КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 579688 томов
Объем библиотеки - 870 Гб.
Всего авторов - 231889
Пользователей - 106492

Впечатления

vovih1 про Корн: Леннарт Фартовый (Ироническое фэнтези)

Финальный роман

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про серию Московский лес

Первая книга серии зашла легко. Ничего нового конечно, те же книги серии про очередную зону отчуждения, со своими монстрами, аномалиями и группировками. Но хорошо построенный сюжет, легкий язык автора, хеппиэнд концовка - в общем книга для "отдохнуть", четверка твердая, даже с плюсом...А остальные три...А в остальных автор начинает вставлять пояснения для не читавших предыдущее в стиле "В предыдущих сериях"...пояснения касаются и самих

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Королевская кровь. Книга 11 (Любовная фантастика)

ждем 12 книгу, Автору респект и наилучшие пожелания ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бульба: Цикл романов "Галактика Белая". Компиляция. Книги 1-14 + Глоссарий (Космическая фантастика)

Спасибо за релизы интересных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кронос: Цикл романов "Аутем" . Компиляция. Книги 1-10 (Фэнтези: прочее)

Читается, как полностью отдельный и автономный цикл. При этом является продолжением "Эволюции". Те, кто её читал, думаю сразу поймут, кем является главный герой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Я думал автор забросил этот цикл. Рад возвращению хорошего чтива.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про (Cyberdawn): Музыка Имматериума (СИ) (Космическая фантастика)

Общее впечатление начала книги - словесный панос. Однозначно в мусорную корзину. Не умеет автор содержательно писать, не матом (Краб), не псевдоумным философствованием. Философия - это инструмент доказывания с элементами логики, а не пустой трёп, типа я вот какие слова знаю и какой я умный, дивитесь мной! Не писатель, а чудо-юдо какое то. Детсад, штаны на лямках с комплексами. А кому это надо? У хороших авторах даже мат и пошлости в тему и к

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Вернуть наследие [Ева Тори] (fb2) читать онлайн

- Вернуть наследие (а.с. Наследие -1) 1.24 Мб, 376с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ева Тори

Настройки текста:



Вернуть наследие Ева Тори 

Академия выбрала меня

Это произошло неожиданно. Я даже не успела испугаться, лишь почувствовала, как земля стремительно уходит из-под ног. А потом раз — и я лежу на холодном, каменном полу и смотрю на высокий потолок. Голова кружилась, в глазах потемнело, поэтому рассмотреть хоть что-то я просто не могла.

Упала в обморок? Попыталась встать, но голова так сильно болела, что я застонала и опустилась обратно.

— Тихо, тихо, — послышался стариковский голос. Кто-то подхватил меня подмышки и посадил, спиной оперев о стену. Мне плеснули холодной воды в лицо. Я через рот втянула воздух, резко распахнув глаза.

— Ну как?

Проморгалась и осмотрела людей, которые столпились вокруг меня. А где мои друзья? Что это за странные одежды? Я вжалась в стену, прижав руки к груди. Вот теперь я испугалась.

— Кто вы? — прошептала еле слышно.

— Главное — кто ты? — выделил старик последнее слово. — И набор уже завершился… Наверное, академия поздно решила, что пора тебе изучить магию.

— Что? — не поняла я.

— Пошли к ректору.

— К какому ректору?! — взвизгнула я, откидывая руку старика от себя. Он опешил и отступил назад. — Вы кто такие?! Где я нахожусь?!

— Если вы пройдете с нами, мы все вам объясним, — успокаивающе проговорила какая-то женщина.

— Я. Никуда. Не пойду! — яростно выкрикнула я.

— Пойдешь, — услышала я низкий, бархатный мужской барритон. Голос звучал спокойно и уверенно. Так говорит лишь мужчина, который уверен в себе, в своих целях, своей силе. И вообще — во всем, что касается его.

Не успела я обернуться в его сторону, как потеряла сознание. Кажется, уже не по собственной воле.


Мое пробуждение было стремительным. Я дернулась так, как после сна, в котором падаешь. И осоловело посмотрела на мужчину средних лет, который стоял рядом с диваном, на котором лежала я, и задумчиво смотрел.

— Вы кто?

— Госпожа, вам следует успокоиться и выслушать меня. Вы ведь не хотите оказаться в беде, так ведь? — говорил мужчина спокойно, но это был не тот, который меня оглушил. И я почему-то решила, что меня не собираются ни насиловать, ни убивать (почему я так решила — не знаю, но очень надеюсь, что права) и решила выслушать все, что мне скажут.

— Позволь представиться: ректор Высшей Академии магических и боевых искусств — Бастиан Деборд. А как выше имя?

— К-крѝсталл, — испуганно проблеяла я.

Что? Какая магия? Какая академия? Это какой-то квест? Наверняка мои друзья решили подшутить надо мной!

Вырвался нервный смешок.

— Не переживай, Кристалл. А как твоя фамилия? — брови ректора нахмурились.

— Гвиницелли.

— Итак, госпожа Кристалл Гвиницелли, я начну с вопросов. Откуда вы и что последнее вы помните?

— Из Лондона, — взгляд ректора стал удивленным, но я продолжила, — Я шла с друзьями из университета, у меня сегодня день рождения, — сейчас мне показалось это важным, — А потом земля словно задрожала, мне стало плохо. Очнулась я вот тут.

— И сколько вам исполнилось лет сегодня? Примите мои поздравления, — поспешно проговорил ректор, опираясь о край стола. Он сложил руки на груди, а его лицо стало очень озадаченным.

- Двадцать один. Благодарю.

— Значит, двадцать один… — он почесал бороду. — Видите ли, госпожа Гвиницелли, в академии начинается учебный год. Наша академия, можно сказать, чувствует магов за миллионы километров и когда у них просыпается магия, академия забирает носителя магии в его совершеннолетие, чтобы лучшие преподаватели магии и боевых искусств обучили его. В нашем мире совершеннолетие наступает в двадцать один.

— В вашем мире? — хихикнула я. А потом рассмеялась. Но ректор молчал, серьезно глядя на меня. Замолчала и я, поняв, что он не шутит. — Вы хотите сказать, что…

— Да. Я хочу сказать, что вы попали к нам из другого мира, потому что в вас проснулась магия. И это очень интересный случай, ведь как мне известно — маги рождаются только у нас… — тихо говорил ректор, словно разговаривая сам с собой и пытаясь расставить все по полочкам. — Итак, — он резко хлопнул в ладоши, от чего я испугалась и дернулась. — У вас есть два варианта: первый — вы принимаете свою судьбу, обучаетесь в нашей академии. Вам положено: трехразовое питание, комната в общежитии, летняя и зимняя форма одежды, сапоги. И второй вариант: вы не принимаете свою судьбу, уходите на улицу и погибаете уже через день. Я бы на вашем месте выбрал первый вариант…

Ректор Деборд многозначительно посмотрел на меня и стал с интересом ожидать от меня ответа.

— Вы вернете меня домой? — всхлипнула я.

— Мы, несомненно, попытаемся решить вашу проблему.

— Мои родители будут волноваться, — прошептала, низко опустив голову. Слезы побежали по щекам — я не на шутку испугалась своего положения.

— Ну-ну, не стоит плакать. Главное, что вы живы и здоровы, — ректор протянул мне стакан воды. Я глотнула воды и немного успокоилась. — Возможно, мы даже постараемся с ними связаться, если такое окажется возможным. А сейчас я настоятельно рекомендую вам успокоиться и быть сильной. Ведь слезами вы не решите проблему, а депрессия вам точно сейчас ни к чему. Верно?

— Угу… — обреченно выдохнула я. — Я выбираю первый вариант.

— Прекрасно! — вдруг широко улыбнулся ректор. — Наконец-то что-то интересное! Надо же, к нам попала иномирянка! Удивительно!

Я была настолько поражена внезапному проявлению радости этого мужчины, что просто замерла, боясь пошевелиться. Он засуетился, что-то перебирал на столе и все восхищался, как это все ему интересно. Вернее, я — интересный случай, который он с удовольствием будет изучать. И вообще, если что-то надо, то я могу смело обращаться к нему.

— Мими, покажи комнату Кристалл! — выкрикнул ректор и уткнулся в документы носом.


Рыжая, полноватая женщина быстро шла по академии, все жалея меня. Я слушала ее в пол уха, потому что больше всего меня занимала сама академия и изредка попадающиеся люди. Как я поняла — студенты. Я с удивлением рассматривала их одежды, а они — рассматривали меня. Да, мы значительно отличались. На мне — слегка рваные джинсы, белый свитерок, кроссовки, и собранные в легкую гульку светлые, слегка кучерявые, но больше — пушистые волосы. Они — в костюмах, длинных платьях. Таких, словно я попала в старину. Волосы у девушек в основном распущенны и накручены. Отметила про себя, что на их лицах я увидела косметику — и румяна, и тени, и ресницы, помады. Значит, не все потеряно?

Мы с Мими прошлись по улице к другому, большому зданию с высокими колонами.

— Общежитие, — коротко пояснила она.

Мы поднялись на второй этаж. Мими вручила мне ключ и указала на дверь.

— Твоя комната. Там же умывальня и туалет. Все принадлежности тебя уже ждут. Если что — зови.

— Как звать? — не поняла я.

— Вот так. Просто скажи: Мими, мне надо… Ну и говоришь, что тебе надо. Ну вот.

И исчезла. Просто взяла и исчезла! Я удивленно моргнула. Постояла так минуту и резко повернулась к двери.

— Ладно, Кристалл, соберись. Все будет хорошо. Ты справишься и вернешься домой, — я повернула ключ три раза и прошла в свою новую комнату.

Здесь будет непросто

Я с удивлением рассматривала себя в зеркале. Каким-то образом за те пятнадцать минут, что мы с Мими шли по коридорам академии, в комнате появилось все, что мне было необходимо: два халата, две ночные рубашки, летний и зимний комплект формы, гигиенические принадлежности, обувь.

Тяжело вздохнула и расплела свой небрежный пучок, поскольку начала ужасно болеть голова. Не уложенные кудри рассыпались по плечам. Пришлось собрать их обратно, чтобы не выглядеть посмешищем. Оставила лишь пару прядей у лица. Я всегда любила свои волосы: красивые, белоснежные кудри. Потекшую туш я подтерла пальцами. Подойдя к окну, я осмотрелась: вид выходил на зеленый двор. Чудесный газон, зеленые деревья, дорожки, уложенные из камня. Красиво, даже атмосферно. И несколько старомодно.

Перед глазами всплыло расстроенное лицо мамы и отца. Наверное, они будут очень переживать… Ну а я, в свою очередь, уже переживаю за них. Но, надеюсь, мое присутствие в этой академии не затянется надолго. Неужели эти, как их там, — маги, не справятся с простейшим заклинанием перемещения меня в другой мир? Шпэкс-мэкс — и готово! Да, определенно, я вернусь домой уже через пару дней.

Самодовольно кивнула своим мыслям.


С тех пор уже прошла неделя или как говорят здесь — седмица. Я почти не выходила из своей комнаты, лишь раз в день — на обед. Мне совершенно не хотелось ни с кем здесь общаться, я все ждала, когда ректор позовет меня к себе и сообщит, что меня уже сейчас отправят обратно домой. Но за мной никто не приходил.

А сегодня утром на прикроватной тумбочке появилась записка. Я взвизгнула от неожиданности, а потом ошарашенно наблюдала за тем, как на желтоватой бумаге появляется текст: «Доброе утро, госпожа Кристалл. Как ваши дела? Как вы себя чувствуете? Привыкли к нашему миру?

Ректор Деборд.»

Сначала я была поражена этому подобию смс-ки, а потом тому, что эти сначала знакомые буквы оказались незнакомыми. Но я точно понимала, что он пишет. Но как мне ему ответить? Я ведь не знаю, как писать на этом языке.

Рядом с бумагой появилось перо, а текст исчез. Ну, была не была. Я схватила перо и стала быстро выводить ответ: «Здравствуйте. Я никуда не выхожу, боюсь пропустить момента, когда меня отправят домой.»

И испуганно отбросила от себя перо, потому что я писала на этом незнакомом языке. Тяжело задышала, а сердце быстро застучало. Но как такое возможно? Я точно пыталась написать на своем, родном языке, но в последний момент словно автоматически я начала писать на этом языке! Мой ответ пропал, а через пару минут появился ответ от ректора.

«Кристалл, вынужден сообщить, что вам придется задержаться в академии на неопределенное время. И речь идет не о днях. Возможно, даже о годах. Во-первых, вы — маг с нераскрытым потенциалом. Во-вторых, перемещение по мирам наши маги никогда не практиковали и не знают о наличии такого заклинания. Увы, но вы должны принять свою судьбу.»

Прочитав, я скомкала от злости бумагу и швырнула ее в стену.

— Маги! — язвительно воскликнула я. — А сами-то ни на что не способны!

Запыхтев от раздражения и злости, я подскочила на ноги и стали ходить по комнате из угла в угол. Так значит, здесь я на неопределенное время… Значит, это затянется надолго. Я могла бы сейчас впасть в депрессию, вместо злости, но как-то не получалось. Всегда считала, что депрессия — залог слабых. А отец всегда меня учил быть сильной, не давать себя в обиду и стремиться быть лучшей. С успешным отцом-политиком это было легко, а что сейчас? Я одна, никто не знает о том, кто мой отец в Лондоне.

Остановилась возле зеркала.

— И что же это получается, — со злой ухмылкой произнесла я, смотря себе прямо в карие глаза, — Считаешь, что без отца ты никто? Ну уж нет. Была лучшей в своем университете, буду лучшей и в академии магии.

После этого я решила наконец-то осмотреть территорию, взять учебники в библиотеке и посмотреть расписание. А то завтра уже первый учебный день, а я ни сном, ни духом, какие предметы меня ждут. Должна же я иметь хоть какое-то представление о своей будущей жизни?

Распахнула дверцу шкафа и посмотрела на форму академии. Удивительно, но здесь имелись штаны — из легкой ткани и из более теплой. И две юбки: также летняя и зимняя. Приталенные пиджачки для юбок, белые рубашки и синие галстуки. К штанам — кители и более свободные, удобные белые рубашки. К ним же шли сапоги на твердой, устойчивой подошве; они застегивались на ремешки и мне кажется, даже при всем желании не слетят с ноги. К юбкам шли туфельки на небольшом, очень милом каблучке. А еще чулки. В принципе, выглядит неплохо. Но надевать это, конечно, я не буду. По крайней мере, на свою прогулку.

Поспешно стянула с себя ночную рубашку и переоделась в свои рваные джинсы, а вместо свитера надела рубашку, которая шла к комплекту со штанами. Осмотрела себя в зеркале и удовлетворенно хмыкнула. Уложила свои кудри, как и всегда, в небрежный пучок на затылке, выпустила пару прядей и уверенно вышла из комнаты. Все, кто находился в коридоре, притихли и покосились в мою сторону. Это были и парни, и девушки. Они все были одеты в свободную форму одежды, но вид моих рваных джинс их, видимо, шокировал. Я, не обращая внимания на эти взгляды, закрыла свою дверь на ключ и глядя исключительно вперед себя, пошла по коридору к выходу. Надеюсь, он там, иначе мое эффектное появление — коту под хвост. За спиной слышала шепот, но даже не стала прислушиваться.

— Эй, иномирянка, — окликнул какой-то парень. Я остановилась и обернулась, состроив удивленное лицо.

— Это вы мне? — так же удивленно спросила я и даже обернулась, а вдруг я не одна тут иномирянка?

— А ты что, не единственная? — усмехнулся брюнет, подходя ко мне. Остановился он в шаге от меня. Я склонила голову и тут же по-девичьи оценила его внешность: красивый, несколько смазливый. Постарше меня будет, наверняка. Ведь академия призывает магов с двадцати одного года, а значит все тут уже взрослые люди.

— Единственная, — ухмыльнулась я в ответ. — Что вы хотели?

— Гордишься этим? Зря. Выскочек никто не любит, — позади захихикали девчонки.

— Судя по влюбленным девочкам позади тебя, выскочек здесь все же любят, — не задумываясь, ответила я.

Но внутри стала клокотать злость. Вот так вот: не успела я выйти за порог своей комнатки, как на меня тут же набросился какой-то самодовольный парниша. Какое-то клише! Позади еще и, очевидно, клуб его фанаток. Буду разочарованна, если в итоге мы влюбимся друг в друга и будем жить долго и счастливо.

А брюнет на мгновение завис, видимо, обдумывая все мною сказанное. А потом до него дошло.

— Следи за языком, с наследным принцем разговариваешь, — злобно прошипел парень.

— Да хоть с королем, — наверное, я это зря сказала… — Я вообще не горела желанием с тобой разговаривать, не то, что пререкаться стоять. И вообще, ты чего хочешь от меня? Взрослый парень, вон, бородка растет, а ведешь себя, как малолетка. Давай разойдемся по-хорошему и сделаем вид, что мы не видели друг друга?

— Ты что себе позволяешь, нищенка? — зашипел брюнет, надвигаясь на меня грозовой тучей. Я гордо осталась стоять на месте, но очень хотелось отойти на пару шагов назад. В следующее мгновение я была впечатана в стену, от чего испуганно вскрикнула и ахнула от боли в спине. Раньше он не казался мне высоким, но зато сейчас я отчетливо ощутила, насколько я ниже его ростом.

— А ты что себе позволяешь? — тут же зашипела в ответ, когда пришла в себя. — И какая еще нищенка?!

— Значит так, иномирянка, ведешь ты себя ниже травы, тише воды. Ни с кем не разговариваешь и даже не пытаешься.

— Это еще что за условия? — удивленно спросила я.

— Ты оскорбила наследного принца, и я не оставлю это просто так. Сначала планировал подружиться со знаменитой иномирянкой, — с каких пор я знаменита? — но после нашего разговора я понял: ты этого явно недостойна. Как и недостойна того, чтобы с тобой хоть кто-то разговаривал в этой академии. Я добьюсь того, чтобы тебя выгнали из академии уже сегодня вечером. Та, которая не преклоняется королевской семье, недостойна учиться в этих стенах. — Говорил принц спокойно, в голосе ни капли надменности. Однако взгляд — высокомерный. Но его речь повергла меня в шок и, честно говоря, мне очень хотелось рассмеяться. С таким я сталкиваюсь впервые.

— Ага, — ошарашенно сказала я. — Поняла, — кивнула. — Вопросов больше не имею. Можно идти, господин ненаглядный принц? — даже изобразила неуклюжий книксен под сопровождением его взгляда зеленых глаз.

— Иди, — высокомерно кивнула принц.

Я опустила глаза в пол, изображая, что мне очень стыдно за свой ужасный поступок. Быстро посеменила к выходу, а плечи стали подрагивать от смеха. Выбежала из общежития уже хихикая. Вытерла выступившие слезки и быстро успокоилась под странные взгляды адептов, нежившихся на солнышке сидя на лавочках, стоящих по краям аллейки.

Решила не испытывать судьбу и просто пошла по аллейке вперед, рассматривая могучее здание академии. Если бы не знала, что это учебное заведение, то могла бы подумать, что здесь живет какая-то принцесса, которую заточили в башне, а охраняет ее дракон. При академии были другие здания, которые я и решила осмотреть. Одно из них было одноэтажное, с него я и решила начать. Заходить не рискнула, поэтому прислонилась к окошку, чтобы рассмотреть, что внутри. Это было что-то похожее на спортзал, только на полочках не мячи и скакалки, а мечи, топоры, и различные колюще-режущие оружия. Мой отец тоже любил мечи, коллекционировал их и иногда занимался фехтованием. Пытался научить меня, так, просто ради удовольствия.

Помимо оружия в спортзале стояло несколько чучел, висели канаты. Вдруг из двери показался какой-то мужчина. Из-за пыльного стекла я не могла его рассмотреть повнимательнее и увидела лишь то, что он был одет в одни штаны. И то, что не было скрыто — было весьма впечатляющего вида. Но из-за стекла я даже не могла увидеть его лицо. Но видела, что он нес большой меч в руке. Остановился рядом с чучелом, а потом резко обернулся и посмотрел прямо на меня. Я отпрянула от окна, словно ошпаренная, и быстро пошла подальше от этого места. Не хватало еще, чтобы меня обвинили в подглядывании. Мало ли, а вдруг это король?

Я снова вспомнила принца и хихикнула.

Недалеко стояло еще одно здание, трехэтажное. В нем скрылся пожилой мужчина с длинной, седой бородкой, одетый в серую мантию. Преподаватель? Я подошла ближе и прочитала табличку на двери: «Преподавательское крыло». Видимо, здесь они и живут.

— Так, ладно, — я повернулась на пятках и пошла в саму академию, чтобы посмотреть расписание и взять учебники.

Расписание нашлось на втором этаже спустя час (!) блуждания по коридорам академии. Я так устала, что весь мой энтузиазм угас. Неужели нельзя сделать новичкам какую-то карту, чтобы мы не терялись? Или я одна такая?

Итак, я — первый курс. Завтра у нас в восемь утра собрание в каком-то большом зале, потом экскурсия по академии, а в десять часов начнется наш первый в жизни урок в Высшей Академии магических и боевых искусств: основы магии, потом теория магии. На этом первый день закончен.


Утро наступило в шесть утра. Не по моей воле, я-то планировала встать хотя бы в семь, но не знала, как проснуться без будильника. Громкий гудок заставил меня подскочить на кровати. Я упала на пол, больно приложившись головой.

— Ай! — скривилась, потирая затылок. — Что происходит?! — быстро вскочила на ноги, открыла дверь и выглянула в коридор. Никого видно не было. Это какая-то тревога? Передо мной появилась Мими. Я дернулась.

— Не надо так неожиданно появляться! — воскликнула я.

— Прошу прощения. Доброе утро, адептка Гвиницелли. Поскольку вы иномирянка, я прибыла провести инструкцию: подъем в шесть утра, этот звук вас будет будить шесть дней в седмицу весь учебный год. Один день выходной. Вы обязаны ходить в форме, которую вам выдали. Брюки и китель вы обязаны надевать исключительно на занятия по боевым искусствам. Несоблюдение правил: минус десять очков.

— Очков? — уточнила я.

— Именно так. Наши адепты ежегодно соревнуются на звание лучшего адепта своего курса. Удачи, адептка, — Мими исчезла.

— Вот как, — нахмурилась я. Быстро привела себя в порядок, надела все по форме. Летние чулки были чуть выше колена, а вот юбка — чуть ниже колена. Спасибо, что не до щиколотки. Но выглядело вполне мило. Надела галстук и приталенный пиджачок, на голове — как всегда гулька. Я сложила два учебника, перо и бумаги в сумку с гербом академии и вышла из своей комнаты, закрыв дверь на ключ.

За все время пребывания в этой академии я ни разу не завтракала в столовой. Вполне неплохо: черный чай, бутерброд с сыром, каша с каким-то джемом, или вареньем, и яблоко. Должна признать, что кормили здесь неплохо.

Адепты смотрели на меня косо и заинтересованно. Сидела я одна и ела так, будто никого не стеснялась. Зная себя, я обязательно захотела бы есть уже через пару часов. Это ведь не сидеть целыми днями в комнате. Увидела ненаглядного принца, который не обращал на меня никакого внимания и завтракал в компании каких-то других парней. Они здесь все, как на подбор. Я еще ни разу не встретила толстого или прыщавого. Менее симпатичный — да. Но все были хорошо сложены, что парни, что девушки.

Я исподлобья рассматривала адептов. Большинство из них — уверенные в себе взрослые люди. Первокурсников я вычислила сразу. Жались, как испуганные цыплята. Особенно девчонки. Парни пытались быть смелыми, но некоторые из них завтракали, опустив голову вниз и не смея даже посмотреть вперед себя.

Принц иногда поглядывал на них с ухмылкой. Я закатила глаза. Позёр.

Настенные часы показывали, что собрание в большом зале начнется через двадцать минут. Убрав за собой поднос с грязной посудой, я пошла к выходу из столовой.

— Что у тебя на голове? — спросила девица очень громко. Я обернулась: яркая, длинноволосая брюнетка. Она искривила губы в ухмылке, нарочито брезгливо осматривая меня. Ее подружки хихикнули, а все в столовой тут же обратили на нас внимание. Утро начинается со скандала — какая удача!

Еще одна принцесса?

— Волосы. А у тебя?

Брюнетка поджала накрашенные губы. Так, нужно срочно разузнать, где взять косметику.

— Я имею в виду, что это за странная прическа? Она выглядит ужасно. Кто тебя этому научил? — объяснила она мне, как слабоумной.

— Ты глупая? — брюнетка вспыхнула, а ее подружки замерли. — Это называется пучок, никогда не видела раньше? Пф, ведешь себя, как нищенка, — произнесла я и закатив глаза, походкой от бедра пошла в большой зал.

Я не знаю, ответила ли мне что-то эта девчонка, но очень надеялась на то, что это не какая-то там принцесса. Я не знаю, что в полной мере подразумевает под собой слово «нищенка», но надеялась, что-то обидное. Вдруг значение этого слова в нашей и их мире значительно отличается?

Зашла в пустой большой зал и заняла место посередине. Лавки на ступенях и я не боялась, что смогу не увидеть что-то важное. Тут в зал прошли, видимо, преподаватели, что-то бурно обсуждая. Среди них я заметила ректора, который задумчиво кивал. А потом увидел меня и расплылся в улыбке.

— О, адептка Гвиницелли! — широко улыбаясь, произнес он. — Похвально, что вы стремитесь поскорее начать обучение. Не ожидал увидеть вас здесь одной из первых! Дамы и господа, это — адептка Кристалл Гвиницелли, иномирянка. Ее невозможно не узнать, она так отличается от других наших адептов! — в его голосе проскользнула непонятная для меня гордость. Гордится, что именно в его академию попала иномирянка? Или что я чем-то отличаюсь?

Преподаватели оценивающе посмотрели на меня, а я смутилась и отвернулась. Ректор, увидев мое смущение, рассмеялся.

— Не будем смущать Кристалл! Пройдемте, господа профессора.

Они забрались на возвышение, что-то вроде сцены. Через некоторое время зал заполнился шумными адептами и ректор начал свою речь. К моему удивлению, она была более, чем стандартная. Он просто поздравлял с новым учебным годом, давал напутственное слово, уверял первокурсников, что в этой академии она станут лучшими колдунами в этом мире.

От скуки я изучала преподавателей. Среди них я увидела мужчину, который сразу привлек мое внимание. Он казался мне спокойным, мужественным и уверенным в себе. Мужчина немного скучал на этом собрании. Не заметить шрам, пересекающий правый глаз, было сложно. Но это нисколько не портило его образ, лишь придавало какой-то опасной харизмы и мужественности. Слегка удлиненные волосы, небрежным взмахом руки откинутые назад, небольшая борода. Высокий, плечистый. Удивительно красивый мужчина… Он словно почувствовал мой взгляд и резко посмотрел в мою сторону. Я покраснела с ног до головы, непонятно от чего, и тут же перевела взгляд на ректора.

— В этом году у нас случилось чудо! — у меня екнуло сердечко. Только не это… — Наша академия выбрала себе ученицу из другого мира. Адептка Гвиницелли, подойдите, пожалуйста, ко мне.

Я замялась, но устраивать концерт со стеснением не стала. Неловко поднялась и прижимая к себе сумку, послушно пошла к ректору. Каких трудов мне стоило пробираться через сидящих адептов, которые молча провожали меня взглядом. Но я взяла себя в руки и не позволила себе опустить голову, хотя очень хотелось закрыться сумкой и спрятаться где-то под стулом. Ну что за представление вы устроили, господин ректор?!

Поднималась по ступенькам на возвышение я под внимательным взглядом адептов и профессоров. Среди них — и мужчина со шрамом. Он наблюдал за мной с легкой усмешкой на лице. Я поспешно отвела от него взгляд и встала рядом с ректором.

— Уважаемые коллеги! — обратился ректор ко всем присутствующим, включая адептов. Им польстило это обращение. — Перед вами — уникум. Впервые наш мир призвал иномирянку. Это невероятное событие! Прошу любить и жаловать — Кристалл Гвиницелли. Королевская семья заручилась быть опекунами на время пребывание Кристалл в нашей академии.

Что?!

Адепты ахнули.

Кажется, удивилась и сама академия.

Я нашла взглядом принца, который заметно побледнел и стал злым. Видимо, в свои планы его семьи не посвящала.

— Она что, теперь их названная дочь? — выкрикнул кто-то.

Ректор рассмеялся.

— Нет, это значит, что адептка Гвиницелли под защитой королевской семьи, как выжнейший гость нашего мира.

— Но я не просила этого, — вырвало у меня. Адепты снова ахнули, а ректор замер.

— Прошу прощения? — с улыбкой спросил мужчина.

— Я не просила опекунства и защиты. Я что, немощь? Сама не справлюсь?

— Увы, Кристалл, в нашем мире намного опаснее, чем там, откуда вы родом. У вас ведь нет денег? А королевская семья готова предоставить вам ежемесячное пособие. Может случится всякое, ведь так? — усмехнулся мужчина. — Кристалл, можете садиться на свое место.

Я кивнула и быстренько пошла вниз, где заняла первое попавшееся свободное место. Мне кажется, я красная, как вареный рак. Адепты вновь косились на меня и я не могла понять, чего теперь мне ожидать.

— На этом хорошие новости не заканчиваются, — а это была хорошая новость?! — Через две недели состоится традиционный бал в честь начала обучения. Мы будем чествовать первокурсников и гулять до утра! Прилично гулять, спешу отметить, — выделил ректор это предложение строгим голосом. — В этом году бал пройдет под эгидой королевской семьи, организатором является господин Крукус, — адепты восхищенно заохали и тут же зашептались, а ректор рассмеялся. — Да, тот самый господин Крукус!

— А кто это? — шепотом спросила я у девушки, сидящей рядом со мной.

— Крукус организовывает все королевские балы. Занимается украшением зала, закусками и музыкой. Ну и что там еще делает организатор, — отмахнулась девчонка. У нее были задорные веснушки на носу, а сама она была рыжая и кучерявая. Почти, как я! Только свои кудри они совсем не умела укладывать.

— Кристалл, — я протянула руку для рукопожатия.

Она с удивлением посмотрела на мою руку и неуверенно ее пожала.

— Тора, — ответила она несмело и натянуто улыбнулась.

— Если я тебе так неприятна, могла бы вообще со мной не разговаривать, — не выдержала я этого выпала девчонки после нервного потрясения, которое случилось со мной пару минут назад.

— Нет-нет, что ты! — воскликнула взволнованно рыжая. — Просто не думала, что ты со мной будешь общаться.

— А с тобой что, никто не общается? — хмыкнула удивленно.

— Неа, — покачала она отрицательно головой. — Веснушки, рыжие волосы и очки — это посмешище.

— А по-моему, ты очень круто выглядишь.

— Круто? — повторила она недоуменно.

— Ну, красиво, — пояснила, как смогла. — Со мной тоже никто не хочет общаться. Так что предлагаю держаться вместе.

Мы захихикали.

— Ты с какого курса? — спросила я у Торы.

— Я с тобой. Первый курс.

Удачненько подсела. Может, действительно подружимся.

Ректор завершил свою речь и отправил первокурсников на экскурсию. Мы подошли к женщине — профессору, представленной нам, как наш куратор. Миловидная блондинка с нежной улыбкой на лице. Возможно, во мне она должна была вызвать симпатию, но эта улыбка невероятно раздражала.

Уже выходя из большого зала я почему-то оглянулась, надеясь увидеть того мужчину со шрамом на глазу. Он о чем-то говорил с ректором и их лица были очень серьезными. Профессор, а он, очевидно, профессор, не посмотрел на меня в ответ. Я быстро отвернулась и пошла за толпой первокурсников, чувствуя себя цыпленком в детском саду.



Будь тихой

Я ожидала чего-то более грандиозного, нежели поспешная экскурсия по академии. Куратор, блондинка, которая мне не очень нравится, куда-то явно спешила и рассказывала нам, куда идти и что находится в кабинетах с милой улыбочкой на лице. Может быть, этих людей еще можно провести, но не меня, живущую в двадцать первом веке. Я таких блондинок, с милыми улыбками, раскусывала на раз-два. Поэтому я приняла решение быть осторожной с профессором Амалией Кастро, еще не доросшая до звания магистра.

Две лекции, стоящие в расписании, вели недавно закончившие учебу юнцы. Видимо, много ума не надо, рассказывая теорию. Ребята делали это без особого энтузиазма, но отвечали на вопросы в принципе внятно. Они понимали свой предмет, что уже хорошо. А плохо то, что ни черта не понимала я! И из-за этого чувствовала себя невероятно глупой. На мгновение даже почувствовала, как на меня снова накатывает депрессия. Но я быстро взяла себя в руки: если сейчас снова сдамся, то уже просто не выкарабкаюсь. Нужно занять свою голову учебой и если здесь нет интернета, придется читать учебники от корки от корки.

Боги, как мне хочется зайти в интернет… По привычке я стучу по карманам, чтобы найти телефон и посмотреть время. И каждый раз одергиваю себя. Мой телефон, к счастью, переместился со мной в этот мир. Я берегу его, как зеницу ока. Он уже давно разрядился, но здесь же мир магии и я искренне верю, что смогу его зарядить и хотя бы просто послушать музыку.

За день, проведенный вместе с Торой, мы друзьями, конечно, не стали. Она была слишком забитой, как мне показалось, ну а у меня не было никакого желания заставлять ее со мной разговаривать или чем-то делиться. Однако, не сговариваясь, мы вместе сели за заднюю парту и просто не отходили друг от друга. Иногда у меня вырывались ехидные комментарии и я видела, что девчонка еле сдерживает свой смех. Надо напиться с ней, тут же есть вино или хоть какой-то алкоголь? Он сближает людей и открывает их потайные стороны. После этого мы однозначно подружимся. Правда, нам тут сказали на небольшой лекции по правилась поведения, что курить и пить запрещается. Вроде как, минус десять очков. Но кто узнает, что мы пили, если никому об этом не говорить?..

Мы возвращались из библиотеки уставшие и пыльные. Тора решила меня поддержать и посоветовала учебники по магии, которые читала лет в десять. Ну, для начала сойдет. Мы не из стеснительных, все гении когда-то изучали букварь.

— Ты же никому не расскажешь? — пробурчала я.

— Нет. Зачем?

Мы замолчали. Уже подходили к общежитию, но из двери вышла та брюнетка из столовой вместе с подругами. Увидела меня, скривила лицо и собиралась уйти, но вдруг увидела тот самый учебник у меня в руках, который как на зло лежал сверху всей стопки.

— Ой, вы посмотрите! — рассмеялась она, схватив двумя пальцами книгу.

— На что? — «искренне» заинтересованно спросила я. — Не видела никогда книгу? Бедняга… — наверное, выглядела я сейчас смело, но на самом деле внутри выла от досады. Почему именно сейчас она вышла и увидела эту книгу?

— Этот учебник я читала в десять лет. Это пособие для малышей, глупышка. Почему с нами учится умственно-отсталая? — выкрикнула она нарочито громко, чтобы привлечь к нам внимание. И у нее получилось: адепты стали оборачиваться и останавливаться. Кто-то, даже стараясь не обращать на нас внимание, неосознанно стал прислушиваться к перепалке.

— Так, дамочка, прихлопните свой рот и положите книгу на место, — холодно сказала я, а брюнетка раздраженно втянула воздух.- Оправдываться не в моих правилах, но о магии я узнала пару недель назад, когда попала в ваш мир. И кто из нас умственно-отсталая, если до тебя до сих пор не дошел этот очевидный факт?

— Ты разговариваешь с маркизой и попрошу не забываться, — гордо сказала брюнетка, смотря на меня свысока. — Знай свое место, простушка, иначе быстро избавишься от покровительства королевской семьи.

— Кичатся своим положением только те, кто на большее и не способен, — спокойно парировала я.

— И те, кто может себе это позволить, — ухмыльнулась маркиза. — Вряд ли ты или твоя подружка — дочурка комендантши, можете похвастаться хоть каким-то положением в обществе.

— Ну, мы можем похвастаться наличием мозгов. Ведь нам хватает ума вести себя не как пятилетние разбалованные…

— Я вижу, на что у вас мозгов хватает, — перебила меня и рассмеялась маркиза, бросив на землю мой учебник. Сложила руки на груди и с язвительной ухмылкой стала наблюдать за тем, что же я предприму дальше. Нагнусь за учебником — повернет все так, словно я кланяюсь ей. Рыжая ринулась за книгой, но я остановила ее.

— Стоять, — холодно произнесла и Тора остановилась. Очки сползли на нос. Я медленно подошла к брюнетке, которая почему-то напряглась. — Знаешь, девочка-маркиза, ты можешь издеваться над кем угодно в этой академии, но меня не проведешь. Я вас всех насквозь вижу, — немного блефовала я. — Например, что ты — недолюбленная своими родителями маленькая девочка, от которой они откупались платьицами и другими побрякушками. Греешь постель принца и гордишься этим? А твоя подружка, — кивнула я на стоящую сзади блондинку, — Гордится этим же не меньше тебя, — подмигнула я обеим. — Запомни, маркиза, за мной теперь последнее слово в этой академии.

Брюнетка застыла. Слова о том, что ее подруга спит с ее принцем попали точно в цель. На самом деле, я ни сном, ни духом, кто с кем спит. Я просто предположила и сопоставила факты: принц и маркиза почти на одной ветви, брюнетка — первая красавица и наверняка их с самовлюбленным принцем что-то связывает. Дальше пускай разбираются сами. Я прошла мимо, задев маркизу плечом. Книга, основа основ по магии для детей, осталась лежать в пыли. Подожду, когда они уйдут и уже потом вернусь за ней.

Очередная перепалка с этой маркизой, которую я даже не знаю, как зовут, заставила меня сильно перенервничать. С виду я казалась дерзкой и спокойной, но на самом же деле у меня в висках стучала кровь. Я была чем-то похожа на этих богатеньких детей: тоже росла в семье преуспевающего, богатого политика, в Лондоне нам даже было присвоено звание графьев, но я не относилась к этому серьезно. Не сказать, что я была сильно разбалована, как маркиза. Наоборот: отец и мать боялись меня разбаловать и поэтому я ходила в обычную школу, училась с обычными детьми, но была уверена в своем завтрашнем дне и в своем будущем, а главное — я была уверенна в себе и никогда не давала себя в обиду. Первой не задирала, а вот меня в школе пытались задеть частенько. Однажды, я даже подралась, и у мамы почти случился инфаркт. Она хотела милую дочь принцесску, но изредка я слышала успокаивающее бормотание отца о том, что у их девочки должен быть стержень.

— Больше не будешь со мной общаться? — пробурчала Тора, вырывая меня из мыслей.

— Почему? — не поняла я.

— Я дочь комендантши. Ну, которая Мими. Со мной поэтому и не общается здесь никто, — говорила она все тише и тише, опуская голову вниз.

— И что? А я здесь вообще никто. Что за стереотипный мир? Я ожидала лучшего…

— Какой? — удивилась рыжая.

— Дорогая Тора, мне глубоко плевать, кто твоя мать. Ты хорошая девчонка и единственная нормальная из всех, кого я здесь повстречала. Поэтому даже не думай, что так просто отделаешься от меня.

Тора рассмеялась. Я впервые увидела, что она улыбается.

— Я принесу твою книгу, — сказала она, улыбаясь. Девушка поставила на скамейку стопку моих учебников и выбежала на улицу. Вскоре вернулась и мы продолжили путь до моей комнаты.

— А кто эта маркиза такая? — раскладывая учебники на полку, спросила я. Тора устроилась на кресле и рассматривала телефон, который я ей показала, чтобы впечатлить.

— Бейнс Беранже, — отвлеклась от телефона Тора. — Потенциальная невеста нашего принца, но ходит слух, что у него возможен династический брак с принцессой соседнего государства. У них с принцем здесь, вроде как, любовь. А отец Бейнс — советник короля.

Я досадно поджала губы.

— Вот как. Ну, если отрубят мне голову, не поминай лихом.

— Ты что?! — воскликнула Тора. — У нас давно отменены подобные казни!

— Да? А какие есть?

— Ну, — задумалась рыжая. — Могут в темницу посадить, оштрафовать, лишить титула, а могут наказать ударами плетью.

— Гуманненько, — фыркнула я, услышав последнее наказание. — А за что можно получить наказание плетью?

- Поскольку это расценивается, как насилие, его могут применить к самым жестоким преступникам. Или, например, тебя садят за какое-то небольшое преступление на год в темницу. Или на десять световых дней. Ты можешь выбрать удары плетьми, но нужно подписать соответствующие бумаги, что ты сам выбрал это наказание.

— А у вас вешают людей?

— Угу, — кивнула девушка. — Обычно только государственных изменников.

Я устало присела на кровать, держа в руке пыльный учебник для детей. Досадно посмотрела на обложку. Как же мне хочется просто взять и впитать все эти знания, а не читать всю ночь напролет.

— Грустишь из-за того, что оказалась в нашем мире? — аккуратно поинтересовалась Тора.

- Есть такое, — кивнула я. — Но я не унываю. Воспринимаю это, как большую возможность посмотреть другой мир, о существовании которого в моем даже не подозревают. Это удивительно и даже несколько безумно! Пожалуй, я бы даже расстроилась, если бы меня отправили сразу, как только я об этом попросила.

Мы замолчали. Я посидели немного, обдумывая свои слова. А ведь действительно: до того, как Тора у меня спросила о моем отношении к перемещению, я даже не смотрела на это с такой стороны. Эти слова вырвались у меня сами по себе и эта мысль мне очень понравилась.

— Ты заметно отличаешься от нас.

— Чем же?

— Ну, не боишься маркизу. И принца. И вообще, мало кто из девушек у нас будет вести себя так, как ты.

— А так — это как?

— Ммм… Открыто. Дерзко. Ты будто бы ничего и никого не боишься. Нам с детства прививают уважение к тем людям, кто по званию выше тебя. Я, например, даже боюсь смотреть в сторону графов, принца и маркиз. Да вообще в сторону всех, кто имеент титул, я ведь обычная девушка.

— В этом и есть вся ваша проблема, — усмехнулась я. — В моем мире очень редко смотрят на титула и звание.

— И все-таки смотрят? — ехидно заметила она.

— Смотрят. Но все больше в нашем мире побеждает толерантность.

— А?

— Ага. Толерантность — это когда плевать ты хотел, какой перед тобой человек и какой у него титул. Если ты хочешь его любить или дружить с ним, ты будешь это делать, несмотря на мнение общественности.

В комнате появилась Мими, напугав меня и Тору. Мы обе подпрыгнули от неожиданности.

— Госпожа Мими! Вы меня напугали!

— Мама! — воскликнула Тора, хватаясь за сердце.

— Что ты здесь делаешь? — строго спросила мать у дочери. А потом переключилась на меня. — Адептка Гвиницелли, вас вызывает ректор.

— Началось, — закатила я глаза, тяжело поднимаясь с кровати.

Распрощались мы с Торой около ее комнаты. Девушка пожелала мне удачи, ведь мы обе понимали, в чем причина его вызова.

Дошла я до кабинета за десять минут. Они казались безумно долгими и очень нервными. Я уже представила, как меня выгоняют из академии и я становлюсь самой настоящей нищенкой: без крыши над головой, без будущего, а судьба моя — умереть в подворотне. И вот массивная, деревянная дверь и табличка с короткой надписью: «Ректор». Расправила плечи, закрывая весь свой страх на замок и постучала.

— Входите, — послышалось за дверью.

— Здравствуйте, ректор Деборд, — робко сказала я. Ноги подкашиваются от страха.

— Здравствуй. Присаживайся, — мужчина стоял ко мне спиной и раскладывал бумаги с разные стопки.

Я послушно села, сложив руки на коленях, как самая прилежная ученица. Молча ждала, когда ректор закончит. Он не заставил себя ждать и присел напротив меня за свое рабочее кресло.

— Шуму вы, адептка, навели в первый же день учебы, — спокойно произнес ректор, но меня пробрало от его голоса. — Надо же, поругаться с маркизой, дочерью советника короля! — сказал он несколько восхищенно. А потом вновь стал серьезным. — Ходишь по краю, Кристалл. Оскорблять высокопоставленных особ очень опасно не только для твоего положения, но и для любого нижестоящего человека. И если бы ты была не интересна королю, мне пришлось бы тебя исключить. Маркиза уже нажаловалась отцу, выдала связь ее подруги с принцем, вывернула эту историю так, что она — самое пострадавшее лицо, а ее потенциальный жених оказался изменщиком. Ну а вы, адептка Гвиницелли, оскорбили бедную девушку самыми последними словами и посмели ей дерзить.

Я слушала, не перебивая. И когда ректор закончил, все же решила немного внести ясность.

— Никто ее не оскорблял! — возмущенно воскликнула я. — Она сама мне жизни не дает, я вообще не понимаю, что я ей сделала! Я просто защищалась!

Ректор рассмеялся и жестом попросил меня замолчать.

— Я верю тебе. Но я не могу перечить королю и вынужден попросить тебя впредь следить за своими словами и за поведением. Задирают они тебя? Просто промолчи. Думай, о чем угодно, но молчи. Тебе же лучше. Вряд ли король захочет иметь дело с девицей, которая не чтит наших законов. Даже с иномирянкой, которая так ему интересна, — он проникновенно посмотрел на меня.

— Я поняла, — пробурчала, опустив голову.

— Очень рад, что ты смышленая, — он откинулся на спинку кресла. — Как первый день? Как учеба?

— Пока не поняла, как учеба. Знаю, что ничего не знаю. Взяла учебник для детей, чтобы хоть как-то вникнуть во все это. Но голова кругом, если честно, — устало рассказала я.

— Ты молодец. Если сама не вникнешь, никто не сделаем это за тебя самостоятельно. Правильно, что взяла этот учебник — он действительно поможет тебе начать понимать, о чем говорят профессора. Со временем поймешь, где возникают трудности и можешь попросить дополнительные занятия. Через неделю, после вводных занятий, у вас будет определение магии. будь морально готова ко всяким сюрпризам, она может и не проявить себя сразу. Так, — ректор нахмурил брови и взял в руки какой-то листок. — Судя по расписанию, у вас завтра вводное занятие по боевой магии и искусству бою.

— Два в одном? Искусство боя, типа, мы будешь сражаться не магией? — уточнила я с кривой улыбкой. Ректор усмехнулся, не вникая в мои иноземные словечки.

— Да. Просто лекция, через неделю будет практика и расписание изменится. Я хочу предупредить, — голос ректора стали низким, он чуть пододвинулся ко мне, а я, внимая его загадочный тон, опустила голову и подвинулась ближе, чтобы уловить все, что он скажет. — Преподаватель по боевым искусствам очень… — Деборд нахмурился, подбирая слово. — … требовательный. И своеобразный. Может оскорбить.

— Что, даже маркизу? — не преминула поддеть я.

— Даже ее, — серьезно кивнул ректор. И пояснил: — Звание адептов для преподавателей неважно. Как же из него можно вырастить хорошего мага, если не держать в узде?

— Логично, — согласилась я. — Однако, двояко. Тогда бы уж вообще на территории академии запретили все эти звание, а то жить невозможно. Отличные ребята должны прятаться по углам, если маркиза шествует по коридору. Ну где такое видано?!

— Мы обязательно учтем твои пожелания, — кивнул ректор, тем самым давая мне понять, чтобы я замолчала. Что я и сделала, опустив голову.

— Я поняла. Маркиза молодец, я не очень. Буду молчать и впитывать все оскорбления, а потом повешусь от депрессии.

Ректор рассмеялся.

— Ты удивительная! — весело произнес он. — Впервые встречаю такую девушку! Очень надеюсь, Кристалл, что ты все поняла, — уже серьезно сказал ректор. — А теперь иди.

— Спасибо, — склонила я голову. — Всего доброго.

Ректор удивился сказанному, но виду не подал.

— Пусть оберегает тебя всемогущая Атена, — ответил он мне.

Теперь удивилась я и даже остановился с полуоткрытой дверью.

— Что?

— Я думал, мы обмениваемся пожеланиями, — пожал он плечами.

— Нет, — рассмеялась я. — Это я так с вами попрощалась! А кто такая Атена?

— Наша Богиня. Попрошу уважительнее к ней.

— Конечно, — примирительно подняла я руки. — Атена с вами, — склонила я голову и быстро закрыла за собой дверь. Послышался смех ректора и я тоже улыбнулась.


Я не стала читать учебник для детей всю ночь. Благоразумно разделила его на две части: на сегодня и на завтра. Лучше быть выспавшейся и готовой к новым ударам судьбы, нежели не выспавшейся размазней. Утром я долго смотрела на брюки и пыталась понять, надевать их на сегодняшние лекции или нет. Если по боевому искусству не будет практики, значит, нужно надеть юбку. А если он решит, что будет практика? Ведь ректор предупреждал, что этот профессор своеобразный.

И решительно вытащила юбку. Радостная подбежала к зеркалу: сегодня меня ожидала косметика, которой со мной поделилась добрая Тора. Я пообещала обязательно возместить ей ущерб и подруга не стала сильно отказываться. Это были не привычные для меня карандаши для глаз, а просто краска с твердой текстурой, чем-то похожая на масляные тени. Туш для ресниц приятно удивила: черная, более густая краска и маленькая кисточка с зубчиками. Помадой я никогда не красилась, только на праздники и красной. Мне повезло: от Торы мне досталась красная.

Взяла свою сумочку и вышла из комнаты, заперев ее на три оборота. В столовой взяла обычный завтрак и села за свой столик. Напротив разместилась сонная и непричесанная Тора. Я хмуро осмотрела ее вид и сокрушенно покачала головой. Надо что-то с этим делать, неужели она всегда так ходит?

— Что? — буркнула она с набитым ртом.

— Фто, — перекривляла ее я. — Всегда не причесываешься?

— Если причешусь, волосы превратятся в гнездо.

— У меня тоже кудрявые. Просто нужно уметь ухаживать за ними. Уверена, в ваших магазинах найдутся косметические средства для волос. Мы обязательно что-нибудь подберем, — подмигнула я подруге.

— Можно подсесть? — послышался голос. Мы дружно обернулись и уставились на черноволосую девчонку с подносом в руках.

— Привет, Риз, — поздоровалась рыжая. — Конечно.

Риз присела рядом со мной. Ее движения были какими-то рваными, глаза лихорадочно бегали. Я не стала спрашивать, что ей нужно, поэтому молча продолжила завтракать.

— Я не могу больше терпеть, — прошептала Риз себе под нос и пододвинулась к нам. — Все говорят о твоей вчерашней ссоре с маркизой. Ты просто звезда! Давно у нас не было чего-то веселенького. А чтобы опустить маркизу и выдать любовницу принца? Да тебя боготворит теперь большая половина академии! — говорила девушка с блеском в глазах. Тора настороженно посмотрела на меня. Я же аккуратненько обернулась: все, кто глазел на меня, тут же отвели взгляд и сделали вид, будто и не смотрели на меня сейчас.

— Вот как, — фыркнула я. — А ты чего пришла? — спросила я напрямую.

— Мы подруги, — пояснила Тора. — Ты не заметила, но в большом зале я сидела вместе с Риз.

— А, — протянула я. — Ну, подруги Торы — мои подруги. Кристалл, — протянула я ей руку.

— Риз, — вдохновленно произнесла девушка, пожимая мою руку.

Значит, все обо мне говорят? Боготворят? Восхищаются? Ну-ну. Посмотрим, что вы будете делать, если в очередной раз эта самая маркиза решит свести со мной счеты.

Первая пара проходила в оранжерее. Преподавала наш куратор. Это помещение потрясло меня до глубины души: мы словно находились в стеклянном куполе. Я присмотрелась — так оно и есть. Это был большой, стеклянный купол, пристроенный к стенам академии. Здесь росли тысячи видов магических и не магических растений. Некоторые из них используются в приготовлении зелья, а некоторые — противопоказаны для такого колдовства. Они могут быть очень похожи по виду и названию, поэтому нужно быть очень внимательными. Профессор Кастро буквально жила в этой оранжерее, впервые я встретила профессора, у которой горят глаза, когда она рассказывает о своем предмете. Мы записали небольшую лекцию, рассмотрели пару растений, посмеялись, когда большой и, как оказалось, очень плотоядный цветок чуть не съел одного из моих одногруппников, а потом прозвенел звонок.

— Ну вот, никогда не успеваю! — всплеснула руками профессор. — Домашнее задание: выучить лекцию, буду спрашивать! А тебя, Джо, отдельно расспрошу о том, почему нельзя приближаться к этому цветку.

— Но я даже не знаю его названия! — возмутился Джо с галстуком набекрень. Я тихо посмеялась в ладошку.

— Вот и узнаешь, — мило улыбнулась ему профессор.

Следующая пара — яды и противоядия. Встретил нас дедушка с длинной седой бородой, которого однажды я встретила возле общежития. Он был также увлечен своим предметом, как и профессор Кастро. Я заслушалась. Лекция была вводная, но тем не менее полезная. Например, не стоит принимать из рук человека, которому ты не доверяешь или вообще его не знаешь ни предметы, ни еду, ни напитки. Я вспомнила маркизу и представила, как она в роли злой колдуньи из «Белоснежки» протягивает мне яблоко. Магистр ядов и противоядия пообещал нам, что на протяжении всей учебы мы только и будем заняты тем, что варить яды и противоядия к ним. На ближайших выходных попросит для нас пропуск, чтобы мы купили себе котелки.

— А вы — Кристалл Гвиницелли? — обратился старик ко мне, поглаживая свою бороду. Я тут же встала и кивнула.

— Да, магистр Капелли, — ответила я.

— Позвольте поинтересоваться, нравится ли вам у нас?

— Непривычно, но интересно, — улыбнулась в ответ.

— Рад слышать, — кивнул магистр. — Присаживайтесь. Мне будет интересно разузнать у вас о ядах вашего мира.

Я тут же замолчала, с досадой понимая, что не сильна в ядах из моего мира. Придется либо выкручиваться, либо врать. А врать не хотелось…

Началась перемена. И в нашем случае она нам была дана для того, чтобы мы перешли из основного здания академии в тот спортзал, где я глазела на какого-то мужчину. Сопоставила факты и поняла, что наверняка это был магистр боевых искусств.

— Страшно-то как, — пискнула с одной стороны Риз, кусая губы. Я покосилась на нее.

— Чего боятся? — недоуменно спросила я. Увидела скрытую улыбку Торы.

— Так Резерфорда. Говорят, он может начать свой урок, метнув кинжал в адепта.

— Ух, страсти какие! — рассмеялась я. — Ключевое слово — «говорят».

— А?

— В смысле, не верь слухам, пока сама не проверишь. Вряд ли он будет калечить адепта. Кстати, нам не нужно было переодеться в брюки? — я посмотрела на наши юбки.

— Вряд ли, это же вводная лекция… — неуверенно сказала Тора.

Адепты были веселые. Слышался смех, все обсуждали вводные лекции и делились своим впечатлением.

— Кстати, — послышался голос Джо. — Слышали о знаках?

— О каких? — спросил у него кто-то.

— Ну, говорят, появилась группа людей, фанатики, которые верят в возвращение истинного короля и рисуют везде его символ.

— Бред какой-то, — фыркнули в ответ.

Ребята продолжили обсуждать, но чем ближе мы были к этому зданию, тем тиши становились голоса.

Мы всей группой зашли в обитель оружия, пота и силы. Я каждой клеточкой своей кожи прочувствовала, насколько мощная и опасная здесь энергетика и что далеко не просто так здание, где проводятся эти занятия, стоит отдельно от академии. Как только мы вошли, смешки и разговоры стихли. Слишком тихо было в спортзале (так я его окрестила) и говорить что-то оказалось очень неуютно. Мы расселись на длинной лавочке, которая уместила все тридцать человек. И стали смирно дожидаться магистра. Я косо глянула на Риз, которая нервно покусывала губы.

— Ты в обморок не упадешь? Хватит так нервничать!

Девушка растерянно глянула на меня и вновь посмотрела перед собой. Я лишь вздохнула и покачала головой. Из двери показался мужчина. Тот профессор со шрамом, которого я увидела в большом зале. И мое сердце екнуло. Опустилось прямо в пятки, а дыхание участилось. Я крепко сжала сумку, взглядом провожая мужчину, который уверенным шагом прошел на середину зала и встал, заложив руки за спиной.

— Встать, — сказал он.

Мы тут же подскочили со своих мест и вытянулись по струнке. А у меня от его глубокого, низкого голоса пошли мурашки по коже. Я сразу вспомнила его: «Пойдешь», а дальше — темнота. Так значит, это он меня вырубил, когда я появилась в академии! Украдкой осмотрела мужчину с ног до головы. Однозначно, это был он. Тот, за которым я наблюдала из окна. Его мощная фигура вызывала большой интерес. Или это только у меня?..

— Милые дамы, почему без формы? — обратился он к нам. Все молчали, опустив голову.

— Мы решили, что лекция будет вводная и форма сегодня не понадобится, — взяла я на себя смелость. Но голос предательски дрогнул.

— Вот как, — хмыкнул магистр. — Вы принципиально игнорируете свод правил? Значит, сегодня будете заниматься без формы. Начнем с самого бесполезного — с лекции. Присаживайтесь.

Мы облегченно опустились на скамейку и во все глаза уставились на мужчину. Он поставил стул спинкой к нам и сел на него. Задумчиво осмотрел нас всех. Я отчаянно желала, чтобы его взгляд задержался на мне, но этого не произошло. Зато заметила, какие удивительные, зеленые глаза у магистра.

— Мое имя Этан Резерфорд. Для вас — мастер Резерфорд. Не магистр, не учитель, а именно мастер. На парах по боевой магии мы будем изучать боевые заклинание и практиковаться в них. На парах по боевому искусству я буду обучать вас обращению с холодным оружием и рукопашному бою. Настоятельно рекомендую всем, а особенно дамам, запастись мазями от ушибов и синяков. У наших лекарей есть запасы, но на всех не хватит. В крайнем случае я поделюсь. В моих же интересах, чтобы вы не щеголяли с синяками после занятий со мной, — мужчина замолчал.

А я еле сдержалась, чтобы не запищать. Это что? Взрыв моих гормонов? Я смотрела на его сложенные на спинке стула руки. Натренированные, даже сквозь одежду видны его мышцы. Голос — спокойный, глубокий, такой бархатный и низкий. Посмотрела на Тору: она была более, чем серьезна. Я вновь обратила внимание на магистра и встретилась с его взглядом. Тут же стушевалась и опустила глаза.

— Не знаю, о чем еще можно говорить на вводной лекции… — задумчиво протянул мужчина. — Ах, ну да. С завтрашнего дня ваше утро будет начинаться в семь утра с пробежки. Она будет длиться всего десять минут, но и этого достаточно.

Я подняла руку прежде, чем успела подумать. Резерфорд вопросительно кивнул, давая понять, что слушает меня.

— А почему только десять минут?

Со стороны адептов послышались возмущенные шепотки. Тора дернула меня за рукав, а Риз пнула по ноге.

— Вы не одни у меня. Мне нужно провести пробежку у всех курсов академии. Поэтому на каждого — по десять минут, — вежливо объяснил мужчина.

— А, спасибо, — кивнула и опустилась.

— И начнем мы прямо сейчас, — с ухмылкой произнес мастер, вставая со стула. — Придется вам бегать босиком.

Я машинально опустила взгляд на свои туфли и потерла пол носками.

Через десять минут мы все стали изнывать. Не привыкшие к таким нагрузкам, адепты почти валились с ног, а магистр не разрешал останавливаться даже на секунду. А мотивация — плюс пять минут к бегу.

— Стоп, — сказал он, посмотрев на свои наручные часы. — Слабенько, адепты. Очень слабенько. Берите мечи. Поскольку с магией вы еще не разобрались, начнем с простого. Покажу вам правильную стойку.

Я стянула с себя пиджак и галстук. Девушки, наблюдающие за мной, последовали моему примеру. Тут же стало прохладнее. Помахала на себя рукой, имитируя веер, и чуть отодвинув рубашку, подула на потное тело. Потом дождалась, когда толпа разойдется и одна из самых последних подошла к мечам. Остановилась напротив большого и красивого. Благодаря отцу я немного в них разбиралась, а здесь была видна мастерская выковка. Меч висел посередине, блестел в лучах, попадающих в здание из окон. Рассмотрела витиеватый рисунок, слегка склонив голову набок. И решительно потянулась за ним. Вздрогнула, когда мужская рука со шрамом ухватилась за его рукоять.

— Понравился? — послышался рядом голос мастера. Я испуганно посмотрела на него, но тут же взяла себя в руки.

— Да. Отличный меч.

— Разбираетесь? — с интересом спросил Резенфорд. К собственному стыду я стеснялась смотреть прямо ему в глаза, поэтому быстро опустилась на корточки к мечу попроще.

— Совсем немного, — ответила поспешно. Схватилась меч, который оказался тяжелее, нежели я думала, и пошла к другим адептам.

— Итак, — мужчина вновь вышел на середину. — Постарайтесь повторить за мной, — в голосе проскользнула насмешка.

Он показал позу, которую мы все постарались повторить. Издевательством было то, что он решил обойти каждого из нас и исправить ошибки. А мы обязаны ждать и не шевелиться. У меня начали ныть руки, казалось, что я не выдержу и меч вот-вот вывалится. Тело задрожало от сильной нагрузки, я почувствовала, как капля пота пробежала по щеке и шее.

И наконец он подошел ко мне. Встал сзади. Я почувствовала жар его тела и сладковатый запах с горчинкой. Сугубо мужской запах, который понравился мне до головокружения.

Вздрогнула, когда почувствовала, как его горячие пальцы прикоснулись к моего локтю, поднимая его выше.

— Острие может быть направлено немного книзу или кверху, обычно оно направлено в лицо оппонента, — пояснял он мне практически на ухо. — Адептка, вы так дрожите. Что же вы все такие слабые? — досадно произнес мастер, слегка помассажировав мне на руку. Я чуть не выронила меч, но вовремя перехватила его. — Вот так, — похвалил Резенфорд, когда я из последних сил взяла себя в руки и встала в ту стойку, которую он требовал от меня. — Можете расслабиться.

Я облегченно выдохнула, аккуратно опуская меч на пол рядом с собой. Прикрыв глаза, стала разминать затекшие руки и спину. И украдкой наблюдала за магистром, который показывал стойку оставшимся девушкам. А я уже придумала, что он ко мне единственной так прикасался…

— В следующий раз — все по форме. И зайдите к комендантше, она обязана выдать вам спортивную форму для завтрашней пробежки. Мечи сложите туда, откуда их взяли.

Посмотрела на адептов, которые вяло потянулись к стойкам. Решила вновь дождаться, когда все разойдутся, чтобы не толкаться. А еще тлела надежда, что мастер подойдет со мной поговорить.

Подошла одна из последних, когда бурчащие адепты расходились. Увидела, что Тора и Риз остановились у выхода и стали ждать меня. Я опустилась к стойку и поставила меч. Почувствовала, как мимо меня прошел мастер и скрылся в своем кабинете. Досадно выдохнула, а потом встряхнула головой. Это ты еще что придумала? Злая на саму себя я схватила свой пиджак, сумку и галстук. Быстрым шагом дошла до подруг.

- Идем, — улыбнулась я им, скрывая свое разочарование.


Бал

Пробежки в семь утра — сущий ад. Особенно в сочетании с дождем. Какой бы сильной я не хотела казаться, а еще лучше — быть, в первый день пробежки мне стало плохо, как и еще нескольким девчонкам. Почувствовала, что тошнит, а потом вывернуло наизнанку. Успела добежать до кустов. Хотя бы так, а не при всех. Думала, сейчас будут смеяться, но еще пять девчонок меня поддержали под деревцем, а другие просто нас жалели. Парни хихикали в сторонке, кто-то равнодушно скользнул взглядом и не придал значение случившемуся.

Мастер возвел глаза к небу и подошел к нам.

— Ну что случилось? — спросил он.

Я поспешно отвернулась, вытирая губы, чтобы он не увидел меня в таком состоянии. Стало невыносимо стыдно и я, не оборачиваясь, быстро пошла в сторону общежития.

— Я вас разве отпускал? — послышался холодный голос сзади. Обращаются, конечно, ко мне. Остановилась и прикрыла глаза. Втянула воздух и обернулась к мастеру.

— Извините, мне стало плохо, — смотря прямо в глаза Резерфорду, произнесла как можно равнодушнее.

— Вы нарушили дисциплину, адептка. С этого поля вы не имеете право уходить без моего разрешения. Еще пять кругов.

— Что?! — возмущенно воскликнула я и мигом прикрыла рот под суровым взглядом преподавателя. — Пять, так пять, — фыркнула и побежала трусцой. — Если мне снова станет плохо или я опоздаю на занятие, скажу, что мастер Резерфорд заставил меня, больную и немощную, бежать.

— Договорились, немощная, — усмехнулся он в ответ. — А побыстрее нельзя?

— Неа, — отрицательно покачала головой и назло ему стала бежать еще медленнее. — Мало ли, что может произойти. А вдруг я в обморок грохнусь?

Моя группа уже ушла. Тора и Риз попрощались, помахав рукой. Следующий, последний курс, тоже отбегал свое, а мне оставалось два круга. Я бежала медленнее, чем если бы шла пешком. Поле здесь было просто огромное, с нашими школьными или университетскими не сравнится. Думаю, если можно сравнивать с большим футбольным, хотя в этом я не сильна.

Рядом стал идти Резерфорд. Я косо глянула на мастера.

— Вы решили меня отпустить? — с надеждой спросила я.

— Стало интересно, насколько медленно вы бежите. Мой прогулочный шаг, адептка, — насмешливо отозвался он.

Я развела руками и хитро улыбнулась.

— А я предупреждала.

Вновь косо посмотрела на идущего рядом мужчину и невольно залюбовалась: на его лице играла легкая, непринужденная улыбка. Мастер был значительно выше меня, от него веяло силой и уверенностью. Словила себя на мысли, что совсем перестала замечать его шрам на лице.

— Если думаешь, что я отпущу тебя раньше, то зря надеешься.

— Остался один, мастер. И заметьте: я сделала все, чтобы мне снова не стало плохо.

— Я заметил, — кивнул Резерфорд. — Похвальное решение. Пожалуй, поставлю тебе пять очков.

— За что? — удивилась я.

— За тактику, — мастер усмехнулся, посмотрев на меня. Я стушевалась и посмотрела вперед, слегка покраснев.

— Спасибо.

Я попрощалась с ним, когда пятый круг подошел к концу. У меня оставалось пятнадцать минут до начала урока, и я отчаянно пыталась успеть, поэтому прибереженные силы понадобились мне для уже быстрого бега до общежития и ускоренного душа. И все равно опоздала на пять минут, но оправдалась тем, что Резерфорд задержал. Профессор зельеварения хмуро посмотрела на какую-то деревянную, резную дощечку и удивленно приподняла брови.

— Да-да, вижу, тебе Резерфорд поставил пять очков. За что, если не секрет?

— Сказал, за тактику, — пожала я плечами.

Но через пару дней десять минут пробежки уже не казались такими ужасными. Мне все еще было тяжело, но уже не становилось плохо.

Академия шумела. Все обсуждали предстоящий бал, который пройдет в следующую субботу. Как нам и было объявлено ранее, чествовать в первую очередь будут первокурсников. Прибудет сам король, который желает посмотреть на чудо иностранное. То есть — на меня. Это заставило меня немного понервничать, но потом я решила для себя, что это всего лишь небольшая встреча с королем, которому интересно пообщаться с девушкой, прибывшей в его государство из другого мира.

— Так, девочки, у вас готовы платья? — поставив поднос с обедом на стол, перешла я сразу к делу. Риз и Тора скучающе посмотрели на меня и вернулись к трапезе. — И?

— Ну готово, готово, — закатила глаза Тора.

— Ты не хочешь идти? — сразу поняла я причину ее недовольства.

— Не особо… — нехотя протянула рыжая.

— Это почему? — не унималась я.

— Ну, там надо танцевать…

— И?

— Ну как ты не понимаешь! — вспылила Риз и на нас обернулось пару человек.

— Не понимаю, — сложила я руки на груди.

— С мужчинами, — понизив голос, произнесла Риз, словно это было что-то запрещенное. Я хихикнула, подумав, что она шутит. А потом поняла, что говорит девушка вполне серьезно.

— У вас танцы с мужчинами под запретом?

— Отец не одобрит подобного поведения. Богиня будет гневаться, если чужие мужские руки прикоснуться ко мне до брака, — словно монашка, отчеканила девушка. Я перевела взгляд на Тору, которая уткнулась носом в свою тарелку.

— Твой отец — священник? — неуверенно предположила я.

— Жрец Богини Атены, — подтвердила мои слова Риз.

— А как же ты собираешься ходить на уроки к мастеру Резерфорду?

— Это другое! — вспыхнула Риз.

— Поняла, — примирительно подняла руки. — Хорошо, ты можешь не танцевать с мужчинами, но надеть красивое платье твоя вера тебе не запрещает? И немножко подрыгаться, — я заерзала на месте, изображая танец.

— Что сделать? — нахмурила Риз брови. — Кристалл, твои иноземные слова вводят меня в заблуждение!

— Потанцевать, — усмехнулась я. Риз понимающе кивнула и задумалась над моими словами. — Ну а у тебя какое оправдание? — обратилась я к Торе. Она не подняла на меня глаза и продолжила есть суп. — Дай угадаю: рыжие волосы и веснушки?

Сказала и поняла, что сглупила. У Торы мгновенно изменилось лицо, она посмотрела на меня, как на предательницу. Резко встала из-за стола и ничего не говоря, пошла к выходу.

— Постой! — воскликнула, подскакивая следом за ней. Я схватила рыжую за руку, заставляя остановиться. — Тора, прости. Я совсем не слежу за своим языком, я не хотела тебя обидеть. Просто очень хочу, чтобы такая симпатичная девчонка перестала себя стесняться. Прости, давай не будем ссориться?

Тора хмуро посмотрела на меня, видимо, раздумывая: прощать меня или нет. Понимая, что ситуация не очень хорошая, я решила разрядить ее своей виноватой физиономией. Подруга рассмеялась.

— Ладно. Только больше так не шути.

Мы вернулись на свои места.

— Значит, план таков: на выходных идем в город и покупаем себе красивые платья и все необходимые принадлежности. Я должна разузнать, что у вас здесь есть для волос, чтобы сделать прическу, — мои глаза заблестели от предвкушения.

— У нас есть магия, — тихонько предложила Тора.

— А ты умеешь ею пользоваться? — я скептически выгнула бровь. — Может, не будем рисковать?

— Да. Не будет, — немного подумав, ответила Тора.

Мое внимание отвлек Резерфорд. Он галантно пропустил вперед профессора Кастро, нашего куратора и зашел следом. Блондинка ему мило улыбалась и что-то щебетала, он поглядывал на нее равнодушно.

Я нахмурилось, а сердце предательски сжалось. Их что-то связывает? Они вместе? Или, может, она ему вообще жена?

— Смотрите, кто здесь, — тут же зашептались девчонки.

— А что не так? — как можно равнодушнее поинтересовалась я.

— Он обычно не заходит в столовую, только в редких случаях. А тут еще и с Амалией явился.

— Их что-то связывает? — спросила невзначай.

— Да вроде нет, — прожала плечами Тора. — Просто коллеги. Мама говорит, что в принципе за пять лет его преподавания здесь не замечала, чтобы он был с кем-то в отношениях.

— А почему к мастеру относятся так? — наблюдая за тем, как он садится за стол с чашкой, поинтересовалась у подруг.

— А, ты же из другого мира, совсем забыла, — отмахнулась Риз. — В общем, — тут же понизила голос сплетница и пододвинулась ко мне ближе. — После переворота он стал служить новому королю. Был фактически его правой рукой, главнокомандующий армией. Во время Великой Битвы сражался наравне со своими солдатами, его силе не было равных. Врагов поражала его выдержка. Говорят, после Битвы все его тело в шрамах. Он не останавливался ни на секунду, даже когда ему повредили глаз и нанесли удар по спине. Лишь когда почувствовал, что вот-вот упадет в обморок от потери крови, отступил. Этим же вечером наша страна взяла победу. Его наградили самыми высокими наградами, хотя, по сути, ему это и не нужны было: сам он герцог и имений у него — хоть отбавляй.

