КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397890 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168630
Пользователей - 90459
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: 0 ( 4 за, 4 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Аш 4 (fb2)

- Аш 4 [СИ] (а.с. Аш-4) 608 Кб, 156с. (скачать fb2) - Вадим Львов (Клещ)

Настройки текста:



Вадим Львов АШ Книга 4

Глава 1

— Еще. — Сашка поставил перед барменом пустой бокал. Тот без разговоров наполнил его почти до краёв хаомой. Уже два бокала высадил, а его не брало. Да и не он один сегодня хотел напиться в хлам.

— И мне. — Свой бокал поставил Войдан. Налили и ему.

Одно из первых зданий, которое было восстановлено в Берсуате, был торговый центр. Военное командование прекрасно понимало — уцелевшим жителям нужно место, где они смогут встретиться, посидеть, выпить, купить что-нибудь — в общем, хоть немного побыть в месте, где ничего не напоминало бы им о пережитом.

Бар в торговом центре был забит под завязку. Смотрели новости, громко обсуждали, спорили, вспоминали пережитое, плакали. Бывало, и мордобои случались. Но, как правило, все заканчивалось нормально — всем было понятно, у каждого жителя была своя личная трагедия. Цифра погибших на Аркаме приблизилась к 62 тысячам человек.

Живые жители (их осталось около 200 тысяч) вначале размещались в развёрнутых временных лагерях. Там военные сумели организовать питание пострадавших, предоставили систему поиска, с помощью которой уцелевшие смогли довольно быстро найти всех живых родственников и друзей. Там же размещалась информация о найденных погибших, сообщалось об неидентифицированных останках и приводились их описание и приметы. Туда же, по прилёту Сашкиного транспорта, добавили информацию о спасённых из рабства, и список тех, кого выкупить не хватило денег.

Военные сразу стали привлекать жителей к работам по восстановлению города. Техники Сашкиной фирмы, к примеру, помогали военным восстанавливать энергоснабжение отстроенных зданий, другие жители помогали военным в строительстве, поддержании порядка, обеспечении питанием и остальных сферах жизни. Мирная жизнь, хоть и тяжело, но возвращалась на Аркам.

Новость о выкупе своих земляков разнеслась по всем соседним с Аркамом системам. Пожертвования пошли из Алатыря (Сашке лично прислали деньги Миран и Кукша, его товарищи по Тавре), Аладьеги, Асгарта.

Тут, наверное, надо объяснить механизм, действовавший в Гардаррской Федерации. Государство не вело переговоры с террористами и рабовладельцами, запрещало действие фондов и организаций, организованно занимавшихся выкупом попавших к арварцам. Но не возбраняло делать это рядовым гражданам, у которых родственники попали в беду.

Своя логика тут была. Правительство Гардарры резонно считало, что если оно вступит в переговоры о выкупе своих граждан, то с этого момента оно лишается и юридического, и морального права на ответные действия по отношению к рабовладельцам. Выкупили своих родственников рядовые граждане? Их право. Но государство могло в любой момент без зазрения совести абсолютно открыто отомстить арварцам. И мстило, не откладывая такие дела в долгий ящик. Именно поэтому связываться с гардаррцами чёрные, как правило, боялись. Да, страдали конкретные люди — но это была цена защиты всего общества. Почти так же, кстати, поступали армарцы — они за каждого гражданина готовы были вцепиться в глотку любому. Ну, по крайней мере, так декларировалось.

Почему же деятельность организаций, занимающихся выкупом рабов, была запрещена? Тут у гардаррцев перед глазами был дурной опыт Объединённого Королевства Галанте. Такие организации свободно действовали, по крайней мере, на Мерсии. Вот только в итоге они выродились в филиалы тех же работорговцев. Их функционеры получали очень неплохую зарплату, из тех же денег, что подданные Королевства жертвовали на выкуп своих родственников. А вскоре и банки подключились к этому процессу. У тебя нет денег на выкуп родни? Банк даст тебе кредит, под грабительский процент, правда, столько, сколько запросит фонд или организация, занимающаяся централизованным выкупом. И всю оставшуюся жизнь сиди в долговом рабстве, передав долги по наследству своим детям. Галанте было единственным государством в Содружестве, где по наследству передавались долги. Что поделать — деньги в Галанте были святыней, ну разве что немного уступая в этом самой Королеве.

Поэтому сейчас на Аркаме сбор средств для выкупа оставшихся узников вел один из тех, чей ребёнок еще сидел в отстойнике Хаар-Махрума. Сашка перевёл ему полученные средства.

— Нас снова бросили. — Сказал кто-то удручённо.

Многие так же восприняли сегодняшнюю новость, о том, что условия договора Гардарры с Содружеством относительно федеральной колонии Аркам остаются в силе.

— Блять… — один из соседей махом осушил бокал хаомы и хлопнул его на стойку. — Придётся уезжать отсюда. Жаль…

По совместному заявлению представителей Дипломатического Департамента Гардарры и Совета Уполномоченных, представлявшего Содружество, Бахта оставалась под юрисдикцией Содружества, время на постройку космической станции увеличивалось до 10 лет. Так же подтверждался демилитаризованный статус Аркама. Правда, касался теперь он исключительно наличия в системе гардаррского флота. Более того — появился дополнительный пункт. Теперь, если федеральная колония не вырастет за это время до уровня метрополии, вся система перейдёт под прямое управление Содружества. Эта новость как обухом по голове приложила каждого жителя Берсуата.

Сашка сделал большой глоток хаомы и аккуратно поставил бокал на стойку.

— Войдан, а что нужно федеральной колонии сделать, чтобы стать метрополией? — вдруг задал он вопрос, так громко, что услышали все его соседи.

— Если ты про Аркам — забудь. — Войдан уже был под хмелём.

— Не забуду. Войдан! Да очнись ты! — Сашка чуть трясти не начал того.

— Ну, слушай. — Войдан смотрел на него мутнеющим взглядом. — Для начала — содержать всю инфраструктура системы самим. Космопорт, гравипередатчики. То есть, все граждане платят федеральный налог. Сумма собранных налогов идет покрытие следующих расходов: армия — в первую очередь. Суды, полиция, — во вторую. Затем идёт очередь местных муниципалитетов, и обеспечение поддержания в рабочем состоянии гравипередатчиков и содержание космопорта системы. Как ты понимаешь, чем больше жителей системы, тем больше собирается налогов. Критический уровень, при котором налогами удаётся поддерживать содержание минимальной инфраструктуры — 10 миллионов жителей. А у нас было 250 тысяч, 60 погибло, да и еще где-то 80 тысяч, оставшись без работы, рабочих контрактов, потерявших родственников, собрали вещички и отчалили с Аркама в метрополии. И я их не обвиняю. Жить десять лет в ожидании того, что снова надо будет куда-то перебираться?

Сашка всё понимал, и тоже не осуждал тех людей.

— Послушайте меня. — Он обращался к окружающим. — Я, конечно, «дикарь»….

— Какой ты дикарь! — крикнул кто-то. — Наш ты, гардаррец! А за такие слова в следующий раз в лоб дадим.

— Спасибо! Спасибо вам всем… — Сашку растрогали слова незнакомых ему людей. — Но я хотел бы продолжить. На моей родной планете тоже были войны. Сто лет назад была Мировая, десятки миллионов погибли. И моя страна участвовала. Был во время той войны случай….

И Сашка пересказал им историю героической обороны маленькой крепости Осовец. Крупные крепости, отстроенные по современным на тот момент канонам, типа Льежа, немцы брали за несколько дней. Осовец держался полгода.

— … Вы понимаете, командование противника тогда принесло чемодан денег и просто объяснило, что это стоимость снарядов, которые им нужно затратить на уничтожение Осовца, и предложили командиру крепости сдать её за эти деньги. А он только рассмеялся им в лицо. И крепость продолжала держаться — Сашку уже слушал весь бар. — А под конец, противник использовал ядовитые газы, чтобы уничтожить таких упёртых врагов. Но когда солдаты противника подошли к крепости, на них, из облаков ядовитого газа, пошла в атаку последняя рота, оставшаяся в живых. Они харкали кровью, так как тоже попали под ядовитое облако. Но всё равно бежали вперёд. И враг, превосходящий их в количестве, дрогнул и побежал назад… Вы сейчас думаете — зачем я вам это рассказываю? Наш Аркам — это такой же Осовец, а мы, жители — его защитники. Вы многие служили в армии, многие прошли боевые операции. Вам ли мне объяснять, что бывает, когда командование оставляет на одном направлении немногочисленные силы, потому что противник должен нанести туда удар. И тогда, когда силы противника будут скованы, свои основные силы командование бросит на прорыв. А те, на кого пришёлся удар, чаще всего гибнут. Не потому, что они плохие — вместо них вполне могли оказаться другие. Просто сегодня вот так жизнь повернулась. Вот скажите, если бы тот командир крепости отступил — его бы кто-нибудь осудил? Нет, поскольку он был в неблагоприятном положении. Но именно из-за упорства защитников его крепости, другие части смогли отступить на подготовленные позиции, без потерь, а может быть и полного разгрома.

Сашка отхлебнул хаомы из бокала.

— Вы смотрите за мировыми новостями? — снова задал он всем риторический вопрос.

Он был риторический, потому что все были в курсе тех событий, которые пронеслись в Содружестве за месяц их отсутствия и два недели после прибытия.

Во-первых, Чрезвычайный и Полномочный посол Гардаррской Федерации потребовал личной аудиенции у Её Величества Бетаниэль Второй. О чём они там разговаривали, осталось неизвестным, но по окончании аудиенции Её Величество выползло на публику и зачитало свою речь, в которой обвиняла урканские власти в произволе и геноциде этнических гардаррцев.

Во-вторых, погиб Ниэллон, восходящая звезда «новой аристократии» Королевства. Вот так, летел на челноке — и ушёл в штопор. Говорили, несчастная любовь…

А в третьих, на следующий день после выступления аграфской Королевы, гардарский флот появился одновременно во всех пяти восставших системах Урканы — трех системах кластера Нисакус, на Ольвилии и Милетте. Флот без предупреждений подавил связь урканских войск, разрушил командные пункты управления и блокировал переход в гипер из указанных систем. Неудивительно, что в течение недели все урканские гарнизоны в этих системах капитулировали, а повстанцы сразу подняли над административными зданиями населённых пунктов занятых планет флаги Гардарры. Снова, как по накатанной, во всех пяти системах прошли референдумы, и уже пару дней освобождённое население этих систем праздновало принятие парламентом Гардаррской Федерации акта о воссоединении.

А вчера всех жителей Аркама снова приложили гранитной плитой по морде, объявив условия соглашения Гардарры с Содружеством. Естественно, такие новости видели все.

— Ну так вот что я скажу. Да, мы оказались тем малочисленным подразделением, на которое идет накат многократно превосходящего противника. Мы выстояли первый натиск — благодаря этому восемь бывших урканских систем воссоединились с Гардаррой. Вот теперь и скажите — велика ли плата? Я скажу, что сам считаю — не знаю как вы, а я остаюсь на Аркаме. — Сашка оглядел всех присутствующих. Народ слушал, и слушал внимательно. — Я прибыл сюда… скажем, найти одного человека. Но за эти месяцы Аркам — а это в первую очередь все вы — стал моим домом в этом мире. И я его никому не отдам, ни сейчас, ни через десять лет.

— Аш, но у тебя на Аркаме даже дома не было… — послышался чей-то голос.

— Твоя правда. Именно что не было. А теперь будет. Я беру кредит в Первом Планетарном на строительство дома. Здесь, в Берсуате. И вам того же желаю.

Сашка сел в кресло, и снова отхлебнул хаомы. Вроде алкоголь стал брать свое.

Шатаясь, они возвращались с Войданом в лагерь для пострадавших. Жилой сектор восстанавливали так быстро как могли, но всё равно быстро отстроить его не было возможности. Дом Войдана был полностью стёрт с земли, как и дом Туры, и как гостиница, где до этого жил Сашка.

— Аш, — шевелил Войдан губами — Сашка его еще ни разу таким датым не видел. — Ты всё правильно сегодня сказал. Я думаю, те, кто подумывали уезжать, решат остаться. Но всё равно — где взять 10 миллионов человек? Федеральное правительство сейчас вряд ли сможет помогать Аркаму — восемь систем надо поднимать из руин. Туда сейчас идут почти все свободные ресурсы. Людей для колонизации нет.

— А что, обязательно должны быть гар..-ик! — дарцы? — Сашка был не в лучшем состоянии.

— Ну… Приедут из Делуса. Через десять лет объявят себя гауляйтерством какого-нибудь протектората. Или ты арварцев с галифатцами решил позвать? — Войдан истерически захихикал.

— А такие как я… — почему-то вырвалось из Сашки.

— Что — такие как ты? — Войдан немного протрезвел.

— Ну… как я. Если приедут такие как я. Кто примет Гардарру как свою вторую Родину?

— Аш. — Войдан шатался, но смотрел довольно трезво. — А ты сможешь 10 миллионов привезти?

— Не знаю. Только сейчас мысль в голову пришла. — Сашка смотрел на него пьяно-честными глазами. — Войдан! Я буду над этим думать! Как это сделать — не знаю. Но… я сделаю.

Они приползли к лагерю, их пропустили без разговоров — сегодня не они одни пришли в лагерь «на рогах».

Следующим утром Войдан сидел в комнате, отведенной в штабе военного командования под засекреченную связь, и вел беседу с отцом.

— Здравствуй, сын. — Витень как всегда был в своём кабинете.

— Здравствуй, отец. Соля прибыла?

— Да, всё нормально. Что ты хотел сообщить?

— Мы вчера с Ашем надрались под самые брови.

— Понимаю. Думаю, пол-Аркама вчера были в хлам.

— Это так. Но мы по пути в лагерь обсуждали пути сохранения Аркама под нашей юрисдикцией. И Аш предложил идею — завезти на Аркам 10 миллионов его земляков. Как это делать — он не знает. Но, судя по всему, у него есть идея, как найти свою планету.

— «Дикие», говоришь… 10 миллионов… — Витень пребывал в размышлениях. — А кто им нейросети поставит? Денег у правительства почти нет, и не будет еще несколько лет. Последние присоединённые восемь систем сейчас поглощают всё без остатка. Да, через несколько лет они полностью интегрируются в нашу экономику, и дадут прибыль сторицей. Но пока — так. Так что просто «диких» нам мало. Нам нужны «дикие» с установленной нейросетью, и, желательно, с изученными базами.

— Я подкину ему эту мысль. Отец… Моя миссия здесь выполнена. Не так, как бы я хотел, но я сделал что мог.

— Она не выполнена, сын. Она просто поменялась по ходу выполнения. Ты раньше просто наблюдал за Ашем — теперь надо будет незаметно защищать его. Это уже лично моё задание тебе. Смотри — парень обезвредил диверсантов, обеспечил Аркам оружием, передал сообщение на Арту после нападения. Детей из рабства вывез! Милость Создателя, что он на нашей стороне.

— Я понял. — как-то облегчённо вздохнув, сказал Войдан. — Служу Гардарре!

Глава 2

Сашка за две недели после возвращения восстановил работу энергостанций города. Не зря он во время осады обесточил весь город — основные магистрали энерговодов Берсуата не пострадали. А вот оборудование силового щита нужно было устанавливать с нуля — по станции управления силовым щитом крейсера агрессоров били в первую очередь.

Прибыв более месяца назад на Аркам с выкупленными из рабства, Сашка дал хороший пример другим — его транспорт в тот же день попросили члены семей ещё томившихся в арварском «отстойнике». Сашка передал его без разговоров. И вот сегодня корабль прибыл — почти две тысячи жителей Аркама (точнее, 1982 человека) вернулись домой. Сашка снова был в долгах как в шелках — он снова взял кредит в Первом Планетарном, почти полста корпа, и сразу купил дом. Дома пока ещё не было — было место, был проект дома, и оплата его строительства. Многие жители Берсуата стали покупать дома в кредит, и очередь на строительство его дома подойдёт лишь через несколько месяцев. Тем более, что вначале восстанавливали дома уцелевших жителей.

За эту пару недель лагерь, где он жил, немного поредел — жители возвращались в отстроенные им дома. Но Войдан так и оставался в лагере. Как он говорил, не может он один претендовать на дом, когда есть семьи с детьми, которые ютятся в переносных жилых модулях.

Несколько дней назад они снова выпили в баре, и Войдан высказал ему свои сомнения насчет завоза «диких» — экономика Гардарры напоминала дизель-генератор, принявший на себя большую ступень нагрузки. Она вытянет, вне сомнений, но сейчас — «переходной процесс». К «диким» нужно было в довесок иметь деньги на нейросеть, и желательно, ещё на необходимые для работы базы знаний. Сашка принял это к сведению, но в уныние не впал — в его голове стал складываться поистине дьявольский план.

Он вспомнил, чем его так зацепил БарАбас — он один из всех гулгров носил за спиной рюкзачок, и не расставался с ним даже когда сидел в кресле. Не просто торговец «чёрной костью» был этот ящер, а член запрещённой на Егеве секты «Кабата», пожирающей людей во время религиозных праздников. Вот и пригодился совет БарХаша. Сашка, кстати, просмотрел армарский голофильм «Отважный гулгра БарХаш и его верный тсой», снятый армарцами по его воспоминаниям. Ржал он долго — БарХаш изложил историю в удобном им обоим виде, нигде не упомянув про Сашкину нейросеть. Ну а как это воплотили сценарист и режиссёр — оставалось на их совести. В мире Содружества «Голо-бууд» так же можно было по праву называть «фабрикой грёз».

Орей после гибели Деяна стал директором их фирмы, предложив Сашке должность главного инженера. Сашка согласился принять должность, но лишь после того, как будут завершены работы в городе. Персонал у них тоже уменьшился — теперь, после гибели трёх техников, их оставалось семь. Людей не хватало, и работать приходилось допоздна.

Тут ещё и Бахта подсуропила. Там тоже всё было разбито и разрушено, и помимо этого разбежался весь персонал. Там стали предлагать работу жителям Берсуата, в том числе и их компании. С одной стороны, нужно было восстанавливать свой город, с другой стороны — кушать-то хочется. Орей с Сашкой решили так — неделю они работают в Бахте, неделю — в Берсуате. Сашка внес свою поправку — оба выходных они будут работать в Берсуате. Суровые времена, суровые меры. Техники как один приняли Сашкину сторону.

Орей не возражал. Вроде бы для пополнения средств Сашке стоило бы поискать ещё артефакты Предшествующих, но искать их можно было бы неделями, а Биржа была сейчас закрыта, и дата возобновления её работы постоянно переносилась на более поздний срок. Тем более, что Сашка просто нутром ощущал, что обязан хоть как-то облегчить жизнь жителям его города.

Две недели они отработали в заявленном Сашкой режиме. В Бахте они восстановили энергоснабжение центра деловой части города, в Берсуате установили и подключили оборудование силового щита делового центра. Военные инженеры тоже даром времени не теряли, восстановив второй силовой щит. У техников ещё были работы в Берсуате, но работ, требующих Сашкиного присутствия, в ближайшей перспективе не было.

Взяв себе выходной, Сашка решил слетать порыбачить. Войдан был занят — космопорт уже был восстановлен, и теперь шли плановые работы по его расширению. Карантин с системы был снят, и Аркам снова стал принимать пассажирские и грузовые корабли.

Подлетая к «прикормленному» месту, Сашка вдруг задумался — а как тогда добирались до него Лораниэль с группой захвата? Сашка не стал садиться на старое место, а пустил челнок по спирали — вскоре Малыш сообшил о каком-то объекте. Совершив рядом с ним посадку, Сашка подошёл к нему вплотную — это был скрытый активной маскировкой аграфский челнок. Малыш за сорок минут подобрал к нему код доступа, и дал команду снять маскировку и открыть трюм.

Челнок был новенький, износ — почти нулевой, а в трюме Сашка нашёл транспортировочный луч — и станнер. Вот идиоты, могли бы им его вырубить, подумалось Сашке. Было ясно — этот бот нужно передать военному командованию. Сидя в своём челноке, Сашка связался с Войданом и кратко изложил ему суть дела. Тот был очень занят, но сразу же передал услышанное нужным людям. Не прошло и получаса, а рядом с Сашкиным челноком припарковался армейский челнок, из которого вышли несколько человек.

— Аш? Я Ратмир. — представился один из них. — Войдан передал мне…

— Пойдёмте — Сашка сразу повёл всех к аграфскому челноку.

Добравшись до Сашкиной находки, военные сразу приступили к его изучению.

— Как ты его нашёл? — Ратмир не ходил вокруг да около.

— За три дня до атаки на Аркам отдыхал тут. Рыбу ловил. — Ратмир не понимал, что это такое, но слушал не перебивая. — Заметил слежку. Завел их в ловушку. Перебил почти всех. Это была группа захвата из консульства Галанте в Бахте. А вот сейчас подумал поискать то, на чём они сюда добрались. Вот и нашёл.

— А где группа захвата?

— Пятерых уже рыбы съели. В реку выкинул. А шестую взял на Хаар-Махрум. И обменял на почти триста человек наших.

Группа, изучавшая челнок, перекинулась парой слов с Ратмиром. Они сели в аграфский челнок, и тот, поднявшись, сразу отправился в космопорт, часть которого оставалась за военными.

— Пошли, расскажешь поподробнее — Ратмир направился к месту парковки их челноков.

Сашка показал ему лаз с проходом в подземелье, оставшееся со времён Катастрофы, и место, куда он выкинул трупы аграфов.

— Что же это была за аграфка, что за неё столько наших отдали?

— Дочь Лорда клана Мака Предгорного.

— Леди Лораниэль?? С какой красоткой ты две недели полёта провел! Небось, мастерица в сексе? — в шутку подначивал Сашку Ратмир. А Сашка уже месяц как не мог шутить.

— Какое там мастерица. — устало ответил он. — Ничего не умела. Девственница была…

Ратмир смотрел на него ошалевшими глазами. Обратный путь до Берсуата прошёл в полном молчании.

Сашка попросил Орея дать ему несколько дней — непосредственно для него работы не было, Бахта могла подождать, и он решил начать воплощать свой план в жизнь.

Для начала, он отправил письмо главе Торгового Дома «Абас», где изложил свой вопрос — какое количество галифатцев мог бы приобрести уважаемый БарАбас? Ответ пришёл быстро — это был номер для связи лично с БарАбасом. Межсистемная связь, конечно, стоила денег, но Сашка не стал скупиться и вызвал абонента.

— Приветствую Вас, уважаемый БарАбас! — начал он, увидев на виртуальном экране физиономию ящера.

— И я тебя приветствую, тсой! Кстати, ты в прошлый раз так и не представился…

— Аш. Просто Аш. Приношу свои извинения.

— Не извиняйся, Аш. Перейдём к существу твоего вопроса. Какое количество галифатцев ты мог бы поставить?

— Уважаемый БарАбас… Я могу в течение двух месяцев поставить около 2 тысяч галифатцев. Но есть… скажем так… два момента.

Ящер смотрел на Сашку проницательными глазами.

— Галифатцы — мои личные враги. Я вынужден буду их продать, чтобы потратить средства на помощь моим соплеменникам. Но душа моя не будет давать мне покоя — ведь эти подонки останутся жить. Я хочу быть уверен, что жизнь их будет короткой, а смерть — мучительной. — Сашка выжидающе смотрел на БарАбаса.

— Я даю тебе слово — каждое слово ящер словно отмерял. — Никто из них, с момента как они будут выкуплены, не проживёт дольше 3-х месяцев. Ужасную смерть их тоже обещаю.

— Я верю Вашему слову. — в глазах Сашки заиграла злобная радость, что отметил и ящер.

— Какой второй момент, уважаемый Аш? — ящер даже подобрел, как показалось Сашке.

— Система доставки. Хаар-Махрум находится слишком далеко. Я уложусь за два месяца, не вопрос. Но если будет назначена точка рандеву ближе к Егеву… Срок поставки будет уменьшен.

Ящер задумался.

— Не будем спешить. Проведём одну сделку тут, на Хаар-Махруме. Я подожду два месяца. Это будет разовая поставка? — вопрос был для него явно не праздный.

— Я рассчитываю на долговременное сотрудничество. — ответ Сашки пришелся БарАбасу как бальзам ну душу.

— Тогда перейдём к технической стороне. — с физиономии ящера ушли все эмоции, и он снова отрешённо смотрел на него проницательным взглядом. — За каждого галифатца оплата 40 тысяч. Это на 10 тысяч больше, чем дают арварцы, но на 20 тысяч меньше, чем они продают. Устраивает?

Сашку устраивало вполне.

— Тогда вот соглашение о намерениях. — Сашка получил файл, ознакомился и переслал его обратно. — Отлично. Жду тебя здесь, на Хаар-Махруме, через два месяца. Прибудешь раньше на неделю — премия в 2 тысячи за каждого галифатца. И ещё. Будут арварцы — не стесняйся, привози.

Он попрощались. Отсчет операции начался.

Сашка находился на собственном транспорте и вёл подготовительные работы. Он уже переделал каюту капитана в шесть стандартных кают. Теперь их было двадцать восемь. Столовую он трогать не стал, а вот модули с кубриками для десанта срезал полностью. Сейчас это было одно огромное помещение, где он наметил три прохода, которые будут разделять ряды с клетками. Материал пока был под рукой, и он приступил к изготовлению клеток. По мере изготовления они занимали места. Для экономии места в помещении был организован второй ярус, с которого был доступ на клетки, которые он разместил на стоящих в нижем ряду. Работы должны были занять ещё три дня, после чего он отправится в долгое путешествие. Трюм на транспортнике был небольшой — в него поместится грузов не больше, чем в карго малого класса. Ну да ему и не нужно. Четыре лётные палубы тоже были избыточны, но тратить время на их переделку подо что-то другое времени уже не было. Сашка вспомнил, что у арварского уродца так ещё и не было названия. Первое, что пришло ему на ум — «Немизида». Возмездие.

На следующий день к нему на транспорт причалил челнок Войдана.

— Ты что, куда-то готовишься улететь? — с каким-то подозрением спросил он.

— Да. Где-то на два месяца. — Сашка продолжал работу.

— Возьми и меня. — Сашка повернулся. Войдан смотрел на него честными глазами. — Нечего мне делать, Аш. Управление космопортом в руках военных, я помогал им, пока шло восстановление. Сейчас он в рабочем режиме, снова транспорты идут на Аркам. Диспетчеры вошли в ритм, расширение космопорта идёт по плану. Как мне объяснили в штабе, еще полгода они будут осуществлять прямое управление Аркамом. Так что шесть месяцев мне суждено просто ходить на работу. И почти ничего не делать. Не хочу.

— Ты даже представить себе не можешь, на что подписываешься… — Сашка не хотел втягивать друга в это грязное дело.

— Аш. Я не знаю, куда ты собрался, но уверен, что это важно Аркаму. Все, что бы ты здесь ни делал, шло на благо Гардарре. — Войдан говорил как пел. — И сейчас, думаю, тебе понадобится моя помощь.

Сашка стоял и думал. Да, Войдан его друг, вместе, считай, две кампании прошли. Но вот так раскрыть свой план… Несколько месяцев назад сам Сашка ужаснулся бы ему.

— Войдан… Я собираюсь делать мерзкую вещь… Мне перед Создателем отвечать за неё, и не уверен, что ответить получится. Единственно моё оправдание — это я сделаю во благо других, кто в этом нуждается.

— Я готов… Аш, да раздери тебя! Ты тогда в баре у людей разбудил в душах веру в будущее Аркама! — Войдан завёлся. — А насчет ответа перед Создателем — мой выбор, мои грехи, и я сам отвечать перед ним буду.

— Тогда поклянись. Именем Создателя. Что ты ни словом, ни делом, ни взглядом не осудишь меня. И что то, что увидишь, останется с тобой.

— Клянусь. Именем Создателя. — Войдан был серьёзен, и не лгал.

— Тогда слушай. Мы отправляемся на два месяца. Из них три недели займёт путь до Хаар-Махрума. И две недели на дорогу домой. Мы двое сможем пилотировать кораблём.

— Мало. Хотя бы трое техников надо. Трое твоих ребят полетят с нами. Я поговорю с ними.

— Хорошо. Нам нужен будет ещё один челнок. Со станером — он многозначительно посмотрел на Войдана.

— Будет. Я полетел на поверхность, говорить с Ореем.

Через три дня транспорт проекта «Онисангякут» по имени «Немезида» покинул систему Аркама. На борту было пятеро — Сашка, Войдан, и трое техников — Былята, Видан и Бакуня. Последний просто умолял взять его с собой. Видно, романтика из его задницы так и не вышла, даже тяжёлое ранение при обороне города не изменило его весёлого и дурашливого нрава. Впрочем, как специалист он вырос, это признавали все. Орей отдал их скрепя сердце, и Сашка пообещал себе — он привезёт ему новых инженеров и техников.

Транспорт шёл в старую добрую систему NPQV-1949-GWLK.

Глава 3

За две недели пути с тремя «подскоками» они, наконец, добрались до точки назначения.

— И что мы здесь будем делать? — Войдан не понимал, что они здесь забыли. — Нет, можно остатки груза с «Фаралии» забрать…

— Заберём. Но не сейчас. — Сашка вёл «Немезиду» ко второму газовому гиганту. — Мы ещё не раз сюда прилетим.

Вот «Сатурн» во всей своей красе. А вот его полюс — «шестигранник» так и продолжал закручиваться атмосферным штормами. Войдан заворожено глядел на тактический экран, куда выводилась картинка с видом планеты.

— Готов? — почему-то задал вопрос Сашка, посмотрев с прищуром на него.

— К чему? — Войдан не понимал.

— Ну, тогда держись. Только ничего не говори сейчас мне под руку — и Сашка направил «Немезиду» прямо в центр «шестигранника».

Войдан и охнуть не успел, как корабль нырнул в «черноту» — но тут же выскочил из неё, а навигационная система выдала сообщение о нахождении в другой звёздной системе.

— Так это… ох бля… «червоточина»? — Он ни разу в жизни не пролетал через них.

— Она самая. А это моя звёздная система. — Видя ошарашенное лицо друга, продолжил Сашка. — Мне Кнарп перед смертью успел сказать. Кто бы знал, что всё время я был в двух шагах от моего дома. Для того, чтобы это узнать, сколько световых столетий пришлось преодолеть…

Он тем временем направил транспорт на маленькую яркую звёздочку. Времени до прибытия к Земле оставалось три часа. Она медленно росла в размерах, и Сашка вывел её увеличенное изображение на тактический экран. Вдруг бортовой искин заорал благим матом:

«Внимание! Опасность! На орбите планеты находится Боевая станция Предшествующих!»

И тут старый ящер оказался прав — Искин отобразил Землю, в стороне от которой находилась Луна, полностью отмеченная искином красным цветом опасности.

— Создатель… — шептал Войдан. — Куда ты нас завёз, Аш? Она же уничтожит нас!

— Если МейЛи смогла прорваться к планете, то и мы сможем.

По оценкам искина, им следовало встать на гелиостационарной орбите между Землёй и Марсом, и дождаться, когда Луна зайдёт за планету. У них будет около трёх часов, чтобы побывать на планете.

«Хозяин!» — проснулся Малыш. — «Я чувствую кого-то. Он страшный.»

«Ты можешь с ним поговорить?» — «Мне страшно. Он страшный.»

«Он просто устал от одиночества, как и ты». Малыш молчал. А через несколько минут он снова связался с аСашкой. Сейчас в эмоциональном плане Малыш напоминал действительно напуганного малыша.

«Хозяин! Он не хочет говорить. Говорит, что хочет умереть в одиночестве. Ему осталось две-три сотни лет и он уйдёт. Навсегда!» — Если бы он мог плакать, то сейчас залил бы Сашку слезами.

«Малыш, прошу тебя, попроси его разрешить нам побывать на планете». Малыш, видимо, долго не решался, но всё же обратился к искину Станции.

«Он не разрешает садиться на поверхность станции. Но он разрешил этому кораблю быть на орбите планеты. Только просил к Станции не подлетать».

«Спасибо, мой маленький друг» — Малыш «утёр слёзы» — «Ты не представляешь, как нам помог». — Малыш «улыбнулся».

«Немезида», скрытая маскировочным полем, висела на орбите Земли аккурат над экватором. Центральный тактический экран в корабельной рубке показывал лежащую под ними Африку, и чуть выше её Европу.

— Ну, вот теперь поговорим о моём плане — Сашка смотрел на экран. — Войдан… — повернулся он к нему — ты помнишь свою клятву?

— Да.

— Тогда слушай. И постоянно помни о ней. Это моя планета. На ней живут разные расы. Тут живут практически… все, скажем так. Местные… гардаррцы, делуссцы, арварцы, галифатцы… — Войдан слушал и не мог представить себе такую планету. — И оширцы есть, и синтонцы…

— Что же у вас за планета такая?… — столько новых впечатлений его просто «перегрузили».

— Уж какая есть. Но мы здесь с двумя целями. Взять первую партию моих земляков, «гардаррцев», кто согласится уехать отсюда. Для этого мне пару дней нужно побыть на планете.

— Можно и я с тобой?

— Лучше я один. Ты, в случае чего, единственный шанс выбраться отсюда для остальных. Думаю, за пару дней мы управимся. А вот потом настанет время для второй части моего плана. Нам же нужно обеспечить их нейросетями, да и денег на базы оставить? Вот мы и будем добывать деньги.

— Но как? — Войдан всё никак не мог сообразить, как тут можно быстро заработать.

— Мы отловим местных «галифатцев», после чего последуем на Хаар-Махрум. Помнишь БарАбаса?

Войдан кивнул.

— Это не просто гулгра — это высокопоставленный член секты «Кабата». — Глаза Войдана стали выражать ужас. Сашка продолжал. — Мы продадим ему этих «галифатцев», и вырученных денег хватит, чтобы обеспечить новых жителей Аркама.

— Но… их же съедят… — в голове Войдана это просто не укладывалось.

— Естественно. А ты что, хочешь, чтобы их выкупили галифатцы? Настоящие, в смысле. Тогда эта сволочь будет бедокурить по всему Содружеству. Сколько ещё таких Аркамов они устроят? А так гулгры и денег нам отвалят за них, и утилизируют их.

Войдан испытал шок, но быстро пришел в чувство.

— Но как ты хочешь их везти? — технология ему была непонятна.

— А вот об этом — Сашка улыбнулся какой детской улыбкой. — мы поговорим, когда будем улетать отсюда.

Челнок высадил его там же, откуда его забрала МейЛи — на окраине дачного посёлка. Комбинезон Сашки был внешне поход на комбинезоны рабочих коммунальных служб, поэтому никто не должен был обратить на него внимания. На даче было пусто, но было видно, что кто-то поддерживает её в хорошем состоянии. Сашка направился в сторону электрички.

Он поднялся на платформу, которая была пустая, дождался «зелёной хвостатой», и направился в Первопрестольную. Вокзал (он перепрыгнул через турникет). Метро (там он сошёл за его работника). Пока ехал, Сашка вслушивался в забываемую родную русскую речь. Наконец, его станция. Вот его дом, подъезд, старый код ещё действовал. В квартире кто-то жил. Дверь открыла дочка, Настя. Простояв мгновения, она с визгом бросилась ему на шею.

— Папка!!!! Ты жив!!!! Мы с мамой тебя несколько месяцев искали!

— Жив, жив! Но испытал немало.

Они зашли в квартиру.

— Как мама?

— Пап… Она замуж вышла… — дочь почему-то стеснялась это сказать.

— Он… что… — Сашка уже настроился на серьёзную разборку. — Обижает её? Тебя выгнал?

— Нет, что ты! — дочка заулыбалась. — Ну… просто подумала… Тебе может это неприятно? Да помню я, что вы уже два года не жили вместе. А отчим хороший. Он врач, занимается реабилитацией людей, кто потеряли конечности… Мама его любит. И ко мне он хорошо относится. Он ведь сам на одной войне был… Но он врачом был.

Тут она всплеснула руками.

— Ой, я сейчас ей позвоню! — Она схватила телефон.

— Доча! Подожди! Скажи ей — пусть пока никому ничего не говорит. Хочет — пусть с мужем приедет.

Дочка дозвонилась до его бывшей, и через час они вчетвером уже сидели на кухне, пили чай. Нынешний муж бывшей супруги Сашке понравился. Бывает — видишь человека, и испытываешь к нему простую человеческую симпатию.

