КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615736 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243298
Пользователей - 113009

Впечатления

Влад и мир про Шмыков: Медный Бык (Боевая фантастика)

Начало книги представляет двух полных дебилов, с полностью атрофированными мозгами. У ГГ их заменяют хотелки друга. ГГ постоянно пытается подумать и переносит этот процесс на потом. В сортир такую книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

Serg55 Вроде как пишется, «Нувориш» называется, но зависла 2019-м годом https://author.today/work/46946

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

а интересно, вторая книга будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Сопроводитель душ. Книга вторая. Дарованное проклятье [Сергей Скранжевский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сопроводитель душ. Книга вторая. Дарованное проклятье

Пролог

Эльфийские леса

Улофора (столица светлых эльфов)

Леса великого народа поистине завораживали своей красотой и бескрайностью, что уж говорить о городах. Ходят слухи, что эльфы любимчики богов, которых создали последней расой из цветущей листвы и величественных деревьев вечнозеленых лесов. Из-за этого ушастые представители этого мира неимоверно горды и принципиальны.

Страна эльфов — страна бесконечных лесов, магии природы, изящной архитектуры и великолепных изделий. Только избранным доводилось видеть всю красоту эльфийских строений. Дварфы и люди допускались на эльфийскую землю, только имея титул высших аристократов. Казалось бы, такой прекрасный народ, но не стоит обольщаться эльфийскому очарованию, иначе можно попасть в западню. За прочей видимой красотой прячутся мастера заговоров и интриг. Темные эльфы украдут у вас кошель прежде, чем вы успеете что-либо сказать, а светлые будут казаться паиньками, но в итоге без зазрения совести воткнут нож в вашу спину со словами: «Прошу прощения за то, что ваша спина так неуклюже приземлилась на острие моего клинка». Хотя не все так плохо, это всего лишь суждения вышеупомянутых людей и дварфов.Город Улофора — столица страны светлых эльфов. Фраза «вся жизнь игра, я в ней актер» подходит эльфийской аристократии больше, чем длинные уши. Высшее общество очень хорошо знает свои роли.

Темная эльфийка мерно выхаживала по наидлиннейшим коридорам цитадели ее светлых собратьев. Тонкая талия, достаточно узкие бедра, небольшая грудь и серебристые волосы, развевающиеся от легкого дуновения ветра. На темно-синей коже виднелись капельки пота, поблескивающие от дневного света. Девушка занервничала, пройдя коридор до конца. Она остановилась у белоснежных врат, сделанных из эльфийского древа, на которых было золотое изображение богини плодородия.

— Почему именно я? — в очередной раз проговорила темная, смотря на врата.

Лафона, именно так назвали темную эльфу, родилась в неугодный для светлых день — день черного небосвода, когда солнце перекрывается луной и жизнь вокруг замирает. Для светлых представителей расы долгожителей данный феномен является проклятьем. Когда у гордой, светлой расы рождается ребенок с темным цветом кожи, это ознаменовывается гнетущим годом: магия чахнет, поля дают неугодные для потребления плоды, а ветер перестает быть попутным.

Бредовые заблуждения остроухих фанатиков! — крикнула эльфа в сердцах.

Обычно ребенка с темным цветом кожи либо передавали темной стороне эльфийской расы, либо приносили в жертву во имя королевы дриад, поселившейся в этих лесах задолго до эльфов. Лафоне в этом плане повезло. Девушку оставили, и не потому, что она приходится дочерью нынешнему правителю, законы эльфов действуют на любую знать, а потому, что молодой, по меркам эльфов, король решил разыграть дочь, как политическую карту. В его планах было выдать дочурку замуж за принца темных, дабы создать надежный союз и оставить многовековые междоусобицы в прошлом.

Лафона прикрыла свои серые глаза и негромко выдохнула. Разговор с Ардхонадаром, своим отцом, девушка всегда переносила непросто. Сжав кулаки, она наконец-то постучала по белой древесине. Немного помедлив, тяжелые врата все же отварились. Мерцающая обитель правителя эльфов, так они называли тронный зал, больно ударила по глазам солнечными лучами, отражающимися от стен. Девушка поморщилась, дабы не пустить ненужную слезу, и вошла внутрь.

По обеим сторонам древесного, усыпанного зеленой листвой, трона стояло около десятка советников и высших эльфийских чинов. Все как на подбор: светлокожие худые блондины. От такой красоты дроу хотела сплюнуть, но сдержалась, дабы не порочить имя богини, давшей ей свою силу.

Да, Лафона была одной из благословленных. Волей судьбы богиня выбрала ее своей приспешницей в великой войне против некроманта, долгие годы держащим всех жителей мира Отрарии в страхе.

Светлые обратили внимание на темную «прокаженную», вошедшую в зал. Их лица скривились в недовольной гримасе, а глаза так и кричали «тебе здесь не место», но девушка не обратила на это внимания. За долгие годы она привыкла к такому обращению и не стремилась что-то менять.

— Отец, — грубый женский голос эхом разнесся по сверкающей комнате. — Мне пришло письмо от Канрина. Как лидер группы благословленных, он вызывает меня на срочное собрание.

Четырехсотлетний эльф изогнул пышную бровь и уставился на свою дочь. Он хоть и выглядел молодым, но являлся самым долгоживущим эльфом всего королевства. Его острые скулы нервно задергались. Он кивнул собравшимся вокруг него господам, после чего те быстро ретировались из помещения, оставив короля наедине со своим отпрыском.

Когда светлые покинули мерцающую обитель, фыркая и косясь на Лафону недобрым взглядом, Ардхонадар поднялся с лиственного трона и спустился к девушке. Белые врата закрылись, звуком оповестив, что теперь они здесь одни.

Правитель эльфов не задумываясь обнял дочь, от чего та невольно вздрогнула. Дроу никак не могла привыкнуть к такому отношению отца. Вопреки всем эльфийским заветам, отец не избавился от нее и любил так, как любил бы светлую эльфу.

— Я рад тебя видеть, дочь моя. — мелодичным баритоном произнес эльф. Лафона благодарственно кивнула. — Не желаешь отведать медовой воды? Галантир постарался.

— Отец, я уезжаю. — не обращая внимания на слова породителя Ардхонадара, ответила эльфа.

Мужчина недовольно покачал головой. — Опять? Ты забыла, что у тебя скоро свадьба? Приключения закончились, Лафона, нет больше темного мага. — мужчина потер переносицу. Быть ответственным за судьбу целого народа — тяжкая ноша. — Ты напоминаешь мне Тию, твою маму.

— Отец, не начинай.

— Такая же взбалмошная, непоседливая и вечно ищущая приключений. — эльф подобрел, вспомнив любимую, но не собирался сменять гнев на милость. — Темные времена прошли, Лафона, тебе нужно беспокоиться о своем государстве. Принц темных эльфов, Алатар, прибудет сюда на шестой день летнего солнцестояния.

— До него еще несколько месяцев. Я успею… — договорить девушке не дали.

— Успеет она, — саркастично сказал Ардхонадар, — уже два раза ты отлучалась по делам, не возвращалась в срок и придумывала отговорки.

— Колесо на моей карете действительно переломалось пополам. — отведя взгляд, выдала Лафона.

— С тобой был наш лучший ремесленник.

— Райлеф не смог починить его, так как подхватил какую-то хворь в человеческих землях.

— Интересная хворь, деревянная, со стольным наконечником, к тому же эльфийская. — проговорил эльф, недобро косясь на дочурку.

— Люди коварны, отец. Мало ли каким еще нашим оружием они обладают. Даже сумели где-то древесный яд достать.

— Довольно! — прикрикнул светлый, останавливая поток дешевого вранья. — Тебе уже полторы сотни лет, пора бы поумнеть и обвенчаться. На благо всего эльфийского леса, ты должна выйти замуж за Алатара. Мы уже давно враждуем из-за предрассудков наших светлых братьев и злобы темных. Разве ты не хочешь увидеть, как твой народ заживет по-новому? С нами будут считаться не только люди, но и гномы, даже демоны.

Ардхонадар устала вернулся и сел на свой лиственный трон. Ему самому было тяжело отдавать дочь какому-то темному отпрыску враждующего клана, но ради мира своего народа, правителям часто приходится идти на личные жертвы.

Лафона прекрасно понимала тяготы отца, но не могла с ним согласиться. Дроу всегда предпочитала свободу, нежели обремененный союз с ненавистным ей эльфом. Она не любила темных, хоть и являлась представительницей этого ответвления эльфийской расы. Они не обучены манерам, жадные, как демоны, и коварнее людей.

— Отец, — нехотя проронила эльфа. — Я обещаю, что вернусь в срок, ради нашего… — девушка осеклась, не желая произносить слово «народ». Тот самый народ, который не принимает ее и всю жизнь угнетает только за цвет кожи. — ради тебя.

— Хорошо, — ответил эльфийский король. — По какому случаю Канрин решил устроить сбор всех благословленных?

— Ганран напал на людские поселения.

— Ах, этот варвар никак не вырастет. Неужели смерть невинных доставляет ему такое удовольствие? Люди… — многозначительно протянул глава. — Ему уже давно пора отправиться к предкам. Слишком много бедствий причинил последователь Арноса.

— Думаю, Канрин пригрозит Ганрану войной. Его действия давно вышли за грани дозволенного.

Лафона прекрасно понимала, как это происходит и из-за чего сердца людей так подвержены дешевому соблазну. Ганран был обычным оборванцем, живущим в городке королевства Импреин, ныне королевство варваров. Бог войны дал ему силу, о которой другие могли только мечтать. Опьяненный такой властью, Ганран сверг своего короля и занял его трон, но ему всегда было мало.

— Войной? — усмехнулся отец. — Один человечишка умнее другого. Королевство Мэрси падет под натиском разъяренных обезьян с юга.

— Канрин сильнейший маг, не думаю, что он уступит такому… болвану, а если и мы вмешаемся…

— Исключено! — слова эльфа разнеслись по тронному залу и достигли темных ушей Лафоны. — Данный конфликт за пределами наших земель. Охранять собственные границы — вот ваша задача.

Девушка нахмурилась. Она никогда не любила расовые расприи. Сама успела натерпеться от своих же сородичей. Ненавистный взгляд дочери не ушел от светлого правителя.

— Я прекрасно понимаю, о чем ты думаешь, Лафона, но не забывай. Нас не так много, как людей. Они плодятся быстрее, чем мы, а их армии в десятки раз многочисленнее наших.

— У нас сильная магия. — парировала эльфа, но длинноухий долгожитель продолжал стоять на своем.

— Если мы потеряем хотя бы сотую часть эльфийских сил, то гномы, демоны, или даже сами люди воспользуются нашей слабостью.

— Невозможно утверждать этого. Канрин не допустит такого.

— Канрин, человек проживший на земле около ста лет? Он такой же зеленый, наивный юнец, как и ты, играющий в спасителя расы людской. — проговорил Ардхонадар. — Он пытается уследить за всем и удержать баланс в мире, но это невозможно.

Лафона нервно поигрывала скулами. Она не могла понять мысли отца. Какой смысл всю жизнь прятаться в лесу под защитой дриад больше пятиста лет?

Скрежетнув зубами, эльфа все же ответила правителю. — Ну хорошо, нам удастся сдерживать варваров на своих границах, а что дальше? Не уйдут ли они в другие земли? Не захватят ли их? Гномы, люди, зверолюди, а за ними и демоны. Они, как чума, поработят жителей Отрарии, а затем примутся за нас. Так зачем ждать в стороне, если можно предотвратить такую судьбу?

— Другие земли меня не волнуют. — сухо ответил Ардхонадар, принимая позу властителя множества душ. — Великие державы мира рождаются и угасают, но здесь, в этом лесу, мы выстоим.

— Королева дриад не всегда сможет прийти к нам на помощь.

— Наш разговор всегда кончается руганью, дочь моя, почему так? Неужели ты настолько пропиталась чувствами к гладкоухим, что начинаешь забывать о своей сути?

— Я ничего не забыла, отец. — стойко приняв серьезный взгляд родственника, ответила эльфа. — Я просто была за пределами наших земель и узнала, что люди, дварфы и демоны ничем не хуже эльфов, возможно, даже лучше. Они не боятся нового и всегда идут вперед, дабы усилить себя, делают свой народ счастливее, а не прозябают в лесу сотнями, десятками сотен лет, веря в давно забытые устои наших предков.

Ардхонадар мысленно прокрутил слова своей дочери в голове: — Ступай, Лафона. Канрин ждет твоего прибытия.

Недовольно буркнув, эльфийка быстро удалилась из мерцающей обители, дабы больше не видеть погрязшего в предрассудках отца.

Когда она покинула цитадель, к ней тут же подскочил эльфийский гонец.

— Госпожа, — пробормотал он. — вам письмо от магистра.

Услужливый эльф передал письмо девушке, а затем поклонился и удалился восвояси.

Распечатав белый конверт с королевской печатью, Лафона пробежалась глазами по написанному и в очередной раз за этот день нахмурила серые брови.

— Нежить?

Глава 1

Он вообще нормальный?

— Хах… — тяжело дыша, я быстро перебирал ногами. Ох, мать твою, как жить-то хочется! Чёртовы скинхеды пошли в погоню за сбежавшими жителями, а нашли меня. Может и за мной пошли. Хрен его знает. Страшно до усрачки, хорошо, что коричневые штаны надел.

Дикий, бурлящий адреналин вдарил по остаткам серого вещества моей черепной коробки. Тело загудело так, что я почувствовал, как мышцы, кости и сухожилия поскрипывают от напряжения.

— Моооозг! — крикнуло рвущееся на части сердце. — мы не выдержим, лёгкие скоро лопнут, а почки… Аааа! Почки!

Мозг стоически игнорировал недовольные возгласы других органов, составляющих организм. У него была сейчас одна задача — выжить. Все мысли ушли на второй план. Я ловко перепрыгивал через кусты, пни, завалившиеся деревья, попутно напрягая зрение во мраке леса.

— Он где-то там! — до ушей донеслись крики средневековых скинхедов, а задница сжалась от напряжения.

— Твою мать, не видно нихрена! — выругался я, а затем вспомнил про зелье ночного глаза. Остался всего один флакон, но в данной ситуации… К черту! Жадность может погубить.

Не став рассуждать, я быстро откупорил бутылку и одним движением осушил ее. Мир перед глазами резко наполнился серым цветом, словно смотрю на мир кошачьими глазами. Видимость значительно повысилась, и я тут же перепрыгнул небольшой валун, предательски затаившийся в траве.

Крики варваров становились все громче. Лысые нагоняли меня, видимо, у них есть охотник с прокаченной зоркостью. Я оставляю слишком много видимых следов, даже навык «прогулка в тенях» несильно помогает. Преследователи явно опытные следопыты и не самого низкого уровня.

Скрежетнув зубами, я принял единственное логичное на мой взгляд решение — нужно бежать к реке. Бурлящий водный поток находился не так далеко. Я быстро сориентировался во тьме и побежал по выученной дороге. Через десять минут бега я наконец-то добрался до реки, а точнее к месту, где была тарзанка. Мы специально установили ее там, где поток несильный и не сможет унести наши детские тела.

Схватившись за потрепанную веревку, я хотел было разогнаться и отлететь подальше от берега, а затем переплыть реку, но внезапно со стороны леса в меня прилетела стрела. Острый наконечник вонзился в напряженную икру, выбивая из меня крик боли.

— С**а! — крикнул я. Как ни странно, но русский мат немного помог справиться с нахлынувшей пульсацией в ноге.

— Хаха, попал, — довольно прорычал варвар, вышедший из-за кустов. За ним вывалилось еще четверо увальней с топорами в крепких руках.

— Попалась, свинья, — оскалился самый тощий.

Я с ненавистью оглядел противников. Победа мне точно не светит. Самый слабый из них двадцать шестого уровня, у остальных висят знаки вопроса. Маны предательски не хватает, зелий нет, а восстанавливается она очень медленно. Свой лук я тоже где-то посеял, остался только потрепанный сражением нож.

Казалось бы, ситуация безвыходная, но это на первый взгляд. Моей маны хватает на навык некромантии первого уровня «Комариный рой», но впритык. Если выпущу его, то упаду в обморок от истощения.

Пока думал, плешивые подбирались все ближе.

— Ублюдки, — прорычал я, обламывая стрелу с двух сторон свободной рукой, вторую же завел за спину и принялся вытягивать остатки маны из организма.

— Ты посмотри, — пробасил один из них, — он еще и огрызается.

Все дружно загоготали, предвкушая издевки над слабым. В момент их смеха, я рывком прыгнул на тарзанку и, пролетев несколько метров, плюхнулся в ледяную воду. Ногу тут же свело, но адреналин в башке игнорировал любую боль. Стремление к жизни не ломается просто так. Я всплыл и, колотя зубами от дикого холода, поплыл до следующего берега. Над головой засвистели стрелы.

Разгоряченные варвары занервничали от того, что теряют свою добычу, и стали поливать меня градом стрел. Кто-то даже заряженную маной пустил, но промахнулся.

Надо отбиться, иначе умру! — подумал я и все же повернулся к врагам. — Комарас! — выкрикнул я, и с ладони тут же вырвался рой кровососущих насекомых, устремившийся к лысым. Те заорали, отгоняя назойливую мошкару, и это дало мне время.

Я замахал руками и ногами интенсивнее, словно Усейн Болт, скрещенный с Акваменом. Поток начал нарастать и меня отбрасывало течением. Траектория исказилась по дуге, тем самым добавив мне несколько метров до берега, но это уже было не так важно.

Мана на нуле, а мое сознание держится только под действием силы воли. Руки ослабли, а ног я больше не чувствовал. Веки постепенно опускались, прикрывая глаза, подобно театральным кулисам, закрывающим сцену от взглядов восторженных зрителей.

— Ну еба… — договорить я не успел.

* * *
Тихий берег, журчащий живностью, заботливо освещался небесным светилом. Неприятный, прохладный осенний ветер прогонял сухую листву с крон засыпающих на зиму деревьев.

Я лежал с закрытыми глазами, постепенно приходя в себя. Тело знобило. Я чувствовал, как ноги все еще сводит от холода, а руки предательски не слушаются сигналов мозга. Внезапно к лицу прислонилось что-то теплое.

Ох, как хорошо! — обрадовался я.

Прикосновения продолжились. С каждым таким разом я ощущал, как лицо постепенно насыщается божественным теплом. Веки потихоньку разогревались и переставали пребывать в замерзшем состоянии.

— Господи, как приятно! — простонал я, а затем почувствовал, как от источника тепла веет чем-то неприятным, еще и лицо заляпалось в какой-то слизи. Тот еще запашок врезался в ноздри и подействовал на меня как нашатырный спирт. Я резко разлепил веки.

Возле меня стояла громадная туша рогатого добряка, морда которого нависала прямо над моим лицом, а длинный язык вылизывал каждый уголок моей физиономии.

— Ааааа, — с диким криком я отскочил от рогатой живности, попутно вытирая заляпанную слюнями зверя обалдевшую харю.

Рогач, на удивление, не дрогнул и продолжил смотреть на меня туповатым, но заинтересованным взглядом. Судя по размерам и мелким рожкам, он был молодой особью, у которой даже слепящая чешуя на загривке не выросла. Малой уставился на меня, несколько минут поглазел, а затем подошел ближе, продолжив вылизывать волосы.

Какого хрена тут творится я так и не понял, зато до меня дошло, что малыш не боится и убегать не собирается. Усилием воли я аккуратно поднялся с земли, поглядывая на добряка. Каким бы дружелюбным дикий зверь не казался, он остается зверем.

Когда выпрямился, раненая нога с торчащей обломанной стрелой резко заболела, отчего я потерял равновесие и вновь оказался на холодной земле.

— Черт, — стиснув зубы, прорычал я.

Нога жутко болела и неприятно пульсировала. Вынимать обломок стрелы я не стал, дабы кровь не хлынула наружу, но сейчас, когда я в сознании, да и маны накопилось достаточно, нужно залечить рану. Единственное целебное заклинание, имеющееся в моем арсенале — это «Малое исцеление». Минус его в том, что после его воздействия организм истощается и требует в срочном порядке наполнить его питательными веществами, короче, пожрать.

Еды с собой у меня не было, а охотиться с такой ногой заведомо плохая затея. Взвесив все за и против, все же решил избавиться от торчащей палки. Резким движением, с приглушенным стоном я вытащил обломок из ноги и сразу обмотал лоскутом ткани, заранее вырванным из рубахи. Когда закончил перевязывать, активировал навык. По телу мурашками пробежала теплая, восстанавливающая энергия.

— Фух, — облегченно выдохнул я и посмотрел на стоящую рядом животинку.

Добряк все это время наблюдал за странными действиями раненого человека, лениво пожевывая кусок зеленой травы, которая не успела засохнуть.

— Че? Поглумиться хочешь за то, что твоих сородичей жрал? — пробурчал я.

Ответа, конечно же, не последовало. Зверь продолжал хрумкать подножным деликатесом и смотреть на меня.

— А я извиняться не буду, может, и тебя сожру.

На этих словах глаза рогатого округлились, а тело сделало несколько шагов назад.

Неужели понял? — сузил глаза. — Господи, да какого хрена я вообще делаю? С животными разговариваю, совсем уже из ума выжил. Нужно срочно возвращаться домой! Там варвары, друзья, охотники, Вар и… — я остановился. Воспоминания о матушке пронеслись перед глазами диким тайфуном.

Прижав ноги к себе, на манер душевно больных, я обнял их руками и устремил взгляд на дальний берег. Внезапно нахлынула грусть, словно все эмоции, не выходящие наружу в пылу сражения, разом набросились на мою и без того разгоряченную голову. Внутри что-то надломилось. Казалось, это «что-то» давно держало меня в узде, привычка еще прошлого мира: боязнь перед властью, законом и запретами. Я не в высокотехнологичном мире, где все решают деньги, я в магическом средневековье, где сила — это главная точка опоры, где законов практически нет, здесь можно делать все, что душа пожелает. Смерть родных не должна быть напрасной…

Берег, усыпанный деревьями, ласкал глаз осенним пейзажем, словно списанным с картин Шишкина или Саврасова. Небо было чистым, из-за чего на нем виднелись стаи птиц, улетающие в теплые края этого мира.

— Красиво, — протянул я.

Плеча что-то коснулось. Добряк будто почувствовал мое настроение и решил подбодрить, начав вылизывать и без того загаженное слюнями лицо.

— Ну все, все, — захохотав, я отстранил от себя проворный язык рогатого. — Веселее стало, спасибо.

Животинка фыркнула и продолжила жевать траву.

Так что мы имеем? — спросил у себя.

Я раскрыл свою чудом уцелевшую кожаную авоську и выложил все ее содержимое на землю. — Затупившийся кинжал, два зелья на здоровье, одно для маны, свиток с заклинанием от тети Далилы, мешочек с двумя золотыми и тридцатью серебряными монетами, переломанные пополам стрелы и… носки?

Сначала я рассматривал вязанный элемент одежды с недоумением, но затем вспомнил, что часто брал с собой дополнительную пару носков, так как ночами сидеть в землянке было прохладно.

— Негусто, — помрачнел я. — А ты что скажешь, Яков? — спросил я у добряка. Животное не стремилось покидать меня, поэтому мой заскучавший рассудок решил придумать ему имя. Не с самим собой же разговаривать, вдруг еще явится средневековая психушка и заберет меня восстанавливать разум на пылающем костре инквизиции. Конечно, я заранее поглядел, к какому полу он принадлежит. Мужичок растет.

Добряк неоднозначно кивнул, а затем с безразличным похрумкиванием улегся на брюхо.

— Ясно, — ответил я и продолжил инвентаризацию.

Свиток, к счастью, оказался целым. Я уж подумал, что в воде бумага вымокнет и заклинание будет непригодным к произношению, но, вопреки всем уловкам богов, свиток остался цел и невредим. А вот ножик было жалко. Этот старичок столько крови пустил, столько животов вспорол, а теперь им разве что в зубах ковыряться, хотя навряд ли поможет. Мешочек с монетами приятно грел душу, вот только пока не доберусь до ближайшего поселения, пользы от них, как от артефакта без маны.

Ладно, ходить сейчас точно не смогу, да даже стоять наверняка не получится, поэтому… — я посмотрел на лежащего на земле Якова. В голове вспыхнула идея.

Разведя костер, не без помощи огненного навыка Гретты, я снял одежду и повесил ее на ветку над мерным пламенем. Одежду, кстати, запитал маной, точнее, руны на ней. Те самые, которые могут сдержать один несильный удар. Тело до сих пор знобило, а стоять голышом, осенью, да еще и в таком состоянии — чревато последствиями. И ладно сильнее простужусь, а вдруг с моим междуножным сокровищем чего произойдет? Нееет, я такого не переживу.

Защеголяв босыми ногами, попутно блистая голым задом, я приблизился к Якову. Добряк сразу просек фишку костра, поэтому лежал рядом, брюхом к огню.

— Поможешь другу? А я тебя морковкой накормлю. — спросил я, но животинка продолжала наслаждаться созданным моими руками теплом, периодически издавая довольные фырки.

Посчитав такие действия за положительный ответ, я уместился между костром и тушей рогатого, закинув голову на его брюхо. Яков даже мордой не повел. Что за рогач такой? Не боится, не уходит, может, он сломанный?

Так я и пролежал на брюхе рогатой животины целый день, восстанавливаясь от раны. Навык активировал постоянно, примерно каждые четыре часа. Рассказывал моему новому другу о своей жизни, о правилах гигиены полости рта и еще куче всяких полезных животному вещах. К вечеру накатила усталость, и я задремал.

Наутро заметил, что Яков меня не покинул. Лежал рядышком с потухшим костром и сонливо выпускал сопливый шарик из носа. Вот же смелая скотина. Нога еще не зажила, но рана уже заметно покрылась кровавой коркой. В мой бы мир да такую медицину. Я сменил ткань и решился выпрямиться. Встал, больновато, конечно, бегать не получится, но худо-бедно передвигаться смогу.

— ДА! — крикнул я. — Пошла нахер, судьба! Я просто так не помру.

Внезапно накатили голод и жажда, а мечтающее о мясе тело повернулось к Якову, разлепившему глаза и наблюдающему за моим порывом радости. Мясо добряков очень вкусное, а молодых особей и того вкуснее. Я оскалился и недвусмысленно посмотрел на охотничий нож, лежащий около тлеющих бревен.

Копытное оказалось куда смышленее, чем я думал. Добряк вскочил на все четыре и фыркнул в мою сторону.

— Ой, да не собирался я тебя жрать. Ты же костлявый. Вон, кожа да кости одни. — улыбчиво отозвался я, но выступающая от голода слюна на моем рту не внушала доверия копытному.

Добряк отошел подальше и принялся щипать траву, стараясь не упускать меня из вида.

Ц, зараза!

Махнув на Якова рукой, я подошел к реке. Голод можно притупить водой, а вот жажду просто так не угомонишь. Выпив больше нужного, я стал думать, где бы раздобыть мясца. Якова трогать я не собираюсь, он мне все-таки жизнь спас, в каком-то роде. Не дал замерзнуть. Подняв нож, я осмотрел округу. Ничего нужного рядом со мной не было, кроме дерева, высокой травы и жующего добряка.

Ладно, придется пилить. Подойдя к дереву, выбрал самую близкую и крепкую палку. Захотел сделать подобие копья, привязав нож к отпиленной древесине. Спустя часок работы, наконец-то вышло. Я взял окровавленные тряпки, не выбрасывать же ткань почем зря, и крепко примотал ими нож.

Отлично, первобытное орудие охоты готово. Ну, не первобытное, конечно, раз наконечник железный, но вполне относящийся к тому периоду. Если бы меня увидели голозадые макаки с камнями в руках, то дико бы запротестовали вселенской несправедливости.

— Яков, жди здесь. — приказал я не слушавшему меня животному. — Я пошел за добычей.

В лесу бродил не меньше двух часов. Я надеялся выискать тушу рогатых добряков. Яков — это молодая особь, логично, что его матушка должна быть где-то рядом. Добряки не стадные животные, но самки, после рождения потомства, еще около года бродят со своими отпрысками, дабы те научились примитивным способам выживания.

Ох, не понравится Якову, когда я принесу тушу его матери. Как бы кровная месть не началась. Вдруг у них так заведено, я ж не знаю, какие устои у этих зверей. Тьфу ты, ну и хрень несу.

Никаких намеков о присутствии здесь мясной туши я не нашел. Один раз наткнулся на следы, но, когда пошел по ним, вышел к берегу, где во всю развлекался Яков, пытаясь боднуть своими костяными отростками летающих бабочек. Выругался, вернулся в лес. Рогатых добряков тут нет, ну или они были, но быстро ушли. Зато нашел пару быстроногов. Местные кроли мирно обгрызали стволы деревьев, вцепившись в них своими маленькими когтями.

Я задействовал навык скрытности и притаился за высокими кустами. Один из зайцев почувствовал угрозу и быстро свалил от греха подальше, а вот второй сидел на корнях дерева и жадно пережевывал кару, набивая заячье пузо кожей деревьев.

Копья я метал, конечно, не так точно, как стрелы, но все же достаточно умело. Поудобнее перехватив самодельное орудие, я прицелился. Заяц жевал, остудив бдительность.

Вшух.

Длинная палка с увесистым наконечником проредила ряд иссыхающих листьев и попала точно в мохнатую задницу. Быстроног запищал и застучал своими зубами, но кровь быстро покидала маленькое тело. Через несколько секунд зверь обмяк.

— Есть! — воскликнул я, выпрыгнув из кустов. — Жадность фраера сгубила.

Рядом заметил растущий дикий лук. Решил прихватить его для своего друга.

Довольный и прихрамывающий воин вернулся на место своего кочевания с добычей. Чувствовал себя неандертальцем, готовым свернуть шею за кусок свежей плоти. Чуть в грудь себя не забил с криками «Абу лакака! Шикага».

Схомячив полтушки жареного кролика, я с набитым животом завалился на землю, пуская довольные отрыжки. Яков лег рядом, повернул свое брюхо к костру и с наслаждением захрустел луком. Я тоже не остался в стороне и примостился к животинке, почесывая его грудь. Завилявшее копыто красноречиво дало знак, что ему нравится. Нога почти зажила, осталось примерно сутки, но нужно будет добыть еще еды.

— Эй, Яков, а ты случайно не знаешь, где твои родственники? — спросил я.

Добряк молчал.

— Слушай, давай договоримся. У меня в деревне есть одна лошадь, Ягодка. Вот такая кобылка, — я выставил большой палец в верх. — Я помогу тебе к ней подкатить твои рога, а ты поможешь мне найти твою вкус… то есть большую мамку?

Яков, уставший от моего трепа, перевернулся на другой бог, выставив ко мне грубый позвоночник, на котором толком не полежишь.

— Ну что ты сразу обижаешься? Подумаешь, оговорился, с кем не бывает?

Рогач недовольно фыркнул.

— Ой, ну и нужен ты мне больно. Нашелся тут, обиженный, поплачь еще. — я улегся на другой бок, спиной к Якову. — Тоже мне, друг называется, забыл уже, как я его не съел и накормил. Я к нему с душой, а он… да ну тебя.

Хвост животного резко дернулся и болезненно хлестанул меня по пятой точке. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности и резкой боли.

— Да ты, — разозлился я. — Все, попросишь еще о чем-нибудь.

Эх, — мысленно успокоился я. Вечно несу всякую ахинею, когда на душе неспокойно. Мне такой бред помогает справиться с разъедающей болью.

* * *
— Дым шел с той стороны!

Меня разбудил басовый вопль какого-то мужика. Я резко подскочил с места и выглянул из-за толстого дерева. По берегу шли около дюжины бородатых мордоворотов с топорами.

Ох, бл**ь, — нырнул обратно в укрытие. — Ублюдки все-таки нагнали меня. До чего же упертые черти.

Со стороны леса послышались шаги, благо звериное чутье работало на полную. Я вновь выглянул, насчитал еще пятерых. Эту свору за одним мной отправили?

Я начал быстро собирать вещи в авоську и надевать кожаную броню.

— Яков, вставай, нам надо…

Добряка и след простыл.

— Вот х*й рогатый! Без меня свалил. Теперь точно конец нашей дружбе.

Собравшись, я выдохнул. Бегать уже могу, но только недолго, нога еще побаливает.

Выглянув из-за дерева, я чуть не встретился с варваром в романтическом поцелуе, как в большинстве голливудских фильмов.

— Он здесь! — прокричал он и тут же получил комариным роем по харе.

Следующего за ним я поджог, а на третьего бросил «очи отчаяния», а то он уже начал колдовать что-то без моего ведома. Убить их таким заклинанием у меня не выйдет, но припугнуть скучковавшуюся лысую биомассу вполне могу.

На миг скинхеды удивились такому резкому наскоку и застопорились. Это дало мне время, и я драпанул со всех ног вглубь леса, скрываясь за деревьями. Вдогонку прилетело несколько усиленных стрел, вырывающих древесную кару.

Я бежал, рассекая ветер заостренными массивными ботинками. Казалось, ускорься я еще, то разрезал бы ткань времени и пространства.

В лесу наткнулся на очередной отряд, но воспользовавшись эффектом неожиданности, с коленки врезал первому удивленному бугаю. Тот, как в замедленной съемке, отлетел назад, попутно оставляя за собой россыпь гнилых зубов.

Страйк! — обрадовался я и побежал дальше.

Лысые черти хреначили заклинаниями разного типа, но в основном то был огонь, земля и один раз промелькнуло что-то на подобие молнии, только слабое. Как бешеный орангутан, я скакал от дерева к дереву, оставляя длинный след из отложенных в страхе кирпичей. Раненая нога начала подводить.

— Не сейчас! Почему так рано? — сорвалось с моих зубов.

— Стой, мелкий сученыш! — ударило мне в спину.

— Пошли нах*й, морды плешивые, — кинул в них ответку, а затем, откуда не возьмись, перед глазами возникла здоровая булава.

Увернуться я не успел и она с диким звоном, словно удар о колокол, столкнулась с появившейся вокруг моего тела синей пленкой. Урона я не получил, но инерция сделала свое дело. Меня опрокинуло и перевернуло несколько раз, а затем моя симпатичная мордашка впечаталась в твердый земляной покров. Почувствовал, как с носа потекло что-то теплое.

— Попался, ихорчик, — со смешком настоящего злодея произнес бугай, держащий ту самую булаву.

Я валялся на земле безвольной куклой, пытающейся соединить пространство вокруг воедино. Где верх, а где низ? От такого головного аттракциона начало мутить. Приподняв голову, я посмотрел на обидчика, к которому подступили его дружки.

— Попался, попался, попался, ихорчик! — пробубнил худощавый парниша с хриплым голосом. — Давайте зарежем, да, да, зарежем, как маскана. Пустим на убой, хехехе… — пропищал он, облизывая острие своего кинжала и тут же получил затрещину от бандита с булавой.

— Закрой пасть, Моди! Притащим его королю. Нам нужны рабы, забыл что ли?

— Колли злой! — потирая ушибленный лоб, выпрыснул хриплый. — Не даешь поиграться, а играться охота!

Что за? Колян, Мудя, кто тут еще появится? Может, Сивый с дружками?

С тяжелым хрипом я поднялся на ноги. Рабом становиться не хочется, нужно сражаться. Статус доложил мне, что в закромах припрятано еще двести одиннадцать очков маны, на всех варваров меня не хватит. Единственный выход, это использовать свиток, но как бы его достать?

Присев на одно колено, я открыл сумку и сунул ладонь внутрь.

— Стоять, ихор! — крикнул один из подошедших. — Сдохнуть захотел?

— Нет, нет, — жалобно простонал я, попутно нащупав свиток магии. Как только почувствовал предмет, принялся быстро вливать в него ману. — Прошу, не убивайте, я могу многое вам предложить.

— Хах, мы с мужиками не спим, да и жопа у тебя костлявая, боюсь, порвешься! — усмехнулся кареглазый скинхед. Остальные задорно захохотали.

При чем тут моя задница? Я что, наврался на средневековых извращуг?

— У меня есть деньги! — проговорил я, свободной рукой доставая мешочек с монетами. Немного потряс и он издал приятный звук, вызывавший у некоторых верзил довольные улыбки.

— Думаешь, мы отпустим тебя за деньги? Нас тут двадцать два обученных бойца, мы тебя сначала скрутим, отберем все деньги, дадим Моди, чтоб он тебя трахнул, а затем пойдешь работать в рабском ошейнике.

— Да, да, трахнуть, трахнуть, — заверещал хриплый, а затем резко успокоился, пытаясь вникнуть в слова своего союзника.

Мана мощным потоком покидала мое тело, напитывая свиток с разрушительным навыком льда. Оставалась примерно пятая часть, но тут варвар с булавой двинулся в мою сторону.

— Стоооой! — крикнул я, да так, что у самого чуть перепонки не лопнули. Варвар остановился. — Я заразный, у меня сифилис, спид, рак, гангрена и чума. Представь, как ваш Мудак… Моди будет страдать.

— Я не хочу страдать, а что такое сифилис? — почесывая репу, вопросил Моди.

— Это когда х*й отваливается вместе с яйцами.

— Х… — не понял он, а я указал пальцев на его скрытую под мохнатыми штанами, шпагу. — Как отвалится? — выпучил глаза верзила.

Остальные варвары заметно поморщились от моих слов.

— А вот так, но у меня есть решение, — я достал носки. — Они зачарованы. Если наденете, то любые невзгоды обойдут стороной.

Колли немного поразмыслил, а затем сплюнул в сторону и скорчил недовольную рожу.

— Хватит нас за дураков держать! — зашагал он вновь, но свиток был уже заряжен.

— Получите, с**и! — крикнул я и резким движением выдернул свиток из мешка. — Екпен хео! — выкрикнул заклинание, и прямо вокруг меня раздался морозный взрыв.

Мое хп просело до пятнадцати, а вот Коляна удалось приморозить на время. Остальные варвары тоже получили сполна, кто-то помер, но большинство осталось в живых. На крохах здоровья держатся. Самые сообразительные начали хлестать целебные зелья и протирать слипшиеся от мороза глаза.

Я быстро обнажил свой охотничий нож и воткнул его в сердце замороженного Коляна. На кромке льда, прям перед лицом варвара, брызнула кровь. Внезапно заморозка спала, и он трупом завалился на землю у моих ног.

— Получайте, выб***ки…

Свист рассекаемого воздуха, и в тело что-то входит.

Только не в жопу! — помолился я и отпустил голову вниз.

Из груди торчал клинок, который недавно облизывал озабоченный хрен.

— Я убил ихорчика! — радостно крикнул стоящий позади меня Моди.

— Очередной… — сплюнул сгусток крови. — Пи***ц!

Глава 2

Смерть и хаос.

Тьма, всепоглощающая своим ужасом, мрачностью и таящимися в ее уголках омерзительными тварями. Говорят, если долго всматриваться в бездну, она начинает смотреть на тебя, издавая коварные чавкающие звуки.

И как так получилось? Вроде жил себе нормально, матушку любил, отца не особо, даже девушка могла бы появиться, а тут раз и помер. Второй, бл**ь, раз! На мне что, костлявая свое клеймо поставила? Теперь каждый уважающий себя отброс общества будет мне зубы выбивать, да кинжалом кромсать? Не дай создатель, бог и прочие рогатые или крылатые демиурги, чтоб меня там Мудя сейчас в задницу чикрыжил. Этот гнилозубый варварский парниша, мне кажется, на все способен.

Ладно, чего уж печалиться. Ну помер и помер. Сейчас опять встану в очередь на перерождение, накостыляю громиле и полечу на новую планету к будоражущим приключениям и знаниям. Стоп! А почему я еще помню себя?

Как-то внезапно осознал, что парю в невесомости, при этом ощущая собственно тело. Руки и ноги на месте, тело, в особенности грудь, целое и не истекает кровью, хотя одежка на мне не та, что была. Больше похожа на костюм, в котором я с сокурсниками пошел отмечать успешную сдачу диплома. Тело чувствовало легкую прохладу, скорее, сквозняк, откуда-то сверху.

— Ты уже очнулся? — раздался нежный, но в то же время пугающий до чертиков, женский голос.

От неожиданности я завертел головой, пытаясь выискать таинственную незнакомку. В этот момент под ногами возникла хорошо чувствуемая опора. Осмотревшись, я не видел ничего, только тьму, распространяющуюся на многие километры. Над головой, откуда-то сверху, в помещении, или где я там оказался, проскальзывали лучики света. И как бы парадоксально это не звучало, но они освещали тьму, нежелающую расходиться в стороны.

— А ты кто? — спросил я, все еще пытаясь отыскать говорящую. — И где я вообще?

— Мой милый, не бойся, я желаю тебе только добра, ты же любишь подарки, верно?

Незнакомка пропела таким миловидным звучанием, что я невольно покраснел. Да со мной даже мамы так не обращались, в обоих мирах.

— Подарки, конечно, люблю, но хотелось бы видеть, от кого я их буду получать и за какие такие заслуги?

Внезапно позади послышался лязг металлических цепей. Я так испугался, что не решился обернуться сразу и застыл на месте, прогоняя различные ругательства в голове.

— Ну что же ты, дорогой. Посмотри на меня, или я так противна? — произнесло нечто.

Я жопой чуял, как от того, что находится сзади, веет чем-то зловещим. Словно сам дьявол, сатана, антихрист в женском обличии пришел надрать мое приключенческое место.

Я выдохнул только тогда, когда концентрат силы, исходящий от монстра, сбавил свою ауру. Собравшись с духом и мысленно понадеявшись, что все же накопил на бессмертие "бонусами спасибо", я повернулся в сторону предполагаемого звука.

Каково было мое удивление, когда перед глазами оказалось не страшное многоуровневое чудище, а вполне себе сексуальная молодая дева, с длинной черной косой, свисающей до самого пояса. Ее лицо было свойственно топовым моделям из моего мира. Мне кажется, с такой физиономией она могла бы всем пышногрудым эльфийкам фору дать. Тоненькие темные губы, как у утопленницы, стройное тело без гигантской задницы и вываливающимися из декольте грудями. Все было строго среднего размера. На ней висело потрепанное черное платье, учтиво приталенное дизайнерами мира, руки… Вот тут начались странности. Две огромных цепи с кандалами намертво смерили верхние и нижние конечности дамы. По железу текли тонкие ручейки магмы, которые, доходя до округлой части средневековых наручников, поддавались законам физики и капали под ноги заточенной.

— Я так рада, что ты взглянул на меня — радостно улыбнувшись, ответила дама. Ее глаза были прикрыты бледными веками, как у великой прорицательницы, пророчицы Ванги. — подойди ко мне. — добавила дама.

Я, в диком ах****нии, невольно приблизился к ней, словно какая-то неведомая сила тянула меня. Сделав пару шагов, я оказался чуть ли не впритык к девушке, хотя с виду расстояние было приличным. Оказавшись рядом, я учуял прелестные нотки амбре, коими благоухала незнакомка. Не знаю почему, но именно запах успокоил мою нагруженную голову.

— А ты знал, что очень красив? — продолжая обворожительно лыбиться, добавила прикованная барышня.

Эти слова меня насторожили. Нет, я, конечно, не писаный красавец, мне так мама говорила, а она врать не будет, но как эта дамочка поняла это? Она же висит с закрытыми глазами, а ее голова направлена, отнюдь, не на меня, скорее, в собственные тонкие ножки.

— Спасибо, я знаю, — ответило мое очарование. — Ты тоже ничего.

Да уж. Общение с дамами еще в том мире давалось неимоверно трудно, а в этом, с их странностями, вообще с ума схожу. А может прикинуться ебобо? Тогда сразу найдем общий язык. Эх, жаль, что с прошлыми девицами не пробовал, вдруг бы проканало.

— Ух ты, давно никто не делал мне комплиментов. — девушка рассмеялась, а затем распахнула веки и опустила голову на меня.

Красные! Полностью красные, как кровь, глаза уставились на меня с непонятным выражением. Она осматривала меня, пока я неотрывно пялился в это алое нечто.

Еб***и воробушки, так это что получается, с дьяволом я не прогадал? А где рога, хвост или там… крылья на крайняк? Какой-то неправильный демон, а может это суккуб? Тогда мне повезло. Нет, я, конечно, помру, но зато перед смертью успею вдоволь нарезвиться с красоткой модельной внешности.

Девушка смотрела на меня, не отрываясь. На ее лице, помимо улыбки, больше ничего не всплывало, словно я говорю с монофункциональной куклой. Молчание длилось недолго.

— Не хочешь поговорить? — спросила она, продолжая крипово ухмыляться.

— Давай, а о чем? — задал я вопрос, который любую девушку из моего мира довел бы до белой горячки.

Богиня не ответила. Мне показалось, что на ее лице я увидел эмоцию замешательства.

— Ты мне нравишься, человек, — прошептала она. — Люди иных миров всегда были мне интересны, но, к сожалению, недосягаемы.

Она знает, что я не с этого мира, это плохо, но если судить по ее словам, дамочке вполне известно о существовании других миров

— У вас что, не было попаданцев?

— Не знаю, что это значит, Зен, но скажу, что ты первый, кто смог протиснуться в чуждый для себя мир, при этом сохранив рассудок. К сожалению, память твоя была утеряна.

А я разве называл этой дамочке свое имя? Не припоминаю такого.

— Интересно, откуда тебе известно мое имя и, раз уж моя личность для тебя не загадка, хотелось бы узнать и твое.

— Твои уши не смогут услышать моего имени, а губы не произнесут его, но можешь называть меня Морена. — девушка говорила медленно, словно специально сгоняя пафос вокруг своей фигуры. — Я владычица смерти и хаоса.

Ну точно костлявая. Где там это клеймо, не уж-то именно там, где я думаю?

Я с серьезным лицом отодвинул штанину.

Да нет, все как обычно.

Владычина хаоса никак не отреагировала на мои действия и так же спокойно продолжила:

— Я знаю о тебе многое, Зен, но в тот же момент большая часть тебя скрыта. Знаю, что внутри тебя душа другого человека, но она спит… пока что.

— Слушай, я знаю, что ты хочешь покрасоваться, но может перейдем к делу. — начал я. Слушать ее причуды мне не хотелось, она не одна такая баба с тараканами в башке, тем более то, что она скована по рукам и ногам, придавало мне уверенности. — Скорее всего, ты призвала меня не просто так, правильно?

Богиня удивленно уставилась на меня с немым вопросом, выползающим из тоненьких губ.

— Нужно спасти мир, убить главного злодея и бла, бла, бла… — продолжал говорить я, радуясь, что увидел новую эмоцию на лице мрачного демиурга. — Думается мне, что и тебя заодно освободить.

Девушка была откровенно шокирована моими словами и глазела на меня своими жуткими глазами с приоткрытым в озадаченности ртом.

— Но, — соскользнула с ее языка. — как ты все понял? Ты что, провидец какой? — девка начала откровенно возмущаться от того, что я сломал всю ее маску властной и горделивой богини.

От ультразвука мои уши постепенно давали сбой.

— Так! — крикнул я. — Ты что за богиня такая? Смертью и хаосом от тебя даже не пахнет.

Девушка перестала горланить, а с ее уст сорвалась азартная улыбка. — Это мой самый примитивный облик. Узрев настоящий, ты бы помер от страха.

Понял, принял. На заметку — в будущем к этой женщине не подкатываем.

— Так, давай по порядку. Я умер? — задал я интересующий меня вопрос, хотя, думаю, что по торчащему из груди клинку в последние мгновения жизни, можно сказать, что да.

— Не совсем, твоя душа еще не успела переродиться и сейчас ты находишься в моей темнице. — с легким гневом проговорила она последние слова.

— Допустим, у меня есть смутные соображения о перерождении, могу ли я вернуться и что за «Темница»?

— Когда человек умирает, его душа покидает тело, и происходит процесс 'очищения', тогда все воспоминания и уровни, набранные за жизнь, обнуляются, а душа помещается в новый сосуд в другом мире.

— Ага, тогда почему я еще не стал переработанным сгустком энергии?

— Так как твоя душа из другого мира, да и к тому же не до конца очищенная, она имеет абсолютно другую энергию. Благодаря этому, я сумела поймать и перенести ее сюда. — на лице богини вновь воцарилась довольная улыбка. — Твоя душа прекрасна, Зен, для меня, владычицы смерти, она представляет ценнейший экземпляр.

Ага, то есть я обычная лабораторная крыса, которая неожиданно для белохалатников беспоследственно выдержала огромную дозу новоизобретенного вещества.

— Хорошо, допустим, так и есть. — ответил я, почесывая подбородок. — Тогда что ты можешь сказать о моих родителях этого мира?

— Ничего, — безэмоционально ответила владычица.

— Это как?

— Их души не прошли обряд очищения. Мои послушные детки не видят их.

А вот это уже интересно. Если сама смерть не может отыскать их души, значит логично будет предположить, что они еще живы.

Догадка так подбодрила меня, что я чуть ли не подпрыгнул от радости: — Ладно, кого мочить, кого спасть?

Морена издала смешок. — Глупый, это же так очевидно. Ты должен спасти меня.

— Ага, — жест вселенского раздумья, представленный почесыванием подбородка, чуть не перешел на новый уровень — ковыряния в носу. Это уже что-то межгалактическое, на уровне звездных войнов. — Как спасти-то?

— Вытащить из темницы.

Ах, да! Совсем забыл, что мы находимся в какой-то божественной темнице.

— Я думал, боги используют смертных только для молитв, дабы потешить свое раздутое эго.

— Не без этого. — честно призналась Морена. — Все-таки мы тоже можем умереть, если перестанем получать силу. Но ты мне нужен для другого. Видишь эти цепи? — кивнула она в сторону кандалов — их может сломать только смертный с трехсотым уровнем, и ты сделаешь это для меня.

