КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400275 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170219
Пользователей - 90969
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Всемирный следопыт, 1930 № 03 (fb2)

- Всемирный следопыт, 1930 № 03 (а.с. Всемирный следопыт (журнал)-60) 3.62 Мб, 138с. (скачать fb2) - Анатолий Васильевич Луначарский - Константин Николаевич Алтайский - Александр Михайлович Линевский - Ал. Смирнов - Журнал «Всемирный следопыт»

Настройки текста:



ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ 1930 № 3

*

Главлит № А— 60576

Тираж 125.000 экз.

Типография газ. «ПРАВДА», Москва, Тверская, 48.


СОДЕРЖАНИЕ


Обложка худ. А. Шпир. — Черная вода. Рассказ П. Аренского. — Листы из каменной книги. Палеоэгнографическая повесть А. Линевского. — Отшельница Ичатки. Рассказ С. А. Бутурлина. — Тайга шумит. Тунгусский рассказ А. Смирнова. — Как это было: Серебряная подкова. Рассказ К. Алтайского. Золото на песках. Очерк Н. Калабухова. Джизакские огни. Рассказ-быль А. Великанова. — Пути «Следопыта». Статья А. В. Луначарского. — Из великой книги природы. — Обо всем и отовсюду. — Игра «Следопыт». — Очаги социалистического строительства СССР. Каменноугольная промышленность. Очерк Б. Климова-Верховского. — Объявления.

ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКАМ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА» О ЖУРНАЛАХ «ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ» И «ВОКРУГ СВЕТА»

Для ускорения ответа на Ваше письмо в Издательство «Земля и Фабрика» каждый вопрос (о высылке журналов, о книгах и по редакционным делам) пишите на отдельном листке. О перемене адреса извещайте контору заблаговременно. В случае невозможности этого, перед отъездом сообщите о перемене места жительства в свое почтовое отделение и одновременно напишите в контору журнала, указав подробно свой прежний и новый адреса и приложив к письму на 20 коп. почтовых марок (за перемену адреса).

----

1. Так как журналы Изд-ва экспедируются помимо самого Изд-ва еще и другими организациями, принимающими подписку, подписчикам в случае неполучения тех или иных номеров следует обращаться в Изд-во лишь в том случае, если они подписались непосредственно в Изд-ве или в его отделениях. Эти подписчики получают издания в бандероли с наклейкой личного адреса.

Подписчики, получающие издания без адресных ярлыков, получают издания не от Издательства непосредственно, и Изд-ву они не известны. Этим подписчикам при неполучении изданий следует обращаться по месту сдачи подписки.

2. О неполучении отдельных номеров необходимо сообщить немедленно (не позднее получения следующего номера), в противном случае Изд-во высылать издания по жалобе не сможет.

3. При высылке денег следует точно указать: на какой журнал посланы деньги, по какому абонементу, на какой срок, а при подписке в рассрочку указывать: «Доплата».

4. При всех обращениях в Издательство, как-то: при высылке доплаты. о неполучении отдельных номеров, перемене адреса и т. п. прилагать адресный ярлык, по которому получается журнал.


ПРИЕМ В РЕДАКЦИИ:

понедельник, среда, пятница — с 2 ч. до 5 ч.

Непринятые рукописи, как правило, редакцией не возвращаются; просьба к авторам оставлять у себя копии. Рукописи должны быть четко переписаны, по возможности на пишущей машинке. Вступать в переписку по поводу отклоненных рукописей редакция не имеет возможности.

----

БЕРЕГИТЕ СВОЕ и ЧУЖОЕ ВРЕМЯ! Все письма в контору пишите возможно более кратко и ясно, избегая ненужных подробностей. Это значительно облегчит работу конторы и ускорит рассмотрение заявлений, жалоб и т. д.


АДРЕС

«ВСЕМИРНОГО СЛЕДОПЫТА»


Редакции

|| Москва, Центр, Никольская, 10. Тел.64-87


Конторы

|| Москва, Центр, Никольская. 10.Тел.47–09, 2-24-63


ТАРИФ ОБ’ЯВЛЕНИЙ В ЖУРНАЛЕ:

1 страница — 400 руб.,

1 строка—1 руб. 50 коп.


ЧЕРНАЯ ВОДА


Рассказ П. Аренскоrо

Рисунки худ. Н. Кочергина


Прошли весенние грозы, страшные в Индокитае. Бурый Меконг, подмывая и обрушивая берега, принес в Сайгон тысячи вырванных из земли деревьев, крыш, плетней и трупов утонувших животных. Река залила громадные урочища тропического леса, образовав неподвижные гниющие болота, непроходимые ни для человека ни для зверя. Это — «Нуок-Ден» — Черная Вода.

Если бы не древние плотины, построенные еще во времена китайского владычества, болота Нуок-Ден затопили бы низменные береговые селения и их поля.

Земля дымилась, мощные ночные испарения колебали сияние звезд. На маленькой висячей террасе около зеленой лампы сидели два чиновника в фланелевых костюмах. Равнодушные к звездам, они потягивали коньяк и поздравляли друг друга с окончанием срока службы в провинции.

— Вы кое-что приобрели себе за это время, Лекок, э?

— Я? Это вы скопили себе состояние, Картье.

Картье погладил черную бороду.

— Что делать! — вздохнул он. — Зато мы несем им культуру. — И он наполнил стаканы из бутылки с французской этикеткой.

— И оставляем им свое здоровье, — прибавил Лекок, высохший, как стручок перца, от постоянной малярии.

Картье был сборщиком податей и таможенным начальником местечка. Не обременяя себя слишком сложной тактикой, он просто объявлял контрабандой все, что встречал в руках у туземцев прохладные утренние и вечерние часы, результате, едва завидя его, аннамиты бросали на землю свои корзины и убегали с криком «Капитан! капитан!».

Лекок, будучи фельдшером, действовал осторожнее, главным образом при помощи спирта и опиума, которыми он отравлял вверенное ему население. Друзья работали рука об руку.

Служебные контракты в Аннаме заключаются на два года. Третий год считается критическим для здоровья европейцев. К концу этого срока в обобранном селенье на Меконге не осталось ничего, кроме риса на корню. Здесь взаимоотношения друзей претерпели видоизменение.

— Когда отправляетесь вы в Сайгон? — спросил Лекок.

— Боюсь, что мне придется задержаться с делами, и вы уедете без меня, ами[1]).

— Да? Но ведь и я еще не так скоро выберусь отсюда.

«Этот бандит хочет забрать у них урожай риса», — подумал Лекок.

«Уж не покушается ли этот пустомеля на мой рис?» — (подумал Картье.

Друзья поговорили о свином стаде сборщика и о кохинхинских курах Лекока, но оба, как две хищные амбарные крысы, думали теперь только о рисе.

— Урожай должен быть недурен, — вскользь заметил Лекок. — Мне осталось взыскать кое-какие долги с населения.

— Долги? Но у вас больное воображение, ами. Разве вы не знаете, что весь урожай принадлежит правительству в уплату недоимок?

Лекок не мог больше сдерживаться. Слегка побледнев, он упомянул о некоторых общеизвестных злоупотреблениях сборщика по службе. Картье вскипел.

— А, вы угрожаете мне? Так знайте, что я не оставлю здесь ни одного зерна! Что мое — то мое! Если бы я мог, то увез бы с собой в Сайгон и этот дом, потому что хлева, которые я построил внизу, стоят дороже его самого.

— Берите, непременно берите его с собой, — заметил Лекок. — Эта драгоценная, хотя и слегка подгнившая свинарня— самое подходящее для вас жилище.

И, втянув голову в плечи, он быстро спустился по крутой лестнице, в то время как мимо него просвистела бутылка, брошенная мощной рукой сборщика.

На следующий день к вечеру фельдшер вышел Прогуляться в поля. Он не переставал думать о вчерашней ссоре. Ровно сутки зависть и злоба точили фельдшера, и по лицу его разлилась желтоватая бледность. Лекок не мог бороться со сборщиком и всегда уступал ему. Два года презирал он его за примитивность мышления и грубость чувств, и два года все делалось так, как этого хотел Картье, а не Лекок.

Картье хохотал, ел как одна из его многочисленных свиней, не ведал никаких противоречий, бил туземцев палками, грабил беззастенчиво и безнаказанно, и все его боялись. Лекок в поту нечистой совести крал по мелочам, вечно терзался страхом возмездия и религиозными сокрушениями, чах от лихорадки и не имел никакого престижа.

Он ненавидел Картье.

Долина, окаймленная зелеными стенами леса, исполненная мира и плодородия, тонула в солнечных лучах. В мелких оросительных канавах резвились макроподы — маленькие огненные рыбки. Они сверкали как живые драгоценные камни и выпускали жемчужные пузыри. На корни деревьев из воды вылезали рыбки-прыгунки, работая грудными плавниками как ластами. Похожие на крохотных драконов, они страшно вращали глазами и прыгали в воздух за насекомыми.

Фельдшер, врожденный рыболов, на этот раз не обращал на них никакого внимания. Он не слышал и тонкого благоухания лотосов, которые свертывали на ночь мясистые лепестки своих белых чаш. Он смотрел на поля и видел только рис, хотя и это скромное растение представлялось его воспаленным глазам в чудовищно искаженном виде — в форме банковых билетов, которые Картье засовывал в свой карман.

Серебристые кусты риса подымались из теплой, илистой, мерцающей воды полей. Эти поля были результатом труда многих поколений туземцев. Со стороны, примыкавшей к лесным плотинам, они представляли сложное архитектурное построение из отвердевшей глины, где небольшие затопленные террасы, снабженные ободками, искусно располагались одна над другой, соединенные многочисленными узкими стоками. Вода бежала по ним из шлюзов плотины, равномерно орошая каждую ячейку. На противоположном склоне, куда не могла добраться вода, в поперечных канавах медленно вращались водочерпальные колеса. Сделанные из бамбука, наполовину погруженные в воду, они отличались от обыкновенных мельничных колес кувшинами, прикрепленными к лопастям.

Маленькая полуобнаженная аннамитка ступала ногою на лопасть и тяжестью своего тела погружала ее в воду. В то же время противоположная лопасть подымалась из канавы с наполненным кувшином и опрокидывала его в желоб. Таким образом женщина с каждым шагом выливала кувшин воды на свое поле. Но солнце и. земля жадно поглощали влагу, и женщина целый день топталась на колесе, равномерно и тяжело покачиваясь, тупея от однообразного скрипа дерева и от горячих испарений земли.

Задолго до посева риса его зерна мочат в воде и высаживают в унавоженные грядки около домов. Лишь через месяц молодые ростки пересаживают кустиками в грунт полей, обработанный водой и мотыгой и превращенный в тщательно измельченный жидкий ил. Затем три месяца следят, чтобы вода покрывала поля.

Когда рис начнет желтеть, воду спускают. Колосья жнут серпами и обмолачивают, гоняя буйволов по разостланным снопам. Потом зерна очищают от кожуры длинными деревянными толкачами в глиняных горшках.

Когда все готово, приезжают туземные чиновники с такими длинными ногтями на пальцах, что дух захватывает от почтенья, или чернобородые французские комиссионеры и забирают рис. Аннамит радуется горсти серебряных монет, которая остается у него в руке, не зная того, что монеты эти незаметно, но неизменно возвращаются в карманы того, кто их выдал.



Когда все готово, приезжают туземные, чиновники с такими длинными ногтями на пальцах, что дух захватывает от почтенья, или чернобородые французские комиссионеры, и забирают рис. 

Через месяц аннамит отдает последний франк за трубку опиума и опять взваливает на плечо тяжелую мотыгу и гонит жену на водочерпальное колесо. И так длится века и тысячелетия, потому что культура риса древна, и еще две тысячи триста пятьдесят шесть лет до новой эры китайский император Яо приказал своим рабам построить первые оросительные плотины на рисовых полях Ян-цзы-кианга, чтобы увеличить доход казны.

Двигаясь по узкой тропинке, Лекок встретил молодую женщину, возвращавшуюся с поля, и ядовито усмехнулся.

— Работай, работай, Ли-Тан, — сказал он. — Капитан будет тебе благодарен.

Когда аннамитская девушка красива, ей дают безобразное имя, чтобы отвратить от нее внимание злых духов. Ли-Тан была очень красива, и имя ее значило «летучая мышь».

Солнце золотило ее широкую коническую шляпу из рисовой соломы и длинную черную кисточку, спадавшую на грудь. Все знали, что Картье три месяца держал ее у себя служанкой в то время, как ее муж, Рикашта, сидел в тюрьме в Луан-Прабане за непочтительное отношение к начальству.

— Я работаю на своем поле, — сказала Ли-Тан. — Почему капитан будет мне благодарен?

— А недоимки? Разве ты расплатилась?

— Он сам не заплатил мне денег, которые обещал.

— Он и не заплатит тебе, дурочка. Он не оставит вам ни одного зерна, он сам сказал мне это.

— А что мы будем есть?

— Траву! Болотные лопухи, которые калечат коров, дикие огурцы, от которых пухнут животы у детей, и ядовитую волчанку!

Эти слова произвели на Ли-Тан впечатление заклинания. До поздней ночи на дворах горели костры, и люди тихо совещались. Огонь освещал старые позеленевшие бревна свай, похожих на слоновые хоботы. Самые хижины, построенные на сваях, тонули во мраке неба.

На следующий день ни одна женщина не вышла на полевые работы. Картье не мог не заметить этого. И когда на второй и на третий день повторилось то же, он сдался.

— Ами, рюмочку коньяку, э?

Фельдшер понял, что ветер переменился, и принял предложение. В пять минут приятели поделили между собой поля туземцев и возобновили союз.

— Но они забросили поля, — воскликнул Картье. — Они попрятались в свои голубятни и даже не выходят на улицу. Не предупредил ли их какой-нибудь негодяй о наших намерениях?

— Не знаю, кто бы это мог быть.

— Я так же. Если бы я это знал, то своими руками выдрал бы его бороденку.

Лекок даже не притронулся к бороде, на которую откровенно покосился сборщик. Хитрый человек предложил погрузиться на джонки и уехать в Луан-Прабан, чтобы обмануть подозрения туземцев. Недельки же через две вернуться обратно прямо к жатве.

— Вы — настоящий друг! — воскликнул Картье и обеими руками пожал руку Лекока.

План был одобрен, разработан в подробностях, и слуги получили соответствующие распоряжения. Но вечером Да-нонг, старший слуга сборщика, открыв по обыкновению решетчатые ставни, заменявшие оконные стекла в этих душных широтах, и поставив на стол два прибора с прохладительными, почтительно доложил, что джонок нет.

— Как, ни одной?

— Ни одной, кроме лодки капитана. Ни одной джонки и ни одного аннамита, капитан.

— Куда же они делись? Может быть отправились на рыбную ловлю?

— Должно быть отправились на рыбную ловлю.

Лицо Данонга было как всегда непроницаемо и бесстрастно.

— Пошли мне старшину, — рявкнул Картье.

— Старшина уехал!

— Пришли его помощника.

Но и помощника не оказалось. Все это было странно. Лекок сам пошел в деревню и вернулся через полчаса, зеленый, как незрелый пизанг.

— Они уехали, — сказал он, — уехали все. С женщинами, детьми, курами и собаками. Деревня пуста.

Это была истина. Чиновники не могли притти в себя от изумления.

Деревня стояла на берегу реки, отделенная от нее длинной болотистой отмелью, заросшей папоротниками и бамбуком. Небольшие тинистые пруды, в которых обычно целыми днями лежали пепельно-черные буйволы, выставив наружу лишь свои ноздри и чудовищные рогатые головы, теперь были пустынны. Безмолвные дома, поднятые на сваях под самые кроны манговых деревьев, чернели провалами открытых дверей. Нигде не было ни души. На очагах серела остывшая зола, в хлевах притаилась тишина.

Чиновники взлезали по шатким бамбуковым лестницам и, нагнувшись, входили в хижины, в которых им никогда раньше не приходилось бывать.

От сырости стены были покрыты грибовидными лишаями и зеленоватыми подтеками плесни. Пахло своеобразным запахом мускуса, вяленой рыбы и ароматических трав. Вся несложная утварь домашнего обихода аннамитов была вывезена. Не осталось ни одного глиняного горшка, ни одной ширмы, ни одной цыновки. Лишь большие черные тараканы суетились по углам, шевеля усами, да в тростниковых кровлях шуршали ящерицы.

— Объясните же мне, Лекок, куда они поехали?

— Полагаю, искать новых мест для поселения. Это бывает. А может быть просто переселились на реку. Вы знаете, есть такие селения — прямо на воде, на джонках.

— Но эго бунт! — воскликнул Картье. — Я дам знать в город, нам пришлют солдат, я заставлю их работать!

Ему отвечало эхо пустых домов и жалобное мяуканье забытого ь траве котенка. На берегу реки стояла одна лодка сборщика и легкий челнок фельдшера, любителя рыбной ловли. Кругом серебрились рисовые поля.

— Вы знаете, — таинственно сказал Лекок. — Все это — дело рук мошенника Рикашты. Он подговорил аннамитов. Судья поступил легкомысленно, выпустив Рикашту из тюрьмы. Я не ошибался, утверждая, что он в связи с черными флагами[2]).

Допрос слуг не дал никаких результатов. Они ничего не знали, или делали вид, что не знают. Двое из них были немедленно посланы в город лесной тропой.

Ночь пришла сразу, без обычного мычания скотины и тявканья собак. Бумажный фонарь фельдшера, с которым он отправился к себе, показался сборщику почти нереальной тлеющей искрой, потонувшей во мраке.

Лишь только Картье заснул, стаи шакалов залились истерическим хохотом под самыми окнами. Сборщик вскакивал, ощупывая похолодевшей рукой портфель с деньгами. За окном ему чудилось бронзовое лицо Рикашты и его нож, исписанный золотыми китайскими письменами. Ставни трещали, обнаглевшие крысы подняли невероятную возню и сотрясали тонкие бамбуковые перегородки дома.

Утро принесло новую неприятность: слуги Лекока ночью покинули дом.

— Вы вероятно заплатили им полное жалованье, — сказал сборщик.

— Не в том дело, ами. Это — заклятые враги, которые служили нам только благодаря установившемуся порядку вещей. Теперь этот порядок явно куда-то испарился. Сегодня ушли мои, завтра уйдут ваши. Надо уезжать.

— Вздернуть их всех на одной пальме с вашим Рикаштой!

— Не упоминайте о нем. Он снился мне всю ночь. Мне даже казалось, что он ломился в дом, и я не вполне уверен, что это было только во сне.

Картье вспомнил свои ночные виденья, но не сдался.

— Ха-ха-ха! Так вы, значит, трус, ами! Подождите еще до завтра. Если не будет никаких перемен, обещаю вам, что мы уедем вместе.

Но никаких перемен не произошло. Поверхность реки блестела как расплавленное стекло, так что больно было глазам. На ней не показалось ни одного судна. Покинутая деревня под долгими палящими лучами тропического солнца производила удручающее впечатление. Картье вообще не переносил тишины — она казалась ему враждебной. К концу дня сборщик стал нервничать и оглядываться.

— Я не узнаю местности, — ворчал он. — Откуда здесь эта группа пальм и панданусов? Разве они были здесь раньше? Я никогда не замечал их. И вообще надо было селиться подальше от деревни. А лес? Посмотрите на лес! Подполз он что ли за эти дни? Мы окружены им, мы просто в его тисках!

— Лес будет здесь скоро, — зловеще сказал Лекок. — Подождите еще недельку, дайте пройти дождям, и вы увидите, как зацветут плетни, оживут бревна домов, лианы заплетут площадь, а по этой самой дорожке стоны будут ходить на водопой.

Словно в подтверждение этих слов, тишина вдруг огласилась цырканьем и бормотаньем, и стая обезьян, спрыгнув с деревьев, вихрем понеслась по крышам домов.

Вечерний меланхолический звон лягушек разносился по рисовым полям. Достаточно было трех дней бездействия, чтобы безнадежно нарушить всю стройную систему орошения. Вода стояла лужами, образуя мелкие озера, бугры поднялись и сохли на солнце.

Вдоль опушки леса порхали крупные огнисто-синие и нежно-бирюзовые бабочки. Лес стоял непроницаемый, древний, безмолвный. Он воздвигался четырехъярусным сумеречно-зеленым хаосом, и под нижними сводами его царил мрак. Как в цельном живом организме, все было здесь в непрерывном, но невидимом движении, в непрестанной, но безгласной борьбе. Нельзя было различить где корни, где ветви, где стволы — все переплелось, вросло друг в друга, застыло в судорожном, смертельном объятии. Давно сгнившие безжизненные стволы стояли во весь рост, как исполинские скелеты, потому что им некуда было упасть, и на их мертвых телах распускались облака эпифитных цветов, подобных сновидениям. Воздушные корни смоковниц спускались с ветвей, врастали в землю и образовывали новые деревья. Непроходимые сети лиан оплетали все; вьющиеся пальмы ротанги, свернутые в сотни колец, как змеи подымались по стволам и раскидывали над кронами самых высоких деревьев тончайшие перистые веера. От густого запаха прели и густых, почти осязаемых ароматов цветов спирало дыханье. Подавляющая тишина нарушалась лишь однообразным стрекотом ночных сверчков, потому что здесь всегда была ночь.

Картье и Лекок остановились на узкой, чуть заметной тропинке, не рискуя итти дальше.

— Сомневаюсь, чтобы наши посланные прошли по этой дорожке в город, — сказал Лекок. — Здешний народ избалован рекой.

— Нельзя же было доверить им последнюю лодку, — ворчливо возразил Картье.

Они вернулись домой, когда солнце зашло за горизонт. Небо быстро позеленело, полиловело, и в то время как на западе еще сиял бледно-розовый столб света, на востоке в темно-синей глубине рассыпались драгоценные каменья мерцающих звезд.

Молча поужинали на террасе. Слуги принесли свет. Тотчас же вокруг огня заплясали большие ночные бабочки. Дохнуло резкою сыростью, проникнутой гнилостными ароматами леса.

— Удивительно, как это я еще не сдох в этом климате, — проворчал Лекок, принимая облатку хины.

— Это оттого, что вы пичкаете себя всякой мерзостью. Вы сами отравляете себе жизнь, — оказал Картье и закурил сигару.

Внезапно Лекок заметил вдали какие-то огни.

— Смотрите, туземцы возвращаются! — воскликнул он.

— Это просто светляки.

— Это костры, Картье. Они кажутся зелеными, потому что горят в лесу. Это костры на плотинах. А не отправились ли аннамиты на плотины? Ведь они давно собирались чинить их.

Позвали Данонга и указали ему на огни.

— Должно быть, чинят плотины. — бесстрастно согласился он.

— Интересно знать, зачем им понадобились для этого дети, свиньи и весь их домашний скарб? — ядовито заметил Картье.

Возражение было основательно. Огни продолжали тлеть, но не предвещали ничего отрадного.

— Приходил человек, — лаконично сказал Данонг.

— Когда?

— Прошлою ночью. Спрашивал, когда уедет капитан. Я сказал: не знаю.

— Кто это был?

— Рикашта.

Лекок и Картье мрачно переглянулись. По уходе слуги они ощупали свои револьверы.

Бабочки летали в неисчислимом количестве. Они бурно чертили воздух, ползали по столу, бились о стены, попадали в лицо.

— Совершенно невероятное нашествие, — отплевываясь, пробормотал Картье. — Что тут творится?

— Обращаю ваше внимание на этих бабочек, — сказал Лекок. — Это буом-буом, которые живут над болотами Нуок-Дена. Туземцы считают их душами умерших.

— Перестаньте болтать! Вечно вы мелете какой-нибудь вздор. То слонами бредите, то душами умерших. Пойдемте в дом, вы переночуете у меня.

Они заперлись и легли. Картье — на кровати под москитным пологом, защищавшим его от ядовитых укусов летающих, прыгающих и ползающих обитателей тропической ночи. Лекок — без всякой защиты, на раздвижном кресле. Они пожелали друг другу доброй ночи. Картье потушил свет и осторожно пощупал что-то под матрацем.

Каждый погрузился в свои мысли.

Картье думал:

«Этот мечтатель Лекок конечно не заметил портфеля. Безвредный дурачок, которого ничего не стоит провести. Впрочем, хорошо было бы, если бы его укусил скорпион или очковая змея. Тогда я сразу избавился бы от единственного свидетеля за эти два года».

Лекок думал:

«Этот грубиян Картье не сумел даже припрятать свое богатство: жирная туша его выдавила портфель из под матраца, как начинку из пирога. Хорошо было бы, если бы моего приятеля хватил удар или свалившаяся с потолка балка. Тогда портфель перешел бы ко мне без всяких хлопот и осложнений».

— Лекок, вы спите?

— Нет, мой друг, а что?

— Почему у нас пахнет падалью?

— Не знаю, — сказал фельдшер, лишенный обоняния, и повернулся на другой бок.

«Неверен был бы также заворот кишок, — продолжал рассуждать этот мечтатель. — Или рыбья кость, застрявшая в горле. Немного битого стекла в кишках или крысиный яд, проглоченный впопыхах вместо хинина, немедленно дали бы эффектный результат. Удивительно, скольких опасностей избег этот человек! Почему, например, его не заели крысы, которые, по его собственным словам, чуть не сбросили дом со свайных подпорок на землю?»

— Картье, где ваши крысы? Я их не слышу.

Сборщик ответил вопросом:

— Я хотел бы знать, чем здесь воняет? Неужели вы не чувствуете?

— Да, попахивает. Может быть шакалы притащили какую-нибудь дохлятину? А кстати, где шакалы?

— Почем я знаю!

— Вы, кажется, говорили, что они прошлой ночью хотели вас съесть?

— Шакалы не едят человека, пора бы вам это знать.

— Да, но они не воют. Вы знаете, это очень странно. Особенно отсутствие крыс. Когда крысы покидают дом, это…

— Замолчите, Лекок! Вы опять понесете какой-нибудь вздор.

Но зловоние становилось невыносимым. Оно заливало воздух темными тревожными волнами, словно излучаемое гнилыми стенами дома.

Картье вскочил и начал одеваться.

— Дайте фонарь. Вы говорили, что огни были на плотинах?

— Да.

— Идите за мной.

Они вышли, и в лицо им сразу пахнуло тиной и болотом. Рдеющий месяц, опрокинувшись, заходил за верхушки леса. На террасе стояли слуги.

— Что такое? — спросил Картье и, не получив ответа, стал спускаться по лестнице. Снизу на него глянуло его собственное черное изображение с фонарем в руке.

— Вода! — воскликнул он. — Откуда здесь вода?

Никто не сказал ни слова. Вода покрывала две ступеньки и продолжала прибывать. Заметно было медленное течение к реке.

— Картье, это Нуок-Ден, — пролепетал Лекок, у которого затряслись колени. — Вода прорвала плотины.

— Не вода, а они, эти желтые канальи, прорыли плотины! Чтобы затопить поля, чтобы нам не достался их рис! — Глухо ответил Картье.

* * *

Трое слуг были посланы вброд за лодкой. С фонарями и длинными шестами вступили они в воду, доходившую им до колен. Картье скрежетал зубами.

— Лекок! Если вы увидите где-нибудь и когда-нибудь Рикашгу, или его тень, или только его отражение в ваших дурацких снах — стреляйте без всяких разговоров!

Наступившее утро озарило мрачное зрелище. Вся долина была затоплена. Дома, деревья, огонь зари отражались в воде, как в черном зеркале. Гнилой мерцающий воздух стоял над этой прорвавшейся лесной утробой, окружая предметы сумеречными ореолами. Кожа людей была покрыта липкой испариной.

Привели лодку и маленький челнок фельдшера.

— Вы располагаете только челноком, — сухо сказал Картье, — лодку буду грузить я.

— Не забудьте захватить портфель из-под матраца, — злобно ответил Лекок.

К его ужасу Картье стал грузить свиней. Визжащих животных ловили в воде, закалывали, потрошили, солили и укладывали на дно лодки. Эта адская работа заняла весь день. Вода поднялась еще на три ступени, оставалось четыре.

— Мы все подохнем здесь, — кричал Лекок. — Вы знаете, что черная лихорадка убивает в три дня?

— Я предупреждаю всякую болезнь заранее, — отвечал Картье, опустошая третий стакан теплого коньяку, — поэтому я всегда здоров.

Но вечером его начало рвать, он побледнел и повалился на постель в страшном припадке озноба. Двое из трех туземцев, ходивших за лодками, также слегли. Отъезд отложили до рассвета.

Настала ночь. Месяц повис над черной водой. Картье лежал неподвижно, черный и худой, с револьвером в руке. Глаза его были закрыты, лицо приобрело строгое, чуждое выраженье.

В комнату вошел Дананг.

— Смерть, — сказал он, издали поглядев на больного. — Надо ехать.

— Куда же ночью ехать, Данонг? — сказал Лекок. — Можно утонуть, лодка нагружена до краев.

Данонг покачал головой и молча вышел. Лекок запер дверь, опустил на лицо москитную сетку и устроился в кресле.

На столе горела ночная лампа, окруженная тучей насекомых. По стенам сновали гекконы, — маленькие черные ящерицы, вышедшие на охоту за москитами. Лапки гекконов снабжены присосками, что дает им полную возможность бегать по потолку так же свободно, как по полу. Ящерицы издавали однообразный скрипучий писк, который сквозь дремоту показался фельдшеру звуком пилы. Лекок встрепенулся и поднял голову. Уж не подпиливает ли кто-нибудь связи? Два геккона свалились с потолка на стол и продолжали драться, не обращая внимания на человека.

Фельдшер стряхнул с себя сон и осторожно вышел на террасу. Он намеревался выкинуть две-три свиные туши и втиснуть в лодку кое-что из своих вещей. Оглушительно звучали голоса лягушек и сверчков, сливаясь в величественный и далекий концерт ночи — «тиб-тибау», как его называют малайцы. Вода поднялась. Челнок, привязанный к свае, касался бортами террасы. Но лодка исчезла.

Лекок окликнул Данонга — и не получил ответа. Помещение для слуг пустовало. Они уехали, захватив своих больных и всю поклажу.

— Картье! — крикнул Лекок. Но тот храпел и бормотал в бреду.

Лекок быстро взвесил положение. Прежде чем почувствовать страх одиночества, он ощутил волнующее и порочное сознание отсутствия свидетелей. С лампой в руке стоял он один среди черных вод, нето прислушиваясь, него соображая. Глаза его блестели как у волка, и он не замечал москитов, яростно жаливших лицо.

— Картье! — еще раз негромко окликнул он. Из-под подушки торчал угол портфеля.

Лекок поставил лампу на пол и с револьвером в руке медленно двинулся к постели. Он не смотрел в лицо спящего из опасения разбудить его. Руки его дрожали, глаза не отрывались от портфеля.

Вдруг храп прекратился.

— Лекок, — тихо сказал Картье, не открывая глаз, — караульте дверь. Я видел лицо Рикашты.

Лекок оглянулся, весь обливаясь горячим потом. Ему показалось, что заговорил труп. Между тем сборщик несомненно говорил в бреду. Он снова тяжело храпел и бормотал неясные слова.

Прошло минут пять, пока Лекок собрался с силами и вновь подошел к кровати. Прежде чем поднять револьвер, перевел дух и зажмурил глаза. Когда открыл их, Картье сидел на постели и целился в него.



Картье сидел на постели целился в Лекока.

В ужасе выронил револьвер и протянул вперед руки. Картье выстрелил. Лекок отскочил к стене.

— Опомнитесь! — крикнул он. — Я только хотел дать вам хинина.

Вторая пуля вонзилась в стену над головой фельдшера. Он согнулся пополам и с ревом выскочил на террасу. Вслед ему прогремело еще четыре выстрела. Картье выронил оружие и с бессмысленным хохотом опрокинулся на кровать. Сознание ни на минуту не возвращалось к нему.

Лекок прыгнул в челн, озаренный месяцем, захватил на лету свой чемодан и отчалил. Чумное дыхание воды охватило его ужасом, ему казалось, что он будет немедленно засосан болотом. Ветви потопленных деревьев скребли по дну. Лекок судорожно ударил веслом, вплыл в угольную тень соседнего дома и ударился о сваю.

Вдруг чья-то черная рука сдавила его горло. В лунном луче мелькнул клинок с золотыми китайскими письменами. Лекок вскрикнул — и это был его последний крик.

* * *

Картье очнулся лишь на третий день. Он высох, как скелет, его голова тряслась, тело горело. Как животное перед смертью, он на четвереньках пополз к воде.

Лагуна дышала гнилым зноем. Стояла страшная тишина, которая бывает перед ураганом.

