КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397688 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168478
Пользователей - 90427

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Заветное желание (fb2)

- Заветное желание (и.с. Магия фэнтези-52) 813 Кб, 421с. (скачать fb2) - Руслан Рюмин

Настройки текста:



Руслан Рюмин Заветное желание

Автор сердечно благодарит Анну Казакову, которая нашла в себе силы рецензировать все это.


Песня «Последний оплот черного Солнца» принадлежит Inn Morke, который пожелал остаться в тени. Ему тоже отдельное спасибо.

Автор песни «Умри внутри» — Илья Максимов.

* * *

Будьте осторожны со своими желаниями, они ведь могут и исполниться…

Не помню, кто сказал, но в точку (автор)

Ростислав Коротков возвращался домой с вечерних курсов по информатике, которые были необходимы для будущего поступления в перспективный технический вуз. Под подошвами хлюпала ноябрьская жижа, стремясь попасть внутрь дешевых полуботинок, с неба накрапывал мерзкий моросящий дождь. Настроение у Ростислава было под стать погоде, но в свои шестнадцать он уже привык к подобному состоянию. Слишком уж мало радостей было в жизни, и даже те, которые были, всегда норовили ускользнуть, оставив невезучего парня ни с чем…

Юноша покинул ярко освещенный проспект и шагнул в арку, похожую на пасть какого-то чудовища, в нутре у которого царила непроглядная тьма. Родной двор был почти не освещен, и Ростислав внимательно смотрел под ноги. Ему вовсе не хотелось поскользнуться на раннем ледке и упасть в уличную грязь или собачьи экскременты.

— Помогите… — донеслось из темноты. Голос был хриплым и слабым.

— Кто здесь? — спросил Ростислав, поправив очки с толстыми стеклами…

«Опять слабоваты стали», — мимоходом подумал паренек. Бросаться на зов о помощи очертя голову он не собирался. Район не зря слыл беспокойным, и по ночам ходить одному было крайне рискованно. Особенно для худого и физически слабого подростка, полуслепого к тому же.

— Помогите, пожалуйста… — прохрипела темнота. Ростислав, проклиная свою доверчивость, шагнул с дорожки в заросли кустов, направляясь на голос.

— Где вы? — спросил он ломающимся баском.

— Сейчас… — Что-то тихо щелкнуло, и зажегся маленький огонек. Блеснуло золото с маркировкой «Zippo».

Ростислав увидел, что прямо перед ним, с придавленными мусорным баком ногами, лежал незнакомый черноволосый мужчина средних лет, одетый в аккуратный черный костюм. На руке золотились швейцарские часы, глаза были, несмотря на темноту, закрыты огромными, в пол-лица, солнечными очками.

— Помогите… — прохрипел мужчина, кашлянув кровью. Ростислав нагнулся в полной уверенности, что не сдвинет наполовину заполненный мусором и мокрым снегом бак. В следующий миг он отпрянул с невнятным писком. Из груди незнакомца торчал средневековый меч с тонким и прямым лезвием и гардой в виде расправленных крыльев. Рана явно была очень глубокой, и Ростислав не понимал, каким образом этому мужику удается говорить и вообще жить…

— Вытащи… меч… — попросил незнакомец. — Не бойся…

— Я н-не боюсь… — дрожащим голосом соврал паренек. Он всегда до смерти боялся ран, крови, уколов и всего, что с этим было связано.

Ростислав взялся за крестовину вспотевшими ладонями и потянул. Лезвие с влажным хрустом вышло из груди человека, тот мучительно застонал, а Ростислав, которого замутило от этих звуков, полетел в подтаявший сугроб, на поверку оказавшийся припорошенной мокрым снегом кучей мусора. Меч так и остался в его руке…

Незнакомец тем временем сел, потянулся и, словно картонную коробку, отбросил железный контейнер. Тот отлетел метров на десять, с грохотом ударился о стену и, вывалив свое содержимое, замер. Человек встал, рассмеялся, будто нашел во всём происходящем что-то забавное, потом подошел к подростку, который уже раскаивался в том, что помог этому типу…

— Вставай, — сказал он низким и властным голосом. Казалось, звук исходил сразу со всех сторон…

Ростислав, будто во сне, протянул руку, и мужчина рывком поставил его на ноги.

— В-вы кто?.. — спросил юноша, мелко дрожа от страха. Что-то в облике незнакомца внушало странный суеверный ужас.

— У меня множество имен, — улыбнулся тот. — Ты бы хотел услышать все?

— Хотя бы одно… — робко попросил Ростислав.

— Люди твоего мира когда-то называли меня Молох. — Мужчина снова улыбнулся, отряхивая костюм. От раны на груди не осталось и следа, даже кровь с пиджака и рубашки исчезла. — Но теперь я хотел бы кое-что услышать от тебя, Ростислав Максимович Коротков.

— Откуда вы меня знаете? — спросил тот.

— Я много чего знаю.

«И кто же он такой? — подумал Ростислав, у которого в уме пронеслось несколько жутких образов из голливудских фильмов… — Фредди Крюгер? Пришелец? Вампир?..»

— Я… хм… волшебник, — заявил Молох, словно отозвавшись на эту мысль.

— Так не бывает, — сказал юноша, правда, больше самому себе. — Я уже не маленький, чтобы верить в чудеса…

— Ну да, а в инопланетян, вампиров и Фредди Крюгера ты веришь? — рассмеялся Молох. — Не бойся, я тебе ничего плохого не сделаю.

— Вы что, мои мысли читаете? — спросил Ростислав. Его посетила ужасная мысль: раз этот дядька читает в его голове, он может тогда узнать…

Мальчишка мгновенно покраснел до корней волос.

— Меня совсем не интересуют твои подростковые комплексы, парень, — сказал Молох. — Но кое-что я бы хотел услышать.

— Что? — хрипло спросил Ростислав.

— Твое желание, — торжественно произнес Молох. — Самое заветное. Оно будет исполнено.

Паренек на мгновение потерял дар речи.

— Только не спеши, — опередил его слова Молох. — Не трать единственное желание на мелочи вроде школьных побед или сексуального удовлетворения. Ну и не проси меня, пожалуйста, пошатнуть мироздание или естественный ход истории. Я пока не всемогущий, в конце концов…

Юноша молчал, лихорадочно перебирая возможности. Он загнал в глубины сознания свое изумление, свое недоверие и всё прочее. Романтик и фантазер по натуре, Ростислав с легкостью поверил незнакомцу, потому что ему очень хотелось поверить в то, что ему наконец-то повезло… Его заветной мечтой всегда было небо, но он прекрасно понимал, что с его здоровьем о профессии пилота даже мечтать не стоило. Но он всё равно мечтал. Кроме того, Ростислав, как почти все мальчишки в его возрасте, хотел отличаться от других. Ну хоть чем-нибудь.

— Чего ты хочешь? — спросил Молох. — Денег? Власти? Здоровья?.. Проси чего хочешь.

Ростислав открыл рот, помедлил немного, но всё же сказал фразу, отныне перевернувшую его привычный уклад жизни:

— Я хочу… — Он снова на мгновение замялся. — Хочу уметь летать!

— Похвальное желание, — кивнул Молох. — Оригинальное и не лишенное романтики.

Он положил ледяную ладонь на лоб подростка, и тот почувствовал небывалую волну слабости и головокружения, ноги подкосились, и он снова начал оседать на землю.

Когда мир перестал кружиться, Ростислав стоял на ногах, поддерживаемый Молохом.

— Еще одно, малыш, — сказа тот. — Отдай мне меч… Тебе он ни к чему, а мне пригодится.

— Вы могли его уже сто раз взять, — буркнул Ростислав, отряхивая джинсы.

— Обстоятельства таковы, что именно мне ты должен его отдать сам… — сказал Молох.

«Не отдавай!!!» — громогласно раздалось в голове юноши. Он помотал головой, сказал:

— Почему-то мне кажется, что этот меч не ваш… и не должен быть вашим…

Молох улыбнулся:

— Как скажешь, мальчик. Но только что ты ввязался в такое, по сравнению с чем любой ваш паршивый ужастик покажется тебе милой сказочкой на ночь…

— И теперь мое желание, наверное, не сбудется? — спросил Ростислав. Что ж, подумал он, обманщик или просто шарлатан всегда найдет благовидный повод избежать разоблачения.

— Я не беру назад моих подарков, Ростислав, — серьезно проговорил Молох. — Просто ты сейчас столкнулся с тем, о чем и понятия не имеешь. И делаешь большую глупость, опрометчивую.

— Всё равно, — сказал Ростислав, покраснев от смущения. — Я не знаю, как объяснить, но меч не должен быть у вас. Я это чувствую… Вы уж извините…

— Как знаешь, — сказал Молох. — Желание исполнится завтра утром. Прощай, Ростислав. Скорее всего, мы больше не увидимся.

Он шагнул в темноту, оттуда на мгновение дохнуло лютым холодом, после чего двор опустел…

Ростислав огляделся — нет ли еще кого? Он представил себя со стороны. Да, картинка маслом: грязный и худощавый очкарик с мечом в руке. Смех и грех.

Юноша еще раз кое-как отряхнулся, вздохнул, спрятал оружие под полу длинной куртки и направился к одному из домов. Тот черно-серым уродливым кубом высился в темноте, редкие горящие окна бросали тусклый свет во двор. Ростислав поднялся по лестнице (лифт конечно же не работал) на пятый этаж, позвонил в дверь своей квартиры, где он жил с родителями.

Послышались шаги, потом мамин голос спросил из-за фанерной двери:

— Ростик, это ты?

— Да, мам, — сказал Ростислав.

Раздались щелчки многочисленных замков, дверь открылась. На пороге стояла мать, Анна Петровна, немолодая уже, слегка полноватая женщина с выразительными серыми глазами.

— Ты поздно, — немного укоризненно проговорила она.

— Прости, мам, — сказал Ростислав, проходя в прихожую. — Я тут упал во дворе… Зато нашел кое-что.

— И что же ты нашел? — спросила мама. Ростислав вынул из-за пазухи руку, сжимающую меч, но мама словно и не заметила этого.

— Так что же ты нашел? — снова спросила она.

— Ты не видишь? — удивился Ростислав. — Меч…

— Фантазер, — улыбнулась Анна Петровна, потрепав сына по голове. — Ты уже большой, чтобы играть в такие игры. Переодевайся давай, пока ужин горячий…

Ростислав хмыкнул, осторожно дотронулся мечом плашмя до маминой руки… Стальной клинок прошел сквозь тело, будто и вправду был плодом воображения.

«Странно, — подумал юноша. — Ну да ладно».

Он кинул меч на диван в своей комнате, и тот упал, совершенно не смяв покрывало.

Ростислав успел принять душ, переодеться и поужинать, когда с работы пришел отец, капитан милиции, Максим Алексеевич, работавший в уголовном розыске. На работе у него, как всегда, что-то не ладилось, и Ростислав, не желая мозолить отцу глаза, отправился к себе.

Его снедали мысли о завтрашнем утре. Как исполнится желание? И исполнится ли? И что это за меч такой, невидимый и неосязаемый для всех, кроме владельца и Молоха?..

Ростислав поднял с дивана оружие. Меч был красив, очень красив. Лезвие мерцало каким-то странным блеском, не стальным и даже не серебряным, а каким-то еще более благородным. Гарда в виде двух крыльев была сделана очень искусно, вплоть до каждой прожилки в перьях, а в самой середине был вделан большой ярко-алый камень.

«Вот бы рубин, — мечтательно подумал Ростислав. — Хотя всё равно его никто не видит…»

Он пальцем погладил камень, который был на ощупь теплым и слегка щекочущим кожу, словно находился под легким напряжением. Крылья, составляющие крестовину, дернулись и замерли…

— Ух ты!.. — сказал Ростислав вслух.

Он всё же решил отложить исследование меча на будущее. Завтра предстояла контрольная по алгебре, и следовало хотя бы немного выспаться. Насчет своих успехов он не волновался: несмотря на отвратительную физическую форму и презрение со стороны одноклассников, он неизменно учился на одни пятерки и четверки по всем предметам… ну, кроме физкультуры, пожалуй, где едва натягивал на тройку.

Ростислав разобрал кровать, разделся и лег. Почему-то чесалась спина, но несильно. Младший Коротков списал это на счет нервов и закрыл глаза. Сон пришел быстро, хотя у Ростислава всё не выходили из головы слова Молоха: «Желание исполнится завтра утром…»


Когда паренек уже мирно сопел, повернувшись на бок, а меч так и лежал на его кровати, в окно заглянул лунный свет. Ненадолго, с трудом сунувшись в щель между двумя новыми высотными домами, перегородившими почти весь световой поток по направлению к квартире Коротковых.

Серебряное сияние коснулось алого камня на рукояти меча, и крылья снова ожили: взмахнули раз, другой… Ростислав, не просыпаясь, положил ладонь на рукоять меча, и алый камень вспыхнул ярким светом, заливая красным всё вокруг…

1

Ростислав проснулся от холода, а еще оттого, что в ребра что-то больно упиралось. Он сонно приоткрыл глаза, зябко поежившись протянул руку, чтобы привычным движением нашарить на тумбочке очки… Вот только очков не было. Не было ни тумбочки, ни кровати, не было даже комнаты. А были только черные скалы под лазурно-голубым небом, освещаемые ярким, но холодным солнцем. Ростислав лежал на небольшом уступе, продуваемом всеми ветрами, а вокруг, насколько хватало глаз, возвышались бивни утесов и горные хребты, на вершинах накрытые белыми шапками ледников.

Ростислав вскочил, и босые ноги больно чиркнули по острым камням. Паренек охнул и снова сел.

За спиной была какая-то непривычная тяжесть, словно там висел рюкзак или еще что-то. Ростислав пошарил по телу в поисках лямок и конечно же ничего не нашел. Он вывернул голову, оглянувшись назад, и обомлел: за спиной откуда-то появилось два серых крыла. Кожистые перепонки росли из протянувшихся от лопаток дополнительных конечностей и своим строением напоминали крылья европейских драконов или летучих мышей. На сгибах росли внушительного вида когти, возле плеч и на боках бугрились маховые мышцы…

Ростислав попробовал развернуть крылья, и у него легко получилось отдать неосознанную команду, словно собственной руке или ноге. Две серые перепонки живой стеной перегородили скальный уступ, на котором стоял подросток. В размахе крылья могли поспорить с небольшим самолетом или, скорее, дельтапланом. Ветер тут же наполнил их, словно пытаясь унести человечка, посягающего на его небо… Юноша быстро сложил крылья. Еще не хватало свалиться со скалы.

— Ни хрена себе! — громко сказал Ростислав. — Где это я?

Ответом на этот вопрос было только жутковатое завывание ветра. Он снова поежился от колючего холода: всё-таки трусы — не самая подходящая одежда для похода по горам… К тому же воздух вокруг был разреженный, хотя и несильно. Однако у Ростислава немного кружилась голова с непривычки.

Тут взгляд юноши упал на меч, который был воткнут в скальную стену до половины клинка. Тот самый меч.

— Почему мне кажется, что ты виновен в том, что я оказался тут, а? — спросил Ростислав у оружия. Ответ был таким же, как и на первый вопрос: вой ветра среди черных скал.

И вдруг Ростислава осенило. Он видел и меч, и скалы, и небо совершенно четко. Так он не видел никогда в жизни, даже в раннем детстве, и даже в самых лучших очках.

— Я вижу! — заорал паренек. — Без очков!

Его восторгу не было предела. Сбылась еще одна его давняя мечта: он стал нормально видеть.

Ростислав достал меч. Тот вышел из скалы, словно из мягкого масла. Парень чуть не упал, не рассчитав силы. На клинке вдруг из ниоткуда постепенно появились ножны, потом перевязь. Крылья крестовины сложились по обе стороны лезвия, будто специально, чтобы не мешать ношению оружия, а заодно обеспечили дополнительное удерживание клинка в ножнах.

— Ну ладно, — сказал Ростислав, надевая перевязь. Пришлось повозиться, так как крылья сильно мешали, но в конце концов ремни удобно легли на тело, идеально подогнавшись под худощавую фигуру. При этом удалось устроить ремни так, чтобы не мешать крыльям. Клинок повис у бедра, весело сверкнув на солнце камнем в рукояти.

Юноша еще раз огляделся. С уступа не было никакого спуска или даже подъема, и попасть сюда без альпинистского снаряжения, похоже, можно было, лишь прилетев по воздуху…

Прилететь.

Ростислав еще раз покосился на свои крылья. Если исходить из чистой логики, никакие крылья не позволили бы нормальному человеку взлететь, разве что парить, как на дельтаплане. С другой стороны, желание Ростислава звучало как «уметь летать», а не «уметь планировать». Кроме того, здесь был сильный ветер и, похоже, гравитация была несколько ниже, чем…

— Я не на Земле! — дурным голосом заорал Ростислав, до которого дошло значение собственной мысли. — Не на Земле!!!

Осознание того, что ни на каких крыльях не долететь до дому, до матери и отца, до родной школы, тяжелым грузом навалилось на душу Ростислава.

— Ну Молох! — выкрикнул Ростислав. — Ну исполнил желание, твою мать!..

Он еще долго ругался, произнося такие слова, которых от него никогда не слышали раньше ни мама, ни отец, ни даже одноклассники. Вообще от мальчика из такой хорошей семьи, как у него, трудно было бы ожидать подобного лексикона, но у Ростислава просто сорвались нервы. Он помянул всех родственников Молоха колена эдак до третьего, призывая на их головы кошмарные непотребства.

Когда не слишком большой запас ругательств иссяк, Ростислав попытался мыслить объективно. Итак, он находился на чужой планете (хотя, если рассудить логически, это было еще не доказано), в незнакомой местности, без средств к существованию, без связи и даже без мало-мальски приличной одежды. И кроме того — на уступе скалы, откуда можно было спуститься лишь одним способом: спрыгнуть и улететь.

— Ладно, — сказал Ростислав себе, немного клацая зубами. — Предположим, что я действительно умею летать. Почему бы не попробовать? Всё равно замерзну, если буду тут торчать…

Юноша встал на самый край скалы, развернул перепонки крыльев. Ветер тяжелым грузом ударил в несущие плоскости, чуть было не заставив сделать шаг назад.

«Я ничего не теряю», — подумал Ростислав и, поборов желание снова отступить, шагнул в пропасть, ожидая свиста ветра, падения и в конце — короткой боли, вызванной влажным «шмяком» о камни…

Крылья резко ударили, вспоров застонавший воздух, и Ростислав, подхваченный ветром, взвился над скалой, медленно поднимаясь в лазурную высь.

— Я лечу! — громогласно заорал юноша, испытывая беспредельный мальчишеский восторг. — Лечу!!!

Крылья, наполняясь холодным ветром, возносили Ростислава всё выше. Он раскинул руки, словно пытаясь обнять само небо, в глаза ему ударило яркое солнце, лазурная синева приняла в себя человечка, обласкав его ветрами и свежестью, куда-то делось ощущение пронизывающего холода… Паренек плакал от счастья и не замечал своих слез. Он всегда, всю сознательную жизнь мечтал об этом. Летать — вот была самая заветная мечта детства и отрочества Ростислава. Летать как угодно — как Питер Пэн, как беляевский Ариэль, как Данька Назаров… всё равно как, лишь бы летать…

Через какое-то время юноша почувствовал, что маховые мышцы начинают уставать. Он расправил крылья пошире и, отдавшись во власть ветра, начал планировать над скалами в поисках жилья, или хотя бы какой-нибудь долины, или альпийского луга…

Вокруг, насколько хватало взгляда, простирались черно-серые скалы, изредка припорошенные шапками ледников, в отдалении виднелся резкий обрыв, где до самого горизонта раскинулось море. Солнце висело в зените, и почему-то Ростиславу казалось, что в низинах обязательно должно быть тепло. Он успел заметить жидкие облака, которые проплывали даже ниже того уступа, с которого он начал свое пребывание в этом мире.

— Я высоко в горах, — сказал самому себе Ростислав. — Значит, надо спуститься вниз… Вся цивилизация обычно у рек, в низинах.

Он, методом тыка подобрав нужное положение крыльев, направился в сторону моря, тем более что вряд ли стоило рисковать и садиться снова на скалы. Его всё еще переполнял восторг от осознания полета-на-собственных-крылъях. Как же это было прекрасно — парить по небу, ощущая опирающимися на потоки воздуха перепонками приятную тяжесть, давящую снизу вверх… Даже лютый холод почти перестал донимать юношу, разогревшегося, словно от бега.

Когда скалистый массив внизу сменился морской гладью, Ростислав огляделся и увидел то, что давно искал, — место для посадки. А именно — просторный песчаный пляж.

Ростислав немного сложил крылья, неуклюже развернулся, едва не потеряв поток воздуха, и направился к берегу.

Пару раз крылья чуть не подломились, но парень всё же совладал со своей новой плотью и неуклюже приземлился на песок, прокатившись пару метров кубарем по инерции. Каким-то чудом он ничего не подвернул и не напоролся на ножны своего меча.

— Тепло! — Паренек улыбнулся, складывая крылья.

Действительно, в низине солнце припекало, а ветер, пронизывавший наверху до костей, теперь лишь обдавал озябшее тело теплыми потоками бриза.

Ростислав подошел к морю, умылся. Вода была теплой, на вкус оказалась пресной, словно в озере, и, главное, кристально чистой, что казалось вдвойне странным, учитывая пресность воды. Мелкий песок на дне виднелся совершенно четко, никакой мути или водорослей не было. Ростислав решил искупаться. Он зашел по пояс, несколько раз окунулся в ласковые объятия инопланетного моря. Плавать он не умел, поэтому глубже не пошел, к тому же опасался возможных хищников вроде земных акул или еще кого-нибудь, кто не лучше. Да и крылья мешали бы наверняка…

Он так и провалялся на пляже до вечера, который наступил часа через четыре. Видимо, здесь был разгар второй половины дня, когда Ростислав прибыл на эту планету. Солнце постепенно стало спускаться к морю, окрашиваясь в медные оттенки, слегка переменился ветер…

Желудок неожиданно заурчал, привлекая внимание своего хозяина к насущной необходимости. Ростислав, оглядевшись, не нашел абсолютно ничего, даже отдаленно напоминающего пищу, и не спеша пошел вдоль берега. Раз тут есть воздух и вода, то, безусловно, и пища должна быть.

Волны с тихим шелестом накатывались на берег, где-то в вышине изредка раздавались крики незнакомой птицы, по голосу напоминающей чайку. Ростислав, насвистывая свою любимую мелодию из фильма «Небесный тихоход», вовсю глазел по сторонам, в полной мере наслаждаясь своим новым зрением…

— Мелинро велдо ивер! — неожиданно произнесли сзади резким голосом, а в голую спину парня ткнулось что-то острое и холодное.

Ростислав не знал языка, но смысл понял. Он замер, подняв руки вверх.

— Арран орано лаг! — Холодная сталь кольнула его посильнее, и он почувствовал, как по спине покатилась капелька крови. Ростислава замутило от осознания этого факта, он согнулся пополам и вывернулся наизнанку. В следующее мгновение на его затылок опустилось что-то тяжелое, и сознание почти мгновенно погасло…


Ростислав очнулся. Он лежал на чем-то жестком, туго связанный по рукам, ногам и крыльям, с черной повязкой на глазах. Голова страшно болела, кисти и лодыжки затекли. Крылья подобного ущерба не ощущали — видимо, там не были пережаты кровеносные сосуды. Паренек тихо заскулил, представив, что его могут убить либо, хуже того, съесть или принести в жертву. От местных дикарей (а в том, что живут тут дикари, он не сомневался) можно было ожидать чего угодно.

Повязку сдернули. Ростислав заморгал от резкой перемены света, потом огляделся, насколько позволяла его нынешняя поза. Он лежал на каменном полу, в ярко освещенном помещении со стоящими у стен канделябрами в виде круглых светящихся шаров. Судя по затхлому воздуху, запаху сырости и прохладе, они находились под землей или, по меньшей мере, где-то в глубине большого каменного здания.

Рядом стояли двое людей, одетые в кожано-металлические доспехи, закрывающие почти всё тело. Оба имели легкий склад фигуры, один был даже почти такой же худой, как и Ростислав… А за спиной у обоих виднелись сложенные крылья, но не такие, как у него, а покрытые сизыми перьями. Лица у странных существ были обветренными и горбоносыми, навевающими ассоциации с орлами. Волосы, спадающие с плеч и перетянутые на лбу тесемкой, переливались почти снежной белизной.

Один из людей-птиц достал нож и перерезал веревки, стягивающие конечности Ростислава. Сказал что-то на певучем, мелодичном языке. Юноша встал и развел руками: не понимаю, дескать.

Второй крылатый спросил о чем-то Ростислава на другом языке, резком и отрывистом. Юноша отрицательно помотал головой, показал на себя и сказал:

— Ростислав.

— Велорр, — указал на себя первый страж.

— Каллиар, — представился второй.

Ростислав облегченно вздохнул. Первый контакт налажен, и, похоже, его не собираются убивать. По крайней мере пока.

Велорр сделал знак следовать за ним и вышел в коридор не оглядываясь. Каллиар пошел сзади Ростислава, когда тот двинулся следом. Пока тянулись бесконечные коридоры без окон, Ростислав старался объективно оценить обстановку. Судя по разреженному воздуху, они снова были в горах. Но здесь, несмотря на каменные стены, пол и потолок, было вовсе не холодно, хотя его гардероб по-прежнему состоял лишь из плавок, в которых он ложился спать дома.

— Паргес аррано зельдор, Лия! — произнес Велорр, останавливаясь возле деревянной двери.

Он обернулся и знаками приказал Ростиславу заходить. Тот пожал плечами и перешагнул порог.

Комната, в которую он попал, принадлежала, похоже, какому-то вельможе. Роскошное ложе под балдахином, гобелены с красивыми пейзажами на стенах, кругом дорогая мебель и блестящие украшения. За окном было видно лишь бескрайнее небо без единого облачка, откуда-то сбоку светило солнце.

На ложе полулежала девушка, красивее которой Ростислав никогда не видел. Аристократическое лицо, каскад светлых, почти что белых волос, лазурно-голубые глаза, стройное, но совсем не хрупкое тело… белоснежные пернатые крылья, сложенные за спиной. Наряд красиво подчеркивал фигуру, сочетая в себе шелка, какую-то плотную ткань и всевозможные перевязи и ремни, поддерживающие одежду так, чтобы та не мешала крыльям.

Ростислав мгновенно покраснел под взглядом этих глаз. Стоять в одних трусах перед девушкой он ужасно стеснялся. Тут его посетила идея, и он завернулся в крылья, словно в плащ. Получилось здорово, словно в мультике про горгулий.

Девушка мелодично рассмеялась и что-то произнесла, обращаясь к конвоирам Ростислава. Те коротко поклонились и вышли.

«Здравствуй, — прозвучало в мозгу Ростислава. — Отвечай мне мысленно. Кто ты такой?»

«Я… — У Ростислава слегка спутались мысли, но он совладал с собой и четко оформил немую фразу: — Меня зовут Ростислав Коротков, я человек… русский, ученик десятого класса…»

«Ты не гарр, — передала девушка. — Но и на квостра ты не похож…»

«Квостры — это ваш народ, да?» — спросил Ростислав.

«Да. А ты странный…»

«Почему?»

«У тебя белое тело квостра, темные волосы Всадников и крылья гарра. — Девушка улыбнулась, показав белоснежные зубы. — Скажи, за кого ты сражаешься?»

Ростислав вздохнул.

«Я ни за кого не сражаюсь… Я вообще тут случайно…»

«Ты знаешь, с кем ты общаешься?» — спросила девушка.

«Понятия не имею. — Ростислав виновато улыбнулся, подняв руку к переносице, словно поправляя несуществующие очки. — Вы, очевидно, здесь отдаете приказы… Хотя я не знаю… Всё, чего я хочу, — попасть домой».

«Я — Лия, ворожея из Радужного Города, дочь Архимага Лоарина. Тебе это говорит о чем-нибудь?»

«Нет».

«Ясно». — Лия задумалась.

Ростислав стоял, переминаясь с ноги на ногу. Крылья всё так же скрывали его от глаз ворожеи, но он всё равно чувствовал себя неловко.

В дверь постучали. Лия кивнула, словно пришедший мог ее видеть сквозь плотное дерево. Дверь отворилась, и на пороге возник Каллиар. Он что-то возбужденно говорил, размахивая руками и показывая на окно. Лия вскочила и подбежала туда, побледнела.

— Гарр! — крикнул Каллиар, обращаясь к Ростиславу. — Гарр лагор аррах!

— Я понял. — Ростислав кивнул. — Нас атакуют эти ваши гарры…

Он подошел к Лии, выглянул в окно. Внизу медленно проплывала земля, перечеркнутая множеством рек, покрытая зеленым покрывалом лесов и полей, вздымающаяся высокими холмами, вдалеке переходящими в скалы, рядом с которыми, очевидно, и подобрали его, Ростислава. Он и все остальные находились на настоящем парящем острове, вершину которого венчал небольшой замок, из окна его башни смотрели сейчас они с Лией.

А со стороны солнца приближались тяжело взмахивающие крыльями силуэты…

«Это гарры?» — спросил Ростислав, мысленно обращаясь к Лии, но та не ответила. Видимо, она могла передавать и читать мысли только тогда, когда хотела.

Паренек тронул ворожею за плечо, спросил, указывая на приближающиеся фигуры:

— Гарры?

— Гарр. — Она утвердительно кивнула, потом обратилась мысленно: — «Они нападают на наш остров…» «У них есть шансы?» — спросил Ростислав. «Нет, если с ними нет колдуна, — ответила Лия. — Если есть, тогда спорно».

Ростислав кивнул и снова повернулся к окну. Вскоре он уже смог как следует рассмотреть нападавших. Приглядевшись, почувствовал, как на голове зашевелились волосы. К острову приближалось около тридцати тварей, более всего походивших на серых горгулий: мускулистое тело, словно вытесанное из камня, — сплошной комок когтей, шипов и клыков, гибкий хвост с лезвием на конце. На гротескной морде с зубастым клювом зловеще горели алые глаза, в пасти метался длинный раздвоенный язык. Помимо всего прочего, каждый гарр держал в передних лапах оружие. У кого-то Ростислав разглядел арбалеты, у других — кривые мечи, а самый крупный сжимал что-то вроде длинного посоха с алым камнем на конце. Все чудовища рассекали воздух могучими кожистыми крыльями с когтями на сгибах и по переднему краю.

«Колдун, — сообщила Лия. — Более того, огненный. Я не знаю, смогу ли я справиться одна…»

«Я буду драться!» — заявил Ростислав, не представляя, как он сможет убить хоть кого-то, если от одного вида крови его мутит.

Каллиар протянул Ростиславу ножны с его мечом, словно догадался, о чем речь. Камень в рукояти блеснул в свете солнца.

«Откуда у тебя это?» — спросила Лия.

«Что?» — не понял Ростислав.

«Меч…»

«Это… трофей, в некотором роде…» — мысленно произнес юноша. Да, похоже, в этом мире меч сразу стал видимым.

Лия, казалось, немного задумалась. Каллиар, стоявший сзади, положил руку Ростиславу на плечо.

«Если хочешь драться, иди с ним», — проговорила Лия, делая пассы руками. Между изящных ладоней начал появляться шар золотистого огня.

Ростислав не успел досмотреть, что же будет дальше. Каллиар, ежеминутно понукая паренька, быстро повел его вниз. По нескольким коридорам они вышли в обширный зал, где примерно десяток квостров готовились к битве. Крылатые люди облачались в легкие доспехи, доставали со стеллажей оружие и еще какие-то непонятные предметы.

Каллиар вручил Ростиславу сверток плотной материи, что-то сказал. Паренек стоял, не понимая, чего от него хотят. Квостр процедил что-то сквозь зубы, сам принялся разворачивать ткань. Вскоре на свет была извлечена плотная одежда, приспособленная для полета на крыльях, и легкие кожаные доспехи. Каллиар сам помог Ростиславу облачиться, потом указал на его меч и махнул рукой в сторону медленно раскрывающихся ворот. После этого он отбежал в сторону, достал с одного из стеллажей странное механическое оружие, смахивающее на дикую помесь автомата, булавы и коловорота.

Створки ворот раскрылись, и квостры с боевым кличем рванулись в лазурное небо. Ростислав расправил свои крылья, неуклюже ими взмахнул, пытаясь поймать поток. Чувствуя себя полным идиотом, подбежал к краю. Душа ушла в пятки от страха, но он всё же выпрыгнул наружу, бросив свое тело в воздух мощным рывком крыльев. Воздух подхватил новоявленного воина, Ростислав неумело дернул из ножен меч…

Крылья на рукояти с лязгом раскрылись, образовав гарду, лезвие засверкало ослепительным золотым пламенем. Ростислав, выставив вперед оружие, рванулся туда, где в жестокой схватке схлестнулись гарры и квостры… Было видно, как с жезлов квостров срываются потрескивающие золотые шаровые молнии, оружие Каллиара с грохотом швырялось маленькими шипастыми шариками. Гарры тоже не отставали, стреляли из арбалетов и метали ножи, несколько тварей уже подлетели к защитникам острова вплотную, и зазвенела сталь мечей.

Откуда-то справа вынырнула одна из тварей и, ощерив пасть, замахнулась своим ятаганом, одновременно создавая крыльями встречный поток воздуха, сбивающий полет Ростислава. Паренек инстинктивно и неуклюже отмахнулся мечом, и тот как масло рассек и подставленный ятаган, и доспех из черного металла, и толстую шкуру… Мимо Ростислава потоком хлынула красно-бурая кровь. Гарр, издав полурев-полухрип, начал стремительно падать вниз.

Юношу снова замутило, но потом словно подстегнуло что-то, и он, совладав с собой, ринулся дальше, туда, где колдун-гарр кидал в башню Лии многократно виденные в компьютерных играх фаерболы, формируя их на кристалле своего жезла. Было видно, что вокруг башни мерцает голубоватая пленка волшебного щита, по которому проходила болезненная рябь, когда очередной комок пламени с грохотом взрывался в каких-то метрах от башни. Лия изредка ухитрялась бросать из окна маленькие сгустки золотого огня, но колдун ловко и, похоже, без особого труда от них уворачивался.

Ростислав поднял клинок, направив лезвие в сторону гарра, резким рывком подлетел наверх, занимая атакующую позицию. В следующий миг юноша сложил крылья и с хриплым воплем «ура» понесся вперед и вниз, целясь колдуну в затылок. Но тот вдруг резко развернулся, и огненный шар, уже сформировавшийся на конце посоха, с торжествующим гудением устремился пареньку в лицо.

Гарр расхохотался, когда Ростислав с испуганным криком исчез во всполохах взрыва. Колдун снова повернулся к башне, формируя новый огненный шар. Ворожея истратила много сил на щит, ей долго не выстоять, а этот странный квостр с крыльями гарра наверняка сейчас на полпути в Преисподнюю…

Ростислав влетел в эпицентр взрыва, изо рта вырвался крик ужаса. В это самое мгновение камень на мече вспыхнул ярким светом, и Ростислава словно обволокло алой прозрачной пленкой: всё стало видно как через красное стекло, а кожи словно коснулся холодный полиэтилен. Через какие-то мгновения парень вылетел из огненного ада и оказался прямо перед широкой спиной колдуна.

Гарр, как раз закончив формирование очередного шара, вдруг почувствовал, как между его лопаток резко входит горячая и острая сталь. В обычном случае неожиданное и яростное нападение врага, может, лишь напугало бы колдуна, защищенного могучим заговором, но в этом разящем лезвии чувствовалась такая Сила, что магический щит рассыпался, словно пыль. Гарр громко взревел, из его пасти хлынула кровь пополам с пламенем, крылья сбились с ритма и подломились…

Ростислав почувствовал, как лезвие меча пронзает плоть чудовища, услышал мерзкий хруст разрезаемой плоти. На его руки хлынул настоящий водопад горячей и густой крови, гарр забился на клинке, словно приколотая к доске бабочка… Тут парень не выдержал, и его опять вырвало. На этот раз прямо на колдуна… Хорошо еще, крылья с ритма не сбились.

Колдун еще слышал, как кругом раздается торжествующий хохот квостров, успел почувствовать, как по его спине неожиданно разлилось что-то горячее и липкое… А потом его поглотила Тьма, которой он служил всю свою жизнь… Улепетывающих в панике гарров преследовать не стали. Каллиар махнул рукой, и крылатые воители начали залетать обратно в ворота замка. Некоторые наиболее горячие воины, правда, выпустили вслед тварям несколько стрел или зарядов из посохов, но никто особо не целился.

Ростислав спрятал меч в ножны и тут же чуть не рухнул вниз: крылья стали словно чужими и едва не потеряли воздушный поток. Юноша неловко взмахнул ими, проламываясь сквозь ветер, кое-как удержался на лету. Захотелось позвать на помощь, но он совладал с собой, расправил крылья и начал планировать. Вскоре восходящий поток снова лег под перепонки, и Ростислав неуклюже полетел к острову. «Потрясающе, — мимоходом подумал он, глядя на раскинувшийся внизу пейзаж. — Я в каком-то фэнтезийном мире, кругом чудовища, магия и летающие замки… А я теперь крылатый и умею летать… Вернее, кое-как держаться в воздухе, словно мультяшная жирная утка».

А внизу действительно было на что посмотреть. Разноцветные квадраты и прямоугольники полей, река, сбегающая с не слишком далеких гор, белые и желтые купола каких-то строений. В общем, внизу раскинулся вполне типичный для известного рода книг пейзаж. Из общей картины выбивались только несколько высоких башен с площадками наверху, возле одной из которых висел пришвартованный дирижабль.

Если бы Ростислав взглянул в другую сторону, он увидел бы, что там, вдалеке, берег кончается, но не упирается в водный простор, а резко обрывается в бездну…


Квостры вернулись на парящий остров, и встречать победителей вышла Лия. Она грациозной походкой подошла к Ростиславу, который тяжело ввалился в ворота крепости, мысленно сказала: «Прими это в знак своей доблести и нашей благодарности, человек Ростислав. — Она надела юноше на голову венок из искусно сделанных золотых листьев. — Ты победил огненного колдуна и обратил гарров в бегство».

Коротков скромно потупил глаза, покраснев под взглядами крылатых воителей. Четко оформить мысленный ответ он не смог, поэтому только вяло кивал на поздравления окружающих.

Подошел Каллиар, что-то сказал, потом, улыбаясь, положил руку Ростиславу на плечо. Кругом отчего-то рассмеялись, и Ростислав зарделся еще больше. Он был почти уверен, что смех вызван его недавним неуклюжим полетом.

Лия покачала головой, улыбнувшись, взяла юношу за руку и потянула за собой. Тот, не смея поднять глаза, послушно шел следом. В дверях он сильно задел крыльями за дверной косяк и сдавленно зашипел от боли. Лия вздохнула, в голове у Ростислава прозвучали слова: «Теперь я вижу, что ты раньше был бескрылым… Ты такой же неуклюжий».

Ростислав после такого заявления чуть не расплакался, хотя Лия и сказала это абсолютно беззлобно. Паренек шел, не зная, куда деть руки, страдая от немыслимого смущения…

Через какое-то время Лия привела Ростислава к себе, сказала: «Надо помочь тебе общаться с нами. А то тебе, наверное, надоело говорить только со мной».

«Вовсе нет!» — мысленно крикнул паренек и снова жарко зарделся.

Ворожея улыбнулась и положила ладони на виски Ростислава.

«Закрой глаза, — попросила она, — будет легче…»

Ростислав не успел ответить, да и закрыть глаза тоже. Мир вокруг закружился, неведомый хор голосов ворвался в голову, нашептывая, напевая, выкрикивая в уши непонятные слова, постепенно обретающие смысл… Ростислав почувствовал, что теряет сознание…

Очнувшись, он осознал, что лежит на диване в комнате ворожеи, а та стоит над ним и медленно проводит над его лбом ладонью.

— Ну как? — спросила Лия вслух, и Ростислав понял.

— Всё в норме, — ответил он. Не по-русски, но очень бегло и четко, словно на родном языке. — Я прекрасно себя чувствую, спасибо…

— Ну и хорошо. — Ворожея улыбнулась. — Сейчас принесут поесть, и ты расскажешь поподробнее, откуда ты, где взял меч Огнекрылого и, главное, почему решил сражаться за нас.

— Ну, это просто, — Ростислав тоже улыбнулся. — Сражаться за квостров я стал, потому что на людей вы похожи гораздо больше, чем гарры, меч я приобрел недалеко от своего дома…

Ростислав еще долго рассказывал. О своей встрече с Молохом, о Земле и своей жизни. Правда, в лишние подробности не вдавался. Лия слушала, не перебивая, только иногда кивала. Потом принесли еду, и Ростислав, изо всех сил стараясь есть медленно, принялся за неведомые фрукты и закуски, какое-то мясо и мягкий белый хлеб…

Он как раз приканчивал очередное блюдо, когда Лия наконец сказала:

— Ростислав, ты совершил страшную ошибку, вытащив меч из груди Молоха.

— Почему? — спросил паренек с набитым ртом.

— Потому что гарры — демонопоклонники. А тот, кого ты называешь Молохом, — архидемон Аргаррон, которого Силы Тьмы послали им в помощь…

Ростислав поперхнулся, широкими глазами уставился на ворожею.

— Что?!

— Ты уничтожил то, ради чего сто лет назад погиб герой нашего племени — Огнекрылый. Он тогда победил Аргаррона, но вложил в последний удар самую душу, после чего демон был повержен. Но, видимо, он сумел как-то выбраться из своего плана бытия и, более того, нашел наивного юношу, который сумел окончательно освободить его…

— Какой же я дурак… — медленно проговорил Ростислав, хватаясь за голову. — Эгоистичный, недальновидный дурак… Возмечтала курица об орлином полете…

— Ну не переживай, — улыбнулась Лия. — Всё еще можно поправить… Не так ли, Огнекрылый? — спросила она, и Ростислав не понял, к кому она обращается. До него дошло, только когда в ножнах мягко качнулся меч, взмахнув пару раз крыльями-гардой, а красный камень в рукояти приветственно вспыхнул.

Ростислав издал невнятный вопросительный звук, показывая на меч…

— Да, — кивнула Лия, — душа Огнекрылого теперь живет в его оружии. Меч дался в твои руки, а это значит, что ты должен будешь исправить свою ошибку.

Ростислав жалобно улыбнулся. Он мог бы сказать, что у меча особого выбора не было, но почему-то промолчал.

— Если ты считаешь, что не в силах сделать это, наши маги, я думаю, смогут вернуть тебя домой, — сказала ворожея. — Но при этом заклятие Аргаррона будет снято, и ты снова будешь тем, кем был. А здесь ты сможешь стать героем. Богатым и знаменитым, храбрым и сильным… Ну, что ты выбираешь?

Юноша задумался. Соблазн вернуться домой, к родителям, был велик, но что потом? Снова стать прежним? Полуслепым «ботаником» с романтическими идеалами, которого все в классе презирают? Обычным подростком с грандиозными мечтами, которым не суждено сбыться?..

— Я остаюсь! — решительно заявил он. — Я освободил этого Молоха, я его и загоню обратно в его преисподнюю!

— Только не думай, что это будет просто, — предупредила Лия. — Ты можешь и погибнуть, и даже потерять свою душу. Аргаррон — очень опасный противник. Кроме того, он сильный маг.

— Да уж, наверное. — Ростислав покосился на свои крылья.

— Еще тебе надо будет многому научиться. А то, если бы не Огнекрылый, ты бы уже сто раз потерял воздушный поток или напоролся бы на гаррский меч.

Ростислав опустил взгляд. Ну да, действительно, откуда еще могли взяться храбрость, сила и умение? Как-то и не пришло в голову, что всё произошло исключительно благодаря чудесному мечу.

Вошел Каллиар. Он слегка поклонился Лии, затем сказал:

— Мы подлетаем, госпожа. Уже показался Радужный Город.

— Хорошо. — Ворожея кивнула, потом повернулась к юноше: — Иди с ним, Ростислав. Он всё устроит для тебя.

Паренек кивнул в ответ, встал и пошел вслед за квостром. Они вышли из комнаты Лии, затем спустились на несколько уровней вниз. Шли молча: Каллиар ничего не говорил, а Ростислав просто задумался. Потом квостр всё же спросил:

— Так это ты станешь Избранником ворожеи?

— В каком смысле? — зарделся паренек, которому не пришло в голову ничего умного.

— Она разве не говорила тебе о пророчестве?

— Нет… — Ростислав почесал затылок. — Мы говорили о том, что я должен победить Молоха при помощи меча Огнекрылого… А что за пророчество?

Каллиар немного помедлил, потом нараспев произнес:

— И придет Избранник ворожеи царства Света, и будет Он иной, нежели все расы Каенора, и будет Он держать в руке пламенную душу героя. Он победит или проиграет, и да определит это дальнейшую судьбу мира…

Ростислав нервно сглотнул.

— А… э… А кто это предсказал?

— Всевидящий Оракул, конечно. В Радужном Городе, где мы будем вечером. Тебе нужно встретиться и с ним, и с Советом, и с Архимагом… Может быть, не сразу, конечно.

— А куда мы идем?

— Надо тебе подобрать что-нибудь из одежды. А то не ходить же тебе в полетном снаряжении.

— Ясно.

Они спустились куда-то не слишком глубоко, зашли в одну из многочисленных дверей. Им навстречу шагнуло странное существо, но Ростислав, насмотревшись на квостров и гарров, уже ничему не удивлялся.

Существо было примерно человеческого роста и представляло собой некую помесь человека и птицы. Всё тело покрывали иссиня-черные перья с проседью, хватательные пальцы росли на сгибах больших крыльев. Два круглых глаза, изредка моргающие третьим веком, уставились на вошедших. Правда, в отличие от обычных птиц, в этих глазах светился разум. Из одежды на существе были только просторные штаны, из которых торчали когтистые четырехпалые лапы, голова была построена; как у огромного ворона.

— Каллиар-р, кого ты пр-ривел? — вырвались из раскрывшегося клюва человеческие слова с каркающим акцентом.

— Привет, Карракх, — улыбнулся квостр. — Это Ростислав, новый воин ворожеи. Ростислав, это наш интендант, Карракх.

— Что нужно? — по-деловому осведомился человек-ворон.

— Подыщи парню что-нибудь поприличнее.

— Попр-риличнее? — переспросил тот, окинув Ростислава взглядом. — Попр-риличнее для чего? Для ср-ражения пар-ренек одет вполне пр-рилично.

— Нет, надо что-нибудь для дворцов Оракула и магов… — Карракх кивнул, подошел к одному из шкафов, порылся там и достал какой-то костюм на вешалке. Показал Ростиславу и Каллиару, спросил:

— Довольно ли хор-рош?

Ростислав вопросительно посмотрел на Каллиара. Тот кивнул.

— Вполне. Ростислав, иди, переоденься.

Юноша взял костюм, зашел за стоящую в углу ширму. Его новая одежда представляла собой довольно приличный костюм из тонкой, но плотной ткани, в меру украшенный золотистыми аксельбантами и нашивками, тоже отлично приспособленный, чтобы не мешать крыльям. В комплект входила мягкая обувь наподобие полуботинок. Во всей одежде преобладали синие цвета, а покрой напоминал военный мундир.

Ростислав переоделся, вышел из-за ширмы, неся полетное снаряжение на согнутой руке.

— Спасибо за костюм, — поблагодарил он Карракха. Тот кивнул, сказал:

— Это моя р-работа…

Но по всему было видно, что ему приятна благодарность паренька.


Ростислав с Каллиаром ушли из интендантской и направились снова куда-то вверх. Юноша спросил:

— Кто он?

— Кто, Карракх? — не сразу понял Каллиар. — Он отвечает за экипировку…

— Да нет, я про расу, — перебил юноша.

— Ах, это… — Квостр улыбнулся. — Он коргулл. Его родина далеко на западе, но коргуллы не любят чужестранцев. Мы с ними немного приторговываем, а они живут в своих горах, иногда нападая на конвои Всадников и Братства Молота, а еще на поселения Бескрылых.

— Постой, — сказал Ростислав, — а это кто такие все?

— Бескрылые — это расы Каенора, не умеющие летать. Шакмары, шуолы, криисы, саква-джуо, гроски и лотофаги. Всадники же похожи на тебя или меня, но у них нет крыльев и кожа темно-синего цвета. К тому же темные волосы, как у тебя.

Ростислав машинально поправил свою аккуратную стрижку.

— А почему Всадники?..

— Потому что они приручили огромных летающих животных и ездят на них.

— А эти… Братство?

— Горные карлики, которые умеют строить летающие машины. Огромные дирижабли и небольшие самолеты. А их оружие почти самое мощное в Каеноре, хоть и не магическое.

— Пули? — спросил Ростислав. Слово получилось русское — видимо, в языке квостров ничего подобного не было.

— Не знаю, что такое пули, — Каллиар пожал плечами. — Их оружие метает стальные иглы потоком, как не может никакой арбалет, изрыгает пламя и небольшие взрывающиеся снаряды… Мы, квостры, тоже можем многое, но наше оружие — волшебное, и мы можем, по крайней мере, понять принцип его действия.

Ростислав улыбнулся. Он мог представить себе скорострельные пушки и огнеметы, но не понимал, как действует магия в этом мире. Про волшебство он знал только из книг, фильмов и видеоигр и, если бы не видел, как колдун и Лия перебрасывались огненными шарами, до сих пор не до конца бы верил в волшебство, несмотря на собственные крылья и летающий остров, не говоря уже о невероятном перемещении с Земли в Каенор.

— Коргуллов и шуолов мы можем назвать своими друзьями, — продолжил квостр. — Гроски и шакмары на стороне гарров, а остальные нейтральны по отношению и к тем, и к другим. С ними мы иногда сотрудничаем, но доверять никому из нейтральных рас нельзя, они борются за выгоду, а не за идею. Еще есть несколько одичавших разношерстных племен, живущих на Бросовых Островах… Ну и конечно же драконы, но они живут на Пограничных скалах, вообще в наши дела практически не вмешиваются…

— Драконы! — вырвалось у Ростислава.

— Ну да, — кивнул Каллиар. — Я думаю, что, если бы они захотели, они давно завоевали бы весь Каенор.

— Интересно… А как они выглядят?

— Огромные огнедышащие ящеры с перепончатыми крыльями, кроме того, они могущественные маги.

— Круто, — тихо сказал Ростислав. Драконами он восхищался и всегда жалел, что такие существа были лишь легендами. Но здесь, похоже, легенды обретали плоть одна задругой.

— Драконы живут очень далеко, на самом краю мира, на дальнем острове… — продолжал тем временем говорить Каллиар.

— А разве мир не круглый? — Ростислав усмехнулся: да, похоже, у местных рас дикарские понятия о мироздании.

Каллиар расхохотался.

— Как же мир может быть круглым, Ростислав? Ведь тогда мы бы все соскользнули с него вниз, в Великую Бездну…

Ростислав, как мог, объяснил.

Каллиар перестал смеяться, покачал головой.

— У наших миров разные законы. Каенор не имеет однородной твердой поверхности, это архипелаг парящих островов, висящих над бездной среди облаков. И тот, кто не умеет летать, навсегда остается прикованным к своей родине.

— Так не бывает, — продолжал упорствовать Ростислав. — Всё во Вселенной имеет одинаковое строение: звезды и планеты вокруг них.

— Мы не изучили до конца всё пространство, но после драконьих островов больше нет твердой земли, начинается только бесконечный простор небес, а все экспедиции и отчаянные сорвиголовы, рисковавшие спуститься в Нижний слой облаков, закрывающий Великую Бездну, или отлететь прочь от Каенора, не вернулись… Нельзя ведь держаться в воздухе бесконечно, а внизу, наверное, нельзя жить.

— Постой, — сказал Ростислав. — Я же видел море, когда прибыл в этот мир. Оно что, тоже на парящем острове?

— Ну, ты попал на остров шуолов Алашом. У них на одном из краев действительно большое озеро, где жители ловят рыбу. Правда, рыба редко подходит к скалам — там мелко и нечего есть.

— А если прорыть канал из озера к краю острова?

— Наверное, озеро вытечет в Бездну. — Квостр пожал плечами. — Только кому это надо?.. Без воды даже гарры обойтись не могут.

— Такое большое озеро, — недоверчиво проговорил Ростислав. — Там волны морские ходят, а дальнего берега не видно.

— Ну, не знаю, — сказал Каллиар. — Противоположный берег — это сравнительно узкий перешеек, почти не поднимающийся над водой. Хоть он и широкий с точки зрения индивида, но издалека, да еще с поверхности, его конечно же не видно. Естественным путем его не размоет, он из самых водостойких пород, а искусственно лишать остров воды, как я уже сказал, никто не будет.

— Ладно, — согласился юноша. — А про гарров ты что мне скажешь?

— Они — порождения Тьмы и хотят переделать Каенор по образу своего общества, сделав рабами все остальные расы, — сказал Каллиар, но как-то неохотно.

— А на что похожа их страна?

— Несколько мрачных островов далеко на юге. — Квостр вздохнул. — Выжженные вулканами пустоши, скалы, пустыни и ядовитые болота Дэйланха…

— Что же они там едят? — спросил Ростислав.

— Всё, что найдут, — ответил квостр. — Но чаще всего то, что награбят на соседних островах Бескрылых или у нас…

— Ясно.

Они подошли к покоям Лии, Каллиар пропустил Ростислава вперед.

— Иди, — сказал он, — побудь у ворожеи до прибытия в город.

Юноша хмыкнул и зашел внутрь. Лия стояла возле окна и смотрела куда-то вдаль. Ростислав в очередной раз залюбовался красотой девушки. На вид ей было лет семнадцать, то есть чуть больше, чем самому Ростиславу, длинные белые одежды не скрывали ее потрясающую фигуру, а скорее подчеркивали. К тому же облик просто восхитительно дополняли ее крылья. Большие, белоснежные, перышко к перышку…

Ростислав деликатно кашлянул. Лия обернулась, сказала:

— А, Ростислав. — Она окинула юношу взглядом с ног до головы. — Ну вот, на цивилизованное существо похож.

— Спасибо, — сказал он. — Мы скоро прилетим?

— Да, взгляни. — Лия немного посторонилась.

Ростислав подошел, глянул в раскрытое окно. Под лазурным небом, сверкая в лучах солнца, раскинулся Радужный Город. Теперь Ростислав понял, откуда у него было такое название. Хрустальные здания и дворцы переливались всеми цветами радуги, преломляя солнечные лучи, сплетая из цветных отблесков феерическую симфонию в воздухе. Белый мрамор, хрусталь и золото сплетались в архитектуре зданий, создавая неповторимый, фантастический узор. Весь город стоял на исполинском парящем острове, и его окраины терялись в роскошной зелени садов…

Ростислав опустил взгляд и увидел неимоверно далеко внизу неподвижный облачный ковер, сплошной белой пеленой простирающийся до самого горизонта… Хотя горизонта как такового в Каеноре, похоже, не было. Просто вдали небо и эта мгла мягко сливались в единое целое, и нельзя было с уверенностью сказать, где небо, а где Великая Бездна.

— Это… прекрасно… — прошептал юноша, не в силах оторваться от этого зрелища.

— Да. — Ворожея подошла к Ростиславу и вдруг обняла его, положив голову на плечо паренька.

Тот мгновенно потерял дар речи, дыхание слегка перехватило.

— Т-ты ч-чего?.. — выдавил он, заикаясь. Как-то незаметно он перешел на «ты», но, похоже, Лия не возражала.

Она посмотрела на него, спросила:

— Я тебе неприятна?

— Нет, что ты… — зарделся Ростислав. — Просто как-то неожиданно…

— Если бы ты знал, как мне надоело это всё… — сказала ворожея, приобняв Ростислава крылом. — Война, гарры… И почему им не оставить в покое и нас, и всех остальных…

— Да ладно, — сказал Ростислав, которому в голову не приходило ничего, что можно было бы говорить в таком случае. — Образуется еще…

Они так и простояли, пока малый парящий остров подруливал к большому, потом вместе вылетели из окна, планируя к посадочной площадке, где их всех уже ждали. У Ростислава было так легко и хорошо на душе, что ему втайне хотелось, чтобы спуск к Радужному Городу никогда не заканчивался. У него даже получилось нормально поймать воздушный поток.

Пассажиры и экипаж летучего острова приземлились на нескольких площадках, венчающих высокие башни Радужного Города. Ростислава, Лию и нескольких ее телохранителей уже ждал почетный эскорт, состоящий из бескрылых и краснокожих гуманоидов, похожих на лысых и пучеглазых людей, облаченных в парадные латы, украшенные золотом и яркими перьями. Лия мимоходом передала Ростиславу мысль, что это шуолы, союзники квостров в их извечной войне со злом.

Эскорт расступился, и вперед шагнул одетый во всё белое квостр с благородным лицом, навевающим у начитанного Ростислава ассоциации с Древним Римом. За спиной у встречающего их господина были сложены белоснежные крылья, а в руке он держал огромный голубой посох с навершием в виде замысловатого сплетения крыльев и молний.

Едва ворожея и Ростислав приземлились, квостр подошел и сказал глубоким и сильным голосом:

— Приветствую тебя дома, дочь моя. Как прошел твой полет?

— Мое почтение, отец. — Лия чуть склонила голову. — По Голосу Неба сказали всё до конца, тайных сведений нет.

Квостр повернулся к Ростиславу и обратился к нему:

— Приветствую и тебя, благородный юноша. Я — Архимаг Лоарин, властитель Радужного Города и отец Лии.

— З-здравствуйте, — выдавил Ростислав и склонил голову. — Я… Ростислав.

— Да, я знаю, — улыбнулся Архимаг. — Но хватит… Все дела, вся официальщина потом. Добро пожаловать в Радужный Город, Ростислав. И прими мою благодарность за то, что принял участие в спасении моей дочери.

Ростислав покраснел и выдавил улыбку. Архимаг повернулся к нескольким квострам, стоящим позади него, и распорядился:

— Поместите нашего гостя в гостевых апартаментах, приставьте к нему сильфа, а вечером пригласите на заседание Совета.

— Да, Архимаг, — кивнул один из квостров и протянул Ростиславу руку. — Пойдем, молодой господин.

Тот вздохнул и шагнул вперед навстречу своей новой жизни в этом странном сказочном мире…

2

Ростислав стоял перед собранием белокрылых квостров, к которым его привели почти сразу после прибытия в Каенор. Юноша едва успел отойти от шока, вызванного роскошью его нового жилища, как за ним пришел молодой квостр и объявил, что Совет Магов ожидает человека Ростислава для беседы. Ростислав конечно же пошел незамедлительно.

Все члены Совета были богато и изысканно одеты, почти каждый держал в руках посох, жезл или скипетр; видимо символизирующие какие-то титулы. Все присутствующие здесь квостры были белокрылыми, словно ангелы, что, видимо, являлось здесь признаком элиты или правящей касты. Ростислав слегка робел, что, впрочем, было неудивительно при его природной скромности. Квостры вполголоса переговаривались между собой, обсуждая всё, недавно сказанное Ростиславом. Тот, не таясь, в течение получаса рассказал обо всех своих похождениях, начиная со встречи с Молохом в собственном дворе.

Зал, в котором происходило действие, был искусно отделан хрусталем и белым мрамором, а еще каким-то странным голубым камнем, гладким, как стекло, но абсолютно непрозрачным. Падающий из окон на потолке и в стенах свет творил прекрасную цветовую феерию, играя бликами на стенах, полу, потолке и даже на лицах квостров. Иногда казалось, что зал погружен под воду, иногда — что на улице наступают закат или восход. Освещение менялось так плавно, что переход было очень трудно уловить. Кроме голосов Совета, не было слышно ни звука, вдобавок, несмотря на огромный размер зала, эхо тут совершенно отсутствовало.

Сидящий в середине подковообразного стола Архимаг Лоарин движением руки призвал к тишине и обратился к Ростиславу:

— Скажи мне, мальчик, на что бы ты пошел, чтобы вернуться домой?

— Какое это имеет значение? — отозвался Ростислав. — Это чисто академический вопрос или есть какие-то реальные шансы?

— Отвечай на вопрос, — повторил Архимаг, и пареньку не понравился блеск в глазах квостра. — От твоих слов зависит очень многое.

— Кажется, я уже озвучил свою позицию ворожее Лии, — сказал Ростислав. — Если я смогу что-то сделать для вашего мира, то я сделаю… Но если вам не нужна моя помощь и вы можете отправить меня домой, то прошу… сделайте это.

— Мы можем отправить тебя домой, — сказал Лоарин. — Но мы вынуждены будем снять действие чар Аргаррона, и ты станешь прежним. А это, насколько я понял из твоего рассказа, было бы нежелательно.

Ростислав промолчал, и квостр продолжил:

— Если ты решишь остаться, мы поможем тебе осознать себя как Избранника, окажем любую посильную поддержку… Но последнее слово всегда будет за тобой.

— Я… — Коротков замялся. — Я согласен.

— Да будет так, — кивнул квостр.

— Да будет так… — эхом отозвались остальные. Ростислав потом весь вечер думал, послышалось ему или нет в тот момент в шепоте окружающих слово «пророчество»…


Несколько часов спустя на вершине самой высокой башни огромного Дворца Магии, там, где пересекались самые яркие разноцветные лучи радужного узора города, в большом зале с прозрачными стенами, за круглым хрустальным столом сидело полтора десятка квостров, в которых можно было без труда узнать недавних собеседников Ростислава. Маги, ворожеи, Верховный Главнокомандующий, жрецы Всеблагого Ауррина, Глас Оракула. Все с виду не старые, красивые, с белыми крыльями за спиной, что указывало на благородное происхождение аристократии Радужного Города. Каждый был одет, как подобало его должности, в украшенные золотом и кристаллами определенных цветов длинные белые одежды, возле каждого кресла стояли посохи, излучающие великую Силу магии…

— Ну и кто что думает? — спросил Архимаг Лоарин, главенствующий здесь.

— Лия передала по Голосу Неба, что на их остров нападали гарры, возглавляемые сильным огненным колдуном, — повторил суть своего доклада Говорящий-с-Небесами. — Но положение спас этот Ростислав с мечом Огнекрылого.

— Но разве оружие Огнекрылого не осталось в теле Аргаррона?

— Осталось. Но архидемон вырвался, и, насколько нам известно, этот юноша случайно ему помог, — сказала Эолая, Старшая ворожея.

— Случайно?

— Он не думал, что появившийся перед ним соплеменник — архидемон. Аргаррон не появлялся в том измерении столетия по местному летосчислению, — подал голос Малон, Великий Хронист, почти не покидающий свою библиотеку последние пятьсот лет. — Про него уже все давно забыли.

— А что говорит Лия?

— Лия, похоже, начинает влюбляться в него… — сказала Эолая.

— В кого?

— В Ростислава.

Архимаг немного дернул крыльями. На его мужественном и вовсе не старом лице отразилось беспокойство.

— Мне это не нравится, — сознался он.

— Лоарин, — сказал Огненный маг Аритэй, — мы все понимаем, что Лия — твоя дочь, но пойми, она выросла…

— Хватит! — резко оборвал его Лоарин. — Я не был бы против, избери она для себя нормального квостра из хорошей династии. Но она же почти не знает этого… — как его? — Ростислава… Меньше трех дней общаются, а уже думают о любви!.. Он даже не квостр!

«Вы не забыли пророчество, маги?» — раздался в головах у всех присутствующих голос Оракула, переданный через безмолвного и безымянного представителя.

— Нет, Оракул, — ответил Архимаг. — О нем мы вспомнили в первую очередь. Но там не сказано, победит Избранник или нет. Ты видишь что-нибудь в нашем будущем?

«Если Избранник победит, то потеряет то, что приобретет, — зазвучали слова Оракула в ответ. — А если проиграет, то над Каенором опустится Тьма».

— Он победит или нет?! — Аритэй вскочил.

«У меня нет ответа», — бесстрастно сказал Оракул.

— Сядь, Аритэй, — велел Архимаг. — Мы не можем утверждать наверняка. Будущее не определено, мы должны делать его сами, и ты это знаешь не хуже остальных.

— Да… — Маг смутился. — Простите…

— Огненный маг горяч, как и его стихия, — заявил Верховный друид Лон-Калар. Он улыбался, что свидетельствовало о том, что один из Великих шутил.

— А почтенный Лон-Калар спокоен и мудр, как Великое Древо, — вернул любезность Аритэй.

— К делу, — серьезно сказал Лоарин. — Допустим, Ростислав — Избранник. Допустим, Лия его полюбит. Что Ростислав должен будет сделать? Полететь на острова гарров и зарубить того, кто успешно воевал со всем народом квостров на протяжении трехсот лет? Не смешите меня. Справиться с Аргарроном он не в состоянии. Вы его видели?.. Он почти ребенок, едва умеющий держать оружие, он даже в воздухе держится с трудом, если только ему не помогает душа Огнекрылого.

— Ну, это поправимо, Великий, — подал голос молчавший до сих пор Главнокомандующий. — Многие молодые квостры, приходящие в Гильдию Бойцов, тоже, что называется, еще не вытряхнули скорлупу из перьев.

— У Ростислава нет перьев, его крылья такие же, как у гарров, — заметил Олланар, воздушный маг.

— Не цепляйтесь к словам, — отмахнулся Главнокомандующий. — Вот увидите, мои инструкторы сделают из этого паренька настоящего воина. Цикла за два-три, я думаю.

— Ладно, — подвел итог Архимаг. — Пусть он станет воином. Желательно, чтобы он при этом проявил способности и к магии. Пока пусть будет так, а дальше время покажет. В конце концов я всё больше склоняюсь лишь к политической роли Ростислава.

Никто не смотрел в ту сторону, но Глас Оракула улыбнулся уголками рта…


Ростислав, которого поселили в одни из самых роскошных апартаментов, чувствовал себя неловко. Для паренька из обычной российской семьи вся величественная роскошь помещений была непривычна, к тому же за юношей всё время вился услужливый мальчишка со сложенными за спиной стрекозиными крыльями, который не отвечал на вопросы, но все приказы выполнял беспрекословно. Одет пацан был только в некоторое подобие шортов серого цвета да в короткий полупрозрачный плащ, лежащий на плечах. И то, казалось, одежда доставляет мальчику дискомфорт. Ростислав разговаривал со слугой, но больше при этом обращался к себе.

— Итак, что мы имеем, — рассуждал юноша. — Я теперь умею летать, как и хотел. Квостры из меня хотят сделать некоего Избранника, который должен замочить того парня, который мне представился Молохом… Не знаю, не знаю… Как-то странно это всё. Другой мир, волшебство, чудовища всякие… Эх, если бы еще смочь впоследствии домой вернуться…

— Ты что, разговариваешь с сильфом? — раздался сзади мужественный голос.

Ростислав подпрыгнул от неожиданности, обернулся. Возле двери стоял атлетически сложенный квостр со скуластым обветренным лицом, которое сверху вниз пересекал ровный шрам, заканчивающийся на левой щеке.

— Э… здравствуйте, — сказал паренек. — А вы кто?

— Приветствую, — улыбнулся гость. — Я один из тех, кто будет тебя учить быть воином.

— А что, этот мальчик немой? — спросил Ростислав, кивнув в сторону слуги, присевшего на стул. — У вас прислужникам урезают языки?

— Нет, что ты, — поморщился квостр. — Просто сильфы не любят говорить со смертными. Их только маги могут заставить нормально общаться.

— А кто такие сильфы? — спросил Ростислав, которого резануло слово «заставить».

— Младшие элементалы воздуха. Маги их вызывают и используют для мелких поручений.

— Ему тут, кажется, не нравится.

— Ему не нравится ходить ногами в материальной форме и носить одежду. — Квостр махнул рукой. — Хотя ему и так оставили минимум, необходимый для элементарных приличий. Ладно, идем… м-м… Ростислав, да?

— Да… А как вас зовут?

— Т'зиро. Я инструктор по воинским искусствам.

— Мы что, прямо сейчас начнем? — спросил Ростислав.

— А у тебя какие-то дела? — вопросом на вопрос ответил квостр.

— Да нет… — Ростислав хотел пожать плечами, но получилось только дернуть уголками крыльев. Хотя, как ему уже объяснили, в Каеноре этот жест означал то же самое, даже у драконов.

— Тогда идем.

Они вышли, оставив мальчика-сильфа сидеть в комнате. Тот, едва за Т'зиро и Ростиславом закрылась дверь, улыбнулся, показав ровный ряд белоснежных зубов, подошел к окну. Быстро скинул одежду, расправил крылья и выпорхнул наружу. Уже в полете очертания сильфа расплылись, стали нечеткими и призрачными, а затем мальчик и вовсе исчез. Элементал воздуха превратился в легкий и быстрый порыв ветра, для которого не было границ и запретов, кроме тех, что накладывали на непокорную стихию воздуха могущественные маги.

Ростислав думал, что его приведут в какое-то подобие средневекового учебного двора, где будут чучела-тренажеры, стеллажи с оружием, мишени для стрельбы из лука и всё такое. Но Т'зиро привел паренька в самый обычный спортзал, разве что все тренажеры имели немного непривычный вид, потому что были рассчитаны на квостров. Хотя и стеллажи с оружием тут имелись, причем не только с холодным, но и с каким-то механическим. Правда, принцип действия таких странных механизмов пока оставался для юноши неясным.

