увидев рожу Быкова на дисплее телефона я тут же снял трубку.

- Привет, проснулся? - бодро и довольно донеслось из динамика.

- Привет. Кто сказал, что я вообще спал? - зло, почти прокричал я.

- Нууу… Да пофиг мне, если честно, чем ты там занимался. Ты прикинь, эта Вероника реально повернута на романтике, книжках, фильмах, учебе и прочей скучной хрени. Ну я, конечно, тоже не отставал и во всех красках описал как люблю читать классику, обожаю погрустить осенними дождливыми днями, и вообще мечтал бы родиться в восемнадцатом веке в какой-нибудь Англии или Франции. Прикинь, какой из меня рыцарь бы получился.

Быков рассмеялся, а я едва мог сдерживать ярость распиравшую изнутри от безысходности. Сам ведь руки себе связал!

- Рад за тебя. Только ты сильно не загонялся бы, а то ведь твой треп легко раскусить. Заговорит Вероника о какой-то книге, а ты о ней знаешь не больше чем об Антарктиде. Засада.

- Тоха, я тебя умоляю! В наше время, по-моему, проблем с книгами вообще никаких. В нэте вычитал это, как его… ну то, о чем книга, или комменты и все. Цитат еще можно подсобрать. Нафиг читать? Для общения с телкой этого более чем достаточно.

«Златовласка не телка, дебил!» - разорвалось внутри.

- Может ты и прав. Ладно. Удачи. Мама что-то зовет.

- Что-то ты в последнее время такой занятой чувак, прям обосраться.

- Так обосрись. Давай, до завтра.

- Ок. Завтра расскажу чем дело кончится.

- Ок.

После того, как пару лет назад я случайно грохнул свой первый ноут, второй я покупал за собственные деньги и сразу же противоударный. Это и спасло сегодня моего коня от жестокой смерти.

Из всего что улетело с моего стола на пол, я поставил на место только ноут. Взял с нычки пачку сигарет, набросил куртку, кроссы, и практически сбежал из квартиры. Мама все равно зайдет и наведет порядок, а лишние вопросы мне ни к чему.

Дома мне просто не хватало кислорода. Я задыхался.

На дворе собирался дождь. Теплые дни, походу, закончились. Дул прохладный ветер, срывая с деревьев золото. Ирония судьбы, по-другому не скажешь. Мерзость творилась на улице, приблизительно такая же фигня была на душе.

Я немного сутуло, спрятав руки в карманы куртки и подняв ворот, бессмысленно бродил по темным улицам. Обойдя практически весь район не один раз, ничего умного в голову не пришло. Легче не стало. Выход найден не был. Златовласка не отпускала. Перестать себя жалеть я не мог. Так я и вернулся домой - ни с чем. Только промерз.

- Антошенька, может у тебя проблемы какие? Расскажи маме. - В моей комнате с выключенным светом сидела на кровати мама.

- Ма, у меня все норм. - Как можно равнодушнее и увереннее проговорил я и кинул на стул мокрую куртку, которую мама тут же подхватила.

- Это нужно высушить, а на счет твоего «норм», это не ответ. Антошенька, я не хочу чтоб мне участковый звонил, или в полицию вызывали, может в школе проблемы? Сыночка, ты же у меня хороший мальчик, расскажи маме что тебя тревожит?

С прижатой к груди курткой мама приблизилась ко мне практически вплотную и легонько коснулась щеки тыльной стороной ладони, как в детстве. Когда она тревожилась за меня, всегда так дела, будто моя щека рассказывала ей правду.

- Ма, какие участковые и полиция? И в школе у меня нет проблем.

- Но когда все хорошо, посуду не бьют? - С надеждой и мольбой во взгляде мама пристально вглядывалась в мои бесстыжие глаза.

- Я случайно чашку зацепил, когда прибирался… - начал было я, - короче, ма, все у меня зашибись. Все, иди спать.

Не уверен, что мама поверила, но больше не стала настаивать на честном ответе.

- Как скажешь, сыночка. А кроссовки тоже снимай, - мама наклонилась к моим ногам, - они как губки, воды озеро целое принес. Снимай, я до завтра их высушу, а сам ноги попарь и чай горяченький выпей перед сном.

Я любил свою маму, но иногда ее забота могла довести до бешенства.

- Хорошо, как скажешь. Я все сделаю. А сейчас можешь меня оставить, я еще уроки не учил.

- Да, Антошенька, конечно. Занимайся. Давай только мне обувь, и занимайся, - мама склонилась к моим ногам.

- Ма, я взрослый мальчик и шнурки развязывать сам умею. - Я тут же схватил ее за плечи, заставляя выпрямиться. - Я выставлю их в коридор, а вообще и на сушку могу поставить, руки не отвалятся.

- Брось тебе, в коридор выставь и занимайся уроками.

За мамой закрылась дверь, а я облегченно выдохнул. Как же, временами, достает мама! Жесть просто.

Я еще немного повисел в нэте.

От Быкова новых известий не было.

Страничка Вероники оставалась пока без изменений: ни тебе новых статусов, комментов, лайков, что не могло не радовать.

Боря написал только раз, и то только потому, что забыл сегодня дома школьный дневник и не записывал домашку, узнавал. Ну, ладно хоть так начал общаться, значит попускает нашего хренова Пушкина.

Перед тем как уснуть, я прочел несколько стихов Ахматовой и созрел для кое-чего своего, поспешно записанного в телефон, в заметки. Дальше со мной случился сон, естественно забив на чай и водные процедуры рекомендуемые мамой.

9

Как бы смешно это ни звучало, но в школу на следующий день я не пошел, как и через день, два, и так целую неделю.

- А я ведь знала что так и будет, - ворчала мама кружась у моей кровати, - говорила ведь «ноги попарь, чай выпей» и не было бы ничего. Нет, не слушаешь свою старушку никогда.

И так практически каждый день, жесть полная, но это все лишь цветочки. Отчеты Быкова и изменения на странице Златовласки - были ягодками.

Каждый новый день начинался у меня с температуры 37,3, а заканчивался 38,3. Голова болела до ужаса, в ушах звенело, иногда морозило, выкручивало ноги, а от таблеток в мозгу постоянно был туман. Это я к тому, что все вышеперечисленное для меня было ничем, по сравнению с ежедневными радостными звонками и эсэмэсками Быкова или случайно всплывшей инфы в разговоре с Борей.

«… - Прикинь, Ника говорит что ей так нравится общаться со мной, как ни с кем раньше…

- Ника сегодня созналась, что безумно хочет меня увидеть…

- «Любить лучше и прекраснее, чем быть любимым. Это чувство дает человеку то, ради чего стоит жить и ради чего он готов умереть». Вот ты знаешь, кто автор? А Ника, как оказалось, знает. Я за свой треп хотел выдать, а только отправил она мне «Джек Лондон "Морской волк", классика. Ты тоже читал?». Во память у человека! Короче я типа «Читал», она вообще в осадок выпала. Я ей опять - «В конце концов любовь - единственное, ради чего стоит жить». А она такая - «О, это Моэм, не помню какое произведение. Я его не читала, но цитату эту знаю». Ну, я честно сознался, что тоже цитаты люблю вычитывать интересные, читать произведения полностью времени нет.

- Короче, послезавтра с Никой свиданка. Если что, я, помимо того что много читаю еще и за больной бабушкой ухаживаю и на шару в собачьем приюте корячусь. В смысле волонтерствую. Запоминай, чувак, рано или поздно мне вас знакомить придется, что б ты меня не спалил на первых же секундах, как с шахматисткой Кутузовой. С Никой я не хочу подобных проколов. Ок.

- Тоха, прикинь, у Вероники, оказывается, есть старший брат, но он чем-то болен. Она не готова пока сознаться что с ним не так, но я понял с некоторых слов, что он калека, или что-то в этом роде. Она часто возится с ним и он очень сильно повлиял на ее мировоззрение. Пару лет назад, она не была одиночкой и все такое, но потом добровольно почти изолировала себя от общества. Ей с книгами спокойнее чем с людьми. Фигня какая-то.

- А еще она часто в дом престарелых ходит, помогать. Как она писала «на такую ерунду как ВК и все остальное, у нее практически нет времени». Она такая идеальная прям страшно. Честно, чувак, с такими мне еще не доводилось мутить. Ну ниче, я ее колючки немного подрежу. В конце концов она шестнадцатилетняя телочка, которой нужно жизнью настоящей наслаждаться, а не с Толстыми да Достоевскими тухнуть. Я ей так и писал, что помогу полюбить реал…»

Таких сообщений ежедневно ко мне на телефон и в нэт поступало десятками, это только капля. Каждое резало по живому. Я и без Быкова знал что она ангел, но я так же знал, во что он может ее превратить. Нет, он не будет ее насиловать, или навязывать свое мировоззрение, или строить... Одним только присутствием рядом с ней он изо дня в день будет отравлять ее хрупкую и чувственную душу пошлостью. Я и сам через это несколько раз проходил, но те девчонки сами хотели стать другими и я просто помогал. Ника же… Ника даже не догадывается к кому на огонек летит.

В болезненном бреду я не один раз намеревался подорваться и разыскать Златовласку, чтобы увести ее от всего дерьма, которое непременно ее настигнет. Но меня свалила какая-то непонятная болезненная хрень, сильнее простуды. Мама говорит, я поймал вирус. У меня банально не доставало сил, а писать в ВК о том, что тебя разводит галимый раздолбай, тоже, что на заборе. С каждым же новым сообщением от Быкова я понимал, что конкретно опаздываю со своей правдой. А потом я и вовсе сдался.

Где-то на просторах интернета я встречал вот такую умную мысль: «Пушкин 2,5 года ждал ответа «ДА» от Натальи Гончаровой на предложение руки и сердца. Гумилев каждый вечер выслушивал стихи на немецком (язык, который он терпеть не мог), чтобы проводить Анну Ахматову домой. А мужчина в двадцать первом веке услышал «НЕТ» и сдался». Мне даже не выпала честь услышать «нет», я сдался даже не пытаясь начать войну. Не хочется говорить что я не мужик, но выходит так. Сам себя за это ненавижу, а что-либо поделать уже поздно. Завтра Быков встречается с Вероникой. Я потерял свой шанс, не нарушая никаких пацанских табу, стать счастливым. Если свидание пройдет хорошо, мне придется смириться с тем, что сам допустил не сделав ничего. Я трус. Я ничтожество. Я жалок.

Жалеть себя я не люблю и, думал, не умею. Но в последнее время выходит что я занимаюсь только этим. А еще в душу поселилась ненависть. Ненавидеть больше, чем я себя ненавижу просто нереально. Биться головой о стену - это вряд ли поможет, хотя этот вариант не так уж и плох, может хоть мозги на место встанут. Жить дальше и смириться с реальностью… Не вариант. Как бы я сам себе сейчас не напоминал тряпку и размазню, я все еще ПАЦАН. А пацаны привыкли получать желаемое.

- Ты куда это собрался?!

Мама в панике выбежала в коридор, когда услышала в нем движение. Мне было не очень хорошо, от антибиотиков даже кружилась голова, но я уверенно держась за стену натягивал на ноги кроссы.

- Мне нужно. Срочно нужно.

- Я понимаю, но мне тоже много чего срочно нужно, но я же почему-то взяла выходные на работе и вожусь здесь с тобой не для того, чтобы ты вот так на все наплевал. Антоша, если ты сейчас пойдешь на улицу, вся моя терапия может сойти на «нет», ты это понимаешь? - мама испуганно хлопала ресницами не давая сорваться слезам.

- Ма, у меня даже не воспаление легких, что со мной станется? - не совсем убедительно, но все же попытался отвертеться я.

- Не хватало нам еще воспаления. Сыночка, ляг в кроватку, не ходи никуда. Подождут твои дружки, ничего с ними не станется. Еще пару-тройку дней и ты можешь идти куда захочешь, но не вреди себе сейчас.

- Ма, хуже чем есть, уже не будет. Это я тебе точно говорю. А лежать я больше не могу. Прости.

Я повернул дверной замок, потом еще раз, потом еще один.

- Антон, - мама схватила меня за рукав, - прошу, не нужно никуда идти. На улице такая непогода. Ветер ужасный, дождь как из ведра… Циклон, говорят, уйдет от нас через пару дней и будет бабье лето, тогда и пойдешь куда нужно.

- У меня нет этой «пары дней».

Я просто открыл и закрыл за собой дверь, оставив маму со сцепленными на груди руками в которых она зажимала свой крестик.

Наступил тот самый день первой встречи. Спасибо Быкову, он в подробностях описал мне где, когда и во сколько состоится эта знаменательная встреча. Именно туда я и направился. Я пацан, в конце концов, и хоть как-то попробую вырулить из тупика. Я не буду никого предавать и подставлять, просто сыграю в игру Руслана наоборот.

10

Я увидел их там, где и обещал быть Быков. Маленькую кондитерскую с обалденно вкусной выпечкой знают все на районе. Небольшое помещение на семь столиков, два из которых рассчитаны на две персоны, три - на четыре, и два семейных - на шесть-восемь. За одной двойкой, естественно выбранной Русланом по географическому расположению, в самом темном и мало освещаемом углу, и проходило первое официальное свидание этой парочки.

Окна кафешки были не большими, но я все же мог прекрасно видеть и Руслана и Веронику, хоть и только с боку, их столик стоял именно так. Быков меня мало волновал, а вот ОНА…

Я не видел ее, казалось, целую вечность, не считая фотографий. Не смотря на непогоду  и темноту за окном, я чувствовал присутствие солнца и света. Вероника все так же излучала радость, свет, тепло. Ее волосы в полумраке помещения все равно переливались золотом. Ее глаза слепили радостью. Ее губы счастливо расплывались в улыбке.

Что ж, мой выход. Пришло время немного подпортить подобную идиллию.

- Ооо, какие люди?! - я вплыл в кондитерку и беспардонно придвинул к столику Быкова и Любимовой еще один стул. - Надеюсь, никто не станет возражать против увеличения вашей скромной компании?

Стул я специально поставил спинкой к столу и уселся раскинув ноги, облокотившись на спинку. Быков не то что обалдел, а охренел! Ника же смущенно потягивала чай или что там ей заказал кавалер, лишь изредка поглядывая на наглого чувака.

- Тоха, что ты здесь делаешь, - наконец у Быкова прорезался голос, - ты вроде как еще болеешь?

- А что, я похож на больного? - вызывающе радостно проговорил я.

- Ну, здоровым тебя назвать тоже нельзя.

Руслан был вне себя, я видел этот «наш» кодовый взгляд на его лице и прекрасно понимал, куда он все время пытается увести меня с помощью одних только коричневых радужек собственных глаз.

- Гы-ы-ы, - я понимал Быкова, но решил играть роль придурка до конца, это мой шанс показать Нике, какие у ее романтика дружки и тонко намекнуть на «скажи мне кто твой друг и я скажу тебе кто ты». - Да ладно тебе, Рус, расслабься. Познакомь лучше меня со своей новой куколкой. Кстати, не плохой выбор.

Я резко повернул голову в сторону Ники после чего быть придурком уже не хотелось. Я желал только одного - чтобы вся она принадлежала только мне. Чтобы этот кошмарный сон прекратился. Чтобы в голову моего лучшего друга никогда не приходила идея замутить с новенькой.

Я абсолютно не стесняясь откровенно разглядывал Нику, впервые она была такой близкой, но в то же время дальше чем когда либо.

- Вероника, - все с той же улыбкой на губах, Златовласка уверенно протянула мне правую руку. Я впервые услышал ее бархатистый голосок, другим она просто не могла обладать. По телу пробежались мурашки.

- Антон. - Я жадно схватил ее нежную крошечную ручонку, которую готов был никогда не выпускать из своих лап. - Очень приятно.

- Взаимно, - просияла Вероника.

- Ладно, познакомились и хватит. Тоха, ты нам реально мешаешь.

Быков не выдержал, но я не собирался так просто сдаваться. С Кутузовой я ведь тоже загонялся, правда не умышленно, и что? Все равно Руслан нашел нужные слова чтобы оправдать мое дебильное поведение в ее глазах. А на меня даже не разозлился «Ты же не знал, что я устроил театр одного актера для одного зрителя».

- Не, Рус, у меня тут встреча тоже наметилась, одному ждать не по приколу. - Я, само собой врал, но краснеть за это не собирался. - Неужели я сильно напрягаю?