От слабости Картье несколько раз припадал к полу. Дреки были влажны, дом покосился. В углах шевелились жабы. На перилах, под кровлей — всюду, где была тень, выросли большие вонючие грибы. Вода достигла уровня террасы и стояла неподвижно. Время от времени из глубины ее сонно подымались черные пузыри и лопались на поверхности.

Нагнувшись с помоста и припав ртом к воде, Картье долго и жадно пил. Потом он тупо уставился на вечернюю зарю, запекавшуюся кровью. Оттуда подымалась туча. В воздухе не было ни малейшего движения. Это вселяло безотчетный страх.

Над головой длинной вереницей пронеслись темные птицы с торчащими ушами. Это были келонги, летучие собаки, отправлявшиеся на ночную охоту. Но они сейчас же вернулись и, описав несколько тревожных бесшумных кругов над болотом, безмолвным привидением скрылись в лесу.

Засветил месяц, нахлынули бабочки. Они подымались снизу, от воды, черными фейерверками, беззвучными пышными взрывами, и рассыпались как вулканический пепел. Пыль от их крыльев наполнила воздух.

Картье ни о чем не думал. Он превратился в одну из бессловесных тварей Нуок-Дена. Глотнув еще раз воды и повинуясь инстинкту, он собрался ползти обратно в свое темное логовище, когда на реке появились джонки.

Они шли сверху по течению, распустив большие перепончатые паруса, торопясь уйти от грозы. На каждой было три мачты и три паруса. Передний висел прямо, оба задних распускались влево и вправо наподобие крыльев. На носу с обеих сторон было нарисовано два больших черных глаза, — чтобы обмануть водяных бесов и заставить их думать, что плывет дракон[3]).



Джонки шли сверху по течению, распустив большие перепончатые паруса. 


Видение этой фантастической флотилии, двигавшейся в лунном дыму болотных туманов, пробудило в Картье смутные воспоминанья.

Он зашевелился, задрожал, шатаясь встал на ноги и начал торопливо одеваться. На голову надел белый шлем, под мышку взял портфель.

Джонки приближались бесшумно и величественно. Картье закричал, захрипел, замахал руками. Он пришел в страшное волнение. Это были здешние деревенские джонки, он отлично узнал их, сразу и ярко вспомнил все.

Джонки поровнялись с деревней, но не остановились. Ни одна из них не повернула к террасе, не замедлила движенья. Между тем они не могли не слышать крика Картье: каждое, даже тихо сказанное слово отчетливо отдавалось водой. Одна, за другой призрачными силуэтами, подобно гигантским летучим мышам, проплыли джонки мимо и скрылись за поворотом.

Картье умолк. Все звуки замерли, земля потонула в тишине. Вдруг стало темно, туча закрыла месяц. Картье нагнул голову и в страхе оглянулся.

Вся поверхность лагуны излучала фосфорический свет. Затопленные дома светились словно гигантские гнилушки. Плесень на полу и стенах струила тихое, сумеречное сияние. Картье прикоснулся к перилам, и его рука засветилась мраке.

— Это смерть, — подумал он. — Я в раю.

Он вошел в дом и упал в кресло. Глаза его ввалились черными ямами.

Миллионы бабочек, дрожа крыльями, в каком-то судорожном сне низко трепетали над водой. Издали надвигался грохот.

Первый же порыв ветра с подавляющей свирепостью захлопнул дверь. Дом вздрогнул и застонал. Комната потонула в фиолетовом огне молний.

Раскаты грома стали непрерывны. К ним вскоре прибавился другой звук, — отдаленный рев бегущей воды. Ураган согнул деревья и понес по воздуху ветви, крыши, плетни. Дождь хлынул не струями, а потоками воды, и земля стала похожа на морское дно, покрытое водорослями.

В комнату ворвались ручьи, ветром сорвало ставни. Пол накренился.

Сгнившие, — а может быть и подпиленные — сваи подались под напором воды, и дом, сорванный со своего основания, зачерпнув одним краем, понесся по течению, ударяясь о деревья, крутясь на водоворотах, гонимый ревущею бурей во мрак.

* * *

Ураган гремев всю ночь.

Утром тучи рассеялись, и поднялось солнце.

В Луан-Прабане, в тридцати километрах ниже затопленного селения, скопились сотни джонок и сампанов. Пришедшие накануне, перед грозой, стояли крайними. Они привезли контрабанду— темные тюки с оружием под корзинами зелени и фруктов.

Лодки были покрыты двускатными шалашами из цыновок. На корме, на маленьких очагах женщины варили рис, приправляя его «нюокнамом» — темным соусом из разложившейся рыбы с пряностями. Мужчины жевали бетель, оплевывая за борт красную слюну.

Всюду шла оживленная торговля. Драгоценнейшие плоды земли — маленькие нежные мангустаны, подаваемые в отелях заледенелыми, как сливочное мороженое; крупные колючие дурианы, пахнущие падалью, но обладающие тончайшим вкусом и высоко ценимые на Востоке; золотистые связки манго и дынеобразные папайи — все это пышными гроздьями наполняло корзины и продавалось за гроши. Речной базар был в самом разгаре, когда на реке появился дом, сорванный ночною бурей и медленно влекомый течением. Никто не обратил на него внимания, так как это было обыденным явлением.

— Эй, Ли-Тан, берегись! — крикнул Рикашта и поднялся с багром в руках.

Но было уже поздно. Дом ударился в крайнюю джонку. От толчка дверь распахнулась, и перед онемевшими людьми предстал сборщик Картье. Он покойно сидел в кресле в белом шлеме и с драгоценным портфелем на коленях.



Картье спокойно сидел в кресле в белом шлеме и с драгоценным портфелем на коленях. 

— Капитан! — в ужасе вскрикнула Ли-Тан и судорожно швырнула на дно лодки свою корзину. Но несмотря на то, что в ней на этот раз была несомненная контрабанда, страшный чиновник не сказал ни слова, даже не пошевелил пальцем. Он был мертв.

Дом тихо завернуло течением, и в полном безмолвии Картье важно продолжал свой путь вниз по реке. Никто не вздумал остановить его, страх бежал перед ним по берегам Меконга.

И если бы не речные крокодилы, вскоре положившие конец этому путешествию, Картье удалось бы осуществить желание, которое он сам считал невыполнимым: приехать в Сайгон в собственном доме.


ЛИСТЫ ИЗ КАМЕННОЙ КНИГИ


Палеоэтнографическая повесть А. Линевского


ОТ РЕДАКЦИИ

Hacmoящая повесть является результатом археологических изысканий автора, по специальности палеоэтнографа[4]). Летом 1926 года ему посчастливилось открытъ на скалах в устье реки Выг, впадающей в Белое море, так называемые петроглифы — высеченные на граните рисунки доисторического человека. До последних лет ученым в пределах Советского Союза были известны подобные же петроглифы лишь на скалах восточного берега Онежского озера.

Всего т. Линевским найдено до пятисот петроглифов. Расшифровка их потребовала огромных усилий. Ключ к пониманию смысла изображенных на скалах охотничьих и бытовых сцен дало автору изучение быта современных северных народов — самоедов, эскимосов, лопарей. В их жизни до сих пор существуют обычаи, имеющие корни в глубокой древности. Сопоставляя различные моменты живой действительности с моментами, запечатленными на страницах каменной книги, т. Линевский смог творчески воссоздать цепь давно минувших событий.

Таким образом автором повести является не только т. Линевский, но и доисторический человек, некогда высекавший примитивные рисунки на беломорских и онежских скалах. Он сам добросовестно иллюстрирует основные моменты сюжета, построенного беллетристом-этнографом. Часть этих рисунков впервые появляется в печати на страницах «Следопыта». Отсюда ясно, каким смелым и глубоко оригинальным начинанием является повесть т. Линевского, как велико ее значение в деле популяризации достижений советской науки.

К какой эпохе можно отнести интересующие нас петроглифы? Судя по всем данным, мы имеем здесь поздний неолит, то-есть ту стадию культуры, когда человек научился шлифовать каменные орудия и лепить из глины сосуды К этой же эпохе относится зарождение земледелия и первобытной меновой торговли между племенами, выделывавшими те или иные орудия, — моменты, ярко отмеченные в повести.

От эпохи неолита сохранились лишь обломки керамики, наконечники стрел, каменные топоры, ножи, долота и кирки. По этим скудным остаткам ученые с трудом восстанавливали общую картину жизни наших предков. Замечательным исключением в этом отношении являются петроглифы на скалах Карелии, дающие возможность гораздо глубже заглянуть в быт доисторического человека. Это — древнейшая в мире книга, появившаяся задолго до возникновения письменности у народов Европы. «Написана» она была не раньше, чем за три-четыре тысячи лет до наших дней.


_____
I. Гибель скандинава.

— И-а-аа-йрхо-ой! И-аау-ойууу-й! — заунывно разносилось в сумраке над порожистой рекой. На скалистом островке светилось тусклое пятно тлеющего костра. Струи дыма, как живые, длинными прядями колыхались в неподвижном воздухе. У костра полукругом сидели в три ряда старухи, раскачиваясь в такт пению.

— И-аыы-йох! Тааа-о-ый!..

Впереди всех сидела высокая крепкая старуха. Ее седые волосы были заплетены в семь тощих косиц. На голову был надет череп оленя с ветвистыми рогами. Дряблая кожа лица и рук пестрела намалеванными кровью знаками. Высохшими руками старуха вертела окатанный водой овальный камень, и хотя он оставался целым, из ее рук сыпались один за другим маленькие камешки такой же формы.

— Из рук падают камни, а из туч упадут на землю олени, — тянула она нараспев.

— Упадут! Упадут! Упадут! — хором кричали старухи.

Когда набралась целая куча камешков, старуха собрала их в пригоршню и, не поднимая глаз, бросила через костер. Они звонко покатились по скале в воду.

— Мы кидаем души, — тянула старуха, — а наши мужчины найдут добычу…

— Найдут! Найдут! Найдут! — подхватывал хор.

Была предвесенняя пора. Мужчины выбивались из последних сил, отыскивая в лесу добычу. Старухи — хранительницы колдовства пытались путем заклинаний и магических действий помочь охоте.




Рис. 1

Долго в предутренней полумгле неслись заунывные звуки, смешиваясь с ревом порога Шойрукши.

На противоположном берегу виднелись шалаши.

Обитатели стойбища неподвижно растянулись на шкурах, шепча заклинания. Никто из них по древнему обычаю не смел шевелиться, чтобы и звери в лесу, за которыми пошли охотники, были так же неподвижны. В этом выражалась магическая помощь охотникам. В шалашах было тихо;- изредка вскрикивали грудные младенцы, но тотчас же начинали хрипеть; материнская грудь затыкала им рот.

В одном из шалашей зашевелилась груда шкур, и из-под оленьего полога выполз человек. Он встал на ноги. Рослая фигура четко вычертилась на серебристом фоне неба. Ветер затрепал космы длинных волос. На замасленном кожаном панцыре тускло заблестели бронзовые украшения. Глухо звякнул о пояс чеканный меч. Могучее тело вытянулось во весь богатырский рост. Голубые, все еще застланные сном глаза лениво обежали окрестность. Пошатываясь как пьяный, он побрел вперед. То там, то тут приподнимались пологи шалашей, и много пар глаз с завистью глядели ему вслед: он не свой, чужак, ему можно нарушить закон.

— Смотри, мама, чужой воин куда-то уходит, — зазвенел жалобный голосок одного из ребят. — Мне надоело лежать. Пусти побегать по снегу.

— Молчи! Молчи! — тревожно зашептала мать. — Он к нам пришел из воды. Старухи говорят, что в нем сидят морские духи. Разве мы стали бы давать ему нашу пищу и лучшее место у костра, если бы не боялись его? Ему все можно. Его не надо сердить.

Глухо поскрипывал весенний, уже слежавшийся снег под тяжелыми шагами гиганта. Вольный сын Скандинавии, он с детства привык бороздить моря в поисках незнаемых земель. Сейчас судьба занесла его к этому беломорскому племени. Он был пленником. Медленно, как во сне, не зная сам куда, уходил он от стойбища. Добрел до опушки леса и, резко свернув, направился к ревущему порогу.

Там он растянулся на самом краю скалы, свесив голову к бурлящей воде.

Этот порог напоминал ему один из водопадов его родины: те же скалы, тот же вой воды, та же ярость пенящихся струй.

Долго глядел скандинав немигающими глазами на буйную реку. В желто-белой клокастой пене порой мелькала темная полоса гранита. Она казалась ему бешено несущейся ладьей с его дружиной.

— Олэ! — побежало хриплым ревом по реке. — Олэ, викинги!..

Налитые кровью глаза не отрывались от порога. В мозгу все ярче вспыхивали жуткие картины. В последнее плавание викинги сутки бились среди порогов, увертываясь от рушащихся на ладью гребней волн, пока одним ударом волна не разбила ладью о подводную скалу.

Каждый день долгие часы проводил скандинав на скале во власти бредовых видений. В редкие минуты, когда прояснялся рассудок, он все более убеждался, что ему больше не вырваться на свободу. Кто из?сородичей может узнать, куда закинула его буря? Кто придет к нему на помощь? Глядя на пенистый порог, он переживал последнюю бурю. В памяти всплывало ужасное утро, когда он, разбитый и окровавленный, лежал на берегу. Случайно набредшие на него жители стойбища в страхе разбежались, но потом, видя, что пришлец не нападает на них, снова приблизились, и завязался разговор посредством знаков…

Первый весенний дождичек отрезвил скандинава. Поднявшись, он заметил на острове тлеющий костер, только что оставленный колдуньями. Он еще не бывал на священном островке. Пройдя несколько шагов по льду, он поднялся по ступенькам на скалу. Задумчиво прошелся вдоль наклонной каменной стены, оставляя на снегу глубокие следы.

В затуманенной памяти мелькнули картины далекого прошлого. Ребенком он с любопытством осматривал выбитые на таких же самых скалах рисунки, изображавшие человеческие следы, животных и военные сцены. Его предки когда-то увековечивали на скалах свои победы над жившим в тех местах дикими народами.

Внезапно у скандинава родилась мысль оставить на этой скале такую же память и о себе, ведь когда-нибудь доберутся его смелые сородичи и до этих лесов и узнают, что здесь жил воин их племени. Под руки попался камень; скандинав приставил меч к скале и, ударяя камнем по рукоятке, стал выбивать ямки на словно отполированном граните. Вскоре на камне появился контур правой ступни человека. Чтобы друзья узнали его, скандинав оставил в середине следа не-выбитый круг, знак когда-то полученной им в бою раны. На некотором расстоянии он начал выбивать след левой ноги.

Но вот мерный стук камня о звенящий меч прервался звериным воем. Скандинав прислушался — это кричала одна из старух. Чутким ухом она расслышала стук, доносившийся с заповедной скалы. Тотчас же выползли из шалашей обитатели всего стойбища. По воплям и жестам приближавшейся толпы скандинав понял, что ему приказывают уйти с этого места. Он затрясся от ярости и, злобно оскалив зубы, взмахнул мечом. Этот знак был понятен без слов.

Долго выли старухи, не смея подступиться к осквернителю священной скалы, по которой ступал дух порога, приходивший за их жертвами. Пока мужчины были на промысле, обычай запрещал проливать кровь, чтобы кого-нибудь из охотников не убил зверь.

Рука скандинава онемела от сильной усталости, но он продолжал работу под бессильный рев старух. По скале протянулись следы человеческих ног. Оставалось самое тяжелое — изобразить себя и свой родовой знак. Когда был выбит седьмой след, у пленника мелькнула мысль: «А откуда они узнают, как я попал сюда?». И, чтобы поведать о случившемся кораблекрушении, он решил первым делом изобразить остов разбившейся ладьи с одним человеком в ней (рис. 1).

Изображение ладьи еще не было закончено, когда рев толпы вдруг сменился радостными криками. В синеющей дали мелькали черные точки — охотники возвращались домой.

— Успею ли докончить? — забилась мысль.

Рука, посиневшая от напряжения, едва слушалась. Удары камня нередко попадали по пальцам, но скандинав не чувствовал боли. Надо докончить… успеть бы оставить по себе память. Все более изломанными и кривыми становились контуры ладьи. Но вот ладья закончена. Теперь надо выбить свой родовой знак.

Внезапно тихое урчанье поразило слух скандинава. Он поднял голову. Со всех сторон к скале подкрадывались согнутые фигуры старух… Как по команде старухи смолкли и, незаметно перебирая ногами, словно плыли к скандинаву. В туманном сумраке уродливые фигуры казались зловещими призраками. Чужеземец схватил меч и хоте а броситься на врагов, но онемевшие от долгой работы руки выронили оружие.

В первый и последний раз в жизни стал отступать от врагов скандинав. Словно завороженный, не спуская со старух остановившихся глаз, он медленно пятился от них. Толпа замерла, глядя на поединок богатыря и колдуний. Когда остался один шаг от края скалы, скандинав инстинктивно замер на месте. Но вот рослая старуха прыгнула вперед, и, не спуская с него глаз, протянула костлявые руки к его шее. Скандинав вздрогнул, подался назад, пошатнулся и опрокинулся навзничь в кипящий порог…

В этот миг из толпы раздался звенящий крик. Кто-то забился на снегу.

— Дух чужеземца вошел в него!.. Убьем его!.. — завопили старухи, кидаясь к извивающейся в судорогах фигуре.

— Не троньте! — раздались крики. — Ведь это Льок, он седьмой!



Рис. 2

Старухи замерли на месте. Бившийся в припадке был седьмым сыном женщины, ни разу не рождавшей девочек, и по древним преданиям от рождения предназначен был стать колдуном.

Главная колдунья по имени Лисий Хвост злобно заскрипела зубами, глядя на неожиданного соперника; припадок, ломавший юношу, доказывал, что он уже сделался колдуном. Толпа спешно разошлась, боясь прикоснуться к новому колдуну, в которого в это время входили духи…

А в соседнем ельнике, притаившись за мохнатыми ветвями, застыла женская фигура. Это была мать Льока. Со слезами на глазах глядела она на припадок сына. Она знала, как тяжела и опасна участь колдуна. Едва ли он избегнет гибели…

Льок судорожно бился на снегу. Глядя на него, матери казалось, что кто-то невидимый ломает его тело, так неестественны были его движения.

С детства Льоку твердили, что он седьмой сын женщины, уже давшей стойбищу шестерых мужчин, что его родили сами духи, а потому он скоро почувствует, как они войдут в него. Но Льок никогда их не чувствовал. Когда он стал юношей, ему все чаще стали напоминать о его будущих обязанностях. Советовали быть все время готовым к торжественному моменту вхождения духов в его тело. Это ожидание волновало юношу; его нервы все более расстраивались. По ночам его мучили страшные сны.

Минувшей осенью погиб горбун, бывший несколько лет колдуном племени Нужен был новый колдун. То один, то другой охотник уверял Льока, что он видел во сне, как духи бродят около него. Это смущало и пугало юношу. Приближалась весна, скоро начнутся морские промыслы. Охотники все упорнее твердили Льоку о его призвании. Жуткая сцена гибели скандинава, побежденного старухами, потрясла Льока. Сказались бессонные ночи, полные ожидания духов.

Долго извивался он в судорогах, пока наконец не затих. Заснул. Мать, затаившись в ельнике, терпеливо ждала его пробуждения. Вот он шевельнулся раз, другой, встал на ноги и, пошатываясь, побрел к стойбищу. Глядя ему вслед, мать прошептала:

— Горе теперь тебе, мой сын…

II. Первые шаги нового колдуна.

Тихо на стойбище. Приход охотников не оживил его — не горят огромные огни, не слышно криков пирующих. Людей придавил голод, обычный предвесенний голод. Запасы съедены, снег в лесу почти весь растаял и пугливые олени и лоси забыли свои зимние тропинки на водопой. Жутко уходить в лес, откуда слышится рев «лесных людей» (медведей), голодных после зимней спячки. Горе тому, кто попадется им на пути. Еще не прилетели птицы — главная пища в весеннюю пору. Еще не время итти в реку с Белого моря жирным сигам и семге. Люди ползали вокруг стойбища, разыскивая и обсасывая кости еще зимой съеденных животных.

Напрасно колдовали старухи.

Однажды вечером, когда охотники вернулись без добычи, сородичи стали совещаться, что делать. Лисий Хвост заявила:

— Мои духи говорят, что Льок мешает им. Пусть Льок нам пошлет счастье. А не пошлет он нам пищи, значит, его духи — враги нашему роду.

Десятки исхудалых лиц повернулись к Льоку. Голодные глаза, горящие в вечернем полумраке, впились в него.

— Дай завтра пищи, — коротко приказал Кремень, вождь племени, — или будешь нашим врагом!

Молчаливо разошлись по шалашам ослабевшие от голодовки люди. У костра, на берегу реки остался один Льок, подавленный тяжестью приказа. Где взять пищи для всего стойбища? А не найдет он — будет врагом… Участь же врагов одна… Долго сидел Льок в напряженном раздумье. Но ничего путного не приходило ему в голову.

Вдруг раздался свистящий звук, на фоне неба мелькнуло светлое пятно, и большой гусь, должно быть разведчик, стал постепенно снижаться. Сел где-то вблизи. Рука Льока потянулась к валявшейся рядом метательной дубинке. Зажав оружие в кулаке, юноша пополз к гусю. Усталая птица не слышала из-за грохота порога приближения охотника. Но вот она шевельнулась и, сделав несколько шагов, стала медленно расправлять крылья. Птица уже отделялась от земли, когда дубинка ударилась о ее тонкую шею; один миг — и привычные руки охотника свернули шею гусю.



Рис. 3

«Хороший знак! — думал Льок, закидывая за спину добычу, — Но одной птицей всех не накормишь. Как доказать роду мою колдовскую силу?..»

В раздумье Лок не заметил, как дошел до священной скалы. На ровной каменной стене при сизом свете занимавшейся зари четко выступали недавно высеченные чужеземцем человеческие следы.

«Совсем как следы Боко — Лесного Охотника, — мелькнула мысль. — Ведь в лесу находят же охотники его тропки, а старухи говорят, что по этой скале ходят духи…».

Неожиданно взгляд юноши упал на лежавший у подножия скалы меч скандинава. Он поднял его, стал вертеть в руках, внимательно разглядывая. Этим мечом были высечены знаки на скале. А почему бы и ему, Льоку, не попробовать изобразить Боко?.. Скандинав перед смертью успел сделать на скале несколько ударов, намечавших фигуру человека. Льок приставил меч к каменной стене и, подражая скандинаву, стал отсекать от скалы осколок за осколком. Вскоре на скале стал вычерчиваться контур горбатого карлика (рис. 1), указывающего рукой на порог. Теперь Лесной Охотник был во власти Льока. Если Боко не захочет сгонять к охотникам добычу, то, разводя на его изображении костры или нанося ему удары острым кремнем, Льок сможет причинить ему сильные страдания. Что он сделает с изображением — то будет чувствовать сам дух.

Рассвело. Голодное стойбище, как умирающий зверь, стало медленно шевелиться. Во всех шалашах люди глухо перешептывались между собой. Сможет ли Льок, новый колдун, дать сегодня еду.

— Ой-хой! Пусть охотники идут к Льоку! Он ждет их на великой скале! — разнесся далеко по воде крик молодого колдуна.

Один за другим собрались к острову мужчины, с опаской проходя по ледяной тропинке через пролив. В угрюмом молчании столпились они на священной скале. Льок сидел у только что законченной им фигуры охотника. Обхватив руками колени, он раскачивался из стороны в сторону.

— Это Боко! Лесной Охотник! — закричали десятки голосов.

— …который вам послал гуся! — тянул, подражая песням старух, Льок. — Лесной Охотник сказал мне: «Пусть каждый из мужчин возьмет по перу гуся, пусть каждый человек глотнет воды, в которой варится гусь, пусть каждая из мудрых старух съест по кусочку мяса, пусть кости гуся кинут мне, Лесному Охотнику, и я всегда буду помогать Льоку»…

Мужчины с удивлением смотрели на Лыжа. Где же гусь? Или мальчишка смеется над ними? Настало тяжелое молчание. Неожиданно Льок, как на крыльях подскочив в воздух, со звонким криком кинул в грудь Кремню большого гуся. Подражая голосам разных животных и птиц, Льок колесом двинулся на охотников.



Рис. 4

В диком страхе бросились они с острова, ломая под собой тонкий лед, проваливаясь в ледяную воду; где вплавь, где ползком по трещавшему льду добрались до материка. Прибежав в становище, дрожащие от морозной воды и страха охотники шопотом передавали сородичам, что на священной скале появился сам Боко Лесной Охотник, а колдун Льок сидит около него и достал из скалы волшебного гуся.

Тотчас же развели костер, разожженный ветвями священных деревьев — черемухи и рябины (это были единственные деревья, дававшие лакомые ягоды). В выдолбленное из бревна корыто налили воды. В костер бросили камни. Когда камни накалились, старухи, хозяйки огня, стали бросать их в корыто. Со свистом забурлила вода, тоненькие струйки пара забили из поднимавшихся пузырей. К этому времени мужчины очистили от перьев гуся, каждый из охотников взял по пучку перьев, уверенный, что волшебный гусь приведет его к стадам обыкновенных гусей.

Все стойбище черпало из корыта берестяными ложками мутную от камней и золы горячую воду. Благодаря этому в каждого входила часть души волшебного гуся. Старухи, обжигая пальцы, раздирали волокна разварившегося мяса, и не жуя его, с жадностью глотали.

— Да, Льок великий колдун! — бормотали они всем, кто с завистью глядел, как исчезали кусочки гусиного мяса в старушечьих ртах. — Сам Боко научил колдуна своей мудрости.

Только Лисий Хвост, главная колдунья, не ела мяса. Ее колдовство не знало ни Лесного Охотника, ни других духов природы. Если мужчины верили в этих духов, то старухи учили их знать только свою волю и лишь силой собственных заклинаний добывать пищу. А теперь этот мальчишка Льок, не сам, а через Боко. неведомого женщинам Лесного Охотника, хочет достать пищу для всего рода.

— Слушайте, охотники! Слушайте люди! — закричала она словно чужим голосом. — Нечего вам слушать Льока. Не просите Боко давать вам пищу! Сами требуйте, сами посылайте себе добычу! Верьте своим словам… Как будете жить, если не станете себе верить? Живите, как жили старики, они не знали Боко, они верили в наши заклинания…

Сиплый визгливый голос Лисьего Хвоста как-то гипнотически действовал на охотников. Все затихли. Зашевелилось сомнение в силе Боко и нового колдуна. Животный инстинкт — жить раз заведенным порядком, ходить по одним и тем же тропам, делать все так, как делалось прежде, — был силен в первобытном человеке. Пользуясь общим молчанием, старухи опять затянули свои колдовские напевы. Лисий Хвост в исступлении пронзительно вопила:

— Наши мужчины найдут добычу!

А старухи, сидящие полукольцом, подхватывали:

— Найдут! Найдут! Найдут!

Но у охотников уже не было прежней уверенности. Слушая заклинания старух, каждый невольно думал: «Кто знает, найдем ли мы пищу?..»

Снова отправились на охоту. Через два дня вернулись без добычи, нашли лишь несколько лягушек и подыхающего зайца. Застонало все стойбище от голода, завыли старухи. Лисий Хвост сделалась еще угрюмее. Она понимала, что у сородичей уходит вера в ее древнее колдовство, что на смену ему через Льока приходит Боко, Лесной Охотник, как все лесные духи, враждебный женщинам…

III. Весенний промысел.

Опять обратились за помощью к Льоку. Тот за эти дни выбил на священной скале два рисунка. Первый изображал охотника, тащившего за шею громадную птицу (рис. 2); этим колдун хотел сказать, что такую же крупную добычу принесет каждый охотник; другой рисунок изображал гуся, окруженного метательными камнями (рис. 3).

Наконец пришло время отправляться на весенний промысел за птицами. Льок повел всех охотников на священную скалу и велел каждому из них кидать метательные камни в высеченные им изображения. Когда камень попадал в рисунок, Льок говорил охотнику:

— Ты попал в гуся, ты попадешь в него и в лесу.

И эти простые слова рождали в охотниках уверенность в удаче их промысла.

Потом Льок подводил их по очереди к рисунку, изображавшему охотника с огромной птицей, и заставлял шептать:

— Это я иду, это я тащу много-много птиц.

На прощанье Льок запретил сородичам ходить во время промысла толпой, велел разбрестись по лесу и охотиться поодиночке. Тому, кто встретит Боко, молодой колдун обещал богатую добычу.

Охотники ушли. После поимки Льоком волшебного гуся прошло три дня. За это время прилетели стаи гусей и расположились на глухих лесных озерках, где уже оттаял лед. Там дичь поджидала наступления запаздывающей весны. Совет Льока разойтись в разные стороны оказался мудрым. Охотники стали заходить в такие лесные уголки, где еще никто никогда не бывал. Там-то и набредали они на прилетевшую дичь.

Через несколько дней мужчины начали возвращаться один за другим, таща на себе обильную добычу. И все это — дары Боко, Лесного Охотника, нового друга племени! Тем самым решалась участь древней веры в силу своих слов (магия), веры, носительницей которой были женщины. На смену магии пришла вера в силу Боко, надежда на помощь со стороны невидимых духов. В стойбище зарождалась религия.

Прошла еще неделя. Наступила весна. Могуче зыкали гуси, гудели в поднебесье едва видимые журавли, а деловитое кряканье уток заглушалось отупелым гоготаньем гусиных глоток. В стойбище жестокий голод сменило бешеное насыщение. Люди только и делали, что ели или спали. Инстинкт заставлял их запасаться жирами на время голодовки. Одним охотникам было не до сна, нельзя было терять драгоценного времени.

Чтобы охота была как можно удачнее, Льок не поленился выбить на священной скале целую группу уток, окруженных метательными камнями. Все стойбище в один голос кричало о великом колдуне Льоке и о добром Лесном Охотнике Боко. Никто не сомневался в силе выбиваемых Льоком рисунков. Только колдунья Лисий Хвост, боясь итти против всего стойбища, молча качала головой. Разве в прошлую весну было меньше дичи? Но каждому было приятно обмануть себя, все хотели верить в новое колдовство, и никто не обращал внимания на старуху.

Когда люди поотъелись, набрались сил, промысел принял более организованный характер. Если в начале мужчины старались не пропустить ни одной птицы, убивали даже гагар и жадно поедали их твердое как камень мясо, то теперь они охотились с разбором. Дичь уже отгуляла свой любимый период; самки обложились яйцами, а самцы в наказание за бурно проведенное время стали болеть и линять.

Охотники выслеживали крупную дичь, охотясь за самками лебедей и гусей. Оцепленная кольцом охотников дичь с оглушительными криками сбивалась в тесные кучи. Охотники били птиц остроумнейшим орудием — метательной дубинкой, заостренной на одном конце и сильно утолщенной на другом. Льок изобразил на священной скале это удивительное орудие (рис. 4) и гуся (рис. 5), раненного им в шею.



Рис. 5

Ребятишки и подростки ползали по берегам озер, болот и речушек и собирали яйца; домой, правда, приносили не очень много — большая часть яиц исчезала в их раздутых животишках.

Женщинам тоже было по горло работы. Они сдирали с птиц кожу вместе с перьями. Маховые перья, добываемые из крыльев, шли на стрелы. Шкурки сшивались оленьими жилами; получалась легкая и теплая одежда. Чтобы шкурки не ссыхались и не становились ломкими, их слегка просушивали, затем смазывали жиром и осторожно перетирали в руках.

IV. Льок побеждает Лисий Хвост.

Лисий Хвост не могла примириться с тем, что мужчины стали верить в дружбу с Боко, Лесным Охотником. Матери с детьми на стойбище не подчинялись охотникам, подрастающая молодежь находилась всецело под влиянием женщин. Мужчины приходили на стойбище для совместной жизни с семьями лишь осенью, закончив рыбную ловлю, и оставались там до первого снега. Потом они переходили в свой охотничий лесной лагерь, находившийся неподалеку от стойбища. Власть же на стойбище принадлежала старым женщинам, так как от их заклинаний зависел успех промысла.

«Если охотники начнут верить в Боко, — думала колдунья, — то к чему тогда наши заклинания? Тогда с нами, старухами, будет то же, что и со стариками, которые в лесу умирают от голода или просят молодежь удавить их оленьими ремнями. Если не нужны будут наши заклинания, то кто станет нас кормить?..»

Лисий Хвост решила спасти себя и остальных старух от надвигавшейся на них гибели. Чтобы уронить Боко в глазах охотников, надо было поссорить их с Льоком и добиться его смерти.

Пока мужчины промышляли дичь, старуха обдумывала свою месть. Льок в это время жил на священном островке. Обычай требовал, чтобы каждый, кто почувствует себя колдуном, приводил целую луну (около месяца) вдали от людей. За это время он должен был обжиться с вошедшими в него духами.

