КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604185 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239554
Пользователей - 109466

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Лысый герой [Александр Светлый] (fb2) читать онлайн

- Лысый герой 2.2 Мб, 608с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Светлый

Настройки текста:



Александр Светлый Лысый герой

Часть 1 Незнакомое место

Очнувшись лежа на траве, лысый парень прекрасно помнил кто он. Его звали Сайтама. Ему было двадцать пять лет. Он жил в заброшенном районе города «Z» и числился героем класса «B» в ассоциации героев. Удачно завершив самоидентификацию, парень поднялся на ноги и осмотрелся. На нем была его обычная домашняя одежда — зеленые синтетические шорты в черную клетку и белая футболка с изображением жирафа. Именно в этой одежде он лег спать вчера вечером.

Прошлый денек выдался жарким. Город «А» был полностью разрушен атакой с корабля инопланетных пришельцев. Сайтама пробрался на корабль и вступил в бой с бандой пришельцев и их главарем — владыкой Боросом. Корабль представлял из себя целый лабиринт, и ему пришлось изрядно побегать, прежде, чем он смог отыскать командный пункт и главного злодея. Одержав победу над противником, он сразу отправился домой. Сайтама прекрасно помнил, как принял душ, переоделся в домашнюю одежду и лег спать. На этом воспоминания обрывались.

Вокруг раскинулась бескрайняя зеленая равнина, ни дорог, ни рукотворных строений. Вдалеке, узкой серой полоской виднелась стена гор, а ниже нее темная полоска леса. Парень еще немного покрутился на месте и, не обнаружив ничего примечательного, не спеша побрел в сторону леса. Вскоре, пустой с вечера желудок напомнил о себе. От прогулки на свежем воздухе разыгрался нешуточный аппетит. Яркое светило поднималось все выше, прогревая чистый, прохладный воздух, и парень отметил, что к чувству голода присоединилось чувство жажды.

Идей, куда его занесло и почему, не было. Он ускорил шаг. Было непривычно ходить босиком, но парень быстро перестал обращать внимание на легкую щекотку в ступнях. Усиливающееся чувство жажды вынудило его перейти на бег, и совсем скоро темная полоска леса на горизонте приблизилась настолько, что можно было различить отдельные деревья. У опушки леса левее по курсу, он увидел несколько десятков небольших деревянных домов. «Поселение!» — обрадовался Сайтама.

В деревне он мог бы утолить жажду, перекусить и получить нужную информацию. На бегу Сайтама отметил, что деревня определенно была жилой. Из нескольких печных труб поднимался белый дым. Бросалось в глаза, что стены и крыши домов были сделаны из дерева. Выступающие над крышами трубы из необтесанного камня. Везде лишь рыжая древесина и серый камень — ни стекла, ни пластика, ни других современных стройматериалов. «Наверное, это какое-нибудь экспериментальное эко-поселение или декорации к историческому фильму», — осматривая постройки, подумал он.

Из крайнего правого дома деревни вышла невысокая фигура. Она направилась в сторону от деревни, обнимая большой коричневый кувшин. По хрупкой фигуре и длинным волосам, заплетенным в косу, Сайтама догадался, что это девушка. Кувшин в руках наводил на мысли, что она идет за водой к источнику. «Там я смогу сразу утолить жажду», — подумал он, направившись за девушкой.

Тем временем обстановка в деревне изменилась. Со стороны леса в нее ворвалась группа всадников, облаченная в железные доспехи. Заметившие чужаков жители, поспешили укрыться внутри своих домов. Женщина, чьи дети гуляли перед домом, подняла крик. Девушка с кувшином, услышав крики, выронила свою ношу, и что есть сил, бросилась бежать обратно.

Сбитый с толку непоследовательным поведением незнакомки, Сайтама постоял немного на дороге и последовал за ней. Он не видел, что наводнившие поселение чужаки, начали выбивать двери домов и силой вытаскивать людей наружу. Тех, кто оказывал сопротивление, убивали на месте.

Парень шел за девушкой до дверей её дома, стоявшего слегка на отшибе. Услышав плач и крики людей, доносившиеся с другой стороны деревни, перепуганная девушка принялась отчаянно колотить руками в двери. Сайтама повернулся в сторону крика и увидел, как вооруженные холодным оружием люди выволакивают местных жителей из их домов. «Что здесь происходит?» — недоумевал парень. Вскоре двери дома, у которого он стоял ненадолго открылись и бледный мужчина пропустил девушку внутрь. Он кинул взгляд на рыцарей, на растерянного незнакомца перед домом и кивком пригласил его в дом.

Закрыв хлипкую дверь на деревянный засов, мужчина обнял свою жену и двух трясущихся дочек. «На что он рассчитывает? На то, что в другие дома зайдут, а его забудут?» — недоумевал Сайтама, оказавшись в доме. Сидеть в доме, куда в любую минуту нагрянут вооруженные люди с плохими намерениями, не имело никакого смысла, но, похоже, местные люди упорно надеялись на единственное известное им убежище и не решались выйти из дома и скрыться в лесу. Итог такого идиотского поведения был очевиден — их найдут и схватят.

Полминуты Сайтама сидел на лавке у окна, наблюдая, как тупит отец семейства. Мимо дома пробежала тяжело дышащая девушка, тянущая за руку своего маленького братишку. За ней гнался один из рыцарей. Впрочем, облаченный в тяжелые металлические доспехи, он двигался довольно медленно и у нее были все шансы сбежать. Не понимая толком, что происходит, Сайтама решил вмешаться в ситуацию. Даже если мужики в броне являлись представителями закона, они действовали чересчур жестоко.

Парень не стал выпытывать у напуганных людей, где он находится и почему деревню обыскивают. Они были слишком подавлены, чтобы вести беседы с незнакомцем. Ждать рыцарей в доме не имело никакого смысла. Он молча взял со стола коричневую глиняную чашку и зачерпнув воду из небольшого ведёрка, пригубил ее. Вода оказалась невкусной. Она была горькой и отдавала запахом болота. Выплюнув прямо на пол, набранную в рот воду, он направился к выходу.

— Что ты делаешь? — крикнул мужчина, когда он откинул дверной засов.

— Пойду узнаю, что тут происходит, — не поворачиваясь, ответил парень, легонько толкая входную дверь.

— Постой, там рыцари Империи, они убьют тебя, — предупредил мужчина.

Встреча с рыцарем Империи не заставила себя ждать. Один из них подходил к стоящему на отшибе дому и был сильно удивлен, что двери дома сами распахнулись перед ним. Сайтама оценивающе глянул на крупного мужчину, держащего в руке длинный меч, и без страха двинулся ему навстречу. Позади он услышал сдавленный стон, который хором издало перепуганное семейство.

Глянув на странного лысого парня в шортах, высокий мужчина усмехнулся. Он покрутил запястьем, в котором держал меч, разминая затекшую руку и медленно пошел навстречу, готовясь нанести удар.

— Умри, лысый урод! — проревел он, замахиваясь.

В этот момент Энри Эммот, девушка, за которой Сайтама проследовал в деревню, наконец осознала, что в доме ее семью ждет неминуемая гибель и побежала на выход из дома, увлекая сестру за собой. Её напуганные родители, выскочили на порог, вслед за своими детьми и стали свидетелями непостижимой картины.

Рыцарь атаковал невысокого парня своим огромным мечем. Он выглядел очень сильным и, казалось, у парня не было никаких шансов. Но вместо того, чтобы сбежать, тот сам кинулся на противника и атаковал его голыми руками.

Каким-то чудом парень увернулся от атаки меча и ударил великана в середину кирасы кулаком. Эта атака выглядела настолько нелепо, что отец семейства — Генри Эммот открыл рот от удивления. Но то, что произошло дальше, повергло его в настоящий шок. Металлическая кираса рыцаря, лопнула, словно яичная скорлупа. Удар парня оставил в теле мужчины сквозную дыру. Позвоночник и внутренности мужчины украсили собой ближайшее дерево.

Убийственный удар сопровождался звуком лопнувшего металла и хрустнувших костей. Продырявленный мужчина упал на землю, так и не выпустив из рук меч.

Генри Эммот думал, что рыцари с эмблемой Империи Бахарут на щитах — то зло, от которого нужно спасать его семью, но увидев шокирующую сцену, упал на колени перед лысым незнакомцем. Страх сковал его тело, и он не мог произнести ни слова. Он просто дрожал, пытаясь заставить свое горло выдавить мольбу о пощаде. Младшая из его дочерей — Ниму, вскрикнула и отвернулась, прижавшись лицом к бедру своей матери. Ошметки мужчины, разлетевшиеся по округе, привлекли внимание его товарищей на деревенской площади. Никто из них не видел, что случилось, поэтому несколько из них, решительно двинулось навстречу лысому парню в шортах и крестьянской семье за его спиной. Семья Эммотов, забыв о побеге, замерла на пороге своего дома. Они боялись сдвинуться с места. Первой в себя пришла, старшая из дочерей.

— Спасите нас, господин, — опустившись, как и отец на колени, дрожащим голосом попросила она.

Выйдя из оцепенения, к ней присоединилась ее мать. Отец семейства, наконец, совладал со своим горлом и смог выдавить: «Нижайше прошу, господин». Сайтама не знал, как реагировать на поведение людей перед ним. Они вели себя так, как будто он сделал что-то для них. На самом деле он защищал себя. Он действовал почти автоматически. Рука сама выстрелила навстречу атакующему врагу, но парень и не думал, что простой удар убьет противника. Для него самого стало сюрпризом, что кишки противника разлетелись по округе. Выглядело так, как будто он стал намного сильней, а его удары более смертоносны.

Тут на парня навалились сомнения. Имел ли он право убивать человека? Он привык сражаться против монстров и чудовищ, которые, не таясь, демонстрировали свои кровожадные намерения, а людей, даже убийц, вроде как, по уставу ассоциации героев, нужно было отправлять в тюрьму. Но в этой деревне люди вели себя очень странно. Он как будто попал на страницы исторического романа, рассказывающего о жизни в средневековье. И, тем не менее, он легко понимал слова, сказанные местными людьми, а они понимали его. Желая узнать мнение аборигенов, Сайтама спросил:

— Я не нарушил закон, убив этого человека?

— «Нет!», «Нет, господин!», «Вы поступили правильно. Рыцари Империи Бахарут бандиты и находятся тут незаконно», — заговорили в разнобой Эммоты.

Сайтама решил действовать из принципов самозащиты. Если кто-то попытается убить его и беззащитных людей рядом с ним, разобраться с убийцами будет справедливо. Но, не успев сделать и пару шагов навстречу врагам, он заметил приближающегося к деревне монстра. Он никогда не видел ничего подобного. Монстр выглядел, как огромный скелет в покрытых шипами и струящихся черной дымкой доспехах. В одной руке он держал полутораметровый фламберг, а в другой, огромный ростовой щит. Кроме огромной силы, излучаемой монстром великаном, красные огоньки, горящие в пустых глазницах его черепа, излучали жгучую ненависть ко всему живому, внушая страх.

Даже Сайтама почувствовал себя неуютно под взглядом этого монстра, а крестьяне и вовсе пришли в ужас. «Нежить!» — в один голос выкрикнули они, и в панике кинулись назад в дом. Заперев дверь, люди забились в дальний угол дома, пытаясь сохранить свой рассудок, пришедший в смятение от пережитого ужаса. Это было к лучшему. Сайтама не любил, когда на поле боя находились зеваки. Они сковывали его свободу и лишали возможности маневра. Почти каждый монстр, не обделенный интеллектом, сразу брал людей в заложники, если осознавал, что по-другому от Сайтамы не спастись.

Парень сжал кулаки и готовился принять бой, но приблизившись на достаточно близкое расстояние, монстр вдруг свернул влево и атаковал первого попавшегося ему на глаза рыцаря. Это озадачило парня. Он двинулся по улице вслед за монстром и после минуты наблюдения окончательно убедился, что монстр не нападает на крестьян. Он атаковал только рыцарей и делал это довольно эффективно. Сайтама тряхнул головой и стукнул себя ладонью по щеке. Все происходящее вокруг не укладывалось в его представление о нормальном мире. Люди тут нещадно убивали людей, а монстры, наоборот, выступали в качестве их защитников.

Заняв позицию позади от собранных в центре деревни крестьян, Сайтама продолжил следить за действиями скелета в броне. Он все ждал, когда тот кинется на мирных жителей, готовый в любой миг вмешаться, но этого не происходило. «Может этот монстр, выглядящий, как скелет, на самом деле робот? Он выполняет волю своего создателя, а монструозный внешний вид выбран лишь для запугивания врагов?» — подумал парень. Эта идея не была лишена смысла.

Вскоре, проплыв по небу, чуть в стороне от центральной площади спустилась высокая фигура в маске. Она была одета в странный халат черного цвета и не использовала для своего парения никаких видимых летательных средств. Ее сопровождал рыцарь в черных доспехах покрытых острыми шипами с рогатым шлемом на голове. «А вот и владелец робота», — подумал Сайтама, когда человек в маске голосовым приказом остановил скелета-прислужника. Тот прекратил бой и, отступив назад, встал рядом со своим хозяином. Мужик в халате, упершись на длинный посох, обратился к оставшимся в живых рыцарям. Сайтама напряг слух, чтобы услышать, о чем он говорит.

— Это наша первая встреча, почтеннейшие рыцари, меня зовут Аинз Оал Гоун.

«Какое странное имя», — подумал парень. Из всего отряда напавших на деревню рыцарей, после столкновения с гигантским скелетом, осталось всего четверо. Большинство из них он убил прямо тут, на площади, на глазах потрясённых жителей, всего за минуту до появления летающего человека. Четверка выживших ничего не ответила на приветствие человека в маске. Они молчали, обреченно уставившись на монстра.

— Если сдадитесь, сможете сохранить себе жизнь. Учитывая, что вы стоите перед хозяином «рыцаря смерти», вы, кажется, держите голову высоковато, — продолжил мужик в черном халате.

Мужчины, собственными глазами видевшие силу нежити, названной незнакомцем «рыцарем смерти», побросали на землю свои мечи и опустились на колени. Они, уже мысленно попрощались с жизнью, когда вступили в бой с этим монстром, но получив щедрое предложение его хозяина, без раздумий ухватились за возможность спастись. Мужчина в халате развел руки в стороны и продолжил свою пафосную речь.

— Я позволю вам уйти, сохранив свои жизни. Но я хочу, чтобы вы пошли к своему хозяину и передали сообщение: «Не вызывай здесь никаких проблем. Если не послушаешь моего совета, в следующий раз ты и твоя страна сгорите вместе».

Люди, к которым он обращался, закивали в ответ, подтверждая, что поняли его слова и терпеливо ждали разрешения уйти. Как только он указал подбородком, они бросились наутёк. Отпустив выживших преступников, мужик в халате двинулся к местным жителям, все также безропотно сидящим на площади.

Хотя их поработители уже были повержены, они боялись покинуть площадь. Сайтама предположил, что это вызвано страхом перед скелетом, убившим рыцарей. Люди ждали разрешения его хозяина и такая трусливая, рабская покорность удивила его. «В каком мире живут эти люди, что потеряли к себе всякое уважение?» — подумал он. Сайтама решил самолично выйти навстречу человеку в халате и поговорить с ним.

Он двинулся вперед и с удивлением обнаружил, что стоило ему достаточно близко подойти к незнакомцу, как перед ним возник рыцарь в рогатом шлеме и выставил ему навстречу свой черный бердыш с длинной металлической ручкой. Сайтама очень не любил, когда ему в лицо тыкали острыми предметами, тем более от лезвия топора исходило подозрительное зеленое свечение. Поведение рыцаря показалось ему вызывающим. И все же, не желая обострять ситуацию, он примиряющее сказал:

— Незачем угрожать мне топором, я всего лишь хочу поговорить с твоим спутником.

— Как ты смеешь, насекомое, без разрешения приближаться к моему господину. Я раздавлю тебя, как клопа, — прошипел рыцарь женским голосом и, сделав быстрый замах по кругу, обрушил лезвие бердыша на шею парня.

Это движение было выполнено неимоверно быстро и должно было стопроцентно лишить его головы. Молниеносная атака женщины-рыцаря была действительно смертоносной, но не для Сайтамы. Он увидел, куда движется лезвие топора, легко уклонился и схватил топор за ручку возле обуха. В следующую секунду он дернул бердыш на себя, но женщина в черных доспехах и не думала выпускать оружие из рук. Она подалась вслед за топором и, упершись ногами в землю, попыталась вернуть назад свое оружие.

Думаю, не нужно говорить, что из этого ничего не вышло. Женщина дергалась на месте, не в состоянии сдвинуть невысокого парня даже на миллиметр. Когда Сайтаме это надоело, он поднял ручку бердыша вверх, одновременно поднимая вверх и намертво вцепившуюся в другой конец рукояти хозяйку оружия. Несколько раз взмахнув ею в воздухе он стряхнул женщину, словно прилипший к ботинку комок грязи. Воительница с грохотом врезалась в землю, застыв в неестественно скрюченной позе. Парень уже подумал, что случайно убил ее, но спустя несколько секунд она зашевелилась. Обе ее руки были вывихнуты в плечевых суставах и странно торчали в разные стороны. Облегченно вздохнув, парень заметил еще одну атаку.

Рыцарь смерти, которого парень посчитал роботом, воспринял его действия, как нападение на своего хозяина и кинулся в бой. Сайтама блокировал быстрый удар его меча металлической ручкой топора, а свободной левой рукой нанес слабый удар в щит, которым тот попытался его оглушить. Сайтама не хотел уничтожать спасшего людей робота, но даже слабого удара оказалось достаточно, чтобы скелет разлетелся на части, а его щит и кираса лопнули и смялись, став одной общей лепешкой. «Эта броня что, сделана из пластика?» — успел подумать он, когда стоявший все это время в стороне мужчина в черном халате громко прокричал:

— Альбедо, отступаем!

— Но, господин, он отобрал Гиннунгагап!

— Я сказал, отступаем! — рявкнул мужчина и сделал пас рукой.

Спустя пару секунд, мужик в маске и его спутница, чей бердыш Сайтама все еще держал в руке, растворились в воздухе.

Часть 2 Переполох в Назарике

Аинз расхаживал по залу совета взад и вперед. Пять минут назад они с Альбедо перенеслись сюда, используя план экстренного отступления. Пришлось использовать свитки телепортации. Из-за того, что череп господина не выражал никаких эмоций, Альбедо не могла понять, что чувствует владыка, но была уверена, что он зол. И зол он был именно на нее. Она предприняла очередную попытку принести извинения за свою непростительную ошибку и предложить вариант для ее решения.

— Владыка Аинз, прошу простить меня, я готова понести любое наказание за потерю сокровища, вверенного мне моим создателем. Позвольте, и я тут же соберу ваших верных слуг, и мы отберем этот предмет мирового класса у похитителя. И лучше, если мы это сделаем прямо сейчас, пока он не скрылся с ним в неизвестном направлении. Вы позволите?

Словно не услышав ее, скелет в мантии продолжил ходить по залу вдоль пустых стульев, заложив руки за спину. Он что-то невнятно бормотал себе под нос. Из множества, с трудом различимых слов, Альбедо слышала лишь малопонятные обрывки.

— … Невозможно!.. Может он ГМ?… Альбедо тупица!.. Это же нарушение баланса!.. Я должен что-то сделать, чтобы защитить Назарик!

Замерев на месте, Аинз, наконец, обратил на слугу полный разочарования взгляд.

— Молчи, когда тебя не спрашивают! Пока ты угрожала этому человеку, о чем я тебя, кстати, совсем не просил, я активировал особое заклинание разведки. И знаешь что?

— Что, мой мудрейший властелин?

— А то, что я не знаю, кто он. У него нет ни уровня, ни показателя жизни или маны — вообще ничего. Единственное, что я увидел, это огромную, просто бесконечную энергию, окутывающую его. Его сила, должно быть, безгранична!

— О чем вы говорите, господин?

— О-о-о, я тебя умоляю, не задавай глупых вопросов! — буквально взорвался Аинз.

Его гнев продлился лишь секунду, и поразительно быстро успокоившись, он виновато глянул на сжавшуюся от его крика помощницу и принялся объяснять:

— У магов есть запас магической энергии. В зависимости от выбранных классов и способностей он может сильно различаться. К примеру, мой запас вот такой.

Для большей наглядности, Аинз развел руки в стороны и покрутил вверх и вниз, очерчивая окружность.

— Это примерно. У одних заклинателей он больше, у других меньше. Так вот, эта энергия тратится, когда заклинатель активирует разнообразные заклинания или свитки. Такой же показатель физической мощи есть и у воинов. Заклинание разведки, что я активировал, показывает запасы маны заклинателя или внутренней силы воина в виде полупрозрачной сферы определенного цвета, окружающей фигуру.

— Поняла, владыка, — кивнула Альбедо, показывая, что ей не нужно разъяснять еще подробней.

— Ничего ты не поняла! — буркнул себе под нос Аинз, — у него нет этой сферы! Вернее, его запас энергии настолько огромен, что даже телепортировавшись сюда, в Назарик, мы, скорее всего, все еще находимся внутри.

— Что-о-о? — удивленно вскинув брови, переспросила Альбедо, — разве такое возможно? А какой запас энергии у меня, владыка?

— П-ф-ф, — махнув рукой, сказал скелет, всем видом показывая, что ей лучше и не знать, но понимая, что его слуга просто так не отстанет, развел ладони на ширину плеч.

— Так что я приказываю тебе, пока мы самым безопасным способом не выясним, кто этот лысый человек и что ему нужно, даже близко к нему не приближаться!

— Поняла вас, владыка Аинз, — низко поклонившись, ответила глава стражей.

— Передай это всем. И еще, — тихо сказал скелет, опустившись на один из стульев, и непроизвольно постукивая костяшками по столешнице, — прикажи Маре полностью скрыть вход в гробницу Назарик под слоем земли, а всем разведчикам срочно вернуться в гробницу. Мы понятия не имеем, сколько таких же монстров находится поблизости. Я не прощу себе, если Назарик разграбят из-за моей беспечности.

В этот момент, плечи скелета за столом поникли, словно на них навалилась непосильная ноша. Альбедо захотелось поддержать так не похожего на себя повелителя. Но получив срочный приказ, она должна была донести его до подчиненных. Глава стражей гробницы выскользнула за двери зала совета и активировала «сообщение».

Аинз остался в зале один, он чувствовал себя разбитым и подавленным. Рыцари смерти, которых он так любил использовать в Иггдрасиле в качестве щита, сильно уступали ему в магической защите, но были с ним примерно на одном уровне, если сравнивать защиту чисто физическую. Аинз еще раз прокрутил в памяти недавние события и пришел в еще большее уныние. Он своими глазами видел, с какой легкостью, небрежно, словно отмахиваясь от назойливой мухи, лысый парень, левой рукой, без замаха, уничтожил рыцаря смерти. И он не просто повредил его. Нанесенный слуге урон выглядел таким большим, словно его на полном ходу сбил скоростной грузовой поезд.

Аинз сделал печальный вывод, что он слишком поторопился с выходом во внешний мир. Подумать только, он оказался всего в нескольких метрах от подобного монстра, и как идиот, держал в руках символ гильдии. Если бы лысый парень решил отобрать посох и сломать его, Аинз никак не смог бы ему помешать. Так рисковать гильдией — непростительная беспечность! Аинз даже не сильно печалился о потере мирового предмета — Гиннугагапа. Уже то, что они с Альбедо сохранили свои жизни и символ гильдии не попал в руки лысого парня — было огромной удачей.

Сидя в одиночестве, скелет еще долго занимался самоедством. Глубинные страхи, раздутые воображением и перемноженные на неизвестность, загнали Аинза в пропасть отчаяния. Еще до заката, все разведчики гильдии вернулись в Великую гробницу Назарика, а на месте ее наружного входа вырос высокий земляной холм, полностью скрывший под собой любые намеки на ее существование, но гильдмастеру и этого было мало. По его приказу, Аура высадила на поверхность холма густой лес. Окружающую холм местность, изрыли глубокими каналами и заполнили водой, создавая непроходимые водные преграды и болота.

После того, как Демиург намекнул гильдмастеру, что столь резкое изменение ландшафта обязательно вызовет подозрения у знающих местность аборигенов, Аинз в истерике выбежал из зала совета и закрылся в своих покоях, больше не показываясь наружу.

* * *
Специально уединившись с Альбедо на этаже, где расположился подземный вулкан, Демиург набрался смелости высказать ей все свои мысли:

— Я не могу понять, зачем владыка Аинз предпринял такие серьезные меры для маскировки Назарика. Чем вызвано его желание спрятать гробницу? Как это поможет нам в осуществлении плана по захвату и подчинению нового мира?

— Ты что, сомневаешься в мудрости высшего существа и единоличного правителя Великого склепа Назарика? — злобно оскалившись, спросила глава стражей.

Альбедо бесило, что после уединения гильдмастера в своих покоях, слуги все чаще пытались оспаривать гениальность и дальновидность приказов своего владыки.

— Я не сомневаюсь, просто мне хотелось бы знать причину. Разве ты не должна поделиться подобной информацией со своими подчиненными? — аргументируя свой интерес, спросил демон.

В чем-чем, а в способности Демиурга логически думать сомневаться не приходилось.

— Когда мы с владыкой Аинзом были в человеческой деревне, на нас напал сильный противник. Он легко отобрал у меня предмет мирового класса, и тогда наш мудрейший господин применил особую магию, чтобы узнать его силу… После этого мы сразу отступили в гробницу.

— Он был настолько силен? — изумился Демиург, — тогда мы должны объединить наши силы и одним сокрушительным ударом уничтожить его!

Из всех слуг великой гробницы Назарика, Альбедо была одним из сильнейших бойцов ближнего боя. Мастер оружия Коцит, мог соперничать с ней в скорости нанесения ударов, так как имел дополнительную пару рук, но в защите и уровне силы, хрупкой на вид демонице, не было равных. Суккуб глубоко вздохнула, отчего ее большая грудь чуть не выпрыгнула наружу из плотно облегающего наряда, и решила использовать пример, приведенный ее обожаемым господином.

— У всех воинов есть показатель внутренней силы, который можно узнать специальной разведывательной магией. Мой уровень — вот такой, — начала объяснять она, расставив ладони на ширину плеч…

Демиург делал вид, что внимательно слушает главу стражей, но не верил, ни единому ее слову. «Таким образом, она пытается скрыть свою некомпетентность. Шутка ли, так глупо потерять величайший дар создателя. Никогда не поверю, что кто-то просто взял и вырвал его из рук! Пусть я нарушу прямой приказ повелителя, но я найду способ вернуть принадлежащее ему сокровище», — с непроницаемым лицом думал демон, поправляя и так идеально сидящие на переносице очки.

* * *
После того, как Сайтама превратил доспехи скелета-рыцаря в лепешку, а его кости разлетелись по окрестности, человек в маске и черном халате сбежал. Его телохранитель, женщина-рыцарь в черной броне, исчезла вслед за ним. Они просто растворились в воздухе, словно их тут и не было вовсе. Сайтама постоял немного на площади, предположив, что они могут вернуться, хотя бы для того, чтобы забрать оставшееся у него в руках оружие, но этого не произошло.

Жители деревни, все это время молча сидевшие на площади, смотрели на него со страхом. Сайтама внутренне напрягся. «Почему его боятся? Неужели он выглядел настолько страшно? Или это из-за его лысины?» Он уничтожил пугающего монстра, но люди все так же сидели на земле и боялись покинуть место, куда их согнали рыцари. Пытаясь понять, что не так, Сайтама осознал, что раз он уничтожил скелета, убивавшего бандитов, то для людей в деревне он выглядел союзником бандитов. Тем более, для них он был чужаком. Возможно, они посчитали, что он их сообщник. Нужно было как-то устранить возникшее недоразумение, но Сайтама не знал, что именно ему сказать этим измученным людям, многие из которых пережили ужасное горе, потеряв своих родных.

Ему на помощь пришла семья Энри Эммот. Они увидели в окно, что рыцари и монстр были повержены и набрались смелости выйти из своего дома. Они подошли к Сайтаме и стали благодарить его за спасение. Это немного сгладило возникшее напряжение, но страх в глазах большинства людей никуда не делся. Генри Эммот решился стать посредником между испуганными людьми и незнакомым парнем.

— Уважаемые жители деревни Карн, этот человек наш спаситель. Он уничтожил злодея, пришедшего к моему дому. Этот человек — герой, мы можем всецело доверять ему, он спас меня и моих детей.

По толпе пробежался тихий гул. Люди недоверчиво смотрели на невысокого лысого парня, сжимающего в правой руке устрашающий черный бердыш. Постепенно они воспряли духом и начали вставать с колен. Староста деревни нерешительно вышел навстречу парню и неловко поинтересовался, что «господин» желает получить за их спасение.

— Дайте попить нормальной воды и позвонить, — сказал парень, потирая затылок.

Сайтаму тут же пригласили в дом старосты. Его жена хлопотала у печи, а сам хозяин дома пытался аккуратно выдворить незнакомца из деревни, предлагая, не откладывая отправиться в соседний город. Если он хочет позвонить в колокола, то такие можно было найти только в храме шести богов. А сам храм находился в И-Рантеле.

— Наша деревня настолько маленькая, что культ шести богов не стал возводить в ней храм для поклонения нашим божествам, — сокрушался пожилой мужчина.

— А-а-а, понятно, — ответил Сайтама, соображая, зачем староста завел беседу о каких-то богах.

— Но в И-Рантеле вы точно сможете позвонить в колокола. Они установлены в центральном городском храме. Конечно, если вас к ним допустят его служители. Хотя, кто ж вам запретит? Не думаю, что кто-то сможет отказать вам, особенно силой, — усмехнувшись, сказал староста, поглядывая на черный бердыш, стоящий у стены.

Сначала Сайтама хотел оставить это необычное оружие лежать на площади. Он привык сражаться голыми руками, и не нуждался в дополнительном вооружении, но раз он отобрал его у противника и их конфликт еще не был исчерпан, то ему придется приглядеть за этим предметом, до момента их новой встречи. Тем более, бердыш оказался неимоверно прочным. Он не гнулся и не ломался, какое бы усилие парень к нему не применял. Это было очень необычно, и поэтому Сайтама внутренне решил, что оставит его себе, если прошлый владелец не вернется за ним.

Парень уже понял, что насчет «позвонить» между ним и стариком, возникло очередное недоразумение, но не стал ничего говорить. По внутреннему убранству дома и так было понятно, что никакой электронной техники в деревне нет. Но его мысли об эко-поселении тоже не подтвердились. Это место находилось в какой-то другой реальности, о которой Сайтама не имел ни малейшего представления. Когда на просьбу рассказать о месте, в котором он находился, перед ним разложили странную карту, грубо вырезанную на куске кожи, он осознал, что попал.

Получив порцию кипяченой воды, которая впрочем, оказалась такой же горькой и вонючей, как и в доме Эммотов, парень посмотрел на свои босые ноги. Староста воспринял это, как намек, и сразу сходил за местным сапожником. Мужчина снял размеры стоп, но пообещал сделать обувь сразу, как похоронит своего погибшего сына. Сайтама согласно кивнул. После этого староста откланялся и сказал, что жители деревни ждут его. Ему нужно было подготовить и провести похоронную церемонию.

Семья Эммотов была одной из немногих, кого нападение рыцарей обошло стороной. Не последнюю роль в этом сыграл сам Сайтама. Кто знает, что могло бы произойти, не окажись он возле деревни этим утром. В какой-то момент парень вспомнил о девушке, пробежавшей мимо дома Эммотов, когда он находился внутри.

Сайтама вышел из дома старосты и пошел по дороге в том направлении, куда она убежала. Возможно, бедняжка все еще пряталась от преследования в траве или в лесу, да и рыцарь, погнавшийся за ней, должен был быть жив. Он нашел ее довольно далеко от деревни, у самой кромки леса. Девушка сидела на земле под невысоким, слабо светящемся куполом. Она крепко обнимала тело своего младшего брата покачиваясь из стороны в сторону, словно убаюкивая ребенка. Когда Сайтама подошел поближе, он понял, что ее брат мертв. На его шее и спине виднелась глубокая рубленная рана. Похоже, тот рыцарь все же настиг их.

Заметив незнакомого парня, девушка сжалась и еще крепче обняла свою драгоценную ношу. Ее глаза выражали страдание и обреченность. Преследовавшего их рыцаря нигде не было видно, и желая отвести девушку в деревню, Сайтама остановился в нескольких шагах от купола и вытянул вперед правую руку. Девушка яростно замотала головой, показывая, что никуда не пойдет.

— Бандитов уже нет в деревне, там безопасно. Ваш главный проводит сейчас похоронную церемонию, может твой брат тоже должен там присутствовать? — Тот скелет сказал, чтобы я сидела здесь. «Сиди тут», — он сказал. И я не знаю кто вы, господин. — Меня зовут Сайтама. И можешь не называть меня господином.

Молодая девушка внимательно посмотрела на парня. Впервые, на ее памяти, кто-то добровольно отказывался от более почтительного к себе обращения. «Значит, этот рыцарь смерти мог разговаривать», — подумал Сайтама.

— Я боюсь оставлять тебя тут одну, — сказал он, — я видел, как за тобой гнался один из убийц. Может он бродит где-то неподалеку.

— Нет. Тот скелет убил его и превратил в еще одного скелета, но уже в доспехах, — тихо сказала девушка.

Сайтама окончательно запутался. Он подумал, что она сразу говорила о скелете в доспехах. Из ее слов следовало, что скелетов было двое.

— А еще, тот скелет дал мне зелье исцеления для брата, но я случайно выронила его, и оно разбилось, — сокрушалась девушка, продолжая прижимать к груди мертвого паренька. — Я подумала, что в бутылочке кровь и испугалась, — прорыдала она, словно оправдываясь, — поэтому мой брат умер. Это я виновата! — Пойдем, я отведу тебя в деревню, — еще раз предложил Сайтама, и в этот раз девушка согласилась.

Чтобы не молчать по дороге, он расспросил ее о добром скелете и судя по описанию, им оказался мужик в черном халате. Сайтама хотел помочь девушке донести ее брата, но она не выпускала его из рук, повторяя, что это она виновата в его смерти.

Девушку звали Соня. Жизнь жестоко обошлась с ней. Ее родителей убили полулюди, когда она была еще маленькой. Заботу о ней и младшем брате взяла на себя семья брата матери, но, в этот раз, горе обрушилось на ее приемных родителей. Дядя слишком яростно сопротивлялся бандитам. Он даже ранил одного из них в глаз, и это стало приговором для его семьи. Его самого, его жену и двоих детей убили на ее глазах. Предприняв отчаянную попытку сбежать, она не смогла защитить брата. Соня осталась в мире совершенно одна. Ей некуда было идти и не на кого положиться и казалось, легче оборвать, полную страданий жизнь, чем бороться дальше. Наверное, поэтому она вызвалась проводить лысого незнакомца в город, после того, как ее брата похоронили на сельском кладбище.

Сайтаме оставалось лишь подождать, когда сапожник сделает ему пару ботинок, и он готов был отправиться в путь. Соня быстро собрала свои скудные пожитки, пару печеных лепешек, нож и, закрыв дверь опустевшего дома, ждала своего спутника на пороге. До сих пор, она с опаской смотрела на дорогу, по которой ее дядя отправлялся в город, чтобы продать собранные в лесу лекарственные травы. Сейчас же, ей хотелось поскорей отправиться в путь и встретить огромную армию полулюдей — именно так! Она искала смерти. Она жаждала умереть, но не могла убить себя сама. Пока был жив ее брат, Соня, в память о погибших родителях, поклялась себе позаботиться о нем, но когда его не стало, ее внутренний стержень сломался.

Она молча ждала, когда сапожник закончит свою работу, смотря в одну точку. Солнце склонялось к закату. Было глупостью отправляться в путь вечером, самые опасные хищники выходили из Великого леса Тоб на охоту по ночам, но ее лысого спутника, похоже, это ни капли не волновало. Соня тоже решила не беспокоиться. Если она все равно решила умереть, какая разница, звери ее убьют или полулюди?

Наконец сапожник закончил стучать молотком и вынес готовые ботинки. Лысый парень сразу надел их и на словах поблагодарил хмурого мужчину. Соня почувствовала прилив душевных сил. Скоро она выйдет за пределы деревни и умрет. Она еще не знала, что для этой цели выбрала неправильного спутника. Как бы там ни было, ее планам пришлось подождать. Когда они с Сайтамой вышли к краю деревни их нагнал староста деревни.

— Господин Сайтама, прошу вас, остановитесь! — запыхавшись, прокричал он. — Что случилось? — удивленно спросил парень, повернувшись к старосте и опершись на длинную ручку бердыша. — Наш охотник только что вернулся. Он сказал, что к деревне скачет еще один отряд всадников. Прошу вас, умоляю, защитите нашу деревню. Я готов отдать вам все, чем способна заплатить деревня. — Я помогу и даром, — перебил его мольбу лысый парень, — но я голоден и не откажусь от вкусного ужина после битвы, и пожалуйста, найдите мне нормальной воды.

Часть 3 Встреча с Газефом и Ниганом

Воин-капитан Газеф Строноф вышел из самых низов. Его качества были высоко оценены правителем Королевства Ре-Эстиз — королем Рампоссой третьим. Настолько высоко, что он сделал Газефа своим личным телохранителем и позволил использовать сильнейшие артефакты, имеющие название «четыре сокровища королевства», конечно же, если того требовали обстоятельства.

Разумеется, Газеф заслужил такое к себе отношение не случайно. В детстве его часто обижали хулиганы и он пошел работать помощником кузнеца, чтобы стать сильнее. Скопив денег, он начал брать уроки рукопашного боя, самбо, потом качалка, стероиды… Нет, так развивают себя современные дети, которых обижают. Газеф пошел брать уроки владения мечом.

Он стал могучим воином с добрым сердцем, чем заслужил любовь народа и глубочайшее презрение дворянской верхушки. Газеф был могуч, но, как и у любого человека, у него были свои слабости. Слабостью для него, стала забота о людях. Он думал о простых гражданах Королевства гораздо больше, чем о себе, и эту его слабость решили использовать его враги. Когда во дворец пришло известие, что кто-то истребляет жителей деревень на границе с Империей, Газеф сам вызвался возглавить карательный отряд, который должен был выследить и уничтожить убийц.

Так Газеф очутился на восточной окраине Королевства Ре-Эстиз, но все что он застал, оказавшись здесь — пожарища сожженных деревень и горы трупов. Немногочисленные выжившие, рассказывали о рыцарях с эмблемой империи Бахарут на щитах, но Газеф не верил в очевидную ложь. Кто-то специально представил все так, чтобы скрыть истинного заказчика резни. Сердце воина обливалось кровью от понимания, что столь жестокая расправа над мирными жителями устроена специально, чтобы выманить его из дворца. Эта была ловушка, и Газеф прекрасно это понимал, но жажда отомстить за смерть несчастных людей гнала его в западню.

К этой деревне, последней в его списке, он мчался без сна и отдыха. Полдня в седле почти без остановок давали о себе знать. Его спину и ягодицы ломило от усталости. Но вознаграждением за старания, стали силуэты домов, появившихся на горизонте. «Успели! Враг еще не добрался сюда», — подумал воин-капитан, еще сильней пришпорив коня.

Не сбавляя скорости, Газеф ехал к деревне, и тут его сердце опустилось. На окраине деревни, вдоль дороги, ровными рядами лежали тела убитых людей. Их было не меньше сорока. У некоторых была отрублена голова, другие были изуродованы еще сильней. Сама деревня казалась вымершей, только на центральной площади стояли два человека.

Газеф въехал в деревню и направил своего коня на площадь. Его отряд, первоначально насчитывающий сто двадцать воинов, сейчас состоял всего из двадцати. Он вынужден был оставлять часть людей в каждой посещенной деревне, чтобы обеспечить безопасное сопровождение выживших в ближайший город. Его заместитель говорил, что это ловушка. Он и сам понимал это, но примененная врагом тактика вынуждала его делить свой отряд в каждой новой деревне. Газеф жаждал прекратить резню и встретиться с врагом лицом к лицу.

Мужчина остановил свою лошадь в десятке метров от людей на площади и, подняв вверх кулак, резко разжал его, приказывая своему отряду рассредоточиться. Его люди быстро разъехались в разные стороны, обследуя местность и пытаясь обнаружить притаившегося в засаде врага. Площадь внутри деревни прекрасно подходила для засады. Для стрелков мужчина был как на ладони и каждую секунду Газеф ждал, что арбалетчики спустят тетиву. Он соскочил с коня и отцепил от седла свой щит. Опустив забрало шлема, и прикрывая щитом верхнюю часть тела, он двинулся к стоящим на площадке людям.

Они вели себя по-разному. Пожилой человек явно нервничал, а лысый парень был настолько спокоен, что заставил нервничать Газефа. Воин-капитан был опытным воином и знал, что при приближении человека с оружием любой человек инстинктивно напрягается. Даже будь это воин, прошедший тысячи битв. Не волнуются только глупцы, слишком уверенные в своих силах, но такие гибнут в первом же серьезном бою. Слишком много он видел таких самоуверенных глупцов, но этот парень не казался самоуверенным. На его лице читалась скука! Он не только не боялся, он считал почти двухметрового Газефа не достойным своего внимания. Газефа любили, ненавидели или боялись, но такое безразличное отношение он увидел впервые.

Мужчина остановился в нескольких шагах от людей, не опуская своего щита. На лбу пожилого мужчины выступили большие капли пота, и его плечи непроизвольно затряслись. Газеф все еще ждал атаки спрятавшихся в укрытии арбалетчиков и прислушивался к голосам своих товарищей, но ситуация не менялась и он заговорил:

— Я воин-капитан Королевства Ре-Эстиз, Газеф Строноф. По приказу Короля, я пришел с карательным отрядом сражаться против рыцарей Империи и сейчас патрулирую окрестные деревни.

Его сильный, ровный голос раздался на площади, и староста деревни, услышав знакомое имя, прошептал:

— Воин-капитан Королевства…

Сайтама бросил на старика вопросительный взгляд. Старик тут же поклонился стоящему перед ним мужчине и, не поднимая головы, прошептал своему спутнику:

— Эти люди не враги, господин Сайтама, извините, что потревожил вас. — Это значит, ужина не будет? — разочарованно сказал парень. — Нет, нет, простите мою негостеприимность, я с радостью угощу вас ужином. Вы так много сделали для нас.

Последние слова звучали, как ирония. Старик врал. С появлением здесь отряда воинов Королевства, во главе с легендарным воином-капитаном, Сайтама больше не интересовал его, но он боялся разозлить незнакомца, и поэтому продолжал лебезить.

— Наверно вы устали с дороги, пожалуйста, воин-капитан, позвольте позаботиться о вас и ваших людях, — не разгибаясь, сказал старик. — Поднимите голову, вы, должно быть, староста? Кому принадлежат тела, лежащие на дороге перед вашей деревней? — Те люди. Я не знаю, кто они. Когда они напали на нас, то были облачены в доспехи с гербом Империи, господин воин-капитан. — То есть эти тела принадлежат рыцарям Империи Бахарут? — переспросил высокий мужчина, не поверив словам старика. — Так и есть, мы сняли с них обмундирование, прежде, чем закопать. Надеюсь, наш поступок не прогневал вас, — испуганно сказал староста и опять согнулся пополам.

Все это время Газеф краем глаза наблюдал за лысым парнем, пытаясь понять, кто он и почему вызывает у него такое сильное чувство беспокойства. С первого взгляда он не выглядел опасным. Странная одежда, в сочетании с лысой головой, делали его вид нелепым и даже смешным. Нет, он выглядел бы смешно, если бы не его убийственный взгляд.

Вторым элементом, никак не вписывающимся в общую картину, было великолепное и пугающее оружие в его руках. Газеф обратил внимание, что лезвие большого топора с длинной металлической ручкой, испускало зеленое свечение. А это значило, что оружие было зачаровано и стоило очень дорого. Сам металл оружия был черным и своим внешним видом напоминал адамантиум, очень редкий и сверхпрочный металл, из которого делали вставки в самые лучшие доспехи и оружие в королевстве. Этот металл был настолько редким и дорогим, что его поиск велся всегда и повсеместно, но до сих пор из него было изготовлено всего несколько единиц оружия и пару кирас. Одна из которых хранилась в сокровищнице короля Рампоссы Третьего.

Адамантиум можно было встретить не только в виде оружия или доспехов, но и в качестве небольшой пластинки-жетона с выгравированным на ней гербом гильдии авантюристов. Такие жетоны с гордостью носили на шее сильнейшие авантюристы Королевства. Они были героями для простого народа и даже представители королевского двора и знати с нескрываемым уважением, относились к таким людям.

Адамантиум имел один существенный недостаток. Он был очень тяжелым. Носить доспехи из чистого адамантиума могли лишь те, кто обладал поистине нечеловеческой силой. Говорят, что доспех, хранившийся в королевской сокровищнице, принадлежал одному из Шести Богов. То же касалось и оружия. Как-то Газеф держал в руке небольшой кинжал из адамантиума. Вес его был сравним с парой массивных полутораметровых мечей. Несмотря на свою огромную силу и тренированное тело, воин-капитан не относился к тем людям, кто смог бы воспользоваться доспехами из этого металла или подобным оружием. Именно поэтому, бердыш с длинной ручкой, из похожего на адамантиум металла, который парень столь небрежно держал в руках, казался чем-то волшебным. И все же, та легкость, с которой он удерживал оружие в руке, создавала впечатление, что это просто искусно выполненная подделка.

Газефу захотелось оценить его вес, просто потрогать это необычное оружие, но для начала он должен был выяснить, что произошло в деревне.

— Как вам удалось выстоять перед нападением рыцарей? — спросил он. — Даже не знаю с чего начать, господин воин-капитан, — опасливо глянув на Сайтаму, сказал староста, — рыцари напали на нас на рассвете. Они согнали людей на площадь и поставили на колени. Тех, кто сопротивлялся или попытался сбежать — убили. Мы уже похоронили погибших, всего погибло тридцать семь человек.

Газеф снял шлем и склонил свою голову. На лице высокого мужчины отразилось неподдельное сострадание.

— Простите меня, я спешил к вам, что есть сил, но мы все равно опоздали, — сказал он. — Вы не виноваты, прошу вас, не говорите так, господин воин-капитан. — Зовите меня Газеф, — сказал он старику, в знак поддержки, похлопав его по плечу.

Старик расцвел на глазах. Он был настолько горд тем, что сам помощник короля просит его называть по имени, что, кажется, вырос на голову.

— Как же вы смогли дать им отпор? — снова спросил капитан. — Когда мы уже потеряли всякую надежду, с северной стороны деревни появился огромный рыцарь, но выглядел он как скелет, закованный в доспехи. — Нежить? — воскликнул Газеф. — Да. Это может прозвучать странно, но этот воин-скелет напал на рыцарей и убил их, одного за другим. — Невероятно! — А потом с неба спустился мужчина, назвавшийся Аинзом, и сказал, что этот скелет его слуга. — А что было дальше? — внимательно слушая рассказ старосты, спросил Газеф. Он никак не ожидал, что спасение деревне принесет символ зла — проклятая нежить, ненавидящая все живое. — Господин Аинз заставил оставшихся в живых рыцарей бросить свое оружие и стать на колени. Потом он пощадил покорившихся ему и приказал им передать хозяину, чтобы тот больше не причинял вреда этой деревне. А еще он назвал своего слугу «рыцарем смерти». — Рыцарь смерти? — пораженно повторил капитан, — насколько я знаю, эта легендарная нежить иногда появляется на Равнинах Каз. Сам я никогда их не видел, но слышал, что один такой способен справиться с десятитысячной армией хорошо вооруженных воинов. — Правда? — пораженно спросил староста. — Рыцари смерти — настоящее бедствие, — подтвердил Газеф, — из ныне живущих, с ним способен справиться только Фёдор Парадин, величайший маг из Империи, и команда авантюристов адамантового ранга «Синяя роза», и то, если им повезет.

Староста был поражен. Он еще раз глянул на парня с бердышем и сглотнул.

— Что было дальше? Где господин Аинз и его рыцарь смерти? — почти кричал, возбужденный рассказом старика, Газеф. — Он исчез, — заключил старик, отодвигаясь от Сайтамы и постепенно перемещаясь за спину воина-капитана.

Строноф удивленно наблюдал за его перемещением, но вскоре понял, почему мужчина так поступил. Старик ткнул пальцем в лысого парня и сказал:

— Он напал на господина Аинза, отобрал топор у его телохранителя и уничтожил рыцаря смерти. Вскоре, господин Аинз и его телохранитель исчезли.

Газеф критически взглянул на парня с бердышем. Во-первых, он сразу откинул мысль, что описанный стариком скелет был действительно «легендарным рыцарем смерти». Раз какой-то парень в шутовской одежде, в одиночку, смог одолеть его, значит, скелет был обычной нежитью, пусть и достаточно сильной, чтобы справиться с несколькими десятками бандитов, переодетыми в рыцарей. Во-вторых, из рассказа старосты, лысый выходил их сообщником, который вступил в бой с повелителем нежити и, победив его прислужника, вынудил мага отступить.

Сайтама недовольно глянул на старосту. Своим рассказом тот сделал из него злодея. Неизвестно, чем закончилась бы эта ситуация, если бы к Газефу на полном скаку не подъехал его помощник.

— Мы обнаружили врага, капитан. Они наступают сразу со всех сторон. Мы окружены!

Газеф кинул взгляд назад, на дорогу, по которой они прибыли в эту деревню и своими глазами увидел, что на ней, с небольшими промежутками друг от друга, шла цепочка людей в мантиях. Рядом с каждым из них парило призванное существо, похожие на огненных крылатых ангелов в светящихся доспехах.

— Пламя архангела, — процедил сквозь зубы Газеф.

Мужчина узнал существ, парящих возле заклинателей. Было понятно — те, кто так настойчиво заманивали его сюда, показали свое лицо. Столь многочисленный отряд заклинателей говорил лишь об одном — желавшие его смерти пришли сюда из Теократии Слейн. В подтверждение мыслей воина-капитана, пространство прорезал громкий, усиленный заклинанием голос:

— Меня зовут Ниган. Я посланник божественной Теократии Слейн. Газеф Строноф, я прибыл сюда из-за тебя. Ты отверг предложение наших лидеров, а значит, ты отверг и нашу веру в Четырех Богов! Раз я говорю о себе открыто, то ты должен понимать — всем, кто находится в деревне, не пережить этот день.

Газеф затрясся от гнева. Он сжал кулаки так, что послышался хруст.

— Глупец, — покачав головой, сказал высокий мужчина, — какой я глупец! Я не спас никого, поторопившись, только обрек их на страдания.

Тем временем, на площади в центре деревни собрались люди из отряда Газефа. Они были встревожены. Сражаться с рыцарями это одно дело, но совсем другое, выступить против большого отряда заклинателей. От них нельзя было спрятаться в доме или, используя превосходство в технике владения мечом, победить в схватке. Заклинатели атаковали на расстоянии, не позволяя приблизиться к себе достаточно близко. А если даже подобраться к ним удавалось, они выставляли перед собой защиту в виде призванных существ. Атаковать их тоже лучше было с расстояния, используя максимально дальнобойное стрелковое оружие.

Хотя у людей Газефа были с собой арбалеты и пару луков, они не были профессиональными стрелками, да и силы были слишком не равны. Что смогут сделать двадцать человек против двух сотен магов, словно щитом, прикрытых призванными существами? Чтобы справиться с их жалким отрядом, вполне хватило бы и четверти от такого числа. Тем временем, громкий голос Нигана продолжил свой монолог.

— Если ты попытаешься сбежать, жители деревни проклянут тебя. Я подвергну их неимоверным страданиям. Прими бой и покажи, что достоин называться воином-капитаном Королевства.

Настроение старосты деревни сразу переменилось. Он уже не радостно смотрел на прибывшего в деревню мужчину. Он молчал, но по выражению его лица можно было понять, что он ненавидит Газефа. Старик вспомнил всех убитых утром и мысленно обвинял в их смерти человека перед собой.

Более того, впереди его деревню ждало истребление. Его дети и внуки, все, ради кого он трудился и жил, умрут в один день вместе с ним. Он уже не боялся и с нескрываемой злобой смотрел на одевающего свой шлем мужчину. Газеф отвернулся и старался больше не смотреть на старика. Он знал, что тот чувствует, и ненавидел себя не меньше. Мужчина сел на лошадь и повернувшись в направлении, откуда он недавно приехал, громко сказал своим людям:

— Сегодня я умру. Враг хорошо подготовился, и во что бы то ни стало, постарается забрать мою жизнь. Но я не могу требовать умереть и вас. Я и люди этой деревни обречены, а вы — живите. Вернитесь к своим женам и шлюхам. Я хочу, чтобы кто-нибудь после этого дня помнил обо мне. Нам ничего не остается, будем прорываться. Порвем их!

Хмурые всадники хорошо понимали, о чем говорит капитан. Он просил у них прощения за то, что своей глупостью привел их в западню. Шансы прорвать окружение были невелики, но это все, что им оставалось. Люди поскакали прочь из деревни, надеясь на удачу.

— Чтобы ты сдох! — крикнул старик, когда всадники отъехали к краю деревни, — ты во всем виноват!

Из глаз старика потекли слезы. Он безвольно сел на землю и затрясся от рыданий. Покинув свои дома, на площадь выбежали несколько мужчин. Они хотели узнать у старосты, что значили слова, которые услышал каждый человек в деревне. На их лицах застыло отчаяние. Сайтама увидел среди подошедших Соню. Но в отличии от других людей, ее лицо не выражало эмоций. Она не боялась смерти, скорее наоборот, решила выйти на площадь, чтобы встретиться с ней поскорей.

Со стороны, куда поскакал отряд Газефа, послышались взрывы огненных шаров. Один, два, а потом целая канонада. Крестьяне посмотрели в сторону взрывов и замерли, затаив дыхание. Картина была ужасной, но ожидаемой. По полю все еще скакало несколько обгоревших лошадей. Другие лошади, разорванные взрывом вместе с наездниками, валялись на земле, почерневшие от испепеляющего жара магического пламени. Порыв ветра принес запах их сгоревшей кожи и волос. Староста перестал рыдать. Тот, кого он проклял, уже получил свое наказание, а ему еще предстояло увидеть, как гибнут его дети.

К стоящим цепочкой заклинателям присоединился отряд мечников, прятавшийся до сих пор в лесу. Еще, как минимум, сотня рыцарей в доспехах. Часть из них обошла обожженные тела и добила выживших. Другие привязывали к лошади тело одного из лежавших на поле людей. Вскоре они все вместе двинулась в сторону деревни. Завидев рыцарей, крестьяне бросились в свои дома. На площади остались всего трое — обезумевший старейшина, Соня и Сайтама. К пешим воинам подскакал рыцарь на коне. Он гордо держал осанку в седле и всем своим видом выражал превосходство.

Вся процессия во главе с конным рыцарем двинулась на деревенскую площадь. Ниган, который и был этим рыцарем, ожидал, что после его объявления, жители деревни соберутся на площади и падут ниц, в надежде вымолить пощаду. Конечно, он не пощадит никого, но ему нравились такие сцены. Они добавляли ему ощущения собственной важности. Редко когда в своей работе он мог, без последствий, сжечь целую деревню и заставить ее несчастных жителей умолять себя. Но то, что он увидел в этой деревне, разочаровывало. Люди не приветствовали его на коленях, с мольбой в глазах. Перед ним было всего три человека да и те откровенно игнорировали его.

Если сидящего на земле старика, с безумным выражением на лице, он еще мог понять, то чем занимались двое других? Лысый парень ковырялся в носу, рассматривая свои ботинки, а девушка стояла, опершись спиной на ствол дерева, и с безразличным взглядом смотрела на прибывших.

Не такого приветствия ждал он в последней выжившей пограничной деревне. Ему хотелось видеть благодарных и ловящих каждое его слово зрителей, и поэтому он прокричал:

— Люди Королевства, я предоставлю вам шанс самим казнить человека, виновного в вашей будущей смерти. Выйдите на площадь, и посмотрите на него!

Испуганные люди стали выходить из своих домов целыми семьями и собираться на главной площади. Они слышали приказ, сказанный громким, не терпящим возражения тоном, поэтому не смели противиться ему. К тому же, он был сказан достаточно вежливо, чтобы вселить в людей ложную надежду. Когда большинство людей собралось на площади, Ниган дал знак, и его слуги вытащили вперед наполовину обгоревшее тело Газефа.

Мужчина выглядел плохо, но был еще жив. Волосы на его голове и лице полностью сгорели. Кожа головы и ладоней покраснела. В некоторых местах ее покрывали уродливые волдыри. На подбородке и шее, где она соприкасалась с металлическим воротом доспехов, кожа обуглилась дочерна.

— Легендарный Газеф Строноф, тьфу, — объявил Ниган, — сейчас он выглядит не таким гордым, как тогда, когда отказался принять щедрое предложение святейших. Это из-за него вы умрете сегодня. Можете забить его камнями, не стесняйтесь. Какая ирония. — Господин Ниган, — воскликнул один из крестьян. — Заткнись, когда я говорю, — прошипел мужчина с холодными серыми глазами, — почему ты все еще не на коленях?

Испуганные крестьяне тут же попадали на колени и поставили на колени своих детей. «Они безнадежны», — подумал Сайтама, ему надоел этот цирк и он решил попустить самодовольного главаря злодеев. Единственное, чего он опасался — это случайно убить его одним ударом.

Зная силу своих кулаков, Сайтама решил действовать бердышом. Он не владел приемами боя с таким оружием, поэтому использовал его, как острую палку, перевернув ручкой вверх и взявшись рукой за обух. Парень сделал несколько быстрый шагов в сторону всадника и одним быстрым движением, ткнул его заостренной ручкой бердыша, как копьем. Ниган вскрикнул, получив сквозной прокол в районе плеча, и упал с лошади, когда лысый парень потянул оружие на себя. Ближайший из рыцарей, стоявших за пафосным оратором кинулся на Сайтаму с мечом. Мужчине казалось он успеет нанести удар, пока тот извлечёт застрявшее между пластин оружие, но он не успел. Ручка бердыша все еще торчала в плече Нигана, поэтому Сайтаме пришлось использовать свой кулак.

Вышло совсем не то, что он хотел. Специально ослабленный удар кулака не разорвал рыцаря на лоскуты прямо на месте, а запустил его по прямой, словно ядро. Эффект такого удара получился неоднозначным. Сплющившиеся в лепешку доспехи, вращаясь на огромной скорости врезались в ряды воинов, убивая и калеча людей десятками. Сайтама не хотел задевать всех этих людей, но вышло то, что вышло. Более пятидесяти воинов, стоявших за спиной оратора, были зашиблены насмерть или получили тяжелые увечья, встретившись с пролетающим мимо «ядром».

Глаза Сони вылезли из орбит, она впервые вышла из своего транса и изумленно таращилась на кровавую просеку в рядах пафосно вещавшего врага. Произошедшее вызвало шок и трепет у всех, кто увидел это и остался жив. Шокированные люди замерли и притихли. Единственное, что нарушало тишину — вопли тех, кто лишился конечностей и крики Нигана:

— Убейте его, я сказал, убейте его!

Часть 4 Трудный день

Сайтама поморщился от вида кровавой бани, которую случайно устроил. Он враждебно глянул на стоящих неподалеку рыцарей, и они отступили на шаг назад, упершись спинами в стоящих за ними товарищей. Раненый в плечо Ниган лежал на земле, требуя от своих людей уничтожить обидчика, но никто не решался снова напасть на лысого парня. Капитана бесило, что его подчиненные бездействуют. В отличие от них, Ниган не видел, что его отряд сократился на треть.

— Трусы, выполняйте мои приказы или я казню вас, как предателей, — пригрозил он.

Никто не шелохнулся с места и, поняв, что угрозы не действуют, Ниган изменил подход.

— Воины, — объявил он, с трудом занимая сидячее положение, — я щедро награжу того, кто убьет этого ублюдка! Я дам двести, нет, триста золотых за лысую голову!

Один из рыцарей, высокий и крепкий парень, решил испытать удачу. Его звали Ефимиус. Он хорошо управлялся с мечом, а еще был тщеславен и патологически жаден. Желание получить щедрое вознаграждение и славу великого мечника притупило его чувство самосохранения. У Ефимиуса был один секрет — его меч был намного длиннее стандартных размеров. Это отличие не раз делало его победителем в схватке с равным противником. «Один удачный выпад, одна точная атака и враг будет повержен, а я стану богатым и знаменитым», — подумал рыцарь. Крепче сжав рукоять своего меча, он протолкнулся через плотные ряды своих товарищей и вышел навстречу лысому парню.

Сайтама удрученно посмотрел на смертника и небрежно отбросил в сторону оружие. Бердыш глухо ударился о поверхность земли, вызвав волну дрожи. Еле живой Газеф, держащийся на коленях только благодаря людям Нигана, ощутив дрожь, убедился в правильности своей догадки — бердыш из черного металла, похожего на адамантиум, был неимоверно тяжелым. Триста, пятьсот, а может и все тысячу килограммов! «Какой силой нужно обладать, чтобы размахивать им одной рукой?» — подумал он и красными, слезящимися глазами уставился на лысого парня.

Ефимиус посчитал, что нападение на безоружного — его шанс на быструю победу и с ревом кинулся на противника.

За поединком напряженно следили сотни внимательных глаз. Жители деревни и воины Теократии ждали его исхода. Жизнь многих людей зависела от того, кто победит. Столкновение вышло коротким, но чудовищно кровавым. Сайтама решил не щадить воина, кинувшего ему вызов ради наживы. Показав свою силу, он хотел заставить незваных гостей отступить. Сайтама не имел ни малейшего желания убивать всех этих людей, но это пришлось бы сделать, солдаты были смертельной угрозой для несчастных крестьян.

То, что произошло дальше, удивило даже Сайтаму. Он нанес рыцарю свой обычный удар. Так как Ефимиус был намного выше него, Сайтама ударил его кулаком в кирасу на уровне груди. Думаю, не надо говорить, что удар, нанесенный Сайтамой в полную силу, был бы крайне опасен для окружающих. Такие удары изменяли ландшафт местности, русла рек и отправляли в открытый космос останки огромных монстров. Поэтому Сайтама нанес обычный удар. Если бы не металлические доспехи, этот удар просто выбил бы из противника все дерьмо. В буквальном смысле. Правда, вместе с внутренними органами. Металлические доспехи заставили внутренние органы Ефимиуса взорваться, от резкого сжатия между двумя слоями металла. От полученного удара он буквально взорвался внутренностями, фонтанируя ими через щели.

Дальше произошло то, из-за чего Сайтама убедился, что нельзя наносить обычные удары в металлические доспехи. Особенно в людном месте. Кираса Ефима разорвалась вместе с его внутренностями, и облако металлических осколков полетело в толпу людей, стоявших позади. Это было похоже на взрыв противопехотной осколочной мины. Летящие на огромной скорости куски металла прошили людей, буквально изрешетив их. Неприятным моментом было то, что зона поражения облака осколков оказалось довольно большой.

Грубо говоря, кираса Ефимиуса убила еще не менее сотни его товарищей, превратив их в решето. Выжившие счастливчики, получили ранения разной степени тяжести. В зону поражения не попал лишь оказавшийся в стороне Ниган и пара рыцарей, поддерживавших Газефа на коленях. Осознав, что оставаться рядом с лысым парнем смертельно опасно, рыцари отпустили Газефа и бросились бежать. К ним присоединились израненные, но еще способные двигаться люди, пережившие град смертельных осколков. Славные воины Теократии бежали, оставляя позади своего лидера, тяжело раненых и мертвых товарищей.

Почти уничтоженный отряд «Писания солнечного света», во главе которого стоял Ниган, раньше не знал поражений и тяжелых боев. Это была не столько заслуга самих воинов, сколько их высшего руководства, обеспечивающего в любой операции их полное тактическое и численное преимущество. Многочисленные стычки с монстрами, эльфами и полулюдьми проходили настолько гладко, что воины отряда расслабились. Их противники сдавались без боя или умирали под градом огненных шаров. Все преклонялись перед подавляющей мощью «Солнечного писания». Более пяти лет в отряде не было раненых, а тем более убитых. Никто из них не ожидал, что очередная операция может закончиться так плачевно. Люди бежали в панике, не обращая внимания на оторванные пальцы и кожу, покрытую глубокими порезами. Желание выжить давало силы превозмогать боль.

Нужно было преодолеть каких-то сто метров, и впереди ждал спасительный лес. Когда вырвавшихся вперед людей от стены леса отделяли всего пару десятков метров, перед ними возник большой черный овал. В следующую секунду из него показались мускулистая рука монстра с длинными когтями. В следующее мгновение, фигура огромного рогатого демона вывалилась из черноты целиком. Демон раскинул в стороны свои могучие руки, преграждая путь, бежавшим в его сторону людям и издал жуткий рев, который заставил людей остановиться и попятиться назад.

— «Проклятие!», «Демон!», «Монстр!» «Спасайся!» — кричали испуганные люди.

Один из рыцарей попытался пробежать в лес в стороне от демона. Казавшийся неповоротливым, тот в мгновение ока настиг беглеца и, как на вилку, наколол его на свои длинные когти. Мужчина умер мгновенно, повиснув на когтях безвольной куклой. Демон поднял мужчину на руке и быстро приблизил к своим глазам. Лицо рыцаря скрывал надетый на голову шлем. Монстр сорвал шлем и, рассмотрев его голову, отбросил его в сторону.

Люди задрожали. Страшный Демон был неимоверно силен. Он без видимых усилий пробил стальные доспехи своими острыми как бритва когтями. Дорога в лес была закрыта. Людям ничего не оставалось, как побежать назад. Вдруг, лысый парень предстал в сознании людей как возможное спасение от когтей демона. К их удивлению, монструозное существо, крикнуло им в след:

— Где он? Жалкие людишки, отдайте мне Гиннунгагап!

* * *
— Зачем вы делаете это? Разве наш повелитель не запретил покидать Назарик? — хмуро спросил Себас, наблюдая, как Демиург выскочил из-за стола, на котором стояло зеркало дальнего обзора, и активировал свиток портала. — Нет времени объяснять, Себас. Ты сам видел, людишки разбегаются и могут утащить с собой потерянное Альбедо сокровище. Охраняй эту сторону портала, пока я не вернусь.

Сказав эти слова, Демиург обратился в рогатого демона и скрылся в черном овале. Себас глянул в зеркало дальнего обзора. С выбранного ракурса Демиург выглядел как крупная точка, среди множества мелких. Люди-точки массово двигались в сторону темной полоски. Так выглядел лес с большой высоты. Демон не случайно открыл портал на его границе. Он не хотел упустить ни одного беглеца.

Себас опечаленно наблюдал, как Демиург истреблял людей, бегущих в сторону леса. Они были слишком слабы, чтобы противостоять ему. Вот точки на экране побежали уже от Демиурга, а он следовал за ними в деревню, легко настигая и убивая. Изменив масштаб обзора, Себас сдвинул экран в центр деревни. Там он разглядел стоящих на площади людей. Это были обычные люди, без воинской экипировки. Их было около восьмидесяти, и они почему-то стояли на коленях. Снова отдалив обзор, Себас увидел, что крупная точка, которой являлся Демиург, уже перебила большинство мелких точек, за которыми гналась и направлялась к центру деревни.

Еще немного и страж седьмого этажа гробницы Назарика достигнет скопления людей. Себас почувствовал немой укор совести из-за того, что помог Демиургу попасть в деревню. Их мудрый господин, владыка Аинз, сегодня утром спас ее жителей. Себас видел это своими собственными глазами, а теперь все его старания исчезнут, потому что он, старый дурак, не смог отказать злобному демону, поддавшись на его уговоры.

Себас напряженно наблюдал, как Демиург продвигается вглубь деревни. Вот он убил еще несколько человек и направился к блестящей точке, стоящей немного в стороне от остальных людей. «Хм, почему этот человек блестит?» — подумал Себас и приблизил изображение. Секунду спустя он понял, что такой эффект вызвало отражение света. На голове человека не было волос и головного убора, поэтому свет отражался прямо в зеркало обзора и вызывал такой необычный эффект.