— Для начала тебе потребуется стать сильнее и выносливее, чтобы долго держаться в воздухе, а также свободно владеть оружием, — сказал Т'зиро. — Летать тебя поучим позже, а сейчас будем наращивать мышцы.

Квостр улыбнулся.

— А как? — задал Ростислав глупый вопрос.

— Очень просто, — сказал Т'зиро, стаскивая с себя куртку. — Сними рубашку и обувь, чтоб не мешали.

— Угу, — кивнул паренек.

Когда Т'зиро посмотрел на обнажившееся по пояс костлявое существо, он только покачал головой.

— Какой кошмар… кожа да кости…

— Мне спортом было некогда заниматься… — буркнул Ростислав. Слова «спорт», как оказалось, тоже не было в языке Радужного Города.

— Ладно, — сказал квостр, не став выяснять значение незнакомого слова. — Приступим.

За эту тренировку, первую в Радужном Городе, юноша понял, насколько его физическая форма была ниже средней. Т'зиро ходил вокруг паренька, выдыхающегося через каждые десять минут, цокал языком, хватался за голову, отпускал ругательства в адрес тех, кто «допускает такую запущенность среди молодежи»…

Спустя какое-то время Ростислав взмолился о перерыве. У него шли круги перед глазами, а ноги и руки предательски дрожали. Т'зиро только качнул головой, и мучения продолжились. Чтобы отдохнуть от силовых упражнений, инструктор переключился на пластику. Для этого использовался один из тренажеров, и Ростислава посетило несколько мыслей по поводу того, как чувствуют себя те, кого вздергивают на дыбу.

Через четверть часа стараниями Т'зиро Ростислав уже в открытую орал, пытаясь вырваться из стальных объятий машины для развития пластичности мышц. О достоинстве паренек уже не думал, весь мир для него съежился аккурат до размеров его нещадно болящих мышц и сухожилий. Т'зиро же оставался неумолим, хотя и не преследовал цели намеренно причинять боль и по мере сил старался этого избегать…

В общем, с тренировки Ростислава вынес инструктор. Паренек почти без сознания висел на руках могучего квостра, и крылья новоявленного Избранника бессильно волочились по земле. Ростислав тихо постанывал, когда на него накатывали волны ноющей боли во всём теле, всё, чего ему хотелось сейчас, — это тихо прилечь и околеть где-нибудь в уголке.

Он очнулся оттого, что по всему телу разливалась приятная легкость и прохлада, прогоняя усталость и боль. Паренек открыл глаза и увидел над собой Т'зиро и незнакомого квостра в светло-голубой одежде с непонятными символами. Незнакомый квостр держал над Ростиславом странный талисман, в котором причудливо переплетались золотые и серебряные нити, создавая некое подобие солнца. Вторая рука незнакомца лежала на голой груди юноши, и от нее шло золотистое сияние, входящее прямо в тело.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Т'зиро.

— Хорошо… — удивленно сказал Ростислав. — Я только что был полностью измотан, а теперь всё прекрасно!..

— Скажи спасибо целителю Аниолу. — Инструктор улыбнулся, как показалось Ростиславу, чуть виновато. — Загнал я тебя совсем…

Юноша промолчал. Усталость из его тела ушла, боль из перенапряженных и растянутых мышц тоже. Целитель опустил руки, сказал:

— Готово. Как новенький.

— Отлично, — обрадовался Т'зиро. — Сейчас надо поесть, а потом мы немного отдохнем и продолжим

После этих слов Ростислав издал громкий стон отчаяния…


Далеко от Радужного Города, далеко от острова Алашом и вообще от той части Каенора, которую было принято называть «светлой» и «цивилизованной», в глубинах мрачного облака вулканической пыли и ядовитых испарений парило нагромождение черных камней, именуемое островом Грамб.

В крепости, возносящей свои башни к вечно черному небу подобно жадным когтистым пальцам, перед большим окном огромного зала сидел тот, кого здесь знали под именем Аргаррон. Сейчас он выглядел, как огромный черный гарр, но с более очеловеченными чертами лица. На архидемоне были жуткого вида латы из черного металла, сложенные крылья охватывали плечи, словно плащ.

Аргаррон в задумчивости теребил когтистой рукой подлокотник кресла, глядя тускло светящимися глазами на бушующий за окном шторм. Ветер перемалывал в чудовищном водовороте тучи, пепел и болотные газы, принесенные с внутренних топей Грамба и нескольких соседних островов.

— Повелитель, — обратился к архидемону вошедший адъютант. Судя по его покрытому пылью телу, он прорывался сквозь вызванный Аргарроном шторм на собственных крыльях. На руках гарра лежал бесчувственный голый мальчишка с крыльями, в котором без труда можно было узнать того сильфа, что прислуживал Ростиславу.

— Чего тебе? — мрачно спросил архидемон, не поворачивая головы.

— Сильф вернулся, Повелитель… — проговорил адъютант, делая шаг вперед.

Аргаррон встал, подошел к гарру, нависнув над ним своей поистине огромной фигурой. Могучий гарр внутренне поежился от страха. В сравнении с вернувшимся Повелителем он выглядел ничтожным и жалким. Да что он! Даже Император, который благоговейно уступил объявившемуся только позавчера Аргаррону престол Грамба, казался рядом с Повелителем нескладным подростком.

Архидемон почти отеческим движением принял на руки обессиленного сильфа, едва не утратившего материальную форму в адской круговерти шторма, положил на стоящий у стены диван. Наклонился к самому лицу духа, шепнул несколько слов на непонятном адъютанту языке. Сильф дернулся, жалобно застонал, потом, закашлявшись, открыл глаза.

— Хватит… — прохрипел он тонким детским голосом. — Не надо…

Аргаррон выпрямился, коротко приказал:

— Говори.

— Избранник… в Радужном Городе, — пропищал сильф. — Прилетел вчера на остров ворожеи Лии…

— Как он выглядит?

— Темноволосый… в остальном почти как квостр… — На лбу мальчика появились морщины, сильф напрягал свою короткую память духа воздуха. — Но крылья гарра…

— Имя! — рявкнул Аргаррон, которого посетило забавное предположение…

Сильф закашлялся, выдавил:

— Не помню…

Архидемон оскалился, процедил сквозь зубы еще несколько слов. Сильф выгнулся дугой, громко закричал от боли, причиняемой заклинаниями Аргаррона, терзавшими слабую плоть элементала.

— Ну, как? — осведомился Повелитель гарров. — Вспомнил?..

— Пощади, Великий… — проскулил сильф. Архидемон рыкнул, схватил элементала за пряди светлых волос. Тот еще раз взвизгнул.

— Говори! Или я ввергну тебя в самое сердце этого шторма навечно! — процедил Аргаррон.

— Ростислав!!! — отчаянно крикнул сильф, память которого была подстегнута угрозой одной из самых жутких мук для элементала. — Ростислав!!!

Адъютант всё время допроса стоял у кресла архидемона, позорно трясясь от ужаса. Гарр вовсе не хотел попасть под горячую руку Повелителя, но уйти без спросу он не посмел бы ни за какие сокровища Каенора.

Аргаррон выпустил сильфа и вдруг громогласно расхохотался. Измученный дух воздуха сжался на диване, закрыв руками голову и завернувшись в истрепанные крылья. В головке сильфа пронеслись такие жуткие предположения насчет дальнейших действий архидемона, что сознание готово было предательски погаснуть.

— Ты свободен, — произнес Аргаррон сквозь смех. — Более тебя не удерживаю и освобождаю от всех заклятий.

Сильф не заставил себя упрашивать. Едва магические нити, делавшие его рабом и соглядатаем Аргаррона вот уже двести лет, исчезли, дух воздуха дематериализовался, ветерком вылетев в приоткрытую дверь. Только качнулись от воздушного потока шторы на окнах. Аргаррон не жалел: подобных рабов у него было гораздо больше необходимого. Он продолжал хохотать примерно с минуту, после чего подошел к адъютанту и, улыбаясь, сказал:

— Иди!.. Можешь отдыхать до завтра!.. — Гарр поклонился и быстро вышел из комнаты, испытывая чувства, сходные с теми, что обуяли недавно освободившегося сильфа. То есть просто огромное облегчение.

Архидемон, снова рассмеявшись, вернулся в кресло и взял из высокой стопки очередной отчет об имеющихся ресурсах и о событиях в Каеноре за всё время своего отсутствия. Предстояло много работы, но Аргаррон никогда не пугался длительного анализа, если это могло его привести к цели.

— Ну, Огнекрылый, — сказал архидемон вслух, — зачем мальчика в Каенор притащил-то, а?..

Дверь открылась, и в зал, не спросясь, зашел крупный гарр в богато украшенных доспехах.

— Приветствую, Император, — кивнул ему Аргаррон.

— Мой Повелитель! — Гарр склонился в почтительном поклоне. — Разведотряд, возглавляемый Харрагортом, не вернулся. На связь не выходят, поэтому предположу, что колдун мертв, а ворожея скрылась.

Император теперь был лишь формальной фигурой власти, когда вернулся истинный Повелитель. Ни от кого другого Император не потерпел бы такого наглого вторжения в свою власть, но архидемон, под началом которого гарры сражались еще при его отце, имел на это полное право. Император смирился со своей ролью, хотя, надо сказать, без особого удовольствия.

— А почему сам докладываешь? — спросил Аргаррон.

— Важные вести лучше доставить самому. — Бывший император Грамба снова поклонился. — Кроме того, я узнал первым и поспешил сказать тебе.

— Ладно, присаживайся, друг мой. — Архидемон кивнул на соседнее кресло. Гарр кивнул в ответ и, тоже сложив крылья наподобие плаща, сел напротив.

— Повелитель, — сказал он, — я послал гонцов ко всем Бескрылым, что нас поддерживали в твое прошлое правление. Гроски рады твоему возвращению, а с шакмарами проблема…

— Что? — Архидемон поднял взгляд. — Они что, теперь за квостров?

— Нет, Повелитель. Просто наследник Кор'Агг был не так давно убит, а на троне Шакмарии воцарилась новая династия…

— Какая еще династия?

— Мага, Повелитель. Сравнительно молодой маг ШаТор и его приспешники. В общем, они хоть и Темные, но не хотят открыто поддерживать тебя.

— Разберемся, — буркнул Аргаррон. — А что говорят Всадники и прочие?

— Пока неизвестно, Повелитель. Гонцы еще не вернулись, а Эхо Тьмы еще не отлажено.

Аргаррон кивнул и задумался, подперев рукой рогатую морду..

— Повелитель… позволь спросить? — подал голос Император еще через какое-то время.

— Конечно.

— Зачем тебе я?

— Что? — Архидемон поднял взгляд.

— Ты теперь правишь гаррами. Зачем тебе нужен я?

— Ты отличный администратор и военачальник, — сказал Аргаррон. — Ты возглавишь мою армию. Кроме того, будешь замещать меня при необходимости. Я ведь не всегда буду безвылазно сидеть на Грамбе…

Император опешил.

— Спасибо… — выговорил он наконец. — Благодарю, Повелитель…

— Неужели ты подумал, что я собираюсь отстранить от дел своего вернейшего слугу и друга? — спросил архидемон. Прозвучало очень искренне.

— Прости, Повелитель… — Гарр вознамерился сползти с кресла, чтобы припасть к ногам своего хозяина, но тот остановил его.

— Прекрати это раболепство, — сказал Аргаррон. — Терпеть его не могу. По крайней мере от своих.

— Как прикажешь. — Император сел на место.

— Лучше пошли кого-нибудь к колдунам, узнай, наладили они, наконец, установку Эха Тьмы. А то я без связи как глухой.

— Да, Повелитель. — Гарр вскочил и быстро вышел за дверь.

Архидемон прочитал один из отчетов, рассказывающий о политической обстановке среди нейтральных рас Каенора, и довольно рассмеялся. Эхо подхватило смех демона и разнесло по всему залу…

Снаружи круговорот туч осветила ветвистая молния.


Ростислав млел в огромной ароматной ванне-джакузи, распластавшись в ней, словно скат. Горячая вода приятно массировала тело, какие-то добавки немного кружили голову, но приятно. После изнурительной тренировки это было просто божественно. Ростислав, конечно, знал, что его будут тренировать, но чтобы так сразу… Шесть часов физподготовки измотали его слабое тело до невозможности, несмотря на старания целителей. Немногочисленные мышцы, казалось, завязались в узел.

Его поселили на «постоянную прописку» в шикарных апартаментах во дворце отца Лии, и в распоряжении паренька оказались совершенно немыслимые удобства, с которыми он познакомился сразу после своего выступления на Совете. Правда, как ему объяснили, всё тут делалось в той или иной мере с помощью магии, но внешне это заметно не было. Ну подумаешь, вместо телевизора было волшебное зеркало, служившее еще и чем-то вроде видеофона, а во всей сантехнике напор воды обеспечивали водяные элементалы, заключенные в трубах. Ростислав их вначале пожалел, как и сильфа, но сопровождающий его Т'зиро рассмеялся и сказал, что это всё равно что жалеть ветер, наполняющий крылья.

Через какое-то время распарившийся юноша вылез из воды, насухо вытерся пушистым полотенцем и, обернув его вокруг бедер, вышел обратно в комнату. Его новый костюм лежал аккуратно сложенный и выглаженный, откуда-то взялось чистое белье. Правда, из непривычного материала, похожего на шелк, но всё равно очень удобное и приятное. А самое главное, вся одежда была так скроена, что ее можно было носить крылатым существам. Ростислав, одеваясь, мельком подумал, что дома у него возникла бы куча проблем с одеждой, если бы он там остался вместе с крыльями.

В дверь, не постучавшись, вошла Лия. Ростислав, увидев ее, немного смутился: рубашку он надеть не успел.

— Почему ты не стучишься? — спросил юноша.

— Зачем? — спросила девушка, подняв на паренька лазурно-голубые глаза. Взгляд был совершенно невинный.

— Ну… — Ростислав покраснел, натягивая тонкую рубашку с короткими рукавами. — А вдруг я голый?

— Ну и что?

Ростислав зарделся еще больше, выдавил:

— Ладно… Ничего.

Он немного замешкался с застежками, позволяющими закрепить одежду, не мешая крыльям. Лия подошла к нему, помогла.

— Что мне делать, Лия? — спросил Ростислав. — С чего начинать?..

— Но отец ведь уже договорился с Главнокомандующим, чтобы тебя тренировали…

— Ну…

— Тебе же нужно научиться быть воином. — Лия улыбнулась. — Тебя научат нормально держаться в воздухе, сражаться, возможно, что и колдовать… Правда, последнее придется долго оттачивать…

— Долго — это сколько? — спросил Ростислав.

— Лет сорок. — Лия пожала плечами.

Ростислав ахнул. Он уже знал, что год в Каеноре был равен примерно половине земного, но всё равно получалось многовато.

— Что такое? — удивилась Лия.

— Можно вопрос?

— Конечно.

— Сколько лет живут квостры?

— Если в среднем, то лет пятьсот, — сказала Лия. — Но бывает, что и дольше, и меньше.

— Лия… — проговорил Ростислав. — Я не квостр… я проживу еще лет сто-сто двадцать. Ваших лет. И это максимум…

— А сколько тебе сейчас? — спросила Лия, которая, казалось, ничуть не удивилась.

— Чуть больше шестнадцати… э-э… тридцати двух, по-вашему.

— Человеческий век короток, как век Бескрылых… — Лия вздохнула. — Мне уже шестьдесят наших лет, Ростислав…

— Лия, я и есть Бескрылый…

— Теперь — нет.

Ростислав задумался. К нему ведь вернулось зрение после исполнения желания (хотя он об этом не просил). Может, и долгий век прилагался?..

Он решил пока не зацикливаться на этом вопросе. Сколько бы ему ни жить в этом мире, Молоха он должен будет победить. Юноша глянул на Лию. Та на него смотрела так… странно… Так не смотрела на него ни одна девчонка из класса, от них Ростислав видел взгляды только снисходительные или полные презрения.

«Да она что, в меня влюбляется, что ли? — с изумлением подумал Ростислав. — Да что во мне такого особенного?»

«Над чувствами не властны даже ворожеи», — вдруг мысленно отозвалась Лия, чуть улыбнувшись.

Он опять жарко зарделся. У него как-то вылетело из головы, что Лия умеет читать мысли.

— Лия, — спросил юноша, безуспешно стараясь, чтобы голос не выдавал смущения. — А что такое Всевидящий Оракул?

— Кто, — поправила Лия, — Всевидящий Оракул — это «кто», а не «что». Это сущность, которая наделяет даром предвидения специально подготовленного квостра, который становится Гласом Оракула и говорит его устами. А сама сущность находится в Большом храме Всеблагого Ауррина, в обелиске из горного стекла.

— Понятно. — Ростислав кивнул. — Скажи, а твой отец не против, что ты… ну… это…

Юноша опять замялся, опустив взгляд.

— Я с ним еще не говорила, — ответила девушка. — Но я уже взрослая, и мне не обязательно просить разрешения у отца. Правда, ради приличия это необходимо сделать.

— Угу

Ростислав бросил на ворожею взгляд. Та всё еще слегка улыбалась и, казалось, излучала какой-то неуловимый свет, идущий из самой глубины бездонных глаз, из белоснежных крыльев и одежд. Порыв сквозняка шевельнул полы одежды Лии, принес аромат ее волос и перьев… Юноша вздохнул. Он мельком поймал себя на совсем не возвышенных мыслях, но гнать их почему-то не хотелось. Стоящая перед ним девушка была прекрасна, она превосходила своей красотой любые фантазии Ростислава, до общения с которым редко снисходили представительницы прекрасного пола в его школе…

— Ростислав, — позвала девушка, и тот встрепенулся, выходя из собственных фантазий.

— А? Что? — спросил он, потом вспомнил про свои недавние мысли и зарделся так, что, казалось, в комнате повысилась температура.

Лия чуть подалась вперед и коснулась губами его щеки. Ростислава посетило сравнение с легким бризом или касанием цветка…

— Еще не время, — сказала она шепотом возле самого уха Ростислава. — Мне еще надо многое сделать.

Парень не смел поднять глаза. Ему было стыдно за свои мысли, которые упорно лезли в голову. Он, конечно, понимал, что в его возрасте без этого никак, но всё равно считал, что, коли уж его мысли становятся доступными для других, подобные фантазии нельзя допускать из элементарных приличий.

Девушка улыбнулась и вышла, подмигнув пунцовому от смущения юноше. Тот вздохнул, потом прошел в ванную, набрал ледяной воды и с разгона туда бултыхнулся не раздеваясь…


Через пару недель изнурительных тренировок Т'зиро в очередной раз привел Ростислава в зал для занятий и сказал:

— Сегодня будем учиться сражаться. На вот, примерь. — Он кинул перед пареньком небольшую кучу ремней, щитков и застежек.

— Что это? — спросил Ростислав.

— Тренировочное снаряжение, — ответил квостр, доставая с полки второй комплект и начиная одеваться.

После пятиминутной возни с ремнями и пряжками Ростислав стоял готовый к тренировке. Кожаные щитки закрывали не только предплечья, голени и голову, но еще и внешние края крыльев. Более того, последняя часть снаряжения была двойной и с металлическими пластинами.

— А зачем на крыльях так? — спросил юноша, пробуя рукой один из элементов защиты.

— Чтобы вражеский меч не мог перерубить тебе крыло, — пояснил Т'зиро. На нем красовалась подобная защита, но немного другая, подходящая для пернатых крыльев. — Твоя экипировка вообще-то изначально предназначалось для гарров, но у тебя такие же крылья.

Квостр беззлобно улыбнулся, но Ростислав снова смутился. Т'зиро достал со стеллажа и вручил юноше тупой тренировочный меч примерно в руку длиной. Тот взвесил оружие в руке, кивнул. Раньше он такой и не удержал бы нормально, но теперь уже без труда мог действовать таким клинком, держа его даже в одной руке. А ведь меч был из самой обычной стали, не имеющей волшебной легкости меча Огнекрылого.

— Итак, начнем, — сказал Т'зиро. — Во-первых, не держи меч, будто дубину. Клинок должен стать единым целым с тобой, стать продолжением твоей руки, иначе твоя техника станет грубой и примитивной, как у гарров.

— Угу, — принял к сведению паренек. — А разве в бою не надо стремиться к эффективности, а не к эффектности?

— Ты прав, — сказал квостр. — Эффективность и эффектность должны дополнять друг друга, не создавая лишнего, но подчеркивая умение истинного воина… рыцаря Радуги.

— А кто это такие?

— Рыцари Радуги — элитные войска квостров. — Т'зиро показал пареньку свой медальон, в котором был спектр, составленный из скрепленных крэгом разноцветных кристаллов. — И я в их числе.

Ростислав опять смутился, не зная, что сказать. Как говорить с рыцарями, он конечно же тоже не знал, но был наслышан о множестве правил этикета, касающихся подобных титулов.

— Всё, хватит болтать, — подвел итог квостр. — Встань так же, как я, подними меч. Крылья чуть назад, всегда старайся, чтобы под пропущенные удары подставлялись щитки, иначе после настоящего боя будешь до самого храма целителей ковылять пешком. А в воздухе подобная ошибка будет стоить жизни. Понятно?

— Пока что да, — сказал Ростислав, принимая нужную позу.

В течение следующего дня они с Т'зиро не выходили из зала для тренировок. Паренек так увлекся новой наукой, что даже легкую трапезу им доставили прямо в зал. Ростислав и Т'зиро даже не прервали поединка, когда двое сильфов принесли подносы с едой.

— Поставьте у стены! — крикнул квостр, принимая на небольшой щит, который держал в левой руке, выпад Ростислава.

— Ха! — выкрикнул парень, разученным приемом обходя защиту.

Т'зиро извернулся, схватил юношу за руку и, как показалось, чуть шагнул вперед и в сторону. Ростислав почувствовал, как земля уходит из-под ног. Он рефлекторно попытался расправить крылья, вскрикнул от неожиданности, а когда пришел в себя, инструктор стоял над ним и тупое лезвие упиралось пареньку в горло.

— Ты убит, — сказал квостр, убирая оружие.

— Опять… — Взмокший, но счастливый, Ростислав улыбнулся. — Но не думай, что я сдамся.

— На такое я и не надеялся, — проговорил Т'зиро, ответно улыбаясь и подавая пареньку руку. — Давай перекусим.

Ростислав кивнул. Всё его тело пронизывала приятная теплая тяжесть, как всегда бывает после доброй работы, к которой лежит душа.

Пока они ели, сильфы успели прибрать небольшой бардак, царивший в зале после тренировки. То есть поставили на место упавший тренажер, сложили обратно разбросанную экипировку. Ростиславу было немного неловко перед духами: всё-таки это он задел крылом стеллаж со снаряжением, и мысль о том, что за него прибираются, была неприятна.

— Ты чего? — спросил его Т'зиро, заметивший, как переменилось выражение лица паренька.

— Да так… — Тот дернул крыльями. — Вот скажи мне, сильфы — они разумные?

— А что есть разум? — вопросом ответил квостр. — Маги уже не одну сотню лет бьются над доказательствами разумности элементалов. Результаты самые противоречивые.

— Ясно. — Юноша кивнул. — Только давай после еды займемся чем-нибудь менее утомительным.

— Ты что, устал?

— Просто на полный желудок вредно перенапрягаться.

— Резонно, — согласился инструктор. — Тогда пойдем летать.

Ростислав промолчал, только вздрогнул от радостного возбуждения. С самого прибытия в Радужный Город он еще ни разу не поднимался в воздух…

Примерно час спустя Ростислав и Т'зиро стояли на вершине башни из белого мрамора, возвышающейся над городом. Юноша в очередной раз залюбовался феерической симфонией света, переливающейся над городом, грациозным полетом квостров, спешащих куда-то по своим делам, бездонным небом Каенора…

Из оцепенения его вывел дружеский толчок в плечо.

— Не спи, Избранник. — Квостр улыбался. — Полетели.

— Что, прямо так?.. — спросил Ростислав. Он-то думал, что сейчас будет прочитана длинная лекция о воздушных потоках, аэродинамике и прочем.

— Нет, сначала можно эдак, — рассмеялся Т'зиро. — Расправь крылья и взлетай.

Словно подбадривая паренька, дунул порыв ветра, шевельнув его немного отросшие волосы. Ростислав поднял взгляд на солнце, сверкающее в зените, закрыл глаза и раскинул руки. Т'зиро молча стоял сзади, расправив крылья. Ветер немного ерошил его перья, кончики крыльев слегка подергивались, слово в нетерпении.

Ростислав вздохнул полной грудью, развернул серые перепонки и прыгнул с башни. Взмах, другой, третий — и он воспарил над городом, поймав поток. Т'зиро взмыл следом, легко догнал юношу.

— Ты прешь напролом сквозь ветер, как самолет карликов! — крикнул инструктор. — Закрой глаза и сосредоточься на осязании крыльев! Чувствуй ветер, подружись с ним, стань с небом единым целым!

Говоря всё это, Т'зиро преследовал еще одну цель: тот, кто мог быстро приспособиться к воздушным потокам, как правило, оказывался способен к сильной магии.

Ростислав прикрыл глаза, вслушался в свои ощущения. Лица и тела нежно касался ветер, ощущаемый даже сквозь одежду, сверху светило ласковое солнце… Он устремился вверх, всё выше и выше, обнимая небо крыльями, заполняя сознание бескрайней синевой чужого мира.

— Ростислав! — вырвал его из сладостной эйфории крик Т'зиро.

Юноша неохотно открыл глаза и увидел, что город остался далеко внизу и сзади, а вокруг возвышались лишь нагромождения облаков, сверкающие в свете яркого солнца. Т'зиро отстал: даже его пернатые крылья не смогли поймать поток, который унес Избранника прочь от города.

Ростислав притормозил, начал кружить. Теоретически он мог бы зависнуть и на одном месте, но это потребовало бы гораздо больших усилий. Т'зиро долетел до паренька, тяжело дыша, спросил:

— Как ты это сделал?

— Что именно? — не понял тот.

— Ты взошел на Небесную Тропу… Так это называется. Полумагический поток воздуха, которым могут пользоваться только элементалы, ворожеи и маги.

— Я и сам толком не понял. — Ростислав развел руками, хотя это было немного трудно с работающими крыльями. — Вроде замечтался немного…

— Что ж, это доказывает две вещи… — проговорил квостр. — Первое — это то, что у тебя есть дар к магии, а второе — это то, что ты действительно Избранник. Потому что даже будущий Архимаг не смог почувствовать Тропу с первого раза, хотя он занимался магией с самого детства.

Ростислав кивнул, но, по его мнению, он ничего особенного не сделал. Он снова закрыл глаза, вслушался в себя. Зов небес снова зазвучал в голове, но паренек помотал головой, отгоняя его. Отлетать еще дальше ему было ни к чему.

— Возвращаемся, — сказал Т'зиро, показывая вниз. — Долго летать над Великой Бездной нельзя: наши силы небезграничны, нужно хоть какое-то место для посадки…

— Я понимаю, — кивнул паренек. — Нельзя летать всё время.

— Можно, конечно, парить на потоках, еду и воду брать с собой, а утомление подавлять магией, — продолжил квостр. — Кроме того, чем дальше от островов, тем медленнее предметы падают вниз, а кое-где и вовсе остаются висеть над бездной. Но всё равно бесконечно держаться в воздухе невозможно.

Они развернулись, при этом Ростислав сам подивился, насколько ловко он управился с перестроением воздушных потоков под крыльями. Движения получались отточенными и грациозными, словно он летал всю свою жизнь.

Когда они снова сели на башню, юноша спросил об этом Т'зиро. Тот, немного подумав, ответил:

— Наверное, один раз почувствовав Тропу, твои рефлексы немного перестроились. Дело тут не обходится без магии, но точно никто не знает. Спроси потом у Архимага как-нибудь.

— Ладно, — сказал Ростислав, потом добавил: — Если мы сегодня еще будем летать, ты мог бы поучить меня сражаться в полете?

Т'зиро улыбнулся.

— Не всё сразу, молодой Избранник. Мы еще освоим некоторые приемы взаимодействия крылатых воителей, потом будем заниматься в дождь и ветер…

Ростислав кивнул. Он был на всё готов сейчас.

Они потом рванулись в небо еще раз, и Т'зиро учил паренька пользоваться крыльями, показывал полетные приемы для боя и простого полета. Ростислав был в полном восторге, купаясь в воздушных потоках, которые за один этот день стали для него почти что родными. Солнце, небо, ветер заполнили вторую половину этого дня, которая пролетела как одно мгновение…


Вечером к Ростиславу, который, всё еще бодрый и веселый после полетов, отдыхал у себя в комнате, зашел пожилой квостр, тяжело опиравшийся на фигурный посох с простым наконечником в виде каменного белого шара размером с большое яблоко. Всё лицо гостя было в морщинах, волос на голове совсем не было, что вкупе с кривой шеей и горбатым носом навевало ассоциации с грифом. Крылья квостра когда-то были сизыми, а теперь абсолютно выцвели, став какими-то серовато-белыми. Кое-где торчали выбивающиеся из общего покрова перья, что придавало крыльям немного запущенный вид. Одет квостр был в длиннополое одеяние серо-синего цвета, украшенное узором из мелких голубых кристаллов.

Юноша, который сидел за столом и перелистывал какую-то книгу, встал, повернулся к вошедшему и сказал:

— Здравствуйте.

— И вам того же, юноша, — ответил старец скрипучим голосом. — Как я понимаю, вы — Избранник.

— Здесь считают именно так, — сказал Ростислав, дернув крыльями.

— Позвольте представиться. Я — Ломдар-Каюн, маг и чародей, а по совместительству еще и преподаватель. Доблестный Т'зиро рассказал мне о вашем вступлении на Тропу.

Ростислав скромно опустил глаза, проговорил, слега покраснев:

— Это случайно так вышло…

— Нет случайностей, когда в судьбу вмешивается магия. Уж поверьте моему опыту… Чай, третье тысячелетие разменял уже…

Ростислав поперхнулся словами, которые хотел сказать. Да, старец выглядел неплохо, если и впрямь превысил шестикратный срок жизни обычного квостра.

— Скажите мне, юноша, хотели бы вы изучать придворный этикет и искусство магии?

— А почему вы спрашиваете мое мнение? — удивился Ростислав. — По-моему, мне надо всем этим заниматься вне зависимости от моих желаний.

Старик качнул головой.

— Нет, так не пойдет. Нельзя научиться утонченным наукам, если к ним не лежит душа. В подневольном ученике нет ни прилежания, ни старания, и учителю только одна морока с таким. Так что я вас не неволю, юноша.

— Если это так важно, то я согласен.

— Хорошо. Я зайду к вам завтра днем, когда вы вернетесь с тренировки по фехтованию… или что там у вас будет. До встречи.

— До свидания, — сказал Ростислав.

Ломдар-Каюн вышел, мягко притворив за собой дверь.

В эту ночь юноша засыпал с четкой уверенностью, что лучше, чем в Каеноре, ему никогда в жизни не было…


Когда на следующий день Ростислав впервые посетил апартаменты Архимага Лоарина, он ожидал чего-то особенного, вроде заставленных магическими вещами столов и полок или развешанных по стенам пучков трав. В крайнем случае — похожего на библиотеку кабинета.

Но в помещении за расписанной деревянной дверью всего было понемногу. И толстые фолианты в застекленных шкафах, и несколько мерцающих кристаллов на подставках, и какое-то растение в кадке, оплетающее ветвями весь угол. Сам Лоарин сидел за самым обычным письменным столом, что-то записывая на свитке.

Едва Ростислав, постучавшись, вошел, Архимаг оторвался от своего занятия и сказал:

— Здравствуй, Избранник.

— Здравствуйте, — ответил Ростислав, немного смутившись. — Вы меня звали?

— Да, конечно. — Лоарин кивнул. — Должен же я узнать тебя поближе… Вот скажи, тебе нравится Лия?

Юноша покраснел, опустив глаза. Такой лобовой вопрос начисто смел всю решимость паренька, которую тот наскреб по дороге к Архимагу.

— Ясно, — сказал Лоарин, добродушно улыбнувшись. — Что ж, я вам мешать не стану. Лия уже взрослая девочка, так что пусть сама думает…

— Простите, но мне она… действительно… это… нравится… — промямлил Ростислав, подавив желание завернуться в крылья.

— Я же сказал: всё в порядке… Ладно, иди. Вижу, о твоем предназначении говорить еще рано.

Юноша кивнул и вышел из комнаты, подавив в себе желание пуститься в бегство. Только после того как створки двери бесшумно затворились, он перевел дух.

— Надо что-то делать с нервами, причем срочно, — сказал Ростислав самому себе. — Какой из меня Избранник, если я от волнения на каждом шагу трясусь?..

Он решил спросить об этом у Ломдар-Каюна и направился в его башню. Несколько коридоров, короткий перелет между дворцом и башней — и юноша оказался на месте. Его встретил стальной голем — странный механизм, приводимый в действие магией, внешне напоминающий ожившую статую тролля или еще чего-то подобного…

— Кто? — проскрежетал голем.

— Ростислав, — сказал паренек. Голем видел неважно и знал его практически только по голосу.

— А, это ты? — Голем переступил с ноги на ногу. — Что-то ты рано сегодня…

— Да я за советом. — Юноша улыбнулся. — В другой раз поболтаем, хорошо?

— Как скажешь, — сказал страж. Как показалось Ростиславу, немного грустно.

Дело в том, что Ростислав упорно не желал воспринимать элементалов, големов и прочих волшебных слуг как неодушевленные предметы, любил по-приятельски поболтать с живой статуей, всё время говорил сильфам «спасибо» и вообще об услугах просил, а не требовал их, как квостры. Надо ли говорить, что среди последних юный Избранник прослыл немного чудаковатым, а среди волшебных существ, наоборот, считался душевным и отзывчивым.

Голем посторонился, и Ростислав прошел в апартаменты старого мага. Тут всё было обставлено немного по-другому, нежели у Лоарина. Больше книг, меньше предметов практического применения. В кабинете царила атмосфера древности, но не тления и ветхости — просто возникало неуловимое ощущение, что даже само время тут ходит на цыпочках… Ростислав даже не взялся бы сказать, что именно ощущал, почти каждый день приходя сюда. Неясное чувство благоговения, что ли…

— Ростислав? — Старый квостр вышел откуда-то из лабиринта стеллажей, держа в руках толстый фолиант с пожелтевшими от времени страницами.

— Да, учитель. — Юноша склонил голову, как того требовал этикет в отношениях ученика и мага.

— Время занятий еще не пришло. — Ломдар-Каюн нахмурился.

— Я не поэтому, учитель. — Ростислав мимоходом принял у старца книгу, донес до письменного стола, где уже высилась целая стопка других книг. — У меня есть одна проблема…

— Конечно, Ростислав. — Маг тяжело опустился в кресло, завернувшись в крылья, которые уже почти не могли держать в воздухе немощное старческое тело. — Что у тебя случилось?

— Ну, — замялся паренек, — я всегда всего стесняюсь… Смущаюсь безо всякого серьезного повода…

— Так, — подбодрил Ломдар-Каюн.

— Вот… — Ростислав снова, в очередной раз, замялся и покраснел. — Я хотел спросить… можно ли это преодолеть как-нибудь…

Старик отечески улыбнулся:

— Мальчик мой, ты имеешь в виду что-то из магии?

— Ну… — Ростислав еще больше зарделся, — вроде того… — Ломдар-Каюн покачал головой.

— Не стоит, Ростислав, — сказал он. — Заклинаний прямого действия против подростковой стеснительности никто еще не создал… Но есть множество других способов.

— Каких? — спросил юноша.

— Ну, например, ты мог бы заняться сексом… Ты чего? — Ростислав отшатнулся от старого квостра и начал дрожать.

— Так, спокойно, — сказал маг, тоже вставая. — Я всё понял. У твоей расы мораль такая же замкнутая, как у шуолов или Всадников.

Ростислав промолчал, не в силах поднять глаза. Он чувствовал, как лицо и уши пылают от стыда. Конечно же такой паренек, как он, не мог в его возрасте рассчитывать на благосклонность сверстниц. Проще говоря, Ростислав Коротков был стопроцентным девственником и просто кошмарно комплексовал при любом упоминании интимной близости.

Ломдар-Каюн покачал головой.

— Да-а… — протянул он. — Надо что-то с этим делать… Скажи, Ростислав, ты хочешь попробовать нимфу?

— Что? — опешил парень.

— Нимфы… Это такие… существа, похожие на квостров, но без крыльев, — охотно объяснил маг. — Ученики магов всегда стараются их вызывать, чтобы те ублажали плоть… Вообще это не поощряется, но и запретов нет. Если хочешь, я научу тебя этому несложному заклятью…

Ростислав замотал головой.

— Но почему? — удивился Ломдар-Каюн. — Я и сам в молодости баловался… А у тебя трудный период сейчас, я это прекрасно понимаю.

Паренек вздохнул. Объяснить, что ему нравилась Лия и только Лия, он бы не смог ни в какую. Во-первых, не подобрал бы слов, а во-вторых, язык от смущения провалился куда-то в глотку и начисто отказывался повиноваться…

— Я… — хрипло выдавил он, — я хотел бы… просто преодолеть стеснительность… Вот и всё.

— Мальчик мой, — сказал квостр, пошевелив крыльями. — В эмоции лучше не лезть с магией. Последствия могут быть непредсказуемыми…

— Жаль. — Паренек вздохнул, глядя Ломдар-Каюну в глаза.

— Ну хорошо, — сдался маг. — Есть один способ, но он немного рискованный…

Ростислав терпеливо ждал, квостр вздохнул, продолжил:

— Я помещу твое сознание в мир твоих желаний и страхов… Только если ты вдруг хоть с чем-то не справишься, то останешься в том мире навсегда, наедине с завладевшим тобой страхом.

Юноша вздрогнул, задумался.

— Не спеши, — сказал Ломдар-Каюн. — Подумай хотя бы до завтра. Помни, ты хочешь рисковать жизнью… а может быть, и душой. И на занятия сегодня не приходи. Я буду готовить заклинания на тот случай, если ты всё же согласишься.

Ростислав кивнул, пошел на выход, но в дверях обернулся.

— Видимо, это тоже что-то вроде испытания… — сказал он. — Ведь если я не справлюсь с самим собой, то какой же я Избранник…

Не дождавшись ответа, юноша вышел, а Ломдар-Каюн проговорил, едва закрылась дверь:

— Какой умный мальчик…

3

Ветер гонял по пустыне песчаные вихри, разбивающиеся о скалы и о стены города-оазиса, выстроенного под единой крышей. Сезон песчаных бурь наступил несколько раньше срока, загнав всех, кто не успел подготовиться, в стены Шакмарии, обрекая их на изнурительный труд в копях или храмах.

ШаТор, сравнительно молодой для своей силы маг, отвернулся от застекленного окна, завернувшись в плащ. Отошел к огромному ложу, где под рельефным изображением бога Похоти он наслаждался телом молодой рабыни. Она и сейчас дремала под одеялом, изнуренная почти бессонной ночью.

Маг в раздумье сел за письменный стол, подвернув под себя толстый хвост. Ящероподобное тело совсем не старого шакмара уже вполне отдохнуло, и он больше не хотел спать. Плащ на плечах составлял его единственную одежду, остальное было свалено на один из стульев.

Магические потоки всколыхнулись, и маг насторожился, за секунду проанализировав событие и построив с десяток предположений о причинах. В следующее мгновение черный шар Эха Тьмы ожил, вспыхнув ядовито-зеленым пламенем, и из него раздался требовательный голос:

— Ответь, Властитель Шакмарии!..

ШаТор нервно сглотнул, дернув зобом. Насколько он себя помнил, Эхо Тьмы молчало со времен падения Аргаррона, когда того вверг в его Бездну какой-то ненормальный квостр. Вечная ему память за это…

— Ответь! — рявкнул голос из шара.

ШаТор протянул когтистую руку, покрытую темно-зеленой чешуей, и положил ее на гладкую поверхность черного камня. В следующий миг магический поток охватил астральную сущность мага, соединив ее незримой связью с тем, кто взывал с другой стороны.

— Кто зовет меня? — спросил ШаТор.

— Аргаррон! — В шаре проявился образ архидемона. — Меня что, уже забыли в Шакмарии?

— Вовсе нет, — сказал шакмар. — Мы прекрасно помним тебя, о Аргаррон. — В голосе шакмара слышался сарказм. — Что тебе нужно?

— Ты забыл добавить «Повелитель», — заметил Аргаррон.

— Ты нам больше не Повелитель, — огрызнулся маг.

— Вот как?.. — Глаза архидемона сверкнули. — А я хотел снова вести вас в бой.

— Хватит с нас твоих войн, Аргаррон, — сказал ШаТор. — Сотню лет назад только и слышно было «Вперед!», да «На Радужный Город!», да «Аргаррон с нами!» Я тогда был еще мальчишкой, а ты увел на смерть цвет нашей нации, моего отца, трех братьев и лучших друзей… Я не допущу, чтобы Шакмарию вновь ввергли в войну Крылатых Народов. Вам всем нужна эта мясорубка, вы и воюйте. А мы хотим спокойно жить и растить наших детей.

— Вижу я, что стоило оставить вас без присмотра на жалкое столетие, бескрылая сыть, как вы уж перед квострами на спинку хлоп и ножки врозь… — Архидемон презрительно усмехнулся. — Выродились отважные шакмары…

— Всех отважных шакмаров ты забрал на тот бессмысленный бой, архидемон, — сказал маг. — И твой прихвостень Кор'Агг такой же… был. Мы больше не будем тебе пушечным мясом…

— Довольно! — рыкнул архидемон, и его глаза гневно полыхнули. — Ладно. Я готов рассмотреть твои предложения, маг.

— Оставь шакмаров в покое! — резко сказал ШаТор. — Нам не нужна твоя война и не нужна твоя власть!

— А мне, представь, нужны хорошие десантники. — Аргаррон улыбнулся.

— Я не дам тебе шакмаров на смерть!

— Жаль. — Архидемон продолжал улыбаться. — Скажи, а в последнее время у тебя ничего странного с погодой не было?

— Что?!

— Если твой народ не встанет на мою сторону, сезон песчаных бурь никогда не кончится, — медленно, словно смакуя каждое слово, проговорил Аргаррон. — Зеленый сезон никогда не наступит на твоем острове, и вы подохнете с голоду, Бескрылые.

— Ах ты!.. — задохнулся шакмар. — Так это твоих лап дело!!!

— А то! — расхохотался Аргаррон. — Я всё-таки Владыка Бурь, помимо всего прочего… Ладно, если надумаешь всё же вернуться ко мне, ты знаешь, как со мной связаться.

Шар погас. ШаТор с ревом бессильной ярости поднялся, отошел от стола, опрокинув стул. Рабыня проснулась и, сжавшись в жалкий комочек под одеялом, забилась под самый лик божества, словно это могло защитить от гнева разъяренного мага. Правда, тот и не собирался вымещать злость на наложнице. Он подошел к окну, вскинул руки и запел заклинание. Слова магического языка лились диссонансной песней, заполняя комнату потоком магических импульсов.

За окном, в пыльном вихре, прорезалась молния, потом еще и еще… Силы двух могущественных заклинаний схлестнулись в противоборстве. ШаТор долго стоял у окна, и на его драконьей морде постепенно появлялась гримаса страшного напряжения. Суховей за окном начал затихать, несколько раз сквозь бурую пелену проглянуло солнце. Потом маг со стоном рухнул на колени, бессильно уронив руки. Ветер снаружи торжествующе взвыл, и среди этих жутких завываний маг различил злорадный хохот…

— Будь ты проклят! — прохрипел Властитель Шакмарии, утерев выступившую на губах кровавую пену. — Чтоб тебя загнали обратно в твою Бездну, сын общипанного квостра и чумной гаргульи!!!

Рабыня, поджав хвост, с невнятным писком юркнула под кровать.

ШаТор встал, закончил сыпать проклятиями и с гневным рыком вернулся к столу. Взял со стула одежду, начал облачаться. Резко повернулся к кровати и, обращаясь к рабыне, сказал:

— Позови моего ученика. Быстро!

Наложница пулей вылетела из-под кровати и скрылась за дверью. ШаТор потратил какое-то время, чтобы привести себя в порядок, потом достал из стола толстую книгу, куда записывал заклинания, которые вычитал в библиотеке или составил сам. Ненадолго приложил к печати, запирающей фолиант, когтистую руку, под которой сразу вспыхнул зеленоватый свет. Книга раскрылась сама собой, являя взгляду мага ровные ряды символов древнего языка магии…

ШаТор произнес несколько слов. Письмена немного изменили форму, становясь настоящей вязью заклинаний вместо хитроумной ловушки. Если бы кто-нибудь прочитал слова в их первозданном виде, то вместо чаемого эффекта могущественных чар обрел бы целую гору проблем в лице нескольких демонов-стражей, заключенных в книге.

В дверь постучали.

— Да! — отозвался ШаТор.

— Это я, Мастер, — раздался приглушенный толстым слоем дерева голос молодого, но очень талантливого в отношении магии шакмара.

— Заходи.

Тяжелая створка отворилась, и ученик ШаТора Грэг вошел в комнату, смиренно склонив голову. Молодой шакмар совсем недавно вышел из детского возраста, и его чешуя еще не приобрела мужественного темного оттенка, оставаясь довольно светлой. Правда, уже без детской желтизны.

ШаТор невольно улыбнулся, вспомнив, каким нашел своего будущего преемника. Грязным беспризорным мальчишкой, который промышлял тем, что собирал в пустыне раковины краджей… Относительно молодой тогда правитель велел привести пацана во дворец, где раскрыл перед изумленным оборвышем его перспективы. С тех пор минуло немало лет, и ШаТор не мог нарадоваться на прилежание юного Грэга.

— Аргаррон вернулся, — без предисловий сказал маг выжидающему ученику.

— Это значит, что гаррам снова нужны наши воины? — на лету подхватил мысль шакмарский юноша.

— Молодец. Ты правильно понял, — подтвердил ШаТор. — А еще ранним сезоном песчаных бурь мы обязаны именно Аргаррону.

— Что нам делать, Мастер? — спросил Грэг.

— Ты, мой ученик, отправишься в Радужный Город и постараешься найти помощь.

— К квострам? — удивился юноша.

— Посмотри правде в глаза, Грэг. — Маг грустно улыбнулся. — Ни мне, ни тем более тебе не справиться с архидемоном. Только Избранник может это. И если то, что говорил мне Ломдар-Каюн через Голос Неба, — правда, то у нас есть шанс.

— Но Мастер, а что будет, если мы просто не подчинимся? — спросил Грэг.

— А ты подумай, — сказал ШаТор. — Ты же у меня умный мальчик.

Молодой шакмар немного подумал, спросил:

— Песчаные бури, да?

— Да. Если мы ослушаемся, они не прекратятся…

— А сколько мы протянем, если всё же пошлем его подальше?

— Как обычно, ученик, — сказал ШаТор. — Кое-как дотянем до времени зеленого сезона.

— Ну, значит, у нас есть еще как минимум сто дней, — сказал Грэг. — Есть шанс, что Избранник что-то сделает.

— Нет, нельзя полагаться на Избранника. Надо подумать, как поудобнее будет всадить нож в спину Аргаррону.

— В переносном смысле? — спросил Грэг.

— Конечно. — ШаТор горестно вздохнул. — Хорошо бы, конечно, в буквальном, но это практически невозможно, да и не особо повредит ему…

— Позвольте действовать самостоятельно, Мастер. — Грэг склонился в поклоне. — Я знаю, кто может помочь помимо квостров.

— Да, мой ученик, — разрешил ШаТор. — Я займусь подготовкой здесь, а ты будешь действовать за пределами острова. Можешь взять мой вертоплан. Даю тебе полный карт-бланш.

— Спасибо, Мастер.

Грэг вышел, а ШаТор в задумчивости продолжил листать книгу. Всё же и у него самого, и у ученика были еще козыри в рукаве…


— Думаю, что готов, — серьезно сказал Ростислав на следующий день после разговора с Ломдар-Каюном.

Маг критически осмотрел паренька.

— Морально, пожалуй. Но зачем ты вооружился до зубов?

Решимость юноши как ветром сдуло. Он опустил глаза и жарко покраснел. Ему стало неловко в своем кожаном доспехе, с двумя самострелами на предплечьях, небольшим жезлом на поясе, способным стрелять молниями. Ну и, конечно, в ножнах висел меч Огнекрылого.

— Я… это…

— Твое оружие тебе не понадобится. Что бы тебя ни ждало там, доспехи тебе не помогут. И оружие тоже.

— Но не пойду же я туда беззащитным! — возразил Ростислав.

— Можешь взять меч Огнекрылого, — подумав, сказал Ломдар-Каюн. — Но подумай: нужен ли будет тебе помощник в преодолении самого себя?

Юноша тем временем отстегнул от доспехов всё оружие, кроме ножен, сказал:

— Доспехи не буду снимать, хорошо? У меня под ними только белье…

— Ладно. — Маг улыбнулся. — Я уже всё подготовил, так что если ты действительно готов, то я начинаю.

Ростислав, немного нахмурившись, кивнул. У него от страха поджилки дрожали, но внешне он оставался спокойным.

Там нет ничего, чего я не нес бы с собой, подумал паренек. Чем больше я боюсь, тем меньше у меня шансов вернуться…

Ломдар-Каюн прошелся по комнате, в которой пол был весь расчерчен какими-то знаками на магическом языке, встал в центр какого-то символа и, раскинув в стороны руки и крылья, начал петь заклинание. Фигуры на полу вспыхнули голубоватым светом, Ростислав отступил на шаг, всей кожей ощущая потоки энергии, разгуливающие по комнате. Через короткое время вокруг него начали виться всполохи света и редкие молнии, словно заключая его в некое подобие кокона…


— Мама!.. — по-детски пискнул Ростислав, когда его сознание ухнуло в бездну, сверкающую хаосом красок и фигур…

Удар… Ростислав перекатился по земле, больно подвернул крыло и чуть не выронил ножны с мечом, когда у тех порвалась застежка. Он вскочил, быстро огляделся, хотя окружающий его полумрак немного затруднял ориентирование. Кругом простиралась мрачная равнина под черным в грязно-алых разводах небом, ноги по колено утопали в белесом тумане, колыхающемся на легком ветру. Воздух пах какой-то кислятиной, изредка в тишине раздавался зловещий шепот без слов…

Юноша почувствовал, как в сердце шевельнулся ледяной страх. Он осмотрелся, но в тумане и сумраке не смог разглядеть ничего, кроме неясных теней.

— Я не боюсь, — сказал он сам себе. — Ни темноты, ни одиночества… И агорафобии у меня нет.

— Кто бы спорил, — раздался сзади злобный шелестящий голос.

Ростислав подпрыгнул от неожиданности, резко развернулся, отточенным на тренировках движением выхватывая меч, ярко полыхнувший золотым огнем.

В нескольких шагах от паренька стояла мрачная личность, с головы до ног укутанная в черный плащ, под которым угадывались сложенные крылья. Лицо скрывал низко надвинутый капюшон, в руках незнакомца матово поблескивал черный меч с алыми письменами.

— Ты кто? — спросил Ростислав, не опуская оружие.

— Я тот, кто проведет тебя через… — личность задумалась, — назовем это «Путь». И тот, кто убьет тебя в случае твоей неудачи.

— Ясно. — Юноша кивнул, убирая меч. — А почему не сейчас?

— Еще не время, — сказал незнакомец, тоже вкладывая оружие в ножны.

Ростислава немного раздражал этот тип, но он, от природы человек сдержанный и спокойный, не давал воли неприязни.

— Как мне тебя называть? — спросил юноша.

— Зови Проводником. — Мрачный тип пожал плечами, и Ростиславу показалось, что под капюшоном сверкнули два злобных зеленых глаза. — Идем, Избранник, — проговорил Проводник, делая шаг в сторону.

В его голосе звучали насмешливые нотки, и юноше стало немного неловко. Он начал было смущаться, но спохватился и постарался наклеить на лицо невозмутимое выражение.

Они недолго шли по черной равнине — Проводник впереди, Ростислав сзади. Вскоре первый вдруг резко остановился, и парень чуть не налетел на него от неожиданности.

— Урок первый, Ростислав, — прошипел Проводник, так же резко разворачиваясь с мгновенно обнажившимся мечом. — Никогда слепо не доверяй тем, кто хочет тебе что-то навязать!..

Черное лезвие с гудением вспороло туман, Ростислав машинально отклонился назад. Кончик меча как бумагу вспорол доспех, но до плоти каким-то чудом не достал.

Юноша с ругательством рванул из ножен меч, едва не запутавшись в снаряжении. Спасаясь от черного меча, он стал падать на спину, но успел опереться на руки и крылья, неуклюже сел на землю…

Проводник шагнул к нему, выставив клинок, злорадно сказал:

— Если бы ты не взял с собой меч, я был бы безоружен. А теперь ты умрешь…

— Посмотрим! — выкрикнул Ростислав, вскакивая на ноги со сверкающим клинком в руках. Два меча скрестились, подняв сноп искр.

Удар. Еще удар. Блок, пируэт. Тренированное тело Ростислава само совершало движения, меч Огнекрылого сверкал в сумраке, сталкиваясь с черным клинком Проводника. Одним удачным движением юноша распорол капюшон Проводника, отчего тот слетел с головы…

Ростислав с невнятным вскриком отпрянул. Под капюшоном было его собственное лицо, но в глазах горела ядовитая зелень, а изо рта торчали острые клыки, как у вампира.

— Что, не нравится? — расхохотался Проводник.

— Да что ты такое, черт бы тебя побрал?!

— То, что ты ненавидишь в себе! — Проводник сделал шаг вперед. — Твоя Темная сторона, если так понятней, страх, ненависть, гнев…

— Да пошел ты! — крикнул Ростислав. — Тоже мне, Дарт Вейдер выискался!

Сверкающий клинок снова устремился вперед, но лишь затем, чтобы быть отброшенным черным лезвием.

— Нельзя мечом победить страх, дурачок, — улыбнувшись, снисходительно-злорадно проговорил Проводник и шутя отразил очередную атаку Избранника. — А вот страх убить может.

Черный меч с гудением вспорол воздух и, казалось, мимолетно коснулся плеча паренька. Тот не сразу почувствовал боль, но всё равно вскрикнул, ощутив, как под одеждой потекла липкая струйка теплой влаги. Меч Огнекрылого выпал из ослабевших пальцев и мгновенно исчез в тумане, словно канул в воду.

Теперь Ростиславу стало по-настоящему страшно. Он пятился, зажимая рану в плече, глядя широко раскрытыми глазами на медленно приближающегося Проводника…

— Умри, Избранник, — сказал Проводник, занося оружие для удара.

Ростислав крикнул:

— Подожди! Подожди минутку! — Черный меч замер, едва начав опускаться.

— Ты — это я, так? — спросил Ростислав, потом, не дожидаясь ответа, продолжил: — Ты не можешь убить себя!

— Это почему? — Проводник усмехнулся, но в его голосе прозвучали нотки неуверенности.

— Потому что ты ненастоящий! — торжествующе крикнул паренек, делая шаг вперед. — Я — человек, а ты — просто плод моего воображения!..

— Вот сейчас узнаешь, насколько я настоящий, когда я у тебя на глазах сожру твое сердце… — прорычал Проводник, опуская оружие. Ростислав с трудом увернулся от свистнувшего меча, который прошел буквально в миллиметрах от его горла.

— Я не боюсь, — сквозь сдавленный всхлип сказал Ростислав, пятясь назад. — Не боюсь…

— Как же! — расхохотался Проводник. — Да ты дрожишь, Избранник! Признай, что ты просто трус, и я оставлю тебя жить!

— Никогда, — одними губами прошептал Ростислав.

— Жалкий, самонадеянный человечек, — презрительно процедил Проводник, снова делая стремительный выпад, оцарапавший юноше щеку. — Тоже мне, герой нашелся… Ты ведь даже крови боишься!

— Да пошел ты! — Ростислав почувствовал, как глаза предательски повлажнели.

— Да пошел ты… — передразнил его Проводник. — Слюнтяй! Ничтожество!

Ростислав вдруг почувствовал, что начинает злиться. Да, на глазах выступили слезы, но это не были слезы обиды, как считал Проводник. Это были злые слезы доведенного до ручки человека.

Черный меч с гудением рухнул вниз, но остановился на полпути, зажатый между ладонями Ростислава. Юноша и сам удивленно уставился на свои руки, которые секунду назад сами собой метнулись вперед и поймали падающий клинок.

Проводник зарычал и попробовал высвободить оружие. Ростислав немного усилил нажим, и у того ничего не вышло.

— Пусти! — процедил Проводник.

— Хорошо! — отозвался юноша, проводя один из выученных приемов. Проводник полетел на землю, а его меч — в другую сторону, причем, упав на землю, так же исчез в тумане, как и оружие Огнекрылого до того.

— Что ж, — сказал Проводник, поднимаясь с земли, — первую часть испытания ты выдержал.

— С чего ты взял? — спросил Ростислав, готовый к его следующей подлости.

— Ты больше не боишься меня. — Проводник пожал плечами.

— Ясно. — Ростислав кивнул. — Иди впереди.

— Да как скажешь. — Проводник пошел дальше сквозь туман, юноша последовал за ним.

Они довольно долго шли по мрачной пустоте, но вокруг по-прежнему колыхалась белесая муть, из которой изредка проступали неясные тени. Ни одного звука, кроме того зловещего шепота, так и не раздалось за всё время, а под ногами всё так же был ровный черный камень.

— Еще долго? — не выдержал наконец Ростислав.

— Это зависит от тебя, — ответил Проводник, не оборачиваясь

— Я не понимаю…

— Вот поэтому мы и будем так идти. — В голосе Проводника слышались издевательские нотки. — Я тебя веду, но направление задаешь ты. А ты не можешь.

— Но что я должен сделать?

— А мне-то что? — Проводник хохотнул. — Оставайся в неведении, Избранник.

Ростислав пожал плечами. Что ж, если этот тип не хочет помогать, он обойдется без его помощи. Юноша молча развернулся и пошел в другую сторону. Проводник остановился, оглянулся на него и сказал, ни к кому не обращаясь:

— Хоть что-то понял, дурачок.

Ростислав начинал злиться. Уже битый час он шел по унылой бесконечности, и отсутствие чего бы то ни было крайне раздражало его.

— Эй, опасности! — крикнул он. — Я здесь уже, можете пугать!

— Пугать!.. — отозвалось эхо. Ростислав улыбнулся.

— Здравствуйте, товарищи! — крикнул он.

— …арищи, …арищи… — послушно повторило эхо.

— Нам нельзя расслабляться!.. — крикнул Ростислав, после чего насладился пошлым ответом безвольного эха и хихикнул.

Настроение паренька приподнялось, и он зашагал дальше, фальшиво насвистывая какую-то мелодию. Вскоре из мглы показалась стена, уходящая вертикально вверх. Абсолютно гладкая, равно как и камень под ногами, такая же черная как смоль и шершавая на ощупь.

— Раньше это стало бы проблемой. — Юноша улыбнулся. Он расправил крылья и полетел, разгоняя мощными взмахами перепонок клочья тумана. Лететь было немного тяжело, потому что тут не было никаких воздушных потоков, но всё же возможно. Стена всё не кончалась, Ростислав немного заскучал. Лететь в тумане было неприятно — тот мерзкой влагой оседал на крыльях и лице, заставляя ежиться от холода.

Парень невзначай глянул на стену и чуть не потерял ритм — с черной поверхности на него пялился глаз. А невдалеке еще один, и еще, и еще… Вскоре на стене стало пестро от моргающих очей. Самых разных — от обычных, человеческих, до жутких буркал, которые могли бы привидеться лишь в кошмарном сне. Юноше стало любопытно, и он продолжил полет вдоль черной стены.

Через короткое время на стене стали появляться рты. При виде летящего юноши они начинали хохотать и выкрикивать всякие колкости в адрес Ростислава:

— Эй, глядите, что за чучело!..

— В жизни не видел такого неуклюжего придурка!..

— Это что, девчонка, что ли?..

— Да уж точно не парень!..

Ростислав сперва не обращал внимания, но потом начал жаться. Его неприкрыто обсуждали, и, мягко говоря, юношу это раздражало и смущало. Он отлетел было прочь от стены, но обнаружил, что в паре десятков метров возвышается точно такая же, с таращимися глазами и насмехающимися ртами.

— Заткнитесь, черт бы вас побрал! — крикнул Ростислав, которого достали насмешки. — Что я вам сделал?

Рты злорадно расхохотались, а глаза начали усиленно моргать и вращаться.

— Видали, у мальчика голос прорезался!

— Еще бы, на правду все обижаются!

— Выше, мальчик, выше! Иначе мы не прекратим! — Ростислав, чуть не плача, начал подниматься вверх, пока не показались верхние края стен. Рты продолжали насмехаться над юношей, и тот, скованный смущением, пару раз чуть не сбился с ритма крыльев под громогласный хохот. Вскоре он приземлился наверху (а это оказались именно стены, вроде крепостных) и огляделся. Пейзаж внизу терялся всё в том же белесом тумане, над которым мрачными громадами высились эти две стены, словно два мрачных монумента.

— Ростислав! — раздалось невдалеке.

Юноша резко обернулся на голос и увидел Лию, которая, связанная по рукам и крыльям, стояла на самом краю стены. Рядом маячила мрачная фигура злорадно усмехающегося Проводника.

— Не смей! — заорал Ростислав, бросаясь вперед. Проводник расхохотался и толкнул девушку со стены.

Эхо подхватило полный отчаяния крик Лии, в который вплелся крик боли Ростислава.

— Ты еще можешь ее спасти, Избранник! — громко провозгласил Проводник и исчез, растворившись в белесой мути.

Юноша, не раздумывая, прыгнул вниз… и вдруг обнаружил, что вся его одежда бесследно исчезла, оставив его совершенно нагим. Этот факт не замедлили прокомментировать ехидные рты на стенах, и Ростислав, не выдержав такого, расплакался от бессильной злобы и смущения. Своего тела он конечно же стеснялся и, как почти любой паренек его возраста, страшно комплексовал.

Ростислав смущенно прикрылся руками, чем вызвал очередной приступ хохота и поток насмешек от стен. На мгновение юноша даже забыл о быстро падающей впереди Лии… Потом, правда, быстро спохватился и начал подруливать к девушке, у которой уже не осталось сил на крик.

Поравнявшись с Лией, Ростислав с ужасом осознал, что ему придется в голом виде прижиматься к любимой девушке, перед которой у него даже язык всегда отнимался. Причем делать это придется под сотнями взглядов и под злобные насмешки ртов со стен.

«Будь я проклят, если не смогу спасти Лию из-за этого!» — зло подумал Ростислав, бросаясь вперед.

Наплевав на всё и вся, он подхватил связанную девушку на руки, на полную ширину растянул крылья. Маховые мышцы рвануло болью, но юноша, поморщившись, несколькими сильными взмахами замедлил падение, плавно приземлившись на черный камень, он положил на него потерявшую сознание Лию…

А в следующий миг они оба оказались на берегу моря, в тени, отбрасываемой красивым раскидистым деревом, чем-то напоминающим пальму. Волны накатывались на золотистый и мягкий песок, шелестел на легком бризе живописный лесок. Пляж загибался выгнутой дугой, что недвусмысленно указывало на то, что Ростислав и Лия находились на маленьком острове…

Юноша распутал узлы, стягивающие крылья и руки Лии, наклонился к ее лицу, тихо позвал:

— Лия… очнись, это я, Ростислав…

Девушка вздохнула, открыла глаза. Ростислав в очередной раз подумал, какие же они у нее красивые. Небесно-голубые, да такие глубокие, что небо по сравнению с ними казалось тусклым и невзрачным.

— Ростислав… — Лия улыбнулась. — Ты меня спас…

— Я… это… — Паренек покраснел, вспомнив, что он всё еще голый, и судорожно завернулся в крылья.

— Вижу. — Лия рассмеялась. — Великие Небеса, какой же ты еще мальчик…

Ростислав не ответил. Красный как рак, он помог Лии подняться, потом встал рядом, не зная, куда деть руки.

— Где мы? — спросил он наконец.

— Я не знаю. — Лия обворожительно улыбнулась. — Но мне тут нравится… Какое большое озеро!

— Море, — улыбнувшись, поправил Ростислав. — Это называется «море»… огромное соленое озеро, которое омывает берега островов и континентов…

— Это из твоего мира? — спросила девушка. Ростислав кивнул.

Лия сделала неуловимое движение, приблизившись к Ростиславу вплотную.

— Мне следует отблагодарить тебя… — промурлыкала она в самое ухо юноши.

— Ч-что?.. — хрипло спросил Ростислав, подавив желание отпрянуть.

— Мой спаситель… — Белые одеяния ворожеи соскользнули с плеч, и Ростислав задохнулся от открывшегося ему зрелища.

Лия была прекрасна. По крайней мере по мнению Ростислава. Кто-нибудь мудрый и опытный сказал бы, что любимая девушка всегда прекраснее всех, но Ростислав сейчас об этом не думал. У него вообще ни одной четкой мысли в голове сейчас не было, всё заполонил собой образ обнаженной Лии.

— Мой Избранник! — Девушка расправила белоснежные крылья, обнимая Ростислава. — Как ты считаешь, я красивая?..

Ростислав прохрипел:

— Ты не должна…

— Что не должна, Ростик? — Лия вплотную прильнула к всё еще кутающемуся в крылья юноше. — Ну, давай же, убери свои перепонки…

— Не должна… так… благодарить… — Ростиславу сейчас было душно и жарко, несмотря на прохладный бриз, несущий морскую свежесть и прохладу.

— А я хочу! — резко сказала Лия, и Ростислав вздрогнул. — Ты должен делать так, как я говорю!..

Девушка впилась в его губы страстным, агрессивным поцелуем, стремясь языком проникнуть ему в рот, а ее руки обошли заслон из крыльев и начали шарить по его телу.

«Неужели Лия и впрямь такая?» — подумал Ростислав, вяло отбиваясь, и тут его осенило. Он оттолкнул девушку, крикнул:

— Ты не Лия!

— С чего ты взял? — осведомилась та, шевельнув белоснежными крыльями. — Чем я непохожа?

— Лия не такая! — Голос Ростислава едва не сорвался от обиды и гнева. — Ты… ты… — Тут из памяти всплыло название, почерпнутое из учебника по демонологии: — Ты суккуб!

— Какая тебе разница? — спросила девушка и провела рукой по своей шее, груди, животу. Провела так, что Ростислав начал дрожать. — Ты же всегда хотел ее, разве нет?

Это была правда, но Ростислав конечно же помотал головой. Он считал эти мысли низменными и недостойными воспитанного человека.

— Хочешь, — злобно протянула лже-Лия, и ее глаза демонически сверкнули алым. — Хочешь, ты уже возбужден…

— Я не хочу! — хрипло огрызнулся Ростислав.

— Да? — наигранно удивилась демонесса, снова подходя к нему. — А если я скажу, что ничем не уступлю ворожее?.. Хочешь, я позволю тебе любые фантазии?.. — Она томно прикрыла глаза и начала ласкать руками свое тело, которое могло бы принадлежать и греческой богине, нежно щекотать Ростислава кончиками крыльев. — Мой Избранник, возьми меня…

У парня закружилась голова

— Нет! — резко сказал он, с силой отталкивая суккуба и отворачиваясь. — Пошла прочь!

— Что же ты противишься, Избранник, возьми меня, — зашептала демонесса, опять подходя к юноше. — Мой Избранник, мой любимый…

— Отойди от меня! — крикнул Ростислав, отпрыгивая в сторону. — Ты мне не нужна!

В тот же миг чудесный остров и море расплылись, став снова мрачной мглой прежнего пейзажа, а вместо красавицы-ворожеи рядом стоял Проводник, нахально ухмыляясь. Ростислав с облегчением обнаружил, что снова одет в свои кожаные латы, рассеченные на груди мечом Проводника.

— Браво, браво! — вяло поаплодировал мрачный двойник. — Значит, выдержал… Что ж, осталось последнее. И это последнее, можешь мне поверить, будет настоящим.

Парень подобрался, приготовившись к драке, но на него никто не набросился. Мир просто снова расплылся, открывая вид на знакомый до мелочей двор, серые коробки зданий, присыпанные снегом ранней зимы, полузаброшенную детскую площадку… Почти сразу Ростислав перенесся домой, где за кухонным столом в недрах старого дома сидели отец и мать, пьющие чай. У матери на щеках виднелись дорожки от слез, а отец был гораздо более хмурым, чем обычно.

— Мама… — Ростислав почувствовал, как сердце болезненно сжалось. — Папа…

— Просто сделай шаг, — сказал Проводник, который неслышно подкрался сзади. — Сделай один шаг вперед, и ты навсегда забудешь про Каенор. Всё будет как раньше, только ты останешься сильным и зорким.

— А крылья? — спросил Ростислав, не отрываясь глядя на родителей.

