КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447342 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210644
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Свенсон: Вода и трубы (Технические науки)

Полезная книга для тех инженеров, которые имеют дело с пластиковыми трубопроводами.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Серебряков: Война (Фэнтези: прочее)

еще не окончание? автор пишет продолжение? Хочу почитать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лакина: Так нестерпимо хочется в Питер (СИ) (Современные любовные романы)

А мне показалось: "Так нестерпимо хочется ПИТИ!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про серию Группа Свата

напоминает "Мир реки" Фармера, но наша и куда занимательнее

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Вишневский: Съедобные грибы и их несъедобные и ядовитые двойники: сравнительные таблицы. Расширенное издание (Справочники)

Одним из важных факторов при определении несъедобных и ядовитых грибов является их запах. Большинство несъедобных и ядовитых грибов или пахнут неприятно, или вообще не имеют запаха. Так, несъедобные виды шампиньонов пахнут карболкой.
Но и запах - не ста процентный показатель безопасности. Так, смертельно ядовитые виды паутинников имеют приятный мучной запах.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Ёлка в подарок (СИ) (fb2)

- Ёлка в подарок (СИ) 200 Кб, 20с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Галина Осень

Настройки текста:



Галина Осень Ёлка в подарок

Пролог

Я — одиночка. И всегда была таковой. С детского сада. Нет, у меня были приятели. И, в некоторые периоды, даже много. Но, внутренняя «я» никакой суматохи и многолюдья не любила. И всегда стремилась быстренько смыться в уютную тишину своей комнаты. На родной диванчик, возле которого на маленьком кофейном столике стоит мой ноут и ждёт, когда я щёлкну мышкой, открывая браузер.

Вначале, моя комната была маленькой комнаткой в квартире моих родителей. Потом — отдельной комнатой в аспирантском общежитии педунивера. Потом — съёмной комнатой у одинокой старушки. И, вот, уже год у меня есть своя собственная двухкомнатная квартира, купленная под ипотеку с помощью родителей.

Мой дом — моя крепость, это про меня. Я готова постоянно что-то делать, переделывать, совершенствовать в своём доме. И ради того, чтобы не беспокоить своими просьбами родителей и знакомых, научилась многое делать своими руками. Провести дополнительную проводку, заштукатурить, зашпатлевать, побелить, покрасить, наклеить любые обои — не проблема.

Собрать-разобрать мебель (она сейчас, вообще, как детский конструктор). Прибить, завинтить, обшить декоративными панелями, тоже несложно.

Но, есть, конечно, домашние работы, которые невозможно выполнить женщине. Силёнок не хватает. И, тогда, я обращаюсь в различные фирмы, специалисты которых всё выполняют в лучшем виде.

Поэтому, стенания моих коллег и знакомых по поводу необходимости мужской руки в доме, искренне не понимаю. По моим представлениям, мужчина им нужен только в постели, всё остальное для них с успехом делают фирмы, как и мне. А, муж… Именно — МУЖ, по смыслу этого слова, получается и не нужен7

Но, дамы признаваться в утилитарном подходе к мужской теме не хотят. И постоянно угрожают мне: — Вот, погоди, влюбишься…

Не знаю — не знаю… Любовь — чувство ответственное. Обоюдное, что крайне важно. А, кто же в трезвом (да и в пьяном тоже) уме влюбится в меня? Что-то, к тридцати моим годам, я таких желающих не встретила. М-да. Тоже показатель, между прочим.

Кто такая «я»? Я — Верочка Смирнова. Так меня называют все знакомые. Именно, имя плюс фамилия. Для студентов — Вера Ивановна. Мне тридцать лет. Работаю преподавателем в колледже. Не замужем. И не была. И не тороплюсь туда. (Хорошее дело браком не назовут).

Как я выгляжу? Обычно. Маленькая. Всего, метр пятьдесят шесть. Стройная. Это — моя гордость. Фигурка — блеск. Подтянутая. Мышцы тренированные. Талия на месте. Даже грудь есть. (Второго размера). Волосы каштановые, волнистые. Глаза — тёмно-карие. Кожа смуглая. Вроде всё. Да! Командовать люблю. И независимость ценю больше всего. Может, это мужчин и отпугивает? Но, прикидываться «блондинкой» у меня никогда не получалось.

Глава 1

Я уже целый час возилась с крестовиной для ёлки. Она никак не хотела стоять устойчиво. А, время, между прочим, приближалось к восьми вечера. У меня же не только крестовины, ёлки ещё не было. Это тридцать первого декабря!

Да-а, припозднилась я нынче. Ёлку я ставлю всегда, так как Новый год — мой самый любимый праздник. Но, нынче, из-за сессии и нерадивых студентов, опаздывала.

Повозившись ещё немного и ничего не добившись, плюнула на это дело, и решила быстренько сбегать на ёлочный базар неподалёку. И, вообще, лучше поставлю её в ведро с мокрым песком, как в прошлом году, решила я. Долго стояла, между прочим.