Старый дворецкий не хотел видеть, как лысого человека убьют, и изменил ракурс обзора, из-за чего люди снова стали лишь точками. Себас смотрел, как Демиург приблизился к блестящей точке и вдруг, его крупная точка исчезла с экрана. Себас еще раз внимательно посмотрел на экран, подозревая, что просто упустил его из виду, но, сколько бы он ни крутил зеркало дальнего обзора, найти ее не смог.

Спустя минуту, в голове послышался сигнал «сообщения». Приняв его, он услышал растерянный голос Альбедо.

— Себас, скажи, ты не видел Демиурга? — Видел, глава стражей. Он был в комнате, где установлено зеркало дальнего обзора, а потом покинул ее с помощью портала. — Давно это было? — Несколько минут назад. — Ясно, — странным голосом ответила Альбедо, — с тех пор он не выходил с тобой на связь? — Нет, глава стражей. А позвольте спросить, чем вызваны эти вопросы? — … — Госпожа Альбедо? — Себас, Демиург пропал из списка слуг Назарика. Я боюсь, что он предал нас и сбежал. К тому же, он не принимает «сообщение». — Этого не может быть, госпожа. Он направился в деревню, где вы с владыкой Аинзом были сегодня утром. Он собирался вернуть в Назарик потерянное вами сокровище. — Идиот! Я знала, что он задумал какую-то глупость, когда выспрашивал меня о причинах маскировки Назарика. Он поплатится за то, что нарушил волю владыки Аинза. Я лично накажу его, когда найду! Себас, срочно приди к покоям владыки, мне нужно, чтобы ты рассказал ему о произошедшем. — Я обязательно сделаю это, госпожа Альбедо, но сначала надо закрыть портал, который я охраняю. Он ведет из гробницы в деревню. Демиург просил меня об этом, когда ушел. — Себас, ты что, совсем идиот? Почему ты не доложил об этом сразу же. — Простите, госпожа Альбедо. Демиург усыпил мою бдительность. Вы знаете, он это умеет. — Ты тоже будешь наказан. Я пришлю Шалти закрыть портал, после этого жду тебя возле покоев владыки. — Вас понял, главнокомандующий.

Связь через «сообщение» разорвалась, и Себас еще раз осмотрел через зеркало дальнего обзора центр и окрестности деревни. Он нигде не увидел крупную фигуру Демиурга, но в центре деревни, вдруг, возникла гигантская светящаяся фигура. Свет, исходящий от нее был настолько ярок, что дворецкий зажмурился от боли и прикрыл глаза рукой.

* * *
Больше всего Ниган не любил проигрывать. Когда его отряд был почти истреблен лысым парнем, а остатки израненных воинов на его глазах уничтожил огромный рогатый демон, Ниган, воспользовавшись суматохой, отбежал к ближайшей постройке и, спрятавшись за ней, извлек из сумки светящийся кристалл. Величайшее сокровище Теократии. В нем была запечатана неимоверная сила — ангел высшего порядка «Доминион Власти». Чтобы вызвать его, нужно было сломать печати и выполнить некоторые действия, требующие времени.

Ниган приступил к распечатыванию кристалла и не видел, как Сайтама с одного удара уничтожил рогатого демона. Он был всецело поглощен призывом ангела. Ему казалось, что разрушение печати и активация призыва идет слишком медленно. Он то и дело бросал испуганные взгляды на угол дома, за которым прятался. Больше всего он боялся, что из-за угла появится лысый парень и отберет кристалл до завершения активации заклинания призыва.

Ниган вскрикнул от восторга, когда спустя несколько минут все вокруг озарилось ярким светом. Активация призыва завершилась, и ангел высшего порядка — Доминион Власти, покинул кристалл. Счастье и уверенность в своей победе переполнили уже поникшего духом капитана «Писания солнечного света». Ему больше не нужно было прятаться. Он гордо вышел из-за угла дома, не в силах скрыть самодовольную ухмылку. Впереди него парил огромный светящийся силуэт с шестью крыльями.

Уверенной походкой Ниган вернулся на заваленную трупами площадь. Он даже распрямился во весь рост несмотря на боль в плече. Эликсир исцеления затянул его рану, но она все еще болела. Вдохнув побольше воздуха, Ниган высокомерно объявил:

— Я, Ниган, посланник божественной Теократии, низвергну на вас гнев богов.

Он ожидал, что его слова произведут огромный эффект, ведь рядом с ним парила гигантская фигура шестикрылого ангела, озаряющего своим ярким светом всю деревню. Но жители деревни вели себя странно. Мельком взглянув на ангела, они повернули свои головы в сторону лысого парня. Он был все так же спокоен, а это означало, что им не о чем беспокоиться. Люди поднялись с колен и пошли к своему спасителю. Впереди всех бежал староста. Он низко поклонился лысому парню и со слезами благодарности сказал:

— Господин Сайтама, благодарю вас за спасение моей семьи и нашей деревни. Я уже передал людям ваше желание. Мы приготовим для вас лучший ужин.

Другие люди тоже низко кланялись ему, произнося слова благодарности. Сайтама почувствовал себя неловко. Эту благодарность он заслужил, пачками убивая людей, но, видимо, так был устроен мир, в который он попал. Поток благодарности прервал громкий крик Нигана. Он был до глубины души возмущен пренебрежительным к себе отношением.

— Глупцы, вы повернулись спиной к высшему ангелу, чтобы кланяться человеку! Доминион Власти — высшее существо, он может активировать магию седьмого ранга, недоступную ни одному смертному!

Люди глянули на крикливого мужчину как на уличного сумасшедшего. Своими поклонами перед лысым парнем они наглядно показали, кто для них действительно достойное поклонения существо и стали спешно расходиться по домам. По инициативе старосты было решено устроить для героя богатый ужин, и его еще нужно было приготовить. Нельзя заставлять героя долго ждать. Каждая семья должна была приготовить по одному блюду. Староста собирался достать из погреба свое лучшее вино.

Ниган злобно глянул на игнорирующих его людей. «Ну что же, чего еще можно ждать от отбросов? Такие, как вы, не достойны жить в этом мире», — подумал он. Указав на лысого парня, он отдал приказ призванному существу.

— Доминион Власти, активируй «Экстремальный святой удар»!

Огромная фигура призванного ангела держала в руках табличку с символами. Эта табличка разрушилась, что означало, что ангел применил одноразовую способность, усиливающую его следующую атаку. Доминион начал подготовку к активации своего мощнейшего заклинания седьмого ранга, о котором с гордостью говорил Ниган. В прошлом, с помощью одного этого заклинания был уничтожен непобедимый Демон-бог. Ангел занял особую стойку, концентрируя свою силу заклинания на узком участке пространства перед собой.

Ниган любовался величественной красотой высшего ангела. Его даже не останавливала острая боль в глазах, которую вызывал яркий свет. Ослепленный, он не заметил летящий в его сторону бердыш. Сайтама понял, что человек перед ним не остановится, пока не убьет жителей деревни. Но эти люди обещали ему ужин, поэтому Сайтама не мог позволить Нигану осуществить задуманное. Огромное черное лезвие пробило грудь ослепшего от веры человека. Бердыш мог пройти навылет, но зацепив обухом позвоночник, увлек тело Нигана за собой. Пролетев еще несколько десятков метров, он воткнулся в землю, пригвоздив к ней бездыханное тело капитана «Писания солнечного света».

Доминион Власти был призывным существом и, потеряв связь с призывателем, растворился в воздухе. Без яркого света ангела, деревня погрузилась в темноту. Люди засуетились, и в окнах домов вспыхнул свет лучин.

Сайтама ощутил дискомфорт в пустом желудке. Он все еще хотел пить. Местная вода никуда не годилась, но чтобы утолить свою жажду, он готов был выпить даже ее. Из всех людей, на площади осталась только Соня. Эта девушка неотрывно следила за ним с того самого момента, как он убил сотню вражеских солдат одним ударом. Она почувствовала, что ее влечет к этому странному парню. Его чудовищная сила в сочетании со спокойным поведением вызывала у нее восторг.

Девушка несмело подошла к парню и предложила ему переночевать в доме ее семьи. Он согласился, но оказавшись в пустом доме, понял, что семья девушки погибла. Соня показала себя умелой хозяйкой. Она зажгла лучину и растопила печь. Набрав в большой деревянный таз воды, она нагрела казанок горячей воды и вылила ее в таз, подготовив горячую воду для купания. Выполнив все эти процедуры, она потребовала Сайтаму раздеться и опуститься в таз. Он разделся до шорт, но девушка требовала снять все вещи.

Ситуация была крайне неловкая. Парень впервые столкнулся с тем, чтобы девушка требовала его снять трусы. К тому же, она всем видом показывала, что не собирается никуда выходить. «Может, в этой деревне купание голышом в присутствии других людей обычное дело?» — предположил он, и, после некоторых сомнений, подчинился ее требованию. Когда он сел в таз, Соня принялась обливать его теплой водой и тереть своими руками. По ее красным щекам и бегающим глазам он понял, что она делает подобное впервые. После помывки Соня нашла для него чистые вещи дяди и постелила постель. Она заново набрала в таз воды и удалилась в соседнюю комнату мыться. Сайтама не стал предлагать ей свою помощь. Пока она мыла его, он и так намучился, прикрывая рукой эрегированный член.

Вскоре в дом стали стекаться соседи, приготовившие для героя блюда на ужин. Староста принес свое лучшее вино. Люди еще раз поблагодарили парня за спасение и разошлись по домам. Голодный парень накинулся на еду, но быстро понял, что для него она почти несъедобна. Пище катастрофически не хватало вкуса. Почти все блюда были пресными и невкусными. Присоединившаяся к трапезе Соня принялась расхваливать вкус пищи, и Сайтама решил промолчать. Он подумал, что люди подали невкусную еду не специально. Они питались так каждый день, и возможно, просто не знали, что еда может быть гораздо вкуснее. Единственное, что действительно порадовало парня, это ягодное вино. Староста добавлял в него мед. Это положительно сказалось на вкусе. Вино радовало приятным, действительно богатым вкусом, но при этом оказалось довольно крепким. Сайтама и сам не заметил, как оно ударило в голову. Он с трудом добрался до постели и провалился в глубокий сон.

Утром его ждал сюрприз. Он проснулся голым, а на его груди лежала полуобнаженная девушка. Закрыв глаза, парень отчаянно пытался вспомнить, как они оказались в одной постели. Он чувствовал тепло и мягкость прижатого к нему девичьего тела. От ее волос и кожи шел приятный травяной запах. Ситуация была неловкой, но очень возбуждающей.

Сайтама еще вчера заметил, что нижняя часть его тела бурно отзывалась на прикосновения Сони. Хотя она была привлекательной девушкой, и ему хотелось протянуть руку и потискать ее грудь, парень лежал как бревно. Он старался не смотреть на Соню как на женщину, ведь она выглядела явно моложе восемнадцати. Сайтама лежал, чуть дыша, притворяясь спящим. Он надеялся, что девушка скоро проснется и, заметив неловкую ситуацию, осторожно покинет его постель. Так она сохранит лицо и им не придется попадать в неловкую ситуацию, но девушка никак не хотела просыпаться, а прикосновение ее груди и рук опять оттопырили покрывало в районе его паха. В итоге, он решил сам выбраться из-под девушки, и как назло, она проснулась.

— Извини, — только и смог выговорить он, стараясь не смотреть на торчащую из ночной рубашки грудь девушки. — Прости, ночью мне стало страшно, и я пришла к тебе, — оправдывалась девушка, кутаясь в покрывало.

«Но это не объясняет, почему я проснулся голым», — подумал парень, но ничего не сказал вслух. С вечера Соня позаботилась о нем и постирала испачканную кровью одежду. За ночь одежда высохла, и ее можно было снова надеть, что Сайтама и сделал. На самом деле, время его пробуждения с большой натяжкой можно было назвать утром. Солнце стояло уже высоко. Для людей, работавших в поле с рассвета, скоро наступило бы время обеда.

Но в этот день люди с самого утра трудились в другом месте. Они разгребали последствия вчерашней бойни. Пролежавшие ночь тела убитых уже начали разлагаться. Это грозило не только болезнями, но и могло привлечь в деревню хищников, которые не прочь поживиться мертвечиной. Было необходимо сжечь тела убитых до вечера. Именно сжечь, потому что поля сражений были местом зарождения нежити. Если не предать тела огню, часть убитых могла восстать из могил и вернуться в деревню в виде нежити.

Кроме тошнотворного запаха и необходимости таскать изуродованные тела мертвецов, в расчистке поля боя была и приятная сторона. Этой стороной были трофеи. Убитые имели при себе оружие, доспехи и личные вещи, среди которых зачастую встречались мешочки с монетами, бутылочки целебных эликсиров или свитки. Деревня жила очень бедно и была обязана платить ежегодный налог в казну Королевства, поэтому, несмотря на тяжелый труд, люди едва сводили концы с концами. Крестьяне питались впроголодь и не могли позволить себе нормальную одежду и качественные рабочие инструменты. На всю деревню была только одна лошадь, которую берегли и не использовали в поле. С помощью этой лошади крестьяне доставляли свои товары в ближайший город. За товары они получали монеты, на которые покупали железные инструменты, гвозди и другие нужные для деревни товары. С помощью торговли они собирали сумму, необходимую для уплаты ежегодного налога сборщику податей.

Деревня Карн впервые стала местом масштабной битвы, а по воле случая трофеи оказались в руках жителей. Справедливо было бы отдать их Сайтаме, но собранные трофеи могли существенно улучшить положение крестьян. Могли обеспечить их всем необходимым на десятки лет вперед. Староста в полной мере осознал это, когда крестьяне снесли в кучу снаряжение и личные вещи погибших. Одних золотых монет набралось почти четыре сотни. Серебряных было несколько тысяч, а медных полный сундук. Увидев эти сокровища, староста пожелал оставить их жителям деревни, но не мог принять такое решение в одиночку. Он созвал глав семей к себе в дом и предложил оставить сокровища жителям деревни.

— Разве, по справедливости, мы не должны отдать эти вещи господину Сайтаме? — спросил Генри Эммот, — он спас жизни наших детей и вы хотите обокрасть его? — Мы считаем, это будет самым верным решением, — поддержал Генри, его сосед. — Конечно, вы правы, — взволнованно сказал староста, ощущая, как сокровища утекают у него из рук, — мы обязательно отдадим ему часть сокровищ, но вторую часть мы должны оставить нашим детям. Разве вы не хотите обеспечить своих детей? Купить им хорошую, теплую одежду. Хотите в течение года и зимой ежедневно кушать мясо? И не один год, а все двадцать! — Хотим, — согласился Эммот, — но неужели все это можно получить — отдав часть причитающегося господину Сайтаме? — Именно! — воскликнул староста, — сокровища настолько велики, что господин Сайтама не обидится, если мы оставим часть себе. — Если так, тогда я тоже за то, чтобы отдать только часть, — поддержал старосту Генри Эммот.

Хитрый старик был доволен. Постепенно ему удалось убедить всех мужчин, что ничего плохого не произойдет, если оставить часть сокровищ в деревне. Для закрепления этого решения он сразу выдал каждому из двадцати глав семейств по пятьсот медных монет. Для крестьян это были огромные деньги. Каждый из них хотел побаловать жену и детей. Люди с радостью взяли деньги, даже не понимая, что их надули. Староста взял на себя обязанности по разделу трофеев. Если он отдаст Сайтаме гору испорченного хлама, и часть медных монет, все будут думать, что парень остался не в обиде.

Руководствуясь такой логикой, староста спрятал в закромах золотые и серебряные монеты, а из сундука с медными отсыпал для Сайтамы четвертую их часть. Качественное и неповрежденное снаряжение он припрятал в своем амбаре. Сайтаме же оставил испорченные доспехи и сломанные мечи. Чтобы не дать никому опомниться, он нагрузил этим хламом две телеги и заторопился в дом Сони, чтобы сообщить о собранных для героя трофеях и ускорить его отъезд из деревни.

Староста столкнулся с лысым парнем на крыльце дома. Он сказал, что жители деревни преисполнены благодарности и поэтому собрали для героя целых два трофейных обоза. Он проводил героя к повозкам, накрытым холщовой тканью и сделал особый акцент на коробке с монетами, чем очень удивил парня. Вчера вечером Сайтама сказал, что поможет даром, но жители все равно собрали для него награду. Это было приятно, но его смущал один момент.

— Вы сняли доспехи с трупов? — поинтересовался Сайтама. — Ага, сами же они раздеться не могут, — пошутил староста. — А если меня спросят, откуда у меня гора заляпанных кровью доспехов, что мне ответить? — поинтересовался парень, приподняв ткань и разглядывая гору покореженного металлолома. — Скажете, — ненадолго задумавшись, предложил староста, — скажете, что купили их у торговцев из Теократии и Империи. На доспехах стоят гербы этих государств. — Ладно, спасибо, староста. Я уже достаточно задержался в вашей деревне, хочу увидеть и другие места, — потирая затылок, сказал Сайтама.

Он вернулся в дом приютившей его девушки и, съев порцию безвкусного завтрака, сказал юной хозяйке дома, что готов отправиться в город. Соня тут же завернула остатки еды в узел и покинула дом вслед за парнем. Не удержавшись, она сказала, что из-за странной одежды Сайтама не выглядит, как великий герой, которым он на самом деле является. Она предложила ему обязательно посетить портного, как только они попадут в город. Сайтама и сам подумывал сменить одежду, слишком сильно его прикид отличался от одежды остальных людей. Он и так выделялся блестящей на солнце лысиной, незачем было привлекать дополнительное внимание.

Соня села на место кучера одной из повозок, ожидая, что парень поведет вторую, но Сайтама признался, что понятия не имеет, как управлять лошадьми. Девушка удивленно глянула на парня и, отлучившись ненадолго, вернулась вместе с семейством Эммотов. Они вызвались помочь не бескорыстно. Генри Эммот желал попасть в город и потратить свалившиеся на него деньжищи. Гордый собой, он решил прихватить за покупками всю семью. Для его дочерей это была первая поездка за пределы деревни.

Кроме того, в присутствии лысого героя дорога в город становилась безопасной. В обмен на помощь в пути, Соня пообещала отдать Генри одну из повозок, на которой она должна была вернуться в деревню, когда они распродадут трофейные доспехи в оружейные лавки. Но Соня твердо решила прицепиться к влекущему ее лысому парню и больше не возвращаться в деревню. Она была готова прислуживать ему, работать только за еду, если он позволит. Лелея свои мечты, она повела ту повозку, в которой сидел Сайтама. Просто находиться с ним рядом, уже доставляло ей удовольствие.

Когда две нагруженные повозки медленно сдвинулись с места, Сайтаму окликнул один из сыновей старосты. Подбежав поближе, он выкрикнул: «Господин герой, вы забыли свое оружие!». Сайтама спрыгнул с повозки и проследовал за сыном старосты в поле за деревней. Здесь он увидел пронзенное бердышом тело Нигана. Крестьяне уже умудрились раздеть его, оставив на трупе только нижнее белье.

— Мы хотели принести ваш топор сами, но никто не смог вытянуть его из земли, — виновато сказал мужчина и отошел к четырем братьям, стоящим неподалеку.

Сайтама одной рукой вынул оружие, погруженное почти на метр в землю. Мужики потащили тело Нигана к костру. На обратном пути к парню пристал староста. Он просил доставить раненого Газефа в город. Сайтама не возражал и, загрузив в повозку еще одного пассажира, они готовы были двинуться в путь. Но стоило Сайтаме положить бердыш в повозку, как ее колеса лопнули. Крестьяне экстренно заменили колеса. Благодаря Сайтаме, для этого не пришлось ее разгружать, но ситуация повторилась, стоило Сайтаме снова положить бердыш в кузов. Оружие было слишком тяжелым, конструкция повозки просто не выдерживала его. Сайтаме пришлось оставить бердыш в деревне. Причем отнести его в дом к Соне ему тоже пришлось самому. Крестьянам, даже если они пытались ввосьмером, не удавалось сдвинуть тяжелое оружие с места.

После спешного ремонта, две повозки выехали на дорогу и отправились к городу-крепости И-Рантель. По дороге Сайтама узнал, что Соне шестнадцать. Она рассказывала ему о жизни в деревне и своей семье. Беседа была такой доверительной, что в какой-то момент девушка осмелела и недвусмысленно намекнула ему, что уже взрослая и готова разделить с ним ложе, если господин герой пожелает взять ее в жены.

Парень залился краской и не нашелся, что ответить прямолинейной девушке. Соня расценила его молчание по-своему. «Какая же я дура! С чего я решила, что такой великий герой захочет связать свою жизнь с обычной простолюдинкой», — расстроено подумала она и притихла. Остальную часть пути они проехали в молчании.

Часть 5 Гильдия авантюристов

Газеф Строноф пришел в себя ночью. Из беспамятства его вывела жажда и нестерпимая боль. Болело все тело. Воин-капитан точно знал, что у него сломаны несколько ребер, нос и ключица. Они откликались острой болью, при каждом вдохе. Правая нога ниже колена, похоже, тоже была сломана. Но сильнее всего болело обгоревшее лицо.

Его попытка прорвать окружение закончилась полным провалом. Заклинатели легко сбили всадников с лошадей всего одним залпом огненных шаров. Так Газеф получил свои ожоги, остальные травмы — последствия падения с лошади в тяжелых доспехах на полном скаку. Но он выжил, а его враги — нет. Газеф сжал всю свою волю в кулак и, превозмогая боль, подполз к телам, лежащим на деревенской площади.

Обшарив несколько трупов, он нашел сумку с эликсирами. Одна из бутылочек в ней оказалась цела и Газеф смог подлатать свое тело до приемлемого уровня. Вторую бутылочку он искал значительно дольше. Почти все они были разбиты облаком осколков. В конце концов, в одной из сумок, мужчина разыскал желаемое. Вторая порция лечебного эликсира сделала боль незначительной, и мужчина направился к домам крестьян в поисках воды уже на двух ногах.

Вдоволь напившись горькой воды из бочки, он вернулся к месту гибели товарищей. Все члены его отряда были мертвы. Стиснув зубы, он перетащил их тела в поле. Всю ночь он копал для друзей неглубокие могилы, мечом разрыхляя твердый грунт и выбирая землю ладонями. К рассвету, в поле появилось двадцать невысоких земляных холмиков. Газеф пообещал погибшим товарищам найти предателей, толкнувших их в ловушку Нигана и, вернувшись в деревню, крепко заснул.

* * *
Газеф дал старосте десять серебряных монет, чтобы тот помог ему занять место в повозке лысого парня и всю дорогу до И-Рантеля притворялся спящим. Воин-капитан надеялся лучше узнать удивительного незнакомца, подслушав, о чем он думает. Но Сайтама оказался неразговорчив и большую часть времени, Газефу пришлось слушать рассказы его спутницы о трудной жизни в деревне и о том, как она одинока из-за гибели родителей и брата. «Да помолчи ты немного или спроси о чем-то своего собеседника!», — мысленно ругался он, но девушка, как назло, направила разговор в сторону женитьбы, и тот прекратился вовсе.

Газеф размышлял, как привлечь лысого парня на службу королевству Ре-Эстиз. Такому могучему воину было самое место среди королевских гвардейцев или даже на посту воина-капитана. «Если он один выступил против целой армии, чтобы помочь простым людям, он, должно быть, добросердечный и бесстрашный человек. Не взять его на службу будет непростительной ошибкой. Если он приобретет широкую известность, способностями Сайтамы обязательно захотят воспользоваться правители других стран», — думал Газеф.

Город-крепость И-Рантель полностью оправдывал свое название. Массивная каменная стена защищала его жителей от внешнего мира. Для того, чтобы попасть в город, нужно было пройти через ворота, охраняемые стражниками. Люди, вооруженные алебардами, внимательно осматривали людей и грузы, доставляемые в город.

Выстояв небольшую очередь, Соня повела лошадь к воротам. Несколько стражников обступили повозку и, обнаружив под тканью множество сломанных доспехов, вызвали капитана. Газеф тихо лежал в повозке и все еще притворялся спящим.

— Задержать мародеров! — командирским тоном объявил невысокий усатый мужчина, подошедший к повозкам в сопровождении еще десяти стражей. — Господин, мы не мародеры, — испуганно вскрикнул Генри Эммот, когда его подхватили под руки пару крепких ребят. — Молчать! — грубо ответил усатый мужчина. — Улики конфисковать. Мародеров доставить в тюрьму. Дознаватели быстро развяжут им языки.

Генри Эммот попытался упасть на колени перед капитаном, но вместо этого повис на руках недовольных конвоиров. Стражники стянули испуганных крестьян на землю и те принялись молить стражу о пощаде. Энри Эммот с надеждой смотрела на лысого парня. Стражник, схватившийся за руку Сайтамы, вдруг резко отлетел в сторону, и с грохотом впечатался в каменную стену лицом. Пару секунд спустя, он отлип от стены и упал на спину без сознания. Его нос был сломан, а напоминавшее один сплошной синяк лицо, залили струйки крови. Еще один стражник вцепился в другую руку Сайтамы, но от еле заметного удара локтем отлетел в сторону по высокой дуге, сплевывая на лету выбитые зубы.

— Применить оружие! — выкрикнул начальник стражи, нахмурившись. — Стойте! — рявкнул Газеф, спрыгивая с повозки.

Он поднял вверх руку, показывая свой адамантовый жетон с выгравированным на нем гербом Королевства Ре-Эстиз.

— Я воин-капитан Королевства Ре-Эстиз, Газеф Строноф. По приказу Его величества я проводил карательную операцию у деревни Карн. Эти люди — ее жители. Они добровольно вызвались помочь мне в доставке важных улик для моего расследования. Прикажите своим подчиненным отпустить их, — убедительным тоном сказал мужчина.

Начальник стражи с сомнением посмотрел на жетон, грязные доспехи и лицо стоящего перед ним человека. Газеф знал, что выглядел не так, как его привыкли видеть. Сейчас он был лысым и безбровым. Его красное лицо покрывали куски облезающей кожи, из-под которой проглядывалась новая, светло-розового цвета.

— Я выгляжу неузнаваемо? — невольно коснувшись своего лица, спросил Воин-капитан, — это потому, что я обгорел. Мой отряд попал в засаду боевых магов и все мои товарищи погибли. Я и сам выжил, только благодаря этим людям.

Начальник стражи протянул руку и Газеф передал ему свой жетон. Ощутив его тяжесть, усатый мужчина сразу понял, что жетон не подделка. Это был не обычный жетон члена королевской гвардии, каких стражник повидал немало. Этот жетон был именным и имел вставки из золота и серебра. Прочитав на жетоне имя самого известного воина королевства, стражник сделал кивок головой, вернул его владельцу и приказал своим людям отпустить крестьян и пропустить повозки в город.

— Извините, что не представился сразу. Я преследовал врага двое суток, совершенно выбился из сил и заснул, — глубоким голосом сказал Газеф.

Повернувшись в сторону лежащих на земле стражников, он добавил:

— Я возмещу ущерб, нанесенный вашим подчиненным при исполнении служебных обязанностей.

— Спасибо, воин-капитан, надеюсь, мы не сильно побеспокоили вас.

— Это вам спасибо за службу. Разумеется, такой груз нельзя было оставлять без внимания, но сейчас особый случай. Мои люди навестят вас позже и уладят все вопросы.

— Премного благодарен, воин-капитан, — еще раз поклонившись, сказал усатый мужчина и удалился.

Освобожденный Генри Эммот тут же начал кланяться Газефу, но тот лишь отмахнулся со словами: «Не стоит благодарности». Сам воин-капитан отметил, что лысый парень безразлично отнесся к помощи, оказанной им во время стычки со стражниками. «Похоже, этот парень не признает ничьей власти, в будущем это может стать проблемой. Если бы я не вмешался, на месте конфликта могло появиться два десятка свежих трупов. Он опасней, чем выглядит на первый взгляд, нужно еще понаблюдать за ним, прежде чем приглашать в столицу», — подумал он. Нагруженные повозки медленно вкатились за стены города и, немого покрутившись по узким улочкам, достигли торгового квартала.

— Благодарю, что доставили меня в город. Как я могу отблагодарить вас? — спросил Газеф, когда повозка остановилась у городского базара. — Воин-капитан, если бы не ваша помощь, нас могли посадить в тюрьму, — рассыпаясь в поклонах, сказал Генри Эммот.

«Наверное, этому парню просто нравится кланяться», — подумал Сайтама, наблюдая, как Генри неустанно гнет спину. А когда к нему присоединилась его семья и Соня, он понял, что непрерывно кланяться для крестьян — обычное явление.

— Что планируете делать? — делая вид, что собирается уходить, спросил Газеф.

Этот вопрос был задан всем, но мужчину интересовали планы Сайтамы. Лысый парень вел себя необычно. Он настолько безразлично относился к Газефу, словно подчеркивая, что тот не достоин его внимания и незаслуженно пользуется уважением окружающих. Это задевало мужчину, но он помнил, кто спас деревню Карн и его самого и поэтому не позволял себе выражать недовольство.

— Я помогу господину Сайтаме с его делами, — не раздумывая, ответила Соня. — Мы побудем в городе, пока не освободится одна из повозок, — откликнулся глава семейства Эммот. — Буду искать работу. Если я тут надолго, то мне нужно будет на что-то жить, — потирая подбородок, сказал парень. — Не хотите вступить в королевскую гвардию? — не сдержавшись, выпалил воин-капитан, как будто только и ждал этого. — Гвардия — это типа армия? — спросил парень. — Типа? Королевская гвардия — это элитная армия Королевства Ре-Эстиз. Она состоит из сильнейших и достойнейших воинов. Многие ее члены — победители рыцарских турниров и мастера меча. Гарнизон и казармы королевской гвардии располагаются в столице, в стенах дворца, но многие из рыцарей живут в своих собственных домах и являются на службу во дворец к шести утра.

Словами о собственном доме в столице, Газеф хотел подчеркнуть, что служба королю щедро оплачивается и всего через несколько лет, Сайтама, возможно, сможет купить один из недорогих домов для себя, но по реакции парня он понял, что описание «благ» службы в гвардии не впечатлили его.

— А чем занимается королевская гвардия? — без особого интереса, спросил парень. — Охраняет Его Величество и членов королевской семьи. Служение лично королю в его гвардии — самое престижное и достойное занятие для воина Королевства, — вдохновленно сказал Газеф, всем видом показывая, что свято верит в сказанное. — Армия не для меня. Не люблю, когда мною командуют. Тем более, вставать в шесть утра, это слишком, — покачав головой, сказал Сайтама, и двухметровый Газеф поник на глазах. — А нет ли здесь ассоциации героев? — спросил парень, окинув взглядом всех присутствующих. — А чем занимается эта ассоциация? — спросил воин-капитан. — Она объединяет героев, которые хотят защитить людей, попавших в беду. Дает информацию о местонахождении монстров и платит за их уничтожение. — Так это же гильдия авантюристов! — хлопнув по ноге, сказал Газеф, — ее члены спасают людей и истребляют опасных монстров за вознаграждение. — Гильдия авантюристов? Тогда я хотел бы вступить в нее, когда тут проходит экзамен? — Экзамен? Впервые слышу о таком, — озадаченно сказал Газеф. — Экзамен, ну, сочинение и проверка физических способностей, для определения, к какому классу относится герой? — Нет, ранг присваивается по-другому. В гильдию может вступить каждый, но вырасти в ранге можно лишь выполняя ее задания. Лучше сразу присоединиться к команде, которая набирает новичков. Так обычно и происходит. В одиночку тяжело выполнить даже несложное задание. Всегда хорошо, если рядом есть друг, который прикроет спину. — Значит, мне нужно найти команду? Я привык геройствовать один. Хотя… Ладно, не подскажете, где находится гильдия? — Давайте, я помогу вам пристроить ваш груз, мы снимем номер в гостинице, а уже с утра отправимся в гильдию авантюристов, — любезно предложил Газеф.

Воин-капитан ухватился за возможность поучаствовать в жизни лысого парня. Сайтама оставался для него загадкой. Помогая ему, он надеялся наладить дружеские отношения. Газеф своими глазами видел, что парень обладал чудовищной силой, но до сих пор никто не знал о нем. Как такое могло быть возможно? Складывалось впечатление, что он появился в Королевстве недавно, возможно, прибыл издалека. Все в нем выдавало чужака. Но этот чужак помог людям, которым не смог помочь он, воин-капитан, поэтому подсознательно, Газеф хотел вернуть ему долг. Капитан направил повозки к знакомому оружейнику. Там он собирался договориться о нормальных ценах для груза Сайтамы и кое-чем еще.

* * *
Аинз еще раз просмотрел закладку «слуги» на экране управления гильдией. Демиург пропал из списка действующих слуг гильдии, но появился среди списка убитых. Предположения Альбедо о предательстве Демиурга не подтвердились. Сомнений не оставалось — он погиб, вступив в бой с более сильным противником, и поэтому не выходил на связь. Закончив свое расследование, Аинз отключил голографический экран и дал знак Альбедо. Она тут же приложила палец к мочке уха и вскоре дверь тронного зала распахнулась. Стражи этажей Великой гробницы Назарика прошли в зал и, оказавшись перед владыкой, опустились на одно колено.

Удовлетворенный картиной безропотной покорности, Аинз заговорил важным, но при этом недовольным тоном.

— Я приказал всем слугам Назарика прекратить разведку и вернуться в склеп. К тому же, я запретил кому-либо покидать его, без моего приказа, но Демиург ослушался меня и знаете, где он сейчас?

Слуги этажей молчали. Осознав, что они не смеют перебивать его, Аинз продолжил:

— Он мертв. Его убили всего через пару минут, после того, как он позволил себе покинуть Назарик. Более того, этот тупица открыл портал, ведущий в самое сердце нашей гробницы. А я ведь считал его умным и заслуживающим доверия слугой. Кто из вас еще хочет нарушить мой приказ?

Слуги этажей все так же молчали, опустив глаза в пол. Возможно, причиной этому была давящая черная аура, разросшаяся вокруг владыки до чудовищных размеров.

— Я жду ответа! — с угрозой в голосе произнес скелет.

— Ни в коем случае мы не повторим столь непростительную ошибку, — набравшись смелости, сказал Себас.

Другие слуги, молча, закивали головами, подтверждая, что осознают всю глупость поступка, ослушавшегося слуги.

— Себас, ты тоже нарушил мой приказ, помогая Демиургу, и я собираюсь строго наказать тебя.

— Я готов понести любое наказание, владыка, — низко склонив голову, ответил седой мужчина.

— Я решу, как наказать тебя позже. А сейчас, я хотел бы услышать ваше мнение о том, как нам безопасно разведать окружающий мир, чтобы избежать новых смертей и не привлечь внимание к гробнице.

— Мы могли бы построить другую базу на поверхности. Вдалеке от Назарика и порталом связывать ее с гробницей, если это потребуется для передачи ресурсов или перемещения наших слуг, — предложила Шалти, вампир с внешностью двенадцатилетней белокурой девочки.

— А открывать портал мы будем, только если полностью уверены, что обстановка вокруг внешней базы безопасна, — добавила темная эльфийка по имени Аура, которая была лучшей разведчицей и укротительницей существ во всем Назарике, — конечно, для начала нужно разведать местность, на которой мы разместим нашу базу. Мы уже исследовали южную часть соседнего леса. Там не оказалось сильных монстров или существ, способных представлять для нас угрозу. В лесу можно начать строительство незаметно, не привлекая внимания посторонних.

— Что же, неплохое предложение. Шалти, Аура, я думаю, мы так и сделаем. Переправьте наших разведчиков в лес на востоке и выберите место для нашей дополнительной базы. А еще, хотелось бы узнать, кто убил Демиурга, — сказал Аинз, постукивая костяшками по подлокотнику трона.

— Ситуация, описанная Себасом, ставит меня в тупик. Что заставило Демиурга мгновенно исчезнуть с зеркала дальнего обзора, и кто эта гигантская светящаяся фигура, появившаяся в деревне? Может вокруг нашей гробницы уже рыщет неизвестный враг, а мы наивно думаем, что хорошо спрятаны под землей?

— Владыка, может вы воскресите Демиурга и подробно узнаете, что стало причиной его гибели? — предложила Альбедо.

После этих слов, скелет ненадолго задумался. Конечно, спросить воскрешенного слугу было самым простым способом узнать интересующие его подробности, но ему не хотелось возвращать к жизни нагло нарушившего его приказ подчиненного.

— Демиург подвел меня, — недовольным тоном сказал он, — пока, я не намерен воскрешать его. Если слуга думает, что умнее своего господина, будет ли он выполнять его приказы? Демиург наказан за непослушание. Я воскрешу его, только если в этом возникнет настоящая необходимость.

Своим неподчинением приказу и быстрой гибелью, Демиург убедил Аинза в своей бесполезности. Тем более, воскрешение слуги было дорогим удовольствием. На существ, подобных Демиургу, не действовали свитки воскрешения. Это было правило Иггдрасиля. Слуг гильдии можно было воскресить только за золото. Хотя в сокровищнице Назарика лежало огромное количество золотых монет и пятьсот миллионов, необходимые для воскрешения, были всего лишь небольшой частью от этой суммы, Аинз не собирался бездумно тратить невосполнимый ресурс.

Было очевидно, что игра закончилась, а то место, где они оказались, полно опасностей. Если Назарик обнаружат и ему придется отбиваться от нападения толпы налетчиков, нужно было иметь в запасе достаточное количество золота для воскрешения более полезных слуг, павших в бою.

* * *
Эльфийка Гелу с печальным видом сидела в зоне для новичков. Это было плохо освещенное место в дальнем углу общего зала гильдии авантюристов И-Рантеля. Она провела в городе уже две недели. Ее скромные сбережения подходили к концу, но она так и не смогла найти себе команду. Никто не хотел принимать эльфийку, а если такое предложение поступало, то отказываться приходилось Гелу. Ей не нравилось, когда ее раздевали глазами. Скалящиеся мужланы, не скрывая своего пренебрежительного отношения, говорили, что возьмут ее в команду, только если она будет прислуживать им.

Эльфийка не собиралась прислуживать людям. Потребность вступить в гильдию авантюристов, была вызвана желанием помочь сестрам. Ее и двух ее младших сестер привезли в Королевство в качестве товара. На невольничьем рынке ее выкупил один старик. Гелу думала, что зарежет его сразу, как только он потащит ее в постель, но старик оказался хорошим человеком. Он не пытался использовать ее в качестве рабыни и сразу сказал, что даст ей свободу, как только нотариус оформит договор продажи.

Он рассказал ей, что в прошлом был авантюристом, и в его команде была одна представительница их гордого лесного народа. Он, недолюбливал ее, иногда издевался, и называл не иначе, как «лопоухой дурой». Однажды на них напала стая монстров. Эльфийка отвлекла их на себя, чем спасла ему жизнь, но, к сожалению, не спаслась сама. Он был в долгу перед погибшей, поэтому Старк, так звали старика, решил помочь другой эльфийке. На свои небольшие сбережения он смог выкупить одну рабыню. «Своих сестер ты освободишь сама», — сказал он ей, отпуская. «Вступай в гильдию авантюристов, там много хороших ребят. Есть, конечно, и негодяи, но такие долго в гильдии не задерживаются. Найди себе команду, подружись с ней и заработай денег, чтобы выкупить сестер».

Он дал ей денег на первое время. Они быстро подошли к концу, хотя Гелу старалась экономить. Больше всего средств она потратила на снаряжение — кожаную броню и лук с двумя колчанами стрел. Лук можно было купить и дешевле, но Гелу не могла точно стрелять из коротких луков. Ее навыки охотника и стрелка она получила, используя эльфийский длинный лук. Такой она и купила, после чего в кошельке оказалось совершенно пусто. Если до завтра она не сможет найти себе команду и приступить к выполнению задания, следующую ночь в городе ей придется провести на улице. Именно поэтому Гелу торчала в гильдии авантюристов с самого утра, но ее по-прежнему игнорировали.

Пустой желудок напомнил о себе, но девушка старалась не обращать на него внимание. Старк очень помог ей, дав свободу, денег и указав путь, следуя которому, она могла бы спасти сестер. «Если их купят раньше тебя, ты сможешь выкупить их у новых хозяев», — успокаивал ее старик. «Попользовавшись и пресытившись, люди продадут их тебе. Постарайся, и твоим сестрам не придется долго страдать», — говорил он. Гелу следовала его советам, старалась, как могла, старалась выглядеть дружелюбной и доброжелательной, но ее тревогу и напряжение невозможно было скрыть.

Все время она думала о своих несчастных сестрах. Они нуждались в ее помощи, а Гелу никак не могла сдвинуться с места. Дополнительным препятствием для вступления в команду авантюристов, была медная пластинка на ее груди. Медный жетон говорил о том, что его обладатель — зеленый новичок. Гелу еще не знала, но новички считались почти бесполезными. Большая часть из них умирала еще на первом задании, поэтому авантюристы рангом повыше не желали с ними связываться.

В зал гильдии вошел странный парень. Его вид удивил девушку. На нем были надеты зеленые и непривычно короткие штаны, едва достигающие в длину колен, рубаха без пуговиц и сшитые на скорую руку, остроносые ботинки. Кроме этого, несмотря на молодое лицо, парень был совершенно лысым. Его спутницы тоже мало напоминали авантюристов. Две девушки со светлыми волосами и приятными чертами лица были одеты, как крестьяне. Мешковатая одежда из самодельной ткани. Выцветшие заплатки из мешковины и многочисленные латки на желто-серой ткани, говорили об их бедности.

Лысый парень прошел внутрь просторного помещения, игнорируя насмешливые взгляды окружающих. Девушки семенили за ним, опустив головы. Одна из них легонько держалась за его локоть. Вторая теребила в ладонях подол своего безразмерного платья. С самого утра в зале было немного народа, да и тот переговаривался шепотом, поэтому Гелу без труда смогла услышать, о чем говорит странный парень у высокой стойки.

— Я хотел бы вступить в гильдию, — сказал он. — Заполните, пожалуйста, форму для регистрации. Вы можете расположиться за любым столом. Вот бланк и письменные принадлежности. Вы же умеете писать? — едва сдерживая улыбку, спросила строго одетая девушка в черном платье.

Парень взял со стойки желтый лист и удивленно уставился на чернильницу с гусиным пером.

— Господин Сайтама, вы умеете писать? — тихо спросила одна из его спутниц. — Конечно, — уверенно ответил парень и, указав на перо пальцем, добавил, — но я никогда не пользовался подобными предметами.

Гелу напрягла свой слух. В свое время, заполнить бланк ей помог Старк. Эльфийка не умела писать и читать на человеческом языке, хотя без труда понимала устную речь. Похоже, у лысого парня возникли те же трудности. Она продолжила подслушивать беседу незнакомой компании. Когда оказалось, что никто из тройки вновь прибывших не умеет читать, эльфийка решила предложить свою помощь. Вернее, она лишь могла привести Старка, а в обмен попросить их взять ее в свою команду. Гелу неуверенно подошла со своим предложением к столу, за которым расположилась троица, но парень сразу отказался.

Расстроенная, эльфийка вернулась на свое место, но, используя свой тонкий слух, продолжила слушать разговор за столом незнакомцев.

— Господин Газеф сказал, что заглянет в алхимическую лавку Лизи Баррел и будет ждать нас в гильдии, но я не вижу его здесь, — тихо сказала одна из девушек. — Может, мы опередили его? Неизвестно, где находится его лавка. Вполне возможно, что на другом конце города. А портной снял размеры с господина Сайтамы очень быстро. — Нет, Соня, он сказал, что это недалеко, всего в двух кварталах вниз. — Так давай сходим за ним? — Тебе не стыдно подгонять господина воина-капитана? — А господину Газефу не стыдно заставлять господина Сайтаму ждать?

Пока девушки спорили, входную дверь гильдии открыл еще один лысый мужчина. Было стразу видно, что его кожа пострадала от огня. Он выглядел очень сильным. Высокий, с толстой шеей и широкими плечами, он возвышался над всеми, как колосс. Его осанка и мускулистые руки выдавали в нем могучего воина. Вместе с ним в зал зашел щуплый паренек. Рядом с высоким мужчиной, он выглядел особенно худым и нескладным. Со входа заметив лысого парня, великан двинулся к нему. Тощий паренек едва поспевал за ним.

Гелу удивилась. Великан подошел к столу с троицей и, перекинувшись с лысым парнем парой слов, ушел вверх по лестнице, которая вела в кабинет главы гильдии. Его спутник с размаху плюхнулся на лавку рядом с троицей и затараторил, глотая слова.

— Энри, я так счастлив, что ты жива! Господин Газеф рассказал мне, что на деревню Карн напали бандиты. Какое счастье, что воин-капитан защитил вас! — Деревню защитил не он, — удивленно переглянувшись с Соней, ответила девушка. — Не он? А кто? — Это сделал господин Сайтама, — сказала Энри, и восторженным взглядом посмотрела на лысого парня, сидящего рядом с ней. — Энфри, ты не мог бы помочь господину Сайтаме заполнить бланк регистрации? — с трудом оторвав взгляд от героя, попросила девушка. — Э-э-э, если нужно, конечно, могу. Что нужно делать? — Я не могу прочитать, что здесь написано, — подвинув бумагу ближе к парню, сконфуженно сказал Сайтама. — Я прочту. Тут написано: «Укажите ваше имя».

Сайтама повернул к себе бланк и вписал ответ, используя японские иероглифы. Энфри удивленно глянул на незнакомые символы, нарисованные лысым парнем и предложил:

— Господин Сайтама, может, лучше я напишу. Не уверен, что кто-то в гильдии сможет прочесть вашу запись.

— Пожалуй, — согласился Сайтама, подвигая к парню листик и чернильницу.

Гелу внимательно слушала, о чем говорили за дальним столом. Когда заполнение регистрационного бланка дошло до специализации, лысый парень не смог ее назвать.

— Здесь нужно указать вашу сильную сторону. К примеру, если вы владеете техникой боя на мечах, то вы мечник, если магией исцеления — жрец, — разъяснил тощий паренек. — А если я могу убить монстра с одного удара? — спросил лысый парень. — Тогда, вы, наверное, убийца чудовищ! Хотя, лучше уточнить у регистратора, есть ли такая специализация. Каким оружием вы убиваете монстров? — растерянно спросил парень. — Кулаком, — ответил Сайтама и худой парень подумал, что над ним издеваются. — Давайте напишем, что вы боец. Это близко к тому, что вы описали, хотя я не представляю, как можно кулаком убить монстра. Ну, разве что, если он будет очень маленьким. — Господин Сайтама говорит правду! Я сама видела, как он одним ударом убил огромного демона, — вспыхнула вторая девушка. — Я не спорю, просто в это очень трудно поверить, пока не увидишь своими глазами, — отстранившись под напором собеседницы, ответил щуплый парень.

Когда заполнение бланка регистрации было завершено, лысый парень отдал его девушке за стойкой. Он вернулся к своим спутникам и стал ждать возвращение великана. Вскоре тот спустился в зал, но выглядел несколько опечаленным.

— Мне жаль, господин Сайтама, но, для вас они не сделают исключение. Вам придется начинать с медного ранга, — извиняющимся тоном сказал Газеф Строноф. — Уверен, с вашими способностями, вы быстро добьетесь успеха. Чтобы начать зарабатывать, остается только найти себе подходящую команду. По правилам гильдии, задание может взять команда из двух и более человек, поэтому поскорее найдите себе товарищей или партнера. Сегодня я должен срочно отбыть в столицу, мне нужно доложить королю о результатах моего рейда. Могу ли я просить вас не распространяться о событиях в деревне Карн? Это дело государственной важности и пока мы не выявим все обстоятельства, вам лучше не рассказывать об этом.

— Без проблем, — махнув рукой, ответил лысый парень.

— Спасибо вам, господин Сайтама, за все, — поклонившись, сказал Газеф. — Оружейник, которому вы оставили снаряжение, мой старый друг. Он даст вам лучшую цену из всех, что смогут предложить в этом городе, но не сразу, а по мере сбыта. Поверьте, другие дадут вам вдвое меньше. Могу ли я надеяться, что застану вас в И-Рантеле, когда разберусь с делами в столице?

— Я не знаю. Прошлую ночь я провел в хорошем месте, хотел бы и дальше жить там.

— Боюсь, эта гостиница вам не по карману, — потирая шелушащуюся кожу, сказал Газеф, — к сожалению, я исчерпал все выделенные мне средства и не смогу поддержать вас материально, но если не ошибаюсь, среди ваших трофеев была коробка с монетами. Вы могли бы поселиться в гостинице попроще. Несколько таких находятся по соседству с гильдией и обслуживают авантюристов со скидкой, в зависимости от их ранга. Подберите себе место по карману. Через недельку вы можете наведаться в оружейную лавку. Возможно, Бёрн уже сможет отдать вам часть денег.

— Спасибо, я понял, — ответил парень и Газеф покинул гильдию. — Энри, сколько ты пробудешь в городе? — спросил худощавый парень девушку с волосами соломенного цвета. — Не знаю Энфри, но думаю, что до обеда. Мой отец с матушкой и сестрой сейчас на базаре. Когда они купят все, что хотели, мы поедем назад в деревню. — Так скоро?! — расстроено сказал парень, не отрывая глаз от девушки.

Было видно, что парень к ней неравнодушен. Впервые они встретились еще детьми, когда бабушка Энфри наведалась вместе с внуком в лес Тоб за травами. Он три недели жил в деревне Карн, пока бабушка занимались поиском редких трав. С тех пор, Энфри виделся с Энри каждое лето и осень. Если бабушка задерживалась в деревне, они могли общаться и играть вместе целый месяц.

Время шло, девочка выросла и стала настоящей красавицей. Энфри хотел, чтобы она стала его женой, но бабушка не разделяла восторгов внука. «Она слишком глупа для тебя. Представь, что она скажет, если ты будешь постоянно пахнуть реактивами?» — говорила бабушка и начинала кривляться: «Прошу тебя, смени работу, твой запах сводит меня с ума».

В этом году, Лиззи Баррел решила вообще не ехать за травами в лес. «Это бесполезная трата времени, к нам на рынок и так свозят все необходимые ингредиенты. Купить их на месте выйдет дешевле, чем собирать самому», — высказалась она внуку в начале весны. Это означало, что они не поедут в деревню Карн и Энфри не сможет увидеться с Энри. Парень был не на шутку расстроен решением бабушки и искал повод для поездки в деревню. Случайно узнав, что она в городе, парень пулей примчался в гильдию авантюристов и с ужасом смотрел, как она восторженно смотрит на другого парня.

— Тогда, давай, я провожу тебя в деревню, — предложил Энфри «своей» девушке. — Не стоит, я буду волноваться за тебя. Как ты потом сам вернешься в город? Наш охотник говорил, что в лесу опять появились гоблины. А еще, он не раз видел на дороге огромные следы огров.

Слова заботы от любимой девушки были музыкой в уши раскисшего парня. Он знал, что Энри относится к нему больше, как к другу, но не оставлял надежды изменить ее отношение.

— Я все равно собирался отправиться в лес Тоб за травами и проведать тебя. А раз ты уже в городе, поеду вместе с тобой. — Ты отправишься в лес сам, без охраны? Энфри, в лесу опасно. Я не переживу, если с тобой что-то случится! — взволнованно вскрикнула девушка из-за чего некоторые авантюристы повернулись в ее сторону и неодобрительно покачали головами.

Энри прикрыла рот рукой, а худощавый парень поплыл от заботливых слов. «Она на самом деле любит меня, просто боится себе в этом признаться», — решил он.

— Решено, — радостно объявил он, — я отправлюсь в деревню вместе с тобой, а чтобы обезопасить себя по пути и в лесу, я найму команду авантюристов. Сейчас же дам в гильдию заявку на услуги сопровождения. Подожди меня тут, я быстро.

Парень вскочил с места и пулей умчался в отдел подачи заявок. Энфри не располагал большой суммой, поэтому решил нанять самых низкооплачиваемых авантюристов — новичков медного ранга, о чем и указал в заявке. В графе «вознаграждение» он поставил минимальную сумму, которую позволял прейскурант. Она составляла всего сто медных монет. С учетом, что еще двадцать процентов от любой сделки себе забирала гильдия, он сдал в кассу сто двадцать монет и поспешил назад.

Гелу слышала суть разговора во всех подробностях и решила еще раз предложить лысому парню объединиться в группу. Конечно, лысый парень не внушал трепет, но девушка рядом с ним утверждала, что он с удара победил монстра, а это означало, что он действительно был сильным воином. Эльфийка быстро подошла к Сайтаме и, излучая все дружелюбие, на которое была способна, сделала свое предложение.

— Я опытный охотник, стрелок и разведчик, — отрекламмировала себя длинноухая девушка, — я предлагаю нам объединиться для создания команды. — Не интересует, — ответил парень, но, заметив, что эльфийка готова расплакаться из-за его отказа, изменил решение. — Я привык работать один, — сказал Сайтама, — потому что рядом со мной всегда опасней чем в любом другом месте. Ты готова к таким трудностям? — Д-д-да, — сдерживая слезы, ответила эльфийка, и ее поникшие уши встали торчком.

Она понятия не имела, о чем говорит лысый парень. Гелу так отчаянно хотела собрать денег для выкупа сестер, что не стала выпытывать у парня, что он имеет ввиду.

— Ладно, давай попробуем поработать вместе. Но я еще раз предупреждаю тебя, старайся держаться за моей спиной и никогда не стой на пути моей атаки. — Поняла, — закивала девушка и пожала протянутую ей руку.

«Авантюрист Сайтама, подойдите к столу номер три», — объявили в зале и лысый парень направился к девушке, сделавшей объявление.

— Подскажите, где находится стол номер три? — спросил он, и удивленно моргающая девушка указала рукой на табличку перед собой. — Вы уже находитесь возле него, — пояснила она, понимая, что надпись на табличке не говорит лысому парню ровным счетом ничего. — Я Сайтама. — Вот ваш жетон авантюриста, и свод правил гильдии. Прочитайте их внимательно и не нарушайте, дабы не очернить имя гильдии предоставившей вам возможность получить работу.

Сайтама кивнул и взял из рук девушки листик и медную пластину с грубо выдавленным на ней гербом гильдии. В ушко на пластине был продет узкий кожаный шнурок, позволяющий носить его на шее. Парень надел жетон на шею и, не теряя ни минуты, спросил девушку о работе. Немного порывшись в стопке заявок, девушка виновато посмотрела на парня.

— Боюсь, для вашего ранга, работы сейчас нет, но она может появиться в любую секунду, так что почаще наведывайтесь в гильдию и проверяйте доску с заявками.

Пока девушка говорила это, ее сотрудница положила на стол еще один листик и пожаловалась на клиента.

— На что рассчитывает этот заказчик? Кто из авантюристов согласится рисковать своей жизнью ради такого вознаграждения?

Глянув в заявку, девушка у стойки согласилась. Минимальная сумма вознаграждения вряд ли привлечет даже самого невостребованного авантюриста. Девушка была готова бросить листик в мусор. Обычно заявки на сопровождение подавались заранее, но эту подали день в день, да еще и приступить к работе надо было уже через несколько часов. Времени на ознакомление с маршрутом у исполнителей заявки почти не оставалось. А учитывая сумму вознаграждения, большинство авантюристов даже не взглянут на нее. И все же, тяжело вздохнув, девушка положила ее в стопку и, заметив, что лысый парень все еще стоит рядом, решила предложить эту работу ему.

Конечно, на таких условиях, любой здравомыслящий человек отказался бы от работы, но Сайтама не умел читать и понятия не имел, какая сумма указана в графе «вознаграждение». Он мазнул взглядом по листику, заполненному непонятными каракулям и сказал девушке, что берется за работу.

Окончательно убедившись, что лысый парень не знает цифр, работница гильдии сделала копию текста заявки и передала ее Сайтаме. Сам листик она поместила в стопку выполняемых заданий.

— Пожалуйста, приступите к работе точно в указанное в заявке время. Место куда вам нужно явиться находится неподалеку, поэтому проблем быть не должно, — сказала она, покидая свое место.

Сайтама вернулся за стол, где его ждали девушки, худой парень, и присоединившаяся к ним эльфийка.

— Я взял задание, — объявил Сайтама, — осталось узнать, что в нем написано.

Часть 6 Первое задание гильдии авантюристов (часть 1)

Покинув гильдию авантюристов, Газеф быстрым шагом направился в оружейную лавку семьи Бёрн. Встретившись с её хозяином, он проследовал в заднюю дверь торгового зала и оказался в светлой оружейной мастерской.

— Ну что, проверил? — Да. — … и? — Доспехи настоящие. Высококачественная сталь, способ заделки швов, качество гравировки гербов и символов святых орденов. На каждой кирасе есть уникальное клеймо оружейной мастерской с номером. Все они, действительно, из Теократии. — Невероятно. Если бы не Сайтама, никто бы не узнал истинных убийц. Теократия серьезно прокололась. Их предводитель, Ниган, был настолько уверен в победе, что не удосужился тщательно скрыть следы, указывающие на его страну. А Имперские доспехи? — Как ты и думал, они всего лишь подделка. Изображение гербов не содержит мелких, но важных деталей. Само качество стали низкое. Элементы крепежа и сочленений доспеха устаревшие. В Империи давно не используют такие. Подобный маскарад был рассчитан исключительно на неискушенного зрителя. Крестьяне не различают подобных тонкостей. Даже герб на щитах был увеличен почти вдвое, чтобы его было легче разглядеть. — Понятно. Люди Теократии выдавали себя за рыцарей Империи. Я смогу это доказать на примере доспехов? — Конечно, не я один разбираюсь в подобных тонкостях, но захотят ли в королевском совете признать это? Объявить Теократию врагом — безрассудный шаг, особенно, когда у восточных границ бряцает доспехами хорошо обученная и экипированная армия Империи Бахарут. — Я возьму по одной из кирас, в качестве улики, сколько я должен заплатить Сайтаме за них? — Двадцать золотых за ту, что сделали в Теократии и две за имперскую подделку. — Так много? — удивился Газеф, — даже несмотря на то, что они повреждены? Да на них живого места нет! — Они отличного качества, гораздо крепче и лучше, чем ты думаешь. Лучшая, самая крепкая сталь. Усиленный ребрами жесткости корпус, идеальная подгонка. Когда я залатаю их, то буду брать по пятьдесят золотых за штуку.

Газеф недоверчиво глянул на знаменитого мастера-кузнеца, Бёрна Хромого и неохотно полез в свой карман за деньгами. Выложив на ладонь двадцать две золотые монеты, он вдруг сжал кулак, и растерянно спросил:

— А нет ли кирасы подешевле? — Есть, — усмехнувшись, сказал Бёрн, выкладывая на стол, разорванную на части кирасу с гравировкой в виде солнца на груди. — Не волнуйся, по ней тоже можно понять, что это было изделие отличного качества, до того как, кто-то повредил его. Вот и клеймо не повреждено, — указывая на оттиск на внутренней стороне, сказал Бёрн. — Сколько? — Три золотых. — Да ты шутишь? Это же просто рваный кусок металла. — Из этого куска металла я и буду делать заплатки. Даже жаль, что во всем Королевстве не плавят сталь такого высокого качества. Нам давно пора выкрасть секрет ее изготовления у Теократии. Чем занимается тайная канцелярия? — Может уже и выкрали. Только не сообщают таким барыгам, как ты, — оскалившись, сказал Газеф, отдавая старому другу пять золотых монет. — Я хотел спросить, — немного заколебавшись, сказал Бёрн, — почему ты просишь отдавать деньги этому парню маленькими порциями? Для этого есть причины? Мне надо знать. — Ну… — замявшись, сказал высокий мужчина, заворачивая в полотно выкупленные улики, — я хочу, чтобы он поработал в гильдии авантюристов И-Рантеля, пока я не вернусь из столицы. Если ты отдашь ему всю сумму, у него не будет повода это делать, и он может покинуть город и податься куда угодно. Я знаю, что это нечестно, но у меня нет другой возможности повлиять на него. Я и так оставляю своего лучшего разведчика следить за ним, но, если он захочет уйти, никто не сможет его остановить. — Даже ты? — Поверь — никто! Я знаю, о чем говорю. — Этот парень так силен? Он важен для Королевства? — Не то слово. Откуда, ты думаешь, на всех этих доспехах появились повреждения? — Я как раз хотел тебя спросить об этом? Отверстия на доспехах очень странной формы. Некоторые усиленные пластины просто разорваны, словно бумага. Каким оружием они были повреждены? — Я знаю, в это сложно поверить, но я понятия не имею, — тряхнув головой, сказал Газеф, — видел, как этот парень сделал движение туловищем, словно хочет ударить противника кулаком. А потом его противник просто лопнул, и все кто стоял за ним были убиты. Секунда, нет доля секунды, и все было кончено. — Выглядит, как очень разрушительное заклинание. Я слышал, что Ивилай из «Синей розы» способна делать подобное. Это только слухи, но знающие люди говорят, что она маг земли и может градом острых осколков уничтожить целую армию. — Правда? — спросил Газеф, — из «Синей розы» я хорошо знаю только Гагаран. Она сильный воин и любит погонять королевских гвардейцев с тренировочным мечом. Но я мало знаю об Ивилай.

Это было неправдой. Занимая должность воина-капитана, он был еще и телохранителем короля. Газефу была доступна вся информация о членах команды авантюристов адамантового ранга «Синяя роза», которую смогла собрать тайная канцелярия. Он должен был знать сильные и слабые стороны сильнейших людей королевства, чтобы иметь возможность защитить от них короля. Только глупец будет думать, что враг не попытается использовать авантюристов в своих целях, если появится возможность. Но из всех членов команды, об Ивилай он действительно знал меньше всего.

— Это непростительное упущение для воина-капитана, не находишь? — усмехнувшись, сказал Бёрн. — Моя ошибка, ты же знаешь, я недолюбливаю всех этих заносчивых заклинателей. Ненавижу молнии и огненные шары, от которых нельзя увернуться. — Понимаю. Нечестно, когда жирный тюфяк в одиночку способен победить группу крепких, хорошо тренированных и экипированных воинов, — покачав головой, согласился Бёрн, — но магия доступна единицам. Ею нельзя овладеть по собственному желанию, упорными тренировками или молитвами. Поэтому воинов много, а магов мало. Без особого дара, ты не сможешь активировать ни одного заклинания. — Это так, — подтвердил Газеф, — фанатики Теократии считают способность к магии — признаком божественной крови. Они повернуты на сохранении крови потомков богов, но им нужно отдать должное. Стараниями первосвященников, в Теократии много заклинателей высокого ранга и даже опираясь на силу своего архимага — Парадина, Империя со всей своей армией рыцарей не решится напасть на них.

— А у нас есть ты! — похлопав по плечу великого воина, воскликнул Бёрн. — Да, — горько вздохнув, сказал Газеф, — я видел вчера заклинателей Теократии. Нам нужен такой человек, как Сайтама. С ним, мы дадим отпор Империи, а может и Теократии. — И ты устроил его в гильдию авантюристов? Разве такой человек не нужен в гвардии короля? — Нужен, но у меня есть некоторые опасения. — Какие? — Я боюсь Сайтаму. — Что? Почему? — Если ему не понравится король или ему нагрубят дворяне, он может убить их всех, а вместе с ними и всю королевскую гвардию. — Я не верю, что человек может быть настолько силен. — Я бы тоже никогда не поверил, до вчерашнего дня. — Что ты будешь делать? — Я боюсь приближать Сайтаму к королю. Я просто не смогу противостоять ему, если что-то пойдет не так. Но и далеко отпускать его опасно. Он может попасть на службу нашим врагам и вернуться в качестве бедствия. Очень надеюсь, что этого никогда не произойдет. Его нужно… — Убить? — Иногда мне приходит в голову эта мысль. Он слишком силен, чтобы просто жить, как ему захочется. Его нужно окутать заботой и вниманием. Дать ему денег и женщин, всё, чтобы сделать его нашим другом, чтобы враги не могли использовать его против нас. А еще лучше — связать его семьей и детьми, чтобы он сам захотел помочь стране, в которой живут его дети и стал на ее защиту при нападении. — Хочешь использовать секретный отряд обольстительниц тайной канцелярии? — Тише, ты не должен был знать о его существовании. Я выпил и cболтнул тебе лишнего, прошу, не распространяйся об этом. Не хочу потерять старого друга. Хотя, если на совете решат использовать их, скоро возле Сайтамы появится неотразимая красотка, а через пару месяцев он поведет ее под венец, попомни мое слово. — Женщины — сильнейшее оружие против мужчин. Это не секрет, конечно, я буду молчать обо всем, — отмахнулся Бёрн. — Ненавижу дворцовые и государственные интриги, но я завяз в них по уши, — пожаловался Газеф, закидывая на плечо узел с уликами. — Возвращаешься во дворец? — Да, мне нужно закончить с некоторыми делами. Но, думаю, через месяц мы снова встретимся, друг, и нормально поговорим и выпьем. — Буду ждать, благодаря твоему клиенту моя лавка получила отличное пополнение товара. Через месяц, богатый стол и лучшая выпивка — за мой счет. — Предложение принято, — усмехнулся Газеф и пошел на выход из мастерской.

Бёрн проводил его до двери и вернулся в мастерскую. Он вышел во внутренний двор и позвал своих помощников. Предстояло немало потрудиться, но, предвкушая огромную прибыль, старый барыга не мог скрыть улыбки. До вчерашнего дня, его торговля, медленно, но верно шла на спад. Во всех лавках города лежали одни и те же товары, примерно одного качества и цены, что не способствовало развитию бизнеса. Теперь же, благодаря Газефу, он заполучил эксклюзив.

Не желая подводить старого друга, Бёрн готов был честно выплатить обещанную долю клиенту. Но он не давал обещания, что не воспользуется известной ему информацией. У жителей деревни Карн должны были остаться еще доспехи и оружие подобного качества, доставшиеся им в качестве трофеев. Газеф говорил о сотнях рыцарей. А к нему в мастерскую попало снаряжение только пятидесяти из них, и это, если прибавить десяток низкопробных подделок, имитирующих снаряжение Империи.

Если крестьяне пожелают продать свои трофеи в городе, Берн может получить нескольких, а то и десятки конкурентов, и его товар упадет в цене, потеряв эксклюзивность. Желая предотвратить такое развитие событий, Бёрн еще вчера вечером отправил своих сыновей в деревню Карн, чтобы скупить остальное снаряжение у крестьян. В эту затею он вложил все свои сбережения и теперь волновался об успехе дела.

В руки сыновей он передал значительную сумму золотых монет, поэтому нанял команду знакомых авантюристов охранять их. Было бы глупо потерять деньги, напоровшись на бандитов. Время шло к обеду и скоро его сыновья должны были вернуться с товаром.

* * *
Аура взялась за постройку новой базы гильдии Аинз Оал Гоун с особым рвением. Все слуги Назарика хотели блеснуть перед владыкой. Темная эльфийка не была исключением. Аура телепортировалась в лес, и, выбрав совместно с Шалти место для строительства дополнительной базы, принялась расчищать его от деревьев и… соседей. Такими соседями в глухом лесу оказался клан лесных гоблинов. Она убила три десятка зеленокожих уродцев, заодно уничтожив и нескольких вонючих троллей, которых гоблины привели себе в помощь. Разобравшись с теми, кто оказал сопротивление, она вынудила остальных спасаться бегством. Закончив убивать аборигенов, Аура попросила Шалти открыть портал. Через него на строительную площадку прибыли големы и целая армия нежити, которую Альбедо прислала в помощь строителям. Получив желаемое, эльфийка начала спешно возводить деревянную постройку огромных размеров.

Шалти исполняла роль охранника. Она разослала во все стороны своих прислужников, чтобы заранее знать о возможном приближении опасного противника. Работы начались еще ночью. Аура и Шалти прекрасно видели в темноте, как все темные эльфы и вампиры. К полудню, в глубине леса выросла гигантская одноэтажная постройка, больше напоминавшая хлев для скота, нежели замок великого властелина. Многочисленные «неживые» слуги, до сих пор праздно сидевшие в Назарике, принимали посильное участие в его строительстве. Не нужно говорить, что строителями они не были, и все, на что были способны, это выполнять приказы и путаться под ногами.

