КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406785 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147477
Пользователей - 92605
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Минимакс - карманный дракон (fb2)

- Минимакс - карманный дракон (пер. Павел Александрович Лукьянов) 580 Кб, 136с. (скачать fb2) - Анатолий Георгиевич Костецкий

Настройки текста:



Анатолий Григорьевич Костецкий Минимакс — карманный дракон, или День без родителей

1. День начинается

И надо же было, чтобы история эта случилась в последний день каникул, тридцать первого августа!

Ведь именно в этот день миллионы будущих школьников-первоклассников и школьных «ветеранов» во всех селах и городах пересматривали содержимое своих портфелей, ранцев и сумок, примеряли школьные формы, часами крутились перед зеркалами, в последний раз листали пока еще нетронутые чистые дневники, готовые принять в себя всё — от единицы с минусом до пятерки с плюсом.

Одним словом, это был последний день перед школой — со всеми его радостями, чаяниями и заботами.

И только Олег Валяйко, ученик тре… ой, извините! — уже четвертого класса, да его маленькая сестричка Лиза, вчерашняя выпускница детского сада и завтрашняя первоклассница, вынуждены были потратить этот день на совсем другие дела…

День тридцать первого августа для Олега начался в шесть часов утра. Не подумайте, что Олег в такой ранний час сам выбрался из кровати и принялся делать физзарядку. Он не очень отличался от большинства своих ровесников, тоже любил по утрам понежиться в постели, пока папа или мама не стянут с него одеяло.

Не любил Олег и махать руками и ногами без всякой, на его взгляд, заметной пользы. Безразлично, что папа и мама в один голос досаждали ему:

— Не будешь делать зарядку — вырастешь хилый и худосочный, не доживешь до бодрой и счастливой старости, погубят тебя инфаркты и инсульты!

Родители пугали его еще и не такими болезнями, но что такое старость или инфаркт для четвероклассника?

Да и честно говоря, Олег что-то не так уж и часто замечал, чтобы мама или папа, который был астрономом, бросив свои неотложные и срочные дела, бегали бы по утрам от этих злосчастных инсультов и инфарктов. И если сын намекал им об этом, они находили сто причин для оправдания, а то и просто прикрикивали:

— Мал ты еще родителей учить! Лучше на себя погляди!..

Так вот, тридцать первого августа Олега разбудили ровно в шесть часов утра.

Сначала, когда мама начала стягивать с него одеяло, он отбивался сквозь сон, но наконец окончательно проснулся и сел на кровати, потому что папа, который стоял рядом и молчаливо наблюдал, как сын просыпается, вдруг многозначительно произнес:

— У меня к тебе серьезное мужское дело!

Олег любил мужские дела. Правда, они с папой в это понятие вкладывали несколько разный смысл. Папа, когда речь шла об Олеге, мужским делом почему-то считал посещение магазина и покупку хлеба или молока. Олег же был убежден, что мужские дела — это опасные приключения, космические путешествия или — в крайнем случае! — рыбная ловля или охота.

В этот раз папа был такой серьезный, что Олег понял: речь пойдет не о хлебе или молоке, а о чём-то действительно важном.

Он быстро выпрыгнул из уютной постели, помахал немного руками, несколько раз присел — конечно, больше для папы, чем для себя! — и весело произнес:

— Я слушаю тебя!

— Так вот, начал папа издалека. — Ты, я знаю, мужчина у меня серьезный, не легкомысленный пустозвон, и чувствуешь всю ответственность роли старшего брата…

Олег немного удивился: так отец начинал разговор, когда им с мамой надо было идти в гости или в театр, и мальчик должен остаться с Лизкою. Но сейчас они не дома, в городе, а в Круглике, на даче! Да и в шесть часов утра ни в гости, ни в театр не ходят…

Но папа не дал ему глубоко задуматься, а сразу всё объяснил:

— Мы с мамою едем домой: мне надо на защиту диссертации, а мама хочет испечь вам праздничный пирог… Нет, нет! — замахал папа руками, когда увидел, что Олег собирается что-то сказать. — Не спорь! Я знаю: ты хочешь сказать, что вы с Лизою тоже помогли бы маме. Благодарю, но вы лучше побудьте еще один день на свежем воздухе, сосредоточьтесь перед завтрашним днем, да и мама без вас будет свободнее. А вечером приеду за вами.

Честно говоря, Олег и не думал спорить. Еще бы! Остаться на целый день без родителей на даче!.. Поэтому он только сделал вид, что немного обиделся, а вслух сказал:

— Конечно, папа, я всё понимаю. Ведь я — старший брат и глубоко осознаю свою ответственность, которая лежит на мне.

Такой ответ вполне удовлетворил отца, и он дал слово маме.

На протяжении сорока минут Олег выслушивал мамины советы и наставления, большинство из которых начинались словами «не»: не купаться в озере, не перегреваться на солнце, не есть немытых фруктов, не лазить по деревьям…

Не! Не! Не!..

Все эти «не» знал на память, поэтому не очень и прислушивался к маминым словам. Да и Лизка, что не говорите, была у него чудесная сестра. Олегу с ней жилось просто и легко. Он даже любил иногда оставаться с ней вдвоём.

Стоило было предложить ей игру в «дочки-матери» — и никаких тебе проблем! Лизка становилась мамой, а Олег — папой. А быть папой очень просто: включай телевизор погромче, укладывайся на диван и начинай клевать носом.

Маленькая будет ходить на цыпочках мимо дивана, будет пеленать кукол и лишь изредка решаясь подойти к Олегу за советом.

— Папочка, а что нам делать с этой непослушной дочкою? — поднесет она брату-папе одну из кукол.

Олег почешет в затылке, посмотрит на потолок, а потом небрежно бросит:

— Мамочка, ты у меня такая умная, что, как решишь, так и поступай.

Этого сестре было достаточно, и она больше не беспокоила брата…

Итак, все складывалось самым лучшим образом!

Наконец родители уехали — день свободы начался!

2. Минимакс Первый

Если вы думаете, что Олег, как только машина с родителями завернула в лес, тут же забыл обо всём на свете и стремглав помчался на озеро — вы глубоко ошибаетесь.

Озеро в Круглике в последнее время стало неприступным.

Еще неделю тому назад на его берегах, поросших густым камышом и луговыми душистыми травами, можно было поиграть в бадминтон, погонять мяч или искупаться, а сейчас к озеру нечего было соваться.

Как только около него появлялся кто-то из дачников или местных жителей, как из камышей выскакивала долговязая бородатая фигура в резиновом плаще, надвинутом на глаза, наставляла допотопное охотничье ружье и резким голосом приказывала:

— Стой! Заповедная зона! Буду стрелять!

И хотя жители Круглика — как местные, так и дачники — прекрасно знали, что ружье это не стреляло уже, наверно, со времен первой мировой войны, потому что принадлежала еще деду предыдущего сторожа, но рисковать не решались и на всякий случай тут же отступали.

Итак, сами понимаете, мчаться во весь дух на озеро Олегу не было никакого смысла. Да и сестра еще сладко спала.

Будить её Олег пока не стал — пускай поспит в последний раз вволю. Ведь завтра начнется нескончаемая школьная жизнь. И уже не скоро Лизка сможет позволить себе роскошь поспать. Это Олег прекрасно знал из своего личного третьеклассного опыта.

Он вышел в садик и решил, пока сестра встанет, обобрать две вишни, что росли в дальнем углу дачи.

Дальний уголок — звучало слишком преувеличенно: до него было метра четыре, а то и меньше. Вообще, весь садик состоял из двух яблонь, двух вишен, одной груши-дички и зарослей дикой малины, вместо забора. Да и само слово «дача» подходило помещению Валяйко так же, как, скажем, слово «богатырь» подходило бы худющему и костлявому Олегу.

Дача представляла собой фанерную хибару размером три на три метра и высотою примерно метра два.

Кровлей ей служила покрытая мхом дранка. Сооружение имела маленькую дверцу, в которую даже Лизке, заходя, приходилось наклонять голову, да два окошечка, такие маленькие, что если бы Олег захотел сквозь одно выставить голову, то не имел бы никакой гарантии, что сможет втянуть её назад.

Да, честно говоря, — какая разница: или хибара с двумя раскладушками служит тебе дачей, или каменный дом. Главное — место, а лучше Круглика, по единодушному мнению жителей ближайшего города, — не найти. Во-первых, недалеко ехать, а во-вторых, лес и озеро, в-третьих, вволю свежего ветра.

Одним словом, не Круглик — рай земной!..

Олег ловко залез на вишню, и уже тут, на самой верхушке гибкого дерева, почувствовал, что день без родителей начался.

Он быстро и ловко оборвал оба дерева, складывая переспелые вишни в пакетик из-под молока, закрепленного на поясе, спустился вниз и решил наконец разбудить сестру — порадовать гостинцем. Но сразу вспомнил, что мама просила на завтрак взять у соседки, Изольды Сократовны, яйца, за которые уже было заплачено вперед.

Ох, уж эти яйца!

Мама где-то вычитала, что их надо употреблять каждый день — свежими и сырыми, и с тех пор заставляла Олега и Лизу глотать утром по одному. При этом она следила, чтобы дети не просто глотали яйца, как индюки, а выпивали их не спеша, медленно, сквозь маленькую дырочку в скорлупе. Еще и напевала им какую-то якобы древнеанглийскую пословицу.

Эта пословица в папином переводе звучало приблизительно так: Кто начинает день с яйца — здоровым будет до конца! Олегу не очень нравилось слово «конец» — оно словно намекало на смерть, — но он молчал. Ведь какая разница, от чего помрешь: от ежедневного употребления сырых яиц или от инфаркта. С его точки зрения, смерть от инфаркта даже лучше — она, по крайней мере, ничего не стоит. А за каждое свежее сырое яйцо Изольда Сократовна, бывшая владелица их дачи, а теперь соседка, лупила по три магазинных цены.

Олег подошел к зарослям дикой малины, которая отделяла их дачу от немалого дома соседки, и позвал:

— Изольда Сократовна! Это я, Олег, — за яйцами!

Курятник, который напоминал собачью будку и ютился у порога соседкиного дома, сразу же открылся, и из него проворно выбралась дамочка лет пятидесяти в клетчатом платке и плюшевом черном жакете. Она держала в руке два яичка.

Плотно прикрыв за собой дверцу курятника, она улыбнулась мальчику:

— Вот, деточка! Свеженькие, еще тепленькие — только что из-под курочки. — И протянула Олегу яички, размером скорее голубиные, чем куриные.

«Интересно было бы хоть раз взглянуть на её кур!» — подумал Олег.

Соседка почему-то никогда не выпускала их из курятника. Иногда из него долетало слабенькое квохтанье, но какие на вид эти удивительные, можно сказать — карликовые, куры, до сих пор никто не видел.

Наверно, это и правда была какая-то редкая мексиканская порода, как уверяла Изольда Сократовна своих покупателей, ведь яйца соседкиных кур покупало чуть ли не всё дачное население Круглика. А разве обыкновенная курица может снести за день несколько десяткой яиц? Да никогда в жизни!..

Олег вежливо поблагодарил соседку и поспешил домой, откуда уже слышалось пение Лизки. Сестра проснулась сама и, наверно, прихорашивалась перед зеркалом, которое папа по просьбе мамы наконец-то повесил вчера на входной двери.

— Привет, школьница! — улыбнулся сестричке Олег.

Что не говорите, а он очень любил Лизку. Маленькая, белокурая, с большими янтарными глазами, она была очень симпатичная.

Брат шутя дернул её за забавную косичку и поторопил:

— Быстрее умывайся, завтракать будем.

— А где мама и папа? — удивилась Лизка. Олег рассказал ей, что папа с мамой поехали в город, и щедро нарисовал все преимущества дня без родителей. К его удивлению сестры, они почему не показались такими уж и заманчивыми, и она промолчала.

Брат, весело насвистывая, налил в небольшую кастрюлю воды, вышел в сад, где размещалась их кухня, и поставил яйца вариться. Кухня с газовой плиткою на две конфорки была оборудована в фанерном ящике от рояля: ящик подарил папе один из его знакомых.

— Что ты делаешь?! — округлила глаза сестра. — Ведь мама запрещает варить яйца!

— Успокойся, — отмахнулся Олег. — Во-первых, мамы сегодня нет. Во-вторых, — тут Олег решил схитрить и воспользоваться приёмом, к которому прибегал папа, когда Лизка отказывалась что-то есть, — я недавно прочитал в журнале «Здоровье», что женщины, которые мечтают стать киноактрисами, должны хоть раз в месяц есть вареные яйца.

— Почему? — недоверчиво поинтересовалась Лиза, которая, наверно, уже с колыбели спала и видела себя на большом экране.

— Потому что вареный белок — не говоря уже про желток! — активно способствует остроте зрения. А если у тебя острое зрение, да еще и красивые от природы глаза, — то на экране они будут в три раза выразительнее!

Этот аргумент убедил Лизку, и она успокоилась.

— Пригляди за яичками да поклюй вишен, — подал Олег сестричке пакетик, — я помидорчиков поищу. — И он пошёл к небольшой грядочке с несколькими кустиками помидоров, которые прятались в бурьяне в том же дальнем углу сада. Когда он откручивал хвостик последнего помидорчика чуть больше шарика для настольного тенниса, от кухни вдруг донесся Лизкин крик, потом — звонкий смех, а затем — какое-то пискливое воркование.

Олег бросил помидоры на землю и стремглав помчался на кухню.

Но когда он подбежал, то увидел, что ничего не произошло.

Лизка стояла перед плиткою на коленях и ласково улыбалась. Перед нею лежала перевернутая кастрюлька, а рядом, в лужице из недоваренного белка и воды, — яичная скорлупа.

— Чего бы это я веселился! — рассердился Олег. — Что ты теперь на завтрак будешь есть? — Он бросился поднимать кастрюлю, но Лизка громко закричала:

— Осторожно! Ты наступишь на него!

— На кого — на него? — не понял Олег и уставился на кастрюльку.

На земле за кастрюлькой сидело странное существо, очень похожее на ящерку. Но у этой ящерке, в отличие от обыкновенных, что водились на лугу около озера, на спине торчали два небольших крылышка с перепонками, а чешуя на теле отливала металлическим блеском.

Странное существо покачивалось на двух задних толстеньких лапах, скрестив перед собою две передние, значительно короче, и внимательно смотрело на Олега своими радужными глазами с густыми пушистыми ресницами. При этом оно еще умудрялось одновременно ковырять острым хвостиком в правом ухе, похожем и формой и цветом на лепесток тыквенного цветка.

— Это что еще за чудище? — удивился Олег.

— Дракончик! — весело ответила Лизка и, присев на корточки, мизинчиком почесала «чудище» за левым ушком.

— Сам ты чудище! — неожиданно сердито пискнула странное существо. — А я — Минимакс Первый!

Такого, как говорят, и в страшном сне не увидишь!

Не удивительно, что Олег, услышав эти слова, так и сел, где стоял…

3. Щедрая соседка

Пусть никто из вас не удивляется, что Лизкиного крика в Круглике в этот ранний час не услышали.

Действительно, старожилов криками не удивишь, ведь с той поры, как в Круглике начали появляться дачи, село стало полниться детскими воплями. Дети дачников вопили при малейшей возможности.

Увидит кто-нибудь из них корову и кричит:

— Ой, мама, смотри! Настоящая корова!

Увидит утку — то же самое:

— Ой, мамочка, уточка! Живая уточка!

И так — с утра до вечера.

— Бабочка! Ой-ой!

— Ужик!

— Жабка! Скок-скок!..

Местные жители понимали: что возьмешь с этих горожан — детей бетона, стали и стекла, бледных побегов асфальта? И правда, сами подумайте: разве встретишь в центре города корову или стаю уток в окружении красочных бабочек? Да ни за что на свете!.. Вот они и улыбались снисходительно и думали: «Пускай дети радуются, пускай общаются с настоящей природой, бедолажки!»

Но про Олега и Лизу они были другого мнения. Спокойные и воспитанные, брат и сестра за то время, что были на даче, ни одного разу не позволили себе заорать или завопить, тем более — кататься по земле да дрыгать ногами, как это делали некоторые городские дети, когда родители что-то им запрещали им.

Так что, Лизкиному крику никто не придал значения, кроме соседки Изольды Сократовны. Эта женщина считала своим гражданским долгом обращать внимание на всё, что делается вокруг, потому что имела от этого свою выгоду. Поэтому и сейчас, услышав крик на даче Валяйко, она метнулась к порогу и заскочила в дом.

В первой комнате, заваленной разнообразным хламом — от заржавевшей швейной машины до старого пылесоса «Вихрь», — Изольда Сократовна подошла к странному сооружению, накрытой старой дерюга, и откинула занавеску. Под ней оказалась клетка, в которой сидела потрепанная полусонная ворона.

Птица недовольно покосилась заспанным глазом на Изольду и сердито каркнула.

— Ну-ну! Покаркай мне!.. — замахнулась дерюгой Изольда, и бедная ворона испуганно втянула носатую голову в плечи. — Вылазь! — открыла хозяйка дверцу клетки. — Дело есть!

Ворона встряхнула крыльями, сгоняя остатки сна, и неохотно вылезла.

— Что там еще случилось? — спросила она человеческим голосом. — Я уже и так от ваших поручений хирею, так хоть утром поспать можно?

— Потом поспишь, а сейчас — за работу! Или милицию сюда пригласить? — ехидно поинтересовалась Изольда.

Ох, уж это милиция!

Сколько Креня помнил себя, Изольда всё время пугала его милицией. Неужели так будет до конца его жизни?..

Креня — так звали ворону — был не только разумный, как подавляющее большинство ворон вообще, а и умел разговаривать. Вы, наверно, знаете, что можно научить разговаривать некоторых птиц, хотя далеко не всех. Но Креня владел еще одним редкостным и бесценным талантом: он умел слушать и запоминать услышанное…

Но про Креню — позднее, а сейчас немного о самой Изольде Сократовне.

Она прижилась в Круглике как-то незаметно и ненавязчиво. В домике, где она сейчас проживает, когда-то жила бабушка лет восьмидесяти, такая себе «бабушка-одуванчик», которую все называли просто Митрофановной.

Когда первые дачники начали протаптывать тропинки к Круглику и возводить там дома, появилась и Изольда Сократовна.

Никто не обратил внимания на эту довольно красивую дамочку в шляпке с перышком. Местные жители думали, что она тоже дачница, а дачники считали её здешней, думали, что она родилась она в Круглике, переселилась со временем в город и теперь просто приезжает в свой бывший дом.

Но у Изольды Сократовны была четкая цель: бесплатно завладеть домиком в Круглике, а свою городскую двухкомнатную квартиру оставить единственному сыночку, неуклюжему Борису, или, как звала его мать, Бобчику, приёмщику стеклотары. Вот и начала Изольда приезжать в Круглик, в дом бабушки Митрофановны.

Бабка была одинокая, поэтому с радостью принимала эту ласковую и приветливую, как ей казалось, женщину, которую каждый раз привозила бабушке из Киева гостинцы: то пачку вафель «Снежинка», то коробку конфет «Птичье молоко», а то и «Киевский» торт. Как-то незаметно для местных жителей визиты Изольды превратилось в почти постоянное проживание в Круглике, и в один прекрасный день Митрофановна заявила соседям, что Изольда Сократовна — её далёкая родственница. Теперь это родственница наконец-то нашлась и будет жить у неё, а хату свою Митрофановна, как помрет, оставит Изольде в наследство.

Соседи порадовались за Митрофановну — хоть какие-то родственники нашлись, согреют последние года бабки! — и вскоре хата была переписана на имя Изольды.

Теперь в Круглик зачастил и Бобчик. Каждый раз он привозил «своей любимой бабусенции», как он звал Митрофановну, огромный, трехкилограммовый подарочный «Киевский» торт. А Митрофановна, которая за всю свою долгую трудовую жизнь не то что торта, а пирожного, наверно, не видела и не пробовала, как это говорят, — дорвалась…

И хотя жадной её никто не мог назвать — старушка способна была отдать последнюю рубаху тому, кто попал в беду, — но от торта отказаться не могла!

Каждый раз, когда Бобчик приезжал с тортом, Митрофановна степенно садилась за большой березовый стол во дворе и большой деревянной ложкою начинала уминать этот шедевр кулинарного искусства, запивая козьим молоком.

В эти минуты старые морщины на её лице разглаживались, выцветшие от времени глаза снова играли яркими синими бесиками…

Так вот перед Новым годом Митрофановна приказала долго жить.

Хоронил бабку весь Круглик.

Люди говорили положенные в таких случаях слова, бабушки немного поплакали, вспоминая прошлое. Но больше всего о Митрофановне горевали Изольда и Бобчик. Правда, злые языки за их спинами шептали, что именно они своими подарочными тортами свели Митрофановну в могилу, но чего люди не болтают? Сами подумайте: умирали ли вы, если вам предоставлялась возможность умять целый торт? Не припоминаете? Вот то же и оно!..

Теперь Изольда Сократовна сделалась полноправным членом кругликовского общества, унаследовав домик Митрофановны.

Местных жителей немного удивило, что Изольда сразу же начала обносить сплошным высоченным забором свою новую усадьбу. И когда участковый инспектор поинтересовался — зачем, Изольда объяснила: она, мол собирается завести несколько курочек.

— А они же такие пакостники, — сказала она, — начнут всюду рыскать, цветочки у наших дачников клевать. А забор будет — и цветочки будут расти спокойно. Этот аргумент всем пришелся по душе. Видишь, оказывается, какой чуткий человек: в первую очередь заботится не о себе, а о других!

Скоро все узнали от Изольды, что она решила тоже разводить цветы — и снова же таки для людей! Смотрите, сколько у нас молодёжи жениться! А праздников вон сколько: День мелиоратора, День геолога, День машиностроителя!.. Невозможно и сосчитать: что не листок в календаре — то какой-нибудь праздник. И к каждому празднику людям нужны цветы.

И все кругликовцы единогласно согласились с нею.

Правда, выращенные цветы Изольда почему-то не сдавала в цветочный магазин, как, по её словам собиралась делать, а сама продавала на городском рынке.

Некоторое время Изольда дважды в день рейсовым автобусом возила цветы в ведре, обмотанном марлей. Но скоро за ней и за цветами начал приезжать на собственных «Жигулях» Бобчик.

Злые языки снова говорили, что, дескать, машина приобретена на деньги, вырученные за цветы. Но Изольда всем легко доказала, что Бобчик выиграл «Жигули» в «Спортлото», — и все снова порадовались такому счастью новоиспеченных кругликовцев.

А весной этого года Изольда приехала в Круглик с папой Олега и Лизки. Она познакомилась с Валяйко-старшим на базаре: тот на Восьмое марта покупал у неё цветы. Они начали, как ведется, торговаться, а там слово за слово — заговорили и о Круглике. Изольда узнала, что Валяйко давно мечтал о небольшой уютной дачке, где можно было бы спокойно отдохнуть от городской суеты, изучая не задымленное небо.

Тут же у Изольды возникла, по её мнению, блестящая идея. Она уговорила папу отвезти цветы домой, потом забрать её с рынка и вместе наведаться в Круглик.

— Есть вариант! — загадочно улыбнулась она.

А когда уже в Круглике «несравненная Изольда Сократовна», как начал величать её астроном Валяйко, предложила ему отдать под дачу сооружение, где когда-то жила коза Митрофановны, — папа едва не заплакал от людской щедрости и бескорыстности.

Изольда всем говорила, что Валяйко предлагал ей деньги, но она и слушать не хотела: считала, что для неё и так большая честь и наслаждение, если её соседом будет настоящий астроном — знаток космических глубин и таинственных движений звезд.

Наконец папа привез маму, и она осталась в полном восторге как от несравненной Изольды Сократовны, так и от дачи.

В тот же памятный день Валяйко завезли на желанную дачку свои вещи, а летом, когда Олег вернулся из пионерского лагеря, и детей.

Такой королевский жест еще выше поднял авторитет Изольды в глазах кругликовцев, и теперь она сделалась едва ли не самым важным человеком в селе — к чему и стремилась всё время. Но если бы кто заглянул в щедрую и бескорыстную душу этой женщины глубже, то увидел бы там совсем-совсем иное…

4. Тайна Изольды

А теперь время рассказать, как жила Изольда Сократовна в действительности.

Если первая комната, в которой она принимал своих не очень частых гостей, выглядела захламленной и неопрятной, то вторая, дальняя, была, наоборот, роскошной.

Войдя в неё сквозь маленькую, почти незаметную дверцу в том же темном углу, где стояла клетка Крени, посетитель был бы потрясен еще на пороге. Каких только узоров тут не было! Глаз удивляли и тешили разноцветные сказочные жар-птицы. Гибкие дивы в шароварах выгибались в загадочном танце. Удивительные фантастические создания сходились в поединке, а над ними в бирюзовом небе качались экзотические рыбы с хвостами и плавниками, как у павлинов.

На полу тоже лежал ковер, в ворсе которого тонула едва ли не до колена. По углам комнаты стояли старинные кресла с витыми подлокотниками в виде змей с раскрытыми пастями, а во всю боковую стену протянулась так называемая горка, что отдаленно напоминала современный сервант. Горка эта была из настоящей карельской березы, украшена бахромой, и сверкала зеркальными задниками, в которых отражались приглушенные цвета музейного хрусталя и фарфора.

Посреди комнаты, как центр все этого чуда, стоял столик красного дерева с крученными гнутыми ножками, которые украшала резьба в виде виноградной лозы.

На столике тускнели два бронзовых старинных подсвечника в форме атлантов, которые в своих могучих руках, которые пригодились бы для работы грузчиков на железной дороге, держали толстые свечки из воска вишневого цвета.

В эту комнату Изольда Сократовна заходила лишь позднего вечера, закончив все свои будничные хлопоты: распродажу яиц дачникам, уход за цветами, дружные разговоры с соседками о погоде и международное положение. Но перед тем, как зайти, она старательно готовилась.

Скромное сатиновое платье и плюшевый черный жакет летели в темный угол первой комнаты, каждый раз пугая Креню. Вместо этого тряпья она надевала роскошный атласный халат с рисунками, который подходил цветом к коврам. Вместо босоножек за резиновой подошве, за четыре рубля тридцать семь копеек, Изольда Сократовна надевала вышитые золотой ниткою тапочки, отороченные мехом нерпы, цены которых навряд ли смог бы точно назвать даже самый лучший приёмщик комиссионного магазина. А на старательно вымытые и умащенные дорогим французским кремом руки нанизывала дорогие перстни с бриллиантами.

И наконец она делала прическу. Изольда собирала волосы, еще густые и черные, словно перья в хвосте Крени, в тугой жгут на затылке, закалывала его черепаховым гребнем и лишь тогда медленно открывала заповедные дверцы.

Удобно устроившись в одном из кресел, Изольда открывала спрятанные за ковром от постороннего взгляда дверцы стенного шкафа.

На первый взгляд можно было удивиться: среди такой роскоши — и обыкновенный такой стенной шкаф-каморка с некрашеными сосновыми полками, плотно заставленными полулитровыми банками с вареньем.

Но это — только на первый взгляд.

Изольда расставила в первом ряду банки с вареньем — и за ними открывались тоже банки, закатанные металлическими крышками. Но в этих банках хранилось не варенье из яблок, вишен или слив. В этих банках лежали… деньги!

Как и каждая заботливая хозяйка, которая наклеивает на закрученную банку с вареньем бумажку и на ней пишет сорт варенья и когда оно сварено, так именно Изольда Сократовна закручивала в полулитровые банки десять, двадцать пять, пятьдесят и сто рублей, делала на банках наклейки из медицинского пластыря и тоже что-то писала на нём красным фломастером. Но писала, конечно, не сорта варенья — где вы видели варенье из денег! — а какие-то загадочные цифры, скажем, такие:

25.1500.VIII.

Эта надпись постороннему человеку ничего бы не сказал, но не Изольде. Для неё он означал очень и очень много. Вот как она расшифровывалась:

Денежные купюры по 25 рублей.

Всего в банке — 1500 рублей.

Деньги собраны в августе.

Деньги в банки Изольда закручивала из многих соображений.

Во-первых, в банках, в отличие от земли, пещер или иных традиционных тайников для сокровищ, они не портились.

Во-вторых, так, под видом варенья, банки не привлекали лишнего внимания — в случае чего…

В-третьих, если надо куда-то переехать — банки легко можно загрузить в ящики, которыми Изольду запросто обеспечил бы сыночек Бобчик — ведь для приёмщика стеклопосуды это пустяки!

И — в-четвертых, и это главное! — слова «банка» и «банк» казались Изольде близко родственными.

Как ей не было досадно, но в нашей стране частных банков нет, да и не может быть. Если у вас есть лишние трудовые деньги, вы можете держать их в какой-нибудь из многочисленных сберкасс. Изольда же сберкассы обходила десятой дорогой, ведь деньги, которые она имела, были далеко не трудовыми. Вот она и придумала устроить себе свой собственный тайный «банковый банк», как Изольда его называла.

Банк Изольды Сократовны насчитывала уже столько банок, что потребовал пересчету и инвентаризации: женщина давно уже сбилась со счета! Вот она и собиралась зимой, когда работы станет меньше, заняться этим делом, а пока что не забивала себе голову. Да и приятно было иметь столько денег, что и посчитать не просто!

Еще она надеялась приобрести для подсчета денег миникомпьютер, но столкнулась с непредвиденными трудностями: компьютеры, как оказалось, продавали только государственным учреждениям и организациям.

Такой ход дел немного обидел Изольду: ишь какие! Обыкновенные школьники, каким еще надо таблицу умножения учить, — и те могут спокойно и бесплатно считать свои задачки на компьютерах, а она, можно сказать, — миллионерша, должна пользоваться допотопными счетами!

Но Изольда пока что еще не очень убивалась. Она надеялась рано или поздно раздобыть желанный миникомпьютер, а тем временем решила досконально овладеть приёмами работы на нём. И это, к слову, была едва ли самой важной причиной, почему она пригласила родителей Олега и Лизы на дачу. Ведь дети Валяйко — школьники и имеют доступ к вычислительной технике. Да и мама их — старший бухгалтер-экономист, так что Изольда сначала подучится у них, а там, гляди, — и компьютером где-нибудь разживется. В этом ей поможет Бобчик: ведь для должности, которую он занимал, ничего невозможного нет! Даже теперь, когда люди сдают преимущественно посуду от соков и минеральных вод, все равно у пунктов приёма стеклотары всегда стоят очереди. А Изольда и Бобчик четко осознали: там, где есть очередь, — всегда можно погреть руки.

Вас, наверно, уже интересует, откуда же рядовая и не очень трудолюбивая на первый взгляд женщина имела такую уйму денег? Тогда поинтересуйтесь на базаре, особенно — перед праздниками, сколько стоят цветы, или наведайтесь в Круглик и спросите цену пары яиц…

А теперь время рассказать и про Креню.

Когда-то у Креня не было никакого имени, и он был обыкновенным вороненком, веселым и шумным, и жил в родной вороньей колонии.

С давних времен поселилась в самом центре Круглика — чуть ли не со времени его основания, — никто из жителей не обращал на него внимания. Да и вороны приносили определенную пользу: они собирали на огородах червяков, личинок, всяких вредных жуков, поедали разные объедки, которые оставались после воскресных наездов городских туристов. Но когда Круглик начали заселять дачники, вороньему счастью наступил конец. Карканье и крики черноперой колонии, которые казались кругликовцам чем-то естественным и неотъемлемым от самой жизни, дачникам почему-то не пришлись по вкусу. Они начали жаловаться и писать начальству: дескать, воронья колония мешает им жить.

И вот в Круглик наведался человек в милицейской форме, походил, поговорил с дачниками да и уехал прочь. А позднее появился снова, только уже не один, а в сопровождении двух дядек с охотничьими ружьями.

Дядьки начали бабахать в небо — поднялся страшный крик, бедных ворон объял неописуемый ужас, и птичья колония отправилась неизвестно куда, чтобы уже больше никогда не вернуться в родные гнезда.

Креня же при первых выстрелах от испуга подскочил — и выпал из гнезда, потому что еще не научился как следует летать.

«Охотники», разогнав ворон, уехали, а Креню, перепуганного и немощного, подобрала Изольда. Так он и поселился у неё. Понятно, что его детская память крепко удерживала образ людей с ружьями, которые едва не до смерти напугали его сородичей, поэтому Изольда с тех пор пользовалась этим: каждый раз, когда птица пробовала возражать хозяйке, она грозилась сдать его в милицию или же позвать охотников.

И хотя в Круглике охотников не было, а участковым инспектором работал веселый румянощекий парень со странной, при его внешности, фамилии Крутиус — его детское лицо еще не ведало, что такое бритва! — но воспоминание о давнем обидчике в милицейской форме осталась у Крени навсегда…

Креней Изольда назвала птицу в честь своего папочки. Она же научила Креню разговаривать, а слушать и запоминать услышанное он умел едва ли не с рождения: ведь и у ворон, как и у людей, тоже бывают свои вундеркинды.