Пользуясь отсутствием Льока, Лисий Хвост вела упорную и медленную борьбу против него. Все неудачи, обрушивавшиеся на сородичей, она приписывала влиянию Льока и его духов. Когда он приходил в стойбище за запасами пищи, женщины встречали его попреками и даже бранью. Однажды, когда он уходил к себе на остров, острый осколок кремня до крови оцарапал ему шею. Кто-то уже осмелился кинуть в него камнем из-за кустов. Льок понял, что еще несколько дней, и женщины, подстрекаемые колдуньей, не побоятся его убить.

Нужно было что-то предпринять. В ту же ночь он покинул священный остров и, обогнув стойбище, пошел по лесу. Через час он добрался до заболоченного озера, поросшего ржаво-красным мхом. Жители стойбища считали это болото окровавленным ртом земли, куда засасывались ступавшие на мох люди и животные. Сам Льок не верил этим россказням. Когда-то в детстве он морозной осенью прошел через болото на расположенный посреди него островок. Земля и не думала его глотать. А вдобавок на островке оказалось много дичи, и Льок вернулся с болота стойбище сытый и довольный.

Перебравшись на островок, колдун начал внимательно его осматривать. Нашел множество птичьих гнезд. Следов хищников не было заметно.

Льок двинулся в обратный путь. Приблизившись к стойбищу, он как дикий зверь залег в кусты и стал выжидать. К полудню зазвенели тонкие голоса, — это ребята отправились на промысел за яйцами. Льок бесшумно пополз по направлению к голосам. Вот хрустнул куст, и из-за него показалась девочка лет десяти. Притаившись за елью и не спуская глаз с девочки, Льок шептал:

— Иди ко мне! Иди ко мне!

Словно повинуясь его приказанию, девочка прошла мимо ели. Резким прыжком колдун кинулся сзади на нее, повалил в траву и окутал ей голову своей меховой рубашкой.

Как зверь полз Льок со своей добычей обратно к островку. По дороге он не раз останавливался, прислушиваясь к дыханию ребенка, от испуга потерявшего сознание. Добравшись до островка, он положил все еще бесчувственную девочку на траву, накрыл кусками мха, а сам, перейдя болото, скрылся в лесу.

* * *

Пропажа девочки обнаружилась лишь на третий день. Только тогда не досчиталась несчастная мать одного из своих ребят. В летнее время семьи распылялись. Дети кормились больше своим яичным промыслом, а спать обычно заваливались на стойбище где попало. Испуганная мать обратилась за советом к старухам, те колдовали, но ничего не могли узнать. Лисий Хвост тотчас же стала обвинять в пропаже и гибели ребенка Льока, сама не подозревая, как она близка к истине. Возмущение против Льока росло. Прошла неделя. Твердо веря, что ребенок погиб, Лисий Хвост теперь уже от имени своих духов объявила Льока виновником этой гибели.

— Разве не ясно, — говорила она, — что Льок убил девочку, чтобы накормить своих духов? Слаще ее мяса нет ничего на свете, а мужское колдовство кровожадно. Они как волки и лисы поедают своих детенышей.

В этих словах выявлялась разница между древним женским и более поздним мужским охотничьим колдовством.

До Льока ветер доносил яростные крики и угрозы женщин. Переждав еще несколько дней, он пришел в стойбище. Глухим ропотом встретили его женщины, но разрисованные по его телу кровью магические знаки делали его неприкосновенным.

— Зачем повторяете мое имя и сердите духов? Разве вы не боитесь их гнева? — заговорил он нараспев, шевеля раскрашенными мелом и кровью пальцами.

Все молчали.

— Зачем ты погубил мою девочку? — крикнула вдруг пострадавшая мать.

— А разве твоя девочка погублена?

— Ты ее убил! Она умерла! Мне мои духи сказали! — закричала Лисий Хвост.

Толпа загудела от ярости. Но Льок, подняв руки над головой, стал шевелить пальцами. Это было могучее средство напугать суеверную толпу.

— Вы слышали, матери? — загремел он. — Лисий Хвост говорит: «Мои духи сказали — она умерла»…

— Да, да, да! — хрипела колдунья. — Мои могучие духи это сказали.

В эти минуты она искренно верила своим словам.

— Мать, — обратился Льок к пострадавшей женщине, — Лисий Хвост говорит, что твоя девочка мертва. Мои духи знают, что она жива… Мать, кому из нас ты веришь?

Женщина колебалась: верить ли зловещим словам мудрой старухи или же колдуну, утверждающему, что ребенок жив?

— Моя душа не знает, кому верить… — шептала она растерянно.

— Если веришь, — тихо сказал Льок, — что твоя дочь жива, то вскоре будешь снова кормить ее яйцами.

— Верю! Верю! — закричала мать. — Верю, что моя дочь жива!

Льок облегченно вздохнул. Это была опасная минута, хотя он твердо надеялся, что мать не откажется от надежды увидеть своего ребенка живым.

— Матери! — снова загремел Льок. — Если не найдем ребенка — пусть придет на меня смерть! А коли ребенок окажется жив — то пусть придет смерть на Лисий Хвост!

После долгого молчания толпа, запуганная грозными словами колдуна, чуть слышно выдохнула:

— Слышим, пусть будет так!..

Этот возглас толпы дал словам Льока силу приговора.

Чтобы узнать, где находится ребенок, считалось необходимым прибегнуть к колдовству. Обыкновенно колдовали у священного костра, но Льок внезапно волчком завертелся вокруг своего врага. Это было необычно, а потому казалось страшным. Испугалась и сама колдунья. Стоя на месте, она завертелась вокруг своей оси, стараясь все время оставаться лицом к Льоку. Это было лучшее средство предохранить себя от порчи. Долго метался вокруг нее колдун. Наконец голова у старухи закружилась, она зашаталась и упала без чувств. Стойбище, затаив дыхание, следило за еще невиданным колдовством, и, когда наконец Льок сам упал, никто из толпы не двинулся с места, опасаясь малейшим движением навлечь на себя гнев вселившихся в колдуна духов.

Когда Льок поднялся на ноги и облитая водой старуха пришла в себя, он голосом старшего приказал колдунье итти с ним к речке, притоку Выга. Шатаясь и кряхтя, она побрела за юношей. Недалеко от устья речки стояла небольшая ладья. Льок прыгнул в нее и велел старухе сесть вместе с ним. Заплескались грубые весла, ладья тронулась против течения. Стойбище послушным стадом пошло за ними по берегу. Старуха сидела сгорбившись, обхватив голову тощими руками. Мысли ее перепутались, сердце щемила тупая тоска.

Через час ладья и следовавшая за ней толпа приблизились к кровавому болоту. Толпа тихо взвыла от страха. Льок грозно приказал женщинам итти к берегу. Ладья двинулась к островку, а на берегу глухо замерла толпа Когда ладья ткулась носом в камни, колдун со старухой вышли на берег острога. Льок велел ей стать на обомшелый горбатый камень. Затем приказал матери девочки окликнуть свою дочь с противоположного берега.

Дрожащий от волнения голос матери с трудом повиновался ей. Толпа замерла в ожидании. Мать повторила тихий зов— ответа не было. Прошло несколько минут. Тусклые глаза колдуньи постепенно начали оживляться, и Льок почувствовал, что еще несколько мгновений, и его власть над толпой окончится.

— Кричи громче, — приказал он матери, — кричи, что духи Льока зовут твою дочь к тебе!

Снова закричала женщина. Ее крик, молящий и жалобный, опять оборвался и словно повис вблизи. Откуда-то отозвалось эхо. По обычаю в этом месте не полагалось кричать — толпа от страха вздрогнула, думая, что женщину передразнивают лесные духи. Старуха в это время уже оправилась; она внимательно следила за выражением лиц, ожидая лишь первого крика недоверия к Льоку.

— Иди! Иди сюда! — теперь уже сам закричал Льок. — Твоя мать ждет тебя!

Его громкий голос побежал вдаль. Вслед за эхом чуть слышно отозвался слабый, но все же отчетливый ответный голос. Льок скорей почувствовал, чем расслышал его. Подражая колдовству старух, он что-то забормотал под нос, вытянув обе руки с шевелящимися пальцами к Лисьему Хвосту. Толпа вновь уставилась на колдунов. Лисий Хвост испугалась торжествующего выражения лица Льока, но, не желая уступать, одним движением руки распустила волосы, и семь священных кос, гремя волшебными амулетами, рассыпались по костлявым плечам. Косы были символом ее всемогущества и всеведения. Начался поединок между колдуньей, правившей стойбищем уже десятки лет, и только что появившимся молодым колдуном.

— Дочь моя! Дочь! — загремел ставший от радости могучим голос матери. Женщина перебралась на остров и бросилась навстречу катящемуся из рощи комочку оленьей шерсти.

Колдунья, словно от невидимого удара, пошатнулась и, не удержавшись на ногах, упала на землю. Этот момент явного бессилия погубил ее. Из толпы раздались крики:

— Обманщица! Кто говорил, что девочка погибла? Разве твоя сила ушла из тебя?

Льок пихнул в ладью что-то шепчущих друг другу мать и ребенка, вскочил сам и оттолкнулся от берега. Оставшаяся одна на островке колдунья стала медленно подниматься с земли. Глаза ее со страхом и мольбой смотрели на толпу.

— Если ты, Лисий Хвост, сказавшая, что живая девочка умерла, — загремел Льок, — переберешься через болото, то, говорят мои духи, пропадет все наше племя!..

Этим заклинанием Льок обрек старуху на гибель. Теперь каждый из обитателей стойбища, встретив колдунью, не побоялся бы тут же на месте ее убить, спасая себя и других от опасности…

Потрясенная толпа медленно удалялась от красного болота, когда сзади донесся дикий захлебывающийся хохот. Это старуха смеялась над собой. Только теперь она поняла, как ее одурачил Льок. Долго попутные ветры доносили до толпы заглушенный расстоянием вой посрамленной колдуньи…

В одну из ближайших ночей ветер принес в стойбище запах гари, и небо над лесом смутно заалело заревом пожара. На следующий день Льок пошел посмотреть, что стало с островком. Он жутко чернел обгорелыми деревьями и казался совсем пустым. «Вероятно, — подумал Льок, — обезумевшая старуха двумя сухими кусками дерева развела огонь и сожгла островок вместе с собой».

В память своей победы над старухой Льок в первую же ночь высек на священной скале очень несовершенное изображение старухи с животом в складках и пышным лисьим хвостом вместо ног, держащей в руке какую-то фигуру. Этим Льок хотел сказать; что колдунья Лисий Хвост лгала, уверяя, что знает, где душа ребенка (рис. 6). Тут же невдалеке он выбил другое изображение: мужская фигура с заячьей головой держит за руку ребенка (рис. 7). Заячья голова указывала на то, что спаситель девочки — Льок. Ведь имя Льок было звукоподражанием плача зайца.



Рис. 6



Рис. 7



V. На привязи у кита.

Между тем лесной промысел закончился. Дичи было запасено огромное количество. Мужчины начали переговариваться на нм одним понятном языке о чем-то, что повидимому волновало их. Беспокойство мало-по-малу передалось и всему стойбищу. Льок знал, что в эту весну ему и еще нескольким парням надлежало сделаться охотниками, и нервничал, слушая загадочные для него разговоры. Получить звание охотника — значило отправиться в море, в те таинственные походы, откуда многие не возвращались обратно.

Однажды вечером вождь приказал несколькими юношами на следующий день никуда не отлучаться, а эту ночь спать всем вместе. Имени Льока при этом не упоминалось. Все стойбище поняло, что завтра будет таинственное посвящение молодежи в охотники; счастливые избранники расхаживали с гордо поднятой головой, с пренебрежением поглядывая на остальную молодежь. Льоку ничего не оставалось делать, как забраться на священный островок.

Утром следующего дня на островок перебрался Кремень — глава охотников — и велел Льоку «колдовать рыбу». Это значило, что Льок был обязан силой своего колдовства ускорить весенний ход рыбы из моря. На вопрос парня, почему его не делают охотником, Кремень ответил:

— Ты колдун! Ты будешь охотником, но тебе нельзя знать наших хитростей. Умрешь — еще расскажешь зверю…

Когда Льок хотел возразить, старик добавил:

— Не горюй напрасно, на охоту ты пойдешь вместе со мной, а уж скучать не будешь… — При этих словах губы вождя сложились в странную улыбку.

Обещание Кремня успокоило юношу. Он тотчас же отправился в стойбище, чтобы рассказать всем, что он вместе с Кремнем пойдет на- войну с морскими зверями. Старые женщины многозначительно переглянулись, а мать Льока с громким плачем убежала в лес. Льок понял, что старухи что-то знают. Как ревниво ни хранили мужчины тайну стародавнего обычая, но что можно утаить от женщин? Эта тайна, когда-то и у кого-то вырванная, передавалась в женской среде из поколения в поколение. Льок догадался по повеселевшим лицам колдуний и в особенности по отчаянию матери, что ему грозит какая-то опасность. Но в чем дело, он так и не мог узнать. Даже родная мать на его тревожные вопросы лишь глухо прошептала:

— Племя не хочет, чтобы ты знал заранее…

Льоку оставалось вернуться на островок, чтобы выполнить приказ вождя. С незапамятных времен в Сорокскую бухту весной заходили большие стаи сига и семги, привлеченные в устье реки Выг шедшими с Ледовитого моря громадными стадами сельди. Длинными широкими полосами двигалась сельдь из моря, обтачиваемая со всех сторон хищниками: кроме моржа с тюленем, в сельдяное стадо врезывались киты и белуги, не говоря о других более мелких рыбах. Сельдь, не вынося пресной воды, не подходила близко к устью, зато сиг и семга шли по реке к ее верховьям метать икру.


Карта устья реки Выг


Рис. 8

Некоторые топографические особенности сделали островок у порога Шойрукши священным. Рыба, входя в устье Быга (рис. 8), отодвигалась первым порогом Золотцем к правому берегу и, поднимаясь выше, заходила в «карман», образуемый почти сплошным кольцом островков (рис. 9). Стаи рыбы, подталкиваемые идущими сзади новыми массами, скапливались перед священной скалой, находящейся у самого порога Шойрукши, преодолеть который могли лишь самые крупные рыбы. В этом-то «кармане» перед священным островком и происходил массовый улов рыбы.

Через несколько дней после колдовства у священной скалы заплескались первые серебристые рыбины. Выполняя свою обычную обязанность, дежурившие на берегу подростки помчались в соседние стойбища, извещая сородичей о приходе рыбы. Вскоре засновали на тесном водном пространстве «кармана» плоты. Люди работали в полном молчании. Громадные рыбины, нагулявшие на сельдях жир, подхватывались крючками из оленьего рога. Налитых молоками или икрой лососей и сигов выкидывали на берег. Женщины и молодежь потрошили рыбу, а затем, нанизав на тонкие жерди, сушили на солнце. Днем и ночью работали люди, отдыхая лишь среди дня часа два-три. За это время некоторые огромные лососи и сиги успевали перепрыгнуть через порог и уплывали в верховья реки, в недосягаемые для людей места. Хотя лишь десятки рыб перебирались через порог, но и этого было достаточно, чтобы обеспечить стойбищам на будущее время новую добычу.


Детали порога на р. Выг.


Рис. 9

По приказу Кремня, который держал всех охотников в строгом повиновении, Льок должен был целый день трудиться, высекая на скале изображения, сулящие удачу в промысле: гарпун на ремне, пробив моржа, ранит в то же время и белуху (рис. 10). Чтобы добыча не ушла в глубину моря, к верхнему концу гарпунного ремня обыкновенно прикреплялись семь деревянных брусков. Плавая на поверхности, они вытягивали зверя из морской глубины.

Льок перестарался. Он увлекся и высек около этой группы еще нераненого моржа. Пришедший позже Кремень долго ругал его за это. Лишний зверь всегда опасен, нередко он с яростью нападает на тех, кто ранит его товарищей.



Рис. 10

Ночь перед отправкой на морской промысел по обыкновению прошла в колдовстве. Напевы колдуний, обещавшие победу, внушали мужчинам уверенность в успехе. Нервы были взвинчены бессонницей и колдовством. В таком настроении даже побоище со зверями не казалось страшным.

Утром мужчины выкупались в реке и голыми пошли в лес. Там, в потайном месте хранились их охотничьи священные одежды, до которых не дотрагивалась ни одна женская рука. Льоку как непосвященному велели дожидаться остальных на опушке у большого камня.

Вскоре мужчины вышли из леса в одежде из тюленьей шкуры. Промышленники так разрисовали свои лица, что Льок издали не мог узнать ни одного из них. Он понял причину этой разрисовки. Расписав лица, охотникам уже нечего было бояться, что после удачного промысла духи убитых животных их найдут и отомстят убийцам. От Льока не ускользнула и другая странность: охотники называли друг друга не по именам, а какими-то непонятными кличками. Зверей также они называли как-то чудно. Кремень шопотом объяснил Льоку, что «выпускающим воду» они зовут кита, «усатым стариком» — моржа, «пестрой мышью» — тюленя и наконец «белым червем» — белуху.

— Ведь иначе, — прибавил старик, — звери поймут, что на них идут враги.

Кремень торопливо шептал Льоку на ухо. Остальные охотники шли по обычаю молча, давая на вопросы колдуна лишь самые краткие ответы.

Вскоре свернули в сторону и вышли к «старице», древнему, оставленному рекой руслу. Там хранились промысловые ладьи. Охотники впряглись в них и поволокли по траве. Через несколько минут перед охотниками блеснуло море.

Как только ладьи врезались в пену прибоя, в каждую из них село по четыре охотника. Льок должен был сесть в ладью Кремня. Старик громко сказал, обращаясь к колдуну:

— Будешь ходячим — возвращайся назад, а уйдешь в море — забудь про нас!

И все охотники громко повторили:

— Будешь ходячим — возвращайся назад, а если уйдешь в море — забудь про нас!

Льок с удивлением посмотрел на охотников. Лица были серьезны. Трижды повторенная непонятная фраза повидимому относилась к нему. Когда Льок спросил у Кремня, что означают эти слова, старик только усмехнулся.

— Скоро сам поймешь!

В ладье, кроме Кремня и Льока, сидели еще два гребца. Подул с берега ветерок.

Гребцы развернули над ладьей большой квадратный кусок кожи. Парус надулся, и ладья быстро заскользила по волнам. Другие ладьи тоже шли под парусами.

Сидя на дне ладьи, Льок вспомнил таинственную сцену, которую ему удалось подглядеть однажды в детстве.

Он прокрался по следам охотников в лесную чащу и залег за кустами. На поляне собралась группа мужчин. Под пение охотничьих песен они поджигали с одной стороны толстую сосну.

Дня через два Льок снова прокрался в лес и увидел, что огонь выел в стволе сосны глубокий клин. Дерево, скрипя и охая, раскачивалось как живое и трясло ветвями.

Внезапно оно с грохотом свалилось на землю. Снова загремели торжественные песни, и мужчины стали отделять огнем верхнюю часть сосны. В результате этих операций образовался огромный толстый чурбан. Накладывая вдоль чурбана раскаленные камни, постепенно выжгли его середину. Получилось неуклюжее корыто с толстыми стенками. Дальнейшая обработка ладьи уже не представляла особых трудностей…

Резко крикнула над самым ухом пролетевшая морская птица и оторвала Льока от воспоминаний. Страх снова зашевелился в его сердце. Что-то с ним будет? Он начал расспрашивать Кремня, который все время напряженно всматривался вдаль словно ожидая чего-то.

На расспросы Льока старик лишь покачал головой:

— Молчи, — прошептал он, — ведь услышат… — и показал пальцем на горизонт.

Вдалеке показались какие-то точки, быстро приближавшиеся к ладье. То там, то здесь мелькали в воздухе серебряные струйки воды — к берегу шло китовое стадо.

Старик быстро наклонился к Льоку:

— Твои духи хотят много-много сладкого мяса и целые горы жира?

Льок не знал о желании своих духов, но сам, порядком проголодавшись, очень хотел и мяса и жира. Решив, что никакие духи не откажутся от вкусной еды, он быстро ответил:

— О, мои духи очень хотят сладкого мяса и горы жира!

На это старик загадочно повторил:

— Будешь ходячим — возвращайся назад, а уйдешь в море — забудь про нас!

По сигналу Кремня, охотники на всех ладьях спрятались за высокими бортами, и только старик выставил голову, всматриваясь в несущихся на них чудовищ. Он вытащил моржовый бивень с глубокими зазубринами. Этот бивень в середине был просверлен и в отверстие был продет ремень из моржовой кожи. Тупой конец бивня был немного высверлен. Старик вытащил шест с прикрепленным к нему оленьим рогом и вставил в высверленный конец бивня. Затем подтащил к носу ладьи кучу свернутого в спираль ремня, один конец которого был прикреплен к моржовому бивню.

— Слушай, — зашептал старик Льоку. — Обвяжи себя скорей этим ремнем.

Льок потянул к себе ремень, тот натянулся и парень увидел, что ремень крепко привязан ко дну ладьи.

— Скорей! — шепнул Кремень. — Или погибнешь!

По его знаку двое гребцов в один миг обвязали Льока ремнем. Потом вытащили мешок из моржовой шкуры и натянули его на парня. Испуганный Льок дрожащим голосом спросил, что все это значит. Старик ответил:

— Прибьет вас к берегу — смотри не спи, а все время отгоняй волков и птиц, а мы вас скоро найдем.

— Кого это вас?..

В этот миг по обе стороны ладьи со свистом пронеслись туши китов. Раздался тонкий свист, гарпун впился в бок ближайшего кита. Кремень и двое гребцов тотчас же выскочили из ладьи прямо в кипящие волны. В реве воды послышались крики охотников:

— Будешь ходячим — возвращайся назад, а уйдешь в море — забудь про нас…

Все произошло так быстро, что Льок даже не успел сообразить в чем дело. Первое, что мелькнуло в голове: «Что же мне делать, ведь я привязан к ладье?»

В это время кит отпрянул в сторону, вода шумно закипела кругом, и ладья с бешеной быстротой понеслась вперед. Свист ветра, шум кипящей воды оглушили Льока. Он хотел развязать ремень и выскочить в воду, но вдруг вода поднялась выше бортов, и тяжелая ледяная масса обрушилась на Льока…

Стоны чаек, свист, вой и клекот звенели в ушах медленно приходящего в себя Льока. От пронизывающего холода его тело судорожно билось, как рыба на льду.

Он почувствовал мучительное желание дышать; напрягая все силы, приподнялся, но под тяжестью какого-то груза снова упал. От этого движения откуда-то хлынула волна свежего воздуха. Еще ничего не соображая, он скинул с себя навалившиеся на него вещи и, ослепленный солнцем, зажмурив глаза, стал жадно дышать. От свежего воздуха зашумело в голове, и Льок упал без чувств.

Очнувшись, он долго не мог сообразить, где он и почему все море кругом кишит разнообразными птицами. Приподнявшись, он увидел, что ладья как-то странно врезалась в черную блестящую скалу, которую бесшумно долбили птицы.

Развязав себя, Льок понял, что лодка врезалась в кита, выбросившегося на берег. Жадно оравшие птицы старались пробить китовую шкуру и добраться до лакомого жира.

Захотелось есть. Осторожно ступая по скользкой, еще недавно живой горе, Льок добрался до гарпуна, засевшего в боку чудовища. Моржовый бивень пробил шкуру и глубоко вошел в слой жира. Гарпун застрял в поперечном положении под слоем кожи и жира, и натянувшийся ремень неразрывно соединил кита с ладьей. Льок увеличил кремневым ножом отверстие раны и стал вырезывать жир, с жадностью отправляя его в рот. Птицы, почуяв запах жира, стали неистовствовать, а наиболее смелые пытались крыльями и клювом столкнуть Льока с кита. Уже нескольким десяткам птиц парень свернул шею, но их все прибывало. Льок, отяжелев от еды, дополз до ладьи и несмотря на невыносимый птичий гвалт, крепко уснул под кожаным мешком.

Следующий день не принес ничего нового. У Льока было достаточно времени, чтобы обдумать жестокий смысл конца фразы: «Уйдешь в море — забудь про нас». Стоило раненому киту повернуть в море, и Льок не увидел бы берега.

«Гора жира и мяса», как называли сородичи кита, снова досыта накормила Льока. Но, пока он спал, птицы миллионами ударов клювов источили рану вокруг гарпуна. Необходимо было предохранить от них тушу. Льок перебрался по китовому хребту на хвост, а затем спрыгнул в воду, и, сделав несколько шагов, дошел до берега. Набрал там сухого валежника и полусгнивших ветвей, перетащил их по спине на тушу кита и понемногу заложил всю рану. Теперь уже не гвалт, а стон повис над китом. Тысячи птиц дрались между собой, спихивая одна другую, но ни одна не могла добраться до желанного жира.

Льока мало заботило, найдут ли его сородичи. Гора мяса и жира обеспечивала его едой, а хмурая и еще холодная погода предохраняла пищу от порчи. Он старался не думать о сородичах, которые, не щадя его, желали лишь использовать силу предполагаемых в нем духов.

Однако на третий день вдали замаячила черная точка. Затем стал виден парус. Ладья повернула к берегу, и вскоре перед Льоком стоял Бэй («лесной баран»), имевший на правом ухе те же метки, что и он. Эти знаки говорили о том, что они родные братья. Два остальных гребца тотчас же уехали созывать сородичей к киту, а Бэй остался с братом. Он передал ему, что Кремень решил в- случае удачи устроить новую охоту за морским зверем. Когда Льок заявил, что он откажется от нового испытания, Бэй испуганно замахал руками, рассказывая, как в прошлом году утопили горбатого Зиу («комара») за отказ выполнить волю охотников.

К вечеру одна за другой стали подходить ладьи с мужчинами. Радостные крики были вызваны не благополучным исходом испытания Льока, а величиной добытого кита. Льока старые охотники похвалили лишь за то, что он догадался завалить от птиц рану кита.

Охотники стали ждать наступления вечера. Как только стемнело, они исполнили обряд примирения, имевший целью обмануть духа убитого кита. Развели большой костер. Все охотники притворились спящими. Вдруг раздалось пыхтение, и по земле пополз завернутый в шкуру кита охотник. Откуда-то выскочил другой парень с разрисованным словно для охоты лицом и стал копьем колоть «кита». Изображавший кита стал кричать. Эта сцена кончилась тем, что игра перешла в действительность, и по песку потянулась струйка крови. Этого-то и ждали притворившиеся спящими охотники. Они вскочили на ноги и принялись бить разрисованного охотника.

— Мы не дадим тебе обижать нашего друга-кита! — кричали они изо всех сил.

Разрисованный охотник поспешил упасть «мертвым». Тогда промышленники, громко браня, поднесли его к «киту» и, показывая ему мнимою покойника, кричали:

— Вот кто убил тебя, съешь его за это!

Выброшенный в море «покойник» смыл с лица знаки и потихоньку выбрался на берег. Не на шутку раненого актера, изображавшего кита, охотники обмазали жиром и с возгласами соболезнования опустили в рану кита.

— Входи скорее в свое тело! Выходи из этой горы, здесь нет кита! — с яростью кричали промышленники, глядя голодными глазами на китовый жир.

Последнее действие церемонии заключалось в том, что раненого «кита» вытащили из китовой раны и под крики: «Мы твои друзья, не бойся нас, приходи к нам еще!» кинули в море.

Никто не интересовался тем, как истекавший кровью актер доберется до берега.

Целую неделю убирали охотники мясо и жир кита. Вырыв на высоком месте большую глубокую яму и обложив ее края кусками жира, плотно забивали мясом. Накрыв мясо кусками жира, охотники умяли набросанную поверх ямы землю и накидали на нее кучи тяжелых камней. Мясо, окруженное жиром, тухло, скисало, но не гнило. Зимой, в голодное время стойбище переселится сюда, и все с жадностью будут пожирать остро пахнущие жирные волокна. Таких глубоких, в человеческий рост ям, битком набитых мясом, охотники наделали с десяток.

Пригодились и кости кита. Его ребра считались лучшими подпорками в жилищах; полукруглые, ровные и прочные, они скреплялись загнутыми концами вместе, а концами, отломанными от позвоночника, вкапывались в землю.

Наконец все ценные части были закопаны, а на берегу остались гниющие отбросы кита. Перед отъездом Кремень окинул Льока взглядом, каким охотники смотрят на пойманную добычу, и тихо сказал:

— Скоро опять пойдем в море, — пусть твои духи помогут нам.

— Я не пойду, — возразил Льок, — я не хочу как рыба жить под водой.

— Разве тебя спрашивают, чего ты хочешь? Племя хочет мяса, племя хочет жить!

И Кремень пошел к толпе, занятой едой. Льок догнал старика.

— Ведь я же могу утонуть…

— Проси своих духов, чтобы они помогли. Если ты утонешь, племя будет искать нового колдуна… Стойбищу надо есть!

В тот же день часть охотников с небольшим запасом жира поплыла на ладьях, а остальные пошли по берегу, чтобы наметить путь от нового склада запасов к стойбищу.

Всю дорогу Льок думал о своем новом положении. Для племени он сделался лишь средством счастливой охоты. И когда Льок думал об этом, у него в ушах начинали звенеть фразы старика: «Племя хочет мяса. Разве тебя спрашивают, чего ты хочешь?»

Возвратясь на стойбище, Льок не нашел в нем многих женщин, в том числе и своей матери. Уже наступило время, когда женщины тайком, одна за другой, захватив с собой запасы пищи, куда-то уходили.

В глухой части леса, в шалашах и под навесом скал сидели, лежа ли и ходи пи женщины. У некоторых из них на руках пищали грудные младенцы, другие лишь недавно пришли и только еще готовились стать матерями.

Процесс рождения детей казался первобытным людям чудесным. Белки, олени и другие животные по понятиям охотников падали на землю из туч; вредные животные, как змеи или комары, выходили из земли. «Как же, — говорили они, — рождаются дети? Кто и когда вкладывает их в женщину? — Конечно, духи!» Время родов женщины всегда проводили вдали от стойбища, чтобы не навлечь на племя опасности со стороны неведомых духов.

На следующий день Льок переплыл на священный островок. Всматриваясь в свой последний рисунок, четко белевший на фоне блестящего гранита, Льок соображал: ведь за все плавание им не встретился ни один из этих зверей. Льок принялся изображать главное происшествие — встречу со стадом китов. Он высек ладью и моржовый бивень на ремне, вонзившийся в бок кита (рис. 11). Себя Льок изобразил лишь в виде торчащей из — за борта ладьи головы.



Рис. 11

Неслышными шагами к художнику подошел Кремень.

Старик остался недоволен рисунком. По его мнению надо было изобразить тот момент, когда он так удачно метнул гарпун в зверя.

— Самое важное, — сердито сказал Кремень, — чтобы охотник попал в зверя, а какая важность, что тот потащил ладью за собой!

Льок ответил, что еще важнее остаться живым после того, как зверь утащит тебя вместе с лодкой под воду.

— На то ты и колдун! — возразил Кремень и, помолчав, добавил: — Наверно все-таки кит или белуха утащат тебя в море и съедят…

Эти слова запали в память Льоку. Он решил во что бы то ни стало избавиться от грозившей ему опасности. Долго ломал он голову, но ничего не мог придумать. Наконец ночью, в полудреме, когда Льок мучительно обдумывал, чем спасти себя, мелькнуло такое простое разрешение задачи, что он удивился, как оно сразу не пришло ему на ум…

Парень во-время придумал план своего спасения. Утром его разбудил один из охотников и велел итти за ним. Они пришли в лес. Охотник велел Льоку сидеть на опушке, а сам скрылся в чаще. Вскоре один за другим из лесу стали выходить промышленники. На этот раз они уже по-другому разрисовали себя, чтобы морские духи не отомстили им за недавний удачливый промысел. Принесли одежду и Льоку. Надев ее, он старательно завязал отверстия у шеи, рук и ног. Затем, воровски оглядевшись, вытащил из-под камня кремневый нож и быстро спрятал его за пазуху.

Вышли в море. Ветра на этот раз не было, гребцы сгибались над веслами, а Кремень, стоя на носу, внимательно смотрел вдаль. Льок сидел скорчившись на роковом ремне, которым его должны были Привязать ко дну ладьи. Мелкая волна со звоном ударялась о борта. Берег все дальше уходил от охотников.

Вдруг слева мелькнуло что-то белое, словно колесом перекатилось по воде и исчезло.

— Белый червь, — прошептал Кремень.

Белое пятно снова мелькнуло в воде.

— Один, — заметил Льок, и губы его почему-то сложились в улыбку.