Собачья печенка, да я эти уровни тысячелетиями набивать буду, если не сдохну раньше, а я сдохну. Человеческий организм несильно-то предназначен на тысячелетнее существование. Но все это не самое главное. Вдруг где-то в самых темных уголках этого мира сидит тракторист. Увидит меня, включит распознавание, ухмыльнется мерзко и пойдет свои ненужные вопросы задавать.

— Ясненько, я, наверное, пой…

— Где-то десять или двадцать тысяч лет назад меня сковали этими цепями за то, что я стала сильнейшей из богов. — началась нудная предыстория. — Другие боги не могли мириться с моими силами. Шестеро моих братьев и сестер, обладающих чуть меньшей силой, решили убить меня, но у них не вышло, и тогда их умы пришли к единственному выходу — заточить меня в темницу до конца времен.

— Печальная история, — зевнув, произнес я, — но позволь поинтересоваться, как же я их сломаю? Я не имею такого уровня, и подходящими навыками не обладаю. Да и самый большой уровень, о котором я слышал — это стосороковой, и это у благословленного, который живет хрен пойми сколько. Не думаю, что кто-то из смертных способен на такое.

— Я дам тебе благословление, — выдала дама, как само собой разумеющееся.

— Ага, — очередной раз произнес я, пытаясь понять происходящее.

Я что, какой-то герой сенэн манги? Сейчас получу силу, отхреначу плохих парней, освобожу прекрасную… — посмотрел в глаза Морены, не внушающие доверия, — … кхм… ее и буду супер-пупер кренделем? Как-то все слишком просто получается. Я не из тех людей, которые бросаются в омут с головой. Я, конечно, могу съязвить, но большую часть времени стараюсь разбираться в ситуации.

Тем временем Морена продолжала свой говор:

— Ты получишь силу моих детей, — с серьезным выражением лица донесла смертоносная богиня. Ее голос эхом разносился по темнице. — сможешь стать сильнее за меньшее время, чем простые смертные, но за это придется платить. — закончила она с ехидной улыбкой на лице.

— Что-то мне не нравится фараз 'придется платить'.

Не хочу платить, да и чем еще? Девственниц ей в жертву приносить, ритуалы кровавые проводить, козлов резать? Неее, на такое я точно не соглашусь, хотя если мне дадут гарем красоток, то я может быть и подумаю. Черт… я безнадежен.

— Я вижу замешательство в твоем сердце.

Богиня прищурилась. Ее кровавые глаза на миг застыли на месте. Казалось, что через эти очи проходят вены мироздания.

— Денег у меня нет, так что… — я не знал как сказать, чтоб меня отправили на перерождение, но вопреки всему у Морены были свои планы.

Она и не собиралась отправлять меня на загробный конвейер.

— Подойди, — одного слова было достаточно, чтобы я приблизился к лицу смертоносного демиурга. Вблизи она была еще красивее. — Ты выполнишь мой приказ! — внезапно милая мордашка сменилась серьезной, пробирающей до дрожи, гримасой. — Вот увидишь…

Услышав это, меня охватили разного рода эмоции.

Губы богини разомкнулись. Я даже не успел отвернуться, как сладкий поцелуй зажег искру связи меду нами. Не в силах оторваться от ее губ, я начал поддаваться. В этот момент по-моему телу, словно волной, прошлось большое количество энергии. Меня буквально разрывало от нее.

Через несколько секунд меня отбросило. Упав на темный пол, я попытался подняться, но ноги не двигались. Вены на руках засветились синим, словно бурлящая мана волной распространялась по моему организму.

— Я дала тебе маленькую часть своей силы. Чтоб ты выжил.

Морена улыбнулась так, что стали видны клыки.

* * *
Взгляд со стороны.

Регин выделялся среди варваров. Пока его собратья искали сражений, силы и славной смерти, он хотел выбраться из замкнутого круга бессмысленного насилия, но ему этого не удавалось.

Вот и сейчас их благословленный, по совместительству король, отправил своих безжалостных воинов в южные владения королевства Мэрси, где по большей части располагались одни деревни, с простым людом низкого уровня.

Легкая добыча. — подумал тогда Регин, но удивился, когда напали на очередную деревушку под название Рибис. Там располагался небольшой оплот гильдии охотников. По началу все было просто, но, когда против варваров вышли прокаченные гильдийцы, добрый десяток бритых бойцов отправился на суд к праотцам.

Дальше было больше. Глава заприметил последнюю деревушку, находящуюся чуть ли не на границе с чужим Нердством королевства. Казалось бы, тут можно порезвиться, отплатив за братьев, павших в Рибисе, но нет. Деревенька Мандо дала такой отпор, которого варвары не чувствовали уже несколько столетий. Охотники, силовики, маг огня в лице пожилой женщины, оборотень из семейства волчьих и даже некромант, обращающая мертвых в безжалостных слуг.

Полсотни варваров сложили свои головы при набеге на простое поселение. Регин даже боялся представить, что за монстры живут в больших городах, раз обычные деревни защищают такие войны. При набеге на Мандо даже самому благословленному варвару пришлось выйти на поле боя. Естественно, после этого расстановка сил резко изменилась, но, если бы не он, захватчики бы точно потерпели сокрушительное поражение.

Многим жителям удалось сбежать, а один мальчишка посмел пустить стрелу в благословленного. Тому это сильно не понравилось и Ганран, король Импрейцев, отправил за ним отряд. Вождь всегда любил лично истязаться над посмевшими напасть на него недоумков.

Тогда Регин как один из командиров взял на себя эту миссию. Два дня они выслеживали мальчишку и в конечном итоге нашли беглеца.

Парень был прытким и непокорным, явно не хотевшим сдаваться без боя. За это и за его интересную внешность Моди прозвал преследуемого ихором, кровососущей птицей, сопротивляющейся до самого конца. Когда они нагнали его, мальчишка предложил сделку, доставая из своей сумки золото, носки, прокричал, что он заразный, но все это вызывало недоверие у Регина. Командир понимал, что парень зачем-то тянет время.

В один момент, когда Колли надоело чертыхание бредившего юноши, он пошел к нему, но и тут поганец сумел удивить бывалых вояк. Он резко вытащил из сумки свиток с заклинанием. Увидев его, Регин понял, что за руны написаны на пожелтевшей бумаге и быстро укрылся за толстым стволом ели. Многие варвары, почувствовавшие угрозу, тоже ретировались, а вот остальные получили сильный удар ледяной магией. Несколько скопытились сразу, кто-то выстоял и в панике принялся жрать исцеляющие эликсиры, а четверых и вовсе приморозило.

Регин выглянул из-за древа. Именно в это мгновение парень обнажил свой охотничий нож, а затем проткнул им сердце Колли, забирая оставшиеся крохи здоровья. У самого мальца так же осталось мало очков здоровья.

Что за безумец? — удивился Регин.

Затем парень захотел смыться, но Моди, использовавший навык ассасина, прыгнул за спину юноши и быстро пробил его груд насквозь.

— Я убил ихорчика! — радостно крикнул Моди и рывком выдернул окровавленный клинок из тела поверженного врага.

Варвары, не ожидавшие такого от простого деревенского пацаненка, повыходили из укрытий, попутно продолжая восстанавливать отсутствующие очки жизни. Тело парня бездыханно свалилось на землю в не очень приличную позу.

— Оооо, — облизываясь протянул Моди.

— Даже не думай, отродье. — рявкнул Регин, все еще не осмелившись подходить ближе к трупу ребенка.

— Маленькая тварь, — завопил один из варваров, потерявший друга. — Убил наших, еще и помер по-своему. Надо сжечь его тело, чтобы душа никогда не смогла попасть в мир предков.

— Угомонись, он и так мертв. Ушел как настоящий Импреиц! Воину подобающая смерть.

Многим варварам не понравились слова их собрата, чтившего традиции предков, но сделать они ничего не могли.

— Забирайте его вещи и возвращаемся! — крикнул Регин.

Головорезы быстро убрали оружия и направились грабить холодеющую тушу парня.

Внезапно земля задрожала. Скинхеды стали оглядываться по сторонам, не понимая, что происходит. Все отвели взгляд от жмура, но только Регин продолжал смотреть на поднимающегося на ноги мальчугана.

Недавний мертвяк поднял бледные, как горный снег, веки. Глаза горели пресловутым красным цветом, не предвещающим ничего хорошего. Вены на его руках и под одеждой засветились темно-синим цветом, словно в них влили целый бочонок зелья маны.

— Аааааааа, — закричал восставший. Его крик больше походил на рык грозного зверя, чью берлогу потревожили неопытные охотники.

Варвары в спешке подставили клинки, с ужасом смотря на сияющее нечто и не веря в происходящее.

— Быстро!!! — скомандовал Регин. — Зелья усиления, артефакты, мечи. Готовьте все, что есть.

Воздух вокруг мальчишки заметно потяжелел. Дышать стало тяжело, а многие и вовсе принялись откашливаться и падать на земли, не в силах сдержать перегрузки.

В один миг над лесом повисла тишина. Варвары нервно сжимали рукоятки своих топоров, не сводя взгляда с пробудившегося. Вдруг на физиономии юноши нарисовалась довольная ухмылка.

— Нам конец, — произнес Регин, активировав навык распознавания среднего уровня.

Через секунду добрая половина варваров лежала на земле в собственных кишках. Остальные тут же бросились в рассыпную. У Регина имелся навык быстрого шага, это заклинание второго уровня аэротургии. Варвар выпустил ману, а его тело обдало зеленоватым свечением. Со всех ног командир бросился наутек, оставляя своих воинов на расправу этому чудищу.

Ветки мешались, но он ловко уходил от прямого столкновения, словно хорошо обученный темный эльф. Позади слышались крики агонии, но затем все прекратилось.

Мертвы. — подумал Регин. — Нужно доложить.

Неожиданно он услышал сильный толчок земли, похожий на падение чего-то большого, а затем странный звук пошел сверху. Регин резко задрал голову.

Последнее, что он увидел, красные глаза, блеснувшие на довольном лице.

* * *
Зен

Внимание, божественное вмешательство! Каждая характеристика повышена на пятьсот единиц! Время действия тридцать секунд!

Первое, что вылезло перед моими глазами — это системное оповещение. Я плохо соображал, что происходит, а необузданная сила буквально разрывала мое естество. В один момент я открыл глаза, но окружение предстало передо мной в красном цвете, словно смотрю через прозрачную пленку. Энергия ударила в голову, и я взревел. Неописуемые чувства пронзили каждую частичку моего организма. Он скрипел, как будто тысячи ниток пытались держать неразрывную связь, но мана норовилась выскользнуть наружу.

Внезапно боль стихла и я успокоился. Система посекундно отсчитывала время. На таймере оставалось двадцать секунд, но время застыло. Я посмотрел на варваров, испуганно глазеющих на меня. Их клинки дрожали в вспотевших ладонях, а на лице читались эмоции непонимания и страха.

Я открыл статус. Приятная цифра в 500+ напротив всех параметров вызвала ухмылку на лице.

Вам п***ец!

Сорвавшись с места, я за секунду выкосил десяток бойцов, просто разорвав их хлипкие тела своими руками. Кровь, кишки, испражнения разлетелись по лесу, окрашивая его в устрашающие алые тона.

Тех, кто даже не понял, что произошло, окатила катавасия из внутренностей их собратьев. Варвары, чуть ли не плача, бросились в рассыпную от страшного противника.

— Куда собрались? — воскликнул я, но голос, напитанный маной, разнесся на многие километры, разгоняя всю живность в округе.

Душераздирающий вопль подействовал на улепетывающих врагов, как допинг на нечестных спортсменов. Средневековые скинхеды быстрее задрыгали своими мускулистыми ногами, выгребая землю из-под кожаных сапог.

Мгновение, и еще четыре тела остались удобрять корни величественных елей. Я носился за варварами по всему лесу с остервенелыми глазами. Чувствовал себя высшим существом, владыкой, а может даже богом. Варвары кончались быстрее, чем выходной трудяги с завода.

Где последний? — выпуская горячий пар с обеих ноздрей, я прислушался. Пасивка 'Звериное чутье' в купе с взлетевшими характеристиками сканировала лес вокруг меня на многие десятки, а то и сотни километров.

— Вот ты где, — кровожадно оскалившись, я напрягся. Рывок ногами и вот я уже лечу навстречу чересчур быстрому для обычного человека противнику. Вдруг он остановился прямо на месте моего приземления, поднял голову. Не успевшие округлиться глаза разлетелись в разные стороны после моего фееричного эпилога.

Глава 3

Мародерство в исполнении иномирянина.

После долгих скачек за варварами и филигранного приземления на последнего из них, система оповестила меня, что эффект божественного вмешательства спал и я вновь стал самим собой. Бессильно свалившись на землю, рядом с раскуроченным телом противника, я устремил взгляд в небо.

Господи, как же приятно было испробовать имбовую версию себя. Что это вообще было? Морена передала мне частичку своей силы, и я смог вытворить ТАКИЕ вещи. А если бы она дала мне чуть больше? Да я бы горы свернул мизинчиком левой ноги и при этом бы даже не вспотел! Ахренеть и не встать!

Вообще не ожидал, что встречусь с одним из богов. Как я понял, их тут много и каждый отвечает за что-то важное, но выделяют то ли четыре, то ли пять, а может и шесть главных или «правящих». Во всяком случае, имени Морены или бога смерти и хаоса я нигде не встречал. Даже в местной библии такого не было, хотя упоминалась какая-то великая тьма. Может, речь идет о ней? К черту догадки, главное, что я жив. Вновь пытаться обманывать карусель перерождения не хотелось. Вдруг тот здоровяк, сжигающий души, запомнил меня и как только появлюсь, сразу мне задницу начистит с выходками против сансары.

Тут мои мысли начали путаться, а затем меня и вовсе стало клонить в сон. Оно и понятно, мое тело не предназначено для такого количества божественной маны. Не в силах больше оставаться в сознании, я прикрыл глаза и заснул.

* * *
Разбудило меня тошнотное дыхание и склизкая субстанция во взъерошенных волосах. Чувство дежавю быстро внесло ясности в понимание реальности. Распахнув глаза от удивления, я встретился лицом к морде Якова. Здоровая животинка как ни в чем не бывало вылизывала мою запачканную кровью прядь, топчась на потрохах варвара.

— Ах ты, — вскочил я и оттолкнул от себя морду рогатого. — Ты бросил меня, а теперь, когда я все разрулил, приперся обратно? Тебе не стыдно? Мы могли бы вместе скрыться в чаще леса.

Лось многозначительно посмотрел на меня, или это, скорее, был туповатый взгляд, я так и не понял, и присел на свою пятую точку, склонив голову на бок.

— Ой, не надо строить из себя незнайку. По любому почувствовал варваров еще издалека и не удосужился разбудить.

Пррр, — донеслось с наглой морды.

— И не фыркай мне тут, — ткнул я в него пальцем. — Теперь ты мой должник и твоя рогатая задница пойдет со мной, ты понял?

Добряк так и продолжал сидеть в луже мертвого человека, разглядывая мое недовольное лицо.

— Да встань ты, имей уважение к усопшим. — начал я подталкивать зверя, но он так и продолжал сидеть на месте неподъемной тушей.

Махнув на Якова рукой, я подобрал меч противника и направился к месту, где использовал свиток «Морозного взрыва».

Эх, не думал, что воспользуюсь им так скоро, но обстоятельства требовали, хотя, если бы не внезапная встреча с небожительницей, то я бы остался валяться на сырой земле с дырой в груди. Слава яйцам, что этот мир не так прост.

Пока шел, собирал различного рода трофеи с убитых. Одежду брать не стал, так как она была полностью разорвана и пришла в негодность. На некоторых кусках ткани виднелись руны зачарования, которые не сумели спасти своих хозяев.

Ну вот нахрена я рвал этих бритоголовых на лоскуты голыми руками? Столько добра пропало. Можно же было просто поотрывать им головешки и все. Одежду снять, положить в мешок и на Якова, а затем продать в ближайшем городе. Вместо этого носился как угорелый, мня себя творцом всевышним, еще и свою одежду умудрился довести до невосстановимого состояния. Тьфу ты! Заставь дурака богу молиться… он и варваров на составляющие поделит.

Собирал я в основном их оружие, уцелевшие мешочки с зельями и золотишко. В большинстве своем, в кровавых кучах ничего ценного не находил. Один раз выискал вяленое мясо, но оно было накрыто детородным органом одного из скинхедов, поэтому желание полакомиться вкуснятиной быстро сошло на нет. Побродив по округе, я насобирал не так много, как хотелось бы: с десяток простых мечей, пара топоров, пять луков, правда, на одном порвалась тетива, и, мать его, кладенец! Ну, не совсем кладенец, конечно, просто зачарованную саблю. Знакомую игрушку я зразу приметил, рассмотрев на ней цифры, точнее, руны огня. Орудие определенно принадлежало зооморфу Хар'аку. Видимо, подонок, рядом с останками которого я стоял, взял ее как трофей.

Хар'ак сражался как подобает воину, поэтому его сабля продолжит нести смерть врагам и защиту слабым! — пафосно продумал я, хотя по факту мне просто нужно было хорошее оружие.

Ножны для сабли я тоже нашел и быстро убрал смертоносное оружие в кожаный чехол. Вернувшись на место своего морозного выступления, я нашел обезглавленного Мудя, то есть Моди, а на нем целехонькую легкую шкурную одежду и два кинжала. Волей богов, этот варвар имел схожее с моим телосложение, правда, я шире в плечах, но не думаю, что это сильно скажется.

Раздевать обезглавленного мертвяка было выше моих мирных пониманий прошлого, но пришлось отбросить рассудок в сторону и включить воображение, представив, что просто снимаю кожицу с зубочка чеснока. Полностью оголив варвара, оставив на нем только обмазанное дерьмом нижнее белье, я с отвращением поднял брюки. От них за километр несло омерзительной вонью, будто Моди не мылся годами, а то и на протяжении всей своей жизни.

Оставив все вещи в лесу, я поплелся к реке, отмывать пахучесть одежды. Сушить шкуру на костре не решился, все-таки, в отличие от кожи, она может вспыхнуть, как спичка. Развешал на деревце и поплел обратно. У места бойни меня уже ждал Яков. Рогатый добряк бился рогами о вековой дуб, сбивая с него желуди, а когда те падали, с довольной харей хрустел добытыми угощениями.

— Я смотрю, ты занят важным делом, — произнес я, покосившись на рогатого, — но у меня для тебя тоже есть нехитрая работенка.

Моя авоська, конечно, не была предназначена для большого количества переносимых вещей, но я все же умудрился затолкать туда несколько трофеев, остальное решил нести в руках. Зелий, кстати, нафармил неплохо: три оздоровительных, два на ману, одно на силу, и целых пять для характеристики ловкости, даже бутылек ночного глаза нашел. Красота. Еще в груде костей обнаружил пару бутыльков с неизвестной мне жидкостью и решил проверить их на Якове. Животное принюхалось к предлагаемому пойлу, а затем начало фыркать и отошло подальше.

— Ну чего ты? — вопросил я. — Это же не яд.

Это действительно не было ядом. Эти мерзопакостные микстуры всегда сопровождались вонючим запахом, который можно было скрыть только в алкоголе, чем и пользовались наемные убийцы или королевские интриганты.

Не став мучать рогатого, я запихнул непонятную жижу к остальным пробиркам и поднял мешок с оружием.

— За то, что бросил меня, теперь будешь моим личным скакуном.

Добряк моей затеи не понял, но рьяно запротивился, когда я попытался погрузить на него мешок. Еще целый час я бегал за зверем, пытаясь заставить его нести вещи. В ход шло все: запугивание, манипуляции, подкуп, обещание стабильного дохода без вычета налогов, но Якову было глубоко пофиг на все это. В итоге, сошлись на том, что я буду его мыть, кормить, любить и никогда не бросать, бл**ь, а он таскать мои пожитки и иногда разрешать поездить на нем верхом.

Вернувшись на берег, я умылся, а затем присмотрелся к своему отражению.

Еб**е меня семеро, что с моими глазами?

Радужка моих некогда прекрасных голубых очей теперь имела ярко красный оттенок.

Теперь я кровосися! Ахеренно, блестяшка из сумерек. Яков — моя бесполезная, тупая подружка, а варвары — клан вампиров Вольтури. Ну ладно, ладно, это все сказки, конечно, клыков-то нет, да и на кровь не потянуло, но что за машу вать?! Я не думал, что после благословения тело как-то изменится. Богиням, прежде чем одарять кого-то своей силой, нужно говорить о последствиях сразу, желательно в письменно виде.

Рассмотрев себя, больше никаких изменений не заметил, разве что человеческие резцы стали чуть острее и вытянутее в середине, на манер акульих зубов, но это не так заметно.

Безрадостно выдохнув, я завалился на разогретый за день песок. Костер разводить не стал, побаиваясь очередного нашествия плешивых головорезов.

Подумал о том, что если бы «помер» в деревне, то, возможно, Морена и тогда бы сумела возродить меня с божественной прибавкой характеристик. Тогда бы я точно смог перебить варваров и расправиться с самым главным из них. В момент смерти Мэри я сумел разглядеть его, задействовав навык малого распознавания. Главаря варваров звали Ганран, он не особо скрывался, а напротив, у его имени виднелось три знака вопроса. Я уже встречал такого, демона Зотза, в деревне Рибис. У него тоже имелось три знака вопроса, а имя и вовсе было скрыто, видимо, какой-то артефакт. Но зачем называть таверну именем, которое скрыто в статусе? Не суть, в общем, это обозначало уровень выше сотого. Не понимаю, как пал Рибис, когда в нем затесалась такая темная лошадка как Зотз?

Поглядев на отдыхающего от бегания за бабочками Якова, я перевел взгляд в сторону леса. Когда звериное чутьё усилилось божественным вмешательством, я смог услышать голоса примерно в двадцати пяти километрах отсюда. Предположил, что это очередная деревня, судя по щебетаниям детей и кряхтениям стариков. Что ж, путь намечен, осталось только дождаться утра, а то встречаться с ночным зверьем не хочется.

Перед сном решил заглянуть в статус.

Имя: Зен Мэрси

Полных лет: 16

Уровень: 21

Опыт: 22 730 из 155 000

Раса: Человек (5% шанс нанести критический удар + 50% к выходящему урону)

Здоровье: 190 из 190

Мана: 380 из 380

Характеристики: Свободных очков: 0

Сила — 8

Ловкость — 12

Интеллект — 29

Тело — 10

Зоркость — 11

Активные навыки:

(Магия мира)

(Малое распознавание), (Знание истории), (Малое исцеление)

(Охотничий промысел)

(Пробивной путь), (Прозорливость)

(Путь ассасина)

(Прогулка в тенях), (Разрыв)

(Пирокинетика)

(Возгорание)

(Некромантия)

(Комариный рой), (Очи отчаяния)

Пассивные навыки:

(Сопротивления)

(Сопротивление огню — 13%)

(Некромантия)

(Предчувствие смерти)

(Превращение)

(Звериное Чутье)

Нераскрывшиеся навыки:

(Королевская кровь — 1%), (Вторая душа — 75%), (Скорбь Жнеца — 1%)

Профессии:

(нет)

— «Скорбь жнеца»?

* * *
Ганран (король варваров, один из благословленных)

Воздвигнутый лагерь варваров гудел. Мужики пьянствовали, отдавая честь павшим в бою воинам и радовались награбленному. Пьяный ор, звуки расстроенной лютни и пение зашуганного барда веселили кровожадный народ.

Только Ганран не видел радости во всем этом. Высокий король Импрейцев, под два метра ростом, шагал к поставленному королевскому шатру. Его кулаки белели каждый раз, когда он вспоминал количество погибших людей, служивших ему верой, правдой и своими топорами. Поправив шкуру убитого им дикороса, мужчина приблизился к шатру, когда звуки балакающей мелодии донеслись до его ушей.

Трое из его прихвостней терроризировали молодого барда, взятого в плен при набеге на деревню Рибис.

— Давай, бард, — крикнул один из остолопов. — Вещай нам свою… ик… блядскую… болядску… баладу, короче!

Бард судорожно пытался настроить инструмент под гомоном снующих вокруг варваров. Его руки тряслись, а лицо выражало только животный страх. Маленькие испуганные глазенки бегали от одного бугая к другому, а затем к инструменту.

— Нууу, — прикрикнул верзила с бутылкой откупоренного вина. — Че ты там возишься? Играй, давай!

Сильный подзатыльник и хрупкое тело певца свалилось на окропленную дождем сырую почву. Музыкальный инструмент сломался пополам под весом барда, а варвары недовольно забурчали.

— Ууу, недоносок! — еще один шлепок по макушке стручка и из него вылетает набранный воздух. — Совсем что ли… ик… Я тебя струнами, хер, обмотаю ты меня понял?

— Слушай, Орм, а может пусть своими мудями сыграет, у него всяко в штанах тоже струны имеются.

Варвары громко заржали.

— Давай пой, паскуда! — удар с ноги под дых.

Бедный бард развалился на земле, задыхаясь от побоев и издевательств.

— Я тебя… — замахнулся тот, кого звали Ормом, но его руку быстро перехватили. — Что за…, кто там такой…

Когда Орм развернулся на осмелевшего прервать развлечение, его брови взлетели вверх, чуть ли не путаясь в волосах, а звериная шкура, надетая поверх мускулистого торса, побледнела вместе с кожей.

— Ганран… — прошептал он, а затем упал наземь, склонив голову перед вождем. — Простите меня, король, Ваалис меня побери, не признал. — после этих слов мужчина выпрямился, продолжая стоять на коленях. — Прошу простить за наглость, я… — извинения вмиг отрезвевшего варвара прервала звонкая пощечина.

В удар было вложено немного силы, но даже этого хватило, чтоб зазнавшийся утырок отлетел на пару тройку метров, врезался в дерево и обмяк потерявшей сознание куклой. Остальные судорожно задрожали. Перед ними стоял вождь. Сильнейший из варваров, получивший благословление самого бога войны Арноса.

Ганран обвел своих последователей темными, всепоглощающими глазами. Именно в таком взгляде можно понять, есть ли в человеке стержень. Многие невольно отводили взгляд, даже не все благословленные могли выдержать такой угнетающий взор темно-карих очей.

Король кивнул и варвары, пытающиеся выбить из барда мелодию, вмиг ретировались с местособытия. Ганран тяжело выдохнул и одно рукой схватил барда за шкирку, а затем поставил на ноги. Ошалелый поэт сжал голову в плече, не в силах поднять глаза на двухметрового воина. Вождь наклонился поднять лютню. Та была испачкана грязью и сломана, что сильно огорчило мужчину.

— Хороший инструмент, — пробирающим до дрожи басом произнес Ганран. От такого бард задрожал еще сильнее. — Музыка — маленькое напоминание бога, что есть что-то большее в этом мире, чем мы. Гармоничная связь между всеми живущими и звёздами, не правда ли? — варвар посмотрел на певца, который продолжал любоваться землей под ногами. — Иди своей дорогой, бард, ты свободен.

От шокирующих слов глаза поэта превратились в сверкающие блюдца. Он, не веря услышанному, посмотрел на Ганрана, не меняющего выражение своего лица.

— Нннно… но… — заикнулся стручок. — Меня же сожрут монстры или ммммогут убить бандиты.

Ганран всучил лютню в ослабшие руки паренька. — Тебе даровали свободу, бард, лучше ступай или оставайся и дальше мальчиком для битья для этих парней.

Мужик посмотрел в сторону двух дерущихся бугаев, на которых остальные делали ставки, выворачивая карманы и доставая несчастные медяки. Бард нервно сглотнул, осматривая неотесанных зверей в человеческих обличиях. Сжав лютню покрепче, он повернулся к Ганрану.

— Бббблагодарю, — промямлил парень и помчался прочь из лагеря варваров.

— Эй, бард убегает, — крикнул кто-то из возмущенных плешивых.

— Оставьте! — гаркнул Ганран, и под звуки тишины остановившегося боя, зашел внутрь шатра.

Ганран не любил этого. Все, что он делает, казалось для варвара бессмыслицей, он не понимал целей своего нанимателя, который руками Импрейцев устроил резню в королевстве Мэрси.

Почти век Ганран служит могущественному покровителю. Сначала нападали на поселения гномов, но затем полурослики устали от таких внезапных стычек и возвели огромную стену на границе с Импреей. Тогда варвары переключились на эльфов, но те ушли в свои леса, где черт ногу сломит об ловких длинноухих и хранителей леса, прислуживающих одному из высших монстров, королеве дриад. Теперь на очереди королевство Мэрси. С этими не получилось так легко, как с дварфами.

По началу дела шли отлично, Ганран выполнял условия сделки, но две последние деревни дались ему очень сложно. Сильные войны раскидывали молодняк варваров, которые должны набивать уровни на простом люде одной левой. В последнем поселении вообще развернулась настоящая бойня и королю варваров пришлось вмешаться лично. Теперь еще и магическая птица принесла письмо от Канрина, бывшего командира отряда благословленных. Письмо было коротким, но струнки угрозы в нем сложно не уследить. «В Эльбарс, немедленно!» — гласили буквы, запачкавшие белую бумагу.

Достав из личной походной сумки черную скрижаль, Ганран насупился. Как же ему захотелось разломать эту проклятую вещь, но он пересилил себя, вспомнив, зачем все это устроил.

Достав кинжал из ножен, мужчина медленно провел им по ладони, а затем облил черный камень выплеснувшейся кровью. Рана быстро затянулась, не оставляя шрама, только кровавый след. Алая жидкость, попавшая на скрижаль, быстро впиталась в темную плитку.

Внезапно тьма развеялась и в скрижали появился силуэт молодого парня, в темном, как сама ночь, сюртуке. Он был среднего роста, стройный тонкий стан и широкие плечи показывали крепкое сложение, способное переносить все трудности суровой жизни Отрарии. Пыльный бархатный сюртучок на парне, застегнутый только на две нижние пуговицы, позволял разглядеть ослепительно чистое белье, отображающее привычки порядочного человека.

— Здравствуй, Ганран, — пропел парень, сверкнув своими карими глазами. Белые перчатки он снял, оголив бледные руки. — что-то случилось?

Ганрана уже не удивляла его внешность. Юноша представлял из себя прожженного аристократа, с подобающими людям этого сословия манерами, но Ганран считал все это бабским воспитанием, не более.

— Да, — коротко ответил воин. — Ты мне соврал.

— Не понимаю, о чем ты, друг мой, — улыбнулся мальчишка. — Если произошла какая-то странная ситуация, не обязательно сразу приписывать ей мое вмешательство.

Варвар побагровел. Его бесил тон и манера речи этого сопляка.

— Полсотни моих молодых воинов погибло в королевстве Мэрси! Такого не случалось, когда мы дрались с полуросликами и длинноухими принцессами, хотя ты и сам прекрасно знаешь об их силе. Почему обычные крестьяне смогли дать такой отпор?! — взревел варвар. — Ты обещал, что это будет легко и без потерь! Но мы все равно пострадали! Объясняйся, щенок.

Парень никак не изменился в лице, продолжая так же ехидно улыбаться на оскорбление и недовольство благословленного.

— Ошибки случаются, Ганран, тебе ли об этом не знать. Я не могу ведать всего. Мне правда жаль твоих людей, но это твои проблемы. Именно твоя разведка не дала тебе точных сведений, так что винить можешь только ее и себя, раз поверил ложным данным.

— Не зазнавайся, некромант! У нас был договор, если мои люди не пострадают, я продолжу добывать для тебя души. Я договор соблюдаю, а вот ты нет. Я больше не желаю плясать под твою дудку.

— А, подождии! — помахал указательным пальцем юноша. — Ты забыл уговор?

Парень щелкнул пальцами и за его спиной появилась маленькая девочка. Грустные, слезящиеся глаза малышки смотрели на варвара с надеждой.

— Папа, я хочу к тебе. Пожалуйста, помоги мне, — девочка начала рыдать, а сердце Ганрана облилось кровью.

— Ублюдок, — сжав кулаки от нахлынувшей злости процедил он. — Надо было тебя прихлопнуть еще тогда, у стен Трагарона.

— Ты еще помнишь об этом? — с насмешкой спросил некромант. — Эх, столько потрясающих воспоминаний. Великая битва благословленных против вселенского зла. Жаль, что вселенским злом был я, но ничего, зато теперь мы с тобой пришли к взаимопониманию и работаем вместе.

— Отпусти мою дочь. — потребовал варвар. — Я выполнил договор, собрал тебе тысячу душ. Так выполни и ты свою часть сделки, дай моей дочери тело и верни ее мне.

— Подожди, Ганран. Ты еще не добыл мне крови жнеца. Без нее я не смогу овладеть таким большим количеством душ.

Мужчина нервно поиграл желваками. — Где я найду жнецов? Эти сущности обитают в другом, незримом для простых смертных, мире. Туда могут проникнуть только боги или некроманты, как ты. Почему ты сам не сможешь этого сделать?

— К сожалению, — мужчина поотбивал хорошо знакомую только ему мелодию. — я утратил способность путешествия в загробный мир. — ответил парень с серьезным лицом, но затем быстро вернулся в ухмыляющееся состояние своей физиономии. — Найди некроманта четвертого уровня, заставь перенести тебя в потусторонний мир, а там уже ты найдешь жнеца, и некромант вернет тебя обратно.

— Я не могу этого сделать. Ты же знаешь, что души благословленных невозможно уничтожить или завладеть ими. Они подвластны только нашим богам. — ответил варвар. — Да и найти некроманта четвертого уровня невозможно. После тебя, темного бедствия Отрарии, страны выпустили всемирный указ, что некроманты могут подниматься только до третьего уровня.

Парень приподнял брови, а его молодое лицо отразило мерзкую улыбку, от которой у Ганрана пробежали мурашки.

— Проблему с твоей душой я решу, а насчет некромантов… Ты всерьез думаешь, что все чтят этот дурацкий закон? В этом мире правит сила, Ганран, тебе ли не знать. Некроманты даже третьего уровня всегда стремятся к большему.

— Я знаю, что у тебя остались твои приспешники. Дай мне одного. — заявил Варвар, смотря в заинтересованные глаза парня.

— Ого, зря я говорил о бесполезности твоей разведки. Молодцы, ребята. — произнес юноша и рассмеялся. Ганран терпеливо ожидал, когда собеседник прекратит свой истерический вопль. Через несколько секунд некромант успокоился и продолжил. — Мои люди пока еще очень слабы. Увы, но я не могу тебе в этом помочь.

— А ты сам? — решил уточнить воин.

— Свою силушку я берегу для особого случая.

Несколько секунд Ганран сверлил парня грозным взглядом, но затем, переведя взор на душу плачущей дочери, опустил свою могучую голову.

— Зачем тебе все это? — спросил варвар, в надежде услышать ответ.

— Как зачем? Чтобы править всем миром. Очевидная цель.

— Потому что ты мнишь себя Богом? — насмешливо осведомился Ганран.

В темных глазах некроманта мелькнуло торжество. Он ответил:

— Потому что я победил саму смерть.

Глава 4

Очередное поселение.

Ранним утром я собрался в путь до ближайшего поселения. Трофеи прицепил к Якову, потом попытался оседлать рогатого, но тот не дался. Стал злобно фыркать, мол, я еще не дорос до такого уровня доверия.

Не дорос? Да я ему задницу в речке от крови отмывал, чтобы у людей не возникало лишних вопросов, а этот придурок умудрился снова запачкаться. Пришлось отмывать мохнатую рогатую жопень еще раз.

Шли мы спокойно, наслаждаясь пением птиц, шелестом опадающей листвы и приятно-прохладным ветерком. Яков не отставал и лениво вышагивал рядом со мной. Я подумал, что ему нужно будет сделать седло, поводья и все необходимое, чтобы с комфортом оседлать быстрое животное. Вообще, я поражаюсь тем, что смог приручить этого зверя. Насколько мне известно, только светлые эльфы могли позволить себе рассекать на рогатых добряках.

— Что же ты во мне разглядел? — спросил я у идущего рядом Якова.

Добряк лишь фыркнул. В принципе, это был весь словарный запас животинки.

Пока шли, я рассуждал на тему своих будущих целей. Во мне все еще горел огонь и жажда мести тому высокоуровнему варвару с косичкой. Конечно, все трактаты древних философов моего мира говорят о том, что месть — это удел слабых. Даже великий Индийский политический и общественный деятель Махатма Ганди сказал, что принцип «око за око» сделает весь мир слепым. Хрен знает, каким человеком был этот философ, но лично я большой поклонник мести. Именно в этом чувстве мы не хотим признаваться даже самим себе, но тайно оно всех нас гложет. Так что тому двухметровому бугаю я буду мстить и постараюсь сделать это максимально жестоко. Как любила говорить моя бабушка, имени, к сожалению, не помню, нужно быть одним из тех людей, которые начнут стрелять в ответ. Да, моя бабуля была еще той оторвой.

Что ж, с первой целью разобрался, но теперь настала самая мозгоеб***льная часть — как свершить эту месть? Тот варвар непростой перец, я даже не уверен в том, точно ли сотый уровень в его статусе. Ведь если он имеет двухсотый уровень, а то и выше, тогда получается, что мне до него еще срать и срать.

Допустим, богиня дала мне какую-то ахреневшую силу, которая способна возвысить меня над простыми смертными. Это ах***но, но минус в том, что мне толком не объяснили, как она работает, да и в статусе, кроме «Скорби жнеца», я ничего не нашел. Б**ть, бесят меня эти загадки и непонятки. Я смутно понимаю, как прокачивается навык «Королевская кровь», а тут еще и новый появился, с которым вообще ничего не ясно. Почему нельзя сразу говорить, что, как, зачем и почему? Нет же, нужно вечно оставлять еб***е ребусы, которые запаришься отгадывать, а ответ, как всегда, лежит где-то на поверхности.

— С**а, — ругнулся я от злости.

Яков изобразил что-то наподобие озадаченности, ну или просто решил бровь поднять.

— Да я так, о своем.

Ладно, хрен с ним. Во всяком случае, я думаю, что разузнаю как работает тот или иной навык. Не просто же так богиня дала мне какую-то там силу. Было бы забавно, если бы силу я получил, а вот как ей пользоваться, так и не понял. Морена на своих цепях бы пробивала себе мысленный фейспалм.

И все-таки, как победить сильного варвара? Ответ очевиден, стать еще сильнее. У него есть мелкие и не очень прихвостни, по типу молодняка скинхедов, значит нужно обзавестись собственной армией. На армию нужны деньги и власть, какой-нибудь титул. Нерды для этого несильно подходят, их гвардия состоит из низкоуровневых солдат, на два или три превосходящих простой люд, а вот Майерам или Вирам, думаю, служат воины пострашнее Нердских солдат.

Решено, стану Виром и буду править землей! — воодушевленно подумал я, но затем быстро дал себе мысленную пощечину. — Ты же Мэрси! Приди в столицу королевства к, получается, двоюродному дяде и заяви о своих правах на трон. Да уж, идея такая же бредовая, как сунуть жабе соломинку в жопу и подуть в нее. И какой умник до этого додумался? С правами на трон придется повременить. Не думаю, что королевская семья примет меня как своего давно пропавшего родственника. Они вообще не подозревают о моем существовании. Сейчас соваться к знати нет никакого смысла, даже со скрывающим артефактом, серьгой. Не думаю, что она сможет уберечь меня от высшего навыка распознавания, а люди с такой способностью среди аристократов имеются со стопроцентной вероятностью. Я бы даже дал двести.

Для начала нужны деньги, так как из них вытекает все остальное. Есть деньги, можно купить топовый шмот. Есть шмот — будет сила прокачивать уровни и сражаться с серьезными противниками. Будет сила — придем и к власти. Деньги, кстати, можно заработать алхимией. Матушка на этом целое состояние рубила, причем настолько большое, что на зависть деревенским мы установили в доме стекла. Детишки еще долго думали, что рядом с ними поселились аристократы по типу Нердов или даже Майеров. В обычных деревушках можно спокойно прожить с алхимией первого уровня, а вот в городе именно для выживания, а не житья, нужно качнуть ремесло до второго, что ознаменует собой взятие профессии. На третьем смогу считать себя достойным алхимиком, а на четвертом и пятом работают королевские зельевары. Короче, алхимия — это выгодно, по сравнению с зачарованием. Ходить только с прокаченным интеллектом — означает ловить ваншоты от пробегающего мимо таракана, а я стеклом быть не хочу.

Вывод: копим силы, прокачиваем уровни, зарабатываем деньжата и собираем сильнейшее пати всех времен и народов, а затем выносим злодеев. План хорош, как швейцарские часы.

Спустя четыре часа пути, мы с Яковом решили сделать привал. В принципе, до поселения бы дошли за часов шесть-семь, но я безумно проголодался, да и Яков тоже, все-таки растущий организм. Звериное чутье подсказывало, что где-то здесь бегают вкусные мясные шарики.

Я уже облизывался в предвкушении сочной добычи, но внезапно почувствовал смерть. Пассивный навык некромантии дал незримый сигнал о присутствии трупа в этой местности и это не обязательно труп человека. Даже достаточно крупный зверь на подобие добряка подойдет. Конечно, вероятность того, что где-то поблизости лежит труп животного, намного больше, нежели вероятность разлагающегося мертвяка человеческой расы, но это не всегда хорошо. В принципе, неважно, чей труп, важно то, кто его умертвил.

Наказав Якову ждать, я направился в сторону предполагаемого запаха смерти, а затем уже учуял кровь звериным навыком. За деревьями что-то мелькнуло, и я тут же вытащил саблю Хар'ака.

Страшно до дрожи в поджилках. Какая-то неведомая хрень только что мелькнула перед глазами, а я не успел уловить ни силуэт, ни запах.

— Ррр, — донеслось из глубины леса.

Сглотнув, я активировал скрытность и лилипутскими шагами направился в сторону звука, стараясь обходить шуршащую листву под ногами. Ветер дул в мою сторону, подгоняя запах мертвечины и оповещая, что двигаюсь я в нужном направлении. Когда моя незаметная тушка достигла нужного места, то глаза увидели трех отшельников, вгрызающихся в мертвую тушу взрослой особи рогатого добряка.

Ооо, эти твари были одними из самых жутких существ Отрарии. Они не имели кожи, из-за чего наружу выступали темно-серые мышцы, обтянутые тонкой субстанцией. Мы с Варом один раз пристрелили такого и я, как двинутый на голову ученый, решил разобраться в их физиологии. То, что обтягивало их мышцы, кожей можно назвать с большой натяжкой. Это больше походило на пищевую пленку, которой обмотали добротный шмат мяса. Морда вытянутая, как клюв цапли, а зубы походили на иголки ежа, только раз в пять толще и острее. Пасть твари была усеяна такими отростками, которые то и дело застревали в пище. В прочем, монстров это не особо смущало. Хвост крысиный, только цвет его более темный, а на конце имелся мелкий пушок черных волос, таких же, как и на гриве существа. Вообще, монстры больше походили на облезлых донельзя собак или канадских сфинксов, бесшерстную породу кошек. Скинхеды животного мира, блин!

Три твари для меня не проблема, халявный экспириенс на дороге не валяется, но меня смутил один весьма важный факт. Отшельники никогда не ходят по трое, а уж тем более по одному. Обычно их стая состоит из семи до пятнадцати особей. Короче, слабые противники, которые превращаются в мощную силу, когда организуют стаю.

Я оглядывался вокруг, пытаясь найти оставшихся, принюхивался, прислушивался, но ничего. Что ж, если это все, то мне несказанно повезло. Убрав саблю обратно в положенное ей место, я снял с себя варварский лук и натянул на тетиву конфискованную стрелу.

— Дайте же мне сил, — пробубнил я и выпустил первый подарок.

Стрела угодила точно в глотку зверя, поглощающего кусок добрятины. Тот прохрипел что-то на отшельническом, закашлял кровью и свалился на землю бездыханной куклой. Двое из его друзей насторожились, выпучив свои гнилостно-болотные глазенки в гущу леса.

БАМ! еще одна стрела, и череп очередного отшельника оказывается насквозь пробитым.

Удачная охота! — подумал я с кровожадной улыбкой, но затем все пошло не так гладко.

Из кустов выскочили пять зверей, смотрящих прямиком в мою сторону. Они рычали, подгибали лапы, собираясь броситься в мою сторону. От такого поворота я знатно прихерел. Тут луком уже не отделаешься.

Я быстро отбросил дальнобойное оружие в сторону и выхватил саблю, как с права от меня послышался грозный рык. Скрывающийся под неизвестным мне навыком, монстр прыгнул на меня, раскрыв пасть, усыпанную тысячью зубами, и выпустил острые когти. Реакция не подвела и я резким движением ушел в сторону, дернув саблю вверх. Голова отшельника с характерным хлюпающим звуком отделилась от тела и прилетела прямиком к ногам своих собратьев. Те посмотрели на нее, затем на меня, и не став дожидаться схождения небесных светил, ринулись на меня со всех конечностей.

— ЕБ**КИ ВОРОБУШКИ!!! — вырвалось у меня, когда я улепетывал куда глаза глядят.

Целая свора диких тварей носилась за моей аппетитной задницей по всему лесу. Дикие псы сметали все на своем пути: разрубали тонкие стволы молодых деревьев, оставляли когтистые борозды на дубах, рыхлили землю и почти дотягивались до моей поджатой филейной части. Погоня продолжалась до того момента, пока я одним прыжком не взлетел на ветку крепкого дуба.

Ахренеть, я прыгнул! Говорят же, под страхом можно и не такое вытворить. Слышал историю, что какая-то женщина смогла поднять машину, чтобы спасти своего ребенка. Адреналин творит чудеса.

Вот так несколько минут я сидел на дереве, отпинываясь от самых ушлых отшельников. Монстры выглядели настолько жутко, что зазывала или падальщик могли показаться милыми котятками. Но потом я вдруг осознал.

— Какого х*я я делаю? — буркнул я себе. — Ты пи***лся с раскаченной версией падальщика, рвал на лоскуты лысых еб***ов, избежал верной смерти в деревне, встречался с самой богиней смерти. И умудрился застрять на каком-то гребаном дереве, ссыкуя плешивых дворняг!

Разозлив себя до предела, я глянул на руны, выгравированные на сабле, которые постепенно напитывались маной и начиналиь светится ярко-желтым цветом раскаленной стали.

— Щас я вам покажу корейскую кухню! — крикнул я и махнул зачарованным оружием, рассекая воздух.

С клинка тут же слетела огненная полоса, разрубающая и зажаривающая всех тварей, что посмели пересечь ей путь. Отшельники почувствовали неладное и попытались свалить, но меня было уже не остановить.

Спрыгнув с дерева, я выпил зелье силы, что значительно прибавило скорости телу и ловкости, повысив верткость и упругость мышц. Сорвавшись с места, я принялся кромсать улепетывающих в разные стороны отшельников. Махал саблей так, как машет разгоряченная двойкой своего сына мать.

— УУУ, с**и, стоять бояться! — кричал я, сходя с ума от происходящего.

* * *
— Ммм, — протянул я, заглатывая кусок местной собачатины. — Еда на природе, не то что дома, да, Яков? Вкус совсем другой, верно? Острее, что ли… мятой отдает, смолой. А уж аппетит как разыгрывается!

Животное довольно хрустело собранными желудями и пялилось на меня с пониманием, словно когда-то пробовало домашнюю еду.

— Понимаю, ух, как вкусно.

Мясо отшельника не сказать чтобы вписывается в топ десять блюд Отрарии, но если использовать правильные приправы и технику приготовления, то жесткость и железный привкус можно убрать, сделав еду мягкой, сочной и ароматной. К сожалению, таких благ у меня не было, поэтому приходилось просто есть жаренную на костре мякоть. И даже так голодный организм схомячил все без остатка.

Набив пузо до отвала, я подпрыгнул и гордо зашагал в сторону поселения. Идти оставалось совсем ничего, поэтому настроение выбило улыбку на мою до этого зашуганную, а затем злую моську.

Приятным было то, что я сумел справиться с целой стаей отшельников в одиночку. Сабля Хар'ака очень мощное оружие. Если бы не мой прокаченный интеллект, я бы от пары взмахов зачарованным мечом свалился в бессилии, а местные твари подгрызали мою упругую часть. Трофеями со зверей оказалась их шерсть. Ее на телах монстров всегда мало, и она обладает странным эффектом. Насколько мне известно из книжки матушки, в которой она описывала рецепты разных отваров, из шерсти отшельника можно приготовить зелье второго уровня. Б*я, как же оно называлось? Гиперезия… перезия… презерва… А! Гиперэстезия. Этот отвар давал нехилый прирост к ловкости и зоркости, что очень сильно помогало в битве против ловкачей.

Это, конечно, все очень классно, но вот случилось кое-что весьма неприятное. Количество моего опыта после расправы над дикими псами не изменилось. От слова совсем. Что это за *****, *****, ***, ***!!! Да, именно так. Почему так произошло? Если это богиня сделала, то она самая настоящая дура. Сказала, чтоб я поднялся до трехсотого уровня и вызволил ее. А как мне подняться, если я не могу развиваться без убийства зверей?! Господи, кто-нибудь, подкиньте мне новых матов, а то старые больше не в силах описать ситуацию.

Так, ладно, проклинание темных демиургов ничего не даст, думаем логически. Морена сказала, что я смогу стать сильнее в короткие сроки — это круто, хотя, нет, учитывая, что я не знаю как? Но за это придется платить. Что-то мне подсказывает, что быстрое поднятие уровня будет не таким радужным и веселым, а плачу я тем, что не получаю ничего с убийства монстров. Интересно, а на людей это распространяется, или другие расы? Да не, не, не. Я же не серийный убийца по типу Тэда Банди, хотя красотки… Стоп! Нет!