Этот вопрос я задал глядя на Нику, знал, она просто из вежливости и такта не сможет ответить положительно.

- Нет, в принципе. Если хочешь, оставайся.

- Конечно хочу.

Быков больно пнул меня под столом ногой.

- А по-моему, ты говорил что встреча у тебя в «Барсе»? - это еще одно злачное место наших посиделок.

- Не, ты не правильно понял. Я здесь Дину подожду, она хочет пражских пирожных, а вкуснее чем здесь, их нигде не делают.

- Дину? - Быков в который раз за очень короткий промежуток времени обалдел.

- Да, собственно она меня и вытащила сюда. Но сейчас не об этом. - Мне совершенно не хотелось разговаривать на посторонние темы, у меня был план, и нужно было следовать именно ему. - Ты не говорил что твоя заучка такая зачетная телочка. Подруга, как там тебя, Вероника, бычара говорит ты книжки умные любишь. Респект. Вот только он здесь при чем?

- Какой еще «бычара»? - Ника в искреннем непонимании переводила взгляд от меня на пучеглазого Руслана.

- Ааа, ты не в курсе. Это погоняло нашего общего знакомого Руслана Быкова. А ты че ей не представился, что ли? Чувак, мы ведь тебя в узком кругу только так и называем, а эта дама, как я понимаю, совсем скоро станет частью этого круга. Пусть привыкает.

Тут завибрировал мобильный:

- Сорри, труба зовет.

Быков: «Че ты гонишь? Что за хрень происходит?»

Что происходит, я объясню Руслану обязательно, только позже. А пока:

- Я снова с вами. Достала эта реклама такси.

С этими словами Руслан даже не позеленел, а почернел, покраснел, а затем снова, почернел. Но он ведь был гребанным романтиком и интеллигентом, а не драчуном и раздолбаем. Что ж, роль приходится играть до конца.

- И не говори. Иногда их реклама так навязчива, что хочется разбить телефон. - Быков пытался тонко намекать, но я в данной ситуации отказывался читать между строк.

- Короче. Плевать. Слышал, ты поэзией всякой увлекаешься? - Я снова смотрел на Златовласку ненавидя себя за то, что приходится быть таким уродом.

- Да, мне нравится классика. Сейчас так не умеют писать.

- Согласен.

- А как же я? - вставил свои пять копеек Быков, о присутствии которого я бы вообще мог с легкостью позабыть. - Ты говорила, тебе понравилось мое скромное творение?

Вероника виновато улыбнулась и на секунду коснулась руки Руслана сжимавшей наполовину пустой соковый стакан.

- Я уже говорила тебе, что ты, приятное исключение.

Руслан тут же сжал ее руку, не давая возможности вернуть ее назад, и пронзительно уставился в глаза:

- Это ты, мое приятное исключение.

Вероника смущенно, но счастливо захлопала ресницами и на мгновенье опустила глаза вниз. Это был хорошо просчитанный Быковым удар в яблочко.

- «Любовь искали и не находили, любовь теряли и не берегли. Любви не существует - говорили. А сами умирали от любви». Не так ли, Руслан?

- Гм, да, так оно и есть. - Быков неохотно выпустил руку Златовласки и тревожно принялся тереть бороду.

- Это ведь Есенин, я права? - Ника с любопытством смотрела уже на меня, а не на своего нервного жениха.

- Я не в курсе. Просто сегодня своей цыпуле эту ерунду отправлял, вот и запомнил. Может эксперта спросим, он у нас литературный червь просто. Что скажете, сударь, кто автор прочтенного мною шедевра?

Не хотел бы я быть Быковым в это момент, но ни у него, ни у меня выбора не было.

- Есенин. Конечно это Сергей Есенин. - Быков достойно принял вызов. - Кто еще может написать так чувственно и вложить в несколько строк всю суть жизни.

- Да, он это умело делал. Признаться, я и сама мечтаю когда-нибудь научиться ТАК излагать свои чувства на бумаге. Это великолепно.

- Ты пишешь стихи? - я искренне удивился, ведь об этом таланте Златовласки Быков мне не рассказывал.

- «Пишу», это громко сказано. Так, балуюсь иногда сплетением слов, играю рифмами, ничего особенного. Кто в нашем возрасте не пробовал раскрыть в себе поэтический талант. - Вероника негромко засмеялась, но этого было достаточно, чтобы в каждую клеточку моего тела проникли солнечные искры ее смеха. - По настоящему одаренные люди появляются в этом мире не так уж и часто. Возможно Руслан и есть приятное исключение, но а я всего лишь дилетант и любитель.

Слова Ники вызвали уже мой смех. Быков - поэт, это само по себе комедийная поэма. Вся поэзия моего товарища сводится к рифмам: Наташка - какашка и Антон - гондон. Все, на этом его поэтический талант заканчивается.

- Дааа, Руслан у нас не просто талан - ТАЛАНТИЩЕ! - Я схватил друга за плечо. - Послушай, друг, может что-то из своего последнего зачитаешь, а? Я ведь сто лет не слышал твоей поэзии. В последний раз ты Кутузовой или Белозеровой стихи посвящал, кажется. Вот с тех самых пор от тебя слова красивого не услышишь.

Ника с любопытством уставилась на Руслана, который нервно переводил взгляд с меня на нее.

- Нет, Ника, не подумай ничего дурного, просто… я просто помогал и Кутузовой и Белозеровой с домашним заданием по литературе. Девочки обратились ко мне, поскольку знают, что я умею немного лучше, чем они складывать слова в четверостишия. Никакого криминала, честно.

Быков снова ударил меня под столом ногой и в этот раз он не пожалел силы.

- Черт! Мы же только неделю назад Ахматову проходили. Помнишь Руслан, ты еще в таком восторге от нее был. Даже, по-моему, закачал себе сборник на телефон, что б почитывать в удобное от собственного творчества время. Как там у нее:

                      «А назавтра опять мне играть свою роль

                       И смеяться опять невпопад

                      Помнишь, ты говорил что любовь — это боль?

                      Ты ошибся. Любовь — это ад!»

Как-то так. Классно иметь хорошую память. Хотя, с другой стороны, по итогу столько инфы лишней в черепе носишь, просто жесть. Вот скажите, на фиг мне эта Ахматова? А запомнил же ведь.

Читая этот стих, я не сводил глаз с Ники. В ответ на мою откровенность, пылкость и честность, я получил свое вознаграждение в виде остекленевших в изумлении двух прекрасных синих глаз, принадлежавших в эти минуты лишь мне одному. Златовласка смотрела на меня словно завороженная, а ее малиновые губки даже немного приоткрылись в удивленном изгибе.

- Я не могу, к сожалению, похвастать подобным даром и учить стихи мне всегда сложнее, чем писать… - Быков врал не краснея. Поэты всех времен и народов в этот момент реально уступали ему в способностях «сочинять». - Поэтому простите, но порадовать мне вас обоих нечем. У Ахматовой есть шикарные вещи, но, к сожалению, не в моих силах вспомнить хоть одну.

- Не, ну меня-то понятно, а вот куколку бы свою побаловал красивыми словами, они ж всегда ведутся на них как мухи на мед. Или мухи не на мед ведутся?.. Правда, Ника? Вы ведь ушами любите? Хотя, можешь не отвечать, я и так знаю ответ, не один раз доводилось перепроверять и сотни раз убеждаться. Так ведь, бычара? Помнишь, как мы малолеток разводили, начешешь им бабушкиных сказок, а они расплывутся словно масло, а ты бери какую хочешь, пока тепленькие и на бутер намазывай.

Я весело подморгнул Быкову и оскалился, обернувшись в сторону Ники, которая немного напряглась и притихла. Я видел на ее лице миллион немых вопросов и прекрасно понимал что для нее мои откровения были перебором. Но и убегать куда глаза глядят от парочки не очень знакомых парней она тоже не спешила.

- Слушай, Дружков, - терпение Руслана лопнуло, это было понятно и мне и Нике и проходившей мимо официантке, когда тот со всей дури ударил кулаком о стол. - Тебе не кажется, что ты немного задержался за нашим столиком, что несешь полный бред и вообще ведешь себя не адекватно? Ты что, под кайфом или головой по дороге сюда ударился? Может твоя недавняя простуда тебе мозг повредила, а? Иди к своей Дине, к Клаве, к Васе… куда ты там собирался. Я знаю, что ты знаешь, что я добрый малый, но всему есть предел. Уходи по-хорошему.

Руслан со стальным лицом навис надо мной. У Ники испуганно забегали глазки, я же не собирался сдаваться.

- А ты что, видишь Дину? Лично я нет. Так что потерпите меня еще несколько минут, не помрете. Да и скучно ведь без меня будет, согласись? А на счет кайфа это ты правильно подсказал, не знаешь, у Князева осталось что-нибудь после последней тусовки? Я бы заглянул. - Я с насмешкой взглянул на друга, которого после подобного концерта могу и лишиться.

- Тоха…

- Ребята, не ссорьтесь. Руслан, все нормально, честно. - Не увидеть и не услышать в последних действиях Быкова агрессии было не реально, и Ника моментально принялась разруливать ситуацию.

Я прекрасно видел что она напугана моим поведением, словами и грозным лицом своего ухажера. Я знал, что меня она уже ненавидит, а вот Руслана вряд ли.

- Никто не ссорится. Но это должен был быть НАШ вечер и мне кажется, что третий всегда лишний. - Не могу сказать что мой друг успокоился, но все же присел на место. - Тем более ТАКОЙ третий. Дружков, я тебя просто не узнаю.

Последние слова Руслан произносил максимально спокойно и даже взволнованно, будто я и вправду сошел с ума, а он на самом деле переживает. Это мгновенно произвело должное впечатление на испуганную девчонку. Ясно же, если парень может контролировать себя в подобной ситуации, а не бросается с остервенением в бой, это говорит только о том, что он умеющий себя контролировать воспитанный и интеллигентный человек. Только с таким Ника продолжила бы общение, что, собственно, она и сделала.

- НАШИХ вечеров впереди может быть сколько угодно, было бы желание.

Вероника, нежно обняв ладонями чашку, многообещающе улыбнулась Руслану и он расслабился. По мне же ее слова прошлись острым лезвием ножа. Я ничего не добился своим хамством. Я так старательно изображал реальную сущность Быкова в надежде что смогу вывести настоящего его на чистую воду, но ничего не вышло. Он профессиональный игрок. Руслан столько раз для достижения личных целей играл разнообразнейшие роли, что это его новое амплуа воспитанного романтика, он тоже доигрывал до конца. Мне ничего не оставалось, как признать это. А она, Вероника Любимова ровным счетом не узнала ничего нового о своем спутнике, просто теперь знала, что среди его друзей есть и такие придурки как я.

Как так вышло - я хотел заставить умную и красивую девушку развернуться и уйти от двух озабоченных хамоватых идиотов, а оказалось, что просто сыграл на руку Руслану? Быков теперь однозначно в ее глазах святой, естественно на моем фоне наглого и беспардонного дебила с одним-единственным плюсом - хорошей памятью.

- Ок. Чем еще нас порадуешь, «друг»?

Я хорошо знал Руслана и его сложенные на груди руки, и довольная ухмылка были победными. Он прекрасно понимал, что его «ягодка» повелась на все его сказки которые он потрудился сочинять целую неделю. Быков знал, ему вновь удалось отлично вжиться в нужную сейчас роль доброго романтика.

- Ооо, я бы мог вас еще многим порадовать но, пожалуй, с вас на сегодня достаточно.

                    «У меня сегодня много дел:

                     Надо память до конца убить,

                     Надо, чтоб душа окаменела,

                     Надо снова научиться жить».

Пусть последние слова были не совсем моими, но я пока не научился так выворачивать всю свою душу в простом, казалось бы, четверостишии.

Взяв стул, на котором просидел весь вечер за спинку, я легким движением руки вернул его на место. Не произнеся больше ни слова, я пошел прочь и только краем уха услышал:

- Это ведь снова Ахматова? Как прекрасно он все же умеет передавать поэзию…

Последние слова Златовласки долго звучали в моей голове, отдаваясь в каждом уголке души эхом. Наверное, я перечитал этой хваленной поэзии и под ее влиянием превращаюсь в еще большую тряпку.

Хватит.

Новый день я пообещал себе начать с чистого листа. Ника, по сути, сделала выбор и он не в мою пользу и мне нужно учиться жить дальше. Будто ее и не было в моей жизни никогда. По сути, так и есть, только наоборот - МЕНЯ в ЕЁ жизни никогда не было.

11

Мужики не плачут, но на утро моя голова лежала на влажной подушке. Это будет еще один мой секрет. Тем более я не понимаю, как так произошло. Я не могу объяснить, почему из моих глаз полночи текла вода, но это почему-то произошло. Когда-то давно я смотрел старенький боевик с прикольным названием «Плачущий убийца» где чувак убивал людей, но всякий раз оплакивал их смерти. Походу, я стал тем самым убийцей, вот только вместо теплого человеческого трупа умершего от моих рук мне пришлось оплакивать собственную душу. Но я повторюсь, об этом не узнает ни одна живая душа.

- Привет, чувак!

Я не успел даже зайти на школьную территорию, как не пойми откуда на меня налетел счастливый до отвращения Быков.

- Привет. - Скромно прошептал я, но не спешил останавливаться, медленно шагая вперед.

- Ты просто гений! Придумать такоооое! - Руслана распирало от счастья и, не понимая всей сути, я прекрасно представил себе виртуальную реальность в которой я стал парнем Ники. Меня бы распирало не меньше, а в миллион раз сильнее. - Теперь ты мой кумир.

- Даа, я такой! - подхватил я, напомнив себе ночной завет о «научиться жить».

- Ника на твое представление повелась на раз-два. Я, конечно, вчера тебя готов был расчленить, но когда выкупил твой план… Да на твоем фоне я стал просто… просто… одним из рыцарей круглого стола, если не Иисусом. Мы о тебе позабыли почти сразу, но фраза, которая была произнесена Никой через пару минут после твоего ухода, стоила всего шоу. «Встречаясь с тобой сегодня я боялась только одного, что бы ты не оказался вот таким, как твой друг. В интернете можно выдавать себя за кого угодно, а наяву быть Антоном Дружковым. Прости, я не хочу его обидеть, и тебя тоже, но с таким как он, это было бы единственное мое свидание. Пусть я буду старомодной, но чувство такта, элементарную вежливость, этикет и достойное воспитание, еще никто не отменял». Это ж ВАУ, чувак!

Руслан бегал вокруг меня словно щенок, возле огромного мешка с кормом и мне даже показалось, будто он скулит от предвкушения и весело виляет хвостом. Признаюсь честно - я в тот момент его ненавидел. Это я должен быть тем самым щенком. Чувство страха, которое не дало мне поступить правильно, я ненавидел еще больше. Ради любви стоит рисковать не многим, а всем. «После отчаяния наступает покой, а от надежды сходят с ума» - эти слова принадлежат опять-таки не мне, а недавно полюбившейся мне женщине Анне Андреевне Ахматовой. Странно, конечно, что моим кумиром стала именно женщина, к тому же из позапрошлого века, но в ее душу я заглядываю словно в зеркало. Ее красивые слова я легко перевожу в более привычные для себя - «Лучше жалеть о сделанном, чем о не сделанном».

- Рад за вас. Поздравляю, ты опять в шоколаде.

Мы уже вошли в школьный холл и продолжали шагать в класс. Мне тяжело давался бодрый голос и улыбка, тем более радость, но я старался, как мог. Думаю, даже если бы я сейчас стоял перед Русланом с каменным лицом или разрыдался, он бы все равно не заметил. Но я старался не для него, а, скорее, для себя.

- Я всегда в шоколаде. Я же говорил, что мне Динка на фиг нужна. Кстати, эта Ника реально прикольная ягодка, персик просто! А какие у нее абрикоскиии, ммм… Да и все остальное норм. В общем, официально сообщаю тебе чувак, что я больше не завидный холостяк. Вчера мы решили попробовать развить наши отношения. Вот так-то, Тоха. - Мы уже зашли в класс и уселись за парту. - Так что Борюсик проспорил, а я думаю поступать в театральный, такой талант как у меня не должен доставаться одному зрителю.

Быков выглядел абсолютно счастливым и довольным человеком. Как выглядел я в эти минуты, страшно даже представлять и мои догадки совсем скоро подтвердил опаздывающий на урок геометрии Боря.