— И почему великий воин преподает в задрыпанной академии? — скучающе поинтересовалась, за что получила щелбан от Торы.

— Во-первых, в Высшей академии. А во-вторых, потому что новый король, сын прежнего, вступил на престол пять лет назад, когда старый король стал совсем плох. И решил распустить всех, кто прежде служил его отцу. Говорят, у них плохие отношения и старый король до последнего не хотел отдавать престол своему старшему сыну. Новый король, как только вступил на престол, сослал Резерфорда в Высшую академию, преподавать боевую магию и боевое искусство. Старый король до сих пор жив и, как говорят слухи, не сильно одобряет политику сына, но ничего не может сделать.

— Вот как, значит, преподавать в академии — равнозначно ссылке? Интересно, — я вновь слегка обернулась на мастера, который с холодным выражением лица слушал эмоциональный рассказ нашего куратора. Он не взял ничего из еды, лишь попивал свой напиток и изредка кивал. Наверное, прожженный воин был бы не лучшим в своем деле, если бы не почувствовал, как из всех присутствующих адептов за ним кто-то наблюдает. Мастер резко скосил взгляд на меня, а я испугалась и быстро отвернулась. Мгновенно покраснела, поджав губы. Безумно хотелось спрятать лицо в ладонях, но делать я этого не стала.

Как и обещал магистр Капелли, он выдал первому курсу пропуска в город, чтобы мы смогли купить себе котелки. Я не знала, что надевать в таких случаях, покидать пределы академии мне еще не приходилось. Решила, что надену свои джинсы — марать форму не хотелось. Еще вчера я забежала к ректору за обещанными деньгами, которые мне выделил король. Объяснила, что мне необходима одежда и платье на бал, а в их валюте я совсем не разбираюсь. Ректор отсчитал мне необходимую, по его мнению, сумму и благословил на покупки.

Адепты оборачивались на меня, с недоумением разглядывая мой иномирский наряд. Я старалась не обращать внимания, но получалось плохо. И эти взгляды меня уже не смущали, а скорее раздражали.

— Странные брюки, — вынесла вердикт Тора после некоторого молчания.

— Называются «джинсы». Очень удобные, между прочим. Хочешь, дам поносить?

— Упаси меня Атена! — открестились подруги.

Я рассмеялась.

Академия находилась на горе, почти на самом обрыве. Внизу — плескалось море. Чтобы дойти до ближайшей станции (про себя я назвала это остановкой), где останавливался их общественный транспорт, нам нужно было преодолеть некоторый путь. Они — привыкли, а вот я удивлялась. Спускались по горе мы относительно недолго и остановились около лавочки, где другие адепты ожидали транспорт.

— А на чем мы поедем? — спросила я у подруг.

— На карете, — недоуменно пояснила Риз. А потом отмахнулась от меня. — А, ты же не нашенская. А на чем вы ездите?

— Неважно, — улыбнулась я. Просто представила, как буду сейчас им объяснять, что такое машина и решила просто не поднимать эту тему.

Вскоре к нам подъехало несколько возниц со странными, длинными каретами. Я заглянула внутрь: здесь уместится около десяти человек. Первыми залезли мы с подругами. Тора объяснила, сколько я должна заплатить, и я отдала вознице монетку.

Тряслись мы часа пол. Я специально села около окна, чтобы рассмотреть местность получше. Сначала это был лес, который в принципе был похож на лес в моем мире. Правда, эти деревья казались мне более… сказочными и волшебными. Я буквально чувствовала, что они живые. А потом началось самое интересное: мы въехали в город. Высунулась из окна, с интересом рассматривая домишки и местных жителей. То, чего я опасалась больше всего, не случилось. Здесь не было грязи, а была аккуратно выложенная дорожка из камня. Дома от бедненьких с окраины вырастали в более ухоженные и богатые. Чем ближе к центру — тем богаче были дома. Встречались и трехэтажные особняки с большой зеленой территорией. Дома закончились, когда мы въехали на центральную аллею. К моему удивлению здесь был расположен большой, зеленый парк.

— А это?…

— Прогулочная аллея, — пояснила Тора.

— А-а… — снова уткнулась взглядом в окошко.

Дамы в длинных платьях, благо не в пышных, расхаживали под ручку со своими кавалерами. Я старалась вспомнить в учебниках по истории подобные наряды, но все равно здешнее одеяние отличалось, хотя и напоминало что-то средневековое.

Вспомнила, какое облегчение я испытала, когда узнала о наличии водопровода и горячей воды. И все равно, что это работает благодаря магии. Главное, что работает!

Нас высадили в самом центре, где располагались магазины с хорошей одеждой. Тора и Риз отговаривали меня, но я была непреклонна. Главный аргумент: я здесь новенькая, я хочу все рассмотреть.

Я ожидала увидеть большой торговый центр. Пускай и в средневековом стиле, но торговый центр, а не обычные магазины, которые подруги нарекли «торговыми лавками». Недалеко заприметила кафе со столиками на улице.

— А там мы поедим, когда купим себе наряды! — решительно заявила я и затолкала подруг в первый попавшийся магазин с платьями. И не ошиблась: здесь их было море. Да такие, что глаза разбегаются.

— Добро пожаловать в торговую лавку миссис Паолини! — с натянутой улыбкой поприветствовала нас торговщица, старательно не опуская взгляд на мои джинсы. Хотя я сразу увидела ее перекошенное лицо при виде моих штанов. Подруги вяло поздоровались, прячась за моей спиной.

— Здравствуйте, — добродушно ответила я. — Нам нужны платья для первого в жизни бала. Мы учимся в Высшей академии магических и боевых искусств. Сами понимаете, сам король прибудет… — произнесла пониженным голосом, словно выдала какую-то тайну.

— Понимаю, — кивнула торговщица.

— Примерная цена за красивое платье? — решила спросить прямо в лоб.

— Меньше, чем за две золотые, вы платье здесь не найдете.

Подруги засобирались уходить. Я тут же остановила их, прикинув, что в моем кармане от ректора лежит десять золотых, а каждая из подруг взяла по одному золотому. От меня не убудет добавить им на платье мечты.

— Выбираем, — улыбнулась я торговщице.

— Кристалл, что ты придумала? — зашипела мне на ухо Риз.

— У меня нет таких денег, — хмуро сказала Тора.

— Я добавлю. Считайте, что это мой вам подарок в честь знакомства. Хорошо? Вы ведь не хотите меня обидеть?

Девочки выбирали платья тщательно, да так, чтобы уложиться в те самые заветные две золотые. Рыжая Тора подобрала красивое платье из темно-зеленого бархата с золотистыми нашивками. Риз выбрала поскромнее, атласное темно-синее с воротником под горло. Ну а меня им пришлось ожидать еще около часа. Мне казалось, я перемерила весь магазин прежде, чем мне подобрали платье. Оно бело жемчужного цвета с накрахмаленной юбкой и глубоким вырезом. Он не был неприличным, как заявила мне Риз. Такой вырез я встречала у адепток на обычных платьях. Жемчужная, тонкая ткань была расшита нежными, весенними цветами. Я влюбилась в это платье и не хотела думать о том, что оно стоит целых четыре золотых. Тем более, что четыре — цифра маленькая для меня, а в этой валюте я совсем ничего не понимаю.

— А туфли у вас есть? — оглянулась я на подруг. Они быстро закивали и я решила им поверить. — А вот у меня нет, — их сияющие надеждой лица, что мы скоро уйдем отсюда, тут же потухли. — У вас есть? — обратилась уже к торговщице. — Можно не сильно дорогие, — теперь уже ее лицо перестало светиться.

Я подобрала туфельки белого цвета на небольшом каблучке и вскоре мы покинули торговую лавку. В кафе было решено не идти, а вот заглянуть туда, где продают нижнее белье, я подруг уговорила. И аргументы не надо было придумывать: у меня попросту не было нижнего белья.

К моему удивлению, здесь не было панталон, но и кружевным изысканным бельем этот мир не мог похвастаться. Стоило все относительно недорого, поэтому закупилась я так, чтобы чувствовать себя комфортно. Но потом, когда мы почти ушли, я увидела его… Такой комплект белья, которого даже в моем мире не встретишь. Словно завороженная, я подошла к нему и прикоснулась к тонкому, белому кружеву.

— А у вас глаз-алмаз, — ухмыльнулась торговка. — Его сплели феи, дали на пробу. Отдаю за половину золотого.

— Беру! — воскликнула я, вытаскивая монетки.

Купила одно простое платье на выход в город и тут же переоделась, чтобы не выделяться из толпы. Тут же почувствовала себя намного комфортнее, нежели в джинсах: больше нет косых взглядов и шепотков. Но джинсы аккуратно сложила в тряпичную сумку.

Котелки мы купили в лавке, предназначенной специально для нас — для адептов. Исполнила страшный сон Торы: все же завела ее в торговую, косметическую лавку. Попыталась разобраться в названиях и взяла то, что посчитала, может помочь нам с кудрями. То есть, всякие масла и бальзамы на травяных настойках. Не удержалась и купила «благовонии» — говоря на обычном языке, маленький флакончик духов. Пахли они по-весеннему сладко, примерно такой запах, которым я предпочитала пользоваться в своем мире. Правда, здесь он был каким-то… настоящим, без химических примесей.

Едва не опоздали на отходящий транспорт и со смехом запрыгнули в него. Приехали к шести, как раз тогда, когда по правилам академии мы должны возвращаться.

Я зашла в свою комнату и устало опустилась на кровать, бросив все покупки на кресле. Ужасно болели ноги и голова, но в принципе я была довольна сегодняшним днем. И город посмотрела, и платья перемерила, и даже красивое белье купила. Ужин решила сегодня пропустить и крепко уснула, даже не переодевшись.

Неделя прошла быстро. Предметы стали насыщеннее, а после того, как в конце недели пройдет ритуал по распознаванию в нас магии, учеба обещает стать еще более интересной.

Мастер Резерфорд гонял нас по полу каждое утро. Никаких казусов со мной больше не происходило. Я отчаянно желала сотворить что-нибудь такое, чтобы он меня заметил. Но в голову ничего не приходило, поэтому я просто украдкой наблюдала за мастером. Однажды даже испугалась своих собственных чувств к преподавателю. Заверила себя, что это не более, чем симпатия к красивому мужчине. Поэтому на уроке, когда мы снова изучали стойку с мечом и первые взмахи оружием, я закрыла свое сердце на замок. Получалось не очень хорошо. Каждый раз, когда ловила его взгляд на себе или когда мастер подходил слишком близко, подкашивались ноги.

И вот — наступила пятница. Сегодня у нас были отменены занятия и первый курс пригласили в большой зал, где и будет проходить своеобразный ритуал. Девчонки нервничали, а мне почему-то не было боязно. Я стала переживать лишь тогда, когда все началось. Нас вызывали по одному на середину зала. Мы становились в начерченный круг и он определял силу в нас. Желтый свет — значит, ты сладенькое звено. Зеленый — среднее звено. Красный — сильный. Черный — не знаю, у кого должен быть черный…

Сидя на лавке я кусала от волнения губы. Пробежала взглядом по собравшимся преподавателям: здесь были не все. Мастер Резерфорд, ректор и наш куратор. Остальным, как нам объяснили, здесь делать нечего.

Дошла очередь и до меня. Я быстро встала со своего места и подошла к ректору.

— Не переживай, — улыбнулся он мне.

— Не переживаю, — гордо заверила его я. Повернулась и резко вступила в круг. Крепко зажмурила глаза, боясь увидеть желтый свет.

— Хорошо, — послышался спокойный голос ректора. Я распахнула глаза и увидела зеленое свечение. Ну, уже хорошо, что не желтый. В глубине души я надеялась увидеть черный, но это лишь мечты. Откуда у меня, у девчонки с обычными родителями может быть большой потенциал? Хотя, откуда-то же взялся средний?

— А можно каким-то образом увеличить потенциал? — оглянулась я на комиссию. Увидела, как заиграли в гляделки ректор и мастер.

— Крайне редко встречаются такие смельчаки, — ответил мне Резерфорд. Я скользнула по нему равнодушным взглядом. Кивнула, поблагодарив за ответ.

— Зеленый сектор — это неплохо, Кристалл, — аккуратно начал ректор. Я улыбнулась ему, выходя из круга.

— Но это не красный сектор, ректор Деборд.

— Поздравляем, милая, — поспешила ко мне куратор. Посмотрев на приближающуюся ко мне блондинку я с ужасом отошла на шаг назад, надеясь, что она не полезет меня обнимать. Но женщина обняла меня. Неловко похлопав ее по спине, я аккуратно отстранилась и пошла на свое место.

— Ну ты устроила, — фыркнула Риз. Заметила, что Тора пнула ее по ноге.

— В чем дело? — нахмурилась я.

— В твоем выступлении. «А каким образом можно увеличить потенциал?» — перекривляла меня подруга. Я удивленно вскинула брови.

— Что плохого в стремлении быть лучше?

— Быть лучше кого? — фыркнула темноволосая. — Лучше принца? Ну ты замахнулась.

— Нет. Лучше для самой себя. Знаешь, что такое саморазвитие? Это когда ты хочешь стать лучше исключительно ради себя, а не ради кого-то там еще. Почитай книжки, а не молебен. Может быть, узнаешь для себя что-то новое, — развернулась, чтобы уйти, но злость клокотала внутри. Обидные для девушки слова вертелись на языке, но я не стала больше ничего говорить. Косо посмотрела на Тору, которая смотрела вперед себя и не вмешивалась в нашу перепалку. Не став никого звать на свою сторону, я просто развернулась и пересела на отдельную лавку. Некоторые одногруппники шепотом стали поздравлять меня с зеленым сектором, я улыбалась и поздравляла их в ответ. Вскоре все закончилось и я поспешила скрыться в своей комнате.

Захлопнула дверь и устало плюхнулась в кресло. Задумчиво уставилась в стену, размышляя над своим поведением, которое так зацепило Риз. Мне всегда было сложно найти хороших друзей из-за моего стремления к лидерству и быть лучшей во всем. Но, тем не менее, я не шла по головам и достигала всегда всего сама. Более того, я старалась помочь и своим друзей. Не без их немой просьбы, конечно. Просто замечала, когда моему другу нужна помощь. В итоге они все становились на тот путь, о котором мечтали, но не могли до него дотянуться. И дело не во влиянии и денег моего отца, — нет. Дело лишь во внутреннем стремлении и умении сделать правильный выбор.

Но бегать за кем-то я не собиралась. Эту девочку я знаю от силы неделю и все, что я знаю о ней — это то, что она жуткая сплетница и дочь жреца, которая всеми силами пытается удержать этот образ, но никак у нее это не удается. Вдруг подумалось, что хорошо, что девчонка проявила свой подленький характер сейчас. Осталось решить с Торой. Я решительно вышла из своей комнаты, привычно закрыла ее на ключ и постучалась в дверь к подруге. Рыжая поспешно ее отворила и пропустила внутрь.

— Пришла узнать, друзья ли мы еще с тобой.

— А почему нет? — удивилась она.

— Потому что ты подруга Рози, — развела я руками.

— Мне не очень понравилось поведение Рози на сегодняшнем ритуале. Мне она ничего не сделала, но ты ведь хорошая девушка и еще ни разу мне не навредила. Даже наоборот: сделала только хорошее. Тогда почему я должна переставать общаться с тобой, только потому, что Рози не понравилось твое поведение?

Я умолкла, удивленно глядя на подругу. А потом так растрогалась, что крепко обняла ее и шмыгнула носом.

— Если ты меня предашь, я не знаю, как выживу в этом мире! — всхлипнула я.

Рыжая тихо рассмеялась и обняла меня в ответ.

— Разрешаю завтра сделать с моей головой все, что тебе только вздумается, — шепнула она мне на ухо. Я радостно запищала.


Подготовка к балу началась с самого утра. Ладно, не с самого, а ближе к двенадцати дня. Я спокойно выспалась до десяти, позавтракала холодной кашей и остывшим чаем. Повариха наотрез отказалась мне разогревать еду. И потом, схватив в охапку все косметические принадлежности, с загадочной улыбкой заглянула в комнату к Тора. Та выглянула из-под одеяла и накрылась обратно.

— Уйди, троллиха, знать тебя не хочу, — бубнила рыжая.

— Не отделаешься, — захихикала в ответ, раскладывая баночки на полочке. — Давай, вставай. Я специально пришла пораньше, чтобы ты, в случае чего, помыть голову успела.

— В случае чего? — испугалась Тора.

— Угу, — невозмутимо кивнула я.

Этот случай не произошел. Тщательное изучение баночек пошло на пользу. Из очень кудрявых, непослушных рыжих волос я добилась красивых, волнистых локонов. Одну сторону мы закололи красивой, золотистой заколкой.

— Ух ты, — рассматривая свою прическу в зеркале, удивленно протянула Тора. — Не знала, что мои волосы так могут.

— Не знала, что я так могу, — устало парировала я, поглядывая на часы. Провозилась я с ней немалых три часа. А еще нужно накрасить ее и собрать себя. — Садись обратно, будет макияж тебе наносить.

— Что наносить? — ужаснулась рыжая.

— Краску на лицо, — закатила я глаза.

— М, — Тора закрыла глаза, а я принялась колдовать над ней.

Получилась вполне себе симпатичная девчушка. Да нет, даже красивая!

— Ты такая красивая, — восхищенно произнесла я, хлопнув в ладоши. — Смотри, не испорть все колдовство! Я пошла собираться.

Можно сказать, я почти повторила прическу Торы, что мне не понравилось. И поэтому решила заколоть волосы в незамысловатой прическе, а на лицо выпустить пару кудрявых прядей. Слегка припудрилась, подвела глаза более ярче, чем обычно и накрасила губы любимой красной помадой. Посмотрела на флакончик духов и брызнула их на волосы. А теперь самое сложное — надеть платье. Но сначала… Я открыла шкаф и достала восхитительное белье от самых настоящих фей! Просто не могла отказать себе в удовольствии надеть его под платье.

Через полчаса я, вместе с Торой, вышагивала по коридорам академии в большой зал, где с минуты на минуту начиналось торжество.

— Ты довольна собой? — строго спросила у подруги.

— Даже слишком!

— Это хорошо, — улыбнулась я.

Нам открыли дверь, ведущую в зал. Мы зашли и ахнули. Это был не тот большой зал, который я помнила. Он изменился до неузнаваемости. Я поняла, что не прогадала с платьем. Здесь все было в таких же нежных цветах. Запрокинула голову, чтобы рассмотреть потолок. Удивительно! Высокое, нежно-розовое небо с пушистыми облаками. Поняла, что все это время у меня был открыт рот.

— Это потрясающе! — с широкой улыбкой воскликнула я.

— Кристалл, ты такая красивая, — прошептала Тора. Я замерла, удивленно посмотрев на прослезившуюся подругу. — Мне никогда не стать такой, как ты.

— Какой, такой? — удивилась я.

— Такой открытой.

Я поджала губы и приобняла подругу. Мимо прошел официант, или как назвала его Тора — подавальщик, с подносом в руке, а на нем — бокалы с шампанским.

— У вас есть шампанское?! — удивилась я, принимая бокал. Тора улыбнулась мне и отпила немного. Я повторила за ней. Вкус, в принципе, почти ничем не отличался от нашего шампанского. Просто здесь оно было каким-то… настоящим.

Заиграла торжественная музыка. На возвышении появился ректор.

— Эй, Кристалл, — шепнул мне кто-то на ухо. Я резко обернулась: передо мной стоял парень-блондин из моей группы и обворожительно улыбнулся. — Приказано разбиться на пары. Будешь моей парой?

Я хотела ответить положительно, но вовремя осеклась и посмотрела на Тору. Которая уже нашла себе кавалера! Какая быстрая.

— Буду, — я вложила ему свою ладонь в его и посмотрела на ректора, который распинался в приветственной речи.

— … И сегодня большая честь для нас принимать в наших стенах короля и королеву нашей страны — Веррон и Аннабет Кьярини! — зал взорвался аплодисментами. Я посмотрела на короля и королеву. Оба брюнеты, у короля смешные усики. Следом за ним ступал Брайан с невероятно горделивым видом, словно он сам здесь король. — И их сын — кронпринц Брайан!

Король вышел вперед.

— Я приветствую всех адептов Высшей академии магических и боевых искусств, а в особенности — первокурсников. Уважаемые будущие маги, я желаю вам с гордостью преодолеть все трудности и препятствия на пути к великим свершениям. Впереди — много интересного. Не подведите королевство! Не подведите Высшую академию магических и боевых искусств!

Вдруг адепты изобразили живой коридор. И я поняла, что сейчас наш выход. Хорошо, что мы стояли с Марком почти самые последние и смогли подсмотреть, как нам следует идти. Откуда-то сверху посыпались лепестки розовых роз. Как банально и пошло. Но, в принципе, красиво. Торжественная музыка, обстановка и шампанское во мне располагали к моему хорошему настроению и широкой, счастливой улыбке. Сейчас я словно светилась от счастья, мне действительно было очень хорошо и весело. Мы шли, держась за руку с моим кавалером и приветливо улыбались окружившим нас адептам и преподавателям. У меня слегка задрожали руки, когда среди всех я увидела и мастера Резерфорда. Он наблюдал за нами с легкой улыбкой на лице и хлопал вместе с остальными. Мои щеки покраснели, когда он скользнул взглядом по мне. Сначала машинально, просто равнодушно. А потом поспешил вновь посмотреть на меня. Не знаю, зачем, но я улыбнулась и кивнула ему. Его лицо похолодело, и он отвел взгляд. Сказать, что мне было стыдно — ничего не сказать. Поэтому, когда приветствие первокурсников подошло к концу, я выпила залпом два бокала холодного шампанского и закусила алкоголь вкуснейшим сыром.

Вдруг почувствовала теплые руки на своей талии. Сердце забилось сильнее: это он? Со счастливой, совершенно глупой улыбкой я повернулась лицом к мужчине и тут же разочарованно выдохнула.

— А, это ты, — фыркнула я.

— Очень приветливо, — рассмеялся Марк. — Потанцуем?

— Давай, — махнула я рукой.

Танцы этого мира я танцевать не умела, но очень старалась. Из-за моих неловких попыток Марку было смешно. Сначала он честно сдерживал себя, а потом смеялся в голос вместе со мной.

Вскоре я устала и присела на мягкий диванчик. Незаметно для всех скинула туфли и спрятала их под длинным платьем. Опустила ноги но прохладный пол и блаженно прикрыла глаза. А потом осмотрелась: увидела маркизу собственной персоной и принца вместе с ней. С невозмутимыми, горделивыми лицами они исполняли какой-то из здешних танцев. Перевела взгляд в поисках той блондинки: она стояла где-то в стороне и поджимая губы, обиженно смотрела в сторону королевской парочки.

Постаралась найти ректора и короля, но никого из них не было. Видимо, никто не собирается сегодня со мной общаться. От этой мысли мне стало легко.

Нашла Тору, которая сегодня была просто неотразима. И дело не в ее внешних данных, а в том, как она преобразилась внутренне. У нее появилась уверенность в себе. Сегодня она не боялась рассмеяться над шуткой своего партнера по танцам, того самого Джо, которого чуть не съело опасное растение в оранжерее. И я искренне рада, что смогла ей сегодня раскрыться. Надеюсь, дело пойдет и дальше с таким же успехом. Глядишь, замуж удачно ее выдам? Хихикнула своим мыслям, я поискала взглядом еще одного человека — Риз. И увидела, что она косо посматривает в мою сторону. Как только наши взгляды встретились, она тут же гордо отвернулась, оправила свое платье и удалилась в толпу.

— Вы сегодня очаровательны, иномирянка, — голос, прозвучавший за спиной, заставил меня вздрогнуть. Сердце глухо застучало в висках и мне потребовалось много усилий, чтобы за секунду привести себя в чувство.

— Спасибо, мастер Резерфорд, — сдержанно ответила я и вновь отвернулась. — Вы сегодня без дамы? — вырвалось прежде, чем я подумала. Зажмурила глаза. Ну почему, Кристалл? Почему ты всегда говоришь, не подумав?!

— Я всегда без дамы, — пожал плечами мастер, опустившись на диван рядом со мной. — Я ведь могу присесть?

— Вы же не будете приставать? — хихикнула я.

Ох, Кристалл, замолчи, пожалуйста. И не пей больше шампанского.

— Конечно нет, Кристалл, — излишне серьезно ответил мне мастер, вгоняя меня в краску еще больше. — Я просто устал, а диванчики все заняты.

— Мне не нужны ваши объяснение, — как можно милее ответила я, стараясь не произнести эту фразу слишком дерзко.

Повисло минутное молчание. Я была натянута, как струна, сидя рядом с этим мужчиной. Я на него не смотрела, но ощущала всем телом его присутствие. Видела, как вальяжно и расслабленно он сидит, попивает какой-то крепкий напиток и наблюдает за танцующими адептами.

— А разве вы можете пить на работе? — вырвалось у меня.

— Сегодня я отдыхаю также, как и вы, адептка Кристалл Гвиницелли. За всеми вами наблюдает королевская стража.

Я обвела взглядом зал и ужаснулась: действительно, под стеночкой выстроился целый отряд стражников с суровыми лицами. И как я раньше этого не замечала? Украдкой я посмотрела на мастера и тут же отвернулась, поскольку он смотрел прямо на меня. Услышала его тихий смех и сжала кулачки. Быстро обулась и встала с дивана.

— Ну, если вы не на работе, то может потанцуете со своей не адепткой? — с улыбкой спросила я, протягивая руку замершему Резерфорду. Его взгляд медленно переместился на мою протянутую ладонь, а я старательно удерживала милую улыбку на лице. Мне казалось, это будет длиться вечность. Но вот мужчина поднимается с дивана… и отрицательно качает головой. Улыбка с моего лица стала медленно сползать.

— Не сегодня, адептка Гвиницелли. Не сегодня.

С этими словами мастер покинул меня. А через некоторое время я увидела, как он танцует с профессором Кастро — милой блондинкой, которая до невозможности меня раздражает. И мое сердце рассыпалось на тысячи осколков. Непроизвольно из глаз покатились слезы и я резко отвернулась от толпы, чтобы никто не посмел увидеть, как я плачу. Расправила плечи, вытерла слезы и схватила первого попавшегося парня за руку. Какая удача, что этим парнем оказался Марк.

— Что с тобой, конфетка моя? — удивлённо спросил парень. А я потрясенно замерла, услышав, как он ко мне обратился.

— Ничего, танцевать хочу! — воскликнула, выводя его толпу танцующих адептов.


Магия, очнись!

Новая учебная неделя обещала быть намного интереснее предыдущих, потому что мы начинаем использовать магию. У меня просто не укладывается в голове, что я, обычная девчонка, которая изучала международную политику, сейчас будет колдовать! Проснулась я за пару минут до «будильника», приняла душ, собрала пушистые волосы в привычный узел и одна из первых пошла на завтрак. В начале восьмого утра только-только восходит солнце, а на улице утренняя прохлада. Я поежилась от холодного ветра и стала идти чуточку быстрее.

Академия еще пустовала, что и понятно. Но в столовой уже выставили привычную кашицу с ягодками. Присела у окна, чтобы смотреть на улицу, растягивая удовольствие тишины. Краем глаза заметила, что кто-то прошел в столовую. Тут же обратила внимание на вошедшего и больше не смогла отвести взгляд. А он прошел мимо, даже не посмотрев в мою сторону.

Возможно, я себе сильно польстила, когда решила, что одну единственную иномирянку в академии преподаватели уж точно запомнят. На мгновение прикрыла глаза. Успокойся, Кристалл. Непонятная симпатия и притяжение к этому мужчине вполне может быть объяснима тем, что он хорош собой и просто притягателен. Хотя, у остальных девчонок я не наблюдаю такой влюбленности к нему. Если оценивать трезво его внешние данные, то он не самый красивый мужчина в этой академии. Потрепанный жизнью, со шрамом на лице и с невероятным телом… Кажется, мои мысли ушли в другую сторону.

Аккуратно обернулась, чтобы посмотреть на него. Резерфорд уже взял свой завтрак и присел за один из столов, начисто игнорируя специально отведенный стол для преподавателей. Как только он поднял глаза на меня, я резко отвернулась. На самом деле, вспоминать случай на балу было невыносимо стыдно. Слава о нем ходит, как о довольно холодном и спокойном человеке. Не сильно разговорчивом. Тогда зачем он отвесил мне комплимент? Наверное, для приличия. К тому же, он немного выпил и наверняка просто расслабился. Я оглянулась еще раз. Мастера там уже не было. И куда он делся?

Я с трепетом ожидала начала урока, на котором я впервые буду колдовать. Это будет самое настоящее волшебство! Подумать только, я — и маг. От этих мыслей хотелось визжать от восторга. И первое занятие пройдет в оранжерее. Госпожа Амалия, она же куратор Кастро, встретила нас с цветущей улыбкой на лице и широко распахнутыми руками. Меня перекосило от подобного. Ну нельзя быть настолько лицемерной. Хотя, может быть, она и правда является такой милой и хорошей и это моя личная неприязнь к ней?

— Мои дорогие, я рада, что с сегодняшнего дня вы начнете применять магию. Это чудесно, вы прочувствуете всю свою внутреннюю силу. Возможно, у кого-то из вас откроется дар, о котором он даже не подозревал, — пока она говорила, мы скидывали сумки в одну кучу и подходили к профессору ближе. — Первое, самое элементарное, что вы должны уметь — это ускорить процесс роста маленького зернышка пшеницы.

Я недоверчиво покосилась в сторону приготовленных зерен. Справлюсь ли?

— Кто хочет попробовать? — с неизменной улыбкой обратилась к нам профессор.

Толпа первого курса шагнула назад, остался один несчастный Джо.

— А? — он осоловело оглянулся назад. Мы с Торой переглянулись и хихикнули. Даже в этом мире есть люди, с которыми вечно происходят какие-то нелепицы.

Профессор Кастро жестом пригласила его к себе. Парень поправил свой галстук, который как всегда был набекрень и размахивая руками, подошел к преподавателю.

— Так, что делать?

— Для начала — сосредоточься на зернышке. Это удивительно, но любой предмет, созданный природой, имеет свою энергию. У зернышка она маленькая, но если постараться — можно уловить. Как только ты ее почувствуешь, выстави ладони над зерном и направь тоненький поток своей магии на него и постарайся увидеть сплетение магии с энергией зерна. Через энергию твоя магия проникнет в зерно и как только это произойдет, прошепчи: «Крэско». Контролируй поток магии, для такого маленького предмета она должна идти плавно и окутывать его нежно.

— В принципе, ничего сложного, — самоуверенно произнес Джо и склонился над зерном. Мы все инстинктивно чуть пододвинулись, пытаясь разглядеть зерно и что же с ним будет. Сначала была тишина, парень гипнотизировал бедное зернышко. Покраснел, на висках выступил пот. Трясущиеся руки он выставил над зерном и выкрикнул заклинание. Зерно взорвалось с громким хлопком. От неожиданности мы подскочили на месте и вскрикнули. Я даже схватилась за сердце, а потом громко рассмеялась. Мой смех подхватили и другие адепты, глядя на ошалелого Джо с растрепанными волосами и лицом в черной пыли. Рядом стояла такая же профессор Кастро. Она была разозлена тем, что ее внешний вид был испорчен и судя по тому, как сжимались ее кулачки и губы, она еле сдерживала свою ярость.

— Помедленнее. И шепотом, адепт Гарди, — в голосе скользила явное раздражение.

— Извините, — пробубнил Джо, не поднимая головы. Его плечи слегка подрагивали, похоже, парень кое-как сдерживал свой смех. Я попыталась спрятаться за Торой, чтобы профессор не видела, что я не могу успокоиться. Собственно, как и вся другая группа, но почему-то было стыдно смеяться вот так в открытую.

— Я сейчас вернусь, — на выдохе сказала Кастро и быстрым шагом покинула помещение. Странно, но как только она вышла, нам перестало быть смешно.

— Не знаю, как так получилось, — пробубнил Джо, почесав за ухом.

Ожидали мы профессора в тишине. Зашла она снова красивая, цветущая, с тем же сияющим выражением лица и неизменной, натянутой улыбкой.

— А начнем мы с тех, кому было смешнее всех. Адептка Гвиницелли, прошу, — сладко протянула Кастро.

— Почему вы решили, что мне было смешнее всех? — удивилась я. — По-моему, смешно было всей группе.

— Я профессор! — почти взвизгнула она, а мы замерли от неожиданности. Чувствую себя школьницей-подростком, когда всем классом сорвали урок. Все же, как сложно управлять уже по сути взрослыми людьми. Не знаю, как все здесь собравшиеся, но в своем мире я считала себя уже достаточно взрослой и самостоятельной. Амалия быстро взяла себя в руки, нервным движением поправив идеальные локоны. — Адептка Гвиницелли, нам долго ждать?

Я молча прошла к уже подготовленному зернышку. Покосилась на раскрасневшуюся профессора и наклонилась к зерну. Попыталась сосредоточиться и почувствовать его энергию, но пока ничего не получалась. Закрыла глаза, чтобы немного успокоиться. Открыла и посмотрела на зерно — ничего. Решила, не чувствуя энергию, пустить в зерно магию. Но и это не получилось, словно во мне ее и не было!

— В чем дело, милая? — склонилась ко мне Амалия.

— Не получается, — нахмурилась, смотря на свои ладони.

— Не переживай, такое случается. Поскольку ты из другого мира, вполне вероятно, что твоя магия не может найти выход.

— Она что, в лабиринте? — раздраженно ответила я. — Извините, — тут же исправилась, все же я разговариваю с преподавателем и следует об этом помнить. — И что нужно сделать, чтобы помочь магии найти выход?

— Медитации. Уйдя в себя, ты почувствуешь свою магию и поможешь ей и своему телу стать единым. Ты росла там, где о магии ничего не знают и не развивала ее. Советую тебе уже с сегодняшнего дня найти укромное место, силу которого ты почувствуешь. Ты сразу поймешь, что это — оно. То, что тебе нужно. Знаешь… Адепты, я говорю это не только для адептки Гвиницелли, но и для всех вас. Это очень полезно знать! Каждый великий маг медитирует и работает со своей магией. Советую всем вам этим заняться как можно скорее. Как только вы начнете «Общаться» со своей магией, вам сразу же станет легче. И, например, вы не взорвете зерно, как адепт Гарди.

Повисла тишина. Я обдумывала сказанное профессором. Посмотрела на ее лицо, губы Кастро растянулись в легкой, одобряющей улыбке. Я была расстроена, что у меня ничего не получилось.

— Спасибо, — шепотом произнесла, уходя в толпу адептов. Тора одобрительно мне улыбнулась и приобняла за плечи.

Еще у нескольких человек не получилось вызвать магию, а вот у остальных не возникло практически никаких проблем. У каждого по-разному: кто-то не мог совладать со своей магией и выпустил слишком много, кто-то не добавил. Расходились мы в тишине и расстроенные, со страхом ожидая следующий урок.

Котелки наготове, учебники «Яды и противоядия» подмышкой. Но ничего страшного не произошло, даже наоборот. Магия здесь почти не понадобилась, главное — точность в смешивании трав и других необходимых ингредиентов. Яд у меня получился и я была невероятно счастлива. Чуть не попробовала его на язык, за что получила слабенький, шутливый подзатыльник от магистра Капелли. Но урок усвоила.

Занятие по боевой магии и боевому искусству шло следующим и последним на сегодня. Ожидала я его с трепетом в сердце и со страхом в голове. Боялись мы всей группой, но вслух об этом никто не говорил. Просто молчали, идя в спортзал. Прежде, мы переоделись в специальную для этого занятия форму.

— Интересно, швырнет в нас кинжал? — задумчиво глядя себе под ноги, словно сама у себя спросила Тора.

— Да перестань, это все слухи, — отмахнулась я от девушки.

В спортзале не было видно мастера и я немного расстроилась. Памятуя о прошлом опыте, мы выстроились в шеренгу по росту. Сначала парни, следом мы. И буквально через секунду после звонка, оповещающего о начале занятий, из своего кабинета вышел Резерфорд. Он был одет в черную рубашку, поверх которой был накинут такой же черный, кожаный жилет. Этот цвет и в принципе наряд подчеркивал спортивную фигуру и широкий размах плеч. Невольно мой взгляд прошелся и по мужским, черным брюкам…

— Приветствую, адепты, — он встал напротив нас. Я резко подняла взгляд и посмотрела на него. — На прошлом занятии мы изучили основные стойки с мечом и первый удар. Сегодня будете практиковаться на этих ребятах, — Резерфорд кивнул в сторону деревянных людей.

— Но здесь же не хватит на всех! — выкрикнул кто-то из нашей толпы.

— Двадцать отжиманий, — тут же отреагировал мастер.

— За что?! — возмутился несчастный.

— Тридцать.

Кажется, парень понял, потому что задавать лишних вопросов не стал.

— Поскольку чучел на всех не хватит, поделитесь на половины. С первой половиной мы изучаем новую стойку и удар, вторая половина отрабатывает удар на чучелах. Кто желает присоединится к первой группе, шаг вперед, — говорил мастер спокойно, обводя нас всех взглядом.

Я, не раздумывая, тут же шагнула. Поняла, что сделала это самая первая. Увидела, как скользнула усмешка на лице Резерфорда.

— Адептка Гвицицелли, похоже, самая смелая из всех? — он вопросительно выгнул бровь и насмешливым взглядом обвел парней.

— Она выскочка, а не смелая, — пробубнил кто-то, а я жутко покраснела. Почему-то стало невероятно стыдно. И зачем я вышла вперед? Поддалась эмоциям в очередной раз: на секунду пришла мысль о том, что я смогу пообщаться с мастером и поэтому шагнула.

— Кто сказал? — его голос прозвучал так холодно, что пошли мурашки по коже. Я вскинула голову и удивленно посмотрела на мастера. — Выйти из строя.

Адепт шагнул вперед, гордо глядя вперед себя. Он был одним из самых видных парней в нашей группе, но я не успела запомнить его имени. Мастер подошел к нему и остановился в шаге от парня. Смотрел он на него сверху вниз, даже как-то пренебрежительно. Мы с Торой переглянулись. Она тоже несмело шагнула ко мне и сейчас крепко сжимала мою руку.

— Кто же вас воспитывал, адепт, что вы позволяете себе оскорблять девушек? И так открыто завидовать их смелости? Только глупый может считать, что за стремление научиться чему-то новому адепта можно назвать выскочкой. Сорок отжиманий.

Мастер, не отходя от адепта, обвел взглядом всех остальных.

— Мне долго ждать?

После его громкого возгласа все адепты дружно шагнули вперед. Это выглядело так глупо, что мне стало стыдно за всех нас. Лицо мастера в этот момент было непередаваемо. Он посмотрел на нас, как на стадо баранов. Повисло неловкое молчание, а мне от чего-то очень захотелось рассмеяться.

— Я понял, — наконец произнес мастер и пошел по рядам. — Ты, ты, ты… — указывал он пальцем через одного. — И адептка Гвиницелли, поскольку вызвалась сама. Вы начинаете со мной изучать стойку, остальные — тренируются с чучелами.

По его команде мы пошли за мечами. Я выбрала тот, с которым занималась в прошлый раз. Мастер встал напротив нас и показал стойку. Мы повторили и Резерфорд, как и в прошлый раз, решил пройтись, чтобы исправить наши ошибки. Было сложно удерживать тяжелый меч столько времени. Почувствовала, как кисти рук вот-вот не выдержат, да и в целом все конечности уже затекли.

— Неплохо, — услышала я рядом с ухом и напряглась посильнее, чтобы не выронить меч. — Только локоть немного повыше, — горячие пальцы мастера прикоснулись к моей руке и приподняли ее. Немного задержались, стабилизируя мою стойку. — Мне нравится ваше стремление, адептка.

— Спасибо, — косо глянув на него, не меняя положение, ответила я. — Спасибо, что заступились.

— Забудьте. Мужчина никогда не должен обижать женщину. А вы, адептка, должны запомнить, что у вас появится много врагов. Я вижу в вас потенциал, а конкурентов никто не любит, — говорил мужчина тихо, продолжая держать мою руку. Горячее дыхание обожгло мою щеку, очевидно, он не хотел, чтобы нас услышал кто-то еще, поэтому склонился так близко. Из-за того, что он продолжал удерживать меня, я позволила мышцам немного расслабиться. — А теперь удар, — скомандовал он уже громко, отходя на шаг от меня. Этот удар мечом оказался сложнее, чем первый. И чтобы вложить всю свою силу, я сцепила зубы, а из горла вырвался крик. Так сделали многие адепты.

— Хорошо, — кивнул мастер и пошел к следующей адептке, а я поменялась местами с тем, кто до этого наносил удары чучелу. Внутри ликовала: он видит во мне потенциал! День начался с неудачи, но заканчивается он весьма неплохо. Отрабатывать удары на чучеле я стала с удвоенной силой. Через время Резерфорд подошел ко мне снова. Встал недалеко, сложив руки на груди. Нахмурив брови, наблюдал, как я наношу удары.

— Для начала — хорошо. Не жалеете противника, адептка, — усмехнулся мужчина. Остановилась и тяжело дыша, посмотрела на него. Волосы прилипли ко лбу, губы слегка опухли — так у меня происходит всегда во время физических нагрузок.

— Спасибо, мастер, — кивнула я.

— Не зазнавайся, — неожиданно подмигнул он мне. — Еще работать и работать. Необходимы годы тренировок, чтобы стать настоящим мастером меча.


Под конец тренировки, промокшие насквозь, мы вновь стояли перед мастером по стойке смирно. Ко всеобщему удивлению, он никого не оскорблял и не ругал. За все время занятия он либо хвалил, либо молча исправлял ошибки. Если нужно было — подходил еще раз и снова исправлял. Даже подбадривал особенно отстающих, что все великие бойцы начинали именно с этого.

— Следующее занятие будет посвящено рукопашному бою.

Кто-то из адептов поднял руку и мастер кивнул, разрешая задать вопрос.

— А когда мы начнем изучать боевую магию? — спросил Марк.

— Через месяц. Это будет еще один предмет к расписанию и будет он стоять на шестой день занятий. Из-за накладки с курсами вы будете заниматься совместно с кем-то еще. Этот вопрос руководство решает и ищет еще одного преподавателя по боевому искусству, — он выдержал небольшую паузу. — Адепты, вы сегодня поработали хорошо. И объявление для тех, кто хочет всерьез заняться боевым искусством: со следующей неделе я буду проводить отдельные тренировки по вечерам. Это необязательно для всех, лишь для тех, кому это интересно и необходимо. Всем до свидания, — на этих словах мастер развернулся и пошел к стойке с мечами. Повесил туда свое оружие и скрылся в кабинете. Я шла медленнее всех, Торе сказала, чтобы она не ждала и шла вперед. Повесила свой меч и когда последний адепт скрылся, постучала в дверь.

— Войдите, — послышалось из кабинета. Поборов свое волнение, я заглянула и неловко улыбнулась. Увидела, что Резерфорд уже успел снять с себя жилет. — Гвиницелли? Что вы хотели?

— Я хотела узнать, как можно записаться к вам на дополнительные тренировки? — выпалила быстро.

— Записаться? — удивился он, вопросительно выгнув брови. Мужчина присел на край стола, повесив на шею белоснежное полотенце. — Не нужно записываться. Если вы хотите посещать тренировки, просто приходите сюда в семь вечера.

— Поняла, спасибо, — кивнула. — А форма одежды какая?

— Желательно та, в которой вы приходите на обычное занятие.

— Хорошо. Еще раз спасибо. Всего доброго! — и поспешила скрыться. А потом вспомнила, что здесь не принято так прощаться. Стукнула себя по лбу и застонала.

Какое же наслаждение — просто принять горячий душ после потного занятия. Я стояла под каплями и нежилась, растирая мыльную пену по своему телу и волосам. Перед глазами — образ мастера. Я резко распахнула веки и обхватила себя руками. Зачем я его представляю? Но картина, как я медленно расстегиваю его рубашку, глядя в волшебные зеленые глаза, никак не хочет покидать мою голову. И зачем только согласилась на дополнительные занятия? Еще и ему об этом сообщила. Теперь, если не приду, буду выглядеть глупо и безответственно. Разозлившись на саму себя, выключила душ, завернулась в полотенце и вышла в комнату. Переоделась в халат и села за стол, чтобы успеть выполнить все, что задали на завтра. Посмотрела на время: скоро ужин, а до темноты я хотела прогуляться по окрестностям. Как говорила профессор Кастро? Нужно найти место, которое тебе нравится? Этим и займусь. А задания еще успею доделать.

Когда я уже собиралась выходить на ужин, в дверь постучали. Я открыла, но никого на пороге не было. Удивленно высунулась в коридор, но здесь тоже не было никого. Что-то пнула ногой и посмотрела внизу: кто-то подкинул мне цветы. Розовые розы, перевязанные лентой им в тон. Запихнула букетик ногой в комнату, а сама быстро вышла в коридор и побежала к Торе. Заколотила ей в дверь.

- Ты чего? — испугалась подруга моей настойчивости.

— Пошли, — я схватила ее за руку и вытащила из комнаты. Через минуту мы стояли рядом с букетом, который до сих пор лежал на полу и смотрели на него задумчиво.

— И что? Ты хотела похвастаться?

— С ума сошла? — фыркнула на Тору. — Я боюсь, что там может быть яд. Помнишь, нам говорил магистр Копелли, что брать что-то от незнакомцев нельзя? А у меня в академии уже появились враги и совсем не хочется быть отравленной. А вдруг это маркиза постаралась? — мы с рыжей встретились глазами и я увидела в них понимание.

— Знаешь, мне кажется, ты сильно переоцениваешь вашу «вражду»… Я думаю, она не станет опускаться до такого. Может быть, у тебя появился поклонник? Ты красивая и видная, кто-то все же не устоял.

— Не знаю, — буркнула, легонько пнув букетик носком туфли. — Как проверить?

— Ладно, давай я возьму, — и не успела я ответить отрицательно, как Тора подхватила букет и даже его понюхала! Я так испугалась, что хлопнула ее по рукам. — Что творишь? — взвизгнула подруга.

— А ты? Умереть хочешь?

— Тут записка, сумасшедшая! — воскликнула Тора, опустив руку вглубь букета. Достала маленькую бумажку и прочитала вслух, — «На балу ты была самая очаровательная».

— М, — глубокомысленно изрекла я. — Поклонник, значит. Еще и трус.

— Почему? — удивилась Тора.

— Постучал в дверь и исчез.

Тора отдала мне букетик и я положила его на стол. Подруга попросила маму принести вазу для цветов. Та сначала обрадовалась, что у дочери появился поклонник, а потом расстроилась, что ваза не для нее. Но за меня, как за подругу ее дочери, она тоже была немного рада. Хотя чему радоваться?..

Букет поставлен в вазу, а мы — пошли на ужин. Я быстро расправилась со своей едой и попрощавшись с Торой, вышла в сад. Пошла наугад, решив начать с простой прогулки. Поскольку академия располагалась на горе, было сложно наслаждаться гулянием. А потом в голову пришла гениальная мысль: а не посмотреть ли мне на море? Для этого даже не нужно выходить за пределы академии, ее территории были настолько большими, что позволяли почувствовать себя и в диких горах, и в мрачных лесах. Я обошла здание и увидела скалы. Услышала, как волны разбиваются о камни и почувствовала соленый, прохладный ветерок. Мелькнула мысль, что я поступаю правильно. Через некоторое время, пройдя трудный каменистый путь, вышла к обрыву. Здесь росла небольшая, зеленая травка, всюду лежали камни. Среди серых камней увидела красивый, прозрачный, словно горный хрусталь. Возможно, это он и был.

Мне было очень любопытно подойти к обрыву и посмотреть на море, но мой страх высоты не давал мне этого сделать. Я совсем забыла, что у меня можется случится паника, если я подступлю очень близко к обрыву. Решив не испытывать судьбу, просто села на траву и прикрыла глаза, наслаждаясь морским ветерком, свежим воздухом и тишиной.

Как правильно медитировать? Да откуда же мне знать? Даже в своем мире, ходя на йогу, я так и не познала буддийское спокойствие. А здесь — еще и магию надо почувствовать. Но я должна попытаться. А не получится — буду стараться снова.

Глубоко втянула воздух, а потом выдохнула через рот. Повторила так несколько раз, пока не почувствовала, что действительно успокаиваюсь. Сердцебиение немного замедлилось, дыхание стало равномерным. Постаралась отпустить все свои мысли и почувствовать, что изменилось во мне, узнав, что я магически одаренная.

«Ну же, моя хорошая, магия, дай о себе знать? Это я, твоя хозяйка…» — проговаривала мысленно. Кажется, я что-то чувствую! Словно меня окутывает что-то теплое…

— Кристалл? — послышался голос Резерфорда за спиной. Я обернулась, удивленно уставившись на мастера. Вот уж не ожидала, что кто-то и здесь нарушит мой покой. Хотя, чего я вредничаю? Его я рада видеть всегда.

— Мастер Резерфорд? — повторила в тон ему. На нем была надета легкая, белая рубашка и черные брюки.

— А что вы здесь делаете? — он присел на большой камень, сложив руки на груди.

— Куратор посоветовала медитировать, чтобы найти гармонию со своей магией.

— Гармонию? — переспросил Резерфорд. Ну да, это же слово из моего мира…

— Эм, — нахмурилась, подбирая слова. — Я пытаюсь почувствовать свою магию.

Мастер понятливо кивнул, избавляя меня от объяснений.

— А почему выбрали это место?

Мне стало неловко разговаривать с ним в пол-оборота, еще и сидя. Поэтому я поднялась, оттряхнула руки и подошла к мастеру ближе.

— Почему-то захотелось прийти именно сюда. Сначала я прогулялась, а потом вспомнила, что здесь есть море. И очень захотелось посмотреть на него. Но так увлеклась своей идеей, что забыла о своей боязни высоты, — Резерфорд усмехнулся. — Так что, на море я так и не посмотрела, помедитировать не получается, еще и вам, похоже, мешаю, — стоя перед ним я чувствовала себя маленькой, хрупкой девочкой. Мужчина смотрел на меня мудрыми, зелёными глазами, заставляя смущаться.

— Ты не мешаешь мне. Я сюда прихожу отдохнуть, но это не значит, что данное место только мое. Хочешь увидеть море? — мастер склонил голову набок.

— Очень! — вдохновленно воскликнула я. — В нашем мире есть и моря, и океаны, но мне очень хочется увидеть море в этом мире.

— Если хочешь, можем спуститься вниз.

— А можно? — удивилась я, а сердце замерло от его предложения. Я сейчас пойду гулять с Резерфордом?

— Да. Недалеко есть спуск, — сочтя мой вопрос за положительный ответ, мастер молча встал и пошел в другую сторону. Не задавая лишних вопросов, я пошла следом за ним, любуясь его спиной. Спуск оказался немного крутоват. Когда мы подошли к нему, я замерла от открывшегося вида.

— Так красиво, — прошептала, завороженно глядя на темно-синюю гладь.

— Да, — коротко согласился мужчина. — Я тоже люблю море. Пойдем? Внизу каменистый берег.

— Угу, — кивнула и стала спускаться очень медленно, боясь наступить не на тот камешек и кувыркнуться с горы. Что и произошло: я с криком проехалась вниз, но идущий впереди Резерфорд схватил меня за руку, а другой рукой обхватил за живот и прижал к себе.

— Так и думал, — усмехнулся он мне на ухо. Я замерла в его объятиях. Наши тела были вплотную прижаты друг к другу, я ощущала его крепкую грудь и торс. Он тяжело дышал, ему понадобились силы, чтобы ухватить меня и удержать равновесие. — Осторожнее, адептка. Ну что, отпускаю?

Нет, не отпускай!

— Угу, — кивнула и не смотря на него, продолжила свой путь. Мастер, насмешливо глядя на меня, мол, куда разогналась, обогнул и пошел впереди, чтобы, если что, снова меня словить.

А я все пыталась угомонить бешено стучащее сердце и пылающие щеки. Но чем дольше мы шли, тем больше я успокаивалась и сосредотачивалась на крутом спуске. Под конец он ждал меня внизу. Мне стало неловко, что я иду, как черепаха, стушевалась под его взглядом и оступилась. От чего тут же разогналась и побежала внизу. Если бы не Резерфорд, я бы уже убилась о скалы. Он поймал меня с легкостью и поставил на ноги. Слегка удержал за плечи, а потом отпустил.

— Спасибо, — пробубнила, опуская взгляд.

— Пожалуйста, — насмешливо отозвался он. — Ну, мы пришли.

Я прошлась по каменистому пляжу, попинала камушек и посмотрела вверх. Академия, все же, была прекрасна. Отсюда открылся отличный вид на фасад, который не был виден наверху.

— Так красиво, — прошептала, улыбаясь.

Заходящее солнце окрасило небо в ярко-розовый цвет. Говорят, на море самые удивительные закаты. И это не было выдумкой: подобные закаты я не видела больше нигде, кроме как на море.

— Приступим?

— К чему? — удивленно посмотрела на мастера. Тут же отвела от него взгляд: в лучах заходящего солнца, на море, когда ветер нежно трепал его волосы, он был еще красивее, чем обычно. За эти секунды я успела разглядеть в нем нежность и лёгкость. Люди, которые любят море, не могут быть жестокими.

— К медитации, конечно.

— Вы решили мне помочь? — с надеждой в голосе спросила я.

— Ну, раз уж получилось так, то почему бы и нет?

Он сел на камни, я села напротив. Заерзала, чувствуя смущение.

— Прежде, успокойтесь. Кристалл, перестаньте ерзать! — я так удивилась его эмоциональному высказыванию, что тут же замерла, послушно положив руки на колени. — Если тебя действительно тянуло на море, то должно все получится. Закрой глаза и прислушайся к волнам. Больше ни о чем не думай, только шум волн в твоей голове, — его голос звучал мягко, так, что хотелось полностью ему довериться. Я кивнула и прикрыла глаза. Постаралась забыть о том, что привлекающий меня мужчина сейчас сидит напротив. И через время в моей голове действительно звучал лишь шум моря… А потом исчез и он. На смену ему пришло полное понимание того, где я сейчас нахожусь. Это не шумный Лондон, не мой уютный дом, где всегда ждут родители. Здесь нет моего мудрого отца и матери, которые всегда посоветуют что-то и помогут выйти из ситуации победительницей. Нет друзей, которые достались мне с большим трудом. Никого и ничего нет. Есть только я и моя магия. Я одинока в этом мире. И только моя магия способна быть со мной до самого конца. Защищать, помогать, делать сильнее. Я почувствовала, как по щеке пробежали горячие слезы. Я плачу? От чего же? От одиночества? Теплые объятия укутали меня и я успокоилась. Это была магия, которая преодолела мой внутренний барьер и теперь она со мной. Распахнула глаза и ужаснулась: ночь?

— Мастер? — испуганно оглянулась в поисках мужчины. Он сидел, опершись спиной о камень, подогнув одну ногу в колене. Смотрел на меня из под ресниц. — Простите, — виновато опустила голову.

— Попробуй, — мастер протянул ладонь. Я поспешно подошла к нему, стараясь не смотреть ему в глаза. На его ладони лежало зернышко.

— Откуда вы его взяли? — удивилась и вскинула голову, чтобы посмотреть на мужчину. Тут же стушевалась под его взглядом и схватив зерно, отошла к воде. Села на колени, положила его на камень и склонилась. Начала колдовать, как учила профессор. Прощупала еле ощутимую энергию зерна. Испугалась, когда теплая рука стала обволакивать мою ладонь. Но это был не Резерфорд, а моя магия. Я раскрыла ладонь и прошептала заклинание, пустив маленький сгусток магии в зернышко. Оно зашевелилось и дало маленький расточек.

— Получилось! — закричала я. Внутри все светилось от счастья. Подскочив на ноги, широко улыбаясь я подбежала к мастеру. — Получилось! Спасибо, мастер, я бы не справилась без вашей помощи.

Он смотрел на меня с легкой улыбкой на лице. Я засмущалась, что позволила себе такие эмоции и отошла от него на шаг.

— Идем? Уже поздно, — Резерфорд поднялся и пошел обратно к тропинке. — Давай руку, а то еще кувыркнешься, — мужчина протянул мне ладонь. Аккуратно взяла его за руку. Его ладонь оказалась теплой и сухой. С легкой улыбкой смотрела ему в спину, покрепче сжимая руку. Я знаю, что такого больше не повторится. Эта прогулка и его прикосновения ко мне останутся в моей памяти навсегда.

— Мастер Резерфорд, — когда мы шли рядом уже по ровной земле, направляясь в академию, позвала его я. Он оглянулся, молча давая понять, что слушает меня. — Вы замечательный учитель. Спасибо, что потратили свое время на меня.

— Надеюсь, это стоило того, — сказал мужчина, останавливаясь. — Здесь я вас покину, адептка Гвиницелли. Желаю удачи в медитации. И жду на тренировках. Я ведь вас правильно понял?

— Да, — я интенсивно закивала. — Буду, как штык!

— Угу, — усмехнулся мужчина и пошел в другом направлении от академии. — Доброй ночи, Кристалл, — донеслось до меня.

— Доброй ночи! — выкрикнула и побежала в общежитие. А вдруг здесь по ночам водятся какие-то звери, которые могут меня съесть?..


Когда я открыла дверь, к моим ногам упала открытка. Я удивленно вскинула брови, подняла ее и прочитала: «Жду тебя в девять у главного входа». Посмотрела на настенные часы и фыркнув, зашла в комнату. Время уже было около десяти.

— Вот еще, буду я ходить ко всяким непонятным, — пробубнила себе под нос, садясь за учебники.


Держи эмоции в узде

Вот уже неделю какой-то тайный поклонник шлет мне приглашение на свидание. Я даже не коллекционировала его записки, а просто выбрасывала.

— Снова? — удивилась Тора, когда очередная записка упала к моим ногам. Сегодня выходной и мы ездили в город, чтобы прогуляться. Вернулись довольно рано — еще только три часа дня.

— Ага, — ответила ошеломленно, подняв записку.

— Может, сходишь? — предложила Тора, заходя в комнату. Она стала раскладывать на моем столе разные сладости и фрукты — мы решили пару часов посвятить расслаблению, а уже потом приступить к занятиям. Да я даже в своем мире столько не училась, как здесь! Но изучать магию оказалось интереснее, чем международную политику. Здесь странно строится расписание: постоянно добавляются какие-то предметы, почти каждую неделю. Вот со следующей недели добавили историю нашего славного королевства, куда мне посчастливилось попасть — королевство Кьярини. Сказать, что я удивилась, когда узнала, что страна меняет свое название на фамилию правящей семьи — ничего не узнать. Хотя Тора загадочно шепнула, что до этого страна сотни лет имела совсем другое название — Гарленд.

— Зачем? Он знает меня, неужели не может подойти лично?

— А может, он стесняется? — Тора не выдержала и куснула пирожное. Глаза закатились от удовольствия. Я села на кровать, поджав ноги, и тоже взяла пирожное. Говорят, эльфийское! Ох, я визжала на весь магазин, узнав, что в этом мире и эльфы существуют. А может, еще и оборотни есть?

— Тогда зачем вообще идти на встречу с мужчиной, который стесняется пригласить девушку на прогулку?

— Логично, — кивнула Тора, запивая пирожное соком, который мы купили в той же кондитерской лавке.

Я украдкой осмотрела подругу. С того момента, как я преобразила ее на бал, она очень изменилась. Стала ухаживать за волосами, подкрашивать глаза. Да улыбаться, в конце концов, начала и не стесняться всего подряд.

— Рада, что ты меня поддерживаешь, — хихикнула я.

— А тебе разве неинтересно? — рыжая скосила на меня хитрый взгляд. Я замерла с недонесенным пирожным ко рту.

— На самом деле, интересно, — ухмыльнулась, таким же хитрым взглядом смотря на нее в ответ.

— Тогда давай проследим за ним? Хотя бы узнаем, кто это.

— Давай, — недолго думая, кивнула.

— Во сколько?

— Написал, что в девять.


До этого времени мы успели сделать все, что задали и ближе к девяти перебежками направились к главному входу. Решили понаблюдать свысока, чтобы не пойматься. Тайный поклонник не заставил себя долго ждать. Когда я увидела блондина, который однажды назвал меня «выскочкой» на уроке мастера Резерфорда, у меня отпала челюсть. Я прильнула к окну, ошарашенно глядя на адепта с розой в руках. Он оборачивался, видимо, в поисках меня. В глазах читалась отчаяние — еще бы, тебя игнорируют уже больше недели!

— Я в шоке, — произнесла потрясенно.

— Честно говоря, я тоже. Может, сходишь к нему? Я бы дала ему пинка.

Я ошарашенно глянула на подругу.

— Тора, ты ли это?! — спросила наигранно удивленно, приложив руку к сердцу. — Ладно, схожу. Как там его зовут?

— Элберт, — подсказала Тора.

Шла быстро, отчеканивая каждый шаг. Почему-то была очень зла на лицемерие этого парня и готова была убить его на этом же месте. Но чем ближе подходила, тем больше расцветала улыбка на его лице. И мне стало так жалко этого парня, что под конец я просто утратила весь свой воинственный дух.

— Элберт, — кивнула, поприветствовав адепта.

— Кристалл, наконец-то ты пришла, — выдохнул парень и протянул розу.

— Спасибо, — схватила розу. — Может, объяснишь? То я выскочка, то цветы с записочками… — я повела плечами.

Элберт поджал губы, явно растерявшись. Увидела, как нервно дернулся его глаз. Взгляд он отвел, а я — нет. Сложила руки на груди и выжидающе смотрела.

— Ладно, — сдался он. — Ты… мне нравишься. Сначала раздражала, а потом поняла, что был неправ, — этот парень, метра два ростом, покраснел и опустил глазки вниз. Я покачала головой: ну как они дожили до своих лет? Ничего ему не ответила, просто не знала, что сказать. — Прости за те слова.

— Хорошо, — незамедлительно приняла я его извинения.

— Станешь моей девушкой? — резко задал он вопрос. Я так растерялась, что подавилась воздухом.

— Как-то слишком быстро, не находишь? — парень немного разозлился. Увидела, как странно блеснули его глаза, но решила не уточнять сейчас этот момент. — Извини, но я так не могу. Мне и так сложно обжиться здесь, в вашем мире. К отношениям я просто морально не готова. Ты красивый и мужественный, но мне будет сложно. Может быть, чуть позже… — его черты лица немного разгладились. Эльберт понимающе улыбнулся и отошел от меня на шаг.

— Я понял, Гвиницелли, — вдруг Элбер схватил мою руку и галантным жестом поцеловал. Я так удивилась, что просто замерла и не шевелилась. — Но я не отступлю. Когда пойму, что ты готова, а ты, несомненно, будешь готова, я буду рядом. Мы не отступаем, Кристалл.

Парень отпустил мою руку и отступил в темноту замка.

— Мы? — только и успела произнести, но Элберта уже не было.

Ночи становятся холоднее. Я посмотрела на небо: здесь звезды ярче, чем в моем мире. Луна словно ближе и больше. Идти обратно не хотелось, поэтому я решила прогуляться по ночному саду. Территория академии была освещена какими-то магическими фонариками и мне не было страшно. Даже стало нравится. Я иду по этим тропинкам из камня в длинном платьице при свете луны. Вокруг меня — здания огромного, волшебного замка из темного камня. Высокие башни, вокруг которых летают черные птицы. Вороны ли это? Усмехнулась своим мыслям, когда представила, будто я — принцесса. А в этом замке живут мои родители, король и королева. Расплела гульку. Кудрявые, светлые волосы рассыпались по плечам. Помассировала уставший затылок. Жалею ли я о случившемся? Наверное, больше нет, чем да.

Я остановилась где-то в середине своего пути. Вдруг пришла мысль о том, что здесь я не случайно. Может быть, именно в этой академии моя судьба? Каким образом я, рожденная в другом мире, была одарена магией? Из миллиардов людей я — единственная? Нет, такого быть не может. Возможно, я стала первой, но никак не избранной. Если маги не помогут найти выход в мой мир, то я должна сама это сделать.

Мысль о родителях меня расстроила. Присев на скамейку, вытянула ноги. Как они там? Наверное, переживают? Подари в розыск?

Вдруг показалось, что на меня кто-то смотрит. Я обернулась, но никого не увидела. Стало жутко. Поежившись от холода, подскочила и поторопилась обратно в общежитие.



Новый предмет, историю королевства, вела полная, вредная на первый взгляд, с цепким взглядом женщина. Низенькая, с большим носом и огромной грудью. Сальные, черные волосы собраны в низкий узел. Зашла она уже недовольная нами и совсем не удивлюсь, если у меня и с ней назреет конфликт.

Она хлопнула большим фолиантом по столу и сложила руки в боки.

— Доброе утро, адепты, — хрипло проговорила женщина.

— Доброе утро, магистр Булль, — хором поприветствовали мы преподавателя.

— Начнем…

Война, мир, война. Ничем не отличается этот мир от нашего, разве что оружием. Политика, она везде одна. От преподавателя я ожидала худшего. Оказалась она не такой уж вредной.

Под конец занятия один адепт поднял руку, чтобы задать вопрос.

— Магистр Булль, а вы верите в возвращение истинного короля? — этот вопрос вызвал небывалый шум. Все зашептались, кто-то возмущенно, кто-то с удивленной улыбкой и явным одобрением.

— А что за истинный король? — спросила я у Торы, которая осталась равнодушной к вопросу.

— Потом.

— Истинный король… — поджала губы магистр. — В нашем королевстве об этом может говорить либо самоубийца, либо очень смелый человек. Кто вы из них, адепт?

— И все же, — не унимался парень. — Это случилось, когда нам всем, здесь присутствующим, было три года. Родители, их родители, все жители королевства знают истинную историю. Переписанная история, которую король пытается внедрить всем нам, неправдива. Мы должны знать ее, чтить и помнить истинного правителя.

— Король только один! — подскочил Марк, покрасневший от злости. Он сжимал кулаки и еле сдерживал себя, чтобы не кинуться на него. — Я служу королю и королеве Кьярини!

— А я чту истинную историю! Истинный король вернется! Он уже здесь! — парень также подскочил со своего места.

— Успокоились все! — выкрикнула магистр, громко хлопнув рукой по столу. — Запомните, адепты, это не ваша забота. Запомните мои слова и никогда меня об этом больше не спрашивайте.

Магистр подхватила учебник истории и прижала его к груди. Поспешила к выходу, но на секунду остановилась. Посмотрела прямо на меня.

— А вы?..

— Кристалл Гвиницелли, — встала, чтобы представиться. — Иномирянка.

— Очень приятно, — кивнула женщина, пробежав по мне оценивающим взглядом. Я заглянула в ее черные глаза и почему-то ни на секунду больше не сомневалась: передо мной ведьма. Магистр развернулась и вышла из аудитории.

Парни остыли и вышли первыми. Я торопливо сложила учебники в сумку.

— Так что там за истинный король?

Тора испуганно оглянулась и схватила меня за руку чуть выше локтя.

— Кристалл, давай потом поговорим об этом? И не спрашивай об этом больше ни у кого. Хочешь жить — вообще не произноси этих слов.

Подруга резко отпустила меня и скрылась в толпе. А я осталась стоять, ошарашенно глядя ей вслед. Рыжая макушка пропала, а я очнулась.

— Бред какой-то, — пробубнила себе под нос и пошла следом за подругой.


— Сегодня пытаемся попасть кинжалом в мишень. Или хотя бы правильно его бросить, — усмехнулся магистр Резерфорд. Я с легкой улыбкой на лице заметила, что сегодня мастер был в особо хорошем настроении. Слегка подбрил бородку и даже пошутил. Поняла, что рада видеть его таким. А вдруг на его настроение так повлияла женщина? Какая-нибудь профессор Кастро. Сердце тут же болезненно сжалось. Нет, определенно, нужно что-то с этим делать.

Мы послушно взяли кинжалы. Это оружие для адептов было одинаковым, поэтому выбирать не пришлось. Мы встали напротив мишени в десяти метрах. Повторили за мастером. Ну, попытались повторить.

— Старайтесь, — строго сказал мужчина, сложив руки на груди. — Одна Гвиницелли решила прийти на дополнительную тренировку. А что же остальные? Все знают и умеют?

Резерфорд, за что ты так со мной? Меня и так здесь не особо чествуют, а тут еще и ты со своими замечаниями. Хмуро посмотрела в его сторону и увидела, что мужчина смотрит на меня с легкой улыбкой на лице. Меня затрясло и тут же покраснев, отвернулась. Постаралась сосредоточится на мишени, но сердце стучало громко. Не выдержав, опустила руку и прикрыла глаза. Выдохнула и выдохнула.

— Что с вами? — тут же послышался голос мастера. Обернулась и встретилась с его зелеными глазами.

— Ничего, — буркнула под нос и отвернулась к мишени. Разозлилась на себя и на Резерфорда. Со всей силы швырнула кинжал и с удивлением замерла — попала прямо в центр.

— Хорошо, — удовлетворенно произнес мастер. — Учти, это может быть просто удача, Гвиницелли.

— Я буду стараться, — тихо ответила и пошла за оружием.


Вечером, после ужина, заглянула в комнату к Торе. Рыжая сидела на кровати, жевала яблоко и читала книгу.

— Привет, не помешаю?

Подруга посмотрела на меня через очки недовольным взглядом. Наверное, поняла, зачем я пришла.

— Ну мне же интересно! — возмутилась я шепотом и всплеснула руками.

— Ладно, — закатила глаза подруга и похлопала на место рядом с собой. Широко улыбнувшись, я присела около подруги и навострила ушки. — Только запомни, все, что я сказала — не должно выйти за пределы этой комнаты. Если хоть кому-то скажешь, что это я рассказала тебе, меня могут повесить.

Теперь я не на шутку испугалась. Улыбка медленно сползла с лица.

— Я поняла, — произнесла серьезно.

— В общем… — Тора устроилась поудобнее. — Королевствами могут править лишь истинные королевские семьи. Сотни лет подряд нашим королевством правили Гарленды — у них рождались сыновья, которые женились на принцессах. Роды, стоящие на ступень ниже, рвались к власти. Последней каплей стало то, что Гарленды приняли закон о том, что даже если у них родиться дочь — она будет истинной наследницей. Второй, после Гарлендов, стояла семья Кьярини. Они больше всех стремились к власти и не признавали политику Гарлендов. Старый король долго планировал переворот и восемнадцать лет назад он добился своего. Это была кровавая ночь. Погибли люди. Много людей и придворных. На престол встал старый король и преподнес все так, что Гарленды — были самозванцами, а Кьярини — единственные истинные наследники королевства. История была переписана так, что у нового поколения не возникнет сомнения в том, что Кьярини — истинная королевская семья. А те, кто не принимает новую историю приравниваются к государственным изменникам.

— Кошмар, — прошептала я. — А что с Гарлендами?

— Говорят, были убиты вместе с малышом, — пожала плечами Тора. — Ты помнишь? Не сомневайся в том, что Кьярини — истинные. Не думаю, что ты хочешь закончить свою жизнь в нашем мире именно так.

— Помню, — кивнула в ответ. Мы замолчали. Тора, посчитав, что я отстану от нее, уткнулась в свою книгу. А я задумалась.

— Почему только истинный король может править? Что вообще значит это слово «истинный»?

— Я не знаю, — покачала головой подруга. — Возможно, восемнадцать лет назад об этом знали, но сейчас вряд ли кто-то вспомнит. Дедушка говорит, что старый король хорошо поработал над тем, чтобы вычеркнуть Гарлендов из памяти нашего народа. Страх порождает уважение. Люди боятся.