Накинув парку с капюшоном (на улице всего минус пять) и бегом спустившись по лестнице, выскочила на улицу. И замерла. Боже мой! Как хорошо! Тихо. Пушистые снежинки, мягко кружась, падают на землю, волшебно искрясь и мигая. Люди идут и улыбаются. Пахнет праздником. Ёлками и мандаринами.

С трудом сбросила наваждение и устремилась к базарчику. Ну, как всегда. Он уже закрывался. Все елки разобрали и на снегу валялись лишь отломанные ветки и подрубленные комельки. Рабочие быстро собрали всё в кузов машины и уехали.

Ну, и куда теперь бежать? За три часа до Нового года? Я поспешила к новому супермаркету, недавно открывшемуся на нашем жилмассиве. Там тоже торговали ёлками. И, если уж, не получится купить живую, то придётся взять искусственную. Хотя я их недолюбливаю.

У супермаркета ёлки ещё были. Но, не ёлки, а сосны. Их я не хотела тоже. В растерянности стояла у ограждения и уже подумывала зайти в магазин и купить искусственную. Как вдруг услышала рядом с собой мягкий баритон:

— Ищите красивую ёлочку?

Я обернулась. Рядом стоял мужчина средних лет. Под сорок или слегка за сорок. Чуть выше среднего роста. Симпатичный. Русоволосый. Глаза серо-зелёные. Одет дорого.

Продолжала, молча рассматривать его, не реагируя на затянувшуюся паузу. Мужчина тоже не пытался больше ничего говорить, а, склонив голову, внимательно наблюдал за мной.

Так и молчали вдвоём, меряясь взглядами. Наконец, посчитав, что дальше молчать уже неприлично или нужно уходить, я ответила:

— Да, искала ёлочку. Но, увы, опоздала.

— Да, Новый год, — сочувственно подтвердил мужчина, — Но, я, пожалуй, смогу вам помочь.

Он отошёл на шаг в сторону, и я увидела за его спиной невысокую пушистую ёлочку, воткнутую в сугроб.

— Я купил её для своих знакомых, а они мне сейчас позвонили, что тоже уже взяли ёлку. Просто бросить такую красавицу жалко, вот и ждал подходящего покупателя.

— Какой вы молодец, — вырвалось у меня. — Я, конечно, возьму это чудо. Сколько я вам должна?

— Нисколько. Я вам её дарю. Украшайте и празднуйте.

— Ну, нет! Так нельзя. Вот, держите, — и я протянула мужчине деньги.

Он, аж, отшатнулся и зашипел, как рассерженный кот.

— С ума сошли! Берите и идите!

Смерив меня раздражённым взглядом, мужчина развернулся и быстро скрылся в снежной круговерти вечера.

Я пожала плечами. Надо же, обиделся. Взяла ёлочку и потопала домой с лёгким сердцем. Всё-таки, праздник не отменяется.

* * *

Дома, поставила ёлку в ведро с песком и залила водой. (Ведро с песком я всегда с осени в лоджии оставляю. Причём, с песком речным, который собственноручно набираю у родителей на даче. Ну, не нюхать, же, мне потом грязный песок из городской песочницы). Теперь ёлка стоять будет устойчиво и, самое главное, долго. Ставлю я ёлочку 30-го, ну или 31-го, чтобы не обесценивать праздник слишком ранними приготовлениями. А убираю её, чуть ли не в конце января, отметив вместе с ней и рождество, и старый новый год.

Новый год я почти всегда встречаю одна. Или (очень редко) приезжаю к родителям. Но, стол готовлю всегда как на небольшую компанию. Ну, не умею я маленькими порциями готовить. Старая бабушка всегда говорила, что это значит, что у меня большая семья будет. А оно вон как выходит: не то, что большой, вообще никакой семьи нет.

Вздохнула, и, отбросив ненужные мысли, принялась хлопотать дальше. К одиннадцати часам вечера всё было готово. Стол накрыт, шампанское в ведёрке со льдом ждало своего выхода на столике рядом. Телевизор показывал старую, и уже надоевшую историю, про перепутанные дома. Окинув придирчивым взглядом комнату, и не найдя ничего криминального и не соответствующего, с чувством выполненного долга, накинув куртку, вышла в лоджию.

Это у меня тоже своего рода традиция: выйти на улицу и посмотреть на небо перед Новым годом, загадывая по нему желание на весь год. Если, облачно, снег, метель — это плохо. Если ясно, но мороз несильный — это хорошо. Если ясно и сильный мороз — это к переменам. Сегодня погода мягкая: морозец небольшой, тихо, снежок. Погода — новогодняя, а вот каким год будет — неясно.

Наклонившись на перила, подставила ладонь, ловя снежинки и рассматривая их узоры. Народ уже вовсю праздновал. Почти все окна светились огнями и гирляндами. Хотела уже возвращаться в комнату, но на соседней лоджии хлопнула дверь, и кто-то вышел покурить. Запах дорогих сигарет поплыл в мою сторону.