- О, Тоха, здорова. - Бобров быстро протянул мне руку и упал на свое место справа от нас с Быковым. - Ты как, в норме? Что-то вид у тебя не совсем здоровый.

- Все нормально. Жить буду.

Уроки летели один за другим, но за весь день я ни разу не покинул класс.

Быков то и дело бегал на переменах к десятому «А» в котором училась Ника, я же, после вчерашней провальной для себя клоунады, не имел ни малейшего желания встречаться с ней. Руслану было пофиг на меня, но у меня оставался верный друг Боря, который и не дал мне сойти с ума на бесконечно долгих переменах.

- Борь, а давай сегодня вечерком с гитарой посидим рэпчик почитаем?

Тухнуть дома не хотелось; издеваться над собой медитируя в нэте на фотки Златовласки, еще меньше. Провести время на свежем воздухе вместе с другом, почему бы и  ДА.

- С удовольствием. Только если мама не напряжет посидеть с малой.

- С какой малой?

- Приехали. С моей малой - Ксюшей. Сестрой младшей.

- Так ей же четырнадцать?

- Да, а что?

- На фига с ней сидеть?

- Болеет она. Походу такой же вирус как ты поймала, вот мама и напрягает присматривать за ней, пока она на работе. Может что подать или в аптеку сбегать, чай нагреть…

- Ага, принести, подать, почухать. Понял я. Ну смотри, я в любом случае во двор выползу, дома уже належался.

Боря пристально взглянул на меня:

- А ничего, что на улице не жарко, а ты только-только с больничной койки?

- Ничего. Если я буду продолжать тухнуть дома, придется мозги лечить, а не ухо, горло, нос.

На том и сошлись, что после уроков Бобров меня набирает и если что, вечерком повисим в беседке.

- Не, чуваки, в этот раз без меня. Мы сегодня с Никой в кино валим. - Аргументировал свой отказ Быков. - Она сеанс выбрала, говорит какая-то историческая драма с Николь Кидман, которую она очень любит. А я места для поцелуев приобрел, так что вы уж как-то без меня струны рвите.

Николь Кидман… А ведь у них с моей Златовлаской есть даже что-то общее: золото волос, грация, утонченность, шарм… Странно, но я продолжаю называть Нику «моей Златовлаской», хотя она уже явно не моя и вряд ли когда-то станет моею.

Что ж, каждому по заслугам - кому фильмом наслаждаться, кому от безнадеги рвать струны, сердце и душу.

12

Быков не появился на последнем уроке и домой мы шли вдвоем с Борей, который и поделился со мной причинами отсутствия третьего мушкетера.

- У Вероники сегодня шесть уроков, вот он и сбежал со своего, что б ее до дому проводить. Кстати говоря, она живет недалеко от нас, немного выше.

Все встало на свои места; теперь понятно, почему в один прекрасный день я имел возможность наслаждаться присутствием Вероники Любимовой в песочнице своего двора.

- Ну да, ну да. Вот только с каких это пор наш Руслан стал таким внимательным. Что-то не припомню ни единого случая, что б он нас на своих телок променивал. А сейчас посмотри что с ним творится.

Я был груб и не стеснялся своей раздражительности, которая не ускользнула от глазастого Бори.

- Во-первых - Веронике Любимовой до «телки», как той до Вероники. Ты разве не заметил что эта Ника особенная девушка, она будто не от мира сего. - Боря придирчиво заглянул в мое лицо. - Или заметил и именно поэтому озверел?

Я исказил свое лицо уродливой пародией на улыбку.

- Смешно, обосраться.

- А кто сказал, что я смеюсь? Может ты и бесишься потому, что Руслан первым успел к ней в трусики залезть, а ты остался не у дел?

- Слушай, Борюсик, ты, конечно, меня извини, но во-первых ты загоняешься - не ищи проблем там, где их просто нет; во-вторых - никто ни к кому «в трусики» пока не залез; а в третьих, давай сменим тему.

Боря не стал возражать, но и сказать что он поверил моим отмазкам, тоже нельзя. Мы продолжили наш путь молча, будто оба зависли и только возле его дома распрощались до вечера.

Дома меня ожидала первая маленькая радость - в нем отсутствовала мама:

«Антошенька, поскольку ты уже достаточно окреп, я вышла на работу. Бульон в холодильнике; мед, калина и смородина на столе - заваришь себе чаек. В морозилке твои любимые пельмени. Тебе вообще-то нельзя есть сейчас такую тяжелую пищу, но мне захотелось порадовать своего сыночку. Буду поздно, а ты продолжай выгреваться под одеялом».

Сорвав с холодильника записку, я включил чайник, перекусить реально не помешало бы.

- Спасибо, мамуля, хоть какая-то радость в жизни, - доставая пельмени, прошептал я в пустоту.

Пока готовился мой обед, я успел заглянуть в ВК, уже привычно для себя не на свою страницу. Сегодня случилось то, чего я боялся больше всего, в ЕЁ профиле изменились две вещи - статус и семейное положение. «Влюблена», для меня звучало как приговор, а «Счастлива, как никогда!!!» - было словно последняя пуля в голову.

Чуть позже мне повезло еще раз - Боре не пришлось сидеть со своей сестренкой. Я бы, само собой, и сам смог подышать свежим воздухом, но дружеская поддержка мне была просто необходимо. Я не девчонка и плакать на братском плече не собираюсь, но изливать в песнях душу когда рядом присутствует близкий чел, все же легче. Вроде как не в пустоту слова улетают.

- Дым сигарет с ментолом, пьяный угар качает, в глаза ты смотришь другому, который тебя ласкает…

Так начался наш дружеский вечер с Бобровым.

Я не рвал глотку, Боря тихонько напевал слова под нос, а по итогу заявил:

- Ничего лучше придумать не мог? Это же старье такое, к тому же вообще не в тему, у нас ведь все в порядке.  Мы ведь рэп собирались почитать. Или  я чего-то не знаю?

- Чего ты можешь не знать? - Я пожал плечами, не выпуская из рук гитару. - Все у нас в поряде.

- Вот и я о том же. Если уж потянуло на песни восьмидесятых, хоть веселенькое что-то вспомни. А то на улице жесть беспросветная, а еще и настроение ты подобными песнями задаешь такое же. Давай нашу - «Я пацан нормальный, с мордой все в поряде не найду нормальную, значит будут …», а?

- Тоже вариант. Песня на все времена. - Этот репертуарчик однозначно повеселил.

В конечном итоге у нас с Борей получился плодотворный вечер. Мы вспомнили и про «белые обои» и про «батарейку», «бумер», «домой», «царапины»… Много всего было, но ничего не помогало забыть о Златовласке.

- Борь, ты не против если еще раз «Дым сигарет» затянем. Вот честно, так заело. Мама просто на днях слушала, вот и застряло в голове.

- Да нет, не против. - Боря равнодушно повел плечами.

- «... А я нашел другую, хоть не люблю, но целую, а когда я ее обнимаю, все равно о тебе вспоминаю…»

Это была финальная на сегодня композиция, от которой моя душа развернулась, словно я был автором каждого слова. Я понял, что мне нужно делать - найти другую. Автору песни это не особо помогло, но я все же попытаюсь.

- Тох, ты прости, если я не прав, но с тобой что-то не то, - пожимая мне на прощание руку, не выдержал Боря. - Ты после своей болезни изменился, что ли. У тебя все в порядке, только честно?

- Да, Борюсик. У меня все чики-пуки. - Я радостно улыбнулся, жалея о том, что я не такой хороший актер как Быков. - Завтра, а может прямо сейчас, чего откладывать в долгий ящик, пойду по бабам. Ну, не так чтобы «пойду». Повишу в нэте, подыщу подругу, а то ведь после расставания с Альбиной прошло уже больше двух месяцев, а я все в холостяках - не порядок.

Боря моментально поник, потупив взгляд в землю.

- Ляя, что я за придурок! Борюсик, не парься, и для тебя кого-то подберем, честно. - Я перевернул гитару за спину и ободряюще похлопал друга по плечу. - Пора уже и тебе, чувак, приобщаться к плотским утехам. А если точнее к разврату.

- Мне это не надо. - Упорно вспахивая носком кроссовка землю промямлил Бобров.

- Как это «не надо»? Всем надо, а ты что, особенный? Возьмусь я за тебя, Бобров, и все тебе моментально понадобится, еще и добавку просить будешь.

- Где-то я уже что-то подобное слышал.

Слова опять прозвучали не очень отчетливо и даже по-детски обиженно. «Где-то», «что-то»… Точно!

- Борь, но это когда было? - Слова Боброва заставили меня вспомнить об одной не очень приятной истории. Гордиться не чем - мы с Быковым присмотрели для Бори барышню, но так уж вышло, что она досталась Руслану. - Не, ну Соколова была точно не для тебя. Мы же объясняли что…

- Можешь не повторяться. Я запомнил на всю жизнь, что для меня она была «слишком распутной и вульгарной девахой и я бы не знал что с ней делать». Спасибо за настоящую дружескую заботу. До сих пор рад за Руслана, что ему удалось сообразить, что нужно с ней делать.

Слова несчастного Бори были пропитаны иронией. Он до сих пор оставался девственником и целовался с девочками несколько раз только благодаря нам с Быковым - мы часто, зависая с девчонками, любили сыграть в «бутылочку». Так что не такие мы уж и плохие.

- Борь, прости еще раз за дело давно минувших дней. Но сейчас все будет по-другому. Я не стану претендовать на твою цыпулю, а Быков и без того занят. - При воспоминании о Быкове, я вспомнил девушку, которой он был занят, и отчетливо ощутил как накатывает вторая волна отчаяния. - Ладно, Бобер, давай до свидания, а то че-то заболтались мы с тобой прямо как бабы. До завтра, или как там получится.

- Окей, - и когда уже мы развернулись друг к другу спинами неуверенно добавил, - не забудь о своем обещании.

Я ухмыльнулся, но этого Бобров видеть не мог.

- Не забуду.

13

Я: «Доброе утро, страна! Борюсик, ты готов?»

На часах еще даже не было десяти, когда я отправлял первую эсэмэску Боброву. Я до четырех утра висел в нэте и не зря.

Боря Б.: «Доброе. Всегда готов. А к чему?»

Я: «Как и обещал - у нас обоих сегодня свидания с прекрасными телочками. Надеюсь, ты не передумал, а то мне с двумя не справиться»

Следующее сообщение от Бори пришло с десятиминутным интервалом. Возможно в это время он прыгал до потолка, но очень даже может быть просто завис, пытаясь переварить инфу.

Боря Б.: «Когда, где и во сколько? Да, еще, форма одежды?»

Я не выдержал, рассмеялся. Только человек реально не ходивший на свидания с телочками, будет заморачиваться формой одежды.

Я: «В пять у «Барсы». А на счет одежды не загоняйся, телочкам по барабану какие тряпки будут прикрывать твое тело. Главное, что б в одежде имелся хоть один карман, в котором ты будешь держать свои деньги, которыми оплатишь их маленькие угощения. До встречи, чувак»

Боря Б.: «Ээээ, давай встретимся во дворе и вместе к кафе подойдем, а то я немного… Сам понимаешь»

Я: «Ок»

Последнее Борино СМС снова вызвало на моем лице улыбку. Честно, не помню чтобы я, даже когда еще был совсем зеленым, так же очковал перед встречей с барышнями. Я без малейшей печали назначал свидания старшим на пару-тройку лет цыпочкам и уверенной походкой шагал на назначенное место. Если барышня согласилась с тобой встретиться, чего уж бояться, там точно ничего страшного не произойдет. Я только раз в жизни зассал и то, не идти на свидание, а даже заикнуться о нем. Это случилось совсем недавно, и то, это не в счет, так как Ника не телочка. А так, мне не сложно пригласить на свидание самого Сатану, когда сердце молчит, появляется бесстрашие.

Никогда в жизни не приходилось встречать одуванчик во фраке с галстуком. Бобров выглядел именно так.

- Твою мать! Борюсик, ну нафига ты все портишь? Я же сказал чтоб на счет одежды ты не заморачивался, что не ясно?

Боря растерянно смотрел на меня: джинсы, кроссы, кожанка из под которой виднеется капюшон моей любимой толстовки, ничего нового.

- Я… я… - Бобров виновато пытался спрятать всю красоту, за курткой, которая была на ладонь короче пиджака. - Просто это мое первое официальное свидание и мне хотелось… Я хотел выглядеть прилично.

- Боря, из нас троих ты выглядишь прилично даже находясь на пляже в одних плавках. У тебя профиль такой, понимаешь?  А это, - я дернул за торчащий из под куртки кусок пиджака, - сделало из тебя нереального ботана. Давай, дуй домой и переоденься в …

- Да понял я. Мне понадобится не более пяти минут.

Бобров молнией влетел в подъезд. Горшкова, конечно, не топ-модель, но даже рядом с ней Борюсик выглядел бы полным лохом.

- Так нормально?

Запыхавшийся Бобров не дал мне даже опомниться.

- Конечно. Прости, но в джинсах и реглане вид у тебя намного круче. Ты больше не напоминаешь мне одуванчик одетый во фрак, - Боря довольно улыбнулся, - теперь ты просто одуванчик.

Я заржал. Боря зло засадил мне кулак под ребра.

- Придурок.

- Да я прикалываюсь. Расслабься.

В назначенное время мы прибыли в назначенное место. Для девушек не естественно являться на свидания раньше, но Горшкова Настя со своей подругой уже ожидали нас возле «Барсы». С Настей я и Борюсик знакомы еще с тех времен, когда с ней отжигал наш Казанова Быков, а ее подругу мы видели впервые.

Горшкова Анастасия профессионально занималась плаванием с раннего детства и не знаю по этой причине или просто физиология у нее такая, но она была очень широкоплечей барышней с не очень большой грудью. Если смотреть на нее сверху вниз, ровно до пупка - она достаточно симпатичная хоть и крепкая девчонка с добрыми серыми глазами,  аппетитными губами и ямочкой на подбородке. Рассматривать ее снизу вверх, тоже приятно: ноги стройные, подкаченные, миниатюрная попка как орех, но все вместе выглядит нелепо - перевернутый треугольник. Но «нелепо», это не «уродливо» и не «страшно», просто не стандартно. Собственно на этот «не формат» повелся когда-то Руслан, что-то в ней было, скажем так - на любителя. Такой же фигурой обладала и ее подруга, видимо тоже пловчиха, только все же из меньшей весовой категории.

Подойдя поближе к нашим на сегодняшний вечер невестам, я специально достал телефон:

- Нет, мы не опоздали. - Демонстративно посмотрев на дисплей, я вернул мобильный на место. - Привет девчонки, давно ждете?

- Привет. Нет. Просто нас тренер больше чем на полчаса задержал, - я удивленно вскинул к верху брови, - поэтому идти домой и приводить себя в порядок времени уже не оставалось. Ну, если конечно не заставить вас ждать нас больше часа. Я сама не люблю ждать и стараюсь никогда не опаздывать, вот и решили единогласно с Любой не рисковать вашим терпением.

Настя мило улыбнулась:

- Кстати, познакомьтесь - Кириллова Любовь, прошу любить и жаловать.

Я вежливо протянул руку для приветствия и типа поцеловал уверенно выставленную Любой. Это же проделал и Боря.

- Приятно познакомиться - Борис. Можно просто Боря.

- Антон, можно просто - Антон. - Я засмеялся, все остальные подхватили. - Шучу. Можно просто Тоха.

Так, весело хохоча, мы и ввалились в нашу кафешку. Мы долго не парились куда нам упасть, а уселись у окна за первый свободный столик на четверых. К нам тут же подошла официантка с меню от которого мы не отказались.

- Девчонки, выбор за вами, а мы с Борюсей и без этой бумажки знаем что будем.

- Хорошо. Мы тоже быстро.

Мы уселись друг напротив друга и когда наши барышни опустили глаза, уткнувшись в меню, я моментально обратил свои к испуганному до предела Боре.

- Чувак, расслабься, все в норме, - и мой кулак не сильно, но все же ощутимо, вписался в его плечо. Боброва однозначно нужно было взбодрить.

- Да, конечно. - Подействовало, хоть и немного. - Я, пожалуй, тоже загляну в меню, вдруг чего-то захочется.