Ворона была нужна Изольде для того, чтобы узнавать, где что делается. Она заставляла птицу летать по Круглику, подслушивать сплетни и слухи и пересказывать ей.

Зная почти все тайны как жителей Круглика, так и дачников, Изольда, лишь намекнув на свою осведомленность, легко «выбивала» для себя всяческие блага: то минеральные удобрения для цветов, то новые доски для забора, а то и письменную благодарность для своего Бобчика «за добросовестную работу в сфере обслуживания».

Еще Креня должен был узнавать, где намечаются свадьбы или похороны. Вот где Изольда и Бобчик грели руки!

Изольда Сократовна первой мчалась к месту событию, потому что знала: только в двух случаях люди даже не спрашивают, сколько стоит букет, а платят, сколько скажешь. Да и Бобчик, которого Изольда сразу извещала срочной телеграммой, прилетал на своих «Жигулях» на свадьбу или похороны за пустыми бутылками. После такого визита на дверях приёмного пункта стеклотары, где он работал, несколько дней висела красноречивая табличка: «Нет тары!», а на полках «банкового банка» Изольды стало теснее…

Роль шпиона совсем не нравилась птице, он затаил на Изольду страшную злость и первой же возможности мечтал отомстить. Но страх перед милицией пока что заставлял Креню повиноваться хозяйке, да и для мести никак не было подходящего случая…

Вот так на самом деле жила Изольда Сократовна, прячась от посторонних глаз за высоким забором и за славою душевной и бескорыстной женщины.

Поэтому, услышав крик Лизки, она выгнала Креню из клетки и приказала:

— Немедленно лети к Валяйко: погляди, чего вдруг эти воспитанные дети галдят.

— На голодный желудок? — возмутился Креня, потому что хозяйка даже не вспомнила о завтраке. — И не подумаю!

— Что-о?! — закричала Изольда. — И не подумаешь?! Да я сейчас, вот-вот… — И она сделала вид, словно собирается бежать на улицу и звать на помощь участкового милиционера Крутиуса: так она уже не впервые пугала птицу.

И хотя Креня в глубине своей вороньей души немного сомневался, что милиция может быть полезной Изольде с её цветочками, но страшное воспоминание детства снова заставляло его подчиниться…

— Лечу, уже лечу! — замахала птица крыльями. — Но хоть маковую росиночку!

— На уже, обжора, подавись! — «расщедрилась», пожалев птицу, Изольда и бросила ему заплесневелую обглоданную косточку.

Креня сначала обиженно и надменно отвернулся, но голод, как говорят, — не тетка, и он под презрительным взглядом, торопливо склевал едва заметные остатки курятины, утер клюв когтистой лапой и тенью сиганул в приоткрытую форточку.

5. Близкое знакомство

Подлетая к летней кухни Валяйко, Креня ненароком зацепил металлическую кружку, которая висела на яблоневой ветке. Кружка со звоном упала на землю — и птица от испуга аж завис в воздухе. «Всё! — мелькнуло у него в голове. — Теперь уже точно сдадут в милицию!..» Но, к его удивлению, никто на звон просто не обратил внимания, поэтому Креня, уже осторожнее, примостился на нижней ветке и внимательно начал мотать на ус, простите — на клюв, — все, что происходило на кухне…

Олег наконец-то оправился от того, что увидел и услышал. Он поднялся с земли, пододвинул к себе низенький деревянный табурет, выключил газовую плитку — в баллоне уже кончался газ — и решил подробно выяснить, что же случилось.

— Прошу извинить, — обратился он как можно спокойнее к крылатой ящерке, которая умела говорить, — но мне не совсем понятно: вы говорите, якобы вы…

— Говорю, что слышишь! — не очень вежливо перебила его ящерка. — Я — дракон Минимакс Первый и пока что последний. — При этом «ящерка»-дракон расправила крылышки и забавно встопорщила роговые чешуйки на мордочке и колючки на длинном зеленом хвосте. — А когда некоторые лица, которые безосновательно, как я убедился, называют себе «homo sapiens», то есть человеком разумным, мыслящим, не понимают элементарных истин, то и нечего с такими разговаривать! — Минимакс закончил свою речь и высокомерно отвернулся, вперив радужные глазки, прикрытые веками с голубыми ресницами, в Лизку, которая стояла у плиты и улыбалась.

Олег не знал, что ответить этому спесивому, на его взгляд, чудовищу, тоже перевел взгляд на сестру.

— Чего улыбаешься? — недовольно сказал он. — Лучше бы взяла и убрала! Вон весь пол залила яйцами и замусорила скорлупой!

Лизка принялась убирать, а Олег немного успокоился, «выпустил пар», как сказал бы папа, и снова обратился к спесивой ящерке, которая называла себя Минимаксом:

— Насколько я понял, сударь, вы назвались драконом?

— Точнее не скажешь! — насмешливо улыбнулся Минимакс, если предположить, что маленькие крылатые ящерицы умеют улыбаться.

— Но насколько я знаю, — продолжал Олег, — про драконов научных данных нет. Разве что в сказках и былинах есть упоминания о них. Но это — выдумки. Да и вы, простите меня, что-то не очень похожи на тех драконов, о которых мне пришлось слышать и читать. Настоящие драконы — это гигантские драконы, которые дышат пламенем. Вы же по виду — обыкновенная ящерка, разве что с крылышками.

— Вот я сейчас покажу тебе ящерку! — пискляво воскликнул Минимакс. — Вот ты сейчас увидишь у меня! — И он просто на глазах у очень перепуганного Олега начал расти!

Вот Минимакс увеличился до размера морской свинки.

Вот он перерос кота!

Еще немного — и…

Олег, даже не представляя, что может произойти дальше, так сжал руки, что хрустнули пальцы. Но неожиданно Лизка, эта веселая, разговорчивая Лизка, смело подскочила к «ящерке», обняла её чешуйчатую шею, прижала свою золотистую голову к остроухой голове дракончика и нежным голоском, какого Олег до сих пор и не слышал, прошептала созданию в самое ухо:

— Минимаксик, дорогой, успокойся, пожалуйста! Неужели ты не видишь: братик шутит…

«Хороши шутки! — подумал Олег, но вслух ничего не сказал. — Вот так проглотит тебе это чудище — даже туфель не найдут!..»

Лизка еще крепче прижалась к дракончика, и тот — к большому удивлению Олега! — сразу стал уменьшаться.

Уменьшившись до размера обыкновенной ящерки, он сказал:

— А я что? Я — ничего. Но он же первый начал! — Минимакс махнул колючим хвостом на Олега. — Чего он «ящеркой» обзывается! Я же не говорю ему ничего обидного, хотя он тоже Котигорошек или, скажем, Добрыня…

Крыть было нечем. Олегу и правда до могучего телосложения наших знаменитых сказочных богатырей было очень далеко. Худющий — аж косточки сосчитать можно! — он еще и горбился так, что лопатки выпирали из-под майки, словно вот-вот из них прорастут крылья.

Меткое наблюдение никчемного дракона не просто обидело мальчика, а и заставило задуматься. Он сразу же дал себе слово заняться зарядкою уже не для родителей, а в первую очередь для себя.

— Откуда ты знаешь про Котигорошка и Добрыню? — поинтересовался Олег и даже не заметил, что перешел на «ты».

— Мне — да не знать! — буркнул дракончик. — Ваши богатыри столько моих предков напрасно уничтожили — не сосчитать! Силу им, видите ли, девать было некуда! Врагов земли Русской мало — так давай мощь свою на бедных дракончиках испытывать, бить чем попало им по головам: кто молотом, кто железной палицей, а кто и мечом… — И неожиданно горькая слеза выкатилась из радужного глаза дракончика.

— Минимаксик, не плачь! — погладила его мизинчиком по головке Лизка, а Олег добавил: — Не мучайся, то прошло…

Он, если говорить искренне, не очень верил дракончику, но побаивался, что Минимакс рассердится и снова начнет расти.

Олег уже убедился в его удивительном свойстве: стоило разозлить или обидеть дракончика, как он сразу же начинал увеличиваться. И до каких размеров он мог вырасти, Олег не представлял, а экспериментировать ему ну совсем не хотелось. Зато, если дракончику сказать несколько ласковых слов, подольститься комплиментом и приласкать — он сразу уменьшался до размеров обыкновенной ящерки.

Особенно хорошо на Минимакса влияла Лизка, к которой дракончик всё время, пока шел разговор, льнул и прижимался, как котенок.

— А почему у тебя такое имя? — Олег решил выяснить все, а заодно и проверить свое предположение.

— Просто я могу уменьшаться или увеличиваться, когда захочу. «Мини» — это от слова минимум, то есть маленький, а «Макс» — от максимум, что означает большой.

— И до каких размеров ты можешь увеличиваться? Может, как слон? — усмехнулся Олег.

— Сейчас увидишь! — грозно ответил Минимакс и начал так быстро расти, что сразу достиг Лизкиного плеча!..

— Подожди! — закричала Лизка. — Это Олег просто так, не подумав, а ты сразу…

— Пускай думает! — бросил Минимакс и снова уменьшился, а Олег обратился к дракончику уже совсем предупредительно:

— Извини, больше не буду… Я еще хочу спросить: почему ты не просто Минимакс, а Минимакс Первый? Ведь с порядковыми номерами называли только королей и царей.

— Никакой я не король и не царь, — отмахнулся Минимакс. Просто я — первый из новой экспериментальной серии драконов типа «Минимакс».

— Что за серия, что за тип?! — удивился Олег. — Да и вообще, откуда, наконец, ты тут взялся?! — невольно вырвался у него вопрос, который, наверно, стоило бы задать самым первым.

— Откуда, откуда! — передразнил дракончик. — Оттуда! — махнул хвостиком на яичную скорлупу, сметенную Лизкой в небольшую кучку.

— Неужели из яичка?! — не поверил Олег.

— А то нет! — усмехнулся Минимакс. — Ведь все драконы появляются из яиц: там наше начало и конец.

Олег, всё еще не очень веря дракону, наклонился и поднял скорлупки. Часть из них сразу рассыпалась в его руках, но две половинки, словно разрезанные пополам, были целыми. Олег легонько надавил на одну — ничего! Потом сильнее… Тоже ничего!.. Тогда он зажал скорлупку между ладонями и сдавил так, что даже покраснел от усилия. Минимакс, который внимательно наблюдал за мальчиком, хитровато подмигнул Лизке и насмешливо бросил:

— Дави, дави! Можешь даже молотком дубасить или под трактор положить — всё равно не разобьёшь! Ведь это не просто скорлупка, а драконья…

Ни к молотку, ни к трактору Олег, понятно, не прибег — видно, и правда скорлупа была необычная. Он хотел было бросить её в мусор, как вдруг на одной из половинок заметил красный штамп, похожий на тот, что ставят на магазинных диетических яйцах.

В другой раз это не привлекло бы внимание мальчика. Но яйца же кипели! А Олег знал, что в кипятке краска смывается. На этой же скорлупке штамп был как новенький!

Олег внимательно присмотрелся к нему и громко прочитал:

Дракон типа Минимакс

Экспериментальная серия.

Инвентарный номер — 1

«Ну и ну! — подумал мальчик. — Наверно, и правда эта ящерка не обманывает… А может, это наши кибернетики что-то новое изобрели?! — сверкнула мысль. — Может, яйцо случайно попало от них в курятник Изольды? Ведь Институт кибернетики не так уж и далеко от Круглика!.. Выходит, Минимакс — искусственный, а не настоящий, этакая кибернетическая игрушка».

Мысль понравилась Олегу, и он решил проверить свое предположение.

— Вот я тебе дам «игрушка»! Вот я тебе проверю! — даже вскипел Минимакс. — Ты думаешь, я не знаю, о чём ты подумал?!

Минимакс высвободился из рук Лизки и прыгнул на колени Олегу.

— Вот, пощупай! — дракончик ткнул ему в руку свой колючий хвост. — И тут!.. И вот тут!.. — он подставлял под дрожащие пальцы Олега то нос, то крылышки. — Лучше, лучше щупай! Ну как — убедился!

Олег пристыжено молчал. Он убедился: Минимакс был живой-живехонький, настоящий-пренастоящий!

— Вот то-то и оно! — гордо произнес дракончик и, спрыгнув с колен ошалевшего и пораженного мальчика, вернулся к Лизке, которая тихонько хохотала в кулачок.

Олег удивился: «Телепат! Мысли читает!..» — решил больше не сомневаться в существовании дракона Минимакса Первого.

— Ты убедил меня окончательно, — сказал он вслух и спросил: — А что означает эта надпись?

— Пустяки. Каждый тип дракона появляется лишь в одном экземпляре. Он возвращается на Землю…

— Как возвращается? — перебил Олег.

— Это уже наше, драконье, дело, — уклонился от ответа Минимакс и продолжил: — Так вот, он возвращается на Землю, потому тут наша прародина, и превращается в яйцо. Потом новый дракон вылупляется на свет, чтобы пройти подготовительный период роста. После этого возвращается домой. Там его проверяют и, если он пройдет все необходимые испытания, его размножают. Этим драконы, между прочим, отличаются от вас, людей, которых размножают без предварительных испытаний: что выйдет, то и выйдет!..

Честно говоря, слова Минимакса обидели Олега как представителя человечества. Какой-то там дракон, а ставит себе выше человека! Как он, глупенький, не сообразит: ведь это же прекрасно, что люди такие разные! Даже представить себе страшно, если бы их сначала испытывали в одном экземпляре, а потом размножали… Выходит, не понравился кому-то — снимай его с производства, а пришелся по вкусу — живи в сотнях и тысячах! Ну и ну… Еще наделают таких, как Петька Психолог, — что тогда будет?!

При упоминании своего однолетка, соседа по Круглику, Олег даже вздрогнул, но отогнал от себя эти мысли.

— Минимакс, а откуда ты так хорошо знаешь людей? — спросил Олег и решил на всякий случай еще раз — последний! — закинуть «наживку». — Не в Институте кибернетике ли узнал?

Но дракончик «наживку» не проглотил. Он презрительно взглянул на Олега, улыбнулся его нескончаемым и напрасным попыткам раскрыть тайну, и ответил:

— Во сне я видел ваш институт!.. У вас там игрушками занимаются, а у нас — дела серьезные.

— Где — у вас?

— Известно где — в созвездии Дракона!

— Где-где?! — Де-де?! — в один голос переспросили брат и сестра.

— В созвездии Дракона! — повторил Минимакс. — Там где мы все живем. Вот вы, люди, живете на Земле, в Солнечной системе. А мы, драконы, проживаем на планете Драконии, которая находится в созвездии Дракона. Это — самая маленькая планета созвездия, она очень похожа на Землю. Мы там довольно давно поселились, хотя инкубационный период выведения из яиц и подрастание мы до сих пор проходим на Земле. Я уже говорил: драконий род происходит с Земли.

— Вот теперь понятно! — облегченно вздохнул Олег. — Но всё же объясни: вот ты только что вылупился из яйца, но откуда ты столько знаешь?

— Необходимые знания нам переходят в наследство через гены от предыдущего дракона. Ты слышал про генетический код?

— Что-то слышал — ответил Олег, потому что и правда слышал от папы про это. Гены — такие невидимые штуки, которые передаются детям от родителей, то есть наследуются. И именно благодаря генам, генетическому коду, дети имеют или мамин цвет глаз, или походку отца, а то и характер и внешность бабушки или дедушки. Одним словом, гены — вещь могущественная, хоть и невидимая. Без генов, как говорится, — и не туды, и не сюды.

— Максик, — ласково обратилась к дракончику Лизка: Она решила называть его сокращенно, — ты забыл рассказать о своей планете.

— Ничего я не забыл, — ответил Максик. — Просто я очень проголодался, ведь с рождения еще и крошки во рту не было.

Брат и сестра виновато засуетились в поисках чего-нибудь съестного. Больших запасов на даче, ясно дело, не было — ведь они уже сегодня должны были вернуться домой: завтра — в школу. Но всё же в шкафчике над плиткой Олег нашел пол пачки овсяной крупы «Геркулес».

— Годится? — показал он пачку дракончику.

— Вкуснота! — воскликнул тот, прочитав название. — Мы, драконы, любим всё, от чего можно стать здоровым и сильным. А тут само название — «Геркулес» — намекает на силу. Давай!

— Придется немного подождать, пока сварится!

— Да уж потерплю, — согласился дракончик, вскарабкался по Лизкиной ноге и спрятался в небольшом карманчике на её фартуке.

— Ой! — улыбнулась девочка и погладила Максика. — Теперь ты уже не просто дракон Минимакс, а карманный дракон!

Минимаксу название понравилось, и он нежно потерся ушком о Лизкин пальчик.

А Олег налил в кастрюльку воды и включил газовую плитку. Но пламя над конфоркой едва пыхнуло — и исчезло. Мальчик покрутил туда-сюда ручку — напрасно!

— Все, — вздохнул он. — Газ в баллоне кончился.

— Ерунда! — сказал Минимакс и выпрыгнул из кармана. — Где тут у вас плитка подключается?

Олег показал.

— Та-ак, — сказал дракончик, снимая шланг с пустого баллона. — Зажигай спичку! — приказал Лизе.

Девочка зажгла спичку и ждала.

— Теперь сунь сюда! — раскрыл розовую пасть дракон.

— Обожжешься! — крикнула Лизка и отвела руку.

— Кому говорю — сунь! — рассердился Минимакс. — Нам, драконом, огонь — как вам шоколадное мороженое!

Лиза осторожно приблизила горящую спичку к пасти дракончика, и тот длинным, словно у настоящей ящерке, язычком лизнул пламя, сладка зажмурился, а потом запихнул шланг от плиты в пасть и сквозь зубы крикнул:

— Жажигай конфойку!

Олег не очень верил, что из этого что-то выйдет, но включил конфорку — и она запылала веселым огоньком!

Уже через несколько минут овсянку можно было подавать на стол.

— Ну как? — хитро прищурился Минимакс, когда выплюнул уже ненужный шланг.

— Гениально! — воскликнули брат и сестра.

— Тогда — к столу! — скомандовал дракончик и первый помчался в домик.

Бедняга, наверно, так проголодался, что мчался, не разбирая дороги, и со всего разгона врезался головой в дверь, на которой висело мамино любимое зеркало.

Дверь качнулась, Минимакс мячиком отскочил от неё — и вовремя! В тот же миг зеркало на секунду зависло в воздухе, а затем с веселым звоном звякнуло о землю.

— Ой! — всплеснула руками Лизка, забыв, что держит тарелки для каши. Понятно, что и тарелки только звякнули об землю и разбились на мелкие дребезги, смешавшись с осколками зеркала.

— Что же теперь будет?! — схватился за голову Олег.

— А что? — удивился Максик. — У меня всё в порядке, не волнуйтесь. — Голова — спасибо генам! — целая. Ведь ваши богатыри так набили моим предкам головы, что теперь моя может выдержать любые удары.

— Да я не про твою голову, я про зеркало! — сокрушался Олег. — Оно разбилось, значит жди неприятностей.

— Пфе, зеркало! — бросил пренебрежительно Максик. — Неужели ты веришь во всякие суеверия?

— Суеверия тут не при чём, — отмахнулся Олег, потому что и правда не верил в них. — Дело в том, что это — мамино зеркало, поэтому нахлобучки не избежать.

— Действительно… — согласился Минимакс. Что же делать?

— Я знаю! — подпрыгнула Лизка. — Скажем, что это кот Петьки Психолога!

— Но валить же на безвинного кота — нечестно, — не согласился Олег. — Может, пусть Минимакс признается маме?

— Ты что?! — замахала руками сестра. — Да разве мама поверит, что у нас есть дракончик?

— Ага, не поверит, — поддержал Лизу Минимакс. — Взрослые — они такие… — Видно было, что ему совсем не хочется знакомиться с таинственной «нахлобучкой», о которой с таким отчаянием говорил Олег. — Но при чём тут кот? Разве он поможет?

— Этот кот — поможет, будьте уверены! — сказал Олег и добавил: — Хорошо, бегу к Петьке за котом, а вы завтракайте без меня.

6. Кот напрокат

Петька Психолог жил в противоположном конце Круглика. Он хоть и учился в городе, в соседней со школой Олега, да и жил там довольно давно вдвоём с мамой, но кругликовцы считали его местным. Во-первых, потому что он родился в Круглике. Во-вторых, отец его тут жил. Поэтому каждое лето Петька Психолог приезжал, как он выражался, «в родные пенаты», к отцу.

Родители его развелись, когда он был совсем маленький. Мама с Петькой перебралась в город, им дали комнату в общежитии кондитерской фабрики, где она работала, а отец, который любил закладывать за воротник, — из-за чего они и развелись, — остался в Круглике в своей запущенной хате.

Мама всё еще надеялась, что отец возьмется в конце концов за ум, вот и отправляла каждое лето Петьку к нему, — может, сын как-то повлияет на папочку.

Когда Петька приезжал, отец первый месяц держался: ходил опрятно одетый, веселый, брался за любую работу. Но вскоре находились разные поводы — то день рождения у друга, то свадьба, а то и просто выходной день! — папочка снова брался за рюмку.

В такие дни Петька с утра и до ночи пропадал на улице, его подкармливали соседи, которые любили и жалели Петькину мать. Да и сам он научился зарабатывать деньги всеми правдами и неправдами: то кому-то поможет убрать двор, а то что-нибудь сделает у дачника на строительстве.

В общем, как казалось Олегу и как чувствовала Лизка, Петька был вроде неплохой мальчишка, но постоянная нехватка денег, наверно-таки сказалась на его характере.

Петька, что бы заработать копейку, мог пускаться не только на унижения, а и хитрил — даже с соседями и товарищами.

Вот и сейчас он сидел на куче кирпиче перед длинным забором, за которым шло строительство новых дач, и, подперев подбородок, размышлял, как удобнее перетаскать этот проклятый кирпич во двор одной дачи, чтобы заработать десятку, обещанную дачником, и не очень перетрудится при этом. За этими размышлениями и застал его Олег.

— Привет! — бросил он Петьке. — Хорошо, что сразу нашел тебя: ты мне позарез нужен.

— Нашел! — усмехнулся Петька Психолог. — Я не от кого и не прятался. А зачем я тебе понадобился? Наверно, снова одолжить денег? Так я, ты же знаешь, даю только под проценты.

С Петькиными процентами Олег познакомился совсем недавно. Он бежал за молоком и по дороге наткнулся на автолавку с книгами. Среди множества поэтических сборников, которым, судя по годам издания, следовало бы находиться на полках букинистического магазина, да разнообразных справочников для домашних хозяек его взгляд выхватил книгу о пиратстве, о которой он давно мечтал.

Про эту книгу Олег много слышал, но в городе достать её не смог даже папа. Да что там папа! Даже Бобчик Изольды Сократовны, которому, по её словам, достать что угодно легче, чем повернуться с боку на бок, и тот развел руками.

И на тебе! Тут, у Круглике, в заезжей автолавке Олег неожиданно видит желанную книгу и даже может стать её владельцем!

Упустить такую возможность он не мог.

Олег на какой-то миг заколебался, а потом решительно полез в карман и вытащил трешку, которую мама дала на молоко. Через считанные минуты Олег драгоценная книжка была у него в руках!

«А как же молоко? И что я скажу маме?!» — спохватился Олег, когда уже нежно прижимал к груди толстый том в цветастом переплете, под которым скрывались тайны корсаров южных морей.

И тут появился Петька, который слонялся неподалёку.

— Что, пропали денежки? — оскалился он. — А мать, наверно, на молоко давала.

— А тебе чего? — огрызнулся Олег. Он знал, что у него дома есть пять рублей, которые родители подарили ему и Лизке на первое сентября, поэтому и надеялся закрыть ими незапланированную дырку в семейном бюджете. И с сестрой он как-нибудь договорится: она поймет. В крайнем случае, отдаст ей свою шариковую шестицветную авторучку.

— Мне всё равно, — снова усмехнулся Петька. — Я просто так спросил: может, помощь нужна. Но если не хочешь — извини! — И он повернулся, чтобы уйти. Но Олег схватил его за локоть:

— Подожди! А как ты можешь помочь?

— Элементарно. Одолжу тебе деньги, а ты потом отдашь.

— Ты настоящий друг! — воскликнул Олег, не дослушав до конца, и простосердечно хлопнул Петьку Психолога по плечу. — Конечно, отдам! Куплю молока, занесу домой — и долг верну: у меня дома деньги есть. А сдача найдется? У меня только пять рублей, одной бумажкой.

— Не переживай, как-нибудь договоримся, — сощурился Петька и сунул Олегу в руку трёшку. Тот помчался за молоком.

Через полчаса он прибежал на то же место, где его ждал Петька.

— Держи! — протянул Олег пятерку. — Ты очень выручил меня, спасибо!

— Да чего там, пустяки, — отмахнулся Петька. — А ты молодчина, не заставил ждать, — похвалил он Олега, небрежно засовывая деньги в карман. — Ну, наше — вашим! — помахал рукой и пошел.

— А сдача?! — оторопел Олег. — Я же у тебя брал не пятерку, а трояк!

— Ну, ты даешь! — обернулся Петька. — Какая еще сдача? А материальное поощрение за услугу, а? — И Петька отравился прочь, а Олег остался на месте с раскрытым от удивления ртом…

Все это сразу вспомнил Олег, когда снова услышал от Петьки Психолога про проценты.

— Деньги мне нужны, ответил Олег. — Я к тебе по другому делу. Одолжи до вечера кота.

— Натворил что-то? — догадался Петька Психолог.

— Да так, немного… — опустил глаза Олег.

— Наверно, не так уж и немного, если кота просишь, — скривился насмешливо Петька. — Неужели тебя твои интеллигентные и воспитанные папа и мама тоже лупят?

— Они меня и сестру даже пальцем никогда не тронули! — гордо возразил Олег. — Но иногда, — добавил откровенно, — лучше бы побили, чем нотации читать.

— Понимаю, — посочувствовал Петька, — всё понимаю. Рад был бы помочь, но не могу: робота! — И он показал на кучу кирпича, на которой сидел. — Вот дачнику пообещал до обеда во двор перетаскать. А моего Рекса, сам знаешь, поймать не так-то и просто.

— Знаю, — пригорюнился Олег и неожиданно предложил: — А давай я помогу!

— Согласен, — сразу встал Петька, будто ждал этих слов. Он, конечно, не сказал Олегу, что за работу должен получить десятку. Но Олега это не волновало.

— Я помчался искать Рекса, — бросил Петька, — а ты пока кирпичи носи. Правда, я не гарантирую, что быстро найду котяру: сам знаешь, какой он дикий! Но для тебя уж постараюсь.

Петька решил и тут схитрить. Кот сидел у него дома запертый, но он надеялся погулять как можно дольше, словно и правда ища Рекса. А если Олег перетаскает кирпичи, сразу и объявиться. А чтобы его не очень угнетала еще не совсем потерянная совесть, Петька Психолог пообещал за прокат Рекса денег не брать.

Оба мальчика, крайне довольные — каждый по-своему, — ударили по рукам, и Петька помчался «искать Рекса», а Олег принялся носить кирпичи во двор.

Пока они занимаются своими делами, пора, наверно, рассказать, почему Петьку называют Психологом и что у него за удивительный «прокатный» кот с собачьим именем.

В конце июля после страшного ливня на дороге перед хатой Петькиного отца появилась огромная лужа. Петька заметил её первым и, ради развлечения, спрятался за забором: начал наблюдать, что будет.

Сначала по улице пробежала, игриво подпрыгивая и мурлыча «Увезу тебя я в тундру…», местная красавица Ляля. Она во время заметила своими молодыми зоркими глазами лужу, легко и грациозно, словно дикая козочка, перепрыгнула и понеслась дальше со своей песенкой.

Вторым шел пожилой новоиспеченный дачник. Он тащил на плече тяжеленный мешок с цементом. Промоины он не заметил, потому что всё время оглядывался по сторонам, поэтому ступил в яму, но на ногах удержался: мешок помог. Дачник сердито плюнул, вылил воду из сапоги потащил мешок дальше.

И тут на дороге появился Петькин отец. Его шатало из стороны в сторону, он хватался руками за заборы, но понемногу приближался к своему двору. Петька заметил отца и хотел перехватить его, но не успел. Тот пьяно покачнулся — и упал.

Едва поднявшись на ноги, которые почти не держали его, папаша увидел перед собой перепуганного сына.

— Ага-а! — заревел он. — Так вот как! Родного папочку на тот свет отправить вздумал! Вот я тебе сейчас!.. — Он замахнулся кулаком, но утратил равновесие и снова шлёпнулся в лужу.

Наконец при помощи Петьки и соседей, которые подоспели, услышав вопли, его удалось затащить домой и положить на раскладушку.

Как выяснилось потом, отец, упав во второй раз, сломал руку. В несчастье он, конечно, винил сына.

Петька пробовал объяснить, что не закидывал промоину землей, потому что хотел провести психологический эксперимент: посмотреть, как будут вести себя люди, починят ли дорогу.

— А ты куда смотрел? — бушевал отец. — От меня хотел избавиться, а?!

— Да я же объясняю: эксперимент проводил, так психологи делают! — защищался Петька.

— Эксперимент! Психологи! У-у, психолог растреклятый! А еще сыном называется… Никакой ты не сын, а просто психолог — и всё!

Слово «психолог» так обидно звучало в отцовских устах, что воспринималось как прозвище, с тех пор оно и прицепилось к Петьке.

А кот у него и правда был необычный.

Петька водил Рекса обычно на цепочке, одного гулять не пускал: говорил, что кот совсем дикий — бросается на детей. Кот и правда на вид был страшный: сиамской породы, ростом больше средней собаки! И хотя глаза у него были ласковые и незлобивые, но на цепочке, еще и при таких, как говорили люди, «габаритах», был похож на дикого зверя.

Этим и пользовался Петька, который, к слову, сам распространял про Рекса слухи: то, дескать, кот погрыз в хате дубовый обеденный стол, то в соседнем селе напал на бугая, который отбился от стада, а то вроде головой пробил стенку хаты и вытоптал отцовские помидоры…

Рексовой славой пользовались и дети дачников, которые охотно с радостью (удовольствием) брали кота «напрокат», понятно — за деньги, которые требовал за это Петька Психолог.

Дело в том, что в каждой семье, где есть дети, всегда случаются разные небольшие неприятности, которые трудно избежать. То мамина любимая чашка неожиданно выскользнет из рук дочки или сына и разобьется; то футбольный мяч по неведомым причинам вместо ворот попадет в тазик с вареньем, которое бабушка выставила на двор, чтобы остыло; а то мальчишеская компания, увлеченная игрой в разбойников, пронесется галопом по грядкам — и вытопчет их не хуже настоящего конского табуна!

Словом, мелких неприятностей, как вы знаете по себе, в жизни всегда хватает…

В таких случаях и приходил на помощь Петька Психолог со своим прокатным котом. За двадцать копеек в час он давал потерпевшему Рекса, на которого тот и списывал свою вину.

Как вы поняли, Олег тоже решил прибегнуть к услугам прокатного кота — списать на него разбитое зеркало и растрескавшуюся посуду.

Когда он занес во двор последнюю пару кирпичей, гордо оглядел свою работу, вытер с лица обильный пот и присел на лавочку около ворот, на улице появился Петька Психолог с Рексом на цепочке. Но когда он приблизился к Олегу и взглянул через забор на старательно уложенную кучу кирпичей во дворе одной из будущих дач, глаза у него полезли на лоб и он начал ртом хватать воздух, будто рыба на суше.

— Что ты натворил?! — заревел Петька не своим голосом.

Олег испуганно подскочил и вытаращился на Петьку, ничего не понимаю. Не успел он спросить, что же именно он сделал, как вдруг с другой стороны улицы услышал те же самые слова, но в более отчаянном исполнении.

— Ты что это наделал, сорванец?!

Олег обернулся и увидел, что на побледневшего Петьку Психолога, который просто врос в землю, надвигается могучая фигура дядьки дачника.

И тут Олег всё понял!

Оказывается, он так спешил, что перетаскал кирпич не в тот двор, куда надо было, а на соседнюю дачу…

Он не стал ждать, что будет дальше: и так можно догадаться, хотя представить трудно…

Олег ловко выхватил из рук ошеломленного Петьки цепочку с Рексом и во весь дух помчался со спасительным прокатным котом домой — только ветер засвистел в ушах!

Но дома его поджидала новая неожиданность.

Как только Олег подбежал к своей даче, таща за сбой Рекса, который хоть и молча, но довольно энергично упирался, как услышав отчаянные всхлипы сестры.

Он вбежал в домик и увидел Лизу в слезах. Она сидела на кровати, закрыв лицо ладонями, и громко рыдала.

— Лизанька, маленькая моя! — обнял её за худенькие плечики перепуганный брат. — Что произошло?

— Максик… — едва вымолвила Лизка, открывая заплаканное личико. — Максик… — и снова заревела еще громче.

— Да говори уже — что с ним? — закричал Олег, когда понял, что с сестрой ничего страшного не случилось.