Этих новых соседей я ещё не знала. Они поселились недавно, да и подъезд был соседний. Это только лоджии рядом, а квартиры в разных подъездах. А я, честно говоря, в своём-то подъезде почти никого не знаю.

Человек в соседней лоджии, тем временем, подошёл ближе к перилам и облокотился на них, глядя на улицу. Неяркий свет из комнаты упал на его профиль и у меня невольно вырвался возглас:

— Вы?!

Мужчина повернул голову и удивлённо посмотрел на меня. Затем, узнавание проявилось в его взгляде, и он уже с улыбкой ответил:

— А-а, Ёлочка! Добрый вечер!

И продолжил с улыбкой рассматривать меня.

— Хорошо выглядите. Ёлочку успели нарядить?

— Успела, — заторможено ответила я.

— А я вот дома остался. Почему-то не захотелось никуда идти, — сообщили мне доверительно.

— Я тоже никуда не пошла, — ответила я.

И чувствуя, что, не смотря на мягкий морозец, я уже подмерзаю, сказала:

— Извините, мне холодно. Я пойду.

— Подождите! — воскликнул мужчина, — Можно к вам в гости?

Я опешила. В гости?! Совершенно незнакомый человек? Мужчина?! Но, что-то щёлкнуло в моём сознании и… Почему бы и нет? Не маленькая девочка. И мужчину уже немного знаю. Ёлочку у него купила. И я храбро ответила:

— Можно.

И только потом сообразила: а как? Но, этот вопрос решил сам мужчина. Легко встав на перила, он просто, держась за перегород ку перешёл на мою лоджию. Это на восьмом этаже! У меня дыхание перехватило.

— Вы с ума сошли, — накинулась я на него, когда он спрыгнул в мою лоджию — А, если бы вы свалились?!

— Ну, не свалился же, — поднял он руку в успокаивающем жесте. — Всё хорошо. Не волнуйтесь. Давайте, хвастайтесь нашей ёлочкой.

Так и сказал — нашей. А я не стала заострять внимание. Мы прошли в комнату, и я широким жестом пригласила его к ёлке, которая стояла, не как у всех людей у окна, а, наоборот, в углу у дальней стены. Может, это и не принято. Но, такое место давало мне возможность сооружать вокруг ёлки каждый год разные декорации, крепя на стенах замки из ватмана и пенопласта, сугробы, густой лес или город.

Мне нравился сам процесс поиска какого-нибудь отрывка из любой новогодней истории и претворение его на стене за ёлкой. Получался в итоге, целый сюжет, в котором я представляла себя героиней.

Правда, в последние годы, сюжеты-то я создавала по-прежнему, но себя в них уже не представляла. Наверное, детство кончилось.

Сейчас, я наблюдала за мужчиной: узнает или нет сказку. Или, вообще, не заметит эту стилизацию. Примет просто за украшение. А мы, ведь, даже не познакомились, мелькнуло в голове.

Мужчина постоял несколько минут, молча изучая композицию, а потом выдал:

— Я бы принцессу переместил подальше от ёлочки, а подарки заменил бы на корзину подснежников. Вы, ведь, про «Двенадцать месяцев» хотели показать?

— Да, про них. Только отрывок другой, самое начало, где ещё нет подснежников. А как вы догадались?

— Принцесса уж больно известная: капризная и пишет с ошибками. И ошибки у вас на нарисованной доске уже нарицательные: зИлИнеИт, блИстит, лИтит.

Он улыбнулся и протянул мне руку: — Давайте знакомиться? Меня Михаилом зовут. Михаил Кречетов. А вы?

— Верочка Смирнова, — произнесла я, подавая руку, которую мне тут же поцеловали и нежно пожали.

— Ой, простите, Вера Ивановна Смирнова, — исправилась я, сообразив, вдруг, как несолидно представилась в первый раз.

— Нет-нет, всё правильно, — рассмеялся Михаил, — вы именно — Верочка Смирнова. Не обижайтесь, — и мне снова поцеловали и пожали руку.

Я засмущалась, но предложила неожиданному гостю присесть, что он и сделал, непринуждённо расположившись в моём любимом кресле. Мне же пришлось разместиться на диване. Некоторое время мы молчали, заново рассматривая друг друга. Но, потом меня стукнуло: я, же, хозяйка. Ё-моё! Надо приглашать, угощать…

— Простите, — подхватилась я. — До Нового года-то всего полчаса. Не поможете стол накрыть?

— С удовольствием, — ответил Михаил. — Показывайте фронт работ.

— Вот этот стол немного от телевизора отодвиньте, чтобы удобнее было смотреть. И скатерть вон ту, что на спинке кресла висит, постелите, пожалуйста. А я пока закуски принесу.

И убежала в кухню, искренне надеясь, что мужчина справится с этим несложным заданием. Составив на поднос уже готовые салаты и закуски, а также шампанское и бокалы, развернулась бежать в комнату, но притормозила.

Это, чего это я делаю? Собралась пить шампанское с совершенно незнакомым мужчиной? Ну, и что же, что он ёлочку мне подарил. Мало ли кто чего дарит. Всех к новогоднему столу звать?