По дороге мне стало скучно и в голову ничего умнее не пришло, кроме как спеть. Певец из меня, конечно, такой себе, но зато я горластый, что в обычных темных Томских дворах приветствуется. Главное — петь с душой, а ноты сами подстроятся.

Из многомиллионных музыкальных творений человеческой культуры я вспомнил только песенку про е***ий синий трактор. Мой друг, по совместительству сосед, с которым я снимал квартиру, зачем-то смотрел этот детский психодел после того, как обкуривался дешевой травой. Вот что у этих людей на уме? Но смотря на его счастливое лицо в те моменты, мне было завидно.

— По полям, по полям

Синий трактор едет к нам.

У него в прицепе кто-то песенку поет!

А ну, малыш, давай!

Попробуй — отгадай

Кто же, кто же, кто же, кто же

Песенку поет?!

— Яков, теперь твой куплет! — кривлялся я, переведя указательные пальцы на добряка.

— Фыр, — дал свой ответ рогач.

— Воо, вот можешь же веселиться, когда хочешь. — улыбнулись мои губы и продолжили сотрясать лесную тишь своим яйцезащимингованным вокалом.

Спустя часок другой, мы наконец-то добрались. Я уже слышал голоса людей, до ноздрей доносился запах свежей выпечки, а глаза подметили деревянные крыши домов, выглядывающие из-за крон молодых деревьев.

Вышел я из кустов, чем изрядно озадачил проходящую мимо полноватую даму с тремя, а то и четырьмя подбородками.

— Здравствуйте! — улыбнулся я нежданной прохожей.

Тучная женщина слегка прихренела от моего внезапного появления, но быстро сменила удивление на подозрительность.

— Ты кто такой? — пробасила та, что я аж прифигел. Да такому голосу позавидуют любые оперные певцы. Затем она вновь округлила глаза, завидев вышедшего из-за меня Якова. — Рогатый добряк? Ты чего, приручил эльфийского скакуна?

— Я охотник, а добряка да, приручил. — улыбнулся я.

— Охотник… — протянула толстушка. — Видимо, ты неплохой человек, — выдала она, чего я не особо понял. — А, наверное, по заказу прибыл. Что-то ты припозднился, дружок, твои только недавно вышли от нашего старосты. Сейчас в местной харчевне сидят.

Задание? Мои? Староста? Харчевня?

— Вы не подскажите, что это за деревня? — для начала решил уточнить, где нахожусь.

— Вот даешь, пришел на задание, а сам не знаешь куда. — женщина посмеялась над моей недальновидностью, но все же ответила. — Деревня Сажки, под покровительством Нердов Сомерсет.

Ага, вот уже хоть что-то.

— Извините, а что там насчет задания?

Дама знатно так обомлела в третий раз:

— Ты чего, совсем ничего не знаешь? Так, слушай, у меня и своих дел по горло, так что иди в харчевню и узнай у своих. Не мои проблемы, что ты опоздал. — помедлив, женщина дополнила. — Харчевня в той стороне, вдоль главной улицы. Не заблудись.

Закончив, она двинулась дальше по своим делам, плавно размахивая жировыми отложениями пятой точки. От такого зрелища меня немного перекосило.

Фе!

Ну, пойдем. Я потянул Якова за веревку, которой обмотал его толстую шею, и мы двинулись вглубь поселения. Люди смотрели на нашу компанию с неподдельным любопытством, а ребятишки и вовсе некультурно тыкали пальцами, вопя что-то про эльфийское чудо. Смотрели, по большей части на Якова, а не на меня. Все-таки в людских поселениях редко встретишь такого зверя, разве что в собственной миске. Говорят, что у зверей есть особое чутье и даже дикие, самые опасные твари могут служить верой и правдой своему хозяину. Правда, обычно звери и близко не подходят к людям, гномам, демонам, а вот зверолюдей и эльфов переносят поспокойнее. Хрен знает, почему так.

То, что я направился к харчевне, на втором этаже которой находилась гостиница, где часто останавливались проезжие гости, не вызвало особого удивления у людей. Разве что сам факт того, что я решил сделать остановку в Сажках, а значит, и мое диковинное животное можно будет разглядывать немного дольше, вызвал на улице оживление.

Подведя Якова к поперечной перекладине террасы, слева от крыльца, я начал привязывать его к ней, а заодно и снимать мешок с трофеями. Лошади, которые уже давно тут стояли, расступились в стороны, косясь на рогатого добряка.

— Эй! — крикнул сидящий на крыльце старик, обращаясь ко мне. — Не оставляй свою скотину среди нормальных животных. Не хватало, чтоб их еще удар хватил.

Дед смотрел на меня недобрым взглядом, словно я обесчестил его дочь, жену и все хозяйство. По морде Якова мало что было понятно, но судя по грозному фырканью, старик ему тоже не понравился.

— Не нравится, отвяжи. — ответил я и, не обращая внимания на посерьезневшее лицо деда, вошел внутрь питейного заведения.

Внутри все было как и в Рибисе у Зотза: обеденный зал, обставленный стульями и круглыми столами, на которых стояли разномастные кружки, барная стойка, за которой стоял смазливый бармен, заигрывающий с девушками, и, конечно же, куча людей, хлестающих алкашку, как воду. Вообще, Сажки представляет из себя процветающую деревушку, которую можно смело назвать поселком. Фонтана как в Рибисе тут, конечно, не было, но зато дома в любой части поселка весьма ухожены, а про красоты местного пейзажа я вообще молчу. Вот так деревушку забабахали. Какое-то странное фэнтезийное средневековье. В моем понимании, деревни должны быть чуть ли не захудалым местом, где хлеб днем с огнем не сыщешь.

Когда я оказался на пороге заведения, десятки глаз быстро облюбовали мою скромную фигуру, и те взгляды не сулили ничего хорошего.

— Ты чего тут забыл? — выкрикнул какой-то пьяница, побагровев до кончиков мясистых ушей. — Убирайся подобру-поздорову, пока не нашинковали.

Вот это я понимаю прием. Только начал свое одиночное путешествие, заглянул в первое поселение, где никого не знаю, а меня уже прогоняют, толком не разобравшись, что я за перец.

Под взглядами людей я направился к барной стойке, не став начинать перепалку с местным обитателем общего разлива, но приключения на этом не закончились, более того, оно только начиналось.

— Ты че, не понял? — оскалив ряд своих ровных зубов, выдал смазливый бармен. — Тебе тут не рады.

За спиной послышался скрежет ножек стульев о деревянный настил пола. Мужики повскакивали со своих мест, грозно тыча мне в спину своими тяжелыми зеньками. Девушки быстро покинули заведение, предчувствуя начало чего-то кровопролитного.

Да что за х**ня?! — выругался я в сердцах. — Какого хера они бычат на меня ни с того ни с сего?

— Я бы хотел узнать, что не так? — решился задать я вопрос, оглядывая крепких мордоворотов, медленно подступавших со спины.

— Этот Импреиц еще спрашивает! — рыкнул плешивый гомункул, походящий на пришельцев-кофелюбителей из людей в черном.

Да он на Импрейца больше меня похож… так, стоп, Импреиц — это же варвары. Твою мать! — ударил я себя по лбу, вызвав озадаченные выражения лиц у наблюдающих. — Я же в одежде Моди, того психованного варвара.

— Я могу все объяснить, — с надеждой вскинул руки в примирительном жесте, но для этих тупиц нужен был только повод, маленький жест.

Как только один из них завидел мое мирное движение, которое посчитал за угрозу, резко выкрикнул. — Смерть варварскому отродью.

И тут понеслось…

Глава 5

Хмельной угар.

Твою мать, что началось то. Все противники были примерно двадцатого уровня и ниже, не скажу, что враги серьезные, но пару дядек тридцать плюс уровней, стоящих в стороне, напрягали. В принципе я смогу справиться с тремя, может четырьмя, но меня все равно похоронят толпой. И зачарованную саблю, как назло, не используешь, иначе спалю таверну к херам собачьим. Лучше оставить ее на экстренный случай.

— Ребята, давайте жить дружно! — в надежде бросил я.

— БЕЙ ЕГО!

С остервенелым криком заядлого мордоворота, близь стоящий мужик кинулся на меня вынимая оружие из ножен. Меч описал короткую дугу и должен был вонзиться мне в шею, повреждая голосовые связки, мышцы или даже позвонки, а может попросту снести мою охреневшую голову. Но он лишь рассек воздух. Я филигранно ушел в сторону и, схватив мужчину за голову, со всей дури впечатал ее в барную стойку, собрав его тупой физиономией несколько заноз.

— ААа! — завопил самый смелый, схватившись за окровавленное лицо.

— Ты первый начал! — крикнул я и тут же получил бутылкой со спины.

Стеклянное изделие разлетелось вдребезги от столкновения с моей головой, залив волосы жгучим напитком. В районе лба что-то сильно заболела, а затем я почувствовал, как по нему течет теплая субстанция и это отнюдь не алкогольное пойло.

— Ах, ты, — разозлившись, я повернулся к ошалевшему бармену. — С**а!

Два точных удара в челюсть, в простонародье — двоечка, отправили смазливого в глубокий нокаут. Бармен, потеряв пару ровных зубов, опрокинулся на стеллажи с выпивкой, заваливая ту на пол.

Личико прокачал, а уровни нет! — подумал я, плюнув в сторону обмякшей туши.

— Херач варвара! — послышалось из толпы и понеслось.

Мужики разномастной кучей подлетали один за другим, пока я пытался уходить от их стремительных ударов. Охотники, рыбаки, фермеры, ремесленники, все без разбору кинулись на меня с кулаками, походившими на молот Гошта. Краем глаза заметил, как один из верзил бросился на другого.

Пиз***овка пошла знатная, прям как в моих любимых фильмах о диком западе, только не хватало веселенькой кантри музыки. Хотя, сидящий в углу бард, начал горланить так, что веселья стало хоть отбавляй. Его лютня не замолкала, все больше распыляя хаос мордобоя. Я даже начал вливаться, но затем, какой-то мужик с размаху рихтанул кудрявую кабину певца, а потом взял его лютню и засунул… о боже, фу!

Что за нах*й! — вопило вырывающиеся из груди сердце.

Постояльцы как будто с ума посходили, а я стал им уже не так интересен. Они начали херачить друг друга, разбивая кулаки в кровь и ломая кости, будто это обычные сучья. Мне кажется им просто нужен был повод, а я оказался не в том месте не в то время.

Вот один здоровяк на полном серьезе пытается вырвать глаз какому-то прыщавому пареньку, крича что-то про глаз и жопу, пока тот отбивается деревянной пивной кружкой. А тут кто-то вылетел в окно, затем вернулся и укусил обидчика за задницу. Справа от барной стойки вообще шесть разгоряченных мужиков устроили драку три на три, стенка на стенку. Пока двое прессовали здорового старого фермера, с соломенной шляпой на голове, их друга запинывали союзники старика.

— Да, — произнес я, выбивая искры из глаз подлетевшему плешивому мудаку. Мужик даже в пространстве потерялся и развернулся ко мне спиной. Крепкий пинок под зад и он полетел в глубь массовой драки. — я бл**ь, — очередной забияка кинул в меня стул, но я ловко перехватил его и, хорошенько прицелившись, вернул мебель обратно, прямо в отъевшейся живот. — не ВАРВАР!!! — закричал так, что у самого уши завернулись.

Удивляло то, что никто не использовал навыки. Либо у них их не было, что маловероятно, либо мужики просто решили вспомнить старую добрую кулачную драку.

Дверь, ведущую на кухню, выбили изнутри и оттуда вышел маленький узкоглазый мужичок, с желтоватым оттенком кожи.

— Так, щито тут происходитии?! — возмутился он, еще сильнее сузив глаза.

Хера, да в эту щель даже игла не войдет. И как он все видит?

Мужики, выбивающие друг другу зубы конечно же не ответили, продолжив меситься в диком угаре.

— А ну прекратит! — пискнул азиат, а в ответ ему прилетел кусок мяса в каком-то соусе.

Словив шмат своим худощавым, злым лицом, он быстро протер глаза и скорчил злую моську. От нахлынувшего безумия я рассмеялся, что сделал очень зря. Коротышка быстро перевел на меня взгляд своих сердитых узеньких глазищ и рассвирепел. Вынув откуда ни возьмись два кухонных ножа, эта хрупкая конструкция из костей и хилых мышц понеслась на меня, вопя какую-то дичь на незнакомом языке. Я даже в лице поменялся, почувствовав приближающуюся машину для сашими.

Карлик летел без разбора размахивая разделочными прибором и как только подбежал на достаточное расстояние, я со всей дури ударил ему промеж ног. Голенью почувствовал, как его морщинистые бубенцы растекаются в мошонке от моего трехочкового.

Азиатский карлик быстро остыл и плюхнулся на пол, зажимая сокровенное место и выкрикивая ругательства на своем языке.

— Будешь знать, распространитель инфекций! — усмехнулся я.

Долго разглагольствовать не получилось. Внезапно со стороны бара на меня набрасывается какая-то бабена и больно вгрызается в плече.

— АА, — вырвалось из моих уст.

Схватив полоумную за волосы, я с силой пытался скинуть ее со своей спины, но мразь крепко держалась, обхватив меня ногами за пояс. Боль стала такой, что я без раздумий повернулся спиной к барной стойке и со всего разбегу впечатал в нее женщину. Дама оторвалась от моего плеча, простонав от внезапно неприятных ощущений, а я быстро скинул ее и повернулся.

— Ты что, еба***я?! Я, конечно, баб не бью, — схватил ее за грязные волосы, — но для тебя сделаю исключение.

С размаху ударил по шее ребром ладони, на примере как это было показано во многих фильмах. Противники главных героев всегда вырубались сразу, а вот в моем случае… она, конечно, тоже вырубилась, но перед этим в районе ее шеи послышался неприятный хруст.

— Ой, — с зажатых зубов слетел испуг, — Об этом никто и никогда не узнает. Отдохни тут. — я аккуратно уложил тело дамы и с ужасом заметил, что тридцать плюс мужики тоже вступили в бой, отправляя к Морфею всех без разбора.

Может притвориться мертвым? — пролетела паникующая мысль, но даже на это времени не хватило.

Один из высокоуровневых заметил меня и громкой походкой, отбивающей некий ритм по деревянному полу, зашагал ко мне.

Чрезвычайный случай! — завопил разум, и я тут же схватился за рукоять сабли, принявшись напитывать ее маной. Вот только достать мне её не дали.

Этот монстр в мгновение ока оказался напротив и одним ударом отправил меня за стойку. Пространство вокруг завертелось, а перед глазами мелькали сказочные силуэты Якова, нарисованного в аниме стиле.

— Хера силища, — вытерев выступившую на губе кровь, я облокотился на мирно сопящего бармена и, пошатываясь встал на ноги, попутно прихватив разбитое, заострённые горлышко бутылки.

Я даже выпрямиться не успел, как меня взяли за меховые грудки варварского одеяния и оторвали от земли. Мужик довольно скалился, смотря на меня, и уже занёс руку для удара, как я со всего размаху вогнал разбитую бутылку в предплечье его руки, которой это амбал держал меня.

От внезапной боли хватка дядьки ослабла, и я мгновенно зарядил по его виску, но ожидаемого нокаута не было. Разница в нашей силе была колоссальна. Отмахнувшись от моей ноги как от назойливого насекомого, мужик хотел покончить со мной, но к его разочарованию я разозлился на столько, что мне вся эта белиберда надоела.

— Комарас!

Из фиолетовой энергии, сформировавшейся на моей руке, вылетел рой кровососущих москитов. В туже секунду обеденный зал таверны наполнился параноидальным жужжанием.

Криков стало ещё больше, а те, кто находился ближе к выходу, повыскакивали на улицу.

Громила передо мной, резво отмахивался от кровососов, сбивая по дюжине за один замах, а затем выпустил какое-то огненное заклинание, которое умудрилось сжечь всех комаров, но не задеть дерева, из которого сделан трактир.

— А НУ ПРЕКРАТИЛИ!!! — раздалось с входной двери заведения.

Все резко замолчали и прекратили драку, повинуясь незнакомому голосу. Один только бард с тихим кряхтением пытался вынуть гриф своей лютни из… в прочем не важно.

— Вы что тут устроили, свиньи волороские?!

На пороге стоял суровый на вид дядька с длинными усами и завязанной на затылке копной волос. Выглядел он как негр полицейский Кэри Махоуни из фильма 'Полицейская академия', только цвет кожи не черный, а смуглый или загорелый. В руках 'коп' держал гладкую деревянную дубину, а на нем самом был средний кожано-железный доспех. Ну прям не стражник, а стриптизер по вызову.

Мужчина пристально оглядывал всех участников побоища, пока те пялились на него испуганно-ожидающими глазами.

Я не стал упускать момента и задействовал навык распознавания.

Лоро (??) — показал мне навык. Жесткий мужичек, с ним лучше не играть.

— И так, — бросил брутальный коп. — Кто это все устроил?

Внезапно все присутствующие протянули руки в мою сторону и оттопырили указательные пальцы.

Вот же с**и! Сами тут устроили вакханалию с натягиванием глаз на задницу и вколачиванием музыкальных инструментов в тоже отверстие, а меня сделали крайним?!

* * *
Лури

Нападение варваров на Рибис было неожиданным. Произошло это глубокой ночью, когда все спали. Лури с Кирком находились в доме погибших на охоте родителей. Братья всегда мечтали пойти по данному пути, дабы прославить свои имена, данные им их почившими от рук разумного вампира родственниками.

Когда раздался первый взрыв, Лури ошалело вскочил с кровати и выглянул в окно. Их поселение полыхало ярким огнем. По всюду бегали бритые мордовороты, поджигающие деревянные постройки.

— Лури, быстрее, — крикнул Кирк кидая брату лук.

Дальнейшее происходило как в тумане. Резня, смерти, всепоглощающие языки пламени господствовали в поселение, обогащая его страшными звуками.

В один из моментов ожесточенного сражения, на Лури насело сразу два противника, от которых он пытался отбиться длинным кинжалом. Внезапно ноги подкосились. Парень свалился на землю и вот-вот должен был ощутить острие вражеского кинжала на глотке, но этого не произошло. Вместо смерти Лури, злосчастный клинок проткнул тело его брата, возникшего между ними.

— ААаа, — вскрикнул Лури поднимаясь с постели. Солнечные лучи, подобно быстроногом, прыгали по комнате изредка освещая лицо проснувшегося парня.

Поморщившись от света, Лури откинул одеяло и отвернулся он назойливых лучей.

— Это был сон… — прохрипел парень пустив пальцы в растрепанную прическу.

После поражения в поселении Рибис, остатки выживших перебрались в Мандо, деревенька неподалеку. Конечно, от Рибиса она отличалась кардинально: вместо мощенных каменных дорог, на главной улице, фонтанов и двухэтажных построек, стояли хилые деревянные халупы, проезженная грязная дорога с небольшими холмиками из грязи и люди, в выцветшей одежде и усталыми от работы глазами.

Сначала Лури скептически отнесся к такому неблагоприятному для житья месту, но добродушие жителей деревни перевернуло его мир с ног на голову. Это был не Рибис, а уж тем более не город Волорос, где на каждом шагу тебя могли ограбить, обмануть или чего похуже, похитить и продать в рабство. Мандо хоть и скромная деревушка, на окраине границы королевства, зато люди в ней жили, как подумал Лури, 'Настоящие'. Добрые и всегда готовые прийти на выручку.

Тут нашлись и воины, взгляни на которых сразу поймешь, что большая часть жителей Рибиса им в подметки не годится. Вот только даже это не спасло Мандо от варваров с юга.

Очередная бойня для Лури стала окном избавления от грехов. Парень, не жалея сил сражался бок о бок со своими товарищами, но его действия были весьма опрометчивы. Гнев и злость овладели юношей, а жажда мести глубоко засела и укоренилась в чертогах разума. Лури не думал о том, что может произойти, он не боялся смерти и уж тем более свирепых варваров.

Правда в этой битве ему не удалось умереть с честью, как он того желал. Старик Берк, в последней стычке отбросил Лури в сторону и приказал бежать. Конечно он не послушал и вновь пустился в бой, но маг земли возвел перед ним каменную стенку, преграждающую путь.

Как бы парень не кричал, из-за лязганий мечей и ударов стихийных заклинаний его никто не слышал. Тут в него посыпались стрелы и ЛУри пришлось отступить, подальше, в лес.

Оторвавшись от врагов, Лури целый день провел в лесу, скитаясь средь высоких деревьев и кустарников. За это время юноша поразмыслил над многим. Он был намного смышленее почившего Кирка и всегда отличался рассудительностью и спокойным подходом к любому вопросу. Лури понимал, что ничего противопоставить своре бешеных варваров он не сможет, а значит и мести за брата не быть. Тогда он пообещал себе выжить, дабы собраться с силами и совершить правосудие.

К сожалению, жизнь, как понял Лури, не дает никаких гарантий, никому и ни в чем. Единственное, что не подлежит сомнению, — неизбежный конец его существования. Кто сказал, что у него все выйдет, несмотря на все потуги и стремление? Никто… от этого Лури бесился еще больше.

На деревню Сажки парень наткнулся случайно. Просто шел по лесу как внезапно наткнулся на трех охотников, выслеживающих дичь. Вкратце объяснил им ситуацию и его добродушно сопроводил в деревню. Вот это поселение уже напоминало ему забытый после смерти брата Рибис.

Люди отнеслись с пониманием, а местный староста предложил работу в страже, как бывалому охотнику. У парня не было при себе ни гроша, поэтому отказываться от данного предложения Лури не стал. Так и прошел день в новой должности. Платили страже немного, по сравнению с заработком охотников, но зато это работенка не заставляла напрягаться и рисковать жизнью ради напыщенных богатеев. В поселке мало что происходило, но если ситуации все же случались, то невинные по типу: украл яблоко с прилавка, разбил нос любовнику своей неблаговерной или бегал по улице голышом. Кстати, последний случай проходил каждое утро седьмого дня. Местный умалишенный разгонял по центру в чем мать родила. Старик был бывшим рыцарем, поэтому его никто сильно не трогал. Мирно усмиряли и отводили домой.

Лури планировал заработать деньжат на новое снаряжение и податься в Волорос. Где как ни в городе можно срубить деньжат? Да и доска объявлений там редко пустует.

Сбросив со лба выступившие из-за кошмара капли пота, Лури поднялся на ноги и направился в умывальную, которая также располагалась на втором этаже местной харчевни. Лоро предоставил ему временное жилье, дабы побитый охотник смог встать на ноги. Юноша оценил такой жест, пообещав отплатить доброте старосты.

Намыливая уставшее лицо прямиком из бочки, парень с грустью посмотрел в свое отражение. Всего неделя прошла с момента нападения на Рибис, а выглядел он словно прошел десятки, сотни сражений, где каждый раз оказывался на волоске от смерти. Растрепанные темные волосы, пара обессиленных, стеклянных голубых глаз, с тусклым, еле заметным оттенком зеленого. Впалые щеки, отсутствия аппетита и тонкие, как говорили люди, Эльфийские брови.

— Еще один день, — пробормотал парень, как вдруг услышал звук драки, доносящихся с нижних этажей трактира.

Поначалу они были приглушенными, но затем шум все усиливался, пока не перешел в манер ожесточенной схватки

Варвары, — сладострастно подумал Лури, злобно оскалившись. Схватив свой верный лук, колчан со стрелами и удлиненный нож, парень выскочил из номера и устремился к ступенькам, откуда было хорошо видно весь обеденный зал.

Когда парень подоспел, понять кто есть кто было уже сложно. Мужики месились в задорном мордобое, не обращая внимания на пространство вокруг.

— Пьяная драка? — разочарованно шаркнул языком молодой охотник и хотел уже вернуться в свой номер, но внезапно, в общей массе людей, промелькнул небольшой силуэт, одетый в шкуру животного.

Парень втянул ноздрями окружающий его воздух и быстрым движением натянул стрелу на тетиву. Лури ликовал, — вот он, варвар, кровный враг! — Но парень все никак не мог прицелиться. Цель чересчур ловко мелькала среди здоровяков и отвешивала им смачные пендали да звонкие оплеухи, а иногда все же останавливалась, но ее тут же перекрывали злые постояльцы.

— Черт! — ругнулся парень и хотел было подойти поближе, как вдруг со стороны входа послышался крик старосты Лоро.

Лури остановился, с интересом наблюдая за действиями усатого брутала. Мужик немного поворчал на устроивших ненужный балаган, а затем, после поднятых многочисленных указательных пальцев забрал того самого варвара.

Стой! — хотел крикнуть охотник, но застопорился и поджал губы. Затылок этого варвара показался ему знакомым. А, когда он повернулся к мужикам дабы показать им странные жесты рукой и язык, Лури взметнул свои ровные брови к взъерошенным волосам.

— Зен?

* * *
Зен

Темная, каменная комната смердела запахами зловония, а воздух вокруг неприятно морозил ноздри. Тюрьма поселения Сажки выглядела как бункер или скорее склеп, с останками гниющих крыс. Клетка, в которую меня бросили смотрелась как картонная декорация, спешно нарисованный фон для театрального представления. В качестве примера могу предложить постановку «Ада Данте», божественная комедия черт бы ее побрал.

Впрочем, выбирать не приходилось, особенно заключенным. Они занимали два этажа, разделенных, как в Алькатрасе, на четыре блока, только здешние уровни находились под землей. Орды мух, тараканов и крыс оккупировали застенки. По коридорам витал дух безысходности, смешанный с вонью, как на скотном дворе. Смотря на людей, завсегдатаев соседних камер, на мою физиономию пролезла гримаса отвращения. В их организмах свирепствовали зубодробительная цинга и вызывающая коллапс заднего прохода дизентерия. Туберкулез подтачивал легкие, а лица уродовал сифилис.

Узниками рукотворного подземного мира были убийцы, воры, просто еба**тые и остальные психопаты всех мастей.

Я сидел мирно, не привлекая внимая соседей, и радовался, что Лоро, как я узнал из разговора уличных зевак, староста или градоначальник этого поселения, предоставил всем отбросам личные номера с прекрасными видами друг на друга.

Задница страшно зудела, от холода и сырости помещения, а раскроенная макушка противно ныла, отдавая жгучей болью. По ощущениям прошло часа два-три. Со мной привели еще пару мордоворот, одним из которых был тот самый мужик тридцать плюс уровня. Он сидел неподалеку от моей камеры и прожигал меня ненавистным взглядом.

— Эй, эй, — кричал тот, кого я принял за гуманоида, — слышь, варвар. Когда я выберусь, то перережу тебе глотку. Усек? — бурчал обозленный доходяга и жестами демонстрировал, что конкретно собирается со мной сделать.

Я показал ему фак и надменно усмехнулся. Жеста этот остолоп, конечно, не понял, но моя харя ему не понравилась.

— Ты че там показываешь? Слышишь, я тебя вздерну! Кипятком у меня ссаться будешь. — кричал он, а я спокойно пропускал все мимо ушей, занимаясь своими мыслями.

ПИЗ**Ц!!! Только начал свое приключение, как уже попал за решетку. Почувствовал себя тем самым бандитом, который кинул камень в толстое стекло, тот отскочил и попал в лоб его напарника. Вот это я неудачник. Саблю, со всеми трофеями и деньгами отобрали, оставив лишь варварскую одежку. Да и Якова небось на бульон пустили.

Раздосадовавшись, я принялся ходить кругами, придумывая план побега.

Нееет уж, извольте. Я тут засиживаться не собираюсь. Думай! Как можно выбраться из средневековой темницы? Сначала в голову прилетел сюжет из одного третьесортного сериальчика про бесполезного искателя. Там одна баба соблазнила охранника темницы, а затем, когда тот зашел в камеру, вырубила его помойным ведром и свалила нахрен. Ну, к сожалению, я не сексапильная красотка, да и охранников тут нет, лишь факела. Потом начал вспоминать другие кинофильмы с побегами из тюрьмы, но большинство из них не подходили. Режиссеры вообще не представляли тюремный быт.

Подойдя к железной решетке, я попробовал силой разжать ее, но у меня, как и предполагалось ничего не вышло. Из чего они вообще сделаны? Заклинаниями тут тоже не поможешь… Вдруг, в мою голову пришла гениальная идея. Спасибо тебе великий Джеки Чан, не зря я столько фильмов с тобой смотрел.

Я быстро снял с себя шкуру, бросил ее на пол и принялся отрывать длинный кусок. Скажу прямо, работенка была та еще. Чем вообще кормили этого зверя? А я-то думал, схренали варвары такие смелые и бегут на нас чуть ли не голожопые. Да на них же целый мать его бронежилет.

С трудом выдернув длинный лоскут, я кинул его в угол и приспустил штаны. Все это время заключенные наблюдали за мной с немым интересом, только мой 'будущий' убийца соизволил спросить, чем я там занимаюсь, но, когда на шерсть полилась теплая струя мочи, вопросы отпали, сменившись на лица дикого отвращения.

— Вон же сральное ведро стоит, придурок! — рыкнул гуманоид. — Зачем на пол, тут и так вонища стоит. Совсем из ума выжил.

Под эти вопли я закончил смачивать свой план побега. Теперь требовалось взять тряпку в руки и обмотать ею две рядом стоящие железные арматурины. Брать обоссаную в прямом смысле тряпку было мерзко, но ради свободы я должен пойти на это. Отвернув голову, дабы не чувствовать неприятный запах, я поднял смоченную вещь и сделал все как было показано в фильме.

— А теперь крутим. — проговорил я, и принялся скручивать мех. Желтая вода полилась на мои ноги, отдавая смердящими нотками свежей мочи. — Боже как мерзко, фу… — еле сдержал рвотный позыв.

Каждый раз крутить становилось все сложнее, но прутья начали охотно поддаваться. Мои соседи смотрели на данную выдумку с ошалевшими глазами, в которых отчетливо читалось — 'А так можно было что ли?'. Кто-то начал повторять мои действия и смачивать лоскуты одежды своими испражнениями. Даже гуманоид, вопящий до этого, махнул рукой и присоединился к остальным.

Ручейки послышались во всех камерах, а вскоре комнату заполонили кряхтения и жалостливые стоны, крутящих тряпки людей.

— Еще чуть-чуть, — натужно протянул я, делая очередную прокрутку, как вдруг по темницы эхом разошелся знакомый голос.

— Чем вы тут занимаетесь? — спросил, в удивлении поднявший правую бровь, градоначальник поселения Сажки.

Глава 6

Познакомился так сказать…

Староста Лоро смотрел на заключенных, в чьих рядах находился и я, с охреневающими от происходящего глазами. Его усы дергались, а рука прикрывала нос от мерзкого запаха. За спиной старика так же стояло пару амбалов, которые участвовали в потасовке трактира.

Один был высоким, под сто восемьдесят, с длинными распущенными русыми волосами и горбом на носу. Вид у него серьезный, а блеклая, синяя татуировка на предплечье добавляла мужику бунтарского шарма. Кстати, эту татуировку я уже видел, у того бугая, с которым схлестнулся в трактире. Второй стоящий за спиной градоначальника, тоже отличался высоким ростом, только он был менее мужественным. Увидела бы его одна из моих прошлых современниц, то уже бы во все горло вопила какой же он милашка. У него, к слову, была такая же татуировка в виде сломанного клинка.

— Чего вы… кх… — старик помотал головой. — чем так воняет?

— Мочой, Лоро, — ответил тот, что с длинной космой.

— А то я не понял, — ругнулся старый. — Какого хрена вы тут делаете? — Лоро злостно рявкнул на заключенных.

Те слегка съежились от басистого крика старосты, а затем перевели взгляды на меня.

Что, опять?

Усач повернул голову в мою сторону, вздернув густую бровь, мол 'опять ты?'. Я театрально недоумевающе повернул голову себе за спину.

— Ну хватит выпендриваться, — произнес староста мне, подходя к клетке со здоровяком, покусанным моими комарами, Вынув из-за пазухи кольцо с толстыми ключами, он открыл клетку. — выходи Ранг, больше херней не майся, понял меня?

Тот молчаливо кивнул.

— Забирайте своего, парни, — сказал Лоро отпуская здоровяка. — Теперь ты, — он подошел к моей клетке и косо глянул на смоченный мочой кусок шерсти. — Совсем дурак что ли, есть же ведро.

— Я ему тоже самое сказал, — поддакнул гуманоид, напротив которого висело такое же идейное испражнение. — Он хотел сбежать, Лоро, я тебе точно говорю. Этот варвар не так прост как кажется.

— Тихо Пинки! Не то отправлю к жене и расскажу ей как ты с Марфиной дочкой развлекался.

Гуманоид тут же затих и злостно посмотрел в спину усатого своими маленькими зеньками.

На этот раз, на старике был не кожаный доспех, а скорее что-то повседневное: синяя льняная рубаха, коричневые штаны и амулет на шее, в виде поднявшего крылья орла.

— И как ты собирался сбежать с помощью ссаной тряпки?

— Стянуть прутья вместе и прошмыгнуть в образовавшуюся щель. — честно признался я.

— И чего, думаешь получилось бы? — усмехнулся Лоро, все еще морщась от параноидального запаха.

— Ну, видел, как у одного азиата получилось. Подумал, что и у меня сработает.

Старик нахмурил брови в недоумении.

— А-зи-ата? — проговорил он, пробуя новое слово на вкус.

— Ну да, у вас тоже такие есть. Один на кухне в трактире работает. Узкоглазый такой карлик.

— Ты про Пина? Это Сармунд, южный народ дварфов.

Хм, прикольные у них тут азиаты, какие-то китайцы-дварфы. Это ж какая продуктивность у этого народа, небось молоты определенной серии пачками в час выпускают. Заметочка, когда создам свое королевство, нанять на работу китайц… сармундов.

Старик еще немного посмотрел на меня, а затем воспользовался все той же связкой ключей: — Ладно, выходи варвар и топай за мной.

— Да не варвар я, — ответил я. Как же достало, ну надел их одежду, так как с моей произошел божественный конфуз, что, теперь убивать меня надо.

Кстати, удивление от слов старца пришло не сразу. С чего это вдруг меня отпускают?

— Хах, — посмеялся старик. — Я это и так знаю. К нам пришел юноша, сказал, что в курсе про тебя вот мы и решили отпустить.

О, а это уже меняет картину. Неужели кто-то из деревни смог выжить? Видимо да. Это самый правдоподобный ответ. Надо бы посмотреть на своего спасителя.

— А чего тогда варваром зовете? — спросил я у идущего впереди старика.

— Ну так, имени то твоего я не знаю.

— И то верно.

Покинув мрачное помещение на зависть остальных заключенных, я наконец увидел свет солнца. Господи, просидел в тюряге всего пару часов, а уже соскучился по дневному свету. Вот это я и называю, имея не ценим, а потеряв плачем.

Тюрьма располагалась в одноэтажном каменном доме, рядом с которыми стояла одна казарма, на двенадцать воинов. Видимо это подобие средневекового полицейского участка. На стене даже висела старая ткань, застекленная в рамке. На ней был написан свод законов поселения Сажки: Не кради, не убивай, будь добрым и трудолюбивым. Казалось бы, стандартные законы или скорее библейские заповеди, но вот четвертый вызвал у меня легкий диссонанс. Он гласил — 'Не причиняй вреда старику Вильяму'.

От прочтения правил меня отвлек звук открывающейся тумбочки. Старик Лоро достал оттуда парочку бумаг и буднично уселся на деревянный стул, обделанный кожей. С виду он напомнил мне обычное кресло, только с весьма примитивными составляющими.

Загнув уголок бумаги, староста вытащил трубку, подлежащую для курения табака, и принялся нашпиговывать ее тем самым табаком.

Я смотрел на занятого важным делом старика с немым вопросом. Чего мы ждем?

Лоро методично закончил свою работу, утрамбовал табак, а затем принялся искать чем бы поджечь.

— Где же, — рылся он в все в той же тумбе. — вечно теряю этот камушек.

Мое терпение подошло к концу, и я обратился к старику.

— Позвольте, — произнес я, подойдя к столу. Лоро глянул на меня недоверчиво, а по играющим мышцам, на предплечьях, я понял, что старик все еще мне не доверяет и держится напряженно.

— Покурить хочешь? Щас, погоди, мне бы только найти этот чертов камень. — проговорил старик.

— Нет, я подожгу ваш табак.

— Хахахаха, — рассмеялся Лоро, так что его небольшой живот запрыгал под рубахой. — Ну все пацан, не смеши.

Старик положил трубку на стол и продолжил рыться в своем ящике. Я, естественно оскорбленный таким отношением, негоже бл**ь во мне сомневаться, взял изделие в руки и активировал навык возгорания, только задействовав в три раза меньше маны.

— Суа, — прошептал я и в круглом отверстии трубки вспыхнул огонь, а затем пошел сероватый дымок, отдающий неприятным запахом гари.

— А ты полон сюрпризов, парень, — протянул удивленный, но не показавший этого старик. Взяв протянутую мной трубку, закусил кончик меж желтыми зубами и смачно втянул в себя ядовитые пары. Усы мужика довольно дернулись, когда старец получил ожидаемое наслаждение. — Некромантия, теперь и магия огня. Может еще что-то скрываешь?

Да, еще я разглагольствовал с богиней смерти, меня вернули в мир живых уже дважды, и вообще я с другой планеты.

— Мне нечего скрывать, — ответил я.

— Ты же в курсе, что некромантия, хоть и разрешена к изучению до третьего уровня на законодательной основе, все равно не приветствуется в среде простого люда. Да и аристократы не всегда в восторге от того, что их может кто-то превзойти. Это темный путь, сынок.

— Не бойтесь, господин Лоро, я не желаю ничего плохого никому из живущих, — соврал я, вспоминая главного варвара.

Старик усмехнулся, а морщины, в уголках его глаз, игриво сощурились.

— Какой воспитанный юноша. Скажи это бедолагам, побитым тобой в трактире. Зачем ты вообще начал драку?

— Это не я, а местные забулдыги. Они приняли меня за варвара и без суда и следствия решили напасть. — изложил я достоверную информацию случившегося со мной события.

— Сомневаюсь, что их можно обвинять в том, что они спутали тебя с варваром. — проговорил старик, делая очередную тяжку. — Наше поселение в курсе нападения варваров, да и у многих были родственники в разграбленных деревнях. Не удивительно, что они не стали разбираться, завидев тебя в этой шкуре. — старик поморщился. — Тебе бы умыться и переодеться, а то несет, как из пасти падальщика. Фу… — он демонстративно зажал нос.

В принципе он прав. Даже сказать в свою защиту нечего. Я бы, конечно, не стал нападать на человека, даже если бы он вышел передо мной в форме нациста, но тут не то время, чтобы люди думали о социальном равенстве. Убей или умри, так и живут.

— Я бы не отказался от такой возможности, — сказал я, уловив мысль о запахе. Баня, ванна или на худой конец обычная озерная вода. Любой из источников сейчас бы пришелся как никогда кстати.

С улицы кто-то постучал в дверь. Лоро покосился на деревянный вход и произнес:

— Заходи, Лури.

Дверь отворилась и на пороге появилось потрепанное, но целое тело охотника Рибиса.

— Да ну нах*й! — удивился я. Ожидал увидеть кого угодно: бабку Грету, Гошта, кого-то из друзей или вообще братьев дурачков, те, что Элмерсы, но Лури…

— Ты чего, словно призрака увидел? — разогнав тишину произнес парень и захлопнул за собой дверь. — Рад что ты жив! — улыбнулся он.

— Да потому что его и увидел. И я рад тебе. Погоди, я точно помню, как ты вместе с другими охотниками принимал основной удар варваров на себя. Как ты выжил?

— Берк подсобил. Вышвырнул меня, заставляя бежать из той бойни. А ты? — спросил парень.

— У меня такая же история, только вместо Берка был отец.

Мы с несколько секунд смотрели друг на друга молча, сочувствуя и понимая, что каждый потерял тогда все.

— Ну вы зацелуйте еще друг друга, за встречу, — буркнул Лоро, а затем хотел посмеяться с собственного остроумия, но дым в легких выдавил из старика лишь громкий кашель. — Сади… кха… садитесь оба. — указал на два стула.

Отказывать, конечно, не стали и уместились на свои места.

— Чем так воняет? — озадачился принюхавшийся к запаху парень.

— Это кислород, братуха! — подмигнул я, но парень лишь непонимающе уставился в мои глаза.

— Кисло… что?

— Так, молодняк, — прохрипел пришедший в себя старик. — Расскажите мне, как проходило нападение.

Вопрос не очень тактичный, но все же имеет место быть. Тем более, что опасность может поджидать и это поселение. Лури уже рассказывал старосте деревни Сажки свою версию событий, но я видел больше. Переглянувшись с Лури, я принялся рассказывать каждую деталь той ночи: про варваров разведчиков, белый отпечаток ладони, мой гениальный план, как им противостоять, и конечно не забыл упомянуть и Ганрана, монстра с тремя знаками вопроса. Почему-то именно на этом моменте старик исподлобья глянул на меня, до этого он рассматривал свой стол.

— Ганран? — вопросил Лури. — Этот тот монстр, что держал перевоплотившегося Хар'ака за шкирку, как щенка?

— Да, ты его помнишь?

— Помню, только я не сообразил посмотреть его имя. Слишком сильно был вовлечен в сражение, — проговорил молодой охотник и отвел взгляд.

Что-то настораживало меня в этом парне. По его рассказу, складывалось ощущение, что он просто носился по полю боя с луком на перевес, не собирая дополнительную информацию. А это, на секундочку, очень важно, учитывая, что живем мы в мире с присутствием системы. Знания уровня врага, а если еще его профессии и навыках, помогут придумать как от него избавится и еще много чего. Лури поступил чересчур… Да что говорить, моча в голову ударила и помчал парень за брата мстить. Хотя не мне говорить, сам там чуть не помер, когда ма…

— В общем да, его звали Ганран. Распознавание сказало мне что его уровень больше сотого, может даже двухсотого.

— Двести третий, — негромко выдал Лоро.

Мы с Лури выпучили глаза на старика: — КАКОЙ?!

— Да что вы орете, придурки, — ругнулся старый. — Двести третий, сказал же.

— Какой смертный вообще может получить такой уровень? Ведь даже аристократы не… — юноша застопорился.

Да и до меня быстренько дошло, от чего даже мурашки по спине пробежали. — Благословленный.

— Именно, — подытожил старик.

Лури:

— Откуда вы знаете?

Старик поднял на нас уставшие, таящие в себе огонек таинственности глаза.

— Я служил в составе гвардии Вира Мортимера, в городе Термиус, что на границе с дикими лесами, где обитают Зверолюды. — начала старик. — Давно это было, в тот год, когда мне оставалось всего три месяца до военной пенсии, дикие племена зверолюдей стали активничать и решили захватить город, но… — Лоро смотрел, между нами. Его взгляд был устремлен дальше, казалось, что он и вовсе вышел за пределы каменных стен. — Мы долго сражались, многих потеряли, но в гостях у нашего Вира был один благословленный, по имени Ганран. Этот зверь выглядел мощнее и злее, скрипящих зубами зооморфов. Он рвал их голыми руками, при этом, сохраняя абсолютно спокойное выражение лица.

На лице Лоро читалась легкая дрожь, от ужасных воспоминаний кровавого события. Снова затянувшись губительной травой, старик глянул на нас. — Понимаю, — протянул он, увидев наши искаженные злостью физиономии.

Лури хотелось рвать и метать средневековых скинхедов, и я разделял его чувства. Внутри бурлила такая ненависть. Она пожирала изнутри и этому было тяжело противится. Я заметил, как кости, на ладони молодого охотника побелели, сжимая подлокотники кресла.

— Вам придется многих убить, — проговорил старик. — на пути к вашей… — он вздохнул и стряхнул пепел с трубки. — месть ни к чему не приводит парни.

— Да я их, — скрежетнул зубами Лури, — на куски порву. За брата, за…

— За родителей, — добавил я.

— Молодые, амбициозные, — отчеканил Лоро. — Разве у вас нет своей мечты? Жизни?

— Варвары отняли ее, они все отняли. — Лури злился больше меня, еле сдерживая порыв гнева.

— Эх, вот так оно и идет: дети отрекаются от мечты, чтобы обрадовать родителей, а родители, — Лоро опустил глаза, видимо вспомнив что-то личное. — отрекаются от самой жизни, чтобы обрадовать детей.

— После мести, я буду жить спокойно, — ответил я, а Лури поддакнул.

— Дураки вы, боль и мука не должны оправдывать то, что должно приносить лишь радость. — Лоро поднялся и подошел к открытому окну. — Ладно, дело ваше, — подытожил староста. — Ложный варвар, как тебя в итоге зовут-то? — обратился он ко мне.

— Зен,

— Хорошо, Зен, предлагаю тебе работу, которую порекомендовал и твоему собрату по несчастью. Будешь работать стражником в нашем поселении, а жить… — старик погладил длинные усы. — Приючу у себя. В трактире и так мест нет, последнюю комнату отдала Лури. — кивнул он в сторону парня.

— Господин Лоро, позвольте, — отозвался я. — Я могу охотиться вместо того, чтобы патрулировать поселение.

— Охотится, — прожевал слово старик, что-то прикидывая в своей голове. — После разорения деревни Мандо, нам действительно не хватает свежей дичи. Обычно поставки шли с нее. Можешь попробовать, только охотится будешь вместе с нашими охотниками и молодняком.

— Хорошо, спасибо, — ответил я словами благодарности на помощь старика. — И, хотелось бы спросить насчет моего питомца.

— А, добряк, — вспомнил Лоро. — С ним все хорошо, я отвел его к своему дому. У меня там что-то на подобии загона, где стоит моя Мэлони.

Яков еще не стал местным угощением, — обрадовался я. — это хорошо.

По-хорошему мне бы тут не задерживаться и двигать в сторону Волороса, но зима была близко, а спать на холоде не хотелось от слова совсем. Да и к тому же может в деревушке найдется какой-нибудь учитель. Тот же Лоро может иметь достаточно полезные навыки, раз он был один из рыцарей самого Вира. Еще я хотел выяснить почему мой уровень не поднимается и что мне с этим сделать. Патрулируя поселения на это времени, не будет, нежели в свободном лесу.

* * *
После разговора мы направились к дому старика. Я если честно до сих пор удивлялся его добродушию и относительно спокойному отношению к сложившейся ситуации. Приютить бездомного человека, который еще и мордобой устроил в твоем поселении. Староста явно многое повидал в этой жизни.

Дом у него ничем не отличался от обычных домов поселения Сажки, местами и вовсе требовал ремонт. Деревянное строение со своим крыльцом и креслом качалкой. Ох, было бы у меня такое, я бы точно с него не слезал.

— Проходи, — произнес старик, отворив мне дверь. — Я сейчас баньку растоплю, помоешься, а то несет как от дворняги.

— А где я могу оставить свои вещи? — спросил я.

— На втором этаже есть комната, сразу напротив ступенек. Она свободна и убрана. Можешь оставить свои пожитки там.

Я кивнул и направился вглубь. Внутри дом выглядел достаточно уютно, я бы даже сказал чересчур уютно для этого времени. Относительно теплое помещения, разогреваемое камином, вместо стульев кожаные кресла, конечно не совсем презентабельные, но зато жуть какие удобные. На стенах висят различные шкуры, рога и головы зверей. Некоторых я знал, а все остальные декорации вызывали жуткий интерес. Я даже хотел обрисовать их в бестиарии, но вспомнил, что он остался в Мандо, в моей горящем доме. Облюбовав каждого диковинного зверька, я поднялся наверх.

— Ого… — протянул я, разглядывая нитевидные узоры на ножнах различных клинков, коими был увешан весь коридор. — Да я в доме настоящего охотника.

Забывшись в осматривающем красоту места задоре, я пошагал по коридору, а затем отворил дверь, которая была справа от ступенек. Вход в комнату отворился с жутким скрипом.

— А? — ахнула обнаженная красавица.

У меня чуть челюсть не отпала. Спиной ко мне стояла нагая дама с весьма аппетитными задними формами. Ее приятная глазу фигура в миг очаровала мое молодое тело. Я застыл как вкопанный, жадно разглядывая каждый сантиметр этой красоты. Девушка была слегка повернута в мою сторону, и из-за ее плеча выглядывал розоватый сосок, возбужденный от легкой прохлады. Она держала в руках расческу и локон своих темных волос. Глаза постепенно наполнялись смущением и капельками слез. Незнакомка стояла около приоткрытого окна, откуда в комнату поступал холодный уличный воздух, раздувая в разные стороны лёгкие занавески на окнах и наполняя всё вокруг свежестью, от которой по коже прошёлся приятный холодок.

— Аааааа! — истошно прокричала незнакомка, а затем швырнула в меня деревянную расческу и, в момент моей обескураженности, влепила мне пощечину, а затем вытолкнула из комнаты захлопнув дверь.

— Чего? — спросил я пялясь в деревянную конструкцию передо мной и пытаясь вдуплить, что только что произошло.

На звук женской сирены в дом вломился староста и парой быстрых рывков оказался на втором этаже рядом со мной.

— Что произошло? — вопросил он заметно агрессивным тоном.

— Там… — начал было я, но из комнаты послышался приятный женский голосок.

— Дедушка, это ты? — спросила девушка. — Кто этот молодой человек и что он делает в нашем доме, в особенности у меня в спальне.

— Ты был у нее в спальне? — рявкнул старый, а я заметил, как капилляры в его глазах лопаются от напряжения.

— Так вы же сказали, что дверь рядом со ступеньками, ну я и вошел.