— Игорь. — представился тот.

— Александр!

— Я понимаю, — начал Игорь, — такие обстоятельства знакомства…

— Брось, — Сашка улыбнулся — Я рад, что Наташа нашла хорошего человека. Тем более, что я не знал, вернусь ли когда-нибудь сюда или нет. Поэтому рад вдвойне, что в её жизни появился кто-то, кто смог поддержать её.

— Папа… Ты в рабстве был?.. — вдруг спросила Настёна.

— Был. — Сашка вспомнил месяцы, проведённые на «Атхе». Дочка поняла по-своему.

— Тебя боевики в горах держали?

— Нет. Не буду врать. — Сашка пошёл ва-банк. — Что у нас сегодня?

— Пятница — немного удивлённо сказала Наташа.

— То есть, завтра выходной. Если у вас нет никаких планов, я приглашаю вас съездить со мной в одно небольшое путешествие. На несколько часов.

— Прямо сейчас? — удивлённо спросила Настёна.

— Да. До нашей дачи.

— Поздно уже. — с сомнением в голосе сказала Наташа.

— Мам… давай съездим с папой… — дочка стала её уговаривать.

— Игорь, поедем с нами. Поверь, это мне очень важно, а вам может быть познавательно. Обещаю, что через несколько часов вы будете все здесь.

Сомнения брали Игоря, но он согласился. Видимо, его авторитет взял верх, Наташа тоже согласилась.

Они стояли как раз чуть в стороне от висящего челнока, скрытого маскировкой.

— Я ничего пока не буду объяснять вам, просто покажу. — и Сашка активировал и деактивировал «жидкую маскировку». Настя взвизгнула, Наташа чуть не упала в обморок, Игорь смотрел на него как на Копперфильда.

— Да не смотрите вы так. Я это, я. А показал для того, чтобы потом в обморок не попадали. Игорь, вам, как врачу, то, что увидите, будет интересно. Слово даю. — Сашка хитро прищурился — Ну что, готовы?

— Да, — пробормотал Игорь.

Челнок сел, не снимая маскировку, и открыл вход в трюм.

— Добро пожаловать! — Сашка направился внутрь, но тут же обернулся на вскрик — Наташа всё же упала в обморок, Игорь заботливо держал её.

— Не бойтесь. Это мой корабль.

Ему ещё несколько минут пришлось уговаривать Игоря. Дочь, кстати, не испугалась.

Они аккуратно занесли Наташу внутрь, Игорь остался с ней, а дочка деловито уселась в ложемент рядом с Сашкой.

— Ну… поехали!

Через несколько минут челнок сел на первой лётной палубе. Там их ждала вся Сашкина команда.

— Так. — Сашка был немногословен. — Женщину в медбокс.

Игорь с дочкой смотрели на него с недоумением — Сашка говорил на неизвестном языке.

— Игорь, сейчас положим Наташу на полчасика в медкапсулу. Тебе, думаю, будет интересно посмотреть технологии далёкого будущего в действии.

Медбокс пустовал — некому нам было находиться. Сашка активировал одну капсулу, проверил уровни заполнения картриджей. Уложив Наташу, он дал команду на диагностику организма. Пара минут — и вот он зачитывает Игорю полный список. Тот теперь смотрел с живым интересом. Что ни говори, врач он был не просто по профессии, а по призванию. За эти полчаса он запытал Сашку вопросами. Дочка тоже хотела всё осмотреть, но как ей всё объяснить?

Бакуня, тусовавший рядом (никак глаз на дочку положил, прохиндей!), сразу достал ментообруч со стандартоязыком, что остался на транспорте от арварцев.

— Настёна, язык учить будешь? Чтобы понимать, что тебе рассказывают?

Дочка естественно хотела, и готова была учить столько, сколько нужно — хоть год, хоть пять лет. Сашка рассмеялся:

— Обруч — на голову! — Командовал он самому себе, водружая дочке на голову ментообруч. — и в медкапсулу! На два часа, чтобы голова не болела.

Вот и вторая капсула была пущена в работу. Бакуня устроился с капсулой, где лежала Настёна, и уходить, судя по всему, не собирался.

Первая капсула сообщила, что пациент в норме. Отъехала в сторону панель — и оттуда поднялась Наташа — помолодевшая сразу лет так на пять. Игорь глазам не мог поверить.

— Ну что, теперь ты? — обратился к нему Сашка.

— Я готов, — с волнением ответил тот.

Вот третья капсула приняла пациента. Наташа стояла рядом и смотрела на Сашкины действия. В этот раз диагностика Сашку не порадовала.

— Наташа… Ты знала, что у Игоря проблемы с желудком?.. — Сашка не знал, как ей сказать.

— Да, он жаловался, что желудок побаливает. Игорь отдал себя работе. Я говорила ему, что надо провериться, но он отмахивался.

— У него рак желудка. — Наташа изменилась в лице и зарыдала. — Чего ревешь? Просто в капсуле надо будет 17 часов провести.

Она не могла поверить ему и продолжала рыдать.

— В общем так. Вы пока остаётесь. Как Игоря вылечим, так я вас и отправлю вниз.

Вторая медкапсула сообщила, что Настёна готова. Дочка вылезла из медкапсулы, сняла обруч с головы.

— Привет! Я Бакуня. Тебя как зовут? — этот раздолбай словно ждал этого момента.

Настёна даже не сообразила сразу, что стоит полностью голой.

— Папка… Я понимаю… Я всё понимаю!!! — пищала она радостно. — Ой!!!

Только теперь она заметила, что неплохо бы одеть что-нибудь.

— Аш! — Бакуня смотрел на него просящим взглядом. — Можно, я её по кораблю проведу?

Настя быстро одевалась, но в то же время слушала, что говорил симпатичный молодой парень.

— Проводи. Только смотрите там! — погрозил, изобразив строгость, Сашка. — Да, можешь на втором челноке свозить её к четвёртой планете. К спутнику этой планеты — не приближаться! Ни! В коем! Случае!

Чтобы Наташа не скучала, Сашка установил и ей ментообруч, уложив на два часа в капсулу. Ну что же, можно сказать, — с почином!

Глава 4

Войдан стоял рядом с Сашкой и смотрел на клетку, в которой сидело штук двадцать «галифатцев». Сашка не стал терять времени даром, и сделал первый вылет в район Средиземноморья. Там сейчас хватало лодок, вёзших «беженцев», стремящихся сесть на шею трудолюбивым германским бюргерам, и, свесив ноги, плевать тем на макушки. Челнок завис над одной лодкой, прошёл по ней станнером, и затащил её в трюм. Так в лодке они и попали на борт «Немезиды». Их перевезли на гравитележках до дальней клетки и загрузили в неё.

Сидевшие вели себя нагло, орали, что-то требовали. Мужчины трясли клетку. Жирные «галифатки» что-то визжали. Их дети, такие же жирные и тупые, что-то вякали. Все вещи у них забрали. Как оказалось, у каждого из «сирых и убогих» было с собой по несколько тысяч евро.

— Ну как, жалко тебе их? — Сашка продолжал смотреть на это стадо.

— Теперь — нет. Ты как их кормить собирался? У нас может не хватить картриджей к пищевому синтезатору…

— Ещё чего! Будет им любимое блюдо гастарбайтеров — «бомж-пакет лапши До Сирак». Два пакета на рыло в день. А деньги на них — есть.

Сашка дал электрический разряд по буйным, пытавшимся раскачать клетку. Вой вперемешку с визгом раздавались из клетки ещё долго.

Тем временем, Наташа уже вылезла из медкапсулы, и присоединилась к дочке, которая только что вернулась с турне на Марс.

— Папка! Я лечу с тобой! — сразу начала Настёна. — И хочу себе нейросеть!

— Дочка. Куда ты! — начала испуганно Наташа. — У тебя же ещё три года в институте!

— Да что он мне может дать, этот институт? — Дочка сразу уловила суть дела. — Он поможет мне полететь в космос? Побывать на других планетах? Может, даст знания, чтобы я прожила 120 лет? Нет, мам. Я с папкой. Там выучусь. Ты знаешь, как там учатся?

Наташа смотрела на него растерянно.

— Саша… но ей… но как… — она всё никак не могла сформулировать мысль.

— Подождём Игоря — успокоил её Сашка. — А пока присоединяйся к «экскурсии». Заодно за Настей присмотришь.

Отправив бывшую жену, Сашка направился за очередной партией «страждущих халявы».

Четыре рейса — и вот «экипажи» четырёх лодок занял отведённые им места в шести клетках. 120 штук. А свободных клеток было ещё много — «Немезида» могла принять в свои объятия ещё 4880 «галифатцев».

За последующие часы он заполнил ещё восемь клеток. Оставалось заполнить 236.

Наконец, подошло время Игорю покинуть медкапсулу.

— Приветствую — сказал Сашка, как только открылась её крышка.

Игорь вылез из медкапсулы, ошарашено оглядывая себя. Он тоже немного помолодел.

— Игорь, один вопрос. — Рядом с Сашкой стояли и Наташа, и Настя. — Ты знал, что у тебя рак желудка?

Игорь смутился и опустил вниз взгляд.

— Да… Не нужно было тебе им говорить. Мне осталось пара лет от силы.

— Тебе ещё несколько десятилетий жить, по-хорошему. Нет у тебя больше рака. Но мне, правда, пришлось нарушить слово — ты пролежал в капсуле 17 часов.

Игорь стоял, слушал, и не мог поверить.

— Вот что. Кто хочет обратно — отвезу сразу же на Землю.

— Я остаюсь! — пискнула Настёна.

— Я с Игорем. — ответила Наташа. — Саша, спасибо, за всё, что сделал. Но — как он решит.

Игорь молча одевался.

— Александр… Я вернусь.

— Не вопрос.

— Нет. Ты не понимаешь… Я, конечно, пройду дома проверку, но почему-то не сомневаюсь — злокачественной опухоли не обнаружат. Тут я тебе верю. Я поражён уровнем технологий, какие тут есть. Ты нам не рассказывал, как так получилось, что ты владелец такого корабля. И мы не будем спрашивать. Но я не могу просто бросить всё и уехать. Понимаешь, я помогаю восстановиться тем, кто стал инвалидом в ходе разных военных конфликтов. Как-то не по-человечески оно…

— Я понимаю. Игорь, ты можешь помочь нам?

— Всё, что в моих силах.

— Сразу скажу. Я сюда приехал забрать дороги мне людей — ты теперь тоже в их списке. И еще, сколько смогу, просто хороших людей, кто не вписался в эту жизнь, но хотел бы начать заново в новом мире. Если у тебя среди пациентов есть те, кого тут ничего не держит, и ты уверен в нём — говори. Вылечим. Конечностей нет? Вырастим новые. Да, эти капсулы могут. Хоть и займёт недели две… Да, и вторая просьба — но это мелочь. Вот деньги — Сашка передал Игорю толстую пачку купюр по 500 евро. — Купи на них сколько сможешь бомж-пакетов. И перевези в ту точку, откуда я вас сюда забрал. Идёт?

— Идёт. — они с Наташей взялись за руки. — Настя, но может?..

— Игорь, ты замечательный человек! — Настёнка не собиралась отступать. — Я благодарна тебе, что ты маму поддержал, когда папа пропал. Но я улетаю с ним. И надеюсь встретить вас там же!

Наташа нежно посмотрела на Игоря.

— Я… видела. Пока ты был в капсуле. Мы на Марсе побывали. Я в первый раз, а Настя во второй… Александр не бросит её, позаботится о ней. Там ей действительно будет лучше. А потом, может быть, и мы к ним приедем.

Отвезя Наташу и Игоря, Сашка добрался с ними до Москвы. Он связался со старыми друзьями, сообщил им, что жив, здоров, уже виделся с семьёй. Сейчас на даче, но скоро уедет снова, на несколько месяцев. Двое откликнулись на его приглашение и приехали на дачу. Так же, посидев за чашкой водки, он отвёз их на корабль. Путь был стандартный — вначале медкапсула. Затем — экскурсия в корабельную рубку. Потом — полёт на Марс и прогулка по нему. Друзья, захотели полететь с ним, но непременным условием поставили взять с собой их семьи. Дмитрий был юрист, Сергей — бывшим военным, после увольнения в запас работал IT-специалистом. У обоих были жёны и по двое детей. Дав согласие на перевозку семей, Сашка нашёл в них самых горячих сторонников перевоза в мир Содружества жителей с территории России и трёх соседних государств.

У обоих были на примете точно по одному человеку, кого могли порекомендовать — жених старшей дочери Дмитрия и девушка старшего сына Сергея.

Сашка отвёз их обратно на Землю, и договорился, что они прибудут завтра, в то же время.

Настя оставила ему свой мобильник, и он связался с Игорем.

— Александр! — Игорь ждал его звонка. — Тут денег на две целых фуры… Я договорился о поставке со склада, привезут на дачу, как ты и сказал. Но они не будут ничего выгружать. Отцепят прицепы и оставят их до следующего дня. Залог только просили…

— Всё нормально. Так и планировал. Если деньги остались — надо ещё воды купить минеральной. Можно так же фуру заказать. Не хватит денег — говори.

— Хорошо, узнаю. Александр, тут у нас в клинике… В общем, несколько человек. Без конечностей. Семьи от них отказались, они живут в своих квартирах как в четырёх стенах. Мы периодически вывозим их в клинику, на процедуры. Но сам понимаешь…

— Не вопрос. Ты можешь с ними как-нибудь аккуратно поговорить?

— Говорил уже. Люди готовы на всё.

— Тогда привози их сюда, на дачу. Прямо сейчас. Я подожду. Быстрее лягут в медкапсулы, быстрее выйдут из них своими ногами.

Игорь приехал на своём «Форде», а следом за ним ехало два такси. Из них выгрузили инвалидные коляски, в которые переместили сидевших на задних сиденьях пассажиров. Пятеро. Такси уехали. Те сидели в своих колясках и смотрели на Сашку с какой-то отчаянной обречённостью. Сашка снова читал их внутренний эмоциональный фон. Горечь. Усталость. Неугасшая надежда. И никакой «гнили».

— Здравствуйте. — спокойно сказал он им. — полчаса — и мы на месте.

Челнок открыл вход в трюм, и Сашка с Игорем закатили внутрь коляски.

— Я поеду с ними — Игорь искренне переживал за этих людей. Сашка молча указал ему на второй ложемент.

На транспорте всех пятерых аккуратно уложили в медкапсулы. Им предстояло пролежать в них от 12 до 17 дней.

— Ну, теперь только ждать. — Сказал Сашка, закрыв крышку за последним из пяти.

— Вот, возьми — Игорь передал ему истории болезней всех пятерых. — Насчёт воды узнал. Ещё нужно где-то пять тысяч евро.

Сашка достал ещё пачку евро и протянул ему. Игорь посмотрел на пачку, достал десяток купюр.

— Этого достаточно. — определённо, не зря этот человек ему сразу понравился.

— Останешься на ночь?

— Нет. Наташа может волноваться.

Сашка отвёз его обратно.

— Завтра с утра все фуры будут — сказал Игорь на прощание и поехал домой..

На следующий день Сашке предстояло принять делегацию. С утра приехали три фуры с грузом, водилы отсоединили прицеп, и укатили на своих тягачах до завтра. Сашка спокойно открыл двери прицепов, после чего, сидя в челноке, вытягивал в трюм палетты с помощью транспортного луча. Набив его до отказа, он отвез содержимое на вторую лётную палубу, решив для себя, что там будет размещать подобные грузы. Он успел вернуться к приезду друзей с их семьями, а так же с двумя друзьями. Десять человек, из них четверо дети, хоть двое уже взрослые. Они приехал на электричке, так что проблем со стоящим транспортом перед его дачей не будет.

Снова все были размещены в медкапсулах, так же по плану они должны были изучать стандартоязык. Видан и Былята уже ждали экскурсантов для того, чтобы показать им корабль. А поезду на Марс проводили совместно Бакуня с Настей. Спелись таки…

Сашка, делая предложение о переезде в Содружество, сразу ставил два условия. Первое — назад дороги нет. И второе — надо десять лет прожить в системе Аркам. Потом — куда хотите. Все интересовались, где живёт сам Сашка. В Аркаме, честно объяснил им он, и будет жить там дальше. Такой ответ всех успокоил.

Последующие четыре дня Сашка отлавливал «галифатцев». Тут ему всё же помог Войдан — Сашка определял и обездвиживал цель, тот подбирал её в трюмы своего челнока.

Косово, южнее Приштины — за ночь исчезло целое поселение «борцов за свободу Косово». Было шесть сотен — и не стало.

Аравийское море — корабль с гастарбайтерами из Пакистана, шедший в Эмираты, исчез. Корабль нашли на дне, а пять сотен гастарбайтеров как растворились.

Оман — целый кишлак вымер — все его жители так же исчезли, будто их не было.

Сирия, район города Ракка — подразделение ИГИЛ, готовившееся к нападению на позиции правительственных войск, пропало, причём с концами.

Не забывал Сашка и отлавливать «беженцев» — вот снова исчезли несколько лодок, шедших из Турции в сторону греческих островов. А вот толпа, загаживая всё на своём пути, ползёт по Венгрии в сторону австрийской границы. Там Сашка за ночь отловил больше тысячи «клиентов».

Сегодня был последний день, в клетках сидело чуть больше четырех тысяч «галифатцев». Теперь они не орали и ничего не требовали — только жалобно выли и скулили, после того, как увидели дроидов, разносящих им залитые кипятком «бомж-пакеты».

Сашка напоследок отправился на поверхность попрощаться с Наташей и Игорем.

Те уже ждали его на даче. Но — вот сюрприз! — не одни. Рядом с ними был сосед из ихнего дома, потерявший во время исполнения интернационального долга в одной Демократической стране ногу. Рядом с ним была его жена, сын с женой и маленьким ребёноком, и дочь.

— Александр, — начал Игорь. — Вот… они тоже хотят…

— Готовы? — Сашка обратился к соседу и его семье.

— Да. Нам рассказали условия. Мы согласны.

Сашка попрощался с Игорем и Наташей, обещав вернуться за ними через несколько месяцев, и показал соседям рукой — мол, заходите.

Сына соседа посадил рядом с собой — пусть парень посмотрит на Землю, какой он ещё её не видел.

Челнок закрыл люк и взмыл вверх.

Подошло время отлёта. Итак, у них на борту было 5 членов экипажа, 19 взрослых и трое маленьких детей. И 4526 единиц «мяса». Всем пассажирам провели проверку и создали ФИП-карту. Потом, когда им поставят нейросети, им проведут более точную проверку ФИП в офисе «Нейросети». Интеллект у всех был не ниже 145 единиц, а в среднем был в районе 165, что очень впечатлило Войдана.

— Аш, да с такими людьми мы сами закроем многие позиции по необходимым специалистам! — говорил он возбуждённо — Даже несколько тысяч таких людей снимут кадровый голод в Берсуате!

— Знаю, Войдан. И всегда знал. — Вздохнул Сашка. — Лишь бы сейчас денег хватило им на нейросети.

— Да, Аш, ты обещал рассказать, как мы пройдём через патрули. — Теперь для них это был главный вопрос на пути в Хаар-Махрум.

— Обещал — значит расскажу. — сказал Сашка.

В этот момент «Немезида» прошла червоточину, и снова оказалась в системе NPQV-1949-GWLK. Не останавливаясь, транспорт набирал скорость в направлении первой системы подскока на пути к Хаар-Махруму.

Глава 5

«Немезида» шла в гипере уже к третьей системе «подскока». Прошло десять дней, и первый пациент из шести «тяжёлых» вылез из медкапсулы. Крепкий мужчина, всё лежал и не понимал, что надо встать. Потом посмотрел на свои ноги неверящими глазами, пошевелил ими. Наконец, он встал, вылез из медкапсулы, сделал с опаской пару шагов — и встал, зарыдав.

— Ну, не надо… Ведь всё хорошо… — успокаивала его Лиза, дочь Сашкиного соседа. Она безвылазно сидели все эти дни рядом с медкапсулой, где лежал её отец. — Вот, сейчас походишь, разомнёшь ноги. Это они с непривычки…

А человек стоял и тихо плакал.

История создания медицинских капсул, пожалуй, самая интересная. Дело в том, что медкапсулы появились на свет благодаря синтезу нескольких прорывных идей, не совсем связанных друг с другом. Тут следует заметить, что, несмотря на развитие идей во всех государствах Содружества, все эти идеи появлялись и воплощались в первую очередь в научных центрах Объединённого Королевства Галанте. И сейчас медкапсулы аграфского производства считались брэндом и эталоном.

Начало положило создание аппарата по синтезу крови.

Каждый из нас из школьного курса знает, что есть 4 группы крови, есть +/- резус-фактор, и можно переливать кровь от «низшей» по номеру группы к «вышей», но не наоборот. Так же с резус-фактором — людям с «отрицательным» «резусом» нельзя переливать кровь с «положительным», но вполне возможно наоборот. Дурят нас, граждане дорогие. Любой образованный врач, хорошо посмеявшись, ошарашит вас, сообщив, что сейчас кровь переливают исключительно своей группы, а помимо известных нам «группы» и «резуса», имеется ещё два десятка показателей, определяющих совместимость крови донора и реципиента.

Что, собственно, представляет из себя кровь? Обобщённо, это сложный коллоидный раствор белков и электролитов, именуемый кровяной плазмой, и набор из трёх типов клеток — эрироцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Первые обеспечивают транспортировку кислорода ко всем органам тела, лейкоциты уничтожают инородные бактерии, попавшие в организм, а тромбоциты обеспечивают свёртываемость крови.

Первым прорывным шагом в медицине миров — тогда ещё не Содружества — был аппарат по синтезу кровяной плазмы, такой же, как и у пациента, нуждающегося в переливании крови.

Второй этап — пресловутые нанотехнологии. При большой потере крови человек теряет и кровяные клетки. Для их замены по гранту Королевской Академии Медицины в одном из университетов Мерсии были созданы наниты — устройства, способные заменять эритроциты в течение двух-трёх месяцев. Этого времени было достаточно для того, чтобы организм человека сам воссоздал отсутствующие кровяные клетки. Там же, кстати, немного позднее были созданы наниты, заменяющие лейкоциты и тромбоциты.

И третьим этапом произошло соединение технологий в одном устройстве. Вроде и простая идея, а скольким людям она жизнь спасла…

Отдельно шло развитие другой технологии. Медицинский факультет Королевского Университета Камбрии долго исследовал возможность создания искусственных заменителей человеческих органов. Дело в том, что, несмотря на общий набор хромосом во всех клетках нашего организма, сами клетки отличаются друг от друга — клетка сердечной мышцы не похожа на клетку печени, та в свою очередь отличается от клетки почки, на неё не похожа клетка лёгочной альвиолы, и так далее.

Исходно стояла задача изготовить набор человеческих органов, которые можно быстро пересадить пациенту без риска отторжения.

Одно из подразделений кафедры биохимии пошло нестандартным путём — зачем делать много разных органов, когда проще создать одно устройство, их синтезирующие. Для этого были привлечены нанотехнологи из Орднуна. И в процессе решения данной задачи в безбашенные головы нанотехнологов пришла идея — а зачем что-то создавать и потом пересаживать, когда проще создать колонию нанитов, которая сама синтезирует нужный орган, используя внутренние ресурсы организма? Сказано — сделано. Первые же испытания новой технологии вызвали фурор — наниты шустро облепили поражённую печень пациента, частично взяв на себя её функции, и стали синтезировать здоровые клетки из имеющегося «стройматериала» — это были в первую очередь поражённые клетки печени, потом — химические элементы из выводимых из организма шлаков. Первый синтез печени прошёл медленно по нынешним меркам — за целых шестнадцать дней. Но тогда это было действительно невероятное событие. Следом пошли исследования с заменой почек, селезёнки, двенадцатиперстной кишки… Вначале для этих целей использовались различные наниты, но со временем произошла их унификация — один тип нанитов вполне мог восстановить любой человеческий орган, управляясь от единого искина, контролирующего процесс восстановления поражённых органов.

Третий путь — это воссоздание костной ткани. Если мягкие ткани могли воссоздавать наниты, то для воссоздания частей скелета пришлось прибегнуть к технологиям промышленного создания образцов. Как и у нас, в мире Содружества большую часть изделий изготавливали на поточных линиях, но все прототипы будущих изделий получали на 3D-принтерах, что резко сокращало сроки разработки и давало разработчику возможность, внеся поправки, изготовить улучшенную модель прототипа будущего изделия. А с точки зрения медицины все мы являемся прототипами — единственными и неповторимыми. Медицинский факультет Королевского Университета Тартана плотно работал с Инженерным факультетом — ну, дружили их деканы, причём дружили семьями. И надо сказать, эта дружба пошла на пользу и университету, и всему человечеству. Благодаря работе в плотной связке молодые специалисты выдали на-гора первое устройство, воссоздающее человеческие кости, именно тех параметров, какие были нужны конкретному человеку. В создании модели костей утерянных человеком конечностей приняли участие и математики университета — задача показалась им крайне интересной. Они не остановились на достигнутом. Отдельные кости сами по себе представляли лишь чисто научный интерес, а вот наращивание кости живому человеку — это уже был прорыв. Дело в том, что человеческая кость — это не монолитный кусок соли кальция, как нам представляется при виде скелета, а органическая ткань, представляющая из себя особые органические волокна, при этом рассматривать кость отдельно нет смысла — это сложносвязанный комплекс кости, надкостница хрящевой ткани и сухожилий. Перед объединённой группой медиков, инженеров и математиков встала задача воссоздания полноценной человеческой конечности. После ряда неудачных попыток, наконец, появилось устройство, совмещавшее в себе 3D-принтер, «печатавший» губчатое вещество кости, и набор нанитов, восстанавливающих надкостницу, прокладывающие кровеносные сосуды и наращивающие по программе сухожилия и мышцы. Первое успешное испытание этого устройства длилось почт три месяца, но за это время пациенту полностью восстановили утраченную кисть руки. После этого такие аппараты сразу же массово пошли в серию.

Казалось бы, всё было для объединения данных технологий в одном устройстве, но первая медкапсула, как законченное полнофункциональное устройство появилось на свет только через 200 лет после создания всех трех необходимых компонентов. Тут уже сыграли роль совсем не медицинские и не научные факторы.

Во-первых, каждая из трёх технологий ещё проходила путь усовершенствования и улучшения. В аппаратах по синтезу крови шла унификация нанитов, уменьшение времени на анализ крови реципиента и синтез кровяной плазмы. В части восстановления органов так же шла унификация нанитов, и расширение их возможностей.

Во-вторых, есть такая особенность человеческого мышления — инертность. Причём инертность мышления не одного человека, но общества в целом. Нужно время на восхищение чем-то новым, нужно время на привыкание к нему, чтобы оно стало обыденным. Нужно время на возникновение критического восприятия.

Ну, а в третьих, дальнейшие исследования в этой области тормозились… самой Королевской Медицинской Академией. Дело в том, что с продажи созданных аппаратов учебные заведения имели неплохой куш, с которым не очень хотелось расставаться. Однако следующий технологический прорыв всё же прошёл, преодолев косность и шкурный интерес светил аграфской медицины. И тут главная заслуга принадлежит не столько учёным, медикам, инженерам и математикам, сколько одному жуликоватому торговцу из «чавов». Он услышал в баре при Академии, куда его случайно занесло, брюзжание двух профессоров по поводу создания очередного прототипа медкапсулы, которая должна была, по их мнению, обречь Академию на подтягивание поясов и голодный паёк. Деляга угостил выпивкой обоих мастодонтов науки, и на пальцах объяснил им, что в бизнесе те ни черта не понимают. Идея торгаша пленила профессоров своей простотой — зачем получать отчисления с медицинских аппаратов, когда можно выбить для себя отчисления со стоимости картриджей для этих аппаратов! А сами картриджи унифицировать. Тогда и прогресс пойдёт вперёд, и учёные мужи будут как в масле сыр кататься. И прокатило! Академии продолжали жить как ни в чём не бывало, прохиндей неплохо обогатился. А человечество получило универсальное устройство, способное излечить человека от массы болезней, восстановить его тело, и даже омолодить.

Через пять дней «Немезида» вышла на «трассу» — она, наконец, вынырнула в системе KZWS-4296-SALY. Это была система «подскока», расположенная на оживлённом маршруте, соединяющем Хаар-Махрум с системами Хакданского Ордена. Теперь их на этом пути никто не потревожит. Им оставалась неделя пути.

За это время все пассажиры прошли через медкапсулы, выучили стандартоязык, что давало возможность общаться с Бакуней и Виданном. Былята так же всегда охотно отвечал на задаваемые вопросы, но старался что-либо сделать на корабле. А Войдан почти безвылазно сидел в корабельной рубке. Вот и сейчас он был на своём месте, занимая центральный ложемент. Сашка пришёл в рубку один и уселся в соседний ложемент — во время полёта он отвечал за навигацию.

— Прорвались… — вдруг сказал Войдан, когда они вынырнули в этой системе. — Аш, как тебе так везёт?

— Это о чём ты? — удивлённо спросил Сашка друга.

— Ну как же… Нас ни разу не досмотрел ни один патруль… — как тебе так удалось?

— Удача тут — процентов 5. А может и вообще один… — хмыкнул Сашка. — А вот остальное — результат смекалки.

— Поясни. — Войдану было явно интересно узнать «величайшую тайну».

— Я, когда изучал все корабельные системы, заметил, что информация с корабля о наличии кого-либо на борту может быть получена другим кораблём, только если у перевозимых стоят нейросети.

— Не может быть… — Войдан смотрел на него недоверчиво. — Как же тогда пиратов и работорговцев ловят? Они, бывает, только «диких» перевозят. Но их всё равно засекают и ловят.

— Не их засекают. — Сашка продолжал смотреть на тактический экран. — Засекают маркеры криокапсул, в которых этих «диких» перевозят. Помнишь, когда мы с Хаар-Махрума возвращались? Нас тогда наш патруль остановил. А ты помнишь, что было причиной остановки?

На Войдана словно озарение снизошло:

— Так ты поэтому… Эти, местные «галифатцы» — поэтому в клетках сидят?

— Именно. Для любого патруля мы — обычные торговцы, везущие скот на прокорм жителей Хаар-Махрума. Впрочем, они ошиблись лишь системой назначения нашего груза.

Войдан, ошарашенный открытием, молчал.

— И ещё — Сашка строго посмотрел на него — Это знание — наш бонус. Шанс и дальше вывозить моих земляков на Аркам. Так что — никому. Что ты сейчас услышал, должно лишь с тобой и остаться.

За следующие пять дней произошло пожалуй самое главное — пассажиры определились с профессиями. Самый высокий интеллект оказался у Константина, сына Сашкиного соседа Виктора — 187 единиц. При этом парень был ядерщик на Земле, и с радостью согласился стать инженером-энергетиком, когда узнал, что энергостанции в Содружестве — это термоядерные реакторы. Вот и замену себе нашёл, подумал Сашка. Парню нужно будет поставить такую же нейросеть, как у него. Сашка уже знал, сколько стоит подарок ему от Витеня Тривова — 10 корпов. Ничего. Теперь у них будут деньги.

Настёна порывалась стать пилотом, но спасибо Войдану — объяснил шебутной девчёнке, что сеть у неё будет пилотская, но поработать нужно диспетчером в космопорте. И правильно. Пусть на поверхности поживёт, он хоть приглядеть за ней сможет. Впрочем, один добровольный приглядывающий уже был — Бакуня. Он упросил поставить ему сеть «Инженер-5М», и Сашка не возражал. Но объяснил ему, что если на дочку у того есть серьёзные планы, то и самому нужно стать посерьёзней.

Сосед просто жаждал любой работы, чтобы быть в коллективе, среди людей. Вариант стать техником в их энергетической компании его сразу же устроил. Тем более, сын будет рядом. А вот Лиза решила сохранить свою профессию. Она была медсестрой в детской поликлинике, и хотела продолжить идти по этой стезе. Медицинские центры Берсуата пострадали в неменьшей степени, чем остальные предприятия и фирмы, поэтому найти её работу труда не составит. Что же, одна нейросеть Сеть «Медик-4М» была добавлена в формирующийся список закупок. А тем временем у Лизы и Алексея, того мужчины, кто первый из пяти тяжёлых вышел из медкапсулы, вроде как завязался роман. Сашка туда не лез. Люди они взрослые, как решат, так и будет. Сам Алексей согласился пополнить команду техников — видно, хотел быть поближе к Лизе. Из остальных четверых, бывших военных, один вдруг захотел стать инженером-строителем. Как сам объяснил он такой выбор, полжизни он разрушал, пора бы и построить что-то. Остальные трое как один захотели стать пилотами. Это было Сашке на руку — он собирался задействовать в этой операции ещё один транспорт. Дмитрий решил изучать местное законодательство (хорошие юристы везде нужны), Сергей его удивил — он решил пойти служить в местную полицию. Там тоже была сейчас катастрофическая нехватка кадров — полиция Берсуата понесла, пожалуй, самые страшные потери во время обороны города.

Глава 6

Вот и Хаар-Махрум. Сашка снова смотрел на так ненавистный ему приближающийся шарик одноимённой планеты. Сразу по выходу из гипера он связался с БарАбасом.

— Здравствуйте, уважаемый БарАбас — начал он. — Я только что прибыл с грузом.

— Стыкуйтесь, я подойду с помощниками. — ящер тщательно скрывал радостное волнение.

Через четыре часа Сашка с Войданом принимали на лётном поле делегацию из черырёх гулгров.

— Пройдёмте, посмотрим товар, уважаемые — пригласил их Сашка.

Все пассажиры и техники были предупреждены — сейчас им нужно находиться в медбоксе, не высовывая оттуда носа.

Сашка провёл ящеров в созданный им огромный отсек, располагающийся над лётными палубами. Ящеры, осматривая груз, восторженно шипели, свистели и щёлкали челюстями.

— Сколько? — БарАбас уже не мог скрывать свою радость.

— 4526. Выбирайте любых. — Ящер, как показалось, немного расстроился. — Или всех, если захотите. — Вот теперь настроение БарАбаса снова поднялось.

— Берём, уважаемый Аш. — сказал тот без разглагольствований. — Всех берём… Хороший товар! — Сашке показалось, что у того даже слюна из пасти потекла.

— 4526 единиц товара… по 42 тысячи — я помню своё предложение — БарАбас сразу перешёл к подсчёту стоимости груза. — получается… сто девяносто корпов и девяносто две тысячи кредитов. Уважаемый Аш, Вас устраивает расчёт?

— Абсолютно, уважаемый БарАбас. У меня маленькая просьба — вы не знаете, есть ли тут на станции отделение «Нейросети»?

— Конечно есть. — вопрос даже удивил ящера. — Точно есть, так как там работает мой родственник. Может, Вам нужна его помощь?

— Да, был бы очень благодарен. Да и Вашему родственнику это принесёт некую толику кредитов.

— Я приглашу его сюда, Вы не возражаете?

— О чем Вы! Буду очень рад!

— Тогда вернёмся к нашему делу — сказал ящер, связавшись с родственником и пригласив его на «Немезиду». — Вам куда переводить сумму?

— Я хотел бы открыть счёт в каком-нибудь банке здесь. Где от таких сумм никто не хватается за голову, и вкладчик уверен — его деньги в надёжном месте.

Ящер радостно захрюкал:

— Нужно ещё родственника звать. — Он связался ещё с кем-то. — Сейчас прибудет заместитель директора местного филиала Первого Банка Егева.

Не прошло и двадцати минут, как оба родственника прибыли. Сашка отвёл представителя «Нейросети» к пассажирам в медбокс, объяснив, что каждому из них нужно поставить запрошенные ими сети и необходимый для выбранной профессии набор баз. Ящер приступил к осмотру ФИП каждого кандидата на установку сети и переговорам с каждым из них по отдельности. Времени это должно было занять несколько часов, поэтому Сашка оставил его в медбоксе. Вначале всем пассажирам было немного страшно — «крокодил», понимаешь, в гости заглянул. Но страх быстро сменился обычным интересом.

Теперь пришла пора говорить с банкиром. Это был маленький щуплый ящер, но при этом очень живой и бойкий — всё схватывал на лету, предложил открыть несколько счетов для разделения средств, чтобы к одному из счетов Сашка мог предоставить доступ какому нибудь члену его команды. Сашка в результате открыл три счёта. На одном лежала основная сумма, 190 корпов, на втором — мелочь на оперативные расходы, 92 тысячи, но на него можно было перекинуть с первого любую сумму, и пользоваться им могло любое доверенное лицо. А третий счёт был оставлен для расчётов с «Нейросетью».

