КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150500
Пользователей - 93857

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Мстители. Поступь рока (fb2)

- Мстители. Поступь рока (пер. Елена Смотровая) (а.с. Мстители (mарвел)) (и.с. Вселенная mарвел) 7.23 Мб, 130с. (скачать fb2) - Лиза Палмер

Настройки текста:



Литературно-художественное издание

LIZA PALMER

DESTINY ARRIVES


MARVEL


ЛИЗА ПАЛМЕР

ПОСТУПЬ РОКА


Перевод с английского Елены Смотровой

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

КОРАБЛЬ, охваченный пламенем, беспомощно завис в космосе. Энергетические системы выходили из строя, и свет на борту мерцал. Взывая о помощи, моля о пощаде, разносился голос:

– Это асгардское судно «Старейшина», у нас на борту беженцы. На корабль напали. Повторяю, на корабль напали! Двигатели вышли из строя, система жизнеобеспечения дает сбой. Запрашиваю помощи кораблей в пределах досягаемости. Мы находимся в двадцати двух прыжках от Асгарда.

На фоне летательного аппарата с распростертыми изогнутыми крыльями, нанесшего «Старейшине» фатальные повреждения, любой другой казался просто крошечным. Это был исполинский «Санктуарий II», мобильная база Таноса.

– Наш экипаж состоит из мирных асгардских семей. У нас мало солдат. Это не военный корабль. Повторяю, это не военный корабль.

Среди обломков на борту «Старейшины» показался силуэт.

– Услышьте меня и возрадуйтесь!

Эбеновый Зоб двинулся вперед. Его широкие губы на плоском вытянутом лице с запавшими глазами редко изгибались в улыбке. Пучки седых волос прикрывали затылок. Черное обтягивающее облачение было отделано золотом и в сочетании с темными брюками и массивными сапогами оставляло на виду лишь голову и кисти рук. Эбеновый Зоб протянул чуть вперед руки и мягко соединил кончики длинных пальцев, бледных и морщинистых, как и его лицо. Посреди хаоса и разрушений на корабле его голос звучал аномально спокойно.

– Вам выпала честь принять спасение от великого титана.

Незваный гость переступил через несколько лежавших на полу тел с ужасающими ранами.

– Вероятно, вам это покажется мукой.

Хеймдалл, бывший хранитель Биврёста, весь в крови, тяжело закряхтел, пытаясь подняться. Глаза залила кровь, он упал, обращая к Одину и всеблагим отцам древности беззвучные молитвы.

– Но только покажется. – Эбеновый Зоб воздел глаза к небу и произнес гораздо громче: – В действительности это спасение.

Он бродил среди мертвых и умирающих, а за ним следовали другие Черные стражи, на ходу добивавшие тех, кто еще цеплялся за жизнь. Все они считали друг друга братьями и сестрами: во время своего гибельного марша по галактике Танос подобрал их на разных планетах и воспитал наилучшим для себя образом. И только он вместе с учениками считали свою миссию справедливой и благородной. На борт асгардского корабля вместе с Эбеновым Зобом ступила рогатая Проксима Полночь, сверкая глубоко посаженными глазами и сжимая в руках потрескивающий энергией электрический посох. Гибкий, похожий на эльфа, Корвус Глефа в темном капюшоне держал наготове свое копье. На их фоне особенно внушительно выглядел Черный Карлик со смертоносным техномолотом в руках: чешуйчатая кожа, костяные выступы на голове и угрожающий рык вселяли страх в тех, кто осмеливался поднять на него глаза.

– Ваша жертва уравновесит чашу вселенских весов. – Эбеновый Зоб ласково заглянул в глаза умирающей женщине. – Улыбайтесь, – сказал он, когда женщина испустила последний вздох. – В смерти своей вы станете детьми Таноса.

Эбеновый Зоб направился к Черным стражам, которые окружили пленника – самого Доки, бога коварства и обмана.

Когда он закончил свою речь, Доки обжег его взглядом, а затем посмотрел на фигуру, которая возвышалась над всеми остальными. Это был тот, кого напавшие на «Старейшину» называли отцом. Ханое. Фиолетовая кожа, плотная, как шкура крупного хищника, пряталась под покровом боевых доспехов, из отверстия в шлеме смотрели холодные, бесстрастные глаза. Впервые в жизни Доки сдержался и промолчал.

– Я знаю, каково это – потерпеть поражение, – размеренно пророкотал Танос, посмотрев на настороженного Доки, лицо которого еще сохраняло привычное дерзкое выражение. – Каково знать, что ты прав, и все равно проиграть.

Танос опустил взгляд на изломанное тело в кровоподтеках, которое лежало у его ног. Он поднял Тора с пола, как тряпичную куклу, и непринужденно приблизился к Локи, протянув к богу коварства руку с его названным братом.

– Страх поглощает. Ноги будто обращаются в желе. Но скажи мне, зачем? Бояться. Бежать. Рок все равно настигнет. Уже настиг. И этот рок – я.

Танос театральным жестом поднял руку, блестящую золотом, демонстрируя Перчатку Бесконечности. В ней виднелись шесть выемок: пять у основания пальцев и еще одна на тыльной стороне ладони. Эти выемки предназначались для Камней Бесконечности. Один из них уже был на месте. Камень Силы запульсировал фиолетовым светом, стоило Таносу сжать пальцы.

– Болтаешь ты многовато, – бросил Тор. По его подбородку потекла кровь. Локи перевел взгляд с Таноса на брата, обдумывая возможные хитрости и пути для бегства.

– Тессеракт, – будничным тоном проговорил Танос. – Или голова твоего брата. Полагаю, тебе будет не сложно определиться с выбором.

Локи притворился, что обдумывает предложение. Его лицо не выражало ни намека на эмоции.

– Не сложно, – резко ответил он. – Давай голову.

Танос едва сдержался, чтобы не выказать удивления такого отношения Локи к брату, пусть и не родному. Не сводя с пленника глаз, титан сжал руку с Перчаткой в кулак и приложил ее к лицу Тора. Камень Силы зажегся фиолетовым, и от опаленной плоти бога грома потянулась струйка дыма.

Крики Тора эхом разнеслись по искореженному кораблю, и притворное равнодушие Локи тут же растворилось. Его охватила дрожь, он судорожно силился не утратить контроль над своими эмоциями, ведь он был уверен, что Тор выдержит любые испытания, как и множество раз до этого. Но крики брата становились все отчаяннее, невыносимее, и Локи понял, как сильно ошибся. Танос заметил, что его воспаленные глаза вспыхнули страхом. На этот раз все обернулось иначе. Локи больше не мог вынести мук брата.

– Ладно, довольно! – срывающимся голосом крикнул он.

Камень Силы погас. Локи закрыл глаза и с облегчением вздохнул, когда крики стихли. Рука Таноса все еще, словно тисками, сжимала голову бога грома.

– У нас нет Тессеракта. Он сгинул вместе с Асгардом, – объяснил Тор, перемежая слова кашлем.

Когда Локи поднял взгляд, Тор заметил хорошо знакомое выражение. В ужасе он наблюдал, как его брат поднимает руку, а на раскрытой ладони у него появляется сверкающий голубой куб – Тессеракт. Танос улыбнулся. Тор сверкнул единственным целым глазом и со вздохом проговорил:

– Брат из тебя хуже некуда.

Локи же уверенным шагом двинулся к титану с Камнем в руке.

– Уверяю тебя, брат, над нами еще воссияет свет, – твердо проговорил он.

Локи остановился в нескольких шагах от Таноса и смерил его спокойным взглядом. Тот рассмеялся.

– Асгардец, твой оптимизм совсем не к месту.

Локи дерзко вздернул подбородок. Его губы изогнулись в самодовольной усмешке.

– Во-первых, я не асгардец. А во-вторых... – сверкнув глазами, бог коварства и обмана раскрыл, что за туз у него в рукаве: – У нас есть Халк.

Локи отбросил Тессеракт и метнулся к Тору, чтобы оттащить его в безопасное место. Халк отпрыгнул от борта корабля и, в три гулких шага добравшись до Таноса, отбросил гигантского титана к стене. Корабль содрогнулся от их столкновения. Танос с рыком рухнул на пол. Халк остановился перед ним и издал боевой клич.

Зеленый исполин прыгнул к едва не оглушенному Таносу и осыпал его мощными ударами. Обхватив шею врага, он с силой впечатал его в обгоревшие осыпающиеся стены «Старейшины». Черный Карлик, видя, как тяжело приходится его «отцу», дернулся вперед, готовый помериться силами с зеленым Голиафом, но Эбеновый Зоб легким жестом остановил громилу.

– Не спеши, пусть позабавится, – спокойно и уверенно проговорил он.

Танос схватил Халка за запястья, расцепил его руки и с силой ударил противника по шее. Пораженный мощью врага, Мститель взвыл от боли и отчаяния; с каждым ударом Халку становилось яснее, что расстановка сил не в его пользу.

Оглушив громилу, Танос быстрым движением поднял его над головой и со злобной ухмылкой швырнул оцепеневшего Халка на пол. Увидев, что друг в беде, Тор с усилием поднялся на ноги, схватив обломок какой-то трубы. Едва Танос собрался нанести Халку сокрушительный удар, Тор замахнулся и опустил кусок трубы на спину титана – раздался неожиданно немощный печальный «Пум-м-м!».

Отвечая на удар, Танос с невероятной скоростью повернулся на одной ноге и пнул бога в грудь. Тор отлетел назад и приземлился на груду погнутого металла и обломков погибшего корабля. Эбеновый Зоб плавно взмахнул рукой. Применив телекинетические способности, он изогнул несколько металлических деталей и обездвижил ими Тора.

Хеймдалл, распростертый на полу и погибающий от смертельной раны, но еще живой, чего, к счастью, никто из «детей» Таноса пока не заметил, мрачным взглядом окинул кровавое месиво на палубе. Асгардцам еще не приходилось сталкиваться с таким врагом, как Танос. Хеймдалл понимал: нужно что-то предпринять, пока не поздно. Собрав остатки сил, он потянулся к любимому мечу, Хофунду. Последние вздохи давались ему с трудом, он прерывисто втягивал воздух. Охваченный болью, Хеймдалл закрыл свои всевидящие глаза и произнес:

– Всеблагие отцы, да прольется сквозь меня поток магии в последний раз.

Ладонь, сжимавшая рукоятку меча, засветилась. Не успели Танос и его «дети» обернуться, как все помещение искореженного корабля заполнил радужный свет Биврёста. Свет принял форму туннеля и окутал неподвижную фигуру Халка. Зеленый исполин растворился в сиянии и вырвался сквозь стены погибающего «Старейшины» в открытый космос. В темноте за пределами корпуса корабля Биврёст изогнулся и со скоростью света понес Халка через галактику. Хеймдалл обмяк. Теперь он был спокоен: Халк спасен.

Танос повернулся к Хеймдаллу. Асгардец понимал, что самому ему надеяться не на что. Хранитель Биврёста осуждающе смотрел на подходящего к нему Таноса.

– Не стоило этого делать, – отчеканил Танос, схватив копье Корвуса Глефы, выглядевшее весьма грозно. Хеймдалл в последний раз встретился взглядом с Тором, которому оставалось лишь беспомощно наблюдать, как Хеймдалл вновь смотрит на Таноса, а тот заносит копье над ослабевшим и беззащитным асгардцем. Во взгляде Хеймдалла не мелькнуло ни страха, ни сомнения. Танос с силой вонзил копье ему в грудь.

– Нет! – яростно завопил Тор, пытаясь вырваться из металлических оков. Танос вонзил копье еще глубже в безжизненное тело, и голос Тора задрожал от гнева. – За это... ты поплатишься... жизнью, – прошипел он.

Но сколько бы Тор ни напрягал свои мускулы, путы никак не поддавались. Он заметил, как Эбеновый Зоб еще раз взмахивает рукой. По лицу его ударил еще один кусок металла, закрыв рот и приглушив слова до мычания.

– Потише, – с издевательским прищуром попросил его Страж.

Затем Эбеновый Зоб шагнул к Тессеракту. С благоговейным трепетом он взял в руки куб, способный лишь отголоском своего могущества сводить с ума и заполнять туманом головы существ со слабой волей. Но Зоб давно смирился с мыслью, что во всей Вселенной настоящей силой обладает лишь его хозяин и приемный отец, которому он и преподнес Тессеракт.

– Смиренно склоняюсь пред твоим величием. – Эбеновый Зоб опустился на колени у ног Таноса и почтительно склонил голову. Перед тем как принять куб, титан снял шлем и нагрудник. Зоб протянул куб нависшему над ним Таносу. – Не было в мире существа, которому доставало силы – нет, не силы, но благородства – владеть не одним, а двумя Камнями Бесконечности.

Танос совершил еще один шаг на пути к своей цели. Он с благоговением взял Тессеракт из рук своего слуги. Могущественный куб в ладони титана приводил его в безмолвный восторг.

– Вселенная – у тебя в руках, – проговорил Зоб.

Вдруг мощные пальцы Таноса сжались и раскололи куб. Раскрыв ладонь, он сдул осколки, из-под которых показался овальный камень синего цвета, ярче и чище которого не бывало с начала времен.

Камень Пространства пульсировал на ладони нового хозяина.

Танос ловко повертел Камень в руках и осторожно взял его большим и указательным пальцами. Он поднял правую руку с Перчаткой Бесконечности. Будто почуяв «брата», Камень Силы завибрировал у костяшки указательного пальца. Танос аккуратно вставил Камень Пространства в выемку у среднего пальца. Его омыло голубым светом энергии.

С двумя Камнями Бесконечности Танос казался еще более грозным, чем всего мгновение назад, если такое возможно. Он пошевелил пальцами в Перчатке, довольно улыбнулся и обернулся к своим «детям».

– На Земле еще два Камня, – баритон Таноса отразился от стен корабля. – Найдите их, дети мои, и доставьте ко мне на Титан.

Проксима Полночь склонила свою рогатую голову.

– Отец, мы не подведем тебя, – пообещала она. Корвус Глефа и Черный Карлик повторили ее движение.

Они еще не успели уйти, когда раздался нерешительный голос:

– Если позволите, я вмешаюсь, – вкрадчиво и нарочито игриво проговорил Локи. – Поскольку вы направляетесь на Землю, вам может понадобиться проводник. – Он улыбнулся. – А у меня, должен сказать, есть некоторый опыт.

– Ты называешь опытом свой провал? – усмехнулся Танос. Он не забыл, как Локи шесть лет назад пытался захватить Нью-Йорк с помощью армии читаури, служивших Таносу, и потерпел поражение.

– Я называю опытом опыт, – выразительно проговорил Локи, отбивая нападку Таноса.

Корвус Глефа дернулся вперед всем своим гибким телом, чтобы преградить Локи путь, но Танос остановил его. Бог коварства и обмана снова заговорил:

– Всемогущий Танос, – его голос наливался уверенностью, – я, Локи, принц Асгарда... – Локи осекся и обмяк. Следующие слова он произнес таким доверительным тоном, будто забыл об осторожности. – Сын Одина. – Локи кинул взгляд на Тора, притихшего в металлических тисках и с ужасом наблюдавшего, как его брат плетет хитрые сети.

Говоря, Локи приближался к титану.

– Законный властитель Йотунхейма, бог коварства и обмана. – Танос не заметил, что у его собеседника в руке поблескивает кинжал, но Тор увидел клинок. Его глаза вспыхнули беспокойством и злостью на откровенную глупость брата, так и не понявшего, что Танос – не обычный противник, которого можно провести парочкой обычных фокусов. И все же он почувствовал некоторое восхищение его храбростью, какой бы наивной она ни была. – Клянусь служить тебе верой и правдой до конца своих дней. – Асгардец глубоко вздохнул, собираясь с силами, и неожиданно бросился на Таноса, занося кинжал... который застыл в воздухе под действием Камня Силы.

Танос прищурил глаза.

– До конца своих дней? – Титан задумался, сжимая запястье Локи. Кости в руке несостоявшегося убийцы хрустнули, и кинжал упал на пол.

– Тебе следует тщательнее подбирать слова, – сказал Танос с усмешкой и сомкнул пальцы на шее Локи, выдавливая из него жизнь. Бесстрастным ледяным взглядом титан наблюдал, как тот корчится в агонии, а лицо наливается синевой.

А еще один свидетель этой ошибки страдал от горя. Не веря своим глазам и не в силах помочь, Тор разрывался изнутри. Он только и мог смотреть в последний раз на младшего брата.

– Тебе никогда... не стать... богом, – прохрипел Локи.

Таносу не суждено было узнать, угроза это или пророчество. Но, похоже, его это и не интересовало: титан лишь продолжал сжимать горло асгардца.

Горестный вой Тора заглушил предсмертные вздохи названного брата. Танос поднес обмякшего Локи к богу грома, демонстрируя ему мертвое тело. Тор никак не мог осознать, правда ли все это. Локи уже несколько раз якобы умирал, думал Тор, погружаясь в панику. И сейчас будет так же. Это все его трюки. Он очнется. Он внимательно изучал тело брата в поисках малейших признаков жизни – надеялся, что тот едва заметно подмигнет или ухмыльнется. Но ничего такого не происходило.

Ничего.

Нет... этого... не может быть. Тор застыл от ужаса. Танос уронил тело Локи на землю недалеко от брата, который прошептал: «Нет!»

– На этот раз он уже не воскреснет, – равнодушно констатировал титан. Будто подтверждая его слова, тело недвижно лежало рядом.

Танос поднял руку и сжал кулак. Камни в Перчатке Бесконечности засветились. Позади Детей Таноса возникло кипящее черное облако. Они вошли в него и исчезли. Едва из виду пропал Эбеновый Зоб, металлические кандалы с грохотом упали, и асгардец рухнул на пол.

Танос задержался, чтобы бросить на Тора последний взгляд, и единственный глаз бога грома ожег его жаждой мести. Но не успел он собраться с силами и подняться на ноги, как Танос исчез, а с ним и облако телепортации.

Тор подполз к брату и прижал к себе безжизненное тело.

– Нет, Локи, – тихо проговорил он. – Нет.

Уронив голову на грудь брата, Тор зарыдал, осознав, что не осталось ни единого шанса на воскрешение. Локи погиб. И он не мог ничего изменить.

Пока бог грома оплакивал брата, корабль «Санктуарий II» вновь поливал огнем «Старейшину» из кромешной темноты космоса. Ракеты вонзались в обшивку и рвали ее на куски. Беззвучным взрывом остатки огромного корабля и павших асгардцев разбросало в разные стороны.

Покончив с кораблем, «Санктуарий II» растворился в пространстве.


* * *

ВО МНОГИХ световых годах от побоища мимо яркой звезды пронесся Биврёст, увлекая за собой сквозь галактику Халка. Он с невероятной скоростью обогнул знакомую Луну и направился к сине-зеленой планете.

К Земле.


* * *

ОСОБОЕ очарование Бликер-стрит в нью- йоркском квартале Гринвич-Виллидж придавал роскошный особняк. Для случайного прохожего это было лишь здание в викторианском стиле, и только немногие знали, как оно называется: Святая Святых, дом Мастера мистических искусств, доктора Стивена Стрэнджа.

– Серьезно? У тебя что, совсем денег нет? – спросил Стрэндж у своего друга Вонга. Им двоим поручили защиту Святилища Нью-Йорка.

– Привязываясь к материальному, отдаляешься от духовного, – проговорил Вонг, следуя за Стрэнджем по широкой лестнице.

– Так и передам ребятам из магазина. Может, угостят тебя метафизическим сэндвичем с метафизической ветчиной. – Стрэндж, в серой толстовке и свободном черном пальто, спускался по лестнице, небрежно засунув руки в карманы джинсов.

– О. Погоди, погоди, погоди. Похоже, есть пара сотен. – Вонг пошарил во внутреннем кармане жилета и с видом победителя вытащил скомканные купюры.,

– Долларов? – уточнил Стрэндж, остановившись понаблюдать, какой нелепостью все это обернется.

Вонг развернул купюры и поник.

– Рупий.

– А в долларах это?.. – раздраженно продолжал Стрэндж.

– Полтора... – ответил Вонг.

Стрэндж смиренно покачал головой и, не оглядываясь, направился дальше.

– Ладно, чего ты хочешь? – спросил Стрэндж, и Вонг сразу просиял.

– От сэндвича с тунцом не отказался бы.

Дебатам о метафизике и поездке в продуктовый магазин на углу помешал радужный луч: Биврёст ударил в большое круглое окно в крыше. Пробив огромную дыру в лестнице и оставив в яме своего единственного пассажира, светящийся мост Асгарда исчез.

Вонг и Стрэндж приготовились защищаться от взрыва, и будто из ниоткуда материализовался Плащ Левитации. Затем, распрямившись, Вонг, Стрэндж и Плащ, не взирая на опасность, двинулись по обломкам лестницы. Приятели, как всегда, спешили туда, откуда убежали бы все остальные: они приблизились к яме и заглянули внутрь. К их потрясению, на дне пробитой дыры Халк превращался в человека – Брюса Бэннера.

Грязный и взъерошенный, он смотрел на них глазами, полными ужаса.

– Танос идет, – произнес он. – Он близко!

Стрэндж и Вонг переглянулись. Снова посмотрев на Бэннера, доктор Стрэндж задал вопрос, который до него задавали уже очень многие – и ответ на который становился главным потрясением в их жизни:

– Кто?

ГЛАВА ВТОРАЯ

– НЕТ, ПОСТОЙ, подожди. Сейчас все объясню, – говорил Тони Старк, стараясь не отставать от Пеппер Поттс. Они шли по тропинке Центрального парка в Нью-Йорке.

– Тони, ты какую-то чушь городишь, – перебила его Пеппер, закатывая глаза. Сколько раз она уже ему это говорила? Сто? Тысячу? У нее голова шла кругом.

Пеппер знала Тони много лет... и много лет его любила. Только с этим непомерно болтливым гением она могла бы прожить жизнь. Осознание этого сначала лишило ее сил, а потом осветило неподдельной радостью каждую частичку ее тела. Тони Старк идеально ей подходил, только вот не до конца было ясно, что это говорит о ней самой.

Пеппер Поттс была из тех, кто всегда поступает правильно, выбирает разумный вариант, строго контролирует свою жизнь и придерживается дисциплины... но вот появляется Тони, ее полная противоположность. Он всегда считал, что поступает правильно – это она про него знала. А еще она знала, что безопасность – не его выбор. Что же до контроля и дисциплины – эти слова были последними в его богатом словаре.

Пеппер и Тони кардинально отличались во всех отношениях. Кроме одного. Они любили друг друга гораздо сильнее, чем позволяла их зона комфорта. И их любовь была отчаянной авантюрой в жизни, и без того опасной до нелепости.

– Нет, не чушь, – возразил Тони.

– Ты меня совсем запутал. – Речь и Пеппер, и Тони лилась непринужденно, их слова будто переплетались между собой. Они так хорошо попадали в ритм друг друга, что со стороны было непонятно, когда заканчивает говорить она и начинает он. Без сомнений, они любили друг друга. Но в такие моменты становилось понятно, насколько сильно.

– Слушай, ну вот представь. Тебе снится сон, и там ты хочешь в туалет, – втолковывал Тони, который вышел на прогулку в черном спортивном костюме с накинутой на плечи и завязанной на шее толстовкой.

– Ну, – терпеливо слушала его Пеппер на ходу.

– Так вот. И вдруг видишь, что туалетов-то во сне нет. И ты такая: боже мой, что же делать?

– Ага.

– Ой, кто-то смотрит! Придется обмочить штаны...

Пеппер перебила Старка, пока он не углубился в еще более живописные картины:

– А потом ты просыпаешься и понимаешь, что тебе и правда нужно в туалет.

Тони повернулся и с торжественным видом ткнул пальцем в Пеппер, довольный, что наконец его хоть кто-то слушает и понимает. Она – она понимает. И почему он каждый раз так этому удивляется?

– О чем и речь! – радостно воскликнул Тони.

– Ну да...

– Так вот. – Они говорили, и их слова будто кружились в парном танце, оплетая и обгоняя друг друга.

– Такое у всех бывает, – со смехом сказала Пеппер.

– Именно! Я о том и говорю. – Тони остановился перед Пеппер. Он тяжело дышал, но вовсе не от быстрой ходьбы. Просто он впервые в жизни собирался сделать невероятное, непостижимое для него заявление. Он впервые скажет это вслух Пеппер. Той женщине, счастью иметь которую в своей жизни он едва верил.

Тони перевел дыхание.

– В свете этого... ночью мне приснился сон... – Тони помолчал. Есть слова, которые назад уже не возьмешь. Он не думал, что когда-нибудь произнесет их, но потом встретил Пеппер. Женщину, которая любила его, несмотря на то, что он такой... какой есть. Женщину, которая заботилась о нем, когда у него еще и мысли не было признаться, что он – Железный Человек. Женщину, которая спасала его самого не реже, чем он спасал мир. Как много способов быть для кого-то супергероем...

И вот Тони стоит в Центральном парке и выдавливает из себя:

– Мне приснилось, что у нас есть ребенок.

Пеппер помолчала. Потом помолчала еще.

Тони продолжил:

– Все было как наяву. Мы назвали его в честь твоего странного дядюшки. Как там его звали?

– Вот как, – кивая головой, проговорила Пеппер. В ее голосе чувствовалась любовь – и некоторый скепсис. Она часто разговаривала с Тони таким тоном.

– Морган! – воскликнул Тони, не веря, что запомнил это имя. – Морган.

– И потом ты проснулся...

– А как же без этого, – Тони не удержался от привычки съязвить, как и в любом, даже таком серьезном, разговоре.

– И подумал, что мы...

Пеппер смотрела на Тони взглядом, полным доброты и нежности.

– Ждем ребенка. – Два простых слова. Тони ждал. Мир вокруг застыл.

– Ну да, – с улыбкой произнесла Пеппер. Сердце в груди у Тони подпрыгнуло.

– Да? – спросил Тони.

Пеппер решительно помотала головой.

– Нет.

– Но мне же снилось. И казалось как по-настоящему, – заспорил Тони, будто его сны не менее правдивы, чем факты, не говоря уже о науке.

– Если бы ты хотел детей... – Пеппер выразительно посмотрела на небольшой светящийся блок, надежно закрепленный на груди у Тони – дуговой реактор. Привычным движением она развязала узел, в который были завязаны рукава его толстовки. – Ты бы не делал вот этого, – сказала она, постучав по реактору пальцем.

Тони посмотрел вниз и тут же глуповато ухмыльнулся, надеясь разрядить обстановку.

– Очень рад, что ты обратила внимание. Это же сущая ерунда. Просто корпус для наночастиц, – сказал он, в шутку отмахнувшись. Пеппер покачала головой, в который раз выслушивая одну и ту же дежурную речь для тех случаев, когда она заговаривала о зависимости Тони от репульсорного генератора.

– Это все ничуть не успокаивает. – Интонация Пеппер была саркастически игривой; она подняла глаза к небу и старалась не смотреть на до глубины души расстроенного мужчину. Она так любила его, пусть он и удивлялся каждый раз, стоило ей упомянуть, что дуговому реактору в нормальной жизни не место. Даже такой гений, как Тони Старк, в некоторых отношениях может быть тем еще дурачком.

– Ну он же съемный. Это не какой-нибудь...

– Он тебе больше не нужен. – Существовал Тони Старк, которого знал весь мир, и Тони Старк, которого знала Пеппер. И этот второй был великолепен без всяких дуговых реакторов. Пеппер не понимала, почему, несмотря на весь свой ум, он никак этого не осознает.

– Да, признаю, мне уже сделали операцию. Но я же просто пытаюсь защитить нас... и будущих нас... Вот и все. Вдруг в шкафу прячется монстр. Знаешь, вместо...

– Одежды, – закончила за него Пеппер. Тони двинулся к ней. Чем ближе он был, тем меньше ее расстраивал этот реактор.

– Ты так хорошо меня знаешь, – мягко произнес Тони.

– Боже... – выдохнула Пеппер.

– Ты заканчиваешь все мои фразы.

Пеппер покачала головой. Ох уж этот Тони. Упрямый и удивительный человек.

– В шкафу должна быть одежда. Даже в твоем.

– Да, – задумчиво сказал Тони. – А знаешь, чего не должно быть? Всяких сюрпризов. Сегодняшний ужин пройдет отлично. – Тони взял Пеппер за запястье и поднял ее руку, на которой сверкало подаренное им на помолвку кольцо с бриллиантом. – Похвастаешься обновкой от Гарри Уинстона. – Пеппер рассмеялась. Тони всегда мог ее развеселить. – Хорошо? И не нужно нам сюрпризов. Никогда. Обещаю тебе...

– Да?.. – Пеппер снова поддалась его обаянию.

– Больше никаких сюрпризов. – Тони наклонился, чтобы наконец поцеловать свою будущую жену. Она закрыла глаза, и мир растворился, снова оставив их наедине друг с другом – только они и их любовь.

– Спасибо, – прошептал Тони, не отрывая своих губ от губ Пеппер, и она расплылась в улыбке.

– Тони Старк.

Тони и Пеппер обернулись. Позади их ждал сюрприз. Большой: в воздухе светился портал. Внутри него парил человек, который и обратился к Тони. Человек, которого они до этого ни разу не видели. Человек, который напомнил им, что их жизнь никогда не будет обходиться без сюрпризов, сколько бы обещаний Тони ни давал. Мужчина в портале заговорил:

– Я доктор Стивен Стрэндж. Пойдемте со мной.

Присмотревшись к лицам Пеппер и Тони, Стрэндж сразу же понял, какую тревогу вызвало его зрелищное появление. И еще он осознал, что если сейчас же не докажет Тони Старку свои дружеские намерения, все может закончиться очень плохо. Стрэндж попытался смягчить ситуацию.

– Ох. Поздравляю с грядущей свадьбой, кстати.

– Извини, ты какие-то билеты продаешь? – сухо спросил Тони, оттесняя подальше Пеппер и стараясь держаться на безопасном расстоянии от незнакомца.

– Нам нужна ваша помощь, – голос Стрэнджа звучал сдержанно и серьезно. Он ответил на суровый взгляд Тони и продолжил: – Слушайте, я не преувеличу, если скажу, что от этого зависит судьба Вселенной.

Тони эти слова не показались убедительными.

– Кому это «нам»?

Из-за спины доктора Стрэнджа показался человек, с которым Тони был хорошо знаком. Человек, которого он сам отослал подальше, чтобы не допустить разрушений и жертв. Человек, которого он давно не видел. Друг, по которому он скучал и разлуку с которым оплакивал.

Брюс Бэннер.

– Привет, Тони.

– Брюс, – взволнованно проговорил Тони.

– Привет, Пеппер, – сказал Брюс, подходя к ним.

– Привет, – тихо поздоровалась Пеппер, испуганная встревоженным взглядом их с Тони дорогого друга.

– Ты как? – спросил Тони, когда Брюс крепко обнял его. Обнимая Бэннера в ответ, Тони в ужасе посмотрел на Пеппер из-за его плеча.

Других аргументов Тони было не нужно: лица товарища было достаточно, чтобы идти туда, куда его зовут.



* * *


ВСКОРЕ в Святая Святых Вонг провел для Тони полноценный урок истории.

– На заре Вселенной не было ничего. А затем, – Вонг сделал петлю руками, и вокруг возникли золотые диски. Закончив заклинание, он вытянул руки вперед, и в воздухе появились изображения, – после Большого Взрыва в новорожденной Вселенной оказались шесть кристаллов. Пять камней устремились в разные стороны. Каждый из этих Камней Бесконечности отвечает за один аспект бытия.

Доктор Стрэндж подошел к ним и, указывая по очереди на каждый камень, произнес:

– Пространство. Реальность. Сила. Душа. Разум. – Стрэндж повернулся к Тони и раскрыл Глаз Агамотто – кулон у себя на шее. Он скрестил руки на груди, и Глаз Агамотто загорелся зеленым. – И Время.

Тони почувствовал неясное беспокойство, как будто что-то пряталось на самом краю сознания – последние вот уже шесть лет.

– Как, говоришь, его зовут?

Брюс шагнул вперед. В его глазах отразился кошмар, который он видел на борту «Старейшины».