— Подумай сам, нужны ли они тебе дома? — задал встречный вопрос Проводник. — Подумай, сколько бы проблем возникло…

— Да, ты прав, — согласился Ростислав, которому сейчас как никогда захотелось вернуться. Как же просто! Шаг вперед — и он вернется домой, к маме и папе, возмужавший и излечившийся от близорукости, готовый заложить основу для своей дальнейшей жизни, в которой теперь появится гораздо больше радужных перспектив…

— Ну же, Ростислав, — шепнул Проводник. — Это не будет бегством, просто эта война не для тебя. Ну кто тебе эти квостры, что тебе этот Каенор?.. Через год-другой ты и не вспомнишь про них…

Юноша молчал, глядя на родителей.

— Подумай, как они обрадуются, — продолжал шептать в ухо Проводник, — когда их сын, пропавший среди ночи неизвестно куда, вернется… Мать все глаза выплакала, когда ты исчез.

— Удар ниже пояса, — поморщился Ростислав.

— Что ж, это всего лишь правда…

— Да пошел ты! — вспылил Ростислав, оборачиваясь. — Может, я и трус, может, я всего лишь закомплексованный подросток, но я не подлец!

С этими словами он размахнулся и со всей силы ударил Проводника по лицу…


Мир вспыхнул в радужном хаосе цветов и какофонии звуков. Ростислав заорал, падая неизвестно куда, через короткое время ощутил, что лежит на каменном полу. Он вскочил, готовый ко всему, но увидел, что находится в башне Ломдар-Каюна, а сам маг стоит неподалеку, опираясь на свой посох.

— Как ты, мальчик мой? — спросил Ломдар-Каюн.

— Я… — Ростислав осмотрел себя. Ничто никуда не делось, даже меч Огнекрылого по-прежнему висел в ножнах. — Думаю, в порядке…

— Ты молодец… — Старый маг улыбнулся. — Выдержал всё…

— Не знаю… — Юноша пожал плечами. — По-моему, всё по-прежнему.

— Вот увидишь, ты преодолел себя во всём, в чем хотел, — сказал Ломдар-Каюн. — А сейчас тебе просто надо отдохнуть.

— Пожалуй, — согласился Ростислав. Он взглянул в окно и с удивлением увидел закатное солнце. — Я же пришел к вам утром, Учитель! — воскликнул он. — Неужели меня не было весь день?

— Тебя не было четыре дня, Ростислав. Дело в том, что астральное время отличается от нашего, но как именно — тут тебе и Оракул не скажет.

— Почему?

— А всегда всё по-разному. — Маг вздохнул. — Я так однажды потерял почти год, хотя для меня прошло дня три…

— То есть мне еще повезло? — спросил Ростислав.

— Какая разница? — Ломдар-Каюн дернул крыльями. — Всё же обошлось, так что толку обсуждать?..

— Вы правы, Учитель. — Ростислав поклонился. — Я пойду?

— Иди, иди. — Маг улыбнулся. — Тебе надо отдохнуть.

Юноша вышел, а Ломдар-Каюн подошел к хрустальному шару Голоса Неба и положил на него морщинистую руку. Губы мага шевельнулись, произнося магические формулы. Шар засветился мягким золотистым светом, в нем проявилось лицо Архимага Лоарина.

— Приветствую, Учитель, — поздоровался Архимаг. — Он вернулся?

— Приветствую, Великий, — ответил Ломдар-Каюн, после чего без предисловий перешел к делу. — Да, он выдержал. Сохранил и жизнь, и рассудок… И домой не пожелал вернуться, хотя и мог.

— Еще один камень на чашу весов в пользу того, что он действительно Избранник, — сказал Лоарин. — И не называй меня Великим, в который раз прошу… — Он улыбнулся. — Ты ведь меня вырастил, старик. Своими руками за лоботрясничанье хворостиной драл.

— Пока ты Архимаг, будешь для меня Великим, — серьезно сказал Ломдар-Каюн, но потом тоже улыбнулся, переходя на тон сердитого наставника. — И не перечь, а то опять за хворостину возьмусь.

— Ой, не надо, — рассмеялся Архимаг. — Я больше не буду, Учитель…

— Скоро тысячу лет разменяешь, Великий, — укоризненно покачал головой старый маг, — а всё тот же мальчишка иногда.

— Если хоть иногда не возвращаться мыслями в детство, станешь угрюмым и черствым занудой, — сказал Лоарин.

— Это камень в мой огород?

— Нет, как можно. — Архимаг снова улыбнулся. — Ладно, старик, спасибо. Ты и вправду очень помог.

— До встречи, Великий.

— До свидания, Учитель.

Шар погас. Ломдар-Каюн сел в кресло, завернувшись в крылья. Взял со стола одну из книг и углубился в чтение. Еще не было сделано и половины работы, касающейся Избранника, ворожеи Лии и вообще происходящего в последнее время…


Среди облачных замков, висящих над Великой Бездной, быстро летела крылатая машина, которую, скажем, Ростислав сравнил бы со странной помесью винтокрыла и самолета. Несущий винт сверху продолговатого фюзеляжа поддерживал аппарат в воздухе, еще два пропеллера на крыльях несли машину вперед, а тройной хвост обеспечивал управление наравне с широким горизонтальным рулем. В застекленной кабине, из которой хищно торчало два пулеметных ствола, сидел молодой шакмар, одетый в обычную для его широт одежду — свободные штаны и куртку из кожи какой-то рептилии.

Грэг, ученик ШаТора, сутки назад прорвавшись сквозь песчаные бури на вертоплане Учителя, летел по направлению к Радужному Городу. Дважды его замечали гаррские патрули, у которых где-то в этих широтах явно висела летучая цитадель, но за чудо-машиной карликов мало кто мог угнаться на собственных крыльях.

Пульт тревожно пиликнул, мигнув парой лампочек. Грэг отвлекся от своих мыслей, сверил показания приборов. На встроенном в пульт волшебном шаре появились точки, указывающие на двух преследователей. Причем точки приближались к вертоплану с пугающей быстротой.

Грэг оглянулся в окно заднего вида. Мимо на огромной скорости пронеслись два элементала воздуха — не дурашливые и в общем-то безобидные сильфы, а тучеподобные и грозные аэрроды. Грэг знал, что единственный чародей, который мог бы послать их по его душу, это Аргаррон. Юный шакмар выругался. Всё понятно. Архидемону доложили, что гарры не могут догнать быстрый вертоплан, и он поручил перехват двум аэрродам.

Элементалы, с ревом пролетевшие мимо машины Грэга, немного раскачали ее в турбулентных потоках, затем заложили вираж и понеслись обратно, прямо на вертоплан.

Грэг даже не стал хвататься за пулеметы. Что могли сделать пули существам, состоящим из воздуха? Вместо этого молодой шакмар встал и открыл колпак кабины. Встречный ветер тут же ударил, словно кулаком, но Грэг всё же протянул вперед руку, прикрыл глаза и зашептал слова заклинания. Воздух впереди вертоплана подернулся рябью, когда на пути элементалов встала невидимая стена. Аэрроды с воем отвернули от выросшей на пути преграды, осыпав магический щит десятками молний. Грэг поморщился от напряжения, сдерживая оружие стихии воздуха. Он прекрасно понимал, что если хоть один разряд достигнет цели, то ему конец: если машина сорвется в Великую Бездну, спасения не будет. У бескрылого шакмара нет шансов дотянуть до острова, что называется, «своим ходом».

Аэрроды вновь устремились вперед, на этот раз слившись в единое целое, эдакий водоворот из туч и молний, буравом врезавшийся в щит Грэга. Тот, из последних сил сдерживая щит, метнул в элементалов несколько огненных шаров. Первый аэррод, отлепившись от собрата, ушел в глубокое пике, уклонившись от заряда, но второй, поймав сгусток волшебного огня, с грохотом взорвался. Грэг перевел дух, но защиту не ослабил. Всё-таки и один-единственный высший элементал — это ровно на одного больше, чем надо.

Оставшийся в материальной форме элементал сел вертоплану на хвост и продолжил метать по машине молнии. Грэг не пытался маневрировать — машине карликов не сравниться по скорости с духом воздуха. Молодой маг, закрыв кабину, вызвал около машины рой огненных мух, которые с жужжанием устремились к аэрроду. Тот рывком бросился вперед, как раз тогда, когда сотворенные из огня насекомые пролетали сквозь защиту Грэга, нарушая структуру щита. Элементал мгновенно превратился в полыхающий болид, но он всё же достиг своего: магический щит остался позади. Юный маг вскрикнул, когда облепленный огненными мухами аэррод, пылающий как факел, с разгона врезался в хвост вертоплана и с оглушительным грохотом взорвался. Машина вздрогнула, пульт взвыл тревожными сиренами, кабина мгновенно заполнилась едким дымом. Грэг, кашляя, снова открыл кабину и кое-как осмотрелся. Неподалеку среди облаков висел не слишком большой остров, до которого, возможно, имелся реальный шанс дотянуть. Шакмар, кляня всех элементалов на чем свет стоит, взялся за ставший непослушным штурвал, кое-как выровнял начавший сбиваться в штопор полет и направил горящую машину к острову. Что ж, если там хоть кто-то живет, транспорт у них быть должен…

Вертоплан с ревом и жалобным завыванием пронесся над небольшим лесом, подпалив верхушки деревьев, после чего рухнул на весьма кстати подвернувшуюся вершину лысого холма, сметя пару каких-то истуканов, грубо вытесанных из дерева…

От удара Грэг с ругательствами вылетел из кресла пилота и, прокатившись по земле метров десять, остановился и какое-то время лежал неподвижно. Вскоре молодой шакмар поднялся и критически осмотрел машину. Огонь уже перекинулся с хвоста на фюзеляж и, похоже, постепенно добирался до бака с экстрактом горного масла.

Заклинаний стихии воды Грэг не знал. Огня, воздуха — пожалуйста. Но две созидательные стихии молодой маг так и не изучил, хотя собирался.

— Мастер меня прибьет, — сказал Грэг самому себе, уже представляя бешенство ШаТора, которому он скажет про разбитый вертоплан, обошедшийся Шакмарии в астрономическую сумму.

Грэг отошел подальше, и тут огонь всё же добрался до топливных баков.

Грянул взрыв, разорвав чудо-машину на огромное множество обугленных кусочков дерева и металла. Грэга сбило с ног, лес у холма задымился в нескольких местах, но загораться, похоже, не собирался. Молодой маг, ругнувшись, поднялся с земли. В пышных зарослях мелькнула островерхая шапочка с пером, которая могла принадлежать только сквару — земляному элементалу низшего порядка, вроде сильфа.

— Эй, постой! — крикнул Грэг.

Сквары, в отличие от сильфов, смертных не боялись. Всё дело в том, что даже одинокий сквар мог, обидевшись, напакостить так, что маг, принудивший земляного элементала к чему-либо, до конца жизни бы жалел об этом. Кроме того, сквары всегда держались по принципу «один за всех и все за одного», за одиноким пленником тут же прибегала целая орава. Другое дело, скваров в Каеноре было сравнительно немного, равно как и их стихии.

Носатое лицо, заросшее дремучими волосами, высунулось из кустов.

— Чего тебе, зеленый? — осведомился элементал, лихо сдвинув свою шапку набекрень. Надо сказать, что этот убор сквары носили не просто как украшение, но и для того, чтобы прикрыть свой небольшой кривой рог, растущий на голове.

— Тут живет кто-нибудь? — спросил ученик ШаТора.

— А что ты мне дашь? — поинтересовался сквар.

Грэг про себя ругнулся, достал из кармана галету и показал элементалу. Тот кивнул и сказал, махнув рукой в одну из сторон:

— Недалеко поселок саква-джуо. Но если ты себе новый вертопрах ищешь, то там нету.

— Спасибо, волосатик, — кивнул Грэг и бросил галету сквару. Тот поймал ее на лету и спешно запихал в рот.

— Фожалуйшта, — прошамкал он, скрываясь в зарослях. Грэг улыбнулся, показав ровный ряд конических зубов.

Скваров можно было купить лишь одним — мучными продуктами. Почему земляных элементалов так влекла сдоба, так никто до конца и не разобрался, да, в общем-то, не особо и утруждался.

Маг пошел в указанном направлении, на ходу размышляя. Итак, он попал на один из Бросовых Островов, где обреталась небольшая община саква-джуо, четырехруких гигантов, живущих тем, что добывали у себя горное масло и торговали им с карликами, которые давно уничтожили свои запасы. Как говорили, саква-джуо могли это самое масло варить сами, но правда это или нет — не знал никто. Жили добродушные гиганты в небольших поселках и городках, шума и беспокойства не любили.

«Что ж, последнее может сыграть на руку, — подумал Грэг, обходя огромный пень какого-то дерева. — Чтобы избавиться от возмутителя спокойствия в моем лице, они могут и дать мне что-то, что умеет летать… С другой стороны, могут и прикончить с точно такой же вероятностью, если решат, что так им будет легче».

Грэг не слишком долго шел по лесу, раздумывая о дальнейших действиях. Вскоре он вышел к возделанным полям, на которых едва начали пробиваться какие-то ростки. Рядом с полем сидели двое саква-джуо, которые в таком положении сравнивались с шакмаром ростом. Гиганты явно отдыхали после работы: их полуобнаженные тела, покрытые серо-зеленой кожей, лоснились от пота, а в стороне стояли у дерева огромные мотыги.

— Эй! — крикнул Грэг, помахав рукой. Саква-джуо обернулись. Абсолютно черные глаза ничего не выражали, да и не должны были. Зубастые пасти на вытянутых вверх головах оскалились в улыбках, ни одна пара рук не протянулась к мотыгам. По крайней мере, за врагов здесь шакмаров не считали.

— Будь сыт, шакмар, — поприветствовал Грэга один из гигантов. — Это ты с таким грохотом упал к нам?

— Да, — подтвердил Грэг, подходя, — мой вертоплан разбился.

Саква-джуо беззлобно расхохотались.

— Шакмары стремятся летать по небу, но это не делает их Крылатыми, — сказал первый что-то вроде поговорки.

— До сего момента у меня неплохо получалось. — Грэг тоже улыбнулся. — Кто тут у вас главный?

— В деревне. — Второй саква-джуо махнул рукой в неопределенном направлении. Грэг невольно поежился, увидев, как у того под кожей перекатились мускулы. — Спросишь старейшину, тебе покажут.

— А на чем полетать у вас есть? — спросил шакмар.

— У старейшины есть лурпо. — Один из саква-джуо дернул верхними плечами. — Но он уже года четыре не летает — старый стал.

— Ладно, спасибо. — Грэг кивнул и направился к обнаружившейся рядом с полем тропинке.

— Да не за что.

Тропа, до каменного состояния утрамбованная ножищами саква-джуо, привела Грэга к поселку, расположившемуся между тремя небольшими холмами и непосредственно в них. Было видно несколько рукотворных пещер, над глинобитными и каменными домами поднимались дымы очагов. На единственной улице и на холмах суетились работающие саква-джуо, возле добротно сделанного акведука играли дети.

Некоторым везет с островом и им не надо прятаться от песчаных бурь, вздыхая подумал Грэг, направляясь туда.

Он заметил, что объектом внимания некоторых молодых саква-джуо был блаженно развалившийся на солнцепеке лурпо — огромный ящер с перепончатыми крыльями, двумя когтистыми лапами и раздвоенным хвостом. Лурпо лежал на спине, раскинув крылья и вытянув лапы, а местная ребятня кувыркалась вокруг него, нимало не страшась торчащих из пасти кривых клыков. Впрочем, зубы были сточены больше чем наполовину. Ящер не обращал на молодняк никакого внимания.

Грэг спустился с пригорка, прошел мимо работающих на огородах и полях гигантов, провожающих шакмара взглядами. Он догнал женщину, которая вела под уздцы большое и толстое животное, навьюченное тюками. Волосатый зверь флегматично переступал шестью лапами, изредка поводя носатой мордой из стороны в сторону.

— Прошу прощения, — сказал Грэг, — где мне найти старейшину?

— Вон тот дом. — Женщина указала на него одной из нижних рук. — А что привело шакмара в наш тихий уголок?

— Два аэррода, сломавшие мою летающую машину. — Грэг улыбнулся. — А так я просто пролетал мимо.

Саква-джуо всплеснула руками:

— Но аэрродов же давно никто не призывал!

— Это долгая история, и я расскажу ее, если задержусь на вашем прекрасном острове. — Грэг слегка поклонился. — А пока мне нужен ваш старейшина.

— Конечно. — Женщина свернула в какой-то двор, кивнув на прощание.

Через пару минут Грэг постучал в массивную деревянную дверь указанного дома. Оттуда сразу же раздался низкий голос:

— Заходи, кто бы ты ни был. Открыто.

Шакмар потянул ручку на себя, открывая дверь. Внутри дом не изобиловал роскошью, да и явно излишней казалась бы она в этой тихой деревушке. Однако вся мебель была добротной, полы — чистыми, а в углу возвышалась большая печь из какого-то красного камня. Сам старейшина сидел на кровати, застеленной бурым шерстяным покрывалом, под резной деревянной картиной, изображающей летящего лурпо.

— Будь сыт, уважаемый, — вежливо поклонился Грэг.

— Взаимно, молодой чародей, — гулко отозвался саква-джуо, вставая. Лоснящаяся голова при этом едва не коснулась потолка, а Грэг почувствовал себя маленьким и жалким.

— Спокойно ли нынче в твоих владениях? — осведомился молодой шакмар. Он знал, что у саква-джуо было не принято переходить сразу к делу, не поговорив сначала о том о сем.

— Не жалуемся, — отозвался гигант, делая пригласительный жест. — Прошу…

На свет появилась большая бутыль с ягодной настойкой и нарезанное ломтиками копченое мясо с грибным хлебом.

Грэг уселся на стул, при этом почувствовав себя так же, как и тогда, когда он недавно вытащенным с улицы мальчиком впервые сел за нормальный стол. То есть едва подходя по росту к мебели.

Саква-джуо не обратил на замешательство шакмара внимания, разлил по большим кружкам приятно пахнущую настойку.

— Как тебя звать, шакмар?

— Подмастерье Грэг, уважаемый.

— А я Лорм. Просто Лорм, хорошо?

— Хорошо. — Грэг отхлебнул из кружки. Хмельная сладость приятно прокатилась по горлу и довольным клубком устроилась в желудке.

— Я догадываюсь, — сказал саква-джуо, — что привело тебя ко мне. Тебе надо улететь с острова, и ты пришел просить отдать или хотя бы одолжить тебе Бругга.

— Э… — замялся Грэг, — Бругг — это тот старый лурпо?

— Да. — Гигант кивнул. — Я скажу, что Бругг давно не летает с наездниками. Он и сам-то едва держится в воздухе… а он нам очень дорог.

— Я видел. — Шакмар усмехнулся. — Уж если с ним играют дети…

— Старый ящер души в них не чает, — улыбнулся старейшина. — Если уж он и повезет кого-то на спине, так это одного из ребят.

— Мой вес немногим больше веса ваших детей. — Грэг снова улыбнулся, но Лорм оставался серьезным.

— Подмастерье, — сказал он, — я не думаю, что Бругг вообще тебя к себе подпустит. Но есть еще один способ выбраться отсюда.

— Какой?

— Всё просто. Мы, как и почти все наши сородичи, варим тут горное масло. А в ближайшее пятидневье прилетит дирижабль Братства Молота.

— Это будет задержка, которая может стоить жизни многим, — со вздохом сказал Грэг. — Кроме того, мне не хотелось бы подвергать риску твоих односельчан, ведь за мной охотятся слуги Аргаррона.

Саква-джуо нахмурился:

— Меня иногда посещают циничные мысли. Как, например, сейчас

— Полагаю, мысль выражается в том, чтобы попросту скинуть меня с острова в Великую Бездну и избавиться от проблемы?

— Да. — Гигант кивнул, ничуть не пытаясь хитрить. — Но я не хочу этого делать. Если Бругг согласится тебя везти, улетай. Если нет — жди дирижабль, если, конечно, переживешь отказ Бругга.

— Понял, — сказал Грэг. — Ну, я пошел?

— Погоди, хоть вино допей, — предложил старейшина. — Или плохое?

— Вовсе нет, очень даже вкусное. — Грэг сделал еще несколько глотков. — Но я, право же, спешу.

Спустя короткое время Грэг вышел из дома Лорма и направился ко всё так же нежащемуся на солнце лурпо. Тот блаженно прикрыл глаза, подставив теплым лучам темно-оранжевое брюхо, покрытое потертой чешуей. Несколько маленьких саква-джуо, лишь немногим уступая Грэгу в росте, возились на расстеленной по земле перепонке крыла.

— Привет! — крикнул один, помахав рукой.

— Привет, — ответил шакмар, подходя. Он тщетно пытался определить пол ребенка. Все дети саква-джуо носили почти одинаковые повязки вроде юбок, а черты лица были трудноразличимы для ящероподобного шакмара.

Ребенок хихикнул, ткнул одной из нижних рук своего приятеля. Тот, бросив колупать пальцем чешую лурпо, обернулся и тоже расплылся в улыбке. Грэг списал это на то, что местные дети вряд ли видели шакмаров.

Бругг не открывал глаз и почти не шевелился. Похоже, что ящера разморило на солнце и он попросту уснул. Даже кувыркающиеся по нему дети не нарушали покой большого лурпо.

«Да, когда-то этот лурпо мог считаться Повелителем небес, — уважительно подумал Грэг, оценив вблизи размеры Бругга. — На таком звере не стыдно было бы летать и лорду Всадников… Лет двадцать тому назад».

Когда шакмар подошел довольно близко, ящер открыл зеленые глаза и глухо зарычал, оскалив сточившиеся зубы.

— Вы ему не нравитесь, — сообщил один из детей.

— Почему? — спросил Грэг. Саква-джуо дернул верхними плечиками.

— Не знаю. Но раз он рычит, то вам лучше не подходить.

— Почему? — снова спросил ученик ШаТора.

— Я бы вам не советовал к нему приближаться. — Ребенок этой фразой выдал свой пол. — Ну, если только вам не дороги ваши руки и ноги, то можете даже попытаться его погладить.

— Мальчик, — сказал Грэг, — мне нужно срочно улететь с вашего, острова, а помочь в этом мне может только Бругг, понимаешь?

— Я-то понимаю, — сочувственно проговорил мальчишка, — но вот Бругг, похоже, не разделяет ваше горе.

— А он кого-нибудь слушается?

— Не-а. — Второй маленький саква-джуо помотал головой. — Только Ним-Лаэ, но она улетела к карликам за покупками…

— То есть будет не раньше, чем дирижабль? — закончил Грэг.

— Ага. Она нам что-нибудь вкусное привезет.

Шакмар отвернулся и грязно выругался на языке гарров, который был очень богат подобными оборотами. Если подойти отвлечённо, то в этом плане данный язык переплевывал даже русский. Правда, Грэг об этом знать не мог.

Но всё же на душе мага немного полегчало. Раз выхода нет, придется ждать изменения обстоятельств…

4

Ростислав спал. Уставший после прохождения Пути, он еще нашел в себе силы раздеться и рухнуть на заранее разобранную услужливыми сильфами постель. Во сне всё воспринимается не так, как наяву, поэтому он совсем не испугался, увидев Молоха. Архидемон сидел на кухне квартиры Коротковых в своем человеческом облике, одетый, как и при первой встрече, в черный деловой костюм.

— Заходи, Ростислав, — сказал Молох. — Хочешь чаю?

— Что вы тут делаете, Молох? — спросил Ростислав. Он мельком заметил, что здесь, во сне, куда-то подевались и крылья, и оружие. Правда, ненавистных очков не было, и это радовало.

— Аргаррон, — сказал архидемон. — Называй меня Аргарроном.

— Ладно. Что вы тут делаете?

— Это просто сон. — Архидемон пожал плечами. — Но разговор настоящий.

Ростислав промолчал. Он смотрел на родные стены, в которых его мама всегда готовила пищу, на засаленный кафель над плитой, на давным-давно забитый жиром воздушный фильтр. В небольшом шкафчике стояла посуда, а в столе, в специально сделанных отцом отделениях, лежали столовые приборы, причем одна ложка, которой ел сам Ростислав, была серебряным антиквариатом, доставшимся от прабабки…

— Что, воспоминания? — спросил Аргаррон.

— Да… — Ростислав вынырнул из глубин памяти, повернулся к собеседнику. — Зачем?.. Мало было Проводника?

— А с чего ты взял, что он моих рук дело? — Архидемон сделал удивленное лицо.

— А почему вы не спросили, кто он такой?

— Подловил… — Аргаррон улыбнулся.

— Зачем мы тут? — Юноша присел за знакомый до последней царапины стол.

— Просто поговорить.

— С Проводником уже наговорился. — Ростислав поморщился.

— Просто выслушай. — Архидемон плеснул в две небольшие кружки крепкого индийского чая. — Тебе уже многого наговорили квостры и, думаю, Лоарин в частности, но мне хотелось, чтобы ты выслушал и мою позицию…

— Я слушаю. — Ростислав, вздохнув, отпил немного чая.

Вкусный.

— Во-первых, — начал архидемон, — тебе, наверное, не говорили, что Избранник может убить меня только ценой своей собственной жизни…

— Что?! — Ростислав поперхнулся чаем.

— Ах, тебе не сказали? — наигранно удивился Аргаррон. — Огнекрылый, надо сказать, знал, на что идет… С другой стороны, выбора особо не было… В общем, ты должен нанести мне один-единственный удар, в который вложишь всю свою веру в себя, свою душу и жизненную энергию. Тогда этот поток пробьет грань бытия и унесет меня обратно в… назовем это Преисподней.

Ростислав молчал, глядя на архидемона.

— Пойми, я вовсе не хочу никого убивать, — продолжил Аргаррон. — Но я хочу порядка в Каеноре.

— Ты — демон.

— И что? — Аргаррон тоже отхлебнул чая. — Что тебе до ярлыка? Тьма, Свет, это всего лишь стихии, причем вторичные. Нет, помолчи, выслушай. Так вот, я не дурак. Я понимаю, что без Света нет Тьмы, равно как и наоборот. Что изменилось бы, будь я архангелом?.. Да ровным счетом ничего! Методы одни и те же, черт возьми.

— Горы трупов? Рабство? Война? — саркастически спросил Ростислав.

— Думаешь, твои квостры действуют по-другому? — вопросом ответил Аргаррон. — А ты знаешь, что они сделали с моими гаррами только за то, что они поддержали меня? Как измордовали гросков, как запретили своим союзникам общаться с шакмарами, изолировав их на острове, где едва-едва можно выжить из-за песчаных бурь?.. Это ты видел? Говорили тебе об этом?

— Нет… — Юноша покачал головой. — И вы, наверное, мне это покажете сейчас?

— Нет, — сказал Аргаррон. — Я ничего тебе не покажу сейчас. Поговори с Лоарином или Ломдар-Каюном. Пусть они тебе покажут…

— Ясно. — Ростислав кивнул.

Он перевернулся на другой бок и начал смотреть другой сон. Там не было ни Аргаррона, ни квостров, ни кого бы то ни было еще… Это был просто глубокий сон без сновидений…


Три десятка малых парящих островов медленно, словно не торопясь, выплыли из черно-серого пылевого облака, скрывающего владения гарров. Между ними летело около сотни бронированных дирижаблей довольно старого образца, но в отличном состоянии, ощетинившихся стволами орудий.

Вдалеке в облачных нагромождениях постепенно проявлялся архипелаг, среди остальных рас именуемый Бросовыми Островами. Острова были слишком маленькими, чтобы представлять какую-то ценность для больших стран, но тем не менее на этих кусочках парящей суши жили разумные существа. Иногда на одном острове могли уживаться, и вполне мирно, гроски и шуолы, шакмары или карлики, не состоящие в Братстве. В поселения на Бросовых Островах бежали преступники, туда ссылали, там можно было заниматься тем, чем зачастую запрещалось заниматься на родине… В общем, Бросовые Острова были всеобщей свободной зоной как для торговли, так и для грязных делишек.

В самом большом замке, стоящем на одном из гаррских парящих островов, Аргаррон приветствовал свои войска. Черная масса закованных в доспехи гарров раз за разом ощетинивалась вздернутыми над головой клинками, стены внутреннего двора содрогались от громогласных воплей.

Архидемон поднял руку в черной латной перчатке, и гарры прекратили гвалт.

— Дети мои! — крикнул Аргаррон. — Я веду вас на наших врагов снова! Все вы прекрасно помните, что в прошлый раз квострам удалось остановить меня, а значит, и вас… На этот раз такого не будет! Новый Избранник — не маг и не воин, он всего лишь мальчишка!

Голос архидемона потонул в реве гарров. Аргаррон дал всем вволю наораться, после чего продолжил:

— Наши братья гроски согласны поддержать нас снова, но шакмары —подлые предатели, посему они умрут! Но не с честью, на наших клинках, а от голода и жажды в своей глиняной норе! Мы летим на Рагн-Шард, чтобы взять с собой наших бескрылых братьев гросков!

Гарры снова ответили нестройным ревом, потрясая оружием. Аргаррон позволил себе улыбнуться. Этот народ определенно был создан для войны за призрачные идеалы.

«Отличные солдаты, — подумал архидемон, — никаких мешающих эмоций — ни страха, ни совести, ни жалости… Зато ярости и жестокости хоть отбавляй. На славу получились».

Аргаррон с теплотой подумал о местном божке, который, считая себя единственным и, безусловно, всемогущим воплощением вселенского Зла, создал себе что-то вроде полиции — расу гарров. То, что его «полицию» уже использовали в своих целях межпространственные демоны, божок даже не чувствовал, безмятежно похрапывая у себя в чертогах. Короче говоря, его место уже заждалось нового бога Тьмы, и Аргаррон не сомневался, что, захватив материальный план бытия, без труда скинет обленившегося божка с его утлого трона.

Через какое-то время архидемон, вволю наоравшись торжественных лозунгов перед толпой, вернулся в недра цитадели. Проходя мимо храма Изначальной Тьмы, он услышал стройный хор низких голосов, приятным резонансом отдающихся под сводами исполинского зала:

Темная ночь в туманной долине,

Тихий одинокий дворец.

Глазами своими с бледным бельмом

На духов смотрит Творец.

Песня принадлежала старому культу Гаррака, того самого местного божка, но Аргаррон не запрещал ее петь в храмах. Боле того, он даже радовался, когда эти слова звучали в его собственных святилищах, потому что, как ни странно, песня всё еще имела некоторую силу, наполняя божество энергией. В данном случае в качестве божества выступал, разумеется, сам архидемон.

Он создал мир из шторма теней,

Он создал доктрины неба,

Он был правителем серых дождей,

Его сердце хранил ветер.

В сферах жизни он хранил Смерть

В тайном соборе от Света,

С Ненавистью он ходил под венец,

Рвал на куски Надежду…

Аргаррон пообещал себе как-нибудь потом наградить жрецов и пошел дальше. Песня продолжала звучать ему вслед, и архидемон еще какое-то время различал слова:

Под теплым облаком спасал души воинов,

В холодных снегах искал правду звезд,

На раскаленных песках собирал слезы неба,

В холодных камнях клепал основы гнезд.

О Духи вечности и Духи непрерывности!

О ты, мать-луна, и отец наш блеклый месяц!

О вы, братья наши, Страх и ползучий Мрак!

О сестры старшие — Любовь и Ненависть!

Возьмите в руки жизни Бестелесных!

Держите силы ветров Безымянных!

Под красным закатом и черным, солнцем,

Спасайте гнезда, пишущие фолианты…

Аргаррон услышал страшные вопли приносимых в жертву рабов, после чего по его телу прокатилась волна приятного тепла. Энергия перешла от истекающих кровью на цепях пленников в физическое тело архидемона.

«Жаль, что я могу сейчас так немного, — подумал Аргаррон. — Если бы у меня было чуть больше сил, я скрутил бы в бараний рог и квостров, и их прихвостней, и их Совет Магов вместе с Избранником… Ладно. Еще десяток-другой тысяч жертв — и я буду готов».


Так уж вышло, что первым заметил армию гарров один из Всадников. Вернее, одна. Одинокий темно-зеленый лурпо, взмахивая крыльями, вынырнул из нагромождения грязно-белых облаков, прикрытых тенью от более высокого массива. В седле на спине ящера сидела стройная синекожая девушка, одетая в доспехи из тяжелой кожи водяного виверна, покрывающие почти всё тело, а за ее спиной хлопал на ветру короткий сиреневый плащ. Серебристый шлем со стилизованными крыльями полностью скрывал лицо за забралом из односторонне непрозрачного стекла, на поясе висела сабля в ножнах.

Лурпо, увидев острова и дирижабли, издал глухой рык. Девушка ласково похлопала ящера по шее, потом тронула укрепленный перед седлом шарик Голоса Неба. Тот вспыхнул, в нем появилось лицо немолодого уже Всадника.

— Мингара — Нокару, — сказала девушка. Мелодичный голос был чуть искажен закрытым шлемом. — В заданном для патрулирования квадрате обнаружена армада гарров, в размере тридцати островов и примерно сотни дальних дирижаблей, предположительно десантно-штурмовых. Сейчас приближаются к Бросовым Островам.

— Нокар — Мингаре, — отозвался мужчина. — Продолжать наблюдение. В контакт не вступать. В случае опасности — вернуться на базу.

— Принято, — сказала Мингара, отключая связь. Она тронула пальцами висящий на шее талисман, напрямую завязанный на разум ящера, прошептала несколько слов.

Лурпо, повинуясь телепатической команде наездницы фыркнул, снова ныряя в сырое и холодное облако. Девушка чувствуя недовольство ящера, послала ему еще несколько импульсов, выражающих одобрение и теплоту. Лурпо довольно заурчал, ненадолго повернул к Всаднице треугольную морду, скалящуюся в улыбке.

Мингару в очередной раз посетила мысль, что лурпо, считающиеся младшими братьями драконов, на самом деле были гораздо умнее, чем казались на первый взгляд. По крайней мере, иногда ее лурпо, Агрон, выдавал такие номера, которые никак нельзя было ожидать от простого зверя.

«Мы летаем на лурпо уже столетиями, а так и не поняли их до конца», — подумала девушка.

Ее внимание привлекла какая-то активность вокруг ближайшего гаррского дирижабля. Повинуясь предчувствию, Мингара слегка изменила траекторию полета, и, как оказалось, вовремя. От дирижабля громыхнуло, и в паре метров от летящего лурпо пронесся вращающийся шипастый шар размером с хорошую тыкву.

— К острову, Агрон! — крикнула девушка. Ящеру не нужно было повторять. Кожистые крылья с гулом резанули воздух, лурпо заложил вираж, уворачиваясь от очередного выстрела дальнобойного орудия. С одного из дирижаблей высыпались гарры-пехотинцы и с воплями понеслись вдогонку одинокой Всаднице. Та прекрасно понимала, что ее преимущество — в длительности полета. Легкие по сравнению с ее ящером гарры имели лучшую скорость, но у лурпо был несоизмеримо больший радиус самостоятельного полета. «Автономного», как выразился бы мудрый Нокар.

Один из гарров поднял жезл, который держал в руке, и на Всадника из ближайшей тучи обрушился поток острых игл-сосулек. Большая их часть рассыпалась, ударившись о броню наездницы и чешую ящера, но несколько угодили в незащищенные бедра и руки выше локтей. Девушка вскрикнула, но быстро совладала с собой и вытащила иглы из ран. Ледяные иглы, к счастью, не воткнулись глубоко — видимо, сказалось расстояние, на котором колдун бросил заклинание.

Справа и слева от седла висели два игломета. Мингара продела руки в крепления, и стволы оружия дернулись, отзываясь на движения рукояток. Лурпо заложил вираж, выходя на атакующую позицию, издал громогласный визг.

Гарры прыснули в стороны, двое успели спустить тетивы арбалетов. Одна стрела застряла в чешуе на лапе лурпо, вторая бессильно упала вниз, сбитая взмахом могучего крыла. Мингара, мысленно поймав в прицел ближайшего гарра, надавила на гашетки. Иглометы дохнули паром, и две стаи оперенных игл устремились вперед. Один из гарров взвыл и, обливаясь кровью, полетел вниз: иглометы разили насмерть, несколько стрел даже прошли навылет.

Колдун сформировал на посохе шар ледяного огня и бросил во Всадницу. Комок голубого пламени с ревом понесся к лурпо, обдав холодом летящих неподалеку гарров.

— Агрон! — крикнула девушка, левой ногой пришпоривая ящера.

Острых шпор, способных поранить, на сапоге конечно же не было, но обученный лурпо понял и круто заложил влево, перевернувшись в воздухе. Ледяной шар пролетел мимо, разорвался в нескольких саженях всполохами ледяного пламени, пронизывающий холод которого Мингара почувствовала даже сквозь доспехи, надетые поверх теплой куртки, а на шкуре ящера и экипировке серебристым налетом осел иней.

«Если бы заряд попал в Агрона или меня, это было бы концом обоих», — подумалось Мингаре.

Она сбила еще двух гарров, прежде чем те перегруппировались и налетели на нее, вынудив бросить рукояти иглометов и взяться за саблю. Девушка отмахнулась от одного гарра, парировала выпад другого, пришедшийся с самой неудобной стороны — сзади и слева. Рядом с ней воткнулось несколько арбалетных стрел и, судя по рыку лурпо, пробили его шкуру.

Впереди раздался вопль ужаса какого-то гарра, затем послышались чавканье и хруст. Смотреть было некогда, но можно было предположить, что кто-то попался на зуб драккону.

Очередной шипастый снаряд, распугав оставшихся гарров, со страшной силой врезался Агрону в бок. Лурпо заревел, начал терять высоту. Мингара с ужасом увидела, что снаряд, отлепившись от ящера, упал вниз, сопровождаемый алыми струйками крови, а на толстой шкуре остались ужасные следы шипов. К тому же, судя по движениям лурпо шар сломал одно или несколько ребер и наверняка отшиб какие-то органы. Точнее сказать навскидку было невозможно, к тому же гарры с новой силой набросились на Всадницу, с торжествующими воплями нанося удары своими топорами и ятаганами. Колдун же, бормоча под нос очередное заклинание, чуть отстал, но тоже не собирался бездействовать. Девушка ловко вертела саблей, но была вынуждена уйти в глухую оборону, не имея времени контратаковать.

Под плащом у Мингары висел парашют, но у всех Всадников его наличие считалось лишь чем-то вроде традиции — раненного в бою зверя не бросил бы ни один наездник. Парашютом вообще редко пользовались, разве что когда от жизни Всадника зависело нечто важное. Возвращаться же домой или на базу пешком считалось величайшим позором. Девушка послала Агрону успокаивающий импульс, умело парируя выпады гарров. Она прекрасно понимала, что долго так продолжаться не может, но без боя сдаваться была не намерена.

Внизу уже простирался один из Бросовых Островов, и Агрон лихорадочно выбирал местно для посадки. Правое крыло почти не действовало, и даже держать его развернутым было неимоверно больно. Но прекрасно обученный боевой ящер понимал, что от его действий зависит не только его жизнь, но и жизнь «той-кто-вырастила», сидящей на спине. Он, расправив крылья на равную длину, планировал к острову, где из-за холмов поднимались черные дымы экстракторов горного масла…

Колдун наконец завершил заклинание и выкрикнул формулу вслух, взмахнув жезлом по широкой дуге. Мингара крикнула, когда конечности охватил лютый холод, а сабля, мгновенно покрывшаяся ледяной коркой, разлетелась от удара о лезвие ятагана. «Объятия хлада» — так называлось это заклинание, и никакой защиты от него не было. По крайней мере для одинокой Всадницы, не имеющей способностей к магии. Гарры разлетелись в стороны, боясь попасть в зону действия смертоносного колдовства, а один, выругавшись, отдернул руку с топором: оружие покрылось такой же коркой льда, как и сабля Мингары.

Гаррский колдун уже завершал выкрикивать заклинание, которое должно было превратить Всадницу в кусок нетающего льда, но вдруг почувствовал, как в магический поток вмешалась посторонняя магия, причем огненная, полная противоположность стихии воды, к которой принадлежали «Объятия хлада». Колдун зарычал, но было уже поздно. Помеха в магическом поле вызвала сбой в структуре заклинания, и космический холод, охвативший было Мингару, рассеялся.

Гарр зарычал, в злобе забил крыльями. Зубастый клюв оскалился в гримасе ярости. Кто-то посмел вмешаться в его колдовство! Нагло, оскорбительно и, что уж греха таить, умело. Из рощи вдруг вылетело несколько стрел, состоящих из огня и оставляющих за собой дымные следы. Эти стрелы прошили насквозь троих солдат. Трупы гарров, дымясь, ухнули вниз, колдун же мгновенно сплел вокруг себя магический барьер и, резко заложив вираж, понесся обратно к дирижаблям и островам. Что бы там ни было, своей жизнью колдун дорожил больше всего. Остальные гарры тоже прекратили преследование Мингары и полетели следом за колдуном. Двоих еще сшибли меткие молнии, но прочие успели отлететь достаточно далеко.

Агрон, стряхнув с себя ледяную корку, тяжело рухнул в заросли какого-то кустарника. Мингара удержалась в седле, но ее пребольно приложило головой о какой-то сук. Девушка выругалась, подняла руки к голове и сняла шлем, когда лурпо прекратил ползти брюхом по земле. Он судорожно вздохнул и потерял сознание, напоследок дернув раздвоенным хвостом.

Всадница слезла со спины ящера, подошла к треугольной морде. Провела рукой по шее лурпо, нащупала живчик. Сердце билось. Мингара облегченно вздохнула: если ящер не умер сразу, то очень много шансов, что он выкарабкается

— Как он? — спросили сзади, и Мингара резко развернулась, выхватывая из-за пояса изогнутый кинжал. Неподалеку, опираясь плечом на толстое дерево, стоял шакмар. Судя по цвету чешуи, довольно молодой, в его глазах был какой-то странный огонек.

— Думаю, не совсем уж плохо, — ответила девушка, коротким движением головы откинув с лица непослушную прядь прямых иссиня-черных волос, доходящих до плеч. — Он выживет.

— Я — Грэг, — представился шакмар. — Это я не дал гарру превратить тебя в сосульку.

— Благодарю, если так. — Девушка убрала кинжал в ножны. — Меня зовут Мингара. Странно видеть мага-шакмара на Бросовых Островах.

Грэг поднял руку ладонью вверх, подбросил в воздух небольшой шарик огня, с треском разлетевшийся снопом искр.

— Обстоятельства, — сказал он, — иногда сильнее нас.

— Так ты не местный?

— Попал на остров вчера днем примерно таким же способом, как и ты. — Грэг вздохнул. — Вот только мое летательное средство тут не восстановишь.

— Если это лурпо, джеддаб или тригга, то я помогу, — сказала Мингара. — Мы все умеем лечить зверей, на которых летаем.

— Я прилетел на вертоплане, — сообщил шакмар. — Там взорвались баки с горным маслом, после чего машина стала кучкой головешек.

— Жаль… — Девушка снова повернулась к Агрону. — Грэг, скажи, а тут живет кто-нибудь?

— Конечно. Небольшое поселение саква-джуо, которые варят тут масло для карликов. Кстати говоря, у них есть лурпо… правда, старый и недоверчивый, но детишки с ним играют.

— Понятно.

Мингара сняла закрепленную на седле суму, достала медицинский набор.

— Я у тебя в долгу, — сказала она, начиная обрабатывать раны лурпо. — И по нашим законам ты вправе требовать от меня чего угодно, кроме предательства моего народа.

— Я мог бы поймать тебя на слове, Всадница, — заметил Грэг, — но мне нужно только улететь с острова. Доставь меня в Радужный Город.

— Что?

— В Радужный Город, Мингара-Всадница, — повторил шакмар. — Как только твой лурпо сможет лететь.

— Боюсь, это будет нескоро. — Мингара покачала головой. — Агрон, похоже, впадает в регенерационную спячку, чтобы вылечить себя. Он проснется не раньше, чем через неделю-другую.

— А если одолжить ящера у местных? — спросил Грэг.

— Тогда я помогу тебе. — Девушка легкой походкой подошла к нему. — Всё равно больше, чем уже помогла сейчас, я для Агрона не смогу сделать… но тем не менее я должна быть уверена, что он тут в безопасности.

— Не беспокойся, — заверил Грэг. — Я уже достаточно досконально исследовал остров. Здесь нет ничего опасного даже для неподвижного лурпо. К тому же до поселка полчаса хода пешком. Попросим четырехруких, они твоего лурпо перенесут в деревню…

— Ему лучше пока не двигаться, — сказала Мингара. — Он ранен, к тому же серьезно.

— По крайней мере стоит предупредить жителей, чтобы позаботились о нем.

Через какое-то время они оба направились к поселку саква-джуо. Грэг мысленно ликовал: ожидаемый дирижабль задерживался уже на неделю, гаррские острова и дирижабли были уже неизвестно где, а тут очень удачно подвернулась Всадница, наверняка способная управлять старым и упрямым лурпо…


Черный поток квадратных фигур вразвалку заходил на Острова гарров, причалившие в портах гросков. Аргаррон, стоя на площадке одной из воротных башен, радостно потирал руки: короли кланов по одному только его слову предоставили, как и триста лет назад, лучших воинов и не одну тысячу рабов, которые в большинстве своем будут принесены в жертву в черных храмах.

— Твоя сила возрастет втрое, Повелитель, — словно угадав мысли Аргаррона, сказал стоящий сзади него Император. — По Эху Тьмы передают, что немало твоих приверженцев собралось на Бросовых Островах…

— Нет смысла задерживать основные силы из-за них, — отмахнулся архидемон. — Что там с вертопланом и той Всадницей на лурпо? Перехватили?

— Да, Повелитель. — Император склонил голову. — Они упали на один из Бросовых Островов.

— Мне некогда лично заниматься этими мелочами, — сказал Аргаррон. — Пошли десяток пехотинцев, чтобы удостовериться, что вражеские лазутчики мертвы.

— Шакмар, летевший на вертоплане, скорее всего маг, Повелитель. Он уничтожил обоих аэрродов…

— Тьма и Пустота! — рыкнул архидемон, которого начал раздражать этот разговор. Он порылся в складках куртки, достал большой красный кристалл и протянул Императору. — Вот, возьми и отдай командиру группы. Там заточен ифрит, который в случае чего поддержит магией… только передай им еще, чтобы они ни под каким видом не выпускали камень из рук, а то дух освободится и примется за них же.

— Да, Повелитель. — Император поклонился и спрыгнул вниз, хлопнув черными крыльями.

Аргаррон проследил взглядом за летящим гарром. Шевельнул собственными крыльями, задумавшись. Этот выскочка ШаТор точно что-то задумал, иначе не послал бы своего ученика с острова, да еще на вертоплане. Обычно шакмары использовали один-единственный парящий остров или же нанимали карликов с их дирижаблями и летучими кораблями.

Аргаррон прошептал несколько слов, сделал серию пассов правой рукой. Через минуту-другую на парапете башни появился одетый в полупрозрачную тунику сильф. Вообще, наличие одежды на элементале указывало на его довольно высокий статус среди соплеменников. Детское личико искажала боль, которую он ощутил, принимая материальную форму, его прозрачные крылья немного трепетали.

— Я пришел, — сказал мальчик. — Убери боль…

— Ты забыл добавить «Повелитель», Эаллойенум, — сказал архидемон.

— Повелитель. — Сильф склонил голову, не в силах не то что противиться, но даже хоть как-то перечить владельцу его истинного имени.

— Отправляйся в Радужный Город, — сказал Аргаррон, небрежным жестом убирая заклятье, причиняющее элементалу боль. — Я хочу, чтобы мне был известен каждый шаг Избранника. Понял?

— Да, Повелитель. — Сильф снова наклонил вихрастую голову. — Мне действовать скрытно?

— Как хочешь, — сказал Аргаррон, махнув рукой. — Меня интересует результат, а не методы.

— Я могу надеяться на некоторую награду? — спросил мальчик.

— Сто лет свободы. — Архидемону иногда нравилось быть великодушным. — Но только после того, как эта заварушка с Избранником завершится.

— Добрый Повелитель, хороший. — Элементал заулыбался. — Повелитель не обидит Эаллойенума…

— Брысь, — огрызнулся Аргаррон.

Сильф исчез, превратившись в ветерок, а через мгновение был уже за многие километры от островов гросков.

Аргаррон улыбнулся. В молодости он позволял себе подолгу наслаждаться муками низших магических существ, пока не нашел им более подходящее применение. Стоило пытками вытрясти из элементала его настоящее имя — и тот становился верным рабом, информатором и шпионом, посыльным или просто «мальчиком для битья», что в случае с сильфами и ундинарами звучало почти буквально.


— …И тогда Аргаррон приказал принести в жертву всех обитателей города Ошлар, что на острове Алашом, после чего настолько пресытился жертвенными душами, что уже был почти так же могущественен, как и бог-претендент, к чему он, кстати говоря, и стремился… Ростислав, ты что спишь?

— Нет-нет! — вскинулся юноша, которого разморил падающий из окна теплый и ласковый луч солнца. — Я просто… э…

— Просто спишь, — заключил Ломдар-Каюн, откладывая толстый фолиант летописи. — Ладно, перерыв… В такую погоду просто грешно просиживать в четырех стенах.

— Спасибо, Учитель. — Юноша просветлел. — Ты всегда на шаг опережаешь мои вопросы и просьбы…

— Я вырастил более сотни молодых магов, Ростислав, — улыбнулся старик. — Иди и полетай на свежем воздухе.

— В моем мире сказали бы «погуляй», — заметил юноша, встав из-за столика. Он потянулся, затекшие суставы протестующе хрустнули.

— Так и говорят Бескрылые, — подтвердил старый маг. — Но зачем ходить, если можно летать?

— Угу. — Ростислав кивнул, после чего разбежался и выпрыгнул в открытое окно, уже на лету расправляя крылья.

Ломдар-Каюн еще услышал боевой клич команчей, который издал Ростислав, взмывая в небо.

— Дети… — Старик усмехнулся. — Никогда вы не изменитесь…

Ростислав, резво работая крыльями, поднимался всё выше и выше над Радужным Городом, о котором уже привык думать как о своем новом доме. Внизу раскинулись концентрические круги кварталов, зеленые ковры полей и острова садов, сверкающие голубым каналы с чистейшей водой, белоснежные громады цитаделей…

Вскоре, когда юноша поднялся уже достаточно высоко, проявился и радужный узор, который, как Ростислав недавно узнал, служил не только для красоты, но и для защиты от магической атаки. Любое темное заклятье, направленное на Радужный Город, неминуемо разбилось бы о несокрушимый барьер.

Ростислав закрыл глаза, раскинул руки в стороны. Почувствовал, как по телу прошла волна, когда он пролетал через барьер, произнес несколько слов. В кончиках пальцев тут же собралось легкое покалывание, сознание заволокла бескрайняя небесная синева… тело стало легким, послушным, крылья будто раскинулись на всё небо, обнимая, поддерживая…

Он глубоко вздохнул. Небесная Тропа принимала его с каждым разом всё легче и всё глубже, и ему хотелось экспериментально установить, как будет выглядеть апогей этого слияния. Через короткое время он открыл глаза. Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулись нагромождения облаков, сверкающие в свете яркого солнца. Вдалеке из-за облачного холма выглядывал остров с Радужным Городом, едва заметный среди сверкающей белизны.

— Как же красиво, — прошептал Ростислав. — Каким же чудовищем надо быть, чтобы посягнуть на подобное…

Он заложил вираж, подставив висящему в зените солнцу лицо и грудь. Зажмурился, когда яркий свет ударил в глаза, прочувствовал теплый поток солнечных лучей…

Эаллойенум, сидящий на облаке невдалеке, с грустной улыбкой глядел на танцующего в облаках Избранника. Тот кувыркался в воздухе, ловко улавливая крыльями воздушные потоки. К элементалу подрулил соплеменник, материализовался, спросил:

— Эай звал?

— Эай звал, — подтвердил старший сильф. — Я заменю тебя.

— Мне не дозволено…

— Дай руку.

Прилетевший со стороны Радужного Города сильф протянул Эаллойенуму ладошку, тот взял ее в руки и прошептал несколько слов. Печать Послушания, наложенная на маленького слугу, перешла на грудь старшего элементала, что, впрочем, было недостаточно, чтобы его контролировать в случае чего.

— Эай хороший, Эай добрый, — младший сильф прослезился. — Эай освободил Мэия…

— Мэий молодец, — сказал Эаллойенум, погладив его по голове. — Мэий хорошо поработал, а теперь Эаю нужно работать вместо Мэия…

— Мэий полетел… — Мальчишка намылился было раствориться в воздухе, но Эаллойенум его остановил:

— Постой!

— А?

— Дай твою одежду, — сказал старший сильф. — Эаю надо выглядеть как Мэий.

Младший сильф дернул худыми плечиками, приземлился на облако рядом. Хихикая, отдал Эаю одежду из Радужного Города. Вообще, сильфов, одетых одинаково, без труда можно было спутать: все они были светловолосые, худые и бледные, с прозрачными радужными глазами. Только у Эаллойенума лицо было серьезным, а у второго сильфа — дурашливо-ребяческое.

— Мэий может лететь? — спросил последний.

— Мэия никто не держит, — ответил Эай. Договаривал он уже пустому месту — истосковавшийся по вольным просторам сильф мгновенно испарился, чтобы теперь как угорелому носиться по небу.

— Я выгляжу как идиот, — сказал Эаллойенум сам себе, оглядев свой новый гардероб. Легкие шорты с множеством карманов, полупрозрачный плащ за спиной. Слишком много для молодого элементала, не привыкшего себя стеснять ничем, но явно недостойно статуса старшего сильфа. — Ненавижу магов.

Эаллойенум моргнул, переключившись на магическое зрение, и на груди проступило две печати: одна бутафорская, якобы удерживающая его на службе Радужного Города вообще и Избранника в частности; вторая настоящая, скрытая от глаз непосвященных, вот уже сотни лет делающая Эаллойенума рабом Аргаррона.

Фальшивая печать дернулась, напоминая о себе: кто-то звал слугу в покои Ростислава. Будь печать в полной силе, она причинила бы несильную, но крайне неприятную боль. Эаллойенум вздохнул и со стрекотанием понесся вперед, туда, где в свете солнца переливались шпили и купола радужного Города…

— Ну что, налетался? — спросил Ломдар-Каюн, когда абсолютно счастливый Ростислав ввалился обратно в окно. — Надо тебе сходить к Т'зиро и продолжить уроки фехтования. Вижу, тебе это гораздо более интересно…

— Вовсе нет! — воскликнул юноша, снова плюхаясь за свой рабочий стол. — Мне интересно… и про историю Каенора, и про магию, и вообще про всё… ну, разве что этикет немного это…

— Зануден и скучен, — закончил его мысль старый маг. — Я знаю. Ладно. Давай проверим, так ли ты был усерден, гак говоришь. Обратимся к бестиарию…

Ломдар-Каюн подошел к стене и развернул плакат, на котором был изображен жуткий монстр — пасть-пещера с пятью рядами зубов, четыре перепончатых крыла, хвост с горизонтальным стабилизатором на конце. Тварь была покрыта волосатой чешуей, а по бокам хаотичной россыпью злобно сверкали многочисленные глаза. Ростиславу невольно вспомнился Путь и две стены.

— Что за зверь? — спросил старый маг.

— Маргаррат, — сказал юноша, без труда вспомнив наименование этого кошмара. — Порождение Хаоса, вымирающий реликт. Хищник, опасен для одиноких летящих или для небольших групп…

— Постой, а чем он поражает свою добычу?

— Ну, помимо зубов и хвоста, маргаррат обладает рудиментарными способностями к магии и может погрузить слабовольную жертву в некое подобие транса.

— Молодец… — Ломдар-Каюн развернул другой плакат, на котором изображалась крылатая змея с жучиными жвалами и хвостом-опахалом. Крылья твари были как у осы — узкие и прозрачные. — А это кто такой?

— Это змеемуха. Обитатели болот и влажных джунглей, небольшая популяция, приспособившаяся к местным условиям, живет в Шакмарии… Редко нападают на существ больше себя, но в голодное время или защищая гнездо могут напасть всем роем, что очень опасно из-за их острых жвал и яда…

— А… — начал было старый маг, но Ростислав неожиданно перебил:

— Учитель…

— Да?.. Ты что-то хотел спросить?

— Да, Учитель. — Юноша встал. — Я хотел поговорить о моем сне…

— Вещий сон?.. Или… хм… как ты говоришь… пикантный!

— Не совсем. — Ростислав покачал головой. — Я видел Аргаррона, который говорил со мной посредством сна…

— Продолжай, — подбодрил Ломдар-Каюн.

— Он говорил, что квостры действуют ничуть не лучше него… Что после войны от квостров досталось и гроскам, и шакмарам, и, конечно, больше всего гаррам. Причем неоправданно жестоко. Это правда?

— Правда, — подтвердил Ломдар-Каюн. — Они приходили, чтобы убивать нас, они получили то, что пытались принести другим, — смерть и разрушение.

— Но… но чем тогда вы от них отличаетесь? — спросил Ростислав. — Вы так похожи на людей, и я вижу всё больше и больше общего. Особенно лицемерия.

— Аргаррон сказал тебе, что Тьма и Свет — всего лишь флаги?

— Сказал. — Юноша вздохнул. — Еще он сказал, что для того, чтобы убить его, я должен буду неминуемо погибнуть.

— Вовсе не обязательно, — сказал квостр, подходя к ученику и кладя руку ему на плечо. — У тебя будет выбор… Но какой — тут я тебе не помощник. Многое зависит от тебя.

— Но почему было не сказать мне об этом заранее? — Ростислав начал раздражаться. — Или вы хотели поставить меня в известность непосредственно перед битвой?

— Ну, во-первых, ты не спрашивал, а во-вторых, эта информация на данном этапе была бы совершенно несвоевременной.

— Допустим. — Ростислав упер руки в бока. — Скажите, почему меня даже не держат в курсе дела? Вчера вечером случайно услышал разговор двух офицеров, и они говорили, что Аргаррон не только выступил в поход, что называется, в силах тяжких, но и уже набирает дополнительные силы у гросков. Мне даже никто не сказал!

— А зачем тебе это знать? — спросил Ломдар-Каюн. — Тебя же готовят не для того, чтобы ты в одиночку порубил всё гаррское войско, а чтобы нанес один-единственный удар по архидемону. А если бы тебе сказали, ты ведь тут же рванулся бы в бой на армаду Грамба и бессмысленно погиб.

— Ясно… Но Аргаррон же будет убивать, пока я здесь…

— Ну, чтобы добраться до Радужного Города, ему понадобится немного больше времени, чем он думает. — Старый маг усмехнулся. — Но и без того до нас ему многие недели полета, даже если предположить, что он не будет останавливаться, а он будет.

— Для чего?

— Ему нужна энергия для заклинаний. — По лицу квостра пробежала тень. — Он может получать ее только одним способом…

Ростислав молчал. Про магию крови ему уже объясняли, и дополнительных комментариев не требовалось.

— Это ужасно, — сказал наконец парень. — Чудовищно.

— Теперь ты понимаешь, в чем разница между нами? — спросил Ломдар-Каюн. — Может быть, мы и были жестоки в гневе и отмщении, но никогда квостры не жертвовали чужими жизнями ради власти и силы. Никогда.

— Я понял. — Ростислав опустил голову. — Прости меня, Учитель.

— Мне не за что прощать тебя, мальчик мой. — Старик коснулся его кончиком крыла. — Твой вопрос был очень рационален…

Они еще постояли рядом, не глядя друг на друга, потом продолжили занятие. Ростислав, который и в своем мире проявлял незаурядные способности в учебе, и здесь впитывал знания как губка воду. За один только день, вернее, за его первую половину, которая была посвящена научным и магическим занятиям, Ростислав изучил огромный даже для него объем информации: и новые виды существ, населяющих Каенор, и несколько магических формул, которые могли сильно помочь в предстоящей схватке, и историю этого странного мира без тверди…

Занятия продолжались, пока не пришел Т'зиро и не забрал немного притомившегося в четырех стенах Избранника в зал для тренировок. В этот день рыцарь Радуги показал юноше несколько приемов, которые были направлены на противодействие противнику с более тяжелым оружием. Имитацией этого гипотетического тяжелого оружия послужил подвешенный на веревке обшитый кожей деревянный молот внушительных размеров, который за полдня наставил Избраннику немало синяков.

— Но как же парировать такое! — возмутился Ростислав, когда ему чуть не переломало крылья во время неудачной попытки финта.

— А никак, — сказал Т'зиро, помогая юноше встать. — Если то, что я знаю об Аргарроне, верно, то его удар ты не парируешь при всём желании. Он тебя просто сметет.

— Как же тогда быть?

— Уворачиваться. — Т'зиро встал в стойку, немного расправил крылья. — Вот смотри, ты уходишь от удара вот так, закрываясь мечом, чтобы перехватить вражеский клинок и пустить его вскользь. Но если мы имеем дело с нашим дражайшим Аргарроном или, скажем, с костяным гигантом, то пытаться парировать просто бессмысленно. Используй крылья, чтобы помочь себе в прыжке, а меч, бесполезный для парирования, используй для атаки. Смотри… вот так… — Квостр показал прием, ловко уйдя с траектории удара молота и успев вдобавок ткнуть в него мечом.

— Здорово… — проговорил Ростислав. — Мне, наверное, никогда так не суметь…

— Я это слышал и про парирование, и про поединок в полете, — отмахнулся Т'зиро. — Давай попробуем, прежде чем делать выводы. Так. Молодец. Теперь обходи… да нет же!.. Ну ничего, не скули… Это всего лишь очередной синяк.

Ростислав поднялся с пола, потирая ушибленное плечо.

— Больно, — сказал он. — Уже третий раз сюда попадает.

— Да… Знаешь, а ведь у нас будут тренировки, которые направлены на то, чтобы ты умел терпеть боль…

— Что?! Меня что, будут бить?

— Нет. Применят особое заклинание… Под его воздействием тебе понадобится один раз вытерпеть как можно более сильную боль, но потом она не сможет помутить твое сознание и не заставит скрючиться на полу…

— А когда?..

— На неделе… Время всё же поджимает, Ростислав. — Т'зиро вздохнул. — Все рыцари Радуги проходят сквозь это… Надеюсь, ты понимаешь, что это необходимо и нам никакого удовольствия не доставляет.

— Понимаю. Но всё равно страшновато…

— Если есть мужество признаться в своем страхе, то это уже говорит о многом. Ну что, продолжим?.. А то еще начнешь бояться молота…

— Продолжим, — сказал Ростислав. Повел плечами, поморщился. — Заодно потренируюсь терпеть боль.

— Если хочешь, мы можем пропустить то занятие, — проговорил Т'зиро, — но подумай о возможных последствиях, ты же умный парень.

— Я… понимаю, — выдавил Ростислав. — Просто… как бы так сказать…

— Страшно, — подсказал Т'зиро. — Если бы ты знал, как я боялся перед испытанием…

— Это успокаивает. — Ростислав крутанулся и безупречно выполнил показанный прием.

— Молодец, — сказал квостр. — Еще пару раз проделай, чтобы закрепить… потом немного изменим условия, чтобы ты не начал стандартизировать движения… Помнишь, что я тебе говорил насчет этого?

— Конечно. — Ростислав поднырнул под качающийся молот. — Импровизация и интуиция…

«…Еще один день, — думал он несколько позже, направляясь к себе по бесконечным балюстрадам и галереям дворца. — Очередной день в этом странном мире, где нет тверди, но есть волшебство, крылья и любовь… Интересно, куда подевалась Лия?.. Неделю, почитай, уже не виделись. И никто, главное, не знает, где она…»

Действительно, Лия куда-то пропала; да и вообще как-то не стремилась к обществу Ростислава. Последнего это крайне расстраивало и беспокоило, юноша думал, что чем-то обидел возлюбленную, а редкие встречи происходили в местах, совершенно не предназначенных для разговоров по душам. Ассамблеи, балы, где за Ростиславом всегда увивались толпы квостров, стремящихся засвидетельствовать свое почтение молодому Избраннику. Этикет не позволял ему просто уйти или не ответить на комплименты и тосты, так что подобные вечера выматывали похуже любой тренировки. Лия же всегда неуловимым призраком мелькала в толпе, не подходя, и Ростиславу было до нее совершенно не добраться. Один или два раза он приближался, но Лия держалась подчеркнуто официально и всегда присылала мысль: «Не здесь и не сейчас…»

Ростислав после такого оставался полностью сбитым с толку.

Что было на уме у ворожеи, юный Избранник мог только догадываться. Иногда девушка пропадала на несколько дней кряду, и все, у кого юноша спрашивал, ссылались на какие-то ритуалы и дела ворожей. Последние же на вопросы Избранника или отмалчивались, или отвечали односложно и холодно, и общий смысл ответов был таков: «Не лезь не в свое дело, мужчина». Это не говорилось открытым текстом, но достаточно явственно ощущалось. Видимо, от резкостей волшебниц удерживал только официальный статус Ростислава: традиционно приравниваемый к Верховному магу Стихии, члену Совета. К слову сказать, на заседания юного Избранника никогда не звали.

Ростислав зашел к себе, уселся в любимое кресло возле волшебного зеркала, которое при элементарном магическом вмешательстве могло показывать пейзажи Каенора и даже, по словам Ломдар-Каюна, других миров. Правда, Ростислав пока не мог вызвать вид, скажем, своей родины или чего-нибудь фантастического, а Ломдар-Каюн не проводил демонстраций.

— Перекусите? — спросил бесшумно подошедший сзади сильф.

Ростислав подпрыгнул, сказал:

— Я же просил не подкрадываться сзади!.. Уже забыл, что ли?

— Я не Мэий, — сказал сильф. — Ему пришла пора уйти.

— Куда?

— Это неважно и не касается смертных, — уклонился от ответа элементал.

Ростислав только сейчас заметил, что нынешний слуга действительно отличался от предыдущего. Тот всегда был веселым и беспечным, как настоящий мальчишка, а на лице этого читалась совсем не детская серьезность. Кроме того, он выглядел старше.

— Как твое имя? — спросил юноша. — То есть как мне называть тебя?

Он уже знал, что владеющий истинным именем элементала полностью подчинял его себе. И спрашивая имя, маги почти всегда преследовали цель подчинить духа себе.

— Зови меня Эай, — сказал сильф.

— Эай, ты не мог бы изменить выражение лица? — спросил Ростислав. — А то цветы завянут.

— От чего?

— От этой кислой мины! — Юноша улыбнулся. — Мне теперь что, заново объяснять, что раболепия и официальности не надо?

— Понял. — Эай выдавил улыбку и присел на поручень кресла, болтая босой ногой. — Так как насчет перекусить?

— Не откажусь от бокала вина и фруктов, — сказал Ростислав. Надо заметить, что раньше он пробовал только шампанское в последний Новый год у себя дома, а в Каеноре стали доступны изысканные вина Радужного Города, и паренек не устоял перед искушением попробовать. Тем более что квостры не возражали — по их меркам Ростислав уже считался взрослым.

Эай показал в сторону столика, на котором стоял легкий ужин.

— На столе, — сказал он. — Если что-то не так, скажи… А то я еще не знаю твоих вкусов.

— Ты странный, — сказал Ростислав, — слишком уж серьезный для сильфа.

Эай мысленно выругался. Похоже, годы пыток и многовековое рабство навсегда вытравили из души элементала детскую жизнерадостность и проказливость. При одном воспоминании о страшных когтях, терзающих мальчишеское тело, накатывала дрожь. Аргаррон тогда лично мял в руках пойманного в волшебную ловушку сильфа, получая наслаждение от мук беспомощного духа. Учитывая то, что материальная форма в тот момент была практически бессмертна, эта пытка, казалось, длилась вечно. В конце концов Эаллойенум не выдержал и сказал Аргаррону свое истинное имя. Это прекратило пытки тела, но, похоже, навсегда сделало маленького сильфа рабом архидемона.

— У меня была длинная и беспокойная жизнь, — выдавил Эай наконец. Печать Аргаррона на груди предупреждающе шевельнулась, словно ледяной иглой дотрагиваясь до астральной сущности элементала. Ему захотелось плакать. Стоило проговориться — и душа элементала будет ввергнута в Огненную Плоскость, откуда родом саламандры, ифриты и прочие духи огня. Сильфу в этой бездне пламени не светило ничего, кроме бесконечной боли без единого шанса вырваться самостоятельно. Единственной надеждой могло быть неслыханное событие: чтобы кто-нибудь призвал сильфа по имени, обращаясь при этом к стихии Огня…

— Ты старше Мэия, да? — спросил Ростислав.

— Намного. — Эай отвел взгляд. — И не только по времени…

— Такое впечатление, что тебя кто-то очень сильно обидел, — сказал Ростислав, неспешно принимаясь за еду. — Я видел такой взгляд раньше.

— У кого?

— У беспризорных детей на улице. Столько же боли, злости и отчаяния.

Эай промолчал. Что ж, задание Аргаррона можно было исполнить и играя на жалости. Если попробовать излить душу, может, и Избранник ответит взаимностью?