Шалти неудовлетворенно хмыкнула, потеряв связь с одной из вампирских невест. Она просто ощутила, что слуги больше нет, но не могла понять, какой именно. Призвав слуг к себе, она смогла понять, с какого направления не вернулась погибшая. С юга. «Кто оказался настолько силен, что смог уничтожить моего прислужника? Смогу ли я одолеть его?» — встревожено подумала невысокая девочка с белыми волосами и бледной кожей.

Ее внешний вид мог ввести некоторых в заблуждение. Мало кто мог подумать, что ребенок с милой улыбкой — на самом деле безжалостный монстр, убийца с холодным сердцем, уничтожающий людей ради забавы.

Шалти направила все семь вампирских невест на юг. Прошло несколько минут, и связь с ними прервалась. Шалти испугалась не на шутку. Конечно, это был не детский испуг невинного ребенка. Бессердечная нежить боялась не врага, а разочаровать своего устрашающего господина — владыку Аинза. Шалти сразу облачилась в свои алые доспехи и извлекла на свет предмет мирового класса — Пипеточное копье. Это жутковатое оружие не только было способно нанести огромный урон противнику, но передавало часть жизненных сил от врага своему владельцу. Шалти могла бесконечно восстанавливать свои жизненные силы, атакуя врагов подобным оружием. Против многочисленного, но недостаточно сильного врага, Шалти была просто неубиваема. Как любая нежить, она была неутомима и могла вести бесконечный бой, убивая одного противника за другим. Ей было по силам истребить весь человеческий род, если бы владыка Аинз пожелал этого.

Шалти напряженно всматривалась в стену леса на юге, окружавшую расчищенную от деревьев площадку. Она сделала над собой усилие и связалась с темной эльфийкой. Шалти патологически не переносила Ауру и не только потому, что она и ее брат Мар были единственными живыми стражами этажей в Назарике. Аура просто не нравилась Шалти. Не нравилась ее язвительная манера общения и то, что ее грудь была на два размера больше. Хотя, с учетом того, что у Шалти вообще не было груди, такую ненависть у нее могла вызывать любая девушка с признаками полового созревания.

— Что тебе, доска два соска? — в своей едкой манере, спросила вышедшая на связь эльфийка. — Не время препираться, ослоухая, к нам приближается сильный противник. Конечно, я сама справлюсь с ним, но раз наш владыка Аинз приказал быть настороже, я предупреждаю тебя. — Понятно, кривозубая, смотри не сломай свое копье, — ответила Аура и разорвала сообщение.

Шалти ухмыльнулась. Мировые предметы были очень прочными. Сломать их было практически невозможно. Конечно, среди них был и тот, что вообще нельзя было разрушить. Речь шла о таинственном Гиннунгагапе. Шалти знала, что это оружие уже потеряно для Назарика и мечтала вернуть его. Несмотря на осуждение владыки, она прекрасно могла понять чувства Демиурга и причину, по которой он осмелился покинуть Великую гробницу. Он узнал, где находится потерянное сокровище и вознамерился его вернуть. Если бы это удалось, он стал бы героем. Шалти и сама могла пойти на такое, но, получив последнее китайское предупреждение от господина, поскорее постаралась забыть эти мысли.

Среди деревьев показались низкие зеленокожие фигуры. Одна, две, потом еще несколько. «Аура сказала, что разобралась с ними», — нахмурившись, подумала Шалти, — «Видимо ее лопоухий вид не сильно напугал даже этих слабаков». Шалти ждала появления более сильного противника. Гоблины не осмелились бы прийти сюда, не будь среди них кого-то покрупнее. Из-за деревьев показалась фигура огра. Вампир попыталась оценить его силу. «Недостаточно», — подумала Шалти, — «Он не смог бы справиться даже с одной из моих слуг, не то, чтобы одолеть сразу семерых».

Шалти терпеливо ждала главного противника. И вскоре из-за деревьев вышел невысокий лысый парень. «А это еще кто?» — капризно наморщив лоб, подумала вампирская принцесса. На парне была яркая желтая одежда. На руках красовались красные кожаные перчатки, а на ногах сапоги такого же цвета. За спиной развевался длинный белый плащ. Что действительно поразило Шалти — в руках он держал огромный черный бердыш. Слуга Назарика сразу узнала в нем оружие, дарованное Альбедо — грозный и неразрушимый Гиннунгагап.

* * *
Энфри, недовольно надув щеки, исподлобья смотрел на Энри. Она радостно рассказывала что-то лысому парню и все время смеялась. Другая девушка, также набычившись, смотрела на нее, но Энри, похоже, была так счастлива, что не замечала эмоций окружающих.

Худощавый парень не мог понять, как все могло так обернуться. Он рассчитывал побыть с Энри наедине, был рад, что она вскоре покинет лысого парня, но заявка Энфри на сопровождение попала в руки Сайтамы, и, теперь, он ехал вместе с ними. А если быть точнее, Энри оставила его с эльфийкой, а сама ехала в одной повозке с Сайтамой, и не отлипала от него всю дорогу.

Мало того, что Эммотам пришлось ждать, пока Сайтаме дошьют заказанную одежду, Энри все это время была рядом с лысым и вела себя так, как будто она его девушка. Она даже помогла ему надеть его странную, желтую одежду.

Энфри увидел «свою» девушку совсем в другом свете. Она никогда не вела себя так рядом с ним. Его душили мучительные приступы ревности, но он не мог перестать смотреть на возлюбленную. Энри даже ни разу не взглянула в его сторону! Ее поведение бесило парня. Девушка то и дело «случайно» прижималась к плечу лысого парня своей грудью, смотрела ему в рот или смеялась от любого сказанного им слова. Худощавый паренек ненавидел себя за то, что нанял охрану. Так он думал ровно до тех пор, пока эльфийка, сидевшая рядом с ним, не вскочила в повозке на ноги и не крикнула лысому парню:

— Там, в лесу много существ! Они приближаются!

Дорога в деревню Карн вилась вдоль опушки Великого леса Тоб. Другой дороги, пригодной для перемещения в повозке, просто не существовало. Высокая трава и вал по ее краю не позволяли свернуть с дороги и объехать опасный участок. Услышав слова эльфийки, Генри Эммот дернул поводья, подстегивая лошадь. Тощий парень последовал его примеру. Он лихорадочно стегал лошадь, и та пустилась вскачь, не отставая от повозки впереди. Энфри тревожно вглядывался в лесную чащу и, заметив между деревьев движение высокой фигуры, сжался от страха.

— Что делать? — хриплым, от волнения голосом, спросил он у эльфийки. — Спрячьтесь за бортом повозки, если среди них есть лучники, они могут попасть в вас.

Девушка говорила очевидные вещи, но напуганному парню, они казались мудрыми советами опытного авантюриста. Энфри перелез с лавки возничего в кузов повозки, и управлял лошадью, высунув из нее руки и макушку головы. — Может нам лучше вернуться назад? — спросил Энфри, и, словно отвечая на его вопрос, позади повозки из леса выскочило несколько высоких фигур. — Огры, — побледнев, вскрикнула Гелу, — лишь раз видела их в нашем лесу!

Путь назад был заблокирован. Две повозки, издавая резкие скрипящие звуки, помчались в направлении деревни Карн. Ситуация не выглядела критической. Относительно медленные огры не могли догнать быстро скачущих лошадей, но Энфри заметил впереди неожиданное препятствие. Дорогу преграждал караван из нескольких повозок.

Чтобы разъехаться на узкой дороге, ему нужно было сбавить скорость и максимально принять вправо. И это сработает, если повозки впереди максимально сместятся к другому краю дороги. Сейчас, они занимали большую ее часть. Подъехав поближе, Энфри понял, что им не разъехаться. Одна из повозок впереди завалилась набок. При всем желании, они не обогнут ее, если не сдвинут с дороги. Волосы на голове парня встали дыбом. Он прикидывал в уме, как быстро огры настигнут их, если они остановятся, чтобы сделать это.

Стоящие возле каравана люди, завидев трех огров, засуетились. Рослый мужчина достал из повозки свой щит. Другой извлек арбалет и стал взводить тетиву. Эти люди выглядели, как воины, а вернее, судя по надетым вразнобой доспехам, как авантюристы. Это немого успокоило Энфри. Он не верил, что лысый парень в одиночку убил сильного монстра. Но он верил, что объединившись, авантюристы двух команд, теоретически, могут победить трех кровожадных монстров, если те, все же, настигнут их в дороге.

* * *
Курт и Рассел Бёрны были уже известными торговцами. Но, в отличие от своего отца, известного мастера-кузнеца Бёрна Хромого, никогда не держали в руке молота. Бёрн старший завел семью, уже скопив приличное состояние и сменив тяжелую работу в кузнице на торговлю в собственной оружейной лавке. Его сыновья не знали тяжелой работы и выглядели соответствующе. Их пухлые пальцы умели быстро считать деньги, но не владели ни одним видом оружия.

Отправившись, на ночь глядя, в деревню Карн, братья Бёрн достигли ее уже после полуночи. Остановившись на ночлег в пустых домах, утром они заключили со старейшиной выгодную сделку. Буквально за бесценок ушлые торговцы скупили у плохо разбирающегося в ценах старика шестьдесят комплектов поврежденных доспехов, оставив в деревне только не заслуживающие внимание подделки.

Полностью загрузив две из трех повозок, приготовленных для этой сделки, они были готовы тронуться в путь. Тут староста и подложил им свинью. Он «вдруг» вспомнил, что не показал торговцам один трофей. Старик завел их в один из домов и показал великолепный бердыш, лезвие которого переливалось зеленым свечением. Заметив огонь в глазах торговцев, он сказал, что готов отдать оружие всего за двадцать золотых, если они смогут его увезти. Курт и Рассел Бёрны видели редкие и зачарованные вещи, а также не раз держали в руках тяжелый адамантиум.

Черный металл, из которого было сделано это оружие, выглядел точно так же. Его цена исчислялась многими сотнями золотых, поэтому, недолго посовещавшись, они заплатили старосте назначенную цену и, используя пару свободных лошадей и помощь десятерых крестьян, с большим трудом, погрузили его на третью повозку. Уже отъехав достаточно далеко от деревни, они заметили, что повозка, везущая необычное оружие, с трудом выдерживает тяжелый груз. Лошадь быстро устала преодолевать сопротивление тонущих в песке колес. Всего через полчаса пути она просто застыла на месте, отказываясь тянуть повозку, и Курту пришлось распрячь выбившуюся из сил лошадь и поменять ее местами с другой.

К его удивлению, уставшая лошадь легко справилась с груженой доспехами повозкой, зато занявшая ее место выбилась из сил уже через пятнадцать минут. Торговец проделал повторную замену лошади, но и третья не выдержала долго. В итоге, колеса повозки не выдержали и сломались, причем сразу все четыре. Заменить их было нечем, и дальнейшее продвижение каравана застопорилось.

Бросать ценный груз в дороге не хотелось. Сделав вынужденный привал и перерыв на обед, торговцы обсуждали возможность разделения отряда, как, вдруг, на караван напал отряд гоблинов.

Авантюристы без проблем справились с противником, и Курт еще раз порадовался, что отец не поскупился и решил нанять «серебряных» авантюристов, вместо «железных», которых предлагал нанять он. «Зачем зарабатывать деньги, если в итоге их отберут бандиты?» — приговаривал отец, нанимая охрану. Курт мысленно поблагодарил отца за науку и сделал это второй раз, спустя всего десять минут, когда, на застрявший в дороге караван, напал огр. Пришлось изрядно побегать вокруг обоза, но в итоге, авантюристы расстреляли его из арбалета, всадив в его тело не меньше трех десятков болтов. Хотя им и удалось убить монстра, его туша упала на одну из лошадей и повредила ей задние ноги. Было решено оставить неподъемный бердыш и раненую лошадь на дороге и вернуться за ними позже. Был шанс, что оружие не успеют забрать за пол дня без присмотра, а учитывая его вес, шанс был довольно большим.

Наметив будущий план действий, Бёрны принялись распрягать раненную лошадь, и тут со стороны города появились две быстро несущиеся повозки. Скоро за ними показались три высоких фигуры, в которых авантюристы без труда узнали огров.

— Их три, что будем делать? — встревожено спросил молодой парень, держащий в руках арбалет. — Вытаскивай болты из туши, они могут нам очень пригодиться, — сплевывая на землю горькую слюну, сказал Тупак.

Три огра — это не шутки. Обладая огромной силой, эти кровожадные существа могли легко убить человека одним ударом своей дубины. Имя одного из немногих мечников, кто мог бы выстоять в одиночку против трех огров — гремело по всему Королевству. Его знал каждый. Газеф Строноф — живая легенда. Иногда еще вспоминали Брейна Англаса. Он был противником Газефа в финале воинского турнира. Он проиграл, но проиграть Газефу не было позором. Скрестить мечи с непобедимым чемпионом в финале турнира — уже была огромная честь.

Тупак не был Газефом или Брейном, поэтому сейчас он лихорадочно думал, как спасти себя и доверившихся ему людей от надвигающейся опасности. Он был в ответе за сохранность жизни клиентов и товарищей по команде, которые бесконечно доверяли его острому уму и опыту авантюриста серебряного ранга.

Бежать на своих двух было бессмысленно. Пока огры ходят, они кажутся неповоротливыми. В действительности, огры бегали быстрее большинства людей, и скрыться от них на открытой местности можно было только на лошади.

Прятаться в траве тоже не имело смысла. Многие думают, что огры подслеповаты. Это не совсем верно. Они прекрасно видят в темноте. Всё потому, что обычно они охотятся ночью. Яркий дневной свет слепит их, но имея отличный нюх, они способны выследить добычу по запаху.

На размышление оставались секунды. Нет, сколько бы он ни думал, плана спасения для всех не было. Шансы спастись, приняв бой, тоже стремились к нулю. Люди почти перестали бояться огров, появляющихся у крупных городов. Это потому, что городская стража убивала их раньше, чем они успевали добежать до людей. Арбалеты могли остановить огра. Много арбалетов против одного огра. У них же была совсем другая формула. Один арбалет — против нескольких огров. Если одного им — таки удалось убить, бегая вокруг повозок и ныряя под их дно, такой фокус против троих монстров не сработает.

Тупак стал рассматривать варианты с потерями. Можно было распрячь двух лошадей, тогда двое из шести смогут сбежать. Кто эти двое? Клиенты? Наверное, так авантюристы выполнят свой долг. Спасти клиентов — их работа, но ему было жалко парней. Особенно Кирка, который присоединился к ним недавно. Старые товарищи уже и без слов поняли, что ситуация безвыходная, а этот молокосос, недавно получивший железный ранг, спрашивает лидера: «Что ему делать?». Он молод и неопытен, послушался, побежал вытаскивать болты из туши огра, как будто это чем-то поможет.

Если бы они сели в несущиеся мимо повозки, то смогли бы сбежать от монстров, оставив им на съедение своих лошадей, но, как назло, третья повозка из их каравана перегородила дорогу. Пассажиры приближающегося транспорта тоже были обречены, но еще не знали об этом. Тупак захотел вернуть день к утру, тогда, когда они уже собирались в город и староста предложил торговцам этот проклятый бердыш. Из-за него они потеряли время, застряли в дороге и не могли сейчас спастись от погони.

Тупак откинул сожаления, он должен сделать то, что должен, как лидер команды авантюристов серебряного ранга.

— Быстро, распрягите лошадей! — приказал он своим товарищам, — не медлите, режьте ремни, время на секунды!

Освободив двух лошадей, он усадил на них братьев Бёрн.

— Скачите в город, обогните огров по полю, а потом вернитесь на дорогу. Мы будем охранять груз, если выживем, — сказал он испуганным торговцам, с трудом сидящим на лошадях без седла.

Когда мужчины скрылись в высокой траве, он облегченно вздохнул. Соблазн забрать лошадей и спасти двух своих товарищей был устранен. Тупак глянул на загораживающую путь повозку. Если бы он только смог сдвинуть ее с места. В подъезжающей повозке он заметил женщину и ребенка. Ему не хотелось быть причастным к их гибели.

Сдвинуть поломанную повозку можно было только выкинув из ее кузова проклятый бердыш, но мужчина знал, что без лошадей, у них просто не хватит сил это сделать. Собравшись с духом, он принял решение.

— Кирк, бери арбалет, болты, меч, вот эти деньги и беги отсюда, — сказал он, горько усмехаясь.

— Лидер, почему я должен брать арбалет и бежать? Разве нам он не потребуется, чтобы убить огров. — Слушай меня, щенок, если я сказал стрелять — стреляй, сказал бежать — беги. Понял? — рявкнул Тупак. Да так громко, что его товарищи повернулись к нему. — Не понял, — изменившись в лице, сказал парень, — не надо меня спасать! Мы одна команда. Вместе вступим в бой и вместе погибнем! — Ну, зачем ты так, а? Я же тебе сказал — отступай. Мы все точно умрем, зачем умирать и тебе? Я собирался сделать перед смертью что-то хорошее, героем стать. Зачем ты ломаешь мои планы? — Тупак… — Кирк, я прошу. У меня не было времени завести сына. А если бы я успел, он был бы такого возраста, как ты. Позволь мне спасти моего нерожденного сына. Я буду умирать с легким сердцем, если буду знать, что ты спасся. Не трать время. Если огры голодные, они сожрут нас и догонят тебя. Понимаешь, к чему я клоню? — Но я не могу бросить вас. — А ты и не бросаешь. Я даю тебе задание. Иди, разведай, что там в И-Рантеле происходит. Только по полю иди, дорогу зеленые жирдяи заняли. Смекнул? Топай.

Парень залился слезами, скрываясь в траве, и сердце старого авантюриста дрогнуло. Его глаза наполнились влагой, и он отвернулся, не желая показывать слабину. Первая повозка несчастных путников приблизились к каравану. Понимая, что дальше пути нет, возничий потянул на себя поводья, останавливая лошадь.

— Господа хорошие, сдвиньте, пожалуйста, ваш транспорт в сторону, за нами гонятся страшные чудища, — прокричал испуганный мужчина. По внешнему виду, явно крестьянин. — Мы бы с радостью, — отозвался Тупак, — да без лошадей сделать этого не сможем.

Заметив, что у повозок нет лошадей мужчина схватился за голову и, повернувшись в сторону кузова, воскликнул:

— Господин Сайтама, нам не проехать, здесь затор! — Надо сдвинуть? — Да, пожалуйста, без этого никак.

Тупак наблюдал, как из повозки показался невысокий парень в ярко-желтом одеянии. Его вид был очень необычным. Желтый цвет одежды дополняли красные сапоги и такого же цвета перчатки. Он неторопливо, словно прогуливаясь, спрыгнул с повозки и медленно побрел к заграждающему путь каравану. В этот момент к нему подбежала эльфийка. Мужчина обратил внимание, на лук и два полных колчана стрел за ее спиной. В его душе возник луч надежды и тут же погас. Он заметил медный жетон, болтающийся на ее шее. «Медный ранг — она новичок. Может, даже стрелять толком не умеет», — печально подумал он. Взглянув на парня, он заметил на его шее такой же шнурок, но сама медаль была спрятана под одежду. «В лучшем случае железный ранг, наше положение не меняется. И где его меч и доспехи?»

— Те трое, — воскликнула эльфика, указывая назад, — это еще не все! — Там, там и там, — сказала она, указывая пальцем в сторону леса рядом и впереди, — есть еще группы по несколько огров. Всего их около двадцати, а может, и еще больше. — Да? Откуда ты знаешь? — удивленно, но таким абсолютно спокойным голосом, спросил лысый парень. — Я чую их запах. Из леса веет многими запахами. Там еще есть гоблины и варги, но огры воняют сильнее всего.

Тупак отметил неплохие навыки охотника эльфийки и поражался спокойствию лысого парня. Он решил, что тот не в себе или просто шокирован внезапным нападением и сейчас не может трезво мыслить. Было видно, что он среди незнакомцев главный. Взгляды всех его спутников были прикованы к нему. Крестьянская семья и две девушки в повозке смотрели на него с надеждой. Худощавый парень принялся успокаивать симпатичную девушку, но она выглядела спокойнее его самого.

Старого авантюриста раздражала медлительность лысого парня. Сейчас его бездействие ставило под угрозу жизнь других людей. Тупак считал, что ему нужно было срочно освобождать от упряжки лошадей. Все равно с повозками им было не проехать. Так, он смог бы спасти жизни хотя бы трех людей, включая ребенка, но он медлил, а устроившие погоню монстры, приближались.

Не в силах смотреть на то, как парень потирает подбородок, примеряясь к нагруженной доспехами повозке, он объявил:

— Путники. Меня зовут Тупак Шампур. Вы могли слышать обо мне, я являюсь авантюристом серебряного ранга в гильдии И-Рантеля. Дорога перекрыта. Лошадей мы отдали, а без них загруженные повозки, не сдвинуть с места.

Краем уха слушая объявление мужчины, Сайтама уперся руками в борт повозки и слегка толкнул. Как он и ожидал, ее борт проломился внутрь, и наружу посыпалось ее содержимое. «Все такое хлипкое», — пробормотал себе под нос парень и, перехватившись под дно повозки, без особых усилий, откинул ее в сторону леса. Повозка взлетела высоко вверх и, ударившись в полете в ствол ближайшего дерева, упала вниз, перевернувшись вверх колесами. То же самое лысый парень проделал и со второй повозкой. Тупак смотрел на это с открытым ртом. «Это магия!» — не найдя объяснения происходящему, заключил авантюрист. Никто не может вот так просто перемещать тяжелые грузы!

На мгновение в его голове промелькнула мысль о возможном спасении. Оставалось убрать третью повозку. Самую тяжелую, из-за лежащего в ней неимоверно тяжелого оружия. Но с ней была еще одна проблема. Возле нее лежала туша, утыканного болтами огра, а рядом с ней, частично придавленная монстром, лошадь со сломанными ногами. Лошадь была все еще связана с телегой упряжкой. Учитывая все три фактора, вес этой повозки мог значительно превышать другие.

— Бесполезно, — тихо сказал Тупак и, желая подсказать правильное решение, громко добавил, — надо спасти тех, кого еще можно! Там, в третьей повозке лежит проклятый топор, сдвинуть его невозможно! Освободите лошадей, спасите женщин!

Сайтама заглянул через борт повозки и удивленно воскликнул:

— Это же мой бердыш! Как он тут оказался? — Мы… то есть наши заказчики… — начал было объяснять Тупак и вдруг замолк.

Все его внимание привлек огромный огр, вышедший из леса всего в десятке метров от места, где стоял лысый парень. Он был огромен. Намного крупнее того, что напал на них недавно. Можно было сказать, что это был просто король огров. Почти пять метров в высоту и три в ширину. За его спиной показался еще десяток обычных огров, на его фоне казавшихся карликами. От подобной картины Тупак невольно присел на землю и забыл, как дышать.

Все это время он видел угрозу лишь в трех ограх, маячащих вдали. Рассматривая их, как противников, он строил планы спасения. А тут, совсем рядом, за стеной леса пряталась целая армия монстров и их ужасный предводитель.

Эльфийка резко дернулась на месте, заметив появление монстра, и по ее медленно опущенному вниз взгляду, Тупак понял, что она обмочилась. Он не считал это постыдным. Любое создание, будь то человек или эльф, увидев подобное чудовище, намочит штаны. На секунду в воздухе застыла давящая тишина, и тут до ушей мужчины донесся монолог лысого парня:

— А может, это не мой? Откуда ему тут взяться?

Тупак обвел взглядом всех присутствующих. Крестьяне в повозке, эльфийка и его товарищи по команде, замерли в немом ужасе перед видом огромного монстра, а парень продолжал обсуждать сам с собой, его ли оружие в повозке или нет.

В итоге, решив оценить его наощупь, парень одной рукой вынул бердыш из повозки и несколько раз взмахнул им в воздухе. Потом он попытался согнуть его ручку в руках, но та не поддалась.

— Мой, — довольно заключил парень.

Тупак, наблюдая, как парень размахивает топором одной рукой, не удивился бы, если бы он завязал его ручку на бантик. Он уже решил для себя, что парень — маг. Возможно, заклинатель-иллюзионист и все, что он делал последние несколько минут — наваждение. Наваждением казалась и следующая сцена. Король огров сделал рывок вперед, желая нанести парню удар своей огромной дубиной.

Его дубина представляла собой не что иное, как ствол небольшого дерева. Разумеется, умноженный на силу монстра, его удар был смертелен для любого человека, каким бы искусным магом или воином он не являлся. Тупак невольно поморщился, ожидая, что дубина размажет парня по земле или превратит в мокрую лепешку.

Парня в желтой одежде словно подменили. Его выражение лица стало серьезным. Он мгновенно среагировал на атаку короля огров, и, на неуловимой глазу скорости, нанес ему несколько ударов своим топором.

* * *
Гелу мысленно попрощалась с сестрами. Она стояла бледная и чувствовала, как теплая жидкость стекает по ее ногам. Она не знала, что можно описаться от страха. Раньше. Это и не удивительно. Познакомиться с таким страхом можно, только глянув в глаза смерти. Эльфийка осознала, что ей не спастись. Если она выпустит все свои стрелы, а потом будет бежать, что есть сил, ей не выжить. Даже, если сам бог эльфов, Эландаар, лично явится, чтобы заступиться за неё, она все равно умрет. Бог эльфов пал бы перед армией этих монстров, как пал перед драконами и демонами шестьсот лет назад.

«Я так хотела спасти сестер! Кто бы спас меня?» — грустно подумала она, наблюдая, как огромный огр двинулся в атаку. Произошедшее дальше показалось ей нереальным. Гигантский огр не успел закончить атаку, как был изрублен на куски парнем в желтом. Вернее, так она предположила, потому что он был ближе всего к монстру и в его руках был топор. Потом она, вроде, видела желтое пятно, мечущееся в рядах противника.

Что точно произошло, Гелу не знала. Видела только последствия — горку мяса на месте огра-великана и половинки тушек его более мелких копий, разбросанные среди вдруг поредевшего леса. Свирепая морда босса все еще выражала угрозу, когда докатилась к ногам эльфийки, но без остального тела уже не выглядела такой пугающей.

Гелу кинула взгляд на дорогу. В сторону, откуда к ним приближалась угроза до появления великана. Угроза не исчезла, правда теперь она бежала в противоположную сторону, а за ней гналось назойливое желтое пятно. Эта игра в догонялки быстро закончилась полной победой желтого пятна. Эльфийка до сих пор не могла понять, происходит ли это на самом деле или картина истребления огров — плод ее фантазии. Разобраться помог ее чуткий нос. Внутри, людоеды пахли еще хуже, чем снаружи. Обоняние позволило почувствовать это в полной мере. Упав на четвереньки, Гелу содрогалась в рвотных спазмах. Благо, еще со вчера ее желудок был абсолютно пуст и не позволил хозяйке разбрасываться своим содержимым.

Часть 7 Первое задание гильдии авантюристов (часть 2)

(Иллюстрация: команда «Синяя Роза» в полном составе).



Гагаран поднялась с места и, стукнув своим тяжелым кулаком по столу, грозно глянула на мужчину средних лет. Столешница жалобно скрипнула, а расставленные на ней чашки подскочили, расплескивая напиток янтарного цвета. Глава отделения гильдии авантюристов И-Рантеля, Бурдон Исаак, прервал свою речь и растеряно уставился на угрожающе нависшую над ним фигуру.

— Гагаран, держи себя в руках, пожалуйста, — холодным тоном сказала девушка с длинными золотыми волосами. — Лакюс, неужели мы проглотим подобное оскорбление? — Нет, я тоже в бешенстве, но посуда тут не при чем.

Могучая женщина-воин, облаченная в великолепную стальную кирасу, имела потрепанный вид. Ее тело было покрыто синяками и ссадинами. Наплечник и наруч на левой руке отсутствовали. На оголенной руке виднелись многочисленные шрамы и следы высохшей крови. Кроме того, Бурдон отчетливо чувствовал сильный запах пота, исходивший от великанши и ее спутников. Гагаран, неодобрительно глянув на златовласую девушку, снова опустилась на свой стул и осушила стоявшую перед ней чашку в один глоток.

Лидер команды авантюристов адамантового ранга «Синяя Роза», Лакюс Алвейн Дейл Аиндра, сама с трудом сохраняла спокойствие. Причиной тому было проваленное задание, которое ее команда взялась выполнить по заявке отделения гильдии в И-Рантеле. Нужно было обнаружить и устранить логово монстров, предположительно, находившееся в непроходимых чащах Великого леса Тоб, что располагался на севере от города.

По данным гильдии, эти твари настолько обнаглели, что напали на одну из деревень на юго-западной окраине леса и съели всех ее жителей. Свидетелей происшествия не осталось, поэтому оценить силу и количество монстров по следам не представлялось возможным. Великий лес Тоб и раньше был пристанищем всевозможных монстров, опасных хищников и полулюдей, но они редко нападали на людские поселения. Бывало, что в лесу Тоб пропадали охотники и дровосеки, но такого, чтобы монстры целенаправленно пришли в деревню, полакомиться человечиной, раньше не случалось.

Сначала гильдия авантюристов направила на поиски обнаглевших монстров команду опытных авантюристов серебряного ранга. В их задачу не входило уничтожение противника. Нужно было только выследить чудовищ и, обнаружив их логово, вернуться назад. Спустя две недели стало понятно, что команда авантюристов погибла. И тогда на поиски монстров отправилось сразу две команды платинового ранга. Когда и они не вернулись, отделение И-Рантеля направило задание самым сильным авантюристам Королевства.

Бурдон Иссак прекрасно помнил, как совсем недавно, сверкающая уникальным снаряжением, команда сильнейших авантюристов Королевства «Синяя Роза», прибыла в И-Рантель. Их приезд вызвал настоящую бурю эмоций. Героев радостно приветствовали горожане и собравшиеся в общем зале гильдии авантюристы. Слава «Синей розы» гремела по всему королевству и далеко за его пределами. Это была исключительно женская команда, состоящая из пяти членов. Лидера — паладина со способностями жреца. Гагаран — сильнейшей женщины-воительницы во всем королевстве. Легендарного заклинателя Ивилай, женщины, с телом двенадцатилетнего ребенка и двух сестер-близнецов, Тии и Тины, обладающих навыками скрытности и разведки. Они блистали и купались в лучах славы.

Сейчас их было не узнать. Хмурые и раздраженные, девушки явились к нему в кабинет, спустя час после визита облысевшего Газефа Стронова. Грязные и потные, они мало напоминали гламурных красавиц прошлой недели. После короткого рассказа, Бурдон понял, что так изменило авантюристов.

Тщательно подготовившись, они направились сначала к опустошенной деревне, а потом на поиски логова. За четыре дня блуждания по лесу, авантюристам удалось найти и уничтожить несколько троллей. Эти неприятные создания обитали в разных частях леса и не выглядели стаей, поэтому Лакюс решила, что цель их миссии не достигнута.

«Синяя Роза» продолжила поиски, сместившись в юго-восточную часть леса, и столкнулась с двумя ограми. Эти монстры были крупнее, хитрее и подвижней троллей. Они использовали увесистые деревянные дубины в качестве оружия. Толстая, неимоверно прочная кожа защищала их от многих атак холодным оружием. Но, благодаря слаженной работе и выдающимся магическим способностям Ивилай, авантюристам удалось убить великанов, не получив серьезных увечий.

Единственным пострадавшим была Гагаран. Прикрывая в бою заклинательницу, ей пришлось принять на себя удар одного из огров. Щит не выдержал сокрушительной атаки и был смят, как и рука, его державшая. Гагаран получила открытый перелом руки в двух местах и была откинута на десяток метров назад. Доспехи на руке и предплечье были также сильно повреждены. Металл вдавился в плоть, разрезая мышцы, вызвав сильное кровотечение и острую боль. После схватки с великанами, Гагаран освободила от оков покореженного металла сломанную руку, и залпом выпила две бутылки целебного эликсира, чтобы поскорей исцелить раны.

Не успели авантюристы отпраздновать победу, как Тия сообщила, что с севера к ним приближается еще одна группа. В этот раз, как минимум, из трех огров. Лидер «Синей Розы» приказала отступать. Как стало понятно впоследствии, это решение спасло им жизнь. Как известно, людям не хватает скорости и выносливости, чтобы сбежать от огра на открытой местности. Особенно, если человек в тяжелой экипировке. В лесу, его шансы на спасение немного возрастают, но чем реже лес, тем меньше они становятся. Команда спешно отступала на юг, к своим лошадям, оставленным на опушке леса, под присмотром Тины.

Подгоняемые монстрами, авантюристы бежали, что есть сил. Тия обнаружила, что количество преследователей постоянно растет. Огры не просто преследовали их, а пытались обойти и взять в кольцо. Это совсем не походило на действия диких тварей. Становилось очевидным, что кто-то умный управлял ими. Лакюс, тяжело дыша и сгибаясь под весом своего огромного меча, с ужасом представляла, что случится, если они замешкаются.

Особенно тяжело марш-бросок дался Гагаран. Она снижала общий темп движения команды. Женщина успела трижды умыться потом от быстрого бега в тяжелой броне. Она жадно хватала ртом воздух и уже была готова упасть и сдаться, но поддерживающие и воодушевляющие заклинания Лакюс укрепили ее дух, и она продолжила бег. Двигаясь на пределе своих возможностей, им удалось добраться до опушки леса. Ивилай активировала заклинание, создавшее временную стену из каменных шипов. Это дало команде необходимые секунды, чтобы успеть взобраться на лошадей. Сильнейший удар разрушил часть магически созданной стены и Лакюс увидела его! Этого гигантского монстра! Она в ужасе пришпорила лошадь, и помчалась прочь от опушки леса.

Лакюс прижималась к скачущей галопом лошади, чтобы не вылететь из седла. Ее сердце бешено колотилось, а грудь лихорадочно вздымалась от тяжелой пробежки. Во рту кроме сухости, ощущался вкус крови. Девушке никогда не было так страшно и дурно одновременно, но она заставила себя обернуться и оценить силы врага.

Было очевидно, что им неимоверно повезло. Буквально, через мгновение после их стремительного бегства, на опушку леса выбежали десятки огров. Их было не меньше двадцати. Лакюс в жизни не видела больше трех одновременно. Армия огров — действительно пугающее зрелище, но он! Их вожак поверг Лакюс в настоящий шок. Этот монстр был просто огромен. Не нужно быть гением, чтобы догадаться — он и был тем умным руководителем, устроившим охоту на людей в своих владениях. Как не стыдно было признавать, но столкнувшись со столь сильным врагом, легендарная «Синяя Роза», выжила только благодаря удачному бегству.

— Мне искренне жаль, что вам пришлось столкнуться со смертельной опасностью, — тщательно подбирая слова, сказал Бурдон. — Ему жаль, — не сдержавшись, зло ухмыльнулась Гагаран. — Откуда мы могли знать, что противник настолько силен? — настаивал глава отделения. — Разве гильдия не должна была произвести разведку, перед тем, как приглашать авантюристов адамантового ранга? — холодным тоном спросила Лакюс. — Мы послали на разведку три команды. — И? Почему в задании не указали приблизительную численность противника? Вы понимаете, что такое двадцать пять огров? Нужна армия арбалетчиков, чтобы справиться с ними. Я уже молчу о том великане. Никогда в жизни не видела ничего подобного, — невольно передернув плечами, сказала зеленоглазая девушка и поморщилась. — Не знаю, почему в докладе не было это указано, — пожав плечами, сказал мужчина, — но мы обратились к вам за помощью, потеряв три команды авантюристов-разведчиков. Одну серебряного и две платинового ранга. — Об этом не было сказано ни слова! — Собственно, поэтому мы и обратились к вам. В И-Рантеле сильнейшими являются несколько команд мифрилового ранга. Все они выполняли в этот момент важные задания вдалеке от города. Как видите, они бы тоже не справились, раз вам, легендарным авантюристам адамантового ранга, это не удалось. — Мы выжили, только благодаря Ивилай, — пробубнила себе под нос Гагаран. — Так чего вы хотите от меня? — спросил глава отделения, желая поскорее закончить неприятный разговор. — Вы должны собрать лучших авантюристов в отделении и объединив наши силы, все вместе, мы снова выступим против монстров, — уверенно сказала Лакюс. — Невозможно! — возмутился Бурдон, — у меня просто нет средств оплатить такой массовый поход. О каком количестве авантюристов идет речь? — Думаю, нам нужна, как минимум, еще сотня авантюристов, желательно, от золотого ранга и выше, — прикинув в уме, сказала Лакюс, — и еще сотня арбалетчиков. Об этом можно будет договориться с мэром? — Нет, нет и нет, — яростно покачав головой, сказал глава отделения, чем вызвал очередной взрыв негодования у Гагаран. — У нашего отделения нет возможности организовать и оплатить все это, но я знаю, кто нам может помочь бескорыстно! — Кто же? — с сомнением в голосе, спросила Лакюс. — Чуть более часа назад ко мне приходил Газеф Строноф. Он просил об услуге. Это касалось льготного приема в гильдию, поэтому я, разумеется, отказал ему. Наши правила не знают исключений. Теперь, я немного жалею об этом, но, так или иначе, нам нужна его помощь. Он сказал, что сегодня отбудет в столицу, но если он еще в городе, мне кажется, он согласится присоединиться к отряду. Главное, ярко донести до него, что беззащитные крестьяне находятся в смертельной опасности и только он сможет их спасти.

Сказав это, глава взял со стола колокольчик и позвонил. На звук, дверь кабинета распахнулась и на пороге появилась девушка в строгой черной одежде.

— Элиза, прошу тебя, нам нужна срочная помощь воина-капитана Газефа Стронова. Он остановился в гостинице «Золотой стандарт», пошли курьера пошустрее с таким сообщением: «Двадцать огров идут к деревне Карн. Люди в беде, срочно нужна ваша помощь».

Ни сказав ни слова, помощница главы отделения побежала по коридору и застучала каблучками по лестнице.

— Элиза — умница, — улыбнувшись, сказал Бурдон, и Лакюс догадалась, что с этой девушкой мужчину связывают не только рабочие отношения. — Гостиница находится совсем недалеко отсюда. Если Газеф еще там, мы сможем получить ответ совсем скоро, — уверенно сказал мужчина.

Спустя пятнадцать минут, запыхавшаяся и взъерошенная Элиза вбежала в кабинет главы отделения.

— Ответ от господина Газефа получен! — воскликнула она, держа высоко над головой свернутый вчетверо листок бумаги. — Читай, — приказал Бурдон, и девушка принялась громко читать текст записки: «Срочно отбываю в столицу. Вместо меня, прошу обратиться к Сайтаме». — Это все? — удивленно спросил мужчина и, откинувшись на спинку кресла, заговорил сам с собой: — Сайтама. Если не ошибаюсь, так звали человека, о принятии которого на льготных условиях просил Газеф. — Элиза, спустись в регистратуру и узнай, зарегистрировался ли Сайтама в нашем отделении.

Девушка выскользнула из кабинета. Лакюс презрительно наблюдала, как мужчина проводил глазами ее упругие ягодицы. Спустя пять минут, помощница вернулась с журналом и звонко объявила:

— Сайтама зарегистрировался сегодня в гильдии и уже приступил к выполнению задания. — Как, уже? Он разве не медного ранга? — Медного, — подтвердила девушка, глянув записи. — И какое задание он успел взять? — Сопровождение, господин Исаак. — Неужели? А какой пункт назначения? — Деревня Карн. — Какое совпадение, его не придется просить, он уже там, где надо. — Как нам поможет какой-то авантюрист медного ранга? — взорвалась Гагаран. — Мы ничего не знаем о его способностях, — более спокойно поддержала товарища Лакюс. — Я понимаю, — извиняющимся тоном сказал мужчина, — но его рекомендовал сам Газеф! Давайте сократим отряд, который вы желаете собрать до трех команд мифрилового ранга и пяти платинового. Еще, я договорюсь с мэром о пятидесяти арбалетчиках, вы согласны? — Этого мало! — недовольным тоном сказала Гагаран. — Я постараюсь убедить мэра пойти мне навстречу. Но, пока, я не уверен, что он даст и пятьдесят. — Сделайте все, что сможете, господин Исаак. Завтра в семь утра, мы будем ждать всех, кого вы сможете собрать у северных ворот И-Рантеля. В семь пятнадцать выступаем.

Назначив время тоном, не терпящим возражений, Лакюс встала из-за стола и покинула кабинет. Гагаран и остальные члены «Синей Розы», не сказавшие за все время приема ни слова, проследовали за ней.

— Как хлопотно. Откуда мне взять средства для привлечения арбалетчиков? — сказал себе под нос Бурдон. А если мэр посчитает, что нужно оставить их в городе, чтобы защититься от возможного нападения огров? Нужно что-то придумать.

На следующее утро из северных ворот И-Рантеля по дороге, ведущей в деревню Карн, выдвинулась целая армия воинов, возглавляемая легендарными авантюристами адамантового ранга «Синяя Роза».

* * *
Сайтама по достоинству оценил удобство боя с бердышем. Обычно, после каждого убитого кулаком монстра, ему приходилось долго и тщательно отстирывать свою геройскую форму и перчатки. Даже если он очень старался, монстры все равно умудрялись постоянно измазывать его мерзко пахнущим содержимым своих внутренностей. Идея атаковать врага топором пришла Сайтаме в голову, когда он учуял зловонный запах стоящего рядом великана.

Скривившись от мысли, что в мире, не знающем стиральных машин, ему придется стирать грязную одежду руками, парень проскользнул под огромной дубиной монстра и сделал несколько взмахов секирой, стараясь не забрызгать свою, только недавно приобретенную геройскую форму. Из-за длинной ручки бердыша, ему удалось избежать вонючих брызг и, чтобы закрепить свои новые навыки владения оружием, Сайтама еще несколько раз повторил свою атаку. Направление разлета брызг при подобной атаке полностью удовлетворили его, но нужно было попрактиковаться.

К сожалению, великан уже выглядел, как нарезной батон и дальнейшую тренировку пришлось проводить на его спутниках. Ощутив, что у него отлично получается, парень кружил среди огров, повторяя косой взмах от себя с оборотом. Когда стоявшие рядом с великаном огры закончились, Сайтама заметил еще троицу, которая прямо на его глазах изменила направление движения на противоположное. Желая убедиться, что его «чистая» атака на достаточно высоком уровне, Сайтама быстро нагнал беглецов и с одного крутящего удара рассек троих жирдяев. Продолжая вращательное движение, он стряхнул остатки вонючей жидкости с лезвия, и, удовлетворенный, пошел к своим спутникам.

* * *
Сайтама и сам не мог понять, как ввязался в эту авантюру. Стоило ему вернутся к повозкам, как из леса вышло две сотни гоблинов. Сначала парень подумал, что это очередной шанс отточить косой рассекающий удар, но гоблины, вдруг, склонились перед ним и стали благодарить. «Я понимаю их речь!» — поразился Сайтама, разглядывая уродливые рожи полулюдей.

— Лысая голова — сильный! Мы благодарим Лысую голову за убийство злого великана! Мы дадим Лысой голове человеческие богатства! — кивая головой, говорил один из гоблинов, выглядевший, как главарь.

В итоге, Сайтама принял предложение гоблинов и отправился за сокровищами. На его решение в большей степени повлияли просьбы Энфри и его товарища по команде — эльфийки Гелу. Гелу жаждала получить, обещанные гоблинами «сокровища людей», а Энфри сказал, что оставшуюся часть пути он не нуждается в охране и готов подтвердить выполнение задания в гильдии, даже за половину выполненной работы. Соня порывалась пойти с лысым парнем за «сокровищами», но Сайтама попросил ее заняться приготовлением ужина в деревне Карн, а сам, в сопровождении эльфийки и гоблинов, отправился в лесную чащу.

По пути, к ним присоединился огр. Из слов главаря гоблинов парень понял, что этот великан стал «другом» гоблинов потому, что боится «Лысой головы». Через час им повстречалась странная женщина с мертвецки бледной кожей и длинными черными волосами. Она словно парила над землей. Сайтама видел, как гоблины в ужасе кинулись врассыпную, а огр стал прятаться за его спину. Гелу успела крикнуть: «Вампир!» и скрылась за деревьями вслед за гоблинами. Наметив ближайшую цель, парящая женщина кинулась на лысого парня. Она исчезла без следа, рассеченная лезвием бердыша и торчащие из кустов головы облегченно вздохнули.

Эта ситуация повторилась через час, но только теперь бледных женщин было семеро. Сайтама, со скучающим выражением на лице, одним круговым взмахом бердыша отбился от накинувшейся на него нежити, и поинтересовался у главаря гоблинов, когда они, наконец, доберутся до сокровища.

— Уже почти пришли, — заверил гоблин и, спустя пять минут, вывел Сайтаму к расчищенной от деревьев площадке.

— Сокровища людей лежат там — в нашей норе. Злой эльф выгнал нас из норы. Он убил лучших охотников. Лысая голова, прогони злой эльф и сокровища людей — твои, — сказал гоблин, указывая кривым пальцем в сторону деревянной постройки. Десяток гоблинов копьями вытолкали на площадку «дружественного» огра. — Так не честно! Вы не говорили, что нужно будет с кем-то драться! — возмутилась Гелу, но глянув, что лысый парень без разговоров двинулся вперед, замолчала.

Сайтама вышел на расчищенную площадку вслед за огром и увидел перед собой невысокую фигуру в доспехах алого цвета. Лицо в шлеме напоминало лицо девочки, но ее злые глаза излучали ярко-красное свечение. Возвышавшаяся за ней постройка была еще не закончена. Работа кипела, но среди строителей не было ни одного живого. Сотни скелетов с топорами ходили вокруг здания, таская на себе стволы деревьев и ветки. Сайтама почесал затылок. Он никогда не видел ничего подобного и, хотя скелеты не нападали, он посчитал, что тут происходит что-то неправильное.

— Я вижу в твоих руках Гиннунгагап, — воскликнула невысокая фигура писклявым голосом, — какая удача! Ты сам принес его мне! Я верну сокровище владыке, и он вознаградит меня! Признавайся, как ты отобрал его у Альбедо? Лысый, ты чего молчишь, испугался? Так напуган, что не можешь сказать ни слова? А, неважно, сейчас я убью тебя! Твоя, похожая на яйцо голова, начинает раздражать меня.

— От нее пахнет смертью, она тоже нежить, — услышал парень слова стоявшей позади эльфийки.

Излучая уверенность в своих силах, фигура в алой броне устремилась в сторону лысого парня, выставив вперед свое копьё. До слов о лысине, Сайтама относился к писклявой незнакомке нейтрально, но ее угрозы и оскорбления изменили его отношение. Он решил не давать противнику поблажек, несмотря на его почти детский вид.

Вампирка сильно ускорилась, нацеливая острое копье в незащищенную грудь лысого парня. Сайтама легко отслеживал ее быстрые перемещения и решил не уклонятся, а заблокировать ее выпад широким лезвием и ручкой бердыша. Лезвие полностью прикрыло грудь парня и удар копья пришелся в его середину.

Вампирка налетела на противника на максимальной скорости, желая поразить его одним ударом. Удар «с разгона» значительно увеличивал урон пипеточного копья. Даже угодив в доспехи или щит, такой удар должен был ошеломить и откинуть противника, сбив его с ног, но вышло совсем другое.

Шалти врезалась в выставленный Сайтамой бердыш, как в бетонную стену. На огромной скорости, она всем телом впечаталась в нерушимую преграду перед собой. Столкновение не прошло без последствий. Ее шлем и кираса вмялись, ломая ее кости. Коротышка на несколько секунд потеряла ориентацию в пространстве и обнаружила себя, лежащей на земле под ногами парня. Она сразу вскочила на ноги и отпрянула от противника, одновременно оценивая свои повреждения. Из-за неудачной атаки, уровень ее здоровья уменьшился на четверть. «Какого черта?» — возмутилась, травмировавшая себя коротышка. Чтобы не дать противнику возможность сразу контратаковать, вампирка решила отвлечь его беседой.

— Меня зовут Шалти Бладфолен. Я верная слуга моего владыки, единоличного правителя Великой гробницы Назарик, Аинза Оал Гоуна! — сказала она первые пришедшие ей на ум слова, и тут же испуганно замолчала.

Своей глупостью она сразу выдала врагу, кому принадлежит постройка, возводимая в лесу. Эта место должно было стать тайным прикрытием для слуг Назарика, а теперь враг узнал о существовании самой гробницы! Шалти вскипела от ярости. «Убить, я должна убить всех, кто услышал мои слова!»

Первое, что она сделала, это кинулась к огру, трусливо жавшемуся к стене леса. Легко пронзив его своим копьем, она быстро восстановила с помощью пипеточного копья часть потерянного здоровья. Атака была настолько стремительной, что Огр даже не успел поднять дубину, и его туша упала на землю. В ужасе, стоящие рядом гоблины попытались спастись бегством, но Шалти не давала никому и малейшего шанса. За считанные секунды она усыпала площадку телами зеленокожих, заодно полностью восстановив свое здоровье.

Не решаясь сразу напасть на парня с бердышем, мелкая кровопийца согнулась вперед и резко кинулась к эльфийке, стоящей в нескольких метрах за его спиной. Гелу сорвалась с места, стараясь приблизиться к лысому парню. Только рядом с ним она могла найти спасение. Шалти обязательно настигла бы ее и убила, если бы Сайтама не вклинился между ними и не нанес взбесившейся нежити удар плоской стороной лезвия бердыша. Его удар напоминал взмах гольфиста, запускающего мяч в другой конец поля, только последствия и сила ударов разительно отличались.

От встречного удара невероятной силы, голова Шалти, вместе со шлемом, вдавилась в кирасу, выдавливая кишки из туловища, и могла легко вылететь из зада, если бы не запечаталась сплющившимся металлом доспехов, одетых на ее ноги. Этот покореженный комок из металла, нафаршированный останками нежити отбросило в сторону постройки с такой силой, что рука Шалти, державшая копье, так и продолжила лететь вперед, оторвавшись от остального тела. Если бы Шалти не была нежитью, то, возможно, осознала бы, что так и выглядит смерть. Но, пока ее тело собиралось в гармошку, белая пелена окутала ее сознание. Шалти погибла на месте, но ее тело еще продолжало двигаться. Словно пушечное ядро, она пронеслась вдоль наружной стены дома, ломая все на своем пути.

Привлеченная громким звуком, Аура удивленно наблюдала, как, потеряв одну из наружных стен, крыша ее постройки обрушилась внутрь, погребая под собой множество неживых работников. Она не могла понять, каким образом стена получила такие повреждения? Напрягая зрение, она обшарила взглядом строительную площадку и заметила в противоположном ее углу лысого парня, поднимающего с земли руку Шалти, зажавшую в красной латной перчатке пипеточное копье.

Часть 8 Первое задание гильдии авантюристов (часть 3)

Темная эльфийка Аура Белла Фиоре не считала себя слабой. Наоборот, раз ее создали Высшие существа и доверили охрану целого этажа Великой гробницы Назарик, ее сила была неоспорима. Но, она точно знала, что слабее Шалти. Свой этаж подземной гробницы она охраняла совместно с братом Маре, а Шалти, в одиночку охраняла целых три.

Заметив в руках незнакомца оторванную руку вампирки и предмет мирового класса «пипеточное копье», Аура сразу припала к земле. «Может, потеряв свое оружие, Шалти решила вести бой на дистанции? В ее арсенале было множество атакующих заклинаний для такого случая», — подумала темная эльфийка, обшаривая глазами небо над строительной площадкой.

Ауре не удалось обнаружить Шалти в небе, зато она заметила просеку в стене леса, окружавшего площадку. «Странно, ее не было здесь минуту назад?», — подумала эльфийка, всматриваясь в узкий длинный коридор. Аура даже смогла рассмотреть в конце коридора серый массив, мелькавших на горизонте гор. Догадка, посетившая пытливый ум разведчицы, напугала ее. Ровно напротив, в противоположной стороне от коридора, стоял лысый парень. Разрушенная стена постройки тоже находилась на этой линии. Это могло означать, что парень, используя неизвестное заклинание, уничтожил стену здания и лес до самого подножья гор!

Аура прижала палец к мочке уха. Вызвав «сообщение», она быстро доложила о критической ситуации главе стражей Назарика.

— Шалти исчезла? Портал в Назарик все еще открыт? — взволнованно спросила Альбедо. — Да, глава, без Шалти я не могу его закрыть. — Он соединял вас со складом на девятом этаже гробницы? — Да, глава. — Я попрошу владыку Аинза закрыть портал. Ты же — отвлеки врага, отправь скелетов в атаку, делай все, что хочешь, но не подпускай незнакомца к порталу. — Поняла, — ответила Аура и приказала скелетам атаковать незваного гостя.

* * *
Сайтама взял в руку необычное копье. Оно выглядело очень эффектно. Острый наконечник из гладкого, блестящего металла плавно переходил в черный, конической формы стержень, постепенно расширяющийся до размера прикрывающей кисть гарды. Под гардой располагалась таинственная кристальная сфера алого цвета. От сферы исходило мягкое пульсирующее свечение. Черный металл копья был очень похож на тот, из которого был сделан бердыш, но, покрутив копье в руках, Сайтама отметил, что вес его значительно меньше.

Положив ладонь на рукоять копья, он коснулся алой сферы и почувствовал, как его руку обдало жаром. Поток энергии, проник под кожу и теплом разлился по всему телу. Алая сфера, в свою очередь, потускнела и погасла. Сайтама ощутил мощный прилив сил. Его, итак неслабое тело, переполняла энергия. Тем временем, ситуация на площадке изменилась. Скелеты прекратили заниматься своими делами и все, как один, повернули пустые глазницы в сторону лысого парня.

— Господин Сайтама, смотрите, они идут сюда, — воскликнула Гелу, едва пришедшая в себя от оглушившей ее ударной волны, вызванной столкновением бердыша с телом Шалти.

Лысый парень повернулся в указанном направлении и увидел, как нежить, вооруженная топорами, двинулась в его сторону. Гелу встретила Сайтаму совсем недавно. Они объединились в команду только этим утром, но после дневных событий у нее язык не поворачивался обращаться к парню на «ты». Этот необычный человек обладал силой легендарного эльфийского бога. Гелу даже склонялась к мысли, что бог эльфов Эландаар был послабей. Уважительное «господин» само просилось на язык, а голова невольно клонилась вниз в знак уважения.

Заметив перемену в поведении нежити, Гелу поначалу занервничала, но, наблюдая невозмутимое выражение на лице лысого человека, быстро успокоилась. Зная способности своего спутника, эльфийка уже не считала армию нежити угрозой. В ней зародилось нездоровое предвкушение. Хотелось увидеть, что сейчас отхватят противники. Скелетов было много. Полторы сотни уже шли в их сторону, а из-под завалов появлялись все новые.

— Прикрой уши, — не оборачиваясь, сказал лысый парень, опуская на землю оружие.

Сайтама не хотел растягивать битву и решил одним махом разобраться со всей сворой. Для этого он собирался применить почти серьезный удар. Выражение «одним махом», как нельзя точно отражало суть этой атаки. Почти серьезный удар, не просто наносил урон одному противнику — он задевал обширную область в направлении атаки. Сайтама отвел руку назад и нанес удар с замахом. С этим Сайтама, пожалуй, перестарался. Он не до конца осознал изменения, вызванные касанием к кристальной сфере копья.

Для почти серьезного удара не нужен противник, достаточно было ударить в воздух перед собой, что он и сделал. Сорвавшаяся с кулака стена сжатого воздуха одним махом смела скелетов, постройку… и полосу леса шириной в четверть километра до самого горного массива на горизонте. Вершины гор оголились от снега. Почва тоже не выдержала усиленного «почти серьезного удара» и унеслась прочь, обнажив под собой скальные породы. Перед Сайтамой образовался огромный котлован, в воздухе над которым висел черный овал.

Вдруг, из него возникла фигура в черной мантии. С криками, она обрушилась вниз. Под задравшейся вверх мантией можно было разглядеть белые кости человеческого скелета. С хрустом, ударившись об каменное дно, она исчезла, так же неожиданно, как и появилась. Единственным доказательством произошедшего, были обломки костей, оставшиеся на камне после нее.

— В рот мне уши, — сорвалось с губ эльфийки. — Нет больше норы! Нет сокровищ! — скрипучим голосом взвыл главарь гоблинов, показавшийся из леса.

Он безумными глазами таращился на огромный котлован, возникший на месте норы его клана. Большая часть леса, в котором они добывали себе пропитание, также пропала. В конце концов, он упал перед парнем на землю, умоляя пощадить гоблинов.

— Лысая голова, пощади, нет норы — нет сокровищ! — Меня зовут Сайтама, — нахмурив брови, сказал парень в желтой одежде. — Лысая голова Сайтама, мудрый гоблин служить тебе! Мудрый гоблин найти и принести тебе новые сокровища людей! — Ладно, — не обращая внимания на ползающего гусеницей зеленокожего, задумчиво сказал парень.

Сайтама размышлял, почему разрушения от его удара оказались сильнее ожидаемых? По силе, удар вышел где-то на уровне серьезного. Неужели он перестал точно контролировать свою силу? Он помнил, как тяжело было привыкнуть к ней. Он сломал бесчисленное количество предметов, прежде чем научился точно дозировать приложенное усилие. Его расслабленный вид был следствием постоянного самоконтроля, доведенного до автоматизма. Ему категорически нельзя было напрягаться сверх меры. Это сразу приводило к страшным последствиям. По этой же причине он боялся встречаться с девушками. Девушки хрупкие создания — во всех смыслах. Не найдя ответа на свой вопрос, он поинтересовался у лежащего в ногах гоблина, как попасть в деревню.

Гоблины хорошо знали Великий лес Тоб. Самыми короткими тропами они вывели Сайтаму к деревне Карн. Главарь гоблинов, желая задобрить господина, снабдил его несколькими недавно пойманными зайцами, приказал своим подчиненным безоговорочно слушаться «Лысую голову» и выполнять все его приказы. Парень не знал, чем вызвал такое отношение.

Одним взмахом, Сайтама уничтожил не только скелетов. В исчезнувшем лесу погибло все живое. Среди них были тысячи животных, пару сотен гоблинов, десяток монстров и… один темный эльф.

* * *
Разорвав связь с Альбедо, Аинз, не теряя ни секунды, телепортировался на склад. Обнаружив черный овал, он собирался активировать заклинание отмены, но его любопытство взяло верх. Сохраняя величественный вид, он шагнул в портал и, не ощутив под ногой опоры, с классическим криком «А-а-а-а!» полетел вниз. В падении, черная мантия задралась вверх и, обмотавшись вокруг черепа, закрыла обзор. Он дважды успел испугаться и успокоиться, пока долетел до дна котлована. Скелет, с замотанной в мантию головой, с хрустом врезался в гранитное дно котлована, ломая ноги. «Позорище», — успел подумать Аинз и снова телепортировался на склад гробницы.

Как нежить, Аинз не чувствовал боли, поэтому не знал, что телепортировался не целиком. Его раздробленные ноги остались валяться в яме, поэтому, оказавшись в гробнице, он тут же потерял равновесие и упал набок. С трудом освободив череп от мантии, Аинз осознал, что выглядит абсолютно неподобающе для великого владыки. В углу склада неподвижно стояли каменные големы, которых Аура использовала для расчистки строительной площадки. Рядом с ними, поскрипывая костями, стояла сотня бесполезных низкоуровневых скелетов. Отталкиваясь от пола руками, Аинз подполз к одному из скелетов и, повалив его на пол, силой отобрал его ноги. Но, как он не старался, заменить свои ноги чужими не удалось. Они отказывались прикрепляться к его тазу, да и были значительно короче его собственных.

Спустя полминуты в помещение склада вбежала Альбедо. Демонесса была облачена в свои устрашающие черные доспехи, но вместо привычного оружия, держала в руках простенькую алебарду. Желая избежать позора, Аинз активировал левитацию. Воспарив над полом, он рукой удерживал под собой отобранные у скелета ноги и старался сделать вид, что все в порядке. Активировав магию отмены, он закрыл портал и, стараясь не смотреть Альбедо в глаза, приказал:

— Прикажи Ауре скрыться в лесу. Мы вернем ее в гробницу, позже. Пусть свяжется, когда будет в безопасном для открытия портала месте. — Поняла, владыка, — кивнув головой, ответила глава стражей и приложила палец к мочке уха.

* * *
На троне, поддерживая вертикальное положение туловища руками, криво сидел злобный скелет. Из-под мантии, словно чужие, торчали две короткие костяные ноги. У трона, преклонив колени, стояли все стражи этажей кроме Демиурга. На Шалти было красивое черное платье с белыми кружевными оборочками. Аура же была одета в белую тунику, из-за чего ее было не узнать. Ее снаряжение легендарного уровня, созданное из драконьей чешуи, сгинуло вместе с телом, на месте гибели.

Аинз молчал. Десять минут назад он потратил один миллиард золотых монет Иггдрасиля на воскрешение слуг, и рассчитывал получить от них много полезной информации, но не получил ничего. Шалти не поняла, от чего умерла. Из скудных описаний схватки выходило, что ее прихлопнули одним ударом, словно муху. Аура вообще не поняла, что произошло. Она послала скелетов в бой, а спустя десять секунд, очнулась на полу тронного зала с голым задом. Это был провал. Аинз считал себя виновным в случившемся. Винить было некого. Он сам спросил у слуг их мнение и согласился на их предложение.

Единственной полезной информацией было то, что в руках врага Шалти разглядела Гиннунгагап. Это означало, что к уничтоженной базе, скрытно возводимой в лесу, наведался тот же лысый парень, что раньше повстречался ему в ближайшей деревне. Возникало ощущение, что он преследовал слуг гильдии. Сопоставив информацию, Аинз мысленно предположил, что лысый парень — ГМ из Иггдрасиля, который решил отобрать у него все предметы мирового класса. Он уже забрал Гиннунгагап и Пипеточное копье. Это могло означать, что совсем скоро, он может заглянуть за остальными предметами в Назарик. Из раздумий скелета вывел дрожащий голос Шалти.

— П-п-позвольте обратиться к вам, о величайший владыка. — Что ты хотела, Шалти? — раздраженно спросил Аинз. — Я допустила ошибку, и мне нет прощения… — Что? — Прошу, умоляю, простите меня… — Шалти? — угрожающим голосом рявкнул скелет. — Я, я, я случайно проговорилась о существовании гробницы Назарик. — Ты что? — взревел скелет, подскочив на месте, из-за чего его поддельные ноги соскользнули с трона и скатились вниз по ступенькам, под изумленными взглядами испуганных слуг. Чувства Аинза были вновь подавлены встроенной особенностью нежити и, стараясь скрыть конфуз, он небрежно отмахнулся в сторону поддельных ног и заявил: — Они мне надоели.

На самом деле, скелет понятия не имел, как вернуть себе нижние конечности. Лечение на нежить не работало. Чужие кости не приращивались, а в игре их просто нельзя было отломать в принципе. Единственное, что оставалось — вернуться в яму, где он оставил свои ноги, и попытаться прикрепить их назад.

Наступила неловкая тишина, затянувшаяся на несколько минут. Исподлобья, слуги с удивлением наблюдали, как скелет грызет кончики своих пальцев. Наконец, вернув самообладание, Аинз сказал всего одно слово:

— Переезжаем!

* * *
На город И-Рантель спустились сумерки. Старый Бёрн не находил себе места. Его сыновья все еще не вернулись из деревни Карн, хотя должны были быть к обеду. Он то и дело выскакивал из лавки на улицу и всматривался вдаль. Когда вдали появилась одинокая лошадь, он не стал возвращаться в лавку, пока она не поравнялась с ним. На сердце старого человека полегчало. На лошади без седла, плотно прижавшись друг к другу, сидели два его сына. С трудом спустившись с лошади, тучные мужчины обняли своего отца. На лице одного из них виднелись синяки и ссадины. Он держался за живот и охал на каждом шагу.

— Что случилось? — встревожено спросил старый Бёрн и, не дожидаясь ответа, добавил, — на вас напали бандиты? — Нет, отец, еще хуже! На нас напали огры. — Какое счастье, что вы живы, — сказал старый барыга и, изменившись на глазах, добавил более сухим тоном, — значит, наш груз не пострадал? Наша семья очень многое вложила в него, где он? — Отец, — сказал Курт, присаживаясь на ступеньку перед входом в лавку, — мы купили в деревне множество доспехов отличного качества, но в дороге на нас напали гоблины и великан. — Он ранил лошадь, и мы застряли на дороге у леса Тоб. Вскоре появилось еще три монстра, — добавил Рассел. — Авантюристы отдали нам двух уцелевших лошадей, а сами остались охранять груз, — продолжил рассказ Курт. — Ах, Тупак, всегда уважал его за благородство. Жалко, хороший был человек. — Почему вы так говорите, отец? — удивился Рассел. — Да потому, что против такого числа великанов его отряду никак не устоять. Сбежать они тоже не смогут. Ну, хорошо хоть груз в сохранности останется. Ограм он не к чему. Я должен рассказать о случившемся в гильдии авантюристов и… нанять новую команду. Наш груз застрял в дороге и его могут растащить воры. Нужно срочно отправиться туда с самого утра. Кто из вас пойдет со мной? — Рассел, — сказал Курт, держась за разбитое лицо, — я упал с лошади и только чудом не расшибся. — Хорошо, тогда закрой лавку, — проворчал старый Бёрн и, в сопровождении младшего сына, направился в гильдию авантюристов.

* * *
Глава отделения гильдии авантюристов И-Рантеля был рад новой информации и деньгам, которые владелец оружейной лавки Бёрн Хромой внес за услуги сопровождения его каравана к деревне Карн. На самом деле, гильдия взяла деньги за то, что и так собирался делать. По договоренности, караван Бёрна должен был ожидать у северных ворот в семь утра. Там же собирался карательный отряд под началом «Синей Розы». Так удобно.

«Что происходит в лесу Тоб и почему всем вдруг потребовалось попасть в деревню Карн?» — размышлял он. Происходило что-то важное, о чем мужчина не имел должного представления, и это беспокоило его. После недолгих раздумий, Бурдон решил увидеть все своими глазами. Сделать это можно было, присоединившись к утреннему походу. Позвонив в колокольчик, он поймал глазами грудь симпатичной девушки в строгом платье, появившейся на пороге.

— Элиза, служба требует от меня решения важных вопросов даже в ночное время. Доставьте, пожалуйста, папку с важными документами в мое поместье и задержитесь там ненадолго. Для принятия решения по одному из вопросов, мне очень нужна ваша помощь, так что будьте готовы ко всему.

— Поняла, — с трудом скрыв улыбку, ответила девушка, взяв со стола кожаную папку.

Вильнув бедрами, она с довольным видом покинула кабинет и, уже спускаясь по лестнице, одним глазом заглянула в папку. Как обычно, в ней лежали документы на гербовой бумаге канцелярии Королевства. Мужчина крепко сидел на ее крючке. Вся, даже самая секретная информация, проходила через ее руки.

* * *
Появление Сайтамы в деревне Карн было воспринято по-разному. Простые жители приветствовали господина героя. Староста заперся в своем доме, и не вышел, сославшись на недомогание. Энфри надулся так, что перестал казаться худым. Его страдальческое состояние вызывало поведение Энри.

Вернувшись в деревню, девушка избегала его, а стоило появиться лысому парню, как она радостно кинулась ему на шею. Получив из рук Сайтамы зайца, Энри побежала готовить ему ужин. Будто не замечая ее поведения, Соня тоже пыталась всячески угодить лысому парню. Она приготовила постель и грела для него воду. Энфри стал подозревать Сайтаму в использовании приворотной магии, когда, казавшаяся нелюдимой эльфийка, стащила с присевшего на лавку парня сапоги и принялась разминать его ступни.

Когда Энри принесла Сайтаме ужин, Соня попросила Энфри покинуть её дом. Оскорбленный и униженный таким отношением, парень провел ночь один, в пустом, заброшенном доме. Ему не приготовили ужин, не предложили теплой воды и удобного спального места. Терзаемый ревностью, парень не спал всю ночь и уехал в И-Рантель, как только взошло солнце. Он решил написать жалобу в гильдию авантюристов.