Сидевший все это время с дурацкой улыбкой на лице утупившись в никуда Борюсик, нашел свое спасение в изучении меню, которое он и без того знал наизусть. Не могу сказать, что мы не вылезали из «Барсы», но довольно часто здесь бывали. Их фирменные свежевыжатые соки от свекольного до клубничного мы просто обожали. А в салат со свежих овощей они кладут какую-то необычную заправку, которая делает обычный салат офигенски вкусным. Еще мы часто берем здесь пиццу, картошку фри и сыр жареный во фритюре; блюда далеко не спортивного характера но, по причинам отличного спроса, имеющиеся в меню. Короче говоря, за несколько лет регулярного посещения, мы попробовали в этом кафе все. Кроме собственного спасения, что хотел увидеть в меню Боря, было сложно представить.

Я же размышлял о другом. Предварительно мы с Бобровым не делили девчонок, как всегда происходило с Быковым. Идя на подобные свидания с Русланом мы, чуть ли не в первую очередь, определялись кому кто. Иногда, правда крайне редко, планы менялись по ходу пьесы. С Борюсиком я даже не стал затрагивать подобного вопроса. Мне было абсолютно наплевать, кому на уши вешать лапшу, а Бобров будет иметь право выбора, пусть порадуется.

Спустя всего несколько минут, как и обещала Настя, мы все дружно сделали заказ и приступили к беседе. Я больше слушал. Спустя какое-то время я понял, что мысленно вообще нахожусь не здесь и мысль о подобного рода «проветривании» была ошибкой.

Настя и Люба в два голоса трещали о своей страсти - воде. Боря с раскрытым ртом внимательно впитывал информацию, но, более того, еще и сам время от времени что-то выдавал. Как оказалось, о плавании он знает больше моего, ну и ладно. Все были довольны. Девчонкам было комфортно с Борей. Бобров, наконец, расслабился, поняв, что внешность в общении с противоположным полом далеко не главный фактор - главное начать то самое общение, а дальше…

Главное начать - ключевая фраза всего, чтобы ни происходило в наших жизнях.

В конечном итоге на меня вообще перестали обращать внимание. Оно и понятно. Тяжело общаться с человеком, который подвисает чаще, чем самый древний комп.

14

Расслабившись окончательно и забив на окружающих меня людей, я положил согнутые руки на широкий подоконник, а голову на руки и отключился от не интересных мне бесед окончательно. Подумать только, еще несколько недель назад я готов был часами выслушивать абсолютно не нужный и неинтересный мне бред, только бы заполучить желаемое. Желаемое тело. Кусок мяса, поскольку внутренний мир мне был пофиг, только бы заполучить добычу и поставить в негласном списке побед еще один плюсик.

Мне неоднократно приходилось выслушивать бабский треп о походах по магазинам, в косметические салоны и даже секенды. Я сотни раз слушал о том, какие няшные котики и какие прикольные собачки. Я узнал много интересного о не знакомых мне лучших подругах моих временных «подруг». В какой-то момент я поймал себя на мысли, что скоро начну разбираться в брендах и не хуже стилиста-гея, смогу наряжать своих подруг. Да много всего было: инфа о плохих родителях, о бывших парнях, о тачках, деньгах, хобби… Я столько всякой ерунды пропустил через свои уши жесть полная! А ради чего спрашивается? Ради дальнейшей лжи, фальши, лицемерия и пастельного спорта на одну ночь. Все. Вру, иногда не на одну.

Я смотрел сквозь окно на лужи в которые медленно падали остатки листьев; на людей, которые спешат не понятно куда; на огни машин и домов, и ничего не видел. Чувства внутри были смешанными и непонятными самому себе. Я пытался разораться в себе, но поверить в произошедшие всего за несколько недель изменения в поведении, психике, душе и сердце, было сложно. Некоторые ребята, к примеру Бобров, только включаются в любовные игры, я же походу, пресытился. Даже не так. В свои семнадцать мне повезло или нет, точно не скажу, вляпаться по самые помидоры, то есть - влюбиться (но пацаны так не говорят, не принято у нас влюбляться). Все остальные барышни в мгновение ока превратились в безликих существ с сиськами. Нет, не так, они и раньше для меня были телами с сиськами, сейчас я просто перестал замечать женский пол в целом. Вот и все.

Любимова Вероника свалилась мне на голову словно снег в июле. Я не просил об этой встрече, не мечтал, не ждал, я был полностью доволен своей раздолбайской жизнью, но так уж вышло. Не верьте пацанам, которые с насмешкой кричат на всех углах, что любовь хрень, а любовь с первого взгляда - полная хрень. Тут два варианта: либо они просто не встретили еще свою единственную, либо встретили, но не смогли стать для нее тем самым. Каждого в этой жизни где-то ждет собственная Златовласка и если кто-то вам говорит что в семнадцать о настоящих чувствах рано даже заикаться - плюньте этому человеку в рожу, я разрешаю. Я знаю о чем говорю, мне есть с чем сравнить, мое сердце не может обманывать. Пусть кому-то это покажется смешным и не правдоподобным, но я люблю. Просто люблю Златовласку и все. Но эта правда останется при мне.

Очнуться от бредовых размышлений жестким толчком в спину мне помог Боря.

- Ау, друг, мы собираемся уходить, ты как?

Мне показалось будто меня только разбудили, причем с помощью электрошокера. Я не совсем понимал что происходит, где я и кто. Судя по улыбкам на лицах Насти и Любы, вид у меня был красноречивее всяких слов и полностью соответствовал внутренним ощущениям.

- Да, конечно. Уходим.

- Не, Тоха, ты если хочешь, можешь еще немного повтыкать в окно, а мы в боулинг. - Боря был весел и полон энергии, и я искренне порадовался за товарища, который сумел раскрепоститься и привлечь внимание сразу двух девушек. Я всегда говорил, что с его светлой головой одуванчика, барышень клеить проще простого, только он это не хотел принимать.

- Нет уж, я тоже удаляюсь. Только вот рассчитаться нужно.

С этими словами девушки взорвались звонким смехом, я же в собственных словах не видел ничего смешного и непонимающе пялился на Боброва.

- Расслабься, чувак, все в порядке, я уже все оплатил.

Все встало на свои места, значит наши спутницы не без причин ухохатываюстя.

- Что ж, походу я реально залип. Сорри. - С виноватой миной я пожал плечами. - Видно еще не совсем отошел от болезни и, знаете, наверное боулинг для меня будет перебором.

Барышни снова засмеялись.

- Веришь, мы так и подумали, - проговорила Настя.

- Все нормально, я так девчонкам и объяснил твое состояние, так что ты на законных основаниях можешь с нами не идти.

Мы не спеша покинули столик, а затем и кафе.

- Простите, не думал что произойдет нечто подобное. - Я изо всех сил изображал виноватого, но на самом деле мне было наплевать. - Реально ведь хотел расслабиться, оттянуться, а выходит…

- Выходит, что нужно долечиться. - Не дал договорить Бобров, который сгорал от желания продолжить этот вечер в компании девчонок, а не телика или ноута, заменявшие ему все прелести реала на протяжении на одного года. - Мы все всё понимаем. Правда, девочки?

- Естественно, - единогласно выпалили те.

- Тогда до встречи, - вроде как немного расстроенно проговорил я.

- Ок. Выздоравливай.

Люба с Настей разделились и взяли довольного Борю под руки с обеих сторон. Бобров больше не был одуванчиком, он был солнцем, сверкающим от удовольствия и счастья. Тройка весело удалялась прочь оставляя меня в гордом одиночестве, которое меня вполне устраивало.

Домой я шел не спеша продолжая зависать на своей волне. Меня безумно напрягал факт постоянного присутствия в голове Ники, но ничего с этим поделать я не мог. Глупо было надеяться что Горшкова сможет занять место Любимовой в моем сознании хотя бы на короткий промежуток времени. Нет, клин - клином, однозначно не мой вариант. Выходит, я обречен на вечные муки - тихо ненавидеть своего лучшего друга и в одиночестве сходить с ума от назойливых мыслей о Нике.

Я чувствовал себя так паскудно, как никогда прежде. Как мне хотелось быть тем самым бездушным козлом, к которым девчонки всегда зачисляют тех, кто не обращает на них внимания. Не чувствовать, не убиваться, не думать… Стать прежним.

Чтобы хотя бы на время избавить себя от навязчивых мыслей о Веронике Любимовой все воскресенье я провел в кровати пытаясь проспать двадцать четыре часа. Выходило не очень, но все же время от времени мне удавалось погрузиться в сон и забыться. Я не отвечал ни на звонки Бори, ни на Руслановы. Плевать. Пусть сами за себя радуются либо разгребают свое дерьмо, я то тут при чем?

- Тоха, прикинь, вчера Ника потащила меня в театр на «Ромео и Джульетту». Я эту муть терпел больше двух с половиной часов. Но хрен с этим. Кого ты думаешь я встретил в гардеробной? - Быков был возбужден и взвинчен, и уже в понедельник утром я понял, что спать всю жизнь у меня все равно не выйдет, придется вникать в проблемы друзей. - Дину! Да, прикинь. Эта коза, которая терпеть не может даже современные мелодрамы, поперлась в театр на этот бред. Угадай кто сопровождал ее на эту бредятину?

- Даже не догадываюсь. - Спокойно ответил я, готовясь к началу урока.

- Борзов! Прикинь. Эта овца замутила с Борзовым! Еще один, блин, ценитель романтики. - В этот момент у Быкова разве только пена изо рта не шла, а так он вполне мог сойти за психа. - И, главное, знает же как я ненавижу этого упыря. Вот сука!

Я иронично улыбнулся:

- Может она и «сука», но, как по мне, здесь не обошлось без твоего участия.

- Ты это о чем? - Мои слова подействовали на Руслана как громоотвод.

- А о том, Рус. О том. - Я достал учебник и принялся искать нужную страницу, безразлично продолжая беседу. - Ты столько раз над ней издевался, что она просто не могла оставаться белой и пушистой. Напомню, это ты ее кинул и что по-твоему она должна делать? Динка ведь прикольная девчонка и сидеть и ждать, как предыдущие три раза, пока ты перебесишься и вернешься к ней, было бы глупо.

- Я что-то не понял - ты на чьей стороне?

- Я на стороне справедливости. Почему это ты можешь гулять со Зла… с Любимовой, а Шалева не может с Борзовым? Где логика?

Руслан зло вытащил со своего рюкзака учебник и громко ударил им по парте.

- Какая на хрен логика! Да пусть таскается с кем угодно, мне плевать. Но Борозов, это удар ниже пояса.

С Серегой Борзовым у Руслана давние счеты, хотя, я давно советовал ему забить на детские обиды.

Когда-то, еще в детском саду, Борзов был нашим другом. Мы дружно ходили на один горшок и с радостью делились игрушками, пока Марина Малиновска, кажется так звали первую любовь Быкова, не предпочла общество Борзова. Девочка с рыжими кудряшками откровенно заявила Руслану, что не намерена выходить за него замуж так как он не достаточно для нее хорош. Она честно призналась Быкову в том, что не любит мальчиков, которые носят колготы и еще меньше любит слюнтяев и плакс. «Мама говорит, что мужчина всегда должен быть мужчиной, а не тряпкой. Сережа никогда не плачет и не носит колготы, а еще всегда делится конфетами. Я выбираю его». Вот так и вышло, что маленькая конопатая девчуля рассорила друзей-товарищей и навсегда изменила поведение Быкова. С тех пор я больше не видел слез на его лице, колгот и уважения к женскому полу. Он тоже стал выбирать себе подруг не сердцем, а по определенным параметрам и до сих пор не может остановиться ненавидя Борзова лютой ненавистью.

Ясно, почему его взбесил выбор Дины, но она не должна заботиться о его чувствах если он забивает на ее. В моих глазах Динка не сделала ничего страшного, если сама себя не будешь уважать, другие тем более этого не станут делать. Ее выбор, конечно, не очень удачен, но за это я все же стал уважать ее больше, чем за способность слепо ждать.

- Рус, без обид, но на двух стульях одной задницей еще никому не удавалось усидеть. У тебя есть Ника, она знать не знает кто такой Борзов и, по-моему, без ума от тебя. На хрена тебе грузиться на счет Дины? Не хочешь же ты сказать что любишь Шалеву?

Я знал что для Быкова слово «любовь» хуже слова «спид» или «война» или «чума». Он всегда отрицал наличие в себе любых чувств к противоположному полу кроме спортивного интереса и похоти.

- Дружков, ты че, на приколе? - Быков фальшиво рассмеялся. - Да плевать мне на эту ШАЛАВУ, пусть с кем хочет с тем и тягается. Они с Борзовым друг друга нашли. Флаг им в руки. Ты прав, у меня есть Ника, а эта девочка стоит сотен таких как Шалева.

- С этим не поспоришь, - едва уловимо прошептал я.

Быков нервно принялся листать учебник. Мы оба замолчали. Прозвенел звонок на урок. Страсти утихомирились. В класс вошел Григорий Петрович и со старта принялся толкать новую тему по химии.

15

Уже на первой перемене Боря делился всеми своими новыми впечатлениями.

- Ребята, вы не поверите, но у меня, наконец, появилась девушка. Она такая классная! - Глаза Боброва искрились, а лицо сияло от счастья словно мощнейший прожектор.

- А что, тебе есть с чем сравнивать? - ядовито ухмыльнулся Быков, но Бобров этого не заметил, продолжая свой восторженный треп.

- Тоха, я буду благодарен тебе до конца дней за предоставленную возможность раскрыться. Как оказалось, общаться с девчонками в реале не сложнее чем в интернете. Там, мне всегда приходилось выдавать себя за другого, а вчера и позавчера я был самим собой и знаете, это круто! Я понравился ЕЙ таким, какой есть.

- Кому это ЕЙ? - удивленно уставился на возбужденного Борю ничего не подозревающий Руслан.

- Чувак, зависай ты в собственной романтике чуть меньше, ты бы был в курсе, что у твоего товарища жизнь тоже не стоит на месте. - Многозначительно прорекламировал я Борины успехи.

- Ну ни фига себе! Чувак, уважуха. И кто эта счастливица?

Руслан реально обалдел, а Боря немного смутился.

- Нуу, вы оба ее хорошо знаете…

Меня пугали смутные догадки. Руслан же выпученными глазами зырил то на меня, то на сияющего Боброва.

- Моя девушка - Настя Горшкова.

Я не успел поздравить Боброва, как Быков взорвался истеричным смехом.

- Да ну на фиг! Бобер, не гони! - демонстративно хватаясь за живот, Руслан просто синел от притворного смеха. - Ты и Горшок? Вот это анекдот. Во насмешил. Или, может она тебя силой, того… Ты, Боря, не стесняйся, расскажи друзьям правду. Мы, если че, готовы вписаться за тебя. Правда, Тоха?

Смущение Бори со словами Быкова улетучилось:

- Знаешь что, «друг», «горшок» это ты. А Настя, моя девушка. - Таким уверенным и грозным голосом Боря ни с одним из нас никогда не разговаривал, а использование устрашающего взгляда, так вообще было неожиданным. Я всегда считал что «страшный взгляд» это наша с Быковым привилегия. - Она добрая, нежная и умная. У нее есть мечты и планы на будущее, в отличие от некоторых, чей предел мечтаний завалить новую телочку.

На мгновенье мне показалось будто я попал в параллельную реальность. Быков охренел до такой степени, что не сразу смог разговаривать, поднимая с пола челюсть. Боря же не выглядел испуганно, на его фэйсе не было и капли неуверенности.

- Ты че, бобер, потерялся? Одна телка, да что там телка, кобыла, повелась, так ты себя героем почувствовал? Да она…

Руслан не успел закончить, его нос совершенно неожиданно натолкнулся на кулак Бори. В следующее мгновенье Быков рухнул на землю.

- Это ты у нас главный зоофил школы, а я встречаюсь с девушкой мизинца которой ты не стоишь.

- Ребята, че вы гоните? - Стоять в стороне и наблюдать за творившимся беспределом было выше моих сил. - Когда это мы дрались из-за девчонок?

Все происходило в школьном коридоре не далеко от класса и мгновенно привлекло внимание десятка прохлаждавшихся на перемене школьников разных возрастных категорий. Кто-то снимал нас на мобильный, кто-то тупо ржал.

Я протянул руку Руслану, помогая ему подняться.

- Никогда. - Хватаясь за разбитый нос проговорил злой как черт, Быков. - А знаешь почему, Тоха? Потому что нам с тобой делить было нечего. А ты, бобер, придурок конченый. Да горшок бортанет тебя на раз-два! Она ТЕЛ-КА, нравится тебе это или нет. Причем галимая.