С тех пор прошло пара месяцев. Элберт был странным парнем, я постоянно замечала на себе его взгляды, находила под дверью разные ненавязчивые подарочки. Иногда он подходил узнать, как у меня дела. Отвечала с тонким намеком, что по дому скучаю, никак не могу освоиться. Он тяжело вздыхал и уходил. Видимо, проверял, готова или нет.

Каждодневные тренировки меня выматывают. В выходной я просто не смогла встать с кровати и проспала до обеда. Кое-как открыла слипающиеся глаза и со стоном двинула рукой, чтобы шторы закрылись. Пару месяцев тренировок и медитаций дают свои плоды: вот такие элементарные бытовые прихоти я теперь могу исполнять. А могу руку поднять и книга сама прилетит ко мне. Очень удобно. Но, как оказалось, не все стали медитировать и общаться со своей магией и теперь они значительно отстают от нас, — тех, кто вплотную занялся медитацией и развитием своей магии.

Но отдать должное, моя фигура никогда не выглядела так спортивно и изящно, как выглядит сейчас. Утренние пробежки, пары по боевому искусству и боевой магии. По вечерам — еще одна тренировка с мастером Резерфордом. Несмотря на всю мою усталость я просто не могла взять и не прийти. Одна лишь мысль о том, что сегодня вечером я привычно не увижу его, заставляет меня выть от досады. Сначала думала, что свыкнусь с этим и постепенно моя симпатия, перерастающая в нечто иное, утихнет. Но с каждым разом становилось все сложнее. Я искала его в толпе, приходила раньше всех, задавала больше всех вопросов. После таких порывов мне было стыдно, и я убегала с занятий самая первая. Все дошло до того, что он стал мне снится. И даже сегодня.

Я лежу, раскинув руки, и смотрю в потолок. Бороться с мыслями устала: он снова мне приснился. Мне снилось, как он целует меня, гладит по голове, шепчет нежные слова. Этот образ, сформировавшийся в моей голове, никак не сопоставим с тем, каким мы его видим ежедневно на наших занятиях. Суровый, бывший главнокомандующий королевской армии, переживший не одну войну. Редко видим его в хорошем настроении, говорит он только по делу. Иногда шутит и должна сказать, что получается это у него весьма хорошо. Думаю, до того, как его попросили покинуть свою должность, он был не просто умным и интересным мужчиной, но и с хорошим чувством юмора.

Невольно вспомнила, сколько раз наши лица оказывались рядом. Это все было в процессе тренировок, но каждый раз я опускала глаза на его губы или завороженно смотрела в зелёные глаза, и лишь чудом могла слышать, какие замечания он мне делает. И я понимала, что он взрослый мужчина, который наверняка видит все мои взгляды. Но не делает никаких намеков, что что-то понимает. Остается надеяться, что это действительно так, иначе я сгорю от стыда.

Встала с постели и тут же зашипела, схватившись за ребра. Не думала, что мой партнер по рукопашному бою накануне настолько хорошо меня приложил. Доковыляла к зеркалу и посмотрела на свое опухшее лицо. Приподняла ночную рубашку — на бедре и ребрах красуются темно-фиолетовые синяки. Ткнула туда пальцем и тут же зашипела. Ребра словно слегка припухли. Нужно зайти к лекарю, попросить чудо-мазь. Прошлая баночка уже закончилась.

Посмотрела на время — если успею, то вполне возможно, что упрошу повариху дать мне какой-то булки с завтрака. Но сначала мазь.

Я открыла шкаф и недолго думая надела обычное платье, поверх которого — теплое пальто, выданное академией. Оно было красивого, темно-синего цвета. Слева, на сердце, красовалась эмблема академии. Так и держась за ребра, я вышла из общежития и поковыляла в лекарское крыло. Благо, оно было недалеко. Постучала и заглянула, уже как к себе домой.

— Здравствуйте, — неловко улыбнулась я лекарке в годах. Вместе с ней сидела молоденькая девчонка, только-только закончившая лекарскую академию.

— Здравствуй, Кристалл, проходи, — не открываясь от заполнения каких-то бумаг, поздоровалась со мной женщина. Я аккуратно прикрыла дверь и прошла к кушетке, держась за стену. — Что с тобой?! — тут же подхватилась госпожа Тиссо. Она положила очки на стол и вместе с Палеттой подбежала ко мне.

— Да после вчерашней тренировки ребра так болят, ужас, — я попыталась улыбнуться, но вышло жалко.

— Да ты вся бледная! Так, Палетта, в палату ее и на кушетку, — лекари подхватили меня подмышки и потащили в отдельную комнатку для особо больных. Там я сняла платье, бюстгальтер и легла на больничную койку с помощью женщин.

— По-моему у тебя перелом, — вынесла вердикт госпожа Тиссо после осмотра. Я застонала. Ну как не вовремя! — Чего стонешь? Беречь себя надо. Придумала тоже, совсем себя измотала. Только вспомни, какая ты была пару месяцев назад, а какая сейчас! Ты вообще ешь?

— Ем, — кивнула утвердительно.

— Оно и видно, — нахмурилась Тиссо. — Лежи и не шевелись. Подлатать тебя надо быстро, а процесс это болезненный. Жди меня здесь, я буду готовить микстуры и зелье.

— Хорошо, я поняла, госпожа Тиссо. Спасибо вам.

— Ай, — отмахнулась пожилая лекарша и бурча себе под нос что-то о том, что совсем мы себя не бережем, маги недоделанные, ушла восвояси. Палетта неловко улыбнулась, оставшись со мной наедине.

— У тебя обед, да?

— Угу, — кивнула девчонка. — Но я останусь с вами до тех пор, пока не вернется госпожа Тиссо.

А у самой глаза загорелись от предвкушения вкусного обеда и моего немого намека на то, что она может меня оставить одну.

— Знаешь, я вроде не умираю, поэтому ты можешь пойти и спокойно пообедать. А дверь не закрывай, ни мою, ни входную — госпожа Тиссо не взяла ведь ключи.

— Спасибо, Кристалл, — и махнув хвостом, Палетта убежала на обед.

Я осталась в полной тишине. Запах здесь был, конечно, очень специфический. Чего стоит только мазь, заживляющая раны и синяки. Когда я понюхала ее впервые, у меня глаза заслезились и чихала еще очень долго.

Вдруг дверь со скрипом открылась. Я напряглась, натянув легкую простынку, которой прикрывала обнаженное тело, до подбородка.

— Госпожа Тиссо? — хриплый голос мастера заставил мое сердце ускоренно забиться. А в голове пробежала шальная мысль: я и он здесь одни. Я — без одежды. Так может… Ох, Кристалл, ну о чем ты думаешь?

— А она ушла, — подала я голос. Мастер тут же вошел в палату и заглянул ко мне. Я натянула кривую улыбку.

— Здрасти…

— Кристалл? А что ты тут делаешь? Все в порядке? — его взгляд скользнул по моему телу, укрытое простынкой.

— Да что-то ребра после вчерашнего болят, пришла вот сюда. А мне говорят, перелом.

— Как перелом? Дай посмотреть, — Резерфорд стремительно подошел ко мне и опустился на корточки рядом со мной. Наши глаза оказалась напротив друг друга.

— Да зачем? Госпожа Тиссо ведь уже сказала…

— Я твой мастер, адептка Гвиницелли, поэтому не спорь.

Я аккуратно отодвинула простыню так, чтобы моя грудь не была сильно видна. Полностью скрыть свое тело мне все равно не удалось: перелом находился в таком месте, что часть груди все равно была видна.

Увидела, как Резерфорд пробежал взглядом по моему телу. Невольно он задержался на виднеющейся груди, но тут же обратил свое внимание на мои пострадавшие ребра. Прикоснулся к ним холодными пальцами, а я тут же зашипела, как кошка и дернулась от него.

— Ну вы что делаете?! — воскликнула возмущенно. Мужчина нахмурился.

— Не сказать, что сильный перелом, но все равно неприятно. Еле дошла, да? Почему вчера ничего не сказала?

Он сам опустил мою простынку, а я еле сдержала победную улыбку.

— А я и не почувствовала вчера. Только утром еле встала. Вернее, в обед.

— Мне кажется, тебе нужно немного отдохнуть. Хотя бы один день в неделю не посещать тренировки. Многие ходят через день и правильно делают, такие нагрузки нужны только тем, кто хочет идти служить в королевскую армию.

— Выгоняете меня? — тут же нахмурилась я, а Резерфорд явно растерялся. Увидев его реакцию, я задорно рассмеялась, но тут же зашипела — ребра дали о себе знать. — Я пошутила, — прокряхтела, приложив руку к больному месту.

— Я понял, — усмехнулся мужчина и присел на стульчик.

— А вы зачем сюда пришли? — я повернула голову к нему. Только сейчас поняла, что лохматая и не накрашенная… Ну надо же ему было именно сейчас прийти?

— Мази закончились, адепты все вытаскали, — я хихикнула, но быстро умолкла, натянув простынку до губ, чтобы он не видел моей широкой улыбки. Хотя, по глазам же видно… Мастер внимательно наблюдал за мной.

— Понятно, — выдохнула и отвернулась к стене.

— Не скучаешь по дому? — задал он неожиданный вопрос.

На секунду я задумала, глядя в белый потолок.

— Нет, — посмотрела на мастера с легкой улыбкой. — Только переживаю за маму и папу, они, наверное, с ума сходят из-за моей пропажи.

— Ректор делает все, что в его силах, — заверил меня мастер.

— Да? Спасибо. Мы давно с ним не общались, — на некоторое время повисло молчание.

— А чем ты занималась в своем мире? — мастер устроился поудобнее, сложил руки на груди и расслабленно опустился на спинку стула.

— А, ничего интересного. Здесь такого точно нет. Я изучала международную политику.

— Вот как, — на некоторое время мужчина задумался, а я не спускала глаз с его лица. — Значит, политикой интересуешься? И что скажешь о нашем королевстве?

— Я прожила слишком мало в вашем королевстве и не могу объективно оценивать ситуацию. Тем более, что вся моя жизнь — это академия. И вы.

Получилось двусмысленно, но так оно и было. Мой день начинался с мастера Резерфорда, им он и заканчивался. Неожиданно мужчина тихо рассмеялся и устало потер глаза.

— Да, ты права. Кроме этих стен ты ничего и не видишь. Ну а что скажешь на счет нашей истории?

— Она везде одинаковая. В моем мире тоже идет борьба за власть, войны и революции. Просто оружие другое. И я не знаю, что опаснее: наше или ваша магия.

— А какое у вас оружие? — он заинтересованно подался вперед.

— Ммм… — я задумчиво прикусила нижнюю губу. — Магии у нас нет, а мечи мы перестали использовать лет так двести назад, наверное… Сейчас фехтование — как пробежка по утрам. Просто спорт. Самое страшное оружие — бомба. За считанные секунды она способна стереть с лица земли все королевство. Есть бомбы и поменьше. Ими атакуют здания, например, эту комнату. Мы бы с вами погибли сразу, если бы ее бросили сюда. А есть автоматы и пистолеты. Это такие… мм… трубочки, куда кладут железные шарики. И с помощью механизма — это как магия, только сотворенное руками человека, шарик вылетает с невероятной скоростью, даже невидимым становится. И за долю секунды способен пробить человеческое тело и убить его.

Я неловко замолчала, понимая, насколько убого звучит мое повествование. Но рассказать по-другому человеку, который не знает ничего о моем мире, просто не могла.

— Интересно, — заключил мастер.

В комнату ворвалась госпожа Тиссо с флакончиками в руках.

— Негодник ты, Резерфорд! — начала она возмущенно. — Совсем затаскал девчонку.

Сказать, что я была удивлена тому, как она общается с мастером — ничего не сказать. Я тут же перевела взгляд на Резерфорда, но на его лице играла легкая улыбка. Он спокойным, и даже теплым взглядом наблюдал за тем, как суетится лекарка.

— Ну, почему же затаскал? — ухмыльнулся мужчина, бросив на меня быстрый взгляд. Я покраснела, потому что в моем мире это слово было очень двусмысленным. — Она сама приходит.

— А ты не позволяй ей! Постоянно, то синяки, то ушибы… — причитала женщина. Она подошла ко мне с какой-то микстуркой. — Пей, засранка.

Я приняла пузырек без колебаний. Под внимательным взглядом мастера, Тиссо приподняла мне голову. Как только первые капли попали мне в рот я закашлялась. Внутри словно все обожгло, глаза заслезились.

— Это… это что?! — прохрипела сквозь кашель.

— Допевай. Кости сращивать будем, — строго приказала врач. Несколько капель жидкости пробежали по моему подбородку и скатились по шее. Когда микстура закончилась, я буквально упала на постель и тяжело задышала.

— Что с ней? — послышался взволнованный голос Резерфорда.

— Процесс начался, а он не самый приятный, — хмуро отвечала ему женщина. Я почувствовала, как чьи-то руки прикасаются к моим болезненным местам. Видимо, Тиссо наносит мазь. Но я же голая! А Резерфорд все еще здесь.

Боль прошла быстро, как и чувство жжения внутри. И это — сломанные ребра. А что будет, когда у меня сломается рука или нога? Нет, я на это не надеюсь, просто с таким образом жизни такое действительно может произойти. В голове шумело, тело немного ныло.

— А теперь тебе надо поспать, Кристалл, — сказала Тисса, укрывая меня простынкой.

— А может ее в комнату? — предложил Резерфорд.

— Она не дойдет, микстура усыпляет.

— Тогда, может, я отнесу?

Отнеси! Сквозь помутненное сознание я видела, как приближается ко мне Резерфорд. Он завернул меня в простыню и аккуратно взял меня на руки, а я тут же обвила его шею руками и положила голову на плечо.

— Ишь, какая, — захихикала где-то сзади Тисса.

— Ключ, — смогла пробормотать я.

— Дай мне ее ключ, за вещами позже зайду, — голос мастера звучал так близко… Я слышала его дыхание, чувствовала запах. Мы были невероятно близки в этот момент. Хотелось потереться о него, как кошка, просящая ласки. Путь до общежития, как назло, не запомнился. Я вырубилась в ту же секунду, как мы покинули лекарский кабинет.

Сквозь сон почувствовала прикосновение холодной простыни к спине. Он положил меня на кровать, а я послушно расцепила руки с его шеи. Очень хотелось попросить его остаться, но какое я имею на это право?

— Не останетесь? — прошептала так, будто и не понимала, что говорю. Я ведь почти без сознания, потом можно будет сделать вид, что ничего не помню.

— Спи, — тихо рассмеялся мужчина, укрывая меня одеялом.




Прогуливать тренировки — не к добру

Очередная учебная неделя началась с нового предмета. На этот раз: «Магические животные». Те адепты, которые общались со старшими курсами, поделились с нами, что нам придется ухаживать за каким-то животным на протяжении всего учебного года. Говорят, маркиза и принц доплачивали кому-то, чтобы эту грязную работу делали за них. А мне было интересно посмотреть, кого предоставят нам. Впервые в своей жизни я увижу настоящее, волшебное животное. А может это будет единорог? Или какой-нибудь дракон?

Мы с Торой встретили на выходе из общежития. Нам выдали теплые шляпки с козырьками — вот-вот уже наступил зима, а темные тучи намекали, что скоро начнется снегопад.

— Доброе утро, — улыбнулась мне подруга.

— Доброе, — кивнула я в ответ.

Мы вышли из общежития и вокруг нас закружили снежные хлопья. Я с улыбкой протянула руку, чтобы поймать снежинку. Увидела что-то странное и поднесла снежинку ближе к глазам: на моем пальце сидела самая настоящая, малюсенькая балерина. Она крутанулась пару раз, а потом растаяла.

— Это что было? — ошарашенно спросила у подруги. Тора рассмеялась.

— Меня так смешит твоя реакция на наши обыденные вещи! — рассмеялась подруга. — Это — снежинка. Прикасаясь к человеку, они перенимают образы из твоей головы и на секунду в них воплощаются. А потом таят.

Я вспомнила, как еще в своем мире мы с родителями посещали балет. И я была впечатлена до глубины души. Помню, заявила, что стану балериной и это не обсуждается. Мне тогда было всего шесть или семь лет… Словила еще одну снежинку и поднесла ее к глазам. На мгновение она превратилась в мужчину. Он достал меч и взмахнул им, а потом снежинка растаяла.

— Что тебе привиделось? — полюбопытствовала подруга.

— Да так, — отмахнулась я от нее, улыбаясь.

Мы, вместе с адептами, встретились возле главного входа в учебную часть академии и стали ждать, когда к нам придет профессор. Оказалось, что рассказывать про магических животных нам будет наш куратор — профессор Кастро. Появилась она в беленькой шубке. Я оценивающим взглядом прошлась по вещице — красиво. Очень. Однажды я заработаю свои деньги и куплю себе похожую шубку. А вообще — Амалия, как и всегда, выглядела безупречно: подкрученные, белоснежные локоны, подкрашенные красной помадой губки. И неизменная, натянутая улыбка. По глазам вижу — не хотела вставать из теплой постельки в такую рань и выходить на мороз. И видеть нас она не шибко рада.

— Как я рада всех вас видеть! — воскликнула женщина.

Я украдкой закатила глаза. Ответили ей не сильно слажено, кто-то вообще не ответил. Улыбка искривилась, но женщина постаралась себя взять в руки.

— Мы с вами пойдем через лесок, там у нас расположены конюшни и ангары для животных. Вчера королевство поставило нам новорожденных драконят, от которых отказались их родители.

— И прям на всех адептов первого курса должно хватить? — не удержалась я, за что получила толчок локтем от Торы. Она знала о моей «любви» к этой женщине и старалась меня вразумить.

— Адептка Гвиницелли! Вы задаете слишком много вопросов! — взвизгнула красавица-профессор и развернувшись на каблуках, пошла в сторону леса.

— А нам за вами пойти? — спросил кто-то из наших.

— Ну конечно!

— Ладно, — буркнули мы и двинулись за психованным профессором.

— Эй, Тора, не оставишь нас? — к нам подошел Элберт.

— С чего бы это? — удивилась я наглости этого парня. Он несколько стушевался, а потом разозлился.

— Я просто хочу пообщаться с тобой.

— Не самое лучшее начало, — фыркнула и взяв подругу под локоть, пошла вперед.

— Ладно, извини, — догнал нас Элберт и пошел рядом, засунув руки в карманы пальто. Я косо глянула на парня: щеки и нос покраснели от мороза, делая его образ еще более очаровательным. Тихо шепнула Торе, чтобы она шла вперед.

— Извини, что нагрубила.

— Я был неправ, — признал парень. — Ну что, как дела? Освоилась тут у нас уже?

— Ну, как тебе сказать… — начала я придумывать плачевную историю. — Тяжело, конечно.

— Тяжело ходить шесть дней в неделю на тренировку к Резерфорду? — с намеком спросил парень, мол, освоилась ты уже давным-давно. Я встретилась с его ехидными глазами и тут же отвернулась.

— Тяжело, — подтвердила и больше ничего не сказала.

— Ты подумала над моим предложением? У тебя было достаточно времени.

— Подумала, — сказала на выдохе. — Знаешь, не хочу обманывать тебя. Мне просто нравится другой человек, и я не могу идти наперекор своим чувствам. Думаю, это будет неправильно по отношению к тебе и к себе самой.

— Кристалл, — Элберт остановился и схватил меня за плечи. Испугавшись его порыву, я просто замерла. — Подумай хорошо. Я и моя стая можем дать тебе защиту. Летом мы поженимся и ты станешь полноправной гражданкой нашего королевства…

— Стоп-стоп-стоп! — запричитала, скидывая его руки с себя. — Какая стая? Какая свадьба? Ты вообще о чем? Оставь меня в покое, псих! — я настолько разозлилась на парня, что даже толкнула его в плечо, хотя он даже не шелохнулся.

Догнала Тору уже на подходе к ангарам.

— Что там?

— Замуж звал! — возмущенно воскликнула я, а потом прыснула от смеха.

— У них, у оборотней, это так и происходит… — глубокомысленно изрекла подруга. От услышанного я остановилась.

— У кого? — сиплым голосом спросила я.

— У оборотней, — как само по себе разумеющееся, произнесла Тора. — Погоди, ты не знала? — ей понадобилось лишь взглянуть в мое вытянувшееся лицо, как она все поняла. Поджала губы и в очередной раз просто приобняла свою нерадивую подругу.

— Видишь ли, — через время сказала я. — У нас оборотни только в сказках. А эльфы и вампиры? Они есть в академии?

— Неа, они слишком любят себя. У них отдельные академии.

— Дети! — воскликнула профессор, хлопнув в ладоши. Мы остановились и удивленно посмотрели на женщину.

— При всем уважении, профессор, но мы уже давно не дети, — произнес Элберт, свысока глядя на профессора, которая ростом была ниже его на голову.

— Ах, ну да, — захихикала блондинка. — Мы с вами находимся в храме!

— По запаху понятно… — пробубнил кто-то. Профессор нахмурилась и искривила губы, а я прыснула в кулак.

— Здесь обитают ваши будущие друзья. Возможно, вы даже решите выкупить у королевства животное, за которым будете ухаживать целый год!

— А ухаживать за животным мы будем во время занятий по «Волшебным животным»?

— Ну конечно нет! — послышался возмущенный бубнеж. — Уже завтра у нас с вами состоится полноценная лекция. Ухаживать за животными вы будете в свободное время. Это же — ваша курсовая работа. В конце учебного года вы сдадите мне свою работу, — адепты недовольно забурчали. — А теперь — прошу. Выбирайте по велению сердца…

Мы с Торой зашли одни из первых. Запах здесь стоит, как на коровьей ферме. Поморщив носик, я стала заглядывать в загоны.

— Обалдеть! — воскликнула, увидев самого настоящего дракона. — Это же дракон! — я схватилась за калитку и посмотрела на удивительное существо красного цвета с крылышками. Сейчас он был размером с большую собаку и, похоже, считался малышом. Из его пасти шел дымок. Дракончик смешно склонил голову набок, совсем как пес, и в ответ разглядывал меня.

— Пойдем, Кристалл, там еще много разных… — Тора схватила меня за руку и я послушно пошла следом, озираясь по сторонам. Чувствовала себя ребенком, которого впервые привели в зоопарк. Но это же настоящие драконы!

— Ой, — пискнула, остановившись напротив одного малыша. Он был ниже, чем все остальные, немного худее и абсолютно белый.

— Ты хочешь его? — удивилась Тора.

— А почему нет? Посмотри… — я оглянулась и увидела, что те ребята, которые выбрали дракона, зашли в загоны, тоже прошла к зверенышу. Он издал какой-то странный мурчащий звук и посмотрел на меня внимательными, красными глазками.

— Ты такой маленький, — сказала умиленно и присел на корточки рядом с малышом. Медленно протянула руку к его мордочки, опасаясь, что он может меня укусить.

— Мррк… — драконыш, прикрыв глазки, уткнулся носом мне в ладонь.

— Я теперь твоя мамочка, — улыбнулась, легонько почесав его мокрый носик.

— О, ты выбрала его? — удивилась профессор, отвлекая меня от дракона. Малыш тут же разозлился на непрошенную гостью и из его рта повалил дымок.

— Тихо, тихо, — промурлыкала, поглаживая его по голове. — Да, я выбрала его. Можно?

— Да, но он будет проблемным… Дракон родился раньше срока и король приказал избавиться от него…

— Так это королевская особь? — восхитилась я.

— Все присутствующие здесь драконы — королевские. При замке живут драконы, которые способны перевозить людей по небу. Конечно, это привилегии только знати, — гордо ответила мне Кастро. — А вообще, не советую его брать. Он выживет лишь при должном уходе.

— Но его ведь сюда доставили? Почему бы не повозиться с малышом? Может быть, из него вырастет самый быстрый дракон в этом мире?

— Дело ваше, адептка, я лишь предупредила, — пожала плечами Кастро. — К тому же, он не огнем плюется, а льдом. Снежный дракон. Слышала о таком?

— Да, конечно, — заверила я профессора, краем глаза уловив, как Тора отвернулась, скрыв улыбку.

— Ну ладно… — профессор недоверчиво осмотрела меня с ног до головы, гордо вскинула голову и удалилась к другим адептам.

Я посмотрела на дракончика, который красными глазами таращился на меня. Конечно, я ничего не знала в принципе о драконах, не говоря уже о снежных.

— Что? — буркнула на него. Тяжело вздохнув, опустила ладонь на его голову и погладила малыша, который тут же расслабился и прильнул ко мне. Он был очень холодный, хотя в амбаре было тепло. Нужно прочитать про этих снежных драконов, что они вообще из себя представляют и как за ними ухаживать. А особенно за теми, кто родился раньше срока. Поняла, как вляпалась. Но малыша было жалко, тем более он, похоже, за этот короткий период времени успел ко мне привязаться. Так и просидела на сене с драконом, который уснул на моих коленях. Было тяжело, но пошевелиться и разбудить его не хотелось.

— Адепты! Собираемся! — послышался визг профессора.

— Прости, малыш, мне пора, — я почесала недовольного дракончика за ушком, аккуратно сняла его с ног и кинув на него еще один, последний взгляд, пошла к преподавателю. Было безумно жаль оставлять его здесь одного… А может быть, забрать его в комнату? Но он же вырастит огромным, ему нужно привыкать жить в подобных условиях.

— Мррк? — послышалось сзади, но я не стала оборачиваться.


К собственному стыду, скребя сердцем, я решила прогулять тренировку с мастером Резерфордом и заглянуть в библиотеку, чтобы подробнее узнать о драконах. В частности, конечно, о снежных драконах. Решение принималось трудно, но понимала, что другого выхода просто нет.

— Здравствуйте, — кивнула библиотекарю, старенькому, высушенному дедушке. Он поправил очки с толстыми линзами и посмотрел на меня, сощурив глаза. — Мне нужна книга о снежных драконах и как за ними ухаживать.

— А, первый курс, — прокряхтел старик. На некоторое время он замер, его глаза засветились, а после в его руках появились две книги.

— Только верни, каким брала! — строго напутствовал мне дедушка.

— Конечно, — заверила его я, принимая учебники.

Присела за стол в читальном зале и уже привычным жестом зажгла магическую лампу, щелкнув пальцами рядом с ней. Открыла содержание, пробежала глазами и нашла нужную мне страницу.

Вчиталась. Действительно, снежные драконы немного привередливы в содержании. Если содержаться они могу в обычных амбарах с другими драконами, то еда и питье только холодное.

А еда? Надеюсь, мне не придется ловить всякую живность для дракона? А нет, придется… мясо, травы…

— Блин, — я откинулась на спинку стула и потерла глаза от усталости.

— Так вот, где пропадает моя ученица, — послышался голос мастера сзади. Испуганно всхлипнув, я резко обернулась и встретилась с насмешливыми зелеными глазами.

— Да, вот… — растерянно указала на учебник. — А что вы здесь делаете? — я удивленно проследила за тем, как Резерфорд прошел к столу и опершись о него бедром, подхватил один из учебников. Посмотрел на обложку и вздохнул.

— Вы меня совсем не слушаете, адептка. Говорю же, решил проверить, где пропадает моя адептка. Вняли моему совету?

Здесь, в полумраке библиотеки, при жёлтом освещении магической лампы, меня потянуло к Резерфорду еще больше. На его губах — очаровательная ухмылка, в глазах пляшет огонек лампы. Рукава рубашки подкатаны до локтей. Захотелось прикоснуться к нему, прижаться к его, наверняка, теплому телу и почувствовать ответные объятия. Потупив взгляд, я схватила другой учебник, чтобы хоть как-то отвлечься.

— Так получилось, прошу прощения. У нас задание новое, нужно ухаживать за дракончиками.

— Дракончиками? — он вопросительно выгнул бровь.

— Да. Маленькими такими. Вот я и ищу, как мне за снежным ухаживать.

— Ты выбрала снежного?

— Да, а что такого? Мне стало его жаль. Профессор Кастро сказала, что он слабенький, родился раньше срока.

— Значит, стало жаль… — задумчиво сказал мужчина, глядя на меня.

— Да. Вот, сижу, думаю, каким образом ему еду добывать.

— Как и всегда — приходите к ректору, пишете о том, что необходимо вашему дракону, а он поставляет. А вам что, профессор Кастро не сообщила об этом? — увидев мою реакцию, спросил Резерфорд.

— Нет, — удивилась я. — В таком случае, напишу заявление уже завтра утром. Спасибо, вы как всегда меня выручили.

— Обращайся, — подмигнул мне мужчина. — Когда тебя ждать?

— А вы что, пошли меня искать? — неожиданно для самой себя задала я вопрос. Резерфорд остался неподвижным, продолжая смотреть на меня. Под его тяжелым взглядом мне стало неуютно. Но отводить глаза не стала.

— Пошел, — хрипло сказал он. Я настолько не ожидала подобный ответ, что в ушах зазвенело, а сердце глухо забилось в висках. — Я всегда неравнодушен к своим талантливым ученикам, которые проявляют интерес и стремление, — эти слова имели отрезвительное действие.

— Ну, да, — сипло сказала, заерзав на стуле. — Я это и имела в виду, — и уткнулась в книгу, даже не замечая, что она перевернута. Вздрогнула, когда мужчина со хлопком бросил книгу на стол.

— До встречи, — уходя, бросил напоследок.

— До встречи, — отозвалась я равнодушно.

А внутри — буря эмоций и противоречий. И все же, он пошел меня искать!

— Так, Кристалл, — раздраженно прошипела, переворачивая книгу. — Угомонись. Все так, как он сказал и по-другому быть не может.


Утром я сидела в кабинете ректора и под диктовку секретаря писала заявление. Деборд хмурил брови, читая какой-то документ.

— Все, спасибо, — сказала, откладывая перо.

— Адептка, останьтесь, — я послушно села, а секретарь вышла, аккуратно прикрыв дверь за собой. Мужчина отложил бумагу, снял очки и сложив руки в замке, посмотрел на меня. — Ну, как у тебя дела?

— Да неплохо… — я неопределенно пожала плечами.

— Слышал, ты проявляешь интерес к боевой магии и боевому искусству?

Ну, да, почти к нему.

— Так и есть, — ответила с милой улыбкой. — А что там с моим миром? Хотя бы весточку отправить родителям. Ничего?

— Нет, к сожалению, — сказал ректор несколько грустно. Но потом вновь принял свой облик ректора, который всегда находится в отличном расположении духа. — Но тебе ведь нравится у нас?

— Да! — ответила искренне. — Я в восторге. В моем мире о магии лишь мечтают, а я — могу!

Мужчина рассмеялся после моих слов, а я с улыбкой наблюдала за ним.

— Скажи, — мужчина задумался. — А у тебя не проявилось никаких магических талантов? Особенных…

— Да вроде нет… — неопределенно пожала плечами.

— Ну и ладно! — добродушно отмахнулся мужчина. — Это крайне редко бывает… Ну, дать тебе денег? Ты после бала так и не заходила ко мне, а содержание приличное, можешь себе ни в чем не отказывать.

Я прикинула, что мне необходимо купить теплые вещи. То, что выдают в академии, конечно, хорошо. Но в свободное время и в те дни, когда мы выходим гулять в город, мне необходимо надеть что-то помимо формы элементарно потому, что ее нужно постирать. Да и просто надоедает постоянно ходить в одном и том же.

— Давайте. Мне нужны теплые вещи, — кивнула я. Ректор полез в свой столик, открыл выдвижной шкафчик, отсчитал монетки и протянул мне мешочек. — Спасибо.

— Пожалуйста. Будь осторожна.

— А что? Мне что-то угрожает?

— Нет, — усмехнулся ректор. — Просто напутственное слово. Мы же с тобой так прощаемся?

— Ах, ну да, — я заливисто рассмеялась, вспомнив ситуацию, когда пожелала ему всего доброго.

— Можешь идти.

— Храни вас Атена, — шутливо поклонилась и вышла из кабинета с улыбкой.


Ближе к вечеру Мими сообщила, что необходимый прикорм для недоношенного дракончика прибыл. Прикинув, я решила, что схожу к нему после тренировки. Будет поздно, но в другое время просто не успею.

Зайдя в спортзал, я стала натягивать специальные, кожаные перчатки без пальцев и стала наблюдать за тем, как Резерфорд борется на мечах с одним из старшекурсников. Видно, что он практически не напрягается, для него это лишь обучение, но никак не серьезный бой. А вот парень сражается в поте лица. Отовсюду слышны лязги мечей, шум боя тех, кто борется в рукопашную. Я привычно подошла к стойке с мечами, но один из первокурсников, который начал ходить на тренировки к Резерфорду недавно, окликнул меня.

— А давай рукопашный? — ухмыльнулся парень.

— Тим, ты серьезно? — удивилась я. — Ты, конечно, парень и все такое, наверняка сильнее, но я уже столько времени хожу на тренировки к Резефроду, что техника наверняка получше. Может, с новичком поборешься?

— А ты самоуверенна, Гвиницелли, — выкрикнул один из парней, с усмешкой наблюдая за нами. Его окрик привлек к нам внимание не только других адептов, но и самого Резерфорда.

— Я тебя сделаю одним ударом, — ухмыльнулся Тим.

— Так ты для этого подошел? Сделать меня одним ударом и повысить свою самооценку? — фыркнула, сложив руки на груди.

— Так, кучерявая, давай завязывай со своими иномирскими словечками, — Тим неопределенно покачал рукой, видимо, изображая мои «иномирские словечки». Что иномирского — я не знаю, поэтому просто замолчала, ожидая продолжения. — Так и скажи, что струсила.

— В чем дело? — вмешался Резерфорд.

— Тим хочет бой, — тут же ответила, не отрывая взгляда от парня.

— Да? — хмыкнул мастер. — Ну, милости прошу.

Я недоверчиво посмотрела на мастера. Стало немного страшно, а вдруг действительно не справлюсь? Но ведь еще пару минут назад я была уверена в том, что победа будет за мной… Значит, и идти за победой надо с такой же уверенностью. Парни и несколько девушек встали в большой круг, недалеко от нас стоял Резерфорд. Мы встали в середине, в боевой стойке и ожидали подачу сигнала от мастера о начале боя. Тим выглядел довольным собой, на лице так и читалось: «Я уложу эту девчонку с первого раза». Я слышала шепотки позади, но не смогла разобрать, о чем говорят ребята.

— Начали.

Тим бросился на меня сразу. Он ударил правой, целясь точно мне в скулу. Но реакция была на моей стороне, я тут же увернулась и сделала ему подсечку. Тим отпрыгнул, а я подскочила на ноги. Внутри будто отключили все мои эмоции. Я видела, насколько зол парень, но всегда помнила слова мастера о том, что идти на поводу эмоций нельзя — в таком случае ты можешь проиграть.

Один раз я в него попала. Ногой прямо в живот. Парни заулюлюкали, поддерживая меня и обсмеивая Тима. После моего попадания ему в живот он набросился на меня, будто ему снесло крышу. Начал вести уже не тренировочный поединок, а самый настоящий. И один раз попал — туда, куда целился изначально, прямо в скулу. Резкая, острая боль, разорванная кожа на моем лице и тонкая струя крови. Я была дезориентирована, упала на пол. В глазах на мгновение потемнело… И я так сильно разозлилась! И на себя, и на него. А вот Тим, похоже, решил, что победил. Это и было его ошибкой — я сделала подсечку и он упал лицом на пол. Я быстро села на него сверху, заломив его руки со всей силы. Сломаю — вылечат быстро. Скользнула мысль о том, что я пошла на поводу у эмоций, но зато победила. Он уже не выберется.

— Отпусти! — закричал он, барахтаясь подо мной.

— Не слышу, что ты там сказал? — стягивая его руки, прорычала я.

— Отпусти!

— Победита адептка Гвиницелли, — мастер подошел к нам.

Я тут же отпустила Тима и поднялась. Зашипела, прикоснувшись к ране на лице. Если будет синяк… Вдруг Резерфорд приподнял мое лицо за подбородок двумя пальцами. Его лицо оказалось катастрофически близко к моему.

— Что?..

— К лекарю можно не идти, намажем мазью у меня. А вот Тима нужно к лекарю, кажется, вывих.

Я краем глаза посмотрела на несчастного адепта, который, опозоренный тем, что его победила какая-то девчонка, шел на выход. Над ним посмеивались остальные парни и он совсем поник.

— Он сам виноват, — заметив мой взгляд, строго сказал мастер. — Пошли. Продолжаем тренировку! — крикнул он громко. Я послушно пошла за Резерфордом. Впервые в его кабинете. Он оказался просторным, вокруг царил порядок. Много шкафов с полочками, где стоят разные фолианты и различные бумаги.

Я осмотрелась — здесь либо на диванчик сесть, либо на стол. Почему-то решила умоститься на столе, тем более, там ничего не стояло. Найдя нужную баночку, мастер обернулся и удивленно замер, увидев меня на столе. На секунду мне показалось, что его взгляд потяжелел. Но он махнул головой, словно скидывая оцепенение, подошел ко мне и стал накладывать мазь мне на ранку. Я скривилась — ссадина тут же защипала.

— Терпи, ты же боец.

— Ага, — хихикнула в ответ.

— На сегодня свободна. И не обсуждается. Кстати, молодец. Думал, ты уже не встанешь… Удар у него хороший, голова не болит?

— Болит, — кивнула утвердительно. А потом добавила тихо. — Если бы я проиграла, я бы подвела вас.

— Нет, если бы ты проиграла, то в первую очередь подвела бы только себя.

Мы замолчали. Он находился так близко ко мне… Еще немного, если я только придвинусь ближе, я окажусь в его объятиях. А если смогу найти в себе силы — то поцелую. Мы смотрели друг другу прямо в глаза. Мне показалось, он качнулся в мою сторону. Но резко отошел к шкафчику, где были поставлены баночки с мазями.

— Свободна, — сказал Резерфорд сухо.

— Слушаюсь! — спрыгнула со стола и попрощавшись, покинула спортзал.

Решила сначала принять душ, а уже потом проведать моего Малыша. Да, я решила назвать дракона именно так. Почему-то не приходило ничего другого на ум. Переодевшись и закутавшись в пальто, я вышла на морозную улицу, где бушевала метель. Я пошла быстро, через лесок. Ветер завывал и я практически ничего не слышала — даже собственных шагов. Шла по привычной тропинки и уже видела огоньки из амбара, как вдруг вокруг все потемнело. Я закричала — кто-то накрыл мою голову мешком. Я кричала и барахталась, пыталась ударить негодяя, но мешок затянули сильнее и я стала задыхаться. Нападавший повалил меня на снег и ударил ногой прямо в нос. Я закричала, но он продолжил меня избивать. Резкая боль пронзила живот и поясницу. Я сжалась в комочек, мне было больно и ужасно страшно… Почувствовала во рту вкус крови. А потом негодяй просто оставил меня буквально умирать в снежном буране. Я чувствовала, как теряю сознание от боли и множеств травм. До последнего карабкалась, пыталась встать сквозь невыносимую боль, но в последний момент с хрипом упала на снег. А потом — темнота…





"Об этом знаем только ты и я…"

Маленькая девочка, задорно смеясь, бежит по какому-то коридору, который так и веет великолепием. Она выпускала из своих ладошек какие-то заклинания, от чего картины, висящие на стенах, плавятся.

— Ох, госпожа, ну что же вы творите?! — воскликнули женщины, одетые в форму служанок, бегущие следом за ней.

— Попалась! — малышку поймал мужчина, одетый в темно-красный китель с золотыми нашивками. К ним статно подошла женщина, одетая в платье такого же цвета, как и мужчина. В ее глазах читалась явная тревога.

— Что она сделала? — спросила женщина у слуг.

— Вот… — они неуверенно махнули на разрушенный коридор. Супруги слажено вздохнули и с малышкой на руках скрылись в комнате, где их ожидал другой мужчина.

— Вы решили, как нам следует поступить? — мужчина посадил девочку на колени и стал с особой, отцовской заботой перебирать пальцами ее белоснежные кудри. Малышка уже успокоилась и большими, карими глазами смотрела на человека, который стал все чаще появляться у нее в гостях.

— Малышка станет могущественной, но в детском возрасте обладать такой силой очень опасно. Сами видите, к чему приводят ее игры…

Супруги переглянулись, поджав губы.

— Думаю, нужно запечатать ее магию до совершеннолетия. Она обучится быстро у лучших магистров нашего мира. Во взрослом возрасте брать под контроль такую магию уже проще.

— Нам нужно подумать, — задумчиво сказал мужчина и посмотрел на уставшую дочь. — Не могли бы вы нас оставить? Нам с супругой нужно посоветоваться.

Колдун кивнул и покинул комнату. Воцарилось молчание.

— Я не знаю, насколько это правильно… — наконец сказала женщина.

— Я знаю лишь одно — такая сила в ее возрасте опасна не только окружающим, но и ей самой.

Они вновь замолчали. Оба смотрели на девочку, которая играла с тряпичной куклой. А потом она воспламенилась в ее руках. Малышка закричала от боли и выкинула горящую игрушку на пол. Ее отец затоптал пламя и ошалело посмотрел на супругу. Она медленно кивнула…

Мужчина подошел к двери и медленно приоткрыл ее.

Колдун зашел в комнату.

— Вы приняли правильное решение, мой повелитель.

Мужчина присел напротив плачущей девочки.

— Посмотри на меня, крошка, — с улыбкой сказал он и прислонил пальцы к ее вискам.

***

— Ну как она? — слышала я сквозь сознание. Голова раскалывалась, тело болело. Странный сон стал исчезать и я почти забыла, как выглядели приснившиеся мне люди. Отчетливо помнила, что только-только меня кто-то избил и оставил умирать в снегу. Такое вряд ли забудешь.

— Ей уже явно лучше. Скоро должна очнуться, — кажется, говорила госпожа Тиссо.

— Ммм… — попыталась я сказать, что очнулась. Мутным взглядом увидела, что надо мной склонилось несколько человек. Рыжее пятно говорило о том, что среди них явно есть Тора.

— Кристалл, вы меня слышите?

О, мастер, я вас прекрасно слышу!

— Да… — ответила хрипло. Сощурилась, чтобы хоть как-то восстановить зрение.

— Кристалл! — всхлипнула Тора и кинулась меня обнимать, но ее остановила госпожа Тиссо.

— Ей еще нужен покой хотя бы пару денечков.

— Что со мной случилось? Как я здесь оказалась? — уже полностью придя в сознание, спросила у присутствующих. Почему-то мелькнула мысль о том, что наверняка на моей голове сейчас гнездо, да и выгляжу я так себе, а мастер Резерфорд здесь…

— Не поверишь, тебя нашла Рози. Она шла в амбар, как вдруг тебя увидела. А ты лежишь, не шевелишься, на голове мешок… Она даже не поняла сначала, кто это. Так испугалась, побежала в академию, а там встретила магистра Капелли. Он поднял тревогу. О, Атена, как хорошо, что тебя нашли вовремя! — снова всхлипнула подруга и принялась поспешно вытирать покатившиеся слезы. Она все же прорвалась и аккуратно обняла меня. — Ну и запашок от тебя, — шепнула подруга на ухо и мы рассмеялись. Правда, мое веселье длилось недолго, ребра и живот отдали острой болью и я закашлялась.

— Ну ничего, ничего, — Тиссо погладила меня по голове. — Ты очнулась и выздоровление пойдет в ускоренном темпе.

— А вы что здесь делаете, мастер Резерфорд? Соскучились? — хрипло спросила я у мастера.

— Не успел бы, все время тут проторчал! — ответила вместо него Тиссо. Я удивилась, услышав, что мастер был здесь почти все время. Посмотрела на него, не скрывая своих эмоций.

— На лучшую ученицу первого курса совершили нападение. Я должен был быть рядом, если бы она внезапно пришла в сознание, — вполне обыденно пояснил мастер.

— Угу, — ехидно отреагировала лекарка и схватив меня за подбородок, заставила открыть рот. Она влила мне какую-то горькую микстуру. Я поморщилась, но послушно проглотила.

— Что со мной было?

— Паршивец постарался. Нос сломал, челюсть выбил, ребра переломаны. Желудок был травмирован, но им я занялась в первую очередь. Одно ребро проткнуло легкое… И обморожение. Ты пролежала три дня без сознания с высокой температурой. Как сейчас себя чувствуешь?

— Как будто три дня провалялась без сознания, — усмехнулась в ответ. — Кто это сделал?

— Есть догадка, но я пока не получил разрешение на допрос, путем проникновения в разум, — ответил мне Резерфорд, присаживаясь на койку, стоящую рядом со мной.

— Вот как, — хмыкнула я. — А как мой Малыш?

— Кто? — удивился мастер.

— Ее дракон, — пояснила Тора. — Будешь должна, я за ним приглядывала, как за родным.

— Спасибо, — искренне поблагодарила подругу.

— А теперь вы все дружно покидаете палату, а я остаюсь с адепткой. Мы же все хотим, чтобы она выздоровела поскорее?

— Пока, милая, — Тора чмокнула меня в щеку и быстро пошла на выход.

— Сколько времени займет восстановление? — нахмурив брови, спросил мастер. Он выглядел задумчивым, словно составлял план действий.

— День-другой, — поспешно ответила Тиссо. Мастер кивнул и не попрощавшись, покинул лекарскую. — Ротик открыва-аем, — протянула женщина, поднося к моему лицу очередную микстуру. Я рассмеялась, но рот потом все же открыла. Ужасная гадость!


С большим наслаждением я погрузилась в горячую, душистую воду с высокой пенкой. Вот бы сейчас музыку послушать — было бы просто идеально. Тело слегка ныло. Оно либо сильно вымоталось за весь этот период, либо требовало тренировки. А может быть, два в одном. Прошло уже четыре дня с того момента, как я очнулась. Два дня я восстанавливалась под четким наблюдением госпожи Тиссо, а еще два просто отдыхала. Возможно, сегодня уже можно прийти на тренировку, но не сильно нагружать свои мышцы.

Все эти дни меня навещали мои одногруппники, Тора и Элберт со своей… стаей. Как бы странно это не звучало. Парень был очень зол и обещал расправиться с негодяем, который посмел совершить покушение на его даму сердца. На мой намек, что мы не вместе и я не претендую, он сказал, что это не меняет дела.

Мне даже корзину с фруктами маркиза передала. Я попросила проверить ее на наличие яда, но его не оказалось. Удивительно!

Но он — так и не пришел. Каждый раз, когда открывалась дверь, я надеялась увидеть его. Этого не произошло. За все четыре дня моего восстановления мастер так меня и не навестил.

В голове мелькали образы тех людей, которые могли меня избить. Первым в списке стоял Тим. Его оскорбленное, униженное лицо я не забуду никогда. Он, скорее всего, не простил мне такое унижение и решил расплатиться таким образом.

Вторая в списке — маркиза. Даже несмотря на присланные фрукты. Вполне вероятно, что таким образом она могла отвести от себя подозрения.

Принц… Да нет, принц не действовал бы так мелко. Он бы придумал что-то гораздо масштабнее и показушное. Например, унизить перед всеми словами или допиться того, чтобы меня выкинули из академии с позором.

Рози? Она нашла меня. Но я искренне надеюсь, что дочь жреца не будет избивать бывшую подругу за давнишнюю ссору. Хотя, Тора ведь перестала с ней дружить…

Я провела в своих мыслях целый чай. Вышла из ванны, надела штаны, рубаху, сапоги и теплый китель сверху — зимнюю форму на занятия по боевым искусствам. Глянула на время: отлично, у меня еще есть часик на то, чтобы сходить в столовую и перекусить.

После относительно долгого отсутствия я была рада вновь пройтись по этим коридорам. Шла я с легкой душой и удовлетворенной улыбкой. Мне нравилось, где я сейчас нахожусь. Я чувствовала себя дома, мне не хотелось сбежать или целыми днями на пролет рыдать по своему родному миру. Беспокойная мысль о родителях меня заставляла волноваться, но я не в силах изменить ситуацию. Поэтому, остается только ждать.

И все же — мне нравился этот мир. Нравились люди в нем, которых я научилась понимать. Они почти, как мы, просто выросли в совершенно других условиях. Я бы сказала, эти условия были намного интереснее тех, в которых выросла я.

Каким образом получилось так, что я опоздала на тренировку на двадцать минут, я не знаю. Просто сидела в столовой и любовалась снежным садом, как вдруг увидела время…

Подходила к залу с замиранием сердца. Прекрасная, снежная погода меня уже совершенно не интересовала. Мне просто хотелось увидеть его. Да, за эти четыре дня я спустилась с небес на землю. И если хоть маленькая часть меня надеялась на то, что он относится ко мне не только, как к ученице, то сейчас она умерла. Но не моя сумасшедшая симпатия к нему. Все также мое сердце колотилось, как бешенное, когда я приближалась к залу…

Послышались лязги мечей, шум боя. Я улыбнулась: как же я соскучилась за всем этим! Легко толкнула дверцу и прошла внутрь.

— О, кудрявая! — воскликнул какой-то парень и блеснул улыбкой. — С возвращением!

— С возвращением! — послышалось отовсюду. Я скромно улыбнулась и перевела взгляд на мастера, который, кажется, ни на секунду не перевел на меня свой взгляд. Он продолжал поединок со своим противником. Его волосы взмокли, часть прилипла ко лбу. В глазах — сосредоточенность и неизменная уверенность в себе и своей победе.

Подошла к стойке с мечами и выбрала свой. Сняли китель, засучила рукава рубашки до локтей и стала отрабатывать удары на манекене. Действительно, было тяжело, поэтому сильно переусердствовать я не стала.

Через некоторое время, заложив руки за спину, мастер подошел ко мне.

— Хорошо, что не напрягаешь себя. И молодец, что пришла. Продолжай, — холодно, как и всем ученикам, сказал Резерфорд и пошел дальше.

Поскольку я опоздала, то и задержаться на двадцать минут. Когда последний парень покинул зал, я бросила кинжал и вновь взялась за меч. Почему-то привлекал меня этот вид боя.

— Задерживаешься? — Резерфорд облокотился на другой манекен, сложив руки на груди.

— Я же опоздала на двадцать минут, — тяжело дыша, ответила ему я. А сама остановилась, потому что силы закончились. Вытерла тыльной стороной ладони потный лоб и сдунула со лба челку.

— Хватит, тебе и так достаточно. Одно из правил бойца: после ранения всегда восстановись до конца, а уже потом возвращай прежнюю нагрузку.

— Я поняла, — кивнула, опустив голову. Мужчина остался стоять неподвижно и смотреть на меня. — Тогда я пойду?

— Да, иди, — сказал и медленно пошел в свой кабинет.

Нет, пожалуйста, не прогоняй меня… Люби меня, целуй меня, но не прогоняй… Как же я ненавижу это чувство!

Резерфорд остановился. Медленно обернулся ко мне. Мое сердце глухо застучало.

— Останься, — вдруг сказал мужчина низким, хриплым голосом. Он резко подошел ко мне, схватил меня за шею и впился в мои губы поцелуем. Я пискнула от неожиданности, мои глаза расширились. А он целовал так, как целуют только тех, кого страстно желают. И он мгновенно передал мне это желание… Я запустила руки в его влажные волосы и с тихим стоном ответила на этот сумасшедший, яростный поцелуй. Его язык проникал в мой рот и вытворял безумные вещи. Я пыталась успеть за его темпом, но этот мужчина никогда не даст мне выиграть в этой борьбе. В любой борьбе…

Он резко повернул меня и прижал к манекену. Подхватил под ягодицы и вжался в меня бедрами, а я обхватила его ногами и прижалась еще крепче. Я обнимала его за шею, стараясь прижаться еще сильнее. Желание… Сумасшедшее, животное желание одолевало им и мной. Мне казалось, мы не остановимся не перед чем. Даже если кто-то зайдет. Даже если кто-то увидит и будут проблемы. Все равно. Есть только я и он.

Резерфорд накрыл мою грудь ладонью, почти болезненно. Я глухо простонала, сжав его волосы на затылке. Внутри все клокотало от желания, внизу живота уже болезненно пульсировало. И вдруг мужчина замер… Я была обескуражена тем, что все так резко оборвалось. Открыла глаза и недоуменно посмотрела на мастера, который также шокировано смотрел меня.

— Ты что сделала? — прошептал он, тяжело дыша.

— Что? — удивилась я.

Мужчина медленно поставил меня на пол и шагнул назад. Я вытерла влажные, опухшие губы ладонью. На глаза выступили слезы. Черт, слезы? Быстро вытерла их рукавом и отвернулась от мужчины, сжавшись.

— Черт, Кристалл, посмотри на меня! — злобно, буквально рыча сказал он, резко поворачивая меня к себе лицом. — Ты приворожила меня. Как? Что ты сделала? Отвечай! Я почувствовал это! Это ты контролировала меня! — почти кричал на меня мастер.

— Да ничего я не сделала! Я только подумала! — нервно крикнула в ответ, откидывая его руки. По горящим щекам побежали слезы обиды и унижения. Хотелось послать его к черту и убежать. И больше никогда не возвращаться сюда.

— О чем ты подумала, Гвиницелли? — прошипел мужчина, схватив меня за воротник. Одна пуговица отлетела.

— Чтобы вы любили меня и целовали! — выкрикнув это, я вывернулась из его хватки и быстрым шагом, почти бежав, направилась к выходу, даже забыв о кителе. Мужчина замер, так и не сказав ничего мне в ответ.


Я даже не почувствовала мороза и пронизывающего ветра. Залетела в общежитие, не замечая никого вокруг. Захлопнула дверь, заперла ее на три привычных оборота, и упала на кровать. Откровенно, позорно разрыдалась… Тело еще помнило его прикосновения и поцелуи, сердце бешено колотилось. Я была вся горячая — то ли от нервов, то ли от перевозбуждения. А возможно, все сыграло этому роль.

Успокоилась я через час. Просто лежала и смотрела в стену пустым взглядом, кусая ноготь на большом пальце. Потихоньку я пришла в себя и осознавала, что случилось. Если верить тому, что он был мною приворожен, то стоило мне лишь пожелать, сильно-сильно пожелать, то он это выполнил? И как это понимать?..

Медленно я села на кровать, хмуря брови. А что, если… Крепко зажмурив глаза, я стала усердно думать, чтобы Тора пришла, напевая дурацкую песенку. Пожелала и стала ждать. Сердце испуганно колотилось, словно перед экзаменом. Две минуты… три… пять… Стук в дверь. Осторожно ступая к ней, чтобы не спугнуть, я распахнула и удивленно замерла, увидев перед собой Резерфорда, в руках которого был мой теплый китель.

— Можно пройти?

Поборов в себе всю бурю эмоций, я отступила назад, а он прошел в комнату. Сел в кресло, а я на кровать. Тут же опустила голову, не выдержав этой пытки.

— Кристалл, извини. Я вспылил… — извинения, судя по его тону, даются ему непросто. — Я немного обескуражен произошедшим. Давай еще раз, но уже спокойно. Итак… — он кашлянул, словно ему было неловко говорить об этом. Ну а мне было до жути неловко и стыдно. — Ты подумала, чтобы я любил тебя и целовал, так?

— Так, — ответила сипло. Было стыдно и унизительно.

Повисло молчание.

— И я захотел тебя поцеловать, и даже любил в эти минуты… — говорил он, задумчиво глядя в другую сторону от меня. Склонив голову набок, я с показным равнодушием, с видом сильной и независимой девицы, смотрела прямо на него. Мол, да, я так думала, и что ты мне сделаешь?

— Это не работает, — вывела я его из мыслей. Резерфорд тут же обратил на меня свое внимание. — Я загадала минут десять назад, чтобы Тора пришла, напевая дурацкую песенку. Она этого не сделала.

— Вот как, — хмыкнул мужчина. — А может, тебе стоит смотреть прямо на человека? Попробуешь еще раз?

— Что, понравилось? — с ухмылкой сказала я, с удовольствием наблюдая за тем, как окаменело его лицо. Мы смотрели друг другу в глаза. Я — уже с небольшой издевкой, он — тяжело и воинственно. Но наши гляделки перебила Тора, аккуратно открывшая мою дверь, насвистывая совершенно дурной мотив какой-то песенки.

— О, мастер! — удивилась она. — А что вы тут делаете?

— Рассказывает, как после восстановления входить в режим, — ответила я за нас. А потом аккуратно спросила. — А ты чего пришла?

— Хм, — она неопределенно пожала плечами. — Просто вдруг захотелось зайти к тебе. Ну, ладно, я ушла, — Тора стала закрывать дверь, а следом послышалось, как она напевала себе под нос: — А петух нашел кур-кур… Тьфу, прицепилась же!

В комнате повисло молчание. Я ошарашенно смотрела на закрытую дверь, не веря в произошедшее.

— Боги… — прошептала, опуская голову. Запустила пальцы в волосы и болезненно зажмурилась.

— Только спокойно, — Резерфорд соскочил с кресла и положил ладонь мне на плечо. — Успокойся, хорошо? Такое бывает, дар встречается у талантливых магов.

— У меня зеленый сектор! — воскликнула я. — Какой дар? Я девочка из другого мира!

— Тихо! — рявкнул мужчина, тут же меня заткнув. Поджав губы, я ссутулилась. Он стал медленно ходить по моей комнате из угла в угол. — Очень мощный дар у тебя, Кристалл… Не для зеленого сектора. Я встречал такой дар лишь однажды.

— Когда? — тут же вскинула голову я, чтобы посмотреть на остановившегося напротив меня мастера. Он немного подумал, прежде, чем ответить.

— Надо вспомнить. Потом тебе расскажу. А сейчас вот что, Гвиницелли. Об этом знаем только ты и я. Ты стараешься не использовать свой дар, не получается — идешь ко мне. С завтрашнего дня мы с тобой начинаем поиски, как пользоваться этим даром. Но ты молчишь об этом и никому не говоришь. Все так, как и было прежде, поняла? — говорил он очень серьезно. Мне даже стало страшно.

— П-поняла… — запинаясь, ответила я.



Нервы не выдерживают. Ни у кого!

— Кристалл… — слышался шепот. Я отмахнулась от него, как от назойливой мухи. — Проснись, — не унимался кто-то. С испуганным вздохом резко села на кровать и осоловело посмотрела на Резерфорда, который был около моей кровати. Слабый лунный свет освещал его профиль, делая загадочным и притягательным.

— Вы что здесь делаете? — спросила почему-то шепотом.

— Собирайся. Нужно кое-что проверить, — сказал мужчина, поднимаясь с колен. Я с минуту смотрела на него, осознавая все сказанное. Перевела взгляд на время — три часа ночи!

— Нет, — хмыкнула в ответ, накрылась одеялом и повернулась к стеночке.

— Кристалл, надо идти, — мужчина беспринципно сорвал с меня одеяло и я тут же поежилась от прохлады. Запоздало вспомнила, что сплю в одной ночной рубашке и тут же прощупала, закрывает ли она все мои стратегически важные места. Убедившись, что кое-кто не увидит кое-чего, съежилась и тут же сладко засопела…

— Кристалл! — почти возмущенно сказал мужчина. — Давай вставай, я тебе не папочка, чтобы стоять и будить тебя полчаса.

— Да что вам надо? — почти зарыдала, садясь на кровать. — Я так устала, мастер Резерфорд, я хочу спать, а не заниматься какими-то делами… — мелькнула шальная мысль, а не испробовать ли на нем мой новый дар?

— Даже не думай, — строго сказал мастер, смотря на меня сверху вниз.

— А вы знаете, о чем я думала? — сказала раздраженно и пошла собираться. — Отвернитесь, мне надо переодеться, — хитро глянула в его сторону. — Хотя, может, вы хотите полюбоваться? — я соблазнительно вильнула бедрами. Не выдержала и минуты, глядя на его напряженное, каменное лицо, и рассмеялась. — Мастер, расслабьтесь, я шучу.

— Не знал, что ты такая шутница, — он отвернулся к окну. Я посмотрела на мужчину, который в темноте моей уютной спаленки выглядел слишком… большим. Широкие плечи, мощная спина, ровная осанка, гордо вскинутая голова. Я замерла, сжав в руках штаны. Не вовремя вспомнила, как он целовал меня, жарко прижимал к себе… и представила, как прямо сейчас он поворачивается, подходит ко мне и вжимает в этот чертов шкаф.

— Одевайся, Кристалл, я слышу, что ты замерла. Уснула, что ли? — он быстро глянул на меня, полуобернувшись и увидев, что я стою в одном белье, отвернулся. Тяжело вдохнул, видимо, борясь с желанием что-то мне сказать, но так не произнес ни слова. А мне снова захотелось спать.

— Мастер, вы простом мучитель, — простонала, закутываясь в шарф. Нахлобучила шапку на голову, боясь потерять сонное тепло. — Я готова.

Он обернулся. На лице скользнула насмешка.

— Ты вернешься в комнату уже через пятнадцать минут. Собиралась только дольше.

Мы молча пришли в большой зал. Я ослабила шарф и сняла шапку, потому что уже согрелась и мне стало жарко.

— Подожди здесь, — кинул он мне и пошел по каким-то своим делам.

— А что мы здесь делаем? — прикрикнула вслед. Мастер не ответил и скрылся в темноте. Я же согнулась в три погибели и засопела…

— Кристалл, ну что с тобой делать?! — я испугалась его резкого голоса и подняла заспанные глаза на мужчину.

— Я же говорила, что спать хочу, — он оставил это без комментариев. — Ладно, что у вас тут?

— Нужно проверить, на каком уровне сейчас твоя сила.

— А нельзя это сделать днем? — посмела предложить я.

— Чтобы все узнали? — я зависла.

— Ну да… — ответила, немного подумав.

Оставив на лавке свое пальто, я зашла в центр пентаграммы и стала смиренно ждать. Все повторилось, как и на торжественном определении. То же покалывание, ослепляющее глаза свечение и…

— Красный? — ошарашенно сказала я.

— Как я и думал, — не удивился мастер.

— Но как? — оглянулась на Резерфорда.

— Ну, либо ты очень талантливая, день и ночь работала над своей магией… — мастер нахмурился. — Хотя нет, даже в таком случае ты не могла бы за такой промежуток времени перескочить с зеленого на красный. Постарайся с полной мощностью не колдовать на уроках.

— А может быть, дадите мне отпуск? — поехидничала я, надевая пальто.

— Нужно обдумать этот вариант, — серьезно кивнул мастер.

Он довел меня до двери, заверил, что волноваться мне совершенно не о чем, но завтра в девять вечера он ждет меня в библиотеке. На мое предложение, чтобы он сам окунулся в мир книг и загадок, мастер не поддержал. Это была шутка. На самом деле, его предложение заставило мое сердце взволнованно забиться.


Утром покидала я комнату в страхе. Это был первый выход в академию после того, как я узнала о своем даре. Я старалась ни на кого не смотреть, контролировать свои эмоции и мысли. Это оказалось намного сложнее, чем я думала. Осложняло ситуацию то, что я понятия не имела, как работает этот дар и каким образом колдовать так, чтобы не показать свой взлетевший магический потенциал.

— Ты такая задумчивая, что случилось? — Тора покосилась на меня обеспокоенно.

— Да, что-то… голова болит, — соврала первое, о чем подумала.

— Заболела? Смотри, аккуратнее, — Тора заботливо приобняла меня за плечи.

— Привет, девчонки, — послышался голос Рози. Девушка села с нами за завтрак, как ни в чем не бывало. Мы с Торой переглянулись.

— Привет, — сухо сказала рыжая.

— Слышали, какая новость? На балу, в День Создания Магического Мира, вновь будет королевская семья! Они прибудут сделать какое-то объявление, так интересно! А что вы наденете? — говорила девушка без остановки. Меня это начало откровенно раздражать, о чем я совершенно без стеснения сообщила беспринципной знакомой.

— Не знаю, Рози, с чего ты взяла, что нам интересна эта новость и почему мы хотим разделить этот завтрак с тобой, но не могла бы ты сообщить, что тебе от нас надо? — сухо спросила я, а потом равнодушно отпила чая. Рози опешила от такой нерадостной встречи.

— Ты хамка! — взвизгнула она. — Что я тебе такого сделала, что ты настроила против меня даже Тору? — от ее наглости я онемела.

— Я даже не хочу тебе больше хамить, Рози. Так зачем пожаловала?

— Да не за чем, — фыркнула девушка и подхватила свой поднос.

Я резко скосила свой взгляд на нее и подумала о том, что было бы неплохо узнать на самом деле, чего она желает. А может, это действительно она избила меня?

Рози остановилась и повернулась к нам с глазами полными слез.

— Со мной никто не общается. Я устала от одиночества… — я замерла, не веря в услышанное. Она сейчас говорит правду? То, о чем я подумала? Только не это… — Вместе с тобой Тора стала красавицей, в нее влюблен Джо, а она этого даже не замечает! А ты — популярная адептка. Я так устала… Отец меня бьет, братья унижают, я не хочу ехать на каникулах домой, а мне даже не с кем об этом поделиться… — голос Рози задрожал. Все стали оборачиваться на нас и с удивлением смотрели на девчонку. Кто-то стал посмеиваться и перешептываться. Я резко поднялась и приобняла плачущую Рози. Усадила ее на скамью и подала салфетку. Мы переглянулись с Торой, которая, поджав губы, не знала, что ей делать. — Не знаю, что на меня нашло, — всхлипнула девчонка. — Я, наверное, пойду…

— Да нет, останься, — сипло сказала я, чувствуя вину перед девушкой. Это все из-за меня. Умные люди, которые услышали это, не станут смеяться над нет. Но кто-то уже откровенно подхихикивает. Я резко посмотрела в сторону весельчака и подумала о том, чтобы он заткнулся. Опять же, подумала об этом просто так, на эмоциях. Вдруг у парня пропал рот… девушки, сидящие рядом с ним, вскрикнули. Он испуганно озирался, в его глазах читалась паника.

— Что за нежить с тобой это сотворила?! — воскликнула адептка. Я резко посмотрела на нее и подумала, что было бы неплохо, если бы она не визжала! В этот же момент девушка просто потеряла голос и стала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Вокруг него стали толпиться люди, а он мычал, хватался за голову и царапал заросший рот.

Меня охватила паника. Я схватилась за голову, словно таким образом могу утихомирить и себя, и свою магию, но главное — свои мысли.

Что делать? Что делать?!

Желаю, чтобы у него снова появился рот, — думая об этом, смотрела прямо на адепта.

Я желаю, чтобы она снова заговорила, — смотрела прямо на немую девушку.

На лице адепта стали проступать губы там, где им положено, а вскоре появился полноценный рот. Девушка заговорила, смачно выругавшись. Парень стал в панике ощупал себя, а потом яростно посмотрел прямо на Рози.

— Это ты, — прошипел парень. — Прокляла, стерва! Это она! — указал он пострадавшей подруге на Рози.

— Это не я! — испуганно сказала Рози. А я боялась пошевелиться, чтобы случайно не подумать о чем-то плохом.

— Это ты, не надо строить из себя невинность, — прошипел парень, надвигаясь за девушку.

— И что ты сделаешь? — не выдержала я, оборачиваясь к нему. Посмотрела на парня с вызовом. — Ударишь ее? Или еще раз посмеешься, как остолоп?

— Не лезь, Кристалл, — сказал парень хмуро.

Просто оставь ее в покое, ей ведь и так плохо. Девчонка страдает, этого никто не замечает.

— Хотя, ладно, — нахмурился парень и почесал затылок. — Извини, — буркнул он и схватив свою сумку, пошел на выход. Его друзья недоуменно поглядывали в нашу сторону. Тихо переговариваясь, они пошли следом за парнем.

Толпа зевак стала расходиться. В нашу сторону поглядывали и тихо шептались. Я слышала обрывки фраз и все они были посвящены тому, что это Рози околдовала парня. Но никак не я.

А я только сейчас поняла, как сильно меня трясет. Постаралась не выдавать свое волнение, и схватилась за чашку. Заметила, как трясутся руки.

— Кристалл, что с тобой? Ты так за меня переживаешь? — жалостливо протянула Рози.

— Угу, — буркнула в кружку и постаралась как можно быстрее перевести тему разговора. — А что за День Создания Магического мира?

— Ты не знаешь? — удивилась Рози. Тора хмыкнула — она привыкла, что я не знаю их, казалось бы, элементарных и самых бытовых вещей.

— Кристалл, это как День Рождения нашего мира. С этого дня мы начинаем счет дней заново, а год прибавляется.

— Ааа, как наш Новый год, — улыбнулась я и отмахнулась на вопросительные взгляды подруг. — А подарки дарите друг другу?

— Дарим, — кивнула рыжая, улыбаясь. — Поэтому предлагаю пойти в выходной в город. Чур не подсматривать, что я тебе куплю! — рассмеялась подруга.

— Договорились, — подмигнула я ей, уже заметно расслабляясь.

— А можно с вами? — пискнула Рози, вытирая свой нос салфеткой. Мы с Торой переглянулись. В ее глазах читалось, что не сильно-то она и хотела принимать нерадивую, ненадежную сплетницу Рози обратно в наш маленький, уютный мирок, но откровенно послать ее будет тоже некрасиво. Особенно после того, что случилось. Я чувствую свою вину перед ней, а вот Тора может просто пожалеть.

— Можно, — выдохнула рыжая.

Целый день я была похожа на зомби. Старалась полностью отключить свои эмоции и никак не реагировать на происходящее вокруг. Но если не реагировать еще хоть как-то получалось, то не думать оказалось намного сложнее. На одном занятии по основам магии, где преподает нудный парень, недавно выучившийся, я просто подумала о том, чтобы он отпустил нас пораньше. А он взял, захлопнул свой учебник и отпустил нас.

Как, черт возьми, работает этот дар?

Я просто не пошла на оставшиеся занятия. Соврала Торе, что нехорошо себя чувствую и закрылась в своей комнате. Запоздало поняла, что нужно было пойти в библиотеку и попытаться найти нужные мне учебники, но успокоила себя тем, что не зря мастер приказал явиться в то время, когда там практически никого нет.

Этот недолгий учебный день меня настолько вымотал, что я, к собственному стыду, просто отключилась и проспала до самого вечера. А вернее, проспала до того момента, когда в мою комнату явился сам мастер по мою опоздавшую на «свидание» душу.

— Я в восторге, — услышала его бурчание сквозь сон. Мутными ото сна глазами посмотрела на склонившегося надо мной Резерфорда. Его волосы красиво спадали на глаза, а ядовитая усмешка делала таким красивым и притягательным…

— Я опоздала, — прохрипела, не в силах оторвать свою голову от подушки.

— Я знаю, — ухмыльнулся мужчина. — Расскажешь по дороге эту удивительную историю.

В комнате было тепло, сонно и уютно. Глядя на мастера, я вспомнила, что мне приснился наш с ним поцелуй. Наполненный страстью и желанием.

Постель была горячая от моего сладкого сна. Нехотя поднпредставила, как прямо сейчас он опрокидывает меня на эту самую кровать и целует так нежно, как только может…

Он оказался у кровати мгновенно. Я испуганно посмотрела на него и поняла, что произошло. Прямо сейчас мои мысли, направленные на него, вновь материализовались. Мои чертовы эмоции и чувства руководят мной и моим даром.

— Мастер, — прошептала, не в силах отодвинуться. Мои моральные принципы тут же покинули меня и я подумала, что пока не очень хочу просить его остановиться.

— Кристалл, — прохрипел мужчина, склоняясь надо мной.

Его губы накрыли мои. Этот поцелуй был долгим, ласковым и нежным. Он словно пробовал на вкус меня и мои губы. Одна его рука легла мне на затылок. Опершись коленом о кровать, мужчина медленно уложил меня. На мгновение он оторвался от поцелуя, а я завороженно посмотрела ему в зеленые глаза, наполненные бесконечной нежностью и желанием. Фальшивой нежностью и желанием… И поняла, насколько неправильно то, что я сейчас творю. Боль сдавила грудь.

Мастер прошелся влажным поцелуем по моей скуле и спустился к чувствительной шее. Глаза закатились от его умелых ласк и я снова забыла обо всех принципах. Моя кожа тут же покрылась мурашками, и я потянулась к нему навстречу.