— Я сказал напротив ступенек, напротив! — проговорил старик.

АААа, да, вроде так и сказал, но не стану же я говорить, что засмотрелся на причудливую обстановку дома и совсем забыл про это.

По багровеющему лицу и бугрящимся мышцам, я понял, что старик держится на волоске от того, чтобы не пустить мне кишки прямо здесь и сейчас. Я, втягивая выступившие капли пота на спине, тараканом отполз назад, собирая задницей все занозы деревянного пола.

— Старик, давай без убийств, я все могу объяснить. Это была случайность, я не знал чья эта комната. — спешно проговорил я, хватаясь за ускользающую жизнь. Мне показалось, что от одного вида старосты мое хп просело на половину, а где-то в варварских портках сейчас красуется большая куча.

Обстановку разрядила скрипнувшая дверь, из-за которой показалось красное как помидор милое лицо девушки. Она обидчиво взглянула на меня, а затем перевела свои очаровательные глаза на деда.

— Все в порядке дедушка, он просто ошибся дверью, — спасительная фраза особы привела меня в чувство.

Слава яйцам богов, я не умру!

— Адела, точно все хорошо? — решил уточнить старик, недобро поглядывая в мою сторону.

— Да, ответила девушка и отвела взгляд. — Раз у нас гости, я пойду приготовлю ужин.

После юная особа скрылась на первом этаже дома. Старик посмотрел на меня, недолго посверлил взглядом и угрожающим видом своих усов, а затем прошептал. Тихо так, как настоящий маньяк-психопат.

— Даже не думай, — произнес он, а я опять струхнул.

* * *
В общем, после встречи с Яковом, который наотрез отказался со мной как-либо взаимодействовать, из-за неприятного запаха, я попарился в баньке, порадовался жизни, совсем чуть-чуть, и пришел на ужин.

Сидеть за столом с девушкой, которую недавно видел голой, и ее дедом было слегка неловко. Вот если бы я и Лоро увидел голым, тогда норм, один-один. Господи, что я несу?! Это все буравящий взор старика.

Адела, так звали внучку старосты, оказалась девушкой очень доброй и незлопамятной. Уже через часок сидела и улыбалась, расспрашивая про мои похождения как охотника.

Адела весьма привлекательная и, хоть старик и запретил мне, я все же решил покрасоваться и добиться ее расположения. Зачем? Да хер его знает, хотя, впрочем, он отлично подкован в этом вопросе, но не суть. Я принялся рассказывать, как одолел зазывалу, убил прокачанного падальщика и даже порвал на лоскуты толпу варваров. И все это без преувеличений, наоборот. Пришлось приуменьшить подвиги.

В общем, посидели весьма недурно. Жаль, что после ужина все разбрелись по своим комнатам. А я хотел проверить прочность кровати Аделы.

Стоп! Че это я такой смелый. Да Лоро мне яйца же отрежет даже за такие мысли. Так, пеструнчик угомонись, мы идём спать. Завтра охота!

Глава 7

Горемыка

Знаете, сколько смотрел на безумцев: бомжей дерущихся за пачку бичпакета, очень молодых семьянинов, которые заводят семью в момент, когда сами ещё не отлипли от мамкиной титьки, или господь упаси людей, которые подписываются на двадцатилетнюю ипотеку; у меня всегда возникал вопрос 'О чем они думают?'.

Логично же, что, если взять за пример молодых семьянинов, прежде чем заводить дитя, для начало стоит обеспокоиться о собственном достатке. А не выпрашивать бесплатно вещи у людей с Авито используя как аргумент — 'Я же мать! У меня пиздилион детей, я героиня, мне все должны!'.

К чему я это? Сейчас объясню.

Прошло три дня с моего пребывания в деревне Сажки. За это время я успел и поохотиться, и с Лури поболтать, и с Аделой по местному рынку прогуляться.

Кстати, о последнем. Деньжата слава богу мне вернули, чему я естественно обрадовался и мигом поскакал за покупками. Внучка старосты случайно оказалась на моем пути, когда я выходил из дома, и, после неловкого разговора, девушка предложила составить мне компанию. Отказывать я не стал, тем более такой… кхм … весьма привлекательной даме.

На рынке, в окружении различных товаров, предназначенных для моего охотничьего ремесла, я чувствовал себя как Московская львица, приехавшая на распродажу весенней коллекции PRADA. Я штурмовал каждую лавку, донимая продавцов своими придирчивыми вопросами. Адела наблюдала за мной с нескрываемым интересом, хотя в ее глазах читалось что-то на подобии — 'Наверное он еб*ан'. Не, она, конечно, не знает этого слова, но именно его выражала ее симпатичная моська.

Не еб*ан, а особенный! — гордо говорил я самому себе, пока мучил торговцев.

На рынке прикупил себе сет брони, да не простой, а с рунами сопротивления ядам. Это был стандартный охотничий костюм с обычным зачарованием. Большинство зверей выделяют разного рода токсины, поэтому зачарование на сопротивление ядам, часто встречающееся у охотников. О доспехе могу сказать, что он очень сильно напомнил мне одежонку одного популярного мечника, того, что якобы из Ривии. Не книжной версии, а то, что сделали ребята из CD Projekt RED. В общем доспех почти один в один походил на броню ведьмака Геральта в самом начале третьей по счету игры.

Естественно, я с горящими глазами торговался за эту вещь. Фанаты белого волка просто так не сдаются. Торгаш был еще тем скрягой и никак не хотел сбивать цену на защиту, но, спустя полчаса ожесточенных переговоров, я все же приобрел его за полтора золотого. Изначально стоимость варьировалась от двух золотых до двух золотых и двадцати серебряных.

Карман знатно так опустел, но в целом я был доволен. С варварской защитой расставаться не хотелось, потому как она явно покрепче будет, но, дабы избежать казусов по типу драки в трактире, я решил избавится от нее. Также продал трофеи с варваров. Оружие было второсортным, поэтому за них получилось наскрести только шестьдесят серебряных. Пытался втюхать кому-нибудь бутылек с незнакомой мне жидкостью, но не получалось. Продавцы смотрели на меня как на идиота, а Адела, после того как увидела его, ходила краснющая, словно я опять увидел ее обнаженной.

— Почему никто не хочет брать это зелье? — спросил я, когда мы вместе с девушкой проходили мимо местного питейного заведения.

— Ты не знаешь? — удивленно проговорила девушка.

— Нет, а должен? Я эти бутыльки у варваров взял, точнее с их тел, и не имею ни малейшего понятия что это такое.

— А зачем тогда взял? — не унималась Адела.

— Ну как, подумал, что смогу продать это, все-таки бутылки с непонятным содержимым на дороге не валяются. А ты знаешь что это? — спросил я, уставившись на миловидное лицо моей компаньонки.

Девушка слегка замялась. Кончики ее ушей побагровели, и она отвела взгляд.

— Ну, это… — застопорилась она. — Ты действительно не знаешь?

— Неа.

— Это для мужской силы, — выдавила она и смутилась еще сильнее.

Пам, пам, пам, — прозвучал в моей голове грустный тромбон.

Мужской силы, мужской силы, типа для эрекции что ли? Оооо, теперь я понимаю, почему молодые торговцы смотрели на меня как на идиота. Им то это точно ни к чему.

— Ясно, то есть следует поискать клиента в возрасте, — произнес в слух свои мысли, а затем повернулся к девушке. — Слушай, а ты не знаешь, есть ли у вас в деревне пожилые люди, которые хотят вернуть себе былую… эээ… силу?

— Мне то откуда знать, — возмутилась Адела. — я таким вообще не занимаюсь. Это… — девушка остановилась, поняв, что начинает нести чушь. — Нет не знаю, — пробурчала она, нервно теребя заплетенную косу.

— Понятно, — протянули мои губы, расплывшись в азартной лубке.

Забавно наблюдать за краснеющей от каждого похабного слова или мысли красавицей. Адела была достаточно застенчивой девушкой, даже моего заинтересованного пристального взгляда не могла выдержать. Это ещё сильнее подзадоривало меня совершать различные жесты, которые смущали даму.

Также я прикупил себе хороший кожаный мешок с одной лямкой, набедренную сумку и ножны для кинжалов, которые я взял с варвара. Видимо он был настолько конченым, что носил их на поясе без защиты. Также поменял лук. Варварский оказался весьма хлипким, да и тетива была уже затасканной и перетянутой сотни раз. С луком решил заморочиться, все-таки на данный момент это одно из моих основных орудий дальнего боя. Зачарованный магией ветра стоил как сет лёгкой брони. Я аж прихренел от такой суммы, ещё и торговец не желал скидывать цену ссылаясь на то, что это эксклюзивная вещь и больше ни у кого в поселении такого в продаже я не найду. К моему сожалению этот хитрый пройдоха был прав. Я, естественно, постарался поторговаться, но сбил цену всего на десяток серебряных.

Один из торговцев, бородатый дварф, предлагал нам кресало, в простонародье огниво. Чаще всего в небольшую кожаную сумочку помещали само кресало, кусочки кремния, льняной трут и небольшой комок ветоши. Без такой экипировки на ремне редкий путешественник мог отправиться в долгий путь. Кресало служило для разведения костра, дабы приготовить поесть или просто погреться рядом с огнем. У отца тоже такой был, но для меня, после изучения огненного навыка, надобность в приобретении данной безделушки отпала.

В принципе, я остался доволен покупками, хоть и пришлось расстаться с приятной мелочью, греющей карман. Бл*ха, я превращаюсь в Вара. Алчность и цинизм уже поедают мою душу.

— Зен, а зачем тебе серьга? — внезапно спросила Адела, пока я рассматривал приобретенное оружие.

Чего ж вам всем интересно об этом узнать? Серьга что, так негармонично складывается с моей внешностью, или для мужчин этого мира украшение в ухе большая редкость? Не думаю, что аристократы не носят таких, учитывая, что безделушка может быть зачарованной и давать нехилый бонус к силе.

Я рассказал девушке туже историю, к которой привык, тем самым утолив ее любопытство.

Когда мы уже решили вернуться в дом старосты, Адела заметила лавки с овощами и попросила меня подождать ее, пока она подбирает ингредиенты для ужина.

В момент, когда девушка удалилась, ко мне подошла полноватая, морщинистая женщина. Шрамы и рубцы на ее лицо говорили о тяжёлой болезни, перенесенной в прошлом. Тут и начинается то, о чем я говорил в самом начале.

— Молодой человек, — улыбнулась женщина, словно начала заигрывание. Охоту на юных охотников. — у вас такой красивый меч.

Я смотрел на нее с тяжело скрываемым отвращением, пытаясь врубиться в двусмысленность фразы. Но, к превеликой удаче, она указала на саблю, покоящуюся в ножнах на поясе.

— Она же зачарованная? — не унималась дама, даже после моего красноречивого молчания. — Можно мой ребеночек подержит ее?

Тут из-за ее спины показался мелкий толстопуз, покрытый подростковыми прыщами. Его глаза настолько заплыли жиром, что парень будто все время смотрел на окружение с ненавистью. Чем-то даже походит на азиата. Может он тоже Сармунд и имеет отношения к тому сушисту в трактире?

— Это… — начал я, но пацан меня перебил.

— Дай, — коротко выдал он, смотря на меня сальными глазами.

— Что прости? — вопросил я выпучив глаза от наглости малолетнего паренька.

— Дай посмотреть, — повторил он и подошёл ко мне, протягивая свои потные ручонки к рукояти сабли.

— Эй, эй парень, ты чего делаешь, — отстранился я.

Мальчишка недовольно нахмурился, наверно, по жиру вместо лица было трудно определить, и повернулся к матери.

— Вам что жалко, что ли? — впряглась за свое дитятко женщина. — мой мальчик хочет посмотреть на ваш меч, дайте ему посмотреть.

— Слушайте, — проскрипел я, борясь с раздражением. — это не игрушка и да она зачарована и очень остра. Ваш ребенок может сильно пораниться.

— Дай, — колобок вновь полез ко мне со своими сардельками.

Я, не думаю, хлестанул по протянутым жировикам своей ладонью. Парень резко отдернул руки и сделал два шага назад.

— Вы что себе позволяете! — тут же взревела его мать, искажая свое и без того уродливое лицо недовольной гримасой. — Ублюдок, высер огра, тварь, моча падальщика. — посыпались обзывательства из ее гнилой пасти. — Я же мать, и ты отказываешь моему ребенку. Ты лишаешь его мечты! Я расскажу старосте Лоро о твоих выходках чужак.

— Ой, — не стал я больше сдерживаться. — пиз**й на все четыре стороны. Жалуйся кому угодно, хоть самого дьявола из-под земли за жопу выдерни и ему напи*ди. И жирного своего забери. Как можно вообще так откормить ребенка, совсем еба**тая? Или ты его на убой кормишь как свинью?!

— Твааарь! — крикнула эта психопатка. Люди, до этого спокойно бродящие по оживлённому рынку, застыли на месте в предвкушении зрелища. — Я не знаю про какого дьявола ты говоришь, но ты умрёшь. Ты умрёшь, слышишь меня. Мой муж в клочья тебя порвет. Рамин! — позвала она своего страшного мужа.

То, что он был страшным я не прогадал. И страшным не в том смысле, что от него у меня портки намокли, а просто страшным. Его лицо так же было испещрено мелкими шрамами и порезами, как и у нервной супруги. На лице имелась густая черная борода и…. Господи, да это же мой таксист с прошлого мира. Чистый кавказец, что он здесь забыл?

Мужчина с грустными глазами, так я называю расположения очей на лице, когда их края со стороны ушей опущены вниз, подошёл к своей ненаглядной.

— Что случилась, моя рыбонька? — процедил этот горец слегка наклонившись.

Чего? Чего мать вашу? Мужик, очнись, ты женат на бородавке гоблиновой жопы! И херли ты гнешься, каблук давит?

— Этот урод, ударил нашего сына, смотри, чуть руку ему не сломал! — брызжа слюной во все стороны пожаловалась 'леди'.

— Ты свою то рожу видела? — огрызнулся я.

Нет, я херею, люди совсем берега попутали. Хорошо, что я не в своем мире, где пришлось бы либо выслушивать сквернословие и пытаться доказать свою правоту спокойным, сдержанным тоном, либо молча уйти от яжматери. Это фэнтези детка, еще и средневековое. Да тут чисто по приколу можно отхлестать зазнавшегося пиздюка. Люблю средневековье.

— Так, парень, — начал неуверенно мужик. — И… идика ты отсюда подобру-поздорову, по… пока я тебе шею не… начистил.

— Слушай мужик, я тебе сочувствую, на такой горгульи женился, но ты пойми, она же неадекватная. У вас не сын растет, а посмешище какое-то, ты его лучше потренируй или отправь охотится с другими детьми.

Мужик сразу понимающе кивнул. Он и сам все прекрасно понимал, но видимо так устал от жизни, что давно забил жирнющий болт на себя и свою семью.

— Не лезь в нашу семью своими советами выродок, — противно искаженным визгом выдала женщина. — Мой сын станет воином и будет защищать королевство от зла.

— В таком случае королевству недолго останется. — усмехнулся я, на что полоумная еще сильнее разозлилась.

Не знаю почему, но подкидывание дров в бушующее пламя вызывало улыбку на моем лица, я бы даже сказал дикий восторг.

— Рамин разберись с ним! — скомандовала женщина и мужик нехотя поперся на меня.

— Так, бородач, предупреждаю, лучше утихомирь свою даму и уходи с миром, иначе руку отрублю. — я показательно схватился за рукоять сабли. Отрубать, конечно, ничего не собирался, так чисто припугнуть. Максимум нос сломаю.

Горец остановился, поглядывая на холодное оружие и повернулся к жене.

— Ах ты бестолочь бесхребетный, даже за честь жены и сына постоять не можешь!

— Что происходит? — обстановку разгладила подошедшая Адела, в руках которой была корзинка с разными овощами.

— Да тут одна, весьма говорливая особь женского пола качает свои права. — ответил я.

— Что? — не поняла Адела.

— Вые**вается, говорю, то есть нарывается на неприятности.

— Адела! — свиным визгом произнесла женщина. — Я срочно требую, чтоб твой дед наказал этого зазнавшегося юнца.

— Староста сейчас на охоте, и вы не можете ничего требовать. Для начала успокойтесь…

— Ты, что за чужака?! А ну ка быстро накажите этого черт…

— Ванхуп! — проговорил я заклинание и звук исчез.

Рот истерички еще двигался, но никаких звуков из него больше не шло, лишь блаженная тишина.

— Достала, — довольно прокомментировал я.

— Это что заклинание? — удивилась Адела, а я с улыбкой до ушей кивнул молодой особе.

Мужик, не веря своим глазам смотрел на меня и на свою супругу: — Научи а, прошу! — произнес он в молитвенной позе. — Она меня уже достала, а так хоть спокойней будет.

— Звиняй мужик, то была разовая акция.

Яжмать еще что-то кричала, но беззвучно, поэтому на данном моменте мы с Аделой отправились домой.

Господи, как же приятно на душе. Давно хотел это сделать. В прошлом мире до меня тоже один раз докопалась яжмать. Я тогда ехал в автобусе, а ее ребенок пинал меня по колену. На мне тогда были белые шорты, от чего на них оставались заметные пятна. Я сделала замечание ребенку и тогда на меня набросились оскорбления, обвинения, не забыли пройтись по всем моим родным и даже угрожали тем, что ее брат якобы работник ФСБ. Тогда мне пришлось отстаивать свои права, а затем выйти на остановку раньше, дабы больше не слышать эту дуру.

Вот она — месть за всех покалеченных яжматерями добрых людей. Да осветится имя мое за грандиозное деяние!

* * *
Буквально через два дня моей одиночной охоты, старик Лоро изъявил желание сходить со мной. Он не мог понять, как мне, с таким уровнем, удается каждый день приносить свежую дичь. У нынешних жителей за неделю дай бог получится убить пару быстроногов, а рогатый добряк вообще казался диковиной. Зато у местных я видел много одомашненных животных: уже знакомых горичей, похожих на больших цыплят, и масканов. Последние напоминали мне быков, только рога у него были закручены как у барана, а окрас полностью черный. Животинка мощная. Видел, как местные запрягают его в плуг для обработки земли.

Насчет моих успехов в охоте я и сам толком не понимаю в чем дело. Звери просто всегда удачливо встречаются на моем пути, причем я ходил теми же тропами, по которым щеголяют местные охотники. Возможно мантра, которую мне когда-то посоветовала проговаривать матушка, все-таки работает.

Спустя часок другой мы со старостой бродили по лесам в поисках дичи. На удивление старика, нам тут же попалась парочка одиноких быстроногов, жующих кору.

— Ты что, заговоренный? — вопросил старик, когда мы прикончили зайцев, а я закончил с проговаривать мантру.

— Нет, просто умею выслеживать добычу, — бесцеремонно ответил я.

— Да не, хочешь сказать у нас в деревне, все взрослые мужики с двадцатью-тридцатью годами охоты за плечами, ничего не умеют? — скептически сказал старец. — Скорее дело в тебе, ты же маг.

— Может и так, — не стал отрицать я. Может я действительно заговоренный.

— А где ты выучил темную магию? — спросил Лоро имея в виду некромантию.

— Ныне покойная матушка научила, — ответил я. — Она хорошо разбиралась в этом и направляла данную магию на благо людей.

— Хм, — задумчиво хмыкнул староста, доставая трубку для курения из кармана своего дублета. — Я думал ты последователь великого некроманта, разнесшего пол мира на пути к власти.

— Я не знаю кто это, но вроде читал о нем в одной книжке и, — я положил ладонь на деревянное изделие, в которое Лоро хотел засыпать табака. — лучше не курить, звери чувствуют запах и убегают. Возможно, именно поэтому у вас проблемы с свежим мясом.

— Черт, а ведь у нас все охотники курят, — старик убрал табачное изделие обратно в карман и сел на удобно торчащий корень толстого дерева. — Удивляешь меня, парень, и в магии разбираешься, и в охоте, даже читать умеешь. Может еще чем порадуешь старика?

— Ну, могу зелья готовить, лечения, магии, — про яды упомянуть не стал. — правда только малые, но могу заверить, качество у них отменное.

— Хохо, настоящий самородок.

— Слушай, старик, а что насчет темного мага? С чего ты решил, что я его последователь?

Лоро поправил слоенную штанину, вывернувшуюся под неудобным углом, и посмотрел на меня. — Ну, ходят слухи, что он все еще жив, магия молнии прошлого короля не смогла убить его. И теперь темный маг вновь собирают свою армию, дабы совершить затеянное.

— Захватить мир? — уточнил я.

— Именно. Слышал про Трагарон?

— Ты про нападения нежити?

— Да, про это.

— Говорят это приспешники того темного мага, пытаются свершить его миссию.

Старик ухмыльнулся:

— Может и так, но мне кажется, что он все еще жив и когда-нибудь всех нас вновь ждет кровавое бедствие давно минувших лет.

На это я ничего не ответил, решив оставить мысли при себе.

— Так все же почему я обязательно должен быть последователем? — повторил я, заданный прежде вопрос.

— У всех темных крышу рвет с улучшением навыков, а судя по рассказам пострадавших в местной харчевне. Во время драки ты улыбался.

* * *
— Быть не может! — завороженно глядя на диковинного зверя произнес Лоро.

Бродя по лесам, мы наткнулись на весьма интересное животное. Оно было похоже на оленя, только с лосиными рогами и странной костяной броней, покрывающей его ноги от копыт до самого туловища. Но самым завораживающим оказалась его шерсть, мягко розового окраса с белыми пятнами, как несозревший мухомор, а во лбу животного сиял синий треугольный камень, направленный острием вниз. Он сиял как светодиодная лампа, лаская глаза приятным голубоватым свечением.

— Это что за зверь? — удивлен прошептал я, наблюдая за пасущейся на лугу животинкой.

— Горемыка, — ответил старик. — Очень редкая дичь. Для аристократов просто лакомый кусочек, простые же смертные даже мечтать не могут о том, чтобы попробовать его мясо. Слышал оно такое мягкое и сочное, что буквально тает на кончике языка.

— Звучит вкусно, а что за камень в его лбу?

— Камень силы, с помощью него можно усилить одну из своих характеристик на один пункт.

Вкусное мясо, камень, дающий халявную характеристику. Хочу! Срочно! Нужно завалить этого горемыку, пока не ушел.

Я хотел было подкрасться ближе, но Лоро внезапно дернул меня за руку тем самым заставив остановиться.

— Ты чего? — спросил я, озадаченно глядя в глаза старца.

— Ты что удумал? Зверя убить хочешь?

— Ну да, — ответил я не понимая происходящего.

— Так в этом нет никакого смысла, он же ядовитый.

— В смысле ядовитый, как мухомор что ли?

— Не знаю, что это, — шептал Лоро, — но его мясо, шерсть, кости, все выделяет какой-то яд, убивающий любых существ за считанные минуты.

Нихрена себе. Да это же ходячие химическое оружие. Загони пару таких в город, и они смогут истребить всех его жителей.

— Тогда как его есть, раз он ядовитый? — спросил я, пораскинув мозгами.

— Нужно специальное зелье противоядие, чтоб оно обеззаразило мясо.

— Тьфу ты, старый, — буркнул я. — Я-то думал что-то очень редкое. Это зелье готовится из двух ингредиентов: сушеного паука и корня имбиря. Вы что, не могли такое приготовить?

— Ты хоть знаешь сколько стоит имбирь? Один серебряный за корень, а на такую тушу понадобится не меньше семи бутыльков. Да и нет у нас алхимиков в деревне, уехали все давно в города.

— А я тебе кто, хер с горы что ли? — возмущенно проговорил я. — Давай убьем его, я приготовлю зелье, а затем продадим мясо. Мы с этого наварим больше, чем потеряем.

— Вот же сообразительный, — улыбнулся мне старик. — и откуда ты такой взялся.

— Из Мандо, — ответил я, усмехаясь своими извратившим название деревни мыслям.

Старик коротко кивнул на мою затею, затем мы составили план, стараясь не упускать диковинного зверя, а потом разбрелись в разные стороны. Я по стандарту занял удобную позицию, благо навык скрытности позволил это сделать и животное ничего не заметило, и по стандарту воткнул перед собой две стрелы, а третью натянул на тетиву. Вар говорил, что всегда стоит так делать, это подстраховка. Если зверь не умрет или не упадет раненый с одного попадания, то поможет второе, а до третьего еще никто не доживал.

Прицелившись, я на всякий случай зарядил стрелу десятью очками маны. На деревянной палке тут же прорезались синеватые линии.

Вдох-выдох, вдох-выдох.

Вшух. Смертельный длинный кол вылетел из моих рук проредив волнующийся на пути ветер и угодил точно в брюхо животного. Зверь сразу стартанул в спасительную глубь леса, но в его хребет воткнулась еще одна стрела. Третью пустить не успел, так как животное скрылось за деревом. Не став терять ни минуты, я бросился за ним, но, не пробежав и пятидесяти метров, наткнулся на бездыханную тушу горемыки, из горла которого торчала третья стрела.

— Попался, — довольно произнес вышедший из кустов старик. — Парень, если все получится, то мы озолотимся.

— Непременно, — улыбнулся я.

Глава 8

(Глава не отредактированна!)

Скорбь жнеца.

Охота прошла великолепно и даже то, что не я убил диковинного зверя меня не расстроило. Я бы все равно не получил опыта. Дотащили здоровую тушу в поселение примерно к вечеру. Лоро соорудил что-то наподобие нарт, это узкие длинные санки на упряжках из собак. В моем мире часто запрягали такие породы собак как хаски или маламутов. Только в этот раз на упряжках были мы со стариком, точнее больше старик, который оказался намного сильнее меня. Тушу горемыки на эти сани мы закинули весьма просто. Аккуратно, стараясь не касаться тела животного, мы привязали веревку к его рогам и, потянув за нее, затащили дичь на сани.

Как прибыли в поселение, я тут же метнулся на рынок и прикупил нужное количество корня имбиря. Думаю, говорить как на нас смотрели местные жители не стоит. Открытые рты — единственная реакция людей. Старик естественно пошел хвастаться друзьям. Самая стандартная реакция пожилого жителя деревни, который проживал на одном месте более тридцати лет. Когда я вернулся с рынка, раздосадованный потерей деньжат, встретил целую толпу мужиков в возрасте. Они окружили бездыханное тело животного, курили и разговаривали на свои темы, задорно посмеиваясь.

Котел нашелся быстро, правда не такой как у матушки. Он был обычным незачарованным, но чугунным и в основном использовался для приготовления еды. Негусто конечно, но я справлюсь. Артефактных перчаток тоже не было, да и откуда им взяться, когда в деревни нет ни одного алхимика. На местном рынке конечно же были нужные мне перчатки, но стоили они довольно-таки много. Что ж, действуем по старинке.

Собравшиеся мужики помогли наколоть уйму дров и я, с помощью своего огненного навыка, поджег древесину. Зелье варил прямо на улице, чем привлек внимание местных зевак. Лоро попросил не загрязнять его дом зловонием эликсира, а ведь это действительно пахучая дрянь. Кто-то из стариков притащил мясо с выпивкой и в скором времени по соседству со мной развернули курорт, правда без моря и пляжа.

Плюс зелья универсального противоядия был в том, что не приходилось выдерживать определенную температуру: закинул дрова, разжег огонь и вари себе сколько хочешь, естественно попутно вливая крохи магической энергии. Затруднение вызвало только постоянная помывка котла. За один раз я мог приготовить только два флакона и после этого приходилось чистить емкость, для дальнейшей варки, иначе можно просто загубить противоядие переизбытком какого-либо ингридиента. И естественно не переборщить с маной, благо есть статус, с помощью которого можно следить за утекающими очками магической силы.

Провозился я до глубокой ночи. Мужики так и не собирались расходится. Лоро вытащил с дома старенькую лютню, удобно разместился на пеньке, на котором недавно кололи дрова, и из под его усов полилось дивное пение.

— Ммммм, — усы Лоро задребезжали в унисон со струнами.

— ММММ, — подхватили старики и остальные жители деревни, кто находился рядом с нами.

— Моя отец говориииил

Когда-нибудь я подрасту

Стану великим воином

И постаю за страну! — пел старик. Пение не прекращалась еще несколько минут. Народ вокруг специально пел тихо, словно поддерживая голос старика Лоро с заднего плана. Выглядело это весьма эпично. У меня аж мурашки табуном пробежали от восторга и услады для ушей.

— Да у тебя талант, старый, — усмехнулся я, помешивая бурлящее противоядие. Лоро к тому моменту закончил петь под довольные возгласы толпы. — но что-то скучноватая песня. Может лучше 'надо поле притоптать, туц, туц'. — исполнил я небольшой отрывок.

— Какой я тебе старый, — возразил староста. — обращайся ко мне Лоро или староста. — Ишь молодежь пошла, никакого уважения к старшим. Я вообще-то зверя повалил одной стрелой.

Лоро смотрел на меня пьяными глазами с дымящейся трубкой во рту.

— Это точно, правда в звере уже было две моих стрелы, да и само животное бежало на последнем издыхании, но ты молодец старый. — насмешливо проговорил я.

Мужики, соответствующие возрасту старосты, рассмеялись громким хрипящим басом. Лоро сделал пару тяжек, поиграл желваками и посмотрел на мою ухмыляющуюся морду.

— Да иди ты, лучше не отвлекайся.

Бутыльков с зельем нужно был примерно семь, но я решил приготовить десять на всякий случай. Все-таки пьяные мужики, обступившие ядовитого зверя, особой сообразительностью не отличались. Как я и предполагал, один из местных забулдыг напился до сбоя координации и завалился на мертвую дичь, схватит его розоватую шерсть голыми руками. Ладони мужика стремительно обросли гнойными волдырями и начали опухать. Тот кричал так громко, что вокруг нас собралось еще несколько десятков жителей. Я быстро подбежал к неосторожному и влил в него один флакон. Противоядие плохо тем, что его стоит принимать непосредственно внутрь, дабы оно начало действовать. Если бы я просто побрызгал на раны, никакого эффекта бы не последовало. Через минуту агонии мужик пришел в себя, а недавно пьяные глаза в миг протрезвели.

После этого случая, я поговорил с Лоро и старик разогнал пьяниц-друзей по домам. Алкашня разбредалась неохотно, пытаясь уговорить старика на еще одну рюмочку, но тот был непреклонен.

Закончив с зельем, я, по указаниям нетрезвого, но еще сообразительно старосты, влил три бутылька в приподнятую за веревки голову животного. Лоро сказал, что это первый этап очищения, следующий настанет завтра утром, когда шкура дичи перестанет источать губительный яд.

* * *
— Господи, какая же это вкуснятина! — воскликнул я, с аппетитом пережевывая мягчайшее мясо.

После того как зверь прошел утреннюю процедуру очищения, мы с Лоро быстро разделали его, все еще не веря что у нас получилось и отнесли на рынок местному мяснику. Деревня Сажки была перекупщиком дичи, а также одним из поставщиков мяса в ближайший город, Волорос. Когда мы вывалили почти четыре сотни килограммов чистого мяса на прилавок, глаза молодого рубщика скотины чуть из орбит не вылетели. Горемыка весил около пятиста-шестиста килограмм, короче говоря он был размерами с взрослого лося. Килограмм тридцать мы со стариком оставили себе, хочется же попробовать, что там за дичь такая редкая. Продавец мяса так обрадовался, что сможет продать такой товар в Волоросе местным Майерам, но торговаться с нами все равно начал. Конечно его внезапный азарт торговли сразу сошел на нет. Я, с аргументом, что на данный момент товар является единственным в своем роде и хрен пойми сколько еще пройдет времени, пока мы сможем наткнуться на горемыку повторно, стеснил красноречивые выпады торгоша. Он конечно начал брыкаться, мол тогда ищите другого дурака, ну а я заверил что сам отвезу и продам. В конце концов парниша сдался.

Сорок, целых мать его сорок золотых! Мама, я на Ибицу, не ждите меня! Рояль чистой воды! Кутим епта!

Жаль счастье продлилось не долго. Лоро взял себе половину от той суммы, и еще пять процентов за нанесенный в трактире ущерб. Вот скупердяй старый!

В итоге я остался с девятнадцатью золотыми. Теперь и мой внутренний скряга возмутился несправедливости, но, вспоминая что я там женщине что-то сломал, думаю плата справедливая. Об этом конечно никто не узнал, но… Интересно, а жива ли она вообще?

На данный момент я сидел за обеденным столом в доме Лоро. Адела мягко говоря прих**ла от такого мяса, но тут же с энтузиазмом взялась за готовку. К слову, готовила девушка весьма не дурно, не божественные блюда Вара конечно, но и не стряпня Мэри. Да простит меня матушка.

Набив живот нежнейшим мясом, я хотел завалится спать, но к сожалению на улице был день и мне ничего не оставалось кроме как пойти на охоту. Лоро подсказал, что в лесах, подле их поселения, есть несколько землянок, даже дал мне нарисованную от руки карту с точками, показывающими местоположение земляных строений. Получив новую информацию, я решил отправится на охоту не на день, как делал это раньше, а на три, дабы наловить как можно больше дичи и постараться подумать над личными делами и вопросами, давно мучавших голову.

Якова с собой не брал. Этот добряк вовсю нежился в местных конюшнях, где его кормили и поили, а заодно подкатывал к кобылкам. Лошади охотно очаровывались виду диковинного зверя и часто подставляли ему свое гузло.

Смотря на все это я был доволен и горд за своего мальчика: — Ловелас рогатый, мать его за копыто.

На выходе из деревни столкнулся с Лури. Парень патрулировал улицу. Думал у него тоже будет подобие дубинки как у Лоро или хотя бы костюм, но нет. Юноша щеголял в обычной крестьянской одежде, только со служебным мечом, а на его груди висела плоская медная эмблема, означающего, что он служитель закона деревни Мандо.

Долго болтать я не стал, так, перекинулся парой дежурных фраз, а затем побрел в лес. Примерно после пяти часов хождения в густых зарослях, я наконец-то нашел одну из землянок. За это время успел десяток раз обматерить Лоро, за такую корявую карту.

Землянка не представляла из себя чего-то грандиозного. Такое же углубление в земле, в котором мы с отцом проводили досуг на охоте. Забравшись внутрь, ничего ценного я не обнаружил. Дело уже близилось к ночи, поэтому я зажег припасенную свечу и открыл недавно купленную книжку с пустыми страницами. Решил, что раз бестиарий был утерян в Мандо, то напишу новый. Все-таки те знания, что я получил, могут пригодиться в будущем. Зарисовал несколько чудищ, которых встретил на пути, а затем принялся по памяти заполнять утраченную информацию.

* * *
День в лесу и два быстронога. Не густо конечно, но больше всего удручал тот факт, что опыта с них не шло. Я долго ломал голову, как же мне все-таки поднять уровень, и в итоге пришел к размышлениям на тему богини.

Кто такая Морена? Ответ: хер ее знает! А если серьезно, то я ума не прилагал. Женщина представилась богиней смерти и хаоса, что звучит достаточно пафосно, но на деле, прикованная к цепям богиня не казалась такой уж страшной. Когда матушка заказывала книжки для меня, среди них я нашел фолиант рассказывающий о богах этого мира. Вообще от информации я прифигел знатно. В этом мире божественных существ куры не клюют, и некоторые из них даже живут среди смертных, хотя, судя по написанному, они шибко слабые. Ознаменуется это тем, что демиурги, решившие жить в нашем мире, тратят уйму божественной силы, дабы переместится с небес к нам. Вроде как один из них находится в Волоросе и на данный момент является кем-то вроде советника управляющего городом.

Конечно же есть и те кто остался на небесах и в основном, они ничем не занимаются, но выделяют шестерку главных богов. В фолианте было написано не много, но основную суть писанию удалось передать.

Открывает наш список небожителей Гиланнайн, эльфийская богиня, властительница жизни и плодородия. Из того что мне известно об эльфах, так это их неплодородие. Ушастый лесной народ выделялся чрезмерно малым процентом рождаемости. Да и сами эльфы какие-то слоупоки. Их развитие идет медленнее чем у други рас. Подростком у последователей Гиланнайн считаются эльфы дожившие до пятидесяти лет. Сто пятьдесят и больше уже взрослый эльф. Весьма комичная ситуация. Их богиня властительница плодородия, но ее дети не могут нормально размножаться. А вот насчет жизни не обманули. Лесные жители живот от семиста до тысячи лет. Они тоже стареют, но гораздо медленнее, нежели другие расы.

Дальше Ваалис, демоническое божество вероломства и обмана. На демонов у меня ничего нет, не считая их жадности и чрезмерной жестокости. Короче говоря, нервный народ.

А вот наше королевство находится под покровительством Навы, богини мудрости и красоты. Ее изображения выкованы на всех монетах: медных, серебряных и золотых. Я хер знает где люди видели лик распрекрасной небожительницы, но темнемение ее физиономию пихают куда угодно, помимо чеканных изделий.

У злоеб**их варваров или импрейцев, продвигается вера в Арноса, бога войны и разрушения. Вар что-то упомянал о нем. Вроде как его вере подвержены и выходцы из нашей страны, например гильдия кровавого клинка покланяется Арносу. Хотя, как по мне, им бы больше подошел демонический бог обмана.

Дварфы поднимают свои молоты за Даина. Тут я знаю лишь имя бога, так как этот народ, живущий в своих подземных королевствах и высовывающий нос только для торговли, не распространяется своими знаниями на широкую публику.

Бхор'гор является божеством зверей и имеет отношения к зверолюдам. Пока читал чуть язык не сломал. Тут ничего особенного. Фолиант писали люди, поэтому его называют врагом народа, злым богом и вообще чучелом блохастым.

И вроде бы все, но вот неувязочка. Морена утверждала, что она чуть ли не самая сильная из всех богов, которую заточили в темницу опять же из-за силы. Но почему тогда об этой смертоносной богине нет ни одной записи. Я даже у Лоро и Лури прашивал, те посмотрели на меня как на идиота и кинули местную библию со словами 'Учи матчасть'. Выходит так, что информации о Морени нет. Возможно она мне нагло напиз**ла, про свое божественное, а возможно другие боги просто подчистили все упоминания об этой чертовке.

Хорошо, давайка лучше вернемся к поднятию нашего уровня. Как это сделать? Морена — смерть и хаос. Моя логика говорит, что есть два пути развития событий и моего возможного поднятия уровня. Первый — это выкашивать народ. За убийство человека тоже дают опыт, как и за обычных монстров, но… так стоп, лишать жизни обычный люд я не собираюсь, только самых отпетых кретинов и то, если будут весомые основания для этого нечистого дела. За варваров в лесу я не получил опыта, хоть и перебил больше дюжины бойцов. Возможно это из-за божественного вмешательства. Система не дура и заблокировала халявную экспу. А может и… ладно, предположений больше нет. Тогда перейдем ко второму пути, сеять хаос. Матушка говорила, что навык 'Королевская кровь' растет с королевскими деяниями. Мол защищай свой народ, делай все для их благосостояния и будет тебе счастье. Может и с хаосом так же работает, точнее с навыком 'Скорбь жнеца'? Буду сеять смуту в королевстве, поднимать восстания против зажравшихся феодалов и их королевской формальности. Почему-то именно этот вариант кажется мне правдивым, но неведомое чувство все равно говорит об ошибке.

* * *
Погруженный в свои личные мысли, я не заметил, как пробродил по лесу целый день. Ночь опасное время, поэтому я поспешил вернуться в прогретую землянку, но моя некромантская пасивка оповестила меня о мертвых где-то неподалеку.

Я насторожился и сразу зарядил лук смертельной палкой.

Кто мог здесь умереть? Охотники или невнимательные путники? Хотя это не важно, главное — это от чьих рук погибли незнакомцы.

Я шел на усиливающиеся предчувствие смерти, а затем уловил запах свежей крови. Звериное чутье подсказало более точный вектор движения и я поплел по нему. Через минуту вышел на проселочную дорогу, в кювете которой лежала старенькая побитая повозка.

Подойдя ближе мне удалось рассмотреть все в деталях, невзирая на заходящее за горизонт солнце. Повозка была испещрена глубокими следами когтей и по всей видимости лапа у напавшей твари была с медвежью. Еще из досок торчали большие иглы, примерно пятьдесят сантиметров в длину. Они напомнили мне иголки дикобраза, только его увеличенную версию. Смертельные колья на ощупь оказались не слабее металла.

— Это еще что за хреновина, — проговорил я, приметив кровавый след.

Пройдя по нему, я обнаружил тело, точнее нижнюю его часть. Верхню будто откусили, причем за один раз, а нижня была прибита к повозке упомянутыми иглами.

— Эй, эй, парень! — прошипели из кустов и я молниеносным движением прицелился в сторону звука. — Стой, не стреляй, — продолжил голос, а затем из кустов вышло два побитых мужика.

Один из них был невысоким и щуплым с плешивой светлой породой на лице. Он держался за живот и морщился от боли, но со стороны критических ранений я на заметил. Второй был выше первого, с длинными растрепанными волосами и наголо выбритым грубым лицом, с жуткими шрамами, как от сифилиса или другой хвори. Его отличительной чертой являлись кандалы, крепко сжимающие запястья.

— Вы кто такие и как тут оказались? — спросил я, держа подозрительные личности на прицеле.

— Мы сами не знаем, — гнусавым голосом ответил тот что пониже. — Очнулись здесь, лежа на сухих листьях, что было до не помним. Даже имена позабыли.

Его голос дрожал, но говорил мужчина уверенно. Без сомнений он не врет, но я не терял бдительности.

— Этого знаете? — кивнул я в сторону располовиненного тела.

— Нет, нет, не знаем. Когда очнулись, он уже был здесь… ах. — мужчина зажал живот рукой и тихо простонал.

— Что с тобой? — вопросил я.

— Да так, живот покалывает незнамо из-за чего. Можь съел дрянь какую, демоны его побери. — превозмогая боль, не переставая морщится проскрипел бедолага.

— Понятно. Зелий у меня нет, да и в принципе ничем помочь не смогу. Давайте я отведу вас в поселение, тут не далеко, а там разберемся.

— Мы не можем, — ответил мужик с грубоватой физиономией. На его лице читался страх и озадаченность происходящим.

— Не можете? Это еще с какого перепуга? — удивился я.

— Дело в том, что, — произнес тип с животом, — лес не отпускает нас, — шепотом добавил он, словно боясь, что его кто-то услышит. — Мы уже пытались выбраться, но все время ходим кругами. Идем вперед, никуда не сворачивая, но приходим опять на это место.

Такого просто не может быть! — кричал мне разум, но что-то в сознании напоминало мне, что нахожусь я фэнтезийном мире, где в принципе любым вещам найдется простое объяснение — магия.

Я скептически уставился на полоумного, слушая бред льющийся из его уст, но затем обратил внимание на его штаны. Кожаная часть одежды выглядела точь в точь, как и штаны на нижней половине тела мертвяка. Присмотревшись, я понял, что и дырки, которые были проделаны пятидесятисантиметровыми иглами, виднеются и на ногах худощавого.

— Очень странно. — протянул я задумавшись.

— Чего, ты чо-то знаешь? Да? О слава богам, — обрадовался говорливый.

— Погоди просто есть одна теория.

— Какая? — протараторил он.

— Вы не находили рядом еще какие-нибудь тела? — спросил я проверяя теорию.

— Нет, нет, ничего такого не видел.

— Я тоже не видел, — отозвался лохматый.

Я вновь задумался.

Кроме этого, во круге больше не видно мертвяков, но мой навык говорит об обратном. Где-то точно должно быть еще один труп. Хорошенько осмотревшись, мой взгляд остановился на перевернутой повозке.

А если тело не видно, потому что оно спрятано? — подумал я и подошел к перевернутому средству передвижения. — Стойте на месте, я кое что проверю, — произнес я, угрожающе глянув на мужиков.

Встав на колени, я нагнулся, приблизившись лицом к земле, и увидел мертвого человека, лежащего спиной ко мне. Несложным маневром я коснулся плеча мертвяка и перевернул его.

— Ну что там? — спросил неунимающийся гнусавый.

— Тело, — ответил я, выпрямившись.

Вроде говорил я спокойно, но табун мурашек, несущийся по моей спине, отражал истинные чувства.

Что бл*ть за хоррор тут начался? Под повозкой оказалось тело того грубоватого лохмача. Да, возможно мат сейчас не уместен, но он очень сильно помогает мне успокоится и мыслить рационально.

Дабы закрепить свою теорию, я активировал навык распознавания, на этих двух доходяк и… ничего. Они были абсолютно пусты, словно никогда и не жили. Распознавание работало на детей, которые еше не получили систему с надписью (не одаренный), а тут пустота.

Спрятал лук обратно за спину, и с грустью поглядел на мужиков, смотрящих на меня с ожиданием.

— Что-то случилось? — нарушил тишину лохматый.

— Как бы сказать, — проговорил я стараясь подобрать слово. — подойдите ближе и я вам все расскажу.

Мужики переглянулись и направилась ко мне. Первым приблизился говорливый, с болящим животом, а перед моими глазами тут же всплыла системная надпись.

Поглотить! или Сопроводить!

Вот оно как Морена. Такую силу ты мне дала. Чертова богиня! — ругнулся я своим мыслям.

— Слушай, — обратился я к первому. — у тебя есть какие-нибудь грехи в этой жизни.

Не знаю зачем, но раз система дала мне выбор распоряжаться судьбой душ этих людей, то я хотя бы должен знать, кого 'сопровождать', а кого 'поглощать', что бы это не значило.

Мужчина приподнял бровь на не уместный вопрос, но почему-то ответил. — Я всю свою жизнь прожил в деревне Сажки. Был обычным ребенком как и все, затем вырос и женился. Звел двух дочерей и сына. Сына часто луплю за его пакости, но чаще всего стараюсь разговаривать с ребенком. Он у меня такой озорник, — улыбнулся мужчина и сам не заметил как по его щеке потекла слеза. — Жена у меня красавица, люблю ее больше всего на свете, а дочурки такие трудолюбивые. За жизнь я один раз случайно сжег дом родителей, еще грешил с выпивкой и иногда врал супруге, чтоб она не переживала.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Филипп, — ответил мужчина и удивился этому. — Я… я помню.

— Что ж Филипп, — сказал я, раздумывая на счет нужных слов, а затем произнес. — Ты весьма добрый человек. Да осветит тебя колесо вечной сансары.

Когда я договорил, то мысленно нажал на кнопку 'сопроводить'. Мужчина тут же растворился в белом свечении, оставляя после себя поблескивающие капли горьких слез.

— Теперь ты, — повернулся я к закованному, — у тебя есть грехи в этой жизни?

Второй мужик, обалдел от происходящего, но стал отвечать на вопрос, словно был под гипнозом:

— Я жил бедно и всегда добивался нужного силой. Я насиловал и убивал молодых девушек, грабил людей. Я даже убил собственного отца, который постоянно избивал меня по пьяни. Моим самым большим грехом было убийство ребенка, которого я выкрал для выкупа. — под конец тяжелый взгляд мужика опустился в землю.

Выбор очевиден, — подумал я.

— Как тебя зовут?

— Гилберт, — расплакался преступник.

— И так Гилберт, за свои грехи, ты будешь поглощен, — застопорился я. — Зеном, последователем богини смерти.

'Поглотить'!

Вскоре душа растворилась в воздухе, а я, почувствовав лёгкий мандраж, поднял тяжелую голову к затянутому свинцовыми тучами небу. Перед глазами мелькнула хлопчатая снежинка, медленно планируя она спускалась на землю. Зима пришла.

Статус уведомил о прибавке к опыту в размере ста тысяч, а навык 'Скорбь жнеца' с одного поднялся до трёх процентов.

— Отвратительный дар…

* * *
Имя: Зен Мэрси

Полных лет: 16

Уровень: 21

Опыт: 122 730 из 155 000

Раса: Человек (5% шанс нанести критический удар + 50% к выходящему урону)

Здоровье: 190 из 190

Мана: 380 из 380

Характеристики: Свободных очков: 0

Сила — 8

Ловкость — 12

Интеллект — 29

Тело — 10

Зоркость — 11

Активные навыки:

(Магия мира)

(Малое распознавания), (Знание истории), (Малое исцеление)

(Охотничий промысел)

(Пробивной путь), (Прозорливость)

(Путь ассасина)

(Прогулка в тенях), (Разрыв)

(Пирокинетика)

(Возгорание)

(Некромантия)

(Комариный рой), (Очи отчаяния)

Пассивные навыки:

(Сопротивления)

(Сопротивление огню — 13%)

(Некромантия)

(Предчувствие смерти)

(Превращение)

(Звериное Чутье)

Не раскрывшиеся навыки:

(Королевская кровь — 1%), (Вторая душа — 86%), (Скорбь Жнеца — 3%)

Профессии:

(нет)

Глава 9

(Глава не отредактированна!)

Четвертое правило деревни Сажки.

Когда я вернулся в деревню то рассказал Лоро, что нашел два трупа на просёлочной дороге. Оказалось что это была перевозка заключённого в Волорос, для публичной казни. Так местные поддерживают дисциплину в своем городе. Также не забыл прихватить с собой иглу, которыми были усеяны доски средства передвижение.

— Дикорос постарался, — ответил староста, стоило ему только взглянуть на иглу. — ужасные твари. Огромные и чересчур живучие. Не думал, что они ещё не ушли на зимовку. В это время года чудища впадают в спячку. Странно почему этот не вернулся в свою берлогу. Видимо один из поздних. — старик с грустью погладил ухоженные усы и достал свою трубку. И грустил он не из-за того, что заключённого не удалось доставить в город на потеху городских жителей. Лоро было тоскливо осознавать, что перевозчик Филипп погиб вместе с тем преступником.