Другая моя часть, более мягкая, оправдывалась. Но, ведь Новый год. Человек от чистого сердца. Просто выпьем по бокальчику и разойдёмся. А?

И я сдалась. Что я, маленькая, что ли? И праздника хочется. И — чуда. Настоящего. Поэтому, открыв дверь ногой, вплыла в гостиную, уже с трудом удерживая в руках переполненный поднос. Михаил тут же подхватил его и поставил на стол, приговаривая:

— Ну, что же вы, Верочка. Надо было меня позвать.

Я, расставляя блюда, ответила:

— Тогда, следующий заход — ваш. Несите всё, что найдёте на кухонном столе. И хлеб не забудьте, — крикнула я ему уже вслед.

Наконец, все салаты и закуски оказались на столе. Шампанское в ведёрке рядом. Бокалы искрят гранями под светом люстр и гирлянды. До Нового года пятнадцать минут.

— Михаил, я понимаю, что мы мало знакомы. Но, раз уж так получилось, давайте уже, проводим и встретим Новый год как положено.

— Сам хотел предложить это, Верочка, но я не хозяин в этом доме. И рассчитывал только на вашу доброту. Давайте, я открою шампанское.

Михаил взял бутылку, обернул её полотенцем, и аккуратно вскрыл пробку, вызвав только лёгкий дымок. Причём, быстро. А я бы возилась сейчас, стараясь не допустить фонтана, мелькнула мысль. Но, бокалы уже были наполнены, и Михаил держал свой в руках, поглядывая на меня. Я тоже подняла бокал и на правах хозяйки сказала:

— За прошедший год! Каким бы он ни был, он уже закончился. За самое неожиданное знакомство! За ёлочку! И за нашу удачу!

— Согласен, — сказал Михаил.

И мы не торопясь осушили наши бокалы.

— Прошу к столу, — гостеприимно предложила я, усаживаясь так, чтобы видеть телевизор. — Сейчас будет поздравление президента. Мы, хотя и далеко от Москвы, но я с удовольствием встречаю и наш, и московский Новый год.

Пока наши реплики были ни о чём. Я ещё была внутренне настороже. Не знала о чём говорить с малознакомым человеком. Михаил, наверное, тоже ещё приглядывался. Так что бой курантов, поздравление и хлопки петард на улице, мы встретили стоя по разные края стола.

Но, второй бокал добавил уже градусов, артисты с экрана — настроения, выкрики за окном — азарта и свободы. Мы, наконец, разговорились. Я рассказала о себе, стараясь не вспоминать о негативных моментах. А Михаил о себе, подозреваю, тоже не всё.

Потом немного потанцевали. И что это были за танцы- м-м-ах. Один — полноценное танго, для которого нам пришлось убрать стулья, подвинуть стол и освободить середину комнаты. Так хорошо у меня даже с моим постоянным партнёром по танцклубу не получалось. А эмоции и ощущения — просто улёт. Горячо. Страстно. Драйвово. Не знаю, может, виной тому шампанское, может ситуация провоцировала, но в конце танца, Михаил поцеловал меня по-настоящему. Крепко, властно, сминая платье и так и оставляя меня в позиции подхвата. Получилось, как будто, так и надо. А у меня пресловутые бабочки в животе горячим вихрем пронеслись.

И остальные танцы были медленные, тягучие, томные. Мы без слов тянулись друг к другу, практически слившись телами. Но, ни один не пытался перейти последнюю грань. Только объятии и поцелуи. Самозабвенно. Упиваясь друг другом. Как в последний раз.

Потом, желая остыть, мы вышли во двор и вместе со всеми радовались петардам, хлопушкам и горкам. Катались на ногах, на попах, по отдельности, и взявшись за руки.

А к трём часам ночи пыл погас. И пришло время прощаться. Но, я, ни о чём не жалела, и где-то глубоко внутри понимала, что эта встреча — случай. Просто счастливый случай, который не может иметь продолжения. И это был лучший Новый год за последние несколько лет. Поэтому, стоя возле своей двери и прощаясь с Михаилом, я искренне пожелала ему удачи в новом году. А он мне, надеюсь, тоже искренне пожелал счастья.

Глава 2

Прошли все праздники. Народ неохотно включался в рабочий ритм. А у нас в колледже, наоборот, наметилось ослабление трудовой деятельности. Закончилась сессия и студенты ушли на каникулы. У преподавателей каникул, конечно, не было, но и приходить — уходить строго по графику не требовалось.

Я воспользовалась этим обстоятельством, чтобы переделать накопившиеся домашние дела.

Соседа по лоджии я больше не видела. И, хотя в лоджию выходила частенько, ни разу не увидела даже свет. Первые несколько дней я ещё ждала его. Думала о нём и вспоминала наш Новый год и такое необычное знакомство. Не скрою, мужчина мне понравился. Очень. Но, видимо, опять не судьба. И я опять чем-то не понравилась. Ну, и ладно. Переживём.