Тем временем груз, воя и проклиная Сашку на нескольких языках, деловито вывозился ящерами с корабля.

Пришёл из медбокса специалист из «Нейросети», сразу же скинув Сашке файл со счётом.

Сумма впечатляла — нейросети для двадцати человек (последним был Бакуня) потянули более чем на 28 корпов. Базы знаний стоили ещё дороже — там уже рисовалась сумма 38 корпов. Сашка без разговоров перевёл на третий счёт 70 корпов, и с него уже произвёл оплату счёта. Получив уведомление об оплате, радостно зашипели обя ящера — и банкир, и специалист «Нейросети».

— Уважаемый Аш! — шипел специалист «Нейросети». — Вы сразу стали нашим привилегированным клиентом. Вам со следующей покупки начисляется скидка 3 %. Приятно вести с Вам дело. Да, на будущее — связывайтесь напрямую со мной, моё имя БарХиан.

— И со мной! — вторил ему банкир — БарШлер. — представился он.

Оба ящера уходили от него, возбужденно посвистывая и шипя.

Посылку из «Нейросети» доставили буквально через пять минут после ухода ящеров. Войдан оставался на лётной палубе как его представитель, а Сашка с грузом направился в медбокс, где его ждали пассажиры.

— Ну что, вот мы и нейросети получили. Можете занимать медкапсулы — обратился ко всем Сашка.

В капсулы залезли пока только мужчины — женщины остались с детьми. Сашка запустил процесс установки нейросети каждому из них. Через два дня их жизнь расцветёт новыми красками….

Через два часа первая партия выбралась наружу, их места заняли женщины.

Ещё два часа — и теперь пассажирам «Немезиды» оставалось только ждать развёртывания у них нейросетей.

Сашка снова вернулся на лётную палубу. Там ящеры загружали в транспорт остатки «груза». «Груз» шел покорно, без воплей, истерик, ничего не требуя.

— Ну как? — Войдан простоял тут всё это время.

— Всё купили, всем всё поставили.

— Средства ещё остались?

— Да. Больше 120 корпов.

— Сколько??? — Войдан чуть не подпрыгнул от названной суммы. — Это мы столько выручили средств???

— Выручили больше. Считай, 70 корпов нам обошлись сети и базы знаний для двадцати человек. — Сашка смотрел на процесс утромбовки «груза» в челнок ящеров. — И вот что я подумал. У тебя случаем нет списка востребованных профессий?

— Есть.

— Вот сейчас тебе предстоит составить список закупки для каждой требуемой профессии — сеть, её уровень — и требования по уровню баз. Сделать это надо сразу — я куплю всё, что смогу, на все имеющиеся средства. А я пока подежурю вместо тебя.

Войдан ушел, Сашка остался один. Еще пару раз прилетали челноки ящеров, пока не забрали купленный товар.

— Уважаемый Аш — с последним челноком снова прилетел БарАбас. — Я очень доволен нашей сделкой. Когда Вы планируете снова привезти груз?

— Ориентировочно — через два месяца. — Сашка не стал слишком обнадёживать гулгру. — Но может удастся прибыть на неделю раньше, как в этот раз.

Ящер остался доволен ответом.

Войдан в течение часа составил список самых необходимых вакансий в Берсуате. Список насчитывал полторы тысячи позиций. Каждая позиция — рабочее место, которое либо сейчас закрывается военными, либо пустует. Самыми востребованными оказались специалисты по гидропонным установкам (кушать всем хочется), специалисты по обслуживанию автоматизированных линий, строители (тут Сашка и не сомневался), и специалисты по обслуживанию и ремонту транспортных средств (гравы, как любая техника, так же требовали ухода за ними). Основными требованиями были нейросеть 4-го уровня и такой же уровень баз. Сашка прикинул — он вполне сейчас сможет приобрести полсотни сетей 5-го уровня и десяток 6-го. Плюс базы к ним под уровень. Вроде почти впритык и получается.

Он связался с БарХианом и изложил ему суть своего вопроса — хватит ли ему средств на покупку сетей и баз к ним в приведённом перечне, который сразу переслал ящеру.

Тот невозмутимо прокрутил список в голове:

— Итак, уважаемый Аш. Десять 6-тиуровневых нейросетей плюс к ним десять комплектов баз… Каждый комплект включает в себя одну шестиуровневую базу и три вспомогательные трёхуровневые… итого на одного человека — 5 корпов 872 тысячи. Ваша скидка — 3 %. Итого общая сумма 56 корпов 959 тысяч кредитов.

— Перевожу оплату. — Сашка перекинул на третий счёт с первого 57 корпов и оплатил ими оперативно высланный счёт.

— Подтверждаю. — Ящер был на седьмом небе от счастья. Какого клиента ему БарАбас подогнал!

— Теперь по пятиуровневым сетям. Одна сеть 625 тысяч кредитов… 1 комплект профильных баз включает в себя одну пяти уровневую базу и три вспомогательные двухуровневые… итого а одного человека — 1 корп 424 тысячи. — продолжал он «ковать железо». — Ваша скидка — 3 %. Итого общая сумма 69 корпов 65 тысяч кредитов.

На счету, предназначенном для расчётов с «Нейросетью», оставалось чуть больше четырёх корпов. Переведя на него с основного счёта 66 корпов, Сашка оплатил и этот счёт.

— Уважаемый Аш, — ящер был вне себя от счастья. — Ещё пара таких покупок, и Ваша скидка составит 5 %. Товар прибудет к Вам в течение часа.

На основном счёте Сашки осталось семь корпов.

Через час, забрав посылку из «Нейросети», Сашка отправился в корабельную столовую, где его ждали все — и команда, и пассажиры.

— Ну что же, дорогие мои — он только сейчас почувствовал, как устал. — Нам остался последний маршрут — до нашего дома, Аркама. Через два дня у вас развернутся нейросети — это он обращался к пассажирам. — И вы сразу же приступите к изучению профильных баз. Это — Ваш будущий хлеб. Учтите — это не халява. 10 % с вашей будущей зарплаты будут поступать на общий счёт, пока вы не выплатите полную стоимость всего. Эти деньги пойдут на закупку нейросетей для следующих репатриантов. Ну, а мы — это он уже говорил техникам. — приступим к подготовке корабля к приёму второй партии.

Через час корабль отстыковался от станции и направился к точке перехода, и спустя еще четыре часа нырнул в гипер.

Они спокойно прошли по маршруту до хакданского сектора, откуда сразу же направились в гардаррский сектор. Никто в этот раз их не останавливал.

Спустя восемнадцать дней с момента вылета с Хаар-Махрума «Немезида» вынырнула в системе Аркам. Они прибыли домой.

Они сразу связались с наземными службами, и поэтому, когда два челнока с привезёнными Землянами и экипажем транспорта приземлились на отдалённой площадке космопорта Аркама, их встречала целая делегация, из сотрудников космопорта и Сашкиной компании.

— Аш! — Орей подбежал к нему первым. — Ну а мы думали- все, пропали ребята… А вы живые!

— Не только живые, Орей. Вот, смотри — Сашка показал ему на привезённых людей — тут тебе два техника и один инженер. Мне на замену.

— Ты… что… — Орей растерялся. — Ты уходить собрался?…

— Нет. Но занят буду опять немного другим. Считай, я теперь персоналом занимаюсь. Виктор! Константин! Алексей! — позвал он трех из числа прибывших.

— Познакомьтесь, это — Орей, директор нашей компании. — представил он Орея. — А это, Орей, Виктор, новый инженер компании, и Константин с Алексеем, два новых техника. Так что дело пойдёт! Им, конечно, нужно базы подучить, но за пару месяцев они полностью войдут в ритм.

Войдан, тем временем, представлял своим подчинённым нового диспетчера, Настю.

Осталось за малым — разместить прибывших. Лагерь за время их отсутствия опустел наполовину, проблем найти свободный жилой модуль не было. Прибывшие заняли десять модулей, и сразу отправились в муниципалитет. Тот уже был отстроен, но занимали его по-прежнему военные. Прибывшие земляне получили разрешение на временное проживание, и — тут же трудоустроились. Работа нашлась абсолютно всем. За каждым приехал работодатель, отвёз на место, объяснил, что к чему. Как жителям колонии, гражданство Гардарры им предоставят через год постоянного проживания. А поселись они в любой метрополии, ранее пяти лет и мечтать об этом было бы нельзя — гражданство Гардарры ещё нужно было заслужить.

— Ну, что скажешь? — спросил Сашка Войдана, когда они возвращались из бара, где снова накачались хаомой.

— Трудно сказать. — Войдан был задумчив. — С одной стороны, привезли два десятка человек. Скоро это будут хорошие специалисты, через год — вообще на них не нарадуются. Но — два месяца, Аш… За два месяца мы привезли только два десятка человек…

— А вот тут ты не прав. — У Сашки настроение было в норме. — Мы сделали первый шаг. Теперь я хочу расширить операцию. У нас уже есть шесть десятков нейросетей с комплектами баз. Чего в начале нашего полёта не было. Мы летели по большому кругу, из-за чего потратили столько времени. Подумай, что будет, если мы введём в дело второй транспорт? Один будет занят на перевозке «галифатцев» на Хаар-Махрум, а возвращаться будет с нейросетям и базами к ним. А второй будет возить специалистов на Аркам и возвращаться обратно. Ну, как теперь дело пойдёт?

— Думаю, побыстрее. Но всё равно медленно. Так ты хочешь взять второй транспорт?

— Я хочу взять все оставшиеся пять. В аренду. Из шести наших транспортов пять будут возить «мясо» на Хаар-Махрум, а один заниматься исключительно перевозкой моих земляков на Аркам. А со временем расширять это дело.

— Другого варианта у нас нет — философски подытожил Войдан. — Я поговорю с военным командованием насчёт предоставления нам транспортов. Они так и висят на орбите, никому не нужные. Как пассажирские лайнеры они требуют переделок, как просто суперкарго — тоже. Неудачный проект, одно слово — арварцы делали. Но нам понадобятся еще пилоты. Как насчёт тех, кто сидел в исправительных лагерях и был амнистирован?

Сашке не очень хотелось расширять круг посвящённых в это дело, но, скрепя сердце, он был вынужден признать — выбора у них нет.

— Если согласятся — пусть так будет.

Глава 7

За два месяца отсутствия Сашка полностью выпал из информационного поля и сейчас с удивлением просматривал мировые события, произошедшие за это время.

Гардарра, после присоединения пяти бывших урканских систем, не могла больше расширяться — не было для этого ресурсов. Видимо, Объединённое Королевство Галанте и другие крупные игроки посчитали, что на несколько лет они вывели гардаррцев из активной политики — им разобраться бы с внутренними делами, которых был вагон и маленькая тележка. Но соседи снова просчитались. Не прошло и недели с очередного Дня Воссоединения, как в трёх системах кластера Нисакус вышли урканские транспортные корабли. Гарнизоны на планетах находились в расслабленном состоянии, а никакого другого флота в этих системах не было, поэтому диспетчеры поверили, что это долгожданная подмога из Делуса и Галанте. Каково же было их удивление, когда из спустившихся в космопорты планет десантных ботов и транспортников выгрузились совсем не армия Делуса, а повстанцы, объявившие себя Армией Освобождения Малой Гардарры.

Тут надо пояснить, что остаток Урканы представлял из себя 16 систем. 9 из них, включая столичный Кивор, находилась в средней части кластера Нисакус, остальные семь систем, включая три родные мира рогулов, примыкали к Делусу. Кластер Нисакуса был стратегически важным районом для Гардарры, даже присоединение трех систем этого кластера давали гардаррцам прямой путь от столичной Арты до Ольвилии и Милетты. Именно средняя часть этого кластера носила ранее историческое название Малая Гардарра. Заявка на планы повстанцев была всем понятна.

Повстанцы быстро захватили ключевые объекты планет и блокировали урканские гарнизоны. Там в основном находились тыловые части, поэтому их сдача состоялась менее чем за двое суток.

За время жизни под пятой «киворских революционеров» народ уже не стонал — тихо выл от ужаса. Наверное, поэтому защищать их власть практически никого не нашлось. Повстанцы освободили узников концлагерей, быстро сменили всю старую власть, отправив её представителей за решётку. Понятно, что тех ждали пожизненные «астероиды», но пока они нужны были как свидетели на создаваемом повстанцами трибунале. Было отменено действие урканских законов. Там же набралось немало добровольцев пойти на Кивор и открутить головы главарям хунты.

Повстанцы отправились в поход по системам кластера, и ни на одной из систем им не оказывали серьёзного сопротивления. Сейчас повстанцы полностью контролировали пять систем, на трех шло противостояние, но было ясно — через несколько недель они будут спокойно разгуливать по Кивору.

Все соседи Гардарры требовали прекратить агрессию против независимого государства, гардаррских послов вызывали к себе и Вождь Делуса, и Премьер Галанте, и Правитель Армарры. Обвинения в агрессии были как под копирку, с угрозами начать войну в случае продолжения агрессивных действий в отношении Урканы. Но гардаррские дипломаты лишь разводили руками, мол, они тут не при чём, транспорты повстанцев — урканские, гардаррских подразделений на территории Урканы нет. Происходящее в Уркане — гражданская война. Если уважаемые соседи считают, что есть — пусть немедленно предъявят доказательства. Ну а если будут угрожать войной… Да хоть бы и так! Гардарра готова.

Армарра разразилась очередной порцией угроз — впрочем, они всегда угрожали, поэтому их реакцию можно было бы считать шумовым фоном. Галанте истерила и обещала поставить киворской хунте настоящее оружие, а не тот хлам, что они продали урканцам по цене современных образцов. А Делус поступил хитрее и дальновиднее всех.

Удар Уркане пришёл оттуда, откуда его не ожидали — можно сказать, из самого глубокого тыла. Две примыкающие к Делусу системы вдруг разом провели референдумы о присоединении к Делусу, но направили свои результаты не Вождю, а Протекторам Панноны и Дакки. Те с радостью поставили вопрос на голосование в местныё парламенты, «таги». За менее чем сутки вопрос о вхождении этих систем в указанные протектораты был решён, о чём был поставлена перед фактом Вождь. Агна хоть и была недалёкой женщиной, но хорошо чувствовала — её отказ будет стоить ей кресла после очередных выборах. Уже тем же вечером решение ею было одобрено. А через три дня транспорты с космодесантниками Делуса высадились в космопортах этих систем. Естественно, Делус больше ни словом, ни взглядом не упрекал Гардарру. Просто делал вид, что ничего не происходит.

Тяжёлый политический кризис в Уркане стал одним из камушков, которые сдвинули ворох замороженных проблем в Объединённом Королевстве.

Все началось со смерти старой Королевы. Старушка Бетаниэль прожила и так почти 136 лет, из которых проправила почти сотню. Коронация новой Королевы состоялась буквально неделю назад — ей стала жена старшего внука, Калиария. Теперь к её имени добавилась приставка «Первая».

Несмотря на то, что вроде все структуры в Королевстве продолжали работать в прежнем режиме, незаметные изменения пошли, и были вызваны следующим обстоятельством — Калиария была из «новых аристократов».

Возникновение такой прослойки произошло благодаря… Гардарре. Во время одной кровопролитной войны с последней в далёком прошлом гардаррцы уничтожили огромное количество офицерского состава Королевской Армии. До сих пор при вспоминании о той войне у аграфов сжимались кулаки — погибло много военных, из них немало аристократов. Как в «черную дыру» утекло огромное количество кредитов. А на выходе? Пшик. Гардарра тогда формально потерпела поражение, но аграфы до сих пор продолжали считать, что такая победа была хуже поражения. В Королевской Армии офицерские должности занимали исключительно аристократы. Но тут аграфы столкнулись с тем, что аристократов катастрофически не хватает. А воевать-то надо… И тогда на офицерские должности назначили «чавов» — кого за реальные заслуги, а кого и за мзду немалую. После войны встал вопрос — а что с ними делать? И правившая тогда Королева, скрепя сердце, приняла акт, по которому разрешалось предоставлять титул «чавам» «за особые заслуги перед Короной». Акт пришелся как нельзя кстати — Королевству требовались сотрудники на работы в колониях. Чтобы заманить туда простолюдинов на службу, пришлось пообещать распространить действие акта на выслугу в колониях.

Так, к настоящему времени, аристократия аграфов представляла собой «резаное пиво» — вроде в бокале налит однородный напиток, но если посмотреть немного со стороны — видно, что это две отдельные жидкости, имеющие чёткую границу. Старая аристократия в штыки восприняла появление «новой» — кому же нужны конкуренты? Их демонстративно игнорировали. Вначале «новых» было мало, но их число постепенно росло. Потом сравнялось со старыми. А в настоящее время их было три четверти. Находясь в изоляции, «новая аристократия» со временем объединилась, у неё так же, как и у «старой» появилось «чувство локтя». Теперь она сама игнорировала представителей старой элиты. Браки между представителями этих двух ветвей аристократии были единичными — и порицались одинаково, как «старыми», так и «новыми». У «старых» было положение и деньги. У новых — только желание добиться и того, и другого. Со временем они стали занимать определённые посты в государственном аппарате, деньги к ним сами пришли — они часто вступали в браки с детьми богатых «чавов». Да и что не вступить? В недавнем прошлом они сами были такими. Сейчас по возможностям «новые» ничуть не уступали «старым». Нужно было только дождаться удобного момента, когда они сметут старую элиту и займут её место. И, кажется, это время пришло.

Сашка читал светскую хронику как сводки боевых действий. Вот сообщение о смене главы Секретной Службы Её Величества. Ну что же, это бывает, причём регулярно. А вот сообщения, оставшиеся без внимания — гибель, буквально в течение трёх дней, двух его заместителей, одного за другим. А вот такое же неприметное сообщение о назначении новых заместителей. Оба из «новых». Вот сообщения компаний и инвестиционных фондов о прошедших заменах среди директората и членов правления. Вот сообщение о замене советников и консультантов в директоратах банков. И тоже смещались представители старой аристократии, а им на смену приходили «новые». А вот некролог — Лорд клана Мака Предгорного скоропостижно скончался. Его дочь и единственная наследница в настоящее время объявлена в Королевский розыск по обвинению в преступлениях против Короны, но успела покинуть Галанте в неизвестном направлении. В настоящее время её местонахождение неизвестно. Марка их рода признана вымороченной и передана в Королевскую Казну.

Войдан пришёл к нему в жилой модуль в нейтральном настроении, с двумя емкостями мейда и двумя бокалами.

— Здрав будь! — коротко бросил он. — Я поговорил с ребятами. А перед этим поговорил с военными. В общем так. Тот челнок, который ты тогда нашёл… интересная на нём аппаратура стояла. Что — не знаю, мне не говорили, и я не спрашивал. Вот за него тебе один пассажирский транспорт передают, правда, в обмен на твой, арварский. Наш, гаррдаррский, проекта «Варкада». Цени! Каждый такой стоит не менее 50 корпов. А арварские транспорты, включая тот, что ты сдашь по обмену, нам выделят во временное использование. На это решение знаешь что повлияло? Трое из твоих земляков, что были в тяжелом состоянии… Ты знаешь, куда они устроились? В армию!

Сашка только головой качал. Неужели не навоевались?

— Они когда город разрушенный увидели, да потом посмотрели, как военные всем помогают, решили тоже в армию податься. Их проверили — уровень выше среднего, обстрелянные. Военные их с руками оторвали. И когда я завёл разговор об оставшихся транспортах, предложили такой вариант — часть переселенцев мы привезём для них. Ведь если эти захотели пойти на службу, то должны же быть и другие желающие?

— Видимо, придётся привлекать военных к этой операции… — Сашка явно не был доволен этим.

— Придётся, Аш… — Войдан тоже не очень был рад. — Но с другой стороны, их пилоты и техники будут обслуживать эти корабли. Нам это выгодно — они будут только гонять транспорты на Хаар-Махрум и обратно в указанную им точку, брать новый транспорт с грузом — и далее по кругу. Тем переселенцам, кто пойдёт на службу, поставят нейросети. Понятно, что там долгосрочный контракт… Да, нас уже начала пасти контрразведка.

Меньше всего этого хотелось Сашке.

— И что? — спросил он как-то обречённо. — Нас теперь под ментоскоп?

— Ты чего, рехнулся? — Войдан округлил глаза. — Нас теперь оберегать начали. Мы с тобой только и знаем, как туда попасть. Что тебя так беспокоит? Скажи честно.

Сашка честно выложил Войдану свои подозрения:

— Во-первых, зачем нужны я и ты? Прогнали нас через ментоскоп, и используй координаты планеты по своему разумению. Во-вторых, что будет, если все узнают про мою родную планету? Я хочу и Аркаму помочь, и моим соплеменникам тоже. Но если о планете станет известно всем, то, боюсь, арварцы и галифатцы быстро наведут там свои порядки.

— Ты, наверно, не знаешь принципы Содружества. — спокойно сказал Войдан.

Как оказалось, в Содружестве действовал один принцип — если находилась планета, населённая какой-то расой или негуманоидами, то она сразу переходила под «патронаж» соответствующего государства. И это действовало жёстко. Нарушители, конечно, были, но их карали без пощады. Нашли, к примеру, планету, заселённую гардаррцами — будь добр, сообщи об этом руководству первой же встреченной тебе космической станции Содружества. И тогда из структур Содружества руководству Гардарры придёт уведомление о найденной планете. Тогда, и не раньше, планета переходит под опёку Гардаррской Федерации. Если планета находится на низком уровне развития, то передача технологий населению или властям планеты запрещена. Система находится на карантине, её планета развивается своим путём. Если же уровень развития планеты признан достаточным для контакта, то Гардарра имеет право поступать с ней как хочет — может оставить на карантине, может забирать население в системы метрополии, может переселять их в колонии. Но — добровольно, только добровольно. А если нашёл гардаррский дальний разведчик планету, населённую, к примеру, прямоходящими крысами Печембу? Всё — государство крыс получает себе ещё одну систему. И боже упаси пытаться до этого уведомления даже торговать с крысами той планеты! Весь экипаж разведчика и всё руководство ждала суровая кара, и никаким «санаторием» тут уже было не обойтись. Максимум, что мог сделать капитан корабля — забыть, что он вообще когда-то был в этой системе. И молчать до конца жизни. Так частенько и поступали.

— … а теперь ты понимаешь, какой прецедент создан с нахождением твоей планеты? — Закончил речь Войдан.

— Пока нет.

— Аш, ты умнейший человек, а порой простейшие вещи не понимаешь… — Войдан смотрел на Сашку как учитель на медленно соображающего ребёнка. — Твоя планета уникальна! Вот, нашли мы её. И как нам представить её в Содружестве? Кто на ней живёт? Гардаррцы? А может, делуссцы? А почему нет — живут же… Или, может, галифатцы? Там, как я видел, этой братии полно… И что с ней делать? Да и Боевая Станция Предшествующих висит…

— И что будет?

— А ничего не будет — Войдан налил бокал мейда и отпил, поставил второй бокал Сашке. — Привезённые тобой сейчас попали под программу сокрытия. Им всем выписали фальшивые биографии. Если что — они из одной метрополии. Понятно, что если хорошо копнуть, то вся эта история рассыпется. Тем более, способ, которым мы зарабатываем средства… Но наши копать не будут, не беспокойся. А вот остальные… Но тут у нас есть бонус — никто, как ты сказал, кроме тебя и меня, не знает, как попасть на твою планету. И это очень хорошо. Поэтому контрразведка обеспечит нам ремонт транспортов, и переделку, как скажешь. Они же обеспечат патрулирование в тех точках «подскока», через которые мы можем быстрее добраться до Хаар-Махрума. Теперь это будет ещё и безопасно. Но узнавать, где твоя планета, они не будут. Самый лучший способ сохранить информацию — это не знать её. Тем более, что я официально сейчас на Тавре, провожу время с любимой женой в ожидании пополнения в семействе, о чём уже сделаны записи в реестре прибытия в космопорте. А ты… Аш, ты хоть и гражданин Гардарры, но ты же и уроженец этой планеты. Первый, ставший гражданином одного из государств Содружества. И в связи с одним старым прецедентом ты являешься единственным представителем твоей планеты, с которым только и возможно вести переговоры о её судьбе. С тебя взятки гладки, даже если тебя найдут. А мы постараемся, чтобы враги даже не узнали о тебе.

— А что там с пилотами?

— А, точно… Парни все согласны. Даже зная, что они будут перевозить. Я думаю, нам нужно вылететь первыми. Через неделю отправится второй транспорт. За неделю мы набиваем клетки «Немезиды» и ждём второй транспорт в системе NPQV-1949-GWLK. Когда прибывает второй транспорт, мы меняемся экипажами, пилоты прибывшего транспорта ведут «Немезиду» на Хаар-Махрум, а мы заполняем товаром второй транспорт. И так далее. Я буду набивать клетки, ты будешь подбирать подходящих нам переселенцев. А в конце прибудет ещё один, тот самый пассажирский транспорт, который военные специально приготовят под переселенцев. Его и приведут наши ребята. Пилоты по возвращении будут привозить нам с Хаар-Махрума нейросети, поэтому с установкой и изучением баз прямо в транспорте проблем не будет. Думаю, тебе стоит предупредить гулгру, что ты начинаешь работать по-крупному. Как ты думаешь, он сможет столько «мяса» купить?

— Вполне. — Тут Сашка был уверен на все сто. — Вот смотри. Один галифатец нужен на разовое принятие пищи десятку ящеров. Три раза в день. Празднуют они три дня. А это — только один праздник. Их основных семь, а сколько ещё второстепенных. Будет спрос на наш товар, будет…

Глава 8

Отлёт состоялся через три дня. Сашка за это время в основном готовил транспорт к полёту, в чём ему помогли Видан и Былята. Бакуню в этот раз оставили на Аркаме — парень порывался снова лететь, не за приключениями — а чтобы помочь в столь нужном деле. Серьёзней стал парень. Сашка объяснил ему, что его основная задача — позаботиться здесь о Настёне, пока сам он будет в долгом отъезде. Все земляне записали информкристаллы с указание адресов и получателей. Не все адресаты были в России — два кристалла нужно было доставить в одну тоталитарную республику в Средней Азии, где русские жили на положении граждан третьего сорта.

Наконец, состоялся разговор с БарАбасом. Сашка прямо спросил, готов ли тот будет к приёму такого же количества груза, но раз в неделю. БарАбас клятвенно заверил, что он купит всё, что ему привезут Сашкины люди. Он так же подтвердил, что в оплату готов передавать нейросети и базы по списку, который ему передадут пилоты транспортов.

Через две недели «Немезида» снова висела над планетой, скрытая маскировкой.

Первое, что сделал Сашка — нашёл склады, где добросердечные германские бюргеры собрали продукты для тех, кто собирался этих бюргеров по приезду постричь как баранов. Сашке не было жалко немцев — они сами сделали свой выбор. Но кормить «галифатцев» чем-то было нужно. Вот и пригодилась приготовленная еда — её они стырили ночью, как все уважающие себя представители воровской профессии. Срок хранения у неё был хороший, количество — вполне хватит на прокорм в течение трёх недель пяти тысяч «копчёных». После того, как груз был доставлен на «Немезиду», они с Войданом на пару приступили к отлову «мяса». Сашка всё же решил отплатить немчуре добром за прихватизированные им продукты — все клетки первого транспорта был набиты «беженцами», которых они отлавливали по всей Германии.

Через неделю «Немезида» уже болталась в пространстве системы NPQV-1949-GWLK, ожидая второй транспорт. Тот вынырнул из гипера как по расписанию. Транспорты сблизились, с их летных палуб вылетели челноки — это шла смена экипажа. В корабельной рубке Сашка оставил искину инструкции для пилотов по действиям в Хаар-Махруме, а Войдан — список нейросетей и сопутствующих баз для приобретения. Остаток от средств ящер должен был перевести на основной счёт. «Немезида» через пару часов нырнула в гипер и отправилась дальше на Хаар-Махрум. Теперь им пора продолжить свою работу.

Сашка помог Войдану доставить очередной груз продовольствия, и объяснил Войдану, какие должны быть приоритеты для отлова их «груза». Наконец, пришло время встретиться с родными ему людьми, Наташей и Игорем.

Челнок в маскировке сел на на окраине их дачного посёлка, и выпустив Сашку, снова поднялся и завис на высоте 30 метров. Дача была закрыта, как и подавляющее большинство домов в посёлке. Сашка достал телефон, который ему передала Настёна, и набрал Игоря.

— Александр??. Ты вернулся??.. — первое, что услышал Сашка.

— Да. Я здесь, скоро буду.

Деньги у него оставались с того раза, Настёна специально немного захватила с собой. Вот и пригодились. Как раз на билеты на электричку и метро.

Через два часа Сашка сидел в квартире, где его поили чаем Наташа и Игорь.

— Ну как, посмотрели? — информкристалл распался в пыль в Наташиной руке.

— Да. Красиво… — Наташа улыбалась — с дочкой всё в порядке.

— Александр… — Наконец, Игорь подключился к разговору. — Я ведь проверился. В нашей клинике. И ещё в одной. Нет опухоли.

Сашка спокойно жевал торт. Да, отвык он от земной еды. На реплику Игоря просто пожал плечами. Мол, чем смогли…

— Я поговорил ещё с некоторыми людьми. Но так, аккуратно… Большая часть недовольна тем что есть, но просто боится потерять то, что сейчас имеет. Вот так, сорваться с места в неизвестность… Нашёл ещё семь человек, но это такие же инвалиды, прикованные койкам в четырёх стенах. Я ничего им рассказывать не стал, ты бы сам поговорил с ними. Вот будет очередной объезд, захвачу тебя с собой, как… как медбрата. Сам посмотришь.

— А сами вы не собираетесь к нам переехать? — задал ему Сашка вопрос в лоб.

— Знаешь… Собираемся. Как только соберёшься улетать — забирай и нас.

— Ну ладно. Меня тут попросили доставить сообщения родне тех, кого мы увезли. Пока буду занят этим. Если что — связь со мной каждые сутки в полночь. Буду я здесь ещё долго, пару месяцев точно.

Попрощавшись, он отправился обратно.

Пришла очередь доставить информкристаллы по адресатам. Первым адресом был сослуживец одного из тех пятерых тяжёлых, который теперь подписал контракт на службу в армии. Сашка быстро добрался до поволжского города, где тот жил. Оставив челнок на окраине, Сашка быстро добрался до самого города, но там пришлось поплутать в поисках нужного дома. Вот и он. На входе в подъезд домофон. Сашка связался с хозяином нужной квартиры, и тот пропустил его внутрь.

Разговор был под водку. Сослуживец Николая (так звали новоиспечённого служащего гардаррской армии) был сейчас на пенсии. К нему присоединилась жена. Они втроём посидели, потом хозяева, Валентин вместе с Ольгой, стали расспрашивать, что случилось с Николаем — они уже были в курсе его пропажи. Сашка чувствовал в этих людях тихую боль, усталость, некую тревогу. Переживали они за Николая. Сашка не стал рассказывать им долгие истории — он просто дал Валентину маленький шарик информкристалла.

— Вот, возьмите.

— Что это? — Ольга с интересом смотрела на шарик.

— Сожмите и просто смотрите.

Валентин с подозрением смотрел на него, но Сашка был спокоен как слон. Валентин сжал шарик и они с Ольгой оба охнули — ну не видели ещё люди голо-послание. А перед ними на кухне голографическое изображение их, как они считали, пропавшего друга, с ногами(!), рассказывало, в какую сказку тот попал, и сообщал своим друзьям, что они так же могут туда отправиться. Через десять минут передача прервалась, и от кристалла осталась только пыль.

— Что это… — Валентин сидел в ступоре.

— Голографическое послание из того мира, откуда я сюда прибыл. И где сейчас находится Николай. Понимаю, не верите.

— Вы не обижайтесь… — Ольга пришла в себя.

— Я не обижаюсь. — Сашка продолжал излучать спокойствие. — Николай попросил передать вам послание, что он жив и здоров. Действительно здоров. Я — передал. Ну — Сашка встал. — пойду, пожалуй. Мне ещё некоторым людям сообщения надо доставить.

Велентин с Ольгой сидели.

— Вы… А ты мог бы показать… ну хоть краешком… — что там?

— Хотите посмотреть?

Оба кивнули головами, переглянувшись.

— Если хотите, можно совершить прогулку. Проводите меня до окраины города.

Экскурсия на транспорт произвела достаточно впечатления на обоих — Валентин с Ольгой сразу согласились, но просили забрать их детей.

— Я ведь после того, как в запас вышел, в Москву работать поехал. Сейчас на неделю домой заехал. — Рассказывал ему Валентин, когда Сашка уже готовился отвезти его обратно. — Дети там же учатся в институтах.

— Если вы согласны — то заберём.

— А вы долго здесь будете? — почему-то спросила Ольга.

— Два месяца точно. А что?

— Да я подумала… А можете ещё кого-нибудь забрать?

— Возможность такая есть. — Сашка говорил спокойно, но в душе радовался. Как он и планировал. Одни репатрианты позовут за собой других. — Но мне нужно будет пообщаться с каждым желающим. Так же, хотелось бы знать, какую профессию вы хотели бы выбрать?

Вопрос поставил обоих слушателей в тупик.

— А… мы не знаем…

— А какие у вас тут профессии?

Валентин после увольнения в запас работал инженером в одном малом предприятии, Ольга была воспитателем в местном детском саду.

— Сразу вас успокою — изучение профессий не займёт для вас много времени. — Не нужно было пугать людей, они и так решили отправиться в неизведанное. — У вас ещё будет время определиться с ними.

Доставив их до окраины их города, Сашка дал номер телефона.

— На связь я буду выходить в полночь. А вопросы скидывайте СМСками. Если что, я сам вам перезвоню.

Сашка передал послания почти всем адресатам. Кого-то не было дома, их соседи сказали, что те на даче, будут через пару дней. Что же, он заедет через три дня. Наконец, подошла очередь передать послания в одну азиатскую стану, где памятниками «отцу всего народа» были утыканы все площади во всех населёных пунктах.

Ещё будучи на своей даче, он вызвал по телефону человека, которому просили передать кристалл. Сашка передал привет от их общего знакомого и сообщил, что скоро приедет к тому и хотел бы назначить встречу. Тот отвечал как-то механически, что Сашку насторожило, и предложил Сашке встретиться у него дома.

Адресат жил в городе на берегу Каспийского моря. Сашка на всякий случай прихватил в Германии хороший костюм, именно в нем (поверх комбинезона!) он и вышел на окраине этого города. Добрался он до нужного многоквартирного дома. Зайти в гости он решил поздним вечером, чтобы как можно меньше людей попадалось ему на пути. Звонок в дверь. Дверь открыл человек, с трудом скрывавший свой испуг. При этом дикий испуг.

— Здравствуйте, я говорил с вами по телефону. Вот, пришёл, как договаривались.

Человек приложил палец к губам — понятно, на телефоне прослушка. Сашка кивнул головой, они прошли на кухню. Там он начал рассказывать какую-то ересь про то, что их общий знакомый узнал, что он едет, просил проведать старого друга, а тем временем молча передал информкристалл человеку, показав, что его надо сжать.

Человек смотрел на десятиминутный ролик с участием его старого друга как будто тот главный герой в очередной серии «Терминатора». Когда от кристалла в его руке осталась пыль, Сашка знаками показа — надо на улицу. Человек понял, и они отправились в сторону челнока. Телефон человек оставил дома.

Уже на транспорте Сергея, так звали человека, прорвало. Да, не сладко жилось русским в той республике.

— Все телефоны на прослушке, госбезопасность отловит — и с концами. Был человек — и нет. Уехать? Некуда мне ехать. Квартиру тут не продать. Местный бай прямо говорил своим соплеменникам — не покупайте у русских квартиры, они так их бросят и уедут. Многие наши так и сделали, всё бросили и уехали, считай ни с чем. Накопить здесь на квартиру в России? Как? Тут зарплата 150 долларов. И те расходятся.

— Поедешь с нами?

— Поеду, сразу! — человек не собирался возвращаться назад.

— А много бы нашлось ещё желающих уехать?