- Стоп! Хватит, Рус. - Мне пришлось приложить усилия, что б не подпустить Борю, у которого непонятно откуда взялась силушка богатырская. - Боря, успокойся, ты же знаешь Руслана. А ты, заткнись, иначе я буду вынужден уработать вас обоих. Боря, иди в класс. А ты, пошли в туалет, смоешь кровь.

- Бобер, ты труп! - не унимался Быков.

- Ты тоже, если еще раз обзовешь Настю.

- Кобыла галимая!

Реагировать пришлось быстро. Я оттолкнул в сторону Быкова, а в другую улетел Борюсик. Столпившиеся зрители были благодарны и чуть ли не хлопали в ладоши требуя продолжения.

- Я сказал - ты в класс, а ты в туалет. А вы, - я уставился на зевак, - спрятали свои камеры и свалили, будто вас тут никогда и не было. И не дай Бог я увижу это видео в нэте, поверьте, я найду того засранца, который почувствовал себя бессмертным.

Тут же я достал и свой мобильный в подтверждение собственных слов сделав снимок зевак.

- У меня есть все ваши рожи, так что разыскать и начистить каждую, мне будет не сложно.

Не могу сказать что кто-то из наблюдавших за цирком сильно испугался, но потихоньку все начали расползаться. Бобров исчез  за дверью, а я сопроводил в туалет Быкова.

- Не, ну ты видел? А еще друг называется. - Руслан тщательно вымывал фэйс не уставая ныть. Я просто стоял рядом сложа руки на груди. - Из-за галимой овцы другу втащить. Куда мир катится? Не, ну ладно бы он начал мутить с Рябышевой или Бегимовой, если ему нравится за мной подбирать, они хоть выглядят нормально, не как самки гиппопотама. Так нет, сам повелся на тонну живого мяса, а я крайний.

Каждое слово сказанное Быковым заставляло меня задуматься на счет правильности поведения Боброва. В моих глазах Боря вырос на голову выше меня. Вот как нужно отстаивать право на свое счастье. Вот кто в нашей компании настоящий ПАЦАН.

За все дерьмо, вылетающее изо рта Быкова, я и сам с удовольствием разукрасил бы его фэйс. Ладно у тебя память хорошая и ты не можешь забыть детскую обиду, которую давным-давно пора закопать, но при каких делах здесь все остальные? Тем более с Горшковой Наськой Быков повстречался не больше двух месяцев и сам же, стандартно, кинул ее. Какие претензии?

Я представил на минуточку себя на месте Боброва. Меня, по сути, вполне может ожидать подобная ситуэйшн. Если Златовласка надоест Руслану, я не буду ждать, пока ее течением не занесет в сети другого придурка не понимающего, как ему повезло. Но если у Боброва все происходит впервые - первые отношения, первая драка, первые настоящие эмоции, то мне не привыкать. За Нику Любимову я буду драться с чертом, не то что с Быковым и не дай Бог ему отзываться о ней так же как о Насте.

- Рус, избавь меня от своего словесного поноса. Честно, блевать хочется. Ты скажи, тебя в самом деле Горшкова покоя не дает?

- Нет, конечно, - брезгливо проговорил Быков.

- Тогда в чем проблема? Или ты с каждым, кто начинает мутить с твоими бывшими будешь устраивать разборки? Если так, то мне тебя жаль. У тебя на личную жизнь и новых телочек времени совсем не останется. Ты ж практически со всеми старше двенадцати, хоть на одном свидании, но бывал. Что скажешь?

- Да плевать я хотел на всех своих бывших.

- Тогда дело в том, что Боря счастлив с той, с кем не сложилось у тебя, или как?

Я преднамеренно выводил беседу на важную не для Боброва, для меня тропинку. Я был уверен на 99%, что Руслана на длительные отношения с Никой не хватит. Интересно узнать, чего ждать, когда я попытаюсь завоевать Нику, бывшую страсть лучшего друга.

- Нет, конечно. Я только рад, что он, наконец, расчехлился. Просто… Даже не знаю, что на меня нашло. Это было на столько неожиданно… Думаю, моя реакция объясняется шоком, я просто от Борюсика не ожидал подобного выбора.

- Ну, это не нам решать. Мало ли, может мне тоже когда-то кто-то из твоих бывших приглянется…

- Фууу, Тоха, ты же не такой. Нафиг тебе телки б.у.? Вокруг ходят толпы незнакомых цыпочек - работы не початый край, хватит всем. Так что не думаю, что ты позаришься на кого-то из моих бывших, когда есть огромнейший выбор совершенно не тронутых никем телочек. Пусть Бобров, и ему подобные, за нами подбирают.

Все в той же высокомерной манере Быков продолжал делиться со мной своими мыслями. Я смотрел на товарища, и мне реально было его жаль. Для Быкова девчонки были просто куском плоти не больше. Из-за таких как он, нас все и ровняют под одну гребенку. Да, я был раньше почти таким же, хотя и уважительнее относился к чужим чувствам. Но если разобраться - кто виновен в том, что он вырос именно таким? Кто, с беззубой улыбкой во весь рот, впервые в жизни указал ему на недостатки? Кто заставил его почувствовать себя ниже другого и породил желание доказать всем «телкам», что он может быть самым-самым для каждой, относясь при этом к ней как к мусору?

16

***

Октябрь пролетел на одном дыхании. Руслан помирился с Борей уже через день после драки, и наша тройка успешно продолжала общаться дальше.

У Бори все прекрасно срослось с Настей, она полностью завладела нашим Бобровым и даже со своей хиленькой конструкцией тела, Борис готов был носить ее на руках. И таки носил, пусть даже в воде. К слову сказать, он с удовольствием записался в бассейн и превратился прямо таки в человека-амфибию. Любовь и не такое с людьми делает. Еще он, наконец, поставил на зубы скобы, стремясь к идеальной улыбке. С Настей Боря узнал, что значит «любовь окрыляет». Он даже внешне похорошел и стал привлекать к себе внимание тех девчонок, которые раньше в его сторону никогда не смотрели. Но теперь все изменилось, кроме своей Анастасии, наш Борюсик не замечал, да и не хотел замечать никого.

Быков встречался с Никой профессионально продолжая играть роль юного Есенина. Ну, или что-то в этом роде.

Я… Я бесконечно радовался за Борю. Но искренне порадоваться отношениям Руслана у меня не получалось. В тайне от всего мира, ежедневно перед сном я мечтал только об одном - дне, когда Руслану окончательно надоест возиться с моей Златовлаской. Попыток забыть ее в чужих объятиях после истории с Горшковой, я больше не предпринимал. Я старался забыться  в творчестве. Часто ночь напролет я писал стихи, которые иногда превращал в песни. Я выплескивал на бумагу все, она ведь все стерпит. Десятки белоснежных листов были в те дни мне ближе любого живого существа. Я доверял только им. Я открывался только им. Я показывал настоящего себя только им.

Иногда мы гуляли впятером, но подобных прогулок я старался избегать. Играть роль придурка, которым я прикидывался в день нашего с Вероникой знакомства, смысла уже не было. Быть настоящим не пялясь при этом на нее, не стараясь прикоснуться, не иметь возможности зарыться в золото ее волос и насладиться ее вкусными губами, было выше моих сил. Да и в те редкие дни, когда я соглашался быть пятой ногой в телеге любовной идиллии, мне слишком часто приходилось сдерживать себя чтобы не сломать Быкову нос. Он вел себя с Никой не так, как она того заслуживала; не так, как относился бы к ней я; не так, как ведет себя по настоящему влюбленный человек с предметом своего обожания. Всякий раз когда я становился невольным свидетелем фальшивого счастья, мне хотелось плакать и выть от боли, проклиная себя за трусость и слабость. А еще меня часто посещало желание биться головой о стену, сдерживало только то, что это вряд ли чем поможет. Мне было бы легче, если бы рядом с Вероникой был Боря, искренний и любящий. Я бы смирился с победой друга. Быков же играл с ней и как долго он собирался это делать, я понятия не имел.

- Знаешь, мне что-то поднадоело таскаться с Никой по музеям да театрам, хочется реально оттянуться с телками и бухлом.

День, когда я услышал это заявление от Руслана, я запомнил на всю жизнь - ноябрь восьмое. Первое чувство - радость; второе - ненависть.

Я был безгранично рад тому, что Быков оставался собой до конца. На нем абсолютно никаким образом не отразилось общение с нежной, романтичной, чистой особой. Он как был бычарой, так и оставался.

Когда первое радостное чувство притупилось, я понял, что начинаю ненавидеть уже не себя, а Руслана. У Вероники к нему чувства были реальными и искренними, возможно даже первыми настоящими. Что же должна почувствовать такая солнечная и наивная девушка, когда ей сообщат, что в ее обществе больше не нуждаются; что прошла любовь; что все кончено? Как я, утверждавший, что люблю это солнце, мог выжидать подобного момента, что б наброситься на нее, словно стервятник? Как она сможет поверить в искренность моих чувств, после того, как разочаруется в словах и поступках другого? Кто виноват в том, что из ангелов на свет появляются стервы?

Мы стояли в нашем дворе. Руслан курил. Я пытался собраться с мыслями.

- Ты же вроде говорил, что у вас с Никой все в полном шоколаде?

- Говорил.

- В чем тогда дело?

- Чувак, понимаешь, когда каждый день у тебя на завтрак обед и ужин один шоколад, начинает подташнивать. У меня весь Никин «шоколад» во где сидит. - Руслан медленно выпустил изо рта огромное кольцо дыма, той же рукой, в которой дымилась сигарета, Быков прикоснулся к своему кадыку. - Таких нудных отношений у меня в жизни не было. Эти все ее ахи и вздохи за давным-давно подохшими дядьками с их внеземной поэзией жесть как задолбали. Ее невинность и наивность уже не соблазняют, а раздражают. Ее сиськи и задница, которые она великодушно позволяет мне лапать, не стоят тысяч нервных клеток которые она убила во мне своим «Руслан, не надо» и «Руслан, еще не время». Достала блин! Целка фанатичка! А я нормальный пацан с отлично функционирующим детородным органом, который скоро начнет забывать о своих прямых обязанностях и потребностях. Да ну на фиг!

Быков плевался в разные стороны, а я торжествовал. Умница моя. Хорошая моя. Моя Златовласка смогла устоять перед соблазном разделить постель с любимым. Я знаю, у девчонок есть пунктик по поводу своего первого раза, который почти всегда должен быть по большой любви. Маничка у них такая, и неважно случается эта любовь в тринадцать, шестнадцать или двадцать. Девочки слишком серьезно относятся к своему первому разу, по крайней мере большинство, и я рад, что в лице Быкова, Ника не разглядела ТОГО САМОГО. Честно, будь она моей, мне было бы наплевать, сколько у нее до меня было парней; я бы сделал все возможное, чтобы после меня больше не было ни единого. Но не могу не отметить, что мысль о том, что я могу стать первым и единственным, не могла не заставить полюбить ее еще больше. Если это вообще возможно.

- Хочешь сказать, скоро в нашей скромной компании на одного холостяка станет больше?

- Не то что бы скоро… - Быков выбросил окурок и спрятал руки в карманы, а через секунду в одной из них сжимал мобильный, внимательно в нем что-то выискивая. - У Динки в конце Ноября днюха и если до этого числа я не раскручу Нику на секс, придется топать к Шалевой вымаливать прощенье. Это самый оптимальный вариант в кратчайшие сроки пристроить своего заскучавшего «младшего товарища». Когда Шалева выпившая, отказать мне, просто выше ее сил. А на свою днюху она по любому будет бухая.

При воспоминании о Шалевой я, само собой, рассмеялся. Не хотелось говорить Руслану «я же предупреждал», да я и не стал.

- А ты уверен, что Дина, даже пьяная, примет тебя? Слышал у нее с Серегой Борзовым все хорошо. Да и ты, не раз видел их вместе.

- Тоха, я тебя умоляю. Борзов в жизни Дины только эпизод, которых у меня было много больше чем у нее. А я это уже какое-то постоянство. Тем более что друг без друга мы долго не можем.

«Это ты без нее не можешь и все время, как побитый щенок плетешься к ней с извинениями. А она очень даже может прожить без такого придурка, как ты» - так мне хотелось ответить, а так я реально ответил:

- Я давно говорил, что вы с Шалевой отличная пара, не опоздал бы ты только с примирением.

- Не ссы, чувак, таких как я, так просто не забывают.

Уверенности в словах Быкова было через меру, но я чувствовал - в этот раз все будет не так, как было прежде. На прошлой неделе я зависал в кондитерке, сам. Так, писал кое-что, размышлял кое о чем, лакомился кое-чем. Краем уха я подслушал разговор своих соседей, которыми по чистой случайности оказались Шалева и Борзов. Они не громко, но эмоционально признавались друг другу в любви, обнимались, целовались и просто наслаждались друг другом. Зная Борзова с его загонами и дерьмовым характером, меня это еще как удивило и даже насмешило, но играть на публику им было не перед кем, так что вывод напросился сам собой - у них все было по-настоящему. В конце концов любовь к девушке, которая даже не подозревает о моих к ней чувствах, смогла же изменить меня. Почему Шалева не могла сделать с Борзова человека?

О том, что я видел, я рассказал только Боре, который посоветовал не вмешиваться. Я и «не вмешался», а почти сразу забыл об этом. Вот, вспомнил только сейчас. Но, кто знает, может любовь к Быкову сильнее здравого рассудка и нормальных отношений с другим парнем?

17

После нашего разговора с Быковым, каждый новый день превратился для меня в пытку. Я просыпался с мыслями о том, что где-то неподалеку вчера засыпала любимая мною девушка с разбитым другим парнем сердцем. И засыпал я с такими же мыслями.

О том, что все случилось, я узнал из социальной сети:

                    «…Дверь полуоткрыта,

                        Веют липы сладко…

                        На столе забыты

                        Хлыстик и перчатка.

                        Круг от лампы желтый…

                        Шорохам внимаю.

                        Отчего ушел ты?

                        Я не понимаю…

                        Радостно и ясно

                        Завтра будет утро.

                        Эта жизнь прекрасна,

                        Сердце, будь же мудро.

                        Ты совсем устало,

                        Бьешься тише, глуше…

                        Знаешь, я читала,

                         Что бессмертны души…

                                                                    Анна Ахматова».

Это была единственная запись на странице Златовласки. Статус отсутствовал, как и семейное положение, как и все жизнерадостные картинки, приколы и цитаты. Не было ничего, только строки, которые я и сам знал почти наизусть.

- Привет, ты что, порвал с Никой?

- Да, - в трубке послышался сонный голос. - А чего это ты собственно ни свет ни зо…

- Просто. - Я не дал Быкову закончить, я не мог подобную новость обсуждать по телефону, мне нужно было узнать все в подробностях и видеть лицо Быкова при этом. Для меня было важно, что сказал или сделал он, что сказала или сделала она; как вообще они разошлись. -  Рус, ты не против если я сейчас к тебе заявлюсь. Сегодня воскресенье дома реально скучно, а так в игру какую порубимся, а заодно ты мне все в подробностях распишешь, как ты любишь. Ок?

Не дожидаясь его ответа, я одной рукой натаскивал на себя джинсы, а другой искал в куче тряпья подходящий свитер.

- Ок. - Лениво прозвучало в ответ.

Я вылетел в коридор и моментально натолкнулся на сонную маму.

- Не поняла, куда это ты, Антошенька, собрался в воскресное утро? По твоим же меркам еще «ни свет, ни зоря». Что-то случилось?

- Нет ма, все в порядке. Руслан позвонил у него что-то с компом, а сам он разобраться не может.

- А это что, так важно? - Мама механично затягивала на халате пояс и недоверчиво посматривала в мою сторону.

- А как ты думаешь, если я в выходной выполз из своей комнаты раньше обеда? - это был железный аргумент, в выходные меня в девять утра увидеть за территорией комнаты можно было разве только в туалете.

- Да уж, как к бабушке на выходных съездит, так тебе некогда, отдохнуть нужно. А как к другу за компьютер, это с радостью.

- Мааа.

- А что «ма», что «ма»? Я что, не права? - мама огорченно вздохнула. - Ладно, папа проснется, мы с ним вдвоем съездим. А ты не сиди у Русланчика целый день, не надоедай людям. И обедать чтоб домой пришел, а то будешь по чужим людям…

- Маа! - я реально вскрикнул, другого варианта заставить маму замолчать не существовало.