Наверное, уехал куда-нибудь, решила я, наконец. А потом и вовсе выкинула его из головы. Нет, так нет.

Сегодня, двадцатого января, я убирала ёлочку. Игрушки уже собрала и уложила в коробку до следующего нового года. Сняла гирлянды. И теперь вытаскивала из ведра ёлку, но не получалось. Думала и так выйдет. Не вышло. Ёлка застряла и не хотела покидать насиженное место. Я присела на корточки и попыталась раскачать ёлку за ствол.

— Давай помогу, Вер, — раздалось у меня над ухом.

Я вскинула голову и, потеряв равновесие, шмякнулась на попу. Михаил, улыбнувшись, подал мне руку.

— Иди сюда, самостоятельная ты моя.

Я открыла рот и округлила глаза. Это что за??? Но, вот, ступор прошёл, и я осторожно спросила:

— Михаил? С вами всё в порядке?

— Со мной абсолютно всё в порядке. Я просто соскучился по своей любимой женщине.

И меня крепко обняли, заодно прижав к накаченному телу. Я и так была в шоке, а в этот момент и вовсе офигела. И как-то само собой спросилось тоненько:

— Правда, что ли?

— Истинная правда.

В качестве доказательства меня тут же поцеловали в кончик носа. Я облегчённо вздохнула:

— А-а, шутишь, — попыталась я выкрутиться из объятий, — не заметив, как сама перешла на «ты».

— Да, какие же тут шутки! — воскликнул Михаил, — Почему ты не хочешь видеть, как нравишься мне?

— Почему не хочу? Хочу и вижу, что нравлюсь, как друг, как младший товарищ. Поверь, ты мне тоже нравишься.

Правда, совсем не как друг, закончила я про себя. И, вдруг, поняла. Правда! Он мне нравится и давно. С первой встречи. Нравится, как мужчина. Такой сильный, уверенный, взрослый мужчина. Хочется, чтобы обнял и не отпускал. И целовал по-настоящему, а не в кончик носа. Но, не буду, же я озвучивать свои желания. Затолкала крамольные мысли поглубже, и сказала:

— Как дела, Михаил? Работа?

— Вер, ну ты что?

Меня повернули к себе и заглянули в глаза.

— Ты обиделась. А я всю командировку наш Новый год вспоминал. Так скучал по тебе. Глаза закрою, и вижу, как ты с горки летишь на меня и смеёшься. Спать лягу, а мне во сне Верочка Смирнова сказку «Двенадцать месяцев» рассказывает, в лицах.

— Смеёшься.

— Нисколько не смеюсь, — меня притянули и крепко обняли. Прямо, как я мечтала, — Правда скучал. Очень.

Долгий, нежный, ласковый поцелуй унёс меня в страну грёз. Сказка. Неужели, это со мной? Такой шикарный мужчина и я — пигалица. Аж, не верится. Открыла глаза и встретилась взглядом с моим мужчиной. Моим? Не рано ли?

— Малышка, выходи за меня замуж!

И снова поцелуй. На этот раз горячий, уверенно-хозяйский, проникновенный. Я обмякаю в его руках, голова пустая и ничего не соображает. Но, на последних остатках воли, шепчу:

— Торопишься слишком…

Выворачиваюсь из его рук и отхожу к столу. Молчу, не зная ни что сказать, ни что сделать. Михаил садится на диван и зовёт меня.

— Иди ко мне, расскажу всё подробно.

Я сажусь, но не рядом. Однако, меня притягивают к себе, обнимая. И я так и остаюсь в кольце рук, а Михаил говорит.

— В вашем городе у меня есть филиал фирмы. Здесь живут мои друзья. Два — три раза в год, я бываю здесь обязательно. По делам. Квартиру эту купил, потому что не люблю гостиницы. И не думал, что мне так повезёт с тобой. Что ты молчишь?

— Слушаю. Мне интересно. Я ведь тебя совсем не знаю.

— А я про тебя знаю много. Почти всё. Где родилась, где и как училась, где работаешь. И даже то, что студенты тебя зовут Верочка Ивановна.

— Но, зачем? Я же не скрывалась? Зачем, надо было собирать обо мне сведения?

— Вер, я ведь у тебя — большой начальник. И эти сведения собрала моя служба безопасности. Работа у них такая. Не обижайся.

И тут меня стукнуло: Михаил Кречетов! Как я раньше-то не подумала. Да, потому и не подумала, что наши орбиты никак и никогда не могли пересечься. Михаил Кречетов — владелец крупнейшего строительного холдинга, громкий развод которого несколько лет назад взбудоражил наш городок, так как его родители жили где-то здесь за городом.

И этот мужчина обратил на меня внимание?! Да, ладно! Никогда не поверю. Но, делать-то что?! Наверное, весь ужас от понимания ситуации отразился в моих глазах. Потому что, Михаил, встряхнув меня за плечи, произнёс:

— Ну, всё. Всё, малыш. Успокойся уже. Ничего страшного не случилось. Ну, Кречетов, бизнесмен. Но, ведь, человек. Слышишь, я тоже человек. И, представляешь, могу влюбляться.