Часть 9 Первое задание гильдии авантюристов (часть 4)

(Иллюстрация: император Империи Бахарут).



Зиркниф Рун Фэдор эль Никс, император Империи Бахарут был молод, привлекателен и умен не по годам. Он являлся единоличным правителем сильной и быстро развивающейся страны с хорошо подготовленной армией конных рыцарей. Единственной регулярной армией среди трех человеческих государств-соседей.

В будущем Зиркниф планировал объединить под своей властью все три страны. Он спал и видел себя на троне Королевства Ре-Эстиз и Теократии Слейн. Император вкладывал огромные средства в разведку и был хорошо осведомлен о сильных и слабых сторонах своих противников. Он хорошо знал и свои. Его армия — была его силой и слабостью одновременно.

Сейчас она находилась на пике военной мощи и сдерживала соседей от любых необдуманных действий. Но через несколько лет, молодые и тренированные воины постареют. Захотят обзавестись семьей и уютным жилищем вдалеке от столицы. На их место нужно было готовить новых людей. Годами содержать огромную, но неиспользуемую армию, одновременно занимаясь подготовкой новой, было слишком накладно для его страны.

Нужно было поскорее задействовать свою армию, начав полноценную войну. Кормить действующую армию он планировал за счет захваченных у противника ресурсов, поэтому, для нападения лучше подходило аграрно-развитое Королевство. Но перед этим, необходимо было крепко поссорить соседей между собой, чтобы избежать возможности их альянса. Когда-то давно, его отец ослабил силы представлявшей для него угрозу Теократии, стравив ее с эльфами.

Используя своих агентов в Королевстве и Теократии, Зиркниф смог убедить глав Теократии, что Газеф Строноф и «Синяя Роза» представляют угрозу для их интересов в Королевстве. Он обставил все так, что фанатики и не поняли, что пляшут под его дудку. Уничтожение Газефа руками соседней страны давало тройную выгоду. Королевство теряло сильнейшего воина. Ослабевала власть короля, опиравшегося на него, что могло привести к попытке дворцового переворота и гражданской войне. Узнав детали гибели воина-капитана и сильнейшей команды авантюристов, которые Зиркниф собирался подкинуть агентам тайной канцелярии, верхушка Королевства теряла доверие к Теократии.

До начала крупномасштабного вторжения в Ре-Эстиз оставалось ждать меньше полугода. Заняв трон, Зиркниф ежегодно нападал на Королевство, организуя вторжение осенью. Это не позволяло крестьянам полноценно собрать урожай с полей, ведь большая часть из них призывалась на воинскую службу. Но эти вторжения носили демонстративный характер, и были призваны нанести соседу экономический урон.

В этот раз, он собирался дать крестьянам возможность собрать урожай и напасть после этого. Нужно было рассчитать время вторжения очень точно. Так, чтобы не позволить собранному урожаю достичь складов хорошо укрепленных крепостей. Для этого, требовалось вести глобальную слежку за множеством населенных пунктов и незаметно провести большие отряды рыцарей вглубь вражеской территории. Техническая реализация «тайного» вторжения ложилась на плечи величайшего мага человечества и единственного живого родственника императора, его правую руку — Фёдора Парадина.

Зиркниф потирал руки от нетерпения. Он долго не мог придумать способ захватить хорошо укрепленные города Королевства. Запланированные действия должны были позволить это сделать. Лишив города-крепости ежегодных продовольственных запасов, взять их измором не составило бы особого труда.

Все это будет сделано в ближайшее время, если Теократия сыграет отведенную ей роль. Через своих агентов, император точно знал, что крупное тактическое подразделение Теократии, под названием «Писание солнечного света» уже реализовывало его план в королевстве. Воин-капитан и «Синяя роза» должны быть уничтожены в эти дни. Оставалось дождаться отчета об их гибели и можно будет продолжить исполнение намеченного плана.

Агент номер сто шестнадцать, действующий под вымышленным именем Элиза Симс оказалась полезней, чем Зиркниф предполагал. Занимая такое незначительное положение в одном из подразделений гильдии авантюристов, эта девушка смогла получить полный доступ к очень ценной информации и организовать появление «Синей Розы» в районе леса Тоб в нужное время под предлогом охоты на монстров.

Будущую «Элизу» поймали у него во дворце. Она была подослана тайной канцелярией Королевства, для соблазнения одного из членов охраны императора. Оказавшись в пыточной и только раз взглянув на людей, висящих на дыбе, девушка быстро выложила все, что знала. Зиркниф проявил щедрость и позволил ей, немного изменив внешность, служить ему в качестве шпиона его сети. Девушка постаралась на славу и оказалась весьма полезна, но знала уже слишком много. Ее необходимо было по-тихому убрать. На ее место уже готов был заступить другой агент.

* * *
Энфри отъехал уже довольно далеко от деревни, когда чувство ревнивого гнева сменилось страхом. Его так поглотили любовные переживания, что парень совсем забыл об опасности, которую представляла тянущаяся вдоль леса Тоб дорога. Только вчера за ним гнались огры. Если они опять появятся на пути, его ждала неминуемая гибель.

Подстегиваемый страхом, он начал подгонять лошадь. Худой парень, затаив дыхание, напряженно всматривался в мелькающую справа стену леса. Постепенно его мысли сами вернулись в старую колею. Он думал о том, что Энри недооценила его. Алхимическая лавка семьи Баррелов «Голубая устрица» была широко известна в И-Рантеле и во всем Королевстве. Она давала стабильный и довольно высокий доход, торгуя лечебными и укрепляющими тело эликсирами.

Энри не знала, что сам Энфри был юным дарованием. Если бы он не был постоянно занят в алхимической лаборатории, помогая бабушке в изготовлении зелий, то мог стать известным заклинателем. Даже без специального обучения и тренировок, он мог применять несколько заклинаний первого уровня. Впереди его ждало славное будущее, какой бы путь он не выбрал. «Бабушка была права», — обиженно подумал парень, — «Энри — деревенщина и не стоит моего внимания. Ноги моей больше не будет в деревне Карн, а травы мы и на базаре купим!»

Вскоре лес остался позади, и дорога стелилась по бескрайней равнине. Это означало, что треть пути пройдена. Еще четыре часа и на горизонте должен был появиться величественный и безопасный И-Рантель. Парень перестал подгонять лошадь и снова приуныл. Перед глазами стояли картинки детских воспоминаний и самые радостные из них касались Энри. Парень взвыл. Как бы он не хотел отказаться от нее, все его мысли все равно возвращались к голубым глазам и розовым губам милой сердцу девушки.

Вскоре на горизонте показался длинный караван. Энфри удивился. Куда направлялись все эти люди, если дорога вела в захудалую деревеньку? Приблизившись к нему, он замедлил лошадь и постарался максимально прижать свой транспорт к правому краю дороги. Караван из тридцати повозок, заполненных людьми с оружием, возглавлял отряд всадников. Навстречу Энфри выехала красивая девушка с длинными золотыми локонами. Ее большие зеленые глаза строго смотрели на парня. Энфри был готов поверить, что это сама «золотая принцесса». Но по описаниям, у дочери короля, Реннер, глаза были небесно-голубого цвета. Красоту девушки дополняли изящные белые доспехи. Сбоку к седлу был прикреплен огромный, магически зачарованный меч. Только раз взглянув на него, парень понял, что перед ним Лакюс — лидер легендарной команды авантюристов адамантового ранга. Девушка-рыцарь остановила лошадь у повозки, а караван продолжил движение.

— Я Лакюс из «Синей Розы», — холодным тоном представилась девушка. — Большая честь для меня говорить с вами! Я Энфри Баррел, внук Лиззи Баррел из И-Рантеля, — склонив голову, представился паренек.

Черты лица девушки смягчились, а брови выдали ее удивление. Лакюс была знакома с этой женщиной не понаслышке. Только вчера вечером она посещала ее лавку, чтобы приобрести несколько целебных эликсиров. Пожилая женщина была так сильно возмущена поведением своего нерадивого внука, что пожаловалась на него случайному клиенту.

— Откуда ты едешь, Энфри Баррел? — Из деревни Карн, госпожа Лакюс. — Зови меня просто Лакюс, — поморщив нос, сказала девушка, — ты не встречал в дороге что-нибудь необычное? — Вчера меня преследовали огры, а сегодня, слава Четырём Богам, я их не встретил. — Ты очень смелый, Энфри Баррел. Твоя бабушка напрасно беспокоилась о тебе. — Вы знаете мою бабушку, леди Лакюс? — Вчера я посещала лавку Лиззи Баррел. До сих пор не могу понять, почему её назвали «Голубая устрица»? — И я, — усмехнувшись, ответил парень, и Лакюс слегка улыбнулась в ответ. — Энфри Баррел, не подскажешь, где именно за тобой погнались великаны? — Они появились, как только дорога прижалась к лесу Тоб. — Ясно. Спасибо тебе. Удачной дороги, Энфри. — И вам, леди Лакюс, — низко склонив голову, ответил парень, подумав про себя, как здорово было бы взять в жены такую прекрасную девушку.

Пропустив караван, Энфри снова двинулся в путь. Его голову посетили сомнения. Так ли сильно ему нужна была именно Энри? Он так привык думать, что именно она станет его женой, что перестал общаться с другими девушками. Сказать по правде, у него не было на это времени. Почти все время он работал или учился. Представив в уме прекрасный образ леди Лакюс, сердце Энфри забилось быстрее. Он прокрутил в голове весь их разговор, и попытался вспомнить, было ли что-то необычное в его поездке назад? Что-то смутное крутилось в голове, и, уже подъезжая к городу, он понял, что это. Отброшенные в сторону повозки и дурно пахнущие трупы огров — ничего этого не повстречалось ему на обратном пути.

* * *
Обычно у гоблинов не было имен. Они называли себя по роду занятий. Тот, кто хорошо охотился — назывался охотником, кто лучше метал дротики — был метателем дротиков. Поэтому главаря племени звали просто Главарь. Сам он любил называть себя Мудрым Главарем. После того, как главарь пригласил в лес «лысую голову» многие гоблины усомнились в его мудрости. «Лысая голова убил злого великана и злого эльфа, но они оба убили в пять раз меньше гоблинов, чем он!» — говорили зеленокожие и были правы.

Сайтама сделал это ненамеренно. Произошел неожиданный сбой в уровне применяемой силы, но сделанного не воротишь. Главарь гоблинов был до глубины души потрясен массовой гибелью сородичей. Во избежание повторения трагедии, он решил как можно скорей откупиться от нового господина, надеясь, что как только он получит обещанные сокровища, покинет лес Тоб. Гоблины принялись искать новые «человеческие сокровища», и нашли брошенные у дороги повозки. Они разобрали их по щепкам, перенеся к окраинам деревни Карн их содержимое. Гоблины также растащили по норам изрубленные туши огров. Зубы и уши великанов пошли на сувениры, кожа на барабаны, мясо на стол. Зеленокожих не сильно беспокоил тошнотворный запах их внутренностей. Откровенно говоря, сами они пахли не намного лучше, а вот гора мяса, свалившаяся на голову потерявшего охотников племени, была очень кстати.

Именно поэтому Энфри не застал у дороги повозки и тела убитых великанов. Гоблины ненамеренно, но очень шустро, скрыли все следы вчерашних событий.

Тупак, пообещавший Бёрнам охранять повозки, отправился с товарищами в погоню за Кирком. Это решение он принял, трижды опустошив желудок от ужасной вони. Рвать было уже нечем, но находиться рядом с зловонными тушами было невыносимо. В какой-то момент, он осознал, что в лесу могут быть еще огры и, посовещавшись с командой, двинулся в путь.

Команда Тупака Шампура «Серебрянные шары», меняла свое название в зависимости от ранга. Когда-то они называли себя «Медными шарами». Потом доросли до «железных». За двадцать лет службы в гильдии авантюристов команда добралась и до «серебряных». В юности Тупак мечтал когда-нибудь достичь уровня «адамантовых шаров». Тогда ему казалась подобная шутка крайне смешной, но с возрастом пришло понимание, что это дано не каждому.

Отосланный им Кирк заложил большой крюк в сторону от леса. Возможно, он просто шел, куда глаза глядят. Товарищи настигли его глубокой ночью, к востоку от И-Рантеля. Уставший от долгой ходьбы, он крепко спал у тлеющего костра. Новая встреча с товарищами была теплой. Парень плакал от счастья. Тупак не сдержался и тоже дал волю своим чувствам. Скупая мужская слеза полоснула его щеку. Кирк отклонился довольно далеко от города. Выставив дежурного, команда устроилась на ночлег. Выступив в путь на рассвете, команда «Серебряные шары» смогла бы достичь города, примерно, после обеда.

* * *
Сайтама отлично спал на свежем воздухе. А именно такой, в меру влажный и слегка прохладный воздух наполнял дырявые деревянные дома жителей деревни Карн. Правда, поспать до обеда ему не удалось. Он очнулся от истошного крика, доносившегося с улицы.

— Зомби! — кричал женский голос. — Прячьтесь! Кто-нибудь, позовите героя! — кричал мужчина.

Через несколько секунд в двери дома Сони заколотили нетерпеливые соседи.

— Господин герой, на деревню напала нежить, спасите нас! — кричали голоса за дверью, а потом стук затих.

Люди разбежались по домам, спасая свои шкуры. Сайтама окинул сонным взглядом темную комнату. Что-то сопящее под его подмышкой, показалось ему очень знакомым. Это была Соня. Не став слушать объяснения девушки, парень выбрался из-под покрывала и принялся быстро надевать свой геройский костюм.

Через минуту он вышел из дома и вертел головой в поисках нежити. Зомби не обладали фантазией или острым умом, все четверо, они столпились вокруг одного из домов и били руками в его стены, вызывая испуганные крики людей, прятавшихся внутри.

Прихватив свой бердыш, Сайтама приблизился к атакующей дом нежити. Скривившись от неприятного запаха, он присмотрелся к надетому на них снаряжению. Рыжие кожаные доспехи разного покроя напомнили ему снаряжение людей из отряда Газефа. Стараясь не испачкаться и прикрывая пальцами левой руки свой нос, лысый парень порубил назойливую нежить на компактные куски.

Когда испуганные крестьяне вышли на улицу, они принялись сразу разводить костер. По следам из комков влажного грунта, они нашли в поле за деревней двадцать могил. Четыре из них были разрыты. Скорее всего, из них и пришли ожившие покойники. Могилы были слишком мелкими, и вес земли не сдержал под собой нежить. Никто бы не стал трогать оставшиеся могилы, если бы из еще одной не полез ее обитатель. Люди побежали за своим героем, и когда Сайтама разобрался с еще одним зомби, решили раскопать остальные могилы. Тела других покойников не превратились в нежить, но их тоже придали огню.

В обед в деревне появились гоблины. Жители традиционно попрятались по своим домам, но когда один из полулюдей стал робко звать «Лысую голову», Сайтама понял, что гоблины пришли к нему и вышел навстречу. Гоблин-делегат нырнул в лес и быстро вернулся с уже знакомым парню главарем. Мудрый главарь презентовал Сайтаме содержимое разобранных повозок, называя его не иначе, как «великим человеческим сокровищем». Сверху он накинул очередную порцию лесной дичи и, получив одобрительный кивок от господина, скрылся в лесу со своим отрядом.

Гелу с интересом осмотрела металлическое снаряжение. Она не знала стоимость доспехов, но знала, что железо стоит недешево. Эльфы никогда не занимались добычей железной руды или плавкой стали. Для охоты в лесу они снабжали наконечники стрел острыми или заточенными костями животных. Только с появлением в эльфийских лесах отрядов людей в кольчугах и цельнометаллических доспехах, встал вопрос об усилении наконечников стрел для эльфийских рейнджеров. Тогда Гелу и узнала, как дорого могут стоить металлические наконечники. Оценив количество металла в наконечниках стрел, она решила, что это замечательное сокровище. Несмотря на отсутствие договоренности о разделе награды, она посчитала, что господин Сайтама даст ей какую-то его часть. Она очень надеялась на это. Возможно, после продажи своей доли она сможет собрать сумму, достаточную для выкупа одной из сестер. Все-таки пятьдесят золотых монет, необходимых для этого, по словам старого Старка, было огромной суммой.

После обеда перед Сайтамой возникла дилемма. Энфри уехал в город без предупреждения, забрав с собой свою повозку. В деревне оставалось еще две, с учетом принадлежащей старосте, но чтобы погрузить весь хлам, потребовались бы больше. К тому же, Сайтама хотел взять с собой в город бердыш. Как показывал опыт, ни одна из деревенских телег не могла выдержать его вес. Забирать у деревни весь транспорт было некрасиво, и даже сделав это, он все равно не смог бы взять с собой свое оружие. Немного подумав, Сайтама решил упаковать груз покомпактней.

Используя бердыш в качестве кувалды, он превратил горку из стального снаряжения в один сплошной металлический «блин» три на четыре метра. Парню было невдомек, что так он снизил стоимость предметов до цены металлолома. Свернув «блин» голыми руками в рулончик, он еще несколько раз крепко сжал его в ладонях, сделав посредине подобие ручки. Ноша выглядела, как самодельная гантель из прессованного металла. В таком виде его можно было переносить в руке. Вес штанги ненамного превышал вес бердыша, поэтому лысый парень легко держал его в одной руке. Такой вес не выдержит ни одна телега, поэтому дальнейшее путешествие с грузом, Сайтама собирался осуществить на ногах.

Тут возникала новая проблема. Лысый парень собирался вернуться в город только с Гелу, но Соня залилась слезами и стала просить взять ее с собой. К ней, вдруг, присоединилась Энри Эммот. Они плакали так горько, что парень не смог им отказать, но у него хватило духа выставить условие. Этим условием было распределение их обязанностей. Энри отвечала за приготовление пищи, а Соня за уборку и стирку. Девушки согласились без возражений, и, казалось, были счастливы отправиться с ним, но Сайтаму не покидало чувство, что добром это не кончится.

Его удивляло, с какой легкостью родители Энри отпустили ее с едва знакомым парнем. Энри выглядела такой же юной, как и Соня. Сайтаме трудно было точно определить ее возраст, но делать этого и не пришлось. Младшая сестра Энри, Ниму Эммот, обняв сестричку сразу выдала лысому парню все, что было в ее детском уме. «Моей сестре уже шестнадцать. Когда мне будет столько же, я тоже выйду замуж. Дяденька Сайтама, вы же возьмете Энри в невесты, она так этого хочет!». От этих слов, несуществующие волосы на голове Сайтамы зашевелились. Он сделал «каменное лицо», соображая, не оставить ли плаксивых «невест» в деревне, но отказываться от своих слов было не в его привычках. Ничего не ответив ребенку, он задумался — «Почему местные красавицы так рьяно хотят женить его на себе?»

Усадив девушек в повозку, он придумал оригинальный способ перемещения тяжелого груза. Сайтама продавил ручкой бердыша широкие части «гантели», объединяя их в одно целое. Получившуюся «штангу на палочке» он метал вперед по высокой траектории, словно копье. Пролетев километр, многотонное копье с гулом врезалось в землю при приземлении. Достигнув «копья» на повозке, парень слезал с транспорта и снова метал его вперед. Он не мог кидать копье дальше зоны видимости, опасаясь случайно убить кого-нибудь своим «снарядом». Только пару раз он отступил от этого правила. Первый, когда на дороге показался длинный караван. Сайтама кинул свое «копье» значительно дальше, сместив направление броска в бок от дороги.

Второй раз он кинул копье сильней, оказавшись на возвышенности в поле. Обзор позволил метнуть копье на десяток километров, но на всякий случай, Сайтама опять метнул его в сторону от дороги.

Добравшись до города и выстояв небольшую очередь на городских воротах, Сайтама с компанией вернулся в город. Охранники узнали лысого парня, и не рискнули задерживать его, даже заметив в его руках два странных предмета.

По просьбе Гелу, первым делом они отправились на базар и продали «гантель» из металла. Никто из торговцев не мог взвесить и приобрести ее целиком, и тогда Сайтама нарубил из нее металлических блинов, примерно по пятьдесят килограммов каждый. Продавать крупную, по местным меркам, партию металла, оказалось весьма хлопотно. Потратив два часа, они распихали ее частями во все возможные места, соглашаясь на первую предложенную торговцами цену.

Вознаграждением за труды стали сто шестьдесят золотых монет и три десятка серебряных. Сайтама понятия не имел, много это или мало, но, от количества монет, лицо Гелу засветилось от счастья. Это длилось недолго. Гелу мгновенно изменилась в лице, когда парень с безразличным видом, кинул блестящие кругляки в коробку к медным монетам и зашагал прочь.

— Господин, а вы… — с трудом выдавила эльфийка. — А? — повернув голову, спросил парень — Господин, а вы не… — Чего? — Ничего, — тяжело вздохнув, ответила эльфийка и к ее поникшим плечам присоединились повисшие уши.

Конечно, Гелу знала, что он не обещал поделиться с ней. Это было лишь ее, ничем не подкрепленным желанием, выдуманной и взлелеянной надеждой. Только и всего.

После многочасового блуждания по базару в поисках желающих купить металлолом, Сайтама ощутил, что сильно проголодался. Нужно было найти место для ночлега. В гостинице «золотой стандарт», где он провел позапрошлую ночь, был собственный ресторан, в котором можно было заказать завтрак, обед и ужин. Это место понравилось Сайтаме. Чистый, светлый номер. Приятно пахнущая постель, сытный ужин и завтрак. Так ему запомнилось это место. Гостиницу оплачивал Газеф, поэтому Сайтама не знал, сколько стоили ее услуги. Парень решил это выяснить, а заодно определиться, по карману ли ему жизнь в таких условиях. Он направился по уже знакомым улочкам к красивому зданию на площади. Эта гостиница выглядела очень богато. Было понятно, что дешевым это место быть не могло.

Сайтама видел, как деревенские девушки в рваной мешковатой одежде начинают жаться к нему, испытывая дискомфорт от окружающей обстановки. Эльфийка вела себя похоже. Он вообще не понимал, почему она следует за ним. «Разве она не должна отправиться к себе домой? Нужно сказать ей об этом», — подумал парень.

— Встретимся завтра в гильдии, — сказал он Гелу, мягко намекая, что им пора прощаться, на что девушка растеряно повела плечами. — Господин Сайтама, вы не могли бы одолжить мне немного денег? — покраснев, спросила эльфийка, — я обязательно верну их, когда с нами расплатятся в гильдии. — Ладно, этого хватит? — спросил парень, набирая из коробки полную жменю монет разного цвета и высыпая их в подставленные ладошки девушки.

Наблюдая в руках горку золотых и серебряных монет, Гелу энергично закивала головой. Она поняла, что парень не знает цену монетам. Хотя эльфийка и сама недавно жила среди людей, она быстро усвоила, что медные монеты стоят мало. За пятьдесят таких можно было получить всего одну серебряную монету. Двадцать серебряных монет можно было обменять на золотую. При подсчете выходило, что один золотой равнялся целой тысяче медяков.

Если номер в дешевой гостинице стоил семь медяков за ночь, на серебряную монету в ней можно было жить неделю. Золотая монета обеспечивала проживание почти на пять месяцев. Конечно, целой жмени таких монет Гелу хватило бы на годы. Господин Сайтама просто не знал цен. Эльфийка решила не пользоваться незнанием своего щедрого товарища и вернула горсть монет назад в коробку, оставив себе всего одну серебряную монету.

— Господин Сайтама, я возьму вот это, большое вам спасибо, — поклонившись, сказала она, собираясь уходить. — Я хочу провести ночь и поужинать в этой гостинице. Мне это по карману или даже заходить туда не стоит? — спросил парень, наблюдая испуганные взгляды своих деревенских девушек. — Если честно, я не знаю стоимость проживания в такой дорогой гостинице, но могу рассказать вам об уровне цен в местах попроще, — ответила эльфийка, ожидая решения Сайтамы.

* * *
Гелу не верила своему счастью. Обмывшись в бочке горячей воды, она лежала на роскошной кровати своего просторного номера в лучшей гостинице И-Рантеля. И все это — после вкуснейшего ужина в её жизни. Гелу было неловко, что господин Сайтама потратил на нее столько денег. Внутри зародилось глубокое чувство благодарности. Ей казалось, что она просто обязана отплатить ему за доброту, но не могла придумать, чем. Единственное, чем она обладала, было ее юное девичье тело.

Раньше сама мысль, что ей придется лечь в постель с человеком, вызывала у нее желание сопротивляться до смерти. Почти три месяца, по дороге из Теократии в Королевство она выносила грубое отношение, питалась раз в три дня, одними объедками, больше похожими на помои. Да и те отдавала своим сестрам, чтобы они меньше мучились от голода. После счастливого освобождения, она все равно голодала. Денег на жизнь критически не хватало. Если бы не господин Сайтама, она оказалась бы этой ночью на улице. Но вместо этого, её окружала роскошь и сплошные удовольствия. Гелу хотела верить, что господин делает это без злого умысла. Из чувства искренней благодарности, ей самой вдруг захотелось отдаться ему. Лицо и длинные уши девушки покраснели, а сердце бешено забилось от посетивших ее фантазий.

Эйфория длилась недолго. Гелу вспомнила о сестрах и постаралась отогнать от себя глупые мысли. Её сестры все ещё находились в неволе, голодали и терпели жестокое обращение работорговцев. Об этом она должна думать! Ей нужно было в первую очередь позаботиться о них. «Если бы господин одолжил мне сто золотых монет, и я выкупила своих сестер, пока их не забрали другие люди, я была бы ему благодарна до конца своей жизни!» — сжав кулаки, подумала девушка. Просить о такой помощи было неимоверной наглостью. Гелу убеждала себя, что вернет долг господину сполна, как только заработает деньги в гильдии. Она даже допустила мысль, что будет его сексуальной рабыней, если он захочет.

Подумав так о господине Сайтаме, ей стало стыдно. Такими мыслями она оскорбляла его. Вновь покраснев, но уже от стыда за свое неуважение, она решила, что расскажет о своей проблеме лысому парню. Она надеялась, что он захочет помочь ей, а если нет, то все равно будет ему благодарна. Благодаря ему, у нее появился шанс работать в гильдии.

Как бы это ни было стыдно, ее мысли посетила идея соблазнить лысого парня. Не то, чтобы она умела соблазнять, скорее наоборот, но желание поскорее освободить сестер толкало её на безумные поступки. Она просто не видела причин помогать ей так сильно. Если бы полюбил её, то мог захотеть помочь добровольно. Всё было бы гораздо проще, если бы он сам проявил интерес.

Лежа на мягкой постели, эльфийка прислушивалась к звукам в коридоре. В дорогой гостинице были толстые каменные стены. Внутри, дорогие номера были отделаны несколькими слоями мягкой древесины, повышающими звукоизоляцию. Мягкий ковер в коридоре тоже гасил звуки шагов постояльцев. Гелу так и заснула, непрерывно прислушиваясь, но, так и не дождавшись шагов господина у двери своего номера.

* * *
Узнав, что стоимость проживания в одноместном номере «Золотого стандарта» стоила, с учетом трехразового питания, всего один золотой в день, Сайтама, не задумываясь, снял сразу четыре одноместных номера и оплатил проживания на несколько дней вперед. На утро, обнаружив Соню в своей постели, он понял, что хватило бы и трех номеров. Черный топор и красивое копье он оставил на складе гостиницы, при заселении.

Во время завтрака Сайтама понял, что поставил своих спутниц в неловкое положение. Он бы и дальше не понимал, почему дорого одетые постояльцы гостиницы так презрительно смотрят в сторону его стола, но подошедший официант сообщил ему на ушко, что может накрыть для слуг господина стол прямо в номере.

Парню было стыдно. Энри и Соня не могли оторвать глаз от пола. Их багровые лица выражали крайнюю степень стеснения. Всему виной была их ужасная одежда. Парень осознал, что сам виноват в таком положении дел. Если бы не он, девушкам не пришлось бы краснеть за свой внешний вид. Гелу чувствовала себя не лучше. Мало того, что ее снаряжение выглядело так же бедно, как и вещи на крестьянках. Само присутствие эльфийки среди шикарного убранства ресторана лучшей гостиницы казалось неуместным.

Покинув зал ресторана, Сайтама повел девушек в швейную мастерскую, где пошили его геройский костюм. Опытные швеи сняли с девушек мерки и принялись за выполнение их заказа. Костюм обошелся парню в три с лишним тысячи медных монет. Сайтама плохо ориентировался в ценах, но запомнил, что когда он рассчитывался, его коробка с медяками наполовину опустела. Он подозревал, что за три наряда для девушек придется заплатить в три раза больше. Чтобы не носиться с неудобным предметом в руках, он отдал коробку с деньгами девушкам, а сам направился в оружейную мастерскую, куда Газеф сдал его груз в надежде получить часть обещанных денег.

Выглядевший избитым мужчина, представился сыном владельца. Он сказал, что хозяин лавки на выезде. Он сильно извинялся, но утверждал, что без него не может выдать незнакомцу никаких средств.

Отправившись в гильдию, Сайтама узнал, что вознаграждение за миссию сопровождения ему не отдадут. Заказчик написал на него жалобу, и выдача вознаграждения приостановлена до разбирательства. Получив копию жалобы, Сайтама попросил девушку за стойкой прочесть ее. Недовольно склонив голову, с взглядом кричащим: «Понаехали тут», девушка прочитала содержание жалобы.

«Сим обращением, сообщаю, что авантюрист медного ранга по имени Сайтама, и его напарница по имени Гелу, выполняя задание по сопровождению меня в деревню Карн, подвергли мою жизнь смертельной опасности. Они покинули меня на половине пути, получив выгодное предложение третьей стороны. Прошу оштрафовать вышеуказанных авантюристов и вернуть мне выданные на их вознаграждение средства. Энфри Баррел».

Сайтама был расстроен. Энфри сам просил его принять предложение главаря гоблинов. Лысого парня расстраивало не сорванное задание, а возможный штраф. К тому же, ему могло не хватить денег, чтобы оплатить платья девушек. Он стал рассматривать в уме вариант продажи своего оружия.

Слегка опечаленный, он вернулся в швейную мастерскую. Внутри его встретили испуганные, белые, как мел девушки. Стоило ему подойти, как Соня кинулась ему в ноги.

— Господин герой, я очень подвела вас, — рыдала девушка.

Сайтама не мог понять, что происходит. Другие девушки стояли с такими же опечаленными лицами, боясь взглянуть ему в глаза.

— Соня? — переспросил парень, желая понять, чем вызвано ее поведение. — Господ-и-и-н, — завыла несчастная девушка, размазывая сопли по лицу, — у нас украли деньги-и-и.

Интермедия один Будни императора

Зиркниф в одиночку наслаждался завтраком в своих светлых покоях. Его личные апартаменты располагались на последнем этаже нового императорского дворца. Снаружи дворец больше напоминал неприступную крепость, а внутри представлял собой путаный лабиринт со множеством ловушек и прячущимися в стенках лестницами.

Еду и напитки протестировали его доверенные лица и несколько десятков специально обученных собак. Большинство из них работали тут недавно. Слишком многие хотели его смерти и люди, проверяющие еду, требовались все время. Несмотря на это, Зиркниф не доверял этому способу полностью. Некоторые яды начинали действовать с задержкой или были спрятаны внутрь ягод с долго растворяющейся в животе оболочкой. Бутылочки с противоядиями от всех возможных ядов лежали на расстоянии вытянутой руки. Они занимали целую коробку, разбитую на отсеки с зеркалом на внутренней стороне крышки. По состоянию белков глаз, цвету ушей и нёба, а также изменению цвета серебряных предметов, император мог определить, не получил ли он порцию медленно действующего яда. Тут же лежали и эликсиры, которые, по словам его деда, Фёдора Парадина, поднимут на ноги даже мертвого.

В конце концов, если все эти меры предосторожности не сработают, в специальной изолированной комнате сидел специальный человек, способный задействовать специальную систему оповещения и в комнате появится Парадин и воскресит его.

Император империи Бахарут очень боялся быть зарезанным или отравленным одним из своих бесчисленных слуг, поэтому подбирал их сам в случайных местах, чтобы избежать появления в своем окружении подставных людей, подосланных его врагами. Кроме того, Зиркниф старался замечать малейшие изменения в настроении и поведении людей, чтобы разгадать их намерения. Это развилось в способность. Он мог по глазам определить, что у людей на уме.

Сегодня, после ужина на аудиенцию к нему напросилась Эладия Боленвуд. Она сделала это впервые, поэтому Зиркниф считал это дурным знаком. Обычно, он сам выбирал время и место для встреч со своими наложницам. Так, у его врагов не было времени достаточно хорошо подготовиться к покушению. Если слуга сам страстно желал встречи с императором, значит он хотел получить возможность приблизится к нему для попытки убийства.

Зиркниф внутренне напрягся. Раздался тихий стук в дверь, и, спустя несколько секунд, на пороге комнаты появилась редкая красавица. За дверью она провела несколько минут. Там ее тщательно проверила охрана. Это была неприятная, но необходимая процедура перед входом в покои императора. Несмотря на это, лицо девушки светилось счастьем. Она прошла несколько шагов внутрь комнаты и присела в элегантном реверансе, склонив перед императором голову.

На мгновение император расслабился. Девушка перед ним была действительно уникальна. Стройный силуэт, длинная шея, во всех отношениях ладная фигура и тонкая талия. В ее взгляде была только радость от встречи с первым лицом страны — ее императором. Зиркниф подумал: «Вот бы все жители империи относились к нему, как она. Идеальная женщина с чистыми помыслами». Пробежав по знакомым выступам и впадинам, он заметил некоторые изменения в ее фигуре. Это вызвало невольное сжатие его бровей и, обнаружив такую реакцию на себя, девушка невольно нахмурила брови в ответ.

Зиркниф посчитал это признаком волнения. Он уже много раз видел такое. Девушка шла обнять его с чистой улыбкой, а потом накидывалась на него со скрытым кинжалом или удавкой из еле заметных нитей. Он холодно глянул на свою совершенную наложницу. Это напугало девушку. В ее глазах отразилось тревога и волнение. Зиркниф расценил ее реакцию по другому. Он посчитал, что девушка готовит покушение. Она слишком волновалась для того, кто не замыслил причинить императору ничего плохого.

Эладия прошла еще несколько метров и протянула руки в сторону Зиркнифа. Тот посчитал ее поведение угрозой. С его губ слетел быстрый и четкий приказ, звучавший как приговор: «Стража!».

Из замаскированных под книжные шкафы дверей появились мужчины в блестящих стальных доспехах. Они мгновенно повалили девушку на пол и, схватив в охапку, словно бревно, вынесли из покоев императора.

«Что у нее было? Скрытый кинжал? Ноготь, покрытый ядом? Неважно!» — подумал парень и выкинул очередного предателя из своей головы. Люди, предавшие его, не были достойны его размышлений. Девушку все равно доставят в комнату пыток и там она расскажет все, что знает о заказчике этого покушения и его подельниках. «Подумать только!» — удивлялся император, — «А я считал ее самой надежной из своих наложниц!» Он был склонен так думать потому, что взял ее в гарем совсем недавно, всего несколько месяцев назад и не видел в ее поведении ни намека на предательство. Ему казалось, что он выбрал ее случайно, но как любил повторять Парадин: «Случайности — не случайны!»

Зиркниф тяжело вздохнул — очередная подсадная утка! Неважно, он выкинет ее из своей головы и забудет так быстро, как она подпишет свое признание. Кстати, за семьей предательницы уже выехал отряд карателей. Они присоединятся к ней в пыточной совсем скоро. Она успеет сдать своих подельников раньше, чем они достигнут комнаты пыток. Так всегда бывает. Достаточно только показать предателям набор инструментов для пытки, и они сдадут и отца, и мать родную с потрохами.

* * *
Зиркниф листал старую книгу о тактике и стратегии ведения боя в тылу врага. Эта книга бесконечно устарела, но забавляла императора своим содержанием. В дверь постучали.

— Кто? — Ваше величество, это начальник дневной стражи. — Говори.

Мужчина остался стоять за дверью. Он говорил, стараясь произносить слова четко и громко, чтобы не создать императору неудобства.

— Эладия Боленвуд не созналась в покушении. — Да? — удивленно сказал Зиркниф. Такое случалось крайне редко. — А ее родные? — Родные, все как один, обвинили ее в вынашивании злодейских замыслов. Отец, мать, братья и сестры отказались от нее сразу же, как были доставлены в темницу. — Никто из них не признался в причастности? — Нет, они клялись в верности Вашему Императорскому Величеству, даже когда их жгли каленым железом. — Ясно, — ответил Зиркниф, возвращаясь к чтению своей книги.

Прошло несколько минут, и хмыкающий звук напомнил о существовании за дверью человека.

— Что-то еще? — недовольным тоном спросил император. — Простите, Ваше величество, что нам делать с девушкой? — О ком ты? — Я об Эладии Боленвуд, той наложнице, что напала на вас утром, Ваше величество. — Я решу позже, свободны.

Зиркниф не видел этого, но он был уверен, что начальник стражи склонил перед дверью голову и тихо удалился восвояси, стараясь не нарушать покой императора своими шагами. Новые мысли заняли голову императора и он отложил книгу в сторону. «Почему она не призналась?» — удивленно подумал он. Сильна? Глупа? Связана обетом молчания? Все это не подходило. В пыточной, от невыносимой боли, человек забывал, что и когда он кому-либо обещал. Люди ломаются. Очень быстро. Любые. Даже самые стойкие готовы сказать всю правду, лишь бы прекратить мучения. Лишь бы им даровали быструю смерть.

Император решил спуститься в камеру пыток лично. Он брел по секретной лестнице вниз и, открыв тайный проход в стене, оказался на втором подземном этаже, недалеко от закрытой зоны, из которой он мог приказывать палачам или допрашивать жертву, без опасности быть убитым кем-то посторонним.

Заметив появление императора в помещении, зашитом без промежутков мелкой решеткой, палач склонился до земли. Рядом с ним, на цепях болталась израненная девушка. Она была без сознания. Сейчас, в ней сложно было узнать утонченную красавицу, пришедшую к нему утром. Она безвольно болталась в кандалах, резавших ее тонкие запястья. «Мясники», — подумал император, увидев страшные черные ожоги по всему ее телу. Такие оставались, если человека прижигали каленым железом.

— Сейчас я приведу ее в чувства, — спохватился палач и принес из коридора ведерко с холодной водой.

Он обдал жертву ледяной водой, и, казавшееся уже мертвым тело, зашевелилось, издавая жалобные стоны. Только сейчас Зиркниф заметил, что палач замордовал свою жертву до неузнаваемости. На ней не было живого места. Все пальцы были сломаны, ногти сорваны, зубы вырваны. Даже глаза и те были выжжены из глазниц.

— Зачем ты лишил ее зрения? — спросил император, поморщившись. — Она не признавалась, даже когда мы применили все свои методы. — Ослепление помогло? — Н-н-нет, Ваше величество, — глубоко вздохнув, сказал мужчина извиняющимся тоном, — думаю, она не признается потому, что потеряла рассудок.

Это объяснение звучало правдоподобно. Девушка не говорила членораздельных звуков, вздрагивала всем телом и стонала. Хотя, учитывая, что ей вырвали все зубы, говорить она не смогла бы всё равно. Зиркниф холодно глянул на истекающую кровью наложницу. Возможно, она не признавалась, чтобы не потянуть за собой других членов заговора. Зная, что все равно умрет, она стойко держалась, не сдаваясь. Но такого раньше никогда не происходило. В этой камере пыток говорили все и всё. Таким образом, Зиркниф и раскрыл самые скрытые и хитроумные заговоры. Он обратил внимание на кровь в паху девушки.

— Ты же не пытался воспользоваться ею, пока пытал? — строго спросил он палача. — Что вы, Ваше величество, у меня и в мыслях не было придаваться любовным утехам с гнусным предателем Вашего Императорского величества. Эта кровь у нее пошла сама. Кажись, когда я колол ей глаза. — Разве такое возможно? — усомнился император и поморщился. В изрезанном куске мяса он уже не видел прекрасную девушку, и ее физиологические подробности вызывали у него лишь брезгливое отвращение. — Возможно, Ваше величество. В особые женские дни или когда женщина носит ребенка, а срок невелик.

Сказанные слова заставили Зиркнифа задуматься. Совсем недавно он слышал от доверенного лица, что Эладия просила убрать из ее комнаты цветы. Их запах вызывал у неё тошноту. Он посчитал ее желание выходкой капризной девчонки, но сейчас это просьба начинала приобретать смысл. Косвенно, это могло означать, что наложница была беременна.

Зиркниф покинул камеру пыток через секретную дверь. Быстрым шагом он добрался в свои покои и позвонил в один из шести колокольчиков, стоявших на столе. За дверью раздался голос дворецкого.

— Чего желаете, Ваше Величество? — Приведи сюда доктора, следящего за здоровьем наложниц. — Сию минуту, Ваше Величество.

За дверью послышался шум быстро удаляющихся шагов. Спустя еще несколько минут, шум шагов вернулся к двери на неприличной громкости.

— Прошу меня простить, Ваше величество. Мы нашли доктора в его комнате, но он был уже мертв. — Кто посмел убить его? — Думаю, это было самоубийство, Ваше величество, — сделал смелое предположение дворецкий. — Откуда такие выводы? — Он держал в руке пузырек с ядом и записка… записка лежала перед ним. Я позволил себе прочесть ее. — Принеси мне записку. — Она со мной, Ваше Величество. — Дай мне ее, — потребовал император и тогда мужчина зашел в комнату и аккуратно положил ее перед императором на стол.

Зиркниф не стал трогать записку руками. Она могла быть пропитана ядом. Он кинул взгляд на свою коробку с противоядиями. Император проверил, не нарушен ли замок ящика и на месте ли волосок, указывающий, открывали ли ящик без его ведома. Все было на месте, и он уставился на текст записки перед собой. Буквы были написаны быстрыми рваными стежками, как будто человек, написавший их, находился в состоянии душевного потрясения.

«Я убил себя сам. В моей смерти виновна только моя трусость. К этому шагу меня подвигла страшная новость. Леди Эладия Боленвуд взята под стражу и доставлена в комнату для дознания. Прошу, доложите императору, что я знал о ее беременности. Я не был уверен, что ребенок удержится в лоне и не хотел преждевременно беспокоить Его величество. Я просил Эладию не говорить об этом заранее, но она не послушала меня. Как Розетта, Лидия и Ванесса до нее. Раз она сейчас в пыточной, знаю, что меня ждет то же самое. Я слишком слаб, чтобы вынести подобное. Прошу мою семью простить меня».

Зиркниф с ужасом отстранился от записки и вспомнил момент, когда Эладия вошла в его кабинет. Он снова перебрал в уме все ее эмоции, которые принял за признаки измены. В свету новой информации, эти признаки означали совсем другое.

Император безжизненно повалился на спинку кресла. «Розетта? Она тоже была беременна? Почему она не сказала об этом палачу? Зачем призналась, что хотела убить меня кинжалом, который так и не нашли при ней?» Зиркниф перебрал в уме всех упомянутых в письме доктора наложниц. Все они признали себя виновными в покушении. Их коварные замыслы обнаружил он сам, используя свой дар проницательности.

Зиркниф вспомнил, как девушки улыбались и тянули к нему свои руки с намерением обнять. Он посчитал их желание явиться в его покои и требовать близости слишком подозрительным. Он сам отправил их в камеру пыток, и они признались. Все признались, кроме Эладии. Императору стало дурно.

Он заподозрил, что его отравили пары, исходящие от записки. Он кинулся смотреть в зеркало коробки с противоядиями, выискивая признаки, подсказывающие к какой группе относится яд. Его лицо было бледным, глаза слезились. Это точно должен был быть яд. В следующую секунду он замер и взял себя в руки. Никакого яда не было и не было всех этих покушений. Было лишь фатальное совпадение. Трусость человека, не донесшего до него вовремя важную информацию. Знай он, что его наложницы беременны, воспринял их поведение по другому. Во всем виноваты глупые и нерешительные люди!

Зиркниф взял со стола третий колокольчик. На сигнал колокольчика у двери появился начальник стражи.

— Схватить и казнить на месте палача Эладии и дворецкого. Эладию тоже казнить и тайно похоронить в безымянной могиле, как предателя. — Будет исполнено, Ваше величество, — отозвался бесстрастный мужской голос и за дверью послышалась возня и предсмертный крик дворецкого.

Часть 10

В швейной мастерской повисла тяжелая атмосфера. Со стороны могло показаться, что рыдающая на полу девушка была самой несчастной. В действительности, ею являлась стоявшая с каменным лицом эльфийка. На ее глазах, казавшаяся такой близкой возможность спасения сестер, исчезла. Гелу кляла себя за то, что так и не набралась смелости попросить в долг у господина Сайтамы. Она все ждала подходящего момента для разговора, но, в итоге, его деньги были украдены у нее из-под носа.

Неприметная девушка в темном плаще, зашедшая в швейную мастерскую вскоре после того, как Сайтама покинул её, незаметно для окружающих, стащила оставленную без присмотра коробку.

Соня считала себя виновной в случившемся. Ей герой вручил свои сбережения. Но, когда девушку позвали в другую комнату, чтобы выбрать цвет ткани будущего платья, она забыла обо всем и оставила свою тяжелую ношу лежать на столе. Энри тоже винила себя за невнимательность. Гелу считала себя виновной втройне. Из всех девушек, она одна обладала обостренными чувствами и точно должна была заметить момент кражи. Но она не заметила. Никто из находящихся в мастерской людей не заметил этого. Пропажа обнаружилась лишь тогда, когда все детали заказа были уточнены, и пришло время выплатить задаток.

Оказавшись перед лысым парнем, девушки готовы были сквозь землю провалиться. Соня в истерике протирала собой грязный пол мастерской, но остановилась и затихла, когда увидела неожиданные эмоции на лице прежде невозмутимого героя. Сайтама был не похож на себя. Он поник и выглядел подавленным и разочарованным одновременно. Казалось, он готов был заплакать.

Не ожидая подобного, все девушки кинулись утешать расстроенного парня. Немного успокоившись, Сайтама вытер нос и уверенно заявил, что найдет вора! Нужны лишь его приметы и примерное описание. Это звучало самонадеянно. Искать вора в большом городе, было всё равно, что искать иголку в стоге сена. Тем более, полностью лица воровки никто не видел, половину скрывал алый платок.

Единственной отличительной чертой, по которой можно было узнать вора, был необычный элемент снаряжения. Гелу случайно заметила мельком выглянувший из-под плаща край кожаного нагрудника, на который были нашиты золотые и платиновые пластинки. Эти пластинки по форме напоминали выданный в гильдии авантюристов жетон, поэтому эльфийка и обратила на него внимание.

Не имея возможности оплатить заказ, Сайтама, в сопровождении поникших девушек, покинул швейную мастерскую. Он попросил своих спутниц вернуться в гостиницу, а сам отправился на поиски вора.

Парень быстро понял, что его затея бесперспективна. Большинство жителей И-Рантеля предпочитало носить на улице однотипные походные плащи. Чтобы увидеть необычное снаряжение, по которому он смог бы определить преступника, ему пришлось бы останавливать каждого встречного и требовать распахнуть плащ. Сайтама немного походил по улицам города в надежде встретить человека, несущего в руках похищенную коробку, но, не встретив никого подходящего, поплелся в гильдию авантюристов.

Раз потерянных денег было не вернуть, нужно было заработать новые. Сайтама не стал рассчитывать на деньги из оружейной лавки потому, что не знал, как скоро вернется ее хозяин. Продажу своего оружия парень решил отложить на крайний случай. Номера «Золотого стандарта» были оплачены на несколько дней вперед, поэтому ночлег и питание пока не были проблемой. Но, к тому моменту, как его попрут из гостиницы, было бы неплохо взять новое задание в гильдии авантюристов.

* * *
За день до этих событий, лидер команды «Серебряные шары», Тупак Шампур, с тяжелым сердцем возвращался в И-Рантель. Хотя в том, что в пути на них напали огры, не было его вины, он все равно чувствовал себя виноватым. Его душу беспокоили два момента. Первый — вернулись ли его клиенты в город целыми и невредимыми? Братья Бёрны не могли похвастаться закаленной в походах фигурой. Тучные мужчины с трудом сидели на лошади без седла, а впереди им предстояло многочасовое путешествие. В дороге могло случиться что угодно: от нападения бандитов, до повторной атаки огров. Если Курт и Рассел будут вынуждены гнать лошадей во весь опор, никто не гарантировал, что они не свернут себе шею, упав с лошади.

Вторым моментом был оставленный на дороге груз. Тупак спас хозяев каравана единственным доступным ему способом — отослав подальше от смертельно опасного места. Любой видевший огров и знающий их силу, подтвердит, что выстоять против трех великанов командой из четверых человек просто невозможно. Тупак готовился умереть страшной смертью, как вдруг стал свидетелем настоящего чуда. Лысый незнакомец в считанные секунды и в одиночку расправился с целой армией великанов. Он легко орудовал неподъемным топором и, прихватив его с собой, исчез в лесной чаще в сопровождении признавших его господином гоблинов.

Если бы его товарищи не видели то же самое, он бы посчитал, что сошел с ума или стал свидетелем иллюзии. Пораженные увиденным, члены его команды посчитали лысого незнакомца великим заклинателем. Его возможности далеко выходили за пределы обычных людей. Такими возможностями в Королевстве обладали лишь постигшие секреты магии люди.

Ужасный запах, исходивший от трупов великанов, быстро обратил внимание людей на совсем другие проблемы. Тупак покинул обоз, чтобы удалиться от смрада и найти члена своей команды, но для гильдии такое поведение означало нарушение условий контракта с заказчиком. Тупак был готов признать свою вину и отказаться от вознаграждения за работу, но это не избавило бы его от ответственности за гибель сыновей заказчика и штрафа за потерянный груз. В зависимости от стоимости груза, штраф мог вылиться в огромную сумму.

Сжав кулаки, он прошел в центральный зал гильдии, готовясь принять тяжелые вести. Обычно, в послеобеденное время в зале толпилось множество народа. Новички искали компаньонов. Служащие гильдии обсуждали с заказчиками условия новых контрактов. Были тут и те, кто приходил в гильдию, чтобы услышать последние новости о подвигах авантюристов, найденных ими сокровищах и редких артефактах.

Но в этот день зал почти пустовал. Тупак удивленно окинул глазами пустые столы и подошел к стойке, за которой стояла знакомая ему служащая, по имени Кристи.

— Добрый день, госпожа Кристи, могу я к вам обратиться? — спросил крепкий мужчина с черными вьющимися волосами, которых едва коснулась седина. — Конечно, господин Тупак, чем я могу быть вам полезна? — ответила немолодая, но еще привлекательная женщина в строгой черной одежде. — Тихо сегодня, что-то произошло? — натянуто усмехнувшись, чтобы скрыть напряжение в голосе, сказал мужчина и кивнул в сторону опустевшего зала. — Вы, наверно были на выезде, господин Тупак, так ведь? — Да. — Произошло нечто необычное. Господин Бурдон собрал в гильдии всех свободных авантюристов от золотого ранга и выше и призвал их оказать помощь команде авантюристов «Синяя Роза». Хотя он и словом не обмолвился о вознаграждении, многие восприняли это предложение с восторгом. Многим командам было лестно поработать вместе с легендарными «адамантовыми» авантюристами. Сегодня утром, все они выдвинулись на север. Глава отделения направился вместе с ними. — На север? Что же там случилось? — Я не знаю подробностей, но я слышала, что кроме авантюристов в походе участвуют еще пятьдесят арбалетчиков, которых предоставил из городской стражи господин мэр. — Должно быть, они пошли на бой с сильным и летающим монстром. Может даже драконом. Жаль, что я не буду в этом участвовать. — Это всё, что вы хотели спросить? — поинтересовалась женщина. — Нет, — нахмурившись, сказал Тупак, — я хотел узнать, нет ли какой-нибудь информации от заказчика по моему текущему заданию.

Женщина взяла из рук авантюриста листик с текстом и удалилась за ширму. Спустя несколько минут, она вернулась с тугим мешком монет.

— Вот ваше вознаграждение, господин Тупак. Пересчитайте, здесь восемьдесят серебряных монет, как и было указано в договоре. — То есть как? — удивился мужчина. — Что не так? Вы рассчитывали на другую сумму? — Нет, не думал, что заказчик уже успел подтвердить выполнение задания. — Тем не менее, тут стоит подпись господина Бёрна и его младшего сына.

Тупак почувствовал, как гора свалилась с его плеч. Заказчик подтвердил выполнение задания в полном объеме. Это значило, что Бёрны живы и претензий или штрафов к команде «Серебряные шары» не было. Окрыленный, Тупак быстро покинул гильдию и вернулся к своим товарищам. Они поделили деньги, и пили за здравие Бёрнов и лысого парня до глубокой ночи.

Очнувшись поздним утром, Тупак вспомнил, что не передал в гильдию информацию об уничтожении у леса Тоб большого отряда великанов. Он настолько обрадовался хорошим вестям, что забыл обо всем. Приняв душ и необходимую тяжелой голове кружку пива, Тупак нетвердой походкой направился в гильдию. Его разбирало любопытство, кем был этот лысый парень, которого он сначала принял за авантюриста железного ранга. Теперь он думал, что просто неправильно воспринял его ранг из-за «медной» спутницы. Обычно, в командах собирались люди одного уровня, но бывали и исключения. Команда авантюристов железного ранга могла принять новичка. Почему бы это не сделать и кому-то посильней. Тупак гадал. Возможно, лысый парень был авантюристом орихалкового, нет, даже адамантового ранга, но прибыл издалека и не был так известен в Королевстве, как «Синяя Роза». Положив руку на сердце, он готов был признать, что продемонстрированные незнакомцем способности, были непостижимы. Они выглядели куда более впечатляюще, чем все, что он слышал и знал о способностях «Синей Розы».

Оказавшись в гильдии, Тупак еще раз удивился полупустому залу. Все говорило о том, что авантюристы еще не вернулись из похода. Заметив у доски с заданиями лысого парня, он замер от волнения. Стараясь не шуметь, Тупак осторожно подошел к незнакомцу и кинул взгляд на его грудь. Жетон, висевший на шее, как и прежде, скрывала одежда. Мужчина занял место у доски, делая вид, что подыскивает задание для себя. На самом деле, он искоса следил за тем, какого уровня задание собирается выбрать незнакомец.

Лысый парень переводил взгляд с одного листка на другой и хмурился. Проследив его взгляд, Тупак увидел задания для золотого и платинового ранга. На доске гильдии И-Рантеля не было заданий для групп, выше платинового ранга. В этом отделении было лишь три команды более высокого ранга. «Мифриловыми» были «Курагура», «Небесный волк» и «Радуга». Так как услуги этих команд были крайне востребованы, задания для них не вывешивались на доску. Обычно, все «мифриловые» собирались в отдельном кабинете вместе с главой отделения и, после долгого обсуждения выбирали, кому задание подойдет больше всего. Глава не желал рисковать своими лучшими авантюристами и иногда высылал перед ними «в разведку» команды рангом пониже. Не нужно говорить, чем заканчивалась такая «разведка». Тупак считал подобную практику главы возмутительной. Посланным на разведку не сообщался реальный уровень угрозы и они, зачастую, погибали от сильных монстров или других опасностей.

Лысый парень продолжал хмуриться, и Тупак решил, что он недоволен низким для него уровнем заданий. «Наверное, он искал задание, достойное его адамантового ранга», — подумал Тупак, и, когда лысый парень сорвал с доски один из листов, впился в него глазами. «Задание для платинового ранга — взял самое сложное из имеющегося!» — отметил мужчина.

Почти бессознательно, Тупак проследовал за незнакомцем к стойке и, заняв столик недалеко от него, стал внимательно вслушиваться в обрывки разговора.

— …Почему нельзя? — Это даже не из-за ранга. На вас подали жалобу. Пока она не будет рассмотрена или заказчик не отзовет жалобу, вы не сможете браться за другие задания. — Ясно. — Простите, господин Сайтама, — тяжело вздохнув, сказала работница гильдии, — я не знаю всех подробностей, но лучше вам не доводить дело до рассмотрения в гильдии. Мой вам совет — если это возможно, уладьте ваши разногласия с заказчиком лично. Лучше, если он сам отзовет жалобу. Репутация для авантюриста стоит выше золота. — Где я могу его найти? — Секундочку… Жалобу подал… Энфри Баррел. Лавка его семьи находится совсем недалеко отсюда. Два квартала вниз по улице. Это в сторону восточных ворот. — Спасибо. — Утрясите ваши дела, пусть заказчик заберет свою жалобу, и вы сможете взять новое задание в гильдии.

После этих слов, лысый парень кивнул и покинул гильдию. Тупак наблюдал, как Кристи снова закрепила листок с заданием на доске и вернулась за стойку. Дождавшись этого, он снова обратился к ней:

— Я хотел передать в гильдию некоторую информацию. Хотя, раз господин Сайтама уже побывал здесь, вы, скорее всего, получили отчет об убийстве огров во всех подробностях. — Убийство огров? — переспросила женщина. — Да, я был там и видел всё своими глазами. Я готов подтвердить, что господин Сайтама убил всех тех великанов, о которых доложил вам. — Убил великанов? — удивилась женщина, — извините, я проверю записи.

Спустя десять минут Кристи вернулась за стойку и уверенным голосом сказала:

— Господин Тупак, боюсь, нам ничего не известно о великанах, которых убил этот авантюрист. Возможно, вы что-то путаете. Господин Сайтама взял задание для медного ранга и даже с ним не смог справиться. Заказчик подал жалобу.

Тупак слушал слова женщины, и с трудом скрывая возмущение. «Как заказчик, которого ждала неминуемая смерть, мог проявить такую вопиющую неблагодарность к своему спасителю!» — думал он. Да таких заказчиков надо пинками из гильдии гнать. Когда эмоции улеглись, Тупак взял лист бумаги и во всех подробностях изложил события, произошедшие на дороге у леса Тоб. Он написал о том, как «Серебряные шары» отбились от гоблинов и хитроумно одолели огра. Как его караван заблокировал дорогу и встретил повозки, преследуемые тремя великанами. И, конечно, он во всех красках описал свое чудесное избавление от смерти, которое ему даровал «заклинатель» Сайтама!

* * *
Над входом в алхимическую лавку семьи Баррел висело большое изображение ракушки голубого цвета. Сайтама тяжело вздохнул и пересек порог лавки. Буквально с первых шагов, он ощутил напряженную атмосферу и неприятный душок, наполнявшие помещение. За стойкой стояла мерзкого вида старушка. В её чертах угадывалось родство с худощавым парнем. Такие же глубоко посаженные глаза и тонкий крючковатый нос. Сайтама ощутил, что от нее несло тем же характерным неприятным запахом, который он чувствовал и от Энфри.

— Добрый день, — поприветствовал парень. — Мда, чего желаете? — недовольным тоном спросила старуха. — Я хотел бы поговорить с Энфри Баррелом, если можно. — Не выйдет, его здесь нет. Мой непутевый внук умчался в деревню Карн за своей тупой деревенской юбкой. Так бы и стукнула его по лбу, да не поможет. — Да, и давно он уехал? — Да вот уже два дня как. — Странно, мы вместе были в деревне Карн, но еще вчера он уехал оттуда и должен быть в городе, раз оставил жалобу в гильдии, — потирая подбородок, задумчиво сказал Сайтама. — Как?! — встрепенулась старушка, — он уже вернулся? Тогда становится ясно, кто открыл решетку, прикрывающую спуск в канализацию. А я все удивлялась, когда я умудрилась открыть ее и забыть. Этому лентяю несдобровать! Вечно он отлынивает от работы. Он что думает, его бабка будет работать за него! Небось, опять спит в своей комнате, тунеядец!

С этими словами, раздраженная старушка оставила свое место и засеменила по лестнице, ведущей на второй этаж. Сайтама остался ждать ее возвращения у стойки, но, услышав, как старушка сдавленно вскрикнула, поспешил вслед за ней. В комнате Энфри были видны следы борьбы. На простыне и полу остались засохшие капли крови. Старушка сидела на полу у кровати, держась за сердце. Она скорчила на лице страдальческую гримасу, из-за чего стала выглядеть еще уродливей.

В фильмах Сайтама видел, что шокированному человеку нужно дать стакан воды. Как будто специально для этого случая на тумбочке стоял кувшин и коричневая глиняная кружка. Старуха вопросительно уставилась на предложенную ей воду и, оттолкнув руку незнакомца, подскочила на ноги.

— Что делать? Мой внук пропал. Кровь. Похитители ранили его! — кричала она.

Сайтама не знал, что делать. В его мире нужно было позвонить в полицию и ждать ее прибытия. У него не было опыта выслеживания преступников. Противники Сайтамы не старались действовать скрытно. Ощущая свою безмерную силу, они шли напролом, а столкнувшись с лысым парнем, покидали этот мир, не успев осознать свою ошибку.

— Стой-ка, я точно помню, что вчера вечером решетка, прикрывающая канализацию, была закрыта! Я сама сливала туда испорченные эликсиры. Энфри не стал бы спускаться в подвал, чтобы не столкнуться со мной. Значит, это сделали похитители. Моего внука похитили ночью или утром, — рассуждала Лиззи Баррел. — Вы авантюрист? — спросила старушка, а когда Сайтама кивнул, добавила, — тогда я нанимаю вас! Нет времени оформлять заказ, сейчас же идите и верните моего внука! Похитители где-то в канализации. Мой внук ранен и может истечь кровью. — Ну, пока Энфри не заберет жалобу, мне все равно не видать работы. Ладно, я найду его, — пообещал Сайтама, еще не зная с кем связался.

Услышав утвердительный ответ, старушка потащила лысого парня к решетке, ведущей в городскую канализацию. Она дала ему с собой факел и пару бутылочек укрепляющего зелья и чуть ли не силой затолкала в темный, узкий колодец.

* * *
В прошлом, Каджит был добрым человеком. Он любил весь мир, но всё изменилось, когда его любимая мама умерла. Это ужасное событие навсегда изменило его. Он сделал смыслом своей жизни поиск способа ее воскрешения. Не покладая рук, он десятилетиями изучал труды храмовников и запретную литературу некромантов. Годы прошли, а он так и не смог достичь результата. Так Каджит оказался в тайном обществе Зуранон. Его члены по разным причинам искали вечной жизни. Существовал верный способ продлить своё существование. Правда, в виде магической нежити. Адепты древнего культа утверждали, что после особого ритуала, человек сохранял все свои знания и личность, получая при этом вечную жизнь в мертвом теле. Было достаточно провести жертвенный ритуал и закрепить страданиями жертв свою душу с мертвой плотью.

Понимая, что его время на исходе, Каджит откинул свою человечность и сам устроил похищение девяти человек, необходимых для кровавого ритуала. После ритуала его тело изменилось. Его больше не тревожил холод, жажда и желание кушать. Тело стало холодным и сморщенным. Волосы выпали. Кожа приобрела мертвецки серый оттенок. Изменения коснулись не только потребностей и внешности. Они затронули и его личность. Каджита перестали волновать посторонние мысли и чувства. Он мгновенно забыл, на что потратил всю свою жизнь и зачем желал продлить её.

Он медленно, но верно двигался к своей новой цели. Какой цели? Конечно же — убить всех живых! Какая еще цель может быть у нежити. Живой мир слишком уродлив, суетлив и недолговечен. Его надо угомонить, успокоить, убаюкать в могильном холоде вечного покоя. К сожалению, живые не собирались умирать без сопротивления. Многих последователей общества Зуранон поймали и лишили их вечной жизни. Нужно было защитить мёртвых от живых.

В этом должно было помочь золото, которое так любят люди. Оказываясь на пороге смерти, некоторые состоятельные люди жертвовали Зуранону свои немалые сбережения. В обмен, они желали получить вечную жизнь. И они получали желаемое. Правда, эта жизнь больше была похожа на вечную смерть. Прошедшие ритуал люди присоединялись к армии нежити, заполнившей подземный некрополис в центре равнин Каз. С годами, Каджит все больше забывал, кем он был, пока не стал нежитью. Собранные с «клиентов» деньги он вкладывал в усиление могущества Зуранона. В основном тратился на редкие магические предметы, называемые в мире живых «проклятыми». «Проклятые» вещи высасывали из живых существ жизненную и магическую энергию. На нежить они действовали прямо противоположно.

Лучшим поставщиком «проклятых» предметов для Каджита, оказалась рыжеволосая девушка по имени Клементина. В прошлом, она была членом «Черного писания», особого отряда Теократии Слейн. Но она покинула «Черное писание», когда осознала, что достаточно сильна, чтобы противостоять их преследователям. Напоследок, она выкрала одно из сокровищ, которое должен был охранять ее отряд. Сокровище было ни чем иным, как «Короной шаманской принцессы». Вещь была проклята. Она сводила с ума и ослепляла своего носителя. Все это сопровождалось огромным выбросом негативной энергии. Артефакт являлся крайне опасной вещью. Некроманты всего мира мечтали заполучить его для своих целей.

Каджит щедро заплатил Клементине за корону. Оставалось найти подходящую жертву и он смог бы осуществить свое желание — умертвить целый город. Хотя у него было достаточно слуг, Каджит поручил поиск жертвы Клементине. Для ритуала нужен был кто-то магически одаренный, желательно на уровне мага третьего ранга. Для поиска подходящей личности, Каджит дал ей специальный артефакт, определяющий уровень магической энергии человека при касании.

Справедливо предположив, что самые одаренные люди в городе должны быть в магической академии и гильдии авантюристов, Клементина направилась в более доступную для посещения гильдию и, на удивление быстро обнаружила подходящую кандидатуру. Ею оказался худощавый парень по имени Энфри Баррел, стоявший у стойки. Дважды убедившись, что худой парень именно тот, кто ей нужен, Клементина проследила за ним до лавки «Голубая устрица». Её удивило, что парень пробирался в дом, как вор. Он не вошел в парадную дверь, как сделал бы любой нормальный человек, а влез внутрь дома через окно второго этажа.

Тайная база Каджита находилась под старым кладбищем И-Рантеля. Служители Зуранона прокопали тайный проход, соединявший базу с городской канализацией. Это позволяло похищать людей для очередного кровавого ритуала и незаметно переправлять их на базу по подземным тоннелям канализации.

Дождавшись ночи, Клементина влезла в комнату Энфри Баррела, точно таким же образом, как это сделал он сам. Филигранно повредив голосовые связки парня своим кинжалом, она оглушила его и связала. Выждав удобный момент, она спустила его в канализацию, проходившую прямо под домом. Там груз уже поджидали приспешники Каджита. Тащиться по дурно пахнущим коридорам канализации Клементине не хотелось. Она покинула дом через окно и, используя навык скрытности, добралась до своего номера в дорогой гостинице. Проведя ночь в мягкой и теплой постели, Клементина отправилась на базу заказчика за вознаграждением.

По дороге, её внимание привлекла эльфийка, мелькнувшая в окне швейной мастерской. Воспитанная в Теократии, Клементина презрительно относилась к эльфам. Даже полностью отказавшись от их веры, она не могла выносить свободно гуляющих по улице или улыбающихся эльфов. Эльфийка в ателье улыбалась. Ее лицо просто светилось от счастья. Клементина заглянула через окно внутрь мастерской. Две девушки в грубой крестьянской одежде и такая же убого одетая эльфийка с воодушевлением выбирали себе платья. Скривившись, Клементина решила незаметно обокрасть их. Оказавшись без денег, эти дурнушки уже не будут так радостно смеяться. Натянув на нос платок, она вошла в мастерскую.

Осмотрев девушек и не обнаружив на их поясах мешочков с монетами, она догадалась, что деньги могут находиться в коробке, крепко сжимаемой одной из них. Улучив момент, она стащила коробку и была не на шутку удивлена, обнаружив в ней большое количество золотых монет. Скрывая свой трофей под плащом, Клементина в приподнятом настроении достигла базы заказчика.