— Нет, — простонала я через силу. — Мастер, остановитесь, — всхлипнула, опираясь руками о его грудь. Мужчина замер, а потом медленно отодвинулся от меня. — Простите… — я быстро вытерла потекшие слезы по щекам. — Простите, я не хотела. Просто подумала, а потом не могла остановить. Простите…

Резерфорд сел на кровать и посмотрел в стену. Его спокойствие было опасным и непредсказуемым. Я подобрала ноги и села, прислонившись спиной к стене. Уткнулась носом в колени, потому что смотреть на него было невыносимо стыдно. Молчание длилось недолго.

— Это немного неправильно, Кристалл, — начал он говорить сдержанно. — Я твой преподаватель, намного старше тебя. Тебе двадцать один?

— Угу, — буркнула себе под нос. — Для магов возраст не имеет значение. Мы живем по многу-многу лет.

— И все же. Я повидал много войн, и… Черт, Кристалл, — он рывком поднялся на ноги. — Это неправильно. Пойми. Постарайся контролировать свои эмоции и… кхм… желания, — я густо покраснела. Хотелось провалиться сквозь этот пол и никогда больше не появляться у него перед глазами. — Собирайся, долго тебя ждать? — сказал он, как ни в чем не бывало. Подошел к окну, чтобы не смотреть, как я переодеваюсь. — Что сегодня случилось? До меня дошел слух, что кто-то кого-то проклял.

Его внезапная перемена настроения и темы разговора облегчили мое положение. Камень на душе стал размером поменьше и я подскочила к шкафу. Пока переодевалась в штаны и рубашку, успела коротко поведать о случившемся.

— Мда, — вынес вердикт мужчина, устало потирая глаза. — Надо срочно с этим что-то делать. Ты готова?

— Да, капитан!

— Что? — удивился мастер и хмуро посмотрел на меня.

— Шутка, — буркнула, выходя из комнаты.

— Здравствуйте, мастер! — сказали проходящие мимо адепты, во все глаза глядя на то, как мы выходим из моей комнаты.

— Здравствуйте, — в своей сухой манере произнес он. Мы встретились глазами и я поняла, что думает он о том же, о чем и я: слухов теперь не оберешься.

В библиотеке он велел ждать меня в самом дальнем учебном зале, где стоит мало столов, а идти до него очень долго. Зажгла лампу и стала смиренно дожидаться, когда появится мастер. Его не было, а пару книг на столе уже появились. С интересом взяв одну из них, прочитала, о чем в ней идет речь. Обычное, учебное пособие о редких дарах, которые встречаются среди магов и о том, как контролировать эти самые дары. Со вздохом положила книгу обратно.

Губы и шея еще горели от его поцелуев. Разбитое сердце не хотело работать нормально и не давало моей голове сосредоточиться. Черт подери, у меня тут куча проблем, а я страдаю по мастеру и его откровенному отказу.

— Ну, что? — появился предмет моих размышлений и страданий из темноты.

— Да ничего, — пожала я плечами. — Вас ждала.

Мужчина отодвинул стул, присел и схватил книгу, которую я недавно рассматривала.

— Сосредоточься. Это очень важно. Если не найдём то, что нужно, будем опираться на аналоги.

— А он что, такой редкий? И где вы его уже встречали? — я взяла другую книгу.

— Потом, — отмахнулся от меня мужчина.

Мы замолчали и каждый уткнулся в выбранную книгу. Сначала во мне бушевало куча эмоций и энтузиазма на фоне пережитого стресса. Изредка я поглядывала на мастера, который не обращал на меня совершенно никакого внимания. И что у него в голове? Вспоминает ли наши поцелуи? Сидеть рядом с ним после того, что случилось, было очень неловко и стыдно.

— Хватит ерзать, — сухо бросил Резерфорд, не отрываясь от книги. Я фыркнула и посмотрела на время — уже почти одиннадцать. Стала бездумно пробегать глазами по буквам. Я успокоилась и мы полностью погрузились в тишину. И даже почти уснула.

— Этан, а что вы здесь делаете? — я вздрогнула и посмотрела на профессора Кастро, которая приближалась к нам с милой улыбкой.

— Заглянул по делам, — холодно ответил Резерфорд, кинув на меня быстрый взгляд.

— Здравствуйте, — кивнула я Амалии, но она не обратила на меня никакого внимания. Словно меня здесь и не было. Вопросительно выгнула бровь, с удивлением смотря на женщину, которая откровенно меня игнорирует.

Блондинка положила ладонь на плечо Резерфорда и склонилась к его ушку.

— Знаешь, у меня есть белое эльфийское вино. А разделить его совсем не с кем. Не составишь компанию? — я ошалело наблюдала за тем, как ее ладонь плавно спускается к груди мастера. Меня переполняло возмущение, что эта женщина, полностью меня игнорируя, пристает сейчас к моему мастеру! Прямо при мне! От возмущения я резко встала и пошла прочь. Но остановили меня его слова.

— Профессор Кастро, не понимаю, почему я должен составлять вам компанию, — сказал мастер холодно.

— Ох, Этан, хватит играть в депрессивного и загадочного холостяка! Каждая девушка хочет пожалеть такого, как ты… И я не стала исключением. Я говорю тебе это уже прямо, потому что устала бегать и намекать, — ей осталось, разве что, замурлыкать.

— Амалия, извини, но у нас ничего не может быть.

Повисло молчание. Я выглянула из-за полочки и увидела, что Кастро так и не убрала руки от мастера, а на ее лице играла легкая, соблазнительная улыбка. Ее губы приблизились к его ушку.

— Когда-нибудь тебе надоест играть в недотрогу, — прошептала женщина, сладко поцеловала его в ухо и соблазнительно виляя бёдрами, удалилась.

— Сюда иди, — сказал раздраженно мастер. Я испуганно оглянулась — это он мне?

— Не хотела вам мешать! — сказала язвительно, подходя к нему.

— Она не видела тебя. Я наложил иллюзию, неужели так сложно было понять? — судя по тону, мастер был вне себя от злости. — Сядь! — рявкнул мужчина и я тут же повиновалась. — Читай, — схватила книгу и уткнулась в нее носом. Понятное дело, что спрашивать у злого мужчинв хоть что-то было опасно для жизни и здоровья. Поэтому я просто сидела и тупо смотрела в книгу, даже ее не читая. Вздрогнула, когда мужчина кинул на стол фолиант. — Это невозможно. Не академия, а не пойми что, — злобно проговорил Резерфорд, развернулся и покинул библиотеку. Я смотрела ему вслед и не знала, плакать мне или смеяться. Сначала к нему пристает его студентка, потом — коллега, которая, видимо, давно ему прохода не дает. Сорвался мужчина, с кем не бывает?

Хихикнула и решив, что сегодня уже точно не буду ничего искать, тоже пошла прочь из библиотеки в свою теплую постель.

Утром на моей прикроватной тумбочке лежал медальон. Я нащупала рядом записку: «Этот артефакт скроет твою магию и дар. Носи его всегда. Снимай только тогда, когда нужно работать магией на занятиях». Твердый и уверенный почерк мастера. Взяв в руки медальон, стала его рассматривать. Ничем не примечательный, кругленький, напоминает маленькую монетку. Но это для меня он самый обычный, а люди знающие сразу увидят, что я скрываю магию и дар. Я откинулась на подушку и улыбнулась мысли о том, что мастер все же перебесился, побеспокоился обо мне и этой же ночью нашел выход, как мне помочь.

— Побеспокоился, — просмаковала я это слово, улыбаясь.

Перед завтраком я побежала к Малышу. Вместе со мной шли еще пара людей, а Тора ходит после завтрака к своему дракону.

— Приветик, — я прикрыла за собой калитку и подошла к заметно подросшему Малышу. Правильный уход творит чудеса. Парень окреп, возмужал и почти догонал своих ровесников.

— Ммррк? — он захлопал хвостом от радости и весело открыл пасть, вывалив раздвоенный язык. Малыш встал на задние лапы и раскрыл крылья.

— И я тебя рада видеть! — рассмеялась, почесав за ушком. — Смотри, что раздобыла, — я вытащила из кармана небольшой пузырек со снадобьем от заботливой госпожи Тиссо. Она приготовила его специально для Малыша, чтобы укреплять его организм. — Ротик открыва-ай, — я попыталась открыть его пасть, но он упрямо сжал зубы и вилял мордой. А потом забился в угол и спрятал свой нос от меня. Растрепанная, вспотевшая и красная после неудачной борьбы, я воинственно направилась на него.

— Все равно скормлю! — села на него верхом и кое-как все же смогла влить ему в пасть снадобье.

— Грхг… — недовольно урчал скривившийся дракон, чавкая.

— Знаю, невкусно. Но надо терпеть. Вырастишь, зато, самым сильным и красивым, — заверила его я, а он смотрел на меня преданными красными глазками и внимательно слушал.

Все шло своим чередом, кроме того, что на мне теперь какой-то артефакт, скрывающий мой странный дар. Я все также училась, все также тренировалась. Иногда мы с мастером посещали библиотеку в позднее время вдвоем, а иногда — по отдельности. И тем часам, что мы проводили вдвоем, молча перелистывая книги, я невероятно радовалась. И каждую встречу ждала с трепетом в сердце.

Найти хоть что-то не удавалось. Я видела, как он хмурится и на вопрос, нашел ли что-то, всегда отмахивался. Так продолжалось две недели.

— Скоро бал, — мечтательно протянула Рози.

— Угу, — угрюмо подтвердили мы с Торой.

— Надо подарки купить, — ковыряясь вилкой в обеде, заметила я. — И платья.

— У меня нет денег.

— Я одолжу, — тут же заверила я подругу.

— Не стоит…

— Тора, — нахмурилась я на рыжую.

— Адептка Гвиницелли! — раздался громкий голос в столовой.

— Я! — тут же встала из-за стола и с удивлением посмотрела на мужчину в военной форме.

— Это же стражник, — зашептались вокруг.

— Пройдемте на дачу показаний.

Я сразу поняла, что речь идет о моем нападении. Поэтому молча кивнула и под тишину, повисшую в столовой, покинула ее. Шла следом за мужчиной и думала о том, что меня сейчас ожидает. Либо нашли преступника, либо еще ищут и им понадобится мой подробный рассказ, что произошло в тот день. Мы дошли до кабинета ректора и первым, кого я увидела — был мастер, который склонился над кем-то.

— М-мастер, пожалуйста! — испуганно пролепетал парень.

— Этан, — оторвал ректор мастера от какого-то странного занятия. Резерфорд тут же выпрямился и обернулся на меня. Я застыла, увидев, как его лицо искажено злостью. Это он так меня не рад видеть? А потом опустил взгляд на того, кто сидит за ним.

Тим. С избитым лицом.

— О, Атена… — прошептала испуганно.

— Госпожа, проходите, — стражник подтолкнул меня и закрыл за нами дверь. А я не могла оторвать свой взгляд от парня, которого кто-то безжалостно избил. Я аккуратно посмотрела на мастера и его крепко сжатые кулаки, которые были в крови. — Вы знаете этого молодого человека?

— Знаю, — ответила сухо, смотря прямо на стражника. — Это Тим. Мы учились и занимались вместе у мастер Резерфорда.

— В тот день, когда на вас было совершено нападение, вы конфликтовали с адептом Криском?

— Для меня конфликта не было. Он хотел поединок и проиграл его в честной борьбе.

— Вам ранее угрожал этот молодой человек?

— Нет.

Я смотрела на то, как стражник быстро записывает за мной каждое слово. Поставил точку и посмотрел на меня.

— Можете быть свободной.

— Мне кто-то скажет, что происходит? — холодно спросила у присутствующих. — Тим? — выгнула я бровь.

— Я не хотел! — заорал он не своим голосом и дернулся на меня. Я ступила назад, но мастер пресек его попытку и толкнув его обратно на стул, встал между нами. — Кристалл, скажи им! Скажи!

— Что сказать?

— Ты же осталась жива! Скажи, чтобы не отдавали под плеть! Помоги, Кристалл!

Я медленно подошла к Тиму, аккуратно обогнув мастера. До последнего я не хотела верить в то, что именно он совершил на меня нападение. Он добивался моей смерти, ведь любой знает, как недолго может прожить избитый человек на сильнейшем морозе. Сердце сжалось, глядя на его испуганное, заплывшее лицо. Глаз почти не было видно.

— Почему я должна тебе помогать? — глядя на него свысока, равнодушно произнесла я.

Душа и доброе сердце кричали: скажи, чтобы его отпустили. Умоляй, чтобы смягчили наказание! Но разве этот человек не заслужил такого? Этот парень, который сейчас боится последствий за свой поступок, избил меня до полусмерти просто за то, что я его победила. Оставил умирать…

Я гордо развернулась и молча пошла к выходу.

— Стерва! Чтоб ты сдохла, подстилка резерфордская! — кричал он мне вслед, но я не обернулась. Вздрогнула, когда он обозвал меня и услышала, что его незамедлительно кто-то ударил.

— Этан! — возмущенный возглас ректора и болезненное мычание парня.

Лишь когда осталась одна, дала своим эмоциям выход. Закрылась в комнате и свернулась клубочком в кресле, заново переживая все, что случилось. Сначала невероятный страх и боль от избиения, обморожения и приближающейся смерти. Закрыла эти чувства на замок и запрещал себе переживать по этому поводу. И вот я посмотрела на того, кто это сотворил. И не стала препятствовать тому, чтобы его наказали по всей строгости. Когда же я стала такой черствой?.. Но не это ли есть справедливость? Человек, который сотворил со мной такое, может сделать подобное и с другим адептом. И ему может не так сильно повезти, как мне. Его могут найти позднее, чем меня.

И почему он назвал меня подстилкой Резерфорда?

Стук в дверь вывел меня из мыслей. Я равнодушно глянула на нее и сделала вид, что никого нет. Стук повторился. Тяжело вздохнув, я накрылась пледом с головой. А когда замок сам по себе открылся и кто-то вошел в комнату, я даже не стала смотреть, кто же это может быть.

— Зашел спросить, как ты?

— Нормально.

Мастер потянул мой плед вниз и оказалось, что наши лица непозволительно близко друг к другу. Качнусь — и мы наши носы соприкоснуться.

— А в кабинете такая гордая была, — ухмыльнулся мужчина, большим пальцем вытерев слезы. — Хвалю.

Я не стала отвечать. Поскольку заняла кресло, Резерфорд присел на край моей кровати.

— Ты сделала все правильно. Его поступок непростителен. Парень неадекватен, не раз устраивал драки на фоне того, что где-то кому-то уступил. Ты стала первой крупной жертвой и мы надеемся, что последней. Я видел, что тебе жаль парня, но это — справедливость. Ты поступила разумно, понимая, что может пострадать кто-то еще.

— Именно так, — ответила осипшим голосом.

Мы немного помолчали. Я опустила глаза и расковыривала болезненный заусенец, даже не стараясь скрыть того, что жутко нервничаю.

Внезапно мастер поднялся и щёлкнул меня по носу. Я так удивилась, что просто замерла, тупо хлопая глазами.

— Жду тебя в библиотеке в десять, — мастер улыбнулся уголками губ и вышел, прикрыв дверь за собой.




Эта игра ему нравится

- Ты мой маленький, — я почесала за ушком примостившегося на моих коленях дракона. Сегодня был выходной и воспользовавшись свободным временем, решила провести пару часов с Малышом.

— Мммрк, — он шлепнул хвостом.

— Скоро будешь летать, — пробежала пальцами по его крыльям, которые вот-вот уже должны окрепнуть. Его сверстники уже понемногу начинают, но Малыш с рождения был слегка отстающим. Но в скором времени, я чувствую, это исправится.

Здесь было тепло, слышалось сопение и ворчание драконов. А снаружи разыгралась уже порядком поднадоевшая метель, а впереди еще пару месяцев зимы. Через две недели будет бал, а сегодня мы с Торой и Рози наконец собрались выехать в город за подарками и платьями.

— Кристалл! — выкрикнула Тора, не заходя в амбар. — Ты тут?

— Да! — крикнула в ответ. — Все, малыш, мне пора, — чмокнула в холодный, мокрый нос дракончика и скрипя сердце покинула его, слыша вслед себе его, как и всегда, недоуменное мурчание.

— Только ты так возишься с ним, — хихикнула подруга, кутаясь в свое пальто. — Атена, ну и погодка. Хорошо, что дали два выходных.

— Он как котенок, маленький и миленький, — я спрятала свой нос в высоко поднятый шарф, а руки в карманы. Так и дошли до повозки, которая отвезет нас в город.

— Ну и мороз, — недовольно засопела Рози, смотря в запотевшее стекло. Мы поддержали ее хмурыми взглядами и съежились, как воробушки. Я обвела взглядом пассажиров, которые ехали с нами. Какие-то старушки с недовольным, надменным взглядом. Мужик-алкаш в потертом пальто сальным взглядом разглядывал адепток, но особое внимание уделял именно Рози, которая была одета в скромное пальто. Такое пальто, как мне пояснили, носят только жрецы и их семьи. Незаметно толкнула локтем рыжую, привлекая ее внимание. Тора вопросительно на меня посмотрела. Тихонько кивнула в сторону мужика, который уже откровенно глазел на Рози. Мы с подругой переглянулись.

«Не обращай внимания», — говорил ее взгляд.

«Нужно быть бдительными!» — говорила я в ответ.

Дотряслись мы до нужной нам станции и стали выходить. Не отлипавшая от нас Рози, как банный лист, шла следом. Вдруг она вскрикнула, а я фыркнула, зная, что именно так все и должно было кончится…

- Пускай твоя Атена поможет тебе! — мерзким, прокуренным голосом сказал он, резво сажая девчонку себе на колени.

— А-ну отпусти! — тут же вступились пассажиры. Мы с Торой подлетели к визжащей Рози, пока какая-то бабка била негодяя по голове своей палкой. Возникла шумная потасовка, из которой мы ловко вытащили плачущую Рози.

— Ну-ну, — я приобняла подругу и успокаивающе погладила ее по спине. — Всякие козлы встречаются на жизненном пути, — изрекла философски. Рози крепко вцепилась в меня и шмыгнула носом.

— Да ладно тебе, Рози, ничего страшного не произошло. Пошли, лучше, сходим платье посмотрим, съедим шоколадных пирожных, — успокаивающим голосом говорила рыжая, гладя Рози по голове.

— Угу, — угрюмо сказала подруга. Она отцепилась от меня и пошла в сторону кондитерской, явно намереваясь заесть свое горе.

И действительно: горячий шоколад, пару пирожных и эклер — и это все ей одной. Я решила обойтись зеленым чаем с корзиночкой, а Торе взяла кофе с эклером. Рыжая как всегда отнекивалась, но я понимала, что у нее просто не было денег. Глянула в окно — метель успокоилась и теперь снег падал мелкими-мелкими хлопьями.

— Смотрите, кто здесь, — зашептала Рози, стреляя глазами в сторону двери. Я замерла, увидев мастера в компании Амалии. Резерфорд был одет в элегантное, черное пальто. Снег красиво опустился на его волосы и плечи. Пальцами он взъерошил свою шевелюру, струшивая с нее снег. Профессор вилась вокруг мастера, как змея. В голове сразу промелькнула сцена, свидетелем которой я стала не по своей воле. Мастер бегло осмотрел кондитерскую и замер, заметив меня. Наши взгляды встретились и делать вид, будто я совсем ничего и никого не заметила, не стала. Ладонь Амалии опустилась на его крепкое плечо и заглянула она ему в глаза так преданно, что стало тошно. Мастер отвел взгляд и посмотрел на спутницу так, что она тут же убрала руки и глупо захихикала.

— Спят, — сделала вывод Рози.

— Угу, — скучающе подтвердила Тора, которой на чужую личную жизнь было плевать с высокой горы. За это я и ценила подругу — она была удивительной девчонкой.

— А он сладкоежка, — заметила Рози. Мы втроем наблюдали за тем, как мастер набирает целый пакет разных эклеров, круассанов и прочей сладкой ерунды.

— Судя по его выбору спутницы — еще какой, — не выдержала я едкого комментария.

Кондитерскую парочка покинула сразу, как только скупилась. Мастер не обернулся на меня ни разу, а вот взгляд Амалии я видела неоднократно. И каждый раз, когда я смотрела на них, она пыталась прильнуть к мастеру ближе. Словно знает, что я к нему чувствую.

— Ну что, идем? — я резко встала, даже не услышав ответ девчонок. Из этого места хотелось уйти поскорее. Тора проводила меня внимательным, задумчивым взглядом. И вдруг я остановилась. Мою голову посетила гениальная мысль. — Напьемся? — предложила я подругам, которые от услышанного онемели.

— Давай! — резво поддержала меня дочь жреца, слегка меня удивив. Именно от неё я ожидала отговоры.

— Нельзя же, — попыталась вразумить нас Тора, но наши горящие глаза от предвкушающего вечера говорили сами за себя. — Хорошо, — закатив глаза, сказала рыжая. — Но сначала — то, за чем мы сюда приехали.

И первым делом мы посетили лавку с платьями, где покупали наряды на осенний бал. Рози, как оказалось, платье не собиралась себе покупать — ей досталось оно в наследство от старшей сестры, которая заканчивала совершенно другую школу, поэтому об этом никто не узнает. А вот мы с Торой выбирали тщательно. Как бы я не уговаривала подругу выбирать то, что ей нравится и не переживать на счет цены, она все равно смотреть на неброские бюджетные варианты. Пришлось подговорить продавщицу, чтобы она сказала цену поменьше на некоторые платья. Потом я расскажу принципиальной подруге правду, но не сейчас.

Под рыжие волосы моей подруги наряд было выбрать сложно. Но темно-синее, бархатное платье, расшитое черными бусинами, село на ней, как влитое. На зимнем балу оно будет выглядеть более, чем уместно. А Тора на моих глазах превратилась в настоящую красавицу.

Я тоже занялась выбором платья. Всегда любила яркие вещи, но не знала, как к такому относиться здесь. И вдруг я увидела его: алое, расшитое мелкими камнями, переливающееся на свету. Оно выгодно подчеркивает фигуру, красиво очерчивает грудь. Рукавов у него нет, в комплекте идут черные кружевные перчатки. Оно было открытое, но корсет затягивался так, что я не боялась, что оно упадет с меня в самый неподходящий момент.

— Вау, — выдохнули подруги, когда я его примерила. Сама же не могла оторвать глаз от своего отражения — платье действительно шло мне и по цвету, и по форме. Сейчас я отчетливо увидела, насколько похожа на свою мать. Она всегда предпочитала элегантные наряды, а на особые вечера, куда приглашали моего-отца политика в компании с супругой, она всегда надевала кричаще-красное. И выглядело в этом потрясающе.

— Беру! — сказала уверенно, чувствуя себя в нем даже не маркизой, а самой настоящей королевой.

С подругами мы договорились встретиться через час у лавки, где продают алкоголь. Разделились мы специально, чтобы не видеть, какие подарки придумали друг другу на праздник. Про себя я называла его новым годом, их название запомнить мне пока не удавалось. Рождение мира, что ли… Точно зная, что хочу подарить Торе, заглянула в лавку дорогих парфюмов и выбрала цветочный аромат, который сразу напомнил мне о подруге. Для Рози я выбрала подарок поскоромнее, памятуя о нашей с ней ссоре и о том, что общаться мы начали совсем недавно. Посчитала, что кошелечек черного цвета для дочери жреца будет в самый раз.

Времени оставалось много, поэтому решила прогуляться по другим лавкам. Забрела в маленькую лавку, где продавалось оружие. А продавал его самый настоящий, бородатый гном! Я старалась сделать вид как можно непринужденнее, словно гномов в своей жизни встречала ежедневно.

— Себе выбираете? — поинтересовался продавец.

— Нет. На подарок, — мое внимание привлек клинок, удивительно тонкий, искусно выточенный, сугубо мужской.

— Эльфийский металл, с ним он будет победителем в любой борьбе, — заверил меня продавец.

— Вы же знаете мастера Этана Резерфорда? — решила поинтересоваться я, вспоминая, что мастера должны знать многие, ведь занимал он пост не самый последний, и к тому же — герой многих войн.

— О, конечно! — восхитился гном. — Так значит, выбираете подарок ему?

— Да. Он мой преподаватель. Решила порадовать.

— Прекрасный выбор, госпожа, — гном, решив, что я уже уверена в своем выборе, стал запаковывать клинок в специальную обертку, чтобы я довезла его таким образом, чтобы не задеть ни себя, ни кого-либо еще.

Выйдя на улицу, я почувствовала какое-то волнение. Даже странно подул ветер, как-то не так, как обычно… Словно надвигалось что-то опасное. Слышались крики, топот копыт. Люди останавливались и смотрели в сторону шума.

— Король вернется! — кричала толпа, идя по улице. Надо же, митинг?

— Король вернется! — продолжали они. Вдруг люди стали разбегаться и что-то рисовать на стенах. — Король вернется!

Позади послышалось ржание лошадей и свистки. Кто-то взял меня под руку — подруги нашли меня и стояли рядом, взволнованно смотря на бунтующий народ. К ним стали подъезжать стражники и сначала попытались разогнать по-хорошему, но народ не успокаивался.

— Король вернется!

— Король у нас один! — выкрикнул какой-то стражник и началась откровенная потасовка. Я вскрикнула, когда стражники стали избивать протестующих. Обычный народ стал разбегаться и мы, поняв, что скоро достанется и нам, скрылись в алкогольной лавке. Через окошко, вместе с подавальщиком, наблюдали за волнением на улице.

— Король вернется!

— Король у нас один!

Голоса смешались, крики нарастали. Кто-то успел убежать, а кого-то связали. Кого-то стражники вырубили, а кто-то наоборот — вырубил стражника, подписав себе приговор…

— Что происходит? — испуганно спросила я у Торы.

— Говорят, по всему королевству начинают работать группировки, которые верят в возвращение, — она понизила голос так, что мне стало ее почти не слышно, — в возвращение истинного короля.

— А вам чего? — громко спросил продавец за прилавком. Мы испуганно вскрикнули и обернулись к большому троллю, который стоял в смешном белом фартуке.

— А что посоветуете? Так, чтобы благородные дамы могли вечерком напиться, а утром не болеть? — проникновенно спросила я, сразу понимая — передо мной мастер своего дела.

— Хм, — тролль сначала задумчиво посмотрел на нас, а потом полез за прилавок. Поставил он перед нами благородное, эльфийское вино. Пять бутылок.

— А зачем пять? Нас же трое.

— Поверьте, — заверил он нас в своей правоте кивком головы.

— Ну, хорошо, — усмехнулась и оплатила покупку.

Зашла в свою комнату злая. Очень злая. Образ Амалии и Резерфорда не выходили из моей головы. Я уже не ревновала и не расстраивалась, я просто была очень злая. И непонятно, на кого… на себя? На мастера? Но за что на него злиться? За то, что у него есть личная жизнь?

Тора заглянула в мою комнату в назначенное время, словно воришка. Она настолько боялась быть пойманной, что выглядела жутко смешно.

— Я отмажу, у меня связи, — сказала и рассмеялась своей шутке.

— Очень надеюсь, — дрожащим голосом сказала подруга, но сидит и верно ждет, когда начнется пьянка. Забежала Рози как раз в тот момент, когда мы допивали уже второй бокал. На мою рыжую подругу вино подействовало сразу, видимо, до этого она не сильно распивала алкоголь. Открылась она с совершенно другой стороны: из спокойной девчонки превратилась во взбалмошную, громкую хохотунью.

Горячительная жидкость расслабила меня и я с легкой улыбкой наблюдала за тем, как Тора пританцовывает, а Рози громко напевает какую-то песню. Наверное, очень веселую, судя по тому, как рыжая выплясывает.

Стук в дверь заставил всех замереть и мигом попрятать все бутылки. Тора и Рози прижались друг к другу, как испуганные птенчики. Закатив глаза, я приоткрыла дверь. Передо мной, с глупой улыбкой стоял Джо.

— А что вы здесь делаете? — он попытался заглянуть в комнату, но я легонько толкнула его в грудь.

— То, что вам, мальчикам, запрещено, — изрекла глубокомысленно. Парень принюхался и расплылся в широкой улыбке.

— Пьете, — утвердительно сказал он.

— Пьем, — подтвердила я.

— А с вами можно?

— Только со своим.

— Ууу, какая, — протянул парень, на мгновение задумавшись. — Сейчас принесу! — и унесся в свою комнату. Я уже собиралась закрыть дверь, но услышала всхлипы. Вновь выглянула в коридор и увидела, что опершись лбом о стекло, стоит никто иная, как маркиза. Помялась недолго, ведь по сути меня не должно волновать, почему маркиза решила поплакать в коридоре общежития. Уже собралась закрывать дверь, но в последний момент передумала. Закатила глаза, злясь на свое решение.

— Бейнс? — удивилась шепотом, аккуратно подойдя к девчонке. Она косо посмотрела на меня и отвернулась. Я ожидала чего угодно, но никак не того, что со мной просто не станут разговаривать. — Все нормально?

— Как ты определила с первого взгляда, что он кабель? — сухо сказала маркиза, пустым взглядом глядя в окно. Мы обе замолчали. Я понимала, о чем она говорит — ее возлюбленный принц не пропускает ни одной юбки, а она — нареченная, которая не может просто так уйти от ненадежного спутника жизни.

— Глаз наметан, — выдохнула, вспоминая свой неудачный роман. — Знаешь что, маркиза? Забудь на сегодняшний вечер о том, что ты маркиза.

— Что ты имеешь в виду, нищенка? — всхлипнула Бейнс.

— Пошли, — я загадочно улыбнулась и повела маркизу в мою комнату. Она думала недолго. Пошла за мной, когда я уже дошла до двери. Тора и Рози замерли, увидев, кого я привела. Бейнс тоже осталась стоять в дверях, пока я не всучила ей в руки бокал с вином.

— Помогает от разбитого сердца на сто процентов, — заверила я.

— Это точно можно пить? — усомнилась маркиза, сморщив свой породистый носик.

— Уверяю.

— Если кто-нибудь узнает… — пригрозила Бейнс.

— Никто не узнает, — заверила я девушку серьезным тоном.

Маркиза выпила вином залпом, за что заслужила аплодисменты от собравшихся зрителей.

После первого бокала маркиза стала, как говорится, «своя». Девчонка настолько устала от всего, что происходит в ее жизни, что откровенно напивалась и жаловалась на свою жизнь Рози, которая поддерживала ее своими рассказами о своей семье. Пьяные девчонки, которые уже стали подругами, обнимались и вытирали друг другу слезы.

Джо пришел не один — принес две бутылки настойки, а следом за ним увязался и Марк. Не ожидала я, что в моей тесной комнате планируемый девичник превратиться в грандиозную, что называется — тусовку, которую стены этого благородного замка ранее не видали.

Мальчишки общались в основном со мной. Мы шутили, пили за все, что только можно. В основном они пили за меня и говорили, что я — виновница торжества. Мол, такие здесь точно не рождаются и я явно прибыла из другого мира. Никакая благородная девица не устроила бы откровенную пьянку просто потому, что устала.

— Зато маркизе идея понравилась, — усмехнулась, кивнув на пьяненькую брюнетку.


Вино заканчивалось. Я сидела и мутным взглядом смотрела на всю толпу, которая собралась в нашей комнате. В углу целовалась Тора с Джо. Я слегка удивилась, увидев эту картину, но не более. Я прибыла сюда из современного Лондона, где такие тусовки заканчивались чем-нибудь похлеще. Марк прижимался к маркизе, которая с удовольствием отвечала на его ласки. Рози посапывала в углу, прижимая к себе бутылку настойки.

А у меня перед глазами мастер и Амалия. Я сжимала в руке бокал от злости. Но я ведь лучше, чем она!

И мою пьяную голову посетила гениальная мысль: а что, если прийти к нему в комнату прямо сейчас? И плевать, будет там эта профессоришка или нет. Меня настолько вдохновила эта мысль, что я, выпив залпом бокал вина, открыла шкаф, вытащила стратегический комплект эльфийского белья, переоделась в ванной и тихо покинула комнату, будучи уверенной, что меня никто не кинется искать.

Голова моя совсем не думала. Я добежала до домиков преподавателей, не чувствуя мороза. Здесь царила тишина и спокойствие. Поэтому шагала я, как кошка. Ну, мне так казалось. Дошла до нужной двери и постучала. Никто не открыл. Попыталась открыть сама — заперто. Пожала плечами, щелкнула пальцами — и дверь мне открылась. Осмотрела комнату — Амалии не было.

Как только прошла, услышала звук воды. В голове тут же предстала соблазнительная картина с обнаженным мастером под струями воды. И как мне его встретить? На кресле заметила его черную рубашку. Безумная, совсем безумная мысль… Но меня было не остановить. Быстро стянув с себя одежду, я накинула его рубашку на себя и посмотрела в зеркало — неплохо. Очень даже сексуально. Дверь из ванной открылась и в отражении я увидела, как из нее появился мастер в одном полотенце на бедрах. В его глазах промелькнуло удивление, когда он увидел меня в таком виде. Мои пьяные глаза блеснули, а на лице появилась соблазнительная улыбка.

— Я слышал, как ты вошла, — сказал он.

— Я не сомневалась, — усмехнулась, поворачиваясь к нему лицом. Наконец удалось рассмотреть то, о чем все так говорят: его тело действительно усыпано шрамами. Но это привлекало меня к нему еще больше.

— Объяснишься? — холодно спросил мастер, склонив голову набок. Но его тон меня нисколько не испугал.

— Зачем? — усмехнулась я, подходя к нему, словно кошка. — По-моему и так все понятно, — я остановилась рядом с ним почти вплотную. О, как же от него пахнет… Какой же он мужественный. Я почувствовала, как стало ныть между ног. Облизнула губы, запрокинув голову и смотря ему прямо в глаза. И увидела то, чего хотела больше всего — желание мужчины. То, что не сможет скрыть ни один. Мои холодные пальцы прикоснулись к его горячей, напряженной груди. Мышцы сократились, а я пробежала чуть ниже, очерчивая его кубики пресса. Погладила длинный шрам, пересекающий живот, вызвав еще одно сокращение мышц. Но он не отступил, а наблюдал за моими действиями мутным взглядом.

— И все же, Кристалл, — вдруг Резерфорд отошел от меня и стянул с своих бедер полотенце, оставшись совершенно голым. Я настолько не ожидала такого поворота событий, что на мгновение даже протрезвела. Но лишь на мгновение, потому что мое желание тут же увеличилось и опьянило еще больше. Увидела длинный шрам на спине и тут же захотелось прикоснуться к нему. Мастер откинул полотенце и вальяжно расселся в кресле, подперев одной рукой свою голову. Мои глаза категорически отказывались подниматься выше того, благодаря чему он зовется мужчиной. С дрожью представила, как он выглядит, когда полностью возбужден. — Ты пришла в мою комнату, разделась, надела мою рубашку. Пьяная. Почему я не должен выставить тебя за дверь? — говорит Резерфорд с ухмылкой.

Медленно подошла к нему. Посмотрела на вальяжно развалившегося в кресле мужчину и стала расстегивать его рубашку.

— Решила показать свой комплект белья. Как считаете, мне идет? — его рубашка упала к моим ногам. Резерфорд пробежал взглядом по моему телу. Его глаза и то, что ниже талии, уже полностью показывали явно одобрение. — Это можно считать комплиментом? — ухмыльнулась я.

— Ты не ответила на вопрос.

Опершись руками о подлокотники я склонилась к его лицу. Медленно потянулась к губам, чтобы поцеловать, но в последний момент увернулась и лизнула его щеку. Потянулась к ушку.

— Потому что вы не хотите, чтобы я уходила, — прошептала и прикусила мочку его уха. Повернувшись к нему спиной, я медленно села к нему на колени и опрокинулась к нему на грудь. Слегка прогнулась в спине, наблюдая за его реакцией. Вдруг одна его ладонь скользнула по моему животу и плавно поднялась вверх. Он крепко сжал мою грудь, смотря мне в глаза. Другая его рука стала плавно опускаться вниз. Когда его пальцы коснулись краешков кружевных трусиков, я соскочила с его коленей и виляя бедрами, направилась к кровати. Присела на нее и соблазнительно провела ногой по ковру. Резерфорд не отставал — он пошел следом за мной. Прикусив губу, я еще раз осмотрела его тело, не веря в то, что он не прогнал меня. Не веря в том, что это действительно сейчас произойдет.

Мастер опустился на колени передо мной и нежно взял одну мою ногу. Умелыми поцелуями он стал подниматься выше, сводя меня с ума. Чем выше прикасались его горячие, влажные губы, тем острее я все воспринимала. Мужчина навис надо мной, оставив без самого сладкого.

— Поцелуй меня, — прошептала, почти умоляя его. — Пожалуйста.

— Ты так этого хочешь? — проникновенно спросил он хриплым голосом.

— Я мечтаю об этом уже так давно, — всхлипнула, положив ладонь на его щеку. Большим пальцем прикоснулась к его шраму, пересекающий глаз. Это словно побудило его действовать дальше, если он и сомневался. Мужчина нагнулся и поцеловал меня страстно и желанно. Так, как однажды целовал не по своей воле. Я простонала ему в губы, выгибаясь навстречу. Мурашки пробежали по моей коже. Одну ногу я закинула ему на бедра, вжимаясь в его тело. Мне безумно хотелось почувствовать его полностью в себе.

— Поспи, Кристалл, — оторвавшись от моих губ, хрипло сказал Резерфорд.

— Что? — не поняла я. А потом мое сознание помутнело и я провалилась в темноту.

Просыпалась тяжело и болезненно. В голове шумело, а первая мысль была: «Тролль, гад, обманул».

— Ммм… — потянулась, не припоминая, с каким пор моя кровать стала такой огромной.

— Доброе утро, — послышался рядом голос мастера. Перед закрытыми глазами промелькнули картинки-воспоминания вчерашнего позорного вечера. Хотелось провалиться сквозь пол… — Видимо, не доброе, — в его голосе послышалась явная насмешка.

— Простите меня, — всхлипнула, уткнувшись в подушку носом. Мне ничего не ответили, от чего я почувствовала себя еще ужаснее. Пролежала я так немного, воздуха становилось катастрофически мало. Постепенно тошнота и головная боль стали отступать и поняла, что тролль-то не гад! Решив, что молчание — знак того, что тебя выпроваживают не только комнаты, но и из своей жизни, я откинула одеяла и не глядя на рядом лежащего Резерфорда в одних штанах и книгой в руках, завернулась в одеяло и свесила ножки с кровати.

— Далеко собралась? — я удивленно оглянулась на мастера, который насмешливо наблюдал за мной. Невольно мой взгляд опустился на его штаны, и я вспомнила… вспомнила абсолютно все. Покраснела и быстро отвернулась.

— Очевидно, что спешу покинуть вас и больше не попадаться вам не глаза. Ну, и еще Амалия же может к вам прийти. Вы же, вроде как, вместе… — пробубнила и попыталась подняться, но одеяло осталось на кровати и теперь я стояла в одном нижнем белье, в котором пришла вчера к нему. Тут же обхватила себя руками и села обратно.

— Во-первых, я не хочу, чтобы другие преподаватели увидели, как из моей комнаты выходит адептка. Во-вторых, меня откровенно бесят слухи о нас с Амалией, — в голосе почувствовалось явное раздражение и злость. — Я не обязан отчитываться.

— А в-третьих? — буркнула, не оборачиваясь.

— А в-третьих, полежи, подумай над своим поведением.

— Еще чего, — хмыкнула и гордо поднялась. Продефилировала перед ним по всей комнате, собирая свои раскиданные вещи. — Пусть все видят, что у мастера Резерфорда насыщенная личная жизнь. К нему и госпожа Амалия Кастро заглядывает, и адептка Гвиницелли пристает. Не мужчина, а мечта!

— Села быстро на кровать, — строгий голос бывшего вояки подействовал беспрекословно. Правда, села я не на кровать, а на вблизи стоящее кресло. Вспомнила, что вытворяла на нем вчера, но не позволила эмоциям взять вверх. — Я сказал, что ты останешься здесь. Когда решу, что тебе пора, тогда и уйдешь.

Мы замолчали. Мастер уткнулся в книгу, а я себе под ноги. Было ужасно неловко и стыдно, я не знала, как вести себя… Но с другой стороны, он ведь меня не прогоняет? И вчера не прогнал. Я помню, что он желал меня. Его поцелуи горят на моем теле, словно ожоги. Да и мужской орган, в конце концов, выдал его с головой! Уставшее тело после алкоголя требовало постели. Плюнув на все, я решила снова прилечь. Хитрая мысль посетила голову — я подошла к кровати со стороны, где лежал Резерфорд. Он вопросительно выгнул бровь, наблюдая за мной. С грацией кошки я перекинула сначала одну ногу через него, с удовольствием понаблюдала за его напряжением, а потом перекинула вторую ногу и плюхнулась, завернувшись в одеяло.

— Мастер, почему вы меня не выставили за дверь?

— Молодая, безумно красивая, умная девушка пришла к холостяку в его нору в шикарной нижнем белье, пьяненькая и влюбленная. Как здесь можно устоять? — проговаривал он спокойно. Любоваться на него такого: домашнего, расслабленного, с книгой в руках — было выше моих сил…

— И вы, значит, не устояли. Слабо верится, мастер, — фыркнула надменно.

— Да. В этом был мой спортивный интерес.

— Зацеловывали вы меня тоже ради спортивного интереса?

Повисло неловкое молчание. Мне показалось или Резерфорд действительно обескуражен? Нарушил тишину стук в дверь.

Резерфорд косо глянул на меня, а я испуганно на него.

— Просто молчи и не показывай свое лицо, — прошептал он, накрыв меня с головой в одеяло. А мне стало по-настоящему страшно, вдруг это ректор? Вдруг кто-то узнал, что я здесь?

Резерфорд открыл.

— Этан, доброе утро! — послышался сладкий голос Амалии. Меня это жутко взбесило и я со стоном повернулась, раскрывая одну оголенную ногу. Мое лицо осталось незамеченным — только ноги. Молчание. — Ты… ты не один?! — сипло спросила женщина. Резерфорд обернулся, чтобы оценить обстановку. В его поле зрения тут же попала моя оголенная нога и то, что находится чуть выше. Благо, я была в нижнем белье.

— Как видишь, — выдохнул Резерфорд вроде как с досадой.

— Паршивец, — прошипела злобно Амалия. Она замахнулась на мужчину, но дать пощечину так и не сумела — он поймал ее руку в полете. Женщина испуганно всхлипнула.

— Я не давал тебе никаких поводов на что-то надеяться и был с тобой всегда предельно честен. Думаю, я не заслужил подобной реакции на новость о том, что у меня все же есть личная жизнь, — говорил он холодно и проникновенно. В его тоне слышалась скрытая угроза, он не из тех, кто будет позволять женщинам так с собой обращаться. Он галантен, интеллигентен и примет пощечину, когда действительно ее заслуживает.

— Извини, — выдавила из себя Амалия. Дверь захлопнулась, повернулся ключ, закрывающий ее на замок. Сев на кровать, я посмотрела на мастера, который, как ни в чем не бывало, уселся в кресло и взял книгу.

— Вы все время читаете?

— Только тогда, когда решил найти то, что меня очень интересует.

— Вы говорите о моем даре? — усмехнулась, рассматривая его комнату. Ее можно было воспринимать, как полноценную квартирку. Здесь и большая кухонька, и гостиная, и ванная комната.

— Именно, — кивнул мужчина.

— Ну, что ж, раз уж я здесь надолго… — под внимательный взгляд мастера я, стараясь не показывать, что стесняюсь, вылезла из одеяла, оставшись перед ним в одном нижнем белье. — Нужно позавтракать, верно? Вы уже ели?

Мужчина отрицательно покачал головой, смотря на меня потемневшими глазами. В руке он крепко сжал книгу, что не утаилось от меня. Медленно, потягиваясь на ходу, я подошла к его рубашке, которая так и осталась лежать на полу. Нагнулась за ней и надела так, как ночью.

— Любите омлет? — перекинула волосы на одну сторону и прошла на кухню, виляя бедрами. Не знаю, что за игру я затеяла, но внутри бурлило от эмоций. Понятия не имею, чем это все закончится для меня, но сейчас — поступаю так, как велит сердце. И гормоны, черт возьми…

— Люблю, — послышался хриплый голос за спиной. Я не услышала, когда Резерфорд прошел на кухню. Посмотрела на него через плечо, улыбнулась смущенно и стала беспринципно лазать по шкафам. Нашла все ингредиенты, которые мне нужны, даже запасы сладкого: и шоколад, и недавно купленные эклеры…

— Да вы сладкоежка, — усмехнулась, полуобернувшись. Увидел, что он прильнул спиной к стене и сложив руки на груди, внимательно наблюдал за моими действиями.

— Еще какой, Кристалл, — бархатно ответил мужчина.

Я стала взбивать яйца. Вздрогнула, когда почувствовала, что сзади меня стоит мужчина. Жар его тела обволакивал меня и заставлял нервничать еще больше.

— Ну кто же так делает? — спросил он на ухо. Я резко обернулась и наши лица оказались в опасной близости друг от друга. Я чувствовала тепло его губ, они словно магнит притягивали меня к себе. Поймала себя на мысли, что стою с полуоткрытыми губами, дышу тяжело и опьяненным взглядом смотрю в насмехающиеся глаза Резерфорда. В которых плещется такой огонь, который ранее я видела лишь однажды…

Из помутнения меня вывело то, что он забрал у меня вилку и стал взбивать яйца сам.

— Порежь зелень, — сказал он так, словно до этого ничего и не было.

— Угу, — буркнула себе под нос и стала послушно нарезать зелень, косо наблюдая за тем, как готовит мастер. На лице — игривая ухмылка. Ему явно нравится игра, которую я затеяла, и мне совсем непонятно, почему он решил поддержать меня. А вообще-то, изначально планировалось, что главной в этой игре — я!

— Мастер, — я подошла почти вплотную к нему и потянулась к соли, касаясь грудью к его спине. — Нужно посолить, не забыли? — Резерфорд послушно отступил, давая мне исполнить эту опасную миссию.

Омлет отправился на сковородку, мастер — поспешил усесться в кресло. С удовольствием замечала, как он поглядывает в мою сторону, а одну ногу закинул на другую таким образом, чтобы я не увидела ничего лишнего.

— А тарелки где? — оглянулась я на него.

— Там, — кивнул он на верхний шкафчик. Я оценила с низины своего роста и встав на носочки, дотянулась до шкафа. Почувствовала, как поднялась рубашка Резерфорда, открывая часть моих ягодиц.

Я была впечатана в стол в ту же секунду. Оказалась в его плену. Он опирался о стол руками, грудью прижимался к моей спине. Горячее, тяжелое дыхание коснулось моей шеи. Я судорожно выдохнула, готовая на все уже сейчас. Я слегка откинула голову набок, принимая его поцелуи, но…

— Помочь? — хрипло произнес мужчина, так и не прикоснувшись своими губами к моей шее. Лишь обжог ее своим горячим дыханием.

— Я сама, — ответила в тон ему и достала тарелки. Он отошел, освободив меня. Разложив еду на тарелки, я поставила их на обеденный стол и вернулась к шкафчикам за вилками.

— Кристалл, — я обернулась и вдруг он поцеловал меня страстно, жарко и напористо. Внутри все оборвалось — я застонала ему прямо в губы. Из моих рук вывалились приборы. Я плавилась, словно пластилин в горячих руках Резерфорда. Мастер подхватил меня под ягодицы и крепко сжал их, вызвав во мне еще один стон. Я оказалась на столе. Он усадил меня на него, не разрывая поцелуй. Руки мастера забрались под рубашку. Он гладил мое тело, а я отвечала ему тем же. Вжималась в него, углубляя и без того глубокий, невообразимо страстный поцелуй. Я горела, дрожала от возбуждения… Он рычал мне в губы, еле сдерживая себя от того, чтобы не разорвать на мне одежду, которая уже стала невероятно раздражать. Потянулась, чтобы снять с него футболку. Почти смогла это сделать, как вдруг раздался стук в дверь. Мы замерли оба, словно очнувшись. Удивленно посмотрели друг на друга.

— Что мне делать? — прошептала ему в губы.

— Проверни тот же фокус, что и с Амалией, — шепнул он в ответ. Я соскочила со стола и прытко добежала до кровати. Накрылась одеялом с головой, высунув одну ногу.

Мастер открыл дверь.

— Этан, доброе утро! — послышался как всегда бодрый голос ректора. А у меня застучало сердце в висках от страха. Все было возбуждение мигом улетучилось.

— Доброе, — спокойно поприветствовал гостя мастер.

— Я пришел… э… — кажется, он увидел меня. — Ты что, не один? — громким, удивленным шепотом произнес Деборд.

— Как видишь, — подтвердил мастер. Повисло молчание. Я не видела, как отреагировал ректор и было жутко интересно посмотреть на него в этот момент.

— Ну наконец-то, друг! Ты заканчивай тогда, и загляни ко мне в кабинет через полчасика. Это по поводу бала и Кристалл.

Я мгновенно напряглась. Задышала тяжело, вслушиваюсь в каждое их слово, чтобы не пропустить ничего лишнего. При чем здесь я? У них есть какие-то планы на мой счет? Они что-то от меня скрывают?

— Хорошо, — за ректором захлопнулась дверь.

— Почему вы должны обсуждать меня? — тут же задала я вопрос, откидывая от себя одеяло. — Я чего-то не знаю? Как часто вы обсуждаете меня? Это связанно с моим миром или даром?

Мастер спокойно сел за стол и принялся завтракать.

— Как только я узнаю, что произошло, обязательно тебе сообщу, если сочту нужным, — сказал он холодно. Выглядел мастер так, будто ничего в этой комнате и не происходило пару минут назад. Желудок мой заурчал, напоминая, что не самое время строить из себя гордячку. Сев напротив Резерфорда, я умяла омлет быстрее него, только чтобы поскорее уйти из этой комнаты. Отставила тарелку и стала быстро одеваться в свои вещи.

— Нужно проверить, наверное, чтобы никого не было? — спросила, остановившись у двери. Ну вот, теперь между нами повисла та самая неловкая пауза, которая портит все.

— Да, — мужчина подошел к двери. — Кристалл, прежде, я хотел бы…

— Забыть, что было между нами? Уже, мастер Резерфорд. И вы ни в коем случае не хотели поиметь меня прямо на том столе, — сказала я и вышла из комнаты мастера, не став дожидаться, когда он посмотрит, есть ли кто в коридоре.


Кто я?

Посапывающими в моей комнате я застала только маркизу и Марка. Вещи разбросаны, оба — жмутся друг к дружке от холода. И спят так крепко, словно младенцы.

— Кхм, — я удивленно застыла. Уже представила, как Бейнс сейчас начнет меня обвинять в случившемся.

— Мм… — прокряхтела маркиза. Марк всхрапнул и прижал девушку к себе крепче, от чего одеяло слегка сползло. Я мигом повернулась к ним спиной.

— Друзья мои, просыпайтесь. Пора вернуться в реальный мир.

— О, Атена… — послышался за моей спиной шокированный голос маркизы и Марка.

— Бейнс, я…

— Потом поговорим, — холодно кинула ему девушка, по-видимому, уже одеваясь. — Дай пройти, — она пихнула меня в бок и вылетела из комнаты фурией. Я оглянулась на Марка, который сидел на кровати и пытался натянуть штаны.

— Шевелись, — бросила ему, открывая окна. Дышать перегаром и потными телами было то еще удовольствие. — И бутылки убери. Устроили тут… — бубнила себе под нос.

— Угу, — непременно согласился парень. Я не оборачивалась на него, а смотрела в окно. То, что я увидела — заставило меня оцепенеть и откровенно ужаснуться. Знак, похоже, символ того, что истинный король возвращается — украсил не только стены академии. Красной краской на белоснежном снегу был криво нарисован меч, который окутал василиск.

— Что там? — запыхавшись, подбежал ко мне Марк. И выругался, полностью повторяя мои мысли. — Грядет революция, — задумчиво говорил парень.

— Это что за символ? — сипло спросила я.

— Так истинного короля, — пожал плечами парень. — Ладно, кудрявая, я пошел. Ты это, извини, если что…

— Угу, — только и смогла сказать я, неотрывно глядя на знак.

***

— Папа, а почему ты носишь этот кулончик? — спросила я однажды у отца в четырнадцать лет. Он с особой нежностью накрыл ладонью золотой кулон в форме меча, который обвил василиск.

— Он мне дорог, как память, — улыбнулся отец, глядя на меня своими мудрыми глазами.

— А кольца вы с мамой на заказ делали? Почему змея? — взяв его руку, я стала рассматривать обручальное кольцо, которое было идентичным с материнским, только немного потолще.

— Это василиск. Мудрое животное, обладающее удивительным даром. Но это все легенда! — добродушно отмахнулся папа. — Потом расскажу, хорошо? Очень устал сегодня…

— Ну пап! Мне же интересно, почему вы выбрали именно такие кольца. А твой кулон и картина в твоем кабинете, где нарисован такой же кулон, всегда меня интересовали.

— Тогда почему не задала этот вопрос раньше?

— Да просто не обращала внимания, а сегодня одноклассники спросили, что это значит, вот и я задумалась.

— Это напоминание о том, что нужно быть сильным и мудрым. И ты, дочь, помни — в любой ситуации нужно быть сильной и поступать мудро, — отец погладил меня по щеке.

— Как дела? — к нам заглянула мама и слегка побледнела, когда увидела кулон на шее отца, который обычно он скрывает за одеждой. — Ты… — заметила, как отец отрицательно качнул головой и мама заметно расслабилась.

— Все хорошо, — широко улыбнулась. — Высший бал за историю!

— Я в тебе ни капельки не сомневалась, — с улыбкой сказала мама. Как всегда — в элегантном платье, укладкой и утонченным макияжем.

***

Я задыхалась. Меня трусило от знака, которым была обрисована вся школа. Этого не может быть. Такие совпадения встречаются редко, но я отказываюсь верить в догадку, которая теперь складывалась в общую картинку. Сквозь пелену слез я разглядела, что на улицу вышел ректор и Резерфорд. Они что-то обсуждали, рассматривая знаки. Вдруг мастер повернулся и посмотрел прямо на меня. Почему-то я так сильно этого испугалась, словно сама лично разрисовала школу в, очевидно, запрещенных знаках… Отшатнулась от окна, словно ошпаренная. Значит, поэтому ректор хотел поговорить с Резерфордом? Они знают обо мне намного больше, чем я?

— Нет, — прошептала, нервно прикусив палец. Некоторое время простояв в оцепенении, я вдруг резко стала ходить по комнате, размышляя над открывшимися фактами.

Дома, в моем мире, в кабинете отца висит картина, на котором нарисован меч, который обвил василиск. Отец не расстается с кулоном ни на секунду. У меня нет бабушек и дедушек, сказали, что оба умерли уже давно. Родители ни разу не рассказывали мне про своих одноклассников или учебу в университетах. Местный язык мне стал понятен сразу, словно был заложен в моей голове с рождения. Странный дар, возрастающая сила и…

— Сон, — осев на кровать, я зарылась пальцами в волосы и крепко сжала голову. Зажмурив глаза, я стала вспоминать сон, который приснился мне, когда я просыпалась после избиения. Я вспомнила. Вспомнила, как будучи маленькой, бежала по замку и не знала, как работает эта забавная искорка, которая выпускается из моих рук. Я вспомнила колдуна, который советовал моим родителям запечатать мою магию до совершеннолетия. Я вспомнила, что он часто был со мной, пытался заниматься, насколько это возможно с маленьким ребенком. Воспоминания мелькали яркими вспышками, приводя меня в панику.

Я сильно вспотела, мне катастрофически не хватало воздуха. Соскочив с постели, на которой этой ночью творилось что-то, о чем думать не хотелось, я сорвала простыню и я криком кинула ее в стену. Мне казалось, я сейчас умру. Посмотрела в зеркало и испуганно закричала — мои глаза светились красным, а зрачок был вертикально вытянут. Я резко отвернулась и стала бить себя кулаком в лоб.

Кто-то заколотил в дверь. Сорвав со своей шеи кулон, блокирующий магию, я резким взглядом посмотрела на замок, который тут же закрылся. Кто-то попытался войти, но не получилось. Мне казалось, что прямо сейчас меня убьют. Кто-то, кто стоит за этой дверью, точно хочет меня убить! Он тоже знает, кто я такая!

— Кристалл, все в порядке? Почему ты кричишь? — обеспокоенно говорила Тора. Ее голос подействовал на меня успокаивающе. Медленно я подошла к двери и приложилась к ней лбом.

— Тора, милая, потом поговорим. Хорошо?

— Ректор объявляет срочное собрание. Нужно идти…

— Не жди меня. Я приду сразу в большой зал.

— Ладно, — сказала Тора недоверчиво. Я слышала, что она еще немного постояла около двери и только потом решилась уйти.

Я боязливо покосилась на свое отражение и тут же выдохнула облегченно. Снова мои обычные, карие глаза.

Съехала на пол и стала пустым взглядом смотреть вперед себя. Чтобы говорить о чем-то, нужно быть уверенной в своих словах. Чтобы сделать правильные выводы, нужно найти доказательство своим догадка. А воспоминания в вполне могла нафантазировать…

Успокойся, Кристалл, вспомни, чему тебя учил отец. Мудрость и сила. А сила — в спокойствии. Какой воин выиграет свою битву, если он будет биться в панике?

Только через пятнадцать минут я смогла выйти из комнаты и пойти в большой зал. Шла, словно на раскаленных камнях — почти все стены были изрисованы символом. В академии была гробовая тишина и лишь подходя ближе к большому залу, я услышала голос ректора. Тихо открыла дверь и попыталась проскочить незаметно. Уселась рядом с Торой и вымученно улыбнулась подруге.

— Я еще раз повторяю: тот, кто сотворил это с нашей академией, будет не только исключен, но и отдан под стражу, — ректор был зол. Впервые я видела его в таком состоянии. Смотрел на всех хмуро. Позади толпились преподаватели. Они были напуганы — кто-то молчал, кто-то перешептывался с коллегой.

Не удержалась и посмотрела на Резерфорда. Мужчина смотрел прямо перед собой, заключив руки в замок за спиной. Словно почувствовав мой взгляд, мастер посмотрел на меня. Сглотнула и сжала кулаки, унимая дрожь по телу — воспоминания о проведении сегодняшней ночи и утра не хотели покидать меня даже в такую минуту.

— А мы обязательно узнаем, кто за этим стоит. Уже завтра к нам прибудут король и королева, поэтому вы все дружно идете отмывать стены от краски. Принц Брайан, маркиза Бейнс, очевидно, что вас это не касается — королевская чета на такое не способна. А всех остальных я жду на улице уже через десять минут. Свободны! — рявкнул ректор последнее слово и адепты дружно сорвались со своих мест.

Мужскую половину адептов отправили смывать краску на улицу, а девушек оставили в теплом помещении академии. Выдали тряпки, воду, а пользоваться магией категорически запретили. По коридорам ходили преподаватели в роли надзорных и молча наблюдали за нами.

Встала напротив рисунка с тряпкой в руке. Внутри все дрожало. Нужно отвлечься этой работой, а потом решить, что делать. Адептки вокруг шумели: возмущались, почему они должны нести наказание, если из них никто не делал этого.

— Все нормально? — обратилась ко мне Тора обеспокоенно. Я кивнула, села на колени и приняла остервенело отдраивать красную краску со стены.

— И все равно я верю, что истинный король вернется, — сказала какая-то девушка, за что тут же получила тряпкой по голове от пожилого преподавателя.

— Держи свое мнение при себе, милочка. В нашем королевстве разбрасываться такими словами очень опасно, — отчитал ее профессор и пошел дальше.

Отдраивая краску, я размышляла… С кем я могу поделиться своей догадкой и мыслями? С Торой? Я не могу понять, как она относится к «истинному королю». С Резерфордом? Он служил при нынешнем короле и вряд ли меня поддержит. На этом мой скудный список заканчивается. Значит, решать и выкручиваться придется самой. И в первую очередь начнем с библиотеки. Надеюсь, обмануть библиотекаря удастся, а самое главное — найти хоть какие-то сведения о королевской семье. Может быть, я ошибаюсь? Но сходится столько факторов…

— Эй, иномирянка, надо поговорить, — прозвучал надменный голос маркизы надо мной. Я медленно подняла голову и посмотрела на нее. Наверное, мой убийственный усталый взгляд удивил маркизу, потому что она даже отшатнулась. Но быстро собралась и снова стала гордой и надменной. — Живо! — пискнула она и пошла, не дожидаясь меня.

Выдохнув, я бросила тряпку и пошли следом за девушкой. Мы вышли на холодную улицу и я тут же поежилась. Зашли за угол и с маркизы слетела ее маска неприступности.

— Поклянись, что никому не расскажешь про меня с Марком, — обеспокоенно сказала маркиза.

— Знаешь, Бейнс, не в моих правилах ходить и трепаться, — спокойно ответила ей я. Оглянулась, чтобы нас никто не подслушивал.

— Нет. Ты должна поклясться.

— Если тебе это так важно, то пожалуйста: я клянусь, никому не расскажу о том, что знаю о вас с Марком. Довольна? — почувствовала, как защипало во рту. — А, понятно, слово «клянусь» в вашем мире имеет волшебное свойство? Знаешь, Бейнс, твоя личная жизнь волнует меня даже не в последнюю очередь, а после нее. То есть вообще никак не волнует.

— Очень рада! — гордо вздернув носик, фыркнула она. Но не ушла, а осталась стоять, косо поглядывая на меня. Поняла, что она просто хочет дослушать меня до конца.

— Ни осуждать, ни рассказывать о тебе я не собиралась. Ты гордая девчонка, маркиза, а впереди жизнь с нелюбимым самовлюбленный маменькиным сынком, который еще и изменяет тебе направо и налево. Ты можешь это терпеть и ходить униженной, а можешь преподнести все так, что он просто не уважает тебя и твою семью. Я считаю, что даже кронпринц должен уважать свою женщину, пускай и не любимую.

— Почему ты считаешь, что я униженная? — подобралась девушка, которую явно уязвили мои слова.

— Бейнс, — понизила я голос, чтобы нас не услышали. — В этой паре ты бегаешь за мужчиной. Не хочу тебя обидеть, просто говорю так, как есть. Люди смеются над тобой. Люди злые, понимаешь? Ты преподносишь ваши отношения так, что ты и принц почти муж и жена, ты верная и любишь его. И совсем не замечаешь, как этот гад строит тебе рожи за твоей спиной, изменяет и даже не скрывает… Ты достойна лучшего. Ты ведь умная и красивая, — в порыве чувств я резко обняла маркизу. — Ни перед кем не унижайся. Даже перед принцем.

Бейнс вырвалась из моих объятий и посмотрела полными слез глазами.

— Ты ничего не понимаешь, — прошипела девушка сквозь зубы и задев плечом, пошла прочь. Но ушла недалеко — среди адептов, очищающих забор, началась потасовка. Кто-то снова начал говорить, что истинный король вернется и этого не миновать. За что получил от сторонника правящего короля в челюсть. Бейнс вскрикнула и отбежала назад, когда к ее ногам приземлился парень. Я подбежала к ней и приобняла за плечи. Парни сцепились, словно разъяренные звери. Били друг друга, не жалея. Я испуганно приложила ладонь к губам — такую ярость в них вызывает политика…

— Что происходит? — вылетел из академии мастер. Он оказался рядом с дерущимися молниеносно и схватив одного из парней за шкирку, отшвырнул его на несколько метров. — Я задал вопрос, — голос его был стальной. Парни молчали. Дышали тяжело, на лицах были ссадины и кровать. — Молчите… Хорошо. Оба за мной, — приказа Резерфорда ослушаться было невозможно. Парни, злобно переглядываясь, последовали за мастером. Я провожала его взглядом, но он не обернулся.

— Все нормально? — спросила у Бейнс, но девушка отмахнулась и поспешила обратно в академию.

Вернувшись к месту своей работы, я принялась снова оттирать рисунок тряпкой. Тора уже заканчивала. Я заметила, что ей не терпится со мной о чем-то поделиться, но вокруг слишком много ушей. Закончила только через полтора часа и зашла в свою комнату убитая, уставшая, просто измученная. Сказывается и весело проведенная ночь. Почувствовала, что меня окутывает сон и уже собралась сладко заснуть, как в мою комнату вошла Тора.

— О, ты спишь? — удивилась она. Я перевернулась на спину.

— О чем ты хотела поговорить?

У подруги засияли глаза. Такой счастливой я не видела ее давно, а вернее — никогда. Словно окрыленная, она села на мою кровать мне в ноги и глупо заулыбалась.

— Джо? — предположила я.

Подруга покраснела и закивала.

— Если бы он не пришел, никогда бы не решился предложить мне вступить в отношения.

Как официально, однако!

— А ты что?

— Согласилась. Не знаю, правильно ли я сделала, но он всегда мне нравился… Он такой смешной…

Я представила картину: хмурая, серьезная Тора-отличница и раздолбай Джо, который постоянно попадает в казусные ситуации, а рубашка никогда не бывает заправленной. Пожалуй, да, они будут смотреться очень интересно.

Сев рядом с подругой, я ее обняла и положила голову на плечо.

— Я за тебя очень рада, подруга, — сказала искренне, а у самой почему-то выступили слезы. — Надеюсь, эти отношения принесут тебе только радость и любовь.

— Спасибо! — всхлипнула Тора. — А куда ты пропала? Пришла только ближе к обеду… — говорила она с большим намеком на то, что мне явно не отвертеться. Если раньше я думала, что готова к подобным вопросам, то сейчас понимаю, что даже не знаю, как соврать.

— Тора, — голос предательски дрогнул. — Я потом все расскажу, хорошо?

— Он обидел тебя? — резко спросила подруга.

— Нет, все хорошо. Все очень сложно.

— Кто он? Кто-то важный? — подруга всегда была обезображена интеллектом и если она догадается о Резерфорде, я не удивлюсь.

— Потом, — улыбнулась, погладив ее по рыжим кудрям. Укладывает она их все также красиво, как я и показала при нашем знакомстве.

— И еще кое-что… Меня Джо позвал на бал, ты же не обидишься на меня? — рыжая смотрела на меня обеспокоенно.

— Нет конечно! — резко ответила, а потом счастливо улыбнулась, искренне радуясь за подругу. — Я за тебя очень рада, правда! Иди и даже не думай обо мне.

— Спасибо, Кристалл, — Тора улыбнулась мне доброй, счастливой улыбкой. Я видела, сколько любви и нежности в ее глазах.

Я поняла, что в моем мире у меня не было такой подруги. Мы с ней дополняем друг друга. Я чувствую в ней благодарность за то, что я показала ей, как она может выглядеть, за то, что она стала уверенней. И даже наша вчерашняя пьянка обернулась для нее лишь положительно.

И я благодарна ей за все. В первую очередь — за нашу дружбу. Она во многом помогала мне, освоилась я быстрее лишь благодаря Торе.

Подруга оставила меня одну. Я заставила себя отвлечься от всех мыслей и сесть за домашние задания. Получалось плохо, но скоротала время до вечера. Проведала Малыша, а потом в потемках направилась в библиотеку, надеясь, что мой маленький хитрый план сработает.

— Чего тебе на ночь глядя? — прокряхтел старик.

— Надо подготовить доклад по истории… Тема «Короли и королевы».

— Хм… — старик нахмурился. — Я знаю, что тебе может помочь, — его глаза стали светиться, а в руке появился фолиант. — Держи. Но верни.

— А я прямо здесь почитаю. Могу пройти в дальний читальный зал? — прижала к груди книгу.

— Проходи, — махнул на меня рукой старик.

Я тихо прошла в тот зал, где часто стало проводить время с мастером. Сердце вновь кольнуло — даже не знаю, будем ли мы теперь общаться с ним… Я положила книгу на стол и выглянула из-за стеллажей, чтобы убедиться в том, что за мной никто не следит, а старику плевать, что я здесь буду делать. Оказалось пусто и тихо. Пролистала книгу и поняла, что про Гарлендов, изгнанного короля и королеву, здесь не сказано почти ничего. А если и говорится, то таким образом, что сомнений не возникает — престол они заняли не по праву и держали его веками незаконно. А истинные короли — Кьярини. Но должно же быть хоть что-то?

В библиотеке все разложено по темам и сначала нужно найти шкафчик, где хранятся книги по истории. На самых видных местах книги о Гарлендах вряд ли найдутся, поэтому нужно искать внизу. Опустившись на колени, я стала изучать каждую запылившуюся книжечку, но пока все было без толку. Одна, вторая, шестая, десятая… И везде одна и та же песня — ода о Кьярини. Я потратила на поиски уже порядка сорока минут и все было тщетно. Книги повторялись, что-то было вообще не из этих полок. А библиотека огромная, как найти иголку в стоге сена?

Маленькая книга привлекла мой взгляд не сразу. Я сидела, прислонившись спиной к шкафчику, вся в пыли и поту. Что-то мной подвигло — и я схватила книжку быстро. Замерла, когда увидела знак истинного короля на обложке. Руки затряслись, а сердце учащенно забилось. Открыла первую страницу — история возникновения этого знака.

«Ходит поверье, что в крови у Гарлендов есть кровь василисков, от чего из поколения в поколение им передается дар повиновения.»

Когда я прочитала эти слова, книга выпала из моих рук. Я просидела молча, приходя в себя, еще с десять минут. И только после этого продолжила чтение.

«Гарленды были отменными воинами — меч был продолжением их рук и боевые искусства были им подвластны».

— Что ты здесь делаешь? — я резко захлопнула книгу и прижала ее к груди. Растерянно и испуганно посмотрела на Резерфорда, который стоял в метре от меня, сложив руки на груди. Насколько долго он здесь? Что он успел увидеть? Он отправит меня на казнь?

— Читаю, — сипло ответила.

— Покажи, — мастер протянул мне руку, чтобы я отдала ему книгу.

— Вот еще, — фыркнула, поднимаясь с пола. Я пыталась сделать непринужденный вид, но саму трясло, как от холода. Почувствовала ужасный озноб. — Это мои женские секретики, — и пошла прочь.

— Секретики, значит, — усмехнулся мужчина, хватая меня за руку. Я удивленно обернулась на мастера.

— Что вам нужно? — спросила хмуро. — Никто не знает, мастер Резерфорд. Между нами ничего не было, я это помню. Не переживайте — я не Амалия, бегать и докучать не буду. Мои чувства не помешают вам жить и пьяной я к вам больше не приду. За что прошу прощения еще раз. Мне действительно стыдно.

Мастер медленно, нехотя отпустил мою руку. Я продолжила смотреть на него, ожидая хоть что-нибудь в ответ. Мое сердце надеялось, что прямо сейчас он схватит меня и поцелует. Крепко и нежно, признается, что давно влюблен и просто боялся своих чувств. Но Резерфорд медленно кивнул и мое сердце ухнуло в пятки и разбилось на тысячи осколков. Непрошенные слезы выступили у краешка глаз, за что я возненавидела себя. Не моргала, чтобы он не увидел эту чертову влагу.

— Ректор просил передать, что тебя будет ждать аудиенция с королем. Это важное мероприятие, поэтому я должен провести с тобой инструкцию, как следует вести себя с ним. Присядем? — мужчина кивнул на стул. Я послушно присела, зажав тонкую книжку между ног. Это не утаилось от мужчины, но он не стал никак комментировать мои действия.

— Я вас внимательно слушаю, — сказала приторно-ласково, опершись подбородком о руку.

— Не ерничай, Кристалл. Это серьезно.

— Для вас все серьезно.

— Ты права. Для меня — серьезно все, — под его взглядом я стушевалась и почувствовала себя маленькой нашкодившей девочкой. — В первую очередь, ты приветствуешь короля глубоким книксеном. Не разговариваешь, если он не задает тебе вопросов. Не ерничаешь, как со мной.

— А вы король?

— Как минимум — твой преподаватель, — резко оборвал он меня. Я закрыла свой рот, но глаза от него не отвела. — Не ерничать, отвечать не просто уважительно, а уважительно в десятикратном размере. И еще кое-что… — мужчина понизил голос. — Не вздумай проболтаться о своей силе.