Ага! Можешь. Только не в таких, как я. Мысли метались в голове, но я никак не находила правильной линии поведения сейчас. Слишком много эмоций. Причём, прямо противоположенных: от страха (что из этого всего будет) до гнева (как он посмел меня использовать). И робкое чувство влюблённости, которое вначале встречи доверчиво подняло голову, поникло под прессом здравого смысла — так не бывает. Значит, всё это либо нелепый случай, либо (что гораздо хуже) — сознательная подстава для чего-то. Но, у меня, даже не приходила мысль, для чего МЕНЯ можно использовать ЕМУ. Мы же из абсолютно разных миров!

Неосознанно оглядела себя: в домашних бриджах, футболке с зайцами, лохматая, с короткими ногтями без лака. Без грамма косметики. Влюбился в это?! Да, ну, на фиг! Нет, не то, чтобы я себя принижала, но я трезво осознавала, что не являюсь типажом его женщины.

Отошла к несчастной ёлке и, пригладив волосы, холодно сказала:

— Прошу прощения за недостойную реакцию. Очень благодарна вам за помощь и компанию на новогоднем празднике. Надеюсь, мои неосторожные действия не будут иметь непреодолимых последствий.

— Вера, ты что? Какие действия, какие последствия? Я за тобой приехал!

Не верю… не верю… не верю… Билось в голове. Лучше сейчас один раз поплакать, чем потом проблемы ложкой хлебать. Привезёт в Москву и куда я там? Кто меня ждёт? И как встретят? Ну, точно не с распростёртыми объятьями. Его друзья, любовницы… Как я войду в их круг?! Нет, даже не смешно. Поэтому, лучше сейчас так.

— Простите, Михаил, я думаю, что вам лучше уйти. Ваше предложение застало меня врасплох. Мне надо серьёзно подумать.

— Подумай, Вера. Только не ошибись.

И Михаил вышел из квартиры, как и вошёл: через перила лоджии. Я опустилась на стул и привалилась к спинке. Ничего себе, стресс перенесла. Судорожно вздохнула и сказала сама себе:

— Ничего — ничего, Верочка. Всё образуется и наладится. Внезапно сильно захотелось спать. Сдерживая зевоту, закрыла балконную дверь на шпингалет и задёрнула шторы. Проверила входную дверь и улеглась спать в гостиной на диване, укрывшись пледом. Сумасшествие какое-то, мелькнула последняя мысль, и я провалилась в тяжёлый неспокойный сон.

Глава 3

Следующие несколько дней были заняты под завязку. Я готовилась к побегу. Понимая, что здесь уже мне жизни не будет. Теперь я внимательно просматривала газеты, зная, что приезд такого значимого лица не останется без внимания. Узнала, кстати, много интересного. Забила в поиск фамилию и имя. Получила кучу информации, как деловой, так и личной. В том числе и фото с последней пассией, высокой длинноногой блондинистой девицей. Покачала головой, рассматривая снимок, где Михаил, одетый в смокинг, обнимал одной рукой за талию эту красотку, держа во второй бокал с шампанским: мы точно из разных, очень разных и далёких друг от друга, песочниц.

Хорошо, что были каникулы. Директор увольнять никак не хотел. В крайнем случае, настаивал на двух положенных неделях отработки. Но, я, подняв старые связи, подсунула ему кандидатуру на замену. Мою бывшую однокурсницу, которая после рождения детей никак не могла устроиться на работу. А сейчас дети уже ходили в садик и тут я со своим предложением. В общем, всё решилось. Квартиру я решила оставить на волю родителей. Оставить, сдать в аренду или продать (хотя, ипотечное жильё продать сложно), это уже их дело.

Собрала все свои носильные вещи и перевезла к родителям, объяснив свой скорый отъезд внезапным интересным предложением работы. Они посокрушались, что всё так внезапно, но считая меня серьёзной девочкой, согласились, что ради хорошей карьеры можно рискнуть и сменить работу и место жительства. Клятвенно заверив, что сообщу сразу, как приеду, я вышла из их дома. Всё. На все эти сложнейшие дела у меня ушло три сумасшедших дня. Вот, что стресс делает. С собой брала только необходимый минимум. Устроюсь, там видно будет.

Ехать решила, так, чтобы не покупать билеты в кассах и не светить свой паспорт. Перед этим, в газетах промелькнула информация, что Кречетов примет участие в каком-то форуме. То есть, в городе его несколько дней не будет. Вот, и хорошо.

Уезжала я в ночь на местной маршрутке, идущей до райцентра в южном направлении. Оттуда, тоже на маршрутке до другого областного центра. Так с пересадками я добралась до южного краевого центра. Рассчитывала, что в крупном городе искать будет сложнее. Это, если будут искать, усмехнулась про себя.