Лиза подняла на него большие глаза, полные слёз, и дрожащими губами прошептала:

— Максик… пропал!

7. Похищение Минимакса

Хотя было еще только обеденное время, Изольда Сократовна перестала заниматься курятником с цветами и при полном параде суетилась в хате. Окна были закрыты тяжелыми шторами, и свет сквозь них почти не пробивался. На плече Изольды сидел Креня, а на столике среди бронзовых подсвечников в тусклом мерцании свечей лежал бесчувственный… Минимакс!

Вас удивляет, как он тут оказался? Об этом стоит рассказать подробно.

Пока Олег таскал кирпичи, Лиза наводила на даче порядок. Она старательно и очень осторожно вымыла тарелки после «Геркулеса», который они с дракончиком съели с большим наслаждением. Потом она выложила из кастрюли на тарелку остатки каши — их осталось только две! — для Олега и засунула её в духовку: не остынет, пока брат придет, да и не будет мешаться, а то еще и эта разобьется.

Всё это время Минимакс дремал в кармане Лизиного фартучка. Но когда та принялась подметать осколки от тарелок и стекла, дракончик проснулся и чтобы, не мешать Лизке, легко выскользнул из уютного кармана, к которому уже начинал привыкать, словно к гнезду. Он огляделся по сторонам и принюхался.

В углу домика за раскладушкой он заметил красочную коробочку. Минимакс украдкой подполз к неё и осторожно обнюхал. Пахло душисто и сладко. Дракончик внимательно присмотрелся и прочитал на коробочке надпись:

КОСМОС

Сигареты высшего сорта

Дракончик даже захохотал тихонько, так его насмешила эта надпись.

Что такое Космос, он прекрасно знал из собственного опыта. Еще бы! Жить в созвездии Дракона и совершить путешествие оттуда на Землю — и не знать Космоса!

О сигаретах он тоже слышал.

Дело в том, что в его организм, несмотря на всевозможные предохранители и фильтры, все же таки проник одинокий ген курения — так называемый «табачный ген».

Один из предков Минимакса в своё время слишком злоупотреблял табаком — никогда не разлучался с трубкой, которую ему подарил знакомый богатырь, что сам бросил курить. От этого едкого зелья предок дракончика и умер в расцвете сил, когда ему было всего-навсего семьсот тринадцать лет. А средний возраст драконов, которые прошли испытания и встали на массовое производство, достигает нескольких тысячелетий.

Когда драконы переселились в свое нынешнее созвездие, они, имея горький опыт, начали беспощадно бороться с табаком, от которого — они знали — становятся серо-желтыми и немощными не только могучие драконы, а и люди, особенно — дети. Но все же единичные нарушители табачного запрета, к сожалению, среди драконов временами появлялись. Вот и к Минимакса проскользнул от предка тот каверзный и коварный табачный ген.

Теперь, уловив пьянящий аромат табака высшего сорта и увидев такую родную и щемящую надпись — «Космос»! — тот треклятый ген заволновался, занервировал, забегал по всем дракончивым жилочкам, грубо расталкивая локтями антитабачные гены, которые испуганно притихли от такой агрессивной дерзости. Он и заставил Минимакса переживать.

Дракончик прекрасно осознавал, что курить очень вредно — об этом сейчас вопили обиженные антитабачные гены изо всех своих последних сил. Но Минимакс почему-то их отчаянных предостережений предпочел не слышать, а прислушивался только к одинокому гену-курильщику.

Он схватил соблазнительную красочную коробочку передними лапками, выбрался из-под кровати, подполз к Лизке, крепко прижимая свою находку к животику, и дернул малышку за носок.

— Тебе чего, Максик? — наклонилась к нему Лиза.

— Да вот, под раскладушкой нашел, — показал Минимакс сигареты.

— Ой, это же папины! — воскликнула удивленная Лизка. — Только он же бросил курить… Наверно, припрятал от мамы на всякий случай. Давай я их перепрячу, чтобы папа не нашел, — решила Лизка и протянула руку, чтобы забрать сигареты.

Но Минимакс отскочил и крылышками прикрыл находку.

— Не дам — запищал он. — Я их нашел, значит теперь они — мои!

— Это же отрава! — испугалась девочка. — Ты убьешь себя!

— За нас, драконов, не волнуйся, — надменно произнес Максик. — Сигареты нам нравятся больше, чем вам, скажем, пирожные, — соврал дракончик и добавил: — Лучше дай спички — прикурить нечем.

Лизка не очень верила дракончику, а впрочем — кто его знает, какие у этих драконов порядки и привычки! Она побежала на кухню.

— Ага, ага! А спичек нет! — радостно помахала она, когда вернулась, перед носом Минимакса пустой спичечный коробок. — Все кончились.

Дракончик не поверил, попросил её наклониться и сам заглянул в коробок. Но убедился, что Лизка не обманывает, и расстроился. Неожиданно взгляд его остановился на немаленьком деревянном молотке для приготовления отбивных, который висел над плиткою. Глаза Минимакс радостно блеснули, и он воскликнул:

— О! Зажигалка — высший сорт!

— Где? — не поняла Лизка.

— Да вот же, над плиткою, — показал Минимакс.

— Разве это зажигалка? — засмеялась Лизка. — Это молоток для мяса.

— Для вас, людей, может, и молоток, а для нас, драконов, — зажигалка, — объяснил Максик. — Давай бери её и бей сюда! — И он подставил затылок, плотно покрытый роговыми пластинами.

— Да ты что! Я же могу тебя убить!

— Не волнуйся! Разве не видела, как я головою в дверь бабахнул? Вот… Я же уже говорил: после работы ваших богатырей наши драконьи головы ничем не пробьешь.

— Но при чём тут огонь? — не поняла девочка.

— А при том, что от удара по затылку из глаз посыплются искры, и я от них прикурю.

Лизке очень захотелось поглядеть на такое чудо, и она решилась. Взяла молоток, легонько размахнулась — и бацнула Минимакса по затылку.

Никаких искр она не увидела.

— Вот и нет ничего! — разочарованно сказала она.

— Конечно, нет, если бить так нежно! — рассердился дракончик. — А ну, попробуй сильнее!

Лизка размахнулась во второй раз — и попала дракончику точно между ушей. Молоток звонко брякнул о щитки — из глаз Максика вырвался сноп синих искорок, от которых дракончик очень ловко прикурил сигарету, будто делал это всю свою жизнь. Вот что значит табачный ген! Он победил другие гены и подбил на пагубный поступок бедного дракончика, который ни сном ни духом не ведал, что его ждет…

— Красотища! — сказал Минимакс, глубоко затягиваясь, жмурясь и выпуская в воздух густую струю табачного дыма. — Нектар! Бальзам! Амброзия!

От едкого дыма Лизка закашлялась — аж слёзы из глаз потекли — замахала руками, разгоняя дым, и умоляюще попросила дракончика:

— Максик, ты лучше выйди в сад и там покури, пока я уберу, а то мне твой дым глаза выест.

— Нет вопросов, — сразу согласился Минимакс, схватил пачку с сигаретами и выскочил на улицу.

Там он разлёгся на прохладной травке под вишней, положил рядом коробочку с отравой и начал смолить сигарету за сигарету, прикуривая одну от другой…

Лизка тем временем кончила убирать и позвала Максика, но ей никто не ответил. Она вышла в сад и оглянулась вокруг: дракончика нигде не было. Вдруг взгляд девочки упал на сигаретную пачку и кучку окурков под вишней. Лиза подбежала к дереву и внимательно посмотрела в траве. Максика и тут не было!

Тогда Лизка начала громко всхлипывать и шмыгать носом… На эти звуки из-за забора высунулась голова Изольды Сократовны и спросила:

— Чего, детка, плачешь? Потеряла что-то?

— Дракончика, — всхлипнула Лизка, но вовремя опомнилась и добавила: — Ящерку! Она на дракончика похожа. Я для школы поймала, для живого уголка, а она куда-то убежала.

— Тьфу! — сказала соседка. — Да этого добра у озера — хоть пруд пруди. Сбегай и поймай. — С этими словами Изольда Сократовна повернулась на месте и исчезла в своем доме, где, как вы помните, её ждал бесчувственный Минимакс, которого минут пять тому назад принес Креня.

Да, да! В этом нет ничего удивительного.

Если вы не забыли, Креня всё время следил за событиями на даче, сидя на яблоне. Когда Минимакс вышел в сад курить, птица, которая была настороже, неслышно и незаметно перелетел на вишню.

Ждать ему пришлось не так уж и долго.

Уже после седьмой сигареты голова у Минимакса закружилась, во рту ужасно горько, ужасно защипало язык, его затошнило, перед глазами поплыли зыбкие цветные круги — и дракончик потерял сознание.

Креня сразу же слетел с вишни, ловко и осторожно подхватил клювом неподвижное и беспомощное тельце дракончика — и полетел к хозяйке.

— Что это за гадость ты в дом?! — накинулась на птицу Изольда, когда Креня положил свою добычу перед ней на столик. — Ты что себе позволяешь?! Всякую дохлятину домой тащишь! Да я сейчас тебя в милицию сдам! — и собиралась было смахнуть Минимакса тряпкой со стола, но Креня неожиданно, словно ветер, налетел на неё и сильным крылом ударил по руке.

От такой неслыханного поведения птицы Изольда аж присела, заморгала глазами, а потом завизжала:

— И я тебя! Да я тебе!.. — Она отчаянно искала глазами, чем бы тяжелым огреть Креньку.

На всякий случай птица взлетел аж на шкаф — подальше от греха! — и уже оттуда, чтобы немного остудить хозяйку, каркнув, следуя ее сына Бобчика:

— Ша, хозяюшка! Без паники! Не делайте волны — игра стоит свеч…

Кренины слова сразу напомнили Изольде ее родного сыночка, что довольно частенько высказывался в такой манере на своем пункте стеклотары. Она успокоилась, но все еще раздраженно спросила:

— Ты что там болтаешь, нечистая сила?

Птица решила на оскорбления пока что не обращать внимания — ведь преимущество сейчас на его стороне, — а только небрежно бросил:

— Между прочим, эта, как вы говорите, гадость — настоящий дракон по имени Минимакс Первый.

— Вот этот? — Изольда брезгливо передвинула Минимакса лакированным ногтем, но снова назвать загадочное создание «гадостью» уже не решилась.

— Да, именно он, — подтвердил Креня и рассказал Изольде обо всем, что увидел и услышал…

— Да это же настоящее сокровище! — воскликнула Изольда, когда выслушала рассказ птицы. Теперь я построю теплицу и подключу к ней дракона: пусть дышит пламенем и обогревает её. Ох, и цветочков у меня будет — и целый год! А дене-е-ег!.. — Изольда в восторге от невиданных доходов даже глаза закрыла.

Внезапно она задумалась.

— А как его приручить? — спросила она Креню. — Он же вот-вот придет в себя, разозлится, когда увидит, где он, и все тут разнесет!

— Не бойтесь, — успокоил хозяйку птица. — Как-нибудь обманите его. Попугайте, например, как и меня, милицией.

— Ты соображаешь, — обрадовалась Изольда. — Так и сделаю. Как только он придет в себя, я сразу же расскажу ему о паспортном режиме. Прописка у него есть? Нет! А паспорт есть? — Тоже нет! А если так, — будь добр, голубчик, в райотдел — для выяснения личности. — И она захохотала, гордясь собой, а Креня лишь презрительно скривился.

— Давай приведем его в сознание, — сказала Изольда, доставая из ящика бутылочку с нашатырем.

Креня, что уже и сам немного пришел в себя, отшатнулся, потому что уже когда-то нюхал эту гадость, и ненароком зацепил бутылочку: она упала и разбилась. Комната сразу наполнилась едким запахом — и Изольда, прикрыв нос, опрометью бросилась к двери, едва не пристукнув бедную птицу, что тоже сиганул вдогонку.

— Что же это вы, Изольда Сократовна, дверями деретесь? — обиделся Креня, поправляя помятое оперение. — Эта такая благодарность за всё, что я сделал?

— Цыц, дурень! — прикрикнула на него Изольда. Она решила, что теперь птица ей уже не нужна. Что она в сравнении с настоящим драконом? Пустое место! — Можешь вообще убираться прочь, если тебе не нравится.

— И уберусь! — ответил Креня. — С радостью уберусь. Но вы, уважаемая Изольда Сократовна, забыли, видать, что научили меня разговаривать. А если кто-то умеет видеть, слушать и говорить, еще и при этом знает много, скажем, о коммерции вашей или банковый банк, — тут Креня сделал небольшую паузу, чтобы поглядеть на реакцию хозяйки, — тот при желании очень легко найдет себе благодарного собеседника и слушателя, ну, скажем, нашего глубокоуважаемого участкового Крутиуса.

Изольда аж подскочила от такого коварства своего питомца, на нее напала икота. Едва-едва преодолев ее, она решила изменить тактику.

— Кренюсик, любимчик мой чернопёрый! Не обращай на старенькую бабку внимания, прошу тебя! Это я так, к слову — не подумала и ляпнула. А вообще, — я — хорошая. Ты же не забыл, кто-то спас тебя от злой смерти?

— А кто издевался надо мной всю жизнь? Кто бил меня, голодом морил, в клетке закрывал?! — Наконец Креня решил отвести душу, потому что чувствовал своим вундеркиндским вороньим умом: время священной мести неумолимо приближается!

— Я же воспитывала тебя! Для тебя же старалась!

— Ничего себе «воспитание»! — отвернулся Креня.

— Было, Кренечка, ой, было-о-о! — подольстилась к птице Изольда. — Да зачем старое вспоминать — у каждого своя тяжелая судьба. А я хочу, чтобы моему Бобчику хорошо жилось, вот и собираю денежки. Может, хоть ему облегчу судьбу.

— Ага, облегчите! — презрительно каркнул Креня. — Да он у вас скоро на тот свет отправится, потому что пьет без просыпу. И, к слову, — за ваши денежки.

— Не каркай, проклятый! — всхлипнула Изольда, услышав правду о своем сынуле, которую старалась прятать даже от самой себя. — Он бросит, я знаю, бросит! Вот увидишь!

— Так он вам и бросит! Вот если бы зарабатывал деньги трудом, потом и мозолями собственными, тогда, может, и бросил бы. А так — легкие доходы, нечестные, нетрудовые, — и пропивать легко.

— Всё! — не сдержалась наконец Изольда и со всей силы грохнула кулаком по столику, аж вздрогнули атланты на подсвечниках. — Больше не дам ему ни копейки! — приняла она твердое, как ей казалось сейчас, и окончательное решение. Это, пожалуй, впервые в жизни, когда Кренины слова заставили ее серьезно задуматься о будущем сына.

— Куда же вы денете деньги, которые в банки позакрывали?

— Даже не знаю, — искренне призналась Изольда, потому что тоже впервые задумалась: а действительно, зачем ей эти деньги, когда их надо прятать от посторонних глаз, ничего лишнего на них не купишь, чтобы ненароком не заподозрили в мошенничестве? А все эти ковры, дорогая мебель, хрусталь, фарфор, драгоценные перстни, сваленные в тайной комнате, — для чего все это, когда и похвастаться не перед кем?!

Изольда Сократовна тяжело опустилась на стул, спрятала сразу постаревшее лицо в подол атласного халата — и горько заплакала.

— Не горюйте, — пожалел хозяйку Креня. — Я подскажу вам, что делать.

Изольда вытерла слезы и внимательно посмотрела на мудрую птицу, словно и впрямь поверила, что тот поможет.

— Отпишите свои деньги Обществу по охране природы, — предложил Креня.

Изольда ужаснулась. Как?! Ее деньги, которые она всеми неправдами на свете насобирала для Бобчика, — и вот так, ни за что ни про что, и кому-то отдать?! Не бывать такому! Она еще в своем уме!

К Изольде сразу вернулись прежнее спокойствие и уравновешенность, и ей даже сделалось стыдно за свою временную слабость.

Креня ничего не заметил, потому что Изольда таким же скорбным голосом пообещала:

— Согласна, Кренечка, отпишу. Только потом, позже.

— Э, нет! Если писать — то сейчас, или, — Креня расправил крылья, — я немедленно лечу к Крутиусу.

— Куда! Подожди! — испугалась Изольда. — Пишу! Уже пишу! — Она схватила помятый листик бумаги, карандаш и села к столику. «Напишу, чтобы отцепился, — подумала Изольда. — А потом… потом выброшу!..»

Она разгладила бумажку и под диктовку птаха написала:

ЗАВЕЩАНИЕ

Все деньги, принадлежащие мне, добровольно отдаю Обществу по охране природы — на содержание диких птиц.

Изольда Сократовна

— Ну что, рад? — спросила Изольда, когда Креня дважды внимательно перечитал написанное. — А теперь пусть бумажка полежит пока тут. — Хозяйка открыла ящик и глубоко засунула свой завещание. — Вот кончатся цветочки на продажу, продам курочек своих и все это добро, — Изольда обвела рукой свое имущество, — добавлю вырученные деньги к тем, что есть, тогда все и передам твоему любимому Обществу. Пусть подкармливает горемычных птиц.

Креня не очень верил ей, но был спокоен: о тумбочке, где лежало завещание, он знал нечто такое, о чем она и не догадывалась…

Вдруг послышалось жалобное то ли попискивания, то ли стон.

Они бросились в другую комнату, где оставили в бессознательном состоянии Минимакса, и увидели, что дракончик шевелится и удивленно хлопает веками.

— Где… я?.. — слабым голосочком спросил Минимакс, когда увидел над собой незнакомую женщину с птицей.

— У настоящих друзей, — ответила Изольда и взяла дракончика в руки.

— А где Лиза и Олег? — поинтересовался Минимакс.

Он до сих пор чувствовал себя ужасно гадко после курения, поэтому сразу поклялся яйцом, из которого вылупился на свет, никогда в жизни больше не прикасаться к табаку в любом виде!

— Дома они, где ж им быть! Но сейчас к ним нельзя, — ответила Изольда, потому что еще не придумала, как обмануть Минимакса, и подыскивала достоверное объяснение.

Тут кто-то вовсю застучал в дверь.

Изольда заметалась по комнате.

— Ой, Максик, тебе надо немедленно спрятаться!

— Почему? От кого?

— Потом объясню! — отмахнулась Изольда. — Там такое произошло, такое-е-е!.. — Вдруг на глаза ей попался пылесос «Вихрь». Она подбежала к нему и приказала Максику: — Сюда!

Дракончик прочитал название — «Вихрь» — и не стал возражать: ведь вихри, тайфуны, бури и смерчи — драконья стихия! Минимакс ловко спрыгнул с рук Изольды в темную посудину пылесоса и услышал, как над ним щелкнула крышка.

8. Товарищ Вася

Когда Лиза наконец перестала плакать и подробно рассказала обо всём, что случилось, пока Олег бегал за прокатным котом, брат рассердился не на шутку.

— Неужели ты не могла потерпеть дым? Ведь терпела, когда папа курил? Или вообще забрала бы у Максика сигареты.

— Он так просил, так просил… — оправдывалась жалостливая Лизка и снова собралась было заплакать. Но Олег, как это говорят, сменил гнев на милость.

— А в саду хорошо искала? — поинтересовался он.

— Да я каждую травиночку осмотрела, даже малину облазила! Вот, взгляни! — показала она брату исцарапанные икры.

— Надо зеленкой намазать, — обеспокоился Олег, — а то еще зараза какая прицепится.

Он нашел в аптечке пузырек с зеленкой, намазал от души Лизкины царапины, не забывая сильно дуть на них, а потом спросил:

— Ты говоришь, соседка намекала на озеро?

— Ага. Говорила, что ящерок там — хоть пруд пруди.

— Слушай! — Олег хлопнул себя по лбу. — А не мог Минимакс махнуть туда?

— Конечно, мог! — обрадовалась Лизка.

— Тогда там и надо его искать, — решил Олег. — Пойдем!

— А товарищ Вася? — засомневалась сестра.

— Ничего, как-нибудь обойдется, — заверил брат. — Может, он и не такой страшный, как говорят.

Олег схватил сестру за руку, и они побежали к озеру, которое охранял загадочный и грозный товарищ Вася.

Когда показался шалаш, где жил сторож, брат и сестра замедлили шаг и дальше уже крались, словно настоящие индейцы в разведке.

До шалаша оставалось метров семь, когда Олег знаками приказал сестре спрятаться в высокой душистой траве, а сам по-пластунски начал подползать к дому товарища Васи.

Через каждые два-три метра он останавливался и переводил дыхание: продираться сквозь густой тростник, которым поросли берега озера, да еще и бесшумно, оказалось не так уж и легко.

«Видимо, задремал на солнце, — подумал Олег, — потому нигде и не видно».

Наконец он подполз к шалашу и с опаской заглянул внутрь…

Там никого не было!

Олег сначала даже не поверил собственным глазам. Как?! Неужели этот грозный и бескомпромиссный страж рыбьего покоя оставил свой пост?! А впрочем, он тоже человек, и у него могли появиться неотложные дела. Видимо, рванул где-то.

На всякий случай Олег огляделся вокруг, но не заметил никакой опасности и уже открыто встал в полный рост, а тогда окликнул Лизке, что сидела в траве, словно мышка:

— Выходи! Здесь никого нет.

Лизка вприпрыжку побежала к Олегу.

— Что же, — вздохнул брат, — давай искать. Становись от меня на расстоянии вытянутой руки — будем идти по берегу вдоль озера. Только следи, не пропусти его!

Сестра и брат начали медленно продираться сквозь камыш.

Из-под ног им то там, то тут выпрыгивали зеленые, оранжевые и коричневые лягушки, взлетали сереброкрылые стрекозы и выскакивали прыткие кузнечики. Иногда брат или сестра видели ящерицу, которая грелась в последних лучах ласкового августовского солнышка, прикрыв пленчатыми веками глаза. При этом сердца их замирали. И, увидев, что у ящерицы нет ни крылышек, ни пушистых ресниц, они сокрушенно вздыхали и шли дальше.

— Олежка, — вдруг тихонько позвала Лизка, и Олег аж встрепенулся:

— Нашла?!

— Нет, — махнула рукой Лиза, — но я подумала: если товарища Васи на озере нет, то, может, просто позовём Максика? Он услышит — и отзовется.

— Молодец ты у меня! — похвалил сестру Олег. — Как я сам не додумался! А ну, давай вместе: Мак-си-к!

— Мак-си-к!! — звонкоголосая понеслось над утихшие озером, ударило в камыши противоположного берега и вернулись обратно. — Мак-си-к!! Где-е ты?!

— Что? Где?! Кто! — вдруг, как чертенок из табакерки, выпрыгнула из камышей голая долговязая и бородатая фигура в очках. Брат и сестра узнали в ней товарища Васю!

Только сейчас он был не в резиновом плаще с капюшоном, а в одних плавках и в детской панамке на голове. В руках у него вместо устрашающего ружья была обычная шариковая авторучка.

— Стой! Заповедная зона! Стрелять буду! — как заведенный, воскликнул товарищ Вася и наставил на оторопевших детей авторучку. Но вдруг заметил, что в руках у него не ружье, испуганно ахнул и присел.

Лиза и Олег не знали, что и делать!

Вот фигура снова высунулась из камышей.

— Вы что здесь ищете? — спросил товарищ Вася уже другим, тихим и застенчивым голосом. — Неужели не знаете, что играть здесь запрещено?

— Простите, что побеспокоили, — смело вышла вперед отчаянная Лизка, которая опомнилась первая, — но мы пришли на озеро не играть, а по очень серьезному и неотложному делу.

— Тогда позвольте поинтересоваться, что же это за дело? — совсем лучисто и лукаво усмехнулся грозный охранник.

— Да мы… — сказал Олег, чтобы Лизка, случайно, не обмолвилась о дракончике. — Мы то… Ну, ловим, одним словом, ящериц!

— Для чего они вам? — удивился товарищ Вася.

— Для школьного террариума, — объяснил Олег. — У нас уже есть лягушки и ужи, а вот ящериц не хватает.

— Ты что же, зоологией интересуешься? — спросил сторож и чуть больше высунулся из камышей.

— Немного… — соврал Олег, потому что естествознание не входило в список его любимых школьных предметов.

— Зоология — это прекрасно! — аж засверкали под очками глаза товарища Васи, и сразу стало видно, что это довольно молодой парень. — Я сам по специальности — биолог, специализируюсь на зоологии! Ведь изучать живую природу во всех ее разновидностях и проявлениях — сложное и поучительное дело. Хотя бы потому, что мы, изучая животный мир, сможем намного глубже познать и самих себя. — Голос сторожа звучал так увлеченно и вдохновенно, что Олег подумал: придется, наверное, прослушать целую лекцию.

Но он ошибся.

Товарищ Вася вдруг оборвал свою речь и уже более строго спросил у детей:

— А зачем вы меня звали?

— Вас?! — искренне удивились Олег и Лизка.

— Да меня, меня! Ведь я Максим, а друзья зовут Максом. Между прочим, — спохватился Максим, он же товарищ Вася, — откуда вы узнали мое настоящее имя?

— А мы его и не знали, — пожала плечами Лизка, и Олег рукой отодвинул ее. Он понял: Максиму можно все рассказать, поэтому так и сделал…

Сторож Максим ни разу не перебил Олега, ни о чем не переспросил, а внимательно дослушал до конца. И когда Олег наконец-то остановился, начал перебирать длинными пальцами свою густую бороду.

Видно было, что Максим очень сосредоточенно и напряженно о чем-то размышляет, поэтому дети его не дергали. Наконец сторож, казалось, что-то придумал. Он звонко щелкнул своими длинными пальцами — аж лягушки булькнули в воду! — и весело проговорил:

— Вот что! Я знаю, что дети, такие, как вы, любят придумывать себе всяких сказочных существ. Нет, нет, не перебивайте!.. — остановил он жестом Лизку и Олега, которые собирались отрицать. — Так вот, дети — страшные выдумщики и фантазеры, но вы слишком уж реалистично и правдиво все описали. Итак, я согласен поверить, отбросив ваши фантазии про космические странствия дракона и про дыхание огнем, лишь в то, что вы встретили крылатую ящерицу. Тем более, наукой доказано: в древние времена существовали летающие ящеры. Итак, открытый вами вид, возможно, как раз и принадлежит к классу ископаемых существ. Кстати, летающие ящерицы кое-где еще встречаются.

Олег мысленно только улыбался: мол, говори — говори, но мы-то с Лизкою знаем, кто такой Минимакс самом деле! Но прерывать Максима не стал, ибо хорошо видел: тот не на шутку заинтересовался дракончиком, так разве не все равно — верит он в драконов или верит только в ящеров? Лишь бы помог найти Минимакса.

А Максим продолжал:

— Теперь давайте разработаем стратегию и тактику поисков реликтовых существ, к которым, по моему мнению, принадлежит ваша крылатая ящерица. Заходите сюда! — Максим раздвинул густые камыши над самой водой, и дети увидели за ними небольшой удобный столик из свежих неструганных досок, на которых местами еще проступала смола. Столик был завален бумагами и книгами, лежали на нем увеличительные стеклышки и стоял настоящий микроскоп — как в школьном кабинете биологии.

— Не удивляйтесь, пожалуйста, — улыбнулся сторож, когда увидел вытянувшиеся лица ребятишек, — это мой тайный рабочий кабинет-лаборатория. Вы раскрыли мне свою тайну, вот я и раскрываю вам свою, потому что вижу: люди вы надежные. Максим отодвинул на край столика бумаги, освободив место, и пригласил детей садиться прямо на стол. Сам он привычно сел на землю, где лежала небольшая подушечка, искусно сплетенная из высушенного тростника, и начал рассказывать:

— Вы уже знаете, что зовут меня не товарищ Вася, а Максим Максименко, и сторож я временный. На самом же деле я — аспирант Института кибернетики последнего года обучения. Мое обучение кончается осенью, вот я и решил все материалы своей научной работы свести вместе. И в городе, еще и летом, сделать это очень трудно. А тут мой бывший одноклассник — и вы его хорошо знаете, это ваш участковый Крутиус сказал, что в Круглику освободилось место сторожа. Я и согласился поработать сторожем до октября. Во-первых, — на свежем воздухе и тихо. Во-вторых, — не так далеко от Института кибернетики. И главное, — я здесь ближе к живой, а не к лабораторной природе. Ведь я изучаю взаимодействие природы и человека.

— Что-то здесь не так уж и часто встретишь людей! — заметил как бы между прочим Олег, намекая, что Максим запугал дачников, и никто не осмеливается и сунуться к озеру.

— Пустое! — ухмыльнулся сторож, потому что прекрасно понял его намек. — Людей мне для работы и так хватает, а вот природы маловато. Да и работать в одиночестве лучше. Поэтому и пришлось устроить небольшой маскарад. Теперь вы все знаете про меня, а я — о вас, — подвел итоги бывший товарищ Вася. — А теперь — к делу: искать вашего, как вы говорите, дракона Минимакса!

Максим Максименко не очень верил в существование драконов, но надеялся, что такая диковинка, как крылатая ящерица, очень послужит науке. А может, и выпадет сделать какое-то открытие!

Но как только троица поисковиков выбралась из кабинета-лаборатории, как просто из-под Олеговых ног выпрыгнул… прокатный кот Петька Психолога!

Оказывается, он тоже не терял времени даром. Когда Олег примчался с Рексом на дачу и узнал, что исчез Минимакса, то, разумеется, про кота сразу забыл, а тот воспользовался этим и удрал на озеро.

Он давно решил избавиться от своей унизительной роли прокатного кота, поселиться на берегу озера, ловить рыбку и охотиться на другую дичь, а со временем превратиться в настоящего дикого сиамского котяру, какими были его предки до одомашнивания. И вот наконец представился удобный случай.

Рекс ужасно испугался, увидев, что на него надвигается три человека, и выпрыгнул из своей засады в камышах, чтобы дать деру. И Максим оказался проворнее него. Отчаянным смелым прыжком он догнал кота и успел ухватиться за цепочку, которая до сих пор болталась на Рексовой шее.

Рекс закрыл глаза, прощаясь с жизнью, и решил биться за свое кошачье право на свободу до последней шерстиночки на хвосте.

Но вместо беспощадных ударов кулаками кот почувствовал нежные и теплые ладони, которые успокаивающе гладили его по встопорщенной изогнутой спине и чесали за прижатыми к крутолобой голове ушами.

Кот осторожно открыл глаза — и увидел над собой веселое и ласковое бородатое лицо в очках, за стеклами которых лучились добрые глаза.

И бедный Рекс, который все свое кошачье жизни видел одни лишь угрозы, побои и издевательства, сейчас седьмым кошачьим чутьем понял: перед ним не враг, а друг!..

Он не ошибся.

Сторож-аспирант, не переставая ласкать ошарашенного и ошеломленного кота, обратился к нему:

— Чего, дурачок, бежишь и сердишься? Я тебе вреда не причиню. Гляньте, какой красавец! — Максим поднял разнежившегося Рекса на руки и прижал к себе. — Вот и успокоился, дурачок. Так-то оно лучше! — Аспирант опустил кота на траву, а Рекс, вместо того, чтобы убегать, подошел к ногам Максима и благодарно и преданно потерся о них своей большой и умной головой.

— Неужели это Рекс?! — не узнала Лизка кота, о котором наслушалась страшных историй.

— А что, — сказал Олег, — от такой собачьей жизни, как у него, любой кто разбойником стал бы. А на самом деле он, пожалуй, очень ласковый и добрый. Правда же, Рексик?

Кот внимательно слушал Олега, все прекрасно понимал и ужасно хотел бы ответить, поблагодарить за такие добрые и чуткие слова, и разговаривать он пока не научился, поэтому только махнул своим пушистым хвостищем и благодарно муркнул.

— Слушай, — обратился к коту Максим, когда Олег рассказал ему о несчастной Рексовой судьбе. — Оставайся жить у меня! Я здесь пробуду еще месяц, до октября. А когда похолодает и я поеду домой, отдам тебя моему другу Крутиусу. Согласен?

Кот аж завертелся на месте от неописуемого счастья, которое так неожиданно обрушилось на его многострадальную голову! Ведь он, как и все порядочные коты, каждой шерстинкою хвоста чувствовал, что под милицейской форме Крутиуса скрывается нежное сердце.

Будущее, красочно изображенное коту новым хозяином и другом, очень устраивало Рекса, поэтому он снова громко, как только мог, мяукнул, искренне выражая свое восхищение.

— Вижу, ты согласен, — усмехнулся Максим. — Тогда беги пока погуляй, а мы будем искать дракона…

Но начать поиски им не пришлось и в этот раз.

От Круглика вдруг послышался громкий пронзительный вой сирен пожарных машин.

Все четыре головы — Максима, Олега, Лизки и, конечно, Рекса — одновременно повернулись на звук и вскрикнули: над Кругликом вздымался огромный — под самое небо! — столб густого серого дыма или пыли. И этот столб, как показалось Олегу, вырастал все выше и выше. Причем он поднимался с того места, где находилась дача Валяйко!