— Ты издеваешься? — Сергей истерически засмеялся — Да половина точно! Просто некуда…

Россиянская Федерация в своё время всех этих людей бросила, предала и забыла…

Сашка решил оставить Сергея на транспорте, и поручил ему проработать список тех, кого бы он мог порекомендовать. Но вначале он установил ему ментообруч, чтобы залить стандартоязык. Потом Сергей провёл почти сутки в медкапсуле, где ему заодно Сашка установил нейросеть. Сергей до этого работал в нефтегазовом секторе, и работа техником была ему близка и понятна.

Сам Сашка тем временем успел помочь Войдану в отлове прущих в Европу «копчёных». Большей частью это были здоровые жлобы 20-ти — 30-ти лет, женщин и детей почти не было. Во время отлова на сербско-венгерской границе им попались местные представители «племени воров, конокрадов и гадалок». Они собственно и проводили «беженцев» через границу. Внешне они так же походили на галифатцев, поэтому Сашка не стал возвращать их обратно. Разве что отсадил в отдельную клетку.

Сергей по выходу из капсулы сразу составил список с указанием контактов. Сашка подумал, что Сергей теперь лучше его сможет уговорить своих земляков покинуть планету. Но он понимал — сразу принять многих он сейчас не в состоянии — максимум, это двадцать человек, которых может перевозить челнок, когда они снова будут меняться экипажами с транспортом, который вскоре должен прибыть.

Транспорт, именованный Сашкой как «Номер 2» (не хотелось ему заморачиваться с названиями), снова висел в системе NPQV-1949-GWLK в ожидании третьего своего близнеца.

Клетки его снова были заполнены под завязку. Так же были составлены инструкции для экипажа, так же Войдан скинул очередной список на закупку необходимых комплектов нейросетей и баз данных. Третий транспорт уже вынырнул в системе и сейчас двигался в их сторону. Смена караула произошла в дежурном режиме, вскоре «Номер 2» ушёл в прыжок. Челноки сели на лётную палубу пригнанного транспорта, и из них вышли люди — Сашка, Войдан, Сергей — и ещё четырнадцать его земляков. Все они как один при первом же предложении с радостью бросили всё и согласились отправиться на Аркам. Но до полёта к новому дому им придётся провести в космосе два с половиной месяца. Они знали это, и никто из них не передумал.

Глава 9

Через месяц с Хаар-Махрума вернулась «Немезида». Транспорт привёз первую партию полученных нейросетей и наборов с базами к ним. Сашке пилоты оставили в корабельной рубке два одинаковых информкристалла с записью выборки по последним новостям в Содружестве, которые они скачали во время стоянки на станции Содружества. Второй кристалл предназначался Войдану.

Нельзя сказать, что они скучали все эти недели. Войдан вообще был загружен под самую макушку. Сашка проводил время в разъездах по городам и весям России и некоторых стран СНГ. Он налаживал контакты с потенциальными репатриантами, проверял людей, кого ему порекомендовали. С людьми он говорил лично, с глазу на глаз. И, как оказалось, такой подход себя оправдал. Если с теми, кого ему представил Валентин, проблем не оказалось, то вот среди кандидатур, предложенных его женой, Ольгой, несколько человек он сразу отсеял. «Гнилью» от них тянуло. На Ольгу он обиды не держал — что поделать, женщины более доверчивые создания, чем мужчины. Вот она порекомендовала семью беженцев с Донбасса. Несчастные люди, в одночасье лишившиеся всего и бежавшие от войны в Россию. Так она их знала. Как бы не так! Поговорив с семейством, Сашка сразу понял — тут что-то не то. Наведя подробные справки (тут смог помочь работавший в ФМС кандидат, рекомендованный Игорем), Сашка выяснил — это были обычные халявщики, приехавшие сворой из Западенщины. Хотели они лишь разжалобить глупых москалей, слупить с них деньги, а часть денег переводили их родственничку, воюющему в одном из карательных батальонов. Сашка сообщил об этом Валентину, порекомендовав щепетильнее относиться к рекомендациям.

Сложно было наводить контакты в азиатской республике — русские там были запуганы и затравлены. Тем не менее, с некоторыми удалось договориться. Сашка понимал, что организовать сейчас этих людей непросто, но тут Сергей предложил вариант — он сам стал связываться с людьми и рассказывал им о возможности переехать в нормальное государство. Людям сообщалось, что через два с половиной месяца им нужно будет приехать за город. Оттуда их заберут. Чтобы даром время не терять, некоторым репатриантам Сашка установил нейросети. По крайней мере, люди смогут видеть «своих». А заодно изучат несколько баз, так, чтобы к прибытию на Аркам, сразу могли включиться в работу. Вообще в планах Сашки не было мыслей заниматься все 10 лет перевозками репатриантов с Земли. Он хотел создать систему, которая будет работать и без его участия, причём именно так, как этого хотел он сам.

Сашка строил систему следующим образом. Репатрианты всегда смогут порекомендовать ещё хотя бы одного кандидата. Они либо сразу связывались на Земле с теми, кого рекомендовали, либо потом записывали и присылали информкристалл. Если люди шли на контакт, их проверяли, и если они не вызывали подозрений, им устраивали экскурсию на транспорт. Там люди должны были принять окончательное решение. Если они соглашались, то им предлагалось дождаться прихода пассажирского транспорта в течение максимум трёх месяцев. Людей вносили в список группы, чуть больше двадцати человек. Ровно столько, сколько за раз мог забрать с поверхности его челнок. Их предупреждали, что уведомление с указанием места сбора придёт им за сутки, и опаздывать нельзя. Таким образом, к прилёту пассажирского транспорта, на Земле его будут ждать группы людей, по 20 человек, при этом не связанные друг с другом. В течение недели их вполне возможно было забрать.

Уже нашлось несколько человек, кто считал, что пока не может покинуть Землю, так как должен помочь остальным. Эти добровольцы должны были подбирать новых людей, пока не будет Сашки. Появились связи и среди представителей государственных структур — Сашка излечил их детей и жён, на которых земная медицина махнула рукой как на безнадёжных. Они были согласны подождать следующих рейсов, а пока помогали Сашке в проверке кандидатов. Сашка специально не выходил на контакт с теми чиновниками и государственными служащими, кто занимал высокие посты — порой у нижестоящих по должности реальных возможностей было побольше.

Они, кстати, помогли в работе Войдана. Тот в последнее время переключился на территорию России, очищая её от «грязи». Один чиновник дал наводку на особняк, в небольшом посёлке, где жил целый клан «племени воровского», переключившегося теперь на наркоторговлю. Когда через сутки полиция стала носиться как угорелая в поисках пропавшего клана, чиновник понял — Сашка и его команда люди серьёзные. Полицию можно было понять — в одночасье они лишились «кормильцев», регулярно отсёгивающих им бакшиш. Ещё на это решение повлияло то, что со вторым транспортом пилот оставил помимо информкристаллов с мировыми новостями ещё один кристалл, послание Сашке от БарАбаса. Тот уведомлял Сашку, что в одной из клеток находились «галифатцы», за которых БарАбас сразу отсегнул по 60 тысяч кредитов, и просил Сашку поставлять таких «галифатцев», столько, сколько Сашка сможет. Сашка на дух не переносил представителей этого «племени», но специально вывозить их в Хаар-Махрум и него и мыслей не было. Но тут он подошёл как бизнесмен — если за единицу товара покупатель готов заплатить в полтора раза больше — то почему бы и не поставить ему этот товар?

И вот сейчас Войдан заполнял клетки приходящих транспортов в первую очередь «конокрадами» и «гадалками», и если не успевал набить транспорт ими, переключался на «беженцев».

Изучив очередной информкристалл о событиях в мирах Содружества, Сашка обдумывал полученную информацию.

Гражданская война в Уркане за это время подошла к своей кульминации. Повстанцы контролировали восемь систем кластера Нисакус, на последней, столичном Киворе, сейчас шли ожесточённые бои. Но итог был понятен абсолютно всем в Содружестве — дни войск хунты были сочтены. Сейчас повстанцы штурмовали одноимённый административный центр системы Кивор, где и располагались резиденции Хетьмана, правительственный комплекс и здание Парламента Урканы. Но ни членов Парламента, ни членов Правительства, ни самого Хетьмана, выбранного хунтой, на Киворе уже не было. Премьер, вдохновив защитников города пламенной речью, сразу же свинтил с семейством на Рогул. Остальные члены Правительства, так же вместе с семьями сразу же последовали за ним. Затем туда же перебрался Хетьман с семьёй и членами его Администрации. Парламент оказался самым стойким — они сбежали с Кивора за день до прибытия в его систему транспортов и кораблей охранения повстанцев. Первым решением Парламента Урканы на новом месте был закон о переносе столицы Урканы с Кивора на Рогул. Сейчас хунтисты обосновались в его административном центре, Лембере. Повстанцев это более чем устроило — они сразу объявили Кивор столицей Малой Гардарры. На занимаемых ими системах уже были назначены выборы в местные органы власти и Парламент Малой Гардарры. После взятия Кивора перед всеми государствами Содружества встанет вопрос — признать или не признать Малую Гардарру?

— Как думаешь, признают? — Войдана тоже интересовал этот вопрос.

— Наши — признают. И Делус тоже признает. Им нужно легитимизировать присоединение двух систем, которые они тихой сапой увели у Урканы прямо перед её носом. — вслух размышлял Сашка. — А вот Армарра и Галанте не признают ни за что. Ошир вообще сделает вид, что он тут не при чём. Негуманоиды… Да и есть ли им до этих дрязг дело? Для них одни хуманы передрались с другими хуманами. Они просто воздержатся от какого либо решения.

— Как думаешь, что дальше будет с Малой Гардаррой?

— А что может быть? Принять её к себе в состав Гардарра физически не может. Экономически эти системы не потянуть, вложений в каждую из них нужно не меньше, чем в Ольвилию или Змию. А вот после восстановления и Ольвилия, и Змия дадут прибыли гораздо больше, чем половина тех систем вместе взятая. Им, конечно, откроют рынок Гардарры, — это и нам, кстати, выгодно — но восстанавливать всё им придётся самим. А про политический аспект и говорить не приходится. Галанте с Армаррой и так на грани объявления нам войны. Так что в ближайшие пять лет Малая Гардарра должна рассчитывать исключительно на свои силы.

— Верно говоришь — удовлетворённо отметил Войдан. — Но я бы ещё и третий аспект добавил. Народ в тех системах отравлен урканской пропагандой. Вот пусть сами придут к мысли, что мы один народ, ну разве что разные субэтносы. А способствовать этому будет тяжёлый труд, на собственное, кстати, благо. Ну, а доступ на рынки Гардаррской Федерации даст возможность их жителям чаще ездить в наши системы, посмотреть и увидеть, что мы живём не на много хуже того же Делуса. Но на всё нужно время. Ты говорил, лет пять? Нет, тут, думаю, и пятнадцати будет мало…

У «племени воровского» было заныкано немало денег, при этом с собой у них было немало золота — любили они жёлтый металл. Местные деньги были нужны для закупки продовольствия, так как немецкие бюргеры всё меньше и меньше желали подкормить рвущихся к ним, и с поиском халявного прокорма стало тяжелее. Снова пришлось подключать Игоря. Изъятых из одного такого то ли домины, то ли наркопритона, средств хватило с лихвой на несколько фур с бомж-пакетами и полуторалитровыми бутылками с водой. Этого вполне хватит на прокорм всех «копчёных» на трёх транспортах на все время их следования в сторону Хаар-Махрума.

Золото Сашка пока решил оставить — он не знал, как его безопасней реализовать.

Дошли руки до кредитных карт, изъятых у боевиков ИГИЛ, которые уже наверное давно переварились в желудках гулгров. Там тоже суммы на каждой исчислялись тысячами долларов. Взломать их не составило труда даже корабельному искину. Сашка совершил одну из посадок на территории Германии и снял все средства с этих карт в десятке различных банкоматов.

Деньги Сашка потратил на закупку одного автобуса ПАЗика. На нем были установлены решётки на окнах, и он был окрашен в расцветку полицейской машины. Так же были изготовлены номера, такие же, как у одного полицейского бусика. Был закуплен комплект формы сотрудников полиции и изготовлен комплект документов. Сергей, узнав, чем ему придётся заняться, ни минуты не раздумывая, согласился. Теперь сотрудники полиции задерживали в столице «гадалок», приезжал этот бусик и увозил их в неизвестном направлении. Больше этих «гадалок» никто не видел.

Наконец, пришёл долгожданный пассажирский транспорт. Пришёл он буквально следом за последним, шестым транспортом, привезшим очередную партию нейросетей и очередные новости из Содружества. Шестой транспорт Войдан повёл в «червоточину» под загрузку, а Сашка на своем челноке дождался пассажирского. Вместе с Войданом остались Сергей и шестеро его земляков, остальные были с Сашкой. На пассажирском транспорте его встретили те двое пилотов, которые были с ним в полёте за содержимым «Фаралии», и его друзья — Былята и Видан. Не усидели дома.

Сашка привёл транспорт к Земле, и начался недельный отсчёт по заполнению его репатриантами. Корабельный искин сразу разослал всем группам сообщения с указанием точек сбора. От всех пришло подтверждение о готовности прибыть. В указанное время на указанном Сашкой месте его ждали двадцать — тридцать человек, в зависимости от наличия детей. География Сашкиных вылетов была самой разнообразной — Южный Урал, Поволжье, Центральное Черноземье, Северный Кавказ. Техники привезли с собой три десятка ментообручей, поэтому с обучением репатриантов стандартоязыку проблем не было. Все прибывающие одевали обручи и на пару часов ложились в медкапсулы, которых на транспорте было две сотни. Это были медкапсулы, снятые с пяти их транспортов. Сашка тем временем успевал привезти ещё переселенцев. График у него был довольно насыщенный, Войдан ничем помочь не мог — у него был свой «план по валу». Раз в два часа челнок садился в очередном месте и забирал группу прибывших, по прибытии им устанавливали метнообручи, снятые с предыдущей партии, и тем снова предстояло провести время в капсулах — Сашка устанавливал взрослым нейросети по выбранной им профессии. Запустив, в общем-то автоматизированный процесс, он снова отправлялся на лётную палубу — его ждала внизу очередная группа.

Больше всего времени пришлось потратить, чтобы привезти земляков Сергея из азиатской сатрапии. Там приходилось порой вызывать за город каждую семью отдельно, и по отдельности же и забирать. Но в результате свыше тысячи жителей посёлка нефтянников и газовиков удалось переправить на транспорт. На транспорте люди узнавали соседей, с кем общались до этого каждый день, боясь и словом, и даже взглядом поделиться своими ожиданиями. Сейчас они плакали от пережитого и смеялись от ощущения свободы. Всего Сашка забрал больше двух с половиной тысяч человек. Всего в наличии было шесть сотен нейросетей для установки, и в течение первых трех дней они все до единой были установлены. Да, нейросетей на всех не хватало, но почти девять сотен составляли дети (многие уезжали сразу семьями), им потом установят нейросети на Аркаме в положенный срок. Ещё почти сотня мужчин согласились подписать армейский контракт — им нейросети поставят на месте. И он долг свой перед военными он выполнит. Оставшимся придётся пожить в лагере в ожидании нейросетей для себя, но люди были согласны. Сергей с шестью земляками, кстати, решили пока остаться — их помощь требовалась Войдану, который оставался пока в системе — транспортники шли каждую неделю, и каждая загрузка — это стоимость почти под сотню нейросетей, шансов для тех, кто ещё хотел бы вырваться на свободу.

— Ну что, улетаешь? — Войдан уже устал за это время, но теперь у него было несколько помощников. Сейчас они общались по связи, сидя в пилотских ложементах своих транспортников.

— Да. Отвезу первую партию, а затем вернусь. Думаю, надо будет расширять наше дело.

— Кстати, ты новости последние читал?

— Нет, не до этого пока было.

— А зря. В общем, Кивор пал. Над правительственным комплексом в Киворе развевается флаг Малой Гардарры. Проведены новые выборы в местные органы власти. Старые все на Рогул сбежали. И назначена дата созыва первой сессии Парламента Малой Гардарры.

— Думаю, к прилёту на Аркам уже будет объявлено о признании Гардаррой нового государства. — довольно ответил Сашка. Войдан тоже был доволен ходом дел.

— А что с Урканой, по твоему, будет?

— С Урканой-то? Если честно, то её судьба мне неинтересна. Но попытаюсь дать прогноз. Уркана сейчас — это пять систем. В трёх живут рогулы, а в оставшихся двух — я бы сказал, «бывшие гардаррцы». Те, кто отказались от своей гардаррской идентичности, и сделали это вполне осознано и добровольно. Тот случай, когда лечение бесполезно. Для Гардарры эти системы потеряны, но потеря невелика — они нищие как харши. Скоро в этих системах и так невысокий уровень жизни упадёт в несколько раз, и начнётся своя гражданская война, между рогулами и «бывшими гардаррцами». Биться будут за право быть «эталоном» новой Урканы. Кто победит — не знаю, но проигравшего ждет удел быть «арталём». Да ну их… Одного хочу — чтобы эта сволочь к нам в Гардарру не ехала.

— Интересный у тебя взгляд… Ну — пора прощаться. Ждем возвращения!

Тактический экран погас, и Сашка направил пассажирский транспорт к Сатурну. Через две недели они будут дома.

Глава 10

— Бетси! — рявкнул бармен. — Шевели свою тощую задницу! Там клиенты уже три минуты хаому ждут!

— Бетаниэль… — прошипела аграфка, ловко похватав разлитые бокалы с барной стойки и понеся их сидящим в предвкушении клиентам. Бистро поставив бокалы на стол, она успела отбить руки, тянущиеся похлопать её попку, и снова была у барной стойки.

— Это у себя в Галанте ты Бетаниэль, — бармен продолжал принимать заказы и разливать напитки. Перед выходным бар был наполнен под завязку. — а здесь Армарра, и тут ты Бетси. Будь проще, Бетси, и люди к тебе потянутся.

Фрила, другая официантка, зыркнула на него глазами:

— Что докопался до девчёнки? Ей и так непросто, так тоже хочешь ей жизнь усложнить?

Она поставила на поднос приготовленный заказ:

— Вот уроды… Видят же, девчонка в положении, живот уже какой. А всё норовят то погладить ей задницу, то ущипнуть её… Слушай, Брэл — обратилась она к бармену — а может у тебя просто встаёт только на беременных?

— Да иди ты — Брэла её выпад никак не задел. — Я то, если видишь, ни разу её не тронул. Ну а клиенты… нравится им, что ушастая их тут обслуживает. Ну, погладят ей задницу — не рассыпется. Кредиты — они так просто не даются.

— Бетси, — Фрила обратилась к аграфке — Если будут проблемы с клиентами — говори. Я заменю если что.

— Спасибо, Фрила. — аграфка загружала поднос новым заказом. — но всегда тобой прикрываться я не смогу. Так что всё равно самой придётся за себя стоять.

В бар вбежал сын Фрилы, пацанёнок лет семи.

— Тётя Бетси, я к вам!

— Что тебе, мой хороший? — паренёк нравился ей, она, бывало, втихую от Брэла передавала ему сладости, которые так же втихую брала на барной кухне.

— Ваш папа просил передать. — паренёк передал её информкристалл.

Аграфка взяла кристалл и раздавила его. Там было лишь текстовое сообщение:

«Лораниэль, я снова засёк слежку. Я отвлеку внимание слежки, а ты сразу направляйся в космопорт. Я приобрёл билеты на чартер, номер GAR-52346, его отлёт в 03–45. Проходи на борт транспорта перед самым окончанием посадки, чтобы слежка, если засекёт тебя, не смогла попасть на борт, и жди меня. Франиэль».

Она посмотрела — до отлёта оставалось чуть меньше полутора часов. Быстро отпросившись на сегодня, она сразу направилась на станцию монорельса. Вот и ещё из одного места им надо бежать. Сев в вагон и расслабившись, аграфка вдруг скривилась — ребёночек больно ударил её ножками. «Какой беспокойный» — грустно подумала аграфка, положив руки на живот. — «Весь в своего папу». Она вспомнила, с чего всё началось…

Когда Лораниэль выбралась из медкапсулы, в обеденном зале её ждали отец и Франиэль. Они хотели что-то ей сказать, но не решались. Наконец, старый Лорд, прокашлявшись, спросил:

— Лораниэль… Ты — знаешь?…

— Что, папа? — она не понимала, почему обоим старикам как-то неловко.

Лорд вздохнул.

— Про твою беременность. — Выдал он как выстрелил из штурмовой винтовки.

Лораниэль снова упала в обморок.

Придя в себя, она тихо лила слёзы, но требовала положить её в медкапсулу, чтобы избавить её от ребёнка. Но старый Лорд почему-то отказывал ей в этом.

— Послушай, дочка. — Видно, назрел серьёзный разговор. — Вот тебе полный результат диагностики. Читай! — он скинул ей файл.

Отчёт медкапсулы гласил, что её внутриутробный плод — мальчик, но самое главное было ниже:

«Совпадение с эталоном — 99,1 %».

Лораниэль не могла сообразить, что к чему, отец, понимая её состояние, взяв её за руку, всё объяснил.

— Ты знаешь, чем мы отличаемся от «чавов»? Знаешь, тебе это с детства объясняли. Наш генокод ближе по характеристикам к эталону, чем у них. У них в среднем под 80 %, у нас — где-то 90 %. У Королевы, кстати, 93,2 %. Так, чтобы ты понимала. А у твоего малыша — 99,1 %. Спросишь, как это может быть? Я сам сразу не поверил. Трижды перепроверил твой результат, потом мы с Франиэлем сделали проверки — у нас всё, как и было определено при рождении. А теперь я могу сказать лишь одно. Не знаю, какой-там «дикий» этот Аш, но его геном почти на 100 % соответствует эталону. Как думаешь, кто он?

Лораниэль молчала. Лорд продолжил:

— Он — такой же прямой потомок Предшествующих, как и мы. При этом, судя по всему, гораздо более прямой, чем любой из нас. Наши «чавы» по сравнению с ним просто «дикие». Ты купила у него Кулон Преданности. Откуда у «дикаря» может быть такая святыня? Нашёл? А активация нашего Кулона? Думаешь, два Кулона рядом оказались, и один активировался? Да мы в Палате Землевладельцев регулярно с нашими Кулонами сидим на заседаниях. И ни у кого Кулон не активировался. Ну, поняла, что активировало его?

— Нет. Что же? — Лораниэль наконец проявила интерес к словам отца.

— Не что. Кто. Сам Аш. — Лорд был неглупым человеком. — И сейчас твой ребёнок имеет больше прав на престол, чем Королева и все её потомки. Понимаешь, чем теперь это нам грозит?

— Да. Поэтому и хочу избавиться от этого ребёнка. О Создатель, я мечтала о детях… и вот, ношу ребёнка, а он — от гардаррца! — Лораниэль отстранённо смотрела через обоих стариков.

Лорд замялся. Вот, пришёл момент, когда приходится доставать скелеты из семейного шкафа.

— В тебе тоже течёт гардаррская кровь… — сказал он, глядя в пол. Лорд надеялся, что эта семейная тайна уйдёт в могилу со смертью его, Франиэля и нынешней Королевы. Больше никого не осталось из тех, кто был в курсе той далёкой истории.

— О чем ты, папа? — Лораниэль вытерла слёзы.

— О моей бабушке, Эллизиэль. Ты же помнишь, что она пошла в армию, когда была война с гардаррцами? Она служила в тыловых частях, как медик. — Историй похождений её прабабки она наслушалась в детстве немало. Та была неугомонной путешественницей, моталась по всему Содружеству. Родив сына, она после скорой смерти её мужа передала ребёнка на попечение клана, а сама моталась по Галактике, постоянно ища — и находя — приключения на пятую точку.

— А теперь я расскажу то, о чем надеялся никогда тебе не говорить. Но, видимо, не судьба. В общем, сына она родила не от мужа. Её выдали замуж за одного аристократа, тот был уже при смерти и согласился на это, чтобы скрыть наш семейный позор.

— Папа, как ты можешь так говорить… — У Лораниэль снова из под ног уходила почва.

— Могу, дочка. Не тот старый Лорд мой дед. А офицер гардаррской армии, который попал в плен в тяжёлом состоянии. Уж не знаю, как, но любовь вспыхнула между ним и моей бабкой. А потом его отравили. Ну, это хотя бы по-нашему — саркастически продолжал отец. — Хоть бы на дуэли убили, сволочи. Вот она это и не простила. До конца жизни любила его и не могла его забыть. Потому и смылась из дома после родов и моталась неизвестно где по всему Содружеству. Сказала, что или этот ребёнок станет Лордом — или не станет никакой. Старейшины в клане хотели вначале придушить байстрюка — но потом увидели что его соответствие эталону больше 93 %. Почти как у дочери тогдашней Королевы. Вот и не стали убивать. Если не поняла — этот байстрюк — мой папа. И твой дед.

Лорд с трудом говорил — эту ношу Лораниэль сейчас разделяла, но не облегчала.

— Там любовь была… — она снова заплакала. — А тут — изнасилование.

— Я сам не знаю, как быть, дочка. Ребёнок, который может претендовать на престол — это само по себе угроза государству.

— Неужели ты думаешь, что у этого ребёнка будет хоть один шанс занять трон Объединённого Королевства? Не смеши, папа…

— Объединённого Королевства — конечно нет. А вот независимого Тартана — он посмотрел ей в глаза — очень даже может стать.

Лораниэль решила родить этого ребёнка.

Последующие три месяца были самыми тихими и спокойными в её жизни — они с отцом и Франиэлем проводили время в родовом комплексе. Где-то в мегаполисах жизнь бурлила — но они только наслаждались тишиной и размеренностью. А однажды всё рухнуло.

Все началось с вызова её отца на аудиенцию Королеве, чего уже давно не было.

Лорд улетал на Мерсию взволнованный. В Палате Землевладельцев он был один из лидеров фракции сторонников независимости Тартана, чего, собственно, никогда не скрывал. Королева на их деятельность смотрела сквозь пальцы — их фронда была в рамках приличия, и напоминала желание напугать аристократию Мерсии, чтобы та предоставила Тартану больше прав. Но он уже много лет как отошёл от реальной политики, и этот вызов его невероятно удивил.

— Мой старый друг — говорил он перед отлётом Франиэлю. — Я передал тебе доступ к некоторым секретным счетам. Средств там немного. Я не знаю, что меня там ждёт, но вы с Лораниэль при первом же моём звонке должны бросить всё и покинуть Галанте. И уехать так далеко, чтобы наша Служба не могла вас найти.

И как в воду глядел — на аудиенции у Королевы та предоставила ему документы, полученные от посла Гардарры.

— Кто-то должен ответить за провал этой операции, Лорд. — глубокомысленно произнесла старушка. — Глава моей Службы отвечать не желает. Вы понимаете, о чём я?

— Я готов ответить. — с готовностью сказал Лорд, но старушка махнула рукой.

— Не ты. Если бы всё было так просто — тебя бы уже судили, поверь, и это было бы ко всеобщему благу — и Галанте, и Службы. И твоей дочери.

Лорд всё понял. Понял так же, что старушка тоже не в восторге от этого решения — оно было продавлено теми, кто уже вился вокруг жены старшего внука. Чувствовали, что старая Королева уже на ладан дышит, и пытались заранее выслужиться.

— Лорд, — старушка посмотрела на него грустным глазами — позвоните родным. А я сделаю всё, чтобы несколько часов эта информация не покинула Мерсию. И да поможет Создатель твоей дочери.

В тот день Лораниэль с Франиэлем, бросив всё, отбыли в Свободные Миры Армарры.

Через неделю они прибыли в систему Аллегана, где сразу придумали себе легенду — отец и дочь, прибыли в Армарру из Галанте в поисках работы. Пришлось вживаться в роль. С первой работы Лораниэль вышибли в первый же день — она устроилась на работу в развлекательный центр, но в первый же день к ней стали подкатывать с предложениями «развлечься» после работы. Одна пощёчина хаму — и она осталась без работы. Пришлось идти официанткой в бар. Там тоже три заведения пришлось сменить, и тоже по той же причине. А потом Франиэль, изображавший её старого отца, заметил чью-то слежку за их домом. И им снова пришлось бежать. За три месяца они сменили четыре системы, надеясь всё же затеряться. На предпоследней, Акансе, она узнала, что и отца у неё больше нет — сразу после смерти Бетаниэль Второй по всему Объединённому Королевству прокатилась волна смертей представителей старой аристократии. Особенно смерть отметила своим взором аристократию Тартана — та всегда держалась обособленно от остальной аристократии Галанте. В числе «скоропостижно умерших» был её отец. Их марка была объявлена вымороченной, и родовой комплекс теперь ждал новых хозяев. Вот и дома у неё нет. В Галанте она была объявлена в розыск как государственная преступница, и дороги обратно не было. И вот снова надо бежать. Как же она от этого устала…

Состав монорельса привёз её в космопорт. До отбытия чартера оставалось всего четверть часа, но Лораниэль не спешила зайти на его борт. Пять минут…. Одна минута…. Пора!

В последнюю минуту она заскочила в челнок, который уже собирался закрыть люк. Подъем наверх, проход по «рукаву» на транспорт. Вот и четырёхместная каюта, которую полностью выкупил Франиэль. А его самого всё не было. Транпорт отстыковал рукав, экипаж включил двигатели и транспорт начал двигаться в сторону точки перехода в гипер.

— Дорогие пассажиры! Вас приветствует экипаж нашего чартера! — раздалось сообщение от капитана транспорта. — Наш рейс отправляется в систему Аркам Гардаррской Федерации. Время в пути две недели. Во время нашего полёта вы можете воспользоваться барами и развлекательными центрами на борту нашего корабля. Стоимость этих услуг не входит в стоимость билета, и оплачивается отдельно. Желаем вам хорошего пути!

Аркам! Гардарра! Лораниэль сидела в каюте и не могла поверить, что Франиэль её так подставил. Как же так, Франиэль? Её там ожидает арест.

Перед уходом в гипер ей пришло сообщение — это было письмо от Франиэля.

«Дорогая моя девочка! Ты сейчас читаешь это послание, а меня уже нет в живых. Я обнаружил слежку, это ребятки из Службы. После того, как короновалась Калиария, вопрос твоей поимки стал просто вопросом времени. Сегодня Калиария выдала армарцам пару аристократов, совершивших когда-то преступления на территории Армарры. Это значит, что в ближайшее время с Армаррой будет подписан договор о взаимной выдаче преступников. Теперь Армарра для тебя так же опасна, как и Галанте. Ты помнишь, почему мы уехали в Армарру, а не в Делус? Правильно, потому, что с Конфедерацией такой договор у Королевства подписан. Я принял непростое решение — отправить тебя в Гардарру. Но оно и самое правильное — Гардарра, как ни отнесётся к тебе, а обратно ни за что не выдаст. А почему Аркам? Не забывай — это последнее место, где тебя будут искать, да и возможности найти тебя там гораздо меньше. Но и там не всё будет так плохо, как тебе кажется, если поступишь в соответствии с моими последними советами.

Во-первых, по прибытии на Аркам, ты должна ехать не в Бахту, а в Берсуат — и просить там у военного командования политическое убежище. Уверен на 100 % — тебе не откажут. Понимаю, тебя терзают сомнения — что поделать, мы, тартанцы, не предатели. Нас предали. Твой отец лишь один из многих, кто боролся за свободу Тартана законными методами, а был убит при полном наплевательстве убийц на те законы. А сам Закон на его смерть просто закрыл глаза. Присягу Калиарии ты не давала, от присяги Бетаниэль Второй тебя освободила её смерть.

Во-вторых — после получения политического убежища проси, чтобы тебя оставили в Берсуате, и сразу оповести старейшин и рядовых членов нашего клана о твоём местонахождении. Это сейчас ты в бегах, и прячешься. Поэтому и ликвидировать тебя ребятки из Службы могут так же тихо и без лишнего шума. А когда ты заявишь о себе как о политическом беженце — ни один волос с твоей головы не упадёт, так как это будет поводом к войне. С Гардаррой Галанте уже разок воевало, и не думаю, что в окружении Королевы есть хоть один, кто не знает, какие были итоги той войны.

И в третьих — Аш. Я не знаю, как он отреагирует на тебя, но ты обязана найти его, чтобы сообщить о том, что ты носишь его ребёнка. Я понимаю, какую бурю ярости вызвала у тебя моя последняя просьба. Но я верю — через много лет ты признаешь правоту старого дурака.

Вот и всё. Я увёл за собой наружку, уехав на другой конец материка, чтобы ты могла спокойно добраться до чартера, идущего на Аркам. Сдаться им я не могу — слишком много знаю, поэтому, как только они поймут, что я провёл их и попытаются захватить меня, приму мгновенный яд.

Сделай так, чтобы моя смерть была не напрасной — спаси себя и своего ребёнка.

Твой старый брюзга, для которого ты всегда была как родная дочь»

Глава 11

Пассажирский транспорт прибыл на Аркам ровно через две недели. Никаких проблем в полёте не было. В каждой из систем «подскока» Сашка обнаруживал находившиеся там патрули Гардаррских ВКС. Так, просто находились в системах, именно тех, через которые летели они. Все пассажиры на транспорте были заняты каким-нибудь делом — те, кому установили нейросети, вовсю изучали базы. Кто-то поправлял здоровье в медкапсулах. Дети просто носились по кораблю, вереща на стандартоязыке — они переключились на него быстрее всех остальных, восприняв его знание как само собой разумеющееся. Остальные смотрели «голо». Во-первых, это было в новинку — на Земле такого и в помине не было. Во-вторых, и, пожалуй, самое главное — смотрели они обучающие голофильмы, где рассказывалось про Содружество, Гардарру, другие государства. Были фильмы про негуманоидов, с рекомендациями, как себя с ними вести. Был небольшой фильм про Аркам. Хоть съёмки были сделаны ещё до нападения на него, людям было интересно посмотреть, куда же они летят.

После того, как транспорт встал на геосинхронную орбиту планеты, на его лётную палубу сразу один за одним сели три челнока. Из первого вышли несколько военных и — Витень Тривов!

— Здравствуй, Аш! — тепло приветствовал он его. — С возвращением! Как там Войдан?

— Работает. — только лишь и пришло Сашке на ум.

— Познакомься — это бригадный генерал Гардаррской космопехоты, Гродан Хрысев. — представил Витень Сашке одного из военных. — Сейчас он, как высший чин Военного Департамента на Аркаме, является и главой временной администрации Аркама.

Сашка пожал руку генералу, потом двум его сопровождающим офицерам.

— Аш, — начал Гродан разговор. — Ты, как я понимаю, привёз очередную партию переселенцев.

— Да. — Скрывать Сашке было что, но не сам факт привоза людей. — 2517 человек, из них — 874 ребёнка в возрасте до 18 лет. Из остальных -1643 человек. Шестистам одиннадцати установлены нейросети. Из оставшихся 1032 человек 92 человека изъявили желание заключить армейский контракт.

Генерала интересовало всё, но последние цифры его порадовали.

— Тогда перейдём к делу. — Генерал говорил чётко и по делу. — Выразившие пожелание подписать контракт с Военным Департаментом — сразу грузятся в эти челноки. Их отвезут на нашу базу. Те, кому установлены нейросети — им уже предложили работу?

— Сети и наборы баз знаний ставили в зависимости от пожеланий людей. Так что каждый уже знает, чем будет заниматься на Аркаме. А сами сети и наборы баз приобретались в соответствии со списком вакансий.

— Хорошо. Эти переселенцы отправятся на поверхность после военных. Лагерь пострадавших уже почти пуст, так что мест всем хватит. Семейные едут в первую очередь. Теперь по переселенцам, на которых не хватило нейросетей. С финансами сейчас туго, но ряд компаний, снова возобновляющие свою деятельность на Аркаме, готовы профинансировать установку специалистам нейросетей и приобрести для них базы знаний. Понятно, что не от хорошей жизни они это делают, ехать сюда никто не хочет. Правда, и работать тут придётся, пока долги не вернут.

— Каждый переселенец уведомлён, что он должен прожить на Аркаме 10 лет. Это было условие для перелёта сюда.

Сашка вызвал на лётную палубу всех, кто решил пойти на службу. Пришло даже на три человека больше.

— А вы куда — спросил Сашка, разглядывая удивленно троицу молодых ребят.

— Да мы тут подумали… Тут армия крутая должна быть. Ну, как в «Старшип труперс». — ответил один из них. — Ну и мы решили…

Сашка махнул рукой — следуйте за остальными. Троица залезла в последний, уже достаточно заполненный челнок, и те поочерёдно покинули лётную палубу.

