КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412476 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151381
Пользователей - 93994

Впечатления

Ingvarson про Филимонов: Гавран (СИ) (Космическая фантастика)

Написано качественно и интересно, хоть и не ровно. Свежий взгляд на вселенную EVE - в отличии от убого-занудной "Хортианы". Взгляд ГГ на современную РФ - как аналогичный у большинства, не предвзято смотрящим на беспредел вокруг. Не совсем логичны мотивы создания "корпуса" - ну на то воля автора. Жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Вербинина: Сборник "Иван Опалин" [5 книг] (Исторический детектив)

Спасибо! Но после того как книга готова в FBE 2.6.7., надо нажать на "Сохранить" и тогда видны в выпавшем сообщении что не доделано и каковы ошибки. То есть почему файл не валидный! Успехов, Странник!
Эпиграф в произведении "Московское время" - а именно "Все персонажи и события данного романа вымышлены. Любое сходство с действительностью случайно."-оформлен неправильно, потому валидатор ругается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Правда или расплата (ЛП) (fb2)

- Правда или расплата (ЛП) (а.с. Улица страха-28) 309 Кб, 82с. (скачать fb2) - Роберт Лоуренс Стайн

Настройки текста:



Р. Л. СТАЙН ПРАВДА ИЛИ РАСПЛАТА

Стюарту,

лучшему в мире телефонному горнолыжному инструктору.

Глава 1

Длинный белый лимузин подскочил на глубокой выбоине на извилистой просёлочной дороге, но мы с друзьями почувствовали лишь маленький бугорок, сидя в задней части лимузина и наслаждаясь непривычной для нас роскошью.

— Машина — чудо! — воскликнул Кен Найт. — Думаю, я смогу купить одну такую после окончания школы.

— Только в своих мечтах! — ответила ему Дженни Бёрд. — Тебе пришлось потратить все свои карманные деньги на ремонт велосипеда.

Она толкнула его в бок, и Кен завалился на меня.

Дженни, Кен и я делили неудобные гладкие кожаные сиденья, из-за которых нам приходилось сильно сутулиться. Кен сидел посередине, мы с Дженни по краям, а прямо напротив нас сидел парень по имени Джош.

Никто из нас не знал его, ведь Джош не учился в средней школе Шейдисайда.

Мне он показался тихим и застенчивым. Джош не сказал и двух слов с тех пор, как мы заехали за ним.

Он был невысокого роста и худой, но на лицо очень даже симпатичный. У него были волнистые чёрные волосы и тёмные глаза. А ещё он носил очки, которые постоянно поднимал к переносице. Нервная привычка.

Всю дорогу, пока мы ехали, он смотрел в окно, делая вид, что его интересует пейзаж. Иногда он мог засмеяться, когда мы шутили, но сам не произносил ни слова. Я сразу догадалась, что Джош слишком застенчив.

— Эйприл, тебе я тоже куплю лимузин, — с усмешкой заявил мне Кен. — Какого цвета ты хочешь?

— Лимонно-зелёного, — не задумываясь, ответила я. — А ещё голубого. На выходные. И чтобы салон был светло-белым — в тон моим волосам.

— Хорошо. Один лимонно-зелёный лимузин для мисс Эйприл Лидс, — заключил Кен. — Если у Дары есть лимузин, то почему у нас не может его быть.

— Дара богата, — напомнила я Кену, хотя это и не нужно было. Мы все знали, что Дара Харкер была богата. И она постоянно напоминала нам об этом.

— А где сама Дара? — внезапно спросил Джош. Он так долго молчал, что я немного испугалась. — Она говорила мне, что поедет в лыжный домик её родителей вместе с нами.

— Хах? Ты шутишь? Чтобы Дара поехала в одной машине с простолюдинами вроде нас? — вскрикнул Кен с притворным возмущением.

Мы с Дженни засмеялись, но Джош не улыбнулся.

— Дара едет вместе со своими родителями в их джипе, — объяснила я Джошу. — Поэтому в нашем распоряжении целый лимузин на снегу!

— На каком снегу? — возмутилась Дженни, глядя в окно.

Уже темнело. Проскальзывающие мимо фермы и поля были окутаны туманной дымкой. Серебристый иней покрывал тёмные поля. Для снега была достаточно холодно, но мы не видели ни одной снежинки за последние пару дней.

— Я посмотрела прогноз погоды, прежде чем вышла из дома, — сказала Дженни, проведя рукой по коротким каштановым волосам. Она одёрнула рукав свитера. — Я всегда смотрю сводку погоды, прежде чем уезжаю куда-нибудь на пару дней. Так вот, диктор говорил о вероятности в сорок процентов, что…

— … будет снег. Хотя, скорее всего вместо снега будет слякоть, — закончил за неё Кен.

Я застонала.

Дженни и Кен встречались очень долго, поэтому нередко могли заканчивать целые фразы друг за друга. И выглядит это так отвратительно! Иногда они ведут себя как пожилая супружеская пара.

Они даже ругаются как старые супруги. Сначала кричат и обзывают друг друга всякими ужасными словами, а потом целуются и ведут себя так, будто ничего страшного не произошло.

Я наблюдала такую картину не один раз. И хотя Дженни моя лучшая подруга, я всё равно считаю, что такие сцены — отвратительны!

Быть может, я просто завидую? Я не знаю.

Хотя иногда я ловлю себя на мысли, что действительно завидую внешности Дженни. На мой взгляд, она самая красивая девчонка в средней школе Шейдисайда. У неё чудесные короткие волосы, такие тёмно-коричневые и гладкие, а ещё прекрасные овальные голубые глаза и красивая кожа, которая всегда выглядит загорелой.

Дженни могла похвастаться и своей фигурой. Её тело не такое тощее и бесформенное, как у меня. Мой младший брат Джерри говорит, что я похожа на десятилетнего мальчишку.

Славный малый, не правда ли?

С такой потрясающей внешностью Дженни должна производить впечатление самого уверенного человека в мире. Но на вечеринках она заметно нервничает, а на уроке запросто может лишиться дара речи. И она постоянно носится за Кеном, как будто не может без него обойтись.

Я не знаю, в чём её проблема. Не то, чтобы Кен был недостаточно хорош для неё. На самом деле, он очень хорошо относится к Дженни и красиво ухаживает за ней. Наверное, поэтому так много девушек готовы умереть ради свидания с ним.

Кен, наверное, один из самых симпатичных парней в школе, со своими густыми волнистыми коричневыми волосами и тёмными глазами. И он довольно хорошо сложен — высокий и мускулистый, но не слишком громоздкий.

— Интересно, какой у Дары джип? — поинтересовалась Дженни. — «Ренегат»?

— Ни в коем случае, — возразил Кен, качая головой. — Должно быть, у неё «Гранд Чероки». Это самый большой джип, какой только выпускают. Прям не джип, а какой-то грузовик!

— Если снега так и не будет, то мы поумираем от скуки в своих спальнях, — уныло произнесла я.

— Может быть, ты и умрёшь, но мы нет! — хихикая, ответил Кен.

Он повернулся и уткнулся лицом в щеку Дженни. Она поцеловала его. А я задалась вопросом, почему я должна тратить большую часть своей жизни, наблюдая за Кеном и Дженни?

Поэтому я обратила внимание на Джоша.

— В какую школу ты ходишь? — спросила я его.

Джош прокашлялся и поправил очки.

— В Камберленде, — ответил он.

Джош был одет в тёмный лыжный свитер и потёртые мешковатые джинсы, в карманах которых он всю поездку держал руки.

— А в каком ты классе? — снова спросила я.

— В одиннадцатом, — всё так же кратко ответил Джош.

— Я тоже. Откуда ты знаешь Дару?

— Мой отец работает вместе с её отцом, — пояснил Джош, глядя в окно. — Они руководят несколькими юридическими фирмами. Иногда мы вместе отдыхаем. В прошлый раз мы ездили на Кейп-Код. Мне было немного скучно, поэтому я спросил у Дары, могу ли я приехать в эти выходные.

— Выходит, ты хорошо знаешь Дару, — добавила я.

— Да, довольно хорошо, — сказал Джош, и я заметила, как покраснели его щёки.

Он снова повернулся к окну, и я заметила, как что-то блеснуло. Это была маленькая серебряная молния в мочке его уха.

Мы снова замолчали и проехали так в течение минуты или около того. Трудно было поддерживать разговор с Джошем. Я не знала, что ещё можно у него спросить.

Я задумалась, почему это я пытаюсь разговорить Джоша? Почему бы ему не спросить меня о чём-нибудь?

— Мы не очень хорошо знаем Дару, — пробормотала я. — В смысле, она переехала в Шейдисайд совсем недавно. Мы сидим вместе на практических по химии, и как-то Дара спросила меня, хочу ли я провести выходные в шикарном лыжном кондо её родителей и покататься на лыжах? Она добавила, что я могу пригласить Дженни и Кена. Поэтому мы здесь.

Джош кивнул, но ничего не ответил.

Он начинал меня потихоньку раздражать. Я не особо люблю сильных и молчаливых типов. Или слабых, но молчаливых, так что я решила заставить Джоша говорить.

— Ты катаешься на лыжах?

— Немного, но достаточно хорошо, чтобы сломать себе пару костей, — ответил мне Джош.

Мы оба засмеялись. Я рада была видеть, что, по крайней мере, у Джоша есть чувство юмора.

Поля сменились сосновым лесом и лимузин начал подниматься на крутые холмы.

Мы все взяли по бутылочке Коки из маленького холодильника. Дженни нашла в лимузине телефон. Она позвонила в Шейдисайд нашей общей подруге Корки Коркоран и похвасталась, что звонит ей прямо из лимузина!

— Кого можно ещё набрать? — спросил Кен, но лимузин внезапно остановился.

Кен положил телефон обратно на рычаг. Водитель вылез из кабины и открыл нам заднюю дверь.

— Мы приехали! — объявила я.

Я выскользнула на гравийную дорожку перед гаражом и сделала глубокий вдох прохладного и свежего горного воздуха.

Здесь было намного холоднее, чем в Шейдисайде, поэтому я немного поёжилась. Потом оглядела тёмные сосны, которые покрывали холмы и отбрасывали чёрные тени. На тёмно-фиолетовом небе не было ни единой звёздочки.

— Эй, это что, была снежинка? — спросил Кен, подняв ладони к небу.

— Ты единственная снежинка здесь, — поддразнила его Дженни. Она толкнула Кена обеими руками.

Он хотел сделать вид, что пошатнулся назад, но в итоге приземлился на капот лимузина. Тем временем водитель открыл багажник, откуда доставал наши сумки и лыжи.

Я повернулась и посмотрела на дом Дары.

— Ого! — произнесла я вслух. Дом был длинным и низким. Очень красивым.

Ко мне сзади подошли Дженни и Кен, под тяжестью шагов которых захрустел гравий.

— Он намного больше, чем я ожидала! — воскликнула я.

Построенный из панелей красного дерева, с огромными окнами вдоль фасада, дом выглядел как традиционный лыжный домик — лыжный домик, который был вытянут, чтобы покрыть весь холм.

— Я бывал здесь раньше, — сказал Джош. — Это потрясающе, ведь в округе нет других домов, способных испортить вид. Сзади есть огромные стеклянные окна и двери, так что вы сможете увидеть красивые холмы, простирающиеся на мили.

Бледный белый свет вдруг осветил фасад дома. Мы повернулись и увидели, как две фары разрезают темноту и приближаются к нам.

Джип Дары остановился рядом с лимузином, резко дёрнувшись в паре дюймов от нашего багажа.

Дара два раза посигналила нам. Затем она выскочила из джипа и побежала поприветствовать нас. Светлые волосы развевались позади неё.

Я заметила, что она была одна. С ней не было родителей.

— Вы так быстро! — крикнула Дара. — Я хотела успеть сюда до того, как приедете вы.

Голубая лыжная куртка Дары, надетая поверх белого свитера, была расстёгнута.

— Дара, где твои родители? — спросила я.

— Они не смогли приехать. Но я уверена, что мы сможем выжить и без них! — заявила Дара с озорным блеском в глазах.

Я тяжело сглотнула. Я знала, что в этом случае мои родители не одобрили бы эту поездку без взрослых. Но было поздно что-либо делать, поэтому я решила просто не рассказывать им.

— А где же снег? — недоумевала Дара, глядя в небо. — Как мы сможем кататься на лыжах без снега? Мы сойдём с ума! Что будем делать? Я ненавижу шарады. Обещайте мне, что мы не будем играть в шарады. И я не люблю Тривиал Персьют. Навряд ли я вспомню что-нибудь о семье Партридж или Брэйди Банче. Знаете, когда я играла в последний раз, то выкинула все свои карты в огонь.

Вот примерно так Дара всегда и говорит. Не переводя дыхания и всегда взволнованно. И у неё очень хриплый голос, отчего он звучит ещё более комично.

У Дары была приятная внешность, очень милая, но не такая красивая, как у Дженни. Клубки светлых кучеряшек с прожилками цвета пепельной блондинки. А ещё у неё был маленький вздёрнутый носик. Лично мне кажется, что без вмешательства пластического хирурга не обошлось, прежде чем Дара переехала в Шейдисайд в прошлом году.

Её естественная особенность — глаза. Они большие, круглые и бледно-голубые.

Дара пошарила в кармане лыжной куртки и выудила оттуда ключи.

— Снег должен выпасть. Может нам удастся сделать снежный танец под луной, — сказала она, отперла входную дверь и распахнула её.

Затем Дара повернулась к водителю лимузина:

— Фрэнк, ты бы мог занести сумки в дом? Я покажу, куда их нужно поставить. Лыжи можно убрать в шкафчик за домом.

Водитель кивнул и быстро схватил сумки.

— Привет, Дара, — робко шагнул к ней Джош, неуклюже упершись руками в бока.

— Ох, Джош. А я не заметила тебя! — воскликнула Дара и тут же добавила жёстким тоном. — Я совсем забыла, что ты приедешь.

— Эй, слушай, я ведь предупреждал тебя. Ты же знаешь, что в доме достаточно комнат. Как дела?

Дара не стала отвечать Джошу. Вместо этого она повернулась ко мне:

— Эйприл, какая красивая у тебя куртка. У неё есть меховая подкладка? Я искала себе что-то подобное.

Я поймала обиженное выражение на лице Джоша. Думаю, он надеялся на лучшее приветствие от Дары.

В руках у меня была моя новая синяя лыжная куртка. Я чуть приподняла её, чтобы Дара могла рассмотреть куртку получше.

— Она очень тёплая, — сказала я. — И стоит недорого.

В этот момент я почувствовала себя довольно глупо. Дару нисколько не волновало, была куртка дорогой или нет. Её семье не нужно было затягивать пояса, как нам. Вероятно, Дара никогда не смотрит на ценник, когда покупает пальто.

— А что внутри? Мех? — спросила Дара, проводя ладонью. — Мммм, какой мягкий.

— Мне кажется, это собачий мех! — пошутила я и добавила. — На самом деле, это подделка.

Дара засмеялась.

— Заходите, ребята, — пригласила нас Дара, держа дверь открытой. — Я надеюсь, что будет тепло. Прошлой зимой у нас сломалась печь и все трубы застыли. Просто будьте благодарны, что вас здесь не было. Мой папа был в ярости!

Я вошла следом за Кеном и Дженни. Позади меня Джош что-то пробубнил Даре, но она не услышала его, так как давала водителю дальнейшие распоряжения.

В доме было темно. Я пошарила по стене в поисках выключателя, но так и не нашла его.

Дверь лимузина громко захлопнулась. Свет фар скользнул по стене, когда машина развернулась, и Фрэнк направился обратно в Шейдисайд, преодолевая сотню миль.

Рядом со мной встал Джош. Прямо перед нами Кен приобнял Дженни за плечи.

— Дара, а где здесь свет? — крикнула я.

Я осторожно шагнула вперёд. Здесь было так темно!

— Эй! — тихонько вскрикнула Дженни, — что это было? — шёпотом произнесла она.

Я тоже слышала этот звук. Как скрипнула половица!

Мы вчетвером замерли, внимательно прислушиваясь.

Я слышала шаги.

Затем глухой стук, как будто кто-то наткнулся на стол или стул.

Кашель.

Я ужаснулась, поняв, что мы здесь не одни. В темноте был кто-то ещё!

Глава 2

Я отступила назад.

Шаги приближались. Я услышала ещё один кашель.

Позади меня Дара спокойно зашла в дом. Она ещё ничего не слышала.

Охваченная страхом, я вдруг подумала, кто бы это мог быть? Какие-нибудь бездомные, блуждающие здесь в округе в течение недели?

Или грабители?

Зажёгся свет.

— Эй! — удивлённо вскрикнула Дара.

Мы все уставились на парня и девушку примерно нашего возраста.

Они тоже смотрели на нас, и казались такими же испуганными, как и мы.

— Тони, что ты здесь делаешь? — требовательным тоном спросила Дара. Она знала этого парня. И её тон был совсем не дружелюбным.

— Дара, я… э-э… ну… — пробормотал парень. Когда он сделал шаг вперёд, я увидела, что его длинные каштановые волосы спутались, а на щеках и подбородке были размазаны фиолетовые следы от губной помады.

Нетрудно было догадаться, чем эти двое занимались в темноте. Они были так увлечены друг другом, что не услышали, как мы приехали.

— Э-э… привет, Дара, — наконец неуверенно произнёс Тони.

У него была приятная улыбка. Но мне сразу не понравилось его лицо. Было в нём что-то самодовольное и высокомерное. Это выражение я видела как раз прямо сейчас.

А ещё мне не нравятся парни с глубокой ямкой на подбородке. Просто не нравятся и всё, сама не знаю почему.

— Это Карли Рей, — представил Тони свою подругу Даре. Он потянул девушку вперёд. Она, казалось, действительно смутилась.

— Приятно познакомиться, — пробормотала она. Фиолетовая помада Карли была размазана. И рыжие волосы сильно спутались, спадая на лоб. Наверняка она была сильно занята Тони!

Карли была невысокой и очень худой. На ней был красный свитер, который ужасно сочетался с её рыжими волосами, а ещё чёрная юбка, надетая поверх красных колготок. Когда Карли улыбалась, то у неё обнажались дёсны.

— Это не твоя неделя, — сердито заявила Тони Дара. — Я не могу поверить! Ты…

Тони хлопнул себя по лбу:

— Разве я ошибся?

Карли вытерла свою размазанную фиолетовую помаду со щеки Тони.

— Я правда ошибся? — снова повторил Тони. — Прости, Дара. Я действительно думал, что эта неделя — неделя моей семьи.

Его слова не показались мне искренними. И хотя мы с ним никогда не встречалась, я с уверенностью могла сказать, что Тони разыгрывал перед нами спектакль. Эдакий симпатичный, но фальшивый парень!

Дара повернулась к нам.

— Познакомьтесь, это Тони Маседо. Наши семьи делят этот дом, — объяснила она. — Мы заезжаем сюда по очереди.

— Но я до последнего был уверен, что это наша неделя! — оправдался Тони, качая головой.

— Дом действительно хорош, — добавила Карли, обращаясь к Даре. — Очень милый.

Интересно, как это она смогла разглядеть что-либо в темноте?

— Тони, я не верю, что ты просто-напросто перепутал недели! — резко заявила Дара, игнорируя комплимент Карли. Она сдула упавшую на лоб прядь светлых волос. Дара не на шутку разозлилась.

Губы Тони расплылись в глуповатой улыбке.

— Мне самому не верится, что это произошло, — ответил он.

Он скользнул рукой вокруг талии Карли. Она прижалась к нему и что-то прошептала Тони на ухо. Создавалось впечатление, что они не могут оторваться друг от друга.

— Но… я не понимаю! — недоумённо воскликнула Дара. — Разве у твоих родителей нет календаря? Разве они не записывают…

— На самом деле мои родители не знают, что я здесь, — признался Тони. Его тёмные глаза сверкнули. — Ты ведь умеешь хранить секреты, верно, Дара?

Тони старался смягчить обстановку, но мне показалось, что я услышала крошечную угрозу в его интонации.

— Я имею в виду, что мы с Карли решили приехать сюда в самый последний момент, — добавил Тони.

Карли улыбнулась своей широченной улыбкой и приобняла Тони.

— Но как вы сюда попали? — требовательно спросила Дара. — Я не видела никакой машины снаружи дома.

— Мы летели до Истхэма, — ответила Карли. — А потом заказали такси.

— Вы прибыли сюда без машины? — закатила глаза Дара.

— Мы и в правду не подумали об этом, — ответил ей Тони. — У нас была трудная неделя. Мы просто хотели уехать куда-нибудь. Ну знаешь, покататься на лыжах, например.

Мне вдруг стало интересно, а захватили ли эти двое с собой лыжи? Похоже, у них у обоих в последнее время не было отдыха на свежем воздухе.

Дара наклонилась ко мне поближе.

— Он сплошная неприятность, — прошептала она. — От Тони одни сплошные беды.

Что она имела в виду? Но я не успела спросить.

Отбросив через плечо свои мелированные волосы, Дара повернулась к Тони.