— Счастливы твои духи, — сказал Льоку один из гребцов.

— О, — выдохнул парень, — здорово счастливы!

Кремень сделал знак гребцам. Те взяли лежащий у их ног конец ремня и крепко обвязали им колдуна, затянув узел на его спине.

Началась утомительная охота. Надо было, не напугав белуху, подобраться к ней настолько близко, чтобы зацепить гарпуном ее упругое, налитое жиром туловище. Зверь, резвясь на волнах, подвигался к ладье. Опытные гребцы, спрятавшись за борт, внимательно следили за тем, чтобы удержать ладью в нужном направлении. Льок сам надел на себя мешок из моржовой шкуры.

Мучительно тяжело потянулось для Льока время. Но вот раздался свист гарпуна, и тотчас же из ладьи выскочили Кремень и двое гребцов. Ладья бешено понеслась вперед. В этот миг Льок ловким ударом ножа перерезал конец ремня, которым он был привязан ко дну ладьи, и прыгнул через борт в холодные волны. Этого не заметили охотники. Их шубы раздулись пузырями, и они сосредоточенно перебирали руками и ногами в воде, чтобы не опрокинуться головой вниз. Навстречу спешили остальные ладьи, чтобы взять их на борт. Льок, которого образовавшийся за ладьей водоворот оттянул немного в сторону, окликнул плывущих охотников.

— Твое место в ладье! — злобно закричал Кремень, забыв про обычное на море молчание.

— Я не знаю… Мои духи сказали: «Закрой глаза», и я очутился в воде…

— Я сказал, — неистовствовал старик, — что ты должен быть в ладье!

— Разве твои слова, — сердито возразил старику Бэй, брат Льока, — сильнее духов Льока.

— Он не попадет в ладью, пусть звери получат от нас в дар колдуна! — загремел старик.

— Хорошо, — закричал Льок, — я уплыву в море, но и все вы, охотники, пойдете за мной. Всем вам будет смерть! Так хотят мои духи!

Суеверные охотники на всех ладьях загребли навстречу Льоку, и он сел в ладью Бэя.

— Старик теперь убьет тебя, — прошептал ему на ухо Бэй, — он не простит тебе, что ты ослушался его.

— Мои духи убьют его самого, — упрямо возразил молодой колдун. Но при этом губы его как-то задрожали, — Льок не очень-то верил в приписываемых ему духов.

Охотники молча глядели на разыгрывавшуюся драму. Раненая белуха то ныряла в глубину, то выскакивала на поверхность. Хвост ее яростно хлестал ладью, то подкидывая ее в воздух, то погружая в воду.

— Что было бы, — прошептал Льок брату, — если бы я сейчас лежал в ладье?!

В бешенстве белуха понеслась вперед и вскоре с грохотом, далеко разбежавшимся по воде, выкинулась всей тушей на прибрежные скалы. Ладьи наперегонки понеслись к побежденному хищнику. Старые охотники шептали, что никогда еще не видели такой ярости зверя. Когда подплыли к берегу, Льок тотчас же кинулся к своей прежней ладье, которая лежала наполовину раздавленная, с разбитым бортом под боком белухи. Колдуну мерещилось возле ладьи его собственное изуродованное тело…

Кремень подошел к задумавшемуся парню, деловито осмотрел стягивавший его ремень. Узел не был развязан. По разбухшему от воды ремню нельзя было разгадать проделки Льока.

— Все еще жалеешь, что я не погиб? — прошептали побелевшие губы Льока.

— Таков древний обычай племени, — упрямо ответил старик, — не я его ввел и не мне его выводить.

— Древний обычай племени? — повторил нараспев Льок, пораженный какой-то пришедшей ему мыслью.

Опять разыгралась церемония примирения с убитым зверем. Затем началась уборка мяса и жира. Охотники приписывали свое счастье силе нового колдуна. Льок, почти не принимая участия в работе, напряженно о чем-то думая, следил за властной фигурой Кремня. Уже разделка туши приходила к концу, когда почему-то повеселевший парень принялся за работу. И всякий раз, как ему на глаза попадался Кремень, глаза молодого колдуна злобно вспыхивали…

С промысла охотники возвращались домой на ладьях, и только Кремень, Льок и двое охотников пошли пешком, чтобы запомнить дорогу от склада к стойбищу.

Когда стойбище было уже недалеко, Кремень с одним охотником свернули в лес. Они отправились в святилище, чтобы снять и оставить там охотничьи одежды. Другой охотник остался ждать, пока переоденется Льок, чтобы отнести туда же его охотничье платье. Когда охотник неторопливо двинулся за ушедшими вперед товарищами, Льок стал тихонько красться за ним. Охотник был глуховат, поэтому колдун мог следовать за ним чуть ли не по пялам. Вскоре охотник дошел до скалы и исчез, раздвинув кусты. За ним нырнул и колдун. Долго полз Льок как ящерица под навесом холодной скалы, пока наконец впереди не мелькнул луч солнца. Осторожно выглянув из-под кустов, Льок увидел перед собою рощу старых елей; на мохнатых ветвях висели плетеные короба, в которых хранилось охотничье платье.

Под одной из елей виднелось страшное своей худобой тело Кремня. Раздетый старик, что-то бормоча, с закрытыми глазами, складывал свою одежду и затем стал вешать корзину на ель. Льок внимательно всмотрелся в дерево, на котором висела одежда Кремня; оно было с раздвоенной вершиной — таких деревьев было мало в лесу, и их считали священными.

Льок поспешно пополз обратно, чтобы зоркий глаз Кремня не заметил его. На обратном пути он вырывал куски мха, переворачивая их корнями вверх. По этим знакам не трудно будет в нужную минуту добраться до святилища.

Охотники пошли к стойбищу обычной тропинкой; Льок побежал прямиком, чтобы таким образом успеть перегнать ушедшего вперед старика.

Вечером колдун перебрался на священный островок и занялся своим любимым делом. Он высекал пустую ладью, с несущейся вперед раненой белухой (рис. 12). Когда Кремень перебрался на островок, Льок уже доканчивал свою работу.



Рис. 12

— Спроси у женщин, что стало с Оленьим Рогом, — то будет и с тобой! — сказал старик, с ненавистью глядя на высеченный рисунок, и тотчас же ушел.

Вечером, придя в стойбище, Льок узнал от своей матери, сидевшей у огня с крохотным новорожденным, о том, как расправился Кремень с колдуном Оленьим Рогом. Колдун хотел главенствовать на стойбище, вождь вызвал его на единоборство и насмерть раздавил его в своих железных объятиях, доказав этим, что духи колдуна бессильны против него, Кремня.

Чтобы предотвратить свою гибель, Льок решил немедленно действовать. Когда с закатом солнца все стойбище уснуло, он взял небольшой, наполовину наполненный жиром горшок и свой дротик и пошел на берег ручья, где издавна была протоптана оленья тропинка к Месту водопоя. Усевшись на остро пахнущую ель, колдун стал дожидаться прихода оленей. Когда стадо оленей замелькало в редком лесу, он пополз наперерез им. Легкий дротик, перелетев, воткнулся в брюхо молодого оленя. Из быстро перерезанного кремневым ножом горла животного хлынула кровь в подставленный горшок. Вскоре он до краев наполнился теплой, чуть дымящейся в ночной прохладе жидкостью. Запрятав тушу оленя между камнями и завалив ее хворостом, Льок, чтобы случайно не обмазаться кровью, разделся догола. В сумраке леса забелела фигура, осторожно направлявшаяся в глубь леса.

Выйдя по тропинке к скале, Льок по своим отметинам пробрался к заветному святилищу. Проникнув в рощу, дрожа от нетерпения и страха, он снял с сука плетеную корзину Кремня. Осторожно, не пролив ни одной капли крови, колдун пропитал кровавым жиром священную одежду старика. Затем, повесив корзину с оскверненной одеждой на прежнее место и захватив горшок, быстро выполз из святилища.

Льок смыл свежей глиной с рук и тела следы кровавого жира и, одевшись, вернулся в спящее стойбище. Наполнив горшок жиром и поставив его на место, он прилег у костра.

На рассвете по стойбищу вначале очень тихо, потом все громче и настойчивее стали разноситься исступленные крики. Одна из старух тотчас проснулась и прислушалась.

— Люди! Люди! К нам идет богатая добыча! — неслось по стойбищу. — Где вы? Почему я не вижу вас?..

Одного за другим будила спящих старуха. Вскоре все стойбище собралось около Льока, который сидел у костра с закрытыми глазами и судорожно искривленным ртом. Он раскачивался из стороны в сторону и нараспев тянул слова. Кто-то из молодежи побежал в охотничий лагерь звать мужчин. Колдун говорил, что видит морских зверей, рассказывал об их играх, указывал, кого из них легко убить, вел охотников на бой. Слушателям рисовались заманчивые картины. Им казалось, будто они удачно бьют зверей и поедают лакомые куски их туш…

Вдруг с резким воплем Льок вскочил на ноги. Глаза его широко раскрылись, рот растянулся зияющией дырой, из горла стали вырываться непонятные крики. Суеверные сородичи попятились назад.

— О, Кровавый Хоро! Ты пришел к нам! Пусть будет смерть Кровавому Хоро, или погибнут все охотники… Смерть Кровавому Хоро!..

И, вытянувшись как стрела, Льок упал на землю. При имени Кровавого Хоро все люди как испуганные олени метнулись в разные стороны. Страшнее Кровавого Хоро не было ничего на свете. Когда он приходил, вымирали целые стойбища; тела людей раздувались, покрывались красными пятнами. Люди гибли как мухи. Это был единственный дух, приходивший к людям в их образе и в их платье, покрытом кровью его многочисленных жертв.

Через некоторое время Льок, словно придя в себя, вскочил на ноги и закричал:

— Пусть собираются мужчины скорей на охоту, они убьют сегодня своего врага!

Сборы были недолги. Охотники, захватив дротики, вышли из стойбища на лесную тропинку. За ними угрюмо шел Кремень, подчиняясь общему движению. Дошли до скалы и, оставив Льока одного, поспешно направились к святилищу, чтобы переодеться.

Настали томительные минуты. Льок понял, что играет со смертью: если кто-нибудь узнает об осквернении священного платья Кремня, — смерть придет не только за ним, но и за его матерью, родившей такого сына…

Вот глухо-глухо раздался рев. Льок вскочил на ноги.

— Началось! Ему или мне?..

Глаза Льока метнулись вправо, влево, ища, куда бы спрятаться. Он забежал за огромную сосну, возле которой чернела барсучья нора, чтобы в случае чего заползти хотя бы туда.

Вскоре рев стал расти, голоса зазвучали яснее, затрещали сучья, и мимо Льока, обезумев от ужаса, промчались охотники, кто одетый в охотничье платье, кто совсем голый. Льок с облегчением вздохнул. Окровавленные руки бежавших сказали о постигшей Кремня расправе…

Вскоре все стойбище гудело о том, как охотники по обычаю с закрытыми глазами, шепча магические заклинания об удаче, переодевались в охотничье платье, как один из них, окончив одеваться, открыл глаза и увидел стоявшего под елью Кровавого Хоро, беззвучно шевелившего ртом… как они его раздавили, переломав ему кости, чтобы он не смел к ним явиться…

* * *

Охотники выбрали из своей среды нового предводителя. Однако расчеты Льока освободиться из-под опеки не оправдались. Он попрежнему оставался только колдуном и был подчинен вождю.

Когда снова назначили поход на морского зверя, Льок, притворившись больным, остался на стойбище. Охота окончилась неудачей. Ладьи попали в целое стадо белух, одну из них вновь избранный вождь неудачно ранил, и разъяренные звери опрокинули ладью, погубив сидевших в ней охотников.


Рис. 13


Рис. 14

Льок, опасаясь новой охоты, выбил на священной скале два изображения: лебедя (рис. 13) и рыбу (рис. 14). На голове каждого из них как бы лежала ступня Лесного Охотника Боко. Это означало, что Боко должен был задержать начавшийся осенний отлет дичи и уход рыбы из реки в море. Напрасно колдовал Льок: и рыба и птица уходили от стойбища. Молодому колдуну снова стали заползать в голову мысли о том, что никаких духов на самом деле не существует…

* * *

Наступила осень. Бушевали ветры. Огромные волны разбивались о берег. Никто и не думал пускаться теперь в море. На берег во время бури часто выкидывало волнами китов и белух. Обычно вдоль всего побережья рассылались охотники смотреть, нет ли легкой добычи. Но на этот раз сказалось отсутствие старого вождя. Новый вождь, уже второй после гибели Кремня, предпочел уйти в шалаши к женщинам, чем мокнуть на морском берегу под дождем, на ледяном ветру. За ним ушли туда же и другие охотники.

Началось время всеобщего безделия. Старухи вначале смутно, потом все отчетливее вспоминали рассказы, не раз слышанные ими в детстве. Повторялась цепь событий, разыгравшихся тысячи лег назад. Старухи рассказывали ребятам о змеях длиной в два человека, о лесных людях, живущих на деревьях, передавали сказания о том, что прежде не было зимы, а весь год стояло лето. Всплывали жуткие образы летающих змей и громадных ящериц, поедающих людей. Сморщенными губами старухи шептали о страшных временах, когда лед и снег как живые гнались за людьми, а затем куда-то ушли. Дети и подростки с жадностью слушали древние предания, чтобы в свою очередь в старости передавать слышанное своим внукам.

Взрослых эти предания занимали только в голодную пору весны. Теперь же они копошились у костров, лениво перебираясь от одного женского шалаша к другому. Иногда между мужчинами вспыхивали ссоры, но дело редко доходило до драк. По старому обычаю едва лишь у дерущегося показывалась кровь, хотя бы из разбитого носа, он должен был оставить стойбище на несколько дней. А это значило бы мерзнуть в одиноком шалаше.

Люди засыпали с куском пищи во рту и, проснувшись, продолжали прерванное сном пиршество. От такой жизни они уже через неделю дошли до полного отупения. Несколько недель кроме сна, еды и прочих физиологических отправлений люди ничего не знали. Весной, когда начнется неизбежный голод, жители стойбища каждый на свой лад будут вспоминать это блаженное время.

VI. Охота на лося.

Выпал первый снежок и засыпал грязь стойбища. Мужчины по обычаю перешли в свой охотничий лагерь.

Вскоре подвалило еще снегу, и всюду появились следы животных. Если зайцы и лисицы путали в петли свои следы, то олени и лоси протаптывали четкие тропинки к водопою. Охотники подкарауливали оленей и лосей у проталин ручьев и речек.

Как только была найдена лосиная тропа, лучшие охотники собрались на промысел, взяв с собой Льока, чтобы обеспечить удачу. Выбрав сосны, стоявшие у самой лосиной тропы, устроили из валежника на деревьях помосты: Льок должен был лежать на крайнем помосте. Ему предстояло приманить лосиное стадо. На других помостах поместилось по одному охотнику, а на самом дальнем от колдуна лег сам вождь. На его обязанности лежало ранить вожака, а остальные охотники должны были тотчас же кинуться на оторопелое стадо.

Как только последний охотник залез на помост, прикрытый еловыми ветвями, сразу наступила мертвая тишина. По обычаю никто не смел вымолвить слова…

Солнце краешком западало за черневшие верхушки далекого леса, когда из-за каймы мелкого ельника показалось лосиное стадо. Впереди шел старый самец с громадными раскинутыми вширь и ввысь рогами. За ним осторожно выступала крупная лосиха, позади которой бежал резвый лосенок. Несколько поодаль брели еще две лосихи, одна из них чуть прихрамывала на заднюю ногу.

Льок впился глазами в лося. Тот шел ровным шагом, устало мотая головой. Следы охотников на снегу заставили его насторожиться. Он остановился и, с шумом втягивая в себя воздух, стал водить по сторонам горбатой мордой. Сначала он опустил ее к земле, потом начал поднимать все выше. Но не даром охотники палками размолотили еловую хвою, которой прикрыли помосты. Кроме острого запаха хвои лось ничего не чувствовал.

Старик постоял несколько минут, шумно сопя носом. Замерло на месте и стадо, и только лосенок беспокойно подбежал к матери. Лось прислушался, затем, опустив настороженные уши, медленно двинулся вперед. Когда он зашел под помост вождя, тот с силой вонзил в его спину копье. Бык от неожиданности подался вперед, чуть припав туловищем к земле… В то же мгновение на остолбеневшее стадо посыпались копья, лосенок с жалобным блеянием повалился на бок, а лоси метнулись в разные стороны, при чем копье Льока воткнулось в бедро задней коровы.

Крик лосенка заставил самца круто повернуться. В три прыжка он достиг бившегося на заалевшем снегу детеныша. Старик прижался носом к умирающему лосенку, втянул запах крови и, задрожав всем телом, с громким фырканьем начал медленно поднимать морду. Его небольшие глаза загорелись красным блеском. Попрежнему никто из охотников не шевелился. Из раны лося била тоненькая кровяная струйка и, быстро скатываясь по боку, капля за каплей падала в снег. Уже несколько раз животное как будто пошатывалось, потом его голова стала клониться книзу, а широко расставленные передние ноги задрожали в коленях. Наконец голова раненого упала на тело детеныша, как бы прикрывая его разветвленными рогами. Поняв, что животное уже не опасно, с радостным гоготом выскочили люди из своих убежищ. Зверь, подняв голову, хотел шагнуть на врагов, но его ноги подломились, и он с глухим коротким стоном рухнул на колени, а затем тяжело повалился на бок.

Когда удар копья пробил горло лося и зверь судорожно потянулся в последний раз, охотники с жадностью присосались к хлещущим кровью ранам. Другие, кому не хватило места, поспешно глотали липкий, солоноватый от крови снег.

Льоку нельзя было как непосвященному участвовать в торжестве, и он отправился на священный островок. Проработав целый день, Льок выбил на скале великолепное изображение лося с торчащим из его спины осколком наконечника копья (рис. 15).



Рис. 15

К вечеру Льок вернулся на стойбище, чтобы принять участие в общем пиршестве.

Прежде чем приступить к еде, все стойбище устраивало торжественное погребение лося. Лось считался священным животным племени. Были времена, когда люди не умели выжигать ладей и жили одной охотой на лесных зверей, главным образом на лосей Из уважения к лосю съедали только мясо, не ломая ни одной кости, и закапывали костяк в землю, чтобы лось снова ожил.

Охотники решили отнести кости в свое святилище, где хранилось охотничье платье. После того дня, когда они увидали вместо Кремня Кровавого Хоро, ни один из них еще не был в святилище. Вернувшись, охотники принесли потрясшее Льока известие, что труп Хоро исчез. Все стойбище приняло это как должное, на-то Хоро и был духом. Только Льок не мог примириться с мыслью о чудесном исчезновение старика. Если бы его съели хищные звери, то сохранился бы хоть клочок одежды. Неужели он остался жив и куда-нибудь уполз?


(Окончание в следующем номере)

РАБОЧИЙ-AРXЕОЛОГ




Любителем-археологом, рабочим-грузчиком из Новороссийска, найдена в окрестностях города древняя подземная пещера-галлерея. Пещера имеет в длину 8 метров, двух метров высоты и свыше метра ширины. От нее отходит вторая галлерея, обнаруженная уже в последствии детальными обследованиями археологов. Предполагается, что найденные пещеры имеют отношение к «Хуровой горе», находящейся в районе Новороссийска, которая в сохранившемся народном предании связана с древним «хурийским царством». На снимке: грузчик, любитель археологии, т. Славинский у входа в открытую им пещеру. 

ОТШЕЛЬНИЦА ИЧАТКИ


Рассказ С. А. Бутурлина


I

Наш небольшой караван тащился медленно, несмотря на легкую поклажу. Изнуренные обычной весенней голодовкой собаки бежали рысцой по ровному плотному снегу, позволяя нам сидеть на нартах. Но там, где осенние штормы изломали ледяные поля Ледовитого моря и нагромоздили торосы причудливыми скалами или небольшими хребтами, дело шло хуже, и нам приходилось не только тащить вперед упирающихся усталых собак, но и самим перетаскивать нарты через глыбы льда.

Многодневная упорная пурга с воем и свистом несла с северо-востока, от Земли Врангеля, от Шелагского мыса и острова Айона тучи ледяной пыли. Снежные вихри застилали небо, кололи лицо, набивали снег за меховую одежду и основательно отравляли настроение всем путникам — и двуногим, и четвероногим.

Правда, было тепло, всего десять-двенадцать градусов мороза, так как дело было весной — по тогдашнему счету десятого, по новому — двадцать третьего мая[5]). Где-нибудь на юге, под Москвой, под Иркутском уже распевали соловьи и варакушки в зеленеющих зарослях. Но здесь, в трехстах километрах за полярным кругом, стояла еще та ранняя белая весна, которая так похожа на зиму средней полосы РСФСР.

Тайга под Нижне-Колымском уже источала тот сильный, тонкий и удивительно нежный запах набухающих почек лиственницы, которого не знают лиственничные леса Забайкалья и Приамурья. Толстый речной лед еще стоял неколебимо, но на южных склонах бугров и долин кое-где уже показывались проталинки. Мелкие зайцы-беляки бойко праздновали свои свадьбы в еще совершенно белых костюмах. Прилетали куропатки, чечотки, пуночки, черные вороны, белохвостые орланы; передовые стайки лебедей околачивались на редких полыньях, гуси гоготали на проталинах.

Но здесь, на ледовитом прибрежье тундры, проталин почти не было, и только белые ночи с почти незакатным солнцем да одиночные белокрылые чайки говорили о весне. О весне же, всегда голодной северной весне говорила и чрезвычайная худоба наших превосходных однотипных, похожих на волков, индигирско-колымских ездовых лаек. Запасенная на зиму рыба была съедена, до нового промысла чира, омуля, сельдятки и других сигов было еще далеко, а весенний промысел нерпы, нередко появляющейся на Колымском взморье «как комар», задерживался упорными северо-восточными пургами и морозами Голодали не только собаки, но и люди.

II

Еще вечером выехали мы вчетвером из Сухарного — самого, северо-восточного постоянного селения на материке Азии. Выбирая кратчайший путь к востоку, тундрой из Чаячьей бухты за Толстым Носом вышли к длинному и узкому Медвежьему мысу. Медвежью бухту пересекли с мыса на мыс по морскому льду и утром остановились на отдых у чукчи Аканюкват на мысе Каменка.

Дав собакам отдохнуть натощак часа три с половиной, двинулись опять по морскому льду, срезая таким образом еще более обширную бухту, в глубине которой, за речкой Малой Баранихой, лежит небольшой мыс Малый Баранов, за ним устье Двух Речек и далее, ближе к восточному берегу — поварня Ичатка.

На этих необозримых бездорожных пространствах Севера с незапамятных времен торговые люди ставили по определенным путям на каждые 50–60 километров небольшие срубы с очагом посередине. Здесь можно было переждать пургу, отдохнуть, изготовить горячий обед, обсушиться.

Пурга слепила глаза, мешала дышать, мешала итти. Наши лайки то-и-дело заворачивали назад, выказывая совершенно разумное, но отнюдь не устраивающее нас намерение подставить воющей мятежи зад вместо морды. Даже закурить не давала пурга, что было безразлично только для меня.

Протащившись часа четыре и миновав траверс мыса Малый Баранов, мы, голодные и усталые, стали искать глазами на отдаленном побережье бухты ближайшую поварню — Ичатку. Но даже цейссовский бинокль не облегчил нам поиски. За обширным пространством покрытой льдом бухты поднимались темно-серые скалистые обрывы; голые тундры, вздыбившись невысокими хребтами, уходили к горизонту. Ни поварни, ни сложенного в кучи плавучего выкидного леса для топлива, ни островерхой урасы кочевого ламута, ни округлой чукотской яранги, — никаких признаков человека. Только лед, снег и скалы.

Мой каюр (ямщик) Зиновий, сидя гранитным монументом у меня на ноющих коленях, мрачным голосом делал предположения, что в этой несносной пурге мы давно миновали поварню и быть может едем уже другой бухтой. Каюр второй нарты, Иннокентий, не соглашался с этим. Он утверждал, что Зиновий любит «блудить» (блуждает, теряет путь); он же, Иннокентий, несмотря на свои семьдесят с лишком лет и на то, что он не был здесь уже лет пятнадцать, отлично узнал мыс Малый Баранов, мимо которого мы недавно проехали, по приметной округлой горке позади него. Тем не менее Иннокентий также высказывал не менее безотрадное предположение, что чукчи давным-давно уничтожили ичатскую поварню.

Обоих ямщиков опровергал мой переводчик, пятидесятник якутского казачьего полка Степан Расторгуев — умный, наредкость талантливый человек и прирожденный исследователь. Он указывал «блудливому» Зиновию не только на мыс Малый Баранов, но и на разрыв в линии берегового обрыва — устье Двух Речек— и уверял Иннокентия, что два года назад, сопровождая американского журналиста Гарри де-Винта в Аляску, он видел поварню Ичатку и что уничтожать поварню не станет и самый дикий чукча.

А пурга все билась и ревела, пронизывая до костей сквозь тройные одежды, изрезывая лицо и слепя глаза. Тогда мы решили пойти на некоторое удлинение пути: от открытого моря повернули внутрь бухты, чтобы, приблизившись на несколько километров к берету, облегчить поиски поварни.

III

Лишь около полудня заметили мы какой-то бугорок под снегом близ берега, круто свернули, туда и, подъезжая, убедились, что это в самом деле долгожданная поварня Ичатка — но в каком виде! От четырех стен остались только две смежные, уцелевшая часть крыши лежала одним концом на земле. Поварни в безлесной тундре, понятно, всегда строятся маленькими, и то, что оставалось в наличности, годилось самое большее на довольно просторную конуру для одной собаки. Вдобавок остатки поварни были глубоко занесены девственно чистым снегом.

Ясно было, что о варке чая нечего и думать. Но в конуре этой можно было закурить, да и от ветра она все-таки несколько защищала. Поэтому мы вбили в сугроб приколы, которыми погоняют собак и тормозят нарты, и привязали к ним усталые упряжки. Затем разгребли снег с той стороны, где упавшая крыша образовала проход, и проползли внутрь поварни. Здесь мы стали полулежа вытряхивать набившийся за воротник и в рукава снег, протирать глаза и усы, доставать кремни и огнива, табак, продукты, — словом устраиваться по-домашнему.

Через несколько минут глаза привыкли к полумраку этого логовища — и с неописуемым изумлением мы увидели, что нас пятеро.

В дальнем, самом просторном углу, в нескольких шагах от нас сидела молодая женщина. Появление ее было так неожиданно, так непонятно в пустынной бухте, в руинах поварни, окруженной многокилометровыми пространствами девственно неприкосновенного снега, что наши суеверные каюры съежились и осторожно полезли ко мне и Расторгуеву за спины.

Молодая, лет восемнадцати, миловидная женщина была одета в обычный, довольно смешной для непривычного глаза, женский костюм оленных чукчей, своего рода меховую «комбинацию» — широкие шаровары до колен, наглухо соединенные с меховой же блузой, с единственным разрезом у горла. Мех берется двойной — и внутрь и наружу волосом, никакой юбки не полагается, и женщины, особенно старые толстые чукчанки, напоминают в этом костюме медвежонка.

Женщина сидела на корточках, и ее густые и длинные черные волосы, видимо, с детства не знавшие ни гребня, ни прически, причудливым кустом косматились на голове. Ни постели, ни хозяйственной утвари или посуды, ни следов провианта — лишь утоптанный снег и несколько полуобгорелых досок окружали неподвижную женскую фигуру.



В нескольких шагах от нас сидела молодая чукчанка

Чукчанка с каменным спокойствием выдерживала хороший тон тундры, — она и бровью не повела при появлении словно с неба свалившихся четырех белых людей. Оправившись от первого изумления, товарищи мои раскурили трубки и стали обмениваться разными предположениями о неожиданном событии. Дым листовой махорки постепенно наполнил нашу конуру — и тогда молодая чукчанка, не выдержав искушения, подползла к нам на корточках.

Зиновий любезно сунул ей в рот мундштук своей трубки, чукчанка с наслаждением сделала несколько глубоких затяжек, а затем, выпростав из рукава внутрь одежды правую руку, извлекла из недр шаровар свою собственную пустую трубку. Широкие шаровары женской чукотской комбинации служат ее владелице как бы подвижным складом для самого разнообразного имущества, начиная с трубки и кончая куском сырого оленьего мяса. Чукчанки не рискуют этим что-нибудь запачкать, кроме своей и оленьей кожи — никакого белья они не носят. Запачкаться же самой чукчанке тем безразличнее, что все равно она никогда не моется. Ведь в тундре зимой нет воды, а чтобы растопить снег — надо израсходовать драгоценное топливо. До ближайших лесов надо ехать сотни километров, а на берегу не везде есть плавник и не всегда его добудешь из-под сугробов. Поэтому лишь самые отчаянные кокетки изредка умывают лицо материалом очень сподручным, но которого я не хочу называть, не зная степени брезгливости моих читателей.

IV

После того, как мы набили чукчанке ее трубку и она покурила всласть, начались взаимные расспросы, и товарищи перевели мне ее историю — такую простую, обыденную тундровую историю.

Многооленная чукотская семья кочевала в горной тундре, перегоняя с пастбища на пастбище громадное стадо в тысячу приблизительно голов. Летом началась копытница, и от этой повальной болезни в несколько дней погибло все стадо до последнего оленя. Богатая семья стала нищей, заброшенная в глушь и пустыни безлесных хребтов. Не только разорение само по себе, но и явно проявившийся в нем гнев местных ботов так огорчил старшее поколение семьи, что и отец и мать зарезались, оставив девушку вдвоем с младшим братом.

Лишенные оленей, молодые чукчи вынуждены были бросить не только родную ярангу, но и почти все имущество, ставшее вдруг недвижимым. Они взяли лишь то, что девушке под силу было везти по горам, бесснежным в это время года, на маленькой нарточке: зимняя одежда, запас ремней, немного чаю и табаку, котелок, доска для добывания огня, — вот и все. Ружья у них вовсе не было: семья была чисто оленеводческая, не охотничья. Брат, вооруженный копьем и ножом, быстро шел впереди, собирая яйца, птенцов, грибы, улиток, выкапывая мышей и сусликов. Девушка медленно тащила по его следам нарточки, и у обозначенного кучкою камней привала ожидала, отдыхая, чтобы вместе закусить собранной братом добычей.

Так они прошли к северу километров сто или полтораста, стремясь к морю, надежному кормильцу сделавшихся оседлыми чукчей-оленеводов. Здесь молодые люди поселились в поварне Ичатка, значительную часть которой, однако, понемножку сожгли за недостатком изредка выбрасываемого морем плавника.

Из ремней брат сделал небольшую сеть и ловил ею рыбу, забрасывая сеть в море на длинном шесте с берега. Ловили линяющих и потому беспомощных уток, гусей, гаг. Делали из собственных волос силки на зайцев, горных сурков, белых куропаток. Били камнями и палками куликов, пеструшек и прочую мелочь. Разумеется, отнюдь не пренебрегали всякими «плодами моря», по выражению итальянцев, то-есть всевозможными морскими ракушками и всякою беспозвоночной тварью. Жили сытно и даже навялили на зиму запас рыбы и мяса. К тому же в начале зимы брату удалось заколоть копьем белого медведя. Медвежатины хватило надолго, а за шкуру выменяли у проезжих чукчей сеть для ловли нерп и немного чаю, табаку и сахару.

Однако за долгую зиму все было съедено, выпито и выкурено, а весна затягивалась, морозы и пурги не прекращались, массового прилета птиц все не было, нерпа не ловилась. Съев последнюю, добытую нерпу, брат и сестра голодали дня три, терпеливо пережидая неистовую пургу.

Наконец муки голода стали нестерпимы. Поэтому, несмотря на непрекращающийся северо-восточный шторм, брат положил на нарточку сеть и котелок, и с мужеством отчаяния отправился промышлять нерпу в белый туман воющей и слепящей глаза пурги.

V

Нерпа в прибрежное мелководье почти не заходит. Для промысла надо уйти от берета в море километров на двадцать и пере-сечь несколько рядов торосов — ледяных хребтов из хаотически нагроможденных льдин, образующихся в результате столкновения ледяных полей.

Трудно представить себе что-нибудь мучительнее ходьбы по торосному льду. Вообразите, что из невиданных размеров ящика высыпаны беспорядочной кучей куски битого льда — по пяти, десяти, по пятидесяти, по ста кубических метров каждый. Везде, коварно прикрытые тонкой пеленой снега, торчат острые углы и ребра этого битого льда, зияют засыпанные снегом щели, ямы и наполненные водой колодцы. Когда спустишься в ледяной овраг между двумя торосами, то горизонт исчезает — прямо перед глазами торчат крутые, иногда отвесные стены льда, через которые, пользуясь малейшими карнизами и выступами льда, надо перебираться самому и перетаскивать собак и нарту.