После отправки на поверхность последнего челнока с теми, у кого установлена нейросеть, и членами их семей, генерал снова подошёл к Сашке. Витень при этом стоял как бы рядом.

— Итак, сейчас на поверхность отправлено 611 человек с нейросетями, 597 детей и 782 человека без нейросети. Сейчас на транспорте остались только 247 человек без нейросетей и 277 детей. Я ознакомился с твоим списком специалистов и ФИПами переселенцев без нейросетей. Впечатлён. Не сомневайся — в течение недели все заключат рабочие контракты с компаниями и получат работу в Берсуате. Спасибо за работу! — генерал горячо пожал Сашке руку. — Мы провели оценку потребностей в персонале тех компаний, которые возвращаются на Аркам. Итак, в ближайшее время нам нужно не менее шести с половиной тысяч специалистов. Я говорю про тех, кому за счёт компаний в долг установят нейросети — только привози их. Думаю, через два дня тебе следует прибыть на совещание в муниципалитет — там как раз будет решаться этот вопрос.

Генерал распрощался с Сашкой и остальными членами экипажа, и первый же прибывший на лётное поле челнок повёз его и сопровождение на поверхность. Витень остался на месте.

— Аш, нам надо поговорить. Желательно, без лишних ушей.

— Не вопрос. — Сашка был обязан этому человеку, и был благодарен ему за его участие в Сашкиной жизни. — Сейчас оставшиеся репатрианты отправятся на поверхность, а вместе с ними и техники. На корабле будем только мы.

Челноки прибывали один за другим, забирая людей, и через пятнадцать минут транспорт был пуст. Сашка прошёл с Витенем в корабельную столовую. Они взяли по бокалу мейда и уселись за столик.

— Аш. Я так понимаю, ты собираешься и дальше привозить на Аркам своих земляков?

— В общем, я этого никогда не скрывал. Аркаму нужно 10 миллионов жителей для статуса метрополии — я знаю, где эти 10 миллионов взять. И буду оттуда их брать и привозить. Нужно будет снабдить нейросетями — снабжу. Да, сейчас денег не хватает, чтобы обеспечить всех. Но все прибывшие будут выплачивать из своей зарплаты 10 %, пока не выплатят стоимость и своих сетей, и приобретённых им баз. Просто для того, чтобы не возникло у людей ощущения несправедливости — одним дали на халяву, а другим нет. Да и вообще, не нужно приучать людей к дармовщине.

Витень слушал Сашку внимательно, ни разу не перебив его.

— Ты спланировал невероятную операцию с минимальным количеством задействованных в ней людей. — наконец, произнёс он. — Восемнадцать военных пилотов, из тех, кто прошёл лагеря Аркама. Несколько техников из твоих подчинённых. Ты, да ещё Войдан — вот и весь перечень задействованных тобой лиц. А сколько сделали? И ведь как-то сообразил, как патрули обманывать, когда возил «груз» на Хаар-Махрум… Пилоты должны были смениться после первого же рейса, но почему-то не хотят… Почему, Аш?

— За каждый рейс туда-обратно им перепадает каждому по полкорпа. Это плата за риск.

— Молодец! — Витень на мгновение даже взглянул на него как-то даже восхищённо. — А продаешь товар кому? На Бирже он нигде не проходит. Как будто и нет его. Но есть нейросети, которые при этом пустые транспорты привозят обратно.

— Не знаю, стоит ли Вам это говорить… — с сомнением произнёс Сашка. — Витень, Вы не обижайтесь, но даже Войдан вначале ошалел.

— Аш, умей доверять людям. — Витень был спокоен как никогда.

И Сашка решился:

— Гулграм, членам запрещённой на Егеве секты «Кабата».

Витень и глазом не моргнул:

— Судя по тому, что сообщали пилоты… Да, ты думал, на такую операцию выделят обычных пилотов? Нет, они все под разведкой ходят… ну так вот, по их словам, перевозили они галифатцев. Так что не жалко.

Сашка молчал.

— Аш, а ты не думал, что гулгры устроят слежку за транспортами? — зашёл с другой стороны Витень. — Наверное, не думал. А зря. Во время возвращения с Хаар-Махрума пилоты одного из транспортов обнаружили «маяк». Сняли его в следующей системе. Думал, гулгры упустят такой вариант — самим узнать координаты этой планеты?

— Я думал, что если не буду сильно ломить цену, и покупать нейросети у них же, давая возможность подзаработать другим гулграм из их секты, то ящеры не будут рисковать. Видимо, ошибался. — неприятно было осознавать, что всё равно что-то не учёл.

— Ты принимал решение на основании той информации, к которой имел доступ. — Витень смотрел на него, как когда-то смотрел на Сашку его отец, когда он приносил из школы плохие отметки. С какой-то долей иронии. — И даже в этом случае ты сделал все даже лучше, чем любой среднестатистический сотрудник спецслужб, окажись он в твоей шкуре. Не вини себя. Просто пойми — эта операция, начатая тобой, вышла на другой уровень. И тут либо к ней с нашей стороны будут подключены дополнительные силы… кстати, ты обратил внимание, что во всех системах «подскока» стояли гардаррские патрули? Будут теперь постоянно патрулировать эти системы… так вот, либо Внешняя Разведка Гардарры берёт на себя эту операцию, либо её будут проводить аграфы. Но уже не к нашей пользе. Почему аграфы? — он отметил удивление на лице у Сашки. — Аш, неужели ты считаешь, что такие секты, как «Кабата», могут существовать без покровителей?

В течение следующего получаса Витень рассказал Сашке сложившуюся ситуацию. Как выяснилось, Егев, выражаясь современным слэнгом, ходил под Армаррой. Естественно, все секты, запрещённые официальными властями этой планеты, были просто находкой для Секретной Службы Её Величества.

— Они везде стараются работать в первую очередь с сектантами. — продолжал Витень. — Сектант — это же идеальный шпион. Внешне он выглядит, как и остальные жители. Те воспринимают его как своего. А для него эти жители, его же, если подумать, соплеменники — злейшие враги. Более злейшие, чем даже чужаки. Вот они и являются главным источником получения информации для аграфов. И «Кабата» тут не исключение. Понятно, что ни в какой открытой базе знаний ты это не почерпнёшь. Видимо, кто-то из ящеров слил аграфам информацию о жирном куше, который уходит на сторону.

— Витень… Скажите честно — вы кто по званию? — Сашка всё понял.

— Полковник Внешней Разведки Гардарры. Войдан, сын мой, сейчас в звании штабс-капитана. — Витень так же был откровенен. — Я не знаю, где он сейчас находится — когда я спросил его, он отказался ответить. Сказал, что дал тебе слово, и будет держать его.

— А я, получается, просто шпион… — Сашке все же было не по себе.

— Аш, вот когда ты на Тавре повёл народ на штурм базы… Тебе кто-нибудь задание давал? — Витень так же смотрел на него невозмутимым взглядом. — Или когда Берсуат обороняли, ты отправился к гравипередатчику и активировал его. Тебе тоже приказывали? Нет, ты сам это делал. Почему? А душа твоя вопила в тот момент, что так — правильно. И ещё — мы не шпионы, мы сотрудники спецслужб. А шпионы — это те, кто по каким-то причинам стал предателем своего народа, своей страны. Ты — никого не предавал.

Теперь замолчал Витень. Так они оба молчали минут десять. Наконец, Сашка «созрел»:

— Кому я должен передать управление операцией по вывозу репатриантов с моей планеты?

Сашка всё рассказал Витеню — про «червоточину», ведущую на Землю, про её «уникальный» статус, как ему до этого объяснял Войдан. Рассказал о своём пожелании — вывозить русских и представителей комплементарных им народов, чтобы здесь, на Аркаме, не было конфликтов.

— Желания твои вполне разумны, и они во благо и Аркама, и Гардарры — подвёл итог Витень. — Ты планировал отправиться за очередной партией переселенцев через неделю?

Сашка молча кивнул головой.

— Отлично. За это время ребята успеют подготовить второй транспорт. Не смотри так удивлённо — это только начало. Количество транспортов, занятых на перевозке, будет только возрастать. А вот вывоз «галифатцев» — будет пока идти в том ритме как идёт.

— Скажите, Витень… Понимаю, что вопрос крайне неуместный… А кто теперь будет возглавлять эту операцию?

— Я. — ответ был прост и краток. — Поэтому к твоей планете мы отправимся вместе. И ещё будут несколько ребят из нашей службы. Сменят тебя и Войдана.

— Я так понимаю, для меня этот полёт будет последним? — Сашка всё же чувствовал какую-то обиду.

— Я же не успел тебе сказать, — Витень будто сейчас вспомнил. — Через два месяца тебе предстоит прибыть в Кивор.

— Кивор? — Сашка не понимал — он то тут каким боком?

— Да. Кивор. Через месяц начнёт действовать Гардаррский Трибунал по расследованию преступлений Киворской хунты, совершённых против гардаррского населения бывших урканских систем. Ты там заявлен как свидетель обвинения. Да не расстраивайся ты так! Всё будет нормально! Мы обеспечим Аркам специалистами. А тебе нужно отдохнуть, сменить обстановку.

В космопорте Сашку встретила Настёна — военные ей передали, что он вернулся, и она отпросилась на работе на пару часов. За это время она сообщила, что маму и Игоря она уже встретила и указала им номер жилого модуля в лагере, где она жила.

— Папка, тут мне сообщили пару недель назад, что твой дом готов. — Как быстро время пролетело. Про дом-то он и забыл.

— Настя, перебирайтесь с мамой и Игорем туда жить.

— Пап… Ты серьёзно?

— Серьёзней некуда. Я через неделю опять улетаю. Как-то не по-человечески получается — целый дом будет пустовать, а вы будете в модулях ютиться.

В тот же день Настя, Наташа и Игорь перебрались в новый отстроенный дом. Сашка остался жить в своём модуле. Как он объяснил им, не хочет привыкать к постоянному месту жительства. Не время пока.

Через два дня на совещании в муниципалитете были подведены итоги по распределению прибывших на Аркам переселенцев. Само совещание проходило при включенных глушилках.

Кадровый голод был жуткий, и эти полторы тысячи человек все как один были трудоустроены в первые два дня. Зато эффект почувствовали военные — прибывшие специалисты с установленным нейросетями дали возможность военным вернуть многих прикомандированных на гражданские объекты. Да, изучение баз у них ещё не закончилось, но несколько месяцев — и военные смогут полностью передать им дела, и заняться наконец своими непосредственными обязанностями.

Сашке был передан очередной список с необходимыми специалистами — чуть больше шести тысяч позиций, как и говорил ранее генерал. Все специальности в перечне были гражданские, и генерал, упомянув об этом, напомнил Сашке, что если он привезёт ещё несколько сотен желающих пойти на службу, то армия их с радостью примет. На совещании так же присутствовал Витень, все слушал, но ничего не говорил. Под конец, он напомнил, что второй пассажирский транспорт ещё не готов, и просил ускорить работы по его подготовке. Военные взяли это на свой контроль.

Ровно через неделю он снова стоял на отдалённом поле космопорта Аркама. Его провожала вся его семья — дочка и бывшая жена с её нынешним мужем. Витеня приехали проводить его жена, Лада, и — Соля. Она немножко пополнела, а в руках держала маленького бутуса в таком же маленьком комбинезончике — он спокойно спал.

— Аш, — поцеловав его в щеку, начала Соля. — Ты там скажи Войдану, что домой пора, его сын ждет!

— Обязательно передам. И даже привезу его обратно! — клятвенно заверил её Сашка.

Они в Витенем сели в челнок, и через несколько минут были на лётной палубе.

Там их уже ждали пятеро пилотов, которых привёл Витень. Впрочем, какие они пилоты… Вот на двоих Малыш сразу отреагировал как на источники псионической активности. Путь до системы NPQV-1949-GWLK пройдет под их контролем, так что две недели они с Витенем будут отдыхать. Наконец, после того, как они разместились по каютам, пилоты уведомили о начале разгона. Ну и слава Создателю, подумал Сашка, наконец будет время привести в порядок мысли. Малыш что-то явно держал в себе, не решаясь делиться с Сашкой. Вот он пообщается с ним.

Глава 12

Две недели Лораниэль просидела в каюте, выходя только на приём пищи. Контингент на Аркам ехал разношёрстный — и авантюристы, и жулики. Хотя больше было строителей, ехавших на строительство Бахты. К ней, даже с огромным животом, постоянно подкатывали с предложениями провести вечерок в чужой каюте. Но никаких проблем с «ухажёрами» не было — получив отказ, они просто уходили. Ещё бы — сразу после того, как транспорт ушёл в гипер, всем пассажирам капитан скинул файл, где напоминал — летят они на территорию под юрисдикцией Содружества, а вот садиться придётся в космопорт гардаррцев. И приводился список тех, кто за последние месяцы прямо с борта лайнера отправился на гардаррские «астероиды», с указанием, за что они туда загремели.

Наконец, две недели пути подошли к концу — Лораниэль вышла из планетарного челнока, доставившего её в космопорт Аркама. Практически весь поток прибывших направился к стоянке гравов, и с неё в сторону Бахты устремился ручеёк наземных транспортов. В здании космопорта она осталась одна. При проходе через иммиграционный контроль она указала своё настоящее имя, чем вызвала несказанное удивление сотрудника космопорта. Выйдя из здания, Лораниэль села в грав, который доставил её прямо к муниципалитету Берсуата — месту квартирования военного командования гардаррской армии. В здание её не пустили, но она потребовала у стоящего военного в бронескафе позвать к ней представителя гардаррской контрразведки.

— Здавствуйте, Леди Лораниэль — к ней подошёл человек в форме офицера ВКС Гардаррской Федерации. — Меня зовут Ратмир. Мне сказали, что Вы желаете со мной поговорить.

— Да.

— Если Вы не против — пройдёмте ко мне в кабинет…

— Нет, я не против. — за этим она собственно и приехала.

Уже в кабинете офицера, когда они оба уселись в удобные кресла, офицер спросил:

— Чем я мог заинтересовать Леди Лораниэль, дочь и наследницу Лорда клана Мака Предгорного?

Лораниэль помолчала несколько тактов сердца и чётко произнесла каждое слово:

— Я прошу власти Гардаррской Федерации предоставить мне политическое убежище.

В течение нескольких часов Лораниэль излагала офицеру свою историю — и о службе в аналитическом отделе планирования операций Секретной Службы Её Величества, и об операции на Тавре, как части глобальной операции на Уркане. Рассказала о смерти своего отца, о своем бегстве из Объединённого Королевства. Как итог, она сообщила, что хочет остаться жить здесь, в Берсуате, но причины такого решения раскрывать отказалась. В течение разговора её несколько раз приходилось делать перерыв — малыш в ней продолжал проявлять беспокойство, стуча ножками.

Офицер, назвавшийся Ратмиром, ничего ей не обещал, но сообщил, что её дело будут рассматривать в Арте, а пока она находится под защитой Гардаррской Федерации. По его словам, рассмотрение вопроса займёт недели две — больно нестандартный у неё случай. Ну а пока ей было предложено пожить на территории военной базы, развёрнутой в районе космопорта. Эти две недели были настоящей мукой ожиданием. Нет, обходились с ней крайне корректно, каждый день её осматривал врач, не было проблем с выбором питания с учётом её положения. Но никто и словом с ней не обмолвился за это время. Ей только оставалось смотреть новости по головизору.

Естественно, её интересовало, что происходит дома, на Тартане.

А на Тартане за это время произошёл «референдум». Сам референдум о независимости Тартана успели инициировать в обоих палатах местного Парламента старые аристократы Тартана ещё при жизни Бетаниэль Второй. Подошёл срок его проведения уже при Калиарии Первой. Популярность её на Тартане, в отличии от Мерсии, была сродни значению атмосферного давления на безжизненном астероиде. Было ясно, что в ход нужно пускать все, какие есть, технологии манипуляции общественным мнением.

И понеслось. Маститые политолухи вещали на всех каналах «голо» об ужасах существования Тартана в одиночку. Одни пугали жителей грядущей нищетой (при том, что Тартан обладал современной промышленностью, а его астероидные пояса были богатыми по классификации Содружества), другие стращали жителей тем, что когда Тартан получит независимость, его захватит Гардарра (сами гардаррцы, которым специально в новостях показали кусок этой передачи, посчитали, что это какой-то прикол). В одну из передач пригласили гардаррского дипломата, и один из ведущих, нарушив все предварительные договорённости, решил спровоцировать того, задав вопрос — «Захватит ли Гардарра Тартан?». Дипломат был мужичонка ушлый, сделал задумчивой лицо и переспросил ведущего — «А сколько вы, жители Мерсии, нам за это заплатите? Учтите — меньше чем за корп корпов кредитов Содружества мы за это дело не возьмемся!». Хохотала вся Гардаррра, посмеялись и люди на Тартане.

Даже при всей оголтелой пропаганде независимые опросы населения (те, что попадали на стол нового главы Секретной Службы, а не в СМИ) показывали — люди хотят независимости.

И тогда пришлось использовать прямые подлоги. Для начала, был изменён сам вопрос, выносимый на референдум. Начальный вариант «Желаете ли Вы, чтобы Тартан вышел из состава Объединённого Королевства Галанте и выбрал себе новую королевскую династию?» теперь звучал так — «Желаете ли Вы независимости Тартана?». И даже когда наступил день выборов, пришлось проводить прямые подтасовки результатов — количество желающих было свыше 50 %.

Не зря в своё время один усатый товарищ на Земле глубокомысленно заметил, что не важно, как голосуют, важно, как и кто считает результаты. Подсчёт голосов проводился исключительно сторонниками унии. Естественно, в ходе этого балагана было объявлено, что Тартан отверг попытки вырвать его из Объединённого Королевства.

Интересно было смотреть на международную реакцию на это событие. Дело в том, что недавно Галанте заявило о непризнании Малой Гардарры. Ответ от гардаррцев последовал незамедлительно — гардаррские дипломаты заявили, что они не могут признать опрос общественного мнения, проведённый на Тартане. Их аграфские коллеги потребовали разъяснить такую странную позицию. Гардаррцы разъяснили.

Глядя на своих ушастых коллег, как будто те выпускники не лучших Королевских университетов, а спецзаведений для «альтернативно одарённых», они на пальцах показали, что, во-первых, наблюдателей Гардарры никто не приглашал — так каким образом они что-то могут признать или не признать? На робкие возражения, мол, по «голо» выборы показывали, гардарцы напомнили, что при современном уровне развития технологий чего только нельзя показать по «голо».

Далее, продолжали они. Вот, к примеру, референдум на Тавре. Там был чёткий вопрос — «Желаете ли Вы, чтобы Тавра перешла под юрисдикцию Гардаррской Федерации?». Чёткий вопрос, и ответ однозначный — либо за присоединение, и Тавра воссоединяется с Гардаррой, либо против, и она остается независимой. А тут что? «Желаете ли независимости?…». От кого? Тартан это не колония, он и так независим. Так что — опрос общественного мнения, и не более…

Ну и, наконец, где это видано, чтобы другие государства признавали опросы общественного мнения? Так, завтра кто-то захочет провести опрос на тему «Желаете ли Вы каждый день принимать на халяву пару стаканчиков хаомы?». Тоже признавать результаты потребуете? А что потом — будете требовать снабжать проголосовавших бесплатной выпивкой?

Похлопав по плечам ушастых (что для аграфов, вообще-то, было оскорблением), гардаррские дипломаты, с гаденькими улыбочками, уехали в свое посольство.

Тем временем, аккурат через две недели, к ней в гости пришёл Ратмир.

— Леди Лораниэль, — сразу начал он. — Правительство Гардаррской Федерации рассмотрело Ваше прошение положительно. Вы получаете политическое убежище в Гардаррской Федерации. Так же Правительство Гардаррской Федерации не видит причин отказать Вам в Вашем выборе Берсуата, система Аркам, как постоянного места жительства. Ловите файл!

Лораниэль прочла ещё раз то, что слово в слово сказал ей Ратмир.

— Я могу теперь идти? — правда, куда идти, она пока не знала.

— Да, конечно. Правда, сразу предупреждаю — статус политического беженца не дает вам возможности жить как в родовом комплексе Вашего клана. Вам придётся найти себе работу и самой обеспечивать себя. Еть ли у Вас какие-либо вопросы?

— Да. — первый посмертный совет Франиэля она выполнила. Пришло время перейти ко второму. — Я понимаю, что любые мои связи с подданным Объединённого Королевства будут — и вправе — расцениваться властями Гардарры как закулисная игра. Я, в тоже время, обязана уведомить о моём нахождении представителей моего клана на Тартане. Я прошу Вас, Ратмир, организовать запись моего сообщения о нынешнем местонахождении и статусе, и передать его на Тартан. От моего клана остались жалкие остатки, но эти люди передадут послание всем остальным сторонникам независимости Тартана. Это — дополнительная гарантия безопасности. И меня, и… моего ребёнка. Больше я ничего не хочу.

Ратмир молчал, обдумывая её просьбу.

— Это возможно. — наконец сказал он. — Если побудете здесь ещё пару суток, то мы успеем организовать запись Вашего обращения, и даже передать его на Тартан. У вас есть контакты адресатов?

— Да — Лораниэль скинула Ратмиру файл со списком.

На следующий же день запись её обращения была сделана и разослана по указанным ею адресатам.

— Вы можете покинуть базу. — Ратмир как всегда был предельно корректным. — Я отвезу Вас в Берсуат.

Время в пути до города пролетел быстро. Ратмир, ведя грав, спокойно разъяснил ей, что с жильём наблюдаются проблемы, и пока часть жителей Берсуата продолжает жить во временных жилых модулях развёрнутого рядом с городом лагеря для пострадавших лиц.

— Впрочем, строительство идёт, уже все семьи переехали в отстроенные им дома. Сейчас в лагере живут исключительно одинокие и неженатые.

Все эти дни Лораниэль не могла решиться выполнить третью просьбу Франиэля. Но долг перед близким ей человеком, отдавшим за неё жизнь, взял верх.

— Ратмир… Как мне сейчас найти одного человека? Он житель Берсуата.

— Список выживших после бойни и оставшихся на Аркаме имеется в муниципалитете. У вас есть данные этого человека?

— Нет. Только имя.

Ратмир вырулил грав ко въезду в лагерь пострадавших.

— По имени искать, конечно, непросто. Но, думаю, найти человека получится за пару дней… Если желаете, я помогу Вам. Назовите имя, и дайте ещё какие-нибудь данные. Думаю, всё получится.

— Аш. — грав припарковался на стоянке лагеря.

Ратмир повернулся к ней:

— Ну, тогда и искать не надо. Это Ратмиров здесь сотни. А Аш — он один на весь Аркам.

Он выразительно посмотрел на её живот, потом прямо в её глаза:

— Его?

Лораниэль смогла только кивнуть головой.

— Тогда едем. — он, ничего не объясняя, вывел грав со стоянки и повёл в жилой сектор Берсуата.

Грав припарковался перед аккуратным красивым домом. Ратмир помог ей выйти, и они вместе дошли до парадного входа. Ратмир послал вызов, и через минуту дверь открылась. В проёме стояла какая-то девушка. Увидел Лораниэль, она радостно заулыбалась:

— Ой! Эльфийка! Настоящая эльфийка! — защебетала она. Из дома подошли мужчина и красивая женщина. — Мама! К нам эльфийка приехала! Как во «Властелине Колец»!

Радость девушки не была понятна ни Лораниэль, ни Ратмиру.

— Здравствуйте, Настя! — начал он. — Мы, вообще-то, к Вашему отцу.

— Здравствуйте! — Поздоровалась с ними красивая женщина. — Я Наталья… его бывшая жена. Это мой муж, Игорь. — представила она мужчину. — Ну, а Настю Вы, я так понимаю, знаете. Проходите, пожалуйста.

Ратмир и Лораниэль вошли в дом, их усадили в кресла. Наталья сразу налила им какой-то горячий, но очень приятный напиток, сказав, что это «чай».

— Нет его, улетел по делам на прошлой неделе. — Начала разговор Наталья. — Сказал, через месяц вернётся. Мы пока тут у него в доме разместились, он сказал, что неправильно будет, если мы в лагере будем жить, а тут дом будет пустовать.

Настя всё это время внимательно рассматривала восторженным взглядом Лораниэль.

Ратмир задумался.

— Насколько вы считаетесь близкими Ашу? — задал он вопрос, повергший всех в ступор.

У Настии глаза налились слезами, Наталья побледнела. Побледнел Игорь.

— С ним что-то случилось? — хрипло произнес он.

Ратмир понял, что сморозил что-то не то.

— Успокойтесь, я даже не знаю, где он сейчас находится. Но думаю, с ним — точно всё в порядке. — Отпив напиток, он продолжил. — Вопрос не столько по нему, сколько по этой Леди. Это Леди Лораниэль. Извините, что сразу не представил вам мою спутницу.

— Вы можете считать нас его… семьей. — Успокоившись, начала говорить Нататья. — Я, хоть и бывшая его жена, но мать его дочери. Игорь, мой муж, с… Ашем… в хороших отношениях.

— Тогда перейду сразу к делу. Если захотите узнать подробнее — спросите потом у Леди Лораниэль. — Ратмир понял, что надо сразу излагать вопрос по существу. — В общем, Леди Лораниэль, дочь бывшего Лорда клана Мака Предгорного, в настоящий момент получила здесь политическое убежище. Ей выделили один модуль в лагере для пострадавших, но я — он специально выделил это слово — считаю, что в её положении время до родов было бы лучше провести с семьёй отца ребёнка.

Увидев ошарашенные лица всех троих, он встал:

— Если вы против, то мы, пожалуй, поедем…

— Нет! — был ему одновременный ответ от всех троих.

Так Лораниэль осталась ждать Аша в этом доме этой странной семьи.

Глава 13

Эти две недели полёта для Сашки были одними из самых продуктивных в части приобщения к наследию Предшествующих. Он смог разговорить Малыша — как оказалось, тот всё же периодически связывался с искином боевой космической станции Предшествующих. Искин боевой станции всё так же не давал разрешения на посадку на поверхности станции, но теперь хоть стал отвечать на вопросы, не «посылая» сразу же.

Рассказанная им Малышу история было довольно грустной — боевая станция стояла на охране планеты, являвшейся с одной стороны неким инкубатором для различных типов «прислуги», а с другой стороны — местом для ссылки политзаключённых. Аккурат в центре Евразии, в районе Алтая, находился лагерь, где и жили изгнанные с других миров Предшествующие. Вначале планета была подготовлена как инкубатор для динозавров, а для гуманоидов был предназначен Марс. Что-то не так пошло на Марсе, и всех его обитателей пришлось срочно эвакуировать на Землю, расчищая место под солнцем от древних ящеров. А потом и лагерь для политзаключённых туда определили. Любой доступ в систему был закрыт, поэтому сбежать с планеты было невозможно. Но, видимо, Катастрофа как-то внесла свои коррективы — лагерь для заключенных оказался разрушен, и те смогли выбраться из него. Видимо, тогда же пострадала и боевая станция — у неё не было возможностей уничтожать корабли, попадающие в систему, но она могла не допустить их посадки на своей поверхности.

Так же Малыш, наконец, предоставил Сашке результат совмещения современной звёздной карты с картой, которая была на информкристалле Предшествующих. Тот хоть и представлял рекламную агитку, но приведённые координаты дали чёткое понимание, в каких системах находились центры этой канувшей в лету конторы по представлению экзотических развлечений. Как Сашка уже знал, три мира, где находилось подавляющее большинство ролевых площадок, были сейчас коронными системами Галанте. Но помимо этого, такие площадки были разбросаны по всей Галактике. Некоторые из отмеченных систем находились далеко за пределами Содружества, добираться только в одну сторону можно было несколько лет. Но один из центров находился почти на окраине Содружества — это был Аркам. И тут Малыш раскрыл карту Аркама, каков тот был во времена до Катастрофы. Да, несмотря на изменения, прошедшие почти за 12 тысяч лет, Сашка сразу узнал эту планету — два с лишним десятка континентов размером с Австралию, большая часть которых находилась в условно «северном» полушарии. На одном из таких материков, который на Австралию походил только площадью и больше ничем, размещались все города и посёлки Аркама — в центре континента находился Берсуат, рядом с ним — космопорт Аркама. Ближе к окраине континента размещалась Бахта. Там же, почти на краях континента, находились посёлки фермеров и исправительные лагеря. Теперь, изучая карту всего Аркама с наложением на него старой карты времён до Катастрофы, и нанеся точки, где должны были находиться пункты приёма и подготовки клиентов, Сашка пришёл к неутешительным выводам.

Во-первых, основной «игровой центр» сейчас оставался закрытой территорией — это и был закрытый для полётов и посещения без разрешения участок 20 на 20 километров. Даже в ходе нападения на Аркам пострадали только защитные системы, находившимся в том квадрате. Теперь они были восстановлены, и соваться туда было небезопасно.

Во-вторых, часть континентов ушла под воду — и там же оказались два вспомогательных центра подготовки персонала. Искать под водой? Тут это было пока нереально.

В-третьих, оставшиеся три точки, где осуществлялся приём клиентов, находились на других материках. На Аркаме не было никаких ограничений в их посещении, но все прекрасно понимали — коль поехал человек на другой материк, значит, присоединился к «искателям сокровищ». Так светиться Сашке всё же не хотелось. Кстати, найденных им двух объектов на его карте не было — то есть, эти помещения не относились к указанной фирме. И, наверное, много ещё таких помещений, в которых находятся артефакты, ждущие тех, кто найдёт их.

Но изучение немногочисленных вспомогательных объектов, перечисленных в информкристалле Предшествующих и попадавших в зону Содружества, дали интересные результаты.

Таких объектов было семь, причем три из них находились в «культурной столице» Хакданского Ордена, системе Люпус. По одному объекту находилось на Егеве и на двух планетах системы Беккея, ныне захваченной Галифатом. И, наконец, последний объект — местонахождение в системе Аксума, Империя Арвар. К последним четырём объектам добраться было невозможно — к ящерам он не мог попасть, как псион, к арварцам — так как он белый, а к галифатцам — так как он «порочный». Везде в этих мирах при спуске на поверхность его ждала бы смерть или рабство. Доступной оставалась лишь планета системы Люпус.

Теперь есть возможность передать дела тем, кто сделает всё не хуже, а то и лучше, чем он, и, после посещения Кивора, съездить в миры Хакданского Ордена. Столицу его посмотреть, Люпус. А там — кто его знает, может, ещё что интересное на горизонте появится.

Видимо, Войдан не ожидал, что вместо одного транспорта прибудет сразу два. Его челнок не показывался из-за газового гиганта. Сашка вышел на связь на оговоренном ими канале и объяснил, что всё в порядке, теперь операция в надёжных руках, так как это руки его отца. Витень так же передал Войдану несколько кодовых слов, после чего тот, наконец, ответил. Они завели оба пассажирских транспорта в «червоточину» и расположили их на высокой орбите.

На их транспорт прибыли Войдан с Сергеем. Сейчас они собрались в столовой одного из транспортов, и под еду и выпивку вели неспешную беседу.

— Как наши дела продвигаются? — Сашка спросил первым.

— Пока всё по плану. — Войдан попивал мейд и закусывал русским расстегаем. — Я набиваю клетки транспортников «галифатцами», трое напарников Сергея мне помогают. Транспорты приходят на смену вовремя, нейросети с базами привозят регулярно. А Сергей с тремя помощниками народ на Аркам подбирает. Впрочем, он сам лучше расскажет.

Сергей, всё время молча уплетавший пельмени из пищевого контейнера, отложил еду в сторону.

— Я подобрал ещё часть людей. Наши, русские, которые не смогли уехать из Средней Азии. — видно было, что для него это личный вопрос.

Как следовало из его рассказа, Сергей расширил круг поиска репатриантов на три другие республики.

В одной русских почти не осталось — всего-то 35 тысяч. Были это большей частью старики, которые уже никуда и не хотели ехать — единственное, что желали эти люди, это умереть там, где они прожили свою жизнь. Впрочем, небольшое количество людей среднего возраста из проживавших там он всё же сагитировал уехать — сейчас эти люди ждали, когда их заберут. В той республике (оттуда, кстати, были джамшуты, которых похитили вместе с Сашкой) местная интеллигенция призывала уничтожать русских, а защитили русских от заведённой толпы своих земляков — вот ирония! — представители местного криминалитета. Теперь все эти певцы народного освобождения от русских угнетателей сбежали из этой республики. Куда? — правильно, в Москву! Вот, к примеру, поэтесска Гулрухсор — дома стенала про русских захватчиков, «изнасиловавших её черноглазую родину», а теперь спокойно жила на Кутузовском проспекте. Россиянская власть всегда плевала на русское население, но трепетно холила и лелеяла русофобов.

Вот республика, находящаяся чуть севернее. Там русских было раз в 10 больше. Она являла собой полную противоположность той, откуда забрали Сергея. В этой республике состоялась полная и окончательная победа демократии. Причём уже три раза. Каждый раз старая власть объявлялась кровавой диктатурой, новая её свергала, после чего в скором времени становилась точно такой же, как и та, которую они свергли. Трижды окончательно освобождённое население в ужасе разбегалось из республики куда глаза глядят. Русских местная политическая жизнь почти не касалась — они в ней участвовать не могли. Поэтому те, кто могли уехать из этой республики, давно уже уехали. Остальные так же либо хотели, но не могли уехать, либо решили просто дожить свои годы и умереть там, где прожили свою жизнь. Эта республика заинтересовала Сергея по причине наличия в ней русских, занятых в сельском хозяйстве. Заявки на специалистов по работе с гидропонным установками так и висели в общем списке, но подвинулись на самый верх списка — назрело, в общем.

Русские в той республике жили в районе столицы, там оставались колхозы, созданные на базе казачьих поселений 19-го века. Убедить местных русских оказалось сложнее всего. Во-первых, старики категорически отказывались уезжать. Молодёжь была готова ехать хоть тот же момент, но люди среднего возраста, из выразивших желание уехать, хотели забрать с собой живность — собак, кошек, кур. Некоторые даже хотели забрать всё коровье стадо. Это действительно было серьёзным вопросом. Если кошек и собак некоторые переселенцы прошлой волны взяли с собой на Аркам, то как поступить с крупными животными? Да и смогут ли они прижиться на Аркаме? Будут ли потреблять в пищу местные растения? Вот на эти вопросы Сергей пока не мог дать ответа. Но заверил Сашку, что при положительном решении о перевозке скота и птицы люди уедут практически все.

— Я решу вопрос с необходимым для перевозки транспортом. — подал голос молчавший до этого времени Витень. — Но если часть людей хочет, и готова уехать — не будем тратить времени.

За последующую неделю два транспорта были заполнены под завязку — по 2800 человек пассажиров в каждом. Транспорты имели свои собственные челноки, чем упростили работу по перевозке людей с Земли. Более четырех тысяч составляли русские из различных республик Средней Азии, остальные полторы тысячи — те, кого подбирала созданная как сетевая структура организация. Естественно, организацией её можно было назвать весьма условно — те, кто были задействованы в системе подбора кадров, были ни сном ни духом, что они, оказывается, часть чего-то там. Например, Игорь перед отлётом на Аркам познакомил Сашку со своим коллегой — теперь тот вёл подбор репатриантов в медицинских центрах. Разговор с кандидатами теперь, помимо Сашки, вели те двое псионов, которых взял с собой Витень — благодаря им фильтрация нежелательных элементов будет более тщательной. Судя по косвенным признакам, структуры госбезопасности в различных странах стали проявлять интерес к исчезновению людей. Пока интерес был прикован к странам Ближнего Востока, а так же ряда европейских стран — основная масса пропала там. Но уже начинала суетиться госбезопасность страны, из которой забрали Сергея — это на словах местные баи орали, что с радостью выгонят всех русских. В одном их нефтегазовом посёлке исчезли все русские — и работа встала. Нет, можно было пригласить специалистов из «просвещённого Запада» — но любой специалист оттуда будет в день стоить дороже, чем его местный русский коллега обходился в месяц. Вот и поднялась тихая истерика: если русские уедут все — на что жить местным баям?