Олег испуганно ойкнул — и первый со всех ног помчался к деревне. За ним бросилась и Лизка.

9. Все выясняется

Олега и Лизку встретила возбужденная толпа, что теснилась вокруг трех пожарных машин у забора Изольдиной усадьбы.

Разумеется, ни Максим, ни кот до села не побежали. Максим не спешил раскрывать жителям Круглика свою тайну так же, как и Рекс не хотел снова выступать в унизительной роли прокатного кота.

Первого, кого увидели Лиза и Олег, это соседку Изольду, которая носилась вокруг своей усадьбы и неистово орала:

— Ой, люди добрые! Ой, спасайте! Горю-уу!

За ней бегал Бобчик — это именно он постучал в дверь, когда Изольда болтала с Минимаксом, — и тоже кричал:

— Мама, остановитесь! Стойте, говорю вам!

Пожарные старались поймать женщину, но та ловко ускользала от их цепких объятий, бежала в дом и тут же выскакивала обратно, таща перед собой то ковер, то дорогое кресло, то хрустальную вазу, которую можно увидеть лишь в музее исторических драгоценностей.

Изольда даже не заметила, что извержение пыли из окон и дверей ее дома прекратилось так же внезапно, как и началось.

— Остановитесь, наконец! — прикрикнул на нее участковый Крутиус, который стоял здесь же во дворе и с нескрываемым профессиональным интересом наблюдал за Изольдой Сократовной, этой женщиной щедрой и искренней души, а особенно — за вещами, которые одна за другой появлялись на дворе. — Никакой это не пожар, — объяснил кругликовцам участковый, — а столб обычной пыли. Вот откуда он взялся — здесь надо разобраться…

Крутиус подчеркнул последнее слово, потому что прежде всего подумал, что разбираться надо в другом: откуда у такой скромной женщины такие ценные музейные вещи?

Его слова немного успокоили Изольду. Она наконец остановилась, тяжело дыша, оперлась на дрожащую руку своего разгоряченного красномордого Бобчика, перевела дыхание и сказала, обведя взглядом кучу добра, что беспорядочно лежали среди двора:

— Ой, слава богу! А я думала — горим.

— Во-первых, бога — нет, как доказано наукой, — строго заметил Крутиус, — и вам, уважаемая Изольда Сократовна, стыдно этого не знать. А во-вторых, надо немедленно выяснить, откуда эта пыль! — И участковый направился было к двери дома, и Изольда заступила ему дорогу.

— Гражданин участковый, подождите немножко! — испуганно затараторила она. — Я только вареньице вынесу — на зиму готовила, — а тогда, будьте добры, смотрите! — И она забежала в дом.

Ее не было минут пятнадцать. Из избы доносился лишь стеклянный перезвон. Наконец на пороге появилась Изольда. Она тащила за собой тяжеленный ковер, свернутый в узел, где глухо погромыхивали стеклянные банки.

— Давайте помогу, — предложил Крутиус.

Но Бобчик первым бросился к матери, которая почему-то отстранила благородного участкового, и поспешно воскликнул:

— Не волнуйтесь, он легонький! Мы его пока к соседям затянем, чтобы вареньице пылью не пришлось. — И вдвоем с мамой потащили ковер на дачу Валяйко.

— Вы не против, если это немного здесь полежит? — спросила Изольда брата и сестру, которые тихо стояли в толпе и с нескрываемым любопытством наблюдали за странной суматохой.

— Прошу, прошу! — затараторила Лизка. — Пусть лежит сколько надо.

— Вот спасибо, хорошие вы дети! — поблагодарила она и сунула ковер с банками в угол летней кухни.

— Так что, будем осматривать? — снова обратился к Изольде Крутиус.

На этот раз хозяйка гостеприимно распахнула дверь.

Ступив в дом, участковый едва не задохнулся. Мелкая, как пудра, пыль лежала по дому толстым слоем, летала облаками в воздухе и забивала нос и рот. Но работа есть работа, и участковый решительно взялся за расследование.

Он тщательно осмотрел каждую щелочку и трещинку на потолке, на стенах и на полу, но так и не нашел ни одной причины, которая могла бы вызвать такую ужасную пыль, что ее даже увидели пожарные в городе и примчались сюда.

Участковый решил пригласить к расследованию ученых из Института кибернетики: пусть посмотрят, потому что слишком уж странное явление пришлось наблюдать кругликовцам. Крутиус слышал про грязевые вулканы, но здесь речь шла о пыле. Может, в Круглике появился новый тип вулканов — вулкан пыльный? Кто его знает… Пусть ученые мужи исследуют это и сделают надлежащие выводы, а он здесь бессилен.

Когда участковый уже выходил из дома, он вдруг за что-то зацепился. Крутиус глянул под ноги и увидел покрытую толстым слоем пыли ворону без признаков жизни.

Это был Креня. Он наглотался пыли и потерял сознание, потому что так и не успел вылететь вовремя из дома.

Крутиус осторожно поднял птицу, стряхнул с него кончиками пальцев пыль и поднес к глазам — разглядеть. Неожиданно Креня встряхнул крылом и раскрыл один глаз. Увидев прямо над собой голову в милицейской фуражке, птица, который еще не совсем оправился, отчаянно подумал: «Вот и все! Попался!.. А только думал становиться на праведный путь…» Его крыло, что мгновение назад дернулось, тяжело обвисло вниз, а глаза закрылись вновь.

— Живой! — услышал он над собой радостный возглас милиционера. Этот возглас вернул Крене силы и надежду. Он уже смелее взглянул на участкового и увидел, что тот сияет от радости.

«Получается, милиция радуется, что я жив?! А коварная Изольда, значит, обманывала меня?!» — мелькнуло в птичьей голове, потому что, искренне говоря, Креня надеялся услышать совсем другое, что-то вроде: «Ага, разбойник, попался! А ну, марш в тюрьму!..» А тут, видите ли, — «живой!»

Креня так обрадовался, что откуда и силы взялись! Он вырвался из рук изумленного Крутиуса и сквозь приоткрытую дверь сиганул в лес, прочь от этой проклятой жизни!

И уже на полпути он вдруг что-то вспомнил, стремительно повернул назад, молнией влетел в дом Изольды — и через мгновение вылетел оттуда с исписанной бумажкой в клюве…

Толпа медленно начал расходиться. Пожарники свернули свои шланги, так и не понадобились, и поехали домой. А облако густой пыли под легким ветерком медленно уплыло за дальний лес.

Крутиус еще немного постоял посреди двора Изольды Сократовны, что-то обдумывая, а потом попрощался с хозяйкой и Бобчиком — и тоже ушел. Он решил нанести визит и подробно расспросить о ценных вещах в другой раз: что не говорите, а сейчас у людей несчастье.

А Изольда Сократовна вдвоем с Бобчиком принялись быстренько, но уже не так спешно — чего спешить, когда беда миновала, а соседи и так все видели! — заносить вещи обратно.

Последнее они перетащили ковер с банками, в которых, по ее словам, было варенье на зиму.

Банки звонко звенели, подпрыгивая в ковре, и при этих звуках Изольда замирала на месте и хваталась за сердце. Можно было подумать, что если бы разбилась хоть одна банка, без варенья она бы умерла.

Когда Олег и Лиза пришли помочь соседям, вдруг что-то быстро пробежало по ноге девочки и спряталось в кармашек на фартучке.

— Ой! — испугалась девочка и схватила брата за руку.

— Тсс! — зашипело из кармашка. — Это я, Минимакс!

Лиза бросила руку брата и прикрыла кармашек ладошками.

— Родной, нашелся! — горячо зашептала она, но из кармашка снова зашипело:

— Тише! Не шуми — услышат. Лучше иди домой, я там все расскажу…

Сидя в полутемной дачной лачуге, брат и сестра внимательно слушали рассказ Минимакса.

— Как я попал к соседке, я, честно говоря, не знаю и сам, — сказал дракончик. — Я вышел в сад выкурить одну-две сигаретки…

— Так уже одну-две! — перебила Лизка. — И там, под вишней осталась целая куча окурков!

— Пожалуйста, не перебивай, а то забуду, — оборвал ее Минимакс. — Так вот, попыхиваю я себе сигареткой, песенку мурлычу, и так мне хорошо, аж глаза сами закрываются…

— Это ты уже выдумываешь, — вмешался Олег. — Неужели от курения может быть хорошо?

— Я же не говорю — от курения, — решил Минимакс не врать, а говорить правду. — Просто тепло и приятно было вокруг. А от того проклятого курения — черт побери, чтобы я когда-либо пробовал эту отраву! — у меня вдруг закружилась голова — и я, наверное, потерял сознание, потому что больше ничего не помню. А когда очнулся, то едва не умер от удушающего запаха и увидел, что оказался у вашей соседки. Как я туда попал и какой это был запах, так до сих пор и не пойму.

— Моя работа! — неожиданно послышалось от порога, и дети увидели на дверях ворону.

— Чего так смотрите, как будто впервые слышите, что ворона говорит? — мотнул головой Креня, а это был, конечно, он. — Вас же не удивляет, что Минимакс говорит. Да и вообще не удивляет, что на свете существуют дракончики. Что же удивительного, когда я болтаю?

Логика птицу была неоспоримой, поэтому Олегу только и оставалось, что пригласить ворону в дом.

— Спасибо, — поклонился Креня и прыгнул в лачугу. — Меня зовут Креня, — представился он, и пока его никто не перебивал, быстро и кратко рассказал о своей жизни в Изольды, о том, как он украл Минимакса, про нашатырь и про свое решение окончательно покончить, как он выразился, со своим темным прошлым.

В конце рассказа птица пожаловался, что до сих пор не знает, где жить дальше. Бросать родной Круглик не хочется — он ужасно привык к селу. Да и, что не говорите, а его родное гнездо, в котором он родился, было именно здесь!

Ему бы хотелось свить в Круглику собственный дом, завести семью — в свое время он познакомился с одной очень симпатичной городской вороной, которой ужасно надоело жизнь в городе с его суетой, поэтому она мечтала переселиться на село, — и воспитывать детей.

Словом, планы были грандиозные, но как их воплотить в жизнь, он представлял плохо. Ведь, находясь у Изольды, птица столько зла натворил, что и не знал, простят ли ему.

— Простят! — заверила Креню Лизка. — Непременно простят! Может, не сразу, но ты докажешь, какой ты хороший и умный, и все забудут плохое.

— А пока что можешь пожить у Максима, — предложил Олег и рассказал Крене о бывшем товарище Васе и о судьбе прокатного кота Рекса, который нашел при нем свое счастье.

— Это лучший вариант! — сразу повеселел Креня. — Так я и сделаю. Да и заодно помогу вашему аспиранту: ведь я знаком с жизнью птиц, а главное — я могу обо всем ему рассказать. Думаю, мои глубокие знания очень пригодятся Максиму Максименко в его научной работе.

Так они и решили.

А Минимакс продолжил свой рассказ.

— Когда я пришел в себя, кто-то начал лупить в дверь, и хозяйка запихнула меня в пылесос. — Максика аж передернуло от упоминания об этом. — Что вам сказать! Видимо, самому надо побывать в пылесосе, чтобы почувствовать, что я пережил. Я словно нырнул с головой в рыхлую и теплую пыль.

Она сразу залепила мне рот и нос. Понятно, пыль меня ужасно разозлило, поэтому я начал быстро расти. Крышка пылесоса оторвалась, и я освободился из плена. И пыль, которой я нахлебался по самые уши, тоже разрослась во мне, и я начал безудержно чихать!

Видели бы вы, какие огромные облака пыли вырывались из моего рта, когда я чихал! Я чихал так — аж стекла звенели!

Как вы убедились, пыли я наглотался много, поэтому и поднялся переполох…

— А почему все прекратилось, и ты снова уменьшился? — удивилась Лизка, потому что знала, что Максик уменьшается лишь тогда, когда ему хорошо и приятно.

— Чудачка, — усмехнулся дракончик. — Сама вспомни, как приятно бывает чихать! А мне было втрое слаще, потому что вся эта гадость с каждым чихом вылетала из меня вон, прочищались легкие. Вот я и уменьшился от удовольствия. А перестал чихать — и пыль прекратилась.

— Максик, — снова обратилась к нему Лизка, — ты что-то утром говорил об истории драконов. Когда же доскажешь?

— Хоть и сейчас, — сказал дракончик и начал: — Как вы уже знаете, все драконы когда-то жили на Земле. К сожалению, природа наделила нас не очень привлекательной внешностью…

— Ты очень и очень хорошенький! — перебила его Лизка и чмокнула дракончика в нос. Минимакс засмущался, опустил стыдливо глаза, прикрыв их пушистыми ресницами, и продолжил:

— Так вот, природа создала нас страшными. А вы, люди, чего думаете, что когда существа не очень привлекательны внешне, как, к примеру, тритоны или лягушки, то они непременно должны быть вредными или злюками. Вы очень часто ошибаетесь! За внешней привлекательностью может скрываться доброе и отзывчивое сердце! — Минимакс задумчиво помолчал. — И не все понимают… Кроме того, так уж повелось, что мы, драконы, появляемся на свет из яйца и, прожив время, которое нам природа отпускает, снова превращаемся в яйцо, чтобы впоследствии родиться из него уже с новыми свойствами.

Разумеется, при такой жизни мамы ни у кого из нас не бывает. Можете представить, как трудно без мамы: никто тебя не погладит, не обнимет, никто сказку перед сном не расскажет, а если ты заболеешь — никто не будет сидеть возле тебя ночами и не поить с ложечки лекарствами.

Вот и решили мои бедные предки сами добывать себе мам, и начали похищать девушек. Но разве можно в такой нечестный способ приобрести настоящую маму?!

Не удивительно, что люди не поняли нас, стали нещадно уничтожать наш род.

Конечно, нам приходилось защищаться, и в итоге мы поняли, что согласия с людьми не найдем, и рано или поздно весь наш род они уничтожат.

Сначала мы рассеялись по миру, хотя и вели начало из Киевской Руси. Кто поселился в Скандинавии, кто вплоть до Африки долетел, а кого судьба забросила в дебри таежные…

Первые несколько веков нам жилось спокойно. И вот люди начали путешествовать, забираться в самые глухие джунгли и самые дальние пустыни, — и снова наступил конец нашему спокойствию. То здесь, то там путешественники наталкивались на единичных представителей драконьего рода — и устраивали за ними настоящую погоню.

В один прекрасный день все драконы Земли слетелись в тайгу, на далекую реку Тунгуску, на тайный совет и решили оставить Землю, пока не найдут общего языка с людьми.

Сказано — сделано!

Одной звездной ночи все драконы стартовали с Земли в направлении созвездия Дракона. Поскольку их было немало, то они немножко повредили тайгу при старте: обожгли и повалили деревья. Между прочим, ваши ученые полагают, что это упал, как они его называют, Тунгусский метеорит и повалил деревья. Так знайте: это стартовали драконы! А пламя, которое кое-кто из людей видел при этом на небосклоне, вырывающееся из их пастей. Ведь драконы летают не с помощью крыльев, как думаете вы, а хвостами вперед, словно ракеты, и при этом извергают пламя. Крылья нам вместо стабилизаторов, а вот роговые чешуйки и щитки, — Минимакс выразительно похлопал себя по голове и спине хвостиком, — защитный слой, сгорает, когда мы преодолеваем атмосферу.

— Ой, как интересно! — вырвалось у Лизки, глаза которой светились в полутьме лачуги. — Почти так, как у наших космонавтов!.. А дальше, что было дальше?

— Когда драконы долетели до созвездия, они нашли там небольшую планетку, очень похожую на Землю, и поселились на ней.

— Как же вы там живете?

— Точно я пока и сам не знаю, — ответил Минимакс, — потому что в нынешнем своем виде там еще не бывал. Ведь в меня заложена только основная информацию от предыдущего дракона, который превратился в яйцо, из которого появился я. А мой предшественник, в отличие от меня, не умел увеличиваться или уменьшаться, а мог лишь делаться невидимкой.

— Итак, — вмешался в разговор Креня, — каждый дракон может что-то такое, чего не может предыдущий?

— Да, — кивнул Минимакс. — Чтобы мы меньше грустили без прародины — родной Земли.

— Максик, — вдруг тихо произнесла Лизка, — выходит, и ты превратишься в яйцо?.. — И глаза ее вдруг наполнились слезами.

— Выходит, так, — улыбнулся дракончик. — Но произойдет это не так скоро, по крайней мере для меня. Ведь на Драконии, куда я вернусь, время идет совсем не так, как на Земле. У вас пройдет месяц — у нас век, у вас день — у нас год. Поэтому и живем мы, по вашим земным меркам, очень долго. Кстати, испытания, которые ждут меня после возвращения на Драконию, продлятся вплоть до начала вашей земной весны… — Тут вдруг Минимакс замолчал и через окошко посмотрел на небо.

— Что ты там увидел? — спросил Олег.

— Смотрю, что уже вечереет: скоро мне готовиться к старту.

— Как?! — вырвалось у Лизы. — Ты уже бросаешь нас?

— Так надо… — вздохнул дракончик, потому что уже успел ужасно привязаться к этому симпатичному девочки. — Ведь мой инкубационный период кончается. Следовательно, только небо возьмется звездами, я сориентируюсь по ним и полечу.

— А ты не можешь остаться у нас? — умоляюще заглянула дракончику в глаза Лизка.

— К сожалению, нет, — сказал Минимакс. — Я должен вернуться на Драконию. И люди еще не готовы общаться с нами.

— А мы?! — обиженно воскликнул Олег. — Разве мы не люди?

— Конечно, люди, — успокоил его Минимакса. — Но ведь не все такие, как вы… И вы не убивайтесь — я непременно вернусь: ведь я тоже должен превратиться в яйцо. А мы это делаем исключительно на Земле.

— Когда это еще будет! — вздохнул Олег.

— Не так и долго ждать, как тебе кажется, — сказал Максик и хотел еще что-то добавить, но в садике неожиданно хрустнула ветка и что-то тяжелое шлёпнулось на землю.

Все, кто был в доме, выбежали в сад.

Перед ними на траве под яблоней сидел и испуганно потирал ушибленную спину… Петька Психолог!

— Как ты сюда попал?! — налетел на парня Креня. — Шпионишь за нами?

— Ты не очень, — отмахнулся от птицы Петька. — Сам недавно таким же был.

Креня обиженно замолчал — а что он мог сказать? — и Олег надвинулся на Петьку и грозным голосом приказал:

— Ну-ка, рассказывай, что услышал!

— Все, — поднялся наконец Петька Психолог. — Но я никому не скажу! Вот вам слово! — Он ударил себя в грудь. — Мне уже так надоела моя жизнь, что и говорить нечего.

— Что именно? — не понял Олег.

— Ну разве мне нужны те деньги, что я у вас выманиваю? Да ни за что в мире! Но отец — вы же знаете! — никак не бросит пить, вот и гоняет меня на всякие заработки, чтобы ему деньги добывал, — Петька опустил голову и горько всхлипнул.

— А ты не давай! — вырвалось у Минимакса.

— Ага, не давай! Так он тогда мне ка-ак даст!

— Надо поговорить с Крутиусом, — предложила Лизка. — Пусть поговорит с твоим отцом.

— Уже говорил, — махнул рукой Петька. — Отец все время обещает бросить, а потом опять начинает… Ну что, берете меня в свою компанию? Я такое знаю про Изольду, такое-е!

— Без тебя знают, — стряхнул крыльями Креня.

— Может, и знают, да не все, — возразил Петька. — Вот, скажем, о банках: что там у нее?

— Деньги, — бросил пренебрежительно Креня.

— А сынуля ее чем занимается?

— Дурит людей!

— А вот и не только! — обрадовался Петька. — Он поставляет мамочки яйца — сотнями!

— Ну и что? — не понял Креня.

— Ага, я же говорил, — не знаете! — победно усмехнулся Петька Психолог. — А я все выследил, пока слонялся без дела. Так вот, чтобы знали: никакие у нее не свежие яйца, а обычные магазинные. У нее весь холодильник ими забит: Бобчик привозит, когда за цветами приезжает. По ночам она смывает с них нашатырем штампы, подогревает немного, а потом продает, как только что снесенные, тепленькие, впятеро дороже! А соберет пачку денег — и в банку!

— Про банки мы уже слыхали, — перебил Креня. — А такое ты видел? — Птица извлек из-под крыла мятую бумажку и положил его перед Петькой.

Друзья склонились над бумажкой, и Олег вслух прочитал… завещание Изольды!

— Откуда это? — удивился Олег.

— Я раздобыл! — гордо сообщил Креня.

— Погодите, — вдруг прервал разговор Минимакс, который до сих пор молчал и о чем-то сосредоточенно думал. — Кажется, я понял, как попал к вам!

Все обернулись к нему.

— Пожалуй, яйцо, в которое превратился мой предшественник, попало вместе с другими яйцами к Изольде, а она продала его вам!

— Точно! — подскочил Олег и вдруг спохватился: — Но ведь на скорлупе оставался штамп. Почему она его не смыла?

— Чудак, — усмехнулся Минимакс, — ты же видел, что штамп не смылся даже в кипятке! Пожалуй, Изольда подумала, что вы не заметите, — вот и подсунула вам яичко со штампом! Не пропадать же добру.

Олегу стало немного обидно, что его так обманули. Но благодаря этому случаю они встретились с Минимаксом! Ради этого можно пренебречь оскорблением.

Вдруг Креня спросил:

— А как же твое яйцо попало к Изольды?

Все вновь посмотрели на дракончика.

— Сам не знаю, — развел передними лапками Максик, и вдруг хлопнул себя хвостом. — Догадался! Мой предшественник приземлился где-то поблизости, а когда почувствовал, что начинает становиться яйцом, начал искать спокойное место — и набрел на курятник Изольды.

— Так, наверное, и было, — согласились все, потому что других объяснений не нашлось.

— А что делать с этим? — показал Петька на завещание.

— Надо спешить, — засуетился Креня. — Изольда может заметить, что бумажка исчезла: я её вытащил через заднюю стенку ящика, которая отвалилась, — и перепрячет деньги в другое место.

— Я ее задержу, — предложил Петька, — а вы бегите к Крутиуса.

— Договорились! — бросил Олег. — И ты, Креню, с нами.

— Ни за что! — ужаснулся птица. — Только не я! — Он все еще опасался милиции.

— Тогда я с Кренею пойду к озеру, — предложила Лизка. — Познакомлю его с Максимом и Максика искупаю: вот он весь в пыли. А Олег пусть бежит к Крутиусу.

Все согласились с девочкой, и уже через мгновение каждый мчался по своим делам.

10. Старт Минимакса

Над озером стояла вечерняя тишина. На Лизку, Креню и Минимакса повеяло благоуханием луговых трав. Вода в озере едва серебрились, и раз за разом в маленьких черных, словно лакированных, волнах вспыхивали отблески первых звезд, что уже зажигались на небе.

Лиза подбежала к шалашу Максима.

— Вот так гости! — вышел из шалаша аспирант-сторож вместе со счастливым Рексом, который уже успел полюбить нового хозяина. — Ну, что новенького?

Перебивая друг друга, друзья рассказали Максиму обо всем, что произошло в деревне.

— Дела-а! — только и сказал Максим, выслушав их. — Что же, я с радостью оставлю у себя Креню. Думаю, мы с ним станем друзьями. А когда я уеду, он останется под опекой Крутиуса, пусть тогда смело заводит себе семью и воспитывает детей. Теперь его уже никто и никогда не обидит..

Креня не знал, как и благодарить!

Потом Минимакс долго плескался в озере, фыркал и хлопал крыльями и хвостом по теплой и ласковой, как парное молоко, воде, а Лизка бегала по берегу и, как мама, кричала:

— Максик! Далеко не заплывай — опасно! Максик! Вылезай из воды, простудишься!

А когда дракончик наконец выбрался на берег и отряхнулся, как щенок, Лиза насухо вытерла его подолом передничка и посадила в кармашек — пусть согреется после купания!

Но Минимакс скоро начал заметно нервничать, выкарабкался из уютного кармашка и забегал туда-сюда в траве, что уже покрывалась вечерней росой.

— Чего ты суетишься? — спросила Лизка. — Посидел бы в уюте.

— А ты посмотри на небо! — сказал Минимакс.

Все подняли головы и увидели, что на потемневшем августовском небе все ярче и ярче проступает Млечный Путь.

— Значит, тебе уже надо лететь? — огорчилась девочка.

— Еще нет, но уже, видимо, скоро, — вздохнул дракончик. — Но вы не грустите. Я вернусь, я непременно вернусь к вам!..

— Ли-и-за!.. — эхом прокатилось вдруг над притихшим озером, и девочка узнала голос папы. — Где-е ты-ыы?!

— Ой, папа приехал! — сказала Лизка, и на глаза навернулись слезы. — А ты же как? — присела она возле дракончика. — Как же мы тебя проводим?

— Пустое, — отвечал тот. — Попрощаемся сейчас — и все. А вы меня с Олегом, если хотите, сможете увидеть и из города. У вас дома есть балкон?

— Даже два!

— Тогда, как приедете, станьте на том, что выходит в сторону Круглика, и смотрите пристально в небо. И когда там промелькнет яркая звезда — непременно помашите ей: это буду я!

— Но ведь в августе падает так много звезд! Как мы среди них узнаем тебя?

— Узнаете! — загадочно усмехнулся Минимакс.

— Ли-и-за! — снова донесся голос Валяйко-старшего. — Сколько можно ждать?!

— Уже иду-у! — отозвалась наконец девочка, взяла на руки Минимакса и крепко прижала к горячей влажной щеки. А он притих, даже не шевелился и не дышал…

Так, в полном молчании, истекла минута.

В конце концов Лиза выпустила дракончика в росистую траву и молча стремглав помчалась через луг туда, откуда доносился голос папы…

Все, кто остался на озере, тоже некоторое время молчали.

Печальный Минимакс сидел в траве, закрыв свои радужные глаза мохнатыми ресницами, и нервно принюхивался к небу, где с каждой минутой прибывало звезд.

Максим, у которого на плече сидел нахмуренный Креня, смотрел на черную гладь озера, по которой изредка пробегали волны, словно озеру снилось что-то интересное, и оно улыбалось во сне.

А Рекс прижался боком к ноге нового хозяина и застыл, как будто окаменел. Только хвост, бесшумно дергался из стороны в сторону короткими рывками, свидетельствовал, что кот нервничает.

Из молчания их вывел Петька Психолог, который, словно на крыльях, мчался через луг, запутываясь ногами в густой траве.

— Все!.. — выпалил он, подбегая к шалашу, и тяжело упал на землю.

— Что — все? — не понял Максим.

— Сейчас… Только отдышусь немного, — сказал Петька, минуту помолчал и начал рассказывать: — Видели бы вы Изольду! Когда я зашел, она уже укладывала в ящики свои банки с деньгами. Даже на меня внимания не обратила. Ну, я ей прямо с порога: «А что это вы делаете?» Так она аж подскочила: «Вон отсюда! Не твое дело!» — визжит. А я ей так спокойненько: «Как это — не мое? А может, я помочь вам пришел? Нелегко пожилой женщине такую кучу денег самой тащить в Общество по охране природы». У неё аж язык отнялся.

А потом: «Какая природа?! Какое Общество?!» — визжит. — «Кто тебе сказал такую ерунду?!» А я ей: «Записочку вашу видел, мол. «Завещание» называется». Она — в ящик и давай оттуда выбрасывать абсолютно все. Понятно, бумажки там она не нашла. Что тут началось!.. Она, словно рыба на берегу, хватала ртом воздух, махала руками, словно ветряная мельница, а потом колени у нее подогнулись, и она села на пол. Честно говоря, я не на шутку испугался — еще дуба врежет старая! Принес ей стакан воды. Цокая зубами, Изольда сделала несколько глотков, притихла, а потом загробным голосом спрашивает: «Где-е бумажка?..»

Я и сказал, что у Крутиуса.

Видели бы вы, как она убивалась!

А пока она плакала и навзрыд рыдала, я, чтобы затянуть время до прихода Крутиуса, рассказал Изольде о яичке с Минимаксом.

Она как наскочит на меня!

«А ну, повтори, вражий сын! — кричит. — Ну-ка повтори!»

Я и повторил.

Тогда Изольда мелькнула на кухню, вытащила из холодильника все яичные запасы — а их было сотни три! — и ну бить!

Я пытался успокоить ее — да где там! Она оттолкнула меня, замахнулась яйцом и кричит: «Не подходи! Убью!..»

Разумеется, я отошел: кому хочется стать яичницей. А она все бьет и бьет яички. Скоро лужа из желтков и белков доходившую ей чуть не до колен! А ей хоть бы что! Бьет и кричит: «Минимаксик! Ку-ку! Куда ты, проказник, спрятался?! Ку-ку-ку!..»

Такой и застал ее Крутиус с двумя дружинниками, которых привел Олег.

Он только вздохнул, когда увидел битые яйца, и сказал, что милиция тут уже не поможет, а надо обращаться к врачу. Затем он приказал дружинникам упаковывать банки с деньгами, а сам пошел вызывать для Изольды «скорую помощь».

С Олегом я попрощался там же, потому что папа не отпускал его от себя ни на шаг. А когда я напомнил о тебе, Минимакс, то Олегов папа лишь рукой махнул.

Дракончик недовольно фыркнул, и Петька остановил его:

— Не сердись! Олег передавал тебе привет и ужасно сожалел, что не может попрощаться. Он будет скучать без тебя.

— Ничего, — успокоил Петька дракончик, — я еще вернусь к вам. А теперь — пора готовиться к старту. — И обратился к друзьям: — Вы немного поможете мне?

— Говори, что делать! — воскликнули все.

— Пустяки! Надо разложить небольшой костер. Я заправлюсь от него пламенем, чтобы выйти на орбиту. А там уже легче: к Драконии я домчусь по инерции.

— Как это — заправлюсь пламенем?! — удивился Креня.

— Чудак, — усмехнулся Минимакс. — Неужели ты не помнишь, как я спас их газовую плиту, когда в баллоне закончился газ? Неужели забыл, как помогла мне в этом обычная спичка?! А здесь — целый костер! А он стоит, пожалуй, тысяч и тысяч спичек.

— Ну, когда действительно так, как ты говоришь, — все еще сомневался недоверчивый Креня, — то мы, конечно, поможем, не так ли? — Он посмотрел на друзей.

— Нет вопросов! — бросил Максим. — Не бывать такому, чтобы мы не помогли нашему Минимаксу!

— Пхе! — как всегда немного презрительно каркнув Креня. — И когда человеку, ой, простите, настоящему дракончику чего-то захочется, то я — первый помощник ему!

Даже Рекс, пока молчаливый, мяукнул и насторожился еще больше, словно хотел сказать: приказывайте — все сделаю, что понадобится!

А Петька, этот хитрец и пройдоха, правда — уже бывший, вдруг бросил:

— И чего это мы стоим. Поговорили — и к работе!

И все сразу поняли, что таки действительно надо немедленно помочь дракончику…

Некоторых, может, и удивит, чего это поднимать такой переполох из-за какого-то там хвороста для костра, зачем стольких подключать к этому делу — и людей, и кота, и птицу?

Что же, пусть такой умник доберется поздним вечером до некоего озера, где берега поросли косматым камышом, а вся остальная местность вокруг — густо заросший луг!

Не поняли?

Так вот, пусть этот умник попробует на лугу у озера насобирать обычного хвороста хотя бы для небольшого костра!..

Но если даже в такой затруднительной ситуации за дело берутся настоящие друзья и единомышленники, — все преграды и препятствия исчезнут!.. И в траве, и в воде будет вам и хворост, и все остальное для костра!..

Понятно, что уже через несколько минут над озером вспыхнул небольшой костер. Максим, Петька, Креня с Рексом и Минимакс сели вокруг, и каждый задумался о своем, самом дорогом и самом сокровенном, всматриваясь в переменчивый и загадочный огонь.

Максим думал о том, как ему повезло: ведь теперь он своевременно завершит свою научную работу, сделает весомый вклад в науку. А может, с помощью своих новых друзей — Рекса и Крене — еще и выдающееся открытие совершит!.. Жаль, конечно, что Минимакс улетает, а то бы и его Максим исследовал. Что-то его, если быть откровенным, немного берут сомнения: действительно ли все так и есть, как рассказывает эта крылатая ящерица, похожая на ископаемого игуанодона? А впрочем, на свете бывают и не такие чудеса…

Счастливые Рекс и Креня думали о зиме, которая была уже не за горами, и о том, как хорошо и уютно им будет жить у доброго и надежного Крутиуса. А еще кот мечтал научиться у Крени разговаривать человеческим языком. Тогда он еще себя покажет!..