— Как раз собиралась это сделать, — ответила язвительно. Мастер тяжело выдохнул, на мгновение прикрыв глаза.

— Как с вами, с детьми, тяжело… — сказал он скорее себе, нежели мне.

— Мы закончили? — холодно спросила я, вставая так, чтобы спрятать книгу.

— Что у тебя там, Кристалл? — его взгляд был направлен прямо туда, где была спрятана книга.

— Пособие по соблазнению преподавателей, — ответила резко и тут же пожалела о том, что психанула. — Извините, — выдавила из себя.

— Доброй ночи, адептка Гвиницелли, — сказал мужчина в привычном, серьезном тоне. Он прошел мимо, оставляя меня одну. С места я не сдвинулась — словно камнем приросла к полу. Я жалею, что отвечала ему по-хамски, психовала. Нужно вести себя достойно и быть вежливой с ним. Все же Резерфорд не заслужил такого отношения к себе. Сама виновата в том, что пришла к нему. Сама виновата, что влюбилась. Теперь будь добра, Кристалл, относись уважительно к человеку, который побывал не на одной войне. Перед глазами всплыли его ужасающие шрамы. По коже прошелся холодок от понимания, какие ранения пережил этот человек. Но он сумел сохранить в себе доброту.

Вспомнила, какие слухи ходили о нем. Суровый, строгий… Да, он действительно требовательный, но он справедливый и интересный, как мужчина, и как преподаватель.

Отпусти его, Кристалл, и просто забудь.

Но как было бы здорово, если бы он сейчас вернулся… Сердце сжалось. Я опустила голову, губы задрожали от плача, который хотел вырваться наружу. Всхлипнув, я прижала тыльную сторону ладони к носу.

— Почему ты плачешь? — его голос заставил меня вздрогнуть. Резко обернувшись, быстро вытерла скатившиеся слезы.

— Не плачу… — буркнула, отводя взгляд.

Послышался тяжелый вздох. И вдруг я была крепко прижата к его груди. Я опешила, не ожидая от мужчины такого порыва. Одну руку он положил мне на затылок, а другой обвил мою талию.

— Конечно, не плачешь, — с хрипотой ответил он. Я неуверенно, несколько боязливо положила руку ему на грудь и сжала в кулак рубашку. Мы постояли молча и я постепенно успокоилась. Стала слушать его размеренное сердцебиение и дыхание. — И откуда ты взялась на мою голову, — на мгновение он сжал меня покрепче.

- Я специально из другого мира к вам прибыла, чтобы жизнь медом не казалась, — хихикнула в ответ также тихо.

Мастер меня отпустил. Я с сожалением отошла от него на шаг назад, не зная, что сказать и что сделать. Почувствовала ужасную неловкость. Он избавил нас от этого — просто развернулся и ушел, оставляя меня в одиночестве.


Мы наблюдали за приездом короля из окна. Было страшно — огромная толпа протестующих против короля собралась живым коридором. Если бы я не знала масштабы города, подумала бы, что здесь собрались все жители. Они кричали слоган про истинного короля, кидали в карету королевской семьи и в стражников камешки, яйца, помидоры, и прочую гадость.

— Я в шоке, — удивленно сказала, стоя вместе с другими адептами у окна.

— Мы тоже, — тихо сказала Рози. — Не думала, что до такого дойдет… Все стало слишком плохо. Братья говорят, что в столице бунтующих становится еще больше. Старики рассказывают о том, что при истинном короле не было столько войн и жили совсем по-другому. Рассказывают истинную историю, сжигают переписанные книги по истории прямо на улице… Стражники кого словят — под плеть. Но люди не дают расправиться с протестующим, бедному стражнику достается.

— Ого, — отреагировали мы с Торой вдвоем.

Наконец, под крики людей, карета въехала в академию и огромные ворота захлопнулись. Мастер Резерфорд, вместе с ректором и еще двумя профессорами подняли руки к небу. Я проследила за их идентичными движениями и над академией стал подниматься прозрачный купол, отдающий легким голубым цветом. Когда он полностью скрыл академию, купол исчез. Мы вскрикнули, когда летящая птица врезалась в купол и взорвалась.

— А нельзя как-то погуманнее? — буркнула, чувствуя, как меня начинает мутить.

— И не говори, — позеленевшая Тора уткнулась носом в грудь Джо. Тот поджал губы и успокаивающе похлопал девушку по спине.

— Чего вы столпились? — разъяренно выкрикнул принц, схватив одного адепта за плечо и швырнув в стену.

— Ты охренел?! — взревел тот.

— Это вам цирк, что ли?! — принц был зол и унижен. Так его отца, наверное, не встречали ни разу… Мы замолчали. Он обвел нас всех злым, раздраженным взглядом, сплюнул и ушел.

— Мда, — сказала за всех нас Рози.

Позади услышала бурчание. Кто-то кого-то успокаивал. Обернувшись, я увидела маркизу, за спиной которой стоял Марк и что-то ей нашептывал. Она смотрела вперед задумчиво, а потом заметила мой взгляд. Подобралась, и ничего не сказав Марку, ушла. Он проводил ее грустным взглядом. Я досадно поджала губы.


Занятия у нас прекратились по удивительной причине. Оказывается, страшное понятие «сессия» существует и в этом мире! И зовется оно — «экзаменационный месяц». За неделю до одного из главных балов года отменяются все занятия и дополнительные тренировки в том числе. Делается это для того, чтобы мы немного расслабились, где-то что-то подучили. После бала идет еще неделя выходных, которые даются для подготовки к экзаменам. А потом начинается месяц экзекуции. После этого страшного месяца — еще неделя отдыха и наконец — новый семестр.

Вот уже два дня король и королева находятся в академии. Больше протестующих не было, хотя в тот день они стояли до самого вечера. За это время обещанная аудиенция так и не произошла.

Уединиться с маленькой книгой я смогла лишь вчера ночью. Сидела в библиотеке до середины ночи и читала подробности происхождения эмблемы истинного короля. Но мне хватило и двух фактов, которые прочла сразу… Тора не могла понять, куда делать заводная Кристалл и что со мной происходит. Я боялась каждого шороха и практически не выходила из комнаты. Сжимала в руке артефакт, который скрывает мою магию и дар. Дар василиска. Как же пошло это звучит…

Почему родители ничего не рассказали мне? Если это, конечно, правда и я ничего не надумала себе. Хотели меня уберечь? Не думали, что академия перенесет меня из другого мира? Но как они прошли в другой мир, значит, если выход? Это значит, что они могут сюда вернуться? А если они уже здесь?

Заставила я себя выйти из комнаты ближе к вечеру. Решила отвлечься учебой, если мне это действительно поможет. Набрала книг и уселась в дальнем углу читального зала библиотеки. Не прошло и двух часов моих мучений, как прилетела записка от ректора: «Срочно в мой кабинет».

— Одни мучения хуже других… — мученически протянула я.

— Тшш! — возмущенно зашипели на меня готовящиеся к экзаменам адепты.

— Прошу прощения, — буркнула и поспешила в кабинет ректора, молясь, чтобы это не было тем, о чем я подумала…

Постучала и дождалась «войдите». В кабинете восседала королевская семья. Заметила, как немного напряглась королева. Резерфорд тоже присутствовал среди всех собравшихся. Принц стоял по левую руку от отца и смотря свысока.

Как и учил мастер, я склонилась в глубоком книксене. Просидела я в этой позе с минут, у меня уже стали дрожать ноги от этой позы.

— Приветствую, Кристалл, — глубоким голосом произнес король, разрешая мне подняться. Я встала и как всегда посмотрела на присутствующих прямым взглядом. Но Резерфорд сжал губы и глазами показал мне, чтобы я опомнилась. Тут же опустила голову. — Нравится ли тебе в моем королевстве?

— Я бывала лишь в одном городе, но осталась приятно впечатлена, мой король, — ответила негромко и холодно, стараясь протягивать буквы, чтобы слова не выглядели сказанными дерзко.

— Хммм… — лениво протянул король. — Открылась ли в тебе магия?

— Открылась, — ответила покорно.

— И какой же сектор?

— Всего-лишь зеленый, мой король.

— А был ли в тебе обнаружен какой-либо дар? Тебе ведь преподаватели рассказали, что у магов бывают особые таланты? — его голос звучал надменно. Так, словно он нехотя беседовал со мной. И, кажется, наш король меня в чем-то подозревает…

— Нет, мой король. Лишь зеленый сектор.

— Говорят, ты делаешь успехи на занятиях с магистром Этаном Резерфордом.

— Так и есть, мой король. Мне, как новичку в этом мире, хочется познать большего. В моем мире нет подобного оружия и техники боя.

— Молчи, — скривился король. — Ты много болтаешь…

— О, милый, у меня от нее голова болит! — королева элегантно положила руку на лоб.

— Хватает ли тебе денег, которые я выделил на твое покровительство?

— Хватает, мой король.

— Ты покупаешь мало вещей себе, но оплачиваешь покупки свои подругам. Очень благодарно с твоей стороны, иномирянка.

— Благодарю, мой король.

— Молчи-и, — снова протянул король. — Я не просил твоей благодарности. Убирайся, иномирянка, — махнул рукой король.

Я снова склонилась в книксене, хотя ноги не отошли еще от первого раза. В этот раз унизительная минута увеличилась в две минуты.

— До встречи, Кристалл, — дал добро король.

Я молча вышла из кабинета и сорвалась на бег. Остановилась, спустившись на несколько этажей. Прислонилась спиной к стене и закрыла лицо руками. Он следит за мной. Кто-то докладывает ему обо всем, что происходит в моей жизни. Король даже знает, что я оплачиваю покупки подругам! Хотя, может быть, есть какая-то особая слежка за его средствами? Ведь он не знает о моем даре и о магии…

Смогла успокоиться только через десять минут. Решила, что пора проведать госпожу Тиссо и выклянчить у нее успокоительную микстуру, чтобы крепко поспать.

Вошла со стуком и без приглашения села на кушетку.

— И тебе не хворать, — не отрываясь от приготовления какого-то лекарства, поприветствовала меня лекарка.

— Всем привет, — произнесла удрученно. — Можно успокоительное? Экзаменационный месяц выматывает…

— Палетта, выдай ей, — махнула рукой Тиссо.

Девчонка с длинной, густой черной косой соскочила со своего стула, открыла шкафчик и стала перебирать склянки. Обрадовалась, когда нашла нужную и с широченной улыбкой всучила мне ее.

— Десять капель на ночь, не больше, — сказали мне напутственное слово.

Я сидела на кровати, пытаясь вникнуть в историю королевства, которую придется сдавать уже вскоре. Свет горел тускло, я специально сделала его таким, чтобы уснуть. Но спать не удавалось, хотя время приближалось к двенадцати. Обычно, с таким режимом дня я засыпала уже к десяти. Если не пряталась по библиотекам с мастером.

Нервы гудели, в голове не история королевства, а воспоминания из глубоко детства, которые однажды мне приснились, лицо Резерфорд и мысли о том, что меня ждет в будущем. Король рано или поздно узнает о моем происхождении и прикончит меня быстро, даже не замарав с свои наманикюренные ручки. Очередной приступ гнева настиг меня, когда я вспомнила его пафосную физиономию, капризные губы королевы, и до невозможности надменное лицо принца.

Не выдержав, я схватила микстуру, употребление которой оттягивала до последнего, и выпила десять капель. Не прошло и получаса, как я уснула с книгой на груди.


— Кристалл, — шепот в темноте разбудил меня. Я бы испугалась, если бы не успокоительные.

— М? — мутным взглядом посмотрела на склонившегося надо мной Резерфорда. — Мастер? — удивилась, приподнимаясь на локтях. Книга с груди съехала на кровать.

— Все хорошо? Не сильно испугалась встречи с королем? — он пробежал пальцами по моей щеке и заправил прядь волос за ухо.

— Нет, — шепотом ответила я. Что Тиссо смешивает в эти успокоительные, если я даже не реагирую на его прикосновения? — Я сплю? Вы мне мерещитесь?

— Нет, — мужчина тихо рассмеялся. — Ты выпила успокоительные от Тиссо? О чем ты так переживаешь?

— Не скажу, — буркнула, нахмурив брови.

— Хорошо, капризная девочка, не говори, — нежно улыбнулся он в ответ. Такая его улыбка могла бы разорвать мое сердце в клочья — но не сейчас. Его ладонь осталась на моей щеке.

— Зачем вы пришли? — прикрыв глаза, потерлась щекой о его руку.

— Взглянуть на тебя, — тихий шепот в ответ.

— Вы уходите?

— Ухожу.

— Я буду скучать…

— Я тоже… Мы скоро увидимся, Кристалл, — теплые губы прикоснулись к моей щеке, задев краешки губ. — Спи… — я послушно закрыла глаза и провалилась в крепкий сон.

Моя Тень

Я проснулась от шума в коридоре. Не могла понять, где нахожусь, от чего очень испугалась.

— Обыск! Королевская стража! Открывайте двери!

В мою дверь стали колотить, словно пытались сорвать ее с петель. Соскочив с кровати, я стала суетливо осматривать комнату. Почему-то казалось, что могут искать именно… меня? Замерев посреди комнаты, постаралась успокоиться. С чего я вообще взяла, что ищут меня? Потому что, вполне возможно, я — наследница? Какие громкие слова и суждения, Кристалл…

Опустив глаза на свой кулон, я быстро спрятала его под одежду, а маленькую книжечку про эмблему королевской семьи, не придумав ничего лучше, засунула под ночную рубашку под резинку трусов. Быстро подбежала к двери и приняв сонный вид, отворила двери стражникам.

— А вам чего? — зевнула для достоверности.

— Проводится обыск! — меня отпихнули и я ударилась спиной о шкаф.

— Совсем обнаглели?! — воскликнула, потирая ушибленное место.

Стражники не обратили на меня внимания. Один распахнул мой шкаф с одеждой и стал рыскать там, другой — перерывал мои учебники и бумаги, третий — срывал постельное белье, поднимал матрас, просматривал все щели. Потом перешел к креслу, которое даже перевернул.

— Это что? — стражник вытащил из моего шкафа клинок, который я купила в подарок Резерфорду. Меня затрясло. Сглотнув, сжала кулаки.

— Подарок, — ответила сипло.

— Жениху? — спросил мужчина с бородкой, который осматривал кресло.

— Нет.

— Изымаем? — спросил молодой парень, держа в руках меч.

Я взволнованно посмотрела на меч и на ухмыляющееся лицо стражника. Он смотрел прямо на меня, словно испытывал мои нервы.

— Оставляй, у них этого хлама полно, это не то, — махнул рукой самый старший из них.

— О, а это я изыму! — заржал парень, покрутив на своем пальце мои трусики.

Мне не было стыдно. Покраснела я от злости, которая окутала меня и затмила разум. Украдкой вдохнула глубоко, чтобы успокоиться и не дать волю своим эмоциям. Сейчас это явно ни к чему.

— Тут чисто, — махнул старший. Стражники послушно кивнули и пошли к выходу.

— Ну что, господа? Понравились мои трусы? — раздраженно сказала им вслед, так и не сдержав себя.

— Следи за языком, блондиночка, мы его быстро можем укоротить, — последний выходящий стражник, молодой парень, который рылся в шкафу, резко обернулся ко мне и захлопнул дверь. Я испуганно посмотрела на него и отошла на шаг. — Может быть, займусь этим прямо сейчас, — на его лице появилась откровенно похабная улыбка, а у меня внутри все похолодело.

— Господин стражник, давайте решим все по-хорошему, — попыталась вразумить молодого парня, который почувствовал себя всесильным. Голос дрогнул.

— Давай, — он в один миг оказался рядом со мной и схватил меня двумя пальцами за щеки. Моя реакция, которую во мне вырабатывал Резерфорд, сработала мгновенно и неожиданно — я ударила коленом в пах, не жалея сил.

Дверь распахнулась и на пороге оказалась испуганная Тора и маркиза.

— Что здесь происходит? — властным голосом сказала Бейнс.

— Он ко мне приставал! — не стала я защищать стражника и стесняться этого заявления. Такие сволочи должны держаться подальше от общества. Мало ли, какая еще девчонка могла оказаться на моем месте.

— Я обязательно доложу отцу о вашем поведении, молодой человек! — высокомерно заявила маркиза. Стражник яростно окинул меня взглядом, я же — гордо выдержала, осознавая, что теперь в академии мне нужно быть осторожной, пока король чтит нас своим присутствием. А отец маркизы вряд ли будет помогать какой-то иномирянке.

— Такого не повторится, маркиза Беранже, — спокойно ответил ей стражник, слегка склонив голову и покинул комнату.

Девушки тут же оказались рядом со мной и стали волнительно меня осматривать.

— Со мной все хорошо! — успокоила я их. — Сама виновата, нужно язык за зубами держать…

— Совсем оборзели. Какой еще обыск? Что они ищут?! — взвизгнула Бейнс.

— Или кого, — тихо добавила Тора, глядя на меня.

Я вздрогнула, но не показала виду.

— А кого они могут искать? — удивилась девушка.

— Подстрекателей, — пожала плечами рыжая и стала собирать мои вещи, раскиданные по полу. — Волнения продолжаются, король живет в академии. Волнения происходят по всему королевству, и говорят, близиться гражданская война. А еще появились группы людей, которые ищут истинную королевскую семью.

— Даже так, — глубокомысленно изрекла я.

— Угу…

— Бред это все! — маркиза гордо вышла из моей комнаты, громко захлопнув за собой дверь.

Я устало опустилась на кровать.

— Ладно, умывайся, пойдем завтракать, — рыжая тоже оставила меня наедине с собой.

Я дрожала. Посмотрела на тюбик с успокоительной микстуркой от госпожи Тиссо, которые выпила на ночь. Усмехнулась, вспомнив видение с Резерфордом. Вот до чего дошла моя влюбленность: он мне уже даже кажется. Его нежный поцелуй был настолько реален, что хотелось поверить, что это был не сон.

Дрожащей рукой вытащила артефакт из-под ночной рубашки. Срочно захотелось сходить на море и «пообщаться» со своей магией, чего я не делала уже давно. Сегодня я проснулась с четким ощущением, что она рвется наружу. Пожалуй, обойдусь без завтрака. Подскочив с кровати, я быстро переоделась в теплую одежду и засунув маленькую книжку в карман, выбежала из общежития, а вскоре покинула территорию академии. Стянула кулон и почувствовала освобождение. Вдохнула морозный воздух полной грудью, наслаждаясь невероятной свободой. Словно только что с меня сняли тяжелые оковы и или тесную обувь. Обернувшись, чтобы убедиться в том, что меня никто не преследует, спустилась с крутого спуска на заснеженный пляж при помощи магии — направила ее в ноги, чтобы удерживаться и не упасть.

Воспоминания о нашей первой прогулке на пляже с мастером кольнули сердце.

Море было неспокойное. Ветер трепал мои волосы, мелкие снежинки кружили в небе. Постояв немного и придя в себя, я пошла к большому камню, рядом с которым присела и оперлась о него спиной.

— Все будет хорошо, — прошептала сама себе. Прикрыла глаза и стала вслушиваться в шум волн, который сейчас успокаивал меня и освобождал от всех мыслей.

«— Вы уходите?

— Ухожу.

— Я буду скучать…

— Я тоже…».

Эти слова эхом пронеслись в моей голове. Я сглотнула и прижала ладонь к щеке, где чувствовался поцелуй мастера. Помотала головой, отгоняя от себя навязчивые мысли про Резерфорда. Дурацкий сон запал мне в самое сердце. Я бы отдала все, чтобы это стало правдой…

Вновь вслушалась в шторм. Не знаю, сколько времени прошло, но я почувствовала полет. Я словно стала невесомой, не чувствовала ни мороза, ни ветра, даже перестала слышать шторм. Ему на смену пришла она — моя магия.

— Ну здравствуй, — шепнула, протягивая руку. Увидела, как черная рука окутывает мою руку. Нежно проводит по запястью и переплетает пальцы. Другая рука погладила по щеке и я потянулась за ней, словно за рукой матери — такой нежной и родной она оказалась.

— Я тоже скучала, — из глаза скатилась горячая слезинка. — Но почему ты черная? — соединение с магией стало крепче. Я нахмурилась, боясь ответа. Быть не может, чтобы с красного сектора она перескочила на черный. Это будет за гранью моего понимания.

И увидела его — мой дар. Поняла это сразу, как только увидела тень, стоящую за мной. Эта тень была моей точной копией, но в черном силуэте светились красные глаза с вертикальным, вытянутым зрачком, а вместо ног — змеиный хвост. А вернее — хвост василиска. Сначала испугалась, но поняла, что она — это я. Так воплощается мой дар.

— Может, подружимся? — умоляющим голосом вдруг попросила я. Тень склонила голову набок. — Ведь ты — это я. Ты не будешь одинок, — обратилась я к дару, — если позволишь нам дружить… Все будет хорошо… — Тень протянула руку и я почувствовала прикосновение к плечу. Красные глаза смотрели прямо в душу, словно передо мной сам дьявол. А потом Тень исчезла.

Я резко распахнула глаза, потому что меня окотило водой. Передо мной открылось бушующее море, в котором я стояла по пояс в воде. Как меня еще не унесло в открытую воду?! Как я здесь оказалась? Течение было сильное, волны подхватывали меня и норовили унести в открытое море. Я стала барахтаться и пытаться вылезти из опасной воды. Меня стала одолевать паника, гребла руками так сильно, как только могла. Очередная, сильная волна подхватила меня и занесла сначала на глубину, а потом словно выплюнула на берег. Опершись руками о мокрый песок, закашлялась. С меня капала вода, морозный ветер обдувал. Вмиг вернулись все чувства и я ощутила всю прелесть промокшего насквозь тела и соприкосновение к нему мороза. Стала искать глазами камень, у которого остался мой артефакт — он был совсем недалеко. Кое-как дойдя до него, сгребла с песка кулон и нацепив его на шею, поспешила в общежитие.

Меня колотило, я обхватила себя руками и пыталась хоть как-то согреться. Адепты провожали удивленными, испуганными глазами.

— Кристалл, что произошло?! — ко мне подлетел взволнованный Элберт и накинул мне на плечи свое теплое пальто. Схватив меня за плечи, парень встревоженно заглянул мне в глаза. — Что случилось? Кто с тобой это сделал?!

— С-слушай, н-ну с-сов-всем н-н-не вовремя… — стуча зубами, ответила ему.

— А, да, конечно, побежали скорее! — я взвизгнула, когда парень подхватил меня на руки, словно пушинку, и побежал в общежитие. Вот она — хваленая сила оборотней и их горячие тела. Мне хотелось прижаться к Элберту еще крепче только ради того, чтобы он согрел меня.

— Не выбивай! — выкрикнула, когда он занес ногу для удара по двери. Парень замер. — У меня есть ключ. — дрожащей рукой я вытащила ключик из мокрого пальто. Элберт поставил меня на ноги и я открыла дверь. — Ну, спасибо тебе, конечно, но дальше я сама, — и отдала ему пальто.

— Точно? Давай я принесу тебе горячий чай? Что тебе нужно? Может быть, госпожу Тиссо позвать?

— Все хорошо, я дальше разберусь, спасибо большое, — улыбнулась ему.

— Слушай, — парень задержал дверь, чтобы я не успела ее закрыть. — Не хочешь пойти со мной на бал?

— Элберт… — устало выдохнула я. — Я ведь говорила, что не хочу отношений, — я поджала губы. Было неудобно вот так вот отказывать парню.

— Я без намека, просто не хочется, как неудачник, идти один.

Внимательно посмотрела на него, разбираясь — врет он или нет.

— Ладно, — буркнула я. С одной стороны, быть неудачницей, влюбленной в преподавателя и идти на волшебный бал одной тоже не хотелось. — Только, как друзья.

— Хорошо! — обрадовался Элбер.

— До встречи, — кивнула ему и захлопнула дверь.

Я стала быстро стягивать с себя вещи, которые, к моему удивлению, стали покрылись ледяной корочкой. Полностью раздевшись, забежала в ванную комнату и включила горячую воду. Я продолжала дрожать и пар, пошедший от воды, казался мне подарком с небес. Дверь в мою комнату распахнулась со стуком.

— Адептка Гвиницелли! — послышался разъяренный голос Торы.

— А? — я выглянула из ванны.

— Что с тобой произошло?! — она ворвалась в ванну.

— Ничего, — буркнула ей в ответ.

— Вся академия гудит, что Кристалл шла мокрая со стороны моря. Что случилось? Тебя толкнули? — подруга была злая, взволнованная и растерянная. Я укуталась в халат, потому что и дальше стоять обнаженной было немного неловко.

— Не знаю, — хмуро ответила я ей. — Медитировала, как вдруг очнулась и оказалась в море…

— О, Атена, — испуганно прошептала Тора.

— Да… — подтвердила задумчиво я.

— Какое счастье, что ты не пострадала! Залезай в ванну, а я принесу тебе горячий чай на травах! — в спешке говорила рыжая и убежала из моей комнаты.

Опустившись в горячую воду, я задумалась. Мне показалось, что мой дар, — живой дар, не принимает меня. Он — моя темная сторона? И сегодня моя дар, освободившись из-под действия амулета, едва меня не погубил? Он был очень зол. Я взяла в руку артефакт и посмотрела на него. Неуверенно, медленно стянула с шеи и прикрыла глаза. Вновь увидела тень с красными глазами. Сначала ничего не происходило, но потом Тень оскалилась. Я дрогнула, но не успела даже открыть глаза — дар набросился на меня и схватив за голову, опустил под воду. Я закричала, насколько это возможно в воде и тут же захлебнулась. Стала барахтаться и хвататься за бортики. Но Тень держала меня, явно намереваясь довести задуманное до конца. Кто-то схватил меня за руки и силком вытащил из воды.

— Какого черта?! — испуганно закричала Тора. Хватаясь за горло, я закашлялась. Дрожащими руками немедленно повесила артефакт обратно на шею и закрыв лицо руками, позорно разрыдалась. — Кристалл, что с тобой?.. Кто это делает с тобой? — она погладила меня по голове. Я ничего не смогла ей ответить, лишь продолжала плакать.

— Успокоительные от Тиссо на тумбочке, — проговорила я подруге, которая тут же сорвалась с места и выполнила мою короткую просьбу. Увидела, что Тора заботливо сложила мне пару булочек, утреннее яблоко и горячий чай. После пережитого не хотелось есть, но я понимала, что мой организм должен насытиться — слишком много стресса и обморожение. Тора молча поднесла пузырек с успокоительным и присела рядом.

— Я никуда не уйду, — строго сказала подруга. — И почему на тебе этот артефакт? — кивнула она на кулон.

Я не нашлась, что ответить. Глядя в ее глаза, мне стало страшно. Если расскажу — она мне предаст? Или, может быть, это сыграть однажды против нее?

— Я… Я не знала, что это артефакт, — прохрипела в ответ.

— И поэтому ты его натянула сразу же, как только я спасла тебя от странного утопления, — нахмурилась Тора. — Не знаю, Кристалл, что у тебя за тайны, но мне не нравится, что с тобой происходит. Что-то пытается тебя убить, так ведь? В последнее время ты очень странная…

— Тора, — перебила я девушку. — Пожалуйста.

Рыжая посмотрела на меня. В молчании скрывалась тревога за меня — я видела это в ее глазах.

— Все хорошо, — сказала сипло.

Тора побыла со мной столько, сколько смогла. Мы провели несколько часов в моей комнате практически в тишине. Я пыталась отшутиться, но ни к чему хорошему это не приводило. Рыжая все также молчала и я не понимала, почему. Не выдержала и спросила, почему она не уходит. Оказалось, что переживает, но обижается, что я ничего не рассказываю. Мне стало до того смешно, что даже слезы на глазах выступили. После этого наше общение немного наладилось и я даже сообщила ей, что иду на бал не одна, а с Элбертом.

— Ну он и нашел время, конечно, чтобы на бал тебя позвать, — рассмеялась подруга.

— Ну только представь: я, вся замерзшая, и он со своим «Пошли на бал», — хихикая, сказала я.

— Не представляю! — воскликнула подруга.

Мы договорились встретиться на ужине, после чего подруга ушла. Я решила, что на тренировку к Резерфорду не пойду — слишком много пережила за этот день. Но вот рассказать ему о том, что случилось с моим даром, мне показалось необходимым. Поэтому за двадцать минут до ужина я вышла из общежития и направилась в его спортивный зал. Дернула дверь, но она оказалась заперта. Посмотрела в окна: темно и пусто. Я отпрянула от стекла. Неужели сон — был правдой? Хотя, может быть, он сейчас просто в другом месте? Решив, что это так и есть, я пошла в столовую. Рози и Тора уже ждали меня там. Кивнув им с улыбкой, я прошла к столу раздачи. Взяла еду и присела за столик.

— Как дела? — спросила у них.

— Нормально, — резко ответила Рози.

— Какие новости? — спросила невзначай у нее.

— Скучно все, — выдохнула она, ковыряясь вилкой в тарелке.

— А не знаете, где мастер Резерфорд?

— А что? — скосила на меня взгляд Рози. — Вчера еще здесь был. Может, к любовнице уехал.

— Может, — фыркнула в ответ, даже не скрывая своего раздражения. Но подруги, благо, на это внимания не обратили. Началась болтовня о предстоящем бале, Рози не умолкала — рассказывала, что платье у нее будет сногсшибательное, а прическа покорит всех на балу. Через время к нам подсел Джо, тут же обнял за плечи Тору, которая улыбнулась смущенно, но счастливо. Я улыбалась, глядя на эту картину: такие счастливые, молодые, ничем не обремененные. Мы ждем бал, покупаем платья, мечтаем о принце. Не задумываемся о будущем, потому что впереди — еще целых пять лет жизни в этой академии. Мы успеем всему научиться, успеем понять, чего хотим.

Этими мыслями я пыталась отвлечь себя от дыхания за моей спиной. Темное, страшное. Оно стоит за мной и ждет, когда снова попытается убить. Мой артефакт — защита от страшного дара, который теперь и «даром» назвать язык не поворачивается.

Тень стоит за мной и я чувствую ее. Взгляд, холод, смерть. Желание стать мной. Злой мной.


На следующий день я не смогла вновь найти Резерфорда. По академии прошелся слух, что его и ректора король отправил на какую-то важную и секретную миссию. Неужели он действительно приходил ко мне прежде, чем уйти? И этот поцелуй… Я прикоснулась рукой к щеке. Не смогла сдержать улыбку.

Сегодня ребята открыли спортивный зал и я решила тоже потренироваться. Начала, как и учил мастер, с разминки. Бег, прыжки, и тому подобное. Когда почувствовала, что готова, встала напротив чучела и стала его бить, выплескивая все свои эмоции.

Я не хочу быть той маленькой девочкой из моих снов — удар!

Я не хочу идти на бал с Элбертом — удар!

Я не хочу безответно любить Резерфорда — удар!

Я не хочу обладать этим страшным даром — удар!

Я не хочу, чтобы догадки о реальном происхождении моей семьи стали правдой — удар!

— Ты кого представляешь здесь? — спросил Марк, разминая шею.

— Одну сволочь! — выкрикнула и ударила ногой по манекену.

— Не хотел бы я быть этой сволочью, — пошутил подошедший Джо и они с приятелем рассмеялись. Я посмотрела на них, видимо, очень убедительно, потому что парни тут же замолчали, развернулись и ушли.

— А где мастер? — спросила им вслед.

— Говорят, на задании, — пожали они плечами.

Посмотрела на манекен. С рычанием ударила ему прямо туда, где должно быть, по идее, лицо.


Решила, что вечером нужно сходить в библиотеку. Поискать хоть что-то о дарах, которые оживают и пытаются убить его собственного обладателя. Когда рассказала об этом библиотекарю, он немного призадумался. Минут на пять. А потом его глаза привычно засветились и на стол упало пару книжек. Подхватив их, я прошла в самый дальний читальный зал.

История даров, какие существуют, как справляться, тренировки, обладатели… О моем даре, по прошествии двух часов, я не нашла ни слова. Оценила два толстых фолианта, лежащих рядом. В принципе, надежда на них есть. Но в глазах уже появилась резь. Решив, что пора пожелать спокойной ночи этому миру, я аккуратной стопочкой сложила книги и вышла из библиотеки.

Интересно, который час? Освещение стало тусклым, вокруг разлилась глухая тишина. Мои шаги раздавались эхом и было очень некомфортно идти вот так — одной.

Я услышала шевеление позади. Резко остановилась и оглянулась: никого.

— Кто здесь? — спросила тихо.

Вдруг кто-то обхватил меня за живот, зажал рукой рот и крепко прижал к стене.

— Я же говорил, что мы еще встретимся, — прошипел парень мне на ухо. Я узнала его сразу — молодой стражник, который день назад пытался ко мне пристать.

— Ммм! — попыталась я закричать, но ничего не вышло. Стражник был явно сильнее меня и делал все, чтобы я не вырвалась.

— Тихо, тихо, — его мерзкий, похотливый тон буквально вывернул меня наизнанку от отвращения.

Парень стал суетливо, тяжело дыша, одной рукой задирать мое пальто. Под ним были штаны. Страх пульсировал в голове: я судорожно соображала, что мне нужно сделать и как избежать этой страшной участи…

Вдруг послышались шаги. Стражник замер, так и прижимая меня к стене, пытаясь стянуть штаны. Я мычала и вырывалась, моля всех богов, чтобы человек шел к нам навстречу.

— Заткнись! — прошипел парень, встряхнув меня. Я ударилась головой о стену, но вырываться продолжила, несмотря на его угрозы. На глазах выступили предательские слезы.

Вдруг перед нами появилась Амалия. Куратор замерла, увидев эту картину. Я забрыкалась еще больше, буквально моля ее о помощи. Вот оно, мое спасение! Она должна мне помочь!

Но куратор не спешила ко мне на помощь, видя, в какой я беде. Амалия смотрела на нас холодно и равнодушно. Она сделала шаг навстречу и я обрадовалась, что сейчас куратор мне поможет. Но отведя взгляд, словно и не видя ничего, женщина прошла мимо…

— Какая интересная у тебя репутация, крошка, что даже профессора не хотят помогать, — ухмыльнулся стражник. Он продолжил пыхтеть со штанами, крепко сдерживая меня.

Успокойся, Кристалл… Сейчас должна быть холодная голова. Ты должна спасти себя, а не поддаваться панике.

Вдруг парень резко развернул меня к себе лицом и схватив за щеки, жесткой поцеловал. Я стала колотить его руками в грудь, отпихивать, но его это только раскаляло. Попыталась проделать трюк с ударом в пах еще раз, но он это предвидел. Схватил за горло, перекрывая кислород.

— Будешь визжать, как последняя шлюха подо мной, — прошипел он мне в губы. Резко отпустил меня… Я задышала тяжело. Он резко поднял меня и прижал к стене, вжался пахом в меня.

— Отпусти… — отчаянно попросила, не сдерживая слез. — Отпусти меня и никто не узнает…

— Да кому ты нужна, стерва! — ухмылялся он.

И вдруг я почувствовала то, что должна была сразу. Не веря, что это произошло, я прикрыла глаза и увидела ее — Тень. Она стояла позади парня и скалилась, глядя на нас.

Помоги. Прошу. Помоги! — умоляла я мысленно.

Рука парня оказалась у меня между ног. Его похотливый, судорожный стон вывел меня из себя. Мне было мерзко и противно. Я была зла. Настолько, что готова была убить его прямо сейчас. Нет… он будет умирать мучительно. Он будет страдать также, как и девушки, которых он изнасиловал. Также, как страдаю я.

А потом я приду за Амалией.

Я почувствовала невероятную силу и энергию, которая проникла в меня стремительно. Словно стрела.

— Какого хрена?! — завопил парень, отшвыривая меня от себя. Я упала больно, сильно приложилась головой о пол. Кажется, пострадала и рука.

Поняла, что мои глаза светятся красным.

— Я же просила меня не трогать! — мой голос был не похож на обычный. Он был низкий, грубый и хриплый.

— Ты кто такая?! — вид того, как стражник натягивает свои штаны и его проявившееся возбуждение разозлили меня еще больше. Не почувствовав даже теплой крови, которая стекала по моей щеке, я одним рывком поднялась с пола.

— Я — твоя совесть, придурок, — прошипела в ответ. — Но смерть — это слишком просто, — я швырнула в него огненный шар, но он отразил атаку. Следом полетел второй, третий, пока не настиг… — Ты будешь всю жизнь импотентом. Ты будешь слабым, как девяностолетний старик. И сдохнешь ты один! — я перешла на крик.

Парень катался по полу, пытаясь потушить огонь. Стражник сгорал заживо черным, непонятным огнем. Пока я не щелкнула пальцами и он не потух.

— Прости меня, прости! — зарыдал он, ползя ко мне на коленях. Половина его лица была обожжена, кожа висела. Его руки и половина туловища были в таком же состоянии. — Умоляю, прости, ведьма, сними проклятье!

— Ты не слушал тех несчастных женщин, которых насиловал, — говорила холодно, все тем же голосом. От раздражения пнула его в живот. Он всхлипнул и свернулся в моих ногах калачиком. — Теперь страдай, — сплюнула я.

И оставив его в коридоре одного, пошла к Амалии. К этой женщине, которая видела, что меня вот-вот изнасилуют. Которая прошла мимо. Она тоже поплатиться за содеянное. И будет страдать еще больше, чем стражник.

Вдруг я остановилась посреди сада. Что я творю? Зачем я иду мстить этой женщине, ведь нужно просто рассказать ректору, а дальше с ней разберутся? Нет, я должна остановиться…

Кажется, моему второму «я» — то есть дару, это не понравилось. Мне стало нечем дышать. Черные руки Тени сомкнулись на моей шее. Я пыталась расслабить их, но мои попытки были тщетны… Упала на снег, борясь с Тенью. Рыча и давясь воздухом, каталась по стену и пыталась освободиться от злых оков. Глаза уже стал закатываться, я почувствовала сильную судорогу, скрутившую меня. В руке крепко сжала артефакт, который все это время лежал в ладони. Настолько сильно, что кулон проколол ладонь и стекла капля крови. И я в миг почувствовала освобождение…

С хрипом втянув в легкие воздух, я сильно закашлялась. Горло ужасно болело и саднило. Я дышала тяжело и со хрипом. Из носа потекла густая кровь. Не знаю, сколько времени я пролежала на снегу. Но когда открыла глаза, поняла, что снежок меня слегка припорошил. Значит, пролежала я так около часа. Посмотрела на артефакт, который до сих пор был сжат в ладони. Дрожащими пальцами я завязала порвавшуюся веревочку и превратила его в браслет. Кое-как поднявшись на ноги, я побрела в свою комнату. Как только дошла, завалилась на кровать прямо в одежде и отключилась.


Дар — мое проклятье

Все тело болело, словно меня избивали. Я кое-как разлепила глаза и мутным взором посмотрела вперед себя — красные глаза Тени нависали надо мной. И когда я окончательно проснулась, мой дар растворился.

Осознание произошедшего вчера накрыло меня с головой. Резко подскочив, я подбежала к зеркалу. Вид ужасный. Моя шея была не просто покрыта синяками, она была темно-фиолетового цвета.

— Твою м… — прошипела, коснувшись пальцами к шее. Вспомнила, что у меня припасена мазь от гематом от госпожи Тиссо. Остервенело замазывая ею все синяки, я постепенно осознавала, во что вляпалась. В первую очередь — погиб ли стражник?.. Застонала, схватившись за голову. Меня затошнило и я еле успела добежать до туалета.

Перед глазами стояла Амалия. Ее холодный, равнодушный взгляд и секундная заминка: помочь или нет? Но как в такой ситуации можно размышлять? Она должна была меня спасти!

Я снова разозлилась. А потом расплакалась, опираясь о раковину и глядя себе прямо в глаза. Почему она не помогла мне? За что? Это была откровенная ненависть… Моя боль, обида и отчаяние стали перерастать в злость. Что с тобой происходит, Кристалл? На секунду мои глаза стали красными. Не выдержав, я с криком ударила в зеркало кулаком и оно рассыпалось на осколки. Боль привела меня в чувства. Вытащив куски зеркала из моей кожи, я промыла ранки и нанесла мазь. Проверила, как моя шея — гематомы практически не осталось.

Я накапала себе успокоительной настойки. Она подействовала уже через десять минут, а синяк полностью сошел. Вымывшись и переодевшись, я покинула свою комнату, как ни в чем не бывало. Приняла решение никому ни о чем не говорить. Надеюсь, у стражника хватит ума об этом не болтать — его могут посадить за решетку, а Амалия может лишиться своего нагретого местечка. Но внутри я содрогалась от страха. Мне казалось, что все встречающиеся по пути адепты знают, что произошло ночью.

- Привет! — воскликнула Тора, подбежав ко мне. Я испуганно обернулась на подругу и выдавила улыбку.

— Привет, — голос мой был хриплый.

— Что случилось? — тут же забеспокоилась подруга.

— Ничего, — голос предательски дрогнул.

Мы замолчали и продолжили идти в столовую. Есть, по правде говоря, совершенно не хотелось.

Вдруг я увидела ее среди толпы. Амалия. Она, как и всегда, лучезарно улыбалась своему собеседнику, мило смеялась и прикрывала свой ротик ладошкой. Я резко остановилась. В висках пульсировала злость. Хотелось стереть ее улыбку с лица и рассказать всему миру, какая она на самом деле. Но я гордо расправила плечи и продолжила свой путь.

Она увидела меня, когда я подходила уже ближе. Женщина замерла в испуге, улыбка с лица стала медленно сползать. Я видела страх и панику в ее глазах.

— Доброе утро, куратор, — поздоровалась я громко. Так, словно рада ее видеть.

Но она все поняла.

— Доброе, — сипло ответила женщина, медленно кивнув.

— Что это с ней? — фыркнула Тора, косясь в сторону остолбеневшей Амалии.

— Она в шоке от собственного счастья, — прорычала я в ответ.

— Кристалл, — разозлилась подруга. Она схватила меня за локоть и неожиданно для меня затолкнула прямо в пустой кабинет. — Рассказывай. Я вижу, как ты выглядишь.

— Тора, — выдохнула я и попыталась улыбнуться.

— Нет. Не выйдет. Рассказывай.

Глядя на воинственно настроенную девушку, сложившую руки на груди, мне захотелось плакать. Мне так захотелось, чтобы кто-то обнял меня и пожалел. Выслушал, что со мной произошло, разделил со мной мои переживания и боль.

— О, Тора… — из глаз потекли слезы. Я захлебнулась в собственном рыдании и обняв себя, опустилась на пол.

— Боги, Кристалл!.. — заволновалась подруга. Она закрыла дверь за замок и опустилась рядом со мной. Крепко обняла и прижала к себе. — Тихо, тихо, — шептала Тора на ухо, гладя меня по спине.

— Он… он едва меня не изнасиловал… А она… Амалия… прошла мимо, будто и не заметила… Если бы… если бы я не смогла вырваться… Я почти убила его… я не знаю, что с ним, мне очень страшно… он горел…

— Это был тот стражник?

— Да… — я судорожно всхлипнула и резко отпрянула от подруги. Прижав колени к себе, я некоторое время молчала. Мне нужна была пауза, чтобы успокоиться и рассказать подруге нормально о произошедшем. — Я шла из библиотеки ночью. Стражник появился неожиданно. Приставал. Это была попытка изнасилования. Амалия шла по этому коридору и видела нас. Остановилась, посмотрела… И пошла мимо. Эта заминка помогла мне вырваться. Я была очень злая и швыряла в него огненные шары. Один из них достиг цели и парень стал гореть. Я испугалась и потушила огонь. Стражник был изуродован. И сейчас мне очень страшно, Тора, что стражника оправдают, а меня посадят до конца моих дней за решетку, — я замолчала.

— Знаешь, Кристалл, за изнасилование в нашем королевстве карается строго. Думаю, если об этом станет известно, ректор не оставит это просто так. А тем более, ты близка с мастером Резерфордом — он, я думаю, добьется справедливости.

Я обдумала ее слова. Поняла, что в них есть доля правды. И если начнут разбирательства, я добьюсь справедливости.

— Если честно, ты поразила меня. Я не ожидала от Амалии такого. Не могла понять, почему ты ее не любишь… А теперь понимаю.

— Знаешь, в моем мире такое сплошь и рядом, — я горько усмехнулась и вытерла нос платком. — Поэтому, к сожалению, этих улыбчивых змей я раскусываю уже на раз-два. А в вашем мире это оказалось даже немного проще.

— Не ходи одна больше, особенно ночь, — Тора приобняла меня. Я положила голову ей на плечо и устало прикрыла глаза.

— Пообещай, что никому не расскажешь… — за эти слова я получила по голову.

— Совсем что ли? — кажется, подруга даже обиделась на меня.

Через пять минут, когда слезы высохли, мы покинули кабинет и все же дошли до столовой. В вилке я поковырялась для приличия и уже собиралась уйти обратно в комнату, как по академии разнесся голос ректора: «Всех девушек-адепток и преподавателей прошу собраться в большом зале! Всех адепток прошу собраться в большом зале немедленно!»

Я медленно села на свое место. Тора посмотрела на меня встревоженно и сжала мою руку.

— Помни, что ты ни в чем не виновата.

Я кивнула.

Мы собрались в большом зале через пять минут. Все перешептывались, были встревожены. Преподаватели что-то тихо обсуждали. Когда я прошла в зал, Амалия смотрела на меня, не спуская глаз. Она была на удивление не улыбчива и молчалива, стояла немного в стороне от всех.

Мы с Торой присели на свободные места. Я стала высматривать Резерфорда, но его снова не оказалось среди всех.

— Уважаемые адептки, — начал говорить ректор.

— Так он же на задании, — шепнула я Торе, на что она пожала плечами.

— Сегодня ночью произошел страшный инцидент, — я напряглась. Сжала кулаки, но старалась держать себя в узде, чтоб не выдать своих переживаний. — Та, которая эта пережила, знает, о чем я говорю. Он понесет свое наказания, тебе бояться нечего. Это была самооборона. Прошу эту девушку явиться в мой кабинет, тогда, когда посчитает нужным. Спасибо за внимание, все свободны.

После короткого выступления адептки расходились в тишине. Были слышно шепотки, они были напуганы и растеряны. Мы с Торой старались не привлекать внимания и шли в таком же настроении, как и остальные девушки. Когда мы покинули большой зал, меня кто-то схватил за руку. Я обернулась и с удивление обнаружила маркизу.

— Это ты? — спросила Бейнс шепотом.

— Не понимаю, о чем ты, — я вырвала руку из хватки маркизы и продолжила идти. Неожиданный порыв дружбы маркизы меня уже стал немного раздражать. Просто потому, что я не могла понять, что ей нужно от меня?

— Понимаешь, — прошипела она на ухо, идя рядом. — Я помню, что произошло, он приставал к тебе. Ты должно обо всем рассказать!

— Бейнс, — раздраженно ответила я ей. — Не лезь, пожалуйста.

— Пф! — маркиза гордо вскинула голову и удалилась. Мы с Торой посмотрели ей вслед насторожено.

— Как думаешь, стоит опасаться, что она расскажет?

— Нет. У нас есть на нее компромат, забыла? — хмыкнула я в ответ.

— Завтра бал! — преувеличенно воодушевленно сказала подруга, натягивая улыбку. — Я хочу еще раз взглянуть на твое платье. Ты уже решила, какую прическу будешь делать? А мне поможешь? Без твоих золотых ручек я никуда!

Понятно, что Тора пыталась меня заговорить, чтобы я не думала о произошедшем. И я решила поддержать идею подруги: оставаться наедине с чудовищем, которое ошибочно называется «даром», совсем не хотелось. Я пыталась забыть о его присутствии, пускай я и не вижу его. Но чувствую за спиной этот страшный взгляд, змеиный хвост… Неужели это и есть то хваленое наследие? Королевский, мать его, истинный дар!

Мы зашли в мою комнату. Обе играли в «хорошее настроение». Я вытащила платье и покрутилась, прикладывая его к телу. Тора распустила свой пучок, как у меня, и размышляла над тем, какую прическу сделать под платье.

— Предлагаю выпрямить, а часть волос заколоть. Думаю, под твое закрытое платье будет смотреться хорошо, — предложила я свой вариант и показала, как примерно будет смотреться.

— А ты что будешь делать? Платье такое открытое…

— Я слышу неодобрительный тон в твоем голосе! — рассмеялась в ответ. — Но нужно поддерживать образ. Знаешь, моя мама всегда была яркой, — сердце защемило при воспоминании родительницы, — Не скупилась на открытые наряды, но смотрелась в них так элегантно и сногсшибательно! Все было в меру. И у меня будет в меру. Волосы приподниму, на шею — кулончик.

— Думаю, ты затмишь даже маркизу, — рассмеялась подруга.

Вскоре ей пришлось оставить меня одну, — назначено свидание с Джо. Поэтому, я решила вдоволь отлежаться на кровати и позаниматься самобичеванием. Посмотрела на браслет-артефакт. Снять?.. Дыхание сбилось от волнения. Я потянула браслет, чтобы его снять, но испугалась последствий — Тень нависла надо мной, готовая побороть меня сразу же. Я быстро натянула браслет обратно, так и не сняв его полностью. Закрыла лицо ладонями и поборола плачь, который вырывался наружу. Я должна быть сильной… Мастер скоро вновь будет рядом и я обязательно расскажу ему об этой проблеме. Было тяжело признаваться самой себе, но я откровенно скучала по Резерфорду. Искала его в толпе, пыталась выяснить, где же он, но это были лишь слухи. Какое-то задание от короля — и все. Но ректор вернулся раньше, не возникло ли каких-то проблем у мастера?

Осознала, что готова прямо сейчас ринуться на его поиски. Но тут же успокоила себя: это будет самый глупый поступок в моей жизни.

А потом я выбилась из сил и уснула. Проспала до самой ночи, пожевала яблоко, которое было припасено на днях, и уснула снова. Мой измотанный организм желал выспаться и набраться сил.

А вот утро началось весело. Проснулась я к восьми, ведь проспала почти четырнадцать часов! Успела переодеться, умыться, даже помедитировать — просто, чтобы успокоить нервы. Не выдержала и выпила успокоительные от Тиссо. В дверь настойчиво забарабанили и я поспешила открыть.

— С праздником! Храни тебя Атена! — воскликнули подруги: Тора и Рози. Обе в руках держали подарки.

— Спасибо! — радостно пискнула я в ответ и обняла подруг. Пригласила их в комнату, видимо девчонкам натерпелось поскорее обменяться подарками.

— Подождите! Я тоже достану! — остановила я подруг и порывшись в шкафу, достала упакованные подарочки. — Кто первый? — улыбнулась я им.

— Можно я?! — подскочила Рози с широкой улыбкой. — Поздравляю! — коротко произнесла подруга, протягивая мне коробочку.

— Спасибо, — я приняла подарок и положила его на тумбочку. — Я распакую позже, хорошо? А это тебе, милая Рози, — я вручила ей подарок от себя и обняла подругу. Та принялась тут же раскрывать мой подарок.

— Тора, — я присела рядом с рыжей, которая была более спокойна и просто улыбалась. — Это тебе, — подарок для нее я действительно выбирала с душой.

— Спасибо, — подруга смущенно улыбнулась и протянула мне свой подарок.

— Я открою вечером. Хочу вспомнить традицию из своего мира. Вы же не обидитесь?

— Нет! — хором заверили меня девчонки.

— Мне нужно пойти к Джо. Кристалл, во сколько мне к тебе прийти, чтобы ты меня нарядила? — спросила у меня Тора, подходя к двери.

— Можешь в обед, — пожала я плечами.

— Тогда до встречи, — махнула подруга и вышла в шумный коридор.

Мы с Рози остались одни. Повисло молчание — мы не знали, о чем можно говорить друг с другом. Нашим связующим звеном, по сути, была Тора. А оставаясь наедине, мы в основном молчали.

— Спасибо за кошелек, он очень красивый, — улыбнулась Рози.

— Очень рада, что тебе понравилось, — вежливо ответила я.

— Ну, до встречи на балу? — подруга резво сорвалась с места.

— До встречи, — кивнула я ей.


Я покрутилась перед зеркалом. Сейчас я была так похожа на маму и очень жалела, что она не может увидеть меня в этом платье. Алое, камни сверкают, юбка струится волнами. Но больше всего мне в нем нравится то, насколько тонкой делает корсет талию, а грудь выгодно подчеркивает. Я натянула кружевные, черные перчатки, поправила прическу и еще раз внимательно оценила макияж. На этот раз я не стала выделять губы — подкрасила их помадой, цветом чуть темнее моих губ. А глаза сделала более выразительными.

Но синяки под глазами, уставший взгляд и впалые щеки не скрыл никакой макияж. Я заметно похудела с момента покупки этого платья, но благо, на нем есть корсет, который можно хорошенько затянуть.

Волосы, как и планировала, собрала. Пару прядей спадали на лицо, но шея была полностью открыта. Понятия не имею, насколько правильный данный вид в этом мире. Но я расцениваю это, как вызов. Вызов этому миру. Я не я, если не выйду победителем в этой битве.

Глянула на время — опаздываю. Бедный Элберт стоит под дверьми уже минут двадцать, к себе я его не пускаю. Решив, что рано или поздно это случится, я все же вышла из комнаты.

— Вау, — на выдохе сказал парень.

— Спасибо, — улыбнулась я ему скромно. Взяла его под локоть, и мы пошли в большой зал.

— Ты выглядишь просто великолепно, как принцесса! — в его голосе явное восхищение.

— Вот спасибо, — пробурчала я.

— Ну правда. Мне все будут завидовать, — на этих словах я рассмеялась. Элберт сначала не понял моего веселья, а потом, видимо, до него дошло, что он сказал. Так и дошли — хихикая, да расхваливая мое платье.

Мы остановились перед входом в большой зал. Оттуда была слышна музыка, голоса и смех. Странная паника посетила меня, когда я представила, что среди них — королевская семья и Амалия. У меня заложило уши от страха. Сердцебиение сбилось и стало медленнее.

— Эй, что с тобой? — парень подхватил меня. Его лицо и взгляд выражали обеспокоенность.

— Все хорошо, — улыбнулась я ему.

Большие, резные двери распахнулись перед нами и мы прошли в шумный, светлый зал, который к балу изменили до неузнаваемости. Я расправила плечи и гордо прошествовала рядом со своим кавалером. Понятия не имею, куда мы идем, но делать я должна это гордо. Стала искать взглядом Резерфорда. Мне безумно хотелось, чтобы именно он оценил мой наряд сегодня. Нашла ректора, а рядом с ним — королевскую семью. Они не спускали с меня взгляда. Королева смотрела на меня, как на ожившего монстра. Увидела, что она пошатнулась, побледнела, что-то сказала своему супругу на ухо. Он, глядя на меня, нахмурил брови и ответил ей что-то. Подбадривающе похлопал ее по ладони.

Ректор, ухмыльнувшись, отсалютовал мне бокалом. Я склонила голову в приветственном жесте.

— Ну какая ты красавица! — воскликнула Тора, подлетая ко мне.

— С тобой, Тора, не сравнюсь, — ответила я ей с улыбкой. Джо стоял позади подруги и приобнимал ее за талию.

— Приветственное слово уже было?

— Было. Ты чего опаздываешь?

— Кого-то долго собирала, — подмигнула я подруге.

— Госпожа Гвиницелли, приглашаю вас на танец, — Элберт протянул мне руку и галантно склонился.

— Не смею отказать, — улыбнулась ему я. И почувствовала, как кто-то на меня смотрит. Внимательный, тяжелый взгляд. По спине пробежали мурашки. Я резко обернулась, но никого не увидела.

— Что там? — обеспокоился парень.

— Пустяки, — улыбнулась в ответ и все же вложила ладонь в его руку. Он тут же привлек меня к себе и вывел на середину зала.

— Ты такая красивая, Кристалл, — низким голосом произнес он мне на ухо, касаясь его губами. Я слегка отодвинула голову, но это не сильно помогло. — Все смотрят только на тебя. Среди всех ты — единственная, кто осмелился надеть красное платье.

— А что такого в красном платье? — удивилась я.

— А ты не знаешь? — ухмыльнулся парень и крутанул меня на месте. Поймал и склонил над полом. Я почувствовала его горячее дыхание на моей шее. Парень плавно поднял меня и вновь прижал к себе. — Красные платья любила бывшая королева, — эти слова были ударом для меня. Нервы и так были натянуты до предела, но теперь у меня, в добавок ко всему, кружилась голова и шумело в ушах. — Никто не осмеливался надеть подобный наряд. Но ты ведь иномирянка! Тебе простительно, — добродушно отмахнулся Элберт.

- Хи-хи, это точно, — глупо похихикала я ему в ответ. Танец дотанцевали и сказав, что безумно голодна, поспешила к столикам с закуской, не дожидаясь своего кавалера. Выпила залпом пару бокалов шампанского. Алкоголь сразу ударил в голову и почувствовала небольшое облегчение. Нервы словно только этого и ждали. Расслабление, мягкость и спокойствие — то, чего я не ощущала уже давно.

После этого я протанцевала с Элбертом еще пару танцев. Ноги устали от туфель и я решила постоять отдельно от всех. Встала у колонны, где обитают не нашедшие себе пару адепты, или те, кто хочет побыть в одиночестве — как я. Рассматривая танцующих, в очередной раз задумалась о том, где же Резерфорд? Его нет уже который день, выяснить, куда он запропастился — так и не удалось. Все говорят о каком-то задании короля, которое может быть связано с подавлением гражданского недовольства.

Я посмотрела в сторону преподавателем. Сразу увидела Амалию и раздражение подкатило к горлу. Перед глазами — ее равнодушное, жестокое лицо. Но я вижу, как она лучезарно улыбается кому-то, элегантно держа в руке бокал шампанского. И этот кто-то — оказался мужчина в белом, военном, парадном камзоле со шрамом на правом глазу. Резерфорд шел прямо к ней. Его взгляд был прямой и холодный. А она улыбалась и цвела. У меня подкосились ноги, когда Этан все же остановился перед ней и смотря ей в глаза, начал что-то говорить.

Не выдержав этого я, буквально задыхаясь, быстрым шагом покинула зал и вышла в темный коридор. Прошла этаж, пока музыка не утихла и я не осталась в полном одиночестве. Остановившись у большого окна, я оперлась руками о подоконник. Глубоко вдохнула воздух и выдохнула. Не выдержала. Не смогла. Всхлипнула, стараясь не дать слезам упасть с глаз.

— Добрый вечер, — его бархатный голос я узнаю из тысячи. Прямо сейчас мастер Резерфорд стоит позади меня.

— Мастер, — выдавила из себя, не поворачиваясь. — Рада слышать.

— Но не видеть? — усмехнулся мужчина, не подходя ближе и сохраняя дистанцию.

А вот видеть вас я не могу. И не могу объяснить, почему ваш короткий разговор с коллегой выбил меня из колеи.

— Я очень рада вас видеть, — резко обернулась к нему лицом земля ушла из-под ног. Какой же он красивый. В этом белом, безупречном костюме, с легкой улыбкой на лице и теплыми, зелеными глазами. Так захотелось крепко обнять его.

— Ты прекрасно выглядишь, — мужчина шагнул ко мне навстречу, но не вплотную. Остановился, слегка склонив голову набок. — Просто великолепна, — тихо произнес он низким, хриплым голосом.

— Спасибо, — я опустила голову, не выдержав его взгляда.

— Кристалл, посмотри на меня, — мужчина нежно коснулся моего подбородка пальцами и приподнял мое лицо. Заглянул в глаза обеспокоенно и встревоженно. — Ты ведь мне все расскажешь?

Я вздрогнула. Мне стало страшно, что придется рассказывать мужчине, в которого я влюблена все, что произошло за время его отсутствия.

— Я только от вас ничего не скрываю, — прошептала, глядя ему в глаза. — Вы скучали по мне?

Мужчина слегка склонился ко мне. Губы растянулись в легкой, едва заметной улыбке, а глаза светились нежностью.

— Безусловно, — ответил он.

— Мне вас очень не хватало, — сказала дрожащим голосом.

— Меня не было с тобой всего три дня.

— Мне казалось, эти дни шли вечность, — я с содроганием сердца наблюдала, как мастер склоняется к моим губам. Медленно, смотря мне в глаза. Мое дыхание сбилось, а щеки стали гореть. В ожидании его поцелуя я приоткрыла губы. Они стали ныть, словно просили, чтобы он наконец меня поцеловал.

— Для меня тоже, Кристалл, — прошептал мужчина мне прямо в губы. Я содрогнулась, почувствовав его губы на своих. Он поцеловал меня нежно, медленно, словно это был наш первый поцелуй.

Но он и был первый. Настоящий, нежный, не по моему велению. Я не могла поверить, что он целует меня. Просто потому, что сам этого хочет. Резерфорд аккуратно положил руку на мою талию.

— Такая хрупкая, — произнес он хрипло и поцеловал вновь.

Не было со мной такого, чтобы от нежного, невинного поцелуя мне так сносило крышу. Я в полной мере прочувствовала, каково это — не в состоянии устоять на ногах. Когда ты становишься ватной, мягкой и податливой. С тихим стоном я обвила его шею руками, а он подался мне навстречу с тихим рычанием и нежный поцелуй перерос в страстный, горячий. Словно все это время он сдерживал желание глубоко в себе и боялся его показать. Его объятия стали крепче. Они сводили меня с ума. Теплый комок возбуждения образовался внизу живота и провела рукой по его твердой груди, наслаждаясь дозволенным прикосновением. Его рука сжала мою талию и стала медленно спускаться вниз. Прижав меня к подоконнику, Этан смял мое платье, желая добраться до моего тела. И прикусив мою нижнюю губу и медленно отстранился.

— Ты подаришь мне танец? — низким, хриплым голосом спросил он.

— Прямо здесь? — удивилась я.

— Нет. В зале.

— Как же? Но там Амалия… — Этан раздраженно выдохнул и поджал губы.

— При чем тут Амалия?

— Но я видела, как вы к ней подошли… — я отвела взгляд.

— Подошел рассказать, как нельзя поступать с ученицами, — мужчина многозначительно выгнул бровь и красноречиво посмотрела на меня.

— Вы все знаете, — прошептала, почему-то ужасно этого испугавшись. Я рванула от него, но не успела сделать и пару шагов, как была схвачена в плен его рук. Резерфорд обхватил меня за талию и прижал спиной к своей груди.

— Конечно, знаю. Ректор все ждет, когда гордая адептка Гвиницелли расскажет, как с ней поступил стражник и профессор Кастро, — ответил мне на ухо мастер с легким весельем.

— Откуда он знает? — с ужасом прошептала я.

— Стражник рассказал. Его долго мучать не пришлось.

— Мучать? — я вывернулась из его объятий и удивленно посмотрела на мастера.

— Именно так, — усмехнулся мужчина и погладил меня по щеке. — Как можно обидеть тебя?.. — спросил он словно сам у себя. — Пошли. Поговорим об этом в более неприятный вечер. Например, завтра. А сейчас — я приглашаю тебя на танец.

— Но на нас будут смотреть! — прошептала я со страхом, послушно идя следом за Резерфордом. Хотя ослушаться его у меня бы не получилось — очень настойчиво он вел меня следом за собой за руку.

— Наслаждайся. Мы привлекаем внимание, — рассмеялся мужчина.

— Но вас могут наказать…

— За танец с адепткой? Вряд ли.

— А если они узнают о поцелуе?

Мастер остановился и насмешливо посмотрел на меня.

— Ты правда считаешь, что меня можно наказать за поцелуй с адепткой?

— Значит, я не первая? — нахмурилась я. На что Резерфорд убийственно посмотрел и пошел дальше.

— Первая, — вдруг тихо ответил он.

Отпустил он мою руку лишь на подходе в большой зал. Двери перед нами открылись и мы прошли в помещение. Этан обошел меня спереди и галантно протянул руку и приглашающем жесте на танец. Как можно устоять перед таким галантным, умным и сильным мужчиной? Не удивлена, что Амалия всеми силами пыталась влюбить его в себя. Я улыбнулась. Не смогла сдержать счастливую, открытую улыбку и приняла приглашение. Он повел меня в центр зала, перед нами расступались удивленные адепты. Слегка крутанув, Этан прижал меня к себе и начал вести танец, похожий на вальс.

В этот момент мне действительно было наплевать, кто на нас смотрит и что думает. Я растворилась в нем полностью, безвозвратно. Улыбка не сходила с моего лица. Он смотрел на меня улыбаясь уголками губ, оставаясь серьезным, но нежным и спокойным. Взрослый, мудрый мужчина, в которого влюблена юная девушка с большими проблемами. К тому же, из другого мира.

— Ну что, принцесса? — я вздрогнула, когда он меня так назвал. Его ладонь опустила на мою обнаженную часть спины. — Тебе не страшно танцевать перед всеми со своим преподавателем?

— С вами мне ничего не страшно, — улыбнулась я ему в ответ. — Почему «принцесса»?

— В таком платье ты — королева. Но по возрасту еще не дотягиваешь до такого звания. Поэтому, пока ты просто «принцесса», — с улыбкой ответил Резерфорд, наблюдая за моей реакцией. Я рассмеялась, не пойми от чего — от нервного напряжения или мне действительно было смешно.

Музыка закончилась. Мы остановились. Резерфорд галантно отошел от меня на пару шагов, продолжая держать за руку. Слегка поклонился и поцеловал тыльную сторону ладони.

— Благодарю за танец, адептка Гвиницелли, — смотря на меня исподлобья, произнес он.

Я смущенно улыбнулась. Щеки горели и я сдерживала свою счастливую улыбку. Но глаза выдавали все счастье, которое светилось у меня внутри.

— Дорогие адепты! — обратился к нам с возвышения ректор. В тени стояла королевская семья. Король — сидел в кресле и смотрел на нас сальным взглядом. — Король передал всем поздравление с этим прекрасным праздником! — я вспомнила, что у меня есть подарок для мастера. — В честь этого события с радостью сообщаю вам, что королевская семья будет гостить у нас еще два месяца! И чтобы развлечь их пребывание в наших стенах, сам король решил провести «Королевские игры»! Вы будете проходить разного рода испытания, а победитель получит ценное вознаграждение от короля и королевы Кьярини. Мы вместе с королем лично составляли списки, кто будет участвовать в играх, — ректор вынул список и стал перечислять адептов. Среди них встретился и Элберт, и сам принц. — Кристалл Гвиницелли! — мое имя прозвучало последним.

Это стало для меня большим ударом. Я пошатнулась, осознавая, как попала. Моя магия заявлена, как зеленый сектор. Мой дар пытается меня убить… Король хочет, чтобы я проявила себя на играх… Я побледнела.

— Все будет хорошо, — сказал стоящий позади Резерфорд. Король и королева смотрели прямо на меня. Я видела в их глазах: «Мы знаем, кто ты». Но у них нет этому доказательств. А игры — отличная возможность «случайно» раскрыть мои способности истинных королей и «случайно» меня покалечить.

— Я поздравляю всех счастливчиков! Бал продолжается! — торжественно завершил ректор и послышался шквал аплодисментов.

— Я скоро вернусь, — сказал Резерфорд, быстро проходя мимо меня. Я не успела ему ничего ответить, мужчина скрылся в толпе. Увидела, что он подошел к ректору. По его лицу было невозможно определить, взволнован он или зол, но ректор — явно растерян. Мастер стал что-то говорить ректору сквозь и его желваки ходили ходуном — явный признак, что он взбешен.

Вдруг кто-то грубо схватил меня за локоть и обернул на себя.

— Больно! — взвизгнула я, откидывая руку Элберта.

— Выставляешь меня дураком, да? — раздраженно и злобно сказал парень. Он резко прижал меня к себе и стал грубо вести танец.

— О чем ты говоришь? — я задохнулась в возмущении. Уперлась руками о его грудь, чтобы хоть как-то ослабить хватку.

— О твоем танце с Резерфордом. Я видел, как ты смотрела на него. Ты пришла со мной, что за цирк? — шипел Элберт сквозь зубы.

— Он пригласил меня на танец, как свою любимую ученицу! Что ты несешь?!

— Это не танец ученицы и преподавателя! Ты — моя, и мне плевать, чего хочет от тебя Резерфорд, — прошипел оборотень. Я с ужасом заметила, как удлинились его клыки, а глаза стали по-звериному желтые.

— С чего это я твоя?! — оттолкнула парня от себя.

— Я так решил! — он неожиданно впился в мои губы грубым, жестким поцелуем. Я замычала и забрыкалась. Наступила каблуком ему на ногу — это заставило парня отстраниться. Не теряясь, я со всей злости дала ему звонкую пощечину.

— Никогда больше ко мне не подходи, иначе пожалеешь, псина, — прошипела я сквозь зубы. Злые слезы выступили на глаза. Вечер испорчен окончательно и бесповоротно. Подхватив юбки, я быстро побежала на выход и через несколько минут быстрого, панического бега, оказалась в своей комнате.

Захлопнула дверь и закрылась на три замка. С ужасом представила, что злой оборотень, которого я так опрометчиво назвала «псиной», является сюда и заканчивает свое дело. А потом радостный, счастливый, называет меня по праву «своей». А я не выдерживаю и убиваю сначала его, а потом себя… Кажется, мои мысли пошли не в то русло. Я опустилась на пол и всхлипнула. Волшебный бал, который я так ждала, смогли испортить всего за пару минут. А он был таким прекрасным. Поцелуй Резерфорда… Наш с ним танец… От жгучей обиды я заплакала с новой силой и обхватила себя руками.

Замок в двери повернулся. Я испуганно подскочила на ноги.

— Если ты войдешь, я за себя не отвечаю! — выкрикнула Элберту.

— Кристалл? — в дверях оказался мастер. От облегчения меня перестали держать ноги — я опустилась на кровать и схватилась за голову. — Этот парень будет объяснять свое поведение по полной программе. Даже частичная трансформация запрещена вне боевых действий на общественной территории.

— Мне от этого не легче, — буркнула, чувствуя себя до ужаса неловко. Резерфорд опустился передо мной на колени и вытер большим пальцем слезы.

— Плачешь, глупая, — улыбнулся он. — Хочешь чаю?

— Нет, — тихо ответила, опуская голову. Мастер тут же приподнял мое лицо за подбородок.

— А виски?

— А это уже звучит более заманчиво, — захихикала я.

— Тогда приглашаю тебя в гости, — подмигнул мне мужчина и встав на ноги, протянул мне руку. Я посмотрела на его ладошку и вдруг вспомнила, что у меня есть для него подарок.

— Мастер! — воскликнула, резко поднимаясь. Поняла, что лучшего момента для вручения подарка уже не будет. Резерфорд вопросительно выгнул бровь, наблюдая за тем, как я роюсь в шкафу. Достав клинок, я быстро спрятала его за спиной.

— В общем, не знаю, но… Кхм, это вам, — я смущенно протянула клинок. — В честь этого праздника. Нового года.

— Нового года? — удивился мастер, аккуратно беря клинок в руки. Он осторожно вынул его из футляра. Я увидела восторг, который мимолетно заискрился в его зеленых глазах.

— В моем мире так говорят. У вас — день рождения мира. Поздравляю, — я улыбнулась и неловко обняла остолбеневшего мастера. Быстро отстранилась и отошла от него на шаг.

— Спасибо, Кристалл, мне… приятно, — говорить благодарности ему удавалось нечасто, судя по всему. — Прости, у меня нет для тебя подарка, я не думал, что ты…

— Это мой порыв души, — перебила я его и улыбнулась. — Вам нравится?

— Он великолепный. Прекрасная, профессиональная заточка, а клеймо говорит о том, что выковал его самый настоящий мастер! — я улыбалась, глядя на том, как он рассматривает мой подарок. Такой восторг не подделать и оно стоило всех потраченных денег. Мастер умолк, словно понял, что сейчас выдал все свои эмоции. Посмотрел на меня и протянул руку. — Пошли.

— Мне нужно одеться! — спохватилась я за пальто.

— У меня есть в запасе пара фокусов, тебе не понадобиться пальто, — усмехнулся Резерфорд. Мужчина сгреб меня в крепких объятиях и уже через секунду мы оказались стоящими в его комнате.