– Танос. Он – просто катастрофа, Тони. Он вторгается на планеты, творит, что хочет. Уничтожает половину населения, – сказал Бэннер. Его последующие слова подтвердили самые мрачные подозрения Тони. – И тот раз, когда Локи напал на Нью-Йорк. Это было с его подачи.

Призраки, которые преследовали Тони с тех пор, как он бросил в космос ядерную бомбу и остановил вторжение читаури – с тех пор, как он увидел во тьме то, чего не должен был видеть, – эти призраки обрели плоть. Наконец-то.

– Вот оно, – прошептал он. В голове Тони уже начал формироваться план действий. – Сколько у нас времени?

Бэннер ничего не смог ответить – лишь пожал плечами.

– Не знаю. У него есть Камни Силы и Пространства. С ними сильнее него во Вселенной уже никого нет. – Брюс заметно поник, будто силился, но не мог осознать, что готовит им будущее. – Тони, если он доберется до всех шести Камней...

Старк принялся расхаживать по комнате, затем оперся рукой на край большого металлического котла у разрушенной лестницы.

Заговорил доктор Стрэндж.

– Тогда ему будет под силу устроить геноцид, на уровне доныне немыслимом.

Тони с недоверием посмотрел на Стрэнджа, стараясь вести себя непринужденно, даже выслушивая настолько пугающие новости.

– Серьезно? Что за словечки «доныне немыслимом»?

Тони не собирался говорить так пренебрежительно. Просто... он так обдумывал информацию и готовился. Признаться себе, что дела хуже некуда? Что, если Стрэндж прав и на кону судьба Вселенной? Значит, на кону и жизнь Пеппер. А если так, велика вероятность, что он утратит способность мыслить здраво. Для того чтобы сделать что-то полезное, нужно сохранять спокойствие. А значит, не стоит относиться ко всему слишком серьезно. Даже в том случае, когда все настолько невесело, как обещал Стрэндж.

Указав на котел, к которому прислонился Тони, Доктор Стрэндж возразил:

– Серьезно? Что за манера опираться на Котел Космоса?

Тони бегло оглядел Котел. Приверженец строгой науки, несмотря на весь свой выдающийся интеллект, он ничего не знал о мистических реликвиях.

– Так вот что это такое... – очень тихо произнес он. Тут вдруг взметнулся край Плаща Левитации и сбросил его руку с края Котла.

Тони отшатнулся, заметно удивившись, но быстро овладел собой.

– Ну... ладно, так уж и быть, – сказал он, погрозив плащу. Тони отошел, лихорадочно соображая, как найти простое решение проблемы. Вдруг Старк обернулся и ткнул пальцем в сторону кулона на шее Мастера мистических искусств.

– Раз Таносу нужны все шесть, почему бы этот просто не выкинуть в мусорку?

– Не выйдет, – покачал головой Стрэндж.

– Мы поклялись защищать Камень Времени ценой собственной жизни, – пояснил Вонг.

Тони обдумал его слова... а потом отмахнулся от них:

– А я вот поклялся ничего молочного не есть, но потом в «Бен и Джерри» в мою честь мороженое назвали, и вот...

– Безумные орешки Старка, – перебил его Стрэндж.

– Вкусное ведь, – с вызовом произнес Тони.

– Пресноватое, – возразил не особенно впечатленный Стрэндж.

– Мы больше любим Огненную помадку от Халка, – сказал Вонг, стоявший рядом с Брюсом.

– А такое есть? – с сомнением спросил Бэннер.

– Неважно, – вмешался Тони. – Суть в том, что обстоятельства меняются.

Но Доктор Стрэндж был непреклонен.

– Мы принесли клятву защищать Камень Времени, и это не подлежит обсуждению. – Он опустил взгляд на сверкающий изумрудный Глаз Агамотто у себя на шее. – И, возможно, этот Камень даст нам шанс победить Таноса.

– Или наоборот – даст ему неплохие шансы против нас. – Тони поковырял пол каблуком.

– Это если мы не справимся со своей задачей, – понизил голос Стрэндж.

– А какая конкретно у вас задача? Ну, помимо того, чтобы делать зверушек из воздушных шаров? – резко спросил Тони.

Стрэндж в полной тишине смерил Тони суровым взглядом. Он, конечно, понимал, насколько Старк важен для всего мира. И, естественно, ценил все, что он сделал. Но, черт возьми, это же не значит, что он обязан его любить. Стрэндж, не сводя глаз с Тони, без тени страха или сомнения медленно и четко проговорил:

– Мы защищаем вашу реальность.

– Так, ребята, – вклинился Брюс. – Давайте вы потом поругаетесь? – Он встал между язвящими собеседниками. Тони не успел ответить, и Стрэндж слегка улыбнулся – последнее слово осталось за ним. Брюс указал на Камень Времени. – У нас есть этот Камень. Мы точно знаем, где он. Камень Разума у Вижна, надо его найти.

Брюсу нужно было убедить Тони и Стрэнджа отложить препирательства и начать думать над планом действий. Он столкнулся с Таносом и теперь холодел от одной мысли о том, что произойдет, если тот отыщет остальные Камни.

– Да, но тут проблемка. – Тони почесал затылок. Он всегда так делал, когда нервничал, и Брюс догадался, что сейчас Старк не на шутку обеспокоен.

– Что за проблемка? – взволнованно спросил он.

Тони постарался преподнести новость как можно спокойнее.

– Недели две назад Вижн отключил передатчик. Связи нет.

– Что?! – воскликнул Брюс, не желая верить, что Тони снова допустил такую оплошность.

– Ну вот...

– Тони, ты еще одного супербота потерял? – После случившегося с Альтроном Брюс опасался худшего. Отчасти он сам был виноват в произошедшем и боялся повторения.

Тони попытался успокоить друга:

– Не потерял. Тут дело в другом. Он эволюционирует.

– Кто же может отыскать Вижна? – деловито спросил доктор Стрэндж. Он старался сосредоточиться на деле.

Тони нашел ответ на этот вопрос и тут же поспешил отойти подальше от остальных. Он тихонько выругался. Кто может отыскать Вижна? Да только тот, с кем Старк ни за что не хотел бы снова встретиться. Однако другие варианты ему в голову не приходили.

– Стив Роджерс мог бы, – пробормотал он.

– О, замечательно, – сказал Стрэндж, уходя от Тони еще дальше.

– Мог бы, – повторил Тони, не поднимая глаз на Брюса. – Но вот... – Нет, не получалось. У него никак не получалось произнести это. Молчание сгустилось.

– Давай звони, – настаивал Брюс.

– Это не так уж просто, – признался Тони. В голове пульсировали усталость, стыд и сожаление. Он оглянулся на Брюса, и его накрыло волной других эмоций. Он внезапно понял, как сильно скучал по другу. – А мы... нас ведь не околдовали?

– Нет, – сказал Брюс, не понимая, что происходит.

Тони потряс головой, отгоняя от себя все, что произошло с момента их последней встречи с Бэннером. Все хорошее и плохое. То, в чем он не был виноват, и то, в чем еще как был.

– Мстители распались. Их больше нет.

– Распались? – Брюс лихорадочно соображал. – Как группа какая-нибудь? Типа «Битлз»?

– Мы с Кэпом серьезно повздорили. Не разговариваем теперь.

Брюс посмотрел на Тони и понял, что все равно ничего не понял. Ему показалось, что нужно разобраться с двумя мальчишками, которые подрались на детской площадке. Масштабы размолвки между товарищами по команде однозначно меркли на фоне грозящей беды. Надо заставить Тони понять, что ярость, которую Танос обрушит на Землю, грозит катастрофой, ни в какое сравнение с которой их глупые ссоры не идут.

– Тони, послушай меня. Тор больше не с нами. – Это имя застряло у Брюса в горле. Слишком сильна еще была боль от всего, что произошло на космическом корабле. – Танос грядет. Неважно, разговариваете вы или нет.

Тони с трудом переваривал слова Бэннера. Затем под обжигающим взглядом друга он отступил, неохотно достал телефон и откинул крышку. В списке значился только один контакт: Стив Роджерс. Тони по этому номеру еще не звонил и до этого момента не мог представить, что когда-нибудь придется. Пока он размышлял, стоит ли звонить Капитану Америка, по Святая Святых прокатился странный гул. Не выпуская телефона из рук, Старк огляделся в поисках какого-нибудь объяснения. Он обернулся: остальные тоже встревожены или нет? Тони глянул на Доктора Стрэнджа. Прядь его волос мягко поднималась и опускалась.

– Эй, док, это ты сам себе волосики шевелишь, или как?

Стрэндж озадаченно посмотрел на Старка.

– В текущий момент нет.

Вонг, Доктор Стрэндж, Тони и Брюс одновременно подняли глаза на разбитое окно под потолком – это через него проникала волна воздуха, становившаяся все сильнее. Едва они это заметили, как до них донеслись крики людей на улице, звуки сработавших автомобильных сигнализаций. Брюс с искаженным от ужаса лицом попятился. Из всех в зале Святая Святых он один точно знал, откуда этот гул.

А значит, только он и понимал, какой кошмар ожидает их за дверями.


* * *

ТОНИ начал осторожно открывать входную дверь, но от порыва ветра она тут же сорвалась с петель.

Снаружи десятки людей бежали в поисках спасения от чего-то вроде торнадо, внезапно оказавшегося в центре Вест-Виллидж. Пыль, бумага и даже машины разлетались в стороны, из-за этого хаоса ничего толком не было видно.

Тони оказался в самом сердце катастрофы. Пока паника вокруг нарастала, он заставил себя успокоиться и приняться за дело. Стрэндж, Вонг и Брюс последовали за ним. Тони Старк, может, и не умел складно пересказывать своей невесте сны, поддерживать связь с друзьями или не понимал, когда для его шуток совсем не время, но если дело касалось спасения людей...

Это он умел как никто.

Тони бросился сквозь толпу, убегавшую от источника непонятного гула.

– Вы в порядке? – спросил он женщину, упавшую, когда в фонарный столб поблизости врезалась машина.

– Помогите ей! – рявкнул Тони Бэннеру и Вонгу. – Живее!

– Иди! Мы справимся, – ответил Брюс, махнув ему рукой. Вонг и Бэннер взялись за дело. Тони надел солнцезащитные очки; внутри ожил дисплей.

– Пятница, что тут у нас? – спросил Тони у своего нового помощника.

– Не совсем понятно. Выясняю, – ответила компьютерный ассистент с ирландским акцентом, который никак не вязался с царящим вокруг хаосом.

Тони повернулся к Стрэнджу, который следовал за ним.

– Эй! Доктор, вы бы убрали камушек куда-нибудь подальше!

Стрэндж посмотрел вперед и помрачнел. Он щелкнул пальцами, и вокруг его запястий загорелись золотые диски.

– Он может мне пригодиться, – напряженно проговорил мистик.

Герои остановились, увидев причину паники и разрушений. Над зданиями, высоко в небе парил вертикально вращающийся корабль в форме кольца. Ничего подобного на Земле они не видели. Это означало только одно.

Их время вышло.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЖЕЛТЫЙ автобус одной из школ округа Квинс, полный шумных подростков, ехал по мосту Куинсборо в сторону Манхэттена. Ученики Школы Мидтауна с углубленным изучением науки и техники суетились и с нетерпением ждали, когда наконец начнется экскурсия. А вот Питер Паркер внезапно засуетился еще от кое- чего: на его руке волосы встали дыбом. Он быстро прикрыл их другой рукой и выглянул в окно в поисках надвигающейся опасности.

Пришел тот самый момент. Надо что-то сделать. Эти слова он сказал мистеру Старку, когда тот появился у него дома. Когда они впервые встретились, Питер только и промямлил, что видео с Человеком-Пауком – подделка и на нем определенно не он. Конечно, мистер Старк ему не поверил – он видел паренька насквозь.

Мистер Старк приехал тогда не потому, что полагал, будто Питер – это Человек-Паук. А потому, что точно знал: так оно и есть.

Обладать суперспособностями было странно, да и вообще ему казалось, что все это происходит не с ним. Но одного разговора с мистером Старком хватило, чтобы почувствовать себя не так... плохо. Более того, он теперь казался себе вполне нормальным. А ведь Питер уже не думал, что для него это возможно.

Паркер знал, что по идее должен ощущать себя нормальным и без поддержки мистера Старка. Что Человеку-Пауку, дружелюбному соседу, не нужно одобрение миллиардера- супергероя-филантропа, чтобы помогать жителям своего квартала. Пусть так. Что ж. Когда-нибудь, может, так и будет. Но сейчас... Сейчас Питер больше всего на свете хотел услышать похвалу от мистера Старка.

В последние несколько месяцев впечатлить Тони стало навязчивой идеей Питера. Ведь если получится, его позовут в команду супергероев, и он по-настоящему станет одним из Мстителей, а не так, на подхвате на одну драку в Германии, да еще и против других Мстителей – не самое масштабное было мероприятие. А если его возьмут в постоянную команду, то он сможет официально стать гораздо более полезным, чем сейчас. Так он и сказал в тот день мистеру Старку: если у кого-то есть способности, как у Человека-Паука, но он ими толком не пользуется, то, когда случится беда, в ее последствиях будет виноват и он. По крайней мере, Питеру так казалось.

Выглянув из окна автобуса в сторону центра Манхэттена, Питер увидел огромный быстро вращающийся корабль в форме кольца. Он осмотрел автобус, чтобы понять, заметил ли пришельцев кто-нибудь еще. Нет. Только он. Как обычно.

Все еще разглядывая соучеников, Питер потянулся вперед и похлопал по плечу своего лучшего друга Неда, который в блаженном неведении развалился на сиденье впереди. Тот никак не отреагировал. Тогда Питер еще раз похлопал друга по плечу, потом по щеке, потом по голове. Наконец Нед вытащил наушник и повернулся узнать, что стряслось.

– Эй, Нед, отвлеки от меня внимание, – настойчиво попросил Питер, в голосе которого слышны были шальные нотки.

Нед посмотрел через плечо Питера и, заметив кольцеобразный корабль, сразу понял, куда заторопился его друг.

– Что это еще такое? – испуганно воскликнул Нед. Питер переждал несколько драгоценных секунд, давая другу возможность справиться с шоком. Наконец он пришел в себя и приступил к выполнению задачи, которую возложил на него Питер. – Боже, там космический корабль! Мы все умрем! – завопил он и бросился в заднюю часть автобуса, якобы чтобы получше рассмотреть инопланетный аппарат над Манхэттеном. Другие ученики поспешили к нему, чтобы выяснить, что же он там увидел. Как и хотел Питер, теперь никто в автобусе не обращал на него ни малейшего внимания.

Он порылся в рюкзаке, вытащил вэб-шутеры с паутиной и закрепил их на запястьях. Питер выстрелил паутиной в ручку на окне аварийного выхода, которое увидел на другой стороне автобуса, и легко его открыл. Никто так и не заметил, как он вскочил со своего места, пересек проход и выпрыгнул в окно.

Школьники в панике глазели на корабль с другой планеты, и до Питера донесся раздраженный голос водителя, который призывал их к порядку:

– Дети, да что с вами? Космических кораблей никогда не видели?

Питер приклеился с внешней стороны автобуса и быстро натянул на лицо маску Чело- века-Паука. Затем выудил из окна свой рюкзак, снова выстрелил паутиной, перелетел через две полосы движения, спустился с моста Куинсборо и пересек Ист-Ривер. Он спешил туда, где вот-вот случится несчастье, чтобы убедиться, что при нем подобное и правда происходит несколько реже.


* * *

ЗА СТЕНАМИ Святая Святых хаос с каждой секундой набирал обороты. Тони скрылся за открытой дверью брошенной машины от мощных порывов ветра, вызванного космическим кораблем. Он коснулся коммуникатора в ухе и отдал распоряжение искусственному интеллекту:

– Пятница, надо эвакуировать людей к югу от сорок третьей улицы. Сообщи оперативным службам.

– Будет сделано, – ответил женский голос. Пятница подключилась ко всем светофорам Нью-Йорка и зажгла красный сигнал. В каждое отделение полиции, пожарной службы и скорой помощи отправилось экстренное сообщение о раненых, которым нужна помощь. Все въезды в Южный Манхэттен через мосты и туннели были перекрыты.

Стрэндж решительно прошествовал вперед и остановился посреди улицы. Он решил заняться хотя бы одной из проблем, которыми одарило их сегодняшнее утро. Мистик поднял руки, вокруг запястий вспыхнули магические диски. Стрэндж наложил на корабль заклинание: вражеское судно оказалось внутри пузыря, из которого на улицы больше не мог попасть рокочущий ветер. Бумаги, осколки и обломки рухнули на землю. Наступила зловещая тишина.

Стрэндж опустил руки, посмотрел на Тони Старка, который безуспешно пытался скрыть, что впечатлен, и подмигнул ему. Порывы дикого ветра утихли, и Тони пришлось отдать Доктору должное. Но говорить вслух о его заслугах было не обязательно. Тони смерил Стрэнджа самым суровым взглядом, на какой был способен, в надежде, что, если один заносчивый выпендрежник осадит другого заносчивого выпендрежника за неприкрытый выпендреж, не случится никакого коллапса пространственно-временного континуума или чего похуже. Взгляд Тони, естественно, не произвел на Стрэнджа ни малейшего впечатления. Эти двое были похожи друг на друга больше, чем они готовы были признать.

Подтянулись Брюс и Вонг, и вчетвером герои двинулись к кораблю. В тот же миг в десяти метрах от них земли коснулся энергетический луч. Когда он исчез, показались две фигуры – одна тонкая, другая просто огромная. Тони и так, и этак рассматривал эту пару, но ни к каким внятным заключениям относительно них не пришел. И это раздражало не меньше, чем театральные фокусы Стрэнджа, которым он только что стал свидетелем.

– Услышьте меня и возрадуйтесь, – раздался над оседающей пылью голос Эбенового Зоба, высадившегося на Землю в сопровождении Черного Карлика. – Вы падете от рук Детей Таноса.

Черный Карлик добавил что-то рычащее и непонятное на родном языке. Тони начал терять терпение. А Эбеновый Зоб продолжил:

– Вознесите благодарение, ведь ваша бессмысленная жизнь подходит к кон...

– Простите, конечно, но Земля сегодня не работает, – перебил его Тони. – Так что собирайте манатки и на выход.

Не удостоив Тони вниманием, Эбеновый Зоб повернулся к Доктору Стрэнджу. Камень Времени на шее Мастера мистических искусств едва не гудел от переполнявшей его энергии.

– Хранитель Камня, – проговорил Эбеновый Зоб. Он пристально посмотрел на Стрэнджа. Тот изогнул бровь, явно удивившись, что инопланетянин знает о нем. – Эта болтливая обезьяна говорит от твоего имени?

– Разумеется, нет, – ответил Стрэндж, делая шаг вперед. – От своего имени я говорю сам. – Вокруг запястий Доктора снова вспыхнули магические кольца, образовав две защитные мандалы. – Вы без позволения вторглись в этот город и на эту планету. – Вонг встал прямо за спиной Стрэнджа и зажег такие же мандалы.

– Он хотел сказать: вали отсюда, – крикнул Тони пришельцам, уязвленный «болтливой обезьяной».

Эбеновый Зоб недовольно вздохнул. Ощущая, как в Черном Карлике разгорается жажда битвы, он махнул рукой в сторону супергероев Земли, вставших у него на пути.

– Он меня утомляет.

Черный Карлик ответил товарищу на своем непонятном языке и угрожающе занес оружие.

– Добудь Камень.

Услышав слова Эбенового Зоба, гигант довольно хмыкнул и, размахнувшись, ударил молотом по нью-йоркскому тротуару. Асфальт раскололся, как тонкий лед.

Увидев, что пришелец двинулся вперед, Тони, скривив лицо в ухмылке, повернулся Брюсу:

– Бэннер, хочешь повеселиться?

Брюс поморщился.

– Да что-то не очень, – смутившись, ответил он. – Но когда я вообще делаю то, что хочу?

– Вот именно. – Тони похлопал друга по спине, пытаясь подбодрить. Бэннер стряхнул его руку и зажмурился.

– Ну что ж, выходи! – прохрипел он, вызывая зеленого парня.

– Давно не виделись. Рад, что ты с нами, – сказал Тони.

– Ага, сейчас. Дай я только... Придется подождать секундочку. – Лицо Бэннера начало менять очертания, а мышцы на груди – набухать, приобретая зеленый оттенок.

Секундочка прошла. Но ничего не произошло. Черный Карлик подходил ближе, сминая молотом обугленные машины у обочин засыпанной обломками дороги. Стрэндж бросил взгляд на Старка и Бэннера, гадая, сколько еще они намерены так стоять, вместо того, чтобы, ну там, защититься, например, или что-то в этом духе.

– Давай же, парень, ну, давай! – кряхтел Брюс. Он снова начал зеленеть и увеличиваться в размерах... но у него опять ничего не получилось. Вонг неуверенно зашевелился, не зная, что предпринять: попробовать помочь или, наоборот, отойти подальше от Брюса и его странных трансформаций.

– Ну и где твой зеленый? – спросил Тони, когда кожа Бэннера снова обрела нормальный оттенок и надежда расправиться с Черным Карликом при помощи грубой силы окончательно растаяла. Тони был раздражен и недоумевал, почему именно сейчас вдруг выясняется, как сильно изменился его друг за годы, прошедшие с их последней встречи. Он ждал объяснений.

Брюс смутился.

– Не знаю. Мы как-то не ладим в последнее время.

Стрэндж и Вонг приготовились к схватке. Тони подошел поближе к Бэннеру и, пытаясь скрыть разочарование, будто бы играючи стукнул его по плечу. Черный Карлик неумолимо приближался, и в голосе Старка послышались суровые нотки:

– Сейчас это неважно. Вот с ними мы точно не ладим, – сказал он, ткнув пальцем в сторону громадного пришельца. – Давай уже.

– Да понял. Просто... – Бэннер напрягся еще раз, но ничего так и не добился.

Стрэндж повернулся и пронзительно взглянул на Старка. В его глазах горели разочарование и раздражение, смешанные с негодованием. Тони перевел взгляд с не без причин раздосадованного Стрэнджа на своего друга, который отчаянно пыхтел, но все еще ничуть не походил на Халка.

– Эй, ну не позорь же нас перед этими фокусниками.

– Прости, я... то ли я не могу, то ли он не хочет, или я не знаю... – краснея, промямлил Брюс.

– Ладно, хватит. – Тони положил руки Брюсу на плечи. Затем мягко подтолкнул его так, чтобы друг оказался под защитой заклинаний Вонга и кивнул в его сторону. – Присмотри за ним. Спасибо.

– Хорошо, – ответил Вонг, делая шаг вперед.

– Черт бы его побрал, – выругался Бэннер, расстроенный и сбитый с толку несостоявшимся превращением: он не понимал, почему так случилось, и, что еще важнее, огорчился, что не сумеет помочь друзьям в борьбе против самых опасных врагов, которые только попадались им на пути.

Черный Карлик побежал. Тони похлопал Брюса по плечу и шагнул навстречу противнику, потянув за провода по обеим сторонам жилета. Его одежда тут же превратилась в обтягивающий черный костюм, на груди засветился дуговой реактор.

Когда Черный Карлик был уже близко, Тони двинулся к нему. Он стукнул по реактору. Миллионы крошечных роботов – нанитов – рассыпались по его одежде и начали складываться в гладкий сплошной костюм Железного Человека.

Понимая, что ему предстоит нешуточная битва, Черный Карлик взмахнул техномолотом и снова с силой его опустил. Железный Человек на ходу поднял руку, выставив вперед треугольный щит. Щит и молот встретились с громким лязгом. Черный Карлик, не ожидавший этого, остановился и отступил.

Вдруг от спины Железного Человека, излучая голубой свет, отделились две пары металлических дуг – лучи целились в инопланетянина. Зависнув в воздухе и полностью раскрывшись, они выпустили снаряды, сбили Черного Карлика и отбросили его в сторону Эбенового Зоба. Тот махнул рукой и отправил дорогого братца в стоявшую неподалеку машину.

– А это все у тебя откуда? – спросил Брюс, восхищенно разглядывая новые игрушки своего друга. Железный Человек обернулся, довольный, что наконец сможет чем-то похвастаться перед Стрэнджем и Вонгом.

– Нанотехнологии. Нравится? – Поболтать подольше ему помешали куски асфальта, которые телекинезом поднял Эбеновый Зоб, чтобы подбросить Тони в воздух.

У тощего пришельца была лишь одна цель. Одна задача. Забрать Камень Времени и доставить его Таносу. Остальное – досадные помехи. Еще раз взмахнув рукой, Эбеновый Зоб бросил в Вонга и Бэннера вырванное с корнем дерево. Он надеялся остаться один на один с Доктором Стрэнджем. Вонг быстро создал вокруг героев защитный магический барьер. Дерево врезалось в щит и испарилось.

Стрэндж понял, что придется отвлекаться на защиту Брюса Бэннера, а значит, лучше отправить его подальше от места сражения. Он повернулся к ученому, взмахнул рукой и открыл позади него портал.

– Доктор Бэннер, – твердо и спокойно обратился к ученому Стрэндж, – поскольку нам не приходится сегодня рассчитывать на вашего зеленокожего друга...

Не закончив фразы, мистик бросил Брюса через портал... И Бэннер рухнул с высоты полтора метра прямо на середину Вашингтон-сквер в двух кварталах от места схватки. Ученый совсем не изящно бухнулся на землю и еле успел увернуться от задней половины такси, частично попавшего в закрывающийся портал.

Стрэндж вернулся к противникам, и они с Вонгом снова выставили мандалы, защищаясь от автомобилей, которые один за другим метал в них Эбеновый Зоб. Между пришельцем и мистиками опустился Железный Человек и с силой швырнул одну из машин в обратную сторону. Эбеновый Зоб непринужденно взмахнул рукой, и та раскололась надвое. Пока он не успел кинуть в героев очередной «снаряд», Железный Человек приблизился к Стрэнджу, чтобы рассказать о новом плане.

– Надо унести отсюда Камень! – крикнул он.

– Он останется при мне, – решительно возразил Стрэндж.

– Именно. Увидимся, – сказал Железный Человек. В то же мгновение он оторвался от земли и рванул в сторону Эбенового Зоба. Тони хотел навязать врагам бой на своих условиях, а не ждать, пока пришелец подкинет им еще что-нибудь. В буквальном смысле. Раз уж Эбеновому Зобу так надо заполучить Камень Времени, Железный Человек постарается усложнить ему задачу.

Черный Карлик, оправившись от удара, увидел Тони и взмахнул молотом. Часть тупого конца, прикрепленного к молоту цепью, отсоединилась и, отлетев в Железного Человека, ударила его точно в грудь. Громила крутанул молот, и Тони отбросило в стену здания.

Эбеновый Зоб и Черный Карлик продолжали разрушать все на и без того уже заваленной обломками улице, но хотя бы мирных людей там уже не было. Карлик бросился вслед за Железным Человеком.

Системы наведения в костюме дали сбой от удара молота. Железный. Человек пролетел по небу и врезался в дерево в парке Вашингтон-Сквер. Брюс подбежал к другу.

– Тони, ты как? – спросил он. Железный Человек, рухнув с небес, образовал небольшой кратер. Он лежал, раскинув руки в стороны. – Как у нас вообще дела? Побеждаем? Нет?

– Отлично. Все просто отлично, лучше и быть не может, – саркастическим тоном ответил Старк. Сейчас он поражался тому, как наивно было пытаться задержать тощего пришельца. – Так что, вы с зеленым нам поможете или нет?

– Я-то пытаюсь. Но он упирается, – смущенно сказал Брюс, все еще растерянный из-за своей неудачи.

Не успел Железный Человек продолжить разговор об экзистенциальном кризисе, которым мучился Брюс, как увидел, что в Бэннера несется молот Черного Карлика.

– В сторону! – закричал Тони, вскочил на ноги и оттолкнул Брюса.

Молот просвистел там, где только что была голова друга. Едва опасность для друга миновала, Железный Человек повернулся к Черному Карлику и выстрелил репульсорными лучами из обеих перчаток. Карлик закрылся щитом, от которого в разные стороны отрикошетили энергетические лучи.

Один из них разрубил пополам дерево, и Брюс поспешно отполз, пока его не раздавило. Серьезно? Неужели упавшее дерево, не такое уж, кстати, и большое, станет причиной гибели одного из самых устрашающих созданий во Вселенной? Брюс отполз подальше от дерева и от бессилия сжал кулаки.

– Халк, да что ж ты такое творишь? Выходи! Выходи, выходи, выходи! – настойчиво требовал он, для убедительности освежая свое альтер эго пощечинами.

Лицо Брюса обратилось в размытое пятно и обрело черты Халка. Зеленый монстр испустил рев, прокричал «НЕТ!» и снова спрятался. Бэннер упал навзничь, измотанный этой внутренней борьбой. Лежа посреди ветвей того злобного-дерева-что-чуть-его-не-убило, Брюс в отчаянии завопил:

– Что значит нет?!

Бэннер не знал, как еще вызывать Халка. Ответа на его вопрос не последовало.

Железный Человек и Черный Карлик продолжали бороться в парке. К изумлению Тони, толстую кожу пришельца и инопланетную броню большая часть его оружия не брала. Нужно было что-то придумать и быстро: при любом развитии событий долго Железный Человек не протянет. Старку уже приходилось драться в рукопашную, и он даже побеждал, но в этот раз все было иначе. Очень скоро он понял, что Черный Карлик – не одна только сила.

Пришелец нанес мощный удар, от которого Железный Человек отлетел и приземлился на лужайке. Радуясь, что это не бетонный пол, Старк растянулся на животе, открывшись при этом для удара врага. Потерявший ориентацию и порядком вымотавшийся Железный Человек не сразу увидел, что на него опускается огромный молот. Однако он почувствовал близость орудия и тут же осознал, что оно зависло в воздухе. Обернувшись, Старк понял, благодаря кому.

Рядом с ним стоял не кто иной, как его юный новобранец, Человек-Паук. Он удерживал на весу молот Черного Карлика, будто пытался, толкая, открыть створку рассохшегося окна.

– Приветики, – сказал Человек-Паук и кивнул громиле. Повернувшись к Железному Человеку, парень заговорил с вполне очевидным почтением. – Что у вас тут случилось, мистер Старк?

Голос Питера звучал, как всегда, бодро и жизнерадостно – Тони и восхищался этой манерой, и боялся ее. Он считал, что несет ответственность за этого парня и, хоть и рад был его помощи, отчаянно хотел скомандовать ему убраться подальше от всего, что связано с Таносом. Если Брюс рассказал правду, в этой битве нет места кому-то столь юному и бойкому, как Питер Паркер.

При этом Тони понимал, что не сможет заставить Питера держаться подальше. Как и он сам, парень придерживался четких принципов. Спасать людей. Предотвращать беды. Кто такой Тони, чтобы мешать человеку выполнять свою миссию? Пусть даже этот человек – подросток, а свои принципы он, скорее всего, почерпнул из умных цитат в «Твиттере» и «Инстаграмме».

Быстро обдумав обстоятельства, Тони решил пока позволить Питеру участвовать в схватке, но, если в какой-то момент ситуация выйдет за те рамки, которые парню по силам, он отошлет его подальше. Он поклялся обеспечить ему безопасность. Что бы это ни значило для таких, как Тони и Питер.

– Парень, а ты тут откуда? – спросил Железный Человек, как ему показалось, со слишком заметным оттенком облегчения и благодарности.

– У нас экскурсия в Музей современного искусства... – начал рассказывать Человек-Паук, как вдруг Черный Карлик обхватил его громадной лапой и швырнул в сторону. Питер пролетел несколько метров, врезался в фонтан, но тут же подпрыгнул, выстрелил паутиной в дерево и снова бросился в бой.

– И чего он от нас хочет, мистер Старк? – поинтересовался Питер. Железный Человек кружил вокруг пришельца в поисках уязвимого места.

– Ну, он из космоса. Хочет украсть у одного волшебника подвеску. – Тони с трудом мог представить, что когда-нибудь скажет более бредовую фразу.

Человек-Паук ловко уворачивался от Черного Карлика, но вдруг оказался в ловушке: вокруг него сомкнулась огромная железная лапа – оружие инопланетного громилы.

– Эй, эй! – закричал Питер, когда Карлик начал стремительно раскручивать его в воздухе. Пришелец отбросил Человека-Паука в сторону, а следом – половину такси.