— Ну что, как мы будем решать это? — спросила она.

— Решать это? — Тони притворился, будто не до конца понял Дару.

Я если честно сама не особо поняла, что вообще Дара имела в виду.

— Кто останется, а кто уйдёт? — резко сказала Дара.

Улыбка в одно мгновение исчезла с лица Тони. Тёмные глаза угрожающе сузились. Я почувствовала, как по моей спине пробежал холодок. Я вдруг подумала, что Тони может быть опасен.

Он отпустил Карли и приблизился к Даре. Выражение лица его ожесточилось. Он сжал обе руки в кулаки.

Мне показалось, что Тони намеренно хочет напугать нас.

— Я знаю, как нам решить это, — холодно произнёс он.

Глава 3

Дара не отступила. Она упёрлась руками в бока и стояла на своём. Тони сделал ещё один угрожающий шаг к ней. Кен встал рядом с Дарой и серьёзно посмотрел на Тони.

Я подумала, что Кен крупнее и мощнее Тони, и если будет драка, то Кен определённо победит.

— Есть только один способ уладить нашу проблему, — повторил Тони. — Мы просто разделимся. — И он расхохотался.

Я вздохнула с облегчением. Что ж, Тони действительно удалось провести нас.

Дара нахмурилась и покачала головой:

— Тони, ты придурок! — пробормотала она. — Сколько раз я говорила тебе, как сильно ненавижу твоё больное чувство юмора?

— Много раз, — парировал Тони. — Но, по крайней мере, у меня хотя бы есть чувство юмора, Дара.

— Ооо, неплохо, — вмешался в их разговор Джош.

Я совсем забыла, что он был здесь! Джош пересёк комнату и подошёл к камину, взял в руки кочергу и оценивающе взглянул на неё.

— Не влезай, Джош, — резко осадила его Дара.

— Да, не влезай, Джош, — ухмыляясь, повторил Тони. — А кто этот Джош?

— Просто парень, — ответила Дара. — Наши отцы работают вместе.

— Ммм, адвокатские чуваки! — воскликнул Тони.

Дара представила нас Тони и Карли. Оценивающий взгляд Тони задержался на Дженни. Я заметила раздражённый блеск в глазах Карли. Она взяла Тони за руку.

— Что ж, у нас не остаётся выбора, кроме как поделить спальни, — неохотно согласилась Дара. Она сурово посмотрела на Тони. — Надеюсь, мы сможем ужиться в один уикенд.

— Впервые за всё время! — со смехом объявил Тони.

Карли смущённо засмеялась.

Мы с Дженни переглянулись. Очевидно, что в отношениях Дары и Тони были какие-то проблемы в прошлом.

— В доме много спален, — заключила Дара, посчитав количество комнат на пальцах. — Вы с Карли хотите заселиться в одну комнату?

Тони отпустил руку Карли и покачал головой.

— У тебя всегда были на уме одни лишь грязные помыслы.

— Кто бы говорил, Тони, — выстрелила Дара в ответ.

— Мы с Карли уже заняли отдельные комнаты, — ответил Тони, игнорируя реплику Дары. Он указал на Кена и Джоша. — Эти двое могут поделить двухъярусную кровать.

— Я должен спать наверху, — тут же сказал Джош, вертя в руках каминную кочергу. — У меня небольшая клаустрофобия.

— Без проблем, — ответил ему Кен.

— Видишь? — обратился Тони к Даре. — А у вас, девчонок, будут отдельные комнаты. — Самодовольно ухмыляясь, подвёл он черту.

Тони положил руки на плечи Дары.

— Разве нам не будет весело?

Дара окинула его холодным взглядом, но ничего не сказала в ответ.

На том и решили. Мы все разошлись по своим комнатам, чтобы разобрать вещи.

Дом был вытянут так, что в нём располагалось два крыла, большая гостиная и кухня посередине. Комнаты мальчиков были в конце левого крыла, а наши — в конце правого. У Дары была своя отдельная комната, ближе к гостиной. Наши комнаты с Дженни располагались прямо напротив друг друга, а комнату в самом конце коридора заняла Карли.

Дженни очень быстро разобралась со своими вещами и зашла ко мне.

— Какой здесь вид! — воскликнула она, отодвигая белые занавески и глядя в двойные стеклянные двери.

Я встала рядом с ней. Мы увидели большие тёмные сосны, раскинутые вниз по крутому склону. Небо было окутано розовой дымкой.

— Смотри, снег! — вскрикнула я от радости, указывая куда-то в небо.

— Ты называешь это снегом? — пожаловалась Дженни. — Пара снежинок — ещё не снег.

— Но всё только начинается! — весело воскликнула я.

Мне очень хотелось хорошо провести время в этот уикенд. Для меня эта зима выдалась довольно мрачной. В октябре я рассталась со своим парнем. Через пару недель после этого моя мама потеряла работу, а это означало, что моей семье придётся ещё больше экономить на всём. В добавок ко всему, я заболела гриппом, пропустив две недели в школе.

Я решила, что мне пора повеселиться.

Как я уже говорила Джошу, я была не очень хорошо знакома с Дарой. Она переехала в Шейдисайд за пару недель до начала учёбы. Но когда она пригласила меня на этот уикенд в лыжное кондо своих родителей, то я просто не могла упустить такую возможность!

Мы с Дженни вернулись в гостиную, где в широком каменном камине уже пылал яркий огонь. Кен и Тони подкидывали в него брёвна из корзины с дровами, стоящей в углу.

Я была рада, что парни развели огонь. Со всеми этими большими окнами и раздвижными стеклянными дверями в доме действительно было очень холодно. Когда я опустилась в мягкое, удобное кресло перед огнём, то почувствовала холодный ветерок, идущий от стеклянной двери позади меня.

Ощущая тепло от огня и вслушиваясь в треск поленьев, я осматривала большую, отделанную деревянными панелями, комнату. В уютной гостиной было два кресла и два тёмных кожаных дивана, стоящих друг напротив друга. Между ними располагался длинный деревянный журнальный столик, заваленный кипами старых журналов и газет. На стенах висели большие обрамлённые плакаты, на которых были изображены европейские горнолыжные курорты.

Тони отошёл от пламени и несколько секунд любовался им. Затем примостился к Карли на кушетку в задней части комнаты. Через пару минут они оба слились в страстном поцелуе. Они не обратили внимания или даже не заметили, что мы тоже были здесь!

Кен и Дженни уютно расположились на диванчике рядом со мной. Джош сидел на краю противоположного дивана, постукивая пальцами по мягкому подлокотнику.

— Ну же, снег! — с отчаянием вскрикнула Дара. Она стояла у окна, прижавшись руками к стеклу, и вглядывалась в несколько снежинок, падающих с неба. — Что означает розовое небо? Снег будет или нет?

— Это означает розовый снег, — пошутил Кен.

Дара развернулась и закатила глаза.

— Ты такой же забавный, как и Тони, — сказала она Кену. Потом повернулась к сладкой парочке в задней части комнаты. — Вам обоим не нужен хотя бы глоток воздуха?

— Мы тебя не слышим, — отозвался Тони.

Дара упала на другой конец дивана, где сидел Джош.

— Хорошее пламя, — похвалила Дара, положив ногу на кофейный столик. — Немного попозже нам нужны будут ещё дрова.

Мы впятером немного поболтали. В основном о школе и о ребятах, которых мы знали.

Я постоянно оборачивалась к окну, проверяя снег. Сейчас он начинал идти немного сильнее, падая на землю большими и пушистыми хлопьями.

— Я знаю отличный способ начать наш уикенд, — осенило Кена. Он запустил руку в свои густые коричневые волосы.

— Хороший снегопад в самый раз начал бы наш уикенд, — недовольно проворчала Дара.

— Нет, я имею в виду, что нам надо поближе познакомиться, — пояснил Кен. — Многие из нас не очень хорошо знакомы друг с другом. — При этих словах он перевёл взгляд на Джоша, который прекратил стучать по подлокотнику дивана и теперь смотрел на играющие в камине языки пламени. — Было бы здорово сыграть в «Правду или расплату».

— Что-что? Я так не думаю! — запротестовал Джош.

— Разве ты не любишь играть в «Правду или расплату»? — поинтересовалась я у него.

Джош покачал головой.

— Мне не нравятся игры, — он смущённо взглянул на Дару.

— А, по-моему, это отличная идея! — возбуждённо воскликнула Дара. — Давайте сделаем это! Давайте сыграем. Эта игра идеальна для сегодняшнего вечера. Посмотрим, какие грязные секреты нам удастся вытащить друг из друга.

Я засмеялась. Дара начинала мне нравиться. Она так быстро схватывала идеи, которые приводили её в сильное возбуждение.

Дара опустила ногу с кофейного столика и нетерпеливо наклонилась вперёд. Мы все подвинулись чуть ближе. Джош застонал, но всё же согласился присоединиться к нам.

Итак, мы начали играть в «Правду или расплату».

Нам эта игра показалась действительно хорошей идеей. Как сказал Кен, мы бы быстро познакомились, узнали бы друг друга получше.

Вот только никто из нас не предполагал, что невинная игра закончится убийством.

Глава 4

— Тони, вы вдвоём не хотите сыграть с нами? — крикнула Дара в дальний конец комнаты.

Они не ответили.

Что-то треснуло в огне. Звук заставил меня вздрогнуть. Я поняла, что немного напряглась.

Я всегда немного напрягаюсь, прежде чем начинаю играть. Я думаю, у каждого так происходит. В смысле, ведь так просто выставить себя полным дураком, играя в «Правду или расплату».

— Я никогда не играл в «Правду или расплату», — признался нам Джош. Он откинул со лба чёрные волосы, затем поправил очки. — Это как в «Двадцать вопросов»?

— Ни в коем случае, — замотала головой Дженни.

— Играть в «Правду или расплату» довольно легко, — сказала Дара Джошу. — Даже ты сможешь разобраться в правилах.

— Ого, да ты сегодня жестока, Дара, — обвиняемым тоном подметил Джош, укоризненно качая головой.

— Я просто хорошая хозяйка, — отшутилась Дара.

— Либо ты отвечаешь на вопрос правдой, либо выполняешь какое-нибудь действие, — объяснил Кен. — Вот и всё.

Джош всё ещё выглядел озадаченным.

— Ты увидишь, как это работает, — сказала ему Дара. — Кен может принять первый вопрос, так как это была его идея.

— Ой-ой, — тяжело сглотнул Кен. Он взглянул на Дженни, которая прижалась к нему, устроившись рядом.

Мерцающий огонь в камине заставлял тени плясать по всей комнате. Я заметила, как снаружи снег начинал падать немного сильнее. Я улыбнулась, чувствуя себя в тепле и уюте перед огнём.

— Что такого ты делал, за что тебе было очень стыдно? — спросила его Дара.

— Прости? — вскрикнул Кен, прикрыв раскрытый рот.

Дара повторила свой вопрос:

— Что-то такое, что тревожило твою совесть на протяжении долгого, очень долгого времени?

Кен рассмеялся.

— Ух ты! Знаете, мне кажется, что Джош должен ответить первым, поскольку это его первая игра.

— Ни за что! — воскликнул Джош. Он поднялся с дивана и направился к камину.

— Я просто шучу, — успокоил его Кен.

— Ты будешь отвечать на вопрос? — требовательно спросила Дара. — Или примешь расплату?

— Эээ… а у тебя нет вопросов с множественным выбором? — пошутил Кен.

— Эй, Кен, это ведь была твоя идея! — подметила я. — Ну так давай, играй!

Тем временем Джош взял кочергу и начал помешивать поленья, поднимая пылающие угли.

— Хм, что-то такое, за что мне стыдно, — задумчиво повторил Кен.

— Тебе лучше не приплетать меня в свою историю, — угрожающим тоном произнесла Дженни, но тут же рассмеялась.

— Оу, я кое-что вспомнил, — осенило Кена. — Это был довольно плохой поступок.

— Так, уже лучше, — сказала Дара, потирая ладони.

— Давным-давно я как-то забежал в один магазин, — начал Кен. — Это был магазин комиксов на Дивизионной улице. Помните его? Не думаю, что он всё ещё существует.

— Как скучно, — пробормотал Джош, глядя в огонь.

— Шшш! — осадила его Дара. — Дай ему добраться до интересного.

— Так вот, — продолжил Кен, — я увидел там ребёнка. Маленький мальчик, на вид ему было семь или восемь лет. И у него вывалилась десятидолларовая купюра. Полагаю, она выпала из его кармана. Ну и я… я поднял её с пола и засунул себе в карман. Малыш искал её и искал, в то время пока эти десять долларов были у меня в кармане.

— И что ты с ними сделал? — спросила Дара.

— Купил комиксы, — ответил ей Кен. — Довольно гадко, да? Этот случай беспокоил меня месяцами!

— Кен, я не верю! И это самый худший поступок, какой ты совершал в своей жизни? — воскликнула Дженни, покачав головой.

Улыбка расползлась по лицу Кена.

— Что я могу сказать? Как правило, я святой!

— Ску-ко-тааа! — протянула Дара.

— Ты спросила, что меня сильно тревожило! — воскликнул Кен. — Так что я ответил на вопрос.

— Но нам хотелось чего-то сексуального, — пожаловалась Дара, — А не тупой рассказ о том, как ты нашёл десять долларов в магазине комиксов!

— Кен думает, что десять долларов — это сексуально, — пошутила я.

Мы все засмеялись.

— Давайте все подумаем над сексуальным вопросом для Дары, — предложил Кен.

— Эй, — Дара подняла обе руки, словно защищая себя. На её лице появилась улыбка. — У меня есть сексуальный вопрос для тебя, Эйприл.

— О-о, — пробормотала я, с трудом сглотнув ком в горле.

Глаза Дары сверкнули от возбуждения.

— Какая самая неприятная вещь случалась с тобой на свидании с парнем?

— Ты имеешь в виду отрыжку или что-то типа того? — переспросила я. Мне стало сложно сосредоточиться. Я почувствовала, как у меня вспыхнуло лицо. Я знала, что начинаю краснеть.

— Правда или расплата? — настаивала Дара.

— Ээ… правда, — ответила я. — Однажды я целовалась с одним парнем у себя в гостиной…

— С кем? — усмехаясь, поинтересовался Кен.

— Да, с кем? — подал голос Тони из задней части комнаты.

— Не важно. Вы всё равно его не знаете, — отрезала я. — В общем, я целовалась с ним, но совсем забыла про жвачку у себя во рту. Ну и она проскользнула в его рот.

— Ууу, отвратительно! — Дженни скривила мерзкую гримасу.

— И этот парень начал задыхаться, — добавила я. — Мне пришлось бить его по спине, чтобы он смог прокашляться.

— Гадость! — пробормотала Дженни.

— Довольно интересно, — произнесла Дара.

Я чувствовала, что моё лицо всё ещё красное и горячее. Я ненавижу неловкие игры наподобие этой, но с признательностью отметила, что, по крайней мере, сейчас настала моя очередь.

Мне в голову пришла неплохая идея.

— Дара, у меня есть для тебя вопрос про поцелуй.

— Я слушаю, — подперев ладонью подбородок, сказала она и пристально посмотрела на меня.

— Дара, из всех парней, с которыми ты встречалась, кто целовался хуже всего и почему?

Дара издала резкий смех.

— Хм, хороший вопрос, Эйприл.

Дженни тихонько хихикнула и Кен бросил на неё суровый взгляд.

— Дженни, это вопрос Даре. Что тебя так насмешило?

— Правда или действие? — спросила я Дару.

— Правда, — ответила она быстро. — Целовался хуже всего, да?

Она медленно подняла голову и повернулась к камину. Её губы растянулись в хитрой улыбке, когда Дара посмотрела на Джоша.

Я догадалась, что она собирается назвать его имя!

Джош выпучил свои глаза. В его глазах мелькнула паника, исказившая черты лица.

«Дара не сделает этого, — сказала я себе. — Она не могла быть такой стервой, не так ли?»

Прежде чем Дара смогла сказать что-нибудь, Джош замахнулся кочергой.

— Заткнись, Дара! — закричал он. — Я серьёзно, закрой свой рот!

— Джош, я собираюсь сказать правду, — холодно произнесла Дара.

— Нееет! — взвыл Джош.

И прежде чем кто-либо из нас смог что-либо сделать, Джош бросился на Дару, целясь кочергой прямо в её грудь.

Глава 5

Дара испугано вскрикнула. Она выставила руки вперёд, как бы защищая себя.

Джош, тяжело дыша, резко остановился перед ней. Он швырнул кочергу на пол и с яростным криком побежал к двери, ведущей в левое крыло дома.

— Джош, остановись! — крикнула ему Дара. Она вскочила и помчалась вслед за ним. Моё сердце бешено заколотилось. Я поднялась с дивана и повернулась к двери. Дженни и Кен тоже встали. Даже Тони и Карли были в шоке.

— Что это с ним? — прошептала Дженни.

Я пожала плечами. Как и все, я была слишком поражена.

Дара нагнала Джоша у двери. Она обвила рукой его шею и повела обратно к камину.

— Пойдём, Джош, пойдём, — умоляла она его. — Ты и в правду подумал, что я собираюсь назвать твоё имя? В самом деле? Брось, Джош. Ты же знаешь меня. Я просто решила тебя немного поддразнить. Но я вовсе не собиралась называть твоё имя. Я просто хотела увидеть твою реакцию. Вот и всё.

Она вела его обратно и продолжала разговаривать с ним, пытаясь успокоить.

— Пойдём, Джош.

Он прекратил сопротивляться. Теперь он просто стоял, потупив глаза в пол. На его лице застыло очень недовольное выражение.

Мне показалось, что он вот-вот разрыдается. Он выглядел таким грустным и несчастным.

Дара остановилась посреди комнаты, обняла Джоша и прижалась к нему лбом.

— Прости, — обратилась она к нему. — Прости, Джош. — Она отпустила его и отступила назад. — Извинения приняты?

— Наверное, — пробормотал Джош. Даже через всю комнату я смогла заметить, что его лицо стало ярко-красным.

Джош нервно поправил свои очки.

— Не насмехайся надо мной, — сурово произнёс он, переведя взгляд на окно. — Мне не нравится, когда надо мной смеются.

— Хорошо, хорошо, — мягко заверила его Дара. Она провела Джоша обратно к дивану, и они оба сели.

— Вы можете играть в тихую игру? — раздался голос Тони. — Как насчёт футбола? Мне кажется, было бы намного тише.

— Ха-ха, — с сарказмом произнесла Дара. — Ты такой смешной, Тони. Хотела бы я быть такой же забавной, как и ты.

— Ты и так забавна, — не остался в долгу Тони. — Забавно выглядишь.

Он испустил тонкий смех, напоминающий лай гиены.

— Помолчи, Тони, — дошёл до меня укоризненный шёпот Карли.

— Да кто заставит меня? — громко возмутился он.

Тони действительно считал себя бунтарём.

— Может нам выпить чего-нибудь? — услышала я вопрос Карли. Кажется, она просто хотела заставить Тони замолчать.

— Да, конечно, — согласился он. Они встали и скрылись на кухне.

— Не обращайте на них внимания, — призвала Дара, снова повернувшись к нам. Она подвинулась поближе к Джошу и улыбнулась ему. — Давайте продолжим игру, хорошо?

Джош пожал плечами. Думаю, он всё ещё гневался.

Почему он так разозлился? Или ему было просто больно из-за того, что Дара собирается сказать нам, что он ужасно целуется?

Что было между ними в прошлом? Если Дара встречалась с Джошем, а потом порвала с ним, то зачем она пригласила его сюда на уикенд?

Одни сплошные вопросы.

— У меня есть ещё один вопрос для Эйприл, — сказала Дара, вдумчиво глядя на меня.

— Эй, так не пойдёт! — запротестовала я. — У меня уже был вопрос. И, кроме того, ты не ответила на свой.

— Я хозяйка, — самодовольно провозгласила Дара. — Я могу изменять правила. У меня действительно хороший вопрос тебе, Эйприл.

— Ох, хорошо, — с нетерпением откликнулась Дженни. Она наклонилась вперёд. — Эйприл всегда такая скрытная. Мне бы хотелось услышать какую-нибудь её тёмную и глубокую тайну.

Слова Дженни удивили меня. Я никогда не считала себя скрытным человеком.

К тому же, Дженни — моя лучшая подруга. Она знает меня лучше, чем кто-либо.

«А может, я и вправду скрытная? — поймала я себя на мысли. — Может, я действительно много чего держу в себе?».

— Вот мой второй вопрос, — продолжила Дара, откидывая назад свои волосы. — Эйприл, какой секрет ты знаешь о ком-то, кого ты не хотела бы знать?

Я сделала глубокий вдох. А потом, не останавливаясь ни на секунду, чтобы как следует подумать, выпалила:

— Хотела бы я не знать о девушке с острова Самнер.

— Что за девушка? — удивилась Дженни. — Эйприл, о чём ты говоришь?

Я сразу же пожалела о том, что сказала.

Почему я выпалила именно этот ответ? Почему хорошенько не подумала? Почему не остановила себя?