Продвижение по торосам сопряжено с ежеминутным риском поломать кости или порвать сухожилия. Ноги скользят по гладкой поверхности льда, проваливаются в трещины, прикрытые снегом, и под тяжестью тела заклиниваются как в тисках между скользкими, сходящимися углом стенками трещин. Иногда охотник проваливается в сугроб с головой не одолевши эту чортову мостовую, выходит на более ровные ледяные поля вдали от берега усталый, избитый и весь мокрый.

Охоту начинает собака: она отыскивает под снегом те отдушины во льду, через которые время от времени выныривает нерпа, чтобы подышать воздухом. В отдушину опускается ременная сеть площадью в восемь квадратных метров, натянутая на четырех деревянных палках, свободно связанных между собою. Сеть, стремясь всплыть, плотно прилегает к нижней поверхности льда и мешает тюленю вылезти из воды. Тюленя это не останавливает: палок и сети он не боится и, торопясь перевести дыхание, нетерпеливо просовывает голову в сравнительно узкую щель между свободно висящим крайним ремнем и деревянной рамой сети и пролезает в отдушину. Набрав запас воздуха, тюлень, как всегда, бултыхается в воду сквозь отдушину головой вниз и, попав в центр сети, начинает биться, запутывается головой и ластами и в конце концов задыхается, захлебнувшись.



Опустив сеть, чукча должен лежать на льду целыми сутками в ожидании тюленя.

Но каждый тюлень имеет в определенном районе довольно много отдушин. Дело случая, попадет ли он именно в ту отдушину, куда поставлена сеть. А если после установки сети отдушина недостаточно аккуратно приведена в прежний вид, то-есть прикрыта снегом, то зверь может и вовсе туда не пойти. Вот почему, опустив свою сеть, голодный и замерзающий молодой чукча должен был целыми сутками лежать на льду под беспрерывной метелью в ожидании либо поимки тюленя, либо мучительной смерти от голода и холода. Лежать без пищи и огня, зная, что такая же голодная и замерзающая сестра сидит одна в разрушенной поварне и ждет — вернется ли брат накормить ее тюленьим мясом, или не вернется никогда!..

VI

Когда мы, четверо белых людей, неожиданно попали в поварню, молодая женщина голодала уже пятый день. Она сидела неподвижно в своем темном уголке, изредка утоляя жажду снегом, прислушиваясь к злобному вою пурги. Может быть метель уже засыпала брата, сломавшего ногу между торосами или обессилевшего от голода и холода на льду!

Чукчанка говорила совершенно спокойно и просто — без слез, без жалоб, без просьб. Смертельная борьба человека с природой — самая простая и обыденная вещь на полярном побережье Ледовитого моря.

Наши запасы провианта были на исходе, дичь еще не появлялась, а двадцать пять человечьих и собачьих желудков каравана лежали на моей ответственности. Я дал молодой чукчанке четверть кирпичика чаю, десяток сухарей, коробку спичек и обещал сообщить первым встречным чукчам о ее положении. Отдохнув в поварне, мы двинулись от Ичатки далее к востоку и, миновав еще две большие бухты, добрались к вечеру до мыса, носящего несколько названий: Столовый мыс, Обедающие Люди и Отдельный Камень.

Все эти названия очень удачны. Перед мысом действительно высится «отпрядыш» — отдельная скала, выступающая из моря. На самом мысу имеется много «кекуров» — гранитных столбов от 10 до 40 метров высотой и разной толщины. Одна группа кекуров чрезвычайно походит на стол, уставленный посудой. За столом сидят два человека, несколько человек подносят кушания. Надо подойти близко, чтобы убедиться, что это не гигантская скульптура, а произведение солнца, мороза и дождей.

Близ этого мыса, в яранге чукчи Райтыргина, мы сделали привал, промыслили несколько нерп и сытно накормили собак. Был конец мая, ветер задул с юга. Зная, что это означает тепло, которое могло отрезать возвращение к базе, мы торопливо двинулись в обратный путь, безостановочно срезая по прямой все бухты и не заходя на Ичатку.

VII

В напряженной работе незаметно пролетело лето. Тщательно упакованы, обшиты кожей и отосланы через Нижне-Колымск на Средне-Колымскую почту две с половиной сотни ящиков зоологических, ботанических и иных коллекций. В один из последних дней сентября рано утром я разбирал в своей избушке только-что принесенную с охоты добычу — полтора десятка белых куропаток в более или менее полных зимних нарядах. Вдруг отворилась дверь и вошла оживленная, сияющая здоровым смуглым лицом молодая чукчанка. Когда она откинула меховой капор, я сразу узнал отшельницу Ичатки.



Вдруг отворилась дверь, и вошла оживленная молодая чукчанка

Я налил гостье чаю и угостил мучными лепешками, а она долго и весело что-то мне рассказывала. Зная по-чукотски одно лишь слово «мечинки» (хорошо), я довольно слабо поддерживал беседу, но это не стесняло девушку. Выпив несколько кружек чаю, она, наконец, обычным жестом чукчанок сунула руку в свое веще-хранилище, — складку шаровар между своей и оленьей кожей, — извлекла оттуда сырой олений язык и с любезнейшей улыбкой поднесла его мне. Я сразу понял, что это отдарок за нашу скудную помощь, оказанную весной на Ичатке, и попытался в свою очередь отдарить куском кирпичного чая. Чукчанка, однако, категорически, хотя и смеясь, отвергла всякую — плату и вскоре ушла. От других, видевших отшельницу Ичатки, я узнал, что она мне рассказывала. Девушка, оказывается, голодала еще два дня, подкрепляясь данными нами сухариками; лишь на третий день, когда ослабел и переменился ветер, ее брату удалось пой мать и привезти нерпу. Затем вскоре пошли и рыба и дичь.

* * *

Четверть века прошло с тех пор. Небывалая пурга стали и огня, крови и разорения обвеяла лицо старого мира потрясла его до корней — и чудесно неожиданно приблизила расцвет нового и лучшего будущего: новая жизнь всегда рождается в крови и в слезах. Но и до сих пор нередко вспоминаю я молодую чукчанку с буйным кустом густых черных косм на голове, недвижно застывшую в темном углу разрушенной поварни, среди снежного неистовства полярной мятели. День проходит за днем. Одна, голодная и застывающая от холода, без слез, полная достоинства, встречает девушка чужих неожиданных людей — и опять остается одна. Попался в сеть тюлень — и чукчанка весела и счастлива. Не попался бы во-время — и она так же упрямо, покойно и тихо застыла бы — навсегда в засыпанной снегом поварне. И думается мне, что это не тупое равнодушие, не бессмысленная неподвижность, а что-то совсем другое. Смелого, гордого, никогда никем не покоренного чукчу трудно обвинить в тупой неподвижности. Это — спокойная и уверенная сила, выдержка, взращенная тысячелетиями борьбы с суровой природой.

Вековой мертвящий гнет, лежавший на народах нашей страны, сброшен и не вернется никогда. Народы Севера призваны к новой, свободной, самостоятельной жизни. Плоды современной культуры становятся им доступными. Но и в новой жизни чукчи сохранят и в новые условия быта вольют ту непоколебимую мужественную выдержку природных охотников, которая так ярко воплотилась для меня в спокойном облике одинокой молодой женщины в развалившейся поварне Ичатки среди снежной пустыни Ледовитого побережья.

ТАЙГА ШУМИТ


Тунгусский рассказ Ал. Смирнова

Рисунки худ. А. Пржецлавского


I. Загадочные плоты.

В этот момент он вспомнил слова, которые не раз слышал от старых охотников:

«Если твое ружье отказалось стрелять, а медведь тебя не трогает, то не трогай его и ты, а положи перед ним ружье и уходи; только тогда он простит тебя за то, что ты хотел его убить».

Старая кремневка сделала под ряд две осечки, а лохматый бурый зверь, повернувшись в полоборота, стоял около разрытого муравейника и ждал, что будет дальше. Но вместо того чтобы положить перед ним ружье и уйти, как этого требовал таежный закон, Тумоуль, не вставая с колена и не меняя положения ружья, потянулся правой рукой к висевшей на боку сумке. Он решил прочистить запал, и надо было успеть это сделать раньше, чем зверь разгадает его намерения.

Но, шаря рукой в сумке, он долго не мог нащупать тоненькую проволочку, которой обычно прочищал камеру. Чтобы найти ее, пришлось отвести глаза от зверя, а когда опять посмотрел вперед, его поразила та самоуверенность, с какой медведь смотрел на его приготовления.

«Старайся, старайся, а что из этого выйдет — увидим потом», — казалось, говорил он, насмешливо наклонив голову набок и шевеля короткими ушами.

Сомнение охватило Тумоуля: хорошо ли он делает, что идет наперекор обычаю? Ведь ружье опять может сделать осечку, а если и выстрелит — он может промахнуться или же только ранить косматого, а уж тогда конец…

Неприятный холодок пополз по спине, но Тумоуль не принадлежал к числу людей, которые так же легко меняют свои решения, как бросают докуренную папиросу. Запал был прочищен, оставалось только насыпать на полку свежего пороха. Снова пришлось упустить зверя из вида, и хотя это был самый удобный момент для нападения, медведь не хотел им воспользоваться. Он стоял, наклонив голову, и та же насмешка была во всей его фигуре. Если бы он хоть чуточку сдвинулся с места или чем-либо выразил свое неудовольствие, Тумоуль без колебаний нажал бы спуск. Но медведь стоял и насмехался, и это решило дело: Тумоуль вдруг опустил ружье, положил его на, землю и, пятясь в кусты, быстро и осторожно стал отступать.

А через полчаса он сидел на берегу реки и размышлял о случившемся.



Конечно, медведь опасный зверь, а все-таки он поступил глупо, оставив ему свое ружье. Кремневка, наверное, не сделала бы осечки, а промахнуться он не мог, потому что зверь находился от него в каких-нибудь пятнадцати шагах. Тогда он был бы с хорошей добычей, а теперь лишился даже тех трех гусей, которых добыл перед этим на озере, — их он также оставил в подарок медведю. Но дело, понятно, не в гусях и даже не в ружье: гусей на озере много, а ружье хозяйское. Обидно было то, что, вернувшись в становище, ему придется рассказать, как было дело, а этого он вовсе не хотел. О таком именно случае на-днях был разговор среди охотников, при чем Тумоуль заявил, что если это произойдет и с ним, то без боя медведь ружья от него не получит. И вот он в точности выполнил то, от чего так самонадеянно отрекался.

«Вот, — скажут, — храбр только на словах, а как пришла нужда, так и спрятался за обычай».

Да, медведь победил его своей самоуверенностью, а все-таки смеяться над Тумоулем никому не придется. Охотники говорили, что возвращаться за ружьем, подаренным медведю, ни под каким видом нельзя — при первой же встрече зверь наказывает за это смертью. Но Тумоуль на это не посмотрит: вот выкурит трубку и пойдет за ружьем.

Решив так, Тумоуль достал из сумки берестяную коробочку, в которой носил табак, набил трубку и, закурив, стал смотреть на реку. Она была видна на большое расстояние. Весной и осенью на ней отдыхали тысячи перелетных гусей и лебедей, теперь водная гладь была чиста, только в дальнем верхнем конце плеса виднелась какая-то темная точка. Глаза у Тумоуля были как у ястреба, и он сразу определил, что это плот.

Сначала охотник подумал, что плывет кто-нибудь из верхних стойбищ, но, присмотревшись внимательнее, увидел, что ошибся. Такого большого плота — хотя он и родился на плоту[6]) — ему еще не приходилось видеть. Его сородичи, когда надо было сплавить по реке тушу убитого лося или медведя, употребляли маленькую связку из тонких бревен. Л этот плот состоял из сотен толстых бревен, очищенных от коры. На плоту лежало много какой-то незнакомой клади, а находившиеся на нем люди были одеты совсем не так, как одевались аваньки. Все эти подробности Тумоуль рассмотрел, когда плот, плывя серединой реки, поровнялся с ним. Немного погодя из-за мыса показался другой плот, за ним третий, потом еще и еще…

«Большевик, однако», подумал охотник, различив над одним из плотов красный флаг. Под словом «большевик» он подразумевал русских, но появление плотов было для него непонятно. Русские никогда не заходили в эти места, потому что река тут покрыта шиверой и порогами. Старики говорили, что в той стране, откуда сейчас плыли плоты, живут только мамонты, — это они и протоптали глубокую большую тропу, по которой течет река.

Тумоль весь отдался созерцанию странного зрелища. Плоты плыли один за другим, как огромные невиданные птицы, и хотя на руках уже не хватало пальцев для счета, они продолжали выплывать из-за далекого мыса. Это было уже совсем странно: почему их так много? Тумоуль прикинул, что если людей, находившихся на плотах, собрать вместе, то их будет больше, чем охотников во всех окрестных становищах.



Плоты плыли один за другим

Солнце уже коснулось своим краем леса, и на реку легли голубые тени, когда прошел последний плот. Мысли Тумоуля вернулись к происшествию с медведем. «А как поступил бы на моем месте люче? — подумал он и решил: — Убежал бы, однако, а ружье медведю едва ли бы отдал, потому что люче смеются над тем, во что верят аваньки. Ну, и я не отдам». — И он быстро зашагал в лес.

Коварная кремневка была в целостна она лежала в том же положении, в каком он ее оставил. Подобрав ружье, охотник направился к становищу.



Тумоуль скоро позабыл о своем опасном приключении. У лесных костров все чаще стало упоминаться непонятное слово «большевик». Несколько дней под ряд плыли по реке плоты, а потом пришла весть, что все они остановились близ устья реки Кочечумо, у фактории, в самом центре лесных становищ. Там люче-большевик задумал что-то невиданное…

II. Первый урок.

Когда Тумоуль пришел в устье Кочечумо, он не узнал знакомых мест. На маленьком клочке земли, ограниченном с одной стороны широкой рекой, а с остальных — непроходимым лесом, было людей больше, чем на самом большом «ехорье» (празднестве). Слышались голоса, звучали топоры, с жалобным стоном, оплакивая свою смерть, валились на опушке подрубленные деревья.

Работа кипела, все были заняты делом. В то время как часть людей разгружала плоты, освобождая бревна от ивовых скреп, другие с лопатами в руках шли приступом на крутой берег, долбя в нем выемку, по которой можно было бы таскать лес наверх. Лопаты вонзались в нетронутую почву, снимая верхний мягкий пласт, а когда упирались в вечную мерзлоту, люди вооружались тяжелыми железными палками и дробили неподатливую землю. Немного поодаль одна такая выемка была уже готова; две лошади канатами вытаскивали на берег толстые бревна. Ноги лошадей глубоко уходили в болотистую почву, а земля по краям выемки, оттаяв на солнце, иногда осыпалась, грозя придавить и людей и лошадей; но это не смущало рабочих: под ноги лошадей накладывали тонкие бревна, а осыпи подбирали подпорками.

Да, эти люди знали свое дело!

И все шло одно за другим. Когда бревна втаскивались наверх, место для них уже было готово: одни складывались в кучу, из других тут же делался большой «чум с глазами». Молодой охотник догадался, почему бревна в плотах были очищены от коры: они уже готовы были для того, чтобы из них сразу можно было сделать деревянный чум. Эти люди были большие хитрецы. Зная, что сосна тут не растет, они нарубили ее в верховьях реки, связали в плоты и пригнали сюда. На этих плотах они привезли много удивительных вещей, в том числе и толстых больших животных, похожих на лосей. Эти животные назывались коровами; до сих пор ему никогда не приходилось их видеть.

Но самое удивительное он увидел на косогоре, у подножия лесистого Чувакана, поднимавшего свой горб к самому небу. Тут русские построили чум из тонких пластин, а рядом вырыли большую яму. Эта яма была до краев наполнена красной землей, которую брали тут же в горе. И вот четверо людей плясали в яме, как пляшет шаман, когда вызывает духов. С криками и смехом они месили красную землю, а когда она стала мягкой, наделали из нее ровных чурбашек и сунули их в огонь. Там они краснели, как листья папоротника осенью, а когда их вынимали, становились твердыми, как камень.

— Кирпичики, горячие кирпичики! — смеялись босые шаманы в красных рубахах.

Ознакомившись с кирпичным производством, Тумоуль подошел к палатке, около которой сидел человек с двойными глазами. Раньше этот человек ходил по поляне с какой-то удивительной штукой, ставил ее на три палки и наводил во все стороны, как будто собирался стрелять. Но теперь он был занят другим: держа в руках тонкую палочку с хвостиком колонка, он макал ее в черную воду, а потом водил по бумаге. Тумоуль не раз видел, как пишут люче, но они всегда выводили какие-то маленькие крючки, а этот делал что-то другое.

— Что делаешь, друг? — спросил он, усаживаясь рядом.

Человек с двойными глазами поднял голову, осмотрел любознательного охотника и улыбнулся.

— Рисую чумы, какие будут потом стоять на этой поляне. Смотри: вот здесь один, вот тут другой, а это вот просто картинка. Узнаешь? Это гора Чувакан.

Тумоуль не совсем понял слово «рисую», потому что никогда его не слыхал, но картинка его заинтересовала. Вот диво: там гора и тут гора, там лес и тут лес. Как сделал человек, что перенес гору и лес на бумагу? Чудно показалось.

— Как это? — спросил он, дотрагиваясь рукой до рисунка. — Разве можно сделать из одной горы две?

— Можно. Вот, когда мы построим тут деревянные чумы, приходи к нам учиться, тогда и ты будешь уметь это делать.

Тумоуль усмехнулся:.

— Ты шутишь, байе. Аваньки умеют зверя добывать, рыбу ловить, а это они не умеют.

— Ну, да, не умеют, а когда станут учиться, будут уметь.

Он пододвинулся ближе к охотнику и стал говорить. Тумоуль курил трубку и внимательно слушал, морща по временам лоб. Много говорил человек, и многого Тумоуль не понял, но все же ему стало ясно, зачем пришел сюда «большевик» и для чего он тут строит чумы. В них будут жить большие русские шаманы, которые все знают. Они будут выгонять из больных злых духов, смотреть, чтобы «царапка» не хватала оленей, а потом будут учить аваньков читать и писать.

— Но для чего нужно читать и писать?

— Чтобы лучше жить, — ответил человек с двойными глазами.

— А как надо учиться? — снова задал вопрос охотник.

Русский взял карандаш и лист бумаги, написал крупно букву «о» и показал Тумоулю:

— Смотри. Смотри хорошенько, как тут написано, а теперь скажи: «о-о».

Тумоуль недоверчиво посмотрел на неожиданного учителя: не смеется ли он? Но тот был вполне серьезен.

— Ну же, говори: «о»!

— О-о-о… — протянул Тумоуль.

— Так. Помни, что, когда увидишь на бумаге такую штучку, так говорить надо «о». Теперь смотри вот этот крючок. Он похож на вытянутый. аркан, которым вы ловите оленей. А теперь скажи так, как сухая лесина скрипит, когда ее качает ветер: «ррр…».

— Рррр… — повторил охотник.

— Совсем хорошо. Теперь смотри еще.

Он опять нарисовал букву «о», потом «н», а затем расположил их в ряд, и велел прочитать их сразу, одну за другой. Тумоуль подумал, наморщил лоб и, покраснев от натуги, произнес:

— Оррррооонннн…

— Орон, — обрадованно подхватил русский, сверкая на солнце стеклянными глазами. — Значит, тут написано «орон», а ты знаешь, что такое орон?

— Олень, однако.

— Олень. Вот, когда тебе надо написать на бумаге оленя, ты поставишь точно такие же крючки и потом будешь знать, что тут написан олень.

— Только и всего? — удивился Тумоуль.

— Нет, такие же крючки есть еще, ими можно записать все, что ты видишь, а также узнать то, что записал другой.

— Покажи, однако, еще крючок…

Шагая в тот день к себе в становище, Тумоуль напряженно думал о случившемся. Иногда его охватывали сомнения: может быть он заснул где-нибудь под колодой, и все это ему приснилось? И чтобы убедиться, что это не было сном, он время от времени вынимал из сумки какой-то предмет и, остановившись, долго рассматривал при свете месяца. Если бы культурный человек увидал этот предмет, то и он был бы немало удивлен. Это был букварь — первый букварь в руках тунгуса!

Тумоуль решил учиться. Он будет ходить почаще к русским, и человек с двойными глазами будет показывать, как надо разбирать те крючки, которые написаны в книжке.

III. Враги и друзья.

С этого дня Тумоуль стал постоянным гостем на лесной стройке. Строитель культбазы Суслов проверял то, чему он учил в лесу, объясняй новые буквы и всякий раз, смеясь, говорил:

— Ну и голова у тебя, парень! К зиме ты будешь читать так же, как и я.

Но Тумоуль только качал головой. Нет, он не мечтал читать любую книгу, как это делал его учитель, а хотел прочитать лишь ту, которая имелась у него. Эта маленькая книга казалась ему священной. Чтобы букварь не трепался, он сделал для него обложку из бересты, а когда ложился спать, клал книжку под голову. Ему казалось, что так в его голову скорей перейдет мудрость, которая заключалась в книге.

Если бы кто-нибудь мог проследить молодого охотника, когда тот с ружьем уходил в тайгу, он долго бы ломал голову над его странным поведением: чуть ли не через каждую сотню шагов Тумоуль останавливался перед каким-нибудь деревом, вынимал из ножен охотничий нож и принимался вырезать на стволе какие-то знаки. Таким путем охотник хотел прочнее запечатлеть в своей памяти те крючки, которые были заданы ему к следующему уроку. Это были буквы, иногда отдельные, иногда образовывавшие слога и слова. А через две недели таких занятий на деревьях появились и целые фразы.

Занятия среди тайги, вдали от посторонних глаз, были хороши еще и потому, что в становище к букварю отнеслись вовсе не так, как относился к нему охотник. Причины прежде всего были практического свойства: после того, как Тумоуль познакомился с «крючками мудрости», он стал приносить из лесу все меньше и меньше добычи, а рыба совсем перестала попадаться в его верши. Сам охотник считал, что рыба перестала ловиться потому, что время для нее прошло, но его хозяин, старый Мукдыкан, держался иного мнения, — он говорил, что верши ставились не там, где надо, а иногда и просто не осматривались. Потом: ведь Тумоуль работал у Мукдыкана затем, чтобы взять в жены его дочку Гольдырек, а как же он будет ее кормить, если только тем и занимается, что долбит на деревьях никому не нужные крючки? Он, Мукдыкан, никогда не слышал, чтобы на такие крючки можно было поймать хоть одну самую маленькую рыбешку.

— Это ты брось, — говорит он Тумоулю. — Я этих крючков не учил, а моих оленей пасут два пастуха. Не очень распускай уши на то, что говорит большевик…

Тумоуль слушал это и не возражал. Стремясь к знаниям, как мотылек к свету, он не думал о том, что в практическом отношении дадут ему «крючки мудрости», но кто такой был его хозяин, — он знал хорошо. Его учитель Суслов как-то сказал:

— Мукдыкан — буржуй. Таких людей советская власть не любит…

Слово «буржуй» Тумоуль понял так: это человек, который делает другим плохо, и с этим был вполне согласен. Мукдыкан — шаман, за свое шаманство берет у бедняков даже последних оленей. А когда отсюда уезжал последний купец, Мукдыкан купил у него весь товар и потом продавал аванькам в десять раз дороже. Тумоуль промышляет для хозяина зверя уже две зимы и будет промышлять еще зиму, и тогда только получит за это Гольдырек. Между тем он добыл Мукдыкану пушнины так много, что за нее можно бы купить весь товар на фактории. Одна черная лисица чего стоит! Такой зверь попадается раз в сто зим. А Гольдырек принесет с собой лишь один чум и десять оленей.

Чтобы рассуждать так, вовсе не надо было проходить уроков политграмоты, потому что Тумоуль эту грамоту проходил на собственном горбу. Он был подлинным лесным пролетарием. Отца у него давно уже не было — его одолел на охоте медведь. Потом страшная «царапка» пожрала оленей, а когда умерла мать, имущества у него осталось ровно столько, сколько надо было положить в могилу, как этого требовал обычай. Охотнику без жены нельзя, а так как купить ее было не на что, то ему оставалось зарабатывать ее так, как это было принято в лесах.

Гольдырек в этом году исполнилось пятнадцать зим, и она была хорошая девушка. У нее были толстые щеки, черные глаза и звонкий, как у лебедя, голос. За две зимы, что жил Тумоуль в их становище, она привыкла смотреть на молодого охотника как на своего будущего мужа и проявляла некоторый интерес к тому, что его касалось. Она чинила его одежду, готовила ему еду, когда он возвращался с охоты. И когда между ее отцом и Тумоулем возникали разногласия по поводу «крючков мудрости», сочувствие девушки— правда, молчаливое — естественно, было на стороне молодого охотника. Для чего Тумоулю нужны были эти крючки, Гольдырек не знала, ко не видела ничего плохого в том, что он вырезал их на деревьях, — ведь иногда и она делала то, что не нравилось старшим.



Гольдырек в этом году исполнилось пятнадцать зим.

Так проходила учеба Тумоуля. Он ходил по тайге, высматривал птицу, ставил верши, а в промежутках вырезал на деревьях слова и буквы. Суслов дал ему карандаш и бумагу, но он их берег: ведь ему так много надо было записать. Иногда он ложился где-нибудь под корягу, доставал из сумки букварь и, перелистывая его, думал, осилит ли он все, что написано в книге?

Как всякому человеку, взявшемуся за трудное дело, ему случалось сомневаться в своих силах.

Бывая на лесной стройке, он задавал тысячи вопросов о самых разнообразных вещах и, не понимая многого из того, что ему отвечали, убеждался, что учиться вовсе не так легко, как он думал. В такие минуты он подолгу смотрел на портрет, помещенный в букваре. Это был Ленин. Тумоуль называл его «царем бедных»[7], безотчетно уважал его и думал, что он все видит и знает, что делается на земле. С какой бы стороны Тумоуль ни смотрел на портрет, взгляд глубоких строгих глаз всегда был обращен на него, — это было немного страшно и в то же время почему-то радостно. «Вот, — думал он, — царь бедных смотрит на меня, он знает, что я делаю. Он велел учиться. Почему же я не учусь?»— Тумоуль вскакивал на ноги, хватался за нож и с еще большим усердием принимался вырезать на деревьях «крючки мудрости».



Вырезывая на засечке сосны буквы, Тумоуль не раз замечал, что  Джуроуль следит за ним. 

Охотник учился, а вокруг прыгали белки, шныряли горностаи, копались в колодах, разыскивая личинки, лохматые медведи, — четвероногим обитателям тайги не было дела до того, чем занимался человек. И все же было существо, которое проявляло большой интерес к занятиям Тумоуля. Уходя от дерева с вырезанными на его стволе знаками, Тумоуль не раз замечал позади себя странную, одетую в меха фигуру, рассматривавшую то, что он писал. Это был Джуроуль, про которого говорили, что злые духи похитили у него разум. Это случилось после того, как его жена ушла в лес и не вернулась, и вот с тех пор он искал ее в тайге, пугая по ночам охотников дикими криками. Жил он одиноко, людей чуждался, никогда с ними не разговаривал, а питался тем, что по ночам подбирал у становищ. Жалея его, Тумоуль всегда оставлял на месте охоты что-нибудь из своей добычи — утку, капалоху или связку рыбы, так как знал, что Джуроуль это подберет. Теперь Тумоуль делал это редко, потому. что не много добывал сам, но сумасшедший почти всегда ходил по его следам, останавливаясь у каждого дерева с вырезанными знаками. Уж не думал ли он по этим крючкам найти свою жену, как охотник находит по следу хитрую лисицу?..

IV. Хозяин и работник.

В последний день лебяжьего месяца в становище Мукдыкана костер горел ярче обыкновенного. Приехали гости: толстый неповоротливый Бургуми, маленький вертлявый Хатрапчо, подслеповатый Токуле и, наконец, рябой Амультен. Недоставало только шамана Тыманито, и тогда налицо были бы все самые старые и мудрые люди рода. Но Тыманито редко вылезал из своего логова, он, как и подобало главному шаману, находился непрерывно в общении с духами. К нему обращались лишь по важным делам, а во всех остальных случаях его заменял Мукдыкан.

Сородичи собрались обменяться мнениями о суглане, который несколько дней назад собирали русские в устье Кочечумо. Это был странный суглан: обычно на сугланах разрешалось говорить только мужчинам, и притом тем из них, которые имели свое становище, а на этот раз говорили не только такие голяки, как Тумоуль, но даже и женщины. Правда, старикам удалось настоять, чтобы говорили только вдовы, сами ведущие хозяйство, но и этого никогда раньше не бывало…

В то время как женщины хлопотали над котлами, приготовляя чай, мужчины сидели, поджав ноги, вокруг низенького столика и угощались вареными глухарями. Говорил больше Мукдыкан, остальные лишь изредка вставляли короткие реплики, утвердительно кивая головой.

— Да, такого суглана мы еще не видели, — медленно тянул хозяин, окидывая гостей строгим взглядом. — Женщины сидели рядом с нами, а наши батраки драли глотки так, как будто у каждого из них было по сотне оленей. Разве так происходили сугланы, когда мы платили люче ясак?

— Царь был мудрый, он понимал закон, — вставил Бургуми, жадно обгладывая кость.

— Большевик совсем другой человек, — заметил Амультен, — он совсем не хочет слушать то, что говорим мы, старики.

— Он слушает баб, — продолжал Мукдыкан, — и если так будет продолжаться, то мы дождемся того, что бабы будут сидеть на наших местах у костров, а охотники — варить пищу. А что понимает баба в мужских делах? У нее в голове ума столько же, как вот у этой головешки…

Потом Мукдыкан говорил о том, что творилось этим летом на берегах Катанги. Зачем пришел сюда большевик, и для чего он строит большие чумы? Они хотят посадить в них своих шаманов, чтобы те лечили болезни и учили аваньков читать книжки. Но у аваньков есть свои шаманы, они также умеют лечить болезни, а что касается ученья, то охотникам вовсе этого не нужно, потому что люче хотя и очень учены, а не умеют отличить следа оленя от следа лося. Может быть они сами хотят учиться у аваньков, как добывать зверя, а все это говорят только для отвода глаз? Вот это пожалуй будет вернее. Ведь говорил же купец, который раньше сюда привозил водку, чтобы аваньки опасались большевика. «Большевик сожрал царя, сожрал купцов, а когда придет сюда, сожрет и вас — отберет тайгу, и вы подохнете с голоду», — вот что говорил купец, а он был мудрый человек. К этому теперь, кажется, дело и идет. Почему, например, большевик не хочет брать с аваньков ясак, как это делал царь? Когда аваньки платили ясак, они были спокойны, потому что тайга принадлежала им. А кто теперь скажет, что завтра сюда не придут тысячи охотников-люче добывать зверя? Ведь чумы, в которых живут люче, скоро будут готовы.

— Все это обдумать надо, байе, — закончил Мукдыкан свою речь, — хорошенько обдумать, потому, что будет нам от большевика большая беда. Надо просить Тыманито пошаманить, чтобы он дал хороший совет.

С этим все согласились. Да, Тыманито — самый мудрый, он скажет, как надо поступить. Покончив с глухарями и осушив котел чаю, сородичи разъехались, а Мукдыкан решил заняться своим бубном. Гости помешали ему навесить на него несколько новых побрякушек. Но когда Мукдыкан подошел к лиственнице, на которую утром повесил бубен, его там не оказалось. Думая, что жена убрала бубен в чум, он стал искать его там. Обшарил все крючки, перевернул звериные шкуры — бубна нигде не было. Тогда он позвал из соседнего чума женщин, — они также развели руками: к бубну они не прикасались.

Мукдыкан был не из тех шаманов, которые убеждены, что духи слушаются их побрякушек, — для этого он был слишком умен. Но что скажут сородичи, когда узнают о пропаже бубна? Ведь всем известно, что сила шамана заключается в бубне, и стоит ему лишиться этого атрибута, как сила его пропадает, и шаман превращается в обыкновенного человека. Все скажут, что духи, рассердившись на Мукдыкана, похитили бубен, и к нему уже не будут обращаться за советами. Бубен надо было найти во что бы то ни стало.