Питер сгруппировался в полете и сменил траекторию, паутиной перехватил обломок машины и метнул его обратно в инопланетянина. Такси придавило Черного Карлика, а Питер и Тони наконец смогли отдышаться перед следующим заходом.


* * *

У ОСОБНЯКА в викторианском стиле на Бликер-стрит Доктор Стрэндж и Вонг отбивались от Эбенового Зоба. Превратив груду кирпичей в острые шипы, инопланетянин осыпал ими Мастеров мистических искусств. Те открыли перед собой порталы. Угодив в один из них, каменные шипы тут же вылетели из другого в сторону своего создателя. Удивленный тем, что его оружие обратили против него самого и острия вот-вот пронзят его вытянутое лицо, Зоб замешкался. Не привыкший к тому, что на его вызов отвечают, телекинетик не успел сориентироваться и получил рану: один из шипов прочертил кровавую полосу поперек морщин на серой коже. Утратив обычную для него невозмутимость, Зоб метнул в противников ближайший пожарный гидрант и вывел из схватки Вонга. Теперь ничто не отвлекало его от Стрэнджа и Камня Времени.

Но за ту долю секунды, на которую Эбеновый Зоб перевел взгляд на Вонга, Доктор Стрэндж успел взмахнуть рукой и в ней образовался золотистый магический хлыст. Взмахнув, мистик оплел им пришельца и с силой подтянул к себе.

Зоб полетел к нему, но тут, к удивлению Стрэнджа, энергетический кнут растаял в воздухе. Мистик приготовился отразить ответный удар, однако обнаружил себя болтающимся в воздухе. Телекинетик откинул Стрэнджа к стене соседнего здания. Оба они теперь оказались вверх ногами. Эбеновый Зоб принялся вмуровывать противника в здание, кирпич за кирпичом.

– У тебя занятный дар. Вероятно, детям нравится, – с издевкой проговорил пришелец.

С самодовольной ухмылкой Зоб протянул руку к Глазу Агамотто. Он с жадностью впился взглядом в Камень Времени, но едва коснувшись его рукой, закричал от боли – ожерелье обожгло ладонь.

– Довольно простое заклинание, но его так просто не снимешь, – уверенно произнес Стрэндж, которого все так же сковывали кирпичи.

Темные глаза Эбенового Зоба превратились в щелки. Губы скривились от ненависти.

– Тогда я сниму его с твоего мертвого тела.

Раздосадованный, пришелец схватил Стрэнджа за воротник и швырнул на землю. Доктор рухнул, тут же перекатился в безопасное место и встал на колени. Его лицо сосредоточенно напряглось. Он сложил руки на груди, а затем развел в стороны, быстро активируя силу Глаза Агамотто. Кулон открылся, и в нем вспыхнул Камень Времени. Светящиеся зеленые линии обвили руки мистика, но не успел он воззвать к своим силам, как снизу донесся грохот: десятки металлических труб и арматурных стержней вырвались из тротуара и, как канаты, оплели его тело. Глаз Агамотто захлопнулся. Одна из труб обвилась вокруг шеи Стрэнджа. Под давлением сжимающихся все сильнее труб он издал стон боли.

Силясь вырваться, Стрэндж перевел взгляд на Эбенового Зоба.

– Снять заклятье с мертвеца тоже нелегко. – Может, эта фраза прозвучала бы сильно и убедительно, но Стрэндж, который едва дышал, произнес ее тихо и вяло. Эбеновый Зоб злорадно усмехнулся.

– О, тебе придется лишь мечтать о смерти. – Пришелец сжал пальцы, и металлические путы сжались еще сильнее, лишая Стрэнджа последних сил. Мистик упал на дорогу без сознания и защититься от участи, которую уготовил ему Эбеновый Зоб, уже не мог. Снова прибегнув к телекинезу, инопланетянин вырвал кусок асфальта вместе со Стрэнджем и поднял его в воздух, а затем поманил бетонный «поднос» с добычей за собой. Эбеновый Зоб был доволен: он все-таки получил то, за чем пришел. И в этот момент Плащ Левитации наконец вырвался на свободу и с силой вытянул своего хозяина из металлической западни.

– Нет! – яростно вскричал Эбеновый Зоб, видя, как его жертва устремляется в сторону Вашингтон-Сквер.


* * *

В ПАРКЕ Железный Человек щитом, в который сложились нанороботы, один за другим отбивал удары Черного Карлика. Он поднял глаза и увидел, как над ним на своем плаще пролетает Доктор Стрэндж.

– Парень! Это наш волшебник. Живо за ним! – не отвлекаясь от борьбы с неутомимым пришельцем, бросил Тони, голос его сорвался.

Питер обернулся, и у него отвисла челюсть. Человек-Паук пока был плохо знаком со всеми этими играми в супергероев, но раз ему пришлось сражаться против Мстителей бок о бок с другими Мстителями, он решил, что видел все. Так вот, Питер ошибался. То пришельцы с космическим кораблем, теперь вот волшебный плащ, на котором по Вашингтон-Сквер летит маг. Человек-Паук выстрелил паутиной и, как рыбак, подцепил плащ.

– Поймал! – крикнул Питер. Но у Плаща Левитации были другие планы. Главным образом ему предстояло спасти Стрэнджа от Эбенового Зоба, который гнался за ними по пятам. И, раз уж тот уносился прочь, а пришелец пытался его схватить, Человек-Паук несся за ними обоими. Обнаружив преследователя, Эбеновый Зоб принялся кидать в Питера все, что попадалось на пути. Человек-Паук выгнулся и еле увернулся от летящего по небрежному мановению руки пришельца рекламного щита.

– Эй, так не пойдет! – крикнул Питер, собираясь с силами для более мощного рывка.

Эбеновый Зоб сумел загнуть уличные фонари на пути Плаща Левитации, и его край все же запутался в одном из них. Стрэндж, совершенно беззащитный перед пришельцем, полетел вниз. Но Зоб не успел поймать свою жертву: Человек-Паук выстрелил паутиной и перехватил мистика в воздухе.

– Вот теперь точно поймал, – успокоил Человек-Паук мужчину без сознания. Со Стрэнджем на буксире Питер устремился обратно в парк, к Железному Человеку.

Но в следующее мгновение ситуация опять изменилась. Из космического корабля, оказавшегося прямо над ними, на мистика упал луч голубого света. Человек-Паук и Стрэндж, вместе с пылью и обломками начали медленно подниматься к небесам. Питер в своей жизни видел достаточно фильмов о космосе, чтобы с первого взгляда узнать тяговый луч.

– Стойте! – закричал Человек-Паук. Оглядевшись, он нашел подходящую цель: ближайший уличный фонарь. Питер выстрелил в него паутиной и потянул, намереваясь использовать как якорь. Плащ Левитации взволнованно трепетал рядом с лучом, пока его беспомощный хозяин поднимался все выше в небо Нью-Йорка. Легким движением руки Эбеновый Зоб оторвал фонарь от земли, и Человек-Паук вслед за Стрэнджем и Плащом Левитации полетел по голубому световому тоннелю к космическому кораблю.

Питер активировал рацию в маске:

– Мистер Старк, меня тут в корабль затягивают.

В парке Железный Человек все еще пытался одолеть Черного Карлика, который осыпал его сокрушительными ударами.

– Держись, парень! – с трудом выговорил он.

Но Тони и самому приходилось держаться из последних сил. Как ни печально, он проигрывал. Он не уберег Человека-Паука, не уберег Стрэнджа и Камень Времени, и теперь ему необходимо было уцелеть в этой схватке, которая все больше походила на бой тяжеловесов. И его противник казался сильнее по всем параметрам. Что ж, отвлекающий маневр удался. Только вот не совсем ему. Эбеновый Зоб переключил внимание Железного Человека на Черного Карлика, чтобы никто не мешал ему заполучить Стрэнджа и Камень Времени. Тони Старка перехитрили.

В голове у Тони, будто издеваясь над ним, гудели его собственные слова, когда он предложил Стрэнджу убрать Камень подальше. Брюс предупреждал, что этот враг – не чета предыдущим. Танос – совсем другое дело. Почему же он не послушал?

Металлический коготь Черного Карлика сжался вокруг тела Железного Человека и обездвижил его. Не в силах освободиться, Тони мог только наблюдать, как у пришельца на запястье вырастает огромный металлический меч. Чудесно. Тони лихорадочно соображал, пытаясь придумать вариант спасения, а враг тем временем неотвратимо приближался. Железному Человеку осталось только откатиться в сторону, чтобы избежать удара. Но вдруг произошло то, чего он не мог предвидеть: в воздухе открылся портал и в мгновение ока поглотил громадного пришельца.

В портале на мгновение показалась снежная равнина, а затем проем захлопнулся, отрезав при этом Черному Карлику руку.

– Фу! – проговорил Брюс, когда к его ногам упала пятерня инопланетянина, и с отвращением отбросил ее ногой.

Обернувшись, Бэннер и Тони увидели окутанного мистическим золотистым свечением Вонга, который как раз завершал заклятие изгнания. Тони, заметно ободрившись, вскочил на ноги. Шанс все исправить пока что есть. Пока еще можно победить. Он еще не проиграл.

– Вонг, на мою свадьбу обязательно приходи! – бросил Тони мистику, улетая возвращать все, что не уберег.

Человек-Паук и Доктор Стрэндж по-прежнему поднимались к космическому кораблю, который уже приготовился к отлету. Тони выругался про себя. Эбеновый Зоб, должно быть, успел подняться на борт и взять курс к Таносу, куда ему и надо доставить Доктора Стрэнджа и Камень Времени. Под ложечкой отчаянно засосало: Тони понял, что в тяговом луче есть пассажир, который в космосе долго не протянет.

Если Железный Человек не поторопится, Питер Паркер погибнет. И виноват в этом будет Тони Старк.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЧЕРЕЗ телескопический визор Железный Человек увидел, что Питер взобрался по паутине и прицепился к кораблю. Просчитав условия, он понял, что Питеру осталось жить ровно 8,6 секунды, а потом космический корабль вырвется из атмосферы, и парню станет нечем дышать.

– Пятница, поддай-ка жару, – скомандовал Тони, и на костюме появились дополнительные мини-турбины.

Стараясь сдержать панику, Тони рявкнул:

– Активировать «17А»!

Компьютерный помощник выполнил команду. В бывшей штаб-квартире Мстителей открылся отсек с маркировкой «17А», и оттуда, нацеливаясь на Человека-Паука, вылетела капсула.

Питер тем временем уже очень устал, замерз, а от нехватки воздуха у него кружилась голова. В ушах звенело, а потому, в следующий раз услышав Железного Человека, он решил, что его старший товарищ сошел с ума.

– Пит, отцепляйся и падай. Я поймаю, – твердо и настойчиво проговорил Тони.

– Но вы же приказали спасти мага! – крикнул Питер. Говорить в разряженном воздухе было трудно. В отчаянии и панике он стянул с головы маску. – Дышать нечем, – сказал он, держась одной рукой за обшивку корабля.

– Мы высоко забрались. Тебе не хватает воздуха, – объяснил Тони, на всех парах мчавшийся к Питеру. Тони страшился того, что может вот-вот случиться, но все же старался успокоить Питера, как обычно обращаясь к логике. На самом деле он хотел бы рассказать, как сильно волнуется и боится. А причина его страха и волнения – то, что вопреки здравому смыслу ему не наплевать на парнишку. Он чувствовал, что несет ответственность. И все это объяснить было куда труднее, чем перечислить научные факты о влиянии разреженной среды на человека без надлежащего снаряжения.

– Да, похоже на то, – сказал Питер. У Тони сжалось сердце. Даже цепляясь за вражеский космический корабль, который вот-вот вырвется за пределы земной атмосферы, Питер Паркер оставался прежним – открытым и доверчивым парнем.

Договорив эту короткую фразу, Питер тут же упал и понесся сквозь атмосферу Земли. Тони не успел подлететь так близко, чтобы поймать его, но помогло изобретение «17А». Оно приклеилось Питеру на спину и начало обволакивать его тело металлическим костюмом, похожим на броню самого Старка – Тони приготовил обновку для Человека-Паука.

Костюм сел как влитой, лицо парня закрыла маска. Человек-Паук ударился о корабль... и прилип, как железка к магниту.

«Хм, скорее, как паук к стене», – подумал Питер, когда системы жизнеобеспечения восстановили подачу воздуха и он пришел в себя.

– Ого! Мистер Старк, тут пахнет как в новой машине!

С облегчением выдохнув, Тони улыбнулся Питеру, который встал на ноги посреди нижней части похожего на кольцо корабля, сверкая новой броней. А потом Тони наконец сделал то, что нужно было сделать с самого начала – как только Питер появился на Вашингтон-Сквер.

– А теперь пока, малыш. Пятница, отправь его домой, – скомандовал он.

– Хорошо, – ответила Пятница. Питер не успел и рта раскрыть, чтобы выяснить, что имеет в виду мистер Старк: за спиной у него раскрылся парашют, который должен был без проблем доставить его на землю из верхних слоев атмосферы.

– Эй, ну как же так? – вскричал он, резко отдаляясь от космического корабля, Таноса, всех опасностей и той сложной гаммы чувств, которая занимала Тони и мешала ему сосредоточиться на задаче.

Питер бесповоротно взял курс на Землю, а Железный Человек закрепился на корабле и начал лазерами на перчатке прорезать отверстие в корпусе. Когда внушительный кусок металла отскочил в сторону, Тони забрался внутрь.

– Босс, входящий звонок от Мисс Поттс, – сообщила Пятница. Лицо Тони вытянулось, стоило ему услышать взволнованный голос Пеппер:

– Тони? Боже мой, Тони, с тобой все в порядке? Что случилось?

Ничего подобного тому, что открылось Старку внутри корабля, он никогда раньше не видел. Но при этом все там как будто было знакомым – как и все, что касалось Таноса. Активировав беззвучный режим, чтобы не стучать об пол ботинками и не привлекать лишнего внимания, он принялся разглядывать вторгшийся в Нью-Йоркское небо корабль.

– Да все нормально. Только вот что, Пеппер, думаю, придется отменить наш заказ на ужин.

– Почему? – в голосе Пеппер страх смешался с настойчивостью.

С величайшим трудом Тони удалось подавить волнение и не возвращаться мыслями к тому, что всего несколько секунд назад он точно так же боялся за жизнь Паркера, как Пеппер сейчас за его.

– Ну, просто я вряд ли попаду домой в ближайшее время.

Нанороботы, из которых был сделан шлем Тони, расползлись в стороны, оставив его лицо без маски. Тони ждал ответа Пеппер и продолжал осматриваться.

– Только не говори, что ты на том корабле.

Тони прерывисто вздохнул. Пеппер сразу все поняла. Она отлично его знает. Она толком и не задавала вопроса, но они оба знали ответ. Тони был бы не Тони, если бы не оказался на корабле пришельцев.

– Да, я на нем, – выдавил он, сгорая от ненависти к себе: всего несколькими буквами он только что ранил единственную любовь своей жизни.

– Боже, нет, скажи, что ты не там, не на корабле, – говорила Пеппер. Их слова снова сплелись и закружились вместе. Даже в такой момент они перебивали друг друга и договаривали друг за друга реплики.

– Милая, прости, прости меня. – Он хотел как-то успокоить свою невесту, но знал, что это возможно, только если выйти из корабля и вернуться в Нью-Йорк. Но этого Тони сделать не мог. И не сделал бы ни в коем случае.

– Вернись, Тони. Ради бога, возвращайся сейчас же.

– Пеп...

– Возвращайся.

Тони застыл на месте.

– Босс, связь отключается. И я тоже. – Механический голос Пятницы стих, звонок оборвался. Пеппер исчезла. Тони знал, что она не успокоится, пока снова его не услышит... и не увидит. И это значило, что свою задачу он должен выполнить как можно быстрее.


* * *

ЖЕЛЕЗНОМУ Человеку было невдомек, что жажду Питера Паркера уменьшать количество несчастий в этом мире обычным парашютом не погасить. Человек-Паук отстегнул его и забрался на корабль по паутине, приклеившейся к корпусу.

– Ох ты, – проговорил он, проскользнув в один из аварийных люков корабля. – Не надо было покидать автобус.

Питер бросил взгляд на Землю, которая стремительно уходила вниз. Люк закрылся.

Эбеновый Зоб стоял около панели управления. Он ввел координаты и улыбнулся. Пришелец знал, что его отец и хозяин будет доволен. Мастер мистических искусств Стивен Стрэндж плыл сквозь космос на планету Титан, где Танос сможет отобрать у него Камень Времени.

Ярко вспыхнув, кольцеобразный корабль устремился сквозь гиперпространство к дальним уголкам галактики.

В нескольких милях под точкой, где он исчез, на улице Манхэттена среди обломков стояли Брюс Бэннер и Вонг. Они беспомощно наблюдали, как корабль растворяется в небе. Тяжело вздохнув, Вонг открыл портал в Святая Святых, шагнул внутрь и начал подниматься по осыпающейся лестнице.

– Ты куда? – спросил Брюс.

– Камень Времени похищен, – сообщил Вонг. – Святая Святых осталась без защиты, – угрюмо продолжил мистик голосом, полным осознания своей оплошности. Брюс видел печаль в его глазах. – А ты что будешь делать?

Брюс не успел ответить: что-то привлекло его внимание – телефон Тони. Он открыл крышку. Экран загорелся. В телефоне был только один контакт: Стив Роджерс.

Брюс поднял аппарат к уху, посмотрел на Вонга, и впервые за много лет в его глазах вспыхнула надежда.

– Позвоню кое-кому.

ГЛАВА ПЯТАЯ

В НЕСКОЛЬКИХ световых годах от Солнечной системы сквозь космос несся гладкий серебристо-оранжевый корабль, по кабине которого разливались земные хиты семидесятых-восьмидесятых. Пестрый экипаж подпевал.

Корабль Стражей.

Экипаж: Стражи Галактики.

Нигде больше вы не увидите вместе Звездного Лорда, смекалистого получеловека, воспитанного пиратами; Гамору, смертоносную воительницу, воспитанную Таносом; Мантис, искреннего и наивного эмпата с антеннами на голове; Дракса, мускулистого инопланетянина с замысловатым узором татуировок по всему телу; Грута, разумное дерево и бунтующего подростка, и Ракету, енотообразного сквернослова и результат генетических экспериментов. И вся эта разношерстная компания объединилась в попытке спасти галактику (и украсть кое-чего для личного пользования).

– Так зачем нам туда? – Ракета зевнул, явно утомленный новым заданием. Покачивая головой в такт музыке, Гамора оглянулась на второго пилота.

– Мы получили сигнал бедствия, – объяснила она. – Кому-то грозит гибель.

Ракета закатил глаза.

– Это я понял, но мы тут при чем?

Питер Квилл посмотрел на Гамору. Он всегда смотрел на нее, когда, казалось, вот-вот позабудет о добродетели. И не потому, что ее моральный компас ковался в условиях безупречно этичного существования, а потому, что как раз наоборот: всю жизнь ее использовали как устрашающее, губительное и кровавое оружие приемного отца – Таноса. Она заглянула в самую кромешную тьму, но сохранила остатки человечности, и перед лицом такого чуда таял даже Звездный Лорд.

Чувства Гаморы и Питера – они, конечно, этого не признавали – лежали за рамками романтической влюбленности, хотя и ей место нашлось. Они дополняли друг друга как кусочки головоломки. Все их несовершенства идеально накладывались друг на друга и делали их наконец цельными.

Найдя друг друга, они нашли свое место в жизни.

Но при всем этом Питер мог иногда немного, ну, давать слабину. Время от времени. Гамора ведь поймет. (А вот и нет.)

– Потому что мы добрые, – сказал Питер сильным и чистым голосом. Ему нравилось знать, что он хороший, и Квилл гордился новообретенной порядочностью. Ракета, которого куда меньше воодушевляла вся эта деланная благость духа, закатил глаза, ни на секунду не поверив в добрые намерения Питера. – А может быть, тот, кого мы спасем, за наши усилия угостит нас чеддером.

– Но это не главное, – не оборачиваясь, напомнила Гамора.

– Но это не главное, – торжественным тоном повторил за ней Питер, чтобы все они поняли, что он и сам горячо верит в ее слова. А потом, как бы между прочим, добавил: – Не, ну если он не захочет платить...

– Отожмем у него корабль, – тихо и рассудительно проговорил Дракс. Гамора смерила его взглядом.

– В точку, – согласился Ракета.

– Бинго! – поддержал друзей Питер.

– Прекратите! – вмешалась Гамора и раздраженно посмотрела на Квилла. Он махнул рукой, будто показывая, что это пустая болтовня и никаких кораблей они воровать не собираются.

Сейчас они лишь несколько мгновений смотрели друг другу в глаза. Но стать столь близкими, достигнуть такого уровня понимания друг друга можно только за многие годы. Связь между ними вышла на какой-то новый уровень. Всю жизнь и Гамора, и Квилл страдали от предательства и разочарования – их убеждали, что так проявляется любовь. Но теперь в лице друг друга они обрели того, кому можно доверять, того, кто не будет равнять любовь и боль.

– Уже близко, – прозвенел голосок Мантис. Она широко распахнула черные как уголь глаза.

– Итак, Стражи. Напомню: это может быть опасно, так что постарайтесь выглядеть как можно грознее, – объявил Квилл.

За его спиной Мантис оскалилась и зарычала – скорее миленько, чем злобно и страшно. Почти в полной тишине кабины запищали сигналы видеоигры. Экипаж повернул головы к Груту, который со времен битвы с Эго вытянулся в долговязого подростка. Вел он себя соответствующе. Закинув древесную ногу на подлокотник, он никого не видел и не слышал, с головой уйдя в игру.

Квилл стиснул зубы, готовясь к уже привычной перепалке.

– Грут, бросай уже. Повторять не буду. – В игре что-то продолжило звякать и пищать – Грут будто и не заметил, что к нему обращаются. – Грут! – более грозно проговорил Квилл.

Не поднимая глаз, Грут скорчил гримасу и презрительно бросил:

– Я есть Грут!

– Чего-чего? – взревел Квилл.

– За языком следи! – рявкнул Ракета.

– Эй! – прикрикнула на Грута Гамора.

– Ничего себе, – сказал Дракс. Грут насмешливо хмыкнул в ответ и вернулся к игре.

– Ты смотри, какой дерзкий, – продолжил Квилл, отклонившись, чтобы получше разглядеть долговязого бунтаря.

– Пара сучков выросла, и ты сразу такой крутой? – прорычал Ракета, все больше распаляясь. Он встал с кресла, повернулся и ткнул лапой в сторону нахального воспитанника. – Поговори мне еще, я эту штуковину на мелкие кусочки разнесу.

Спор прервал тихий вздох Мантис, которая указывала вперед, за большой иллюминатор корабля.

– Что тут произошло?

Снаружи они увидели обломки «Старейшины». Куски искореженного металла, зависшие в пустоте безжизненные тела. Забытые и покинутые. Брошенные там, где их никто не будет искать.

– О боже, – в ужасе прошептал Квилл. Экипаж сохранял молчание в знак скорби.

Пока...

– Так, похоже, нам не заплатят, – констатировал Ракета, намереваясь развернуть корабль.

БАМ!

Что-то или, скорее, кто-то ударился об иллюминатор кабины. По стеклу распласталось тело какого-то мужчины. Стражи пытались отойти от шока, но у них не получалось.

– Ого! – одновременно воскликнули Га- мора и Дракс.

– Фу! Дворники, дворники включите! Смахните его! – заверещал Ракета.

– У-у-у-у! – испуганно заныла Мантис.

Квилл с поразительным спокойствием наклонился к стеклу, чтобы рассмотреть тело поближе, но вдруг отпрянул назад: мужчина открыл единственный целый глаз.


* * *

– КАК ЭТОТ чувак вообще выжил?

Этот вопрос не давал Питеру Квиллу покоя. Стражи собрались вокруг едва дышащего асгардца, который лежал на столе в кают-компании. Затащить незнакомца в корабль удалось только вчетвером, а уложить на стол – только всем вместе.

– Это не чувак, – благоговейно произнес Дракс и ткнул в Квилла пальцем. – Сам ты чувак. – Снова опустив взгляд на Тора, Дракс продолжил: – Это мужчина. Красивый, мускулистый мужчина.

– Я тоже мускулистый, – обиделся Квилл.

– Ой, да кому ты рассказываешь? Еще один сэндвич – и ты официально жирдяй, – с обычным для него тактом заявил Ракета.

– Ой, ну конечно, – попытался отбиться от нападки Звездный Лорд.

– Это верно, Квилл, – в обычной официальной манере высказался Дракс, и Питер насупился. – Ты набрал вес.

– Чего?! – разъярился Квилл. Дракс многозначительно постучал его по подбородку, потом по животу. Квилл недовольно посмотрел на него. А потом повернулся к единственному созданию, которому доверял, чтобы выяснить правду, какой бы она ни была. – Гамора, ты что скажешь?

Гамора не рискнула на него посмотреть. Других аргументов ему и не надо было. Квилл открыл рот и так и остался стоять; тем временем Мантис приложила ладони к голове Тора. Она резко отшатнулась, но рук не убрала.

– Он встревожен... зол... – Мантис еще глубже проникла в душу Тора и широко распахнула глаза, окунувшись в его подсознание. – Он переживает огромную потерю... и чувствует вину.

Дракс разинул рот, не в силах прекратить рассматривать тело спасенного.

– Он – будто плод любви пирата и ангела.

– Ого. Ну ничего себе. Видимо, и правда пора заняться собой. Ладно. Наберу себе тренажеров. И как начну заниматься, ух. И за гантели еще возьмусь, – уведомил экипаж Квилл.

– Ты же в курсе, что гантели несъедобные? – усмехнулся Ракета.

Гамора взяла незнакомца за руку и с восхищением оглядела ее.

– Мышцы как из металлического волокна котати, – проговорила она.

Это была последняя капля. Терпение Питера иссякло.

– Так, хватит ему руки щупать! – Притворившись послушной, Гамора отпустила руку Тора. Квилл повернулся к Мантис. – Разбуди его.

Мантис наклонилась и прошептала единственное слово:

– Проснись.

Мужчина с ревом вскочил со стола. Стражи потянулись за оружием. Но выброс адреналина закончился, и незнакомец упал вперед, привалившись к стене.

Затем он повернулся, пытаясь отдышаться и с недоверием глядя на пеструю компанию.

– Вы кто такие, черт возьми?


* * *

ГАМОРА знала, что этот день однажды настанет. Эта мысль преследовала ее всю жизнь.

– Сколько я знаю Таноса, у него была лишь одна цель. Уничтожить половину всего живого и восстановить равновесие во Вселенной, – говорила Гамора, глядя в иллюминатор – она старалась не смотреть на тех, кто стал ей небезразличен, пусть они и знали всю ее историю. – Он летел от планеты к планете и везде устраивал кровавую резню.

– Так было и на моей, – сказал Дракс, в его голосе слышалась боль.

Гамора заговорила еще безрадостнее.

– Если он получит все шесть Камней Бесконечности, то сможет истребить половину Вселенной одним щелчком пальцев, вот так, – и она показала, как прост этот жест.

– Похоже, ты немало знаешь об этом Та- носе, – заметил мужчина, назвавшийся Тором Одинсоном, королем Асгарда.

– Гамора – его дочь, – с готовностью подсказал Дракс.

Тор нахмурился и поднял на нее глаза. Гамора опустила голову. Когда уже она прекратит страдать от этого жгучего стыда? Когда освободится от Таноса? Суждено ли этому случиться вообще?

– Твой отец убил моего брата, – прорычал Тор, поднимаясь и готовясь противостоять девушке.

– Ну дела! – Ракета не мог решить, встать между ними или убраться подальше. Но потом все же выбрал второе.

Квилл же попытался погасить в зародыше назревающий конфликт.

– Приемный отец, если быть точным. – Тор подошел уже почти вплотную к Гаморе. Выражение его лица нисколько не изменилось. – И она ненавидит его не меньше, чем ты. – Питер старался все объяснить как можно быстрее.

Тор все же остановился. На борту корабля повисла пауза. Гамора с вызовом посмотрела на асгардца – прямо ему в глаза. Она была готова к Дракс.

Тор положил руку Гаморе на плечо.

– Семейные отношения – сплошная морока. – Гамора смерила взглядом пятерню на своем плече. – Перед смертью отец сказал мне, что у меня есть сводная сестра, которую он заточил в аду. А потом она вернулась домой и выколола мне глаз. – Тор крепче сжал пальцы, чему Квилл совсем не обрадовался. – И мне пришлось ее убить. Но такова жизнь. Я так думаю. То одно, то другое... Я тебя понимаю.

Квилл обошел Гамору и двинулся вперед, прямо к Тору.

– А я-то как понимаю. – Он встал между Гаморой и асгардцем. – Это, конечно, не соревнование, но и я столько всего пережил.

Гамора закатила глаза и пошла прочь, предпочитая не смотреть дальше на вспышку детской ревности Квилла. Тор с шумом отхлебнул суп, которым его угостили Стражи, а Питер все не унимался:

– Мой отец убил мою мать, а мне потом пришлось убить отца. Тяжело было. Может, даже тяжелее, чем прикончить сестру. Но у меня- то, правда, оба глаза на месте, а это...

Тор вдруг понял, что держит в руке.

– Мне нужен молот, а не ложка, – перебил он Квилла и двинулся к складу. Там был шаттл, подходящий для полетов на дальние расстояния, – как раз такой, как ему нужно. Он принялся нажимать на кнопки панели. – Как открывается? Наверняка какой-нибудь... четырехзначный код... Дата рождения? Или...

– Ты что делаешь? – спросил Ракета.

– Забираю ваш шаттл, – ответил Тор с таким видом, будто услышал невероятно глупый вопрос.

– Ни в коем случае. – Квилл шагнул к Тору. Он говорил низким и грозным голосом, стараясь придать ему немного царственности и асгардских ноток. – Вы ни в коем случае не возьмете наш шаттл, сэр.

– Э-э-э... Квилл, ты специально голос понижаешь? – спросил Ракета.

– Как понижаю?

– Ну так. Делаешь похожим на голос этого сына бога. Это странно.

– Вовсе нет.

– Вот опять! – воскликнула Мантис.

– Это мой обычный голос! – возразил Квилл явно не своим обычным голосом.

Тор с громким стуком опустил ногу перед Квиллом. Мужчины встали друг напротив друга.

– Ты меня дразнишь? – спросил Тор.

– Может, ты меня дразнишь? – передразнил Питер.

– Прекрати. Только что опять дразнил!

– Смотрите, он пытается копировать меня, – сказал Квилл, обернувшись к команде.

– Сейчас же прекрати, – с глухим рычанием произнес Тор.

– Хватит! – прикрикнула на них Гамора. Она поверить не могла, что двое взрослых мужчин нужно призывать к порядку, когда вокруг творится настоящий кошмар.

– Он первый начал, – оправдывался Тор. Он очень хотел, чтобы Гамора поняла, что виноват тот, второй.

– Мы должны остановить Таноса. – Гамора не собиралась возвращаться к старой теме. Тор бросил последний взгляд на Квилла и двинулся к Гаморе. – А значит, надо выяснить, куда он направится дальше.

– Забвение, – уверенно сказал Тор. Забвение находилось в отдаленном уголке космоса, и знали о нем немногие. Стражи к этим немногим имели самое прямое отношение.

– Да, мы предадим его забвению, но куда он летит? – в недоумении спросила Ман- тис.

– Нет-нет. Забвение – это такое место. Залетали как-то. Уныло там, – объяснил Квилл эмпату, пока Тор рылся в припасах.

– Вообще-то это наша еда. – Одно дело предложить гостю супа и совсем другое – позволить ему объесть их. – Этого Квилл допускать не собирался.

– Теперь моя, – бросил Тор, не глядя на Квилла, и продолжил перебирать свертки.

– Тор, зачем ему на Забвение? – испуганно спросила Гамора.

– Потому что уже много лет Камень Реальности надежно хранится у человека, известного как Коллекционер.

Стражи знали, кто это, и от слов Тора у них свело животы.

– Если так, то о «надежно» и речи нет. Нужно быть идиотом, чтобы доверить Камень Бесконечности Коллекционеру, – разозлившись еще больше, сказал Квилл.

– Или гением, – возразил Тор.