Каджит планировал свою атаку на город долгие десятилетия. Благодаря «Короне шаманской принцессы», его мечта могла сбыться очень скоро. Заплатив Клементине обещанное вознаграждение, он хотел поскорее вернуться к подготовке ритуала.

— Что еще я могу сделать для Зуранона? — игривым тоном спросила девушка. — Ты больше не нужна мне, исчезни, — не скрывая своей неприязни, ответил Каджит и отвернулся спиной, — а будешь донимать меня, сделаю из тебя зомби. — Неужели ты думаешь, что я, Клементина, достигшая уровня героев, испугаюсь жалкого некроманта?

В подтверждение своих слов, она пулей кинулась на недавнего партнера и проткнула его насквозь своими острыми кинжалами. Нанеся смертельные для человека раны в шею и печень, Клементина отскочила назад и с удивлением уставилась на свое оружие. На лезвиях не было крови.

— Напрасная трата сил, — безразлично сказал Каджит, — я не обычный некромант, тебе не убить меня. Хотя правильней будет сказать — тебе не убить то, что уже мертво. — Понятно, — раздраженно сказала Клементина, — ты уже почти нежить. Я слышала, сегодня в город должна вернуться «Синяя Роза». Даже тебе не победить их. Твоя затея обречена на провал. — Идиотка, ты сама отдала мне корону, — излучая полную уверенность в своих словах, сказал Каджит, — этот город обречен. Никакие жалкие авантюристы и заклинатели не спасут его жителей. — Вся нежить такая самоуверенная? Пусть я и не могу заколоть тебя, но зато могу порезать на мелкие кусочки, — скривив кривую ухмылку, пригрозила Клементина. — Попробуй, — с угрозой в голосе предложил Каджит.

Клементина повторила свою атаку, но в этот раз перед чернокнижником резко возникла стена костей и кинжалы застряли в ней.

— «Костяная тюрьма», — сказал Каджит, и вокруг Клементины появилось подобие клетки, сплетенной из длинных толстых костей.

Выражение лица девушки изменилось. Оно стало серьезным. Она применила боевую технику укрепления и ускорения тела и одним сильным ударом ног, разрушила свою тюрьму.

— Ты сильна, но я все равно не выпущу тебя наружу, пока не закончу ритуал. Тогда-то ты и увидишь, почему никому не спастись от меня. Да. Я позволю тебе стать первой зрительницей театра смерти. — Ты думаешь, меня волнуют жизни этих никчемных людишек? — расхохотавшись, сказала Клементина, — Когда ты устроишь в городе переполох, я озолочусь. Мне только на руку, чтобы ты убил всех его жителей. — Если тебе это на руку, тогда не мешайся у меня под ногами. — Договорились. Я, так и быть, посижу немножко без дела, раз ты готов поделиться.

* * *
Вокруг худощавого паренька, лежащего на пиктограмме с кроваво-красной короной на голове, стояло шесть фигур в черных робах. Все они были служителями культа Зуранона. Каджит стоял среди них и держал на вытянутой руке черную сферу. «Корона шаманской принцессы» быстро выпивала соки своей жертвы, передавая её предмету-накопителю. В конце концов, сфера в руке Каджита загорелась черно-красным свечением.

— Наконец-то! — воскликнул Каджит, — вторая жемчужина смерти наполнена! Мы можем начинать ритуал!

Каджит собрал своих помощников и вышел на поверхность из своего тайного укрытия. Выход из подземной базы был скрыт под надгробной плитой внутри небольшой крипты. Клементина последовала за ним. Каджит выглядел счастливым, если такое вообще можно сказать о нежити. Его уродливые складки на лысой голове разгладились, отчего он мог внешне сойти за вполне живого, но очень древнего старца. Каджит с помощниками прочитал очень нудный и длинный текст из толстой черной книжки, и земля вокруг зашевелилась. Скелеты во всех могилах пробудились, получив заряд негативной энергии и стали выбираться на поверхность.

— И это все? — презрительно фыркнула Клементина, забираясь на крышу крипты.

Нормально двигаться ей мешала недавно украденная коробка. Нежить ненавидела живых и нападала на них при первой же возможности, поэтому, забраться на недосягаемую для скелетов высоту было вполне разумным решением. Каджит не ответил недостойной внимания девице. Он наслаждался картиной восстающих из земли скелетов. Их были сотни, а когда все они выберутся наружу, их будет десятки тысяч! Картина скапливающейся вокруг нежити начала беспокоить Клементину. Ее становилось слишком много, такими темпами скелеты заберутся к ней, по спинам «товарищей».

Скелеты накинулись на живых прислужников Каджита. Несмотря на их жалобные просьбы, он не стал спасать их. На самом деле, он не мог контролировать поднятую нежить. Ни один некромант не способен контролировать такие орды. Скелеты не трогали Каджита, но уже нацелились на живого свидетеля, сидящего на крыше крипты.

* * *
Сайтаме казалось, что он находится в канализации целую вечность. Он долго кружил по однообразным каменным коридорам, пока, наконец, не вышел к узкому тоннелю с деревянными распорками. Парень прошел по нему и уперся в небольшую дверь, запертую с другой стороны. Слегка толкнув дверь, он случайно сорвал ее с петель и оказался внутри довольно просторной и тускло освещенной комнаты. В ее центре, на каменном полу, лежал Энфри. Сайтама проверил пульс парня. Он был все еще жив, но похоже, пребывал без сознания. В полумраке было сложно разобраться, что с парнем. Нужно было выбраться на свет. Осмотрев комнату, Сайтама обнаружил лестницу, ведущую наверх. Подхватив с пола тощего парня, он стал взбираться по ней. С Энфри спал надетый на голову предмет, и он тут же очнулся.

Конец лестницы выходил на поверхность земли, через замаскированный под саркофаг тайный проход. Плита саркофага была сдвинута, поэтому стоило Сайтаме показаться над ее поверхностью, как в крипту хлынул поток скелетов. Один обычный удар превратил ближайших скелетов в труху и откинул волну назад, но их было так много, что на секунду откинутые назад, они продолжили напирать, одной сплошной стеной. Сайтама услышал громкий крик снаружи крипты.

— Сокровища смерти — костяной дракон.

Это был крик Каджита. Он активировал создание сильной нежити из костей слабой, благодаря жемчужине смерти. Поток скелетов хлынул назад и стал собираться в гигантскую фигуру костяного дракона. Все десять тысяч скелетов превратились в вершину магического искусства некромантии в этом мире — неуязвимого для магии и обычного оружия, костяного дракона. Именно его Каджит и стремился создать. Перед лицом столь сильной нежити не сможет устоять никто. Каджит был в этом абсолютно уверен.

Догадавшись, во что превращаются скелеты, Клементина поторопилась слезть с крипты и спрятаться внутри. Костяной дракон был всё той же нежитью, а это значило, что он сразу убил бы ее, если бы заметил. Тут она и встретила незнакомца с тощим парнем на плече.

Сайтама сразу заметил её необычный нагрудник в пластинах и коробку в руках. Не говоря ни слова, он одним движением забрал у нее коробку и глянул в глаза таким убийственным взглядом, что было понятно без слов: «Только вякни, убью на месте!»

Клементина была не из пугливых, она мгновенно выхватила из-за пояса свои кинжалы и атаковала его в голову, собираяясь ослепить своего грабителя, но отхватила опережающий удар в голову. Кулак парня сбил голову воровки с плеч и, проломив ее лицевые кости, украсил содержимым черепа серые стены крипты. Тело без головы продолжило движение по инерции и, пролетев вперед еще несколько метров, упало на пол, напоровшись на свои же кинжалы.

Часть 11

Людей, способных использовать магию, в Королевстве было чуть больше тысячи. Обычно, этот дар проявлялся еще в раннем детстве. Одаренных детей ценили и для развития их врожденного таланта в шестилетнем возрасте направляли в магическую школу. Обучение и содержание юных магов оплачивалось из королевской казны. Таким образом, детям прививались не только знания, но и чувство долга своей стране.

На втором-третьем году обучения становилось ясно, каким потенциалом обладал воспитанник. Подавляющему большинству магов были доступны заклинания только первого и второго уровня. После окончания школы такие маги получали звание заклинателя первого ранга. Если ученик был способен активировать заклинания третьего уровня — то сразу получал второй ранг. Таких магов во всем Королевстве было меньше сотни.

После восьми лет обучения в магической школе, они могли продолжить бесплатное обучение в магической академии или поступить на королевскую службу. Большинство магов второго ранга продолжали обучение в надежде овладеть заклинаниями четвертого уровня. К сожалению, это удавалось немногим. Звание заклинателя третьего ранга в Королевстве носили только семеро.

Тео Рейкшир — был в их числе. Глава магической академии И-Рантеля, худощавый мужчина средних лет уже давно привык к заискивающим взглядам и шепоту восхищения за спиной. Его авторитет в магической академии был огромен, но сам Рейкшир был недоволен собой. Он мечтал достичь высот имперского архимага Фёдора Парадина. По неподтвержденным данным, проживший уже две сотни лет старик мог активировать заклинания пятого и даже шестого уровня!

В Королевстве тоже было два человека, чьи магические способности превышали третий ранг. Это была секретная информация, но по своим каналам Тео узнал, что оба они были членами «Синей Розы». Прекрасная Лакюс, используя силу своего легендарного меча, могла сотворить заклинание «Воскрешение» пятого уровня. В остальном, её магические способности были средними, где-то на уровне заклинателя второго ранга.

Второй член «Синей Розы», заклинательница Ивилай, чье имя уже вошло в легенды из-за её потрясающей магической силы, владела заклинаниями вплоть до пятого уровня, но в узком спектре. Тео знал, что она являлась магом земли. Ивилай не могла вызывать небесный огонь, леденящий холод, но заклинание «град кристальных осколков» пятого уровня было способно уничтожить небольшую армию за несколько секунд. Так говорилось в секретных докладах, копии которых ему удалось выкупить.

Тео стремился добиться большей магической силы. Ощутив потолок личных способностей, он начал искать редкие магические предметы и магические свитки. Следуя примеру Лакюс, он желал превысить свой предел с их помощью. К сожалению, сильнейшие магические предметы были бесценны и хранились в сокровищницах правителей стран. Даже будучи главой магической академии, Тео Рейкшир не мог надеяться получить их в свое пользование. Но иногда, авантюристы находили новые в логовах убитых чудовищ или заброшенных подземельях.

Тео взял себе за правило ежедневно посещать гильдию авантюристов и базар магических предметов И-Рантеля. Он наладил дружеские отношения с главой гильдии и получил возможность первым узнавать обо всех новых магических предметах, добытых авантюристами. Фактически даром он оказывал гильдии услуги по распознанию диковинных предметов, делал подробное описание свойств и определял их ориентировочную стоимость. Тео надеялся найти среди предметов то сокровище, что позволило бы ему стать легендарным заклинателем. Таким, как Фёдор Парадин.

В это утро Тео делал свой ежедневный обход самого дорогого участка торгового квартала — магического базара. В этом месте стояли не убогие навесы для выносной торговли, а соревнующиеся красотой отделки магазины с широкими витринами и витражами из разноцветного стекла.

Всё в этом месте говорило об исключительности и дороговизне предлагаемого товара. В красивых витринах, застеленных дорогими тканями, как истинное сокровище, лежали драгоценные свитки и уникальные зачарованные предметы. Не знающему человеку могло показаться безумием, что в большом магазине могло продаваться всего несколько предметов. Но для настоящих ценителей магии, знающих цену подобных предметов, такое представление товара казалось вполне естественным.

Глава магической академии любил бывать в этом районе не только потому, что владельцы магазинов высоко ценили его. Стоило одному из торговцев заполучить новый товар, как Тео сразу приглашали распознать и оценить его. Таким образом, он получал эксклюзивный доступ к магическим предметам, до того, как его выставят на продажу.

Мужчина обошел все магазины, но так и не увидел ничего нового. Часть магических предметов нашла новых хозяев, но на их место не легли новые. Дорогие витрины выглядели откровенно пустыми и такая ситуация продолжалась далеко не первый месяц. Причина была очевидна. Сильнейшие авантюристы И-Рантеля были слишком заняты бесконечными набегами монстров из леса Тоб и равнин Каз и перестали посещать древние руины и выискать новые тайники. Да и само количество неисследованных мест стремительно сокращалось. А те места, куда можно было отправиться на поиски сокровищ, были слишком опасны.

Тео изнывал от желания прикоснуться к новым магическим артефактам. Наверное, поэтому он не стал сразу возвращаться в академию, а решил обойти торговый квартал целиком. Заглянув в сотни лавок и мастерских, он так и не увидел желаемого. Разочарованный, он собирался идти назад и вдруг краем уха услышал разговор двух людей, делившихся впечатлениями:

— Ты видел, тот парень держал в руках бердыш из цельного адамантиума! — Вряд ли это был адамантиум. Он же очень тяжелый. Наверняка, это была подделка. — Подделка?! Ничего ты не понимаешь, его лезвие светилось изумрудным светом! Кто станет зачаровывать подделку. — Это так. Но зеленое свечение выглядит очень необычно. Какое зачарование дает такой эффект? А может, это оружие проклято?! Разве не зеленым светом горят глаза высшей нежити? — Все тебе не так, Карл. Ну, а как тебе его необычное копье, разве оно не было великолепно? — Да, соглашусь, золотые символы на черном металле и кристальная сфера возле рукояти заинтриговали меня. Зачем делать оружие столь красивым? Но я не увидел свечения, значит, это было обычное копье, без дополнительных свойств?

Не дожидаясь, чем закончится разговор, Тео Рейкшир, нагло встрял между двумя собеседниками.

— Простите, уважаемые, о каких предметах вы сейчас говорили и где их видели? — … — Вчера, возле кузницы старого горбуна, один лысый парень держал их в руках, — немного смутившись от неожиданного вторжения в разговор, сказал один из незнакомцев. — С ним еще была эльфийка с медным жетоном авантюриста на груди, — добавил второй. — Еще раз простите за моё поведение, но вы не слышали случайно имени этого парня или его длинноухой спутницы? — Лысого звали Сайтама, — почесав затылок, сказал первый парень, — странное имя, вот я и запомнил его. Так к нему обращалась эльфийка. — Благодарю, господа, вы очень помогли, — с горящими глазами воскликнул Тео и быстрым шагом пошел в сторону гильдии авантюристов.

* * *
Первым появление нежити заметил дозорный восточной башни. В его обязанности входило наблюдение за окрестностями И-Рантеля. Обратить свой взгляд в сторону города его вынудила малая нужда. Тучному мужчине было лень тратить время на беготню по каменным лестницам, и он решил облегчиться прямо со стены. Устроившись поудобней, мужчина обвел глазами покосившиеся погосты старого городского кладбища и чуть не свалился вниз со стены, когда увидел массово выбирающихся из земли скелетов.

Дозорный поднял тревогу и вскоре четыре десятка стражей восточной стены стали свидетелями того, как быстро растущая в числе армия нежити начала собираться в центре кладбища и напала на пятерку людей в черных робах. Одну из фигур скелеты не тронули. Капитан послал людей в городскую управу и на другие участки стены. Нужно было сообщить об опасности мэру и поднять городской гарнизон на защиту горожан. После манипуляций некроманта, скелеты стали соединяться в одно целое. Дозорные в страхе попрятались со стен в башню, когда скрепленные заклинанием кости приняли форму огромного костяного дракона.

Монстр встал на лапы и поднял вверх свою голову. Он был огромен. Дракона можно было увидеть из любого уголка города. В городе началась паника. Обезумевшие от страха люди, в поисках спасения, ринулись к городским воротам. Монстр был так велик, что его увидела даже находящаяся в нескольких километрах от города колонна авантюристов, во главе с «Синей Розой».

Девушки остановили лошадей и потрясенно смотрели на огромную голову дракона, на десятки метров возвышающуюся над высокими башнями городских стен. Страшное зрелище посеяло смятение в их сердцах. Авантюристы в повозках притихли. Никто не хотел возвращаться в город, пока ужасный монстр находился там.

Единственным, кто видел дракона и оставался спокоен, был невысокий лысый парень, вразвалочку идущий мимо дракона в направлении выхода с кладбища.

* * *
Каджит трясся от восторга. Он не мог оторвать глаз от огромной фигуры дракона. Это создание было воплощением его представлений о силе и могуществе. Совершенное зло, способное истребить целые народы. Его нельзя было уничтожить, убив призывателя. По размеру, он во много раз превосходил своих живых «сородичей». Из-за огромной силы, полного иммунитета к магии и костяной структуры, уничтожить его было, фактически невозможно. Каджит уже представлял себе, как город и прилежащие к нему территории одна за другой становятся землями мертвых.

Полет его фантазии прервало странное поведение дракона. Тот склонил голову вниз, словно выискивая что-то у своих ног. Направив взгляд перед собой, Каджит понял, что привлекло внимание его творения. Вдоль огромных лап дракона, не торопясь, шел лысый человек в ярко желтом костюме и красных сапогах. Обнаружив свою цель, дракон внимательно следил за ней. «Почему дракон до сих пор не убил его?» — поморщившись, подумал Каджит и в следующую секунду осознал, что дракон ждал его приказов. Это невообразимо могущественное существо подчинялась сейчас ему одному! Только отсутствие приказа удерживало костяного дракона от уничтожения города.

— Дракон, убей человека у твоих ног! — громко прокричал Каджит.

Монстр ударил в землю своей огромной лапой, выполняя приказ. Каджита подбросило на месте, когда занесенная верх лапа обрушилась вниз. «Никто не сможет выдержать такую атаку!» — подумал он, наслаждаясь сценой стопроцентного убийства. Удар поднял вверх столб серой пыли. «Так-то лучше. Пора приказать моему слуге обратить И-Рантель в город мертвых», — подумал Каджит и прокричал, что есть силы.

— Дракон, убей всех в этом городе!

В ответ на его приказ, костяной дракон опять стукнул лапой по земле, но в этот раз по тому месту, где стоял сам Каджит. Разумеется, некромант не вынес такого удара. Его расплющило, превратив в мокрую лепешку из плоти и раздавленных костей. Каджит не учел тот факт, что слово «всех» относится и к нему.

Уклонившись от первой атаки костяного дракона, Сайтама, сместился под него. Так он ушел из зоны видимости противника и его злобного повелителя. Парень находился в неудобном положении. Его руки были заняты. Одной рукой он придерживал на плече Энфри, второй держал коробку с деньгами. До сих пор Сайтама не трогал дракона потому, что тот смирно стоял в стороне и никого не трогал. Но получив однозначный приказ от маньяка в черной робе, монстр стал представлять собой угрозу. Учитывая это и занятые руки, парень решил бить ногами. Высоко подпрыгнув вверх, Сайтама в прыжке нанес один точный удар ногой в голову костяного дракона. Опасаясь случайно нанести ущерб городу, парень старался бить не очень сильно. Своим ударом, он запустил голову дракона в бескрайние равнины по высокой траектории. Оказавшись без головы, костяное тело дракона повалилось на живот и застыло без движения.

Сайтама приземлился на его спину, перехватил тощего паренька и поспешил в лавку Лиззи Баррел, чтобы вернуть злобной старушке ее внука. Он надеялся, что очнувшись, Энфри осознает, что был неправ и заберет свою жалобу. После этого, он хотел поскорее навестить девушек, чтобы порадовать их известием о возврате денег.

* * *
Лиззи Баррел недовольно уставилась на лысого парня.

— Что с ним? Он выглядит полуживым. Я нанимала вас спасти моего внука, а не покалечить. — Когда я нашел его, он уже был в таком состоянии, — пожимая плечами, ответил Сайтама.

Бабка взяла с полки бутылку с жидкостью желтого цвета и влила ее в рот лежащего без сознания парня. Энфри быстро пришел в себя и схватившись за горло, стал рвать прямо на пол лавки.

— Отличное лекарство. Оно сразу подняло на ноги вашего внука, — желая разрядить напряженную атмосферу, сказал Сайтама. — Это моя моча трехнедельной выдержки, — уточнила старушка, из-за чего парень на полу вырвал еще раз.

«Надеюсь, она не входит в состав ваших эликсиров», — подумал лысый парень, а вслух спросил:

— Раз все хорошо и Энфри вернулся домой, может, он заберет свою жалобу из гильдии авантюристов? — Ш-ш-ш, — просипел Энфри и, нащупав дырку в горле, схватил с витрины эликсир голубого цвета и залпом выпил его. — Ах ты ж скотина! — заорала бабка, накинувшись на внука с кулаками, — он стоил два золотых! Ты выпил мой лучший эликсир! Будешь отрабатывать его весь следующий месяц!

Наблюдая семейную «идиллию», Сайтама подумал, что семья Баррелов не должна оставить потомства. Эти больные на голову люди могут отравить жизнь любому, с кем свяжутся.

— Ни за что! Я не заберу жалобу! — выкрикнул тощий парень, когда зелье исцелило его голосовые связки и злобным взглядом уставившись на Сайтаму, добавил, — ты заставил Энри влюбиться в тебя! — Я? — удивленно переспросил Сайтама, — зачем мне это? — Чтобы… чтобы она прислуживала тебе и для другого… — Насчет вашего вознаграждения за возвращение моего внука, — скорчив недовольную рожу, сказала старуха, — если бы мы подписали контракт, я бы подала на вас жалобу за то, что мой внук пострадал! Это уже вылилось мне в огромные расходы — кто вернет мне два золотых? Мой бедный мальчик испытывал такие сильные мучения, что выпил ценнейшее зелье в моей лавке. Радуйтесь, что мы не подписали контракт, а то, вы остались бы мне должны. Всего хорошего. Дверь там.

Сайтама понял, что такие жалкие люди не способны на благодарность. Лиззи Баррел была патологически жадным человеком. Это ее качество не могло не передаться внуку. Для Энри Эммот будет лучше не иметь никаких дел с таким семейством.

В гостиницу, Сайтама вернулся как раз к обеду. Он сообщил девушкам известие о поимке вора и возврате похищенной коробки. Девушки запрыгали от счастья, а когда эмоции улеглись, Гелу предложила проверить, всё ли на месте и ловкими движениями рук разложила монетки разного цвета в три кучки. Сумма в коробке не изменилась, но зато оказался посторонний предмет — небольшой мешочек с пятнадцатью золотыми внутри. Парень не знал, как он там оказался. Всё было просто. Его в коробку положила Клементина. Эти деньги ей заплатил Каджит за доставку Энфри в канализацию.

Гелу почувствовала укол совести. Деньги опять вернулись к Сайтаме, и даже в большем количестве, чем раньше и она опять терзалась соблазном взять их в долг. Она уважала лысого парня и решила сначала растолковать ему ценность монет из разных металлов, а уж потом просить о помощи. «Так он будет точно знать, какую большую сумму я прошу, но это необходимо сделать», — думала эльфийка.

* * *
— Ничего себе! — удивился Сайтама, — один желтый кругляк равен целой тысяче коричневых! — Да, господин Сайтама. Желтые кругляки называются «Золотыми монетами». Это самые ценные деньги в Королевстве. Одна такая монета равна двадцати светлым монетам, называемым «Серебряными монетами» или целой тысяче коричневых «Медных монет», — терпеливо объясняла Гелу.

После объяснения ценности монет из разного металла, Гелу, на примере стоимости проживания в дешевой гостинице наглядно показала парню, что место, где они остановились, является непростительно и неоправданно дорогим. «Золотой стандарт» являлся гостиницей для избранных, и было чудом, что их вообще сюда впустили.

Гелу не знала, что Сайтаму владельцу гостиницы представил сам воин-капитан королевства — Газеф Строноф. Представил, как сильнейшего воина и будущего воина-капитана Королевства. Только по этой причине, лысого парня и его, выглядевших крестьянами, спутников впустили в гостиницу. То, что лысый парень в будущем может занять место возле Его Величества, открыло ему путь в номера гостиницы, а не то золото, что Сайтама выложил за них. Некоторые двери не могут быть открыты, какими бы деньгами человек не обладал. Эти двери для избранных, для элиты и тех, кто будет ей полезен.

— Это значит, что эта большая куча медных монет равна всего четырем золотым монетам, — спросил парень, указывая на кучку медяков. — Она стоит даже меньше, — сказала Гелу, — тут всего три тысячи девятьсот пятьдесят монет. — Погоди-ка, это значит, что мы богаты и нам с головой хватает денег на заказ платьев? — Конечно, господин Сайтама, — улыбнувшись, ответила Гелу и, сжав всю свою волю в кулак, выпалила, — господин Сайтама, прошу вас, дайте мне в долг сто монет, чтобы я выкупила своих сестер у работорговцев.

Удивленный резкой сменой темы разговора, парень посмотрел в умоляющие глаза эльфийки. Его долгое молчание заставило эльфийку сжаться, но когда Сайтама сказал: «Ладно», она распрямилась как пружина, и залившись слезами, повисла на шее лысого парня.

С этой минуты, Гелу не могла дождаться окончания обеда. Ей не терпелось отправиться в злачный район города, где обосновались работорговцы. Чтобы не смущать девушек, еще не получивших новые наряды, Сайтама заказал обед в номер. Эльфийка съела свою порцию за две минуты. Она поблагодарила господина Сайтаму за вкусный обед и готова была бежать, но парень остановил ее, предложив составить ей компанию. Как бы не хотелось Гелу спасти своих сестер побыстрей, она понимала, что отправляться в такой район одной, было крайне опасно. Помощь ее необычайного нового друга, будет очень кстати.

* * *
Аинз, как любая нежить, был неутомим и не нуждался во сне. Это давало ему массу свободного времени, которую он мог бы потратить на обдумывание сложившейся ситуации. Просидев на троне без ног целые сутки, Аинз понял, что сохранять величественный вид в таком виде, он не может. Если он будет посмешищем для своих слуг, они перестанут слушаться его и могут взбунтоваться. Испугавшись таких мыслей, он сделал вылазку к яме в лесу. За это время она частично наполнилась грунтовыми водами и обвалившимся с краев грунтом. Чтобы получить назад свои сломанные ноги, ему пришлось, как крабу, поползать по дну образовавшегося в яме бассейна, обшаривая дно руками. Аинз не нуждался в кислороде и прекрасно видел в темноте. Эти способности позволили ему собрать все фрагменты сломанных костей, не прибегая к посторонней помощи.

Перебрав множество заклинаний, скелет обнаружил, что луч негативной энергии, направленный на себя, восстанавливал первозданный вид его тела, при наличии всех его частей. Атакующее заклинание смерти, действовало на нежить, как магия лечения, но если какой-то кусочек кости отсутствовал, на этом месте скелета оставалась дырка. Нежить не могла регенерировать мертвую плоть. Это было очень полезное открытие. Было важно полностью забирать с поля боя свои отпавшие части, а еще лучше защитить скелет от повреждений крепкой броней. Нежить могла буквально растерять себя, если получит огромные повреждения.

Справившись с этой проблемой, Аинз решил изменить направление исследования мира с южного и западного на северо-восточное. С заявлением о переезде он явно поторопился. Хотя неизвестный враг все еще находился в опасной близости к его базе, Назарик был укрепленной подземной крепостью с множеством лабиринтов и ловушек. Конечно, они не спасут от иммунного к урону ГМа, но пытаться переместить мировые предметы в слабо охраняемое место, было, по мнению Аинза, еще более глупым решением.

Используя зеркало дальнего вида, Аинз выбрал безлюдный участок равнины, недалеко от ближайшего города на востоке. С этого города он и собирался начать свое исследование нового мира. Чтобы не настроить людей враждебно и защитить от повреждений скелет, он облачился в магически созданные доспехи, а череп скрыл за шлемом. В спутницы он взял четырех привлекательных и элегантно одетых горничных: Юри, Нарберал, Солюшн и Люпус Регину. Аинз думал, что поступает очень хитро, взяв с собой таких ярких спутниц.

Они должны были вызвать симпатию местных жителей и отвлечь внимание от фигуры в доспехах, а если что-то пойдет не так, их всегда можно было воскресить в гильдии за гораздо меньшую сумму, чем стоуровневых слуг. Считая свой план безупречным, Аинз открыл портал в бескрайние равнины, являвшиеся частью владений Империи Бахарут. Он планировал преодолеть двадцатикилометровый отрезок до города пешком и, притворившись странствующим рыцарем, проникнуть в город.

Прогулка была недолгой. Буквально через пять секунд после выхода из портала, на голову Аинзу и его слугам приземлился неизвестный объект белого цвета. Он обрушился на землю с неба на огромной скорости, убив четырех горничных на месте. Аинза впечатало в воронку, хороня под весом белой глыбы. Наружу торчала только его голова. Остальное тело было раздавлено, как и его доспехи. Сделай Аинз еще полшага вперед и присоединился бы к своим слугам.

Благодаря способности высшей нежити, подавляющей сильные эмоции, шокированный произошедшим Аинз, смог телепортироваться в тронный зал гильдии. На глазах Альбедо, в пространстве возник шлем господина, из которого торчал кусок позвоночника с парой обломанных ребер. Долю секунды повисев в воздухе, он упал на пол. Несколько позвонков отбилось при падении и отскочило в сторону. Череп в шлеме покатился по полу и занял устойчивое положение обломком позвоночника вверх. Зал заполнила отборная ругань, доносившаяся из шлема.

Часть 12

Формально, рабство в королевстве Ре-Эстиз было запрещено. Благодаря инициативе дочери короля, Реннер, был принят закон, по которому граждан Королевства нельзя было обращать в рабство за долги и торговать ими, как товаром. Закон не распространялся на людей из других стран, эльфов, гномов и зверолюдей. Это привело к смене ассортимента на невольничьих рынках. В Королевство хлынул поток рабов-эльфов из Теократии Слейн.

Эльфийки славились особой и долго не увядающей красотой, поэтому, несмотря на большую стоимость, они прочно заняли место среди рабов «для развлечений». Гелу и ее сестры попали в Королевство в качестве именно такого товара.

Сайтама почти бежал, чтобы поспеть за Гелу. Эльфийка быстрым шагом шла к невольничьему рынку, прокладывая дорогу по памяти. Она много раз приходила сюда, после обретения свободы, чтобы повидаться с сестрами. Лишь последнюю неделю она целиком посвятила поиску команды и своему первому заданию в гильдии. Ей было больно смотреть на сестер, по большей части потому, что она не могла ничем им помочь.

Гелу вела Сайтаму по узким улочкам, желая поскорее достичь рынка рабов, как вдруг из подворотни вынырнула высокая фигура в маске и черном плаще. За ее спиной выросло еще две. Грабитель извлек из-за пояса длинный кинжал и потребовал у прохожих отдать все ценное.

Гелу отпрянула назад, желая сбежать, но узкий переулок был заблокирован с обеих сторон. Две фигуры, вооруженные арбалетами перекрыли путь к отступлению.

— Господин Сайтама, сзади арбалетчики! — невольно вскрикнула эльфийка, прижавшись к его груди. — Если вы просто сбежите, никто из вас не умрет, — спокойным голосом предупредил лысый парень. — Яйцеголовый, я бы на твоем месте не выпендривался. Выворачивай карманы да помалкивай, — пригрозил бугай с кинжалом.

Сайтама достал увесистый мешок с монетами, но вместо того, чтобы отдать грабителю, запустил им мужчине в лицо. Бандит не успел уклониться и, получив нокаутирующий удар, упал спиной на землю. Когда главарь бандитов замер на земле, арбалетчики спустили тетиву. Хотя до лысого парня было всего несколько метров, один из них умудрился промахнуться и всадил болт стоящему перед Сайтамой товарищу. Пораженный болтом грабитель ухнул и присел на землю. Второй стрелок попал в лысого парня, но его болт просто отскочил от тела, не нанеся никакого вреда.

Расклад сил резко изменился. Пока арбалетчики взводили свое оружие, Гелу одним движением скинула с плеча лук и, выхватив стрелу из колчана, всадила ее в глазницу одному из них. Понимая, что он будет следующим, второй грабитель бросил свой арбалет и засверкал пятками. Тот, что блокировал путь спереди, последовал его примеру. Но эльфийка была неумолима. Используя свое преимущество, она двумя точными выстрелами, уложила грабителей на землю.

Сайтама с удивлением наблюдал, с каким остервенением Гелу добила раненных и обшарила их тела. Собрав с трупов оружие и мешочки с деньгами, она с довольным видом продолжила путь. «Она не так беззащитна, как могло бы показаться», — подметил он.

Невольничий рынок представлял собой длинную площадь, расположенную прямо у северной городской стены. Он был разделен на три отдельных загона. В одном продавались люди. Как и предполагал Сайтама, в основном рабами были молодые девушки и юноши. Во втором загоне толпились эльфийки. Эльфов мужчин среди рабов не наблюдалось. В третьем, самом маленьком, Сайтама впервые увидел нескольких зверолюдей. Это зрелище окончательно убедило парня, что он находится не в своем родном мире.

Возможно, зверолюдей было много разных видов, но среди тех, что продавались в И-Рантеле, присутствовали только люди-кошки. Кроме кошачьей головы, лап и хвоста, в остальном представители этого вида не сильно отличались от людей. Тело людей-кошек покрывала короткая мягкая шерсть с характерным рисунком из-за чего они были похожи на леопардов, вставших на задние лапы.

Гелу обшарила глазами загон с эльфами. Она трижды прошла вдоль решетки, но так и не увидела среди эльфиек своих сестер. Она обратилась с вопросом о сестрах к работорговцу, восседающему в кресле у входа в загон, но тот лишь презрительно фыркнул. Эльфийка попросила господина Сайтаму поговорить с надменным человеком, но вместо разговора вышла небольшая потасовка.

В итоге, группа из почти сорока работорговцев и надзирателей получила травмы разной степени тяжести. Наблюдая, как невысокий лысый парень голыми руками в одиночку избивает толпу вооруженных людей, городские стражники решили затеряться в переулке. Грубиян, сидевший в кресле, был тут главным и одним из немногих, кто смог уйти с места разборки на своих ногах. Да и это он смог сделать только потому, что получив открытый переломом обеих рук, резко вспомнил, что продал парочку эльфийских девочек в бордель, куда, невзирая на травмы, поторопился отвести настойчивых клиентов.

Когда Сайтама оказался у борделя, проводник попятился назад и скрылся в подворотне, потрясая на бегу сломанными руками. Хозяйкой борделя оказалась крупная, похожая на мужика баба. Она не отрицала, что купила для бизнеса пару новых девочек, но продавать их по пятьдесят золотых отказалась.

— Новенькие всегда привлекают внимание клиентов. Сейчас, они мои дойные коровки. Я не намерена расставаться с ними задешево. За сто монет я готова продать их через три месяца, а сейчас, их цена пятьсот золотых…

Она не успела договорить, как Гелу, вскочив на ноги, приставила к ее горлу недавно отобранный у бандита кинжал.

— Ты продашь их сейчас или я убью тебя на месте, — побагровев, прошипела она.

Лицо мужеподобной женщины не изменилось. Она картинно щелкнула пальцами, и в ее кабинет ввалился десяток крепких парней. Когда первый из них покинул комнату прямо через стену, а второй проделал такую же дырку в потолке, остальная охрана разбежалась, понимая, что здоровье дороже денег. Сутенерша сразу стала сговорчивей. Она уже была не против и ста золотых, но Гелу заявила, что предложение не актуально. Она забирает сестер даром.

Кидая злобные взгляды на лысого парня, мужеподобная баба повела «гостей» в комнаты для клиентов. Буквально, вытащив эльфиек из-под клиентов, сутенерша отдала их покрасневшему Сайтаме. Гелу молчала, пока они не покинули бордель, а потом с болью в голосе сказала:

— Господин Сайтама, это не они! Это не мои сестры.

К моменту возвращения на рынок рабов, здесь собралась небольшая армия из наемников и головорезов, наспех собранная боссом работорговцев. Они только и ждали возвращения лысого парня, так как были во всеоружии и кинулись на него без предупреждения.

Первого же противника с огромным мечем, Сайтама буквально размазал о городскую стену, возле ее верхнего края. Зрелище было настолько шокирующим, что остальные люди замерли в нерешительности.

— Так будет с каждым, кто еще захочет напасть на меня, — окинув толпу суровым взглядом, выкрикнул лысый парень, стряхивая кровь с перчатки, — это понятно?

Было понятно. Притихшие люди боялись глянуть лысому парню в глаза. Тишину прорезал звук спущенного арбалета. Сайтама почти интуитивно сделал взмах рукой в сторону и схватил на лету болт, пущенный в Гелу. Определив направление выстрела, он глянул на городскую башню. Стрелял человек, в доспехах городского стражника. Сайтама, не раздумывая, метнул болт в его сторону и пробитое насквозь тело стрелка сорвалось вниз с городской стены. Это окончательно убедило наемников, что связываться с лысым парнем не стоит ни при каких обстоятельствах.

Запаниковав, босс работорговцев предпринял попытку бегства, но Сайтама легко догнал его. Мужчина упал на колени и молил о пощаде. Он обещал рассказать все, что знает. А знал он действительно много. Сестер Гелу и еще нескольких эльфиек отдали мужчине в черной кирасе. Покупатель представился доверенным лицом одной влиятельной особы. Рыдая, как ребенок, тучный мужчина утверждал, что не знает, кого именно, но, как только Сайтама придвинулся к нему поближе, он обоссался и завопил, что вспомнил. Представитель клиента потребовал скидку, так как представлял интересы господина Блэквуда, богатейшего и влиятельнейшего человека в И-Рантеле. Работорговец знал о ком идет речь и продал ему эльфиек по сорок золотых.

Сам Блэквуд проживал за городом в своем отдельном и хорошо охраняемом поместье. Работорговец утверждал, что это поместье охраняют авантюристы золотого ранга. Он лично видел их, когда в прошлом месяце отвозил ему нескольких эльфиек.

— Господин Блэквуд мой постоянный покупатель, прошу вас, не выдавайте, что это я рассказал о нем. Он очень жестокий человек. Ему нравится истязать людей. Думаю, он так часто покупает рабов потому, что те умирают от пыток и издевательств. — Где находится поместье? — вмиг став серьезным, спросил Сайтама.

* * *
Глава гильдии авантюристов, Бурдон Исаак, устало поднялся по лестнице в свой кабинет. Почти три дня он таскался с карательным отрядом по дебрям леса Тоб, но так и не увидел ни армии великанов, ни вообще чего-нибудь заслуживающего внимания. Зато стоило ему приблизится к городу, как он стал свидетелем нападения гигантского костяного дракона. Мужчину преследовало чувство, что он все время упускает важную информацию.

— С возвращением, господин Бурдон, — поклонившись, сказала Элиза. — Здравствуй, моя красавица, — усмехнувшись, сказал старый ловелас и нежно похлопал девушку по упругой ягодице, — расскажи мне поскорее, какого черта тут происходит? — В городе был замечен костяной дракон. — Я уже знаю об этом, что дальше? Как его удалось победить? — Как вы мне и приказали поступать в чрезвычайных случаях, я выслала вашего доверенного человека на кладбище И-Рантеля. Скоро он вернется с докладом. — Умничка, я так скучал по тебе все эти дни. Сегодня жду тебя в гости. — Как скажите, господин Исаак. — Это все? — Нет, есть еще кое-что необычное. Это доклад Тупака Шампура из «Серебряных шаров» о его сопровождении торговцев в деревню Карн. — И что там? — Тупак описал здесь, как авантюрист по имени Сайтама в одиночку истребил более тридцати великанов. — Быть такого не может! — подскочив на месте, воскликнул Бурдон, — когда это произошло? — В тот день, когда вы принимали у себя «Синюю Розу» Только после обеда. — Тот самый Сайтама, которого порекомендовал воин-капитан! Почему же господин Газеф Строноф скрыл от меня истинную силу нового авантюриста? Это было некрасиво с его стороны. Хотя нет, он сказал, что Сайтама достоин высшего ранга, но я думал, что он шутит. И все-таки, это слишком невероятно, чтобы так легко в это поверить.

* * *
— Ну, что еще? — возмутилась Лакюс, отвечая на стук в двери ее номера. — Лакюс, ты уже освежилась? — послышался за дверью голос Гагаран. — Да, а сейчас я собираюсь лечь в постель и проваляться в ней до самого утра, — все также раздраженно, заявила девушка. — Прости, пришел курьер из гильдии. Глава приглашает нас к себе так скоро, как только мы можем прийти. — Наверное, это как-то связано с драконом, — предположила девушка, высовывая ногу из-под покрывала, — хорошо Гагаран, я буду готова через пятнадцать минут, скажешь остальным? — Уже сказала.

Спустя полчаса, команда авантюристов «Синяя Роза» в полном составе сидела за длинным столом на втором этаже гильдии авантюристов. Кроме них, в зале для совещаний был также глава магической академии, Тео Рейкшир, сам глава отделения гильдии Бурдон и его помощница Элиза. Места у стены заняли лидеры трех сильнейших команд И-Рантеля, мифрилового ранга. От «Карагуры» был Игаварудзи, от «Небесного волка» — Бэрэт, а от «Радуги» — Мокунаку. Мужчины источали силу и достоинство, но меркли в ярком сиянии команды адамантового ранга.

— Я рад, что вы смогли прийти так скоро, — кивнув в сторону Лакюс, сказал Бурдон, — начну сначала. Я выяснил, почему нашему недавнему походу не удалось достичь поставленной цели. — И почему же? — вскинув бровь, спросила Лакюс. — Наш противник был повержен еще до того, как мы двинулись в путь. — И кто же смог справится с двадцатью великанами и их огромным предводителем? — поинтересовалась Гагаран. — Не двадцатью, а тридцатью! Вот отчет господина Тупака Шампура, лидера команды «Серебряные шары». Он и его команда стали свидетелями расправы над врагом. — Не томите нас, я очень хочу знать, какая армия смогла одержать верх над подобным противником. Насколько велики были ее потери. Неужели воин-капитан и его королевская гвардия обошли нас? — спросила Лакюс, сложив руки на груди. — Нет, воин был всего один.

В комнате повисла мертвая тишина. Глаза всех присутствующих полезли из орбит.

— Ерунда! — отмахнувшись, воскликнула Гагаран, — ни одному воину не выстоять против того великана. — В докладе говорится, что воин атаковал врага огромным черным бердышом, лезвие которого горело зеленым свечением. — Сайтама?! — вдруг вскрикнул Тео. — Вы знаете этого человека? — удивленно спросил Бурдон. — Честно говоря, нет. Но я знаю, что он лысый и обладает этим замечательным предметом. Я не смог узнать, где он живет у служащих гильдии, но планировал с ним встретиться сегодня. — Он действительно лысый. Тупак описывает его не как воина, а как заклинателя. К таким выводам он пришел потому, что Сайтама не носил доспехов и смог одной рукой поднять бердыш, который весит более тысячи килограмм. — Невозможно! — одновременно вскрикнуло несколько человек в комнате. — Господин Бурдон, почему вы не пригласили Сайтаму в гильдию? Зачем мы слушаем доклад другого человека, если можно расспросить его самого? — спросила Лакюс. — Я послал нескольких людей разыскать его. Пока это не дало никаких результатов. Неизвестно, в какой гостинице он остановился, но то, что сейчас он находится в городе, мне известно точно. Сегодня утром, он хотел взять в гильдии задание для платинового ранга. Служащие гильдии отказали ему, так как Сайтама, как и все новички, авантюрист медного ранга. — Медного? — недоуменно переспросила Гагаран. — Да, медного. Если помните, господин воин-капитан лично просил меня принять его в гильдию рангом повыше. Я отказался, так как пока авантюрист не доказал свои способности, гильдия принимает его на общих условиях. Госпожа Гагаран, разве вы не начинали с медного ранга? — Да, я тоже начинала, как и все, — подтвердила воительница и с сомнением добавила, — неужели о Сайтаме вы услышали впервые? — Именно, как я и говорил. О нем я услышал от господина Газефа Стронофа. Воин-капитан однозначно выразился, что находится в огромном долгу у Сайтамы и хотел бы всячески помочь его становлению в гильдии. На самом деле, я собрал вас не из-за этого. Все вы видели воочию или слышали о нападении костяного дракона.

Присутствующие энергично закивали головами.

— У вас есть какая-то важная информация? — спросил глава магической академии, — мэр уже вытряс из меня душу. Он требует объяснить — как в городе мог появиться монстр подобной силы, и что его могло убить. — Да, я получил некоторую информацию, но она столь противоречива, что я хотел бы обсудить ее с вами, чтобы внести ясность в некоторые моменты. — Мы внимательно слушаем вас, господин Исаак, — повернувшись на полкорпуса к мужчине, взволнованно сказала Лакюс. — Во-первых, на старом кладбище, где появился костяной дракон, сейчас лежит его обезглавленное тело. Люди мэра оцепили кладбище. Сейчас там работают судебные приставы. Во-вторых, у тела дракона найдены тела шестерых служителей широко известного тайного общества некромантов Зуранон. Еще одно тело найдено в крипте. Его принадлежность устанавливается. Под кладбищем обнаружена целая подземная база, соединенная с городской канализацией. В ней было найдено множество могущественных проклятых предметов. Все они помещены в специальное хранилище, охраняемое городским гарнизоном. — Хех, — недовольно вздохнул Тео, — это и так всем известно. — Есть еще кое-что. Дозорные восточной стены ближе всего находились к монстру, и они видели момент его появления, а некоторые видели, как он был убит. — Я бы не стал верить этим идиотам из городской стражи. Они, скорее всего, сразу попрятались. А теперь выдумывают, что в голову взбредет, — отозвался лидер «Радуги» Мокунаку. — И все же, сразу несколько десятков человек утверждают одно и то же, — подняв указательный палец вверх, сказал глава гильдии, — члены Зуранон вызвали массовое оживление скелетов. Эти скелеты растерзали пятерых из них, но не тронули одного. Потом этот один активировал какое-то заклинание, результатом которого стало появление дракона. Костяной дракон возник из многих тысяч человеческих скелетов, принявших его образ. — И что его убило? — Люди со стены видели, как дракон растоптал своего создателя. Они говорят, что спустя несколько секунд его голова улетела в небо, а само тело упало на землю. — Неужели смерть призывателя погубила его творение? — спросила Лакюс.

Все обратили свои взгляды на Тео Рейкшира.

— Для призванных существ это обычное явление, — с уверенностью сказал глава магической академии, — но что касается призванной нежити, то здесь это правило обычно не действует. Не могу с уверенностью сказать, что это произошло именно так. — Есть еще кое-что, — вздохнув, продолжил Бурдон, — эти же люди видели, как мимо дракона проходил лысый мужчина. Он нес на плече другого человека. Часть из них утверждает, что дракон растоптал его. Другая говорит, что парень не был растоптан, а за секунду до того как дракон был повержен, тот оказался у его головы и пнул ее ногой. — Вы хотите сказать, что этим лысым человеком был Сайтама? — спросила Гагаран. — Описание его одежды полностью соответствует. Желтый верх и низ, красные сапоги и перчатки. На плечах белый плащ.

Комната погрузилась в тишину. Авантюристы переглядывались между собой в недоумении. Первым высказался Тео.

— Из всего сказанного следует, что Сайтама заклинатель, как минимум, второго ранга. Если он оказался у головы дракона, то значит, использовал заклинание полета третьего уровня. Мне неизвестны заклинания, которыми можно было бы оторвать костяному дракону голову и заставить ее улететь высоко в небо, ведь общеизвестно, что костяные драконы обладают полным иммунитетом к магии. Извините, господин Бурдон, но пока я своими глазами не увижу, как господин Сайтама делает это, я не смогу поверить, что человеку, даже заклинателю пятого ранга, под силу победить подобного монстра. — Я абсолютно точно уверена, что нежить не разрушается от смерти некроманта, призвавшего ее, — отозвалась Ивилай, — но как и у господина Рейкшира, у меня нет ответа, чем был убит костяной дракон. — Есть одна догадка! — вдруг воскликнул глава магической академии, потирая руки, — чудесные зачарованные предметы, которыми обладает господин Сайтама. Возможно, способность творить подобные чудеса заложена в эти редкие предметы. Я очень хотел бы распознать их!

Такая версия удовлетворила всех. Авантюристы стали перешептываться, они не могли не согласиться, что обладая артефактами божественной силы, можно было бы совершить все описанное. Когда все эксперты в области магии высказались, было решено собрать очередное собрание уже вместе с господином Сайтамой, а для внесения ясности, прилюдно распознать его оружие.

* * *
Генос неделю не мог связаться с Сайтамой. Он каждый день приезжал в город «Z», в надежде застать учителя дома, но тот словно сквозь землю провалился. Конечно, зная, какой силой обладает учитель, беспокоиться о его безопасности было глупо, но столь резкое исчезновение Сайтамы не давало киборгу покоя.

Просканировав закрытую квартиру, Генос не обнаружил внутри крупных живых организмов. Изменив параметры сканирования, он попытался найти любые аномалии в доступном радиусе. Сканер показал сильное искажение магнитного поля внутри квартиры учителя. Взобравшись на балкон второго этажа, Генос открыл балконную дверь и проник в квартиру Сайтамы. Сканер показывал аномалию на месте спального места учителя. Не придумав ничего лучше, Генос прилег на матрас. Секунду спустя он очутился на бескрайней зеленой равнине.

Киборг тут же вскочил на ноги. Система спутниковой навигации дала сбой. Без карты местности и спутникового позиционирования, он почувствовал себя слепым. Радиочастотный сканер показывал отсутствие радиосигналов на всех используемых для вещания диапазонах. Служебный канал ассоциации героев тоже молчал. Генос активировал все доступные ему средства связи. Окружающий мир не отвечал, ни одним, привычным для него способом. Используя сканер, Генос поискал магнитную аномалию. Но, в месте его появления, аномалия отсутствовала. Похоже, она действовала как односторонний портал. На всякий случай Генос установил портативный маяк. Пикающий звук в его приемнике немного успокоил встревоженного парня.

Используя максимально доступное цифровое увеличение, Генос исследовал горизонт. На северо-востоке он заметил каменные стены и башни неизвестного назначения. Используя расширенный функционал своей новейшей конструкции, он перенес топливо для огнемета и часть электрической энергии ядра на встроенные в ступни реактивные двигатели и раскрыв крылья, взмыл над равниной. Уже на половине пути к обнаруженному объекту, Генос осознал, что слишком беспечно расходует свою энергию. Если в радиусе ближайших ста километров не окажется станции электрической зарядки, он может оказаться в тяжелом положении.

Конечно, для аварийной ситуации у Геноса имелся модуль для подзарядки от солнечных панелей. Но подобная зарядка ядра была крайне медленной и, в зависимости от погоды, могла занимать дни и даже целые недели. Лучшим способом экономии энергии был отказ от использования прожорливых систем. В первую очередь оружейных систем, систем реактивного полета и электромагнитного защитного поля.

Опустившись на землю, Генос провел тестирование всех систем. Запас энергии ядра был на отметке пятидесяти процентов. Запас топлива для термических оружейных систем составлял всего тридцать процентов. Реактивный полет был новой функцией расширенного функционала и оптимизация работы этой системы еще не проводилась. Как и ожидалось, полет оказался очень затратным.

Полного заряда ядра при обычном использовании хватало Геносу на десять дней. Если нужно было активировать термическое и энергетическое оружие, его едва хватало на тридцать минут активного использования. Для увеличения максимальной мощности, профессор Кусено разработал для Геноса дополнительный блок с ядром-аккумулятором, но все эти разработки оставались сейчас в городе «А», в лаборатории профессора и получить к ним доступ не представлялось возможным.

Парень протестировал работу системы аварийной подзарядки. Он сориентировался в сторону светила. На полчаса, Генос превратился в неподвижное дерево, окруженное множеством солнечных панелей. После стадии подзарядки, киборг протестировал показания ядра. Датчик зарядки показывал пятьдесят два процента. Система работала, но, как он и думал — крайне неэффективно. За десятичасовой световой день в ясную, солнечную погоду, он сможет набрать всего сорок процентов от мощности ядра.

Желая обезопасить себя от возможной разрядки, Генос отключил работу всех смежных систем и постоял в режиме подзарядки еще два с половиной часа. К этому моменту небо заволокло тучами, и дальнейшая зарядка была неэффективна. Удостоверившись, что у него есть шестьдесят процентов на ядре, парень продолжил путь пешком.

Если на преодоление половины пути в полете ушло десять минут, то путешествие в режиме ходьбы заняло четыре часа. Все это время Генос не убирал повернутые к солнцу панели и спрятал их только тогда, когда солнце скрылось за горизонтом. Вскоре, парень вышел на проложенную колесным транспортом дорогу и его перемещение пешком ускорилось. Спустя полчаса, перед ним выросли высокие каменные стены незнакомого объекта.

Используя пневмоприсоски, Генос выбрался на каменную стену. Ему открылся вид на плохо освещенные улочки средневекового города. «Боже, куда я попал?» — подумал он. Словно желая обсудить это, к нему, с угрозой в голосе, обратился перепуганный стражник, сжимающий в руках алебарду.

— Ты кто? Что ты тут делаешь? — Меня зовут Генос, я герой класса «S» в ассоциации героев. Я разыскиваю своего учителя. Подскажите, пожалуйста, что это за место? — Что ты делаешь ночью на городской стене? — не ответив на вопрос незнакомца, продолжил допытываться стражник.

Он говорил намеренно громко, желая привлечь внимание товарищей, находившихся в башне неподалеку.

— Раз вы не желаете отвечать на мой вопрос, я не буду отвечать на ваши, — ответил Генос и включил функцию ночного зрения.

Он изучил объекты под стеной и прямо на глазах изумленного стражника спрыгнул вниз. Системы амортизации сработали идеально. Ощутив лишь легкий толчок, Генос приземлился на свои титановые ноги. Сканер показывал множество живых объектов в соседних домах. Определить, есть ли среди них учитель, не заглянув в каждый дом, было невозможно. Так как Генос не нуждался во сне, а светлую часть дня ему логичней было бы потратить на подзарядку, он решил обследовать каждый дом в ночном городе.

Часть 13 ч. 1 Сладкое покушение. Нежить-шахтёр. Решение короля. «Золотая принцесса»

Сайтама шел по узким и дурно пахнущим улицам старинного города и думал о фастфуде. Ему хотелось кока-колы и солёной жареной картошки. Еда в самой лучшей гостинице И-Рантеля была неплохой, но отличалась по вкусу от той, к которой он привык. Все блюда казались парню недосоленными, а когда он просил солонку, на него смотрели, как на сумасшедшего.

Если нехватку вкуса еще можно было терпеть, то отсутствие телевидения, манги и хоть каких-нибудь привычных развлечений давалось ему тяжело. Уже который день он не знал, чем себя занять вечером. Ничего не оставалось, как с наступлением темноты лечь спать. Хорошо выспавшись в первые три ночи, теперь Сайтама долго не мог заснуть и крутился с бока на бок от скуки. В такой обстановке, естественные потребности тела особенно ярко напомнили о себе. Масло в огонь подливала непонятливая Соня. Девушка каждую ночь прокрадывалась в его кровать, а после ее прикосновений, Сайтама подолгу не мог справиться с каменной эрекцией. Будь его спутницы постарше, он бы набрался смелости и предложил им то самое.

Сайтама еще раз оглянулся. За ним, опустив глаза, семенили две полуобнаженные эльфийки. Хозяйка борделя не озаботилась снабдить своих дойных коровок нормальной одеждой, поэтому тела юных рабынь прикрывали короткие, просвечивающиеся туники. Парень собирался оставить их в своем гостиничном номере, пока сам отлучится из города. Возле торгового квартала они с Гелу разделились. Девушка отправилась на рынок, чтобы продать собранное с бандитов оружие и купить в дорогу необходимое снаряжение и еду. Еще она должна была взять в аренду лошадь и повозку.

Из-за недоразумения, на шее Сайтамы повисло еще два нахлебника. Освобожденные эльфийки не были сестрами Гелу, но возвращать их обратно в бордель парень не хотел. Официально, две голубоглазые блондинки за его спиной являлись рабынями, о чем говорило магическое клеймо с номером на их плече. Это было серьезной проблемой. Пока никто не требовал жетоны, подтверждающие право собственности, они могли сойти за рабынь Сайтамы, но если прошлый хозяин объявит о краже своих рабов, их могут вернуть прежнему владельцу на законных основаниях. Чтобы окончательно освободить рабов, нужно было уничтожить жетоны и оформить документы подтверждающие дарение свободы. Это означало, что история с борделем не закончена и туда еще придется вернуться попозже.

Администратор «Золотого стандарта» холодно глянул на лысого парня, ведущего в свой номер полуголых эльфиек, но промолчал. «Это возмутительно! Мало того, что гостиницу заполонили крестьяне, теперь мне придется отдуваться перед клиентами за эльфийских шлюх!» — сжав кулаки, подумал он. Немного поразмыслив, мужчина поднялся на третий этаж и постучался в номер проблемного постояльца. Несмотря на наличие в комнате рабов, дверь открыл сам хозяин.

— Извините, что беспокою, господин Сайтама, но держать в своем номере рабов запрещено правилами гостиницы. — Что это значит? Мне нужно снять отдельные номера и для них? — Еще раз простите, что говорю подобное, но, может, вы рассмотрите другой вариант? Чтобы не тратить деньги на устройство каждого вашего слуги, особенно, если вы планируете долго оставаться в И-Рантеле, то может, вам лучше подойдет аренда отдельного дома. Это выйдет значительно дешевле, чем расселение в «Золотом стандарте». Если позволите, я сейчас же займусь этим вопросом. Поверьте, господин Сайтама, это не займет много времени. — Как скажете, — согласился лысый парень и окрыленный возможностью избавиться от проблемы администратор, поспешил вниз по лестнице.

Сайтама понимал, что в свете полученной информации, нужно было наведаться в поместье Блэквуда, как можно скорей. По словам работорговца, оно находилось всего в нескольких часах езды на запад от И-Рантеля. Но пока он не уладил вопрос с размещением своих новых спутниц, отправиться в путь не мог. Эльфиек звали Эну и Элу. Они были родными сестрами. Оказавшись в дорогом номере отеля, девушки молча стояли в углу комнаты, и терпеливо ждали приказов нового господина. Сайтама присел на кровать, ожидая возвращения Гелу. Изредка он кидал на девушек неловкие взгляды. Прозрачная одежда лишь подчеркивала их женские прелести, поэтому парень стыдливо отводил глаза.

Уже через полчаса администратор «Золотого стандарта» постучался в номер Сайтамы с предложением, а спустя еще час, парень, в сопровождении пяти девушек, очутился на пороге небольшого одноэтажного дома. Миловидная женщина торопливо открыла двери для своих новых постояльцев и провела небольшую экскурсию.

— Мне очень приятно, что в моем скромном доме будет жить будущий воин-капитан Королевства, — не таясь, сказала пожилая женщина, — как и условились, дом с тремя спальнями, кухней и комнатой для прислуги будет в вашем распоряжении на месяц всего за тридцать золотых. Господин, простите меня, но первая оплата вперед. — Питание не входит в эту сумму? — растерянно спросил Сайтама. — Нет, господин Сайтама. Ваши слуги не умеют готовить? В таком случае, в одном квартале отсюда, если идти в сторону западных ворот, есть очень приличный трактир. Но он работает не круглосуточно. Он может обслужить вас лишь с восьми утра до восьми вечера. Учтите это. — Ясно, ну что же, мне нравится это место, — осмотрев уютную гостиную и чистую спальню, сказал Сайтама.

Он извлек из мешочка тридцать золотых монет и отдал их расплывшейся в улыбке женщине. Хозяйка хищным взглядом оценила размер и наполненность мешочка. Она быстро показала Соне и Энри, где находится кухонная утварь, водяной колодец и небольшой запас дров и, вручив ключ от дома новому постояльцу, поспешила на выход.

Получив в распоряжение знакомую утварь, деревенские девушки принялись хозяйничать. Энри наполнила водой большую бочку. Соня растопила печь и начала греть воду для помывки и питья. Гелу купила в дорогу свежих фруктов, печеных сырных лепёшек и ветчины. Она решила покормить новеньких перед отъездом и принялась мыть фрукты и нарезать мясо. Лишь Эну и Элу молча смотрели, как суетятся другие девушки, но без приказа не смели даже присесть или сдвинуться с места.

Эльфийки затравленно смотрели на лысого парня. В их голове зрел «гениальный» план своего освобождения. Стоило Сайтаме уединиться в ванной комнате и снять забрызганную кровью одежду, как на пороге нарисовались две полуобнаженные банщицы. Девушки быстро скинули свои туники и принялись старательно поливать и обтирать, потерявшего дар речи парня. А когда его усадили в кадушку на пятую точку, Элу мгновенно оседлала его. Не успела девушка сделать и десяти поступательных движений, как была обильно орошена горячим семенем двадцатипятилетнего девственника.

Воспользовавшись моментом, другая эльфийка накинула ему на шею плотно скрученное полотенце. Она туго затянула его вокруг шеи своей жертвы. Офигевший от неожиданно свалившегося на него секса парень, даже не заметил, что его пытаются задушить. Испуганная Элу, продолжала «отвлекать» Сайтаму, из-за чего очень скоро он закончил еще раз. Сестры были в шоке. Их жертва и не думала умирать.

Когда Сайтама повернул голову набок, Эну выпустила из рук концы полотенца. Эльфийка застыли на месте от страха. Она не знала, что делать. Элу прекратила фрикции и осторожно покинула все еще твердый член парня. По ее ногам побежали белые струйки. Сестры обреченно переглянулись. Они были уверены, что сейчас лысый человек взбесится и убьет их, как убил того человека на рынке. Но, вместо этого, Сайтама смущенно улыбнулся и подал испачканной семенем девушке, висящее на его шее полотенце. Желая превратить неловкий момент в недоразумение, Эну быстро заняла место сестры. Она двигалась еще энергичней. Не добившись желаемого, девушка быстро встала на четвереньки и прильнула к паху парня губами. Новые впечатления заставили парня излиться еще раз.

Когда Эну оторвала от его живота испачканное лицо, глаза Сайтамы были прикрыты, а мимика выражали полное удовлетворение. Оставив пускающего слюну парня одного, эльфийки подняли с пола одежду и быстро покинули ванную комнату.

За дверью обнаженных девушек, сжимающих в руках снятую одежду, встретили три хмурые фигуры. Сестры сразу поняли, что собравшиеся в доме девушки следуют за лысым парнем не по принуждению. Их мотивы были совсем другими. Даже постороннему человеку было бы легко понять, какое чувство застыло в их недоброжелательных взглядах. Это была ревность.

* * *
Аинза собирали буквально по крупицам. Белая глыба, раздавившая насмерть отряд плеяд, и чуть не убившая владыку, при ближайшем рассмотрении оказалась головой костяного дракона, собранной из огромного количества фрагментов человеческих скелетов. Врезавшись в землю, эта голова наполовину разрушилась. Найти среди тысяч костей те, что принадлежали властелину, было настоящей проблемой. Все лежавшие на дне кратера кости перенесли в тронный зал и, разложив на полу, разделили по цвету и длине. Аинз активировал луч негативной энергии не менее шести тысяч раз. Очень часто, выбранные кости не относились к его телу и мана тратилась впустую. В конце концов, ограничителем в скорости восстановления скелета стала его собственная, быстро заканчивающаяся мана. Все слуги этажей принимали активное участие в складывании пазла, в который превратился их повелитель. Аинз никогда в жизни не испытывал ничего более унизительного.

Пока собираемый по частям Аинз лежал на полу тронного зала, он много раз прокрутил в голове произошедшее событие. Его мысли занимал один важный вопрос. Какой шанс был у того, что упавший на него объект сделал это случайно? С точки зрения Аинза, случайность была почти нулевой, а это означало, что враг узнал об открытии портала и атаковал с неба в ту же секунду, как это произошло. Аинз убедил себя, что кто-то враждебно настроенный непрерывно следил за его действиями, поджидая, когда он покинет гробницу. Его чуть не убили. Но что значила эта атака? Предупреждение? Намек, что его убьют, если он еще раз покинет убежище? Кто может обладать настолько могущественными средствами слежения за игроками, кроме ГМ? Если они все еще были в игре, то подобное отношение к игроку было бы возмутительным. Тем не менее, его слуг, собирающих кости господина, не тронули.

Аинз попробовал еще раз связаться с Гейм Мастером. Обычные средства связи из Иггдрасиля не работали. Соединение с ГМ тоже не устанавливалось. Еще раз выругавшись, Аинз решил проверить, все ли его попытки покинуть склеп будут пресекаться. Первое, что пришло ему в голову, это прорыть подземный тоннель. Так он формально все еще будет находиться в своем «расширенном» подземелье.

На северо-западе, еще при первом выходе в мир, он видел высокие горы. Это должно было быть тихое и безлюдное место. Аинз решил проверить, будут ли уничтожены его слуги или он сам, если проложить тоннель к горам. Для этого он выбрал в качестве отправной точки подземный этаж гробницы с озером и, переправив туда големов, начал горнопроходческие работы. В перспективе он рассматривал горы, как укрепленное убежище, в которое он смог бы незаметно перенести сокровища Назарика.

Работа шла медленно. Каменные големы с трудом разрушали твердую горную породу и быстро разрушались сами. Больше одного голема в тоннеле не помещалось, из-за чего увеличение их количества не ускоряло процесс изъятия породы. После суток работы големам удалось проложить тоннель чуть длиннее трех сотен метров. До горной гряды на горизонте было не меньше тридцати километров, поэтому усилия предстояло приложить огромные. По самым скромным расчетам, чтобы достичь гор, потребуется три месяца непрерывной работы. Срок значительный, но если это позволит гильдии Аинз Оал Гоун сохранить сокровища Назарика, гильдмастер готов был подождать. Он был счастлив уже от того, что в процессе прокладки первого участка тоннеля из него не появился ГМ и какой-нибудь лысый парень и не убил его и всех его слуг с одного удара.

* * *
Король королевства Ре-Эстиз, Рампосса третий, был уже стар. Он правил долго и в меру справедливо. В последний год его здоровье окончательно пошатнулось, и он стал всерьез задумываться о передаче власти наследнику. И с этим была проблема. У короля было два сына, но самой умной и подходящей на роль правителя была его младшая дочь Реннер.

В пятнадцать лет ей хватало мудрости и проницательности, чтобы не показывать свой острый ум на людях. Для знати она разыгрывала роль милой и беззаботной девушки, лишь король прекрасно знал, какая она на самом деле. Он боялся, что передав трон старшему сыну, вынудит Реннер устранить своих братьев. Окажись он в подобной ситуации, сделал бы то же самое. По-другому занять трон она не сможет, а значит, судьба его глупых сыновей была предрешена.

Эти мысли мучили Рампоссу. Даже если он сам передаст власть в руки дочери, это не спасет сыновей. Она все равно устранит потенциально опасных конкурентов. Выдать ее замуж за принца или заточить в башню, охраняемую верными людьми, тоже не решило бы проблему. Рампосса понятия не имел, сколько людей она уже смогла привлечь на свою сторону. Было очевидно, что она знает все и обо всем. Это означало, что большинство людей во дворце уже тайно служат ей.

От нее нельзя было утаить никакую важную информацию. Именно поэтому король сейчас не сидел в своем удобном кресле, а гулял по парку, тихо перешептываясь со своим верным телохранителем. Во дворце и у стен были уши. И Рампосса знал, что эти уши принадлежат его дочери. Пожелай она устранить отца, он был бы уже мертв. Но, раз он был еще жив, это пока не входило в ее планы.

— Ваше величество, я нашел человека, способного изменить баланс сил между Королевством, Теократией и Империей Бахарут, — прошептал Газеф, подчиняясь требованию короля говорить максимально тихо и не шевеля губами. — Этот человек действительно настолько могущественен? — Во исполнение вашего приказа, я не написал о его реальной силе в докладе. Там сказано, что он лишь помогал моему отряду устранить «Писание солнечного света» из Теократии. В действительности мой отряд погиб, а сам я был пленен. Сайтама сам уничтожил солнечное писание, причем сделал это в одиночку. — Сам победил троих заклинателей третьего уровня и двадцать рыцарей, это правда? — На самом деле заклинателей было двести, а рыцарей больше сотни. Я намеренно уменьшил их число, чтобы моя победа выглядела правдоподобно. Он уничтожил всех их за пару секунд, а еще ужасного демона и призванного капитаном писания легендарного ангела «Доминион власти».