— Ого! — воскликнула я восторженно. — Телепортация! Это просто безумие!

Мужчина отпустил меня из своих теплых объятий.

— Да, высшие маги могут и не такое, — улыбнулся он. Мастер аккуратно положил клинок на стол и расстегнув китель, повесил на спинку стула, оставаясь в одной белоснежной рубашке. — Значит, вы, госпожа Гвиницелли, предпочитаете виски после тяжелого дня? — мужчина закатал рукава рубашки и откупорив пробку от бутылки с алкоголем.

— Все верно, — усмехнулась, присаживаясь на край кровати. Отсюда было хорошо видно Резерфорда на кухоньке. Пожалела, что не успела переодеться во что-то более удобное, чем бальное платье. С облегчением сняла туфли и перчатки.

— Держи, — мужчина протянул мне бокал. — С Новым годом, — отсалютовал он мне.

— Но вы же не празднуете такой праздник, — удивилась я.

— Решил, что тебе будет приятно вспомнить поздравления из твоего мира.

Я задумчиво посмотрела на коричневую жидкость.

— Да. Мне действительно приятно. Спасибо, — улыбнулась ему я и сделала несколько глотков. Подумала, и допила бокал до дна.

— Вечер, видимо, был очень тяжелый, — ухмыльнулся он, подливая алкоголя.

— Что сказал ректор? Почему меня выбрали на «Королевские игры»?

— Интерес короля. Хочет посмотреть на иномирянку, — мастер расслабленно расселся в кресле. Его внимательный, тяжелый взгляд стал смущать. Сейчас я в полной мере ощутила, как сгущается атмосфера и принимает более интимный характер. Приглушенный свет, мы с ним, после страстного поцелуя и танца, находимся вдвоем в его покоях и пьем алкоголь. Неужели это все закончится так, как я думаю? Пробрал страх и предвкушение.

— У меня проблемы, — решилась я сипло. Мужчина склонил голову набок, показывая, что слушает меня. — Мой дар стал моим проклятьем. Он пытается меня убить, как только я снимаю артефакт. Не убивает, только если я не сопротивляюсь и отдаю ему свое сознание. Я это поняла, когда… — голос сел. Мне совсем не хотелось говорить об этом. — Когда чуть не убила стражника и пошла мстить Амалии. Но вовремя остановилась и чуть не была придушена своим же даром, — я замолчала.

— Вот как, — мужчина задумчиво осмотрел меня. Допил свой алкоголь и подлил еще. — Мы все решим. Начнем завтра же. Шоколад будешь?

— Если можно…

Резерфорд поднялся и через минуту рядом со мной на кровати лежало несколько видов шоколада.

— Вы действительно сладкоежка, — тихо рассмеялась я.

— Еще какой, — хрипло ответил мужчина. Я кашлянула, припоминая, в какой ситуации были впервые произнесены эти слова.

Платье стало невероятно давить. Оно казалось тяжелым, словно весило тонну.

— Нужно было переодеться, — выдохнула, поправляя корсет. Стало почти нечем дышать.

— В этом платье ты великолепна, — я замерла. — Но еще более великолепно ты будешь выглядеть в моей рубашке. Мне лень вставать, — Резерфорд расстегнул свою рубашку и кинул ее рядом со мной на кровати. Я уставилась на нее, как на что-то невероятное.

— Спасибо, — пискнула и подхватив, зашла в ванну. Стала пыхтеть и пытаться развязать корсет, но ничего не получалось. Посмотрела на себя в зеркало: взмыленная и красная. Подождала, пока успокоюсь и с повинной вышла в комнату.

— Развяжите корсет, пожалуйста, — и смущенно улыбнулась.

— С удовольствием! — мастер резво подорвался с кресла. Вид его оголенного, крепкого тела заставил мои ноги подкоситься, а в голове пронеслось тысяча и одна развратная мыслишка. Он ничего не говорил, стоял и ждал, когда я повернусь к нему спиной. Повернулась. Мне безумно, до мурашек по коже хотелось, чтобы он поцеловал меня в шею. Погладил мое тело, которое невероятно устало. Мне хотелось почувствовать его прикосновения. Я ощущала каждой клеточкой жар его тела. Но мужчина, словно издеваясь, просто развязал корсет. Я придержала платье рукой и скрылась в ванной.

Сердце колотилось, словно я пробежала сто километров. Дышала тяжело, а внизу живота заныло. Чертов алкоголь делает меня еще более чувствительной. Натянула его рубашку, которая пахла им. Его парфюм сводил с ума. Распустила волосы, рассыпая кудряшки по плечам. Подхватив платье и постояв еще минуту около двери, борясь с неуверенностью, я вышла, как ни в чем не бывало.

— Я думал, ты там уснула, — скучающе протянул мужчина, жуя шоколад. Он оказался лежащим на кровати.

— Да нет, — простодушно ответила я, скрывая свое смущение. Аккуратно положила платье на кресло и присела на кровать, не решаясь лечь.

— Тебе идет, — он оценивающе пробежал глазами по моему телу. Я попыталась натянуть рубашку пониже, но тут же бросила эту идею. Резерфорд протянул мне бокал. — Расскажи о ваших традициях? Как вы празднуете Новый год?

Почему-то я невероятно обрадовалась этому вопросу. Забралась с ногами на кровать и села в позу лотоса. Увидела, что мужчина вновь посмотрел на мои ноги. Мое нижнее белье, очевидно, было видно, но поскольку я сейчас перед ним в одной рубашке и без бюстгальтера — смущаться была уже поздно.

— У нас это такой чудесный праздник!..

Я с радостью рассказывала ему о нарядной елке, о традициях на Рождество, о том, какая она — предновогодняя суета, выбор подарков. Санта Клаус и его олени, помощники эльфы. Здесь мастер сделал маленькое уточнение, на счет эльфов, и я рассказала, что мы представляем их маленькими в зеленых костюмчиках и смешных тапочках. Ничего не видела, чтобы мастер так заливисто смеялся. У него даже выступили слезы на глазах.

— Когда-нибудь ты встретишь настоящий эльфов. И упаси тебя Атена рассказать им, какими ты представляла их раньше, — сквозь смех говорил мужчина. А я наблюдала за ним с улыбкой — мне было тепло и хорошо от того, что со мной он вот такой: настоящий, расслабленный и спокойный. Может позволить себе рассмеяться от души.

— У вас какие-то счеты с эльфами?

— Однажды я выиграл у них войну, — самодовольно хмыкнул мужчина, отставляя пустой стакан. — Интересно, Кристалл… — оценил он мой рассказ.

— Угу… — решив, что на этом попойка закончена, я тоже отставила стакан на тумбочку. Пришлось повернуться к мастеру спиной. Вдруг я была опрокинута на постель. Мастер навис надо мной сверху. Я ошарашенно смотрела на него.

— Не нужно было поворачиваться ко мне спиной, Кристалл, — прохрипел он. Мужчина поцеловал меня глубоко и страстно, его горячий язык ласкал мой и вел такую игру, в которой я сразу была проигравшей. Поцелуй вызывал во мне будоражащие чувства. Со стоном удовольствия, я провела руками по его спине, покрытой шрамами. Этан схватил мои руки.

— Не нужно, — шепнул он, тяжело дыша.

— Почему? — удивилась я.

— Мои шрамы…

— Разве они есть? — улыбнулась я. Резерфорд замер, кажется, в удивлении. Его хватка ослабла и я смогла освободить одну свою руку. Ладонью я погладила его щеку, а потом шрам, пересекающий правый глаз. «Я люблю вас целиком, каждый ваш шрам», — говорила своим жестом. Мастер с рыком вновь впился в мои губы. Его руки пробежали по моему телу и забрались под рубашку. Я дрожала от предвкушения, я чувствовала, что уже сейчас готова принять его всего. Я выгибалась навстречу его ласкам. Провела ногой по его ноге и закинула ее на бедро мужчине. Сжала его волосы на затылке и со звериной страстью укусила его нижнюю губу. Мужчина сжал мою грудь и оторвавшись от моих губ, стал покрывать шею влажными, почти болезненными поцелуями. Я выгибала шею, подставляя ему еще больше места для ласк.

— Ты сводишь с ума, — прохрипел он сквозь поцелуи.

— Нет, мастер, это вы сводите меня с ума… — простонала я в ответ.

— Мы должны остановиться, — я увидела, как сильно он сжал простыню, борясь с собой.

— Нет, мы не должны… — почти захныкала я. — Пожалуйста…

— Тише, — прошептал мужчина, прикладывая палец к моим губам. Он навис надо мной и я поняла, что продолжения, увы, не будет…

— Мастер… — застонала я от неудовлетворения. Он тихо рассмеялся и чмокнул меня в губы. Я резко отпихнула его от себя и села на него сверху. Потерлась бедрами и ухмыльнулась.

— Зачем вы останавливаетесь, если хотите меня также сильно, как и я вас? — я плавно оголила свои плечи, а потом полностью избавилась от рубашки. Провела ладонями по его груди. Мужчина схватил одну мою руку и поднеся ее к губам, нежно поцеловал.

— Не время, Кристалл.

— А когда будет время? — разозлилась я.

— Мы не должны спешить, — усмехнулся мужчина, потешаясь надо мной. Теперь я откровенно была обижена и разозлена, возбуждение прошло мигом. Резко спрыгнув с него, я попыталась встать с кровать, но он успел обхватить меня за живот и уложить обратно. Подмял меня под себя и стал покрывать мою шею и щеку нежными поцелуями. — Мы не должны спешить, Кристалл. Насладись этим мигом нежности, — шептал он, продолжая меня целовать. — И называй меня по имени. Хотя бы, когда мы вдвоем.

— Называть вас Этан? — удивилась я.

— У меня нет другого имени, — фыркнул он в ответ. Поцелуи прекратились и он устало опустился рядом, не раскрывая объятий.

— Хорошо. Этан, — я посмаковала его имя на языке. — Очень непривычно…

— Привыкнешь, — буркнул он на ухо, уже засыпая.

— Вы вот так просто уснете?

— Ты, — сказал он.

— Что? — не поняла я.

— Обращайся ко мне на «Ты».

— Хорошо. Ты, — еле выдавила я из себя, — вот так просто уснешь?

— Не просто. Я безумно хочу тебя, но не могу позволить этому случиться. Поэтому — да, твоя пьяная голова уже должна видеть десятый сон.

— Хм, — я обиженно надула губы. Полежала несколько минут в тишине, вслушиваясь в его дыхание. — Мне холодно, — буркнула я. Мастер, тяжело вздохнув, мол, «зачем я в это ввязался», вывернулся из объятий, снял свои штаны, оставаясь только в трусах, и накрыл нас одеялом. Вновь прижался к моей спине, положив ладонь на мой живот. Мое тело тут же отреагировало на этот жест и, хитро улыбнувшись, потерлась о его пах ягодицами. Ладонь на животе тут же сжалась, а его тело отреагировало на мое хулиганство.

— Спи, — рыкнул он мне в ухо и я, не удержавшись, рассмеялась. Потом затихла, осознавая, что прямо сейчас я лежу в объятиях с мужчиной, о котором могла лишь мечтать. И он не захотел просто поиметь меня… Он захотел уснуть со мной в одной постели, обнимая и лаская. От чего поменялось его отношение ко мне и почему вдруг Этан стал проявлять ко мне такое внимание — я решила узнать позже. А сейчас… Я аккуратно повернулась к нему лицом и он недовольно запыхтел: «Снова ерзаешь». Мутными, сонными глазами Этан смотрел на меня. Улыбаясь, я погладила его по щеке и нежно поцеловала в губы. Потом в щеку, потом снова в губы… Кажется, он даже боялся пошевелиться и спугнуть ласки и нежность, адресованные ему. Крепко обняв его, я уткнулась носом в его шею.

— Спокойно ночи, мастер Резерфорд, — прошептала я.

— Спокойной ночи, адептка Гвиницелли.


Слухи расходятся быстро

Проснувшись, я еще долго не могла поверить, что вижу перед собой спокойно спящего мастера Резерфорда. Было смешно слышать его сопение, а изредка — похрапывание. Но проспала я всю ночь крепко, даже не просыпаясь. В моей прошлой жизни были отношения с парнем и ночевали мы лишь однажды. Ничего хорошего из этого не вышло: мы всю ночь ворочались, пинались, и так и не уснули.

Волосы Этана растрепались во сне и упали ему на глаза. Я вздохнула — ну какой же он красивый… А если вспомнить его галантность, ум и силу, то начинаешь сомневаться в том, человек ли он вообще. Хотя нет, не человек. Колдуны — отдельная раса. Потянулась, чтобы погладить его щеку, но вовремя себя одернула. Не хочу, чтобы он проснулся. Интересно, а его женщины когда-нибудь готовили ему завтрак?

Я ревностно запыхтела — интересно, сколько у него было женщин? Тихо поднялась и зачем-то прикрывая грудь руками, оглянулась на Резерфорда — спит. И как пресловутый воин еще не проснулся? Я сладко потянулась, слегка выгибаясь в спине. Настроение было нежное, в животе, что называется, бабочки. Словно мартовская кошка я хотела ласкаться к нему, но не понимала, какой сегодня будет настрой у мастера. Схватив его вчерашнюю рубашку, валявшуюся на полу, я на ходу надела ее.

Зайдя на кухню, стала обшаривать все шкафчики. Удивительно, но продуктов здесь нашлось достаточно много, в том числе самая обычная мука и яйца. Не могу представить мастера, ходящего к торговке за молоком или мукой. Наверняка все это поставляет академия. Хотя, и сладкоежкой я его не представляла, а оно вон как оказалось — шкафы забиты шоколадками и тортиками.

Решила приготовить вкусный завтрак: блинчики с шоколадом и кофе. Ужасно соскучилась по капучино и сделать его здесь было легко, особенно при помощи магии. Вовремя себя одернула, что магией мне пока пользоваться нельзя. поэтому молоко взбивать пришлось вручную. Блинов приготовила совсем немного, шоколад растопила, кофе сварила. Решив, что пора его будить, я вернулась к кровати. Но мастер уже не спал. Он лежал на боку и опершись головой о руку, наблюдал за мной.

— Доброе утро, — улыбнулась я, залезая с ногами на кровать.

— Доброе, — хрипло ответил он. От меня не скрылось, как он взглядом пробежал по моим ногам.

— Я приготовила завтрак.

— Я знаю, — улыбнулся мужчина мне в ответ.

Я легла на подушку.

— И как давно вы проснулись, мастер Резерфорд? — ехидно поинтересовалась я.

— Несколько часов назад. Не хотел тебя будить, — мужчина погладил меня по щеке.

— Как? Но вы же спали! — возмутилась, резко садясь на кровать. — А я переживала, что разбужу… И подглядывали!

В ответ он лишь ухмыльнулся. Я покраснела и отвела взгляд. Мне стало неловко, я совсем не знала, как себя вести.

— Значит, ты приготовила мне завтрак… — прозвучал его низкий, бархатный, сонный голос. Теплой ладонью он нежно провел по моей ноге, вызвав внутреннюю дрожь.

— Да, — я косо посмотрела на мужчину.

— И что ты приготовила? — его голос звучал так, словно он спрашивал не о завтраке.

— Кофе и блинчики с шоколадом.

— Блинчики? — удивился он. — А что это?

— Вы не знаете, что такое блинчики?! — ошарашенно спросила я. Моему удивлению не было предела — у них есть все! И эклеры, и корзиночки, а элементарных блинчиков нет. Как же так?

— Нет, — усмехнулся мужчина.

— Вы просто обязаны попробовать! — я сорвалась с постели, но в последний момент была схвачена за лодыжку и растянулась на кровати. Перевернулась на спину и надо мной тут же навис Резерфорд, схватывая мои руки в плен, возведя их над моей головой.

— Какая резвая, — усмехнулся мужчина, глядя мне в глаза откровенным взглядом, который выражал его не скрытое желание. Я замерла в ожидании продолжения, боясь спугнуть его неожиданный порыв. От мыслей, что может произойти дальше, низ живота заныл, а по телу разлилось сладкое, тягучее ожидание десерта. Резерфорд стал медленно склоняться к моим губам и я, не выдержав, потянулась навстречу. Но в последний момент он увернулся и его горячие губы прикоснулись к моей шее. Я содрогнулась. Одной рукой он продолжил держать мои руки, а другая рука скользнула по моему телу, обрисовывая изгибы. Этан наблюдал за мной и моей реакцией, я видела и чувствовала его взгляд. Он целовал мою шею, проводя по ней языком и слегка покусывая. Опускался ниже, к ключицам, и вновь поднимался вверх. Он резко разорвал собственную рубашку с моего тела, срывая с нее пуговицы. От неожиданности я вздрогнула, но когда Резерфорд стал целовать мою грудь, я тут же забыла обо всем. Мужчина стал поцелуями спускаться вниз, прикоснулся к чувствительной точке на животе. Я содрогнулась и он поцеловал вновь, довольствуясь моей реакцией. Дыхание сбилось — он подходил к самому сокровенному.

— Что это? — задумчиво спросил мужчина, пальцем проводя по шраму на животе справа.

— Это шрам, — мой разум был настолько затуманен возбуждением, что сначала я даже не нашлась, что ответить. И лишь скептически выгнутая бровь и насмешка заставили меня прийти в себя. Я приподнялась на локти. — Операция была, аппендицит удаляли.

— Что это? — он опустил взгляд на шрам и продолжал нежно поглаживать его пальцами. От прикосновения я вздрагивала, а мышцы на животе сокращались.

— Ненужная внутренность у человека. Она воспаляется и от нее он может умереть.

Мужчина ничего не ответил. Этан пробежал губами по моему шраму, и я с содроганием принимала каждое его прикосновение к себе. Я была уже возбуждена, о чем мое тело буквально кричало. Когда горячее дыхание коснулось низа живота, я не сдержала тихий стон и откинула голову назад.

— Пойдем завтракать?

— Что? — я так опешила от того, что он вот так внезапно все прекратил, что не могла поверить в его слова. — Вы серьезно? — я наблюдала за тем, как он натягивает штаны, стоя ко мне спиной, а потом идет на кухню и садиться за стол. Я соскочила с кровати и закрываясь остатками рубашки, яростно дошагала до него.

— Я не знаю, что это за игра у вас такая, но меня это начинает бесить! Для чего это все нужно? Посмеяться надо мной? Смейтесь над кем-то другим, мастер Резерфорд!

— Этан, — спокойно сказал он, сложа руки на груди и наблюдая за моим порывом бешенства.

— Что? — снова опешила я.

— Я просил звать меня по имени. И на «ты», — пояснил он.

— Хорошо, — хмыкнула я. — Так вот. Я тебе не игрушка, Этан! — выделила я слова «тебе» и «Этан». Развернулась и собралась уйти, но поняла, что на мне одна его рубашка. Деваться некуда — придется надевать платье.

— Кристалл, — мужчина оказался рядом со мной внезапно. Его сильные руки обвили мою талию со спины, но я тут же начала вырываться. — Ну что за девчонка… — устало выдохнул он и отпустил. — Останься, пожалуйста.

— Зачем? Чтобы вы насмеялись надо мной вдоволь? — злобно спросила я.

— Наверное, нужно объясниться, — словно сам себе произнес он, устало потирая глаза. — Кристалл, я не могу позволить себе большего. Поверь, я тоже не в восторге от того, что ты, — он протянул руку и нежно провел ладонью по моей щеке. — Такая мягкая и нежная, лежишь рядом со мной, но я не имею право сделать что-то большее. И в первую очередь я мучаю себя, а не тебя, — он резко убрал руку. — Черт, ты мучаешь меня с той самой минуты, когда твой проклятый дар заставил меня тебя поцеловать. Это невыносимо. Но еще более невыносимо отвергать свои чувства. Поэтому позволь мне, принцесса, быть рядом с тобой столько, сколько это возможно. Я буду контролировать себя и впредь такое не повторится.

— Почему не повторится? Кому и что мы должны? Мы взрослые люди и нас никто за это не накажет! — возмутилась я.

— Конечно, — улыбнулся Резерфорд и нежно поцеловал мою руку. — Все будет хорошо… — сказал он так, словно ничего хорошего ждать уже и не надо.

— Зачем вы меня мучаете… — простонала, отворачиваясь от него. — В очередной раз оставляете без ответа.

— Хорошо. Я отвечу тебе. Ты — адептка. Я — твой преподаватель. И если мы пойдем на поводу своих желаний и чувств, может случиться много проблем и они повлияют на твое и мое будущее. Поэтому, пока есть возможность, мы не должны этого делать. Прости, Кристалл, — мужчина выглядел настолько виноватым, что мне тут же стало стыдно за свою выходку и подобное проявление эмоций.

— Можно я вас обниму? Я мечтала об этом так давно… — виновато произнесла я, опуская голову.

— Мечтала меня обнять? — удивился мужчина.

— Да, — кивнула, не поднимая на него взгляда.

— Иди ко мне, — тихо сказал он, протягивая руку. Смущаясь, я вложила свою ладонь в его и он притянул меня к себе нежно, тут же вовлекая в объятия. Я уткнулась носом в его грудь и неуверенно обняла. А потом чувства захлестнули меня с головой и я, зажмурившись, обняла его намного крепче.

Я слышала его учащенное сердцебиение, дыхание на моей шее. Мне казалось, он согнулся в три погибели, чтобы вот так обнять меня. Он отстранился и на мгновение я расстроилась, что наше нежное мгновение так быстро закончилось. Но Этан присел на кровать и усадив меня на колени, вновь обнял. Я сориентировалась быстро и уткнулась носом ему в шею.

— Могу я задать тебе вопрос? — тихо спросил мужчина, перебирая мои волосы.

— Угу, — ответила я.

— Как давно ты испытываешь ко мне чувства?

Я замерла, не ожидая такого. Почему-то стало страшно и ужасно стыдно признаваться о любви с первого взгляда.

— Когда увидела впервые. Вы отругали нас за отсутствие формы, — ответила я тихо. Мы замолчали. Он гладил меня по спине, иногда поднимаясь выше и поглаживая по волосам.

— Могу задать ответный вопрос? — решилась я, подняв голову и посмотрев ему в глаза. Он медленно кивнул. — От чего такая резкая перемена вашего поведения? Вы дали ясно понять, что между нами ничего не будет, но уходя — заглянули ко мне в комнату, ну и вот… — неуверенно закончила я, уже не зная, нужен ли мне этот ответ.

— Ну, скажем так, у меня тоже было время подумать над своими чувствами к тебе. Они не давали мне покоя. Но когда я узнал, что с тобой произошло во время моего отсутствия…Тогда я все решил, — и замолчал. Мне хотелось услышать больше, намного больше!

— И вы снова бежите от них?

— «Ты», — хмуро поправил он мне.

— Ты понял, — фыркнула я.

— Это сложно, Кристалл, — устало произнес он. Поджав губы, я посмотрела на него и поняла, что допросом больше заниматься не стоит.

— А где вы были все эти дни?

— Потом расскажу. Позавтракаем?

— Конечно, — я резво соскочила с его колен и прошла к уже остывшему завтраку. — Прошу, — улыбнулась я ему.

— Благодарю, — мужчина присел и схватив блинчик, запихал его в рот целиком. Стал разжёвывать, прислушиваясь к своим ощущениям. — Я ничего вкуснее в жизни не ел, — удовлетворенно произнес он и отпил кофе. — А это что? — кивнул он на напиток.

— Капучино. Рецепт из моего мира. Вкуснятина. Да?

— Я готов так завтракать всю жизнь.

Я смущенно улыбнулась и держа в руках чашку с напитком, откровенно любовалась тем, с каким аппетитом и наслаждением он ест мой завтрак. И не могу поверить в то, что мои чувства оказались не безответными. Его поцелуи, объятия, желание. Нежность, в омут которой мы падаем с головой. И удержаться наплаву невозможно, мы тонем в ней, словно в болоте. Я вижу, как он тянется ко мне — и это даже лучше, чем секс. Он прав: спешить не надо, нужно наслаждаться этими мгновениями. Но даже сейчас все его взгляды говорят лишь одно: «Я хочу тебя…»: поцеловать? Обнять? Уснуть рядом? Заняться любовью? Неважно. Главное — «Я хочу тебя…». Целиком и безвозвратно.

Через час он переместил меня в мою комнату. Поцеловал в щеку на прощание, сказал, что найдет меня, когда добудет какие-то сведения о моей проблеме с даром. На мне был его махровый халат, в котором я утонула. Как по причине его размеров, так и по причине счастья, которое я испытывала, кутаясь в эту вещь. Когда Резерфорд исчез, я, счастливо улыбаясь, втянула его запах от воротника халата и упала на кровать. Посмотрела на время — уже почти обед. Наверное, стоит выйти из своей комнаты и узнать, как обстоят дела в академии после бала. Переодевшись, я вышла на территорию академии и прогулочным шагом пошла в сторону столовой, чтобы хотя бы выпить чаю. После плотного завтрака у мастера есть не хотелось.

— Вот она где! — послышался злой и возмущенный голос Торы. Я резко обернулась и увидела, что на меня надвигается не моя привычная, спокойная подруга, а рыжий монстр. Позади нее — Джо с неловкой улыбкой на лице.

— Что с ней? — удивленно спросила я у парня.

— Что с ней?! — повторила рыжая за мной, хватая за локоть. — Убегаешь с бала, пропадаешь, где ты была?!

— Тора, милая, успокойся, — неловко попросила я подругу, криво улыбаясь. — Давай поговорим за чашечкой чая?

Она, сощурив глаза, оценивающе посмотрела на меня, словно решая, соглашаться ли на мое предложение или нет.

— Хорошо. Джо, встретимся позже, — не оборачиваясь к своему избраннику, строго сказала она.

— Так точно, командир! — солдатским голосом ответил парень и зашагал в другую сторону. Я прыснула, но увидев взгляд подруги, посерьезнела.

Через пару минут мы сидели в столовой. Я замечала, что на меня косятся, но искренне надеялась, что это никак не связано с моим танцем с мастером. Мы с подругой молчали. Она строго смотрела прямо на меня, а я — куда угодно, но только не на нее.

— Я видела, что случилось на балу. Элберт просто гад, — наконец произнесла подруга. — От чего он так разозлился?

— Сказал, что я — его, и что строю из него дурака, танцуя с мастером Резерфордом… — я увидела, как подруга поджала губы на этих словах. — Что? — нахмурилась я. Тора немного склонилась ко мне, чтобы ее слов не услышали другие.

— Ваш танец с мастером произвел фурор, все только об этом и говорят, — прошептала девушка. — Даже я, Кристалл, увидела, как вы смотрите друг на друга…

— И как мы смотрим? — не смогла я скрыть раздражение.

— Словно влюблены.

Мы замолчали, глядя друг другу в глаза. Мои нервы были натянуты, как струна. И о чем я думала, когда соглашалась на этот танец? Теперь не будет спокойной жизни в этой академии. Хотя была ли она?

— Злые языки давно поговаривали, что между вами что-то есть.

— Почему ты мне не говорила?

— А зачем?.. — пожала плечами подруга. — Кристалл… Ты мне не ответишь?

— А что ты хочешь услышать? — окончательно взорвалась я. Увидела, что подруга вздрогнула и пожалела о своем резком выпаде. Постаралась успокоиться. — Между нами ничего нет.

— Тогда откуда засосы? — усмехнулась подруга.

— Где?! — испугалась я, тут же накрыв ладонью шею. Губы Торы расплылись в победной ухмылке, а я поняла, что попалась — никаких засосов он мне не оставил, я ведь смотрелась сегодня в зеркало…

— Не хочешь — не говори, — уже спокойно сказала рыжая.

— Хорошо. Не хочу и не буду говорить, — окончательно психанула я и встав из-за стола, покинула столовую. Хорошо, что Тора не пошла за мной — иначе нашей дружбе пришел бы конец.

Сейчас, идя по коридорам академии, когда розовые очки и хорошее настроение бесследно исчезли, я видела взгляды. Косые, заинтересованные. Но никто не решался подойти и спросить напрямую. Или отвесить какую-то шуточку. Осознание того, что вокруг все просто шепчутся, но не предпринимают никаких решительных действий, заставило меня изменить отношение к ситуации. И кто в проигрыше? Целая академия адептов, которые говорят за спиной у двоих людей и бояться сказать в лицо свои мысли, или эти двое — которые не побоялись ничего?

Распрямив плечи, я пошла прогулочным шагом по саду. Погода прекрасная — ветер не дует, светит солнышко, снег переливается под его лучами. Найдя более-менее нелюдное место, я присела на скамейку и подставила лицо к небу. Прикрыла глаза и с блаженной улыбкой стала вспоминать сегодняшнее утро.

Но оно настойчиво не хотело повышать мне настроение и вместо приятных воспоминаний — разговор с Торой и ее победная усмешка. Подруга волновалась за меня, я это видела, но ожидала несколько другого разговора, нежели подтверждение сплетен.

«Отомсти ей», — шепнул мне кто-то на ухо. Я вздрогнула и обернулась, но никого не увидела.

Слова эхом прозвучал в голове вновь. Я опустила взгляд на руки и посмотрела на браслет-артефакт. И с ужасом осознала, что мой дар заговорил. Я едва ли не закричала. Дыхание сперло, словно встал ком в горле. Паника захлестнула с головой.

— Что тебе надо? — дрожащим голосом произнесла я, хватаясь за голову. — Отвечай, — процедила я сквозь зубы.

Но Тень мне не ответила. Я приходила в себя около десяти минут. Из транса меня вывел знакомый голос.

— Я присяду? — тихо спросила Тора. Я подняла на нее глаза и она испуганно ахнула. — Что с тобой, милая?! — она присела на корточки рядом со мной и схватила меня за лицо. — Почему у тебя полопались сосуды в глазах?!

— Не знаю, — грубым, низким, не своим голосом ответила ей я и прокашлялась. — Не знаю, — повторила уже своим голосом. Но от подруги этого не скрылось и она с ужасом смотрела на меня.

— Что происходит с тобой?

— Может, ты хочешь знать, что происходит между мной и Резерфордом? — не удержалась я от колкости.

— Нет. Я хочу знать, что только что сидело в тебе, — серьезно ответила подруга.

— Я не готова говорить об этом, — ответила я ей сипло после недолгого молчания.

— Будь я тупой, я бы уже обиделась и не разговаривала с тобой до конца жизни, — раздраженно сказала подруга, заставив меня изумиться ее сегодняшней эмоциональности. Тора присела на скамейку рядом со мной. — Но я не глупая и обижаться не буду, если ты пообещаешь, что не перестанешь дуться на меня за выходку в столовой.

Я хмуро глянула на подругу.

— Хорошо, — неуверенно кивнула я, чувствуя, что обида и раздражение никуда не ушли. Мы сидели молча несколько минут.

— Ну, я пойду? — неуверенно сказала подруга. Я ничего не ответила, смотря себе под ноги в одну точку. Тора молча встала и ушла, не попрощавшись.

— Прекрасно, — горько усмехнулась я, понимая, что наша крепкая дружба больше никогда не будет такой крепкой.

Слухи по академии разносились быстро. Удивительно, но главной персоной был не Резерфорд (подозреваю, просто боялись), а Элберт. Говорят, его отправили домой, в долину оборотней, утром. Разбирательства с его неконтролируемым частичным перевоплощением пройдут у него на родных землях. Говорят, его могут исключить за подобную выходку.

И все из-за меня.

Тим, стражник, Элберт… Казалось бы, каждый из них нанес мне вред. Тим чуть не убил, стражник — чуть не изнасиловал, а Элберт взбесился и приревновал. Придумал себе не пойми что про какие-то отношения со мной. Но у каждого из них теперь сломана жизнь. Потому что связались со мной.

Я лежала в комнате и смотрела в потолок, когда от ректора пришла записка: «Жду у себя. Сейчас же».

Отреагировала я молниеносно: мне нужна была встряска, поскольку к вечеру я абсолютно и безвозвратно раскисла, о чем говорят заплаканные глаза и растрепанные волосы. Их я тут же завернула в неопрятный пучок. Накинув теплое пальто поверх платья, побрела по темноте к ректору.

Постучала и дождавшись «Войдите» — послушно прошла в кабинет.

— Здрасти, — буркнула я, останавливаясь у двери. Хмурым взглядом осмотрела присутствующих: мастера Резерфорда и ректора.

— Привет, привет, — поприветствовал меня ректор неизменно улыбаясь. Мастер кивнул. — Присаживайся, — мужчина указал рукой на стул. Я послушно присела и сложила руки на коленях, как прилежная ученица. — Этан, не оставишь нас?

— Нет, — сухо ответил он. Ректор усмехнулся и кивнул.

— Кристалл, я позвал тебя по одному щекотливому вопросу… — он замолчал и выжидающе посмотрел на меня. А в глазах таилась надежда, что я сама все скажу. Но я, равнодушно глядя на его, слегка склонила голову набок. Ректор вздохнул. — Мне нужно подтверждение, действительно ли тот стражник… напал на тебя, а профессор Амалия Кастро прошла мимо, не предприняв попытки помочь тебе.

— Это действительно так, — незамедлительно ответила я. — На этом все?

— Нет, — ректор покачал головой и замолчал. Деборд задумчиво смотрел на меня, приложив руку к губам. Я чувствовала взгляд Этана на себе, но не решалась при ректоре даже позволить себе посмотреть в его сторону. — Ты защищалась и пустила в него шар черного огня?

— Да.

— Но тебя не обучали этому, — удивился мужчина.

— Я давал уроки, — тут же вмешался Резерфорд, встала со своего места. — Этой информации достаточно? — он встал напротив меня лицом к Деборду, закрывая собой. — Ты проверил, она не врет.

Проверил? Он чувствует ложь? Я мгновенно вспомнила, как он спрашивал меня о том, не проснулся ли во мне какой-нибудь дар…

— Кристалл, — ректор выглянул из-за Резерфорда. — Поскольку магистр-высший маг, герцог, бывший главнокомандующий королевской армией и просто мастер Этан Резерфорд очень ревнив и обеспокоен твоим душевным благополучием, ты можешь быть свободна, — я вспыхнула, как помидор, а Резерфорд остался неподвижным, как скала. Я резко поднялась со стула и пробубнив что-то в ответ, вылетела из кабинета. Прижалась спиной к холодной стене и прижала ладони к горящим щекам. Значат ли его слова, что он все знает?! Сомнений нет.

Как оказалась в своей комнате — не помню. Очнулась, когда завернулась в плед и готова была им удавиться от стыда. Вспышка света напугала меня и я вскрикнула.

— Кристалл, — мастер присел на кровать рядом со мной. — Я принес кое-какие бумаги, их можно изучить. Это по поводу твоего дара.

— Ректор все знает? — совершенно больным голосом спросила я.

— Нет, — равнодушно ответил мне мужчина. — Но, как от взрослого мужчины, от него не утаились мои чувства к тебе.

— О каких чувствах вы говорите, мастер Резерфорд? И от кого мы в таком случае должны скрываться? — я всхлипнула и отвернулась лицом к стене. Резерфорд замолчал, шуршание бумаг прекратилось. Мне казалось, я даже слышала его мысли: слишком громко он думал.

— О происходящем между нами не знает никто. В том числе и ректор. Я не смог утаить лишь беспокойство и неравнодушие к твоей судьбе, — его голос звучал уверенно и сомнений не оставалось, казалось бы, что все действительно так и есть. Но…

— Вы блефуете, — сипло сказала я.

— Кристалл, — мастер вздохнул и нависнув надо мной, нарушил мой кокон и открыл мое лицо.

— Это так унизительно, — всхлипнула я.

— Моя Кристалл… — Резерфорд мгновенно отложил бумаги и прилег рядом со мной. Мои переживания по поводу произошедшего вылились в самый неподходящий момент. Почему я стала такой эмоциональной? Мне казалось, я давно пережила это. Вероятно, Тень влияет на мои негативные эмоции и усиливает их.

Этан обнял меня со спины и прижал к себе вместе с одеялом.

— Все будет хорошо, — прошептал мужчина мне на ухо и поцеловал в висок. Вытер слезы, катившиеся из глаз.

— Когда же наступит это «хорошо»?

— Совсем скоро.

«Он нас не любит», — слова эхом пронеслись в голове, заставив меня испуганно вздрогнуть.

— В чем дело? — это не утаилось от Этана. Он мгновенно напрягся, увидев мои стеклянные, испуганные глаза. — Кристалл?

«Он просто не хочет нас. Его соблазняет мысль о том, что ты принцесса и когда займешь свой престол, он станет королем». Я зажмурилась и схватилась за голову. Безумная Тень говорила сумасшедшие, немыслимые вещи. Она просто хочет заставить меня ненавидеть его и всех.

«Мы отомстим ему…»

— Замолчи! — выкрикнула я, резко садясь. Резерфорд схватил меня за руку и посмотрел на почерневший артефакт.

— Дар говорит с тобой? — обеспокоенно спросил мужчина.

— Говорит, — ответила хрипло.

— Нужен новый артефакт. Этот проработает еще максимум пару часов. Ты сможешь побыть одна? Отвлекись на чтение, а я добуду артефакт помощнее, — мастер встал с кровати и передал мне документы. Хотел отойти, но поддался порыву — он положил ладонь мне на щеку и заглянул в глаза. — Я недолго, — шепнул Резерфорд и нежно поцеловав меня в губы, исчез.

Я опустила взгляд на пожелтевшие бумаги. Информации было немного, но она была даже полезна. Из всего текста я узнала, что дары магов черного сектора, за счет огромного магического потенциала действительно становятся словно второй личностью. Бывало по-всякому: кто-то сходил с ума, кто-то заканчивал жизнь самоубийством, кому-то удавалось поладить со своим даром: они сливались воедино и проблем с раздвоением личности больше не возникало. Кто-то становился злым и в истории такие люди оставили нехороший след: сильные маги, которые пошли на поводу у поистине темного дара. В документах нет внятного объяснения, почему дар приносит лишь вред магам. Приводится легенда, которая гласит о том, что однажды магам стало мало иметь просто силу, им захотелось чего-то большего. И они решили заключить сделку с демонами. Но все пошло не так, как планировалось: демоны — твари хитрые и просто так свои дары отдавать магам они не захотели. Лишь избранные могли жить с даром, то есть те, кто справится с его влиянием. Но это лишь легенда…

О моем даре здесь ничего не говорится и как бороться с тем, что мы имеем — тоже. Я устало отбросила от себя бумаги и посмотрела на время: даже не заметила, как прошло пара часов с момента ухода мастера. Вспомнила свои рыдания и стало стыдно. И когда же я успела стать такой размазней? Нужно срочно брать себя в руки. Отец всегда учил быть сильной в любой ситуации.

Думать о том, что происходит между нами, тоже не хотелось. Но мысли навязчиво лезли в голову. Одно я решила точно — настаивать я ни на чем не буду. Я опустила взгляд на артефакт и вздрогнула. Испуг пронзил меня стрелой. Маленькая трещина образовалась посередине медальона и стала стремительно расти.

— Нет-нет-нет! — запричитала я. — Резерфорд, где же ты?! — я боялась пошевелить рукой, чтобы артефакт не сломался. Но случилось то, чего я боялась больше всего — на моих глазах почерневший артефакт раскололся на две части. Я не поднимала головы, но видела Тень, которая тут же образовалась передо мной. Ее змеиный, черный хвост.

— Не смей ко мне прикасаться, — прошипела я, медленно поднимая голову. Я встала с кровати, готовая принять удар своего дара. Я смотрела в пустые, красные глаза василиска и дрожала от страха. Непредсказуемость Тени пугала. Я собрала в ладонях свою магию, готовая отразить дар в любую секунду. Но она двигалась быстрее, намного быстрее меня… В одну секунду Тень вскинула когтистую руку и толкнула меня с такой силой, что я отлетела в стену. Острая боль пронзила мое тело и я застонала. Во рту тут же почувствовала привкус крови. Не успела хоть немного отлипнуть от стены, чтобы просто упасть вниз, как Тень подлетела ко мне и схватила за горло.

«Прими меня… Откройся…» — шипела Тень. «Мы отомстим всем. Мы станем могущественными. Мы убьем короля. Он заслужил смерти», — змеиный, шипящий голос говорил в моей голове.

— Ни за что… — я стала хвататься за ее руки, пытаясь отцепить их от моей шеи. Воздуха становилось мало, глаза стали закатываться и наливаться кровью. Освободив одну руку, я попыталась направить ее в сторону Тени и пульнуть в нее огненный шар: но случилось то, чего я боялась больше всего — шар пролетел сквозь нее и попал в противоположную стену. Искры огня попали на мягкое кресло и шторы, которые вспыхнули мгновенно.

Я почувствовала, что слабею…

«Ты умираешь… Сдавайся… Мы станем мной…»

— Лучше сдохнуть, — кое-как прохрипела я.

Короткая вспышка света — и в комнате появился Резерфорд. Замер, от увиденной картины: я, висящая на стене, явно придушенная, и горящая в черном огне комната. Мужчина не растерялся. Он подскочил ко мне и схватив за свободную руку, надел массивный браслет.

«Я убью его первым», — прошипела мне напоследок Тень. Я упала на кровать и закашлялась, хватаясь за горло. С хрипом я втягивала воздух, который почему-то отказывался проходить в мои легкие. Мастер схватил меня и перевернув на спину, стал делать искусственное дыхание. На десятую попытку я смогла втянуть в легкие воздух, который уже пропитался дымом. Увидев, что со мной все в порядке, Этан стал тушить мою комнату при помощи магии.

— Ушел на пару часов… — произнес он, стоя посреди разгромленной комнаты. От кресла, штор и ковра почти ничего не осталось. Мастер подхватил меня на руки и переместил в свои покои. Опустив на кровать, мгновенно исчез. Лишь почувствовав спокойствие и безопасность, я ощутила, как у меня болит спина и шея. Кое-как поднявшись с кровати, я доковыляла до зеркала и оценила свой внешний вид: красные, налитые кровью глаза, темно-фиолетовая шея. Ходить я почти не могу из-за острой боли в спине. Повернувшись к зеркалу так, чтобы я смогла разглядеть, что с ней, аккуратно стянула платье, которое почему-то пропиталось кровью и ужаснулась от увиденного. Лопнувшие сосуды, одна большая гематома вместо спины и порванная кожа, образующая рану, из которой и сочилась кровь. Не перелом спины — и уже хорошо.

Мастер появился в комнате лишь через десять минут.

— Черт, — раздраженно и слегка взволнованно произнес он, увидев, в каком я состоянии.

— Все хорошо, — криво улыбнулась я ему, держа полотенце на ране, из которой сочилась кровь.

— Я вижу, — мужчина исчез и появился через пару минут с госпожой Тиссо.

— О Богиня Атена, что с тобой случилось?! — воскликнула женщина, подбегая ко мне. Она стала расставлять свои склянки с микстурами. — Ложись на живот. Будет больно.

— Угу… — уныло ответила ей я. Куда уж больнее, чем то, что я переживаю сейчас?

Кожа зарастала адски болезненно. Я вцепилась зубами в подушку, чтобы не закричать, но болезненные мычания все равно вырывались из моего горла. Она залечивала эту рано полчаса, а гематомы замазала своей волшебной мазью. В глаза накапала какого-то раствора и сказав, чтобы я «не баловалась больше так», исчезла в сопровождении мастера. Он вернулся мгновенно и подлетел ко мне.

— Ты как? — спросил Резерфорд обеспокоенно.

- Как будто по стенке размазали, — устало усмехнулась я.

— Артефакт лопнул?

— Да. Что с моей комнатой?

— Я вызвал Мими. Никто не узнает о случившемся. Она приведет твою комнату в порядок за пару дней, пока что поживешь у меня, — Резерфорд приложил ладонь к моему лбу, словно проверил наличие температуры. Кивнул своим мыслям и ушел на кухню. Вернулся со стаканом холодной воды.

— А что это за браслет?

— Мощный артефакт, созданный для магов черного сектора. Надеюсь, прослужит долго и я решу эту проблему до того, как и он сломается, — снимая с себя китель, говорил мастер. Он повесил его в шкаф и засучив рукава рубашки, сел в кресло и задумчиво посмотрел на меня. Я наблюдала за ним краем глаза, продолжая лежать на животе. Переворачиваться не было ни сил, ни желания. — У меня для тебя хорошие новости, — удивил меня мужчина.

— Как странно это слышать, — рассмеялась я.

— Все, кто участвует в «Королевских играх» автоматически сдали экзамены. То есть по всем предметам у тебя уже стоит высший балл.

— Оу, — я даже подняла голову, не справившись с удивлением. — Лучше бы сессию сдавала, — пробубнила я, понимая, с какими проблемами предстоит столкнуться впереди. — Мастер…

— Этан.

— Этан, — повторила я с нажимом в голосе. — Как я буду участвовать в играх, если не могу пользоваться магией?

— Я старательно над этим размышляю, — тяжело вздохнул мужчина. — Тренировки с вами начнутся уже завтра.

— Элберта заменят? — осторожно спросила я.

— Пока нет, — он отрицательно покачал головой. — Он уже на своей территории, ректор связывался с его семьей. Говорят, что мальчишка осознал свою ошибку.

— Мне жаль его.

— Никогда не жалей мужчину, Кристалл. Этот парень решил, что ты будешь его женщиной, несмотря ни на что. Зная, что трансформация запрещена — применил ее. Его не за что жалеть. Будь моя воля, я бы исключил его и… — Резерфорд раздраженно поджал губы и сжал кулаки. Глубоко вдохнул и выдохнул. — Я бы не жалел его, Кристалл, — закончил он отрешенно.

— Я поняла, — буркнула я.

— Зачем согласилась идти с ним? — вдруг спросил Этан после недолгого молчания.

— Вы не оставили мне и шанса надеяться на ответные чувства. Все разбились по парочкам и идти одной, грустить и унывать — мне не хотелось. Я согласилась с ним пойти, как друзья.

— Как друзья… — с усмешкой повторил он.

— Ревнуете? — не применила я уколоть его.

— Ни сколько, — холодно ответил мужчина, вставая с кресла и скрываясь на кухне. Я глянула на время — уже далеко за полночь. Какой длинный, ужасный день… — Будешь есть?

— Нет, — я почувствовала усталость. Она окутала меня, словно тяжелое, пуховое одеяло и не давало мне пошевелиться. Незаметно для себя я отключилась, даже не помня, где сейчас нахожусь. И почему чувствую чьи-то поцелуи на своей щеке.

Счастливая десятка

Я проснулась с тревогой внутри. Резко села на постель и замотала головой в поисках мастера, но его нигде не было видно.

— Мастер? — обеспокоенно произнесла я и откинув одеяло, спрыгнула с кровати. Увидела, что на кресле заботливо сложена моя форма для боевых искусств. Вспомнила, что сегодня будет первая тренировка «Королевских игр». Быстро переоделась и хотела было выйти из комнаты, но остановилась, вовремя вспомнив, что покидать комнату вот так мне нельзя — это крыло преподавателей и меня могут заметить. Будет много проблем и вопросов. Сняв с себя китель и оставшись в рубашке, я прошла на кухню. Решила позавтракать: нашла какие-то фрукты и сварила себе кофе.

Перед глазами стояла мордочка моего Малыша. Как он там? За всеми этими передрягами, я, бессовестная, совсем про него забыла и не появлялась уже несколько дней. Надеюсь, смотрители покормят дракона. Глянула на время: около двенадцати дня. А может быть, я уже пропустила тренировку? Если Резерфорд не появится здесь в течении тридцати минут, я просто уйду из этой комнаты и плевать мне, какие проблемы тут будут.

Прошло тридцать минут. Я съела три клубнички и выпила кофе. Тошнота подкатывала к горлу и тревога никуда не делась. Решительно встав, я пошла к двери и открыла ее.

— Куда собралась? — раздался голос сзади. Я вскрикнула и резко закрыв дверь, обернулась ко внезапно появившемуся Этану.

— Где вы были?

— Решал одну маленькую проблему, — мужчина сел в кресло.

— Я поспала все на свете. Почему вы меня не разбудили? Тренировка уже прошла? — обеспокоенно заговорила я.

— Ты крепко спала, — я замерла, услышав в его словах нежность. Удивленно посмотрела на мужчину. Его пристальный взгляд смутил меня и я мгновенно отвела глаза. — Тебе нужно было отдохнуть после вчерашнего. Кристалл, что с тобой? — нахмурился Резерфорд. — Не забывай: здесь мы вдвоем, и ты можешь обращаться ко мне на «ты».

— Да-да, — выдохнула я и присела на кровать. — Просто нервничаю.

— Я принес твои вещи, тебе здесь жить несколько дней… — Резерфорд кивнул в сторону шкафа.

— У меня появилась личная полка в вашем шкафу? — рассмеялась я и открыла дверцу, чтобы оценить заботу мастера. Увидела не только вещи, но и нижнее белье. Все веселье тут же исчезло — захотелось провалиться сквозь землю. — Я бы и сама могла…

— Что тебя так расстроило?

— Ничего, — я быстро закрыла шкаф и сделала вид, что ничего не случилось. Не зная, как себя вести, присела на кровать и сцепила руки в замок. Я не знала, как себя вести.

— Так что с тренировкой? — перевела я тему в тревожащую меня сторону.

— Она будет в пять вечера. Магию не используешь, борешься лишь на мечах и в рукопашном. Я узнаю, что будет происходить на «Королевских играх» и постараюсь придумать, как нам поступить, чтобы не расколоться перед королем.

— А есть в чем раскалываться? — нахмурилась я. Меня кольнули эти слова: неужели он догадывается, что я — принцесса свергнутых королей?

— Ну мы же не хотим, чтобы о твоей необычной способности узнал король? — попытался увернуться мастер. Я долго смотрела на него, практически не мигая. Сердце испуганно застучало и я вдруг стала его бояться. Сильный, хитрый воин. Намного умнее и догадливее меня.

— Почему вы так беспокоитесь об этом? — неожиданно для себя задала я ему вопрос. Лицо Резерфорда осталось непоколебимым.

— Тебя это пугает? — задал он вопрос низким, хриплым голосом.

— Пытаюсь понять. Этан, — я выделила его имя. — Что заставляет вас с первого дня, как во мне проснулся дар, помогать мне? Вы ведь воин, служили своему королю. И вдруг появляюсь я: непонятная иномирянка, в которой просыпается необычный дар. О нем не сказано ни в каких книгах. Вы ведь что-то знаете? — внутри клокотала злость и раздражения от осознания, что я в ловушке. Не нужно было вообще ничего рассказывать мастеру.

— Поздно ты начала переживать об этом, принцесса, — его ледяной голос, спокойное выражение лицо и тяжелый взгляд напугали меня еще сильнее. Но я осталась сидеть на кровати, хотя больше всего желала сбежать отсюда. Вдруг он тяжело вздохнул и устало потер глаза. Встал и направился ко мне.

— Не подходите! — взвизгнула, спрыгивая с кровати.

— В чем дело? — он остановился и хмуро посмотрел на меня. — Кристалл, успокойся… — мужчина протянул мне руку. — Давай поговорим нормально. Я не знаю, как заставить тебя перестать бояться, но давай присядем и обо всем поговорим.

— Хорошо, — неуверенно кивнула я и подойдя, вложила свою ладонь в его. Этан тут же крепко ее сжал и присев на кровать, притянул меня к себе. Я послушно опустилась рядом. — Так почему, мастер Резерфорд?

— Мне жаль тебя, — горько усмехнулся мужчина и протянув руку к моему лицу, заправил за ухо выбившуюся прядь волос. — Напуганный мышонок. Я давно не служу королю и поверь, далеко не в моих интересах рассказывать о твоем даре. Тебя могут использовать в своих, не совсем честных и хороших целях. В добавок ко всему — я хочу оберегать тебя и защищать от всего. Пожалуй, это главное, почему я с первого дня пробуждения твоего дара стараюсь помочь тебе в этом разобраться. Я просто знаю, что он принесет тебе много бед, если до короля дойдет информация. Все просто, маленькая, — Этан склонился ко мне и погладил по щеке. Вытер выступившие слезы. — Я просто хочу тебя уберечь.

— Простите меня, — всхлипнула, опуская голову.

— Твое подозрение ко всему, что движется — вполне объяснимо, — усмехнулся Этан, погладив меня по голове. — Сейчас ты маленькая девочка, которая находится в новом для нее мире с совсем другими устоями. И я действительно хочу помочь тебе.

— Я поняла, — шмыгнула я носом. — Совсем расклеилась, — внезапно разозлилась я на себя.

— У тебя скачет настроение, — усмехнулся Этан. — Дар так влияет? — вопрос прозвучал очень многозначительно. Вероятно, и в этом мире наслышаны о критических днях и о настроении женщины в эти дни. Но нет, с этим ничего не связано — похоже, все же Дар.

— Именно так. А может, я просто не такая сильная, какой хотела казаться самой себе и окружающим, — пожала я плечами.

— Ты очень сильная, Кристалл. Увидев тебя впервые…

— И вырубив… — добавила я невзначай. Резерфорд рассмеялся, а я улыбнулась.

— Мне ничего другого не оставалось, — он примирительно поднял руки. — Тогда я подумал, что ты будешь биться в истерике, рыдать днями и ночами по дому. Но наблюдая за тобой, я понимал: передо мной гордая и сильная девушка, которая совсем не боится трудностей. Но сейчас, сталкиваясь с испытаниями, помни, что теперь ты не одна.

— Мне совсем не хочется ввязывать вас в свои проблемы, — сказала и поняла, что сморозила глупость. — Ну да, — хмыкнула я. — Каким-то образом получилось, что вы теперь пытаетесь решить все мои проблемы. Но оно вам надо?

— Кристалл, — закатил глаза мужчина. — Я абсолютно уверен в том, что ты бы справилась со всем сама, но позволь мне все же помочь тебе.

— Ла-адно, — сделала я одолжение Этану и рассмеялась. — Ну что ж, у меня в запасе несколько часов, может быть приготовить что-то?

— Зачем? — удивился он.

— Чтобы поесть, — пожала я плечами. — А вообще, готовка меня успокаивает. Что тут у нас? — потирая ручки, я добралась до кухни и стала проверять шкафы. Прежде, чем приступить к готовке, я переоделась в его махровый халат. Резерфорд то куда-то исчезал, то снова появлялся. Был вечно чем-то занят, а я старалась не думать ни о чем: ни о предстоящем испытании, ни о проклятье-даре, ни о наших с ним странных отношениях.

Тушеные овощи, салат и жареное мясо стояли на кухонном столе, заботливо накрытые салфетками.

— Знаешь, а мне нравится, — послышался задумчивый, тихий голос мужчины, когда я накрывала последнее блюдо. Когда он успел появиться, я не слышала, поэтому немного испугалась. Посмотрела на него с улыбкой. Выглядел мужчина несколько потрепанно.

— Что именно? — спросила, склонив голову набок.

— Ты, — усмехнулся он в ответ и протянул руку, вовлекая меня к себе. — Ты такая теплая и уютная, — прошептал Резерфорд, прикасаясь губами к моему ушку. Кожа тут же покрылась мурашками от его прикосновений. Он потянул пояс халата на себя и развязав его, обнял за талию.

— Не знала, что вы способны на такие нежные слова, — улыбнулась я ему в губы прежде, чем он вовлек нас в долгий, глубокий поцелуй. Как мы оказались на кровати — я не помню. Все мое сознание было отдано мастеру, который целовал и гладил мое тело. В очередной раз доводя почти до предела, когда в ушах звенело, а в голове было пусто. Мысли все смешались, я чувствовала лишь звенящее тело, которое требовало уже совершенно других прикосновений.

— Пора идти, — как всегда, останавливаясь прежде, чем у обоих окончательно снесет крышу, прошептал мастер мне на ухо и поднявшись, быстро удалился в ванную. Послышался плеск воды.

— Я отомщу! — выкрикнула я ему вслед и закрыла горящее лицо руками. А потом резко встала и снимая с себя нижнее белье, без стеснения зашла следом за мастером и прошла к нему в душевую кабинку. Вода в душе была холодная, а Резерфорд стоял спиной ко мне, опершись одной рукой о стену. Я ласково провела ладонями по его спине, покрытой шрамами. В очередной раз ужаснулась от того, какую боль он испытал. От моего прикосновения Этан вздрогнул — возможно, будучи в своих мыслях, он не услышал, как я вошла.

— Кристалл, уйди, пожалуйста, — выдавил он из себя, не поворачиваясь. А мне так хотелось посмотреть на него… всего.

— Нет, — сказала я серьезно и обняла его со спины. Стала нежно целовал ее. — Я никуда не уйду.

— Как же ты не понимаешь, — выдохнул мужчина. Я увидела, как он сжал ладони в кулак. — Мы не должны этого делать.

— Почему? Нас ведь тянет друг к другу, — я стала целовал его самый глубокий шрам, пересекающий всю спину. Похоже, это то самое ранение, которое и сделало его знаменитым воином, стоящего на поле боя до конца. После такого не выживают — а он выжил.

— Безумно, — подтвердил мужчина. Он медленно обернулся ко мне, и я не смогла сдержать себя, чтобы не опустить взгляд вниз. Сглотнула от желания, которое заставило меня дрожать. Вот таким, обнаженным, Резерфорд был внушающим целиком и полностью. Идеален во всем. Мужественен и красив. Я оторвала свой взгляд, направленный ниже пояса и наши взгляды скрестились — в его зеленых, потемневших глазах плескалось невероятное желание. Мой бывший и единственный парень никогда так не смотрел на меня и я никогда так не желала его, как желаю этого мужчину.

— Мы никому ничего не должны… — сказала и вскрикнула, когда Резерфорд схватил меня за шею и поцеловал грубо, желанно, горячо. Его язык проник в мой рот сразу. Он покусывал мои губы, массируя шею. Мои ноги подкосились и я застонала сквозь поцелуй. Резерфорд резко развернул меня к ледяной стене. Подхватил под ягодицы и приподнял, мгновенно вжавшись в меня. Я судорожно втянула воздух, хватаясь за его спину, случайно царапая ее ногтями. Безумное желание захлестнуло обоих. Лишь от поцелуев и его ладоней на моем теле я готова стонать от удовольствия. А его рычание разогревает меня еще больше. Мы не замечали холодную воду, нам уже было жарко.

— Кристалл, — зарычал мужчина, одной рукой ударяя в стену.

— Пожалуйста, — простонала я ему в губы.

— Нет. — сказал он зло и раздраженно. Несмотря на все дикое возбуждение и не скрытую злость, он аккуратно поставил меня на ноги и стремительно вышел из ванной комнаты. Я съехала по стеночке и пыталась успокоить свое колотящееся сердце и горящее тело. Его поцелуи и прикосновение рук еще горели на моей коже. Хотелось рыдать от неудовлетворения. Постепенно я стала приходить в себя и холодная вода действительно привела меня в чувства. Выйдя из душевой кабины, я обмоталась полотенцем и вышла в спальню: тут же проверила время — до тренировки пятнадцать минут, а в комнате Резерфорда не оказалось. Быстро оделась и завязала мокрые волосы в узел. Меня до сих пор немного потряхивало, то ли от возбуждения, то ли от холода.

Появился мастер за пять минут до начала тренировки.

— Перенесу тебя в раздевалку, там уже никого нет. Выйдешь оттуда, — сказал он сухо, хватая меня за руку.

— А где вы… — но я не успела спросить, где он был. Мужчина перенес меня в раздевалку и мгновенно исчез, оставляя одну в помещении. Тяжело вздохнув, мол, как с вами, мужчинами, тяжело, я убедилась, что браслет не видно и вышла в зал, где уже стояла десятка по струнке смирно перед Резерфордом и ректором.

— Опаздываете, адептка Гвиницелли, — суровым, командным голосом отчитал меня Резерфорд. На него насмешливо посмотрел ректор.

— Извините, — ошарашенно сказала я, а потом едва не засмеялась истерическим смехом. Такая перемена обстановки и настроения Резерфорда меня слегка шокировали, но я быстро пришла в чувства. Встала последней в рядах «счастливой десятки», поскольку среди всех присутствующих я была ниже всех ростом. Элберта нет, поэтому пока что мы — «девятка».

— Сорок кругов! — резко выкрикнул мастер. За эти дни я совсем забыла, что мой нежный мужчина, хотя насколько он «мой» — очень спорно, может быть таким суровым и строгим преподавателем. Но сдается мне, что сейчас весь его строгий настрой был связан с тем, что происходило в его комнате всего каких-то двадцать минут назад. Краем глаза я видела, что наблюдает он за нами с холодной отрешенностью, а стоящий рядом ректор что-то ему наговаривает. Мастер изредка кивает. Когда мы оббежали двадцать кругом, нам приказали вновь встать в строй.

— Надеюсь, все охладили свой разум? — сурово спросил Резерфорд, словно перед ним мы все провинились. После этой фразы я поняла, что экзекуция была специально для меня, чтобы больше не совалась к кое-кому в душ. Ректор, будучи чуть ниже ростом Резерфорда, похлопал его по плечу и вышел чуть вперед.

— Дорогие адепты! — сказал он на придыхании. Мне всегда нравился этот мужчина: милый, умный. После разговора с ним всегда повышалось настроение. Несмотря ни на какую ситуацию, он оставался веселым. — Вам посчастливилось поучаствовать в первых в истории «Королевских играх». Вы должны помнить, что это — всего лишь игры. Вы не должны соревноваться друг с другом и тем более строить козни. Тот, кто навредит другому участнику, будет исключен из академии без права восстановления. За подлость и трусость. Вы должны рассчитывать только на свои силы. Итак, вместе с королем были согласованы игры. Игра будет содержать три этапа и в первых двух вы не будете сталкиваться друг с другом. На первом испытании вас ждет своеобразный лабиринт: для каждого свой. С чем вам придется столкнуться — я рассказать не могу, но будьте готовы использовать все ваши навыки. Последние три человека, вышедшие из лабиринта, дальше не проходят. Следующая семерка идет на второй этап, а последняя четверка — на третий этап.

— И где логика? — подала я голос. Мужчины тут же сурово глянули на меня и я умолкла.

— Как заметила Гвиницелли, цифры не складываются, но все объяснения вас будут ждать по ходу испытаний. Адепты, я убедительно вас прошу: не воспринимайте эту игру сильно серьезно, — буквально умоляющим голосом произнес ректор. — Проиграли — ничего страшного. И слава Атене, как говорится. Не нужно будет идти дальше, переживать, травмироваться…

— А зачем нам вообще нужны эти игры? — вдруг спросил принц.

— Твоему папочке стало скучно сидеть в четырех стенах, — фыркнул ему в ответ один парень и принц тут же кинулся на него с кулаками. Началась потасовка. Мы с одной единственной участницей переглянулись и синхронно закатили глаза.

— Умолки, — холодный, командирский голос Резерфорда заставит послушаться даже принца.

— Ваш отец, адепт Кьярини, решил, что жизнь адептов нужно разнообразить, — сдержанно ответил ему ректор. — А теперь я передаю вас в руки мастера Резерфорда, который и будет вашим наставником в «Королевских играх». Всем удачи! — на этих словах он развернулся и сказав что-то напоследок мастеру, ушел из зала.

Итак, мы остались наедине со зверем в маленькой клетке. Похоже, настроение мастера почувствовали все присутствующие адепты и даже Брайану взбледнулось от понимания того, что нас всех здесь ожидает и какие это будут тренировки. Если я и ожидала, что мастер будет хоть как-то более-менее лояльно относится ко мне, то я сделала большую ошибку. Он выжал из нас все соки, а на мне оторвался особенно. Неправильная стойка — пять кругов. Ошибка в ударе — шесть кругов. Закончилась тренировка тем, что мы все «бездари», а «девчонок (которых всего две со всей команды) к этим «играм» вообще допускать нельзя, вам на кухне место!». Ему осталось сплюнуть и гордо выйти, но еще с минуту он молча терроризировал нас злым, тяжелым взглядом. Сказал: «свободны, жду завтра в 12.00» и ушел в свой кабинет, громко захлопнув дверь за собой.

— Что с ним сегодня? — пробубнила Дженна, брюнетка с четвертого курса. Мы, как единственные девушки в команде, как-то сразу нашли общий язык и поддержку друг в друге. Она была намного мощнее меня: выше, плечистее. Я видела ее на тренировках Резерфорда и она действительно была талантлива в боевых искусствах. Чем-то она напоминала мне амазонок.

— Не знаю, — фыркнула, пожимая плечами.

— Пойдем на ужин? Умираю с голоду, — Дженна приложила руку к животу.

— Пошли, — кивнула я.

— А тебе не надо переодеться? Ты из раздевалки же пришла, — удивилась девушка.

— А, да потом заберу полотенце, — хихикнула я глупо, отмахнувшись.

Мы пришли как раз тогда, когда в столовой сидели лишь запоздавшие адепты. И среди них я увидела Тору. Она сидела с Джо и читала книгу, он мило держал ее за руку и ел свой ужин.

— Подожди меня у стойки, — быстро кинула я Дженне и подошла к Торе.

— Привет, — улыбнулась я парочке. Тора удивленно на меня посмотрела и неожиданно откинув книгу, бросилась меня обнимать.

— Как же я за тебя волновалась, — всхлипнула она. А я почувствовала укол совести: почему я сомневалась в своей единственной подруге?

— Ты чего? — удивилась я.

— Мама сказала, что произошло в твоей комнате, — прошептала мне на ухо Тора, чтобы никто не услышал. — Что с тобой происходит, Кристалл? — подруга схватила меня за руки и взволнованно посмотрела мне в глаза. — Ты стала совсем сама не своя… Тебя прокляли?..

— Можно сказать и так, — прошептала я, опуская взгляд вниз. — Я не могу сказать большего ради твоего же блага. Но да — меня прокляли. И пытаются убить. Мне страшно, Тора, — я посмотрела на подругу. В ее глазах читалась тревога и забота. — Не обижайся на меня за мое поведение.

— И ты на меня. Я была так неправа! — воскликнула подруга, вновь меня крепко обнимая. — А где ты сейчас живешь?

— Мне… выделили комнату в крыле преподавателей, — сипло ответила я ей, не найдя в себе силы признаться. Я чувствовала, что не место и не время говорить о непонятных взаимоотношениях с мастером.

— А… Ты и Резерфорд?

— Это был просто танец, — настойчиво, давая понять, что говорить об этом не хочу, сказала я.

— А это твоя новая подруга? — немного ревниво спросила подруга, кивну на Дженну, которая уже присела за стол.

— Мы вместе участвуем в «Королевских играх». Не обижайся, — подмигнула я Торе с насмешкой.

— Все хорошо, — улыбнулась она мне. — Нам с Джо пора идти. Встретимся завтра на завтраке? Будь, пожалуйста, осторожна…

— Давай лучше на обеде? Боюсь, не встану после сегодняшней тренировки.

— Хорошо, — кивнула она. Мы попрощались тепло, словно между нами и не было недопонимания. Я взяла свой ужин и подсела к Дженне, которая ела медленно, чтобы дождаться меня. Мы ужинали долго — разговоры нас так сильно увлекли, что мы не заметили время. Ей было интересно пообщаться с иномирянкой, она задавала разные вопросы про мой мир. В ходе разговора выяснилось, что она действительно родом из клана, где женщины — воины. У них рождались сильные девушки, которых тренировали с самого детства. Возможно, потому они и были такими сильными и рослыми. Ближе к десяти вечера, когда смотрители столовой намекнули нам, что пора уходить, — просто выключив в помещении свет, — мы направились в общежитие. И вдруг я вспомнила, что мне идти некуда. А как возвращаться в комнату Резерфорда? Меня ведь увидят все преподаватели. Решив проверить, не ушел ли он из своего кабинета, я направилась туда. Обрадовалась, увидев светящиеся окна. Галантно постучала, прежде, чем войти в его кабинет.

— Заходи, — послышался его голос.

— Добрый вечер, строгий и суровый мастер Резерфорд, — сказала я серьезно, но не выдержала и захихикала. — Вы нас не жалеете.

— Это ты меня не жалеешь, — хмыкнул в ответ Этан. — Хорошо, что догадалась прийти. Я совсем забыл сказать тебе, чтобы не шла сама.

— Да, я догадливая, — усмехнулась в ответ, опершись бедром о стол. — Идем домой? — спросила и поняла, насколько интимно звучит обычная фраза. Резерфорд замер и заметно напрягся, не спуская с меня тяжелого взгляда. — То есть… — тут же скуксилась я. — Имею в виду, в вашу комнату, конечно. Я сказала случайно, — почему-то стала оправдываться я.

— Кристалл, — мастер встал и сжав мою руку, приложил ее к своей груди. Больше он ничего не сказал. Нежно приподнял мое пылающее лицо к себе и поцеловал. За эти пару секунд он перенес нас в его спальню, а потом также быстро покинул меня. Я вздохнула. Посмотрела на значительно уменьшившийся ужин и улыбнулась — значит, заходил сюда и поел. Достала свою ночную рубашку и зашла в душ уже под горячие струи воды. Увидела, что здесь были и мои баночки с маслами, и мыло для волос и тела. Чуть не прослезилась от заботы и сердце потеплело от того, что мастер думал о моем комфорте. Воспользовавшись всем, что мне было необходимо, я вышла из ванной комнаты. Его снова не было здесь. Меня клонило в сон, даже слегка затошнило от накатившей усталости. Я легла в большую и холодную постель. Поджала губы: где же он ходит? Решила, что нужно его немного подождать. Только ради чего? Он не муж и даже не любовник. Так, препод, с которым я целовалась. И все же… Я решительно спрыгнула с постели и прошла к книжным полкам. Нашла легкую книгу с какими-то сказками, что меня очень удивило, и легла обратно. Книга была старая и потрепанная, но видимо — очень любима Резерфордом. Иначе зачем она ему здесь? Под одеялом я моментально согрелась и стала с любопытством изучать здешние сказки. Необычно и очень интересно. Чем-то схожи с нашей «Золушкой» и «Белоснежкой». Но мои глаза закрывались сами по себе. Так и не дождавшись его, я отключилась с книгой на груди.

Утром проснулась одна. Постель рядом была примята, но на разобрана. Я приложила руку к подушке — она была еще теплой, значит он приходил, но не спал и ушел за пару мгновений до того, как я проснулась. Увидела, что книга, с которой я уснула, лежит на прикроватной тумбочке. Посмотрела на время — девять утра. Чем себя занять до двенадцати дня?

— Этан? — убедилась я в том, что его нет. Сердце нехорошо кольнуло от осознания: он избегает меня. И от этого стало невероятно плохо. Душевная боль захлестнула меня так, что я просто упала лицом в кровать и крепко сжала простыню в кулак. Ужасно чувствовать себя обузой. Переодевшись, я стала думать, как мне покинуть комнату, чтобы никто не видел. Я аккуратно приоткрыла дверцу и посмотрела в коридор сквозь маленькую щелочку. Никого не было видно. Тихо вышла и заперев дверь на ключ, короткими перебежками покинула здание. Запоздало позавтракала холодной кашей и запила мерзким черным чаем с пленочкой сверху.

— Мими, — позвала я комендантшу. — Ты мне нужна! — через мгновение передо мной появилась рыжая женщина. — Здравствуйте, — вежливо улыбнулась я ей. — Мне очень неловко, но я бы хотела знать, когда я смогу въехать обратно в свою комнату?

— Привет, милая. Завтра к вечеру, думаю, я закончу.

— Хорошо, спасибо, — улыбнулась я женщине и она исчезла, напоследок мне одобрительно подмигнув.

Я просидела в столовой практически до двенадцати дня. Все это время я просто боролось со своей душевной болью и тяжестью на душе. Я осознала, сколько неудобств предоставляю мастеру. Сердце кольнуло ревностью: где же он тогда ночевал? Я видела, насколько он возбужден и вряд ли такой мужчина будет терпеть. Он ничего мне не обещал и наверняка наведался к какой-нибудь своей любовнице. Я пришла в зал за десять минут до начала тренировки. Здесь уже толпилась наша «девятка», Дженна широко улыбнулась и приветственно мне замахала.