— Если хочешь, я расскажу тебе свою историю, — сказал Эай. — Если, конечно, тебе будет интересно слушать нытье старого сильфа…

Ростислав кивнул — рассказывай, дескать.

— Когда я был очень молодым и очень глупым, я конечно же страдал излишним любопытством, как и все сильфы, — начал элементал. — Один раз меня угораздило пролететь над странным летающим островом, как выяснилось часом позже, принадлежавшим Аргаррону…

Печать снова дернулась на груди, но Эай не собирался выдавать цели своего задания. Он особенно цветисто рассказал о пяти годах практически беспрерывной пытки, сотнях лет рабства и связанных с этим унижениях и обидах. Ростислав всё больше мрачнел по мере рассказа, примерно на середине отставил поднос вместе с бокалом. Эай лишь умолчал, что до сих пор является рабом Аргаррона, убедительно солгав, что срок рабства, обозначенный самим демоном, истек несколько лет назад.

— С тех пор я свободен, но воспоминания еще слишком яркие вопреки короткой памяти сильфа, — закончил он рассказ.

— Это чудовищно, — сказал Ростислав, положив руку Эаю на плечо, прикрытое полупрозрачным плащом. — Аргаррон заслуживает смерти только за такое…

— Что?

— Я говорю, тот, у кого поднимается рука на ребенка, не достоин жить, — убежденно произнес Ростислав, который всегда переживал за детей, страдающих от сволочной жизни. — Даже если эти дети — духи воздуха…

Эай отвел глаза. Ему нравилась искренность и отзывчивость юноши, но перспектива провести вечность в бушующей бездне пламени пугала до холодка между оснований крыльев. Сильф по-детски всхлипнул и утер нос тыльной стороной ладони.

Ростислав молчал, глядя на мальчишку, стоящего перед ним. Тот, не поднимая глаз, спросил:

— Еще что-нибудь надо?

— Нет, спасибо. — Ростислав грустна улыбнулся. — Ты молодец.

Эай кивнул и вышел из комнаты. На сердце сильфа было тоскливо. Печать Аргаррона багровым комком пульсировала на груди, впитывая отрицательные эмоции, служившие ей чем-то вроде энергетической поддержки. Эай ненавидел это гадкое шевеление всеми фибрами своей души, всей своей сущностью… подлость была в том, что и гнев печать тоже поглощала.

5

Аргаррон чувствовал себя странно. Он бродил по коридорам и стенам цитадели и не находил себе места. Охранники вытягивались перед ним в струнку, офицеры подходили с рапортами, которые он подписывал не глядя. Звезды глядели с черного неба на летящую сквозь стылую ночь цитадель, а архидемон думал: я должен радоваться… Я снова в Каеноре, дела идут отлично, и даже нынешний Избранник — всего лишь мальчишка. Мои враги ослабли и не смогут оказать достойное сопротивление… Тогда почему у меня так мрачно на душе?.. От одной мысли о прошлом поражении меня трясет как в лихорадке… Что со мной? Старею, что ли?..

Аргаррон, широко распахнув двери, вошел в свой любимый зал, в котором никогда не зажигали огней — архидемон любил темноту.

— Повелитель! — Аргаррона нагнал гроск, облаченный в толстые кожаные доспехи, которые по прочности не уступали некоторым металлическим.

— Что? — буркнул архидемон не оборачиваясь. Гроск, обращаясь к нему сейчас, не знал, что рисковал в этот момент жизнью. Архидемону случалось от злости убивать подвернувшихся под руку незадачливых смертных.

Подошедший был типичным представителем своего народа: квадратная фигура с длинными, ниже колен, четырехпалыми руками, плоская морда с широкой зубастой пастью, низкий лоб, из которого росли три рога, резко загибающиеся назад. Глупые маленькие глазки отливали красным, сморщенные уши выбивались из-под спутанных черных волос. В дополнение ко всему, всё тело покрывала короткая и жесткая темно-лиловая шерсть.

— Передано по Эху Тьмы, что некоторая часть шакмаров готова следовать за тобой, Повелитель.

— Вышлите за ними малый остров, — сказал Аргаррон. — Это самая радостная новость за сегодня…

— Да, Повелитель. — Гроск поклонился и вышел. Аргаррон зашел в зал, уселся в кресло у окна. С неба глядели звезды, такие далекие и такие прекрасные отражения Астрала, куда он вскоре придет как бог-претендент. И пусть даже понадобится сжечь дотла весь этот мирок — власть стоит того. Надо лишь сделать первый шаг в Высшие Сферы — и потом миры падут к его ногам, словно спелые плоды…

Аргаррон Великий, думал архидемон, Аргаррон Ужасный… Аргаррон Беспощадный… Бог Тьмы и Хаоса…

Аргаррон кривил душой. Стать Богом Хаоса не удавалось еще никому — эту непокорную стихию невозможно было удержать в узде. Архидемон смотрел на звезды, на ночное небо Каенора, на темные нагромождения облаков. Невдалеке пролетело несколько патрульных, взмахивая перепончатыми крыльями, раздавался ритмичный звук пропеллеров какого-то дирижабля. По слову Аргаррона в камине зажегся огонь. Еще несколько заклинаний — и из ярко вспыхнувшего пламени вышло существо, напоминающее ящерицу, но с телом, по строению похожим на кошачье. Чешуя существа переливалась огненным золотом с краснотой, в глазах горели синие огоньки.

— Шаллагарта, — произнес архидемон истинное имя саламандры.

— Я пришла по твоему зову. — Элементал огня склонила изящную голову. Даже это рабское движение получилось у саламандры грациозным. — Говори свое второе желание, архидемон.

Аргаррон прикрыл глаза. Даже подлинное имя не дало ему безграничной власти над духом огня, который при желании мог не чувствовать боли и ощущал себя в безопасности везде, кроме Водяной Плоскости, а туда архидемону путь был закрыт. По крайней мере не в его власти было бы отправить туда саламандру, так что удалось раскрутить духа лишь на три желания и то скорее потому, что Шаллагарте стали скучны попытки Аргаррона подчинить ее.

— Ты знаешь сильфа Эаллойенума? — спросил архидемон. Ему на мгновение показалось, что по саламандре пробежала рябь, подобная дрожи пламени свечи на сквозняке.

— Да, — коротко ответила она.

— Он в Радужном Городе по моему приказу, — сказал Аргаррон. — Иди к нему и будь там моими глазами и ушами.

— Как пожелаешь. — Саламандра повернулась с целью зайти в огонь, но архидемон сказал:

— Постой. Почему ты не спрашиваешь ничего?.. Обычно ты обсуждаешь мои приказы, саламандра.

— Требование ответа — это третье желание? — спокойно спросила Шаллагарта.

— Нет, Тьма и Пустота! — рыкнул архидемон. — Но если ты не ответишь, моим третьим желанием будет твоя ссылка в Водяную Плоскость!

— Это не в твоей власти. — Саламандра являла собой образец спокойствия. — И я еще трижды подумаю, не разорвать ли соглашение с тобой в одностороннем порядке.

— Ответь мне, или я никогда не призову тебя больше, — уже тише сказал Аргаррон. — Тогда ты не сможешь уйти на второй цикл бытия. Что тебя связывает с этим сильфом?

— Мы были близки, Аргаррон, — ответила саламандра и шагнула в камин, игнорируя гневное рычание архидемона.


Огромный, но очень старый лурпо, взмахивая могучими крыльями, отлетел от острова, прокуренного дымами от экстракторов горного масла. На спине ящера сидели двое: синекожая Всадница и обнимающий ее сзади молодой шакмар. Какая-либо упряжь почти полностью отсутствовала, так как всё полетное снаряжение было безнадежно мало такому гиганту, как Бругг. Пришлось оставить только поводья, чтобы управлять старым лурпо. Впрочем, тот спокойно отнесся к телепатическим командам Мингары, так что и эта часть экипировки оказалась лишней.

— Убери лапы с моей талии, — сказала Мингара, не отвлекаясь от управления ящером. — Убери, я сказала!..

— Если я уберу, то свалюсь, — ответил Грэг. — Ты, надеюсь, не думаешь, что я тебя домогаюсь?

— Честно говоря, про вас, шакмаров, рассказывают всякое. — Девушка дернула плечами. — А я знаю, что вы поклоняетесь богу Похоти.

— Слушай, — в голосе Грэга чувствовалось раздражение, — про Всадников тоже многое рассказывают! А поклонение Шааль-Кииру вовсе не значит, что мы кидаемся на всех с целью изнасиловать. Ты, между прочим, меня совсем не привлекаешь.

— Это почему? — вдруг надулась Мингара, и шакмар в очередной раз подумал, то никогда не поймет женщин до конца.

— Твоя кожа мягкая, ты синяя, а не зеленая, у тебя плоские зубы травоядного, у тебя нет хвоста… дальше перечислять?

— А ваши жрецы…

— А жрецам положено по долгу службы совокупляться с жертвой на алтаре. — Грэг поморщился. — Им действительно всё едино.

Мингара фыркнула, сосредоточившись на управлении. Мимо проплывали Бросовые Острова, утопающие в нагромождениях облаков. Иногда встречались такие, на краю которых раскинулись настоящие города. Мало того, возле пристаней висели аэролодки, явно служащие для охоты в небесах на маргарратов или толстых и неповоротливых булгасаров.

— Как ты думаешь, — спросил Грэг, — за чем будущее авиации?.. За магией или за техникой?

— Я не знаю, Грэг. — Мингара пожала плечами. — Пока что ни один самолет или дирижабль карликов еще не сравнился по эффективности полета даже с джеддабом, я не говорю про лурпо или триггу. То же касается аэролодок, воздушных кораблей, малых парящих островов…

— А на острове или дирижабле можно перевезти гораздо больше, — сказал шакмар. — Кроме того, ни острова, ни корабли не нуждаются в отдыхе и пище.

— Хорошая тригга перенесет тебя через весь Каенор и только слегка запыхается, — продолжила свое Всадница. — Другое дело, без пищи и отдыха не сможешь ты… Ну, скажем, джеддаб не осилит такое расстояние, насчет лурпо я тоже, честно говоря, сомневаюсь.

— Карлики говорят, что скоро построят воздушный корабль, который способен поспорить с любым островом по грузоподъемности и побить при этом все рекорды скорости.

— Не исключено, — подумав, сказала Мингара. — Все смеялись над ними, когда они говорили, что машина, будучи тяжелее воздуха, сможет летать. А они всё-таки построили свой первый вертоплан…

Грэг вздохнул, вспомнив печальную судьбу своей машины. С досады он плюнул вниз, где серым ковром простирались ровные облака, закрывающие Великую Бездну.

Лурпо повернул, и полуденное солнце сверкнуло в глаза наездникам. Мингара молча опустила забрало шлема, Грэг на мгновение зажмурился.

— Что такое? — спросил он. — Я думал, что мы летим в Радужный Город!

— Так и есть.

— Но он в той стороне. — Грэг указал правильное направление. — Кратчайшее расстояние между двумя точками — прямая.

— Не всегда. — Мингара покачала головой. — Видишь там черные тучи?

— Ну вижу. Подумаешь, тень на облака упала…

— Ты не понимаешь, — сказала Мингара. — Там буря. И хорошо, если без грозы. Мы потеряем кучу времени и сил нашего старика, борясь со штормовыми потоками, к тому же рискуем жизнью, если вдруг в нас ударит молния.

— Да? Я не знал… Я бы точно полетел туда на вертоплане.

— Ты бы точно погиб. Самолеты притягивают молнии, потому что у них есть детали из металла.

Какое-то время они летели молча, потом Грэг сказал:

— Знаешь, я даже не поверил сперва, что Лорм отдаст тебе своего Бругга.

— Он сказал, что я могу его взять, если лурпо сам позволит. — Мингара пожала плечами. — Видимо, он рассчитывал, что старый ящер будет огрызаться так же, как и на тебя.

— Да откуда ему было знать, что Всадники используют псионику…

— Дело не в этом, — перебила девушка. — Скажем, ты с моим медальоном только разозлил бы ящера псионическим вмешательством. Надо уметь общаться с ними, знать, что передавать, а что нет. Нехорошую мысль или эмоциональный всплеск бросить гораздо проще, чем слово или действие, а лурпо и тригги иногда бывают очень ранимы. Джеддабам всё равно, они всего лишь животные, но и с ними следует быть осторожными.

— А лурпо и тригги разве не животные? — спросил шакмар.

— Они… — Девушка задумалась, видимо подбирая слова на общем языке. — Как бы сказать? Ни в шакмарском, ни в общем языке нет такого слова… Они звери от крови драконов. И кровь драконов в них несет частицу разума.

Грэгу показалось, что лурпо после этих слов насмешливо фыркнул.

«Ему просто что-то попало в нос, — подумал шакмар. — Лурпо не мог нас слышать. А даже если и мог, то ничего не понял».

— Разве нельзя выяснить наверняка? — спросил Грэг.

— А как? — Всадница пожала плечами. — С помощью пси-трансляторов можно давать им импульсы управления, но сам мозг ящера остается закрытым. Возможно, лотофаги дали бы ответ на этот вопрос…

Грэг вздрогнул при упоминании лотофагов. Это была единственная в своем роде раса растений, не имевшая даже подобия активного тела. Рожденный из побега лотофаг представлял собой хищный цветок размером с блюдо, который цеплялся корешками за какое-нибудь другое растение. Уникально было то, что не имелось в Каеноре более сильных псиоников, чем лотофаги. Силой своего разума эти необычные цветы заставляли служить себе все окружающие их растения, могли подчинить себе чужой разум или даже убить. Как быстро, так и медленно. Но, надо сказать, в дела внешнего мира повелители флоры не лезли. Правда, и не терпели чужаков в своих владениях.

— Ты когда-нибудь видела лотофагов? — спросил Грэг.

— Никогда, — ответила Мингара. — Тот, кто их видел, уже никому никогда не рассказывал.

— Да уж… Ты не думала, что тот, кто сумел бы привлечь их на свою сторону, стал бы самой могучей силой в Каеноре?

— Это никому не под силу, молодой маг. — Всадница покачала головой в шлеме. — Нет безумца, который бы сунулся на Остров Лотофагов, Пожирателей разума.

Лурпо, словно поддерживая это ее заявление, мотнул головой и зарычал, но потом вдруг резко заложил вираж, разворачиваясь обратно к острову.

— Эй, какого!.. — Желудок Грэга подскочил вверх и заткнул ему глотку, так что фраза оборвалась на полуслове.

— Бругг! — Мингара схватилась за талисман, но тот не оказал на старого ящера никакого влияния.

Лурпо несся обратно к Бросовым Островам, изредка издавая жалобный рев. Мингара посмотрела вперед и поняла, что заставило ящера взбунтоваться. Там, где раньше в небо поднимались столбы дыма от деревни саква-джуо, теперь полыхало зарево, сопровождающееся потоком черной копоти.

— Грэг! — крикнула Мингара впавшему в столбняк шакмару. — На деревню напали!

— В-вижу — Тот отцепил от Всадницы судорожно сжатые руки. — Бругга позвал Лорм, наверное..

— Нет, просто лурпо всегда трепетно относятся к месту, которое считают своим домом, а запах дыма чувствуем даже мы.

— Угу. — Грэг помотал головой, отгоняя последние порывы дурноты. — Надо помочь.

— А у нас есть выбор? — Мингара усмехнулась, доставая из чехла на бедре маленький самострел. — Если да, то я вся внимание.

— Навскидку в голову ничего не приходит. — Грэг пожал плечами. — Я думаю, гарров не очень много.

— А почему ты думаешь, что это именно гарры?

— Больше некому, — отозвался Грэг.

Лурпо, зарычав, начал пикировать прямо в клубы дыма, заслонившие деревню саква-джуо. Дом был в опасности. Дом следовало защитить…


Эай, сидя на перилах балкона, играл на струнном инструменте, который квостры называли «линшел». Похож он был на лютню, с той лишь разницей, что на линшеле было больше тридцати струн, издающих звуки совершенно разных интонаций. В руках элементала воздуха серебристые нити плакали и смеялись, музыка была то легкой, подобно воздуху, то быстрой, будто ветер, то неторопливой и величественной, словно нагромождение кучевых облаков.

Сильф пел, но его языка Ростислав не знал. Это не был ни один из известных ему языков Каенора, текучий и плавный, словно специально созданный для песен. Юноша стоял в комнате, опираясь на стол, и слушал. Эай не смотрел в его сторону, и Ростислав чувствовал себя немного виновато: у него возникло ощущение, что он будто подслушивает. Но песня была столь прекрасной, что просто взять и уйти юноша не мог.

Крылатый мальчик, свесив одну ногу над бездной улиц Радужного Города, играл под звездами свою песню. Квостры в соседних башнях, случайно услышавшие музыку, останавливались у окон, открыв пошире ставни… По лицу некоторых катились благодарные слезы. Слова древнего, давно умершего среди смертных языка лились в ночь, трогая души случайно пролетающих мимо квостров, идущих по улицам шуолов. Изящные и тонкие пальцы сильфа невесомо порхали по струнам, едва дотрагиваясь до них… Сильф Эаллойенум играл, и, казалось, сами звезды прислушивались к музыке.

Ростислав почувствовал, как из левого глаза выкатилась слезинка, когда сильф закончил игру. Мальчик отложил инструмент и уставился в небо.

Юноша подошел к нему, спросил:

— О чем ты пел, Эай?

— О любви… — вздохнув, ответил сильф. Его сложенные крылья немного дернулись. — О любви, которая обречена на вечную боль.

— Не понимаю.

— Еще бы, — фыркнул сильф. — Что смертный может понять в чувствах элементала…

— Не знаю, — честно сказал Ростислав. — Наверное, любовь элементалов длится очень долго.

— Именно, — подтвердил Эай, и его голос дрогнул. — Вечность. От начала времен и до угасания мира.

— Но почему тогда…

— Почему песня такая грустная? — закончил вопрос сильф. — Всё сравнительно просто. Вечность может быть не только вечностью счастья…

— О Боже, — выдохнул Ростислав, относительно бледно представив себе несчастную любовь, растянувшуюся на века. — Прости меня.

— За что?

— За то, что полез в это с глупыми вопросами… — Юноша хотел добавить «малыш», но язык не повернулся назвать так духа воздуха, прожившего тысячелетия.

— Можно мне полетать? — спросил Эай, подняв взгляд. В радужных глазах стояла влага.

— Да, конечно. Можешь быть свободным до утра… — Ростислав мимолетом подумал, что это минимум, что он может сделать для сильфа.

Тот мгновенно испарился, только одинокая слезинка упала на полированные перила балкона, успев скатиться с настоящей щеки ненастоящего мальчика.

Ростислав, повинуясь непонятному порыву, вытер каплю пальцем и попробовал на язык. Слеза мальчика-элементала была сладкой на вкус.

Похоже на крем-соду, подумал парень, вспомнив вкус любимого лимонада. С чего бы, интересно?..

Он посмотрел на ночное небо Каенора, но сильфа конечно же не увидел.


— Задержка, Повелитель, — отвлек Аргаррона от раздумий голос Императора. — Похоже, что квостры засеяли небо облачной сетью…

— И что? — угрюмо осведомился архидемон, хотя прекрасно понимал, что значит подобный шаг. Облака, зараженные этим древним паразитом, порождением Хаоса, становились смертельно опасными, пожирающими неосторожных летунов чудовищами.

— Мы не можем без риска пролететь через этот массив, — пояснил Император, немного склонив голову. — По крайней мере дирижабли не смогут, и пехота может пострадать.

— Сейчас, иду, — сказал архидемон, вставая с кресла. — Предупреди, чтобы убрали патрули и все попрятались в домах. Дирижабли пусть временно опустятся на острова, для них так будет безопаснее. Через полчаса я начну.

— Да, Повелитель. — Император поклонился и быстро вышел.

Через короткое время с улицы начали раздаваться громовые раскаты Эха Тьмы, предупреждающего армию об опасности, крики офицеров и сержантов, подгоняющих солдат и рабов.

Аргаррон не спеша вышел из зала на балкон, расправил черные крылья и взлетел. Он направился к самой высокой смотровой башне, откуда открывался лучший обзор на всю летящую армаду. Дозорный гроск, увидев летящего архидемона, бухнулся на колени, умудрившись не уронить бердыш, который сжимал в руках.

— Исчезни, — бросил ему Аргаррон, приземляясь. Часовой заскулил и полез через зубцы башни, явно намереваясь спрыгнуть с башни вниз.

— Спятил, Бескрылый?! — рявкнул архидемон. — Сойди вниз по ступенькам, идиот!

Гроск, взвизгнув, бросил бердыш, открыл в полу люк и рванулся вниз. Судя по отдаляющемуся грохоту, по лестнице он в прямом смысле катился, а не шел.

— Ненавижу слабоумных кретинов, — сказал Аргаррон небу Каенора. Оно понимающе вздохнуло легким порывом ветра — впрочем, архидемону было наплевать.

Впереди неприступной крепостью высились зараженные облака, отливающие нездоровой краснотой. Облачная сеть, порождение когда-то царившего здесь Хаоса, рвалась к близкой добыче, заставляя облака медленно ползти к островам гарров.

«Если квостры полагают, что остановят меня реликтовыми тварями, они жестоко ошибаются», — усмехнувшись, подумал архидемон. Повинуясь его мысли, начали собираться нормальные облака, за какие-то минуты заполонив всё небо. Сверкнула молния, затем другая, еще и еще. Полил дождь.

Аргаррон бросил быстрый взгляд на улицы. Кое-кто, видимо самые глупые или самые медлительные, еще носились под дождем, но дирижабли уже стояли на площадках, а большинство гарров и гросков попрятались в недра цитадели, предварительно загнав туда рабов и животных.

— Именем Вечного Пламени и Предвечной Тьмы, — сказал Аргаррон на древнем магическом языке, вскидывая руки. — Именем Хаоса и Законов Сильных заклинаю… затмись Свет, умолкни ветер, рассыпься, Порядок. Приди, брат мой, дай мне твою армию, возьми себе в уплату душу этого дождя…

Тучи над головой Аргаррона завращались, словно корчась в невыносимых муках. Каждая капля этих туч сейчас преобразовывалась, становясь тем, что хотел вызвать архидемон своим заклятьем. Вскоре рой черных мух, которые были дождевыми каплями малое время назад, устремился к стене из красных туч, которые уже, словно в страхе, пытались отлететь как можно дальше…

Аргаррон расхохотался, когда черная туча волшебных мух врезалась в красные облака, зараженные сетью… Он почти услышал крик боли, который издало облачное существо, когда голодные насекомые из Тьмы начали терзать его плоть. Вокруг архидемона вились мухи, их живые потоки переплетались, вились среди зданий цитадели. Снизу раздался сдавленный крик: кто-то или не сумел спрятаться вовремя, или его вытолкнули ради потехи на улицу. Что ж, шутники через короткое время увидят обглоданный дочиста скелет.

Три толстых гудящих мушиных потока собрались перед Аргарроном в некое подобие гротескного лица. Глаза тем не менее сверкнули алыми огнями, хотя, кроме мух, в них ничего не было.

— Доволен ли ты, брат? — спросил Аргаррон, оскалившись в улыбке.

— Да, брат, — прогудело лицо. — Твоя дорога в воздухе чиста, жертва достаточна.

— Тогда до встречи, брат.

— До встречи… — Лицо того, кого в некоторых мирах звали Повелителем Мух, рассыпалось на отдельных насекомых, которые тоже устремились к гибнущей облачной сети в надежде на кусочек общей добычи…

Аргаррон не отрываясь наблюдал, как облака из красноватых снова становятся белыми, как раньше, а мухи из Тьмы, исполнив свою задачу, исчезают в никуда или, что более вероятно, под крыло к своему Повелителю.

— Что ты теперь сделаешь, Лоарин?! — Аргаррон захохотал, обращаясь к просвету в облаках, где на самом горизонте висел остров Алашом. — Пошлешь ко мне своего мальчишку Избранника?

Небо, бывшее свидетелем кровавой бойни, молчало. Даже ветер, постоянный для открытого воздуха Каенора, казалось дул с некоторой опаской.


В зале Совета над круглым столом горело изображение парящих островов, двигающихся в направлении острова Алашом. Присутствующий здесь король шуолов Машали Первый, облаченный в легкий вариант парадных лат, прикрыл свои большие глаза руками. Даже яркая красная кожа короля, казалось, потускнела.

— Сеть не помогла, — сказал маг Олланар то, что и так все прекрасно видели.

— Помогите нам, — взмолился король шуолов. — Мы не сможем защитить себя от крылатых гарров, если они атакуют хотя бы с двух направлений сразу…

— Три легиона, — сказал Главнокомандующий. — И желательно, чтобы кто-то из магов сопровождал их.

— Я пойду. — Олланар встал. — И возьму с собой нескольких своих учеников, а еще квод ворожей, если уважаемая Эолая не против.

— Не против, — отозвалась Старшая ворожея. — Можешь даже взять два квода. Восемь ворожей лучше четырех.

— Премного благодарен. — Олланар поклонился. — С вашего позволения, я удалюсь.

— Иди, Олланар, — сказал Архимаг. — Да пребудет с тобой Всеблагой Ауррин.

Когда за воздушным магом закрылась дверь, в зале сразу образовалась какая-то пустота.

— Благодарю вас, Крылатый Народ, — поклонился Машали, и обруч, украшающий его лысую голову, сверкнул вделанными в него рубинами. — Шуолы не забудут…

— Не сомневаюсь, — вполголоса буркнул Лоарин, потом сказал громче: — Думаю, что нам всем следует подготовиться если не к худшему, то, по меньшей мере, к тяжким испытаниям. Ни для кого не секрет, что Избранник еще не готов, а барьеры Аргаррон одолел. Если уж его не остановила облачная сеть, то остальные преграды он просто сметет…

— А я говорил, что надо поставить аэростаты-мины, — сказал Главнокомандующий. — Но нет, пожалели денег, понадеялись на волшебство…

— Что толку бить по хвостам? — перебил Лон-Калар. — Надо просто бросить все силы для предотвращения угрозы.

— Надо к любой проблеме подходить с умом. — Лоарин сделал небрежный пасс рукой, и изображение над столом сменилось. Теперь это была трехмерная карта всего Каенора, да которой, если приглядеться, можно было бы различить самые мельчайшие детали. Архимаг продолжил, а его слова комментировала маленькая стрелка, перемещающаяся по карте: — Как видите, главные силы Аргаррона летят к острову Алашом, но на их пути еще стоят владения карликов, которые когда-то были в стороне. Каенор немного изменился за триста лет, и, я уверен, даже если Аргаррон об этом знает, он не будет делать огромный крюк, облетая владения Братства Молота. Карлики не пропустят армию архидемона сквозь свои владения…

— А если всё же пропустят? — спросил Огненный маг Аритэй, молчавший до сего момента.

— Тогда они еще глупее, чем принято о них думать, — отрезал Лоарин. — Братство Молота, которое всегда было сообществом воинов, не станет пресмыкаться перед Аргарроном. Они в первую очередь солдаты, а потом только инженеры и механики.

— Так что же, карликов мы, значит, приносим в жертву? — спросила Эолая. — Одних спасаем, других, значит…

— Они сами отказались, — сказал Лоарин. — Шуолы в союзе с нами, и мы им помогаем. Карлики решили, что обойдутся без нас, так пусть выкручиваются самостоятельно.

Глас Оракула вздохнул, но его никто не услышал.

Квостры еще долго обсуждали, как лучше остановить архидемона, но единого решения, которое свело бы потери к минимуму, так и не нашли. При этом никто даже не заикнулся об Избраннике.


Ростислав, сидя перед магическим зеркалом, видел и слышал всё заседание от начала и до конца. На спинке кресла на корточках сидел Эай, который и подсказал порядок заклинаний, способных дать возможность подглядеть за чародеями Радужного Города так, чтобы они не заметили

— М-да, — задумчиво сказал Ростислав. — Как ни прискорбно это сознавать, но я, оказывается, лишь общественный павлин

— Что такое павлин? — спросил Эай.

— Не обращай внимания. — Ростислав махнул рукой. — Это идиома.

Сильф пожал плечами и хмыкнул. Очень по-мальчишески.

— Они лучше положат тысячу Бескрылых, чем позволят тебе рискнуть, — хихикнул он. — Вот когда Аргаррон осадит Радужный… хотя тогда ты уже ничем не поможешь.

— Что в этом забавного? — спросил юноша. — Аргаррон прикажет всех положить на алтари, а его гарры будут грабить и убивать.

— Пойми меня правильно… — Эай посерьезнел, спорхнул с кресла. — Вы, смертные, думаете, что всё в мире должно принадлежать вам. Я от вас всю жизнь видел только обиды, боль и страдания. Ты — приятное исключение, но сути это не меняет.

— Там могут быть старики, женщины и дети, — не сдавался Ростислав. — Те, кто не может постоять за себя, и те, кто никогда не обижал сильфов.

— Ты не понимаешь. — Сильф расправил и сложил крылья. — Вы, смертные, сгораете, как бабочки-однодневки. Я видел миллионы ваших смертей и увижу еще больше, пока в Каеноре есть воздух. Меня ведь даже нельзя убить, можно только насильно перевести в нематериальное состояние, из которого я некоторое время не смогу выйти, оставаясь ветерком.

— А ты уверен, что Аргаррон, разобравшись со своими смертными врагами, не захочет покорить стихии?

— Уверен. Это не в его власти, к тому же безграничную власть над стихией может получить только бог… — Мальчишка осекся, посмотрел на Ростислава. — Ты же не думаешь?..

— Думаю, — перебил юноша. — Более того, я уверен, что аргаррон как раз и стремится к этому. Бог-претендент, как здесь его называют. Насосавшийся энергии маг, который хочет и теоретически может подняться выше.

Сильф схватился за печать на груди, которую Ростислав не мог видеть. Как же просто было бы пустить в нее слабую молнию, и вокруг навсегда разверзнется бездна пламени, а архидемон потеряет одного из самых лучших своих информаторов. Но Эаллойенум никогда бы на это не пошел. Причина была банальной: сильф слишком хорошо представлял, что такое вечность мук, и боялся. Боялся обычным страхом, который могли испытывать как волшебные создания, так и смертные… В такие моменты сильф чувствовал себя настоящим мальчишкой. Вернее, он думал, что себя так чувствовал, потому что не знал, что в таких случаях испытывают смертные.

— Я поговорю с Архимагом, — продолжил Ростислав. — Мне надоело быть мальчиком для парада.

— Ну и дурак, — сказал Эай, плюхнувшись на кровать Ростислава и выставив солнечным лучам голый живот. — Не тебе тягаться с Аргарроном.

— Думаю, что я готов, — сказал юноша.

— Ну-ну… — Сильф перекатился на живот, тряхнул крыльями, закинув полупрозрачный плащ себе на голову. — Берегись, архидемон, на тебя идет мальчик с мечом, у-у-у!

— Я тебе сейчас одно место надеру! — в шутку взвился Ростислав. — Да что ты можешь знать?!

— Больше, чем ты думаешь. — Эай улыбнулся, на всякий случай вспорхнув на шкаф. — Но сказать не могу. Скажи об этом Ломдар-Каюну, ладно?

— Э… ладно. — Ростислав не понял, зачем сильфу понадобилось привлекать внимание старого мага.

— Это очень важно, — сказал Эай. Печать на груди предостерегающе шевельнулась, но, похоже, не уловила главной затеи элементала.

Ростислав кивнул. Судя по тону, которым мальчик произнес эту фразу, он действительно хотел сказать Ломдар-Каюну нечто важное.

Он снова посмотрел в волшебное зеркало. Маги продолжали что-то обсуждать, но ни один не заикнулся о том, что надо использовать Избранника, чтобы победить архидемона одним точным ударом. Ростислав чувствовал, как в душе шевелится глухая мальчишеская обида. Еще бы! Столько времени тренировали, обучали всяким вещам и тут, когда опасность близка, не дают показать себя. Что им еще надо, в конце концов?

Если бы к нему именно в эту минуту подошел Проводник из странного астрального сна и снова предложил бросить Каенор, Ростислав, пожалуй, согласился бы. Он решил, что, раз он не нужен, так и не будет особенно стараться ради этих квостров.

Лишь Лия стоила того, чтобы за нее сражаться…


— Что значит «это не Алашом»?! — ревел Аргаррон на Императора, который пришел с утренним докладом. — Какого дьявола тут делают острова карликов?! Они должны были остаться в стороне! Если это ошибка навигаторов, я прикажу их всех четвертовать! Всех до единого, ясно?!

— Каенор изменился за время твоего отсутствия, Повелитель. — Гарр склонил голову. — Все думали, что ты в курсе.

— Я не в курсе! — огрызнулся архидемон. — Я был заточен в поганой бездне с мечом в сердце, и мне было не до географии Каенора!

— Что прикажешь делать, Повелитель? Мы зависли на одном месте в ожидании инструкций, а карлики, похоже, готовятся к обороне.

— Свяжите меня с Отцом Братства, — сказал Аргаррон, быстро совладав с гневом, как всегда, когда дело требовало холодного рассудка. — Скажите, что я готов встретиться на нейтральной территории, в воздухе между их островами и нашей армией. Дирижабль пусть они предоставят. Я прилечу один.

— Но, Повелитель, разумно ли одному… — сказал Император. — Не подобает тебе по статусу, да и опасно…

— Друг мой, я уже накопил достаточно сил, чтобы перестать опасаться нескольких коротышек с пушками, — отмахнулся архидемон. — И уже не настолько молод, чтобы кичливо подчеркивать свой статус. Что там с тем отрядом, что мы послали на Бросовый Остров искать пилота вертоплана и Всадницу?

— Пока никаких вестей, Повелитель. — Император дернул крыльями. — Но я уверен, шайка саква-джуо и два беглеца не окажут серьезного сопротивления.

— Ну-ну. — Аргаррон снова отвернулся к окну, где вдалеке висели острова Братства Молота. — Да, вот еще что. На тот случай, если карлики вдруг решат драться, а я буду на их дирижабле, держите всех в боевой готовности.

— Разумеется, Повелитель.

— Сразу обозначьте главными целями те дирижабли, из которых вылетают маленькие самолеты. Вторично — тяжелые вертопланы с бомбами. Самое уязвимое место всех машин Братства — баки с горным маслом или баллоны с газом. Используйте огонь и молнии, мороз и стрелы малоэффективны.

— Да, Повелитель.

— Что ты заладил, «Повелитель, Повелитель»! — вспылил Аргаррон. — Я тебе уже говорил, что раболепие ненавижу, когда оно исходит от союзников и друзей!

— Извиняюсь. — Император склонил шипастую голову. — Просто так принято обращаться к тебе.

— Так было принято раньше, когда я был молодой и глупый, — сказал архидемон. — А теперь я поумнел.

— Как скажешь.

— Последнее на утро. Передай по Эху Тьмы королю коргуллов, что мы готовы нанять семнадцать их полков по любой назначенной ими цене.

— Так и сказать?

— Так и скажи… Ну, в пределах разумного, конечно. Если они захотят золотые горы за одного солдата, то, ясное дело, мы откажемся. Но вот, скажем, по сотне монет на клюв мы заплатим.

— Это грабеж среди бела дня…

— Деньги — брызги, — поморщился архидемон. — Золото не имеет ни малейшего значения, друг мой, а знаешь почему?

— Почему?

— Потому что золото ни к чему мертвецам, и в Астрале оно не имеет ценности.

— А что имеет ценность в Астрале? — спросил Император, хотя уже знал ответ.

— Души, — Аргаррон улыбнулся. — Души смертных. — Император болезненно поежился после этих слов, когда представил себе вечность мук, на которые были обречены после смерти все принесенные в жертву.

От островов карликов приближалась бронированная громада дирижабля с эмблемой Братства Молота на борту. Аргаррон, увидев ее, похлопал по плечу Императора, расправил крылья и полетел навстречу…


Капитан Роггорак спикировал вниз, на лету снеся очередному саква-джуо голову с плеч. Кровь брызнула фонтаном, забрызгав доспехи гарра. Тот взмыл вверх, прежде чем бескрылые воины успели что-либо предпринять. Гиганты метались по горящей деревне, пытаясь оказать сопротивление, но воинов было мало, метательного оружия еще меньше, кроме того, все носились с целью хоть как-то спасти имущество или близких.

— Ищите Всадницу и пилота! — в очередной раз одернул капитан увлекшихся убийствами подчиненных. Те бросили расстреливать из арбалетов кучку стариков и детей и полетели рыскать по деревне дальше. Дома полыхали, облитые горящим горным маслом, от экстракторов не осталось даже остова, когда туда угодило несколько ручных бомб, брошенных пехотинцами.

Капитан углядел старейшину, который, держа в верхней паре рук двухзарядный арбалет, как раз уложил меткой стрелой одного из солдат, убив того наповал. Еще один гарр схватился за торчащее из мышцы крыла древко и свалился на землю, где его уже ждало дреколье саква-джуо. Роггорак издал бешеный рык и бросился к гиганту, перезаряжающему оружие. В нижних руках тот держал два коротких меча, но, судя по их цвету, всего лишь бронзовых.

— Что вам надо?! — прорычал Лорм, увидев на подлетевшем гарре нашивки капитана.

— Всадница и пилот вертоплана, — сказал Роггорак. — Вы дали им приют и прячете их.

— Идиоты! Не могли спросить нормально?!

— Где вы их прячете? — Роггораку на мгновение показалось, что он избрал неправильную тактику контакта с туземцами, но капитан выбросил эту глупость из головы.

— Они улетели, — сказал Лорм. — Оба на одном лурпо.

Роггорак хотел ответить, но сзади его едва не вбили в землю выдернутым из поленницы бревном, и гарру пришлось уворачиваться. Меч капитана очертил дугу в воздухе, подсек подбежавшему саква-джуо ноги. Тот заревел и завалился навзничь, выронив бревно. Роггорак хохотнул, сделал пируэт и разрубил уже взведенный арбалет Лорма. Старейшина выругался, когда рассеченная тетива хлестнула его по рукам.

Капитан шагнул вперед, намереваясь зарубить старейшину, пока тот в замешательстве, но его внимание отвлек громкий вопль атакующего лурпо. Гарр оглянулся и увидел пикирующего в деревню старого ящера, на спине которого сидели Всадница и молодой шакмар. Последний метко кинул с пальцев несколько огненных стрел, которые уложили наповал сразу троих гарров.

«Маг!» — рванулась в голове капитана мысль, и рука сама потянулась к большому рубину, который ему дал Император перед отлетом.

Когтистая рука сдавила камень, Роггорак прошептал вызубренную наизусть формулу. В следующий миг рубин полыхнул красным пламенем, и перед гарром образовалось облако из пламени и дыма, постепенно превращаясь в некоторое подобие рогатого демона, вместо ног у которого был столб вращающегося пламени. Лорм за спиной у капитана заскулил и начал пятиться назад. Он слишком хорошо знал, на что способен ифрит — высший дух огня, или, как еще было принято говорить, гений Огненной Плоскости.

— Приказывай! — рявкнуло пламенное облако, дохнув жаром. — Я раб камня!

— Убей их! — крикнул капитан, показывая на парящего лурпо, с которого по гаррам били огненные стрелы и молнии. — Убей обоих!

— Слушаю и повинуюсь! — Ифрит взлетел и с ревом понесся к Бруггу.

— Грэг! — крикнула Мингара. — Справа!

Молодой маг, уже успевший привыкнуть к тому, что Мингара, более сведущая в ведении воздушных боев, показывала ему цели, машинально метнул в указанном направлении огненный шар. Ифрит пролетел сквозь взрыв, будто и не заметив этого.

— Проклятье! — прорычал шакмар. — Против ифрита у меня ничего нет!

Мингара не стала комментировать этот факт, просто схватилась за талисман, отдавая команду Бруггу. Тот заложил вираж над дерущимися гаррами и саква-джуо, несколькими мощными взмахами крыльев оторвался от преследующего их духа огня.

— Надо что-то делать! — заявила Мингара. — Разве молнии не могут повредить ифриту?

— Слабо. — Грэг покачал головой. — В конце концов, молния ведь сродни огню… Да и не знаю я настолько мощных заклинаний воздуха, чтобы противостоять ифриту. Вот Мастер смог бы, а я — нет.

— А ты пробовал?

— Дело не в этом, — Грэг метнул огненную стрелу, сбив какого-то не в меру настырного гарра. — Надо узнать, у кого контроллер.

— Что?

— Ну… такая вещь, которая позволяет приказывать ифриту.

— Ясно. — Мингара чуть пришпорила лурпо, посылая его на разворот. Огненный вихрь ифрита чуть отстал, но потом снова начал приближаться.

Всадница окинула взглядом пылающую деревню, потом крикнула, показывая вниз:

— Вон у того гарра большой рубин в лапах! Оно?

— Наверняка, — подтвердил Грэг. — Осталось отобрать у него камешек.

— Как?

— Можешь заставить Бругга притормозить над поверхностью, чтобы я мог спрыгнуть?

Мингара кивнула, взялась за талисман, отдавая команды. Старый лурпо рыкнул, начал снижаться, лавируя между восходящими потоками от горящей деревни. Гарры кружили над оставшимися саква-джуо, без разбора убивая всех.

Грэг вдруг зарычал, и с его рук сорвались ветвистые молнии, ударившие сразу в десяток гарров. Молодой маг безжалостно жег солдат Аргаррона, не жалея сил. На его лице появилось выражение страшного напряжения, но молнии продолжали бить, разя гарров насмерть. Вскоре Грэг бессильно уронил руки, с которых еще сорвалось несколько искр остаточных разрядов.

— Только не говори, что больше ничего не наколдуешь, — сказала Мингара, оглядываясь по сторонам. К лурпо осторожно приближалось около десятка гарров, ифрит, ревущий от ярости, догонял сзади.

— Всё, — сказал Грэг, тяжело дыша. — Энергии больше нет…

Бругг, мотнув головой, резко спикировал вниз, как раз к стоящему на земле капитану Роггораку. Тот, сжав рубин еще сильнее, поднял меч. Расправить крылья он бы уже не успел, поэтому приготовился перекатиться, уворачиваясь от атаки летящего лурпо, гораздо более тяжелого и неповоротливого.

— Давай! — крикнула Мингара, и Грэг, резко оттолкнувшись, прыгнул прямо на капитана.

Гарр, не ожидавший такого, отмахнулся мечом, но попал не в горло, как метил, а по ноге. Вороненое лезвие рассекло полетный костюм, толстую чешую и мышцу, но шакмара это не остановило. Грэг смел капитана массой своего тела, оплел ноги гарра сильным хвостом. Роггорак выронил меч, изловчившись, вцепился зубами шакмару в плечо, рванул когтями спину. Грэг, не оставаясь в долгу, тоже схватил противника зубами, словно дикий предок, но попал удачнее — клыки вонзились в горло. У шакмара зубы были чуть меньше, но зато гораздо более острые, чем у гарра, и поставлены так, чтобы создать непреодолимый захват. Противники покатились по земле, глухо рыча и колошматя один другого почем зря. Роггорак, всю морду которого уже забрызгала кровь молодого шакмара, а в голове начало мутиться из-за пережатого горла, с ужасом обнаружил, что выронил рубин.

Ифрит в небе расхохотался и выпустил целую стаю огненных шаров, которые попали в гарров, некоторых саква-джуо и даже опалили старого лурпо в небе. Тот заревел и начал снижаться — сильно обожгло правую перепонку крыла.

Грэг, всё сильнее сжимая челюсти, почувствовал, что гарр начинает слабеть. Видимо, шакмару всё же удалось перекусить или пережать сонную артерию. Маг резко рванул горло гарра, ощутив, как кровь хлынула ему в рот потоком, а тело капитана конвульсивно задергалось. Грэг приподнялся на руках, отплевываясь кровью, зарычал от боли в разорванном плече. Роггорак так и не разжал зубов, и магу пришлось с усилием оторвать челюсти гарра от своего тела.

Здоровой рукой Грэг нашарил забрызганный кровью рубин, сжал в руке. Сосредоточился и сказал несколько слов стандартной формулы подчинения. Ифрит в небе бросил гонять лурпо и оставшихся гарров, спикировал вниз и остановился перед Грэгом.

— Приказывай! — рявкнул дух Огня. — Я раб камня!

— Убирайся! — прорычал Грэг. — Катись в свою Плоскость!

— Что? — Дух Огня, казалось, не поверил своим ушам. — Ты отпускаешь меня, смертный?

— Да, Тьма и Пустота! Отпускаю! — Рядом обрушилось какое-то здание, и шакмар заслонился рукой от волны жара.

— Благодарю тебя, маг. — Ифрит склонил голову. — Как мне отплатить тебе?

— Забери огонь с собой! — крикнул Грэг. — Весь огонь от этого пожара!

— Исполнено. — Ифрит с ревом унесся в небо, а за ним устремились струи пламени от всех горящих домов и построек. Огонь унесся за своим Повелителем, собравшись вокруг ифрита огромной сферой. Взгляды гарров и оставшихся саква-джуо не могли оторваться от этого феерического зрелища, когда ифрит взял энергию огненной сферы, чтобы открыть портал в свою Плоскость. На мгновение огненный шар вспыхнул ярким пламенем, всех обдало волной нестерпимого жара, в следующий миг сфера резко сжалась, и всё кончилось. Небо расчистилось, исчезли огонь, дым и жар. Остался только чуть теплый пепел, переносимый ветром между обгоревшими домами и засыпающий трупы. Грэг размахнулся и изо всей силы разбил рубин о ближайший камень. Осколки брызнули в стороны, на камне обозначилась маленькая вспышка.

Саква-джуо начали сбиваться в кучу, с опаской поглядывая на круживших в небе гарров. Грэг нашел в себе силы кинуть еще одну огненную стрелу, после чего ощутил внутри себя колоссальную пустоту, как всегда бывало после магического истощения. Мастер всегда говорил в таких случаях, что его молодой и горячий ученик «перегорел». С любым магом могло произойти подобное, когда вся магическая энергия уходила до капли. Беда была в том, что магические силы восстанавливались тем быстрее, чем больше их оставалось. То есть при полном отсутствии запаса восстановление шло очень долго.

К счастью, немногочисленные оставшиеся гарры не могли догадаться, что у молодого мага больше нет сил, чтобы зажечь даже свечку, и оставшийся в живых лейтенант махнул рукой, призывая подчиненных к отступлению. Меньше десятка крылатых тварей развернулись и полетели прочь от Бросовых Островов и от сожженной деревни саква-джуо.

— Чтоб тебя разорвало, шакмар! — вырвал Грэга из раздумий голос Лорма. — Чума на всё ваше племя!

— Лорм! — Грэг вздохнул, поворачиваясь к старейшине. — Они бы всё равно напали, даже если бы ты выдал им наши головы на палке.

— Больше всего на свете мне хочется именно этого! — прорычал гигант, крутанув в нижних руках бронзовые ятаганы.

Саква-джуо стали подтягиваться к месту разговора, причем на их лицах, перемазанных сажей и кровью, читалось выражение, далекое от прежнего дружелюбия.

— Я только что спас то, что осталось от твоего народа, Лорм, — сказал Грэг. — Но если ты считаешь, что будешь прав, прикончив меня, то давай. Я не смогу тебе помешать сейчас.

— Что?

— Я перегорел. — Молодой шакмар усмехнулся. — Теперь, чтобы мне восстановить силы, понадобится уйма времени или помощь Мастера. Ни того, ни другого у меня сейчас нет.

Невдалеке, подняв тучу пепла и пыли, сел старый Бругг с Мингарой на спине. Всадница спрыгнула со спины ящера и подбежала к Грэгу. Она сейчас казалась игрушечной рядом с высоким и массивным шакмаром и с еще более огромными саква-джуо.

— Да вы что?! — крикнула она. — Да если бы не Грэг, гарры всех бы вас перебили! А не гарры, так сжег бы ифрит! Имеется ли в вас хоть толика благодарности, саква-джуо?

Гиганты начали переговариваться. Лорм опустил мечи, но всё же сказал:

— Но если бы не вы, гарры и вовсе бы не пришли сюда.

— Кто знает? — Грэг развел руками. — Возможно, они нашли бы другой повод, чтобы напасть на вас.

Саква-джуо начали расходиться. Когда рядом с Мингарой и Грэгом остался только старейшина, он сказал:

— Вот что, ребята. Если Бругг или ваш второй лурпо еще согласны вас везти, убирайтесь, Если нет, то милости прошу на противоположный конец острова на постой. В деревне чтоб я вас больше не видел.

— Грэг! — Мингара положила руку на плечо шакмара. — Идем отсюда…

— Погоди, а где твой лурпо?.. Как его там? Агрон?

— Он был вон там. — Девушка показала на обугленные развалины какого-то здания, и ее голос дрогнул. — И ни слова об этом.

— Но почему? — не выдержал Грэг. — Вы же росли вместе! — Мингара смотрела на него, но под закрытым шлемом нельзя было видеть, что она плачет.

— Агрон не существует, — сказала она наконец ритуальную фразу и направилась к старому Бруггу, который был занят тем, что старательно вылизывал обожженное крыло.

Грэг хотел что-то сказать, но слова застряли в горле.

— Не надо, — сказал какой-то саква-джуо. — Ей сейчас будто отрезали руку и ногу.

Грэг не ответил и побрел за Всадницей. Та стояла, опершись на бок лежащего Бругга и сжимая в руке талисман. Лурпо вдруг бросил вылизывать крыло и ткнулся мордой Мингаре под руку. Та почесала чувствительное место за перепончатым ухом, и ящер заурчал от удовольствия.

Молодой маг встал в стороне, понимая, что словами сейчас девушке не помочь. Иногда мимо проходили саква-джуо, занявшиеся восстановлением сожженной деревни. Они оглядывались на лурпо и Всадницу, которые, казалось, были заняты исключительно друг другом. Мингара не выпускала из рук талисман, а лурпо будто отвечал, издавая урчащие и шипящие звуки, ластясь к Всаднице своей страшной мордой.

«И почему мы такие? — с горечью подумал шакмар. — Будто мало тверди в небесах Каенора… Что не живется мирно гаррам и квострам, коргуллам и карликам? Зачем надо убивать друг друга?»

Ответа на этот вопрос, задаваемый многими существами во многих измерениях, не знал, наверное, никто…

6

Аргаррон летел к дирижаблю карликов, мощными рывками крыльев бросая вперед свое тело. Бронированная громада приближалась, и вскоре можно было различить орудийные башни, несущие и тяговые пропеллеры, окна и припавшие к ним бородатые лица. Архидемон сделал вокруг гигантского дирижабля круг и влетел в распахнувшиеся ворота какого-то ангара.

Внутри не было самолетов: видимо, специально убрали для прибытия архидемона со свитой. В просторном помещении стояло около сотни карликов в броне и с ружьями наперевес. Из-под шлемов торчали аккуратно расчесанные бороды, а за спинами у всех висели мечи или топоры. В общем, карлики для встречи с гаррами и их Повелителем вооружились до зубов. Впрочем, внешне заметно не было, что карлики были удивлены или оскорблены тем, что Повелитель гарров явился один.

Аргаррон тяжело приземлился на пол, и кое-кому из карликов показалось, что могучий дирижабль вздрогнул, жалобно скрипнув шпангоутами. Архидемон сложил крылья и подошел к ожидавшим его Старейшинам Родов Братства Молота, которые молча ожидали его. Старейшины тоже были при оружии, но шлемы сняли, что указывало на возможное разрешение разногласий мирным путем. Ветер, залетающий в открытую дверь ангара, немного шевелил длинные седые бороды, заткнутые за богато украшенные золотом и усыпанные драгоценными камнями пояса.

— Приветствую вас, почтенные Старейшины, — прогудел Аргаррон. По залу прокатилось эхо, а карлики почувствовали холодок магического ужаса, излучаемый архидемоном.

— Приветствуем и тебя, Аргаррон, — сказал один из карликов, шагнув вперед. — Позволь представиться, я — Гунгар из рода Гиоров, Верховный Старейшина, Главный инженер и командующий войсками Братства.

Аргаррон вежливо кивнул, и карлик продолжил, представив еще троих своих братьев:

— Флинт из рода Гилдаров, Боргар из рода Долмров, Нормар из рода Торгатов.

— Думаю, мне нет смысла представляться. — Архидемон улыбнулся и подошел ближе. — Благородные старейшины будут весьма любезны, если предложат обсудить наши дела в менее принужденной обстановке.

Карлики невольно задрали головы. Аргаррон был почти трехметрового роста, и для карликов это было болезненным щелчком по носу — они едва доставали до ремня доспехов архидемона.

— Пока мы не слышали о твоих намерениях, архидемон, — тоном, далеким от дружелюбия, сказал Боргар. — Зачем ты явился к нашим границам?

— Я никогда не был врагом карликам, — сказал Аргаррон. — Мне нужно провести свою армию к Радужному Городу, и обстоятельства таковы, что…

— Довольно! — перебил Нормар из рода Торгатов. — Братство никогда не помогало тебе, архидемон, в твоей войне и не поможет сейчас.

— Нормар прав, — отозвался Верховный Старейшина Гунгар. — Всем известно, что принесет Каенору твоя победа — только смерть и разрушение.

— Я не хочу крови карликов, — сказал Аргаррон, оскалив пасть. — Есть более подходящее применение вашей храбрости и вашему интеллекту. Но если не будет выбора, я пройду и по вашим трупам тоже.

Строй карликов как по команде поднял ружья и прицелился в огромную фигуру архидемона. Раздался синхронный звук передернутых затворов. С такого расстояния промахнулся бы только слепой, а разрывные пули запросто разметали бы плоть любого живого существа в Каеноре. Все старейшины не удержались от торжествующей улыбки. За время отсутствия Аргаррона Братство успело переключиться с арбалетов на карабины и огнеметы, а дирижабли всё больше становились чисто транспортными, уступая свое место вертопланам и экспериментальным самолетам с прямоточной тягой.

— Благородные старейшины, — продолжил Аргаррон, проигнорировав действия карликов. — Я пришел к вам не с войной, а с миром. Вместе мы сможем запросто сокрушить всех наших врагов, и Каенор падет к нашим ногам… Более того, я могу поклясться, что, как только Радужный Город низвергнется в Великую Бездну, я отдам Каенор вам. Братству Молота, я имею в виду.

— А что же получишь ты, архидемон? — спросил Флинт из рода Гилдаров. — Если не Каенор, то что надо тебе?

Глаза архидемона сверкнули, он чуть наклонился и посмотрел карлику в глаза.

— А я получу души квостров, шуолов и коргуллов. После этого я уйду из Каенора навсегда и заберу гарров и гросков с собой.

— Что?! — воскликнул Верховный Старейшина, даже подпрыгнув на месте. — Да как ты смеешь предлагать нам такое? Если мы примем твои условия, то будем не только трусами, но еще и подлецами, отдавшими тебе на растерзание невинных женщин и детей Радужного!

По шеренгам карликов прокатился возмущенный ропот. Самым страшным преступлением в Братстве считались две вещи: трусость и убийство беззащитных. А самым страшным оскорблением — предложить подобное. Пусть даже и посредством бездействия и ради собственного спасения.

— Полагаю, это означает «нет», уважаемые? — на всякий случай попытался уточнить Аргаррон, уже доподлинно знающий, что последует в дальнейшем.

— Именно так, архидемон, — сказал Гунгар.

— Вы сами этого захотели, — процедил Аргаррон, оскалившись. — Тогда ваши души я тоже возьму.

— Убейте его! — приказал Боргар, указывая на архидемона. — Он не должен уйти!

— Жаль, — сказал Аргаррон, и в следующее мгновение строй воинов Братства окутался пороховым дымом, а от грохота у всех присутствующих заложило уши.

Очертания архидемона исчезли в дыме и огне разрывов, старейшины поспешно отошли за спины своих солдат. Карлики мгновение смотрели вперед, вглядываясь в клубящийся дым, а через мгновение стали спешно перезаряжать оружие — прямо к ним двигалась исполинская черная фигура Аргаррона. Внешне было не заметно, что архидемон хоть как-то пострадал.

— Огонь! — раздалась команда капитана стрелков, и слаженный залп вновь прогремел в ангаре.

Архидемон, проигнорировав попавшие в тело пули и последовавшие за этим разрывы, дошел до первых стрелков.

Он воздел руку, в которой сверкнули молнии, после чего появился огромный черный меч. Карлики тоже похватались за свое холодное оружие, кто-то успел дать еще залп… Старейшин без паники и спешки увели в глубь дирижабля, а около семидесяти карликов полукругом встали возле дверей.

Аргаррон расхохотался и ринулся вперед. Первый же взмах меча собрал обильную жатву среди защитников: не менее дюжины карликов с криками повалились на пол, разрубленные пополам ужасным мечом архидемона. Остальные слаженно атаковали, но взмах руки Аргаррона метнул им навстречу веер огненных шаров, которые с грохотом взорвались в самой гуще строя, поджигая плоть и отрывая взрывной силой головы и конечности.

Несколько клинков всё же дотянулось до Аргаррона, но обычная сталь не могла причинить вреда плоти архидемона, пусть даже это и была лучшая в Каеноре сталь, сваренная и обработанная в горне Огненной Горы…

В ангаре уже вовсю бушевало пламя, вызванное магией архидемона. Его меч, пылающий черным пламенем, взлетал и падал, рассекая броню, щиты, подставленные мечи и уязвимую плоть. Кипящая кровь обагрила руки и меч архидемона, который с торжествующим хохотом шел сквозь строй карликов. Всякой храбрости есть предел, и воины Братства Молота не являлись исключением. Когда Аргаррон, о котором каждому из карликов было известно с детства из страшных легенд, ожившим кошмаром прошелся по рядам стрелков, те дрогнули и кинулись к ближайшим выходам, ища пусть и позорного, но спасения. Спасшихся от пламени, магии и разящего клинка архидемона в тот раз оказалось немного. Из сотни стрелков десяток ушел со старейшинами, а еще трое убежали прочь. Остальные нашли в тот день свою смерть от меча и магии.

Архидемон, стоя в полыхающем аду, который еще недавно был ангаром дирижабля, поднял руки и нараспев произнес заклинание… Огонь взметнулся по стенам, повинуясь магической силе, перешел на потолок. Аргаррон хлопнул в ладоши, и огонь устремился в центр зала, образуя то, что в мире Ростислава назвали бы объемным взрывом…

Наблюдатели армий с обеих сторон увидели, как с посадочной палубы дирижабля вылетел тяжелый вертоплан, несущий флаг Верховного Старейшины, а потом внутри гигантской машины прогремел взрыв. Величественный броненосец вздрогнул и накренился, когда взрывом разорвало один из главных баллонов. Потом внутри дирижабля прогремело еще несколько взрывов, помощнее. Видимо, рвались баки с топливом. А когда огонь добрался до складов с боеприпасами, броненосец взорвался с оглушительным грохотом, выпустив в атмосферу облако гелия, дыма и огня. Обломки медленно полетели вниз, к серому покрову облаков Великой Бездны, а из огненного ада вылетел невредимый Аргаррон.

Это послужило сигналом. Острова гарров пришли в движение, а из их крепостей в сторону дирижаблей карликов понеслись молнии и огненные шары. Из дирижаблей начали вылетать вертопланы с бомбами на бортах, борта линейных воздушных кораблей окутались дымом залпов, но снаряды беспомощно разорвались, остановленные магическим щитом, прикрывающим передвижные твердыни гарров. Аргаррон слишком дорожил своими островами, чтобы вот так по-глупому их класть здесь, у карликов.

Император, сейчас посредством Эха Тьмы руководящий войсками, бросил навстречу вертопланам специально обученных гарров с рунными бомбами и заряженными магией жезлами. Через короткое время закипел воздушный бой. Пилоты карликов вели к цели свои машины, а их стрелки огрызались из бойниц и турелей стрелами и пулями. Нескольких гарров, подлетевших слишком близко, обдало струями горящего горного масла, и те с криками упали вниз живыми факелами. Помочь им не представлялось возможным — огонь горного масла либо можно было погасить магией, либо он сам гас, оставшись без пищи. Впрочем, загоревшимся солдатам помогать и не собирались — возникло много более важных дел.

Несколько вертопланов пробилось сквозь щит, слабеющий от взрывов и уколов пуль, и на острова гарров посыпались первые бомбы. Взрывы покорежили некоторые участки стен, выворотили какое-то количество булыжников из мостовой, но ни одно здание серьезно не пострадало. У бомбардиров не хватало времени как следует прицелиться, а здания были усилены как раз для таких случаев.

С поверхности островов в вертопланы летели огненные шары, которые, в отличие от местных бомб, сами наводились на цель. Карлики, понятное дело, не обладали технологией, которая позволяла бы их снарядам и бомбам наводиться на цель. И всё же, поскольку бомбы карликов были начинены горным маслом, даже каменные здания и мостовые вскоре оказались объятыми пламенем. Несколько ледяных колдунов успешно боролись с пожарами, но их хватало не везде. Гарры облепили тяжелый бомбовоз, их клинки с легкостью вспороли дерево крыльев и корпуса, а в образовавшуюся пробоину гаррский сержант бросил рунную бомбу с заключенным в ней убийственным заклинанием огня. Впрочем, стеклянный шар не успел разбиться, его поймала одетая в толстую перчатку рука стрелка. Тот усмехнулся в бороду и выстрелом из картечницы снес сержанту голову. Рунная бомба полетела вниз и разорвалась на острове, разрушив какой-то сарай.

Тело гаррского сержанта еще не успело долететь до земли, когда один из его подчиненных проткнул волшебным мечом бак с топливом вертоплана. Заговоренный огненной магией клинок мгновенно поджег горное масло, и в лицо гарру ударила огненная волна взрыва. Тот успел отпрыгнуть и расправить крылья, а те языки пламени, что коснулись его головы и рук, бессильно опали, отраженные заклинанием парившего вдалеке колдуна, который поддерживал подобной магией примерно полроты гаррских пехотинцев.

Вертоплан клюнул носом, его хвостовая часть загорелась от пролитого масла. Было видно, что огонь проник в кабину пилота, но карлик был еще жив. Он с боевым кличем, переросшим в последний крик агонии, направил пылающий вертоплан на одну из башен острова, где трое колдунов метали в приближающийся флот карликов огненные шары и сгустки ядовитого газа. Через мгновение верхушка башни превратилась в огненный ад от разлитого горного масла и сдетонировавших бомб.

Острова гарров медленно приближались к ощетинившимся укреплениям островов карликов. Из бойниц уже торчали хищные дула орудий, и канониры стояли наготове. Наземные части были приведены в полную готовность, едва начался бой в воздухе — Братство Молота никогда не сдавалось без боя.

Казалось бы, у небольшой флотилии островов нет никаких шансов одолеть величественную твердыню Братства, но ее защитники не тешили себя ложной надеждой: Аргаррон был бессмертен, а значит, нечего было противопоставить его магии и его силе.

Архидемон, воспарив над битвой, расхохотался и раскинул руки. Безоблачное, если не считать покрова Великой Бездны, небо тут же начало затягиваться водоворотом черных туч, в центре которого находился парящий Аргаррон. Вот в небесах над сражающимися сверкнула одна молния, другая… В следующее мгновение молнии начали бить по вертопланам и дирижаблям карликов, сея огненный ужас среди воздушного флота Братства Молота. Гарры с торжествующим кличем «Аргаррон!» ринулись вперед, к укреплениям на островах. Добиванием остатков флота занимались системы обороны гаррской армады и колдуны, а пехоте следовало поддержать высадку десанта на острова карликов. Дирижабли Аргаррона, до того ждавшие своего часа, на полной скорости пошли к стенам обреченной твердыни. Молнии продолжали хлестать по остаткам воздушной армии карликов, не подпуская их истребители к гаррским дирижаблям. Правда, несколько юрких вертопланов прорвалось на расстояние выстрела, и с их крыльев сорвались небольшие, но мощные ракеты, попавшие в баллон десантного дирижабля. В следующий миг по вертопланам ударили молнии с небес, разнеся утлые машины на пылающие куски, но было уже поздно: довольно большой дирижабль, полный гросков, потеряв большую часть гелия, начал стремительно снижаться. С воздушного корабля выпрыгнули и отлетели на безопасное расстояние трое гаррских колдунов, а несколько гросков, явно из офицеров, покинули гибнущий дирижабль на небольших дельтапланах. Остальные солдаты вместе с разрушенным и горящим дирижаблем рухнули в Великую Бездну, подняв небольшой всплеск на облачном покрове…

Аргаррон лично возглавил атаку на укрепления карликов. На фоне затянутого темными тучами неба его армия сейчас смотрелась особенно эффектно: ревущая стая летящих гарров и надвигающиеся за ними громады дирижаблей с десантом из гросков и немногочисленных шакмаров, последовавших за своим прежним Повелителем. С рук архидемона били магические заряды, испепеляющие защитников крепости, обрушивающие стены и башни, выводящие из строя оружие… Любой маг сгорел бы за минуту подобного напряжения, но Аргаррон впитывал энергию каждой смерти этого боя, каждой вспышки боли, упиваясь эманацией страданий. Гарры спикировали вниз, на деморализованных и практически разбитых карликов, которые, впрочем, и не думали сдаваться. Несмотря на парящего над головами и сеющего смерть Аргаррона, защитники всё еще отстреливались из пушек, иглометов и карабинов, вышибая некоторых гарров из строя.

Вот первый дирижабль тяжело опустился на нагромождение камней и балок, еще недавно бывшее башней с пушками, которую обрушило штурмовое заклинание Аргаррона. Из десантных люков потоком хлынули квадратные фигуры закованных в металл гросков, потрясающих оружием. У них на пути встало два плотных ромба ощетинившихся алебардами карликов, но один тут же распался и рассеялся, когда в самом его центре лопнул огненный шар, который метнул мимоходом пролетевший в небе Аргаррон. Остальные карлики с ревом бросились навстречу лавине гросков, паля из карабинов и арбалетов, опустив алебарды наперевес.

Две армии схлестнулись. Звон мечей и топоров, взрывы гранат и рунных бомб, шипение молний и глухое хлопанье разрывающихся огненных шаров теперь были слышны по всей полуразрушенной крепости Братства Молота. Наступающее рати Аргаррона в бешенстве бросались на огрызающиеся пулями и стрелами, ощетинившиеся копьями и алебардами ровные ромбы и квадраты построений карликов. Возможно, низкорослыми воителями и была бы одержана победа в наземной схватке, если бы не гарры, парящие наверху и бросающие вниз рунные бомбы, разрушительные заклинания и стрелы. Сам архидемон, расправившись с остатками воздушного флота карликов, тоже приземлился «повеселиться», и в том месте потери Братства стали поистине огромны. Как бы ни были храбры карлики, но против самого Аргаррона не устоял бы и лучший из них.

Пламя горящих укреплений бросало на черные облака багровые всполохи, крики умирающих и раненых вкупе с грохотом битвы создавали поистине симфонию ужаса и боли, из которой Аргаррон извлекал колоссальные силы. Остатки приграничной стражи карликов отступили в глубь территории, оставив первичный рубеж.

Аргаррон раскинул руки и крылья, встав на кучу трупов карликов и гросков, впитывая энергию зла всеми фибрами той своей сущности, которая заменяла архидемону душу. Сила стекалась к Аргаррону, притягиваемая мощной магией. Напитавшись, он произнес заклинание, от могущества которого содрогнулся весь Астрал Каенора, а перед архидемоном расцвели врата, переливающиеся алым и оранжевым огнем.

Из ревущей воронки выступил бескрылый воитель, с ног до головы облаченный в тяжелые латы и сжимающий в руках огромный, пышущий пламенем прямой меч. На наплечниках лат из кроваво-алого металла угрожающе торчали недлинные шипы, а за спиной вился изорванный черный плащ. Лицо воина было скрыто под полностью непрозрачным забралом, в узкой смотровой щели которого лишь светились демонической краснотой два злых глаза.

Архидемон опустил руки и подошел к высокой фигуре воина. Тот молча глянул на архидемона и преклонил колено в жесте почтения и покорности.

— Деймос, лорд Ужаса, мой верный слуга, — сказал Аргаррон, — я так рад снова видеть тебя.

Красный воин склонил голову в знак взаимности и согласия.

— Встань, Деймос. — Архидемон положил руку на плечо воина там, где оно не было прикрыто шипами. — У меня для тебя есть работа.

Лорд Деймос встал. Его двухметровая фигура была на голову ниже архидемона, но он почему-то не выглядел при этом слабым или жалким. Наоборот, что-то в образе бескрылого лорда навевало благоговейный страх. Аргаррон чуть склонился к своему слуге и тихо сказал несколько фраз. Деймос молча выслушал всё, после чего коротко кивнул и направился прочь. Во избежание трений с гросками или гаррами на груди у него проявился нынешний герб острова Грамб — крылатый череп, проткнутый мечом.

Слуга Аргаррона шел убивать.


— Острова карликов пали в один день, — сказал Архимаг Лоарин, сидя рядом с воздушным магом Олланаром в своем кабинете у окна.

— Не все острова, — возразил Олланар. — Только первый ряд крепостей. Аргаррон не добрался еще ни до острова Горнагар, ни вообще до поселений.

Архимаг саркастически хмыкнул.

— Это всего лишь вопрос времени. Ты же знаешь, карлики сосредоточивают оборону на границе, и если уж враг прорвался, то серьезного сопротивления им никто не окажет.