– Почему ты решил, что он отправится именно туда, а не за другим Камнем? – спросила Гамора. Ее сердце бешено колотилось.

Тор вздохнул, повернулся и посмотрел на нее.

– Всего Камней шесть. Танос уже нашел Камень Силы – на прошлой неделе разрушил Ксандар и забрал его. – Тор понятия не имел, что его слова означают для Стражей.

Гамора, Грут, Ракета, Дракс и Квилл переглянулись. Они познакомились на Ксандаре, там жили некоторые из тех, кого они считали друзьями. А главное, это они решили оставить Камень Силы в надежных руках ксандарцев.

Неужели это их вина?

Тор продолжал:

– Потом он украл у меня Камень Пространства, уничтожил корабль и убил половину моего народа. – Голос асгардца звучал будто издалека. Он еще не успел оплакать павших. Но сейчас на это не было времени. Тор взял себя в руки. – Камни Времени и Разума на Земле и пока в безопасности. Их охраняют Мстители...

Про последних Стражи не поняли.

– Мстители? – переспросил Квилл.

– Величайшие герои Земли, – между делом пояснил Тор, как будто это и так все знали. Он так увлекся сборами в путь, что даже не заметил недоумения своих спасителей.

– Как Кевин Бэйкон? – серьезно спросила Мантис.

– Может, и он тоже Мститель. Не знаю, я давно там не был.

Квилл – только он на корабле и знал, кто такой Бэйкон, – растерянно нахмурился, услышав, что актер мог оказаться одним из этих Мстителей.

Тор объяснял дальше:

– А Камня Души никто никогда не видел. И где он, никому неизвестно. – Асгардец говорил, а Гамора опустила взгляд, занервничав, едва услышала о последнем камне. – Это значит, что Танос не может его найти. Следовательно, Танос направится на Забвение.

Тор оглянулся посмотреть, получилось ли у Стражей проследить за его, казалось бы, нехитрой логикой. Он не знал, что логика – не самая сильная их сторона.

– Следовательно, – с нажимом проговорил Тор, – он направится за Камнем Реальности.

Тор посмотрел на Гамору. Его поучительная речь, очевидно, закончилась.

– Не благодарите.

Гамора подошла к Питеру, чтобы поделиться первыми наметками плана.

– Тогда и нам нужно спешить туда, – настойчиво проговорила она, собираясь напомнить, как важно действовать быстро, но ее безапелляционно перебили.

– Неверно. Надо спешить на Нидавеллир, – провозгласил Тор.

Его слова встретило всеобщее безмолвие...

И тут Дракс сказал:

– Это вымышленное слово.

– Как и все остальные, – резонно заметил Тор.

– Нидавеллир... реально существует? Серьезно? – Ракета подошел к Тору, его глаза мечтательно затуманились, мордочка расплылась в широкой улыбке. – Это легендарное место. Там делают самое мощное, разрушительное, ужасное оружие, которое только бабахало по Вселенной. – Ракета говорил как ребенок, который с азартом рассказывает, как могла бы выглядеть мастерская Сайты во сне сумасшедшего. О большем, чем реальный Нидавеллир, Ракета и мечтать не мог. Он усмехнулся. Внезапно, словно очнувшись, он посмотрел на Тора и спросил:

– А нельзя мне туда тоже слетать? Пожалуйста.

Квилл едва не поперхнулся. Услышать от Ракеты «пожалуйста» можно было нечасто, сколько бы оружия ему ни светило.

Гамора покачала головой. Затея казалась совсем уж глупой.

Тор одобрительно посмотрел на Ракету.

– Кролик молодец. Явно умнее вас всех.

Ракета выпятил грудь, собираясь повторить эту похвалу, на случай если кто-то не услышал, как вдруг до него кое-что дошло.

– Это кто кролик? Я кролик?

– Оружие, которое мне нужно, может изготовить только гном Эйтри, – объяснил Тор, игнорируя недоумение во взгляде Ракеты, которого он окрестил кроликом. Вместо этого он посмотрел на генетически измененного зверька, слегка склонился и приложил кулак к груди в знак добрых намерений. – Полагаю, вы капитан этого судна, сэр?

– Вы очень проницательны, – подтвердил Ракета в корне ошибочную догадку Тора.

– Вы, должно быть, доблестный предводитель. Согласны ли вы отправиться со мной на Нидавеллир? – спросил асгардец.

– Позвольте мне уточнить у капитана. Ах, точно, это же я капитан! – Ракета довольно ухмыльнулся.

Тор улыбнулся в ответ.

– Отлично!

Казалось, путешествие обещает быть удачным, вот только...

– Вообще-то, это я тут капитан, – протестующе подняв руку и встав между Тором и шаттлом, вклинился в разговор Квилл.

– Отставить! – Тор скомандовал так убедительно, что сам Звездный Лорд на миг замолчал. Но тут он заметил, какую сумку Тор набил припасами для своего путешествия.

– Эй, это мой рюкзак, – неуверенно возразил Квилл.

– Иди садись, – приказал ему Ракета.

– Слушайте, это мой корабль. А я не собираюсь ни на какой    – Квилл умолк, пытаясь припомнить, куда там собирался Тор. Но нет, забыл. – Погодите-ка.

Тор повернулся к Питеру. Квилл расправил плечи, выпрямился, чтобы казаться выше, и откашлялся.

– О каком вообще оружии идет речь?

Последовавшего ответа никто не ожидал.

– Такого, которое убьет Таноса.

Слова Тора повисли в воздухе. Экипаж переваривал мысль о том, что такое оружие вообще возможно создать.

Первым пришел в себя Квилл.

– А тебе не кажется, что нам всем оно не помешает?

– Нет, – оборвал его Тор. – Вам не хватит сил с ним совладать. Тела рассыплются в прах, а разум утонет в безумии.

– Теперь мне еще больше хочется на Нидавеллир. Это странно? – спросил Ракета.

– Хм, немного, – ответил Тор, раздумывая, не поспешил ли он с выбором спутника.

Гамора, наслушавшись достаточно о гномах, кроликах и оружии, способном убить Таноса, высказалась с позиции трезвого рассудка:

– Если мы не полетим на Забвение и позволим Таносу добыть еще один Камень, его уже никто не сможет остановить.

Компания обдумывала ее слова. Сомнения разрешил Тор.

– Он и так слишком силен, – сказал асгардец с болью в голосе.

Ракета, освоившись в роли капитана, озвучил план:

– Я все придумал. У нас два корабля и целая толпа отчаянных придурков. – Никто будто и не услышал оскорбления – экипаж напряженно ждал, что зверек скажет дальше. – Так вот, мы с Грутом полетим с этим ангелом-пира- том, а остальные недоумки двинут на Забвение перехватывать Таноса. План – чума? – Возражений не последовало. – То-то же.

– Полная чума, – ответил Тор.

– Ответственно заявляю, ты с ним летишь только потому, что как раз там Таноса не будет, – прошипел Питер.

Ухмыльнувшись, Ракета нарочито громко, чтобы Тор точно услышал, проговорил:

– Знаешь, Квилл, ты б не разговаривал так с капитаном, а? – Только этого и не хватало, чтобы вывести Квилла из себя. Ракета и сам это понял, заметив, как покраснело лицо Питера.

Закинув рюкзаки – свой и Грута – в шаттл, Ракета огляделся в поисках подопечного. Тот низко склонился к видеоигре и отчаянно жал на кнопки пальцами-веточками, набирая очки.

– Давай, Грут. Отложи игру, мозги мхом зарастут, – предостерег он.

Грут проворчал такую грубость, что Ракета застыл на месте. Он уже собирался открыть рот и «срезать» этого деревянного хама, но вспомнил, что пора бы отправляться за оружием хаоса и разрушения. Троица поднялась на борт и приготовилась к взлету.

Изнутри шаттла Тор отдал честь и обратился к остальным Стражам:

– Я прощаюсь с вами и желаю удачи, недоумки.

Мантис помахала ему в ответ, другие же растерялись от таких последних слов и обиженно уставились на асгардца.

Тор улыбнулся эмпату:

– Пока.

Шаттл вылетел в открытый космос, разделяя единый экипаж Стражей на две команды. И той, и другой предстояла миссия, которая могла решить судьбу Вселенной. Об этом, направляясь каждый в свою сторону, думали и обитатели корабля Стражей, и троица, летевшая на Нидавеллир.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ДЛЯ СЛУЧАЙНОГО наблюдателя эти двое были обычной парочкой, вместе коротающей скучный вечер. Она потягивала чай в постели, а он в окно наблюдал, как темное ночное небо опускается на шотландский пейзаж. Обычный во всех отношениях вечер.

Кроме разве что самой пары. Ванда Максимофф, более известная как Алая Ведьма, и Вижн, беглый и, возможно, самосовершенствующийся андроид Тони Старка.

Ванда и Вижн украли у жизни этот скучный, обычный вечер. Ничем не примечательные на первый взгляд ночи они готовы были отстаивать ценой всего, что у них было. Они боролись за то, чтобы сидеть в постели и пить чай, как любая нормальная пара, с решимостью и самоотверженностью, которых раньше за собой не знали.

В этой скучной комнате этой заурядной шотландской ночью Ванда и Вижн наконец-то были свободны. Свободны от бесчисленных обязательств. От осуждения и невыполнимых ожиданий. От смертельно опасной работы по спасению мира, который их обоих неизменно отвергал.

На свете есть люди, готовые биться насмерть за один, казалось бы, скучный вечер вдвоем.

По комнате пробежала рябь, Вижн внезапно согнулся и схватился за голову от боли. Он осторожно коснулся кончиками пальцев светящегося желтого Камня Разума посреди лба.

– Вижн, это опять Камень? – обеспокоенно спросила Ванда.

Пальцы Вижна с любопытством ощупывали осколок первых дней Вселенной.

– Он как будто... говорит со мной. – Андроид казался растерянным и слегка испуганным. Ванда встала с кровати и подошла к нему.

– И что говорит? – спросила она, не до конца уверенная, что хочет знать ответ.

– Не знаю... не знаю, но что-то... – Вижн замолчал.

Ванда внимательно посмотрела на него. Это лицо. Его лицо. Она уже изучила каждый сантиметр, и ее сердце разрывалось от мысли, что Вижн старается скрыть свое беспокойство. По комнате снова пробежала рябь, и Вижн поморщился.

– Эй. – Она обхватила руками его лицо и внимательно вгляделась в него. Вижн взял ее руку и поцеловал, как всегда опасаясь, что их украденное время вместе подходит к концу. Хотели они этого или нет, внешний мир пробивал их блокаду.

Вижн, не отрывая губ от руки Ванды, закрыл глаза. Девушка наклонилась к андроиду, и он снова посмотрел на нее, затем поднял ее руку и нежно положил на Камень. Вижн чувствовал ее – ее тепло. Больше для него в мире ничего не существовало. Он наклонился и прошептал:

– Скажи, что ты чувствуешь. – Мягкий голос Вижна то и дело прерывался. Без телекинетических способностей Ванды он не мог понять, что пытается сообщить ему Камень Разума, хотя никому из двоих в этой комнате не хотелось вспоминать, кто они на самом деле.

Ванда подняла глаза на Вижна. У него на лице были написаны страх и замешательство. Ему было больно, и девушка едва могла это вынести. Как не могла вынести того, что им нельзя провести вместе еще одну скучную, ничем не примечательную ночь. Как не могла вынести и того, что они не могут быть... обычными.

Сейчас все это не имело значения. Сейчас важной была только возможность подарить ее любви немного покоя. Она отодвинула руку от головы Вижна, и крошечные нити красной энергии протянулись к камню, а затем снова исчезли в ее руках.

Ванда сосредоточилась на Камне Разума, искала, высматривала, откапывала ответы. Она уже много раз так делала, разум каждой ее цели открывался перед ней нараспашку. Но сейчас все было иначе. Не получалось... у нее не получалось... найти... Ванда не могла пробиться через туман, морок, чувства, теплоту, любовь, привязанность, ощущение, что наконец он нашел свое место, а она – свое, рядом с ним.

– Я чувствую только тебя, – сказала Ванда. Она сама не ожидала, что с такой легкостью это произнесет.

За окном пошел дождь; Вижн коснулся ладонями ее лица и поцеловал. Ванда растворилась в нем. И растворялась снова и снова. Ее ничуть не волновало, что не получается читать Камень. Напротив, это доказывало, что между ними что-то есть.

Что-то новое и прекрасное. По ту сторону сил, голосов и хаоса в сознании, которые сопровождали ее, сколько она себя помнила... она была способна чувствовать, способна любить. А кто-то мог чувствовать и любить ее. У нее есть шанс. У них есть шанс.

Ведь есть?

Медленно одевшись, они вышли из гостиницы подышать свежим воздухом и поесть. Держась за руки, Ванда и Вижн шли по мощеным улицам. Часы, отмеряющие отведенное им время, оглушительно тикали. Они оба знали, что пробыли вместе больше, чем следовало. Но проходила секунда, и они оставались вместе еще на одну, а потом и на две, а потом снова. Вижн и Ванда жадно присваивали время Вселенной, которая всегда против них.

– Так, до Глазго есть поезд в десять, можем подольше побыть вместе перед отъездом, – холодно и отстранение сказала Ванда. Только так она и могла пережить следующие несколько часов.

– А если я опоздаю на поезд? – спросил Вижн. Он говорил четко, но с легкой нерешительностью.

– Есть еще в одиннадцать. – Ванда старалась не выказывать никаких эмоций. Она едва сдерживала чувства, которые пугали своей силой.

– А если я опоздаю на все поезда? – Вижн остановился и повернулся к ней. В голове все более и более реальной становилась одна мысль. Он расплылся в улыбке. – А что, если на этот раз я не вернусь?

Ванда разом вспомнила все причины, по которым это было неудачное предложение. Ее захлестнуло жестоким осознанием того, насколько он поистине уникален и удивителен. Ванда вела себя эгоистично. Вижн был нужен миру больше, чем ей. Хотя ей казалось непостижимым, как такое возможно.

– Ты дал слово Старку. – Алой Ведьме было противно от собственной прагматичности. Почему она не может просто взять и исчезнуть? Почему ей не верится, что она заслуживает шанса на нормальную жизнь, на счастье?

– Я бы предпочел дать слово тебе.

Более серьезных клятв от него и не нужно, поняла Ванда. Ее сердце переполняла радость, какие бы опасности не подразумевало это решение.

– Ты ведь знаешь, меня тоже ждут. Мы оба давали слово. – Ванда сдержала волну эмоций, когда с губ готовы были сорваться непомерно смелые слова.

– Но не друг другу. Мы два года крали мгновения, чтобы понять, получится у нас или нет. Я не знаю... – Вижн глубоко вздохнул, пытаясь понять, это ли ощущение называют волнением. – Знаешь что? Я просто скажу за себя. Я думаю... я думаю... все получается.

– Получается, – согласилась Ванда, не в силах сдержать улыбку.

– Получается, – повторил он.

Вижну было приятно произносить это слово. Повторять его снова и снова. Они улыбались друг другу с необъятной радостью, страхом и удивляясь самим себе.

– Останься. Останься со мной, – попросил Вижн. Его тихий голос манил.

Ванда посмотрела на него и на мгновение позволила себе представить, что было бы, останься она с этим странным, но таким любимым существом. Они бы сидели в маленькой скучной комнате, пили бы чай и путешествовали по миру, никому не раскрывая, кто они такие. Все бы только знали, как безгранично эти двое друг друга любят.

Но тогда им пришлось бы просто стоять и смотреть, как страдают ни в чем не повинные люди из-за того, что Вижн и Ванда решили побыть эгоистами. Как бы ни была сильна их любовь, это бремя разрушило бы чувства, уничтожило бы саму причину, по которой они друг друга так любят. И по которой они едва- едва научились любить самих себя.

Ванда с трудом отвела взгляд. Она любила Вижна, а значит, не могла и не стала бы удерживать его рядом с собой. Как бы тяжело ему ни пришлось.

– Или не оставайся... если я перегнул палку, – сказал Вижн, стараясь не давить на нее.

Вдруг Ванда заметила что-то странное в окне ближайшего ресторана. В новостях показывали кадры катастрофы в Нью-Йорке. Увидев нависшие над городом корабли и размытые изображения Эбенового Зоба и Черного Карлика, Ванда от ужаса прикрыла рот рукой.

Она еле заставила себя проговорить:

– Кто это?

Прежде чем ответить, Вижн глубоко вздохнул.

– Это о них предупреждал меня Камень, – только и смог сказать он. Затем они увидели сообщение на экране: Тони Старк пропал!

Вижн схватил Ванду за руку, поцеловал ее пальцы и, почти на ходу, проговорил:

– Мне нужно идти.

Но Ванда не отпускала его.

– Нет, Вижн, нет. Если это правда... возможно, не стоит возвращаться.

На девушку накатила паника.

– Ванда, мне... а-ах-х-х. – Глаза Вижна резко расширились от шока и боли, андроид согнулся.

– Вижн! – вскрикнула Ванда, и красные нити энергии окутали ее руки туманом и искрами. Она в ужасе смотрела на то, что происходит с ее любимым.

Его грудь пронзил острый клинок и поднял на метр над землей. Человеческое обличье исчезло, кожа покраснела, обычная одежда сменилась зеленовато-золотым плащом. Вижн закричал, и его отбросило на середину мощеной улицы.

На его месте остался рычащий Корвус Глефа.

Ванда прищурилась.

Энергия Алой Ведьмы вспыхнула сильнее. Она взмахнула руками и готова была колдовать, взметнула ладони, прицелилась, но тут ее сбило ярко-синим взрывом – и она не успела помочь Вижну. Девушка отлетела и пробила своим телом витрину на другой стороне улицы. Проксима Полночь использовала силу своего посоха, на обоих его концах потрескивали голубые искры энергии.

Вижна парализовало. Он лежал на земле, а над ним нависли Корвус Глефа и Проксима Полночь. Корвус вытащил клинок и приставил его к Камню Разума во лбу жертвы. Камень был намного мощнее лезвия, но Вижн закричал, будто ему пронзили мозг. Корвус переместил вес, снова приставил клинок к Камню и еще раз попытался его извлечь.

Вижн не успел даже позвать на помощь, как оба врага отлетели на два квартала от него. Андроид повернул голову и увидел Алую Ведьму, пылающую энергией и гневом. Она выходила из разбитой витрины. Ванда взмахнула руками, пляшущие алые молнии окружили Вижна и унесли прочь от земли, Корвуса и Прокси- мы. Ванда полетела за любимым, унося его подальше, туда, где можно было бы осмотреть его рану. В темном переулке она осторожно опустила его на землю и начала залечивать зияющую дыру от лезвия.

– Клинок. С ним не работают способности, – сказал Вижн. Благодаря своим суперсилам обычно он мог проникать сквозь твердые предметы.

– Как такое возможно? – спросила Ванда, занимаясь его раной.

– Предположительно, ник-к-никак... – Вижн дернулся, из груди вырвались искры. Его тон смягчился: – Системы отключаются.

Ванда принялась за рану еще усерднее. Она не могла и не хотела признавать, что сквозная рана или эти неизвестные враги представляют хоть какую-то сложность. Ванда не готова была вот так потерять его. Только не так. И только не потерять.

Алая Ведьма с напускной легкостью бесстрашно паяла, надеясь дать Вижну покой, который дарил ей он. Она старалась подавить панику и сосредоточиться на работе. Если она хоть на секунду поверит, что Вижна не спасти... то что... что ей останется в этом мире? Как ей жить дальше?

Нет. Ни за что. С ним все будет в порядке.

Обязательно. Обязательно.

Выдавив улыбку, Вижн вернулся мыслями на полчаса назад.

– Сдается мне, нам стоило остаться в постели, – пошутил он. Блеск в его глазах потух, и Вижн едва успел оттолкнуть Ванду. Корвус Глефа приземлился в ту самую точку, где секунду назад стояла на коленях Алая Ведьма. Теперь вместо спокойного любящего лица Ванды Вижн видел перед собой существо, желавшее его смерти.

Корвус Глефа сжал шею андроида и ловко подпрыгнул в воздух, увлекая его за собой. Они вдвоем пролетели несколько метров и врезались в стену церкви.

– Вижн! – закричала Ванда. Она бежала по улице, уворачиваясь от изогнутых голубых молний. Алая Ведьма ожидала, что наткнется на Проксиму Полночь, и внимательно прислушивалась к жужжанию энергии посоха.

Проксима с искаженным от ярости лицом приблизилась к изящной девушке. Не желая уступать, Ванда ухмыльнулась в ответ, ее руки вспыхнули. Проксима Полночь замахнулась посохом, но Ванду обучали величайшие мастера на Земле. Она откинулась назад, и посох просвистел над ней. Затем Ванда сотворила заклинание, которое собственным импульсом посоха отбросило Проксиму Полночь метров на десять.

Ванда обернулась к Корвусу и тяжело раненому, едва державшемуся Вижну. Однако она не успела помочь: Проксима воспользовалась ее оплошностью и с силой ударила ей в спину посохом. Алая Ведьма вскрикнула от боли.

Корвус Глефа прорычал компромиссное решение:

– Отдай Камень, и она останется в живых.

Издав первобытный рев, Вижн схватил Корвуса за шею и подбросил вверх. Они рухнули на ближайшую колокольню и, скатившись по крыше, остановились у ее края. Противники вскочили и продолжали бороться, пока из Камня во лбу Вижна не ударил желтый луч. Корвус Глефа еле успел выставить клинок. Энергия отразилась от металла, рассыпавшись по центру города мириадами лучей. Один из них ударил Вижна в грудь, и андроид отлетел назад.

Проксима Полночь следила за дракой между Корвусом и Вижном и не заметила, как руки Ванды вновь вспыхнули. Алая Ведьма отбросила Проксиму в пламя, охватившее грузовик у обочины. Разобравшись с ней, Ванда бросилась на крики Вижна. Она увидела, что Корвус снова склонился над ее любимым, яростно прижимая свой клинок к Камню Разума. Ванда приблизилась. Сейчас пылали даже ее глаза.

– Руки прочь. – Это были не просто слова. Корвуса Глефу подняло вверх метра на три и отбросило в сторону. Ванда с Вижном поднялись в воздух, но недостаточно высоко. Оправившаяся Проксима Полночь направила на них посох и выстрелила голубым зарядом. Он попал точно в цель, и Алая Ведьма с андроидом провалились сквозь крышу близлежащей железнодорожной станции.

Они рухнули со всего размаху на пол первого этажа и долго скользили и катились по нему. Когда они наконец остановились, Ванда склонилась над Вижном и попыталась поднять его.

– Вставай, ну же. Надо подняться.

Но Вижн не двигался.

Ванда не отступала.

– Вижн, тебе надо встать. Ну, давай, надо уходить. Давай же.

Девушка действовала на автомате. Все ее тело было изломано непостижимым образом, но она не чувствовала боли. У нее была одна цель: доставить Вижна в безопасное место. И ничто не могло помешать ей это сделать.

Едва заметная улыбка появилась на губах Вижна. Он поднял руку и коснулся лица Ванды. Он любил ее больше всего на свете, а это значило, что ему надо заставить ее убраться от него подальше. Она не знала, как сильно ему нужно, чтобы она выжила. Она подарила ему жизнь – больше, чем ему было дано. Она любила его. По-настоящему. Вижн и не думал, что когда-то сможет это испытать. Поймет ли она, что смогла ему дать?

– Пожалуйста, уходи. Прошу.

Ванда наклонилась к нему.

– Ты просил меня остаться. Я остаюсь, – не терпящим возражения тоном проговорила она.

– Пожалуйста, – только и успел сказать Вижн – через дыру в крыше на станцию уже проникли Проксима Полночь и Корвус Глефа. Они подошли к паре, лежащей на полу, готовые поставить точку в схватке.

Ванда и Вижн умрут вместе. Прямо здесь. Прямо сейчас. Ведь если погибнет один, другому не останется смысла жить.

Ванда встала и повернулась лицом к противникам. За ее спиной проезжал экспресс. В этом крошечном городке он не останавливался, но Ванда заметила между вагонами... что- то. Или кого-то? Проксима Полночь проследила за направлением ее взгляда. Когда поезд проехал, в тени стал отчетливо виден силуэт.

Проксима Полночь метнула копье. Мужчина поймал его и шагнул на свет. Слегка взъерошенные волосы, светлая борода и черный костюм со знакомым звездным узором на груди. Ванда с облегчением вздохнула.

Капитан Америка.


* * *

ПРИСУТСТВИЕ Стива Роджерса сразу почувствовалось на заброшенной железнодорожной станции. Он стоял неподвижно и совершенно спокойно. Проксима и Корвус, такие уверенные в своих силах всего секунду назад, теперь нерешительно пятились от своей добычи.

А раз все их внимание досталось Капитану Америка, ни Корвус, ни Проксима не заметили Сэма Уилсона, известного как Сокол, который набросился на них сзади.

Ударом ноги Сэм отправил Проксиму в полет через всю станцию к ближайшему магазинчику. Корвус пошатнулся, а Сэм, развернувшись, выстрелил в стройного и гибкого сына Таноса четырьмя снарядами. Одна из ракет Сэма взорвалась рядом со стеной и на мгновение осветила Черную Вдову, которая быстро приближалась к Корвусу Глефа.

Стив бросил посох Проксимы Черной Вдове. Наташа поймала оружие, даже не сбившись с ритма, нырнула под острый клинок Корвуса и замахнулась. Посох и клинок скрестились, выбив искры.

Несколько секунд Корвус и Черная Вдова боролись. Пришелец еще не встречался с Наташей Романофф и слишком поздно понял, что Черная Вдова всего лишь ищет его слабое место.

Без особых расшаркиваний Наташа повернулась, присела на корточки и вонзила посох Проксимы глубоко в бок Корвусу. Тот выронил свое оружие и взвыл; Наташа вонзила копье еще глубже. Ей нужно было вывести его из схватки окончательно.

Посох задрожал в руке Наташи, и она тут же отпустила его. Проксима Полночь притянула к себе свое оружие.

Капитан Америка сделал кувырок, подхватил посох Корвуса и отбил смертельный выпад Проксимы, который мог задеть Наташу. Пока Кэп и Черная Вдова сражались с Проксимой, Сэм подгадал момент и снова ударил ее ногой. Проксима приземлилась рядом со своим товарищем.

Стив и Наташа стояли над ранеными и не способными сопротивляться врагами. Сэм приземлился рядом и взял оружие наизготовку.

– Вставай, – низким рокочущим голосом проговорила Проксима Полночь.

– Я не могу, – с усилием ответил Корвус.

– Мы не хотим вас убивать, но придется, – ледяным тоном сообщила им Черная Вдова.

– Вам больше не представится такого шанса, – разочаровала ее Проксима. Ее голос будто отдавался эхом. Трое героев удивленно наблюдали, как на Проксиму и Корвуса опустился луч голубого света. Пришельцы устремились ввысь из-под крыши железнодорожной станции в ожидающий их космический корабль. Луч вырвал копье Корвуса из руки Капитана и поднял на инопланетное судно.

Когда корабль улетел, все трое переключились на то, что было действительно важно: на Ванду и Вижна.

– Встать можешь? – спросил Сэм у Вижна и протянул руку.

Опираясь на Сэма и прижимая к себе Ванду, Вижн наконец с трудом поднялся. Кэп и Наташа рассматривали тяжелораненого андроида.

– Спасибо, Капитан, – сказал Вижн.

Стараясь не выдать собственной усталости, Капитан Америка принял благодарность Вижна. Он перевел взгляд на Камень Разума в выемке на лбу андроида. Желанное для Таноса сокровище напомнило ему, что это не просто встреча старых друзей. Что бы ни произошло за последние два года – распалась их команда или они просто решили передохнуть – скоро все кончится. Капитан Америка знал, что стоит ему произнести несколько слов, как в движение придет череда событий, которые даже он не сможет контролировать.

– Давай-ка доставим тебя в самолет, – произнес Кэп как можно более непринужденно.


* * *

ВСКОРЕ Кэп, Сокол, Черная Вдова, Алая Ведьма и Вижн – все они оказались преступниками по условиям Заковианского договора – взошли на борт квинджета и поднялись в небо над шотландским городком, где Ванда и Вижн хотя бы недолго смогли насладиться покоем.

– Так, я думала, мы договорились. Не теряться, отмечаться, не рисковать, – сказала Черная Вдова. В каждом ее слове слышались усталость и легкое разочарование.

– Простите. Нам нужно было время, – извинилась Ванда, устраиваясь рядом с Вижном.

Ее слова больно отозвались в душе Стива Роджерса, который стоял посреди квинджета. Время. Он провел на Земле так много времени по человеческим меркам, но для себя самого у него, казалось, не оставалось ни минуты. Он хорошо понимал, почему Ванда и Вижн хотели украсть для себя хоть немного.

– Куда летим, Капитан? – спросил Сэм, сидящий за рычагами квинджета. Эти слова вырвали Роджерса из минутного забытья. Стив посмотрел на Вижна и Алую Ведьму. Они так изменились за последние два года. И каждый сам по себе, и вместе. Но они пока не ведали, что он знал их ближайшее будущее. И как сильно те, кто сейчас находится на борту, будут друг другу нужны. Решение далось ему легко. Его голос прозвучал громко и уверенно.

– Домой.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– ТИХО, – прошептала мать, нежно прикрывая рот хнычущему ребенку. – Все будет хорошо. Все будет хорошо.

Зехоберианка откинула с изумрудно-зеленого лба дочери красные пряди. Ее девочка особенная. И, конечно, захватчики, которых она видела сквозь щели между перекладинами их убежища, поймут это и пощадят ее.

Снаружи все громче раздавались крики зехоберийцев – безжалостные солдаты Таноса выстрелами бластеров обрывали жизни одну за другой. Мать девочки и представить себе не могла, что Безумный титан когда-нибудь выберет своей целью эту мирную планету и придет истреблять ее жителей, как он делал уже много раз – так много, что его имя вызывало леденящий душу страх, даже если его прошептать. Девочка вскрикнула.

– Тш-ш-ш, тише, Гамора, – прошептала перепуганная мать. Но было уже поздно.

Дверь с грохотом распахнулась от тяжелого удара. Солдат вырвал девочку из рук матери, малышка закричала. Зехоберийцев разделили на две группы и расставили по двум сторонам площадки, оставив большой промежуток между ними. В небе парили похожие на огромные кольца корабли. Армия полунасекомых-полу- механизмов расталкивала людей в разные стороны. Мать и дочь попали в разные группы. Женщина горько рыдала, понимая, что не увидит, как вырастет ее ребенок, но в то же время испытывая облегчение – ее дочь будет жить.

– Мама! – кричала Гамора, когда ее оттаскивали все дальше в сторону.

– Жители Зехоберии, – раздался мелодичный голос Эбенового Зоба, который шествовал по широкой дорожке, разделявшей толпу на две группы. – Сделайте свой выбор. Одна сторона – откровение. Другая – честь, которую познали лишь немногие.

Девочка бегала вперед и назад, всматриваясь в зехоберийцев.

– Мама! Где моя мама? – требовательно спрашивала она, ничуть не боясь смерти. Она пробежала мимо охранника, увернувшись от него, и приблизилась к тому, кто устроил весь этот кошмар. Огромная фигура в шлеме и доспехах командира. Тот, чья фиолетовая кожа была толще, чем у любого животного, на которого охотились на ее планете.

Танос наклонился.

– Что случилось, малышка?

Девчушка уперлась кулачками в бока и посмотрела на Таноса.

– Моя мама. Где моя мама?

Титан присел на корточки, чтобы поговорить с девочкой лицом к лицу.

– Как тебя зовут?

– Гамора, – с вызовом ответил ребенок.

– Ты такая смелая, Гамора. – Он протянул ей руку. – Пойдем со мной. Я тебе помогу.

Она протянула руку и обхватила крошечной пятерней указательный палец титана. Они отошли от толпы к навесу. Танос опустился на колени.

Он вытащил предмет, похожий на прямоугольную коробочку со сглаженными краями, и показал ее Гаморе.

– Смотри. Красиво, правда?

Гамора пожала плечами. Танос коснулся кнопки, и в две стороны раскрылись лезвия. Гамора смотрела на нож широко распахнутыми глазами. Ханое положил клинок на указательный палец так, чтобы он оказался ровно под красным камнем в центре богато украшенной ручки.