Россиянские спецслужбы тоже были подключены к расследованию исчезновений — но не русских. На верхах россиянской власти никого не интересовали исчезнувшие русские жители, зато они проявляли неподдельный живой интерес к поиску пропавших «конокрадов» и «гадалок». Тут, наверное, повлияло так же то, что русских из России был вывезен просто мизер по сравнению с теми, кого забирали на Хаар-Махрум. Как говорится, в пределах статистической погрешности. Сашке такой подход россиянских спецслужб был только на руку.

Витень, ознакомившись с тем, как организованы оба процесса — вывоз репатриантов на Аркам и вывоз «мяса» арварцам, остался доволен.

— Войдан уже передал дела помощникам и отправится обратно с нами. — сказал он Сашке с каким-то невероятным спокойствием, от которого даже повеяло уверенностью в дальнейшем успехе. — Количество транспортов на перевозку я со следующего рейса увеличу в три раза. Так, чтобы перевозить и крупных животных, выделим один транспорт из шести. Так что те, кто не мог оставить своих животных, смогут взять их с собой. Буквально за несколько рейсов мы сможем восстановить население всех фермерских посёлков. Там и полная продовольственная независимость Аркама станет реальностью. Заметь — это я говорю с учётом Бахты. Там сейчас народа больше чем Берсуате — и всё едут, едут… Вот и к нам теперь поедут…

— А что с вывозом «галифатцев»? — спросил Сашка. — Может, прекратить пока поставки из-за угрозы обнаружения спецслужбами?

— Прекращать не будем. А «маяк» уже вернули гулграм. Просто по почте переслали. — Витень улыбнулся. — Там у них сейчас, наверное, разбирательство на самом высшем уровне. Думаю, намёк ящеры поймут правильно — либо каждый делает свою часть дела, либо не будет никакого дела. Уверен — они сделают правильный выбор.

— А помощники, задействованые на эту операцию? Они ведь теперь знают, где планета…

— Знают. И пока свою работу не выполнят, отсюда никуда не улетят. Они знали, на что подписываются — их семьи всё это время будут прекрасно обеспечены.

— Все десять лет?

— Поменьше, Аш. Поменьше… — по взгляду Витеня Сашка понял — дальше спрашивать не нужно.

Сашка смотрел на тену в столовой, на которую выводился вид на Землю.

— Витень, я хотел бы слетать в систему Люпус. Возможно ли это?

— Возможно, почему бы и нет? Вот как раз, после Кивора, можешь продолжить свой путь туда. Ты хочешь посмотреть Храм Вознесения Изи Сладкоголосого?

Сашка даже не представлял себе, кто этот Изя, и что у него за храм, о чём честно сказал Витеню.

— Ты, наверное, ничего не знаешь про Хакданский Орден. — Виень был как всегда невозмутимый. — Ничего, по прилёту возьмешь себе базу 1-го уровня по их цивилизации. Больше не надо. Если ты, конечно, не собираешься заняться теологией. Ну, расскажу вкратце…

Хакданский Орден представлял из себя объединение систем, состоявшееся в далёкие времена, и основой объединения была религия. Точнее, вера в одного из пророков Создателя, гулгры Изи Сладкоголосого. Культ его распространился по многим системам тогда только появившегося Содружества, и духовным центром нового государства стала система Люпус, где закончился жизненный путь пророка Изи. Сейчас на месте его гибели стояло огромное здание храма в его честь, являющееся местом паломничества множества туристов со всего Содружества. Там же находился комплекс, являющийся резиденцией нынешнего главы культа Изи, по совместительству Магистра Хакданского Ордена. Сейчас комплекс представлял из себя фактически огромный музей — за тысячи лет туда были свезены со всех подконтрольных хакданцам систем различные редкие и уникальные вещи.

Точной карты планеты системы Люпус в корабельных искинах транспортов не было, но даже той, что была в наличии, хватило для понимания простого факта — все три объекта сейчас находятся на территории административного центра планеты, причём один — точно там, где находится резиденция Магистра.

Формой правления Хакданского Ордена была теократия, фактически каждой из систем управляли две ветви власти — светская, она же исполнительная, и религиозная, она же и была законодателем всего. Если Армарру можно было сравнить с котлом, куда постоянно сыпали различные ингридиенты в различных количествах, но при этом в итоге варево получалось однородным (хоть и пробовать такое никому не захочется), то Хакдан представлял собой полную противоположность. Возникнув как религиозный монолит, пройдя через череду внутренних религиозных войн, как платы за рост религиозной мысли в диспутах и диалогах, он трансформировался в добровольное объединение огромного количества сект и течений на базе исходного учения. В последнее время для того, чтобы считаться подданным Хакдана, достаточно было просто верить в Создателя и Изю. Казалось бы, жители Гардарры должны были давно стать частью Хакдана… А вот нет… На протяжении всей истории раннего Содружества Гардарра была как кость в горле у всех Магистров.

Сашка понял, что 1-го уровня базы по цивилизации Хакдана ему будет маловато.

Глава 14

Две недели обратного перелёта до Аркама Сашка приблизительно набросал перед собой список задач. Он был не такой и большой. Вообще-то, перед ним снова вставал вопрос, чем ему заняться.

Перед ним стояла задача найти путь на Землю? Он нашёл её. Встал вопрос вывезти в Содружество близких ему людей? Он и это сделал. Сейчас в Содружество вывозятся его соплеменники — процесс только набирает обороты, но вне всяких сомнений, их вывезут. Ему хотелось отомстить арварцам и галифатцам? Уже мстит, каждым транспортом, отправляющимся на Хаар-Махрум.

А что он сейчас имеет?

У него стоит нейросеть Предшествующих, на запястье плотно висит браслет — это Малыш, искин Предшествующих от аварийного установщика нейросети. У него есть два артефакта, благодаря которым он выжил под огнём и смог нанести урон противнику — две «жидкости», бронь и маскировка. Ах, да… У него остались два Кулона Преданности. Как только Биржа возобновит работу, нужно будет их продать ушастым, заранее активировав. И он деньги получит, и ушастые отправятся к своей Праматери.

У него есть пассажирский транспорт. Правда, на время операции он будет постоянно задействован. Есть жилой модуль, где он обитает, когда останавливается на Аркаме. Но он не его. Есть, формально его, дом в Берсуате. Там сейчас Наташа с Игорем и Настёна.

Есть работа, на которой его ждёт обыденная рутина. Сейчас он полностью укомплектовал штат их фирмы репатриантами с Земли. Нужен ли он там? Нет, если встанет вопрос вернуться на работу инженером в энергетическую компанию, место для него всегда найдётся. Но душа просила чего-то большего.

Ладно, у него есть ещё одно дело, слетать в Кивор и дать показания перед Трибуналом.

А затем что?

Да, съездит он на Люпус, может даже что-то обнаружит. Можно, конечно, продолжить поиски артефактов на Аркаме. Это всё будет тупиком, копошением на одном уровне без шансов подняться выше. И тут на помощь пришла его интуиция. Она четко дала понять — его будущее зависит от его знаний по псионике. Но изучать этот вопрос лучше за пределами Гардарры. И базы, если возможно приобрести, приобретать лучше в другой стране.

Решено. Он едет в Кивор, оттуда в Люпус. Там будет поиск баз знаний для псионов. А заодно он будет искать информкристаллы Предшествующих, ради информации по местам, где находятся их объекты.

По прибытии на Аркам на лётную палубу их транспорта снова сели челноки с представителями военной администрации. Разговор с Гроданом вёл Витень. Гродан не стал их задерживать и сразу дал команду на вывоз репатриантов челноками на поверхность. Сашка опять дождался, когда все были отправлены на планету, и только после этого они с Войданом и Витенем сели в прибывший челнок. На лётном поле их ждали только Лада и Соля с малышом.

Вот она радость встречи — Войдан только сейчас увидел сына. Войдан радостно держал малыша у себя на руках, тот серьёзно и невозмутимо гугукал.

— А мои где? — спросил Сашка Солю. — Или не знали, что мы прибываем?

— Знали… Аш, — Соля замолчав на минуту посмотрела Сашке в глаза — они сейчас в медцентре.

— Что-то случилось?

— Сидят там вместе с Лораниэль. Она мальчика позавчера родила. — И так же выразительно глядя ему в глаза, добавила — От тебя…

На лётном поле установилось гробовое молчание. Молчал Сашка, переваривая услышанное. Молчали Войдан и Витень, так же ошарашенные новостью.

— Как… — все, что и смог произнести Сашка.

— Так, — вздохнула Соля. — Забеременела она от тебя, тогда, когда ты её на Хаар-Махрум отвозил… Отец уговорил её не избавляться от ребёнка. Уже месяц как она получила в Гардарре политическое убежище, и теперь живёт здесь, в Берсуате. Ратмир, как понял, от кого у неё будет ребёнок, отвёз её к твоим родственникам. Она и прожила с ними последние четыре недели. Она за это время всё нам рассказала.

Сашка просто не знал, что ему делать. При всём том, что она была его врагом, причастным к гибели многих ему близких людей, за свой поступок по отношению к ней он не прощал себя. Сашка даже не задумывался, что она могла забеременеть. Ну, а если это и произошло, то логика поступка Лораниэль была ему непонятна — ни одна женщина не захочет рожать от насильника.

Соля понимала его состояние:

— Едемте. Все. — сказала она, направившись к стоящему на краю поля граву.

За ней двинулись все остальные.

Деловой центр Берсуата окончательно зализал раны от нападения — всё снова сверкало чистотой. В медцентре их ждали Настя, Наташа и Игорь.

— Пап… — Настя не знала что говорить. — Ты в курсе?

— Да. — А что он ещё тут мог сказать?

— Я принимал роды — в разговор включился Игорь. — Мальчик. Крепенький. Голосит, правда, сильно — Лораниэль уже двое суток не высыпается… Ты зайди, на сына посмотри.

Сашка зашёл в палату.

Лораниэль лежали на кровати и кормила маленький свёрточек. Увидев Сашку, она вся подобралась.

— Здравствуй, Лораниэль…

— Здравствуй, Аш…

Никто из них не знал, как вести беседу.

— Это… мой? — ничего другого на ум ему не пришло.

Лораниэль кивнула головой. Лицо у неё было измучено бессонницей.

— Как назвала?

Этот вопрос вогнал молодую женщину в ступор.

— Никак. — И продолжила кормить ребёнка.

Видимо, сказанное Сашкой её действительно удивило.

— Придурок… О, Создатель… Угораздило же от такого родить… — посмотрев на Сашку, она добавила — Имя сыну дает отец.

В этот момент Сашка ощутил весь тот букет эмоций, пронёсшийся в её душе — боль за несправедливость, горечь утрат, невероятную усталость — и невероятную любовь и нежность к маленькому комочку, что лежал подле неё. Его сыну.

— Не сейчас. — Лораниэль без слов поняла Сашкин порыв. — Через пару месяцев. На обряде приёма в семью.

— Можно мне подержать его?

— Сейчас он поест и уснет, тогда подержишь.

Сашка сел в кресло рядом с кроватью.

— Лораниэль… Я не знаю причин, по которым ты решила родить малыша. Но спасибо тебе за этот поступок. Между нами не было любви — была только ненависть. Я жестоко обошёлся с тобой. Но я прощаю тебе все то, что ты мне причинила. И прошу у тебя прощения за причинённое мною тебе. Может, однажды и ты сможешь это сделать…

— Что ты хочешь, Аш? — Груз прошлого не хотел отпускать её.

— Я не хочу, чтобы ребёнок рос байстрюком — при этом его слове лицо Лораниэль передёрнуло. — У него есть мама. Должен быть и отец.

— Ты хочешь после обряда приёма в семью забрать его? — в её голосе Сашка чувствовал тихий страх.

— Я не буду забирать ребёнка у его матери. — Сашкины слова дали Лораниэль надежду. — Но ребёнок должен расти в полноценной семье. В общем, я не претендую на твою душу и тело — но никто не должен иметь возможность даже взглядом намекнуть нашему малышу, что он незаконнорожденный. В общем, нам надо заключить брак.

Лораниэль долго обдумывала его слова, а потом, взвешивая, говорила свои:

— По гардаррским законам обряд принятия в семью считается достаточным, чтобы ребёнок формально считался законнорожденным. А по законам Королевства, даже если я выйду за тебя, нашему ребёнку всё равно быть полукровкой. Это даже хуже, чем быть «чавом». Отец подбирал мне в последние два месяца партию, из стариков нашей тартанской аристократии. Но не успел — и его убили, и всех трех кандидатов на мою руку. Так что и без нашей свадьбы у мальчика здесь не будет проблем.

Сашка уже пригляделся к свёрточку — у малыша были самые что ни на есть обычные ушки.

Он просидел с ними несколько часов. Подержал свёрточек — в душе аж кольнуло и из глаз слезинка протекла. Лораниэль рассказала Сашке о бегстве с Тартана, о том, как пряталась в разных системах Армарры, и о последней посмертной просьбе Франиэля.

— Я благодарна тебе за то, что не будешь забирать у меня сына. Но вот свадьба… Нет, Аш. Не любишь ты меня. Да и мне не просто всё забыть. Отец дал мне право самой выбрать себе избранника — и моё согласие сейчас будет плевком на память о нём. Если и выйду когда — то только по любви. Но всё равно спасибо, что не отказался от сына. Я ведь до последнего не верила, что ты способен на благородство. Знать — знала. Я ведь смотрела по «голо» аркамский канал там, на Тартане, и видела как ты тогда вернулся с детьми… А вот верить — всё равно не могла.

Зашёл Игорь и попросил на сегодня завершить встречу — Лораниэль ещё не отошла от родов. Завтра она ещё день проведёт в медцентре, а потом её можно будет забрать домой.

Дома у Сашки состоялся непростой разговор с его семьёй.

— Саша… Что ты сделал, это ужасно… — плакала Наташа. Игорь молчал, Настя забилась в угол и на удивление, не произнесла ни единого звука. — Она месяц жила с нами. Две недели была как затравленный зверёк. А потом, однажды за ужином, разрыдалась и рассказала всю правду. Я не могла поверить… Она хотела уехать в жить во временный модуль в лагере. Мы её не отпустили.

— Александр, ты не подумай… — включился Игорь. — Мы знаем ту историю не только от неё. К нам Бакуня заходит, он тоже рассказал, что видел. Мы знаем, что ты обменял её на почти триста детей и вернул их родителям. Для них ты настоящий герой.

— Пап… — тихо подала голос Настёна. — Нельзя её отпускать. Пусть с нами живёт. Ведь у меня теперь брат есть…

— И ещё будет — вдруг сказал Игорь. — Наташа, скажи…

— Хорошо ты нас тогда в капсулах подлечил… — произнесла отрешённо Наташа. — Я беременна. Игорь смотрел, у нас двойня будет…

Сашка сидел в кресле, улыбался, а из его глаз текли слёзы.

— Как я вас всех люблю…

Наташа подобралась:

— Лораниэль не такая и плохая. Жизнь последние месяцы её побила, конечно. Но такое впечатление, что у неё и семьи-то толком не было. Родственники были, а вот с кем поделиться чем-то, чтобы кто-то поддержал… Мы её заберём сюда. И ты не смей ребёнка не признать. Не сомневайся — твой.

— Я не сомневаюсь. Но тут всё гораздо сложнее… Сложнее, чем даже она сама думает. А может, и я ещё что-то не знаю. А ребёнка признаю. Через пару месяцев будет обряд, я как раз вернусь…

— Откуда? — разом спросили все.

— Как ты можешь? — Наташа сейчас уже смотрела на него как строгая учительница. — У тебя сын родился, а ты смываешься? О да! Дела, дела… Сын — вот твое главное дело!

— Я знаю… Но я должен дать показания на Трибунале в Киворе. Туда и полечу через неделю.

Следующий день Сашка провёл полностью в медцентре. Он сидел рядом с Лораниэль и малышом. Разговор у них, правда, был отнюдь не идилический.

— Я должна рассказать тебе, почему решила родить ребёнка — Лораниэль не юлила в стороны. — Мой отец сделал тест и определил, что у ребёнка соответствие эталону 99,1 %. Это больше, чем у любого представителя нашей аристократии. Это больше, чем у любого представителя королевской династии. У Бетаниэль Второй было 93,2 %. У меня 92,7 %. А тут ребёнок, у которого больше 99 %… Кто ты, Аш?

— Человек. У которого 99,3 % соответствия. Но всего лишь простой человек с «дикого» мира. А почему твоего отца так заинтересовали эти проценты?

— Он представлял ранее в Палате Землевладельцев фракцию аристократов Тартана, добивавшихся независимости нашего мира. И считал, что мой ребёнок может стать королём новой династии независимого Тартана. Да, я, когда принимала решение, думала про мой народ. Осуждаешь? — Лораниэль с неким вызовом посмотрела на Сашку.

— Нет. Хотя меньше всего мне хотелось бы, чтобы наш малыш стал элементом политических торгов.

— Не будет теперь политических торгов. — устало ответила Лораниэль. — Вся старая аристократия Тартана уже отстранена от реальной власти. А в ближайшем будущем, если не сбегут, то будут уничтожены. Мой отец и его соратники — это только начало. От наших кланов осталось одно лишь название. Ты, наверное, не знаешь… Мы, аграфы Тартана, самыми последними вошли в состав Объединённого Королевства. Несколько тысяч лет служили верой и правдой. А нами всегда затыкали прорехи, а потом предавали… Я тоже служила Короне верой и правдой. Пока не убили отца. Новой Королеве я присягу на верность не давала, так что обязательств более ни перед кем не имею.

— Тогда начни новую жизнь. У тебя есть теперь, ради кого жить — он глазами показал на малыша, который сладко спал рядом с ней.

Лораниэль задумалась.

— Аш, я тебе рассказала правду. Но ты мне всё же всю правду не сказал. Откуда у тебя Кулон Преданности?

— Я тебе честно сказал. Нашёл. Не веришь?

— Извини, но плохо в это верится.

Сашка достал из внутренностей комбинезона оба имеющиеся у него Кулона и положил на кровать рядом с ней. Лораниэль с трепетом потрогала вначале один Кулон, потом второй Кулон, потом взяла оба.

— Откуда это у тебя?

— Я же говорю тебе — На-шёл!

— У тебя невероятная удача… Если оба Кулона подарить сыну на обряде в присутствии старейшин нашего клана… — Лораниэль ударилась в мечты.

— Нельзя нашему сыну это дарить. — глухо произнёс Сашка. — Ты даже не знаешь, что это. Не спрашивай — просто пока поверь. Я не буду ничего плохого желать нашему ребёнку.

— Но почему??? — Лораниэль была расстроена. — Мальчик потомок Лорда клана. Он по праву может владеть этой святыней…

— Не святыня это. Я обещаю, что однажды расскажу тебе всё. Когда ты хоть немного придёшь в себя. Слишком горькой для аграфов будет правда.

— Это… ты мой Кулон активировал? Тогда, на Тавре?…

— Да. — Сашка поочерёдно «зажёг» и «погасил» оба Кулона. — Поэтому и знаю, что это. И не уверен, что ты сможешь мне простить то, что однажды узнаешь от меня. Вот и прошу — не спрашивай. Хотя бы пока ребёнка кормишь…

Лораниэль согласилась подождать, хоть и расстроилась. Сашка забрал Кулоны и спрятал обратно в комбинезон.

На следующий день Сашка перевёз Лораниэль с малышом в его дом. Там их уже ждали все трое обитателей и трое гостей — Войдан, Соля и их малыш. Вчера Войдан провёл обряд принятия в семью, и теперь его бутуса звали Драган.

Настя с Наташей организовали праздничный стол. Наташа, как выяснилось, в совершенстве изучила пищевой синтезатор, и загрузила в него огромную базу земных блюд из кухни разных народов — и русской, и итальянской, и чешской, и узбекской…

Сейчас стол ломился от продуктов — было всего понемногу, но много. Лораниэль ела мало, но налегала на странный земной напиток «чай» — понравился он ей. Соля уже успела отведать лагман, плов, пельмешки и растегай. Войдан оценивал клюквенный морс.

Сашка смотрел на эту посиделку и думал — нет, не растворятся тут бесследно русские. Вот уже земные блюда становятся популярными на Аркаме. Рыбалка, как рассказала Соля, уже стала любимым видом отдыха десятков коренных гардаррцев. А скоро и на стандартоязык русские песни начнут перекладывать…

Сашка с Войданом ни о чем не рассказывали — им рассказывали наперебой Настёна с Солей. Что новые колонисты уже обустроились, получили работу и всем уже установлены нейросети. Что военное командование полностью передало ряду городских компаний функции по поддержанию городской инфраструктуры. Первая компания в этом списке была Сашкина, вторая — космопорт. Там у военных оставалось несколько обособленно расположенных лётных полей. И — да. Начался, хоть почти и незаметный, процесс возвращения некоторых уехавших в метрополии жителей обратно на Аркам.

Настёна, засмущавшись, сказала, что Бакуня теперь тоже перешёл в штат инженеров компании, и собирается брать кредит на покупку дом. Понятно, значит скоро готовиться принимать сватов…

Четыре дня отдыха пролетели как мгновенье. Сашка и Войдан стояли снова на лётном поле рядом с челноком. Их провожали Соля с маленьким Драганом, Витень с Ладой, Настёна, под руку с Бакуней и — Лораниэль с малышом.

— Легкой дороги, Аш. — сказала она. — И возвращайся. Сыну нужно получить имя.

Глава 15

Кивор напомнил Сашке Берсуат в первые дни после освобождения. Разбитые дома и небоскрёбы, заваленные рухнувшими зданиями проспекты… Только здесь Сашка понял, что тут, в Малой Гардарре, была настоящая война. При этом самая страшная из войн — гражданская, когда брат идёт на брата, сын на отца. Бои на столичной планете шли почти две недели, превратив шумный, но при этом удивительно милый провинциальный город в сплошные руины. Оставшийся в окружении урканский гарнизон бился до последнего — ещё бы, тут стояли фанатики, чьи мозги были полностью промыты урканской пропагандой, и те, кому попасть в плен не светило за совершённые ими преступления.

Впрочем, восстановление города уже шло. Шло оно, правда, с окраин — до центральных частей делового центра и спальных районов строительная техника ещё не могла добраться. В основном сейчас шли работы по расчистке проспектов и авеню для доступа гравов, вывозивших остатки разбитых зданий. Работа шла медленно — там ещё оставалось много минированных районов, приходилось вначале пускать дроидов на разведку. Где-то ещё могли огрызаться автоматические туррели.

Здание, где был размещён Гардаррский Трибунал, располагалось на самой окраине одного из «спальников». Оно и пострадало меньше соседей, и поэтому было быстрее всех восстановлено. Уцелевшее население было вывезено в окрестности городов и размещено в десятках экстренно созданных лагерей для пострадавших. Сейчас в том «спальнике» уже вовсю шли восстановительные работы, поэтому в основном Сашке попадались либо строители, либо военные. Они с Войданом и двумя приданными им сотрудниками контрразведки быстро отметились в холле здания, где располагался секретариат. Слушание было назначено назавтра, поэтому их направили в ближайший развёрнутый военный лагерь, где им выделили места, чтобы переночевать. Лагерь кипел жизнью — военные Малой Гардарры сейчас были основной силой, обеспечивавшей правопорядок на планете, расчистку магистралей, восстановление инфраструктуры.

Как и предполагал Сашка, правительство хунты на Рогуле не продержалось и месяца — в оставшихся под их контролем пяти системах началось спонтанное восстание, вылившееся в итоге в войну всех против всех. Перед Правительством Малой Гардарры встал вопрос — что делать? Дело в том, что из этих пяти систем массово повалили беженцы. Бежали в Делус, пытались бежать в Гардаррскую Федерацию — и ото всюду их заворачивали обратно. Теперь беженцы ехали в системы Малой Гардарры. Пару тысяч приняла Армарра, о чём гордо трубила на всё Содружество — но всех остальных жёстко отправляла назад. Объёдинённое Королевство согласилось принять часть — но лишь с условием их размещения в своих колониях. Правительство Малой Гардарры приняло непростое, но, к сожалению, единственно верное решение — ввести войска на территории, где полностью отсутствует какая-либо легитимная власть. Но тут они поступили хитро — почему это, решили они, солдаты Армии Малой Гардарры должны рисковать своими жизнями ради тех, кто готов стрелять им в спины? И сейчас на территории нескольких планет шло формирование добровольческих корпусов из жителей этих пяти систем. В том числе шло оно на территории того лагеря, где разместили Сашку и Войдана.

В армейской столовой Сашка круглыми глазами смотрел на то, что быть не могло ни на Тавре, ни в Ольвилии, ни в Змие — в общей очереди стояли не только гардаррцы, но и… рогулы с гулграми!

Как оказалось, многие общины ящеров в системах Нисакуса пострадали от действий хунты, и, как только система освобождалась Армией Освобождения Малой Гардарры, на призывной пункт приходили не только гардаррцы, но и сыны и дочери народа Аш-Камази. Воевали наравне со всеми, и воевали хорошо.

На свободное место за их столиком села рогулиха — не такая, кстати, зачуханная, как были её соплеменницы на Тавре.

— Что, гардаррец, удивляешься? — весело спросила она, подмигнув Сашке.

— Я на Тавре был… — Сашка не знал, о чем говорить.

— А… И ты не можешь понять, что это я не на Рогуле сижу? Так тебе скажу… Нам Уркана тоже как мачеха была, а не как мать родная. Кто-то, кто на верхи пробился во время Рекомендательного Объединения, свою родню и тащили, везде куда не следует. А мы как жили у себя, так и жили. Всегда нам постоянно указывали, как жить, кем быть… Сначала делуссцы, потом вы… Но нас-то хоть раз кто-нибудь спросил — а чего, собственно, мы сами хотим? А мы просто хотим жить у себя, по своим законам. Да, мы другие… Ну уж какие есть. Те, кто поехали свои порядки вам насаждать, получили свое по заслугам. Мы думали, что с независимостью наши три мира отсоединятся, и мы будем жить, так как хотим. А нам вместо этого дали свободу отбирать свободу у вас. Многие на это купились, кто был скупее и тупее… Ты пойми — в ваши системы летели жить отнюдь не лучшие наши люди.

— А сейчас-то вы чего хотите?

— Сейчас? Вот смотри, гардаррец. Я в Лембере жила, у отца «кефферня» была. Вначале ваши, при Рекомендательном Объединении, всё норовили рекомендации свои насадить. Нам указывали, как «кеффу» готовить — это моему отцу-то? Который с детства её готовил? А его учили мой дед и прадед? Другим указывали, как гидропонные фермы правильно ставить… Третьим указывали, как правильно молиться надо Изе. Кому же это понравится? Потом — думали, свобода! Какая там свобода… Тех, «рекомендательных», заменили наши же, им же продавшиеся — ещё хуже стало. Теперь ничего не рекомендовали, просто обдирали до исподнего. Да мозги пудрили — мы, мол, самые лучшие… А теперь вы хоть поняли, что каждый имеет право жить своим умом. А те идиоты, что к нам с Кивора сбежали — нет. Вот сейчас наш батальон готовится к переброске на Рогул. И мы, кстати, Малой Гардарре за это благодарны — они дали нам возможность самим у себя навести порядок.

Сашка не заметил, как столики вокруг уже опустели.

— Так вот. Наведём сами у себя порядок, я вернусь обратно в свою «кефферню» и займусь любимым делом. А ты заезжай потом в Лембер! Моя «кеффа» — самая вкусная! — рогулиха шустро вскочила, смачно поцеловала Сашку в губы, и, подхватив штурмовую винтовку, побежала догонять свое подразделение.

На следующий день в здании Трибунала Сашку проводили в зал, где его привели к присяге и допросили по событиям на Тавре. Сашка кратко пересказал всю историю, как они брали урканские базы в Теодорополисе, особо отметив факт, что гарнизон второй базы первым открыл огонь без предупреждения. Вопросов у следствия практически не было, так как имелась масса голозаписей, которые тут же прокрутили суду. Через два часа Сашка уже был свободен.

— Ну, куда теперь? — Войдан с двумя контрразведчиками ждал его в холле здания.

— Свой долг я выполнил. Делать тут больше нечего. Так что — покупаем билеты в систему Люпус и отправляемся первым же рейсом.

С транспортом в сторону Люпуса проблем не было — Кивор находился на оживлённой трассе, и через него транзитом следовали многие пассажирские лайнеры. Войдан купил билеты всем четверым. Рейс был из Арты, с двумя остановками. Первой был собственно Кивор, а второй — система Аквинк, центр Протектората Паннона Конфедерации Делус.

Наземный космопорт так же сильно пострадал в ходе боёв, но на космической станции Содружества ничего не напоминало о том, что внизу на поверхности руины и разруха.

Сашка уже скачал из «Гало» подробную карту планеты Люпус, и Малыш уже успел совместить её с картой информкристалла Предшествующих. Так и есть — одна точка попала в район комплекса резиденции Магистра Ордена, а две оставшиеся находились чуть в стороне, в районе Храма Вознесения.

Наконец, прибыл пассажирский транспорт. Они быстро загрузились, получили у стюарда код доступа к их каютам и разместились в них. Им предстояло провести в нём шесть дней

В корабельной столовой Сашка познакомился с одним жрецом, который тоже летел на Люпус. Стоум, так звали жреца, летел по личному приглашению Магистра Хакданского Ордена на теологический диспут.

— А ты, Аш, почему решил посетить Люпус? — спросил его Стоум.

— Не знаю. Захотелось Храм Вознесения посмотреть.

Жрец кивнул головой.

— Храмовый комплекс там и вправду произведение искусства. При этом основа самого строения осталась ещё со времён до Катастрофы. Его много туристов каждый год приезжает посмотреть.

— А что за диспуты там идут?

— Ну, ты не забывай — Люпус не просто огромный музей, это один из главных религиозных центров Содружества. Хотя административным центром Ордена является система Хакдан, Люпус — это место, где собираются представители всех религиозных течений, исповедующих веру в Создателя. Место для бесед и теологических диспутов. Толку от них, правда, никакого. Но, тем не менее, хоть разговаривают, а не воюют.

— Стоум, я далёк от религии, но мне интересна история Гардарры. Я просто хотел для себя понять, как так получилось — вот вроде и верят гардаррцы в Создателя, и Изю… признают, скажем, так. Почему у Гардарры такие сложные отношения с Орденом? Единоверцы, вроде…

Стоум задумался:

— Тут надо тебе объяснить суть нашей веры. Мы верим в Создателя. И вера эта требует от нас немногого. Да, в разные времена были те разумные, на кого снизошло откровение свыше — последним, вот, был Изя. Если исходить из той версии, что предлагает Орден, то получается идиллическая картинка — гулгра Изя, за жизнь свою праведную, бывшую образцом для всех окружающих, получил как подарок откровение свыше, и понёс его по всем системам. У него появилась масса последователей, но по прибытии на Люпус он был подло убит, но вознёсся и обещал вернуться. А последователи его в соответствии с его заветам организовали Орден в системе Хакдан, который понёс свет истины жителям всех систем. Как-то так. А мы знаем эту историю не такой, как её представляют в Ордене. Для начала — Стоум скинул Сашке файл с голоизображениями памятников Изе. — посмотри, как его изображают.

Все изображения демонстрировали какого-то крупного ящера. Самым впечатляющим был памятник Изе, установленный в Лембере — там Изя был изображён как… Сашка терялся в подборе сравнений. Ящер на том снимке был нечто средним между Годзиллой и Тиранозаурусом Рекс. Мда, и попробуй только не согласиться с таким… А вот последний памятник кардинально отличался от предыдущих — это был маленький, слегка сутулый, щупленький ящер с очень грустным взглядом, бережно держащий в лапах лист с Откровением.

— Последний памятник стоит у нас, в Арте. — продолжал Стоум. — Именно таким он и выглядел на самом деле. Он не был святым при жизни, грешил, что там говорить. Но когда не него снизошло откровение, он принял его, и честно прошёл определённый ему судьбой свой путь до конца.

— То есть, в этом у вас с Орденом разногласия?

Стоум тихо рассмеялся.

— Нет, Аш. Не только в этом. Я так тебе скажу. Орден просто хочет оправдать свое существование. Ведь если подумать, Изя не создавал Церкви и Ордена. Он просто нес людям и негуманоидам то откровение, которое сам получил. И призывал всех жить по заветам Создателя — жить достойно и уважать ближних своих. Вот такого Изю Сладкоголосого мы признаем. И от нашей паствы мы, гардаррские жрецы, тоже просим того же — жить достойно и уважать ближних.

— А что же хакданцы?… — Сашке действительно стало интересно.

— Разумные всегда хотят упростить себе жизнь. Это и религии касается. Но тут они себе жизнь только усложняют. Казалось бы, прими завет и живи в соответствии с ним. Но нет… Нашлись, естественно, те, кто после убийства Изи сразу стали организовывать религиозные объединения. Вначале стали вычищать реальную историю его жизни. Потом жрецы Ордена взяли на себя труд проводить ритуалы… Чего только не понапридумывали! Ну, а от паствы требовалось лишь финансировать их нелёгкий труд — Стоум улыбался. — Потом был период религиозных войн в Ордене — фактически часть жрецов решила, что слишком много благ проплывает мимо них наверх. Вроде как договорились, что достаточно верить в Создателя и Изю, а там каждый может иметь свой взгляд. А жрецы Ордена в итоге добились большей финансовой автономии. Ну и как итог — сейчас в Ордене столько течений, что они и сами не знают их точное количество. Грызутся постоянно между собой. А религиозная мысль… Это вообще что-то!

Жрец отпил мейд из бокала и продолжил:

— Все знают, что Изю убили соплеменники. А вот выводы делают все абсолютно разные. Одни искренне считают, что надо уничтожать гулгров. Это, кстати, господствующее течение в Ордене. Они и Галифату помогают поэтому — те с гулграми всё время воюют.

— Странно. Изя же сам гулгра…

— Ты ещё больше удивишься, посмотрев на высшее духовенство Ордена — там каждый второй — ящер!

— И они призывают убивать своих соплеменников?

— Да. Скажу больше — нет более злейших врагов у жителей Егева, чем их соплеменники, живущие в Ордене. Ну, разве что только галифатцы. Есть и другие религиозные секты в Ордене. Одни, они больше в Армарре присутствуют, считают, что наоборот, на гулгров надо молиться — да, и такая разновидность идиотов имеется. Верят, что если помочь гулграм собраться на Егеве, то тогда Изя вернётся в новой реинкарнации… Ага, так гулгры туда из Армарры и поехали… Другие вообще объявили Изю самим Создателем. Так и молятся ему. Это, кстати, рогулы.

— А что же жречество Гардарры?

— А мы как жили с верой в Создателя, так и живём. Никому ничего не навязываем, и никому не позволим что-либо навязать нам. Ну, пойду… — жрец, допив мейд, встал. — Приятно было с тобой поговорить, Аш.

Сашка поставил себе задачу выяснить как можно больше о базах знаний для псионов. За время полёта он изучил подобранную Малышом информацию из «Гало». Из того, что Малыш смог найти, следовало, что все псионы, кому установили соответствующий имлант Чизахи, поступали на службу правительств своих государств. Служба была пожизненная. То есть, если у тебя есть дар, но ты не хочешь идти на пожизненную службу, то никто тебе такой имплант не поставит. Но, как правило, шли. Естественно, базы псионов в офисах «Нейросети» открыто не продавались.

В то же время он смог по подборкам из различных форумов вывести некую общую картину положения псионов в обществе в мирах Содружества.

Псионы, как правило, жили обособленно, отдельными поселениями или районами. И это было никоим образом не заточение в гетто, а результат их осознанного и добровольного выбора. Во-первых, на бытовом уровне псионов побаивались. Они были как непонятная стихия, от которой было неизвестно чего ждать, и псионы это отношение прекрасно чувствовали. Во-вторых, браки между псионами и людьми без дара были единичными, то есть лишь тем исключением, которое подтверждало правило — псионы заключали браки только с псионами. И это было вполне объяснимо. Каково, к примеру, почувствовать себя в шкуре мужа, жена которого читает мысли? Посмотрел на красивую женщину, возжелал её в мыслях — а жена тут же тебе истерику или по мордам чем-нибудь тяжёлым. Или наоборот, жена только пытается в уме сформулировать вопрос — а муж уже объясняет ответ… Мало кто так мог бы жить. Права была старая поговорка — сытый голодного не разумеет. Вот и люди без дара не могли понять псионов. Часто бывало, что у ребёнка в семье обычных родителей пробуждался дар — и его родители сами обращались к лидерам местных общин псионов, чтобы те взяли на воспитание ребёнка. Ребёнок вырастал, всегда старался помогать своим родственникам, но настоящей его семьёй, где его по-настоящему понимали, были те псионы, в семьях которых они вырастали. А его биологические родители знали — у их ребёнка будет хорошее будущее. Тем не менее, псионы не жили абсолютно изолированно. Зарплаты у них были хорошие, и местные жители всегда были рады таким соседям — и покупатели хорошие, и всегда помогут, чисто по-соседски, если что.