— Карлики уже не те что раньше. Если понадобится, они вооружат даже детей… Мы разве не поможем им? — спросил Олланар.

— Мы это, кажется, уже обсуждали, — заметил Архимаг.

— Знаю. Но нельзя же так. Мы прикрываемся Братством, будто они и впрямь могут остановить архидемона.

— Они не смогут. — По лицу Лоарина пробежала тень. — Они все погибнут, но мы успеем подготовить упреждающий удар, пока Аргаррон пирует на трупах карликов.

— Он насосется силой так, что мы потом его не остановим

— Не думаю. — Архимаг покачал головой. — Да, это увеличит долю наших потерь в дальнейшем, но поможет выиграть драгоценное время. У карликов много островов, и сопротивляться они будут отчаянно. Потом еще Аргаррон будет зализывать раны, собирать новый флот взамен поврежденного… Короче, это займет не меньше нескольких лунных циклов.

— Это цинично и жестоко, — раздался от дверей мягкий голос Лии.

Маги повернулись. Ворожея стояла в дверях, облаченная в тунику выше колен и легкие сандалии для дома. Кончики ее крыльев немного подрагивали, что свидетельствовало о некотором эмоциональном напряжении.

— Отец, Олланар, — продолжила Лия. — Как вы можете быть такими безразличными к судьбам тех, кто никогда не были нашими врагами?.. Да, они не просили о помощи, но они просто слишком горды для этого. Но разве это отменяет то, что мы поклялись защищать от Тьмы Каенор?.. Весь Каенор, заметьте, а не только Алашом и Радужный Город.

Олланар отвернулся к окну, а Лоарин сказал:

— Дочь моя, я не думаю, что тебе следует вмешиваться в дела управления. Не думай, что нам безразлична судьба других народов… Но мы же не можем очертя голову бросаться на архидемона. И Избранник еще не готов… Ему надо еще многому учиться, надо стать взрослым…

— Стать взрослым, — тихо повторила Лия, потом подняла взгляд бездонных глаз на Лоарина. — Отец, сколько невинных должно погибнуть, чтобы слуги Света наконец осознали свое назначение?

Властитель квостров отвел взгляд. Такой взрослой он дочь еще не видел. Архимаг, фактически правитель самой могущественной расы в Каеноре, не мог подобрать слов для ответа. Впрочем, ворожея и не стала дожидаться слов отца. Она повернулась и бесшумно ушла. Только качнулись занавеси от легкого ветерка, поднятого движением крылатой девушки.

— Что ж, Лоарин, — сказал Олланар, — твоя дочь видит дальше, чем ты…

Архимаг не ответил.


Тем временем Ростислав, Эаллойенум и Ломдар-Каюн стояли в заклинательном покое последнего. Сильф лежал на полу, прикованный в центре гексаграммы за руки и за ноги, а на груди у него теперь явственно светилась печать Аргаррона. Недавно Ростислав уговорил сильфа прийти к старому магу, и тот без труда разглядел подчиняющее заклинание, наложенное на несчастного духа. Потом Эаю было предложено избавиться от печати, что было связано с немалым риском: малейшая ошибка или нехватка мощности — и охранное заклинание сработает, забирая воздушного элементала в Огненную Плоскость.

И всё же надо ли говорить, что сильф согласился сразу, ухватившись за возможность освободиться от заклятия Аргаррона.

— Мальчик мой, — сказал Ломдар-Каюн, обращаясь к Ростиславу, — ты всё запомнил? Последовательность, мощность, структуру?

— Да, Учитель. — Юноша кивнул.

— Помни, я не справлюсь один. С архидемоном, а тем более с его магией тягаться тяжело даже Архимагу, не то что нам с тобой.

— А каковы шансы? — спросил Ростислав.

Эай приподнял голову, и на его лице читался тот же самый вопрос.

— Пятьдесят на пятьдесят, — сказал старый квостр. — Ничего нельзя сказать наверняка. Тем не менее уже поздно отступать. Печать почувствовала угрозу и теперь активируется, как только исчезнет защитный контур гексаграммы.

Эай чуть побледнел и снова лег ровно. Ему было неприятно на холодном полу, от лежания на спине мялись тонкие крылья, но мысль о том, что он может в любой момент рухнуть в пылающую бездну, ужасала. По сравнению с этим любые мелкие неудобства отступали на второй план. Обсудив в последний раз формулу волшебства, маг старый и маг молодой встали по разные концы гексаграммы и начали произносить слова древнего, благородного магического языка. Линии магической фигуры засветились ярко-голубым, осветив щуплую фигурку сильфа, распятую в центре. Ростислав и Ломдар-Каюн безупречно произнесли формулу, которая должна была рассеять заклинание подчинения, наложенное архидемоном.

— Учитель! — тревожно крикнул Ростислав, стоя с раскинутыми руками и крыльями.

Ломдар-Каюн проследил взгляд ученика и мысленно выругался. Печать горела ярким багровым светом и не думая исчезать, а сильф, удерживаемый оковами, корчился от невыносимой боли.

— Увеличь мощность! — крикнул маг в ответ. — Всё правильно, но не хватает мощности!

Ростислав прикрыл глаза и сосредоточился. Он мысленно потянулся к небу Каенора, примерно так же, как когда обращался к Небесной Тропе. До того он на занятиях выяснил, что подобные действия восстанавливают истощенные магические силы практически мгновенно. Ломдар-Каюн на это тогда сказал, что подобной способностью впору обладать Архимагу, но никак не молодому юноше, меньше полугода назад вставшему на крыло.

Юноша почувствовал, как через тело потекла магическая энергия — ощущение, немного напоминающее слабый ток, хотя и не такое. Но вся энергия, которую Избранник кинул на подпитку заклинания, была почему-то поглощена мастерски наложенной печатью Аргаррона. Защита треснула, магические потоки сбились. Ростислав поморщился от боли, Ломдар-Каюн охнул и отошел на шаг, схватившись за сердце. Но ни тот, ни другой не испытали и сотой доли того, что выпало Эаю. Крик элементала пробился даже сквозь шум магических потоков, щуплое тельце вспыхнуло багровым и исчезло в огненной вспышке. Магический контур, больше не замкнутый на центр гексаграммы, вспыхнул в последний раз и погас, оставив после себя запах озона да отдельные искорки, оседающие в воздухе.

— Где он?! — крикнул Ростислав, опомнившись от первого шока. — Где Эай?

— В Огненной Плоскости, я думаю, — тяжело дыша, отозвался Ломдар-Каюн. — Всё же наша магия недостаточно сильна, чтобы пересилить Аргаррока.

— Как его вытащить? — Ростислав подошел к Учителю и помог ему опуститься в кресло. — Что нам делать?

— Во-первых, успокоиться, — сказал тот, тяжело откидываясь на спинку. — Во-вторых, сегодня уже никак, иначе у меня не останется энергии даже на поддержку омолаживающего заклинания и я рассыплюсь прахом от старости.

— Ну а потом? — не унимался Ростислав.

— Для начала нам необходимо знать истинное имя элементала, — сказал Ломдар-Каюн. — Иначе у нас просто не хватит сил отыскать его в бездне пламени.

— О нет! — Ростислав так и сел на пол. — Он не сказал мне свое имя… А на печати было имя предыдущего…

— Тогда, боюсь, мы ничем ему не поможем, — сказал старый маг и вздохнул. — Прости, мой мальчик… Обшарить всю Огненную Плоскость не под силу даже Аргаррону и Архимагу Лоарину, вместе взятым, если даже они за такое бы взялись…

Скрипнула дверь заклинательного покоя, и перед посмотревшими в ту сторону магом и Ростиславом предстала рыжая девчонка лет двенадцати-тринадцати, одетая в короткие шортики и топик. Медно-рыжие волосы огненной волной спадали на худые плечи, а с детского личика смотрели большие красные глаза. На ногах у гостьи были высокие сапожки такого же яркого цвета, как и волосы, а одежда переливалась оттенками алого и оранжевого.

— Его имя Эаллойенум, — сказала девчонка.

— А… — начал было Ростислав, но девчонка перебила:

— Пока ты разеваешь рот, Эаю очень-очень больно. Надо торопиться, а то он развоплотится и даже я его уже не вытащу…

— Прости, — сказал Ростислав, — что делать?

— Мальчик мой, — Ломдар-Каюн протянул руку и взял юношу за запястье. — Слушай меня. Смотри, заклинание очень похожее, но надо переставить контуры потока вот тут, тут и тут…

Одновременно со словами старого мага в мозгу юноши проносились образы, формулы и слова, укладываясь в цепкую память подростка. Через минуту Ростислав имел полное представление о нужном заклинании, правда, в довесок к быстрым знаниям он получил легкую головную боль, дурноту и ускоренный пульс. Впрочем, юноша привел себя в порядок другим несложным волшебством.

Девчонка подошла к парню и взяла его за локоть.

— Давай, пошли, — сказала она. — Энергию будешь брать ту, что я тебе пошлю, понял?

— Д-да, — неуверенно сказал Ростислав. Понукаемый странной девочкой, он встал на место в конце одного из лучей гексаграммы, глубоко вздохнул. Формула в последний раз ясно встала в памяти, и юноша приступил к заклинанию. Слова четко легли в нужном порядке, и в зале заиграли алые всполохи, в центре которых почему-то стал не Ростислав, а девчонка с рыжими волосами, которые стали развеваться в магических потоках, словно это был ветер…

Когда Ростислав закончил читать формулу, а нити магических потоков сплелись вокруг девочки, стоящей в центре гексаграммы, в феерический узор, та произнесла несколько слов. Не успел Ростислав удивиться, как девочка исчезла в огненном вихре, а когда через полминуты появилась на том же самом месте, на руках у нее беспомощно лежал сильф Эаллойенум.

— О боже, — прошептал юноша, а Ломдар-Каюн отвел глаза.

Сильф представлял собой ужасающее зрелище: вся кожа была покрыта копотью и струпьями ожогов, от одежды, крыльев и волос остались только жалкие ошметки, лишь с почерневшего лица смотрели невредимые радужные глаза. Смотрели на странную девчонку, которая, побывав в Огненной Плоскости, ничуть не пострадала.

— Шаллагарта, — тихо сказал Эай и потерял сознание, обмякнув в держащих его руках. Его тело постепенно становилось прозрачным — материальная форма сильфа погибала от страшных ожогов.

Девочка посмотрела на Ростислава.

— Поможешь ему, Избранник? — спросила она.

— Помогу, — ответил тот. — Но скажи, кто ты?..

— Ты слышал мое имя. Я саламандра, если это так важно для тебя.

Ростислав вопросительно посмотрел на Учителя. Тот кивнул.

— Не беспокойся, мой мальчик. Подчинить саламандр не удавалось еще никому, даже Аргаррону. Если уж она помогает нам, то из собственных соображений. — Юноша повернулся к Шаллагарте и Эаю:

— Что мне делать?.. Заклинания излечения не действуют на элементалов…

— Ты умеешь терпеть боль? — перебила саламандра.

— Ну… не очень, — признался Ростислав.

— Всё равно. — Девчонка дернула головой, стряхивая с лица непослушные пряди. — Дай руку. Если хочешь действительно помочь Эаю…

Ростислав вздохнул и протянул руку ладонью вверх. Саламандра положила сверху свою ладонь и сжала на удивление сильные пальцы.

— Будет больно, — сказала она, посмотрев Ростиславу в к глаза. В радужках Шаллагарты бушевало пламя.

Юноша кивнул и закусил губу. Сердце тревожно забухало в ребра, ладони немного вспотели в ожидании обещанной боли.

Шаллагарта прикрыла глаза и что-то шепнула одними губами. Ее тело засветилось мягким багрово-алым светом, а по руке Ростислава распространилось тепло, напомнив ему о костре в ночи… Тепло усиливалось с каждой минутой, переходя в зной, а затем и в обжигающий жар. Юноша вспотел, облизнул пересохшие губы. Было странно видеть вокруг заклинательный покой, а чувствовать себя посреди знойной пустыни… или на склоне вулкана.

Ростислав рухнул на колени и прикусил губу до крови. Казалось, рука, за которую держалась саламандра, погрузилась в доменную печь, хотя юноша мог представить подобные ощущения, лишь исходя исключительно из собственного воображения. Крик, рвущийся наружу, всё-таки вырвался спустя короткое время. Уже помимо воли Ростислав начал дергаться в железной хватке Шаллагарты, но тщетно. Сквозь обжигающий туман боли он подумал, что его рука, наверное, сейчас похожа просто на обугленную кость с ошметками подгорелого мяса…

Он не смел догадываться, сколько длилась эта пытка, пока из знойной болезненной пелены его не вывел поток холодной воды. Юноша закричал от неожиданности и резкой смены температуры и помотал головой, отгоняя головокружение. Первое, что он увидел, — это опускающееся на место пустое ведро, следующее за жестом Ломдар-Каюна, сидящего в кресле.

Саламандра больше не держала Ростислава за руку, и тот быстро глянул на исстрадавшуюся конечность. Рука была чистой и невредимой, разве что чуть покраснело то место, за которое ухватилась саламандра. Последняя сидела на прежнем месте, держа в объятиях Эаллойенума. Сильф, очевидно, всё еще был без сознания, но уже не выглядел зажаренным, от жутких ожогов не осталось и следа. Кроме того, сквозь его тело уже не просвечивал интерьер.

Ростислав перевел дух. Саламандра подняла на него глаза и сказала:

— Спасибо… Избранник.

— Меня Ростислав зовут, — хрипло отозвался он, поднимаясь на ноги.

— Ростислав, ты теперь владеешь именем Эаллойенума…

— И твоим тоже, — сказал Ростислав. — Только мне на фиг не надо вас подчинять. Летите на все четыре стороны…

— Мое имя тебе ничего не даст. — Девчонка-элементал улыбнулась. — Но мы в долгу перед тобой. Если понадобимся — зови. Надеюсь, как позвать элементала, зная его имя, ты знаешь? Или объяснить?

— Не надо, — отмахнулся Ростислав. — Я знаю… Только можно один вопрос?

— Конечно.

— Почему вы выглядите как дети?..

Саламандра хихикнула.

— Наш возраст не исчисляется годами, столетиями и вообще временем. Если, скажем, сильф и сильфида хотят перейти на более высокий уровень, они сливаются и становятся аэрродом… одним, в котором соединены две их сущности. А потом два аэррода соединяются в джинна, гения Воздуха. Понятно?

— А если сливаются, скажем, ундина и сквар? — спросил Ростислав.

— Ничего не выйдет, — вздохнула саламандра. — Элементалы разных стихий несовместимы.

Ростислав замолчал, думая о песне Эая, которую тот как-то пел, сидя на перилах балкона в покоях Ростислава. Ломдар-Каюн прокашлялся и сказал:

— Мальчик мой, ты только что выяснил то, над чем бились наши маги-теоретики вот уже столетия… Элементалы до того при ответе на этот вопрос так лукавили, что ничего нельзя было однозначно сказать.

— Может, магам-теоретикам стоило нормально поговорить с элементалами или гениями, а не тянуть сведения подчиняющими заклятьями? — спросил Эай, не открывая глаз. Голос мальчика-элементала был слабым и дрожащим. Очевидно, шок от пребывания в бездне бушующего пламени был еще слишком силен.

Саламандра улыбнулась и шепнула простейшее заклинание перемещения. Оба элементала медленно дематериализовались и исчезли со смертного плана бытия Каенора. Куда пролег их путь, Ростислав проследить не мог, да и не хотел. Он повернулся к Ломдар-Каюну и сказал:

— Учитель, я хотел спросить…

— Да, конечно. — Ломдар-Каюн чуть подался вперед. Когда Ростислав начинал свой вопрос подобным образом, у него на уме всегда было действительно что-то важное.

— Аргаррон сейчас атакует Братство Молота, — сказал юноша, не спрашивая, а констатируя факт. — А Архимаг и вообще Совет Магов ничего не предпринимают… Почему?

— Не знаю, как тебе удалось добраться до этих сведений. — Старый маг покачал головой. — Я не в курсе политики Совета, так как давно отошел от дел. Учу молодежь как видишь, и тихо доживаю свой и без того продленный век среди книг и свитков. Мое личное мнение таково: квостры тянут время, чтобы суметь обучить тебя. Магии и искусству боя, силе и выносливости. Потому что только Избранник может развоплотить архидемона, всё остальное оружие его не убьет, хотя, теоретически, и сможет задержать.

— Но разве нельзя помочь карликам хотя бы тем, чтобы эвакуировать женщин и детей на Алашом или в Радужный? — спросил Ростислав, присев в кресле напротив. — Если уж военную помощь квостры не хотят оказывать…

— Дело не в том, хотят или не хотят. — Ломдар-Каюн вздохнул. — Просто нет смысла атаковать армию Аргаррона, которую поддерживает он сам. Он бессмертен, и никакое оружие его не берет. А разрушения, наносимые его магией и оружием, сопоставимы разве что с самым мощнейшим ураганом. Я уж не говорю о том, что при желании он может поставить к себе на службу всех убитых в битве.

— То есть?.. — Ростислав немного опешил. — Он может поднять мертвых?..

— Да, — подтвердил Ломдар-Каюн. — Он этого не сделал пока лишь потому, что копит энергию для битвы с Архимагом Лоарином и с тобой. К тому же от его магической атаки проку больше, чем от орды гниющих неупокоенных.

— Понятно. — Ростислав чуть задумался.

— Мальчик мой, тебе разве не пора на занятия с благородным Т'зиро? —спросил Ломдар-Каюн.

— Нет, Учитель, — ответил юноша, продолжая думать о своем. — Еще целых два часа.

— Тогда иди и отдохни, — сказал старый маг. — Эта авантюра с элементалами меня абсолютно вымотала. Причем больше морально, чем физически.

— Да, Учитель. — Ростислав чуть склонил голову и вышел, направившись к себе. Его ждала интересная книга, которую он откопал в библиотеке. Некий ученый квостр, живший эдак сотни три местных лет тому назад, писал о множественности миров и теории перемещения между ними.

Юноша подумывал над тем, чтобы связаться с домом, потому что слова о горе его родителей, произнесенные Проводником на странном Пути, всё чаще беспокоили парня, а в его сердце поселилась неясная тревога.


В дверь старой квартиры громко постучали. Несчастная фанера протестующе скрипела под мощными ударами.

— Наверное, опять звонок сломался, — сказала Анна Петровна Короткова своему мужу, который, как всегда, придя после работы, сидел перед телевизором. Разве что теперь он был еще более угрюмым и мрачным с тех пор, как их сын исчез посреди ночи неизвестно куда, абсолютно не оставив следов. Даже тапочки остались на месте, а простыня была смята по форме лежавшего на ней тела. Следователи разводили руками, специально приглашенный колдун нес всякую чушь про перемещение во времени или в другие вселенные… Последнего, впрочем, быстро спровадили.

Максим Алексеевич что-то буркнул, не отвлекаясь от газеты, и женщина, вздохнув, сама пошла открывать дверь. Она глянула в глазок, но ничего не увидела — видимо, или его кто-то снова залепил жвачкой, или еще что-то.

— Кто там? — спросила Анна Петровна.

— Насчет Ростислава, — отозвался с той стороны двери глухой и мрачный голос.

Анна Петровна спешно открыла все замки и распахнула дверь. На пороге стоял здоровенный рыцарь в красных доспехах, опирающийся на горящий красным меч.

— Максим! — крикнула Анна Петровна. — Тут какой-то рыцарь пришел!

Капитан милиции по такому случаю выглянул из комнаты, прихватив табельное оружие. Лорд Деймос терпеливо подождал, когда второй родитель нынешнего Избранника подойдет к супруге.

— Здравствуйте, — сказала Анна Петровна, оправившись от удивления и вспомнив про приличия.

— Что вам известно о нашем сыне? — спросил Максим Алексеевич, нахмурившись. Он повидал за время службы немало чокнутых ролевиков, которые вживались в образ настолько, что не могли потом вернуться к реальности.

Лорд Деймос молча поднял меч, по которому пробежала золотая рябь. Анна Петровна отпрянула, когда почувствовала жар пламенного лезвия в сантиметре от своего лица. Супруг вполголоса выругался и направил пистолет на рыцаря.

— А ну, стоять! — крикнул он. — А то живо дырок в ведре понаделаю!

Лорд Деймос не ответил и шагнул в квартиру, сбив шлемом косяк двери. Посыпались древесная труха и сломанные планки.

Капитан Коротков молча нажал на курок. В тесноте старой квартиры хлопнул выстрел, затем еще и еще. Лорд Деймос пошатнулся, когда пули попали в броню, шлема и нагрудника. Пули пробили броню и засели внутри, не причинив существенного вреда мертвому призраку.

— Где мой сын?! — рявкнул Максим Алексеевич, загораживая собой супругу.

— Он в Каеноре, — сказал лорд Деймос ровным голосом, делая еще один шаг вперед. — Но скоро он к вам присоединится.

Коротков-старший снова начал стрелять. Выпустив всю обойму, он продолжал щелкать бесполезным пистолетом, пока меч лорда Деймоса не пригвоздил его к стене. Капитан харкнул кровью и осел на пол, едва меч вышел из его груди. Анна Петровна, замерев от ужаса, смотрела, как по стене сползает ее муж, оставляя жуткий кровавый след, а убийца поворачивается к ней, снова поднимая горящий демоническим пламенем меч, по которому прошли всполохи, когда кровь впиталась в лезвие.

— Не трогайте Ростислава… — тихо сказала Анна Петровна. — Прошу…

Лорд Деймос молча проткнул женщину мечом. Та, охнув, упала на пол и затихла. Кровь снова впиталась в меч, поглощая душу жертвы и передавая ее в полное распоряжение Владыки Ужаса.

Слуга Аргаррона походил по квартире, после чего оттащил тела на кухню и коснулся мечом штор, поджигая их. Огонь полез вверх по стене, устраивая пожар, который должен был замести все следы пребывания слуги Аргаррона в этом мире. Он стоял в пламени, когда огонь перебросился на линолеум пола на кухне и деревянную мебель.

Одновременно с взрывом газовой плиты лорд Деймос исчез в клубящемся пламени, перемещаясь снова туда, откуда его послали за двумя душами — родителями Ростислава. Задание Повелителя было исполнено с точностью и прилежанием, как и любил молчаливый воин Хаоса, известный во многих мирах под именем лорда Деймоса.


Ростислав резко проснулся, сев на кровати, и перевел дух. Ему приснилось, что его родители горят в огне, а он, находясь практически рядом, ничего не может сделать.

— Приснится же такое, — сказал Ростислав. — Надо скорее заканчивать с этим Аргарроном со товарищи и возвращаться домой…

Ему вдруг вспомнилось изображение, полученное при помощи волшебного зеркала: пылающая крепость, над которой вьется торжествующий архидемон.

«Что же мне делать, — подумал юноша, снова откидываясь на кровати. — Чувствую, что у меня не будет времени закончить обучение… Как же сражаться с архидемоном, если я совершенно не верю в себя? Я исполняю свой долг перед этим миром, я влюблен в принцессу этого сказочного города в облаках… И отчего у меня такой камень на душе?..»

Повинуясь неясному порыву, он посмотрел в окно, где повисла тихая каенорская ночь, подсвеченная низко висящими над Радужным Городом звездами. На редких облаках играли блики от магической подсветки города, а в раскрытое окно задувал чуть тревожный ветерок. Радужный Город спал. Тускло поблескивали в темноте серебряные и позолоченные шпили домов-башен квостров, темными громадами высились многоэтажные пирамиды шуолов, навевающие у начитанного Ростислава ассоциации с ацтеками или майя. В полумраке ночи не были видны лепнина башен и сине-золотая роспись пирамид, но даже ночью город казался очень красивым.

«Красиво, — мелькнула мысль. — Этот мир прекрасен, как сказка… если бы только тут не воевали, как и на Земле…»

Юноша вздохнул. Последнее время он стал много думать о жизни и о ситуации, в которую попал. Ростислав быстро привык к окружающей обстановке, но иногда, вдумавшись, осознавал, насколько всё то, что происходит с ним, дико с точки зрения человека двадцать первого века Земли.

Он так и заснул под эти мысли, а ближе к рассвету проснулся оттого, что кто-то гладил его перышком по лицу. Ростислав открыл глаза и увидел Лию, которая наклонилась над его кроватью и касалась его щеки кончиком крыла.

— Лия?.. — Ростислав чуть приподнялся, но девушка удержала его рукой на месте.

«Тихо», — передала она мысль.

Юноша вопросительно посмотрел на возлюбленную. В темноте она казалась еще прекраснее. В белой тунике, с распущенным водопадом волос, с белоснежными крыльями, покрытыми мягкими перьями, она казалась ангелом, сошедшим с небес. Из-за белизны одежд и крыльев даже возникала иллюзия, что девушка немного светилась.

Видимо, Лия прочитала эту мысль, потому что на ее прекрасном лице появилась легкая улыбка. Она наклонилась вперед, приблизив лицо вплотную к Ростиславу.

— Ростик… — шепнула она. Будто бы вопросительно, а может, выжидающе.

Ростислав, повинуясь неясному позыву, протянул руки и осторожно обнял девушку за талию. Он почувствовал под тонкой шелковистой тканью упругое тело. Ворожея расправила крылья, которые белыми парусами опустились над постелью. Тонкая туника при этом плотно облегла точеную фигуру.

— Лия… — тихо сказал Ростислав и притянул к себе девушку. Ее рубашка соскользнула с плеч, обнажая прекрасное тело.

Ростислав сглотнул. Лия превосходила самые смелые его мечты. Всё то, что парень хотел сказать, улетучилось из сознания, оставив только одну мысль. Ту, которая в унисон с сердцем билась в голове: свершилось… со мной это происходит!

Лия заглянула парню в глаза, а в следующий миг нежно поцеловала юношу в губы. Тот вздрогнул, неумело разомкнул губы навстречу. Лия накрыла оба их тела крыльями, нежно коснувшись мягкими перышками перепонок Ростислава.

Как-то незаметно тонкое одеяло скользнуло в сторону, а та одежда, что оставалась на Ростиславе, оказалась снята изящными руками Лии. Девушка, быстро закончив возиться и с тем, и с другим, опустилась на парня сверху, наклонилась вперед и обняла его, еще раз поцеловав.

А потом Ростислав погрузился в бездну наслаждения нежностью и любовью… Объятия Лии принесли его юношескому сознанию бурю эмоций и чувств, мысли спутались окончательно, а вся копившаяся в нем страсть выплеснулась навстречу ворожее. Ни причины, почему Лия решила одарить его близостью именно сейчас, ни что-либо другое, в данный момент не интересовали Ростислава.

Он просто отдался во власть тех ощущений, которые могут принести только объятия любимой и только в первый раз…

Они еще долго лежали, обнимая друг друга, разгоряченные и усталые. Иногда они целовались, но на большее уже просто не было сил.

— Лия… — тихо заговорил Ростислав, в очередной раз вдыхая аромат рассыпанных по подушкам волос девушки.

— Не говори ничего, — сказала Лия. — Я и так всё знаю, о чем ты хочешь спросить.

— Ты ответишь?

— Ты и сам поймешь… а если и нет, то это всё равно не изменит тебя.

— Ты говоришь загадками, любимая… — Ростислав запнулся, сказав это. Он назвал Лию любимой в первый раз.

Ворожея улыбнулась.

— Если для тебя так важно, я влюбилась в тебя с первого дня, когда ты, еще совсем слабый и неумелый, самоотверженно бросился в битву с колдуном… Когда появился тот, кто видел во мне сначала просто красивую девушку, а потом и возлюбленную… А не ворожею и не дочь Архимага, который де-факто является правителем всего светлого Каенора…

— Лия! — Ростислав прижал девушку к себе. — Я люблю тебя…

Та только вздохнула и прикрыла глаза, лежа на груди Ростислава и накрывая его крылом. Надо ли говорить, что парень находился на седьмом небе от счастья…


Грэг был удручен. Он застрял на Бросовом Острове без магии, вертоплана и средств связи. Старый лурпо наотрез отказывался улетать из своего разоренного дома, а Всадница Мингара этому ни в малейшей степени не противилась. Сам молодой маг старался убить время, помогая местным саква-джуо восстанавливать сгоревшую деревню и хоронить убитых. Причем как саква-джуо, так и гарров. Грэг исползал на карачках весь остров в поисках ингредиентов для эликсира, способного восстановить магическую энергию, но тщетно. Ни для одного из рецептов всех нужных трав и минералов он не добыл. Нашел только грибы, которые могли восстановить лишь такой мизер, что его не хватило бы и на то, чтобы зажечь факел. Впрочем, даже это было лучше, чем ничего.

Хуже то, что дирижабль, отправленный к карликам, так и не вернулся. Лорм высказал предположение, что его перехватили мародерские группы гарров, и если дело обстояло действительно так, то рассчитывать в ближайшее время хоть на какой-нибудь транспорт не приходилось.

Вот поэтому Грэг и строил планер из несгоревших остатков вертоплана и подручных материалов. В мрачном расположении духа, но с упорством и старанием муравья. Иногда к нему подходили саква-джуо, особенно из молодых, молча смотрели на то, как на распорках появляются сначала каркас, потом примитивные механизмы управления и, наконец, крылья из тонкой и прочной ткани. В общем, планер был готов спустя три дня. На дереве, наклонившемся в Великую Бездну и нависающем над обрывом почти горизонтально, Грэг соорудил еще катапульту для запуска, которую видел когда-то на картинке. Он как раз заканчивал устанавливать легкий планер на взведенный механизм, когда к нему подошла Мингара.

— Ну, и куда ты собрался? — спросила она, встав неподалеку.

— В Радужный Город, — буркнул шакмар. — Если этот лурпо не хочет отрывать задницу от острова, долечу до цели сам.

— Разве это не может подождать пару дней, пока у Бругга не уляжется в голове, что его дом теперь в безопасности?

— Нет, Мингара, не может. — Грэг посмотрел Всаднице в глаза. — Сейчас каждый день для Шакмарии очень важен. Слишком важен, чтобы вот так растрачивать время. И если потребуется, я полечу хоть на снаряде из пушки карликов, чтобы добраться до цели.

— Ты настоящий воин, Грэг, — сказала Мингара, подойдя и кладя ладонь на жесткое плечо шакмара. — Ты говоришь, как истинный Всадник…

— Любой шакмар мыслит так. — Грэг отдернул плечо. — Если только ему дорог его остров, на котором вырос он и его предки. Какой бы ни был этот остров.

— Разве ты умеешь ловить потоки ветра, чтобы не спланировать в Великую Бездну? — Мингара потрогала планер, обшитый плотной кожей местного тяглового животного. — Впрочем, планер сделан добротно. Может, и выдержит.

— Как бы то ни было, я должен попробовать, — сказал Грэг.

Он залез верхом на крылатую машину, пристегнулся. Проверил в последний раз, повинуются ли рули педалям и рычагу, на месте ли сумка с припасами. Затем он повернулся к Мингаре.

— До встречи, Всадница, — сказал он. — Если не трудно дерни рычаг на катапульте.

Мингара кивнула и отошла к пусковому устройству.

— Я отыщу тебя, шакмар, — проговорила она. — Мой долг перед тобой еще не выплачен сполна, помни это.

— Только не прыгай в Великую Бездну, если соберешься исполнить долг перед покойником, — усмехнулся Грэг. — Лети тогда к моему учителю в Шакмарию и передай весть о гибели.

— Не спеши хоронить себя, ученик мага. — Мингара улыбнулась и надавила на рычаг, удерживающий натянутые жилы рогов катапульты.

Механизм сработал, и тетива со щелчком отправила зацепленный за крюк на корпусе планер в полет. Всадница посмотрела, как неуклюжая крылатая машина несколько раз покачнулась, потом едва не сорвалась в штопор, но всё же поймала поток воздуха и медленно полетела в направлении острова Алашом и Радужного Города.

— В добрый путь, Грэг, — сказала Мингара вслед. — Пусть ветер несет тебя к цели…

Грэг не предполагал, что летать окажется настолько сложно. Во-первых, планер, похоже, получился не совсем сбалансированным, посему всё время норовил отклониться вправо и задрать нос. Во-вторых, шальные ветры без конца стремились выбить поток воздуха из-под крыльев, словно специально подталкивая шакмара к срыву в штопор. А внизу уже давно не было Бросовых Островов, только белый покров Великой Бездны, который, несмотря на свою чистоту, всё равно казался зловещим. Кто-то говорил, что если кто-то долго будет смотреть на Великую Бездну, то рано или поздно она позовет, пленив разум, и несчастный прыгнет вниз, навстречу гибели.

Грэгу проверять не хотелось, поэтому он зарекся смотреть вниз во время полета.

— Приветик, — тонким голосом хихикнули сзади, и Грэгу не понадобилось оборачиваться, чтобы понять, кто это. На такой высоте появиться на планере мог только сильф. К тому же от его невесомого тельца машина даже не качнулась.

— Чего тебе? — буркнул шакмар, в очередной раз выправляя сбивающийся полет планера.

— Просто стало интересно, что за псих летает на таком… — Элементал перелез на крыло, и Грэг заметил, что это была сильфида: одежды на этом существе не было, а уж самок и самцов элементалов шакмар мог отличить. Впрочем, появление девчонки-элементала могло оказаться кстати.

— Хочешь конфетку? — спросил шакмар, хитро улыбнувшись.

— Чего? — Девчонка свесила с крыла тонкие ноги, на всякий случай держа расправленными прозрачные крылья.

— Говорю, конфетку хочешь? — Грэг достал из мешка кусок сваренного до твердого состояния сока и показал сильфиде.

— Ну, хочу, — сказала сильфида, и Грэг внутренне восторжествовал. Всё-таки низшие элементалы были детьми по сути своей. Пусть и детьми могущественных стихий.

— Можешь донести планер до Радужного Города?

— У-у, — протянула сильфида, тряхнув недлинными волосами и надув губки. — А он тяже-е-еленький. Мне одной будет тяжело…

— Ну позови друзей, — сказал Грэг. — У меня конфет немного, но все вам отдам.

— Ладно. — Сильфида исчезла, перейдя в форму ветерка, и Грэгу осталось только молиться, чтобы она не забыла по пути, зачем полетела искать друзей.

Впрочем, через пару минут на крыльях планера появилось четверо духов воздуха — крылатые дети, двое сильфов, две сильфиды. Ни один из гостей одеждой себя не стеснял, что показывало на относительную молодость духов. Почтенные, разменявшие не одно тысячелетие элементалы, даже легкомысленные сильфы, уже думающие о слиянии с соплеменниками для перехода на следующий уровень бытия, обязательно носили хоть что-то из одежды. Пусть далее элементарную набедренную повязку, а то и тунику. Исключение составляли сквары, которые всегда носили полный костюм из грубоватой ткани плюс еще неизменную шапку, закрывающую рог.

— Давай конфеты, — сказал самый высокий сильф, протягивая ладошку.

— Ишь какой хитрый. — Грэг улыбнулся. — Я вам дам, а вас потом ищи-свищи… Вот вам слово мага, что не обману.

Шакмар приподнял ладонь, и на ней полыхнуло голубым — несложное заклятие правды, которое были в состоянии почувствовать сильфы, и единственное, на которое у Грэга еще оставались силы.

— Ну ладно, — буркнул мальчишка, казалось немного обидевшись. — Только не до самого Радужного, а только когда он покажется.

— Хорошо, — согласился Грэг, прекрасно понимающий опасения боящихся быть пойманными элементалов. — Сделка заключена?

Духи воздуха мелко закивали.

— Тогда вперед. — Грэг покрепче ухватился за ручки управления.

Сильфы перешли в нематериальную форму, а в следующий миг под крылья планера ударили такие потоки ветра, что машина, жалобно скрипнув, понеслась вперед со скоростью, которая могла бы посрамить лучший вертоплан карликов. Грэг даже прикрыл мембранами глаза, когда те начали слезиться от задувшего в лицо ветра.

«Я оседлал ветер! — восторженно думал молодой шакмар. — Эх, видел бы меня сейчас Учитель!»

Внизу мелькали облака Великой Бездны, мимо с умопомрачительной скоростью проносились редкие безжизненные островки, просто скалы и другие клочки суши, на которых, бывало, росли одинокие деревья или с которых свисали вниз воздушные корни лиан. Пару раз за одиноким планером увязывался маргаррат, но куда ему было догнать планер, несомый сильфами. Грэг теперь понимал, почему Крылатые Народы смотрели на Бескрылых с эдакой смесью жалости и легкого презрения. Полет приносил настоящую бурю эмоций, и тем, кто лишен этого с рождения, было не понять тех, кто рожден для неба.

Сильфы вдруг резко завернули влево, и если бы Грэг не был пристегнут, то он точно бы свалился с планера.

— Эй, вы что! — крикнул он. — Радужный Город не там!

— Сделаем крюк. — Сильфида, которая первой прицепилась к планеру Грэга, проявилась за крылом. Тонкие руки упирались в элерон, а крылья работали с умопомрачительной быстротой. — Там страшный архидемон бьет карликов.

— Аргаррон атакует Братство? — опешил Грэг. — Но как же…

— Не знаю. — Крылатая девочка дернула худыми плечиками. — Спросишь потом у него сам.

Она хихикнула и снова исчезла, а Грэг выругался. Когда Аргаррон сметет карликов, следующими будут шуолы, а потом и квостры. А тогда им будет не до помощи шакмарам.

И еще неизвестно, что скажут Архимаг и Избранник…

7

Ростислав опоздал на занятия. Просто проспал, убаюканный теплом и нежностью Лии, и проснулся только тогда, когда за ним пришел сильф, состоящий в услужении у Ломдар-Каюна. Избранник, который проснулся от прикосновения элементала, взглянул на часы, вскочил, мысленно ругаясь, и начал спешно одеваться. Лия тоже проснулась, облокотилась на руку и с улыбкой наблюдала за Ростиславом.

Элементал вышел, так ничего и не сказав. Всё равно было видно, что Ростислав всё понял.

— Ростислав, — позвала Лия.

— А?.. — Юноша обернулся. Одеяло немного сползло с нее, и юноша опять скользнул взглядом по ее телу.

— Уже уходишь?

— Ну… э… — замялся Ростислав, успевший надеть только штаны.

Лия, лукаво улыбнувшись, потянулась на кровати, как кошка, расправив крылья. Одеяло практически сползло с нее, и Ростислав от открывшегося ему при свете зрелища шумно сглотнул.

— Я хотела обсудить с тобой пару вопросов, — сказала девушка улыбаясь.

Ростислав еще раз оглядел фактически обнажившееся тело любимой и спросил:

— А это единственная причина?

Он устыдился этого вопроса и немного покраснел. Впрочем, раньше у него отсох бы язык сказать такое.

Лия рассмеялась, откинувшись на подушки, и чуть прикрылась одеялом.

— Иди сюда, — сказала она. — Я передам старику, что ты задержишься сегодня…

Ростислав мысленно плюнул на всё, скинул свою единственную деталь одежды обратно на стул и залез к Лии под крыло.

— Тебе хоть понравилось? — спросил он, поглаживая Лию рукой.

— Для дебюта очень неплохо, — сказала та улыбаясь.

— Лия, почему именно сейчас?.. И почему именно так?

— Ну, по мне, так давно пора… но мне надо было провести какое-то время в молитвах и медитациях. Сам понимаешь, среди ворожей не поощряются подобные отношения.

— Но почему? — спросил юноша, посмотрев девушке в глаза.

— А как ты думаешь, сильным будет контроль над магией в момент страсти? — Лия тронула пальцем кончик носа Ростислава. — Женщинам труднее контролировать себя в таких случаях, в силу элементарной физиологии..

Юноша не нашелся что ответить. Сам он никакой потери контроля не чувствовал. Если бы не крылья, он и не подумал бы, что его одаривает близостью представительница сказочного крылатого народа. Впрочем, сравнивать ему было не с чем.

— Ты — лучшее, что у меня было в жизни, — сказал Ростислав первую глупость, которая пришла в голову.

— Я бы сказала, единственное, что было в твоей жизни в этом плане. — Ворожея обхватила юношу руками и повалила на простыни. — Ты готов к бою, Избранник?

— Думаю, да, — сказал Ростислав, тоже улыбнувшись. Куда-то делись и смущение, и неловкость, уступив место желанию и страсти.

Ростислав подался Лии навстречу, обнимая ее руками и крыльями, та ответила взаимностью, и оба вновь сплелись в экстазе любви…

На занятия Ростислав так и не пошел до самого обеда…


В обеденное время пришел Т'зиро. Просто вошел в комнату, где Ростислав и Лия лежали, обнявшись после очередного порыва страсти. Лия к тому времени снова утомилась и уснула, а Ростислав, наоборот, окончательно проснулся.

Юноша взглянул на своего инструктора и смущенно улыбнулся. Т'зиро тоже на мгновение улыбнулся, показывая, дескать, всё нормально, но потом посерьезнел, подошел и наклонился к парню.

— Пошли, — тихо сказал он. — Хватит валяться.

Ростислав вздохнул, но не разочарованно, а просто собираясь с мыслями. Он аккуратно переложил голову Лии со своего крыла на подушку, отчего ворожея сонно мурлыкнула. Ростислав встал, потянулся и подтянул к себе одежду.

— Что-то случилось? — шепотом спросил он, одеваясь. Т'зиро только кивнул. Лицо его было суровым как никогда.

Быстро одевшись, Ростислав вышел из комнаты вслед за Т'зиро. Судя по направлению, инструктор вел юношу не в тренировочный комплекс, а в зал Совета магов.

— Что произошло? — спросил Ростислав, которого снова начало тревожить неясное чувство.

— Если вкратце, то Аргаррон призвал из Бездны нового помощника, лорда Деймоса, — ответил квостр. — Бескрылого убийцу, который может собирать души для своего хозяина.

— Он придет за мной? — спросил Ростислав.

— Нет. — Т'зиро посмотрел Избраннику в глаза. — Архидемон послал Деймоса в твой мир, откуда он вернулся с двумя душами.

— С какими?

Т'зиро помедлил с ответом. Потом всё же сказал, глядя в сторону:

— С душами твоих родителей, Ростислав.

— Что?! — У юноши в груди похолодело. — То есть как? Зачем?

— Не знаю… Архидемон передал по Голосу Неба через свое Эхо Тьмы, что у него души родителей Избранника… Он выдвинул ряд условий…

— Каких?! — нетерпеливо воскликнул Ростислав.

— Тебе об этом расскажет Архимаг. — Квостр покачал головой. — Я знаю только в общих чертах…

Ростислав ускорил шаг. В его душе царило смятение. Аргаррон, видимо, всё же почувствовав, угрозу со стороны молодого Избранника, решился на перестраховку. Подлую и трусливую — попросту взял в заложники близких Ростислава. В том мире, который было принято именовать Землей, вся семья Коротковых погибла.

«Ты зря сжег этот мост за моей спиной, Аргаррон, — рванулась отчаянная мысль у Ростислава в голове. — Теперь у меня появился не только долг к этому миру, но еще и счет к тебе».

Он распахнул большие створки дверей в зал Совета и вошел, едва не сбив с ног сильфа-швейцара. Т'зиро за ним так и не последовал — видимо, ему дали такую инструкцию.

Внутри, в залитом солнечным светом из прозрачного потолка зале, за круглым столом сидела вся правящая верхушка Радужного Города, только кресло Олланара пустовало, так как Верховный маг Воздуха убыл на Алашом для организации обороны.

— Приветствую всех. — Ростислав прошел к столу и сел на отведенное ему место, куда он еще ни разу не садился, тем более при высокопоставленных особах.

Архимаг кивнул и, как ни в чем не бывало, сказал:

— Итак, приступим к делу. Прошу внимания.

Он тронул рукой стеклянный шар Голоса Неба, и тот сначала окрасился черным, переходя на частоту Эха Тьмы, затем там проявилась оскаленная морда черного гарра, в котором можно было узнать Аргаррона.

— Избранник, это сообщение для тебя. Знай, мальчик, что у меня в руках души твоих родителей. И если ты хочешь их заполучить, ты прилетишь ко мне. И никого из твоих прихвостней из Радужного при тебе быть не должно. Времени тебе — до того момента, как моя армия атакует Алашом. По истечении этого срока я брошу шар с их душами в Великую Бездну. А пока твои родные побудут у меня в гостях.

Изображение погасло. Ростислав выслушал всё с каменным лицом, а когда архидемон закончил говорить, сказал:

— Я лечу туда.

— Куда? — спросила Эолая. — К Аргаррону?

— Да.

— Это безумие, — сказал Архимаг. — Ты зря погибнешь, а наш мир потеряет единственную возможность остановить Аргаррона малой кровью.

— То, что архидемон перемелет Братство Молота в кровавой мясорубке, это малая кровь? — спросил Ростислав. — Да не делайте такое лицо, я всё знаю. Я вовсе не простоватый паренек из захолустного мирка, как считает досточтимый Говорящий-с-Небесами, — мудрый Ломдар-Каюн меня успел многому научить…

— Я так не думаю, — сказал Архимаг спокойным голосом, покачав головой. — Ты занимаешься магией меньше года и уже думаешь, что многого достиг. Это вовсе не так, могу тебя заверить. Ты делаешь незаурядные успехи, да. Взошел на Небесную Тропу, на которую даже мне доступ открылся только через десятки лет моего ученичества, но всё же ты еще не достиг каких-либо действительно значительных успехов…

— Но кое-что я могу, — возразил юноша. — Я и воин, и маг.

— Вернее, немного воин и немного маг, — поправил Архимаг. — И твоя авантюра по спасению душ родителей ничего не даст, кроме твоей бессмысленной гибели.

— Мне всё равно, я лечу туда, — упрямо сказал Ростислав, нахмурившись.

— Нет, если хочешь сохранить все успешные начинания. — Внешне Лоарин ничем не проявил эмоций, но всем присутствующим стало как-то неуютно от неуловимой интонации Архимага.

— Я не спрашиваю разрешения, — сказал Ростислав, вставая. — Я констатирую факт, что собираюсь помочь родителям. Пусть и без вашей помощи.

— Если ты улетишь, то можешь не возвращаться. — Архимаг нахмурился. — Это тебе не игрушки, мальчик. И если ты привык устраивать подобные сцены у себя в мире, то здесь изволь следовать тому порядку, которому подчиняются все.

— Почему вы не хотите мне помочь? — Ростислав воздержался от рвущихся с языка колкостей, но слова Архимага о «сценах» его сильно задели.

— Хотим. — Архимаг пристально поглядел на юношу. — Но мы сможем помочь, только если ты не будешь закатывать истерики и сможешь хладнокровно рассуждать.

— Ну допустим. — Юноша сел и, насколько смог, подавил эмоциональную бурю. — А что мы можем сделать?

— Для начала — всё тщательно проанализировать, — подал голос Говорящий-с-Небесами. — Можешь мне поверить, Аргаррон еще нескоро появится у Алашома. Карлики вовсе не так просты, как кажутся.

— Но мама с папой… — начал было Ростислав, в голосе которого поубавилось железной уверенности.

— Они в безопасности, пока Аргаррон считает, что ты идешь у него на поводу, — сказал Архимаг. — И если ты не будешь гнать коней, то спасешь родителей и нанесешь Аргаррону если не смертельный, то очень болезненный удар.

— Ладно. — Ростислав опустил голову и посмотрел на магов из-под опавшей на лоб челки.

Маги не могли знать и даже догадываться, что именно эта поза свидетельствовала о том, что при внешнем согласии Ростислав собирался всё равно делать по-своему. Окажись тут родители, кто-нибудь из учителей или просто достаточно хорошие знакомые, они тут же насторожились бы.

Но квостры об этой особенности характера Ростислава не знали, а Верховная ворожея не догадалась просканировать Избранника в силу каких-то своих внутренних причин. До самого конца собрания Ростислав тихо просидел, пока квостры обсуждали дальнейшие действия. Главнокомандующий выдвинул ряд проектов оборонных мероприятий, которые Архимаг одобрил, хотя и не особо охотно. Даже приказ о всеобщей мобилизации Лоарин утвердил, поддавшись на доводы Главнокомандующего, который чуть ли не с пеной у рта доказывал, что ополченцев мало призвать, их надо еще хоть чему-нибудь научить.

Ростислав иногда встревал с вопросом или предположением, и его даже не поднимали на смех. Юноша кое-что понимал в оборонной деятельности, проштудировав уже в Каеноре несколько трудов на соответственную тему. Правда, практики у него не было, но всё равно кое-что в плане расстановки воздушных заграждений и патрулирования понравилось Главнокомандующему.

Примерно через пару часов вошел шуол из службы внутренней безопасности и сказал:

— Маг Грэг из Шакмарии покорнейше ожидает аудиенции Избранника и Архимага.

— Впусти, — сказал Лоарин. В зал, чуть постукивая по мраморному полу когтями на ногах, вошел Грэг. Ростислав с любопытством разглядывал представителя расы шакмаров, которых он раньше видел только на картинках. Если бы не одежда, так юноша и впрямь решил бы, что перед ним обычный динозавр, вот только голова у ящера была драконья, а в глазах светился разум, а не дикая ярость хищника.

Тот тем временем почтительно поклонился крылатым властителям и сказал:

— Приветствую достопочтенный Совет магов Радужного Города от имени моего учителя ШаТора, Властителя Шакмарии.

— Приветствуем и тебя, молодой маг, — произнес Лоарин. — Что привело тебя в Радужный Город в такой тревожный час?

— Мой учитель, к которому обратился Аргаррон с требованием участвовать в войне на его стороне, отказал архидемону, — начал рассказывать Грэг. — И тогда Аргаррон наслал на нас нескончаемые песчаные бури…

— Это достоверно? — спросил Лоарин. Грэг удивленно поднял взгляд, но квостр обращался к Эолае. Та кивнула.

— Да, Великий. Аргаррон действительно погрузил острова шакмаров в нескончаемую круговерть песка и зноя.

— Известно ли уважаемому, что Аргаррон собирается атаковать Алашом, владения наших верных союзников? — спросил Аритэй.

— Это не трудно предположить, — ответил шакмар, на мгновение высунув раздвоенный язык.

— Сейчас, на данный момент, мы ничем не можем помочь, — сказал Лоарин. — Поймите меня правильно: распылять силы, а тем более магические, на Шакмарию у нас нет никакой возможности. Чтобы побороть такое заклятье, понадобится сила круга магов, которые истратят силы, нужные для защиты…

— Спасибо, я понял, — перебил шакмар. — Можете не утруждаться объяснением причин.

— Но Великий, — возразил Ростислав, — как можно вот так прямо отказывать тому, кто пришел за помощью? Что, шакмары вдруг стали существами второго сорта? Их и спасать не надо в критический момент?

Лоарин посмотрел на Ростислава.

— Послушать тебя, молодой Избранник, так квостры обязаны всем помогать, отринув личные интересы…

— А квостры, по-вашему, должны наплевать на всё и вся? — Ростислав немного повысил голос, для того чтобы его ломающийся басок не звучал жалко. — А может, просто поднять Радужный Город повыше и вообще ни о чем не беспокоиться?

Лоарин промолчал.

— Правильно говорят мудрейшие драконы: «Молчание иногда красноречивее слов», — задумчиво проговорил Грэг. — Полагаю, предложение юноши попало если не в точку, то где-то рядом…

— Это вовсе не так, — сказал Аритэй, Лоарин кивнул. — Да, ваше суждение субъективно.

— Можно говорить сколь угодно красивые слова, но сути это не изменит, — сказал Ростислав. — По-вашему, значит, шакмарам следовало бы согласиться на приказ Аргаррона? Заметьте, их правитель прислал своего ученика сюда, в Радужный, только для того, чтобы наши маги, у которых неоспоримое преимущество в силе, сняли заклятие архидемона… Предложение Аргаррона Властитель Шакмарии отверг.

— Эта сила потом может понадобиться, когда Аргаррон дойдет до Алашома, а то и до Радужного Города. Причем это может входить в его планы —что мы распылим силы на все фронты, — сказал Лоарин. — Тогда получится, что мы не спасем ни себя, ни Шакмарию.

— Да вы послушайте себя, маги, — подал голос Говорящий-с-Небесами. — Наш комплекс снабжения позволяет магам восстановить силы практически мгновенно — нужно всего лишь принять соответственные эликсиры и потом немного потерпеть. А мы уже принесли в жертву Братство Молота, и нам что, мало? Сколько еще душ надо положить на алтарь Аргаррона, чтобы радужный меч квостров всё же покинул ножны?

Лоарин промолчал. Ростислав, взглянув на него, поразился, насколько безэмоциональным ему тогда показалось лицо Архимага. Ни гнева, ни сожаления, ни жалости, вообще ничего. Голубые глаза смотрели всё так же спокойно, на арийском лице не дрогнул ни один мускул.

— Уважаемый посланник, — сказал Ростислав, повернувшись к шакмару. Тот повернул свою драконью голову к Избраннику и чуть кивнул в знак того, что слушает.

— Не надо, — негромко произнес Лоарин.

— Я полечу с тобой в Шакмарию, — сказал Ростислав, проигнорировав Архимага. — Квостры приютили меня в этом мире и многому научили, но я просто не могу остаться глухим к просьбе о помощи…

В зале Совета воцарилась тишина. Грэг опустился на одно колено и сказал, протянув вперед руку ладонью вверх:

— Вот тебе моя рука, молодой Избранник…

— Меня зовут Ростислав. — Юноша встал и пожал руку ученику ШаТора. — Принимаю твою руку.

— Ростислав, — проговорил Лоарин, — вспомни о Лии.

Юноша обернулся:

— Помню. Всегда буду помнить.

С этими словами он последовал за Грэгом навыход. Маги какое-то время сидели молча. Потом Лоарин сказал:

— В наших планах появятся несколько изменений. — Он чуть подался вперед, коснулся рукой стола, после чего в центре зала высветилась карта Каенора. — Прошу внимания…


Ростислав и Грэг решили отбыть из Радужного Города на летающем корабле, который был достаточно быстроходен, не требовал особых навыков в управлении, так как летал посредством магии, и, кроме того, был несильно вооружен и способен нести до пяти членов экипажа с некоторым грузом. Ростислав распорядился загрузить корабль всем необходимым, а заодно сводил Грэга к целителям, которые по настоятельной просьбе Избранника за полдня вернули магу всю потерянную силу.

Когда Грэг рассыпался в благодарности, Ростислав улыбнулся и сказал:

— Я настаивал бы на этом, даже если бы не летел с тобой.

— Речи не мальчика, но мужа, — сказал Грэг, потом, помедлив, добавил: — Радужный Город прекрасен и могуществен, но нерешителен. Не то что в молодости моего учителя, когда мощь квостров воистину потрясала своей быстротой…

Ростислав вздохнул:

— Не могу судить, я в Каеноре еще слишком мало…

— Если твой возраст соответствует квострам, то ты должен был изучить это в школе.

— Я не из Каенора, Грэг, — сказал Ростислав. — И не надо вопросов, я по дороге всё расскажу… у нас мало времени, чтобы терять ее на биографии и экскурсии по Радужному….

— Как скажешь. — Если шакмар и удивился, то внешне это не было заметно.

Когда они подошли к кораблю, возле сходней стояла Лия. Ростиславу хватило одного взгляда на легкий вариант доспехов, походную сумку на боку и магический посох, чтобы понять, что у той на уме.

— Лия… — сказал Ростислав. — Послушай…

— Я лечу с вами, — отрезала девушка, сейчас очень напомнившая ему выражением лица Архимага Лоарина.

— Но… — снова начал юноша.

— Никаких возражений, — сказала ворожея. — Или мы летим вместе, или никто не летит. Это ясно?

— Ого! — Грэг усмехнулся, показав ряд конических зубов, потом повернулся к Ростиславу: — Слушай, Избранник, два мага лучше, чем один…

Юноша вздохнул:

— Но Лия… Что скажет твой отец?

— А что бы сказал твой, если бы узнал, в какую авантюру ты влез? — парировала Лия.

— Удар ниже пояса, — сказал Ростислав, наблюдая за тем, как ворожея поднимается на борт корабля.

Грэг молчал. Ростислав смирился, хотя при этом усиленно думал о том, как бы отправить Лию домой при первом удобном случае, но пока что в голову ничего не приходило. Ни он, ни Грэг не стали возражать, когда к терминалу управления встала ворожея. Корабль, плавно оторвавшись от посадочной площадки, бесшумно воспарил над Радужным Городом и взял курс туда, где сейчас карлики в безуспешной попытке отстоять родину клали свои головы в схватке с архидемоном.

Кораблик вскоре покинул пределы Радужного, и внизу раскинулись плодородные поля Алашома. Ростислав иногда летал вниз, потом возвращался со свежими фруктами или гостинцами местных хозяек: все старались угостить Избранника, хотя бы просто пролетающего мимо. И хотя ему и было немного не по душе проявление чуть ли не культа личности, но всё же внимание льстило какой-то части души парня. К тому же он радовался, когда видел, как при его приближении с озабоченных и тревожных лиц шуолов уходила печаль, уступая место радости и надежде. В таких случаях Ростиславу хотелось сказать всем: «Я не подведу вас!», но здравый смысл подсказывал ему воздержаться от патетики и вообще по возможности скрыться.

Когда же внизу засеребрилось восточное озеро, Грэга уже невозможно стало оторвать от бортика. Шакмар восторженно глядел на единственный водоем в Каеноре, который с грехом пополам можно было именовать морем. Когда Ростислав спросил его о причине такого восторга, Грэг повернулся и ответил возбужденным голосом:

— Ты не поймешь. У нас, шакмаров, чуть ли не главной ценностью является питьевая вода. Наш остров — скалы и пустыня, а зеленый сезон так короток, что мы едва успеваем собрать урожай быстрорастущих грибов и плодов… Ну представь себе: ты оказался перед горой из чистой платины. Какие ты чувства испытаешь?

— Я и так понял, без сравнения, — сказал Ростислав. — А шакмары совсем не торгуют с внешним миром?

— А чем? — усмехнулся Грэг. — На оружие квостры наложили эмбарго, а если торговать просто железом, это едва окупит транспортные расходы. А орудия труда и прочую мелочь лучше покупать на Бросовых Островах или у карликов. Качество как минимум то же, а цена ниже в два-три раза…

— Не знал, что ты еще и экономист. — Ростислав улыбнулся. — Или магов в Шакмарии и этому учат?

— Учитель переложил на меня часть административных задач. — Грэг пожал плечами. — Ему просто некогда растрачивать себя на такие мелочи, он всё время занят оттачиванием своего искусства. Вот и пришлось учиться.

Озеро за бором сменилось белизной облаков Великой Бездны, ярко освещенных солнцем. На некотором расстоянии от них возвышались кучевые замки, слегка продвигаемые к Алашому ветрами. Видимо, на главной житнице Каенора ожидался дождь.

— Мальчики, курс на Острова Братства? — подала голос Лия от терминала управления.

— Нет, на Шакмарию, — сказал Ростислав. — Будем плясать оттуда…

— Стоп, — сказал Грэг. — Давайте сначала решим, что конкретно мы будем делать…

— В смысле? — не понял Ростислав. — Я думал, мы полетим в Шакмарию, чтобы помочь…

— Пойдем к Лии. — Шакмар в сопровождении юноши подошел к сидящей в пилотском кресле девушке, чтобы и ей было хорошо слышно.

— Ну?

— Значит, так. — Шакмар присел на одну из имеющихся тут лавок. — Над Шакмарией бушует буря, вызванная магией Аргаррона. Мы можем сделать две вещи: первое — полететь в Шакмарию, пробившись сквозь шторм, и с помощью учителя снять заклятье. Второе — полететь навстречу Аргаррону и убить его. Тогда заклятье отпадет само.

— Второй вариант — самоубийство, — сказала Лия. — Нам понадобится целая армия, чтобы пробиться к архидемону.

— Говорят, любого закованного в броню воина можно убить шпилькой… надо только знать, куда ткнуть, — проговорил Ростислав. — Всё равно архидемон рассчитывает, что я к нему приду, так почему бы и не подыграть ему до поры до времени?

— Он как раз этого и хочет, — заметила Лия. — Будь уверен, он тебе подготовил немало ловушек. А приманка — души твоих родителей.

— Но он же не дурак и понимает, что я так просто не полезу… Поэтому я и полезу, потому что знаю, что…

— Хватит! — Грэг схватился за голову. — У меня сейчас ум за разум зайдет. Он знает, что я знаю, что он знает, и поэтому я сделаю так, как он знает, но он думает, что я не знаю… Как бы мы ни поступили, будьте уверены, что Аргаррон будет готов к встрече в любом случае.

— Как же тогда быть? — спросила Лия.

— У меня есть одно предложение, но вы сочтете его безумием.

— Ну говори, раз уж начал, — сказал Ростислав.

— Лотофаги, — коротко сказал Грэг.

— Нет! — почти крикнула Лия. — Это…

— …безумие, — кивнув, закончил Грэг. — Я же говорил, что вам не понравится.

— Или у тебя и вправду не все дома, или ты знаешь что-то, чего не знаем мы. — Ростислав ненадолго задумался. — Полагаю, у тебя налажен контакт с Пожирателями разума?

— Не говори так и даже не думай, — ответил Грэг. — Это может их обидеть. Они питаются исключительно насекомыми, водой и соками земли. И твой разум им ни к чему.

— А откуда ты знаешь?

Грэг немного помолчал, прежде чем ответить.

— Один мой старый знакомый, криис Та-Аксе… ну, полное его имя слишком длинно, в нем сорок четыре слога. Я его зову просто Аксе… Так вот, его считали безумцем, ибо он отправился на Остров Лотофагов, чтобы, как думали все, сгинуть без следа. Но недавно я получил странное послание, написанное на зеленом листке. Аксе пишет, что хочет видеть меня вместе с Избранником…

— Минуту, а откуда он узнал обо мне? — перебил Ростислав.

Грэг усмехнулся:

— Если лотофаги захотят, они сделают своими глазами и ушами любое растение в Каеноре. И даже маги не в силах им помешать.

— Почему?

— То, что используют лотофаги, — не волшебство. Это просто возможности разума, какие-то волны, что ли… не знаю, я не псионик. — Грэг пожал плечами. — Так или иначе, у нас есть определенный смысл лететь туда.

— Три пути, да? — Ростислав грустно улыбнулся. — Бить по хвостам, лезть на рожон или идти в обход…

— Куда лезть? — переспросил Грэг, не понявший русского слова.

— Не обращай внимания, — сказал Ростислав. — Я…

— Так куда летим, мальчики? — спросила Лия, отвлекаясь от пульта. Всё равно при полете по прямой практически не требовалось управление.

Грэг посмотрел на Ростислава, Лия тоже.

— Я должен выбрать? — спросил юноша на всякий случай.

— А то кто же, — ответила Лия. — Подумай и выбирай. Потому что только от тебя зависит, как мы будем действовать.

Ростислав прикрыл глаза.

«Не убегать от ответственности… от выбора… — в практически беспорядочные мысли ворвался голос отца. — Помни, сын, мы с мамой только в самом начале будем делать выбор за тебя. В дальнейшем ты должен будешь всё делать сам, и отвечать за последствия тоже придется тебе. Это и называется ответственностью».

Эти слова отец произнес, когда Ростислав пошел в школу, а сам, тогда еще лейтенант Коротков, не смог быть рядом из-за дел. В тот день отец едва не погиб от пули грабителя, которого затравили патрулями…

Ростислав помотал головой, отгоняя воспоминания.

— Летим к лотофагам, — сказал он. — Если они могут помочь, то нам это пригодится.

— Ростик… — Лия жалобно посмотрела на юношу. — А если это…

— Всё, — отрезал Избранник. — Я решил.

Он посмотрел Лии в глаза, и та, похоже, так и не произнесла те аргументы, которые, по ее мнению, должны были переубедить Ростислава лететь на Остров Лотофагов.

Кораблик заложил вправо, в сторону, где навстречу им не должен был попасться ни один летающий корабль, ни один парящий остров… Поговаривали, что даже драконы опасались приближаться к зеленым и цветущим островам населенным расой лотофагов.


Трое старейшин из четырех стояли в ангаре возле накрытой чехлом машины. Гунгар из рода Гиоров доблестно пал в бою с Аргарроном, сойдясь с ним в поединке. В результате отважный карлик хоть и с честью, но погиб. Преемника он так и не назначил, и между тремя оставшимися главами родов началось, фигурально выражаясь, легкое толкание локтями, грозившее перерасти в смуту и революцию, после того как будут решены проблемы с архидемоном. Другое дело, общей проблеме не было видно конца и края, так что пока, в отсутствие формального главы, старейшины умудрялись всё же договариваться между собой.

— Должен сказать, что машина еще не прошла испытаний, равно как и ее оружие, — надломленным старостью голосом проговорил Главный инженер, поправив очки с толстыми стеклами. — И я снимаю с себя всякую ответственность за возможные сбои.

— Не беспокойся, почтенный, — успокоил его Боргар из рода Долмров. — Ситуация такова, что на испытания просто нет времени.

— Как скажете, уважаемые. — Инженер горестно вздохнул и потянул рычаг. Где-то под крышей ангара защелкала лебедка, поднимающая брезент, и вскоре взглядам старейшин предстала крылатая машина, не похожая ни на вертоплан, ни на дирижабль. Узкие стреловидные крылья, вытянутая сигарообразная форма, острый клюв носовой части.

— Но где же моторы? — спросил Флинт из рода Гилдаров. — На чем это летает?

— Это ракетоплан, уважаемые, — сказал Главный инженер. — Машина, использующая сгорание самой легкой фракции горного масла в качестве топлива, создающая колоссальный поток воздуха через двигатели…

— А если конкретнее? — спросил Боргар.

— Если конкретнее, то эта машина способна развить скорость, близкую к той, с которой распространяется звук в воздухе, — ответил Главный инженер. — А ее оружие — снаряды с подобными двигателями, но на сухом топливе… те вообще летят быстрее звука.

— А мощность? — не унимался Боргар.

— Что касается мощности… — Инженер залез в кабину и нажал несколько тумблеров. Внизу машины раскрылся люк, и оттуда выдвинулось довольно большое сигарообразное тело с короткими стабилизаторами.

— И? — Боргар подошел и коснулся боеголовки. — Даже если там лучший порох, всё равно этого будет недостаточно, чтобы убить архидемона.

— Важно не количество, а качество. — Инженер высунулся из кабины. — В боеголовке этой торпеды, да простят мне это старейшины, колоссальный магический заряд…

— Магический?.. — Боргар посмотрел на Инженера, а двое других старейшин возмущенно зашептались. — Это недопустимо…

— С вашего позволения, недопустимо поражение в войне с гаррами, — сказал Инженер. — Для создания достаточно мощной боеголовки мне потребуются еще годы и колоссальные средства, как материальные, так и людские. У меня их нет. Посему придется брать то, что есть.

— Что ж, почему бы нам не сделать исключение, — сказал Флинт. — В конце концов, неиспользование магических средств — это скорее традиция, а не строгое правило.

— Что ж, решено. — Боргар кивнул, не услышав возражений. — Теперь другой вопрос: кто это поведет?

Инженер вылез из кабины, предварительно убрав торпеду на место.

— Опять же, с вашего позволения, я натренировал для такого полета своего сына, Роварля. Он готов лететь хоть сейчас.

— Тогда пусть летит сейчас, — сказал Боргар. — Потому что лучше перехватить Аргаррона на подходе к главной твердыне Братства, чем драться с ним на нашей территории.

— Да будет так, — проговорил Флинт.

— Да будет так, — эхом отозвался молчавший до сих пор Нормар из рода Торгатов.


Могучая крепость, вздымающаяся над самым краем большого острова, замерла в ожидании. От пограничных островов, зарево над которыми было видно даже отсюда, медленно надвигалась армада гарров. На захваченных островах наверняка сейчас происходили кровавые и страшные вещи: по слухам и обрывочным сведениям из телеграмм, там орудовал давнишний цепной пес Аргаррона — лорд Деймос. Сам архидемон, опять же предположительно, возглавлял атаку на главный остров Братства на флагманском острове.

Перед строем канониров взад-вперед ходил их командир. Ветеран многих сражений, немного оглохший от канонады, сопровождавшей всю его жизнь, пропахший горным маслом и порохом.

— Значит, так, — говорил он. — Помните, ребята: за нами нет ничего. Только города с нашими близкими, почти полтора миллиона женщин, детей и стариков. Тех, кого архидемон не пощадит никогда, а безжалостно положит на алтарь. Понимаете, что от нас требуется?

— Смерть! — крикнул самый молодой пушкарь, за что тут же получил кулачищем по голове.

— Дурак, — сказал ему ветеран. — От нас требуется, чтобы ни один гарр не пролетел дальше, чем на метр от стены. Понятно?

— Так точно! — гаркнула батарея.

Старший канонир уже собрался было крикнуть «По местам» и даже открыл рот, как над крепостью разнесся ужасающий рев, от которого заложило уши, а с аэродрома со свистом вылетела остроносая машина невиданной конструкции, после чего, оставляя за собой дымный шлейф, понеслась навстречу армаде Аргаррона.