- Ладно, ладно сыночка, иди. - Мама тут же схватила меня за уши и притянула мой лоб к своим губам. - Веди себя хорошо и не задерживайся.

- Договорились.

По дороге к Быкову, хоть она не заняла у меня больше десяти минут, я все время думал о произошедшем. Как и чем Руслан объяснил Нике что у них все кончено? Позаботился ли он о ее душевном состоянии? Что я говорю: Быков и забота, два понятия не совместимых друг с другом, что меня и пугало безумно.

Стих Ахматовой выложенный Вероникой был пронизан печалью и болью. Я мог только догадываться, что должна чувствовать сейчас Златовласка. Я пацан, испугался боли разбитого сердца на столько, что даже не попытался стать для Вероники тем самым - ЕДИНСТВЕННЫМ. Как же девчонке, с ее хрупкой душей, должно быть больно сейчас. Получается - я избежал собственной боли, подставив под удар чужое сердце. Я ведь знал, что рано или поздно все произойдет именно так. Кто я после этого?

- Привет.

- Хай.

Руслан открыл мне дверь в одних труселях и походу те десять минут что я к нему шел, он спал.

- Тоха, ну ты гонишь. Чего тебе не спится в такую рань? - Сонно потирая глаза ныл Руслан.

- Я ж говорил дома скукотень.

- Какая на хрен может быть «скукотень», когда спишь? Вот мне, например, очень даже весело. - Включив для загрузки комп, Быков рухнул на кровать и забрался почти с головой под одеяло.

- Ага, я бы тоже с удовольствием бы дрых, но моей мамочке захотелось, как обычно, поэкспериментировать с едой. Не знаю, что она там готовит, но похоже на жаренную селедку или что похуже. Дышать даже в моей комнате за закрытой дверью нечем. Вот и пришлось спасаться бегством. - Умнее отмаза чем обвинить во всем маму я придумать не смог.

- Понятно. Сочувствую чувак. А моих родаков по выходным раньше обеда в квартире и не встретишь, кайф.

Я сидел на компьютерном кресле, которое Руслан попросил меня покинуть, как только его ноут окончательно загрузился. Быков без особого энтузиазма вынырнул из под одеяла и все-таки соизволил натащить на себя треники и толстовку.

- Говоришь, в игруху порубиться хочешь. - Руслан внимательно рассматривал ярлыки на рабочем столе. - Может гоночки? Или танки?

- Может, - меня этот выбор мало волновал, я судорожно пытался сообразить, как заговорить о Нике, - ты внимательно посмотри, что у тебя там еще есть и что-то выберем. Кстати, что у вас там с Любимовой произошло?

Кружить вокруг да около не было ни малейшего желания, я безумно волновался за Златовласку. Быков, не отрываясь от монитора, вяло начал блеять.

- Да ничего, собственно страшного. Все к этому и шло. Ника в последнее время доставала меня своим вечным «ты меня не любишь». Она по сто раз наяривала, раздражая этим, выпытывая где я и с кем. Молчу уже о том, как умело она выносит мозг своей поэзией. Да меня уже тошнит от ее «люблю». От постоянного сравнения как умели любить раньше, и как обесценилось это чувство сейчас. Я ей как-то говорил, что не Пушкин я и не Блок, а Быков, и так как они излагать свои чувства на бумаге не умею... Короче. Один сплошной бред. Я понял, что с этой Ахматовой, у меня вряд ли выгорит секс, уж очень серьезно она к нему относится. В последнее время, хоть я вам с Борей и не рассказывал, но я даже избегал свиданий с ней. Мы не ссорились, но и общаться нормально уже не выходит. А пару дней назад она заявила что видела меня с Диной, мол, я такой счастливый был и просто сиял. Чего она давно не замечала, когда я бывал с ней. Она начала загоняться требуя ответа на вопрос люблю ли я до сих пор Дину, а я на сотый раз не выдержал и ляпнул что я никогда и не переставал ее любить. Все. Разговор вмиг прервался. Она тупо развернулась и пошла прочь. Я не стал ее догонять. Вот скажи, зачем все усложнять?

- Выходит вы с ней еще в пятницу расстались?

- Нет. То что я тебе рассказал, произошло в четверг вечером.

Боря безразлично стучал по клавишам, и каждый его удар отдавался в моем мозгу маленьким разрядом тока. Бедная моя Златовласка.

- А почему ты нам с Бобровым ничего не рассказал? Ты даже виду не подал.

- А что рассказывать? Я не бросал Нику, она сама ушла, тем самым развязав мне руки. У Динки скоро днюха и когда я буду с ней мириться, не забуду упомянуть, что я не такая уж и сволочь, какой она меня считает. В этот раз меня кинули и это я жертва осознавшая что лучшей девушки чем она у меня в жизни не будет.

Я смотрел на довольного собственными планами Быкова и отказывался верить в то, что мой лучший друг такой урод. Скажи мне кто твой друг и я скажу тебе кто ты - это уже не о нас.

«Я люблю тебя, а если тебе на это плевать, и я тебе не нужна… Что ж, мне тоже… мне Я тоже не нужна.  Помни, хотя бы, что я любила по-настоящему…»

Я бы многое отдал за подобные слова адресованные мне. Но смятый клочок тетрадного листа, который я случайно заметил на компьютерном столике Быкова, был исписан не для меня. Ее почерк я бы узнал из миллиона. Она часто писала Руслану, и когда он хвастал перед нами с Бобровым очередным ее посланием, оголявшим перед ним свою душу, я молча завидовал. По телу пробежала толпа холодных мурашек. Пальцы безвольно сжались в кулаки.

- Что это?

Едва мои глаза добежали до конца записки, вопрос вырвался сам собой.

- Да так. Не обращай внимания. - Руслан резко вырвал из моих рук обрывок тетрадного листа и, безжалостно смяв его в ладони, отправил в мусорное ведро. - Ника загоняется.

- На загоны не похоже.

- Не знаю. Она всегда все усложняет.

Руслан отмахнулся от меня и не заморачиваясь продолжил втыкать в комп. Там как раз грузилась новая игра. Можно подумать игрушка, любая, а тем более шаровая версия, может быть важнее Ники.

Я потянулся к мусорной корзине и достал ту самую записку.

- Рус, ты бы вник. Что-то тут не то, - я бережно расправлял в руках бумагу, - это на нее не похоже. Ника никогда словами не бросается. Все, что она писала тебе раньше - правда, ее суть. А тут будто…

Я даже боялся допустить напрашивающуюся мысль, а тем более произнести вслух.

- Да ладно тебе, Тоха. Расслабься. Загоняется Ника. Меня весь ее детский сад уже достал. Пусть что хочет то и делает. Мне пофиг. Вот честно. - Степень безразличия в голосе Быкова сводила с ума.

Руслан уставился в монитор, а я среагировал по-своему.

Не могу сказать, что я хотел того, что произошло дальше, и тем более не планировал, но рука сама по себе взметнулась вверх иии…

- Черт, Тоха, ты дебил?! - в следующую секунду мой лучший друг валялся в паре со своим компьютерным стулом, хватаясь за разбитую губу, растирая по роже кровь.

- Это ты, дебил.

Быстро сунув записку в карман джинсов, я пулей вылетел из квартиры Быкова. Руслан не пропадет, а вот Ника…

Я знал, я чувствовал, я ощущал седьмым, восьмым, девятым чувством, что в этих нескольких спешно нацарапанных строчках заключена жизнь - ЕЁ жизнь…

18

Где искать Нику я не знал. Я не знал ее адреса, но вспомнил что Быков как-то дал мне ее номер, которым я ни разу не воспользовался. Видно, пришло время.

Я нервно листал список контактов. Один вызов, другой, пятый и ничего. С экрана телефона на меня смотрела солнечная девушка посыпающая себя осенними золотом и я был уверен, что сейчас от ее лучезарной улыбки не осталось и следа.

Где искать Нику, я понятия не имел, меня вело шестое чувство.

Я прошелся по нашему району, заглядывая в разные его уголки: школьная спортивная площадка, детский сад, беседки, кафешки, Ники нигде не было. Раздавленный и нервный, я готов был снова навестить своего друга Быкова, что б узнать у него домашний адрес Златовласки, но что-то невидимое и необъяснимое заставило меня поднять голову вверх. На крыше хрущевки находившейся в нескольких домах от моего, я увидел ЕЁ.

Я не мог видеть лица Ники, но мне хорошо был знаком ее нежно-голубой пуховик. Голубой, один из оттенков ее глаз, цвет, который преобладал в ее гардеробе.

Девушка стояла на краю крыши и я знал, что она сделает то, зачем она туда забралась. Времени подниматься по ступенькам на крышу дома у меня не было. Кричать и умолять что б она не делала последний шаг, было бесполезно. Я знал, она не из тех, кто побоится довести начатое до конца. Просто знал.

Первым делом я позвонил в скорую, если я это сделаю после, может оказаться слишком поздно. Пробки и водители, которые не спешат уступать дорогу медицинским машинам, часто играли с людьми злые шутки. Я не мог этого допустить.

В голове все смешалось. В панике я бросился стаскивать к предполагаемому месту падения ангела все, что могло хоть как-то смягчить его. Я притащил ото всех парадных мусорные баки и вывернул их содержимое на тротуар. Я выдирал с корнями попадавшиеся на пути кустарники, цветы, и практически догола «раздел» две несчастные туи растущие на углах дома. Я принялся обламывать липу и клен, растущие через дорогу, когда из подъездов повалили бабушки с душераздирающими криками.

- Подлец!

- Сволочь!

- Ты посмотри на это хулиганье, вообще что ли страх потеряли!

- Вот я сейчас в милицию позвоню, они на тебя быстро управу найдут. Посмотрите только, люди добрые, какой беспредел этот сопляк устроил!

- Бандит!

- Хулиганье малолетнее!

Со всех подъездов словно крысы со своих нор выныривали пенсионерки, ответственно следившие за порядком у собственного дома. Это была естественная реакция на тот беспредел, который я устроил, но выбора у меня не было. Обозленные бабули меня абсолютно не пугали, мной управлял другой страх. Я молча продолжал делать свое дело, никак не реагируя на полетевшие в мою сторону пару костылей, и поток матерных слов.

- Ты что, глухой что ли? Прекрати хулиганить! - Не унимались старушки, а из крайнего парадного подтягивались два дедушки. - Коля, звони участко…

Бабуля с противным голосом моментально заткнулась. У ее ног в неестественной позе распласталось юное девичье тело. Бабушка упала рядом. Часть возмущенных пенсионерок застыла на месте, а самые смелые ринулись к лежавшим в куче мусора телам.

Я пулей подбежал к Нике. Старушка меня мало волновала.

- Ника, Ника, детка… - Златовласка дышала и несколько секунд после падения порадовала меня синевой своих глаз, в которых еще искрилась жизнь. - Ника, только не отключайся, не отключайся… Дыши, детка, дыши…

Вероника Любимова, моя Златовласка, лежала на перине из отвратно вонявших объедков, использованных целлофановых пакетов, картофельных очистков и прочего дерьма. Даже сквозь всю эту вонь я чувствовал запах персиков и солнца. Она недолго порадовала меня сознанием и устало прикрыла глаза, после чего все посторонние запахи с силой ударили мне в нос. Я переставал улавливать аромат лета. Я начинал осознавать, что теряю ее.

- Ника, пожалуйста, Ни-ка…

Только после того как она закрыла глаза, я увидел ее целиком: обе ноги неестественно вывернутые, одна рука лежала под спиной, вторая была задрана выше головы, максимально вывернутой вправо будто пластилиновая, само туловище лежало ровно. Из головы или шеи, я не понимал, сочилась кровь. Джинсы были разодраны в нескольких местах, а там где находились колени, очень быстро появлялись бурые мокрые пятна. Золотые волосы были перепачканы непонятным мусором вперемешку с быстро запекающейся кровью.

Я не сдерживал себя. Пацаны не плачут, плачут человеческие души и сердца. В этот момент я был просто несчастным человеком, который отчаянно пытался высвободить из лап смерти не безразличного мне человека. Мне никогда и ничего в жизни не хотелось так сильно, как заставить это юное тело дышать, жить, улыбаться. Я желал только одного - что б запах солнца и персиков никогда не покидал меня. Я нежно сжимал руку Ники в дрожащей собственной, а затем достал из внутреннего кармана своей куртки ее фото, которое всегда носил у сердца. Я не спеша прочел ей те слова, что лились из меня в тот день, когда я имел возможность наслаждаться ею почти открыто. Слова, которые родились во мне глядя на отливающиеся на солнце волосы и соблазнительную шею, когда Ника, в песочнице моего двора, полностью была погружена в чтение. Тогда эти слова были нужны мне, сейчас - ей.

Я не знаю, слышала ли меня Вероника, но она должна была чувствовать мое присутствие и физически ощущать сумасшедшие удары постороннего сердца через пульс на руке, сжимавшей ее ладонь. В этот самый миг я поклялся сам себе - если Вероника… Если сегодня был последний день когда я видел синеву ее глаз и ощущал ее аромат, Быков проживет не многим дольше ее. В том, что произошло, виноват и я тоже, но себя мне не жалко. Собственная участь предрешена. Если бы не моя трусость… Если бы я признался Руслану что Вероника Любимова должна быть моей… Если бы я только рискнул заговорить с ней… Но теперь сожалеть глупо и бесполезно. Все, что могло случиться, случилось и глядя на окровавленное тело Ники, меня больше не пугало собственное разбитое сердце.

Скорая приехала достаточно быстро. Медицинские работники заставили меня посторониться и принялись выполнять свои прямые обязанности. Нику аккуратно погрузили на носилки, буквально одним профессиональным и отработанным движением. Ей сделали несколько уколов и захлопнув дверцу, поспешили покинуть место происшествия.

Бабульку они откачали с помощью нашатыря, измерили давление, что-то еще, и оставили на попечении у подруг. Я просился сопроводить Нику, но доктора велели оставаться на месте до приезда полиции, которую они уже вызвали.

Время будто остановилось. Мне казалось приезда полиции я ждал не десять минут, а целую вечность. Крышу срывало. Мозг закипал. Я просто не мог находиться здесь и сейчас в то время как моя Златовласка, где-то там, борется за жизнь. Сомнения на счет того, что она будет выбаривать у смерти второй шанс душили словно многотонный удав. Она решила свести счеты с жизнью и вряд ли передумала. Я знал что ей нужна поддержка и слова надежды, а мне было что ей сказать.

С полицейскими я на долго не задержался. Все, что они смогли от меня услышать это то, что я просто прогуливался и случайно заметил на крыше человека. Кроме девушки я никого не видел. Из парадного никто не выбегал и никто никого не толкал, хотя шагнула она сама или оступилась, я не видел. Я честно признался, что знаком с Вероникой, но не очень близко, что она учится в моей школе и что является девушкой моего лучшего друга. Есть ли у нее враги, я не знал, как и о том, были ли у нее какие-то проблемы. Я знал, что это глупые вопросы, но все же послушно и честно ответил на них. О записке я не сказал ни слова, пусть сами разбираются кто виновен в случившемся, по закону. Мой же личный приговор зависел только от того будет ли продолжать дышать Ника долго и счастливо, или…

На вопрос «почему я бросился наводить этот беспорядок и как до этого вообще догадался?», я ответил просто «А вы бы что, прошли мимо?». Вопросов больше не было, но, на всякий случай, люди в погонах записали мой номер и отпустили, продолжая заниматься расследованием случившегося.

19

В больнице меня не пустили к Веронике находившейся в реанимационном отделении. За ее жизнь отчаянно боролись, как меня уверяли, лучшие специалисты. Время тянулось бесконечно. Доктора еще не вышли из операционной, когда в белоснежном больничном коридоре появилась дико кричавшая женщина.

Накрывая голову руками, я отчаянно качался взад вперед в большом потертом кресле холла. Мимо меня пронеслась незнакомая женщина неся с собой до боли знакомый запах персиков и солнца. Обоняние привело меня в чувства и я взглянул на истерично рыдавшую незнакомку с золотыми волосами.

Мне не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять кто это был. От рыданий этой женщины мое сердце разрывалось на миллион кусочков. Она колотила кулаками несчастную ни в чем не повинную медсестру и умоляла пустить ее к дочке. Но ни через минуту, ни через десять, никто не дал ей добра на посещение операционной.