Вот одна из таких общин псионов жила недалеко от космопорта Аквинка. Сашка решил, что на обратном пути обязательно заедет к ним.

Глава 16

Первая остановка на станции Содружества в системе Аквинк занимала 16 часов. Делать на транспорте было нечего, и Сашка с Войданом просто гуляли по станции, забредая во все магазинчики по пути. В основном там торговали разными сувенирами, были магазины, продававшие необходимые для экипажей кораблей вещи — экипировку, некоторые виды оборудования. Было там отделение «Нейросети-Делус». Так же на станции было несколько отделений банков Плезира, как самых крупных и известных в Делусе.

Финансы у Сашки были — он продолжал все эти месяцы получать зарплату как инженер. Орей, после того, как Сашка укомплектовал компанию специалистами, не нуждающимися в дополнительных вложениях в установку нейросетей и их обучение, захотел выплатить Сашке премию. Сашка отказался, так как компания с пополнением штата хоть и выходила на новый уровень, все равно в данный момент не жировала. Тем не менее, средств было достаточно, чтобы Сашка выплатил кредит, взятый на покупку дома. Он так же передал Витеню полный доступ ко всем счетам в Первом Банке Егева — тратить деньги с этих счетов на покупку чего-либо за пределам Хаар-Махрума он считал лишним риском, о чем и сказал Витеню. Тот, посмотрев на текущий баланс, от себя перевёл Сашке 1 корп 200 тысяч на его счет в Первом Планетарном. Половину средств Сашка перевёл на счёт Лораниэль — мать его сына не должна испытывать финансовых трудностей во время его отсутствия. Сейчас у Сашки на счету было 714 тысяч кредитов.

Зайдя в офис «Нейросети», Сашка прикупила себе базы 3-го уровня по юриспруденции (давно ему об этом говорил БарХаш), и по цивилизациям Содружества. Залив их на изучение, Сашка осмотрел «плейлист»:

«База „Юриспруденция. Гражданское право. 1-й уровень“. Время изучения — 8 минут».

«База „Юриспруденция. Гражданское право. 2-й уровень“. Время изучения — 32 минуты».

«База „Юриспруденция. Гражданское право. 3-й уровень“. Время изучения — 2 часа 8 минут».

«База „Ксенология. Цивилизация Чизахи. 1-й уровень“. Время изучения — 8 минут».

«База „Ксенология. Цивилизация Чизахи. 2-й уровень“. Время изучения — 32 минуты».

«База „Ксенология. Цивилизация Чизахи. 3-й уровень“. Время изучения — 2 часа 8 минут».

«База „Содружество. Хакданский Орден. 1-й уровень“. Время изучения — 8 минут».

«База „Содружество. Хакданский Орден. 2-й уровень“. Время изучения — 32 минуты».

«База „Содружество. Хакданский Орден. 3-й уровень“. Время изучения — 2 часа 8 минут».

Счёт его уменьшился на 93 тысячи.

Базы по цивилизации Чизахи Сашка взял неспроста — именно они были единственными поставщиками имплантов для псионов. Он не сомневался — если какие знания о псионике можно получить, то в этом могут помочь именно разумные прямоходящие дельфины.

Покупка базы по цивилизации Чизахи была словно очередным проявлением интуиции — не успел Сашка выйти из офиса «Нейросети», как по пути ему встретилась уже виденная ранее подобная процессия — в окружении поклонников ему навстречу шёл Чизахи.

Дельфин снова подошёл к Сашке и посмотрел ему в глаза.

«Здравствуй, дитя….» — прошелестел в голове у Сашки голос.

Сашка опешил от неожиданности — «Простите… это Вы мне?…» — единственное, что подумал он.

«Дитя разбудило свой разум!..» — донеслась до Сашки волна радости.

«Я слышу Вас… Простите… Я Аш.» — «Я знаю, дитя. Я рад твоему шагу на пути к взрослению…»

«Спасибо… Я так много хотел узнать у вашего народа…» — дельфин смотрел на Сашку добрым теплым взглядом. — «Не спеши, дитя. Ты должен сам пройти свой путь. Всё, что тебе будет нужно, ты узнаешь в срок. Сейчас не время. Но ты держишь путь туда, где найдешь ответы на многие вопросы. Ты найдешь ответ на то, что тебе надо. А на обратном пути тебя здесь встретят. Да облегчит твой путь Создатель!»

Чизахи кивнул Сашке головой под восторженный вздох окружавших его, и пошёл дальше.

Нестройная толпа, восторженно поглядывая Сашку, последовала за Чизахи, а Сашка так и стоял. Стояли и Войдан с двумя контрразведчиками.

— Аш… — Войдан первым пришёл в себя. — Ты что… С Чизахи говорил?

— Нет. Это он со мной говорил… — Сашка ещё не успел прийти в себя.

— И что он сказал тебе? — Войдану было жутко интересно.

— Сказал, что на обратном пути мне нужно обязательно приехать сюда.

Они стояли на проходе как четыре тополя на Плющихе.

— Пойдёмте, что ли — спохватился Войдан. — Есть ещё желание по магазинам пройти?

— Давайте пройдёмся. — Сашка просто хотел осмыслить произошедшую встречу.

Они ещё пару часов слонялись по станции, переходя из магазинчика в магазинчик.

«Хозяин!» — вдруг подал голос Малыш — «Фиксирую объект Создателей!».

«Где, Малыш?» — «Вот направление» — Малыш вывел на виртуальный экран указующую стрелку в направлении объекта, и Сашка продолжил неторопливо обходить все магазинчики, двигаясь в указанную сторону.

Наконец, Сашка забрёл — даже не в магазин, а небольшую лавчонку, торгующую разным антиквариатом.

— Что желаете? Купить? Продать? — за стойкой сидел старый оширец.

— Не знаю. Просто смотрю что есть. — Честно сказал Сашка. — Вдруг что-нибудь интересное найдется.

— Смотрите. — оширец привык, что подавляющее большинство посетителей его магазина были именно такие праздношатающиеся.

Лавка представляла собой какой-то странную смесь лавки старьевщика (разного хлама было действительно много), и какого-то музея. Все лежало аккуратно разложенное по полкам, но никакой сортировки товара не было. На одной полке могли лежать залитые в кубики прозрачного геля ископаемые остатки какой-то из исчезнувших негуманоидных цивилизаций, устаревший комбинезон (видимо, принадлежал какой-то знаменитости прошлого), украшения, привезённые из мира негуманоидов Са-Крахх, различные кристаллы, добытые на «астероидах», обладающие изумительной цветовой гаммой, но не считавшиеся ценными для производства.

«Справа от тебя» — Малыш подсветил ему угол соседней полки с той, рядом с которой стоял Сашка. Сашка продолжал спокойно разглядывать содержимое полок.

Вот и та самая полка. Что здесь? Снова какая-то бижутерия, и среди различных цепочек и бус — колье. Цепочка, на которой нанизаны небольшие переливающиеся полоски, на концах которых в оправе находились красивые камни. А на центральной полоске, охваченный оправой, располагался информкристалл Предшествующих.

— Красивые украшения. — Как в никуда сказал Сашка.

Войдан тоже смотрел содержимое полок:

— Да, красиво. Думаешь купить? Дорого, наверное…

— Молодые люди… — услышали они за спинами голос владельца лавки. Тот подошел очень тихо. — Если вы хотите купить просто как безделушку — это будет для вас, наверное, дорого. А если как подарок дорогому вам человеку — то вполне приемлемо…

— Я хочу подарок сделать. Любимой женщине. Матери моего сына. — Войдан, видимо, всерьез собрался купить какое-нибудь колье.

— Это колье — оширец показал на лежащее рядом с тем, что разглядывал Сашка. — сделано из минералов, добытых в системе Траппана. Каждый камень — считай, жизнь одного разумного. Оттуда живыми почти никто не возвращается. Заключённые добывают минерал, необходимый для промышленности. А это — так, баловство. Но добыть такой кристалл — значит, пробыть больше положенного за пределами силового щита. То есть, угробить свое здоровье. Всё равно добывают. Больно они красивые.

— Сколько Вы хотите за него? — Войдан точно решил купить подарок для Соли.

— 150 тысяч кредитов. — лицо оширца не излучало никаких эмоций.

— Аш… А ты бы такой взял? — словно ища у Сашки поддержки, неуверенно спросил Войдан. Сумма была немаленькая.

— А это колье сколько стоит? — спросил Сашка, показав на то, где был информкристалл.

— Тоже. 150 тысяч кредитов.

— А если мы оба купим, дадите скидку? — Сашка решил поторговаться. — Понимаете, это сумма немаленькая, как бы ни хотелось сделать подарок дорогим людям.

— Хорошо. Я отдам оба за 230 тысяч. Это предельная цена. Ниже не будет.

— Берём! — Сашка перечислил оширцу всю сумму (с Войданом они потом рассчитаются).

— Вы не прогадаете, молодые люди. — лицо оширца так и оставалось невозмутимым. — Когда подарите эти украшения вашим любимым, вы увидите — они, как примерят их, не захотят с ними расставаться.

Он аккуратно упаковал оба колье и передал их друзьям. Сашка ещё посмотрел, что есть.

— А это что? — показал он на небольшой гладкий камень, который словно подсвечиваясь изнутри, переливался всеми цветами.

— Кристалл. Добыт там же в Траппане. Понравился?

— Да. — это камушек действительно смотрелся необычно. — Вот бы его в колье…

— Колье все изготавливаются здесь, прямо на станции. Мы только редкие камни и минералы закупаем извне. Так что, если хотите, можете доплатить 15 тысяч, и ваше колье будет установлен этот камень. 12 тысяч за камень, и 3 тысячи за работу.

— Хорошо. А что с камнем, который сейчас в колье стоит?…

— Останется Вам. — пожал плечами оширец. — Можем выкупить за 10 тысяч.

— Нет, лучше оставлю.

Оширец провёл их через пару павильончиков к мастерской, где на глазах у Сашки и Войдана из Сашкиного колье был аккуратно изъят информкристалл Предшествующих и установлен купленный красивый камушек.

— Вот и всё — продемонстрировал им работу оширец. — Это Ваше колье, а это извлечённый камень.

— А есть у вас ещё такие камни? — он показал оширцу на информкристалл. — я бы купил колье с такими камнями.

— К сожалению, нет… — оширец с сожалением развёл руками. — Этот нам привезли из Аксумы. Это в Империи Арвар… Сами понимаете, дело вести с ними непросто… Вот мои контакты — он скинул Сашке свой номер для связи. — Свяжитесь со мной через неделю, я смогу дать Вам ответ.

Сашка перечислил оплату за выполненную работу, и, забрав купленный товар, пошёл с Войданом на выход. За колье цена была немаленькая. А вот если считать это как плату за информкристалл Предшествующих, то он купил его очень дёшево.

Транспорт отправился к конечной точке назначения — системе Люпус.

В своей каюте Сашка достал информкристалл и приложил его к браслету искина.

«Ну что там интересненького, Малыш?» — Сашке не терпелось узнать, что же он купил в лавке у оширца.

«Реклама фирмы, торгующей товарами для пилотов. Там же указаны координаты оптовых складов и розничных центров продаж» — Малыш перевёл содержимое на стандартоязык и в виде файла скинул Сашке на ознакомление.

Это была удача. Рекламный кристалл представлял собой каталог товаров, где приводилось голоизображение товара, его описание и характеристики. Даже один только этот файл сам по себе являлся ценностью — приведённые в нём изображения десятков товаров совпадали с приведёнными в каталоге артефактов Предшествующих. Только тут они были четко идентифицированы по своему назначению и приводились их граничные характеристики.

И действительно, как по виду какого-то куска, напоминающего туалетное мыло, сообразить, что это комбинезон, при этом не требующий дополнительных источников питания и картриджей — энергия для его функционирования накапливалась за счёт тепла тела его носящего? Таких «мыл» в каталоге было несколько, одинаковой формы и размера, но отличающиеся цветом. Всё это были комбинезоны, просто серый кусок превращался в комбинезон пилота, фиолетовый — инженера, сиреневый — техника, а оранжевый — медика. Несколько приведённых в каталоге «капитошек» — шариков неправильной формы — были дроидами Предшествующих. При активации из «капитошек» вылезали тонкие конечности, и они становились похожи — нет, не на пауков, а на водомерок. Но такой аляповатый внешний вид не должен был вводить в заблуждение — силе и прочности этих тонких ножек мог позавидовать дроид абсолютно любой модели в Содружестве. Дроиды тоже имели специализацию — их всех можно было задействовать на ремонте оборудования, но один тип был «заточен» на работу с металлами — резать, сваривать, формовать, а другие — на работу с различной органикой. Зачем были нужны такие дроиды — оставалось только догадываться. Дроидам всё же требовалось внешнее питание, им подходили уже известные Сашке «карандаши», но был ещё один тип дроида — «заправщик». Как он работал, Сашка так и не понял.

Сашка закрыл файл. Да, тут разбираться и разбираться. И опять — всё управление теми же дроидами осуществлялось за счёт дара псионика. Лишний повод искать пути для получения соответствующих знаний.

Малыш ещё не совместил все указанные в каталоге координаты оптовых складов и центров продаж с современной звёздной картой, и, по его оценке, эта работа займёт ещё два-три дня.

Вот, наконец, транспорт вынырнул из гипера в системе Люпус. Пять часов лёта — и они вышли на космической станции Содружества. Челноки на поверхность отправлялись чуть ли не каждые пять минут — место это действительно было бойким. Прибывали и убывали пассажирские транспорты из других миров, привозя и забирая толпы туристов и паломников. Вся четвёрка села в первый же челнок и через десять минут вышла из него на поле космопорта Люпуса. Сашка огляделся. Широта, где располагался космопорт, была в районе чуть выше широты тропика, вокруг космопорта было буйство ярких красок местной флоры. Полная пастораль. Монорельс за умеренную плату отвез их в административный центр планеты, мегаполис Талмиран. Они разместились в гостинице спального района и сразу же отправились в исторический центр, где собственно и находился комплекс резиденции Магистра. Посещение всех достопримечательностей было платным, так как включало в себя полноценную экскурсию с гидом по всем самым известным местам исторического центра с обязательным посещением резиденции Магистра, и, несомненно, гвоздя программы — Храма Вознесения Изи Сладкоголосого. Сашка предложил не скупиться, и они с Войданом оплатили полную экскурсию для всех четверых. Стоимость её была немаленькой, 2500 кредитов на человека, но туристов это не отпугивало. Группа была сформирована буквально за пять минут, и вот местный гид, скинув всем в группе файл с номером для связи с ним, усадил всех на грав, медленно повёз их по маршруту.

Глава 17

Талмиран представлял собой удивительную смесь современных жилых районов, в беспорядке чередующихся с деловыми центрами (такими же современными) и районами, в которых были исключительно строения прошедших эпох вплоть до времён Катастрофы. Как рассказал гид, Талмиран сейчас занимал территорию нескольких древних поселений, это и были те районы, представляющие из себя музеи под открытым небом. Одним из районов был комплекс резиденции Магистра — он являлся отдельной административной единицей, и не входил в подчинение администрации Талмирана. Экскурсия проходила по пути, которым шёл пророк Изя. Они проехали по дороге (специально поддерживаемой в таком виде, в каком она была в его времена) до места, где был ранее въезд в Талмиран, завернули на площадь, где Изя сказал всем присутствующим свою последнюю речь. Это была площадь перед самой резиденцией Магистра. Интересно было наблюдать, как по ней неторопливо разгуливают одетые в жреческие одежды люди, ящеры Аш-Камази, крысы Печембу, черепахи Са-Крахх и другие негуманоиды. Причём не просто разгуливают, а ведут при этом живой спор.

— А кто это? — спросил Сашка гида, смугловатого парня со светлыми волосами и правильными чертами лица.

— Как кто? — вопрос того удивил. — Жрецы различных течений нашей веры. Съехались на очередной теологический диспут. Сегодня как раз его открытие.

— А что, часто такие диспуты проходят?

— Да регулярно. Два-три раза в год как минимум. Этот юбилейный, на него не только ваши, гардаррские жрецы приехали, но даже из Галанте приняли приглашение. — видя, что Сашка не понимает всю важность этого события, гид добавил. — Аграфы ведь еретики! В Создателя — верят, а в Изю — нет. Зато верят в свою Праматерь.

Сашка был далёк от хитросплетений местных религий, поэтому, чтобы не обижать гида, с важным видом закачал головой.

Гид, тем временем, повёл группу в резиденцию Магистра.

Сам комплекс зданий состоял из расположенных по окружности строений вокруг центральной площади. Как будто вокруг круга площади положили восемь кирпичиков, а потом один убрали. Гид провёл группу по всем зданиям. В самом крайнем находилась огромная библиотека — сейчас она работала исключительно как музей раритетов и артефактов. Правильнее было бы назвать её не библиотекой, а археологическим музеем — экспозиции в здании не содержали книг, но были составлены из артефаков ушедших цивилизаций, найденных в системах, входящих сейчас в состав Хакданского Ордена. Вот второе здание, внутри которого располагалось учебное заведение, где проходили подготовку на сан жреца учащиеся со всего Содружества. Вот в противоположном здании — концертный зал, где регулярно проходили выступления приглашаемых музыкальных коллективов из различных общин и жреческих хоров. Эти выступления часто посещал сам Магистр. А вот рядом с ним — галерея искусств. Там выставляли свои работы представители мира искусства, так же со всего Содружества. Вот здание, примыкающее к центральному — это Банк Ордена. Культур конечно мультуром, но деньги в Ордене всё равно оставались деньгами, и Банк Ордена был хоть не единственным, но самым крупным банком в Хакдане. А само центральное здание и было фактически резиденцией Магистра.

Гид провёл их по всем зданиям, составляющим вместе полностью автономную структуру — тут даже энергосеть была не запитана от общегородской, о чем с какой-то гордостью поведал им гид. Несомненно, здания были шедевром архитектуры далёкого прошлого и бережно хранились потомками, но того, что искал Сашка, он пока не нашёл. Сашка специально переспрашивал Малыша, не обнаружил ли он что-либо, когда они были в здании резиденции Магистра Ордена, но Малыш уверенно отвечал — «нет».

— … и вот после выступления на центральной площади Изя со своими сподвижниками направился дальше, — продолжал рассказывать гид, ведя грав по узкой улочке, — и вот сейчас мы прибываем на место, где его встретили наёмные убийцы гулгры, подло прервавшие его жизненный путь.

Грав наконец проехал через длинную улочку и выехал на площадь, не уступающую по размерам предыдущей. В центре площади находилось огромный красивый собор, стены которого были сложены из камней самых различных цветов, в результате чего само здание имело уникальную цветовую гамму. Храм Вознесения Изи Сладкоголосого.

Сашка успел посмотреть на карте — оставшиеся два объекта Предшествующих должны были находиться где-то здесь. Тем временем вся группа прошла внутрь храма. Он действительно был произведением искусства — стены светились различными тонами мягкого белого света, а в центре стояла огромная статуя Ящера. Толпы верующих стояли в очереди, чтобы прикоснуться к ней. Несмотря на огромное количество народа, очередь двигалась довольно шустро. Они всей группой встали в очередь, и через минут двадцать оказались уже вблизи статуи. Все старались прикоснуться рукой хоть до постамента, на котором стояла фигура здорового ящера с накачанными мускулами.

«Блин, прямо как к Ленину в Мавзолей стоим.» — пришла мысль Сашке. — «Только тот лежит, а этот стоит».

«Хозяин! Фиксирую объект Создателей!» — Так… Малыш уже что-то почуял.

«Где, Малыш?» — «Внизу. Метрах в двадцатипяти». Мда… И как туда попасть?

Наконец, очередь дошла и до Сашки. Он так же, как все, коснулся рукой постамента и пошёл дальше с толпой на выход.

На выходе стояла толпа торговцев с нехитрым набором сувениров, но ничего интересного Сашка для себя не увидел. Внимательно осмотрев здание храма, он обратил внимание — нижняя кладка его отличалась от остальной. Гид, тем временем, отвечал на массу вопросов от членов их группы. Их группа была небольшая, всего десять человек. Помимо Сашки, Войдана и двух контрразведчиков были семья оширцев (мать с отцом и маленькая девочка), пара молодожёнов из Делуса и какая-то безбашенная девица из Армарры. Эта последняя просто изнасиловала гида своими вопросами. Наконец, гид, отвечая на очередной вопрос, которые сыпались из девицы как картечь из гатлинга, с мольбой посмотрел на остальных членов группы.

— Простите, у меня тоже вопрос! — Сашка решил, что для этого самое время.

— Да, конечно! — гид с радостью переключился с назойливой девицы на него.

— А почему у храма нижняя кладка другая? Он что, на месте какого-то здания построен?

— Да. Вернее, здание, на базе которого достроен храм, было построено на фундаменте, оставшемся ещё со времён до Катастрофы.

— Здорово! — Сашка изобразил искренний восторг. — И что, никаких других зданий со времён Катастрофы на осталось?

— Зданий — нет. Только комплекс катакомб. Проходят через весь старый город. Это отдельная экскурсия, но если захотите, то я могу провести её для вас.

— Конечно, хочу! — Сашка толкнул в плечо Войдана.

— Да, конечно! — тот тоже поддержал Сашку.

— И мы хотим! — поддержали одновременно оба контрразведчика — и — семья оширцев.

— Но предупреждаю — экскурсия стоит 3500 кредитов.

— Идёт! Плачу! — Сашке было не жаль денег, чтобы найти доступ в подземелья.

Пара из Делуса отказалась от второй экскурсии, а вот девица из Армарры без разговоров отстегнула положенную сумму. Сокращённая группа направилась на окраину района.

Гид провёл их к входу в катакомбы, и скинул всем файл с картой катакомб. Сашка сразу дал Малышу задание совместить её с картой этого района и нанести точку, где Малыш зафиксировал нахождение объектов.

Тем временем гид провел всех внутрь. Проход сразу уходил вниз, и они метров двадцать спускались по лестнице. Вот снова поменялась кладка стен — Сашка вспомнил, что такая же кладка из крупных гранитных блоков была в обоих вскрытых им объектах на Аркаме. На потолках катакомб были установлены светоизлучающие панели, поэтому проблем запутаться в темноте не было. Гид провёл их по основной линии, рассказывая, что катакомбы были найдены абсолютно случайно уже после строительства храма, очищены от накопившегося в них за тысячелетия мусора и теперь являлись таким же местом посещения туристов, как и здания на поверхности. Армаррская девица очень интересовалась различным кладами, но тут гид её разочаровал — ничего ценного тут в катакомбах не нашли. Только грязь и мусор.

«Хозяин, совместил» — от Малыша пришёл файл, где на карте катакомб была отмечена точка местонахождения артефактов. Вот только была она ни на одном из проходов.

Тем временем гид повёл их по другим линиям катакомб, рассказывая, что по предположениям археологов, раньше, во времена до Катастрофы, весь район занимал огромный объект Предшествующих. Что это был за объект, никто из учёных сказать не мог.

«Хозяин, есть контакт. Это дверь, такая же, как на втором объекте на Аркаме. Её возможно открыть».

Группа медленно шла по подземелью. Вот и тот проход, который ближе всего к заветной точке.

«Подсвечиваю окно активации» — на виртуальном экране Малыш подсветил зелёным цветом немного выступающее место на стене.

«Спасибо, Малыш. Сейчас не могу активировать, сделаю это позже».

Группа обошла все линии подземелья и пошла на выход. Несмотря на то, что там было пусто, экскурсантам сама прогулка понравилась.

Гид вывел их на поверхность.

— Ну, наша экскурсия подошла к концу. Кто потом сам захочет сюда спуститься — старайтесь это сделать днём. На ночь внутри специально выключают освещение, чтобы без сопровождения никто не ходил. — ухмыльнувшись, он посмотрел на армарку. — Но если вы экстремалы, то это — ваше время…

Сашка, Войдан и контрразведчики обедали в близлежащем ресторанчике. Хоть блюда были из пищевого синтезатора, но сама хакданская кухня Сашке понравилась. В меру сладкая, в меру жирная, и очень сытная. Пока все ели, он обдумывал свой план по проникновению внутрь закрытого дверь помещения. Видимо, придётся сбегать из гостиницы под маскировкой.

Они ещё посидели в ресторане, попили местных напитков (Сашке не очень понравились), и спокойно направились к стоянке ховеров.

В гостинице Войдан связался с Солей и сообщил, что завтра они отбывают обратно на Аркам. Дома всё было спокойно, Сашкина родня работала, Лораниэль сидела дома с малышом и ежедневно выезжала с ним на прогулку. В общем, без изменений.

Все разошлись по своим номерам. Сашка посмотрел новости по «голо», выбрав центральный гардаррский новостной канал. Там тоже всё было нормально. Тавра расширяла военную базу, системы кластера Малого Танаиса восстанавливали многочисленные автоматические линии. Полным ходом шло восстановление и обновление космической корабельной верфи Милетты. Ну, а логистический центр Ольвилии уже вышел на полную мощность — поток грузов через неё сейчас был просто невероятный.

Малую Гардарру потихоньку признавали различные маленькие государства, там хоть и со скрипом, шло восстановление разрушенных городов. На полную катушку стал работать Трибунал — его работу теперь регулярно показывали в новостях. Да, старая, свергнутая власть Урканы решила, что ей светит место под солнцем в новом государстве. Но тут их ждал полный облом — всем «бывшим» чётко указали на их место, объяснив популярно, что сейчас они свидетели обвинения на Трибунале, а если будут пытаться влезть во властные структуры, то очень быстро могут стать обвиняемыми. Шло наведение порядка в оставшихся пяти системах, уже бывшей Урканы. Что там будет за государство, и будет ли оно одно — никто не знал. Но хоть толп беженцев оттуда больше не было, и то хорошо.

Как только над городом опустилась ночь, Сашка втихую выбрался из гостиницы. Выбрался он лишь потому, что выходил из своего номера, активировав маскировочную «жидкость». До места входа в катакомбы пришлось добираться пешком — не хотелось ему светиться на улицах города. Путь туда занял почти два часа. Нейросеть подсвечивала ступени лестницы, ведущей вниз. Вот и тот самый проход. Сашка коснулся активационной панели и дал команду на открытие. Гранитный камень справ от него отъехал внутрь и ушёл вбок. Из открывшегося прохода потянуло застоявшимся воздухом. Сашка с опаской зашёл внутрь — там тоже была лестница вниз, и, судя по всему, не короче чем та, что была при входе. Он активировал точно такую же панель на стене прохода, закрыв дверь, и медленно стал спускаться вниз. Кто знает, вдруг там какие-нибудь сюрпризы? Лестница в четыре пролёта увела его вниз ещё метров на двадцать-двадцатьпять. Небольшой прямой коридор привёл его в большое помещение. Хорошо, что комбинезон имел встроенный источник света — он давал возможность оценить всё вживую, а не через нейросеть. Помещение было пустое. Нет, на полу лежала толстым слоем пыль, какой-то сгнивший давно мусор, но никаких артефактов предшествующих Малыш не фиксировал. Сашка грустно осмотрел помещение — и неужели ради этого стоило сюда лететь?

«Хозяин…» — вдруг подал голос Малыш. — «Подойди, пожалуйста, поближе к левой стене…».

Сашка подошёл к стене, не понимая, что в ней особенного.

«Вот, смотри…» — Малыш вывел на его виртуальный экран подсветку.

«И что? Пятнышки какие-то…» — «Нет, Хозяин! Это письменность Создателей! Ты просто внимательно осматривай каждую стену, там, где я буду просить… Вот сейчас посмотри немного ниже… Так, хорошо. Теперь немного левее… Хорошо. Теперь ещё левее…»

Сашка молча следовал указаниям Малыша — тот хотел заснять и запомнить все надписи, сделанные на стенах помещения. На некоторых гранитных плитах, как понял Сашка, были целые куски текста, оставленные кем-то. Они были нанесены явно не заводским методом — так порой несознательные граждане пишут на заборах, за которыми дрова. Наконец, после того, как Сашка обошёл таким образом все стены помещения, Малыш дал добро выбираться наружу. Выйдя из скрытого прохода, Сашка дал команду на закрытие двери.

Уже в номере гостиницы, отключив маскировку, он получил от Малыша результат его работы — сшитый из разных частей текст, переведённый на стандартоязык.

Глава 18

Пассажирский транспорт шел в гипере на пути в систему Аквинк. Сашка с компанией взяли билеты на обратный рейс до Кивора с таким расчётом, чтобы остановка была имен в этой системе, где ему предстояло встретиться с дельфином Чизахи. Пассажиры отдыхали в барах и развлекательных центрах, а он лежал в своей каюте и обдумывал тот текст на стенах скрытого помещения катакомб Талмирана, который ему перевёл Малыш.

«25.03.318689

-

Я Амар Васант Арун, оператор центра ролевых игр на планете Земун.

Я остался последним живым человеком на планете, и, скорее всего, в большинстве ранее обжитых миров. Мой рассказ — о том, как произошла Катастрофа. Я буду приходить сюда и записывать, что увижу.

-

Война началась внезапно. Кто начал, мы или наши враги, я уже не узнаю. Да и важно ли это теперь? Сотни лет мы находились в перманентном противостоянии, постоянно балансируя на грани войны. Это состояние стало обыденным для нашей жизни. Разрабатывались и испытывались новые виды оружия, накапливались арсеналы, которые могли уничтожить население всех обжитых миров по нескольку раз, были локальные стычки на отдалённых колониях, где испытывались эти инструменты смерти, но в центральных мирах никто об этом не задумывался — все жили мирной жизнью, будучи полностью уверенными, что так будет всегда. Вот мы и поплатились за собственную глупость. А может, просто произошёл сбой, и эскадры, управление которыми осуществляли искины, отправились в вояж смерти — кто же теперь это узнает? Как только они появились в нашей системе, один из кораблей активировал нейродеструктор. Все, у кого были установлены нейросети, умерли мгновенно — их мозги просто в один момент вскипели. А после этого эскадра подошла к планете и сравняла на ней все объекты до уровня поверхности, после чего отправилась к следующей системе. Кто знает, сколько таких эскадр было с обоих сторон?

Моё счастье — или наоборот, наказание? — было в том, что я работал оператором по подготовке клиентов, желающих провести время в различных телах аграфов. Филиал на нашей планете был небольшой, клиентов пока не было, а я только второй день как устроился на работу. Коллеги предложили мне попробовать самому перенос сознания в другое тело. Я выбрал тело рабочего аграфа, и в него было перенесено моё сознание. Я имел ключ-карту и коды доступа для того, чтобы сам мог открывать помещения, после чего отправился на ролевую площадку, где было отстроено поселение рабочих аграфов. В этот момент планета испытала на себе удар рейдерской группы врага. На моих глазах одномоментно умерли все люди, которых я знал — все мои коллеги, и просто зеваки, пришедшие со мной на ролевую площадку понаблюдать за мной. На моё счастье, удар рейдеров по объектам на планете не затронул саму ролевую площадку. Был уничтожен город, автоматические линии, жилые зоны. А вот наш „зоопарк“ остался. Был так же разрушен центр, где находилось моё тело. И вот я нахожусь в аграфском племени, в окружении рабочих аграфов, и не знаю, что делать. У меня есть ключ-карта доступа к этому помещению, в котором ничего нет. Но у меня нет нейросети, и даже найди я аварийный установщик, я не мог бы установить себе сеть — у рабочих аграфов геном недостаточно близок к эталону, чтобы её можно было развернуть. Осталась масса вещей — но я не могу ими воспользоваться, именно по той же причине. На обслуживаемой нами ролевой площадке рабочие аграфы должны были жить как в древние времена — сами себе выращивать пищу, использовать животных в качестве транспорта. Мы, сами того не зная, дали шанс этим рабочим аграфам на выживание. У них есть запасы продовольствия, которые позволят им пережить прошедшую катастрофу безболезненно.

-

17.04.318689

Я попытался выбраться с ролевой площадки. Проблем не было — охранный периметр не работал. В городе был ужас — все здания уничтожены, уцелевших после удара были считанные единицы. Это были дети — у них не было нейросетей, и от нейродеструтора они не пострадали. Большая часть их погибла уже от бомбовых ударов по планете. А единицы, выжившие после удара, умерли от голода — запасы картриджей к уцелевшим синтезаторам быстро закончились. Если бы они попытались объединиться и искать пищу сообща, у них бы был шанс выжить — но они предпочли сидеть и ждать, когда их кто-то спасёт. Никто не стал надеяться только на собственные силы — он лишь сидели, ждали, и умирали. Я видел двоих на последнем издыхании — но они прогнали меня, как дикого аграфа. Что же — это их выбор.

-

12.07. 318689

Я вернулся к рабочим аграфам. Такое впечатление, что произошедшее их совсем никак не коснулось. Они как жили в своём ритме, так и продолжали жить. Моё сообщение о катастрофе их вообще не заинтересовало. Впрочем, заинтересовало их то, что охранный периметр больше не работает, и теперь они могут выбраться в поисках лучшей земли. Меня отправили вместе с несколькими аграфами найти хорошее место для другого поселения. Вначале отвёл их в город. Точнее, то, что от него осталось. Аграфы посмотрели на руины издалека и категорически отказались туда заходить. Повёл их по окрестностям. Одно из мест на берегу реки их устроило. По возвращении на стихийно собранном совете они решили переезжать на новое место. Раньше преодоление такого незначительного расстояния у меня заняло бы несколько минут. Теперь мы перебирались на новое место больше двух дней. Аграфы поняли, что теперь никто не сможет их принуждать — Боги, как они сказали, покинули этот мир.

-

14.09. 318689

Я так и живу с аграфами. На новом месте уже построено несколько домов. Я знал, что в пищу можно употреблять рыб из водоёмов. С трудом поймав несколько штук, а показал всем, что их можно есть. Старейшины долго совещались, и решили, что если я в ближайшее время не умру, то они тоже попробуют новую пищу. Не умер. Рацион аграфов пополнился новым продуктом — я научил их ловить рыбу. За это меня наградили. В общем, у меня теперь женщина. Она моя собственность, могу с ней что угодно делать. Делаю. Уже беременна. За это время ни один корабль не прилетел на нашу планету. Видимо, в других мирах ситуация ничуть не лучше, чем здесь. Наверное, мой удел — так и жить среди дикарей. Что смогу им передать из моих без того скудных познаний — передам. Они, оказывается, часто умирают от болезней. Значит, меня это тоже не обойдет стороной.

-

28.06. 318695

Вот прошло шесть лет, как я живу с аграфами. Моя самка родила мне четверых детей. Двое умерли в младенчестве, двое живы. Несмотря на всю дикость аграфов, я все эти годы поражался их воле к жизни и стойкости ко всем лишениям. Вот чего нам не хватало. Нега и скука — вот что убило нашу цивилизацию. Что же, пусть у них получится то, что не получилось у нас. Самое обидное — мы уничтожили сами себя. Ведь наши враги были такие же люди как и мы.

Больше писать не буду, мы переселяемся ещё южнее — наш посёлок требует расширения, а полей для обработки нет. Я тоже с семьёй уезжаю на юг.

Прощайте!

Не повторяйте наши ошибки!»

Вот открылась ещё одна тайна этого мира. Катастрофа. Фактически — самоуничтожение. Предшествующие сами создали оружие, каким были уничтожены. Очевидец этих событий описал увиденное им, конечно, со своей точки зрения, но на вопросы, порождённые его рассказом, Сашка считал нужным найти ответы.

Вот, к примеру, упоминание про нейродеструктор — устройство, выжигающее мозги всем, у кого установлена нейросеть. Он уже почувствовал себя уязвимым — кто знает, вдруг во Вселенной ещё остался хоть один экземпляр такого оружия? А как отреагируют на него современные нейросети? Не проложил ли он своим соплеменникам дорогу в Ад своими благими намерениями? У Сашки вдруг возникло четкое осознание того, что нейросеть — это «костыль», помогающий передвигаться увечному. И направление развития человечества должно быть в сторону раскрытия имеющегося потенциала, так, чтобы можно было обходиться без таких «костылей». Вот почему так важно развивать свой псионический дар.