— Гвиницелли, в мой кабинет, — строгий голос раздался на весь зал. Ребята сочувственно на меня посмотрели. Я прошла к нему, словно на казнь, оставив дверь за собой приоткрытой. Но она резко захлопнулась сама по себе, стоило мастеру на нее взглянуть.

— Тебя где носило? — раздраженно спросил Этан.

— В столовой сидела, — пожала я плечами.

— Почему не в комнате?

— Не хочу вас обременять.

— Чем это? — удивился он.

— Своим присутствием.

Мастер удивленно замер. Не в силах смотреть на него, я стала бегать глазами по его кабинету. И была очень удивлена, увидев на диване подушку и скомканный плед.

— С чего ты это взяла? — кажется, мастер был обескуражен, услышав это от меня. Наверное, ранее ему все же не приходилось выяснять отношения. Хотя, может и приходилось, но не так.

— Судя по всему, вы ночевали здесь, значит, вам неудобно. Это вполне нормально, что вы не хотите спать с девушкой, которая, по сути, является вам никем, — я заметила, как заходили его желваки и как крепко он сжал кулаки. — Я ждала вас полночи. И утром ждала. Но потом поняла, что вы не хотите приходить. А сейчас я в этом только убедилась, — я махнула рукой в сторону дивана.

— Когда я пришел за тобой, тебя не было. Это было десять утра.

— Не сильно-то вы искали, если в целой академии не знаете, где я могу быть, — усмехнулась я. — Предлагаю обмен: я сплю здесь, а вы в своей комнате. Так, мне кажется, справедливо. Мими сказала, что моя комната будет готова уже завтра ближе к вечеру.

— Кристалл, — зарычал мужчина, резко поднимаясь со стула. Я не вздрогнула и не отошла.

— Что? с- равнодушно спросила я. Мужчина схватил меня за плечи.

— Я не могу находится с тобой в своей спальне не потому, что ты обременяешь меня, а потому, что я безумно, невыносимо хочу тебя.

— Я поняла, — кивнула я, усмехаясь. — И это взаимно, но я не избегаю вас.

— Нет, ты не понимаешь. Все намного сложнее. Я объяснял тебе это уже много раз…

— Хорошо, — сказала, усмехаясь. — Я же сказала: я все поняла.

Резерфорд выдохнул.

— Ты спишь в моей спальне и точка. Когда нагуляешья, приди сюда, я телепортирую тебя в комнату. Если меня не будет, то подожди, — отстраненно произнес мужчина, отпуская меня и поворачиваясь к столу.

— Как скажете, — кивнула я. — Могу быть свободна?

— Да, — улыбнулся он мне неожиданно нежной улыбкой. Я повернулась, чтобы уйти, но в последний момент резко повернулась к нему.

— Знаете, мастер Резерфорд, секс — деталь незначительная. Плотские утехи. И я понимаю, что мне было бы достаточно просто видеть вас в своей спальне. Знать, что вы спите рядом. В конце концов, чувствую себя озабоченной какой-то, честное слово, — у меня вырвался истерический смешок. — А ведь на самом деле мне нужно малого: просто, чтобы вы были рядом. Наверное, мои чувства очень отличаются от ваших. Я вижу в вас не только человека, с кем можно переспать, но и с кем можно приятно провести вечер, побеседовать, поужинать. Что ж… Я пошла, — улыбнулась я ему напоследок и вышла из кабинета.

Встала в строй. Все зашептали, чего от меня хотел Резерфорд. Я в шутку ответила, что он попросил меня закрыть свой рот и никаких замечаний на протяжении тренировки. Все многозначительно протянули «Ааа…» даже не став спорить с просьбой мастера. Видимо, засранцы, в глубине души были с ним согласны.

Сегодня мастер был более лоялен к нам. Лишь сообщил, что «Королевские игры» начнутся через две недели.

Я бродила по академии до самого вечера. Мне совершенно не хотелось возвращаться в комнату к Резерфорду. Посидела в Торой некоторое время, потом еще с кем-то поболтала. Наконец-то проведала своего Малыша, который визжал в прямом смысле этого слова, когда меня увидел. Он очень вырос и уже на две головы выше меня. догнал в развитии всех драконов и уже летает вместе с ними.

— Ты самый лучший дракон в мире, — сказала я ему, улыбаясь, и поцеловала в мокрый нос. Он заурчал что-то на своем, драконьем, и потерся головой о мои руки. Я с ним прогулялась по лесу, налюбовалась его полетами. Он словно хвастался перед своей мамой, чему научился, пока та, бессовестная, отсутствовала.

Уставшая, но довольная, я вернулась в кабинет мастера. Повезло, что он был на месте.

— Вас сегодня тоже не ждать? — спросила я. — Просто интересно, — пожала я плечами.

Мастер усмехнулся и ничего не ответив, взял меня за руку и перенес в свою спальню. Сразу же покинул меня, оставляя в одиночестве.

— Ну и ладно, — я разочарованно выдохнула. На самом деле, весь день я морально готовилась к тому, что сегодня вечером снова встречусь с Резерфордом и чего ждать — не знала. Но однозначно готовилась к худшему. Поэтому, не позволяя себе грустить по поводу нашего недопонимания и не сложившихся недоотношений, приняла душ со своими любимыми маслами, подсушила полотенцем волосы и вышла в комнату. Замерла, увидев Этана во вполне домашней одежде. Он раскладывал на столе какие-то сладости, а две чашки с чаем уже остывали.

— Чаю? — спросил он, вопросительно выгнув бровь. Мастер положил оставшееся пирожное на тарелку и вытерев руки о полотенце, посмотрел на меня.

— Можно, — удивленно сказала я, пожав плечами. Присела на стул и взяла в руки горячую чашку.

— У меня есть одна тайная комната, — Резерфорд подал мне руку и послушно встав, последовала за ним. Он открыл дверь, в которую я никогда не входила — для меня было понятно, что там находится его кабинет и соваться мне туда не стоит. И действительно: здесь было строго и выдержанно, а камин, выложенный из камня, добавлял некой строгости хозяина кабинета. Стены были темно-зеленого цвета, шкафы и стол из темного дерева. Черный диван, ковер — темно-красный. — Решил извиниться перед тобой за свое поведение.

— Извиниться? — удивленно обернулась и увидела, что он кидает подушки на пол. Видеть Резерфорда, строгого вояку со шрамом на глазу, готовившегося к откровенному свиданию — было выше моих сил.

— Да. Я был неправ, оставив тебя одну. Думал только о себе. Я один уже долгое время, поэтому… — он не договорил и тяжело вздохнув, покинул кабинет. Вернулся с чаем и пирожным на подносах. — Присаживайтесь, госпожа Гвиницелли, — я послушно опустилась на пол рядом с камином, от которого исходил жар.

— Как скажете, господин Резерфорд, — рассмеялась и села на пол в позу лотоса, слегка облокотившись о высокие подушки. Мастер оценивающе на меня посмотрел и повторил мою позу. Протянул чашку чая.

— Спасибо, — улыбнулась ему я.

— Не боишься? — спросил мужчина, глядя на огонь в камине.

— По поводу чего?

— Игр, и в принципе всего, что происходит с тобой.

— Боюсь. Но я справлюсь, — уверенно произнесла я.

— Ты молодец, принцесса, — хрипло произнес мужчина. В его голосе чувствовалось спокойствие и расслабленность. Я любовалась его профилем, улыбаясь уголками губ. Просыпаясь сегодня утром, не думала, что вечер закончится именно так. — Попробуй, — он протянул мне тарелку с пирожными. — Эльфийские.

— Не устану повторять, что никогда бы не подумала, какой вы сладкоежка! — рассмеялась, выбрав одно пирожное.

— «Ты», — поправил меня мужчина.

— Эм… да, — смутилась я и отвернулась к камину. Провела пальцем по крему и облизала его, блаженно прикрыв глаза. — Это очень вкусно, у нас такого не делают, — с нескрываемым удовольствием произнесла я. Откусив пирожное целиком, застонала, прикрывая глаза. Послышался тяжелый вздох со стороны мастера. Я тут же посмотрела на него и наши взгляды скрестили. Да, теперь я знаю этот взгляд желания…

— Вкусно? — спросил он, уделяя внимание своему пирожному.

— Очень, — улыбнулась я.

Некоторое время мы провели в молчании. Устали сидеть, поэтому любовались на огонь в камине уже полулежа. Пирожными наелись, чаем обпились, но прижаться друг к другу пока не решались.

— Та книга со сказками, которую ты вчера нашла, мне очень дорога, — вдруг тихо сказал мужчина. Я перевела взгляд с огня на него, удивленная его откровением.

— Чем она вам дорога? — тихо спросила я, боясь спугнуть его порыв. Мужчина замолчал на некоторое время, задумчиво глядя на огонь. А потом посмотрел на меня. Я смутилась — ведь все это время я любовалась им.

— Она из моего детства. Напоминает мне, что я человек.

— В каком смысле? — удивилась я.

— Мм… Моя жизнь — это война, — коротко ответил мне мужчина. Я смотрела на него и понимала, что он одинок. Как говорят в нашем мире: посвятил жизнь карьере. И глубоко в душе он несчастен, оставшись и без карьеры и, похоже, без семьи.

— Расскажите мне о вашей службе? — я пододвинулась к нему ближе. Хотелось прижаться к нему.

— Хочешь знать, почему я сейчас преподаю здесь? — усмехнулся Резерфорд. Я тут же смутилась, ведь по сути он оказался прав. — Не отвечай, я все вижу по твоему лицу, — тихо рассмеялся мужчина, а потом замолчал на некоторое время. — Я служил при истинном короле короле, — вдруг произнес он и я замерла от услышанного, не веря, что он это сказал. — Сначала служил рядовым солдатом и прежний главнокомандующий Глейер замечал во мне потенциал. Со временем я стал идти выше и выше, общался с королем, меня стали приглашать на ужины. Все же в наследство мне досталось имя и земли — мое семейство — герцоги. Родители были против моего стремления быть воином, желали, чтоб я женился на одной дамочке, но… Неважно. Наверное, благодаря моему стремлению и цели я дослужился до главнокомандующего. Жаль, что уже при другом короле, — мужчина поджал губы.

— Почему жаль? — тихо спросила я.

— Я бы не позволил случиться перевороту, — спокойно ответил мне мужчина. — А прошлый главнокомандующий Глейер позволил. За что поплатился сразу — нынешнему королю не нужны в армии люди, способные предать своего короля. Я долго думал, уходить ли мне или нет… Но решил, что не хочу предавать свою мечту. И все оказалось намного страшнее, чем я думал. Начались войны. Бесконечные, кровавые… С тех пор я уродец.

— Не говори так! — тут же возмутилась я и даже ударила его ладошкой по плечу. Он удивленно посмотрел сначала на свое плечо, а потом на меня. — Вы самый красивый из всех, кого я знаю, — выпалила прежде, чем успела подумать. Он улыбнулся уголками губ. Взял мою ладошку и глядя на нее, нежно погладил большим пальцем. — Извините, — буркнула, почувствовав вину за то, что перебила его.

— В тебе говорят твои эмоции и чувства, — задумчиво протянул Этан, не отпуская моей руки. Я не стала перед ним оправдываться — и так слишком много наговорила. — Последняя война случилась с эльфами, — я сразу вспомнила его смех, когда рассказала про эльфов Санты. — Именно тогда я едва не погиб. Боролся до последнего. Лишь почувствовав, что теряю сознание от боли и потери крови, из последних сил переместился в лекарское отделение. Ранения были слишком глубокие, думали, я не выживу. Но нет… На волоске от смерти от пролежал дней семь. А потом в моей жизни появилась госпожа Тиссо, — он усмехнулся, посмотрев на мою реакцию. У меня от удивления вытянулось лицо.

— Тиссо?! — воскликнула я. — Да ладно?!

— Да. Она была военным лекарем, тоже видела не одну войну… И вылечила меня. А потом на место старого короля пришел его сын. У них в роду, видимо, прописано: «Изгонять королей», — я рассмеялась и он с улыбкой наблюдал за мной. — Запомни: так шутить и говорить об истинном короле можно только в этих стенах. В общем, распустил он всех. Чтоб меня «не обижать» — это цитата, прошу заметить, — я снова рассмеялась. — сослали в академию. Я решил, что буду здесь, пока не решу, как действовать дальше.

— И задержались тут?

— Пока я ни о чем не жалею, — мужчина многозначительно посмотрел на меня.

— А госпожа Тиссо?

— Тоже попала под раздачу, — тихо рассмеялся мужчина.

— Поэтому вы так ладите?

— Поэтому, — подтвердил Этан.

— А… семья? Жена? — аккуратно поинтересовалась я. Резерфорд посмотрел на меня насмешливо.

— Не переживай, — он щелкнул меня по носу. В его глазах искрилось веселье. — Я совершенно один. До ранения, конечно, я любил женщин всяких-разных… — не сдержавшись, насупилась, а он громко рассмеялся. — Кристалл, сделай что-нибудь со своим лицом, на нем написаны все эмоции! Нет, семьи и детей у меня нет, — уже спокойно сказал мужчина.

— Понятно, — буркнула я себе под нос. — А как вы считаете… Эти слухи, что истинный король вернется… — аккуратно поинтересовалась я, скосив на него взгляд. Он нахмурил брови.

— Предсказание гласит, что истинный наследник вернет престол.

— Предсказание?

— Да. И королевский оракул был тут же казнен нынешним королем, — он рассмеялся. — Но эта информация просочилась в народ. Начинаются волнения…

— И чем все закончится? — заволновалась я.

— Кто знает, Кристалл, — развел руками мужчина. — Ни у кого об этом больше не спрашивай, кроме меня, — строго сказал Этан. Я кивнула.

— А ваша семья? Мама и папа?

— Мы не общаемся с тех пор, как я ушел в армию. Сестра шлет письма до сих пор, от нее я и узнаю новости. Живы, здоровы — и хорошо.

— У вас есть сестра? Как здорово! — почему-то обрадовалась я.

— Да, есть, — он нежно улыбнулся. — На десять лет меня младше. Зовут ее Эшли.

— Вы бы хотели увидеться с ними?

— Какая ты любопытная, принцесса, — улыбнулся Этан, глядя на меня. — Хотел бы. Но не время.

— Понятно… — мы замолчали.

— Мастер, а если истинный король и правда вернется? — спросила я у него осторожно, стараясь скрыть все свои эмоции по этому поводу.

— Если он вернется и будет таким, как прежде — я буду биться за него, — серьезно ответил мне мужчина. — При истинном короле — королевство расцветает. Воин нет. Они правят мудро и не завоевывают ненужные территории. Были налажены поставки с эльфами, троллями и гномами. Оборотни были верными, сильными солдатами… — он замолчал. — Ладно, — отмахнулся мужчина. — Пойдем на кровать? Я уже пожилой человек, спина отваливается.

От неожиданных слов я рассмеялась.

— Ну, знаете, для пожилого человека вы очень хорошо сохранились. А спина и у меня отваливается — слишком долго в одной позе мы с вами просидели.

Этан лег первым, а я вызвалась навести порядок. Убрала всю посуду и легла рядом с ним. В руках он держал ту самую книгу со сказками.

— Что читаете? — спросила я, переворачиваясь набок. Этан скосил на меня взгляд.

— Ты можешь ко мне на «Ты» обращаться?

— Простите, — буркнула, уткнувшись носом в подушку. — Ой, то есть, прости! — он рассмеялся.

— Сказку, которую в детстве любил. Хочешь, прочитаю?

Мне показалось это настолько милым и романтичным, что я не могла не согласиться. Этан похлопал рукой по своей груди.

— Ложись.

— Х-хорошо, — смущенно сказала я и положила голову ему на грудь. Перекинув одну руку, приобняла его. Одна его рука опустилась мне на талию. Он тут же задрал мою рубашку и снова положил ладонь на уже оголенную талию. От его прикосновения я напряглась. Но когда он начал читать, я так заслушалась, что не заметила, как полностью расслабилась. Его низкий, бархатный баритон ласкал ухо не меньше, чем поцелуи. Иногда чувствовала, что Этан поглаживает меня по спине, а потом вновь возвращал ее на талию.

— Очень хорошая сказка, — прошептала я, когда мужчина закончил.

— Я думал, ты давно уснула. Так тихо лежала.

— Я просто вас слушала, — улыбнулась я в ответ. Приподняла голову, чтобы посмотреть на него.

— Могу я тебя поцеловать? — вдруг спросил мужчина хрипло.

— Вы еще спрашиваете? — ответила я шепотом и тут же была перевернута на спину. Но Этан не спешил меня целовать. Он словно любовался моим лицом. Положив руку мне на щеку, погладил ее и очертил большим пальцем контур моих губ. И лишь тогда склонился и нежно поцеловал, словно впервые пробуя на вкус мои губы. Оттянув нижнюю губу, отстранился.

— Доброй ночи, Кристалл, — прошептал он мне в губы.

— Доброй ночи, Этан, — улыбнулась я в ответ. Он прижал меня спиной к своей груди и зарылся носом в волосы. Я услышала глубокий вдох — он вдыхал запах моих волос. Я тут же покрылась мурашками и не сдержала счастливой улыбки.

Один из самых лучших вечеров в моей жизни.

Проснувшись, я не обнаружила рядом с собой Резерфорда. Но душу грело то, что сегодня он не сбежал от меня в свой кабинет. Подушка была смята и всю ночь меня грели горячие объятия мужчины. Жаль, что прямо сейчас эта сказка закончится.

Утром я поняла, что нужно делать дальше. И первой в списке у меня стояла библиотека. Решила я ее посетить после тренировки, которая была назначена на одиннадцать утра. Увидела мастера — и сердце екнуло. Оно всегда так реагирует на него, но я уже привыкла. Этан проводил меня взглядом, слушая вполуха ректора. Тот сразу обратил внимание, на кого отвлечен его собеседник. Повернулся в мою сторону, расплылся в ехидной улыбке и, видимо, отвесил какую-то шуточку, за что получил хмурый взгляд от Резерфорда. Ректор рассмеялся и похлопал товарища по плечу.

— Двадцать кругов, — его строгий голос пробрал до костей, а ледяной взгляд наверняка заставлял каждого из «счастливой десятки» спотыкаться. А я с легкой улыбкой вспоминала, как вчера он читал мне сказку на ночь. В животе порхали бабочки и, похоже, одарили и меня крыльями. Потому что я не бежала, а летела, не ощущая под ногами пола. Вдруг дверь в зал захлопнулась и мы все обратили внимание на вошедшего. Я тут же споткнулась и врезалась в Дженну: в зал, на ходу натягивая тренировочные перчатки, прошел Элберт. Его тяжелый взгляд остановился на мне, а потом он сделал вид, что и не заметил моего присутствия.

— Продолжаем, — скомандовал Резерфорд и мы послушно побежали. Я искоса наблюдала за тем, как Элберт подошел к преподавателям. Ректор Деборд стал ему что-то говорить с серьезным лицом и парень понуро кивал. А потом за дело взялся Резерфорд: его совершенно ледяное выражение лица не давало прочесть совершенно никакую эмоцию. Если Элберт не смотрел в глаза ректору, то сейчас взгляды мастера и оборотня скрестились. Парень пытался выглядеть так, словно его не задело ничего из сказанного и сложившейся ситуации не существовало в принципе. Оборотень кивнул и подбежав к нам, стал бежать в строю.

На этой тренировке ребята стали отрабатывать удары магией, применяя боевые заклинания. И когда Резерфорд объявил об этом, я почувствовала легкую панику.

— Гвиницелли — меч и к манекену, — сложив руки за спиной и собираясь уходить, скомандовал он мне в последнюю минуту.

— А почему не боевая магия? — искренне удивился один из парней — Мэйлин. Как оказалось, в его крови присутствует эльфийская смесь. А я все голову ломала: от чего же он такой изящный, почти как девушка? Но безумно красивый, с белоснежной кожей и черными, длинными волосами до пояса. Зависть любой дамы.

— Мэйлин, вы подвергаете сомнению мои решения? — вкрадчиво — вежливо поинтересовался Резерфорд. Мэйлина перетрусила.

— Нет, — крайне удивленно, будто и не задавал никаких вопросов, ответил парень и продолжил тренировку. Я же взяла меч.

— Я передумал, — мастер решительно подошел ко мне, перекидывая меч с одной руки на другую. — Будет со мной тренировка, — на его лице заиграла предвкушающая улыбка.

— Я не готова! — взвизгнула, как невинная монашка.

— А я думал, ты давно готова, — ухмыльнулся мужчина. Я покраснела и мгновенна встала в стойку. — Дамы вперед, — галантно уступил мне Резерфорд. Ну я и напала — он с легкостью отразил удар. Сначала я откровенно стеснялась нападать на него с мечом. Думала, а как я сейчас выгляжу? Наверное, мое напряженное лицо настолько смешное, что он больше никогда не посмотрит в мою сторону. Но чем дольше шла наша схватка — тем больше я понимала, что Этан относится к «поединку» вполне серьезно. И она стала захватывать меня, как безумная игра. Я словно в казино: не могла оторваться от игрового аппарата, надеясь наконец сорвать джек-пот. Мы с мечом словно стали единым целым, я уже не чувствовала его веса и откровенно злилась, когда пропускала удары мастера. Хотя мне до его владения меча — как до луны. Я вся взмокла и горела от накалившейся обстановки. В схватке Резерфорд выглядел потрясающе. Невероятно красивый в своей сосредоточенности. Каждый его взмах мечом — словно произведение искусства. Вдруг я почувствовала, как исходит жар от Этана. И его взгляд тоже изменился: теперь в нем не было ни капли той былой сосредоточенность. Это был потемневший, тяжелый взгляд. Он смотрит так лишь в определенный случаях… Мы оба тяжело дышали, по лицу стекали капли пота. Я кусала губу от напряжения, отражая очередной удар и нападая самой. В один момент он выбил мой меч, захватил меня в плен своих рук и прижимая к своему телу, прижал к горлу острие меча.

— Проиграла, — хрипло произнес мужчина, тяжело дыша.

— Уже давно, — прошептала я в ответ.

Он резко отпустил меня.

— Неплохо, — кивнул Резерфорд и пошел к стойкам с оружием. И только сейчас я заметила, что ребята прекратили свою тренировку и наблюдали за нами.

— Чего встали? — рявкнул Этан, резко оборачиваясь. Так, что его удлиненные, взмокшие волосы хлестнули его по лицу. — Работаем! — все вздрогнули и продолжили тренировку.

— Это было круто, — прошептала мне Дженна и одобрительно улыбнулась.

— Спасибо, — на выдохе ответила ей, чувствуя невероятную усталость, накатившую на меня только сейчас. Руки дрожали и не хотели слушаться. Я наткнулась на взгляд Этана случайно: парень внимательно наблюдал за мной. Нервно передернув плечом, я продолжила тренировку.

Неожиданно для всех мастер отпустил нас пораньше. И я понеслась в свою комнату, а потом вспомнила, что она еще не готова и застонала от отчаяния. Мне безумно, невероятно хотелось в душ! Я была вся мокрая и потная. Дождавшись, когда Резерфорд будет один, я забежала к нему в кабинет.

— Мастер! — я была впечатана в стену неожиданно, губы распахнулись сами по себе в поисках кислорода. Но не успела сделать даже этого: его губы накрыли мои в страстном, горячем поцелуе. Мы целовались так самозабвенно, что забыли, где вообще находимся. Подхватив меня под ягодицы, Этан устал меня на стол. Что-то упало, но это было настолько незначительно сейчас… Из его груди вырывалось рычание, я — стонала и откидывала шею для поцелуев. Одурманенных, болезненных, приносящих немыслимое удовольствие. Горячие ладони Этана пробежали по моему телу. В ответ оно покрылось мурашками, а я вновь простонала, не в силах сдержать себя. Мы прижимались друг друга, словно не виделись несколько лет и эта разлука была столь болезненной. Я запустила пальцы в его волосы и крепко сжала их на затылке. Провела языком по его шее, закатывая глаза от нереального наслаждения. Кадык на его шее дернулся, мужчина схватил меня за руки и на мгновение остановился, глядя мне в глаза.

— Нет, не останавливайся… — умоляюще прошептала я, дрожа от возбуждения. Крепко сцепив зубы, мужчина плавно отпустил мои руки. Плавными движениями пробежал по груди и слегка надавил, опрокидывая меня на стол. Этан стал нежно целовать разгоряченную, чувствительную кожу, заставляя меня дрожать, словно от лихорадки. Одной рукой он расстегивал мои штаны и стал их стягивать.

— Этан, ты здесь? — громко спросил ректор из зала. Преувеличенно-громко.

— Твою м… — прошипел Резерфорд и быстро отошел от меня. Я резво спрыгнула со стола и пригладила волосы. Но что сделать с покрасневшим лицом, опухшими губами, засосами и блестящими глазами?

— Тук-тук, — ректор три раза постучал по двери костяшками.

— Что случилось? — мастер резко открыв дверь Деборду.

— А ты занят? — невинно поинтересовался мужчина.

— Провожу инструктаж Кристалл, в магии она самая слабая из десятки, — произнес он настолько уверенно, что даже я поверила, что это правда.

— О, Кристалл, а я тебя и не заметил! — ректор с широкой улыбкой выглянул из-за широкого Резерфорда и помахал мне рукой.

— Здрасти, — неловко поздоровалась я с ним. Сидела я на диване, сложив ручки на коленках, как самая прилежная ученица института благородных девиц.

— Этан, нужно кое-что обсудить, — уже более тихо произнес мужчина.

— Хорошо, — кивнул Этан. Посмотрел на меня через плечо. — Кристалл, наш разговор закончен.

— Поняла, — я быстро соскочила с дивана и стремительно пронеслась мимо мужчин, не поднимая головы. Сердце бешено колотилось, в висках и ушах пульсировала кровь. Я не слышала ничего вокруг и как оказалась в пустом, холодном коридоре — тоже не помнила. Вдруг передо мной появился Резерфорд, схватил за руку и переместил в свою комнату. Что-то схватил со своего письменного слова и исчез также стремительно, как и появился.

— Я с ума сойду, — взвыла, хватаясь за голову. По пути скидывая с себя одежду, я забралась под холодный душ и только под струями воды пришла в сознание. Но перед глазами мелькали воспоминания: его возбужденный взгляд, звериная страсть и желание. Он прижимает меня к стене, сажает на стол. Почти, ведь…

— Черт, — выдохнула, унимая свое сердце и успокаивая возбужденное тело. Понадобилось минут тридцать, чтобы привести себя в порядок. Уже собиралась выйти, но вовремя вспомнила, где я нахожусь и что прямо сейчас какой-нибудь профессор может меня застукать в покоях мастера. Поэтому, сняв с себя наряд и переодевшись в домашнее платье, я стала бродить по комнате и думать, чем себя занять. Нашла книгу по истории — к сожалению, уже новой истории. Переписанную. Увлеклась чтением и когда появился Резерфорд, поняла — прошло как минимум несколько часов.

— Здравствуйте, — тихо поприветствовала его я и поняв, как глупо это выглядит — хихикнула. В его взгляде отразилось все, что он думает по этому поводу. Сорвав с себя китель и рубашку он, не произнося ни слова, ушел в душ. Пробыл там минут двадцать и вернулся ледяной — наверное, тоже балуется контрастным душем… Сел в кресло в одном полотенце и устало прикрыл глаза.

— Ужин? — аккуратно поинтересовалась я.

— Иди сюда, — сказал он так, что все женщины мира тут же бы подбежали к нему. И я не стала от них отставать — книга была безжалостно брошена на кровать и я быстро оказалась рядом с ним. Этан схватил меня за руку и усадил на одно колено. Приобнял за талию и только после этого посмотрел на меня. Усталый, тяжелый взгляд невероятно светлых, зеленых глаз…

— Ректор?..

— Конечно да, — ответил он на мой немой вопрос. — Ты же видела, как он ведет себя.

Вдруг Резерфорд рассмеялся. Я удивленно выгнула брови.

— И что теперь будет? — тихо спросила я.

— Небольшая услуга для старого друга и он уже забыл, что видел, — усмехнулся Этан.

— Понятно, — я почувствовала ужасную неловкость во время этого разговора.

— Или ко мне, — прошептал он хриплым, низким голосом. Аккуратно и нежно приобняв меня, прижал мою голову к своей груди. И я тут же почувствовала расслабление. Оказывается, все это время я сидела, как на иголках, боясь быть разоблаченными главой академии. Теплые губы прикоснулись к моему виску.

— Я хочу сходить в городскую библиотеку, — вырисовывая на его груди узоры пальцем, тихо произнесла я.

— Зачем?

— Вдруг там найдется что-то о моем даре, — пожала я плечами.

— У меня есть идея получше, — бодро произнес Резерфорд. — Мы отправимся в королевское хранилище.

— Как? — я ошарашенно посмотрела на него, резко поднимая голову.

— Не очень просто и рискованно, но тебе, похоже, нравится ходить по краю? — многозначительно ухмыльнулся мужчина.

— Как и вам, — дерзко ответила я.

— Как и мне, — подтвердил он мои слова, самодовольно ухмыляясь. — Мы туда телепортируемся. Вернее, ближе к нему. Там куча охраны и заклинаний, но мы прибегнем к маленькой хитрости.

— Почему не в само хранилище? — уточнила я.

— Будем расплющены сразу же. Охранные заклинания. Сам ставил.

— Ааа… Что за хитрость? — в глазах мужчины я увидела азартный огонек.


Неожиданностью стало для меня то, что осуществлять план Резерфорда мы двинулись через час. Мы не знали, что будем искать, какие это должны быть документы или книги. Этан решил, что это должно быть что-то секретное и начинать искать информацию о моем даре мы будем в отдельном отсеке. Но сначала — пройти путь охраны.

— Готова? — спросил он, поправляя меч.

— Вполне, — но голос предательски дрогнул. Этан кивнул и схватил меня за руку. Через мгновение мы оказались в коридоре самого настоящего королевского замка! Если я считала, что академия — настоящий замок принцессы, то я глубоко заблуждалась… Вот он — настоящий замок принцессы. Этан выглянул из-за угла, не отпуская моей руки. Приблизился к моему уху.

— Полог невидимости. Ни звука. Меня не отпускай, — прошептал он еле слышно. Я кивнула.

Мы аккуратно вышли из пустого коридора в уже более освещенный, с королевской стражей на каждом углу. Никого не было и они вальяжно расслабились, кто как: опершись о стену, присев на пол. Тихо переговаривались друг с другом, пока мы ступали тихо и бесшумно, словно коты на мягких лапках. От волнения моя ладонь вспотела и почему-то в этот важный момент я думала о том, как неудобно перед Этаном за этот казус.

— Что это? — вдруг подал голос один из стражников и мы замерли. Мужчина смотрел сквозь нас. Я шумно сглотнула и тут же зажмурилась. Мне казалось, что стук моего сердца услышат все в этом коридоре.

— Где? — другой стражник посмотрел туда, куда смотрел его товарищ.

— Да вон, — ткнул он пальцем в нас. По моему виску пробежали капли пота. Я задрожала, боясь быть разоблаченными. — Паутина что ли? — удивился мужчина. Этан шагнул вперед, а я — послушно следом. На наше место тут же встали стражники и стали разглядывать стену, сетуя на то, как плохо стали работать горничные.

— Все хорошо, — шепнул мне Этан, когда мы спускались по лестнице. Здесь никого не было. Мы вновь завернули в еще один коридор и я замерла. Я узнала его.

— Что? — раздраженно спросил мужчина, легонько дергая меня за руку и выводя из ступора. Я мотнула головой и мы продолжили путь. А перед моими глазами: маленькая, кудрявая девчонка, бегущая по этому коридору и плавящая картины черным огнем. Она не понимает, что делать с этим огнем и как он работает… Это страшно и весело одновременно. Вдруг Этан завернул в какой-то проем и вжал меня в себя. По коридору шел статный, усатый мужчина с серьезным видом. А потом он вдруг сладко зевнул и почесал свой пузо. Этан отпустил меня и я испуганно расширила глаза. В голове мелькнула страшная мысль, что он оставляет меня здесь на верную смерть.

Резерфорд приложил палец к губам, чтобы я не шумела. Сам, под пологом невидимости, вышел в коридор и добрался до усатого стражника — взмах руки и мужчина упал на пол с тихим стоном, так и не зайдя в свои покои. Схватив его за ноги, Этан затащил его в комнату. Его не было две минуты и они казались мне бесконечными и самыми страшными в моей жизни. Мне казалось, я даже не дышала. И вдруг передо мной предстал тот самый усатый человек. Мне захотелось кричать от ужаса: неужели он убил Этана?! Но вдруг стражник пошел рябью и вместо его лица оказалось лицо Этана.

— А теперь берешь меня за руку и не отпускаешь. Тебя не видно, — практическими одними губами произнес мастер, не произнеся ни звука. Я испуганно кивнула и схватила его за руку. Он направился по коридорам уже бодрой походкой, наверняка пародируя тот усатого мужчину. Мы стали спускаться в подвал, оставляя позади с две дюжины стражников, которые максимально выравнивали спины при виде этого мужчины.

— Открывай! — командным голосом произнес Этан, останавливаясь в темном коридоре перед массивными, резными дверьми.

— Главнокомандующий? — удивился стражник.

— Угадал, — хохотнул усатый, то есть — Этан.

— Но вы же спать пошли…

— Приказ короля. Нужны документы. Секретная информация. Открывай.

— Понял, — быстро кивнул стражник и отступил от двери. Этан подошел к ней и выставив руку, зашептал какое-то заклинание. Ладонь засветилась синим свечением и искорки полетели прямо в дверь. Впитались в замок и через минуту она отворилась. Мы прошли в помещение и дверь за нами захлопнулась, оставляя нас темном, почти неосвещенном, пыльном помещении, в котором нет конца и края.

— Все хорошо? Испугалась? — Резерфорд резко обернулся ко мне, уже в своем облике. Схватил меня за щеки и обеспокоенно заглянул в глаза.

— Все нормально. Откуда начинаем? Здесь что-то можно найти вообще? — Этан потащил меня через узкие проходы меж шкафов с документами.

— Многое из того, что ты видишь — иллюзия. Чтобы такие взломщики, как мы, не могли найти сразу нужную им информацию.

— Как мы уйдем отсюда?

— Телепортируемся.

— А не расплющит?

— Охранное заклинание снято на время пребывания здесь людей.

Во время разговора мы почти бежали к нужному нам сектору.

— Здесь, — Этан резко остановился и стал перебирать документы, книги и фолианты на полках. От резкости и ужасной сосредоточенности Резерфорда у меня буквально кружилась голова, поэтому еще несколько секунд я стояла в ступоре, дожидаясь, когда он мне скажет приступить к действию. И поняла, что он не скажет. Поэтому начала перебирать другой шкаф. Пустые документы, пустые книги… Это все выдавалось за что-то важное, чтобы не найти главное. Обернулась на Этана, потому что шум с его стороны прекратился — он задумчиво читал какие-то бумаги. Не стала медлить и продолжила искать. Что — не знаю. Но искала. Каждый шорох меня пугал. Казалось, что сейчас в нас полетят стрелы, мечи, и другое оружие. Или окружат и казнят тут же.

Наконец мне попался какой-то документ. Он был похож на завернутый свиток и закрепленный восковой печатью с символом, который сейчас изображают все митингующие — рисунок, который висит в кабинете отца. Я решила, что будет неплохо изучить, что там и засунула его в карман.

Мы обернулись на шум ног одновременно.

— Держи их! Стоять! Королевская стража! — кричали издалека.

— Валим, — пискнула я, хватаясь за руку Этана.

Влюбленный дракон

Моргнула — и очутилась посреди спальни Резерфорда, все еще держа его за руку. Сердце колотилось так громко, что я не слышала ничего, кроме него и своего дыхания.

— Нас поймали? — испугалась я.

— Не успели, — усмехнулся Этан. Отпустил мою руку и подошел к столу, небрежно бросил несколько документов. Наблюдая за ним, я поняла, что он вполне спокоен. Его совершенно не волнует то, что прямо сейчас мы могли быть схвачены королевской стражей и самим главнокомандующим. Этан достал хрустальный графин с коричневой жидкостью и плеснул в два стакана. Один молча протянул ошеломленной и напуганной мне, а второй стал потягивать сам, склонившись над добытыми документами. Мужчина слегка нахмурил брови, видимо, увидел что-то интересное.

— Вы такой спокойный.

— Ты, — тут же поправил он меня.

— Ты, — кивнула в ответ. Отхлебнула алкоголя и поморщилась от резкого вкуса. Горячая жидкость пробежала по горлу и, кажется, по моим венам и нервам. Потому что через пару секунд я почувствовала легкость.

— А чего я должен был испугаться? — посмотрел он на меня исподлобья.

— Мы могли быть пойманы, — предположила я.

Этан обошел стол и приблизился ко мне. Погладил щеку и мои губы большим пальцем. Я тут же потянулась навстречу.

— Мы не могли быть пойманы. Очень маленькая вероятность, — сказал Резерфорд.

— И все же… — выдохнула я. Ноги задрожали и я устало плюхнулась в кресло. Подперла голову рукой. — Нам ничего не удалось найти, да?

— Похоже, что это не то, что нам нужно, — напряженно ответил Резерфорд. Я наблюдала за ним, как он внимательно изучает бумаги.

— Ну что там? — не выдержала я.

— Договоры, договоры, — откинул он от себя документы и сел во второе кресло напротив меня.

— Какие?

— Свергнутого короля с королевским магом о неразглашении, что истинным наследником престола будет его дочь, — глядя прямо мне в глаза произнес Этан. В воздухе ощутимо повисло напряжение. Я постаралась сохранять спокойствие.

— Надо же, — наконец нашлась, что ответить. — А почему король скрывал, что его дочь — наследник?

— Пол ребенка королевской семьи не знал никто. Лишь приближенные. И те подписали соответствующие бумаги. Думаю, они закреплены магической клятвой о неразглашении. А что у тебя? — склонил он голову. Внутри все похолодело. Печать была отцовская. Я не сомневаюсь в том, что вижу. Таких совпадений просто не бывает. Откуда такое недоверие к этому мужчине? Я действительно боюсь его реакции. И его слова о том, что биться он будет за истинного, если это бойня будет, конечно, меня ни в чем не переубеждают. Я чувствую себя мышонком в клетке с удавом. Невероятно красивым, умный и хитрым удавом.

— Секунду, — ответила неожиданно хриплым голосом. Поставила на пол стакан с недопитым алкоголем и вытащила из кармана свиток. Молча протянула ему. Резерфорд с легкостью откупорил печать и нахмурился.

— Что там? — я тут же заглянула в документ. Стало интересно, что же он там увидел? Внутри похолодело — имя «Кристалл» аккуратным, отцовским почерком…

— Здесь пусто, — хмуро ответил мне мужчина. У меня сбилось дыхание. Он не видит то, что здесь написано? Как такое может быть?

— Как? — удивилась я.

— Пустой лист, — Этан внимательно посмотрел на меня и я тут же отвела взгляд, боясь быть разоблаченной.

— Ничего, — нервно передернула плечом. — Не вижу. Пустой лист, — выхватила документа и направила на свет, якобы разглядывая его. — Нет… Ничего.

«Все нижеперечисленные обязуются не разглашать пол и имя истинной наследницы королевства Гарленд под страхом смерти. Личность Кристалл Гарленд будет сокрыта до ее совершеннолетия от жителей королевства и приближенных».

Ниже — куча подписей. Их было так много, что рябило в глазах.

— Точно? — послышался голос над ухом. Я дернулась и резко опустила руки. Оглянулась на стоящего вплотную ко мне Резерфорда. Он был как всегда спокоен. Одна рука в кармане брюк, во второй — держит стакан с виски. В глазах — лед и уверенность в том, что он знает — я скрываю. Резерфорд не глупый и наверняка знает, что такие документы существуют в их магическом мире. Одно, почему он не видит текст?

— Точно, — поспешила ответить я. — Почему мы не можем увидеть, что здесь изображено?

— Потому что, судя по всему, увидеть его может только кто-то из семьи истинных.

— Судя по всему? — уклончиво спросила я, аккуратно сложив свиток в свой карман.

— Зачем тебе он? — тут же спросил Этан.

— Интересно мне! — резко ответила и схватив свой стакан с пола, допила его. — Перенесете меня в комнату?

— Оставайся со мной, — сказал он неожиданно низким, тихим голосом. Я удивленно посмотрела на мастера. Он вальяжно расселся в кресле и не спускал с меня внимательного, тяжелого взгляда. Между нами стена. Мы оба отчетливо ее ощущаем. Нас тянет друг к другу, но мы не знаем, стоит ли доверять. Я не могу найти в себе силы рассказать ему о своих догадках о моем происхождении. Он — не может спросить напрямую.

— Вы уверенны?..

— Конечно. Я потратил много сил, чтобы мы не были пойманы в замке, — Этан стал расстегивать рубашку.

— Вот как, — хмыкнула я. «Размечталась», как говорится. — Я могу просто пешком дойти, — передернула плечом.

— Я хочу, чтобы ты осталась, — на выдохе сказал мужчина. Наши взгляды скрестились.

— Я не могу вас понять, — буркнула себе под нос и отвернулась. Вдруг он подхватил меня на руки и отнес на кровать.

— А чего здесь понимать? Намеков ты не понимаешь. Поэтому, пришлось говорить прямо: я хочу, чтобы ты осталась сегодня со мной. Мне спокойно, когда ты спишь рядом и я могу контролировать, что с тобой происходит.

— А, то есть дело в контроле? А не в том, что вы хотите, чтобы я просто спала рядом? — я приподнялась на локтях и хмуро наблюдала за тем, как Этан скидывает с себя одежду. Услышав то, что я сказала, мужчина тут же повернулся ко мне и через мгновение уже нависал надо мной, опершись руками о кровать по обе стороны от моей головы.

— Моя дорогая принцесса, — хрипловато и с легкой улыбкой начал он. — Я хочу, чтобы ты просто была рядом со мной, — Этан поцеловал меня в нос.

— С этого и надо начинать, мастер Резерфорд, — улыбнулась я.

Он уснул быстро. Просто лег и уснул. Объяснил, что у него действительно ушло много сил на то, чтобы нас не разоблачили. Люди, не допущенные в секретное хранилище, лишаются там воздуха и умирают. Поскольку он лично разрабатывал все охранные заклинания в секретном отсеке и по всему замку во время своей службы, смог задержать влияние охранной магии.

— А они не вычислят, что это были вы?

— Пусть докажут, — сонно пробурчал Этан, подминая меня под себя.

Я не могла уснуть еще очень долго. Все время думала о том, насколько неправильно себя веду. Он чувствует, что я боюсь его и не доверяю… Только свой секрет. В остальном — я полностью уверена. Что он защитит, что он поможет мне. Мои глаза закрылись только ближе под утро.

…И в связи с этим просыпаться под его шуршание на кухне и запах кофе было невыносимо. Я поворочалась еще пару минут, прежде, чем раскрыть глаза.

— Доброе утро, я слышу, что ты проснулась, — послышался его необычайно довольный голос из кухни.

— Доброе утро, — я потянулась и одним глазом посмотрела на эту чудесную, открывшуюся мне картину. Сам мастер Резерфорд, в домашних штанах и фартуке поверх голого торса, господствует на кухне. Он склонился над плитой и помешивал ложечкой кофеек.

— Вы такой внимательный, — вставать с нагретой постели я не спешила. Это заметил и мужчина. Вопросительно выгнув бровь, глянул на меня и загадочно усмехаясь, плавно оказался рядом. Прилег ко мне и запустил руки под теплое одеяло. Задрав рубашку, которая была его и которую я нагло присвоила, погладил мое тело. Прижался губами к моему уху, а потом спустился к шее. И не смогла сдержать блаженной улыбки. Еще сонное тело реагировало на его ласки более чувствительно, чем обычно.

— Такая сонная и нежная… — хрипло прошептал мне на ухо Этан, прижимаясь ко мне со спины. Внутри все содрогнулось, когда я почувствовала его твердое возбуждение. Тут же слегка прогнулась, растягивая губы в хитрой усмешку. Его ладонь легла мне на живот. — И очень сладкая, — он куснул меня за ушко и у меня пробежали мурашки.

— Мм… — я подставила ему шею для поцелуев.

— Хочешь еще? — тихо рассмеялся мужчина и нежно укусил мою кожу на шее. Мое сердце и дыхание замерло, когда я почувствовала, как его ладонь стала плавно опускаться вниз. Он обрисовал пальцами край моих трусиков и я думала, что он, как и всегда, остановится. Но его ладонь плавно скользнула под ткань нижнего белья. Я сжала в кулак простыню от неожиданного действия мужчины.

— А так? — горячо шепнул он мне на ухо, проскальзывая пальцами ниже и задевая чувствительную точку. Меня кинуло в жар. — Ты уже вся мокрая… — шепнул он и провел языком по шее.

Стук в дверь заставил нас замереть.

— Этан, открывай! — воскликнул ректор. — Иначе я сам зайду. И кое-кому будет очень неловко.

— Будь ты проклят, Деборд! — злобно прорычал мастер и отпрянув от меня, слез с кровать. А я пыталась успокоить свое бешенное сердце и с ума сводящее возбуждение. Щеки раскраснелись и все тело горело. Посмотрела на Этана — он странно ухмыльнулся и плавно облизал пальцы, закатывая глаза, словно наслаждаясь вкусом.

— Этан! — вскрикнула я от неожиданности и закрылась одеялом с головой.

— Да, я действительно сладкоежка, Кристалл, — промурчал он мне на ухо, отодвинув одеяло. А потом снова накрыл с головой. — Можешь не вставать, — рассмеялся Этан и открыл дверь ректору.

— Ух ты! — кажется, Деборд оценил вид Этана. — Вот уж не ожидал… — дверь за ними захлопнулась. Я с облегчением откинула от себя одеяло и втянула воздух. Сорвалась и побежала в ванну. Ополоснулась в холодной воде и закутавшись в его халат, вернулась в спальню. Мастера еще не было. Решила, что нужно одеться — хватит таскать его вещи. Надела вчерашнюю форму прошла на кухню. На столе любимые, клубничные эклеры Этана и две чашки кофе.

Захлопнула дверь и на кухню зашел Резерфорд. Задумчивый и хмурый — его обыденное настроение вернулось.

— Ректор просил тебе передать, что твой Малыш неожиданно вырос, — быстро произнес мужчина, усаживаясь за стол. Схватил чашку с кофе и отпил горячей жидкости, даже не поморщившись.

— Он знает?.. — пискнула я. Новость, что Малыш вырос, сейчас меня волновала меньше всего.

— Догадывается. Или знает. Я ведь говорил — он не глупый.

— Ясно, — кивнула я.

— Ешь, — мастер пододвинул тарелку со сладостями. — Сегодня будет трудный день. Я хочу попробовать испытать с тобой твой дар. Нужно попробовать с ним договориться. Это один из способов покорения демонического дара.

— Вы все же считаете, что он — демонический?

— Нельзя отрицать и этот вариант. Он самый опасный.

— Это ведь просто легенды, — аккуратно предположила я.

— По твоим словам — в вашем мире и магия — легенда и сказки, — тонко намекнул мне Этан.

— Ну да, — сникла я. Посидела, подумала и взялась за свой завтрак. — И когда это будет?

— Сходишь к Малышу, тренировка в три, после нее отдохнешь часок и будем тебя мучать, — я так удивилась последней фразе, что подавилась.

— В смысле «мучать»?

— Это по-другому не назовешь, к сожалению… — он невозмутимо пожал плечами.

Снова послышался стук в дверь.

— Куда мне прятаться? — хмыкнула я.

— Никуда, я не впущу его в комнату, — направляясь к двери, ответил мне Этан. Открыл дверь и застыл.

— Этан! — послышался девичий писк.

— Дядя Этан! — голоса малышей. Неожиданные гости обняли его крепко. Двое белобрысых малышей лет шести повисли на ногах Этана, а девушка с такими же русыми волосами, как и у Резерфорда, крепко обняла его за шею. Я застыла с чашкой в руке, так и не поднеся ее к губам.

— Эшли? — удивленно сказал Резерфорд, не решаясь обнять женщину. В воспоминаниях сразу всплыло, что так зовут его младшую сестру. Почувствовала, как с плеч ушло ощутимое давление и отлегло от сердца… Мы с женщиной встретились взглядами и ее лицо вытянулось в удивлении.

— А это?… — она медленно отстранилась от мастера.

Гостей запустили в спальню. Близнецы тут же набросились на эклеры, а мы с Эшли были галантно приглашены в его кабинет. Я хихикнула — Этан в фартуке на фоне его строго кабинета выглядел несколько необычно. На его лице мельком промелькнула растерянность, но мужчина быстро собрался и приобрел уверенность.

— Эшли, знакомься, — Этан приобнял меня за талию и прижал к себе. Я удивленно посмотрела на него — это совсем не то, чего я ожидала. Думала, переместит меня сразу в комнату. — Моя невеста: Кристалл Гвиницелли.

— Что?! — воскликнули мы в один голос.

— Как я рада! — запищала женщина и кинулась нас обнимать. Расцеловала мои щеки, а потом переместилась на щеки Этана. Сказать, что я в шоке — ничего не сказать. Но говорить что-то не спешила, думаю, у Этана найдется свое объяснение этому.

— Ты такой колючий! Побрейся! — воскликнула младшая сестра.

— Успокойся, — нахмурился Резерфорд.

— Он и с тобой такой суровый? — рассмеялась Эшли.

— Угу, — только и ответила я.

— Никогда не видела тебя в таком виде! — снова послышался ее звонкий смех. Она оттянула лямку фартука. — Вот матушка будет зла! Младшая дочь не вышла замуж за того, кого она хотела. Про старшего сына вообще молчу! Она же не прекращает искать тебе невесту.

— Удачи ей, — ухмыльнулся Этан. — Кристалл — одна единственная.

— У тебя есть невеста? — у меня оборвалось сердце.

— Кристалл, — мужчина взял мои руки в свои ладони. — Моя мама очень хочет, чтобы ее старший сын, наследник рода, удачно женился. Но, как ты знаешь, я уже взрослый мужчина и мамочку перестал слушать уже давным-давно. Если бы я шел на ее поводу, не стал ты тем, кем сейчас являюсь. Поэтому — нет. У меня нет невесты. Только ты, — он чмокнул меня в губы.

— Удивительно, — выдохнул Эшли. — Никогда бы не подумала… Такая молоденькая и красивая… И что ты в нем нашла?

— А что ты здесь забыла? — раздраженно спросил Этан. — В королевстве гражданская война назревает.

У меня разболелась голова от этого семейства.

В кабинет с визгами ворвались близнецы и стали бегать вокруг нас. Кто кого ловит — уже непонятно.

— Я перемещу тебя в комнату, — шепнул мужчина мне на ухо.

— До свида… — мы оказались в моей спальне. — ния… — Мы посмотрели друг на друга. Неожиданная тишина давила на уши. — Невеста? — я скептически выгнула бровь. А потом решила… — Этан, — я счастливо всхлипнула. — Этан, я даже и не думала… Конечно, я согласна! — на глазах выступили слезы счастья, а в глазах Резерфорда — откровенный ужас. — Я ждала этого с первого дня! У нас будет десять детей! Я брошу учебу и мы будем самыми счастливыми родителями! — я еле сдерживала смех, глядя на лицо Этана. Он не смог справиться со своими эмоциями. Бедный мужчина стоял и не знал, куда себя деть. В конце концов я не выдержала и откровенно расхохоталась.

— Засранка, — он облегченно выдохнул.

— Даже обидно, — продолжая посмеиваться, сказала я.

— Не пойми неправильно, я хочу, но это слишком рано, да и десять детей это слишком… — то, как он оправдывался — веселило меня больше всего. Я рассмеялась еще громче.

— Видел бы ты себя! Я все понимаю, нужно было оправдаться перед сестрой. И как вы войну проходили, мастер Резерфорд?

— С вами, женщинами, все намного сложнее… — усмехнулся Этан и поцеловал меня в лоб. — Увидимся на тренировке.

— Угу, — улыбнулась я.

Мужчина исчез.

Приняв душ и переодевшись, я поспешила к Малышу. Увидела его белоснежную, большую морду над кронами деревьев я замерла с открытым от изумления рта.

— Это что за?.. — прошептала я и побежала через лесок сломя голову. Подбегая к поляне, увидела, что моего дракона, который вымахал, кажется, за одну ночь, пытаются сдержать парни. Вокруг него бегает моя Тора и пытается вразумить взбешенного Малыша.

— Она скоро придет! Она скоро придет! — лепетала подруга.

— Малыш! Ты как… Как ты вырос?! — подбежала я к дракону.

— Наконец-то! — облегченно выдохнула Тора. — Это что-то невероятное! Он же недавно был маленьким, что произошло?

— Это же ледяной дракон, — голос Амалии послышался позади нас. Я не смогла сдержать своего раздражения и даже не повернулась к ней. — Ему повезло, что адептка Гвиницелли взялась за его здоровье и он был рожден в суровую зиму. Морозы и снег помогли ему вырасти намного быстрее и окрепнуть. Не зря его называют воистину королевским.

Я повернулась к блондинке и холодно посмотрела на нее.

— Благодарю, — ледяным голосом ответила я ей. Амалия нервно сглотнула и отвела взгляд.

— Что будешь делать? — в вопросе Торы прозвучало явное беспокойство.

— Понятия не имею, — выдохнула я.

А тем временем дракон выл, пытался вырваться из хватки веревок. Вокруг его пасти тоже была намотана веревка и я видела, как изредка из пасти вырывается дымок. Ноздри широко раздувались, из них тоже выходил пар.

— Попробуй поговорить с ним? — предложила Амалия. Мы с Торой одновременно раздраженно посмотрели на преподавательницу, которая стойко выдержала нашу общую ненависть к ней. Снова посмотрели на дракона. Его красные глаза лихорадочно блестели, Малыш был растерян и напуган.

— А может и правда стоит поговорить с ним? — шепнула Тора, толкнув меня в бок локтем.

— Угу… — неуверенно кивнула и подошла ближе к дракону. — Отпустите его! — крикнула громко.

— Уверена? — крикнул один из них.

— Нет, но действуйте, — парни отпустили веревки и отбежали. Малыш расправил свои мощные крылья и встал в полный рост. Веревка, окутывавшая морду дракона, спала. Он завыл — громко и величественно. А потом пустил по деревьям белую струю дыма. Мы вскрикнули и упали на пол, закрыв головы. Все затихло, но подниматься проверять было страшно… Внутри все похолодело, когда я представила, что с Торой или другими людьми могло что-то произойти…

— Мама дорогая, Кристалл, ты только посмотри, — ошеломленно прошептала подруга. Сначала я посмотрела на нее, а потом туда, куда смотрит они. И обомлела: деревья были во льду.

— Боги… Это мой Малыш так сделал? — мокрая морда уткнулась мне в ладони. Я резко обернулась: Малыш склонился ко мне и преданно смотрел красными глазами. — Привеет, маленький! — протянулась я, натягивая улыбку. — Ну ты и устроил! Всех напугал! — добродушно ругала его я, поглаживая его огромную мордочку.

— Ммрррк… — довольно запыхтел дракон.

— Ну что? Когда ты успел так вырасти? Я тобой горжусь! Помнишь, я пообещала тебе, что ты станешь самым великим драконом? Мы на верном пути, мой дорогой… — я нежно поцеловала его в мокрый нос и быстро вытерла губы. Малыш неожиданно резко взлетел наверх.

— Берегись! — закричала Тора. Но я не успела отойти: Малыш, схватил меня в свою лапы и мы стали стремительно набирать высоту.

— Кристалл! — кричал снизу. Я тоже кричала и даже откровенно верещала, крепко держась за лапы дракона, боясь упасть. Но он держал настолько крепко, что я стала бояться быть раздавленной. Пара секунд — и мы летим в небе. Снег и ледяной ветер вмиг заморозили меня.

— Малыш! Малыш, ты что творишь?! — прокричала я сквозь ветер, но дракон не остановился даже на секундочку.

Мне уже не было холодно — я превратилась в настоящую сосульку, покрывших снегом и льдинками. Горячие лапы Малыша немного спасали от ледяного ветра. Вскоре белая пелена стала расступаться, и я увидела скалы.

— Малыш! Мы разобьемся! Малыш! — кричала я, срывая голос. Но логически понимала — в любом случае я разобьюсь. Либо о скалы, либо о землю… Но я не хочу умирать.

— Ох, Атена, если ты есть, помоги… — взмолилась я, возведя глаза к небу, но уткнулась в белоснежное пузо дракона. Когда до скал оставалось пару метров, я крепко зажмурила глаза и не сдержавшись — завизжала. Ветер исчез и мы летели в темноте пару минут. А потом Малыш разжал лапы и закинул меня в какую-то пещеру. Я не смогла приземлиться нормально и пролетела еще несколько метров кувырком. Ударилась обо что-то головой и разлеглась пластом на какой-то каменистой земле. Тело почувствовало тепло и мышцы стали сокращаться. Я распахнула глаза и быстро села, обхватив себя за колени.

— Это что за?.. — вокруг меня лежало золото и разноцветные камни. Я сама лежала на золоте. Здесь его было не просто много… За эти сокровища можно купить королевство! Дракон склонил голову набок, наблюдая за мной. — Малыш… — я не на шутку испугалась и отползла от него. — Только не ешь. Зачем ты это сделал?.. — дракон смешно подполз ближе ко мне, а потом и вовсе положил свою тяжелую, большую голову мне на ноги. Я ахнула от тяжести. — И что на тебя нашло?.. — неуверенно почесала его за ухом. Некоторое время мы сидели молча.

В пещере было темно, она никак не освещалась. Я не знаю, сколько времени провела здесь, но немного согрелась. Сама пещера была очень глубокой и я не видела выхода из нее. Возможно, это и хорошо — ледяной ветер сюда не достает, но я слышу его страшные завывания снаружи. Стало еще страшнее и стены начали давить: я останусь здесь навсегда и умру от лап дракона, которого вырастила сама. Малыш вдруг проснулся и я настороженно стала наблюдать за тем, что он будет делать. Дракон поднялся и долго смотрел на меня. Повертел головой. Потянулся к чему-то и схватив предмет, кинул его мне в ноги. Передо мной упал какой-то большой, золотой кубок.

— Мне? — криво улыбнулась я. Дракон фыркнул и из ноздрей повалили клубы пара. — Спасибо! — ответила быстро и зачем-то погладила. В глазах дракона промелькнуло одобрение или мне показалось? Затем он швырнул в меня еще несколько предметов, а я только и успевала уклонятся. Это была и корона, и какой-то жемчуг, просто монеты… Да их здесь горы! Потом Малыш успокоился, в пещере заметно потемнело. Значит, уже наступила ночь? Как же так?

Дракон куда-то ушел и я облегченно вздохнула. В сон не клонило, что уже хорошо. но я стала замерзать. Захотела есть. Вспомнила, что съела утром один несчастный эклер. Желудок тут же напомнил мне, что он требует еды. Походила по пещере и нашла выход, где заканчивается золото. Идти пришло долго — я уже потеряла надежду, что здесь вообще есть выход… Но грело осознание, что каким-то образом он меня сюда закинул же? Вдруг мне в лицо подул ледяной ветер, а у ног стал появляться редкий снежок. Появилась надежда. Я ускорилась и увидела просвет: вот он, выход из пещеры! Жаль, что ничего не видно. На улице действительно стояла глубокая ночь и даже не светила луна. Зато шел сильнейший снегопад и дул ураганный ветер. Мы наверняка в одной из скал, на самой вершите. Фантазия разыгралась, и я представила, как все это рушится и я вместе с ними…

— Успокойся. Тысячу лет простояли и еще простоят, — попыталась вразумить я себя и побежала обратно внутрь. Там было значительно теплее. Устроилась в дальнем углу, окруженная высокими горами монеток. Стала замерзать немного сильнее, от чего стало клонить в сон. Я долго с этим боролась, в последний момент просыпаясь, когда голова опрокидывалась вниз. Наверное, я все же уснула, потому что разбудил меня шум и вой дракона. Увидела, что Малыш вертит головой в поисках, видимо, меня.

— Я здесь! — выкрикнула, подскакивая на ноги. — Просто уснула, — я сложила ладошку к ладошке, показывая, что спала. Не знаю, почему, но решила, что это поможет. Дракон выдохнул пар, в глазах плескалась злость. Его морда резко оказалась напротив меня. — Не ешь меня, — пискнула я, вжимаясь в стену. Несколько минут Малыш пыхнет мне в лицо, а потом отодвинулся. И только после этого я увидела, что его пасть окровавлена. В голове пронеслись безумные картинки, где он съедает отряд моих спасителей во главе с Резерфордом. Склонившись, дракон что-то схватил в зубы и вновь поднялся. Я с удивлением заметила, что в его пасти самый настоящий медведь.

— Это что? — дракон размахнулся и кинул медведя ближе ко мне. Я закричала и закрылась руками, боясь, что туша зверя попадет в меня. Но она упала в нескольких метрах. Насторожено посмотрела на медведя: он мертв. Дракон ткнул в него носом, пододвигая ко мне. — А… Это мне? Покушать? С-спасибо… — кажется, дракон был доволен, что угадал с выбором ужина. И снова куда-то упорхнул.

Я аккуратно обошла тушку медведя и перебежала в другой угол, молясь, чтобы дракон больше не вернулись. Да простит меня Малыш, но это ненормальное поведение и если выбирать между жизнью дракона и моей, то выбор очевиден, как бы потом я не страдала… Ну надо же было выбрать именно ледяного? Довыпендривалась, Кристалл? И что ему нужно? Вдруг меня прошибло осознание. Драконы, золото, принцессы. Они же похищают девушек, в которых влюблены, и затаскивают в свое логово! Но откуда у этого паршивца логово, если он все время жил при академии? Ну этого еще не хватало: влюбленного в меня дракона. Нужно придумать, как выбираться. Уболтать Малыша вряд ли получиться, поэтому остается ждать рассвета и его очередной вылазки, чтобы осмотреть скалы и понять, каким образом мне отсюда выбраться.

Дракон вернулся с еще одной тушкой медведя, видимо, решив, что я в восторге от ужина…

— Спасибо, — поблагодарила его я, не сдвинувшись с места. Некоторое время Малыш наблюдал за мной, сев на задние лапы, словно пес. Я вспомнила, как хорошо все начиналось. Он такой маленький и хрупкий… А сейчас — настоящий Кинг-Конг.

— Я хочу спать, — строго сказала я Малышу и услышала фырканье. Он словно заскулил, услышав мой тон. — Да. Спать. Не трогай меня! — пригрозила я ему пальцем.

С тех пор прошло два дня. А по сути — уже третий день я здесь. Тушек медведей и овец стало в разы больше и запах становился ужасным. От этого меня тошнило, а вид иногда бывал настолько отвратительным, что желудок все равно не выдерживал. За эти дни я ничего не ела. Только снег, чтобы заменить воду. А рвота только ухудшила мое состояние.

Осмотрела я обрыв сразу, как только появилась возможность. И поняла, что уйти отсюда не получится. Остается ждать и надеяться, что меня найдут. Это ведь мир с чертовой магией.

Интересно, Этан переживает? Ищет меня? чем он занимается все эти дни?.. Или уже забыл обо мне? Наверняка забыл.

«Забыл…» — оскалилась Тень. Чем слабее я становилась, тем сильнее чувствовала ее. Она только и ждала, когда я совсем ослабну и больше не смогу сопротивляться. Иногда я слышала ее обещания, что стоит мне снять браслет и она убьет дракона, вернет меня в академию и мы будем с ней жить хорошо. Но я понимала — стоит мне снять браслет и я окажусь в лапах зверя пострашнее. Погибну сама, а следом за мной — еще много людей. Наверняка.

Дракон лежал у моих ног. Довольный, сытый, искренне мной любуясь.

— Пожалуйста, отнеси меня домой… — слабым голосом попросила я. — Дракоша, милый, у нас не будет с тобой счастья…

Первое время я ненавидела дракона. А сейчас мне его даже жалко. Он ведь не понимает, что творит. А я погибаю, черт возьми…

— Ну дракон, — по глазам потекли слезы.

— Ммррк? — ноздри широко раздулись. Малыш приблизил свою морду близко ко мне и понюхал.

— Да. Я плачу. Я хочу домой, — я повалилась набок. В глазах потемнело, но я боролась со своим сознанием. Умирать вот так — не хотелось.

— Кристалл! — его голос эхом разнесся по пещере. Я открыла глаза и увидела, что дракон хмуро смотрит на выход из пещеры. Недовольно засопел и затопал в сторону звука.

— Кристалл! — вновь услышала я голос Этана. Сначала сомневалась, сон это или реальность, ведь я столько раз представляла, как он спасает меня, что не верила в это. Но реакция дракона на голос заставила меня поверить, что это реальность. Я медленно встала на ноги и покачнулась. Чуть не упала, но вовремя оперлась о стену рукой.

— Этан! — выкрикнула из последних сил и съехала по стене вниз.

Послышался драконий рев и крики.

— Нет, — всхлипнула, схватившись за голову. Его убили? Не может быть… Мой Этан… Этого не может быть. Все из-за меня. Крики сводили меня с ума и я пыталась зажать руками уши, чтобы не слышать этих страшных звуков. Я не помню, сколько прошло времени. Помню свой страх и отчаяние. Боялась посмотреть наверх, когда тень нависла надо мной.

— Принцесса… — его голос, наполненный жалостью и состраданием. Я почувствовала теплые руки на своих плечах. Подняла глаза на мужчину. Этан укутывал меня в плед, а в глазах — боль и тревога.

— Этан… — всхлипнула я и потянулась рукой к его щеке. Он тут же схватил мою руку и стал ее целовать, а потом крепко обнял и стал целовать лицо. — Ты меня нашел… — я слабо обняла его за шею.

— Конечно нашел. Я не могу по-другому. Прости, что так долго, путь быть нелегким… — я вздрогнула, услышав еще один драконий рев. — Закрой глаза, — шепнул он на ухо. Я послушалась. И через мгновение меня окутало тепло и запах лекарств. Открыть глаза я больше не смогла, как и расцепить руки. Слышала, как он тихо переговаривался с госпожой Тиссо, чувствовала, что до сих пор лежу у него на руках, свернувшись комочком. Иногда мне в рот что-то заливали, но я не чувствовала вкус. Делали уколы, но замерзшее тело отказывалось ощущать боль. Услышала, что прибежала Тора. Тоже расспрашивала про меня, но я плохо разбирала их слова в полубессознательном состоянии.

Почувствовав, что Этан собирается меня переложить на постель, в панике ухватилась за его рубашку.

— Тише, тише… — прошептал он и поцеловал меня в висок. — Я буду рядом с тобой. Хочешь еще так полежать? Давай, — и вновь крепко обнял меня.

— Бедная девочка, — вздохнула Тиссо. — Надо же, давно драконы не воровали девиц.

— Дракон почувствовал ее любовь. Она не знала, что с ними нужно осторожно. Давно говорил Деборду, что до добра не доведет эта практика, — я слышала злость в его голосе.

— Истощена и напугала, — я почувствовала прикосновение ладони ко лбу. — Температуры нет, это хорошо. Три дня ни есть, ни пить, в стрессе. Ужас. Что с драконом?

— Повязали. Будут решать, что делать. Кристалл, ты слышишь нас? — он заботливо поправил плед, в который я была укутана с головы до ног. Я кивнула. — Тебе лучше? — вновь кивнула.

— Я скучала, — слабо сказала, открывая глаза. Увидела его серьезное лицо. — Ты не ранен?

— Нет, — усмехнулся он.

Госпожа Тиссо тихо рассмеялась, а я вновь закрыла глаза, окунаясь в свою слабость и засыпая.

— Если ты, паразит, не женишься на этой девчонке, я тебя напою и приведу к алтарю в бессознательном состоянии. Не отвертишься, — слышала я сквозь сон.

— Госпожа Тиссо, — хмуро сказал Этан. — Не время говорить об этом.

— Ты посмотри, она же не отцепляется от тебя! Еще и переживает, как бы ты не был ранен. Сама чуть не издохла. Она еще не поняла, как любит тебя. И ты еще не понял, что любишь ее. Но ваши чувства друг к другу видны каждому. Ты бросил все и побежал ее спасать. Как по-другому назвать это? Дорога-то была смертельной, Этан. Такой бури, которую вызвал дракон, наше королевство не видело давно.

— Может, назвать это «ответственностью»? — хмуро предложил Этан.

— Ответственность — это не созывать отряд спасателей и не идти в смертельную метель, не зная куда.

Мое сознание покинуло меня. Я провалилась в сон: уже спокойный, зная, что я в полной безопасности.

Мне снился дракон. Белый, величественный, но такой молодой и глупый. Глаза наполнены страданием. Он звал меня. Но я боялась подойти, боясь быть вновь заточенной в пещере. Страшные сны. Дракон разрывал лапами Этана. Этан — убивал его, мечом отрубая голову. Мне было то жарко, то холодно. И в один момент я с криком села на постель, окончательно просыпаясь.

— Кристалл? — взволнованная госпожа Тиссо подбежала ко мне. — Что болит? Что случилось?

— Где Этан? — взволнованно спросила, глотая ртом воздух.

— Он отошел ненадолго, его вызвали, не переживай. Вот, выпей, — женщина поднесла мне стакан с жидкостью и я сразу почувствовала запах ее успокоительных капель. Они, как и всегда, действовали отменно. Замутненное сознание исчезло и пришло более трезвое, спокойное. Я посмотрела на Тиссо и улыбнулась ей.

— Доброе утро.

— Ты проспала четырнадцать часов.

— Ужас, — схватилась я за голову. — А игры? Когда начинаются?

— Послезавтра, — Тиссо неодобрительно покачала головой. — Я сказала, чтобы тебя заменили, но король не хочет даже слышать о том, чтобы игрока заменяли.

— Ну что вы, не стоило. Я справлюсь. Ваши чудодейственные настои меня поставят на ноги уже к вечеру! Мне уже значительно лучше, правда.

— Вот, поешь, — она поставила поднос, на котором стоял бульон и булочка мне на колени. Желудок тут же свело, напоминая, как сильно я голодна.

Дверь со стуком распахнулась и в комнату забежала Тора.

— Кристалл! — завизжала девушка.

— Аккуратно! — я успела поднять тарелку с подноса, чтобы суп не разлился. Рыжая повисла на моей шее и принялась расцеловывать мое лицо.

— Ну ты просто девушка-беда! Это невозможно! Я скоро поседею!

— А мне кажется, я скоро умру, — рассмеялась я в ответ.

Тиссо отошла в дальний угол, делая вид, что чем-то сильно занята, чтобы нас не смущать.

— Не говори так, — нахмурилась подруга, усаживаясь рядом. — Как ты себя чувствуешь?

— Мне лучше, спасибо, — я улыбнулась. — Что с Малышом?

— Не знаю… — вздохнула Тора. А потом хитро на меня посмотрела. — Когда свадьба?

— С драконом? — удивилась я.

— С мастером, — улыбка стала еще хитрее. Я замерла, удивленно глядя на подругу. — Не прикидывайся. Когда ему сказали, что произошло, на нем лица не было. Я думала, он убьет Амалию.

— А ее за что? — удивилась я.

— Она же твой куратор и стояла рядом. Она знает об особенностях драконов и должна была предусмотреть эту ситуацию, тем более, как оказалось, вел дракон себя соответствующе. И мастер Резерфорд был в бешенстве. Никогда таким не видела его. В ту же секунду собрал отряд, выяснил, в каком направлении дракон летал во время летных испытаний и сразу помчался туда. А метель знаешь какая была? Говорят, сам ледяной дракон ее и создал, чтобы никто твой запах не нашел. А мастер вот нашел. А еще я видела, как ты спала у него на руках. Вы так мило смотритесь!

— Тора, — нахмурилась я. — Ты что-то путаешь… — но на самом деле сил оправдываться перед ней не было. Я подняла взгляд и увидев ее хитрые, смеющиеся глаза, не выдержала и сама. Громко рассмеялась, закрывая краснеющее лицо в ладонях. — Только никому не говори, хорошо? Мы не вместе, между нами и правда что-то происходит. А что — непонятно никому.