Но куда, в конце концов, он мог деваться? Украсть его было некому — кроме сородичей, в становище никто посторонний в этот день не заглядывал. Это уж действительно было похоже на чертовщину. Обшарив еще раз оба чума, Мукдыкан подошел к дереву, на которое повесил бубен. Может быть, он повесил на другом дереве, дальше от чума? Но, осмотрев землю около дерева, он заметил на ней следы, направился по ним в лес и скоро услышал знакомый звук: гремели бубенцы его бубна. Сделав еще несколько шагов, Мукдыкан увидел пасущегося оленя и догадался, в чем дело: когда олень подходил к дереву почесать бок, он поддел рогами шаманский бубен и таскал теперь его на себе, гремя побрякушками.



Олень поддел рогами таманский бубен и таскал его, гремя бубенцами. 

Трагедия закончилась фарсом, но шамана охватила злость. Надо было чинить бубен, так как кожа на нем была прорвана рогами. И все из-за того, что за оленями никто не смотрит! Где Тумоуль? Почему он не отгонит оленей подальше в лес? Повесив в чуме бубен, Мукдыкан спустился к ручью и там увидел работника. Он сидел у пня, перед ним лежал раскрытый букварь.

— Эй, ты!.. Так ты смотришь за оленями? — закричал старик. — Где они у тебя?

Тумоуль поднял голову и с удивлением посмотрел на хозяина. Таким злым он никогда еще его не видел.

— В лесу, у стойбища, — спокойно сказал он.

— В лесу, в лесу! — забрызгал Мукдыкан слюной, подходя вплотную. — Вместо того, чтобы заниматься делом, ты только и знаешь, что шляешься к русским да смотришь на этого шайтана… — Он ткнул грязным пальцем в книгу. Она была раскрыта в том месте, где находился портрет Ленина.

— Чего ты беснуешься? Сам ты шайтан!

— А, ты так со мной говорить стал?.. Я шайтан? — разъярился старик. — Так вот тебе, вот!.. Вот!.. Вот!..



— Я шайтан? — разъярился старик, — Так вот тебе, вот!.. 

Тумоуль ожидал чего угодно, только не этого. Он окаменел. Его ужас перед совершившимся был так велик, что он не мог сдвинуться с места. И только когда от книги остались одни клочки, а старик, продолжая сыпать ругательства, уже шагал в становище, он пришел наконец в себя. Первым его побуждением было броситься за стариком, но, увидев, что ветер разносит разорванные листки, он кинулся их собирать. Но что можно сделать из этих обрывков? Как увидеть того мудрого человека, который смотрел на него со страниц книги? Убил его злой старик! Не узнать теперь той мудрости, которая была заключена в книге…

Вероятно вид Тумоуля в этот момент был не совсем обычен. Прыгавшая по соседним деревьям белка вдруг остановилась и с любопытством стала смотреть вниз. Да, удивиться было чему: человек, не боявшийся смотреть в глаза самому свирепому таежному зверю, теперь плакал как малый ребенок…

V. Борьба с рекой.

Река часто капризничала: она то мелела так, что во многих местах было видно каменистое дно, то набухала и наполнялась до самых краев. Но в это утро с ней делалось что-то непонятное. Она как будто задалась целью смыть и унести все, что создавалось рукой человека на ее берегу. Часть плотов была уже унесена, вода подбиралась к штабелям досок. Теперь опасность угрожала остальным плотам, а это было равносильно срыву постройки, — в плотах заключалось не меньше половины строительного материала.

Партия рабочих отправилась на лодках вдогонку за плотами, а остальные работали над укреплением пловучей запруды. Для этого обвязывали канатом тяжелые камни, и, опустив их на дно, другой конец каната привязывали к бревнам. Когда спустили несколько таких якорей, за участь плотов можно было не опасаться; но на этом нельзя было успокоиться: вода продолжала прибывать. Суслов, распоряжаясь работами, недоумевал: откуда такое чудовищное количество воды? Заведующий факторией, производивший наблюдения над рекой в течение двух лет, никогда не отмечал такого наводнения. Правда, ночью прошел дождь, но он был вовсе не так силен, чтобы вызвать такую катастрофу.

Причина странного поведения реки однако скоро выяснилась. Вернувшиеся из погони за плотами рабочие сообщили, что внизу, на пороге образовался огромный затор из нанесенного леса. Суслов с производителем работ сели в лодку и отправились к порогу. Осмотр его дал мало утешительного. В километре от постройки река разделялась на два протока, и вот в одном из них образовалась настоящая пробка из плотов и бревен, застрявших между камнями. Второй проток был значительно меньше, а потому и не мог с достаточной скоростью пропустить всю массу воды, прибывавшую сверху. Пенясь и бурля, она напирала на преграду, месила бревна, придавая им самые невероятные положения, но пробка не поддавалась, а еще больше увеличивалась благодаря приплывавшим сверху вывороченным с корнями деревьям и строительным бревнам.

— Если разрубить вот этот плот, то все пронесло бы в одну минуту, — сказал Суслов, показывая с берега на застрявшую между камнями груду бревен, — там заключается замок затора.

— Да, но как это сделать? — отозвался производитель работ. — Человек оттуда не вернется.

— И все-таки это надо сделать. Вот плывут уже доски, люди не успевают таскать их наверх. Мы останемся без строительных материалов.

— Это верно, но я не думаю, чтобы кто-нибудь мог на это решиться: Это верная смерть.

— Так уж и смерть! Опасно, это правда, но я надеюсь, что после того, как разрублю плот, мне удастся вернуться.

Производитель работ удивленно вскинул глаза.

— Вы это не шутите?

— Нам не до шуток. Это сделать необходимо.

— Тогда и я с вами…

— Ну, нет, — улыбнулся Суслов. — Из двоих один уже наверное не вернется, а мы вовсе не так богаты, чтобы швыряться людьми.

— Вы пойдете по бревнам?

— Думаю, что лодка тут совершенно бесполезна.

До намеченного плота пройти надо было около двухсот метров. Сжимая в руке топор, Суслов прыгал с бревна на бревно и скоро достиг середины фарватера. Тут бревна под ним вдруг пришли в движение, грозя раздавить, но он ловко проскочил на следующие и минуту спустя уже стоял на прочном плоту на самом краю затора. Предположение оказалось верным: этот плот, втиснувшись между камнями, удерживал всю запруду. Чувствовалось, как он дрожал под напором воды. Справа и слева вода с шумом вырывалась из-под бревен и устремлялась вниз, по ту сторону порога. «А что, если нарыв сейчас лопнет?» — мелькнула в голове мысль. Но в следующее мгновение взвился топор, острая сталь вонзилась в деревянные скрепы, связывавшие плот.

Сначала казалось, что достаточно нескольких ударов, и плот придет в движение. Но Суслов разрубил уже две связки, а бревна оставались в прежнем положении, — они держались на третьей связке. Суслов знал, что когда он перерубит последнюю связку, бревна рассыплются сразу, а ему надо было успеть добраться до того камня, который находился на середине пути к берегу, — за ним течение было не так стремительно. Еще несколько ударов — и плот дрогнул, как конь от бича, а в следующее мгновенье Суслов прыгнул на соседние бревна, которые были еще неподвижны. Выбирая место для следующего скачка, он посмотрел на берег, — теперь там стоял не один, а двое. «Верно, кто-нибудь из рабочих», — подумал он, делая новый прыжок. Позади уже бурлило, вода пережевывала затор. Одежда на нем была мокра, два раза окунулся он в просветы между бревнами. Теперь весь лес перед порогом находился в движении, — бревна всасывались образовавшейся брешью.

И вот случилось неизбежное: он оступился, потерял равновесие и рухнул в воду. Его рвануло течением, но, сделав нечеловеческое усилие, он взобрался на колеблющуюся связку бревен. Острая боль пронзила тело. Бревна, как жадные челюсти, сомкнулись, защемив правую ногу. Почти теряя сознание от боли, но ясно сознавая, что каждое упущенное мгновение равносильно смерти, он высвободил расплющенную ступню и упал обессиленный.

На счастье в этот момент под ним находились два толстых бревна, каким-то чудом державшиеся рядом. Иначе, упав в воду, он был бы не в состоянии выбраться на поверхность. Ну, а что дальше? Двигаться на одной ноге он не мог, а бревна хотя и медленно, но неуклонно двигались в пасть, которую он сам же прорубил. Временная отсрочка! Повернулся к берегу и с удивлением увидел, что там стоял теперь только один человек, а второй, прыгая по колеблющимся бревнам, спешил к нему. Это было напрасно, только лишняя потеря, потому что до земли уже не добраться — бревна отделились от берега. Да разве утащить его такому маленькому человеку, как производитель работ? Но тот как будто вырос за это время, да и прыгает что-то очень ловко. И по мере того, как человек, то-и-дело останавливаясь, чтобы рассчитать прыжок, приближался к Суслову, его удивление все возрастало. Ну, да, это Тумоуль, его усердный и прилежный ученик…

Дальнейшее заняло немного времени. Путь к берегу был уже отрезан, но это не смущало охотника. Взвалив на спину Суслова, он двинулся к скале, подступавшей к порогу, — тут река еще не успела протолкнуть бревен, втиснувшихся между камнями. Не смущало его и то, что скала была совершенно отвесна, — он знал, что в ней есть узкая расщелина, по которой можно выбраться наверх…



Взвалив на спину Суслова, Тумоуль двинулся по бревнам к скале. 

Через час Суслов лежал с забинтованной ногой в своей палатке и говорил сидевшему около него охотнику:

— Я не знал, что ты не только способный ученик, но и храбрец. Не подоспей ты, мне была бы крышка…

— У тебя была беда, и у меня беда, но твоя беда прошла, а я пропал, — покачал тот головой.

— Как пропал? Что случилось?

— Хозяин Ленина убил, в грязь затоптал… И виноват в этом я… Мукдыкан не любит царя бедных, мне надо было прятать его подальше…

VI. О чем сговаривались коршуны.

Тропинка была узкая, еле приметная. Пролегая берегом реки, она часто преграждалась каменными завалами, терялась в гальке, а когда отходила в лес, путалась в буреломе. Но Тумоуль не замечал ни камней, ни бурелома; он шагал так, словно это была торцовая мостовая.

Он возвращался со стройки, и в сумке у него лежала новая книжка, в которой был также портрет Ленина. Беда оказалась поправимой. Человек, которого он вытащил из пасти смерти, сказал, что Ленина нельзя убить: хотя он и умер несколько лет назад, но живет всегда. Тумоулю нечего печалиться о том, что сделал злой старик, пусть только он подальше прячет от него эту книжку. И еще сказал ему этот человек, что, когда будут выстроены деревянные чумы, он может совсем уйти от Мукдыкана: у русских теперь другой закон — охотник может брать тебе жену без калыма. Он возьмет Гольдырек, а Мукдыкана заставят дать ему оленей за то, что он работал на него две зимы. Это хорошо, потому что Тумоулю надоело работать на других. Он хочет жить так, как живут другие охотники: иметь жену, свой чум, своих собак, ходить на охоту только тогда, когда захочется. Ему с Гольдырек много не надо — зверя и рыбы в тайге много. Тогда у него будет больше времени, чтобы учиться…

Так думал Тумоуль, шагая в становище. Ночь надвигалась. Темнота заполняла просветы между деревьями, и только за Катангой пламенел закат. Жизнь лесная замирала. Только шуршала под ногами сухая хвоя да изредка трещали сучья. А когда месяц посыпал серебром вершины деревьев, в глубине тайги заухал филин. Хорошо в такую ночь итти по лесу, имея за плечами мешок, набитый надеждами…

Луна уже села на верхушку лиственницы, когда Тумоуль увидел впереди огонь костра. Собаки потерлись об ноги и вернулись на прежнее место, а Тумоуль прошел опушкой к дальнему чуму, чтобы повесить на сук ружье и сумку. Костер перед хозяйским чумом горел ярко, около него сидели двое. Один был Мукдыкан, но и фигура второго охотнику показалась знакомой. Он издали узнал его — это был кривоногий старик Кульбай, первый богач из соседнего рода. Поздний гость, и, вероятно, по важному делу, потому что по пустякам в такую даль не ходят. Тумоуль уже хотел шагнуть в освещенный костром круг, но вдруг остановился: то, что говорили между собой эти люди, показалось ему любопытным.

— Он не возьмет оленей, ему нужна девка, — говорил Мукдыкан, пуская дым.

Гость усмехнулся и передернул плечами.

— А если не возьмет, тем лучше. Ты отошли его на это время к пастухам.

— Он должен работать у меня еще зиму, а после этого уйдет, — продолжал Мукдыкан. — Охотник он хороший, вот только к русским стал шататься, учиться вздумал.

— Это я уже слышал, мои вон тоже собираются, — с раздражением сказал Кульбай, — этот большевик совсем оставит нас без работников…

Они поговорили немного о досадном «большевике», потом снова вернулись к первоначальной теме.

— Давай, байе, однако, кончать. Так согласен? — спросил Кульбай. Ему, очевидно, не терпелось решить это дело.

— Ну, что ж, давай кончать. Однако, сто…

Гость с испугом уставился на своего собеседника.

— Много, байе, хочешь, ой, много! У тебя и без того девать их некуда.

— Я твоих оленей не считал, — отпарировал тот, — меньше, однако, не возьму…

Гость хотел что-то сказать, но замолчал, — к костру подошла Гольдырек. Она была в замшевом переднике и расшитых торбасах. Кульбай жадно ощупал глазами ее стройную фигуру.

— Пошла прочь! — цыркнул отец. — Чего шатаешься, когда тебя не зовут?

— Я возьму головешку, у нас костер не горит; —сказала она и, размахивая горящей головней, убежала к дальнему чуму.

— Ну, так говори твое последнее слово, — проводив взглядом Гольдырек, опять заговорил гость. — Сто, однако, шибко много.

— Я уже сказал, — принял Мукдыкан бесстрастный вид, — половину из них мне придется отдать Тумоулю.

— Ну, хорошо, вижу, что твое слово твердо, — сдался Кульбай. — Говори, когда девку взять.

— Гони оленей — и девку возьмешь…

Мукдыкан протянул было гостю свою трубку в знак заключенной сделки, но в это время почувствовал, как чья-то сильная рука схватила его за косу и ткнула головой в огонь. Гость вскочил и шарахнулся в сторону.

— Ты так, шайтан! — прохрипел Тумоуль, задыхаясь от гнева. — Две зимы за девку работал, а теперь другому продаешь…

— Пусти, шайтан! — извивался старик, стараясь вырваться. — Не твое дело учить меня!..

Оставив в руках Тумоуля половину своей жиденькой косы, Мукдыкан вскочил на ноги, но в следующую минуту уже снова был на земле, сваленный ударом в ухо. Придавив коленом старика, Тумоуль стал наносить удары куда попало. Сначала тот пытался сопротивляться, но потом затих и только при каждом ударе квакал как лягушка. Прибежали женщины и, подняв визг, бросились на помощь старику.

— Будешь теперь помнить, жадная собака! — пнул в последний раз Тумоуль свою жертву и, круто повернувшись, зашагал в темноту.

Шел, ничего не замечая. Внутри у него все клокотало. Так вот каков этот человек! Верно сказал Суслов, что такие люди, как его хозяин, это пиявки, — сколько им не давай, все мало. Он соблазнился ста оленями. Ему мало своих, мало пушнины, которую Тумоуль для него добыл. Большевик хорошо сделал, что прикончил у себя купцов. Мукдыкана также надо прикончить. Да и кривоногого Бургуми тоже. У него две жены, а вот старый шайтан захотел третью, молоденькую. Он может купить себе и четвертую, потому что у него много оленей, ему есть чем заплатить. Этим людям живется хорошо: сидят целыми днями у костра, ничего не делая, жрут сколько влезет и набивают лабазы пушниной. А Тумоуль месяцами не выходит из тайги, гоняется за зверем и ест объедки. И таких, как он, в тайге много: и у Бургуми есть работник, и у Хатрапче, и у Амультена, и у Кульбая…

Луна уже стояла над головой, а трава под ногами серебрилась от росы, когда Тумоуль наконец остановился. Гнев прошел, мысли приняли другое направление. Как же ему теперь быть? Работать на Мукдыкана он понятно больше не будет, но как же с Гольдырек? Может быть и от нее отказаться? Пусть увозит ее за сто оленей кривоногий, а он, Тумоуль, найдет себе другую жену. Но, подумав об этом, Тумоуль понял, что отказаться от Гольдырек он не в силах. Другой такой девушки, как Гольдырек, нет на свете — она так звонко смеется, он привык видеть ее рядом с собой. Значит — украсть? Да, остается только это, и надо торопиться, иначе она попадет в лапы к Кульбаю…

Обдумав план дальнейших действий, Тумоуль вернулся в становище. Там еще не спали. Мукдыкан лежал в чуме и охал, а женщины суетились около него и поили чаем. Собрав свои вещи (их было немного, они уместились в одном мешке), Тумоуль просунул голову в отверстие чума и сказал:

— Эй, старый шайтан, больше я для тебя зверя промышлять не буду. Смотри, не утащи чего из моего мешка, он остается тут. Завтра за ним зайду.

Повернулся и, уже отойдя несколько шагов, крикнул:

— А девка все-таки будет моя!

Это был задор ничего не боящейся молодости. Вызов был сделан, и Тумоуль его принял…

VII. Черное море.

В чуме наконец угомонились. Гольдырек первая шмыгнула в свой угол, отгороженный от ложа стариков оленьей шкурой. Вслед за ней улеглась старая Шепталек. Она долго бормотала проклятия, посылая их на голову дерзкого работника. Но вот замолчала, захрапев, и она. Кульбай спал в другом чуме, в котором в обычное время помещался Тумоуль. Огонь в очаге тускнел. Где-то в углу возилась лесная мышь.

Мукдыкан лежал с открытыми глазами, сон бежал от его глаз. Злоба улеглась, осталась только черная неутолимая ненависть. Такого случая, чтобы работник избил своего хозяина как паршивую собаку, еще в тайге не было, — по крайней мере он не слышал. И не просто хозяина, а шамана, второго после всесильного Тыманито! Больше того, он даже назвал его вором. «Смотри, не утащи из жадности чего из моего мешка», — эти слова как раскаленное железо жгли мозг. И откуда все это? Мухоморов что ли он объелся? Ну, что за беда, что Мукдыкан продал Гольдырек другому. — становищ в тайге много, — он дал бы Тумоулю двадцать оленей, а тот купил бы себе другую… Нет, не в этом дело. Тумоуль никогда бы не поднял на него руки, если бы тут не было люче. Голыш стал ему дерзить после того как сошелся с ними. Неизвестно, чего большевики добиваются, но они покровительствуют таким голякам, как Тумоуль. Говорят, что батракам, не имеющим своих чумов, они будут давать даром оленей, а вот ему, Мукдыкану, да и другим таким же богатым, как он, не хотят давать товаров даже за пушнину. Мукдыкан вспомнил, как обошлись с ним, когда он последний раз был на фактории.

Он хотел купить два мешка муки и несколько банок пороху. Но большевик, продававший эти товары, сказал:

— Нет, байе, ты богатый. У тебя еще от купцов осталась мука. Ее много, мы даем только бедным, у кого нет.

Мукдыкан даже не понял: как это так ему не хотят давать муки? Может быть белка у него плохая? Вынул лисицу, а русский опять:

— Не то, любезный, твои шкурки очень хороши, их добывал, вероятно, опытный охотник. А все-таки муки тебе мы не дадим, потому что у русских теперь совсем другая власть, она заботится больше о бедных.

— Ну, давай пороху тогда, — попросил Мукдыкан.

— И пороху не дадим: ты даешь его другим и берешь с них за него в три раза дороже…

Так и не дали. Правда, мука у него еще есть в лабазе, да и пороху найдется немало, но разве может кто запретить, чтобы у него было еще больше, раз для обмена есть пушнина, и она не хуже чем у других? Купец всегда давал ему товаров столько, сколько он хотел, даже когда их было мало, — другим отказывал, а ему давал.

И это все Тумоуль рассказывает большевикам о том, что есть у Мукдыкана.

Вот и теперь: он пошел туда, к люче. Расскажет им о том, что Мукдыкан продал дочь другому, а сам раньше обещал ее Тумоулю. Что ж, пожалуй и в самом деле украдет Гольды-рек, русские помогут, ведь они и на это смотрят совсем не так, как принято смотреть. Надо поторопиться отдать ее Кульбаю, пусть увозит поскорее в свой чум.

Эта мысль обеспокоила старика. Он поднялся и сел. В чуме было темно, очаг еле тлел. Шепталек громко храпела, пришлепывая губами. Спина у Мукдыкана заныла, стало мало воздуха. Надвинул на ноги торбасы, накинул на плечи кухлянку и двинулся из чума.

Ночная прохлада приятно освежила, сразу стало легче. Лунный свет заливал полянку, но за ее пределами стояла густая тьма. Вверху серебряным дождем пересыпались звезды. Завидев хозяина, собаки поднялись от потухшего костра и стали тереться о ноги, но, видя, что на них не обращают внимания, вернулись на прежнее место. Мукдыкан постоял, прислушиваясь к тишине, потом бесцельно прошел к лиственницам, к которым привязывали оленей. Темный предмет, висевший на одном из сучков, привлек его внимание. Это был мешок с имуществом работника. При виде его у старика внутри все закипело. Опять вспомнилось: «Не утащи из жадности чего-нибудь из моего мешка»… «Я вор? Нет, это ты пожалуй будешь вором…» В голове мелькнула новая мысль, и старик вдруг съежился, его обдало ледяной струей. Разве он не может свести с работником счеты так, что тот будет весь век помнить? Определенного решения еще не было, даже не хотелось, чтобы оно было, но что-то в нем твердило: «Могу… могу… сделаю… сделаю…»

Мукдыкан еще не был уверен, сделает ли это, когда рылся в дальнем углу чума. Но уши ловили малейший шорох, а руки сами искали то, что нужно. Наконец нужный предмет был найден, и после этого уже никаких колебаний не было. Бесшумно, как рысь, вышел из чума. Постоял, прислушиваясь, повертел в руках пушистый предмет, — это была шкурка черной лисицы, добытая минувшей зимой Тумоулем, — а затем решительно направился к висевшему на дереве мешку. Снял мешок, вынул из него зимнюю кухлянку, — Тумоуль не будет ее развертывать, даже если завтра полезет в мешок, — потом завернул в нее драгоценную шкурку и, положив все это на прежнее место, повесил мешок на дерево.

«А теперь посмотрим, кто будет вор», — думал Мукдыкан.

Но злорадное торжество вдруг угасло. Острый страх захлеснул до потери дыхания. Из тьмы на поляну вышла темная лохматая фигура.

— Кто? — еле ворочая языком и чувствуя как дрожат ноги, спросил застигнутый врасплох старик.

Неведомое существо не двигалось и молчало.

— Кто это? — повторил он.

Снова молчание.

— Что за человек? Буду стрелять! — уже осмелев, крикнул Мукдыкан.

Фигура вдруг круто повернулась к лесу, и дикий крик огласил тайгу.

«Джероуль, сумасшедший…» — с облегчением подумал Мукдыкан.

Когда укладывался в постель, шевелилось сомнение: не видел ли Джероуль, как он подбросил в мешок шкурку? Но, поразмыслив, успокоился: ведь Джероуль ничего не понимает, он сумасшедший.

Выкурил трубку, завернулся в шкуры и спокойно заснул…




(Окончание в следующем номере)

КАК ЭТО БЫЛО

СЕРЕБРЯНАЯ ПОДКОВА


Рассказ К. Алтайского


И тайгу, и пади, и сопки обступала тихоокеанская осень. В воздухе, холодном и ломком как лед, разлита была чрезмерно потрясающая катастрофическая тишина.

На сопках — беспорядочные груды меди, платины, червонного золота, бронзы и ржавого красноватого железа.

Это листья и травы, охваченные ужасом гибели и тления.

Несокрушимые и величавые стояли кедры. И далеко — далеко под холодной синевой неба покоился холодный, цвета индиго Великий и Тихий океан.

Я, случайный гость великолепного Приморья, был соглядатаем нежданного прихода осени. Хрустальные стояли дни, и золотая теплынь висела над сопками. Южные склоны сопок были покрыты густыми фиолетовыми коврами медоносной таволожки.

Великим и тихим был Великий Тихий океан. И вдруг полярным дыханием ягелевых тундр рванулся с Татарского пролива ледяной бешеный норд-ост, заколыхался над сопками туман, и, неторопливая, как предсмертный холодок в жилах, разлилась осень — пора белой луны и тленья трав.

Я ехал на мохноногой каурой кобылке. В кармане у меня было удостоверение от Госторга. Чудная моя миссия заключалась в том, чтобы проверить промыслы морской капусты. У наших советских тихоокеанских берегов много этой рыхлой мясистой водоросли с широкими зеленовато — желтыми листьями. Ловится морская капуста тысячами тонн и экспортируется в Китай, где считается лакомым блюдом.

Во времена довоенные японский заводик вырабатывал на побережье иод из морской капусты. Теперь заводика этого нет и не может быть. Будет другой завод — советский. Занялся морской капустой Госторг, — и вот почему довелось мне стать соглядатаем прозрачной тихоокеанской осени.

День слагался из синего неба, медных и бронзовых листьев, холодноватого воздуха и легких моих дум о лучезарном будущем этого края.

На одном из поворотов суровый ландшафт нарушился белым, как океанская пена, пятном и голубоватой струйкой дыма. Я поехал на дымок и увидел великолепное зрелище. У подножия сопки скупо горел костер. Возле костра на куче сухого богульника сидел широкоплечий великан и сосал маленькую морскую трубку. Поодаль стоял белый конь, неведомой, вероятно нездешней породы. Особенно поразительна была его шея— гибкая, гордая и крутая, изгибом своим напоминающая лебединую. Рядом с моей лошадкой белый конь выигрывал и казался еще ослепительней. Совершенные формы его рождали представление о мраморном изваянии. И конь, словно сознавая свою красоту, с первобытной звериной грацией выгибал шею, косил глаза и раздувал ноздри.



У костра сидел широкоплечий великан и сосал трубку. 

Хозяин коня, сидевший у костра, имел в фигуре что-то медвежье: широкая кость, большой лоб, мягкая неуклюжесть и лесные глубоко посаженные глаза, в которых таилась тихая грусть.

В тайге есть молчаливый уговор, запрещающий спрашивать у встречных имена и прозвища. Вероятнее всего, этот; исписанный закон издали и ввели в тайге беглые каторжане царских рудников. Чтя этот таежный закон, мы поздоровались, не называя друг другу имен. Я сходил и собрал свою долю богульника, подложил топлива в костер и сел против широкоплечего, добродушного человека.

Мы молчали, и я глаз не сводил с белого коня, поразившего мое воображение.

Если записать хотя бы приблизительно мои тогдашние мысли, получилось бы беспорядочное крошево. Вероятно, вышло бы так:

«Вот стоит белый конь. У него лебединая шея, классическая лепка тела, точеные ноги и шерсть, напоминающая атлас. Конь не подходит к обстановке. Он — нездешний. На таких белокрупых и крутошеих конях въезжали древние победители в разгромленные города; такой белый дьявол мог бы быть вдохновителем кровавой распри между ковбоями дальнего запада; он подходил бы к конюшне разнеженного британскими милостями индийского раджи. И есть еще место этому коню: цирк.

Нечаянно я посмотрел на соседа. Он курил и едва заметно усмехался. Заметив мое разглядывание коня, ошеломил вопросом:

— Вы хотите спросить — почему он не в цирке?

Я ответил, немного смутившись:

— Да, я действительно думал, что такие кони встречаются в цирках чаще, чем в тайге.

Собеседник улыбнулся.

— Вы угадали. Это цирковая лошадь.

Потом сероглазый великан разговорился, и — клянусь советским заводом по выработке иода из морской капусты — я не раскаиваюсь в том, что вызвал незнакомца на разговор. Ибо я услышал историю белой лошади.

Я слушал эту повесть у костра с ненасытным любопытством. Но время делает свое. Теперь, спустя полгода, я не могу уже пересказать ее со всеми восхитительными интимными подробностями, во всеоружии волнующих интонаций, обвеянную колоритом тайги и дыма.

Я воспроизвожу ее по сухим и бледным записям в моей путевой книжке.

* * *

… В 1913 году в Россию приехал из Австро-Венгрии бродячий цирк. Директором его был потомственный циркач с итальянской фамилией: его отец, дед и прадед были циркачами. В живом инвентаре цирка числился бурый медвежонок, собака, которую маскировали миниатюрным слоном, ученый попугай. Аттракционом, спасающим цирк от голодовок, было представление с участием белой лошади Дженни, имитирующей человеческую мимику. Белая Дженни по знаку итальянца могла пугаться, гневаться, приходить в ярость. Ее выразительное лошадиное «лицо» смеялось, плакало, скучало с почти потрясающей иллюзией.

Огромные афиши несли славу Дженни, умеющий, по словам увлекающегося директора-итальянца, «играть Шекспира». Загримированный средневековым миннензингером, циркач перед выступлением Дженни пел на русском ломанном языке печальную балладу о том, как длиннобородый чародей превратил прекрасную девушку в белую лошадь и как смеется и плачет душа девушки, тоскующая о человеческом естестве.

Баллада и улыбка Дженни растрогали одного крупного сибирского лесо-промышленника. Полупьяный сосновый и пихтовый король заявил, что «одна лошадиная улыбка стоит сотни человеческих» и, с позволения директора цирка, подковал Дженни подковами из чистого серебра.



Дженни подковали серебряными подковами

Подкованная серебром белая лошадь делала блестящую цирковую карьеру; предприимчивый итальянец продавал снимки Дженни, и неистовствовали пестрые афиши, где рассказывалось о серебряных подковах — даре сибирского купца.

Окрыленный успехом директор уже хлопотал о выезде за границу, когда грянула империалистическая война.

Годы войны цирк работал бесперебойно, переезжая из города в город. В 1917 году Дженни захворала. На лечение лошади директор не жалел ни денег, ни сил. Он даже не заметил, что в России произошли две революции, и весь мир дал трещину, — циркач ухаживал за Дженни, как мать ухаживает за больным ребенком.

Дела цирка во время продолжительной болезни Дженни сильно пошатнулись. Страна пылала в пожарах восстаний, потом гражданская война перекинулась в Сибирь, и заколыхались над тайгою зарева, заревели по-медвежьи снаряды и засвистали плети адмирала Колчака. Дженни выздоровела. Снова она смеялась и плакала на арене — пока городок, где стоял цирк, не попал под обстрел партизан. В суматохе осадного положения кто-то угнал красавицу-лошадь.

Горела тайга; пылали деревни; в березовых рощах росли братские бескрестные могилы; шли дни, тревожные и суматошные, и не многие заметили, что поседел итальянец, тоскуя о лошади. Кто-то сказал старому циркачу, что на его белой Дженни ускакал колчаковский офицер, отступая вместе со штабом.

Седой, с мешками под глазами, сгорбленный, без шапки, ходил циркач по штабам отступающих частей — жаловался, просил, умолял. На него смотрели недоуменно, как на человека с другой планеты. Потом город заняли партизаны, и вскоре заколыхались пики с красными флажками: в город вошел отряд регулярной Красной армии. Лихорадочно и феерично вспыхнули дни. Гремели речи с автомобилей, рылись окопы за городом; люди голодали и ликовали. Итальянец голодал вместе со всеми, но ликовать ему было не под силу. В слезящихся глазах старика стояла Дженни, и он бредил с жарким пафосом маниака:

«Она вернется. Белая Дженни вернется».

Снова на город надвинулись колчаковцы. Итальянец добровольно взялся за лопату и примкнул к людям, роющим окопы. Потом он помогал санитаркам в лазарете, стоял на часах, чистил картошку кашеварам, варившим постные щи молодой республики. На черной потертой бархатной блузе итальянца краснела звездочка — знак нового мира и ненависти к похитителям белой красавицы Дженни.

Цирка не было. Люди из труппы пристроились кто куда. Когда к штабу под конвоем приводили перебежчиков или пленных, итальянец протискивался к бывшим колчаковцам и, делая умоляющее лицо, торопливо расспрашивал о Дженни. Однажды, когда итальянец бродил по окраине городка, стальным клекотом взмыл пулемет, ухнули трехдюймовки и начался бой за обладание городом.

Шальная пуля раскроила череп старого циркача, и он, взмахнув руками, упал навзничь, унося в могилу тоску по белой Дженни.

А через день белая Дженни прискакала в город одна, без седока — вся порыв, вся гнев, вся боевая отвага.

Лошадь искала хозяина, тосковала и, может быть, плакала крупными лошадиными слезами. И вот в багровых заревах затрубили горнисты сбор, и Дженни встала покорно под седло командира ударного Семидольского полка. У командира была черная бесшабашная папаха с кумачовой звездой, неуемный веселый нрав и усы, как клубы черного дыма. Полк выступал в поход, и впереди живым куском грядущих легенд ехал черноусый комполка на белой Дженни.