– Идеальный баланс, как и должно быть, – поучающим тоном сказал титан. – Чуть перевесит с одной стороны или с другой... – При этих словах он качнул клинок и снова выровнял, не дав упасть. Танос протянул нож своей новообретенной любимице.

– Попробуй сама.

Гамора потянулась к клинку, который по сравнению с ее ручками выглядел довольно большим. Девочка попыталась держать его на весу так же, как делал Танос.

Позади них Эбеновый Зоб закончил свой марш между зехоберийцами, успешно разделив их на две равные группы.

– А сейчас, – торжественно говорил он, – идите с миром навстречу создателю.

Солдаты Таноса открыли огонь по одной из групп зехоберийцев. Толпа взвыла. Гамора хотела повернуться туда, но Танос снова отвлек ее на нож. Он знал, что будет с матерью девочки, и хотел избавить Гамору от этого зрелища.

– Сосредоточься, – сказал он, когда у нее начало получаться: палец точно под серединой ручки, лезвия даже не качаются. – Видишь? Вот и научилась.

В этот момент Танос понял, что теперь у него есть дочь. Та, кто вырастет и станет самым дорогим, что у него есть.


* * *

С ТЕХ ПОР прошло много лет. Держа в руке тот самый клинок, Гамора наблюдала через иллюминатор, как корабль Стражей приближается к Забвению. Ее мысли прервал знакомый шум шагов Питера Квилла. Звездный Лорд навесил на себя побольше оружия – готовился к схватке с Таносом. Показывая ей пояс с гранатой, он хотел прояснить один вопрос.

– Гамора, ты не знаешь, это те гранаты, которые хозяйство отшибают, или газовые? Я решил парочку на пояс повесить, но не хотелось бы, если это те, что...

– Мне нужно тебя кое о чем попросить, – перебила его Гамора.

– Хорошо. О чем? – пожал плечами Квилл.

Гамора вздохнула так, будто на нее давила вся тяжесть Вселенной.

– Рано или поздно путь приведет нас к Та- носу. – Она встала.

– Да, потому и хочу гранаты взять, – неуклюже пошутил Квилл, подбросил один снаряд вверх и тут же поймал. Гамора посмотрела на него с мольбой в глазах. Ей и правда нужна была его помощь. На лице Квилла тут же отразилось участие.

– Извини... Так о чем ты хотела попросить? – перешел он на мрачный шепот.

Гамора отвернулась.

– Если все пойдет не так... – Квилл с каждым словом Гаморы все больше хмурился. – Если Танос схватит меня... – Слова застревали у нее в горле. Гамора повернулась и посмотрела на Питера. В ее глазах застыла настойчивая просьба. – Пообещай... – Ее голос тоже понизился до шепота: – Обещай, что убьешь меня.

– Что? – Квилл уставился на Гам ору. Он ждал. Надеялся, что не расслышал. Что она это не буквально...

– Я знаю то, чего не знает он. – Гамора отвернулась, не в силах видеть, как до Квилла постепенно доходит смысл ее просьбы. – И если он это выяснит, вся Вселенная окажется под угрозой.

– И что такого ты знаешь? – серьезно спросил Квилл.

– Если я скажу, ты тоже будешь знать, – деловито проговорила Гамора. Квилл понял, чего она добивается, и шагнул ближе.

– Ну если это так важно... – Он молча потянулся к Гаморе, осторожно взял ее за руку. Прикосновение успокоило и смягчило девушку, и она наконец повернулась к нему. – Разве не лучше бы и мне знать?

– Только если хочешь умереть, – в шепоте Гаморы слышалась боль.

– Почему кому-то обязательно умирать? – возмутился Квилл.

Гамора шагнула ему навстречу.

– Просто поверь мне. И... убей, если придется, – сказала она, нервно сглатывая. Гамора видела, как Квилл будто скрывает в коконе свои эмоции. Он всегда продумывал планы – или хотя бы некоторую часть – так, чтобы его команда выжила. Она же предлагала нечто категоричное и окончательное. Квилл не был готов признать, что все уже настолько плохо, как говорит Гамора.

Надо объяснить ей, что все не так. Заставить понять: все будет хорошо, они переживут этот кошмар, как и все предыдущие. Он хотел, чтобы она прекратила разговоры о том, кому кого надо убить, и снова подумала о долгом богатом будущем, которое ждет их чудесную неблагополучную семейку неудачников.

– Не пойми меня неправильно. Я бы с радостью, но ты же...

Гамора зажала рукой Квиллу рот. Нужно было его заткнуть, пока он не до конца погрузился в свой безопасный мирок, где можно ничего не воспринимать всерьез, а любые реальные чувства – ванильная ерунда для нытиков.

– Поклянись, – Гамора впилась в него глазами. – Поклянись памятью своей матери. – Она вспомнила то единственное, что заставит Квилла сдержать слово.

Она убрала руку, как только поняла по глазам Квилла, что до него наконец дошло. Питер долго не отвечал. До сих пор ему удавалось выпутаться из любой ситуации, но сейчас он совсем растерялся.

– Ладно.

Гамора снова посмотрела на него. Квилл кивнул. Он все понял. Наконец понял.

– Хорошо, – повторил он. Обошелся без шуток. Всего одним словом.

Теперь они молчали. Гамора смотрела на Питера, из ее глаз лились слезы. Квилл тыльной стороной ладони вытер их. Гамора не противилась и позволила ему утешать ее. Позволила кому-то ее любить. Любить так, чтобы совершить единственное, что не под силу ей самой. Она подалась вперед и поцеловала Квилла. Это была благодарность за любовь – достаточно сильную, чтобы найти в себе мужество убить ее, если придется.

Квилл и Гамора растворялись друг в друге... пока по кабине не прокатился громкий хруст. Они огляделись и увидели Дракса, который стоял в тени и грыз орехи зарг.

– Чувак, и давно ты тут стоишь? – спросил Квилл, проигрывая в голове разговор с Гаморой и их страстный поцелуй.

– Час, – ответил Дракс.

– Час? – недоверчиво повторил Квилл.

– Серьезно? – удивилась Гамора.

– Я выучился стоять настолько неподвижно, что могу становиться невидимым. Смотрите. – Голос Дракса звучал таинственно и серьезно. Он вытащил из мешочка очередной орех и положил в рот. Видно его было неплохо. Даже хорошо. Никакой невидимости.

– Ты... ты сейчас ешь орех. – Квилл не мог выносить этого больше ни одной секунды.

– Но мои движения столь неспешны, что для вас незримы...

– Не-а, – одновременно сказали Квилл и Гамора и покачали головами.

– А я вот уверен, что вы меня не видите, – не сдавался Дракс.

– Привет, Дракс! – поздоровалась Мантис, входя в кабину.

– Да чтоб вас! – Дракс скомкал мешочек с орехами и, пылая гневом, вышел из каюты.



* * *


ПОХОЖЕ, на Забвении никто не жил.

– Кажется, тут вообще пусто, – сказал Квилл, когда корабль прошелся сканерами по местности, анализируя заброшенную планету.

– В третьем квадранте заметно движение, – сообщил Дракс.

Гамора постаралась подготовиться как можно лучше. Что, если Танос ждет в засаде? Или вдруг он тут уже был? Она всегда знала – ив глубине души готовилась к каждому возможному варианту – что столкновение с Таносом лишь вопрос времени. Любая тропинка вела прямо к нему. Всегда. Гамора вдруг осознала, насколько это верно, и загрустила.

– Ага. Теперь вижу, – сказал Квилл. – Тут и остановимся. – Он направил корабль на посадку среди обломков.

Стражи добрались до остатков Музея Коллекционера, от которого сейчас сохранилось совсем немного. Они прокрались через разграбленные помещения, похожие на пещеры с сокровищами и диковинами, которые веками собирали и выставляли на всеобщее обозрение. Заслышав низкий громоподобный голос Таноса, Стражи замерли. Титан как раз требовал у Танелира Тивана Камень Бесконечности.

– Вся галактика знает, что ты готов брата продать, если за него получится выручить какую-нибудь безделушку для этой убогой коллекции.

Гамора внутренне собралась, едва услышала, как голос Таноса эхом разносится по заброшенному музею.

Квилл поднял кулак, призывая своих спутников остановиться. Те один за другим прошли дальше, даже не заметив жеста капитана. Вздохнув, Квилл догнал свою непокорную команду. Перед ними развернулся захламленный зал. Коллекционер лежал на полу весь в крови и умолял пощадить его. Танос, без брони, навис над ним, явно теряя терпение.

– Я знаю, что Камень Реальности у тебя, Тиван. Отдай его мне, и ты избежишь многих страданий. – Танос шагнул вперед и поставил тяжелую ногу на грудь Коллекционера.

– Я же сказал, я его продал. Зачем мне врать? – Коллекционер говорил сбивчиво и отрывисто: тяжелая нога Таноса выдавливала из него воздух.

– Потому что для тебя не врать – все равно что не дышать, – сказал Танос и с презрением посмотрел на извивающегося на полу Коллекционера.

– Но сейчас это сродни самоубийству. – Б обезумевших глазах Коллекционера вспыхнул огонек.

– Это ты верно понимаешь, – на лице Таноса проступила улыбка. – Такую ценность даже ты не продал бы.

– Я не знал, что это такое, – умоляющим тоном проговорил Коллекционер.

– Тогда ты еще глупее, чем я думал. – Танос отвел взгляд в сторону, будто размышляя, стоит ли верить словам Тивана.

– Это он. – Дракс закипал от гнева, глядя на врага.

– Даю тебе последний шанс, прохиндей. Где Камень? – Танос надавил ногой на грудь Коллекционера посильнее.

Дракс глубоко вздохнул.

– Сегодня...

– Дракс. Дракс... – Квилл попытался отвлечь Дракса, пока не получилось, как в прошлый раз на Забвении: тогда громиле не очень- то удалось поквитаться с Ронаном Обвинителем. Сейчас может быть еще хуже.

Но Дракс уже не слышал голос разума.

– Он заплатит за смерть моей жены и дочери.

– Дракс, стой! – Пока Квилл пытался успокоить товарища, тот уже выхватил нож. – Постой, рано. – Квилл резко развернулся в попытке перехватить стремительного друга. – Дракс. Дракс, Дракс, Дракс. Послушай, у него еще нет Камня. Если найдем его первыми, сможем остановить Таноса. Но сначала надо найти Камень.

– Нет. Все. За Оветт. За Камарию.

Дракс рванул в сторону Таноса, но Мантис успела подобраться сзади и коснулась его рукой.

– Спи, – прошептала она в последний момент.

Здоровяк рухнул на пол.

Звук его падения разнесся по музею, и, не желая, чтобы Танос их обнаружил, остальные Стражи нырнули в укрытие.

Танос убрал ногу с груди Коллекционера и швырнул его в одну из стеклянных витрин. Оглядевшись в поисках источника шума, Танос двинулся в сторону Стражей.

– Ну что ж, – прошептал Квилл. – Га- мора, Мантис, идите направо...

Гамора обошла слева, выхватила мечи и подпрыгнула.

– Право не там, – проговорил Квилл.

Гамора застала Таноса врасплох, и тот еле успел отбить удар, который мог оказаться смертельным. Еще удар, снова отбит. Отец и дочь рычали при каждом замахе, полностью сосредоточенные на схватке. Схватке, которая спасет или уничтожит Вселенную. Когда Гамора замахнулась мечом, целясь в голову, Танос, которого она когда-то называла отцом, двумя руками схватил орудие и сломал его пополам. Не растерявшись, Гамора сделала поворот, и обломанный клинок вошел в шею ее противника.

Глаза Таноса расширились, он вырвал меч из ее рук, но у его приемной дочери остался еще один трюк про запас.

Она вытащила из сапога идеально сбалансированный клинок – первый подарок Таноса. Нажав на кнопку на ручке, она задержала нож на пальце... щелкнули лезвия. Гамора вонзила клинок Таносу в грудь – ради восстановления порядка во Вселенной.

– За что? – прохрипел Танос. Он упал на колени, а затем привалился спиной к искореженной витрине.

Гамора заплакала. Титан протянул к ней руку.

– За что, дочь моя?

Слезы потоком хлынули из глаз Гаморы. Рука Таноса упала на землю. Коллекционер, не веря своим глазам, наблюдал за происходящим из стеклянной витрины музея.

– Быстро управились, – сказал Квилл очнувшемуся Драксу. Никто из них в бой так и не вступил.

Коллекционер захлопал в ладоши.

– Великолепно! Великолепно! Великолепно! – выкрикивал он и аплодировал.

Гамора продолжала всхлипывать.

– Неужели тебе грустно, дочь моя?

Гамора перевела взгляд туда, где лежало тело титана, но оно исчезло. Голос его разлился по всему Забвению.

– В глубине души я надеялся, что ты не совсем от меня отказалась. Но откуда мне было знать наверняка.

Картина вокруг них изменилась. Коллекционера не оказалось в витрине. Повсюду валялись разбитые вазы, испорченные бесценные раритеты. Что хуже, вокруг все полыхало – все Забвение, от которого армия Таноса ничего не оставила.

Снова раздался голос Безумного титана.

– Реальность то и дело приносит разочарование.

Легкий порыв ветра обнажил разрыв в ткани реальности. Танос, подняв Перчатку Бесконечности, показал три камня – Силы, Пространства и Реальности.

– Точнее сказать, приносила. – Он злобно ухмыльнулся. – Теперь я решаю, какова она будет.

Когда Стражам наконец открылась реальная картина, которую являло собой Забвение, Гамора побледнела.

– Ты знал, что я приду.

– Я рассчитывал на это, – сказал он. – Нам есть, о чем поговорить, малышка.

Гамора бросила взгляд на Таноса и потянулась за мечом. Но Танос оказался быстрее. Он подхватил ее и поднял высоко в воздух, меч со звоном упал.

Дракс при виде своего заклятого врага и убийцы его семьи, взревел:

– Танос!

Он бросился вперед, выхватывая два клинка одновременно, но вдруг что-то произошло. Дракса осветило лучом Камня Реальности, и его тело распалось на кубики.

Гамора видела, как ее отец злобно ухмыльнулся и повернулся к Мантис.

– Нет! – воскликнула она, но было поздно. Тело эмпата размоталось лентами, которые опали на пол. Танос схватил дочь и крепко прижал к себе. На этот раз трюки не помогут.

– Отпусти ее, рожа фиолетовая, – взревел Квилл, направляя бластер на титана. Танос удивленно склонил голову и посмотрел на Звездного Лорда.

– Питер! – взмолилась Гамора.

– Я же говорил, иди направо, – проговорил Квилл, стараясь дать ей понять, что свою клятву выполнять не собирается.

– Сейчас? Серьезно? – сдавленным голосом спросила Гамора.

– Отпусти ее! – завопил Квилл.

– О, твой парень. – Танос был явно разочарован.

Глаза Питера вспыхнули гневом.

– Предпочитаю рассматривать себя как Истребителя титанов, которому можно позвонить, если хочется поразвлечься. – Он крепко сжал бластер. – Отпусти. Ее, – отчеканил Квилл.

– Питер, – застонала Гамора.

– Я тебе сейчас разнесу этот подбородок… – начал Квилл, но его перебила Гамора, снова спокойно обратившаяся к нему по имени.

– Питер. Не его. – Слезы катились по ее лицу, но она совладала с дыханием.

Квилл посмотрел на девушку, продолжая целиться в Таноса, и время будто остановилось. Мысли путались, он искал другой выход. Любой другой выход. Гамора видела, что он сомневается.

– Ты обещал, – напомнила она. И для верности повторила: – Ты обещал!

Собрав волю в кулак, Квилл опустил дуло и направил его прямо в лоб любви всей своей жизни.

Гамора вздохнула с облегчением и закрыла глаза.

– Дочь, ты слишком многого от него ждешь. – Танос посмотрел на Квилла. – Она ведь попросила. Ну?

Гамора не сводила глаз с Питера, постепенно смиряясь со своей судьбой.

– Ну, стреляй, – подбодрил Квилла Танос, когда у Стража на глазах выступили слезы. Теряя терпение, титан шагнул вперед и прижал Гамору так, что бластер уткнулся ей в лицо.

– Давай уже! – взревел он.

Голос Питера дрогнул. Другого выхода не было, это он понимал.

– Я же говорил, направо иди...

– Я люблю тебя больше всего на свете, – в первый и, возможно, в последний раз сказала Гамора.

– Я тоже тебя люблю, – не раздумывая, выпалил Питер.

Оба они закрыли глаза – не хотели смотреть, как воплощается в реальность их договор. Гамора напряглась, услышала, как Питер нажимает на курок, и выдохнула, ощутив...

...пузыри? Из ствола бластера поднимались мыльные сферы, переливающиеся рубиново-красным от сияния Камня Реальности.

– А он мне нравится, – усмехнулся Танос.

Питер и Гамора застыли в недоумении, и тут Таноса и его приемную дочь окутали черные облака телепорта – они исчезли.

Дракс и Мантис начали приходить в себя, обретая прежнюю форму. Но Питер, державший в руках сломанный меч Гаморы, нутром чуял, что по-прежнему уже ничего не будет.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В ШТАБ-КВАРТИРЕ Мстителей бушевали эмоции. Тони Старк пропал и, предположительно, находился за пределами планеты. А теперь еще и госсекретарь Росс принялся допрашивать Джеймса Роудса, известного как Воитель, о том, где искать Вижна. Брюс Бэннер наблюдал за процессом.

– От Вижна по-прежнему никаких вестей? – спросил госсекретарь Росс, чье голографическое изображение ходило за Роуди по помещению лаборатории.

– Спутники потеряли его где-то в районе Эдинбурга, – устало ответил Роудс.

– К тому же в последний раз его видели на украденном квинджете с четырьмя самыми разыскиваемыми преступниками в мире. – Росс вышел на связь, сидя в уютном конференц-зале, где суетились члены кабинета и высокопоставленные госслужащие.

– Вы же понимаете, что они считаются преступниками только потому, что вы решили их так назвать, сэр? – Роуди наслушался уже достаточно.

– Боже мой, Роудс. Ты вертишь словами не хуже, чем я, – бросил ему Росс.

– Если бы не Договор, Вижн сейчас был бы здесь.

– На Договоре и ваша подпись была, полковник. – Росс встал, чтобы подойти поближе к Роуди, пусть и в виде голограммы. Этим шагом он надеялся раз и навсегда закрыть вопрос.

– Да, была. И я сполна за это заплатил. – Роуди многозначительно опустил взгляд на свои парализованные ноги – еще одна потеря в результате Противостояния, как называли прошедшую войну супергероев. Роуди мог стоять и передвигаться исключительно благодаря очередному изобретению Тони и «Старк Индастриз».

– Что такое? Жалеешь?

– Уже нет. – Роуди посмотрел Россу прямо в глаза.

Потом оба они обернулись и увидели, как в помещение вошла группа людей: Капитан Америка и Черная Вдова впереди, а чуть сзади – Алая Ведьма с повисшим на ней Вижном и Сокол.

– Господин секретарь, – поздоровался Капитан с голографической фигурой.

Тот не торопился отвечать на приветствие. Мерцающее изображение подошло вплотную к Стиву Роджерсу.

– Очень смело с вашей стороны, должен признать, – заявил секретарь Росс, оглядывая пятерых гостей.

– Вам бы смелость тоже не помешала, – недружелюбно проговорила Наташа. Она всегда отвечала вместо Стива, если реплика ожидалась не самая вежливая.

Секретарь Росс бросил на нее суровый взгляд и снова повернулся к Кэпу.

– Думаете, если мир на пороге катастрофы, я вам все прощу? – с нажимом спросил Росс.

– Мне не нужно прощение. И я давно уже не прошу ни на что разрешений. Земля только что лишилась своего главного защитника. Поэтому мы пришли на помощь. И вам лучше не становиться у нас на пути, – ответил Роджерс с непримиримым видом. Его бесстрашные слова наэлектризовали воздух в помещении.

Секретарь Росс отвернулся от него и посмотрел на Роуди.

– Арестуй их.

– Ага, бегу, – не двинувшись с места, ответил Роудс. Он поднял руку и погасил голограмму госсекретаря в штабе Мстителей – навсегда.

– Под трибунал отправят, – сообщил Ро- уди Кэпу.

Они помолчали, а потом Роудс расплылся в улыбке.

– Рад тебя видеть, Кэп, – сказал он, направляясь к Стиву.

Они пожали друг другу руки.

– Я тебя тоже, Роуди, – ответил Стив, пытаясь скрыть за полной искренней благодарности улыбкой чувство вины.

– Привет, – подошел Роуди к Наташе, и они обнялись.

Наташа улыбнулась, с радостью отметив, что хоть какие-то ошибки прошлого ей списали.

Роудс сделал шаг назад и окинул взглядом Кэпа, Черную Вдову, Сокола, Ванду и Вижна, которые едва успели прийти в себя после битвы с Проксимой и Корвусом в Шотландии.

– Ох, ребят, выглядите хуже некуда. – Роуди потихоньку начал осознавать, как сильно разделило его с товарищами время и расстояние. – Тяжело вам пришлось... последние пару лет?

– Ну да, не то чтобы прохлаждались в пятизвездочных отелях, – пошутил Сэм.

– А по-моему, вы смотритесь просто великолепно, – раздался знакомый всем голос.

В дверях лаборатории показался Брюс Бэннер. Он слабо улыбнулся и дернул плечами. Друзья увидели его впервые за долгие годы.

– Да. Я вернулся.

– Привет, Брюс, – произнесла Наташа. Когда-то она надеялась – а может, и до сих пор, – что этот мужчина станет ей больше, чем другом.

– Привет, Наташа, – ответил он.

Всех в комнате охватило чувство неловкости. Брюс и Наташа не могли отвести друг от друга глаз – они слишком многое не успели друг другу сказать.

– Как неудобно-то... – разрядил наконец напряжение Сэм.


* * *

БРЮС и остальные Мстители собрались в большой комнате, исполнявшей роль оперативного центра. Брюс говорил много и выразительно, чтобы все понимали, какие именно проблемы им грозят. Дети Таноса уже нашли их однажды и смогут отыскать еще раз. Камень Времени в космосе и, как он хотел надеяться, под защитой Тони. А им остался Камень Разума.

– То есть надо быть готовыми к тому, что они вернутся? – уточнил Сэм.

– И они, очевидно, могут нас найти, – добавила Ванда.

– Нам нужна вся помощь, которую сможем получить. Где Клинт? – спросил Бэннер про Клинта Бартона, известного под именем Соколиный Глаз.

– После принятия Договора они со Скоттом согласились на то, что им предложили. Иначе их семьям пришлось бы нелегко. Они под домашним арестом, – сказала Наташа.

– А кто такой Скотт? – спросил Бэннер, гадая, сможет ли он когда-нибудь уследить за всем, что происходит.

– Скотт Лэнг. Человек-Муравей, – ответил Кэп.

– То есть у нас теперь и Человек-Муравей, и Человек-Паук? – спросил Брюс. – Обалдеть. Ладно, слушайте. У Таноса самая большая армия во Вселенной, и он не остановится, пока не достанет, – Брюс замялся, глядя на раненого андроида, – Камень Вижна.

– Значит, надо его защищать, – заключила Черная Вдова, шагнув вперед.

Тихий голос остановил обсуждение.

– Нет. Его нужно уничтожить.

Все разом повернулись и уставились на смотревшего в окно Вижна. Он немного помолчал, а затем поднял глаза на Кэпа. Осторожно коснувшись желтого камня во лбу, Вижн объяснил:

– Я много размышлял об объекте у меня в голове. О его природе. И сущности.

Он подошел к Ванде, заранее зная, что даже если его слова правдивы, девушка с ними так просто не согласится.

– Если подвергнуть Камень достаточно мощному воздействию энергии, похожей на его собственную энергетическую сигнатуру... – Вижн взял Ванду за руки и крепко сжал их, –... вероятно, его молекулярная структура распадется.

Ванда посмотрела на него, сразу же поняв цену этого плана.

– И ты тоже, – проговорила она шепотом. – Даже не думай.

– Только уничтожив Камень, мы можем быть уверены, что он не достанется Таносу, – настаивал Вижн.

Он как будто не понимал, что Ванда не хочет обсуждать его план по причинам, которые с логикой не имеют ничего общего.

Капитан Америка беспомощно наблюдал, как у Ванды и Вижна разгорается тот же спор, что и у него с Пегги семьдесят лет назад – он улетел в Арктику на самолете ГИДРЫ, чтобы Тессеракт не взорвался и не унес миллионы человеческих жизней. Он не мог позволить себе держаться в стороне и не дать шанса Ванде и Вижну на общее будущее, которого не случилось у него и Пегги. Надо было что-то придумать.

– Цена слишком высока, – со страданием в голосе проговорила Ванда.

Вижн провел рукой по ее волосам.

– И только ты способна ее заплатить.

Ванда отошла от андроида.

Он продолжал:

– Танос грозит смертью половине Вселенной. – Он повернулся к товарищам, указывая на себя: – Одна жизнь не должна помешать победе над ним.

Воцарившееся молчание нарушил уверенный голос.

– Должна. Мы не размениваемся жизнями, Вижн.

Вижн твердо возразил:

– Капитан, семьдесят лет назад вы отдали свою жизнь ради спасения миллионов. Разве сейчас не такой же случай?

Не успел Кэп ответить, как в разговор вмешался Брюс:

– Нет, потому что с тобой у нас есть кое- какие варианты. Твой разум – калейдоскоп фрагментов: Джарвис, Альтрон, Тони, я, этот камень. Они перемешались в мозаике, учатся друг у друга, – с жаром начал он.

– Ты хочешь сказать, что Вижн – это не только Камень? – звеневшим надеждой голосом спросила Ванда.

– Я хочу сказать, что, если мы вытащим Камень, от Вижна еще много чего останется. – Бэннер улыбнулся, поняв ее чувства. – Возможно, лучшего, что в нем есть.

– И мы можем это сделать? – спросила Наташа.

– Я – нет. Здесь никто не может этого сделать, – признался Брюс.

– Тогда постарайся найти того, кто сможет, и место для этого, да побыстрее. Росс вряд ли передумает и примет вас с распростертыми объятиями, – предупредил Роудс.

Но Капитан Америка уже знал, что надо делать.

– Есть одно место...

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ОГРОМНАЯ статуя пантеры возвышалась над покрытыми густой зеленью горами вокруг Ваканды. До недавнего времени эта страна на северо-востоке Африки была известна лишь своими пастбищами и тканями.

Но в Ваканде крылось гораздо больше, чем можно заметить на первый взгляд.

Технологии Ваканды ушли далеко вперед по сравнению со всем, что было известно на Земле. Столица маленькой страны высилась над бесценным запасом самого дорогого и редкого материала в мире – вибраниума. Ваканда долго оставалась закрытым государством – жители не хотели потерять драгоценный ресурс. Все изменилось после гибели короля Т’Чаки во время террористического акта в Организации Объединенных Наций. Теперь здесь царствовал сын почившего властителя – Т’Чалла.

Но Т’Чалла был для жителей Ваканды не только королем. Он унаследовал облачение Черной Пантеры и открыл двери Ваканды для внешнего мира, невзирая на возможные последствия.

Сейчас король шествовал по полю в сопровождении Окойе, генерала элитного отряда Дора Миладжи, и думал о том, что ничего хорошего это его решение Ваканде не принесет.

– Королевская гвардия и Дора Миладжи в полной боевой готовности.

– Пошлите весточку Джабари. М’Баку не откажется от доброй схватки. А с ним что?

Т’Чалла и Окойе подошли к скромной хижине, близ которой в поле работал человек без руки.

– Может, он и устал от войны. Но Белый Волк отдыхал долго. – Гвардеец опустил на землю какой-то ящик и открыл его крышку перед одноруким мужчиной.

Джеймс Бьюкенен Барнс заглянул в него, в его глазах застыли смирение и ужас. Таким, как Барнс, не приходилось вести жизнь простого фермера и по ночам засыпать под тихие звуки природы. Нет, люди вроде него вечно слышали тиканье часов. Он знал, что этот день настанет.

Во время Второй мировой войны он сражался бок о бок со Стивом Роджерсом на стороне Коалиции. Потом его захватили агенты ГИДРЫ, промыли мозги и обратили на сторону зла. Но кем бы он себя ни считал, Баки Барнсом или Зимним Солдатом, последние семьдесят лет он сражался на чужой войне.

Он устало вытащил из ящика металлическую руку.

– Где сражение? – спросил он и плотно сжал губы.

– Здесь. Скоро начнется, – ответил Т’Чалла, прекрасно понимая, о чем просит гостя своей страны.


* * *

ЛЮБОЙ другой разум, особенно не прошедший должных тренировок, тотчас охватила бы буквально смертельная паника. Все тело окружали осколки стекла, тысячи острейших шипов, готовые рвать плоть, стоит только шевельнуться.

К счастью, ум доктора Стивена Стрэнджа был трезв и крепок, как ни один разум в галактике. В этот момент, правда, вся его мощь выражалась лишь в том, что мистик не двигался и смотрел вниз.

– Я ни разу не подвел Таноса за все время, что служу ему, – раздался поблизости хвастливый голос Эбенового Зоба.

Затем перед глазами Стрэнджа появился и сам инопланетянин. С серьезным лицом Дитя Таноса глубоко вздохнул.

– Если я доберусь до Титана с Камнем Времени в руках такой раздражающей персоны, как ты, меня... осудят.

Эбеновый Зоб наклонился к Стрэнджу, по его команде острый шип впился в щеку мага.

– Отдай мне Камень.

Мистик не сдавался. В наказание за это в его тело начали вонзаться все новые и новые шипы. Стрэндж мысленно обратился к Плащу Левитации, который успел спрятаться на корабле.

Плащ поднялся выше, туда, где Железный Человек в ужасе наблюдал за происходящим и лихорадочно обдумывал план действий. Он подпрыгнул от неожиданности, когда Плащ коснулся его плеча.

– О, а ты, как посмотрю, очень преданный предмет гардероба, – сказал Тони, не до конца еще справившись с шоком.

Но еще больше его удивил голос, раздавшийся откуда-то сзади.

– Да, – прошептал Питер Паркер, – говоря о преданности...

– Что за?.. – глаза Тони вспыхнули.

– Я знаю, что вы сейчас скажете, – начал было Питер.

Тони перебил его.

– Парень, тебе тут не место. – Тони проник на корабль, будучи уверенным, что ему удалось избавить Питера от опасности. Но если он тоже здесь, а значит, в опасности, как же ему полностью сосредоточиться на предстоящей задаче?

Неужели... так вот каково это? Вот каково быть на месте Пеппер? Надо попросить у нее прощения. Очень много за что.

– Я правда собирался домой, – снова начал Питер.

– Не хочу ничего слышать...

– Но вниз было так далеко лететь, и я по дороге подумал о вас...

– ... но, видимо, придется.

– ...и прилепился к кораблю. Кстати, у этого костюма до смешного простое интуитивное управление.

– Черт побери, парень... – раздраженно проговорил Тони.

– Так что это вы виноваты, что я оказался здесь. – Питер выпалил дерзкие слова и приготовился к ответу.

Тони и Плащ Левитации с недоверием посмотрели на Питера, который как будто бы предположил, что Старк в чем-то там виноват.

– Что ты сказал? – Тони сердито уставился на смущенного Питера.

– Беру свои слова обратно, – Питер торопливо поднял руки. – Но я сейчас в космосе.

Тони шагнул к Питеру.

– Именно, и, по-моему, тебя здесь быть не должно. – Тони наклонился и обеспокоенно, но все же с небольшой угрозой в голосе прошептал: – Это тебе не Кони-Айленд и не школьная экскурсия. Это поездочка в один конец, понимаешь?

Питер попытался ответить на взгляд мистера Старка, но, так и не справившись с этой задачей, отчаялся и опустил глаза.

– Не надо делать вид, что ты все продумал заранее.

Питер поднял глаза и уже тверже – осознав, зачем он все это сделал, – произнес:

– Нет, не продумал.

– Ты никак не мог этого сделать.

– Как быть дружелюбным Человеком- Пауком, который заботится о своих соседях, если никаких соседей нет? – произнес Питер и замолчал в ожидании. – Ладно, фраза получилась не очень, но вы же меня поняли.