— Клянусь своими предками, старому пню удалось, — сказал один из канониров. — Он таки создал супероружие, о котором говорил…

Ветеран ничего не ответил, провожая взглядом величественную машину…

Ракетоплан пролетел над крепостью в мгновение ока, так что молодой карлик Роварль, сидящий в кабине, даже не успел разглядеть защитников стен, чтобы по обычаю качнуть им крылом. Перегрузка свинцовой гирей давила на грудь, было трудно дышать. Видимо, фактор выносливости организма отец всё же не учел.

Долететь до армады, твердил про себя Роварль, выпустить торпеду… вернуться в крепость…

Скопление островов и дирижаблей приближалось. Навстречу попался патруль гарров, но ни один ничего не успел предпринять — ракетоплан пронесся мимо, расшвыряв тварей в разные стороны и закружив их в турбулентных потоках.

Наперерез пошли два малых дирижабля из авангарда, но, повинуясь поворотам тумблеров, с крыльев реактивной машины карликов сорвались небольшие ракеты, практически мгновенно достигшие цели. Взрывы разворотили дирижаблям главные отсеки баллонов, пламя перекинулось на остальные, и пылающие гиганты начали быстро снижаться в Великую Бездну. Из люков посыпались бегущие с корабля гарры, несколько парашютистов-гросков…

Роварль только усмехнулся, облетая горящие машины. Такие дирижабли у карликов не делали уже лет сто. Какой-то неосторожный гарр, вовремя не убравшийся с дороги, поплатился жизнью — кончиком крыла ракетоплана ему срезало крыло и выворотило из сустава плечо. Воин Аргаррона с воплем боли рухнул вниз.

Впереди показался остров противника, всю площадь которого занимали скалы и встроенная в них огромная крепость. Роварль нервно сглотнул и открыл люк с торпедой. Аэродинамика ракетоплана немного нарушилась, но карлик удержал самолет и дрожащей от нервов рукой нажал на пуск. Торпеда отделилась от ракетоплана и, взревев двигателем, понеслась вперед. Роварль заложил вираж, и тут на него навалилась еще более страшная перегрузка. Дыхание сперло, перед глазами пошли разноцветные круги. Руки ослабели и едва не выпустили штурвал, но пилот как-то совладал с собой и умудрился вдохнуть. Одной рукой держась за штурвал, второй он сдернул с себя шарф, расстегнул куртку. Воздуха не прибавилось. Роварль, тщетно пытаясь удержать угасающее сознание, еще успел заметить, как торпеда взорвалась с ужасным грохотом, рассыпая вокруг себя молнии и пламя…

А потом обессиленные руки потерявшего сознание пилота соскользнули со штурвала…


На соседнем острове, ничем не выделявшемся среди других, на вершине башни стоял Аргаррон. Он почти что безразличным взглядом смотрел, как в гигантском шаре молний и пламени разрушается флагман его армады. Странный самолет, словно пришедший из того мира, откуда родом был нынешний Избранник, попытался заложить вираж, но неожиданно сорвался в штопор и, задев крылом взрывную волну от собственной ракеты, рухнул в Великую Бездну. Туда же медленно опускался и остров-флагман, незадолго до того покинутый всеми и полностью разгруженный.

— Ох, карлики! — Аргаррон рассмеялся. — Вы просто отвратительно предсказуемы…

Он повернулся к Императору, который в молчании стоял чуть позади.

— Друг мой, свяжись с Деймосом, пусть он подхлестнет мертвяков на работе, чтобы быстрее строили новую твердыню.

— Слушаюсь. А что делать с пленными?

— На алтари, конечно. — Архидемон дернул крыльями. — Если кто что знает, сперва вытрясти информацию.

Император кивнул, потом, подумав, сказал:

— Некоторые из карликов выражают желание служить тебе.

— Инженеры, пилоты, солдаты? — Архидемон, казалось, заинтересовался.

— Такие тоже есть. Но в основном быдло.

— Тех неспециалистов, кто имеет склонность, обучить магии, шпионажу, ремеслам. Остальных в расход, — распорядился архидемон. — Готовьте войска к атаке, но сперва обработайте цитадель артиллерией. Потом еще я над ними пройдусь.

— Это не опасно? — спросил Император. — Вдруг у них еще есть подобные машины?

— Я собрал достаточно энергии, чтобы не бояться их хлопушек, пусть и самых больших, — отмахнулся архидемон. — А даже если они меня и потреплют, то я в любой момент могу вернуться к ближайшему алтарю.

— Я бы не рисковал, Повелитель. — Император покачал головой. — Весь наш поход держится на тебе, и если с тобой что-то случится, то мы быстро откатимся обратно на Грамб…

— Не беспокойся, друг мой. — Аргаррон в последний раз посмотрел на исчезающий в Великой Бездне остров с развороченной крепостью на нем. — Меня больше беспокоит, куда пропал мой шпион, куда делся Избранник и вообще все важные агенты в Радужном. И куда провалился капитан Роггорак, и что стряслось с теми, за кем он охотился.

— Послать другую группу? — спросил Император.

— Нет. Время уже упущено. Думаю пока всё списать на самотек, просто пристальней с охраной тылов. Если вдруг Избранник окажется настолько глуп, что попытается в одиночку отбить своих родителей, то это будет самой большой удачей за всю мою нынешнюю жизнь в Каеноре. Он ведь еще не знает про лорда Деймоса, а даже если и знает, то никогда не додумается отбивать родителей у него, а не у меня.

Тем временем острова гарров подлетели достаточно близко, чтобы начать стрельбу. Огромные катапульты слаженно метнули в крепость карликов рунные бомбы и каменные глыбы, молниеметы полоснули по башням и бойницам, глухо ухнули трофейные орудия. Карлики тоже не остались к долгу: все стены расцвели огненными вспышками выстрелов, стены и башни окутались пороховым дымом.

Аргаррон, раскинув руки и крылья, произнес заклинание, поморщился от болезненной отдачи. Но своего он достиг: ни один выстрел карликов не поразил цель; ядра разбились о мощный магический щит, жидкий огонь зажигательных снарядов бессильно стек в Великую Бездну, а магические бомбы устроили лишь большой фейерверк. Снаряды же гарров практически все попали в цель.

Твердыня Братства вздрогнула, вниз со стен посыпались камни и целые блоки кладки, вывороченные чудовищными взрывами. Несколько башен, пошатнувшись под ударами гигантских глыб, начали заваливаться — одни внутрь крепости, другие наружу, в Бездну. Аргаррон зарычал, протянул руку в сторону противника, и тут же с практически мгновенно потемневшего неба в твердыню Братства забили молнии. Лучшие в Каеноре стены, лучшее техническое оружие не выдерживало противостояния с древней магией Аргаррона. Тот прекрасно понимал, что катастрофические поражения сломят не только военную мощь, но и боевой дух карликов, в результате можно будет не размениваться на сильные заклинания противодействия, обходясь показными спецэффектами.

Щит архидемона разбило следующим выстрелом, но считаные единицы снарядов достигли цели — остатки магической защиты сбили прицел и разгон. Щит рухнул, но карлики не могли об этом знать. Острова гарров подошли уже довольно близко, и с них на приступ хлынули гарры, а с небольших дирижаблей-транспортов на развороченные стены перекинули мостки, по которым в атаку ринулись гроски и, что было мощным психологическим эффектом, поднятые магией мертвецы-карлики, павшие в бою на границе.

Воины Братства на стенах крепости, готовые принять смерть от рук врага, с ужасом видели, как на стороне гарров, против своих, идут с оружием в руках их бывшие соратники, знакомые, друзья и даже братья по крови, превратившись в кошмарных зомби, как горят демоническим огнем их глаза на серых, обескровленных лицах. За ними уже двигались рычащие и орущие в предвкушении крови гроски, а в небе над головами кружили улюлюкающие гарры, осыпающие позиции защитников стрелами, бомбами и заклинаниями.

Под этим натиском здесь погибал цвет воинской касты Братства Молота. Погиб, сражаясь с капитаном гросков и двумя зомби, Флинт из рода Гилдаров, успевший размозжить своим молотом двоих мертвецов, но не успевший парировать ятаган гроска. Погиб и молчаливый Нормар Торгат, который вместе с канонерской башней свалился прямиком в Великую Бездну. Боргар, на плечи которого теперь легло всё бремя власти над Братством, посчитал нужным эвакуироваться из гибнущей крепости на быстроходном вертоплане, пока колдуны гарров не выслали перехватчиков-аэрродов. Инженеры, взявшиеся за оружие, все полегли под ударами гарров, которые, пикируя, сбрасывали на головы отважным защитникам крепости стеклянные шары рунных бомб с заключенной в них убийственной магией.

Глухое уханье разрывов, крики умирающих и грохот рушащейся твердыни карликов, казалось, заполнили собой весь мир. И над этим адом снова воспарил Аргаррон, всей своей сущностью впитывающий боль умирающих, отчаяние и страх живых. Изредка он метал вниз какое-либо смертоносное заклинание, не ради помощи своим войскам, а просто чтобы потешиться. Вскоре архидемон сел на стену, противоположную той, на которой шли ожесточенные бои. Он походя смел с дороги двух или трех солдат Братства, подошел к сломанному шальным зарядом зубцу стены.

Впереди, насколько хватало взгляда, простирались густозаселенные холмы. На них еще не упала тень магической тьмы, которую наслал Аргаррон на крепость, и страна Братства Молота смотрелась просто сказочно: огороды и сады на террасах, миниатюрные с такого расстояния поселки-форты, дымящие трубы заводов и фабрик, крутящиеся колеса шахтерских машин. Всё богатство этой страны было как на ладони, и Аргаррон торжествующе рассмеялся.

— Этот мир будет моим, — проговорил он вслух. — И никакие квостры не остановят меня.

Его размышления прервал карлик, подкравшийся сзади и воткнувший с широкую спину архидемона короткий меч, вошедший в плоть по рукоять. Впрочем, вреда он практически не причинил: в клинке не было никакого волшебства. Аргаррон вздохнул и обернулся. Карлик был совсем юн: борода едва доросла до середины груди. Он выпученными глазами смотрел на архидемона ровно мгновение, потом выхватил пистолет и поднял, целясь врагу в лицо. Аргаррон небрежно и без затей пинком отправил карлика в полет со стены. Тот еще успел надавить курок, но пуля ушла в небо. Архидемон поморщился, оплел хвостом рукоять меча и выдернул лезвие. На спине не осталось даже царапины.

— Смертные, — фыркнул архидемон. — И когда вы перестанете так безоговорочно доверять железкам…

Он снова повернулся к раскинувшейся перед ним стране Братства. К крепости приближалась большая эскадрилья вертопланов, несколько дирижаблей и даже один парящий остров. Стала заметна ползущая по земле змейка войска.

— Еще барашки на заклание. — Аргаррон улыбнулся. — Хорошо, хорошо. Больше трупов, больше боли, больше страха… Значит, больше сил у меня и больше солдат-зомби…

Он расправил крылья и вернулся в бой. Предстояло быстрее добить не успевших перегруппироваться солдат Братства.


Ночь в Каеноре была преисполнена особого таинства, как казалось Ростиславу. Он сидел на краю палубы корабля, свесив ноги вниз, и глядел на низко опустившиеся над Каенором звезды. Редкие облака темными громадами возвышались примерно на одном уровне с кораблем, черно-синее небо казалось бархатным, а мерцающие на нем звезды навевали мысли о чем-то волшебном и сказочном… впрочем, сам этот мир был сказочным, с точки зрения Ростислава.

Он попытался найти в звездном небе хоть один знакомый рисунок, но тщетно. Абсолютно незнакомые созвездия, несколько хорошо видных туманностей, в которых опять же таки не нашлось ничего привычного. Единственное, что было более-менее знакомым, так это бледная полоска Млечного Пути, перекинувшаяся через небосвод. Правда, Ростислава пару раз посещала мысль, что так может выглядеть любая галактика похожего типа.

От этих мыслей становилось жутко. Какая же сила должна была быть у заклинаний, если они играючи могли перенести юношу сюда, на немыслимое расстояние, и в любой момент — обратно? Ростислав вздохнул. Дома он не привык принимать слишком уж ответственные решения, и сознание того, что от его действий сейчас зависят жизни тысяч разумных существ, пусть и не людей, тяжко давило на психику.

«Они не люди, — думал Ростислав. — Интересно, а я теперь кто?.. Не человек, не квостр… Но я натворил дел, так что придется их исправлять. Папа, ну почему тебя нет со мной?.. Как же мне сейчас нужен твой совет…»

Юноша с тоской вспомнил, каким был его отец до того момента, как развалился СССР, а органы внутренних дел превратились в вертеп коррупции и разврата, где человеку принципов было, в общем-то, делать нечего. Отец мрачнел по мере того, как разваливалась советская система, становился раздражительным и даже злым. Его пытались уволить, вынудить уйти в отставку, даже убить, но Коротков-старший упрямо продолжал работать не за деньги, а за совесть, поэтому и остался только капитаном к сорокалетнему возрасту.

— Помни, сын, — учил своего сына неподкупный капитан милиции, — даже если ты совершил ошибку, ничего зазорного в этом нет, если ее можно исправить. Но, даже исправляя ее, не наделай ошибок еще больших, чтобы потом не оказаться в той ситуации, когда от твоих действий уже ровным счетом ничего не будет зависеть…

Ростислав смахнул выступившую слезу. Проклятый Аргаррон отрезал ему путь назад. Даже если он спасет родителей, ему почему-то казалось, что прежней жизни у него больше не будет.

Ты сделал ошибку, архидемон, подумал Ростислав. Раньше у тебя был шанс, что я всё же брошу всё и вернусь домой… теперь, даже если ты отпустишь моих родных, я не остановлюсь, пока ты не загнешься с моим мечом в сердце.

Юноша усмехнулся собственной мысли. Да, хорош воитель — неполных семнадцать лет, маг-недоучка, воитель не лучше, но собрался победить могущественного архидемона, который, по слухам, смел всю оборону Братства Молота и уже готовится угрожать целой расе могущественных магов-квостров.

Надеюсь, Грэг знает, что делает, подумал юноша, вглядываясь в даль. В темноте вообще могло показаться, что корабль плывет в космосе: звездное небо куполом сверху едва-едва подсвечивающее облака, которое плавно вливается в иссиня-черную бездну, внизу затянутую блеклым туманом. Ни горизонта, ни луны в Каеноре не было. Была только соседняя по системе планета, очень яркой звездой указывающая на ту сторону неба, где восходило солнце. Ростислав ее про себя называл восточной, но на самом деле не могло быть сторон у горизонта в этом мире, где не существовало самого такого понятия. А если по легенде, то этой звездой была Элони — принцесса квостров, которая воспылала безграничной любовью к солнцу и улетела ввысь, чтобы никогда не вернуться. И с тех пор ее душа летала по небу, каждое утро встречая свою любовь в начале пути по небосводу…

Ростислав вздохнул и поднялся на ноги. Он прошел в каюту, где на одной из кроватей, завернувшись в крылья, мирно спала Лия, а на другой развалился Грэг, во сне издающий целую гамму шипящих звуков. Юноша усмехнулся и лег рядом с девушкой. Надо сказать, он сделал бы так даже при условии, что в единственной каюте было бы не две кровати. Лия мурлыкнула в полудреме и прижалась к Ростиславу. Тот вздохнул и, обняв любимую, закрыл глаза. При установленной скорости корабля они должны были прилететь к Островам Лотофагов как раз к полудню следующего дня.


Проснувшись, Ростислав не обнаружил у себя в объятиях Лии. С палубы доносился тихий разговор, иногда Лия смеялась, видимо Грэг травил шакмарские байки. Юноша встал, быстро привел себя в порядок и вышел из каюты, немного поежившись от утренней прохлады. Палуба была влажная, очевидно ночью прошел дождь, правда, на небе не было видно ни одного облачка, за исключением покрова Великой Бездны. А еще впереди из утренней дымки постепенно выплывал большой остров, сплошь покрытый густым лесом. Ростиславу отчего-то стало жутковато.

— Доброе утро, — сказала Лия, завидев его. — Как спалось?

Юноша сделал неопределенный жест.

— Что-то мне не по себе, — сказал он, потом показал вперед и обратился к стоящему у борта Грэгу: — Это Остров Лотофагов?

— Угу. — Шакмар кивнул. Было видно, что и у него на душе неспокойно.

Тем временем остров приближался. Родину повелителей флоры Ростислав представлял чем-то вроде улья Чужих из фильма, в крайнем случае — растительным городом ийланов из книги Гарри Гаррисона. Но остров выглядел совершенно диким, словно там никто и не жил. Не было вокруг ни покинутого транспорта, ни заброшенных парящих островов. Залитый утренним солнцем остров являл собой чуть ли не идиллическое зрелище: лесистые холмы, торчащие из джунглей скалы, с которых низвергаются вниз с огромной высоты водопады… В общем, как обозначил про себя Ростислав, с высоты было очень похоже на девственные джунгли Индии или Амазонии.

Корабль приблизился к острову, и тут штурвал сам собой вдруг изменил положение. Воздушное судно резко заложило вниз и вправо, и все пассажиры едва удержались на ногах. Остров начал стремительно приближаться. Лия крикнула, перекрывая свист ветра:

— Грэг! Сделай же что-нибудь!

Шакмар не ответил, что-то бормоча себе под нос. Ростислав, вцепившись в штурвал, отчаянно пытался выправить полет. Но штурвал стал словно каменный и от усилий юноши не сдвинулся даже на миллиметр. Ростислав мысленно выругался, а Лия передала короткую мысль: «Я предупреждала».

Меньше чем через минуту корабль резко затормозил возле самых верхушек деревьев, когда Ростислав уже мысленно слышал треск ломаемых веток и жалобный стон сминаемых шпангоутов. Корабль вертикально опустился вниз, и ветви джунглей расступились перед ним, словно боялись соприкоснуться с «мертвым» деревом бортов.

Ростиславу послышался многоголосый шепот в голове и от этого по спине пробежал холодок. Вокруг снижающегося кораблика сгущались сумерки густых джунглей, стволы деревьев были увиты лианами и цветами, но в лесу царила зловещая тишина — ни щебетания птиц, ни стрекотания насекомых, ни криков зверей. Лия прижалась к Ростиславу и обняла его.

— Ростик, мне страшно, — сказала она.

Ростислав, которому тоже было очень не по себе, обнял девушку, но не ответил. Он вопросительно посмотрел на Грэга, который тщательно вглядывался в густые заросли.

— Та-Аксе! — вдруг крикнул он. — Нам нужен криис Та-Аксе!

Кораблик вздрогнул, опустившись на траву. Одна из ветвей наклонилась к самой палубе, и вдруг из нее начал расти стебель, почти мгновенно поднявшийся до уровня лица Ростислава, после чего на нем образовался цветок ярко-алого цвета размером с человеческую голову. Бутон повернулся к юноше и раскрылся. После этого Ростислав едва сдержался, чтобы не шарахнуться: из соцветия на него смотрело лицо, начисто лишенное глаз, рта, ушей и вообще каких-либо анатомических признаков. На то, что это именно лицо, указывала лишь приблизительная форма содержимого цветка. Присмотревшись, Ростислав увидел, что странная цветочная маска состояла словно из маленьких недоразвитых лепестков зеленого цвета.

«Зачем вы пришли на Остров Лотофагов?» — раздался в мозгу Ростислава вопрос, от которого закружилась голова, такой ужасающей псионической силы он был преисполнен. Лия, охнув, обмякла у Ростислава на руках, а Грэг, наоборот, оживился и подошел к цветку сам.

— Нам нужен Та-Аксе, — сказал Грэг. — Я его знакомый, сообщите ему, пожалуйста…

— Я… — начал было Ростислав, но цветок резко повернулся к нему и передал: «Мы знаем, кто ты, Избранник Ростислав из другого мира. Но мы не знаем, зачем ты пришел, потому что ты и сам этого не знаешь».

Юноша смутился. Действительно, он пошел у Грэга на поводу, совершенно не представляя, зачем он сделал этот выбор — прилететь к лотофагам на их остров.

Цветок повернулся к Грэгу, но теперь следующая мысль явно не предназначалась для Ростислава — он ничего не услышал. Шакмар в ответ только кивнул.

— Что вы с ней сделали? — спросил Ростислав, держа бесчувственную Лию на руках. — Зачем?

«Ворожее опасно общаться с нами, — пояснил цветок, не потрудившись обернуться. — Ей лучше отключить свой мозг на то время, что она пробудет здесь».

Ростислав хотел что-то сказать в ответ, но тут в лесу зашуршали ветки, и из зарослей выступило странное существо, сочетающее, казалось, признаки и животного, и растения. Внешне оно напоминало муравья, вставшего на задние лапы, но челюсти имели не такой ужасающий вид. Всё тело покрывал хитиновый панцирь темно-рыжего цвета, который проглядывал через редкие пробелы в растительном покрове. Существо было словно «одето» в живые растения, а на голове у него распустился цветок подобный тому, который рос сейчас на ветке, лежащей на палубе корабля. Под странным гостем быстро выросло небольшое дерево, подняв его, словно на лифте, на уровень палубы.

— Та-Аксе, — ошеломленно проговорил Грэг. — Что они с тобой сделали…

— Ровным счетом ничего, — свистящим и немного скрипучим голосом проговорил вслух криис. — Просто в таком виде гораздо легче контактировать с лотофагами.

— А… — начал Грэг.

— А на голове у меня — тот, кого можно с натяжкой назвать лидером лотофагов. Его имя звучало бы как Абратос.

— Ты изменился, Аксе, — сказал Грэг.

Криис щелкнул, что могло обозначать смешок.

— Ты тоже, Грэг. В маги выбился…

— Э, извините, что прерываю, — встрял Ростислав, всё еще держащий на руках бесчувственную ворожею. — Но кажется, мы сюда по делу…

Та-Аксе кивнул и сказал:

— Да, я думаю, мы поможем… Но не ради Радужного Города, а ради всего Каенора в целом. Аргаррон метит наверх, а этот мир — лишь первая ступень для него.

— А как? — спросил Грэг. — Честно говоря, я, когда принял твое послание, не представлял, чем ты сможешь помочь.

— Какое послание? — спросил Ростислав. — Я, похоже, становлюсь самым неинформированным в команде.

— Абратос посредством меня послал сообщение Грэгу, что лотофаги могут оказать Избраннику помощь в его борьбе.

— Но почему? — спросил Ростислав. — Какая от этого польза лотофагам? Разве они не преследуют лишь свои цели всегда и во всём?

«Считай, что цели лотофагов и квостров на время пересеклись. — Цветок на голове Та-Аксе шевельнулся, начиная раскрываться. — Но мы должны убедиться, что ты именно тот, кто нам подходит».

— Но как?

Абратос распустился полностью и спросил, проигнорировав вопрос: «Ты согласен?»

Ростислав вздохнул. Похоже, за любую помощь тут придется расплачиваться очередными испытаниями.

— Согласен, — сказал он. — Только скажите, сколько это займет?

«В реальности — минут десять», — ответил Абратос, после чего к Ростиславу протянулись гибкие лианы-щупальца, обвившие ноги, тело, руки. Грэг с молчаливого согласия парня принял у него с рук на руки бесчувственную ворожею и ободряюще улыбнулся.

Последнее щупальце обвило Ростиславу голову, а на конце его вырос цветок-лотофаг.

«Приготовься, Избранник», — прошелестел Абратос в мозгу парня.

«Готов», — мысленно ответил тот, а в следующее мгновение мир закружился и исчез…

8

Образы… Поток сумбурных видений, чьи-то лица, всполохи, абстрактные фигуры и события прошлого… Ростислав не чувствовал своего тела, не в состоянии был закрыть глаза или отвести взгляд. Это было словно во сне, но проснуться он тоже не мог, как ни старался. Калейдоскоп угнетал, Ростиславу до смерти хотелось пошевелиться, но ничего не получалось.

Перед взором пронесся образ Аргаррона в виде огромного черного гарра, потом в виде человека в аккуратном черном костюме. Ростиславу почему-то казалось, что эти облики далеко не единственные среди масок архидемона.

«Враг, — тут же подумал Ростислав. — Враг, враг, враг… он убивает ради власти, его слуги убили моих родных и похитили их души… это враг, я должен убить его…»

Словно молния ударила в сознании… Ростислав обнаружил, что сидит в поезде, идущем куда-то по темному тоннелю… напротив него сидит Проводник из предыдущего сна-испытания, в вагоне больше никого нет…

— Что тебе надо? — спросил Ростислав.

— Вопрос в другом. — Проводник улыбнулся, показав клыки. — Вопрос в том, что тебе надо, Ростислав.

— Но…

— Посмотрим на дело с другой стороны… — Проводник прервал речь, так как поезд пронесся через какой-то мост и звуки движения всё равно заглушили бы его голос. — Так вот, посмотрим с другой стороны… По-твоему, кто виноват во всех нынешних неприятностях?

— Ну… Аргаррон? — Ростислав неуверенно высказал самый напрашивающийся ответ.

— Ты такой предсказуемый… — Проводник закинул ногу на ногу. — А ведь желание летать было твоим. И благодаря тебе Аргаррон вырвался на свободу.

— Моим желанием не было попадать в чужой мир, — не сдавался Ростислав. — К тому же, если бы я знал, что из себя представляет тот, кого я спасаю в собственном дворе, я бы еще трижды подумал, вытаскивать меч или нет… К тому же, если не я, кто-нибудь еще помог бы…

— Оправдания. — Проводник философски возвел очи горе. — Да, твое благородство и желание помочь ближнему делают тебе честь, но и за свое желание ты ухватился сразу…

— А что такого? — спросил Ростислав. — Предлагают, так бери. Кто же откажется от исполнения желания?

Проводник расхохотался:

— Какой же ты еще мальчишка…

— Это почему? — обиделся юноша. — Ты, между прочим, одного со мной возраста.

— Вдвойне мальчишка, — сказал Проводник. — Ты думаешь, что мужчина — это возрастная планка?.. Или факт того, что тебе удалось овладеть женщиной?

— А что же тогда, если не это?

— Вот! — Проводник воздел палец. — Пока ты не поймешь этого сам, ты так и останешься мальчишкой в сердце своем. Ребенком.

Ростислав вскочил.

— А ты меня не учи! Тоже мне, нашелся…

— Ну, ну, — примирительно поднял согнутые в локтях руки проводник. —Я не тот Проводник, который явился тебе по команде Аргаррона… Я лишь образ в твоем разуме.

Ростислав не успел ответить, перед глазами снова замелькали образы, и словно вся жизнь потекла перед глазами…


Тесно… тяжело двигаться вперед, и сил почти нет… но стенки пульсируют, проталкивая вперед, к свету, такому страшному и непонятному… Вот какая-то сила подхватывает и поднимает вверх, к белому, ослепительному свету… Легкие, не привыкшие к воздуху, болят… Голоса, тогда еще непонятные, и теплые, ласковые руки…

— Это мальчик…

— Мы назовем его Ростислав…


Позже. Намного для ребенка, но краткие несколько лет для взрослых… Дискомфорт от первых очков, что надевают на нос еще в детском саду. Ростик по мере сил пытается скрывать, что плохо видит… Потом это становится невозможным…


— И откуда в детях столько злобы? — спрашивает мама, смазывая йодом ссадины сына, которого избили в школе просто потому, что он оказался не такой, как все, и не захотел подстраивать учительнице пакость. — И очки разбили зачем-то…

Ростик не отвечает. Как объяснишь маме, что времена изменились и среди детей в школах устанавливаются те же понятия, что и на улице?


— Да ты посмотри на себя! — смеется Наташка из параллельного класса. — Кожа да кости, очки что фары у «КАМАЗа»… придумал тоже — «в кино»…

Ростислав, захлебнувшись плачем, резко разворачивается и уходит, отказываясь понимать, зачем она так, при всех…


— Не можешь быть сильным, будь умным, — говорит отец, уходя на работу. — Потому что слабые и глупые погибают… Если тебя заберут в армию, тебе конец. Ты слишком слаб физически и слишком честен.

После этого семиклассник Коротков выбивается на четверки, а после и вовсе становится отличником.

Потому что для того, чтобы быть сильным, пришлось бы драться.


«Хватит!» — мысленно крикнул Ростислав, прерывая поток видений. — «Я не хочу вспоминать всё это!»

«Ты убегаешь?» — спросил чей-то голос из образовавшейся вокруг пустоты.

«Да… Нет… я не убегаю от прошлого… Я просто… не хочу всё это вспоминать, это больно…»

«Ты ведь до сих пор не веришь в себя…»

«Я верю…»

«Не обманывай сам себя… Ты просто хочешь всем доказать, что тоже на что-то способен, что ты особенный. И Каенор подходит для этого, как ничто другое».

«Какое значение имеет мотив, если результат будет сходным?»

«А он не будет… Мотив имеет очень большое значение, если имеешь дело с существами такого уровня, как Аргаррон».

«Как же быть?»

«Почему ты спрашиваешь меня? Ты должен спрашивать себя».

«Я не понимаю»

«Это плохо, когда не можешь понять себя».

«Помогите мне…»

Голос, отвечающий Ростиславу, приобрел интонации многоголосого шепота:

«Если мы тебе поможем, это может тебе не понравиться… Кроме того, ты лишишься одной из своих свобод».

«Это плата?»

«Можно сказать и так. Но в твоем нынешнем состоянии ты никогда не одолеешь архидемона. Ты должен был закончить обучение, но ты сам отказался от этого пути, пытаясь спасти жизни, которые должны были быть принесены в жертву этому времени…»

«А что вы собираетесь делать со мной?»

«Один из нас, а значит и все мы, будем в твоем теле. Но учти, что это на всю жизнь».

Ростислав не нашелся что ответить.

«Мы сейчас вернем тебе сознание, — прошелестел хор голосов. — Ты сможешь отказаться вплоть до того момента, когда цветок распустится. После этого пути назад не будет».

На Ростислава накатило ощущение падения, потом он снова начал чувствовать свое тело и открыл глаза. Он висел, обнаженный, среди нагромождений зеленых стеблей, листьев и соцветий, надежно поддерживаемый гибкими лианами за руки, ноги и крылья. Вокруг царил полумрак, растения двигались словно живая река из растений, заплетаясь вокруг Ростислава в странный узор. Тот не пытался сопротивляться, но всё же ему было несколько не по себе.

Растения сплетались вокруг тела юноши, и тот немного дрожал от холодных и немного влажных прикосновений. Он чувствовал, как стебли скользнули вдоль конечностей, позвоночника, оплели грудь и шею. Листья, словно одежда, облепили тело, оставив открытыми голову, кисти рук и перепонки крыльев. Перед лицом юноши медленно поднялся стебель, на конце которого раскачивался бутон, похожий на тот, что Ростислав видел на корабле.

«Страшно-то как, — подумал юноша. — Но я должен… должен согласиться».

Цветок медленно раскрылся, повернувшись к Ростиславу. Тот вздрогнул, когда увидел там подобие своего собственного лица. Цветок качнулся вперед, словно пытаясь поцеловать Ростислава, и тот, не выдержав, оглушительно заорал от страха. Лотофаг тем временем прикоснулся к лицу парня, обняв его голову лепестками и заглушив крик, после чего мысли Ростислава закрутились в сумбуре образов, голосов и еще чего-то неуловимого, после чего сознание снова быстро погасло.


«Ростислав, очнись», — прозвучал в мозгу юноши мягкий голос, сопровождаемый почти неуловимым шелестом.

— Ростислав, очнись, — пробился откуда-то голос Лии, будто вторивший первому.

Юноша открыл глаза. Он лежал на палубе их корабля, под головой у него было что-то мягкое, очевидно скатанная одежда или одеяло. Рядом, привстав на одно колено, стояла Лия, и на ее лице были видны дорожки от слез. Краем глаза Ростислав заметил Грэга, который стоял возле пульта и что-то бурчал под нос. Судя по тому, что за бортом медленно плыли облака, с Острова Лотофагов они уже улетели.

Ростислав сел, взявшись одной рукой за лоб. Голова немного кружилась, но в целом другого дискомфорта не было.

— Ростик! — Лия, всхлипнув, прильнула к юноше. Тот обнял ее, несильно прижал к себе.

— Ну, тихо, — сказал он. — Со мной всё в порядке, правда.

— Ты изменился, — заметила Лия, чуть отстранившись. Ростислав оглядел себя. Растительная одежда никуда не делась, красивым узором сплетаясь по всему телу в сплошной покров, похожий чем-то даже на доспехи. Юноша потрогал свою новую одежду рукой. Листья оказались довольно упругими, приятными на ощупь и шуршали, как штормовка.

«Приветствую, Избранник Ростислав! — раздался голос в голове. — Как тебе твой новый покров?»

— Мм… А ты кто? — спросил Ростислав вслух, а когда Лия подняла на него полный удивления и страха взгляд, пояснил ей: — Это лотофаг во мне… он со мной говорит.

Лия взяла Ростислава за руку и сжала ее.

— Ростик, это же навсегда…

«Я могу убрать покровы, — пояснил лотофаг. — Полностью или частично, когда захочешь. Впрочем, почти все выделения твоего тела поглощу я, так что тебе не понадобится вылезать из одежды…»

«А имя у тебя есть?» — мысленно спросил Ростислав.

«Да, конечно, оно прозвучало бы как Мирлас».

«Мирлас, а что имел в виду Абратос, когда говорил, что надо будет пожертвовать свободой?»

«Ну, хотя бы то, что я слышу все твои мысли без исключения…»

Ростислав вздрогнул. По его личному мнению, некоторые из его мыслей никак не касались посторонних.

«Не беспокойся, — передал лотофаг. — Мне совсем неинтересна твоя личная жизнь, равно как и тебе вряд ли будет интересен технический процесс цветения и опыления»

Юноша улыбнулся. Похоже, рассказы родителей о «тычинках и пестиках» обретали для него новое значение.

— Ну как? — спросила Лия.

— Его зовут Мирлас, и он настроен дружелюбно, — ответил Ростислав. — Правда, пока не знаю, какого рода помощь он мне окажет. Да, и насчет твоего вопроса — он может убрать покровы по первой просьбе.

— Он закрывает твой мозг от псионики, — сказала Лия. — Я больше не могу общаться с тобой мысленно.

— Не скажу, что сильно переживаю, — сознался Ростислав. — Ты иногда меня заставала врасплох…

«Ну что, хочешь проверить свою новую защиту? — спросил Мирлас. — И можешь мне отвечать мысленно».

«Чуть позже, — ответил Ростислав. — Я… немного освоюсь, ладно?»

«Конечно».

Корабль тем временем пролетел сквозь облако, и Ростислав улыбнулся бодрящей прохладе. У него в мире полет в облаках был бы связан с ужасным холодом, но в Каеноре слой теплого воздуха был довольно толстым и холодать начинало только в районе слоя перистых облаков, а вблизи Великой Бездны, наоборот, начинало немного теплеть. Какова температура за покровом облаков, никто не знал. Проводимые ранее исследования не увенчались успехом, так как тросы, опущенные вниз, резко рвало во все стороны, после чего привязанный зонд мгновенно отрывался. Изредка за тросом утягивало и корабль незадачливых исследователей. Гипотез об обитающей в Великой Бездне Силе ходило множество, но ни одну доказать не представлялось возможным: даже заклинания были бессильны проникнуть за нижний облачный покров.

Ростислав подошел к Грэгу и спросил:

— Ты знал, что так будет?

— Понятия не имел. — Шакмар пожал плечами. — Прости, если что не так…

— Да ничего, я сам согласился, — сказал Ростислав, улыбнувшись. — Абратос, прежде чем начать, спросил мое мнение…

— Если то, что я слышал о твоем чувстве долга, верно то ты согласился бы и на пасть маргаррата, если бы это вдруг понадобилось для дела, — буркнул шакмар. — А теперь ты всю жизнь останешься в обществе лотофага.

— Не вижу в этом ничего такого страшного. — Ростислав дернул крыльями.

«Ростислав, — вмешался Мирлас, — я в любой момент могу полностью покинуть твое тело, только скажи».

«Но Абратос говорил…»

«Абратос проверял тебя, — перебил лотофаг. — Ты не замечаешь очевидных фактов».

— Мирлас говорит, что может покинуть мое тело в любой момент, — сказал Ростислав Грэгу.

— Да? — удивился тот. — А мне Та-Аксе сказал, что его тело Абратос покинуть не может.

«Ты слышал?» — мысленно спросил Ростислав.

«Да, конечно, — ответил лотофаг, причем, судя по прислушивающемуся шакмару, эти беззвучные слова предназначались и для него. — Тут возможно два варианта: либо Та-Аксе просто обманул Грэга, чтобы тот не уговаривал его улететь с острова, либо Абратос слился с криисом на радикально ином уровне, чем я с тобой».

«Даже так… Что ж, учтем».

Подошла Лия и обняла Ростислава крылом. Тот улыбнулся.

— Ты теперь такой странный на ощупь, — сказала девушка, — мягкий и бархатистый.

— Наверное, похоже на твои перья. — Ростислав повернулся к ворожее и обнял ее за талию.

— Эй, голубки, — сказал Грэг, — куда полетим, скажите лучше.

— А куда мы летим сейчас? — спросил Ростислав.

— Ну, сейчас просто возвращаемся от Острова Лотофагов на исходную позицию, — сказал шакмар. — Но надо будет решить, куда дальше, к карликам или к шакмарам.

— К Братству, — уверенно заявил Ростислав. — Теперь у меня есть пара сюрпризов для Аргаррона.

«О каких сюрпризах идет речь? — неслышно спросил Мирлас. — Я же тебе еще ничего не показал и не рассказал!»

«Уверен, что ты меня не разочаруешь», — кинул ответную мысль Ростислав.

«А когда приступим к занятиям?»

«Думаю, этой ночью».

— Хорошо, к Братству так к Братству, — сказал шакмар и немного изменил курс. — Только, боюсь, нам придется прорываться с боем.

— Не придется, — уверил его Ростислав. — Аргаррон ведь сказал, чтобы я прилетал один, вот я и прилечу один.

— А я? — спросила Лия. — А Грэг?

— А вы будете меня ждать, — пояснил Ростислав, потом спешно добавил, видя, что его друзья собираются спорить: — Сами посудите: так мне понадобится рассчитывать только на себя и Мирласа, а с вами мне придется всё время оглядываться назад. А так у меня останется надежное прикрытие тылов в вашем лице. Кроме того, я себе никогда не прощу, если с тобой или Грэгом что-то случится.

Лия вздохнула и посмотрела Ростиславу в глаза так, как умеют смотреть только девушки в глаза влюбленных в них юношей. Обычно от такого взгляда парни оказываются полностью во власти своих возлюбленных. «Влюбленный юноша» вздохнул и снова обнял Лию, вплотную притянув к себе.

— Прости, — шепнул он. — Но я просто не позволю тебе рисковать. И если ты не согласна делать так, как я говорю, я немедленно лечу обратно в Радужный Город…

— Ну хорошо, как скажешь, — сдалась Лия. — Только и ты на рожон не лезь, хорошо?

— Конечно. — Ростислав постарался, чтобы это звучало наиболее убедительно. — Мне же тоже хочется жить.

Лия не ответила и прижалась к юноше…

Корабль летел по направлению к полыхающему вдалеке зареву — острова карликов горели перед армиями Аргаррона.


Армада Грамба покидала острова карликов. Переоборудованные в кратчайшие сроки острова и летучие корабли, дирижабли и целая армада вертопланов. Карлики-предатели должны были за пару недель научить приставленных к ним гросков управлять сложными машинами. Армия, угрожающая Алашому и квострам, почти не выросла в числе из-за неизбежных потерь, но зато стала гораздо лучше оснащена технически.

— Теперь армия втрое сильнее, — сказал Император, стоя позади Аргаррона на новом флагманском острове. — И уже ничто тебя не остановит. Полагаю, сейчас самое время ударить по шуолам и квострам.

— Да, друг мой. — Архидемон кивнул. — Лорд Деймос позаботится об остатках Братства, а мы летим на Алашом.

— А если сюда прилетит Избранник? — спросил Император. — Лорд Деймос может и не справиться…

— Не недооценивай лорда, дружище, и не льсти Избраннику. — Аргаррон обернулся к Императору и ободряюще похлопал его по плечу. — Деймос служил мне еще до твоего рождения…

— Дашь мне повоевать на Алашоме? — спросил Император. — А то сабля к ножнам приросла…

Аргаррон расхохотался.

— Хорошо, поведешь армию… Но только особенно не нарывайся на клинки, заменить тебя некем.

— Самое то. — Гарр улыбнулся. — Спасибо.

Острова и машины армады постепенно отдалялись от растерзанных Островов Братства. После прорыва периметра и взятия нескольких крепостей карлики сломались. Разумеется, гордые воины Братства Молота не сдались. Они просто кончились. Аргаррон со товарищи разметал и воздушный флот, и наземные армии, и даже части народного ополчения, спешно собранные с подачи Боргара. Последних на земле встретил сам лорд Деймос, который за какие-то пару часов в одиночку посеял среди ополченцев настоящий кровавый ужас.

Аргаррон смотрел на дымящиеся руины, оставшиеся от городов Братства Молота. Когда-то цветущий край уродовали шрамы пепелищ и дымы пожаров. Гроски и гарры сейчас занимались грабежами и разбоем, запасая продовольствие для армий, а также добро для вывоза на Грамб. Цвет нации карликов полег на полях сражений, некоторый мизер принял сторону архидемона, а большую часть детей, женщин и стариков, оставшихся в городах, Аргаррон приказал положить на алтари.

Архидемон был доволен. Последние несколько часов сила текла в него сплошным потоком, и он уже чувствовал себя в силах сокрушить хоть самого Архимага со всем Советом магов в придачу.

— Передай по Эху Тьмы лорду Деймосу, чтобы был готов встретить Избранника, — сказал вдруг Аргаррон, и Император, который было задумался о предстоящем штурме Алашома, спросил:

— Почему ты думаешь, что он прилетит?

— Уже могу почувствовать, — сказал архидемон. — Только передай Деймосу, чтобы взял его живым. Мне нужен он целый, а не только душа. Ясно?

— Да, Повелитель. — Император кивнул и спрыгнул с башни, чтобы отдать инструкции операторам Эха Тьмы.

Аргаррон прикинул в уме шансы недоучки-подростка против лорда Деймоса и усмехнулся. По всему выходило, что у Избранника нет ни единого шанса.


Ростислав, размеренно взмахивая крыльями, летел над выжженной землей. Руины, пепелища и молчаливые колонны поднятых некромантией зомби, бредущих в глубь острова, — вот и всё, что осталось от когда-то цветущего края. Остров Горнагар представлял собой жалкое зрелище после того, как по нему прошлись сначала гарры, а потом гроски и жрецы архидемона.

«Боже мой, — думал Избранник, — и это всё из-за меня… И сколько еще погибнет, если я не остановлю архидемона…»

«Ростислав, — услышал он голос Мирласа, — не вини себя, ты не мог знать последствий тогда. А сейчас делаешь всё, что от тебя зависит».

Юноша вздохнул. Всю ночь они с Мирласом тренировались, проверяя результат их слияния, и Ростислав остался доволен. Растительная одежда служила и броней, и защитным костюмом от кислот и газов, холода и жары. Правда в последнем случае приходилось пить много воды, но, как подумал Ростислав, долго бродить по пустыне и не придется. В своей броне он теперь стал сильнее и проворнее, а лотофаг служил ему чем-то вроде «бортового компьютера» в голове. С таким «нарядом» Ростиславу стала не нужна экипировка, за исключением оружия. Сейчас на нем висел его обычный набор: два самострела, небольшой и удобный жезл с молниями и конечно же меч Огнекрылого.

Впереди показались развалины самого большого города карликов, вокруг которого зомби выстраивались ровными квадратами и замирали. Четкость движений и неподвижность в строю заставили бы позеленеть от зависти кремлевских курсантов и английских гвардейцев.

«Как ты думаешь, лорд Деймос там, в городе?» — спросил Мирласа Ростислав, не отрывая взгляда от жуткого войска. У многих зомби внизу были ружья и карабины, но юноша не беспокоился: низшая нежить не могла разглядеть его благодаря несложному заклятью маскировки.

«Больше негде, — отозвался лотофаг. — Это можно определить даже невооруженным глазом: во-первых, сюда стягиваются мертвяки, во-вторых, сгоняют пленников…»

«Где?»

«Вон, смотри… правее… еще немного… вот».

Ростислав увидел колонну, непохожую на остальные. Вооруженные зомби шли только по бокам, а основную массу составляли живые карлики. Преимущественно женщины, дети и старики. Изредка кто-то в панике выбегал из строя, и зомби тут же открывали огонь по ногам. Обездвиженного пленника взваливал на плечо какой-нибудь мертвяк и нес дальше.

Ростислав скрипнул зубами. Что ожидает этих несчастных, представить было нетрудно.

«Если только я не помешаю», — подумал юноша, немного увеличив темп.

«Как ты думаешь, почему тебя еще не обнаружили и не пытаются перехватить? — спросил Мирлас. — И вообще, даже крылатых патрулей нет?»

«Ну, одно из двух. Либо мое заклинание такое хорошее, что скрывает меня от вражеских глаз целиком и полностью, либо меня попросту заманивают в ловушку».

«Вот, — сказал лотофаг. — Ты начинаешь понимать».

«А наплевать. — Ростислав начал снижаться к остаткам цитадели, которую теперь восстанавливали рабочие команды зомби. — Если они меня ждут, то считай, что они меня дождались».

«Ну сам смотри…»

Ростислав приблизился к какой-то боковой башне и приземлился на посадочной площадке. Одинокий гроск, стоящий на страже, мирно похрапывал. Через минуту он уже спал вечным сном со стрелой в горле, а Ростислав, перезаряжая арбалет, пошел вниз. Винтовая лестница вывела парня во внутренний двор, где гроски и зомби сжигали какой-то мусор и занимались хозяйственными делами. Все изумленно уставились на Избранника, одетого в листья и стебли, вооруженного до зубов и с холодной решимостью на лице.

— Избранник! — прорычал какой-то гроск с нашивками на кожаных наплечниках. — Герругхай, твою мать, бегом за Деймосом! Остальные, к бою!

У него уже складывалась в уме картина: лорд Деймос собственной персоной награждает его, старшего интенданта Маругха, за то, что он собственными руками захватил самого Избранника…

Ростислав вскинул вторую руку и всадил стрелу в лоб ближайшему зомби. Тот не обратил бы на это внимания, будь стрела обычной, но всё оружие квостров отличалось одним свойством — оно всегда было зачаровано мощной магией Света, позволяющей поражать неуязвимых для обычного оружия врагов. Мертвяк захрипел, схватился за вспыхнувшее древко, после чего загорелся весь сам и упал. Через четверть минуты от него не осталось даже пепла.

Три гроска, включая старшего интенданта, вскинули ятаганы и кинулись вперед. Еще около десятка зомби, схватив ближайшие предметы, могущие сойти за оружие, тоже двинулись на Ростислава. Один гроск, совсем подросток, опрометью кинулся к двери, противоположной той, из которой появился Избранник, призывая помощь. До двери он не добежал: Ростислав успел всадить ему между лопаток стрелу со второго арбалета. Перезаряжать оружие времени уже не было, и он повернулся к нападавшим, вытащив меч.

Ростислав протянул вперед невооруженную руку ладонью вперед и сказал короткое слово. Зомби замерли, намертво прилипнув к земле, и гроски на всех парах пролетели мимо них, оказавшись перед Избранником лицом к лицу. Он взмахнул мечом — и первая рогатая голова покатилась по двору. Второй гроск отмахнулся ятаганом, но волшебный меч перерубил вороненую сталь, словно тростинку, и, продолжив свой путь, мимолетно коснулся груди. Гроск споткнулся и, едва удержав равновесие, изумленно уставился на обломок своего меча, потом перевел взгляд на свою грудь, где из разреза на кожаном нагруднике сочилась темная кровь. Следующий удар отправил его голову вслед за первой.

Старший интендант Маругх не сразу сообразил, что остался один. Он смог увернуться от выпада Ростислава, но сам удар нанести всё равно не успел. Избранник показал на гроска пальцем, с которого сорвалась голубая молния, зажарив интенданта на месте. После того как обугленное тело упало на пол, Избранник методично порубил всех прилипших к полу зомби в куски и уже собрался было следовать дальше, как во двор с криками, гиканьем и рыком ввалился большой отряд гросков, гремящий тяжелыми доспехами и оружием.

Ростислав махнул рукой по широкой дуге, метнув во врагов веер огненных стрел. Несколько гросков упали с прожженным брюхом, но остальные, будто и не обратив на гибель сородичей внимания, продолжали нестись вперед.

Взметнулись ятаганы и топоры, мелькнули острые наконечники копий и гизарм. Ростислав ушел в сторону, откатив волшебным мечом несколько клинков и копейных ал, потом сам пошел в атаку. Меч Огнекрылого крушил доспехи и плоть практически как ничто. Не прошло и минуты, как на полу лежало уже больше десятка тел, и одинокий боец стал теснить целый отряд. Просвистела шальная стрела и больно ударила в плечо, не пробив растительную броню. Это был уже не первый случай, когда сталь отскакивала от хрупких на вид листьев, но следовало беречь голову — для формирования шлема требовалось время, а заранее Ростислав побеспокоиться забыл.

От подлого удара сзади его предупредил Мирлас, послав четкое чувство опасности. Юноша пригнулся, и шестопер вместо незащищенной головы ударил в крыло, надежно прикрытое щитком-листом. В следующий миг владелец шестопера получил клинком в живот и осел на плиты двора. Ростислав кружился с мечом, пока не обнаружил, что гроски спешно пятятся. А через короткое время из той же двери во двор шагнул сам лорд Деймос, облаченный в неизменные красные латы, с огненным мечом в руке. Он молча поднял оружие двумя руками и неспешно пошел к Ростиславу, который выставил свой меч, полыхающий золотым огнем. Гроски спешно расступались перед слугой Аргаррона, а юноша невольно шагнул назад. Лорд Деймос, лязгая ножищами, медленно приближался. У Ростислава пробежал холодок по спине. Могучий воин, ростом два с половиной метра, нависал над сравнительно щуплым Ростиславом как гора. Тот вообще ощущал себя маленьким и жалким по сравнению со своим противником, но страх не сковывал конечности и не заставлял дрожать. Мирлас, контролируя выделение некоторых гормонов в организме парня, не позволял страху, вызванному Деймосом, парализовать Избранника.

— Лорд Деймос, — сказал Ростислав.

— Избранник, — прогудел тот в ответ.

— Я пришел за родителями. — Ростислав крутанул меч. — Если ты мне их отдашь, я не убью тебя.

Лорд Деймос молча взмахнул мечом. Ростислав выставил навстречу свой, уперевшись ногами. В следующий миг юноша отлетел к стене, едва не сломав крылья, а его противник быстро пошел вперед. Избранник, поднявшись, болезненно поморщился — от удара Деймоса онемела рука. Ростислав переложил меч в левую, на пробу взмахнул. Вроде было нормально.

От следующего удара он ушел отточенным движением, разученным еще в Радужном. Страшный меч Деймоса, обдав жаром, прошел в каких-то сантиметрах от лица Ростислава. Тот, сделав пируэт, вскользь прошелся лезвием по боку врага, разрезав плащ, но красный доспех выдержал скользящее попадание волшебного меча.

Деймос с быстротой, которую трудно было от него ожидать, развернулся, выставив меч. Огненное лезвие прочертило в воздухе дугу, застав Избранника врасплох, но тот, вопреки ожиданиям лорда, не попал под удар, а каким-то немыслимым образом ушел вниз и вправо, удивленно выкрикнув нечто вроде «Мирлас!» Лорд прогудел несколько слов, после чего его движения стали еще быстрее и четче, а Ростислав был вынужден уйти в глухую защиту. Впрочем, он быстро распознал примененные чары быстроты и успел бросить контрзаклинание в самый неподходящий для Деймоса момент. Огромного воина занесло, и его меч вместо четкой атаки врезался в стену, выбив сноп искр и войдя в нее где-то на треть. Лорд зарычал и потянул клинок на себя. Тот начал вылезать, но слишком медленно: Ростислав уже был тут как тут и, издав торжествующий вопль, воткнул меч Огнекрылого в бок Деймоса. Сверкающее золотым огнем лезвие со скрежетом погрузилось в тело, а из раны вырвался яркий свет. Лорд Деймос издал ужасающий рев и, выпустив свое оружие, резко развернулся. У Ростислава вырвало из рук меч, который остался в боку Деймоса. Лорд шагнул вперед. Из его перчаток выдвинулись устрашающие шипы, по которым пробежали искры такого же огня, каким ранее полыхал его меч.

Ростислав, повинуясь какому-то импульсу, встал в боевую стойку, словно собираясь драться с закованным в броню призраком голыми руками.

«Попробуем», — прозвучал в голове юноши голос Мирласа, и на руках Избранника из листьев и стеблей сформировались боевые перчатки с шипами не хуже, чем у Деймоса, только не из металла, а похожие на шипы, скажем, роз. Вот только была у Ростислава уверенность, что прочностью эти шипы ничуть не уступают стальным…

Гроски, наблюдающие за поединком, увидели, как лорд Деймос, коего они почитали неуязвимым, сначала получил мечом, а потом был вынужден вступить врукопашную со щуплым на вид пареньком. Урядник повернулся к одному из своих и сказал, подкрепив слова увесистым пинком:

— А ну на склад за арбалетами, быстро!

Гроск резво бросился по лестнице.

Ростислав, дерясь с Деймосом практически голыми руками, сам поражался тому, какими легкими и отточенными получаются движения. Шипы еще ни разу не коснулись ни одного из противников, но Деймос явно сдавал: из раны на боку, откуда лорд успел вытащить меч Огнекрылого, лился зеленоватый свет, а движения лорда становились всё скованнее. Видимо, волшебный клинок нанес ущерб не только оболочке, но и сущности Деймоса.

Лорд, явно пытающийся загнать Избранника в угол и задавить массой, начинал свирепеть. Глаза под забралом разгорались всё ярче, а движения становились резче. Ростислав, в свою очередь, всё меньше атаковал сам, потому что под бешеным натиском врага ему приходилось всё время уворачиваться от сокрушительных ударов, блокировать которые не представлялось возможным ни под каким видом. Постоянно промахивающийся Деймос уже наделал выбоин в стенах, снес какой-то столб и бочку для дождевой воды. Ростислав, отступая, прекрасно понимал, что бесконечно уворачиваться от ударов он не сможет. А если хоть одна из атак лорда увенчается успехом, всё будет кончено. Юноша уже повторял про себя заклинание, чтобы в решающий момент метнуть его в Деймоса, но вдруг почувствовал, как крылья и спина уперлись в стену и стальной кулак с шипами тут же врезался в грудь. Ростислав явственно услышал, как хрустнули его ребра, но шипы, к счастью, застряли в растительной броне. Более того, руку Деймоса так и заклинило в нагрудном доспехе юноши. Ростислав протянул руку в сторону и сказал заклинание телекинеза. Меч Огнекрылого прыгнул в руку, и Избранник, заорав от боли в груди, изо всех сил воткнул меч в забрало лорда Деймоса.

Из всех сочленений лат полыхнуло ядовито-зеленым, после чего слуга Аргаррона медленно осел на пол. Меч Огнекрылого так и остался торчать из его шлема, но юноша не выпустил оружия. Последней на землю сползла рука Деймоса, шипы которой выпали из поврежденного нагрудника Ростислава.

Только сейчас победитель позволил себе рухнуть на колени, хватаясь за грудь. Боль была ужасной, несмотря на защиту Мирласа. Каждый вздох вызывал новые приступы боли, очевидно, сломалось или треснуло несколько ребер.

«Треснули, — передал информацию Мирлас, который уловил размышления Избранника. — Убрать боль?»

«Да, убери», — попросил юноша. Дышать сразу стало легче, и он вытащил меч из тела лорда Деймоса.

«Кто мог знать, что могучий лорд Сил Тьмы закончит очередную инкарнацию вот так, — съехидничал Мирлас. — От руки подростка из другого мира и лотофага…»

Ростислав не успел ничего сказать: меч вдруг сам собой вскинулся, увлекая за собой руку, и отбил выпущенную из арбалета стрелу. Он увидел, как стоящие в дверях гроски расхватали принесенные одним из солдат арбалеты и спешно их взводили. Юноша не стал дожидаться, пока они выпустят еще десяток стрел, и бросился вперед.

В короткое время меч собрал обильную жатву среди отряда гросков, остатки которого без оглядки бросились прочь, а последний воин, скуля, забился в угол, прикрыв рогатую голову лапами.

Ростислав приставил лезвие к его затылку и сказал:

— Вставай.

Он тяжело дышал. Бой с Деймосом вымотал его, а ребра, хоть и не болели, но всё равно мешали глубоко вздохнуть. К тому же кружилась голова от запаха крови и вывороченных внутренностей. Ростислава немного мутило со всего этого, но, к счастью, от прежней мягкотелости в нынешнем Избраннике осталось довольно мало.

«Исцелись, — сказал Мирлас. — А то получишь еще осложнение какое-нибудь».

«Я забыл заклинание для костей, — мысленно отозвался Ростислав, но в памяти мгновенно всплыла нужная формула. — Спасибо, Мирлас».

«Не за что. Это же твоя память».

Избранник произнес несколько слов, взывая к созидающей магии Света, после чего тело на несколько секунд заволокло мягко светящимся голубым туманом. Когда тот рассеялся, оставив после себя уже ставший привычным запах озона, ребра были полностью восстановлены.

— Где Деймос хранил захваченные души? — спросил Ростислав, несильно ткнув гроска мечом. — Считаю до трех. Раз…

— Не знаю… — заскулил гроск.

— Два!

Пленник завыл от ужаса.

— Три!

— Хорошо! — заорал солдат, когда Ростислав ткнул его сильнее и по затылку потекла кровь. — Наверху, в башне!

— Веди. — Избранник убрал оружие, но оставил наготове.

Гроск кивнул и поплелся по лестнице. Ростислава не покидало чувство, что тот ведет куда-то не туда.

«Он тебя в ловушку ведет, — подтвердил его опасения Мирлас. — Прямиком к своим дружкам».

— Стой, — сказал Ростислав, и гроск послушно замер.

«Можешь его допросить?»

«Конечно. Подойди к нему поближе».

Ростислав шагнул вперед, мимоходом подумав, что не успеет поднять меч в случае чего. Впрочем, нужды в таких радикальных мерах не было — от наплечников к гроску очень быстро протянулись щупальца-стебли с бутонами на концах и, раскрывшись, легли на виски не успевшего ничего сообразить солдата. Тот взвизгнул, но быстро обмяк и закатил глаза.

«Покои лорда Деймоса… в другой стороне… там же… где и алтарный… чертог… — медленно выкачивал Мирлас информацию из памяти гроска. — Там, куда он… тебя ведет… около тысячи солдат… на открытой местности».

— Достаточно, — сказал Ростислав, которому стало жутковато от судорожно подергивающегося тела с ниточкой слюны из зубастого рта. — Обездвижь его и пошли.

Стебли оплели голову поплотнее и резко ее крутанули. Раздался хруст.

— Я сказал обездвижить, а не свернуть шею, черт возьми! — резко сказал Ростислав.

«Прости, я немного путаюсь в терминах… — виновато проговорил Мирлас. — В следующий раз буду знать».

«Ладно». — Ростислав вздохнул. Ему не нравилось холодное спокойствие, с каким он убил вражеских солдат, зомби и Деймоса. Как он ни искал, но всё равно не нашел даже намека на укор совести или чувство вины.

Ростислав запретил себе философствовать до того момента, как он вернется в Радужный Город. Он развернулся и направился вниз, в мрачный заклинательный покой. Вернее, это он сам думал, что придет в мрачную лабораторию, заставленную ретортами, адскими машинами и увешанную скелетами на стенах. Он беспрепятственно добрался до тяжелой незапертой двери и вошел, оказавшись в огромном зале, освещенном висящими на цепях волшебными шарами, излучающими зеленоватое мерцание. Большую часть зала занимали стеллажи, на которых в специальных ячейках были разложены хрустальные шары поменьше, где-то с яблоко размером. Некоторые из них светились или мерцали, другие оставались темны.

«Души», — коротко пояснил Мирлас, а Ростислав подошел к ближайшей полке и присмотрелся. Внутри метался какой-то белесый дымок, иногда складывающийся в подобие лица. Юноша почувствовал, как на голове зашевелились волосы.

«Мирлас, что будет, если я разобью шары?» — мысленно спросил он.

«Скорее всего, они обретут то посмертие, которое заслужили, — ответил лотофаг. — Но я не знаю точно».

«Где же тут мои родители? — сокрушенно подумал Ростислав. — Тут, наверное, тысячи душ…»

Он пошел вдоль стеллажей. Из шаров на него смотрели лица или просто глаза, некоторые оставались прозрачными или темными. Вскоре Избранник, поплутав между полок, добрел до небольшого стола, на котором царил идеальный порядок, стояло несколько реторт и пробирок с неясными жидкостями.

«Посмотри в ящиках, — сказал Мирлас. — Вряд ли Деймос будет держать души твоих родных в общей куче».

«Да, я уже подумал об этом», — мысленно ответил юноша.

Он поочередно открыл все ящики стола, но нашел только книги на непонятном языке, несколько карт и документов, жертвенный кинжал с наложенным на него проклятием, письменные принадлежности и ларец с драгоценностями.

Мирлас больше с комментариями и советами не лез, видимо, и сам толком не знал, что к чему. Ростислав перерыл всё у Деймоса на столе, но так и не нашел ничего похожего на шары с душами родителей. Мирлас мимоходом сообщил, что за дверью топчется огромный отряд гросков и зомби, но почему-то никто не решается войти.

«Наверное, боятся, — предположил Ростислав. — Или же просто не смеют войти в покои лорда, даже когда он мертв».

«Я начинаю сомневаться, мертв ли он, — передал мысль Мирлас. — Он призрак, а призрака трудно убить даже волшебным оружием».

«Не понял, он что, вот сейчас в дверь войти может?» — спросил Ростислав.

«Нет. Ты разрушил его тело, но он может иметь где-то запасное или вселиться в какого-нибудь гроска… В крайнем случае явиться в нематериальной форме».

«В последнем случае, что он мне может сделать?»

«Всё что угодно. Призрак может быть достаточно силен, чтобы и без тела высосать жизнь…»

«Так, а я что сделаю с призраком? Меч поможет?»

«Вряд ли. Вот несколько заклинаний… сейчас, ты их знаешь… вот».

У Ростислава в памяти всплыли нужные формулы. «Спасибо». — Он улыбнулся. Да, он и у себя в мире не отказался бы от такого симбионта — как встроенный в голову ноутбук получается. Не говоря уж об остальных плюсах, даже на государственном уровне.

«Знаешь, лотофаги слишком флегматичны, чтобы нормально сосуществовать с такими, как ты, — отозвался на эту мысль Мирлас. — Это я да Абратос специально изменили сознание… С другой стороны, это могло бы быть интересно».

Дверь в зал медленно отворилась, и на пороге возник лорд Деймос. Вернее, это Ростислав логично предположил, что возникшее в проеме существо было Деймосом. Смутно напоминающее человеческую фигуру облако тумана высотой около двух метров вплыло в зал под зловещий шепот сотен голосов. На призрачном лице горели алым два знакомых злобных глаза.

Сразу потянуло могильным холодом, который, казалось, леденит самую душу. Ростислав подавил в себе желание заорать от ужаса, но даже стараниями Мирласа не удалось подавить весь страх от созерцания истинной сущности лорда Деймоса.

Призрак протянул руки к Ростиславу и пошел вперед. «Магию! — взвизгнул Мирлас. — Ну же, Ростислав!» Тот только стоял, не в силах оторвать взгляд от надвигающейся фигуры. За Деймосом вошли гроски, держась плотным строем и ощетинившись пиками и алебардами, следом прошли флегматичные зомби. А Ростислав всё стоял, загипнотизированный мерцанием глаз Деймоса и парализованный страхом.

Но призрак не стал нападать на Избранника. Он раскинул руки, и шепот, сопровождающий его движение, усилился стократ, а из шаров с душами к нему потянулись багровые и ярко-алые нити магических потоков. Ростислав, привыкший видеть эти потоки голубыми, белыми или золотистыми, поморщился от отвращения: узор, сплетающийся вокруг Деймоса, оказался угловат и уродлив, никакой привычной для Избранника гармонии стихийной магии не было. Как казалось Ростиславу, души в шарах издавали стоны и вопли, когда нити касались их, высасывая силы для безжалостного призрака.

«Ростислав!!! — надрывался в мозгу Избранника Мирлас. — Ну делай же что-нибудь!!!»

Юноша помотал головой, отгоняя оцепенение. Фигура лорда Деймоса на глазах облачалась в такие же латы, какие были раньше. Вокруг него жутким смерчем кружился узор из нитей, а зловещий шепот вкупе со стонами и криками душ, казалось, сводил с ума.

Пока Ростислав сгонял остатки оцепенения, лорд Деймос уже полностью восстановился. Последним штрихом стал новый огненный меч, сформировавшийся из огромного языка пламени, вылетевшего из руки лорда.

Он повернулся к поднявшему свой меч Избраннику и сказал низким голосом:

— Одного мальчишки мало, чтобы победить лорда Деймоса.

Ростислав не ответил, а вскинул руку и метнул в лорда серию убийственных для нежити заклинаний. Лорд развел руки в стороны, и из шаров тут же протянулись нити. Вокруг возродившегося лорда мгновенно образовался волшебный щит, о который разбились заклинания Избранника.

Лорд Деймос на пробу взмахнул мечом.

— Попробуй еще раз, Избранник, — сказал он.

Ростислав вытянул из-за пояса жезл, заряженный молниями, и направил его на стеллажи с душами. В следующий миг ветвистые молнии с грохотом и треском начали бить в шары и полки. Зазвенели осколки, шары лопались с глухим хлопком, словно лампочки, а деревянные стеллажи вспыхивали ярким пламенем. Лорд зарычал и бросился вперед, но Ростислав уже проскользнул в проход между полками и начал, держа жезл над головой, кидаться еще и огненными шарами. Зал осветился грандиозным фейерверком из снопов искр, молний и пламени, а под потолком закружился небольшой вихрь из освободившихся душ, похожих издали на клочья густого тумана, чуть мерцающего в пульсирующем сиянии светильников.

Ростислав бежал, сея опустошение среди «склада» Деймоса, и слышал за собой громыхание закованных в металл ног. Вихрь под потолком всё разрастался, начиная напоминать водоворот или смерч, а стенания стали слышны даже сквозь грохот того хаоса, что учинил Избранник.

Под ноги вдруг попало какое-то нагромождение книг, и юноша, ругнувшись, упал и неловко растянулся на полу. В следующий миг его настиг лорд Деймос и со злобным рыком пригвоздил к полу, насквозь пробив растительную броню и тело… Ростислав успел протяжно вскрикнуть, когда почувствовал, как пышущий жаром меч проходит сквозь него, как вспыхивает кошмарной болью поясница и отнимаются ноги…

А затем опустилась Тьма.


Высоко в небе Каенора, там, где становится по-настоящему холодно и где темно даже днем, висел небольшой корабль из Радужного Города. На палубе было пусто, и только в закупоренной каюте горел свет. Грэг, сидящий возле второго пульта управления, дублирующего тот, что на палубе, вдруг отвлекся от своего занятия и сказал, обращаясь к лежащей на кровати Лии:

— Ростислав в опасности.

— Что? — Ворожея села. — Откуда ты знаешь?

— Мирлас передает через Абратоса и Та-Аксе… Сейчас… — Грэг прислонил ладонь к виску. — Да, лорд Деймос, похоже, одолел Ростислава в битве.

— Надо немедленно помочь! — воскликнула ворожея. — Снижаемся!

— Погоди. — Грэг посмотрел ей в глаза. — Сначала надо всё тщательно обдумать, иначе лучшее, что у нас получится, так это присоединиться к нему в плену.

— Но его наверняка пытают и могут убить!

— Он жив, — сказал Грэг. — Иначе Мирлас бы тоже погиб. К тому же архидемон сейчас далеко, а без него Деймос не посмеет убить Избранника… надеюсь.

— Что мы можем сделать?

— Полагаю, настал момент сбора информации. У нас есть резиденты в окружении Деймоса или Аргаррона?

— Нет, но у нас есть кое-что получше… — Лия, тряхнула руками, разминая кисти перед заклинанием. — Спустись пониже.

— Хорошо. — Грэг кивнул и дернул несколько рычагов.

Корабль начал быстро спускаться, пробивая один за другим несколько облачных слоев. Когда на палубе стало возможно находиться без теплой защиты, дверь в каюту отворилась, и Лия вышла на палубу. Она подняла руки, расправила крылья, обращаясь к воздушной стихии, после чего пропела несложное заклинание.

На палубе примерно через минуту появился сильф, одетый в бледно-голубую тунику, с небольшим ножиком на поясе. Радужные глаза смотрели без характерной для этих духов дурашливости, а на лице пролегло несколько совсем недетских морщин.

— Эаллойенум, — сказала ворожея, — Ростислав в беде.

— А ты кто? — спросил элементал. — Мы с Шаллагартой обещали помочь ему, а не тебе.