— Ты любишь его? — спросила Тора напрямую.

— Я не хочу говорить об этом, — буркнула я.

— Конечно, — подруга сжала мою руку. — Я просто рада, что ваши чувства взаимны.

— Она очнулась? — с этим вопросом Этан влетел в помещение. Наши взгляды скрестились. Кажется, не замечая никого вокруг, Резерфорд подлетел ко мне и схватив лицо в ладони, стал меня рассматривать. — Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Слабость?

— Все хорошо, — я попыталась вывернуться из его хватки. Вдруг Этан притянул меня к себе и поцеловал в губы. Это был поцелуй, наполненный отчаянной нежностью. Он сминал в кулак мои растрепанные волосы и целовал, целовал в губы.

— Если бы с тобой что-то случилось, я бы умер рядом, — выдохнул Этан, прижавшись лбом к моему лбу.

— Ну, я пошла, — послышался голос Торы. За это мгновение я даже забыла, что подруга здесь.

— Адептка Имбер? — удивился Этан, словно и не видел, что она все это время была здесь.

— Я ничего не видела, — она примирительно подняла руки и пошла к выходу. — Увидимся! — девушка послала мне воздушный поцелуй. Мы проводили ее в гробовом молчании.

Этан присел и взял меня за руку.

— Как тебя можно вообще выпускать на улицу?

— Не знаю, — рассмеялась я. — Пока Малыша здесь нет, выходить можно, в принципе…

— Вот именно. «В принципе». А впереди еще и игры, — Резерфорд устало потер глаза. — Нужно что-то придумать.

— Не надо ничего придумывать! — осекла его я. — Все будет хорошо. Может, я проиграю специально? Чтобы выбыть из первого же тура? — Этан задумчиво посмотрел на меня.

— Как вариант. Если гордость позволит.

— Знаете, мастер Резерфорд, лучше так, чем… — я вздохнула, зная, что он понял, что я имею в виду.

— Да. Лучше так. Тем более, у нас с тобой время потеряно, — говорил он тихо, чтобы Тиссо не услышала. — Игры начнутся уже послезавтра и не имеет смысла выпускать твой дар. За вами будут наблюдать, и в случае чего — будут спасать. Бояться нечего. Главное — не снимай браслет. Что бы ни случилось. Поняла?

— Угу, — кивнула я, неосознанно сжимая его ладонь покрепче и поглаживая ее большим пальцем. Посмотрела на наши сомкнутые ладони. — Тора рассказала мне… — сипло произнесла я.

— Что я хотел убить Амалию? — тут же спросил мужчина.

— То есть «убить» — не просто выражение, а констатация факта?

— Лживая, ревнивая стерва, — раздраженно прошипел Этан. Услышать от него подобное выражение было крайне удивительно.

— Кто? — не поняла я.

— Амалия. Она видела, как ты выходила из моей комнаты. Еще давно, перед тем случаем со стражником… — он косо глянул на меня, боясь за мою реакцию.

— Ах, вот оно что, — усмехнулась я. — Значит, влюбленная в вас женщина не справилась с ревностью? Не получилось избавиться от меня с помощью стражника, решила отдать в лапы влюбленному дракону?

— Именно так, — кивнул мужчина, стараясь скрыть свою злость. Но весь его вид говорил о том, что стоит ему подумать об этой женщины — и он готов прямо сейчас идти и вершить правосудие.

— Но ее никто не накажет, я правильно понимаю?

— Она не понимает, с кем связалась. Она считает, что я, как благородный мужчина, не опущусь до того, чтобы мстить женщине. Но кто сказал, что я буду мстить? Есть четко прописанные законы. И путем правосудия я добьюсь того, чтобы эту женщину убрали из этого места и сослали в какую-то дыру, отрабатывать свои грехи. Но, если честно, когда я узнал, что произошло — не сдержался и правда чуть не убил ее.

Я вздохнула.

— Может, оставить ее в покое?

— Уже не получится, — ухмыльнулся Этан. И эта кровожадная ухмылка мне совсем не понравилась. — Следствие со стражником еще идет, а сейчас к нему добавилась ее выходка с драконом. Ректор Деборд уже и сам заинтересован в том, чтобы избавиться от Амалии.

— Ректор? — удивилась я.

— Конечно. Деборд был зол не меньше, чем я, и сейчас Амалия под домашним арестом.

— Оу, — ужаснулась я. — Наверное, вся академия гудит?

— Это ты спросишь у своих подружек, — усмехнулся Этан, а я тут же смутилась. Действительно, нашла, у кого спрашивать о слухах.

— Мне нужно идти. Главное, что с тобой все хорошо, — мужчина поцеловал меня в лоб. — Госпожа Тиссо, когда я могу забирать эту горе-адептку?

— Сегодня вечером, — отозвалась лекарка из дальнего угла.

— Тогда до вечера, — сказал он и исчез.

Многозначительные взгляды госпожи Тиссо я старалась игнорировать. Весь день мы о чем-то болтали, но темы наших отношений с Резерфордом не коснулись. Я то спала, то ела, то снова спала. Пока Резерфорд меня не забрал к себе в спальню и не приказал никуда не выходить.

— А где Эшли?

— В гостевом крыле, — судя по его тону, присутствие младшей сестры здесь его совсем не радует.

— Почему вы не рады сестре? Вы не виделись с ней столько лет.

— Это не лучшее время для путешествий, и я не могу понять, что она здесь забыла, — говорил он раздраженно, перебирая документы на столе с места на место. Видимо, он таким образом пытался успокоить свои нервы.

— Может быть, недомолвки с супругом? — предположила я и увидела, как напрягся Этан. медленно обернулся на меня.

— И правда, — удивленно сказал он. Я хихикнула, увидев недоуменное выражение лица. — И как я раньше не подумал об этом? Это же очевидно!

— Женские штучки, — развела я руками. На некоторое время повисла тишина. Я сидела на кухне и пила чай со сладостями, пока Этан то исчезал, то снова появлялся. Однажды он пропал на пару часов и вернулся только к одиннадцати, когда я уже засыпала.

— Ты была права, — он плюхнулся рядом со мной на кровать прямо в одежде, поверх покрывала.

— Поругалась с мужем?

— Да. Приревновала и уехала. К матушке не хотела, потому что… Не хотела, в общем. Остался один вариант — я.

Наблюдая за Этаном, я понимала, что он сейчас на грани. Ситуация со мной и неожиданный визит младшей сестры заставили его малость понервничать. Он все время что-то изучает и куда-то исчезает. Возвращается встревоженным. Но Этан скрывает, что с ним происходит, а выпытывать будет неправильно. Но это явно не преподавательские дела.

— Спи, — шепнул он и поцеловал меня в висок. — Завтра потренируемся и будешь отдыхать.

— Хорошо, — кивнула я в ответ и Резерфорд вновь исчез, оставляя меня одну в его спальне.

На следующий день нам выдали форму, в которой мы будем участвовать в «Королевских играх». Черные комбинезон из плотной ткани и высокие сапоги на шнуровке. Выглядит, в принципе, неплохо. Тренировка была облегченной, Этан объяснил нам это тем, что перед самими играми мы должны набраться сил.

Но уснуть перед завтрашним днем получалось плохо. Я нервничала и переживала за то, как все пройдет и что нас будет ожидать. В моих фантазиях это были и монстры, и летящие из неоткуда мечи со стрелами, упыри и другие твари, которые только и жаждут, чтобы нас съесть.

Проспала я до обеда. Проснулась снова одна. В семь вечера начнутся игры. И я думала, что умру, пока это время наступит. Ближе к вечеру стала потихоньку собираться. Надела костюм — на плече была вышита белыми нитками цифра десять, на спине — тоже. Собрала волосы в удобную, повседневную прическу — легкий пучок. Стоя перед зеркалом, я рассматривала себя. Позади появился Этан — вновь несколько раздраженный.

— Что с тобой? — удивленно обернулась я на него.

— Все хорошо, — Этан резко прижал меня к себе и крепко поцеловал в губы. — Будь осторожна, пожалуйста, — шепнул он и мы переместились в спортзал, в его кабинет.

— Все будет хорошо, — улыбнулась одобрительно я, хотя и сама сильно переживала.

— Конечно. Я буду рядом, Кристалл, — весь его вид говорил о том, что он переживает и сильно нервничает. Но, как и всегда, всеми силами пытался это скрыть.

— Этан, ты что-то знаешь? Почему ты так переживаешь? — он мотнул головой, показывая, что отвечать не собирается. Глянул на время.

— Пора, — мы переместились за какое-то здание. За ним были слышны крики и музыка. Вместе пошли к месту, где будут проводиться игры, смешавшись с толпой адептов.

— Туда, — он подхватил меня под локоть и повел в другую сторону. Я смогла разглядеть лабиринт, созданные из высоких кустарников. Через пару минут мы подошли ко всей десятке. С нами стоял ректор и давал напутственное слово, в очередной раз напоминая, что это «всего лишь игры» и те, кто будет подставлять другого участника, будет исключен из академии.

Пришло время выходить на трибуны. Мы с Этаном встретились взглядами в последний раз — в его зеленых глазах читалась нескрытная тревога. Он качнулся, словно хотел обнять напоследок, но сдержался.

Мы вышли на трибуны, и адепты закричали, зааплодировали, с восторгом встречая нас. Было странно и неловко. От чего такой восторг? Словно к ним приехали какие-то знаменитости. Я обернулась: позади нас было десять входов в лабиринт. На возвышение медленно, вальяжной походкой поднялся король. Мутным взглядом осмотрел нас и задержавшись на мгновение на мне, обернулся к зрителям.

— Приветствую вас, адепты и прибывшие зрители! Сегодня знаменательное событие: впервые в истории мы проводим «Королевские игры». Это будет началом новой эры академии. Я желаю удачи каждому игроку, — он выдержал драматическую паузу и я поняла, что прямо сейчас начнется игра. Мы вдесятером повернулись ко входу в лабиринт. Над моим входом — цифра десять. — Три! Два!… — вновь пауза. — Один! Да начнутся игры!

Прозвучал вой рога, небо вспыхнуло огнями от салюта. Мы одновременно рванули в лабиринт, погружаясь в темноту.


Этап первый

Ступать в неизвестность всегда страшно. Но страшнее — идти туда, где тебя ожидают разного вида твари и прочие опасности. Запоздало поняла, что у меня нет меча. И как я собралась защищаться? Магию мне нельзя использовать. От досады я остановилась и застонала.

— Идиотка, — прошипела раздраженно я.

— Адептка Гвиницелли, в чем дело? — послышался голос из неоткуда.

— Кто здесь? — шарахнулась я.

— Ваши сопровождающие. Какие вопросы?

— Мне нужен меч, — сказала в небо.

— Если вы пройдете чуть дальше, увидите стол с оружием. Вы выберете необходимое вам и начнется испытание.

— А оно еще не началось? — удивленно произнесла я.

— Формально — началось.

— Это для всех участников так?

— Да, но они уже прошли этот этап и начали игру.

— Поняла, — кивнула я и ухмыльнулась. Моя задача, впервые в жизни — проиграть. Целенаправленно. Я помню серьезного, задумчивого Этана. Он был суетлив и чем-то явно обеспокоен и мне совершенно не нравилось его настроение. Потому что если сейчас он не может справиться со своими эмоциями, то чего ждать мне? Жаль, что мне не удалось увидеть его прежде, чем я вошла в лабиринт.

Завернула — и действительно. В тупике стоит стол, освещенный фонарем. На нем большое разнообразие различного холодного оружия, но я выбрала привычный и родной для меня меч. Схватила за рукоять, не сомневаясь ни на секунду и почувствовала уверенность. Теперь, если меня захотят убить, я смогу себя защитить.

«Просто сними свой браслет…» — шепнул мне страшным голосом Дар.

— И без тебя обойдусь, — фыркнула в никуда.

Внутри скребло какое-то нехорошее предчувствие.

Было темно и лишь слабое освещение, похожее на лунное, освещало этот страшный лабиринт. Высокие, темно-зеленые стены из кустарников смотрелись опасно и величественно. Резкие повороты уже не пугали, но по-прежнему напрягали. Сколько времени я уже иду? Около пяти минут? Не более. И почему за все время на меня еще не совершили нападение?

Повернула направо — тупик.

— Вот и славненько, — усмехнулась и присела на травку. Стала откровенно тянуть время, чтобы уж точно проиграть. Мечом рисовала узоры на земле, которых и видно-то не было. Стала рассматривать рисунок на лезвии. Ничего необычного, на самом деле. Видимо, партией были закуплены для академии.

В своих фантазиях я рисовала себе ужасающие картины. Что здесь толпами будут ходить упыри или какая-то нечисть, что ветки деревьев будут норовить нас разорвать. И прочая кровожадная ерунда.

Я прислушалась к звукам. Почему так тихо? Мне не слышно музыки с трибун. Другие участники тоже, видимо, играют молча.

Досчитала до ста и нехотя поднялась. Ну не совсем же быть неудачницей? Решила проверить, что все-таки меня ожидает?

Стала ступать аккуратно, держа меч наготове. Быть съеденной не очень-то и хотелось. Перед поворотом замедлилась. Прижавшись спиной к стене, посмотрела на отражение меча — чисто. Спокойно продолжила путь.

Налево. Прямо. Налево. Тупик. Повернем направо и пройдем право. Потом снова налево, прямо, налево, прямо, направо.

Огромная, белая крыса с красными глазами с визгом бросилась на меня. Я тут же замахнулась мечом, защищаясь. Теплая кровь брызнула мне на лицо и руки — я разрубила крысу пополам. С отвращением посмотрела на месиво и аккуратно переступив, продолжила идти.

— Господа кураторы! — я подняла голову кверху. В ответ — тишина. — Господа кураторы, а почему на меня никто не нападает? Я что, просто лабиринт должна пройти?

Странно. Очень странно. Словно про меня забыли и никто не слышит. Решила, что можно еще немного посидеть, но для начала отойду подальше от этой страшной и вонючей крысы.

Прямо, налево, прямо-прямо-прямо, направо. Оказалась в середине, на распутье. Три выхода. Куда? Я направила меч на проходы и зажмурила один глаз.

— Эники-беники… — бубнила себе под нос. Выбрала тот, который справа. Пожала плечами и направилась туда, готовясь зайти в какой-нибудь тупик и отсидеться часа так с пол, чтобы наверняка проиграть.

Неожиданная вспышка огней ослепила меня. Музыканты тут же заиграли бравую мелодию.

— Первая вышла адептка Кристалл Гвиницелли! — крики зрителей и громкие аплодисменты.

Но я их не слышала. Мое сердце ухнуло в пятки. Я не могла поверить в то, что мой путь оказался таким легким. Словно специально для меня этот путь построили так, чтобы я однозначно выиграла.

Вспышки света перестали меня слепить. Я начала разглядывать лица людей и наткнулась на пристальный, высокомерный взгляд короля. На его лице играла ухмылка. Стрела осознания проткнуло мое тело — это все фарс. Игра создана специально для меня.

Но зачем я ему нужны в следующих двух раундах? Ведь избавиться от истинной наследницы, в чем я уже почти не сомневаюсь, можно было и в лабиринте, когда нет лишних глаз.

— Кристалл, садись на этот диванчик и дождись своих коллег.

Я присела на указанное место. Стала искать взглядом Резерфорда, но в поле видимости его нигде не было. Вновь посмотрела на короля — ему на ухо что-то шептала его верная супруга. Взгляд мужчины был холодный и сосредоточенный, губы королевы кривились в злости. Они не смотрели на меня и это немного успокоило: может быть, это лишь совпадение? Или я как-то неправильно поняла задание? Может, на меня и не должен был никто нападать?

Я резко обернулась: в ложе, где сидели преподаватели, злобно свернули зеленые глаза мастера. Весь его вид говорил, как он недоволен тем, что произошло. Я отвернулась и обратила все свое внимания на выходы из лабиринта, успокаивая себя тем, что объясню все ему и надеюсь, он поверит.

Вдруг из одного выхода вывалился принц с кровавой царапиной на щеке. Судя по его виду, задание парня хорошо потрепало. Он был весь грязный и потный.

— Адепт Кьярини! — торжественно объявил ведущий и пригласил принца присесть рядом со мной.

Шло время. Появился Элберт — тоже слабо раненный, запыхавшийся, вываленный в грязи. Потом Дженна, более, чем довольная собой.

— Ты первая пришла? — удивилась подруга, присаживаясь рядом со мной. Я неопределенно передернула плечом.

— Что тебе встретилось? — я понизила голос до шепота.

— Большой ядовитый паук, метров пять ростом, галлюциногенный газ, а на финальной этапе — стая мертвых волкодавов.

С ужасом я слушала историю Дженны. Она рассказывала о том, что с ней было в лабиринте — с восторгом. Девушка горела от боев и прохождение лабиринта доставило ей большое удовольствие.

Я осторожно посмотрела в сторону короля. С привычным высокомерием он дожидался оставшихся участников.

Через полчаса была определена семерка, которая через пять дней будет соревноваться в следующем этапе. Все участники были приглашены на масштабное празднование с кучей еды, выпивки и королевскими музыкантами. Но я пошла в другую сторону — в общежитие. Заперлась в своей комнате и сев на кровать, бездумно уставилась в одну точку.

Вспышка света осветила комнату. Резерфорд подлетел ко мне с и злобно встряхнул за плечи.

— Хоть раз ты могла засунуть свою гордость и проиграть? Это же так просто, Кристалл, — раздраженно говорил Этан, сжимая руки на моих плечах. Я поморщилась от неприятных ощущений и стало жутко обидно.

«Он нас не любит…» — раздался дьявольский шепот у самого уха. Я мотнула головой, прогоняя Тень.

— Я пыталась! — не нашла ответа получше из-за паники.

— Пыталась? Что ты сделала, черт возьми? Сразила всех монстров своей магией? Ты выпустила дар? — его тон по-прежнему говорил о том, что мужчина очень раздражен.

«Да. Выпусти меня. И мы отомстим ему за эту боль. Я чувствую твою боль.»

— Там их не было! — вскрикнула, откидывая его руки. Резко поднялась с кровати и подошла к окну. — Пусто было. Я сидела, тянула время, специально блуждала, в тупики заходила. А потом бездумно шагнула в один из проходов и оказалась, словно по волшебству, на арене. На меня напала только крыса, и то… Случайно.

Мы замолчали. Не выдержав, я оглянулась на мужчину. Он смотрел на меня задумчиво и хмуро.

— Я погорячился, — хрипло сказал Этан, якобы извиняясь. Я прищурилась. — У тебя кровь на лице, — мужчина достал платок и потянулся, чтобы прикоснуться к моему лицу, но я увернулась и быстро скрылась в ванной. — Кристалл, — послышался тяжелый вздох мужчины. Он пошел следом за мной и опершись о косяк двери, наблюдал, как я остервенело отмываю от себя засохшую кровь крысы. — Я разозлился.

— Держите свои эмоции при себе, мастер. Это меня, по-моему, убить пытаются, — прошипела я.

— Почему ты решила, что тебя пытаются убить? — вопрос, заданный холодным тоном, застал врасплох.

— Это очевидно! — выкрикнула, всплеснув руками.

И вновь наткнулась на стену, которую сама выстроила между нами. Я боялась рассказывать ему свою догадку о том, кем я могу являться на самом деле. Или уже очевидный факт.

— Вы мне не верите. Решили, что я пойду наперекор ради гордости. Ради победы в каком-то сомнительном соревновании. Так?

«Конечно. Он считает тебя глупой пустышкой. Ты разве этого не видишь?»

Я вновь нервно мотнула головой, стараясь прервать связь с даром.

— Нет.

«Не верь… Я чувствую его ложь…»

— О, прошу вас! — я махнула рукой и прошла мимо него. Стала расстегивать комбинезон, который стал жутко тесен.

— Кристалл, я действительно посчитал, что ты сделала это специально. В тебе есть стремление быть первой во всем. Я этого опасался.

— Уходите, — произнесла я неожиданно для себя.

«Молодец…» — мне показалось, я услышала дьявольский смех. — «Выпусти меня. Я уберу его. Тебе больше не будет больно».

— Что? — переспросил Этан опасным шепотом.

— Не понимаю, почему вы еще здесь, мастер Резерфорд. С глупой, несмышлёной девчонкой, которая стремиться быть первой вопреки всему.

— Кристалл, — он шагнул ко мне.

— Уходите! — крикнула не своим голосом. Мы оба замерли, услышав тот самый, страшный голос моего Дара. На мгновение я стала видеть по-другому, не так, как вижу обычно. И поняла — у меня были глаза василиска. Сморгнула и Этан пропал.

Стало больно. Поняла, что все это время во мне кипела злость. Она затуманила мой разум.

— Этан, — всхлипнула я, почему-то надеясь, что он меня услышит. Замерла, вслушиваясь в тишину. Шли минуты, но Этан так и не появился. Только что я прогнала человека, который стал для меня важнее всех в двух мирах. Но как он мог усомниться во мне? Тяжелая обида засела в моей груди. Решила, что обязательно поговорю с ним завтра, когда оба поймем, что наговорили друг другу всякого на эмоциях. Он переживает за меня, поэтому так и сказал…

Я приняла горячий душ. Слезно умоляла Мими дать мне горячую чашку чая. Комендантша сначала ни в какую не хотела, гордо заявляя, что она не прислуга, но потом сдалась и угостила меня чаем. Я забралась под одеяло и с наслаждением отпила горячего, ароматного напитка, который был настоян на каких-то травах. Мой отдых прервал стук в дверь. Вставать было откровенно лень.

— Открыто! — дверь тут же отворилась и в проеме показалась рыжая макушка Торы.

— Ты такая молодец! — с порога заявила она и плюхнулась на кровать. — Пришла первая, будто и не устала. Я горжусь тобой, — подруга взяла меня за руку и улыбнулась уголками губ.

— Спасибо, Тора.

— А почему ты без настроения? Тебя не было на празднике, а должна, после такой фееричной победы, отмечать громче всех.

— Не напоминай, — отмахнулась я от девушки.

— Что случилось? — тут же спросила Тора.

- Ничего, — я тут же пожала плечами и натянула улыбку. — На самом деле я жутко устала и хочу спать. Поболтаем завтра?

Тора сощурила глаза в подозрении.

— Ладно, — наконец сказала подруга. — Меня ждет Джо, я побежала, — она чмокнула меня в щеку и захлопнула за собой дверь.

Как бы сильно я не хотела дождаться Этана, но вскоре все равно крепко уснула, даже не заметив этого. Просто очнулась утром, когда дневное солнце уже полностью освещало комнату. В первую очередь было принято решение позавтракать, а уже потом — найти Резерфорда и нормально с ним поговорить.

Взяла холодную кашу и присела за один из столов. Было пусто — судя по всему, отсыпались после вечеринки. Быстро поев, я направилась в его кабинет. Зал был закрыт и я решила побыть наглой — зашла в общежитие преподавателей.

— Здравствуйте, — почтенно склонив голову, поздоровалась я с магистром Капелли.

— Здравствуй… — удивленно произнес он, провожая меня таким же красноречивым взглядом. Стало неловко, но я подобралась и направилась еще более уверенным шагом в комнату к Резерфорду. Постучала.

— А его нет, — подсказал мне все тот же магистр ядов.

— Да? — пришел мой черед удивляться. — Странно, а мне назначил тренировку, а сам опаздывает…

— Действительно странно, — хмыкнул профессор. — Его отправили на срочное задание. Можешь передать остальным, что тренировок в ближайшее время не будет.

— А вы откуда знаете, что его нет? — с подозрением спросила я.

— Я… — увидела, как вспыхнули щеки магистра от возмущения. — На секундочку, юная леди, я вхож в преподавательских совет и в курсе всех событий! Не понимаю, что вы еще делаете в общежитии для преподавателей! — тон был очень возмущен.

— Уже ухожу, — примирительно пискнула я и быстрым шагом покинула общежитие.

Он не появился не на следующий день, ни послезавтра и даже за день до следующего этапа. Все это время я изнывала от переживания и от того, что при последней встрече мы наговорили друг другу всякого.

Я пила кофе в столовой и смотрела на капельки тающего снега, падающие вниз. Тяжело вздохнула — осталась я здесь совсем одна. Понимаю, что Тора с Джо, у них явно все серьезно. Подруга в последнее время явно изменилась и только в лучшую сторону — она стала счастливой. Открытая, радостная, с широкой улыбкой на лице. Отпустила волосы, научилась подкрашивать глаза. Просто светилась. На следующий день мы с ней так и не поговорили, как и через день. Уже завтра турнир — а рядом со мной никого. Лишь Тень, которая дышит мне в затылок и пытается поговорить со мной.

«Он не вернется», — шепнула она.

«Тебя все бросили», — и дьявольский смех.

«Мы отомстим им. Просто сними браслетик», — клянусь, я видела эту кровожадную ухмылку.

— Готова? — в этом вопросе прозвучало столько наглости, что даже не смотря на человека, я знала, кто это.

— Да, — уверенно ответила я Брайану. — Чего тебе? — холодно спросила у принца.

— Ты сделала меня на первой этапе, но знай — дальше первым буду я, — говорил он со злостью.

— Хорошо, — непременно согласилась я.

— Хорошо? — удивился парень.

— Ну да, — пожала я плечами. — А что? Мне не нужна победа. Забирай, — махнула я рукой.

— В смысле? — снова не понял принц.

— В прямом, Брайан. Я сделаю все, чтобы проиграть. Обещаю.

— Издеваешься? — мгновенно озверел парень и ударил кулаками по столу. Краем глаза я заметила близнецов, которые умостились за столом недалеко от меня. К ним подошла Эшли, заинтересованно косясь в нашу сторону. Стоит помнить, что я, по легенде, его невеста и вести себя соответствующе. То есть, хотя бы поздороваться с его младшей сестренкой.

— Нет, — спокойно ответила я. — Брайан, я пойду?

— Никуда ты не пойдешь!

— Да что ты нервный такой?! — вспылила я. — А еще принц называется! Следи за манерами! — припечатала я его и оставив ошарашенного парня наедине, направилась с чашкой кофе к столику, где обедали родственники Резерфорда.

— Я сделаю тебя, стерва! — выкрикнул мне вслед принц. Я закатила глаза и даже не обернулась.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась я.

— Привет, — улыбнулась мне Эшли. — Можно на «ты». Присаживайся! — от нее разило добродушием за версту.

— Спасибо, — я плюхнулась рядом на лавочку. — Как дела?

— Все холосо! — ответила хором близнецы и залились радостным смехом.

— Нормально, — ответила мне Эшли. — А ты как? переживаешь, да?

— Да, — кивнула в ответ. — По мне так видно?

— Страдающая по мужчине женщина видна за версту, — улыбнулась девушка. — Не переживай, с ним все будет хорошо.

— Ты знаешь, куда его отправили? — с надеждой спросила я.

— Конечно нет. Он даже не попрощался. Мне об этом сообщили, когда я искала его в комнате.

— Понятно, — выдохнула я.

Этан не появился в день следующего этапа. Я надела комбинезон, привела волосы в порядок и пришла к назначенному месту. С момента первого этапа нам так и не рассказали, что ждет впереди. Вечером ректор прислал мне записку с местом проведения второго раунда.

Чем ближе я подходила к арене, тем больше мне не нравилось то, что ждет впереди.

Брайан встретил меня хмурым взглядом. Весь его вид говорил: «Я уничтожу тебя!». Дженна приветливо улыбнулась и приобняла меня за плечи, таким образом приветствуя. Элберт сдержанно кивнул, лишь мельком посмотрев на меня.

Я стала искать в толпе Резерфорда. Начала с преподавательского состава, а потом прошлась по другим рядам. Его нигде не было. Горькое разочарование и боль отяжелили мое тело. А еще — переживание. Его нет уже пятый день. Где же он? Куда его отправили?

Через десять минут появилась королевская семья. Король посмотрел на меня быстрым взглядом, словно увидел случайно. А может быть, в прошлый раз мне просто повезло?

На возвышение вышел ректор. Это было очень торжественно, огни слепили, а музыка оглушала. Собравшиеся зрители аплодировали так, словно не видели раньше никакой развлекательной программы. У них есть театры, цирки и просто артисты на улицах, что с ними не так? Откуда такой восторг? А может, это кровожадность?

Обычная приветственная речь от ректора Деборда, которую я даже не слышала. Продолжала отчаянно искать взглядом Резерфорда, но наткнулась лишь на его сестру и племянников. Она поджала губы, поддерживая меня в моих переживаниях. Я ответила ей улыбкой.

— Выпускайте! — громкий крик Деборда привел меня в чувство. Помощники скинули тряпки с клеток, на которые я не обратила никакого внимания. Зрители испуганно ахнули.

Я замерла, увидев, что нас ожидает. Сердце испуганно споткнулось…

Этап второй. Зомби — ребята резвые

Впервые я увидела настоящих упырей. Страшных, лысых, жаждущих крови. Они скалили свои почерневшие зубы и пытались вырваться из клетки. Впереди них стоял черноволосый мужчина в черном плаще. Он стоял, вытянув руки в сторону упырей.

— Настоящий некромант, — прошептала мне на ухо Дженна, явно восхищенная этим фактом.

— Ааа… — уважительно протянула я. — Мы должны будем заперты в клетки с этими упырями? — нервно хихикнула я.

— Атена упаси! — воскликнула девушка. — Выпустят в лес, некромант будет управлять ими, чтобы они не вышли за край и не напали на людей.

— Откуда ты знаешь? — удивилась я.

— Это очевидно, — пожала плечами девушка.

Под восторженные крики зрителей, некромант подошел к клеткам ближе и кивком дал команду помощникам, чтобы они открыли клетки. Дверцы распахнулись и упыри, со страшным мычанием, направились в лес. Вскоре они скрылись в его темноте, а я уже готова была сдаться.

— Я туда не пойду! — заявила я громко. Зрители ахнули, король подался вперед, а ректор шумно сглотнул.

— Возражения не принимаются, адептка Гвиницелли, — сказал он мне.

— Как же так? — настаивала я на своем.

— Дисквалификация проводится лишь на усмотрение судей, — строго сказал Деборд. — Ребята, не переживайте, господин Фринц сильнейший некромант королевства. Он не допустит того, чтобы упыри напали на кого-то из вас в действительности или чтобы вы были съедены.

Я посмотрела на некроманта. На мгновение наши взгляды скрестились — мужчина внимательно смотрел прямо на меня. Создавалось, словно взглядом пытается пробиться насквозь. Моргнул — и отвернулся, вновь обратив свое внимание на упырей.

— Поняла, — фыркнула в ответ ректору.

— Встаньте на позиции! — мы послушно подошли к кромке леса. Вышли адепты, вызвавшиеся быть помощниками на турнире. У них в руках были мечи, которые торжественно были переданы нам. — Приготовились! — по спине прошелся холодок, когда я услышала скрип дверцы. Упыри, страшно мыча, прошли мимо нас. Один лишь запах мог сразить наповал. Я краем глаза глянула на Дженну — она тоже хмурилась и морщила носик. Посмотрела на Элберта, который, на минуточку, оборотень: парень слегка позеленел, но мужественно держался. Я обернулась, чтобы увидеть его и успокоится. Но его не было. — Начали! — выкрикнул ведущий, когда зомби полностью скрылись в лесу. Резво бросились в лес только Дженна, Элберт и Брайан. Я и остальные ребята переглянулись. В глазах четко читалось: «Может, свалим?». Но никто из нас не решился. Мы прошли в лес и нас поглотила темнота. Я увидела, что и тут и там стали зажигаться магические огоньки — сами ребята их и зажигали. Судорожно вздохнула — у меня-то магии нет… Вернее, она есть, но слишком опасна. Но что опаснее: быть загрызенной зомби или удушенной собственной магией?

Решила, что ни то, ни другое мне не улыбается и перехватив рукоять меча покрепче, стала двигаться по лесу тихо и осторожно. Постепенно глаза стали привыкать к кромешной темноте и стали проявляться силуэты. Слышалось мычание и стоны упырей. Жутко, будто фильм ужасов.

Я тяжело дышала от страха и волнения. По виску скатилась капелька пота. Сердце подпрыгнуло и я вместе с ним, когда наступила на хрустящую ветку. Она настолько громко сломалась, что я чуть не умерла!

— Черт возьми! — выкрикнула я в сердцах и возмущенно взмахнула руками. Но тут же перехватила меч и встала в боевую стойку: эти зомби такие непредсказуемые… Рычание сзади — я с криком разворачиваюсь, взмахиваю мечом и сношу несчастному упырю голову. Тело упыря упало, подрыгалось немного и замерло. От переизбытка эмоций я стала прыгать и ругаться. Да так красноречиво, что любой тролль обзавидуется моему словарному запасу. А потом резко остановилась и поняла: а каким образом и так мертвый упырь умер лишь от того, что я отрубила ему голову? Ведь их, насколько я помню, только упокаивают. Склонившись над телом, я убедилась, что это действительно упырь. Уже точно мертвый.

— Странно… — хмыкнула я задумчиво и посмотрела на лезвие меча. Может, заколдованное? Пожав плечами, я продолжила идти по лесу, будучи уже более уверенной в своей силе. Убила одного упыря — убью и остальных.

Я вышла из чащи леса и столкнулась с упырем. От неожиданности завизжала, а упырь — завизжал в ответ. Так и стояли, визжа, пока не поняли…

— Дженна?!

— Кристи! — воскликнула подруга и в порыве обняла меня. — Слава Атене, это ты!

— Это я, — пискнула, задушенная ее объятиями.

— У тебя все хорошо? — она схватила меня за плечи и заглянула в глаза.

— Да, — уверенно кивнула.

— Тогда удачи. Нам нельзя идти вместе.

Дженна отпустила меня, мы пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Только сейчас поняла, что сердце до сих пор бешено колотится и не может успокоиться. Эти стрессовые ситуации! Нельзя было хотя бы в светлое время суток отправить нас в лес?

Я бродила по лесу еще около десяти минут в поисках выхода. Сейчас мне было уже все равно, какой я приду — лишь бы поскорее уйти отсюда. Но чем глубже я заходила в лесок, тем страшнее мне становилось: завывание упырей было все громче. Я слышала их шуршание, пыхтение, стоны… Где-то кто-то закричал. Надеюсь, от неожиданности, а не от того, что его съели… Звук ломающийся ветки — и я резко оборачиваюсь. Замираю от страха — передо мной пять упырей. Громко сглотнула, понимая, что не в силах даже пошевелиться. Липки страх окутал мои ноги и все мышцы. Я была в ступоре и не знала, что делать дальше. Беги, глупая, а не стой! Но разум никак не мог повлиять ни на ноги, ни на руки, в которых был меч. Они стали шагать ко мне навстречу, а я — идти назад. Пока не уперлась спиной о дерево. Но страшнее было поворачиваться к ним спиной, ведь я не смогу контролировать их движения. А судя по сериалам и фильмам из моего мира, зомби — очень резвые ребята.

Видимо, это было какое-то колючее дерево, потому что внезапно впившийся в мою спину сук принес отрезвляющую боль. Я мгновенно собралась и перехватила рукоять меча, готовая отразить атаку в любой момент. Ну, или не в любой… Но вдруг упыри остановились. Одновременно, словно ими кто-то управлял, склонили головы к плечу.

— Что? — прошептала я удивленно, наблюдая за их движениями. Из агрессивных упырей они вдруг превратились в мирных зомби.

Один из них, стоящий посередине, стал медленно протягивать руку ладонью вверх, словно кто-то тянул его за ниточку.

— Иом… — внезапно промычал упырь.

— Что? — ошарашенно переспросила я. Зомби что-то прочавкал и его нижняя челюсть упала вниз. В игру вступил другой зомби, более свежий. Тоже протянул руку.

— Иом…

— Иом? Я Кристалл.

На лицах упырей, клянусь, читалось все, что они думали обо мне и моей догадливости. Четверо зомби прошли мимо меня, а один остановился недалеко и махнул мне рукой.

— Иом, — снова махнул он.

— Ааа… идем? — переспросила я. Зомби кивнул. Кажется, облегченно. И я, неожиданно для себя, послушно пошла следом за упырями. Со страхом оглянулась: зомби окружили меня со всех сторон, но нападать не спешили. Держали дистанцию, примерно метра три.

Перед глазами встал образ некроманта. То, как он смотрел. В глазах было узнавание, будто он видел меня раньше.

— Господин Фринц? — неуверенно произнесла я, проверяя свою безумную теорию. — Если это вы, то подайте знак.

Вдруг один из зомби, идущий впереди меня, резко остановился и медленно обернулся. Я тоже остановилась и посмотрела в пустые глазницы. Рука зомби стала подниматься и один костлявый палец прижался к костлявому черепу, в районе губ.

— А, поняла, — усмехнулась я. — Никто не должен знать об этом? — обвела я руками зомби — мою неожиданную охрану. Упырь кивнул и мы продолжили пути.

Я видела, что мы подходили ближе к выходу из леса. Уже стали мигать огоньки и слышны звуки зрителей, музыка. Зомби, впередиидущие, разбрелись по лесу и остался лишь один, который выступал в роли передатчика с некромантом.

— Почему вы мне помогаете? — не выдержала я.

Упырь остановился и медленно обернулся ко мне.

— О-о… — промычал зомби.

— Потом? — вопросительно вскинула бровь. Упырь кивнул и снова прижал костлявый палец к губам.

Все произошло неожиданно — упырь, которому я почему-то стала доверять, набросился на меня с ревом. Я закричала, упав спиной на землю. Он стал с безумным воем бить землю рядом с моей головой, а я осознала — это нападение лишь для вида. Чтобы показать, что я тоже сражалась. Мы сыграли свою роль на «отлично» — я вся в слизи зомби, вымазанная в грязи, растрепанная, меч пропитан трупным ядом зомби. Его части тела раскиданы по поляне. Я оценила наше с некромантом творчество — вышло правдоподобно.

…И вышла из леса. И вновь — шквал аплодисментов. Я хмурым взглядом осматривала организаторов. Ректор смотрел взволнованно, король — ухмыляясь. Недалеко от них мелькнули темные глаза некроманта — но лишь на секунду они задержались на мне. А я, помня наш маленький секрет, не позволила себе смотреть на него дольше. Поэтому обратила свое внимание на короля. Он смотрел так, словно знал, что я и на этот раз выйду живой и невредимой. Но что-то новое появилось в его глазах. Какая-то насмешка надо мной.

Я посмотрела на диванчик, где буду ждать других участников и увидела, что первый уже был — и это Брайан. Цел и невредим, будто в лес и не заходил.

К моему сожалению, четверка победителей была такая: я, Брайан, Элберт и полуэльф Мэйлин. Я очень хотела, чтобы со мной снова была Дженна — было как-то спокойнее с ней, что ли.

— Эх, жаль, что не посоревнуемся… — Дженна держалась бодро, но было видно, насколько она разочарована в себе.

— Ты слишком требовательна к себе, моя дорогая, — нахмурилась я. — Ты прекрасный воин, а это — далеко не показатель твоих способностей.

— А ты хороший друг, — усмехнулась девушка. В глазах была грусть.

— Ну прекрати, — я толкнула ее в плечо кулачком. — Твои бои были намного впечатляющими, чем этот фарс!

— Поверю тебе, — тихо рассмеялась девушка и обняла меня. — Удачи, Кристалл. Я за тебя, — прошептала девушка на ухо.

— В смысле? — удивилась я. Но Дженна загадочно подмигнула мне и скрылась в толпе, скрывая грустную улыбку.

Я стала оглядываться, чтобы в толпе выискать родное лицо со шрамом. Но среди всех я увидела лишь ректора, который куда-то шел с сосредоточенным лицом. И решила, что он точно знает, где Этан. Стала пробиваться сквозь толпу идущих адептов, не стесняясь толкая их локтями.

— Ректор Деборд! — кричала я. — Ректор Деборд! — наконец он услышал меня и оглянулся. Я подбежала к нему. — Здравствуйте, Ректор Дебор, подскажите, а где мастер Резерфорд?

— Я не знаю, — качнул мужчина головой и растерянно посмотрел на меня. сердце екнуло.

— В смысле? — глухо спросила я. — Мне сказал, он на задании…

— Он давно должен был вернуться.

— Как? — голос сел окончательно. — Его нужно найти! Отправьте кого-то, я пойду с ними, его нужно найти! А вдруг он в беде?!

— Успокойся! — воскликнул ректор, схватив меня за плечи. В его глазах читалась паника. Он посмотрел куда-то поверх моей головы. Я резко оглянулась — никого. — Ты не поможешь. Сиди и не высовывайся, Кристалл. Поняла меня? — неожиданно зло произнес он сквозь зубы.

— Я хочу знать, где Этан?! — раздраженно выкрикнула, откидывая его руки.

— Ты не поможешь! — рявкнул мужчина. Я поджала губы и запыхтела, стараясь унять свои эмоции. Ректор глубоко вдохнул и выдохнул, успокаиваясь. — Адептка Гвиницелли, мастер Этан Резерфорд — лучший из лучших. Если и возникли трудности при исполнении задания, то он все равно их решит и в скором времени вернется сюда.

— Тогда зачем послали за ним?

— Чтобы быть уверенным в его безопасности. Возвращайся в свою комнату, Кристалл. Все будет хорошо. И не лезь никуда, ладно? — мужчина, как и всегда, улыбнулся доброжелательно и ушел, скрываясь в толпе.


После близкого контакта с зомби мне нужно было хорошенько помыться. Ко мне несколько раз порывалась зайти Тора, чтобы убедиться, что со мной все в порядке, но я уже второй час отмывалась в ванной. Наконец очистив и свое тело, и свою душу, я вышла в спальню и увидела гостей: взволнованную Тору и Джо.

— Кристалл! Наконец-то, — вздохнула подруга. — Ты не сильно испугалась?

— Ну так, — нервно передернула я плечом. — Честно говоря, было страшновато… Очень жутко. Эти части гниющих тел и мычание еще долго будут мне сниться.

— Верю. Я их когда увидела, чуть не умерла от страха.

— Не узнаю тебя, подруга, — рассмеялась я. — Ладно, если бы Рози, но ты?! — Тора нахмурилась.

— Да, я изменилась немного… — неуверенно произнесла девушка, возвращая вид той серой, безэмоциональной Торы.

— Тора, я пошутила! — заволновалась я. — Честно-честно, ты стала такой счастливой! А счастье — главное украшение девушки. Безумно красивая ты, подруга, — улыбнулась, беря ее за руку. Джо, улыбаясь, приобнял девушку за плечи и поцеловал ее в щеку, от чего рыжая вновь расцвела.

— Вы красивая пара. Надеюсь, первенца назовете в мою честь, — захихикала я. — Все же пьянку я устроила!

— Не сомневайся, — рассмеялся Джо. — Даже если будет пацан, назовем его Кристалл!

— О, ваши планы так далеки? — удивилась я. — Я надеюсь, ты не… — я обвела круг пальцем внизу ее живота.

— Ты что? — возмутилась подруга, щеки которой мгновенно вспыхнули. — Конечно нет! Только после свадьбы!

— Аа… — я сочувственно посмотрела на преунылого Джо. — Ну, правильно, а что?

— Конечно, — кивнул парень, заверяя нас, что полностью разделяет нашу точку зрения. Я тихо хихикнула, наблюдая за этой парочкой. Удивительное сочетание. В хрупкой, рыжей Торе скрывается воинственная, строгая женщина. А Джо — есть Джо. Парень, которого чуть не съел куст. Но несмотря на свою безалаберность, он любит эту девушку до глубины души и не видит никого, кроме нее. Думаю, в будущем он будет отличным мужчиной и мужем.

— Но если честно, Кристалл, я горжусь тобой. Ты приходишь первая! Как ты с этим справляешься?

— Не знаю… — я неопределенно пожала плечами. — Группируюсь, немного магии — и вуаля… — вяло рассказала я.

— Джо, не мог бы ты оставить нас? — с милой улыбкой попросила подруга.

— Конечно, — улыбнулся ей парень и чмокнув в губы, вышел из комнаты. Тора вдруг посерьезнела.

— Оно больше не пытается тебя убить? — тихо спросила девушка.

«О, я и не пытался!» — раздался шипящий голос над моим ухом. Я отмахнулась от него, словно от назойливой мухи. «Я люблю свою хозяйку, она не хочет со мной дружить!»

— Нет, — тихо ответила я и была поймана Торой за руку. Она отодвинула край рукава моего халата и красноречиво посмотрела на браслет, скрывающий магию. — А это тогда что? — нахмурилась подруга.

— Украшение, — я вырвала руку из ее хватки. — Все нормально, — тихо сказала я и улыбнулась. — Правда.

— Я тебе не верю, но, видимо, большего не добьюсь?

— Неа, — широко улыбнулась ей я. — Если честно, Тора, мне бы поспать… — мне было неловко говорить это подруге, но я действительно валилась с ног.

— Конечно, извини, — Тора обняла меня на прощание и покинула комнату, перед выходом посмотрев на меня так, словно что-то хотела сказать. Но так и не решившись, ушла.


Этан лежал весь в крови. Стеклянные, зеленые глаза смотрели в потолок.

— Этан, — всхлипнула я. — Этан! — я пыталась подбежать к нему, но словно увязла в болоте. Все пространство вдруг превратилось в какое-то желе, и я бежала к нему невыносимо медленно и мучительно. Я не могла кричать и говорить, но надрывала горло так, будто кричала во всеуслышание. Мне казалось, что я бегу к нему, но на самом деле расстояние становилось все дальше и дальше от Этана. Вдруг его голова повернулась ко мне.

— Кристалл, — прошептал он, почти не шевеля губами. Из рта вылилась кровь.

Я с криком села на кровать. Ночная рубашка промокла до ниточки, а перед глазами еще стояло лицо мертвого Этана.

— Нет, — я схватилась за голову. Сердце колотилось. Он жив, а это — лишь плод моего воображения. Ведь так?

Я посмотрела в окно — светает. Психанув, я спрыгнула с постели и сорвав с себя мокрую рубашку, ушла в ванную. Приняла холодный душ. Стуча зубами, укуталась в халат и легла обратно в постель, согреваясь. Полностью разомлев, я снова уснула…

Разбудил меня кто-то, кто настойчиво щекотал мне нос. Еще во сне я ударила себя по лицу, пытаясь прогнать настойчивого гостя, и резко проснулась. Оказалось, что в комнате никого не было, а нос мне щекотала записка от ректора, упавшая на лицо.

«Ко мне в кабинет в 10.00».

Я посмотрела на часы — 10.30.

— Опоздала, — поджала я губы. Быстро умывшись и переодевшись, я побежала в кабинет ректора. Помятая, непричесанная, но зато умытая. На щеке красовался след от подушки. Остановилась на секундочку перед дверью ректора, чтобы передохнуть, но мне не дали.

— Входи, Кристалл, — послышался спокойный голос ректора. Я заглянула в кабинет, уже представляя, как сейчас выгляжу: с опухшим лицом и помятой щекой.

— Здравствуйте, — поздоровалась я тихо. — Простите, спала.

— Мы видим, — сказал Деборд серьезным голосом, пряча в руках улыбку. А вот остальные присутствующие выглядели очень серьезными и собранными. Элберт сидел вдали от всех и сверлил принца недобрым взглядом. Мэйлин выглядел, как накаченная девушка и мило хлопал глазками в сторону ректора, который старательно это игнорировал. А вот внимание Брайана не удосуживался никто — даже только что вошедшая я, нарушившая тишину.

— Почему я должен ждать какую-то Кристалл полчаса? — недовольно фыркнул принц.

— Принцесса, успокойся. Я просто проспала, — хмыкнула в ответ.

— Ты кого принцессой назвала?! — тут же вспылил парень и подскочил на меня с кулаками, но неожиданно ему преградил путь Элберт.

— Сядь на место, принцесса, — голос оборотня отдавал металлом.

— Брайан, при всем уважении, во время полнолунии с альфой и наследником клана оборотня лучше не спорить и не обижать его избранницу, — ровный голос ректора всех слегка осудил. Брайан хватал ртом воздух, пребывая в полном возмущение. Но ректор заткнул его. — А сейчас сели все на места. Попрошу каждого из вас относится друг к другу максимально уважительно, — и посмотрел так, что спорить не хотелось. Я присела на диванчик, немного на другом краю от Элберта, ближе к самому ректору. — Я могу начать? — мужчина скептически выгнул бровь, словно говоря: только попробуйте хоть слово сказать. — Разговор будет короткий. Ваш третий этап — состязание друг против друга. Состязание будет проходить на мечах без применения магии.

— Почему вчетвером? — не удержалась я и тут же заткнулась под суровым взглядом Деборда.

— Сначала на арену выходит, допустим, Брайан против Элберта. Потом — Кристалл против Мэйлина. А в финале встречается два победителя.

— Вот как, — хмыкнула я. — День будет длинным, да?

— Да. Это решение было принято ректором. Состязание начинается послезавтра в одиннадцать утра на поле для проведения спортивных тренировок.

Я представила, как мы сражаемся на ледяной улице, на липком, подтаявшем снегу. В этих сугробах… К такому нас еще не готовили.

— Всех жду к половине одиннадцатого возле ширмы. Свободны.

По велению ректора мы подскочили и вышли из кабинета. Лишь когда захлопнулась дверь, я поняла, что не прощу себе, если не спрошу о нем.

— Идешь? — спросил Элберт низким голосом, обернувшись на меня.

— Забыла кое-что спросить, — я криво улыбнулась парню и помахав ему рукой, ввалилась в кабинет Деборда. Прислонилась к дверь и послушала, чтобы Элберт точно ушел. Обернулась и встретилась со взглядом Деборда, наполненным непониманием. Поняла, как комично выглядела сейчас. Но махнула на это рукой. Я подбежала к мужчина и оперлась двумя руками о его стол.

— Вы нашли его? — вопрос прозвучал так, словно у меня психоз.

— Нет, — его голос звучал сипло.

— Как это «нет»? — не поверила я. — Да в смысле «нет»? Этого быть не может! — голос истерически дрогнул.

— Кристалл, успокойся.

— Я? Но как? Как можно успокоиться, если он пропал?

Ректор медленно поднялся со стула, молча смотря на меня задумчивым взглядом.

— Твоя истерика не поможет. Поисковый отряд работает над этим. Успокойся. Не думаю, что он хотел бы, чтобы его… — мужчина усмехнулся. — …любимая ученица была так не сдержана в эмоциях.

Я резко выровнялась. Сжала кулаки от злости. Приподняла голову и окинула мужчина гордым взглядом. Молча развернулась и вышла из его кабинета, прикрыв дверь за собой.

Чтобы хоть чем-то себя занять, я попросила, чтобы мне открыли спортзал для тренировке перед финалом. До самой ночи я остервенело била все манекены мечом, не замечая, как уничтожаю одного за другом. Когда зашло солнце, я очнулась. Осмотрела дело рук своих и усмехнулась. Пожалуй, король возместит убытки из моего содержания.

Вдруг меня пробрало до холодного пота. Я отчетливо почувствовала, что за мной кто-то наблюдает. Резко обернулась и встретилась лишь со своим отражением в окне, которое напугало меня до безумия. К черту. Надо бежать отсюда, пока меня снова кто-то не избил, не попытался изнасиловать или не утащил в свое логово.

Я добежала до комнаты так, как не бегала раньше. Мне все время казалось, что за мной кто-то гонится. Я так ярко представила себе эту картину, что темп добавлялся сам по себе. И уже через пару минут я стояла в своей комнате, закрывшись за ключ, и тяжело дышала. Чтобы привести свои эмоции в норму, мне понадобилось около пяти минут.

— Успокойся, Кристалл, ты себя накручиваешь… — стягивая одежду, бормотала я.

Но я отчетливо помню ощущение пристального взгляда. И от этого у меня мурашки по коже. Могла бы я использовать магию — обязательно бы в комнате сделала защиту. Или у меня уже паранойя?

Распаренная и более-менее спокойная я вышла из ванны и упала на кровать.

Перед глазами — лицо Этана. И ужасный сон, в котором я видела его умирающим. Я гнала прочь эти мысли от себя целый день, но они возвращались и возвращались. Всхлипнув, я вытерла непрошенные слезы. Действительно — я не могу позволить себе быть такой размазней. Такой мужчина, матерый воин, как Этан — знает, что делать. Он найдет выход из любой ситуации и обязательно выживет.

Мне хотелось бы в это верить…

Сон не шел ко мне. Как бы я не старалась себя успокоить и вразумить, что с ним все будет хорошо — я не могла избавиться от навязчивой мысли, что он погиб. Настойка Тиссо закончилась и идти за новой было не время.

И все же я уснула. Это был странный, нервный сон. Я металась на кровать, стонала его имя, ведь мне снова снился умирающий Резерфорд.

— Кристалл… — его голос звучал так реально. Словно он пытался достучаться до меня во сне. — Кристалл… — повторилось вновь. И я почувствовала прикосновение его рук к себе, словно наяву. — Проснись, принцесса…

— Этан! — я резко распахнула глаза, осознавая, что это уже не сон. Он здесь, в моей комнате! — Этан! — я с визгом крепко обняла его за шею. Мужчина упал на кровать и крепко прижался ко мне. Я всхлипнула и обняла его еще крепче. — Ты здесь… ты живой…

— Я здесь… — шепнул он в ответ, покрывая мое лицо поцелуями. — Прекрати. Прекрати плакать, — говорил Этан тихо.

— Я думала, тебя убили, — дрожащим голосом сказала я, запуская пальцы в его волосы. Я стала целовать его в ответ, не пропуская ни одного сантиметра его кожи. — Боже, я думала, умру…

— Как же я скучал… — мужчина скинул с себя китель и сорвал рубашку. Этан мгновенно прижал меня к себе и поцеловал в губы обезумевшим, жадным поцелуем. Мы целовались самозабвенно и наш поцелуй говорил… Говорил о том, как мы скучали друг по другу, как нам не хватало друг друга, как мы переживали, как обезумили от этой тоски друг по другу. И любовь. Своим поцелуем я говорила ему о любви, безумной, отчаянной. И он отвечал — отвечал с горечью и болью.

Этан сорвал с меня ночную рубашку и погладил тело. Каждое его прикосновение — словно ожог. Но разжигающий только желание. Я выгибалась навстречу его поцелуям и ласкающим меня рукам. Наши взгляды скрестились — в его зеленых глазах плескалась нежность и желание.

Сильные, крепкие руки сжимали меня. Он словно говорил: «Не отпущу…»

Я прижималась к нему сильнее, и отвечала: «Только мой…»

Он целовал, искусывал мою грудь, шею. Пальцами сжимал мои бедра, оставляя после себя синяки. Меня трясло от желания. Я сжимала его волосы, умоляя целовал еще и еще.

Этан стал спускаться ниже. Стремительно, но зацеловывая каждую клеточку моего тела. Когда его губы коснулись меня там, я не сдержала тихий стон. Смяла в руках простыну и прогнулась в спине. Он был нежен и доставлял не мысленное удовольствие. Такое, которое я никогда раньше не испытывала. Я не сдержала своего громкого стона, но он быстро словил мои губы и вовлек в глубокий поцелуй. Приятная судорога удовольствия полностью накрыла меня волной… Но вдруг Этан стал входить в меня. Плавно, нежно, словно растягивая этот момент. Еще не до конца отойдя от предыдущих ласк, я была еще более чувствительной, чем раньше.

Он заполнил меня всю. Этот мужчина был великолепный во всем. Я слышала его глухое рычание мне на ухо, видела, как он сжимает подушку. Выгибалась ему навстречу и не могла сдержать громкие стоны…


Я лежала на его груди, покрытой капельками пота, и слушала учащенное сердцебиение. Мы еще восстанавливали дыхание и откровенно наслаждались моментом. Я стала обрисовывать и поглаживать его шрам, пересекающий грудь. Иногда не сдерживалась и целовала.

— Прости… — вдруг услышала я от него. От неожиданности вскинула голову и удивленно посмотрела на Этана, который сейчас был как никогда красив.

— За что? — не поняла я.

— За то, что произошло.

— Ты серьезно?

— Ну да.

— Не понимаю, за что ты извиняешься… — буркнула я и легла рядом с ним. Он повернулся набок. — Где ты был? Я так переживала… — прошептала, поглаживая его по щеке. Мужчина словил мою руку и стал целовать ее.

— Никто не должен знать, что я здесь. Поняла? — сказал Этан серьезным голосом.

— Хорошо, — ни сколько не колеблясь, ответила я. — Тебя хотят убить?

— Хотят, — кивнул он.

— Но тебя же не убьют?

— Кто знает… — выдохнул он.

— Я так скучала, — пискнула, и не выдержав, крепко обняла его. Этан крепко обнял меня в ответ и уткнулся носом в волосы.

— Я тоже скучал, мой маленький котенок… — прошептал мужчина мне в ответ, не выпуская из объятий. — Я ни о чем не жалею, Кристалл.

— О чем ты? — не поняла я.

Но он мне не ответил. Мы обнимали друг друга еще долго, стараясь прижаться еще крепче. Кажется, мы так и уснули — не выпуская друг друга из объятий.


Утром Этан ушел. Но прежде — повторил пару раз то, что мы делали ночью. И только потом ушел, заверив, что мне не о чем волноваться. Попросил быть умницей и ничего не бояться. А я и поверила. Взяла — и поверила. Очень странное и непривычное чувство — верить.

Весь день был посвящен воспоминаниям о проведенной ночи. По телу пробегали мурашки, когда я вспоминала, как умело он целует, любит, и доставляет удовольствие… Уснула за полночь, так его и не дождавшись.

— Ты спишь? — услышала я сквозь сон голос Этана. Тут же распахнула глаза — мужчина сидел на коленях рядом с моей кроватью. Я мгновенно села и обняла его — Этан крепко обнял в ответ. — Я ненадолго. Зашел посмотреть на тебя. Ты готова к завтра?

— Да. А есть чего бояться? — я подозрительно посмотрела в его хитрые, зеленые глаза.

— Нет, — качнул Этан головой. Мужчина погладил меня по щеке и заправил за ухо выбившиеся волосы. — Ты прекрасна, Кристалл… — прошептал он. Я поджала губы, не зная, как реагировать на его откровения. — Самая прекрасная из всех, кого я встречал.

— Этан, я… — голос дрогнул. Мужчина не дал мне договорить, прижавшись губами к моим губам. Отстранился также быстро.

— Я должен идти. Веди себя хорошо, поняла? — усмехнулся Резерфорд и щелкнул меня по носу.

— Поняла, — кивнула в ответ.

Он улыбнулся мне напоследок. Коротка вспышка света осветила комнату — и мой мужчина исчез, оставляя меня одну.

Этап третий, в котором меня чуть не убили

Как бы сильно я не хотела проспать, но не получилось — уже в восемь утра я подскочила от непонятной нервозности.

— Этан? — тихо спросила в пустоту. Так, на всякий случай. А вдруг он спрятался в ванной и хочет сделать мне сюрприз? Тяжело вздохнула — у тебя, Кристалл, паранойя, что ли… Умылась, оделась, позавтракала — буквально заставила себя впихнуть еду.

Смотря на эту кашу, которую раньше почему-то любила, тянуло вывернуть весь завтрак обратно. Но я мужественно ела.

Нервы гудели — от чего я так переживаю? Наверняка все пройдет так, как и в прошлые разы. Но, видимо, именно это и заставляет нервничать. Слишком все легко и просто. Слишком все подстроено под то, чтобы я оказалась в финале. Хотя, есть вариант, что сам ректор решил помочь мне. Или король? Но зачем им это?

Я отшвырнула от себя ложку сцепила зубы, сдерживая неожиданный психоз.

— Ты чего? — напротив присела Тора. — Переживаешь?

— Есть такое, — я нервно передернула плечом.

— Я тоже переживаю, — вздохнула подруга.

— Как дела? — неожиданно к нам подсела Рози, которую, мне кажется, я не видела уже сто лет.

— Какими судьбами? — удивилась я. — Ты к нам давно не заглядывала… — произнесла я с тонким намеком.

— Была наказана, — фыркнула девушка в ответ. — Отец запретил мне общаться с вами, сказал, что вы плохо на меня влияете. Только вчера снял магический запрет. И вот она я! — весело воскликнула Рози.

— Удивительно, — рассмеялась я. Тора почему-то несколько недовольно встретила подругу и никак не отреагировала на ее историю.

— Ага. А ты молодец, — жуя кашу, бормотала Рози. — Делаешь успехи в «Королевских играх».

— Спасибо, — усмехнулась я.

Наше внимание привлек громкий разговор входящих людей. Увидев заинтересованные взгляды подруг, я тут же обернулась. В столовую заходила маркиза с видом гордой и обиженной женщины, а следом за ней быстрым шагом шел Марк.

— Да погоди ты, — догнал он ее и схватив за руку, обернул к себе. Маркиза поджала губы и стала что-то тихо выговаривать парню.

— Они вместе? — тихо спросила я.

— Старательно это скрывают еще с нашей пьянки, — как само собой разумеющееся, сказала Рози. Я еще раз посмотрела на парочку, которая уже успела помириться и теперь миро ворковала. Они смотрелись удивительно гармонично и красиво. Мужественный, высокий Марк, светловолосый и красивый. Бейнс — чуть пониже его ростом, хрупкая и женственная. У обоих в глазах горит любовь. И, кажется, Марк готов потакать любым капризам своей избранницы, лишь бы видеть, как горят счастьем ее глаза.

Я быстро отвернулась, чтобы не глазеть.

— А ты молодец, нищенка, — послышался ехидный голос маркиза за спиной. Я рассмеялась и обернулась к девушке. На ее лице играла легкая, добрая усмешка. Позади, горой, стоял Марк, готовый вступиться за свою девушку в любую минуту.

— Благодарю, ваша светлость, — ответила я ей в тон.

Я знала, что она не хочет меня обидеть и это ее привычный тон. Таким образом она выражает мне свою расположенность. Пожалуй, мне нравится эта девушка — гордая и сильная.

Неожиданно она склонилась к моему уху.

— Я болею за тебя, — прошептала Бейнс. — Надери им всем задницы.

Я хихикнула.

— И спасибо тебе, — вдруг сказала девушка. Я вопросительно выгнула бровь. — За Марка. Если бы ты тогда не позвала меня к себе, а потом не открыла глаза на то, что происходит с этим… — ее губы искривились в мимолетной злости. — С этим принцем, чтоб его, я бы никогда не решилась расторгнуть помолвку. Родители было злы, но пара ужинов с семьей Марка — и наша судьба решена.

— Вы?.. — я ошарашенно посмотрела на маркизу. На ее лице плавно расцвела широкая, счастливая улыбка. Она тайком показала мне руку, на которой красовалось обручальное кольцо. Невероятной красоты. — Поздравляю! — пискнула я и подскочив с места, крепко обняла девушку. — Но почему так быстро?

— А чего тянуть? — пожал плечами Марк и приобнял Бейнс. — Я ее люблю и не вижу причин тянуть годами с помолвкой. Свадьба летом. Ты, как виновница этого всего, приглашена в первую очередь.

Я улыбнулась и обняла парня.

— Я за вас очень рада. Вы молодцы.

— А теперь, Кристалл Гвиницелли, ты просто обязана победить. Поняла?

— Поняла, — рассмеялась я. Бейнс улыбнулась и кивнув мне на прощание, удалилась к стойке с едой вместе со своим женихом.

— Вот это новости! — посмаковала Рози.

— Да, очень рада за них. Говорят, маркиза изменилась после того, как стала встречаться с Марком, — Тора глянула на них через плечо.

— Да, стала другой… — поддержала я подруг.

Рози стала возбужденно рассказывать о том, как ее достал отец. Какой скандал был устроен, когда он узнал о том, что девушка пила… Но я уже не слышала ее громкой речи. Я наблюдала за редкими адептами в столовой. Посмотрела на невероятную красавицу маркизу и вспомнила наше с ней знакомство. Не сильно удачное… Вспомнила, как была представлена всей академией и каким образом познакомилась с незаменимой Торой. Резерфорд… Наше первое занятие.

Мой дар. Моя магия. Медитации.

Это все так удивительно.

Хотела бы я вернуться к прежней жизни? Вряд ли. Здесь мне все кажется таким родным. Осталось найти, как выйти на связь с родителями и задать им пару вопросов и нашем происхождении.

Почувствовала невероятное спокойствие.

— Ладно, — я резко встала из-за стола, заставляя девушек умолкнуть. Они удивленно посмотрели на меня. — Мне пора.

— Я тебя будто на войну отправляю, — всхлипнула Тора и обняла меня. — У тебя все получится, — прошептала подруга мне на ухо.

Мы попрощались и я медленно направилась к месту встречи. Просто не могла сидеть на месте. Погода сегодня теплая, комбинезон холод не пропускает, а я пока осмотрюсь, проверю мечи… Организаторы сновались из угла в угол, кто-то что-то выкрикивал. Наш стадион превратился в огромную арену за пару ночей. Теперь он действительно похож на футбольное поле.

Подойдя к мечам, я притронулась к лезвию одного из них. Заточены хорошо, острые. Я нахмурилась — для чего на игровом турнире давать острые мечи?

— Адептка Гвиницелли! — весело воскликнул ректор. — Ну как дела? — подойдя ко мне, он понизил голос до шепота.

— Волнуюсь, — равнодушно ответила я.

— Мы… Так и не нашли его… — неуверенно произнес мужчина и взволнованно посмотрел на меня, опасаясь истерики.

Я усмехнулась: перед глазами всплыли воспоминания проведенной с ним ночи. Почему-то на сердце было тепло. Я знала, что Этан сейчас наблюдает за мной и знает все, что происходит.

— Жаль, — ответила я сипло. — Надеюсь, он жив.

— Я тоже, Кристалл… — вздохнул Деборд. Наверное, мои равнодушные ответы он принял за депрессию.

Конечно, меня берет некоторое волнения. Я не представляю, что будет дальше. Этан так ничего и не объяснил. Ждать ли мне его, когда он вернется снова? Почему и за что его хотят убить? Но главное я знаю — он жив.

— Готова? — Деборд оценивающе посмотрел на мечи.

— Наверное… — я неопределенно пожала плечами.

Ректор положил ладонь мне на плечо и доверительно заглянул мне в глаза, поддерживая меня молча. Я кивнула, давая понять, что принимаю его поддержку. Мужчина отвлекся на организаторов, у которых накопилось множество вопросов к главе академии.

Вдруг я почувствовала пристальный взгляд. Это невозможно перепутать. Аккуратно положила меч на стойку и медленно обернулась — туда, откуда чувствовала наблюдение за мной. Но, как и ожидалось, никого я не увидела. Заметила, что стали приходить адепты и занимать зрительские места. Среди них была и маркиза с Марком, и Тора с Джо. Они вчетвером сели вместе, ведь парни остались друзьями. Рози села отдельно от всех.

Первым пришел Элберт. Молча встал рядом со мной и стал наблюдать, как и я, за адептами. Здороваться первой я не спешила.

— Прости меня, — вдруг тихо и серьезно сказал парень. Я удивленно обернулась на парня: Элберт все также смотрел на адептов, но был заметно напряжен и сосредоточен.

— Все нормально, — отмахнулась я.

— Был неправ. Сильно. Оборотням сложно… — он поджал губы, подбирая слова. — бороться с чувствами к женщине.

— Элберт… — я судорожно выдохнула. — Не надо, пожалуйста…

— Не надо, — согласился он. — Просто хочу, чтобы ты знала. Надеюсь, мои чувства к тебе не навсегда. Иначе будет сложно.

От этих слов я рассмеялась, а Элберт усмехнулся.

— Что ж, будем надеяться вместе, — улыбнулась я. — Ты очень хороший парень, девчонки с ума по тебе сходят. Думаю, если бы я не была влюблена в другого, я бы смогла ответить на твои чувства… Наверное…

Парень просто кивнул. Мы замолчали. Повисла ужасная, неловкая пауза и я не знала, куда себя деть. А хотелось провалиться сквозь землю. Но вскоре к нам подтянулся полуэльф Мэйлин — сегодня у прекрасного мужчины был воинственный вид. Он накрасил глаза золостистыми тенями и так старательно хлопал ресницами, чтобы мы оценили его макияж, что не заметить было невозможно. Меня потянуло на смех, но я себя сдержала.

— Классно выглядишь, Мэйлин, — подмигнула я парню.

— Ой, спасибо! — воскликнул полуэльф. Я покосилась на Элберта — оборотень явно не одобрял такого поведения мужчины и лишь хмурился. — А где ректор Деборд?

— Вон он, — тут же отозвался Элберт. Я хихикнула: месть за унижение, которое он испытал после своей выходки на балу, пришла неожиданно. Мэйлин поправил волосы, вскинул голову и легкой походкой направился к ректору, который мгновенно побелел, увидев влюбленного в него ученика. Я закрыла ладошками лицо, тихо смеясь над этой сценой. Не выдержал и Элберт, прыснув в кулак.

— Ну и экземпляр… — прокомментировал парень.

— Зато дошел до финала, значит — сильный экземпляр, — заметила я.

Брайана мы заметили издалека. Сегодня на нем был не просто комбинезон, но и красный плащ за спиной, вышитый золотом. На голове — его корона, а на поясе — собственный меч.

— Это что за?.. — удивился Элберт.

— Показательное выступление? — предположила я.

Брайан прошел мимо нас с гордо поднятой головой. Мы также молча проследили за ним, переглянулись с оборотнем и громко рассмеялись. Не знаю, что на нас нашло, может быть, это сказалось переживание перед финалом, но как же смешно выглядел принц! Мы смеялись до слез, мне даже пришлось опереться о плечо оборотня. Оба согнулись, держась за живот.

— Вы чего ржете, остолопы? — раздраженно крикнул Брайан, вызывая в нас новый порыв смеха. А я в очередной раз подумала о том, что безумно рада за маркизу, что она решилась разорвать помолвку. Как на такого слюнтяя эти девушки вообще ведутся?

Принц гордо отвернулся и прошествовал на подготовленный для участников диванчик. Постепенно мы успокоились. К нам подошел ректор и собрал всех участников, то есть нас четверых.

— Вы помните? Это — лишь игра. Не относитесь к этому серьезно. Поняли?

Мы утвердительно кивнули.

— Первой парой будет Кристалл и Брайан. Готовьтесь.

— Почему Кристалл с Брайаном? — Элберт сделал шаг вперед, закрывая меня одним плечом.

— Да какая разница? — отмахнулась я. Мужчины мне не ответили, прожигая друг друга взглядами.

— Решение короля, — коротко ответил ректор и покинул нас.

Начало через десять минут — все уже в сборе. Вскоре подтянулся и король. Он пришел с довольной улыбкой на лице, его супруга тоже светила улыбкой. Они присели на предоставленные им места и стали о чем-то перешептываться. Потом король подобрался, погладил свои усы и стал выжидающе смотреть на арену.

Я посмотрела туда, где сидел Брайан — но его не оказалось на диване.

— А куда принц делся? — удивилась я. Элберт обернулся.

— Вон, идет, — кивнул оборотень.

— Странный, — фыркнула я. — Надо меч выбрать… — подойдя к столу с оружием, я схватила первый попавшийся, все равно они уже все одинаковые и я успела их рассмотреть еще перед началом.

Музыканты заиграли ту музыку, которая обычно и звучала на нашем турнире, а это значит — с минуты на минуту я выйду на арену. Покосилась на напыщенного Брайана, который вдруг стал серьезным и важным. Закатила глаза — его точно нужно проверить у врача на психические заболевания. Хотя, тут к бабке не ходи: маменькин сынок, разбалованный и инфантильный парень. Пятилетний ребенок, застрявший в теле мужика двадцати-с-чем-то лет.

На арену вдруг спустился король. Медленно он прошествовал в центр и одним взглядом заставил зрителей замолчать.

— Сегодня — важный день, — после этих слов он выдержал драматическую паузу. — Финал первых в истории «Королевских игр» будет грандиозным. По завершению, вас всех ждет большой пир, — от зрителей послышались одобрительные возгласы. — Да начнется финал! — громко объявил король. Зрители громко зааплодировали и король