Если бы я только могла забрать свои слова обратно…

Но было слишком поздно.

Чувствуя, как покраснело моё лицо, я взглянула на Кена. Понял ли он, что это его тайна, и я её знала?

Кен смотрел на огонь. Но я обратила внимание, как сузились его глаза. Я видела, как тяжело ему осмыслить то, что я только что сказала.

— Какую девушку ты имеешь в виду? — снова спросила Дженни.

И прежде чем я смогла ответить, Тони подкрался сзади меня и сильно ударил по спинке дивана. Я вскрикнула и чуть было не выскочила из своей кожи.

Он издал долгий взрыв хохота, сопровождаемый улюлюканьем.

— Тони, ты настоящий придурок, — Дара покачала головой.

— Рыбак рыбака видит издалека, — сострил Тони и опустился рядом со мной. — Ты мне нравишься, Эйприл. — Сказал он, обнимая меня за плечи. — Ты в моём вкусе.

Мне стало неловко, и я обернулась к Карли, которая закатила свои глаза. Видимо, она привыкла к глупому флирту Тони.

— У меня есть для тебя вопрос, Тони, — поддразнила его Дара. — Я знаю, у тебя много грязных секретов.

— Почти столько же, сколько и у тебя, Дара, — Тони ухмыльнулся ей в ответ. — Но вот что я тебе скажу — я пропущу вопрос. Я принимаю расплату.

Мы все засмеялись.

— Я серьёзно, — стоял на своём Тони, не сводя глаз с Дары. — Я беру расплату. Любую расплату.

— Какой суровый парень, — саркастически заметила Дара.

— Тони, ты действительно чокнулся, — пробормотала Карли.

— У меня есть прекрасная расплата для тебя, — сказала Тони Дара. Она вскочила на ноги. — Пойдёмте-ка, все. Захватите свои куртки.

Мы проследовали за Дарой к передней двери. Я взглянула на улицу через стеклянную дверь.

— Вау! Посмотрите на снег! — возбуждённо закричала я.

— Он и правда идёт, — добавила Дженни, стоя рядом со мной. — Завтра мы отлично покатаемся на лыжах.

Мы натянули свои куртки, шарфы и перчатки и поспешили на улицу.

Дара остановилась на подъездной дорожке. Она повернулась к дому и указала на наклонную крышу.

— Твоя расплата ждёт тебя там, Тони.

Щурясь сквозь падающий снег, я смогла разглядеть тёмный круглый предмет на черепице.

— О чём ты говоришь? — недоумевал Тони, приближаясь к Даре.

— Там на крыше летающий диск, — объяснила Дара. — Ты его забросил туда, разве нет?

Тони пожал плечами.

— Ну и что?

— Ну и заберись на крышу и забери этот диск, — проинструктировала его Дара. — Это расплата для тебя.

— Но там очень скользко! — запротестовала Карли. Её рыжие волосы развевались вокруг лица. — И снег всё ещё липкий.

— Эй, нет проблем, — успокоил её Тони. — Это слишком лёгкая расплата, Дара.

— Не делай этого, Тони, — выпалила я. — Карли права. Снег на крыше довольно скользкий. Это слишком опасно!

Дара прищурилась и посмотрела на меня, как бы говоря: «Не лезь».

— Я принимаю расплату, — согласился Тони. Он направился к гаражу. Где-то на полпути он повернулся к нам. — Если я упаду, я знаю, что чувство вины не будет глодать тебя, Дара, не так ли?

— Не смеши меня. У меня потрескались губы, — ехидно ответила она ему.

Через несколько секунд Тони вышел из гаража с алюминиевой лестницей в руках. Он прислонил её к передней части дома и повернулся сделать низкий поклон, прежде чем лезть наверх.

Внезапно поднялся ветер, закружив снег. Я поёжилась. Тяжёлое чувство страха поднялось откуда-то из желудка.

«Он не должен делать этого, — подумала я. — Это же безумие!».

Дара недолюбливала Тони, и она действительно была груба с ним.

Я зажмурилась, когда Тони ступил на наклонную крышу. Но я не могла держать глаза закрытыми. Мне пришлось их открыть.

Я прижалась к Дженни и Кену. Джош в одиночестве стоял неподалёку, засунув руки в карманы. Снежинки запорошили его очки. Ближе всех к дому стояла Дара, которая скрестила руки на груди. На её лице застыла неприятная ухмылка.

— Эй, здесь здорово! — крикнул Тони, делая шаг в сторону диска. Потом ещё один, — Вы все должны попробовать сделать тоже самое.

Тони наклонился вперёд, сопротивляясь сильному порыву ветра. Он сделал ещё шаг. Нога заскользила, но Тони удалось поймать равновесие.

— Тони, спускайся! — взмолилась Карли. — Давай! Ты уже всем доказал, что ты суровый парень. Спускайся, хорошо?

Тони проигнорировал её мольбу. Сделал ещё один шаг по заснеженной крыше. Потянулся за летающим диском.

Я громко выдохнула, когда увидела, как заскользили его ноги. Обе ноги.

Тони выкинул руки вперёд.

Издал испуганный крик.

Куртка тяжело ударилось о крышу. Ноги и руки дико заметались.

Мы все закричали, когда Тони заскользил по крыше.

Глава 6

Руки Тони поцарапались о черепицу, когда он упал.

Он скользил быстро — слишком быстро, пока кто-либо из нас смог пошевелиться.

Потом он схватился за водосток обеими руками.

И удержался.

— Тони! — завопила Карли. — Тони!

Некоторое время он так и висел, держась за водосток — его ноги качались высоко над снегом. Затем одним резким движением Тони ослабил хватку и благополучно спрыгнул на землю.

Я с облегчением вздохнула. Мы все ликовали и хлопали.

С широкой улыбкой на лице Тони пробежал по заснеженной лужайке перед домом. Он крепко обнял Карли за плечи и повернулся к Даре.

Та указала на крышу.

— Ты забыл диск, — холодно заметила она.

Мы все засмеялись.

Тони окинул её сердитым взглядом.

— Достань его сама, — пробормотал он. — Я выхожу из игры.

Они действительно не любят друг друга, поняла я. Но смогут ли они провести этот долгий уикенд вместе, не испортив отдых всем остальным?

— Давайте прогуляемся! — предложила я. — Здесь так красиво! Может, сходим в лес?

Дом Дары стоял на вершине холма, под которым широко простирался тёмный сосновый лес.

Примерно в полумиле от леса начинались лыжные склоны. Ближайший город пролегал в нескольких километрах от них.

Я подняла капюшон своей куртки и повела ребят вниз по заснеженному холму. Мы все начали смеяться и петь. Даже Тони присоединился к нам.

Мы бешено кружились вокруг, то и дело, натыкаясь друг на друга и толкаясь в мокрый снег. Небо было тёмно-фиолетовым. С неба падали густые и крупные хлопья, так что я с трудом могла различить деревья.

— Я ничего не вижу! — пожаловался Джош. Стёкла его очков были полностью покрыты снежинками.

Земля в лесу всё ещё была не заснежена, потому что большую часть снега задерживали ветки елей, на которых крупными комьями висел снег. Это было так красиво. Лес выглядел так, словно он был на Рождественской открытке.

Я заметно отстала от ребят. Потому что продолжала думать о своём ответе во время игры в «Правду или расплату».

Я старалась не думать об этом. Но мои слова последовали за мной на улицу, они оставались со мной, всё время повторялись и наполняли меня ужасом каждый раз, когда я пыталась насладиться прекрасным вечером.

Остров Самнер.

С прошлого лета я всё никак не могла стереть его из своей памяти. Не могла перестать думать о том, что я там увидела.

И всякий раз, когда я вспоминала о нём, я всё больше и больше чувствовала себя виноватой.

Глава 7

Тот август выдался душным и жарким, с еле заметным ветерком.

Остров Самнер был таким красивым, таким причудливым с белыми, дощатыми коттеджами, тщательно ухоженными цветочными клумбами, узкими пляжами с белым песком и небольшими, деревянными причалами, покачивающимися в гладкой, сверкающей воде.

У меня были приятные каникулы. Может быть немного скучные, но приятные. Я загорала на солнце, плавала, читала, а по вечерам собиралась с некоторыми знакомыми в маленьком городке.

Всё испортилось, когда я увидела Кена.

Я знала, что он тоже отдыхает на острове Самнер вместе со своей семьёй. Но в первую неделю я не встретила его.

А потом я застала его на пляже. С девушкой, которую я не знала. С девушкой, которая не была Дженни.

Незнакомка была очень загорелой. Мне кажется, первым я заметила именно её загар, прежде чем смогла разглядеть что-либо ещё. У девушки были коротко подстриженные чёрные волосы.

Я не разглядела её лица. Я стояла на скале на краю пляжа.

Я была слишком шокирована, чтобы подойти ближе.

На девушке было крошечное синее бикини. Это я хорошо запомнила.

Они с Кеном выложили на песок два пляжных полотенца, но лежали только на одном из них.

Кен целовал её. Слишком долго.

Они не двигались.

Я тоже не двигалась. Я стояла и тупо смотрела на них. Я была так потрясена. Полностью ошеломлена.

Наконец я повернулась и побежала прочь с пляжа. Я обернулась назад. Кен и та девушка не двигались, а всё так же продолжали целоваться.

Я встретила их на следующий день в городе, но они не заметили меня. Кен обнимал её за плечи. Они остановились посреди городской площади, чтобы поцеловаться.

Я никогда не рассказывала об этом Дженни. Я знала, что она будет подавлена.

И Кену я никогда не говорила, что видела его. Хотя знала, что каникулы он провёл с другой девушкой.

Я чувствовала себя так виновато.

Я знала страшную тайну Кена, но просто не могла заставить себя рассказать Дженни. Я не хотела причинять ей боль.

После каникул они снова были вместе, как ни в чём не бывало. Я хотела рассказать Дженни, что я видела. Я хотела сказать ей, что Кен не тот, за кого она его принимала.

Я чувствовала себя виноватой за то, что скрыла эту тайну от своей лучшей подруги.

Но мне не хватило духу сказать ей об этом.

Пару раз я всё-таки пыталась ей рассказать. Я набирала её номер, но потом вешала трубку.

Спустя несколько месяцев я подумала, что может, мне удастся забыть об этом. Забыть о том, что я увидела на острове Самнер.

Но я не могла перестать думать об этом. Я всё больше и больше чувствовала себя виноватой.

Наверное, поэтому я выпалила этот ответ, когда мы играли в «Правду или расплату». Я так долго хранила этот секрет, что больше не могла держать его в себе.

Слова вырвались из меня. Я действительно не успела подумать.

И от того, что я сказала их, мне стало ещё хуже.

Я решила, что он должен знать. Теперь, впервые, Кен должен понять, что я знаю.

— Эй, Эйприл, что ты там делаешь? — окликнула меня Дженни.

Стряхнув с себя снег, я поспешила нагнать ребят.


Мы скинули свои влажные куртки в одну кучу возле передней двери. Огонь понемногу угас, лишь остывающие угольки излучали мягкое свечение на пол. Но дымящимся кружкам горячего шоколада удалось нас согреть.

Длинная прогулка по лесу ослабила напряжение между всеми нами. Карли и Тони смеялись и шутили вместе со всеми. Даже Джош, казалось, преодолел свою застенчивость. Хотя он продолжал наблюдать за Дарой, словно ожидая от неё чего-то.

— Мы можем продолжить играть в «Правду или расплату», — предложила Дара, когда мы вернулись в гостиную.

— Без меня, — зевая, произнесла я. — Я хочу спать.

Я не могла дождаться, когда скину с себя влажную одежду и укроюсь тёплым одеялом.

Было видно, что мы все устали. Дара пожала плечами.

— Увидимся утром, ребята, — сдалась она.

Мы разошлись по своим комнатам. Парни пошли в левое крыло, а я, Карли и Дженни — в правое.

Я сняла свой свитер и джинсы и бросила их на стул. Вздрогнув, я надела длинную фланелевую ночную рубаху.

Через несколько минут я вышла из ванной, когда уловила в гостиной какой-то шорох. Пламя в камине окончательно потухло, за исключением пары всё ещё тлеющих углей. Однако в тусклом свете от стеклянной двери я заметила, как Дара надевает синюю куртку.

— Дара, куда ты? — громким шёпотом спросила я.

Она вздрогнула от моего голоса и повернулась ко мне.

— Просто иду в сарай, — ответила она мне, взмахнув парой мокрых перчаток и натянув их на руки изо всех сил. — Нам понадобится немного дров завтра утром.

— Нужна помощь? — предложила я.

Дара покачала головой.

— Нет, Эйприл, спасибо. Это не займёт у меня много времени. К тому же ты уже переоделась. Отправляйся спать, хорошо? Увидимся утром.

— Увидимся утром, — сонным голосом повторила я.

Я услышала, как входная дверь открылась и тут же захлопнулась. Я зашагала обратно в комнату.

— Что случилось? — раздался позади меня голос.

Я обернулась и увидела Тони.

— Дара пошла за дровами, — объяснила я ему.

Он кивнул и вернулся в свою комнату.

«Интересно, почему Дара не переваривает Тони?», — задалась я вопросом, когда зашла в комнату и закрыла за собой дверь. Я так же задумалась, а не встречались ли они раньше?

Но долго над этим я не размышляла. Спустя несколько секунд после того, как моя голова коснулась подушки, я заснула.


Субботним утром я первым делом посмотрела в окно. Серый свет снаружи заставил стёкла блестеть словно серебро.

Достаточно ли выпало снега, чтобы мы смогли покататься на лыжах?

Я вылезла из постели, потянулась и в нетерпении подошла к окну.

— Вау! — громко воскликнула я. — Да там метель!

Я посмотрела на снег. Он покрывал землю и деревья. Снега выпало уже много, наверное, навалило до моего окна.

Снег продолжал падать, создавая мерцающий занавес крошечных белых хлопьев, которые кружились во все стороны под сильными порывами ветра.

— Метель! — удовлетворённо повторила я. — Ну держитесь, склоны. Вот и я!

Я быстро оделась, почистила зубы и помыла голову, а затем поспешила на завтрак.

Но, к сожалению, моё хорошее настроение длилось недолго. До тех пор, пока я не зашла на кухню.

И не узнала пугающую новость, что двое из нас пропали.

Глава 8

Поначалу всё казалось нормальным.

Тони перегнулся через стойку, наливая кофе в кофеварку. Карли стояла у стеклянной двери, небрежно оттягивая свои рыжие волосы назад, пока смотрела на падающий снег.

Дженни и Кен сидели возле радио.

— Доброе утро! — весело прокричала я.

Но они оба приложили пальцы к губам, прося меня быть потише.

— Ожидается, что уровень снега вырастит ещё на восемь-десять дюймов, — вещал диктор из радио. — Это хорошая новость. Плохая новость для лыжников — подъёмники не будут работать из-за сильного ветра.

Я разочарованно застонала.

Кен нахмурился и покачал головой.

— Я думал, лыжные подъёмники всегда работают. И чем мы должны заниматься целый день?

— Подниматься вверх по склону на своих коленях и руках, — уныло пошутила я.

Дженни сердито щёлкнула по радио.

— Не могу поверить, — с горечью пробормотала она. — Если для лыж будет сильно ветрено, то, что нам делать?

Карли первая заметила отсутствие Дары.

— Где она? Вчера Дара хвасталась мне, что она ранняя пташка.

— И Джош ещё не встал, — добавила я.

Тони залил воды в кофеварку и включил её.

— Я голоден, — объявил он, начиная раскрывать кухонные шкафы. — Что на завтрак? Кто-нибудь может пожарить яйцами с беконом?

— Хрю-хрю, — поддразнила его Карли.

— Эй, я люблю бекон! — запротестовал Тони.

— Я могла бы испечь блинчики, — предложила Дженни. — Если у нас есть ингредиенты.

— Как думаете, может нам проверить, как там Дара? — спросила я, открывая дверцу холодильника. Я достала коробку с апельсиновым соком и начала обыскивать шкафчики над мойкой в поисках стакана.

— Кажется, её красоте необходимо как можно больше сна, — хихикнул Тони.

— Там есть яйца? — спросила меня Дженни. — Проверь холодильник. Может кто-нибудь найти смесь для блинов или что-нибудь ещё?

Мы все начали готовиться к завтраку. Не думаю, что кто-то из нас действительно беспокоился о Даре.

Мы все пребывали в хорошем настроении, когда набивали животы блинчиками с сиропом, беконом, соком и кофе.

— Мне кажется, ветер понемногу утихает, — предположил Кен, глядя на падающий снег через стеклянную дверь.

— Даааа! — развеселилась Дженни. — Сегодня нам просто необходимо покататься на лыжах. Не уверена, что вытерплю без них ещё один день.

— Дара пропустит большой завтрак, — пробормотала я, вытирая кленовый сироп со своего подбородка. — И Джош тоже.

Как я уже сказала, нас не слишком волновало их отсутствие. Но когда я загружала тарелки в посудомоечную машину, мне показалось странным, что Дара всё ещё не объявилась.

— Ей ведь нравится быть хорошей хозяйкой, — сказала я. — Не похоже, чтобы Дара могла пропустить завтрак.

— Что ты собираешься делать? Думаешь, мы должны разбудить её? — спросил Кен, выключив смеситель в раковине. Он вытер руки кухонным полотенцем, затем закинул свои каштановые волосы с одной стороны.

— Не ходите к ней. Пусть спит, — отозвался Тони. Он прижался к Карли возле стеклянной двери. — Она очень капризная, если её разбудить.

— Откуда ты знаешь? — подозрительным тоном спросила Карли.

Тони рассмеялся.

— Я просто догадался. Дара ведь всегда капризная, не так ли?

— Только с тобой, Тони, — пробурчала Дженни себе под нос.

— Я думаю, мы должны разбудить Дару, — настаивала я. — Вероятно, ей будет неловко за то, что она не встала вовремя, чтобы позавтракать с нами.

— Ты можешь сделать это, — сказал мне Кен. — Нам же не нужно идти туда всем месте. — Он щёлкнул по радио. — Может, будут новости об улучшении погоды.

— Я пойду с тобой, Эйприл, — вызвалась Дженни.

— Хорошо, давай сделаем это, — кивнула я, закрывая посудомоечную машину. Затем вытерла руки о свою толстовку и мы зашагали по коридору к комнате Дары.

Дверь была заперта. Дженни постучала.

Ответа не было.

— Эй, Дара! — позвала я. — Проснись и пой! Уже утро.

Снова нет ответа.

— Дара, ты слышишь нас? — крикнула Дженни. Она постучала ещё раз. — Дара?

Не получив ответа, я повернула дверную ручку и открыла дверь.

Мы с Дженни ахнули.

— Её нет! — воскликнула подруга.

Мы прошли в комнату и огляделись.

— Странно, — нахмурилась я. — Её кровать… — я указала на постель, которая была заправлена.

Неужели Дара встала пораньше и убрала свою кровать? Или может она вообще не спала в своей кровати прошлой ночью?

— Комната настолько аккуратная, — заметила Дженни, направляясь к кровати. — Она встала пораньше?

— Её сумка! — вскрикнула я. Рядом с комодом лежала сумка.

И она не была разобрана. Её не трогали.

— Дженни я… я не думаю, что Дара вообще спала здесь прошлой ночью, — пробормотала я.

— Но это невозможно! — в недоумении воскликнула Дженни. Её голубые глаза сузились в замешательстве.

— Это довольно странно, — произнесла я. Мы отправились обратно в гостиную. — Эй, Дара! — позвала я. — Дара, ты здесь?

Ответом всё так же была тишина.

— Давай проверим комнату Джоша? — предложила я. Не дожидаясь ответа Дженни, я помчалась по коридору.

— Вы нашли её? — окликнул Дженни Кен, когда мы проходили через кухню.

— Ещё нет, — ответила она.

Мы с Дженни зашагали по длинному коридору в комнату, которую делили Кен и Джош.

Где-то на полпути мы заметили, что дверь была открыта, поэтому заглянули внутрь.

— Джош? — тихо позвала я.

Тёмная деревянная двухъярусная кровать стояла у стены. Я вспомнила, что Джош хотел спать на верхней койке.

Никаких признаков его присутствия. Здесь никого не было.

— Странно, — повторила я, покачав головой. Дженни пожала плечами. Она казалась такой же озадаченной, как и я.

Мы вернулись на кухню.

— Вы, парни, видели Джоша сегодня утром, когда проснулись? — спросила я у них.

Тони отвернулся от окна.

— Я не видел его, — ответил он мне, задумчиво потирая подбородок.

Кен переключался с одной радиостанции на другую, ища хорошую музыку.

— Я тоже, — подхватил он.

— Но ведь Джош спал с тобой в одной комнате прошлой ночью, верно? — уточнила я у Кена.

Он почесал затылок.

— Да. Мне так кажется.

— Разве ты спал не внизу?

— Я просто быстро уснул, — объяснил Кен. — Думаю, Джош был в комнате, но я не уверен в этом. Я такая соня.

— Я просто думаю, что это очень странно, что ни Джош, ни Дара не объявились утром, — сказала я. — И их кровати выглядят так, будто на них никто не спал.