На третий день похода открылись изумительные качества белой командирской лошади. Когда грянули на привале залихватские гармоники и запела ребятня про «мундир английской, погон российский, табак японский…» — лошадь командира засмеялась так, как смеются люди. Потом, на удивление бойцов, лошадь разъярилась, затем заплакала и, наконец, встав на задние ноги, прошла кругом, вызвав бурные восторги семидольцев.



Лошадь командира засмеялась почти так, как смеются люди. 

Красноармейцы вынесли постановление: увеличить паек командирской лошади и чистить ее дважды в день со всей тщательностью мирного времени.

И начался сказочный рейд Семидольского ударного полка; в трудные минуты смеялась по-человечески белая лошадь, которую называли уже не Дженни, а Сивка-Бурка.

Усталые после перехода красноармейцы ежедневно чистили Сивку-Бурку и задавали ей отборный корм; красноармейское одеяло служило ей вместо попоны. На привалах Сивка-Бурка под музыку пензенских балалаечников и рязанских гармонистов выступала как некогда в цирке. Без кричащих букв на афишах слава ее гремела по фронту, и бойцы других полков приходили посмотреть на диковинную белую лошадь. Бойцы-семидольцы души не чаяли в Сивке-Бурке. И настал день, когда полк доказал на деле свою любовь к белой лошади.

Дело было так.

Полк стоял на пути к городу Бор. В Бору засели крупные силы белых, городок был укреплен. На привале семидольцы обнаружили, что Сивка-Бурка расковалась. Отпали две подковы купеческого серебра и закачалась третья…

Кузни поблизости не было, и бойцы забеспокоились. В какой-то удалой голове возникла мысль — кузня есть в Бору.

И потекли в полку разговоры, что нечего времени терять, что надо взять Бор немедленно, что Сивка-Бурка не может быть неподкованной. И сказал полк командиру и комиссару:

— Даешь Бор!

Командир и комиссар переглянулись.

К ночи направилась в Бор разведка. На рассвете Бор атаковали врасплох. Артиллерия и обоз колчаковских бригад остались в Бору, а колчаковцы бежали. Изумленные обыватели Бора долго не могли понять: почему победители-красноармейцы торопливо наперебой расспрашивают, где кузня. И еще гремел, угасая, бой на окраинах города, когда в борской черномазой кузне подковывали Сивку-Бурку на три ноги. На четвертой осталась подкова купеческого серебра…

На площади, реющей пурпурными знаменами, комполка громыхнул речью, в которой Сивка-Бурка, героиня похода, была не на последнем месте. Борские обыватели в первый и последний раз за свою мирную кулебячью и перинную жизнь слышали, как орали ералашные глотки «ура» белому диковинному коню…

* * *

Костер уже не горел, а чуть-чуть тлел. Повидимому, широкоплечий куда-то торопился и, увлекшись рассказом, опоздал. Он быстро посмотрел на часы и свистнул. Покорно, но с достоинством, подошла на свист бывшая Дженни — Сивка-Бурка. Уже с седла великан попрощался:

— Счастливый путь!

И когда скрылся всадник на белом коне, спохватился я, что не спросил — откуда у него белая лошадь, куда он уехал и как узнал историю лошади.

Я остался один у костра в дремучей тишине, среди сопок и падей. Далеко-далеко индиго-синий, холодный и соленый был виден Великий океан. Словно медь, бронза и старое червонное золото, тлели листья на сопке. Я свистнул мою кобылку. Свист остался безответным. Надо было итти и ловить лошадь.

Уезжая, я увидел на траве серебряную подкову, последнюю подкову купеческого серебра, оброненную белой лошадью. Я поднял ее и взял с собою.

Она и посейчас у меня — эта полустертая серебряная вещица.

Как знать — может быть я еще встречусь с белой Дженни и ее хозяином, и он, широкоплечий, расскажет у костра дальнейшую судьбу диковинной лошади.

ЗОЛОТО НА ПЕСКАХ


Очерк Н. Кадабухова


За две с лишним тысячи километров от Москвы, в затерянном среди песчаных барханов городке Иргизе, в маленьком глинобитном домике услыхал я впервые эту историю от спаленного степным солнцем, седовласого и с седой бородкой человека. Вблизи Челкара — за 150 километров к западу — увидал я на барханах маленькие кустики сагаса. В Челкаре, на питомнике Ташкентской ж. д. мне показали плантацию этого растения. И, наконец, в Москве, на Маросейке, в большом сером доме Резинотреета мне подтвердили все то, что я слыхал от человека, открывшего в песчаных пустынях далекого Казахстана богатый источник.

На расстоянии 2267 километров от Москвы по линии Ташкентской железной дороги, среди песчаных холмов заброшен маленький разъезд Кара-Чокат. Каменное здание станции, несколько домиков (квартир железнодорожных служащих), башня водокачки, полтора десятка казахских кибиток, разбросанных вокруг поселка, несколько железнодорожников на платформе и казаков у полотна, — вот все, что замечает пассажир поезда, пробегающего мимо открытого семафора. А затем, когда через несколько часов в окна вагонов начнет просачиваться соленая струя воздуха с Аральского моря, все те, кто наполняет желтые, зеленые и голубые вагоны поезда, окончательно забывают о маленьком разъезде.

Однообразна жизнь на полустанке в песках пустыни. В часы дежурств, в часы отдыха почти одинаково гнетет железнодорожников скука. Палящее солнце снаружи, раскаленные каменные стены в зданиях убивают последнюю энергию. И многих побеждает пустыня своим зноем и однообразием. Одни стараются перевестись на станцию, в более населенный пункт, другие начинают пить. Но некоторые выдерживают годы этой работы, найдя себе какое-либо побочное занятие. Один становится страстным охотником и в часы, свободные от дежурств, бродит с ружьем: и собакой в поисках дроф и стрепетов. Другой живет от почты до почты, выписывая газеты, журналы и книги. Третий организует футбольную команду, устраивает спорт-площадку и по вечерам, когда опадет жар, носится вместе с другими за рваным мячом. Одним из таких упорных был И. Ф. Кузнецов — начальник разъезда. Не первый десяток лет встречал он и провожал поезда на Кара-Чокате, а затем, после дежурства и сна, садился в тени на крыльце квартиры и углублялся в газеты и журналы. Стараясь пополнить свои знания, сорокапятилетний железнодорожник интересовался даже вещами, часто ускользающими от нашего внимания. И поэтому «Всемирный Следопыт» неожиданно сыграл большую роль в этой необычайной истории.

В одном из номеров этого журнала был напечатан рассказ о жизни сборщиков каучука в Южной Америке. Из него Кузнецов узнал о том, что каучук получают из млечного сока, затвердевающего смолообразной массой; узнал, как обрабатывают эту смолу, чтобы получить каучук. Из подстрочника к рассказу он выяснил, что из-за отсутствия каучуконосных растений в СССР ежегодно приходится ввозить на огромную сумму каучука из Америки, так как резиновые изделия имеют большое применение в технике. И с этого дня Кузнецов заболел той болезнью, которой болеют все наши изобретатели, все научные работники — он стал думать о том, нельзя ли найти способа, пути добычи каучука в СССР. И в этом направлении его неожиданно поддержала статья ботаника Боссэ, напечатанная в «Правде». В этой статье Боссэ писал о неудаче попыток акклиматизировать американские каучуконосные растения. Но в конце он высказывал предположение о возможности нахождения каучуконосного растения у нас. Прочитав эту статью, мечтатель из Кара-Ноката вспомнил о сагасе.

Знаете ли вы, что такое сагас?

Сагао — это растение, кустики которого растут на склонах барханов между высокими стеблями песчаного камыша и чия.

Если надломить плотный стебель сагаса или оторвать его узкий ланцетовидный лист, — в месте поранения появится капля млечного сока. Сок затвердеет на воздухе, а затем его разрушат бактерии и сотрет песок, носящийся в воздухе. Но если повреждено корневище — сок скопится вокруг раны большими наплывами и, постепенно твердея и смешиваясь с песком, дает густую смолообразную массу. Эти наплывы на корневищах бывают до 100 гр.

Года два-три назад сагас интересовал лишь казанских ребятишек, жевавших его смолу, как жвачку, да ботаники знали о многолетнем крестоцветном растении Chondrilla, распространенном в песчаных пустынях Казахстана и Туркестана. О сагасе знал и Кузнецов. Он видал, как из стебля растения при поранениях выделялся млечный сок, он удивлялся склонности казаков жевать смолу с корневищ сагаса. И теперь он решил, что в смоле сагаса и содержится каучук. В часы, свободные от дежурств, он бродил по барханам, собирал смоляные наплывы и очищал их от песка. Собрав около 800 гр. смолы, Кузнецов решил послать ее на исследование в Москву.

Кузнецов был так увлечен своей идеей, что думал только о ней. Он стал маловнимателен. Думал ли он в момент отправления товарного поезда о том, кому послать собранную смолу, или уже мечтал о том времени, когда из смолы сагаса будут производить всякие резиновые изделия — не знаю. Но во всяком случае он оказался более чем невнимательным, пустив поезд на занятый путь. И после крушения — к счастью, обошедшегося без человеческих жертв — суд в Челкаре приговорил начальника разъезда Кара-Мокат к двум годам заключения.

На всякого другого это несчастье подействовало бы угнетающе и раз навсегда отбило бы охоту заниматься «не своим делом». Но не таков был искатель советского каучука. В общей камере, в шуме и гаме, он не забывал о сагасе. Он прочел всю литературу о каучуке, которую можно было добыть в Челкаре, — от учебников географии Иванова до каталогов Резинотреста включительно. И день за днем в нем росла уверенность, что он нашел каучуконосное растение. И, сидя в заключении, Кузнецов приводит в исполнение свой план — посылает собранную им смолу в Москву. Он посылает посылку с объяснительным письмом наркому РКИ — Куйбышеву. Через несколько недель ему пришло уведомление, о том, что присланное им вещество передано на исследование в лабораторию Резинотреста. И затем в течение нескольких месяцев Москва молчит. Каждый день ждет Кузнецов с нетерпением почты, но она ему ничего не приносит…

Однажды утром в камеру вошел смотритель и сказал Кузнецову, что к нему пришли на свидание.

Высокий подвижный блондин быстро подошел к Кузнецову и, порывисто протянув ему руку, представился:

— Профессор ботаники — Боссэ.

Второй посетитель, спокойный и невозмутимый, проговорил:

— Член правления Резинотреста — Иванов.

Первым вопросом Кузнецова было: «Сколько процентов?»

— Шестнадцать! — ответил Иванов, поняв, что волновало человека, открывшего советский каучук.

Шестнадцать процентов чистого каучука содержала смола caraca!

Иванов и Боссэ приехали ознакомиться с сагасом на месте и выяснить возможности его эксплоатации. Узнав о том, что Кузнецов находится в заключении, они получили телеграфом из Москвы от Президиума ВЦИК приказ об его освобождении. Несколько дней ездили они втроем по барханам. Кузнецов показывал им заросли сагаса, выкапывал из песка корневища, покрытые смолой.

А затем, когда поезд увез москвичей, Кузнецов, радостный и восторженный, стал выполнять предложенную ему работу — заготовлять смолу сагаса для массовых опытов. За лето 1928 года местное население собрало до 60 тонн смолы. В лабораториях и на заводах Резинотреста началась спешная работа. Из каучука, добытого из смолы сагаса, были приготовлены самые различные сорта резиновых изделий; и во всех случаях советский каучук оказался ничем не хуже американского. Более того, наплывы сагаса дали еще один ценнейший продукт — кристаллические смолы, являющиеся прекрасным изолятором.

В январе 1929 года в Москве было совещание работников резиновой промышленности. На него был приглашен и Кузнецов. После доклада о работе со смолой сагаса делегатов повели в зал выставки. И там бывший начальник разъезда Кара-Чокат увидал наяву воплощение своей мечты…

Автомобильные шины и изоляторы, галоши и респираторы для противогазов, детские мячи и резинки для карандашей лежали на столах и витринах. А рядом с ними помещались куски смоляных наплывов, тех самых наплывов сагаса, которые дали этот каучук.

То, что происходило затем, уже было обычным. На смену первым опытам пришла дальнейшая планомерная работа. В Москве, в термостатах лаборатории на Маросейке, в Челкаре, на песчаных грядках питомника Ташкентской ж. д., изучают рост и развитие сагаса и его паразитов. Аналитики и технологи ведут дальнейшую работу по изучению свойств смолы сагаса и изыскивают дешевые способы очистки и обработки советского каучука. В песчаных пустынях Кузнецов и его помощники обследуют заросли сагаса. И недалеко то время, когда в магазинах Резинотреста появятся товары, приготовленные из каучука, добытого из смоляных наплывов маленького незаметного растения, покрывающего барханы знойных пустынь Казахстана…

ДЖИЗЯКСКИЕ ОГНИ


Рассказ-быль А. Великанова


Тишину бархатной туркестанской ноши гулко прорезал выстрел. За ним другой. Нестройный залп. Еще. Над степью дробью по железу раскатились винтовочные хлопки.

В низине у разлившегося арыка тяжело поднялась пара аистов. Сонные птицы сделали в воздухе круг и снова опустились к арыку.

Стало тихо. Снова спала степь в медово пряных аромата ранней весны.

При первом же выстреле, докатившемся до ближайшего кишлака, человек в красноармейской форме, не просыпаясь, с закрытыми глазами, одним упругим движением сел на тюках сена, служивших ему постелью; так же непроизвольно левой рукой он выхватил из-под подушки наган, а правой ткнул вперед в темноту, намереваясь разбудить спящего коновода. Не встретив однако препятствия, человек качнулся вперед, теряя равновесие, и окончательно проснулся.

«Куда же черти унесли…» Звякнувшие в этот момент за дверью стремена изменили течение его мысли, и, поняв, что коновод уже седлает лошадей, он закончил иначе начатую фразу: «…вот это правильно!»

Через несколько мгновений два всадника вылетели из лабиринта кишлачных построек и дувалов в степь на вспыхивающие огоньки выстрелов. Две-три свинцово-никелевые шальные осы с визгов пролетели в темной выси, и в ответ им нервно расширили размах бега скачущие кони.

Пробовали ли вы лететь темной ночью по степи? Незабываемые ощущения! Земля смутной темной манерой скользит внизу. Ветер ласкает ездока, и в воздухе растворяется материя и тело. Ничего нет. Одно лишь сознание мчится куда-то во мрак, в необъятное. Изредка с коварной усмешкой подползет змеиная мысль: «А если скакун споткнется?» — и пропадает перед резонерски безразличным: «Тогда только голову сломаешь!»

Канонада прекратилась так же неожиданно, как и началась. Четкий ритм полевого галопа успокаивал взбудораженные внезапностью тревоги нервы. Где-то в степи должны быть палатки В темноте трудно ориентироваться — и тогда нужно довериться коню. Конь чует и знает то, что человеческим чувствам не под силу. Умный конь — лучший проводник. Невидимому, эти истины хорошо знали скачущие, так как поводья свободно болтались по бокам потных конских шей.

Через четверть часа напряженно дрожащий оклик метнулся навстречу:

— Стой! Кто?

— Свои, свои!

И опять уже облеченно отозвался окликнувший:

— Это вы, товарищ Вагин?

— Да. Что у вас тут за переполох?

— Ерундовина какая-то, товарищ командир. По степи кто-то с огнем ездит. Окликали — не отзывается. Мы подумали — басмачи, и давай стрелять.

— Ну, и что же?

— Ничего. Пропал куда-то.

— Где остальные?

— В палатки пошли.

— Каптилов где?

— Там же, — и, не дожидаясь, крикнул во мрак: — Ка-аптилов! Товарищ командир зовет!

Через минуту к Ватину подбежал приземистый курсант в шлеме на боку, с болтавшейся на ремне винтовкой. Его рапорт немногим отличался от торопких ответов часового. Ездит кто-то с огнем. Стреляли. Исчез.

— Что за бестолковщина! — Вагин начинал возмущаться. — Ну, ладно, в следующий раз не стреляйте, а потихоньку сообщите мне.

* * *

Здесь придется немного отступить от хода событий и познакомить читателя с теми целями, ради которых писался этот рассказ, а заодно коснуться времени и места, где происходили описываемые факты. Именно факты, так как вымысел здесь совершенно отсутствует, и я рассказываю лишь то, что видел своими глазами.

В 1922 году я был командирован N-скими кавкурсами на заготовку фуража в тогдашний Джизакский уезд. Время было смутное. Вместе с наступавшей весной, на ряду со всякой спавшей зимой тварью, оживали и бандитские шайки басмачей. Понукаемый английским золотом, на афганской границе энергично сколачивал отряды Энвер-паша. Готовилась интервенция Советского Туркестана. Перестрелки в роде описанной далеко не всегда кончались мирно. Отправили с простреленным басмаческой пулей бедром весельчака Панарина. В степи засвежели два глинистых холмика-могилки над трупами убитых. Немудрено поэтому, что нервы у нас были натянуты, и стрельбу по бродячему огню никак нельзя было назвать бессмысленной. Правда, позже мы познакомились с десятками таких огней, но научное объяснение этого явления мне до сих пор не известно, и, публикуя эти записки, я преследую две цели: во-первых, получить исчерпывающее объяснение, а, во-вторых, возможно, данные сведения принесут некоторую пользу в смысле открытия новых богатств в недрах земли.

Однако, вернемся к рассказу.

* * *

Станция Ломакина, Средне-Азиатской железной дороги, и кишлаки Каштал и Арават, соединенные на карте прямыми линиями, образ, от прямоугольный треугольник, смотрящий ломакинским острым углом на север. Волнистая степь вплотную подходит к южному катету Каштал — Арават, и сейчас же за ним резко вздымается вверх хаосом предгорий Тянь-Шянь.

Сегодня в Аравате базар. С раннего утра чадят жаровни с шашлыком. Тонкими голубыми струйками вьются дымки из огромных самоваров в чай-хане. На сухом пригорке расположились торговцы специями: перец черный и красный, купорос, золотистый ждан, краски, мотки шелка и ваты… Вокруг пригорков море цветистых халатов, белых, серых, зеленых, полосатые чалмы, конские головы, ишаки. Невдалеке, дежа$ смакуют жвачку горбатые верблюды.

Базар в восточном захолустье — это клуб. Едва ли десятая часть толпы намерена что-либо купить. Остальные смотрят, пьют, едят и разговаривают. Разговор — это главное. На восточном базаре вы узнаете тысячи новостей: вам расскажут, что делается в далеком Хороге, отрезанном снеговыми перевалами, вы познакомитесь с подноготной всех окрестных кишлаков, даже из таинственной Мачи — горного кольца, занятого бандитами, — донесется до вас свежая весть.

Уже темнело, когда из чайханы вышел Вагин. Только что он законтрактовал обоз для перевозки сена. Завтра чуть свет прессованные тюки заколышутся на высоких арбах по дороге на станцию; оттуда по рельсам покатятся в Самарканд.

Вагин не без труда отыскал в гуще базара свою лошадь, осторожно выбрался «из людского водоворота и облегченно вздохнул, миновав последние кишлачные постройки. Солнце село, и необыкновенно теплый и тихий весенний вечер нежил всадника. Вагин пустил коня рысью. Слева, из-за далеких холмов донесся свисток поезда.

От Аравата до Каштана около шести километров. На середине пути совсем стемнело, и контуры гор слились с окружающим мраком. Вагин заметил огонь «справа. Не колыхаясь, он плыл шагах в тридцати около дороги, не отставал и не перегонял всадника. Вагин перевел коня о рыси на шаг. Огонь также замедлил бег, равняясь по лошади. Он горел ярко, как уличный керосиновый фонарь. Навязчиво напрашивалось предположение, что кто-то едет по дороге с фонарем. Вагин приготовился было сбросить карабин с плеча, но уши коня успокоили его.

В степи, полной неожиданных опасностей, лошадь — лучший советник. Чувства у животного развиты острее, чем у человека. О всем враждебном конь сигнализирует ушами. Нужно уметь читать эту грамоту. Если путь свободен, уши спокойны; они лишь попеременно «оглядываются» назад и слушают — все ли в порядке. Но вот на дороге что-то есть. Уши дернулись вперед и напряженно застыли. Теперь смотри, всадник! Может быть пугливо шарахнется в сторону жалкий шакал, а может быть хлеснет навстречу огненной струей смерти двуногий волк-басмач.

Но сейчас конь спокойно водил ушами, и рука Вагина, тянувшаяся к карабину, тихо опустилась на бедро. Чувство осторожности уступило место любопытству. Вагин начал внимательно присматриваться к странному явлению природы. «Как есть керосиновая лампа горит. А ну, попробуем обогнать эту диковину!» Удар нагайки заставил коня вытянуться в струну, и четкая дробь полевого галопа сменила ритмичное шлепанье копыт на шагу. Огонь в свою очередь ожил и понесся. На перекрестке дорог, в низине, под дикий хохот-вой-плач шакалов родились еще два новых огня; немного позже — четвертый. Это была веселая игра. Огни бежали, отставали, заскакивали вперед, кружились, одинаковые, как братья, горящие ровным ярким сиянием. Ватину порой становилось жутко от этих непрошенных попутчиков, но в то же время он не мог ими не любоваться. Для пробы задерживал коня — огни уменьшали свой бег, пускал лошадь карьером — огни также мчались. Попробовал свернуть с дороги прямо на огонь — тот дипломатично уклонился, а затем внезапно затух. Ближе 25–30 шагов огни не подпускали к себе.



Удар нагайки заставил коня вытянуться в струнку. 

Показался кишлак. Дружным хором отозвались собаки на конский топот.

Вагин расседлал вспотевшего скакуна, дал ему сена и взобрался на плоскую крышу своей кибитки. Под ним расстилалась во тьме необъятная степь, и десятками светлых точек горели на ней огни. Степь спала, чудно иллюминованная неведомым явлением природы.


ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКЦИИ. Явление, описываемое тов. Великановым, не принадлежит к. числу неведомых, как это замечает автор. Наука дает следующие объяснения «блуждающим огням». В некоторых местах под земной поверхностью имеются большие скопления веществ, содержащих углеводороды (различные соединения углерода с водородом). К таким веществам относятся, например, нефть, некоторые сорта углей, продукты гниения организмов. В том случае, если почва легко проницаема для газов (песок, болото, наличие трещин), летучие составные части углеводородов выходят на поверхность и, соединяясь, воспламеняются. Будучи очень легкими, эти горючие газы легко переносятся с места на место малейшими движениями воздуха. Ток воздуха, получающийся за скачущей лошадью, вполне достаточен, чтобы заставить такой «блуждающий огонь» неотступно сопровождать всадника.

ПУТИ «СЛЕДОПЫТА»


Статья А. В. Луначарского


Журнал «Всемирный Следопыт» выполняет чрезвычайно важную и ответственную миссию: дать материал для чтения той огромной читательской массе, которая жаждет чтения интересного и поучительного одновременно.

Подавляющее большинство нашей читательской массы не избаловано свободным временем. Очень многие читают для того, чтобы отдохнуть, развлечься. Отсюда — стремление к чтению УВЛЕКАТЕЛЬНОМУ; читатель жаждет «печатной забавы»; он хочет, отдыхая и увлекаясь, без особого напряжения впитать в свой мозг максимум ценного и полезного.

Две основные линии, по которым «Следопыт» должен итти, можно охарактеризовать так: линия насыщенного подлинным образовательным содержанием политического авантюрного романа и линия романа научно-фантастического, также насыщенного знанием.

Оба эти жанра — давние; изобрела их буржуазия.

ПЕРВЫЙ ЖАНР — АВАНТЮРНЫЙ — вырос на одном из существеннейших корней капитализма. Капитализм, особенно в эпоху его зарождения, шел от авантюрной торговли, колониальных завоеваний, прокладки путей сообщения и т. д. Мореход, пионер всякого рода дебрей, исследователь и завоеватель населения добываемых земель, — вот каких людей жаждала воспитать быстро растущая Англия, последовавшие за ней в своем колониальном развитии Франция и Германия, да и все остальные молодые капиталистические державы.

Авантюрно-следопытческий роман был выражением этого огромного подъема завоевательно-колонизаторской энергии буржуазии. Очень характерно, что художественное запечатление этого подъема развернулось, главным образом, по линии литературы для юношества. Этим самым буржуазия способствовала процессу отрывания от мирной тепличной жизни у домашнего очага возможно большего количества молодежи, которую можно было бросить в ряды командного состава флота и колониальных армий и в разного рода псевдо-научные экспедиции и путешествия, которые все, в конце концов, имели одну и ту же цель — всемерно расширить круг эксплоатируемых крупным капиталом земель и народов.

Буржуазия, в особенности в то время, не любила ходить без маски. Поэтому колониальная авантюра, жадная, презиравшая культурно ниже стоящего человека, беспощадная в своей пропаганде храбрости, жестокости и находчивости, подслащивала свою деятельность то христиански-миссионерским гнусавым сюсюканием, то ссылкой на врачебную помощь и всякие другие «культурные услуги» туземцам, то интересами так называемой «чистой науки».

Спору нет: среди великих следопытов буржуазии находились иногда искренние друзья человечества и служители науки. Тем не менее, вред, приносившийся ими, во много раз превосходил объективную пользу, которая получалась от из деятельности.

Отмирает ли для нас этот авантюрный следопытческий роман? Нисколько и никак. Вслед за Лениным мы научились тому, что великая революция, в которой мы так кровно заинтересованы и в которой мы играем такую существенную роль, произойдет благодаря слиянию двух гигантских факторов: пролетарской революции в наиболее цивилизованных капиталистических странах Запада и могучего, часто очень разнородного, в отсталых формах протекающего восстания колониальных и полуколониальных народов.

Здесь-то и открывается перед нами гигантская перспектива. Нам нужно изучать — по возможности путем прямых путешествий или, на худой конец, путем штудирования очень хороших книг — действительное состояние общества в самых различных местах земного шара. Не только там, где мы уже знаем о наличии революционных движений (Индия, Египет, Ява, раздираемый и потрясаемый политическими бурями Китай), но и там, откуда доносятся к нам лишь самые смутные, темные слухи (Индо-Китай, Мадагаскар и другие страны). Вообще вся карта мира, куда бы мы ни ткнули пальцем, зовет к исследованию того, как мучатся там многочисленные рабы своих или европейских владык, как закипает в них мысль о восстании. Дошла ли до них весть о Ленине и Октябре? В каких условиях начинается или уже растет революционная мысль?

Какую из колониальных стран мы ни возьмем, везде встретится приблизительно одинаковая расстановка движущих социальных сил (изменяющаяся, конечно, в зависимости от социально-экономического развития в данной стране). Осевым стержнем, бродильным ферментом служит начинающееся, иногда малозначительное движение слоев, наиболее соответствующих пролетариату его предшественников, — бедняков-скотоводов, земледельцев, рабов и полурабов, иногда зачаточного фабричного пролетариата. На ряду с этим — борьба местной аристократии за самостоятельность с лозунгами: «такая-то земля для такого-то народа», что в переводе на практический язык означает: «для ГОСПОДСТВУЮЩИХ КЛАССОВ этого народа». Нередко при этом выделяется буржуазия, которая, начиная расти, остро ненавидит конкурентов-иностранцев, вступает иногда в конфликт со своим собственным феодалом и стремится втянуть в борьбу трудящихся, чтобы обмануть их потом.

Маневрировать среди всех этих сил — задача чрезвычайно сложная. Не всегда можно отказывать в симпатии движению национально-революционного характера только потому, что оно не проникнуто пролетарскими началами. Но и никогда нельзя полностью ему доверяться.

А над всем этим царит мир интригующих европейских дипломатов, капиталистических агентов и т. д. Здесь идет взаимное подсиживание, огромная, сложная, ни перед чем не останавливающаяся игра, в которую втянуты и местные аристократы и — сознательно или бессознательно для них — вожди масс и представители всевозможных держав, то заключающих между собой коварные союзы, то подводящих друг под друга мины.

Даже буржуазный политический роман, какая-нибудь жалкая литстряпня писателя в роде Пьера Бенуа, который переносит нас, допустим, в Сирию, оплетенную липкой паутиной капиталистической интриги, — даже ТАКОЙ роман дает нам почувствовать всю сложность ситуации, всю неизмеримую бездну человеческой подлости, которая проявляется туземными иностранными политиканами правящих классов. У господина Бенуа отсутствует, конечно, художественное отображение страданий и силы растущего гнева «черни», Бенуа обходит молчанием процесс роста организационных навыков борющихся угнетенных масс. Именно эти моменты должны занимать одно из первых мест в советском авантюрно-политическом романе.

Писательская работа в этой области требует очень хорошей марксистской выучки. Писатель должен проштудировать все материалы, которые дает по этому поводу Коминтерн, прибавить к этому изрядное количество и наших, и буржуазных книг и суметь по-марксистски в них разобраться. Он должен вместе с тем прекрасно знать географию, флору, фауну, быт, экономику, политический строй данной страны, ее этнографические типы и манеры выражать свои мысли. Все это необходимо не только для придания естественного «колорита местности» рассказу, но и для того, чтобы насытить читателя подлинным научным знанием, чтобы дать любознательному пожилому человеку или развертывающемуся юноше возможно яркое представление о той стране, по которой его ведет автор.

Вот куда должны быть устремлены силы писательского актива «Следопыта» по линии постройки авантюрно-политического романа. Задача стопроцентно благодарная: она может открыть удавшемуся роману широчайший доступ в слои пролетарской и крестьянской молодежи всего мира.

Жанр НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ развернут был буржуазией, как отражение ее инженерной сущности; корни его питаются стремлением воспитывать любовь к науке, технике и изобретательности у молодежи.

Нечего и говорить, что этот жанр тематически для нас совершенно неиссякаем. Более того: хороший советский научно-фантастический роман есть в самом лучшем смысле слова роман утопический. В самом лучшем смысле слова — ибо утопия в смысле какого-то пассивного мечтания о том, чего никогда не будет или что будет через тысячу лет, для нас, практических строителей социализма, не представляет ничего заманчивого. Зато нам нужен, так сказать, плановый роман. Нам дозарезу нужно изображение того, как будет через десять лет жить человек в тех самых социалистических городах, которые мы строим. Мы начинаем мучительно работать над вопросами того быта, который будет вытекать из технических наших завоеваний, который без технической базы не может быть осуществлен.

Писатель-беллетрист найдет здесь обширное поле для развертывания своей творческой фантазии. Может быть, взлетая на крылья художественного воображения, он наделает ошибок.

Не беда! Подчас даже неверное действует так возбуждающе, создает вокруг нас ту атмосферу РЕАЛЬНОЙ МЕЧТЫ, о которой с таким уважением и симпатией говорил наш великий учитель.

Мы начинаем планирование новых индустриальных и аграрных городов. Мы начинаем пересоздание всего нашего быта. Мы хотим, чтобы те армии, которые отрядит на все это наша партия, наша страна, были бы особым отрядом легкой кавалерии или авиаторами марксистской мечты, которые, легко поднимаясь над действительностью, постарались бы заглянуть в будущее, каким бы туманом оно ни было закрыто.

Советская утопия, советский научно-фантастический роман должен сделать упор на технику. Рационализация нашей техники, новые могучие изобретения, на пороге которых стоит наука, вопросы социалистической конкуренции, состязаний, своеобразных подвигов в области индустрии и агрокультуры, вторжение машины в самые дебри СССР и перевороты, которые оно там производит, — все это мы уже видим, но многое еще — дело завтрашнего и послезавтрашнего дня. А этот завтрашний и послезавтрашний день нам хотелось бы видеть уже сегодня. Мы жаждем заглянуть за грани текущего момента.

Оба эти пути — роман авантюрный и роман научно-фантастический — представляют широчайшие и плодотворнейшие возможности и для писательского актива «Следопыта», и для подрастающего писательского пролетарского молодняка.


ИЗ ВЕЛИКОЙ КНИГИ ПРИРОДЫ


РАСТЕНИЯ-ЧАСЫ

Смена дня и ночи, привлечение насекомых, помогающих опылению, — все это выработало у растений в борьбе за существование всевозможные усовершенствования и специальные защитные приспособления Стремление к свету, называемое в биологии гелиотропизмом, у некоторых растений выражается в любопытной периодичности.

Немалый интерес представляют цветы обыкновенных водяных лилий (кувшинок), у которых очень сильно выражен гелиотропизм. Если просидеть несколько часов у пруда, заросшего цветами кувшинок, то удастся обнаружить любопытные особенности в движении их лепестков. Цветок кувшинки раскрывается в полдень и закрывается с заходом солнца. В 9 часов утра лепестки венчиков лишь слегка приоткрываются. В 12 часов дня цветок бывает уже более заметно раскрыт Полного раскрытия он достигает в 4 часа пополудни, но в 6 часов 30 минут вечера лепестки снова закрываются и остаются забытыми до утра.