Петька думал о том, что теперь он никогда в жизни не хитрить, чтобы достать денег. Ведь Крутиус очень серьезно переговорил с отцом, и тот дал честное слово больше не пить, а стать наконец порядочным человеком. И еще участковый сказал, что отец хочет вернуться к Петьке и его маме…

А Минимакс думал о том, что через некоторое время — уже совсем-совсем скоро! — он увидит Драконию и встретится с такими же, как и он, дракончиками. Думал он также, что непременно вернется на Землю, когда наступит его время, и разыщет своих друзей, которых искренне и навсегда успел полюбить…

И что бы каждый не думал в этот миг, все одинаково думали, как хорошо, когда очень и очень разные, совсем непохожие между собой и, казалось бы, несовместимые живые существа — люди, кот, птица и даже дракон! — прекрасно понимают друг друга и могут быть настоящими искренними друзьями!..

И вот Минимакса, который сидел ближе всего к костру, шевельнулся и совсем тихо сказал:

— Пора…

Он пододвинулся еще ближе к костру, продолговатым язычком лизнул пламя, выхватил несколько ярких искр и, не морщась, проглотил их. Тогда отбежал в темноту и уже оттуда крикнул:

— Прощайте! Лечу!

— Прощай, Минимакс! — закричали дружно Максим, Петька и Креня, а Рекс только громко и проникновенно мяукнул, потому что пока не умел говорить, хотя все прекрасно понимал.

Друзья увидели, как из травы, где спрятался Минимакс, вырвался ослепительно белый язык пламени. За ним — еще один, и еще…

Через мгновение они слились в мощный яркий струя, поднялся вверх и превратился в огненный шар, который начал быстро-быстро удаляться в небо.

Скоро шар сделался маленьким, слился со звездами Млечного Пути — и растаял между ними…

В это время на балконе в городе стояли Олег с Лизкою и до боли в глазах всматривались в августовское небо, густо усеянное звездами.

«Неужели так и не увидим Минимакса? — с тревогой думали брат и сестра. — Неужели так и не помашем ему?»

Вдруг над горизонтом со стороны Круглика они заметили яркую звезду, что быстро прочерчивала небо.

«Неужели — Минимакс?!» — молнией мелькнула у детей мнение, и они крепко схватились за руки.

А звезда поднялась до Млечного Пути, притормозила свое движение и вдруг начала кружиться среди звезд.

— Смотри! — воскликнул Олег, все поняв. — Звезда пишет!

Затаив дыхание, брат и сестра широко раскрытыми глазами внимательно следили за движениями звезды.

Вот появилась буква «Я»…

За ней — буквы «ВЕР»…

А тогда, уже быстрее, — «НУСЬ»…

Олег и Лизка вскрикнули от радости и вовсю замахали руками.

А звезда вспыхнула еще ярче, словно увидела их, и широкими — на полнеба! — движениями выписала последнее слово:

МИНИМАКС!

А тогда исчезла в таинственных глубинах космоса…

Анатолий Григорьевич Костецкий Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!»

Глава первая. Тайна старого сарая

Началось с того, что в домике Лукерьи Лукиничны и Сидора Силовича начали исчезать вещи. И если бы исчезали ценные, — к примеру, фарфоровый чайный сервиз, набор серебряных ложечек для кофе или вазочки для варенья из цветного чешского стекла, — стоило бы бить тревогу. Но исчезали совсем не ценные, а обычные будничные вещи.

Первой исчезла бутылочка с клеем «Марс», которым можно склеивать кожу, дерево, стекло и фарфор. Лукерья Лукинична собиралась подклеить кожаную кайму на домашних тапочках Сидора Силовича, своего мужа, потому что он всегда загибал задники и обрывал кайму. Лукерья Лукинична открыла ящик с надписью «Бытовая химия», где должен был стоять клей, — и не нашла его на месте.

Сначала она подумала, что сама куда-то задевала бутылочку — да и забыла. Такое с ней иногда случалось: то положит куда-нибудь очки и ищет целый день, то забросит куда-то газету и не может потом найти, а то насыплет соли в баночку с надписью «Сахар» — и вся семья кривится от соленого чая.

Чтобы как-то избавиться от этого своего недостатка, Лукерья Лукинична понаклеивала на все баночки, коробочки и шкафы этикетки с надписями «Инструменты», «Вилки, ложки, ножи» и т. п. — путалась уже меньше, хотя иногда память подводила её.

Так что не удивительно, что при таком характере (особенности) Лукерья Лукинична сначала не обратила внимания на пропажу клея, «Наверно, клей весь вышел, — подумала она, — а я об этом забыла». Она решила завтра купить новую бутылочку «Марса», а сейчас, пока до работы еще оставалось время, — потому что Лукерья Лукинична, как и её муж, работала во вторую смену, — почистить соляной кислотой ванну. Но, к большому удивлению, кислоты на месте не было!

Это открытие уже насторожило её — Лукерья Лукинична принялась проверять все свои баночки, коробочки и ящики.

Все и всюду было на местах: в коробке с надписью «Инструменты» лежали нетронутые напильники, молотки, отвёртки, сверла и много других принадлежностей; из ящичка «Ложки, вилки, ножи» тоже ничего не пропало; даже в жестянке с этикеткой «Шурупы» никто ничего не трогал. Но когда Лукерья Лукинична начала обследовать ящик «Бытовая химия», то, кроме бутылочки клея и соляной кислоты, она не нашла еще двух пачек синтетического стирального порошка, бутылки ацетона, жестянки с силикатным клеем, коробочки со спиртовыми таблетками и тюбика с пастой для полировки мебели.

Лукерья Лукинична не знала, что и делать!

Мужа она решила не беспокоить — он отсыпался после второй смены. «Да и стоит ли говорить ему? — засомневалась Лукерья Лукинична. — Наверное, я просто забыла, куда все это подевала. Пожалуй, у меня снова ухудшилась память». И она решила перед работою заглянуть к врачу, к которому уже обращалась.

Врач очень внимательно выслушал жалобы и принялся обследовать посетительницу. Он долго всматривался в её глаза, оттягивая то верхнее, то нижнее веко, стучал резиновым молоточком то по правому, то по левому колену Лукерьи Лукиничны, и от этого у неё так смешно дергались ноги, что она едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. После этого врач несколько минут водил перед самым носом Лукерьи Лукиничны указательным пальцем.

Закончив наконец обследование, он немного походил по кабинету, то и дело поглядывая то на потолок, то на пол, то за окно, а потом сказал:

— Я ничего у вас не нашел. Вы — совершенно здоровая женщина. А забывчивость присуща в той или иной мере всем, даже мне. А посоветовал бы вам завести специальную тетрадку и в дальнейшем записывать в неё, что и куда вы кладете или ставите. Это, думаю, поможет вам сосредоточиться и поможет тренировать вашу память.

Вывод и совет врача успокоили Лукерью Лукиничну, и она весело поспешила на работу. А на следующий день приобрела тетрадку, разлиновала её на две колонки и написала над левой — «ЧТО», над правой — «ГДЕ».

Теперь Лукерья Лукинична каждый раз, расставляя вещи, записывала, например, такое: «Что» — «Соль», «Где» — «Баночка с этикеткою «Соль». Или: «Что» — «Отвертка для швейной машинки», «Где» — «Коробка с этикеткой «Инструменты». И это помогала. По крайней мере никто больше пробовал соленый чай или сладкий борщ.

Целую неделю Лукерья Лукинична аж сияла — как у неё все хорошо выходит! На радости она даже восстановила свои запасы бытовой химии, старательно при этом записывая, что и куда поставила, и в первый же выходной подклеила-таки тапочки Сидора Силовича.

И вот наступил понедельник. Лукерья Лукинична решила устроить день стирки. С утра она замочила бельё и, пока оно откисало, приготовило обед, посмотрела по телевизору повтор очередной серии телефильма «Следствие ведут знатоки» и прополола на огороде картошку. Теперь можно было браться и за белье.

Она раскрыла ящик с надписью «Бытовая химия» — и прикипела к месту! Ящик был почти пустой!.. Лукерья Лукинична побежала за спасительной тетрадкой, хотя прекрасно помнила, что должно быть в ящике: ведь только вчера она обновила свои запасы.

Не доставало многих вещей: стирального порошка, мастики для паркета, четырех пачек соды, аэрозоля с эмалевой краской и — снова же таки! — бутылочки с клеем «Марс»!

Но этот раз Лукерья Лукинична не стала молчать. Она заглянула в комнату, где Сидор Силович, лежа на диване, читал газету, и закричала:

— Сидор, беда!

Тот неохотно отложил газету, медленно поднялся с дивана, всунул ноги в тапочки, с как всегда примятыми задниками, сладко потянулся и наконец спросил:

— Где беда, какая беда?

— Там, на кухне! — испуганно оглянулась Лукерья Лукинична и поведала мужу о странной пропаже.

— Тю, — махнул рукою Сидор Силович, когда жена окончила, — вот выдумала! Сама, наверно, куда-то все задевала, а теперь паникуешь.

— Я не паникую, — обиделась жена. — Вот посмотри сам! — И протянула мужу тетрадь.

Сидор Силович внимательно проверил записи и только головою покачал.

— Слушай! — посмотрел он вдруг на понуренную супругу. — А давай сделаем так: снова купим всё и поставим в ящик. Только в коробке со стиральным порошком проковыряем небольшую дырочку. И если снова утащат порошок, он будет сыпаться через отверстие, и мы увидим куда его понесут.

— Прекрасно! — воскликнула Лукерья Лукинична и на радостях, что у неё такой мудрый муж, звонко чмокнула его в колючую щеку.

Так они и сделали перед тем, как пойти на работу.

А на следующее утро Сидор Силович, как только проснулся и вышел на кухню, чтобы поставить чайник, — так и застыл с раскрытым ртом от зевоты: от шкафа с «Бытовой химией» бежала тоненькая дорожка белого стирального порошка и исчезала за порогом!

Сидор Силович, затаив дыхание, поманил пальцем жену, и они на цыпочках пошли по следу.

Белая полоска вывела их в сад, повилась немного между деревьев и спряталась под дверью старого сарая, который стоял в глубине сада, за домом.

Этим сараем они не пользовались уже года четыре — с последнего ремонта в доме. Тогда в сарай посносили всяческий домашний хлам, которого оказывается всегда много во время ремонта, и закрыли сарай на тяжеленный замок. Сидор Силович, честно говоря, даже не помнил, куда подевал от него ключ.

И вот сейчас они с женой стояли перед дверью сарая и недоуменно переводили взгляды с тоненькой струйки порошка на тяжелый ржавый замок.

Постояв так несколько долгих минут и почесав вволю затылок, наконец решительно ступил вперед, взялся за дверную ручку — и отскочил от неожиданности! Замок тихонько клацнул и упал на траву, а дверь с едва слышным скрипом открылась, открывая таинственную полутьму….

Глава вторая. Изобретатель Христофор Тюлькин

В это время ученик третьего «А» класса Христофор Тюлькин сидел на уроках и горько размышляя, что же ему сегодня делать.

Дело в том, что его вот уже месяц преследовал здоровяк-восьмиклассник по прозвищу Балбес. Он жил на той же улице, что и Христофор, и считался грозою всего квартала.

Балбес и правда был здоровяком, особенно в сравнении с худеньким, хрупким и лопоухим Христофором, очки которого всё время сползали с его маленького, словно кнопочка, носа. Балбес был не по годам высокий, выше на две головы Тюлькина, имел длинные, словно у обезьяны, руки, на которых буграми проступали мышцы. Да и вообще, его внешний вид производил гнетущее впечатление на всех окрестных мальчишек.

Христофор Тюлькин как-то сравнил Балбеса с неандертальцем. И хотя Балбес и понятия не имел кто это такой, он обиделся, — так что Христофор имел прекрасную возможность убедиться на собственном опыте, насколько тяжелы у Балбеса кулаки.

Хорошо, если бы этим и закончилось. Но Балбес был не из тех, кто легко прощает обиды. С тех пор для Христофора, как и для многих других мальчишек их квартала, он обложил данью: каждый месяц, в первый понедельник, Тюлькин должен приносить Балбесу рубль.

Таким вурдалаком Балбес стал только год назад, а почему — никто не мог объяснить. До сих пор он был вполне нормальным парнем: любил, как и все, погонять мяч, побороться во время перемены, ну, залезть к кому-то в сад… Но все это было, так сказать, невинное баловство. Но год назад Балбеса словно подменили. Если когда-то он мог заступиться за малыша, то теперь только угрожал младшим, вымогая под разными предлогами деньги, деньги и деньги! Ребята догадывались, что тут не обошлось без влияния Балбесовых приятелей, которые были старше его. Но доказать этого никто не мог.

Один раз Христофор Тюлькин попробовал было не заплатить дань: он давно мечтал о карманном фонарике, и, чтобы купить такой, ему не хватало именно рубля. Два дня Тюлькин незаметно проскальзывал домой, но на третий день всё-таки наскочил на Балбеса.

— Привет, Тюля! — закричал тот из-за угла. — А я по тебе стра-а-ашно скучаю! — И Балбес угрожающе оскалился.

Христофор совсем не обиделся на «Тюлю». Во-первых, попробуй обидеться на Балбеса! А во-вторых, он к такому обращению давно привык: так его звали почти все приятели и одноклассники. Христофору даже нравилось, что его зовут не по имени, а по прозвищу, потому что он хронически ненавидел свое собственное, родное, особенное имя с той поры, как научился разговаривать. Такого имени он ни у кого и нигде не слыхал, разве что у Христофора Колумба. Именно в его честь родители и назвали сына, за что он немного обижался на них до сих пор.

Может, он и гордился бы своим именем, если бы не фамилия. Согласитесь: ну разве это сочетается — Христофор Тюлькин. Курам на смех!

Именно из-за этой неприятности Христофор еще в первом классе решил стать в будущем всемирно известным ученым, что бы люди, услышав его имя и фамилию, уважительно говорили: «О, это — голова!», а не хватались за животы от смеха. Поэтому научившись читать, с книгой уже не расставался. Читал Тюлькин преимущественно научную литературу и хотя мало что из прочитанного понимал, нисколько не сокрушался. Он где-то вычитал, что надо накапливать знания, а когда их наберется достаточное количество, они сами выстроятся в стройную систему, и человек сделает гениальное открытие или выстроит новейшую научную теорию.

Тюлькин не только читал, но и занимался самыми разнообразными опытами. Чего он только не делал!

А впрочем, сейчас еще не время об этом рассказывать…

Поэтому, встретив Балбес, Христофор совсем не обиделся за «Тюля», а, сдерживая дрожь, сказал:

— Я… я того… немного приболел!

— Рад видеть тебя живым и здоровым! — хохотнул Балбес. — А то я было подумал, что мой рубль — тю-тю! А ты, видишь, — живой! Ну, давай, — протянул он Христофору руку.

— Балбес, — умоляюще взглянул на верзилу Христофор, — а может, подождешь? Я фонарик хочу купить.

— Что-о-о?! — не своим голосом взревел Балбес. — Ты как меня назвал? — Он схватил мальчика за грудки и начал трясти, приговаривая: — Запомни раз и навсегда: моё имя — Семен, или сокращенно — Сэм. И когда я хоть раз еще услышу другое — жди беды? — Потом он отпустил напуганного до смерти Христофора и добавил: — Я сегодня добрый, живи! Да и рубли терять жаль: отправлю тебя на тот свет, и они уйдут за тобой. Ну, давай!

Тюлькин, ужасно рад, что так дешево отделался, молча сунул Балбесу рубль и припустил домой, ругая себя за промах. Ведь он прекрасно знал: Балбесом Семена могут называть только его дружки, для других он — Сэм…

Все это вспомнилось Христофору на последнем уроке, и он млел со страху перед будущим: именно сегодня должен был платить, а у него, как на грех, не было и копейки.

— Тюля, ты что, заснул? — заглянул в дверь класса его сосед и лучший друг Васька из третьего «Б», веселый отчаянный и ловкий спортсмен. — Ну-ка, домой!

Христофор даже не шелохнулся.

— Ну и соня! — подошел Васька и хлопнул Тюлькина по плечу. — Смотри, на уроке заснул!

— Да не сплю я, не сплю! — вскипел Христофор. — Отцепись от меня!

— Чего кричишь, как сумасшедший! Лучше объясни, что произошло?

Христофор успокоился — и все рассказал другу.

— Ну и дела, — покачал головой Васька. — У меня тоже ни копейки. Ну, ничего, пойдем — как-то, может, обойдется.

И как только друзья свернули на свою улицу, как наскочили на Балбеса. Тот держал руки в карманах и что-то весело насвистывал. Заприметив ребят, Балбес ступил Христофору навстречу и воскликнул:

— Наконец-то! Уже минут двадцать жду, а мне же никогда — друзья ждут. Ну, давай!

— Я сегодня без денег… — еле пролепетал Тюлькин.

— Опять, мальчик, шутишь? — подошел к бедняге Балбес. — Забыл про мои ручки?

— Я отдам, — не на шутку испугался Христофор, — честное слово, завтра же отдам!

— Ну, гляди мне! — Балбес повел перед Христофоровым носом кулачищем. — Чтобы завтра отдал и с процентами — руб двадцать! А это — за моральную травму, компенсация. — Он сорвал с рубашки Тюлькина олимпийский значок и, сплюнув сквозь зубы, двинулся на спортивную площадку за школой, где его уже ждали дружки.

— Пойдем ко мне, — предложил расстроенному Тюлькину Васька. — В шахматы поиграем, кино посмотрим.

Христофор молча кивнул, и друзья двинулись к Ваське.

Тюлькин частенько после уроков заворачивал к нему. Они вместе учили уроки, обсуждали международные события, играли в шахматы, смотрели телевизор и, конечно, мечтали. Одним словом, совместных дел у них всегда хватало.

— Ты не переживай, — утешал друга Васька. — Как-то пройдет, не сегодня, так завтра. Не может же так быть всю жизнь. Кстати, чего ты последнее время не заходишь ко мне?

— Дела разные, — отмахнулся Христофор.

— Что-то ты от меня скрываешь, — обиделся Васька. — Конечно, если не хочешь, не говори. Но я же вижу: что-то у тебя неладно.

— Ничего особенного, — отмахнулся Христофор. — Просто я одну штукенцию придумал. Но надо еще проверить, пока рано говорить. — Тут он мечтательно возвел глаза вверх и добавил: — А когда получится, что задумал, — на весь мир прогремит имя Христофора Тюлькина!

— Ну что же, — улыбнулся Васька, глядя на просветлевшее лицо друга, — твори, выдумывай, изобретай. Я уже как-то потерплю.

Ребята сыграли партию, согласившись на ничью, и Христофор помчался домой. А Васька еще долго думал о друге.

Он прекрасно знал характер Христофора. Тот почти все свободное время только и делал, что выдумывал то летающую подводную лодку, то самомоющую пасту для посуды. Он был записан чуть ли не в десяток разных кружков, и поскольку времени у Христофора всегда было мало, он на самом деле никуда не ходил. И если честно, то из выдумок Тюлькина до сих пор путного ничего не получилось: слишком уж Тюля разбрасывался. Когда у него что-то сразу не получалось, он бросал работу и начинал новую. Через это почти все одноклассники несколько скептически относились к его изобретательским способностям: настоящий изобретатель, по их мнению, должен, кроме таланта, иметь еще и незаурядную силу воли.

Только Васька верил в будущее Христофора, потому что знал: талант — это от природы, а вот силу воли можно в себе воспитать. И он был убежден: рано или поздно Христофор непременно изобретет что-то очень и очень выдающееся, нечто такое, чем удивит весь ученый мир!

Глава третья. Знаменитая клюшка

Дома Христофор достал из своего тайника под ступенями, что вели в дом, общую тетрадь с надписью «Научные идеи, открытия, наблюдения и результаты экспериментов». В нем он записывал все свои идеи, над которыми мечтал поработать в ближайшее время. Здесь были схемы межпланетных телефонов, чертежи удивительных механизмов и машин, вырезки из газет, где говорилось о тех или иных тайнах, еще не раскрытых наукой. Туда же Христофор записывал мысли и афоризмы выдающихся ученых, которые вылавливал из книг и журналов. Тюлькин зашел в дом, медленно пролистал тетрадь до последней страницы, провел по ней нежно рукой, а потом вверху, отступив несколько строк, записал красным карандашом:

USK-XT

После этого он покашлял солидно в кулачок и задумчиво уставился взглядом в потолок.

Сегодня Христофор Тюлькин, по его мнению, сделал гениальное открытие и смело стучал в двери всемирной, громкой и такой сладкой и щемящей славы, — аж дыхание перехватывало! Все, к чему он прикасался до сих пор своими талантливыми руками, сейчас по сравнению с его последним изобретением казалось ничтожными забавами дошкольников.

Христофор Тюлькин — вслушайтесь только, как звучит теперь это имя! — изобрел USK-XT, или, если расшифровать эту запись, — «Универсальный суперклей Христофора Тюлькина»!

Для названия клея Христофор решил взять латинские буквы, потому что из научных журналов и книг знал, что именно так ученые всего мира называют и кодируют свои открытия и изобретения. Свое же имя и фамилию он закодировал нашими буквами из двух соображений: во-первых, чтобы все в мире знали — USK изобрел не кто-то там за границей, а именно он, Христофор Тюлькин, советский школьник; во-вторых, когда уже по искренности, он не знал точно, как записать латинскими знаками букву «X», да и не чувствовал в этом острой необходимости — ведь она и так была похожа на латинский «Икс», а «Т», как известно, и на латыни пишется так же.

Изобрести USK Христофору пришло в голову случайно. Дело в том, что в конце февраля у него сломалась клюшка, с помощью которой он намеревался в конце концов преодолеть свое равнодушие к спорту. Точнее, не сама сломалась, а ее сломали, и ни кто иной, как Балбес.

Клюшка в Тюлькина была необычная, даже, можно сказать, драгоценная, ее привез Христофору из Киева родной дядя, а ему подарил эту клюшку нападающий знаменитой хоккейной дружины киевского «Сокола»!

Все ребята просто бредили этим сокровищем. Они готовы были отдать что угодно, чтобы хоть несколько минут подержать в руках эту волшебную клюшку — легонькую, как перышко, но прочную, словно сталь.

И Христофор никогда не отказывал ребятам. Всем, кто хотел, он давал ее по очереди во время хоккейных баталий на спортплощадке школы. И тот счастливец, что держал ее в руках, непременно забрасывал в ворота соперников одну, а то и две шайбы. Зная такое свойство клюшки, Христофор пристально следил, чтобы ребята одной команды не играли ею больше, чем парни второй, потому что тогда шансы команд были бы неравноценными!

И вот однажды на очередной встрече двух давних соперников — команды седьмого «А» и восьмого «Б» — клюшка попала в руки Балбеса. Тот играть совсем не умел, но заболел защитник восьмиклассников, заменить было не кем, — вот и выставили Балбеса, возлагая надежды на его рост и вес.

Тюлькин, который за часами следил, чтобы игроки не задерживали клюшку, отсчитал положенные две минуты и крикнул Семену, чтобы отдал ее соперникам. Но Балбес лишь пренебрежительно отмахнулся — мол, отстань, Тюля — и клюшки не отдал: он ужасно сердился, что даже с помощью такого волшебного орудия не смог, как ни силился, забросить семиклассникам ни одной шайбы!

Игра, разумеется, сразу прекратилась, ребята столпились вокруг Сэма и начали требовать клюшку. Тот сначала сопротивлялся, но когда увидел, что даже одноклассникам его поведение не нравится, вдруг взбесился, размахнулся изо всех сил — и ударил клюшкой о бортик…

Все — и игроки обеих команд, и зрители — только охнули, а клюшка переломилась пополам и выпала из рук Балбеса.

Он сначала и сам немного испугался, но потом злобно выругался, плюнул на лед, заложил руки в карманы — и направился прочь с площадки. Обалдевшие ребята даже ничего не сказали ему, — так поразила их гибель знаменитой клюшки…

В тот Христофор до глубокой ночи не ложился спать. Он и так, и так складывал половинки клюшки — и только вздыхал: казалось, починить клюшку невозможно! Можно, конечно, дощечкой соединить половинки или скрепить их металлическим стержнем. И разве это будет та клюшка, что раньше! Нет, она станет уже совсем — совсем другая: тяжелая, неуклюжая, нескладная, — одно слово, не клюшка, а костыль!

Христофор уже хотел было где-то забросить обломки, чтобы они не заставляли его горевать, но Васька посоветовал попробовать склеить клюшку столярным клеем, и Христофорова надежда вновь ожила.

Почти всю весну и лето потратил Тюлькин на опыты. Он перепробовал все марки клея: столярные, синтетические, натуральные и многие другие. Зря! Ни один клей так и не смог срастить половинки, хотя почти все этикетки, особенно этикетки синтетических клеев, расхваливали их надежность.

И здесь у Христофора впервые в жизни проснулась упрямство и упорство: он дал себе слово во что бы найти клей, который таки склеит знаменитую клюшку!

Это, немного лихорадочное, но и полна непоколебимой решимости, слово и стало первым шагом Тюлькина на обозримом пути к созданию USK-XT.

Христофор оборудовал себе небольшую лабораторию и принялся экспериментировать. Работать приходилось втайне, потому что матери и отцу уже давно надоело его, как они говорили, ничегонеделание.

В один прекрасный день очередная смесь, множество которых изготовил Христофор, так быстро и прочно соединила половинки клюшки, что он сперва было не поверил в неожиданный и такой желанный успех.

Сначала осторожно, а потом с каждым разом все сильней и сильней, он дергал половинки, выгибал клюшку, стучал ею об землю, колотил по стволам деревьев — зря: клюшка не ломалась!

Не веря счастью, Христофор прибег к крайностям. Хоть и побаивался, но положил клюшку на два кирпича и — прыгнул на нее!.. На этот раз эксперимент, к сожалению, удался: клюшка вновь разлетелась на две половинки.

И когда Тюлькин обследовал место излома, он охнул: оказывается, клюшка сломалась не там, где была склеена, а совсем в другом месте. Предыдущего же места излома Христофор даже не нашел: клей словно срастил половинки! Тогда изобретатель бросился к столу, вторично помазал чудодейственным клеем половинки и прижал друг к другу. За мгновение клюшка у него просто на глазах срослась!

Теперь Тюлькин хватал все, что попадалось под руку, — и клеил, клеил, клеил. В конце он приклеил старое велосипедное колесо к кирпичу, жестянку — к колесу, а к жестянке — изогнутую ржавую трубу. Разъединить этот произведение он не смог даже ломом: все предметы, казалось, срослись навечно!

Так было изобретено чудо-клей нашего века — USK-XT! Этот факт Христофор Тюлькин записал в своем научном дневнике.

Немного передохнув и перечитав записи, Христофор начал обдумывать, какая польза будет от его гениального изобретения.

По его мнению, возможности клея были безграничны. Им, как надеялся Тюлькин, можно будет склеивать трубы, мосты, самолеты, пароходы. Не надо ничего сваривать! А это, как подсчитал Христофор, сэкономит государству большое количество металла. Можно будет склеивать и дома — вместо цементного раствора, особенно в местах, где бывают землетрясения. Ведь клей такой прочный, что ему ничегошеньки не страшно!

Христофорова фантазия простиралась и в космические дали. Он представлял, как склеиваются его клеем космические орбитальные станции, такие огромные, что на них хватит места для всего их класса. Да что там класса! Школы, района, города!

А кроме того еще можно было бы!.. Ух!.. Что только можно было бы еще!.. У Христофора перед глазами как кинокадры, сменяли друг друга многочисленные выгоды, которые давало применение суперклея!..

Да что там говорить!

Ты и сам, мой дорогой читатель, немного подумав и помечтав, сможешь придумать еще не один десяток дел, где понадобился бы Христофорово изобретение, и написать лично Тюлькину о своих идеях.

От таких мыслей Христофорова голова аж закружилась!

Вот в их небольшой городок слетаются выдающиеся ученые современности: академики, профессора, доценты, всякие лауреаты! Они в восторге от клея и искренне благодарят Христофору за непревзойденный изобретение! А потом… потом президент собственноручно вручает ему орден и приглашает в Академию наук!..

Эх, ну и ну!..

Тюлькин аж причмокнул языком и поставил точку. В тот день он решил экспериментами уже не заниматься, а лег спать. А завтра… Завтра он обо всем расскажет Ваське — и тот поможет ему провести последний эксперимент перед тем, как порадовать мир своим изобретением.

Глава четвертая. «Караул, грабят!»

В этот день Сидор Силович на работу не пошел. Он заранее договорился с начальством, взял отгул — и теперь сидел в саду и грелся на сентябрьском солнышке, обдумывая — придет сегодня в сарай вор или нет? Ему ужасно хотелось раскрыть тайну, кто взял хоть и недорогие, но такие нужные в любом хозяйстве вещи. Да и почему они оказались в заброшенном сарае, тоже стоило выяснить.

Дело в том, что Сидор Силович и Лукерья Лукинична вчера нашли в сарае почти все, что у них пропало в последнее время. Все коробочки, пачки, банки и бутылки, так беззастенчиво украденные из ящика «Бытовой химии», стояли себе спокойно на полках над небольшим аккуратным столиком. Не меньше удивились супруги и тем, что сарай неузнаваемо изменился. Кто-то снес в дальний угол хлам, сложил в кучу и старательно прикрыл картонками. Пол был подметен, по углам не висела паутина, одним словом, кто-то давно построил себе здесь гнездо! За этими размышлениями и застал Сидора Силовича его сын, только что вернувшийся из школы.

— Папа, — удивился он, — а чего ты не на работе? Твоя смена давно началась! Ты заболел?

— Нет, — неохотно буркнул Сидор Силович, потому решил сыну тайны не открывать: ведь тот, видимо, тоже захотел бы ловить вора, а кто его знает, что он за один и вообще безопасно ли это? — Просто взял отгул и отдыхаю. А ты чего так поздно?

— В школе задержался, — соврал сын. Не мог же он сказать отцу, что после уроков около двух часов обследовал местный сквер, ища пустые бутылки, а потом чуть ли не час стоял в очереди на приемном пункте стеклотары, чтобы сдать свою добычу.

— Ну, ну… — покачал головой Сидор Силович, не очень веря своему, на его взгляд, слишком ленивому сыну. — Иди уже обедай, мать утку приготовила! — И он снова погрузился в сладкую полудрёму…

Незаметно стемнело, и Сидор Силович, дождавшись с работы жену, ушел в дом. Семья поужинала, и он предложил ложиться спать, потому что хотел, чтобы сын с женой скорее уснули и не мешали ему ночью дежурить возле сарая.

Через полчаса Лукерья Лукинична и сын уже спали.

Сидор Силович прихватил на всякий случай швабру — какое ни какое, а оружие! — теплее оделся и вышел в сад. Там он хорошенько замаскировался в кустах перед сараем. Сентябрьская ночь выдалась такой тихой и ласковой, что Сидор Силович и не заметил, как закемарил на своем посту…

Проснулся он внезапно, от того, что в сарае тихо скрипнула дверь!

Сидор Силович поднял голову и так и застыл от неожиданности: из щели над дверью сарая пробивался свет!

Он хотел было сразу заскочить внутрь, и вдруг заметил под ногами в траве замок и в его голове блеснула отличная идея. «Ну, — подумал Сидор Силович, — возьму да и закрою ворюгу, а сам — в милицию! Пусть разберутся. Кто его знает, что это за человек? А может, рецидивист вооруженный. Что такому моя швабра!»

Он осторожно поднял замок и тихо-тихо накинул его на петли.

«Так тебе, миленький, и нужно, чтобы не шлялся по ночам по чужим сараям! — радовался Сидор Силович. — Посиди немножко, отдохни, скоро тебя повезут, сударь, ох, и далековато же повезут!..» Для полной гарантии он еще подпер дверь шваброй, тихонько выбрался на улицу и помчался со всех ног в райотдел милиции.

— Спасите! — выдохнул Сидор Силович прямо с порога. — Грабят! — И обессилено упал на скамейку.

— Где? Кого? Почему? Зачем? — быстро спросил сержант, на ходу пристёгивая кобуру.

— Там! Меня! — сказал Сидор Силович и выскочил за дверь. Сержант, едва поспевая, пошел следом.

Когда они приблизились к дому, Сидор Силович поднес палец ко рту — тсс! — и на цыпочках пошел в сад. Шагов за тридцать до сарая он кивнул на дверь и прошептал:

— Вон, где светится!..

Сержант ловким движением выхватил из кобуры пистолет, снял с предохранителя и подошел к двери. Сперва он заглянул в щель, но ничего не разглядел. Тогда сержант отставил в сторону швабру, неслышно снял замок и, набрав полную грудь воздуха, изо всех сил толкнул дверь ногой.

— Руки вверх! Ни с места! — воскликнул он таким страшным голосом, что и сам немного испугался, — и вдруг застыл от удивления: перед ним за небольшим самодельным столиком оцепенев сидел парнишка лет десяти с бледным от испуга лицом.

Сержанту сразу стало стыдно: и надо же такое, на ребенка с оружием наскакивать! Он быстро засунул пистолет в кобуру и бросил мальчишке:

— Не бойся, я так… тренируюсь. А вы, гражданин, — уже с металлическими нотками в голосе обернулся сержант к Сидору Силовичу, — идите-ка сюда!

На пороге появился перепуганный Сидор Силович, глянул на мальчика — и только глазами захлопал:

— Это — ты?!