Король нахмурил брови и подозрительно уставился на своего самого ближайшего друга.

— Газеф, ты говоришь это серьезно? Легендарный Доминион власти двести лет назад убил Демона-бога. Как человек мог одолеть его? И откуда ангел вообще появился? — Прошу вас, поверьте мне. Я был там и видел все своими глазами. Ангела призвал Ниган, капитан Писания солнечного света. В тайной канцелярии были данные о том, что Теократия обладает подобным сокровищем. Единственное, чего я не ожидал, что их человек воспользуется им так глупо. — Наверное, он был на грани безумия, раз решился на такое, — потирая бороду, предположил король. — Хотя я видел все своими глазами, сам до сих пор не могу поверить в произошедшее, Ваше Величество. Я прошу Ваше Величество помощи. Важно не упустить момент и всеми возможными способами привлечь его на нашу сторону. — Какими способами? Деньгами, положением, женщинами или может быть юношами? Какие у этого человека слабости? — К сожалению, они мне неизвестны. Направляясь в столицу, я убедил его вступить в гильдию авантюристов И-Рантеля и, насколько я знаю, у него нет денег. Еще, при всем своем могуществе, он очень по-доброму относится к простым людям королевства. — Вот бы он стал мужем Реннер, — задумчиво сказал король. — Простите, Ваше величество, что вы сказали? — А, нет, ничего, просто глупые мысли старого человека. Ты же знаешь, Реннер очень способная. Никак не могу подыскать ей подходящего мужа. Газеф, у меня возникло желание отстранить дочь от дворца. Выдать ее за кого-то достаточно могущественного и умного, чтобы он мог противостоять ей, а не плясать под ее дудку. — Вы говорите о Сайтаме? — А почему бы и нет? Проведем рыцарский турнир, я пообещаю выдать за победителя турнира свою дочь. Вуаля и она пристроена. Сайтама же победит всех, не так ли? — Не сомневаюсь. Единственная причина, почему это может не сработать, он не захочет женится на вашей дочери. — Я многое прощаю тебе, Газеф, но это не значит, что я позволю тебе оскорблять свою дочь! — возмутился старик и отвернулся от телохранителя. — Простите меня, пожалуйста, Ваше величество. Я ни в коем случае не хотел принизить ее достоинства, — извиняющимся тоном сказал воин-капитан, — Сайтама может намеренно проиграть, чтобы не брать в жены дочь короля. Еще, он не совсем воин, я бы сказал, что он боевой маг, а на рыцарском турнире применение магии запрещено. — У меня есть еще одна идея, Газеф. Три дня назад во дворец прибыл Король гномов из гномьего королевства, что на севере Азерлийских гор. Он привез с собой очень щедрые дары, множество сундуков с драгоценными камнями, золотыми самородками. Разумеется, все это не просто так. Он просит военной помощи. Гномы находятся на грани истребления. Большинство их подземных городов и шахт заполнили их злейшие враги — кваготы. Слышал о таких? — Конечно, Ваше величество, эти подземные монстры разумны и неимоверно живучи. Их острые когти способны пробить толстую стальную кирасу, а убить их мечем невозможно из-за неимоверно твердой шкуры. — Именно, кваготы крайне опасны! Убить их могут только заклинатели. Именно поэтому король обратился ко мне за помощью. Он просит спасти его народ от истребления и, к уже переданным дарам, готов добавить еще дважды по столько же, если мы отправим с ним в горы своих лучших заклинателей. — Вот оно что, Ваше величество. И что вы решили? — До нашего разговора, несмотря на щедрые дары, я собирался отказать королю гномов. Ты же знаешь, у нас не так много заклинателей. На службе королевства состоят всего шестьдесят — второго ранга, и пять третьего. Да и те пять уже дряхлые старики или книжные черви, возглавляющие магические академии. По словам короля гномов и его слуг, кваготов в пещерах сотни, а то и тысячи. И это еще не самое страшное. Король разоткровенничался в личной беседе и сказал, что кваготы так преуспели потому, что в самой первой битве им помогали ледяные драконы. Кваготы поклоняются им и даже смогли привлечь их на войну против гномов. Есть шанс, что если мы потесним кваготов, это повторится. — Похоже, гномов уже не спасти, Ваше величество. — Почему же? Ты же сам подкинул мне идею. Твой боевой маг, убивший самого Доминиона власти и взмахом руки расправившийся с огромной армией заклинателей из Теократии, разве он не подойдет для этой роли. Мы отправим королевский запрос в гильдию авантюристов. Я готов потратить все переданные гномами дары, чтобы нанять этого Сайтаму, «Синюю Розу» и все команды авантюристов, в составе которых есть сильные заклинатели, и отправить их на помощь гномам. Я подкреплю этот отряд двадцатью своими заклинателями второго ранга и попрошу тебя проследить за тем, чтобы наши маги не пострадали. — Как я смогу гарантировать подобное? — Если ты увидишь, что расклад сил явно не в нашу пользу, выводи из боя заклинателей и отступай. Мне важно, чтобы обязательно вернулся ты и маги. Что станет с авантюристами, меня особо не волнует. Если справятся — молодцы, если нет, значит, не повезло. Заодно проверим твоего человека. В случае успеха, я пожалую ему место главы магической академии столицы и свою дочь. Старый глава уже при смерти. Пока он вернется из похода, место будет уже свободно. — Ваше величество, а если ваша дочь надоумит Сайтаму захватить трон Королевства? — Тогда мы убьем его по-тихому и найдем моей дочери другого мужа. — Как бы после их союза все не стало еще хуже. — Прекрати нести чушь, Газеф. Я наконец-то придумал, как разрешить все мои проблемы и не откажусь от своего решения. Идем, нам нужно срочно вернуться во дворец. Я дам королевский заказ в гильдию авантюристов и подпишу с гномами договор о военной помощи. Даже если никто из авантюристов не вернется, я останусь в выигрыше. Не придется выплачивать им вознаграждение. Хо-хо-хо, как здорово я придумал. Тебе я поручаю возглавить отряд заклинателей и доставить королевские именные заказы в И-Рантель. Я распоряжусь, отправляйся сегодня же.

* * *
Запыхавшаяся девушка остановилась перед крепкой деревянной дверью. Она перевела дыхание и постучала в дверь заранее оговоренным сигналом. Без лишних вопросов, дверь отворилась. Девушка поклонилась и прошла внутрь. Богатое убранство комнаты говорило о том, что здесь живет не последний человек в королевстве. На самом деле, Реннер распродала большую часть дорогих вещей из своей комнаты. Она желала влияния, а для этого нужна не роскошь, а наличные деньги.

Реннер сидела на стуле с высокой спинкой, и внимательно смотрела в окно. Она наблюдала, как ее отец и Газеф Стронов быстрым шагом возвращались во дворец с прогулки.

— О чем они говорили Розелин? — отвернувшись от окна, спросила красивая девушка с холодными небесно-голубыми глазами, — соблюдай точный порядок слов. — Ваше высочество, они говорили о Писании солнечного света, Сайтама, доминион власти, Сайтама, Реннер, Сайтама, турнир, Сайтама, гномы, кваготы, заклинатели, Сайтама, Синяя Роза, авантюристы, глава магической академии, Сайтама, женитьба Реннер, Сайтама, договор, И-Рантель. — Это все? — Это основные слова, которые удалось прочитать по губам, Ваше высочество. Как вы и приказали, мы расставили глухонемых вдоль пути следования Его величества не слишком часто, чтобы они не бросались глаза. — Хорошо, можешь идти, — сказала принцесса и кинула на пол перед девушкой небольшой мешочек с монетами.

Розелин склонилась во весь рост, осторожно подняла с пола мешочек и спиной покинула комнату. Двери за ней тут же закрылась. Принцесса сделала взмах рукой, и ее первая помощница скрылась в комнате для прислуги.

«Золотой принцессе» лучше всего думалось в одиночестве. Всего по нескольким словам она могла догадаться, о чем шла беседа между королем и воином-капитаном. На столе перед ней уже лежала копия доклада воина-капитана о столкновении с Писанием солнечного света у деревни Карн и дословная беседа ее отца с королем гномов. Реннер располагала всей доступной тайной канцелярии информацией, но среди сказанных слов возникли те, что не вписывались в известную ей картину.

Во-первых — Доминион власти. Реннер знала о существовании этого легендарного ангела и то, что он мог быть призван богами. По слухам Теократия обладала возможностью призвать его, и это было одним из ее сокровищ. В докладе Газефа о нем не говорилось ни слова, поэтому Реннер решила, что он всплыл в беседе лишь для того, чтобы вознести богам хвалу, что Теократия не использовала его против воина-капитана. И все же, это требовало уточнения. Девушка взяла в руку тонкое гусиное перо и быстро накидала на узкую полоску бумаги зашифрованное послание, для своего агента в И-Рантеле. «Нет ничего хуже непроверенной информации», — подумала девушка и позвонила в колокольчик.

Из комнаты прислуги появилась девушка с умными глазами. Реннер очень ценила свою первую помощницу. Ее интерес к девушке даже превышал заинтересованность в ее профессиональных навыках. Эта девушка была чуть ли не единственной из ее окружения, кто понимал Реннер с полуслова. Такая связь возбуждала принцессу, делала их взаимодействие почти интимным. Принцесса подала ей полоску бумаги и сказала всего одно слово: «И-Рантель». Помощница приняла записку из рук принцессы и скрылась в комнате.

Реннер испытала очередную волну удовольствия от взаимодействия со своей помощницей. Ей не нужно было объяснять, что и как сделать, она была способна сама решить, как сделать все в лучшем виде. Принцесса была уверена, что попав в руки Арлин, письмо точно достигнет И-Рантеля самым быстрым и надежным способом. Это она убедила принцессу вложить средства в воронью почту. Этот способ передачи сообщений стократно окупил себя и дал бесподобные результаты по скорости и надежности.

Так же бесподобна и неумолима Арлин была в оральных ласках. В эротических фантазиях Реннер неизменно мелькали ее красивые и умные глаза. А также ее влажные алые губы. По спине Реннер пробежала сладкая дрожь. Когда все дела будут улажены, она, пожалуй, опять позовет к себе смышленую помощницу и одним взглядом подскажет ей, чего хочет. Арлин не нужно ничего разжевывать, поэтому Реннер была уверена, что та поймет ее без слов. Арлин не какой-нибудь тупорылый Клайб. Реннер нянчилась с ним столько лет, но он разочаровывал ее все сильней. Она настолько устала смотреть в его тупые щенячьи глаза, что отправила его подальше из дворца. Он даже не понял, что его отсылают навсегда. Такому тупице самое место на окраинах равнин Каз, среди охотников на нежить.

Часть 13 Продолжение

«Золотая принцесса» королевства Ре-Эстиз, Реннер, была холодна и расчетлива. Эти качества передались ей от матери и были хорошо замаскированы ангельской внешностью. Хитрыми манипуляциями, дезинформацией, подкупом нужных людей и тайными договорами с влиятельнейшими дворянами она уже почти гарантировала себе место на троне. Но в этот день, ее уверенность в успехе пошатнулась. Принцесса была настолько зла, что не могла держать себя в руках. Реннер злобно сжимала кулаки и кусала свои нежные губы до крови. Она упустила Газефа!

Всего через двадцать минут после прогулки с ее отцом, воин-капитан неожиданно покинул дворец. И не просто покинул, а с пятью подготовленными в кратчайшие сроки документами! Следом за ним дворец покинула делегация короля гномов и два десятка заклинателей второго ранга.

Спустя некоторое время, ее агент в столичной гильдии авантюристов сообщил, что гильдия получила королевский заказ на услуги «Синей Розы» с просто астрономической суммой вознаграждения в три тысячи золотых. Второй королевский заказ касался десяти команд орихалкового и мифрилового ранга, в составе которых были боевые маги и заклинатели второго ранга. В случае согласия выполнить задание по контракту, их тоже ждало огромное вознаграждение. Вся столица пришла в движение после короткой беседы в парке.

Никогда на памяти Реннер, дела во дворце не делались так быстро. Происходило что-то важное, но у принцессы не хватало данных для понимания, что именно. Девушка и так почти сломала себе голову, пытаясь разгадать, как, никому не известный человек по имени Сайтама, всего неделю назад появившийся на окраинах страны, смог занять в разговоре короля и его правой руки так много места. Реннер еще раз вспомнила переданный ей разговор: «Писание солнечного света, Сайтама, Доминион власти, Сайтама, Реннер, Сайтама, турнир, Сайтама, гномы, кваготы, заклинатели, Сайтама, Синяя Роза, авантюристы, глава магической академии, Сайтама, замужество Реннер, Сайтама, договор, И-Рантель.»

«Какого черта в получасовой беседе короля так много Сайтамы?! И особенно, рядом с ее именем и словом замужество!» — недоумевала принцесса. Хотя Реннер уже имела в своем распоряжении копии доклада воина-капитана и переданных ему перед отъездом документов, они почти не проливали свет на личность этого человека.

Договор с гномами о военной помощи объяснял, почему дворец покинули заклинатели, гномы и сам Газеф. Королевские заказы в гильдию авантюристов тоже объяснялись этим договором. Но то, что сумма вознаграждения, указанная в королевском контракте на имя Сайтамы вдвое превышала вознаграждение сильнейшей команды авантюристов «Синяя Роза», никак не укладывалось в голове принцессы. «Это значило, что Газеф считал его сильнее легендарной команды из пяти человек?» — предположила девушка и покачала головой. Газеф был единственным, кто был лично знаком с Сайтамой, и мог дать ей недостающую информацию, и она упустила его! Идиотка!

Что такого мог этот человек, если лишь услышав о нем в устной беседе, король тут же подписал договор с гномами, решил нанять его и заговорил о замужестве своей дочери? Зачем платить ему шесть тысяч золотых за то, что адамантовые авантюристы сделали бы и за двадцатую часть этой суммы?

Реннер еще раз прокрутила в голове известные ей слова из беседы отца и решила глянуть на них с позиции сухих фактов. Выходило следующее:

1) Писание солнечного света повержено — Сайтама.

2) Посланники Теократии могли призвать «Доминион власти» и раз они все равно были повержены, то значит их и его победил — Сайтама.

3) Отец хочет отдать Реннер замуж, жених — Сайтама.

4) Формальный выбора жениха можно провести с помощью турнира, и он уверен, что в нем победит — Сайтама.

5) Гномы просили военной помощи для борьбы с кваготами, король был намерен отказать им, хотя имел заклинателей, Синюю Розу и других авантюристов, но передумал, когда в этом списке появился Сайтама.

6) Глава магической академии столицы при смерти, новая кандидатура — Сайтама.

7) Повторяется обсуждение жениха для Реннер и опять звучит имя всё того же Сайтамы.

8) Договор с гномами подписан в надежде на Сайтаму. 9) И-Рантель — место, где находится Сайтама.

Реннер стало дурно от ее умозаключений. Все нити вели к одному человеку, о котором она не знала ничего. Принцесса стояла у опасной черты. Король давно обсуждал варианты ее замужества. Сейчас ей было пятнадцать, но совсем скоро ей должно было исполниться шестнадцать. По законам королевства Ре-Эстиз с этого возраста лицам королевской крови можно было вступать в брак и править без регента. До сегодняшнего дня принцесса знала, что достойной кандидатуры для нее нет. Это позволяло ей спокойно готовиться к захвату власти. Она также знала, что, несмотря на слабое здоровье, король боится оставить трон, чтобы не развязать войну за власть между наследниками. Она прекрасно понимала его опасения. Возможно, он единственный, кто догадывался о настоящей силе и планах Реннер.

Появление темной лошадки, настолько могущественной, что ей не помогут даже прикормленные рыцари королевской гвардии и карманная «Синяя Роза», лишило Реннер покоя. Ее настроение было окончательно испорчено. Она даже забыла о желании позвать в свою постель Арлин. Принцесса принялась строчить письмо своим агентам в И-Рантеле. Суть письма сводилось к одному — в самом срочном порядке выяснить из всех возможных источников, кто такой Сайтама, и если появится возможность — убить его.

* * *
Двадцатипятилетний девственник перевернул новую страницу жизни. Пусть и случайно, но Сайтама стал мужиком! Даже идиотам иногда улыбается удача. Сайтама так зациклился на поиске достойного противника, что почти забыл, ради чего прошел весь этот путь лишений и изнурительных тренировок. Он же герой! А для героя главное не победа над сильным противником, а помощь нуждающимся. Настоящий герой должен быть скромен, но это не значит, что ему нельзя принимать благодарность спасенных красоток. Даже если их благодарность проявляется в желании одарить своего спасителя любовью в самом прямом смысле.

Сайтама воспрял духом. Пусть легкие победы не приносили ему радость, их компенсировали улыбки на счастливых лицах красавиц. Сайтама все еще был под впечатлением от интима. Сидя в кадушке с прикрытыми глазами, он улыбался. Это произошло на самом деле! Элу, а потом Эну действительно сделали его мужчиной. А потом вторая эльфийка еще… Нет, даже мимолетное воспоминание о том, что устроили девушки заставило лицо парня густо покраснеть.

Сайтама вышел из ванной комнаты в отличном расположении духа. Он воодушевился новой целью — спасти всех попавших в рабство эльфиек, а потом, раз он уже мужик, без стеснения принять их щедрую благодарность.

За дверью его ждало странное зрелище. Все в гостиной было перевернуто вверх дном. В противоположных углах комнаты сидели две пары помятых девушек и злобно смотрели друг на друга. В центре комнаты стояла Гелу. Все девушки были взлохмачены и потрепаны. На лицах сестер-эльфиек виднелись синяки и царапины. Их туники были разорваны, из-за чего девушкам приходилось прикрывать голую грудь руками. На них было жалко смотреть. «Как я не услышал шума драки?» — удивился парень.

Деревенские девушки выглядели не намного лучше. Нос и губы Сони были разбиты, Энри вырвали клок волос, а их старые платья превратились в рваные лохмотья.

— Что здесь произошло? — недоуменно спросил Сайтама.

Все девушки опустили глаза в пол. Соня не выдержала и со слезами кинулась к лысому парню, прикрывая разорванное на груди платье рукой.

— Эти длинноухие плохие, Сайтама, прогони их!

С этими словами она повисла на парне, обняв его руками за талию. Эльфийки виновато смотрели из угла и молчали.

— Если вы не сможете ужиться, я выгоню вас всех! — строго сказал Сайтама.

Соня и Энри залились крокодильими слезами, а эльфийки перестали прикрываться и, встав во весь рост, склонили вниз головы.

— Простите, господин герой, — ныла Соня, медленно сползая по штанам парня на пол.

Волнующий вид обнаженной груди и округлых бедер белокурых эльфийских сестер вынудил Сайтаму отвести глаза. На самом деле, он бы с удовольствием любовался их красотой, но воспитание не позволяло ему делать это открыто и без стеснения. Реакция парня не осталась незамеченной. Словно издеваясь, эльфийки подошли поближе. Покопавшись в мешочке, Сайтама извлек оттуда двадцать золотых монет и, положив их на ладонь Гелу, сказал:

— Я отправлюсь в поместье Блэквуда сам, а ты пригляди за этими драчуньями. А еще, купите себе платья, там, где мы планировали. — И им тоже, — махнув рукой в сторону голых эльфиек, добавил он. — Но, господин, как вы поедете, вы же не умеете управлять лошадьми? — спросила Гелу, — и как вы узнаете, кто из рабынь мои сестры? — Повозку водить не сложно, я видел, как это делают другие, а выяснять, кто твои сестры мне не придется, я собираюсь освободить всех рабов, каких встречу там. — Господин Сайтама, может, вы все же позволите мне поехать с вами? — с надеждой в голосе, спросила Гелу, — я хочу помочь. — Помоги мне с тем, с чем я не могу справиться, — попросил парень. — Поняла, — опустив голову, ответила эльфийка, — повозка готова, она стоит во внутреннем дворе. Не забудьте привязать лошадь к дереву на ночь. И еще, господин, я купила вам кое-что для маскировки. — Что? — Это, — радостно произнесла Гелу, доставая из ящика темный плащ с капюшоном, — не беспокойтесь, я купила его за те деньги, что нашла у бандитов. — Спасибо, — улыбнувшись, поблагодарил Сайтама, — мне очень приятно.

Сложив в повозку запасы еды и воды, три походных одеяла, которые Гелу купила для возможной ночевки в дороге, парень отправился в путь. Он без проблем покинул город и, двигаясь строго по единственной мощеной камнем дороге, ведущей на запад от И-Рантеля, достиг развилки с указателем. Парень не мог прочесть, что на нём написано, поэтому просто свернул на проселочную дорогу и двинулся дальше по ней.

Вечерело. Солнце клонилось к горизонту, и быстро остывающий воздух наполнился вечерней прохладой. Это не беспокоило лысого парня. Он смотрел на приближающиеся серые стены большого дома, окруженного высоким каменным забором и думал о своем. Сайтама думал, что получать подарки, когда их совсем не ждешь, действительно очень приятно. Несмотря на то, что с утра день не задался: сначала девушек обокрали, а потом выяснилось, что Энфри подал жалобу в гильдию — его завершение смыло все печали. Деньги удалось вернуть, у них появилось новое, более доступное жилище и освобожденные девушки щедро отблагодарили его за спасение. Сайтама надеялся, что запас их благодарности не исчерпан. Гелу тоже сделала приятный подарок. Желая показать, что он ценит это, Сайтама тут же надел подаренный плащ на себя. В плаще он вполне походил на обычного жителя королевства. Только красные сапоги выглядели необычно.

Купаясь в ярких воспоминаниях, Сайтама сам не заметил, как дорога уперлась в массивные железные ворота. Остановив лошадь, парень спрыгнул с повозки и постучал в них. Из-за ворот раздался хриплый и неприветливый голос.

— Кто там? Кто посмел беспокоить господина Блэквуда в столь позднее время? — Откройте, мне нужно поговорить с хозяином. — Это неуважение. Убирайся и приезжай с утра, и возможно, господин примет тебя. — Мне нужно увидеть его сейчас, — настаивал парень.

Над каменной оградой показалась фигура еще одного человека укутанного серым плащом. В руках он держал арбалет. Он направил арбалет в сторону непонятливого гостя и нарочито вежливым тоном предупредил.

— Господин не желает, чтобы его тревожили по вечерам. По вечерам, он уделяет время… своему любимому занятию. Это последнее предупреждение. Вам лучше покинуть это место или мой арбалет лишит вас такой возможности.

Черты лица и другие детали под плащом было не разглядеть, но в глаза Сайтаме бросилась блестящая пластинка, ярко отражающая последние лучи солнца. Пластинка выглядела как жетон гильдии авантюристов. «Точно, работорговец говорил, что Блэкуда охраняют авантюристы золотого ранга. Похоже, этот человек — один из них», — подумал парень.

— Вы авантюрист? — спросил он. — И что с того? — Я тоже авантюрист. Мне нужно увидеть Блэквуда. — Я выполняю работу, за которую мне щедро платят. И в мои обязанности входит не пускать к господину Блэквуду тех, кого он к себе не приглашал. — Дело в том, что ваш хозяин купил недавно эльфиек, — начал было объяснять Сайтама. — Не интересует, — грубо прервал его мужчина на стене, — убирайтесь, считаю до трех. Раз, два… три.

Сайтама не сдвинулся с места и со стены раздался щелчок спускного механизма. Болт пролетел всего в десятке сантиметров левее от его головы и встрял в землю. Расстояние между стрелком и целью было небольшим. Стрелок тщательно целился, поэтому было понятно, что он промахнулся намеренно.

— Если вы меня не пропустите, я сам войду. — Тебе что, жить надоело? Тебе уже сказали, что хозяин не принимает. Если ты попытаешься перелезть за стену, мы убьем тебя как вора. — Я вхожу, — предупредил Сайтама и с усилием толкнул рукой створку ворот.

Что-то лопнуло и та открылась с неприятным скрипом. Два ушка, удерживавших толстый металлический засов с лязгом лопнули в один момент. Толстые железные петли вывернулись из стены и позволили створке открыться в ту сторону, куда до этого она не открывалась.

Мужчина на стене громко сглотнул. Он был настолько поражен произошедшим, что не нашел, что сказать вошедшему через сломанную створку парню. Его хриплый товарищ получил удар створкой и сейчас отдыхал с разбитой головой в траве неподалеку. Сайтама повернулся к мужчине, стоящему на прислоненной к стене лестнице и попросил присмотреть за повозкой. Тот молча кивнул, и так же молча смотрел, как незнакомец вразвалочку направился к роскошной усадьбе господина Блэквуда.

Когда фигура незнакомца удалилась на приличное расстояние, он спохватился и громко свистнул, предупреждая товарищей о вторжении.

* * *
Нилу никогда не везло — ни в играх, ни в охоте. Даже из всех сестер она была самой низенькой, что считалось у эльфов некрасивым. Не повезло ей и сейчас. Когда ее обессилившая от голода сестра, лежала на каменном полу подвала в железной клетке, она висела прикованной цепями к стене второй день. Других эльфиек, прибывших вместе с ними, замучили до смерти прямо у нее на глазах, поэтому надежды на спасение не было. Нилу знала, что ее ждет. За первый день она уже сполна хлебнула из этой горькой чаши, но несмотря на ужасные побои, все еще была жива.

Ей уже не хотелось жить. Боль от тысяч тонких рваных ран, покрывавших всю её кожу, была настолько невыносима, что мечты о свободе и родном доме померкли в ее, истерзанном страданиями, сознании. Она уже не могла плакать, слезы кончились вчера. Жестокий человек с нескрываемым наслаждением высекал из нее мольбу о пощаде и истошные крики отчаяния. Она сорвала горло от криков, а он все хлестал и хлестал ее тонкой жалящей плеткой. Она несколько раз описалась от боли. Палач давал ей пить, и обливал водой, чтобы она не теряла сознание. Нилу уже не чувствовала рук. Ее запястья так сильно болели раньше, а потом перестали. Она не смотрела на них, боялась увидеть оголенные металлом кандалов кости.

Скрипнула дверь подвала. Нилу вздрогнула всем телом. Палач покинул ее совсем недавно и опять вернулся. Она не ошиблась, тот же кошмарный силуэт возник перед ней. Палач ходил трапезничать и вернулся пьяным. Он пошатывался, и на секунду девушка позволила себе мечтать, что сегодняшние пытки прекратятся. Но мечта не сбылась. Он продолжил истязания с еще большим остервенением, а потом дал ей минуту пощады, чтобы рассказать, почему он это делает:

— Все эльфийки — грязные вонючие животные! Вы только с виду кажетесь милыми и прекрасными созданиями.

Подтверждая свое презрительное отношение, он ударил Нилу плеткой по лицу. Треснувшая на щеке кожа обдала стену свежими брызгами крови. Эльфийка издала стон боли и садист продолжил:

— Я был так слеп, что поверил одной из вас. Я осыпал ее роскошью. Дал ей все, что имел, и чем она ответила мне? А? — почти кричал уродливый и потный мужчина. — Она лишила меня мужской гордости. Лишила меня возможности наслаждаться жизнью так, как я того заслуживаю.

Прокричав эти слова, палач ослабил цепи, из-за чего Нилу оказалась перед ним на коленях. Он расстегнул штаны, и в лицо несчастной девушке ударила струя обжигающей раны мочи. Садист взвыл. Он едва удерживал толстыми, как сосиска пальцами, короткий обрубок своего детородного органа. «Подарок», который ему оставила осыпанная роскошью эльфийка.

— Она откусила его. Откусила! Эта тварь откусила мою часть и сбежала вместе с ней, чтобы я не мог исцелиться. А-а-а!

Крик мужчины резко оборвался. Нилу не поняла, что произошло, но тело ее мучителя рухнуло на пол рядом. Вернее нижняя его половина. Другая половина украсила собой стены подвала. Нилу перевела взгляд с тела садиста на красные сапоги стоящего рядом человека. Ее заплывшие от гематом глаза залили капли крови, стекающие с лопнувшей на лбу кожи, но она все равно видела ярко желтый цвет его штанов. Незнакомец голыми руками разорвал удерживающие ее цепи и помог прилечь на пол.

— Я сейчас, — сказал он и вернулся с большой кожаной сумкой, из которой достал бутылочку с жидкостью голубого цвета.

Слегка пригубив ее, Нилу почувствовала, как ее сознание вырывается из пелены бесконечной боли. На глазах, ее многочисленные раны стали рубцеваться, а боль стихать. Незнакомец дал ей выпить еще одну бутылочку, и девушка почувствовала, что ее кисти на месте, а боль почти ушла. Душевные раны девушки вдруг выплеснулась из нее рекой слез. Нилу рыдала. Человек рядом молчал и слегка похлопывал ее по плечу.

— Я нашел в клетке еще одну девушку, а где остальные? — спросил он.

Вопрос вызвал у Нилу еще один приступ истерики.

— Они, они! — всхлипывая, ответила эльфийка, пытаясь перебороть бурю эмоций, — он забил их насмерть.

Услышав это, парень сжал кулаки, а потом слегка приобнял рыдающую девушку.

— Я опоздал. Бедная Гелу. — Гелу? — переспросила эльфийка, взглянув на незнакомца. — Да, сестры Гелу должны были быть здесь. — Я, я сестра Гелу, и та девушка в клетке тоже. Мы и есть сестры Гелу, — воскликнула она. — Правда?! — радостно воскликнул незнакомец, — значит, я все-таки успел! Очень жаль других девушек. Если бы Гелу рассказала о вас пораньше, я мог бы спасти их.

Спустя несколько минут повозка с тремя пассажирами отбыла от ворот усадьбы. В поместье Блэквуда осталось несколько сильно избитых авантюристов и членов его личной охраны. Сам хозяин усадьбы погиб.

Авантюристы не видели лица и снаряжения нападавшего, так как его скрывал темный плащ с капюшоном, но судя по тому, что он не взял никаких ценностей кроме жетонов магической печати и сумки с эликсирами — его целью было освобождение рабов.

Эту информацию они и передали в гильдию авантюристов по возвращении. Правда, чтобы не выглядеть слабаками, авантюристы слегка преувеличили численность противника, вторгнувшегося в поместье. В докладе лидер команды написал, что на усадьбу напал крупный отряд эльфов. Они убили хозяина поместья и избили до потери сознания его личную охрану. Из доклада следовало, что авантюристы яростно сражались, но были оттеснены градом стрел в укрытие. Эльфы отступили, как только забрали рабов. Так как прислуга ничего не видела, эта версия и стала основной для судебных приставов из И-Рантеля.

* * *
Генос побродил по темным улицам города, желая вступить в диалог с местными жителями. Ночные улицы оказались абсолютно пусты, поэтому киборг начал стучаться в двери домов. Сканер показывал, что люди в домах были, но, несмотря на громкий стук, открывать двери отказывались.

Когда он стучал в двери очередного дома, его заметили и окликнули вооруженные алебардами люди в металлических кирасах. Нормально поговорить с ними не получилось. Мужчины в грубой форме потребовали, чтобы Генос прошел вместе с ними в здание городской тюрьмы. Парень отказался и в ход пошли алебарды. Генос мог бы легко скрыться от них, но в этом не было никакого смысла.

Ему нужна была информация, а ее источник стоял прямо перед ним. Киборг легко отобрал оружие и уложил мужчин на лопатки. Оказавшись на земле, обезоруженные люди соизволили ответить на вопросы незнакомца. Тем более, что спрашивал он об общеизвестных вещах.

— Господин, этот город принадлежит его императорскому величеству Зиркнифу Рун Фэдор эль Никсу, великому императору Империи Бахарут. — Императору империи Бахарут? — удивленно переспросил парень, — то есть у вас во главе страны стоит не президент? — Никогда не слышал такого слова, — искренне удивился один из мужчин, — все в нашей стране служат императору. Его дворец находится в столице, на востоке отсюда. — А кроме Империи тут есть другие страны? — Да, на западе отсюда королевство Ре-Эстиз, на юге — Теократия Слейн, на юго-востоке Драконье королевство. — Драконье королевство? — переспросил парень, — почему «драконье»? — В нем правят драконы. Они очень большие и сильные. Убить их почти невозможно, поэтому их кровь и шкура стоят целое состояние.

Генос позволил мужчинам подняться на ноги и вернул им оружие. Это было ошибкой. Он хотел задать им еще несколько вопросов, но его собеседники кинулись наутек. Он погнался за ними, но из-за угла вышла еще одна пара караульных и осмелевшие мужчины развернулись с оружием в обратную сторону.

Генос решил не вступать с людьми в бой. Он нырнул за угол, сориентировался по сторонам света и, добежав до восточной стены, перелетел ее на реактивных двигателях. Парень приземлился недалеко от города и стал планировать дальнейшие действия.

Нужно было проанализировать полученную информацию. Старинные постройки, примитивный быт, отсутствие электрического освещения и упоминание о драконах, говорили о том, что он попал в какой-то фэнтезийный мир. То, что аборигены понимали его, а он их, не вписывалось в общую картину. Позже этому могло найтись какое-то объяснение.

Нужно было поговорить с кем-нибудь еще, но в ночное время его собеседниками могли стать только городские стражники. Генос решил потратить ночь на перемещение в столицу империи. Там он мог бы поговорить с кем-то более дружелюбным в светлое время суток и разузнать, не встречал ли кто-нибудь его учителя.

Часть 14 «Бессонная ночь» «Соревнование» «Лучший авантюрист И-Рантеля» «Неизвестное оружие»

На И-Рантель опустилась ночь, но многим жителям и гостям города было не до сна. Даже опытные авантюристы и бывалые ветераны были потрясены появлением в городе дракона-нежити. Что уж говорить о простых обывателях. Мэр окружил свой особняк тройным кольцом охраны и не объявил результаты расследования. Находясь в полном неведении о ситуации с нежитью, люди дали волю своей фантазии.

Плохо спалось и главе магической академии. Он просидел в гильдии авантюристов до глубокой ночи, но так и не получил информацию о месте нахождения Сайтамы. Вернувшись домой, он не мог заснуть от мысли, что авантюрист мог покинуть город и отправиться в столицу Королевства, разумеется, прихватив с собой свои ценные артефакты. Тео Рейкшир решил проигнорировать свои обязанности в академии и с самого утра отправиться на поиски обладателя магических сокровищ.

В эту ночь глаз не сомкнула подосланная Империей помощница главы гильдии авантюристов, Элиза. Девушка жила прямо в здании гильдии. Ее маленькая комнатка была освещена тусклым светом свечи. Впервые проигнорировав настойчивое приглашение господина Исаака, девушка писала шифрованное послание для агента Империи. Она старалась отправлять послания, как только в ее руках оказывалась ценная информация. Элиза понимала, что будет жить до тех пор, пока полезна своим новым хозяевам. Но чем больше информации проходило через ее руки, тем опасней было оставлять ее в живых. Попади она в руки тайной канцелярии, девушка выложила бы все, что знает. Последние дни Элиза кожей чувствовала, что за ней следят.

Были ли это агенты тайной канцелярии или императора, для нее все заканчивалось плохо. Она хотела выиграть немного времени и скрыться. И с этим была проблема. Почти весь свой заработок в гильдии девушка отдавала агенту империи. Таким было требование ее руководства. Выделяемых девушке средств едва хватало на еду. Разумеется, сбежать без денег было гораздо сложней.

Внимательно слушая участников дневного собрания, Элиза запечатлела в уме одну фразу: «Сайтама обладал артефактами божественной силы». Девушка решила всеми правдами и неправдами заполучить их. Если она не сможет воспользоваться их силой, то заработает огромные деньги, продав их магическим торговцам. Элиза напряженно ждала утра. Ей нужно было первой узнать место проживания героя, прокрасться в его жилище и похитить артефакты.

Не спали и члены «Синей Розы». Гагаран подсчитывала в уме, какими деньгами располагает. Если бердыш Сайтамы был наделен особыми свойствами, она была готова выкупить его. Ее воинские навыки последнее время мало использовались командой. Ивилай расправлялась с большинством противников на расстоянии. За ней поспевали ассасины. Тиа прекрасно стреляла из лука, Тина в совершенстве владела метанием отравленных сюрикенов. Большинство врагов умирало на месте, и Гагаран не успевала вступить в бой. Временами она чувствовала, что незаслуженно получает свою часть вознаграждения и старалась помочь команде хоть чем-то. К примеру, таская в походах чужие вещи.

Перед сном Гагаран озвучила свое желание товарищам по команде, в надежде, что те одолжат ей денег, но никто из них не выразил желание дать взаймы. Тиа и Тина только хмыкнули, Ивилай проигнорировала, а Лакюс зачем-то стала убеждать ее не залезать в долги.

Заклинательница Ивилай не могла уснуть по другой причине. Двести лет она не прекращала поиски достойной пары. Девушка была очень одинока из-за своей вампирской сущности. Она искала создание подобное ей. Услышав рассказ о подвигах лысого героя, она предположила, что он тоже не человек. Ни одному человеку не под силу в одиночку победить армию великанов или костяного дракона. Сайтама был неимоверно силен. Заклинательница подозревала, что он древний вампир или один из демонов-богов. Ей не терпелось увидеть его воочию. Ради этого она была готова отправиться на его поиски сама.

По окончании трехдневного марш-броска по лесным дебрям, Лакюс валилась с ног, но, после собрания в гильдии, тоже не могла уснуть. Ее терзало чувство обиды и зависть. До сих пор ее команда была сильнейшей. Только она могла сражаться на равных с сильными монстрами. Авторитет Лакюс, как лидера сильнейшей команды был огромен. А теперь у нее появился конкурент. Девушка обладала легендарным мечом одного из тринадцати героев. Но все, что она смогла получить от него, это темный дар воскрешения. В бою, меч не давал никаких ощутимых бонусов, кроме своей потрясающей прочности. Ни один другой меч не мог сломать его при столкновении. Но большинство монстров не пользовались оружием, поэтому это его качество было почти неприменимо.

Лакюс злил ее недавний провал. Она подняла на уши отделение гильдии И-Рантеля, затребовала подкрепление из городского гарнизона, чтобы выследить и убить огров, но какой-то лысый маг раздавил их словно жуков, используя свою магию или могущественное оружие. Будь и у нее в распоряжении что-то подобное, ей не пришлось бы выглядеть, как посмешище.

Туго пришлось в эту ночь городским стражникам. Многие из них находились на старом кладбище, выполняя распоряжение мэра. Тео Рейкшир не исключал повторного появления нежити из останков уничтоженного дракона, поэтому кости в срочном порядке сложили в грузовые повозки. Погрузка завершились глубокой ночью и длинная вереница повозок, покинула город через восточные ворота и направилась в сторону проклятых равнин Каз.

Когда в штаб гарнизона прибежали запыхавшиеся стражи западных ворот и доложили о вторжении, на ноги подняли всех людей оставшихся в городском гарнизоне. Капитан стражи возглавил немногочисленный отряд, но оказавшись у западных ворот, не обнаружил противника. Караульные утверждали, что неизвестный появился у ворот посреди ночи и потребовал впустить его в город. Они обязаны были открыть ворота только обладателям королевского жетона. Для остальных вход в город после наступления сумерек был запрещен. Отказ стражей открыть ворота не остановил незнакомца. Он просто оторвал половинку ворот и аккуратно поставил ее рядом со стеной.

Капитан безумным взглядом смотрел на толстую, оббитую широкими полосками железа створку ворот. Она весила так много, что просто сдвинуть ее с места смогли только два десятка сильных мужчин. Капитан подошел поближе к дежурным и принюхался. Караульные не были пьяны, но в один голос утверждали, что повредивший ворота человек, был один. Кем являлся вторженец, выяснить не удалось. Открыв себе путь, он проехал в город на повозке и скрылся в темноте улиц.

Гелу просто не ложилась спать. Она с нетерпением ждала возвращения господина Сайтамы. Эльфийка знала, что он необыкновенный, но боялась, что лысый парень заблудился или случайно погиб от рук охраны рабовладельца. Также она допускала, что ее сестер уже может не быть в живых. Все эти мысли не давали ей покоя.

Когда девушка услышала вдалеке стук копыт, она не удержалась и выскочила на улицу. Ее чутье не подвело. Сайтама вернулся домой. Парень завел повозку во двор дома и залез в кузов. Он взял на руки завернутую в одеяло фигуру. Сердце Гелу сжалось. Бледное тело в одеяле выглядело, как труп. Но когда Сайтама сказал, что ее сестры живы и просто спят, эльфийка закрыла лицо руками и дала волю слезам счастья. Она перенесла исхудавших сестер из гостиной в свою комнату и заснула рядом, обняв спящих девушек.

Соня тоже ждала возвращения героя. Она выждала, пока Сайтама уснет, и опять прокралась в его комнату. Девушка смогла спокойно уснуть, лишь прижавшись к крепкому телу спящего парня. С того самого дня, как он спас ее деревню и поразил всех врагов, она затаила в сердце желание выйти за него замуж. Эта была ее мечта. Соня мечтала, что однажды, проснувшись утром, герой решит, что лежащая рядом девушка с нежной кожей, мила его сердцу. Что он обнимет ее и прижмет к груди. Иногда фантазии Сони на этом не заканчивались. Там было много чего, но ее тетя говорила, что заниматься таким можно только с мужем. Как завладеть сердцем героя, чтобы он сам захотел стать ее мужем, Соня не знала. Пока была возможность, она наслаждалась тем, что герой позволяет ей спать в своей постели.

В эту ночь не могла уснуть и «золотая принцесса». Девушку не покидало чувство, что она упускает решающий момент в ее жизни. В итоге Реннер решила, что слишком неразумно уничтожать такого сильного человека, если можно сделать его союзником и использовать. Она была уверена, что своей красотой, лестью и обещаниями сможет очаровать и подчинить себе незнакомца. После восхождения на трон, ей нужно будет устранить дворян и их личные армии. Реннер мечтала построить вертикаль власти по образцу императора Зиркнифа. Это было возможно, если бы она имела в своем распоряжение личную армию рыцарей или могущественного заклинателя, каким ей представился Сайтама. Подскочив с постели, как ужаленная, она настрочила и отправила в И-Рантель новое письмо. В нем Реннер требовала слуг собрать исчерпывающую информацию о Сайтаме, и приказала защитить заклинателя от возможных нападений со стороны вражеских агентов. Для надежности, она послала это письмо дважды.

* * *
Утро выдалось хлопотным. Гелу проснулась рано. Она нежно поцеловала спящих сестер и, обшаривая комнату глазами в поисках ночной вазы, обнаружила, что ее лука и доспехов не было на месте. Кинувшись в комнату героя, она увидела спящего в объятьях Сони парня и пустую коробку из-под денег на столе.

— Господин Сайтама, проснитесь! — воскликнула она.

Парень проснулся и сел на кровати, хлопая глазами.

— Господин Сайтама, нас обокрали! — склонившись у кровати, расстроено сказала эльфийка. — Как обокрали? Кто? — потирая глаза, спросил он. — Я не знаю. Мои вещи забрали и коробка на вашем столе тоже пуста.

Сайтама быстро соскочил на пол и заглянул в коробку. Покидая дом вчера вечером, он оставил деньги в ней. Все деньги! Меньше всего он ожидал, что его обворуют в собственном доме. Вместе с Гелу он обошел каждую комнату в поиске места проникновения воров. Окна в комнатах были целы, но входная дверь оказалась открытой. Это было странно, ведь запиралась она изнутри на засов. Это означало, что вором был кто-то из своих. Все встало на свои места, когда в комнате для прислуги не оказалось Эну и Элу. Эльфийки исчезли. Как выяснилось чуть позже, они прихватили с собой не только деньги и снаряжение Гелу. Они также стащили подаренные деревенским девушкам платья, геройскую форму Сайтамы и даже подаренный ему плащ. Ситуация была крайне неприятная. Гелу было очень стыдно за своих соплеменниц, она никак не ожидала, что они опустятся до воровства.

Сайтама попросил всех собраться в гостиной. Деревенские девушки вновь надели свои лохмотья. Они выглядели расстроенными. Но не из-за потери платьев, а из-за того, что господин пострадал. Гелу вывела из комнаты двух худощавых, закутанных в походные одеяла девушек. Они шатались от слабости и растерянно озирались по сторонам.

— Еще раз благодарю вас, господин, что спасли моих сестер, — низко поклонившись, сказала Гелу. — Меня зовут Нилу, — поклонившись, представилась невысокая эльфийка и, глянув на парня в шортах и красных сапогах, упала перед ним на колени. — Спасибо, что спасли меня, милостивый господин. Я клянусь верно служить вам, — не вставая с колен пообещала она.

Глаза девушки заполнили слезы искренней благодарности. Гелу была удивлена поведением сестры. До пленения они жили в великом эльфийском лесу. Вместе ходили на охоту и нещадно убивали людей, проникавших в лес. Даже мучаясь в плену людей от голода и побоев, они никогда сами не становились перед ними на колени. Эльфы легче расстанутся со своей жизнью, чем с достоинством. Так считала Гелу.

При свете дня Сайтама еще раз содрогнулся от вида несчастной девушки. Она была очень худой и бледной. Все видимые участки кожи покрывала сетка шрамов. На ней не было живого места. Пролившаяся вчера кровь так и осталась на коже. Ее лоб и волосы у корней были покрыты черно-красной коркой запекшейся крови. Ее внешний вид производил очень гнетущее впечатление. От девушки исходил неприятный запах. Её нужно было срочно выкупать.

— Зови меня Сайтама. Милостивый господин звучит уважительно, но мне будет неудобно, если ты будешь называть меня так, — сказал парень, помогая девушке подняться с колен.

— Меня зовут Шелу, — представилась вторая девушка и замолкла.

Она была на голову выше сестры, из-за чего казалась еще более худой. Бледная кожа девушки не пострадала от побоев, но она с трудом стояла на ногах. Сказывался многодневный голод. Деревенские девушки сочувственно смотрели на новеньких.

— Присядьте, — предложил парень и помог Нилу занять место за столом. — Спасибо, господин Сайтама, — тихим голосом отозвалась Нилу. — Я думаю вам надо поесть. Гелу, в повозке должна была остаться собранная тобой еда. Вчера мы так и не поели. — Поняла, — сказала эльфийка и выскочила во двор.

Она быстро вернулась с багровым лицом.

— Господин, повозку тоже украли. Нам придется возмещать ее стоимость. Ненавижу этих мерзких воровок! — Получается, у нас нет еды и мы опять должны? — растерянно спросил парень.

Соня и Энри потупили глаза в пол. Они не имели при себе никаких денег и ничем не могли помочь герою. Все что умела Энри — это махать тяпкой в поле, да таскать воду из колодца. Еще она могла родить Сайтаме целый вагон детей, но, похоже, лысый герой не был особо заинтересован в ней в качестве жены. Покидая деревню, Энри убедила себя, что приглянулась Сайтаме. Была уверена, что он пожелает ее заботы и тела. Это была ошибка.

Сайтама словно магнитом притягивал к себе миленьких и несчастных девиц самого подходящего для женитьбы возраста. То, как легко Соне удалось оказаться в его постели, убедило Энри, что у нее тоже есть шанс. Сейчас она думала, что должна покинуть героя. Она ощущала себя лишним ртом, а еще, вспомнив о сестре и родителях, почувствовала, что соскучилась по ним.

— Немного денег есть, но их хватит только на еду, и то, лишь на первое время, — засуетившись, сказала Гелу.

Она извлекла из потайного кармана несколько серебряных монет и небольшой мешочек с медяками.

— Это все, что у меня есть, — потупившись, сказала белокурая девушка, выложив перед Сайтамой все свои сбережения, — за повозку и лошадь мы должны отдать пять золотых. — Нужно опять искать работу, — заключил парень, — ничего другого не остается. — Господин, нам же еще не выдали вознаграждение за выполненное задание! — воскликнула Гелу. — Боюсь, оно нам не светит, — хмуро ответил парень. — Почему же? — удивилась девушка. — Энфри подал на нас жалобу. Если такое происходит, вознаграждение не выдается и новую работу взять нельзя. — Жалобу! Почему? — Энфри пожаловался, что мы бросили его одного в дороге. — Ах, он козел! Скотина! Лжец! — хором загалдели девушки, но сразу притихли, стоило Сайтаме открыть рот. — Гелу, давай купим еды и сходим в гильдию. Может Энфри все-таки забрал жалобу, и мы сможем взяться за новую работу, — предложил парень. — Как скажете, господин Сайтама. Я могу сбегать на рынок сама. — Кругом одни бандиты, лучше сходим вместе. — Спасибо.

После недолгой прогулки, Сайтама в сопровождении Гелу добрался до городского базара. Эльфийка шла чуть позади него и короткими фразами подсказывала дорогу. Хотя формально они были равны, как члены одной команды авантюристов, Гелу не позволяла себе идти на одной линии с парнем. У эльфов уважение проявлялось в признании главенствующего положения своего спутника. Лидер всегда шел первым. Гелу глубоко уважала не только огромную силу лысого парня, но и его безмерную доброту и щедрость.

На небольшой площади перед базаром шло уличное представление. Размалеванные артисты играли юмористические миниатюры. Несмешные клоуны ходили на руках и жонглировали яблоками. У входа в базар мужчина в полосатой шапке зазывал зевак:

— Соревнования силачей сейчас начнутся! Участие всего три серебряных монеты. Победитель получит золотой!

— Гелу, дай-ка мне монетки, — попросил лысый парень.

Девушка без сомнений передала парню последние сбережения. Вокруг ведущего уже собралось два десятка участников. Они выглядели действительно сильными. Крупные мужчины грозно поглядывали на соперников в ожидании начала. Сайтама передал ведущему взнос и тот выдал ему цветной шнурок участника.

— Вот и нашелся последний участник нашего состязания, — громко объявил мужчина, — правила просты, все вы их знаете, но для новичков и зрителей я повторю. Силач должен метнуть как можно дальше вот эту тяжелейшую кувалду!

Быстро сбежавшаяся толпа начала хлопать в ладоши и радостно выкрикивать имя местного чемпиона. Состязание действительно было простым. Бери себе кувалду и швыряй подальше. Люди расступились, позволяя первому участнику встать на стартовую позицию. Силачи не торопились подойти к снаряду. Было очевидно, что кидать кувалду последним, уже зная результаты других участников, было выгоднее всего.

— Ну, что же, кто первым покажет себя? — разжигая соревновательный дух, спросил ведущий. — Что, все стесняются? Тогда выберу я сам. Пусть первым будет тот, кто последним заявил свое участие, — объявил ведущий, указывая на лысого парня, — как тебя зовут? — Сайтама. — Хорошо, Сайтама. Покажи всем, что ты не зря пришел сюда. Закинь кувалду как можно дальше. Хе-хе, если поднимешь ее.

На шутку ведущего толпа отреагировала хохотом. Невысокий лысый парень в компании грозных великанов действительно выглядел откровенным аутсайдером. В отличие от толпы зевак, Гелу знала, что господин Сайтама не так прост, но произошедшее удивило даже ее.

Сайтама взял огромную кувалду в одну руку. До ближайшей городской стены было метров двести. Не желая проиграть, он швырнул тяжелую кувалду, целясь повыше стены. Кувалда с гулом прорезала воздух и исчезла в небесной синеве. Толпа пораженно ахнула.

Ведущий долго не мог найти нужных слов и, в конце концов, выдавил:

— Похоже, победитель определен.

Несмотря на свой грозный вид, потерявшие дар речи участники не спорили с его словами. Они пораженно уставились на невысокого парня. Каждый думал о своем. Когда первый шок прошел, толпа яростно взревела, осыпая победителя шквалом оваций и возгласов восхищения.

Даже потеряв свой реквизит, мужчина в полосатой шляпе без споров отдал выигрыш победителю. Довольный быстрым приумножением своих скромных средств, Сайтама насыпал в ладонь Гелу двадцать серебряных монет и проследовал в торговые ряды. Здесь он и столкнулся с Тео.

— Господин Сайтама, это вы? — схватив парня за руку, спросил худощавый мужчина в темно-синей мантии. — Да, а кто вы? — Извините, я не представился. Меня зовут Тео Рейкшир. Я глава магической академии И-Рантеля. Я очень хотел встретиться с вами. — Зачем? — Если позволите, я хотел бы изучить ваше замечательное оружие. Бердыш и копье, если не ошибаюсь. А еще вас со вчерашнего обеда разыскивали в гильдии авантюристов. Мы могли бы отправиться туда вместе. — Я и так собирался туда идти, но сначала мне нужно позавтракать и накормить моих спутников. — Ни в коем случае не смею мешать вашим планам. Если позволите, я все же буду сопровождать вас.

Гелу потянулась к парню и прошептала что-то ему на ухо.

— Можете следовать за мной, но в дом я вас не пущу, — предупредил Сайтама. — Для меня это не имеет значения. Я готов подождать снаружи сколько угодно. Главное, чтобы вы не забыли взять с собой оружие, оно также заинтересовало руководство гильдии и Синюю Розу.

* * *
Вернувшись с покупками в дом, Сайтама наблюдал, как три девушки суетятся у печи и накрывают на стол. Тощие сестры Гелу были уже выкупаны и сидели, все так же завернувшись в одеяла, в уголке гостиной на маленьком диване. Привлеченные запахом горячей пищи, эльфийки выпучили глаза, как два совенка и крутили головами на тонких шеях по сторонам.

Получив порции супа, девушки накинулись на них, не обращая внимания на спавшие с плеч одеяла. Сайтама вновь увидел их измученные голодом тела. По девушкам можно было изучать анатомию, настолько сильно выпирала каждая кость. От голода их грудь тоже уменьшилась до едва заметных холмиков.

После завтрака, Энри убрала со стола тарелки и, проследовав за парнем в коридор, спросила его:

— Господин Сайтама, я хотела бы вернуться домой. Вы позволите мне уйти? — Что-то случилось? — удивленно спросил парень. — Не хочу быть для вас обузой, — опустив глаза в пол, сказала покрасневшая девушка. — Если ты беспокоишься о деньгах, то не стоит, — вдруг став предельно серьезным, сказал парень. — Я просто не хочу, чтобы вы выбивались из сил, обеспечивая мне беззаботную жизнь. Я думала только о себе, упрашивая забрать меня из деревни.

Сайтама кинул взгляд на тощих эльфиек. Им нужна была помощь и забота, пока он с Гелу будет выполнять задания гильдии. Энри могла помочь ему в этом.

— Я отвезу тебя обратно в деревню в ближайшее время. Могу я попросить тебя об одолжении? — Просите всё, что угодно, — с готовностью воскликнула Энри, расцветая на глазах. — Гелу — член моей команды. Чтобы позаботиться о вас и ее сестрах, нам нужно поработать. Не могла бы ты поухаживать за ними, пока мы будем на задании? — Конечно, господин герой. Я с радостью!

Словно гора свалилась с плеч девушки. Она могла помочь господину, о чем он ее и попросил. Окрыленная, Энри вернулась в комнату и спросила эльфиек, нужна ли ее помощь.

* * *
Бурдон Исаак сидел в своем кабинете и удивленно смотрел на толстую стопку желтых листов. Каждый лист — одно задание, так или иначе связанное с тайным обществом некромантов Зуранон, похищенными ими людьми и ограми у леса Тоб. По этим контрактам гильдия не могла получить свою долю, потому что команды, бравшиеся за их выполнение, погибли, а другие отказывались браться за бесперспективное дело.

Многие заказчики тоже погибли с тех пор и не расторгли контракты. Они не пришли забрать деньги, оставленные в гильдии в качестве вознаграждения. Таким образом, деньги оказались заморожены в хранилище гильдии. Метод «разморозить» деньги подсказала умница Элиза.

Она зашла к нему в кабинет с самого утра и, положив толстую стопку на стол, заявила: «Господин Исаак, похоже, у нас есть способ закрыть все эти заявки. Все их выполнил авантюрист Сайтама». С таким заявлением трудно было поспорить. Если авантюрист сам выследил одного из лидеров Зуранона, уничтожил их базу и призванного дракона, то и все контракты по обществу некромантов закрывались им. То же и по контрактам, на устранение огров. Таких контрактов за десять лет скопились сотни. Раньше у отделения просто не было достаточно сильных авантюристов, способных победить монстров в лесу. Эти прожорливые твари частенько нападали на караваны торговцев. Это даже привело к тому, что торговцы перестали пользоваться дорогой у леса Тоб, и с меньшим риском для жизни, направляли караваны в Империю южнее, по дороге вдоль проклятых равнин Каз.

Бурдон отодвинул от себя толстую стопку контрактов и взял в руки лист с расчетами. Всего, с учетом контракта выполненного вместо Синей Розы, Сайтама одним махом закрыл триста четырнадцать заданий. Общая сумма вознаграждения по всем контрактам составляла четыреста двадцать золотых и десять серебряных монет. Кроме этого, за выполнение сотен относительно простых заданий он смело мог получить золотой ранг. Уничтожение огров и базы Зуранона гарантировало ему получение мифрилового ранга. А уничтожение дракона, тянуло сразу на адамантовый.

Глава гильдии знал, что мгновенное повышение новичка до адамантового ранга вызовет недовольство множества авантюристов. Особенно тех, кто добивался своего ранга долгие годы. Он решил пока дать Сайтаме золотой ранг. Для повышения авантюриста до платинового ранга и выше, нужно было получить письменное согласие из столичного отделения. Золотой ранг он мог дать сам, не отчитываясь ни перед кем.

Бурдон умел считать деньги. Он не собирался отдавать всю сумму вознаграждения новичку. Было вполне достаточно оформить на него выполнение этих работ, выдать ему часть вознаграждения, а остальные деньги направить на решение финансовых проблем отделения. Бурдону нужно было платить зарплату своим подчиненным, да и Элиза вполне заслуживала нового платья и премии.

При всем уважении к авантюристам из «Синей Розы», Бурдон считал их виновниками своих финансовых проблем. Наем повозок, лошадей и пятидесяти арбалетчиков у мэра. А также снабжение всех участников похода в лес Тоб провиантом на три дня и так обошлись гильдии в круглую сумму. Решение, предложенное Элизой, было весьма своевременно.

В дверь кабинета постучали.

— Что? — спросил Бурдон. — Глава, в гильдию прибыла команда Сайтамы и господин Тео. Проводить их в зал для совещаний? — спросила Элиза, заглянув внутрь кабинета. — Конечно. Будь добра, пошли за Синей Розой и принеси нашим гостям чая. — Слушаюсь, — отозвалась помощница и исчезла в проеме двери.

Почему-то Бурдон испытал приступ волнения. Он еще не встречался с Сайтамой лично, но все его подвиги говорили о нем, как о могущественнейшем человеке в Королевстве. По спине главы авантюристов пробежала дрожь волнения. Он почти бессознательно потер вспотевшие ладошки. Совсем скоро он познакомится с легендой.

* * *
Зиркниф сидел в удобном кресле на широком балконе, расположенном на последнем этаже нового имперского дворца. Попасть на балкон можно было только из его покоев. Федор Парадин не раз говорил, что оставлять подобные площадки у личных покоев опасно. Любой дракон, наездник на грифоне и виверне сможет приземлиться на нее и попасть в покои императора, минуя охрану замка. Любой заклинатель второго ранга, изучивший заклинание полета, мог оказаться здесь.

Император был согласен с доводами деда, поэтому над балконом круглосуточно дежурили рыцари на грифонах. Одна группа сменяла другую, но в небе всегда оставалось не менее четырех дежурных. Они могли заметить нарушителя издалека и камнем броситься вниз на перехват. К тому же сам балкон содержал массу потайных ловушек, как и проход, ведущий в покои императора. Не задеть их мог только человек, точно знающий их расположение.

Император находился на балконе не один. Компанию ему составлял его ближайший советник и единственный человек, которому он доверял, как себе — великий архимаг Федор Парадин. Лицо Зиркнифа выражало недовольство. Его собеседник выглядел безмятежным.

— Я очень зол. Получил сегодня доклад из И-Рантеля. Все мои планы пошли коту под хвост. — Все так плохо? — слегка приподняв бровь, спросил седовласый старец. — Хуже некуда. Синяя Роза и Газеф Строноф живы и здоровы. Все, на что оказались способны эти хваленые боевые маги из Теократии, это подпортить воину-капитану прическу. Сейчас он лысый, как коленка, и, несмотря на все мои старания, укатил в столицу. — А что стало с заклинателями из Теократии? — Неизвестно. Доклад агента из столицы прибудет только через пять дней. В любом случае, мне придется вносить коррективы в мои планы. Из-за провала Теократии, я вынужден перенести мою военную операцию на следующий год. А знаешь, что будет в следующем году? — Реннер взойдет на престол, — скучающим голосом сказал Фёдор. — Можешь представить, насколько сильным противником станет Королевство, если я позволю этому случиться? — Она будет занята насаждением своей власти и борьбой с восставшими дворянами долгие годы и у нее нет ваших рыцарей и меня, — хохотнув, сказал архимаг. — Она опирается на авантюристов и уже купила каждого рыцаря королевской гвардии. — Неужели великий император Зиркниф боится какой-то малолетней девчонки? — Не зли меня, дед. Ты прекрасно знаешь, что она не простая девчонка. Если будет благоприятный момент, она голыми руками передушит своих братьев и отца и пройдется по трупам дворян к трону. Она может достигнуть могущества гораздо быстрей и эффективней, чем это сделал я. — Не слишком ли высоко ты оценил ее способности?

Зиркниф собирался ответить, как вдруг заметил удивление на лице деда. Он обернулся и попытался проследить направление взгляда старика, как вдруг у его плеча с гулом промелькнул летящий предмет. Он с хлопком пробил диван, на котором сидел архимаг и врезался в мраморные столбы, поддерживающие перила балкона.

Император с ужасом глянул на человека на диване. Летящий предмет проделал в груди архимага огромную дыру. Мертвое тело, с выражением удивления на лице, держалось исключительно на ребрах, вбитых оружием в дыру спинки.

Зиркниф не мог поверить в произошедшее. Сильнейший маг человечества, на котором держалось могущество Империи, был убит прямо на его глазах. «Никто не должен знать, что Парадин мертв! Никто!» — подумал испуганный парень. Секунду спустя император осознал, что следующим на месте Федора может оказаться он сам и припал к полу. Из такого положения он смог разглядеть таинственное оружие убийства. Им оказалась огромная кувалда.

Часть 15

Элу покрутилась на месте. Нижняя часть широкой юбки разлетелась в стороны, создавая купол. Девушка широко улыбнулась. Ей очень нравился ярко зеленый цвет и плотная, приятная на ощупь ткань ее нового одеяния. Она не смогла сдержаться и похитила платья других девушек. После того, как Эну отдала ей своё платье и оделась в желтую одежду лысого человека, в ее распоряжении было целых пять платьев! Улыбка не сходила с лица девушки. Она разложила свои сокровища на кровати и с наслаждением разглядывала их.

Эну не разделяла восторгов сестры. Для планируемого побега в родные леса, состоящего из многодневной поездки верхом, ночевок и охоты в поле, эта одежда никуда не годилась. Эну облачилась в удобную, слегка широковатую форму парня и прикрыла торс и плечи кожаными доспехами. Она отрегулировала удерживающий колчан ремень так, чтобы можно было легко вытянуть стрелу, закинув руку за правое плечо, и проверила состояние тетивы потертого лука. Перед выходом из комнатушки, она поправила висящий на поясе кинжал и глубоко вздохнула.

— Как я выгляжу? — спросила она сестру. — Как авантюрист, — сказала Элу и, кинув взгляд на лежащие на кровати сестры красные перчатки, добавила, — ты забыла. — Не забыла. В них я не смогу нормально стрелять. Оставь их себе, если хочешь. — Спасибо, — ответила девушка и тут же натянула перчатки на руки.

Длинные перчатки были ей явно великоваты и на фоне платья выглядели неуместно, поэтому эльфийка сняла их и вернула на место. Она обняла сзади обеспокоенную сестру и тихонько шепнула ей на ухо:

— У тебя все получится, я верю в тебя.

Кивнув в ответ, Эну вышла из номера и засеменила вниз по лестнице. Утром им не удалось сбежать из города. У западных ворот собралась целая толпа стражников, они останавливали каждого желающего покинуть город, осматривали вещи и придирчиво допрашивали. С тяжелым мешком монет, который девушки с трудом дотащили в номер таверны, им не удалось бы сбежать от стражников, а бросить деньги, гарантирующие покупку лошадей и пропитание в дороге было жалко. Эну трижды пожалела, что они взяли с собой так много денег, но сестра настаивала, и ей пришлось согласиться.

Эну слышала разговор работорговцев о том, что авантюристам везде открыта дорога. Их жетон был пропуском в любое заведение и город. По тому, кто посещал их в борделе, эльфийки сделали вывод, что авантюристы неплохо зарабатывают. А значит, иметь при себе мешок монет, будучи авантюристом — вполне нормально.

Обсуждая, как им безопасно покинуть город, сестры решили стать авантюристами. Раз знакомая им эльфийка смогла получить жетон, значит, и другим эльфам это должно было быть доступно. Эну решилась отправиться на разведку и узнать, что для этого нужно. Выпытав у трактирщика местонахождение гильдии, Эну двинулась в путь. Девушка старалась идти по улице как можно быстрее и не пересекаться ни с кем взглядом. К ее счастью, она без проблем добралась до здания гильдии. Никто не остановил эльфийку в дороге. Это придало ей уверенности.

Подтверждением, что она пришла по адресу, служило красивое изображение герба гильдии, вышитое на флаге, висевшем над входом в здание. Девушка прошла в просторный зал и снова растерялась. Она понятия не имела, что должна делать дальше. Эну сжала в руке рукоять лука и, сдерживая позыв к бегству, медленно прошла к ближайшему столу и присела на стул.

В этот момент к ней обратилась девушка за стойкой:

— Вы хотите подать заявку или пришли по другому вопросу? — Я хочу стать авантюристом! — вскочив со стула, воскликнула она.

На звонкий голос девушки повернулось несколько сидевших в зале мужчин и пристально уставились на новенькую.

— Заполните регистрационные документы. У вас уже есть команда, в которую вы хотите вступить?

Эну силилась вспомнить, не звучало ли при ней название команды, в которой состояла Гелу. Все что она помнила это имя лысого человека и эльфийки, поэтому девушка просто сослалась на них.

— Я буду членом команды господина Сайтамы и госпожи Гелу.

Эну не знала, что сказала не так, но из зала ей навстречу вышло несколько мужчин.

— Меня зовут Тупак Шампур. Я и мои товарищи из команды «Серебряные шары». Вы должно быть очень одаренная девушка, раз господин Сайтама решил взять вас к себе? — с нескрываемым интересом спросил высокий мужчина с длинными волосами. — Я… я… — Эну побледнела и запнулась, уперев глаза в пол.

Она не знала, что ответить.

— Я узнал ее, она одна из новых девочек Большой Лулу, — вдруг сказал его товарищ, — вчера я кувыркался с ней всего за одну серебряную мо… — Тише! — резко одернул своего болтливого товарища Шампур, — простите, мой друг явно обознался. Не держите на него зла, он идиот. О, а вот и ваша команда появилась и глава магической академии, господин Рейкшир вместе с ними.

Услышав эти слова, Эну замерла от ужаса. Ее бросило в дрожь. Она лихорадочно шарила глазами по стенам зала в поисках запасного выхода, но единственный выход находился у нее за спиной. Эльфийка хотела сквозь землю провалиться. «Незаметно скрыться уже не удастся, должна ли я прорываться с боем», — думала она. К ней опять обратилась девушка за стойкой.

— Заполните, пожалуйста, бланк. Если вы не умеете писать, я попрошу лидера вашей группы.

Видя, что эльфийка не отвечает, женщина громко позвала Сайтаму. Гелу, изучавшая людей в помещении, обратила внимание на стоявшую к ней спиной эльфийку и, заметив на ней желтые брюки господина Сайтамы.

— Воровка! — выпалила она, желая привлечь внимание спутника.

Гелу действовала почти бессознательно. Девушка в три прыжка сократила расстояние до цели и накинулась сзади на скованную страхом эльфийку. Гелу захватила ее одной рукой за шею, а второй выхватила у нее из-за пояса кинжал и прижала к щеке.