— Они ведь оба жаждали снега, — небрежно ответил Тони. Он обнял Карли и отвернулся к окну. — Наверное, решили прогуляться.

— В такую метель? — удивилась я.

Но слова Тони мне кое-что напомнили. После того, как мы все разошлись по комнатам, Дара выходила в сарай. Принесла ли она дрова?

Я прошла в гостиную и заглянула в камин.

Нет. Корзина для дров была пуста, за исключением нескольких веточек. Камин тоже был пуст.

Никаких дров не было.

— Эй, ребята, — позвала я дрожащим голосом, когда вернулась на кухню. — У нас есть небольшая проблема.

— Ты слышала эту песню? — поинтересовался у меня Кен, прибавляя громкости на радио. — Разве она не потрясающая?

— Кен! — нетерпеливо воскликнула я. — Я думаю, что случилось что-то странное. Пожалуйста, — я выключила радио.

Тони вместе с Карли подошёл к столу.

— Что такое? — спросил Тони.

— Вчера поздно вечером я столкнулась с Дарой, — поведала я им. — Она сказала, что идёт в сарай за дровами. Но камин пуст.

Дженни издала низкий крик. Я заметила, как от страха сузились её глаза.

— Ты думаешь…?

— Я думаю, нам надо поискать их на улице, — перебила я её, борясь с собственной паникой. — На всякий случай…

Я оборвала себя на полуслове. Я не знала, что сказать. Я только знала, что внутри меня постепенно нарастает чувство страха.

Что-то явно было не так.

Джош исчез. Дара тоже. А их кровати не были расправлены.

Мы поспешили к главному входу, накинули первые попавшиеся куртки и вышли за дверь, в метель.

Мне понадобилось всего несколько шагов, чтобы понять, что было ещё что-то не так.

Я моргнула один раз. Затем дважды. Может, мне это показалось из-за обильного снегопада?

Но нет. Я была права.

— Смотрите, — громко сказала я, указывая на заснеженную подъездную дорожку.

Пустую дорожку.

— Джип — исчез.

Глава 9

— Вероятно, Дара и Джош уехали вместе, — предположил Тони.

Я глянула на него через всю кухню, пытаясь решить, серьёзно ли он говорит.

Невозможно было понять.

Я потёрла свой нос, всё ещё замёрзший и онемевший.

Мы уже вернулись обратно в дом, выбравшись из сильного холодного ветра. Снег шёл так быстро и так тяжело падал, что засыпал следы шин джипа. Не было видно никаких следов.

Мы собрались вокруг стола в тёплой кухне, когда небо постепенно стало заволакивать тучами. Мы много думали над тем, почему двое из нас пропали без вести вместе с единственным автомобилем.

— Почему ты так говоришь? — спросила я Тони. — Почему ты думаешь, что они уехали вместе?

Странная улыбка мелькнула на лице Тони.

— Они собирались встретиться, — мягко ответил он. — Вы не знали?

— Нет. Но это не было чем-то серьёзным, не так ли? — спросила я.

— Даре было наплевать, — продолжил Тони. — Но мне кажется, Джош всё ещё хотел поговорить с ней. Вы видели, как он печально смотрел на Дару весь прошлый вечер?

— Так ты думаешь… — начала я.

— Я думаю, они взяли джип. Ну, вы понимаете, чтобы обсудить вчерашний случай, — договорил Тони и взглянул на Карли.

Она никогда не переставала возиться со своими густыми рыжими волосами. Теперь она закручивала прядь волос на свои пальцы.

— Думаешь, они решили уехать в такую погоду? — спросила я Тони.

— Возможно, — пробормотал он.

Мы все взглянули на стеклянную дверь. Небо было почти чёрным, словно ночью, отчего снег казался бледно-голубым, когда кружился и падал на землю. Ветер завывал вокруг острых углов дома.

— Я поставлю чайник, — вмешалась Дженни, оттягивая рукава своего лыжного свитера. — Не могу согреться.

— Должно быть, они отправились к одной из лыжных баз. Их целая куча вниз по склону, — добавил Тони.

— Но Дара не взяла бы джип и не уехала, не оставив нам записку, — настаивала я. — Она бы просто не стала.

— Только если это не было что-то срочное, — добавила Дженни, набирая в большой голубой чайник воду из крана.

— Да. Может быть, Дара подумала, что они с Джошем вернутся. Но дороги засыпаны снегом, поэтому они должны были остаться на лыжной базе, — успокоил меня Кен.

— Тогда она позвонит нам, — откликнулась я. Отодвинув стул, я поднялась и вдруг поняла, что моё сердце сильно колотится, а руки стали холодными как лёд.

— Слушайте, ребята, — сказала я, стараясь скрыть свой испуг. — Я правда думаю, что нам нужно позвонить в полицию.

— Нет! — громко вскрикнул Тони. Слишком громко. Он снова посмотрел на Карли. — Я хочу сказать, нет, — добавил он, на этот раз более спокойно. — Мы не можем позвонить в полицию.

— Как? Почему это? — удивилась я.

— Ну, — Тони снова взглянул на Карли. — Понимаешь… это было бы неловко. — Протянул он медленно, не сводя глаз с подружки. — То есть я хочу сказать, что из-за этого у нас с Карли будут неприятности.

Он тяжело сглотнул и поднял на меня глаза.

— Наши родители не знают, что мы здесь, — наконец признался он.

— А если мы свяжемся с полицией, то наши родители непременно узнают об этом, — добавила Карли. — Может нам подождать час или два? Я уверена, что Дара обязательно даст о себе знать.

Я вздохнула и опустилась на стул.

Я не могла решить, что нам следует делать. У меня было очень плохое предчувствие.

— Не беспокойся о Даре, — успокоил меня Тони. — Она ездит сюда с самого детства. Она знает все дороги. Говорю тебе, она сейчас вместе с Джошем на какой-нибудь лыжной базе. В безопасности и тепле.

Я перевела взгляд лицо Тони. К моему удивлению, у него на лбу выступила испарина.

«Почему он вспотел? — спросила я себя. — Почему Тони так настроен не дать мне позвонить в полицию?».

Или у него на это есть иная причина?

Меня охватила внезапная дрожь. Я поняла, что боюсь Тони.

Он уловил на себе мой взгляд, поэтому я тут же отвернулась к стеклянной двери.

Как раз в тот момент, когда увидела, как что-то упало с крыши. Оно ударилось о снег с мягким стуком.

И я начала кричать.

Глава 10

Мой крик эхом разнёсся по кухне.

— Эйприл, что случилось? — пронзительно вскрикнула Дженни возле плиты. Она бросила чайник на конфорку и поспешила к столу.

Кен обогнул стол и схватил меня за плечи.

— Ты в порядке? — спросил он. — Что не так?

Дрожащей рукой я указала на раздвижную дверь.

— Ты видел это? — пролепетала я. — Там что-то упало. Я видела, как что-то свалилось с крыши!

Тони первым подошёл к двери. Он прижался лицом к стеклу и заглянул в темноту. Не шевелясь, он стоял так долго.

— Ты видишь? — тихим шёпотом спросила я. — Тони, ты видишь что-нибудь?

— Я ничего не вижу, Эйприл, — покачал он головой.

Карли прижалась к нему. Её синие глаза сузились от беспокойства. Дженни тоже приблизилась к двери.

— Это был большой ком снега, — объяснила мне подруга. Она отошла от стеклянной двери и повернулась ко мне. — Ты в порядке? Всё, что ты видела, — просто снег.

— Да, его просто сдуло с крыши, — подтвердил Тони. Он закатил глаза и пробормотал. — Не теряй головы, Эйприл.

Я плюхнулась за стол.

— Я… Мне очень жаль, — растерянно пробормотала я. — Я так волнуюсь за Дару и Джоша. Я думаю… я…

Я почувствовала как раскраснелось моё лицо. В тот момент я чувствовала себя полной идиоткой. Я видела, как они все, — даже Дженни — смотрели на меня как на ненормальную.

Эйприл облажалась. Эйприл видит то, чего на самом деле нет.

Вот что они все подумали.

— Эй, ничего страшного. Мы все волнуемся за Дару и Джоша, — произнёс Тони, развернувшись обратно к двери, чтобы посмотреть на падающий снег. — Но они в порядке. Я знаю, что это так. Я знаю Дару, — сухо добавил он. — С Дарой всегда всё в порядке.


На обед мы приготовили сэндвичи с ветчиной и индейкой. Но никто из нас не притронулся к еде.

Ветер за окном продолжал завывать, а снег всё так же падал. Свет в доме замигал, потом погас. Но не совсем.

Мы с Дженни на всякий случай решили поискать свечи. В бельевом шкафу нам попалась коробка со свечками, и мы положили её в гостиной на журнальный столик.

Я чувствовала себя настолько напряжённой и напуганной, что каждый звук заставлял меня вздрагивать. Мне хотелось закрыть свои уши, чтобы не слышать противное завывание ветра.

Мы с Дженни и Кеном нашли колоду карт и, расположившись на кушетке в гостиной, решили сыграть в карты, чтобы отвлечься от ожидания Дары и Джоша.

Игра получилась довольно скучной. Думаю из-за того, что в колоде не хватало кое-каких карт.

— Будем играть не полной колодой! — объявил Кен.

Мы с Дженни горько застонали.

Тони и Карли всё это время были на кухне. Они сказали, что хотят сделать попкорн, но мне кажется, что они там целовались. Эти двое не могли отпустить друг друга более чем на пару минут.

Дженни зевнула.

— Хотите сыграть ещё во что-нибудь? — спросила я.

— Всё, что угодно, кроме «Правды или расплаты», — отрезал Кен. Он сверкнул многозначительным взглядом.

Я поняла, что Кен догадался, что я имела в виду прошлой ночью!

Он знает, что я знаю о девушке с острова Самнер.

— Давайте поймаем музыку по радио, — предложила Дженни.

— Да. Хорошая идея. Здесь слишком тихо, — согласился Кен. Он поднялся и пересёк комнату, как вдруг мы услышали стук.

Громкий стук.

Я вскочила на ноги.

— Это в задней части дома! — воскликнула я. — Должно быть, Дара и Джош вернулись!

Мы втроём направились на кухню. Тони и Карли уже стояли возле задней двери. Когда я вошла на кухню следом за Кеном и Дженни, они уже всматривались в окно.

— Кто там? — нетерпеливо спросила я. — Это Дара и Джош?

С озадаченным выражением на лице Тони отвернулся от двери.

— Никого, — ответил он. — Там никого нет.

— Но мы слышали стук, — возразила Дженни, встав рядом с ним у двери.

— Мы тоже, — отозвалась Карли. — Но посмотри сама. Там никого нет.

Как странно, подумала я. Тогда откуда был этот звук? Я была уверена, что он нам не показался.

Кен поглядел на Тони.

— Твоих рук дело? — обвинительным тоном спросил он. — Ещё одна шутка, чтобы напугать нас?

— Прости? — Тони раскрыл рот от удивления. — Нет, чувак. Я точно так же, как и вы все, беспокоюсь за Дару, чтобы так по-идиотски шутить.

Кен некоторое время не сводил глаз с Тони, но потом повернулся ко мне. Мы втроём вернулись обратно в гостиную.

— Нам нужно немного огня, — пробормотала я, опустившись в кожаное кресло и посмотрев на тёмный камин.

— Может нам всем стоит пойти и насобирать дров? — предложил в ответ Кен. — По крайней мере, мы хоть чем-то займёмся. Скорее всего, дрова…

Он оборвал себя, когда снова раздался стук.

Громкий стук в дверь. Из задней части дома.

Мы снова побежали на кухню.

Карли и Тони, озадаченно хмурясь, всё так же стояли у двери.

— Там никого нет, — недоумённо пробормотал Тони. — Никого!

Глава 11

— Кто-то же должен издавать этот звук, — проговорил Кен, почёсывая затылок. — Мы ясно слышали стук.

Он снова взглянул на Тони. Тот провёл рукой по своим волнистым волосам и вздохнул.

— Мы с Карли тоже его слышали. Но посмотри, там никого нет.

— Может это ветер дует против дома, — предположила Дженни. — Или, может быть, из-за этого по двери стучат ставни?

— В доме нет ставень, — отрезал Тони.

Я прислонилась лбом к холодному стеклу и посмотрела на улицу.

Снег падал на землю, застилая её белой плотной простынёй. Настолько плотной, что я едва могла разглядеть задний дворик и маленькое крыльцо рядом с дверью.

— Никаких следов, — сообщила я, переведя взгляд на подъездную дорожку. Она заканчивалась на склоне со стороны дома, — и никаких признаков джипа Дары, — Слова застряли у меня в горле, когда я произнесла:

— Никаких признаков вообще чего-нибудь.

По моей спине пробежал холодок, и я отвернулась от окна.

Снова раздался стук.

Один громкий стук. Затем второй.

— Мне кажется, это на заднем крыльце, — предположила я, щурясь от снега и прикрывая глаза обеими руками, чтобы получше рассмотреть.

Было похоже, будто я пытаюсь разглядеть что-либо сквозь хлопок.

Стук повторился. Громкий, неуклонный и очень близкий стук.

— Ой. Я вижу! — вскрикнула я. — Это лыжный шкафчик на крыльце.

— Да? — Дженни прижалась ко мне и уставилась в темноту.

Я указала на высокий зелёный металлический шкафчик со стороны крыльца.

— Видишь? Дверца распахнулась. Это она стучит о шкафчик.

— Ну, по крайней мере, одна загадка решена, — облегчённо вздохнула Дженни, отступая от двери.

— Надо её закрыть, — предложил Кен. — Если мы не сделаем этого, удары нас с ума сведут.

— Оставь её, — сказала ему Дженни. — Мы можем закрыть её и после того, как прекратится снегопад.

— Нет, пойдём, — потянул её за руку Кен. — Я не смогу выдержать этот шум.

— Не нужно нам всем туда идти, — запротестовал Тони. — Для того чтобы закрыть дверцу шкафчика пять человек не нужно.

— Я пойду с тобой, — вызвалась я. — Мне нужно немного прохладного, свежего воздуха.

Мы с Кеном схватили первые, попавшиеся нам на глаза, куртки, натянули их и вышли через заднюю дверь. Когда мы оказались на заднем крыльце, ветер принялся швырять в нас падающий снег, заставив нас прикрыть глаза.

— Вау! Мне кажется, будто я нахожусь в одном из стеклянных шаров! — воскликнул Кен. — Ну знаешь, такие стеклянные шары, которые достаточно потрясти, чтобы снег поплыл в любом направлении.

— Да, — согласилась я. — Здесь так ветрено, что нельзя точно сказать, вверх или вниз идёт снег.

Наши ботинки утопали в глубоком, мокром снегу, когда мы приблизились к лыжному шкафчику.

Металлическая дверь с силой ударилась о него. Затем ветер снова распахнул её.

Я смахнула снег с бровей и зашагала вслед за Кеном к шкафчику.

Кен потянулся к двери, но ветер раскрыл её ещё больше.

Мы оба испуганно закричали, когда что-то вывалилось из лыжного шкафчика и с глухим стуком упало в снег.

— Неееет! — ужасный вопль вырвался из моего горла, когда я уставилась вниз.

Уставилась на синее лицо под клубком светлых мелированных волос.

Уставилась на твёрдое, бездыханное тело.

Уставилась на замёрзшее тело Дары.

Глава 12

Я крепко схватила Кена за руку.

Мои ноги пошатнулись. Я почувствовала, что начинаю тонуть. Погружаться в снег. Погружаться в белену.

Падаю, падаю и падаю.

Голубые глаза Дары с укором смотрели на меня. Её рот замер, изображая букву О в немом крике ужаса и боли.

Снег кружил вокруг нас. Держа нас на месте. Замораживая Кена и меня.

Замораживая нас, как Дару.

Я почувствовала, как сжалось моё горло.

Я в ловушке, подумала я. В ловушке внутри бушующей белой метели. В ловушке с Дарой. В ловушке с мёртвым телом Дары.

Её мертвое лицо. Её мёртвые глаза.

Голубые. Такие голубые и холодные.

Единственное, что сейчас шевелилось — её волосы, которые развевались от ветра.

И тут Кен внезапно отстранился от меня. Я подумала, что сейчас упаду. Упаду на синий труп Дары. Но мне удалось поймать равновесие.

Кен со стоном наклонился осмотреть труп Дары. Подхватив воротник куртки, он медленно приподнял тело Дары. Её голова опустилась.

Прищурившись сквозь белую, залитую снегом, завесу, я увидела тёмное пятно на плече куртки Дары.

Тёмное пятно засохшей крови.

— О-о-о-о! — Ещё один крик ужаса вырвался из моего горла, когда я увидела топор. Вонзённый между её лопатками.

Вонзённый так глубоко, что над курткой заблестел металл.

Убита. Дара была убита топором.

Дара. Убитая в снегу. Таком холодном. Таком холодном, что её тело посинело.

Мой желудок задрожал. Я прикрыла рот рукой.

Отступив к крыльцу, я наклонилась, и меня вырвало. Рвотные позывы с ужасом сводили меня. Всё моё тело напряглось и задрожало. Я крепко закрыла глаза и вдохнула холодного, влажного воздуха.

Я почувствовала, как руки Кена нежно опустились на мои плечи. Он повёл меня обратно на крыльцо. Я услышала, как скользнула стеклянная дверь. Я почувствовала, что он ведёт меня обратно на кухню.

Я почувствовала тепло. Аромат попкорна.

Моё тело всё ещё дрожало.

Я никогда не стану нормальной, слова пронеслись у меня в голове. Никогда не стану снова нормальной.

— Что случилось? — спохватилась Дженни. — Что с Эйприл?

— Дара мертва, — шёпотом ответил ей Кен.

Я услышала шокированные вздохи. Я услышала крик Карли.

Я всё ещё не могла посмотреть на ребят. Я могла только видеть перед собой синее лицо Дары. Её синее лицо, застывшее в таком ужасе, в такой боли.

— Она была убита, — вымолвил Кен.

Снова визги и всхлипывания. Я открыла глаза и увидела, как рыдает Дженни. Слёзы текли по её щекам. Тони успокаивал Карли.

Я прислонилась к стене. Колени мои всё ещё дрожали, ноги были так слабы.

— Мы… мы должны позвонить в полицию, — задыхаясь, проговорила я. — Сейчас же.

Тони многозначительно посмотрел на Карли. Я знала, что он беспокоился о своих родителях, которые могли узнать, что он сбежал сюда на выходные вместе с Карли. Но всё это уже не имело значения.

У Дары из спины торчал топор. Дара была убита.

— У нас нет выбора! — крикнула я Тони. Я не хотела кричать так пронзительно, но ничего с собой не могла поделать. Я с трудом сглотнула и задержала дыхание, чтобы подавить приступ тошноты.

Дженни упала за стол и уткнулась лицом в свои руки. Её плечи затряслись от рыданий.

— Эйприл права, — вздохнул Кен. — У нас нет выбора. Нам надо позвонить в полицию. Немедленно.

Мы все вскрикнули, когда порыв ветра залетел на кухню. Мы с Кеном были так напуганы, что забыли закрыть раздвижные двери.

Я развернулась к дверям. Всё так же неподвижно лежа в снегу, Дара уставилась на нас. Её немигающие голубые глаза пристально смотрели на меня, будто обвиняя в чём-то. Светлые волосы развевались на ветру. Снаружи снег упал на её плечи. На пропитанные кровью плечи.

— Закройте дверь! — завизжала я, прикрывая глаза обеими руками. — Закройте!

Кен закрыл дверь и повернул замок.

Но Дара продолжала смотреть на нас по ту сторону стеклянной двери.

Я повернулась и увидела, что Тони подошёл к стене, на которой висел телефон. В одной руке он держал трубку.

— Вызови их, — приказала я ему. — Тони, вызови полицию.

Он покачал головой с каким-то странным и пустым выражением, застывшим на его лице.

— Мне жаль, — произнёс он тихо. — Но я не могу.

Глава 13

— Тони, что ты сказал? — в ужасе переспросила я.

— Мы не можем позвонить в полицию, — с горечью повторил он, вешая трубку. — Линия сдохла.

— Как? — воскликнула я. — Ты хочешь сказать…

— Никаких гудков, — Тони покачал головой. — Должно быть, метель повредила телефонную линию.

— Но… но… — пробормотала я.

— Тогда нам нужно идти в город, — предложил Кен, глядя в небо. Тёмные облака стали ещё гуще.

Я подумала, что снег может так идти в течение нескольких дней. Всё моё тело вздрогнуло от холода. Я обхватила себя за плечи, чувствуя себя слабой и испуганной, и откинулась на спинку стула.

— Или лыжи! Мы могли проехать к городу на лыжах! — воскликнул Кен.

— Мы никогда этого не сделаем, — возразила Карли, нервно теребя свои рыжие волосы. — Без машины у нас ничего не получится. Даже если бы мы спустимся с холма на лыжах, как далеко мы сможем продвинуться в такую ослепительную метель? Мы замёрзнем, прежде чем доберёмся до горнолыжных склонов, не говоря уже о городе.