— Вы знаете этого парня? — пытливо посмотрел на него сержант.

— Да как вам сказать… — смутился Сидор Силович. — Дело в том, что это… это — мой сын…

— Эх! — сердито махнул рукой милиционер. — До чего дошли: собственных детей не узнают! Вор, видите ли, грабят!.. — Он одернул форму, поправил кобуру и пошел из сарая, бросив напоследок: — Была бы моя воля, вкатил бы вам, гражданин паникер, пятнадцать суток за хулиганство! — И сержант исчез в темноте.

Только теперь отец и сын начали постепенно приходить в себя.

— Как это понять? — первым опомнился Сидор. Силовой. — Ты почему здесь, а не в постели?

— Уроки на завтра учу, — ничего лучшего не мог придумать сын, которого поймали на горячем. Им, как вы уже догадались, был ни кто иной, как Христофор.

— Уроки?! — подошел отец к полочкам и снял бутылочку с остатками соляной кислоты. — Это — уроки?! И это? — Он по очереди тыкал пальцем в баночки, коробочки и жестянки, что до недавнего времени преспокойно находились в ящике «Бытовая химия».

При этом у него был такой грозный взгляд, что сын понял: впереди серьезный разговор! Он решил молчать, как герой.

Отец словно прочитал его мысли.

— Чего молчишь! — повысил он голос. — Я требую объяснений!

— Нечего объяснять.

— Как — нечего?! Мы с мамой места себе не находим, думаем, что у нас в доме творится, а это, оказывается, наш родной сыночек сюрпризы устраивает.

Вдруг Сидор Силович замолчал и уставился взглядом в сына. Тот, пока отец читал ему, пытался незаметно затолкать под стол какую-то небольшую полиэтиленовую канистрочку. Но Сидор Силович заметил! Он подскочил к сыну:

— Ты что прячешь от меня, негодник?! А ну, показывай! — И наклонился, чтобы выхватить канистрочку из-под стола: она была, как он уже разглядел, с какой-то зеленоватой жидкостью. Но сын преградил ему дорогу.

— Откуда это? — еще больше разозлился отец. — Признавайся, где украл!

— Не крал я! Накопил денег — и купил! Две недели мороженого не ел и кино не смотрел!

— Давай сюда! — приказал Сидор Силович, протягивая руку.

— Не дам! — почему-то ужасно испугался сын и — оттолкнул отцовскую руку.

— Ты глянь! — оторопел Сидор Силович. — Так ты еще и родному отцу перечишь?! — Честно говоря, Сидор Силович растерялся от неожиданной решимости сына и даже не знал, что поделать. В конце концов он махнул рукой и уже немного спокойнее сказал: — Хорошо! Сейчас — спать, а завтра разберемся.

Глава пятая. Тайник обнаружен…

Но на следующее утром Сидору Силовичу не пришлось поговорить с сыном о ночных приключениях. Во-первых, после бурных ночных событий отец просто не смог рано проснуться. Во-вторых, на утро он уже немного остыл. А в-третьих, сын уже в семь утра выскользнул на улицу, прихватив с собой таинственную полиэтиленовую канистрочку.

Вскоре он уже стучал в дверь своего друга Васьки. Христофор знал привычку этой семьи вставать вместе с солнцем, поэтому не боялся кого-то разбудить. Папа, мама и старшая сестра Васьки каждое утро до работы бегали километра по три — «от инфаркта», — а сам Вася в это время делал зарядку с гантелями, обливался ледяной водой и готовил для всех завтрак.

Такой режим он выработал для себя еще во втором классе, потому что мечтал в будущем стать всемирно известным путешественником. Для этого ему надо было иметь стальные мышцы, не бояться насморка и гриппа и, разумеется, уметь готовить еду: ведь в дальних странствиях мамы возле тебя не будет!

Поэтому даже от такой прозаического и, на первый взгляд — совсем не мальчишеского дела, как кулинарное, Васька получал истинное наслаждение и огромное удовольствие, потому что и она с каждым днем приближало его к заветной цели.

Вот и сейчас он сделал зарядку, пофыркал под ледяным душем и уже разбивал на горячую сковороду, где шкварчала сочная ветчина, яйца, как в дверь постучали.

— Что случилось? — испуганно спросил Васька у Христофора, который стоял на пороге и никак не мог отдышаться после быстрого бега.

— Да так, — неуверенно отвечал тот. — Выйди на минутку, дело есть.

— Заходи лучше ко мне, — предложил Васька, — здесь поговорим, а то яичница сгорит. Христофор шагнул за порог.

— Ну, что там у тебя? — вернулся к разговору Васька, снимая с плиты яичницу.

— Вот, надо спрятать, — Христофор расстегнул портфель и извлек из него канистрочку.

— Что здесь? — покосился одним глазом Васька.

— Пока ничего не спрашивай. Расскажу позже!

— Потом так потом, — пожал плечами Васька. — А сейчас давай лучше перекусим.

На это предложение Христофор принял очень охотно: он так спешил убежать из дома, пока не проснулся отец, что даже не успел перехватить хотя бы ломтик хлеба. Ребята быстро справились с завтраком, запили яичницу горячим чаем, Васька быстро и ловко — тоже тренировка для настоящего путешественника! — вымыл посуду и наконец взял в руки канистру.

— Ну, что же оно такое? — Он осмотрел ее с большим интересом. Для чего-то постучал пальцем, посмотрел на свет, покачал, прислушиваясь к тяжелому плеску зеленоватой жидкости, и вознамерился было открутить крышечку, но в тот же миг Христофор, словно ужаленный, сорвался с места, схватил друга за руки и яростно завизжал:

— Осторожно! Не трогай!

Васька так испугался неожиданного вскрика, отскочил шагов на три, выронив канистру. И на пол она не упала: ее на лету подхватил Христофор и с облегчением прижал к груди.

— Ты что? Сдурел?! — оторопел Васька.

— Испугался! Эта штука опасная, вот и испугался за тебя.

— А если опасная, давай ее на всякий случай лучше не дома прятать, а где-нибудь в саду.

— Давай в саду, — кивнул Христофор. Ребята взяли в сарае лопату и вышли в сад.

— Тут и спрячем, — показал Васька на кучу ботвы под забором. — Ямку выкопаем, а сверху замаскируем — ни одна живая душа не найдет!

Христофор согласился, и вскоре канистрочка с таинственной опасной жидкостью тихонечко лежала себе в яме под немалым слоем ботвы.

И только ребята отряхнули землю с рук, как над ними раздался пронзительный свист. Они посмотрели вверх — и увидели Балбеса! Тот сидел верхом на заборе и улыбался.

— Привет, пижоны! — помахал он рукой. — А я к вам с утра за должком: не хочется чего-то до вечера ждать! — И Балбес соскочил с забора в сад.

Христофор сразу молча сунул ему деньги, которые вчера выручил за бутылки.

Балбес покрутил монетки, сделал вид, что пробует их на зуб, потом спрятал в карман и тяжело вздохнул:

— Хорошо, но мало!

— Как договаривались.

— Оно-то так, но ты поздно заплатил, вот я и думаю: а не повысить тебе проценты?

— Мы так не договаривались, — испуганно зыркнул Христофор. — Да и у меня больше нет.

— Ничего, захочешь — найдешь. Ты мальчик смышленый, — улыбнулся Балбес. — Пусть дружочек поможет. Одним словом, — тут в голосе его зазвучала угроза, — чтобы вечером еще немного подбросили, мне надо!

— И где же мы возьмем? — вмешался Васька.

— А это меня не волнует. Где хотите — там и берите! И не трепещите, я не какой-нибудь грабитель: все, что принесете, учту вам в следующий взнос.

— Попробуем, — кивнул Христофор, ибо вспомнил, что один парень именно сегодня обещал вернуть ему давний долг.

— Между прочим, — обратился Балбес к Ваське, который все еще держал заступ в руках, — что вы здесь копаете? Клад ищете? Давайте помогу, а находку — поделим.

— Не сокровище, а червей, — вывернулся Васька. — Лещей завтра ловить пойдем. А тебе что?

— Ты повякай мне! — разозлился Балбес. — Я тебе таких лещей надаю, что и черви не понадобятся! — И, радуюсь своему остроумию, дал Христофору по носу щелбан и перескочил через забор на улицу.

Тюлькин молча почесал нос, а Васька сердито сказал:

— Вот уж Балбес, так Балбес! Ну, погоди, скоро ты у нас по другому запоешь! — И он гордо потрогал свои пока довольно слабенькие мышцы.

Друзья поставили лопату на место, схватили портфели, еще раз глянули на кучу ботвы, под которой скрывалась канистра, и помчались в школу.

Дорогой Васька снова попытался выведать у друга тайну, но тот лишь отмахнулся:

— После уроков расскажу, подожди!

Васька согласился — больше ждал! — и уже не цеплялся к Христофору.

А после уроков Христофор, как и обещал, раскрыл наконец другу тайну своего гениального изобретения.

— Ну, ты даешь! — восторженно воскликнул Васька, дослушав Тюлькина. — Давай скорее экспериментировать! — Он, искренне говоря, в глубине души немного сомневался в неограниченных возможностях суперклея, поэтому хотел воочию убедиться, что Тюлькин не ошибается.

Через несколько минут ребята уже были в саду у Васьки. Они быстро разбросали ботву и начали просто руками разгребать рыхлую землю. Они гребли и гребли, но с каждой горстью земли их лица вытягивались и вытягивались.

— Кажется, нет… — едва выдавил из себя Христофор, когда яма была им уже по локти. — Мы так глубоко не закапывали.

— Может, мы ошиблись? — не верил глазам своим Васька. — Может, она там? — неуверенно показал на вторую кучу ботвы, шагов за десять от первой, хотя и он сам, и Христофор прекрасно помнили, что закапывали клей именно здесь.

— Давай проверим, — согласился Христофор, чтобы не стоять на месте.

Разумеется, поиски ничего не дали. И когда Тюлькин уже вот-вот должен был заплакать, Васька вдруг воскликнул:

— Да это же, наверное, Балбес украл!

— Точно! — так и подскочил Христофор и вдруг ужаснулся: — Немедленно бежим! Надо его разыскать, чтобы не случилось беды! Ведь когда он попытается попробовать клей или намазать им руку и приложит к чему-то — ему конец!

Васька аж дернулся с перепугу, увидев встревоженное лицо своего друга. Ребята стремглав выскочили на улицу.

Глава шестая. «Ваш племянничек Женя…»

В это время в тринадцатом номере местечкового привокзального отеля сидел за столом грузный седоусый и седобородый мужчина лет пятидесяти и что-то старательно выводил на маленьком листике тонкой бумаги.

Наконец он поставил точку, хихикнул, удовлетворенно потер руки и перечитал написанное, исправляя грамматические ошибки:

Дорогая тетушка!

Племянничков пока что я не видел. Но скоро мы встретимся и приедем к вам погостить.

Обнимаю и целую.

Ваш племянничек Женя.

Радостно напевая под нос, седоусый положил бумажку на стол, подошел к двери, проверил, заперта ли она, и исчез в ванной комнате.

Через несколько минут там зажурчала вода и послышалось учащенное дыхание. И вот вода перестала бежать, по полу зашлёпали босые ноги, дверь ванной открылась, и на пороге появился рыжий, курносый мужчина без единого волоска на лице и в трусах с яркими подсолнухами. Только ростом он был такой же, как седоусый.

Он прошлепал к стенному шкафу, достал чемодан и, развернув полотенце, которое держал в руке, достал из него… бородку и усы! Потом старательно стряхнул с них капли воды, открыл чемодан и засунул на самое донышко. Затем вытащил из-под подушки небольшую пластмассовую коробочку и снова сел за стол. Сделав из своей бумажки крошечный шарик, он раскрыл коробочку. Оттуда сразу же выпорхнул воробей, прыгнул на стол, ловко клюнул бумажный шарик, громко чирикнул — и вылетел через форточку за окно.

Наверное, надо было бы поймать наглого воробья — ведь тот проглотил письмо тетушке! А рыжий и ухом не повел, а лишь весело хохотнул и коротко бросил:

— Техника!

И если бы кто услышал его, видимо, не понял бы, что он имел в виду. А рыжий имел в виду воробья, потому что тот был никакой не настоящий, а электронный!..

Здесь, наверное, пора уже объяснить, кто же он на самом деле — этот рыжий детина. А он был сверхсекретным агентом иностранной разведки! Настоящего имени он не имел, только код — «агент Z-003». Этот код между агентами его страны считался одним из самых почетных. Буква «Z» означала полное доверие начальства, гарантировала ежемесячную надбавку к основному заработку и давала право мечтать раз в неделю без всякого контроля. А такое право в его стране имели даже не все министры. Ведь когда человек начнет мечтать бесконтрольно, она непременно намечтает что-то очень и очень хорошее, потом захочет это хорошее воплотить в жизнь — а здесь уже один шаг до революции! Этого же слова в той стране боялись хуже огня, поэтому и держали огромный штат различных агентов и не позволяли никому мечтать.

Конечно, сверхсекретные агенты класса Z были исключением: за них никто не боялся, потому что они мечтали только о самых страшных и самых отвратительных вещах.

Цифра 3 означала, что этот суперагент был не простой, а потомственный, третий в роду, то есть шпионажем зарабатывали на хлеб и его отец и дед. Два нуля перед цифрой свидетельствовали, что этот агент все видит и замечает, потому что смотрит всегда только в оба глаза.

Z-003, который за свою шпионскую жизнь похитил три тысячи сто пятьдесят семь секретных документов, украл у агентов-конкурентов семьсот тридцать одну тайну, засадил в тюрьмы сто семьдесят восемь невинных людей, которые позволили себе помечтать без разрешения верховной власти, и собственноручно устроил девяносто девять государственных переворотов в далеких южных странах, сейчас возвращался домой после юбилейного, сотого переворота и радостно ожидал повышения.

Вы, дорогие читатели, наверно, удивляетесь: а каким образом этот суперагент оказался в нашем райцентре? Что же, послушайте!

Когда-то давным-давно, еще до революции, в городке жил дед агента — помещик и лентяй. Он только то и делал, что спал, ел и обдирал бедняков. Поэтому когда разразилась революция, он сразу понял: ему не простят его грабительства. Не успев даже сложить чемодан, старик удрал за границу. А там, чтобы как-то прокормиться — работать же он не умел! — и подался в шпионы, тем самым начав семейную профессию. Когда же умирал, то рассказал внуку, что, убегая, закопал в саду своего имения клад: золотые украшения, бриллианты и много других драгоценностей.

С тех пор Z-003 бредил ими раз в неделю, когда было разрешено. Теперь, когда у него выпало несколько свободных дней после последней операции, он решил, хорошенько замаскировавшись, заглянуть в наш райцентр и разыскать дедов клад.

Он притворился туристом, который хочет познакомиться с нашей страной, и оказался в отеле Христофорового городка. А чтобы не тратить время, суперагент по своей шпионской привычке прежде всего послал своего электронного воробья следить за местными мальчишками: вдруг узнает что-то интересное!

Это был один из его любимых и проверенных методов шпионажа: кто еще, кроме ребят, где бы они ни жили, знает все сокровенные тайны, а то и даже больше?!

Воробей, понятно, не следил за всеми парнями подряд. Он выбирал тех, которые прятались подальше от взрослых и о чем-то таинственно шептались. Именно поэтому он начал рыскать по окрестностям — и наткнулся на Христофора и Васька!

Подслушав и записав на микромагнитофон все их разговоры про клей, воробей примчался к хозяину. А тот, когда прослушал запись, аж затанцевал по номеру: вот так счастье, вот так радость! Разве мог он надеяться на такую драгоценную находку в маленьком райцентре! И он и не представлял себе раньше, что такой суперклей может существовать!

Разумеется, он решил пока отложить поиски клада и заняться драгоценным клеем. Невыразимое счастье распирало грудь агента. Он сразу же послал к шефу электронного воробья-связного со срочным донесением о племянничках. На самом же деле там было зашифровано вот что:

Господин шеф!

Я немного задержусь, потому что наткнулся на невероятное открытие. К вечеру его украду и привезу вам.

Вышлите денег и жвачки.

Суперагент Z-003.

После этого агент лег на нерасстеленную кровать, чтобы набраться сил перед тем, как отправиться на поиски клея. Вдруг взгляд его упал на отрывной календарь, который висел у дверей, — и Z-003 радостно вскрикнул: сегодня прошла ровно неделя с тех пор, когда он мечтал в последний раз. Следовательно, он может снова помечтать!

Агент с наслаждением закрыл глаза, уперся подошвами босых ног в спинку кровати — и закачался на мягоньких крылышках мечтаний…

Сначала он помечтал о том, как можно использовать клей. Разумеется, никаких труб, клюшек и домов он клеить не собирался. А вот склеить из многих-многих бомб одну здоровенную-прездоровенную, а потом ка-ак шарахнуть! Ух! Только бы пыль и пепел от всех непокорных на свете! Кр-расота!

А сколько мерзопакостных диверсий в тех странах можно устроить — аж дух захватывает! Заливай себе клей, к примеру, в станки, машины, всякую другую технику — вот вам и тю-тю! Р-р-раз — и заводы стоят, транспорт не ходит, пищевая промышленность гибнет — а с ними и люди добрые мрут и мрут себе! Ух!

А еще можно наделать клееметов — и вперед, на войну! Солдаты к земле прилипают, оторваться не могут, танки застывают, самолеты в воздух не взлетают! У-У-ух!

А еще можно!..

И нечего пересказывать все те гадкие и страшные картины, которые рисовало взбудораженное воображение суперагента. Он так увлекся мечтами, что даже вскочил с кровати и забегал по номеру, не открывая глаз, размахивая руками и горланя:

— Б-бах! Бум-бб-бум! Та-ра-ррахх! Тр-рр-рах!

Он так разбегался, что с разбегу ударился головой об открытую дверь ванной — и упал на пол. Глаза его сразу открылись, он оглянулся вокруг, вспомнил, где он, и вновь плюхнулся на кровать — мечтать дальше.

Теперь он вообразил себя в кабинете своего шефа, и уже не у двери, как раньше, а в кресле шефа, за его столом. А шеф — уже теперь бывший! — стоял перед ним навытяжку и рапортовал;

— Господин генерал! Прибыл за указаниями!

После тех слов Z-003 вынул бы из золотой шкатулки дорогую сигару, отрезал бы серебряным ножичком, украшенным бриллиантами, ее кончик и небрежно дернул генеральским эполетом, что должно означать: эй ты, дурень, тебе предоставляется честь преподнести своему хозяину зажигалку!..

У агента нервно задергались плечи, будто он уже почувствовал сладкую тяжесть эполет.

Бам-бам-бам! — донеслось с улицы.

Агент посчитал удары привокзальных часов — и встал: надо браться за дело.

Глава седьмая. «Любите ли вы птиц?»

Когда стрелки часов на вокзальной башне показали четверть первого, к станции тяжело подкатил столичный экспресс. Трижды в неделю он делал здесь минутную остановку, с него сбрасывали мешки с почтой, и экспресс, медленно набирая скорость, ехал себе дальше.

Сегодня, кроме мешков, он привез и пассажира, что случалось не так уж часто. Это был высокий, стройный, русоволосый юноша лет двадцати пяти с голубыми глазами. На юноше были тоже голубого цвета потертые джинсы, старенькая ковбойка в серую клетку, под которой выигрывали тренированные мышцы, а на плече — темно-синяя спортивная сумка.

Пришелец ловко соскочил с подножки, не дожидаясь, пока поезд остановится, помахал на прощание проводнице, которая ответила ему очаровательной улыбкой, и, бодро насвистывая, зашагал к отелю.

Уже через пять минут Яким Яковлевич Евдокименко — так звали юношу — с большим наслаждением плескался в горячей ванне, смывая дорожную пыль. Чуть позже он перешел под прохладный душ и, млея под его щекочущими струями, вспомнил свою последнюю встречу с Викентием Викторовичем Семеновым.

…Яким Яковлевич, который всегда просыпался в шесть, в то утро был выходной. Он проснулся только в семь и сладко нежился в постели, когда вдруг в его квартире раздался телефонный звонок. Евдокименко неохотно потянулся к ночному столику, на котором рядом с раскрытым томом «Британской энциклопедии» стоял телефон, и лениво снял трубку:

— Слушаю!

— Простите, что беспокою в выходной, — сказала трубка знакомым голосом полковника Семенова, — но только один вопрос: любите ли вы птичек?

Вот еще манера — начинать разговор с загадок! Нет, Яким Яковлевич, конечно, любил и уважал своего начальника, любил он и птичек, но попробуй разберись, когда тот шутит, а когда говорит серьезно. Правда, за годы совместной работы Яким Яковлевич твердо усвоил: когда полковник Семенов начинает разговор с неожиданного вопроса — случилось что-то важное.

Евдокименко тряхнул головой, сбросил остатки сна и спросил:

— Каких птичек, Викентий Викторович?

— Обычных. Синиц, например, поползней, воробушков.

— Разумеется, люблю!

— Вот и прекрасно! — обрадовалась трубка. — А вы не хотите взглянуть на один очень редкий экземпляр воробушка?

— Кого, кого? — переспросил Яким Яковлевич.

— Во-ро-буш-ка! — по слогам повторил полковник.

— Да неужели и воробьи теперь стали редкими? — удивился Евдокименко. — Ведь их везде полно!

— Нет, — засмеялась трубка, — то воробьи вообще, обычные, так сказать. А этот, говорю вам, очень и очень редкий и, пожалуй, единственный в мире.

«Вот еще выдумал! — подумал Яким Яковлевич. — Ну что редкого может быть в воробье?» Но в трубку сказал:

— Ну, если так, я бы охотно взглянул на него!

— Вот и хорошо, — пробасила трубка. — Тогда быстренько одевайтесь — и ко мне! Машина уже ждет.

Яким Яковлевич положил трубку, вскочил с кровати, нанес несколько ловких ударов невидимому противнику — для разминки, поприседал то на левой, то на правой ноге и подошел к окну. Так и есть: машина полковника уже ждала у дома.

Он быстро умылся, почистил зубы, надел джинсы и ковбойку, мимоходом пригладил непослушный русый чуб — и выскочил за дверь.

Всю дорогу в машине он думал, что бы могло скрываться за словами полковника, но так ничего и не придумал…

Перед кабинетом Викентия Викторовича его встретил секретарь полковника и сразу распахнул дверь:

— Полковник ждет, проходите, товарищ лейтенант!

Яким Яковлевич, четким шагом вошел в кабинет и вытянулся:

— Лейтенант Евдокименко по вашему приказу прибыл!

— Какой там приказ — просьба, — перебил его полковник. Он стоял у окна, спиной к Якиму Яковлевичу, и что-то внимательно изучал на подоконнике. Наконец он обернулся и спросил:

— Ну, как вам этот экземплярчик?

Лейтенант Евдокименко тоже приблизился к окну и увидел на подоконнике небольшую клетку, в которой отчаянно прыгал обычный воробей, словно хотел грудью разбить решетку и вырваться на свободу.

— Воробей как воробей, — удивился лейтенант. — На волю птичке хочется! — И Яким Яковлевич хотел было просунуть в клетку палец, и полковник перехватил его руку:

— Не стоит, Яким Яковлевич! Это не совсем безопасно.

Лейтенант с удивлением посмотрел на начальника, а тот усмехнулся и сказал:

— Хорошо, не буду вас больше интриговать. Садитесь и внимательно слушайте…

Оказывается, сегодня утром наши радары на границе зафиксировали странные сигналы: какой-то непонятный и незнакомый объект со сверхзвуковой скоростью приближался к нашей границе с явной целью нарушить её.

В воздух немедленно поднялись по тревоге три самолета-перехватчика — и через семь минут доставили на землю в специальном контейнере нарушителя.

Можно только представить удивление начальника пограничной заставы, когда он, откинув крышку контейнера, увидел в нем воробья! Начальник протянул руку, приговаривая: «Через нашу границу даже воробей незаметно не пролетит!» — и хотел взять птичку, чтобы выпустить на волю, и вдруг вскрикнул и упал без сознания…

— Сильный электрошок, — установил врач, осмотрев пострадавшего. — Три дня постельного режима.

После этого заместитель начальника заставы был осторожен. Он надел резиновые перчатки, пересадил опасного воробья в небольшую клетку, которую взял у сына, — и через час эта клетка уже стояла на подоконнике в кабинете полковника Семенова.

Лучшие специалисты по электронике и кибернетике быстро установили, что воробей на самом деле является электронным роботом с запрограммированным поведением. Вместо внутренностей ему была вмонтирована миниатюрная электронно-вычислительная машина, которая предписывала, куда и с какой скоростью лететь, а также капсула для шифровок.

Как вы уже догадались, это был воробей агента Z-003.

Чтобы расшифровать донесение агента, потребовалось совсем мало времени. Причем, кроме самого текста, специалисты восстановили все события, которые предшествовали его написанию, — люди полковника Семенова умели и это! Поэтому полковник теперь знал долой всю биографию суперагента.

— Ну как, лейтенант, — спросил Викентий Викторович, закончив рассказ, — беретесь за этот орешек?

— Хоть сейчас! — вытянулся счастлив Евдокименко. Еще бы! Ведь он давно мечтал сойтись в поединке с настоящим суперагентом высочайшего класса! И вот — такая прекрасная возможность! Наконец лейтенанта ждут настоящие опасности и испытания, а не мелкие операции по обезвреживанию второсортных агентиков, которые сдавались сразу, как только видели перед собой стройную фигуру Якима Яковлевича.

— Тогда держите! — полковник протянул ему билет на экспресс. — Дальше все будет зависеть от вас. Действуйте! — И Викентий Викторович на прощание крепко пожал руку лейтенанта.

— Минутку! — остановил его полковник уже у дверей. — Забыл предупредить: программу воробья мы, так сказать, подправили: теперь он будет работать на нас. Итак, следите за ним и действуйте!

…Все это вспомнилось Якиму Яковлевичу, когда он мылся под душем. Бодрый и свежий после купания, он оделся и пошел на главпочтамт позвонить Викентию Викторовичу.

Почту лейтенант разыскал сразу, потому что знал городок, как свои пять пальцев: дорогой, в экспрессе, изучил его план. Он зашел в будку междугородного телефона-автомата и набрал номер полковника. В этот момент в помещение почты влетел воробей и ударился о стекло будки, где стоял Евдокименко.

Девушки-телефонистки раскрыли от удивления рты, а Яким Яковлевич, который уже успел поговорить с полковником, быстро выскочил из будки и подхватил воробья на ладонь.

— Это мой воспитанник, — очаровательно улыбнулся он девушкам. — Я его когда-то спас от кошачьих когтей, вот он и полюбил меня.

— Ах, какой добрая и отзывчивый человек! — щебетали девушки за спиной у лейтенанта, когда он шел к выходу с воробьем в руке. — А какой симпатичный!

Этот щебет Яким Яковлевич стыдливо пропустил мимо ушей и вышел на площадь. Зайдя за большую чугунную тумбу для афиш, он нажал воробью на клюв. Птичье брюшко раскрылось, и лейтенант извлек из него солидную пачку денег, пакет жевательной резинки и бумажку. Деньги и резинку он сунул обратно, а бумажку начал старательно изучать. Это было послание шефа суперагенту — ведь воробья, только Яким Яковлевич отправился в путь, сразу же выпустили. Он слетал к шефу, — на границе его уже не задерживали, — и вот возвращался обратно. Но прежде чем лететь к агенту, он завернул в лейтенанта.

— Так, так! — кивал лейтенант, читая записку, в которой было вот что:

Дорогой мой племянничек Женя!

Если ты мне привезешь немножко вишневого вареньица, я дам тебе конфетку.

Целую в носик.

Твоя тетушка.

Шифром Яким Яковлевич владел не хуже самого суперагента, поэтому вскоре ему удалось прочитать:

Суперагент Z-003!

Если достанешь клей, жди повышения в должности.

Действуй осторожно.

Твой шеф.

«Хо-хо! — мысленно улыбнулся лейтенант. — Так уж достал! Подожди немножко, и сам попадешься вместе с клеем!» Он скатал бумажку в шарик, сунул его в воробьиное брюшко и подбросил птицу вверх.

Глава восьмая. Доказательств нет…

Христофор с Васькой, ища Балбеса, обошли весь городок, но тот как в воду канул.

— А ты уверен, что клей действительно опасен? — усомнился Васька, когда ребята вернулись домой, решив подождать, когда Балбес и его дружки соберутся на школьной площадке.

— Спрашиваешь! — Христофор хмыкнул. — Ведь Балбес совершенно не умеет им пользоваться! Он, если сам не пострадает, то кому-нибудь навредит. Стоит разлить хоть капельку — и кто знает что случится. Он не совсем высыхает, если к нему не приложить какой-то другой предмет.

— Ну и что? — Ваське казалось, что это свойство клея не таит никакой опасности.

— А то, что когда, к примеру, на клей вдруг наступит хотя бы собака или курица, то сразу прилипнет — и навсегда! Тогда хоть ногу отрывай!

«Что-то не очень верится!» — подумал Васька, но вслух ничего не сказал.

Наконец пробило три часа. В это время Балбесова компания собиралась на площадке, и ребята поспешили в школу.

Еще издалека они увидели, что пришли вовремя. На гимнастическом бревне, вкопанном в землю, сидели двое здоровяков, небрежно сосали сигареты и о чем-то болтали. Балбеса пока что не было.

— Давай спрячемся в кустах и подождем Балбеса, — предложил Христофор, и они с Васькой потихоньку пролезли в кустарник, что рос метрах в пяти от бревна, за спинами здоровяков.

— Слушай! — вдруг прошептал Христофору на ухо Васька. — Они, кажется, о Балбесе болтают.

Ребята затаили дыхание, навострили уши — и не зря, потому что услышали вот что.

— И где это Балбес шатается! — недовольно говорил один.

— Его за смертью посылать! — бросил второй.

— А здорово мы его тогда обдурили!

— Угу, лучше не придумаешь!

— Помнишь, как мы ему коробку из-под приемника подбросили? Го-го-го!

— Гы-гы-гы! Конечно, помню!

— А она же… Го-го-го!

— Пустая! Гы-гы-гы!

Верзилы ухватились за животы, чуть не падая с бревна.

— Это все я придумал, — похвастался один.

— А я детали достал, — добавил второй.

— Одним словом, — мы умники! — Они обнялись и снова захохотали.

Из дальнейших разговоров Балбесовых дружков мальчишки поняли, почему Сэм так изменился. Оказывается, его знакомые поймали Балбеса в ловушку.

Как-то вечером они сидели на площадке. У них на бревне стоял транзисторный приёмник-наживка. На самом же деле это был бракованный корпус от приемника, набитый всякими радиодеталями, которые давно вышли из строя. Замысел у здоровяков был прост: кто-то из мальчишек попросит покрутить приемник, тот рассыплется — ведь корпус был поломан! — и они сдерут с «виновника» деньги за «испорченную» вещь.

И надо же такому случиться, что на эту «наживку» клюнул Сэм!

— Можно покрутить? — нерешительно спросил он, подходя.

— Да чего там, крути, пацан, не жалко! — Они перемигнулись.

Сэм осторожно тронул приемник — и испуганно отскочил! Тот после первого же прикосновения развалился пополам, и из него посыпались детали.

— Ага! — заорал один.

— Ого! — заорал второй.

— Сломал! — закричали во всё горло оба. — Теперь плати четвертной, иначе!.. — И два кулака красноречиво замелькали перед носом Сэма.

— Где же я столько достану? — ужаснулся Сэм.

— В дружочков своих! — хохотнул один.

— У младших коллег, — хохотнул второй.

И хоть как Сэму не хотелось обдирать малышей, другого выхода он не видел: мама категорически отказала ему. Так он постепенно, наложив на мальчишек уже известную вам дань, сначала с Семена превратился в Сэма, а вскоре стал Балбесом.

Правда, в глубине души он дал себе слово: как только выплатит долг, сразу отменит дань. И оставалось еще двенадцать рублей…

— Ну и ну! — Васька и Христофор переглянулись. — Надо ему рассказать всю правду! — решили они.

А тут появился и сам Балбес.

Христофор и Васька вылезли из своего укрытия и подошли ближе к компании.

— Сэм! Можно тебя на минутку? — тихо позвал Христофор.

— Чего вам, сопляки? Денежки принесли? Давайте!

— Нет у нас денег, — выступил вперед Васька. — Еще не достали.

— Чего ж тогда приперлись? — встал с бревна Балбес. — Шпионите за мной, хотите директору настучать? А вот я вас! — И он сделал шаг к ребятам.

— Никому мы стучать не собираемся, у нас к тебе личное дело. Подойди на две минуты, — попросил Христофор.

— Тебе же лучше будет! — добавил Васька.

— Что-о-о?! — взревел Балбес от такого нахальства. — Вы меня запугивать?! — Он поддернул рукава на курточке и двинулся на ребят, которые только от вида самого Балбеса так и застыли на месте.