Сайтама удивленно наблюдал, как Гелу точными и скупыми движениями поставила незнакомую девушку на колени и заломила ее руку за спину. Он подошел поближе, стараясь никого не задеть, спрятанным по просьбе Рейкшира в ткань оружием и узнал в скрученной девушке Эну.

Сцена борьбы эльфов вызвала немалый интерес у сидевших в зале авантюристов. Многие встали со своих мест, чтобы посмотреть поближе. В круг зевак вклинилась работница гильдии и, обращаясь к Сайтаме, сказала:

— Эта эльфийка хотела вступить в вашу команду. Вы знакомы? — Какой из нее авантюрист? Это эльфийка — шлюха из борделя Большой Лулу, — опять отозвался болтливый мужичок, за что тут же получил оплеуху от Тупака. — Она воровка, стащившая вещи господина Сайтамы, — удерживая кинжал у горла пленницы, сказала Гелу. — Это правда, нам вызвать стражей правопорядка? — обращаясь к Сайтаме, спросила служащая гильдии. — Нет, это недоразумение. — Но, господин… — возмутилась Гелу. — Она не шлюха и не воровка. Эта девушка новый член нашей команды. Гелу, отпусти ее.

Выражение ужаса на лице Эну сменилось выражением благодарности. Гелу нехотя отвела нож от горла воровки и быстрым движением срезала шнурок, удерживавший колчан со стрелами. Гелу принялась бесцеремонно разоружать и раздевать свою пленницу. Она не успокоилась, пока не забрала у нее все свои вещи. Она без тени сомнения раздела бы Эну догола, но Сайтама вмешался и остановил её. Пока Гелу разбиралась с воровкой, к Сайтаме обратился один из авантюристов, стоявших неподалеку.

— Господин Сайтама, очень рад еще одной нашей встрече, — уважительно поклонившись, сказал Тупак. — Я помню тебя. Ты стащил мой топор из деревни, — недоверчиво глянув на широко улыбающегося мужчину, сказал Сайтама. — Что вы, милостивый господин, я никогда бы не стал красть чужое. Бердыш приобрели мои заказчики — торговцы, а продал его старейшина деревни, — смутившись, ответил мужчина. — Значит, это старейшина вор? — Именно так, раз он продал чужую вещь, значит, он и есть вор. — Ясно, тогда претензии снимаются, — почесав затылок, сказал лысый парень. — Очень рад, что мы уладили это досадное недоразумение. Я и мои товарищи так и не отблагодарили вас за свое спасение. — Не стоит, — махнув рукой, ответил лысый парень, — я защищал себя. — Может, я могу быть вам чем-то полезен? — Возможно, — задумавшись сказал Сайтама и натолкнувшись взглядом на Эну, добавил, — помогите ей вступить в нашу команду, она, да и я, честно говоря, не владеем местной письменностью. — Я сделаю все в лучшем виде. Считайте, что она уже в вашей команде, — с готовностью ответил мужчина и поклонился.

Рейкшир терпеливо ждал Сайтаму у стойки все это время и, улучив момент, подхватил его под локоть и повел по лестнице в зал совещаний гильдии. Гелу осталась сторожить воровку. Для страховки, она связала руки своего нового «товарища» за спиной. Тупак взял бланк регистрации и к своему удивлению узнал, что Эну пришла зарегистрировать не только себя.

— Мы с сестрой вдвоем хотим вступить в команду господина Сайтамы, — нахмурившись, сказала голубоглазая девушка. — Размечтались, воровки, — фыркнула Гелу, но тут же прикусила язык. — Господин Сайтама уже сказал, что это было недоразумение, — настаивала Эну, — я присоединюсь к господину вместе с сестрой.

Тупак заполнил два бланка со слов эльфийки и отдал их в регистратуру. Оставалось подождать, пока имена новых авантюристов внесут в картотеку и на заготовке медного жетона выбьют их номера.

Входная дверь гильдии распахнулась и на пороге возникла могучая фигура двухметровой женщины в доспехах алого цвета. На плече она несла огромный, украшенный сложным орнаментом боевой молот. За ней в зал прошли еще несколько девушек сверкающих великолепными доспехами и оружием.

Атмосфера в зале мгновенно переменилась. Все разговоры стихли. Оставив все свои дела, люди встали со своих мест и с восхищением приветствовали сильнейших авантюристов королевства. Команда «Синяя Роза» излучала достоинство и силу. Каждый авантюрист мечтал, когда-нибудь оказаться на их месте. Адамантовый ранг — вершина карьеры авантюриста, символ силы и почета. Но достичь подобных высот, было под силу далеко не каждому.

— Мы пришли встретиться с господином Сайтамой, — сказала яркая красавица с мечом, превышавшим ее рост. — Леди Лакюс, глава гильдии, глава магической академии и господин Сайтама уже ожидают вас и вашу команду в зале совещаний.

Процессия из пяти девушек гордо прошла в дальний угол зала и исчезла на лестнице, ведущей на второй этаж.

— Синяя Роза — адамантовый ранг. Впечатляет, правда? — плюхнувшись на стул около Гелу, спросил Тупак. — Они пришли встретиться с господином Сайтамой? — удивленно спросила эльфийка. — Да. А почему бы и нет? Если бы в гильдии существовал ранг выше адамантового, я уверен, Сайтама был бы достоин его, — уверенно сказал мужчина, — я даже жалею, что я не смазливая эльфийка. Может, тогда бы господин Сайтама тоже принял бы меня к себе. Такая честь, такие перспективы. Скоро о нем заговорит всё королевство. Золото и слава польется на его голову рекой.

Разговор Тупака и Гелу незаметно и внимательно слушали несколько человек. Среди них был агент тайной канцелярии, агент «золотой принцессы» и агент Империи. Был и еще один слушатель. Он не умел скрывать эмоции и ярко отражал их на своем лице. Эну выпучила глаза и открыла рот от удивления.

Она, конечно, была впечатлена, когда лысый парень размазал по верхушке городской стены одного из головорезов на невольничьем рынке. То, как он поймал арбалетный болт в полете рукой, тоже не укладывалось в ее голове. Но она и представить себе не могла, что лысый парень настолько значимая фигура в Королевстве. «Подумать только, мы с сестрой пытались придушить его полотенцем, а потом еще и обокрали!» — ужаснулась Эну. Эльфийке было совсем не смешно. Ей нужно было в срочном порядке придумать способ загладить свою вину. Самое очевидное, что приходило на ум, это попытаться соблазнить господина и удовлетворить его мужские фантазии, если он пожелает. Нужно было очень постараться и сделать так, чтобы он пожелал.

Эну стало горько от мысли, что придется стелиться перед еще одним человеком, но она одернула себя, понимая, что на кону стоят её с сестрой жизни. Ей захотелось спихнуть эту ношу на Элу. Сестра гораздо легче переносила интимную близость с людьми. Она даже сказала ей, что перестала испытывать к ним сильное отвращение. Эльфы, люди — на ложе все мужчины вели себя одинаково. Если закрыть глаза и представить, что занимаешься любовью с богом эльфов, Эландааром, то это даже могло быть приятно.

Эну не верила сестре. Это был ее самообман. Сколько глаза ни закрывай, люди никогда не сойдут за эльфов. Все люди, что к ней прикасались, ужасно воняли. Правда, кроме одного. Эну даже удивилась, когда оказавшись на лысом парне и прижавшись к нему губами, не учуяла от него неприятного запаха. Его дыхание, запах кожи были свежими и чистыми. А его зубы, они были просто белоснежными. Эну ни у кого не видела таких ровных и красивых зубов.

В какой-то миг, девушка словила себя на мысли, что восхищается Сайтамой. Из всех людей, он один не вызвал у нее отвращения. А если вспомнить, как по доброму он отнесся к ней, то попытка убийства и воровство его имущества — было вопиющей неблагодарностью. Эну испытала угрызения совести. Ей вдруг стало стыдно за свои поступки.

Она ненавидела людей за то, что они пришли в ее родные леса и убили ее родных. За то, что издевались над ней и превратили в рабыню. Она не могла им простить всех своих обид, но слепо ненавидеть всех и каждого, было несправедливо. Среди эльфов тоже встречаются глупые и злые, но это же не значило, что все эльфы такие. Девушка решила дать Сайтаме шанс. Если люди разные, то среди них могли найтись и те, кто не заслуживает кипящей внутри Эну ненависти. Может, Сайтама окажется одним из них?

* * *
Хоть прошло всего десять минут, Тео Рейкшир не мог дождаться появления Синей Розы. Ему не терпелось распознать магическое оружие Сайтамы. Он буквально силой заставлял себя сидеть на стуле.

Бурдон ощутил, что разочарован внешним видом легендарного заклинателя по имени Сайтама. Его нелепая одежда выглядела отталкивающе, а отсутствующий взгляд выражал то ли безразличие к происходящему, то ли скуку. «Его пригласил к себе сам глава отделения гильдии авантюристов. Рядом сидит один из сильнейших заклинателей Королевства. Вскоре он встретится с легендарной Синей Розой, а он ведет себя так, как будто я и все окружающие, ниже его достоинства», — нахмурившись, подумал мужчина. Необычные для жителей Королевства шорты и футболка заставили Бурдона усомниться: «А действительно ли перед ним тот самый Сайтама, о котором все говорят, или человек перед ним, всего лишь самозванец, выдающий себя за Сайтаму?!»

Похоже, те же мысли пришли в голову и лидерам трех лучших команд И-Рантеля мифрилового ранга. Мужчины выглядели недовольными, то и дело кидая на лысого парня подозрительные взгляды, но не выражали свое недовольство вслух. «Может я поторопился, приказав подготовить для Сайтамы жетон авантюриста золотого ранга?» — засомневался глава гильдии.

Синяя Роза вошла в зал совещаний так же впечатляюще, как и всегда. Все мужчины, кроме лысого парня встали с места, чтобы поприветствовать сильнейших авантюристов страны. Сайтама даже не удостоил их вниманием. Ему в сапог попал камушек, и он был всецело поглощен его вытряхиванием.

Пять девушек смерили всех присутствующих надменным взглядом. Их взгляд потух, натолкнувшись на невысокого, лысого парня, занятого своим сапогом. На лицах девушек легко читалось не скрываемое разочарование. Бурдон решил, что могло произойти недоразумение. Возможно, существовал еще один лысый человек, полностью подходящий под описания героя, свершившего все эти подвиги, а человек перед ним, всего лишь присвоил себе его заслуги.

Члены «Синей Розы» заняли свои места за столом, и Тео Рейкшир не дожидаясь разрешения, предложил распознать оружие лысого авантюриста.

— Погодите, — остановила его Лакюс, — разве вы, уважаемый глава магической академии не хотите узнать, как этому… «герою» удалось одолеть армию великанов и дракона-нежить. Разве не для этого мы все здесь собрались? — Но! — хотел было возразить худощавый мужчина, и был подавлен испепеляющим взглядами собравшихся. — Господин Сайтама, можно спросить, как вы познакомились с воином-капитаном Газефом Стронофом? — начиная издалека, спросил Бурдон Иссак.

— Он приехал в деревню Карн вместе с отрядом всадников. Там его сильно потрепали люди в халатах, кидающиеся огненными шарами. Утром он попросил меня отвезти его в город. Я не отказал. Так мы и познакомились. — То есть вы просто отвезли его в город и тем самым спасли ему жизнь? — Наверное. Может, в деревне не было нужных лекарств, антибиотиков или что там ему было нужно, а в городе были. — Ясно, — постепенно распаляясь от возмущения, сказал Бурдон, — госпожа Лакюс, ваш вопрос. — Скажите мне, господин Сайтама, каким образом проходила битва с ограми? Я уже читала доклад очевидцев, но очень хочется услышать о событиях из первых уст.

Лакюс специально сделала акцент на том, что уже имеет представление о произошедшем. Она не верила, что человек перед ней был непобедимым воином. Он также не производил впечатления могущественного заклинателя. Если парень начнет сбиваться или описывать события по-другому, его можно будет уличить во лжи и объявить самозванцем. Лакюс не верила, что могла уступить подобному… слабаку.

— Огры это кто? — недоуменно спросил лысый парень, чем вызвал возмущенные перешептывания среди авантюристов. — Это великаны, которых вы встретили по дороге в деревню Карн. В докладе было написано, что их там было целых тридцать, не считая огромного главаря. — А, эти… Такие вонючие толстяки с зеленоватой кожей и маленькими глазками? — Именно они, — с издевательскими нотками, подтвердила девушка.

Лакюс была уже почти уверена, что перед ней самозванец, а доклад Тупака Шампура наглая ложь.

— Понял, вонючие жирдяи зовутся ограми. Вспомнил. Я не хотел пачкать свою новую геройскую форму. Стирка без стиральной машины тот еще геморрой, вы же меня понимаете? Поэтому я решил уничтожить их издалека, не дотрагиваясь руками. Топор с длинной ручкой вполне подходил для этого. Я не привык сражаться с оружием в руках. Нужно было попрактиковаться, поэтому я первым атаковал монстра побольше. На нем, используя удары под разным углом, я смог определиться, каким ударом можно не запачкать себя и отточил его на остальных жирдяях. Хорошо, что топор оказался под рукой — обошлось без стирки.

Все авантюристы, находившиеся в комнате, кроме Ивилай, побагровели от возмущения. Лысый парень говорил о битве с армией огров, как о прогулке в дождливую погоду. Главное, что интересовало парня в тот момент, это видите ли — не испачкаться.

Ивилай отлично понимала парня. Она частенько поднималась в воздух во время сражения, но не для того, чтобы получить тактическое преимущество, как могли подумать многие, а лишь для того, чтобы не обляпаться содержимым внутренностей своих противников. Если разница в силе между заклинателем и его противниками слишком велика, то единственное о чем может беспокоиться заклинатель — это чистота своей одежды.

— Значит, господин Сайтама, вы не использовали никакую атакующую магию на великанов? — осторожно спросил глава магической академии. — Нет. — А в случае с костяным драконом. Как бой проходил с ним? — Я пнул его ногой. Голова от удара оторвалась и улетела за город. Никто из людей на стене не пострадал, я специально ударил не сильно. — Просто пнул? Не сильно? — лицо человека в мантии налилось кровью, — вы хотите сказать, что нанесли непобедимому дракону всего один пинок ногой, и он был повержен? Того, кого боятся все без исключения. Существо, в одиночку способное истребить все человечество, на кого не действует никакая магия и оружие, погиб от оплеухи? А позвольте спросить, почему вы не ударили его рукой или всего одним мизинцем. Ведь если верить вашим словам, то вам пришлось сдерживаться. — Руки были заняты, — без намека на шутку, ответил лысый парень и все так же безразлично смотрел на вскочивших с места людей. — «Возмутительно!» «Это издевательство!» «Прекратите ломать комедию!» «Вы ответите за вашу ложь!» — наперебой кричали возмущенные рассказом люди.

За столом осталась сидеть великая заклинательница и маг земли, Ивилай. Когда крики возмущенных людей немного притихли, она спросила лысого парня следующее:

— Скажите, господин Сайтама, вы вообще не используете заклинания? Это так? — Заклинания, а что это такое? — Понятно, а как вы тогда добрались до головы дракона? Взбежали по его спине? Забрались с занятыми руками вдоль его шеи. Я сама видела, что в момент потери головы дракон стоял во весь рост. Так, что его голова торчала над городскими башнями. — Я подпрыгнул. — Вот как? Господин Сайтама, вы не находите, что все сказанное вами слишком невероятно, чтобы можно было в это так легко поверить?

Сайтама пожал плечами, как бы показывая, что его мало волнует, поверят ему или нет. Сжав кулаки, Тео Рейкшир выдвинул то же предложение, что и в начале.

— Господа, я думаю, что господин Сайтама просто не хочет раскрывать источник своей истинной силы. Вот вы бы стали каждому встречному выкладывать свои козыри и слабости? Я ведь верно говорю, господин Сайтама? Вы не будете против, если я распознаю свойства вашего оружия? Вы позволите? — Я не понимаю, что вы имеете в виду, но если это может его повредить, я против. — Что вы, распознание это особое заклинание, оно не может повредить исследуемый предмет. — Если так, то пожалуйста.

Тео подскочил с места и быстрыми шагами подошел к месту, где лежало завернутое в покрывало оружие. Чтобы не ошибиться, он решил разделить предметы и для удобства перенести их на стол. Мужчина взялся за ручку бердыша и, что есть силы, потянул его на себя. К удивлению Тео, он не смог оторвать его от пола. Черный металл оружия напоминал адамантиум. Заклинатель знал, что этот металл не просто крепкий, но и неимоверно тяжелый. Мужчина обернулся к людям, сидящим за столом, и попросил помощи. На помощь откликнулись лидеры мифриловых команд. Вчетвером, крепкие мужчины попытались поднять грозное оружие. Их попытки были тщетны. Бердыш не сдвинулся ни на миллиметр. Гагаран презрительно хмыкнула в сторону взмокших от напряжения мужчин и с надменным видом подошла к ним.

— Отойдите, похоже вы незаслуженно носите свои жетоны, если не можете поднять с пола адамантовый бердыш.

Мужчины злобно глянули на зазнавшуюся женщину, но, не говоря, ни слова, отошли от оружия. Гагаран плюнула на руки и цепко схватилась за ручку топора. На ее лбу выступили вены, а крепкие мышцы взбугрились от напряжения. Гагаран приложила все возможные усилия, но не смогла оторвать оружие от пола. Если оно и сдвинулось с места, то всего на миллиметр. Порывисто выдохнув, женщина крякнула и, хватая грудью воздух, села на пол.

— Вы издеваетесь? — шумно дыша, возмутилась женщина, — его невозможно поднять, не то что держать в руках. — Но господин Сайтама принес его сюда, держа в одной руке, — удивленно воскликнул Рейкшир. — Тогда, может, он и переложит его на стол? — скорчив злобную гримасу, предложила двухметровая женщина, — я очень хочу на это посмотреть.

Гагаран была расстроена не столько тем, что не смогла поднять оружие, а тем, что оно оказалось ей не по силам. Даже если оно обладала божественной силой, нужно было быть самим богом, чтобы пользоваться им.

— Прошу, господин Сайтама, сделайте то, что говорит Гагаран, — сказал Бурдон Исаак, приглашая лысого парня к лежащему на полу бердышу.

Сайтама согласно кивнул и словно фокусник, без усилий, поднял с пола бердыш двумя пальцами. Все присутствующие застыли от удивления. Они внимательно следили за тем, как парень расслабленным движением положил зачарованное оружие на стол.

Под весом огромного топора толстая столешница не выдержала и лопнула, позволяя ему упасть на пол. Получив такое незначительное ускорение, бердыш проломил пол под столом и полетел на первый этаж. Врезавшись в пол первого этажа, бердыш с треском проломил и его. Под невысоким деревянным настилом оказалось каменное основание, служащее крышей для находящегося в подвале арсенала и хранилища артефактов. Удар сотрясший основание гильдии, грохотом разнесся по всему зданию.

Только чудом, падение тяжелого предмета не лишило никого жизни. Сайтама спустился на первый этаж и по дыре в потолке определил место падения бердыша. Оно оказалось недалеко от входа в гильдию. Парень извлек из пола свое оружие и собирался вернуться назад, когда заметил, что на него уставились все присутствующие в зале. В проеме дыры показалась голова главы гильдии:

— Господин Сайтама, на всякий случай подождите нас на первом этаже. Я давно говорил, что половицы зала совещаний прогнили, и их следует заменить. Мы продолжим беседу в здании магической академии. Ваше копье вниз доставит Гагаран.

Сайтама согласно кивнул ждущему ответа мужчине и стал высматривать за столами Гелу. Она сидела на том же месте, и ждала его сигнала. Когда их глаза встретились, она без слов поняла команду господина. Рывком подняв со стула свою пленницу, Гелу повела ее за собой на поводке. Поводком служил ремень, на котором раньше держался колчан. Руки Эну были все так же связаны за спиной. Заметив такое отношение, Сайтама еще раз обратился к Гелу.

— Разве я не говорил, что эта девушка теперь член нашей команды? — Говорили, господин Сайтама, — ответила эльфийка, испуганно опустив вниз глаза, — Быстро развяжи её и отправь домой. — Она сбежит, а вы еще не наказали ее, — воскликнула Гелу. — Если она сбежит, это и будет ей наказанием, — строго сказал парень.

Не желая злить господина, Гелу быстро развязала руки пленницы и сняла с ее шеи поводок.

— Эну уже зарегистрировали в гильдии? — Да господин, но эта нахалка потребовала, чтобы ее сестру тоже приняли в вашу команду, — сказала Гелу, передавая Сайтаме медные жетоны эльфиек. — Вот как? Тогда добро пожаловать в команду, — отдавая жетоны Эну, сказал лысый парень, и резко изменившись в лице, добавил, — иди к сестре, и тащите свои задницы домой. Верните девушкам их платья. А если вздумаете еще раз взять то, что вам не принадлежит, пеняйте на себя. — Поняла, — после небольшой задержки ответила девушка.

Она крепко зажала в руке два медных жетона и сначала медленно, а потом все быстрей и быстрей зашагала в сторону выхода из гильдии. Еще мгновение и она скрылась за скрипучей дверью.

— Сбежит, — с досадой в голосе, сказала Гелу, — господин, вы слишком добры к этим воровкам. — Может быть, — не спорил лысый парень, — они, конечно, расстроили меня. Но каждый, у кого есть такие груди и ягодицы имеет право на второй шанс. Я предложил ей возможность выбора. А что выберет Эну, известно только ей.

Интермедия два Секрет

Элу прислушалась к шагам на лестнице. Они были легкими и осторожными. Абсолютно точно они принадлежали ее любимой сестре, лучшей охотнице и рейнджеру в их деревне. «Смертоносная Эну» — такое прозвище она получила в отряде рейнджеров, охранявшем их деревню от вторжения людей из Теократии.

Так было раньше — пока их не пленили. Прозвища, даваемые людьми, уже не звучали так грозно. «Рваное ухо», «Тугая жопа», «Дойная коровка» — разве эти прозвища достойны ее бесстрашной сестры? Элу узнала шаги сестры, но не могла понять, почему та застыла у двери и не решалась постучать условным сигналом?

— Сестра? — окликнула она фигуру за дверью. — Да, это я, — странным голосом ответила девушка.

Элу открыла дверь и взглянула на сестру. Та выглядела иначе, чем час назад. Оружие и снаряжение отсутствовали, а на лице виднелось пару синяков и тонкий порез от кинжала.

— Что произошло? — Много чего, — буркнула девушка, и устало плюхнулась на кровать, закрыв лицо руками. — Тебя побили? Где оружие? — Гелу забрала, она же меня и побила. — Ты столкнулась с Гелу. Она смогла побить тебя? — удивилась Элу, уставившись на синяки на запястьях сестры. — Она напала со спины, когда я была в гильдии авантюристов. Должна признать, она довольно сильна. Уж точно не слабее меня. Но я не сопротивлялась, потому что и господин Сайтама был там. — С каких пор ты зовешь людей господами? — … — Я рада, что тебе удалось сбежать. План с гильдией авантюристов отменяется?

На вопрос сестры Эну бросила на стол два медных жетона.

— Я не сбежала. Он сам дал мне жетоны и отпустил. — Сайтама? Наверно Гелу следила за тобой, ты ушла от слежки? — Я несколько раз проверила, никто не следил. — Как же меня бесит эта Гелу. Ненавижу эльфов, продавшихся людям. Если я когда-нибудь увижу ее вновь, то обязательно перережу ей глотку. — Тебе представится этот шанс. Мы возвращаемся в дом господина Сайтамы. — Сестра, ты чего? У нас есть деньги и жетоны. Зачем нам возвращаться в его дом? Я не хочу лежать в его постели и не хочу отдавать свои платья. — Элу! — Я не верну платья, ни за что! — Он сказал мне забрать тебя и идти в его дом. — И ты подчинишься человеку? Я не узнаю тебя, сестра. Что с тобой случилось? — Не знаю, — отвернувшись лицом к стене, ответила девушка. — Тогда — иди одна! Я не вернусь. Я не собираюсь отдавать ему свои вещи. — Твои вещи?! — гневно воскликнула вскочившая на ноги эльфийка, — он найдет и убьет тебя. Мы не на того напали, сестра. К нему на поклон ходят сильнейшие люди в этой стране! Он сказал, чтобы мы вернули все, что украли или пожалеем. — Ты испугалась? Куда делась бесстрашная «Смертоносная Эну»? Или мне лучше звать тебя «Тугая жопа»? — Я лягу к нему в постель. Тебе не придется этого делать, — сказала себе под нос хмурая девушка. — Эну, давай сбежим и нам двоим не придется этого делать, — взяв в свои ладони, руки подавленной сестры, предложила Элу, — давай сделаем так, как мы хотели. Почему мы ссоримся из-за какого-то человека? — Прости, — забрав свои ладони из рук сестры, ответила Эну, — я собираюсь вернуться. И если ты не пойдешь со мной, я заставлю тебя силой.

Эну быстро захватила запястье сестры и заломив ее руки за спину, принялась связывать.

— Сестра, что ты делаешь? Ты же моя сестра, остановись. Я не хочу, я не верну платья, — зарыдала эльфийка, прекратив упираться. — Поверь мне, так будет лучше. Мы ничего не сделали для него, а он уже подарил нам одежду, дал крышу над головой и еду. Мы не будем просто его подстилками. Мы будем с ним в одной команде, как Гелу. Думаешь, она дура? Зачем ей прислуживать человеку? По одной ее просьбе он избил всех тех людей и забрал нас из борделя. Видела, как перед ним стоял на коленях тот урод, что мучил тебя всю дорогу? Скоро на него польются деньги и нам тоже достанется. А на эти деньги ты купишь себе десять платьев, я куплю лучшее снаряжение и оружие. А когда мы купим их — тогда и сбежим. Может, и сбегать не придется, он отпустит нас, как отпустил сегодня меня. — Ты врешь, сестра-а-а, — ныла связанная девушка, но Эну уже не слушала сестру.

Она думала, как ей, не привлекая лишнее внимание доставить свою сестру в дом лысого господина. Достаточно было просто отнести туда деньги и платья и у Элу не останется выбора, как пойти вслед за ней. Эльфийка переоделась в платье, купленное именно для нее, сложила деньги в заплечный мешок, а потом собрала в один узел все остальное тряпье, не забыв и про красные перчатки. Заметив, что сестра уносит ее сокровища, Элу заныла еще громче.

— Сестра, развяжи меня. Я пойду с тобой. — Обещаешь? — с сомнением глянув на сестру, спросила эльфийка. — Да.

Эну ослабила ее путы, но ровно настолько, чтобы та могла освободиться сама. Сделав это, она взяла свою ношу и покинула комнату.

— Сестра, подожди меня, — выкрикнула, катающаяся по полу девушка.

Эну шла не останавливаясь. Своим тонким слухом она слышала, как Элу прекратила истерику, быстро освободившись от пут, бежала за ней по лестнице. Эльфийка знала, что сестра преследует ее лишь для того, чтобы забрать свои тряпки и ускорила шаг. Оказавшись на улице, она перешла на бег. Вскоре пара взмыленных и тяжело дышащих от быстрого бега эльфиек, оказалась у дома Сайтамы.

Эну завернула во внутренний двор и остановилась, чтобы перевести дыхание. Сестра почти догнала ее, но и сама была без сил.

— Стоять! — послышалось со стороны улицы.

Эльфийка увидела, как во внутренний двор дома вбежало несколько мужчин в железных кирасах. В руках они держали острые алебарды. Дозорные заметили со стен, бегущих по городу эльфиек и заподозрили неладное. Используя сигнальные флажки, они направили патрулировавших улицы коллег в их направлении.

— Всем стоять! Сдать оружие! — выкрикнул мужчина, возглавлявший группу.

Мужчина тяжело дышал, раскрыв рот с коричневыми зубами. Их встрече предшествовал изнурительный бег в тяжелом снаряжении. Стражи, выставив вперед свое оружие, прижали девушек к каменной стене дома.

— Мы безоружны, — испуганно воскликнула Элу. — Проверить их!

Один из стражей, проколол острием алебарды ткань в районе ее плеча и грубо вспорол рукав.

— Нет, мое платье! — выкрикнула Элу, прижимая рукой разорванную ткань. На ее глазах выступили слезы. — Рабыня, — ухмыльнувшись, сказал мужчина, заметив на плече магическую печать. — Ну что, ребята, повеселимся с ней в казарме, а потом вернем законным владельцам? Проверь вторую, — расплывшись в улыбке, сказал гнилозуб. — Она тоже, — повторив процедуру, доложил парень. — «Я второй после вас, командир», «Я хочу ту, что жопастей», «А мне эта больше нравится», — игнорируя ужас в глазах девушек, начали делить добычу «хранители правопорядка». — Мы не рабы, мы члены гильдии авантюристов, — встрепенулась Эну.

В подтверждение своих слов, она вынула из-за пазухи медный жетон на шнурке.

— Авантюристы, хех? — недовольно удивился неприятный мужчина с гнилыми зубами, — а вот печати говорят совсем о другом. Рабы — авантюристы? Никогда не слышал о таком. Скорее всего, жетоны поддельные или краденые. — Что делаем шеф? — Тащить их в нашу казарму слишком долго и хлопотно, — воровато оглянувшись по сторонам, сказал гнилозуб, — вдруг капитан, как в прошлый раз, захочет оставить эльфиек себе. Давайте позабавимся на месте. Закуток тихий, никто не помешает, согласны?

Гнилозуб и несколько его товарищей устроились в городскую стражу недавно. Но уже с первых дней на службе, мужчина понял, что больше всего любит ловить беглых эльфийских рабынь. Большинство из них были «работницами» борделей. Стражник любил воспользоваться беглянками бесплатно. Его любовь к халяве, разделяли не чистые на руку товарищи.

Подхватив под руки двух упирающихся девушек, они потащили их за угол дома, на ходу срывая с них одежду. Эну стала активно вырываться, и главный, не раздумывая ударил ее ногой в живот. Девушка ахнула и согнулась пополам. Наслаждаясь своей властью, он ударил эльфийку кулаком в лицо. От удара, одетого в кольчужную рукавицу кулака, девушка тут же поплыла и безвольно повисла на руках своих мучителей. Элу со слезами на глазах смотрела на окровавленное лицо сестры. Из разбитого носа на землю сбегали струйки крови. Истекающую кровью девушку согнули пополам, словно куклу и поставили перед гнилозубым мужчиной, обнажив ягодицы.

Насильник спустил штаны и собирался проникнуть в поставленную раком девушку, когда на входе в закоулок появилась еще одна эльфийка. Она быстро оценила ситуацию и скинула с плеча лук. Не успел гнилозубый сказать и слова, как стрела пробила его голову.

Гелу была неумолима. В нее словно вселился злой дух. Она выпустила в пятерых мужчин весь свой колчан. Когда стрелы кончились, она кинулась на них с кинжалом. Хотя двое из них уже были мертвы, а остальные тяжело ранены и не пытались сопротивляться, она колола и резала их, пока с головы до пят не умылась кровью. Это было состояние аффекта. Зажатый глубоко внутри гнев, вырвался наружу.

Элу с трудом вытащила из-под окровавленных тел подавшую голос сестру и со страхом уставилась на сжимающую в руке кинжал эльфийку.

— Еще раз обманешь господина Сайтаму, будешь на их месте, — грозно глянув на сжавшуюся девушку, процедила Гелу.

Яму за домом эльфики копали вместе. Вместе вытаскивали из тел стрелы и снимали с насильников их снаряжение. Вместе смывали лужи крови с брусчатки и сбрасывали в яму тела. Вместе и без единого звука принимали ванну и стирали свои вещи. Все это нужно было сделать, пока стражников не хватятся и в дом не вернется его хозяин. Трудно было сказать, что они чувствовали друг к другу. Говорят, совместные трудности сближают.

К приходу господина Сайтамы на хмурых лицах девушек возникли «непринужденные» улыбки. О произошедшем они договорились не говорить ни слова.

Часть 16 «Гонец» «Распознание»

Газеф точно следовал приказам короля. Завершив наем авантюристов в столице и организовав снабжение каравана заклинателей, несмотря на ночь, он выехал в И-Рантель. Кортеж короля гномов вместе с авантюристами и магами направится в Королевство гномов самой кратчайшей дорогой. Ему же придется без остановок гнать лошадей в отдаленный город-крепость, спать по несколько часов в день, чтобы успеть воссоединиться с кортежем гномов, уже вместе с Сайтамой и «Синей Розой».

Для столь изнурительной поездки сгодился бы любой посыльный, но Газеф знал, почему король направил именно его. Было очевидно, что у воина-капитана, уже наладившего отношения с Сайтамой, было гораздо больше шансов убедить боевого мага взяться за контракт. Хотя безумно щедрое вознаграждение уже делало за Газефа основную работу, мужчина не был уверен, что тот согласится. Он понятия не имел, захочет ли Сайтама рисковать своей жизнью для спасения гномов.

Газеф был разочарован позицией короля. Рампосса отнесся к Сайтаме, как к расходному материалу, а его способности решил использовать для получения прибыли от гномов. Вот так сразу, не оказав ему должного внимания и уважения, указал ему на место слуги. Такое отношение к одаренным авантюристам у короля сложилось из-за «Синей Розы». Король много раз пытался привлечь их на свою сторону, но гордые девушки неизменно отказывались, а потом он узнал, что они выполняют распоряжения Реннер.

Воин-капитан задумался о судьбе «Синей Розы» и других авантюристов, призванных на помощь гномам. Сразу он не понял этого, но в итоге пришел к выводу, что Рампосса решил избавиться от сильнейших авантюристов Королевства. Чем еще могло объясняться то огромное вознаграждение, которое он пообещал им. Король был уверен, что авантюристы не вернутся. А тогда и платить не придется. Еще раз прокрутив в голове все сказанные Рампоссой слова, он пришел к выводу, что все переживания короля о заклинателях и своем телохранителе не более чем спектакль. Что сможет сделать Газеф в подземных тоннелях гномских шахт, если их окружат тысячи кваготов? Как спасет заклинателей от ледяного дракона, если тот вдруг объявится? Если король так беспокоился о его жизни, почему не позволил взять с собой «пять сокровищ королевства»?

Неприятное чувство зародилось в груди мужчины. Чувство, что его предали. И все же, меняя лошадь каждые четыре часа, Газеф нещадно гнал ее по дороге в И-Рантель. Путь, обычно занимавший неделю, он собирался покрыть за три дня.

* * *
Перед небольшой делегацией во главе с Тео Рейкширом, возникло красивое здание магической академии. Оно располагалось в самом ухоженном и дорогом районе. Главный вход, охраняемый двумя стражниками, выходил на центральную площадь города. Глава академии быстрыми шагами достиг двери и, открыв ее нараспашку, с энтузиазмом пригласил своих спутников пройти внутрь.

Спутников было довольно много. «Синяя Роза» в полном составе, лидеры трех сильнейших команд авантюристов И-Рантеля, сам глава гильдии и его помощница, а также виновник собрания, несущий в руке свое потрясающее оружие. Свою спутницу Сайтама отпустил, вручив ей увесистый мешочек, полученный от Бурдона.

Бурдон не звал с собой помощницу, поэтому слегка удивился, что Элиза увязалась за ним в академию. Покидая гильдию, он передал Сайтаме мешок с двумя сотнями золотых. Это было его часть вознаграждение за триста четырнадцать выполненных заданий. Он планировал отделаться от Сайтамы половиной этой суммы, тем более, что тот не настаивал на вознаграждении, но в последний момент передумал. Иметь такого перспективного авантюриста в друзьях стоило больше любых денег. Чуть позже, он планировал передать ему жетон авантюриста золотого ранга, но суматоха с дырой в полу отвлекла его.

По пути он заверил Сайтаму, что гильдия отклонит жалобу Энфри Баррела, как содержащую заведомо ложную информацию и, в худшем случае, просто вернет заказчику его деньги. Никаких штрафов и претензий к самому Сайтаме нет и быть не может.

Наученный опытом, полученным в гильдии авантюристов, Тео решил разместить гостей на первом этаже академии, в зале для практических занятий. Стены и полы там были каменные и должны были выдержать вес необычно тяжелого оружия.

Перед тем, как приступить к процедуре распознания, он выгнал из зала всех присутствующих, чем вызвал их немалый интерес к происходящему. Учителя и студенты столпились за закрытыми дверьми и бурно обсуждали действия главы. Один из студентов подглядывал в замочную скважину, описывая происходящее в зале остальным.

— Глава Рейкшир занес правую руку над черным топором, — сообщил наблюдатель. — Он побледнел. Отшатнулся. Он падает! Похоже, он упал в обморок! — удивленно воскликнул паренек. — Мы должны помочь главе. Наверное, глава Рейкшир столкнулся с действием проклятого предмета, — протискиваясь к дверям, воскликнул один из пожилых преподавателей. — Леди Лакюс из «Синей Розы» подошла к нему и применила какое-то заклинание. Он очнулся, — продолжил комментировать паренек, «закинувший» свой глаз в отверстие.

* * *
— Что произошло? Господин Рейкшир, как вы себя чувствуете? — встревоженно спросила зеленоглазая девушка, помогая бледному мужчине встать на ноги. — Господа… господа, вы не поверите. Это, это…

Не договорив фразу, мужчина опять потерял сознание и обмяк.

— Леди Лакюс, что происходит? Что не так с этим предметом, он опасен? — встревожено спросил Бурдон Исаак. — Простите, я не могу вам сказать. Распознание предметов не входит в мои способности. Со своей стороны, как жрец, я могу сказать, что с господином Рейкширом все в порядке. Я не вижу на нем ни проклятий, ни какой другой вредоносной магии. Похоже, он просто перевозбудился. Насчет распознания — Ивилай умеет распознавать предметы вплоть до четвертого уровня.

Все присутствующие, кроме Сайтамы обратили взгляды к низенькой, похожей на девочку, заклинательнице. Сама Ивилай зачарованно смотрела на лысого парня. Она пыталась понять, какова его природа. Она исподтишка использовала заклинание «обнаружение магии» и, очутившись в зале, заполненном фиолетовым свечением, была в восторге.

«Обнаружение магии» — специальное заклинание, позволяющее обнаружить в ограниченной области вокруг заклинателя магические ловушки. Они помечались красным свечением. У нее было и другое применение. Кроме ловушек, фиолетовым свечением помечались предметы наполненные магией и существа, имеющие большой запас магической энергии. По яркости свечения и размеру пятна можно было определить силу магии предмета или запас маны мага.

Вокруг предметов пятого уровня загоралось пятно в пару метров в диаметре. В два раза меньше было пятно вокруг заклинателей третьего ранга. Оказаться в фиолетовом зале было потрясающе. Ивилай была уверена, что свечение испускает лысый парень. Скорее всего, так желала ее разыгравшаяся фантазия. После разочарования, вызванного внешним видом Сайтамы, его небрежный рассказ об уничтожении могущественных врагов убедил вампирскую принцессу, что он говорит правду. Она тысячи раз сама испытывала это чувство бесконечного превосходства. Чувство, что тебе нет равных среди всех существ. Ну, кроме драконов или других неизвестных чудовищ. Чувство огромного превосходства ощущалось и в его отношении к врагам. Другие восприняли его слова как издевательство, но Ивилай точно почувствовала, что означал его тон. И если для заклинательницы армия великанов и костяной дракон были такими же непостижимо грозными врагами, как и для остальных людей. Для Сайтамы они были не более, чем жуки под ногами. Вампирскую принцессу, впервые за двести лет пронзил трепет страха и восхищения перед таинственным незнакомцем.

На самом деле фиолетовую ауру излучали два предмета, принесенные Сайтамой с собой. «Гиннунгагап» и «Вампирское копье вечной жизни» были предметами мирового уровня, высшего уровня из всех предметов в игре Иггдрасиль, чем и объяснялась их огромная, просто гигантская аура.

— Леди Ивилай, вы можете распознать предмет. Господин Рекшир без сознания, и похоже, надолго, — попросил Бурдон. — Могу, — вздрогнув и оторвав взгляд от Сайтамы, ответила легендарная заклинательница, — я могу распознать предметы до четвертого уровня. Хотя выше третьего они мне редко попадались, не считая меч Лакюс. — Прошу вас, — пригласил Бурдон, указывая на каменную тумбу, на которой лежал бердыш и из личного интереса спросил, — если не ошибаюсь, меч Лакюс четвертого уровня? — Пятого, — уточнила Ивилай, подчеркивая огромную ценность и силу оружия лидера легендарной «Синей Розы». — Такие предметы, наверное, стоят не меньше трех тысяч золотых? — хищно глянув на огромный меч, сказал один из мифриловых. — Нет, они бесценны. Вы никогда не сможете их купить потому, что таких больше нет, а я продавать его не намерена, — надменным тоном сказала зеленоглазая девушка.

Ивилай занесла руку над тумбой и применила заклинание «распознание предмета». Постояв так несколько секунд, она поморщилась и повторно применила заклинание.

— Боюсь, моих способностей недостаточно для распознания свойств этого предмета. — Это значит, что его уровень больше четвертого? — оживленно спросил Бурдон. — Выходит, что он тоже пятого уровня, как и меч Лакюс? — спросила Гагаран. — Определенно, — подтвердила Ивилай. — Потрясающе, предметы пятого уровня поистине потрясающи. Мне не терпится узнать, какими свойствами он обладает, — потирая ладошки, воскликнул Бурдон.

Такой же интерес горел в глазах и других авантюристов. Хотя было понятно, что по неизвестным причинам, поднять и носить его может только Сайтама, узнать, что за редкое сокровище попало им на глаза, хотели все.

— А какого уровня «Пять сокровищ королевства», хранящиеся в королевской сокровищнице? — спросила Гагаран. — Всем известно, что они четвертого уровня, — фыркнула Ивилай. — Мне вот неизвестно, — надувшись, ответила огромная женщина. — Что там с господином Рейкширом? Он все еще без сознания? Можем ли мы чем-нибудь ему помочь, — засуетился глава гильдии авантюристов.

Он вел себя как ребенок, которому показали конфету, но не дали ее попробовать. Пока он не получил своё, он не мог успокоиться.

— Может в академии есть другие заклинатели, способные распознать этот предмет? — предположила Лакюс.

Бурдон быстро подошел к двери зала и открыл двери. За нею столпились многие воспитанники академии.

— Господа заклинатели, есть ли среди вас те, кто способен распознать предмет пятого уровня?

Преподаватели и студенты притихли. Они крутили головами, всем видом показывая, что не обладают такими способностями.

— Есть, — отозвался ветхий старец, чем обратил на себя всеобщее внимание.

Архимаг Саруман был вторым заклинателем третьего ранга в академии. Больше таковых в ней не было. В прошлом, он считался сильнейшим боевым магом из всех семи заклинателей третьего ранга, но был уже почти глух и слеп, поэтому редко попадал по цели, что привело к закату его карьеры.

— Не окажете ли вы нам такую услугу, уважаемый… — Меня зовут Саруман Великий. — О, это вы господин! Давно вас не видел. Господин Саруман… — Архимаг. — Архимаг Саруман Великий, окажите нам честь — распознайте предмет пятого уровня!

Потребовав и получив всеобщее уважение, ветхий старец прошел вглубь зала и занял место у высокой каменной тумбы. Он театрально занес над ней руку, наслаждаясь уже позабытым чувством собственной значимости и всеобщего признания. Старец активировал заклинание и замер в недоумении. Он сделал это еще несколько раз и удивленно отвел трясущуюся руку.

— Предмет не распознается, — сухо сказал архимаг и прокашлялся. — Вы точно способны распознать предметы пятого уровня? — поинтересовался Бурдон. — Конечно, — оскорблено возмутился старец, — этот предмет выше пятого уровня.

Его слова, словно холодный душ, обдали всех присутствующих. Люди стояли пораженные таким выводом.

— Но ведь не существует предметов выше пятого уровня, — удивленно воскликнула Гагаран. — Существуют, — тихо поправила ее Ивилай, — но только в легендах. — Откуда он у вас? — дрожащим голосом спросил старец и, не дождавшись ответа, выскочил из зала, на бегу выкрикнув, — ждите меня здесь!

Было видно, что потухшие глаза седовласого старца снова загорелись юношеским задором. Он забыл, про боль в спине и коленях и двигался, как юнец. Авантюристы и студенты поразились мгновенному преображению человека.

— Что будем делать? — обернувшись к остальным, спросил Бурдон. — Лакюс, примени, пожалуйста, на господине Рейкшире поддерживающие и воодушевляющие заклинания, возможно, они приведут его в чувство.

Девушка использование заклинание воодушевления и бледный мужчина в мантии зашевелился. Он мутным взглядом обвел присутствующих и уставился в потолок. Спустя минуту его глаза прояснились.

— Что, что произошло? — потирая лоб, спросил растерянный мужчина. — Вы упали в обморок, господин Рейкшир, — ответила Лакюс.

Тео еще с минуту пытался прийти в чувства и, восстановив в памяти цепочку событий, просветлел.

— Простите меня! — вскочив на ноги, воскликнул глава академии, — я увидел нечто потрясающее! — Что же это, господин Рейкшир? — спросил Бурдон.

Он думал, что ничего нового потерявший сознание мужчина не скажет. Валяясь на полу, он пропустил главную новость известную всем — черный топор был шестого уровня.

— Прошу минутку внимания, — торжественным голосом объявил Тео, хотя в комнате и так царила тишина. — Мы внимательно слушаем вас, — отозвалась Лакюс, давая понять, что все и так его слушают. — Как вы знаете, все магические предметы делятся на пять уровней. — На шесть, — решив блеснуть недавно полученным знанием, отозвалась Гагаран.

Рейкшир хитро прищурился и, ткнув в Гагаран пальцем, торжественно сказал:

— Неверно! — Но Ивилай сказала… — начала было возмущаться женщина, и замолкла. — На самом деле их восемь! — В легендах, — отозвалась Ивилай. — Все мы слышали о первых пяти уровнях, — не обращая внимания на слова заклинательницы, продолжил глава академии, словно вел лекцию по своему любимому предмету. — Условно, как и в древних манускриптах, мы называем их так: обычные, неплохие, хорошие, отличные и наследственные. Предметы первого уровня распространены, второго — встречаются в магических лавках крупных городов, третьего — очень редки, но каждый из нас встречал их хотя бы в раз в жизни. Предметы четвертого уровня лежат в сокровищницах правителей. Благодаря щедрости леди Лакюс, весь мир узрел красоту и силу предмета пятого уровня, за что ей моя огромная благодарность.

— Что вы хотите сказать? — теряя терпение, спросил Бурдон.

Взглянув на главу гильдии, как на нерадивого ученика, Тео Рейкшир продолжил.

— Многие годы я посвятил изучению древних текстов и легенд о Шести Богах. Я узнал, что предметы бывают восьми уровней. По возрастанию начиная с шестого они называются: реликтовые, легендарные и божественные. Только бездари говорят, что уровней пять. — При всем уважении, господин Рейкшир, к чему эти лекции. Просто скажите, что вы не смогли распознать предмет потому, что он более высокого уровня, чем вы способны распознать, — оборвал его речь Бурдон, которому надоело долгое вступление к уже известной информации.

Тео Рейкшир замер на месте и, удивленно уставившись на мужчину, спросил:

— Как вы догадались? — Архимаг Саруман Великий по нашей просьбе уже попытался распознать его и у него, как и у вас это не вышло. — Что? — возмутился худощавый мужчина, — как вы смеете сравнивать меня с этим старым шарлатаном? — Вы хотите сказать, что обладаете более высокими способностями в распознании предметов, чем он? — Конечно, — без тени сомнения сказал мужчина, — когда я узнал, что уровней на самом деле восемь, я искал возможность поднять свою способность к распознанию. — И каков ваш уровень сейчас? — скептически настроено спросил Бурдон. — Благодаря чрезвычайно редкому манускрипту я достиг способности распознавать предметы до шестого уровня. — Пф… — выдохнула Ивилай, услышав абсурдное заявление главы гильдии. — Чем вы недовольны? — холодно глянув на невысокую фигуру заклинательницы, спросил Рейкшир. — И каким образом вы смогли удостовериться, что обладаете такой способностью? У вас есть предмет шестого уровня? — Есть! — с торжествующим выражением на лице, заявил глава академии. — Не верю! — мгновенно выпалила Ивилай. — Ха-ха-ха, не только «Синяя Роза» обладает величайшими артефактами богов! — И что же это за предмет? — не унималась Ивилай. — Свиток с заклинанием! Я тысячи раз распознавал его. Он шестого уровня! — Все равно не верю! — Я смогу доказать это, хотя хотел рассказать совсем не это! — И что же вы хотели рассказать? Вы распознали свойства предмета? — спросил Бурдон. — Вы же сами перебили меня и сказали, что уровень предмета выше. — То есть как? — недоуменно спросил глава гильдии, — выше шестого? — Именно! — воскликнул Рейкшир, что и собирался сказать с самого начала.

Все присутствующие замолчали. Авантюристы совсем по другому взглянули на черный бердыш. Уже не первый раз за последние двадцать минут они испытывали состояние легкого шока. Прямо на глазах, предмет из редчайшего четвертого уровня прыгнул в легендарный пятый, а затем достиг мифического шестого. Но и на этом он не остановился. Рейкшир утверждал, что уровень предмета был еще выше.

— Значит, нам не удастся узнать его свойства? — сконфуженно сказал Бурдон. — К сожалению нет. Но просто осознавать, что перед нами предмет такого уровня, уже вызывает неописуемый восторг, — заявил Рейкшир, согнувшись над мифическим оружием.

Он готов был съесть его глазами. Протянув трясущиеся руки, глава академии погладил черный металл лезвия.

— Подумать только, седьмой уровень! Кто-то из Шести Богов держал его в руках, когда принес в этот мир, — разговаривая сам с собой, сказал бледный мужчина и коснулся холодного металла губами.

«Чего это он делает?» — подумал Сайтама, — «Я, можно сказать, говно им из огров выбивал, а он его облизывает». Эту странную сцену прервал ветхий старец, также энергично вернувшийся в зал.

— Я знал, я знал, что до конца моих дней использую его! — торжественно воскликнул он, сжимая в костлявых руках потрепанный свиток. — Что это? — хищно уставившись на желтый сверток, спросил Рейкшир. — Вас это не касается, — наглым тоном ответил старик и вплотную подошел к каменной тумбе, буквально оттеснив собой худощавого мужчину. — Что вы себе позволяете, архимаг Саруман? — Саруман Великий! — поправил его старик и принялся разворачивать свиток. — Что это за свиток? — требовал ответа Рейкшир. — Этот свиток подарил моему деду четвертый бессмертный кардинал Теократии Слейн когда они были еще молоды. Это — «свиток абсолютного распознания». Чтобы воспользоваться им я потратил десять лет жизни и достиг пятого уровня в распознании предметов. Долгие годы я думал, что потратил время впустую. Этим свитком просто нечего было распознавать. Уровень моей способности тоже превышал уровень всех доступных предметов. Я устал ждать — и вот этот день настал! — Позвольте мне сделать это! — взмолился Рейкшир, — свиток всего один! Вы уже не молоды и можете что-то напутать. — Молчать! — совершенно перестав сдерживаться, крикнул старик и принялся читать текст со свитка.

Зал мгновенно погрузился в гробовую тишину. Отвлекать заклинателя во время чтения свитка — преступление. Если он собьется или не так прочтет заклинание, свиток может разрушиться, не активировав заклинание. В таком случае он будет потрачен впустую.

Все внимательно следили за озарившим лицо старца откровением. Когда он вышел из транса и потребовал перо, Тео Рейкшир, как мальчишка, кинулся в соседнюю комнату и принес ему лист и перо с чернильницей.

Сверяясь со своей памятью Саруман Великий записал на листе такие слова:

«Предмет мирового класса (девятый уровень) Имя предмета „Гиннунгагап“ или „Первичный хаос“.

Свойства:

1) Неразрушим.

2) Трансформация — две формы.

3) В форме бердыша: увеличивает силу обладателя в два раза.

4) В форме бердыша: увеличивает ловкость обладателя в два раза.

5) В форме бердыша: увеличивает скорость обладателя в два раза.

6) В форме жезла: увеличивает магическую силу обладателя в два раза.

7) В форме жезла: увеличивает площадь заклинаний обладателя в два раза.

8) В форме жезла: увеличивает дальность заклинаний обладателя в два раза.

9) Уровневое ограничение: уровень обладателя для использования дополнительных свойств со второго по восьмое — сотый. Штраф для обладателя меньшего уровня — уменьшение всех его параметров в десять раз».

Закончив писать, старец отбросил перо, встал со стула и побрел куда-то с блаженной улыбкой на лице. Тео Рейкшир хотел тут же сделать копию его записи, но его обступили заинтригованные авантюристы, требуя озвучить результат распознания. Скрипя зубами, глава академии прочел текст записи.

Когда Рейкшир озвучил уровень и название предмета, авантюристы впали в ступор.

— Вы же сказали уровней восемь! — воскликнула Ивилай. — Может старик ошибся? — засомневались мифриловые авантюристы, — видели его обезумевшее лицо, он не в себе.

Дальнейшее обсуждение свойств вызвало массу споров и дополнительных вопросов. Самым спорным и непонятным было свойство «Уровневое ограничение». Как определить уровень обладателя? В чем он измеряется? Несмотря на все споры, сошлись на том, что только Сайтама соответствует требованию, поэтому и может использовать усиливающие свойства предмета. На всех других он оказывал десятикратно ослабляющий эффект, этим легко объяснялась неспособность людей поднять его с пола.

Обсуждение затянулось на долгие двадцать минут, и Сайтама стал откровенно скучать. В итоге авантюристы захотели узнать, что чувствует сам Сайтама, когда берет бердыш в руки.

— Я чувствую себя слегка вялым и ослабленным, — ответил парень, чем поверг всех в очередной шок.

«Выходит, его сила, ловкость и скорость в десять раз меньше, когда он использует бердыш. И даже в таком состоянии он смог легко убить толпу великанов? Да кто он такой?» — испуганно покосившись на лысого парня, подумала Лакюс.

«Сайтама, достойна ли я тебя?» — робко глянув и стесненно отвернув голову, подумала Ивилай.

«Какова же его реальная сила, если даже уменьшенная в десть раз она превышает мою в сотни!» — выпучив глаза, думала Гагаран, — «Лучше никогда не злить этого парня! А парень ли он вообще? Может это еще один Бог. Надо запомнить — к Сайтаме только на „вы“ и шепотом».

Закончив обсуждение свойств бердыша, Тео вспомнил, что копье господина Сайтамы также осталось нераспознанным. Второй предмет вызвал новую волну дикого интереса. Глава гильдии попросил Сайтаму подать ему новый предмет и забрать старый и после небольших приготовлений занес над ним руку.

Нервный смешок мужчины убедил присутствующих, что со вторым предметом тоже что-то не так.

— Господа, боюсь, я не смогу его распознать, оно тоже выше шестого уровня.

Часть 17 «Упс» «Фубуки» «Долг» «Догадка»

Магическая академия И-Рантеля охранялась не хуже резиденции мэра, ведь в ней хранились не только редкие книги, но множество зачарованных предметов. Также в подвалах академии располагался большой запас зелий для восполнения маны. Эти зелья стоили дорого. Нередко сами ученики и учителя обладали личными магическими предметами и редкими свитками. Их сохранность гарантировала особая охрана, состоящая из рыцарей, служивших в королевской гвардии и заклинателей второго ранга. Не секрет, что студенты и преподаватели и сами были способны, справиться с грабителями. Только полный дурак мог решиться прокрасться в академию с целью ограбления. Ко всему, внешний периметр территории академии охраняли городские стражники.

Дома для проживания учителей и студентов располагались на территории академии. Это было узкое и закрытое сообщество одаренных людей, жаждущих еще большей силы. Присутствие в академии посторонних людей не допускалось.

Когда глава гильдии привел с собой авантюристов и занял зал для практических занятий, это вызвало удивление и интерес среди всех обитателей академии. Вскоре, каждый в академии знал, что старый архимаг Саруман Великий распознал предмет девятого уровня. С огромной скоростью эта новость распространилась по всему городу, но, как и все слухи, была искажена и обросла домыслами.

Большинство людей не знали, о каком именно предмете шла речь, был ли он свитком, частью снаряжения или оружием. Было лишь известно, что он принадлежал одному из авантюристов, посещавших академию. Владельцем предмета считалась Лакюс. Другие говорили, что он принадлежит легендарной заклинательнице Ивилай. Слух дошел и до агентов тайной канцелярии, принцессы Реннер и шпионов соседних стран.

Когда сеанс распознания был окончен, Тео Рейкшир попросил Сайтаму задержаться, и чуть ли не силой вытолкал остальных авантюристов из академии. Тео не мог расстаться с предметами заоблачного уровня так легко и лихорадочно искал повод упросить Сайтаму оставить их в академии. «Конечно же, на время и только для изучения», — проговаривая в уме свои аргументы, думал худощавый мужчина. Едва они остались наедине, он взволнованно выпалил заготовленную фразу:

— Господин Сайтама, я понимаю, что прошу слишком многого, но вы не позволите мне изучить ваши замечательные предметы чуть дольше? Я посвятил свою жизнь изучению артефактов Шести Богов. Пожалуйста, позвольте мне изучить их. Конечно же, я заплачу вам за такую возможность. Я готов дать сто золотых за то, что они несколько дней полежат в хранилище академии.

Сумма за недолгую аренду была весомой, поэтому Тео надеялся, что Сайтама согласится. «Я все равно не пользуюсь ими. Думаю, если они недельку полежат в другом месте, ничего страшного не случится», — подумал Сайтама. Единственное, что беспокоило парня, что предметы могут быть испорчены, о чем он и сказал заклинателю. Готовый сказать, что угодно, лишь бы заполучить в свое распоряжение артефакты, Тео воскликнул:

— Конечно же, господин Сайтама, наша сокровищница хорошо охраняется, предметы будут в ней в полной безопасности. Да и сам бердыш, который вы держите в руке — имеет свойство «Неразрушим». Я точно не поврежу его своими исследованиями. — Тогда, я не против, — согласился лысый парень. Понимая, что никто другой не сможет поднять предметы, Сайтама спросил, куда ему отнести оружие.

— Следуйте за мной, господин Сайтама. Раз я не смогу перенести его в свою лабораторию для изучения и обратно в сокровищницу, лучше всего, если «Гиннунгагап» будет хранится в сокровищнице, там я и буду производить исследования.

После этих слов, сияющий от радости мужчина провел Сайтаму в глубокий подвал, являвшийся хранилищем и сокровищницей академии. Преодолев несколько постов охраны, мужчина привел парня в хорошо освещенную комнату. Здесь в специальных ящиках стояли бутылочки со светящейся жидкостью голубого цвета. Сайтама уже видел такие в алхимической лавке Лиззи Баррел.

— Оставьте ваше оружие на этой каменной тумбе. Я возьму нужную сумму в своем личном сундуке, — сказал мужчина и отошел в дальний угол подвала.

У Сайтамы не шли из головы мысли о неразрушимости черного топора. «Неужели и вправду, что-то может быть неразрушимым?» — сомневался он. Положив на тумбу копье, Сайтама взял ручку бердыша двумя руками. Он уже пробовал гнуть ее раньше, но опасаясь сломать, не прикладывал больших усилий. Если предмет и вправду был неразрушим, то ему не удастся его сломать, как сильно бы он ни старался.

Пока Рейкшир копался в своем сундуке, Сайтама приложил к ручке Бердыша максимальную силу. Вернее он собирался это сделать, но где-то в промежутке между серьезным и очень серьезным усилием ручка поддалась и… лопнула. Сайтама разочарованно положил две части топора на тумбу, но не рядом, а совместив ручку в месте поломки. Внешне, бердыш все еще выглядел одним целым. К своей радости, Сайтама подметил, что зеленое свечение лезвия после поломки топора не исчезло.

* * *
Когда у сестер еще в раннем возрасте обнаружились способности эсперов, Фубуки была на седьмом месте от счастья. Любой человек был бы счастлив, получив возможность, выделится из толпы. Но ее восторг быстро сошел на нет, когда она осознала, что ее старшая сестра, коротышка Тацумаки намного способней ее.

Фубуки была хороша собой, да что там скромничать, девушка росла настоящей красавицей, но превосходство сестры лишало ее покоя и делало несчастной. Не в последнюю очередь из-за того, что старшая сестра не гнушалась прилюдно насмехаться над ней и постоянно твердила о ее бесполезности. Фубуки болезненно желала признания, как эспер. Для этого она и вступила в ассоциацию героев, но узнав об этом, ее сестра сделала тоже самое.

Как же это злило Фубуки. Буквально с первой минуты в ассоциации, Тацумаки признали и она заняла место в конце списка героев S-класса, являвшихся элитой среди героев. В кратчайшие сроки она обошла большинство своих конкурентов, и прочно закрепилась на втором месте рейтинга. Фибуки же смогла получить лишь В-класс. Все новички традиционно начинают свою карьеру с конца рейтинга, постепенно повышая свое место в рейтинге геройскими достижениями.

Фубуки вступила в борьбу за место в первой десятке героев B-класса. Очень быстро она поняла, что в ассоциации в одиночку не победить. Она решила объединится с другими героями, и постепенно, пользуясь их поддержкой, продвинулась в первую десятку. На то, чтобы достигнуть вершины ушли долгие месяцы.

Многих из героев она бы не смогла обойти, как ни старалась. Верхушку В-класса занимали по настоящему сильные герои, но к ее счастью, они перебрались классом выше, и ей удалось занять первую строчку рейтинга. Герою, занимающему первую строчку в рейтинге в течение месяца, предлагают повысить свой класс.

Представив, с кем ей придется столкнуться в А-классе, Фубуки отказалась от предложения. Она предпочитала быть сильнейшей в В-классе, чем слабейшей в «А». Даже в В-классе удержаться на первом месте было нелегко. Постоянно возникали сильные новички, быстро взбирающиеся к вершине рейтинга. Стараясь удержаться наверху, Фубуки собрала вокруг себя группу сильнейших героев В-класса и назвала ее группой «Метель». Новички В-класса приближавшиеся к ней в рейтинге попадали под давление ее группы. Они либо вступали в ее группу, поднимая своими подвигами общий рейтинг героев входящих в группу, либо оказывались с ней в конфронтации. Травля любого заставит изменить свое решение. Большинство начинающих героев сдались, вступив в группировку «метель» или оставив геройскую ассоциацию.

Фубуки всегда держала хвост пистолетом. Она одна из первых прибыла на руины, разрушенного атакой пришельцев города «А». Здесь она и увидела лысого парня, телепавшегося в хвосте рейтинга героев В-класса. Ее удивило, что он свободно общался с героями S-класса. Особенно с новичком S-класса — Геносом. Это очень обеспокоило ее. Опасения девушки не были напрасны. Всего за один день Сайтама поднялся из хвоста рейтинга на седьмое место.

Таких она ненавидела больше всего. Любители примазаться к подвигам сильнейших героев и получить часть их очков. Больше недели Фубуки искала встречи с Сайтамой. Несколько раз она наносила визиты в город «Z» где по записям в регистрационной карте проживал этот человек, но ни разу не застала его дома. Это очень нервировало Фубуки. Ей нужно было срочно заставить Сайтаму вступить в ее группировку или намылить шею, чтобы он еще раз подумал, так ли сильно он хочет быть героем.

Очередной поход к нему домой закончился ничем, и тогда Фубуки решила, что лысый парень просто прячется. «Это ничтожество думает, что сможет пересидеть в своей норе?» — сжимая кулаки, подумала девушка. Она решила поймать его, устроив засаду. Лучшим местом для засады была его собственная квартира. В этот раз девушка не взяла с собой помощников. Ее силы вполне хватило бы, чтобы преподать выскочке урок, а заметив ее помощников, он мог просто сбежать.

Три часа девушка дежурила напротив его дома, а когда начало смеркаться, решила перебраться в его квартиру. «Может он просто не подходит к двери и не включает свет?» — предположила Фубуки. Использовав психокинетические способности эспера, она без труда «взлетела» на второй этаж многоэтажного дома. Балконная дверь была открыта, что убедило девушку в том, что обитатель квартиры может прятаться дома.

Проникнув через открытую балконную дверь в комнату, она ощутила странную магнитную аномалию. Девушка осторожно прошла внутрь комнаты, но потеряла равновесие, перецепившись в полной темноте, через раскиданные на полу вещи. Она приземлилась мягко, оказавшись прямо на кровати Сайтамы.

В следующую секунду, в грудь девушки уперлась примятая зеленая трава.

* * *
Получив от лысого героя тугой мешок, Гелу услышала странную фразу: «Половина твоя, осторожно иди домой, я скоро буду». Покинув гильдию и спрятавшись в укромном уголке, эльфийка заглянула в мешок. Он был доверху набит красивыми золотыми кругляшками. «Сколько же их тут?» — восторженно подумала девушка. Убедившись, что за ней никто не следит, она наспех пересчитала монеты.

«Двести! Неимоверно!»

Только недавно она горевала, что господина ограбили и, чтобы поддержать его, отдала все свои жалкие сбережения, как спустя всего час он заработал больше, чем имел!

Еще больше эльфийку поразило то, что господин поровну поделил, полученные им в гильдии деньги. Кто она такая, чтобы получать от него столь щедрые дары? «Может он рассчитывает на мою благодарность», — на секунду вспомнив Эну и Элу, подумала девушка. Она окинула свое худощавое, еще не вернувшее прежнюю форму после затяжного голода тело с едва выпирающими в районе груди холмиками и покачала головой. Воровки выглядели куда привлекательней, чем она. «Может ему понравились мои длинные, светлые волосы или голубые глаза?» — потрогав спутанные пряди, предположила смущенная девушка.

Как ни грустно было это признавать, но Гелу не была красавицей неземной красоты, особенно после того, как два месяца питалась одними помоями. Она не убила себя и не сдалась только из-за младших сестер. Она всегда была для них примером для подражания и защитником. Вернее с того самого момента, как их родители пали в бою. Если бы не сестры, она бы уже давно сдалась или погибла при попытке бегства. Сейчас ее сестры были в безопасности. Гелу еще раз испытала прилив благодарности к господину Сайтаме.

Вчера, пределом ее мечтаний было взять деньги в долг и быстро выкупить сестер. За это она была готова служить лысому парню. Расцеловать его ноги и любые другие части тела. Сегодня ее мечта осуществилась, герой лично спас ее сестер и не потребовал за это платы. Он даже одарил ее той суммой, о которой она мечтала все это время. Хоть ей уже и не нужны были эти деньги, Гелу была очень благодарна. И… чувствовала себя бесконечно обязанной. Чем она могла оплатить свой долг? Это был трудный вопрос. Помощью? Как товарищ по команде, она была почти бесполезна. Скорее, просто путалась у него под ногами. Чем еще? Как женщина, она могла родить ему сыновей.

До сих пор ее планы строились только до момента освобождения сестер. Это было единственной и самой важной целью, но теперь она достигнута. Очень скоро ее сестры окрепнут и смогут отправиться домой. Имеет ли она право покинуть героя, получив от него желаемое? Она не могла поступить так эгоистично. Одновременно, Гелу чувствовала, что лишь обременяет его еще сильней необходимостью заботиться о себе и сестрах.

У эльфийки голова шла кругом от всех этих мыслей. Чем она могла быть полезна? Проще всего было спросить напрямую. К примеру, смело подойти и спросить: «Хочешь, я рожу тебе детей?». Нет! Это звучало так, как будто она желает связать его браком. Почему ей вообще пришла в голову такая идея? Неужели она хочет стать его парой и ищет повод, чтобы остаться рядом? «Невозможно!» — сжав кулаки, выкрикнула девушка. «Все люди недостойные и гнусные твари!» — пытаясь развеять посетившие ее мысли, убеждала себя эльфийка. Но при мысли о Сайтаме, она испытывала только благоговение и благодарность. Щеки девушки покраснели. Гелу просто не могла плохо думать о лысом парне. Причина крылась в глубоком уважении или было что-то еще? Представив, что она отправляется в родные леса, Гелу совсем не испытала радости, скорее наоборот. Неужели, причиной был Сайтама?