— Я… — Лия, казалось, смутилась. Она хотела уже пригрозить духу, но подумала, что Ростиславу это не понравилось бы, поэтому сказала: — Поверь, ему нужна твоя помощь… Вернее, нам с Грэгом нужна, чтобы вытащить его.

— Так вы его друзья? — спросил сильф.

— Ну да, конечно. — Лия вздохнула. — Но если ты не хочешь помогать, я тебя не неволю…

— А что надо сделать?

— Найти Ростислава и разузнать, как он, ну и как ему помочь, если это будет не слишком сложно.

— А если я сам смогу помочь? — спросил элементал, тряхнув прозрачными крыльями несколько раз.

— Как угодно. — Девушка кивнула. — Только не рискуй понапрасну, хорошо?

— Ладно, — пообещал сильф. — Ну, я полетел?

— Удачи. — Лии захотелось погладить сильфа по шелковым волосам, но она сдержалась. Сильф был старше нее, старше ее отца и, как ворожея подозревала, чуть ли не ровесником всего Каенора.

Элементал постоял пару секунд, а потом исчез, превратившись в легкий порыв ветра, неуязвимый и незаметный почти для всех в Каеноре.

9

Первое, что почувствовал Ростислав, — это боль. Болели крылья, болели запястья, а еще спина. Юноша застонал и открыл глаза. Он стоял у каменной стены, распятый грубыми гвоздями за руки и перепонки крыльев, а на животе у него виднелся след от непрофессионально исцеленной сквозной раны. Причем руки были прибиты так, что гвозди проходили и через них, и через крылья. Растительной брони не было, как не было и оружия.

Камера, в которой он находился, представляла собой темное каменное помещение без окон, в котором, правда, было довольно просторно. На противоположной от юноши стене виднелись смутные очертания железной двери, за которой, судя по полоске света, горел факел или масляный фонарь.

Боже мой, подумал Ростислав, как больно… Он попробовал вспомнить исцеляющее заклинание, но обнаружил, что магия блокирована стоящим в углу талисманом на треножнике. Небольшая золотистая сфера только тускло сверкнула, когда заклинание Ростислава бессильно ушло в нее. Что ж, следовало ожидать.

Двинуться не представлялось никакой возможности: юноша стоял на полу у стены, а гвозди, удерживающие его тело, были, похоже, вбиты прямо в камень. Ростислав попробовал дозваться Мирласа, но тот не отвечал.

Юноша вздохнул. Что ж, он проиграл. Лия и Грэг так и не дождутся его в условленное время, наверняка полетят его спасать и сами попадутся в плен. Или же погибнут. От этой мысли запершило в горле, а на глаза навернулись слезы. Он не выдержал и тихо расплакался. Мысль о том, что может пострадать Лия, причиняла еще большие страдания, чем гвозди, тем более что он был сейчас бессилен и не мог ничего предпринять.

Шло время. В камеру никто не приходил, и делать было нечего, кроме как тихо страдать от вбитого в тело железа. Малейшее движение причиняло боль в пробитых руках и крыльях, так что даже расслабить ноги, стоящие на полу, было невыносимо. Утешало одно — бесконечно так держать его не станут, раз не убили сразу и, более того, вылечили смертельное ранение.

Неизвестно, сколько прошло времени, но дверь наконец открылась, впуская внутрь лорда Деймоса, которому пришлось согнуться, чтобы не сбить шлемом притолоку. Ростислав поднял на него взгляд. Лорд выглядел как новенький, двигался даже более непринужденно, чем раньше, — очевидно, внес какие-то изменения в новое тело или же попросту полностью обновился.

— Избранник, — сказал он, и голос прозвучал в камере низко и мощно. — Полагаю, ты понимаешь, почему тебя оставили в живых.

— Конечно. — Ростислав прочистил пересохшее горло и сплюнул. — Тебе надо преподнести меня Аргаррону.

— Ты что-нибудь хочешь сказать?

— Где мои родители? — Лорд хохотнул:

— Меня на твоем месте волновала бы прежде всего собственная судьба. Но раз ты настаиваешь…

Он поднял руку ладонью вверх, и в ней появился тускло светящийся шар, в котором иногда проскальзывали то одно, то другое лицо. В лицах угадывались знакомые с детства черты…

— Подонок, — проговорил Ростислав.

— Я решил, что будет лучше их не разлучать. — В голосе Деймоса звучала издевка. — Но не беспокойся. Как только Аргаррон с тобой покончит, вы все встретитесь.

Юноша промолчал. Продолжать эту дискуссию, доставляя удовольствие Деймосу, он не собирался. Тот положил шар рядом с антимагическим талисманом и сказал:

— Пусть полюбуются на своего сына. Уверен, они тебя узнают.

— А они нас слышат? — спросил Ростислав.

— Да. — Лорд кивнул. — Так что можешь с ними поболтать. Впрочем, ответить они тебе не смогут.

— Зачем?

— Что зачем? — не понял лорд.

— Зачем ты это сделал?.. — Деймос с лязгом дернул плечами:

— Если ты имеешь в виду, зачем я сходил в твой мир, то я всего лишь выполнял приказ. Аргаррон так сказал, а я сделал по его слову.

— Если бы… — Ростислав опять закашлялся. — Если бы ты их не тронул, у вас оставался бы шанс, что я всё брошу и вернусь в свой мир…

— Не льсти себе, мальчик. — Деймос приблизился к Ростиславу вплотную, обдав из-под забрала леденящим дыханием. — Если бы ты мешал Аргаррону или представлял хоть малейшую угрозу, ты не прожил бы и дня после принятия решения о твоей смерти.

Их разговор прервал гроск, который, осторожно постучав в дверь, заглянул в камеру.

— Лорд, по Эху Тьмы Повелитель передает, чтобы Избранника продержали в заточении до его прибытия, но в живом и вменяемом виде.

Деймос кивнул.

— Хорошо. Тогда позовите кузнеца, пусть снимет его со стены, и потом принесите воды и еды.

Гроск поклонился и исчез, а лорд повернулся к Ростиславу.

— Моя бы воля, я бы оставил тебя сохнуть на этой стене, а потом бы сделал отличного рыцаря смерти, пополнив тобой свою гвардию. Но раз Повелитель решил пока что оставить тебя в живых, пусть так и будет.

С этими словами он повернулся и вышел, а через полчаса пришедший гроск вытащил из стены удерживающие Ростислава гвозди, после чего оттащил рухнувшего без сил юношу на чистую и сухую солому в углу. Спустя пару минут пришел другой гроск, который принес миску с едой непонятного происхождения и кувшин воды, после чего оставил Ростислава в одиночестве. Тот, превозмогая боль в руках, проглотил безвкусную пищу и вдоволь напился. Хорошо еще, вода была чистой и холодной, как раз то, что надо.

Ростислав выплеснул остатки воды себе на голову, чтобы немного прояснить мысли, после чего подошел к шарику на треноге с талисманом и взял в руки узилище своих родителей.

— Мама, папа, — сказал он, — я не знаю, слышите ли вы меня… Но если да, послушайте то, что я вам скажу…

Сын начал рассказывать родителям о своих приключениях. Он долго говорил, иногда ловя себя на том, что к горлу подкатывает комок. Но всё же рассказал обо всём или почти обо всём, что касалось его пребывания в Каеноре, пропустив только мелочи, а некоторые моменты упомянув вскользь.

— Очень трогательно, — сказали рядом, и Ростислав чуть не подскочил от неожиданности. Он обернулся и увидел Эаллойенума, который стоял в уголке, облокотившись на стену.

— Ты что тут делаешь? — спросил Избранник.

— Да пришел узнать, как ты.

— А, блестяще, — саркастически проговорил Ростислав. — Трехразовое питание, пятизвездочный сервис и кабаре по вечерам… Господи, ну что за вопросы, Эай!

Эай дернул худыми плечами.

— Лия спрашивала, не надо ли тебе помочь.

— Лия! — воскликнул Ростислав. — Где она?

— Когда я пару минут назад с ней расстался, была на воздушном корабле в некотором отдалении отсюда, — ответил сильф.

— Мне надо выбраться из плена, — сказал Ростислав. — Можешь что-нибудь сделать со сферой-талисманом?

— Я не могу. — Сильф ненадолго задумался. — Но если ты подождешь, я позову Шаллагарту. И учти: мы тогда будем в расчете, понял?

— Хорошо. — Ростислав кивнул. — Хотя я бы предпочел иметь тебя в списке моих друзей, а не должников.

— Я обдумаю, — сказал сильф. — Жди.

С этими словами мальчишка-дух исчез, а Ростислав подумал, куда бы спрятать шарик с душами родителей. Одежду ему так и не дали, Мирлас молчал. И вообще, без магии Избранник чувствовал себя безруким.

Спустя какое-то время на стене стало появляться красное пятно. Сначала Ростислав не понял, что это, потом, подойдя, почувствовал жар и отскочил: камень на глазах раскалялся и плавился. Вскоре из проплавленной дыры вышла саламандра Шаллагарта, а за ней влетел Эай, который принес Избраннику штаны и какую-то кожаную куртку, рассчитанную на крылатое существо. Одежда была не слишком подходящая и не первой свежести, но это было лучше, чем ничего.

— Как догадался? — спросил Ростислав, одеваясь, потом кивнул Шаллагарте. — Спасибо.

Эай не ответил, саркастически хмыкнув.

Саламандра ответно кивнула, находясь в облике огненной ящерицы. В камере от ее присутствия становилось жарковато, да и солома стала подозрительно потрескивать.

— Отойди, — сказала Шаллагарта, шагнув к двери. Юноша поневоле попятился от страшного жара, который шел от элементала. Та молча шагнула к двери, которая сначала стала красной, потом тоже расплавилась под напором саламандры. На полу образовалась настоящая лужа из расплавленного металла, а из коридора раздались вопли охранников, которые изжаривались заживо от соприкосновения с духом Огня, пусть и самого низшего порядка. Ростиславу вдруг подумалось, что было бы, окажись тут вместо саламандры пирос или, тем паче, ифрит. Наверное, камня на камне не осталось бы от всего замка, одни головешки да оплавленные негорючие материалы.

— Шал! — окликнул свою возлюбленную Эай. Та обернулась, и сильф кинул ей антимагический талисман. — Лови!

Саламандра не стала ловить сферу, которая, ударившись об ее голову, попросту вспыхнула ярким белым пламенем и исчезла в облачке белесого дыма.

Ростислав облегченно вздохнул, когда почувствовал в себе знакомую магическую искру. Он произнес исцеляющее заклинание, мгновенно зарастившее раны, потом наскоро сплел вокруг себя магический щит, защитивший от жара. Только после этого пошел за Шаллагартой в коридор, не забыв прихватить и шар с душами родных.

Дух огня мягко ступала по полу, оставляя красные раскаленные следы на черном камне. Охраны не было: видимо, разглядев саламандру, те не стали испытывать судьбу и быстро ретировались.

— Скоро доложат лорду Деймосу, — сказал паривший над полом сильф. — И он придет сюда. С ним ни я, ни Шал не справимся. Что будешь делать?

— Не буду его дожидаться здесь, — ответил Ростислав. — Вот только надо найти мой меч…

— Меч у нашего красного друга, — сказал Эай. — Так что выбирай, что для тебя важнее — смыться от Деймоса или вернуть твое оружие.

— Черт с ним, с оружием, — сказал Ростислав. — Из него мне только меч Огнекрылого нужен, больше ничего. К тому же надо лотофага спасти.

Эаллойенум вылетел вперед и завис перед саламандрой. Элементалы переглянулись, потом Шаллагарта сказала:

— Мы можем помочь тебе выбраться, но не в битве с Деймосом.

— Ладно. — Ростислав махнул рукой. — Эай, можешь показать, где мой меч?

— Конечно. — Сильф вспорхнул повыше, потом полетел по коридору. На ходу обернулся на саламандру и сказал: — Шал, проплавь проход насквозь и жди нас. Думаю, за нами будут гнаться…

Та кивнула и пошла прямо сквозь стену, проплавляя ее перед собой.

— За мной, — сказал Эай и полетел по коридору, стрекоча крыльями.

Ростислав бросился следом, по дороге подобрав зазубренный ятаган, очевидно брошенный охранником-гроском. Оружие было плохо сбалансированным и из дрянного металла, но, по крайней мере, у Ростислава появился какой-никакой клинок.

Некоторое время юноша бежал за сильфом, потом у них на пути оказался отряд стражи, состоящий из неупокоенных карликов. Эай пискнул, когда его чуть не поймали за ногу, и спешно отлетел за спину Ростислава, который принял боевую стойку, выставив ятаган перед собой.

Мертвяки неспешно пошли вперед, доставая оружие. Ростислав взмахнул свободной рукой, и с ладони сорвались небольшие светящиеся крестики — квинтэссенция магии Света, один из вариантов изгоняющего волшебства. Целый десяток зомби повалился на пол, охваченный неугасимым пламенем, а немногочисленные уцелевшие на мгновение замерли. Но ненадолго. Мертвяки терпеливо дождались, пока их собратья догорят, после чего снова двинулись вперед, не издав ни звука.

Ростислав еще раз метнул «пригоршню крестиков», как он это про себя называл. Когда отгорела вторая группа мертвецов, он попросту порубил на части оставшихся зомби. Руки и ноги мертвых карликов так и остались вяло шевелиться на полу.

Эай выглянул из-за угла и виновато улыбнулся.

— Дальше сюда, — сказал он.

— Чего испугался? — спросил Ростислав, который слегка запыхался в схватке. — Это же всего лишь зомби.

— Боюсь неупокоенных, — пискнул сильф. — К тому же в них магия архидемона…

— Понятно…

Эай снова полетел по коридору, Ростислав бросился за ним. Он притормозил возле какого-то гобелена, изображающего огромного черного гарра, который на мечах рубился с белокрылым квостром с огненным мечом в руке.

— Это Огнекрылый? — спросил юноша. Сильф подлетел, пожал плечами.

— Откуда мне знать? — сказал он. — Я тогда был далеко…

Ростислав покосился на ятаган в руке, потом бросил его на пол и хлопнул себя ладонью по лбу.

— Вспомнил! — воскликнул он. — Я сейчас.

Эай вопросительно покосился на юношу, но спорить не стал. Он отлетел вдоль по коридору, потом вернулся. То ли разведывал путь, то ли просто не мог долго висеть на одном месте.

Ростислав тем временем сделал несколько пассов рукой, произнес слова магического языка. Его правая рука окуталась белым свечением, потом в сжавшейся ладони появилась блестящая рукоять с богато украшенной крестовиной. Из нее с шипением выдвинулось метровое лезвие, полыхающее белым пламенем и рассыпающее искры.

— Ого, — сказал Эай. — Можешь вызвать меч Света…

— Только сейчас вспомнил заклинание в точности, — пояснил Ростислав. — Мы его как-то вскользь прошли с Ломдар-Каюном, ну а потом я не доучился… Короче, пока будет держаться. Пошли.

— А Радужный меч можешь? — спросил Эай. — Он получше будет…

Ростислав покачал головой.

— Нет, Радужный меч я вызвать пока не могу. Мы с Ломдар-Каюном вообще еще не рассматривали это заклинание. К тому же я его вызову, а он погаснет через полчаса, у меня просто сил не хватит его всё время поддерживать.

Они вновь побежали по коридору. Эай тоже вскоре был вынужден сложить крылья — потолок опустился довольно низко.

— Ты уверен, что мы тут пролезем? — спросил Ростислав, уже вынужденный немного нагибаться на бегу.

— Конечно, — ответил Эай. — Иначе бы я не повел тебя этим путем, где мы точно не встретим гросков.

— Откуда ты знаешь, что не встретим?

— Ну, во-первых, гроски сюда попросту не пролезут, а во-вторых, ветер знает всё, надо только уметь слушать.

Через какое-то время Ростислав был вынужден ползти на четвереньках, прижав крылья к телу. Эаю, очевидно, тоже не нравилось замкнутое пространство, но он упорно полз вперед, не жалуясь. Ростислав хотел было спросить для чего нужен такой тоннель, но сильф сам объяснил, что это технический канал, служащий одновременно вентиляцией.

Вскоре они оба ввалились в какой-то зал с толстыми колоннами, вершины которых терялись в кромешной темноте. Ростислав почти сразу увидел лорда Деймоса, стоящего перед черным алтарем, на который как раз укладывали очередного карлика. На этот раз это была старая женщина, которая жалобно кричала и вырывалась, но двое подручных — закованных в черные доспехи рыцарей — держали ее мертвой хваткой. Взмах жертвенного кинжала — и кровавые брызги окропили красные латы Деймоса и подножие статуи Аргаррона, стоящей перед алтарем с другой стороны. Мрачные воины отбросили тело в какой-то ров и выдернули из толпы следующего пленника — подростка с едва пробившейся бородой.

— Отвратительно, — сказал Эай.

— Да, чего уж хорошего, — буркнул Ростислав, поднимая сверкающее лезвие. — Нежить проклятая…

— Я тебе тут не помощник, — сказал Эай. — Я могу поджарить молнией кого-то одного, но живого и желательно не очень большого.

— Да я и не настаиваю, — отмахнулся юноша. — Мне сейчас пригодилась бы броня Мирласа, но он что-то молчит…

Ростислав, подняв оружие, вышел из-за колонны.

— Деймос! — крикнул он, привлекая внимание призрака. — Я пришел поквитаться с тобой!

— Взять! — коротко приказал лорд, не отрываясь от своего занятия.

Он быстрым движением перерезал горло визжащему от ужаса подростку, а два рыцаря пошли за новой жертвой. Дрожащих от ужаса, но безмолвных пленников охраняла целая толпа зомби, а в стороне стоял еще довольно большой отряд черных рыцарей.

Ростислав зарычал и бросился вперед. Его сейчас защищала только магия, даже оружие в его руке тоже было нереальным, однако смотреть и дальше на происходящее алтарном чертоге действо он просто не мог. Юноша чувствовал, что меч Огнекрылого находился определенно где-то рядом, но, как ни всматривался в полумрак зала, так ничего не разглядел.

Отряд рыцарей смерти, разворачиваясь дугой, двинулся к Ростиславу, стремясь поймать его в клещи. Тот знал, что такая нежить считалась практически самой высшей, а ритуалы, которые порождали на свет этих тварей, были просто тошнотворными. Сделанный «на совесть» рыцарь смерти — всегда отличный боец, разумный, в отличие от безмозглых зомби или скелетов, но при этом полностью подчиненный своему господину.

Юноша притормозил, протянул вперед свободную руку и швырнул свое любимое заклинание против нежити. Сверкающие кресты пробили нескольких рыцарей насквозь, но те и не подумали падать или сгорать, хотя и споткнулись, сбившись с темпа атаки, а двое выронили мечи. Ростислав плюнул и создал второй клинок из света. В следующий миг он бросился на левый фланг строя. Один против двух десятков, не считая еще зомби и самого Деймоса, который продолжал методично резать карликов на алтаре.

Избранник закружился в атакующей серии ударов, и два невесомых клинка скрестились с красно-черными прямыми мечами рыцарей смерти. Он прекрасно понимал, что клинки его врагов были отнюдь не простыми и ранение такими могло повести за собой самые неприятные последствия в самые кратчайшие сроки. Он много читал про последствия ран, нанесенных проклятым оружием, и ему вовсе не хотелось разложиться заживо, превратиться после смерти в призрак или во что-нибудь подобное. Не говоря уж о сравнительно безобидных последствиях — вечной неудаче или ослаблении. Не говоря уж о том, что рану от проклятого оружия было практически не вылечить даже магией.

От врагов веяло могильным холодом, от мечей Избранника, наоборот, жаром летнего полудня. Вот, пораженный оружием Света, упал один из рыцарей смерти, издав громкий стон боли и отчаяния, второй лишился руки с мечом и отошел в сторону. В зале разнесся хрип еще одного пленника, и Ростислав с рыком бросился на безмолвную нежить с новой силой. Воители-призраки один за другим падали от ударов его мечей, от изредка бросаемых заклинаний Света сжигающих сущность нежити.

Неупокоенные не отступили. Деймос успел зарезать еще с десяток пленников к тому времени, как Ростислав справился с его гвардией — отличными бойцами, которых лорд собирал довольно долго. Вдобавок он потом так же долго исполнял все нужные ритуалы, чтобы сделать из них рыцарей смерти. Деймос так и не отвлекся от своего занятия, пока двое его помощников не вспыхнули в белом пламени. Приготовленная жертва — худощавый карлик преклонных лет быстро откатился в сторону, выйдя за пределы досягаемости жертвенного кинжала.

Ростислав, тяжело дыша, стоял перед алтарем. Лорд Деймос молча поднял руки, в которых во вспышке алого пламени появился меч, уже однажды испивший крови Избранника. После первой же атаки Ростислава алый клинок шутя рассек его заклинания, и сверкающие мечи, созданные магией, рассыпались светящимися искрами. Юноша отпрыгнул в сторону, «выстрелив» несколькими молниями в Деймоса, но тот от этой атаки даже не почесался.

В голове Избранника вдруг раздался знакомый голос: «Ростислав, меч Огнекрылого — под алтарем!» «Мирлас! — Ростислав увернулся от выпада Деймоса. — Ты где?»

«Я там же, где и меч, меня вытащили из тебя…»

Когда юноша отпрыгнул от алтаря еще дальше, мысленный зов лотофага резко оборвался.

— Черт, — сказал Ростислав и перекатился по полу. Из-за крыльев движение получилось скомканным, и алый меч едва не достиг цели, выбив сноп красных искр из каменной плиты.

Краем уха Ростислав услышал, как за него болеют пленники. Каждый промах Деймоса сопровождался бодрым улюлюканьем, восторженными криками и аплодисментами. Безучастными были только зомби, которые сами по себе ничего не могли сделать, только по команде.

Ростислав протянул руку к алтарю и произнес заклинание телекинеза, но немного переделанное и направленное именно на меч Огнекрылого. Юноша очень гордился этим несложным, по сути, волшебством, которое он сам модернизировал, и оно не подвело. Меч Огнекрылого, своротив черный камень алтаря, прыгнул в руку Ростислава, а уже в следующее мгновение на вновь обретенное оружие пришелся удар алого меча Деймоса. На этот раз, правда, Избранник не отлетел, а, упершись в пол, парировал удар. На месте соприкосновения лезвий полыхнуло пламя. В толпе пленников раздался женский визг.

Деймос издал нечленораздельный рык и крутанулся в пируэте, который едва не обошел защиту Ростислава. Тот вновь откатился по полу, после чего сам пошел в атаку, на пробу бросив Деймосу в лицо «пригоршню крестиков». Эффект был такой, будто нормальному человеку сыпанули в лицо горстью песка. Лорд Деймос выругался, схватившись за забрало, и вслепую отмахнулся мечом. Впрочем, заклинание, испепеляющее зомби на месте, а рыцарей смерти прожигающее насквозь, самому лорду, казалось, доставило только некоторый дискомфорт.

Ростислав бросил еще несколько разных заклинаний, но самое большее, чего он достиг, — это слегка подпалил латы лорда, что, казалось, только еще больше его разъярило.

Вскоре Ростислав уже устал уворачиваться от выпадов лорда и бегать от него по залу. Он почувствовал, что еще немного — и тело попросту откажется служить от усталости. Заклинание же, придающее силы, впоследствии свалило бы юношу с ног: оно убрало бы усталость, но после окончания его действия та вернулась бы с утроенной силой, выбив из строя на пару суток. Кроме того, на его сотворение потребовалось бы несколько драгоценных минут, которых Избранника попросту не было.

Ростислав, тяжело дыша, спрятался за колонной. Он слышал лязг ног Деймоса и его глухое рычание. Оставшиеся два рыцаря смерти, бросив пленников на попечение зомби, пошли на помощь своему командиру, достав мечи.

В это время часть стены с грохотом разлетелась, обломки добротной каменной кладки рассеялись повсюду сквозь облако пыли и дыма. Всех присутствующих едва не сбило с ног, а со стороны пленников послышался очередной взрыв воплей ужаса. Пыль быстро осела, после чего стала видна носовая часть летающего корабля, который, залетев в разлом, остановился, наполовину зависнув. На пол зала спрыгнул Грэг, сжимающий свой жезл, а за ним, расправив крылья, грациозно слетела Лия с белым скипетром в руке.

— Лия, нет! — крикнул Ростислав. — Назад!

Та не ответила, а, раскинув руки, приземлилась прямо посреди зала. Лорд Деймос расхохотался и пошел на нее, подняв меч. Ворожея, ничуть не испугавшись, подняла посох, и поток белого пламени обрушился на красную броню. Деймос заревел и ударил. Лия неизвестно как оказалась в стороне, а пылающий меч высек сноп искр из каменного пола.

Грэг тем временем подбежал к обессиленному Ростиславу.

— Ну что, Избранник, вымотался? — спросил шакмар, достав из кармана какой-то высушенный гриб, и протянул его юноше. — На, съешь.

— Стимулятор? — спросил Ростислав, у которого возникли ассоциации с бледной поганкой. — Я потом сутки проваляюсь без сил.

— Это не простой стимулятор, — сказал шакмар. — Маленький презент от шаманов Шакмарии. Давай, нет времени спорить. Вкус тебе не понравится, гарантирую.

Ростислав откусил кусок от гриба, а в следующее мгновение едва сдержал рвотный позыв. Гриб представлял собой самое отвратительное, что юноша за всю свою жизнь брал в рот.

Грэг, увидев гримасу юноши, сказал:

— Не жуй и глотай куски побольше.

Через полминуты немного зеленый Избранник вышел из-за колонны, поддерживаемый Грэгом. Лия постепенно отступала от Деймоса, который, несмотря на все потуги ворожеи, упрямо шел вперед, выставив меч. Неподалеку валялись две кучи черных доспехов, которые еще дымились. Видимо, шальное заклятье упокоило оставшихся рыцарей смерти. Теперь Деймос был в меньшинстве, если не считать толпы зомби, охранявших азартно кричащих пленников.

— Избранник, — прорычал Деймос, резко поворачиваясь в сторону Грэга и Ростислава. — Сражайся со мной!

— Лия, Грэг, отойдите, — сказал Ростислав, к которому возвращались силы: стимулирующий гриб сделал свое дело. — Помогите лучше пленным…

Ворожея, оказавшаяся уже почти рядом с той колонной, возле которой стояли шакмар и Избранник, сказала:

— Ростик… Не делай этого.

— Это будет честно. — Ростислав шагнул вперед и мягким движением крыла отстранил девушку. — Не бойся за меня, я справлюсь.

Деймос зарычал и двинулся вперед. Грэг и Лия переглянулись и, обойдя колонну с другой стороны, оказались за спиной у Деймоса, после чего быстро пошли к пленникам. Зомби, только сейчас увидев чужаков, вытащили оружие и приготовились к обороне.

Ростислав потянулся к стихии Воздуха — так, как он делал, когда обращался к Небесной Тропе. Юноша почувствовал, как сквозь тело полились потоки энергии, собираясь внизу живота и перетекая через правую руку в сверкающий клинок волшебного меча. Ростислав краем глаза заметил, как вокруг него постепенно нарастает аура из сплетения магических потоков, которые ложились прямо на тело, окутывая его феерическим узором, излучающим голубой свет.

Лорд Деймос был уже совсем близко, и Избранник шагнул ему навстречу. Юноша чувствовал себя странно: куда-то делась усталость, насылаемый Деймосом магический ужас тоже пропал неизвестно куда. Да и меч Огнекрылого выглядел иначе, чем обычно. По клинку то и дело проходили волны золотого сияния, само лезвие светилось как лампа дневного света, а крылья на рукояти постоянно взмахивали, словно оружие пыталось улететь.

Ростислав шагнул вперед, и Деймос как-то странно попятился.

«Неужели это от гриба такое? — подумал юноша, потом сосредоточил взгляд на Деймосе. — И чего я его боялся? Если приглядеться, так ничего особенного… Обычный насосавшийся силой призрак…»

Но все мысли вдруг отошли на второй план. Весь мир сузился до размеров зала, где сейчас существовали только два врага и два меча. Ростислав метнулся вперед, и мечи скрестились. Золотой и алый, Свет и Тьма. Избранник видел перед собой врага, жестокого, безжалостного и циничного. Воплощение Тьмы и Смерти. Избранник почувствовал, как его ноги и руки, всё тело наполняются колоссальной, могучей силой…

По залу после каждого удара проходила волна магии, от которой у Грэга немного кружилась голова. Он и Лия быстро расправились с мертвецами, и подкованные в гражданской обороне карлики быстро начали просачиваться на выход. Грэг остановил одного из еще бодрых на вид стариков, который явно становился негласным лидером группы.

— Дед, есть у вас где спрятаться?

— Есть. — Старик кивнул. — Гарры не тронули подземелья, и там всё осталось в целости.

— Что «всё»? — не понял шакмар.

— Стыдно, шакмар. — Старый карлик усмехнулся в бороду. — Сами же от бурь в убежища прячетесь. Вот и у нас нечто подобное, но на случай войны.

Грэг не нашелся что ответить, и дед прошел к двери проследить за выходом остальных. Шакмар повернулся к Лии, которая как раз закончила лечить последнего раненого карлика — маленькую девочку, еще совсем крошку, с простреленной ногой. Ребенка подхватила на руки то ли мать, то ли бабка, внешне было не разобрать, и, рассыпаясь в благодарностях, понесла на выход, где ее ждал тот старик, беседовавший с Грэгом.

— Грэг, — сказала Лия, — нам надо помочь Ростиславу…

— Нет. — Шакмар покачал головой. — Нельзя.

— Но почему?

— Посмотри сама.

Лия перевела взгляд на сражающихся. Каждый удар мечей сопровождался вспышкой света и магическим возмущением, которое, правда, не беспокоило закрытую волшебным щитом ворожею. Ростислав, расправив за спиной крылья, наступал на пятящегося Деймоса, которому едва хватало сил парировать удары Избранника, наносимые с нечеловеческой силой и быстротой. Ростислав весь светился ярким золотым светом, и за его движениями трудно было уследить. Только светящийся шлейф от лезвия позволял хоть как-то уловить глазами атаки и финты юноши.

— Не может быть, — сказала Лия. — Он же…

— Становится аватаром, — закончил Грэг. — Правда, как-то однобоко.

— В каком смысле?

— Он приобретает силу аватара Ауррина, в сознании оставаясь прежним.

Деймос начинал сердиться по-настоящему. Какой-то мальчишка из другого мира посмел второй раз бросить вызов ему, который прошел огнем и мечом по десяткам миров, служа величайшему из демонов Тьмы — Аргаррону. Ну, по крайней мере, первое из имен архидемона звучало как «Аргаррон».

Сверкающий меч Избранника, горящий ослепительным золотым пламенем, наконец обошел умелую защиту лорда Деймоса и проделал широкий разрез поперек нагрудника призрака. Тот пошатнулся и выронил меч, настолько сильным был поток магии, прорвавшийся сквозь броню. По залу разнесся крик, из бреши в броне Деймоса хлынул ярчайший ядовито-зеленый свет, практически скрывший сражающихся. Окажись тут Ломдар-Каюн, он бы при известных обстоятельствах тут же начал бы записывать формулы бушующих в зале потоков магии, стал бы фиксировать порядок их воздействия. Возможно, впоследствии даже написал бы трактат «О гибели высшего призрака и происходящих при сем процессах».

Лии же и Грэгу было не до анализа. Зеленый поток из тела Деймоса превратился в отвратительно пахнущий дым который очень быстро заполонил зал, после чего Лии пришлось взять под свой магический щит и Грэга, потому что стихийная магия молодого мага не могла защитить от проклятий. Сама Лия за себя не опасалась: ее магическое поле подпитывалось не от нее, а от одного из источников в Радужном Городе, а тот, в свою очередь, от самого Ауррина. По крайней мере жрецы утверждали так. Однако и этот щит пугающе потрескивал.

Крик Деймоса резко оборвался. Лия и Грэг вглядывались в жуткое зеленое марево, пытаясь что-то разглядеть, но тщетно. Зеленый туман редел, но медленно, сквозь него можно было различить только золотое лезвие меча Избранника, неподвижно торчащее вертикально.

— Ауррин Всеблагой, — зашептала Лия. — Приди, Свет! Развейся, Тьма!.. Направь нас на пути твоем, пошли нам светоч твой…

— Эй, хватит, — поморщился шакмар. — Не думаю, что он тебя слышит здесь, в храме Аргаррона.

— Может, обратишься к своему богу, чтобы он ниспослал нам зрение в этом тумане?

— Я бы мог. — Шакмар усмехнулся. — Но для этого мне пришлось бы спариться, скажем с тобой.

— Что?!

— Я говорю, что прямое обращение к Шааль-Кииру требует определенных ритуалов и что все они требуют от жреца некоторых… хм… действий, которые могут не понравиться светлым. Мне это противно, тебе, полагаю, тоже.

Лия кивнула и снова посмотрела на место схватки. Лезвие Огнекрылого всё так же светилось в зеленой мгле, которая, похоже, не собиралась рассеиваться. Ворожея двинулась вперед, держа за руку шакмара, чтобы и на него распространялся щит, защищающий от проклятого воздуха.

— Ростислав! — Она вдруг кинулась вперед, и Грэг поспешил следом, едва не выйдя за пределы щита. Ворожея склонилась над распростертым на полу телом Избранника, а Грэг взглянул на груду красных доспехов, в которых когда-то пребывала сущность лорда Деймоса. Из кучи красного металла торчал воткнутый в нее светящийся меч Огнекрылого. Почему-то шакмару казалось, что на этот раз жуткий призрак действительно мертв.

Лия, захлебываясь слезами, продолжала трясти Ростислава. Юноша не отвечал. Он больше не светился, дыхание было слабым и прерывистым, и только сердце бешено билось в ребра, гоняя обедненную кровь по жилам. В общем, все симптомы магического перенапряжения были налицо. На его груди, оплетя туловище, рос цветок лотофага, которым мог быть только Мирлас, но ни на какой зов он не отвечал. Видимо, был занят чем-то более важным, чем болтовня, или же зеленый туман блокировал псионику.

— Грэг! — позвала ворожея. — Помоги мне его отсюда вытащить.

— Угу. — Шакмар если не с легкостью, то без явного напряжения, взвалил на спину Избранника, замотав того в его собственные крылья. — Быстрее на корабль.

Они поспешно вернулись на летающую машину, после чего та со скрежетом вылезла из бреши и начала подниматься в прокопченное небо острова Горнагар.

Когда в зал осторожно заглянули несколько гросков, корабль Радужного Города был уже далеко…


Свет. Такой яркий, белый, словно снег высоко в горах, но не слепящий. Теплый, согревающий, но не горячий или обжигающий. Ростислав летел в этом свете то ли вверх, то ли вниз, а может быть, и висел на месте, ведь у него не было никакой возможности определить свое местоположение относительно чего-либо. Кругом был только яркий белый свет. Ни верха, ни низа, ничего. Ростислав не видел собственного тела, да и не чувствовал его. Вообще нечто подобное имело место в мороке лотофагов, но здесь ощущения были несколько иными.

— Где я? — спросил Ростислав, и голос прозвучал четко и громко, но без малейшего эха. Значит, и стен тут никаких не было.

Юноша прислушался. Вроде бы где-то на самой границе слуха играла тихая музыка, словно кто-то перебирал тонкие струны линшела. Причем мелодия поразительно напоминало ту, что когда-то играл Эай на перилах балкона в Радужном Городе.

Ростислав сосредоточился и потянулся сознанием к музыке. В следующий миг его куда-то потащило, и вскоре он оказался висящим в бескрайнем небе, наполненном мягким пухом облаков и какими-то сгустками яркого света, напоминающими яркие звезды примерно с дом величиной. Ростислав висел возле одной из таких звезд. Он снова чувствовал тело, но крыльями махать не требовалось — гравитации тут, похоже, не было.

— Где я? — спросил Ростислав и тут же схватился за голову — настолько сильным был мысленный ответ. Не слова — поток образов, ощущений, чувств…

«Твое тело — в Каеноре. Твоя душа — вне его». Ростислав не привык общаться псионически на таком уровне, поэтому продолжил спрашивать вслух:

— Хорошо, тогда где моя душа?

В следующий миг он снова болезненно поморщился от потока пси-энергии.

«Ты перешел грань между мирами, когда призвал в свое тело слишком много Светлой Силы. Твоей душе не нашлось там места после того, как ты сразил лорда Деймоса. Ты можешь вернуться, но навсегда потеряешь часть сил…»

— Да наплевать! — воскликнул Ростислав. — Мне тут делать нечего!

«Ты еще не выслушал о возможных…» — начал голос.

— И слушать не хочу, — перебил юноша. — Отправляйте меня назад.

В следующий миг небо и свет исчезли, а вместо них пришла Боль…


Грэг вел машину третьи сутки. За это время пришлось отбиться от восьми аэрродов и трех гаррских команд, которые, видимо, пылали жаждой мести к убийцам своего генерала. Только нападения заставляли Лию отходить от лежащего без чувств Ростислава. Тот не приходил в себя, а очнувшийся Мирлас попросил дать ему еще пару дней, не объяснив причин. Сам Избранник выглядел ужасно: истощенное тело, искаженное мукой лицо, мертвенная бледность. Это было или последствие сильного магического истощения, или действие проклятия погибшего лорда Деймоса — никто с точностью сказать не мог.

Именно поэтому Лия велела Грэгу гнать что есть мочи к Радужному Городу, к Силе его целителей. Она, как обычно, сидела возле кровати, на которой лежал Ростислав, когда тот неожиданно дернулся, захрипел и выгнулся дугой. В следующий миг в сознании Лии раздался голос Мирласа: «Лия, он возвращается!»

Но ворожея уже и сама знала, что делать в таких случаях. Она схватила дергающегося Ростислава за руки и произнесла короткое заклинание, передающее часть боли самой Лии, а поток исцеляющей энергии устремился в тело юноши. Ворожея самым жалким образом пискнула от боли, обрушившейся на нее, почувствовала, как по щекам покатились слезы. Впрочем, Ростиславу приходилось еще хуже — он орал хриплым голосом, а из его рта и носа обильно текла кровь.

Мирлас, который до этого просто лежал на груди Избранника, теперь начал, стремительно разрастаясь, оплетать Ростислава стеблями, словно какой-то зеленый спрут щупальцами. Юноша бился недолго, спустя пару минут он резко расслабился и рухнул на постель. Лия тут же обняла его и прижала к себе, сотрясаясь от сдавленных рыданий.

Ростислав открыл глаза и вяло обнял любимую рукой.

— Ну всё, — тихо сказал он. — Я вернулся… вернулся…

— Ростик… я так боялась за тебя. — Лия подняла на него полные слез глаза. — Твоя душа покинула тело после…

— Да, да… мне уже сказали… — Избранник улыбнулся.

— Кто? — спросила Лия, вытирая влажным платком кровь с лица Ростислава.

— Я не знаю, — ответил тот. — Но их было много, и они были похожи на… на огни в небесах.

— На огни?.. Как звезды?..

— Вроде того. А откуда ты знаешь?

— Потом… всё потом, — Лия прильнула к юноше. — Как ты?

— Ужасно, — Ростислав улыбнулся. — Устал, как не знаю кто…

— Ты чуть не устал до смерти. Протащил сквозь тело столько Светлой магии, сколько при желании могло бы испепелить довольно большой остров. И это всё вытеснило твою душу из тела. А когда всё ушло, твоя душа не вернулась…

— Погоди, как всё происходило? — спросил Ростислав, приподнявшись на локте. — Я ничего не помню с того момента, как скрестились наши с Деймосом мечи.

— Мы тоже не видели, — ответила Лия, сев рядом и словно невзначай обняв юношу мягким крылом. — Всё заполонил проклятый дым, который из раны Деймоса вышел.

«Я видел, — подал голос Мирлас. — Ростислав, на этом маг мог бы сделать диссертацию. Ты пропустил через себя такую массу Светлой энергии, которая попросту вынесла твою душу вон. Как ты вернулся — это вообще загадка. Обычно после такого развоплощаются, если Свет уходит, или еще что-нибудь не лучше… Кстати говоря, именно в таком состоянии Огнекрылый нанес решающий удар Аргаррону».

— Да, и после этого его душа нашла пристанище в мече, — сказал Ростислав. — Я не знаю, с какими сущностями общался, но они сказали, что такой силы у меня больше не будет, если я решу вернуться.

— Это всё не изучено до конца, — сказала Лия. — Предполагается, что это какие-то слуги Ауррина, а то и обитатели Плоскости Света…

— Погоди, — встрял Грэг. — Но разве вторичные стихии имеют Плоскости?.. Нас учили, что сила вторичных стихий исходит не от слоев эфира, а от богов…

— Есть много теорий, и это просто одна из них. — Лия дернула крыльями. — Всё равно сведений мало, и исследования толком не велись со времен первого падения архидемона. Может быть, Ломдар-Каюн что-нибудь знает об этом, он, насколько мне известно, лучший теоретик среди магов Радужного.

— А почему только теоретик? — спросил Ростислав, которому стало немного обидно за учителя.

— Ну, согласись, на практике старика надолго не хватало — сказала ворожея. — Скажем, на поле боя от Ломдар-Каюна будет мало толку, но как кладезь мудрости и знаний он просто незаменим.

Ростислав хотел что-то сказать, но корабль вдруг резко тряхнуло, да так, что Ростислав слетел с койки, а Лия, потеряв равновесие, неловко села на пол. Грэг, с помощью хвоста удержав равновесие, выбежал из каюты, чтобы разобраться, что произошло.

Снаружи грянул гром, сопровождаемый характерным звуком, какой обычно издают молнии, бьющие в цель. Раздался голос Грэга:

— Ростислав, Лия! Скорее сюда!

Юноша, слегка пошатываясь от тряски, выбежал наружу, за ним последовала Лия, держащая на руках клубок из стеблей и соцветий, в виде которых сейчас было тело Мирласа.

Грэг стоял у борта и спешно ставил вокруг корабля магический щит. А снаружи клубились облака, терзаемые магическими потоками, сверкали молнии, бьющие почему-то точно в корабль. Среди вспышек можно было различить четырех странных существ, с хохотом носящихся в потоках ветра и молний. Внешне они выглядели как синие шуолы, но ниже пояса у всех были голубоватые вихри, в которых изредка проскальзывали молнии.

— Джинны! — выкрикнул Ростислав то, что и так было всем понятно.

Лия молча положила Мирласа на палубу, а он вдруг, резко распрямившись, прыгнул на Ростислава. Тот ойкнул от неожиданности, но потом понял, кто это, и успокоился. В считаные секунды на Избраннике вновь выросли латы из прочных листьев, а в его голове раздался голос: «Прости, что так неожиданно… Времени нет». «Ничего», — ответил Ростислав.

Джинны, сделав круг над кораблем, устремились вперед. Вокруг них почти мгновенно сформировался смерч, готовый разнести утлый кораблик в щепы. Все понимали, что в таком вихре не помогут даже крылья — несущие плоскости мгновенно будут изломаны бешеным потоком воздуха.

— А ну, разом! — крикнул Грэг, метая в джиннов очередь огненных стрел. С руки Лии сорвалось копье из сияющего света, а Ростислав ударил по высшим элементалам, или, как было принято говорить, гениям, их же оружием — несколькими комками сжатого до опасного состояния воздуха.

Джинны, не став испытывать судьбу, бросились врассыпную, оставив в покое созданный ими вихрь, который мгновенно распался, всего лишь качнув корабль остаточной силой. По отдельности джинны перемещались столь быстро, что за ними едва мог уследить глаз. Огонь с корабля не достиг какого-либо успеха: даже те заряды, которые чудом нашли цель, беспомощно разбились о надежные щиты.

— Не справимся! — заявил Грэг, перекрикивая вой ветра и крики джиннов. — С одним я бы потягался, но с несколькими…

— Надо синхронизировать усилия, — сказала Лия. — Объединиться, как это делают ворожеи в круге.

— Как? — На треугольной морде Грэга появилась грустная усмешка. — Навык синхронизации вырабатывают годами.

«Возьмитесь за руки и сосредоточьтесь, — сказал Мирлас. — Синхронизацию обеспечу я, если позволите».

Ростислав хотел бы задать пару вопросов, но серия молний по щиту ясно дала понять, что сейчас не время. Он протянул руки в стороны, и за них взялись Грэг и Лия. По рукам, словно вьюнки, поползли стебли лотофага. Через минуту к затылку каждого из друзей прикоснулся небольшой цветок, а сознание всех троих начало плыть. Ростислав расслабился и даже прикрыл глаза. Сопротивление сейчас было бы глупостью.

В следующее мгновение разумы трех магов слились воедино. Не было больше ни одной из личностей, остались лишь сложенные магическая сила и холодный рассудок, направленные на отражение атаки джиннов.

Для Лии такое состояние было не в новинку, возможно поэтому именно ее разум сохранил доминирующую роль в круге. Мирлас в круг не включился — видимо, поддержка синхронизации потребовала слишком много сил. Лия сосредоточилась, подтаскивая к себе нити магических потоков Каенора. Виртуозно составленное в кратчайшие сроки заклинание, взяв всё лучшее от трех магов — опыт Лии, внимательность Ростислава, усердие Грэга, — ударило в атакующих…

Джинны на этот раз сыпали в корабль шаровыми молниями. Но когда вдруг из-под истощенного щита ударил ослепительно-белый луч, один из гениев протяжно закричал, развоплощаясь. Пораженный джинн рассыпался облаком пара и молний, мгновенно унесенных поднявшимся ветром.

Вопреки ожиданиям остальных гениев, поразив одного из них, луч не исчез. Он плавно переместился и ударил во второго джинна, разделившего судьбу первого. Оставшиеся два сочли за благо отлететь от корабля на безопасное, как им казалось, расстояние. Неожиданно облако, в котором оказался третий джинн, превратилось в ком снега, и этот ком стремительно полетел вниз, чтобы через несколько мгновений исчезнуть в Великой Бездне вместе с заточенным в нем гением.

Единственный уцелевший элементал счел за благо перейти в форму вихря и отступить. Что бы там ни было, джинны имели полноценный разум и дорожили своей материальной формой, доставшейся им с огромным трудом. А те, кто был насильственно развоплощен, вряд ли смогут возродиться в виде джиннов. Скорее всего, станут аэрродами, а если не повезет, то и сильфами, причем от личности джинна мало что останется.


Ростислав судорожно вздохнул, приходя в себя. По его рукам как раз скользили стебли, втягиваясь в тело Мирласа. «Тоже мне, локальная сеть». — Юноша усмехнулся про себя.

«Гораздо эффективнее, — отозвался Мирлас. — Я посмотрел в твоей памяти данные о думающих машинах, надеюсь что ты не против… Занятно, но неэффективно. Впрочем, при отсутствии магии и псионики…»

«Перестань, а?» — мысленно попросил Ростислав, подняв взгляд на Лию. Мирлас смолк.

Та стояла, чуть раскачиваясь и расправив крылья. На ее лице играла чуть заметная улыбка. Грэг, помотав головой, залез в сумку и бросил в пасть какие-то ягоды.

— Лия, как ты? — спросил Ростислав. Голос казался чужим после эйфории слияния разумов. Вначале это походило на дрему, но потом, когда синхронизация стараниями Мирласа достигла апогея, она стала сладостной судорогой, прошедшей по всему телу. Разум при этом отошел на второй план, но ощущения запомнились.

— Я нормально. — Лия повернулась к Ростиславу. — Мне не впервой. А ты как?

— Это… — Он задумался. — Это ни на что не похоже…

— На оргазм похоже, — сказал Грэг. — Но не на простой, а на тот, который возникает в храме Шааль-Киира.

Лия брезгливо поморщилась. Культ Шааль-Киира был отвратителен с точки зрения квостров, да и Ростислав считал его порочным. Его служители обращались к своему божеству в процессе совокупления, и жертвы приносились подобным же образом. А то, что на алтарях вытворяли появляющиеся аватары бога Похоти, вообще не поддавалось никакому воображению.

— Курс на Радужный, — сказала Лия. — Нам еще долго лететь, а Аргаррон дремать не будет. Такой щелчок по носу получить…

— У нас говорят по-другому, — усмехнулся шакмар.

— Как? — спросил Ростислав.

— Сказали бы примерно так: «Это не предварительные ласки, его только что поимели».

— Скабрезная пошлятина, — фыркнула Лия. — Грэг, ты не очень устал?.. Тогда направь, пожалуйста, корабль к Радужному Городу.

Ростислав облегченно вздохнул, но вдруг вскинулся:

— Шар! Шар с душами моих родителей! Где он?

«В каюте посмотри», — сказал Мирлас, и юноша тут же бросился вниз. Лия поспешила за ним, а шакмар остался отдавать приказы заточенному в автопилоте аэрроду.

В каюте Ростислав обнаружил цветок, похожий на вытащенную из воды кувшинку, но растущий, как казалось, прямо из досок стола. В соцветии, словно на подушке, покоился магический шар, в котором всё еще были заточены две родные Ростиславу души.

Юноша облегченно вздохнул, сзади к нему прильнула Лия, мягко пощекотав его крыло своим и положив парню голову на плечо. Ростислав вывернул голову, чмокнул возлюбленную в щеку и улыбнулся. Всё было нормально. Все летели домой.

По зачарованному килю потрепанного корабля пробежали искры, и судно полетело в сторону владений Света в Каеноре, оставляя за кормой разоренную страну карликов…


— Кто отвечает за это?! — ревел Аргаррон в замке на флагманском острове. — Я всех отправлю в Великую Бездну! Нет! Я всех четвертую, а потом еще живые части сброшу в Бездну! Кто был назначенным сатрапом в той провинции?

Перед архидемоном стоял строй из десятка гарров, дрожащих от ужаса. В своих ленных владениях каждому из них была дарована почти неограниченная власть, от них требовалось лишь одно: выполнение поступающих директив Аргаррона.

Напротив гарров стояла шеренга из военных боссов гросков. Им тоже было не по себе: в козлы отпущения могли назначить и их в том числе. Аргаррон ходил между шеренгами взад и вперед, хлеща хвостом. Давно, очень давно ему не наносили таких точечных, наглых и болезненных ударов. Нынешний Избранник, мальчишка, выскочка, клюнул на умело заброшенную удочку, но, образно выражаясь, заглотал и наживку, и грузило, и поплавок, умудрившись при этом еще и оборвать леску! Архидемон при мысли об этом рыкнул и снова повернулся к шеренгам:

— Итак. Упущена партия пленников — это раз. Похищены души ключевого значения из-под самого нашего носа — это два, я уж не говорю о разоренных запасах. Перебита гвардия Деймоса — это три… а там были лишь отборные рыцари смерти! И, наконец, сам лорд Деймос пал от руки Избранника! Деймос! Который пережил даже изгоняющее заклинание Архимага! Теперь его сущность полностью развоплощена, а все порабощенные и поглощенные им души обрели свободу! И кто ответственен за это?

На негнущихся ногах из строя вышел гарр в богато отделанных латах. Трясясь от ужаса, шагнул вперед один из гросков.

— Я не спрашиваю, как вы это допустили, — уже тише сказал архидемон. — В том, что произошло, есть и часть моей собственной вины — я недооценил Избранника. Однако именно вы двое были ответственны за тот регион… Один — за воздушные силы, второй — за сухопутные, как я понял…

— Осмелюсь заметить, Повелитель, — подал голос стоящий за спиной архидемона Император, — что в том регионе эти двое выполняли свои функции лишь косвенно, реальный контроль взял на себя лорд Деймос…

— Ну допустим, — отозвался Аргаррон не оборачиваясь. — Но это ведь не извиняет их?

— Определенно нет. Но что толку бить по хвостам?

— Действительно. — Аргаррон перевел взгляд на двоих назначенных виноватых и сказал: — Уйдите с глаз моих! Сдадите должности заместителям, и чтобы я вас больше не видел в рядах армии!

Двое военачальников поклонились и вышли. Гарр был доволен, что легко отделался — у него еще был призрачный шанс сделать карьеру на гражданской службе или, в конце концов, вернуться домой. Гроск же был мрачен. На его родине возвращение с позором означало одно: он будет презираемым изгоем до конца дней.

— Чтобы спасти честь… — сказал гроск и достал кинжал.

Гарр обернулся на товарища по несчастью, но не успел ничего сделать: гроск с размаху всадил клинок длиной в две ладони себе в живот. Впрочем, бывший гаррский генерал и не стал бы препятствовать гроску. В конце концов, распоряжаться своей жизнью — это личное право каждого.

Когда Аргаррону доложили о суициде опального военачальника, архидемон только дернул крыльями и велел сделать из тела гроска лидера отряда зомби.

10

Армада приближалась к Алашому. Острова двигались день и ночь, несомые вперед древней магией, природа которой была до сих пор не изучена до конца. Просто некоторые глыбы камня, добытые в каменоломнях, могли летать и подчиняться воле магов, а другие оказывались просто бесполезными валунами. Впрочем, и их можно было «подвесить» над Великой Бездной в гравитационных аномалиях, которые получили название «зоны легкости»…

Такие зоны с ослабленной гравитацией были довольно распространены в Каеноре. Иногда в них скапливались огромные пузыри с водой, иногда гнездились сверхлегкие стаи воздушного планктона. Экспедиции различных рас пытались неоднократно исследовать подобные колодцы ослабленного тяготения, но успехов не добились. На определенной высоте эти зоны прекращали свое действие, и выход оттуда был сопоставим с выныриванием из воды, когда тело резко тяжелеет и тянет обратно в приятную негу невесомости. Ну а источник столь загадочных явлений прятался в Великой Бездне, недосягаемой ни для магов, ни для техники. Даже вездесущие сильфы не могли пробиться к Великой Бездне и объясняли это тем, что там «больно и быстро». Большего от них маги добиться не сумели.

Что же касается летающих островов, дирижаблей и крылатых животных, то они предпочитали облетать «зоны легкости» стороной. Экспериментировать с силой тяжести, везя грузы, пассажиров или солдат, не хотелось никому. Впрочем, в населенной части Каенора эти явления встречались крайне редко, в основном они находились за пределами архипелага еще западнее владений коргуллов.

Бывало, маги разрабатывали заклинания для вызова таких «колодцев» без гравитации, но широкого распространения это не получило. Просто никто не придумал им нормального практического применения.

Сейчас перед армадой архидемона встал целый невидимый вал огромной зоны легкости. Адмиралы велели приостановить движение, послав адъютантов к Аргаррону. Тот, выслушав доклад, приказал остановиться. Звериное чутье подсказывало ему, что здесь какая-то ловушка, но какая — разгадать было довольно проблематично. Архидемон предпочел не рисковать армией.

— Повелитель! — Раздумья Аргаррона прервал вбежавший в зал Император. — Флот шуолов!

— Где? — вскинулся архидемон, вскочив на ноги.

— С тыла! Они прижали нас к этой зоне легкости! Не представляю, как мы могли их пропустить…

Аргаррон немного подумал, потом спросил:

— Квостров много?

— Несколько подразделений, которые никак не назвать главными силами Радужного Города.

— То есть?

— Мало… два квода ворожей, вроде бы сильный маг вместе с ними… две когорты рыцарей Радуги. Вот и всё. Остальные силы — корабли и острова шуолов.

— Видимо, замаскировались магией и пропустили нас, а затем атаковали… — Архидемон хмыкнул. — Что ж, подыграем. Разворачиваемся.

Император поклонился и выбежал вон, на ходу выкрикивая приказы в черный шар Эха Тьмы.


Флагманский корабль Машали Первого представлял собой величественное зрелище: огромный, с экипажем в четыре тысячи матросов и солдат, несущий в своем чреве огромное количество магической силы и мощную эскадрилью бойцов на гигантских птицах рух, которые у Ростислава могли бы вызвать ассоциации с исполинскими соколами. Весь корабль был обшит мощной броней, борта ощетинились тремя сотнями орудий магического воздействия, а на носу стояло устройство, способное метнуть во вражеский корабль несколько тонн горящего горного масла. Остальной флот выстроился вокруг флагмана в красивый боевой порядок, эффективность которого была подтверждена прошлыми битвами, когда шуолы делили владения с Братством Молота и Всадниками.

Стоящий рядом с адмиралом Олланар покосился на готовых к бою ворожей, которые, взявшись за руки, образовали два магических круга. Два квода, восемь прекрасных аристократок Радужного Города, которые были готовы рискнуть жизнью ради спасения союзников. Сам воздушный маг припас в арсенале самые убийственные свои наборы заклинаний. Кроме того, он заранее навызывал аэрродов и нескольких джиннов. И хотя поддержка печатей Покорности и требовала от мага некоторой сосредоточенности, это стоило того. По крайней мере, неспособность шуолов летать была бы хоть чем-то компенсирована.

Командующий воздушными силами адмирал Шулх поднял к лицу подзорную трубу и взглянул на разворачивающуюся армаду Аргаррона, которую они очень ловко пропустили мимо, чтобы оказаться в тылу. Несложные маскирующие чары — и армада шуолов стала невидимой на всё время, необходимое для засады.

— В атаку! — приказал шуол, вытащив богато инкрустированную саблю. — Артиллерия — огонь! Пилотам — на вылет!

Голос Неба, небольшой хрустальный шарик которого висел в петлице мундира, на автомате передавал команды нужным войскам.

Глухо ухнули орудия кораблей и тяжелая артиллерия с летающих островов. Пылающие заряды унеслись к силам Аргаррона и ударили в щит. Большая часть горного масла и снарядов с заключенными в них заклинаниями взорвалась на невидимой стене, но остальные пролетели дальше и ударили в стены крепостей гарров.

Те не остались в долгу и ответили таким же слаженным залпом. Результат был схожим: щит, выставленный одним из кводов ворожей, принял на себя больше двух третей зарядов, но часть их пробилась и повредила некоторые острова, а один эсминец лишился носового тарана.

— Огонь по усмотрению! — передал адмирал, и уши снова заложило от залпов.

Армада шуолов двинулась вперед, поливая врагов огнем из всевозможного оружия. Олланар тоже выкрикивал какие-то команды, после чего вперед унеслась огромная стая аэрродов. Следом направились птицы рух с сидящими на них боевыми магами, а позади всех, как самые тихоходные, на своих крыльях летели рыцари Радуги.

Силы Аргаррона так и не успели развернуться в боевой порядок. Всё, что им удалось, — это повернуться лицом к противнику. С крепостей ударили магические орудия, трофейные пушки и иглометы карликов. Навстречу квострам и аэрродам ринулись гроски на вертопланах и огромная стая пехотинцев-гарров. Причем у последних было явное преимущество в численности по сравнению с рыцарями Радуги.

Адмирал Шулх выискал глазами главный остров архидемона и приказал наводить пушку главного калибра. Ее устройство отличалось тем, что выстрелить можно было только один раз — на перезарядку попросту не хватило бы горного масла на корабле. Теоретически мог бы помочь подогнанный сюда летающий танкер, но практически корабль, полный взрывоопасного горючего в самом центре боевого порядка, представлял бы слишком заманчивую цель.

Какой-то крейсер слева по борту неожиданно клюнул носом, после чего накренился и начал падать. Очевидно, невидимый магический удар повредил несущее волшебное устройство. Олланар, указав посохом на падающий корабль, сказал несколько слов. Крейсер замедлил падение, а через несколько минут снова воспарил и начал возвращаться в строй.

Маг Воздуха снова повернулся к битве. Восстановление магической подпитки полетной машины далось дорого: пришлось спустить с цепи сотню аэрродов, которые тут же унеслись в неизвестном направлении. Впрочем, от крейсера в бою было больше пользы, не говоря уже о том, что там находились живые шуолы, которых дома наверняка ждали семьи.

Одна из ворожей квода, поддерживающего щит, который сейчас проецировался на каждый остров и корабль в отдельности, охнула и начала оседать. Олланар быстро отдал мысленную команду, и двое его старших учеников подхватили девушку под руки, поднося к губам восстанавливающий эликсир. Еще один из учеников поддержал начавший было рушиться магический контур квода, морщась от боли отдачи. Ворожею он заменить, конечно, не мог, но пару минут поддержать оставшихся трех — вполне. Выбившаяся было из сил ворожея уже через минуту снова встала в строй, виртуозно перехватив трещащие от напряжения нити потоков.

Один из островов архидемона с оглушительным грохотом взорвался, когда повреждения стали слишком тяжелыми. Каменные глыбы разлетелись во все стороны, сильно повредив несколько кораблей шуолов и дирижаблей Аргаррона. Мелкими осколками посекло пехоту, которая, схлестнувшись в битве, смешалась в воздухе в общую кучу. Ни та, ни другая сторона не поддерживала пехоту огнем — перебили бы своих не меньше, чем врагов. Посему истребительные силы и одиночные бойцы были предоставлены самим себе. Аэрроды, гроски и шуолы, квостры и гарры занимались лишь тем, что методично истребляли друг друга в жесточайшей схватке. Падали вниз гордые птицы рух, горели на пути в Великую Бездну вертопланы, развоплощались от магических ударов неуязвимые для металла аэрроды. Рыцари Радуги, уступая в численности гаррам, были гораздо лучше экипированы и обучены. За каждого умирающего рыцаря гарры клали десяток своих бойцов, а то и больше. Впрочем, даже такой размен, казалось, был гибельным для немногочисленных квостров.

— Ваше превосходитьство! — выпалил подбежавший канонир-адъютант. — Главное орудие готово!

— Огонь! — приказал адмирал. — Цель — главный остров Аргаррона!

Адъютант щелкнул каблуками и отбежал к носовой части. Сложный механизм приподнял ствол пышущей жаром пушки. Громыхнуло так, что канониры раскатились по палубе, а флагман сильно качнулся. К островам гарров с ревом унеслось облако горящего горного масла, удерживаемого в шарообразной форме краткосрочным заклинанием.


Аргаррон, стоя на главной башне острова, был немного раздражен. Армада с Алашома оказалась не такой легкой добычей, как изначально казалось. А расточительно расходовать магическую Силу здесь было бы опрометчиво. Архидемон прекрасно знал, что на него, магически истощенного после кровавой битвы, напасть было бы легче легкого. А сбрасывать со счетов такого противника, как Архимаг Лоарин, было бы и вовсе безумием. Посему архидемону пришлось ограничиваться щитами для островов и дирижаблей, приличных размеров стаей аэрродов да банальными боевыми заклинаниями вроде огненных шаров и молний. Впрочем, пока силы были равны. Цена контрзаклинания, направленного на спасение падающего корабля, стоила противнику некоторой части аэрродов, в результате перевес оказался на стороне архидемона. Правда, крейсер вернулся в строй, но на его гибель Аргаррон и не рассчитывал.

Но вот архидемон вдруг услышал ужасающий грохот, перекрывший даже шум битвы, а потом остров сотряс колоссальный взрыв. Вся крепость сразу оказалась охваченной пламенем, кругом, словно из ниоткуда, возникла сплошная пелена огня. Те гарры и гроски, что стояли на стенах и суетились во дворе, едва успели вскрикнуть. Пламя охватило даже камни цитадели и саму твердь острова, мгновенно поглотив хрупкую плоть всего живого.

Архидемон выругался, стоя в пламени, от которого быстро плавился пол под ногами. Он расправил крылья, и восходящий поток мгновенно вознес его над горящим островом. Аргаррон осмотрелся и увидел флагман противника, на носу которого еще дымился ствол огромного огнемета.

— Ах так! — прорычал Архидемон и ринулся вперед. В его руке появился жуткого вида черный топор, по форме напоминающий палаческий.

Он сильными взмахами бросал тело вперед, небрежными движениями смахивая с дороги попадающихся квостров.

— Трепещите! — разнесся над битвой его клич. — Аргаррон идет за вашими душами!!!

Надо сказать, архидемон недолюбливал патетику, но иногда было забавно проорать высокопарные речи и посмотреть, как остальные дрожат от страха при этом. Те, кто расслышал крик архидемона, и впрямь содрогнулись от суеверного ужаса: легенды о собственной силе Аргаррона еще не успели забыться…

Император, которого Аргаррон назначил командовать всей армией, избрал своим флагманом огромный бронированный дирижабль, который раньше возглавлял флот Братства Молота, но был взят на абордаж. Три баллона, покрытые листовой броней, больше пятисот орудий самого разного назначения и калибра да еще несколько магических штуковин, поставленных Аргарроном. Корабль воистину был достойным противником дредноуту Машали Первого, который трусливо остался в своей столице, поручив битву заезжему квостру и доверенному адмиралу.

Когда флагманский остров гарров превратился в пылающий шар, Император вскочил с кресла. Нет, он не беспокоился за жизнь Повелителя — чтобы убить архидемона, нужно было нечто гораздо более эффективное, чем просто несколько тонн горного масла. Однако на флагманском острове находилось несколько тысяч гарров и гросков, не говоря уже о зомби и грузах.

— Ублюдки! — прорычал гарр, потом рявкнул в шар Эха Тьмы: — Поддержать огнем Аргаррона!

Он уже видел, как архидемон лично атакует флагман противника. В одиночку. Его топор как ничто разрубал зачарованные доспехи и подставленные Радужные клинки. Рыцари, стоило лезвию поразить их, с криками умирали. Тела их чернели и сморщивались, и в Великую Бездну падали уже иссохшие мумии. Сам Аргаррон после каждого удара издавал торжествующий рев, поглощая душу очередной жертвы. Надо отдать рыцарям Радуги должное — они не дрогнули и не улетели прочь. Но даже их отчаянное сопротивление не помешало Аргаррону прорваться к флагманскому кораблю.

Адмирал Шулх, увидев приближающегося на черных крыльях Аргаррона, побледнел и истошно заорал. Магический ужас, насылаемый архидемоном, сковал адмирала по рукам и ногам, в сознании отважного офицера всё затмили черные крылья, несущие смерть.

Олланар тоже заметил архидемона, но его защита выдержала натиск магического ужаса. Маг Воздуха крикнул ворожеям:

— Кводы! Архидемон приближается! Круг!

Девушки, не задавая вопросов и не споря, быстро перестроились в один круг, встав кольцом вокруг мага. Тот сосредоточился, замкнув на себя контур потоков, после чего посмотрел на архидемона, который как раз кружил над палубой флагманского корабля.

— Стрелки, огонь! — пискнул адмирал Шулх, пересилив страх, но команда пропала втуне: если генерал смог пересилить себя, то рядовые солдаты, находящиеся на палубе, в ужасе лишь пытались найти хоть какое-то укрытие от черных крыльев, заполонивших сознание, вытеснив всё: честь, долг, достоинство…

Олланар поднял посох — и с неба в садящегося архидемона ударила ветвистая молния. Тот выругался и тяжело рухнул на палубу, едва не выронив топор. Магический ужас немного рассеялся, и абордажная команда вроде бы опомнилась, взявшись за оружие.

Аргаррон поднялся на ноги. Он убрал подавляющее психику заклинание, перебитое молнией Воздушного мага. Так было даже веселее. Архидемон усмехнулся во всю пасть и шагнул навстречу собирающимся вокруг морякам и солдатам. На круг ворожей с магом в центре он вообще, казалось, не обращал внимания.

— А ну, вперед! — крикнул адмирал Шулх, вытаскивая собственный клинок — с богато инкрустированной рукоятью, чуть изогнутый, из лучшей алашомской стали, — на который знакомый маг наложил несколько великолепных боевых чар.

Аргаррон взмахнул топором, перерубив пополам самого смелого или самого глупого шуола, имевшего неосторожность приблизиться. С руки архидемона сорвалась черная молния — и еще один солдат в муках захрипел, а его плоть начала быстро разлагаться. Через несколько мгновений на палубе лежал только сгнивший труп в остатках мундира и доспехов.

Олланар сосредоточился — и с его посоха сорвался голубой луч, ударивший в выставленный архидемоном барьер. Шуолы как по команде бросились вперед, и Аргаррон взмахнул своим жутким топором, собрав среди нападавших жестокую дань. Палубу залил поток крови, крики умирающих и покалеченных разнеслись над флагманом.

В щит ворожей ударила черная молния, сорвавшаяся с топора Аргаррона. По их лицам было заметно, чего стоило им сдержать натиск энергии Тьмы, обрушившейся на защиту. Олланару тоже досталось отдачей, но он сумел пересилить себя и повторить атаку, на этот раз удерживая луч на архидемоне. Вокруг того очертились контуры защиты, напрягающейся под атакой Олланара.

Аргаррон, расчищая себе путь широкими взмахами топора, пошел вперед. На посыпавшиеся на него удары он мало обращал внимания: простая сталь оказалась бессильна против плоти архидемона, несмотря на то что была освящена словом Всеблагого Ауррина. Вскоре между кругом ворожей, от которого продолжал бить истощающий магическую защиту луч, и архидемоном стоял только адмирал со светящимся клинком в руке. Аргаррон расхохотался своим самым злобным смехом, занес топор над головой и рубанул. В следующий миг он чуть не потерял равновесие от неожиданности — клинок адмирала остановил падающее черное лезвие и только вспыхнул белым от удара. Правда, сам адмирал, охнув, упал на одно колено — такая была у архидемона сила.

В это время луч Олланара прорвался через щит Аргаррона, и поток силы Воздуха ударил архидемона в живот. Тот взревел от боли, схватился за рану и, шагнув мимо упавшего адмирала, метнул топор. Черное лезвие с гудением пронеслось через круг ворожей, убив трех на месте, а еще двух сбило с ног, оглушив рукоятью. Круг распался, и Олланар вынужден был убрать луч, чтобы не сгореть. Оружие архидемона, разбрызгивая с лезвия кровь, улетело за борт.