— Как далеко находится город? — спросила я Тони.

— Несколько мил, — пробормотал он растерянно. — Может, пара миль мимо склонов. До города есть несколько лыжных баз, но не думаю, что мы сможем добраться до них. По крайней мере, пока снег не перестанет так сильно падать.

— Может нам удастся поймать попутный автомобиль, на котором мы могли бы уехать, — предложила я.

Идея была встречена молчанием.

— Кто сядет за руль в такую метель? — заворчал Тони. Он открыл холодильник и достал банку Коки. — По крайней мере, у нас достаточно еды и припасов.

— Но ведь там убийца! — завизжала я. — Мы не можем просто сидеть здесь и ничего не делать! Кто-то убил Дару. И… и… и… ох!

Я захлопнула рот рукой.

Джош.

В этом ужасе с Дарой я совсем забыла про него.

— А как насчёт Джоша? — выдохнула я. — Мы ведь и его тело найдём, не так ли?

— Нет! — вскрикнула Карли. — Пожалуйста…

— Кто бы ни убил Дару, вероятно, он же убил и Джоша. И кто бы это ни был, он там, — дрожа всем телом, я указала на дверь.

— Но там нет никаких следов! — воскликнула Карли. — Если бы кто-то был на заднем дворе и убил Дару и Джоша, разве он не оставил бы после себя следы?

— Может быть, их засыпало снегом, — предположила Дженни, вытирая опухшие от слёз щёки. — Снег идёт очень быстро. Следы засыплет через несколько минут!

— Ты права, — согласилась Карли.

— Нет, не права, — возразил Тони. Он приблизился к стеклянной двери. Я не смогла разглядеть, смотрит ли на нас Дара, поэтому опустила глаза на пол.

— Вы с Карли ошибаетесь, — сурово произнёс Тони, обращаясь к Дженни. — Снаружи нет убийцы. Потому что убийца — Джош.

— Что, прости? — воскликнула я. У меня закружилась голова. Пол, казалось, начал наклоняться то в одну сторону, то в другую. Я скатилась спиной по стене и опустилась на кухонный пол.

— Это же очевидно, — Тони отошёл от двери и опустился за стол рядом с Карли. Он сделал большой глоток Коки. — Джош убил Дару. Потом уехал на её джипе.

— Но почему? — выпалила я. — Зачем Джошу убивать Дару?

Тони пожал плечами.

— Кто знает?

Кен подошёл к телефону и прислонил трубку к уху. Обречённо вздохнув, он отбросил её.

— Связи всё ещё нет.

— Что же нам делать? — взвыла Дженни. — Здесь мы в ловушке. Поблизости нет никаких домов. Снег слишком глубокий, чтобы мы могли уйти, и слишком рыхлый, чтобы уехать на лыжах. Мы в ловушке!

— Мы найдём дрова, чтобы развести огонь, — уверенно произнёс Тони. — Мы будем в тепле и комфорте. Метель прекратится. Связь наладят. Всё будет хорошо, Дженни. Если мы будем сохранять спокойствие и не будем паниковать, всё будет в порядке.

— Давайте обыщем комнату Джоша, — предложила я, поднимаясь на ноги. — Посмотрим, может нам удастся найти хоть какие-нибудь зацепки. Вообще хоть что-нибудь.

— Если Джош взял свою сумку, то значит, он вообще не спал на своей койке вчера ночью, — Кен покачал головой. — Если бы я не был таким соней…

Мы впятером направились по коридору в комнату, которую он делил с Джошем. Я нажала на потолочный светильник и ступила в середину большой комнаты.

Небо снаружи стало угольно-чёрным. Ветер завывал в углах дома. В этой комнате было холоднее, нежели в остальных комнатах, и царил холодный и влажный запах.

— Смотрите, это рюкзак Джоша! — воскликнула я, указывая на находку.

Рядом с двухъярусной кроватью стоял синий холщовый рюкзак. Мы с Кеном рухнули на колени рядом с ним.

Кен раскрыл рюкзак, а я заглянула внутрь.

— Он полный, — я повернулась к Дженни, Тони и Карли. — Тут его одежда, всё здесь.

— Как? Что это значит? — удивилась Карли.

— Это значит, что он уехал без своих вещей, — пояснил Тони, подходя к рюкзаку. — Может быть, он был настолько не в себе, настолько перепуганным после убийства Дары, что даже не подумал забрать свой рюкзак.

— Может быть, — с сомнением ответила я. — Или, может быть, это значит…

Слова застряли у меня в горле. Тяжёлое чувство страха подкатило к животу.

— Это значит, что Джош тоже убит, — закончил за меня Кен. Он вывернул рюкзак, и его содержимое вывалилось на пол.

Мы быстро начали всё перебирать.

Обычная одежда — запасные свитера, лыжное снаряжение, серое трико. Небольшой мешочек, в котором была зубная щётка, дезодорант, салфетки и расчёска.

Ничего интересного.

Я вскочила на ноги и поднялась на нижнюю кровать, чтобы осмотреть верхнюю койку. Одеяло было гладким и плотно заправленным по бокам.

— Здесь тоже ничего, — сообщила я. — Мне действительно кажется, что он никогда не лежал на этой постели.

Я опустилась на пол.

— Думаю, мы должны проверить и комнату Дары.

Каждый раз, когда я произносила её имя, я представляла её замёрзшее тело. Её синее лицо, искажённое от боли и ужаса. Топор, глубоко вонзённый между её лопатками.

Мы молча прошли в комнату Дары. В коридоре рядом с дверью в её комнату я остановилась перед низким плетённым столиком.

На нём стояла тонкая синяя ваза с высушенными розовыми и фиолетовыми полевыми цветами. Рядом с вазой была фотография. На ней была запечатлена Дара в ярко-жёлтой лыжной экипировке. Её мать и отец, в таких же жёлтых лыжных костюмах, стояли позади неё и улыбались в камеру.

Они втроём выглядели такими счастливыми.

Взглянув на фотографию, я чуть не расплакалась. Прикусив нижнюю губу, я заставила себя отвернуться от счастливой семьи на фото и шагнула в спальню Дары.

Кен включил торшер возле кровати, и мы огляделись по сторонам. Плакаты олимпийских лыжников выстроились по стене в ряд. Полки вдоль противоположной стены были забиты книгами и старыми журналами, настольными играми, кассетами и компакт-дисками.

Кровать была заправлена чёрно-белым клетчатым одеялом. Рядом с кроватью стояла дубовая тумбочка. На ней страницами вниз лежала раскрытая книга, а рядом с ней я заметила сложенный лист белой бумаги.

Тем временем Кен открыл дверь в кладовку и заглянул внутрь. Остальные осматривали загромождённые полки.

Я взяла лист бумаги, развернула его и быстро пробежала глазами.

— Ох, не могу поверить! — воскликнула я. Лист бумаги задрожал в моей руке. Ребята повернулись ко мне. — Я знаю, кто убил Дару.

Глава 14

Все собрались вокруг меня, и я зачитала письмо вслух. Оно было написано красной шариковой ручкой. Почерк был неаккуратным, трудно читаемым. Письмо явно писали в спешке. В местах, где просочились чернила, были красные пятна.

Держа листок под лампой, я начала читать тихим, дрожащим голосом:

Дорогая Дара.

Я больше не могу так продолжать.

Неважно, как жестоко ты относишься ко мне, но я всегда принимаю твои поступки довольно близко. Сегодня вечером ты унизила меня. Как ты могла?

Я всегда думал, что ты чего-то стоишь, но мне кажется, я сильно ошибался.

Мне нужно поговорить с тобой ещё раз. Я не приму отказа.

Встретимся в полночь. Наедине!!!

Джош.

Дженни выхватила письмо из моих рук и быстро прочла его ещё раз. Кен и Карли перечитали его из-за плеча Дженни.

Когда подруга вернула мне письмо, её лицо побледнело. Обычно тёмные губы стали белыми. Подбородок дрогнул.

— Мы… нам нужно убираться отсюда! — закричала она.

— Дженни, почему? — спросила я, аккуратно складывая письмо.

— Ну, разве ты не понимаешь? — всхлипнула она. — Джош вспомнит, что он писал это письмо. Джош будет помнить об этом. Он вернётся. Он вернётся сюда. И он убьёт всех нас, потому что мы прочитали это письмо. Потому что мы знаем!

Она снова громко всхлипнула.

— Дженни, — тихонько произнесла я, протянув руку, чтобы успокоить её, но она выскочила из комнаты и побежала в гостиную.

— Дженни! — громко окликнула я её, когда побежала следом за ней на кухню.

Она подняла телефонную трубку и начала лихорадочно нажимать цифры.

— Давай! Давай! Давай! — кричала Дженни, нажимая на кнопки всё сильнее и сильнее. — Ты должен работать! Должен!

Она хлопнула трубкой по стене.

Я быстро подошла к ней и крепко обняла. Всё её тело дрожало.

— Дженни, — прошептала я. — Всё будет хорошо. В самом деле. Всё будет хорошо.

— Джош вернётся! — всхлипнула она. — Он вернётся и убьёт всех нас, как убил Дару.

Из-за её плеча я увидела Кена, Тони и Карли, входящих на кухню.

— Мы должны сохранять спокойствие, — мягко сказал Кен, подойдя к нам. Его взгляд остановился на Дженни. — Нам нельзя паниковать, Дженни. Это не поможет. Мы должны сохранять спокойствие, чтобы ясно мыслить.

— Он собирается вернуться! — закричала Дженни. Я ясно могла видеть, что она полностью потеряла над собой контроль. Я чувствовала себя такой беспомощной. Но что я могла сделать, чтобы успокоить её, ведь я сама была напугана не меньше. Меня тоже беспокоило то, что Джош мог вспомнить про письмо и вернуться за ним.

Но мы не могли покинуть дом. Снег был слишком глубоким и рыхлым. Ветер становился всё сильнее и холоднее — он вполне мог погубить нас.

У нас не было машины. Не было телефона. Не было никаких соседей поблизости.

Мы оказались в ловушке, и Дженни имела полное право испугаться.

— Эй, в доме может быть пушка! — сообразил Тони. Его слова вывели меня обратно из пугающих мыслей.

— В смысле? — не поняла я, разворачиваясь к нему.

Тони допил Коку и смял банку в руке.

— Кто-нибудь видел в доме пистолет? Отец Дары держал его где-то тут. Не удивлюсь, если он всё ещё здесь. Он может понадобиться нам, на случай, если вернётся Джош.

Я тупо уставилась на Тони. Я не могла поверить, что он хотел найти пистолет. Знает ли он хоть что-нибудь о пистолетах? Я не была уверена, что хочу, чтобы у него было оружие.

Я всё ещё не доверяла ему, хотя ничего плохого Тони не сделал. Называйте это догадкой, но я просто не могла ему довериться.

— Мне он не попадался, — ответил Кен.

— Может нам стоит его поискать, — предложил Тони.

— Тони, пожалуйста! — взмолилась Карли. Она опустилась рядом с Дженни и взяла её за руку, пытаясь успокоить.

— В чём твоя проблема? — огрызнулся Тони. — Неужели ты думаешь, что я не знаю, как пользоваться пистолетом?

— Всё достаточно страшно, Тони! — закричала Карли. — Так зачем усугублять ситуацию?

Тони нахмурился и удалился в гостиную. Я слышала, как он передвигал что-то, вытаскивал ящики и открывал шкафы. Я до последнего надеялась, что пистолет он не найдёт.

Дженни повернулась ко мне. Слёзы катились по её щекам, подбородок всё ещё дрожал.

— Как думаешь, Джош вернётся обратно за своим письмом?

— Я… я правда не знаю, — ответила я.

За стеклянной дверью Дара, покрытая снегом, казалось, смотрит на нас. И снег продолжал падать.


Я знала, что не смогу заснуть этой ночью. И я оказалась права.

Лёжа в кровати под одеялами, натянутыми до подбородка, я решила почитать. Мне попался какой-то страшный триллер, но сейчас я явно была не в настроении для такого чтива!

Каждый звук в доме, каждый удар ветра, заставлял моё сердце пропускать удар.

Этот день был таким долгим и таким ужасным. Часы тянулись настолько долго, что мне они начинали казаться неделями. Мы все были напряжены, напуганы и расстроены.

Нам пришлось перетащить окоченевшее тело Дары в гараж, подальше от глаз. Но я всё ещё видела перед собой её синее, заснеженное лицо, её пустые глаза, смотрящие на меня каждый раз, когда я думала о ней.

Я положила голову на подушку и закрыла глаза, пытаясь полностью расслабить своё тело. Каждая мышца казалась мне такой жёсткой и напряжённой.

Я сосредоточилась на том, чтобы расслабить стопу. Потом всю ногу. Я старалась дышать медленно и уверенно.

— Спокойно, Эйприл. Спокойствие и только спокойствие, — продолжала шептать я сама себе, пытаясь успокоиться, чтобы заснуть.

Я уже почти задремала, когда услышала скрип половиц и звук шагов в гостиной.

Всё моё тело сжалось. Мне пришлось буквально заставить себя дышать.

Я напряжённо прислушалась.

Да. Кто-то вошёл в гостиную. Двигался медленно и тихо.

Кто-то не хотел быть шумным. Но скрип половиц выдал его.

Джош вернулся!

Вернулся, чтобы убить всех нас?

Глава 15

Дрожа всем телом, я опустила ноги на пол, вылезла из постели и накинула на себя халат.

Я изо всех сил старалась нормально дышать. Мне казалось, что моё сердце бешено заколотилось где-то в горле.

Выйдя в тёмный коридор, я прислушалась.

Тишина. Затем один скрипучий шаг.

Я заметила проблеск света из гостиной.

У Джоша был фонарик?

Когда мои глаза привыкли к темноте, я начала искать какое-нибудь орудие. Хоть что-нибудь, чем я могла бы защитить себя.

На мои глаза попалась лыжная палка, прислонённая к углу. Я подняла её, крепко сжав ручку холодной и вспотевшей рукой.

Защитит ли она меня от Джоша?

Да. Если я застану его врасплох.

Прижавшись спиной к стене, я быстро прокралась по тёмному коридору. Мне вдруг стало холодно. Словно весь мой страх заморозил мою кожу.

Я остановилась прямо у входа в гостиную. Пытаясь отдышаться, я облокотилась о дверь и заглянула в комнату.

Где он? Я ведь слышала, как Джош ходил здесь.

Я уставилась в темноту. Мои глаза заметались по комнате.

Я сделала осторожный шаг от стены.

Джош двигался настолько быстро, что я не успела закричать. Я почувствовала его рядом с собой, скрытого в глубокой тени.

А потом он прыгнул вперёд, схватил меня и грубо потащил в темноту.

Глава 16

Лыжная палка с грохотом упала на пол.

Я изо всех сил пыталась вырваться, но Джош крепко схватил меня и дёрнул в центр комнаты.

— Отпусти меня, — потребовала я прерывистым шёпотом.

Он протянул руку и включил лампу.

— Тони! — изумлённо вскрикнула я. — Что ты делаешь?

Когда Тони отпустил меня, его лицо исказил шок. Глаза широко распахнулись, челюсть отвисла.

— Ого! — отступая, воскликнул он.

— Тони! — я с трудом сглотнула ком в горле. Моё сердце колотилось так быстро, что я едва могла дышать.

— Я… я думал… — начал он. Затем хлопнул себя по лбу. — Теперь я начинаю терять голову!

— Ты напугал меня до смерти, — удалось мне наконец-то выкрикнуть.

Затянув пояс на халате, Тони покачал головой.

— Прости, Эйприл. В самом деле, прости. Я думал…

— Что ты думал? — спросила я. Страх понемногу отступал, уступая место гневу.

— Я думал, что это Джош, — объяснил Тони. — Прости. Я чувствую себя настоящим кретином.

— Но Тони, сейчас же полночь, — запротестовала я. — Что ты здесь делал?

— Я слышал звуки, — объяснил он, избегая моего сурового взгляда. Тони опустился на подлокотник кожаного кресла. — Мне показалось, что это Джош прокрался в дом. Поэтому я пришёл сюда, чтобы проверить.

— И? — потребовала я продолжения, скрестив руки на груди.

— И я услышал шаги, — продолжил Тони, всё ещё избегая моих глаз. — Поэтому я подкрался туда, — он указал на стенку рядом с дверью. — И начал ждать. Когда я схватил тебя, то подумал, что поймал Джоша. Я правда так подумал.

Наконец он поднял на меня глаза. Я думаю, он хотел увидеть, поверила я ему или нет.

Если честно, я не верила. Что-то в его истории было не так. В конце концов, я решила, что может быть, он подкрался сюда тайком, чтобы встретиться с Карли.

— Вы с Дарой раньше встречались? — неожиданно для самой себя спросила я. Думаю, этот вопрос был у меня на уме долгое время.

Выражение лица Тони изменилось. Он подозрительно прищурился и посмотрел на меня.

— Да. Некоторое время, — ответил он, пересаживаясь в кресло. — Недолго. Никто не встречался с Дарой слишком долго.

Его тон меня удивил. Мне показалось, что Тони пытался говорить спокойно, но он не смог подавить нотки гнева в голосе.

— Это было давно, — добавил Тони, пожав плечами. — Какое тебе до этого дело?

— Я… да никакое, — пролепетала я, чувствуя себя неловко. — Мне было просто любопытно.

— Она не причинила мне боль, — продолжил Тони. — Не так, как это было с Джошем. Она действительно расстроила его, — тяжело вздохнул Тони, — Впрочем, ты читала его письмо. И почему я говорю тебе всё это?

Действительно, зачем он рассказывал мне всё это? Потому что доверяет? Или же просто хочет быть дружелюбным?

Но почему я так подозрительно отношусь к Тони?

Я закашляла. В моём горле пересохло.

— Думаю, мне нужно немного воды.

Тони последовал за мной на кухню. Я щёлкнула выключатель и моргнула от внезапной вспышки света.

Раковина была завалена грязными тарелками из-под ужина. Мы были так напуганы и расстроены, что у нас даже не было сил загрузить их в посудомоечную машину.

Кто-то пролил соус для спагетти и не удосужился стереть его губкой. Засохший красный соус стекал вниз по белому счётчику, напоминая мне кровь.

Все стаканы были грязными. Я ополоснула один и набрала в него водопроводной воды.

Пила я слишком долго, позволяя холодной воде унять моё пересохшее горло. Я ощутила взгляд Тони на своей спине. Вздрогнув, я повернулась к нему лицом, вытирая воду с подбородка тыльной стороной ладони.

— Ты сильно боишься? — тихо произнёс он.

— Да, а ты? — кивнула я.

Он пожал плечами.

— Немного, кажется, — он вертел в руках солонку, перекатывая её между ладонями. — Но с нами всё будет хорошо, Эйприл. К завтрашнему дню связь наладят. Мы позвоним в полицию и расскажем им про Джоша. Они найдут его. Я уверен, что он не смог далеко уйти в такую метель.

— Скорее всего, нет, — согласилась я. Полностью осушив стакан, я поставила его в раковину.

— Полиция поможет нам вернуться домой, — продолжил Тони. — Всё будет хорошо.

— Этот уикенд должен был быть весёлым, — с горечью сказала я. — Это было так ужасно. Так страшно.

— Да, согласен, — Тони поставил солонку обратно на стол. — Всё, конечно, получилось не так, как я планировал, — и он издал смешок, но какой-то совсем не весёлый.

— Бедная Дара, — прошептала я.

Тони ничего не ответил. Казалось, он был где-то глубоко в своих мыслях. Наконец он произнёс:

— Думаю, нам нужно немного поспать. Утром…

Внезапно голос его оборвался. Тони издал низкий вздох.

Я проследила за его взглядом, направленным на стеклянную дверь.

Я повернулась. Мои руки взметнулись к лицу, я громко завопила. Мне понадобилась всего пара секунд, чтобы понять, что я увидела.

Замёрзшее тело Джоша. С широко раскрытыми глазами. Покрытое снегом.

Замёрзшее тело Джоша, прижатое к стеклянной двери.

Глава 17

На мои вопли прибежали Карли и Дженни.

— Эйприл, что происходит? — закричала Дженни. — Что случилось?

Кен, в полосатой пижаме и со слипшимися на лбу волосами, сонно ввалился в комнату.

— Кто кричал? — протянул он.

Я указала на дверь.

Заснеженное лицо Джоша смотрело на нас. Его руки, поднятые над головой, были прижаты к стеклу, словно он пытался открыть дверь.

Кто убил Джоша?

Этот вопрос, возникший в голове, с холодом пронёсся вниз по моей спине.

Кто убил Джоша? Как он смог выйти через заднюю дверь?

Я снова завопила, когда Джош зашевелился. Он ударил кулаками по стеклу.

Сначала мне показалось, что это ветер с силой прижал его тело к двери. Но я быстро поняла, что Джош не был мёртв. Он был жив — и пытался попасть внутрь.

Тони первым кинулся к двери. Он повернул замок и открыл дверь.

В кухню ворвался порыв холодного воздуха, когда Джош, пошатываясь, зашёл внутрь. Тони мгновенно закрыл за ним дверь.