Тони не знал, что делать. Питер на корабле, вот и все. Теперь придется спасать Стрэнджа, а потом в целости и сохранности доставлять Питера на Землю. Но все по порядку.

– Ладно. У нас тут проблема. – Тони вздохнул и указал на Стрэнджа внизу. Плащ парил позади них. – Видишь его? Он в беде. Твои предложения? Слушаю.

– Хм. Что ж. Сейчас... – Питер вдруг посмотрел на Тони. – Знаете такое старое-старое кино, «Чужие»?


* * *

ВНИЗУ Эбеновый Зоб кружил вокруг Стрэнджа, вгоняя в тело мистика острые осколки.

– Больно, не правда ли? – говорил он. – Они предназначены для микрохирургии. – Зоб повернулся. – И любой из них в одно мгновение может убить твоего друга. – Инопланетянин посмотрел на Железного Человека, парящего над ним с готовыми к бою лазерами.

– Отмечу для верности: он мне не друг. Спасти его – это дело профессиональной этики.

Эбеновый Зоб отошел от Стрэнджа, взмахнул рукой и поднял массивные грузовые аппараты.

– Тебе это не удастся. Твои силы по сравнению с моими незначительны.

Железный Человек пожал плечами:

– Пусть так, зато тут один парнишка видел кучу фильмов.

Тони отклонился в сторону и выстрелил в стену, проделав дыру. Грузовые капсулы вылетели в космос.

Вслед за ними, истошно закричав, в пустоте исчез Эбеновый Зоб.

Внутри корабля воцарился хаос. В пробоину устремились иглы, заложником которых был Доктор Стрэндж. За ними полетел и сам мистик. Когда Стрэнджа почти вытянуло в космос, Плащ Левитации обмотался вокруг его лодыжки, другим концом зацепившись за какую-то прочную деталь.

Человек-Паук едва и сам не угодил в дыру, но внезапно из спинки костюма вытянулись четыре механические паучьи лапы, напоминающие диковинный экзоскелет.

– Ого! – воскликнул Питер. – Эй, а это что такое? – Он обернулся, чтобы получше осмотреться.

Лапы, как и весь костюм, управлялись интуитивно, толком даже не требовалось команды. Они прикрепились к стенам корабля и не давали Питеру вылететь в дыру. Человек-Паук выстрелил паутиной, схватил Стрэнджа и перенес их в безопасное место. Следом Железный Человек подлетел к пробоине и запаял ее. Отдышавшись, Питер убрал металлические лапы в костюм и протянул руку Плащу Левитации.

– О, нас, кажется, не представили. – Ворот Плаща изогнулся, будто смотря на руку Питера, а затем поплыл к Доктору Стрэнджу. – Круто.

– Надо развернуть корабль, – сказал Стрэндж, пытаясь встать. Мимо прошел Тони, на котором таял костюм Железного Человека.

– О, вот теперь он решил сбежать. Отличный план. – Тони подошел к носу корабля и посмотрел вдаль, на простирающееся перед ним космическое пространство.

– Нет, я просто хочу уберечь Камень.

Плащ Левитации устроился на плечах Стрэнджа.

– А я хочу услышать от тебя спасибо. Давай. Я жду.

– За что? За то, что чуть не улетел в космос?

– Ах так? И зачем только я спасал эту мистическую задницу? – Тони начал терять терпение.

– Меня поражает, как твой шлем не лопается от размеров твоего эго, – сказал Стрэндж.

– Да брось, ты сам знаешь, что надо было убираться, когда я говорил. Я же давал тебе шанс выйти из боя. Ты отказался.

Стрэндж стиснул зубы.

– В отличие от всех остальных в твоей жизни, мне не приходится тебя слушаться.

– Да, и потому мы болтаемся в металлическом пончике в миллиардах километров от Земли без всякого подкрепления.

– Ну, у вас есть я, – Питер поднял палец.

– Нет, ты тут просто зайцем катаешься. Дай взрослым поговорить! – Тони потерял самообладание.

Стрэндж выглядел озадаченным.

– Прошу прощения. Никак не постигну суть отношений между вами. Это ваш подопечный?

– Нет. – Питер шагнул вперед и протянул руку доктору Стрэнджу. – Кстати, меня зовут Питер.

– Доктор Стрэндж.

– О, так мы придуманными именами представляемся? – Парень прочистил горло. – Хм. Тогда я – Человек-Паук.

Пройдя мимо Питера, Стрэндж так и не пожал ему руку. Он не сводил взгляда с Тони.

– Корабль сам регулирует направление, – очень серьезно произнес Тони. – Он на автопилоте.

– Мы можем перехватить управление? – озабоченно спросил Стрэндж. – Добраться до дома?

Тони снова посмотрел на мистика. Казалось, он растерялся.

– Старк, – мистик терял терпение, – вы можете отвезти нас домой?

– Да, я тебя слышал, – отмахнулся Старк. Он помолчал, а затем предложил другой план. – Я не уверен, что нам туда надо.

Стрэндж опешил.

– Ни при каких обстоятельствах нам нельзя упустить Камень Времени и позволить Таносу его заполучить! – Он замолчал, собираясь с мыслями. – Мне кажется, вы не до конца понимаете, что поставлено на карту.

– Что? – переспросил Тони, шагнув вперед и едва не упершись в Стрэнджа. – Нет. Это ты ничего не понимаешь. Не понимаешь, как давно Танос сидит у меня в голове. – Тони все больше и больше распалялся. – С тех пор, как он наслал свою армию на Нью-Йорк. А теперь он вернулся! – После этих слов Тони окончательно поддался панике. – И я не знаю, что делать! Я не уверен, лучше бороться с ним на нашей или на его территории, но ты видел, на что они способны. По крайней мере, у себя дома он нас не ждет. А потому я и говорю: надо устроить заварушку на его территории. – Тони склонил голову набок и посмотрел на Стрэнджа. – Вы согласны, доктор?

В комнате повисла напряженная тишина, Тони и Стрэндж меряли друг друга взглядами и размышляли. Стрэндж перебирал в уме варианты, гадая, чем грозит нахальный план Тони Старка. Тот ждал ответа, готовый стоять на своем.

– Хорошо, Старк, – согласился Стрэндж. – Летим к нему.

Тони развернулся и пошел прочь, собираясь приступить к выполнению плана. Но Стрэндж еще не все сказал.

– Только уясните кое-что, – произнес мистик. – Если мне придется выбирать между вами, этим юношей и Камнем Времени, я без колебаний позволю вам умереть. Потому что от этого зависит судьба Вселенной.

– Чудесно. – Тони потянулся и похлопал Стрэнджа по руке. – С моральными вопросами разобрались. Пусть так.

Тони знал, как тяжело даются важные решения и выбор того, чем пожертвовать. Он повернулся к Питеру.

– Что до тебя, парень...

Питер приготовился к худшему. Но Тони стукнул его по одному, а потом по другому плечу, будто посвящая в рыцари.

– Теперь ты Мститель.

Тони двинулся дальше, оставив Питера наедине с его мыслями. Секунду тот сам себе не верил, а потом восторженно улыбнулся. Улыбка же сменилась решительным выражением лица. Питер кивнул сам себе, осознавая, какую честь оказал ему Тони.

Быстро моргнув, Питер расправил плечи. Он готов. Наконец-то он сможет предотвратить настоящую беду. Его способности помогут в серьезном деле.

Он наконец совершит нечто важное.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ГАМОРА стояла в тронном зале «Санктуария-П», в котором бывала столько раз. Она не мигая смотрела на трон. Танос принес ей еды.

– Ты, наверное, проголодалась, – сказал он, протягивая ей миску.

Гамора посмотрела на подношение, взяла миску из рук Таноса, вызывающе взглянула на него и швырнула ее в трон.

– Всегда его ненавидела, – резко прошипела она, глядя, как содержимое миски стекает на пол.

– Я об этом слышал, – сухо ответил Танос. – Пусть так. И все же я надеялся, что однажды ты взойдешь на этот трон.

Гамора с яростью посмотрела на титана.

– Я ненавидела этот зал. Этот корабль. Я ненавидела свою жизнь!

Танос сел на ступеньки перед троном и посмотрел на приемную дочь. На лице у него мелькнула печаль.

– И это ты мне говорила. Каждый день. Почти двадцать лет подряд. – Они помолчали.

– Ты забрал меня из дома ребенком, – продолжала злиться Гамора.

– Я спас тебя.

Гамора покачала головой.

– Нет. Нет. Мы были счастливы на своей родной планете.

– Вы ложились спать голодными, рылись в поисках объедков. Вашу планету ждала катастрофа. А я ее предотвратил. – Гамора отвернулась. – Знаешь, как там теперь? Родились дети. Они всегда сыты. Над их головой чистое небо. Просто рай, – гордо сказал Танос.

– Ты истребил половину планеты! – закричала Гамора.

– За спасение эта цена не велика, – сказал Танос.

– Ты безумен, – прорычала Гамора.

– Малышка, тут не сложно посчитать. Вселенная конечна, ресурсы ограничены. Если не контролировать жизнь, она сама себя погубит, – спокойно объяснил Танос. – Кто-то должен вмешаться.

– Ты не можешь знать наверняка! – кричала на титана приемная дочь.

Танос вздохнул и посмотрел в потолок.

– Только я и знаю наверняка. И только я готов действовать. – Танос встал и спустился к Гаморе. – Когда-то к этому была готова и ты. Сражалась на моей стороне, – Танос навис над девушкой, – дочь моя.

Она подняла глаза. Ее взгляд обжигал холодом.

– Я тебе не дочь. Ты научил меня всему, что я в себе ненавижу.

– И превратил тебя в самую яростную женщину в галактике, – добавил Танос. – Потому и доверил тебе найти Камень Души.

– Прости, что разочаровала тебя, – бесстрастным голосом сказала она.

Танос слегка опустил голову.

– Да, разочаровала. Но не тем, что не нашла. – Он наклонился к Гаморе, как в тот ужасный день, когда прибыл на ее планету, посмотрел ей в глаза и прорычал: – А тем, что нашла. И солгала.


* * *

ТАНОС привел Гамору в тюремную камеру. Девушка не смогла скрыть потрясения, когда увидела пленницу: это была ее сестра Небула. Полумеханическое тело висело в воздухе и было как будто разобрано на части, отчего казалось сильно растянутым в разные стороны. Эхом от стен отражалось ее тяжелое дыхание.

Отношения между Гаморой и Небулой всегда были непростыми, если не сказать больше. Постоянно соревнуясь, сестры боролись за внимание отца, и Гамора неизменно оставалась его любимицей. И вот она снова смотрит на очередной провал названной сестры.

Гамора окинула взглядом кибернетические конечности Небулы. Их глаза встретились. Полный ужаса взгляд синекожей девушки пугал.

– Небула! – воскликнула Гамора, подбегая к сестре, а затем повернулась к Таносу. – Перестань.

– Некоторое время назад твоя сестра пробралась на корабль и попыталась меня убить, – начал Танос.

– Пожалуйста, не делай этого, – всхлипнула Гамора.

– У нее почти получилось. Я решил привести ее сюда. Чтобы поговорить. – Танос согнул пальцы в Перчатке и с помощью Камня Силы еще больше растащил в стороны руки и ноги Небулы. Та закричала.

– Хватит. Прекрати! – Гамора подошла к Таносу и положила ладонь на его руку в Перчатке. Он хорошо помнил ее легкие прикосновения. Девушка посмотрела на него. – Клянусь своей жизнью. Я так и не нашла Камень Души.

Танос посмотрел на охранника. Тот нажал несколько кнопок.

– Доступ к файлам памяти, – произнес компьютерный голос.

Мерцающая зернистая голограмма засветилась перед Гаморой, как в кошмарном сне.

– Ты знаешь, что он задумал. Теперь все готово, и он направляется за Камнями. За всеми Камнями, – говорил из далекого прошлого голос Небулы.

– Он никогда их все не получит. – Горделивая Гамора из воспоминаний Небулы скрестила руки на груди.

– Получит! – закричала Небула.

– Нет, не сможет, Небула. Я нашла карту, на которой отмечено, где Камень Души, и сожгла ее. Сожгла.

Танос нависал над настоящей Гаморой. Голограмма исчезла. Внутри у девушки все сжалось. Титан заговорил:

– Ты выросла сильной. Благодаря мне. Великодушной. Благодаря мне. – Он обошел дочь и встал позади. – Но я никогда не учил тебя лгать. Вот почему у тебя это так плохо получается.

Все еще стоя позади Гаморы, Танос вытянул руку в Перчатке. Его пальцы неспешно шевелились. Титан четко проговаривал каждое слово:

– Где... Камень... Души?

Гамора покачала головой. Она не скажет. Нельзя.

Танос сжал руку в кулак. Небула беспомощно наблюдала, как засветились Камни. А затем почувствовала боль, которой не испытывала никогда раньше. Небула корчилась и выла от боли, каждая секунда казалась годом, и единственное, чего ей хотелось, – умереть.

Гамора видела, как Небула страдает под пытками, и размышляла, стоит ли одна жизнь миллиардов других жизней. Это была ее сестра, и Гамора с трудом выносила ее стоны. Но все же пока она не сдавалась и не говорила Таносу, где Камень Души. Титан заметил сомнения Гаморы и сильнее сжал кулак. С тошнотворным звуком конечности Небулы вытянулись еще и едва не достали до противоположных стен камеры.

– Вормир! – выкрикнула Гамора.

Танос расслабил руку, и крики Небулы прекратились. Она шумно пыталась отдышаться. Гамора подошла к Небуле и положила руку на заплаканное лицо сестры. Та только покачала головой, испытывая чувство вины: ее жизнь Та- нос обменял на тайну, которую хранила Гамора.

– Камень на Вормире, – спокойно повторила Гамора.

Танос улыбнулся и открыл портал.

– Веди.


* * *

– Я ЕСТЬ Грут, – проговорил Грут, ерзая в кресле.

– В чашку по-маленькому сходи. Мы отвернемся. Да и что мы там не видели? Веток? Вот уж чего-чего...

– Я есть Грут! – в панике воскликнул подросток.

– Древо, сначала вылей то, что в чашке, а потом делай свои дела, – ответил Тор, повернувшись к переминающемуся на сиденье созданию.

– О, ты знаешь грутский язык? – спросил Ракета, сидевший на месте капитана.

– Да, учил факультативно еще в Асгарде.

– Я есть Грут, – сказал Грут, который уже решил свою маленькую проблему и теперь, когда все стало нормально, заскучал.

– Да, почти. Ты увидишь, как долетим. Нидавеллир питает пылающая мощь нейтронной звезды. – Тор отошел от иллюминатора и устало присел на ступеньку, свесив голову. – Здесь родился мой молот. Великолепный молот был.

Ракета повернулся на бесцветный голос Тора.

– Так, пора вести себя как настоящий капитан.

Ракета включил автопилот, отстегнул ремень безопасности и подошел к асгардцу. Разглядывая координаты на дисплее, он заговорил:

– Значит, говоришь, брат помер? Да, неприятно, чего уж там.

– Ну, он уже однажды умирал. Но на этот раз, наверное, погиб окончательно, – проговорил Тор, будто только в этот момент смирившись с потерей.

– И, говоришь, сестра с отцом тоже?

– Оба мертвы, – сказал Тор, кивая.

– Мама-то хоть есть?

– Погибла от руки темного эльфа, – ответил асгардец, не глядя на Ракету.

– А лучший друг?

– Клинок поразил его в самое сердце, – произнес Тор ровным холодным тоном, будто прощаясь со всеми, кого потерял. Он все больше впадал в уныние.

Ракета подошел ближе.

– А ты уверен, что готов к своей убийственной миссии?

– Еще как готов! – с вымученным смешком проговорил Тор. – Гнев и месть, ярость, утрата, сожаление. Они отлично мотивируют. Очищают разум. Так что я готов.

– Да, но этот самый Танос... Сильнее него в галактике никого нет.

– Это он со мной еще не дрался.

– Вообще-то дрался, – напомнил Ракета.

Тор задумался на секунду, а затем с опозданием парировал:

– Не дрался со мной дважды. А еще – у меня будет новый молот.

– Хорошо бы это был стоящий молоточек.

Тор переваривал слова Ракеты. Не слишком естественный смех сменился печалью, которая пронизывала асгардца до самых костей. Он силился обрести почву под ногами и не поддаться чувствам.

– Мне уже полторы тысячи лет. А врагов я убил вдвое больше. Каждый из них желал моей смерти, но потерпел поражение. Я жив, потому что того хочет судьба. Танос в этом длинном списке уродов появился последним, и я за все ему отомщу. Такова воля судьбы.

– А что, если нет?

Этот вопрос задел Тора за живое. А пришедший на ум ответ пронзил насквозь.

– Если нет, то мне уже нечего терять.

Слова асгардца повисли в воздухе. Бог грома смахнул со щеки одинокую слезу. Он встал и пошел прочь от своего «капитана», пока не вылезла еще какая-нибудь душераздирающая правда о его некогда прекрасной жизни.

– А мне вот есть что терять, – пробормотал Ракета. – Вообще-то, много чего.

Затем он вытащил что-то из жилета.

– Ладно уж. Если судьба хочет, чтобы ты вытряс из Таноса всю требуху, одного дурацкого глаза тебе будет маловато.

Пушистый результат генетического эксперимента протянул асгардцу подарок.

– Что это? – спросил Тор, взяв предмет в руки.

– А ты как думаешь? Один придурочный на Контраксии продул мне в споре. – Ракета забрался в капитанское кресло, пристегнул ремни и отключил автопилот.

– Он отдал тебе свой глаз?

– Нет, он отдал мне сто кредитов. А глаз я потом у него ночью украл.

– Спасибо тебе, милый кролик. – Тор снял повязку. Грут торопливо выгнулся: вот-вот должно было случиться кое-что полюбопытнее, чем видеоигра. Тор широко раскрыл пальцами пустую глазницу и вставил новый глаз.

– Я бы его сначала помыл. Угадай, куда я его засунул, чтобы вывезти с Контрак- сии... – По кораблю разнесся сигнал тревоги. – Вот мы и на месте!

Тор постучал себя по виску, чтобы приладить новый глаз, который пытался подстроиться под нового владельца.

– Кажется, эта штука не работает. Сплошная темень.

Тор стоял у иллюминатора в носу шаттла и смотрел вперед.

– Глаз тут ни при чем.

Их и правда окружала тьма.

– Что-то случилось. Звезда погасла. И кольца заледенели.

Что бы ни ожидало Ракету на Нидавеллире, все это исчезло вместе со светом нейтронной звезды, которая питала легендарную кузницу. Ракета осторожно направил корабль к потухшему небесному телу.

Судно опустилось на поверхность звезды, и троица вышла из корабля. Тор шагал через руины и думал о том, что же могло здесь произойти.

– Хоть с оружием эти гномы обращались лучше, чем с веником. Может, они поняли, что живут в мусорной куче, и убрались отсюда?

– Огонь этой кузницы не гас веками, – сообщил асгардец.

Ракета шумно сглотнул. Он заметил нечто, что могло пролить свет на упадок Нидавеллира.

– Ты вроде говорил, что у Таноса большая Перчатка есть? – спросил Ракета.

– Да, а что? – ответил Тор.

Асгардец подошел взглянуть на находку Ракеты.

– Такая?

Рядом с наковальней стояла единственная, судя по виду этого места, уцелевшая форма – большая перчатка с шестью углублениями. Сомнений не было – именно тут изготовили Перчатку Бесконечности.

– Я есть Грут! – предупреждающе вскрикнул древесный подросток.

– Бегом в шаттл! – скомандовал Тор, опасаясь худшего.

Поздно. Из ниоткуда возник великан с длинными лохмами и темной густой бородой. Он ударил Тора так, что тот отлетел в другой конец кузницы, а затем развернулся и проделал то же самое с Грутом и Ракетой. Громила двинулся к Тору, и под гривой спутанных волос асгардец разглядел его глаза, полные решимости убивать.

– Эйтри, стой!

Великан остановился, услышав свое имя.

– Стой, – спокойно повторил Тор. – Остановись.

Гном Эйтри, хранитель кузницы Нидавеллира, создатель Мьёльнира, замер как вкопанный. Одежда на нем была изорвана в клочья. Волосы всклокочены. Казалось, будто он несколько месяцев не спал, а воняло от него так, будто не мылся гигант еще дольше.

– Тор? – Эйтри как будто избавился от наваждения.

Бог грома подошел к давнему другу.

– Что здесь случилось?

– Ты должен был нас защищать. Асгард должен был защищать нас, – взвыл Эйтри от горя.

– Асгард пал. – Тор встал и указал на форму. – Эйтри, здесь перчатка! Что ты натворил?

Гном огляделся; на его лице отразились стыд и сожаление. Спотыкаясь, Эйтри подошел к кузнечному горну и сполз на пол.

– На этом кольце жили три сотни гномов. Я думал, если выполню его просьбу, спасу их. Я сделал то, что он хотел, – устройство, способное обуздать силу Камней. – Каждое слово гнома было полно отчаяния. – А потом... он все равно всех убил. Кроме меня.

Тут Тор заметил, что руки Эйтри закованы в нерушимую сталь.

– Твоя жизнь принадлежит тебе, – сказал он, – но твои руки – только мне.

Уверенным, сильным голосом Тор проговорил:

– Эйтри, твое мастерство – не в руках. Все оружие, которое ты создавал, каждый топор, молот, меч... все это у тебя в голове. Я знаю, тебе кажется, что надежды нет. Поверь, я знаю, каково это. Но вместе мы с тобой... – сын Одина заставил легендарного кузнеца посмотреть ему в глаза и произнес самые правильные слова: – ... вместе мы сможем убить Таноса.


* * *

НА РАССТОЯНИИ в полгалактики «Санктуарий II» летел сквозь космос. На нем обитали те, кто верил в миссию Таноса: множество рас, которые служили в его армии, сотни стражников, готовых его защищать, пусть самого титана сейчас и не было на корабле.

Одному из таких охранников поручили собрать по кусочкам изуродованное тело не самой любимой дочери Таноса, Небулы. Он кружил вокруг подвешенной в воздухе девушки, убирая детали и прилаживая фрагменты у нее на спине туда, где они находились, пока приемный отец не разорвал ее на части. Услышав жужжание, он повернулся и увидел, что механический глаз Небулы выпал из глазницы. Охранник получил распоряжение следить, чтобы с девушкой все было в порядке, пока Танос не вернется с Вормира. Поэтому слуга Безумного титана подошел осмотреть глаз.

Трюк сработал: Небула быстро одолела стражника. Его тело упало на пол, и она подумала: «Скажи спасибо, что тебе не придется объяснять Таносу, куда я делась». Потом Небула взялась за дело: подбежала к аппарату связи в камере и ввела знакомые координаты.

На том конце не успели понять, что происходит, – Небула попросила молчать. Наклонившись, она прошептала товарищу, с которым пересекалась время от времени:

– Мантис, слушай внимательно. Мне нужно встретиться с тобой на Титане.


* * *

– ЧТО ПРОИСХОДИТ? – спросил Питер Паркер, когда летающий пончик начал скорее падать, чем садиться на поверхность Титана.

– Похоже, мы прибыли на место, – сказал Стрэндж, наблюдая, как планета с пугающей скоростью надвигается на них.

– Вряд ли этот агрегат умеет сам парковаться, – вздохнул Тони. Он поспешил подтолкнуть к штурвалу Питера. – Засунь руку в рулевую установку. Защелки не забудь. Понимаешь как? – Тони отбежал и проделал то же самое со второй половиной механизма управления.

– Да, понял, – ответил Питер.

– Рассчитано на одного громилу, так что действуем синхронно.

Тони поучал окружающих даже тогда, когда надо было сажать гигантский металлический пончик на далекую планету.

– Так, хорошо. Я готов.

Питер с ужасом наблюдал, как их корабль кренится и несется прямиком на гигантские, похожие на звезды сооружения, рассыпанные по поверхности Титана.

– Так, надо поворачивать. Тяни! Тяни! Тяни!

Тони и Питер активировали костюмы, чтобы повернуть рулевой механизм. Но это не помогло. Корабль рухнул. Стрэндж шагнул вперед и создал силовое поле, которое защитило их, когда корабль раскололся надвое.

На Титане пришельцев с Земли окружили призраки былого величия. Повсюду виднелись руины строений с расходящимися лучами. Над грунтом летал пепел, будто планета пылала пожарами. Бледно-красное небо дополняло атмосферу апокалипсиса. В некоторых точках гравитация была так слаба, что обломки зданий и пыль висели в воздухе.

– С вами все в порядке?

Стрэндж подбежал к Тони, барахтающемуся в обломках корабля Эбенового Зоба, и протянул руку. Тони с радостью ухватился за нее и позволил мистику помочь ему встать – их отношения развивались быстрее некуда.

– Чуть не убились, – сообщил Тони.

Стрэндж кивнул, оглядывая остатки корабля.

– Я твой должник.

Питер спустился с искореженного потолка корабля и забормотал:

– Извините заранее, если вдруг какая-нибудь инопланетная гадость отложит в меня яйца и я кого-нибудь из вас съем. Знайте, что я не хотел...

Тони погрозил Питеру пальцем.

– Так, пока не вернемся на Землю, никаких разговоров о поп-культуре. Понял меня? – резко оборвал он парня.

– Я к тому, что сюда кто-то идет, – выпалил Питер.

Земляне не успели сориентироваться – между ними прокатился металлический шар, который затем взорвался, и Стрэнджа с Тони отбросило назад.

Из-за выступа породы появились готовые к бою Стражи Галактики.


* * *

– ТАНОС! – закричал Дракс и метнул в Стрэнджа два клинка. Мистик быстро взмахнул руками, и волшебный хлыст обезоружил серокожего драчуна. Пока Дракс не пришел в себя, Плащ Левитации прижал мускулистого противника к земле.

Железный Человек взмыл в небо, уходя от ударов Звездного Лорда в маске. Они обменялись выстрелами, уклоняясь от одних и блокируя другие атаки друг друга. Железный Человек одерживал верх, но тут Звездный Лорд прилепил на реактор Тони магнит, которым Старка притянуло к куску металла.

– Нет, только не откладывай в меня яйца, – завопил Питер, пятясь от Мантис и отстреливаясь от нее паутиной.

– А ну лежать, клоун, – крикнул ему Звездный Лорд, отпихивая в сторону. Человек-Паук перекатился и выпустил из костюма паучьи лапы, на которых принялся отпрыгивать от выстрелов противника.

Дракс воевал с Плащом, пытаясь одновременно освободиться и не выпустить из рук разумную ткань.

– Сгинь, одеяло смерти! – вопил он.

Тони наконец сумел оторвать себя от металла, рванул к Драксу и навис над ним, занеся смертоносное оружие. Увидев это, Звездный Лорд схватил Человека-Паука и приставил бластер к его голове.

– А ну всем стоять. Успокоились, живо, – скомандовал Квилл. Он нажал на кнопку и деактивировал маску, а потом повернулся к Железному Человеку: – Спрашиваю ровно один раз: где Гамора?

– Ага, – бросил Тони. – У меня есть вопрос получше: что еще за Гамора? – Он тоже отключил маску.

Все еще опутанный и прижатый Плащом Левитации к земле, Дракс философски заметил:

– У меня еще лучше: зачем Гамора?

– Говори, где она или, клянусь, я зажарю этого мелкого придурка. – Квилл сильнее прижал бластер к голове Человека-Паука.

– Давай. Ты стреляешь в моего парня, я в твоего. Поехали! – с вызовом заявил Тони – он не сомневался, что Квилл блефует. Но как бы ни старался Старк, в его словах звенел страх перед именно таким моментом. Он боялся. Борясь с этим ужасом, Тони почти вплотную уткнул в Дракса самое угрожающее на вид оружие.

– Стреляй, Квилл! Я выдержу. – Дракс поднял руки и собрал всю свою волю.

– Нет, не выдержит, – вскрикнула Мантис.

– Она права. Не выдержишь, – согласился Стрэндж, переводя взгляд на Дракса.

– Ах так? Не скажешь, значит? Ну и отлично. Тогда переубиваю всех троих и сам это выбью из Таноса. А начну с тебя. – Квилл крепче сжал Человека-Паука.,

– Постой. Что ты сказал? Из Таноса? Позволь спросить, какому господину ты служишь? – задыхаясь спросил Стрэндж.

– Какому господину я служу? И какого ответа ты ждешь? Иисусу Христу?

Раздосадованный вздох Квилла услышали, должно быть, даже в Нью-Йорке. Тони уставился на него, потихоньку соображая, что происходит.

– Ты с Земли, – выпалил Тони. Его лицо перекосило от страха: этот идиот все еще прижимал бластер к голове Человека-Паука.

– Я не с Земли, я из Миссури.

– Это на Земле, умник. Вы почему на нас напали?! – в полной растерянности рявкнул Тони.

– Вы не с Таносом? – сдавленным голосом спросил Человек-Паук.

– С Таносом? Нет, я сюда прилетел, чтобы его убить. Он похитил мою девушку. Так, а ты кто такой?

Квилл наконец опустил оружие. После потери Гаморы ему казалось, что он сходит с ума. Звездный Лорд с трудом удерживал в голове хоть что-то, кроме единственной цели – найти женщину, которую любит.

– Мы Мстители, приятель, – заявил Питер, стягивая маску.

– Тор про вас рассказывал, – громким голосом, выдававшим панику, произнесла Мантис.

Железный Человек застыл от неожиданности.

– Вы знаете Тора?

– Да. Высокий парень, не особенно привлекательный, очень нуждался в помощи, – Квилл старался говорить ровно.

Доктор Стрэндж оживился, услышав, что Тор выжил после нападения Таноса – мало кому это удавалось. Необходимо поговорить с богом грома: асгардец явно играет важную роль во всех этих переплетающихся событиях.

– Где же он?


* * *

ТЕМНАЯ кузница Нидавеллира хранила множество тайн. Одну из них Эйтри всегда держал при себе. Древняя форма, слепок. На одном конце – секира, на другом – молот.

Ракета, казалось, не особенно впечатлился.

– Это и есть ваш план? Запустить в него булыжником?

Бросив на Ракету испепеляющий взгляд, Эйтри объяснил:

– Это форма. Для оружия короля. Это будет величайшее оружие Асгарда. Возможно, даже способное вызвать Биврёст.

Услышав это, Тор быстро обернулся. Если с этим оружием можно пересечь Девять Миров, он успеет догнать Таноса на Земле и остановить.

– Как его называли? – спросил Тор.

– Гром-секира.

Ракета усмехнулся.

– Ну это уж перебор.

Тор тщательно изучал все, что касалось оружия Асгарда. Гром-секира считалась легендой. До этого момента.

– Как ее сделать?

При этих словах лицо Эйтри вытянулось.

– Нужно разжечь огонь кузницы. Пробудить сердце умирающей звезды.

Тор был готов к такому ответу и начал размышлять над планом действий. Он повернулся и кивнул Ракете:

– Кролик, заводи шаттл.


* * *

НА ТИТАНЕ Стражи и Мстители пытались договориться.

– Что случилось с этой планетой? Ось отклонилась на восемь градусов. С гравитацией непонятно что, – бормотал Квилл, осторожно ступая по пустынному грунту.

– Да, у нас есть преимущество: он идет за нами, – сказал Тони.

Позади Мантис развлекалась как могла: причуды местной гравитации позволяли ей прыгать и вертеться высоко в небе.

Тони продолжал:

– Надо этим воспользоваться. У меня есть план. – Он подошел к Квиллу. – Ну, или пара наметок. Все очень просто. Наваливаемся, прижимаем, отбираем то, что нам нужно. Я уж точно не хочу играться с этим парнем. Нам нужна Перчатка, и все. – План получился простеньким, но надо же с чего-то начинать.

Вдруг он услышал, как Дракс зевнул.

Тони взбесился.

– Ты зеваешь? Я объясняю, что делать, а ты зеваешь? Ты вообще слышал, что я сказал?

– Я слушал до того момента, как ты сказал: «нам нужен план».

– Так, ладно, этот, видимо, весь в себе, – сказал Тони, не собиравшийся тратить много времени на болтовню.

– Видишь ли, работать по плану – это не наш метод, – объяснил Квилл.

– А какой у вас метод? – спросил Человек-Паук, указывая на Мантис и Дракса.

– Навалять по самое не балуй! – грозно пропищала Мантис.