А крепыши от хохота аж попадали на землю и задрыгали ногами, крича вслед Балбесу:

— Ой, Балбесик, надают же тебе малявки! Эх-хе!

— Ой, деточка, не ходи, вава будет! Ух-ху!

Насмешки приятелей еще больше разозлили Сэма, и он решил, что только расквашенные носы и подбитые глаза обнаглевшего мелочи смогут вернуть его авторитет.

Вот он приблизился к ним вплотную…

Вот уже размахнулся — и…

Вдруг кто-то схватил его стальными пальцами за поднятую руку. Балбес порывисто оглянулся — и похолодел: за спиной у него стоял участковый милиционер, а возле бревна на землю оседало облачко пыли, которую подняли его дружки.

— Драку затеваешь? — грозно спросил участковый.

— Да что вы, товарищ милиционер! — испуганно захлопал Балбес. — Это я так… приемчики показываю. Правда же? — умоляюще взглянул он на мальчишек.

Христофор через силу глотнул густую слюну, облизал непослушным языком пересохшие губы и едва добыл из себя:

— Эге… приемчики… Мы сами попросили…

Участковый, не очень веря, осмотрел друзей, пожал плечами, но руку Балбеса выпустил и зашагал себе дальше по своим важным милицейским делам.

— Благодарите судьбу, — для авторитета грозно прошипел Сэм, когда фигура участкового скрылась за углом. — А то было бы вам!

На самом же деле от его ярости почти ничего не осталось: что не говори, а ребята — молотки, не сдали его!

— Зря ты наскакиваешь на нас, — сразу осмелел Христофор. — Мы только хотели тебя спросить: ты взял наш клей?

— Какой клей? Никакого клея я не брал, никакой вашей канистры не видел! — бросил Балбес и разоблачил себя с головой: он сказал про канистру, хотя ребята ни словом не обмолвились о ней.

Балбес сразу понял свою ошибку и, хоть было уже поздно, решил отнекиваться до конца. А чтобы не дать ребятам времени на размышление, затараторил:

— Что за клей? Видимо, дорогой? Папа и мама а-та-та дадут за него?

— Просто он очень опасен! — перебил его Христофор. — Клеит все, и — намертво!

— Врешь! — заржал Балбес.

— Я не вру, а знаю точно, — обиделся Христофор за такое недоверие к его изобретательскому гению. — Вот приклеишься к чему-нибудь — и привет! Так и будешь жить приклеенным!

— Ты мне баки не забивай, — прикрикнул Балбес. — Нечего на меня всех собак вешать! Ничего я не брал — и баста!

— Брал! Брал! — воскликнул Христофор чуть не плача, потому что только сейчас понял, что так же, как и Сэм минуту назад, сказал лишнее, разболтав о фантастических свойствах клея.

— Ну, это еще доказать надо. А пока бывайте! — махнул Балбес небрежно рукой и направился прочь.

Ребята тоже подавленно побрели по домам, так и не рассказав Сэму, как коварно обманули его дружочки.

А дома Христофора еще ждала долгая и тяжелая беседа, которую обещал ему папа, такая длинная и тяжелая, что о ней и вспоминать не хотелось…

Кроме того, отец приобрел новый замок, закрыл на него сарай-лабораторию, забросил ключ в реку, а для верности еще и набил на двери две доски крест-накрест.

— Вот так, чтобы знал! — сказал он сыну. — Учи лучше уроки и не теряй времени на всякие забавы.

Глава девятая. «Сегодня уроков не будет!»

Вчерашний день был неудачным для всех наших героев.

Христофор, как вы знаете, потерял лабораторию и суперклей, чудо нашего века, и так и не смог пока вернуть его.

Яким Яковлевич пока что не увидел суперагента, чтобы наконец сойтись с ним один на один в поединке.

Да и сам суперагент до сих пор не выполнил своего обещания шефу — к вечеру завладеть изобретением Христофора Тюлькина.

Одним словом, этот день стал днем сплошных неудач, а как известно, большей частью неудачи утраивают силы настоящих героев — и они в конце концов достигают цели. Посмотрим же, что принесет им день сегодняшний…

До начала уроков оставалось полторы минуты, когда Христофор пулей влетел на школьный двор. Но попасть сегодня в класс ему не суждено. И не потому, что он опоздал сегодня в класс; не попал ни один ученик, даже те, которые ежедневно приходят за час до звонка. Да что там ученики! Даже учителям во главе с директором сегодня не суждено щедрой рукой раздавать пятерки и единицы, записывать в дневники замечания и выставлять людей за дверь. И все из-за того, что…

А впрочем, зачем спешить? Расскажем по порядку.

Так вот за полторы минуты до звонка Христофор влетел на школьный двор — и попал в настоящий человеческий водоворот.

Ученики всех классов, от первого «А» до десятого «В», огромной толпой толпились перед школой, дружно галдя. Крик стоял баллов на десять, а то и больше.

Между учениками, будто торпедные катера, сновали учителя, и там, где они прорезали ученический океан, на несколько секунд, словно след за кормой, западала тишина. И стоило учителю удалиться, как океан снова начинал бешено реветь и кричать.

— Что случилось? — спросил Христофор у какого-нибудь десятиклассника, потому что до своих протолкнуться не смог, а разобрать хоть несколько слов в этом гаме не смог бы даже и самый совершенный космический прибор.

— Свобода, пацан! — весело крикнул десятиклассник и надвинул Христофору на нос фуражку. — Уроков не будет! Ур-ра! — И, словно первоклассник, запрыгал на одной ноге прочь от школы.

Христофор поправил сбитую фуражку и вдруг заметил за несколько метров от себя, в густой толпе, Ваську. Их взгляды встретились, Васька что-то закричал. Да разве здесь услышишь! Христофор жестами показывал другу: давай сюда, выбирайся — и Васька начал проталкиваться к нему.

Это ему удалось на удивление легко — он вылетел из толпы, словно пробка из океанских глубин.

На его курточке не хватало двух пуговиц, берет съехал на затылок, на одном ботинке болтался оборванный шнурок. Но Васька сиял, как медный пятак.

— Живем, Тюля! — он затанцевал вокруг Христофора. — Сегодня урокам — привет!

— Подожди, — схватил его за воротник Тюлькин, — успокойся и объясни наконец: что происходит?

— Как? — уставился на него Васька. — Ты до сих пор ничего не знаешь?! — И, размахивая руками и возбужденно глотая воздух, начал рассказывать.

Оказывается, случилось вот что.

Первой, как и полагалось, в школу пришла тетя Клава, уборщица. Она дважды повернула ключ в замке входной двери и потянула за ручку. Дверь не открылась! Тетя Клава еще несколько раз провернула ключ и уже со всей силы дернула двери. Последствий — никаких! Тогда она начала дергать их туда-сюда, толкать ногами, бросаться на них с разгона плечом. Дверям от всех этих усилий было ни жарко, ни холодно! Тогда крайне обессиленная тетя Клава села на ступеньки и горько заплакала.

Здесь и застал ее директор — он всегда приходил вторым. Выслушав объяснения уборщицы, директор усмехнулся и подумал: «Старенькая уже, слабенькая. Пора уж и на пенсию». Он взял ключ и уверенно подошел к двери…

Как вы, наверное, уже догадались, он сделал то же самое, что и тетя Клава, то есть — ничего не сделал.

Такой же неудачу потерпел и учитель физкультуры, бывший мастер спорта по тяжелой атлетике. Правда, его старания дали определенные последствия: он оторвал дверную ручку, согнул ключ так, что он уже не вынимался из замка, и вместе с немалым куском штукатурки и четырьмя кирпичами вывалил табличку с названием и номером школы.

Ничем не смог помочь даже сам Лев Маркович, лучший слесарь городка, под рукой которого начинали дрожать самые сложные замки и запоры и с покорным звоном раскрывались.

Тем временем двор постепенно заполняли ученики и учителя, и каждый пытался тоже приложить свои силы, чтобы вывести школу из неожиданной передряги.

— Спокойно! — все время приговаривал директор, прохаживаясь перед дверью. — Только спокойно, без паники!

По его растерянному лицу было видно, что эти слова он повторяет первую очередь для себя: он действительно не знал, что же поделать!

Вдруг раздался писклявый голосок:

— А давайте я попробую!

Из толпы вышел не по летам мелкий, но серьезный первоклассник.

— Ты?! — глянул удивленно директор.

— Я, — кивнул тот. — Вы меня немножко подсадите, а я в форточку залезу. Вон видите — открытая. Может, дверь кто изнутри запер.

Директор, а за ним и все учителя взглянули туда, куда показывал первоклассник, и таки действительно увидели открытую форточку. В другой раз за такое нарушение директор, наверное, объявил бы тете Клаве выговор, и сегодня…

Физрук одной рукой поднял мальчика и просунул его в форточку. Через минуту из-за двери раздалось:

— Ничего здесь не заперто, я возвращаюсь!

— Возвращайся, — согласился директор и добавил: — И открой нам хотя бы окно.

— Не надо, я сам, — гордо отклонил первоклассник помощь физрука, ловко спрыгивая на землю.

Теперь в школу можно было попасть через окно. Но разве мог директор — вы только представьте эту картину! — разрешить заходить в безграничный мир знаний через окно?! Да и как бы выглядели учителя, которые перелезали бы через подоконник? Что произошло бы с их педагогическим авторитетом? И директор принял единственно правильное в такой ситуации решение. Перекрывая шум, он сложил ладони рупором, собрал все силы и крикнул:

— Сегодня уроков не будет! Всем — домой!

Многоголосое раскатистое «ура!» шквалом пронеслось над головами школьников, ударило в стекла, те аж зазвенели, и через миг школьный двор опустел.

На нем остались одни оторванные пуговицы, утерянные значки, обрывки шнурков и первоклассники, беспомощно сбились вокруг своих учительниц и никак не могли понять: как может такое быть, чтобы не было уроков?!

Христофор и Васька решили пойти хорошенько обмозговать, как выманить у Балбеса суперклей, и обсудить удивительное приключение в школе. Но ничего у них не получилось.

На центральной площади, возле главпочтамта, они увидели толпу и, разумеется, отправились туда.

Из разговоров ребята узнали, что ночью кто-то каким-то образом прикрепил к асфальту мотоцикл, на котором с вокзала доставляли почту, — и весь городок осталось сегодня без газет. А мотоцикл сдвинули с места только после того, как с колес срезали покрышки.

Узнали ребята и о прочих чудесах.

Так же, как и в школе, не открывались двери райотдела милиции, поэтому утром дежурным пришлось выбираться через окно, на что ушло немало времени: ведь окно было зарешеченное!

Чья-то невидимая рука соединила между собой все лодки на реке — и теперь десять дюжих дядек вот уже второй час распиливали их ножовками…

Да что там говорить! Чудес, которые ожидали жителей городка сегодня утром, было вдоволь!

Сомнений не оставалось: такого натворить мог только Христофоров суперклей, что попал в руки Балбеса и его компании. А что здесь приложили руку и его дружки — Христофор и Васька были убеждены. Ребята слышали, что ночью кто-то приклеил сторожа продовольственного магазина и его ружье к скамейке, на которой он клевал носом, а потом украл ящик водки, мешок сахара и коробку сливочного масла.

Ясно, что здесь действовали верзилы, ибо даже Балбес, при всей своей силе, не вынес бы на плечах мешок сахара, да и не пошел бы он на такое преступление.

Все было сделано так молниеносно и ловко, что сторож, которому пришлось восемь минут вылезать из кожуха и брюк, ничего не заметил, когда в одних трусах забежал за магазин.

Но разве могли ребята сказать кому-то о своей догадке? Где там! И за это такое может быть, такое, что ой-ой! Поэтому друзья переглянулись и рванули со всех ног подальше от толпы искать Балбеса.

На этот раз им повезло.

Недалеко от главпочтамта прогуливался Балбес собственной персоной. Он весело мурлыкал себе под нос и внимательно прислушивался к разговорам, которые прыткий сентябрьский ветерок доносил с площади аж сюда.

— И после этого ты скажешь, что не брал клей?! — отважно подступил к нему Христофор.

— Тю на вас! Вот уже прицепились: клей, клей! Какой такой клей? — уставился с деланным удивлением Балбес.

— Не придуривайся, лучше отдай, — поддержал друга Васька.

— А то что будет?

— Заявим в милицию!

— Хо-хо! Во-первых, надо еще доказать, что я брал ваш клей, а во-вторых, если даже я взял его — ну и что с того?

— Будешь отвечать за все! — воскликнул Христофор.

— Я? — наклонился к нему Балбес. — Шутишь, Тюлечка. Отвечать тебе.

— Почему? — удивился Тюлькин.

— А кто придумал клей: я или ты? Ты! Вот и отвечай! — И Балбес, оставив оторопевших мальчишек посреди улицы, зашагал на площадь.

— Стой! — Друзья бросились ему вдогонку. — Мы еще не все тебе сказали!

— Ну, что вам еще! — недовольно повернулся к ним Балбес.

— А то, — начали друзья в один голос, — что твои дружочки обманули тебя!.. — И рассказали, перебивая друг друга, историю с приемником, которую подслушали в кустах.

— Придумали, пожалуй, — не очень уверенно возразил Сэм, когда ребята закончили.

— А ты сам спроси у них и увидишь, — предложил Васька.

— И спрошу, — пообещал Балбес, — непременно спрошу! — Он крутанулся на каблуках и побежал на площадь.

Глава десятая. Неожиданное знакомство

Можно только представить, какое отчаяние охватило друзей, когда и в этот раз им не повезло вернуть клей! Они еще долго стояли молча, потом Христофор вздохнул и молвил:

— Эх, если бы не папа!

— А что папа? — глянул на него Васька.

— Так он же закрыл мою лабораторию.

— А к чему здесь она?

— К тому, что сейчас у нас, пожалуй, было бы в руках спасение.

— Что-то я не очень понимаю, — Васька пристально смотрел на друга: тот, случайно, не сошел с ума от отчаяния?

— Не смотри так, со мной все в порядке, — перехватил его взгляд Тюлькин. — Просто сейчас у нас был бы антиклей, то есть суперасклеиватель, который мог бы расклеивать любой клей. Я вот-вот должен был завершить работу над ним. Осталось несколько небольших опытов.

— Действительно, не повезло, — вздохнул Васька. — Ну, хорошо, пойдем в сквер, подумаем, что дальше делать.

Несмотря на солнечную погоду, почти все скамейки в сквере были пусты. Лишь кое-где сидели с газетами и книгами несколько пенсионеров и молодых женщин с младенцами на руках и в детских колясках.

Ребята уселись на скамейке под раскидистыми ивами, ветки которых свисали до земли, образуя уютный шатер. Об этой скамье мало кто знал, и друзья выбрали ее не случайно: сейчас им хотелось побыть в одиночестве, а сюда вряд ли кто мог забрести.

Они сидели и молчали.

Вдруг чья-то рука раздвинула ивовые плети — и перед ребятами появилось лицо мужчины лет пятидесяти…

Сначала появилась аккуратная седая бородка, за ней — такие же усики, а там и небольшой острый нос и темные острые глаза, которые, заприметив ребят, в то же мгновение растерянно заморгали.

— Очень жаль, — произнесла седая голова, — я вас не побеспокоил?

— Да чего там, — не очень вежливо махнул рукой Васька.

— Спасибо, — обрадовалась голова, и сквозь ветви проникла мужская фигура среднего роста.

Первое, что бросилось ребятам в глаза, — это одежда мужчины. На нем был хороший дорогой костюм из серой в елочку ткани, модная вишневая рубашка и не менее модный галстук. Из-под тщательно выглаженных брюк, которые мягко спадали на новенькие коричневые туфли, выглядывали махровые носки, а на руке у него висел роскошный плащ на меховой подстежке. Так модно и шикарно в их городке не одевался никто.

«Наверное, приезжий», — догадался Христофор, и его вдруг охватило чувство гостеприимства, присущее всем жителям небольших райцентров.

— Прошу, заходите! — Христофор поднялся навстречу.

— Спасибо, я уже зашел, — учтиво поклонился мужчина.

— Садитесь, пожалуйста, — пригласил Тюлькин, словно был хозяином скамьи, а ивовый шатер — его домом.

Незнакомец вновь поклонился мальчикам, сел на лавку и ласковым голосом поинтересовался:

— Я вам не мешаю?

— Ну что вы! Как можно? Мы вам очень рады, — покраснел Христофор, ибо до сих пор почти не слышал, чтобы взрослые так вежливо обращались к ребятам его возраста.

— Тогда давайте, молодые люди, знакомиться, — улыбнулся седобородый и протянул мальчишкам по очереди руку, — Евгений Евгеньевич Бублик, научный работник.

— Василий, — покраснел Васька тоже.

— Христофор Тюлькин, — едва не сгорел Тюля, потому что пришлось вслух произнести это ненавистное имя и фамилию, и чтобы как-то отвлечь от них внимание незнакомца, добавил: — А вы, вижу, не из нашего города?

— Угадали, сударь, я из столицы.

— А какой наукой вы занимаетесь? — не удержался Христофор, который впервые в жизни видел собственными глаза настоящего ученого, и еще — из самой столицы!

— О! — загадочно молвил мужчина. — Это большая тайна! — И лицо его просияло такой удовлетворенной улыбкой, что ребятам страшно захотелось разгадать эту тайну.

Да, вы правильно догадались: это был никакой не Евгений Евгеньевич Бублик и совсем не из столицы, а тем более — не ученый! Это был суперагент Z-003, и он радовался сейчас тому, что наткнулся на ребят, которые ему и были нужны!

— Ой, ну скажите, пожалуйста! — не удержался Васька. — Мы никому-никому! Слово чести!

Незнакомец пустил в усы самую очаровательную улыбку, на которую только был способен:

— Коли так — скажу: я — всемирно известный академик, а в ваш городок приехал немного отдохнуть от столичной суеты и всемирной славы. Знаете, какая там жизнь: репортеры, интервью, радио, телевидение. Да что там говорить, тяжело носить такую, как у меня, славу. — И академик устало вздохнул.

Парни просто обомлели от неслыханного счастья: они сидят рядом с таким выдающимся человеком! И что там сидят! Они разговаривают с ним, а захотят — могут даже коснуться, даже здоровались за руку.

Васька первый пришел в себя, ткнул Тюлькина локтем в бок и прошептал:

— Слушай, Тюля, сейчас же расскажи про клей! Слышишь? Немедленно! Больше такого случая может и не случиться в жизни.

Христофор немного посомневался, потом решился, набрал полную грудь воздуха и одним духом выложил Бублику-агенту все-все о своем суперклее.

Теперь настала очередь академика млеть от счастья: этот клей, как он и представлял себе, был бесценным сокровищем для его будущей карьеры и возможности клея казались ему таки поистине неограниченными! Поэтому как только Христофор кончил рассказ, суперагент подскочил, схватил мальчишку за плечи и, глядя ему прямо в глаза, строгим голосом спросил:

— Все, что ты рассказал, — правда?

— Самая правдивая правда! — ударил себя в грудь Тюлькин.

Академик отпустил его плечи и тяжело упал на скамью. Теперь будущее не вызывало у него никакого сомнения: быть ему генералом!

Переведя дыхание и взяв себя в руки, агент сказал:

— Христофор Тюлькин! Должен вам торжественно заявить от имени Академии наук: вы — гений! Обещаю вам при свидетелях, — он ткнул пальцем в Ваську, — что первым буду рекомендовать вас к избранию в академики.

— А школа? — немного обиженно напомнил о себе Васька, которому не совсем понравилась второстепенная роль свидетеля.

— Что школа! Тьфу, — махнул рукой Бублик. — Школа — ерунда. Я сам только три класса кончил.

Васька немного удивило, что всемирно известный академик имеет лишь трехклассное образование, но чего не бывает среди ученых мужей? Они же такие чудаки, как рассказывал Христофор.

А Христофор просто бесновался от радости. В его воображении замелькали увлекательные картинки. Вот его в черном лимузине с почетным эскортом везут по столице в Академию! Вот почтенные седые академики устраивают ему при встрече овацию, а сам президент Академии цепляет ему на грудь орден! Вот он направо и налево раздает автографы, интервью, а за ним бегут кинорежиссеры и фиксируют на кинопленку каждое его движение — для потомков! Вот он, славный и величественный, прибывает с визитом в родную школу…

— Христофор, вы слышите, Христофор?! — донесся до него, словно из космоса, голос Бублика, и Тюлькин вернулся к действительности. — Христофор, теперь вы должны оставить ваши остроумные выходки с лодками и дверью и немедленно принести мне клей: я собственноручно отвезу его в столицу!

— У меня его нет, — всхлипнул Христофор и отвернулся.

— Как нет?! — второй раз подскочил Бублик. — Ты его весь потратил на свои нелепые шутки?!

— Как вы могли о нас такое подумать! — обиделся за друга и за себя Васька. — Это не наши шутки, а Балбеса и его компании. Они украли клей.

— Но это не так страшно, — добавил Христофор, — у меня есть тетрадь, где я записал его рецепт.

— Неси, — перебил его не очень вежливо академик, — неси немедленно! Я подожду здесь.

Христофор стрелой помчался домой. И за несколько минут он вернулся. Ноги его заплетались, а руки были пусты!

— Где тетрадь? — взревел суперагент, мечты которого опасно пошатнулись и должны были вот-вот рассыпаться. — Где она?!

— Нет… — едва выдавил из себя Тюлькин и, уже не сдерживаясь, горько заплакал.

— Цыц, девчонка! — гаркнул на него академик. — Нюни потом распускать будешь, а сейчас дело надо делать!

Ошеломленные неожиданным провалом, ребята даже не обратили внимания, как изменился тон разговора Бублика, а Христофор вообще почти не слышал его. Дело в том, что тетрадь с его идеями и записями погибла совершенно нелепо. Мама Тюлькина, Лукерья Лукинична, решила не вести своей тетради с записями о содержании шкафчиков, ящиков и коробочек: ведь настоящая причина пропаж прояснилась, и это была никакая не забывчивость. Поэтому Лукерья Лукинична взяла и сожгла тетрадь, чтобы и не вспоминать обо всех горестях, которые принесла им эта история. Но надо же было случиться такому, что сожгла она не свою тетрадь, а сына! Обе тетради были, как две капли воды, одинаковые — ведь в городке только один магазин канцтоваров! — а очки, чтобы прочитать надпись, Лукерья Лукинична не надела.

Так бесславно погибла для мировой науки знаменитая тетрадь изобретателя Христофора Тюлькина!..

Наконец Христофор успокоился: ничего, он еще молодой, у него все еще впереди. Да и клей не потерян: надо только отнять его у Балбеса. Евгений Евгеньевич пошлет клей в столицу на анализ, а там, будьте уверены, разберутся в его составе! К Христофору постепенно стало возвращаться праздничное настроение.

— Так у кого, ты говоришь, клей? — придирчиво спросил Бублик.

— У Балбеса, — ответил Христофор и описал Евгению Евгеньевичу, как тот выглядит.

— Он у меня попляшет! — угрожающе сказал Бублик, приподнимаясь, и у ребят аж мороз по коже пошел. — Ну, вот что: вы идите домой, а я уже как-то отыщу вашего Балбеса, будьте спокойны.

— Мы с вами! — воскликнул Васька, и академик отмахнулся:

— Сидите уже дома! Как-нибудь сам справлюсь, а вечером встретимся на этом самом месте.

Глава одиннадцатая. Пещера преступников

Так уж странно складывается в жизни: когда у тебя совсем нет времени, когда ты завален уроками и домашними хлопотами, тогда кажется: если бы хоть один свободный день, веселился бы с утра и до ночи! И когда вдруг выпадает такой день — вскоре уже и не знаешь, чем себя занять.

Так случилось и с нашими друзьями. Они с полчаса погоняли мяч, покатались на самокате, сыграли партию в шахматы — и уже не знали, что делать.

— Может, пообедаем? — предложил Васька, потому что вспомнил, что утром они почти ничего не ели.

— Можно, — согласился Христофор.

Лукерья Лукинична будто знала, что к ним пожалует гость, и слепила целую гору вареников: казалось, их и за три дня не съешь!

— Только пальчики оближете и еще попросите, — улыбнулся Сидор Силович, когда Христофор выразил ему свое удивление по поводу большого количества вареников.

И он не ошибся.

Через каких-то полчаса на столе остались только пустые тарелки, а ребята, тяжело откинувшись на спинки стульев, только сопели.

— Ну вот, — порадовалась их аппетита Лукерья Лукинична, — а вы боялись! — Она взглянула на часы и всплеснула руками: — Сидор, на работу опаздываем! Помоги мне быстренько посуду помыть, и бежим!

— Мы сами помоем, — сказал Васька, обрадовавшись возможности лишний раз потренироваться и сделать еще один шаг на нелегком пути к славе всемирно известного путешественника.

— Помоем, помоем, — поддержал друга Христофор, потому что обрадовался, что родители уже уйдут и они с Васькой останутся одни. — Идите уже, а то опоздаете.

Лукерья Лукинична благодарно улыбнулась мальчишкам, поправила прическу и, взяв мужа под руку, заспешила на работу…

— А что теперь? — поинтересовался Христофор, когда они вымыли и вытерли насухо последнюю тарелку.

— Может, в пещеру сгоняем? — предложил Васька.

— А успеем до вечера?

— Успеем, айда!..

Пещера находилась в лесу, который прилегал к городка, в небольшом овражке. О ней никто, кроме Васька и Христофора, не знал, потому что в овраг не ходили: склоны его поросли таким колючим, непролазным кустарником, что нечего было и думать продраться сквозь него. И разве может остановить этот несчастный кустарник, пусть и колючий, настоящих исследователей!

В свое время Христофор и Васька потратили четыре дня, а таки продрались сквозь заросли. Они прорезали в кустарнике небольшой лаз — вот тренировка для будущего путешественника! — по которому можно было ползком, по-пластунски, добраться до овражка. И наградой ребятам за настойчивость стало открытие настоящей пещеры.

Вход в нее зиял на почти отвесном склоне овражка в метрах двух от подножия. Просто перед пещерой, вцепившись в глинистый сторону ярка, стояла старая сухая осина. Вот по ее стволу и можно было вскарабкаться в пещеру, потому что им она наполовину прикрывала отверстие-вход.

Когда ребята увидели отверстие и Васька попробовал было залезть в пещеру, ствол вдруг громко заскрипел, зашатался и начал опасно клониться! Васька успел соскочить, так что ничего страшного не случилось. Но в дальнейшем друзья действовали уже осторожнее. Они разыскали несколько толстых веток и подперли ими осину, корни которой уже сгнили. После этого они сначала осторожно, а потом сильнее и сильнее попытались расшатать ствол, но подпорки держали его крепко. Теперь можно было лезть в пещеру.

Она оказалась не такой уж и просторной, и все же в ней легко могли разместиться человек четыре или пять. Дно, потолок и глинистые зеленоватые стены были сухие, крепкие, словно из камня. От входа видно было весь овражек от начала и до конца. Одно слово, о такой находке можно было только мечтать!

Ребята решили оборудовать в пещере свой штаб и тренировочную базу для Васьки, будущего прославленного путешественника. Но открытие произошло в конце летних каникул, начались занятия в школе, футбол, телевизор, друзья и одноклассники, — и Христофор и Васька не заметили, как приблизился конец сентября. Поэтому нет ничего удивительного, что они довольно долго не бывали в овражке.

И вот сейчас ребята стояли перед пещерой, надеясь прекрасно провести время до той поры, когда Евгений Евгеньевич Бублик таки отберет клей в Балбеса.

— На штурм! — скомандовал Васька и первым полез по стволу вверх. Через мгновение он уже исчез в проеме, и только Христофор обхватил ствол руками, чтобы лезть следом, как из пещеры послышался удивленный вскрик, и оттуда высунулась голова его друга:

— Скорее сюда! Тут такое, такое!..

Христофор, как мог, быстро поднялся к Ваське, шагнул в темноту пещеры — и прикипел к месту: в их пещере, в самом дальнем углу под стенкой, стояла коробка сливочного масла, на ней ящик с водкой, а рядом — мешок сахара, — все, что было украдено из магазина!

— Так вот где их тайник! — воскликнул Христофор. — Что же нам делать?

— Разыскать Евгения Евгеньевича, — предложил Васька. — Он посоветует.

Друзья выбрались наружу и помчались обратно в три раза быстрее.

Они уже почти добежали до околицы, когда вдруг дорогу им преградил Балбес!

— От волка убегаете? — ехидно поинтересовался он. — Зайку испугались?

— Пропусти, — дернулся Христофор, — некогда нам.

— Смотри, какой занятый! И куда же ты, Тюлечко-колечко, катишься? Стихотворение на завтра учить, чтобы двоечку не вклеили? — не отступал с дороги Балбес.

— Стишок не стишок, а скоро тебе будет ого-го!

— Что ты имеешь в виду? — перепугался Сэм.

— А мы видели, где ты со своими дружочками прячешь украденное из магазина!

— Ну, ты, — возмутился Сэм, — говори и не заговаривайся! Какой еще там магазин?

Испуг и удивление Сэма были такими искренними, что Христофор, хоть и спешил, подробно рассказал ему все.

— Вот вам слово, ребята, чтобы я на этом месте провалился, чтобы меня крысы загрызли — не знал я ничего про магазин! — поклялся Сэм. — Я думал: клей им надо, чтобы пошутить!

— Дошутился! — бросил Васька, а Христофор аж подскочил:

— Ага! Вот ты и признался, что украл мой суперклей.

— Ну признаюсь, признаюсь, — махнул рукой Сэм в полном отчаянии. — И сейчас надо скорее разыскать этих негодяев, надо немедленно что-то делать!

— Мы знаем что! — гордо сказал Васька. — Побежали, Тюля!

— И я с вами, — напросился Сэм.

Почти час троица шарила по всему городку. Наконец им повезло: в одном из переулков они наткнулись на Евгения Евгеньевича.

— Что, молодые люди, не сидится? — улыбнулся тот. — К сожалению, ничего утешительного пока не могу вам сказать.

— Скоро скажете, — выступил вперед Христофор и лихорадочно начал рассказывать Бублику о Балбесе, об украденных продуктах и о том, что клей попал в руки Балбесовых дружочков — Рубильника и Бегемота.

— Как они выглядят? — грозно спросил Бублик у Сэма.

— Клей у Рубильника, он верховод, — поспешно объяснил Сэм. — Худющий такой, долговязый, все время вокруг глазами рыщет. Голос хриплый, неприятный, а лицо красно-сизое и припухлое: очень пиво любит.

— Довольно, хватит! — оборвал его академик. — Все понятно. Ждите меня на скамейке и никуда не уходите. Я все беру на себя, а вам сообщу, когда надо будет!

Глава двенадцатая. Странный слесарь-сантехник

Прежде чем отправиться на поиски Рубильника, суперагент заскочил в гостиницу, чтобы изменить внешность. О нем уже знали трое парней, а Z-003 положил себе за правило: если тебя знают больше трех человек — меняй внешность!

Запершись в номере, агент-академик присел над чемоданом и принялся просматривать свои вещи.

— Да, бабушка-пенсионерка не подойдет, — отложил он седой парик, юбку и старенькую кофточку. — Солдат в отпуске — тоже, — полетела вслед за кофточкой ефрейторская форма. — А вот, кажется, в самый раз! — агент удовлетворенно достал из чемодана узелок, на котором была бирка с надписью «Слесарь-сантехник».

Он развязал узелок и разложил на кровати запятнанные парусиновые штаны, картуз с поломанным козырьком, пару нечищеных ботинок и рваную фуфайку, из левого кармана которой выглядывала головка бутылки.

— Да, это то, что надо! — довольно улыбнулся Z-003, внимательно осмотрев все содержимое. Он быстро впитался, постоял немного перед зеркалом, придавая лицу выражения безразличия ко всему, что происходит вокруг, и пошел к выходу.

На ступеньках он столкнулся с русым стройным юношей. Тот взглядом смерил агента с ног до головы и спросил:

— Папаша, спички не дашь?

— Некурящий, — входя в новую роль, небрежно бросил суперагент-сантехник.

Юноша с досадой пожал плечами и пошел по лестнице на второй этаж. На самом деле не спички были нужны ему. Ведь Яким Яковлевич — а это был именно он! — никогда в жизни не выкурил ни одной сигареты. Просто он нарочно остановил на мгновение агента, и вот теперь у него в кармане уже была магнитная лента с записью голоса Z-003, карточка с анализом его крови и отпечатки пальцев агента — для картотеки.

А суперагент шел по улице и мысленно радовался, что первая встреча никакого подозрения не вызвала, значит он замаскировался надежно!

Агент шагал себе шаткой походкой, — так, по его мнению, всегда ходят сантехники, — и внимательно косился туда и сюда правым глазом. Дело в том, что в этот глаз было вмонтировано специальное устройство с записью данных о внешности Рубильника. Это устройство осматривал всех прохожих, сравнивал их внешность со своими данными и, когда они совпадут, — должен был послать агенту в ухо сигнал. Вот Z-003 и шел себе спокойненько, наблюдая левым глазом за дорогой, чтобы вдруг не попасть под машину.