Крики умирающих ворожей еще висели в воздухе, когда Аргаррон, воздев руки, ударил в Воздушного мага ужасным черным заклинанием, которое сшибло поставленный в спешке щит, смело с костей плоть мага и притянуло его не успевшую отлететь душу прямиком в выставленную Аргарроном руку.

Адмирал Шулх видел, как на Олланара налетел порыв черного ветра, после чего от могущественного мага остался только оседающий на палубу скелет с посохом в руке. Бедолага Олланар даже крикнуть не успел. Адмирал перевел взгляд на архидемона и поднял свой клинок. Аргаррон стоял, тяжело дыша и зажимая рану на животе. Судя по всему, луч круга ворожей прожег архидемона насквозь.

Оставшиеся три ворожеи, выставив скипетры, спешно ставили еще один щит. Судя по обреченности на их лицах, они не тешились надеждой остановить архидемона, просто не желали погибать без сопротивления. Вне квода силы ворожей падали в несколько раз, и даже относительно умелый колдун мог справиться со всеми, не прилагая каких-то колоссальных усилий.

— Умри, — сказал с трудом поднявшийся Шулх и, навалившись всем телом, воткнул свое оружие между крыльями архидемона.

Тот взвыл, резко развернулся, вырвав меч из рук шуола. Тот, стиснув зубы и упав на колено, вытащил из-за пояса именной игломет, который ему подарил сам Машали Первый за особые заслуги перед Отечеством и который был скорее дорогой игрушкой, чем оружием. Впрочем, при выстреле в упор и из такой «игрушки» можно было убить.

Аргаррон с рыком полоснул когтями по телу адмирала, пропоров нагрудник и плоть под ним. Шуол всё же успел один раз нажать курок, и отравленная игла с неслышным хрустом сломалась о пряжку пояса Аргаррона. Адмирал с развороченной грудью упал на палубу, вяло дергаясь. Архидемон не без удовольствия пленил и его душу. Что ж, неплохо. Пять ворожей, маг и адмирал… Недурственная добыча. Если бы еще был жив лорд Деймос, способный обеспечить нужные ритуалы, не отвлекая самого Аргаррона при этом….

В архидемона ударило несколько одиночных сгустков Светлой магии, которые обожгли кожу, нанеся неприятные, но неопасные ожоги. Аргаррон, грязно ругаясь, повернулся. Про трех оставшихся ворожей-то он и забыл! Девушки стояли плечом к плечу, а с их скипетров сыпались крестообразные заряды, обжигающие плоть архидемона. Тот рыкнул и бросил в ворожей огненный шар. Когда белокрылые аристократки Радужного Города исчезли во взрыве, Аргаррон оплел хвостом всё еще торчащий из спины меч и с хрустом его выдернул.

«Мне это начинает надоедать, — подумал он. — Сколько раз еще мне всадят клинок в спину?»

Меч адмирала отправился в Великую Бездну, а архидемон произнес несколько слов, расправив крылья. Заклинание вступило в резонанс с магией корабля, нарушая слаженную работу волшебных механизмов. Аргаррон хрипло хохотнул и взлетел.

Едва его ноги оторвались от палубы, в недрах флагманского корабля Алашома раздался взрыв, затем еще несколько. Дредноут, искореженный внутренними магическими выбросами, накренился. Из всех отверстий хлестало пламя, в Великую Бездну сыпались обломки и члены экипажа. Взлетевший архидемон, тяжело взмахивая крыльями, направился к дирижаблю Императора.

Аргаррон тяжело рухнул на взлетную палубу дирижабля, сейчас практически пустую. Все вертопланы с гросками в кабинах сейчас были в гуще битвы. Однако из дверей ангара на площадку выбежало несколько жрецов, которые, видимо, наколдовывали защитные чары на взлетающие вертопланы.

— Повелитель! — Один из старших жрецов помог архидемону встать. — Как они посмели!

— Крови, — прохрипел Аргаррон, и один из жрецов бросился в недра корабля.

Жрецы подтащили израненного Повелителя к небольшому капищу в ангаре и усадили рядом с алтарем. Вернулся жрец, притащивший рабыню — юную шуольскую девушку. Та слабо вырывалась, но силы были явно не те, чтобы справиться с матерым гарром. Взметнулся нож, и кровь из рассеченного горла хлынула на алтарь. Девушка захрипела, дергаясь в конвульсиях в руках жрецов. Вскоре она затихла, а ее кровь окрасила в алый цвет алтарь и стены вокруг него. Жрец брезгливо отпихнул труп ногой.

Раны архидемона тут же начали затягиваться, а глаза разгорелись с прежней силой. Он мог бы и сам исцелить тело, но на это потребовалось бы довольно много сил, которые архидемон предпочел сберечь ценой жизни всего лишь одной рабыни, принесенной в жертву в непосредственной близости от него.

Аргаррон поднялся, окинул взглядом жрецов.

— Вы будете вознаграждены, — сказал он. — Все получат по сотне невольников и золота в количестве собственного веса!

Гарры преклонили колени, а старший из них лишь склонил голову. Повелитель умел не только карать, но и вознаграждать за верность.


Бой постепенно сходил на нет. Вымотавшиеся воины возвращались на корабли и острова, главные силы отходили для перегруппировки. Тем более что у шуолов погибло всё командование, и магическую поддержку осуществлять тоже было некому.

Аргаррон, полностью оправившийся от последствий вылазки, взошел на мостик флагманского дирижабля и осмотрел место битвы. Главный остров гаррской армады всё еще горел, а от его цитадели не осталось ни одной целой постройки. Архидемон лишь надеялся, что колоссальные материальные средства, находящиеся внутри, хотя бы частично уцелели.

Император посмотрел вслед организованно отступающим шуолам.

— Мы атакуем их сейчас, Повелитель? — спросил он. — По-моему, самое время…

— Нет. — Аргаррон немного сощурился. — Возвращаемся на Горнагар.

— Но…

— Немедленно! — Архидемон повернулся к Императору и посмотрел ему в глаза. — Если мы будем преследовать их на их территории, то последствия могут быть катастрофическими. Выиграть битву и проиграть войну — самое обидное, что может случиться. Не самое страшное, но самое обидное. Так что поворачивай.

— Да, Повелитель. — Император чуть склонил рогатую голову и принялся отдавать распоряжения по Эху Тьмы.

Армада Аргаррона, неспешно развернувшись, двинулась в обратном направлении, прекратив наступление. Ценой огромных и невосполнимых потерь шуолы всё же добились своего: до Алашома гарры не дошли.


Ростислав сидел в каюте корабля и смотрел на покоящийся в цветке Мирласа хрустальный шар. Его посещали неприятные мысли. Например, он не знал, можно ли дать родителям новые тела, или же придется разбить шар и выпустить души на свободу, дабы те обрели спокойное посмертие. При мысли о втором варианте на глаза навернулись слезы. Ростислав только теперь, когда на время миновали все опасности, осознал, насколько он соскучился по родителям.

«Хочешь поговорить»? — вдруг спросил Мирлас.

«Что?» — не понял юноша, погруженный в мрачные мысли.

«Хочешь поговорить с родителями? — повторил лотофаг, затем пояснил: — Я сумел подобрать частоту…»

«Конечно!» — Ростислав вскочил, задев крыльями какой-то канделябр, который с грохотом упал.

«Тогда сядь и расслабься».

Ростислав опустился обратно на диван и откинулся на спинку, прикрыв глаза. В мозгу сначала был какой-то шум, а потом всё сознание заполонило калейдоскопом образов, из которых в конце концов сложились знакомые лица…

«Мама! Папа!» — мысленно воскликнул он, подавив желание броситься незнамо куда.

«Ростик? — Мамин голос, звучавший в мозгу Ростислава, показался ему каким-то неуверенным. — Что происходит?..»

«Вы не слышали меня там, в камере?..»

«Слышали, но мало что поняли, — подал голос отец. — Всё это слишком смахивает на бред или какой-то спектакль».

«Это не бред, папа… Это и вправду другой мир».

«Бог с ним. — Ростиславу показалось, что отец махнул рукой. — Ты лучше скажи, во что ты ввязался? Что за беготня, стрельба и поножовщина?»

Ростислав вздохнул и пересказал историю своего пребывания в Каеноре еще раз, добавив события на острове Горнагар. Максим Алексеевич его изредка перебивал, задавая вопросы, и сын на них отвечал, если мог.

«Всё же я не пойму, при чем тут ты и при чем тут мы, — сказала мама. — Ты же говоришь, эти квостры могут вернуть тебя назад… с самого начала могли. Почему ты не вернулся? Ты о нас подумал?»

Юноша опустил взгляд.

«Прости, мам… Я… честное слово… Просто так получилось, что я виноват перед всеми».

«Откуда тебе было знать?»

«Погоди, Аня, — остановил супругу Максим Алексеевич. — Сын, ты должен исправить ошибку, раз уж допустил ее».

«Понимаешь, я должен справиться с таким, что мне и не снилось в нашем мире».

«Стой, не теряй веры в себя. Ты у меня всегда находил выход, не разочаруй нас и здесь. Более того, ты не должен опозорить наш мир, отступившись, и нашу страну тоже».

«Максим…» — с нажимом произнесла Анна Петровна, у которой «великодержавный шовинизм» мужа, как она считала, сидел уже в печенках.

«Быстрее, Ростислав, у меня силы кончаются канал держать», — встрял Мирлас.

Судя по всему, это слышали и родители, которые быстро начали прощаться.

«Давай, сын, покажи себя», — сказал отец, после чего Коротков-младший снова ощутил себя в каюте.

Первое, что он почувствовал, — это дикая жажда. Ростислав мгновенно схватил стоящий на столе кувшин и припал к нему губами.

«Прости, мне нужны были силы, — подал голос Мирлас. — Пришлось взять у тебя влаги. Надеюсь, ты не против…»

«Не против, — ответил парень, ставя полупустой кувшин на стол. — Только в следующий раз предупреждай, ладно?»

«Конечно…»

Ростиславу показалось, что лотофаг смущен.

«Мирлас», — обратился к нему Ростислав.

«Что?»

«Спасибо… мне этого как раз не хватало».

«Пожалуйста… мне было не особенно трудно, после того как я нашел нужную частоту».

Ростислав потянулся и вышел на палубу. Утренний воздух обласкал лицо прохладой, встающее из белесой Великой Бездны солнце освещало уже ставшие привычными нагромождения облаков, касалось корабля золотистыми лучами.

«Как красиво, — в очередной раз подумал Избранник. — Даже исключительно из-за этого стоит сражаться за этот мир…»

Он прикрыл глаза и слегка коснулся сознанием Небесной Тропы, чтобы обострить ощущения от утра. Сейчас все проблемы отступили на задний план, когда лучи утреннего солнца ласкали расправленные крылья юноши, а прохладный воздух касался тела.

Ростислав недолго постоял, восстанавливая магические Силы от Сил Воздуха. На мгновение, когда юноша коснулся Небесной Тропы, он как всегда ощутил себя невесомым. крылья словно раскинулись на всё небо, по крупице вбирая часть той колоссальной мощи, что двигала всеми ветрами Каенора.

Со стороны же это выглядело, будто юноша просто о чем-то блаженно замечтался, прикрыв глаза и слегка расправив крылья…


Аргаррон сидел в заклинательном покое на флагманском острове, который глубоко внутри почти не пострадал. На черном каменном столе стоял на подставке шар из черного хрусталя, по которому изредка пробегали алые и оранжевые всполохи.

В шаре постепенно проявилось изображение: потрепанный летающий корвет из Радужного Города с четырьмя существами на борту. И еще было две души внутри хрустального шарика, лежащего сейчас в каюте. Архидемон улыбнулся.

«Я нашел тебя», — подумал он, после чего произнес вслух несколько заклинаний. Раз его лучшего помощника убили, он вызовет другого. Может быть, не столь полезного, но всё равно хорошего.

Воздух в центре зала завибрировал, потом вспыхнул багровым пламенем, из которого выступила стройная девушка с перепончатыми крыльями за спиной. Ее кожа отливала краснотой, а в глазах горело оранжевое пламя. Гостья была полностью обнажена, а сзади свисал не лишенный элегантности длинный хвост с костяной стрелочкой на конце. Дополняли картину торчащие из пышной гривы огненно-рыжих волос аккуратные острые рожки, чуть загнутые назад. Суккуб.

— Офелия, — со всей нежностью, на которую был способен, произнес Аргаррон, улыбнувшись во всю пасть.

— О мой Повелитель! — Суккуб подскочила к архидемону и повисла на его могучей шее. — Я так скучала по тебе!.. Почему ты меня так долго не вызывал, я соскучилась…

Ее рука при этом недвусмысленно поглаживала архидемона по могучей груди, а хвост начал ловко распутывать завязки доспехов.

— Малышка! — Архидемон ласково хлопнул суккуба по ягодицам. — У меня для тебя есть задание.

— Ну вот, сразу о делах… — Демонесса делано надула губки. — Разве это не может чуть-чуть подождать?

— Ну… — Архидемона вдруг посетила мысль, что и он соскучился по ласкам Офелии. — Давай я тебе объясню, в чем задание, а потом мы развлечемся немного, хорошо?

— Ты самый лучший. — Суккуб куснула острыми зубками шею Аргаррона, отчего тот еле сдержался, чтобы не овладеть ею немедленно на этом самом месте.

Архидемон нежно отстранил демонессу, после чего подвел ее к шару.

— Вот, смотри, малышка. — Он обнял девушку за талию, чуть поглаживая бархатистую кожу. — Видишь корабль?

— Да, вижу.

— Сделай мне вот что… — Аргаррон наклонился к острому ушку и прошептал несколько предложений. Демонесса хихикнула.

— Это по мне, — сказала она. — Только сперва я хочу тебя .

Она решительным движением расстегнула доспех на архидемоне. Тот помог суккубу, выскользнув из одежды, потом притянул девушку к себе, держа ее за бедра когтистыми руками. Та издала громкий стон наслаждения и подалась вперед отточенным движением опытной блудницы…

Из покоев архидемона суккуб вышла только спустя пару часов. Она подмигнула стоящему у дверей караульному, после чего расправила небольшие крылья и исчезла в багровом облачке, которое вылетело в раскрытое окно и унеслось вдаль…


К замечтавшемуся Ростиславу сзади подошла Лия и прильнула к парню, обняв крыльями. Тот с улыбкой повернулся к любимой и обхватил руками ее талию.

— Где Грэг? — спросил он.

— У штурвала. — Лия лукаво улыбнулась, потянув Избранника к каюте. — Пойдем, он нас не побеспокоит…

— А… э… — Ростислав было замялся, но потом послушно пошел за Лией. — А как же мои родители?

«Не беспокойся, — сказал Мирлас, — с ними буду я…»

«Мирлас, а ты не мог бы…» — начал мысль Ростислав, но лотофаг, похоже, и сам знал.

«Мог бы», — сказал он, и стебли с листьями заскользили с тела Ростислава.

В каюту юноша зашел уже одетый в свои крутку и штаны, в которых сбежал из плена. На столе уже не было хрустального шара с душами, а занавеси были заботливо задернуты.

Лия, увлекая юношу за собой, распустила каскад своих шелковых волос, после чего, улыбнувшись, несколькими соблазнительными движениями выскользнула из одежды.

Ростислав в очередной раз восхитился красотой своей возлюбленной и шагнул к ней. Он успел подумать, что очень соскучился по Лии, хотя и видел ее довольно часто. Впрочем, видел он ее лишь в качестве ворожеи, а вот в качестве девушки…

Мысль так и не закончилась. Лия, очень быстро и умело освободив Ростислава от одежды, прильнула к нему и увлекла за собой на кровать. Юноша потянулся было ее поцеловать, но та обняла его и вскоре оказалась сверху. Ростислав при этом едва не подвернул крыло, но всё же устроился поудобнее.

Они слились в объятиях, и Ростислав при этом громко охнул от переполнивших его чувств и ощущений. Раньше, в первый раз, он не заметил за Лией такой страсти. Словно сквозь туман он видел двигающуюся на нем крылатую девушку, которая, казалось, тоже ничего не замечает вокруг от страсти…

Неизвестно, сколько прошло времени, но дверь неожиданно открылась, и в Лию тут же ударил ослепительно-белый луч, следом за которым полоснула очередь алых огненных стрел. Ростислав закричал, когда увидел, что его любовница — вовсе не Лия, а девушка с пышными формами, красной кожей и растрепавшейся гривой ярко-рыжих волос.

Суккуб!

Юноша попытался спихнуть с себя демонессу, но ощутил в конечностях такую слабость, что не смог даже дернуться. Впрочем, та сама взвизгнула и откатилась в сторону, увернувшись от второго луча, сорвавшегося с рук стоящей в дверях настоящей Лии, и от молнии маячившего в проеме Грэга, который во второй руке держал Мирласа.

Суккуб быстро взглянула на всех присутствующих, показала Лии синюшный язык и исчезла в красноватом облаке с глухим хлопком, который обычно издают лопнувшие воздушные шарики.

Ростислав застонал. Всё его существо, как ему казалось, сосредоточилось там, в половых органах, всё остальное совершенно потеряло чувствительность, словно он умудрился отлежать сразу и руки, и ноги, и даже челюсть.

Грэг что-то сказал и ринулся обратно на палубу, а Лия подбежала к кровати и быстро поставила ладони над грудью Ростислава. С ее рук полилось белое сияние, которое прогоняло онемение, гасило постыдную страсть… Юноша задышал ровнее, нашел в себе силы повернуть голову и посмотреть Лии в глаза.

— Прости меня, — сказал он тихо. — Я не знал…

— Ты не виноват, — ответила Лия, опускаясь рядом с ним на кровать и укрывая его одеялом. — Ни суккуба, ни инкуба так просто не распознать, если они маскируются под кого-то. Тем более тем, на кого они нацелились. Появление этой стервы означает одно: Аргаррон не забыл и не простил тебе смерть лорда Деймоса и будет мстить.

— Что со мной?

— Ничего особенного. — Лия погладила Ростислава по голой груди. — Просто… суккуб высосала почти всю твою жизненную силу, и если бы я опоздала хоть на минуту, то тебя было бы не спасти…

— Как?

— Если бы ты излил в нее свое семя… а произошло бы это в течение минуты, я думаю… Так вот, если бы это произошло, она полностью завладела бы твоей душой и ты стал бы ее рабом навечно.

Ростислав нервно сглотнул. Лия рассуждала о подобных вещах непринужденно и буднично, словно речь шла о конторской работе, а не о судьбе бессмертной души.

— А как ты догадалась, что со мной суккуб? — спросил он.

— Да я вообще-то спала, — ответила ворожея. — Приткнулась на корме, и всё… Если бы Мирлас меня не разбудил, тебя бы уже не было в живых. Скажи ему спасибо, что он псионик, каких мало. Сразу распознал демонессу, которая почти потеряла контроль, увидев тебя. Аргаррон ее, наверное, измучил воздержанием…

— Мне так стыдно… — Ростислав вздохнул. — Я попался, как мальчишка… Причем видел ведь суккубов раньше.

Он боялся возможной иронии девушки по этому поводу, но та осталась серьезной.

— Не стыдись, — сказала она. — Ты ведь думал, что это я…

— Я подозревал, что не ты, — честно признался юноша. — Но не мог быть уверенным, что это суккуб…

— Ладно. — Лия улыбнулась. — Посмотри на это с другой стороны: ты всё же получил удовольствие.

Она явно подтрунивала над Ростиславом, и ей удалось его смутить. Юноша отвел взгляд, чувствуя, как пылают уши. Что бы там ни было, объятия суккуба принесли незабываемые впечатления. И если с Лией всё было нежно и спокойно, то у суккуба, наоборот, на первом месте стояли бешеная страсть и жар.

— Ну зачем ты так… — выдавил он. — Я же тебя люблю, а не демонессу…

— Не принимай это так близко к сердцу, — сказала Лия и, наклонившись, поцеловала Ростислава в щеку. — Никто не в силах совладать со своей плотью с определенного момента… Так уж мы, живые, устроены.

— Ты не сердишься на меня?

— Конечно нет, глупенький… На что сердиться? На естество живого существа?

Ростислав расслабился. Ему всё еще было стыдно за свою страсть в отношении суккуба, но слова Лии немного успокаивали. Вообще, мораль квостров несколько отличалась от той, к которой он привык дома, и это периодически создавало ситуации, щекотливые для Ростислава, но которые ничуть не смущали Лию.

— Отдыхай пока. — Она встала и поправила одеяло. — До Радужного Города еще далеко, успеешь отоспаться. А я защиту поставлю на комнату, чтобы демонесса больше не пролезла.

— Хорошо, спасибо. — Юноша улыбнулся. Действительно, ему не мешало бы сейчас выспаться: несмотря на целительное волшебство ворожеи, он чувствовал нечеловеческую усталость.

Когда Лия вышла, Ростислав уже крепко спал безмятежным сном праведника.


Машали Первый стоял перед зеркалом, в котором отражался не он, а Архимаг Лоарин. Квостр только что выслушал сводку потерь, после чего сильно помрачнел лицом.

— Два квода, — наконец сказал он после тяжелой паузы. — Два квода, лучший маг Воздуха и почти все посланные рыцари… Нам некем заменить их, ваше величество.

Король шуолов вздохнул и сказал:

— Нам больше не удастся встретить архидемона вот так — прижав к зоне легкости и застав практически врасплох. Придется организовывать оборону Алашома, а лучше сразу Радужного Города…

— Я понимаю… Хорошо, я вышлю немного друидов и пару боевых магов. Это всё, что я могу позволить сейчас. Сам понимаешь, и так придется затыкать дыры в обороне гениями стихий или мальчишками со старших курсов Академии.

— Конечно. — Король кивнул. — Я всё понимаю. Как насчет помощи Всадников? Они же не останутся в стороне?

— Мы вызывали их на связь, но Старший Брат Унарос сказал, что они подумают и потом сами нам сообщат. Пока вестей от них не было.

— Что, если атаковать самим? — спросил Машали Первый. — Уверен, архидемон такого не ждет от нас…

Архимаг на мгновение призадумался, потом покачал головой.

— Нет. Слишком велик риск. Думаю, Аргаррон прознает про контрудар еще на этапе подготовки и успеет устроить достойную встречу. Идти ва-банк мы просто не имеем права.

— Почему?

— По той же причине, что и в прошлый раз. На карте — судьба Каенора, ни больше ни меньше. И если не мы, никто архидемону не помешает бросить наш мир в топку собственного возвеличивания.

— Ясно. Тогда до завтра?

— Да. Завтра вечером свяжемся еще раз, надо будет распределить магические силы в оптимальном порядке для защиты Алашома и Радужного Города.

— До встречи, друг Лоарин.

— До встречи, ваше величество.

Зеркало погасло. Король устало откинулся в кресле, прикрыв глаза. Он, восходя на престол, даже не предполагал, что все страшные истории, рассказанные отцом про Аргаррона, обретут плоть и кровь при его, Машали, жизни. Будущее казалось радужным и безоблачным, как небо над городом квостров, но Аргаррон вернулся, причем еще более могущественным, чем раньше. Доказательством служило сообщение о полном разгроме могущественного Братства Молота, которое архидемон сокрушил за какую-то неделю.

В дверь, постучавшись, зашел адъютант. Щелкнул каблуками и сказал:

— Прошу прощения, ваше величество. Там пришла капитан Касси.

— Пусть зайдет.

— Да, ваше величество. — Адъютант поклонился и вышел, а спустя минуту в комнату вошла стройная девушка-квостр, одетая в мундир Воздушного флота, с сизыми крыльями за спиной.

— Здравствуй, Касси, — сказал король и выдавил улыбку. — Что-то случилось?

Девушка подняла взгляд серо-голубых глаз. Она, несмотря на относительную для квостров молодость, была уже в чине капитана и состояла на должности военного консультанта шуолов, обучая алашомскую молодежь вести воздушные бои. Надо сказать, смелости и боевым навыкам Касси едва ли находились аналоги во всей армии Машали Первого, и король всегда приводил военного консультанта в пример выпускникам офицерских курсов.

— Ваше величество! — Капитан козырнула, как это было принято у квостров. — Прошу разрешения участвовать в обороне Алашома.

— Но ты же и так руководишь размещением групп воздушного прикрытия, — удивился король. — Что-то не так?

— Я имею в виду не консультации по тактике и обороне, а непосредственные действия. Прошу дать под мое командование линкор «Маргаррат». Или какой-нибудь из крейсеров.

Машали задумался. Касси была, пожалуй, единственным офицерам в армии, кому бы он доверил любой из оставшихся кораблей. Даже линкор «Маргаррат», немного устаревший, но всё еще грозный корабль, который после недавней битвы стал флагманом флота. Но в случае чего Касси заменить было некем. Физически. Вообще король сомневался, что даже в Радужном Городе найдется еще один такой же смелый и самоотверженный офицер, который при этом еще был бы и квалифицированным специалистом военного дела.

— Касси, — сказал Машали, — я не хочу рисковать тобой… Понимаешь, я доверил бы тебе весь флот, если бы не дурацкие устои, не дающие мне повысить тебя до адмиральского звания в такие ударные сроки… Но я попросту не смогу тебя заменить, случись что с тобой в воздушном бою. Понимаешь?

— Да, ваше величество. — Касси чуть склонила голову но, как показалось Машали Первому, сохранить голос бесстрастным девушке стоило немалых усилий. — Могу я в таком случае рассчитывать хотя бы на право принять командование в случае чего?

— Это минимум, что мне следует сделать для тебя, Касси, — сказал король. — Я еще проверю, что смогу сделать относительно твоего назначения на «Маргаррат»… И, пожалуй, изменю твой статус на том корабле, где ты служишь, с консультативного на капитанский.

— Спасибо, ваше величество. — Касси козырнула. — Я могу идти?

— Да, конечно.

Капитан вышла, а король, глядя на свисающий между крыльев аккуратный хвост волос, подумал, что в случае ее гибели ему будет очень не хватать ее не только как офицера и специалиста, но и просто как красивой девушки.

— Жаль, что она квостр, а не шуол, — сказал Машали вслух. — Из нее бы получилась отличная принцесса… ну, или, по крайней мере, фрейлина.


Ростислав и Лия стояли на носу корабля, глядя на приближающийся Радужный Город. Пока они летели над Алашомом, их несколько раз останавливали патрули шуолов на легких и быстрых катерах, один раз патруль состоял из всадников на птицах рух. Ростислав немного опасался возможной задержки, но шуолы, узнавая Избранника, пропускали корабль без проволочек.

— Лия, а твой отец не очень рассердится на нас? — спросил юноша.

— Ну, он вообще не склонен сердиться. — Лия приподняла голову, которую держала у Ростислава на плече. — Сейчас он, наверное, очень занят подготовкой обороны…

— Не говори ему про суккуба, ладно?

— Почему?.. Это имеет некоторое значение.

— Я прошу. — Юноша почувствовал, как снова покраснели уши. — Мне всё еще стыдно.

— Ну ладно. — Лия дернула крыльями. — Раз ты так хочешь…


«Можно вопрос?» — подал голос Мирлас, который сейчас облегал Избранника одеждой из листьев.

«Попробуй…»

«Твоя психологическая матрица сильно отличается от матрицы квостров… Как ты умудряешься уживаться с ними?»

«Сам не знаю… просто веду себя как обычно… — Ростислав дернул крыльями. — Вообще мой народ считает, что нашу психологию трудно объяснить с точки зрения логики…»

«Я бы многое дал, чтобы пожить в твоем мире», — осторожно заметил Мирлас.

«Я не против, — отозвался Ростислав. — Только там хорошего мало».

«Можно подумать, здесь много». — Юноше показалось, что лотофаг фыркнул.

Корабль тем временем подрулил к пирсу, где их уже ждали — наверняка шуолы сообщили в Радужный о возвращении Избранника. На пирсе толпились квостры, и, едва Ростислав с Лией попали в их поле зрения, все разразились восторженным ревом. Захлопали крылья, когда кто-то взлетел, грянула музыка.

— Ну что, пошли? — спросил Ростислав, с улыбкой глянув на Лию.

— Пошли. — Девушка взялась за предложенную руку.

Они вместе шагнули на мрамор нависающего над Великой Бездной пирса, и навстречу им шагнул Архимаг Лоарин. Он посмотрел на дочь, потом на Избранника и вдруг добродушно улыбнулся.

— С возвращением, дочь моя. И тебя тоже, Избранник Ростислав.

Ростислав слегка поклонился, как было положено по этикету, Лия кивнула. Архимаг увидел выходящего с палубы Грэга и чуть склонил голову.

— Здравствуй еще раз, благородный посланник ШаТора. Прошу тебя быть нашим гостем.

— Почту за честь, — отозвался Грэг.

Всех троих отвели с почетным эскортом во дворец Архимага. Ростислав нашел в себе силы махать восторженным горожанам рукой и скромно улыбаться. К груди юноша прижимал хрустальный шар с душами родителей, который хотел показать Ломдар-Каюну сразу после прибытия.

Мирлас затих, явно тоже глазел по сторонам. Надо сказать, это вообще был первый лотофаг в Радужном Городе, до того эта раса вела довольно замкнутый образ жизни, мало интересуясь судьбой Каенора. Очевидно, их мнение на корню изменило пришествие к ним крииса Та-Аксе.

Лия, взяв шакмара под руку, быстро отвела его в сторону, где стояли несколько магов, входящих в Совет. Вся знать толпилась вокруг Ростислава, но члены Совета Магов, очевидно, не нуждались в подобных восторгах. Ростислав подумал, что Лия просто захотела представить Грэга сливкам магического общества в Радужном Городе, но ее планы были более оригинальными.

Ростислав сначала хотел их окликнуть, но потом передумал и направился за гвардейцами, которые провели его кажущимися бесконечными коридорами в огромный зал, отделанный хрусталем и кристаллами. В центре возвышался граненый обелиск из синего стекла, внутри которого что-то мягко светилось. Это являлось единственным источником света, и углы зала были погружены во мрак.

«Всевидящий Оракул, — пискнул Мирлас. — Вот уж не думал, что увижу его вот так…»

Из-за колоссальной колонны вышел Ломдар-Каюн и улыбнулся.

— Ну, здравствуй, мальчик мой, — сказал он и обнял юношу. — Я так рад, что ты вернулся.

— Спасибо, Учитель. — Ростислав чуть смущенно улыбнулся. — Я тоже рад.

— Ростислав, обещай, что никогда не будешь больше так рисковать, — сказал старый маг. — Поверь, когда на карту поставлена судьба всего Каенора, ни одна жизнь или душа не стоит миллионов.

Ростиславу показалось, что Учитель неспроста попросил его об этом обещании.

— Хорошо, обещаю, — сказал Ростислав, потом протянул квостру шар с душами. — Учитель, я…

— Знаю, — перебил Ломдар-Каюн. — Всё знаю, всё видел. Я помогу. Но после того, как архидемон будет побежден.

— А почему не сейчас?

— Ну, во-первых, если Аргаррон всё же победит, то всё равно погибнешь ты и погибнут твои родители. Во-вторых, тебе сейчас попросту не стоит отвлекаться от обучения, тем более когда мы выгадали несколько недель…

— Как?

— А, ну ты же не всё знаешь… Невдалеке от Алашома была битва между флотом шуолов и армией Аргаррона. Нашим союзникам удалось потрепать архидемона и отбросить его обратно на разоренный Горнагар.

— Вот видишь, Учитель, не такой уж он и крутой, этот Аргаррон! — радостно воскликнул Ростислав. Его даже посетила шальная мысль: может, до битвы с архидемоном и не дойдет вообще.

Лицо Ломдар-Каюна осталось серьезным.

— Мы потеряли очень многих, Ростислав. — После этих слов улыбка Избранника увяла. — Мага Олланара не заменить никакими гениями или магами помладше, два квода ворожей тоже восстановят нескоро. Я уж не говорю о потерях наших союзников.

«Может, представишь нас? — вдруг подал голос Мирлас. — Извини, что встреваю, но маг уже давно заметил меня и ждет того же самого».

— А, да… — Ростислав протянул руку ладонью вверх, в которой почти мгновенно вырос большой цветок. — Позволь представить тебе Мирласа, моего… моего…

— Симбионта, — сказал Ломдар-Каюн, потом посмотрел на лотофага. Видимо, что-то мысленно передал, потому что Ростислав почувствовал легкое покалывание в голове в районе темени.

— Ну как? — спросил юноша.

— Прекрасно. — Ломдар-Каюн улыбнулся. — Сегодня иди и отдохни с дороги, а с завтрашнего дня я и Т'зиро возьмемся за тебя всерьез. И так много времени потеряли. Благодаря твоему новому другу обучение можно будет ускорить раз в десять, но всё равно времени мало.

Ростислав вздохнул и улыбнулся.

— Что угодно, Учитель, — сказал он, отдав шар магу. Ему сейчас было хорошо. Он был готов на всё, и даже архидемон казался не главной опасностью, а досадной помехой на пути к встрече с родителями.

11

Аргаррон лежал у себя на огромной постели, а на его груди посапывала свернувшаяся комочком Офелия. Эта ночь была самым приятным, что происходило с архидемоном за его нынешнюю инкарнацию, и он ругал себя последними словами, что не вызвал суккуба раньше. В самом деле, сил на ее вызов ушло бы относительно немного, а наслаждение она могла доставлять несравнимое ни с чем. Впрочем, другой пользы от нее практически не было.

Лапа архидемона ленивыми движениями поглаживала тело суккуба. Та что-то мурлыкала в полудреме, иногда дергая хвостом. Крылья демонессы обнимали Аргаррона за плечи, и тот испытывал чувство, сопоставимое с неуклюжей нежностью. На спине суккуба еще виднелся след от попадания Истинного Света, которым в злобе приложила ее ворожея, когда Избранник уже почти что стал пленником Офелии.

«Ну, ничего, — подумал Аргаррон, — раз я пока застрял на Горнагаре, значит, надо изменить тактику. Если не выходит блицкриг, перейдем к осаде».

— Малышка! — Он осторожно потряс суккуба за плечо.

— Мм?.. — Офелия подняла на него взгляд и сладко зевнула, показав клыки.

При мысли об игривых покусываниях в самых неожиданных местах Аргаррона посетило желание задержаться в покоях еще ненадолго, но он погнал его прочь: работы было выше крыши, он и так позволил себе непростительно долгий отдых.

— Прости, малышка, мне надо работать, — сказал архидемон, вставая с кровати. Демонессу он аккуратно положил на черный шелк простыней, смятых после бурной ночи.

— Вот всегда так. — Офелия надулась, перекатилась на живот и, согнув ноги в коленях, оплела их хвостом.

Аргаррон погрозил ей пальцем:

— Офелия, я тебя очень ценю, но и о делах нельзя забывать…

— Вызови мне Асмургаррона, — попросила Офелия. — Я его хочу.

Тут архидемон, уже открывший пасть для ответа, задумался. Асмургаррон был могущественным демоном, который мог стать неплохой заменой развоплощенному Деймосу, но имелась одна загвоздка или даже две: во-первых, Аргаррон весьма сомневался в преданности этого типа, а во-вторых, он совершенно непотребно и по-смертному ревновал к нему Офелию. Впрочем, последняя могла послужить неплохим рычагом воздействия…

— Хорошо, — сказал Аргаррон. — Но ты должна будешь убедить его служить мне.

— Конечно, дорогой. — Суккуб открыла ротик и поиграла языком между губами. — Он согласится на что угодно, когда я поиграю на его флейте.

Архидемон рыкнул и вышел. Он, безусловно, знал, что в одиночку суккуба не удавалось удовлетворить еще никому, но всё равно он хотел, чтобы Офелия принадлежала ему и только ему. Вся она, во плоти ли, или без, но только для него одного.

«Когда я стану богом, она будет моей», — подумал архидемон, заходя в заклинательный покой.

Несколько ассистентов-колдунов оторвались от своих занятий и безмолвно подошли к своему Повелителю.

— Готовьте гексаграмму, — сказал Аргаррон. — Я должен вызвать себе кое-кого.

Колдуны засуетились, а архидемон потянулся сознанием в Астрал, где над его духовной сущностью кружил смерч из плененных душ. Он начал вбирать в себя их энергию, и тут же тонкая струйка силы превратилась в поток, когда несчастных призраков начал терзать ужасный холод. Несколько из них развоплотилось, но Аргаррону было наплевать: десятком больше, десятком меньше…

Когда архидемон снова сосредоточился на материальном мире, насыпанная волшебным песком гексаграмма уже была готова, а колдуны жались к стенкам, внимательно наблюдая за Повелителем.

Повинуясь жестам и словам архидемона, нити волшебных потоков слились в багрово-черный узор, являющийся как бы продолжением гексаграммы и накрывающий ее подобием купола.

— Жертву! — приказал архидемон, и внутрь горящего узора полетел карлик с вырванным на алтаре сердцем.

Нити вспыхнули, и ударной волной разбросало всех колдунов. Аргаррон стоял посреди бушующих потоков, расправив крылья и раскинув в стороны руки.

— Приди, Асмургаррон! — выкрикнул архидемон. — Приди, ибо я, Аргаррон, призываю тебя!

В зал вошла Офелия и встала у дверей, облокотившись на стену. Если бы Аргаррон ее увидел сейчас, возможно, он бы потерял контроль над заклинанием и неизвестно чем бы это кончилось. Но архидемон смотрел в другую сторону, на проявляющуюся в потоках багрово-алого огня фигуру — почти с самого Аргаррона размером, похожую на кошмарного вида скорпиона с осиными крыльями и мощными задними ногами, которые позволяли ходить прямо.

В следующий миг всё резко стихло, и Аргаррон взревел от отдачи, когда в него ушел весь излишек энергии. Сзади к нему подошла Офелии и обняла, пощекотав грудь коготками.

— Спасибо, дорогой, — мурлыкнула она, потом посмотрела на Асмургаррона. — Асмур, привет, я скучала.

— О… — проскрипел демон, выходя из гексаграммы. Его хитиновый хвост волочился по полу со зловещим шуршанием, на кончике жала дрожала капля яда. — Офелия, сколько лет, сколько зим! — Он перевел взгляд фасетчатых глаз на архидемона. — Аргаррон… что ж, вижу, собирается старая добрая команда из преисподней… Ну здравствуй, старый пират!

— Здравствуй, Асмургаррон! — Демоны обменялись рукопожатием и неискренне обнялись.

— Дорогой, оставишь нас на пару… часов? — спросила Офелия, чуть скребя коготками по спине Аргаррона.

— Конечно, — оскалился архидемон. — У меня куча дел. Объяснишь Асмуру, что к чему?

— С радостью. — Демонесса улыбнулась. — Немедленно.

Аргаррон вышел, услышав, как Офелия, пискнув, повисла на демоне. Когда нужно было, суккуб могла выглядеть очень искренней. Архидемон отказывался понимать, что Офелия нашла в этом хитиновом уроде, у которого даже нормального любовного мускула не было, не то что у него, Аргаррона.

Архидемон, идя по коридору, поймал себя на мысли, что думает не о делах, а исключительно о том, как Офелия совокупляется с Асмургарроном.

«И что она в нем находит? — зло думал он. — Таракан несчастный. Ничтожество… пару смертных замучает и счастлив до повизгивания… Но боец хороший, что ни говори. Правда, надо его держать подальше от алтаря, а то насосется дармовой силой и обнаглеет».

Аргаррон вернулся в кабинет и жестом пригласил заходить по одному толпящихся у дверей офицеров, посыльных и прочих страждущих с докладами.

За делами архидемон даже не заметил, как стемнело.

За день он перебрал целую гору бумаг, отдал распоряжения, касающиеся обороны и обустройства Горнагара и прилегающих островов, добился, чтобы предприятия карликов снова заработали. Правда, пришлось ставить к станкам зомби и рабов, что не могло не сказаться на производительности, но это было лучше, чем ничего.

Аргаррон переформировал военные подразделения, распределив вооружение, воинов и транспорт, наладил выдачу провианта — тем, кто в этом нуждался, разумеется. Для ходячих мертвецов провианта не требовалось, для вызванных недавно некромантами призраков тем более.

В распределении ключевых должностей тоже было не всё в порядке. Обязанности главного жреца архидемон возложил на наиболее толкового колдуна из гарров, но заменить Деймоса по эффективности жертвоприношений он, увы, не мог. Администрацию на Горнагаре и в окрестностях пришлось передать Императору, который и без того еженедельно был вынужден выходить на связь с Грамбом, когда вопросы тамошнего управления требовали его слова.

Архидемон полагал, что его тело не может физически устать. Но в каком-то смысле он всё же устал от бесконечной беготни, суеты, неумолкающих вызовов шара Эха Тьмы, тупости и разгильдяйства подчиненных. Пришлось срубить немало бестолковых голов, прежде чем на должностях появились хоть что-то соображающие индивиды.

Когда дела были улажены, Аргаррон вернулся к себе и узрел на своей кровати Офелию, призывно на него смотрящую. После ее воздушного поцелуя Аргаррону захотелось взвыть, но он сдержался.

— Может, потом? — спросил он. — Я вымотался, как не знаю кто.

Офелия, как обычно, когда ее что-то не устраивало, надула губки и укоризненно посмотрела на могучего архидемона.

— Может, Асмургаррона позовем? — спросила она, улыбнувшись. — Втроем веселее будет.

— Зови. — Архидемон взмахнул рукой. — Устроим старую добрую оргию на троих.

— Я здесь уже, — сказал Асмургаррон, висящий на потолке, обвив хвостом какую-то балку. — Но, прежде чем наша общая любовь увлечет нас своими ласками, надо кое-что обсудить.

— Я весь внимание. — Аргаррон сбросил с себя латы и сел на кровать. Офелия довольно пискнула и сползла на пол перед Аргарроном, завладев его плотью.

— Ты собираешься снова стать богом-претендентом. — Асмургаррон свалился на пол и подошел к кровати. — А что получу я, в случае если ты приобретешь власть?

— Ах вот оно что… — Аргаррон старался выглядеть невозмутимым, но стараниями суккуба это было очень и очень трудно. — Прейскурант. — Он сделал паузу. — Хорошо, подойдем с другой стороны. Что бы ты сам хотел?

На морде, жутко сочетавшей в себе черты гуманоида и насекомого, отобразилось что-то вроде усмешки.

— Ее, — сказал демон, протянув руку и положив ее на голову занятой Офелии.

Аргаррону потребовалось двойное усилие, чтобы сохранить внешнее спокойствие: во-первых, ему не давали покоя язык, губы и зубки Офелии, а во-вторых, от гнева на Асмургаррона у него перехватило горло.

Он совладал с собой и расслабил мышцы гортани, после чего переспросил, надеясь на то, что ослышался:

— Ее? Офелию?

— Именно. — Руки демона алчно прошлись вдоль тела суккуба. — Согласись, ей со мной лучше, чем с тобой, хоть ты и могущественнее меня.

— Ах ты!.. — выдохнул Аргаррон. — Да я…

— Ну, не хочешь — как хочешь. — Асмургаррон немного отполз, но хвост с ядовитым жалом на конце поигрывал с телом демонессы, поглаживая то талию, то бок, заходя на грудь. — Только тогда не советую поворачиваться ко мне спиной, Аргаррон.

Архидемон задумался, потом протянул руку вниз и приподнял лицо Офелии, держа его за подбородок.

— А что ты сама скажешь? — спросил он.

Офелия отпустила плоть Аргаррона и подняла взгляд.

— Ты спрашиваешь моего мнения? Но почему? Ты же вызвал меня…

Аргаррон молча смотрел на нее, ожидая ответа.

Демонесса задумалась. Для планов Аргаррона было бы лучше, чтобы Асмургаррон стал преданным, а значит, она должна быть обещана именно этому демону. Но Аргаррон, став богом-претендентом, может в таком случае отнестись к ней самой, как к простому инструменту и покинуть ее на этом плане бытия, а то и вернуть в преисподнюю.

— А я не буду выбирать, — сказала суккуб. — Мне кого-то одного из вас будет мало в любом случае. Аргаррон мне больше нравится внешне, а секс с тобой, Асмур, несет в себе массу экзотики, учитывая твои формы во всех местах: — Она игриво подмигнула сначала одному, потом второму. — А теперь не начнем ли мы?

— Действительно, — сказал Аргаррон, потом повернулся к Асмургаррону. — Как ты думаешь, неужели на нас обоих не хватит добычи, когда этот мир будет лежать у наших ног? Кроме того, ни один из нас и вправду не способен удовлетворить нашу общую любовь самостоятельно.

— Поглядим. — Демон снова подошел поближе и тоже прижался телом к демонессе. — Хорошо, обсудим потом, когда будет более ясное будущее.

Тем, кто имел несчастье поселиться в соседних с Аргарроном покоях, всю ночь мешали спать рыки демонов и похотливое визжание суккуба. Судя по треску, который раздался уже ближе к рассвету, эта троица в порыве страсти сломала кровать…


Ростислав взялся за тренировки с новой силой. Благодаря Мирласу теперь не приходилось заучивать магию или боевые ухватки долго. Лотофаг так ловко стимулировал нужные зоны мозга Ростислава, что тот прочно запоминал любую информацию или приемы где-то на десятом разе. Таким образом, за неделю Избранник выучивался тому, на что раньше уходили бы месяцы. Правда, был и побочный эффект: без Мирласа, когда Ростислав искал уединения или общества Лии, у него в голове происходил некоторый сумбур, кое-какие данные забывались. Но, как объяснил Мирлас, это явление было временным. Стоило, скажем, полдня посвятить перебиранию в уме выученного, как всё раскладывалось по полочкам само собой.

День шел за днем, а Аргаррон не проявлял себя. Границы владений Света патрулировали лучшие флоты шуолов, поддерживаемые квострами, но никакой враг не посягал ни на Алашом, ни на Радужный Город. Заклинания наблюдения и посылаемые в тыл к противнику сильфы свидетельствовали об одном и том же: гарры вроде бы налаживают жизнь на Горнагаре и бывших Островах Братства Молота, восстанавливают города и заводы, заново строят укрепления, травят партизан в катакомбах, на земли карликов переселяются гроски, гарры и в меньшем количестве шакмары. Однако последних, надо сказать, постепенно становилось всё больше, ведь служба у Аргаррона сулила надел плодородной земли, хороший климат и достаток — всё то, чего в Шакмарии было слишком мало. ШаТор, увы, не мог предложить ничего, кроме жизни в изоляции и защиты родной земли, которая представляла собой кусок безжизненных скал и песка.

Аргаррон не вылезал из своей крепости, построенной на месте столицы карликов, и его помощники тоже. Вся администрация завязалась на этот оплот Тьмы, но там не собирались армии и флот, не творилась могучая магия и не поднимались орды демонов и мертвецов. Вообще происходящее смахивало на обычное становление государства, если бы только не была известна конечная цель Аргаррона: возведение самого себя в ранг бога-претендента.

— Если бы я не знал Аргаррона, я бы предположил, что он взялся за ум и налаживает мирную жизнь, — сказал по этому поводу Архимаг Лоарин, и все с ним согласились. Избранник же был словно окрылен, причем не только в прямом смысле. И дело заключалось не в его успехах, вернее, не только в них. Он чувствовал себя прекрасно, когда возвращался с тренировок к себе, где его почти всегда ждала Лия, окружавшая юношу своей любовью. Она далеко не всегда была доступна, отговариваясь магическими и религиозными делами, не допускающими близости на какой-то конкретный период. Ростислав в таких случаях не настаивал, хотя иногда и сожалел, что дальше поцелуев на ночь дело не доходило.

Избранник нередко улетал из Радужного Города, становясь на Небесную Тропу. Он долетал почти до самой границы, бывал в городах и на полях острова Алашом, вселяя своим видом надежду в народ шуолов и разгоняя гнетущую атмосферу, порожденную ожиданием нападения со стороны архидемона. Ростиславу не очень нравилось всеобщее внимание, но он и без подсказки магов Радужного прекрасно понимал, насколько важно поддерживать дух народа и армии. Благо перемещение по Небесной Тропе происходило настолько быстро, что Избранник успевал за пару часов пролететь над десятком наиболее густозаселенных мест, сверкая парадными доспехами в свете солнца над городами и крепостями.

Он часто думал о родителях и примерно раз в два-три дня приходил к Ломдар-Каюну по вечерам, чтобы побеседовать с ними. Хрустальный шар с душами Максима и Анны хранился на бархатной подставке, сделанной специально для этого группой студентов-магов. Ростислав рассказывал родителям о своей жизни в Радужном Городе, а те делились с ним размышлениями.

К этим беседам пару раз присоединялись Архимаг Лоарин и Ломдар-Каюн, и тогда разговор шел о будущих телах для родителей Избранника. Ни отец, ни мать еще не выбрали, кем им стать: квостры больше похожи на людей и могли летать, но шуолы ближе к людям по своему менталитету, кроме того, их тела не несли в себе ничего нового. Ростислав высказал мнение, что обращаться с крыльями можно научиться за неделю, а потом ни за что не разучишься — как в случае с велосипедом. В Радужном Городе немало построек, к которым можно подобраться только по воздуху. Делалось так не для защиты от шуолов, а просто для удобства квостров. Шуолы обычно пользовались летающими лодками или заклинаниями левитации, если у них возникала необходимость посетить то или иное здание, предназначенное для квостров.

Несмотря на все доводы, родители колебались, и Ростислав перестал советовать. В конце концов, оба были взрослыми людьми, много повидавшими, и, уж конечно, могли сделать выбор самостоятельно…


Избранник много гулял по Радужному Городу, нередко в обществе Лии, которая демонстрировала ему величие столицы. Он жалел, что не может показать возлюбленной свой Петербург, который, несмотря ни на что, всё же любил так, как только можно любить родной город.

Больше всего в Радужном Ростислава поразили семь кристаллов высотой с девятиэтажный дом, которые излучали магическую защиту для этого города. Каждый был определенного цвета солнечного спектра.

— Не представляю, что за магия нужна, чтобы сотворить такое, — как-то сказал он Лии.

— Тут не только в магии дело. — Ворожея, стоя рядом с Избранником на балконе одной из покрытых висячими садами галерей, обнимала юношу мягким крылом. — Древние маги добыли эти кристаллы далеко отсюда, наполнили их энергией, которая теперь подпитывается от солнечного света. И чем дольше кристаллы находятся на солнце, тем сильнее защита нашего города.

— Да, тут такое ласковое солнце, — сказал Ростислав. — Я здесь загорел, как на югах…

— А «на югах» — это где? — спросила ворожея, прильнув к парню.

— Понимаешь, — начал объяснять тот, обняв Лию одной рукой, — я из северной страны, самой большой на огромном континенте и одной из самых холодных. Так вот, поскольку территория огромна, то на юге страны всё же сравнительно тепло, и туда ездят отдыхать…

— Погоди, а континент больше Алашома?

— У-у, — протянул Ростислав, улыбнувшись, — намного. Примерно… если сравнивать с моей Родиной… — Он задумался, прикидывая в уме площади Алашома и России. — Примерно как восемьдесят Алашомов.

— Ого, — удивилась Лия. — Не могу себе представить такую огромную твердь.

— Ну, это еще не весь континент, только моя страна. А еще есть океаны, в которых этот материк может утонуть при желании.

— Океан — это вода?

— Да. Соленая вода.

— Поразительно… Просто не поддается воображению! — Ростислав улыбнулся.

— Да, наверное. А мне вот непривычно, что мир не круглый и без твердой основы… и вообще мне тут многое непонятно…

— Например?

— Например, как выглядит Каенор с орбиты? И есть ли у него орбита вообще?

— Я не поняла.

— Попробую объяснить. Что будет, если всё время подниматься выше и выше?

— Крылья перестанут держать тебя.

— А если я не на крыльях? Если, скажем, я в дирижабле карликов или на летающем корабле?

— Подъемная сила с высотой слабеет. Что у парящих островов, что у дирижаблей и кораблей.

— Вот. А небо на высоте какое? Ночное, со звездами, даже если полдень, верно?

— Верно… — Лия удивленно посмотрела на юношу. — А откуда ты знаешь?

— Это знания из моего мира. — Ростислав махнул рукой. — Так вот, всё это соответствует моему представлению о мироздании. Если подниматься еще выше, там совсем не будет воздуха, а холод такой, что замерзнет всё что угодно. Включая воздух, кстати говоря.

— А почему же тогда не замерзает воздух в Каеноре и почему тут, внизу, тепло?

— Грубо говоря, именно воздух удерживает тепло солнца у поверхности, а в моем мире еще и подземное тепло греет твердь снаружи. Но что тут, в Каеноре, выполняет его роль, я не знаю. Напрашивается на эту роль лишь Великая Бездна, но исследования-то не ведутся…

— Ну не знаю… А какое это имеет значение?

— Как какое? Научное! — Ростислав сглотнул, немного смачивая пересохшее горло. — Неужели неинтересно, как устроен мир?

— Немного интересно, конечно, но это же не несет практической пользы. Кому нравится, волен заниматься всем этим.

— Помимо этого, есть еще неясные вопросы в устройстве Каенора.

— Какие?

— Откуда тут сила тяжести? Ведь, если по законам физики, она появляется от вращения планеты, а чему вращаться тут, если верна ваша теория и Каенор действительно не планета? И откуда эти «зоны легкости»?.. Я бы с удовольствием взялся за исследования, если честно.

— Ну и возьмись. — Лия дернула крыльями. — После войны кто тебе помешает?

Ростислав вздохнул. Война… Как-то всё было очень тихо на этой войне. Так и напрашивалось затасканное выражение «затишье перед бурей». Аргаррон копил силы, это было стопроцентно ясно, но вот в каком месте он ударит? И каким образом? Ответа не знал, похоже, даже Всевидящий Оракул. Впрочем, Ростислав еще у него не спрашивал. С другой стороны, наверняка с ним держат связь Архимаг и Эолая, а уж они-то явно сказали бы Избраннику.

— Лия, — тихо произнес Ростислав, крепче обняв ворожею. — Я люблю тебя…

— Я знаю. — Девушка прильнула к нему. — Поцелуй меня…

Те из квостров, кто пролетал в эту минуту мимо, мало обратил внимания на целующихся на балконе юношу с перепончатыми крыльями и ворожею, дочь Архимага.

Когда их губы разомкнулись, они посмотрели друг другу в глаза. Ростислав поднял руку и убрал непослушную прядь от лица девушки.

— Ты прекрасна, — сказал он.

Лия только улыбнулась, показав ровный ряд белоснежных зубов. Ростислав уже привык к тому, что у квостров отсутствовали клыки, а коренные зубы были гораздо ровнее, чем у людей, что делало их улыбку немного странной с точки зрения человека.

Ростислав снова поцеловал ее. Сейчас он готов был своротить горы и смести с пути всю армию гарров. Ему хотелось взлететь и кувыркаться в воздухе, радуясь, как новорожденный сильф, купаясь в солнечных лучах. Он мотнул головой, разгоняя заволакивающую сознание голубоватую дымку.

Зов Небесной тропы иногда бывал слишком навязчив.

Они еще долго летали и ходили по Радужному Городую. Побывали у триумфальной арки, посвященной победе Нируша Третьего над шакмарами в какой-то войне, где участвовали и квостры. Потом посидели на берегу Смеющихся водопадов, где звуки сбегающей с обточенных камней воды действительно напоминали тихий смех. Пролетели через Дворец сильфов, где потоками воздуха создавалась потрясающая иллюзия небольшого дворца, словно сотканного из воздушной ряби. В этих потоках и впрямь можно было встретить сильфов, которым нравилось отдаваться во власть воздушных течений.

Примерно такой же дворец был построен и из воды, но туда Ростислав идти не захотел. Он прекрасно понимал, во что превратится легкая туника Лии, когда намокнет, и каков будет он, мокрый до нитки. Хотя и снаружи дворец выглядел завораживающе: бьющие из множества фонтанов струи воды затейливо переплетались и рассеивались на брызги, создавая изображение прекрасного здания, окруженного радугами. В потоках воды резвилась в основном ребятня шуолов и квостров, но было и немного взрослых. Восторг на лицах был полным.

— Может, всё же сходим? — спросила Лия.

— Ты, если намокнешь, останешься всё равно что голой, — сказал Ростислав. — Посмотри, какая у тебя рубашка тонкая.

Лия прыснула в кулачок:

— Ростик, какой же ты смешной… Хорошо, давай не пойдем.

— Спасибо. — Ростислав облегченно вздохнул. Лия иногда беззлобно подтрунивала над ним, в частности с нее сталось бы зайти в воду и потом непринужденно ходить в плотно облепившей тело одежде. Юношу бы это смутило, несмотря на его не столь давние манипуляции с собственной психикой.

Они пролетели мимо порта, где стояли у пирсов летающие корабли всех размеров. Тяжелые и широкие — гражданские, и длинные, покрытые броней и ощетинившиеся пушками, — военные. Несколько крейсеров медленно отходили от острова в сопровождении более мелких кораблей.

Ростислав невольно залюбовался. Его, как почти любого подростка мужского пола, хоть немного, но влекло к военной технике и всему, что с ней связано. А корабли квостров совмещали в себе мечту Ростислава о полете и что-то сродни романтике морских путешествий, разве что курс можно было прокладывать в трех измерениях, а не в двух.

— Они красивые, да? — сказал он, повернувшись к Лии. Та кивнула:

— Да, очень. Если бы я родилась мужчиной, то, наверное, поступила бы во флот.

— А я думал, что квостры не делают различий между полами, когда речь заходит о специалистах…

— Всё верно. — Лия кивнула. — Но для службы на флоте нужны не только знания, но и сила. А девушкам ее обычно недостает.

— Понятно.

Корабли отлетели на некоторое расстояние и стали разворачиваться в походный порядок. Ростислав замедлил собственный полет, провожая уходящие вдаль корабли. Над эскадрой сияло солнце, заставляя все начищенные до блеска части судов сверкать.

— Куда они? — спросил юноша, не отрывая взгляда от этого зрелища.

— Патрулируют границы, насколько мне известно, — ответила парящая рядом Лия. — Они сменят на маршрутах предыдущую эскадру.

— Ясно.

Перед ними внезапно материализовался сильф с повязкой посыльного на руке. Ростислав ойкнул от неожиданности и забил крыльями, восстанавливая равновесие.

— Избранника и ворожею Лию вызывает Архимаг Лоарин, — писклявым голосом сообщил мальчик-элементал и исчез.

— Полетели, — сказал Ростислав. — Видимо, что-то действительно важное.


Перед Советом Магов стоял сильф. Он только что вернулся с Горнагара, едва не поплатившись материальной формой за те данные, которые ему велено было разузнать.

— Там три демонические сущности, — говорил элементал. — Тот, кого вы знаете как Аргаррона, и еще двое. Я их не знаю.

— Час от часу не легче, — произнес Лон-Калар. — Чем дольше мы ждем, тем больше у Аргаррона преимуществ.

— Мы не можем атаковать, — сказал Лоарин. — Даже Избраннику будет очень непросто убить архидемона, и в его случае количество не заменит качество.

— Избранник Ростислав! Ворожея Лия! — объявил стражник у дверей, и названные прошли в зал.

Ростислав поздоровался и занял свое место, Лия встала рядом, кивнув отцу. Ей места в Совете Магов не полагалось, но она имела право совещательного голоса как родственник Архимага.

— Архидемон вызвал себе двух помощников, — без предисловий сказал Ростиславу Лоарин. В последнее время он регулярно приглашал Избранника на заседания Совета, иногда даже тогда, когда его присутствия, по большому счету, не требовалось. Про свое прежнее намерение использовать Ростислава как декоративного героя он даже вскользь больше не упоминал.

— Что мы можем сделать? — спросил Избранник.

— Можем учесть это в обороне, — ответил Главнокомандующий. — Но система защиты, похоже, приближается к максимуму, что мы можем сделать. На большее у нас просто не хватит сил и ресурсов.

— Да, но у Аргаррона хватит сил вызвать себе целый сонм демонов и тварей Хаоса, — заметила Эолая. — Значит, пока мы тут мобилизуем наши строго ограниченные силы, архидемон всё накапливает мощь, которая, по сути, не ограничена ничем.

Ростислав задумался. Маги что-то обсуждали, но он не слушал. Он прикидывал ситуации так и эдак, но ничего путного не приходило в голову, кроме банальной вылазки. Может быть, это и сработало бы, но не теперь, когда одна вылазка уже была предпринята. Два раза на одни и те же грабли Аргаррон не наступит.

— Каких союзников мы можем привлечь? — задумчиво спросил юноша, ни к кому в отдельности не обращаясь.

Ответил ему Аритэй:

— Коргуллы и Всадники. Первые обещали быть, но медлят, а вторые еще неизвестно, придут ли вообще. Плюс царь шакмаров, маг ШаТор, теперь на нашей стороне.

— Уже немало. — Ростислав вздохнул. — Главное, чтобы союзники собрались вовремя.

— Ну, пока Аргаррон никак себя не проявляет, — сказал Лон-Калар.

— Тысяча огненных дьяволов! — процедил Аритэй. — Когда Аргаррон будет готов, он сметет все наши силы одним ударом, и ничто его не остановит. Что нужно вам, маги, чтобы вы зашевелились? Чтобы лапа Аргаррона протянулась прямиком в Радужный Город?

— Этого никогда не будет, и ты это знаешь, друг, — спокойно сказал Лоарин. — Успокойся.

— Я предупреждал… — сокрушенно проговорил Аритэй и опустился на место. — Помяните мое слово, архидемон еще покажет себя, причем готовы мы к этому наверняка не будем.

— Поглядим, — сказал Лоарин. — Но контратака — это полное безумие. Когда архидемона будут поддерживать укрепленные крепости на островах, наши потери возрастут многократно.

— Что говорит Оракул по этому поводу? — спросила Эолая, и Ростислав поднял на нее глаза. Он был уверен, что Оракула спросили в первую очередь.

— Как всегда, — ответил Лоарин. — «Будущее ваше неопределенно между Тьмой и Светом». Ничего нового.

— А что, если точечным ударом ликвидировать архидемона? — спросил Ростислав. — Собрать мощь всех магов Радужного в одну Пику Света и ударить…

— Есть шанс, что у нас получится. — Лоарин кивнул. — Мы уже думали об этом. Но если Аргаррон отразит нашу атаку, то мы останемся беспомощными перед его ответным ударом. Не уверен, что это лучшая из идей. Хотя и ее отметать не стоит.

— Нельзя сидеть сложа руки, — сказал Аритэй. — Или смерть Олланара нас ничему не научила?

— Напротив, научила очень многому. Например, не кидаться сломя голову на армию Аргаррона…

— Верно, — согласился Ростислав. — Но, возможно, маленький отряд мог бы проникнуть на Горнагар и нанести серьезный ущерб…

— Каким образом? Ликвидировать Аргаррона? — Главнокомандующий усмехнулся.

— Если с отрядом буду я, то не исключено. Разве не для этого меня готовили?

— Готовят, молодой человек, и еще не закончили, спешу заметить, — сказал Лоарин. — Ростислав, неужели ты чувствуешь в себе силы победить архидемона?

— Ждать невыносимо и, возможно, смертельно для всех. — Ростислав вздохнул. — Архидемон в любом случае сумеет прорвать нашу оборону, если мы не вынудим его атаковать тогда, когда нам это нужно.

— Что ж, возможно, ты и прав, — сказал Лоарин. — Но кто будет в составе твоего отряда?

Ростислав посмотрел Архимагу в глаза.

— Я доверяю Совету состав отряда. Но не больше десятка…

— Я пойду, — сказала стоящая позади Избранника Лия. — И не пытайся удержать меня, отец.

— И не собирался. — Лоарин вздохнул. — Но знай, что я против.

— Думаю, посланник Грэг тоже согласится, — сказал Ростислав вставая. — А сейчас с позволения Совета я приступлю к подготовке.

Лоарин кивнул.

— Хорошо. Но помни: у тебя только одна попытка, и если ты потерпишь неудачу, то… ну, ты знаешь, что будет.

— Да, Архимаг. — Ростислав встал и направился к двери в сопровождении ворожеи. Уже у дверей его догнал голос Лоарина:

— Ростислав!

Юноша обернулся и вопросительно взглянул на Архимага.

— Побереги Лию, Ростислав, — сказал Архимаг, глядя ему в глаза. — Я доверяю тебе самое дорогое, что у меня есть.

— Я не подведу. — Ростислав поклонился и вышел.


На границе с бывшим Братством Молота, а ныне с провинцией империи Аргаррона, наступило странное затишье. Неизвестно, что готовил архидемон, но вряд ли что-то хорошее. Касси это чувствовала всей своей сущностью, и такое предчувствие еще ни разу не подводило военного консультанта Алашома.

— Гаррский дирижабль! — раздался над палубой крейсера «Небесный клинок» крик дозорного.

Тут же пару раз взвыла сирена, оповещающая экипаж, вымуштрованные матросы и солдаты заняли свои позиции. Касси могла бы гордиться своими подчиненными: всё было проделано быстро, оперативно и без суеты. Из бортов выдвинулись волшебные орудия, абордажная команда заняла позиции.

«Началось», — спокойно подумала Касси.

Король сдержал свое обещание и отдал девушке-капитану один из лучших крейсеров, экипаж которого она раньше только тренировала.

Она поднесла к глазам бинокль и увидела небольшой и не слишком современный дирижабль карликов, на скорую руку перекрашенный в цвета острова Грамб. Под днищем у него висел парламентерский вымпел, тоже явно намалеванный вручную. Впрочем, от гарров и гросков ожидать другого было бы наивно.

— Не стрелять! — приказала капитан. На нее оглянулись, но спорить не стали.

Дирижабль летел с закрытыми орудийными люками, и магический щит тоже был отключен. Видимо, гарры или задумали какую-то сверххитрую пакость, или же действительно хотели переговорить.

Команды на отбой тревоги не было, и крейсер всё еще пребывал в состоянии «красной» готовности. Канониры провожали прицелом приближающийся дирижабль гарров, маг перекатывал в руках шарик шаровой молнии, а все клинки были обнажены.

Дирижабль тем временем подошел к крейсеру почти вплотную и лег в дрейф. Из главного входа вылетели трое гарров и полетели к «Небесному клинку». Вооружены были только двое, но и у них, кроме мечей, ничего при себе не было видно. Третий же гарр был в богато украшенных доспехах, но оружия демонстративно не взял. Или маг, или просто дворянин с Грамба.

Гарры приземлились на палубе, и Касси сошла с мостика.

— Капитан флота Алашома Касси, — представилась она.

— Лорд Оргарт, посол Грамба. — Гарр слегка поклонился, его хвост с шипом на конце при этом чуть дернулся. — Меня направил сюда Аргаррон, чтобы передать Архимагу Лоарину и королю Машали Первому послание.

Он полез в сумку, и абордажники сжали рукояти мечей. Гарры это проигнорировали.

Оргарт достал свиток, скрепленный мощной печатью, наверняка магической. Он протянул руку со свитком вперед и сказал:

— От имени Аргаррона, властителя Грамба, Рагн-Шарда и Горнагара. Союз народа гросков и гарров предлагает перемирие.

Касси слегка опешила от такого, но всё же ответила:

— Я свяжусь с Алашомом и Радужным Городом. Я не уполномочена принимать такие решения.

— Мы подождем, — сказал гарр, снова поклонившись. Любезность посланника начала раздражать Касси, но она подозвала офицера связи и приказала:

— Запросить Главный штаб. Прибыл посланник гарров с просьбой о перемирии. Срочность первого порядка. Исполнять.

— Есть! — Офицер козырнул и убежал в башенку, где был шар Голоса Неба.

Касси снова повернулась к Оргарту.

— Я думаю, тебя пригласят на Алашом, благородный посланник. Здесь, на корабле, такие решения не принимаются.

— Как угодно. — Гарр дернул крыльями. — Мое дело — довести до сведения ваших правителей предложение Повелителя.

Прибежал связист и, козырнув, сказал, обращаясь к Касси:

— Приказ от Машали Первого: «Доставить посланника на Алашом для ведения переговоров. Доставить прямо на крейсере — его подменит „Всполох“.

Касси усмехнулась. «Всполох» хотя и был неплохим крейсером, но с «Небесным клинком» сравниться не мог. Хотя бы потому, что выучка его команды оставляла желать лучшего. Впрочем, обсуждать приказы короля было не ее делом.

— Отбой тревоги, — сказала она, и команда тут же начала расходиться, а дежурный матрос ударил в гонг один раз. Касси повернулась к гаррам. — Отсылай дирижабль, лорд Оргарт. Твой статус признан посольским.

Гарр только кивнул.

Касси проводила послов глазами, когда их завели в каюты, потом подозвала адъютанта.

— Приставь воинов следить за ними. И пусть кто-нибудь из приставленных для наблюдения хоть немного разбирается в магии.

— Да, госпожа. — Шуол поклонился.

— Я им не доверяю, — сказала Касси. — Гарры не хотят мира, им просто нужна передышка, чтобы перегруппироваться.

— Если ты спрашиваешь моего мнения, капитан, то я полностью согласен. М