Джош тряхнул всем телом, напоминая мне собаку после купания. Снег слетел с него на кухонный пол.

— Джош, что случилось? Где ты был? — вскрикнул Кен.

Джош не ответил. Он изо всех сил пытался снять свою мокрую куртку, но не мог заставить свои дрожащие руки расстегнуть молнию. Его очки запотели. Крупный слой снега застыл в волосах. Даже его брови были покрыты снегом.

— Я… я… помогите мне! — прохрипел он.

Наконец ему удалось расстегнуть молнию. С большим трудом он снял куртку и скинул её на пол.

— Без глупостей! — резко предупредил его Тони. — Мы знаем, что ты сделал.

Джош снял свои запотевшие очки и, прищурившись, посмотрел на Тони. Он протёр очки рукавом свитера, но сделал хуже, размазав по ним снежинки.

— Мне… нужно… что-то… горячее, — казалось, ему требовалось много усилий, чтобы вымолвить каждое слово. Всё его тело дрожало. Его нос и уши были ярко-красными. Наверное, они были обморожены.

— Что-то… тёплое. Пожалуйста! — взмолился он. Его ноги подкосились и он начал падать, но успел обеими руками ухватиться за стол и удержаться на ногах.

— Я… я… шёл… очень долго, — выдохнул Джош. Он надел мокрые очки. Его глаза были какими-то дикими, а взгляд — не чётким.

Карли подошла к раковине и наполнила чайник.

— Он действительно облажался, — пробормотала она. — Я сделаю кофе на всех. У нас остался только растворимый?

Джош опустился на стул и обвёл кухню взглядом. Он казался ошеломлённым. Совсем не в себе. Одной рукой он начал вытаскивать куски затвердевшего снега из своих тёмных волос.

— Почему ты убил Дару? — требовательно спросил Тони, приближаясь к нему.

— А? — Джош, похоже, не мог сосредоточиться. Он продолжал моргать глазами. Его тело содрогнулось. — Мне так… холодно. — Пробормотал он. Казалось, он даже не слышал Тони.

Он прижал руки к своим красным щекам:

— Всё онемело.

— Отвечай на вопрос, Джош, — резко настоял Тони. — Зачем ты это сделал?

Джош глянул на Тони с недоумением на лице.

— Сделал что?

— Мы нашли тело Дары, — процедил Тони сквозь зубы. — Почему ты убил её?

— Дара? — Джош покачал головой. Его глаза были в каком-то тумане. — Мне жаль. Прости.

— Просишь прощения за то, что сделал? — недоумевал Тони.

— Прости… я не понимаю, — ответил Джош. — Я замёрз. Я шёл по снегу… весь день.

И потом он издал резкий крик, посмотрев на Тони. Как будто слова Тони наконец дошли до него.

— Дара? Что случилось с Дарой?

— Ты скажи нам! — прорычал Тони.

— Да что с ней? — пронзительно взвизгнул Джош. — Повтори, что ты сказал? Мне показалось, что ты сказал…

— Она мертва! — не выдержала Дженни. — Дара мертва — и это ты убил её!

— Нет! — запротестовал Джош, вскочив на ноги. Стул грохнулся на пол. — Я не понимаю! Я, правда, не понимаю!

Он схватился за лоб и потёр его, как бы отталкивая острую головную боль.

Карли поставила перед Джошем кружку с кофе.

— Вот. Выпей, — сказала она, проследив за тем, как Джош взял кружку в руки, и повернулась обратно к стойке, чтобы сделать кофе всем нам.

Джош принялся греть замёрзшие руки о кружку. Потом он дрожащими пальцами поднёс её к губам. Пар поднимался из кружки, отчего очки Джоша запотели. Он сделал длинный глоток. Потом ещё один.

Кажется, горячий кофе немного привёл его в чувство. Джош поднял упавший стул и сел на него, закрыв глаза.

— Дара мертва? Вы говорите серьёзно?

Я кивнула и внимательно посмотрела на его лицо. У Джоша хорошо получалось строить из себя невинность, но мы знали правду.

Мы прочитали его письмо.

Мы знали правду о Джоше. И мы знали, зачем он вернулся обратно, — чтобы забрать письмо. Письмо, которое доказывало его вину.

Трясущиеся руки, покрытые снегом волосы, дрожь и заикание — всё это его хорошая игра. Я знала это. Мы все знали это.

— Но как Дара может быть мертва? — невинным голосом спросил нас Джош.

— Джош, это гадко, — выпалила я. — Мы нашли твоё письмо Даре. Мы всё знаем.

Но он никак не отреагировал на мои слова. Даже не шевельнулся.

— Зачем ты сделал это? Зачем? — рассержено вскрикнула Дженни. Кен мягко обнял её за плечи.

Джош широко раскрытыми глазами взглянул на меня.

— Какое письмо? — удивился он, всё ещё притворяясь невинным.

Я закатила глаза.

— Письмо, которое ты написал Даре. Ты случайно оставил его. Но мы нашли его рядом с кроватью Дары.

Джош тяжело покачал головой, пытаясь собраться с мыслями.

Карли поставила чайник и вышла из кухни. Я услышала её шаги по гостиной. Через несколько секунд она вернулась на кухню, держа в руках листок.

— Вот это письмо, — сказала она Джошу, тяжело дыша.

Джош нетерпеливо вырвал листок из рук Карли, но Тони быстро среагировал и схватил Джоша за запястье.

— Даже не вздумай порвать, — предупредил он. — Позволь лучше мне подержать его в руках.

— Я просто хочу прочитать это письмо! — настоял Джош.

Я смотрела, как его глаза быстро пробежали по странице. Его лицо становилось всё более и более озадаченным.

Когда Джош поднял глаза, лицо, которое до этого было красным, стало бледным.

— Это полная чушь! — закричал он. — Это не мой почерк. Я не писал это письмо!

Глава 18

— Врёшь! — обвинила его Дженни. — Ты врёшь нам с того самого момента, когда мы впустили тебя внутрь.

— Нет! — отрицал Джош. — Это письмо…

— Как ты можешь притворяться, будто ты не знал, что Дара мертва? — возмутилась Дженни. — Мы не так глупы, Джош!

— Мы верим этому, — Тони забрал письмо из дрожащих рук Джоша. — Этому доказательству.

— Джош, ты не сможешь соврать нам, чтобы выпутаться, — резко заявил ему Кен. Его руки всё ещё лежали на плечах Дженни. — Мы позвоним в полицию, как только заработает телефон. Ты убил Дару и пытался уехать на её джипе.

— Нет! — продолжал с криком отрицать Джош. Его рука дрожала так сильно, что он пролил немного кофе из кружки. — Я понимаю, как всё это выглядит. Я имею в виду, угон джипа. Но я говорю вам правду. Я не убивал Дару и не писал это письмо!

— Думаю, мы должны связать его или запереть в комнате, — сказал мне Тони. Он подошёл к креслу Джоша, тем самым пресекая любую его попытку к бегству.

Я вздохнула. Часы над плитой показывали почти два часа ночи.

— Пусть он расскажет нам свою версию, — предложила я.

Схватив кружку с кофе, я долила в неё молока и села напротив Джоша. Остальные собрались вокруг.

Когда Джош начал говорить, я внимательно изучала его лицо. Хотела прочесть по его глазам, правду или ложь рассказывает он нам.

— Я сильно облажался прошлой ночью, — тяжело вздохнул Джош, склонившись над столом. Он начал медленно крутить кружку в своих руках. — Я был так расстроен. Я знал, что не смогу заснуть, поэтому не стал даже переодеваться. Я расхаживал по гостиной из угла в угол, начиная всё больше и больше злиться.

— Злиться на что? На игру в «Правду или расплату»? — уточнила я.

Джош кивнул.

— Я просто не могу молчать, когда надо мной смеются. А когда Дара хотела рассказать всем вам, что со мной у неё был самый худший поцелуй, я правда потерял рассудок. Тогда мне хотелось убить её. Я правда хотел этого.

— Так ты признаёшь, что убил её? — вмешалась Дженни.

— Оставь его, — осадила я подругу.

— Я этого не делал, — продолжил Джош. — Но мне было так больно. И так неловко. У меня мало терпения, признаю это. Я не могу молча терпеть насмешки. Особенно насмешки Дары. Я не хочу сейчас вдаваться в подробности, но Дара уже причиняла мне боль. Много раз.

Я вспомнила, что всё это было в письме. Джош говорил, что не писал его, но всё указывало на обратное.

— Я просто потерял над собой контроль. Я не мог здраво мыслить. Я был слишком зол. Я решил взять джип Дары, чтобы оставить её здесь. Я… я хотел преподать ей урок.

— Ты преподал ей хороший урок, — с сарказмом произнёс Кен.

— В общем, я украл ключи и взял джип, — продолжил Джош, игнорируя язвительный комментарий Кена. — Я уехал рано утром. Это было безумно. Очень безумно. Я даже не вспомнил про свою сумку. Всё, о чём я мог думать, так это о том, чтобы проучить Дару за то, что она снова причинила мне боль. Я гнал сквозь снег, как сумасшедший. Но далеко заехать я не успел.

— Что случилось? — спросила я.

Джош сделал большой глоток.

— Невозможно было нормально вести джип. Я всё время съезжал с дороги. Трасса до города была полностью перекрыта, поэтому я оказался на какой-то просёлочной дороге. Я не знал, куда я еду, — он покачал головой и устало вздохнул. — Внезапно я заскользил и съехал в глубокую канаву. Я испробовал всё, но выехать так и не смог. Я застрял. Снег шёл настолько сильно, что я даже не мог разглядеть, где нахожусь.

Он сделал последний глоток, опустошив кружку.

— Я не выключал двигатель, потому что мне нужна была печь. Но бензобак был почти пуст, поэтому пришлось выключить двигатель. Я ждал, когда мимо будет проезжать какой-нибудь автомобиль или грузовик, но дорога была пуста. Не было ни одного автомобиля. Я просидел в джипе час или два, но знал, что больше там оставаться я не могу. Я бы замёрз до смерти!

— Поэтому ты ушёл? — уточнила я.

Джош кивнул.

— Я выбрался из джипа и зашагал куда-то. Я шёл долго, достаточно долго, чтобы понять, что двигаюсь в неправильном направлении. Поэтому я развернулся. Я… я не понимал, как далеко я зашёл, — Джош печально покачал головой. — Я хотел вернуться в дом и извиниться перед всеми вами. За то, что был таким придурком. За украденный джип. Я шёл к дому, но потерял счёт времени. Думаю, мой мозг просто застыл или что-то в этом роде. Я подумал, что может, мне удастся дойти до города, но не тут-то было. Метель и мороз помешали мне. Так что я просто продолжал идти вперёд, пока не пришёл сюда.

Джош поднял на меня глаза.

— Вот и вся история. И это правда, — тихо добавил он. Джош обвёл всех нас взглядом, пытаясь понять, все ли ему поверили.

— Я… я не могу поверить, что Дара мертва, — пробормотал Джош. — Я не могу поверить, что кто-то убил её. Убил её и написал это фальшивое письмо.

Эти слова вызвали у меня мурашки по коже. Но я поняла, что верю Джошу. Казалось, он говорил правду.

Да, он действовал безумно и бездумно, но я поверила ему, когда он сказал, что не убивал Дару.

Я тяжело сглотнула, ведь это означало только одно. Кто-то другой убил Дару.

Кто-то в этой комнате.


Серый свет.

Я проснулась воскресным утром, купаясь в холодном сером свете. Он просачивался сквозь тонкие белые занавески над окном спальни, делая комнату ещё более холодной, чем она была.

Потянувшись, я сонно прошлась по комнате и посмотрела на улицу. Тяжёлые тучи, низко паря над деревьями, по-прежнему закрывали небо. Снег, сопровождаемый сильным горным ветром, всё ещё падал, да так густо, что я едва могла разглядеть сосны, расположенные на склоне холма.

«Выберусь ли я когда-нибудь отсюда?», — задумалась я, дрожа всем телом.

Быстро натянув чёрные лосины и тяжёлый голубой шерстяной свитер, я вышла в коридор и услышала голоса на кухне. Терпкий запах жареного бекона смешался с ароматом кофе.

— Я не могу смотреть на этот завтрак, — пробормотала я вслух, отвернувшись от кухни. Я не могла встретиться с кем-нибудь из ребят.

Ведь один из них — убийца.

Эти слова заставили сжаться мой желудок. От аромата бекона я вдруг почувствовала себя плохо.

Моё внимание привлёк маленький красный телефон на столике в прихожей.

Звонил ли кто-нибудь в полицию? Сообщил об убийстве? Сказал, что мы застряли здесь?

Застряли здесь вместе с замёрзшим трупом в гараже?

Я поднесла трубку к уху.

Всё ещё тишина. Всё ещё никаких гудков.

Я испустила разочарованный стон. Я не могла провести ещё один день в этом доме. Это дом смерти. Дом ужаса.

Я сделала глубокий вдох.

— Соберись, Эйприл, — отругала я себя.

— Эйприл, доброе утро!

Я повернулась и увидела Кена, стоящего в коридоре.

— Доброе, — пробормотала я в ответ.

— Как ты? — спросил он мягко. Его каштановые волосы оставались влажными после душа. В одной руке он держал кружку с кофе. — Собираешься завтракать?

— Э-э… да, я думаю, — пробурчала я.

Я сделала пару шагов к кухне, но Кен подался вперёд, преграждая мне путь.

— Я могу поговорить с тобой? — понизив голос, спросил он. Его тёмные глаза буквально буравили меня насквозь.

— Да, конечно, — ответила я, стараясь казаться спокойной. — А о чём?

Кен замялся.

— Ну, о том, что ты сказала прошлой ночью.

Девушка с острова Самнер.

Это была последняя вещь, которую я хотела бы обсудить с Кеном. Каждый раз, когда я думала об этой девушке, я начинала чувствовать себя виноватой. Виноватой в том, что не осмелилась рассказать о ней Дженни.

Само собой я не горела желанием обсуждать её с Кеном. Что я могла сказать ему? Что я считаю его крысой?

— Ну так что? Мы можем поговорить? — настаивал Кен.

— Может позже? — бросила я ему.

Почему я ляпнула именно этот ответ во время игры? Почему я не удержала свой рот на замке?

Девушка с острова Самнер снова всплыла в моей голове. Ещё раз я увидела её и Кена, их страстный поцелуй на пляже.

Выгоняя картинку из своей головы, я зашагала с Кеном на кухню. Тони и Карли с угрюмыми лицами сидели за столом. Я не видела Дженни и Джоша.

— Это снег когда-нибудь кончится? — зевнул Тони.

— Мы должны выбираться отсюда, — добавила Карли, затем допила небольшой стакан сока.

Молча согласившись с ней, я плеснула себе немного апельсинового сока, но на вкус он показался мне кислым. Я намазала маслом кусок хлеба и перебила им отвратительный вкус сока, хотя есть мне не хотелось. И находиться с этими людьми мне тоже не хотелось.

— Где Дженни? — спросила я.

— Ещё спит, — ответила Карли. — Джош, думаю, тоже.

— Разве мы не должны внимательно следить за ним? — грозно проговорил Тони.

— Он никуда не денется, — заверил его Кен, намазывая масло на тост. — Он здесь в ловушке, так же, как и мы.

Я вышла из-за стола и направилась в коридор.

— Куда ты? — окликнул меня Кен.

— Просто иду в свою комнату, — ответила я.

Кен произнёс что-то ещё, но я не дослушала. Я не чувствовала себя расположенной к разговору.

Я остановилась у своей двери, потому что внутри комнаты я услышала какой-то шум.

Шаги. Ящики открывались и тут же захлопывались.

У меня перехватило дыхание. Кто был в моей комнате?

Осторожно опершись о дверной косяк, я наклонилась вперёд и просунула голову в проём.

Я увидела Джоша, склонившегося над комодом. Он выдвигал ящики и лихорадочно рылся в моих вещах.

Глава 19

— Джош, что ты делаешь? — вскрикнула я.

Я напугала его. Джош закричал и отпрянул от комода в сторону.

— Эйприл, я… э-э…

Я ворвалась в комнату.

— Что ты ищешь? Что ты вообще здесь делаешь? — закричала я. — Что ты забыл в моей комнате?

Его узкое лицо стало свекольно-красным. Он поправил очки к переносице.

— Я искал ручку, — наконец ответил он.

У меня отвисла челюсть.

— Ручку?

— Да, ручку, которой было написано письмо для Дары. Это красная шариковая ручка, — неуверенно пробормотал он, избегая моего взгляда.

— Так ты признаёшь, что это была твоя ручка?

— Нет! — с жаром выпалил Джош. — Я не писал это письмо, Эйприл. Я… я хочу узнать, кто это сделал. Если я найду ручку, которой было написано письмо… — его голос оборвался.

— Думаешь, я его написала? — закричала я.

Джош не ответил. Я стояла и ждала ответа, упёршись руками в бока.

— Ты думаешь, я написала это письмо? — повторила я.

— Я не знаю. Я плохо знаком с тобой, не так ли? — ответил Джош. Его голос задрожал от волнения. — Я ничего не знаю. Я просто знаю, что кто-то в этом доме написал это письмо. Не я, а тот, кто убил Дару.

— Но, Джош…

— Ручка должна быть где-то здесь, — настаивал он. — И я собираюсь обыскать каждую комнату в доме, пока не найду её. Если мне удастся найти ручку, я смогу доказать, что это не я написал письмо!

— Ты не найдёшь её в моей комнате! — разгневанно вскрикнула я. — Убирайся! Пошёл вон!

Я знала, что потеряла контроль, но мне было всё равно.

В этом доме я была в ловушке, с мёртвым телом в гараже и, возможно, убийцей в моей комнате!

— Убирайся, Джош! — закричала я. Я схватила его за плечо и толкнула к двери.

Джош сердито посмотрел на меня. Я почувствовала подступающий страх.

Но он развернулся и выскочил из комнаты.

— Я не могу это больше выносить! — вслух вскрикнула я и посмотрела в окно. Снег всё ещё шёл, но не так сильно.

Я ухожу, решительно заявила я сама себе. Я убираюсь отсюда. Меня не волнует снег. Меня не волнует холод. Мне всё равно.

Мне просто нужно уйти. Найти помощь.

Вернуться домой.

Моё сердце заколотилось ещё сильнее. Серый свет закружился вокруг меня. Стало так тяжело и так холодно.

Я понимала, что ясно я не соображаю. Но мне было всё равно.

То, что Джош рылся в моей комнате, стало последней каплей.

Я тихо прокралась по коридору, надеясь, что ребята меня не услышат. Надеясь, что никто из них не выйдет из кухни.

Мои ботинки стояли у входной двери. Я села на пол, чтобы надеть их. Затем встала и подошла к сваленным в кучу курткам.

Когда мы пришли, мы просто пошвыряли наши куртки в одну кучу. И мы все носили куртки друг друга. Так что все они были вперемешку. Я вытягивала куртки одну за другой.

— Странно, — пробормотала я. В этой куче не было моей синей куртки.

Я снова перебрала куртки, только более внимательно на этот раз. Потом заглянула в шкафчик.

Моей куртки не было.

Может я повесила её у себя в спальне?

Я поспешила назад в комнату и полностью её обыскала. Никакой куртки.

Я встала посреди комнаты, чтобы как следует подумать. Где же я могла оставить её? Может в какой-нибудь другой комнате?

Нет. Последнее, что я вспомнила, как швырнула свою куртку в общую кучу.

Тогда где она? Где?

Я вернулась в коридор и принялась лихорадочно перебирать куртки, разбрасывая их в стороны.

Не здесь. Не здесь. Не здесь.

А потом в моём сознании промелькнула картинка. Кошмарная картинка.

Картинка, от которой всё моё тело задрожало от ужаса.

Глава 20

На этой картинке было застывшее тело Дары.

Снаружи, на заднем крыльце.

Замёрзший труп Дары. Который лежал в снегу. С широко раскрытыми от ужаса глазами.

С топором, глубоко вонзённым между лопатками.

Глубоко вонзённым в голубую куртку.

Мою голубую куртку?

Неужели это была моя голубая куртка? В которой Дара вышла в пятницу ночью?

С надрывным придыханием я кинулась к двери. Я даже не подумала о том, чтобы надеть что-нибудь. Я вообще не думала. Картинка в моём сознании вытеснила все прочие мысли.

Я вырвалась в метель. Мои ботинки глубоко утопали в снегу. Высоко поднимая колени, я направилась к гаражу.

Шаг. Ещё один. Снег летел мне в лицо, в мои глаза. Он отталкивал меня назад, словно пытался удержать от цели.

Я наклонилась, чтобы поднять дверь гаража. Ручка была покрыта ледяной коркой снега. Замёрзшая дверь не хотела открываться.

Тогда я потянула за дверь двумя руками и, наконец, заставила её заскользить.

Дверь с грохотом поползла вверх. Я вошла внутрь, вытирая снег со своих глаз.

Я посмотрела в темноту. Посмотрела на Дару.