У одуванчиков соцветия-корзинки раскрываются в 6 часов утра и закрываются при хорошей погоде около 10 часов утра. Не менее оригинальны голубые цветы близкого родственника одуванчика — дикого цикория (семейства сложноцветных). Цикорий, зацветающий во второй половине лета, открывает свои прекрасные цветы только по утрам и вечерам, избегая дневной жары и ночного понижения температуры.

Нарядные цветы подсолнечника всегда бывают обращены в сторону восходящего солнца. Лимонно-желтые корзинки соцветий козлобородника неизменно поворачиваются, следуя движению солнца по небесному своду. Если проходить по лугу лицом к солнцу, то, пожалуй, не удастся заметить цветов этого растения. Однако стоит повернуться спиной к солнцу, как луг покажется золотистым от множества цветов козлобородника. Эти своеобразные цветы распускаются на рассвете, в 3–5 часов, и нередко закрываются к 9—10 часам утра.

Днем за солнцем тянутся скромные венчики шиповника, желтые цветы огурцов и тыквы, воронковидные белые венчики дурмана, трехцветные анютины глазки, «крученый паныч»; на ночь эти цветы всегда закрываются (защита от потери тепла). По сырым и тенистым еловым лесам цветы обыкновенной кислицы[8]) раскрываются в полуденные часы, когда их охотно посещают мухи и жуки, но к вечеру цветы и листья поникают. Возможно искусственно вызвать складывание листьев кислицы, если днем накрыть растение шляпой. Любителями сильного зноя являются разводимые в цветниках разноцветные портулаки. Красивые ярко окрашенные венчики портулаков бывают раскрыты исключительно в солнечную погоду. Также любят солнечный свет разнообразные вьюнки, оплетающие те или иные растения.

В наших парках и садах разводятся различные виды декоративных Табаков, цветы которых раскрываются с наступлением сумерек для привлечения насекомых, помогающих опылению. Цветы «зорьки», как показывает название, раскрываются по утренним и вечерним зорям. Общеизвестны также цветы ночного левкоя с характерным запахом, разносящимся с наступлением вечера. Из диких растений, регулярно распускающих венчики под покровом темноты, можно назвать белые звездчатые цветы мыльнянки лекарственной, розовую степную гвоздику и многие другие.

В южной части Советского Союза, по степям Украины, в Крыму и на Северном Кавказе растут красивые крупные цветы крокусов (шафранов) и некоторые виды тюльпанов, которые?то вечерам и в сырую погоду закрываются под действием низкой температуры. Красные лесные горицветы, растущие на сырых лугах и в рощах северной лесной полосы, очень восприимчивы к ночному, понижению температуры и складывают на ночь лепестки. По берегам речек в Приазовских степях до поздней осени встречаются заросли сиреневых цветов мелколепестника. Подобно горицветам, цветущий днем мелколепестник очень чувствителен к ночному похолоданию. Да это и понятно. Легко ли собрать драгоценное тепло за короткий осенний день и сохранить его для борьбы с заморозками в холодные осенние ночи!

Имея список таких «растений-часов», свойственных той или другой местности, можно по ним сравнительно точно определять время. Для этого необходимо лишь знать час распускания или закрывания цветов. Люди, умеющие читать великую книгу природы, — опытные путешественники, кочевники, охотники, трапперы и следопыты всех стран — могут по окружающему растительному миру ориентироваться в незнакомой местности. Они умеют не только находить север благодаря растениям-тенелюбам, открывать присутствие воды по зарослям влаголюбивых растений или предсказывать погоду по расположению цветка и листьев, но и мастерски пользоваться местными «цветочными часами».

И. Брудин

СКАФИРИНХУС.



Около Чарджуя мало хороших мест для ловли рыбы бреднем или удочкой. Аму — огромная, но весьма несуразная река. Дикое течение, вода коричневая, как кофе со сливками, и мели, мели на каждом шагу, вдобавок меняющиеся чуть ли не каждый день, — вот основные черты ее ехидного характера. Чистое наказание рыбачить в Амударье!

Маленькую «охотницкую» лодку-байдарку кружит в «вертунцах», большой же каюк то и дело зарывается в илистое дно на перекатах; бредень или сеть скручивают бешеные струи и водоворотики, и нередко так, что распутать их на берегу можно только пользуясь ассортиментом хороших проклятий. Ловить на удочку тоже не лучше — крючок с приманкой очень скоро, во всяком случае раньше рыбы, съедает вязкое илистое дно. К тому же около Чарджуя по берегу на несколько километров тянутся пристани — сотни каюков загромождают воду, а на них от зари до зари суетливо копошатся грузчики и лоцманы…

Но в составе нашей экспедиции были слишком яростные любители рыбачить, и поэтому, несмотря на все контробстоятельства, однажды мы раздобыли бредень и рано утром, когда солнце еще сидело где-то за Черными песками, отправились на нижнюю пристань. Здесь последнее время производилась мойка шкурок каракуля, вынутых из дубки, и мы знали по рассказам рыбаков-специалистов, что лещи-чебаки и сазаны очень любят вертеться тут же, у самого берега, подбирая всякую дрянь, выполаскиваемую из меха.

Выбрав место, где около берега меньше бунтовали водовороты и тянулась илистая отмель, поросшая редкими водяными травами, мы живо раскинули бредень и зашагали, по колена увязая в тине.

Первый завод прошел неудачно. Сеть принесла нам, как в сказке, только клубок водорослей и несколько кустиков ряски. Не унывая, второй раз провели мы бреднем вдоль берега несколько десятков шагов, и тоже пустой пришла мотня.

Лица — прекрасный барометр настроения — сразу же показали плохую погоду, а тут еще, как на грех, Ваня Попов рассадил ногу о старый якорь и, морщась от боли, стал уговаривать нас подарить все рыбьи души аллаху, а самим наплевать на Амударью и итти в общежитие пить кок-чай с дынями.

Все же большинством голосов решили провести еще раз. Раскинули снасть и, забравшись в реку по горло, пробрели этак метров двести. Затем, стремительно выбежав на пологий берег, выволокли мотню. Там опять ничего не было. Сухая камышинка запуталась в ячеях сети, и только.

Ваня Попов торжествовал, а нам больше ничего не оставалось, как смотать бредень и шагать домой не солоно хлебавши.

Я поднял мотню, выпутывая камышинку и… тут-то увидел скафиринхуса!

Читатель, ориентируясь на диковинное имя, наверное подумает: «Ну, напоролись ребята на какое-то чудище. Сейчас, как полагается, в дело пойдут ножи и револьверы». Но, увы! читателя придется разочаровать: замеченное мною животное было всего сантиметров пятнадцати длиной и принадлежало к классу рыб. Вид этой рыбки к тому же был сонный и абсолютно безобидный, хотя и не совсем обычный. Голова широкая, приплюснутая сверху, оканчивалась носом-лопатой[9]), занимающим большую ее половину. Глазки маленькие, черные, направленные кверху. Рот в виде плоской воронки расположился на груди. На спине и по бокам жесткие лапчатые чешуйки с шипами-крючками уселись правильными рядами. Хвост — тонкий короткий шнурочек. Цвет — серый. На первый взгляд — стерлядь-уродец, и только, а на самом деле замечательное животное — скафиринхус — это все мы знали по наслышке.

Но один из нас, биолог, знал, чем знаменита эта рыбка, и, уступив нашим просьбам, тут же, на берегу, прочел перед голой аудиторией маленькую лекцию.

— Много миллионов лет назад, когда на земле не было ни человека, ни вообще млекопитающих, ни птиц, водной стихией владели вместе с рептилиями ганоидные рыбы, прямые предки белуги, осетра, стерляди. Воды всего мира были населены ганоидами, нередко достигавшими чудовищных размеров.

Прошли миллионы лет. Изменился лик земли. Вымерли огромные ящеры-плезиозавры, мегозавры, птеродактили, гигантские акулы и рыбы-змеи. Более совершенные животные заполонили воду и сушу.

И лишь немногие потомки допотопных чудовищ, в частности уродливых и хищных ганоидов, остались жить в воде, почти не измененные эволюцией. И среди них наш аму-дарьинский скафиринхус. для ученого, да и для любого мыслящего человека, эта несуразная рыба — документ из истории животного мира. Живой кусочек природы седой-седой древности. «Реликт», как принято говорить в науке.

Он сохранился только в двух местах — в реке Миссисипи (в Северной Америке) и у нас, в Аму- и Сыр-дарье. Как бы прячась от солнца, скафиринхус любит мутные воды и всякое илистое дно, зарывшись в которое, он и проводит почти все время. Как и предки его, он — хищник и питается маленькими рыбками, которые близко подплывают к нему, привлеченные длинным хвостом, похожим на червяка. Но вообще о жизни его известно очень мало.

Рыбакам скафиринхусы попадаются не часто, но все же их иногда вылавливают десятками, и в ресторанчиках Чарджуя иногда можно в табличке меню увидеть его имя рядом с перевранными названиями блюд — «жареным барашка» или «шашлык по-кавказски». Вес этой рыбки редко превышает полкилограмма, но, как говорят сведущие люди, на вкус ее мясо очень хорошо, даже лучше стерляжьего…

Пока мы слушали лекцию биолога, наш трофей уснул под лучами солнца. Синие мухи стаей спустились на труп обитателя аму-дарьинских вод. Пора было двигаться домой, — что же с ним делать? Кто-то предложил бросить его кошке, лениво потягивавшейся в тени каюка. Но я взял его себе Похоронил в банке с разведенным денатуратом и привез в Москву. Сейчас он находится в маленьком музее диковинок в редакции «Всемирного Следопыта».

В. Сытин

РАЧЬЕ НАПАДЕНИЕ.

Голубой лентой, подмывая корни орешника, вьется по зеленой лужайке ручей. Под нависшим обрывистым бережком, меж корней в глубоких темных норах ютятся рачьи семьи. Стоит только засунуть руку в воду, как нащупаешь ряд круглых дыр.

Раз я полюбопытствовал и сунул руку в рачью нору; за это вторжение я был награжден таким щипком, что мгновенно вытащил руку. До крови прокусил, мошенник!

Интересно наблюдать раков при ловле. Словно железо к магниту, тянутся они к ободранной лягушке и густо облепляют ее. Топорща усы и защемив добычу в крепкие клешни, рвут ее на куски. Меня они словно не замечают. Приподняв «щемелку» (так называется расщепленная на конце палка, куда зажимают ногу лягушки), я подвожу под нее сачок. Раки повисают на лягушке, жадно вцепившись в ускользающее мясо, и поднимаются с ним вверх: сами лезут в сачок.

Бесстрашное поведение раков всегда казалось мне очень странным — имея дело с рыбами, я привык к чрезвычайной пугливости обитателей подводного мира. Но раку нечего бояться. Мне удалось однажды поймать почтенного старичка с гигантскими клешнями — около десяти сантиметров. Немудрено, что такой «дядя» перекусывает попавшую к нему рыбу.

Однажды мне пришлось наблюдать следующее интересное явление.

Я уже подходил к ручью с намерением половить раков, как передо мной из травы выбежала водяная крыса. Она была тут же накрыта сачком, но заполучить ее мне так и не удалось: крыса пищала, отбивалась лапками, кусалась. В конце концов я был вынужден ее выпустить. Крыса с разбегу плюхнулась в воду и попала под корягу, прямо на кучу раков, облепивших мертвую лягушку. Сначала я даже не разобрал, что случилось; раки разбежались кто куда, но один из них захватил клешнями хвост крысы. Она кусалась, стараясь отбиться и сбросить врага. Тогда другой рак вцепился ей в брюхо и лапу. Вскоре подоспел на помощь третий.

Но и крыса не дремала. Она вцепилась в одного из противников зубами, разрывая его когтями; броня затрещала, клешни беспомощно разжались. Вода замутилась, брызги летели во все стороны; крыса в поисках спасения всплыла, пытаясь выбраться на берег.

Меня осенила мысль: я схватил сачок, подвел под дерущихся и вытащил всю теплую компанию на берег. Раки, зашлепав хвостами, отпустили изрядно потрепанную крысу, которая быстро скрылась в траве. Скандалистов я забрал с собой. У одного из них в клешне был зажат кончик крысиного хвоста.

Я видел много рачьих драк. Нередко попадались раки без одной клешни, и даже совсем без клешней. Но в данном случае это была не семейная драка, а организованное нападение, вызванное враждебной интервенцией.

Сообщил Б. Быстров.
Ленинград.

ДОМАШНИЕ ЗМЕИ

По крутым склонам величественных гор Осетии, увенчанных блестящими шапками вечных снегов и ледников, живописно раскинулись пастбища и аулы горцев. Убого живут осетины, занимаясь главным образом скотоводством. Немало опасностей и бед готовит жителям Закавказья окружающая дикая природа. То горные волки растерзают пасущегося коня, то огромнейшие грифы и орлы утащат овцу, либо ударами крыльев сбросят ее в ущелье, то рысь коварно подстерегает добычу, притаившись на ветке дерева, а иногда и шатун-медведь из ближайшего леса напроказит в овечьих стадах. Но смел и вынослив горец, закаленный в борьбе с суровой природой.

Если путешественник попадет в сумерках в осетинскую саклю, то сразу, пожалуй, не обнаружит внутри ничего особенного. Однако с наступлением утра велико бывает удивление гостя, когда он видит десятки змей, свисающих словно плети с потолка сакли. Только бывалый человек спокойно отнесется к такому соседству.

Среди местного населения эта змея известна под названием «дамилян», что значит домашняя змея. Ученые называют ее кошачьей змеей. Она серого цвета, а на спине у нее два ряда квадратных пятен; считается ядовитой, хотя для человека укус ее, повидимому, не смертелен.

Для мелких зверьков и птиц яд домашней змеи оказывается гибельным. Охотится она за птицами, гнездящимися на плоских крышах саклей, употребляя в пищу птенцов ласточек, воробьев, голубей и т. д. Осетины вполне свыклись с присутствием змей внутри своих жилищ и считают их полноправными домашними животными.

Б.

СОЛНЦЕ СПАСЛО

Безграничное приволье степных просторов Советского Союза, протянувшихся от границ Молдавии, через степи Украины, Крыма, Дона, предгорья Северного Кавказа и далее на восток по равнинам Казакстана и Южной Сибири, является районом обитания дрофы, одной из самых ценных пород степной дичи. Действительно, дрофа вполне может считаться завидной дичью, если отдельные экземпляры этой птицы достигают веса свыше 16 килограммов! Прежде дрофы гнездились среди ковыльных степей вместе с очень редкой теперь птицей — стрепетом. В настоящее время эти птицы-великаны несколько примирились с распаханными степями, и гнезда их можно встретить даже на кукурузных полях, где неугомонно шныряют остроухие зайцы.

Существует несколько способов охоты на дрофу, основанных на хитрости, — охотники, например, объезжают на лошадях вокруг того места, где стоит дрофа, постепенно сужая круги. Только (исключительная осторожность и недоверчивый нрав спасают птиц-великанов от окончательного истребления. Интересно, что, благодаря большому весу, дрофы поднимаются на воздух с разбега на манер самолетов. Однако у дроф отсутствует копчиковая железа, присущая другим птицам и позволяющая им смазывать оперение предохраняющим от намокания жировым веществом. Во время продолжительных дождей перья у дроф становятся мокрыми и сильно мешают полету. Глубокой осенью, когда сначала целыми днями моросит мелкий дождь, а потом ударит мороз, намокшие перья дроф смерзаются, и птицы теряют способность летать.

Однажды утром, с восходом солнца степной дорогой ехал крестьянин. Накануне шел дождь, ночью ударил мороз, образовалась гололедица. Вдруг на озимом поле крестьянин увидел огромнейшее «стадо» беспомощных обмерзших дроф. Обрадованный крестьянин погнал стадо к селу. Здесь он оставил птиц во дворе, а сам пошел в комнату позвать хозяйку. В это время пригрело солнце, высушило оперение дроф, и птицы взмахнули крыльями на глазах оторопевших от неожиданности крестьян. Стадо неожиданно превратилось в стаю и взлетело к небу.

И. Брунинг

ЯМНОЕ ОЗЕРО

В 45 километрах от Боровичей (город в Ленинградской области) находится исключительно интересный феномен природы — озеро Ямное.

Интересно озеро тем, что оно регулярно каждый год «уходит» через яму, находящуюся приблизительно в центре озера, превращаясь в незначительный пруд, метров 100 в поперечнике. Дно обнажается и высыхает. Получается безрадостная голая плешь на земле, которую кое-где скрашивают густо заросшие травой и деревьями острова. В бочагах остается вода, кишащая рыбой и раками. Легкую добычу быстро вылавливают неугомонные мальчуганы, пускающие в ход сачки и даже простыни.

Через несколько недель яма начинает выплевывать обратно всю воду — с грязью, песком и рыбой…

Сама яма — глубокое воронкообразное углубление с дырой на дне, уходящей глубоко в землю. Пробовали как-то достать дно дыры, но не достали; хотели завалить дыру камнями, но не удалось: дыра глотала громадные валуны без счета.

Опустив во время ухода воды в яму камень на веревке, можно почувствовать, что камень там, внизу, ходит кругами — яма вертит воду.

Местные жители утверждают, что вода уходит в озеро Ильмень и приводят доказательство: однажды поймали ребятишки в озере щуку, нацепили ей на губу серьгу и пустили обратно в воду, а через несколько лет в Ильмень-озере была поймана большая щука с серьгой.

Недавним гидрологическим исследованием было установлено, что яма сообщается и с близлежащими озерами и реками: когда Ямное озеро «уходит», то в них появляется масса ила, грязи, водорослей, а затем, при наполнении Ямного озера, они быстро мелеют.

Интересно отметить, что в соседнем районе тоже есть озеро, подобное Ямному. Так же вода уходит через яму, так же возвращается обратно. И в одно время с первым.

Многих интересует это явление: куда уходит вода, почему возвращается обратно, какой таинственный путь проделывает путешествующее озеро?

Сообщил Д. Карелин.
Боровичи.

ОБО ВСЕМ И ОТОВСЮДУ


ЯПОНИЯ — СТРАНА ХУДОЖНИКОВ

Япония — страна художников. Инстинкт красоты в крови у каждого японца. Оттого так изящны и своеобразны их ремесленные изделия, все предметы их домашнего обихода. Можно утверждать, что у японцев развит культ красоты…

Немецкий путешественник А. Иоганн, странствуя в горной части Японии, забрел однажды в хижину бедного крестьянина. Это был подвижной и кряжистый старик. Вся семья — он, жена и сын — с утра до темноты трудились, не разгибая спины, на рисовом поле, по колена в хлипкой грязи. Их пищей была чашка вареного риса на всю братию. Лишь изредка к ужину появлялась рыба, пойманная сыном в горном потоке.

Они встретили путешественника как старого друга. Была сварена удвоенная порция обычного риса, золотистая поджаренная рыба умильно разевала на немца круглый рот. Хозяин и хозяйка сбились с ног, потчуя гостя. Лохмотья их грубых кимоно так и развевались по хижине.

За едой завязалась дружеская беседа. Старый японец бодро смотрел на вещи: да, жизнь тяжела, правительство душит налогами. Но у него еще крепки руки и зорки глаза. Работа идет себе помаленьку. Труд был, казалось, единственным содержанием жизни этого крестьянина.

Но вот хозяин поднялся с цыновки и с гордой улыбкой направился в глубь хижины. С изумлением немец увидел в его руках великолепную шелковую ткань, всю в легкой радуге красок. Это была картина, принадлежавшая кисти одного из знаменитых старояпонских мастеров. Голубые и розовые цапли на фоне зари, среди узоров фантастических растений, изящные японки, прячущие цветок лица в широкий лист веера. Немец не мог налюбоваться тонкостью рисунка, плавностью линий, ритмом фигур, переливами красок. Семья тружеников стояла вокруг него. Шафранные лица сияли гордой радостью, глаза искрились.

— Это наше величайшее сокровище, — сказал старик, — свет нашей убогой хижины… Оно переходит от отца к сыну, и наши глаза не устают им любоваться…

Иоганн не знал, чему больше дивиться: тому ли, что он нашел в затерянной в горах хижине, среди копоти драных цыновок и латаных кимоно произведение пышного искусства, или тому, что простые, грубоватые на вид крестьяне так тонко ценили красоту.

Е. Б.

НЕОБЫЧАЙНОЕ ЛИТЬЕ

Всем известно, что болванки для пушечных стволов и колеса отливают из стали, статуи и памятники — из бронзы и меди и т. д. Но существует еще малоизвестный способ «живого литья», когда вместо расплавленного металла берут растительный продукт.

Способ «живого литья» заключается в следующем. Прежде всего изготовляется основа-болванка для формы. Обычно ее вылепляют из глины, при чем делают на поверхности рельефный рисунок. В худшем случае основой для формы берут бутылки, кувшины и г. д. Затем, смазав основу-болванку маслом или салом, облепляют ее глиной и, когда глина высохнет, путем осторожной распиловки полученную форму раскрывают и засушивают. Потом ее связывают и в одном конце просверливают отверстие диаметром примерно в полтора сантиметра. Наконец форма готова, тогда надо отправиться на бахчу, где растут тыквы, и, выбрав молодой плодик, сунуть его внутрь формы через проделанное отверстие. Вот и все.

Дальше природа сама приступает к «литью». Плодик тыквы растет внутри формы и по истечении некоторого времени заполняет ее нацело, точно отпечатав на своей поверхности рельефный рисунок основы-болванки. Заполнив форму и не имея возможности больше разрастаться, плод отмирает, что сразу становится заметным, так как засыхает его стебель. Тогда форму развязывают и раскрывают, а из отлитой тыквы, проделав отверстие, получают табакерку, кувшин и т. д. Обычно отлитую по способу живого литья посуду немного полируют сукном и раскрашивают растительными или анилиновыми красками, а иногда украшают металлическими насечками.

«Живое литье» широко распространено в Туркменистане и Узбекистане. По преданию, местных жителей научили этому способу солдаты Александра Македонского, который, как известно, некоторое время владел Средней Азией.

В. С.

ИГРА


КАК ВЕДЕТСЯ ИГРА.

Играющие (неограниченное количество лиц) внимательно рассматривают рисунок, помещенный ниже, в продолжение 1–2 минут. Затем рисунок закрывается, и один из играющих читает по одному вопросы, предлагаемые нами, а остальные, каждый в отдельности, пишут на них ответы, выводя свои заключения из замеченного ими на рисунке, сопоставляя и анализируя схваченные детали, так как прямых ответов на рисунке часто нет.





1. Снежная ли зима?

2. Есть ли в избушке люди?

3. Если есть, то сколько их?

4. С какой стороны они пришли?

5. Знает ли хозяин, стоящий налево, об их приходе?

6. Предполагает ли он, что пришли свои люди?

7. Зачем он уходил из избушки?

8. Давно ли он из нее ушел?

9. До ухода хозяина из избушки, или после его ухода пробегали но поляне звери?

10. Какие именно?

11. В какую сторону они побежали?

12. Далеко ли от избушки уходил хозяин?



ОТВЕТЫ НА ПЯТУЮ СЕРИЮ ВОПРОСОВ ПОМЕЩ. в № 9 «ВС. СЛЕДОПЫТА» ЗА 1929 г.

1. Лодка идет против течения (видно по сломанному камышу).

2. Не судоходная (река сплошь покрыта кувшинками, мелкая).

3. Около правого берега мельче: там растет камыш.

4. Рыба есть (можно заключить по кругам га воде и сетям на правом берегу).

5. Дичь, повидимому, водится (у людей в лодке ружья).

6. Умеренный (растут дубы).

7. Конец лета (судя по жолудям на дубе).

8. Вечер (крестьянин возвращается в деревню с пахоты).

9. Левый (художник, смотря на реку от дуба, мог видеть сверху дно лодки).

10. Хлебопашеством и рыбной ловлей.

11. Поворачивает (одно весло поднято, а другое в воде).

12. Судя по веслам — направо от зрителя.

_____

Ответственный редактор И. Я. Свистунов. 

Заведующий редакцией Вл. А. Попов. 


Очаги социалистического строительства СССР


(К табл. на 4 стр. обл.) 


КАМЕННОУГОЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Донецкий каменноугольный бассейн, короче — Донбасс, по справедливости считается сейчас «кочегаркой» всесоюзною значении. Углем, добываемым из месторождений этого бассейна, снабжаются в настоящее время главнейшие промышленные центры почти всей европейской части Союза, исключая западную часть Урала. Именно на европейскую часть СССР, обслуживаемую топливом Донбасса, приходится производство наибольшего количества промышленных товаров, которые распространяются затем уже по всей территории Союза. Здесь же наибольшее развитие получил и транспорт, также являющийся крупным потребителем донецкого топлива.

Донецкий бассейн разрабатывается уже более 70 лет, но действительная мощность его угольных месторождений до сих пор не выяснена с полной точностью. Только в разведанной уже части бассейна его угольные запасы исчисляются почти 60 миллиардами тонн, при чем далеко еще не все районы и этой разведанной части бассейна подготовлены настолько, чтобы можно было немедленно приступить к их промышленной разработке. Несомненно, что дальнейшие разведки значительно увеличат мощность бассейна и обеспечат народному хозяйству СССР пользование его угольными богатствами еще на многие десятки, если не на сотни лет вперед.

Тем не менее Донецкий бассейн не является самым обширным из числа известных угольных месторождений СССР. Так, в Сибири имеется еще более мощный угольный бассейн — Кузнецкий; уголь его гораздо чище донецкого и вдобавок выходит на самую поверхность земли, избавляя от необходимости прокладки глубоких шахт. Общие запасы угля в Кузнецком бассейне исчисляются в 250 миллиардов тонн. В районе Сибири известны еще Черемховскоз, Кемеровское и Байкальское угольные месторождения: имеются угли и на Дальнем Востоке (Сучанский уголь), на острове Сахалине, в бассейне нижнего и среднею течения реки Кипсей, в Средней Азии. В европейской части СССР известен обширный, но очень мало разведанный Подмосковный каменноугольный бассейн; однако подмосковный уголь значительно хуже донецкого и кузнецкого — это так называемый бурый уголь, дающий много золы, легко рассыпающийся и не выдерживающий перевозок на расстояния свыше 150–200 км. Известно (но почти не обследовано) месторождение каменного угля в районе к северо-востоку от Печоры; привлекают к себе внимание угольные месторождения в Закавказья (Ткварчелы и Тквибули). На конец, отдельные месторождения бурого угля разбросаны в довольно значительном числе на Украине. На Урале имеется Кизеловско-Луньевский бассейн, уголь которого, превращенный в кокс, может питать собою металлургическую промышленность Урала.

В общем мощность всех разведанных до сих пор каменноугольных месторождений СССР примерно исчисляется в 428 млрд, тонн, из числа которых 358 млрд, тонн приходится на азиатскую часть Союза и только 70 млрд, тонн — на европейскую, в том числе следовательно и на Донбасс. Но, повторяем — до сих пор наибольшая добыча угля падает у нас именно на Донбасс. Так, по программе текущего года Донбасс должен дать 40 млн. тонн угля из общего количества около 53 млн. тонн, которое должно быть добыто в текущем году на всех месторождениях каменного угля СССР.

Свое значение всесоюзной кочегарки Донбасс сохранит еще надолго, несмотря на развертывание добычи угля и в Подмосковном бассейне, и в Кузбассе, и на Урале, и т. д. Донецкий уголь хорошо коксуется (хотя и дает большое количество золы и серы) — и это обстоятельство дало Донбассу возможность сыграть крупнейшую роль в развитии южной металлургии. До сих пор наши южные металлургические заводы выплавляют чугун на донецком угле и антраците, пользуясь главным образом криворожской железной рудой.

В ближайшем будущем открывается еще грандиозная возможность использования и керченской руды. Тогда южная металлургия получит несравненно большее, чем теперь, развитие, при чем топливной базой для нее будет по преимуществу тот же Донбасс.

* * *

Не так еще давно добыча угля во всех наших рудниках и шахтах основывалась главным образом на ручном человеческом труде шахтеров («забойщики»); вывоз добытого угля из шахт к главному штреку (вертикально идущий колодец для спуска в шахты и под’ема из них) производился преимущественно лошадьми. Люди истощали свой организм тяжелой работой, лошади слепли в темных шахтах, так как никогда не видели солнечного света. Между тем в других странах уже сравнительно давно перешли на механизацию угольных разработок, заменив живую силу работой машин. На этот же путь после революции решительно вступила и советская власть.

В современной угольной шахте механизация выражается прежде всего в откалывании (вернее— вырезании) пластов угля особыми «врубовыми» машинами, которые приводятся в действие электрической энергией. Угольные глыбы, вырезанные этими машинами из пласта месторождения, поступают затем на конвейер, представляющий собой длинный желоб (трясущийся, двигающийся или качающийся), по которому уголь движется в направлении главного штрека. Там уголь механически же перегружается в клети или коробы, и элеватор поднимает их силою электричества на поверхность земли. Иногда конвейер заменяется вагонетками, которые также приводятся в движение большею частью электрической энергией.

Добытый и извлеченный на поверхность земли уголь поступает на механические углемойки и сортировки, а затем пересыпается в огромные хранилища («бункера»), откуда механически, простым поворотом рычага или даже нажимом кнопки особого механизма может перегружаться в специальные вагоны или на платформы для перевозки по железным дорогам к местам его потребления. Погрузка угля из бункера в вагон или на платформу продолжается не более нескольких минут и почти не требует человеческого труда. Так, например, в Дюнсбург-Руре (Германия) ежедневно производится перегрузка 8.000 вагонов угля на баржи. При этом на каждый вагон затрачивается не более трех минут работы, которую производит всего один человек. Вот к каким результатам приводит механизация погрузочных работ. Такие же результаты, не говоря об удешевлении работы, дает механизация добычи угля и его извлечения из глубоких шахт.

На путь такой механизации, повторяем, вступили и мы после национализации угольных месторождений у многочисленных частных владельцев.

С каждым годом доля угля, добытого механическим путем, у нас все повышается, и не так уж далеко то время, когда мы полностью эту добычу механизируем. Имеются у нас и заводы, хорошо наладившие у себя производство врубовых машин» конвейеров, под’емных лебедок, вагонеток и прочего оборудования для механизированных шахт. Плохо еще обстоит дело со специальным железнодорожным транспортом для перевозок угля и механической его погрузки и выгрузки, но и на эту сторону обращается теперь усиленное внимание, и, например, соответствующая перестройка транспорта в Донбассе уже не за горами.

Б. Климов-Верховский


Примечания

1

Ами (по-французски) — друг.

(обратно)

2

Речные пираты в Индокитае.

(обратно)

3

Аннамиты, как известно, веками ведут жестокую борьбу с бесами при помощи талисманов, заклинаний и всяческих хитростей, но по большей части сами остаются обманутыми, потому что бесы давно покинули водные пучины и лесные трущобы и, заручившись мандатом от французского правительства, наверняка — пулеметами и ядовитыми газами — поражают непокорных туземцев. Примеч. автора.

(обратно)

4

Палеоэтнография — наука, изучающая быт доисторического человека.

(обратно)

5

В дальнейшем даты везде указаны по новому стилю.

(обратно)

6

Тумоуль (по-тунгусски) — рожденный на плоту.

(обратно)

7

Для тунгуса понятие «царь» равносильно понятию «вождь».

(обратно)

8

Кислица получила свое название от присутствия в ее соке ядовитой щавелевокислой соли калия, защищающей растение от поедания животными.

(обратно)

9

По форме носа он и получил название: «скафус» — лопата, «ринхус» — нос, — лопатонос.

(обратно)

Оглавление

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКАМ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА» О ЖУРНАЛАХ «ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ» И «ВОКРУГ СВЕТА»
  • ЧЕРНАЯ ВОДА
  • ЛИСТЫ ИЗ КАМЕННОЙ КНИГИ
  • РАБОЧИЙ-AРXЕОЛОГ
  • ОТШЕЛЬНИЦА ИЧАТКИ
  • ТАЙГА ШУМИТ
  • КАК ЭТО БЫЛО
  •   СЕРЕБРЯНАЯ ПОДКОВА
  •   ЗОЛОТО НА ПЕСКАХ
  •   ДЖИЗЯКСКИЕ ОГНИ
  • ПУТИ «СЛЕДОПЫТА»
  • ИЗ ВЕЛИКОЙ КНИГИ ПРИРОДЫ
  • ОБО ВСЕМ И ОТОВСЮДУ
  • ИГРА
  • Очаги социалистического строительства СССР


  • загрузка...