Упомянуть о том что я говорил с душами умерших я не стал, и так проблем хватает да и не к чему эта информация простому люду.

* * *
Спустя две недели, когда холода у же принялись морозить яйки своим хлестким морозным ветерком, произошла самая… как бы так выразиться? А, точно! Самая долбо**ическая ситуация, которую я видел в этом мире.

Вернувшись с охоты с очередным уловом, я зашёл в дом к Лоро. Дело было утром, домочадцы уже проснулись. Старик быстро перекусил и похвалил меня, сказав, что только благодаря моей мифической удаче, деревня может не переживать о зиме. Адела тоже выразила свою признательность.

Что ж, сезон охоты на этом закрыт. Зимой дичь не найдешь. Легче отыскать иголку в стоге сена. Поэтому местные запаслись едой, дровами и спокойно ждут зиму. Для местных забулдыг это вообще рай. Мужики пьют не просыхая целых три месяца, что естественно сказывается на криминальной статистике. Поэтому-то старик и свалил на работу так быстро, дабы успеть раздать указания всем своим стражам.

Я тоже поел и меня начало раскумаривать от набитого живота и теплого помещения. В планах было пройтись по рынку, дабы закупаться ингредиентами. Захотел приготовить зелья и попробовать втюхать их местным. Лекарей у них все равно нет, а лекарства везут аж с города. Гораздо выгоднее будет брать у меня: и дешевле, и ближе.

Я уже потирал еврейские ладони в ожидании навара, но мои коммерческие думы застопорились из-за проклятого инцидента.

Переборов сон, я укутался по теплее и вышел из дома. По морде тут же ударил морозящий ветерок от чего щеки в миг покраснели.

— С*ка, че так холодно? — скрежетнул зубами. — Ветер, прекрати буянить. — стихия ещё сильнее ударила по лицу, попутно собрав капельки замёрзшей россы. — Иди ты на*уй ветер! — потирая перенявший цвет щек нос, проорал я.

В борьбе со стихией, где я явно уступал, мне все же удалось добраться до рынка. Он встретил меня абсолютно запустевшим. Ни тебе бурлящего фонтана, ни толпы зевак, суетящихся около продавцов, ни тех самых продавцов, которые стоят даже под неимоверным пеклом солнечных лучей.

— Вот те раз, — сорвалось с зубов. — где народ?

На улице стояла полнейшая тишина. Даже местные животные, загнанные в стойла, не издавали ни звука. Лишь ветерок подгонял хрустящие листья, наводя хоть какой-то шорох.

Я медленно пошел по продольной улице, смотря по сторонам.

— Тишина, — ужасающим голос протянул я, — только мертвые с косами стоят.

Иронично что именно я, человек который выступил в роли пожинающего души, появился на этой пустоши.

Проходя очередную прикрытую лавку, я заметил в ней людей, мирно гудящих о своем и играющих в знакомую настольную игру.

— Уважаемые, — окликнул я их, от чего мужики вздрогнули и повернулись ко мне. — Не подскажите, куда народ подевался?

Они переглянулись.

— Так это, — пролязгал твердым языком один из них. — скоро же Вильям побежит.

— Чего? Какой ещё Вильям?

Мужики вновь переглянулись. На их лицах отчётливо читалось, недоумевание по поводу меня.

— Ну как же, каждый седьмой день в году по улице бежит старик Вильям. Сегодня последний день, затем он засядет у себя на зимовку. А со следующего года все по новой.

— Не факт Перси, — усмехнулся шепелявый. — в том году он и в середине зимы пробегал. Старик чокнулся, как только себе яйца не отморозил, ума не приложу.

— Да, было дело. Но мужик то он добрый, всегда за здрасьте помогает людям. Почему его ему крышу срывает только на седьмой день? — почесывая круглую репу ответил Перси. — Завтра приходи, народу будет полно. — подытожил мужик уже обращаясь ко мне.

— ААААааааааа, — тишину прорезал громкий старческий крик. Звучал он так, словно в унисон кричали разъярённый маскан и кот, которому отдавили хвост: пронзительно, шумно и устрашающе.

Обалдевшие собеседники тут же опустили тканевый навес лавки и закрыли широкие окна изнутри.

Да что мать вашу здесь происходит?

Внезапно, в самом дальнем конце этой длинной рыночной улице, показалась высокая, но чересчур худая фигура, больше проходившая на вендиго из игры UNTIL DAWN.

Рост примерно сто восемьдесят — сто девяносто, с далека было сложно определить размер на глаз. Конечности длинные, и отдавали съедающей тело пожилого мужика анорексией. Кстати, мужика, потому-что между его ног висела достойная называться большой бандурина. Я даже присвистнул.

— Вот это достоинство! — справедливо оценил я, не сужающийся от мороза елдак.

Плохо было то, что я это видел. Старик стоял полностью голый и недобро пялился на меня.

Че это мурашки-то забегали? А ну прекратить! Это просто голозадый старец. Ну да, похож на монстра, но он же таковым не является, или…

Не успел я додумать, как стремный дед побежал на меня, словно титан из одноименной анимешки, во всю крутя своим хозяйством. Ещё и скорость развил такую, что через пару секунд уже преодолел половину расстояния до меня. А, на секундочку, между нами было около ста метров.

Выйдя из под житейского стана под название 'ах*евание', я сломя голову бросился на утек. Сердце бешено заколотилось, норовясь свалить от меня подальше, а глаза уже заливали горькие капли выступившего пота.

— АААааа, — орал я, из-за поднявшегося адреналина. — Тебе чего надо?!

— АААааа, — старик кричал вместе со мной постепенно сокращая расстояние.

— Ну почему я не качал силу и ловкость?! Почему?!

Дед с угрожающим улюлюканьем нагонял меня. Я словно чувствовал его дыхание у своей задницы, от чего булки сжались в страхе быть распотрошенными.

— Мужик не надо, ты чего?! — бросил в него одно из зелий для мужской силы, попавшееся под руку, которое носил с собой в надежде продать какому-нибудь бедолаге.

Склянка разбилась об острую бородатую морду в области рта. Жидкость залила губы деда, который тут же слезал ее языком. Пару мгновений и его покоящийся змей расправил осанку, превратившись в двадцатисантиметровую дубину.

— Уууууаааааааа, — ещё сильнее взревел худощавый старик.

— Ну это пи**ееееец!!! — в панике заорал я, убегая от старого анорексика со стоячим оружием между ног.

— Уауауау, — приближался ко мне психованный, а я стремительно, перебирая конечностями, перелетел через забор жилого дома.

Понадеялся, что это его остановит, но мои надежды разбились о двадцать сантиметров чистой мощи. Бородатый монстр одним прыжком преодолел метровый забор и побежал за мной.

Я вновь перескочил на главную торговую улицу и увидел отряд местных полицаев во главе с Лоро, на месте откуда на меня побежал безумец.

Что есть мочи я бросился к ним.

— Х*ли вы стоите?! — разгоряченно выкрикнул я. — Помогите мне бл*ть!

Сторонники правопорядка не поняли чистейшего русского мата, но догадались, что мне требуется помощь, когда из-за забора вынырнуло нечто.

Мускулистый староста первым стартанул ко мне на встречу, остальные же, спустя секунду промедления, последовали за ним. Я бежал к знакомому деду, как девушка, дождавшаяся молодого человека из армии.

Мгновение и Лоро пробегает мимо, набрасываясь на голого старца. Быстро валит его на землю и скручивает. Остальные полицаи так же миновав меня помчались на помощь старосте. Остановился только Лури.

— Ты чего на улицу-то вышел? — спросил парень помогая мне встать, так как я стояла на коленях в диком изнеможении.

— Это что за перец такой? — все ещё не успев отойти от шока, выдал я.

— Вильям, местный психопат. Ты разве не видел его? Он тут каждый седьмой день марафоны устраивает и всегда голый.

— Видел? — удивился я. — Да я ж почти все время на охоте был, когда б… Фууух блин. — я согнулся, уперевшись ладонями в колени. — А предупредить нельзя было?

Парень неловко почесал затылок. — Я думал ты в курсе.

— Думал он! — рявкнули мои перекошенные губы. — Дай те мне ему вломить, за то что пугает людей добрых.

— Я тебе дам, — угрожающе выставив кулак, произнес подошедший к нам Лоро. — это мой лучший друг. Мы с ним все войны плечом к плечу прошли.

— Чего тогда он такой буйный, — более менее выровняв дыхание и стерев пот с лица, спросил я.

— Голову ему отбили, а целители с таким не работают. Вот и стал он, немного не в себе.

— Не в себе? — подах*ел я. — Да он же на голову еба**тый! Не умеешь ты друзей выбирать старый.

— Эй, эй, эй, что я говорил насчёт старого! — пробасил Лоро, на что я махнул рукой. — Вот же молодежь пошла. — процедил старик и повернулся к обступившим тело лежачего старика служивым. — поднимайте его парни и тащите в дом.

— Градоначальник, — сказал один из парней. — тут это…

Мы с интересом повернулись к анорексику. Старик Вильям, запрокинув от наслаждения язык, совершал поступательные движения в твердую, промерзшую землю.

Он у него из титана что-ли?

* * *
Холодные три месяца мерзлоты миновали словно по щелчку пальцев. Я уже говорил что зима тут длится не долго, но на этот раз она оставалась аномально продолжительный срок. С матушкой Сибирью конечно не ровняется, но для местных, привыкшим к теплу, это стало настоящим потрясением.

Мысленно порадовался, что я адоптирован к такому, так как переносил мороз и по хуже.

После истории со стариком Вильямом мне частенько снились кошмары. Ещё бы, такое чудо на тебя несётся со стояком, посмотрел бы я на скептиков, которые скажут что это не страшно, да и вообще быть такого не может.

Если честно, Вильям не такой уж и плохой мужик. Оказалось, что из-за травмы головы, он каждый седьмой день сходит с ума и никто не знает почему так происходит. В остальные дни старик ведёт себя как обычный житель деревни Сажки. Он неимоверно добр и приятен в общении. Даже читать умеет, что не скажешь о половине других жителей.

На самом деле это весьма грустная ситуация. Сколько раз я замечал, что плохое случается с действительно достойными людьми. Вильям хороший, даже отличный мужик, которому просто не повезло. Мне удалось несколько раз говорить с ним и даже опрокидывать кружечку эля, любезно предоставленную Лоро.

Зима прошла без особых последствий. Единственное что съедало меня это скука. Я бы и рад свалить в город, где суеты и различных движений побольше, но ехать зимой не стоит. Это время года, хоть и проходит в Отрарии быстро, но таит в себе неизведанные опасности. Как любознательного иномирянина меня всегда цеплял этот факт, но идти одному, без должной подготовки и непрокаченного уровня, сродни самоубийству. В связи с этим, испытывать и без того отвернувшуюся от меня судьбу я не стал.

Кстати, внезапно для себя, я узнал один интересный факт о своих красных глазах. В один из зимних вечеров Адела поинтересовалась, был ли в моем роду кто-то из демонической расы. Естественно я спросил, с чего она вообще взяла. На что девушка ответила, что мой цвет глаза необычен, для человека. Как оказалось, красные глаза в этом мире имеют только представители демонической расы или некоторые монстры.

Ну с монстрами люди не спариваются, так что логично предположить демонов, тем более что их телосложение похоже на человеческое, только со своими физиологическими отклонениями.

Я сразу взял эту информацию за основу. Не известно сколько людей ещё захочет узнать о моем необычном цвете глаз. Так хоть будет заранее заготовленная история.

За зиму я кстати так ни разу к Аделе не подкатил. Во-первых, старик Лоро вечно бдил, напоминая мне, что со мной будет если я хоть пальцем трону его драгоценное сокровище. А во-вторых, большую часть времени у меня были свои дела по самопознанию.

Начал я с получения пассивных навыков. Все свои пассивные навыки я получил от кого-то, кроме сопротивления к огню. Это талант проявился, когда в пятилетнем возрасте я поджёг себе руку артефактной перчаткой. Вспоминая мой прошлый опыт, можно предположить, что пассивки можно получать и без наставника, нужно всего лишь знать подход. Росло сопротивление к огню, когда Грета лечила мою рану огненным навыком. Получается так, если я буду получать урон от определенной стихии, то смогу поднять сопротивление к ней. Помню система уведомила меня, что выше двадцати пяти процентов прокачать сопротивление не получится. Его можно будет улучшить только с броней характерного зачарования.

В общем и целом дело было так. Я сидел у камина в доме Лоро и коптил себя на огне, заранее приготовив заживляющую мазь. Единственной проблемой была боль. Да, благодаря сопротивлению я чувствовал ее не так сильно, но… это бл*ть огонь! Один хрен боль была невыносима. Тогда мне пришлось идти на рынок и покупать там обезболивающие зелье. Старуха Гретта использовала его, когда лечила мою травму. Действовало оно просто, выпивал и в течении пяти минут вместо боли чувствовал легкие покалывания. Вот только у него был один существенный минус. Так как раны никуда не девались, то после того как действие зелья кончалось, в голову врезалась резка дикая боль, если конечно не залечить рану до деактивации отвара.

Накупив зелий, потратив на это аж восемь золотых, я целый месяц, день изо дня сидел подле камина с рукой в огне. Зелье здоровья, которые я также заготовил заранее, уходило по пять штук в день. Конечно занимался я самоготовкой только когда дома никого не было. Адела бы ужаснулась, а Лоро запер где-нибудь, как старика Вильяма в его ПМСные дни. Результат меня порадовал, хоть и приходилось мучатся каждую ночь от фантомной боли в руке. Кстати, выяснил, что если пить зелье здоровья, то можно избежать травмы, как у меня было с перчаткой. Просто по началу не хотелось ходить с гипертрофированной огнем конечностью. Удалось поднять сопротивление огню до двадцати четырех процентов. После такого грех не порадоваться, вот только счастье не приходило.

Холодными зимними вечерами, наблюдая за языками огня, я часто вспоминал тех двоих бедолаг, которых убил неизвестный мне монстр. Я не хотел быть тем, кто решает судьбы людей. Но мало того, что пришлось выслушивать их истории, которые давили морально, так еще и чуть ли не кинули мне в руки судейский молоток, заставив меня подытожить их дальнейшую участь. Кто я такой, что бы решать за людей? Мое понимания морали весьма субъективно, и может отличаться от общепринятых в человеческом обществе этого мира нравственных ценностей.

— Сложно, — протянул я, кривясь от легких покалываний в руке.

* * *
Адела

Природа просыпается и наполняется энергией, жизнью. Яркое солнце становится теплее с каждым днём, благодаря чему тает снег, залежавшийся на холодной земле. Девушка выглянула из окна. Сквозь нависшую с крыши ледяную сосульку, искажаясь, проглядывались лучи весеннего солнца. На дорогах появляются большие лужи, по которым уже прыгала неугомонная детвора. Со стороны леса слышалось щебетание вернувшихся птих.

Расправив плечи, девушка всей грудью вдохнула свежий запах расцветающей жизни. Что как ни приятный аромат может поспособствовать расслаблению и неге? Улыбнувшись краешком губ, так, что веснушки заиграли веселую мелодию счастья, Адела потянулась. Затекшие после сна мышцы раздались приятной россыпью напряжения по всему телу.

— Мммаааа, — зевнула дама, окрыленная хорошим началом дня.

Быстро сбросив с себя ночнушку и накинув более свободное платье, девушка вышла из комнаты и тут же столкнулась с Зеном. Парень выглядел потрепанным: взлохмаченные волосы, мятая повседневная одежда в которой он по-видимому уснул, не удосужившись снять, прикрытые глаза, еще неуспевшие проснуться, и вялость во всем теле.

— Доброе утро, — улыбчиво и чересчур эмоционально выкрикнула Адела.

Зен поначалу даже не заметил девушку, хотя они стояли почти в упор друг к другу, но как только голос дамы достиг его ушей, парень встрепенулся.

— Ууу, бл*ть, — буркнул он раскрыв заспанные зеньки пошире. — А, доброееееее… — зевнул парень, прикрывая рот ладонью. … уууутра.

— Не выспался? — спросила девушка, надевая свою кожаную обувь, сделанную на манер балеток.

— Угу, — тоскливо проскрипел юноша, почесывая ухо. — Старый еще дома?

— Не знаю, но обычно он встает раньше и уходит на работу. Так что скорее всего дома его нет.

По началу девушке не нравилось, что какой-то парень называет ее любимого дедушку «старым», но со временем Адела стало находить в этом что-то забавное. До появления Зена в их доме, дедушка всегда ходил загруженный работой и редко когда разговаривал с внучкой. Но этот странный, красноглазый беженец из Мандо изрядно потрепал нервы Лоро. Староста стал более энергичным, часто болтает с молодежью перед сном, выходит поведать старых друзей, а один раз даже приготовил ужин вместо Аделы.

— Яснооо, — еще раз зевнув протянул парень. — А ты куда собралась?

— Хочу сходить на рынок, просто у дедушки скоро день рождение и… — Адела замялась. В ее кармане осталось около пятнадцати серебряных монет, которые она накопила, подрабатывая поварихой в местном трактире. На подарок дедушке может и не хватить. Нищета сильно ударила по голове, а ведь день так хорошо начинался.

— Чего замолчала? — недоуменно вымолвил юноша.

— А? — переспросила Адела, до этого погруженная в свои мысли.

— Я говорю, чего за молчала?

— Да так, вспомнила кое что.

Зен, услышав ответ, пожал плечами и направился вниз по лестнице.

Смотря на широкую спину парня, которую даже свободная одежда обтягивала в плечах, она не вольно произнесла:

— Зен, а ты не хочешь прогуляться со мной до рынка?

Юноша остановился на полпути и, потирая глаз, повернулся к даме.

— Можно, — одобрительно кивнул парень. — только я бы хотел умыться и поесть. Подождёшь?

— Конечно, — с энтузиазмом и лёгкой улыбкой на лице выдала Адела. — Я и сама ещё не ела. Составлю тебе компанию.

— Угу, — повторил развернувшийся молодой охотник и продолжил свой тяжёлый сонный путь.

После того как они поели, парень сразу стал чувствовать себя лучше. Еда для него была как кровь для вампиров. Адела всегда удивлялись, когда Зен нахваливал ее готовку, причём делал это изо дня в день. Нередко девушка ловила себя с румянцем на щеках, в отражении маленького зеркальце, которое когда то подарил ей дедушка.

Дорога до рынка заняла от силы минуты три. На улице было оживлённо и красиво. Девушка не могла наулыбаться наступившей весне. Люди в округе так же выглядели счастливыми и словно расцветали, приходя в себя после долгих заморозков. Торговцы работали усерднее, а местные пекари, только не давно выставили свежеиспечённый товар на прилавки, от чего рыночная площадь полнилась теплым ароматом.

— Как прекрасно, — пролепетала Адела. — Мне так нравится весна. Зен, а тебе нравится весна? Когда все вокруг просыпается?

— Нет. — коротко выдал парень.

Девушка немного опешила от такой резкости ответа.

— А… а почему она тебе не нравится? — решила разузнать Адела.

Парень ковырялся в ухе и смотрел на окружение недовольным взглядом, как вечно ворчащий дед.

— Грязь, лужи, сырость, бл*дские птицы под окном не дают уснуть. Крысы с крыльями. Ещё дожди, выходящие из спячки монстры и… — парень призадумался. — дача.

— Дача? — не поняла Адела. Признаться, Зен говорил много неизвестных ей слов, что часто нервировало. Девушка считала себя самой умной в поселении, а тут, грубоватый парнишка апеллирует такими словами, словно какой-то аристократ.

— Огород то есть, ну место где работаешь в земле. Выращиваешь там всякие овощи, фрукты, травы.

— То есть тебе не нравится работать? — уточнила девушка.

— Да не, нравится, но не в земле ковыряться. И вообще, я там много чего другого перечислил. Чего до этого не докопалась?

Девушка задорно хихикнула, наблюдая за мимикой и жестами парня. Зен заметил это и на его лице заиграла улыбка.

— Ладно, — начал юноша. — чего мы тут забыли? Ты говорила что у Лоро день рождения скоро. Получается пришли за подарком.

— Да, но…

— Денег нет? — догадался парень.

— Но как ты…

— Их всегда мало, — ответил он улыбнувшись. — особенно когда делаешь подарок близкому человеку или возвращаешь долг лучшему другу, но да ладно. Я тебе помогу, всё-таки старый приютил меня. Считай отплачу ему.

— Не нужно, я…

Девушку в очередной раз перебили. Только сейчас это сделал не парень, а громкий топот копыт. Так как рынок охватывал главную дорогу, которая так же являлась основным путем по которому можно въехать в село, с него можно было увидеть, как на подъезде к поселение вздымаются высокие столпы горячего пара, вырывающегося из ноздрей лошадей. Резвые скакуны скачут во весь галоп, вырывая мокрую землю из подкованных копыт.

Люди насторожились. Кто-то из-за страха и вовсе бросился на утек.

— Адела, — произнес Зен, обращаясь к девушке. — кому принадлежит греб с синим голубем?

Глава 10

«Доблестные рыцари»

— Адела, кому принадлежит герб с синим голубем? — спросил я, рассматривая несущихся к нам солдат.

Благодаря звериному чутью и зоркости, я видел дальше и лучше, нежели обычные жители деревни Сажки. Адела имела всего двенадцатый уровень, потому тоже плохо понимала, что происходит. А вот прокаченные охотники и бывалые старики насторожились. Они, как и я видели рисунок синего голубя на кирасах рыцарей и, судя по их насупившимся мордам, новоприбывшие не самые приятные ребята.

Когда поднятая конницей пыль спала, а солдаты достигли деревянных врат, сколоченных из трех балок, рыцари синего голубя перевели своих животных с галопа на рысцу, а с нее на мерный шаг. Жители деревушки расступились, дабы дать гордым воинам пройти вглубь поселения. Каждый из вояк был полностью облачен в латные доспехи и, если присмотреться, то можно было заметить знакомые арабские числа, красноречиво доносящие о зачарованности брони.

— Это рыцари Нерда Сомерсета, — шепотом ответила девушка, косясь на проезжающую мимо конницу.

Ага, нерды. Меня аж передёрнуло.

Один из воинов спешился. Судя по отличительным чертам его формы, а именно витиеватой лазы, окружающей голубя, рыцарь являлся командиром прибывшей своры нердских солдат. Да уж, в открытом сражении на поле брани его бы первым смели, как важную шишку.

Мужчина выглядел сурово. Черные бакенбарды, плавно переходящие в явно ухоженную бороду, слегка растрёпанная темная шевелюра, затянутая в тугой хвост и карие глаза. Когда солдат улыбнулся, морщины придали его лицу дружелюбности. Складывалось впечатление, что это самый настоящий рыцарь, но странное чувство не давало мне целиком и полностью поддаться его добродушию.

— Приветствую жителей деревни Сажки, — с улыбкой на лице пробасил солдат. — могу я поговорить с вашим многоуважаемым старостой?

После этих слов пара дружинников, местных мусоров, ретировались с центральной площади, а через минуту из толпы заинтересованного люда вышел старик Лоро.

— Рады приветствовать вас, господа служащие, — произнес старый, а затем добавил, поубавив радушия в голосе. — хотя хотелось, конечно, получить вашу помощь пораньше.

Командир улыбнулся, словно предвидя такой расклад:

— На данный момент большая часть солдат королевства, распределена между двух фронтов: Термиусским и Трагаронским. Нас направили сюда как один из освободившихся отрядов и то, с позволения нерда Сомерсета. Понимаю вашу ситуацию, и мы приносим искренние извинения.

Фу! Все мое нутро сейчас стошнит от его слащавых извинений. Этот человек весьма улыбчив, говорит спокойно и даже с неким пониманием и сочувствием, что располагает к себе простой люд. Но… да не. Во все времена, политики и верхушки стран активно манипулировали людской массой с помощью вот таких вот мастеров ораторов. Немного улыбнуться, показать, что в стране все и так плохо, но мы мол все равно пришли к вам на подмогу, потому что все заслуживают лучшей жизни, — и люди быстро поверят лжи и лицемерию. Будут кричать и бить себя в грудь со словами, нам плохо, но нашим правителям еще хуже, а они все равно пекутся о своем народе. Короче говоря — денег нет, но вы держитесь. Знаем, проходили.

Конечно, об этом персонаже на первый взгляд не скажешь, что он какой-нибудь шарлатан или театральных дел мастер, но что-то в его натуре меня настораживает. Словно на нем висит маска дружелюбия и в любой момент она треснет, забросав окружающих острыми осколками.

Лоро почесывает репу, а затем переходит к поглаживанию усов. Старик всегда делал это когда серьезно обдумывал ситуацию, или он просто получает от этого своеобразный кайф.

— Деревушка у нас маленькая, новости с соседних областей доходят с опозданием. — проговаривает староста. — Не могли бы вы просветить, по поводу двух фронтов?

Командир вновь улыбается своей обворожительно-теплой улыбкой:

— Это не военная тайна, так что вполне могу, только давайте не на улице. Мы долго добирались и сильно устали с дороги.

Лоро махнул рукой и к нему подбежало двое дружинников.

— Предоставьте солдатам еду и кров.

— Благодарю за ваше гостеприимство. — подытожил командир, передавая поводья лошади своему подчиненному.

* * *
Через пару минут я, старик Лоро и командир нердских солдат сидели в местном полицейском участке. По старосте было видно, что в стенах этого здания он чувствует себя гораздо увереннее. А мне было непонятно. По сути, командир рыцарей намного выше статусом, чем какой-то староста, и может смело приказывать простому люду, но данная персона так не поступила. Хороший малый? Или…?

Разместившись на удобном по меркам средневековья стуле, Лоро попросил одного из сопровождающих нас дружинников принести еды и какого-нибудь горячительного напитка.

Поразительно, но Лоро держался молодцом и разговаривал с военным наравне, хотя, по сути, должен безоговорочно подчинятся воле прибывшего человека. Как я и говорил, все-таки рыцари выше в иерархической лестнице, чем простой староста деревни. Видимо бывшее рыцарское прошлое старика еще не выветрилось из лысеющей головы, поддерживая в нем нужный мужчине стержень.

— Выпить не хотите? — поинтересовался учтивый старик.

— Не откажусь, можно даже что-нибудь покрепче травяных настоек или воды.

Лоро все понял и дал распоряжение одному из "Полицаев", сидевшем в соседней комнате и занимавшимся своими делами. Парню такое не понравилось, мол я что слуга, но староста надавил на него своим харизматичным взором и тот скрылся за дверью.

В это время глава синих голубей посмотрел на меня с приподнятой бровью, когда я уселся на стул рядом с ним:

— Позвольте поинтересоваться, — обратился он к старосте. — этот юноша тоже будет присутствовать?

-Не военная тайна. — произнес я, слова рыцаря.

— Он один из выживших деревни Мандо, — ответил старик, набивая знакомую трубку табаком. — думаю ему будет полезно узнать, почему солдаты королевства не пришли на выручку его поселению. Это же не секрет? — многозначительно взглянув на солдата, Лоро закурил.

Командир быстро обмозговал сказанное и слегка приклонил голову в моем направлении:

— Прошу простить нас.

— Не стоит, — как можно благосклонно ответил я, хоть и не питал положительных чувств к мужчине.

Для меня главное выяснить основные причины не оказанной в нужный момент помощи. Возможно, стоит втереться в доверие этому человеку и уже через него добраться до его нерда а там и майера Кона Булмейзера. Помнится именно этот майер главенствует нердами нашего района, в состав которых входят и пропавшие Остринские, у которых мы просили помощи.

— Вы слишком милосердны, — вновь, с толикой грусти на лице, проговаривает командир. — На вашу деревню напали, но вы не испытываете ко мне открытой злобы.

Чересчур вежливый рыцарь нам попался. Нее, не могу в такое поверить. Не исключено, что я предвзят или моя паранойя разыгралась, но рыцари средневековья не всегда отличались искренней доблестью, а скорее на оборот — были теми еще варварами. Этот же мужик либо следует каким-то фанатичным взглядам, на подобии веры во всевышнего и его учения, либо все же носит маску.

Улыбаюсь:

— Вы не в чем не виноваты, господин…

— Гелий, главнокомандующий войском нерда Сомерсета.

— Господин главнокомандующий.

— Гелий будет достаточно, — ухмыляется воин.

— Я вас не виню, господин главнокомандующий, да и смысла в этом нет. — продолжаю я стоять на своем. Уголки губ рыцаря, после моего обращения, нервно дернулись. Вот оно, не нравится ему, что не перехожу на ты в дружеской манере. Сейчас поколупаем твой барьер! — Я прекрасно понимаю, что вы всего лишь доблестный рыцарь, следующий приказом своего господина. Верю, у него была своя причина, не отправлять помощь крестьянам.

— Благодарю за понимание. — неоднозначно пробубнил командир.

Лоро наблюдал за этим обоюдным облизыванием, плавно перетекающем в умственную перепалку, и смиренно покуривал трубку. Наконец, когда мы замолчали, старик сумел втиснуться в разговор.

— Господин Гелий, так что там за конфликты, о которых вы говорили? — вопросил Лоро, чем сумел обратить на себя внимание.

— Да, что ж, начну, пожалуй, с Термиусской области… — начал было вновь воодушевленный Гелий, но староста его перебил.

— Зверолюды?

— Да, — нисколечко не удивившись отвечает рыцарь.

— Хех, — усмехнулся старик, от чего его усы забавно подпрыгнули. — Сколько живу, а это кровопролитная война со зверолюдьми ни как не заканчивается.

— Вы служили в том месте? — спросил Гелий.

— Давно это было. Тогда мы побеждали и даже теснили звероподобные массы. Только нам никогда не присылали подмоги или чего-то еще. Просто меняли гарнизон на новый. — выговорил старик. — Что же сейчас происходит, раз королевство отсылает туда людей?

— Зверолюдей стало больше. — коротко отвечает командир.

— Их всегда было много, — произносят мои уста, пока нога закидывается на вторую. Я удобно умещаюсь на стуле и продолжаю: — Зверолюды отличаются аномальной плодовитостью, по сравнению с другими расами.

— Вы правы, но сейчас все не так просто. Пару лет назад, натиск на Термиусский фронт прекратился. Тогда мы не могли поверить своим глазам, но через год, полчище зооморфов напало на приграничную крепость и смела ее за считанные часы.

Старик слушал с открытым ртом, да и я был весь во внимании. Вот что значит — средневековье. Информация до отдаленных деревень доходит чуть ли не за год. За это время твою страну могли разобрать и собрать по новой, а ты и не в курсе.

— Замок Термиусс удалось сдержать, благодаря силе вира Мортимера и его личной гвардии, — продолжал Гелий. — но это было ужасно. Зверолюды словно одичали. Они шли на нас не как обычные войны с мечами и щитами, а как дикие звери, разрывая наших бойцов голыми… когтистыми лапами.

— А что насчет, второго фронта в Трагаронской области? — быстро спросил я, дабы Лоро не занудствовал со своими уточнениями.

— Нежить, — неспокойно ответил главнокомандующий. — идущая с диких земель. Неизвестно откуда она взялась, но, насколько мне известно, это пошло еще со старого мира, когда жил великий некромант. Предполагается, что приверженцы культа темных, насылают армии нежити на Трагарон. А может появилось и новое зло… — недобро закончил рыцарь.

Вести конечно не из приятных, но…

— Вот есть королевство с дворянами и королем, — начал я, попутно, загибая пальцы. — Они наверняка имеют налог со всех деревень в королевстве. Есть очень беспокойные соседи в виде варваров во главе с одаренным, — второй палец. — которые уничтожают под корень население деревень королевства. — загибаю третий палец. — Крестьяне выращивают урожай, делают орудия труда, идут на службу. Это важная сила любого государства.

Выражение лица добряка Гелия изменилось. Он стал присматриваться ко мне, словно пытаясь разглядеть из чего я сделан. Конечно, хотелось бы избежать такого внимания, но я допускал это. Не могу я притворяться, что ничего плохого не произошло, особенно когда в это вмешаны мои… личные интересы.

Да и к тому же, государство прессуют со всех сторон. Понятное дело, что оно будет бросать много сил на урегулирование тех или иных конфликтов, но только важных для государства и его дворян. Видимо, из-за своей аристократической гордыни и тщеславия, они не учли, что простой народ их основная мощь, которая собирается в шестеренки и двигает такую махину как целая страна. Или, возможно, это была вынужденная жертва и, если рассматривать с точки зрения всего государства, то они поступают правильно. Тут работает принцип — одна душа взамен миллиона других. Вот только я стал прямым участником и жертвой данного выбора. Думаю, пора и мне включать свою гордыню и непомерный эгоизм!

Говорил я спокойно, не меняя тона и выражения лица. Хотелось чтобы данные слова, точно донеслись до ушей командующего и разбили его непроницаемость, а уже с его уст прямиком к его так называемому сюзерену Булмейзеру.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Гелий. Недавнее добродушие куда-то выветрилось, оставив трудно скрываемую неприязнь.

— Где пограничная стража с сильным гарнизоном, по уровню военной мощи не уступающим варварам? Ведь так никаких деревень не напасешься, а потом или соседи королевства захватят ослабленного ближнего товарища, или сами варвары придут в столицу королевства и убьют достопочтенного правителя.

Наконец-то физиономия этого мужика поменялась. Маска трескается. А может я задел его чувства. Никто не отменял того, что Гелий попросту фанатик, солдат с промытыми мозгами, служащий на благо короны.

— Я прощаю, вашу наглость, — внезапно протянул командующий, а выражение его лица вернулось в прежнее. — По всей видимости, вы еще не отошли от случившейся трагедии. К тому же, в таком юном возрасте я бы и сам вспылил. — улыбнулся Гелий, а потом с прищуром уставился на меня. — Прошу больше не осквернять солдат его величества.

Я не отводил взгляда от мужчины. Между нами началась ожесточенная борьба в гляделки, где мы шли на равных. В воздухе отчетливо повисло напряжение, которое старик Лоро мог чуть ли не голыми руками хватать.

— Господин Гелий, — произнес староста. — Будут ли карательные ответные рейды королевских войск с высокоуровневыми дворянами и их дружиной на территории варваров?

В момент вопроса, к нам вернулся парень с долгожданной бутылкой алкоголя.

Командующий голубых, так я решил их называть, повернулся к старосте и вновь расцвел. — К сожалению, я не располагаю такой информацией, но поговаривают, что король созывает совет вирров, а господин Канрин собирает своих бывших товарищей и желает лично поговорить с Ганраном.

Канрин, знакомое имя, вроде как это один из шести одаренных, который выступает со стороны людей. От второго имени мои кулаки сжались.

* * *
Дальнейший разговор Лоро и Гелия я не слушал, полностью погрузившись в свои мысли.

Что у нас получается? В королевстве творится полный кавардак, из-за которого южным деревням, включая мою, не смогли помочь от нападок варваров. Верхушка бьется с тремя угрозами сразу. С таким раскладом не думаю, что королевство Мерси сможет долго продержаться на плаву, если не заручится помощью со стороны. Однако интересно, как мы еще держимся?

Когда мне надоело слушать разговор старосты с командиром о былых сражениях и приключениях на фронте, я покинул "полицейский участок" и решил заняться подготовкой к путешествию в Волорос.

К сожалению, планы пришлось отложить в ящик из-за скорого дня рождения Лоро. Все-таки старик мне помог. Нужно отплатить ему хорошим подарком, ну и погулять от души.

Вернувшись в дом старосты, я принялся подниматься по лестнице в свою комнату, дабы проверить снаряжения перед завтрашней охотой, но внезапно под ногами скрипнула одна из напольных досок.

— Зен? Это ты? — послышался звонкий голос девушки.

В коридор выглянула Адела. Ах, как всегда прекрасна чертовка. С такой внучкой у Лоро не будет отбоя от зятьёв, хотя, вспоминая отношение старика к девице, Аделе еще долго в девках ходить. Идеальная талия, шикарные выпуклости, милое, немного удивленное лицо, с большими глазками. Все в ней бесподобно, говорит мне мой юношеский организм. Но тут зоркий глаз цепляется за волосы девушки. Взлохмаченные, немытые, жесткие, впрочем, как и у всех средневековых женщин. Это безобразие портило всю картину.

Я скривился, а девушка, смотря на мое лицо, помрачнела.

— Чего, у меня что-то на лице? — встрепенулась Адела. — Чего ты морду кривишь?

Ее бровки нахмурились, а я вернулся в реальность, после витания в своих собственных мыслях.

— Нет, нет, я… Слушай, Адела, а ты не моешь голову?

От такой бестактности с моей стороны, ноздри милашки раздулись в гневе, пока я неразумеюще ковырялся в ухе.

— Это… ты… вообще-то мою!

— Почему тогда они такие жесткие и непослушные?

Вопрос меня действительно волновал. Помню у матушки всегда были гладкие, причесанные волосы, от которых веяло приятным ароматом. Я еще тогда счел это странным, все-таки средневековье, но затем распрощался с этой мыслью, решив, что мыло или его подобие тут уже придумали. А затем и сам использовал подобие мыла. Матушка давала его раз в месяц, приговаривая что это средство очень дорогое.

— Что за вопросы, а какими им еще быть? Мы не богачи, чтобы закупать освежающие зелья в Волоросе.

Освежающее зелье? Впервые слышу.

— Это одна из штук, которую используют зажиточные дамы, для поддержания красоты. — послышался знакомый голос с кухни.

Как ожидалось это был Лури. И что он здесь забыл. Но вроде как в последнее время я часто вижу, как эти двое болтают вместе. Может парнишка решил клинья подбить. Ну да, точно. Как только зашел на кухню, поймал улыбку, которую молодой охотник послал внучке старосты. А его взгляд, так и срывал с девчонки одежду.

— Знаешь мои мысли на перед? — вопросил я.

— Нет, просто ты часто задаешь вопросы… очень много вопросов. — ровным тоном ответил Лури, и вновь улыбнулся девице.

— Может ответишь на следующий вопрос, раз так хорошо меня знаешь? — с вызовом уставился я.

— Эх, — выдохнул юноша. Видно, что ему больше нравилось проводить время с Аделой, чем размусоливать мне матчасть этого мира. — Это зелье создают специально обученные зельевары. Уж не знаю по ингредиентам, но говорят, мол процесс готовки весьма затратный, во всех планах.

— Конкретней, — не отставал я.

— Ну, — вмешалась Адела. — В зелье очень сложно добиться нужной консистенции и желаемого запаха. Это требует весьма точного контроля маны.

— Интересно, -протянул я с жутким оскалом.

— Как много ты знаешь, — сказал восхищенный Лури, а девушка кокетливо улыбнулась и подмигнула ему.

Да уж, спермотоксикозник мелкий. Ну, не мне об этом говорить. В голове созрел великолепный план, который стоит довести до совершенства.

— Пора уже и вносить новшества, новатор. — прошептал я самому себе.

* * *
На следующее утро я ушел в лес, примерно на дня три. Хотелось запастись мясом в дорогу и наскрести еще немного деньжат с продажи свежей дичи, а заодно потренироваться вдалеке от чужих глаз. Якова тоже с собой прихватил, а то местный конюх начал жаловаться, что рогатый всех лошадей обрюхатил, а кто теперь родиться, только черт рогатый знает.

Перейдем к вопросу. Зачем же мне в Волорос? Что ж, еще в Рибисе, при разговоре со стариком Берком, я решил, что вступлю в гильдию охотников. Это очень выгодно для меня, так как данные наемники имеют особый иммунитет перед власть имущими, а именно: не платят налог или какую-либо другую монету, достаточно показать значок охотника, имеют право носить оружие в крупных городах наравне с солдатами и стражами города, и вольны свободно кочевать во все уголки королевства или же осесть где-нибудь после сорока лет, полностью освобождая себя от каких либо обязательств. Конечно, такие требования весьма привлекательны, королевству нужны данные наемники, так как защищать свои земли от нападок чудовищ очень затратно для любого аристократа. Можно потерять часть солдат или целый гарнизон, что ослабит аристо, которого тут же подомнут его же коллеги. Поэтому нанимают охотников. Оплата наемников всегда происходит после выполнения заказа, а если он погибнет, то наниматель ничего с этого не потеряет. Да и платить им нужно меньше.

Вот такая правда жизни. А еще охотники редко доживают до сорока лет. Даже те исключения кто все же сумел перешагнуть порог в золотую цифру, не всегда уходят на покой и оседают в деревушках. Такие люди скорее становятся закоренелыми бойцами и им уже трудно расставаться с привычным образом жизни.

В моем случае стать охотником — значит частично избавиться от властей. А получить заветный знак именно Волоросе хочу, потому что там выдают так называемый стартовый набор новичка. Может показаться, что это чушь, ради какого-то набора переться в город через труднопроходимые леса, в которых кишат ужасные твари. Но я узнал еще у Берка, что в набор входят две книги с навыками первого и второго уровня. На первый мне как-то побоку, но не стоит исключать что и там выпадет какая-нибудь вкусняшка, а вот навык второго уровня… Ммм, от предвкушения аж скулы сводит.

Еще я решил сделать жидкое мыло, ну или шампунь. И попробовать выйти с этим товаром на рынок в Волоросе. По словам Лури и Аделы, освежающее зелье очень дорогое и пользуется спросом только у дворян и зажиточных торговцев. Готовят его с помощью маны и группы прокаченных в алхимии специалистов. А вот для мыла мана не нужна, да и запах у него будет ярко выражен, по сравнению с зельем.

Как его готовить я выяснил еще на втором курсе обучения в университете. Какое интересное слово, университет. В общем, я тогда стремился узнавать много нового и гуглил все, что можно. Для начала решил разузнать, из чего и как делают стол, стулья, одеяло, духи, карандаши и так далее. В общем все что меня окружало. В эту череду предметов затесалось и мыло.

Для него мне понадобиться соль, масло и какие-нибудь благоухающие травы или цветы. Сложности нет, но сам я его никогда не делал, вот и выбрался в лес дабы поэкспериментировать, взяв с собой необходимые приспособления.

Спустя день охоты, под вечер, я занялся готовкой.

Языки пламени, исходящие от разведенного костра, мерно поглаживали холодный вечерний воздух, пока я плевался всеми матерными словами из своего лексикона.

— Да е**ный в рот! — крикнул я. — Что не так с этим мылом? Делаю все как было написано в той шайтан коробке с проведенным к ней интернетом! Яков?! — зыркнул я на скотину, развалившуюся брюхом к костру. — Ты не знаешь, в чем дело?

Животина лениво подняла свою голову, посмотрела на меня туповато усталым взглядом и вновь распласталась на земле. Устал дружище, сегодня он впервые позволил оседлать себя. К слову, носятся добряки… хех… добротно. Скакал так, что я пару раз чуть не слетел с него и тут дело не в отсутствии седла. А ведь он еще молодой, интересно, как будет скакать, когда вымахает во взрослую особь?

— Понял, ты тоже не в курсе, — ответил я и продолжил выяснять причину.

Все-таки стоит задумать и о покупке седла. Вдруг война, а я буду с больной от натертостей задницей.

Глава 11

Лесные девы

Имя: Зен Мэрси

Полных лет: 16

Уровень: 29

Опыт: 215 400 из 327 000

Раса: Человек (5% шанс нанести критический удар + 50% к выходящему урону)

Здоровье: 240 из 240

Мана: 460 из 460

Характеристики: Свободных очков: 0

Сила — 15

Ловкость — 14

Интеллект — 37

Тело — 15

Зоркость — 14

Активные навыки:

(Магия мира)

(Среднее распознавания), (Знание истории — среднее), (Среднее исцеление)

(Охотничий промысел)

(Пробивной путь), (Прозорливость)

(Путь ассасина)

(Прогулка в тенях), (Разрыв)

(Пирокинетика)

(Возгорание)

(Некромантия)

(Комариный рой), (Очи отчаяния)

(Военное дело)

(Сокрушающий удар), (Командир)

Пассивные навыки:

(Сопротивления)

(Сопротивление огню — 25%)

(Сопротивление ядам — 13%)

(Некромантия)

(Предчувствие смерти)

(Превращение)

(Звериное Чутье), (Волчий дух)

Не раскрывшиеся навыки:

(Королевская кровь — 1%), (Вторая душа — 98%), (Скорбь Жнеца — 9%)

Профессии:

(нет)

Открыв статус, я просмотрел имеющиеся навыки, дабы зафиксировать их в памяти. После приобретения оных, частенько так делаю. Все же система не дает возможности постоянно видеть свои скилы, как во многих РПГ играх.

Система запутанна и, вроде не сильно вмешивается структуру мира, но порой чувствую себя каким-то персонажем видеоигры, которым управляет прыщавый задрот.

Зимой я не только жег свою руку, поднимая сопротивление огню, но также изучал новое. Путь охотника-ассасина все еще крепко держался в моей голове, как и некромантия, но пока я не получу профессию будет глупо отказываться от других навыков. Тоже военное дело. Тем более я живу со старым солдатом. Ох и замучил я Лоро за холодное время года, вытягивая из его старой головы крупицы знаний.

Как итог — получил аж две активные способности: "Сокрушающий удар" и "Командир". "Сокрушающий удар" весьма полезное умения в ближнем бою. Как я понял из описания, а затем и на практике, при активации выбранная конечность напитывается спрессованным сгустком маны на один мощный удар. При точном попадании возможно нанести увечье или вовсе убить противника. Опять же все зависит от ситуации, но навык отличный. Поэкспериментировав, осознал, что усиливающие способности можно активировать одновременно. Естественно, в таком случае мана будет утекать из тела, как вода из дырявого горшка. Но, так сказать, вложить всю силу в один мощный удар возможно.

"Командир" — массовое заклинание, некий баф(улучшение) для союзников. Подрубаю умение и кричу во все горло воодушевляющую речь, которая в свою очередь повышает все характеристики соратников на две единицы. Жалко, конечно, собственной группы у меня нет. Я бы не отказался от гарема с двумя эльфийками, драконихой и, возможно, гномкой.

Ладно, чего-то не тем местом думаю. Возраст, мать его. В прошлом мире мне было около двадцати двух, в этом же шестнадцать. В сумме я прожил почти сорок лет, хотя мысли все равно на уровне молодого студента.

Еще из новшеств, получил навык первого уровня из разряда превращения. Для него, скрепя сердцем, пришлось вложить несколько очков характеристик в тело, но оно того точно стоило. "Волчий дух" — превращает конечности в волчьи, эдакая миниатюрная метаморфоза. Умение повышает силу, ловкость и зоркость на пять единиц. Честно, я бы не стал тратить время на этот навык. Для первого он был слишком слаб. Но меня привлекло то, что он действует не временно, а до тех пор, пока не кончится моя мана, или я сам не отключу его. Вот тут я офигел. Да этот навык нужно было на второй уровень ставить, а то и на третий. Учитывая количество моей маны, скил весьма полезен.

А научил меня этому безумный старик Вильям. Как оказалось, когда они с Лоро служили на границе с королевством зверолюдей, то армия часто брала пленников, которые, после жестких пыток, обучали некоторых солдат искусству превращения. Вильям был один из таких. Их называли Гримами, в переводе со зверолюдского — “Охотник”. Войны с умениями животных. Как показала военная практика, по словам Вильяма, это очень сильно усилило армию королевства Мэрси.

Так же я открыл сопротивление ядам, но это оказалась чистая случайность. Экспериментируя с рецептами, которыми со мной поделилась любимая тетушка, я по неосторожности перепутал ингредиенты из-за чего зелье забурлило и залило меня с ног до головы. Боль была адской, но вовремя принятые зелья исправили положение. Ну а дальше я уже и сам принялся глотать всякую дрянь собственного производства, дабы повысить сопротивление. Мазохизм в чистом виде.

Как итог — приготовил яд упадка сил. Он действует как легкий паралич. У жертвы прослеживаться скованность в движениях, усталость и слабость. Как можно было понять, жертвой был я. Плюсом этого препарата являлось то, что он не выветривался, как многие зелья. Учитывая это, яд можно было нанести на кинжалы или наконечник стрелы. Идеальное вспомогательное оружие.

Вторая душа тоже не стояла на месте. Всю зиму меня мучили кошмары с прошлым Семена. Я даже не осознавал, что такая жизнь может быть в том мире, где я жил. В какой-то момент мне даже стало жалко мужика из моих снов, но радовало то, что процент напротив умения рос. Правда в последнее время, кошмары прекратились, что начало тревожить.

Бог с этим Семеном, лучше поведать об уровне, который я поднял буквально за один день охоты. Так как опыта за зверье мне не дают, занимался я этим чисто из соображения о пропитании и деньгах. И вот во время охоты вышел на местное кладбище, которое местные разместили вдалеке от деревни, во избежание монстров, которые обязательно бы завелись подле поселения. Там-то и нашлись души людей, скитающиеся по мрачным дорогам от креста к кресту. Было противно, особенно когда мне попадались дети. Волна эмоций окутывала разум, а после каждой души приходилось отдыхать несколько минут, выравнивая дыхание.

Я также распределял какой душе стоит переродиться, а какой суждено стать моим опытом. Только от этого выбора каждый раз становилось хреного.

Эта сила, хоть и давала преимущество, но… она убивает… мою душу…

* * *
Последний день своей охоты, я пребывал в приподнятом настроении. Потренировался, наловил кучу дичи, а еще сделал жидкое мыло, от чего мои волосы стали мягкими и шелковистыми. Как же я скучал по благам цивилизации.

Яков, на котором я восседал, тоже сиял, преобразившись после шампуня. Со стороны могло показаться, что я сын какого-то аристократа, восседающий на подчиняющейся только эльфам животинке.

Шампунь жумайсынба! Скажи перхоти… а дальше что-то на казахском.