В дороге, я только и думала о сложившейся ситуации. И не находила в ней никакого смысла. Если только не принять на веру слова Михаила о любви ко мне. Но, вы сами-то можете в это поверить? Чтобы с одного вечера, пусть и новогоднего, возникла любовь у принца к серой мышке с характером? Вот, и я — не дура. И знаю, что так — не бывает.

Недалеко от автовокзала взяла такси и попросила отвезти в ближайший отдел образования. Уж, кого-кого, а учителей в школах всегда не хватает. Придётся вспомнить свой послеуниверский опыт.

В отделе, милая женщина-кадровичка, после моего вопроса: не нужен ли им учитель истории, обрадовалась мне как родной. Учитель нужен, и не один. Так что я могла выбирать, в какой школе начать трудиться. Честно говоря, в дальнейшем я бы хотела перейти в какой-нибудь ссуз или вуз, но для этого надо вначале оглядеться и обжиться.

Школу мне посоветовали обычную. Но, сказали, что директор опытный и порядок держит хорошо. И я согласилась. Тем более, что при этой школе была служебная жилплощадь. Несколько комнат в старом общежитии бывшего военного завода отдали городу для одиноких специалистов в качестве временного жилья.

Это хорошо, подумала я. Деньги у меня на карточке, конечно, есть. Но, они не бесконечны. И снимать сейчас жильё, будет слишком расточительно.

Целая неделя ушла у меня на обустройство на новом месте. Коллектив принял меня прохладно-равнодушно. Временная — вынесло такой вердикт местное общество. И не досаждали мне вопросами. За что, я даже была благодарна.

Но, чтобы я, ни делала. И как бы ни была занята, мысли мои крутились вокруг Михаила. Я вспоминала его улыбку и улыбалась в ответ. Вспоминала объятия, и мне становилось жарко. Вспоминала наш поцелуй, и томление охватывало меня снова. Что же ты сделала, судьба? Зачем, свела нас, на такой короткий миг?

Я стала прилежной читательницей жёлтой прессы. Выискивая среди других, информацию о Михаиле. Но, она была редкой и скупой. Только один раз за это время была объёмная статья об открытии в моём родном городе главного офиса фирмы Кречетова. Ну, вот, подумала я. Хорошо, что уехала. Он там уже прочно обосновался. Вполне могли встретиться. Город-то, не очень большой. Я остро не хотела видеть его с другими женщинами. Такими, как та блондинка.

Глава 4

Надо же, сбежала! Как в этих их дамских романах: сбежала от замужества. Обидно! А как красиво всё начиналось. И девчонка как раз по мне: самостоятельная, умная, очень обаятельная. И не навязывается. Я уж и не верил, что встречу такую. Думал, у них у всех, только нолики в глазах бегают при виде мужика.

А Вере тридцать лет, а всё как наивная девчонка. И не было у неё никого. Где искать теперь?

— Игорь, ну что там?

Мы сидели в моей квартире, а Игорь — парень из службы безопасности, перешёл в лоджию Верочки и пытался открыть балконную дверь.

— Готово, Михаил Викторович, переходите.

Я уже привычно перемахнул через перила и соскочил в лоджию. В квартире давно никого не было. Чисто, прибрано. Наверное, Верины родители ещё решили, что с ней делать. Ну? Почему сбежала? Куда? Медленно обошёл квартиру и не найдя никаких зацепок вышел в кухню. Игорь был в прихожей и проверял столик под зеркалом.

Я подошёл к окну и увидел на подоконнике разворот жёлтой газетёнки. И наше с Ингой фото на треть полосы. Чёрт! Вот, в чём дело! Так этому снимку уже сто лет. Где они его достали и втиснули сюда. Меня, вообще на том рауте не было. Вот, же сволочуги! Кормишь их, кормишь, а они всё равно норовят тебя грязью уделать!

* * *

Прошло два месяца. Здесь на юге, уже наступила весна. Я начала привыкать к новому месту. В общежитии познакомилась с женщиной, работающей в управлении ссузами. И она посоветовала мне место преподавателя общественных дисциплин в колледже. Сейчас у них эти часы были раскиданы по другим преподавателям, но с сентября будет полная ставка. Даже больше. Я съездила в этот колледж и договорилась с директором о найме. Это было такое же место работы, которое я оставила в своём городе.

Михаила я старалась вспоминать как можно реже. Но, он вспоминался всё равно. Иногда, мне даже казалось, что его силуэт мелькает в толпе. Я и не верила раньше в любовь. А теперь — ох, как верила. Потому что, эта самая любовь не давала мне спокойно жить. Но, не возвращаться, же побитой собакой и выпрашивать крохи внимания после других. У меня гордость есть. Переживём. Перемелется — мука будет, как бабаня говорила.

Интересно, что всё это время, других мужчин я вообще не замечала. Как будто их не было вокруг меня вовсе. Летом меня запрягли на работу в детский лагерь. Суматошное дело. Но, отказаться не было возможности, директор сразу предупредил, что тогда нормальной характеристики мне не видать. Нет, не думайте. Не такой как раньше, написанной на бланке и заверенной руководителем. Сейчас это делается по-другому. По телефону. Руководители просто делятся впечатлениями о бывших работниках. Так что, вернулась в город только к августу. Но, зато на новое место работы. Жить пришлось опять в общежитии. Но, теперь студенческом.