Какое-то время я молча наблюдал за взрослой копией Вероники. Еще чуть-чуть и ее мама, казалось, сойдет с ума от отчаяния. Она была безутешна.

- Она обязательно выкарабкается.

Это были слова, которые не могли унять мать, но хотя бы давали понять, что она не одинока в своем горе. Я продолжал сидеть в кресле все в той же позе, боясь подходить к старшей Златовласке. Мне реально было страшно смотреть в ее глаза и представлять, что Вероника просто может не дожить до первых морщинок и первых седых волос. А все из-за меня!

Мама Вероники на секунду остановилась. Она прекратила всхлипывать и кричать, хотя слезы продолжали струиться по ее бледным щекам. Женщина с безумно красивыми небесного цвета глазами с надеждой смотрела прямо мне в лицо:

- Вы уверены?

Ей нужны были гарантии, и я охотно давал их, потому что мне они тоже были нужны.

- Да. Я уверен.

Смахивая слезы, оставив в покое медсестру, мама Ники быстро шагала в мою сторону. Она упала на соседнее кресло не сводя с меня глаз доводивших меня до еще большего отчаяния. Я вновь ощутил запах персиков.

- Вы знали Нику? - всхлипывая, но гораздо спокойнее, женщина механично растирала по щекам влагу.

- Да. Немного. - Я не лгал, хотя мне безумно хотелось сказать что я не просто знал ее, я жил ею последние несколько месяцев.

- А что с ней случилось, знаете?

- Не больше вашего.

- Но мне известно только что она в реанимации, а больше ничего. Полицейский, позвонивший мне на мобильный, едва успел договорить что Ника в этой больнице со страшными травмами, и я не стала выслушивать его дальше. Я бросила трубку и помчала… Так вы знаете, что с ней произошло, а то ведь я с ума сойду, пока от компетентных органов все услышу.

Я зажал свои руки между колен и, не выпрямляя спину, немного повернул голову на соседнее кресло.

- Она упала с крыши дома. - Это все, что я мог сказать маме.

- Как упала?

Смотреть на искреннее непонимание в небесно-голубых глазах я больше не мог. Я продолжал разговор дальше, спрятав лицо в ладонях.

- Я не знаю. Спросите у полиции. Я просто стал случайным свидетелем ни больше, ни меньше.

Женщина расплакалась с новой силой, видно, представила как ее дочь камнем летит с большой высоты. Мое собственное душевное состояние было не лучше, спрятав от посторонних глаз собственное лицо, я тоже тихонечко плакал. В те минуты мне было плевать, что ПАЦАНЫ не плачут.

- А ее парня, Руслана, вы тоже знаете?

Вопрос прозвучал для меня более неожиданно, чем гром среди ясного неба.

- Да. - Чуть слышно проговорил я.

- Думаю, ему тоже стоит сообщить о случившемся. Ника, когда придет в себя, захочет увидеть своего Руслана.

Я не обернулся на голос, продолжая укрываться. Я не думал, я знал - Быков последний, кого бы хотелось увидеть Нике придя в сознание.

- Не стоит. Мне кажется ей бы не хотелось, чтоб Руслан видел ее в таком состоянии, - это первое, что пришло мне в голову, и реально было похоже на правду.

- Может и так…

Женщина продолжала тихо всхлипывать. Я мысленно обращался к Богу в которого никогда не верил и никогда не нуждался в его призрачной помощи. Сегодня я просил не за себя. Если понадобится я готов упасть и к ногам самого Дьявола, только бы Златовласка жила.

- Вы мама девочки?

Прозвучавший совсем рядом грубый мужской голос заставил меня вздрогнуть и буквально вскочить с места. У кресла Вероникиной мамы стоял седой пожилой мужчина в белом халате.

- Да, - поднимаясь, робко, с надеждой в голосе прошептала заплаканная женщина.

- Мы сделали все, что могли, - эти слова никогда не несли с собой ничего хорошего, насколько я мог судить о подобном из многочисленных фильмов. Мое сердце замерло. - Дальше все зависит от вашей девочки.

Обессиленная от нервных переживаний женщина просто свалилась обратно в объятия кресла. Страшно даже представить, что в этот момент творилось в ее душе и в материнском сердце.

- С ней правда все будет в порядке? - синие глаза пристально смотрели на врача.

- Думаю да. Она молодая и крепкая. Вот только реабилитационный период однозначно будет долгим. У девочки сломаны обе ноги и левая рука. С шеей тоже есть проблемы, но позвоночник цел, а это главное. Все закончилось бы плачевно, приземлись она на асфальт или даже землю. Так что вам стоит поблагодарить не безразличного парня, который быстро соображает.

- Это вы о чем?

Мама Ники непонимающе уставилась на доктора. Я прикинулся невидимкой. Мне не нужны ничьи дифирамбы все, что мне было нужно, я уже услышал.

- Мне рассказали что какой-то парень, по счастливой случайности оказавшийся рядом, позаботился о ней. Ваша девочка упала в вывернутый им из мусорных баков хлам и ветки деревьев, которые он успел постелить на землю. Побольше бы таких внимательных людей и нам гораздо реже приходилось бы сообщать родственникам слишком печальные новости. - Доктор печально выдохнул. - У вашей дочки отличный ангел-хранитель, так что все у нее будет в порядке.

- Спасибо, - прошептала мама Вероники и благодарно обняла доктора. - А мне можно к ней?

- К сожалению, пока нет. Но уже завтра, думаю, вы сможете ее навестить. Действие наркоза еще не прошло и она продолжает крепко спать, так что в вашем посещении нет смысла.

Услышав все, что меня интересовало, я тоже решил ждать «завтра» в больничных коридорах. Доктор продолжал вести с мамой Златовласки разговор, а я незаметно удалился. Я понимал, вопрос «тем парнем был ты?», возникнет сразу же, как исчезнет седовласый мужчина. Но слушать благодарности осознавая, что если б не мои загоны, всего этого могло бы и не быть, мне не хотелось. Я и без того был противен сам себе.

20

В больнице я провел остаток дня и долгую бессонную ночь, предварительно отзвонившись маме. Я было хотел сказать что заночую у Боброва, но она опередила меня сообщив что они с отцом задержатся на ночь у бабушки. Одной проблемой стало меньше.

Кроме родителей я никому не звонил и не писал, хотя мой телефон не прекращал вибрировать и орать, пока я его не вырубил. Мне не хотелось омрачать абсолютное счастье Бори этой гнусной историей, а с Быковым разговаривать мне больше было не о чем. Этой ночью я принял два важных решения - дружбе с Быковым пришел конец, мы стали слишком разными; я сделаю все, чтобы вернуть на лицо Вероники Любимовой улыбку, в глаза счастливый блеск, в душу солнце.

- Это были вы, ведь так?

Вопрос прозвучал слишком неожиданно. Я всю ночь старательно избегал малейшей возможности пересечься с мамой Вероники, но случай решил все за меня. Мы встретились ранним утром у кофейного аппарата. Я как раз наклонился за своим стаканчиком кофеина, когда за спиной раздался уже знакомый женский голос.

Обернувшись, я старался не смотреть в глаза уставшей женщины, используя в качестве спасательного круга свой напиток. Я активно дул в стаканчик и пытался вытащить из него невидимые соринки.

- Вы о чем?

- Вы знаете о чем. Тем парнем, который спас жизнь моей Нике, были вы.

Это уже не был вопрос, это было утверждение. Деваться было некуда. Я отвечал дрожащим голосом, хотя изо всех сил пытался унять эту дрожь.

- Да. - «И не только. А еще и загнал ее на карниз этого дома тоже Я», хотелось добавить, но я не смог. Слишком много всего пришлось бы объяснять и не факт, что женщина, которая едва не лишилась своей девочки, смогла бы понять меня, а тем более простить.

- Спасибо. - Теплые женские руки нежно обвились вокруг моей шеи, а потом легонько сжали мою голову и немного наклонили к своим губам.

Мама Вероники нежно поцеловала меня в лоб, точь в точь, как это всегда делала моя собственная. Я с трудом проглотил подкативший к горлу ком.

- Я еще вчера хотела поблагодарить вас, но вы исчезли. - С едва уловимой улыбкой мама Ники отдалилась от меня. - Не знаю, чем я так провинилась перед Богом, но я бы не пережила если бы…

Женщине было трудно говорить. Я видел это. Чтоб сдержать подкатывающие слезы она замолчала, занявшись кофейным аппаратом. Я чувствовал себя отвратно, неловко, и гадко, но сбежать не мог.

- Может, я не правильно воспитываю своих детей, не знаю. Не знаю почему Ника пошла по пути своего брата и только надеюсь, что придя в себя, она скажет что ее вина заключается лишь в том, что она забралась на эту крышу. Я боюсь услышать что она не просто оступилась а… а… Два года назад ее старший брат из-за проблем с девочкой решил укоротить себе век и выпрыгнул прямо из окна собственной комнаты. Поэтому мы и переехали, как только это стало возможным. Этот его поступок потряс Веронику. Она упрекала больного брата в слабохарактерности и клялась мне, что никогда бы не решилась на подобный поступок. Тем более из-за неразделенной любви. Но что бы она ни говорила, прыжок Вадика отразился и на ней. Она стала меняться на глазах. Ежедневно имея возможность наблюдать до чего может довести реальная любовь, Ника стала отгораживаться от настоящего мира утопая в книгах. Она зачитывается классикой и восхищается былыми временами когда ради руки и сердца женщины мужчины стрелялись на дуэлях, совершали открытия и писали прекрасные поэмы. Она презирает нынешний образ жизни, осуждает своих сверстниц за легкодоступность, а парней за отсутствие в них благородства и уважения к женскому полу. Поэтому у нее и нет друзей. Я, наверное, миллион раз слышала от нее мечты о машине времени. «Если бы кто только изобрел подобный агрегат, я бы не задумываясь, отправилась в прошлое в семнадцатый-восемнадцатый век. Тогда умели любить. Тогда женская честь что-то значила. Тогда мужчины были мужчинами, а не сопливыми сказочниками, мечтающими только о том, как бы затащить побольше девушек к себе в постель». В ее голове давно выстроен идеальный мир в котором она и пытается жить не обращая внимания на реальность. Когда я узнала что у нее появился парень не из семнадцатого столетия, как было уже неоднократно, моей радости не было границ. - Женщина иронично ухмыльнулась. - Она часто сообщала мне о своем новом увлечении из очередного романа. Так вот, когда она сообщила, что в новой школе у нее появился настоящий парень из плоти и крови, я не могла нарадоваться. Ника все время твердила будто он сошел со страниц ее романов - обходительный, внимательный, романтичный, добрый, смелый. А какая мать не будет рада подобному кавалеру? И все у них, вроде, было хорошо… И вот, на тебе…

Мама Вероники замолчала. Прекратив размешивать сахар в своем стаканчике, она сделала несколько глотков, а я за это время попытался переварить неперевариваемое.

В моей голове давно не было такой каши, но я попытался в кратчайшие сроки разложить все по местам. Информация полученная только что из первых уст, многое проясняла.

Я однажды слышал от Быкова о наличии у Вероники брата-инвалида, но это было лишь единожды, и я не придал этому никакого значения. Подобное известие резало по живому. После признания этой несчастной женщины я почувствовал себя еще большим уродом, а Быкова готов был закатать в асфальт. Я возненавидел себя и Быкова, да и все НАС, настоящих ПАЦАНОВ, так как уверен - брат Вероники пострадал по одной простой причине: какой-то козел, успел прилично нагадить в душу девушки, а она отыгралась на нем. Отвечаем на уже привычный вопрос - кто в этом виноват?

То, что Ника жила в придуманном мире не стало для меня новостью. Я с первой секунды понял что она особенная. Единственное что поразило - как она не смогла за долгие недели общения с Быковым обнаружить его фальшь? Как она могла видеть в нем героя своего романа? Как умная и начитанная девушка повелась на пустую болтовню и наигранные ахи вздохи?

Мне хотелось утешить маму Ники, хоть немного развеять ее опасения. Пусть я знаю всю правду, но ей от этой правды легче не станет.

- Вы не думайте о ней плохо. Скорее всего, Ника действительно просто оступилась.

Женщина с благодарностью посмотрела на меня:

- Спасибо вам, добрый юноша. Вот если бы кто-то позаботился и о падении Вадика, возможно сейчас он бы не был прикован к постели. Наверно, я просто плохая мать, раз не замечаю проблем собственных детей.

Я ничего не ответил. Мне не хотелось льстить и сыпать необоснованными словами «что вы, не наговаривайте на себя, вы прекрасная мама». Это звучало бы по меньшей мере фальшиво. Я был уверен в том, что дело не в воспитании, тем более женщина, стоявшая в шаге от меня, в принципе не могла быть плохой мамой.

- Думаю, все у вас будет хорошо. Ника сильная. Она обязательно выкарабкается. Простите, но я должен вас покинуть.

- Да, конечно. Но обещайте что будете навещать Нику, она должна знать в лицо того самого рыцаря, которыми бредит.

- Я буду навещать ее даже чаще, чем вы думаете и не потому что пообещал.

- Простите, юноша, но в этой суматохе я вообще забыла об элементарном воспитании и культуре общения. Как ваше имя? А то Ника очнется, спросит, кем является ее рыцарь, а я даже имени вашего не знаю. Меня, кстати говоря, можете называть тетей Надей или Надеждой Васильевной, как вам больше нравится.

- Меня Антон зовут, но не думаю что мое имя о чем-то скажет Веронике.

- Но все же. Приятно познакомиться, Антон. Знайте, вы всегда будете желанным гостем не только здесь, а и в нашем доме.

Если бы не Никина мама, я бы не покинул больницу так скоро и дождался бы пока она придет в себя. Мне безумно хотелось увидеть синеву ее глаз и лишний раз убедиться что с ней теперь будет все в порядке. Я бы не уходил из больницы и неделю и две, сколько было бы нужно. Но, во-первых - меня никто к ней пустит так как я не являюсь родственником; а во-вторых - рядом с благодарной Надеждой Васильевной, я чувствовал себя таким подонком, которых еще стоит поискать. С каждым ее «спасибо» я обливался холодным потом зная что причиной всему дурацкие игры в МАЧО, а не плохое воспитание.

21

В школе о происшествии узнали быстро, но друзей среди одноклассников Ника не успела завести, так что ее падение было просто очередной темой для обсуждения, не больше.

Заходя на школьный двор, я издалека заметил Быкова на нашем обычном месте. Он с кем-то болтал по телефону. Сначала я решил полностью игнорировать его, как будто бы он стал невидимкой. Но с каждым шагом приближаясь к нему и не видя на его лице даже намека на боль или хотя-бы тревогу, я понимал что будет трудно не замечать вполне себе счастливой рожи.

С каждым шагом сокращающим между нами расстояние я чувствовал как в моем теле нарастает гнев. Мое сердце начало биться учащенно и с такой силой, будто передо мной стояла Златовласка, а не Быков. Я каждой клеточкой ощущал прилив адреналина, меня просто накрыло волной  ярости.

Сам не понимая как это произошло, в следующее мгновенье я уже сидел верхом на Руслане и что есть силы рихтовал ему лицо. Я видел ужас в его глазах, видел как его смазливая рожа превращается в кровавую кашу, но не мог остановиться. В голове яркими вспышками возникала картинка лежащей в куче мусора девушки с переломанными ногами и поломанной судьбой. Сила моих ударов росла с каждой новой вспышкой.

Окровавленное лицо Руслана Быкова не вызывало во мне никаких эмоций кроме желания изуродовать его до такой степени, что б ни одна, даже самая тупая телка, не повелась на этого урода. Мне хотелось вырвать его язык, что б он онемел и не смог больше произнести ни единого лживого слова. Я бы с удовольствием лишил его глаз, что б они больше никого не смогли заворожить своей фальшивой красотой. Моя ненависть к бывшему другу была такой сильной, что и представить страшно, чем бы это все могло закончиться.

Не знаю кто именно стащил меня с Руслана, знаю только что это был не один человек, а три. Дальше были разборки в кабинете директора, вызов родителей в школу, угрозы о передаче моего личного дела в кабинет полиции. Было много пустого трепа, но все обошлось.

На этом наша с Быковым многолетняя дружба прекратила свое существование.