Я шел обратно в деревню, любуясь красотами весеннего леса. Навык звериного чутья и прокачанная зоркость позволяли наслаждаться звуками природу во всей красе. Я и не подозревал, что природа может быть так удивительна.

С наступлением весны все вокруг потихоньку начало оживать. Приход первых оттепелей знаменовал подъем, после тяжелой зимней поры. Возвращались в свои гнезда первые перелетные птицы, и все вокруг наполнялось веселым щебетом и пением пернатых жителей. Поведя ухом, я услышал веселый ручей, начинающий свой бег по опушкам и просекам, наполняя лесной мир нежным звоном и тихим журчанием. Воздух стал свежим и сладким. Даже в средневековой деревне он тяжелее. Под копытами Якова первые робкие цветы показывали свои зеленые ростки. Совсем скоро они расцветут и потянуться пока еще к скромному солнцу.

Умиротворение длилось недолго. Проходя мимо очередной лесной полянки, мой зоркий глаз уловил маленькую несостыковку. Данная местность отличалась от окружения своей насыщенностью зеленых оттенков. Странность заключалась в том, что весна была еще ранней, трава, цветы и даже листья на деревьях еще не успели нормально сформироваться.

По середине зеленой долины возвышался величественный дуб, ветки которого обволакивали ряды листьев нефритового цвета.

Что за диво-дивное? — подумал я, а Яков уже двинулся в сторону поляны, истекая слюнями от вида хрустящей травы.

— Погоди, — потянул я его за рога, но скотина упорно шла к своей цели. — Б**ть, рогач ты неотесанный, вдруг это ловушка!

Пока Яков пребывал в забвении, я активировал среднее распознавание, которому так же научился у старика Лоро. Оно ничего не дало. Поляна выглядела совершенно обычно, но какой дурак назовет ее обычной, когда вокруг до сих пор стоят голые деревья. Дуб на их фоне выглядит подобно трезвеннику, который зашел в клуб анонимных алкоголиков.

Поляна была уже совсем близко, и я принял решение спешиться и надавать кое кому по его мохнатой заднице. Выскочив перед животным, я развел руки в стороны преграждая путь.

— Стой! — крикнул я и Яков стопорнулся. — Наконец-то, ты совсем дурак или как? Вдруг это какое-нибудь огромное плотоядное растение, которое сожрет тебя и даже косточек не оставит!

Добряк посмотрел на меня ничего не выражающим взглядом. Ну да, кто тут еще дурак, с животными разговаривать.

К этому моменту мы с Яковом стояли на границе поляны. Внезапно я почувствовал легкое дуновение ветра. Затем воздушный поток все усиливался, пока не превратился в небольшой смерч. От сильного ветра щеки хлестало так, что я стал походить на падальщика с натянутой кожей и выступающими зубами. Яков тут же отбежал и спрятался за деревья. Желание пожевать свежей травки отбило напрочь.

Выхватив кинжалы варвара, я отпрыгнул назад, дабы разорвать дистанцию с бушующей стихией, и приготовился к битве.

Вихрь постепенно затихал, а нос тем временем начал улавливать приятный запах. Кхм… как бы странно это не звучало, но запах напоминал добро?

Когда ветер полностью успокоился, на поляне возникли три женщины или скорее девушки. Они выглядели не сказать, чтобы красиво, вытянутые лица с чересчур острыми чертами, вместо носа кора дерева, а кожа салатового цвета. Волосы, кстати, имели более темный оттенок зеленого и гармонично сочетались с цветом их глаз. Вместо привычной одежды на них красовались наряды, полностью собранные из листьев, цветов и древесной коры, закрывающие их сокровенные места.

Дриады! — промелькнуло в моей голове, а челюсть предательски отвисла. Эти лесные нимфы, выглядят точь-в-точь как на картинках, изображенных в местном бестиарии. Еще матушка рассказывала, что дриады это одни из высших созданий, дети королевы леса, но в отличии от своей прародительнице, дриады смертны.

Дамы неожиданно поприветствовали меня, изобразив легкий реверанс. Их платья из листьев легко приподнялись, оголив блестящие на солнце лодыжки.

Я, не растерявшись, произвел почтительный поклон и все же ступил на поляну. Мир вокруг тут же наполнился благоуханием свежей травы. Складывалось ощущение, словно я вступил в совершенно другое пространство, наполненное бурлящей жизнью.

Подстраховавшись, активировал среднее распознавание. Как и ожидалось, вместо уровней по два знака вопроса, а на месте именно простая надпись — “Дриада”.

— Подойди, дитя природы, — мелодично-переливающимся голосом произнесла та, что находилась между своих сестер. Голос явно не гармонировал с внешностью, но… пакет на голову и в принципе можно. Фигуры-то у них что надо. Даже из-под платьев видны идеальные пропорции.

Дриада приподняла бровь, заметив мой ехидный взгляд. Я быстро посерьезнел и зашагал к лесным нимфам.

— Не ожидал увидеть дриад. — начал я разговор, от чего удивление поразило лица всех девушек.

— То, что человек начал говорить с нами в такой фамильярной форме больше похоже на неожиданность. — сказала средняя.

Блин, у них что, как и у аристократов наших, слова почтения должны из каждых щелей литься?!

— О, достопочтенные хранительницы леса, прошу простить жалкого червя за проявленное неуважение к вашим поистине великим персонам! Я заглажу свою честь, совершив сэппуку. — театрально прокричал я и приставил кинжал к своему брюху. — Да смоется моя наглость кровью!

— Остановись человек! — вымолвила, шокированная моим представлением дриада. — Прошу прощения. Я не думала, что вы настолько откровенный, соблюдающий традиции чести человек. — говорила эта нимфа уже не так уверенно, как в начале.

Из моих уст хотел вырваться смешок, но я вовремя прикрыл рот. Мои слова были не просто бессмысленным изречением на потеху Якову, который, к слову, уже довольно хрустел зеленью. Насколько мне известно, дриады весьма нелюдимые существа. Людям они не показываются, а эльфы видят их лишь раз в год и то, на какой-то там праздник. А, учитывая, что дриады добрые существа, хотя за свой лес сметут любого, я решил показаться в их глазах самоотверженным и честолюбивым юношей.

Сотканный на скорую руку план сработал, можно без аплодисментов.

После слов своей старшей, оставшиеся две дриады смотрели на меня с восхищением.

— Мы еще не встречали настолько благородных людей, господин. — пролепетала та, что стояла слева. Ее отличительной чертой являлся венок из белых цветов сирени.

— Великие духи леса благоволят вам, — с одобрением кивнула стоящая справа. Ее буду звать сиська. Думаю, объяснять почему незачем.

— Чем я удостоился такой чести, хранительницы? — улыбнувшись дамам спросил я, попутно спрятав клинки в ножны на спине.

Главная дриада:

— Ваша доброта и забота. Вы никогда не брали дары природы, не отдавая при этом что-то взамен. Не приносил вред и не оскверняли великие леса.

— А еще вы спасли наше дерево от других людей, что хотели все сжечь. — пролепетала та, что с венком. — Мы хотим поблагодарить вас за это.

Доброта и забота? Смею предположить, что здесь замешан ритуал, который я проводил по совету матушки, во время охоты. А вот деревья… не помню, что защищал их. Хотя вроде при столкновении с варварами, я потушил одно, около моего дома, но это было исключительно в целях защиты жилища. Правда дом все равно сгорел.

— А, вы про это, — невинно потирая затылок ответил я, а воспоминания тут же вгрызлись в голову.

Боже как стыдно. Они ведь не знают, что пожар начал я сам, точнее он произошел из-за моего плана. Простите, простите меня.

— Сестра, можно? — протянула венок, смотря на старшую умоляющими глазами.

— Эх, — выдохнула лесная нимфа. — иди.

Обрадовавшаяся дева со сверкающими глазами подбежала к Якову. — Какой милый Добряк, — промурчала она и угостила животное выросшим прямо из ладони плодом помидора. — Господин, вы даже смогли приручить такого непокорного зверя.

Ага, животинка эта бестолковая. Только когда наконец разрешил себя оседлать, стал хоть немного полезен. Но это все фигня, они упомянули слово подарок. Я аж воспылал! Что же это будет — оружие, может лесная броня, или жесткий навык, которым обладают только дриады? От нетерпения аж скулы свело.

— Да, поистине достойный человек. — одобрила сиська и наколдовала легкий ветерок, который медленно направился в нору у корней дерева.

Спустя мгновение из нее вылетел маленький щенок, напоминающий детеныша породы хаски. Его уши походили на кроличьи и стояли торчком, будто прошли определенную процедуру. Мех на теле переливался от темно синего до белого, а вот хвост пестрил ярко оранжевым. Удивило то, что хвост у него был не один, а целых три. На девятихвостую кицунэ, конечно, не тянет, но выглядит привлекательно.

Ветер поднес его ко мне и бережно вложил в покрытые мозолями ладони.

И… это типа все? Еще один пушистый, которого нужно кормить? Да мне и Якова с его капризами по поводу моркови хватает.

Как бы я не всматривался в спящего щенка, все не мог понять к какому виду местной фауны он принадлежит. На отшельника он не похож. Дикороса тоже отметаем, слишком мал. Может кошабара? Хотя нет, тот больше смахивает на кота чем на псину.

Малыш тем временем приподнял веки, показав миру свои бирюзовые глаза.

— Ох, это же… — начал я.

— Детеныш мансура. — ответила старшая хранительница. — Таков наш подарок.

Неуловимый зверек. Такого я еще не видел. В местном источнике его описали очень скудно. Единственное, что упоминалось — это полностью бирюзовые глаза.

И ведь правда. Взгляд этого малыша казался настолько скользким, что я сразу выдал. — Хитрец! Я назову тебя Хитрец. — машинально принялся разглаживать мягкую шерстку. Ну не удержался, я ведь тоже не такой уж черствый. Хитрец же лег на спину, открыв брюшко, как бы намекая, что гладить надо тут.

— Правда он милый? — неожиданно послышалось из-за плеча. Венок, наигравшаяся с Яковом, возникла прямиком позади меня. — Он такой пушистый и мягкий. — выдохнула она. Девушки есть девушки. В каком бы мире они не жили и кем бы не являлись. На миленьких зверят слюнки пускают.

Заметка, тому китай… то есть сармунду, щенка не показывать. Вдруг он сармунд с корейской культурой моего мира.

— Мы рады, что подарок тебе понравился. — улыбнулась сиська, а я заметил, что зубы у них желтые, похожие на пчелиный мед.

— Просим и дальше не расставаться со своей честью. Хороших людей осталось не так уж и много, — закончила старшая с толикой грустью на вытянутом лице. — Прощайте, господин.

Вновь поднялся бушующий ветер. Я спрятал щенка в своей куртке, и уставился в глубь смерча. Фигуры лесных нимф постепенно уходили под землю. Какой-то способ телепортации?

— Нет, — крикнул я. — До скорой встречи, дамы!

На мгновение моему взору открылась улыбающаяся дриада с венком.

Спустя пару секунд ветер стих, а хранительницы словно растворились в лесной чаще.

— Б*я, жалко навыка не дали, — проворчал я и тут же удостоился взыскательного взгляда Якова, который красноречиво молвил — 'Ля ты крыса'.

— Да иди ты, — махнул я рукой и посмотрел на прижавшегося ко мне мансура. — Пора и нам домой, как думаешь?

* * *
— Ах, какая прелесть! — умилилась Адела и подхватила щенка на руки, принимаясь тискать животинку.

— Знакомься Адела, это мой новый друг, его зовут Хитрец! — выставив руки в бока и подняв подбородок, я всем видом показывал свою гордость.

Лицо девушку выразило вселенскую зависть, а затем вновь вернуло себе прежний вид.

— Хитрец? А ничего лучше придумать не мог?

— Лучше? Да это идеальное имя для этого бойца. Ты просто посмотри на его глаза.

— Такие маленькие, — посмотрела она на лапы щенка. — мог бы придумать что-нибудь креативнее. Ему больше подходит Пушок или Зефир.

— Зефир?

— Это значит 'легкий ветерок' с эльфийского.

Ну уж, нет! Я собираюсь вырастить машину для убийства, или великого вора, а не милого собачонка. О мансурах я знаю только их способность к телепортации. Автор здешнего бестиария описывал их как невероятно быстрых и изворотливых существ. Примечанием в книге выглядело как: неизвестно как перемещается этот зверь, но даже усиленный человеческий глаз не способен разглядеть его движения. На основе этого, думаю телепортация весьма логичная догадка.

Тем временем Адела посадила малыша на пол и тут он решил нам поднасрать, в прямом смысле этого слова.

— Ой, Зен, кажется он…

— Вижу, — с нерадостной миной ответил я. — Фу, боже. — прикрыл нос. — Адела, срочно убери это и открой все окна.

— Чего? — возмутилась девушка. — Это твое животное, тебе и убирать!

— А кто его тут тискал?

Внезапно деревянная дверь отворилась и в дом шагнул Лоро.

— О, как хорошо, что вы оба дома. Я хотел… — осекся старик, принюхавшись. — Чем это так воняет?

Он огляделся и зацепился взором за наши искореженные от ужаса лица.

— Дедушка, твоя нога, — промямлила Адела, а я прикрыл рот сдерживая рвотный позыв.

Староста опустил глаза в пол и также исказил свою физиономию. Раздавленная неожиданность раскрыла весь букет своих запахов.

— Кушать! — звонкий детский голос раздался в моей голове.

Глава 12

Разборка отдающая дежавю

Гелий (Командир рыцарей нерда Сомерсета, под покровительством майера Булмейзера)

Шелест ночного леса и леденящий душу ветер не предвещали ничего хорошего. Во тьме среди этого буйства природы едва уловимо слышались лязг лопаты и шорох перекидываемой рыхлой земли.

Командир нердских рыцарей выбрался из ямы и потащил за собой что-то длинное, тяжёлое, обмотанное саваном и верёвкой. С трепетом намозоленные пальцы развязали узлы и раскрыли человеческий труп, точнее то, что от него осталось. Запах остаточного разложения тут же ударил в нос, заставив Гелия зайтись кашлем в рвотном рефлексе. По его лицу, едва различимому в этой тьме, можно было понять, что мужчина недоволен проделанной работой. Исходя из ответов, которые он слышал от местных, в этой могиле должен был быть похоронен недавно усопший преступник, который погиб по дороге в Волорос.

Тяжко выдохнув, мужчина наклонился к костям, обмокших под проливным дождем.

— Субир эмне… — прошептал он с придыханием и выпустил фиолетовую нить к останкам, но ничего не произошло.

Брови рыцаря нахмурились в негодовании. Заклинание поднятия нежити не сработало? Такого просто не может быть! Луна, которая на мгновение показалась из-за тучи, осветила его макушку и упрямые кудри, собранные в хвост.

Обычно данное заклятье возвращало мертвых к жизни, делая их пустыми марионетками. Нюанс заключался в том, что в останках все еще должна покоятся оставшаяся духовная энергия. Недоумение Гелия вызвано тем, что в трупе не было даже этого. Человек хоть и умер давно, но обычно остатки души покидают тело только когда часть костей превращается в пыль.

Очередной тяжелый вздох.

— Значит попробуем по другому. — проговорил мужчина и, присев на влажную траву, принялся поспешно доставать из тканевого свёртка странные предметы: нож, камень, по своей структуре напоминавший рубин, и магический свиток с известным ему заклинанием.

Положив камень рядом с телом, мужчина порезал свою ладонь. Алая жидкость покатилась по руке прямиком на драгоценность, заливая и без того красный оттенок. Внутри камня что-то загорелось. Командир удовлетворенно выпрямился и развернул свиток.

— Сибур Эмне! — начал он. Дальнейшие слова прозвучали также зловеще, вызывая у самого читающего россыпь мурашек.

Буйство природы усилилось, словно реагируя на его слова, и предвещало что-то зловещее. Страх был оправдан.

После прочтения заклинания из свитка, тот разрушился, не оставив и следа. Камень, лежащий у ног Гелия задрожал. Сгусток энергии, таящийся в нем, бился о стенки твердой оболочки. Послышался треск и в это время маленький огонек устремился к выкопанным останкам.

В глазницах черепа, где когда-то давно сияли глаза живого человека, полыхнуло два красных огонька.

— Поднимись, — произнес командир, склонившись над существом.

Медленно, со своеобразным щелкающим звуком, скелет воспрянул перед воякой. Можно было увидеть, что он на полголовы выше Гелия, а значит труп точно принадлежал взрослому мужчине.

— Держи… — запнулся он под холодным взглядом живой черепушки. — Держи лопату, — произнес рыцарь и добавил. — У тебя есть имя?

— Нет, господин, — скрежетнул череп. — никто не говорил со мной долгое время. Если оно существовало, то давно забыто.

— И где у вас только язык… — пробубнил Гелий пытаясь всмотреться в пасть монстра. — Ясно, в таком случае начинай копать. К завтрашнему вечеру все могилы должны быть раскопаны.

Ходячие кости без единого слова принялись за работу. Командир проследил за своим новоиспеченным подчиненным, а затем подошел к одному из деревьев, ветки которого даже без листьев отлично укрывали от дождя.

Присев у корней, рыцарь вытащил из мешка каменную дощечку, больше походившую на скрижаль. Залечивать ладонь сразу он не стал, так как кровь требовалась для еще одного ритуала. Сжав кулак Гелий выдавил пару капель на каменную плиту. Гладкая доска засветилась, а затем в ней показался молодой юноша.

— Быстро и по делу, Гелий. — сухой голос парня, заставил бывалого война встрепенуться.

— Рад видеть вас в здравии, Господин, — промямлил командир, на глазах превратившийся из брутального солдата в послушную собачонку.

— Гелий, — сурово выдал оппонент.

— Да, да, сию секунду. — стушевался рыцарь. — Несколько месяцев назад в майерство господина Булмейзера прибыли беженцы из деревень, что вы уничтожили. — проговаривал Гелий, заранее готовившийся к докладу около двух часов. Правда голос мужчины все равно дрожал и точно не из-за весеннего дождя. — Узнал я про это от своего нерда, господина Сомерсета. Как вы и приказывали, я сразу отправился во владения майера под предлогом оказания помощи пострадавшим и предоставлением продуктов. К великому сожалению, метки для захвата душ были сняты. Предполагаю, что в этом замешаны придворные священнослужители, прибывшие к майеру Булмейзеру с неизвестной мне целью.

— Очень жаль, — проговорил парень, постукивая по столу длинным ногтем. — я думал ты окажешься расторопнее.

Лицо рыцаря исказилось в ужасающей гримасе. — Господин, прошу простить меня. Я делал все что было в моих силах.

— Значит этого недостаточно. — юноша щелкнул пальцами и Гелия сковало невидимым барьером. Мужчины застыл в немой позе и пытался вдохнуть, но все его органы словно перестали слушаться.

— Гос… — на последнем выдохе прокряхтел командир.

— Я дал тебе силы… — продолжая стучать пальцем о стол, говорил хозяин. — Помог с средствами, поставил на эту должность, и ты все равно смеешь меня подводить?

Тело Гелия содрогалась от нехватки кислорода, а глаза постепенно вылезали из черепа, норовясь лопнуть. Удары пальца хозяина о твердую поверхность отдавали гулким звуком в голове командира. Даже неспокойная погода не смогла перебить этот нещадящий стук.

Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум!

— Хэа… — наконец-то тело отпустило и влажный, весенний ветерок наполнил легкие мужчины.

— Я дам тебе последний шанс. Отыщи тех, кто еще не смог снять с себя метку и убей!

— Господин… кха… я исправлюсь. Мой отряд отправили на защиту в деревню Сажки и тут я нашел дву… одного из меченых. Я убью его, а затем вырежу всю деревню. Клянусь собрать для вас души всех поселенцев.

На молодом лице возникла тень подозрения. От взгляда хозяина Гелий нервно сглотнул.

— Ты о чем, Гелий? Их два?

Гелий какое-то время молчал, потупив взгляд, словно не решался сказать, а потом резко пошел на попятную:

— Нет… — прошептал вояка. Он хотел забрать молодого парня под свое крыло. Гелий четко видел его способности в некромантии и решил воспитать беженца, как своего война, обучив его тайнам темного искусства.

Однако хозяина было уже не остановить. Скрижаль задрожала, а аура, исходящая от юноши, больно кольнула душу рыцаря. Гелий увидел перед собой самое настоящее отчаяние. Тяжело представить, чтобы на этом свете была такая сила, но вот она, спрятана в одном, казалось бы, хлипком на вид теле. А учитывая, что хозяин мог одним своим жестом убить мужчину, так как его душа полностью подвластна юноше, утаивать что-либо было плохой идеей.

Но Гелий все равно колебался. Он закусил шершавые губы, взвешивая все 'за' и 'против'.

— Я… Их два и недавно я узнал, что один из них владеет некромантией первого уровня.

— Интересно. Кто мог научить простого сельского юношу такой редкой магии? Впрочем…

— Прошу, подождите, господин, не стоит так скептично отворачиваться! — скептицизм действительно возник на физиономии оппонента. — Я сам удостоверился в его даре. Это произошло случайно… Мне рассказали подчиненные. Они выпивали в местной харчевне, когда один из беженцев нелестно отозвался о моих рыцарях. Завязалась драка и второй…

— Слишком много болтаешь Гелий. — приставив два пальца к виску, скучающе произнес юноша.

— Простите! В общем… парень защитил своего односельчанина, используя навыки некромантии. Дабы удостовериться, я тоже схлестнулся с ним в дружеском поединке и мои догадки подтвердились. Господин, я думаю нам стоит завербовать столь талантливого юношу. Он еще молод, поэтому охотно согласиться на ваши условия взамен на силу.

Договорив, Гелий вспомнил как сам, еще будучи юнцом совершил эту глупость. Тогда он еще не знал, во что превратиться его жизнь. Конечно, хозяину он этого не сказал, дабы избежать жестокой расправы.

Лицо в скрижали задумчиво уставилось в стол, но затем хладные губы разомкнулись:

— Можешь попробовать переманить его, — дал свое согласие загадочный человек. — но если он откажется, то незамедлительно покончи с ним. Своевольные некроманты нам не к чему.

— Сделаю в лучшем виде! — обрадовался Гелий.

— Как зовут этого деревенского гения? — вопросил хозяин, усмехнувшись своим словам.

— Зен. Мой господин.

* * *
Зен (14 часов назад)

Я огляделся.

Кто это сказал? — возникла первая мысль.

Голос был пискляв, как у ребенка.

— Да чтоб тебя! — крикнул раздосадованный старик, смотря на испачканный ботинок. — Что за пса вы сюда притащили?!

— Зен нашел его в лесу! — быстро спохватилась Адела, переведя весь гнев Лоро на меня.

— Кушать! Кушать! Кушать! — прогремело в голове, а Хитрец тем временем тявкал и прыгал вокруг меня.

— Значит ему и убирать. — вынесли мне суровый вердикт. — Новые ботинки, как же так… — продолжая бубнить, старик направился в глубь дома.

Адела тоже смылась, пока я прибывал в недоумении от голоса в голове. Затем шум утих, а Хитрец зашагал в сторону кухни, принюхиваясь к запаху пищи.

Скинув произошедшее на галлюцинации, мало ли что могло произойти с моим разум, пока полный пи**ец следовал за мной по пятам, я направился за ведром и тряпкой.

С отвращением прибрав за Хитрецом, я направился на кухню, где должен находиться этот засранец. Маленький мансур запрыгнул на стол и смотрел в окно с запрокинутой на бок головой. С улицы доносились крики оживленной деревни и щебетание птиц.

Как только я вошел в помещение, вздернутые заячьи уши дернулись, а затем щенок повернулся. Завидев меня, малыш принялся лаять и скулить.

— Кушать! Кушать! Хочу кушать! — отчеканило в голове, и я с удивлением уставился на комок шерсти.

Это он? — подумал я.

— Я, хозяин! — тявкнул мансур.

— Да ну нах*й! — отшатнулся я. — Говорящий пес!

Но судя по тому, что его голос звучит у мне в голове, а до ушей доносится только тявканье, возможно у нас ментальная связь. Видимо дриады как-то связали наши разумы или что-то в этом роде, из-за чего я слышу его голос. А в обратную это работает?

— Сидеть! — скомандовал я.

Волчок словно нахмурился и все же выполнил приказ.

— Покрутись.

— Ц, — прозвучало в голове и мансур исполнил требуемое.

— Встань на задние лапы.

— Я хочу кушать, хозяин! — сказал Хитрец, а я вышел из веселящего азарта.

— Да, точно! Сейчас принесу поесть, а ты сиди смирно!

Волчонок притих, сел на свою пятую точку и начал вилять хвостом, при этом высунув язык в ожидании вкусняшек.

Поставив со свежим мясом около мансура, я присел на корточки:

— Почему ты умеешь разговаривать? — спросил я.

Хитрец аппетитно уплетал дичь за обе щеки, не обращая на меня никакого внимания.

Интересно, если это магия дриад, хотя другого объяснения у меня нет, тогда понятно почему он может излагать свои мысли. Непонятно только откуда ему известен человеческий язык? Сомневаюсь, что лесные девы обучили обычного монстра. Тоже магия?

Во всяком случае прямых ответов у меня нет, да и сам Хитрец навряд ли что-то знает, поэтому пока что оставим все как есть.

Накормив своего нового питомца, я вместе с ним отправился в свою комнату. Набив свой маленький живот, Хитрец запрыгнул на мою подушку. Неуверенно переставив лапу, он, не имея достаточных сил после плотного обеда, сразу же плюхнулся на живот. Издав из глотки какой-то скрипящий звук, зверь сладко и широко зевнул, мимолётно показав набор только-только прорезавшихся зубов.

Я же сел за свой новый бестиарий и принялся записывать доселе неведомые сведения о неуловимом зверьке. Жалко, что у Лоро, да и не у кого в деревне не было чернил. Вместо них люди делали подобие угольной пастели.

Я вообще позабыл в какой древности живу, так как с самого рождения в этом мире имел множество вещей недоступных простому люду. Книги, которые покупала матушка, стекло, те же чернила, освежающее зелье и многое другое. По сути, мы жили как Нерды, только без слуг и огромного особняка. Я не особо придавал этому значение, не когда покинул родителей и взглянул на реальные цены тех же книг, у меня чуть челюсть не отпала. Неудивительно, что девяносто процентов жителей деревень не умеют писать и читать. Каждый том здесь заполняли вручную исключительно мастера своего дела, и получали за это нехилые деньги.

Эх, вспоминаю себя прошлого, когда, будучи студентом, обучаясь в большом городе, я приезжал на каникулы домой в свой поселок. Чувствовал себя напыщенным городским, когда прогуливался по знакомым улицам, наполненными воспоминаниями детства.

Хочется хорошо жить даже в средневековье, поэтому стоит обзавестись вещами первой необходимости: горячая вода, отопление и унитаз. Да да, а то запарился в уличных сортирах жопу морозить. Жидкое мыло показало себя с хорошей стороны. Яков до сих пор ходит сверкающий. Чувствую как местные кобылки, так и тащатся от моего рогача. Стоит придумать еще что-нибудь простое и полезно. На этом можно заработать и обзавестись нужными вещами. Убью двух зайцев сразу.

Хитрец всё это время, пока я конспектировал бестиарий и прибывал в раздумьях, так и не сдвинулось с места. Он притих, разморившись на теплой подушке. Но тут зверь резко оживился. Он настороженно вздёрнул голову, услышав какой-то звук. Поднявшись, мансур причудливо засеменил в направлении выхода. Мной овладело смятение и любопытство.

Куда это он? — подумалось мне.

Стоило пройти небольшому отрезку времени, как со стороны двери донеслась возня. Спустя мгновение в дверь постучали, а из-за нее послышался звенящий голос Аделы.

— Зен, тут к тебе Лури пришел.

Неожиданно. И что ему понадобилось?

* * *
Мы с Лури направились в местную столовую, где я когда-то набедокурил. Не особо хотел туда идти, но парень настоял и сказал, что у него ко мне серьезный разговор. Ума не приложу почему нельзя было поговорить дома у старосты, но видимо у местных свои заморочки.

Зайдя в харчевню, мы сразу заняли один из круглых столов.

— Два дварвских эля пожалуйста! — крикнул Лури симпатичной даме, разливающей местным алкашам хмельных напитков.

Та робко улыбнулась и жестом попросила подождать. Затем к нам подошла официантка и… еб**ий случай! Эта та самая девка, которой я шею сломал. Погодика, я с какого хрена она тут вся из себя живая ходит?

Увидев мою скромную фигуру, девушка зацепилась со мной взглядом. Ее лицо скривилось, выражая тотальное омерзение, направленное в мою сторону.

Чего бл*дя? Да ты на себя посмотри, чепушило комнатное. Думаешь я забыл, как ты у меня на спине радио устроила? Еще кусалась с*ка!

— Мне ребра маскана, — сделал свой заказ Лури.

Официантка кивнула, не отводя от меня своих глаз.

— Я ничего не буду, — сквозь зубы произнес я. Не хватало чтоб она нахаркала мне в еду. Лучше дома поем в тишине из без казусов.

— Ожидайте, — услужливо пролепетала барышня и направилась в сторону кухни. — мразь, — прошептала она, но мой чуткий слух все уловил.

— Слышь! — гаркнул я. — Только попробуй моему другу в тарелку плюнуть! Я тебе сиськи оторву!

Несколько скучающих глаз устремились в мою сторону, а девушка тем временем не стала оборачиваться, только быстрее засеменила в кашеварню.

Лури вопросительно уставился на меня, на что я лишь отрицательно покачал головой:

— Ну, так, о чем ты хотел поговорить?

Теплый свет от свечей мерно ложился на волосы парня. Лури помедлил с ответом, обмозговав свои слова еще раз:

— Ты же хочешь уехать в Волорос, после дня рождения старосты, верно? — вопросил парень, а я приподнял бровь.

— Да, но к чему ты ведешь? — для вежливости спросил я.

На самом деле ответ был очевиден. Парень все еще хочет отомстить благословленному варвару, а для этого нужно стать сильнее. План, конечно, полное говно, даже я не уверен получиться ли раскачаться, чтоб замесить этого главаря скинхедов, но упрямству Лури можно позавидовать

— Ты ведь знаешь ответ, — протянул он, дав понять, что причина осталась прежней. — убить эту паскуду, что разорила наши деревни.

— Пойдешь в обход словам Лоро?

Староста говорил нам оставить путь мести, ибо он приведет нас только к отчаянию, но мы же психически неуравновешенные подростки с завышенным самомнением. Куда нам до просветительских взглядов и простой правде о жизни.

Лури нисколечко не смутился:

— Разве тебе не хочется отомстить? Прибить ублюдка и свершить возмездие. Ради наших близких, мы должны это сделать! Их смерти не должна быть напрасной.

Признаться, месть до сих пор движет мной. Только из-за этого я до сих пор не подох. Только из-за этого я держусь на ногах, не жалея себя и своего тела. Мести — это отличный аккумулятор, дающий приток энергии но… Лоро прав. Идя по этому пути, можно потерять себя, свои принципы, идеалы и веру.

— Я прекрасно понимаю твой гнев, Лури, но это губительный путь для тебя. Отодвинь свой юношеский максимализм и включи голову, каким образом ты собрался одолеть варвара, который мало того, что на несколько голов выше и шире тебя, так еще и имеет двухсотый уровень, когда у тебя только, — я просканировал парня средним распознаванием. — двадцать второй?

Лури понял, что я активировал навык и это разозлило его.

— Не нужно меня сканировать, я и сам прекрасно осознаю свою слабость. Но разве нет способов убрать его несмотря на разницу в уровнях? Та же гильдия убийц. Я слышал те наемники используют в своих целях множество артефактов и сильных ядов.

— Мы всей деревней пытались остановить этого монстра, а ты хочешь послать на него пару наемников?

К этому времени нам принесли эля.

— Благодарю, — кивнул я в сторону девушки и сделал пару глотков. Невероятно бодрящая жгучая, хмельная жидкость полилась в мой желудок, охлаждая внутренности приятным холодком. — Хааа, — блаженно выдохнул я.

Как же давно не пил пива. Благослови небо богов, всех демиургов и прочих небожителей, за этот поистине невероятный напиток.

— Сброд, — не притронувшись к своей кружке, выдал Лури. — Ты сам прекрасно понимаешь, что в деревне не было никого, кто смог бы превзойти хотя бы обычных майерских солдат, не то что одолеть монстра в человеческом обличии.

Я усмехнулся, на что Лури вздернул бровь:

— Были, мой отец, например. Он бывший наемник гильдии кровавого клинка, — от услышанного у Лури чуть челюсть не отпала. — Но да, ты прав, одолеть бы его никто не смог, и ты тоже не сможешь. Мой отец годами развивал себя, чтобы достичь силы, которую ты видел, но и ее оказалось недостаточно. Так скажи мне, почему ты думаешь, что сможешь достичь большего?

Лури серьезно задумался. Он прекрасно осознавал мощь Вара, видел, как тот сражался с варварами. Глаза попросту не могли уловить скорость бывшего наемника и всю силу, которую он вкладывал в каждый удар. Парень решил промолчать и все же хлебнуть дварвского эля. Я же уже допил свою кружку и попросил повторить.

— Зачем тогда тебе ехать в Волорос? — пребывая в глубоком отчаянии, спросил юноша.

— Хочу открыть там свою лавку для богатых. — улыбнулся я во всю ширь.

— Лавку? Но, это же стоит немалых денег, да и что ты собрался продавать?

— Приходи как-нибудь с Лоро, обязательно покажу.

Дверь заведения отворилась с сопровождаемым скрипом. В помещение подул прохладный весенний ветерок, а вслед за ним вошли рыцари нерда Остринского. Гомон в зале немного стих. Все присутствующие провожали солдат недобрыми взглядами.

— Может я смогу помочь тебе в лавке. — все не мог угомониться Лури. Как же сильно парень хотел в Волорос.

— Не нужно, у тебя и тут дел хватает.

— Ага, разнимать пьяниц по ночам такое себе занятие.

— Ты хочешь оставить Аделу одну? — ехидно спросил я.

Щеки парня тут же залились краской. В этот момент к нам за стол уселся один из рыцарей нерда, блондин с карими глазами, и уставил на меня свои пропитанные надменностью глаза. Мы с Лури переглянулись, и я решил разбавить неловкую тишину:

— Простите, я вас знаю, сударь? — спокойно спрашиваю. Чувствую его нарциссизм за милю. Блондин положил свою правую руку на стол и пальцами коснулся кружки с моим пивом.

Ооооо! Бл*ть не смей! Я шестнадцать лет облизывался, смотря на выпивающего Вара. И вот только настал момент, когда я могу насладиться этим напитком как ты мне все испортишь.

Я насупился, его действия насторожили. Любой человек — это потенциальный враг. Из тяжелой жизни Семена, я вспомнил две вещи: первое, никому нельзя доверять, в особенности политикам и их прихвостням, и второе, граната — это самое эффективное оружие. К сожалению, гранаты в этом мире еще не придумали, но кулаки то у меня все еще при себе.

— Нет, мы не знакомы. Я сэр Мортимер, зам командира Гелия. — голос так и сквозил уверенностью и высокомерием.

— Что же привело вас, сэр Мортимер за наш столик.

— Мне и моим сослуживцам хочется отдохнуть. Выпить, поесть, поиграть во фракцию.

— Что ж, в таком случае не смею вас отвлекать.

Рыцарь презрительно фыркнул. — Вы заняли наш стол, господа простолюдины.

О, началось. Сам то простолюдин. И зачем только рыцарям дают больше привилегий чем простым крестьянам. Теперь каждая мелкая сошка считает себя пупом земли, если наденет доспехи, полученные от своего покровителя. Наш разговор с ним, был похож на типичный диалог в баре, перед тем как всё полетит к черту.

— Вокруг еще полно свободных столиков, — осмотревшись, ответил я.

— Слушайте оба, — насупился рыцарь. — проваливай отсюда, или я возьму этот стакан, — глазами он указывает на сколоченную с дерева тару, — и засуну тебе в гланды. Но перед этим, я сломаю все зубы твоему дружку, и заставлю проглотить их вместе с этим дешевым пойлом. — холодный и жутко уверенный голос резанул по ушам. Блондин верит в свои слова, и действительно считает, что он сможет исполнить обещанную угрозу.

Ну пи**дец! Есть один фактор, который способствует всем моим глупым выходкам — алкоголь, который уже во мне и смелость, тесно граничащая с тупостью.

— Впечатляет. — спокойно отвечаю ему, и наклоняюсь к его лицу поближе. — Давай теперь я тебе кое-что расскажу. — Наши лица были в нескольких сантиметрах друг от друга. Я чувствовал, как несет изо рта у этого подонка. — Эта сабля, — похлопал я ножны с вставленным холодным оружием. — одним движением отрубит твои немытые копыта.

Блондин глазами перескочил с моего лица на меч.

Я же продолжил:

— И стоит тебе только двинуться, предпринять что-либо против меня… Ну… — Я сделал паузу. — Тогда жди беды.

Конечно саблю доставать я не собирался. Она всегда напитана моей маной, поэтому автоматически загорается, если вынуть ее из ножен, а спалить харчевню к чертям желания нет.

Я вальяжно откинулся на спинку стула, а его лицо так и застыло. Он пробежался по мне взглядом. Его физиономия постепенно наполнялась чистым гневом.

Не к добру это. В последний раз, когда я выпивал меня и похоронили. Опять на те же грабли Зен, ну *б твою мать!

Внезапно на мое плече ложится тяжелая рука.

— Ну что ребятки! — грубый, но такой радостный голос настоящего садиста. — Засиделись вы тут.

Лури насупился, крепко сжав кинжал на своем поясе. Я поднял голову и посмотрел наверх. Надо мной возвышался огромный мужик, метров так двух. Нос его был скошен на бок, на щеках присутствовало множество шрамов, повествующих нам о его боевом прошлом.

Он широко улыбался, позади него стояло еще двое таких же бугаев. Среднее распознавание показало их уровни. Каждый выше тридцатого. Двое тридцать второго, блондин тридцать первого, а тот самый здоровяк имел тридцать пятый. Не сказать, что противники серьезные, но если начнем биться насмерть мы с Лури навряд ли устоим.

— Эй! Бард, сыграй чего повеселее! — крикнул здоровяк. Бедный певец, еще не оклемавшийся с прошлой потасовки, нервно задергал струны своей лютни.

Я посмотрел в глаза своему товарищу, там не было страха. Лури переполняла давно таившаяся в нем злость. У парня буквально кулаки чесались и его не волновало, что противники рыцари. Мы понимающе кивнули друг другу.

Бард выдал несколько тяжелых нот.

— Сейчас! — выкрикнул я.

Глава 13

Дуэль

С невероятной скоростью я вскочил со стула, попутно активируя сокрушающий удар. Навыку нужно несколько секунд для напитки маной.

Схватив кружку пива, я швырнул ее назад, в примерное расположение головы бугая. В этот момент на моих глазах можно было заметить слезы от потери спиртного. В ту же секунду ладонь здоровяка ослабла, я услышал придавленный звук, как деревянная кружка бьется об его надменную физиономию. Резво повернувшись к дезориентированному противнику, я наотмашь впечатал ему заряженным маной кулаком. Удар пришелся по лицу амбала. Голова его неестественно дернулась в сторону. Из глаз вылетели искры, но я понимал, что этого мало, все таки характеристика тела у него прокачена прилично, а значит крепкий гаденыш.

Подключая всю свою силу и ловкость, я ударил пяткой по его колену. Здоровяк взвыл, и пока он падал, я схватил сальные волосы этого бедолаги и ударить коленом в лицо. От таких молниеносных, точных попаданий враг распростёрся на грязном полу и отправился в царство морфея.

Отлично, самый опасный враг вырубился. Мне нравиться этот мир, ведь несмотря на систему, которая дает много плюшек, ты можешь отлететь от одного мощного удара в жизненно важные органы. В голову я бил, потому что только так у меня был шанс справиться с этим бугаем. Да, я мог бы отбить печень или сломать его ребра, тем самым выбить воздух и сковать легкие, но такие травмы лечатся средним или высоким навыком исцеления, который точно присутствует у всех вояк.

Сослуживцы здоровяка застыли в молчаливом изумлении.

Другие завсегдатаи местной пивнухи посмотрели на нас равнодушными глазами. Им уже не в первой видеть потасовки такого рода.

— Грязные подонки! Бей их! — заорал блондин.

Я быстро схватился обеими руками за стул, на котором сидел и с разворота метнул его, попав горделивому прямо в переносицу. Он отшатнулся в сторону, а из его ноздрей брызнула свежая кровь.

Внезапно в харчевню забежало еще пару рыцарей, видимо опаздывающие на игровой сеанс.

— Что за высер тут твориться?! — выпучив глаза, удивился один из прибывших.

— Двадцать девятый и тридцать второй, — пробубнил я, сканируя их навыком.

Так как я был ближе к выходу чем Лури, эти остолопы ринулись в мою сторону. К ним подключились еще двое, прибывших с блондином. Наверное, они бы быстро скрутили меня, а может я бы их всех уложил. Кто знает, что было бы, если бы в бой не вступил Лури. То, что он сделал вызвало искреннее удивление на моем лице.

Парень ловко вскочил на стол. В его ногах четко прослеживалась сырая мана. С невероятной скоростью он прыгнул на подбегающих, и с огромной силой ударил одного из них коленкой прямиком в висок. Нога, обтянутая кожаными штанами, с хрустом, врезалась в лицо первого противника. Удар был таким сильным, что тот отлетел назад и столкнулся со своими товарищем.

Я тем временем бросил в рыцаря, пришедшего с блондином, комариный рой, а на второго наложил очи отчаяния.

— Хер ты у меня поколдуешь, лысый урод! — выкрикнул я и провел филигранный апперкот в челюсть обезмолвленного.

Заведения наполнил рой жужжащих кровососов. Местные забулдыги вместе с персоналом быстро покинули здание, попутно накидывая лестных слов за мою выходку.

От наших с Лури действий все четверо разлетелись в стороны, словно мощный воздушный поток сдул песок. Блондин лежал, схватившись за лицо, и мычал. Другие двое, противники Лури, начали подниматься. Я смотрел на затылок парня, который стоял ко мне спиной. Сделав небольшой шаг, я поровнял с ним, встав плечом к плечу.

Лури напрягся, образовав подобие боксерской стойки: ноги на ширине плеч, левая нога впереди. Ноги слегка согнуты в коленях, вес тела равномерно распределён на обе ноги. Руки согнуты в локтях, левая на уровне живота, правая возле грудной клетки — это очень не типичная стойка.

И когда только научился? Помниться в Рибисе и при защите Мандо, он двигался и дрался как обычный новичок-неумеха, а сейчас… Даже взгляд выражал твердую непоколебимость и уверенность.

Но много зон он оставил без защиты, подбородок, височные доли. Хотя, почему-то меня не покидало чувство, что Лури прекрасно знает об этом. Хитрит, чтобы обдурить врага? Я не стал выпендриваться и выбирать одну из техник, которой меня научил Вар. Алкоголь играет в голове нотками безумия, а подступивший адреналин всячески подкидывает дров, дабы пламя азарта битвы не потухало. Я хочу обычной драки!

Поднял кулаки на уровне груди, ноги на ширине плеч. Лури мимолетно окинул меня боковым зрением.

— И как выкручиваться будем? Мой уровень не так высок. — спросил парень. Голос его дрогнул, все-таки еще недостаточно освоился со своим стилем.

— Кулаками друг мой, — ответил я. — Лоро научил? — спросил я из чистого любопытства.

— Лоро, а до этого Берк.

После ответа словами мы больше не обменивались. Противники поднялись на ноги и были еще злее чем раньше. Мне нужно было как-то уровнять шансы парня и для этого я знал отличный способ.

Активировав навык 'командир', я набрал полные легкие воздуха и заорал что есть мочи. — За наших отцов и матерей, за братьев и сестре, за близких друзей! ЛУРИ, НЕ СМЕЙ ОПОРОЧИТЬ ИХ ИМЕНА!

Парня словно током прошибло, часть моей маны, переместилась к нему, прибавив юноше немного сил. Упоминания родных сильно замотивировала его, а судя по наполняющимся кровью глазам, я даже перестарался.

— Ну же! — обратив внимание на рыцарей, крикнул я. — Нападайте псы нердские!!!

С диким воем солдаты полетели в бой.

Первый счастливчик, получил от меня три быстрых, незаметных для глаз обычных людей, удара. Он отлетел в сторону и упал. Пока повторно активировал сокрушающий удар, прямым выпадом ноги в грудь откинул оклемавшегося блондина. Лури в это время свалил тридцатиуровневого противника на пол и принялся отрабатывать на нем быстрые и отточенные тренировками удары.

Бой сложился так, что Лури дрался с одним противником, а на меня насели оставшиеся трое, пока блондин и недавно отлетевший собирались с мыслями. Два удара и ближайший рыцарь падает. По традиции хватаю его за волосы и заряженным кулаком отправляю противника в глубокий нокаут. Соперников стало меньше, но радости это не прибавляло. Хорошо, что они не в своих зачарованных доспехах, тогда бы нас точно скрутили. Внезапно в с боку в меня врезается твердый кулак, от которого я начинаю плыть. Удержавшись на ногах, я поворачиваюсь к нему и чудом уворачиваюсь от следующего выпада. Этот, покусанный комарами, хоть и имел тридцать первый уровень, но двигался намного быстрее своих собратьев. Очередной выброс руки от оппонента, и я перехватываю ее, а затем четким ударом ладони под локоть ломаю кость.

Крик боли заполнил комнату. Я толчком откинул противника, и он свалился на задницу.

В моменте замечаю, как у моих ног что-то свалилось. Опустив глаза, вижу, Лури, держащегося за нос окровавленной рукой.

— Щенок! — сплюнув сгусток алой жидкости, огрызнулся противник моего союзника.

Нас начали окружать.

— Твою мать! Сильный засранец попался. — выдавил Лури, морщась от боли.

— Спина к спине! — обратился я к нему, перекрикивая общий гул.

Мой взгляд зацепился за играющего барда, который не покинул заведения с остальными. Певца так перекосило от ужаса, что он интенсивнее задергал струны, выдавая бодрящую мелодию.

Лури облокотился на мою спину. Я почувствовал теплую мокрую рубашку. Лури вновь активировал навык, напитав ноги маной и бросился на свою цель. Я же просто бил любого, кто смел приблизиться ко мне, попутно активируя очи отчаяния, дабы враги не использовали способности.

Пока Лури, пыхтя и рыча, выходил за пределы своих возможностей, я кусал, отрывал чью-то кожу, бил несчастных врагов лбом по лицу, наносил мощные удары коленями, пускал в ход локти и заряженные навыком кулаки. Во всей этой катавасии слышал, как от моих рук рвутся чьи-то жилы и ломаются кости. Но рыцари не слабаки, тут же залечивали их и снова бросались на меня. Ману улетала с огромной скоростью, так как приходилось постоянно обновлять эффект безмолвия от 'очей отчаяния'.

— В разнос их! — прокричал худощавый солдат. — Все вместе!

Они напали на меня все сразу, но я тут же дезориентировал их, выпустив комаров из ладони.

Раз, два, три! — считал я каждый свой удар по противнику.

Когда комары пропали, я заметил отчаяние на лицах рыцарей, а за отчаянием, как известно, следует бешеная ярость. Вновь воспрянув духом, вояки подняли и тогда в ход пошли бутылки, стулья и кухонные ножи.

Перехватив весьма профессиональный удар ножом, я схватил блондина за горло и сжал его, норовясь вырвать кадык, но кто-то ударил бутылкой мне по затылку. В глазах сразу потемнело, и я упал на одно колено. Мускулистые руки очухавшегося здоровяка связали меня крепче, чем любые канаты, не давая возможности двигаться. Держащийся за горло блондин коленом со смаком врезал мне в лицо. После этого последовал ещё один удар, и ещё, а затем меня начали бить кулаками по голове. Каждый удар этих силовиков, отдавал звуком молота, соприкасавшимся с наковальней. Чудом не потеряв сознание, я упал на пол и принялся отбиваться ногами.

Знайте! Все что пишут про драки в книжках полная чушь. Во время реального боя у тебя нет времени, чтобы обдумать свои следующие действия. Нет времени, чтобы подумать над жизнью, нет времени, чтобы пожалеть о своих промахах. Всё связано с инстинктами, как бы это смешно не звучало, но чтобы хорошо драться, нужно много драться. Никакие тренировки тебе не помогут в реальной схватке. Да, твоя техника и точность будет отточена до совершенства, но лишь суровый боевой опыт сделает из тебя воина способного дать отпор любому, или закончить любой бой одним ударом.

Мои пятки путешествовали по чужим животам, коленам, и кажется, кому-то я попал в пах, причем неоднократно. Противники, прихрамывая, отступили назад, и вокруг меня образовался небольшой пустырь. Я быстро встал, голова жутко гудела, в ушах звенел какой-то адский писк, мои глаза были налиты собственной кровью, поэтому я всё видел через кровавую призму. В коленях суетилась слабость, пальцы нервно дергались, дыхание участилось, сердце норовило выпрыгнуть из груди. Я активировал среднее исцеление, но и противники не ворон считали.

Сейчас эти нердскихе жополизы восстановятся, и тогда мне точно п**дец. В таком случае не дадим им времени это времени.

Бешено оскалившись, я побежал на врагов. От неожиданности кто-то из них даже растерялся, у кого-то по лицу пробежала паника, у кого-то страх. То тоже с*ки! Бойтесь меня! Я ужас, летящий на крыльях ночи!

Я высоко прыгнул, и моя ступня влетела в висок самому опасному. Тот даже не успел среагировать на мою ловкость и вновь отправился досыпать. Очередная вертушка и второй противник падает на пол, закатив глаза.