Вроде, всё наладилось. Студенты — это не школьники. У них подход к занятиям другой. Стимул есть учиться. Поэтому и работать с ними легче. Меня назначили куратором у первокурсников, и я самозабвенно окунулась в работу.

А на Новый год, я хотела съездить к родителям. Надеялась, что к этому времени, Михаил обо мне окончательно забудет, и я смогу приезжать в родной город, хотя бы изредка. По телефону и скайпу родители уверяли меня, что у них всё в порядке, а мою квартиру они сдают.

* * *

— Михаил Викторович! Я нашёл! Я нашёл Веру Ивановну. Она в краевом центре, в колледже работает.

Игорь ворвался в мой кабинет и бросил на стол газету, явно местного формата.

— Они были на осенних сельхозработах и хозяйство поблагодарило их за работу через местную газету. Вот!

Игорь победно ткнул пальцем в фото, где в окружении группы студентов стояла моя Вера. Надо же, почти год прошёл. Такая же маленькая, улыбчивая, но гордая. И, что делать с тобой, дорогая моя? Как объяснить, что уже был опыт брака со светской женщиной. Больше не хочу. Конечно, они тоже не одинаковы. И среди них есть вполне достойные. Но, в 39 лет начинаешь понимать, что искать нужно СВОЮ женщину. С которой именно тебе будет хорошо. Именно её ты видишь матерью своих детей. И именно с ней хочется просыпаться по утрам в одной постели, встречая новый день.

Глава 5

Этот сумасшедший год подходил к концу. Даже у взрослых детей бывают новогодние ёлки. В нашем колледже тоже был новогодний бал. Но, он проходил за два дня до настоящего Нового года, и я надеялась ещё успеть купить ёлочку и поставить её в своей комнате. Поэтому на следующий день после бала, я собралась на ближайший рынок за ёлкой и продуктами.

Стоя у машины с ёлками, я придирчиво рассматривала товар. Таких красивых и пушистых ёлок, как у нас, здесь, на юге не было. Вздохнув, я уже собралась брать любую, как услышала за спиной:

— Красивую ёлочку ищите?

Резко оборачиваюсь. Михаил. Стоит, улыбается и рядом пушистая ёлочка. Ноги, почему-то отказались меня держать, и я начала медленно оседать на тротуар. Михаил подхватил меня, не давая упасть, и прижал к себе, приговаривая:

— Всё, всё, всё хорошо уже.

Подхватив меня на руки, не обращая внимания на прохожих, донёс до скамейки и сел вместе со мной, продолжая держать меня на руках. К нам подошёл парень и спросил:

— Михаил Викторович, машину подгонять?

— Подгоняй, Семён, поближе только.

Парень убежал, а Михаил уткнулся носом мне в ухо и прошептал:

— Как же плохо без тебя было, малыш.

— Мне тоже.

Я провела ладонью по его лицу. Как часто оно снилось мне. И вот, рядом.

От парковки нам замахал рукой Семён. Михаил поставил меня на ноги.

— Сама дойдёшь?

— Дойду, конечно. А куда мы?

— Сначала ко мне. Я тут квартиру снял недалеко. Поговорим, обсудим. Больше не побежишь?

— Нет, наверное. Тяжело это.

— Ну, пойдём.

Меня взяли под руку, крепко притянув поближе, и осторожно повели к машине.

* * *

— Вера, ты долго ещё? А то я эту стрекозку удержать не могу.

Я выглянула в окно: Миша пытался удержать на коленях Аринку, которая елозила и старалась спуститься на землю. Но, полуторогодовалой крохе вырваться от отца было трудно. Зато, Данилка, бегая вокруг них, подначивал сестру:

— Давай, догоняй!

— Данил, ты взрослый парень. Целых семь лет, — строго заметила я. — Возьми сестру и помоги отцу довести её до машины. А папа возьмёт сумки. Наше семейство переезжало за город на всё лето. Недалеко от города в коттеджном посёлке у нас был дом. Мне нравилось там жить. Но, работать было негде. И это удерживало меня в городе.

Я по-прежнему преподавала в нашем колледже. Михаил перевёл головной офис в наш город. И мы жили здесь почти спокойно. Если не считать, что мне долго пришлось привыкать к присутствию охраны и обслуги в доме. В тусовках мы не участвовали. Но, приходилось бывать на значимых приёмах. Я озадачилась темой и даже изучила светский этикет, наняв для этого учителя. Пришлось заиметь знакомых стилистов и расширить гардероб. Но, особо я не заморачивалась.

Мишины знакомые вначале удивились нашему браку, но потом привыкли. Часто бывают у нас, ещё и уходить не хотят.

Так что, ДА! Бывают в жизни чудеса. Причём тогда, когда ты их совсем не ждёшь. Тогда, ты и получаешь подарок. Как я когда-то — ёлку на Новый год.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5