Каждый день перед школой и после, я навещал Веронику. Хотя «навещал» это, наверное, не совсем подходящее слово. Я приходил в больницу, разыскивал дежурную медсестру, а если везло, то лечащего врача, и наводил все нужные справки. Через неделю ее из реанимационного отделения перевели в обычное и стали пускать всех желающий.

- Антон, ты бы зашел к Любимовой, а то все тайком да тайком, - как-то заботливо предложила пожилая медсестра Тамара Петровна, бабушка - божий одуванчик. - О тебе уже легенды среди нас ходют - ухажер - не ухажер, а каждый божий день часы по тебе сверять можно.

- Нет, Тамара Петровна, я пока не решил с чем идти к ней.

- А чего ж тут думать. Любишь ты девку, разве не понятно. - Бабуля удивленно развела руками. - Вот с этим иди. Вряд ли ей чего большего надо.

- Мне надо это большее.

Я реально сходил с ума, не имея возможности видеть Златовласку. Несколько раз я решился было, но у ее палатной двери давал задний ход. Я часто видел Надежду Васильевну в больничных коридорах, но всегда издалека, старательно избегая личной встречи. Я знал что Ника сказала маме будто хотела просто сделать панорамное фото и оступилась. Вопроса «а где же твой фотоаппарат», ни у кого не возникло. Ее падение никак не связано с любовной историей, это то, что хотела услышать мама и Ника произнесла именно это.

Я знал что первое время Ника не спешила выздоравливать пребывая в депрессивном психическом состоянии, но это длилось пару недель, а потом она ожила. Медсестры сообщили мне что выздоравливать ей помогают книги, много книг. Еще мне сказали что кроме меня и Надежды Васильевны ее навещало всего пару-тройку человек и то по одному разу.

Быков порывался сходить к ней, о чем я случайно узнал от одноклассников. Я культурно предупредил - если он осмелится перешагнуть порог больницы, он там же и поселится; если повезет и после того что я с ним сделаю он не окажется в соседнем заведении - морге. Он, естественно очень сильно возмущался, обозвал меня предателем, но соваться в больницу не стал. Подобным заявлением я поставил в нашей с ним дружбе жирную точку, будто и не было этих двенадцати лет. Быков просто умер для меня. Мужская дружба это святое, но у всего есть предел. Ничего общего с человеком для которого чужая жизнь не имеет никакой ценности, мне иметь не хотелось.

Боря хотел, но не решился показываться на глаза Нике, опасаясь неумышленно растревожить память о Быкове.

То, что случилось с Никой, искоренило мой страх и любые опасения по поводу ее отказа. Один мой страх убил другой - оказаться на похоронах Ники было намного страшнее, чем просто быть посланным ею. Я больше ничего не боялся, но выжидал удобного случая. Больница, не самое удачное место для начала отношений. Тем более причиной ее нахождения здесь были именно отношения, пусть и с другим.

Я знал, Нике нужно какое-то время чтобы заново научиться верить людям, не говоря уже о парнях. Я дал ей это время, да и себе тоже. Но это просто отсрочка, не более того. Я больше не трушу. Самое страшное это не успеть сказать, в этом я теперь уверен.

Иногда местные медсестры служили мне почтовыми голубями. На обычных тетрадных листах, без тупых плюшевых мишек и раздражающего розового, я писал Нике стихи. Если бы мне кто несколько месяцев назад сказал, что я променяю свой рэп на поэзию, я бы однозначно по этому поводу позагонялся, поржал. Но так подействовала на меня Ника. На уроках, в трамвае, в беседке, посреди ночи, слова сами складывались в строки самым странным образом рифмуясь и переплетаясь друг с другом. Первые пару писем она порвала не читая, как мне потом рассказывали. Только когда узнала, что их поставляет не «высокий брюнет с карими глазами», а далеко не брюнет, не имеющий ничего общего с карим цветом, она сменила гнев на милость.

***

- Это был ты?

Я впервые за долгое время услышал самый нежный на свете голос. Это было неожиданно, но я едва сдерживал себя, что б от радости не наброситься на его обладательницу.

Это произошло в больнице. Ника уже передвигалась самостоятельно, хоть и с помощью кресла. Я в очередной раз стоял у ее палаты размышляя «быть или не быть», когда дверь распахнулась.

Она была еще прекраснее, чем я ее запомнил. Запах лета ворвался в больничные коридоры поглощая все на своем пути. В ее глазах я видел блеск, ее губы были такими же желанными для меня, как и в первую встречу. Все в ней было идеальным, кроме кресла. Нет, с точки зрения внешнего вида оно было нормальным, вот только одним своим присутствием напоминало мне о том, какой жестокой может быть любовь и какими скотами могут быть люди.

- Ты о чем?

- Ты знаешь о чем.

- Я много чего знаю. - Ответ прозвучал слишком заносчиво и я тут же поспешил исправиться. - В смысле, у меня в голове куча вариантов, не знаю, что именно тебя интересует.

Я спрятал руки в карманы и неловко переминался с ноги на ногу. От моей уверенности не осталось и следа. Рядом с Никой я превращался в робкого неуверенного в себе подростка. А еще этот ее пристальный взгляд…

- Это всегда был ты. - Ника смотрела на меня снизу вверх, не отводя глаз. Она изучала мое лицо, оценивала мое поведение, пыталась разобраться в собственных ощущениях и самостоятельно отыскать ответы. - Ты был тем парнем, который постелил мне мягчайшую постель из отходов. Ты был тем, кто провел в больнице первые сутки после моего в ней появления. Ты тот, кого мама сотни раз видела издалека в этих коридорах. Ты шлешь мне прекрасные стихи и…

На несколько секунд, может минут, Вероника замолчала. Она отвела от меня свои глаза и уставилась на собственные ноги. Было понятно, она пытается что-то либо вспомнить, либо сформулировать.

Я стоял не дыша. Я готов был слушать свою Златовласку час, два, десять, всю жизнь. В момент полного молчания я просто любовался ею представляя как помогу ей выбраться из этого кресла и мы рука об руку будем носиться по осеннему парку посыпая друг друга золотыми листьями.

- Самое первое стихотворение, которое я получила от Руслана, это тоже был ты. Можешь не отвечать, это не вопросы. Я сопоставила некоторые факты, кое-что разузнала, до чего-то додумалась. Руслан ведь никогда не был ни романтиком, ни поэтом, ни просто влюбленным в меня юношей. Он всегда был похотливым малолеткой и ничего больше. На вторую неделю после моего… гм-м, моего падения, ко мне в гости заходила Дина Шалева. Сначала я решила, что меня из вежливости решила проведать одноклассница, но оказалось что я ошиблась. Дина заглянула ко мне в качестве неоднократно бывшей девушки Руслана и многое расставила по местам. Знаешь, мне даже не было больно, может потому что сломанные ноги, рука и свернутая шея тогда болели сильнее. Кое-что от нее я и о тебе узнала. Например то, что ты больше не являешься товарищем Руслана. Сложив не такой уж и сложный пазл из многих факторов я поняла кем является мой ангел-хранитель, рыцарь и поэт. Но, знаешь, кое-что ты все же должен прояснить…

22

День, когда между мной и Златовлаской не осталось никаких недоговоренностей я запомню на всю жизнь.

Как она того и хотела, я откровенно признался ей во всем от начала до конца - «прояснил» ВСЁ и даже больше. Было страшно, но только первые несколько секунд. Настоящий мужчина не должен знать позорного чувства страха. Расположившись в больничном холле, заняв небольшой угловой диван у телевизора, впервые я раскрыл перед девушкой свою душу.

Я описал в подробностях первый день нашей встречи и в мельчайших деталях описал что на ней было одето. А еще я признался ей в том, что она «моя Златовласка», на что она отреагировала смущенной улыбкой. Она долго смеялась, когда я признался в том, что для меня она всегда пахнет солнцем и персиками. Я открыто рассказал о своих чувствах и страхах и миллион раз извинился за трусость, которая привела к столь плачевным последствиям. Я рассказал Златовласке, каким был раньше, и что нас связывало с Быковым. За то, что раньше я и сам был не намного лучше Быкова, я попросил у нее отдельное прощение. Она узнала что благодаря появлению, пусть совершенно неощутимому для нее, ее в моей жизни, она перевернула мой мир с ног на голову. Я рассказал про неудачную попытку забыться с помощью чужих объятий, но и об удачном результате  - Боре с Наськой, не забыла упомянуть. От меня она узнала как я оказался в нужном месте в нужное время. Я не утаил от нее даже собственных переживаний и клятв на случай если… В общем, я вывернул собственную душу перед ней наизнанку. Я больше не боялся быть слабым и не сдерживал слезы, когда было совсем невмоготу. С каждым словом я чувствовал, как правда делает меня сильнее. Я перестал тащить на себе «крест» из недоговоренностей и страхов. Я освободился. Дышать вмиг стало легче.

- Знаешь, а ведь и ты мне с первого взгляда понравился больше, чем Руслан. Я была новенькой и, естественно, присматривалась ко всем и каждому. Я прекрасно заметила ваши оценивающие взгляды, когда впервые переступала порог школы. Я неоднократно тайком наблюдала за вашей троицей в школьных коридорах, столовой и во дворе. Я держалась в стороне ото всех, но не была ни слепой ни оглохшей. Честно, когда я получила открытку, меня хоть и разочаровал ее внешний вид, но впечатлило содержание. Я надеялась что автором послания будет безумно красивый парень с неприлично синими глазами в которых хочется утонуть, но… Потом была эта переписка в нэте… А потом наше первое с Русланом свидание… И если в первые минуты я еще сомневалась тот ли это романтик который умеет так красиво излагать свои мысли на бумаге; красиво говорить в переписке; цитировать любимых мною авторов, то с твоим появлением в кафе все разрешилось. Я почувствовала в твоем поведении некую фальшь, но не придала этому особого значения. Мне было немного обидно, что моя интуиция подвела меня и моим романтиком оказался не голубоглазый красавчик, но Руслан сумел покорить меня, умело играя выбранную роль. Он всегда так красиво говорил, так умело цитировал великих, так искренне сыпал любовными признаниями… - Златовласка огорченно выдохнуло. - Я начала понимать и ощущать лишь за пару недель до нашего разрыва, что МОЙ Руслан не тот, кем он есть на самом деле, а тот, кем я хочу его видеть… Я начала понимать слишком поздно, что он просто играет со мной. Я успела влюбиться в него. Точнее - я полюбила того персонажа, которого он изображал. Только когда ему это все наскучило и он перестал особо стараться, я начала осознавать на сколько ошибалась в человеке. Не знаю какого черта, прости, я шагнула с крыши, ведь уже понимала «кто есть кто». Наверное, мне просто хотелось прочувствовать всю горечь разбитого сердца. Как сказала бы моя мама «Ты просто перечитала грустных стихов». Сейчас я поверить не могу в то, что могла больше никогда не увидеть солнца, луны, звезд, тебя…

В один ряд с огромными светилами Ника записала и меня. Все то время что она говорила я слушал ее дыша через раз, и после того как она замолчала я тоже не обронил ни слова. Передохнув несколько секунд, Ника продолжила.

- Не знаю, что на меня нашло в тот день. Я миллион раз ругалась с братом, упрекая его в слабохарактерности. Даже не помню сколько раз я, малолетка, пыталась вдолбить брату-инвалиду, что подобной жертвы не стоит никто в целом мире. Я все время задавала ему один и тот же вопрос «Кому ты сделал хуже тем, что сейчас без чужой помощи не в состоянии поднести ложку ко рту?». В чем перед ним виновата наша несчастная мама? И нужен ли он теперь той, которой был не нужен даже в отличной форме? До недавнего времени я совершенно его не понимала. Хотя сейчас легче не стало. Сейчас я и себя не понимаю. Как я могла сделать то, что сделала? Оправдываю свой поступок только тем, что на меня что-то нашло. Любовь… Любовь прекрасна, когда есть взаимность, в остальных случаях нужно просто быть сильным. Мой поступок мне уже не изменить и о том что я любила не того, мне до конца моих дней будет напоминать не разбитое сердце, а сломанные конечности.

Не смотря на совершенно не веселые рассуждения Ника в конце иронично улыбнулась, обдавая меня с головы до ног теплом этой улыбки.

- Кстати говоря о памяти. Вот уже которую неделю подряд я не расстаюсь с одним не очень удачным снимком, не подскажешь откуда он взялся?

Ника хитро улыбнулась и достала прямо с внутреннего кармана пижамы фото, хотя сильно сомневаюсь, что существует подобный дизайн, скорее всего она достала фотку прямо из собственного лифа. Вероника протянула мне фото на котором она радостно улыбалась наслаждаясь дождем из золотых листьев. Я молча взял фотку в руки. Именно ее я положил Нике в карман, прежде чем ее забрала скорая. Мне хотелось чтобы частичка моего сердца сопровождала ее и помогала выкарабкаться. Я с первого дня как распечатал, носил это фото с собой. Именно на него я записал первые рожденные душей и сердцем строки адресованные ЕЙ.

- Не знаешь, что написано на обороте?

Не уверен, но мне показалось Ника проверяет меня. Однажды она уже поверила ничего не значащим словам и рифмам теперь ей нужны доказательства, и я не осуждаю ее за это.

- Я не видел таких как ты. Столько золота… Враз замираешь.

Красоту твоих губ неземных… Сладостью их кого хочешь заманишь.

Я не видел таких как ты, никогда-никогда. Ты знаешь,

Синеву твоих глаз неземных я узнал бы из сотен, меня не обманешь.

Я не видел таких как ты: таких нежных, таинственных… Знаешь,

Мое сердце пленила вмиг, и теперь им как хочешь играешь.

Я не видел таких как ты. Ты одна для меня на свете,

Я себя убиваю любя, но меня до сих пор не заметишь.

Я не видел таких как ты. Для меня стала ты всем на свете,

Я тебе благодарен за то, что ты просто живешь на планете.

Я не видел таких как ты, да и вглядываться уж не желаю,

Я тебя полюбил в первый миг, в миг последний с собой забирая.

Я не видел таких как ты. Не увижу. Не нужно. Довольно.

Я тебя полюбил в первый миг, мое сердце сказало - «Любви ты достойна».

Я прошептал каждое знакомое и родное до боли слово прямо на ушко Златовласки. Мне не понадобились шпаргалки, подсказки, помощь друга. Каждое слово я помнил так отчетливо, будто они родились только что. Мало того, я даже помнил, в каких местах я растерянно пытался вставить правильные знаки препинания, но даже их мне диктовало сердце. Я плохо знаю математику, с трудом учу химические формулы, мне проблематично запомнить исторические даты; но все слова сложенные в стихи, которые я когда-либо писал с мыслями о Нике, я помню безукоризненно.

Я потянулся к ней за тем, о чем мечтал, кажется, бесконечно долго. Наши губы впервые нашли друг друга. Это был самый нежный, сладкий и долгожданный поцелуй на который Златовласка охотно ответила. Когда я отстранился от сладких губ, ее глаза все еще были прикрыты. Они не открывались еще несколько минут. Когда шикарные ресницы обнажили голубизну радужек, я заметил в них излишнюю влагу, но Ника не проронила ни единой слезинки. Ее глаза были полны нежности и благодарности, а губы произнесли следующее:

- Я не знаю, кто ты и не знаю где ты.

Знаю только то, что ты есть на свете.

Я люблю, не видя, я дышу тобою,

Знаю, что с тобою не хлебнуть мне боли.

Знаю, мною дышишь; знаю, рядом бродишь,

Вот только не знаю, почем не заходишь?

Знаю, что ты любишь. Знаю, не обидишь.

Знаю для меня лишь, много стихов пишешь.

А еще я знаю - ты ангел-хранитель

Знай, что полюбила всей душой, спаситель.

Это было неожиданно, трогательно и искренне.

Сказать что я был тронут… Я просто обалдел. Сердце стучало в висках, а в мозгу прокручивалась выделенная из контекста фраза - «Я люблю, не видя, я дышу тобою…». О подобном я и не мечтал, теперь только требовалось время, чтобы моя душа, сердце и подсознание восприняли подобную информацию без вреда. В смысле, что б от счастья крышу не сорвало.

- Мне никто и никогда в жизни не посвящал стихов, - чуть дыша прошептал я.

- Мне тоже.

Я схватил в охапку теперь однозначно только МОЮ Златовласку, что бы никогда не выпустить ее из рук. Она всем телом прижималась ко мне, и легонько склонив мою голову к своим губам прошептала:

- Я люблю тебя, я дышу тобою…

***********************************************************