Блондин растеряно оглянулся, не понимая, что сейчас произошло, и как я уложил сразу двоих за такой короткий срок.

— Он… он же всего лишь двадцатого уровня, — проговорил мужчина, просмотрев мою ложную информацию. Спасибо скрывающей серьге.

Я подскочил к бару и, схватив пару бутылок, швырнул стеклянные снаряды во врагов. В ход пошли все дорогостоящее пойло. Уворачиваясь от бутылок, ко мне подскочил покусанный и замахнулся. Я ушел под его руку и схватил за голову, а затем впечатал её в барную стойку. Рыцаря оглушило, от столь мощного столкновения со стойкой. Колени подогнулись, и он упал, потеряв сознание.

Выскочив на очередного счастливчика, я ловко зашел ему за спину и пошел на удушающий.

— Отключайся! Отключайся! Отключайся же еб**ый рот!

Блондин, поняв, что со мной ему не совладать ринулся к Лури, который почти уложил своего оппонента. Толчок в спину и парень отлетает ко входу в заведение. Заметив это, я сильнее сдавил шею врага и тот наконец-то ушел в забвение. Откинутая мной обмякшая туша, приземлилась у ног барда. Тот взвизгнул, и мелодия затихла.

Я осмотрелся по сторонам, вся харчевня была разгромлен: столы перевернуты, стулья сломаны, всюду валялись осколки стекла и горлышки бутылок. Противники, которые на тот момент уже не представляли угрозы, лежали на полу. Кто-то жалобно скулил, кто-то ныл от боли.

— Не шагу больше! — послышалось со стороны входа.

Я поднял глаза и первое что мне попалось был блик, исходящий от ножа, который приставили к горлу Лури.

— Лег на пол! Иначе я прирежу его как маскана! — прокричал блондин и прижал нож плотнее к горлу парня. По лезвию потекла тонкая струйка крови

— Требую дуэль чести! — крикнул я.

* * *
Солнце медленно приближалось к горизонту, окрашивая небо в красный. Светило следовало своему пути и не обращало внимания на то, что происходило внизу.

— Кажется, тучи собираются, — протянула Адела, наблюдая за черными от тяжелой воды облаками.

Как только я потребовал дуэль чести, в харчевню забежали командир рыцарей Гелий и староста Лоро. Выражение их лиц было конечно ни с чем не сравнить, особенно когда они глянули на наши еще не успевшие восстановиться физиономии.

Нас, конечно, могли наказать и думаю Гелий хотел сделать это, но неожиданно отменил свое решение. Думаю, на него повлиял разговор с напыщенным блондином. О чем шла речь я не узнал, слишком далеко отошли рыцари, но чувствую не к добру это. Вон как у командира глаза загорелись.

— И как ты умудряешься впутываться в такие ситуации? — грозным тоном прошептал старик. — Если бы я не поручился за вас с Лури, Гели просто-напросто мог казнить вас.

— Благодарю тебя, старый. — с улыбкой ответил я. Не думаю, что старик смог бы что-то изменить, тут дело в другом, но не за его действия я признателен. Лоро поистине хороший человек.

Собрались мы около средневекового полицейского участка. Народу было много: толпа рыцарей, зеваки, которые наблюдали развитие драки в харчевни, простой люд, заинтересовавшийся сборищем людей.

Неприятный ветер заставлял многих съеживаться от холода, но люди все равно не разбредались. Оставались посмотреть, что же сейчас будет.

— Господа, — первым выступил командир голубых. — Сегодня произошел неприятный инцидент, за который стоит карать смертной казнью. Эти два молодых человека, — указал он на нас с Лури, который в этот момент отпевался моими зельями малого лечения. — вступили в схватку с рыцарями нерда Сомерсета, под покровительством майера Булмейзера. — народ, те кто был не в курсе, испуганно заохали. — Но, мы в долгу у этих юношей, так как они не держат зла за нашу нерасторопность. В связи с этим, я решил провести дуэль чести, — выдал он. У меня аж брови взметнулись от плагиаторских речей. — Дуэль будет не смертельной. Вы и так многих потеряли, к чему нам устраивать этот день еще печальнее!? Тем более завтра у вашего старосты праздник. Так пусть же сегодняшние дуэли послужат разогревом!

Толпа воодушевленно заулюлюкала. Что в моем мире, что в этом, когда людям скучно они отвлекаются от серых будней просмотром чего-либо. И если в моем мире это в основном были сериалы, фильмы или мультфильмы, любого жанра, то в этом базовым зрелищем являлась хорошая потасовка, желательно с элементами жестокости.

Дуэль чести одна из таких развлекательных программ. Конечно, существует множество поединков, ничем не уступающим гладиаторским, но дуэль чести выделялась на их фоне своей магией. Да и распространено это в основном у рыцарей королевства Мерси.

— Вот же уроды, — простонал Лури. Рана на шее уже зажила, да и остальных видим повреждений больше не наблюдалось, но фантомная боль еще никуда не делась. Парень то и дело тяжело сопел, кряхтел и вздыхал.

— Согласен, — ответил я, дырявя капитана голубых своим взглядом. — Что же ты задумал? — задал я риторический вопрос, смотря на распыляющего народ Гелия.

— Я хочу избить того рыцаря, чтоб он даже в сортир нормально сходить не смог. — скрежетнув зубами от злости ответил Лури. Он имел ввиду своего противника, с которым он дрался в заведении.

— А ты сможешь, в таком состоянии?

— Я себе все кости переломаю, но выбью дерьмо из этого с*кина сына!

Адела стояла рядом с нами и смотрела на парня жалостливым взглядом. Девушка еще не видела Лури настолько злым. Он был похож на разъяренного быка, желающего разорвать своего матадора.

— И так, конфликтующие стороны, пожалуйста, выберите ваших секундантов. — попросил соблюдающий традиции Гелий.

Роль секундантов в дуэли согласовать определенные правила и проследить за тем, чтобы бой был честным. Мы с лури естественного выбрали старого, так как он больше всех здесь присутствующих, помимо рыцарей, понимает, о чем вообще идет речь. Мужик, который дрался с Лури, попросил здоровяка, который встречался лицом к лицу с пивной кружкой, а затем и с моими коленями. Хех…

— Дуэлянты и их секунданты, прошу вас подойти ко мне.

Гелий стоял в центре круга, образовавшегося благодаря толпе. После недолгого обсуждения, командир голубых обратился к смотрящим:

— Правила обсуждены и согласованны обеими сторонами, начинайте поединок.

После того как Лоро и тот здоровяк отошли на места секундантов, Гелий одобрительно махнул рукой и завязалась битва.

Первым напал Лури. Парень был зол, а из-за фантомной боли, его чувство самосохранения дало сильный толчок парню. 'Если я не убью ту скотину, то умру сам!' — так и читалось на искореженном злобой лице.

Проделав уже известный прием, Лури напитал ноги маной и полетел в сторону соперника, выставить твердое колено. Удар бы пришелся прямиком в нос, но рыцаря этим уже не удивить. Уйдя в сторону, мужик схватил Лури за горло прямо на лету и со всей мощи впечатал парня в мерзлую поверхность земли.

— Кха… — вылетел воздух из легких.

За этим незамедлительно последовал удар в лицо. Ноздри юноши брызнули кровью, но тут парень смог удивить. Он был полностью дезориентирован мощными атаками, но умудрился сбить руку рыцаря со своей шеи, а затем лбом разбил нос противнику. Тот немного опешил от такой неожиданности. Воспользовавшись секундным замешательством Лури вскочил на ноги и вновь активировать способность, успешно протаранил коленом череп мужика.

— А, — согнулся парень. — его тело и так скрипело от недавних побоев, а такие резкие движение только усугубляли ситуацию.

— Щенок! — выкрикнул враг и сильным апперкотом отбросил Лури от себя. — Да я тебя… — рыцарь хотел ударить Лури в лоб своей пяткой, но внезапно вмешался староста Лоро.

— Стой, ты победил.

— Чего? — взревел голубой желая большей расправы.

Как и ожидалось. — подумал я смотря на бессознательную тушку парня. — Еще перед поединком, я предостерегал Лури, что он может отключиться после нескольких ударов, но меня естественно даже слушать не стали. Что ж, хорошо, что ему ничего не сломали. Ночь отоспаться под моими зельями и завтра сможет джигу-дрыгу отплясывать вместе со всеми.

Толпа раздосадовано загомонила. Почему поединок такой короткий? Нужно было сделать правила построже! — кричали голоса из народа.

Пока Гелий объявлял победителя, к Лури подбежала Адела и помогла Лоро оттащить парня. По глазам девушки видно, как сильно она переживает за этого неконтролируемого мальца. Даже старается не плакать, но по поблескивающим каплям, скатывающимся по румяным щекам, понятно, что выходит это не очень.

Настало время и мне защищать свою честь. Когда я подошел вместе со старым к командиру голубых, все рыцари уставились на меня кровожадными глазами. Блондин и вовсе себе чуть ли не рвал свои белоснежные патлы, умоляя капитана выпустить его против меня. Хотя в их глазах читался и страх. Воспоминания о моих навыках все еще отдавали болью в их телах.

Божечки, ну к чему мне такая популярность. Я прям как пьяная шестнадцатилетка в клубе, все меня хотят, но все бояться получить пизд*лей.

— Я выйду против него, — заявлял блондин не сумевший смириться с поражением.

— Ну уж нет, — строго произнес здоровяк.

Я лишь смиренно ждал, когда они определятся, но внезапно Гелий остановил спор между своими людьми.

— Спокойнее, — улыбка на лице командира привела солдат в чувства. — Не нужно этого, я и сам хочу испытать силы молодого бойца. Зен, вы же не против?

Я немного удивился такому раскладу, но покачал головой в знак согласия.

— Что ж, — Гелий принялся сбрасывать с себя зачарованные латы. С некоторыми комплектами доспеха ему помогли подчиненные солдаты. — Мне сказали, что вы умелый воин.

— Отец был великим, я лишь унаследовал его умения и опыт.

— Выражаю благодарность столь благородному человеку. Не каждый сможет вырастить достойного наследника. Не сочтите за грубость, но кем был ваш отец?

Мускул на моем лице дрогнул. — Обычным охотником деревни Мандо.

— Как интересно… — Гелий закончил разоружаться. Под блестящими доспехами оказалось не такое уж мускулистое тело. Мужчины выглядел как обычные человек. Средним во всех планах. На его фоне я смотрелся чуть пошире.

— Вы готовы? — вопросил Гелий.

В знак согласия встал в подобие боксерской стойки.

На лице командира возникла довольная ухмылка. — Пожалуй начнем! — наши глаза полыхнули маной.

Глава 14

Семён

Лоро (староста деревни Сажки)

Нагоняемые ветром тучи постепенно закрывали окрашенное закатным заревом небо. Все твердило о скором дожде, но народ, собравшийся на увеселительное представление, не спешил расходиться.

Дождевая капля упала на старика, прокатившись по его морщинистому лицу. Лоро поднял голову вверх, осматривая налитые тьмой тучи, которые так и норовились разрыдаться от тяжести своего груза. Старик долго смотрел на верх, пока проводился поединок Лури с одним из рыцарей синего голубя. Парень действовал безрассудно, исключительно на инстинктах, которые злобой затуманили его рассудок.

Дурак! И этому я тебя учил?! — возмущался про себя Лоро, слыша, как отхватывает парень. Поединок старосте не понравился, особенно с рыцарями. Когда он услышал, что учинили двое из Мандо в харчевне, чуть сам не сорвался с места и не выбил всю дурь из этих наглых сорванцов. Но Гелий остановил его, предложив провести все мирно, в рамках дуэли. Хоть поединок Лоро и не одобрял, но в глубине души все равно надеялся на победу подростков.

Не отрывая взгляд с неба, староста почувствовал дикую жажду крови, доносящуюся с импровизированного ринга. Резко переместив взор на дуэлянтов, Лоро заметил, насколько мощный удар приготовил противник Лури.

— Да я тебя… — рыцарь хотел ударить Лури в лоб своей пяткой, но старик среагировал молниеносно.

Активировав навык, которому научил мальца, мужчина за секунду пролетел несколько метров и, напрягая все свои мышцы, перехватил смертельно летящую пятку оппонента.

— Стой, — сдерживая жгучую боль в ладони, произнес старик. — ты победил.

— Чего? — взревел рыцарь. Его глаза полыхали яростью, а ладони до скрипа сжимались в кулак.

— Ты победил, незачем травмировать парня.

— Как ты…

— Достаточно, — твердым голосом сказал командир отряда. — Ты победил, Карл, поздравляю.

— Командир, но… — хотел было возразить рыцарь, но удостоившись серьезного взгляда Гелия, быстро проглотил оставшиеся слова в безмолвие.

В этот момент к Лоро подбежала Адела, его прекрасная внучка. Старик каждый раз восхищался этим созданием, единственным что оставил его сын.

— Я помогу, — дрожащим голосом выдала барышня и подхватила ноги Лури, пока старик поднимал корпус. Староста бы справился и сам, но видя, как внучка печется об этом парне, он не стал возражать.

Оттаскивая парня с арены, Лоро мимолетно посмотрел на Зена, смотрящего на бессознательное тело Лури. У старика аж холодок по спине пробежал. Взгляд парня выражал абсолютное равнодушие. Холодный, расчетливый, пустой. Он не злился и не радовался, не переживал и даже не желал мести. Словно заранее знал, что Лури потерпит сокрушительное поражение.

Положив Лури на кровать в участке, Адела пообещала позаботиться о нем. Лоро коротко кивнул и вернулся к своим обязанностям. Сейчас начнется новый поединок.

Когда в круг вышел Зен, атмосфера сразу изменилась. В воздухе повисло легко уловимое напряжение, а капель дождя постепенно падало все больше.

Лоро удивился, когда вместо обычного рыцаря, против Зена решил выйти сам командир синих голубей. Старик поначалу хотел возразить, но, когда парень без каких-либо эмоций согласился, решил промолчать. Их короткий диалог, прояснил глаза мужчине. Гелий хотел что-то проверить, но зачем?

— Вы готовы? — вопросил Гелий.

В знак согласия Зен встал в боевую стойку, но одну руку убрал за спину. Невооруженным взглядом было понятно, что парень активирует 'сокрушающий удар'. По правилам такого делать нельзя, но раз заметил это только староста, он не стал выдавать дуэлянта. Пусть у юноши будет хоть какое-то преимущество.

На лице командира возникла довольная ухмылка. — Пожалуй начнем!

— Суа. — прошептал юноша, смотря на противника наполненными маной глазами.

Внезапно рука Гелий полыхнула алым пламенем. Наблюдающие воодушевленно охнули, наполнив легкие воздухом. В момент возгорания, парень молнией устремился к противнику и со всей силой, которую вложил в кулак, ударил оппонента. Вот только Гелий не зря носит звание командира. Огонь, что должен был стать отвлекающим маневром, нисколечки не смутил мужчину. Удар Зена пришелся в твердо выставленный блок. По инерции парня отбросило назад, а вот гелий даже с места не сдвинулся.

— Теперь я, — оскалился командир, а из его руки вылетела сосулька.

Лоро видел, как ледяной снаряд с неимоверной скоростью пролетает половину поля. Старик уже намеревался выставить защитный барьер, доступный только рыцарем с высоким показателем тела и интеллекта, чтобы закрыть горожан. Староста думал, что Зен увернется, но парень даже не шелохнулся.

Решил остановить? Нет, тут что-то другое.

— Суа. — вновь выкрикнул парень, а на летящей глыбе вспыхнуло пламя. Оно, конечно, тут же потухло, но значительно замедлило ледяной шип.

Зен резво ушел в сторону и кулаком разбил лед на мелкие осколки. Толпа была шокирована зрелищем и довольно загоготала. Староста и сам озадачился силой парня, которая не может соответствовать его уровню, но зоркий взгляд бывшего вояки уловил напряжение в мышцах юноши. Этот маневр стоил ему больших усилий, второй раз провернуть такое точно не выйдет.

Гелий не стал дожидаться, когда его противник пойдет в контрнаступление и вновь начал формировать ледяной снаряд, но внезапно лед рассыпался в блестящую белую пыль. Командир удовлетворенно посмотрел на Зена. На его лице заиграла симфония победы. Словно он узнал все что было нужно, а поединок лишь формальность.

Глаза парня на миг полыхнули фиолетовым, доказывая о знании навыков некромантии. Момент и Зен выпустил во врага орду комаров. Насекомые темным роем, подобно тучам, окутали тело улыбающегося командира синих. У Гелия ушло несколько секунд на устранение жужжащей неприятности. Но это было достаточно. Зен оскалился, а вокруг его тело замечались едва уловимые всполохи желтой энергии.

Превращение? — удивился Лоро.

Руки и ноги парня удлинились и покрылись густой серой шерстью, с белыми проплешинами. Лицо приобрело животный черты: густые насупленные брови, выглядывающие из-за губ клыки и заостренные уши.

Зен вскинул голову и грозно рыкнул. У присутствующих выступил пот. Как такой грозный рев может издавать молодая глотка юноши? Гелий к этому моменту справился с комарами и удивленно глянул на преобразившегося Зена. Физиономия командира выразила недовольства.

— Метаморфоза, — разочарованно проговорил Гелий. — Думал воспользуешься чем-нибудь поинтереснее.

Зен с рыком рванул к командиру, занося острые как клыки дракона когти для удара. Взмах и в воздухе возникают четыре следа от когтей. Противник Зена, без спешки ушел в сторону и, перехватив руку парня под локоть, дернул ее на себя. Хруст костей отчетливо пронесся по окрестностям деревни. В зверино-желтых глазах юноши прогремели боль и злость, но крик не успел вылететь из его уст.

Гелий рывком ударил парню в кадык, от чего тот жалобно хрипнул, а после размашистой, едва уловимой атакой, ударил в челюсть. Голова Зена качнулась, а после парень упал на колени.

Лоро скривился. Гелий использовал фиолетовую, темную магию. Именно из-за нее, Зен словно потерял часть сил и позволил так просто обыграть себя.

— Достаточно. — удовлетворенно сказал Гелий. — Вы весьма способный юноша. Многие аристократы будут готовы взять вас на службу. Даже мой господин, нерд Сомерсет…

Парень продолжал сидеть на коленях и никак не реагировать на слова командира. Толпа зашепталась. Старик покачал головой, понимая ситуацию, а Гелий наклонился над побежденным мальцом.

— В отключке, — подытожил тот.

Лоро уже двинулся к пребывающему в забвении Зену, но внезапно рука парня дернулась.

— О, так быстро вернуться в сознание. — удивленно воскликнул Гелий. — Да этот парень настоящий воин, скажите староста.

Лоро ничего не ответил, скептично всматриваясь в подергивающееся тело побежденного. Ментальная энергия вокруг юноши поменялась, приобретя совсем другой оттенок. В момент всеобщего удивления, Зен вскинул голову, устремив взгляд в залитое свинцом небо.

— С*ка, с*ка, еб*чие скинхеды. Вот же падлы! — выкрикивал парень. Язык непонятен, сложен и отвратителен на слух, похож на сплошное ругательство.

Зен медленно встал на ноги. Его шатало и вело из стороны в сторону, словно маленькую лодку на волнах. Наконец-то остановившись, парень медленно оглядел публику прожигающим ненавистью взглядом.

— Х*ли вылупились пид*расы?! Лучше выпить дайте, бл*! И бинты, а то у меня живот… — парень опустил голову, рассматривая свой торс. — А где дырки? Меня же прорешетили свинцом. — растерянно пролепетал Зен.

— Вы его понимаете? — вопросил озадаченный Гелий.

— Н… нет, — не отрывая взгляд от очнувшегося паренька, прошептал Лоро. — Я никогда не слышал такого языка.

Старик понял только несколько слов — с*ка и бл*, которые парень часто употреблял, когда был чем-то недоволен.

— Что за х*йня тут происходит. Эй, о чем вы шепчитесь му*аки?! Говорите по-русски! Нихера же непонятно.

— Лоро, мне кажется это одержимость. На вид все признаки проникновение в разум черта.

— Кто черт? — внезапно воскликнул понявший Зен. — Ты че, бога за яйца схватил? А ну базар фильтруй фантомас ты вареный! Да я вас всех тут щас перехера…

Глаза Зена закатились, и он рухнул на землю бессознательным телом.

— Скорее, несите зелья, веревки и ведро! — скомандовал Гелий. — Еще приведите целителя. Нужно изгнать нечистую силу!

* * *
Зен

Божееее! Моя голова. По ней словно асфальтная машина проехала, раскатав в тонкий блин. Даже после паленого коньяка, что мы с парнями в общаге распивали такого, не было. Машку там полапал, старосту нашу… Так, не туда мысли поплыли.

С трудом приподняв веки, я осмотрел помещение, в котором нахожусь. Поначалу слишком сильно мутило, а глаза будто тюлью накрыли, но постепенно все прояснилось. Находился я в своей комнате, которую выделил мне старик у себя в доме. После осознания этого, тревога слегка утихла. Голова кружилась, но я все же попытался встать и тут обнаружил себя связанным.

Руки и ноги были крепко присобачены к кровати толстой веревкой. Еще и узел такой крепкий, напоминал мне тот, что используют моряки. Не шелохнуться.

— Какого хрена, — простонал я. Оказался в начале какой-то БДСМ порнушки, где главная героиня я. Не хватает только лысого мужика с коварной улыбкой. Бррр… Аж мурашки пробежали.

Попытался вновь подергать конечностями, но попытки были четны. Привязали как быка к плугу. Я, конечно, смогу выпутаться, но тогда придется отдавать Лоро деньги за испорченную кровать. Захотел позвать кого-нибудь, но голос издал лишь приглушенный хрип.

Я вчера на концерте солистом выступал что-ли? Или все-таки нажрался и устроил с бардом караоке? А нет… дрался против гелия на дуэли. А почему? Аааа, — осознание больно ударило по мозгам. — опять харчевня, точно. Больше ни ногой в это проклятое место.

К слову, о поединке. Эта паскуда Гелий тоже оказался некромантом. Сначала пускал в меня лед, который я с трудом блокировал, а затем, когда ощутил на себе временный эффект очей отчаяния, улыбнулся. Похоже во время поединка эта голубая птаха проверяла меня. Но на что?

Вот его навык некромантии меня поразил. Я слышал о нем, но не думал, что увижу своими очами. Навык называется 'иссушение', а как он работает можно узнать из название. При прикосновении к чему либо, умение высасывает жизненные силы и восполняет свои личные. В случае с людьми также забирает часть характеристик. К счастью, это не на долго. Навык очень сильный, хотел бы его получить. Минус только в том, что высасывание занимает время, да и чтоб активировать его, нужно находиться вплотную к цели. Мало кто из людей допустит такое, а монстры уж тем более.

Жалко, что и звериная форма не помогла. Я уже думал, что смогу победить и стать тем слабым низкоуровневым героем, который месит сильных врагов направо и налево. Увы, но такое бывает только в сказках. Все-таки Гелий выше меня по уровню. Даже учитывая, что я набрал много опыта, прогулявшись по кладбищу, в статусе командира голубых вижу два знака вопроса. Значит уровень его примерно сороковой, может и выше.

— Очнулся, сопляк? — громогласно отдало в черепушке. — Какого хера тут происходит? Слышь! Отвечай давай.

Этот грубый, басистый тембр с толикой угрозы мне ни с чем не перепутать. Голос, который посещал меня в кошмарах. Голос, который материл всех бритоголовых. Голос, который рвал глотку своего носителя во время жарких перестрелок. Без сомнения, это он.

Статус. — подумал я.

Имя: Зен Мэрси

Полных лет: 16

Уровень: 29

Опыт: 215 400 из 327 000

Раса: Человек (5% шанс нанести критический удар + 50% к выходящему урону)

Здоровье: 240 из 240

Мана: 460 из 460

Характеристики: Свободных очков: 0

Сила — 15

Ловкость — 14

Интеллект — 37

Тело — 15

Зоркость — 14

Активные навыки:

(Магия мира)

(Среднее распознавания), (Знание истории — среднее), (Среднее исцеление)

(Охотничий промысел)

(Пробивной путь), (Прозорливость)

(Путь ассасина)

(Прогулка в тенях), (Разрыв)

(Пирокинетика)

(Возгорание)

(Некромантия)

(Комариный рой), (Очи отчаяния)

(Военное дело)

(Сокрушающий удар), (Командир)

(Превращение)

(Волчий дух)

Пассивные навыки:

( Нераспознанно)

Вторая душа — 100% (доступно описание навыка)

(Сопротивления)

(Сопротивление огню — 25%)

(Сопротивление ядам — 13%)

(Некромантия)

(Предчувствие смерти)

(Превращение)

(Звериное Чутье)

Не раскрывшиеся навыки:

(Королевская кровь — 1%), (Скорбь Жнеца — 9%)

Профессии:

(нет)

— Семен, — неуверенно подумал я.

— Слышь, сопля, откуда ты меня знаешь?! А ну быстро разъясняй ситуацию, пока моргала не выколол! — прорычал мужчина в моей голове.

( Нераспознанно)

Вторая душа — 100% (доступно описание навыка)

Это что получается, во время дуэли навык достиг ста процентов. Но я вроде не спал, чтоб мне что-то снилось. Разве что вырубился, вот только не помню, чтоб в этот момент меня посетило очередное воспоминание из жизни Семена. Навык висит в нераспознанных. Имеется ввиду, что в системе такое впервые? Как много вопросов

Открыть описание. — мысленно произнес я.

— Эй, ты с кем там говоришь?! — взревел Семен.

Описание навыка: разум разделяет две души. Вторая душа второстепенная и не имеет власти над телом без разрешения первой. Остальная информация неизвестна.

Да уж, совсем не густо. Семен в этот момент долго орал, пытаясь достучаться до меня.

— Да слышу я тебя, слышу! — рыкнул я.

— А чего тогда молчишь, сопляк! Кто ты такой и какого хрена я не могу пошевелиться?!

— Меня зовут Зен, и я такой же… — вспомнилось слово, которое давно не использовал. Я ведь и вправду был им. — русский.

— Русский, а чего так хреново на нашем балакаешь?

— Давно не говорил на нем.

— Так ладно, херня все это, ты мне лучше выпить принеси и… — голос внутри замолчал.

Наш разговор выглядел так, словно мы находимся в темной комнате, где Семен прикован к кровати, а я сижу рядом на стуле. Что-то на подобии чертогов разума или как-то так. Во всяком случае вся эта картина происходила в моей голове.

Хоть Семен и замолк, но я отчетливо слышал, о чем он думает. Мужчина был в смятении и даже напуган, что не замечалось в воспоминаниях, которые мне снились.

— Семен, — спокойно произнес я. — Выслушай меня. Как бы это не звучало, но прими тот факт, что сейчас мы находимся в другом мире. Мы не в России. Этот мир зовется Отрарией. А мы находимся в королевстве Мер…

— Закрой хавальник! — пробасил мужик. — Какой нахер другой мир. Тебя что, бритоголовые прислали. Тооочно! Накачали меня наркотой, а теперь впаривают всякую чушь. Пошел ты нахер, утырок. Я столько дряни перепробовал, что ваша хрень на меня не подействует.

Тааак, запущенный случай. Но я его понимаю. Вроде только недавно отбивал атаку банды скинхедов на своего босса, а теперь ему втирают что-то про другой мир. Это я еще до различных рас и магии не дошел, тогда бы у мужичка точно котелок перестал варить.

— Семен, мы умерли в своем мире и наши души поселились в этом. — продолжил я.

Басистый голос мужика сорвался на угрожающий рык. — Х*й там плавал! Я не подох как какая-то псина. Подумаешь пару пуль всадили, бывало и похуже.

Видимо придется искать другой путь.

Дверь в комнату приоткрылась. Я почувствовал, как по телу пробежался холодок. Повернув голову на бок, заметил проскользнувшего в помещение Хитреца.

— Хозяин! — тявкнул зверек. — А ты чего разлегся? И почему у тебя в голове какой-то мужик орет?

Семен притих, с любопытством наблюдая за щенком через мои глаза. Я сам был удивлен. За это время Хитрец пополнил свой словарный запас, слушая разговоры людей.

— Это, это что за говорящая псина? — вопросил Семен.

— Ррр — исказил свою морду Хитрец. — Сам ты псина, а меня зовут Хитрец!

— Ну точно наркота! — вскрикнул Сема.

— Замолчите оба, — прошептал я, все еще пребывая в не лучшем состоянии. После пары вдохов и выдохов, я повернулся к застывшему в дверях зверю. — Хитрец, почему я связан?

— А, хозяин, ну… когда тебя принесли домой, вокруг собралось много солдат. Они поливали тебя какой-то жидкостью, а странный рыцарь со светящейся палкой говорил на каком-то непонятном языке. Потом они все удивились, вроде как из-за того, что ты никак не реагируешь, и ушли. Но привязали тебя. Главный дяденька рыцарь сказала — 'на всякий случай'.

Так вот почему я чувствую в воздухе запах трав. Так стоп! Чего? они из меня беса гнали что ли?

— Сопляк, они из тебя беса гнали что ли? — словно прочитав мои мысли, выдал Сема. Кстати, успокоившийся Сема, хотя я все еще чувствую бурю в его душе. Предполагаю, что, отвлекаясь от проблемы мужчина заглушает ужас непонимания.

— Да хрен его знают, — ответил я и обратился к мансуру. — Хитрец, можешь развязать меня?

Животное вмиг пропала со своего места и появилась у меня на груди.

Чего? — вновь подумал я, пока малой вцепился в веревки.

— Х*я трюки! Так меня еще не штырило. — выдал Сема.

Он что, телепортировался? Это типа как в том фильме, где парень провалился под лед, а потом оказался у себя дома. Так вот почему мансуры описывались как неуловимые существа, будто бы даже острый глаз не способен различить их молниеносных передвижений. Они просто телепортируются. Открытие века! Аж руки зачесались от отсутствия в них пера и бумаги.

С горем пополам маленькие клыки сумели освободить меня от этих пут. Потерев запястье, а затем погладив мохнатую морду, я поднялся с кровати.

— Воу, воу, воу, полегче сопляк! — сказал Семен. — Какого хрена мое тело поднимается без моего ведома?

— Потому что это мое тело, — ответил я. — Понимаешь, так получилось, что мы с тобой попали в один… сосуд. Но так как ты был в спячке, долгое время управлял им я.

Мужик затих, но после не долгого размышления сделал что-то неприятное. От этого голова закружилась.

— Какого?

— Тогда отдай мне это тело, ты и так уже нагулялся. Иначе…

Голова закружилась еще сильнее.

— С**а, прекрати, больно же. Ты нас угробить захотел?

— Освободи меня бл**ь!

— Как, я даже не знаю, как ты оказался в моем теле!

Вру, конечно, изначально это тело принадлежало его душе, но если бы не я. То Сема бы точно потерял все воспоминания и переродился как новая личность. Все-таки личность души — формирует тело и разум человека, а не наоборот.

— Тогда получай, паскуда!

Очередной толчок и в мозгах кольнуло так, что я чуть кровью из носа не брызнул. Я вскрикнул и попросил нового сожителя черепной коробки остановиться, но мужик продолжил наводить суету, причиняя мне все больше страданий.

— Да остановись ты! — не выдержал я и гул затих.

— Ты, ты, чего сделал. Я не могу пошевелиться. — запаниковал Сема, а я вспомнил описания навыка. Моя душа главная в этом теле не его. Поэтому он будет подчиняться.

— Слушай Сема, в этом теле главный я и точка. Уяснил?

— Ах ты, сопляк. — огрызнулся дебошир, а я отчетливо услышал скрип зубов в своей голове.

— Теперь выставляю правила. Я дам тебе свободу на несколько часов, но позже. — все-таки он тоже человек. Не думаю, что мне бы понравилось находиться в чьей-то голове без возможности управлять телом и наслаждаться жизнью. — Во-первых, не предпринимать опрометчивых действий, когда я дам тебе контроль. Во-вторых, пока что я буду выпускать тебя только на несколько часов в день. Когда освоишься с телом и этим миром, будем вместе искать возможность, как бы разделить наши сознания.

— С*ка, — буркнул русский. — надеюсь, что это все-таки наркота.

Глава 15

Вечера на хуторе близь…

Время в Сажках проходит довольно быстро и незаметно, но в отличие от буйных городов моего прошлого мира, спокойно. Если в шустром ворохе городской суеты некогда бывает даже голову поднять, потому что вечно что-то торопит и толкает вперёд, не давая возможности вырываться из бесконечного круга событий; то здесь успеваешь поразмыслить над жизнью, полюбоваться на облака и даже провести философскую дискуссию у себя в голове.

Выйдя на улицу, я понял, что проспал почти пятнадцать часов, так как вчера под вечер небо затягивали тучи, сегодня чистая голубая гладь, а под ногами грязь и лужи. Да и солнце только недавно встало.

— Что за деревня? — спросил Сема, с любопытством рассматривая все вокруг через призму моих глаз.

— Сажки.

— Хех, какое мудреное название.

— Ага, до этого я вообще жил в деревне Мандо.

— ХАхахахах, — сокрушительный смех промчался по чертогам моего разума, от чего в мозгах больно кольнуло. — Мандо? Хах, сопляк, рассмешил! Все мы когда-то жили в 'Мандо'. — сострил Сема и вновь залился смехом.

Я тоже улыбнулся. Давно такого юмора не слышал. Обычный, туповатый, без каких-либо замудренностей. Эх, даже соскучился.

Заприметив курящего Лоро во дворе дома, я направился к нему. Старик сидел за столом под старой яблоней. Я сначала удивился, тому, что кухонный стол и стул стоят на улице в такую-то погоду, но вспомнил об одном важном событии.

Подойдя к старику со спины, я резко похлопал его по плечам: — С днем рождения, старый!

Староста подпрыгнул на месте, обернувшись ко мне. Его испуганная старческая морда исказилась ужасом, а затем гневом.

— Ты чего творишь!? Так и до гроба не далеко. — на повышенных тонах ответил старик. Осознав что-то, он отошел от меня подальше. — Ты Зен или черт?

АХхахахаха, — расхохотался Семен в моей голове. — Бл*, сопляк, я смотрю тебя тут уважают.

— Э, — мое лицо скривилось. — Я Зен.

— Хм, — почесав бороду, Лоро сузил глаза. — Черт бы так и сказал.

Семен в моей голове уже валялся на полу и плакал от смеха, приговаривая — 'Ой, ахах, фуф, я не могу! Щас лопну! ХАхАХ!'. С*ка, вот же урод.

— Хозяин, я хочу кушать! — пропищал выбежавший на улицу Хитрец. Лоро их не слышал, так как все эти голоса звучали только в моей голове. — Адела куда-то ушла, а кушать не положила. Хозяин, покорми меня.

— О, ты точно не черт. Животные такое сразу чувствуют. Слава творцам.

— Ага, и их яйцам, — прошептал я и спросил дабы перевести тему. — А где Адела?

— Так сегодня ж праздник у меня, сам поздравлял, — пожимает плечами старика. — Сколько раз говорил жителям, что это обычный день, но они все равно празднуют. Адела в нашей харчевни с самого утра к выступлению готовится. Барды высоко ценят внучку, говорят ее голос дарование небес. Она у нас самая популярная певичка, даже девок бардов затмила. Каждый год не упускает возможности блеснуть талантом.

— Не знал, — улыбнулся я.

— Да это ладно. Мужики достали, пьянчуги неотесанные. Здесь любой праздник уже весомый повод напиться и устроить дебош на всё село. И бабы их туда же. С утра набедокурить успели.

Пока Лоро говорил, я косился на еду, расставленную на столе. Желудок жалобно рыкнул, а Сема напомнил о 'хавчике'. Его, видите ли, тоже голод терзает.

Старик заметил мой жадный взгляд и пригласил за стол. Закинув в рот пару кусков свежего мясца, голова прояснилась, и я вновь приобрел способность говорить.

— А чего… ам… ты сделал… мм… для деревни? — пережевывая еду, спросил я. Матушка за такое пренебрежение этикетом заставила бы рассказывать ей все правила аристократского общества.

— Да просто наладил торговлю через старые связи. Сослуживцы мои кто куда подался, вот и узнавал, поездил много куда, и так получилось.

— Красава мужик, матерый. — сказал Сема. — Батю моего напоминает.

Соглашусь с мужиком, все-таки смотря на эту деревню понимаешь, что ее индустрии развитее тех, что я наблюдал в Мандо или Рибисе.

Лоро стряхнул табак и покосился на меня.

— Чего это я тут с тобой лясы точу! — строго произнес усач. — Ты зачем с рыцарями драться начал, а? Меня чуть старая в гроб не потянула, когда я услышал о ваших с Лури проделках. Его я уже отчитал, сейчас бегает по деревне, помогает людям. А вот ты…

— Тише старче, не серчай. Подумаешь с рыцарями подрались. Тем более они первые начали.

— Да ты хоть понимаешь, что вас обоих могли казнить!

Тут старый прав. У Гелия на то были все причины, да и положение позволяло.

— Я видел, как Гелий использовал навык некромантии. — ответил я. — Не думал, что в войсках королевства имеются некроманты.

Лоро неоднозначно глянул в мою сторону, будто и сам это заметил. — Некроманты, конечно, есть, но в основном они занимают более высокие посты, чем Гелий. Видимо нерду Самерсету повезло, раз он сумел заполучить некроманта.

— Не доверяю я ему… — наконец выложил я то, что мучило меня уже долгое время. — Чувствуется в нем что-то зловещее. Он словно проверял меня.

— Доверяешь, не доверяешь. Хорошо, что мужик он понимающий, не стал зла держать на вас, недотеп. Ты извинись перед командиром. Такие враги могут изрядно попортить жизнь.

— Извиниться? — удивился я.

— Ты меня понял или нет? — грозно рыкнул Лоро. А у меня чуть днище от страха не прорвало. Помню я этот взгляд, так же на меня смотрел, когда я внучку его нагой застукал.

Язвительно приподняв одну бровь, я решил не перечить старому вояке. Извиняться все равно не стану, но хоть сделаю вид что понял. Всё-таки старик может наказать.

Оставшуюся часть дня я провел сначала с косой, расправляясь с травой за забором по просьбе Лоро, а затем пояснял Семену за новый мир, перед вечерним гулянием. Мужик, кстати, как-то умудрился просмотреть часть моих воспоминаний и немного вникнуть в ситуацию без моей помощи.

— Поменьше бы тебе лысого гонять, сопляк, а то так и волосы на ладошках вырастут. — усмехнулся мужчина в голове, вогнав меня в краску.

Адела так домой и не приходила, готовясь в Харчевне до самого вечера. Пришлось кормить Якова и Хитреца самому. Эх, сильно ощущается, когда в доме нет женской руки. Раньше этим занималась Адела, а я только на охоту выбирался, да тренировался. Оставаться одному дома я не собирался, подарок старику приготовил. Да и как можно пропустить столь удивительный шанс познакомиться с местным колоритом поближе? Это же мастхэв для каждого: напиться на сельской вечеринке и прокатиться на корове до ближайшего склада с сеном. Там глядишь какую-нибудь Марфу или Анютку на сеновал затащу и…

Собираться люди начали ближе к вечеру. Я уже понял, что это довольно важный праздник для сельчан, но все же был удивлен, когда старик надел брюки, дорогие на вид, и рубашку с коротким рукавом. Так ещё и усы свои расчесал и благовониями побрызгалась, аналогом духов. Несмотря на его возраст, стоило улыбке тронуть губы, как пара десятков лет точно позорно сбежали с лица.

Ай да старый! Вот у сельских мужиков соперник будет!

У меня же парадной одежды не было, поэтому я решил надеть ту в которой охочусь. А что, выглядит презентабельно, только засохшую кровь убрать и вуаля, красавец рыцарь. Праздник происходило около харчевни, так сказать дом культуры деревни, возле которого развели несколько огромных костров. Некоторые были для простого освещения, обогрева и веселья. Другие же предназначались для готовки. У одного такого костра заметил сармунда Пина, того узкоглазого. Китаец стояла возле большой сковороды и мастерски переворачивал куски мяса, при этом успевая раздавать поручение остальным поварам.

Смотря на здание харчевни меня окутал страх. Это место поистине рассадник ненужных мне проблем.

— Слушай, а давай зайдем внутрь. — подал голос Семен. — Видел в твоих воспоминаниях, как весело ты провел время в этом забегаловки. Выпустишь меня на пару минут, я хоть кулачки разомну, а то уже чешутся.

— Дядька злой, — тявкнул Хитрец, все это время не слезающий с моего плеча. — и глупый.

— Э, кто тут глупый щенок!?

— Успокойтесь вы, мы тут на празднике вообще-то. — произнес я, подходя к китайцу.

Сармунд, заприметив меня, недобро оскалился и крепко сжал рукоять кухонного ножа, висящего на поясе. Я улыбнулся и поднял руки в примирительно жесте.

— Сегодня драться не буду, только веселиться.

— Весилийтся, эта харашо! — проскрипел китаец, а затем обратил внимание на Хитреца, истекающего слюнями от обилия запахов. — Твая манусра?

— Да, Пин.

Китаец доброжелательно улыбнулся.

— Знацится ты хоросая целовека. На моя родина, мансура священная зверь. Если узнать, сто ты прируцил его, то тебя примут как поцтенного гостя. Дазе к императору проведут.

— Значит обязательно навещу твою родину, узкоглазый! — подшутил я.

— Усикоглаза мама твой! — оголил свою беззубую улыбку Пин.

Ах ты тролль желтопузый!

— Давай его отп*здим. — предложил весьма заманчивую идею Сема.

— К сожалению праздник Лоро я портить не хочу. — ответил я и уже обратился к Пину. — Мяска для священного зверя подкинешь.

Сармунд довольно кивнул и наложил приличную порцию, от которой у Хитреца в глазах аж зарябило. Яков тоже не терялся. Благодаря тому, что я привез на нем старика, кобылки поглядывали на рогача, не скрывая своих чувств. Правда местный конюх мешал развитию отношений.

Когда лоро приехал на рогатом добряке, люди охали и восхищались. Ведь этих зверей могли подчинить только эльфы и один выходец из Мандо, хех. Да уж, культ личности старика тут процветает. Даже напомнил мне одного грузина из моего прошлого мира. В книжках по истории часто упоминался.

Около собранной наспех сцены, стояли ряды из стульев, которые видимо притащили люди с собственных домов, еще пару лавок и даже кресло, видимо для Лоро. В общем, несли все, что только можно было. Лоро потянул меня за собой в первый ряд, где за ним уже негласно закреплено почетное место. Люди поспешно собирались вокруг, предвкушая концерт. Обернувшись, я увидел, что мест всё-таки не хватает и многие просто садятся на землю. В первом ряду приметил Лури, с нетерпеливостью ожидающего начала шоу.

Сам я не был фанатом выступлений. Для меня лучше собраться с мужиками в баньке под пивко и рыбку, но посмотреть на живое выступление в этом мире захотелось. Что ж, готовимся смотреть сельский «Х фактор». Хотя для местных это уже неплохой вариант оттянуться. Фоновая музыка бардов стихает, а на сцену выходит господин Гелий, которого попросили открыть начало праздника. Усы Лоро дернулись от наслаждения.

Старый нарцисс, что бы он не говорил, но все равно любит, когда ему закатывают такие вечеринки.

— Я очень рад, что мы имеем возможность отметить этот праздник в кругу близких. Да благословят нас боги. От лица Нерда сомерсета хочу пожелать вашей деревне процветания и благополучия. Поэтому давайте вместе насладимся выступлением и пообещаем друг другу отметить следующий день рождения господина Лоро вместе! — весело говорит Гелий, решая не затягивать с долгими речами и под аплодисменты уходит со сцены.

Когда гелий удалился, я заметил, как его фигура быстро направилась в сторону леса.

— Смотри, сейчас внучка выйдет, — наклонился ко мне старый и шепнул на ухо. — Открывать концерт — большая честь! Пока все ещё более-менее трезвые… — хмыкнул он выпрямляясь.

Знакомый бард, ударяет по струнам своей лютни. По округе тут же пробежалась приятная мелодия, ласкающая слух своей красотой и изяществом. На сцену с двух сторон выбегают девушки в длинных красных юбках, а на плечах накинуты большие платки с узорами в виде местных животных. Я чуть воздухом не подавился, когда вслед за ними вышла Адела в черных обтягивающих штанах и в белой рубахе, что доходит до середины бедра. На ней нитями вышиты цветы и вместо пояса висит веревка, очерчивая тонкую талию.

Девушки, как я понял, были подтанцовкой и, расправляя руки, бегали по сцене. Кружатся, взмахивают руками, пляшут и даже водят хороводы. Посмотрев на Лури, я был готов поклясться, что парень готов продать душу лишь за тот момент, когда Адела вышла на сцену.

На определенной ноте девушка запела, тронув каждого из присутствующих глубиной своего голоса. Я впервые увидел в ней столько нежности, будто каждое движение столь мягкое, как взмах крыла бабочки. Будто трепетание пышных ресниц может оставить на сердце глубокие порезы. Прелесть была в том, что это было как будто и не пение, а именно только вздохи, подъемы молодой, здоровой, певучей груди. Я впадал в блаженство, когда ушей касался этот приятный звук.

Выступление постепенно заканчивалось и выступающие в конце держась за руки, поклонились зрителям под громкие аплодисменты. Лоро даже всплакнул, от распираемого чувства гордости. Лури не моргая смотрел на Аделу. Его физиономию украшала широкая улыбка, от которой мою грудь словно сдавило.

Так Зен, ты что влюбился в девушку. А ну прекращай! Нам еще столько баб попробовать нужно. Мысли прочь!

— Я бы засандалил, — облизнулся Сема.

— А что значит засандалить, хозяин. — вопросил Хитрец.

— Пусть дядька тебе объясняет.

Звезды местного разлива покинули сцену, на которую вышло несколько бардов. На фоне вновь заиграла музыка, только живая, веселая, от которой часть напившихся пустились в неугомонный пляс. Адела весело обсуждала что-то с остальными выступающими, но стоило нам подойти, как девушка бросилась Лоро на шею.

— Это для тебя, дедушка! — провизжала девчонка, вцепившись в единственного родного человека.

Лоро прижал маленькое хрупкое тело к себе. Его переполняли чувства, которые старик никогда не показывал ранее. С минуту они с Аделой обменивались любезностями, после чего Лоро откланялся развлекаться в кругу сельчан, оставив нас троих.

— Ты была довольно обворожительна, — произнес я, смотря на Аделу. Не говорить же ей так прямо, что я чуть слюной не подавился от такого выступления.

— Это было бесподобно, Адела, да у тебя же талант! — радостно воскликнул Лури

— Спасибо, — девушка улыбнулась краешком розовых губ, а на ее щеках проступил отчетливый румянец.

— Чем у вас тут ещё можно заняться, — спросил я оглядывая веселящихся людей. — а то риск остаться в компании пенсионеров под "Господа офицеры" может грозить мне желанием самоубийства.

— Что, это? — недоуменно спросил Лури.

— Да, так, одна хорошая песня из моей деревни.

— Зен, — мило произнесла девушка. — А чего ты хочешь?

Да народ, ну что такое. Не я же в этой деревушки всю свою жизнь живу, чтоб знать все тайны и распрекрасности села.

— Может покажешь, где можно достать целебные зелья ваших земель? — с намеком спросил я.

— Так ты наш единственный зельевар. — почесывая свою бестолковку выдал Лури.

— А, ты про спиртное? — поняла мою двусмысленность Адела. Молодец девчонка, сообразительная.

— Истину глаголешь, — улыбнулся я. — Ну так, водка есть?

— Ты про настойки?

— Эх, — радость слегка поубавилось. — Да, они самые.

— Пошли в харчевню, там сегодня выставили все пойло, которое хранилось в погребе. Может что и выберем.

От упоминания этого злосчастного места меня аж скрутило.

— Давайте вы с Лури сходите, а я пока пожевать чего найду.

Молодые пожали плечами и направились в забегаловку. Я же, смотря им в след, перекрестился и прочитал короткую молитву.

* * *
Вытащив пробку из горлышка и отпив настойки, я посмотрел на звёзды в темном небе. Настойка, стоит признать, вкусная и очень даже неплохая. Мягкая и приятно пахнет, даже горло не обжигает.

Я, Лури и Адела неторопливо гуляли по окраинам поселения. Часто попадались другие компании людей, сидели на пледах и выпивали, а судя по мутной водичке, это был самый настоящий самогон. В голове промелькнула мысль — 'может присоединиться к ним?', но все же бросать ребят не стал. Кто-то играл свою музыку на неведомом мне инструменте, слышался смех и веселые голоса детей и взрослых. Народ плясал и наслаждался жизнью, несмотря на темное время суток. Рыцари, кстати, по указке Гелия, выстроили патруль, для защиты деревни от дикого зверья или другой непредвиденной угрозы.

— Ты ещё долго у нас будешь? — резко спросила Адела.

— Не знаю, — пожал я плечами. Хотя на самом деле думал покинуть Сажки через пару дней. Для отъезда все было готово, оставалось только дождаться, когда местный кузнец закончит со всем моим обмундированием. — А у тебя какие планы?

— Думаю поехать в Волорос. Барды сказали, что там есть их гильдия. С таким голосом как у меня можно пробиться в высшую лигу артистов. — посмеялась девушка и допила уже вторую литровую баклажку. — Если в городе ничего не получиться, то вернусь в Сажки. Правда, не знаю, как сказать дедушке об этом.

— Да чегооо тут… ик… говорить… раз и хлоп. — многозначительно выдал еле плетущийся Лури.

Выпили они с Аделой вроде одинаково, но парня развезло быстрее. Неудивительно. Смотря на то, сколько пьет Лоро, понимаешь в кого у девушки такие гены.