Дом. Гелу стало очень грустно. Их деревню сожгли. Дома, как такового не осталось. В эльфийских лесах их ждал, уже ставший привычным в последние годы голод, бессонные ночи и вечная тревога. Вернуться туда одним будет тяжело и опасно. Гелу чувствовала себя по-настоящему защищенной только рядом с Сайтамой.

Сегодня утром эльфийка увидела лежавшую на его груди Соню и ее сердце ёкнуло. Она из всех сил не хотела признавать этого, но она ревновала! «Если бы он позволил мне тоже вот так прижаться к нему грудью и просто полежать в его объятьях, без „этого“», — покраснев, подумала девушка. Гелу поняла, что очень хочет объятий Сайтамы, но панически боится секса. Причин было несколько. Она была девственницей, и она была настоящей девственницей! Стыд, стеснение и отсутствие даже минимального опыта делали ее деревянной, как Буратино, даже при мысли о сексе.

И все же, ей хотелось нравиться ему, как женщина. «Наверное, для этого нужно красивое платье?», — подумала она. Раз господин дал ей такое щедрое вознаграждение, она могла позволить себе покупки. Большой мешок с деньгами, прямо сейчас был в ее руках. Ее сестрам тоже нужна одежда. Им будет неудобно постоянно кутаться в одеяла. Взглянув на свои кожаные штаны и желтую, потертую рубаху, Гелу вспомнила, что должна еще одному человеку. Именно ему принадлежали все эти вещи. Старк, даровавший ей свободу и шанс познакомится с Сайтамой, купил ее на свои кровные сбережения и отдал свои последние деньги, чтобы помочь стать на ноги. У эльфийки появился шанс вернуть ему долг.

Старк жил очень скромно. Из-за постоянных странствий и неуживчивого характера, не успел в молодости завести семью. А когда хватился, сам уже был никому не нужен. Он был довольно стар для авантюриста. Редко кто из них доживал до шестидесяти. Конечно, он уже не мог выполнять опасную работу в гильдии и зарабатывал на жизнь разноской дров. Со времен работы в гильдии у него остались некоторые сбережения. Он расходовал их бережливо, изредка радуя себя кружечкой пива или мелкой безделушкой, но однажды проходя мимо невольничьего рынка, он заметил эльфийку, точь-в-точь похожую на его бывшего члена по команде. «Лопоухая дура» однажды спасла его, хотя они и не были друзьями. Спасла она его ценой собственной жизни, поэтому при виде ее молодой копии, сердце старика дрогнуло, и он купил рабыню.

Старк радовался недолго. Рабыня была очень худой и измученной от постоянного недоедания. Ее нужно было одеть и накормить. Эльфийку звали Гелу. Она не умела читать и писать, не умела вести хозяйство и ненавидела всех людей. Наверное, именно ее ненавидящий взгляд и напомнил ему «Лопоухую дуру».

Отдав последние сбережения девушке, старик вернул долг своей эльфийке-спасительнице, но обрек себя на тяжелую жизнь. С потеплением, потребность в разноске дров резко сократилась. Что увеличило и без того высокую конкуренцию. Приходилось браться за работу почти даром. Старк едва зарабатывал на еду. А последние два дня ему нездоровилось. Колени крутило, спину ломило, старые раны напомнили о себе. Будь при нем сбережения, не пришлось бы беспокоиться. Он просто отлежался бы в своей коморке пару дней. Но когда денег нет — пропуск работы означает голод.

Когда в дверь его скромного жилища постучали, Старк удивился. Он никогда не принимал посетителей. Самым последним его гостем была Гелу, но она уже давно не заходила к нему. «Может, ей нужна помощь?» — подумал старик. Он надеялся, что это не так. Он больше ничем не мог ей помочь. Разве что, дать ночлег. С трудом поднявшись с кровати, седой мужчина подошел к двери. Откинув хлипкий засов, он слабой рукой толкнул дверь.

На пороге стояла эльфийка. Старк отметил, что на ней были все те старые вещи, что он подарил ей, но сама она выглядела гораздо лучше. Черные круги под глазами пропали и ввалившиеся щеки вернули нормальную форму. Она все еще выглядела ослабленной, но гораздо лучше того, что он видел в последний раз.

— Здравствуйте господин Старк, извините, что беспокою вас, — сказала эльфийка и поклонилась. — Раньше ты не звала меня господином, что-то случилось? — озадаченно спросил старик.

Только сейчас он заметил, что в руках девушки был кувшин, буханка хлеба и еще один сверток.

— Я принесла ваше любимое пиво, вяленое мясо и свежего хлеба. — Это хорошо, спасибо. Ты, наконец, нашла команду? — Да, господин Старк. Я принесла еще кое-что. Можно мне войти?

Старик проковылял к своей кровати. От запаха мяса и слов о пиве его плохое настроение улетучилось. Девушка поставила на маленький стол кувшин и положила рядом продукты. Гелу извлекла из кармана небольшой мешочек и положила ее на видном месте.

— Поешь со мной? — спросил седовласый старик. — Извините, я не могу. Лидер команды, господин Сайтама, сказал мне идти домой, я должна вернуться раньше его. — Ясно, — тяжело вздохнув, сказал Старк, и ткнув пальцами в мешок, добавил, — если это деньги, забери их. Тебе еще сестер выкупать, забыла? — Сестры уже со мной, и все благодаря вам, господин Старк, — улыбнувшись, ответила эльфийка, — я пойду.

Гелу покинула дом и старику, лишенному подробностей осталось только гадать. «Кто этот Сайтама? Впервые слышу его имя. Она сказала, что они живут вместе. Наверно он влюбился в нее, раз дал денег на выкуп сестер. Невозможно так быстро заработать сто золотых. Возможно, она взяла в долг и будет отдавать потихоньку», — размышлял он.

Эльфийка порадовала старика. Его душевный порыв принес добрые плоды. Сегодня эти плоды вернулись заботой о нем. Старк решил посчитать, сколько Гелу принесла медяков. Мешочек был небольшим, но там могло поместиться пятьдесят монет. Такого количество медяков вполне хватило бы на десять дней отдыха. Взяв тряпичный мешочек в руку, он удивился его весу. «Неужели?» — не поверил старик. Серебро и медь весили почти одинаково, такими тяжелыми могли быть только золотые монеты. Старик быстро опрокинул мешок в ладонь. Золотые. Старк принялся считать и понял, что Гелу вернула ему деньги с учетом всех его трат. Здесь было даже больше чем он потратил.

В ладонь с монетками упали капли. Странные капли. Соленые капли. С возрастом, все люди становятся сентиментальными. Седой старик пустил слезу. Он опять вспомнил «Лопоухую дуру». Почему они все время ругались? Зачем он обижал ее? Почему она спасла его? Может для того, чтобы в будущем он помог Гелу? Одним богам известно, зачем все происходит. Старик отложил деньги, выпил пива и решил, что завтра опять сходит на невольничий рынок.

* * *
Аинз ощутил, что тупеет. Он уже неделю наблюдал за бесконечной вереницей, ныряющих в тоннель големов. Работа спорилась, но возникла непредвиденная проблема — извлеченную из тоннеля породу было некуда девать. Сначала ее просто сгружали на свободное место четвертого этажа. Когда доступное место закончилось, пришлось переправлять дробленые камни на нижние этажи. Когда все этажи гробницы были завалены камнем, Аинзу не оставалось ничего другого, как остановить работы.

Это был тупик. Собрав своих слуг в единственном свободном от каменных завалов помещении, скелет решил обсудить дальнейшие действия.

— Владыка Аинз, давайте выкидывать камни в портал, — предложила Аура, — а еще мы можем делать это ночью, чтобы не выдать себя. — Мне нравится такое решение, но где камни не привлекут внимание? — Мы можем заполнить ими котлован, оставшийся после нападения лысого человека. — Не будет ли это слишком заметно? — Возможно, вы правы, Владыка, — извиняющимся тоном произнесла Аура и замолчала. — Владыка, если разбросать камни у подножья гор это будет выглядеть не так заметно, — предположил Себас. — Хорошее предложение. Мы так и поступим. Нужно избавить Назарик от этого мусора. Думаю, я выяснил, что хотел, — вдруг воодушевленно сказал скелет, — под землей нас не трогают! Мы откроем портал к подножью гор и углубимся под землю у ее основания. Надеюсь, этим мы не вызовем недовольства ГМа.

Часть 18 «Настоящее лицо гильдии» «Встреча с некромантом» «Джойстик исполняющий мечты»

Сайтама покинул магическую академию с легким чувством дискомфорта. Ему было неловко. Он получил от Тео Рейкшира большие по местным меркам деньги, фактически, ни за что. Совершенно даром эти предметы могли неделю валяться в его доме.

На площади перед академией его ждали недавние спутники. Каждый лидер команды авантюристов желал лично поговорить с обладателем потрясающих артефактов и сделать предложение о сотрудничестве. Так как это желание разделяли все присутствующие, никто из них не покинул площадь.

Стоило лысому парню появиться, как к нему издалека обратился Бурдон Исаак. Бестактное поведение главы гильдии вызвало недовольство остальных авантюристов. Лакюс даже захотелось пнуть его ногой. Хотя Бурдон и перехватил инициативу, первым делом он задал вопрос, интересовавший многих.

— Господин Сайтама, а где ваше оружие? — Оставил на недельку в хранилище бледного мужчины в халате. — Вы имеете в виду господина Рейкшира? Неожиданное решение. Вы не планируете эту неделю выполнять контракты гильдии? — Почему же? С монстрами я могу справиться и руками. — Вот как. Вы не желаете со мной отобедать? Я приглашаю. Есть чудное местечко недалеко отсюда, а после обеда, я хотел бы пригласить вас в гильдию для делового разговора. Там для вас уже подготовили золотой жетон. Заодно вы сможете забрать его. Вы согласны? — хитро улыбнувшись, спросил мужчина. — Обед? Я еще не голоден, но почему бы и нет, — потирая затылок, ответил лысый парень. — Тогда, вы не откажете составить мне компанию во время ужина? — вклинившись в разговор, спросила Лакюс, — разумеется, ужин за мой счет. Если вы согласны, буду ждать вас в пять вечера в ресторане гостиницы «Золотой стандарт». Вам знакомо это место? — Да, я жил там несколько дней с напарницей и девушками из деревни, — беззаботно ответил Сайтама, не подозревая, какой эффект это произведет на окружающих. — Жили там с эльфийкой и девушками из деревни? — недоуменно переспросила Лакюс, — туда же не пускают никого кроме членов королевской семьи и влиятельных дворян. Даже в ресторан можно попасть, только если достаточно богат и знаменит.

Даже легендарная «Синяя Роза» не останавливалась в этой гостинице. Во-первых номера там стоили безумно дорого, а во-вторых авантюристов не особо жаловали в обществе толстосумов из высшего общества. «Легендарными» они были для простого народа. Лакюс хотела впечатлить незнакомца роскошью и назначила встречу в самом шикарном ресторане города. Сама она остановилась в гостинице попроще.

— Разве? Газеф показал мне это место. В их ресторане неплохо готовят, поэтому я и поселился там, — слегка удивленно ответил Сайтама. — Неплохо готовят? — ахнула Лакюс, и ее глаза полезли на лоб, — это самое роскошное место во всем И-Рантеле! — Даже не знаю, — засомневался парень, — там все было недосоленным. Даже мои спутницы готовят вкуснее. — Вы говорите о девушках из деревни? Они прислуживают вам? — взволнованно спросила Ивилай. — Да. Их зовут Соня и Энри. Они попросились со мной в город. Хотели увидеть мир, но скоро мне придется вернуть их назад. Одних в городе их оставлять опасно, а если я буду путешествовать, выполняя опасные контракты гильдии, то рядом со мной им будет не менее опасно. Энри точно вернется, а Соня наверное, упрется и не захочет. Ей слишком нравится спать в моей постели. — Спать в вашей постели?! — писклявым голосом воскликнула Ивилай и надулась. — Чего ты пристала к господину Сайтаме? — перебила ее Гагаран, своим низким, почти мужским, голосом.

Взглянув на пятерку из «Синей Розы» со стороны, Сайтама испытал чувство дежавю. Где-то он уже видел подобное. Мелкая заклинательница напоминала ему зеленоволосую девочку эспера, оказавшуюся героем S-класса по имени «Устрашающий шторм». Гагаран напоминала переодетого в женскую одежду Гомо-гомо зека. Похожие на друг друга, как две капли воды девушки-ниндзя, пока молчали, но в глазах их читался вызов. Такой же вызов он уже видел в глазах другого ниндзи. Странного парня по имени «Розовый слоник». Близнецы из «Синей Розы» оценивающе смотрели на незнакомца, желая понять, сможет ли он сравниться с ними в ловкости и скорости.

— Так что насчет моего предложения? Вы присоединитесь к ужину со мной? — спросила Лакюс. — Да. — Отлично, жду вас ровно в пять, — сдержанно улыбнувшись, сказала девушка и, кивнув головой, удалилась вместе со своей командой. — Пройдемте, — приглашая рукой следовать за ним, предложил Бурдон.

Когда глава гильдии и лысый парень в шортах скрылись в переулке, один из лидеров «мифриловых» недовольно буркнул:

— Глупо было надеяться, что нам дадут с ним поговорить. — Ты прав, Бэрэт, сейчас его легко примет к себе «Синяя Роза». Думаю, господин Исаак позвал его на обед, как раз для того, чтобы попытаться отговорить его от подобного шага. Адамантовые «Розы» из столицы. Если он вступит к ним, то укатит в столичное отделение. Бурдону такой расклад не подходит. Ему самому нужны сильные команды авантюристов. К И-Рантелю и окрестным деревням постоянно наведывается нежить из равнин Каз. Да и лес Тоб не давал расслабиться. Работа для сильных авантюристов найдется всегда. Из-за большого числа монстров в гильдии почти не осталось медных и железных команд. Авантюристы быстро матереют и растут в ранге или оказываются убитыми на первом же задании. — Давайте завтра встретимся с Сайтамой все вместе. А еще лучше — вместе с нашими командами. Если господину Бурдону удастся убедить его остаться в И-Рантеле, он может захотеть присоединиться к кому-то из нас. С его силой и артефактами эта команда быстро поднимемся в ранге до адамантовых! — Согласен, так будет честно. — Я вам не верю, — отозвался лидер «Карагуры», Игаварудзи, — как только мы разойдемся, вы побежите караулить его под гильдией, чтобы поговорить с ним первыми. — Ты раскусил меня, — усмехнувшись, сказал Бэрэт, — я подумал именно об этом. — Давайте хоть раз оставим наше соперничество и устроим честное соревнование, — сказал Мокунаку. — Нет, — ответил лидер «Небесного волка», Бэрэт — я буду действовать исходя из личных интересов. Я первый достигну орихалкового ранга в гильдии И-Рантеля. — Бэрэт, ты хитрый лис! Тогда я тоже буду хитрить! — Каждый сам за себя.

* * *
Гелу с трудом отстирала следы крови со своей одежды. Она сама не могла понять, что на нее нашло. Когда она увидела, что стражники собрались насиловать эльфийку, ее словно замкнуло. На какую-то секунду она представила, что на месте Эну находится ее сестра. Это и стало причиной неконтролируемой ярости.

Она была уверена, что господин Сайтама не одобрил бы таких действий. Он бы защитил эльфиек, но не стал бы добивать раненых. Убийство пяти городских стражников могло стать огромной проблемой. Тем более, их тела лежали под тонким слоем земли во дворе их дома. Гелу глянула на двух молчаливых сестер, также стиравших свою одежду. Заметив ее взгляд, они опустила глаза в пол.

— Господину Сайтаме о произошедшем ни слова. Сегодня ночью мы уберем подальше от дома все улики. Вы принесли украденные деньги? — Да, — тихо ответила Эну. — Хорошо, скоро господин вернется, после обеда отвлеките его. Я выйду и куплю мешковины, моток ниток, пару иголок и сена. Сошьем большие мешки. Где вы оставили повозку? — Мы? Мы не брали повозку, — удивленно ответила Эну. — То есть как? Повозка пропала вместе с вами. — Я слышала, как лошадь покинула двор ночью, — уверенно сказала эльфийка. — То есть, она сама ушла? — Может, ее не привязали, и она вернулась в конюшню хозяина? — Возможно, — пробубнила себе под нос Гелу. — Если так, я приведу ее во двор. Ночью мы вывезем тела.

* * *
— Откуда вы прибыли в Королевство, господин Сайтама, и где приобрели ваше замечательное оружие? — сверкая глазами, спросил Бурдон, едва они с лысым парнем заняли места за выносным столиком одного из ресторанчиков. — Я жил в городе «Z», а как оказался здесь, не знаю. Лег спать в своем доме, а проснулся в поле, недалеко от деревни Карн. — То есть вы не пришли ни из одной страны по соседству? — Нет. Я не знаю, что за страны там находятся. Мир, где я жил, совсем другой. Там нет зеленых просторов. Города покрывают собой всю землю. Еще там есть автомобили, телевидение и видеоигры. — Э… понятно. Хотя нет, мне не знакомо ничего из того, что вы назвали. — Похоже, я действительно из другого мира. Одно не понятно, по какой причине я оказался здесь. — А артефакты вы взяли из дома? — Нет, топор я отобрал у женщины-рыцаря в деревне. Копье оставила после себя бледная девушка с красными глазами. Гелу назвала ее вампиркой. — Вампир? То есть ваше оружие трофейное? Вы победили сильных врагов и это их вооружение? — Да, оно принадлежало другим. Называть их прошлых владельцев сильными я бы не стал. Женщина рыцарь сбежала, когда лишилась топора. Она просто растворилась в воздухе. А от вампирки, после одного удара осталась только рука с копьем. — Где это произошло? — В лесу недалеко от деревни Карн. Когда я истребил толпу великанов, гоблины пообещали подарить мне сокровища, но я немного перестарался в бою с ходячими скелетами, из-за чего случайно уничтожил часть леса, вместе с сокровищницей гоблинов. — Так это были вы? — пораженно воскликнул Бурдон. — Мы с «Синей розой» обшарили весь южный лес Тоб и наткнулись на огромную воронку в центре леса. На север от нее лес отсутствовал. Я все никак не мог понять, что там случилось, но вы открыли мне глаза. — Господин Сайтама, — дрожащим голосом произнес глава гильдии, — я предлагаю вам сделать карьеру авантюриста в моем отделении. Леди Лакюс наверняка предложит вам сегодня вечером вступить в ее команду. Умоляю вас, не соглашайтесь. Вы, безусловно, заслуживаете высших похвал и привилегий. Я уже повысил ваш ранг до золотого. Гильдия сделает для вас скидки на любое снаряжение и лечебные зелья. Как только я напишу рапорт в центральное отделение, и они одобрят вашу кандидатуру, вы сможете стать авантюристом адамантового ранга в моем отделении. Это даст вам множество преимуществ, уважение и славу. Любая красотка будет готова кинуться к вам на шею. Мне даже становится завидно от той перспективы, что вас ожидает.

На столы принесли заказанную пищу, и разговор на время прервался. Сайтама с аппетитом съел ароматную похлебку и мясо на ребрышках. Он уже почти закончил трапезу, когда к их столику подбежала женщина, в форме служащей гильдии.

— Господин Исаак, простите, что беспокою вас во время обеда, но у меня срочные новости — поклонившись, тихо сказала она. — Что за срочность? — недовольно поморщившись, сказал мужчина. — На город со стороны равнин Каз движется огромная армия нежити. — Откуда она там взялась? — Эту новость в гильдию принесли авантюристы, выполнявшие задание на окраине равнин. Они видели, как на проклятые земли со стороны И-Рантеля въехал длинный караван. Не прошло и пяти минут, как из тентованых повозок поперли скелеты. И не один, два, а десятки. Они тут же напали на возничих и убили их. Авантюристы, что есть сил, помчались в город, чтобы сообщить о происшествии в гильдию. — Ясно, — нахмурившись, сказал Бурдон. — Мэр, вместо того, чтобы приказать перемолоть тело костяного дракона в пыль, по быстрому избавился от костей, просто выкинув их на проклятые равнины. Так он только повторно спровоцировал появление нежити. Конечно, за городскими стенами нам ничего не угрожает. Скелеты, даже если их сотни, не смогут преодолеть стену. Лишь бы среди обычной нежити не зародилось что-нибудь невообразимо мощное. Только легендарных рыцарей смерти тут не хватало. — Какие будут распоряжения? — Мэр в курсе какую глупость он сотворил? Он уже подал в гильдию заявку на устранение нежити? — Еще нет. Думаю, он еще не знает, что караван с костями превратился в армию нежити. — Тогда, мое распоряжение — не предпринимать никаких действий. Сообщите мэру об армии скелетов, и будем ждать его реакции. Без контракта на истребление нежити гильдия не заработает ни копейки. Подождем, когда мэр сделает выгодное предложение. — Вас поняла, — поклонившись, ответила женщина и быстро удалилась. — А разве людям, живущим за городом, не нужна помощь? — спросил Сайтама. — Нужна, — ответил Бурдон с безразличным выражением на лице, — но пока за истребление нежити не найдется желающих заплатить — гильдия авантюристов не возьмется за это дело. — Спасибо за обед, — сказал Сайтама, вставая из-за стола. — Вы куда? — удивленно спросил, только принявшийся за свое блюдо мужчина. — Пойду погеройствую немного.

Сайтама вернулся в дом только для того, чтобы переодеться в свою геройскую форму и оставить в «тайнике» за кроватью новый мешочек золотых. К его радости, беглые эльфийки послушались и вернулись в дом, возвратив все украденное. Они встречали его в коридоре с полным раскаяния видом.

— Где моя форма? — строго глянув на Эну, спросил парень. — Я положила ее в вашей комнате, господин, — поклонившись, ответила девушка. Переодевшись в свою геройскую форму, Сайтама сообщил Гелу, что отлучится на некоторое время. Эльфийка сразу поинтересовалась не нужна ли ее помощь. Парень плохо ориентировался на местности, поэтому проводник бы ему не помешал, но оставлять девушек без охраны в городе полном бандитов было опасно. Гелу уже доказала, что отлично владеет луком и может за себя постоять. Она была достаточно решительна и умела, чтобы защитить и остальных девушек. В качестве разведчика, Сайтама решил взять с собой Эну.

— Я прошу тебя, пригляди за домом и охраняй его обитателей, — обратился он к Гелу. — Все сделаю, — с готовностью ответила девушка. — Тогда я буду спокоен.

Спустя несколько минут, Сайтама покинул дом и следовал за быстро идущей впереди эльфийкой в длинном платье синего цвета. Оно довольно плотно облегало ее стройное тело и подчеркивало красоту бедер и ягодиц. Бедра покачивались при ходьбе, а ягодицы словно специально дразнили его своей аппетитной формой. Рядом с Гелу он не испытывал подобных чувств. Всему виной была ее безразмерная и изношенная одежда.

— Сюда, господин, — сказала Эну, когда покинув восточные ворота И-Рантеля, они оказались на развилке дороги. — Ты же вроде не местная, как ты ориентируешься и выбираешь дорогу? — Господин Сайтама, я мечтала сбежать домой все это время. Вчера мне удалось добыть карту, и я внимательно изучила ее. Карта и сейчас при мне.

В подтверждении своих слов Эну извлекла из рукава платья свернутый клочок кожи.

* * *
Фубуки металась из стороны в сторону как ужаленная. Вокруг нее была незнакомая и пугающая равнина. Дикая, заросшая высокой травой до горизонта территория, без дорог, улиц и людей, выглядела настолько непривычно, что Фубуки ощутила себя единственным человеком на другой планете. Время суток тоже изменилось. Только что был вечер, а в этом месте наступило утро. Она сразу вспомнила о старшей сестре. Как бы она не завидовала Тацумаки, в ее присутствии она всегда чувствовала себя в безопасности. Этого чувства ей очень не хватало сейчас. «Боже, что это за место? Как я очутилась здесь?» — лихорадочно думала девушка и не могла найти ответ.

Сестры всегда чувствовали друг друга на расстоянии, но оказавшись в этом месте, Фубуки полностью потеряла ощущение ее присутствия. Тацумаки была особенно сильна в психолокации. Она почти физически ощущала, где находится сестра и поэтому Фубуки оставалась на месте своего появления довольно долго, ожидая появления сестры. Но этого не произошло.

Припекающее солнце после трех часов сидения в высокой траве убедили ее, что нужно двигаться. Фубуки совсем не хотела, чтобы ее мягкая белая кожа загорела, нужно было найти укрытие с кондиционером.

Двигаться по высокой траве было проблематично. Желая поменьше контактировать с наполненной насекомыми и неизвестными созданииями растительностью, Фубуки активировала силу эспера. Психокинетический поток позволил ей управляемо «воспарить» над поверхностью. Изменения в своих силах девушка не почувствовала. Они были на все том же «зачаточном» уровне, как выражалась ее сестра и не позволяли Фубуки быстро перемещаться. Девушка плавно парила над поверхностью, на скорости едва превышающей скорость быстрого шага. Тацумаки называла такое перемещение «полетом улитки», но для брезгливой девушки, не желавшей собирать на себя, засевших в высокой траве клещей, ее скромной способности вполне хватало.

Горы и черный лес пугали Фубуки, поэтому она приняла решение следовать навстречу восходящему солнцу, устремившись на юг. Через несколько часов Фубуки обнаружила безлюдную дорогу. Две полоски голой земли посреди бескрайнего поля абсолютно точно намекали на использование колесных транспортных средств и присутствие в мире разумной жизни. Девушка дала себе небольшой отдых, опустившись на землю и продолжив движение вдоль дороги пешком. «Почему я до сих пор не увидела ни одного живого человека?» — задавалась вопросом девушка и когда на горизонте возникла целая толпа движущихся фигур, ускорила шаг в их направлении.

Уже с полу километра Фубуки поняла, что движущиеся фигуры не являются живыми людьми. Картина, открывшаяся при дальнейшем сближении, заставила сердце девушки сжаться от ужаса. Ей навстречу двигались человеческие скелеты. Фубуки сразу поднялась в воздух, желая сбежать. Можно было вернуться назад или отправиться дальше на юг, но ей не хотелось терять из виду единственный признак присутствия разумной жизни в виде дороги. Сделав большой крюк, девушка облетела группу скелетов, вернувшись опять к дороге. Скелеты, словно почуяв свою добычу, изменили направление движения и кинулись вслед за ней.

Вскоре количество скелетов, преследующих фигуру в воздухе, возросло. Их было уже больше сотни. Фубуки пыталась ускориться, но оторваться от них не смогла. Останки умерших людей без устали преследовали ее целой толпой. Фубуки была не на шутку напугана. Она ощутила себя героем фантастического романа, в котором людей поразил зомби вирус. Но никакой вирус не мог объяснить, за счет чего двигались голые кости без мышц и сухожилий.

Дальнейшие события убедили Фубуки, что она оказалась в пугающем мире мертвецов. С юга в ее направлении двигалась целая армия скелетов. Почуяв живого человека, мертвецы ускоряли шаг. Они двигались на удивление быстро. Как бы ни хотела, Фубуки не могла оторваться от них. Она уже горько пожалела, что не сбежала от них, когда была возможность. Сейчас скелеты двигались к ней со всех направлений. Им не было конца.

Девушка запаниковала. Рано или поздно ей придется спуститься на землю для того чтобы попить воды или поспать и это, если не говорить о других потребностях. Если все пространство вокруг кишит нежитью, ее дни в этом мире сочтены. Фубуки была на грани срыва. Армия нежити за ее спиной непрерывно росла и скоро достигла нескольких тысяч скелетов. Фубуки была в отчаянии. Ее адская метель была довольно разрушительна в условиях города, состоящего из кирпича и бетона, но в поле ей просто нечем было атаковать противника. К тому же, подобная атака требовала неимоверного напряжения психических сил. После ее применения, девушке пришлось бы некоторое время отдыхать, а это значило, полное прекращение использования психокинетической энергии и приземление. Но вокруг не было ни одной постройки или дерева на верхушку которого, она могла бы приземлиться. Опуститься в толпу скелетов означало для нее неминуемую смерть. Ей не оставалось ничего другого, как парить над дорогой, в надежде, что та приведет ее к поселению или хотя бы двухэтажной постройке.

Далеко на горизонте Фубуки заметила то, что так долго искала. Над равниной возвышалась серая полоска, с выступающими над ней башенками. Массивная постройка выглядела как укрепление или замок. Дорога вела в его направлении. Воодушевившись, девушка устремилась к постройке и вскоре заметила на дороге две фигуры. Одна была желтой и ярко светилась на солнце. Другая, была темно синего цвета. Яркая одежда наводила на мысль, что перед Фубуки не нежить, а живые люди. «Они в опасности!» — вдруг подумала девушка. Если она продолжит движение в сторону фигур, то армия нежити нападет на людей на земле, лишая их шанса к бегству. Фубуки зависла на месте, жестами пытаясь предупредить незнакомцев об опасности. Очень скоро толпа нежити нагнала ее и стала собираться в конструкцию из костей. Прямо на глазах, костяная лестница стала двух и трехэтажной. Еще немного и скелеты бы добрались до нее прямо в небе. Фубуки взмыла выше, избегая атаки скелетов и уставилась на дорогу.

Вместо того, чтобы сбегать две фигуры все так же двигались в ее направлении. «О чем они думают? Разве они не видят толпу страшных скелетов, роящихся подо мной?» — думала Фубуки. Она искренне хотела помочь людям спастись, но, похоже, они даже и не думали сбегать. Фубуки специально оставалась на месте, сдерживая движение нежити и поднимаясь все выше, когда костяная лестница достигала ее высоты.

Вскоре фигура в синем одеянии остановилась, а в желтом, приблизилась настолько, что девушка разглядела ее лысую голову, красные сапоги и перчатки. Сомнений не оставалось, перед ней был герой B-класса Сайтама.

* * *
— Господин, позвольте мне остаться тут, я боюсь, — вцепившись в руку парня, умоляла эльфийка. — Ладно, постой тут, я быстро, — ответил лысый парень, продолжив движение.

Эну тряслась от страха. Она никогда не видела ничего подобного. Нежити было настолько много, что по велению некроманта в черной одежде, парившего в небе, та стала вырастать в костяную башню. Ее высота уже превысила высокие стены И-Рантеля. При желании, орда нежити легко сможет перебраться через стены и проникнуть в город. Это было очевидно.

Эльфийка давно бы кинулась наутек, но ее тело сковал страх. Она с трудом держалась на ногах. Они тряслись в унисон ее телу, отказываясь слушаться. «Почему я не сбежала раньше? Я обречена», — проклинала себя девушка.

Господин Сайтама вразвалочку приближался к костяной башне. Он выглядел расслабленным и даже зевнул. Его уверенность заряжала Эну. Но на самом деле она не верила, что невысокий лысый парень сможет как-то справиться с ордой нежити. Кроме того, в небе по-прежнему висел некромант. Он должен был быть неимоверно силен, раз мог контролировать столь огромную армию. Эну уже смирилась с неизбежным и обессилено опустилась на колени.

Дальше произошло то, чего Эну никак не могла ожидать. Лысый парень махнул в сторону нежити кулаком и вызвал перед собой мощнейший воздушный взрыв, в пыль разрушивший стену скелетов. Это выглядело, как магия. Порыв воздуха, вызванный его взмахом, легко подхватил Эну с земли и откинул на десятки метров в сторону воронки, образовавшейся на месте скопления нежити. Ударная волна наоборот. Эльфийка довольно сильно ударилась об землю и чуть повторно не стукнулась разбитым ранее носом.

Эну силилась понять, куда делись напугавшие её скелеты. Над равниной за воронкой стояло облако костной пыли и земля была усеяна мелкими обломками костей, но ничто из этого уже не шевелилось и не напоминало собой смертельную угрозу. Эну увидела, как Сайтама сорвался с места и в прыжке подхватил летящее вниз тело некроманта. Завихрением от взрыва его оглушило и откинуло вверх и влево. Он был без сознания.

Лысый парень вернулся к эльфийке. На руках он нес бледнокожую девушку в красивом черном платье. Из ее носа текли струйки крови.

— Господин, вы схватили мерзкого некроманта! Он очень опасен, его лучше сразу убить! — Убить? Зачем? — Разве вы не видели, это она привела к городу всю эту нежить. — Мне кажется, я уже где-то видел ее. И не здесь, в своем мире. Я хочу поговорить с ней, когда очнется. У нас дома есть синие бутылочки. Как думаешь, они помогут? — Вы хотите притащить ее к себе домой? — искренне удивилась эльфийка, — Она может наложить на вас проклятие. Это очень опасно! Давайте убьем ее! — Не говори глупостей, Эну. Если я буду убивать каждого, кто может быть опасен, мир опустеет.

Эльфийка только сейчас заметила, что одной рукой Сайтама держал некромантку за ягодицы, а второй слегка сжимал в руке ее левую грудь. «Да он издевается? Господин готов простить некромантке любое преступление, лишь бы потискать ее женские прелести?» — подумала она и осеклась. Если подумать, он дал ей второй шанс по той же причине. Эну решила воспользоваться слабостью господина. Если Сайтама так высоко ценит женскую красоту, разделив с ним ложе, можно попросить у него что угодно.

Женский ум заработал на двести процентов, копаясь в потаённых желаниях. Эну хотела вернуться домой, но перед этим отомстить своим мучителям. В голове всплыли уродливые рожи работорговцев и злобная ухмылка хозяйки борделя. Если бы она могла вернуть им всё то, что они сделали с ней, Эну была бы счастлива. Еще она хотела вернуться в родные леса, но не только с сестрой. Среди тех, с кем она прибыла из Теократии, были ее подруги из деревни. Вернуться назад всем вместе — вот чего она хотела еще сильней. Эну плелась за лысым парнем и напряженно думала, что ей нужно сделать, и если господин будет доволен, попросить первой.

* * *
Сайтама принес девушку в черном платье домой. Гелу принесла кожаную сумку и достала из нее небольшой пузырек. Приложив его к губам девушки, она залила в рот чайную ложку голубой жидкости.

Как только лечебная жидкость проникла в пищевод, девушка открыла глаза и испуганно уставилась на эльфийку. Она обвела глазами собравшихся вокруг девушек. Их было семь. Две девушки выглядели вполне обычно. Пять других отличались тонкими чертами лица и острыми длинными ушами, торчавшими из-под локонов длинных белоснежных или золотистых волос.

— С-спасибо, — выдавила из себя незнакомка и замерла, осторожно осматриваясь по сторонам.

Присутствующие девушки молча рассматривали гостью, ее красивое платье и жемчужное ожерелье на ее шее.

— А где те скелеты? — набравшись смелости, спросила Фубуки. — Господин Сайтама уничтожил их, — подозрительно уставившись на «некромантку», ответила Эну. — Господин Сайтама? А где он сейчас? — Он в своей комнате, — отозвалась Соня.

Сайтама переоделся в домашние шорты и натянул свою любимую футболку. Он делал так каждый раз, когда возвращался домой. Ему назначили встречу на пять часов. С учетом дороги у него был еще целый час свободного времени, когда он мог просто расслабиться и принять горячую ванну. Соня и Энри уже принялись готовить воду.

Оказавшись в гостиной, он увидел, что все девушки собрались здесь. Гелу уже прятала пузырек с лекарством в сумку, а незнакомая девушка, висевшая в небе пришла в себя.

— Сайтама?! — воскликнула Фубуки, вскочив с дивана, — ты же тот самый Сайтама, который занимает седьмую строчку рейтинга героев В-класса? — Ты еще кто? Откуда знаешь об ассоциации героев? — Неужели ты не узнал меня? — обиженно нахмурившись, сказала девушка, — Я — Фубуки «Адская метель», глава группировки «Метель» и первый номер в рейтинге В-класса. — Неа, я не слежу за рейтингом. И кажется мой номер был значительно больше, но меня действительно зовут Сайтама. — Что это за место? Почему тут все такое странное и откуда взялись орды скелетов? — Не прикидывайся, что ничего не знаешь, — злобно буркнула Эну и прикусила язычок. — Я действительно ничего не знаю, — грозно глянув на эльфийку в синем платье, сказала Фубуки и вопросительно уставилась на парня. — Я тоже, — присаживаясь на стул, сказал Сайтама, — я лег спать дома, а проснулся в этом месте. Здесь мир средневековья. Вода невкусная, в туалет приходиться ходить на горшок, но зато воздух чище и монстров поменьше. — Это все, что тебе удалось выяснить? — Да как-то времени все не было заняться. То одно, то другое. Недавно узнал, что на город идет армия нежити, пришлось немного погеройствовать. А как ты тут оказалась? — Я? Хм, я пришла к тебе в гости. Хотела обсудить твое вступление в мою группировку, но… я услышала крики, доносившиеся из твоей квартиры, и поспешила на помощь. Дверь балкона была открыта. Я зашла внутрь, но зацепилась ногой за что-то на полу и случайно упала на твою кровать. В следующую секунду я очутилась в этом месте. Прямо посреди поля, в траве! Что тут происходит? Что за магнитная аномалия была в твоей квартире? — Хм, ничего не знаю об этом. Как я уже и сказал, проснулся тут, когда лег спать. — И что же нам делать? — Не знаю. Я устроился на работу и снял жилище. Можешь сделать то же самое. Пока не заработала денег, можешь пожить пока тут. — То есть ты не собираешься искать дорогу домой? — Где ее искать? — Ну, не знаю. Может, где-то в этом мире есть подобная аномалия. Я не собираюсь оставаться здесь. Меня ждут мои подчиненные. Пока я тут застряла, мое место в рейтинге займет кто-нибудь другой. Мне нужно срочно вернуться. Почему ты обстраиваешься в этом месте, вместо того, чтобы искать дорогу домой? — Хотя бы потому, что я не знаю, где ее искать. Я потихоньку вникаю в проблемы этого мира, помогаю тем, кому нужна помощь. Работаю и геройствую. Что еще я должен был по-твоему сделать? — Хм… Ты делаешь недостаточно. Из-за тебя я оказалась в этом месте, ты обязан вернуть меня назад! — Все ясно, — сказал парень, — пойдем, я покажу тебе, где выход. — Ты не посмеешь!

Спустя десять секунд, Сайтама вытолкнул Фубуки за порог своего дома и закрыл дверь на засов. Девушку распирало от гнева. «Как он посмел так обойтись со мной?» — думала она. Девушка решительным шагом направилась через проулок на улицу и почти сразу столкнулась с группой мужчин в грязных плащах. Мужчины остановились разглядывая приятно пахнущую девушку в платье из черного атласа.

— Эй, смотри Пич, какая красотка нарисовалась, давай возьмем ее с собой, — сказал гнилозубый мужчина, пыхнув в лицо девушке смесью перегара и навоза. — Я тоже хочу с ней тесно пообщаться, — отозвался второй мужчина из группы.

Не раздумывая, Фубуки развернулась на каблуках, в три прыжка вернулась к дому, и что есть сил, забарабанила в дверь. К счастью девушки, дверь открылась раньше, чем группа мужчин подошла к ней. А когда наружу выглянула лысая голова, один из мужчин испуганно крикнул:

— Ребята, назад, это тот сумасшедший с рынка рабов.

Пьяные мужики кинулись наутек, толкая друг друга на бегу. Нырнув под руку Сайтамы в спасительную щель, Фубуки отметила в голове, что не успела бы использовать свои психокинетические способности. В ситуации, когда время шло на секунды, ее «адская метель» была бесполезна. Она требовала некоторого времени на подготовку. Даже просто для того, чтобы подняться над землей, нужно было несколько секунд предельной концентрации. Ее способности были малоэффективны в неожиданных ситуациях, требующих молниеносной реакции. Даже название ее сильнейшей способности мало соответствовало действительности в первую минуту. «Адская метель» метала в противника песок и маленькие камни. Разогнанные до огромной скорости силой эспера они могли отполировать поверхность металлического объекта до блеска. Живое существо, поток песка мог буквально стереть до костей. Но этот эффект проявлялся в финальной стадии атаки, примерно через две минуты после начала. Первая стадия выглядела не страшнее, чем пыльный ветерок.

Без приглашения вернувшись в гостиную, Фубуки села на стул и опустила глаза в пол. Когда Сайтама вопросительно уставился на неё, она говорила уже без претензии.

— Извини. Я просто расстроилась и позволила себе лишнего. Я воспользуюсь твоим щедрым предложением, если оно еще в силе. Можно? — Не думай, что я буду терпеть твои капризы, — спокойно ответил парень, направляясь в ванную комнату, — у тебя неделя на акклиматизацию. Если за это время ты не найдешь себе заработок, я выставлю тебя за дверь. — Поняла, — нервно улыбнувшись, ответила девушка, — я не буду тебе докучать.

Стоило Сайтаме погрузить свой зад в теплую воду, как дверь ванной комнаты приоткрылась и в щель протиснулась голова Эну.

— Я не помешаю? — заискивающе спросила эльфийка. — … — парень даже не знал, что ей ответить.

Не дожидаясь ответа, Эну проскользнула внутрь комнаты и одним ловким движением скинула свое платье. Сайтама не успел даже слова сказать, как девушка забралась в его кадушку и стала деловито подсоединять «штепсель» к розетке. Через несколько секунд она прильнула к его накаченной груди губами и обняла тонкими руками. Девушка ерзала на парне взад и вперед, вызывая сладкие ощущения. Она почувствовала, как парень забился в первом приливе удовольствия, но и не думала останавливаться. Спустя полчаса, она устало слезла с размякшего парня, поправляя растрепанные волосы.

— Господин, вы довольны? — осторожно спросила эльфийка. — А? — невнятно ответил расслабленный парень. — Вам были приятны мои ласки? — растерянно спросила девушка. — А? Да, мне было приятно. Почему ты решила поласкать меня? — Я хотела попросить вас о помощи, но не знала, как набраться смелости. — Набиралась смелости? — Да, господин Сайтама, прошу вас, спасите еще несколько эльфиек из борделя. Там были мои подруги из родной деревни. Вы же помогли Гелу с ее сестрами. Эльфийкам в борделе очень тяжело. Их заставляют принимать мужчин по несколько раз в день и не только в бутон. — Я должен спасти их, — вдруг став серьезным, сказал парень, — но если я так сделаю, мне нужно будет всех их кормить и дать кров. — Не беспокойтесь, щедрый господин, я сделаю все, чтобы они не доставляли вам хлопот. Поверьте, моя благодарность будет безграничной. И не только я буду счастлива, отблагодарить вас захочет и Элу, и другие девушки тоже. А потом мы просто уедем из города, вернемся в родные леса и не будем вас больше тревожить. — Вот как? — А если вы пожелаете проводить нас в дороге, то моя, нет, наша благодарность будет сполна выплачена и в дороге и по прибытии в эльфийские леса. Эльфы очень щедрые к тем, кто делает для них добро. Моя мечта, чтобы все мы вернулись в наш родной лес. Поверьте, Гелу мечтает о том же. Своей щедрой помощью вы сделаете счастливой не только меня, но и весь эльфийский народ. Особенно тех, кого вызволите из рабства. — А я мог бы это сделать, — прикинув в голове слова эльфийки, сказал Сайтама.

Услышав утвердительный ответ, Эну тут же кинулась в объятья лысого парня. Она, не раздумывая, спустилась поцелуями по его груди к паху, но парень остановил ее.

— Поняла, господин. Вы уже утолили свою жажду. Тогда я посещу вас вечером, если желаете.

Сайтама не смог ответить да или нет. С девушками он по прежнему вел себя, как овощ. Он легонько кивнул и залился краской. Взгляд парня упал на магическую печать на плече девушки.

— Погоди-ка, я так и не освободил тебя от рабства.

На его слова, Эну стыдливо прикрыла свою уродливую метку ладонью и кивнула головой.

— Самое время наведаться в бордель, — улыбнувшись, сказал лысый парень, — заодно ты покажешь мне, кого хочешь освободить. — С удовольствием, господин Сайтама, — быстро накинув через голову свое платье, ответила, довольная результатом своих усилий Эну.

Часть 19

Эну обреченно повалилась на кровать. Её сестра присела рядом.

— Что с тобой? Полчаса назад ты вся светилась от счастья, а теперь выглядишь расстроенной. Что произошло? — Ничего хорошего. Уродливая хозяйка борделя согласилась отдать рабов, которых я попросила освободить господина, но потребовали возместить их себестоимость. — И что он сделал? — Согласился. Почему он не убил ее? Почему не разнес этот притон в щепки и не забрал рабынь силой? Он даже наши печати не забрал. За них он тоже пообещал заплатить. Я не понимаю. — Может, испугался охранников? — Что? Элу, не говори глупостей. Они попрятались и не высовывалась, пока господин Сайтама находился там. Уродливая стерва тоже хотела сбежать, но не успела. Она склонилась и смотрела в пол все время. — Понятно. Но раз он обещал заплатить, значит, мы, и наши друзья, скоро будем свободны. Зачем расстраиваться, радоваться надо! — воскликнула Элу. — Ты не понимаешь, — закрыв лицо руками, сказала эльфийка, — у него нет нужной суммы денег! За каждую рабыню нужно заплатить по пятьдесят золотых. В той коробке, что мы украли, денег хватит, только чтобы выкупить нас двоих. А чтобы заплатить за еще восьмерых, нужно в четыре раза больше. — Поняла. Он не сможет выкупить их быстро. Это может занять довольно много времени. Ну что же, раз мы теперь в его команде, поможем ему заработать деньги поскорей. — Ничего ты не поняла. Я… Я пообещала ему щедрую «благодарность». Твою, мою и всех других эльфиек. Я думала, он освободит их всех сегодня. Мы бы отблагодарили его за недельку-другую по очереди и смогли бы уехать. Я думала, он не захочет долго кормить десять лишних ртов и отпустит нас. Но всё обернулось хуже некуда. Я была с ним час назад. Я так старалась, что даже натерла себе промежность. На радостях от его согласия помочь, пообещала посетить его еще и вечером. Чтобы он поскорее выполнил мою просьбу, я наобещала ему слишком много. Теперь ты понимаешь? Мне придется ублажать его каждый день многие месяцы! А если он не будет никуда торопиться, то и годы, пока сумма для выкупа наших подруг не соберется. — Теперь поняла, — погладив сестру по волосам, сказала Элу, — ты думала, что самая умная, но оказалось это не так. Мы все еще можем сбежать, сестра. Раз мы вернули украденное, он ведь не будет нас преследовать, так ведь? — Наверное. А как же наши подруги? Твои платья? Я обещала тебе, что ты купишь их целую кучу. — Обещала, — сказала Элу, — и подруг жалко, но почему ты должна расплачиваться за это одна. Может, ты попросишь его выкупить хотя бы одну из рабынь. Так тебе будет гораздо легче. Сможешь делить с ним ложе не каждый день. — Прости, я опять все испортила. — Не печалься, я помогу. Если ты будешь чувствовать себя плохо, я подменю тебя. — Правда? Спасибо, сестра. — Только не очень часто. А если ему нравится входить туда, — похлопав сестру по ягодице, сказала Элу, — то извини, у меня до сих пор там всё болит, я не скоро смогу помочь. — Все равно, спасибо сестра, я постараюсь выдержать это. — Не за что. Запомни. Закрываешь глаза и представляешь в своих объятьях прекрасного Эландаара, и тогда ужасный запах и даже самые болезненные «ласки» будут менее мучительными. — Сестра, ты заметила, что он не пахнет, как остальные человеческие мужчины и зубы у него ровные и белые? А еще мне совсем не больно, когда я сижу на нем. В какие-то моменты мне даже было приятно.

Элу подозрительно посмотрела на сестру и нахмурилась.

— Сначала ты назвала его своим господином, теперь готова годы быть его подстилкой. Что с тобой случилось, сестра? Ты что, испытываешь к нему какие-то чувства? — Нет, что ты, Элу. Ничего такого, я просто хочу спасти подруг. — Надеюсь. Если ты влюбишься в этого человека и станешь на что-то надеяться, то будет только хуже. Знай, если такое случится, я уйду одна.

* * *
Лакюс очень удивилась, когда хозяин «Золотого стандарта» проигнорировал ее, но очень уважительно поприветствовал невзрачного лысого парня.

— Надеюсь, предложенный вариант удовлетворил ваши запросы, господин Сайтама? — поинтересовался мужчина. — Ага. — Рад это слышать. Если возникнут подобные вопросы, можете смело обращаться ко мне, я подберу вам лучшие варианты. — Хорошо. — Должен заметить, ваша избранница выглядит прелестно. Буду рад, если вы и дальше будете посещать наш ресторан вместе.

Когда мужчина раскланялся и отошел от стола, Лакюс смущенно поинтересовалась:

— Вы сказали этому человеку, что будете ужинать с вашей невестой? — Нет. — Почему же он решил, что я ваша избранница? — Не знаю. Может потому, что ты заказала столик.

Ужин подошел к концу. Лакюс сделала свое предложение и, получив твердый отказ, смирилась. Поглотив все заказанные блюда, Сайтама, в хорошем расположении духа покинул ресторан. Оказавшись на улице, он заметил летящий в его сторону предмет и легко поймал его рукой. Предмет выглядел, как метательное оружие — заточенная восьмиугольная звезда. Кончики звезды были покрыты плохо пахнущей жидкостью. «Яд», — подумал парень. Даже если это предположение было неверно, ничего другого на ум не приходило. «Кто-то пытается меня убить», — решил Сайтама и осмотрелся. Он оценил траекторию броска и заметил тень, выступающую за контуры здания. Кто-то прятался за углом. Несколько секунд спустя, Сайтама поймал стрелу. Ее наконечник тоже был покрыт ядом. Стрелок прятался на крыше дома с другой стороны.

Пока Лакюс возилась с оплатой, Сайтама, улучил момент повторной атаки и ранил стрелой высунувшегося из-за дома человека в плаще. Звезду он запустил в сторону крыши и когда оттуда раздался сдавленный крик и звуки падения, догадался, что поразил цель.

Сайтама проводил Лакюс в ее гостиницу и побрел в гильдию авантюристов. Нужно было сообщить, что толпа скелетов, так удачно собравшихся в одном месте, была уничтожена.

* * *
Ивилай смеялась. Гагаран ругалась, как сапожник. А Лакюс предупредила, что вычтет стоимость целебных эликсиров из доли близняшек. Девушки сидели молча, держась за места ранений, как вдруг Тиа возмутилась:

— Мы должны были проверить его способности. Раз уж ты решила принять его в нашу команду, нужно было узнать, что он может. — Узнали? — с издевкой спросила мелкая заклинательница и расхохоталась еще громче. — Угу, — отозвалась Тина. — А ты вообще, на чьей стороне? — взвилась Тия. — На стороне господина Сайтамы, конечно. Скажите спасибо, что он вас не убил. Как вы вообще додумались напасть на него! — Расскажите еще раз, только подробно, что произошло, — потребовала Лакюс. — Я метнула из укрытия покрытый ядом сюрикен, — сказала Тина. — Как далеко ты была? — Тридцать шагов. Не знаю каким образом, но он поймал его двумя пальцами. Затем Тия выстрелила из лука. — С сорока шагов, — уточнила сестра-близнец, — и ее стрелу он тоже перехватил на лету. — Атаковали всерьез? — Да, но целили не в голову, а в туловище. — Как вы оцениваете его реакцию? Вы сами смогли бы повторить его действия? — Вряд ли. Гораздо легче уклониться или заблокировать дальнюю атаку, чем пытаться перехватить. Самое сложное заметить атаку вовремя. Сюрикен, как и стрела, летит почти беззвучно, поэтому заранее заметить подобную атаку очень сложно. Нужно быть предельно сконцентрированным и даже это не гарантирует своевременное обнаружение. — А что произошло дальше? — Сайтама атаковал нас. Я едва высунулась из-за стены и получила сквозное ранение стрелой в плечо. Он атаковал с опережением. Как будто знал, что я буду делать. — А мне чуть руку не оторвало, — возмутилась Тия, — Я пряталась за коньком крыши и вдруг, что-то острое прожгло руку выше локтя. Судя по онемению половины тела, он ранил меня сюрикеном Тины. Каким-то образом он пробил насквозь толстые доски и черепицу крыши. — Потрясающе, не находите? Он разделался с вами вашим же оружием. — Как вообще можно поразить стрелой не имея при себе лука? — спросила Тия. — Не знаю. Мне начинает казаться, что его вообще нельзя застать врасплох. Его реакция, сила и ловкость за пределами моего понимания, — заключила Тина. — А я говорила вам, что вы его недооцениваете, — уперев руки в бока, довольным тоном заявила Ивилай, — он не простой человек! Пока Рейкшир распознавал его оружие, я подсмотрела его запас маны. — И что? — спросила Лакюс. — Догадайтесь, — хитро прищурив глаза, предложила заклинательница. — Вдвое больше чем у тебя? — А вот и нет! Я не увидела пределов его сферы, потому что она вышла за пределы зала. Весь тот огромный зал был фиолетовым! Весь! — Не может быть! — ахнула Лакюс, — тогда его отказ вступить в нашу команду еще более печален для меня. Принцессе Реннер необходим такой союзник. Она смогла бы опереться на него гораздо надежней, чем на нас пятерых. Он мог бы стать сильнейшим козырем Королевства! Возможно, он даже могущественнее, чем архимаг Парадин из империи Бахарут. — И что ты планируешь делать, Лакюс? — Нужно известить принцессу. Мы задержимся в И-Рантеле. Хочу наладить с Сайтамой дружеские отношения. Нужно еще раз предложить ему вступить к нам, но теперь, на более выгодных условиях. Тиа принеси мне, пожалуйста, бумагу и перо. Я напишу письмо принцессе.

* * *
Зиркниф затащил труп деда в свои покои и больше не выходил на балкон. Теперь он панически боялся подходить к окнам. В любой момент туда могла влететь кувалда и оборвать его жизнь, а воскресить его будет уже некому. Император решил скрыть смерть Парадина. Первым делом он приказал казнить четырех возможных свидетелей его гибели. Дежурившим в тот день наездникам на грифонах не повезло. Они лишились жизни, как только ступили на землю. Труп старого архимага обезумевший император спрятал в сундуке.

Забившись в глухой угол, Зиркниф приказал придворному кузнецу установить на окна его покоев крепкие железные решетки. Когда это было выполнено, он вышел из угла, но все равно старался держаться от окон подальше.

Потеряв Парадина император лишился не только сильнейшего боевого мага, но и гаранта своего воскрешения. Он и так мало ел. Боялся отравления. Теперь же, одна мысль, что его никто не подстрахует, вызывала приступы удушья, тошноту и ком в горле.

Перебрав в уме всех известных ему людей, способных воскрешать, он сразу откинул представителей Теократии. Если им станет известно, что Зиркниф ищет жреца, то они сложат два плюс два и догадаются, что Парадин мертв. Следующим их шагом будет еще одна попытка устранить его. Давать опасному противнику такие подсказки император не собирался. Верховная жрица Святого Королевства, Келарт Кастодио, тоже не подходила. Привлечь ее к себе на службу не вышло бы ни за какие деньги. Она была вторым человеком в своей стране после Святой королевы. Сохранение жизни главы страны было ее приоритетом.

Самым легким и безопасным вариантом оставалась Лакюс из «Синей Розы». Она получила свою способность воскрешать благодаря демоническому клинку «Килинейрам». Зиркниф давно присматривался к ней, как слуге, но из-за того, что та находилась на поводке Реннер, планировал лишь забрать меч. Теперь её меч имел намного большее значение. Нужно было добыть его как можно скорей.

Зиркниф позвал в покои своего сильнейшего рыцаря — Базевуда по прозвищу «Молния». То, что он вызвал именно его, указывало на особую важность предстоящей миссии. Император предельно точно описал ему детали задания. Он приказал снарядить секретный отряд в Королевство Ре-Эстиз. Нужно было разыскать команду авантюристов «Синяя Роза» и выкрасть меч, принадлежащий их лидеру. Если по-тихому выкрасть меч не получится, то разрешалось вступить в бой и убить всех противников, кроме владелицы меча. Ей еще предстояло посетить пыточную и рассказать, как активировать с помощью «Килинейрама» способность воскрешать.

* * *
Сайтама зашел в зал гильдии авантюристов очень вовремя. В нем скопилось множество команд. Они заняли все свободное пространство зала в ожидании объявления. На лестнице, ведущей на второй этаж появился господин Бурдон и поднял вверх руку, призывая к тишине.

— Спасибо, что собрались так быстро, — громко сказал мужчина, — как вы уже знаете, с юго-востока на город движется огромная армия нежити. Если верить словам очевидцев, это обычные скелеты, но в таком количестве, они способны угрожать безопасности даже окруженному высокой стеной городу. Господин мэр отреагировал довольно быстро и подал в гильдию заказ на ее устранение с вознаграждением в целых триста золотых. Как вы понимаете, довольно сложно разбить такой заказ на части и выдать его тридцати-сорока командам разного ранга. Я предлагаю поделить сумму вознаграждения, в зависимости от вклада каждой участвующей в отражении нежити команды. Не беспокойтесь, вы будете не одни. Мэр послал на отражение первой волны почти весь городской гарнизон, кроме дозорных. Получается к нашим двум сотням еще почти три сотни хорошо экипированных городских стражников. Они уже выдвинулись. Нам лучше поспешить, чтобы бравые солдаты не лишили вас награды.

— Поздно, — прервал его речь голос, раздавшийся от двери.

Люди, стоявшие рядом, расступились, и внимание двух сотен авантюристов было обращено на невысокого лысого парня с медным жетоном на груди.

— Я как раз пришел, чтобы сказать, что уже разобрался с ними.

По толпе пробежался гул недоумения с нотками недовольства. Многие среди собравшихся впервые видели лысого парня и не понимали, что он говорит вполне серьезно.

— Ты кто такой? Как ты смеешь прерывать речь главы гильдии? Думаешь, твоя шутка сейчас уместна? — отозвался один из «платиновых». — Замолкни, Святой Молот, — резко оборвал его Бурдон, — извините, господин Сайтама, что вы имели в виду? — Я уже разобрался со скелетами за городом. — Когда вы это успели? Неужели, ради этого вы покинули меня во время обеда? — Ага. — Ну, зачем вы так, господин Сайтама. Нельзя устранять проблему, не получив достойное вознаграждение. — Я просто подумал, что людям за городом может понадобиться помощь. Я помог одной девушке. — Очень благородно, господин Сайтама, — нахмурив брови, сказал глава гильдии, — но вы слегка поторопились. Как нам теперь доказать, что угроза была и именно мы ее устранили? Сейчас навстречу скелетам вышел городской гарнизон. Они увидят лишь горы костей. Что мешает им присвоить себе ваши заслуги? — О чем вы вообще говорите? — возмутился член команды платинового ранга по прозвищу Святой Молот.

Этот мужчина был огромен. Такой же высокий и широкоплечий, как Газеф Строноф, но слегка туповатый. Он владел техниками боя с молотом, и владел зачарованным божественной магией оружием, откуда и возникло его прозвище.

— Как этот лысый дохляк мог разобраться с армией нежити? — басом проревел двухметровый мужчина, — объяснитесь, я требую!

Требование великана поддержали еще полсотни авантюристов, и глава гильдии решил пояснить:

— Если я скажу вам, что господин Сайтама разобрался с костяным драконом, этого будет достаточно? — спросил глава гильдии.

Сначала люди замерли с раскрытыми ртами, но еще раз глянув на невысокого парня, стали выражать сомнения.

— Ерунда! Я никогда не поверю, что этот слабак способен на такое, — не унимался великан.

Зал охватила какофония из криков возмущения и насмешек.

— Ладно, — опять подняв вверх руку, громко объявил Бурдон. — Хотя я верю, что господин Сайтама уже устранил нашествие нежити, все, кто не готов в это поверить, могут отправиться за город и посмотреть на это своими глазами. Если вы все же застанете там недобитые отряды скелетов, можете убить их и получить часть обещанного мэром вознаграждения.

— Идем! Я тоже пойду! И я! Давайте скорее, пока стражники не разобрались без нас, — раздались голоса, и толпа двинулась на выход из гильдии. — Господин Сайтама, будьте добры, зайдите в мой кабинет, — заискивающим тоном, попросил Бурдон.

* * *
Сайтама с интересом разглядывал новый жетон. Он был сделан из чистого золота. Искусно выгравированный герб гильдии выглядел гораздо красивее, чем на медной пластине.

— Вам нравится? Теперь вы официально авантюрист золотого ранга. Извините, господин Сайтама, но ваша напарница, эльфийка Гелу, пока не проявила себя достаточно, чтобы мы могли поднять ее ранг. Надеюсь, вы не против такого решения? — Вам виднее. — Спасибо за понимание. Люди очень гордятся своим рангом и стараются изо всех сил, чтобы добиться повышения. Они станут относиться к этой девушке враждебно, если она получит более высокий ранг незаслуженно. — Ясно. — Сейчас вы авантюрист золотого ранга, но это далеко не предел, господин Сайтама. Я уже написал рапорт на присвоение вам мифрилового ранга в центральное отделение гильдии. Чтобы расписать все, совершенные вами подвиги в пояснительной записке, мои помощники трудились целый день. Курьер уже отправился в путь. Жаль, что вы не сразили орду скелетов на глазах большого количества зрителей. Не пришлось бы ничего объяснять авантюристам и мэру. Теперь получить вознаграждение будет проблематично. Вы поторопились, и момент для демонстрации вашей силы был упущен. В следующий раз, я вас очень прошу, не действуйте так опрометчиво. — А? Ладно. — Давайте перейдем к самому важному. Господин Сайтама, вы уже встретились с Лакюс? — Да. — Она сделала вам предложение о вступлении? — Ага. — …? — Я отказал. — Фуф. Теперь мне стало гораздо спокойней. Вы останетесь в моем отделении и сможете существенно усилить его и заодно улучшить свой статус и благосостояние. Вы делаете меня счастливым, господин Сайтама.

На лестнице послышались торопливые шаги, и в комнату без стука вбежала взволнованная помощница главы, Элиза.

— Господин Исаак, беда! — Что такое? — Прошу вас, спуститесь в зал. — Ничего не пойму, господин Сайтама, подождите меня здесь, пожалуйста. — Нет, думаю ему тоже лучше спуститься, — вдруг заявила девушка, чем вызвала недовольство Бурдона. — Что ты себе позволяешь? — возмутился он. — Простите меня, но я думаю, что присутствие господина Сайтамы тоже необходимо. — Вот как? — удивился мужчина и, взглянув на лысого парня, теребящего в руках золотой жетон, мягко попросил его спуститесь в зал.

Когда Сайтама, не сказав ни слова вышел из кабинета, Бурдон подошел к помощнице и прошипел ей на ухо:

— Если ты еще раз позволишь себе так неуважительно говорить о господине Сайтаме и, особенно в его присутствии, я выгоню тебя. Глазом моргнуть не успеешь. — Простите, господин Исаак, я больше не повторю эту ошибку. — Очень хорошо. Я взвинчен, а всему виной твой вчерашний отказ. — Поняла, заглажу свою вину ночью, если вы позволите. — Так-то лучше, — с довольным видом сказал мужчина и, хлопнув девушку по округлой ягодице, покинул кабинет.

Элиза держала на лице улыбку, пока шаги главы гильдии не послышались на лестнице. Оказавшись в одиночестве, она тихо сказала себе под нос: «Сдохни!» и с силой швырнула подаренный главой браслет в сторону его стола.

* * *
Бурдон спустился вслед за лысым парнем и застал странную картину. На полу общего зала сидел бледный мужчина без ног. Кровь все еще капала с отрубленных культей, но он не обращал на них никакого внимания. От двери, к месту на полу, занимаемому мужчиной, тянулись два кровавых следа, словно тот приполз сюда на руках. Вокруг него столпились работники гильдии, пытаясь поднять человека с пола и оказать посильную помощь. Незнакомец злился и требовал срочно позвать главу гильдии.

— Извините, — громко воскликнул Бурдон, присматриваясь к странно ведущему себя человеку. — Вы хотели видеть меня?

— Да, — нервно закивал мужчина, не в силах унять дрожь в голосе и, затравленно оглядываясь по сторонам, спросил, — а где все авантюристы? — Они ушли отражать нападение нежити. Вы же знаете, что на город движется мертвая армия? — Какое облегчение, значит, они уже выдвинулись навстречу этому монстру. Синяя Роза? Они тоже участвуют? — слабея на глазах, взволнованно спросил мужчина. — Нет, зачем привлекать их против обычных скелетов. — Синяя Роза, вы должны послать туда Синюю Розу иначе все ваши авантюристы умрут, как умер мой отряд. — Что вы имеете в виду? — Черт. Я уже рассказал все вашей помощнице. Я командовал одним из подразделений, направленных мэром для отражения нежити. Нашей задачей было засечь их продвижение и вернуться к городу. Под моим началом было тридцать человек. Мы не встретили ожидаемой толпы скелетов, но нам навстречу вышел монстр. Это был необычный скелет трехметрового роста. Когда он напал…

Не выдержав внутреннего напряжения, мужчина затрясся и, закрыв лицо руками, расплакался. Кое-как успокоившись, он продолжил.

— Я один смог сбежать. Мне удалось доползти до лошади и зацепиться руками за поводья. Я скрылся, пока он ловил и убивал моих товарищей, — с обезумевшим выражением на лице, прошептал мужчина. — Кто это был? Как выглядел этот скелет? — Очень страшно, — вздрогнув, ответил мужчина. — Он большой, просто огромный и очень страшный. В глазницах черепа горел красный свет, а в руках был щит и волнистый меч. — О! Я уже видел такого, — вспомнил лысый парень. — Господин Сайтама, боюсь, понадобится ваша помощь, вы согласны сразиться с этим монстром? — спросил Бурдон. — Угу. — Отлично, я распоряжусь подготовить повозку.

Через несколько минут, повозка выскочила из двора гильдии и на полном ходу помчалась к восточным воротам. К удивлению Бурдона, ворота оказались закрыты. Стражников тоже не было на посту. Они спрятались в дозорной башне и не показывались наружу.

Бурдон соскочил с повозки и принялся колотить в дверь башни с требованием открыть ворота.

— Прячьтесь, а еще лучше — бегите отсюда! — отозвался голос из-за двери. — За воротами бродит монстр. Он уже убил почти всех, кто был снаружи и ищет проход в город. Ворота мы не откроем. Спасайтесь пока можно! — Какого черта тут происходит? Меня зовут Бурдон Исаак, я глава гильдии авантюристов и требую открыть ворота, — гневным голосом потребовал мужчина. — Простите, господин Исаак. Мы не можем так рисковать и впускать нежить в город. Погибнут дети и женщины. Простите. — Идемте, — позвал Сайтама, направляясь к закрытым воротам.

Прямо на глаза главы гильдии, он открыл городские ворота одной рукой. Он просто потянул створку на себя, и она поддалась, словно и не было на ней толстого железного засова, зафиксированного большими замками. Покореженный металл ломался и визжал, не в силах сдержать необузданную силу.

Сразу за воротами Бурдон увидел страшную картину. Все пространство от стены до развилки дороги было плотно усеяно телами стражников и авантюристов. Слева раздавались звуки лязгающего металла. Присмотревшись, он увидел высокую фигуру скелета в черных доспехах и нескольких выживших авантюристов. Бурдон без труда узнал в них сильнейших членов своих мифриловых команд. На ногах стояли только трое — закованные в тяжелую броню паладины. Другие были изранены и не могли покинуть поле боя самостоятельно. Паладины держались плотной группой и были так измотаны боем, что с трудом стояли на ногах.

Бурдон покрылся холодным потом. Он узнал монстра, находящегося всего в нескольких десятках метров от него. Судя по внешнему виду и вооружению, это без сомнения был легендарный Рыцарь смерти. За свою долгую карьеру в гильдии, сначала в лице обычного авантюриста, а потом главы отделения, он тысячи раз слышал мифы и рассказы об этих созданиях. Все они звучали безрадостно и были очень похожи. «Возле города появился рыцарь смерти, и тот был опустошен», «Армия вторглась в равнины Каз и не вернулась, повстречав рыцаря смерти». Все легенды говорили одно — Рыцарь смерти непобедим в ближнем бою. Его способны одолеть только могущественные заклинатели. Если Сайтама не справится — И-Рантель и е