Z-003 уже было обошел все центральные улицы, так и не услышав сигнала, когда вдруг вспомнил слова Балбеса о том, что Рубильник очень любит пиво, — и подался на окраину, где, как он знал из своего шпионского справочника, чаще встречаются пивные точки.

Возле каждой точки он останавливался на несколько секунд и по очереди наводил глаз-устройство на любителей пива. Многие из них словно напоминали Рубильника: такие же ссутуленные, с красными припухшими лицами. И устройство молчало — и агент шел дальше. Чтобы не вызвать лишнего подозрения, ему каждый раз приходилось выпивать кружку пива, поэтому не удивительно, что после пятой точки он уже еле передвигался и мог больше не шататься умышленно: походка его и так сделалась шаткой.

Вдруг, откуда не возьмись, ему на плечо сел электронный воробей.

— Прилетела, птичка! — обрадовался тот. — Ну, показывай, что принесла. — Он торопливо раскрыл воробья и аж взвизгнул от радости, увидев деньги и жвачку.

— Теперь они у меня быстро все позабывают! — сказал суперагент, раскладывая пакетики с резинкой по карманам. Жевательная резинка тоже была одним из его самых любимых средств шпионажа: во-первых, для подкупа, а во-вторых, для ликвидации свидетелей. Агент знал, что многие ребята любят жевать резинку, а от постоянного жевания детский ум тупеет, мозг работает лениво — и ребенок, сделавшись дураком, забывает обо всем на свете, кроме резинки, конечно. Так с помощью резинки Z-003 намеревался ликвидировать наших ребят.

Когда же он прочитал письмо от шефа, то только злорадное улыбнулся: «Ишь, повышение за клей обещает! И я, похитив клей, генералом стану, хо-хо!» — И, забыв о конспирации, громко расхохотался.

В приподнятом настроении Z-003 поплелся дальше. И не успел он приблизиться к очередной пивной бочке, как в ухе его раздался сигнал. Агент встрепенулся и увидел прямо перед собой Рубильника. Z-003 сразу сосредоточился, выдернул из штанов давно нестиранную рубашку без пуговиц, поправил в кармане бутылку, чтобы ее можно было заметить еще издалека, и подошел к парню.

— Эх, и хорошо же, наверное, в такой сентябрьский денек пивка попить! — заговорил агент, садясь на скамью рядом с Рубильником.

Тот тяжело повернул голову, уставился мутными глазами в непрошеного гостя и прохрипел:

— Ты что, батя, издеваешься? А ну, дуй отсюда!

— Ну, ну, голубчик, — успокаивающе похлопал его по плечу «батя», — я же по-доброму.

— Вот и отвали по-хорошему, — сбросил его руку Рубильник, — а то тебя сейчас в «скорой помощи» повезут!

— Вы не так меня поняли, — подобострастно сказал агент. — Я просто хотел пригласить вас в компанию, вместе по кружечке выпить!

Взгляд Рубильника немного прояснилось, он уже примирительно, но все еще недоверчиво посмотрел на «батю» — ишь, сам пьяница, а разговаривает, как культурный! — и на всякий случай сказал:

— Пиво — это хорошо, но где гульденов взять?

— Я угощаю! — агент вскочил и вытащил из кармана пачку денег. — За этим дело не станет, мне бы только с хорошим человеком поболтать.

«Чокнутый какой-то, — подумал Рубильник, — да еще при таких деньгах! Что-то здесь нечисто…» Но разбираться в своих вялых мыслях не стал, а быстро двинулся за «батей» к бочке. После второй кружки Рубильник повеселел и спросил:

— А ты, батя, кем будешь? Богатенький Буратино?

— Слесарь я, сантехник, — скромно опустил глаза агент.

— Гы-гы! — хохотнул Рубильник: так он ему и поверил! Но вслух ничего не сказал, потому что почувствовал: здесь можно погреть руки.

— Чего тут говорить, — кивнул агент на очередь, — пойдем в ресторане посидим, поговорим о жизни.

«Кажется, что-то наклевывается!» — обрадовался Рубильник, и они подались в ресторан «Уют», лучший в городке…

Теперь Рубильник был в Z-003 в руках — он заглотнул наживку! И, чтобы не затягивать дела, агент уже после второй рюмки заговорил про клей.

Сначала Рубильник отмалчивался, потом отнекивался, и когда сантехник предложил ему за каждую каплю клея по десять рублей, подумал: «Вот счастье подвалило! За плохой вонючий клей — такие деньги! Все чисто, благородно, бери денежки и катись на юг, к морю и пальмам! Но если ему так уж нужен этот клей, смотри, не продешеви!»

— Дураков нет! — встал, сделав вид обиженного, Рубильник. — За такой товар — жалкие копейки…

— Погодите! — испуганно схватил его за рукав агент. — Ваши условия?

Рубильник над все боялся продешевить, поэтому только непонятно пошевелил пальцами в воздухе.

— Двадцать? — пристально глянул ему в лицо Z-003.

Рубильник мотнул головой.

— Сорок! — сразу перескочил через десятку сантехник.

«Держись, счастливчик, держись!» — мысленно сдерживал себя Рубильник, которому уже хотелось захлопать в ладоши от радости. И когда агент назвал цифру «сто» — нервы его не выдержали! Он подскочил и, жадно глотнув слюну, воскликнул:

— Согласен!

— Тогда ровно в шесть я буду ждать вас в сквере, на третьей от входа скамейке. Вы приносите клей, весь, до капельки, а я деньги! — И они ударили по рукам, оба крайне довольны собой.

В это мгновение с подоконника за их спинами снялся воробей, который тихо сидел во время всего разговора дельцов, и полетел на розыски лейтенанта Евдокименко…

Глава тринадцатая. Бегемот в ловушке

Разве можно себе представить мальчишку, который преспокойно сидел бы, когда вокруг такое творится? Поэтому не удивительно, что Христофор, Васька и Балбес — простите! — Семен довольно скоро начали беспокоиться.

— И сколько можно ждать этого вашего Бублика? — первым не выдержал Семен. — Сидишь тут, томишься, а там, может, мир переворачивается!

— И не говори! — вздохнул Христофор.

— Нечего здесь торчать. Давайте хоть в пещеру сбегаем! — предложил Васька.

— Зачем? — удивился Семен.

— А туда сейчас может наведаться кто-то из твоей компании.

— Во-первых, — обиделся Семен, — они мне уже больше не компания! А во-вторых, что им там делать?

— И хотя бы выпить, ведь там водка, — пояснил опытный Васька.

— Что-то в этом есть, — поддержал друга Христофор, а Семен лишь восторженно взглянул на Васька: смотри, какой маленький, а смекалистый.

Вскоре ребята уже сидели в густом кустарнике неподалеку от пещеры. Сидеть молча, без единого движения было ужасно трудно: то спина начинала чесаться, то в носу щекотало, аж слезы наворачивались. И ребята мужественно терпели все, чтобы не разоблачить себя.

Так они просидели, наверное, с полчаса, и Христофор, терпение которой лопнуло, хотел уже предложить бросить это дело, когда вдруг из-за кустов напротив высунулась голова.

— Бегемот, — прошептал Семен.

Голова покрутилась по сторонам, похлопала выцветшими бесцветными глазами, и из-за кустов выбрался один из бывших Семеновых дружков, помятый и взъерошенный, съехал по склону на дно овражка и вскарабкался по стволу осины в пещеру. И как только он исчез в проеме, Васька толкнул локтем Семена и лихорадочно зашептал:

— Он в ловушке! Надо только выбить из-под ствола подпорки — и все!

Христофор и Семен сразу поняли хитрый Васькин план. Все трое по-пластунски выбрались из своего убежища и подползли к стволу. Семен ухватился за ветки своими сильными руками, а Христофор и Васька навалились на осину.

— Раз, два, три! — шепотом скомандовал Васька, и Семен выдернул подпорки.

Ствол натужно заскрипел, медленно качнулся — и вдруг рухнул на стенку оврага, плотно закрыв вход в пещеру. Лишь небольшое облачко пыли поднялось.

— Все! — вытер вспотевший лоб Христофор, и ребята улыбнулись друг другу.

И словно в ответ ему из пещеры послышались душераздирающие вопли и тяжелые удары. Это замурованный там Бегемот вопил от испуга и с разгона бросался плечом на ствол, который даже не шелохнулся. Вдруг Бегемот опомнился и затих, прислушиваясь: видимо, услышал голоса. Выглянув в небольшую щель, он увидел парней, а с ними — Сэма.

— А ну, пацаны, бросайте шутки, а то!.. — яростно загукал он.

— А ты сперва выйди! — подмигнул ребятам Васька.

— У, придурок, дошутишься у меня! — взбесился Бегемот. — И когда я выйду, тебя же мама родная не узнает, ни один часовщик не соберет по деталям! — И он с утроенной энергией вновь навалился на ствол. Зря! Осина всей своей многолетней тяжестью намертво запечатала пещеру.

Тогда Бегемот попытался подкопаться под ствол, но только обломал ногти. Это и понятно: ведь стенки пещеры, как вы помните, были сухие и твердые, как камень.

Наконец вор понял, что без посторонней помощи ему никак не выбраться, и решил изменить тактику.

— Ну, хватит уже, проказники, — ласково залепетал он. — Я оценил ваш шутку. А ты, Балбесик, оказывается, умный! Такую штуковину сделал! Вот расскажу корешам — ох и посмеются! Ладно уж, выпускайте меня, а то здесь темно.

— Сейчас, — хмыкнул Семен, — разогнались! Никакая это не шутка!

— Ты что болтаешь?! — испугался Бегемот.

— А то, что слышишь, — сказал Семен. — Посиди немножко, скоро за тобой приедут и отвезут, куда следует.

— Так ты своих продаешь?! — опять застучал Бегемот по стволу. — У-У! О-оо! А-аа!

— Стучи, стучи, — улыбнулся Семен. — Может, голову разобьешь и не будешь врать больше.

Бегемот бросил бухать и вновь заговорил подобострастно:

— Да ты что, Балбесик, разве я когда тебе врал?

— А приёмник? — крикнул тот.

— Ну, э-э… — сперва растерялся Бегемот. — То была лишь шутка. Понимаю, не очень удачная, не то, что твоя со стволом. Ну, можешь больше денег не давать, согласен?

Но ответа не было.

— Ну, хочешь, я тебе и те, что брал, верну? — задабривал Бегемот. — Даже еще подброшу, а?

— Не надо ему ваших денег! — встрял в разговор Христофор. — Лучше мой клей отдайте!

— Ага, — кивнул Семен, — где клей спрятал?

— Какой клей? — Бегемот сделал вид, что удивлен.

— А тот, с помощью которого вы с Рубильником магазин ограбили! — сердито отрезал Семен.

— А я не грабил! — заныл Бегемот. — Вот слово даю, не грабил! Это меня Рубильник проклятущий заставил. А сюда я пришел, чтобы все забрать и отнести в милицию! Вы мне своими шутками не даете начать новую, честную жизнь! — И он громко заплакал.

— А что, может, он правду говорит? — пожалел вора Христофор. — Может, выпустим?

— Да ты что?! — возмутился Семен. — Он тебе такое потом сделает, и рад не будешь!

— Не сделаю, ой, мальчики, дорогие, не сделаю! — еще громче заплакал Бегемот, почувствовав, что ребята колеблются.

На этот раз и Семен немного засомневался. Он почесал затылок и произнес:

— Ладно, ты подожди немного, мы с одним мужчиной посоветуемся.

— С каким еще мужем? — испугался Бегемот.

— Есть у нас один знакомый академик. Он очень интересуется клеем.

— Клеем? — переспросил Бегемот. — Да что они, с ума посходили на этом клее? Какой-то сантехник за него золотые горы обещает, то академик интересуется…

— Сантехник?! — аж подскочил Христофор. — Какой сантехник?!

— А кто его знает, — сказал Бегемот. — Мне о нем Рубильник рассказал. Они где-то на улице познакомились, и тот пообещал Рубильнику по сотне за каждую каплю клея, болван! Вот сегодня они в шесть встречаются в сквере и будут торговаться. Так, может, выпустите, а? — спросил Бегемот снова, но ребята его уже не слышали: они изо всех сил мчались к городку.

Глава четырнадцатая. «Ваша взяла! Сдаюсь…»

Никто, никогда и ни за что в мире, наверное, не смог бы догадаться, что за третьей от входа скамейкой, где должна была состояться встреча суперагента с Рубильником, в ветвях развесистой ивы замаскировался… лейтенант Евдокименко!

Да, да! И в этом нет ничего удивительного. Ведь Яким Яковлевич с раннего детства начал готовить себя к будущей работе и, в конце концов, так в совершенстве овладел всеми ее уловками, что ему ничего не стоило замаскироваться даже на голом месте.

И вот сейчас жизнь заставила лейтенанта Евдокименко продемонстрировать свои способности во всей своей красе.

Замысел Якима Яковлевича был простым и одновременно мудрым. Суперагент и Рубильник должны были встретиться на скамье под лейтенантом — об этом ему сообщил электронный воробей! — значит Якиму Яковлевичу оставалось только дождаться их появления и, когда Рубильник передаст в руки Z-003 клей, взять его с поличным.

Лейтенант Евдокименко преспокойно ждал, грелся на ласковом сентябрьском солнышке и внимательно поглядывал на вход в сквер.

Вдруг на аллее появился Z-003! На этот раз, как отметил лейтенант, он снова изменился и был уже не сантехником и не академиком, а обычным заслуженным пенсионером, который пришел посидеть в сквере и подышать пьянящим осенним воздухом. Суперагент, шаркая ногами, добрел до скамьи и, тяжело дыша, сел. Затем развернул газету, в которой предварительно проколупал две дырки для глаз, и, делая вид, будто читает, начал пристально рассматривать все вокруг.

Ровно в шесть из-за деревьев в конце аллеи показалась фигура Рубильника. Он все время оглядывался, и такой был у него испуганный вид, что он заметил агента лишь тогда, когда тот приподнялся ему навстречу и проговорил:

— Молодой человек, вечер добрый! Посидите с дедушкой, если не спешите.

Рубильник испуганно уставился на агента, не узнал его и бросил:

— Отцепись, дед! Тоже мне, нашел компанию!

И когда Z-003 подмигнул ему — мол, все в порядке! — Рубильник узнал бывшего сантехника и хохотнул:

— Ну, ты даешь, батя!

Они пожали друг другу руки и сели на скамью.

«Ну вот, — спокойно подумал лейтенант, — еще несколько минут — и дело закончено!»

— Товар принесли, молодой человек? — приступил к делу агент.

— А чего бы я приходил! На тебя полюбоваться? — оскалился Рубильник.

Он достал из кармана небольшую плоскую бутылку от тройного одеколона с густой зеленоватой жидкостью.

Глаза агента хищно блеснули, и он потянулся рукой за драгоценной бутылочкой, но Рубильник ловко спрятал клей в карман:

— Ша, батя! Без рук! Сначала — гульдены.

— О, простите, — немного замялся агент, — вот они, вот! — И принялся вытаскивать из карманов пиджака тугие пачки.

— Сколько здесь? — от такого зрелища Рубильник аж глаза выпучил и в ушах ему вместе с шелестом денег зазвучал ласковый шепот морских волн, гул южных пальм и звуки ресторанного оркестра.

— Хватит, — сказал небрежно Z-003, — как и договаривались: капля — сто рублей. Давайте взвесим товар, а тогда уже и сочтемся.

Агент извлек из кармана мимоходом украденные в городской аптеке лекарственные весы.

— Дураков нет! — отодвинулся Рубильник. — Видели мы таких: ты ему клей, а он тебе — кукиш, и тю-тю!

— И не стыдно вам! — удав агент, что обиделся. — И неужели я, человек преклонного возраста, могу обманывать? А если бы я и хотел убежать, вы, молодой и здоровый, легко догнали бы меня.

— Хо! — надменно улыбнулся Рубильник. — От меня, батя, не уйдешь! Но денежки — вперед.

Агент понял, что взвесить клей не удастся, и в сердцах махнул рукой:

— Что с вами делать! Держите!

Он начал отсчитывать деньги, а Рубильник рассовывал их по карманам и громко шмыгал носом от удовольствия. В конце концов деньги из рук агента перекочевали в карман вора, и тот весело сказал:

— Очень хорошо! Держи, батя, свой вонючий клей! — И протянул агенту заветную бутылочку, в которой тяжело болталось будущее Z-003.

«Вот и все!» — подумал суперагент и усмехнулся.

«Вот и все!» — подумал лейтенант Евдокименко, доставая из-под мышки пистолет.

И именно в тот миг, когда рука агента сжала бутылочку, а рука лейтенанта — пистолет, в сквер влетели Христофор, Вася и Семен.

Они сразу же увидели Рубильника и Z-003 и во все горло заорали:

— Держите их, ловите! Это воры!..

Лейтенант Евдокименко молниеносно выскочил из тайника и на всю мощь своих могучих легких — а он был мастером спорта по плаванию! — выкрикнул:

— Руки вверх! Вы разоблачены!

Но недаром Z-003 был суперагентом высшего класса. Он тоже молниеносно оценил ситуацию, быстрым движением сунул бутылочку с клеем в правый боковой карман и изо всех сил толкнул удивленного Рубильника на Якима Яковлевича. Вор неуклюже взмахнул руками, зашатался и, чтобы не упасть, ухватился за руку лейтенанта.

В тот же миг он отлетел метров на десять, шлепнулся на асфальтовую дорожку, успел на лету вскрикнуть: «Ой мама!» — и потерял сознание. Но в этот миг, пока лейтенант провел прием самбо, вполне хватило агенту, чтобы отскочить метра на три в сторону и со всех ног броситься наутек.

Лейтенант тяжело вздохнул и рванул вдогонку.

Они бежали по пустым улицам города, — все жители в это время сидели перед своими телевизорами, потому что показывали последнюю серию многосерийного детектива «Следствие ведут знатоки», — и их шаги звонко отражались в прозрачном осеннем небе, пугая стайки воробьев.

Расстояние между лейтенантом Евдокименко и суперагентом постепенно, но неумолимо сокращалось — ведь Яким Яковлевич был чемпионом столицы по бегу на дальние дистанции! Он уже слышал тяжелое сопение агента и на ходу мысленно посмеивался: «Давай, голубчик, давай! Еще немного — и твоя карьера закончится. Я тебя, обессиленного, возьму голыми руками!»

Опасность почувствовал и Z-003. Он никак не мог перейти на второе дыхание. В груди его кололо, он жадно хватал ртом воздух, пытаясь увеличить скорость, но ноги почти не слушались его. И тут Z-003 принял решение…

Лейтенант успел заметить, что агент на мгновение притормозил, повернулся к нему лицом и едва заметно взмахнул рукой.

«Ага, — подумал Яким Яковлевич, — уже сдаешься!» Но в тот же миг суперагент снова резко помчался дальше, а лейтенант вдруг как будто за что-то зацепился и кубарем полетел на асфальт.

Если бы он не был чемпионом района по борьбе самбо, то, наверное, здорово ушибся бы. Но Яким Яковлевич ловко собрался в воздухе и упруго приземлился на ноги.

«Странно! — подумал лейтенант, почувствовав довольно сильный удар в пятки. — Неужели потеряна форма?» — И глянул на ноги.

Удивлению его не было предела: он стоял в одних носках! Лейтенант оглянулся и увидел, что его туфли стоят посреди улицы с разорванными шнурками.

«Ну и ну!» — покачал головой Яким Яковлевич. Он хотел было поднять туфли и дальше преследовать агента, но не смог, несмотря на свою богатырскую силу, даже сдвинуть их с места. И тут он понял: это же агент плеснул ему под ноги клеем, и его туфли — навсегда! — приклеились к тротуару, а сам он вылетел из них!

Этот коварный ход противника напомнил лейтенанту, что он имеет дело с суперагентом высшего разряда, поэтому в дальнейшем Яким Яковлевич решил быть осторожнее и босиком припустил за агентом, который уже поворачивал за угол в какую-то улочку.

Яким Яковлевич включил сразу вторую скорость и — с разгона проскочил улочку. Пришлось тормозить и разворачиваться. И когда он прочитал название улицы, куда повернул агент, то только улыбнулся: эта улочка упиралась в пятиметровую кирпичную стену!..

Лейтенант перешел на шаг. Он медленно брел себе по улице и насвистывал что-то веселенькое.

И снова рано он успокоился!

Z-003, который немалую часть своей шпионской жизни провел в джунглях, умел лазить даже по зеркальной поверхности — что ему какая-то там кирпичная стена!

Яким Яковлевич с тревогой увидел, что агент ловко покарабкался вверх. Вот он уже на середине! Вот — выше!.. Вот закинул руку и ногу на гребень стены и навалился на него грудью!.. Еще мгновение — и он исчезнет…

Лейтенант выхватил пистолет и, окликнув: «Стой, стреляю!» — бабахнув в воздух.

Суперагент, услышав выстрел, испуганно прижался грудью к стене и замер. Это дало выигрыш в несколько драгоценных секунд, за которые лейтенант Евдокименко успел добежать до стены и схватиться за едва заметный выступ, чтобы карабкаться вверх. И только он сделал первое движение, как услышал стон.

Он поднял глаза и увидел, что Z-003 почему-то неподвижно лежит на гребне в той же самой позе и стонет. Лейтенант сперва удивился, а потом подумал, что агент уже совсем обессилел, победно улыбнулся и приказал:

— Сопротивление бесполезно! Слезайте!

В ответ суперагент лишь нервно дернулся, а следом донесся его сдавленный голос:

— Ваша взяла, сдаюсь! Но слезть не могу…

Глава пятнадцатая. Навстречу будущему

Тем вечером Христофор Тюлькин долго не мог заснуть. И ничего удивительного в этом не было: ведь день выдался удивительно богатым на необычные события.

Родители еще не вернулись с работы, телепередачи закончились, и Христофор просто лежал в постели и смотрел в потолок, где, словно кинокадры, снова и снова проходили перед его глазами события последних часов…

Наверное, самое веселое было, когда агента снимали со стены. Оказалось, что это не так уж и просто. Как вы помните, после выстрела лейтенанта Евдокименко агент вжался в стену и вдруг застыл. Спрашиваете почему? А потому, что он ненароком раздавил бутылочку с клеем, которая лежала в правом боковом кармане пиджака, — и разумеется, сразу приклеился к стене!

Это довольно быстро понял Яким Яковлевич и принялся искать способы, как спустить агента наземь.

Сначала он позвонил в пожарную часть, кратко объяснил суть дела и попросил помощи. Вскоре в улочку с громкими сиренами въехали две пожарные машины с лучшей в области пожарной командой, которая вот уже в течение пяти лет занимала на всяких конкурсах первые места.

Пока машины разворачивались и подъезжали к стене, где обезвреженный агент испуганно хлопал глазками, пожарные повыпрыгивали из кабин, размотали шланги, подключили их к кранам и принялись быстро раздвигать лестницы и вынимать багры.

Увидев эти приготовления, суперагент так задергался, завизжал, что воронья колония, которая жила в парке за стеной, испуганно поднялась в воздух, прикрыв на мгновение черной тучей солнце, — и скрылась за лесом. А агент зря перепугался. Никто не собирался сдирать его баграми. Пожарные начали дружно колотить ими в стену под самым животом агента, чтобы высвободить его из кирпичной ловушки.

Стена и живот агента звонко отзывались на каждый удар — и ни один кирпич не выпал из кладки и даже не треснул.

Пожарные попытались выпотрошить агента с его одежды, но тут на него навалился другая неприятность. Воробьи, громко чирикали вокруг, вдруг заприметили подсолнухи на трусах суперагента и рванули к ним.

Они друг за другом, словно маленькие бомбардировщики подлетали к Z-003 и с разгона клевали в то место, которое прикрывали трусы. Разве же знали воробьи, что то были ненастоящие подсолнухи? И если клювы обычных воробьев были не такие уж и обидные, то стальной клюв своего бывшего напарника-связиста агент опознал сразу…

Дело в том, что среди городских воробьев был и электронный, которого лейтенант Евдокименко по зову своего доброго сердца и по разрешению полковника Семенова освободил от устройств и выпустил на волю.

Электронный воробей решил поселиться со своими природными коллегами и начать новую жизнь.

Лейтенант увидел, что грозит агенту, от зловещих намерений которого ничего уже не осталось, пожалел беднягу, ловко взобрался на стену и прикрыл его своей нейлоновой курточкой.

Z-003 благодарно взглянул уголком глаза на Якима Яковлевича — и скупая слеза скатилась по его лицу. И плакал агент не только от благодарности, а от того, что за стеной увидел двухэтажный особняк, который узнал по описаниям дедушки, а на нем — о, причуды судьбы! — табличку: «Городская хоровая капелла октябрят». Из окон особняка звучала духовая музыка. Это играл оркестр, инструменты для которого были приобретены за сокровище деда агента: октябрята нашли его и сдали государству…

Так безвозвратно растаяли все мечты Z-003…

Тем временем командиры обеих команд пожарных отошли в сторону и начали тихо совещаться между собой.

— Мы бессильны, — развели они руками, — надо вызывать бульдозер.

Пришлось Якиму Яковлевичу снова звонить и ждать. Минут через пятнадцать послышался отдаленный рокот, стены окрестных домов затряслись, окна задребезжали — и на улице появились два мощных бульдозера, какие только нашлись в городке. Они, не останавливаясь, с ходу атаковали стену, где лежал агент, — но напрасно! Стена стояла незыблемо, как и сто лет назад. А вот бульдозерам не повезло: один погнул нож, а у второго от натуги заглох двигатель.

— Нет, — покачали головами бульдозеристы, — здесь дела не будет! — И, привязав заглохший бульдозер на буксир к первому, с грохотом двинулись обратно.

Суперагент уже стал постепенно терять всякие надежды освободиться и решил готовиться к бесславной гибели под воробьиными клювами, как вдруг к Якиму Яковлевича подошел уже знакомый вам первоклассник, тот, что лазил в школу сквозь приоткрытую форточку.

— А зачем вы вот это делаете? — поинтересовался он.

— Иди, мальчик, не мешай, — легонько отстранил его лейтенант. — Не до тебя сейчас, мне того дядю снять надо! — И он показал на агента.

— Того? — переспросил малый, поглядев вверх. — Да это же очень просто!

— Как?! — аж подскочил лейтенант.

— Обычным лобзиком, — пренебрежительно бросил мальчик, — взять лобзик и выпилить его!

— Гений! — обрадовался лейтенант Евдокименко, подхватил первоклассника на руки и трижды подбросил вверх. — Держи! — Он дал ему огромную шоколадную конфету, которую на всякий случай всегда имел при себе, и побежал к телефонной будке.

Разумеется, он не стал просить лобзика. Он лишь воспользовался идеей малого — выпилить агента. Лейтенант позвонил в музей науки и техники городка и попросил одолжить лазер.

На этот раз он добился успеха. Через полчаса агент, выпиленный из стены лазерным лучом, уже сидел на земле и отряхивался от кирпичной пыли. Встать на ноги он не мог, потому что спереди у него остался немалый кусок кирпичной стены, который побоялись отрезать, чтобы не нанести ущерб агенту. Итак, теперь он мог передвигаться только на четвереньках.

— Что вы со мной сделаете? — первое, что спросил Z-003, когда немного стих хохот любопытных наблюдателей.

— Завтра же отправим домой, — сказал лейтенант, потому что знал: теперь от суперагента вреда не будет.

— Только не это, умоляю вас! — аж завопил агент, как только представил, что ему теперь будет от шефа.

Яким Яковлевич улыбнулся и бросил:

— Ну, если вам так не хочется возвращаться, мы подумаем. А сейчас — за мной, на вокзал!

И лейтенант Евдокименко широко зашагал по тротуару, а вслед за ним — агент, и так ловко, словно всю жизнь до этого не ходил, а ползал по земле…

Далее Христофор, родители которого все еще не вернулись, вспомнил, как они втроем с Васькой и Семеном намучились, таща бесчувственного Рубильника в отделение милиции.

— Это что за чучело? — удивился начальник райотдела, когда ребята затащили вора в приемную и, тяжело отдуваясь, положили на пол.

— Один из тех, кто обокрал магазин! — выступил вперед Семен и рассказал начальнику все, что знал.

В самом конце рассказа Рубильник наконец раскрыл глаза, увидел над собой фигуру в милицейской форме и воскликнул:

— Прошу учесть: я пришел сдаваться добровольно!

— Я видел! — улыбнулся начальник и сел составлять протокол.

Рубильник быстро назвал своего сообщника, а ребята объяснили, где его искать.

— Ну и богатыри! — похвалил их начальник, и они все вместе поехали на милицейской машине за Бегемотом.

С ним тоже пришлось повозиться. Ребята и начальник райотдела даже вчетвером не смогли отодвинуть ствол. Пришлось тросом привязывать его к машине и тянуть. И как только ствол отодвинулся, открывая вход в пещеру, как оттуда, прямо в объятия начальнику, выпал Бегемот. Почувствовав стальные объятия власти, Бегемот закрыл глаза и перед его воображением пронеслась длинная-длинная дорога, но уже не на юг, к морю и пальмам, а совсем в противоположном направлении…

Христофор вздохнул и повернулся на другой бок.

А в это время Яким Яковлевич звонил с вокзала полковнику Семенову — докладывал о завершении дела.

— Докладывает лейтенант Евдокименко! — отрапортовал он в трубку, когда та ответила голосом полковника.

— Не знаю такого! — неожиданно сказала трубка.

— Как это?! — опешил лейтенант.

— А вот так! Я знаю старшего лейтенанта Евдокименко, а лейтенанта, простите, — нет!

Яким Яковлевич не сразу понял, что Викентий Викторович таким образом поздравлял его с повышением в звании за удачно проведенную операцию, — и уши его покраснели от удовольствия.

— Простите, — очнулся он наконец, — докладывает старший лейтенант Евдокименко!

— Ну вот, другое дело! — весело сказала трубка и добавила: — Между прочим, Яким Яковлевич, позвольте вопросик: как вы относитесь к спичечным этикеткам?

Услышав традиционный неожиданный вопрос Викентия Викторовича, старший лейтенант Евдокименко сразу понял, что его уже ждет новая, еще более интересная и опасная операция, и счастливо выкрикнул в трубку:

— Спичечные этикетки? И я всю жизнь мечтал о них!

— Вот и замечательно, — обрадовалась трубка. — Приезжайте скорее, они уже ждут вас…

За пятнадцать минут от перрона городка отошел столичный экспресс, в котором навстречу своему будущему помчались старший лейтенант Евдокименко и суперагент, теперь уже — бывший…

И только красные огни последнего вагона скрылись за поворотом, как дверь в комнату Христофора приоткрылась и на пороге появились родители, которые уже все-все знали.

— Не спишь? — виновато вздохнул папа.

— Не спится, — и себе вздохнул Христофор, потому что все-таки ему очень и очень жаль было потерянного, видимо, навсегда, суперклея, а с ним и мечты о всемирной славе.

— Ты не сердись на нас, — мама присела к нему на кровать. — Мы с папой решили отдать тебе сарай под лабораторию.

— Я помогу оборудовать ее как следует, — пообещал папа.

— Правда?! — подскочил на кровати Христофор.

— Правда, сынок, правда! — нежно уложила его на подушку мама. — Теперь придумывай, изобретай, что душе заблагорассудится! — Она поцеловала сына в макушку, и родители вышли.

А Христофор еще долго лежал без сна и улыбался в темноте своим мыслям. Он знал: у него еще все впереди, и он непременно изобретет что-то очень и очень нужное человечеству!

Наконец Христофор сомкнул веки и тихо поплыл в радостном сне навстречу будущему.


Оглавление

  • Анатолий Григорьевич Костецкий Минимакс — карманный дракон, или День без родителей
  •   1. День начинается
  •   2. Минимакс Первый
  •   3. Щедрая соседка
  •   4. Тайна Изольды
  •   5. Близкое знакомство
  •   6. Кот напрокат
  •   7. Похищение Минимакса
  •   8. Товарищ Вася
  •   9. Все выясняется
  •   10. Старт Минимакса
  • Анатолий Григорьевич Костецкий Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!»
  •   Глава первая. Тайна старого сарая
  •   Глава вторая. Изобретатель Христофор Тюлькин
  •   Глава третья. Знаменитая клюшка
  •   Глава четвертая. «Караул, грабят!»
  •   Глава пятая. Тайник обнаружен…
  •   Глава шестая. «Ваш племянничек Женя…»
  •   Глава седьмая. «Любите ли вы птиц?»
  •   Глава восьмая. Доказательств нет…
  •   Глава девятая. «Сегодня уроков не будет!»
  •   Глава десятая. Неожиданное знакомство
  •   Глава одиннадцатая. Пещера преступников
  •   Глава двенадцатая. Странный слесарь-сантехник
  •   Глава тринадцатая. Бегемот в ловушке
  •   Глава четырнадцатая. «Ваша взяла! Сдаюсь…»
  •   Глава пятнадцатая. Навстречу будущему