– Да, так и делаем, – согласился Дракс и горделиво выпрямился.

Тони долго мерил их взглядом.

Очень долго.

Скоро им придется сразиться с самым опасным врагом в мире и в истории. Этот враг не выходил у Тони из головы последние шесть лет. Он собирается уничтожить половину населения Вселенной одним щелчком пальцев. А Тони застрял на мертвой планете в миллионах километров от дома, вдали от всех, с кем он раньше работал. Ему приходится в одиночку сражаться за саму жизнь. Нет, хуже того. С ним еще и любопытный доверчивый парнишка, совсем еще ребенок, которого надо защищать, надменный мистик и три недоумка, нахальство которых как раз и могло сыграть с ними злую – смертельно злую – шутку.

– Ясно. Ладно, пожалуйста, подойдите сюда. Мистер Лорд, пусть ваши все тоже подойдут.

– Мистер Лорд, – повторил Квилл. – Да можно просто Звездный Лорд, я не против. – Он кивнул Мантис и Драксу, и те подошли ближе.

Тони заговорил.

– Нам надо объединиться. Потому что если у нас ничего не будет, кроме гонора...

– Эй, какого еще гонора? Что за слово такое? – перебил его Квилл.

Тони уставился на него. Он думал, что хуже уже некуда, но сейчас засомневался в этом.

– Да, мы настроены вполне оптимистично. И мне нравится твой план. Правда, он идиотский, так что давай я другой придумаю. Потому что он будет куда лучше.

– Расскажи ему о танцевальной битве для спасения Вселенной, – гордо подсказал Дракс.

– Какой еще танцевальной битве? – спросил Тони.

– Да никакой, – попытался соврать Квилл.

– Как в фильме «Свободные»? – спросил Питер Паркер.

– Да, прямо как там. Это все еще величайший фильм в истории кино? – восторженно спросил Квилл.

– А когда он таким был? – небрежно бросил Питер Паркер, не подозревая, как сильно ранил Квилла.

– Так, не продолжай эти разговоры, – остановил Тони нового Мстителя.

– Хорошо, – шепнул Питер.

– У нас тут завелся Флэш Гордон, – пробормотал Тони себе под нос.

– Флэш Гордон? – сказал Квилл. – Сочту за комплимент. Не забывайте, я только наполовину человек. Так что пятьдесят процентов, на которые я глуповат, – это ваши сто.

– Вот это ничего себе подсчеты, мне бы так уметь, – огрызнулся Тони, и вдруг в разговор вклинилась Мантис.

– Простите, а ваш друг часто так делает? – спросила она, указав на Стрэнджа.

Тот сидел на воздухе, скрестив ноги. Руки странно сложены, Камень Времени охвачен ярко-зеленым свечением. Самое странное – его голова вертелась туда-сюда. Так быстро, что лицо казалось смазанным пятном.

– Стрэндж? Ты как? – окликнул его Тони.

Как только вся компания подошла ближе, голова Стрэнджа прекратила дергаться, и он рухнул на землю. Тони наклонился, чтобы помочь ему подняться, так же как Стрэндж сразу после их жесткой посадки.

Медленно выйдя из транса, Стрэндж положил руку на плечо Тони и сел. Он тяжело дышал, будто только что увидел кошмар.

– Ты с нами, – успокоил его Тони. – Все хорошо.

Стрэндж застонал и попробовал собраться с мыслями.

– А что это вы делали? – спросил Человек-Паук, не сумев подавить любопытства.

Пытаясь взять себя в руки, Доктор Стрэндж обратился к пестрой компании.

– Я заглянул в будущее, чтобы увидеть альтернативные варианты. – Он слабо вздохнул – заклинание явно отняло у него много сил. – Возможные исходы грядущего сражения.

Квилл не выдержал первым.

– Сколько их?

– Четырнадцать миллионов шестьсот пять, – ответил Стрэндж.

Тони, несмотря на страх услышать ответ, озвучил вопрос, который вертелся на языке у всех:

– В скольких мы победили?

Стрэндж не отвечал долго. Он молча смотрел на Тони. Наконец хриплым голосом он произнес два слова, с которыми закончилась борьба между Тони и Стрэнджем, Тони и Стражами и вообще любая борьба самолюбий.

– В одном.


* * *

НА ДРУГОМ краю Вселенной одинокая планета с маленьким спутником обращалась вокруг тусклого солнца. Вормир. Давно лишенная жизни, она уже не надеялась процветать. Сюда приходили только по одной причине. С темного неба, на котором затмение ближайшей звезды прочертило красноватые полосы, падал свет, окрашивая горный пик вдалеке. Даже с расстояния в несколько миль Танос и Гамора видели две башни, торчащие на вершине.

– Надеюсь, Камень действительно там. Иначе сочувствую твоей сестре, – пригрозил Танос.

Отец и дочь долго шли в гору, и наконец оказались перед входом в пещеру. Тень отползла, и оказалось, что вглубь тянется тоннель.

– Добро пожаловать, Танос, сын А’Ларса. Гамора, дочь Таноса, – послышался голос из темноты.

– Ты знаешь нас? – крикнул в ответ Танос.

– Мое проклятие – знать всех, кто приходит сюда.

В воздухе появилась парящая фигура ростом с обычного человека, прикрытая мантией с капюшоном.

– Где Камень Души? – спросил Танос, будучи так близко от цели, которая ускользала от многих других, – если, конечно, верить молве – и не желая дольше ждать.

– Предупреждаю, – пророкотал голос. – За Камень придется заплатить страшную цену.

Танос шагнул вперед.

– Я готов.

– Поначалу мы все так думаем. – С этими словами обитатель Вормира откинул капюшон. Под ним оказалось угловатое лицо Красного Черепа. – И все ошибаемся.

Красный Череп повел их по тоннелю мимо башен к ритуальному храму. Тот лежал в руинах, разрушенный огромными валунами. Грозы опалили землю и стены.

– Откуда ты знаешь об этом месте? – спросил Танос.

– Давным-давно я тоже искал Камни. А один даже держал в руках. Но именно он держит меня здесь. Я приставлен показывать другим, где сокровище, которым сам не могу обладать.

Красный Череп привел Таноса и Гамору к утесу, с которого не было видно земли. Танос и Гамора осторожно шагнули к краю. Красный Череп продолжил:

– То, что ты ищешь, прямо перед тобой. Как и то, чего ты боишься.

– Что это? – сдавленно спросила Гамора, смотревшая вниз с края утеса.

– Цена. Душа занимает особое место среди Камней Бесконечности. Можно сказать, в нем заключена некая мудрость, – объяснил Красный Череп.

– Скажи, что ему нужно. – Таносу надоело выжидать.

– Чтобы выбрать достойного, Камень требует жертвы.

– Какой?

– Чтобы получить Камень, придется лишиться того, что ты любишь.

Танос повернулся и посмотрел на Красного Черепа. Он и так уже многим пожертвовал. Что еще мог забрать у него Камень?

– Душу за душу, – услышал Танос, и его глаза наполнились слезами.

Гамора рассмеялась. Хоть на миг было приятно понять, что она еще может смеяться. Танос всю жизнь лишал ее этих простых эмоций, но теперь улыбка, ощущение справедливости и облегчения убедили Гамору, что, возможно... у нее есть шанс. Шанс на будущее, полное любви. Она подумала о Квилле, и ее сердце затрепетало. Она спасет Небулу, освободит ее. Может, Небула даже присоединится к их дружной неблагополучной семейке, путешествующей на корабле Стражей. Дракс и Мантис. Ракета и Грут. Гамора была так не похожа на отца. Она узнала, что такое любовь. Нашла семью. И теперь Гамора впервые в жизни ощутила надежду, пусть и безумную.

Она заговорила:

– Всю свою жизнь я мечтала о том, чтобы ты получил по заслугам. И каждый раз меня ждало разочарование. – Она шагнула к Таносу и заглянула ему прямо в глаза. – Но сейчас... Ты убиваешь, пытаешь и называешь это милосердием. – Она с горечью рассмеялась. – Вселенная осудила тебя. Ты попросил награды, но она тебе отказала. Ты проиграл. А знаешь почему? Потому что ничего не любишь. Никого.

Танос повернулся к Гаморе, по его лицу текли слезы.

– Нет.

Гамора усмехнулась.

– Ты плачешь? Серьезно?

Голос Красного Черепа эхом разнесся по пустынной планете:

– Не по себе.

Посмотрев на Красного Черепа, Гамора начала понимать. В голове у нее помутилось. Надежда исчезла. Радость испарилась. А ее будущее... оно растаяло. Недоумение. Ярость. Как же так? Она в гневе посмотрела на Таноса.

Он двинулся к дочери.

– Нет, – дрожащим голосом сказала она. – Это не любовь.

– Однажды я отказался от своей судьбы. Еще раз я этого не сделаю. Даже ради тебя.

Слова комом встали у Таноса в горле. Га- мора опустила голову. Это все ее вина. Она позволила этому чудовищу забрать ее из дома, узнать ее достаточно, чтобы назвать это любовью. Это все ее вина. Она подняла глаза. Без страха. Теперь у нее не осталось надежды.

Но она могла все исправить.

Гамора вырвала из-под жилета Таноса нож и с размаху вонзила себе в грудь. Но не успел нож погрузиться в плоть, как распался на много-много пузырьков. Гамора смотрела, как они улетают, отбирая у нее и этот шанс.

– Прости, малышка. – По лицу Таноса все еще текли слезы. Он схватил Гамору за руку и потащил к обрыву. Она упорно вырывалась, пинала его и царапала. На каждый ее удар Танос отзывался всхлипом. Наконец, не в силах больше выносить боль от предстоящей утраты, титан сбросил в пропасть любимую дочь. Падая, она потянулась к нему, позвала его. Пораженный, Танос молча смотрел, как ее тело ударилось о серую плиту далеко внизу и осталось лежать, как забытая тряпичная кукла.

Яркая белая вспышка осветила небо и ослепила Таноса. Он очнулся в другом месте и в другое время. Мир вокруг был спокоен и недвижен, он был похож на сон. Сила Камня Души вырвалась на свободу. Танос привстал из мелкой заводи, ощущая в руке тяжесть золотисто-оранжевого камня.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– СНИЖАЕМСЯ до высоты две шестьсот, курс ноль-три-ноль, – сказал Капитан Америка Сэму.

– Надеюсь, ты точно знаешь, куда лететь, – выразил опасение Сокол и ввел координаты, которые, казалось, отправят квинджет прямиком в гору. – Иначе мы приземлимся гораздо быстрее, чем хотелось бы.

Квинджет набрал скорость, устремляясь в каменистый склон. Сэм морально приготовился к столкновению, но летательный аппарат пролетел сквозь гору и оказался под прозрачным куполом королевства Ваканды.

Великая страна, место выдающихся технологических достижений, о котором мир до недавнего времени и не слыхивал, уже два дня готовилась к войне. И к войне не простой. Не так давно Ваканда победила опасность, исходившую из самого сердца страны. Новая же угроза могла уничтожить не только этот райский уголок. Сейчас на волоске висели триллионы жизней. А Ваканде было суждено оказаться в самом центре схватки, которая решит судьбу половины существ во Вселенной.

– Когда ты говорил, что мы разрушим глухую стену между Вакандой и остальным миром, я не думала, что ты это имеешь в виду, – пробормотала Окойе себе под нос, когда они с Т’Чаллой спешили навстречу гостям. За ними по пятам следовали Дора Миладжи.

– А что же ты думала? – спросил Т’Чалла, расплываясь в широкой улыбке.

– Ну, может, что Олимпийские игры проведем. А то и «Старбакс» откроем.

Квинджет приземлился на посадочной площадке, пассажиры высыпали наружу. Стив Роджерс шел во главе группы, ища глазами друга.

– Нам кланяться или как? – тихо спросил Бэннер у Роуди.

– Конечно, он же король, – ответил Роуди.

Стив и Т’Чалла тепло поздоровались.

– Кажется, мне всякий раз приходится тебя за что-нибудь благодарить, – сказал Стив.

Они с Т’Чаллой пожали друг другу руки. На одном поле боя каждый из них проникся уважением к другому. Теперь они снова стояли на месте будущей схватки. Бэннер откашлялся и опустился на колени.

– У нас так не принято, – объяснил ему Т’Чалла.

Бэннер обиженно посмотрел на Роуди, который озорно улыбнулся, довольный своей шалостью.

– Итак, насколько серьезный будет бой? – спросил Т’Чалла Капитана.

Брюс шагнул вперед.

– Сэр, думаю, стоит ожидать сильного противника.

– На что мы можем рассчитывать? – уточнила Наташа возможности обороны Ваканды.

Т’Чалла покачал головой, оценивая мощь своей армии.

– Королевская гвардия, Пограничное племя, Дора Миладжи и... – Он замолчал, заметив, куда смотрит Стив Роджерс.

Точнее, на кого.

– И почти вменяемый столетний старик, – добавил Баки Барнс.

Теперь у Зимнего Солдата была металлическая рука, оснащенная технологией на вибраниуме. Стив отметил, что Баки вполне неплохо выглядит. По крайнее мере, кажется спокойным. И у него такой ясный взгляд, какого не бывало уже много лет. Баки Барнс производил впечатление себя прежнего – того парня, которого Стив много лет назад встретил в Бруклине. Похоже, Роджерс заново обрел лучшего друга.

Глаза Капитана Америка засияли. Он подошел к Баки, крепко обнял его и искренне улыбнулся. Впервые за долгое время.

– Как ты тут?

– Для конца света пойдет, – ответил с улыбкой Барнс.


* * *

МОЗГ И СЕРДЦЕ технологий Ваканды, как в прямом, так и в переносном смысле, прятались глубоко под горой Башенга. За разработки, которые выдвинули страну на первое место в мире, отвечала отдельная Проектная группа. Возглавляла ее юная девушка, принцесса Ваканды и сестра Т’Чаллы. Почти каждый проект был детищем Шури.

– Полиморфная структура, – сообщила Шури Мстителям, собравшимся в ее лаборатории.

Вижн лежал на столе в центре помещения. Юный гений изучала связи между Камнем Разума и мозгом андроида. Шарик кимойо сканировал Вижна и Камень и проецировал сложный узор нитей, которыми осколок Большого взрыва оплел голову своего хранителя.

– Да, мы строили связи с каждый нейроном отдельно, – объяснил Брюс.

Бэннер старался не выдать, как восхищает его выдающийся интеллект девушки... и как он завидует вакандским лабораториям. Ученый в Брюсе ликовал. Он наконец мог сделать что- то полезное для битвы.

– А почему было не запрограммировать синапсы на скоординированное функционирование? – спросила Шури, будто это было самое очевидное решение.

Вижн перевел взгляд с девушки на Бэннера.

– Не додумались, – ответил Брюс и покраснел.

– Уверена, вы сделали все, что могли, – великодушно сказала Шури.

Ванда взяла Вижна за руку и взволнованно посмотрела на Шури.

– Так что, у тебя получится?

Девушка окинула собравшихся взглядом.

– Да, но тут больше двух триллионов нейронов. Одна ошибка – и посыплются все связи.

Шури посмотрела на Т’Чаллу.

– Брат, мне нужно время.

Т’Чалла кивнул. Он понимал всю важность того, что она говорила.

– Сколько? – спросил Стив, готовый лично отвечать за то, чтобы Шури успела выполнить свою задачу.

– Все, которое у нас есть, – ответила она. В этот момент на руке у Окойе вспыхнул браслет. Она нажала на кимойо, и загорелась голограмма. Прищурившись, генерал оглядела присутствующих.

– Зафиксирован вход в атмосферу.

Война началась.


* * *

– ЭЙ, КЭП. Начинается, – сказал Сэм.

Они с Баки смотрели, как, оставляя за собой струйку дыма, громадный корабль летит прямо на них. Аппарат натолкнулся на щиты купола, возведенного над столицей Ваканды – Золотым городом, – и взорвался.

– Обожаю эту страну, – довольным тоном отметил Баки, обводя взглядом мерцающее защитное поле.

– Не радуйтесь раньше времени. Это не все наши гости, – сообщил по рации Роуди.

За пределами купола приземлились несколько кораблей. Они вонзились острыми углами в поверхность, осаждая купол рядами высоких квадратных колонн.

От посадки каждого инопланетного аппарата по всей Ваканде прокатывалась волна, дрожали деревья. Все ближе слышался грохот шагов надвигающейся армии.

– Не успели, – сказал Вижн и начал слезать со стола. Теперь его первоначальный план казался ему еще более удачным. – Надо немедленно уничтожить Камень.

– А ну-ка лег обратно, – осадила его Черная Вдова.

– Мы их задержим, – пообещал ему Черная Пантера.

Все, кроме Шури, Вижна и Алой Ведьмы, собрались на поле боя.

– Ванда, как только вытащите Камень, взорви его к чертям, – попросил Кэп, сжав плечо Ванды в знак поддержки.

– Взорву, – пообещала она.

Черная Пантера повернулся к Окойе.

– Эвакуируйте жителей. Задействуйте все оборонные мощности, – скомандовал он. Затем, указав на Стива Роджерса, добавил: – И дайте этому человеку щит.


* * *

ГДЕ-ТО БЛИЗ Нидавеллира Ракета вел шаттл от кузницы к мертвой звезде. Тор стоял снаружи с обмотанным вокруг пояса тросом. Под ними темнели заледеневшие кольца.

– Мне кажется, ты упускаешь из виду ряд научных фактов. Кольца. Чтобы их сдвинуть и раскрутить, нужно что-нибудь помощнее, – объяснил Ракета асгардцу, когда они зависли над неподвижным механизмом.

Тор спрыгнул с шаттла прямо на замерзшие кольца.

– Я справлюсь, – сказал он, хватаясь за трос.

– Справишься? Как? Дружок, мы в космосе. У тебя с собой веревка и...

Ракету тряхнуло. Это бог грома начал раскручивать шаттл.

– Заводи! – крикнул Тор, и Ракета, не мешкая, запустил двигатели на полную мощность, увлекая асгардца за собой.

Тор заскользил по ледяному кольцу, изо всех сил держась за трос.

– Поддай газу, кролик!

Кольца, которые пытался сдвинуть крошечный шаттл, наконец поддались. Ракета прибавил мощности, его мордочка скривилась от напряжения, а корабль протестующе заскрипел. Тор издал первобытный вопль, а лед, сковавший пазы и рамы, наконец дал трещину. Под ногами Тора раздался грохот, и обледеневшие кольца ожили. Когда они провернулись и сложились в причудливую структуру, из сердца звезды, как луч надежды, полилось сияние.

– Молодец, мальчик мой, – прошептал Эйтри, с благоговением глядя на вновь загоревшуюся звезду.

Тор прыгнул на шаттл и прижался к носовому иллюминатору.

– Это Нидавеллир! – крикнул он Ракете сквозь стекло крошечного героического кораблика.

Ракета обомлел, уставившись на пылающий свет.

Луч вырвался наружу, пробил путь сквозь сложившиеся в прицел кольца и ударил в сердце кузницы. Эйтри обернулся и увидел, что кузница ожила. Несколько секунд казалось, что дело пошло на лад.

Но вдруг луч погас. Кузница вновь погрузилась во тьму.

– Черт его раздери, – выругался Эйтри.

– Что? Кого черт раздери? – разволновался Ракета.

– Механизм неисправен, – объяснил Эйтри.

– Что? – спросил Тор.

– Если не открыть раму, я не смогу расплавить металл, – сказал Эйтри.

– Сколько его плавить? – уточнил Тор с явной усталостью в голосе.

– Несколько минут. Может, дольше. А что? – спросил гном.

– Сам подержу. – Тор собрался с силами перед новой задачей.

– Это чистое самоубийство, – предупредил Эйтри.

– Как и биться с Таносом без секиры, – решительно возразил Тор.

С этими словами он понесся к раме.


* * *

– НУ, КАК ДЕЛА, Брюс? – спросила Черная Вдова.

– Осваиваюсь потихоньку. – Забравшись в доспехи Халкбастер, Брюс скакал по зеленым полям, проносясь над головами воинов Ваканды, торопившихся на своем транспорте на передовую.

– Обалдеть! – радовался Брюс. – Потрясающе. Я как будто Халк, только превращаться не пришлось... – Тут Баннер споткнулся о камень и упал. Окойе, которая как раз оказалась рядом, со смесью недоумения и презрения взглянула на испачканный доспех Брюса.

– Все нормально. – Брюс смахнул со шлема комья земли с травой. – Все отлично.

– Два тепловых следа движутся поверх деревьев, – сообщил Воитель по рации. Они с Соколом парили в небе над армией Ваканды.

Проксима Полночь и Черный Карлик подошли вплотную к щиту, как раз когда племена Ваканды построились.

– А-у-у!

– Мале-фа!

– А-у-у!

– Мале-фа!

Над полем разнесся зов племени Джабари. Их вождь М’Баку издал клич, отвечая на зов Т’Чаллы. Горное племя согласилось встать с ним плечом к плечу в борьбе за спасение мира.

– Спасибо, что вы с нами, – сказал Т’Чалла, пожимая предплечье М’Баку. Тот опустил взгляд на Т’Чаллу в костюме Черной Пантеры и почтительно кивнул.

– Мфовету, – ответил М’Баку на одном из африканских языков, что значило «мой брат».


* * *

ЧЕРНАЯ ВДОВА, Брюс Бэннер в Халкбастере, Капитан Америка и Черная Пантера встретились с Проксимой и Черным Карликом у самого купола. Проксима провела по нему посохом, и защитный барьер загудел. Противники остановились меньше чем в полуметре друг от друга.

– А куда делся твой приятель? – насмешливо спросила Наташа.

– За его жизнь ты заплатишь своей. – Проксима Полночь перевела взгляд на Кэпа и Черную Пантеру. – Танос заберет этот Камень.

– Нет, – твердо ответил Стив.

Царственный голос Т’Чаллы грозно произнес:

– В Ваканде Танос прольет лишь свою кровь.

Проксима Полночь расплылась в жуткой улыбке.

– Крови нам не жалко.

– Они сдаются? – спросил Баки у Кэпа, когда тот вернулся к войскам.

– Не совсем, – ответил Стив, озабоченно пожав плечами.

– Йибом-бе! – воззвал Т’Чалла к воинам. Это была строевая команда «К оружию!».

– Йибом-бе! – ответили тысячи солдат.

– Йибом-бе! – повторил Т’Чалла.

– Йибом-бе! – раздались голоса.

Племена Ваканды, объединившиеся под

знаменем Черной Пантеры, стояли бок о бок с Мстителями и с ужасом наблюдали, как тысячи воинов – четырехруких клыкастых безглазых гуманоидов – высыпали из вражеских кораблей и яростно понеслись вперед, а затем начали бросаться на стены купола. Они ошалело рвались внутрь, оглашая округу воплями из кошмарных пастей.

– Это еще что? – Баки в страхе смотрел на тварей.

– А мы ее не на шутку взбесили, – пробормотала Наташа.

Поток воинов из кораблей не иссякал. Они забирались по трупам соратников и пытались пробиться сквозь щит, который смыкался, не давая им проникнуть внутрь, и разрубал их на части.

Окойе стояла рядом с Черной Пантерой и в ужасе смотрела на врагов.

– Они готовы гибнуть. – Она не могла заставить себя произнести, что, как бы медленно ни шло дело, твари пробиваются через оборону Ваканды.

– Ва-ла! – выкрикнул Т’Чалла, приказывая своим воинам сомкнуть ряды.

– Ва-ла! – ответили ему войска и выставили защитные мантии.

Враги приближались.

– Ку-бо! – крикнул Т’Чалла, приказывая открыть огонь.

– Ку-бо! – пророкотала армия и начала истреблять орду инопланетных захватчиков. Вместе с племенами Ваканды огнем поливал пришельцев и Баки, каждый раз поражая цель. Сокол парил над жестокой схваткой. На него вдруг прыгнул инопланетянин, но Сэм успел выпустить три ракеты.

Поразив три цели, он пролетел вперед и окликнул Роуди.

– Нет, ты видел их зубищи? – спросил он, оказавшись слишком близко к одной из зверюг.

– Так, Сэм, осторожнее там. А то тебе крылья подрежут, – предостерег его Роуди, обстреливавший периметр.

– Кэп, если они обойдут купол и ворвутся внутрь, Вижн окажется без защиты, – сказал Бэннер.

– Значит, задержим их тут, – ответил Капитан Америка и посмотрел вперед.

– Как? – спросила Окойе, уверенная, что ответа знать не хочет.

– Откроем барьер, – с мрачной решимостью проговорил Т’Чалла. Приложив палец к уху, он связался по коммуникатору со штабом: – По моему сигналу откройте сектор семнадцать, северо-запад.

– Запрашиваю подтверждение, мой король. Вы распорядились открыть купол? – переспросили его.

– Да, по моему сигналу, – спокойно ответил Т’Чалла.

– Это последний день Ваканды, – сказал М’Баку, осматривая поле боя.

– Тогда пусть он же и будет самым славным ее днем, – прорычала Окойе, готовясь к схватке.

– Ву-ла!

Т’Чалла приказал своим воинам открыться. Те выпрямились, отключая мантии-щиты. Т’Чалла шагнул вперед.

– Ваканда навеки! – закричал он, скрестив руки на груди. Его решительное лицо скрылось под маской.

– Ваканда навеки! – вторили ему воины, устремляясь единым потоком к барьеру. Впереди них неслись Капитан Америка и Черная Пантера.

– Сейчас! – закричал Т’Чалла в коммуникатор. И барьер, ограждавший Ваканду от врагов, пал.


* * *

АРМИИ столкнулись с оглушительным треском. Хаос и кровь заполнили поле боя. Посреди схватки Черная Пантера активировал коммуникатор и обратился к своей сестре в лаборатории Проектной группы Ваканды:

– Долго еще, Шури?

Принцесса оценила голографическое изображение миллионов нейронных связей, которые ей с хирургической точностью нужно было оборвать, чтобы отделить от мозга Вижна Камень Разума.

– Я только начала, брат, – ответила она, думая о том, сколько жизнен поставлено на карту.

Наблюдая за разгорающейся кровавой бойней, Т’Чалла проговорил:

– Поторопись.


* * *

ТОР ШАГНУЛ в сломанную раму механизма на Нидавеллире.

– Всеблагие отцы, дайте мне силы, – твердым голосом, полным почтения, воззвал асгардец к предкам. Скорбь по всему, что он потерял, превратилась в несгибаемую решимость. Чтобы убить Таноса, ему нужна была секира. Иначе никак.

– Сынок, ты же понимаешь? Тебе придется выдержать всю мощь звезды. Это верная гибель, – предупредил Эйтри.

– Только если я умру, – сказал Тор, подбадривая себя.

– Ну... да. Это и значит гибель. – Эйтри заподозрил, что Тор не совсем осознает свои действия.

Тор схватился за ручки. Ни секунды не мешкая, он потянул за них. Позади вспыхнул луч и, опалив асгардца, ударил в кузницу.

В ней заиграл огонь, яркий и сильный.

– Держи! Держи, Тор! – крикнул Эйтри, заглядывая в наконец бурлящие жидким металлом котлы.

Гном поспешил водрузить котел на плечо и залил металлом форму. Едва в ней проявились кипящие очертания Гром-секиры, Тор потерял сознание. Обожженными руками едва живой Тор все еще держался за раму. Когда его пальцы наконец разжались, луч света подтолкнул обмякшее тело в сторону кузницы. Ракета рванул за ним на шаттле, тщетно пытаясь подхватить.

– Ох!

Тор ударился о стену кузницы и прокатился по полу посадочной площадки. Ракета приземлился следом. Грут смотрел на неподвижного бога грома. Генномодицифированный енот спрыгнул на пол и поспешил к асгардцу. Он опустился рядом с ним на колени.

– Тор! Скажи что-нибудь. Ну же. Тор, ты живой?

Эйтри столкнул Гром-секиру на пол, часть формы откололась. Закованными в сталь руками гном колотил и колотил, вытаскивая секиру из обломков. Ракета в панике крикнул ему:

– По-моему, он умирает!

– Ему нужна секира! Где рукоять? Древо, помоги с рукоятью! – Эйтри бегал по кузнице в поисках чего-нибудь подходящего.

Грут бросил взгляд на Тора. На Ракету, который не терял надежды привести бога грома в чувство. Древесный подросток подумал обо всем, чем Тор пожертвовал ради малейшего шанса на победу. Грут отложил видеоигру и собрался с духом.

Пора доказать, что и он – часть команды. Древо подошел к Гром-секире. Раскаленные половинки секиры лежали на полу. Выпустив ветви, Грут обвил ими части секиры. Взревев от боли, он соединил их. Грут подтащил Гром-секиру к себе, поднял легендарное оружие вверх. Морщась от боли, он отломил себе руку посередине.

Гром-секира обрела рукоять.

Пальцы Тора зашевелились, едва секира коснулась пола кузницы. Вокруг нее вспыхнули голубые искры, и оружие сорвалось с места в руку хозяина.


* * *

ПРИШЕЛЬЦЫ не разменивались на мелочи: они любой ценой старались убить противника. Баки, Стив и Черная Пантера сражались втроем, но их теснили дальше от купола. Бомбы, которые обрушивались сверху, казалось, вовсе не останавливают инопланетных тварей.

Черная Вдова и Окойе рубили направо и налево, прикрывая друг друга.

Шесть пришельцев повалили Халкбастера, закрыв Бэннеру обзор.

– Их слишком много! – сказал по рации Брюс товарищам, у которых с тех пор, как открылся один из секторов купола, были точно такие же проблемы.

Каждому герою приходилось сражаться с тысячей зверюг. И они проигрывали. Внезапно небо озарила яркая белая вспышка, в землю с треском ударили молнии. Электрические разряды поразили орду пришельцев. С неба упала Гром-секира, уничтожив еще сотни зубастых воинов.

Затем оружие послушно вернулось в руки хозяина.

Из дыма с Ракетой на плече и Грутом выступил сам бог грома Тор. Его окутало покрывалом электрических вспышек, сзади развевался красный плащ.

Наташа и Кэп с теплотой посмотрели на старого друга, понимая, что теперь станет легче. Тор жив и готов помочь. Может быть, не все еще потеряно.

– А вот теперь вам, уроды, мало не покажется! – крикнул Бэннер.

– Подайте мне Таноса! – проревел Тор, выдвигаясь на поле битвы.

Подняв Гром-секиру, он взмыл в небо, будто грозовая туча. Его глаза засветились белым, и бог грома обрушился на армию пришельцев, уничтожая их удар за ударом.

Расстановка сил резко изменилась.


* * *

ЕДВА ВЫЙДЯ из портала, Танос понял: что- то... не так. Он вырос на Титане, и хотя его изгнали много лет назад, эта планета навсегда останется его домом. И сейчас в этом доме явно было не все в порядке. Посмотрев налево, Танос увидел обломки корабля Эбенового Зоба, что подтвердило его подозрения. Услышав вздох, Безумный титан обернулся.

– Другое дело. – Доктор Стивен Стрэндж сидел на остатках ступенек, ведущих в никуда, и разглядывал врага, который охотился за ним по всей галактике. – Ты гораздо больше похож на Таноса.

Танос угрюмо посмотрел на хранителя Камня Времени.

– Я так понимаю, Эбеновый Зоб мертв?

Стрэндж кивнул.

– Сегодняшний день унес много жизней. – Танос глубоко вздохнул. – И все же Зоб выполнил свою задачу.

– И, возможно, тебе не стоит этому слишком уж радоваться, – заметил Стрэндж. Глаз Агамотто у него на шее засветился зеленым. – Ведь тебе пришлось оказаться лицом к лицу с Мастером мистических искусств.

– А знаешь, где пришлось оказаться тебе? – спросил Танос.

Доктор Стрэндж решил ему подыграть.

– Попробую угадать... на твоей родной планете?

Танос неожиданно печальным взглядом окинул окрестности.

– Некогда родной, – сказал он.

Титан сжал пальцы в перчатке, и Камень Реальности засиял красными лучами. Стрэндж и Танос оказались посреди процветающего города. Над головой в безмятежном голубом небе плыли корабли, в разные стороны тянулись оживленные улицы мегаполиса.

– Она была прекрасна.

Стрэндж с трудом сдержал свое восхищение мощью Камня Реальности. Он неотрывно смотрел на Таноса, которого одолели призраки прошлого.