Потом — упоминание про искины, имевшие возможность управлять кораблями и уводить их в гипер. Насколько Сашка знал базы по программированию и кибернетике, запрет на гиперпереход корабельному искину был заложен при его создании, так сказать «ограничение на уровне железа». И никаким программным путём это ограничение обойти было нельзя. Не горький ли опыт Предшествующих стал причиной возникновения такого запрета? И что стало с теми эскадрами?

Затем Сашка зацепился в тексте за упоминание установки по переносу сознания в другое тело. Судя по описанию, Предшествовавшие могли создать тело-аватар, куда перемещалось сознание из другого тела, а само тело, оставшись без «хозяина», лежало в некоем центре и дожидалось, пока «хозяин» не займёт его снова. Как выглядело подобное устройство, Сашка не знал, но понимал, что искать такое нужно на подобных объектах.

Вот снова станция Содружества в системе Авинк. Первым делом Сашка связался с владельцем лавки, где ему удалось купить информкристалл Предшествующих с каталогом изделий.

— Здравствуйте, уважаемый! — начал разговор Сашка, увидев невозмутимое лицо оширца.

— Здравствуйте! — оширец тоже узнал Сашку. — Я связался с поставщиком. Если Вы внесёте предоплату в размере 100 тысяч кредитов, в течение месяца мы изготовим из таких камней колье. Вот образец изделия.

Сашка получил голоизображение колье, где все камни были заменены на информкристаллы. Девять штук.

— Какова будет полная цена изделия?

— 200 тысяч. Тут я не смогу сбавить вам цену. Непростой поставщик…

Сашка для проформы поморщил лоб, но в итоге согласился.

— Вот контракт на поставку изделия. — Сашка получил файл и завизировал его, тут же отправив обратно.

— Вот предоплата — он переслал 100 тысяч на счёт оширца.

— Через месяц можете забрать его у нас. — лицо оширца так и не проявило ни одной эмоции.

— А переслать его можно?

— Можно, отчего же нет. Стоимость отправки за Ваш счёт.

— Устраивает.

Наконец, они снова выбрались из транспорта на станцию Содружества. Сашка надеялся, что встретит снова того Чизахи, но почему-то того не было. Тем не менее, Малыш сообщил о близком присутствии псиона.

«Иди на голос!» — вдруг раздался шелест в его голове. Сашка удивлённо оглянулся — вдали в боковом проходе кто-то махал ему рукой.

— Пройдем туда, что-ли? — неуверенно предложил он компаньонам.

Тем было абсолютно всё равно, куда идти, и они последовали в сторону той фигурки.

«Подойди поближе, не бойся!» — а голос то женский…

Наконец, Сашка подошёл к углу, за который зашла фигурка, и завернул туда следом.

— Ой! Простите! — он столкнулся с симпатичной девчушкой, смугленькой, черноволосой и с голубыми глазами, как две бездны — посмотришь и утонешь.

— Ничего! — весело ответила девчушка. — Ничего страшного! Вы тут проездом?

— Да. Вот, ждём отправки нашего рейса, гуляем по станции заодно. — Войдан с контрразведчиками уже были рядом.

«Молодец, хорошо сыграл!» — девчушка продолжала смотреть на Сашку озорными глазами. — «Сейчас соглашайся с моим предложением!»

— Так на поверхность бы спустились. Я как раз туда собираюсь. Там красиво. Челноки курсируют каждые десять минут.

Сашка повернулся к компаньонам:

— Может, съездим на поверхность на несколько часиков? Всё лучше, чем просто слоняться или сидеть в каюте.

— Давайте съездим! — Войдан принял решение за всех остальных.

— Проводишь нас по поверхности? — игриво спросил Сашка. — А то мы не местные…

— Провожу! — улыбнулась девчушка.

«Чизахи попросил за тебя. Сказал, что тебе нужно помочь. И ты нам как-то можешь помочь. Но как — он не сказал» — передала ему девчушка, когда они уже спускались в челноке на поверхность планеты.

По прибытии в космопорт, Дьёра, так звали девчушку, предложила показать им близлежащий город. Сашка ещё не был в Конфедерации Делус, поэтому решил расширить свой кругозор. Они быстро осмотрели аккуратный административный центр Аквинка, словно собранный из красивых игрушечных домиков, перекусили в небольшом уютном кафе. Кухня была очень вкусной, тут Сашке понравилось абсолютно всё — и еда, и напитки. Стоило всё недорого, поэтому они наелись до отвала.

— А у нас тут рядом есть поселение псионов! — продолжала рассказ Дьёра.

— А можно их посмотреть? — спросил Сашка.

— Ну отчего же нельзя? Их регулярно ездят посмотреть туристы. Так сказать, местная достопримечательность.

— Едем! — сказал Сашка, Войдану с компаньонами тоже было интересно.

«Нас там уже ждут!» — услышал он Дьёру.

Пятнадцать минут на граве — и вот они в центре милого провинциального городка, с немного кривыми улочками и невысокими домами, утопающими в листве деревьев — идиллическая картинка загородного посёлка.

На площади было несколько человек.

— Здравствуйте! — поздоровался Сашка, после того как они вылезли из грава. — Мы тут просто посмотреть…

— Здравствуй… — доброжелательно обратился к нему пожилой мужчина.

— Аш. Зовите меня Аш. А это мои друзья. Войдан, Избор, Шуст. — Сашка представил своих товарищей.

«Здравствуй, Аш.» — услышал Сашка пожилого мужчину. — «Мы рады увидеть одного из наших. Твоим друзьям сейчас устроят небольшую экскурсию по нашему поселению, а мы поговорим».

И действительно — на площадь пришло насколько молодых девушек, взявших под руки Войдана, и контрразведчиков, и, весело болтая, повели их показывать местные достопримечательности.

Пожилой мужчина, как оказалось, лидер их общины, пригласил Сашку в ближайший дом, оказавшийся своего рода местным муниципалитетом. Разместившись в креслах за большим столом в центральном зале, пожилой мужчина первым задал вопрос:

«Аш. Чизахи сказал, что знаешь одного человека» — посмотрев на Сашку грустным взглядом, он добавил — «Уроженца Протектората Норрик Кнарпа ВарХарсена».

Вот что их интересовало…

«Знал. Моя история длинная, если хотите- то расскажу. Но Вас, я так понимаю, интересует другое… Капрал Гардаррского Легиона Кнарп ВарХарсен, был осуждён за дезертирство на три года лагерей в система Аркам, Гардаррская Федерация. Отсидел чуть больше года. Во время переезда из их лагеря, который подпадал под сокращение, в другой, на транспорт, который перевозил его и других заключённых, произошло нападение. Напавшие — наёмники из Галифатапод руководством одного аграфа, убили всех перевозимых, а его хотели вывезти — знал он кое-что. Их перехватили. Во время боя напавшие были полностью уничтожены, а Кнарп был смертельно ранен. Я был при нём до его смерти, видео с его последней просьбой передал руководству колонии для передачи в Конфедерацию».

Пожилой лидер общины молчал.

— Ты уверен, что его отправили? — наконец, произнёс он.

— Да. Вот адрес, на который отправили послание — Сашка скинул им полученный от Кнарпа адрес в Протекторате Норрик.

— Мы уже давно оттуда съехали…

— Это… Вы?… — только сейчас Сашка понял, кто перед ним. — У меня остался файл голозаписи. Ловите! — и он переправил ему запись последней просьбы Кнарпа.

Пожилой человек внешне не проявлял эмоций, но Сашка читал его внутреннее состояние — старый человек «плакал».

— Я думал, что исполнил тогда его последнюю просьбу. Что же, вот теперь моя совесть чиста — я выполнил данное ему перед смертью обещание. Спасибо Вам!

— Тебе спасибо. — Лидер общины словно постарел на несколько лет. — Есть ли у тебя какие просьбы?

«Да. Я хотел бы получить доступ к базам знаний псионов» — вслух произносить просьбу Сашка не рискнул. — «Я не состою на государственной службе, поэтому такого доступа у меня нет».

Все за столом задумались.

«Аш, вообще-то эти базы под строгим учётом» — обратился к нему один из сидевших за столом. — «Все правительства тщательно контролируют деятельность псионов. Вот подумай, что может быть, если эти базы достанутся психопату с сильным даром?»

Сашка представил себе обезьяну, играющую с блоком ульранитовой взрывчатки.

Все за столом мысленно «засмеялись», увидев переданную Сашкой картинку.

«Вот именно» — продолжал другой из сидящих за столом. — «И ладно бы это было просто шутка. Были уже в нашей далёкой истории прецеденты, когда псионам приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы нейтрализовать такого психопата».

Лидер общины молчал, размышляя.

«Аш, я чувствую, что тебе можно передать начальные уровни баз» — наконец, выдал он всем свое решение. — «Но эти базы будут нелицензионными. Удивлён? Не только капитаны кораблей держат у себя полный набор необходимых им баз. Лови файлы!»

Сашка принял несколько файлов баз знаний псионов 1-го и 2-го уровня.

«Спасибо! Я не использую эти знания во зло людям» — Сашка встал и поклонился этим людям.

Его провели снова на площадь. Через пару минут туда же пришли в сопровождении очаровательных девчушек и его товарищи.

— Аш, ну ты как, посмотрел что-нибудь? — Войдан немного расстроился, что Сашка остался на площади.

— Всё нормально, мне всё показали.

— Ну, легкой вам дороги! — сказал лидер общины. — Заезжайте ещё! Мы всегда рады людям с чистой душой.

Через полчаса они снова были на станции Содружества. До отправки транспорта оставалось ещё несколько часов, но Сашка ушел к себе в каюту, разбираться с тем сокровищем, что он получил у местных псионов.

Глава 19

Сашка сразу поставил на изучение 1-ю базу по псионике. Она была одна, все последующие, двухуровневые, были уже специализированными. Изучение самих сведений, изложенных в базе, не заняло много времени.

Во-первых, Сашка, наконец, узнал, что означает кодировка в его ФИПе — D7-B4-C6.

По классификации, приведённой в первом уровне базы псионики, каждый разумный имеет определённые от природы силы своего дара. Есть три основных направления развития дара — дар мысли, дар стихий и дар пророчества.

Дар мысли — это телепатия. Возможность мысленной связи и общения. Это не только приём и передача сообщений и образов, но, при сильном даре, возможность внушения, когда псион мог либо вдохновить реципиента, либо вогнать его в депрессию или ужас. Высшей стадией дара считается возможность «взятия под контроль».

Дар стихий — это возможность, используя свой дар, производить физическое воздействие на объекты — это и пирокинез, когда силой мысли псион может зажечь что-либо, и телекинез, когда псион, не прикасаясь к предмету, может сдвинуть его с места. Это левитация, преодоление тяготения.

И, наконец, дар пророчества — это умение предвидения. Собственно, интуиция — это самая низшая ступень проявления этого дара. Псионы с сильным даром предвидения и были в прошлом теми пророками, которые оставил свой след в истории.

По принятой в Содружестве градации каждая буквенно-цифровая группа означала возможность и предрасположенность в указанной области. За дар мысли отвечала первая пара, за дар стихий — вторая, за дар пророчества — третья.

Чем выше была буква — тем сильнее был полученный от природы дар человека. Цифра же показывала, насколько псион сможет хорошо управлять своим даром. Именно сможет — реально человек может прожить жизнь и не знать, как использовать свои способности.

Несомненно, дар так же можно было выразить в неких единицах, чтобы более-менее определить граничные возможности силы каждого из даров. К примеру, псион может поджечь мыслью дерево. А два сможет? А три? А десять? Тоже и по телекинезу.

Может псион переместить на некоторое расстояние груз. А на большее расстояние? А на такое же расстояние, но больший груз? Вот поэтому и встал однажды вопрос о некоей классификации возможностей и методах их измерения. Но чёткой физической зависимости получить так ни в одном случае не удалось. К примеру, один и тот же псион мог сдвигать различные грузы на какое-то одно предельное расстояние, но за него не мог сдвинуть даже лёгкий груз. Поэтому для определения самого факта наличия дара стали использовать упрощённую классификацию, а вот когда псион шёл на государственную службу, там его проверяли уже более досконально, и он получал уже более длинную кодировку, учитывающую уже все нюансы его знаний и возможностей.

Так же в базе 1-го уровня были приведены стандартные упражнения для псионов — медитация, погружение во сне, и так далее. Они были нужны для поддержания своего сознания в норме, и накопления энергии для использования дара. Сашка понял, что помимо утренних разминок, ставших для него нормой после изучения баз гардаррских коммандос, придётся ему заниматься ещё и медитацией для поддержания в чистоте сознания.

По всем направлениям дара было три базы второго уровня. Изучив их, Сашка понимал теперь, как развивать каждый дар. Самое главное, что он почерпнул в базах, это упражнения и тренировки, позволявшие освоить имеющиеся у него возможности.

В то же время оставался е упомянутый нигде момент. Если человек устанавливал себе имплант, то ему предстояло провести повторную проверку ФИП в медкапсуле — оценка его дара менялась в сторону увеличения. Сашка так и не проверял себя после развёртывания импланта на псионику.

Ему в голову закралась крамольная мысль — а можно ли увеличить значения уровня дара какими-нибудь другими способами? На эту мысль Сашку натолкнула информация по секте «Кабата» — по признаниям некоторых пойманных членов секты, они ели псионов для того, чтобы усвоить их дар. Так, по крайней мере, они сами считали. Идея присвоить себе чужой дар пока рассматривалась как бредовая, но Сашка за эти годы пребывания в Содружестве увидел столько, попадавшего на Земле в категорию «феерического бреда», что ни от какой идеи теперь сразу не отказывался.

Перелёт до Кивора прошёл без приключений. Они сидели каждый вечер в корабельном баре, пили мейд и обсуждали поездку. Контрразведчики, уж на что ничему не должны удивляться, а тоже остались довольны поездкой.

Малыш тем временем скинул Сашке подготовленный список с перечнем объектов, бывших до Катастрофы оптовыми и розничными центрами продаж товаров для пилотов, с указанием их координат в привязке к современной звёздной карте. В доступной зоне были двадцать семь объектов. Из них шестнадцать находились на территории планет под гардаррской юрисдикцией. Пять были в мирах Армарры, один — в Оширском Директорате, два — в Объединённом Королевстве, причём оба находились на Тартане, и по одному в Хакданском Ордене, Империи Арвар (кстати, в системе Аксума), и на Егеве.

Сашка углубился в изучение доступных ему объектов, находящихся в системах Гардаррской Федерации. Вот в списке Аркам — один центр розничной торговли находился раньше на обживаемом сейчас материке, как раз недалеко от тех мест, где он наворачивал круги «по грампластинке». Хороший вариант для будущих поисков.

Один оптовый склад и две точки розничных продаж располагались на Ольвилии — надо будет когда-нибудь посетить эту жемчужину Гардаррской Империи. По два объекта были в системах Змия, Алатырь, и Асгарт. Остальные объекты были разбросаны по одному по различным системам Федерации.

Сейчас Малыш уточнял, что сейчас находится на местах расположения этих объектов — в первую очередь интересовали те, которые были расположены вне мест, до которых добралась цивилизация.

Эта поездка действительно изменила его — у Сашки наконец чётко выстроились приоритеты на будущее. В первую очередь он будет изучать свои возможности в части псионики. Второе — это поиск артефактов Предшествующих. Не для продажи и заработка на этом — Сашка вдруг осознал, что кому как не ему, имеющему возможность активировать атефакты Предшествующих и изучать информкристалы, искать ответы на вопросы, которые сама жизнь ставит перед цивилизациями Содружества.

Но одному такую задачу не потянуть. Для решения того уровня задач, на который он замахнулся, нужна даже не группа единомышленников — организация, с финансами и обеспечением не хуже чем у когда-то небезызвестной «Аненербе». Эта организация должна иметь на государственном уровне допуск к местам предположительного нахождения артефактов, а если нужно, то и обеспечивать операции на территории других государств. Как решить этот вопрос, Сашка не знал.

Ведь для этого нужно будет раскрыться. И что его ожидает после этого? Роль подопытной крысы в одном из закрытых медицинских центров под прямым контролем гардаррской контрразведки? Сашка не был уверен, что с ним не поступят именно так, как он рисовал себе в чёрных красках.

Наконец, путешествие закончилось. Из Кивора им пришлось сделать «крюк» — прямых рейсов до Аркама не было, поэтому они вначале добрались до Асгарда, и оттуда, за 10 дней, наконец, долетели до Аркама.

Снова лётное поле космодрома, их ждали две женщины с малышами — Соля с Драганом, и Лораниэль с их сыном.

— С возвращением! — Соля поцеловала всех четверых туристов. — Как съездили?

— Отлично! — Войдан был рад, что он снова дома. — Аш, — Повернулся он к Сашке — давай!

И достал купленное колье, повесив его на шею Соли.

Сашка, поцеловав в щеку Лораниэль, так же повесил ей купленное им колье. Камни в обоих колье заиграли всеми цветами на ярком осеннем солнце Аркама.

— Ой!.. Какое красивое! — Соле понравился подарок. — Лораниэль, как тебе?..

— Красиво… — Лораниэль разглядывала камни, словно светящиеся изнутри.

— Тогда едем к Ашу! — Соля сразу взяла на себя рычаги управления. — Там нас ждут!

Дома их действительно ждали — его семья, друзья по работе, и друзья, которых он тогда забрал с Земли вместе с семьями. Орей подошёл первым:

— Аш! Ты нашёл нам отличных спецов! Работы сейчас море, но ребята пашут, даже без выходных. Прям как ты тогда, как только приехал к нам. Мы ждём, когда ты вернёшься на работу — в Бахте гора заказов, всё снова отстраивается. Твои земляки сейчас уже закрыли массу вакансий, а на прошлой неделе первые фермерские посёлки приняли новых работников. Не одни приехали, всех своих животных с собой взяли! Аш, народ снова верит в будущее Аркама!

— Спасибо, Орей! Я месяц точно отработаю. А потом… Боюсь, жизнь скоро внесёт коррективы в мои планы. Но если что — ещё одного инженера я тебе найду!

Затем подошёл Игорь, и рассказал, что их медцентр так же пополнился врачами с Земли. Вакансии заполнялись быстро.

Дмитрий уже возглавлял открытое на Аркаме отделение Юркона, Сергей получил первое повышение и рассказал, что полицейские силы Берсуата пополнились несколькими десятками репатриантов с Земли. Как правило, это были полицейские, кого там, на Земле, выжили со службы за честность и принципиальность. Что же, если там такие люди не ценились, то Аркам с радостью принял их. И примет ещё.

Из-за большого объёма строительства поднялась стоимость строительных материалов, и наконец, одна из компаний по разработке астероидов перегнала в Аркам несколько «шахтёров», а экипажи их набрали так же из землян — как говорил БарХаш, спрос рождал спрос. Ряд компаний собирались развернуть автоматические линии по производству пищевых картриджей и картриджей к медкапсулам — с ростом населения росло и их потребление, и опять становилось проще производить это на месте.

Среди пришедших был Ратмир.

— Ратмир, рад тебя видеть! — Сашка пожал руку контрразведчику. — И хотел сказать отдельное спасибо. За то, что тогда привез Лораниэль к моим…

— Я просто должен был поступить правильно. И поступил.

— Как там военные, довольны моими земляками?

— Довольны. Скажу по секрету — целый транспорт с подписавшими контракт на службу уже пришёл в одну из метрополий. Люди, имеющие в основной массе опыт боевых действий, имеющих представление о порядке и субординации — что ещё лучше может быть? Разве что их количество. Ну, так над этим сейчас военные и работают. Вербовка на твоей планете идёт вовсю. А трое самых первых уже получили направление в учебные заведения, будут учиться на офицеров. Все — по рекомендации их командиров.

Ратмир усмехнулся.

— Я своего ребёнка отдал в «детский сад». Это твои земляки организовали. А руководит им женщина, Ольга. Сказала, что знаешь её…

Сашка вспомнил про жену Валентина, которая так хотела продолжить работать по своей земной профессии.

— Знаю. И как? Нравится твоему ребёнку?

— Нравится. С другими детьми играет, слушает какие-то ваши фантастические истории, потом дома нам с женой пересказывает. Вы тут, на Аркаме — как молодая кровь… Так что это я должен сказать тебе спасибо…

Встреча растянулась допоздна. Вообще такие посиделки на большое количество приглашённых в Содружестве не были распространены, обычно если приглашённых было много, то просто арендовали ресторан. Наконец, все разъехались, и Сашка спокойно вздохнул. Он так же попрощался со всеми домашними, поцеловал малыша, потом поцеловал в щёку Лораниэль, и поехал к себе — не хотел он пока переезжать из занимаемого модуля.

Он уже думал улечься спать, как услышал вызов — кто-то приехал к нему в гости. У двери стоял Войдан с двумя контейнерами мейда.

— Вот, подумал, можно в гости зайти.

Они сели за столиком и разлили мейд по бокалам.

— Военные полностью передают в ближайшее время космопорт гражданскому руководству. Я вроде опять директором буду. — начал Войдан. — Но военные хотят следом скинуть на жителей часть функций местного управления. В общем, предложили мне выдвигаться в мэры Берсуата.

— А я возвращаюсь на свою работу. — отхлебнул из бокала Сашка. — В Бахте стройка века, специалистов не хватает, наши сейчас пашут чуть ли не в две смены. Нужно помочь парням. Месяц точно проработаю. А ты соглашайся, мэр — это серьёзно.

— Аш… — Войдан выпил содержимое своего бокала и разлил им по второй. — Вот не верю я, что ты просто так останешься работать главным инженером в энергетической компании…

Он поставил перед Сашкой его бокал, и посмотрел на него с какой-то затаённой надеждой:

— Аш! Ты не усидишь на одном месте. Тебя понесёт на приключения. Если ты будешь знать, что у тебя есть дом, в котором тебя ждёт семья, и у неё всё в порядке — ты не удержишься и сорвешься куда-нибудь за приключениями.

— Наверное, ты прав. — согласился с ним Сашка. — По крайней мере, в том, что рутина меня точно вгоняет в тоску. А насчёт приключений… Если нарисуются — то скорее всего поеду.

— Если поедешь — возьми и меня с собой! — Войдан смотрел на него с какой-то надеждой. — Мне ведь рутина тоже поперёк горла. Хоть что-нибудь нового бы…

Сашка пока не решился делиться с Войданом своими мыслями о создании гардаррской версии «Аненербе».

— Давай через месяц поговорим об этом. Но месяц надо нам тут поработать — мы сейчас нужны Аркаму на наших местах.

Две недели Сашка ударно отработал на строительстве объектов Бахты, изредка навещая Лораниэль и сына — времени почти не было. И вот, перед выходным, она сама связалась с ним и пригласила провести вместе выходной в его доме.

Глава 20

Сегодня в его доме были только они с Лораниэль и их малыш. Настёна укатила с Бакуней на какую-то постановку в развлекательном центре, а Наташа с Игорем поехали помочь очередной партии переселенцев. Они сейчас прибывали каждую неделю.

— Аш. Я готова к разговору. — Лораниэль смотрела на него очень серьёзно.

Сашка налил себе полный бокал хаомы и разом осушил. Попробуй объясни матери твоего сына, что её родной брат погиб по твоей вине. Впрочем, однажды этот разговор всё равно бы состоялся.

— Тебя интересует, почему я не хочу дарить нашему сыну оба Кулона… — Сашка посмотрел на ждущую ответов красивую женщину тяжёлым взглядом. — Но для начала тебе придётся узнать, откуда произошёл твой народ.

— Мы произошли от Предшествующих, — постановка вопроса удивила Лораниэль. — Мы, аристократия, имеем самый близкий геном по отношению к эталону, геному Предшествующих. У нас около 90 % от эталона. У «чавов» около 80 %.

— Враньё всё это. — Сашка посмотрел на неё мутнеющим взглядом. — Слово «аграф» на языке Предшествующих означает «прислуга».

— Как… Это не может быть… Да откуда ты знаешь??? — Сашкин ответ вызвал в её душе бурю эмоций. Возмущение… Растерянность… И ощущение «внутренней правды» — Лораниэль глубоко в душе чувствовала — Сашка не врёт.

— Видишь это? — Сашка показал на браслет на своём запястье. — Знаешь, что это?

Лораниэль не знала.

— Аварийный установщик нейросети Предшествующих.

Лораниэль охнула.

— Аш… Сколько тебе осталось?

— А вот осталось мне очень долго — встала-таки у меня нейросеть. И все импланты развернулись. А Малыш — это искин установщика — теперь общается со мной. Мысленно. Он и помогал мне найти атрефакты Предшествующих. Так я и нашёл тут на Аркаме все артефакты, в том числе и три Кулона. Ты второй человек во всём Содружестве, который это знает. Первый — это я сам.

Лораниэль удручённо молчала.

— Я уроженец планеты, где находились несколько центров по разведению различных видов «прислуги». Нет, твоего народа там не было. Зато на территории страны, откуда я родом, находился и лагерь для политических заключённых, сосланных туда навечно. Им всем удалили нейросети, это и спасло их. А так же то, что на орбите планеты висела Боевая станция Предшествующих. До сих пор, кстати, висит. Она приняла на себя основной удар эскадры противника в период Катастрофы. Все Предшествующие тогда погибли, остались только в моём мире. Да, я — скорее всего, далёкий их потомок. Как и многие из моего народа. Только они не знают об этом. А вот твой народ… — Сашка замолчал.

— Говори… Я смогу принять правду как есть… — как-то глухо сказала Лораниэль.

Сашка опрокинул ещё один бокал хаомы. У женщины это вызвало в душе какую-то боль.

— Твой народ был специально выведен как сексуальные игрушки. Те, кто были подпускаемы к телам Предшествующих. Доверия к твоим предкам у Предшествующих не было ни капли, поэтому каждый аграф носил такой Кулон. Не догадываешься, что это такое?

Лораниэль было страшно сказать самой себе правду.

— Взрывчатка это, Лораниэль… Я, когда во второй раз увидел тебя, покидающей здание консульства в Теодорополисе… Я тогда несколько дней как потерял Миту… — посмотрев на неё мутным взглядом, Сашка чётко произнёс. — Я установил твой Кулон на подрыв по выходу из гипера. Да, это я виновен в гибели твоего брата.

Лораниэль тихо зарыдала, а Сашка продолжал.

— А насчет того, почему у вас, аристократов, геном на 10 % ближе к эталону, нежели у ваших «чавов»… Три системы были выбраны Предшествующими как ролевые площадки — на тех планетах жили аграфы, жили в естественной среде. И Предшествующие развлекались. Они перемещали свое сознание в тела аватаров — созданные тела аграфов — и проводили время, живя среди аграфов на планете. Видимо, были какие-то ограничения на перенос сознания, из-за чего такие тела имели немного другой геном, нежели у живущих на планетах аграфов. И когда произошла Катастрофа, масса Предшествующих встретила её на этих игровых планетах в телах аграфов. Эти три системы — Мерсия, Камбрия. И твой Тартан… А все ваши родовые комплексы — это всё остатки от центров по подготовке клиентов — приёму, переносу сознаний в выбранные тела аватаров, и хранения собственных тел. Вот реклама этих игровых центров, уже переведённая Малышом на стандартоязык. Лови файл!

Лораниэль, с покрасневшими глазами, знакомилась с полученной информацией.

— А это Малыш нашёл в катакомбах под Храмом Вознесения в Системе Люпус. — Сашка переслал ей ещё один файл. — Так описывал Катастрофу один из выживших в теле другого типа «прислуги».

Наверное, нужно было прекратить разговор, но Сашка не мог остановиться — ему захотелось выговориться, и пусть дальше она сдаёт его спецслужбам на опыты, в этот момент ему было всё равно.

— Предшествующие в телах аграфов и были предками вашей аристократии. Вот ирония — они не могли ничем воспользоваться из созданного ими же — геном не позволял установить нейросеть, а без нейросети они не имели доступа даже к пищевому синтезатору, Ну если, конечно, не были сильными псионами. Но их было много, и они стали вождями и элитой вашей цивилизации. Зниния у них были, и они дали точок вашему развитию. Но знания со временем терялись — те, которые не могли при имеющемся технологическом уровне воплотиться, уже в следующем поколении были, как правило, утеряны. Как-то так…

— Я… не могу ничего тебе сказать. Тяжело мне. — Лораниэль было трудно собраться с мыслями.

— Я и не рассчитывал на то, что получу от тебя сразу обдуманный ответ. — Сашка встал. — Пойду я, Лораниэль. Ты должна сама принять решение, чтобы никто на него не влиял…

Сашка, шатаясь, вышел из дома и пошёл… А куда он, собственно, идёт? Первая мысль, пршедшая в голову, была пойти в бар. Сказано — сделано. Сашка просидел в баре до утра, пока его не закрыли. Бармен, видя, что он не шевелит даже языком, а не только ногами, вызвал для него грав, который отвёз Сашку к его жилому модулю. Сашке с трудом заполз внутрь и улёгся рядом с кроватью.

На три дня Сашка ушёл в запой. Он не «Айронмэн», и его нервы не стальные канаты. Никого в эти дни он видеть не хотел, поэтому он накупил себе контейнеров хаомы, и все дни и пил в одиночку, закусывая харшатиной, и смотрел по «голо» какие-то развлекательные передачи.

На четвёртый день кто-то прислал вызов, стоя перед входом в его модуль.

— Никого нет. — отправил ответ Сашка.

Кто-то снаружи продолжал настойчиво посылать вызов. Сашка выполз к двери и открыл её. На него с ужасом смотрела Лораниэль, держа в руках младенца.

— Аш… Можно… войти?

— Да… Конечно… Я немного не в форме… — нес он чушь, но пригласил Лорниэль войти внутрь.

Лораниэль, увидя бардак в его модуле, не стала морщить носик, а быстро навела порядок и даже приготовила несколько блюд на синтезаторе.

Они сидели за убранным столом, на котором стояли несколько аппетитно пахнущих блюд и два стаканчика чая — Лораниэль теперь постоянно пила этот земной напиток.

— Аш. — сразу начала Лораниэль. — Я прощаю тебя. Мы причинили друг другу много боли, но каждый из нас был на своем месте, куда нас определила судьба от рождения. Ты был честен со мной, я очень ценю это. А твоя тайна умрёт вместе со мной. Приводи себя в порядок, послезавтра ты должен быть в форме — у нашего мальчика будет обряд принятия в семью. Тут приехали старейшины нашего клана… Как увидели, что моего сына не такие уши, как у меня, чуть не поумирали от разрыва сердца. Предлагали срочно организовать свадьбу с любым старым аристократом, чтобы тот позор клана закрыл… И знаешь — я послала их… Так и сказала — у мальчика уже есть отец.

— Спасибо, Лораниэль. — он не знал, как это сказать обтекаемо, поэтому просто сказал как есть — Если я когда-нибудь женюсь, то моей женой будешь ты. Ты — или никто.

Лораниэль улыбнулась, и нежно поцеловала его в щёку.

День был теплый, но небо было затянуто легкой хмарью, закрывающей солнце. Сашка огляделся — на обряд принятия в семью пришли его родные — Настя, Наташа с Игорем. Были приглашённые друзья — Войдан с Солей, держащей на руках Драгана. Витень с Ладой. Друзья и коллеги из его фирмы с семьями — Орей, Былята, Видан. Бакуня уже пристроился рядом с Настей — да, ему уже сообщили — дочь приняла предложение и через три месяца у неё будет свадьба. Пришли друзья, привезённые им с Земли. Рядом с Сашкой стояла Лораниэль, такая же, как он увидел её в первый раз — в строгом бальном платье, стройная, с гордо поднятой головой, ослепительно красивая. Роды не испортили её фигуру, и даже добавили красоты. На руках у неё спал малыш. В стороне, неодобрительно глядя на происходящее, стояли четыре старых и седых как лунь аграфа — старейшины её клана приехали на днях в Берсуат.

Сашка аккуратно взял свёрточек из рук Лораниэль, и в это время малыш проснулся и заголосил. Орал он хорошо, слышно, наверное, было за пару километров.

«Горластый какой» — подумал Сашка. — «Точно, когда вырастет — станет депутатом парламента».

Он поднял горланящего малыша — и в этот момент, будто знак свыше, небо разошлось, и малыша осветило появившееся из-за тучек солнце. И, держа малыша на вытянутых руках, Сашка крикнул в небо:

— Нарекаю тебя — Яр!

Вот сын и получил имя…

Все присутствующие отправились в деловой центр, где был арендован зал в ресторане. Там уже стояли столы с местной выпивкой и земными закусками. Тихое празднование, под стаканчики хаомы и бокалы мейда, продолжалось уже второй час, когда их посетила небольшая делегация — это глава военной администрации Гродан Хрысев с сопровождающими выразил свое уважение Сашке. С ним пришёл Ратмир, глава местной контрразведки. Выпив, отведав земных яств, военные посетовали, что со временем у них туго и им пора уходить, но, как многозначительно сказал Гродан, благодаря Сашке, с каждым днём свободного времени у военных будет больше.

Четверо ушастых сидели в стороне, пили много, причём только хаому, а есть вообще не ели. Наконец, посовещавшись, все четверо подошли к месту, где сидели Сашка с Лораниэль.

— Леди. У нас к Вам — старый «ушан» неприязненно посмотрел на Сашку — личный разговор.

— У меня нет секретов от отца моего сына. — холодно ответила Лораниэль. Не хотелось ей сегодня начинать этот неприятный разговор.

Ушастые, тем не менее, были настроены расставить все точки над «i» прямо сейчас.

— Ну что же, это Ваше право… — «ушан» собрался и выдал. — Наш клан прекращает существование. Мы не можем допустить позора, что наследница Лорда родила от…

— … дикаря. — Подсказал им Сашка, ухмыльнувшись.

«Ушан» злобно зыркнул на него и продолжил:

— Здесь мы лишь для соблюдения формальностей. Мы уже увидели… впрочем, к Праматери этикет! Дочь Лорда родила от «дикого», к тому же гардаррца! Мы не можем признать Вашего сына наследником клана Мака Предгорного.

— Это ваше право, старейшины. — Лораниэль, как ни странно, восприняла их реакцию абсолютно спокойно, и даже с каким-то облегчением. — У меня не было нормального детства и юности — пусть хоть у моего сына будет!

— К сожалению, формально сам факт рождения ребёнка от «дикого» не является достаточным для объявления о прекращении существования клана. Нужны более весомые доказательства.

— Говорите сразу, что вам надо, и покончим с этим. — Лораниэль никогда не могла долго слушать нудение старейшин. Это было выше её сил.

В этот момент в зале изменилось освещение и зазвучала приятная медленная музыка — всё верно, какой же ресторан без танцев?

Лораниэль передала Яра Настёне (та всегда с большим энтузиазмом бралась посидеть с братом) и подала руку Сашке, показывая — мол, пойдём потанцуем! Сашка галантно взял за руку изумрудноокую красавицу, и они направились на танцпол, где уже танцевали пары из приглашённых.

— Нам нужен отчёт медкапсулы о генокоде ребёнка! — крикнул «ушан».

— Лови файл! — не оглядываясь, крикнула Лораниэль. — И убирайтесь к Праматери!

Музыка звучала словно из каждой точки танцевальной зоны. Они с Лораниэль танцевали медленный танец. А потом ещё один. И ещё один. Всё это время они смотрели только друг на друга. Сашка осознал — они, как шахматные фигуры на доске, расставленные Судьбой, исходно были предназначены для того, чтобы уничтожить друг друга. Волей случая, много смертей и несправедливостей проходили красной нитью через их жизнь. Но Создатель улыбнулся им — теперь их жизнь соединило нечто большее, ради чего стоило закопать топор войны. Кто знает, как будет в дальнейшем, но он сделает всё, чтобы эта женщина полюбила его, а он — он, как честно признался самому себе, уже влюбился в неё. И почему-то Сашка был уверен — Лораниэль так же сейчас приняла непростое для себя решение.

Музыка закончилась, конферансье пригасил всех за столы. Они, рука об руку, подошли к своему месту — и не могли поверить глазам. Настёна держала на руках спящего Яра, рядом с ней, как защитник, стоял Бакуня — а перед ними, на коленях стояли четыре старых аграфа, смотрели на Яра с восхищением, и плача, бормотали:

— Король!.. Святая Праматерь — Король родился!.. У Тартана теперь есть Король!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20

  • загрузка...