— Это хорошая мечта, так что дерзай. — улыбнулся я.

Слабый хлопок заставил нас с девушкой остановиться. Обернувшись, мы увидели Лури, распластавшегося на мокрой земле.

— Думаю стоит отнести его в дом. — сказала Адела.

— Ты права, — ответил я, подойдя к полумертвому юноше. — Эй, бать, тебе нормально?

— А?

— Нормально говорю тебя?

— А, нормааально…

* * *
Уложив Лури в моей комнате, мы с Аделой выдохнули с облегчением. Правда несколько бутылок у нас еще оставалось, а ночь только началась. Девушка пригласила меня к себе в комнату, так как на кухне стола не было, а поговорить еще хотелось. Все-таки хорошая штука — алкоголь, развязывает языки даже самым молчаливым. Как говорили римляне? Правда в вине?

Где-то около получаса мы с девушкой разговаривали, смеялись, в общем хорошо проводили время. Бутылки постепенно избавлялись от жидкости, а наши щеки становились все румянее.

— Зен, а когда ты жил в Мандо, у тебя была жена или суженная? — внезапно спросила девушка, заливаясь краской.

— Такого не припомню, — почесывая затылок с улыбкой ответил я. — Во всяком случае, я еще молод ля подобного.

— Что, да это же самое время! Потом ты станешь старым и страшным. И ни одна девица на тебя не посмотрит.

Девушка высказала все на одном дыхании, от чего я немного опешил. Несколько секунд мы сидели в тишине. Я смотрел на девушку, смущающуюся и упорно скрывающую глаза, но, когда наши взгляды пересеклись. В голове словно что-то щелкнуло, и я даже знаю что.

— Давай сопляк, эта самка твоя. — облизываясь произнес Семен. — Только меня еще выпусти, я тоже хочу…

— Заткнись, — ответил я мужику.

В этот момент наши с Аделой губы сплелись в страстном поцелуе.

* * *
Интерлюдия

Верхушки сосен пылали мраком, сливаясь с звездным небом, когда братья с татуировками сломанного меча въехали в лес, следуя за Зеном. Несколько минут назад парень вышел из дома старосты, крикнул что-то на непонятном им языке и, усевшись на рогатого добряка, направился в сторону леса.

Братья держались от него на расстоянии, чтобы оставаться незамеченными. В то же время охотники не опасались отстать или потерять парня. Один из братьев имел высокий уровень зоркости, что позволяло ему с особой легкостью ориентироваться в темноте.

Сумерки быстро сгущались, а в лесу, куда свет даже днем проникал с трудом, казалось, что ночь уже наступила. Звёзды, видневшиеся в редких просветах между корявыми, сцепившимися ветвями, дополняли это ощущение.

Братья достаточно повидали в жизни, чтобы доверять своим инстинктам. И чувствовать опасность, не считая, что у страха глаза велики. Лес место не предсказуемое, а полугодовалое происшествие с дикоросом, заставляло мужчин быть начеку.

— Он свернул налево, — сказал Гилберт, подняв голову.

— Там скоро будет тропинка к землянке. Может парень двинулся туда? — выдвинул предположение Вигмар.

— Нет, я думаю, что он пошел за тем командиром синих голубей. — ответил Альвин. — Видели как тот после открытия праздника свалил куда-то. Может сопляк решил отомстить обидчику

— Тогда он ничем не отличается от нас. — усмехнулся Вигмар, но тут же получил подзатыльник от старшего брата Гилберта.

— Этот сопляк, опозорил меня. Долго же я ждал чтоб начистить его слащавую морду. — скрежет зубов старшего, отчетливо пронесся по ближайшим кустам.

— Интересно, зачем командир синих пошел в лес? — спросил Альви, почесывая свою короткую бородку.

— Да черт его знает, может он тут монстров трахает. — поглаживая ушибленный затылок, промолвил Вигмар.

— Сюда, — негромко произнёс Гилберт, поворачивая вслед за преследуемым юношей.

Братья двинулись по тропинке, вившейся между деревьями так, словно протоптавшие её играли в салочки. Попадались камни, покрытые ядовито-зелёным мхом, кусты, только начавшие приобретать одежку в виде листьев.

Вскоре тропинка начала теряться из виду, и охотникам пришлось слегка замедлиться, хотя Гилберт отчётливо видел, где прошёл рогатый добряк. Примятая трава, обломанные ветки, запах зверя и клочки бурой шерсти на ветках. Спустя полчаса земля под ногами стала чавкать. Запахло навозом и гниением, кое-где зажглись блуждающие огоньки — белые, синие, зелёные. Всё чаще попадавшиеся заросли рогоза и тростника достигали мужикам до пояса и становились выше с каждой сотней шагов.

Внезапно издалека донёсся протяжный звук, напоминавший одновременно и вой, и стон. Мужики вздрогнули и устремили напуганные взгляды в темноту.

— Что это за чертовщина? — выругался Альви, зачем-то обнажив меч.

— Хер его знает, парни, но что-то не нравится мне это. — последовав примеру брата, Вигмар достал и свое оружие.

Спустя несколько минут деревья расступились, и братья выехали на большую поляну, противоположный край которой терялся в темноте, но было видно, что там, вдалеке, поднимается плотная чёрная стена сосен и елей.

— А вот и болото! — объявил Гилберт.

— И что? — недоуменно спросил тугодум Вигмар

— Что, что полудурок, дальше хода нет.

— Чего, с какого хера?! По-моему, это просто поляна. Выглядит вполне твёрдой.

— В этом-то и опасность. Обманчивый ковер, который затянет нас в трясину, стоит только наступить.

— А где тот пацан, ты его еще видишь? — уточнил Альвин.

— Да, он на той стороне, движется в сторону чащи.

— Вроде как там должно быть кладбище. — почесав репу произнес Вигмар. — А как пацан через болото прошел.

— Он же на добряке.

— И? — от непонимания средний тряхнул головой. — Что с того-то?

Альвин вздохнул. — Слушать надо было, что отец говорил при жизни. Рогатые добряки почти вездеходны. Для него болото все равно что твердая полянка. Не провалиться.

Вигмар смачно выругался.

— Тогда в обход.

Шелест позади синхронно развернул братьев. Из густых зарослей послышалось мычание и непонятный скрежет, напоминающий трение зубов.

— Кто здесь! — пробасил Гилберт, натянув стрелу на тетиву.

— С… с… — послышалось со стороны травы. Словно кто-то захлебывался. — с… с… сме… рть.

Медленно, переминаясь с ноги на ногу из зарослей вышел самый настоящий мертвяк. Бледная кожа, местами начавшая гнить. В некоторых ранах отчетливо виднелись копошащиеся насекомых. Ногти, зубы и волосы отсутствовали полностью, а обтянутый кожей череп внушал страх.

— М… м… мертвяк!? — дрожащим голосом произнес Альвин.

— Этот пацан некромант понял что мы его преследуем?

— Спокойно, это всего лишь один мертвяк, — серьезно заявил Гилберт. — нечего портки мочить. Убьем его и дальше за мальцом.

Шелеста высокой травы стало еще больше, а затем из кустов стали валить толпы усопших.

— Что, что, какого хера?! — завопил Вигмар. — Гилберт, что нам делать. — спросил он брата и ужаснулся.

В глазах старшего, который никогда не показывал страха, отчетливо отражался ужас.

Глава 16

Пьяный мастер

Зен

— Только рюмка водки на столе.

Ветер плачет за окном

Тихой болью отзываются во мне

Этой молодой луны крики.

тудум тудум тудум

Нелегко тебя отдать

Парусам ветров и птиц. — напевал я, верхом на Якове.

Оглядываясь по сторонам, я пытаясь понять, куда иду, но алкоголь в крови настойчиво рекомендовал забить на это огромный болт. Гуляем же, а все проблемы завтрашнему мне.

Слева почудилось какое-то движение, и я инстинктивно дернул поводья в ту сторону. Яков не сильно возмущался моему состоянию, особенно после трех морковок, которые я стащил у Пина. Сердце колотилось в пьяном угаре; за каждым деревом мерещились непонятные чудища, рассерженные обитатели леса, но верный меч, покоящийся у на поясе, в купе с алкоголем придавал уверенности. Под копытами добряка хрустнула ветка.

— Ик! — вылетело из меня в унисон с хрустом.

Перевалившись на бок, так как опираться на воздух сил не хватало, я посмотрел вниз. Под копытами Якова была мокрая земля, отражающая звездное небо.

— Батюшки, прям по воде… — пролепетал я. По-моему мы были на болоте, что меня пугало, но в тот же момент мне было абсолютно побоку.

Вокруг не было ни души. Где-то с противоположной стороны ухнула сова.

— Яков, ты, наверное, думаешь… ик… Зен совсем сдурел?! Ты на часы смотрел! — собирая остатки силы в голосовых связках произнес я. — А я тебе отвечу, не смотрел! Хехехехехе! Не подскажешь который сейчас час?

Яков приподнял голову к звездам, а затем многозначительно фыркнул.

— Вооот, и я тоже думаю, что спать ее рано. — несвязно пробормотал я и понюхал свою одежду. — Бл*, от меня, наверное, так несёт! А это друг мой не только алкоголь, — ехидно заулыбался, как ребенок, совершивший шалость. — Это запах секса, Яков. Да, сегодня я стал мужчиной. Ты же меня понимаешь, рогатый бабник. Что, нас кто-то преследует?

Посмотрев назад, я не видел ничего кроме деревьев, да кустов, покрытых ночным мраком.

— Да кому мы нах*й нужны! Давай лучше… ик… погоди. Ну ка бррр.

Яков остановился, как раз, когда мы прошли болото, а я мешком картошки свалился наземь.

— С*ка, и почему никто не постелил тут матрац, а?

Подбежав к одному из многочисленных деревьев, я наконец-то облегчился, давясь веселой улыбкой. Опора в виде воздуха была уже не такой надежной.

— Эх, напился в стельку, хрен пойми, где шляюсь. В прошлом мире со мной такого не было. Нет, я, конечно, нажирался, но обычно сразу ложился спать, а тут…

— Фыр! — Яков явно был не в настроение и предположение, что морковки загладили вину, видимо оказалось ложным.

— Ну да, разбудил я тебя, зато как хорошо гуляем. Мы же с тобой кенты. — ответил я, а в голове тем временем слышался храп Семы. Он напился заочно, благодаря мне.

Яков сел на свою мохнатую, филейную часть и отвел морду в сторону.

— Ааа, хочешь, чтоб я объяснился. — со вздохом вымолвил я, неуклюже присев корней дерева, не того на которое мочился.

— Не знаю буду ли я помнить это завтра, скорее всего нет. — потирая костяшки на руках, говорил я. — Количество выпитого алкоголя не даст мне это сделать, главное ты помни, а то зная себя, больше не скажу подобного. Знаешь, я всегда боялся привязанности, любви. Боялась снова… ик… почувствовать боль и предательство. — с каждым словом в голова немного прояснялась. — Началось все ще с моего прошлого мира. Ты, конечно, не в курсе как это, но быть студентом очень весело и в тоже время напряжно. Молодой организм только начинает устанавливать контакт с внешним миром, а разум налаживать связь с суровой реальность. Порой от этих противоречивых чувств возникает депрессия, апатия и чувство одиночества. Еще девушки, которые думаю только о том, как бы отхватить богатенького. Сучки! Все бабки вытрясут и уходят, мол характерами не сошлись. А я хотел простого людского счастья. — Яков наконец-то повернулся ко мне. Казалось, что животное вслушивается в каждое слово, а в глазах отражается истинное понимание. — Умер, попал в этот мир. У меня появилась еще одна любящая семья. Я, конечно, не помню родных из прошлого, но уверен, что они были такими же замечательными. Нашел друзей, цель и смысл существования, а тут… бл*дские варвары! Все у меня отняли, дайте мне хоть одного, уже кулаки чешутся. — скрипнула боль на моих зубах. — Теперь еще и богиня. Наградила отвратительной силой.

Кроме криков совы, в лесу слышалось мелодичное жужжание насекомых, тихий шорох травы, в которой копошатся грызуны, и легкий шепот деревьев, покачивающих своей листвой на ветру.

— Ладно, друг мой, пойдем ка обратно, трезветь и высыпаться. — поднимаясь, произнес я. Алкоголь как-то незаметно выветрился. Не весь, но стало ощутимо легче.

Я подошел к Якову. Зверь легонечко боднул меня в плечо, а затем облизал лицо.

— Хаха, фу, ты чего творишь-то а? — улыбнулся я, почесав макушку зверя. — Пойдем домой.

— АААААА! — раздалось со стороны леса. Раздирающий душу крик пронесся по всей округе.

Яков насторожился и привстал, косясь в сторону предполагаемой опасности, а я уже держался за рукоять сабли. Крики продолжали терзать окружающую лесную тишину, но спустя минуту все прекратилось. Я выхватил зелье ночного глаза, что лежала в сумке, погруженной на добряка, и махом осушил склянку. Мир в миг наполнился яркими серыми цветами.

Вдалеке виднелась толпа людей, вот только их скованные, местами неуклюжие движения смутили меня. Либо пьяные вышли на прогулку, либо в этом замешано что-то совершенно иное.

— Что там происходит? — спросил я у тишины и к моему ужасу она ответила.

— Мертвяки, господин Зен.

Я резко обернулся, держа оружие наготове. Острие сабли смотрело четко на говорящего. Во тьме под деревом, скрываемый тенью корявых веток стоял мужчина. Если бы не зелье, так бы и не понял кто передо мной. Сам командир синих голубей, господин Гелий.

Мужчина вышел из сумрака. На его лице отображалась мнимая улыбка и легкое озорство. Скосив взгляд на холодное оружие, ждущее своего часа в моих руках, командир поднял руки в примирительном жесте.

— Это того не стоит, — холодно произнес он, несмотря на добродушную улыбку. — Тем более вы уже сражались со мной и проиграли, а ведь тогда на мне не было зачарованных доспехов.

И вправду, на мужчине были латные доспехи с упомянутым выше гербом, а сияющие цифры на железе красноречиво говорили о его зачарованности. Судя по цифрам одно из зачарований точно такое же, что лежит и на моей защите. Но в отличии от моей, у Гелия было написано еще пару. Логично предположить, что это продвинутая версия защитного барьера.

— Что вы тут делает? — спросил я и на всякий случай принялся напитывать оружие маной. Письмена засветились, но командир синих не предал этому значения.

Его глаза горели, буквально полыхали нетерпеливостью. Мужчина покосился на насупившегося зверя. На миг глаза гелия меркнули бирюзовым. Животинка за моей спиной завалилась на брюхо и засопела.

— Какого хрена? — посмотрел я на Якова, а затем бросил гневный взгляд в мужика.

— Не беспокойся, он всего лишь спит. Нам нужно поговорить, Зен.

— Чего, думаешь рогатый стал бы нас подслушивать? — со скепсисом вопросил я. Либо я дурак, либо у мужика кукуха поехала.

— Ты не поверишь, но даже у животных есть уши. — многозначительно проговорил командир.

Официальное обращение куда-то выветрилось, да и сам Гелий вел себя не так, как на людях. Все его добродушие, дружелюбие и харизма превратились в хладнокровие.

— Зен, откуда тебе известны навыки некромантии? — задал свой вопрос командир и чувствую не последний.

— Это так важно?

— Не у многих есть подобные навыки. Они очень редки. Тем более, что каждый новоиспеченный некромант обязан стоять на учёте у королевства.

— Встречный вопрос, почему вы умолчали что имеете профессию некроманта?

Мужчина поднял брови в удивлении.

— Неужели твоя оценка уже третье ранга. Даже у меня такой нет.

Конечно, навык распознавания у меня был тоже только второго уровня. Такой вывод я сделал, сопоставив возраст мужчины, всё-таки все люди этого мира выбирают себе профессию максимум к двадцати, его высокий уровень развития, а также магию некромантии, которую Гелий использовал в дуэли со мной. Но вот этому мужлану этого знать не стоит.

Я смотрел на командира синих с ожиданием ответа, буквально буравя того тяжёлым взглядом. Мужчину, как и ожидалось это не проняло, но он все же ответил.

— Мой господин, нерд Самерсет, наказал не распространяться об этом. Всё-таки люди нашего королевства недолюбливают некромантов. Они ещё не отошли от терапии темного мага прошлого. — ответил Гелий.

— Ясно, в таком случае и я отвечу на ваш вопрос. — сдался я, но это не значит, что скажу чистую правду. — Как-то раз в нашей деревне поселился один старик: низкого роста, с длинной бородой и в странном тулупе без рукавов. — начал я описывать хотабыча из одного фильма. — он меня и научил.

— Интересно, — призадумался Гелий. — это все, чему он тебя научил.

— Если вам интересно послушать лекцию как правильно плевать в жестяную урну, то я с радостью поведаю ее. — усмехнулся я, а в душе нарастала тревога. Я чувствую мертвых. Пассивный навык некромантии кричал со всех сел. Меня окружила толпа мертвецов.

Я пробежался глазами по темному лесу. Ни черта не видно, но чувство горланит о присутствии смерти.

— Хах, спасибо Зен, не нужно. — вновь на лицо командира заползла улыбка. — А ты не хотел бы развить навыки некромантии ещё больше?

— Вы говорите о продвижении. А наставником предполагаю станет ваша многоуважаемая персона.

Гелий довольно улыбнулся.

— Это же прекрасное предложение. Вы можете подняться в иерархической лестнице, стать ближе к аристократу нашего королевства. — сладкие речи изливались из уст командира. — А особым рыцарям, за заслуги, могут дать даже титул нерда и землю в придачу.

— Предложение заманчивое.

— Конечно! Видишь ли, в придачу к этому ты получишь еще и наставника в магии некромантии. Сейчас почти невозможно найти себе учителя.

— Я чувствую одно 'но'. — произнес я.

Мертвяки, прячущиеся за кустами, постепенно подступали все ближе, сжимая меня в тиски.

— Хаха, я знал, что ты весьма проницательный юноша. — усмехнулся Гелий, распустив волосы, до этого собранные в хвост. Затем мужчина достал из кармана красный камень, очень походивший на рубин. — Есть один юноша, которому требуется смерть другого юноши. — говорил командир. — Если ты хочешь стать сильнее, то придется убить человека, а после положить на его тело этот кристалл.

— Отказываюсь. — ответил я. — Зачем мне убивать ни в чем неповинного человека? Я не зверь какой-нибудь.

— Смерть одного во благо спасения тысяч, хорошая цена.

— Спасения? — не понял я.

— Именно так, представь сколько людей ты можешь спасти благодаря тому, что станешь рыцарем нерда Сомерсета под моим покровительством.

— Я думал, что для того, чтобы стать рыцарем не требуется никого убивать. — насупился я.

— Рыцарем — нет, некромант — да!

Ситуация напряженная. Мало того что Гелий на меня глаз положил, слава богу, как на перспективного война, предлагает вступить к нему, так еще и мертвяки вокруг. Что-то мне подсказывает, восставшие дело рук командира и, если я откажусь, то мне останется одна дорога — в мир иной. Вопрос, зачем ему столько зомби? Шестое чувство бьет тревогу. Толпа зомби рядом с деревней. Ну очевидно, что мужик хочет воспользоваться всеобщей гулянкой.

— Представим, что я уже заинтересован, — произнесли мои губы, пока мозг активно перебирал все навыки, имеющиеся в статусе. — кого нужно убить?

— Уже хорошо, но боюсь тебе может не понравиться. Твоя цель — тот парень, который выжил вместе с тобой. Как же его… -призадумался вояка.

— Лури, — опустив голову и скрежетнув зубами ответил я.

— Да, точно. Ну так?

— Я согласен. — улыбнулся я и направился в сторону Гелия.

Мужик так обрадовался, что остудил бдительность. Скорее всего в его голове только мечты обо… мне? Фе!!!

— Прошу, сделай это быстро, а затем уходи с деревни, — говори командир, протягивая мне красный кристалл.

— Все будет в лучшем… — молниеносный взмах саблей. В воздухе остался четкий след огненного ковра, а рука Гелий вместе с камнем упала на землю, запрыгивая ее кровью. Я прекрасно знал, что сабля Хар’ака способна нанести первый удар минуя защиту. — виде!

* * *
Лури

Голова парня трещала по швам, когда он очнулся посреди ночи. Алкоголь с трудом отпускал организм юноши, поэтому он решил выпить пару освежающих эликсиров. Во мраке дома Лури спустился на первый этаж. На кухне посапывая спал мансур, которого Зен принес из леса.

— И как у тебя получилось? — удивился парень, смотря на зверька. — Приручить неуловимого монстра. Сколько в тебе еще талантов.

Зелья потихоньку начали действовать и Лури почувствовал себя намного лучше. В его голову пришла самая первая и простая мысль после пьянки — 'Я больше никогда не буду пить'.

Выглянув в окно, юноша вдохнул свежий весенний воздух. Голова прояснилась, а приятная прохлада остудила разгоряченное тело.

— Танец злобного гения…!!! — послышалось где-то вдалеке.

Присмотревшись, Лури увидел расплывчатый силуэт, восседающий на буром рогатом добряке. Без сомнения это был Зен. Он единственный, кто разъезжает на диковинном звере. Когда Зен скрылся в густой лесной чаще, Лури увидел, как трое знакомых здоровяков последовали за ним.

Братья с отметками сломанных мечей. Лури хорошо знал этих троих. Убийцы и мародеры, скрывающие свои преступления под личинами охотников. Парень давно хотел прижать этих ублюдков, но для этого требовались железные доказательства их злодеяний.

Учитывая, что Зен в первый свой день в Мандо надавал им по морде, они отнюдь не сопровождать его пошли.

— С*ки! — выругался Лури, понравившимся ему словом.

Быстро схватив зачарованный лук Зена, юноша выскочил на улицу и со всех ног понесся на помощь другу. На его пути откуда не возьмись взялся старик Вильям.

— Ох, Лури, — чуть не столкнувшись с юнцом, произнес мужчина. — ты куда спешишь?

— Вильям, быстро, сообщи Лоро о том, что Зен ушел в лес, а за ним пошли эти ублюдки.

— Какие ублюдки? — выкатив глаза, ответил старающийся быстро соображать Вильям.

— Братья со сломанными мечами! Как их там… А! Гилберт, Альвин и Вигмар.

— Ах эти… — задумчиво сказал старый.

— Чего ты стоишь, быстрее, а не то они убьют его!

Вильям быстро спохватился и побежал к празднующему народу. Лури тем временем продолжил свой путь. В голову парня поздно пришло осознание, что сегодня уже воскресенье и крышу Вильям может потерять в любой момент. Проклятье старого вояки еще никуда не делось.

Лури бежал долго, опираясь на опыт следопыта, которому обучался в раннем юношестве. Зелье ночного глаза помогало парню, но сумерки постепенно сгущались, так что даже напиток перестал справляться. Остановившись у дерева, парень глубоко задышал, пытаясь подавить отдышку и разрастающуюся головную боль.

Внезапный рев, отвлек парня, заставив насторожиться.

— Это еще что, — спросил Лури и направился в сторону звука.

Ветки деревьев неприятно хлестали по лицу, еще больше ухудшая обзор в кромешной тьме. Резкий толчок в грудь и парень отлетает в сторону. Быстро вскочив на ноги Лури достает лук и целится на поднимающегося в пешки незнакомца. им оказывается Альвин, младший из той троицы.

Глаза мужика выражали дикий страх, а сам он с ног до головы был забрызган дурно пахнущей кровью.

— Стоят! — рявкнул Лури, но его не послушали. Мужчина ловко ушел в сторону, от пущенной из-за неповиновения стрелы и скрылся за деревьями. — Ах ты тварь!

Тем временем звуки стихли, что заставила Лури понервничать. От чего он бежал? Неужели Зен устроил им кровавую баню? Парень, конечно, сильный, но против трех тридцатиуровневых охотников сложно выстоять.

Не став гнаться за улепетывающим трусом, Лури быстро зашагал по ранее заготовленному маршруту. В какой-то момент парень принялся красться на полусогнутых. Мокрая земля неприятно булькала под подошвами его ботинок. Лук, как и обувь тоже был в грязи. Он выглядел непритязательно, но Лури не испытывал дискомфорта. Конечно, не самый дорогой лук, который он видел, но он так ложился в ладонь, будто был специально изготовлен для Лури.

Дойдя до просторной поляны, позади которой располагалось болото, парень выглянул из-за причудливых узловато-сросшихся деревьев. Поляна казалась абсолютно пустой и безлюдной, казалось, что даже насекомые и любая другая живность не ступала сюда. Убедившись, что опасности рядом нет, Лури вышел из-за дерева. Благодаря зелью ночного глаза парень зару приметил кровь, которая окрашивал зеленую траву в жестокий, алый цвет.

Присев на корточки, парень тут же закрыл нос. От земли несло так, что деревенский туалет по сравнению с ней покажется раем. Когда Лури отпрянул от пахучей почвы он тут же заметил две фигуры вдалеке, за болотом. Одна ему была знакома, это точно Зен, а вот вторая плохо различалась из-за того, что находиться немного в тени.

— Черт! — буркнул парень. — нужно идти в обход через кладбище.

Последовав своим словам Лури уже через десять минут, добрел до местного могильника. Неприятное зрелище повергло юношу в шок. Больше двух десятков могил были раскопаны и разорены. Конечно, мародеры часто грабят трупы, так как с ними часто хоронят какие-нибудь дорогие вещи, по старой традиции. Но чтоб из могилы вытаскивали и сами тела. Тут явно работали не воришки. Интуиция подсказывала Лури, что где-то в этом лесу затесалась рыба покрупнее и, возможно, сейчас она ведет беседу с Зеном.

Скрип. Позади кто-то наступил на доску. Она скрипнула так тихо, что Лури едва не пропустил. Парень хоть и прибывал в шоке, но сумел взять себя в руки в считанные минуты и, напитав ноги маной, молниеносно отскочить к ближайшей могильной плите. Чуть не рухнув в свежую яму, Лури натянул стрелу на звенящую смертью тетиву.

Неуклюжие шарканья рассекретили разлагающийся труп, подкрадывавшегося к парню. Мертвяк, издавая какие-то непонятные булькающие и рычащие звуки, и медленно двигался в сторону Лури с вытянутой рукой.

Парень немедля напитал стрелу частичкой маны и пустил в монстра. Голова того разлетелась на ошметки, как тыква, после встречи с булавой.

— Откуда здесь мертвяки?! — пытаясь угомонить колотящееся сердце, вопросил парень.

После первого убитого, со всех сторон полезли остальные мертвяки. Их непонятный гомон превращался в настоящий вой, который парень слышал до этого.

— С*ка! — плюнул Лури и помчался в сторону примерного местоположения Зена.

На его пути со всех кустов вываливались мертвяки, которые видимо не видели больше смысла скрываться. Полчища рвущих гнилые глотки трупов, понеслись за парнем. Кто-то еле шел, а кто-то не уступал в беге живому человеку.

Лури быстро проскочил мимо двух, появившихся на его пути, а третьему пробил голову заряженной маной стрелой. Тотчас с ветки высокой ели упал живой мертвец, подняв в кустах облачко красной, дурно пахнущей пыли. Непроизвольно моргнув, Лури опустил лук и перепрыгнул неожиданную неприятность. Но из-за секундной слепоты ударился об ветку и завалился на землю.

— Ааааа, — послышался крик неподалеку.

Лури подумал, что это Зен и инстинктивно бросился к нему. Юноша еще помнил, как они вдвоем раскидали рыцарей в местной харчевне. Чувства подсказывали ему, что вместе с Зеном у них есть шанс справиться.

Прописав добрый удар пяткой в челюсть подобравшемуся мертвяку, Лури поднялся и побежал. Минуя кусты и все нарастающие группы трупов, он все же вывалился, а поляну, где был Зен.

— Наконец-то, там орда мертв… — замолк Лури, когда увидел толпу зомби, окруживших Зена и командира синих голубей. Последний жалобно стонал, держась за кровоточащий обрубок, который недавно представлял полноценную конечность. — Что происходит? — тихо спросил парень.

— Убить. УБИТЬ ИХ!!! — завопил Гелий и мертвяки, минуя его, бросились на Зена.

Глава 17

Темные дела

Вновь напитав саблю огнем, я размашистым ударом откинул от себя подходивших мертвяков. Злость обуяла мой разум, поэтому на раздумья времени не было. Загоревшиеся трупы разлетелись в стороны, сбивая с ног своих разлагающихся собратьев. Я тем временем оттолкнулся от земли и понесся в сторону Гелия, окрыленный яростью.

В воздухе повисло напряжение. Все мои инстинкты вопили мне пригнуться, уйти в низ иначе погибну. Последовав советам собственного тела, я резко припал к земле. Тут надо мной пронеслось что-то едва уловимое. Оно разрезало напополам дерево, стоящее позади меня.

— Гаденыш! — рыкнул Гелий и махнул целой рукой. Чувства вновь забили тревогу и на сей раз пришлось задействовать все свои силы.

Когда я запрыгнул на ветку, то земля на моем прежнем месте усеялась многочисленными порезами. Я уже понял, что мужик использовал какой-то неизвестный мне навык, только знать бы почему я не вижу его удары. Гелий просто взмахивал рукой и через секунду в меня прилетало. Хорошо, что я уворачиваюсь, а то судя по веткам деревьям и камням, от такой атаки даже зачарование не поможет.

Приземлившись за очередное укрытие, я пожалел, что не взял лук. До командира просто так не добраться. Жаль, что использовал свиток морозной стужи на тех варваров. Сейчас бы он не помешал.

Раздумывая о способах победы, я инстинктивно рубил подкрадывающихся мертвяков. Гелий тем временем перестал атаковать и тоже спрятался за дерево, литрами поглощая зелья здоровья. Спустя очередную отрубленную голову к моей спине кто-то прикоснулся. Я уже был готов располовинить нежить, но вовремя остановился.

Лури зажмурился, когда моя сабля зависла в нескольких сантиметрах от его торса.

— Твою мать! Лури! Ты же нахерачился до беспамятства. Какого лешего ты тут забыл! — прокричал я, смотря на взволнованного парня.

— Я не знаю, что значит нахерачиться и кто такой леший, но зато я видел, как Альвин удирал отсюда. А они с братьями тебя порешить хотели! — Лури тоже был взведен, как и я. Бой раскалял нас, заставляя забыть обо всем и не отвлекаться.

— Берегись! — выдал я и молниеносно лишил остатков души пятерых мертвяков, норовившихся напасть на парня со спины. — Ясно, тогда помогай.

Мы с Лури принялись методично истреблять нечисть. Я сражался на передовой, а Лури прикрывал меня из моего же лука.

— Лури! — грозно рыкнул я, когда сабля с хлюпающим звуком вонзилась в грудь очередному зомби. — Ты не видел, чем Гелий атаковал меня?

Парен очень удачно изничтожал мертвяков. Заряженные маной стрелы хоть и разлетались после попадания, но валили тварей с одного выстрела. Парень потел и скакал с ветки на ветку, как настоящий Леголас.

— Нити! — ответил юноша.

Вот почему я не видел их. Эти веревки слишком тонкие, но, по всей видимости, из-за вмешательства маны, они приобрели весьма смертоносные качества. Стоит взять на вооружение.

— Слушай, нужно быстро заканчивать с мертвяками! Если Гелий восстановиться, то это место взорвется как гномий порох, брошенный в вулкан.

Собравшись с мыслями, я очередной серией ударов скосил пачку ничем непримечательных противников.

— Тупое сравнение Лури, — ответил я. — Как гномий порох может попасть в жерло вулкана.

— Я… — очередная стрела разорвала физиономию мертвяку. — понятия не имею. Слушай ты собираешься драться или нет?

— А ты не видишь! — рявкнул я.

Резкий удар и блеск ломающейся защиты. Моей защиты.

— Это Гилберт! Его в мертвяка обратили. — сказал Лури, отмахивающийся от насевшей на него кучи.

Его я помню. Вроде именно этот здоровяк получил от меня по морде в харчевне. Паскуда, не ожидал я тут сильных противников кроме командира. С таким трупом будет сложнее справиться, но… — хотел было подумать о чем-то хорошем, но из-за спины Гилберта вышел Вигмар. Такой же здоровый и такой же мертвый, как и брат. Шансы на победу значительно поубавились.

Я был готов как к немедленному отступлению, так и к бою, однако, почуяв будто чем-то своим внутренним, животным, резко обернулся. Тут же получил сильный, пусть и смазанный удар куда-то в шею.

— Зен! — Крикнул Лури. Он явно был обескуражен, тем, что оказался в подобной ситуации.

Тотчас парень атаковал в ответ, выпустив подряд три заряженных стрелы в нападавшего, кем оказался еще не до конца восстановившийся Гелий. Все произошло в несколько мгновений. Ноющая боль в затылке притупила реакцию и очередной, потому уже точный удар свалил меня с ног, отправив в небольшое забытье.

Очнулся я почти сразу, прошло всего пару секунд. Вот только на то, чтобы подняться сил не было. Надомной возвышалась фигура командира синих голубей. Он стоял ко мне спиной, держась за руку, и тихо стонал от боли. Из его правого плеча торчала стрела, значит Лури все же пробил его защиту и умудрился ранить. Меня не добили, видимо подумав, что я ещё долго буду в отключке, но судьба распорядилась иначе. Стоп, а я ли управляю телом?

— Что за х*йня? — произнесли мои уста, только говорил увы не я.

Семен очнулся от алкоголя, которое делило наше тело. Я мысленно выругался, что командир может услышать, но Гелий был полностью вовлечен в происходящее с юношей.

Тем временем Лури добил последних зомби, оставшись против двух здоровяков и самого Гелия.

Могучей рукой Гилберт бросил свой меч в Парня. Припав к земле и избежав смертельного удара, Лури отбросил лук, так как колчан был полностью пуст.

— Давайте суки! — выкрикнул Лури, вынув из-за пазухи небольшой клинок.

Гилберт, сжимая кулаки, грозной походкой направился в сторону дрожащего от усталости парня, но спасение не заставило себя ждать.

— Уаааа! — с диким ревом и на бешеной скорости Яков смел с пути безоружного мертвяка.

Тело монстра насадилось на рога зверя. Яков, не останавливаясь впечатался лбом в дерево, так, что вся молодая листва вмиг осыпалась.

— Умри вонючий мертвец! — прозвучал в голове писклявый голос.

В лесу мелькнуло что-то белое, а затем прям у морды мертвого Гилберта возник Хитрец. Маленькие, но острые зубы принялись методично отрывать куски плоти. Земля окрасилась в красный, словно на нее постелили ковер из маков. Вот так дикие звери разбираются со своими жертвами. Жестокость и животная ярость бурлила в моих питомцах, высвобождая таящуюся в них первобытную силу.

Лури удивился, но не стал считать ворон и рванул к оставшемуся зомби. Парень прекрасно понимал, что сейчас Гелий не сможет ничего ему сделать. Вигмар замахнулся мечом, но Лури ловко ушел в сторону и ударил в грудь мертвяка. Кинжал легко вошел внутрь, поражая сердце. Клянусь, на лице мертвяка возникла мимолетная ухмылка. Секунда и кулак трупа соприкоснулся с щекой Лури, а затем парня откинула в ближайшие кусты.

Поняв, что дальше тянуть нельзя, я стал орать Семену из глубин разума.

— Очнись! Сука! Алкаш ты сибирский! Возьми меч и сражайся!

Семен быстро понял, что происходит. Я почувствовал, как на моем лице расползается улыбка.

— Наконец-то! — выкрикнул Сема и изо всех сил ударил с земли стоявшего поблизости Гелия. Пятка прилетела точно в пах. Командир согнулся от боли, а Сема в моем теле тут же вскочил на ноги, вертя над головой убийственную железяку.

Первый удар пришелся в ключицу командира. Гелий, завизжав, завертелся юлой на месте. Тут я заметил, как мужик, подавшись назад, с хищной питаемой болью улыбкой занес руку для броска своих паутин.

Я хотел было предупредить Сему, но почувствовал, как мана в организме выплеснулась наружу.

Гелий остановил атаку и удивленно вскинул брови.

— АХахахах, сегодня ты не поколдуешь у*бок! — радостно заржал Семен.

В этот же момент шла напитка кулака известным сокрушающим навыком.

— Суа! — крикнул сибиряк и здоровая рука командира вспыхнула.

Столько навыков за один раз! Этот мужик первый раз получил контроль над телом, а уже так мастерски им пользуется.

Напитанный маной кулак, крепко сжал рукоять сабли. Плавными, но весьма резвыми движениями Сема подобрался к противнику и с размаху отрубил ему вторую руку.

— Теперь и жизнь из нас не пососешь, сосун еб*чий!

Гелий обезумел от нестерпимой боли и упал на колени. Я не верил своим глазам. Я уже пытался насылать на него очи отчаяния, но они не работали из-за зачарования. Видимо оно отключилось, когда Лури пробил броню.

Семён радовался как ребенок. Жестокость его забавляла, а меня такой головной попутчик напрягал.

— Сема, надо добить его.

— Да знаю я, сопляк. — грозно ругнулся мужик. — Хватит бл*ть указывать.

Сема замахнулся, подобно палачу над своей жертвой. Гелий смотрел на нас с презрением и горькой горечью поражения. Некроманты и так не сильны физически, так мужик ещё и контролировал столько трупов. Вот мы и смогли одолеть его.

Сема занес саблю над поверженным врагом. Холодная сталь смертоносно блеснула в свете луны. Сердце замерло, а время будто прекратило свой неумолимый марш.

Неожиданно мужчина, что управлял моим телом резко повернулся и выставил меч для блока. Гулкий звук стали разнесся по лесу. Труп Вигмара пытался спасти своего хозяина всеми силами.

— С*ка, дохляк, отъ*ебался от меня! — взревел Сема и резким толчком оттолкнул мертвяка у которого до сих пор из груди торчал кинжал Лури.

Упомянешь черта.

Оклемавшийся пацан запрыгнул на спину бугаю и, схватив того за горло, потянул назад. По инерции тело Вигмара зашагала спиной вперед.

— Зен, добей его, ну же!

Сема развернулся к полудохлому командиру и хотел было завершить начатое, но мощный импульс энергии отбросил всех нас.

— Да, ничего нельзя доверить таким бестолковым подчиненным. — сказал Гелий холодным, непохожим на свой голосом. — Как говорится, если хочешь сделать что-то хорошо, сделай сам.

Гелий спокойно поднялся на ноги, словно усталость и раны совсем на него не влияли. Из его обрубков начало формироваться что-то темное, словно черные корни постепенно сплетаются воедино. Спустя пару секунд руки командира восстановились, только выглядели будто обмазанные углем.

— Значит это ты тот самый одаренный деревенский юноша? — со скепсисом спросил Гелий.

— Мужик, у тебя совсем крыша… того… съехала к еб*ной матери? — вопросил Сема.

Я же понял, что сейчас с нами говорит не командир синих голубей. Его душа давно умерла, еще когда Семен намеревался снести ему голову. Тут что-то другое. Одержимость?

Краем глаза заметил, как мои питомцы уже разобрались с телом Гилберта и пятятся от Гелия.

— Хозяин, — жалобно проскрипел голос Хитреца в моей голове. — Бежим! Срочно! Нужно бежать!

— Тише мансур, — внезапно для всех сказало нечто. — не стоит, да и не выйдет.

— Сема, — инстинктивно прошептал я. — Активируй навыки.

— Какие?

— Все, Сема, все.

— Я вас слышу господа. Весьма интересно, две души в одном теле. Такого я еще не видел. Гелий был прав, ты полезный экспонат, Зен Мэрси.

Сердце ушло в пятки. Откуда? Откуда эта с*ка знает мою фамилию. Серьга уже не работает? Но вроде никто другой ничего не понял.

— Судя по состоянию тела моего подчинённого, — грустно проговорил человек в теле Гелия. — договориться мирно ц вас не получилось.

— Ты нерд Самерсет? — спросил Сема с моей подачи.

— Что? О нет, конечно, нет. До таких тараканов я не отпускался. И прежде чем задавать вопрос, стоило сначала ответить на мой.

— Ты и так все понял.

— Да, но пришлось напрягаться, а я не особо люблю это делать.

Подняв руку, мужчина прошептал что-то под чужой нос и раскрыл ладонь. Тотчас разноцветные огоньки покинули тела мертвяков и переместились к нему.

— Это мое. Не люблю, когда разбрасываются моими игрушками. — улыбнулся Гелий. — И так, забытый принц, как насчёт того, чтобы встать под мое начало?

— Если я отказал твоему подчинённому с предложением о деньгах и силе, думаешь дам согласен тебе?

— Деньги и сила, боги, что за шарлатанство. Хорошо, что отказался, за такое и я бы пальцем не пошевелил. У меня предложение поинтереснее. — мужчина коварно улыбнулся, от чего по спине пробежал холодок. — хочешь стать королем этой страны?

— Отказываюсь, — вперёд меня ответил Сема. — просиживать жопу в верхушке? Эт сук не по мне.

— Если этого мало, то могу приложить любую силу, которая только существует в этом мире. Возможно, когда-нибудь ты сможешь даже возвысится и стать богом.

— Слушай мужик, ещё раз повторяю. Во-первых, я не продаюсь. А во-вторых, какого хера тогда сам богом не станешь, если можешь предложить такое простому деревенскому отщепенцу?

— Быть богом скучно. На небесах все старые скряги, дерущиеся из-за толики власти. — некромант немного поиграл желваками. — Что ж, у меня есть последнее предложение. — темная рука вспыхнула холодным синим светом и позади некроманта появилась она.

Мое сердце безумно задрожало, а в горле тут же образовался ком сдерживающий горечь.

— Матушка, — одновременно произнесли мы с Семой.

— Да, Мэри Мэрси собственной персоной. Ее тело конечно же мертво, но душа полностью цела. Представляешь, как я удивился, когда ее душенька попала в мою коллекцию. Если присоединишься ко мне, то я обещаю, что воскрешу твою матушку.

Слезы постепенно проступали наружу. Было больно видеть испуганную душу собственной матери, которая буквально спасла мне жизнь.

Я направился ближе к некроманту. Мне захотелось коснуться ее. Вновь ощутить то материнское тепло, которое согревало меня в трудные времена.

— Зен, нет! — крикнул Лури. — это обман. Не слушай его.

— Заткнись, — шикнул Гелий и в парня полетел лимитирующий от магии кинжал.

В последний момент Лури резко отпрянул в сторону и клинок лишь слегка задело плечо. Вниз по руке поползла теплая струйка крови.

Внезапно душа Мэри пропала.

— Ну так как? Хочешь спасти маму. — спросил улыбающийся мужик. — Чуть не забыл, когда согласишься, тебе придется убить этого паренька и всех в деревне. А то Гелий уже наложил на них чары по сбору душ. Него же добру пропадать.

— А мой отец? Его душа тоже у тебя в заложниках?

Я уже понял, что все произошедшее, дело рук этой твари. Все те погибшие люди. Это на его совести. Меня переполнял гнев, но я старался держаться до последнего, не давая волю эмоциям.

— Имя? — словно делает это не первый раз, сказал командир.

— Варнава.

— Таааак… Да, он тоже.

— Покажи.

— А вот это я сделаю только после того, как ты станешь моим подчинённым.

— Это блеф, — ответил я, а Сема мысленно кивнул. — Значит Вар жив, — произнес Сибиряк, сплюнув сгусток скопившейся крови.

— Почему ты так решил? — недоуменно спросил некромант.

— Я не чувствую его души. Да, твоя темница огромна, но Вара в ней нет.

Мужчина нахмурился. Видимо он не ожидал, что я смогу заглянуть так глубоко. Я все это время думал, что дар Морены, богини смерти, это проклятье. Как же я ошибался. Видеть, знать, чувствовать то, что не дано другим, это настоящий чит в этом мире. и если я хочу выжить и спасти своих близких, то я буду пользоваться им на полную катушку.

Пошла ты нахер судьба! Пошли вы нахер, высшие существа этого мира! Я сам себе хозяин! И буду сам решать, по какому пути идти! Если понадобиться, я убью любого, кто захочет стать костью в горле! Я благословленный самой смертью!

Разделяя каждую мою эмоцию, Сема взвыл от ярости и врезался в некроманта, нанося сокрушительные удары железякой. Черные руки оказались прочнее стали и не поддавались монструозным выпадам, а вот остальное тело. Мы резали, били, кромсали, отрывали конечности. А когда перешли в волчью форму, скорость возросла так, что некромант не поспевал за нашими движениями. Правда его регенерация была высочайшего ранга, из-за чего отрубленные конечности мигом отрастали.

— УМРИ! УМРИ! УМРИ!!! — вопил Семен, шинкуя противника.

Бах! Неожиданно небо окрасилось в красные тона. БАХ! Еще один взрыв и оно начало трескаться, словно изящный бордовый фарфор. В ушах появился неясный шум, Сема закрыл их руками, но звук не пропал.

— ААААААААаа! — заорало мое тело. Спустя несколько секунд Сема отключился и в игру вернулось мое сознание.

Зажмурившись, не в силах стерпеть той боли в голове, я услышал голос некроманта.

— Жаль, терять такого полезного червяка. Придется… — он застопорился. — Хотя нет, убивать тебя это верх безрассудства. Лучше покажу, от какой силы ты отказываешься. Глядишь и передумаешь.

Очередной неприятный гул и меня что-то отбрасывает как тряпичную куклу, затем еще и еще. В моменте я ударился о ствол дерева. Боль была слишком ярко ощутимой, в груди заклокотал страх вперемешку с всепоглощающей паникой. стало тяжело дышать.

Тело Гелия, захваченное самозванцем, стояло неподвижно и с удовольствием наблюдало за моими мучениями.

— Еще не передумал?

— Пошел на ху…. ааа… — меня закрутило в страшном воздушном круговороте. Смерч меня положение, собственную форму и словно вода обтекал все препятствия, нанося урон только мне.

Когда адская карусель закончилась, я плашмя приземлился наземь, не имея сил подняться. Внутри появилось тошнотворное чувство, меня начало мутить, к горлу подкатил ком, а во рту пересохло. БАХ! Над головой пронеслась вспышка, я вздрогнул. Над моим поверженным телом возникло лицо командира.

— С тебя хватит. — усмехнулся мужчина. — Оставлю тебя до следующего раза. Хочу услышать ответ. Предупреждаю, если откажешь, то мне придется тебя убить. Хотя такую редкость будет жалко лишать жизни.

Магическое давление резко спало, а Гелий упал за мертво. Все конечности, что были восстановлены в один миг развеялись серым прахом, оставив только изуродованный труп.

Из последних сил я закинул руку за спину, пытаясь нащупать целебные зелья. Почти все разбились, после этого аттракциона, но удача была со мной. Закинувшись последним уцелевшим напитком, я прикрыл глаза.

Охренеть не встать! Это что за чудовище?! Как же мне было страшно. Если бы не смелость Семена и Лури, я бы точно в штаны напрудил. Ладно сражаться с обычными людьми, но когда против тебя становиться такое…

Спустя время, когда зелья вернула мне немного сил, я резко поднялся глубоко дыша. Внутри, будто бы, что-то сдавливало лёгкие. Прислонив свою руку к голове, проверяя её на увечья, я не обнаружил никаких ран и не чувствовал никакой боли. Ладонь сползла на вспотевший лоб. Ошарашенно смотря перед собой, я взглянул на облокотившегося на дерево Лури.

Парень выглядел таким же побитым и измотанным. Из его бока торчала ветка, которую парень старательно пытался вытащить.

— Стой! Ты так кровью истечешь! — воскликнул я подбежав к другу.

— Сам знаю, но зелье уже принялось затягивать рану, а ветка мешает. — рывком и с диким криком Лури все-таки достал кусок древесины. — Ха… Хаа.. Так-то лучше.

Я с благодарностью смотрел на парня, готового пожертвовать жизнью, ради меня. Лури с прищуром глянул в мои глаза и вскинул руку.

— Подняться помоги.

Тут к нам подошли мои спасители: Яков и Хитрец.

— Спасибо, ребят, выручили! — облокачиваясь на мою руку произнес Лури.

— Да не за что! Могучие мансуры никогда не отступает перед лицом опасности. — затявкал Хитрец. К сожалению понял только я.

— Пойдем в деревню? Жрать хочу, что уже на Якова заглядываюсь.

Лури добро улыбнулся. — Это точно! Кстати, я больше так не напиваюсь.

Я посмотрел на парня, и мы вместе залились улыбкой, а потом обо жалобно застонали, похваставшись за ушибленные места.

— Значит ты Мэрси? — спросил Лури, когда мы верхом на добряке вышли из Леса.

Раннее солнце больно ударило по глазам своими яркими лучами. Деревня перед нами молчала. Видимо народ уже догулял, хотя через пару секунд послышался громкий топот пары десятков ног.

— Да, — ответил я.

— Как так получилось спрошу потом, сейчас мне интересно другое. Что ты собрался делать? Только на этот раз скажи правду.

Правду? — задумался я. — В начале своего пути я мечтал исследовать диковинный мир и жить обычной жизнью средневекового человека, но…

— Попробую захватить мир. — сказал я, смотря на толпу деревенских мужиков, бегущим нам на встречу.

— План безумный и я в него не верю. — произнес Лури. — Но, я с тобой.

— Все еще хочешь отомстить?

Скрежет зубов за моей спиной, насторожил.

— Я убью всех причастных!

Послышалось пение первой вернувшейся с зимовки птицы.

Nota bene

С вами был Цокольный этаж, на котором есть книги (через VPN: https://t.me/s/groundfloor). Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Наградите автора лайком и донатом:

https://author.today/work/192026


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Nota bene