– Титан был таким же, как и большинство других планет. Слишком много голодных ртов, слишком мало ресурсов. – Фиолетовый гигант казался расстроенным. – Когда нам грозило вымирание, я предложил выход.

– Геноцид, – Стрэндж сказал как есть.

– Да, но объективный. – К удивлению Стрэнджа, Танос не стал спорить. – Беспристрастный. У бедных и богатых были равные шансы. Но меня сочли сумасшедшим. Потом мои предсказания сбылись. – Танос расслабил пальцы, и Титан снова превратился в пустыню.

– Поздравляю, ты можешь угадывать будущее, – с издевкой проговорил Стрэндж.

– Я просто знаю, как выжить.

– Убив триллионы живых существ. – Стрэндж глядел Таносу прямо в лицо.

– Если собрать все шесть Камней, останется только щелкнуть пальцами. И они испарятся. – Танос посмотрел на Стрэнджа так, будто надеялся на понимание. – Я полагаю, это называется милосердие.

Стрэндж встал и подошел к Таносу, надеясь выудить из него как можно больше информации.

– А что потом?

– Я наконец отдохну, посмотрю, как солнце восходит над благодарной Вселенной. Трудный выбор сделает только сильный духом, – объяснил он.

– К сведению, твой дух ничуть не сильнее нашего. – Вокруг пальцев Стрэнджа вспыхнули защитные мандалы.

На лице Таноса промелькнуло удивление.

– Нашего?

По сигналу Железный Человек опрокинул на титана массивную колонну.

– И что тут сложного, Квилл? – крикнул Тони, взмывая над обломками.

– Да ничего, если твоей целью было его разозлить. – Квилл активировал маску и поспешил за Старком.

Из-под обломка колонны вырвался взрыв фиолетовой энергии Камня Силы. Танос взревел и при помощи Камня Реальности превратил обломки колонны в стаю летучих мышей, которые тут же бросились на не ожидавшего такого поворота Железного Человека.

Пока Танос смотрел, как тот уносится в даль, глаза ему вдруг залепило паутиной. Дракс выхватил ножи и полоснул Таноса по коленям.

Стражи и Мстители продолжили атаковать растерявшегося титана. Выстрелы репульсорных пушек, паутина, магические мечи и кнуты, бластеры, кинжалы – все пошло в ход, только бы вывести Безумного титана из равновесия.

– Бум! – крикнул Звездный Лорд, пролетая над заварушкой.

Танос поднял голову и увидел, как Квилл машет ему, а затем земля под его ногами содрогнулась от взрыва.

Стрэндж, удерживая магический кнут, затянутый у Таноса на запястье, скомандовал Плащу Левитации напасть на врага.

– Главное, не дай ему сжать кулак! – добавил он, и Плащ намотался на Перчатку Бесконечности.

Навалившись всем миром, герои заставили Таноса присесть на одно колено. У его головы открылся портал, откуда вылетел Человек-Паук.

– Фокус-покус! – выкрикнул он, ударив Таноса, и исчез в другом портале.

Открылась еще одна пара отверстий в пространстве, Человек-Паук повторил свой трюк, опутав лицо Таноса паутиной и потянув его на себя, прежде чем исчезнуть со словами:

– Еще один фокус!

Снова открылись два портала, и выскочивший Человек-Паук пнул Таноса, крикнув:

– Фокус с ногой!

Выпрыгивая из следующего портала, он замахнулся и сказал:

– Еще од...

Но Танос не стал дожидаться очередной его фразы и перехватил Питера. Схватив парня за шею, он швырнул его на землю. От силы удара Человек-Паук оставил вмятину в грунте.

– Букашка! – рычал Танос, пока Питер извивался в его железной хватке.

Титан поднял Человека-Паука и отбросил его в сторону Стрэнджа. Затем он сорвал с руки Плащ Левитации, и тут Тони начал осыпать его выстрелами. Перчатка Таноса втянула пламя и нацелилась на Железного Человека. Паркер снова выстрелил паутиной в попытке не дать врагу использовать силу Камней, но Безумный титан сорвал липкие путы с Перчатки и подбросил Человека-Паука высоко в воздух. Пока Танос провожал Питера взглядом, в небе появился незнакомый корабль. Во время приземления он сбил фиолетового гиганта с ног.

Когда Танос поднимался, к нему подлетела Небула и нанесла удар в лицо. Затем она отскочила и выпрямилась, держа в руках меч.

– Интересно, – явно под впечатлением пробормотал он.

– Надо было меня убить, – усмехнулась Небула.

– И потратить впустую столько деталей? – рявкнул в ответ Танос.

Небула снова ударила его по лицу.

– Где Гамора? – спросила она.

Тыльной стороной ладони Танос ударил дочь и отбросил ее назад.

Защитникам Вселенной пора было использовать свой шанс.

Стрэндж накинул на Перчатку волшебные кнуты и не давал Таносу согнуть пальцы. Дракс подбежал и ударил врага по ногам так, чтобы тот упал на колени. Квилл бросил на землю электрическую пластинку, которая притянула к себе вторую руку Таноса. Железный Человек спустился и вцепился в Перчатку.

Титана обездвижили, и теперь настало время выполнить главную часть плана. Над головой Таноса открылся портал. Мантис скользнула титану на плечи и положила руки на виски. Танос попытался сопротивляться, но эмпат уже установила с ним телепатическую связь.

Плечи титана обмякли, глаза закрылись.

– Получилось? Не выпускай его, – скомандовал Железный Человек.

– Быстрее. Он очень силен, – простонала Мантис, стараясь удержать Таноса под контролем.

– Паркер, иди сюда. Помоги. Она его долго не удержит. Иди ко мне.

Питер подбежал к Тони, и они вместе начали стягивать Перчатку с руки Таноса.

– Еще, еще, еще. Толкну на три. Давай.

Оба они изо всех сил старались снять Перчатку.

– Пошла! Тянем дальше, – подбадривал Тони, хотя Перчатка не сдвинулась ни на миллиметр.

– Надо сначала разжать ему пальцы, – натужным голосом сказал Питер.

Квилл, полный злорадства, приземлился перед Таносом.

– Я думал, тебя будет труднее поймать. Кстати, этот план я придумал, – похвастался он, подходя к нему. – Что, сейчас ты уже не такой страшный?

Танос застонал, пытаясь избавиться от контроля Мантис.

– Где Гамора? – спросил Квилл.

– Мо-о-оя Га-а-амо-ора, – протянул Танос.

Это еще больше разозлило Питера Квилла.

– Только не врать! Где она?

Мантис начала раскачиваться на плечах Таноса, ее лицо скривилось от боли.

– Он в отчаянии, – сказала она.

– Поделом, – бросил Квилл.

Мантис захлестнуло болью Таноса, и она закачала головой.

– Он... он скорбит.

– О чем может скорбеть этот урод? – хмыкнул Дракс, не отпуская Таноса.

– О Гаморе, – раздался позади них печальный голос.

Квилл с недоумением повернулся к незнакомой девушке.

– Что?

Небула заговорила, не сводя глаз с Таноса и надеясь, что ошиблась, хотя и знала, что все поняла правильно.

– Он забрал Гамору на Вормир. И вернулся с Камнем Души... – Она помолчала и добавила: – Но без нее...

Тони понял, чем грозят ее слова, снял маску и быстро заговорил:

– Так, Квилл, спокойно. Слышишь? Стой спокойно.

Квилл повернулся к Таносу, а Тони в отчаянии рявкнул:

– Почти сняли!

– Скажи, что она лжет. Скажи, что ты этого не сделал! – Лицо Квилла вспыхнуло гневом, глаза покраснели, в них собирались слезы.

Танос сумел выдавить два слова:

– Мне пришлось.

Квилл, не веря своим ушам, проговорил:

– Нет. Нет, скажи, что ты этого не сделал. – Звездный Лорд выхватил бластер и ударил им Таноса по лицу. – НЕТ! НЕТ, ТЫ ЕЕ НЕ УБИЛ!

– Квилл! – Железный Человек бросился к Звездному Лорду и оттащил его от Таноса. – Успокойся!

– Почти, почти, почти, – бормотал Человек-Паук.

Перчатка медленно сползала с руки Таноса.

– Эй! Стой, стой! – Тони схватился с Квиллом, отчаянно пытаясь не дать их плану сорваться.

– Сейчас-сейчас, – процедил Питер сквозь зубы.

– Стой. Спокойно, – в отчаянии повторял Тони, услышав, что Питер почти справился. Еще немного. Еще чуть-чуть.

Получилось?

Безумный титан распахнул глаза и дернул перчатку на себя, отбросив Питера. Потом схватил Мантис и сорвал ее со своих плеч.

– О боже! – Человек-Паук бросился за Мантис и успел поймать ее, пока она не впечаталась в землю.

Танос быстро расправился с остальными Мстителями и Стражами. Из перчатки вырвался луч фиолетовой энергии, и Квилла, Дракса и Небулу раскидало в разные стороны.

Железный Человек поразил Таноса еще одним взрывом, и титан решил, что пора покончить с этим назойливым комаром раз и навсегда. Он посмотрел в небо, сжал кулак в Перчатке и ударил вверх энергетическим зарядом. Подняв глаза, Железный Человек побледнел.

На него падали обломки луны, которую Танос притянул силой Камней Бесконечности.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

В ВАКАНДЕ продолжалась битва, и даже помощь Тора не приблизила ее окончание. Черный Карлик размахивал молотом, кося ряды воинов, и без Черной Пантеры его невозможно было остановить ни на секунду.

– Давайте ко мне, собаки инопланетные! – с издевкой выкрикнул Ракета, расстреливавший приближающихся врагов.

Баки, стоявший рядом с ним, кое-что придумал. Он схватил Ракету и поднял его в воздух, а затем начал крутиться так, чтобы енот быстрее поливал огнем пришельцев. Сам же Баки отстреливал тех, кто подходил с другой стороны.

– Получайте! Получайте! Получайте! – кричал Ракета, пока они расчищали окружающее пространство. Когда тварей вокруг не осталось, Баки опустил енота на землю и с благодарностью кивнул.

– Сколько за пушку? – спросил Ракета.

– Не продается, – ответил Баки.

– Ладно. А за руку?

Баки бросил озадаченный взгляд на енота и пошел прочь.

– Эта рука будет моей, – с усмешкой пробормотал Ракета.

Тор размахивал Гром-секирой, уничтожая толпы врагов. Во время короткого затишья он осмотрел поле боя и заметил Капитана Америка.

– Постригся? – спросил Стив, переводя дыхание.

– А ты бороду, как у меня, сделал?

Кэп кивнул, все еще пытаясь отдышаться.

Позади них Грут насаживал на кол из своей руки трех пришельцев.

– Кстати, это мой друг, Древо, – сказал Тор.

– Я есть Грут! – сказал Грут, поднимая в воздух наколотых на ветку тварей.

– Я есть Стив Роджерс, – представился Кэп, прижав руку к груди.

Стоило Мстителям и армии Ваканды подумать, что они почти победили, как полчища Таноса преподнесли им еще один неприятный сюрприз: шипастые боевые машины выше самых огромных местных деревьев выкатились на поле, снося все на своем пути.

– Отступаем! – приказал Т’Чалла. – Быстрее назад!

Королю нужно было спасти своих подданных.

Из башни, в которой располагалась лаборатория, Ванда наблюдала за битвой. Она знала, что Шури нужно еще много времени, чтобы справиться с Камнем. А по рации услышала, как Черная Пантера отдает приказ отступать.

– Ударь по левому флангу, Сэм, – попросил Сокола Воитель.

– Понял, – ответил тот, и двое товарищей занялись огромными боевыми машинами.

Окойе и Черная Вдова, увлеченные схваткой, не заметили, как одна из таких машин приблизилась на опасно близкое расстояние. Они едва успели подготовиться к удару, как вдруг перед ними приземлилась Алая Ведьма. Ее красные энергетические разряды подняли гигантскую машину в небо и отбросили на безглазых тварей.

Окойе повернулась к Черной Вдове, провернув в руках посох.

– Почему она сразу не вышла?

Из укрытия на другом берегу ручья Проксима Полночь заговорила в коммуникатор.

– Она в поле. Забери Камень.

В лаборатории на Шури и ее охранницу из числа Дора Миладжи, Айо, неожиданно выпрыгнул Корвус Глефа, который, очевидно, все же выжил. Пока Айо и Глефа дрались, Шури, работая вдвое быстрее, пыталась извлечь из головы Вижна Камень Разума.

В глубине души Вижн понимал, что это не их битва. Это незаконченное дело, которое касается его одного. Когда Корвус Глефа одолел Айо и направился к Шури, андроид вскочил и вцепился в стройного инопланетянина. Он рванул к окну и вместе с Корвусом вывалился на землю.

Сокол увидел во встроенный в очки бинокль, как эти двое покатились вниз. У него тут же вспотели ладони.

– Ребята, – обратился он к остальным, – на Вижна напали.

Стив, окруженный клыкастыми пришельцами, как мог отбивался от врагов щитом. Он крикнул по рации:

– Кто-нибудь, быстрее к Вижну!

– Сейчас! – отозвался Бэннер и поспешил на помощь.

– Иду! – откликнулась Ванда, и тут же, получив удар посохом Проксимы по лицу, скатилась в ближайшую канаву. Проксима развернула девушку на спину и нависла над ней.

– Он умрет в одиночестве. Как и ты, – издевательски проговорила дочь Таноса.

– Она не одна, – раздался низкий спокойный голос сзади.

Проксима обернулась и увидела Черную Вдову. Окойе крутила в руках посох. Обе были готовы к Дракс. Окойе кивнула Наташе, но первой удар нанесла Проксима. Черная Вдова и Окойе обходили Проксиму с разных сторон. Они двигались четко и точно, будто в слаженном танце.

Бэннер наконец добрался до Вижна и увидел, как Черный Карлик наносит ему мощный удар. Вижн закачался, но Брюс встал напротив Корвуса и Карлика и проговорил:

– Тут вам не Нью-Йорк. Эта махина однажды накостыляла самому Халку.

Черный Карлик вцепился в Брюса и вместе с ним устремился в сторону лесной чащи, оставляя позади андроида и одного из Детей Таноса.

– Ребята, прикройте Вижна! – крикнул по рации Брюс. – Халк! Халк! Я знаю, ты любишь появляться в последнюю секунду. Так вот, парень. Это она.

Черный Карлик замахнулся техномолотом и смял одну из рук Халкбастера, обмотав ее цепью. Затем он дернул руку скафандра на себя и оторвал ее.

– О нет! Халк! Халк, выходи! – взывал к своему альтер эго Брюс.

– Не-е-е-ет! – взревел в ответ Халк.

– Да пошел ты, скотина зеленая. Сам справлюсь.

Бэннер сделал выпад в сторону Черного Карлика и, сильно качнувшись, прилепил оторванную руку к его броне. Затем Брюс нажал на кнопку. Черный Карлик понял, что на механической руке включился репульсорный двигатель, и в тревоге распахнул глаза.

– До скорого! – воскликнул Брюс и помахал рукой. Репульсор Халкбастера уносил громилу ввысь, где он столкнулся со сводом купола и взорвался.

– Халк, нам нужно серьезно поговорить, – переводя дыхание, сказал Бэннер.

Вокруг дела шли все хуже и хуже. Казалось, что Проксима одержала верх над Наташей и Окойе, а Корвус Глефа пронзил копьем Вижна.

– Я думал, ты крепок, как сталь. Но ты смертен, как человек, – проговорил Корвус и одним рывком выдернул клинок.

Вижн рухнул к ногам пришельца. Глефа склонился над андроидом, чтобы наконец извлечь Камень Разума, но Капитан Америка успел подскочить и повалить Корвуса на землю.

– Уходи! – приказал Кэп Вижну, отбивая удар копья щитом. Схватка с Корвусом разгоралась. – Прочь отсюда!

Вижн с трудом поднялся на ноги.

Ванде надо было положить конец схватке и как можно быстрее добраться до Вижна. Время сейчас было дорого, и слишком много драгоценных секунд она уже потратила на Проксиму Полночь. Алая Ведьма услышала, как нарастает уже знакомый рокот. Ее руки вспыхнули красными огнями. Позади в воздух поднялась шипастая машина, а затем опустилась прямо на Проксиму Полночь.

На женщин брызнула синяя кровь, и они брезгливо отвернулись.

– Какая гадость, – вздохнула Черная Вдова, вытирая с руки инопланетную жидкость.

Стив вырвал оружие из рук Корвуса, но тот ухитрился оказаться над Роджерсом. Его длинные пальцы обвились вокруг шеи Кэпа и начали сжиматься. Хватая ртом воздух, Стив замахал руками, силясь найти что-нибудь подходящее, чтобы отбиться от врага, но начал терять сознание.

И вдруг он увидел то, чего меньше всего ожидал: изогнутый конец копья Корвуса Глефы вышел из груди инопланетянина. Противник захрипел, его подняло в воздух.

Стив понял, что это Вижн. Он разыграл ту же сцену, что развернулась когда-то в Шотландии, только теперь на копье подняли не его. Корвус испустил последний вздох и обмяк. Вижн отшвырнул труп последнего из Детей Таноса и закачался, с трудом удерживаясь на ногах.

– Я же говорил тебе уходить, – упрекнул его Стив.

Вижн прислонился к дереву, слабо улыбнулся и повторил слова Стива:

– Мы не размениваемся жизнями, Капитан.


* * *

ЛУНА, слетев с орбиты по желанию Таноса, раскололась на множество метеоритов, которые врезались в поверхность Титана. Эти удары еще сильнее пошатнули гравитационные характеристики планеты. И нанесли огромный ущерб команде супергероев. В сознании оставался один Доктор Стрэндж. Он очертил рукой круг и заключил Безумного титана в хрустальную клетку. Танос ухмыльнулся и разбил свою тюрьму силой Камней Бесконечности, а осколки метнул в Мастера мистических искусств. Стрэндж в ответ на это создал щит, и осколки, ударившись об него, обратились в голубых бабочек.

Быстро придя в себя, он сотворил новое заклинание: мириады Стрэнджей окружили Таноса, достали волшебные кнуты и взмахнули ими, как один. Кнуты оплели Таноса со всех сторон.

Таноса было не обмануть: он схватил единственный реальный кнут и дернул изо всех сил. Копии Доктора слились, явив истинного Стивена Стрэнджа. Мистик опустился на колени.

– У тебя полно трюков, чародей, – сказал Танос, хватая растерянного и измотанного мистика за шею. – Но ты и не подумал прибегнуть к своему самому сильному оружию.

Его взгляд упал на Глаз Агамотто, висевший на шее Стрэнджа. Безумный титан схватил амулет и сжал его голой рукой. Тот раскололся.

– Подделка. – Танос едва заметно улыбнулся хитрости Стрэнджа.

Затем его взгляд посуровел. Титан швырнул Доктора на гору каменной крошки. Подойдя к нему, Танос поднял Перчатку, намереваясь дотронуться до головы Стрэнджа, но что-то вдруг намертво прилипло к его ладони, не позволяя согнуть пальцы.

– Еще раз бросишь в меня луну, и я за себя не отвечаю, – проговорил Железный Человек, снова вступая в схватку с титаном.

– Старк, – прорычал Танос.

Железный Человек растерялся.

– Ты знаешь, кто я?

– Да. Не ты один обременен знанием.

Получается, подумал Тони, последние шесть лет Танос думал о нем. Это его немного обрадовало.

– Мое единственное бремя – это ты.

На плечах Железного Человека развернулись ракетные установки. Танос отбил их залп силой Перчатки.

– Ну, давай! – подзадоривал титан противника, сминая устройство, которое не давало ему согнуть пальцы.

Сколько бы ракет, лазеров и ударов ни обрушивал Железный Человек на Таноса, он не мог даже сравниться с титаном.

С Камнями одному человеку его было не одолеть. Медленно и мучительно Камни Бесконечности крушили нанитовый костюм Тони. Как следует размахнувшись, Старк ударил Таноса ногой в лицо.

– И все это ради капли крови, – задумчиво произнес титан, проводя пальцем по царапине на щеке.

Тони пришлось быстро и дорого заплатить даже за эту мелкую рану. Танос отвел руку назад и с силой ударил Железного Человека, подбросив его в воздух. Титан нанес еще один удар. И еще. Бой для Тони закончился, но Танос продолжал его избивать.

В отчаянной попытке изменить ход битвы Железный Человек сложил из остатков костюма меч и замахнулся. Титан перехватил клинок и вонзил его в бок Старку, проворачивая, чтобы было больнее.

Танос толкал Тони назад, пока тот наконец не опустился на камни. Фиолетовый гигант положил руку в Перчатке на голову Железного Человека.

– Ты заслужил мое уважение, Старк. Когда я завершу свою миссию, половина Вселенной останется жить.

Тони подавил стон боли.

– Надеюсь, они вспомнят о тебе, – продолжил Танос.

Изо рта Тони Старка потекла струйка крови. Танос поднял Перчатку и наставил ее на беззащитного противника.

– Стой!

Выбравшись из-под обломков, Стивен Стрэндж попытался сесть.

– Пощади его, и я отдам тебе Камень.

Тони и Танос были потрясены.

– Только без фокусов, – предупредил его Танос.

Стрэндж помотал головой. Без фокусов.

– Не надо, – прошептал Тони, силясь ввязаться в спор. Они со Стрэнджем это обсуждали. У него же есть принципы. Он обещал.

Стрэндж бросил на своего союзника понимающий взгляд, а потом поднял глаза к небу. Он вытянул руку и будто коснулся далекой звезды. Светящаяся точка увеличилась и загорелась зеленым. Камень Времени, скрытый на самом видном месте. Тони поморщился, увидев его.

Камень переместился из руки Стрэнджа в огромную лапу Таноса. Тот осторожно поднес его к Перчатке и опустил в одно из углублений. Сила пяти Камней омыла Таноса. Он вздохнул и посмотрел на единственную пустую выемку.

– Остался один, – произнес Танос и исчез.

В этот момент из-за угла появился Питер Квилл и выстрелил из бластера туда, где только что стоял Танос.

– Куда он делся? – тяжело дыша, спросил Квилл. Оглядевшись, он так нигде и не увидел титана. – Мы что, проиграли?

Старк выдернул меч из бока, сдержав крик боли. Нанороботы быстро принялись зашивать рану, но он все равно пока был в критическом состоянии. Тони нашел в себе силы только на то, чтобы вперить непонимающий взгляд в Стрэнджа. Хранитель Камня отдал свое сокровище... в обмен на его жизнь.

– Зачем? Зачем надо было это делать? – Тони не знал, что и думать, но Стрэндж, казалось, был уверен в своем решении.

– Начался финальный раунд.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Глаза Ванды вспыхнули.

– Откуда тебе знать?!

К ее удивлению, Танос посмотрел на нее с теплотой.

– Я сегодня утратил больше, чем ты можешь себе представить. – Он прошел вперед и остановился у безжизненного тела Вижна. – Но сейчас не время горевать. Совсем не время.

Танос сжал руку в кулак. Вокруг его запястья зажглось зеленое кольцо. Он активировал Камень и обратил время вспять. Вот Ванда заходится в рыданиях, вот раскалывается Камень Разума, вот Вижн в последний раз признается ей в любви – события повторялись в обратном порядке, пока перед ними не очутился андроид с целым Камнем во лбу.

– Нет! – закричала Ванда. Танос отбросил ее в сторону.

Титан повернулся к Вижну, схватил его за горло, поднял над землей и вырвал у него из лба Камень. Лицо Вижна сморщилось, тело обмякло и рухнуло.

Танос поднес Камень Разума к Перчатке Бесконечности и вложил его в последнюю свободную выемку. Титана омыло волной космической энергии, никому не знакомой со времен Большого взрыва.

Танос выгнул спину и зарычал. Он поднял руку. Энергия гудела.

Шесть Камней Бесконечности пульсировали в унисон. Танос смотрел на них, не в силах оторвать взгляда. Он не заметил, как сверкнула молния и ударила его в грудь, мощно толкнув назад и заставив снести несколько деревьев.

Следом появился Тор. Он размахнулся и метнул Гром-секиру – орудие с глухим стуком вошло в грудь Таноса.

Асгардец подошел к задыхающемуся титану.

– Я же говорил, что ты поплатишься жизнью, – сказал Тор и вогнал секиру глубже в плоть Таноса.

Хватая ртом воздух, Танос посмотрел сыну Одина в глаза и улыбнулся как будто в ответ на шутку, которую знал он один.

– Надо... было... целиться... в голову, – проговорил Танос и поднял руку. Тор увидел, что на Перчатке Бесконечности светятся все шесть Камней, и от ужаса распахнул глаза.

– НЕТ!


Танос щелкнул пальцами.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ТАНОС, в тунике и без Перчатки, вышел из простого здания посреди мелкого водоема. Это было не на Земле. Он и сам не знал, где находится.

Какой-то звук заставил его обернуться. К титану направлялась маленькая зеленокожая девочка.

– Дочь?

– У тебя получилось? – спросила она.

– Да.

– Чего тебе это стоило?

Тяжело вздохнув, Танос ответил:

– Всего.


* * *

В ОДНО мгновенье, так же, как разум Таноса перенесло в то незнакомое место, он снова оказался на Земле, в Ваканде. Тор нависал над титаном.

Танос посмотрел на потрескавшуюся обгоревшую Перчатку Бесконечности, в которой все так же светились Камни. За его спиной открылся портал, и Танос исчез, оставив землян выяснять, что же случилось. Портал закрылся, и Гром-секира рухнула на землю.

– Что ты сделал? – закричал Тор, но Та- носа уже не было.

Подбежал Стив.

– Куда он делся? – спросил Роджерс асгардца, но тот не ответил. – Тор, где он?

Баки, переваливаясь, вышел на поляну.

– Стив? – только и смог сказать он, а затем выронил оружие и рассыпался в пыль. Капитан Америка побежал туда, где только что был его друг, но от Барнса остался лишь серый пепел.

М’Баку беспомощно смотрел, как вокруг него обращаются в пыль жители Ваканды и его воины.

– Генерал, поднимайся! Не время умирать! – Т’Чалла пытался помочь своей верной соратнице встать, но начал растворяться в воздухе. Окойе пыталась нащупать останки своего исчезнувшего короля.

На поляне возле Окойе Ракета присел рядом с Грутом, который тихо и безболезненно разлетался пеплом.

– Я есть Грут, – тихо проговорило Древо.

– О! О нет, нет-нет-нет! Грут! – Ракета потянулся обнять лучшего друга, но от Грута уже ничего не осталось. – Нет! – воскликнул енот, когда на землю вокруг него осела пыль.

Ванда положила безжизненное тело Вижна на колени и с улыбкой обращалась в пыль. Ей было легко: она знала, что больше ни секунды не придется провести на этой планете без своего любимого.

Сокол попытался встать, но тут же рассыпался – никто не успел понять, где он приземлился. Пепел, оставшийся от одинокого и испуганного героя, развеяли ветра Ваканды.

– Сэм? – крикнул Роуди, подбегая туда, где только что погибал его друг. – Сэм, отзовись!

Никто не ответил.


* * *

НА ДРУГОМ КРАЮ галактики, на Титане, Мантис подняла глаза к небу.

– Что-то случилось, – сказала она и рассыпалась в пыль. Тони с ужасом смотрел на нее. Дракс поднял голову.

– Квилл? – произнес он и смешался с песками в руинах Титана.

Перепуганный Квилл перевел взгляд на Тони.

– Так, спокойно, Квилл, – проговорил Тони, подходя к нему.

Звездный Лорд опустил глаза на свои руки, наверное, почувствовав неладное. Он только и смог сказать: Ну блин! – и разлетелся по ветру.

Из-под обломков ступенек Доктор Стрэндж позвал Железного Человека.

– Тони. – Мистик дождался, пока Старк посмотрит на него. – Иначе было нельзя.

С этими словами он тоже превратился в пыль.

– Мистер Старк? – слабым испуганным голосом проговорил Питер Паркер. – Мне что-то нехорошо.

«Нет, – подумал Тони. – Только не это. Только не он».

Питер заковылял к Тони, раскинув руки в стороны. Старк бросился к нему.

– Так, все нормально, – сказал он привычные слова.

– Я не понимаю, что происходит. Я не знаю.

Питер упал в объятия Тони, и тот крепко обнял мальчика. Паркер повис на нем и заплакал. Всего лишь ребенок. Тони обнял его и всхлипнул.

– Я не хочу уходить. Я не хочу умирать, сэр. Пожалуйста. Пожалуйста, не надо. Я не хочу. Не хочу.

Питер упал на землю, Тони рухнул вместе с ним. Парень продолжал жаться к Старку.

Тони наклонился. «Смотри на меня, парень. Видишь, я спокоен. Все будет хорошо, – подумал он. – Я здесь. Я рядом. Просто смотри на меня». Тони сжал плечо Питера, пристально глядя в его глаза. Паркер слабо вздохнул и обратился в пыль.

– Прости меня, парень, – с чувством проговорил Тони и стукнул по тому месту, где только что был Питер. В ладони осталась пыль. Он не хотел верить в то, что случилось. Силой воли Тони хотел заставить парня оказаться здесь. Вырвать у судьбы шанс его спасти. Помогать ему. Защищать. Заботиться.

– Он это сделал, – донесся сзади голос Небулы.

Тони уже и забыл, что она здесь. «Хорошо хоть я не один в этом пропащем углу Вселенной», – подумал он и вдруг осознал, что имела в виду Небула. Танос добился того, чего хотел. Восстановил равновесие во Вселенной.

Пеппер. Жива ли она? Сколько он потерял на самом деле?


* * *

КАПИТАН Америка перевернул Вижна и осмотрел его повреждения. К нему подбежала Наташа.

– Что тут происходит? – спросил Роуди, оглядывая оставшихся Мстителей: Тора, Бэннера, Наташу и Кэпа. – Что, черт побери, случилось?

Усевшись рядом с поблекшим трупом Вижна, Кэп принялся соображать. Вдруг он спал с лица и весь обмяк.

– О боже, – проговорил он, поняв наконец, что сделал Танос.


* * *

НАД ДАЛЕКОЙ планетой поднималось солнце. Танос сидел на крыльце хижины, по его лицу скользили первые лучи. Сколько себя помнил, он ни разу искренне не улыбался – до этого момента.

Танос победил.

ЭПИЛОГ

– ОТ СТАРКА все еще ничего? – спросил Ник Фьюри.

– Пока нет. Отслеживаем данные со спутников по обоим полушариям, но новостей никаких, – сказала Мария Хилл, ища в планшете ответы на вопросы.

– Что это? – вдруг встревожился Фьюри.

– Над Вакандой какие-то вспышки, – разделила его беспокойство Хилл.

– Сигнал, как в Нью-Йорке?

– В десять раз сильнее.

– Скажи Клейну, встретимся...

В этот момент прямо перед ними со скрежетом завертелся внедорожник.

– Ник! Ник! – кричала Мария, тыча пальцем в машину.

Фьюри и Хилл выпрыгнули из автомобиля. Мария подошла к черному внедорожнику.

– Как они? – спросил Фьюри о водителе и пассажирах.

– Здесь пусто, – сказала Хилл и подняла на него глаза.

В соседнее здание врезался вертолет. В городе воцарился хаос. Это было страшнее, чем нападение читаури, страшнее, чем Альтрон.

– Звони в управление. Код красный, – скомандовал Фьюри.

Но Хилл не ответила.

– Ник, – неуверенно проговорила она.

Фьюри обернулся и увидел, как его напарница превращается в пыль.

– О нет. – Ник поспешно достал старомодный пейджер, какие были в ходу в девяностые годы, и едва успел набрать несколько цифр, пока его собственная рука не разлетелась пеплом.

– Твою ж... – проговорил он и исчез.

Пейджер упал на землю. На экранчике горела надпись «Отправление... отправление...». Наконец сообщение ушло к адресату.

Экран вспыхнул.

На нем появилась эмблема, раскрашенная в красный, синий и желтый. Покажи кому, ее бы не узнали. Но те, кто знал, сразу поняли бы: кое-кто принял просьбу о помощи.

СЕРИЯ "Вселенная Марвел"

Лиза Палмер



МСТИТЕЛИ.

ПОСТУПЬ РОКА

(роман)


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ
  • СЕРИЯ "Вселенная Марвел"