Парни прислонили её к стене рядом со старым велосипедом. Глаза Дары — открытые и дикие — всё так же с осуждением смотрели на меня.

Я тяжело сглотнула. Потом изо всех сил заставила себя оторваться от её замёрзшего лица и перевела взгляд на куртку, в которой была Дара.

Да. Это была моя куртка.

Дара надела мою голубую куртку.

Дара надела мою голубую куртку в пятницу ночью, когда её убили.

Топор разрубал её плечо через мою куртку.

И когда я в ужасе уставилась на труп, я представила ещё одну картину. На этот раз я представила на снегу себя.

Я представила себя, идущую к лесу поздним тёмным вечером пятницы.

Капюшон моей куртки был поднят, так что сзади Дара выглядела как я.

Я…

Стоя у открытой двери гаража и глядя на замёрзший труп, я ощутила, как меня окутало холодом.

Холодом и тьмой. Тьмой, которую я чувствовала.

Я поняла, что Дара умерла по ошибке.

Это я должна была лежать там. Я.

Убийца хотел убить меня.

Глава 21

С низким криком я вылетела из гаража и пробралась сквозь снег обратно в дом.

— Моя куртка, — слова слетели с моих губ, когда я закрыла за собой переднюю дверь.

Что делать? Что делать?

Кто-то пытался убить меня.

Джош? Или кто-то из остальных?

Я не хотела об этом думать. Я была слишком напугана, чтобы ясно мыслить о чём-либо.

Может, мне удастся найти помощь, сказала я себе, пытаясь унять дрожь по всему телу. Может, я смогу добраться до дороги. Попасть на лыжную базу. Найти кого-нибудь. Кого-нибудь, кто смог бы доставить меня в полицию.

Я выхватила из кучи первую попавшуюся куртку. Большой красный пуховик. Я не знала, чей он. Мне было всё равно.

Накинув пуховик на плечи, я рывком распахнула входную дверь и выбежала на улицу.

Мои ботинки погрузились в глубокий и рыхлый снег, когда я поплелась к подъездной дорожке.

Ветер загонял снег в глубокие сугробы. Снег, который сейчас падал, был влажным, ледяным и больше напоминал дождь, нежели снег.

Я повернулась к дому. Видел ли кто-нибудь, как я ушла? Пойдёт ли за мной кто-нибудь?

Нет. В окнах никого не было.

Я ухожу, твёрдо решила я.

На улице было холоднее, чем я думала. Мороз кусал моё лицо и заставлял гореть ноздри, когда я делала вдох. Пытаясь застегнуть громоздкий пуховик, я заковыляла вниз по склону.

Ветер, казалось, дул мне прямо в лицо. Я наклонилась и закрыла лицо от мокрого, падающего снега.

— Я ухожу! — громко закричала я, но ветер унёс мои слова. — Ухожу отсюда!

Я смогу это сделать, подбодрила я саму себя. Я смогу добраться до ближайшей лыжной базы.

Я прищурилась у подножия холма. Я едва могла разглядеть заснеженную дорогу. Ветер оставлял длинные сугробы, тянувшиеся вдоль обочины.

Я наклонилась против жёсткого ветра, закрыв глаза от снегопада и яркого серебристого блеска. Наконец, мне удалось застегнуть пуховик. Но он был слишком большим. Пока я двигалась вперёд, ветер пускал мне снег за воротник.

Должно быть, я надела пуховик Кена. Он самый крупный парень в доме.

Да. Я смогла представить Кена в этом пуховике. Представить, как он обвивает своим тяжёлым красным рукавов плечи Дженни. Представить, как он бежит после школы, чтобы поймать автобус в Шейдисайде, а красный пуховик развевается позади него, как большой флаг.

А потом я снова представила его с девушкой на острове Самнер прошлым летом. Я представила их смеющимися. Как они лежали вместе. Как они целовались на пляже.

Я была так потрясена. Я чуть было не подбежала к ним тогда, чтобы разнять. Я чуть было не столкнулась там с Кеном.

Я была потрясена. И так зла на него.

Что бы случилось, если бы я побежала на пляж и Кен узнал, что я была там? Что бы он сделал? Что случилось бы между ним и Дженни?

Я закричала, когда наступила в слишком глубокий сугроб и повалилась вперёд. Я выставила руки — слишком поздно. Я тяжело приземлилась в белый холодный снег.

Я быстро поднялась и отряхнулась.

«Продолжай двигаться, — подталкивала я себя. — Не останавливайся. Ты не можешь остановиться, пока не найдёшь кого-нибудь».

Мои щёки горели. Из-за холода в висках пульсировала боль. Я коснулась носа. Он уже онемел.

Обморожение.

Это слово заставило меня ахнуть.

Я потёрла уши. Они тоже онемели.

Я была ещё так далека от дороги. Никаких автомобилей или грузовиков. В этой метели не было никого.

Только я.

Не останавливайся, Эйприл, подгоняла я себя. Не сдавайся. Ты сможешь сделать это. Ты сможешь найти кого-нибудь, кто поможет тебе.

Ты не должна возвращаться в тот дом.

Там убийца. Он ждёт тебя.

Не в состоянии унять дрожь, я сунула руки в глубокие карманы пуховика.

Ну почему я не остановилась, чтобы взять хоть какие-нибудь перчатки? Или шапку? Или шарф?

Я была так глупа и так напугана, что мне так отчаянно хотелось сбежать оттуда.

А теперь ветер швырял мне снег в лицо, отталкивал меня назад, когда я пыталась спуститься с холма. Холод заставил меня зажмуриться. У меня болела грудь и я с трудом могла дышать через рот.

Я поглубже засунула руки в карманы пуховика.

И моя правая рука наткнулась на что-то.

Тонкий предмет. Металлический или пластиковый.

Я вытащила его и поднесла близко к своему лицу, чтобы получше рассмотреть находку.

Ручка. Шариковая ручка.

Красная пластиковая шариковая ручка.

Я проверила кончик. Красный.

Красные чернила.

Я остановилась. В ужасе уставилась на ручку.

Меня больше не волновал ветер, холод и снег. Я не замечала их.

Я поняла, что я держу в руках — ручку, которой было написано письмо Даре.

Глава 22

Я снова задрожала. Ручка размылась перед моими глазами.

Моя рука начала дрожать так сильно, что я чуть не уронила её в снег. Плотно сжав ручку в руке, я сунула её обратно в карман пуховика.

Ветер с силой закрутил снег вокруг меня. Я потёрла нос, пытаясь согреть его. Потом прикрыла уши волосами, заправив их в воротник пуховика.

Я поняла, что убийцей был не Джош.

Убийцей был Кен.

Я попыталась представить, что произошло. Я представила Кена, следующего за Дарой. Как он подкрался к ней сзади, замахнулся топором… и опустил его вниз…

Думая, что это была я.

Но за что? За мой ответ во время игры в «Правду или расплату»? За то, что я знала про Кена и ту девушку?

И когда Кен понял, что убил Дару вместо меня, то он написал то письмо? Чтобы подставить Джоша?

Я повернулась к вершине холма. Остановилась. Затем отвернулась.

Я вдруг почувствовала, как одна из крошечных снежинок подбрасывается и кружится ветром. Я почувствовала себя такой же беспомощной и хрупкой, как эта снежинка.

Я посмотрела вниз, на заснеженную дорогу. Она вела к другому, более крутому холму, на котором располагался подъёмник, ведущий к склонам. Недалеко, за холмом, располагались лыжные домики и мотели. А за ними — город.

Всё это было так далеко. Так невероятно далеко.

Сопротивляясь ветру, я всё равно зашагала вперёд. А какой у меня был выбор?

— О! — вскрикнула я, когда наступила в очередной глубокий сугроб. Я почувствовала, как холодный мокрый снег засыпается мне в ботинки.

Я почти достигла подножия холма, когда услышала хруст позади себя.

Сначала я не обратила внимания, но хруст становился всё громче.

А потом я услышала низкое ворчание. Как кто-то тяжело дышит.

Я обернулась и взглянула на холм, прищурившись от снега.

И увидела, как кто-то гонится за мной. Бежит изо всех сил.

Тёмная фигура, лицо которой было скрыто в тени.

«Кто это? Кто?», — задумалась я.

Его хрипящие вздохи становились всё громче. Он бежал так тяжело, так быстро, раскинув руки в стороны, будто пытаясь схватить меня.

Ему хотелось догнать меня. Поймать меня.

Я застыла на месте от страха, пытаясь сквозь сильный снег разглядеть лицо незнакомца.

К тому времени, когда я поняла, что это Кен, было уже слишком поздно.

Я повернулась и побежала, скользя и скатываясь с ледяной горки. Я закричала, чувствуя, как его руки хватают меня за талию.

Он схватил меня сзади. Потянул меня вниз. Вниз, в глубокий снег.

— Кен, отпусти меня! — взмолилась я. — Пожалуйста, позволь мне уйти!

Глава 23

Кен прижал меня к снегу.

Я пыталась оттолкнуть его. С громким криком мне всё же удалось вырваться из его хватки.

— Эй! — сердито воскликнул он.

Задыхаясь, я поднялась на ноги. Я была вся в снегу. Я чувствовала его в своих волосах, позади своей шеи.

— Эйприл, что с тобой не так? — воскликнул Кен, поднимаясь на колени.

— Не трогай меня! — вскрикнула я, отступая назад и изо всех сил пытаясь перевести дыхание. В висках пульсировало. Я чувствовала холодный снег у себя в ботинках. — Почему ты погнался за мной?

— Чтобы вернуть тебя, — ответил он, всё ещё стоя на коленях. На нём была чёрная лыжная куртка, надетая поверх тёмных джинсов.

«Мне нужно убежать от него! — сказала я себе, сделав ещё один шаг назад. — Если я не убегу, он убьёт меня прямо здесь».

— Разве ты не видела меня? — спросил Кен. — Почему ты убежала, Эйприл?

— Чего ты хочешь? — спросила я в ответ, не обращая внимания на его вопросы. — Я… я…

Я не знала, что сказать.

— Очень холодно, — произнёс Кен, поднимаясь на ноги. — Ты хочешь добраться до города? У тебя не получится. Заработаешь сильное обморожение.

— Послушай, Кен, — начала я. Мне хотелось сказать ему, что я знаю правду. Хотелось сказать, что я нашла ручку и теперь знала, что это он написал письмо, заставив всех нас подумать, будто Джош был убийцей.

Я знала, что это Кен убил Дару, по ошибке приняв её за меня.

Но я была слишком напугана.

Я взглянула вниз, проследив глазами за дорогой. На несколько миль вокруг никого не было видно.

Я была одна. Наедине с убийцей.

— Ты надела мой пуховик, — заметил Кен, в упор на меня глядя.

— Я… я верну его обратно, — отозвалась я.

Кен нетерпеливо вздохнул.

— Эйприл, я не беспокоюсь за старый пуховик. Я беспокоюсь за тебя. Этот пуховик не слишком тёплый. Он большой и тяжёлый, но не тёплый.

— Ты проделал весь этот путь за мной, чтобы сказать мне об этом? — спросила я, тяня время.

Я должна была поддерживать с ним разговор, пока мимо нас не проехал бы кто-нибудь. Ну или пока я не придумаю способ, как убежать от него.

— Эй, это была не моя идея бежать за тобой, — запротестовал Кен. — Это была идея Дженни.

— Дженни? — я внимательно взглянула на его лицо. Я видела, что он лжёт. О да, он был ужасным лжецом. Я заметила, как напряглись уголки его губ.

— Она очень волнуется за тебя, — продолжил Кен. — Она заставила меня побежать за тобой, боясь за то, что ты не понимаешь, насколько здесь опасно.

Лжец!

Неужели он правда думал, что я настолько глупа?

— Линию наладили? — спросила я.

Кен покачал головой.

— Пока нет.

Одной рукой я смахнула снег со своих волос. Они были мокрыми, ледяная вода побежала вниз по моей шее.

— Тогда нам нужно двигаться дальше, — настаивала я. — Нам надо найти полицию.

— Но мы не можем этого сделать! — нетерпеливо воскликнул Кен. — Мы замёрзнем. Тони внимательно следит за Джошем. Он ничего не сделает.

Но Джош не убийца!

Вот что я хотела выкрикнуть Кену. Но мне было страшно.

Я почувствовала ручку в кармане пуховика и крепко сжала её.

Я хотела вытащить её и швырнуть ему в лицо с криком: «Вот твоя ручка, Кен. Та самая, которой ты написал фальшивое письмо!».

Но что он будет делать? Что он тогда сделает со мной?

Вокруг нас никого не было. Никого. Лишь мили и мили глубоко снега.

Я с содроганием подумала, что он мог бы закопать моё тело. Он мог закопать моё тело в снегу и до весны меня никто бы не нашёл.

— Давай. Пойдём обратно, — Кен сделал два быстрых шага ко мне и схватил за руку. — Мне тоже холодно.

Что он собирается делать? Этот вопрос много раз повторился в моей голове.

Я засунула волосы обратно за воротник и направилась следом за Кеном обратно на холм. Мой нос и щёки онемели, поэтому я прижала руку к лицу.

Я решила, что у меня нет выбора. Я вернусь в дом вместе с ним. Я не смогу добраться до города в таком виде, поэтому переоденусь в более тёплую одежду и улизну снова.

Кен считал, что его тайна никому не известна. Но он понятия не имел, что я знала, что это он убил Дару. Что он пытался убить меня!

Я решила играть. Позволю ему отвести меня обратно в дом, а уже там я предупрежу Дженни. Я скажу ей, что Кен — убийца. И мы сбежим с ней вдвоём.

Эта идея придала мне новую надежду.

Я не могу убежать и оставить Дженни там вместе с Кеном. Я уже подвела её один раз, не рассказав про девушку с острова Самнер. Но в этот раз я исправлюсь. В этот раз я буду вести себя как настоящая подруга.

Я приблизилась к Кену и мы зашагали в обратную сторону. Наши ботинки погружались в мягкий, пушистый снег.

— Почему ты снёс меня с ног? — спросила я, стараясь, чтобы мой вопрос звучал как можно спокойнее.

— Я не хотел. Я слишком быстро разогнался, и не успел остановиться, — ответил Кен, но я знала, что он врёт. Он посмотрел на меня с фальшивой заботой на лице. — Я не обидел тебя?

«Ты пытался убить меня в пятницу ночью!», — подумала я, но вслух произнесла:

— Нет. Немного напугал, вот и всё.

Кен остановился. Его глаза стали какими-то холодными, когда он посмотрел на меня.

— Я хочу поговорить с тобой, — сказал он мягко. — О прошлой ночи.

Ой-ой.

Я ничего не смогла сказать, а Кен продолжил.

— Про твой ответ, когда мы играла в «Правду или расплату». Я и подумать не мог, что ты знаешь…

— Ох, Кен, я видела тебя прошлым летом! — слова вырвались из моего рта, прежде чем я смогла сообразить, что говорю. Я так долго хранила эту ужасную тайну.

Но Кен не удивился. Его лицо оставалось таким же холодным. Абсолютно никаких эмоций.

— Я видела тебя с той девушкой на пляже. Я не знаю, как её зовут, но я видела вас. Я видела, как ты целовал её, а я…

Лицо Кена продолжало оставаться каменным, словно как у статуи. Внезапно он схватил меня за руку.

— Ты говорила о ней Дженни?

— Нет! — испуганно воскликнула я. Меня напугал его холодный, ледяной взгляд. — Нет, Кен, я никогда не рассказывала Дженни о ней.

Он приблизил своё лицо, пристально заглядывая в мои глаза, словно он искал в них правду.

— Я хотела сказать ей, — призналась я. — Много раз. Но я… я так и не смогла этого сделать.

Лицо Кена наконец-то изменилось. Губы скривились в страшной улыбке, которая тут же растаяла.

— И ты знала об этом всё это время?

Я кивнула, моё сердце готово было вырваться из груди.

— Да, — прошептала я. — Да, я видела тебя с ней, Кен. Я видела тебя прошлым летом.

Его рука с силой сжала мою. Он подошёл ближе, продолжая в упор смотреть на меня.

— Мне очень жаль, Эйприл, — произнёс он. — Очень жаль.

Глава 24

Я отдёрнула свою руку.

— Кен! — только и смогла вскрикнуть я. Мой голос застрял где-то в горле.

Моё сердце начало колотиться ещё сильнее. Я отскочила от Кена и начала спускаться с холма. Я ожидала, что он схватит меня и попытается остановить.

Но Кен этого не сделал. Он шёл следом за мной, ступая по моим глубоким следам. Я оглянулась и встретилась с его задумчивым, но в то же время торжествующим выражением лица.

Я так зациклилась на возвращении в дом, что не сразу заметила — снег наконец-то прекратил падать. Тёмные тучи разошлись, и снег ярко засверкал от солнечного света.

Хорошо! Так нам с Дженни будет не сложно улизнуть за помощью.

Кен не произнёс ни слова, пока мы не добрались до дома и не вошли через переднюю дверь. Яркий солнечный свет последовал за мной в дом. Я моргнула несколько раз, пытаясь привыкнуть к солнцу.

Я скинула пуховик Кена в кучу.

— А где все? — спросила я.

— Эйприл, нам надо поговорить, — приглушённо сказал Кен. Он потянул меня за собой и всё моё тело содрогнулось.

— Позже! — вскрикнула я. — Пожалуйста, Кен, мне нужно выпить чего-нибудь тёплого.

— Но, Эйприл…

— Эй, Кен, ты вернулся! — в комнату ворвался Тони. — Пойдём, поможешь мне наколоть дров, чувак. В доме становится холодно.

Кен начал было сопротивляться, но Тони потащил его за собой наружу.

Благодаря Тони, я поторопилась найти Дженни. Она стояла вместе с Карли перед окном в гостиной.

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказала я Дженни. — Наедине.

Глаза Карли подозрительно сузились. Я вытащила Дженни на кухню.

— Эйприл, в чём дело? — в замешательстве спросила подруга. — Что-то не так?

— Всё не так, — прошептала я. — Всё.

— А? — Дженни протянула руку и скинула мои взмокшие волосы со лба. — Эйприл, куда ты убежала? Я так беспокоилась за тебя. Посмотри на своё лицо. Оно ярко-красное! Оно сильно замёрзло!

— Не волнуйся за моё лицо, — резко сказала я. — Мне нужно кое-что рассказать тебе, Дженни. — Испуганный всхлип вырвался из моего горла, — Я… я должна была рассказать тебе об этом давным-давно. Я знаю кое-что в течение долгого времени и…

Она прикрыла мой рот своей рукой.

— Тсс. Мы не можем говорить об этом здесь, Эйприл, — прошептала она.

— Мы не можем оставаться здесь, — возразила я, отталкивая её руку. — Здесь мы не в безопасности. Нам надо убираться отсюда. Я хочу рассказать тебе кое-что о Кене, Дженни. Он…

Из гостиной высунулась голова Карли.

— Секреты?

— Да, секреты, — быстро ответила ей Дженни. — Глубокие и тёмные секреты.

— Надеюсь, вы не обо мне говорите, — сухо сказала Карли. Она достала из холодильника банку Коки и вернулась в гостиную.

— Снег закончился. Может нам удастся уехать отсюда на лыжах? — предложила я, как только Карли вышла из кухни.

— На лыжах? — уставилась на меня Дженни.

— Нам надо убираться отсюда, Дженни, — повторила я более настойчиво. — Мне нужно рассказать тебе кое-что. Я… я всё знаю!

Выражение лица подруги изменилось.

— Хорошо, пойдём, — ответила она тихим голосом. — Лыжи в задней части дома. Давай переоденемся и уедем отсюда, прежде чем Тони и Кен вернутся с дровами.

Мы бок о бок побежали по коридору в наши комнаты. Когда я вернулась в свою спальню, меня всю распирало от волнения.

Сможем ли мы выбраться отсюда, пока не вернулся Кен?

Удастся ли нам улизнуть от него?

Глава 25

Я быстро натянула несколько слоёв одежды. Два свитера, а под лыжные штаны термобельё.

Я встретила Дженни у входной двери. Она заправила свои коричневые волосы под шерстяную лыжную шапку. На ней была пара тяжёлых оранжевых свитеров, надетых поверх белых лыжных штанов.

Проверив, всё ли чисто на переднем дворе, мы с Дженни направились к заднему крыльцу, чтобы достать наши лыжи и лыжные палки из шкафчика.

Я содрогнулась, подумав о замёрзшем теле Дары, лежащем так близко от нас в гараже.

— Дорогу откроют, машины поедут, и мы найдём кого-нибудь, кто нам поможет, — пообещала я Дженни. — Мы найдём кого-нибудь, кто поможет нам связаться с полицией.

Подруга кивнула, поправляя свои лыжи.

— Поехали, — я дёрнула Дженни за руку.

Я наклонилась, упёршись на лыжные палки, и оттолкнулась вперёд. Снег был глубоким и мягким. Лыжи с лёгкостью заскользили по гладкой поверхности.

Я направилась к передней части дома. Затем поддалась вперёд и начала спускаться вниз по склону.

Сначала Дженни спустилась как-то неловко, но потом почувствовала себя увереннее и мы поехали дальше бок о бок.

Мне показалось, что я услышала крик. Неужели это кричал Кен?

Я взглянула на Дженни. Сложно было сказать, услышала ли она крик Кена или нет.

Мы продолжали катиться дальше. Возвращаться назад мы не планировали.

Сверкающий белый снег, казалось, поглотил меня. Мягкое шипение лыж слегка успокаивало. Согнув ноги в коленях, я чуть откинулась назад, чтобы прибавить скорости.

Скользя через этот светящийся белый мир, я попыталась забыться. Пыталась забыть Кена, Дару, девушку с острова Самнер…

Но я не могла укрыться от своих тёмных мыслей. Даже блестящий снег и искры золотого солнечного света не могли помочь мне забыть об этом.

Ш-ш-ш ш-ш-ш ш-ш-ш, — зашептали лыжи, когда я спустилась с очередного холма. Потом покатилась через лес.

Тишина вокруг сделала мои мысли намного громче, намного страшнее. Резкий, холодный воздух обжигал моё лицо и заставлял в уголках глаз появляться слёзы.

— Эйприл, что это? — удивлённо вскрикнула Дженни, когда мы остановились у подножия следующего холма.

Тяжело дыша, я изо всех сил старалась взять себя в руки.

Мы убежали. Дженни и я сбежали из того пугающего дома. Сбежали от Кена.

Я сказала себе, что больше никогда не вернусь в тот дом.

— Эйприл, ты в порядке? — визгливый голос Дженни прорезал мои мысли. Её щёки порозовели, голубые глаза уловили яркий солнечный свет, когда Дженни обошла меня и посмотрела с беспокойством.

Я кивнула.

— Всё будет хорошо, — дрожащим голосом ответила я ей. — Теперь, когда мы с тобой вместе, я в порядке.

Мы обе посмотрели на белый, покатый холм. К нашему удивлению, горнолыжный подъёмник вдруг начал двигаться. Деревянные сиденья, белые на фоне белого снега, были пустыми и сильно раскачивались, когда натянутый трос переносил их на вершину.

— Смотри! Он только что заработал! — радостно закричала я.

— Тогда где все? — спросила Дженни, прикрывая глаза от солнца, чтобы проследить вверх за кабинами. — Здесь никого нет.

— Наверное, метель задержала лыжников, — ответила я, оглядываясь по сторонам. — Но парни из лыжного патруля должны быть здесь, не так ли?

Я взглянула на подъёмник.

— Да! — тут же ответила я на свой вопрос. Я заметила человека в синем лыжном снаряжении у самого низа подъёмника.

Наконец-то! Он мог бы нам помочь.

Опираясь на лыжные палки, я погрузила свои лыжи в глубокий снег и мы с Дженни направились вниз.

— Нам нужна помощь! — закричала я. — Как мы можем связаться с городской полицией?

Это был старик. Он стоял, сгорбившись от холода, и его синий капюшон был сильно завязан, обнажая лишь небольшую часть лица. Он посмотрел на меня, ничего не отвечая. Не уверена, что он вообще услышал меня.

— Нам нужна полиция! — взвизгнув, повторила я.

Он кивнул, затем указал на вершину холма.

— Там наверху лыжная патрульная станция. У них есть телефон.

Мы поблагодарили его и в нетерпении отправились к подъёмнику.

— Мне всегда казалось, что самая сложная часть — успеть сесть на эти сидения, — призналась Дженни. — Когда ты стоишь совсем рядом с ними, то кажется, что они начинают двигаться гораздо быстрее.

Порыв ветра заставил пустые сидения раскачиваться туда-сюда с новой силой. Я подняла глаза к вершине склона. Сидения поднимались на холм, словно в жутком и тихом параде.

Параде призраков.

Подняв свои лыжные палки над головами, мы с Дженни направились вперёд к движущемуся сидению, развернулись и упали на него.

— Я сделала это, — тихо ликовала Дженни. Она опустила защитный поручень.

Сидение раскачивалось под нашим весом. Над нами заскрипел трос. Я откинулась на спинку сидения и прижалась к ней.

Когда мы начали подниматься наверх, я огляделась по сторонам. Сверкающий снег, казалось, тянулся бесконечно. Я никогда раньше не видела ничего подобного.

Выше. Выше. Трос скрипел и покачивался на ветру. Сверкающий снег был уже далеко внизу.

Нам оставалось около трети пути к вершине холма, когда Дженни повернулась ко мне. Подбородок её дрогнул, рот исказила уродливая усмешка.

— Мне очень жаль, Эйприл, — сказала она сдавленным, каким-то напряжённым голосом.

— О чём это ты? — не поняла я.

— Мне очень жаль, — повторила Дженни. — Но разве есть у меня выбор?

И прежде чем я успела ответить, Дженни подняла поручень.

Потом она упёрлась обеими руками мне в спину и толкнула вперёд изо всех сил.

Глава 26

— Нееет!

Ужасный вопль вырвался из моего горла, когда я почувствовала, что начинаю падать вниз.

Я высунула руку и схватилась за боковую перекладину. Трос застонал. Сидение покачнулось подо мной.

Издав разгневанный стон, Дженни хотела снова спихнуть меня, но я вовремя уклонилась в сторону. Не рассчитав силы, Дженни чуть было сама не свалилась вниз.

Я успела схватить её за плечи.

— Дженни, что ты делаешь? — в ужасе закричала я. — Зачем? Зачем?

Она начала извиваться что есть силы. Сидение стало раскачиваться ещё сильнее.

— Отпусти! Отпусти! — закричала она, когда мы начали бороться.

Я взглянула вниз. Земля простиралась так далеко там, внизу. Думаю, даже глубокий снег не смягчил бы моё падение.

Я вскрикнула, когда представила себе, как лечу сквозь чистый, холодный воздух. Я услышала стук своего приземления. Услышала хруст своих костей. Увидела, как я растянулась на снегу. Как алая лужица расплылась под моим переломанным телом, заливая белую землю.

— Нет!

Картина в моём сознании придала мне новых сил.

Сидение качалось и наклонялось вперёд, когда мы с Дженни боролись, кричали и стонали.

— Почему Дженни? — спрашивала я снова и снова. — Почему? Почему?

— Потому что ты знаешь о девушке с острова Самнер, Эйприл! — заорала Дженни. — Вот почему!

— А?

Шок от ответа Дженни заставил меня замереть.

Дженни прекратила отчаянные попытки столкнуть меня вниз.

— Ты знаешь о девушке! — пронзительно вскрикнула она дрожащим голосом.

— Но, Дженни…

Она не позволила мне закончить.

— Я поймала твой сигнал, Эйприл, — голубые глаза Дженни прожигали мои. — Когда мы играли в «Правду или расплату». Это был сигнал для меня!

— Что? Сигнал для тебя? — воскликнула я, совершенно напуганная и шокированная. — Нет, Дженни. Нет! Это был сигнал…

— Я поймала твой сигнал, Эйприл! — завизжала Дженни, полностью игнорируя мои слова.

Она положила свои руки на мои плечи, крепко сжала их, но толкать не стала.

— Ты дала мне понять, что знаешь о девушке, разве нет?

Я хотела ей ответить, но Дженни снова оборвала меня.

— Ты сказала мне, что знаешь! Что ж, я не хотела убивать ту девушку, Эйприл! Не хотела! Это был несчастный случай!

Глава 27

Скрип троса над нашими головами был единственным звуком, который я слышала, когда в ужасе уставилась на Дженни. Лыжный подъёмник поднимал нас всё выше, сидение покачивалось всё сильнее.

Но всякое движение остановилось для меня.

Я чувствовала себя застывшей на месте, словно холодная статуя. Небо над нашими головами, мерцающий снег под нами — всё исчезло в холодном сером размытии.

Я ощутила, что всё это время я задерживала дыхание. Я заставила себя дышать, чувствуя, как задрожало сердце в моей груди.

— Как долго ты знаешь всю историю? — спросила Дженни. Её коричневые волосы вылезли из-под шапочки, голубые глаза пронзали меня насквозь.

— Всю историю? — я уставилась на подругу, не в силах ясно мыслить.

Должно быть, я в шоке? Или же я хорошо расслышала, как Дженни сказала, что это она убила ту девушку?

— Кен не переставал видеться с ней, — досадливо произнесла Дженни. Её красивое лицо было искажено гневом и печалью. — Если бы он только захотел перестать видеться с ней.

— Ты имеешь в виду после лета? — удалось мне выдохнуть.

Но Дженни, похоже, меня не услышала. Её глаза отсутствующим взглядом смотрели куда-то прямо вперёд.

— Барбара, — процедила она сквозь зубы. — Так звали её. Барбара. Она жила в Фостер-Миллс.

Я внимательно следила за Дженни. Мне показалось, она разговаривала сама с собой, забыв, что я сидела рядом.

— Барбара. Барбара, — каждый раз, когда Дженни называла это имя, выражение её лица становилось жёстче и печальнее.

— Послушай, Дженни…

Но она не дала мне сказать. Она затерялась где-то в своём гневе, в своих горьких воспоминаниях.

— О, я знала про Барбару, — пробормотала Дженни напряжённым, жёстким голосом, которого я никогда раньше не слышала. — Я знала о Кене и о Барбаре. Он обещал мне, что всё кончено. Он обещал мне. Он клялся, что порвал с ней ещё на острове Самнер.

Подбородок Дженни дрогнул. Голубые глаза казались какими-то тусклыми, словно потеряли свой цвет, потеряли свою жизнь.

— Ложь! — яростно закричала она. — Ложь!

Сидение закачалось, когда мы немного приблизились к высокому склону. Дженни, потянув свои волосы вниз, судорожно заправила их за воротник.

— Кен продолжал видеться с ней, — Дженни взглянула на заснеженный холм. — Кен продолжал ездить в Фостер Миллс, чтобы увидеться с Барбарой. Так что… я тоже решила встретиться с ней.

«Всё это время я скрывала от Дженни эту тайну, — с горечью подумала я, покачав головой. — И всё это время Дженни знала об этой девушке».

— Я встретилась с Барбарой, — дрожащим от волнения голосом продолжала Дженни. — Я пыталась поговорить с ней. Я… я не знаю, что произошло. Я просто приехала к ней, чтобы встретиться и поговорить.

Мы поднимались всё выше и выше. Сидение начало покачиваться, когда мы почти приблизились к вершине пустынного белого склона.

— Она была довольно красива, — задумчиво пробормотала Дженни, продолжая смотреть прямо перед собой. — Приятная на вид, парням нравится такой тип. Загорелая кожа. Короткие чёрные волосы. Прекрасное личико. Прекрасное маленькое тело. Прекрасная чёлка. Такая аккуратная и идеальная.

Губы Дженни скривились в странной, горькой улыбке, которая тут же исчезла.

— Я, правда, не знаю, что случилось. Наверное, я обезумела или типа того. Я просто потеряла голову.

Дженни сошла с ума, пронеслось у меня в голове. Моя бедная подруга лишилась рассудка.

И я в ловушке здесь, рядом с ней. Но что она будет делать, когда закончит свою историю? Попытается снова столкнуть меня?

Попытается снова убить меня?

— Это был несчастный случай! — завопила Дженни, всё ещё избегая моего взгляда. — Это был несчастный случай. Но она была мертва. Барбара была мертва. Мы сцепились. И я убила её, — Дженни тяжело вздохнула, — Я видела, как закатились её прекрасные зелёные глаза. Я видела, как кровь потекла из её головы и начала стекать по прекрасным чёрным волосам. Я убила её. Я даже не помню, как именно, но я убила её.

И Дженни повернулась ко мне лицом. Её глаза стали другими — холодными и наполненными ненавистью.

— Я была так напугана, Эйприл. Слишком напугана. Я убежала из дома Барбары и помчалась домой. Я собиралась позвонить тебе. Собиралась спросить у тебя, что мне делать, — она издала горестный вздох. — Но я была слишком напугана. Я сохранила свою тайну. И держала её всей душой.

Дженни вцепилась в мой рукав.

— Знаешь ли ты, что значит, жить в таком страхе? Знаешь ли ты, какого это, бояться каждый день своей жизни?

Я ахнула, не зная, что сказать. Мне было так жаль Дженни, но в то же время я сильно её боялась.

— Я больше не могла нормально дышать, — продолжила она, голос её дрогнул. — После того ужасного дня я никогда не дышала нормально. Не было ни минуты, чтобы я не задумывалась о том, что я натворила. Не было ни минуты, чтобы я не забеспокоилась о том, что меня поймают.

Она сдавленно всхлипнула.

— Полиция так и не раскрыла убийство Барбары. У них даже не было подозреваемых. Но от этого мне всё равно не стало легче. Я так и не смогла свободно дышать.

Дженни с силой сжала мою руку.

— Страх не покидал меня, Эйприл. Даже когда полиция закрыла своё расследование, даже когда убийство Барбары так и осталось нераскрытым, страх всё равно не покинул меня. Потому что страх, что кто-то узнает об этом, всё равно преследовал меня. Страх, что кто-то узнает правду.

Её глаза сузились, когда она посмотрела на меня.

— И вот в пятницу вечером мой худший кошмар сбылся, когда мы играли в «Правду или расплату». Ты! Ты дала знать, что знаешь про Барбару. Ты сказала это так небрежно, Эйприл. Так спокойно.

— Но… Но Дженни…

Она схватила меня обеими руками. Сидение покачнулось вперёд, потом назад.

— Мой худший кошмар сбылся! — яростно прокричала она мне в лицо. — Внутри меня что-то щёлкнуло. Я слишком долго хранила эту тайну, так что не могла позволить тебе всё разрушить! Так что я… так что я…

— Убила Дару! — выпалила я на одном дыхании.

— Я думала, что это была ты! — закричала в ответ Дженни. — Там было так темно. Я увидела твою куртку и решила, что это была ты. У меня не было выбора. Ты знала мою тайну. У меня не оставалось иного выхода!

— Но ты убила Дару! — испуганно повторила я, осознавая весь ужас произнесённых слов. — Дженни, ты убила Дару!

— Это был другой несчастный случай! — запротестовала она. — Ещё один. Я не узнала Дару. Ты заставила меня убить снова, Эйприл! На этот раз это была твоя вина. Ты заставила меня!

Она сумасшедшая, в ужасе подумала я. Дженни совсем спятила!

— Ты… ты написала письмо Даре и подписала его от имени Джоша?

Дженни кивнула.

— И это ты спрятала красную ручку в кармане пуховика Кена?

Дженни снова кивнула и осторожно добавила:

— Я знала, что так будет безопаснее. Кен никогда бы не рассказал об этом.

— А Кен знает? — тихо спросила я. — Знает ли Кен, что ты убила Барбару?

— Никто не знает! — в ярости заорала Дженни. — Только ты, Эйприл!

— Но Дженни…

Она с силой тряханула меня за плечи.

— Как ты узнала мою тайну? — срывающимся голосом спросила Дженни с искажённым от ярости лицом. — Скажи мне! Как ты узнала про Барбару? Откуда ты узнала, что я убила её?

— Я… я не знала! — заикаясь, выкрикнула я. — Дженни, я говорю правду. Я действительно не знала!

Дженни уставилась на меня диким, нечеловеческим взглядом. Я даже не была уверена, слышит ли она меня.

Я снова закричала на неё, пытаясь заставить Дженни услышать меня.

— Дженни, послушай меня! Я не знала! Не знала!

Но она не слышала.

Яростный, животный вопль сорвался с её губ.

Она сильно толкнула меня обеими руками.

Я соскользнула с сидения и полетела вниз. В воздух.

Глава 28

У меня не было времени, чтобы закричать.

Мои руки резко ударили по бокам. Мне не хватало воздуха. Лыжные палки вылетели из моих рук.

Я приземлилась лицом в снег.

Мертва.

Это слово тяжело пронеслось у меня в голове, когда тьма охватила меня.

С содроганием я ждала, когда станет больно.

Холод проникал в мою одежду, расползался по моему лицу.

Но здесь было что-то не так…

Где же боль?

Падение было таким быстрым. Приземление довольно мягким.

Я подняла голову и поняла, что совсем не упала.

Лыжный подъёмник доставил нас к вершине холма. Я пролетела всего несколько футов.

Моё сердце сильнее застучало о грудную клетку, я поднялась на колени и заметила, что мои лыжи не сломались, когда я ударилась о землю. Я стряхнула снег со своего лица.

И повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дженни спрыгнула с сидения. Она приземлилась тяжело, её лыжи погрузились в мягкий снег.

— Дженни! — воскликнула я.

Она не дала мне времени подняться на ноги.

С яростным воплем, Дженни скользнула ко мне. Подняла свою лыжную палку. И прицелилась ею прямо в моё горло.

Глава 29

Я отскочила в сторону.

Лыжная палка пролетела в паре дюймов от моего лица и вонзилась в снег.

С низким стоном я встала на ноги.

— Дженни, брось её! — закричала я. — Дженни, пожалуйста!

Но она прицелилась другой палкой, неуклюже скользя на лыжах.

Я отпрянула.

Наконечник палки пронёсся рядом с моей курткой.

С отчаянным криком Дженни взмахнула палкой, как бейсбольной битой. Снова замахнулась ею, рассекая воздух.

Сидения гремели позади нас. Один за другим они поднимались к вершине холма, а затем отправлялись обратно вниз.

Когда Дженни размахивала лыжной палкой, мой страх сменился гневом.

— Дженни, стой! — закричала я. — Брось палку! Брось!

Я сделала шаг навстречу к ней, подняв обе руки, чтобы защититься.

— Нет! — в панике воскликнула Дженни. — Нет! Стой там!

— Брось палку, — я сделала ещё один шаг в её сторону.

Она отступила назад, тяжело дыша, как дикое животное.

— Эйприл, у меня нет выбора! — взвизгнула Дженни. — Разве ты не видишь? У меня нет выбора!

Игнорируя её угрозу, я уверенно двигалась к ней вперёд.

Она отступала. Один шаг назад. Потом ещё один. И ещё.

— Дженни, всё будет хорошо, — я пыталась говорить как можно ниже и спокойнее. — Всё будет хорошо. Мы поможем тебе.

— У меня нет выбора, — повторила она, продолжая смотреть на меня ледяным взглядом. — Правда нет.

Она не слушала. Она не хотела услышать меня.

Я приближалась к ней.

— Дженни, пожалуйста, выслушай меня. Давай вернёмся обратно в дом. Мы поможем тебе. Ты будешь в порядке.

— Нет. Нет. Нет, — она повторяла это слово как молитву. Её глаза бешено заметались взад-вперёд, она отступала назад. Назад.

Одно из движущих сидений ударило её по затылку.

Рот Дженни раскрылся в немом крике удивления.

Ошеломлённая, она попятилась вперёд, подняв руки к голове. Не теряя времени, я прыгнула к Дженни и, схватив её за талию, повалила на снег.

— Моя голова… — пробормотала она, а затем добавила. — Моя тайна. Ты не можешь знать мою тайну.

Над нами пронеслась какая-то тень.

Вздрогнув, я подняла глаза и увидела, как Кен спрыгнул на землю.

— Кен! — радостно завопила я. — Ты поехал за нами! Как ты узнал?..

Он не ответил. Вместо этого он быстро подбежал ко мне, чтобы помочь поставить Дженни на ноги.

— Не пытайся убежать, — мягко сказал он Дженни. — Давай просто вернёмся обратно в дом. Мы позаботимся о тебе, пока не приедет полиция.

Дженни кивнула. Всё ещё ошеломлённая. Потерпевшая поражение.

— Моя тайна, — вяло произнесла она. — Вы не знаете мою тайну.

— Кен, я думала ты не узнаешь! — выпалила я. — Как ты…

— Я нашёл красную ручку в кармане своего пуховика, — ответил Кен. — Я был так озадачен. Я не знаю, как она попала туда. Это заставило меня задуматься о письме, которое мы нашли в комнате Дары. Я внимательно изучил его и узнал почерк Дженни.

Из-за его плеча я увидела двух мужчин в синих куртках. Ребята из лыжного патруля спешили к нам.

Кен схватил меня за руку.

— Я был в полном замешательстве. Я ничего не понимал. Я звал тебя. Я пытался помешать тебе уйти вместе с Дженни. Но думаю, ты не услышала меня.

У него перехватило дыхание.

— Я знал, что Дженни написала это письмо. Меня это так расстроило, что я решил последовать за вами. Неужели это означает, что Дженни убила Дару?

Я печально кивнула.

— Она думала, что Дара была мной, — грустно пробормотала я.

— А? — у Кена отвисла челюсть.

— Никто не знает мою тайну, — бормотала Дженни сама себе. — Никто не знает.

Двое лыжных патрульных были почти рядом. Кошмарный уикенд близился к завершению.

— «Правда или расплата», — хмыкнула я. — Всплыло больше правды, чем кто-либо из нас хотел услышать.

Кен прищурил глаза, долго размышляя над моими словами.

— В следующий раз, Эйприл, прими расплату, — посоветовал он.

— Может в следующий раз нам следует сыграть в настольную викторину?


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29